Хорхой Ольга: другие произведения.

Эволюция - своими руками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хватит ждать милостей от природы... пора самим браться за эволюцию сапиенсов. "Культурная традиция и никакой евгеники" ;)


   Эволюция - своими руками
   Это эссе написано в ответ на утверждение Кучера П.А., что способность к реципрокному альтруизму является врожденной. Это не соответствует эволюционному пути, по которому пошел человек разумный еще в раннем палеолите. Хотя предпосылки для основных отличительных качеств человеческого фенотипа (прямохождение, речь, развитая орудийная деятельность) заложены в наследственности, но для их проявления и развития необходимо обучение, передача знаний. Это второй, не генетический способ наследственной передачи информации, но он влияет и на генетику, посредством отсеивания неспособных к научению. Не способные к прямохождению и орудийной деятельности определялись и отсеивались в сообществах еще эректусов, далеких предков сапиенсов, в детстве, на этапе обучения, что и определило быстрый эволюционный процесс. Неспособность к речи, пусть даже "ручной", как у глухонемых, и сейчас исключает такого сапиенса из размножения.
   Культурная традиция у сапиенсов на сегодняшний момент является главным фактором эволюционного отбора, причем, ко времени неолита многие человеческие популяции стали почти однородными по фенотипическому проявлению способности к реципрокному альтруизму. Но последующее за неолитической революцией улучшение условий жизни и снижение конкуренции между человеческими сообществами опять позволили распространиться наследственному поведенческому атавизму - вертикальной социализации. На это потребовалось исключительно мало времени (по эволюционным меркам), всего несколько тысячелетий, это говорит в пользу того, что подобная способность, скорее всего, кодируется сочетанием доминантных генов. То есть, гетерозиготные особи ее имеют и у них можно сформировать подобное поведение. С одной стороны, это удобно, поскольку отбраковка по фенотипу будет незначительна, а, с другой, ее придется продолжать очень долго, практически, всегда. Можно ожидать, что, как сейчас носители генетических дефектов (например, страдающие синдромом Дауна), не дающих научиться речи и труду, автоматически исключаются из размножения, так и через какое-то время будут исключаться из него и люди, неспособные к реципрокному альтруизму.
   Но только в одном случае - формирования соответствующей культурной традиции. Для чего она нужна, можно посмотреть в статьях Кучера П.А. "Остановка научной революции", Нейтака А.М. "Информационное общество и закат массовой культуры" и Хорхой О. "Зверь в тебе".
   Тому, как ее сформировать через обучение и воспитание, и посвящено это эссе.
   Новорожденность и младенчество
   Кто такой новорожденный ребенок? Это "что" или уже "кто"? Ну, представьте себя с недоразвитым мозгом и отсутствующими, даже самыми элементарными, знаниями. Вот примерно так новорожденный себя и ощущает. Вы в этом случае будете "что" или уже "кто"? Ну, судите об этом сами. Это уже вопрос философский, и затрагивать его здесь не будем. Важно другое: ребенок с самого рождения получает и обрабатывает информацию. Раньше считалось, что до миелинизации нервных волокон ребенок вообще не чувствует боли, не говоря уже об эмоциях, но недавние исследования (Мария Фицжеральд, профессор нейробиологии из Центра Изучения Боли им. Томаса Левиса,) показали, что это не так. При всей недостаточности мозга новорожденного для полноценного мышления, и боль, и неудобства, и собственные потребности он вполне ощущает и сигнализирует вам об этом с самого рождения. Ощущения эти, скорее всего, генерализованы и ребенок еще несколько месяцев не может понять, что и где ему плохо, но если плохо - он это чувствует очень четко. Если считать новорожденного биомашиной - точно так же нужно считать биомашиной и себя. Опять же, философский вопрос - не затрагиваем.
   Вывод: если вы хотите и в дальнейшем иметь взаимопонимание с ребенком - надо реагировать на его "сигналы" с самой новорожденности. В общем случае, мать начинает понимать своего первенца за время от недели до месяца. Даже самая тупая и недалекая, если только хочет этого и прикладывает к этому усилия. Понимание младенца - штука интуитивная, формируется как научение моторным навыкам, поэтому объяснять ее словами не стоит. Как любой человек при формировании, например, моторных навыков ("ориентировочные действия"), сперва молодая мать на каждый плач перебирает все возможные причины младенческого "недовольства", а уже через неделю-две определенные признаки недовольства сразу же вызывают у нее понимание причины. Со вторым ребенком уже проще, но все равно понимание появляется не сразу. Самое смешное, что не только в разных семьях, но и разные младенцы в одной семье выражают недовольство одной и той же причиной (например, голодом) немного по-разному. Поэтому мама учится всю жизнь. Хорошая мама, я имею в виду. Которой на детей не наплевать.
   Что для младенца главное, особенно в первые три месяца жизни? Еда-тепло-защищенность. И он всеми силами это себе обеспечивает. Нет, сами эти блага дает ему, конечно же, мать. А младенец старательно обеспечивает себе материнскую любовь (все блага - приложение к ней). То есть, он не только время от времени скандалит, он еще и прижимается к ней, и возбуждает сосок при самой банальной кормежке - стимулирует у мамы нехилый выброс окситоцина и эндорфинов, а теперь некоторые младенцы начали умильно улыбаться, едва завидев лицо взрослого, чуть ни с самого рождения (еще пятьдесят лет назад младенческая улыбка фиксировалась не ранее трех месяцев). Сама могу подтвердить - у мальчишки в возрасте чуть больше месяца видела неоднократно. Эти гримаски, конечно, вряд ли имеют со взрослой, настоящей улыбкой что-то общее, кроме напряжения мимических мышц, но вот вам работа эволюции - о приветливых детках, видимо, лучше заботились, и они умудрялись потом лучше жить и оставлять более удачное потомство в условиях современного мира "повышенной лживости". Смайл, бэби, смайл...
   В общем, в это время главное для нормального развития психики новорожденного - чувство защищенности. А вызывается оно положением "у мамы на ручках". "Ручные" младенцы, не смотря на все вопли психологов, потом (с года) более уверены в себе и лучше развиваются. Внимание - я говорю о "ручных" младенцах именно до полугода, пока весь их горизонт событий - мать и все, что она им дает. Остальные члены семьи в это время - "бесплатное приложение" к матери. Мама их одобряет - это хорошо, они маму пугают, обижают - это опасность. Любая ложь в оценке маминого состояния исключается двумя вещами - маминым запахом и грудным вскармливанием. Напуганный человек, особенно молодая мать, пахнет "металлом", взрослые этот запах редко чуют, а дети до трех лет - вполне, и очень хорошо. Я, например, помню, как в два года для меня чужой страх пах "дверной ручкой", впоследствии это подтвердили и двое воспитанников полутора и двух лет. Кроме того, мамин адреналинчик младенец употребит сразу после ссоры в грудном молоке. Что там из этого до его мозга дойдет - вопрос, но что сердечко начинает трепыхаться (аритмия) - неоднократно проверенный факт. От этого, в общем, несколько спасает искусственное вскармливание, но тоже не совсем - ребенок слышит материно дыхание, чувствует ее запах, так что вряд ли обманется в оценке маминой нервотрепки.
   Но это все присказка, а главное для нас то, что в это время формируются окситоциновые "мишени" в мозгу. Не только они, но об остальном - позже. И формируются они именно тогда и в том случае, когда младенец находится в "самом лучшем месте" - на маминых руках (или в слинге, чем его к груди прижимают - не так уж важно). Или не формируются, если младенец лежит на гладкой поверхности. Неполная альтернатива - теплые мягкие вещи, в которые можно вцепиться руками. У них не хватает маминого запаха, маминого дыхания и сердцебиения, а, главное, ответной реакции на сигналы младенца. Это настолько важно, что, например, у детенышей макаки в условиях "гладко-металлической матери-кормушки" развивался стресс, а позже и психоз, они хуже выживали, а впоследствии были не способны, да и не хотели входить в контакт с сородичами (эксперименты Гарри Харлоу). При искусственном оплодотворении (естественное, увы, было совершенно невозможно - сородичей такие макаки воспринимали исключительно как угрозу) после родов эти макаки не заботились о потомстве и бросали или убивали детенышей.
   Макаки и шимпанзе, конечно, не люди, но биологически они достаточно близко к нам, чтобы дать понимание, откуда в последнее время столько агрессивных "чайлдфри" (неагрессивных, "от ума", вполне можно объяснить другими причинами), при этом имеющих, в нагрузку, еще и все признаки социофобии. Несколько поколений "кроваточных деток", выращенных "по Споку". Вот они, детеныши с несформированными окситициновыми рецепторами. Любить неспособны, доверять не умеют, чувствовать собеседника (эмпатии) принципиально не научаемы.
   Кстати: на формирование окситоциновых мишеней не оказывает влияния вид вскармливания, а вот прижимание к маме - очень даже влияет. Можно и не к маме, а к любому "заботливому взрослому", главное - оно большое, живое, теплое, мягкое и адекватно реагирует на тебя. Вам ничего не напомнило из мультиков? Тотторо, а? Мечта ребенка, "отлученного" от мамы. Способность человека к доверию и реципрокному альтруизму формируется в первые полгода жизни (вообще-то, в первые четыре месяца, но еще два - это для "опоздавших и прочих копуш") упущенное в это время потом не возместить никаким способом.
  
