Хоружая Ирина Алексеевна: другие произведения.

Глава 7. Пират

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  На следующий день, ещё затемно, стали готовиться к спуску. Скала и вправду казалась поло-гой, однако её изрядно обработало время. Нужно было иметь известную ловкость, чтобы, спуска-ясь, не поскользнуться...
  Ренат и Женька первыми высадились на берег. На ногах они съехали вниз по каменистому склону. Подошвы форменной обуви жалобно скрипнули, но выдержали нагрузку. С молодецким гиканьем и посвистом мальчишки спрыгнули в "барашки" прибоя.
  Дальше пришла пора спускаться Артёму. Мы с Асей бережно усадили его на собранные носил-ки. Чтобы ноги раненого не соскользнули, их привязали к веткам кожаными ремнями. Как на са-лазках, Артём покатился вниз. Он успел что-то дурашливо выкрикнуть, прежде чем его поймали мальчишки.
  Никто из нас и виду не подал, что знает: никогда больше не увидеть нам эту пещеру. Без альпи-нистского снаряжения подняться вверх было бы невозможно - особенно с раненым на руках.
  Мы с Асей последними покидали наш лагерь. Не знаю, как смогли устоять на ногах мальчишки, но я потеряла равновесие сразу. Чтоб не упасть, схватилась за вбитую в камень же-лезную скобу. И тут же отдёрнула руку: металл раскрошился от прикосновения.
  Как восхитительна была первая встреча с прибоем! Волны бросались на нас с щенячьим вос-торгом, ласкались, прыгали в руки, лизали в склонённые лица. Мы гладили их блестящую холку, играли с прозрачными спинами...
  Однако, к делу!
  Мы вновь водрузили носилки на плечи и вчетвером понесли Артёма. Старались шагать осто-рожно, строго по линии прибоя. Между тем, больной оказался беспокойною ношей. Он ёрзал на месте и вглядывался вперёд, ожидая подвоха.
  Первые приключения начались шагов через сто. Внезапно послышались странные звуки. Воз-дух наполнился женским голосом, звучным, низкого тембра. Безусловно, он был красив. Только холодный, бесстрастный тон портил всё впечатление. Было такое чувство, будто мы слушаем рас-писание поездов на вокзале. Сходство усиливалось из-за шума и треска, которыми прерывалась старая запись. Временами всё замолкало, как будто "Железная Тётя" внезапно теряла голос. Тем не менее, всякий раз она до конца договаривала свой текст.
  - Усталый путник! - в словах едва уловимо играл акцент, - Ты голоден и измучен? Отчаяние терзает тебя? Знай, что осталась ещё надежда! Зайди в эту дверь, - за нею ты получишь пищу и кров. Затем автономный катер доставит тебя в безопасное место, за пределами зоны военных дей-ствий! Взамен потребуется сообщить нам сведения о внешнем мире. Внимание! Интересующая нас информация ВНЕ политики! Она НЕ содержит угроз твоей стране! Другого выхода отсюда не существует! Сотрудничай с нами - и мы поможем тебе!
  Далее следовало невнятное шипение, которое заканчивалось единственной чёткой фразой: "Доброго вам пути!". Затем старая запись вновь повторялась по кругу...
  - "Русиш зольдат! - дурашливо передразнил Артём, - Переходи на сторону непобедимый не-мецкий армий! Здесь ты получишь горячий супчик и шнапс!" Что за отстойный рекламный ролик!
  Мы осторожно обогнули источник звука - одноэтажное каменное сооружение. Больше всего оно походило на длинный морской мол. Узкое длинное здание метров на сто протянулось в мор-ские воды. Невозможно было с точностью определить, где именно оно обрывается. Дальняя часть строения терялась в туманной дымке.
  - Поползай-ка тут, не жравши, - грустно вздохнул Артём, - может, ещё и захочется к этой "Железной Тётке"!
  - Или за эротикой! - легкомысленно хмыкнул Ренат, - Голосок-то - прямо бархатный! На За-паде, слышал я, есть такие услуги по телефону...
  Об этой "услуге", видимо, слышали все мальчишки, поскольку немедленно дружно заржали.
  - Вот, где Питерские сидят!! - театральным шёпотом сообщил Женьке Сафин.
  Мы с Асей сделала вид, что ничего не слышим. Вокруг было столько вещей, поинтереснее по-шлостей! Чего стоили хотя бы маленькие изумрудные крабы, шнырявшие под ногами! Интересно, с чего они так расплодились? Наверное, здесь не было естественных их врагов - птиц... Крабы казались совершенно непугаными. Они не разбегались от нас, только у самых ботинок лениво от-ползали в сторонку.
  Женька поднял к глазам одного изумрудного краба.
  - Предупреждаю: ты наш обед! - честно признался он, - Надеюсь, вкусно получится, а то крыс жрать не хочется!
  Неожиданно он взглянул на нас беспокойно:
  - Как думаете, "зелёнка" останется в нашем теле?
  Глупый вопрос! Видно же, как мерцают под панцирем краба изумрудные сгустки...
  Шлёпая по воде, мы с опаской поглядывали на берег. Прямо за пляжем начинались отвесные скалы. Обращённые к Морю склоны казались подозрительно ровными. Ясно виднелись на них ряды овалов. Что-то вроде чёрных одинаковых пробок скрывало их сверху. Внизу были начертаны выцветшей краской непонятные знаки и цифры. Что здесь такое - бойницы? Пират писал, что ни одно из этих орудий пока ещё не пальнуло... Тем не менее, удачу испытывать не хотелось.
  Втянув голову в плечи, ощущая себя мишенью для сотен прицелов, мы шагали всё дальше. Медленно приближались развалины громадного корабля. Время и влажность давно уж повергли ниц могучего исполина. Теперь они разрушали его остатки. Откровенно сказать, смотреть на это было противно. Величественное военное судно превратилось в огромный остов. Каждая деталь его вызывала чувство глубочайшего отторжения: неестественные изломы палуб, короста ржав-чины и провалы...
  Пират окрестил корабль "Листопадом". "Всё время с него что-то валится, - объяснял он, - гро-хочет, разбиваясь о камни!"
   Проходя мимо, мы, в самом деле, наслушались шума и скрежета...
   За устрашающим "Листопадом" начиналась ровная прямоугольная площадка, размером при-мерно пятнадцать на тридцать метров. Разумеется, "прямоугольной" и "ровной" она оставалась благодаря заботливому уходу. За чистотою внутри следил робот, которого Пират назвал "Мусор-щиком". Он описал его так подробно, что ошибиться было бы невозможно.
  На удивление живучим оказалось это механическое создание. Двигалось оно на гусеницах, словно трактор, собирало мусор широким совком... Судя по всему, программа Мусорщика была элементарной. Мальчишки сказали, что единственной тайной его можно считать источник пита-ния. Шутка ли: столько десятилетий прибирать клочок пляжа! Наверное, не обошлось без радио-активных элементов питания...
  Пират советовал нам опасаться "Мусорщика" и не ступать на его площадку. Впрочем, мы сами не хотели волновать старика. Наоборот - деликатно обошли его по воде. Тем не менее, Мусорщик подозрительно наблюдал за нами. Подкатывался поближе, обращал в нашу сторону сенсоры на низкой квадратной крыше... Похоже, в них были вмонтированы датчики движения.
  Время от времени робот отвлекался от нас для того, чтобы исполнить свою основную работу. Ковшом он отгребал в сторону маленьких любопытных крабов, убирал наметаемый ветром песок. По краю высились груды всяческой дребедени, скопившейся за полвека. Сухие водоросли, ветки, ракушки...
  Впрочем, и "Мусорщика" коснулось общее разрушение. Неизвестно, "глюкнула" ли програм-ма, отказала ли часть старых датчиков, да только с некоторых пор робот халтурил. Судя по всему, изначально площадка его была в два раза больше. Теперь дальняя половина её неуклонно зараста-ла грязищей...
  - Интересно, - с опаскою хмыкнул Женька, - что будет, когда он сломается?
  - Кто его знает? - Ренат почесал в затылке. - Смотря по тому, что он здесь охраняет...
  - Наверное, вон те дырки! - Женька указал вперёд. Владения "Мусорщика" находились далеко от воды, в дальней части пляжа. Одной стороною они упирались в отвесные скалы. Если пригля-деться, у самого подножья их можно было заметить ровные полукруглые дыры. Должно быть, они вели в толщу скальной породы. Точнее сказать бы не получилось: внутри виднелись крупные ло-пасти вентилятора. Несмотря на штиль, они равномерно вращались.
  - Очень похоже на вентиляционные шахты! - коротко объяснил Смирнов, - Если так, внизу обязательно есть пустоты... Может быть, хитро сделанный атомный котёл, до сих пор питающий всю систему. Вот и представь, что будет, если набить в вентиляцию мусора! Возможно, атомный взрыв... - Напрасно наши тянут кота за хвост! - мрачно прибавил Сафин, - В любую минуту всё может рвануть! Время здесь против нас!
