Хорошко Евгений Алексеевич: другие произведения.

Кельдорей. Прода.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.97*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кельдорей. Прода от 25.06.16 Последняя глава и эпилог. Книга закончена.

Глава 24

Вполне однозначно, что было глупо высовывать нос из Стальгорна сразу же после того, как стало ясно, что кто-то роет мне яму. Следовало, наверное, взять с собой десяток воинов и магов для усиления, и прочесать окрестности вместе с пустоголовой эльфийкой в поисках сюрпризов, что она понаставила по мою душу. Я уже чувствовал себя так, будто передвигался по минному полю гоблинов, ожидая сработки ловушки в любой момент. Спрашивается, чего мне не сиделось?

Может быть, всему виною зуд терзавшего меня магического голода? Я мог трезво мыслить, и даже скрывать зависимость довольно долго, но не вечно. В Стальгорне я мог регулярно открывать канал, ненадолго отлучаясь из города, и для остальных большую часть времени казался почти нормальным. Вот только, едва я почувствовал потребность... выйти - несколько часов назад, как сразу же так и поступил, наплевав на все возможные опасности. Пожалуй, всему виною действительно зависимость от магии. Она обладает надо мною куда большей властью, чем казалось раньше - стоит уже признать это, и перестать обманываться.

Чутьё на опасность лихорадочно стучалось в виски, пытаясь привести в чувство мой затуманенный разум, но без особого успеха. Я успел отдалиться от Стальгорна на довольно приличное расстояние, когда внезапно замер, почувствовав вокруг себя холод - но не тот, что распространяли промерзшие до основания горы Дун Морога. Нет - этот холод был предвестником куда больших проблем, чем просто замерзнуть в горах, или подохнуть от магического истощения. Я чуял врага - смертного врага, который вот уже битых полчаса с любопытством патологоанатома наблюдал за моим мельтешением.

-Смертные, - глубокий и раскатистый голос за моей спиной заставил меня вздрогнуть от кончиков волос до щиколоток, - Вы всегда приятно удивляли меня своею... непредсказуемой глупостью.

Я резко обернулся на звук, и увидел неподвижно стоящую неподалеку от меня фигуру натрезима. Этого демона я бы узнал из тысячи: это был тот самый, которого мы с дворфами некогда отправили обратно в пустоту в самом сердце Стальгорна. Признаться, несколько ночей с момента той схватки я просыпался от кошмаров, в которых он меня настигает ровно таким же способом, как он сделал это сейчас. Пожалуй, теперь уже плевать, что за ловушку готовил на меня Реликвариум эльфов: желающих отправить меня на тот свет оказалось столько, что выстроилась очередь. Повезло, как субботнему утопленнику: можно баню уже не топить.

Буквально в десяти метрах от меня стоял на снегу кошмар смертных, во всей своей ужасной красе. Такое расстояние эмиссар Пылающего Легиона мог преодолеть в считанные секунды без всякой магии. Холод предгорий Стальгорна перестал ощущаться кожей лица, едва я почувствовал дуновение смерти в миллиметрах от себя.

-Одно удовольствие - иметь с вами дело, -гигантский демон раскатисто захохотал, прижав к когтистые ладони к могучей груди, закованной в черные доспехи. Голова натрезима, похожая на обтянутый кожей человеческий череп, внушала ужас и трепет. Пылавшие алым огнем глаза не отрывались от меня, и я почувствовал, как сердце в груди на миг ёкнуло от невероятной смеси безумия и жажды крови, направленных на меня. Сердце сделало паузу... чтобы затем продолжить биться - ровно и уверенно.

Странно... сделав очередной выдох, я внезапно ощутил опустившееся на меня, как саван, ледяное спокойствие. В конце концов, я всегда знал, что натрезим не простит мне срыва его планов в Стальгорне, и обязательно попытается отомстить. Я ждал эту встречу так долго, что опасения мести со стороны демона, и ночные кошмары с его участием давно сменило жгучее нетерпение, которое существовало где-то подспудно, дожидаясь своего часа. Я не сознавал этого, но жаждал встретиться с натрезимом уже давно - с тех самых пор, как мне покорился канал в Искривленную Пустоту, а поверженных мною противников хватило бы на персональное кладбище. Да и есть ли мне смысл кого-то бояться сейчас - когда я и так стою в шаге от падения в Искривленную Пустоту?

-Я тоже ждал этой встречи, натрезим, - я почувствовал, как губы сами по себе растягиваются в улыбку, больше похожую на хищный оскал, - Не думай ускользнуть от меня в этот раз. Не получится.

Осознанно выбивая демона из равновесия, я стремился подбить двух зайцев одним выстрелом. Разъяренный демон будет пытаться слепо сокрушить меня своей мощью, даже не пытаясь удивить чем-то из своего колоссального тысячелетнего опыта магических поединков. Второе - не менее важное: пока он будет приходить в себя после оскорбления, у меня будут шансы подготовиться к открытию канала так, чтобы демон и сам не заметил, как у дичи появляются метровые клыки и когти.

-Смертная тля, - мгновенно пришел в состояние исступленной ярости натрезим, и вздрогнул всем телом, словно едва сдерживал желание немедленно вырвать мне сердце, -Ты, кажется, не собираешься униженно молить о пощаде по обычаю смертных?! Или... - вдруг на лице демона появилась понимающая усмешка, - Ты надеешься на свои сомнительные навыки управлять энергией Искривленной Пустоты? Не обольщайся, смертный.

Теперь во взгляде натрезима был только холод. Ярость и боевое безумие он загнал куда-то внутрь, чтобы выпустить на волю лишь с началом поединка

-Я дам тебе фору, кель'дорей, - внезапно произнес демон, - Я дам тебе пару секунд на подготовку - будет обидно, если ты не позволишь мне поиграться с тобой хотя бы немного.

-Уже не нужно, - криво усмехнулся я, и в тот же миг перед силой Искривленной Пустоты внутри меня пали заслоны. Опаляющая мощь пронеслась по позвоночнику, выжигая последние сомнения и страх. Зев пустоты внутри меня жадно потянулся к силе, впитывая её столько, сколько было возможно. Однако даже эти объемы поглощаемой силы были лишь крохами той мощи, что сейчас обрушилась на меня сквозь червоточину между миром Азерота, и самой Искривленной Пустотой. В неразличимое мгновение потусторонняя мощь заполнила моё тело и ауру до краёв, вырвавшись направленным импульсом в сторону врага, как пылающее копьё.