   К трем месяцам у младенца сформировывается бинокулярное зрение, движения конечностей и глаз становятся более произвольными, нежели инстинктивными, а к тому времени и его мир расширяется от "мамы и кроватки" до "всего, что движется или яркое вокруг". Преимущественно тактильное исследование окружающего мира дополняется улучшившимся зрительным. То есть, зрительное было и раньше - даже разъезжающимися глазами младенец находит лицо, склонившееся над ним, или любой рисунок, напоминающий лицо, но теперь интерес у него гораздо шире, нежели коммуникация с "заботливым взрослым". И то, что заинтересовало его в визуальном восприятии, он старается исследовать более знакомым и пока более информативным способом - тактильно и на вкус. Припоминаю, как моя дочь в четыре месяца от роду упорно пыталась схватить рукой лучи, прошедшие сквозь дырочки в занавеске.
   Вообще, младенцы с этого возраста - "пожиратели информации", их невозможно ею перекормить, особенно визуальной. Как только они ею "налопаются" - так засыпают, если, конечно, нет каких-то проблем с обычной сытостью, со здоровьем или удобством. Поэтому всякая яркая (не светящаяся!) ерунда, болтающаяся повыше над кроваткой, подвижная и разнообразная - это именно то, что даст вам возможность спокойно делать свои дела, пока дитя пялится в потолок. Самое простое - крестовина из тонких жердочек, на нее привязать на длинных веревочках много объемных фигурок из цветной бумаги, а саму ее - на веревочке к потолку, и чтоб вращалась от любого дуновения. Ну, и не забыть о безопасности - чтобы все было крепко привязано и не упало к ребенку в руки. Психологи утверждают, что наиболее привлекательны для младенцев в этом возрасте светлые треугольники вершиной вниз. Не знаю, специально такого не проверяла, а случайно - не заметила. Заметила, что вне конкуренции - двухцветные вертушки. Главное, не используйте блестящие, ослепляющие при ярком свете материалы - у многих младенцев они вызывают дискомфорт. Некоторые детские психологи утверждают, что много визуала расхолаживает детей, и они из-за этого позже начинают ползать... мне кажется, это подтасовка или случайность выборки. Я такого не заметила. Вот спокойнее и "задумчивее" становятся - это да. Как одна мамочка сказала - "Смотри-ка, он уже медитирует!" Мне, правда, кажется, что ее ребенок в это время просто засыпал.
   Устроив праздник для глаз, сделайте младенцу и праздник для рук - помимо погремушек на резинке над кроваткой стоит повесить в досягаемости для рук кольца, много колец, в которые удобно вцепиться, а если они будут с разной фактурой - великолепно. Округлые погремушки, или те, что на палочке, он пока схватить как следует не может, и это раздражает многих детей, а кольца для этого очень удобны. Не забывайте, у него еще растет и дозревает мозг, а управление речью и мелкой моторикой пальцев находятся рядом. Рука и речь связаны настолько сильно, что даже в младшем школьном возрасте занятия с мелкими деталями (вроде часовых) или шитье бисером способствует исправлению дефектов речи. Но лучше до них не доводить, верно? Если невозможно купить безопасные колечки, можно сделать самим, например, слепить из плотного "сушечного" теста, испечь и высушить, главное, чтобы они не оторвались с веревки/резинки, не сломались и не поранили ребенка. Не стоит забывать, что рано или поздно они все окажутся у него во рту.
   Физкультура. Ну, комплексов полно, все они используют врожденные рефлекторные движения и моторные навыки первых месяцев жизни, один комплекс от другого мало отличается, главное - это делать, а не просто скачивать в сети и читать. Ямайские индейцы делают - мы что, тупее их?
  
   Звуки. До трех месяцев главными звуками для ребенка была мамино дыхание и мамина речь. Теперь пора внести разнообразие. Вопрос даже не в информативной значимости большинства звуков, пока вопрос в том, что их должно быть много и разных. В сельской местности такой проблемы не стоит, а вот в городе, да с хорошей звукоизоляцией квартиры... С одной стороны, ребенок лучше спит без всех этих фоновых шумов, а с другой - мозг недополучает того, что необходимо для его развития. До нашего взрослого сознания не доходит большая часть информации, которую мы получаем с помощью слуха. Так называемое "подсознание" фильтрует ее, деля звуки на значимые и незначимые. Точно так же делится визуал, но визуалом мы окружены постоянно, если только не сидим в полной темноте. А звуковая "темнота" встречается гораздо чаще - к ней стремятся, ее считают признаком комфорта. Качественная звукоизоляция квартиры, тройные герметичные окна... и ощущение давящей тишины. Кроме того, однообразие технических шумов - совсем не то, что способствует умению слушать. Потом это ярче всего скажется в первом-втором классе, когда ребенок будет отвлекаться от урока на любой писк за окном и любой шорох в коридоре. В общем, тихий, но разнообразный шум, окружающий младенца, весьма способствует развитию последующего умения слушать и фильтровать информацию. Природный, вроде ветра-шелеста-птичек-курей-коз-собак-трактора(вдалеке) - самое оно. Спокойные разговоры взрослых вполголоса или в другой комнате - вполне подходят. Швейная машинка, кошачье мяуканье, канарейка зашлась в истеричном щебете - тоже неплохо, если не рядом, а через стенку.
   Постоянно звучащая музыка - однозначно, не то. Вам же не нужно, чтобы ребенок музыку игнорировал? А вот включать ее раза два-три в сутки ненадолго (от 8-10 минут вначале до получаса к году), особенно в одно и то же время - это может не только познакомить и "подружить" ребенка с музыкой, но и обеспечить вам соответствующее свободное время. А что ставить... ну, что он выберет. У одной знакомой дочь с удовольствием слушает метал. Как с трех месяцев выбрала - так и признает только его. Может, привыкла еще в мамином животе, а, может, просто предпочитает звуки погромче.
   Кроме того, я сейчас скажу банальность... с младенцем надо говорить. Даже больше, чем со взрослым. Именно потому, что он пока не умеет, и ему надо научиться. Разговоры, желательно, вести о конкретном, например, называя предметы и комментируя то, что вы делаете. Этот уровень он уже с четырех месяцев прекрасно понимает, если, конечно, вы начали такое комментирование с его рождения. Прежде чем он дозреет до первых "агу", он уже будет знать, что значат слова "переоденемся", "есть", "спать", "гулять" и реагировать на них понятным маме образом. Так же, как и то, что называется "яблоком", а что - "какой". И, прошу вас, не врите ему. Хотите доверия - не врите. Даже в малом. Если пообещали что-то, но по каким-то причинам не смогли, поясните, почему. Но не стоит этим увлекаться, лучше не обещать. Во-первых, потому, что у младенцев память, конечно, короткая, но не всегда. Какая-то мелочь, совершенно случайно, может впечататься на всю жизнь (у меня, например, сохранилась в памяти вспышка магния, хотя с такой вспышкой меня фотографировали только один раз, в полгода). Вы же не хотите, чтобы это была память о вашем вранье? Во-вторых, потому что, когда вы врете младенцу, вы же привыкаете это делать, и будете врать ребенку и в год, и в четыре, и в семь, и в пятнадцать... А он будет понимающе кивать головой, презирать вас и не верить ни единому вашему слову. Вы этого хотите? Думаю, нет. Так что, не врите! Не считайте ребенка глупее себя, потому что он в каком-то смысле умнее. Он за день усваивает и перерабатывает столько информации, сколько вы - за год, и то, если чему-то учитесь (в том числе "у природы").
  
   С полугода жизнь человечка становится намного богаче событиями и интересней: он обучает свое тело двигаться в этом большом и интересном мире. До этого он переворачивался, потом вставал на четвереньки и раскачивался, как пьяная лошадь, а теперь садится на попу, берет игрушки (и все, до чего дотянется), ползает по полу и роняет предметы. Скоро еще и кидать из кроватки начнет - это ж интересно, как они грохаются! А потом встанет и сделает первые шаги. В общем, в это время ваша задача - обеспечить ему достаточное поле деятельности без возможностей убиться. Пока он свое тело осваивает, это - главное, безопасности будете его учить, когда он встанет на ноги и пойдет, раньше - бесполезно, у него в этот момент совсем другие проблемы. Вместе с овладением новыми движениями самоуверенность человечка растет, а послушность - падает. Он все чаще отталкивает вашу руку и действует сам. Мало того, он еще до года начинает проверять вас "на слабо". Может начать охаживать вас по щекам, может укусить или нарочно пнуть - пока для него это такая же манипуляция, как с игрушкой. Так вот: нужно показать, что подобные манипуляции чреваты проблемами, провести четкую разделительную линию между человеком и игрушками. Это даже не наказание, просто констатация факта: бьешь человека (или животное)? - идешь в кроватку и сидишь там в одиночестве. Умные собаки, кстати, обычно отучают от такого поведения как своих щенят, так и хозяйских детей: один легкий укус - и память на всю жизнь.
   Вторая манипуляция ребенка в возрасте от полугода до года - давление на жалость. Нытье, рев и прочие истерики. Чаще всего, для них нет реальной причины, а есть желание получить что-то притягательное, но ненужное или вредное - конфету, тетину сережку, мамин телефон. Если вы до истерики не собирались ему это давать - и не давайте. А если собирались - дождитесь, пока наревется и успокоится. Особенно хорошо купирует такие выбрыки показное равнодушие, причем, не стоит сдаваться и начинать успокаивать скандалиста, даже если он бьется головой об пол (хотя, в этом случае есть великолепное средство - кратковременный холодный душ или просто ковшик воды комнатной температуры, выплеснутый на пузо, сразу истерика переходит в нормальный обиженный плач и вовсе прекращается). А чтобы истерик вообще не возникало - не обещайте ребенку лишнего, не дразните его и не уступайте крику и воплям. От истерики нужно отличать "крик последнего предупреждения", когда ребенку действительно плохо - жарко, холодно, душно, больно или страшно. Но там выражение лица другое, мама к полугоду должна уметь это определять. А у истерящего что ребенка, что взрослого - рожа наглая и обиженная одновременно, даже если он пытается изобразить совсем другое выражение.
   В противовес истерикам постарайтесь не отказывать ребенку в правомерных "просьбах": тянет руку к недоступной игрушке - дайте ему ее, не хочет есть - пропустите кормление (но не заменяйте его "сладеньким"), жарко - разденьте, холодно - оденьте или везите с прогулки домой, устал до переутомления - успокойте, укачайте, спойте что-нибудь тихое и размеренное. Не следует выполнять именно требования ненужных и вредных (или явно несвоевременных) для ребенка вещей и действий, особенно, высказанные в форме истерики. В этом случае стоит объяснить ему это: один раз, четко, кратко. Не имеет значения, что в этот раз он вас не поймет, и в следующий тоже - сам факт регулярного четкого объяснения причин вызывает привычку к этому. Если хотите, чтобы ребенок в одиннадцать лет говорил вам не "отвяжись нафиг!", а "я иду к Сереге раскрашивать дредноут, в восемь приду домой и доделаю домашку", а потом еще и четко выполнял все обещанное, потрудитесь поступать с ним точно так же еще с несознательного возраста.
   Помните: именно в возрасте до года дитя воспринимает вас совершенно некритически, в этот момент ваше поведение для него важнее всей остальной реальности (Gergely G., Egyed K., KirАly I. On pedagogy, http://hps.elte.hu/). Он больше верит "своему взрослому", чем своим органам чувств. Потом будет иначе. Как вы в этот момент действуете, как себя ведете - на многие годы определит и его поведение. Он не только воспринимает вас некритически, он вас копирует - от выражения лица до отношения к вещам и явлениям. Любая ваша небрежность, а, тем более, подлость, ложь, незаслуженная обида или неоправданное потакательство вернется через несколько лет к вам в гротескной уродливой форме.
  