  - А Время пленных не берёт! - поддакнул Женька.
  Вдруг впереди что-то ярко блеснуло. За кучею мусора проглянул холмик белого камня. Ни о чём подобном Пират не рассказывал; мы замерли в недоумении.
  Вскоре стала видна красная жестяная звезда, венчавшая камни. Должно быть, её вырезали из консервной банки и раскрасили одним из "баллонов" Пирата... В волнении мы приблизились к странному памятнику и только тогда прочитали табличку, закреплённую на камнях. По ржавому листу белой краской было выведено:
  
  СЛАВА ПАВШИМ ГЕРЯМ!
  ЛУНА
  199? - 2016
  С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ОТ ТЕХ, КТО ПРИШЁЛ ПОСЛЕ
  
  - Всё-таки они нашли тело... - голос Аси дрогнул, - Только отчего же не написал об этом Пи-рат?
  Несколько секунд я ещё держала себя в руках, как вдруг слёзы хлынули градом! Как ни удиви-тельно в Саркофаге мне удавалось сдерживать их напор. Тоска, отчаяние, дурные мысли - всё это оставалось спрятанным глубоко в душе. Я не разрешала эмоциям вырваться на свободу. В школе нас учили тому, что лишние чувства вредны - особенно в боевой обстановке. Внутри Саркофага всё ещё шла война, и я заранее приготовила себя к худшему. Нужно было суметь, при необходи-мости, пережить гибель друзей, боль ран, близость собственной смерти... Одной лишь Луны ни-когда не касались печальные мысли. Я хотела, чтобы она жила вечно, чтоб оставалась символом нашей борьбы - в этом ужасном месте.
  Но правду говорят: чудес не бывает...
  Впрочем, мы не могли долго скорбеть над могилой. Нас ждал долгий маршрут, до мелочей продуманный ребятами из Ленинграда. Если просчитать расстояние, выйдет не так далеко, три километра, не больше. Но нужно ещё продержаться эти три километра! Обходить мины, избегать бойниц и ловушек...
  Только благодаря подсказкам Пирата мы засветло одолели большую часть пути. По дороге не-угомонный Женька вновь нацепил на себя устройство ночного видения. Он направил его на Море, над которым уже спускался вечерний сумрак. Как вдруг мальчишка вскочил, подпрыгнул и что-то залопотал восхищённо! Без лишних слов Ренат сдёрнул с его головы прибор - и взглянул в него сам.
  Да уж: здесь было, на что подивиться!
  Когда пришла моя очередь заглянуть в линзы, я увидела перед собою захватывающую картину! Казалось, над заливом застыл светящийся дождь: прозрачный, с изумрудным отливом. Верх и низ Саркофага - его Море и тучи - соединяли ровные невесомые линии. Всё это очень напоминало "систему коммуникаций" в пещере. Только на сей раз "трубы" шли не по стенам, а в воздухе, сре-ди лёгкой дымки...
  - Что я говорил! - отчего-то обрадовался Артём, - Хитрая здесь механика! В Форте всё неспро-ста, отдельные элементы встроены в единую систему! Взять, к примеру, облачность над Саркофа-гом... Вполне возможно, что она работает вместо солнечной батареи. Вот вам и вечный источник энергию!
  - Значит, наши должны перекрыть небо Дракону! - уверенно заявил Тимофеев, - Глядишь, си-лёнок у Горыныча стало б поменьше!
  - Спохватился! Пробовали уже в две тысячи третьем - неужели не знаешь? Да только нарва-лись на обстрел изнутри Саркофага. После этого наступление свернули: испугались, что стены не выдержат перегрузок. С тех пор оставили небо в покое.
  - Посмотрите только! - Артём задрал голову так, что едва не упал с носилок, - Возможно, но-чами облачность поглощает свет Моря!
  Действительно, с наступлением сумерек морские воды преобразились. От них заструился свет - волшебный, зеленоватый. Приглядевшись, можно было заметить, что его испускают изумрудные точки планктона. Светились они так ярко, что даже на облачность падало отражение блеска.
  - Двухсторонняя чувствительная система! - присвистнул Ренат, - Днём один источник энергии, ночью - другой!
  Все вдруг зашумели, перекрикивая друг друга:
  - Вот тебе на! Ничего себе - технологии!
  - Что там атомный реактор! Он здесь - как детский лепет!
  - Возможно! - перекрыл шум низковатый голос Артёма - Но Пират прав: "блеск и нищета" здесь во всём! Либо простейшие технологии, либо, извините меня, совершенно иные высоты! Та-кие нам и не снились... Порождения могучего разума!
  - Хочешь сказать, капиталисты вступили с дьяволом в сделку?
  - А он, конечно же, всех надул! Сделал свою работу наполовину! Получается, только "зелёнке" здесь хорошо - всё остальное пропадает к чертям собачьим!
  - Опять?! - возмущалась Ася, - Ну, просто сборище мракобесов! Оставьте в покое мистику! Если во всём этом есть что-нибудь непонятное, то, скорее всего, оно связано с инопланетным ра-зумом!
  Я даже развеселилась:
  - Послушайте, какой ужас! Ждали-ждали внеземного контакта, а что взамен получили? Ино-планетную контру?!
  - Не задалось с идейностью во Вселенной!
  - Даёшь Маркса на Марс!!! - завопил Женька.
  Впервые за всё последнее время мы хохотали и веселились. А что поделать? Нельзя же всё вре-мя жить в страхе! Вскоре решили, что пора устроить ночлег. Подходящее место как раз имелось неподалёку. Здесь когда-то разбила свой лагерь группа из Ленинграда. Их руками сооружались неуклюжие, но крепкие скамейки из уцелевших обломков. Это они аккуратно расставили их во-круг кострища. Влажный песок был изрыт следами. Разве можно было, глядя на них, ощущать се-бя одиноким?..
  Впрочем, невидимые друзья - это, конечно, прекрасно, однако обеда они не сварят. Консервы мы успели доесть, так что теперь нужно было учиться самим добывать себе пищу. Для начала, разжечь огонь и наловить креветок.
  Сафина с Женькой сразу отправили на рыбалку. Тем временем мы вместе с Асей натаскали к кострищу охапки высохших водорослей с пляжа. Теперь оставалось только разжечь костёр.
  Некоторое время Артём промучился, орудуя зажигалкой, но всё оказалось напрасно. Водоросли трещали, дымились, но пламя не занималось. Как видно, мешала нестерпимая влажность вокруг.
  Мы всё ещё разжигали костёр, когда возвратился Сафин. Он вернулся один, без рачков, однако с таким лицом, что никому и в голову не пришло расспрашивать об улове. Парнишка выглядел так, как будто ему предстояло сказать самую скверную новость в жизни.
  - Пойдёмте, кое-что покажу. - голос Рената сорвался, - Ася, только ты, пожалуйста, подожди здесь!
  Разумеется, после этих слов девушка немедленно бросила всё - и побежала в ту сторону, откуда вернулся Сафин. Вдвоём с Ренатом мы подхватили Артёма под руки и поспешили вдогонку.
  Асю мы настигли метрах в пятидесяти от места нашей стоянки. Рядом с нею понуро стоял по-терянный, взлохмаченный Тимофеев. Напротив белели три одинаковых низких холмика, при виде которых у меня ёкнуло сердце. Скажите, зачем ещё выкладывать эти овалы из белых камней ракушечника? Понятно же, что это могилы...
  - Аська! - издалека закричал Ренат, - Их было четверо, слышишь?! Кто-то ведь смог их похо-ронить!..
  - Ищите надпись! - морщась от боли, хрипел Смирнов.
  Фонарики долго шарили по земле. Наконец, луч упал на пластиковую бутылку, вкопанную по-отдаль. Сафин взмахнул ножом - и хрупкое горлышко отлетело. Внутри оказался сложенный лист бумаги.
  - Видала? Почерк Пирата! - Смирнов передал листок Асе. Та схватила письмо, впилась в него взглядом... Остальные, не в силах сдержать нетерпение, подглядывали из-за её плеча.