Сформировавшийся в ладони натрезима непрозрачный щит из темноты встретил энергию Искривленной Пустоты, что с ослепительной вспышкой света взорвалась при столкновении.

Натрезим зарычал, съезжая назад копытами по снегу. Казавшиеся материальными, подобно осколкам черного стекла, останки щита забарабанили по его доспехам и разлетелись в разные стороны, вспахивая сугробы. Я видел неглубокие царапины на бледной шкуре его головы, из которых выступила тягучая, черная кровь. Натрезим едва удержал равновесие, наклонив длинные рога, словно намеревался нанизать на них моё тело.

Я прыгнул на месте, заставляя телекинетические ладони подхватить меня в воздухе, и перенести чуть назад - на стоящий неподалеку утес.

-Получай, демон! - крикнул я, и услышал эхо от моих слов, отразившееся от безмолвных заснеженных круч Дун Морога. Очередной импульс энергии Искривленной Пустоты вырвался из моей ладони, и устремился к натрезиму, который за миг до столкновения взорвался черным облаком... чтобы немедленно возникнуть из такого же облака у меня за спиной.

Я не успевал среагировать. Едва начав поворачиваться к врагу лицом, я увидел когтистую пятерню демона, устремившуюся в мою сторону со скоростью атакующей змеи. Щит из сгустившейся энергии Искривленной Пустоты охватил руку демона ярко-синим пламенем, но прогнулся от вложенной в удар мощи, вместе с моим собственным щитом маны. Натрезим обладал нечеловеческой силой. Мощи, вложенной в удар, хватило бы, чтобы пробить туловище рыцаря вместе с доспехами, и вырвать из грудной клетки еще живое, трепещущее сердце. Месяцы напряженной шлифовки сложнейшего щита манны, мощь щита Искривленной Пустоты - все они стали на пути неудержимой демонической мощи...но уступили, тем не менее, позволяя мне сохранить жизнь.

Грудь ожгло так, словно в меня ударил крепостной таран. Ноги почувствовали отсутствие всякой опоры, и я внезапно обнаружил себя проносящимся вниз в свободном падении с горного склона, как летящий из пращи камень. Когда я столкнулся спиной с землей, из легких выбило дух, и я несколько секунд скользил по снегу, сознавая происходящее вокруг сквозь белесый туман перед глазами.

Глухо застонав, я смахнул лед с ресниц, и увидел фигуру натрезима, взметнувшуюся в воздух с заснеженного утеса надо мной. Широко разведя кожистые крылья, демон собрался обрушиться на меня всем своим весом, чтобы раздавить одним ударом все кости. Заметно зависнув в верхней точке траектории, демон резко ускорил своей падение вниз, словно помогая самому себе магией.

Выдохнув сквозь плотно сжатые зубы воздух, я заставил своё тело стать на ноги, взметнувшись вверх с помощью телекинеза. Ослепительно голубые сгустки всепожирающего пламени вырвались из моей руки, и устремились в сторону врага, однако он вновь ускользнул от атаки, исчезая во вспышке черного пламени. Не обнаружив демона сразу перед собой, я резко развернулся, выбрасывая вперед ладонь, сквозь которую пустил огромный поток энергии Искривленной Пустоты.

-Р-р-р-р-аргх! - заревел от боли оказавшийся сразу у меня за спиной натрезим, оглушив меня звуковой волной. Моя ладонь так и не дотянулась до врага, но этого и не потребовалось: вырвавшийся из неё широкий синий луч ударил в наплечник натрезима, и скользнул от него прямо в левое крыло, едва напрочь не оторвав его.

Вспышка боли в руке едва не заставила меня упасть без чувств. Какие-то инстинкты без вмешательства сознания оттянули меня телекинезом в сторону от взмаха когтистой ладони демона. Секунда времени, которую мне почему-то дал натрезим, позволила мне резко прийти в себя, словно выныривая из забытья. Метнувшийся в сторону врага выхватил образ его левого крыла, повисшего на тонкой полоске кожи, и сухожилиях. Вероятно, именно этому я был обязан краткой передышке.

Попытка ударить очередным разрушительным лучом оказалась тщетной - демон успел атаковать первым. Я даже не осознал в полной мере, что он сделал, и лишь почувствовал всплеск мощной магии, после которого мой щит с пронзительным стеклянным звоном лопнул, пропустив сквозь себя слишком мощный удар, чтобы его выдержать. Сознание на краткий миг погасло, словно перегоревшая от напряжения лампочка, и резко включилось вновь через несколько секунд.

Я очнулся уже в другом месте, скорее всего, от боли, и мне еще сильно повезло, что натрезим так и не успел отправить меня на тот свет. Боль во всем теле, сжигаемом энергией Искривленной Пустоты, чуть не заставила меня закричать, но едва я открыл рот, чтобы набрать воздух, как тут же охнул от пронзившего грудь укола в треснувших ребрах. Поминутно теряя сознание, я заставил себя выбраться из окропленного каплями крови сугроба, в котором оказался. Сплюнув изо рта сгусток крови, я поднял голову, и раскрыл рот от удивления: небо на многие мили вокруг потемнело, словно на пути солнечных лучей стала гигантских размеров черная туча. Приглядевшись, я смог заметить зеленоватые всполохи, пробегавшие среди облаков. От присутствия магии, воплощавшей в себе чистое, незамутненное зло и разрушение, хотелось поежиться. Наверное, именно эту картину на небесах видели солдаты Альянса, когда Пылающий Легион пришел на Лордерон.

-Узри мощь Легиона, смертный! - услышал я сквозь рев ледяного ветра возглас демона, и повернул голову.

Натрезим стоял на возвышении чуть дальше от меня, воздев руки к небу. Концентрация хаотичных, разрушительных по своей природе потоков магии вокруг него была такова, что я почувствовал себя перед ними совершенно беззащитным, несмотря на всю мощь Искривленной Пустоты, которой я сейчас располагал.

