Храмцев Дмитрий Валерьевич: другие произведения.

Этатизация в Древней Руси

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 4.28*6  Ваша оценка:

6

Проблема образования древнерусского государства.

Постановка проблемы. В рамках настоящей работы нам необходимо решить две проблемы. Первая из них - доказательство или опровержение достоверности сказания о призвании варягов, что невозможно без анализа источников и по возможности - исторической обстановки IX века, и их роль в образовании русского государства, вторая - вопрос о том, было ли древнерусское государство государством в современном понимании этого слова. Чтобы доказать то, что Русь - государство, нужно доказать, во-первых, её единство, а во-вторых, государственную природу таких институтов как, к примеру, межплеменная дань, полюдье.

Анализ источников. Источников по истории Древней Руси великое множество, это и "иноземные известия" (Ключевский) патриарха Фотия, императора Константина Багрянородного и Льва Диакона, скандинавские саги и произведения арабских авторов IX - X веков, таких как Ибн-Хордадба, Ибн-Фадлана, Ибн-Даста, Масуди и другие. См. В.О.Ключевский, "Курс русской истории. Часть I", М., "Мысль", 1987, стр. 90. Косвенными источниками могут служить произведения римских авторов, к примеру, Тацита, рассказ которого об обычаях германцев цитирует Данилевский в разговоре о системе сбора дани на Руси.

При этом основным источником остаётся Начальная Летопись, а мы будем пользоваться лишь её частью - "Повестью Временных лет". Предположительно Начальная летопись была создана в середине XI века неизвестным киевским летописцем, но уже в начале XIII века в Киево-Печёрском монастыре существовало предание, что это был инок того же монастыря Нестор. Так, об этом Несторе в своём послании к архимандриту Акиндину упоминает монах Печёрского монастыря Поликарп. Там же, стр. 94. После текст Несторовой летописи был дважды изменён. Сначала при участии игумена Сильвестра Выдубицкого, предположительно в 1116 году, а потом неизвестным писателем, являвшимся доверенным лицом князя Мстислава, сына Владимира Мономаха, предположительно в 1118 году. См. Б.А.Рыбаков, "Киевская Русь и русские княжества XII-XIII веков", М., "Наука", 1982, стр. 300. Этот писатель от первого лица вёл рассказ о своём посещении Ладоги в 1114 году, поэтому Рыбаков условно называет его Ладожанином, и говорит далее, что исправления Ладожанина в Несторовой летописи носили явно проваряжский характер. Он объясняет "всё тяготение вставок в "Повести временных лет" к северу, все проваряжские элементы в них и постоянное стремление поставить Новгород на первое место, оттеснить Киев" родословной Мстислава Мономашича - "сын англичанки Гиты Гаральдовны (дочери английского короля), женатый первым браком на шведской, варяжской принцессе Христине (дочери короля Инга Стенкильсона), а вторым браком на новгородской боярышне, дочери посадника Дмитрия Завидовича, выдавший свою дочь за шведского короля Сигурда, Мстислав всеми корнями был связан с Новгородом и Севером Европы". Там же, стр. 301. Данное построение необходимо Рыбакову для доказательства своей антинорманистской теории. Не вдаваясь в дискуссию о верности или неверности этого заключения, скажем, что наличие поздних разнящихся редакций затрудняет изучение источника и заставляет действительно сомневаться в достоверности сообщённых в нём сведений. Более того, такие "исследователи", как С.И.Валянский и Д.В.Калюжный утверждают, что Начальная летопись была составлена не раньше XV века, среди прочих доказательств приводя факт описания в ней лунного затмения 1102 года, а "Повесть временных лет" - поздняя интерполяция XVII или даже XVIII века. С.И.Валянский, Д.В.Калюжный, "Другая история Руси", М., "Вече", 2001, стр. 40-41, 158. В том же "исследовании" Валянский и Калюжный пытаются доказать то, что империя Чингисхана - миф, и тому подобные вещи.