   Кризис первый - "когда стукнул год".
   До этого были цветочки и сплошные радости - это вы понимаете, когда ребенок резко перестает слушаться, отталкивает вашу руку, когда вы его кормите, одеваете, помогаете идти. У молодой мамы - шок, дитя из улыбчивого "ангелочка" превратилось во вредного и скандального бесенка. Ему самому это не в радость, его самого крючит и колбасит. И что ж его так крючит?
   "Я - сам!!!"
   Именно так, с тремя восклицательными знаками, можно еще подчеркнуть и написать это капслоком. Пора, брат, пора... становиться самостоятельным. Надеюсь, вы ему позволите?
   Не просто дадите чашку и ложку, но и не будете страдать, когда ребенок перемажет кашей всю кухню вплоть до потолка. Он же учится самостоятельно есть! Не просто позволите дергать штаны в непонятном направлении, а дадите возможность самостоятельно одеваться и раздеваться - пусть он на это потратит хоть все время с утра и до вечера. Позволите падать и расшибать нос (кстати, это можно начинать раньше - как только самостоятельно пошел). Позволите схватиться за горячее, уколоться булавкой, лизнуть горчицу, луковицу и батарейку. Уверяю, умному хватит одного раза, глупому - двух. Потом достаточно будет предупредить: "горячо!" или "острое!" - и он будет обходить это по широкой дуге.
   В общем, в это время правильное поведение взрослого сводится к незамысловатой формуле - "помоги ребенку преодолеть зависимость от тебя". Помочь можно, исподволь показывая правильные способы действовать, но не настаивая на их выполнении, а также позволяя совершать ошибки, даже самые глупые. Помните, что ваши советы, скорее всего, будут восприниматься в штыки, поэтому они не должны выглядеть советами, обучением, ребенок должен "тайком подсмотреть", самостоятельно добыть, пусть и у вас, эти сведения. Моя дочь разрывала все мои рисунки, особенно, если на них я показывала ей, как рисовать. Это продолжалось с восьми месяцев аж до школы. Потом она объяснила это так: "Я ненавидела то, что ты здорово рисуешь, а я так не могу, а еще меня напрягало, что ты говоришь мне, как надо держать карандаш". Сейчас она рисует гораздо лучше меня (конструктор женской одежды), но мои "наивные пейзажи" ее до сих пор бесят.
   В общем, это у нас получается прямо "бардо испытующего реальность", так что, пока ребенок не наиспытывается ее вдосталь, не научится с ней обращаться - он будет невыносим, в том числе и для самого себя. Помимо понимания свойств бытовой реальности - тяжести, форм объектов, плотности, вязкости, упругости и других ощутимых качеств разных материалов, способности сложных конструкций как-то меняться, классификации всего этого, ребенок учится самым основным методикам взаимодействия со внешним миром: тестирование методом тыка и наблюдение - построение модели - прогнозирование результатов по этой модели - проверка соответствия реальных результатов ожидаемым - корректировка модели - новая проверка. Если вы будете активно вмешиваться в это, давая ему готовые результаты, он не научится такому взаимодействию с реальностью, и будет всю жизнь, как доверчивый лох, ждать совета от "специалистов" или приказов от начальства.
   Так что, девиз первого года - "Позволь ребенку ошибаться и ушибаться". Синяки и шишки раннего детства берегут от серьезных травм подросткового возраста. Ошибки и огорчения раннего детства уберегают от фатальных ошибок даже взрослого человека.
   В это время полезно водить ребенка не на детскую площадку (тот еще иггвятник), а в лес, на речку или вообще в огород. Даже банальная лужа, ведерко, палки и куча камней - лучше, чем песочек, машинки и горка. Ближе к реальности, разнообразнее, богаче информацией и более живое, нежели искусственная среда детских площадок. Пусть промочит ноги и замерзнет, пусть обожжется, схватив уголек из костра, пусть его тяпнет муравей или ущипнет жук. Пусть кидает ветки в речку и следит, как они плывут. Пусть подбрасывает кленовые семена и смотрит, как они летят по ветру. Пусть разглядывает лесную подстилку, набивает шишками и камнями карманы, получит по попе за то, что растоптал гриб или схватился руками за "вороний глаз".
   Вообще, с этого возраста уже можно и нужно приучать к "лесной морали": не ломать и не убивать зазря, без веской причины, даже травинку, даже насекомое. Мы - не духи бесплотные, вся жизнь на планете построена из пищевых цепочек, но у человека в настоящее время гораздо больше возможностей убивать и разрушать, чем требуется для выживания. Важно и то, что у человека нет врожденных тормозов как в отношении убийства себе подобных, так и в отношении разрушения собственной среды обитания. Все это формируется исключительно как культурная традиция. Наша мораль не зря осуждает бесполезные разрушения и мучительство, даже если это мучительство животных - уравнять человека с животным очень просто, тем более что человек и есть животное с абстрактным мышлением. Ребенок, забивший палкой кота, имеет большие шансы стать человекоубийцей. Тот, кто вытаптывает, ломает и замусоривает подлесок, имеет все шансы, когда повзрослеет, превратить в пустыню значительную часть земного шара. Поэтому подобное поведение надо жестко купировать, желательно, не допускать вовсе. При этом наказания за уже совершенное действие - это последний аргумент, до которого не стоит доводить, правильнее при первом же замахе давить на эмпатию и отзеркаливание состояний - "ему же больно!". Неизвестно, правда, что чувствуют растения, но явно не комфорт, когда их жгут и ломают. Могу, если хотите, привести примеры из собственных наблюдений.
   В два-четыре года ребенок начинает задумываться о смерти, вот пусть к этому моменту у него не будет жгущих совесть проступков. Сейчас дети умненькие, хорошо помнят многие события, произошедшие с ними уже с года. Подстраховывать надо только от двух вещей: от тех, что грозят ему самому серьезными травмами или смертью, и от того, за что он впоследствии будет себя осуждать. Иногда воспитатели считают, что совесть надо разок ударить по больному месту, чтобы был урок на всю жизнь, но я не одобряю такое манипуляторство. В результате этого получается локализованный невроз, а невротик не может быть объективен. Особенно это касается ненамеренного убийства детьми домашних животных: это не прививка от жестокости получается, а деструктивная программа, внедренная на долгие годы. От этого надо с самого начала предостеречь, причем, достаточно жестко, как и от источников серьезной опасности для него самого. Пока это сделать можно, у вас, несмотря на всю борьбу ребенка за самостоятельность, есть непререкаемый авторитет, и все, что вы твердо скажете, впечатается на всю жизнь, главное - никогда и ни под каким видом не позволять нарушать ваши запреты. Важно для этого возраста: "Запретов мало, но они - нерушимы".
   И вот, второй год жизни ребенка прошел в борьбе за самостоятельность, и он ей научился. Если не научился - ваша вина, вы слишком его опекали. Если он к двум годам не умеет самостоятельно надеть основную одежду (пусть кое-как и задом наперед), самостоятельно поесть, самостоятельно сходить на горшок и умыться - это вы кое-что упустили, не фатально, но все же. Наверстывайте, хотя после двух лет побудить к самостоятельности сложнее - пик "я сам!" уже прошел. С горшком, правда, в любом случае могут быть проблемы - внимание у ребенка пока только на одном процессе сосредотачивается, поэтому он, увлеченный чем-то, вполне может описаться, не заметив этого, но если без памперсов ходит - то холод и мокрота быстро дисциплинируют в этом отношении. Наказывать за это не надо, сами противные ощущения - достаточное наказание. Это - тоже реальность, пусть познает... Памперсы и прогулочная коляска после года удобны для того, кто ребенка воспитывает, а у самого ребенка развитие тормозят. Так что решайте сами, пользоваться или нет.
   С двух до трех лет ребенок слегка успокаивается, бунтарский напор сходит на нет, он теперь увлечен определенными делами и играми.
  