Не исключено - подумал я, что этот бой может действительно стать для меня последним. До сих пор мне удавалось на чистой удаче выходить с победой из сражения с десятикратно более опытными магами. Вечно такое продолжаться не могло - вот я и наткнулся на противника, который превосходил меня опытом не в десять, а в сто раз, и сейчас закономерно расхлебываю последствия. Вот, значит, что случается, когда на силу находится большая сила?

Сипло выдохнув воздух сквозь плотно сжатые зубы, я потянулся волей к той области памяти, где дожидались своего часа знания эредаров об Искривленной Пустоте, приспособленные мною для своих целей. Маховик заклинания, обратного ритуалу открытия канала, постепенно начал раскручиваться внутри меня, готовясь к активации. Если мне будет позволено, параллельные потоки сознания выполнят работу до того, как я отправлюсь на тот свет. Если раньше я не пытался использовать ритуал - то только потому, что он был моей последней надеждой, оружием последнего шанса. Настало время и для него - хуже мне теперь все равно уже не будет.

-Азерот падет, смертный! - провозгласил натрезим, и эхо от его слов разнеслось вокруг, отражаясь от всех окрестных заснеженных скал, - Я заключу тебя в цепи, и всего через несколько лет позволю тебе увидеть, как твой мир умирает в агонии, а Кел-Талас сгорает в огне!

Алые глаза демона вспыхнули яростью и безумием. Повернув голову, осененную устрашающими рогами, он бросил раздраженный взгляд на болтающееся на обрывках кожи крыло. Словно в приступе исступленного гнева, демон вцепился в него когтистыми руками, и вырвал его, издав оглушительный рев, в котором не было ничего, кроме нечеловеческой ярости. Кожистое крыло, как у летучей мыши, упало с уступа, и полетело вниз, несомое ветром. Оставшийся с одним крылом демон вновь воздел руки к небесам, и начал их медленно опускать, будто притягивая к себе что-то исполинской небесной сетью. Концентрация магии хаоса стала настолько сильной, что я буквально кожей ощущал эманации чистого зла и скверны, исходящие от натрезима. Решив не тратить время даром, я применил на себя настолько сильные лечащие чары, насколько было возможно. Боль в груди слегка поутихла, однако когда я вновь вернулся сознанием в окружающий мир, обстановка резко изменилась.

Окрестности Стальгорна окутались странным белесым сиянием, словно вырывающимся прямо из под земли. Было непохоже, будто это стало последствиями действий натрезима. Скорее, я склонялся к мысли о том, что это было дело рук Реликвариума - свет вырывался именно с тех мест, где Лину устанавливала странным образом зачарованные маячки. Заметно изменившаяся аура вокруг меня лишь подтверждала эти мысли. Между мной и окружающим миром словно возникло трение - энергия Искривленной Пустоты вырывалась из моего тела с определенной неохотой, будто преодолевая некоторое сопротивление. Странно, но я почувствовал себя от этого только лучше.

Сознание еще сильнее обострилось от наполнившей моё тело энергии Искривленной Пустоты. Опаляющий поток чистой мощи смыл всякую боль, и я почему-то рассмеялся. И это - весь расчудесный план Реликвариума? Невежественные глупцы, на что они надеялись?! Чуть больше энергии Искривленной Пустоты мне не повредит, и даже наоборот! Внутри меня всё больше нарастала исступленная эйфория, поддавшись которой, я едва не забыл о существовании натрезима. Лишь когда пик прошел, я сумел вырваться из потока болезненного удовольствия, и вернуться в реальность - тем более, что демон явно успел что-то сотворить, пока я пребывал вне схватки.

Пронзительная вспышка протянувшейся с черного неба зеленой молнии на мгновение ослепила меня. Я едва не потерял равновесие от дрожи земли вокруг места падения молнии - всего в десятке метров от меня. Взглянув в ту сторону, я увидел огромную воронку, и столб черного дыма, идущий от буквально пылающей ядовито-зеленым пламенем земли.

-Взгляни сюда - в лицо смерти! - рыкнул натрезим в промежутке между чтением заклинаний на неизвестном, отрывистом языке, звуки которого, как мне показалось, иногда скатывались в инфразвук, заставляя трястись поджилки. Зеленые молнии одна за другой падали с небес на землю Азерота, и вскоре я увидел существо, медленно поднимающееся из воронки, выпрямляясь во весь свой многометровый рост. Невольно подумав о том, что вторжение Пылающего Легиона уже началось, я вздрогнул. Отгоняя пугающие мороки, я взглянул на нового врага.

Огромная, десятиметровая человекоподобная фигура, пылающая ядовито-зеленым пламенем, яростно заревела, и переступила исполинскими каменными ногами по камням скал Дун Морога, снег и лед на которых буквально на глазах плавился от огромной температуры. Я узнал инфернала - тяжелую пехоту и осадное орудие Пылающего Легиона в одном лице. Пылающий огнем хаоса каменный голем - гроза поля боя, воплощенный ужас любой армии смертных. Натрезим решил не марать руки сам, а стремится загребать жар чужими руками, по обычаю своего народа?

Потоки энергии Искривленной Пустоты, повинуясь моей воле, сомкнулись вокруг медленно переступающего ногами инфернала, как сжимающийся с огромной силой кулак. Ослепительное синее пламя с прожилками темноты внутри столкнулось в поединке с огнем хаоса - кто победит? Я буквально ощущал, как теряю контроль над потоками магии, словно пылающий щит голема отталкивал собою мою силу. Преодолевая моё сопротивление, инфернал сделал еще один шаг вперед, готовясь следующим опустить на меня многотонную пылающую стопу.

Будь попавшая в моё распоряжение сила конечной, то все бы тут и закончилось, но на место отброшенных потоков магии вставали новые, и постепенно пылающий щит инфернала начал сжиматься, еще больше ускоряя свой конец. Неожиданно для меня самого, магия пустоты лизнула каменную плоть великана языками пламени, вскоре окутывая его целиком. Огонь Искривленной Пустоты в считанные секунды пожрал его, и на оплавленных до стекла скалах осталась лишь кипящая лужа металла, в которую превратился погасший подобно затушенному факелу инфернал.