На этом не исчерпываются связанные с "Повестью временных лет" проблемы. Достоверность некоторых сообщаемых фактов ставит под сомнение большое количество заимствований - из византийских и арабских авторов, из скандинавских саг. К примеру, история об основании Киева напоминает предание о братьях Куаре, Мелтее и Хореане, записанное епископом Зенобом Глаком в армянской "Истории Тарона", И.Н.Данилевский, "Древняя Русь глазами современников и потомков", М., "Аспект Пресс", 2001, стр. 68. а история о призвании варягов - и некоторые скандинавские саги, и ветхозаветное предание, изложенное в первой Книге Царств: судьи плохо судили и просили Самуила "дать им царя. Он дал им Саула". С.И.Валянский, Д.В.Калюжный, стр. 151.

Как говорит Ключевский, "Повесть временных лет" "составлена по образцу византийских хронографов, обыкновенно начинающих свой рассказ ветхозаветной историей. Один из этих хронографов - Георгий Амартола, стал рано известен на Руси в славянском, именно в болгарском переводе. Его даже прямо называет Повесть как один из своих источников". В.О.Ключевский, стр. 96. Это говорит нам об ещё одном источнике заимствований, а византийский обычай вставок из Ветхого Завета делает гипотезу о сходстве сказания о призвании варягов и ветхозаветной притчи более реальной.

Ещё одна проблема - хронология "Повести". Ключевский отмечает, что зачастую под одним годом соединяются события нескольких лет. Нарушают хронологию и поздние вставки.

Анализ литературы. В литературе по нашему вопросу преобладают два диаметрально противоположных взгляда. Так, приглашённые Петром I в 1724 году немецкие историки Иоганн Готфрид Байер и Герард Фридрих Миллер полагали, что своё имя и государственный строй Россия получила от Скандинавов. Затем, в начале XIX века было издано составленное немецким учёным Августом Людвигом Шлёцером исследование древнерусских летописей, в котором говорилось, что до IX века славяне жили в лесах, как звери, без правления, и государственность была принесена скандинавскими завоевателями. В.О.Ключевский, стр. 117. Другой взгляд, основоположником которого можно считать ещё Ломоносова, написавшего в 1747 году репорт на высочайшее имя по поводу исследования Миллера, И.Н.Данилевский, стр. 44. по словам Ключевского наиболее полно выражается в сочинениях писателей XIX века Беляева и Забелина. Эти авторы полагали, что славяне поселились на Русской равнине ещё за несколько веков до рождества Христова, искони обитали на ней, претерпевая процессы превращения родовых союзов в племена и возникновения городов, среди которых выдвигались главные города, составлявшие с меньшими городами политические союзы, а ближе к IX веку началось объединение городов в единый общерусский союз, - то есть государственность на Руси существовала задолго до прихода варягов. В современной истории ярым антинорманистом является Рыбаков, умеренным норманистом - Данилевский.

Критическое замечание по поводу норманнской теории следующее. Основоположниками её были немцы, вероятно, плохо знавшие русский язык, а потому, скорее всего, неизбежна неверная трактовка летописей, что приводит к ложным выводам. С.Лесной, "Откуда ты, Русь?", Ростов-на-Дону, "Донское слово", 1995, стр. 12-13. Рыбаков говорит о том, что после сообщения в "Повести" об отказе платить дань и изгнании скандинавов за море летом 862 года идёт путаница из фрагментов различных новгородских и киевских летописей, в которой основатели норманнской теории увидели слова о зверином образе жизни, неправильно отнесли их к современникам летописца, а не к первым векам нашей эры, что и позволило им утверждать, будто государственность на Русь принесли варяги. Вот что он пишет: "Теории здесь нет; гипотезой это тоже нельзя назвать, так как преподносились эти выводы не как один из возможных вариантов, а совершенно безапелляционно, как явная и не требующая доказательств аксиома". Б.А.Рыбаков, стр. 295-296.

Появилось множество фактов, и в первую очередь археологических, говорящих нам о второстепенной роли варягов и опровергающих таким образом норманнскую теорию и подкрепляющих позицию антинорманистов. О теории последних Ключевский писал: "При схематической ясности и последовательности эта теория несколько затрудняет изучающего тем, что такой сложный исторический процесс развивается ею вне времени и исторических условий: не видно, к какому хронологическому пункту можно было бы приурочить начало и дальнейшие моменты этого процесса и как, в какой исторической обстановке он развивался". В.О. Ключевский, стр. 118. Так же, антинорманисты пытались доказать славянские корни названия Руси и имён первых русских князей.