  "Дорогая Ася! - было написано на листке - И вы, ребята Волжского клуба! Хотелось бы ду-мать, что именно в ваших руках окажется эта записка. Простите, если внушил вам надежду на скорый успех нашей совместной операции. Конечно, на самом деле всё далеко не просто. В "Рай-дере" мало быть осторожным, нужно ещё иметь нюх на опасность. Я долго думал о том, в чём заключалась наша ошибка. И не нашёл ни одной серьёзной промаш-ки. Наверное, здесь накопилось слишком много орудий уничтожения. Очень трудно не потрево-жить какое-нибудь из них. Нас подвела случайность. В тот день мы уже подходили к концу линии пляжей. Дальше её замыкала скала, на которую нужно было забраться. Мы подняли туда снаряжение и спустились обратно, чтобы окончательно свернуть лагерь. И тут началось! Накануне мы проводили разведку пляжа - с помощью крыс и большого куска железа. Для зверей соорудили упряжь, настолько сложную, что снимать её не хотелось. К тому же, так проще держать животных в неволе. Стоит закрепить груз - и крысы уже никуда не денутся. Однако вчера эти твари перегрызли "сбрую" - и удрали. Мы не особенно волновались - думали, освободятся от упряжи сами. Мало ли крыс бегает в Саркофаге! Но наших понесло к Мусорщику-2. Обратите внимание: его остатки совсем рядом. Мы-то считали роботов-уборщиков безвредными, если на их площадки не лезть. Правильно делали, что не лезли. Крысы не до конца перегрызли крепления и всей "тройкой" помчались на площадку Мусорщика. Видимо, от веса сразу троих животных у того сработали датчики на опасность. Включилась программа защиты. Мы видели, как у Мусорщика открылась бойница - и он пальнул в крыс снарядом. Его конструкция не выдержала, взорвалась. Осколками убило Михая и Славу. Тимка умер позже от ран. Вечная им память! Я стоял дальше всех, поэтому почти не пострадал. Только, когда падал, сильно ударился боком. Вот так и остался один. Прости, Ася, ждать вас времени нету. Когда хоронил товарищей, понял, что дела мои плохи. Слабость растёт, хотя на теле одни синяки, ран не видно. Хотелось бы думать, что это не внутреннее кровотечение... Наверное, удар был слишком силён. На всякий случай, потороплюсь. Буду действовать по нашему запасному плану. Здесь примером для всех должен стать подвиг Луны. Именно она впервые разведала и описала эти места. А ведь ей приходилось ещё труднее! В общем, я двигаюсь к ТНО. Там и увидимся."
  Письмо завершала дата: "6 ноября 2017г."
  Едва прочитав последние строчки, Ася тотчас же бросилась в темноту. Мы с Женькой почти повисли у неё на плечах: чистое безумие - бегать внутри Саркофага! К счастью, долго бороться с Асей нам не пришлось: скалы начинались неподалёку. Вскоре лучи фонариков осветили то самое место, где поднимались наверх "пираты".
  Отвесной стеною склон уходила на высоту 25 метров. Чтобы забраться туда, "команда из Ле-нинграда" вбивала в скалу альпинистские скобы из стали. Скорее всего, ребята их экономили. Самая нижняя из ступенек торчала на высоте 7-8 метров. Чтобы дотянуться до неё, "пираты" наверняка вставали на плечи друг друга. Перенося рюкзаки наверх, они, должно быть, использовали систему лебёдок и тросов, которые затем сняли.
  К сожалению, последовать примеру питерской группы мы не могли. Без верёвок забраться на-верх было бы невозможно - тем более, с раненым на руках.
  - Что? Верёвки нам не оставил? - жалобно бормотал Женька, шаря лучом фонарика под ска-лою.
  - Не жирно ли будет? - с досадою бросил Ренат. - Пират и так хорошо поработал для нас! На блюдечке подносил всё, что нужно! Вёл, как слепых котят! Давайте ещё обидимся из-за того, что он не отдал последнее! Верёвка ему самому понадобится. Влез по ней на скалу, отцепил - да и за-брал с собою!
  - Стойте! - крикнул вдруг Женька, - Вижу ещё письмо!
  У стены, зажатая плотно камнями, блеснула ещё одна пластиковая бутылка. Внутри неё скрю-чилась очередная бумага...
  - Ох, и не нравятся мне всё это! - сразу напрягся Артём, - Чего там ещё?!
  Записка состояла из бегущих, неровных букв. Почерк был тот же, но Пират писал в спешке:
   "Если вдруг не сможете здесь подняться, - гласила записка, - есть ещё один вариант. В Сарко-фаг мы пронесли надувную лодку. Использовать её не успели. Оставили у берега, и в первую ночь её смыло приливом. (Небольшие приливы здесь есть, так что вещи у самой воды не бросайте!). Лодку отнесло к дальнему краю "Железной Тёти". Лезть туда не рискнули. Попробуйте, если не страшно. По морю есть шанс обогнуть скалу, добраться до пологого берега. Оттуда вы сможете выйти на главный маршрут, к ТНО. Удачи!"
  Здесь было, над чем подумать! Что приготовила нам Судьба? Считать ли лодку Пирата за бес-ценный подарок, или готовиться к худшему? Немного поспорив об этом, решили, что утро вечера мудренее. Убитые горем, мы с грехом пополам развели костёр и приготовили ужин. Сварили кра-бов, но вкуса их, кажется, никто не запомнил.
  Как отличалась эта ночь от прошлой! Какой безнадёжной и горькой стала она для нас! Каза-лось, весь мир померк, над нами сгустилась тьма. В ней оставался единственный лучик надежды: на то, что Пират ещё жив, что он где-то рядом.
  
  ***
  Едва рассвело, мы в подробностях разглядели описанную Пиратом картину. Неподалёку виднелась прямоугольная ухоженная площадка, точь-в-точь, как у Мусорщика Љ1. От её владельца мало что оставалось - на земле валялись только фрагменты гусениц. Верхняя половина робота вовсе пропала, разнесённая взрывом на части.
  В центре площадки зияла большая воронка. Осторожно приблизившись, мы заглянули туда. Глубокие трещины уходили в подземные пустоты. Белёсый дымок поднимался оттуда, мешая рас-смотреть дно.
  - Ничего себе! - Женька затравленно оглянулся. - Тут и без нашей помощи всё скоро взлетит на воздух!
  Ася горячо поддержала его - мол, нечего терять драгоценное время! Она настойчиво звала нас в дорогу. Впрочем, никто и не спорил. При свете дня отвесные скалы смотрелись ничуть не лучше, чем ночью. Нам ни за что не взобраться на них без верёвки!
  - Значит, обходной путь! - Сафин рубанул воздух ребром ладони.
  Мы развернулись и поспешили назад знакомой дорогой. Идти старались по собственным сле-дам, оставленным накануне. Наверное, потому двигались быстро: уже к полудню стояли у волно-реза "Железной Тёти".
  Её очертания по-прежнему казались светлой дорогой, уводящей в бескрайнюю даль... При мысли о том, что нужно будет по ней пройтись, стало жутко. Кто знает, какие ловушки готовит "Железная Тётя"?!
  На берегу устроили военный совет. Нужно было решить, кто и каким маршрутом пойдёт за лодкой Пирата. "Железная Тётя" не строила из себя недотрогу. Возможно, раньше она и была не-приступной, но с тех пор многое изменилось. Правая часть высокого "волнореза" оказалась раз-рушенной, здание ощутимо сместившись влево. Несомненно, какой-то мощный удар обрушился сместил "Тётю". Её правый бок п превратился в развалины, по которым можно было пройти.
  Самому виновнику разрушений тоже не поздоровилось. Его обломки усеивали мелководье во-круг. По виду они походили на остатки военного катера.
  Лодка Пирата качалась на волнах за чередою обломков, у дальнего края "Тёти". Чтобы доб-раться туда, придётся пройти вдоль всего здания.
  Но главное - лодка цела и держится на плаву...
  Мы понимали, что прогулка по "волнорезу" - рискованная затея, однако другого выхода не ос-тавалось. На берегу мальчишки соорудили вёсла, на тот случай, если их не окажется в лодке. Для этого разобрали носилки Артёма, вытащив из них две толстые палки. На концы проволокой при-крутили половинки пластиковых канистр (и проволоку, и канистры обнаружили в лагере питер-ской группы). Затем разгорелся отчаянный спор - о том, как добраться до лодки. Все согласились в одном: группе следовало разделиться. Двоим предстояло идти по "Тёте", в то время как осталь-ные должны были дожидаться на берегу. Нельзя рисковать всем сразу! Придя к единому мнению, посовещались и... всё же пошли все вместе! Что было делать, если каждый наотрез отказался си-деть и ждать, сложа руки?! Даже Артём кипятился и рвался в бой!
  Конечно, мы рисковали, забираясь на "волнорез" всей группой. Пытались соблюдать осторож-ность, но мерами пустяковыми. Ведь даже Склиза нельзя было выпустить на разведку! Тот нико-гда бы не удержался на узком "карнизе" разрушенной части здания. Из осторожности Сафин вре-мя от времени бросал перед нами камушки, ржавые болты, гайки... Опробовав развалины на прочность, мы могли считать дорогу условно безопасной...
  Да что там Склиз, если мы сами с трудом помещались на неудобном карнизе! При столкнове-нии здание сместилось, в то время как фундамент его, оставался на месте. От этого образовалась ступенька вдоль правого края "Тёти". Скользкая от морской воды, она не очень-то подходила для путешествий... Слева - покорёженная стена волнореза; справа - выступающие из воды остатки военного катера. Во многих местах дорогу преграждали завалы. Арматура, бетонные балки, трубы - чего только не было здесь! Приходилось то пробираться под ними, то штурмовать "горы" сверху... С раненым на руках это было непросто. Тем более, что Артём всячески сопротивлялся опеке. Он уверял, что в состоянии двигаться самостоятельно. Разумеется, это было неправдой. Даже нам, здоровым людям, дорога казалась невыносимой. Было жарко; от влажности липли к телу форменные рубашки. Пот застилал глаза. Никто уже не обращал внимания на то, что наши волосы, мокрые от морских брызг, отливали отсветом изумруда. В полутьме ранних сумерек фосфоресцировали усталые лица, волосы, складки одежды.