-Ха-ха-ха! - безумный смех натрезима, наблюдавшего за скоротечной схваткой, разнесся по окрестностям, - Лорд Архимонд клялся, что инферналов невозможно сразить чистой магией, но что я вижу!? Если бы только он это сейчас видел! - в звучании голоса демона я не расслышал ни страха, ни признания силы противника. Казалось, он просто развлекается, наблюдая за детской возней в песочнице. Увиденное, однако, заставило его на миг прервать чтение заклинания - или оно теперь могло сплестись и без его участия? Возникшая на месте натрезима вспышка темноты переместила его ко мне, и теперь демон находился лишь десятью метрами впереди.

-А это что?! - расхохотался натрезим, наблюдая за медленно набирающей форму фигурой водяного элементаля, ставшего между ним и его жертвой.

-Ты решил удивить меня простым духом воды? - презрительно бросил демон, и коротким рывком оказался сразу же перед элементалем, попытавшись поразить его взмахом острых когтей. К удивлению натрезима, фигура двухметрового уже элементаля невероятным образом изогнулась всем телом, уходя от удара, и вытянулась в его направлении, обрушивая на него таран плотного потока воды. Не удержав равновесия, демон оказался отброшен на несколько метров назад, заскользив копытами по льду. Элементаль же, тем временем, наливался силой и размерами. Колоссальной силы потоки энергии Искривленной Пустоты собирались со всех сторон, вливаясь в элементаля, как реки вливаются в море.

Когда натрезим поднял осененную рогами голову, чтобы увидеть врага, рост элементаля приближался к десяти метрам, и только увеличивался. Занесенный кулак водяного колосса, готовый опуститься на демона, мог поспорить габаритами с каменным домом. Натрезим оценил угрозу, и насмешливое выражение на оскалившемся клыками лице исчезло. В последний миг он окутался сотканным из тьмы щитом, и встретил им обрушившийся на него удар, так и не сумев по какой-то причине сбежать.

Громоподобный удар кулака элементаля по земле заставил её затрястись, и разойтись волной от места удара. Разлетевшийся во все стороны снег закрыл от меня натрезима, а в следующую секунду волна докатилась и до меня. Неожиданно потеряв под ногами опору, я ткнулся лицом в сугроб, а когда выбрался из него, что обнаружил появление на поле боя новых действующих лиц.

Удар кулака элементаля совпал по времени с оглушительным звуком боевого рога дворфов Стальгорна, разносящегося по окрестностям. Быстро отвернувшись в сторону, я увидел штандарты армии дворфов, разворачивающейся в боевой порядок на склоне в нескольких километрах от меня. Кажущиеся крошечными зелеными точками, многочисленные фигуры инферналов спускались с горы, атакуя в направлении врат Стальгорна, откуда выступали дворфы. В глазах зарябило от вспышек пламени пушек и мортир дворфов на позициях, и вскоре горные кручи Дун Морога содрогнулись от взрывов пушечных выстрелов среди наступающей армии инферналов.

Внезапно я потерял равновесие, и заскреб окровавленными ладонями по холодному снегу, пытаясь выпрямиться. Земля заходила под моими ногами ходуном, и вскоре меня понес в неизвестном направлении поток снега, обратившийся сошедшей с гор всесокрушающей лавиной. Вырвав себя из холодного плена с помощью телекинеза, я увидел огромные снежно-белые волны, которые спускались со всех окрестных склонов, устремляясь туда, где сошлись в невидимой мне, но смертельной схватке натрезим и элементаль колоссальной силы. Похожие на вал цунами, они неизбежно погребли бы меня под собой, но краткие мгновения перед столкновением позволили мне взлететь левитацией на острый уступ в нескольких десятках метров от места схватки.

Оказавшись на высоте, я взглянул вниз с другой стороны уступа, и чудом уклонился от взмаха огромной лапы инфернала, пылающей зеленым пламенем хаоса. Великан находился чуть ниже, и карабкался по уступу, пытаясь одной рукой загрести меня, а другой держался за выступ в скале. Сформировав из волн энергии Искривленной Пустоты огромный таран, я выпустил его в сторону врага, и сбросил его вниз вместе с частью утеса, расколовшегося каменной шрапнелью. Вскоре пылающее создание поглотил под собой вал снега, и я выпрямился... чтобы внезапно для себя согнуться от волн боли, пронесшихся по всему телу. Охватывавшая моё тело от потоков энергии Искривленной Пустоты эйфория уступила место острой боли, как от прикосновения наждачной бумаги к нервам. Вспышка боли вырвала меня из сознания, однако внезапно исчезла столь же быстро, как появилась.

-Ч-ч-ч-то со мной? - прошептали потрескавшиеся губы, едва я вернул себе способность сознавать происходящее. Подняв голову, я увидел мелькнувшую в воздухе прядь собственных волос, из которых словно испарились всякие краски, оставляя после себя лишь бледность и пустоту. С трудом приподнимаясь трясущимися руками на покрытом снегом уступе, я с удивлением увидел, как сквозь бледную и тонкую кожу ладоней проступает тонкая сеть голубоватых сосудов, словно светящихся изнутри потусторонним светом. Надетая на мне одежда внезапно показалась мне слишком просторной, словно происходящие со мной трансформации высушивали моё тело живьем, превращая его в мумию. Пронесшаяся внутри меня очередная волна боли заставила меня содрогнуться, и я лишь колоссальным усилием воли смог остаться стоять на трясущихся ногах.

Канал в Искривленную Пустоту должен был уже давно закрыться: бой, плавно перетекавший во всеобщую свалку и кровопролитное сражение, продолжался уже очень долго. Почему-то этого не происходило, и теперь я имел шанс узнать, что меня ждет от настоящего отравления Искривленной Пустотой. Мне вдруг пришла в голову странная мысль, заставившая меня похолодеть.

Могло ли быть так, что за это время те изменения, что были порождены отравлением потусторонней энергией, стремительным рывком вышли на новый уровень? Вечный эльфийский голод к магии внутри меня, насколько я теперь понимал, оказался многократно усилен и умножен. Зев пустоты словно вывернулся наизнанку, поглощая в немыслимых объемах мощь Искривленной Пустоты, изливающуюся на меня сквозь открытую червоточину. Я ощутил краешком сознания бушевавший внутри меня голод магии, и содрогнулся до глубины души.

Срок моего существования отсчитывает последние минуты - холодно и отстраненно подумал я. Голод внутри меня стал настолько ненасытным, что я не переживу, если останусь без подпитки канала хоть на несколько секунд. Стоит каналу закрыться, и я пожру сам себя. Это конец.