Итак, мы сказали об основных недостатках обеих теорий. В заключение ещё скажем, что Данилевский называет норманнскую проблему, то есть противоборство этих двух теорий, фиктивной в научном плане и предлагает разделить её на ряд более мелких: происхождения и значения слова "Русь", этнической принадлежности первых князей, роли варягов в происхождении государства на Руси. И.Н.Данилевский, стр. 45. К рассмотрению этих проблем мы и перейдём.

Призвание варягов. Их роль в образовании государства. Лев Гумилёв пишет: "Для славян было бедствием соседство с древними русами, которые сделали своим промыслом набеги на соседей. В своё время русы, побеждённые готами, бежали частично на восток, частично на юг в низовья Дуная, откуда они пришли в Австрию, где попали в зависимость от герулов Одоакра. Часть русов, ушедшая на восток, заняла три города, которые стали опорными базами для их дальнейших походов. Это были Куяба (Киев), Арзания (Белоозеро), и Старая Руса. Русы грабили своих соседей, убивали их мужчин, а захваченных в плен детей и женщин продавали купцам-работорговцам. Славяне селились небольшими группами в деревнях, обороняться от русов, которые оказались жуткими разбойниками, им было трудно. Добычей русов становилось всё ценное. А ценным тогда были меха, мёд, воск и дети. Неравная борьба длилась долго и закончилась в пользу русов, когда к власти у них пришёл Рюрик". Л.Н.Гумилёв, "От Руси До России. Очерки этнической истории", М., "Айрис Пресс", 2001, стр. 27-28.

Итак, Гумилёв считает русь соседним с восточными славянами племенем. Действительно, как заметил Данилевский, в "Повести временных лет" славянские племена отделяются от руси, противопоставлены ей, русь же отождествлена с варягами: "Идоша [из контекста следует: представители чуди, словен, мери, веси, кривичей] за море къ варягом, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зъвутся свие друзии же урмане, анъгляне, гъте, тако и си".Повесть временных лет", перевод, статьи и комментарии Д.С.Лихачёва, под ред. В.П.Адриановой-Перетц, Спб, "Наука", 1999, стр. 13. Арабские авторы, такие как Ибн-Русте и Худуд ал-Алам, так же отделяют русов от славян. Как говорит Данилевский, ссылаясь на Г.С.Лебедева, все детали описаний русов у этих авторов совпадают с тем, что известно о варягах по археологическим материалам. Тем не менее, если когда-либо существовало скандинавское племя русь, оно должно было упоминаться в западных источниках, однако ни Плиний, ни Тацит, ни Птолемей, ни Иордан, ни древненемецкие хроники, ни скандинавские саги племени русь не упоминают. Сергей Лесной, основываясь в первую очередь на сочинениях Хордадбега, Аль-Джайгани и западных источниках, которых, он к сожалению, не называет, выдвигает гипотезу, диаметрально противоположную словам Гумилёва: во-первых, арабские авторы под русами понимали жителей Киевских земель, а под славянами - жителей земель Новгородских, и этнически это был один народ; во-вторых, западноевропейские источники сохранили множество сведений о существовании на западе славянского племени русь, которое жило там до 1168 года, когда было покорено германцами, вследствие чего "исчезло с поля истории и было забыто". С.Лесной, стр. 35, 37.

По мнению Г.В.Вернадского, под русами подразумевались скандинавы: во-первых, в договор между Олегом и Византией 911 года внесены имена русских посланников, а большинство имён явно скандинавские ("Мы от рода рускаго, Карлы, Инегелдъ, Фарлоф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Руаръ, Актеву, Труанъ, Лидул, Фостъ, Стемид, иже послани от Олга, великого князя рускаго""Повесть временных лет", стр. 18.), во-вторых, согласно "Бертиннским анналам", в 839 году несколько русских вместе с византийскими послами прибыли в Ингельгейм к императору Людовику, и по их собственным докладам императору, они были шведами. С.И.Валянский, Д.В.Калюжный, стр. 144. Шведов на Руси называли варягами (так же как и норманнов, и скандинавов вообще, и просто купцов).