  Наверное, со стороны это выглядело удивительно...
  К тому же, отвлекал голос "Железной Тёти". Бессчётный раз гремела знакомая фраза: "Усталый путник! Ты голоден и измучен?.."
  В конце концов, сколько можно?!
  Как вдруг "железный" голос сорвался. Затем послышался вновь, да только уже с новым тек-стом. Воздух больше не сотрясали громоподобные звуки. Голос теперь раздавался из внутренних помещений. Слов было не разобрать, но от знакомого тембра слегка вибрировали бетонные стены. Должно быть, мы проходили мимо тех комнат, куда предстояло зайти "усталому путнику".
  Здесь было, над чем поразмыслить!
  Отчего "Железная Тётя" сменила программу? Скорее всего, сработали датчики на движение. Из-за сбоя в программе "Железная Тётя" считала, что мы идём по внутренним помещениям... Должно быть, виной тому стало смещение стен.
  Выходит, бетон повреждён сильнее, чем нам казалось?
  Мальчишки тотчас решили это проверить. Всем любопытно было узнать - что прячет "Желез-ная Тётя"? Парни немедленно занялись стеною. С глазами, горящими от нетерпения, они выламы-вали из трещин куски бетона. Брешь в стене неуклонно росла. Мы с Асей возражали, да только куда там! Можно было сколько угодно взывать к совести наших мальчишек - и даже к их чувству долга. Те не слушали, работая всё быстрее. По мере сил, помогал им даже Артём. Присев на кар-низ, он ловко и осторожно сбрасывал в воду большие куски бетона.
  - Давай, "Железная Леди", откройся! - приговаривал Сафин с какой-то весёлой угрозой. Он то и дело отбрасывал с глаз промокшую чёлку.
  Щели, ведущие внутрь, становились всё шире. Вот уже замерцал слабый свет. Все жадно при-никли к пролому: где-то внутри "Железная Тётя" ждала гостей. Что она им готовит?
  Не успели мы хорошенько рассмотреть помещение, как вздрогнули от знакомого голоса:
  - Дорогой Гость! - начал он, как всегда, бесстрастно, - В этой комнате вы можете насладиться отдыхом, утолить голод и жажду. К вашим услугам прохладительные напитки и еда хорошего ка-чества. Всё это хранится здесь в герметично запечатанных упаковках. Кресло удобно превращает-ся в кровать. Внимание! С Вашим приходом входная дверь блокируется. Выход один - вперёд, к свободе и дому! В следующее помещение вы обязаны перейти через двенадцать часов. Таймер сна поможет не пропустить время. Попытка нарушить эти условия, равно как и любые неадекватные действия, караются уничтожением. Приятного отдыха!
  - Не густо! - критически хмыкнул Женька.
  "Железная Тётя" встречала гостей скуповато. Комната оказалась маленькой, размером два на два метра. Большую часть её занимали стол и то самое кресло, которое "удобно превращалось в кровать". На правой и левой стене виднелось по двери - обе металлические и бронированные. Единственным бесценным украшением здесь были коробки с консервами и концентратами. Они плотно стояли на полках, что делало комнату похожей на склад. Однако самое интересное мы за-метили на полу: неподалёку стояли бочонки с водою. В каждой могло поместиться не меньше пятнадцати литров!
  Сафин кивнул на них и подмигнул Артёму. Тот понял всё сразу - и послал его по такому слож-ному адресу, какого мне ещё слышать не приходилось. В ответ Ренат лишь упрямо дёрнул плечом и сказал, что сам бы сейчас сходил туда с удовольствием,. Однако, поскольку сие невозможно, он предпочёл бы отдать свою жизнь с пользой для дела. Сгинуть от жажды, имея под боком воду, он не намерен.
  В чём-то Ренат был прав. Сколько ни экономили мы "пиратскую" воду, та закончилась накану-не. Завтрак мы ели, не запивая жареных крабов. И лучше бы оставались голодными - теперь пить хотелось втройне! Влажная духота изматывала, жажда отнимала последние силы... Соблазн был слишком велик. В общем, спорили мы недолго.
  Сафин схватил одно из приготовленных вёсел и снял с него пластик - половину канистры. Взамен он примотал проволокой к концу палки ржавый обломок металла, согнутый напополам. Теперь весло превратилось в длинный багор, которым Ренат подцепил ближайший бочонок. Бережно, точно лаская, он подтянул его ближе. Дальше ему помог Тимофеев, вдохновенно орудуя нашим вторым веслом.
  Мы все затаили дыхание. Как отнесётся "Железная Тётя" к краже? Не уничтожит ли нас зелё-ным огнём? Не подорвёт ли снарядом? Я даже зажмурилась от предчувствий... Правда, всё обош-лось. Бочонок успешно подвинули - и даже подняли на руки. Вскоре через широкую брешь его вытащили наружу.
  Какое-то время все молча любовались добычей. Сбоку у бочонка нашёлся кран, запломбиро-ванный нетронутую печатью; ручка его легко повернулась. Брызнула прозрачная жидкость, очень напоминавшая воду. Однако разве могли мы быть уверены в этом? Возможно, наши враги что-нибудь подмешали туда? Какой-нибудь медленный яд - или же "сыворотку правды"... А что? Очень даже возможно...
  Все эти доводы мы предъявили Ренату. Думаете, он их послушал? Куда там: презрительно хмыкнул - и первым напился из крана! В горле его что-то булькало от наслажденья, парень чмо-кал и улыбался. Мы с завистью наблюдали за тем, как он жадно пьёт, как стекают с его подбород-ка прозрачные капли... Словом, все дружно напились из бочонка. Пятнадцати литров как раз хва-тило на всех; остатками наполнили фляги.
  Первый успех раззадорил мальчишек, им захотелось попробовать остальные припасы. Ренат подцепил багром разноцветные упаковки с едою. Вскоре шуршащие пачки были у нас в руках - правда, их содержимое разочаровало. В коробках лежали одни лишь сладости - такими силы не восстановишь...
  - "Печенье и варенье"! - разочаровано хмыкнул Женька. - Знают буржуины, на что ловить "мальчишей-плохишей"!
  Однако привередничать и рыться в запасах "Тёти" не стали. Это было бы слишком опасно. Нам и так повезло с водою!
  Наконец-то утихли терзавшие нас звериные приступы жажды. Благодарные тела ответили при-ливом сил. Это второе дыхание пришлось как нельзя кстати: дальнейший путь оказался ещё труд-нее. В какой-то степени усталость пошла на пользу: мы отвлекались от лишних переживаний... И всё-таки временами казалось, что силы иссякли, что я не выдержу, вот-вот упаду от невыносимых усилий!
  Однако всё на свете кончается. Даже самая утомительная дорога, которой, как ты уже думал, не будет конца. Длинный "карниз" мы всё-таки одолели. Оставалось пройти последнюю секцию "Железной Тёти". Сюда пришёлся когда-то главный удар столкновения. Стену пробило насквозь; пролом заполнили грязь и мусор. Наверное, прежде мы могли бы разглядеть через брешь другие новые помещения "волнореза". Однако сейчас из-за грязи и мусора мало что было видно. Впро-чем, мы кое в чём всё-таки разобрались.
  В центре каюты, смутно виднелось массивное тёмное кресло. Напротив высился стол (или фрагмент приборной панели - точнее было не разобрать: освещение не работало...) Зато прекрасно был слышен бесстрастный механический комментарий. Он включился сразу, как только мы приблизились к этой части здания. "Тётю" совсем не смущало то, что мы находились снаружи. Она жила в мире своих иллюзий, принимая нас за сломленных духом пленников. Потому и включила сейчас совершенно новый, третий вариант обращения:
  - Уважаемый Гость! - говорила она, - Сейчас вам будут предложены 99 вопросов. На них вы можете ответить нажатием кнопок "Да", "Нет", "Не знаю". Затем вас ждут в кабине автономного подводного катера. На нём вы будете доставлены в безопасное место, за пределами зоны военных действий. Внимание! В кнопки вмонтировано устройство детектора лжи. Попытка солгать карается уничтожением. Проявление неадекватного поведения карается уничтожением. Приятного путешествия!
  - Спорим, что нет никакого катера?! Чушь какая! - громче всех возмущался Женька. - Вытянут информацию - и отблагодарят пулей в лоб! Мы кивали и соглашались. Не верить же сказкам "Железной Тёти"? Но каково было общее удивление, когда, пройдя дальше, мы вправду увидели катер! Он стоял на самом "носу" "волнореза". По виду это был настоящий герой морских сражений семидесятых... Время пощадило его. По случайности, эта часть здания не пострадала от столкновений.