Интересно, как там поживает натрезим? Надеюсь, мне, хотя бы, удалось ухватить его за собой? Я огляделся вокруг, и почувствовал, как мои глаза удивленно расширяются, пробивая броню безразличия, окутавшую меня после осознания своей незавидной судьбы.

-Элементаль... что ты за создание, черт тебя дери? - прошептали мои губы.

Вал снега со всех окрестных гор накатывался на небольшой пятачок чуть поодаль, на котором вырывался в воздух гигантской высоты гейзер, и вливался в него, как реки вливаются в море. Похожий на причудливый стебель, гейзер оканчивался гигантской водяной сферой, сквозь прозрачную толщу которой я скорее почувствовал, чем увидел - сотканный из темноты щит натрезима. Демон был внутри! Вокруг него собрался сжимавший все сильнее шар воды, и пытался пересилить все нарастающим давлением магический щит. Если я понял правильно, то со временем сила элементаля лишь увеличивалась, хотя даже сейчас его мощь слабо поддавалась подсчету. Как бы то ни было, демон нейтрализован. Будет он уничтожен, или просто будет находиться взаперти, пока существует элементаль - неизвестно.

Сквозь постепенно окутывающее мои мысли безразличие внезапно пробился сигнал от параллельных потоков сознания. Заклинание, которое я готовил все это время, было завершено и подготовлено к активации.

Я сделал последний вздох, ощутив проблеск надежды. Теперь всё решится.

Все же - удивительно. Я зашел так далеко по тому пути, которым не шел никто до меня. Даже если я не выживу - все равно совершенное мною прошло настолько далеко в сторону от известных путей, что невозможно даже себе представить. Я проторил дорогу во мраке, и теперь - либо воспользуюсь сполна некому доселе неизвестным Клондайком, либо погибну, пытаясь.

На весь Азерот была лишь одна душа, которая сумела изучить секреты эредаров, призванные черпать из неиссякаемого источника Искривленной Пустоты, и сумела применить их на практике, выбрав в качестве проводника самого себя! Мощь Искривленной Пустоты могла на краткое время превратить меня из средней руки мага - в воплощение необузданной мощи, выстоять на пути которой до сих пор не удавалось даже самым сильным противникам, наголову превосходящих меня опытом и владением классической магией. Жаль, но к недостаткам можно было смело относить то, что часть меня необратимо становилась частью Искривленной Пустоты, вне подпитки родственной силы начинавшей умирать. Я испытывал магический голод, который можно было утолить лишь одним-единственным способом - открыв канал. С каждым днем ощущение выворачивающей меня наизнанку пустоты становилось моим верным спутником, оставлявшим мне лишь краткие часы, превращающиеся в очередную пытку ожиданием боли.

Решить вопрос, возможно, сможет заклинание, которое само по себе было шагом далеко за пределы логики и здравого смысла. Оно либо позволит мне выковать победу над нависшей надо мною смертью, либо окажется наиболее экзотическим способом самоубийства из всех, когда-либо придуманных. Смешно, но это так. Разумные маги открывали канал в Искривленную Пустоту лишь с одной единственной целью - присвоить часть её силы себе. Ни один безумец не открывал канал, чтобы эту силу отдать. Ни один... до меня. Заклинание, прочтенное наоборот. Ритуал, обращенный вспять. Я был тем, кто исполнил ритуал так, как он должен был исполняться. Теперь я стану тем, кто исполнит его прямую противоположность.

-Вот и все, - медленно прошептал я, и активировал чары.

Никаких внешних проявлений сотворенного волшебства не было. Не сошли с небес звезды, не погасло солнце - но нечто сопоставимое произошло для моего канала в Искривленную Пустоту. Мне казалось, будто в движение впервые пришло нечто, скрывавшееся до сих пор по ту сторону червоточины в Искривленную Пустоту. Я ощутил прикосновение к себе чего-то невероятно могущественного, и ощутил себя его крошечной частью, как песчинка является частью великой пустыни.

Изменения внутри меня я пока не мог осознать. Смысл происходящего ускользал от моего разума, но на краткий миг во мне зажглась надежда на лучший исход.

Внезапная вспышка света неподалеку заставила меня ненадолго ослепнуть. Я упал на землю, и закрыл ладошками глаза. Сквозь мелькавшие на сетчатке пятна света я увидел, как потоки хаотической волшбы, раскрученные натрезимом, завершили то, для чего были призваны. Магическое чутье говорило мне, что видимое мною являлось чем-то вроде пространственного разрыва измерений, пробивавшего дорогу с Азерота в неизвестные миры. Портал? Но как? - удивился я, но в следующий миг удивление уступило место настороженности, когда сквозь портал сплошной лавиной бросились вперед небольшие демоны, размером чуть больше собаки, похожие на мелких бесов. Властно раздвигая копошащееся вокруг них алое море, вперед бежали многоголовые адские гончие, и другие демоны.

Хотя среди этой толпы никого не было более могущественного, чем уже падавшие с небес инферналы, их было много - очень много, и стояли они так, что лавина снега им не угрожала. Я вытянул руку вперед, выпуская вихрь разрушительной энергии, похожий на пылающее синее солнце, и одним ударом испепелил несколько десятков. Продолжить расправу мне помешало падение инфернала прямо на тот утес, где находился я сам. Прокатившаяся вокруг места падения дрожь земли заставила меня потерять равновесие.

Ноги почувствовали отсутствие опоры, и я полетел вниз с утеса - прямо в бушующее внизу белое море снега. Его поток поглотил меня внутри себя, и понес прочь в неизвестном направлении. Посторонние мысли покинули мою голову, и теперь я заботился лишь о том, чтобы не быть погребенным в снегу по вине собственного элементаля.

Меня несло с огромной скоростью куда-то далеко. Давление многометрового слоя снега по какой-то причине не вызывало дискомфорта, словно элементаль и здесь оберегал меня, не давая мне погибнуть в его родной стихии. Хаотичное перемещение не позволило мне собраться с мыслями достаточно, чтобы придумать способ выбраться на свободу, но это и не потребовалось: в какой-то момент я почувствовал, как меня буквально выталкивает на поверхность сквозь толщу снега. Уже вскоре мои ноги упали на скалистый грунт возвышения, на котором я чувствовал себя в относительной безопасности от бушевавшей вокруг стихии.