   Во-первых, с двух лет ребенок интенсивно учится речи. Начинает говорить раньше, первые слова-требования произносит в год, а предметы и действия начинает называть где-то с полутора лет, но к двум годам он набирает необходимый минимум (100-200) слов, а также его речь приобретает связность, появляются короткие предложения, то есть, это именно речь, а не сигналы. Но если с ним мало говорили во младенчестве, то к двум годам он молчит, а, иной раз, и до трех произносит только несколько элементарных слов - "мама", "дай", "ам", "лять" (гулять). Это, почти всегда - результат педагогической запущенности или перекоса. Реже - не обнаруженных вовремя врожденных нарушений ВНД у ребенка. И, уж совсем редко - объясняется особенностями развития нормального мозга. Говорить с малышами надо, говорить постоянно: делаете что-то - говорите, что делаете.
   "Я мою пол, помоги мне, отодвинь стул... благодарю. Сейчас домою, мы оденемся и пойдем гулять. Да, только схожу, вылью ведро, подожди меня здесь. Вот, неси штаны и свитер - одеваться будем. Хорошо, молодец. Давай-давай, куда там Коля спрятался? Ку-ку, а вот и Коля! Теперь руки просовывай... сейчас поймаем рукав... ого, какой хитрый, убегает! Так, теперь штаны..." Простой монолог, иногда разбавляемый детскими словечками, которые вставляет этот Коля. Поддерживать час-другой - несложно, сложнее так диджействовать целый день, горло пересыхает и голос хрипнет. Но, если ребенок до двух лет мычит, как немтырь, а органических причин для этого нет, приходится поработать таким вот "диджеем" месяц-другой, максимум - три без передышки, после чего у ребенка резко развязывается язык и он начинает болтать, как сорока. За это время как бы накапливается критическая масса знаний, после чего он осваивает речь без особого труда. К счастью, если вы с ребенком регулярно говорите с самого рождения, таких подвигов не требуется. В два года многие дети говорят почти как взрослые, разве что короткими предложениями.
   Во-вторых, продуктивная деятельность усложняется.
   Самообслуживание и труд.
   По сравнению с периодом от года до двух, энтузиазм в этом деле существенно снижается. Но не пропадает. И еще - до трех лет ребенок при этом исключительно серьезен, достаточно посмотреть, с какой физиономией он тряпкой по полу возюкает. Ему все еще интересны взрослые дела, и он старается делать их хорошо, "как мама", "как папа". В два года ребенок - повторюша и подражалка, этим надо пользоваться. Делайте при нем то, что бы вы хотели от него. Хотите, чтобы рисовал - рисуйте сами, хотите, чтобы подметал - заведите два веника, пойдете на огород - захватите для него ведерко и металлический совок, не хотите, чтобы он вам врал - говорите ему правду.
   Давайте, я выделю это поярче. Говорите ребенку правду. Врать он потом научится, самостоятельно, но нормальным, привычным поведением для него будет именно правдивое. И вообще, ведите себя так, как хотите, чтобы он себя вел. Будете хамить и скандалить - вырастет либо хам, либо трус, либо то и другое. Будете ходить растрепой - он сочтет, что так и надо. Будете заметать мусор под шкафы - он скопирует даже эту мелочь.
   Ладно, это отступление, вернемся к "трудам праведным". Чтобы ребенок двух-четырех лет привык трудиться - надо, во-первых, трудиться самому, а, во-вторых, не надо ему мешать. Можно показать раз-другой, но потом - отвернуться! А лучше вообще отойти в сторону. Проверить только готовый результат, причем, оценивать его объективно (хоть и с учетом возраста и умений), не устраивать театр одного актера с фальшивыми охами-ахами. И говорить с ребенком о его делах надо серьезно, без сюсюканья, чтобы он чувствовал важность своего вклада в общее дело.
   Взаимодействие в труде. С двух лет (или немного раньше) ребенок способен понять, когда взрослому требуется помощь, и помогать ему. Например, придерживать саженец, когда мама засыпает ямку. Или подавать папе гвозди, когда тот приколачивает наличник. Точно так же он может попросить помощи и у вас. "Баба, тяжеё!" - малышка протягивает бабушке ведерко, налитое до краев, бабушка отливает часть воды в ящик с рассадой, возвращает внучке: "На, неси дальше, больше такое полное не наливай".
   Два года - лучшее время для того, чтобы начать обучение совместной работе.
   И копирование взрослых, и взаимодействие с ними, и совместная работа, и возросшая эмпатия - все это характеризует третий год жизни. Существуют или нет специализированные "зеркальные нейроны" - вопрос, а вот сама их функция реально существует и ярко проявляется у детей второго-третьего года жизни. Это надо использовать для обучения детей личным примером. Только уж за собой при этом как-то получше следите, а то будет: "Ах, ты, выпороток, ё... насос, п...к пальцем деланный, я кого культуре речи учила? Не смей матом лепить при тете Симе!" Вот, как учила - так он и лепит.
   Игровая деятельность.
   С года до двух мы начали осваивать пирамидки и кубики, некоторые даже научились к двум годам их правильно собирать, а другим было как-то недосуг - гораздо более интересные дела захватили все внимание. В самом деле, не так уж важно, в какой последовательности ребенок собирает пирамидку, если только это не требуется в тестах при поступлении в какой-нибудь шибко престижный детсад. Хватит того, что он научился правильно застегивать пуговицы и убирать кастрюли в шкаф (после того, как сам их и выволок) - это гораздо сложнее, чем пирамидку собрать. Вообще, всякие "развивающие игрушки" - это неполноценная замена реальным, только маленьким инструментам и маленькому, но реальному делу. Вот сложить десяток разнокалиберных кастрюль в один небольшой шкафчик - это задача тривиальная? В зависимости от размеров и форм этих кастрюль, но уж, конечно, посложнее собирания пирамидки. Ребенок с этим справляется? Если вы его учили убираться за собой - то должен научиться. И что тогда называть развивающими играми?
   Из спичечных коробок и катушек грузовик собирали? А из тех же катушек, шпильки для волос и куска глины (пластилина) - прокатный стан? А печеньки из теста вы вместе с ним штамповали? А фонарик распаявшийся чинили? А развинчивали старый будильник? А свинчивали потом? А с рычажными весами он у вас поиграл? А воду из емкости в емкость переливал? А йодом на крахмал капали? А лимонным соком - на соду? А гвозди в кислое яблоко втыкали? Вот это - развивающие игры, а всякая фигня типа "положи цилиндрическую палочку в цилиндрическую баночку" - это средство обогащения производителей игрушек.
   Конечно, развивающие игрушки есть. Наборы сельскохозяйственного инвентаря мелких размеров. Маленькие молотки и монтировки (вот только не пластмассовые имитации, а такие, которыми можно гвоздь забить и вытащить). Старые сломанные механизмы и подходящие отвертка и ключ, чтобы их развинчивать. Глина и камни. Иголка, нитки, тряпочки и пуговицы. Картонки, ножницы, клей, много всякого подножного материала вроде шишек и ракушек. Конструкторы, только не тупое "лего", где главное - точно скопировать конструкцию с картинки, а полноценный металлический конструктор "школьник", из которого можно собрать и самосвал, и подъемный кран, и просто систему блоков. Понятное дело, что эти игрушки требуют обучения. Взрослый должен показать и проследить в первое время, чтобы ребенок правильно инструментом пользовался (в некоторых случаях следить приходится постоянно, лет до четырех-пяти). Но на то они и развивающие! Это тебе не кнопки на пульте жать, тут думать надо.
  
   Кстати, со второй половины третьего года жизни уже можно учить чтению схем и чертежей. Начинать можно, зарисовав, например, последовательность сборки какой-нибудь простой вещи, вроде колесной пары у машинки (изображать реалистически, но без лишних деталей), и сперва вместе с ребенком ее читая, а потом предоставляя возможность прочесть самому. Важно: сборка чего бы то ни было по схеме должна идти после всестороннего знакомства с собираемым предметом, иначе ребенок просто не поймет, о чем тут речь. Это - сложная игра, но она развивает абстрактное мышление. Всякие красивости со схемами сборки, вложенные в готовые наборы для одной-единственной конструкции, хороши на раз: после того, как ребенок запомнил, как оно собирается, игрушку можно выкинуть или поставить на полку. Смысл-то в соотнесении нарисованного и реально существующего, а не в вызубривании очередного алгоритма. Не менее продуктивна игра "Остров сокровищ", когда рисуешь ту часть комнаты, куда ты спрятал "сокровище", и в нужном месте ставишь жирный крестик. Сперва ищешь "сокровище" вместе с ребенком, потом можно изображать "страшного пирата", который преследует искателя и добавляет в игру экшена. По мере усложнения игр рисунок комнаты превращается в план, а реалистичность изображения предметов обстановки снижается до схематизма. Кстати, в такую игру здорово играть и большой разновозрастной компанией.
  
   Совместные и ролевые игры.
   В середине-конце третьего года жизни ребенок начинает контактировать с другими детьми, причем, сперва тянется к старшим. Это хорошо, потому что они его научат играть, а сверстники в это время знают и умеют не больше его самого, да и зачастую, они - закоренелые индивидуалисты и махровые эгоисты.
   Ребенка принимают в ролевую игру... на роль ребенка. То есть, ему и изображать ничего особого не надо, он делает, что привык, только - "как бы". Как бы ест, как бы идет на прогулку, как бы ложится спать. Игру в "как бы" он освоил раньше, когда вы с ним "как бы" кормили, поили и укладывали игрушку, но все это были элементарные действия, а тут он включается в полноценный сюжет, обучается разнообразным взаимодействиям с другими играющими. С таким обучением лучше справляются старшие дети, особенно, девочки. Играть в "дочки-матери" с настоящим ребенком - это гораздо интереснее, чем с куклой, а вам остается только издали присматривать за техникой безопасности. В мальчишечьей "игре в войнушку" вы вдвоем вполне можете изображать "мирное население" - тоже богатая сюжетная линия. В общем, если двухлетка не посягает на те роли, которые не сможет отыграть, то в игру его принимают охотно. А ему польза - он учится взаимодействовать не только со взрослыми, но и с детьми, пока - большими.
   Дома он повторяет такие игры с вами, а также с игрушками, и в это время особенно заметен прогресс в игре-притворстве.
   Обязательно поиграйте с двухлеткой в "Козу и семеро козлят", или в "Петушка и Лису", или в "Зайкину избушку". Смысл любой из этих игр - разделять "своих" и "чужих", учиться доверять одним и не доверять, держаться подальше от других. Именно с полутора до трех лет дети это хорошо усваивают. Неплохо также, когда приходит кто-то из домашних, чтобы ребенок открывал им дверь, предварительно спрашивая "Кто там?" и распознавая голос. Можно даже подговорить кого-нибудь из знакомых, чтобы пришли и изобразили "страшного злого дядьку", который стучится в дверь. Это получается не совсем игра, потому что ребенок не должен понимать, что все понарошку, он должен считать, что это именно пришел злодей, а он, такой умный, злодею дверь не отпер.
   В целом, со взрослыми ребенку до трех лет интересно играть. Со сверстниками так здорово, обычно, не получается. Хотя моя дочь с приятелем в два с половиной года умудрились поиграть в пожарную команду так, что сами все по уши ледяной водой улились, и доски на стене после их игры вздулись и покоробились (и это в середине октября!). Но там "притворство" по свежим воспоминаниям было - дом наискосок от нашего накануне сгорел, они все из окна видели.
   Только с этим приятелем они с младенчества рядом росли, а на детской площадке встречаются абсолютно чужие друг другу малыши. Они, как правило, начинают отбирать друг у друга игрушки, потом - драться, потом - наревутся, друг к другу попами развернутся и хо-орошо так играют: не вместе, а рядом.
  