  Для нас это означало лишь то, что никаких развалин и удобных "карнизов" возле катера не бы-ло. Чтобы рассмотреть его ближе, нам пришлось забираться на крышу подозрительного судёныш-ка. К счастью, она оказалась не слишком поката.
  Теперь мы не могли слышать то, что говорила гостям "Железная Тётя". Непроницаемые для звука стены хранили тайну её монолога. В иллюминаторах теплился свет - значит, там уже запус-тили программу встречи "гостя". Всем немедленно захотелось взглянуть, что творится внутри...
  Свесившись с края крыши, мы стали поочерёдно заглядывать в каждый иллюминатор. Плотные жалюзи скрывали от нас каюту, но кое-где железные шторы упали. В прорехи мы могли видеть часть помещений.
  - Сказали бы - не поверил! - пробормотал Артём, заглядывая в иллюминатор, - Вылитая каби-на военного подводного катера М-131! Да-да: в те времена от стоял на вооружении Западного Альянса!
  С таким знатоком, как Смирнов, мы не нуждались в объяснениях "Железной Тёти". Артём об-стоятельно рассказал не только о назначении катера, он ещё подробно описал все приборы внутри! Казалось, ничто в кабине не скроется от его взгляда. Смирнов рассказывал о работе устройств подробно и чётко, словно не раз самолично здесь управлялся...
  Как бы иллюстрируя объяснения, капитанская рубка оживала. Одни огни её загорались, другие гасли, живописно высвечивались панели приборов.
  - "Тётя" даёт обратный отсчёт! Готовится к старту! - пояснял нам Смирнов - Готовность де-вять, восемь, семь, шесть... Двигатели... Пошёл!!!
  Мы невольно вцепились руками в крышу. Сама собою, никто не думал, что "катер" может тро-нуться с места. Куда ему было деться? Пробить Саркофаг и умчаться на Запад?! Нет - мы ни еди-ной секунды не верили этим бредням! Тем не менее, были тягостно поражены картиной финаль-ной развязки. По сигналу "Старт!", пассажирское кресло задымилось. Мы с ужасом следили за тем, как скользят по нему искры тока. Только тогда я заметила на подлокотниках стальные брас-леты; по диагонали через всю спинку кресла проходил привязной ремень. "Железная Тётка" не давала шанса спастись своим жертвам...
  Спустя несколько минут кресло дрогнуло - под ним медленно открывался люк. Так же неторо-пливо оно опустилось туда. Что-то зашумело, задвигалось в помещении снизу... Вскоре зловещий "трон" вновь поднялся. Он имел прежний невинный вид - ни браслетов, ни привязного ремня больше не было видно. Освещение погасили - словно бы чёрный занавес опустился вокруг.
  - Вовсе не жалко! - пожал плечами Артём, - Собаке - собачья смерть!
  Подумав, мы с ним согласились.
  
  ***
  ...Лодка Пирата покачивалась на волнах возле самого "катера" "Железной Тёти". Здесь её прочно держали в плену несколько крупных обломков судна. Можно сказать, нам повезло трое-кратно. Во-первых, отлив пригнал лодку в спокойное место без острых выступов скал. Во-вторых, прибой здесь был слабоват; резиновые борта лодки не слишком стирались о бетон "волнореза". И, наконец, нам повезло с лодкой. Она оказалась вместительною и крепкой. Легко выдерживала пятерых - и даже для багажа оставалось место.
  Нелегко было "пиратам" тащить в Саркофаг эту тяжесть! Даже нам лодка доставили массу хлопот. Её предстояло извлечь из воды, перетащить через носовую часть "Тётки", а затем вновь спустить в Море - с противоположного борта. Только там имелся выход к открытой воде.
  Изрядно намучившись, мы своего добились: посудина была вызволена из плена. Тем временем, уже совершенно стемнело. Плыть в темноте казалось опасным, но выбора не оставалось. Не ноче-вать же на "волнорезе"?! Мы бы не удержались на мокрых бетонных блоках...
  Пассажиры прыгнули в лодку. Днище нигде не давало течи. Даже волны - и те не захлёстывали через борта, до того спокойным здесь было Море. Так ярко сиял изумрудный планктон, так хорошо освещала облачность сверху, что мы без фонарей видели путь. Здесь, вдалеке от берега, водный простор казался куда безопасней. По крайней мере не было видно опас-ных обломков... Сильнее тревожило то, что плыть предстояло долго. До тех самых скал, где погибли ребята из Ленинграда!.. Но ничего не поделать: вздохнув, мы взялись за вёсла.
  Знакомый прибрежный пейзаж, пройденный уже дважды, теперь открывался по-новому, с Мо-ря. Столько света было вокруг, что мы с лёгкостью узнавали знакомые ориентиры. Мусорщик Љ1, задраенные бойницы на скалах, развалины "Листопада"... Путь был долог и труден - но, в общем, всё обошлось. Только лишь пару раз замечали в воде опасные очертания, напоминавшие плавучие мины. Впрочем, благополучно миновали опасное место.
  Но настоящие испытанья начались позднее, когда мы пересекли пограничные скалы. Это были места, по которым так и не успели пройти ребята из Ленинграда. Тем не менее, оглядывая окрест-ности с горных склонов, "пираты" заметили и описали в своих тетрадках несколько важных дета-лей. Наиболее яркой из них была "Американская горка". Именно так назвали они странное сооружение, хорошо заметное издали. Высотою оно достигало пятидесяти или шестидесяти метров. Огромная светящаяся диагональ спускалась со скал. Нижним концом она уходила в Море.
  В отличие от Пирата, наблюдавшего "Горку" издалека, мы вынуждены были столкнуться с нею вплотную. Так уж случилось, что наш путь по Морю проходил близко от этого странного сооружения. Пришлось вести лодку под огромной "диагональю". Обойти её не получилось: вокруг простиралось опасное мелководье, где вода журчала среди обломков.
  В общем, название "Американская горка" не очень подходило сооружению. Скорее, всё это на-поминало огромный закрытый конвейер. Сооружение стрелою сбегало вниз, входя в воду под уг-лом градусов тридцать. Вытянутый толстенный короб с частыми окошечками-квадратами... Ши-рина и высота его составляли примерно два на два метра. Каждое из "окошек" сияло чудесным зе-леноватым светом.
  Состояние короба оставляло желать лучшего. Во многих местах его пересекли широкие трещи-ны, из которых стекало вниз густое, вязкое содержимое. Дождь сияющих капель орошал Море.
  Вероятно, у каждой из трещин имелась своя история появления. Не обошлось тут без взрывов и столкновений... Впрочем, сейчас было не до них. Втянув голову в плечи, мы разглядывали дико-винный дождь. Капли казались гораздо плотнее обыкновенной "зелёнкив"... Так что это было? Возможно, её насыщенный концентрат?
  - Тьфу, вражья химия! - фыркал Женька, уклоняясь от сгустков.
  Внизу, под толщей воды, происходило другое чудо. Дно укрывало золотое сияние света. Долж-но быть, пролившийся концентрат за десятки лет образовал целое озеро "зелёнки". Или огромный короб специально уводил её под воду? Тогда к чему весь этот круговорот вещества? Вполне воз-можно, перед нами была важнейшая "аорта" "кровеносной системы" Дракона...
  Мы гребли из последних сил, пытаясь скорее убраться отсюда подальше.
   На берег высаживались под утро.
  Ренат, заикавшийся от усталости, сулил страшные кары тому, кто уснёт, не успев разбить ла-герь. В единодушном порыве мы за считанные минуты справились со всеми делами. Вытащили лодку на берег, подальше от волн. Утвердили график дежурств: каждому досталось по одному бессонному часу. Первой дежурить выпало Асе. Остальные собрали охапки сухих водорослей, повалились на них - и заснули в то же мгновение...
  Разбуженная в свою вахту, я долго хлопала глазами, пытаясь сообразить, где нахожусь. Правда, фантастические пейзажи вернули к реальности... Как ни странно, больше они не внушали тоски. Наоборот - я чувствовала необъяснимое спокойствие. Наверное, так бывает перед последним смертельным боем... Хотя - что мы знали о битвах и смерти? Вот наши бабушки, дедушки, даже родители - это другое дело. Вся жизнь их была проникнута ощущением Подвига - и величайших жертв, связанных с ним.
  Неужели старшие поколения постигли тайну уверенности и покоя - накануне величайших страданий?
  ***
  Мы проснулись в десять утра. В Саркофаге ещё только начинало светать. Среди неуютной предутренней тьмы закусили последними шоколадками, запили их водою из фляжек - и с первым рассветным лучом двинулись в путь. Каждый час промедления мог быть вопросом жизни и смерти Пирата. По всему выходило, что мы не зря рисковали. Ребята вернулись с разведки довольные: им уда-лось отыскать дорогу. Ещё немного - и мы встанем на прежний маршрут, прервавшийся у непри-ступных скал.