Бросив взгляд в сторону Стальгорна, я увидел копошащееся там алое море демонов, накатывающее на боевые порядки дворфов. Лепестки огненных взрывов поднимали в воздух кровавую взвесь и разлетавшиеся в разные стороны ошметки плоти там, где работала артиллерия Стальгорна. Над всей этой свалкой кружились дирижабли гоблинов, борта которых периодически окутывались пламенем выстрелов каких-то боевых установок. Где-то вдалеке я увидел, как зеленая фигура инфернала падает под напором каменного великана, вполовину более низкого, и словно состоящего целиком из серебристого мрамора. Земля задрожала в очередной раз, и на этот раз волна шла со стороны города дворфов.

Над склоном перед вратами Стальгорна вновь разнесся оглушительный звук боевого горна дворфов, однако даже его перебил неожиданный грохот вновь содрогнувшихся до самого основания корней гор. Красное море демонов в самом центре своих порядков резко пошло волной, и опало на землю, оставляя на ногах лишь одну единственную фигуру - другого мраморного колосса дворфов, от удара которого о землю тряслись сами горы. Эхо его удара дошло даже до моего утеса, резко подбросив меня от земли, отчего я упал навзничь.

Такими темпами дворфы сами перебьют всех демонов и попутно закусят натрезимом - отстраненно подумал я, поднимаясь с земли. У меня были и свои дела, не в последнюю очередь связанные с моим каналом в Искривленную Пустоту, который обращался в нечто невообразимое.

-То, что я помню о повадках этой силы, делает происходящее сейчас невозможным, - ошеломленно озвучил я свои мысли. Однако все произошло на моих глазах, и я не мог этому не верить.

Пустота внутри моей души открыла свой зев, сквозь который проходили потоки энергии, неукротимые, как извержение вулкана. Моё тело было окутано недоброй темно-синей аурой, похожей на грозовое небо, но неудержимая мощь энергии Искривленной Пустоты отчего то не стремилась вырываться сверкающими огненными протуберанцами, сжигающими все на своём пути. Я чувствовал: моя душа, моё тело, моё сознание - все это стало проводником для энергии Искривленной Пустоты в наш мир - и обратно.

Я пока еще живой, и это странно. Я только что сотворил немыслимое - то, что до сих пор не пробовал никто из магов на все известные на Азероте миры. Ритуал, привязывавший ко мне мощь Искривленной Пустоты, и направляющий её ко мне, объединился в одно целое с ритуалом, который был предназначен сугубо для обратного. Вместо того, чтобы нивелировать, противоположности дополнили друг друга, объединившись в идеальную пару. Отныне было неясно, где начинается одно, и где заканчивается другое. Потоки Искривленной Пустоты навек замкнулись.

Моя душа, мой разум, и моё тело стали проводниками энергии Искривленной Пустоты, пропуская её сквозь себя лишь для того, чтобы вернуть обратно. Я стал иглой в ткани реальности, на которую была наброшена петля потоков Искривленной Пустоты, протекавших сквозь Азерот.

Я закрыл глаза, ожидая, когда в тело начнет вгрызаться боль - и дождался этого спустя долгие секунды напряженного ожидания. Потоки энергии словно разрывали меня на куски, не щадя ни единой клетки тела. Пламя Искривленной Пустоты пожирало меня заживо, однако по какой-то причине разум так и не помутился от боли, проходящей где-то в стороне от сознания. Краем глаза я заметил появление постороннего наблюдателя, и повернулся в его сторону.

-Ты горишь, - сообщил мне натрезим, появившись из облака тьмы в нескольких метрах от меня. Лишь теперь я заметил, что снежная буря подошла к концу. Что бы ни происходило во время поединка элементаля и Повелителя Ужаса, победитель сейчас стоял передо мной, и с осторожным интересом наблюдал за происходящими со мной изменениями. Я встретил пылающий алым огнем взгляд.

-Я вижу, - безразлично ответил я, наблюдая за медленно истлевающей плотью рук. Смертная плоть эльфа отслаивалась, словно шелуха, за которой проступало нечто, будто целиком состоящее из эфирных, слепяще-синих потоков энергии. Я чувствовал их пульс, как у живого сердца. Они пульсировали внутри меня, как кровь в артерии. Сколь мало во мне осталось прежнего - и во что я превратился?

-Ты такой же эльф, - заметил натрезим, - Как я - бабушка зеленого гоблина. Если ты лишь скрывал это под шкурой смертного, то я не удивлен, что тебе так часто удавалось меня обставить.

-Больше нет нужды тебя обставлять, - произнес я, и увидел, как из моего открытого рта вместе со словами вырвалось голубое пламя, - Теперь я тебя просто убью.

Вместо ответа натрезим растворился в облаке тьмы, и возник на расстоянии вытянутой руки от меня. Когтистая ладонь демона с молниеносной, неразличимой глазу скоростью вонзилась мне в грудь, пробивая её насквозь, как сухую скорлупу. Не ощущая ничего, кроме легкого дискомфорта, я поднял левую руку, и перехватил ей демона под локтем. Постепенно моя ладонь наливалась силой, обретала форму и объём, словно обратившееся твердым телом пламя. Скорее догадываясь об этом, нежели чувствуя, я видел, как натрезим шевелит кулаком, вышедшим у меня из спины, безуспешно пытаясь высвободить руку. В алых глазах Повелителя Ужаса медленно проявлялось удивление и опаска, когда он начал понимать суть происходящего.

-Кто ты такой? - рыкнул он, пытаясь за гневом скрыть растерянность.

-Твоя смерть, - холодно произнес я, и дыхнул вырвавшимся изо рта пламенем ему в лицо. Всепожирающий огонь энергии Искривленной Пустоты, казавшийся мне приятно прохладным на ощупь, вцепился в демона, как клещ. Натрезим оглушил меня своим криком, в котором не было ничего, кроме боли. Если на нем и были какие-то магические щиты, пламя игнорировало их, прожигая шкуру демона насквозь до самых костей.