Итак, если неверно утверждение Гумилёва о том, что русы - отдельный народ, значит, скорее всего, неверен и рассказ об их переселениях. Далее, Гумилёв говорит о том, что русы заняли Киев. Нам известно лишь два подобных факта: основание Киев братьями Кием, Щеком и Хоривом, которые предположительно были полянами, и завоевание Киева Аскольдом и
Диром, дружинниками Рюрика, несомненно варягами. В Белоозере же сели дружинники Рюрика (его брат Синеус?) уже после призвания варягов. Получается, что под русами Гумилёв подразумевает варягов.

Действительно, варяги зачастую обкладывали славянские племена данью. Так, "Повесть временных лет" сообщает: "Имаху дань варязи изъ заморя на чюди и на словенех, на мери и на всехъ, кривичехъ", рассказ о призвании Рюрика начинается словами: "Изъгнаша варяги за море, и не даша им дани". "Повесть временных лет", стр. 12, 13. Ключевский пишет: "В тех промышленных пунктах, куда с особенной силой приливали вооружённые из-за моря, они легко покидали значение торговых товарищей или наёмных охранителей торговых путей и превращались во властителей". В.О.Ключевский, стр. 151. Дань была натуральной, то есть, как и говорит Гумилёв, меха, воск, мёд, но ни один из известных нам исследователей не говорит об убийствах мужчин и продаже женщин и детей в рабство.

История призвания варягов, приведённая в "Повести", всем известна. По замечанию Ключевского, согласно норманистам, именно с этого момента нужно начинать историю Древней Руси, согласно же антинорманистам - чуть ли не со времён Геродота, В.О.Ключевский, стр. 117, 118. но, тем не менее, ни те ни другие в большинстве не отрицают самого факта призвания варягов; сомневается в этом факте Рыбаков: "Было ли призвание князей? Ответы могут быть только предположительными. Норманнские набеги на северные земли в конце IХ и в X веках не подлежат сомнению. Самолюбивый новгородский патриот мог изобразить реальные набеги "находников" как добровольное призвание варягов северными жителями для установления порядка. Такое освещение варяжских походов за данью было менее обидно для самолюбия новгородцев, чем признание своей беспомощности". Б.А.Рыбаков, стр. 298. а вот что пишет Ключевский: "Очевидно, заморские князья с дружиною призваны были новгородцами и союзными с ними племенами для защиты страны от каких-то внешних врагов и получали определённый корм за свои сторожевые услуги. Но наёмные охранители, по-видимому, желали кормиться слишком сытно. Почувствовав свою силу, наёмники превратились во властителей, а своё наёмное жалование превратили в обязательную дань с возвышением оклада". В.О.Ключевский, стр. 153. Версия завоевания кажется весьма правдоподобной. Завоевание как способ формирования государственности присутствовало и до призвания варягов (об этом нам говорит уже процитированный в связи со сбором варягами дани Ключевский), и после него - так, власть в Киеве была захвачена сначала Аскольдом и Диром, потом Олегом, на завоевание, судя по всему, намекает и Гумилёв: "Неравная борьба длилась долго и закончилась в пользу русов, когда к власти у них пришёл Рюрик".

Возникает другой вопрос: этническая принадлежность первых князей. Антинорманисты пошли путём "русификации" Рюрика, так, "Ломоносов пытался обосновать прусское происхождение варягов" И.Н.Данилевский, стр. 61., Рыбаков допускает возможность отождествления Рюрика с Рёриком Ютландским, который в пятидесятые годы IX века "обосновался в области реки Эдер, в южной Ютландии, таким образом, он контролировал выход к Северному морю для Хедебю, крупнейшего к этому времени центра скандо-славянской торговли на Балтике", а "в 870 году Рюрик вернулся на запад, чтобы урегулировать владельческие отношения с франкским и немецким королями". Там же, стр. 63. Гумилёв пишет: "Биография Рюрика непроста. По "профессии" он был варяг, то есть наёмный воин. По своему происхождению - рус. Кажется, у него были связи с южной Прибалтикой. Он якобы ездил в Данию, где встречался с франкским королём Карлом Лысым". Л.Н.Гумилёв, стр. 28. Не совсем понятно, причисляет ли Гумилёв Рюрика к скандинавам вообще, или же ошибочно к определённому племени "русь", но упоминание Прибалтики и франкского короля наводит на мысль о том, что Гумилёв подразумевает Рёрика Ютландского.