   Общее правило: не заставляй ребенка играть вместе с кем-то, если он этого не хочет и, тем более, делиться. Во всяком случае, до трех лет - точно, а после трех - по обстоятельствам. У человека должны быть личные, неприкосновенные вещи. Чтобы он, когда вырастет, чувствовал ответственность, ценил то, что имеет, и не посягал на чужую собственность - не отбирайте его игрушки, не выкидывайте его камушки и щепки, не заставляйте дарить любимую куклу или самосвал другому ребенку. В последнем случае вы стимулируете не щедрость, а непонятно что. Ребенок эту игрушку любит, ценит, он к ней привязан. Сама игрушка от этого часто затасканная, потрепанная и не представляет большой ценности для любого другого ребенка. Расставаясь с этой игрушкой, ребенок испытывает первый стресс - ему жаль не только ее отдавать, ему жалко саму игрушку, попавшую в чужие руки. Этого мало - за первым стрессом следует второй: не оценив щедрый подарок, второй ребенок начинает портить полученную игрушку, пачкает ее, ломает, рвет. Со своей стороны, он прав - ценить, аккуратно обращаться с затасканным, облезшим медведем, поцарапанным самосвалом без дверцы, куклой со всклокоченными и полувыдранными волосами - глупо, объективно оно того не стоит. А субъективно мы имеем детскую трагедию: будто кого-то близкого и любимого забрали у ребенка, а потом на глазах у него замучили и убили. Пусть это не столь реально, как с живыми существами, но не забывайте, что ребенок с двух лет уже одушевляет свои игрушки, и привязывается к ним не меньше, чем, скажем, к домашнему коту (иной раз, и больше).
   Такая трагедия почти обязательно происходит при дарении любимых игрушек... а "дать поиграть" от этого мало чем отличается - мне приходилось почти час искать и откапывать из песочницы "заигранный" чужими детьми грузовичок, а потом его развинчивать и чистить от песка, который заклинил все подвижные части. Хорошо, что у хозяина этой игрушки, моего воспитанника, от рождения исключительно крепкие нервы, он не рыдал, а стоял рядом и мрачно смотрел, иногда подбадривая меня: "я им ничего никогда не дам, а ты найди, пожалуйста!". В общем, настойчивое требование взрослого к ребенку "поделиться" и даже "обменяться" игрушками в это время - сродни благотворительности за чужой счет. Иногда можно схитрить, беря на детскую площадку яркие, но не любимые ребенком игрушки - "обменный фонд". С любимой игрушкой ему в этом возрасте лучше играть в одиночку.
  
   Кризис трех лет. "Я и они".
   "Я". Тот, кого он видит в зеркале. Тот, с кем требует считаться. Тот, кто хочет признания и похвалы. Ребенок осознает себя, как личность, обладающую определенными качествами, а не просто "я". Это "классификационные" качества, как, например, пол, возраст, это внешние изменяемые качества, как внешность и одежда, это умения и навыки, которые он демонстрирует при каждом удобном случае.
   "Они". Те, от кого он хочет признания и похвалы. Те, у кого он добивается внимания хулиганством и штучками за гранью приличий. Те, право которых устанавливать границы дозволенного он оспаривает.
   Ребенок входит в человеческое общество, и войти хочет на максимально удобных для него условиях, то есть - отодвинув границы запретов в максимально возможную даль. Поэтому он их нарушает и ждет - а как вы отреагируете? Если простите - значит, запрет снят, можно это делать всегда, а можно попробовать отодвинуть границы возможного еще дальше, нарушив еще что-нибудь.
   Но вы ведь уже поставили запреты только там, где это жизненно необходимо. Поэтому отказываться от них - навредить ребенку. Например, если вы запрещали ему забираться на бортик балкона или бить вас вне занятий по самообороне - его кризис не причина, чтобы от этого отказываться. Так что реакция на подобное "раздвигание границ" должна быть однозначной. Упорно лезущий в опасное для жизни место ребенок должен быть наказан. Самое простое, но ненадежное - "шлепок и под замок". Но есть более изящные и надежные способы... Например, показать фотографии трупов. Людей, выпавших из окна (когда лезет в окно, да на десятом этаже), или раздавленных автомобилем (если вырывает руку и несется через дорогу на "красного человечка" и не глядя по сторонам), сгоревших, погибших от отравления (если "экспериментирует" с опасной техникой). Не одно фото, а десяток, как минимум - яркие, большого формата, во всей красе, в разных ракурсах: на трассах, на месте происшествия, на прозекторских столах. Чем страшнее и жутче - тем лучше. Клин клином вышибают, а дурь трехлетки - его же воображением и эмпатией. Когда не было интернета и таких фотографий, я пользовалась весенней шоссейной дорогой: по обочине из-под снега вытаивало множество кошачьих и собачьих трупиков - раздавленных, подгнивших, разваливающихся или раздувающихся под весенним солнышком, со свеженькими опарышами... красота! А нам с дочкой вообще посчастливилось увидеть, как собаку ударило скорым поездом, ее тело лопнуло и упало на пути, а нас забрызгало кровью. Шок? Да. Зато, какая прививка от перебегания железной дороги в неположенном месте и перед поездом! Учитывая, что потом двух ее одноклассников задавило кукушкой по пути в школу, "собачья" прививка была для дочки вовремя и в тему.
   В общем, кризис выяснения границ должен сопровождаться кризисом осознания смертности. Тогда они друг друга уравновесят. Ребенок, правда, ходит мрачным, говорит исключительно о страданиях и смерти, но, зато, становится предусмотрительным и осторожным. Болезненно интересуется процессом умирания. Его желание понаблюдать за смертью в деревне удовлетворить легко, скотину режут регулярно, а вот в городе приходится довольствоваться суррогатами вроде фильмов. Не художественных, а, например, съемками охоты хищных птиц или кошачьих. В зоопарке неплохо понаблюдать за кормлением удавов, но это надо со служителями договариваться - змеи редко едят. А вот давать ему самостоятельно забивать какую-нибудь животину, даже мышь в мышеловке додавить - рано, до четырнадцати лет как минимум (при нормальной жизни, когда рядом есть дееспособные взрослые). Наоборот, за любое проявление агрессии в отношении животных, за мучительство - наказывать. Лесная мораль: "не нужно - не охоться, и убивай быстро". Да, так что там говорить ребенку, когда спрашивает о смерти? А то, что сами считаете правдой. И не говорите мне, что никогда не задумывались об этом.
  
   Вторая сторона кризиса - вхождение в общество сверстников. Далеко не всегда мирное. У меня, например, началось с "ракетной атаки" - я жестяной ракетой разбила до крови голову сверстнику, который попробовал меня обидеть. Через некоторое время ударила по голове другого мальчика, уже колом для изгороди, и хорошо, что ударила, а не пырнула, череп выдержал, а живот - он мягкий. В общем, за применение подручного оружия меня от детского общества с трех лет до самой школы отлучили. Чтобы такого не происходило, к трем годам вы должны научить ребенка драться кулаками, тогда у него не будет желания хвататься за "оружие", а смертельным оружием, как вы понимаете, случайно может стать что угодно, даже самое безобидное. Много приемов ему в это время знать не надо, важно три вещи - "правильно стоять" (не в какой-то замысловатой стойке, а чтоб устоять и увернуться), "хорошо ударить" и "хорошо уклониться". Остальная малышня этого, обычно, не умеет, так что, получив пару плюх, самые агрессивные драчуны больше не будут к нему задираться. Да, и не забудьте взять с него обещание, что сам он первым в драку не полезет (лучшая отмаза в дошкольном возрасте - "а он первый начал!"). Вообще, с трех лет вполне реально учить самообороне, так что, не можете сами - ищите учителя. Желательно, своего единомышленника. Я дочку отдала в секцию поздновато, в четырнадцать лет, а надо было, максимум, в шесть, лучше всего - в три. Тогда бы не пришлось расписываться в школьном дневнике за замечания вроде этого: "Избила одноклассника, неоднократно ударив головой об стену". Это как же надо было ее довести, чтоб она шарахнула об стену парнем, который тяжелее ее в полтора раза? Берсеркерство, конечно, забавно выглядит, особенно в исполнении маленькой девочки, но уж очень накладно для ее здоровья. А профессионалы учат справляться с противником не столь энергозатратно.
  
   О детсаде
   Если вспомнить статью "Зверь в тебе", то можно резюмировать: детский сад сейчас выращивает или павианчиков (муниципальный, с "играми пустой комнаты", равнодушными воспитателями и вертикальной социализацией детского коллектива) или иггв (сад элитный, с резко различающимся отношением воспитателей к разным детям, подразумевающейся кастовостью и не очень понятными даже специалистам "методиками раннего развития"). Так что вопрос: если хотим вырастить эгалитарную группу детей, умных, самостоятельных и сплоченных взаимопомощью, "реципрокным альтруизмом", стоит ли отдавать ребенка в детсад? Не лучше ли организовать такой мини-сад самим, детей на десять-двенадцать, как раз оплата его будет не намного выше, чем муниципального (дабы обеспечить питание, покупку игрушек и оклад воспиталке), а воспитание и образование - лучше, чем в элитном. Если первоначально есть какие-то сомнения в квалификации и способности хорошо работать с детьми у того человека, что взялся воспитывать не только своего оглоеда, но и десяток таких же, только разновозрастных - поставьте веб-камеры, посмотрите запись за несколько дней. В общем, все организационные вопросы решабельны без особого напряга, я в 90-х с несколькими мамашами так кооперировалась. Сейчас одна большая проблема - для официального статуса детсада нужно обойти кучу инстанций и потратить уйму бабла на сертификацию образовательных услуг, воспитателя, помещения, питания (кстати, санэпидозники фактически требуют, чтобы сады закупали помои, называемые "комплексными обедами" и стоящие как в ресторане, на "детских кухнях")... А вам этот статус нужен? "Это не детский сад, что вы! Просто у тети Томы большой дом и участок, вот ребята к ее Кольке в гости и ходят - пообщаться, поиграть. Им веселей вместе". И пусть, кто захочет - придерется. По закону все чисто. А что Настин папа продукты подвозит, а тетя Люба помогает приготовить обед - это они по-соседски, по-дружески. А деньги ей дают? Кто? О_о Какие деньги? Ну, может, и подкидывали - бедствует она, без мужа, да с маленьким дитем... В общем, я вопрос провентилировала - по закону все чисто, ну, пока закон не изменят. Пока у нас правит похабный олигархат - ему глубоко плевать на наших детей. На наше счастье. Даже ЮЮ не придерется. Дома у каждого ребенка - полный порядок, чисто, тихо и все игрушки на полочках, а йогурты - в холодильнике, а сам ребенок где? В гостях! Скоро домой приведем.
  