Правой рукой я ухватил его за наплечник доспеха, и потянул прочь от себя, одновременно удерживая левую руку демона на месте. Услышав хруст костей и треск плоти, я лишь отметил, что мои ладони обладают нечеловеческой силой, далеко превосходящей возможности самого Повелителя Ужаса. Резко напрягшись, я оторвал руку демона из плеча. На левом наплечнике натрезима, за который я держался правой рукой, отпечаталась отметка моей пятерни, продавившей своей силой металл. Избавившись от торчащей у меня из груди конечности врага, я бросил на него взгляд, отмечая странное искривление магических потоков вокруг него.

-Не уйдешь! - крикнул я. Повинуясь даже не приказу - а смутно осознаваемому мною желанию, магические потоки замерли на месте, отказывая генералу Пылающего Легиона в возможности сбежать в Искривленную Пустоту.

-Будь ты проклят, эльф, - прохрипел израненный, полумертвый натрезим, в котором уже с трудом можно было узнать былого Повелителя Ужаса - грозу смертных. Одна из рук его была оторвана, и из её обрубка выступала тягучая черная кровь. Пламя Искривленной Пустоты погасло, но не оставило на теле демона ни единого целого места - вся некогда бледная шкура его была покрыта страшными ожогами, от которых кожа слезала черными струпьями.

-Хочешь знать, что случится с Пылающим Легионом, когда он ступит на Азерот? - спросил я у натрезима, и указал на далекое от нас сражение, в котором армию демонов уже теснили дворфы.

Повинуясь моей воле, потоки энергии Искривленной Пустоты сформировали пылающую сферу, испускавшую во все стороны протуберанцы синего пламени. Сорвавшись с места, она упала в гуще демонов, и одним ударом положила сотни их, заставив горы вновь затрястись. Хребет армии демонов уже был к этому времени сломлен, а теперь - после моего удара, каждый из напавших на Стальгорн демонов оказался в одиночестве против десятка вооруженных до зубов дворфов. Не требовалось быть пророком, чтобы предсказать скорое приближение солдат Стальгорна к самому порталу.

-Будь ты проклят! - повторил натрезим, и окутался покровом тьмы. Я не препятствовал, еще в первые же мгновения как-то определив то место, куда демон пытается переместиться. Спустя секунду мои ноги ступили на землю возле самого портала. Я не владел заклинанием телепортации - отныне оно было мне не нужно. Потоки магии, оказавшиеся в моём распоряжении, стали послушны моей воле настолько, что я достигал поставленной цели, просто желая её.

-Хочешь сбежать? - задал я риторический вопрос, когда увидел медленно ползущего в сторону портала демона. Ухватив его за рог, я потащил его за собой к порталу с той же легкостью, с какой я бы нес невесомую пушинку. Остановившись уже там, я еще раз опустил взгляд на противника, в глазах которого можно было разглядеть лишь смертельную усталость. Он уже смирился со смертью - возможно, что и окончательной, и лишь удивлялся тому, что я пока не спешил приводить приговор во исполнение, будто обдумывая что-то.

Странным образом, я чувствовал, будто Азерот сам по себе пытается исторгнуть меня из себя, как инородное тело. Какая-то часть тела эльфа еще существовала, и лишь это позволяло мне еще удерживаться от соскальзывания в Искривленную Пустоту. Однако ничто не вечно, и я признал, что мне предстоит уйти.

Уйти - чтобы вернуться вновь.

-Хочешь сбежать? - повторил я свой вопрос, но натрезим мне так и не ответил. Моя рука, словно целиком состоящая их синего пламени, потянулась в сторону портала, преодолевая легкое сопротивление его защиты, и когда потоки Искривленной Пустоты коснулись портала, произошел колоссальной силы взрыв.

Во все стороны от портала распространилась ослепительная вспышка света, в которой растворилось то, что еще оставалось от меня, и от тела демона. Азерот избавился от посторонних элементов, а я - от оков собственного тела, и очнулся вновь уже там, где привычных законов не существовало и в помине.

Свободно скользя в том пространстве, что смертные называли Искривленной Пустотой, я почувствовал поблизости от себя огонь демонической души натрезима, и протянул в его стороны свои пылающие руки. Здесь - только здесь, где находится Начало Всего, демоны могут окончательно умереть. Я чувствую его страх - неподдельный страх. Он даже не пытается сопротивляться - все его усилия направлены лишь на то, чтобы отправить в Пустоту зов, как сообщение об угрозе, но тщетно. Я сильнее его, и о произошедшем сегодня не суждено узнать ни одной душе. Прощай навсегда, натрезим.

Эпилог

-Победа! - провозгласил Магни Бронзобород, высоко поднимая крепко сжатый кулак. Его слова армия дворфов встретила единовременным возгласом ликования.

-Сегодня многие пали, - произнес король Стальгорна, - Но число сокрушенных врагов не поддается подсчету. Эта битва стала самым кровопролитным сражением за всю новейшую историю Стальгорна - и обязательно войдет в легенды. Оно стало первым сражением, в котором плечом к плечу встали глубинные дворфы, гномы и гоблины! Стойкие воины дворфов, - продолжил Магни, -Короли Гор, танки и пушки, магические артефакты гномов, и причудливые устройства гоблинов - всё в этой битве было брошено в бой, и позволило достичь неоспоримой победы! Пусть демоны трепещат, если решат вновь напасть на Стальгорн - в следующий раз мы смешаем их с грязью даже больше!

Карадин нахмурился, прогоняя воспоминания. Он шел по склону горы, исследуя место сильнейшего взрыва, в поисках чего-то, что он никак не мог внятно сформулировать. Эльф по имени Мэвниар бесследно исчез во время сражения, и многие считали, что он погиб. К такой мысли склонялся бы и сам Карадин, если бы не знал эльфийского колдуна. Опыт и чутьё Короля Гор говорили ему, что эльф не мог просто так взять и исчезнуть. Хотя бы что-то должно было остаться - какое-то напоминание или след.

-Он жив, - внезапно произнесла эльфийка, стоящая у него за спиной. Её длинные каштановые волосы свободно развевались на ледяном ветру Дун Морога, однако та словно не чувствовала холода. Её пронзительно синие глаза глядели куда-то сквозь горизонт, будто в поисках чего-то, ведомого ей одной.

-С чего ты так решила? - спросил у неё дворф настороженно. Он не слишком доверял волшебнице, хотя и не считал её шпионкой. Спустя несколько часов после боя она озвучила желание остаться в Стальгорне, и теперь её странное устремление с учетом последних слов обретает новый смысл. Она что-то знает?