О братьях Рюрика Рыбаков пишет следующее: "братья" оказались русским переводом шведских слов. О Рюрике сказано, что он пришёл "с роды своими" ("sine use" - "своими родичами") и верной дружиной ("tru war" - "верной дружиной")", "в летопись попал пересказ какого-то скандинавского сказания о деятельности Рюрика, а новгородец, плохо знавший шведский, принял традиционное окружение конунга за имена его братьев. [...] В Изборске, маленьком городке под Псковом, и в далёком Белоозере были, очевидно, не мифические князья, а просто сборщики дани". Б.А.Рыбаков, стр. 298. Подобную этимологию Данилевский называет "народной, ложной", не приводя при этом ни веских аргументов, ни альтернативной этимологии этих имён. Более того, в связи с этим Данилевский говорит, что "борясь с "норманизмом", глава советских "антинорманистов" сам оказывался вынужденным сторонником "норманнской теории". И.Н.Данилевский, стр. 65. Нам это кажется неверным. Две вещи - приведённая выше цитата из Рыбакова о возможности завоевания и то, что он называет "Синеуса и Трувора" "просто сборщиками дани" говорит, пожалуй, о том, что он лишает варягов любой роли, кроме завоевательной.

Тут мы вплотную подходим к следующему вопросу - роли варягов в образовании древнерусского государства. Сергей Лесной отмечает, что новгородцы знали, чего хотели, то есть "управление посредством князя отнюдь не являлось какой-то новинкой. Это была давно известная институция", С.Лесной, стр. 25. то есть государственность существовала на Руси и до призвания варягов. Впрочем, о практике княжеского правления могли знать на примере других народов, таких как хазары, варяги, или же Византия, но здесь возникает вопрос, на который мы вряд ли сможем ответить - почему призвали именно варягов? Лесной объясняет это тем, что Рюрик, Синеус и Трувор были якобы внуками фантастического князя Гостомысла, Там же, 29. о котором в "Повести" почему-то ничего не сказано. Данная версия кажется нам маловероятной в первую очередь из-за недостаточного обоснования.

Нельзя ни отказывать варягам в какой-либо роли, ни говорить о том, что их роль была главной. Судя по всему, они играли роль не только наёмников, но и купцов - скандинавы торговали с Востоком и Византией и, очевидно, снабжали Русь иноземными товарами, и дипломатов, несмотря на то, что договоры русских князей были написаны на славянском языке, а не на шведском. Вряд ли была велика их роль как князей, потому что сохранялось вече - некое подобие народного собрания, в котором участвовала, скорее всего, лишь аристократия, но, должно быть, в собраниях по особо важным вопросам могло участвовать и простое свободное население. Круг вопросов, обсуждавшихся на вече, совпадал с теми, что князь обсуждал со своей дружиной - вопросы войны и мира, проблемы княжеского стола, княжеской администрации, денежных сборов среди горожан, распоряжения земельными ресурсами, - поэтому должны были возникать конфликты, и, должно быть, вече было некоторым инструментом давления на князя. Возможно, княжеская дружина имеет варяжское происхождение, по крайней мере, в неё могли входить скандинавские наёмники. И.Н.Данилевский, стр. 74, 76, 92, 94, 97, 104. Это косвенно подтверждается рассказом о том, как в 980 году Владимир одолел своего брата Ярополка и сел в Киеве с помощью варяжских наёмников. "Повесть временных лет", стр. 36-37.

Можно ли считать приход варягов в Новгород моментом образования древнерусского государства? Вслед за Ключевским скажем - нет: "Киевская земля прикрывала собою с юга всю страну по греко-варяжскому пути; её торговые интересы разделяла вся страна, ею прикрываемая. Потому под властью киевского князя волей или неволей соединились другие варяжские княжества и городовые области Руси, и тогда Киевское княжество получило значение Русского государства. [...] Поэтому появление Рюрика в Новгороде, кажется мне, неудобно считать началом Русского государства: тогда в Новгороде возникло местное и притом кратковременное варяжское княжество. Русское государство основалось деятельностью Аскольда и потом Олега в Киеве: из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства; Киевское варяжское княжество этих витязей стало зерном того союза славянских и соседних с ними финских племён, который можно признать первоначальной формой русского государства". В.О.Ключевский, стр. 159.