   Итак, что имеем в сухом остатке? Разновозрастную группу детей дошкольного возраста, самым младшим в которой - три года, самым старшим - шесть лет. Могут быть ребята и помладше, это несколько усложняет ситуацию, но о них я уже сказала, и старше - приходящие из школы, чтобы отдохнуть, пообедать и сделать домашку. Как ни странно, разновозрастной коллектив дает гораздо больше возможностей для воспитания сапиенсов, чем павианусов. Часть функций воспитатель может переложить на старших детей, при этом они берут на себя ответственность за малышей на определенное время - игры или занятия, которое они проводят, дела, к которому они допустили малыша. Воспитатель, конечно, и в это время присматривает за всеми, но присматривать и полностью контролировать - разные вещи. Со сверстниками дети часто конкурируют - за интересную игрушку, книжку, верховодство в играх. А с младшими за что конкурировать? За внимание родителя? Так и родители у большинства в группе разные, а если с братом или сестрой в такой садик пришел - никто не помешает препоручить мелкого на время заботам вон тех девчонок, играющих в дочки-матери. Нет внутригрупповой конкуренции - уже нет обезьянника, но для организации реципрокной связи нужно добавить общие дела. Огород есть? Вместе выращиваем овощи и клубнику. Поверьте, оладьи из своих кабачков - это очень вкусно! Сарай есть? Дядя Саша после работы поучит всех желающих работе с деревом, заодно подлатаете будку Дозору, сделаете себе лавочки и стол у дома, а еще навес для прогулок в ненастную погоду. Гараж со всяким барахлом который год пылится... Может, в выходные посмотрим, что оттуда можно в дело пустить? А еще Тамара научит желающих шить и вязать, она это умеет. Только нитки и спицы из дома принесите. А тетя Люба научит варить уху и борщ. В коллективном воспитании детей есть огромный плюс - каждому делу ребенка учит тот, кто умеет это делать, а не прочел накануне руководство "как построить курятник", не умея молотка в руках держать.
   До трех лет я жила в коммунальной квартире, и была, наверно, самым счастливым ребенком - со мной занималось полтора десятка взрослых (старух и стариков, в основном), так они сумели меня многому научить даже тогда, когда чему-то конкретному еще рано учиться. А впоследствии самые интересные идеи и занятия мне подкидывали "совершенно случайно встретившиеся" на моем пути взрослые - старый агроном, химик-технолог с "Новой Зари", городская сумасшедшая, сварщик, сторож на пасеке. Люди, занимающиеся конкретным делом, знают больше и "наяву", IRL, то, что, с горем пополам, преподают нам школьные учителя. Вот скажите, почему о парадоксе движущихся зарядов нам ни разу не сказали за весь школьный курс физики, а какой-то сварщик из Орла, "лимита" с ПТУ-шным образованием, озадачил меня этим и подмигнул вот так - "что скажешь, зазнайка?" А насчет сумасшедшей... иногда стоит встать на голову и посмотреть на весь мир вверх ногами: увидишь много нового!
   Так о чем я? О том, что когда детей учит не препод, у которого одно реальное дело - учить, а все остальное он знает чисто теоретически, а люди, каждый из которых занимается реальным делом, знания приобретают другой смысл и... питательность, что ли. Информация от практиков - нажористее! Дядя Юра, например, научил мою сестренку разбираться в электросхемах. Ну, эка невидаль... ага, ее, которая физику сдавала, вызубрив наизусть все решения экзаменационных задач. Жалею, что он в свое время ей всю физику, а заодно и математику так не объяснил - терпения не хватило.
  
   О "путеводных звездах"
   Бунтующий, весь в раздрае, трехлетка, попав в разновозрастный коллектив, не только успокаивается, но и часто находит старшего товарища, который не взрослый, против которого не тянет бунтовать и что-то ему доказывать, но которого хочется слушать, смотреть и быть на него похожим. Что важно - это не брат и не сестра, никаким соперничеством такая дружба не замарана. Бывают и "путеводные звезды" другого пола, отношения к ним трехлетки напоминают подростковую влюбленность, но без подросткового надлома и либидо. Это альтернатива взрослому, который "устанавливает законы", не запрещающая, а побуждающая сила. Весьма положительная. Польза тут взаимная, старший ребенок еще помнит, как был маленьким, и понимает трехлетку лучше, чем взрослые, он и сам лучше воспринимается младшим, тот к нему тянется и подражает во всем - для старшего это приятно, это дает старшему уверенность в себе, а также дает возможность заботиться о младшем. Для нормального человека это важно, когда есть, о ком заботиться и кого защищать, это - древнее эволюционное приспособление. Судя по тому, какие кости находят в палеолитических захоронениях, взрослые сапиенсы тогда жили не так уж долго, и в большинстве своем погибали в бою, на охоте, или вскоре - от ран. В результате должно было оставаться много сирот, и, там, где о них никто не заботился, они тоже все гибли, такие сообщества не восполнялись количественно... и вымерли за несколько поколений. А те, в которых были заботливые взрослые - выжили. Вот откуда растет неразборчивая заботливость о малышах с трех до шести лет - особенно заметная у женщин, но и у мужчин она встречается часто, и у детей старше шести лет.
  
   С четырех до семи
   А после трех лет, с четырех до семи, на что обратить внимание, чтобы вырастить сапиенса сапиенса, а не что-то... деграданта в обезьяну? Коллектив мы создали, по мере совместной деятельности он сплачивается, обучается... как ни странно, на то, чтобы не все было "гладко". Легкость бытия не только снижает функции самозащиты коллектива, она еще и провоцирует скуку, а скука - лучший друг павиана. Пока коллектив решает задачи на пределе возможностей, его члены держатся друг за друга, помогают соседу и развиваются умственно и физически, как только наступил долгий отдых - начались выяснения отношений и какие-то мелочные расчеты. Так что, если в жизни коллектива мало экшена - детям необходим совместный интенсивный труд, походы, эвристические задачи - все, что формирует характер ребенка в нужном ключе.
   Планируйте посильные приключения и претворяйте планы в жизнь. Не стоит лезть туда, где происходят взрослые игры и вообще нечто опасное - это не их уровень задач, впрочем, если вляпались - выкарабкивайтесь совместными усилиями, замалчивать что-либо принципиально важное в разговорах с детьми с четырех лет - не советую. С ними и раньше стоило говорить откровенно, просто теперь они научились разделять информацию на две категории: "для своих" и "на вынос", и не доверять указанным вами лицам. Не зря же в "Козу и семеро козлят" столько раз вместе играли. Но лучше до такого не доводить. Приключения должны быть по силам. Надеюсь на ваше благоразумие.
   Если все приключения пока что позади, всё позарез необходимое вы коллективно обеспечили, впереди - долгое сидение на пятой точке, то займите всем мозги какой-нибудь мировой проблемой, а лучше - сразу многими. Вот, на что эти мировые проблемы вообще нужны? Мы же их все равно не решим, зато... поточим об них зубы. Детям же надо развивать свое понятийное мышление и усваивать формальную логику, так на чем еще это делать? На серьезных, но слишком больших для нас вопросах.
   Что они должны усвоить до школы из философских понятий?
      -- Законы сохранения - "из ничего ничего не получается", "сколько воды в стакан налили - столько из него и вылить можно, не более того" и тому подобное. Это можно проверять многими разными способами, и, если иллюстрация со стаканом вряд ли впечатлит шестилетку (для трех-четырехлетнего ребенка она кажется чудесной), то эксперимент со сжиганием деревяшки и взвешиванием продуктов горения - уже весьма интересен (описание в учебнике химии за пятый, кажется, класс, в самом начале).
      -- Причинность. Понятие причин и следствий, а также тех событий, которые не имеют отношения к причинно-следственной цепочке. "Не было гвоздя - подкова пропала..." и далее по тексту. "Почему деревья качаются?" "Почему ветер дует?" И еще много разных цепочек причин и следствий.
      -- Понятие случайности, а также вероятности события. Рассматриваем то же стихотворение о гвозде с точки зрения реальной возможности потери подковы, гибели командира, разбитой конницы... Потом кидаем монетку и угадываем, как она упадет, кидаем разные дайсы... Даем определение и следствия. Анекдот о блондинке и вероятности встретить динозавра. История о командированном МНС и проигранном велосипеде.
      -- Транзитивность: если из "А" вытекает "Б", а из "Б" - "В", то из "А" вытекает "В". Но! "Брат моего брата и не мой брат" - шутка. Не все отношения транзитивны.
      -- Множества и подмножества. Объекты и системы. Отличие системы от множества (в качестве примера - работающий будильник и кучка деталей, в которую он превратился, когда вы его развинтили). Иерархичность множеств и систем. "В этом городе есть двор, во дворе том стоит дом, в этом доме - спаленка, в спальне - колыбелька" (подразумевается, что в городе не один двор, а много дворов, во дворе не один дом, а несколько, в доме не только спаленка, но есть и еще комнаты, и в спальне стоит не только колыбель, но и другая мебель). Что такое "пустое множество" и "нет ничего!"?
      -- Дедуктивный метод (мини-расследования - лучший пример). "На стуле - грязное пятно в форме подошвы. Грязь на подошвах может быть только на уличных ботинках, следовательно... Кто-то вставал на стул грязными ботинками, (померили след) размер следа - тридцать пятый, а тридцать пятый размер в нашей компании - только у Светы. Следовательно... "Света, ты в грязных ботинках на стул вставала?"" (ситуацию, когда кто-то из младших нарочно надел ее ботинки и влез на стул, тоже надо сымитировать, но вторым заходом).
   Эти рассказы-игры интересны даже старшим детям, да и младшие, трех-четырехлетки что-то такое уже давно заметили, только внятно выразить не могли, а тут вы им четко рассказываете, что где и как работает. Важно: в каждом пункте стоит указать ограничения, пределы применимости этих понятий. После этого (да и до этого было, но после - обязательно) дети будут донимать вас всякими вопросами, иной раз жутко занудными, потому что поймут: вы - тот, кто на них отвечает. Кстати, если ребенок задает вам подряд абсолютно аналогичные вопросы, он вас не доводит, просто ему нравится сам диалог. Но вам он может и надоесть, и вы в своем праве. Скажите ему: "А над этим ты должен подумать сам". Он помнется - и пойдет думать.
   Уверяю вас, на освоение этих шести понятий у ваших воспитанников уйдет гораздо больше времени, чем у вас - на то, чтобы их сформулировать. Но дети, с которыми занимались до четырех лет, вполне способны их понять и освоить, причем, гораздо проще, чем научиться читать. Обучение чтению - сложнее, потому что оно не столь систематизировано. Внятно сформулированная систематизированная информация, которая подкрепляется примерами из жизни, усваивается очень хорошо. А для чего им нужны эти понятия? Ну, хотя бы, для того, чтобы упорядочивать собственный опыт и знания, получаемые от взрослых. Упорядоченные знания легче вспомнить и проще использовать.
   А обучение чтению более сродни получению моторного навыка, хотя и затрагивает, в основном, левое полушарие.
   Младший школьный возраст (7-11 лет)
   Мнения специалистов:
   Ранее было принято считать, что для детей младшего школьного возраста ведущим является конкретно-образное мышление, однако в настоящее время, в первую очередь благодаря работам Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова и их сотрудников, доказано, что дети этого возраста имеют гораздо большие познавательные возможности, что позволяет развивать у них основы теоретических форм мышления.
   Согласно концепции известного американского психолога Эриксона, в этот период формируется такое важное личностное образование, как чувство социальной и психологической компетентности (или при неблагоприятном развитии - социальной и психологической неполноценности), а также чувство дифференцированности своих возможностей.
   Особую роль в жизни младшего школьника играет учитель, который часто выступает как своего рода центр его жизни (даже в тех случаях, когда ребенок "не принимает" педагога), именно на учителе оказывается "завязанным" эмоциональное самочувствие ребенка. К концу младшего школьного возраста особое значение начинает приобретать мнение сверстников, ребенок начинает стремиться завоевать признание товарищей.
  