-Что вы вообще знаете про Мэвниара? - спросила его Лину. На какое-то мгновение дворф поперхнулся, словно собираясь сообщить, что знаком с ним очень долго, однако что-то в тоне эльфийки заставило его осечься. Лихорадочно осмысливая все странности, связанные с эльфом, он неожиданно для себя признал, что волшебница может быть в чем-то права.

-Ничего, - прохрипел Карадин, в итоге, - Он - совершенно неизвестная величина. Одни демоны знают, чему он научился из книг эредаров. Мои инстинкты порой шептали мне нечто странное. Будто он был словно... словно щупальце, протянувшееся в наш мир откуда-то из-за изнанки реальности.

Дворф прикусил язык. Охвативший его приступ откровенности заставил его быстро пожалеть о сказанном, но инстинкты - инстинкты Короля Гор говорили прямо и однозначно, а он лишь повторял то, что услышал.

-Мои приборы фиксировали всплески энергии Искривленной Пустоты практически ежедневно, -промолвила волшебница, - По странному совпадению, Мэвниара в Стальгорне в это время найти было совершенно невозможно, хотя я не раз пыталась. Еще по некоторым рассказам о его подвигах можно было догадаться, что он умеет неким образом манипулировать энергией Искривленной Пустоты. Так что... да. Жутковато звучит, но твои инстинкты могут быть в чем-то правдивы.

-Ты так и не пояснила, почему считаешь, будто он еще жив, - заметил дворф.

-Это...сложно объяснить, - замялась эльфийка, - Давай скажем так - это пока просто непроверенная гипотеза. Просто на случай, если Мэвниар не погиб, но был выброшен куда-то сквозь портал демонов.

-Выглядит правдоподобно, - ухватился за эту идею Карадин, -По крайней мере, так остается надежда на то, что он выжил.

Дворф вновь помрачнел. Воспрянувший, было, в его глазах огонь угас.

-Как бы то ни было, в этом случае мы все равно не можем ничего для него сделать, - произнес он, и встряхнулся, - Ладно, я пойду. Искренне надеюсь на то, что твоё ожидание не станет вечным, Лину.

-Ты даже не представляешь, Карадин, - промолвила волшебница уже после того, как дворф ушел.

***

Чуть ранее

-Ты не похож на обычного ворона, - недружелюбно произнесла Лину, вот уже минуту разглядывая черную птицу на ветке заснеженного дерева у самых ворот Стальгорна. Ворон повернул в её сторону глаз. Странная оранжевая радужка птицы внезапно расширилась, заставив эльфийку вздрогнуть.

-Что...- промолвила она, и осеклась. Птица стремительно рухнула с дерева на землю, словно сраженная камнем. Испуганно отступившая на шаг назад эльфийка прикрыла глаза рукавом мантии, защищаясь от ослепительного зеленого сияния, окутавшего странную птицу. Миг, и перед Лину неспешно поднимался человек, облаченный в красно-коричный матерчатый плащ, украшенный длинными птичьими перьями вокруг капюшона. Серо-стальные глаза взглянули на принявшую защитную позу эльфийку, и незнакомец первым поднял руку в примиряющем жесте.

-Не бойся, юная волшебница из Кель-Таласа. Я тебе не враг, - произнес человек, устало опершись на массивный деревянный посох. В прорези капюшона эльфийка увидела неподвижное морщинистое лицо уже пожившего человека, прочитать по которому что-либо было невозможно.

-Кто ты такой? - холодно спросила Лину. В её голубых глазах вспыхнул магический огонь, между тонких пальцев проскочили мелкие искры. В воздухе появилось ощущение надвигающейся грозы, однако на человека это не произвело никакого впечатления. Всё так же отрешенно серые глаза наблюдали за окутавшейся защитными чарами эльфийкой.

-Можешь звать меня... Пророком, - прошептали сухие губы незнакомца, -Потому что я пришел рассказать тебе о будущем Азерота.

-Рассказывай, - недружелюбно отозвалась Лину,- Небось, будешь пророчить конец света, маг. Я не знаю, кто ты такой, но ты...

-Спустя всего лишь несколько коротких лет Азерот ждет вторжение Пылающего Легиона, - резко и отрывисто отчеканил маг, властно перебивая эльфийку, -И, в этот раз, ваш враг придет сюда во плоти, чтобы лично командовать захватом мира.

-Я теряю терпение, человек, - скрестила руки на груди эльфийка, -Расскажи историю поинтереснее, и я, быть может, подам тебе милостыню, как шуту.

-Неужели недавнее сражение с демонами не навело тебя ни на какие мысли? - печально, и, как показалось эльфийке, разочарованно промолвил человек, -Сколько уже раз Пылающий Легион пытался завоевать этот мир? Что вам еще, глупцам, нужно, чтобы понять, что он не остановится?!

-То, что произошло недавно - далеко не вторжение, - ответила Лину, -Пусть даже его отражение дорогого стоило. Очень дорогого.

-Это, действительно, было далеко не вторжение, - кивнул маг, -Но, оно выявило присутствие на Азероте наших извечных врагов... и, одновременно, указало нам путь к спасению.

-Что ты имеешь в виду? - спросила эльфийка.

-Когда-то я корил себя... проклинал за то, что своими же руками оставил владыкам Пылающего Легиона лазейку для вторжения, - медленно прошептали губы старого мага, -Ирония судьбы в том, что тот же метод отлично подойдет и для того, что привести на Азерот противовес демонам. Привести нечто... способное резко качнуть чашу весов в пользу всего живого в этом мире. Привести нечто, что уже сыграло немалую роль в происходящем последнее время на Азероте.

В голове Лину промелькнул ворох суматошных мыслей, на которые её навели слова странного мага. Против воли, в её голове зажглась сумасшедшая догадка. Эльфийка боялась озвучить её, опасаясь прослыть столь же сумасшедшей, как увиденный ею маг, и одновременно цеплялась за неё всем суматошно забившимся сердцем.

-Неужели ты имеешь в виду... - осеклась Лину.

-Да, я имею в виду именно его! - отчеканил Пророк; его плащ резко взметнулся, освобождая указывающую на эльфийку правую руку, - И привести его на Азерот поможешь мне ТЫ!


Оценка: 8.97*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"