Здесь скажем несколько слов об Аскольде и Дире. Польский историк XV века писал, что Аскольд и Дир являются потомками легендарного Кия, основателя Киева, принадлежащего к династии Киевичей. И.Н.Данилевский, стр. 66; Б.А.Рыбаков, стр. 307. Данилевский приводит слова В.Я.Петрухина о том, что Длугош "стремился обосновать претензии Польского государства на Киев и поэтому отождествлял киевских полян с польскими, Кия считал "польским языческим князем" и т. д.". И.Н.Данилевский, стр. 67. Рыбаков говорит о том, что имена Аскольда и Дира появились в результате ошибки, речь же идёт о киевском князе Осколдыре, имена которого якобы происходит от реки Оскол, а её название - от племени сколотов, по мнению Рыбакова, славянского. Б.А.Рыбаков, стр. 308. Это предположение ошибочно, поэтому мы согласимся с изложенным в "Повести временных лет": "И бяста у него 2 мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася ко Царюгороду с родомъ своимъ. И поидоста по Днепру, и идуче мимо и узреста на горе градок. И упрошаста и реста: "Чий се градокъ?". Они же реша: "Была суть 3 братья, Кий, Щекъ, Хоривъ, иже сделаша градоко сь, и изгибоша, и мы седим, родъ ихъ, платяче дань козаромъ". Асколдъ же и Диръ остаста въ граде семь, и многи варяги съвокуписта, и начаста владети польскою землёю, Рюрику же княжащу в Новегороде". "Повесть временных лет", стр. 13.

Мы подошли к главному вопросу этой работы.

Было ли Киевское княжество государством? Чтобы доказать, что Русь является государством, необходимо доказать его политическое единство и государственную природу институтов управления, в первую очередь - сбора дани, или полюдья.

Рассмотрим проблему единства древнерусского государства. География Руси: большей частью она лежала в бассейне Днепра, занимая водораздел, отделяющий бассейны Припяти от Днестра, в её состав входили Киев, Чернигов, Переяславль, Вышгород, Белгород, Корсунь, Богуславль, Шумеск, Тихомль, Выгошев, Мичск и другие города право- и левобережья Днепра. Многие города были территориально разъединены, так Новгород, где сидел наместник Киевского князя, был отделён от Киева непроходимыми лесами и болотами. Следовательно, нельзя говорить о территориальном единстве. Нет и строгого политического единства - территория Киевской Руси разбивается на множество мелких государств - волостей, земель, княжеств, уделов, уездов, et cetera. Следовательно, необходимо найти фактор, объединяющий русские земли вокруг Киева. Ключевский пишет: "На каких бы пунктах российского промышленного мира не появлялись варяжские князья, их постоянно тянуло к городу на южной окраине этого мира, замыкавшему цепь торговых русских городов по греко-варяжской речной линии Днепра-Волхова, - к Киеву. Здесь заморские искатели выгодного найма и торгового барыша могли поживиться всего более. Киев был сборным пунктом русской торговли, к нему стягивались торговые лодки отовсюду, с Волхова, Западной Двины, Верхнего Днепра и его притоков. Отсюда в летописном рассказе о событиях IX и X веков довольно явственно выступают два факта: тяготение варяжских пришельцев с Балтийского моря к Киеву и экономическая зависимость русских городов от Киева. Кто владел Киевом, тот держал в своих руках ключ от главных ворот русской торговли. [...] Потому, попав в варяжские руки, он не мог остаться простым местным варяжским княжеством. Завязавшиеся торговые связи с Византией и арабским Востоком, с черноморскими, азовскими и каспийскими рынками, стягивали к Киеву важнейшие хозяйственные обороты страны. Но для обеспечения этих оборотов необходимо было иметь безопасные границы и открытые торговые пути по степным рекам... Всего этого можно было достигнуть только соединёнными силами всех восточных славянских племён". В.О.Ключевский, стр.156, 158. Итак, объединяющим фактором является торговля, с которой тесно связано и военное дело. Киев являлся главным оборонительным форпостом "в борьбе со степью", удачное географическое положение делало Киев центром русской торговли, все города Руси разделяли торговые интересы Киева; можно говорить, пожалуй, не просто об объединении племён вокруг Киева, но и подчинении их Киеву о в той или иной степени. Высокий уровень внешней торговли говорит о государственности. Б.А.Рыбаков, стр. 342. Речь идёт о некоем смутном прообразе федеративного устройства. Киевские князи собирали с соседних земель дань.