   А мое мнение таково
   Это "время солдата", время, когда ребенок может спокойно принимать правила, диктуемые взрослым. Самое подходящее время для импринтинга чего угодно. Мозг окончательно дозрел до абстракций, а стремление к самостоятельности уступило стремлению к консолидации. Долг, совесть, или нажива, право сильного, материализм или любая религия, либертианство, расизм, национализм, буратинизм (тьфу, заговорилась что-то)... Детям этого возраста можно без сопротивления прививать любую мораль, любые взгляды - примут. Сомнение и неприятие возможно лишь в случае резкого несоответствия прививаемой модели наблюдаемой реальности, особенно, если применение ребенком морали на практике вызывает непредусмотренные результаты, а также в случае разногласий между воспитателями или между воспитателем и сообществом, которое ребенок считает своим.
   "Один семилетний ребенок высказался в совершеннейшем отчаянии, что у него нет больше времени для того, чтобы играть. И он уже нашел, что школа скучна и не нужна, а однажды он бросил свой школьный ранец перед учительницей со словами: "Оставьте его себе, я больше в школу не приду". А потом всем, родителям и учительнице, стоило определенных усилий, чтобы отправить ребенка снова в школу."
   Для нас, воспитателей - это время, когда можно дать ребенку то, с чем он пройдет большую часть жизни. Не всем, не во всем. Нельзя привить реципрокный альтруизм тому, у кого окситоцина в мозгу продуцируется слишком мало (генетическая особенность), а также тому, у кого не сформировалось достаточное количество окситоциновых мишеней (дефицит заботы в раннем младенчестве). Одиночки могут быть умны и весьма талантливы, но во взрослом коллективе их присутствие - некоторый риск того, что, преследуя личные цели, талантливый одиночка воспользуются коллективом, выжмет его досуха и отбросит, как выпитую бутылку. В лучшем случае, он постарается обойтись вообще без окружающих, и такое стремление всегда стоит поддерживать. В этом случае с одиночками возможно взаимовыгодное сотрудничество. Они обычно договороспособны, скорее всего, это связано с тем, что полностью освободиться от необходимости в других людях (их помощи и продуктов их труда) сложно, а сотрудничать выгоднее с теми, кто не подведет. А с теми, кто тяготеет к иерархической консолидации, сотрудничество не получается: если бандерлог считает, что ты сильнее его - он перед тобой склонится, но постарается обмануть и уничтожить, если считает, что ты слабее его, или ты являешься его подчиненным - он просто не станет выполнять свою часть договора. "Вертикал" договороспособен только под постоянной угрозой, причем, ему лично. Только страх, только хардкор, иначе бандерлога не удержать от глупостей. Даже личная выгода отступает на задний план, когда обезьяне хочется кинуть какашкой, а уж если ее подпер большой срач... проще пристрелить, пока все вокруг не изгадила. Держать хоть одну вертикально социализированную тварюшку во взрослом коллективе - несусветная глупость. Это даже не граната с выдернутой чекой, это - баночка с чумой и без затычки: очень быстро приведет к распаду коллектива, если только это не сборище таких же, как она, обезьян.
   Так вот, если мы сами формируем детский коллектив, то достаточно не брать в него готовых "вертикалов", а тех, что попали, отсеять вскоре после набора. Признаки смотрим в статье "Зверь в тебе", повторять здесь считаю лишним. Пару-тройку "одиночек" вполне можно "взять под крыло", важно сразу не настаивать на их присоединении к коллективным заботам и развлечениям, хотят заниматься своими делами - да пожалуйста, главное, чтоб учились нормально и вели себя в рамках взаимного уважения. Они, в отличие от вертикалов, предпочитают именно такое отношение и не стараются ввернуться без мыла в задницу учителю или начальнику, как вертикалы. А вертикалы могут находиться только в двух положениях: "собака сверху" и "собака снизу", или грызть и давить, или подлизываться и подсиживать. Естественно, если вертикал - ученик, и не ребенок какой-нибудь районной шишки, то он постарается подлизаться к учителю. В общем, если будете наблюдательны, то без труда определите, кто есть кто.
   Если детский коллектив кто-нибудь сформировал и отдал нам помучиться, например, группу продленного дня, то никого ты оттуда не выкинешь, хоть это и не песня. Поэтому агрессивных вертикалов придется осмеивать (тем самым делая лидерство недостижимым для них) и всячески принуждать к честному сотрудничеству с остальными учениками. Они перекочевывают в разряд "собака снизу" и, если за ними присматриваете не только вы, но и почти весь класс, ведут себя тихо, без выбрыков и закидонов. Этим унижения и страх - на пользу, все равно матерьяльчик-то порченный. Но есть во всем этом и некоторая польза, на примере бандерлогов можно учить остальных отличать "своего" от "чужого", договороспособного - от потенциального кидалы. Нет, даже со взрослым бандерлогом можно договориться - когда он от страха штаны намочит. Дети должны это знать.
   Основную часть детей, неиспорченную, можно обучить командной работе, реально впечатать им "мерки человечности" и понятия взаимных обязанностей в сообществе. Понятия "свои" и "чужие" благодаря этому дополняются новыми смыслами.
   Если упустить это, в то же самое время начинает вылезать обезьянья социализация во всей красе: те, кто сформировал ее в дошкольном возрасте, становятся "учителями бандерложества" для остальных детей, неуспевающие в бандерложестве становятся омегами или изгоями.
  