   Вскоре мы воочию убедились в том, что вышли к ним с противоположного склона. Теперь предстояло пройти вдоль скальной гряды. Снова - невыносимая влажность, отвесные стены, склоны в рассыпчатой гальке... Ещё хорошо, что ребята ни разу не сбилась с дороги.
  Мы поднялись на гребень невысокой горной гряды, прошли по ней около километра, а затем вновь спустились в долину. Туда выходило несколько горных ущелий. В одно из них повёл нас Ренат. Вскоре другая широкая трещина увела нас в поземные норы... Поддерживая раненого, как ребёнка, мы долго шли по этому "царству Аида". Приходилось быть до крайности осторожными: теперь уж никто не рисовал нам знаки-подсказки... Правда, была и хорошая новость: неожиданно ожил Склиз. Остальные приборы заработали вновь - к нашей великой радости.
  Склиза определили нести сапёрную вахту. Он по-прежнему не торопился - не страшно. Так было куда безопаснее. Пещеры вокруг не внушали доверия. Они находились глубоко во вражеской территории, и, к тому же, несли следы вмешательства человека. Не может природа сама выровнять пол пещеры, аккуратно расширить проходы между соседними залами... Здесь постарались люди, то есть враги. Удирая из Форта, они могли запросто оставить после себя какие угодно "подарки"... Вот почему замедлялся наш шаг, вот почему фонарик старались бросать как можно дальше... Хочешь не хочешь, в голову лезли ненужные мысли. Картины прошлого, сомнительные достижения в настоящем. И вопросы, вопросы...
  Кстати, кое-что о вопросах!
  - Послушайте! - начала я с многозначительным видом. - По-моему, пришло время рассказать всё!
  Все удивились, но не вымолвили ни слова.
  - Явки, пароли и адреса! - мне вдруг припомнились шпионские фильмы. - Я так понимаю, мы все сидим в одной лодке? Так бросьте играть в секретность, объясните свои гениальные планы! Может быть, я ещё пригожусь? Всё равно некуда отступать! Так или иначе, погибать за Родину, верно? Так вот, мне бы тоже хотелось ей послужить. Кто знает, как всё ещё сложится... Вдруг придётся одной принимать решения, как Луне? А я ничего в вашем деле не смыслю...
  При слове "Луна" все с сомнением на меня посмотрели. Я тут же смутилась.
  - В общем, мы поняли! - утешил меня Артём, - Правда в твоих словах есть. Я правильно гово-рю? - он обвёл всю компанию строгим взглядом.
  Остальные невозмутимо молчали.
  - В двух словах, план наш прост! - продолжил Артём.
  - ...но гениален? - предположил кто-то.
  - Вот именно! Между тем, было бы неправильно говорить, что план исключительно наш. В его разработке участвуют все отделения Организации. Все экспедиции, так или иначе, следуют его схеме. Наша заслуга лишь в том, что мы продвинулись дальше остальных... В общем, не будем вдаваться в подробности. Самое главное для тебя - знать общую тактику борьбы в Саркофаге! Вкратце, она построена на единственном слабом звене защиты.
  - Ничего себе! - буркнула я, - Вы и врага-то не знаете, а уже отыскали в нём "слабые звенья"!
  - Врага изучать - и десятка жизней не хватит! - беспечно махнул рукою Смирнов. - Тут прихо-дится быть хитрее. Помнишь задачки со многими неизвестными? Одни из них найдём раньше, другие - позже... Так все раскроем - не сомневайся! Вот только сейчас, для решения НАШЕЙ за-дачки, все неизвестные ни к чему. Достаточно просто иметь в виду конкретные факты! Известно, что во время Третьей Войны Альянс располагал одним-единственным типом автономных подвод-ных станций, под общим названием "Вега". Значит, здесь её тоже должны применить!
  - Какая "Вега"?! - мне вдруг сделалось грустно, - С чего вы вообще решили, что в "Райдере" есть подводная станция?
  - Знаем - и всё! - отрезал Сафин, - Долго перечислять все источники, из которых это известно! К примеру, линии прибрежных укреплений здесь расположены характерным образом - точно так, как возле подводных станций. Давние агентурные сводки свидетельствуют о том же... Есть фото со спутников военного времени. В общем, всего не упомнишь!
  - Ужас! - тихо сказала я, чувствуя, что жизнь пропала впустую, - Вот дураки!- Во-первых, полегче! - обиделся Сафин, - А, во-вторых, здесь вправду ужасно много косвен-ных доказательств... Так что придётся тебе поверить! Понимаешь, сам факт появления "Веги" в форте "Райдер" уже говорит о многом! Во-первых, спрятать её возможно только в одной части бухты - туда мы и направляемся. Именно на "Веге" должно находиться управление защитой "Райдера"! А ты знаешь, что "Вега" - прямой потомок старушки "Флавии"?
  Ренат взглянул на меня с таким видом, как будто ожидал немедленного восторга. Но названия ни о чём мне не говорили.
  - Ну ты, Сметанина, темнота! - искренне удивился Смирнов. - "Флавия" - это же символ сво-бодной науки! Подводная научная станция по имени "Флавия" была создана перед Третьей вой-ной сообществом молодых учёных. Входили туда люди амбициозные, каждый мечтал сделать пе-реворот в науке... Создать новую, универсальную систему знаний! Математика, философия и эстетика должны были соседствовать в ней, дополняя друг друга. Соединение "алгебры с гармонией". Потому входили в содружество физики, химики, инженеры - всего человек 18. Ребята сплошь прогрессивные, каждый - с убеждениями... Эдакие "шестидесятники": рок-н-ролл и так далее... В конце концов, они объявили, что устали от границ и барьеров. Дескать, намерены сбросить оковы порочного мира - и отправиться в свободное путешествие.
  То ли белый свет сделался им не мил, то ли так уж повлияла на них песня "Битлз" о жёлтой подводной лодке, да только начали парни с того, что построили субмарину. Ты, конечно, задашь справедливый вопрос: "Откуда деньги?" На Западе без них никуда... Но представь себе: даже там бывают идеалисты! Общественные комитеты Старого и Нового Света собирали пожертвования во имя Свободной Науки. К тому же, нашлись богатенькие сочувствующие... Словом, лет через пять Субмарина Мечты была спущена на воду. Для многих она стала символом будущего, вестником нового мира... Многие знаменитые учёные и конструкторы сами предлагали помощь в её создании.
  - Очень интересно! Только при чём тут защита "Райдера"?
  - Да при том! - Артём начинал сердиться, - "Флавия" стала первой подводной станцией авто-номного типа. Она сама синтезировала кислород, опресняла воду для экипажа... Даже помогала в подводной охоте - если не было другой пищи. Но самое главное - "Флавия" не нуждалась в при-сутствии экипажа! Многие её процессы были рассчитаны на автоматическое исполнение. Так ска-зать, в порядке эксперимента. Сколько всего перепробовали - не перечислить! Наоткрывали, наи-зобретали... В общем, "Флавия" стала культовым явлением Запада, почти легендой! Про неё даже фильм сняли, научно-фантастический - не смотрела?
  Я лишь пожала плечами.
  - Правда, во время Третьей войны "Флавия" потеряла свой мирный статус. Молодые учёные хорошо послужили Альянсу. Как-то быстро они позабыли про идеалы и начали разрабатывать оружие массового уничтожения... По чертежам "Флавии" было создано множество военных под-водных станций. Серия "Вега" оказалась одною из первых. Понимаешь, к чему я клоню?
  Нет, я решительно не понимала!
  - Зная прототип "Веги", - пояснил Артём, - мы можем представить себе её устройство!
  - И что?
  - Значит, уже сейчас мы многое знаем о "Веге"! К примеру, у "Флавии" была такая чудесная функция: "спасение утопающих". Если поблизости тонул человек, на помощь ему отправлялся ав-тономный подводный катер. Он принимал бедолагу на борт и увозил к станции... Это свойство досталось "Веге" в наследство. Понимаешь, его просто так не выключить из системы программного обеспечения. Оно находится, так сказать, в базовом блоке. Эту особенность нужно использовать! Попробуем подобраться к "Веге" поближе, а затем притворимся, будто кто-нибудь тонет. Не по-настоящему, конечно - условно! Главное, чтобы "Вега" заметила утопающего. Пускай поработает в роли спасателя... Ну, а если не справится - тогда остальная команда выручит человека! Но думаю, всё должно получиться. Мы непременно проникнем на "Вегу". И вот тогда придётся как следует поработать!
  - Что же, по-вашему, нужно сделать?
  - Прежде всего - проникнуть в капитанскую рубку! Изменить настройки приборов... В резуль-тате выйдет из строя оборона Форта. Я уже говорил, что центр её управления спрятан на "Веге"? Собственно, вот и всё. Дальше этого пункта мы ещё не придумали - так оно и не важно, верно?