Но прежде всего необходимо дать определение государства. Согласно марксистской теории, государство - "специальный аппарат социального принуждения, который в первую очередь контролирует классовые отношения, обеспечивает господство одного класса над всеми прочими социальными группами". Существует и более мягкое определение государства, согласно которому государство - "группа людей, которая правит, издаёт законы, управляет социальными процессами и вырабатывает правила для социальных групп на определённых территориях и в пределах определённых границ", и очень важно, что "кем бы ни был тот, кто издаёт закон, отдаёт команды и заставляет подчиняться им всех живущих на данной территории, он является государством". И.Н.Данилевский, стр. 160, 161-162.

Согласно "марксистскому" определению, Русь не является государством в полной мере, так как в ней нет классовых структур, а есть сословия, не имеющие обозначенных письменным законом юридических прав, а правом принуждения владеют как и князь с дружиной, так и вече, не являющиеся составными частями единой государственной машины притеснения. Однако под более мягкое определение государственности Русь вполне подходит.

Вернёмся к вопросу полюдья. Князь с дружиной представляют собой формацию, очень похожую на банду разбойников во главе со своим главарём, но существуют несколько моментов, отличающих их от разбойников. Так, Рыбаков говорит о том, что из трактата Константина Багрянородного нам известны племена, с которых собиралась дань, и географические маршруты полюдья, неизменные из года в год. Если бы княжеская дружина была разбойничьей шайкой, то население тех мест, по котором проходил маршрут сбора дани "просто разбежалось бы, ушло бы вглубь племенной территории", чего не происходило. Б.А.Рыбаков, стр. 321-322, 325. Это говорит о том, что князь претендовал на право подчинять и обладал им, то есть легитимностью власти, что является одной из основных черт государственности. Как пишет Данилевский, о государстве в полном смысле слова можно говорить "с того момента, когда князь прекратил ездить в полюдье", И.Н.Данилевский, стр. 166. то есть когда его наместники на местах так же получили легитимность.

Мы можем привести ещё одно доказательство существования государственности на Руси. В "Повести временных лет" читаем: "рече Олегъ Асколду и Дирови: "Вы неста князя, ни рода княжа, но азъ есмь роду княжа", и вынесоша Игоря: "А се есть сынъ Рюриков". И убиша Асколда и Дира". "Повесть временных лет", стр. 14. Здесь легитимацией власти выступает не факт приглашения и не захват, а происхождение. Мы считаем это одним из важных признаков наличия на Руси государственности.

Из всего выше сказанного мы заключаем, что Русь - государство.

Библиография.

Ї В.О.Ключевский, "Курс русской истории. Часть I", М., "Мысль", 1987.

Ї Б.А.Рыбаков, "Киевская Русь и русские княжества XII-XIII веков", М., "Наука", 1982.

Ї С.И.Валянский, Д.В.Калюжный, "Другая история Руси", М., "Вече", 2001.

Ї И.Н.Данилевский, "Древняя Русь глазами современников и потомков", М., "Аспект Пресс", 2001.

Ї С.Лесной, "Откуда ты, Русь?", Ростов-на-Дону, "Донское слово", 1995.

Ї Л.Н.Гумилёв, "От Руси До России. Очерки этнической истории", М., "Айрис Пресс", 2001.

Ї Повесть временных лет", перевод, статьи и комментарии Д.С.Лихачёва, под ред. В.П.Адриановой-Перетц, Спб, "Наука", 1999.


Оценка: 4.28*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"