   Целеполагание, целесообразность поведения, ориентация на цель. Результативность. Все это у нормальных детей формировалось гораздо раньше, начиная с младенчества, когда они старательно тянулись за игрушкой, и до первого школьного дня, к которому они готовились и с нетерпением его ждали. В начальных классах важно это не растерять. Если человек считает, что ему нет смысла и резона учиться - никакое целеполагание ему не поможет. Цель учителя - не просто сделать интересным процесс учебы, а заинтересовать в ее результатах. Это не обязательно карьера, иногда гораздо лучше заинтересовывает человека то, как он может применить знания помимо обязаловки. Химию я хорошо учила не для того, чтобы поступить в Менделеевский, а чтобы срывать другие уроки. Физическая география привлекла меня климатологией: я пыталась сама предсказать погоду на неделю, месяц и полгода, как по тем закономерностям, о которых нам рассказали, так и по народным приметам.
   Обучение еще напоминает игру, особенно новизной, но спрос за результаты становится строже. Человек должен переделывать работу, даже если ему помешали хорошо сделать не зависящие от него обстоятельства, результат становится важнее процесса. Не важно, как ты этого добился (если не совершал "противозаконного"), если результат соответствует - ты молодец. Если нет... нужно переделать.
   Важно: сравнивать успехи или неудачи ребенка надо не с успехами и неудачами других детей, а с его собственными, сделанными до того.
   Происходит дальнейшая дифференциация детей по скорости возбуждения и торможения. "Спринтеры" и "стайеры" обозначаются настолько четко, что требуют дифференцированного подхода со стороны учителя и воспитателя.
   Почаще давать передых (но более краткий) "спринтерам", не подгонять "стайеров", организовывать командную работу с учетом дифференциации соотношений возбуждения и торможения. Школьные занятия, по возможности, приспосабливать к этим особенностям (например, дать возможность "стайерам" дописывать проверочные работы на перемене, к тому же, они гораздо спокойнее "спринтеров" и не мешают преподу готовиться к следующему уроку). Стайеры, кстати, вполне способны обходиться вообще без перемен, но после четырех-пяти часов занятий обязателен отдых (или переключение на чисто физические занятия), как минимум, на три-четыре часа. "Стайер", усаживающийся за домашнее задание в четыре-пять часов пополудни - совершенно нормальное явление. До шести-восьми вечера он их без спешки гарантированно закончит и с чистой совестью пойдет заниматься внеучебными делами или развлечениями. А вот если его усадить (насильно, потому что некоторых марафонцев хватает после пяти часов непрерывных занятий еще на 2-3 часа продуктивной работы, и тут не стоит гасить энтузиазм) сразу после обеда - "домашка" растянется часов на шесть, и не факт, что он ее качественно сделает. Да, и если он делает домашку, а рядом на полу лежит развинченное нечто - не требуйте, чтобы он это моментально собрал-убрал, он еще вечером будет в этом копаться, а перед сном вздохнет и соберет деталюхи в коробку.
   К "спринтерам" необходимо "дробное" внимание, иначе им становится скучно. Если тема урока проста и не требует глубокого вникания в суть, то нужно почаще давать им возможность переключать внимание. Если он в эти перерывы рисует - очень хорошо, это именно то, что нужно, только надо выделить специальную тетрадку для этого. Главное, чтобы отвлекался не на однообразные механические действия, как в телефонных игрушках. Если тема требует серьезных и долгих умственных усилий, спринтеры часто "срываются" и говорят, что ничего не поняли. В начальной школе следует "дробить" для них информацию помельче и всякий раз выяснять, насколько они в нее "въехали". Выяснять можно и нужно кратко, да много он вам за раз принципиального и не скажет - "спринтеры", чаще всего, еще и поверхностны (это не обязательно, но случается чаще, чем со стайерами).
  
   Коллективный труд. Для выработки правильной, нашей социальности он - важнее всех, для обучения - второй по важности после уроков. Того, кто не попал на ваши уроки в дошкольном возрасте, приходится учить слаженности действий, пониманию того, что делает партнер, пониманию, когда необходима помощь (бывает, просто ногу на рычаг поставить или пальцем фанерку придержать, а эффект дает многократный). Обучаем справедливому разделению обязанностей, с учетом сил и возможностей партнеров. Надо подсказывать: то, что нам кажется само собой разумеющимся, они еще не знают. Например, мне в первом классе сломал палец напарник, с которым мы решили перенести камень на клумбу - я-то свои силы знала и по ним судила обо всех, а мальчик оказался гораздо слабее меня и, приподняв, тут же отпустил свою сторону булыжника.
   Дальнейшее обучение правильным приемам работы - не только демонстрация самого приема, но и его объяснение. Любой физический закон качественно излагается в простых и понятных детям словах, а правильные приемы работы и опираются на физические законы.
   Так же, как и в учебе, возрастает внимание к результату работы. Нельзя делать работу "для галочки", все должно приносить хоть какой-то результат, и он должен быть видим, ощутим. Деятельность должна хотя бы на треть быть производительной, остальная должна быть тоже нужной, значимой для ребенка или окружающих его людей.
   Так, переходим к отдыху и развлечениям.
   Игры и физкультура. Командные (в том числе ролевые) игры и командные соревнования. Внимание взрослого организатора ко всем игрокам, а не только к демонстрирующим высокие результаты. Это не спорт, это жизнь. И в ней часто выигрывает не самый быстрый, не самый сильный, даже не самый умный, а тот, кто сообразил занять свое, подходящее место, в своей слаженно действующей команде. Паразиты, правда, тоже выигрывают, но кратковременно: до того, как их заметят и выкинут, либо до поражения своего сообщества, и об этом мы говорили ранее в другом месте. Индивидуальные соревнования и единоборства свести к минимуму, оставив только там, где это принципиально важно, например, в обучении самообороне. Вам не спортсмены нужны, а люди, которые будут друг друга по жизни поддерживать и встанут друг за друга, ежели на кого-то из них будет "наезд".
   Лидерство в детском коллективе. Только по компетентности и способности руководить (не просто приказывать, а отдавать правильные распоряжения и нести ответственность за результат работы всей команды). В разных делах (в том числе и не вполне серьезных, игровых) - разные лидеры, в зависимости от компетентности. Например, вот сажаем рассаду, руководит Маша, она с мамой это каждую весну делает. А вот - идем в лес, руководит Сергей, он с дедом все окрестные леса исходил. А теперь - чиним сарай, руководит Алексей, они с отцом и курятник-козлятник, и баню недавно строили, ему не впервой за молоток браться. Понятно, что в семь-восемь лет такой "лидер" многого не знает и командную работу организовывать не умеет, ну так мы-то тут на что? Ненавязчиво учим и помогаем. В идеале, каждый ребенок знает и умеет что-то, чего не умеют его одноклассники, и этому он может научить остальных, а вот организовать работу может не каждый, даже если его этому долго учить.
   Есть одиночки, о которых мы уже говорили (впрочем, они прекрасно выполняют свою часть работы, если им четко поставить задачу и не мешать), есть не-руководители (умеют взаимодействовать на равных, но не способны распределить и проконтролировать выполнение частей работы), есть те, кто не желает нести ответственность за чужие ошибки и не способен за них спросить. Есть и такие, что жаждут лидерства, не прилагая всех этих усилий и не желая ответственности - просто ради бонусов и возможности наказывать подчиненных. Вот это последнее - бандерложество, и его - купировать. Как? Сразу нагружая любого лидера планированием и организационной работой по самые гланды, и строго спрашивая за конечный результат коллективного труда. В такие лидеры "обезьянки" просто не захотят, а сунутся - так им подчиненные быстро устроят "парадный вылет".
   На этом этапе возможно отсеивание ~5% "прирожденных бандерлогов" из коллектива, они пытаются установить свое "неформальное" лидерство, чаще кулаками, реже - интригами, регулярно затевают "статусные драки" и делают попытки "опускания слабаков". Женская часть бандерложьего племени "подлизывается" к учителю, поддерживает его даже в явно несправедливых решениях (причем, несправедливые поддерживает с заметно большим энтузиазмом), подбивает других девочек "дружить против" кого-либо. Этих не перевоспитаешь. Впрочем, если вам удастся сформировать слаженный эгалитарный коллектив, такие просто сбегут, и на продленке вы их больше не увидите. Особенно, если у них родители с претензией. До этого с ними намучаетесь, не спорю, но и коллектив сплачивается в процессе избавления от "бандерлогов".
  
   Еще один подводный камень - в этом возрасте возможна утеря познавательного интереса. Причины две:
      -- интересы перемещаются в сторону социального взаимодействия: усвоение правил и норм человеческого общежития и выработка навыков коллективной работы,
      -- чрезмерная увлеченность технической стороной учебы, "аккуратность и зубрежка", которые сжирают все интеллектуальные ресурсы младшего школьника.
   Социализация по обезьяньему типу съедает слишком много эмоциональных ресурсов личности, внимание, окрашенное страхом или агрессией, всегда направлено вовне, на одноклассников, в результате ребенок не способен сосредоточиться на чем-либо другом. Тут даже о нормальной учебе не приходится говорить, какой уж там живой интерес и любознательность? Не до жиру - быть бы живу. Так что, формируя эгалитарный коллектив, сплоченный взаимопомощью, вы изрядно поднимаете успеваемость класса.
   Человеческая, "окситоциновая" социализация задействует меньше затратных эмоций и внимания (нет постоянного ожидания неприятностей), но память тоже кушает с аппетитом: каждый за каждым присматривает, чтоб тот принятые в сообществе правила не нарушал. Младшие классы неприятно поражают бескорыстным стукачеством, на наше счастье, уже к моменту подросткового бунта оно начисто пропадает. Впрочем, для человеческой памяти это не фатально: ее хватает на гораздо большие объемы информации. Кроме того, как только все как следует перезнакомились и поняли, что от кого ждать, присматривают уже не "во все глаза", а "вполглаза".
   Что же касается увлеченности технической стороной, то это на четыре пятых - вина учителей. Попробуй хоть чем-то заинтересоваться, когда тебе за вечер надо полторы тыщи палочек-крючков написать! Да так, чтобы не придрались, а то опять столько же... Кстати, полторы тысячи знаков - это всего лишь 10 страниц детским почерком. Именно столько задают "небрежным ученикам" в наказание. Опять же, десяток однотипных задач по математике, выполненных подряд - это даже в первом классе явный перебор. И то, и другое - следствие подмены учебы натаскиванием, понимания - зубрежкой. Твердость руки, если она требуется, можно выработать и на рисовании, особенно, сложных орнаментов, а понимание сути правила, формулы или закона проще добиться, решая задачи с разными условиями. Даже если они на сложение-вычитание!
   Кстати, есть еще третья причина, вытекающая из первых двух: пойдя в школу, ребенок тратит там много времени и сил, которые раньше были посвящены познанию окружающего мира. И горизонт остается прежним - новые вопросы не возникают. А горизонт надо раздвигать! Это - тоже задачка для педагога. Решаемая во внеклассное время. Ну, или для родителя. Кому нужно, чтобы их продолжение мыслило, а не становилось гибридом мартышки и калькулятора, тот и будет таскать по лесам, лугам и политехническим музеям.
   У тех, кто разделяет свой домашний труд и свои увлечения с детьми, ребятня не перестают задавать вопросы до тех пор, пока вы остаетесь авторитетным экспертом в ее глазах (то есть, вплоть до подросткового "бунта"). Хотя бы, по электросхемам, сварке или органической химии... Да хоть по огородным культурам или грибным местам Подмосковья!
  
   Продолжение следует... вслед за личным опытом автора.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"