  - Это - ваша хвалёная тактика?! - опешила я.Артём посмотрел на меня с укоризной:
  - Знаешь, что - не занудствуй! Повторяю: план сочиняли не мы. Принцип действия был сфор-мулирован лет тридцать назад, на одном из наших сайтов. Его предложили ещё основатели Орга-низации. Да, в нём есть "непонятки" - не дураки, сами видим. Но кто мы такие, чтобы сомневаться в авторитетах?! Мы же не знаем, откуда у них этот план?! Может быть, они ориентировались на утечку информации, на данные разведки? Знаешь, здесь вопрос веры - веры в общее дело! И не напрасно ведь верили, правда?! - Артём смерил меня торжествующим взглядом, - На месте оказались и "Вилочка", и "Почтовый ящик"! Даже карты - и те сходились до мелочей! В любом случае, других вариантов нет. Раз уж попала в отряд - будь добра подчиняться! Это понятно?
  Я глубоко вздохнула.
  - Великолепно! - кивнул Артём, - Значит, начнём твою подготовку. И остальные тоже не рас-слабляйтесь! Слушаем, мотаем на ус! "Повторенье - мать ученья"...
  Я подставила плечи под тяжёлую руку Артёма - и приготовилась выслушать тайны шпионского дела.
  - Прежде всего, на борту "Веги", - Смирнов окинул меня недоверчивым взглядом, - Допустим, ты туда попадёшь. Твоя задача номер один - проникнуть на капитанский мостик...
  Всю оставшуюся дорогу он объяснял мне устройство "Веги", назначение её приборов и плани-ровку отсеков. Особенно тяжело запоминались маршруты проникновения в капитанскую рубку. Они могли изменяться - смотря по тому, куда именно доставит "утопшего" подводный катер... Объясняя, Смирнов для наглядности рисовал камушком на песке схемы. Я выбилась из сил, пыта-ясь запомнить как можно больше. Артём уверял, что мелочей в этом деле нет и забывчивость мо-жет стоить мне жизни.
  
  ***
   Поглощённые разговором, мы по досадной оплошности потеряли нашего Склиза. Это случи-лось в самом конце маршрута. Как всегда, был брошен на тропинку фонарик, робот засеменил за ним следом... Неожиданно лучик света скрылся за поворотом. Склиз поспешил вдогонку. Дальше мы слышали только всплеск, умноженный эхом пещеры. Позабыв об осторожности, бросились следом. И едва успели затормозить - за углом оказался обрыв. Внизу плескалась вода.
  Пещера, в которую мы попали, представляла собою закрытый грот. В центре него светился че-тырёхугольный колодец. Несомненно, здесь был выход к Морю. Стены и потолок пещеры переливались узорами - так отражалась на них рябь воды. Источник света лежал глубоко, на дне Моря. Он был до того ярок, что Склиз прыгнул за ним в колодец. Включённого фонаря он попросту не заметил. Тот остался лежать возле входа, зацепившись за камень. Свет его безнадёжно померк в сравнении с сиянием подводного царства.
  - "Американская горка"! - Женька склонился над яркими волнами, - Я должен был знать, что она где-то рядом!
  Мы и сейчас могли различить в глубине несчастного Склиза. Всё так же перебирая ногами, он погружался всё ниже. Временами его относило на выступ камня, но и там Склиз не мог усидеть: спрыгивал вниз, в пучину... Ведь глубина сияла ярче всего в этом загадочном мире.
  В конце концов, Склиз исчез в переливах света.
  - Крепись! - очень серьёзно утешила Тимофеева Ася, - Ему там, наверное, хорошо. Сольётся со своим ненаглядным светом... Достигнет механической Нирваны!
  - Да размечталась! - недовольно буркнул Ренат, - Разгоним мы эту иллюминацию к чертям со-бачьим!
   - Склиз своё дело сделал! - Артём тяжело опустился на землю, - Сухопутную часть маршрута прошли. Ближе к "Веге" не подойдёшь... Теперь начинается "водный" этап. Нужно подныривать под скалу!
  Вода слегка всколыхнулась, будто поняв, что говорят о ней. Моё сердце сжалось тоскою, захо-телось сбежать отсюда... Удивительно, но остальные не разделяли этого страха. Наоборот, все словно приободрились. Голоса у ребят окрепли, усталость прошла. Беззаботно перекликаясь, они разбрелись по краю низкого грота.
  Пронырливый Женька обнаружил под камнем какие-то тряпки. Разворошив их, мы ахнули от удивления: под старой одеждой лежал водолазный костюм. Неподалёку нашёлся рюкзак с остат-ками снеди, возле него стояли туристические ботинки. Ни записки, ни рисунка вокруг - впрочем, и так всё ясно...
  - Это Пират, больше некому! - мрачно бросил Смирнов. - Был здесь совсем недавно!
  - Допустим, он здесь нырнул... - Женька поскрёб в затылке, - Я одного не пойму: зачем же бросать водолазный костюм? И подводное снаряжение?
  - "Зачем, зачем!" - передразнил Артём, - Не смог уж надеть...
  Все одновременно посмотрели на Асю. В ответ она лишь сильнее сомкнула губы - и без того сжатые в горестную полоску. Разомкнула их девушка лишь для того, чтобы отдать приказ тянуть жребий. Ну, уж нет - мы были решительно против! Перед сложным заданием все захотели отдох-нуть и поесть. И то, и другое, получилось довольно скромным: всего лишь по одной шоколадке - и пара часов беспокойного сна... Дольше всё равно не спалось: до того велико было торжественное возбуждение.
  Когда мы вновь собрались у колодца, Ася заявила, что должна нырять первой.
  - Разбежалась! - хмыкнул Артём, - Тяни-ка, сестрица, жребий!
  Мы собрали разноцветные камни, на одном из них сделали метку - и вынимали из рюкзака, не глядя. Первым вытянул помеченный камень Сафин. Он моментально разделся, оставшись в одних трусах, широких и длинных, как шорты. Сверху его заставили натянуть водолазный костюм Пирата. Вручили рюкзак, сложив в него уцелевшие инструменты: гаечные ключи и отвёртку. К ним прибавили булыжник - увесистый, с острым краем. Хорош арсенал для диверсий!
  Коротко попрощавшись со всеми, Ренат глубоко вдохнул - и нырнул. Мы едва не попадали в воду, пытаясь разглядеть его в ярком "колодце". Все волновались за Сафина - но только не я. Мне было известно, чем кончится дело. Нет, я не знала чужого будущего, однако предчувствовала своё. Будущее подошло совсем рядом, захлестнуло мощной волною... Словом, я нисколько не удивилась, когда Сафин вынырнул вновь - раздосадованный и злой. Разумеется, ничего страшного с ним не случилось. Отплёвываясь, Ренат сообщил, что зря наглотался "зелёнки": прохода в подводных скалах он не обнаружил.
  Снова тянули жребий. Само собою, нырять выпало Женьке. Парнишка вскочил с таким счаст-ливым лицом, что мне даже совестно было его огорчать.
  - Сметанина, ты что, белены объелась!!! - бушевал Тимофеев, услышав мои возражения.
  - Иду за тебя! - упрямо твердила я.
  Женька возмущённо заверещал, но его одёрнул Артём:
  - Для того она с нами и шла! - веско закончил он.
  Итак, мне предстояло нырнуть... На меня натянули водолазный костюм Пирата. Правда, тут вышла небольшая заминка. Я надела его поверх пионерской рубашки, но форменные штаны под обтягивающий костюм не помещались.
  - Не советую раздеваться! - сразу предупредила Ася, - Очень возможно, водолазное снаряже-ние будет мешать на "Веге". Не бегать же там в трусах!
  Я в замешательстве оглянулась, но Ася придумала выход. Она взяла туристический нож и ми-гом отрезала мне штанины! Теперь вместо брюк на мне красовались шорты.
  - Не жалей, Галка! - Ася грустно мне улыбнулась, - На обратном пути кому-нибудь комбине-зон не понадобится - у того и возьмёшь!
  - На человеке не режут! - критически заметил Ренат.
  - Отставить глупые суеверия! - моментально вспыхнула Ася, - Не хватало ещё девчонке перед вами раздеться!
  Итак, водолазный костюм был надет, а мокрый рюкзак пристёгнут на спину. Настало время прощаться. Я сделала дыхательную гимнастику, как учили на курсах ДОСААФ - а затем нырнула. Изо всех сил загребая руками, устремилась ко дну. Где-то там был выход из грота...
  В это время я попыталась представить себя со стороны. Вот уходит под воду тело, смыкаются сверху золотисто-зелёные волны. Пронзительный свет стирает фигуру пловца, будто не было его никогда на свете... Нет, всё же Ася права: нужно взять себя в руки! Отбросить предчувствия - со-средоточиться лишь на главном.
  В ушах раздавался тончайший писк, как всегда под водою. Должно быть, я опустилась уже на приличную глубину: даже сквозь веки слепил свет "зелёнки". Казалось, у дна собрали палитру всех цветов изумруда. От оттенков весенних трав - до глубоких, тяжёлых тонов кроны старого дуба. Зажмурившись, почти что на ощупь, я снова и снова искала обещанный выход. Мне приходи-лось труднее, чем Сафину. Плавая возле дна, тот поднял клубы густой мути. Зелёная взвесь пере-ливалась у глаз, щипала в носу, колола глаза и щёки. В конце концов, я совсем потеряла надежду. Но всё же именно этот туман помог отыскать дорогу. Полоска чистой воды разрезала облако пы-ли... Волнуясь, я проследила за ней; "ручеёк" исчезал в ложбинке между камнями.
  Вот она - трещина! Узкий разлом, от которого веет прозрачным...
  Я так обрадовалась, что сразу нырнула туда. Казалось, ещё чуть-чуть - и можно будет пройти насквозь стену! Выбраться на поверхность не в душной пещере, а где-то у берега Моря! Двину-лась во тьму, словно в омут... И сразу же пожалела об этом. Быть может, так же погиб Пират? Нет: я заставила себя не бояться! Всё дальше пробиралась вперёд, в неизвестность. Внезапно впе-реди блеснул свет. Каменный мешок расступился...
  Ни жива, ни мертва, я выплыла из толщи воды к смятой плёнке над головою - поверхности Моря. Прошла сквозь неё к мутному свету дня. Но ещё долго не удавалось мне отдышаться. Кашляя и чихая, я вцепилась в мокрый валун неподалёку... Да: вот и берег, уже совсем рядом!.. Что же: моя часть работы исполнена. Оставалось ждать остальных. Артём ранен, Женьку, конечно же, не возьмут - значит, прибудут Ренат и Ася... Надеюсь, они хорошо разглядели мой путь под водою?
   Минут через пять из воды показались две мокрые головы. Я отметила, что Ася заранее приго-товилась к этой части плана. Сквозь водную рябь на ней был заметен закрытый спортивный ку-пальник.
  - Молодец! - сразу же похвалил меня Сафин, - Хорошо бы и дальше нам так везло!
  Теперь наступил черёд последней, финальной стадии операции. До сих пор в отряде не слиш-ком распространялись о ней. Должно быть, ребятам она казалась простою. Поднырнуть глубже, сделать два-три глотка солёной воды... Барахтаться, будто слепой котёнок. На этот спектакль от-зовётся спасательный модуль "Веги". Он забирает героя на борт - и уносит его к немеркнущей славе... Вот какова была "этикетка" этого подвига - а что скрывалось под нею? На самом деле следующие часы стали наихудшими в моей жизни.
  Даже не знаю, что было труднее: направлять ли себя к смерти, заставлять ли собственный рот давиться солёной водою, от которой тошнило? При этом - надеяться не на мифический катер, а на сноровку друзей... Но ещё хуже, когда захлёбывается товарищ, и его жизнь остаётся в твоих руках. Наблюдать, как он бьётся в конвульсиях, задыхается, гибнет... И хладнокровно решать: "Нет, пока ещё рано!". Затем выносить вверх обмякшее тело, укладывать его на прибрежные камни... Долго приводить в чувство, делать искусственное дыхание, слушать кашель и видеть рвоту. И всё время гадать, холодея от страха: опоздал ты уже или нет...
  На исходе первого часа сделали две попытки - ныряли Ренат и Ася. К счастью, выжили оба, но чего это стоило им, боюсь даже представить. Точно знаю: за этот час они изменились. Даже взгляд - и тот стал иным. Прежде такой знакомый, прямой и блестящий, теперь он сделался страшен. В нём появилась какая-то глубокая темнота, в которую лучше было бы не смотреть. Как будто Смерть, заглянувшая в них однажды, оставила на память залог: платок или перчатку. Вещь из ми-ра небытия. И вот теперь эта вещь чёрной жутью просвечивала со дна их испуганных душ...
  В конце концов, подошла моя очередь. Как хотелось бы покапризничать, отсрочить собствен-ный приговор... Но это было б не честно, правда? К тому же - зачем продлевать агонию? Я рину-лась вглубь, не представляя, как решиться на самый последний шаг. Что-то во всём этом было от суицида - а это уже никуда не годилось. Сознательно губить себя - нет, это сродни подлости Ге-рострата. Если, конечно, твоя гибель не спасает других... Не мы создавали чудеснейший храм - наше тело, не нам и губить его. Словом, не просто было взять - и вдохнуть вместо воздуха воду.
   Не знаю, чем бы закончилась эта борьба, но всё решил случай. Внезапно ногу свело, она оне-мела и камнем потянула на дно. Ни Ренат, ни Ася ничего не заметили. Как договаривались, они держались на расстоянии. Должно быть, приняли моё падение за какой-то особенный способ по-гружения... Между тем, я с первых секунд начала тонуть - на этот раз, без притворства. Боль раз-рушала все планы; она словно выжала из меня кислород, остававшийся в лёгких.
  Я рефлекторно вдохнула - и захлебнулась.
  Честно сказать, сама не могу понять, как осталась жива. Помню, дрожь тела в глубоких страш-ных конвульсиях. Стало ясно, что именно так исторгается жизнь, что я не вынесу этой муки! Од-нако секунды шли, а сознание не угасало. В пылу борьбы я ощутила вдруг под рукою какой-то странный предмет, напоминавший калошу. Приоткрыла глаза - с снова зажмурилась: показалось, что начинается бред. Не могут же пальцы на самом деле сжимать кислородную маску! Нельзя ве-рить зрению, рисующему прикреплённый к ней шланг и кислородный баллон, стоявший непода-лёку.
  Конечно, я ни секунды не верила в этот обман. Но жажда жизни заставила схватить маску, на-деть её на лицо. Пальцы нащупали у основания круглую кнопку - и надавили, уже почти рефлек-торно. Воздух забулькал и зашипел, вырываясь из маски; щекотал лицо тучей крошечных пузы-рей. В нижней части устройства что-то хрюкнуло; сильное давление потянуло меня вперёд. Долж-но быть, там включился миниатюрный насос. Я почувствовала, как горло освобождается, из него уходит вода. Маску как будто приклеили к лицу - да так крепко, что было не оторвать. Пожалуй, даже если бы я отказалась дышать, меня спасли бы насильно!
  После короткого приступа кашля кислород хлынул в горло. Значит, я вовсе не бредила, спасе-ние было правдой! Но правдой более невероятной, чем сказка... Слегка отдышавшись, я ощутила, как возвращается зрение. Постепенно предметы вокруг прояснялась. Оказалось, баллон с кислоро-дом отнюдь не висел среди толщи воды. Он выдвигался из центра весьма необычной конструкции. Более всего это напоминало огромный железный цветок. Тенью накрывали его железные "лепестки", уже почти сомкнувшиеся над головою. Каждый "лепесток" тянулся от круглого дна конструкции. В центре его откуда находился кислородный баллон со шлангом и маской.
  Створки смыкались, образуя единую сферу. Значит, вот так забирают тонущих граждан... Не-сомненно, меня нашёл спасательный модуль "Веги". Неприятно, конечно, ощущать себя пойман-ной бабочкой... Да и на том спасибо!
  Боль в ноге проходила, сознание прояснялось. Значит, пройдена ещё одна часть плана Артё-ма... Вот обрадуются ребята! Кстати, где же они? Я поискала глазами Рената и Асю. Они были здесь, совсем рядом. Над смыкающимися "лепестками" хорошо виднелись их тени. Держась за выступ скалы, они наблюдали сверху. Всего лишь одно усилие - и очутятся рядом со мною! При разумном подходе кислорода хватило бы на троих! Мы могли бы вместе проникнуть на "Вегу" - это ли не сказочное везение?!
   Я даже не сомневалась в том, что ребята вот-вот скользнут ко мне через щели. Однако этого не случилось. Ася и Ренат отчего-то медлили - и, внимательно вглядевшись в их лица, я поймала странное выражение... Особенное выражение, которое надеюсь никогда больше не видеть на ли-цах друзей. Несколько мгновений они разглядывали меня своим новым и тёмным взглядом. Затем оттолкнулись от камня - и... стремительно всплыли вверх!
  В ужасе я глядела им вслед - до тех пор, пока не захлопнулись створки. От удара внутри вско-лыхнулась водная толща. Затем конструкцию резко качнуло, меня отбросило к стенке. Мы резво тронулись с места. Спасательный модуль мчался куда-то; корпус его вибрировал на все лады... Я чувствовала себя, словно в кресле зубного врача, перед огромною бормашиной. От механической дрожи сводило скулы. Я не могла дождаться конца этой пытки. Впрочем, именно с помощью этих сумбурных движений камера приводила себя в порядок. Невидимые насосы откачивали воду, вза-мен нагнетался тёплый согретый воздух... Маска отлипла от лица; теперь можно было дышать без неё.
  "Вега", подводная станция, вернула мне жизнь! От одной этой мысли сердце наполнилось бла-годарностью - трепетной и глубокой. Впрочем, имелись там и другие чувства - горькие, не менее сильные. Но относились они уже не к металлу...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | С.Лайм "Страсть Черного палача" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Молодежная проза) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | К.Демина "Ловец бабочек - 2" (Приключенческое фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"