Хруцкая Татьяна Васильевна: другие произведения.

Авторское видение мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  
   Татьяна Хруцкая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   АВТОРСКОЕ ВИДЕНИЕ МИРА
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Санкт-Петербург
  
  
   2012 год
  
  
  
   "Каждый из нас рождён со своим предназначением, и
   когда мы его реализуем, мы счастливы. А когда мы
   отходим от своего пути и пытаемся играть чужие
   роли, мы страдаем, болеем, мучаемся и мучаем
   других".
  
  
   5 МАЯ 1945 ГОДА
  
   ТАЙНЫЙ ЯЗЫК ВАШЕГО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
  
   Астрология - это метод изучения взаимоотношений между человечеством и Вселенной. Принципы астрологии базируются на утверждении, что космические силы, а также природные ритмы и циклы оказывают влияние на каждый живой организм. Приверженцы астрологии придерживаются мнения, что понять жизнь можно гораздо лучше, если изучить особенности знаков Зодиака и закономерности взаимодействия планет. Точный гороскоп составляется на основе точных координат события во времени и пространстве. Хотя астрологу для составления гороскопа нужно знать точное время, место и полную дату рождения, популярная астрология обычно ограничивается разделением года на двенадцать категорий, именуемых знаками Зодиака. Эта система деления вкупе с планетами является основой астрологических выкладок. Личный гороскоп поможет вам развить и укрепить вашу притягательную силу и добиться успеха, а также глубже познать самого себя и окружающих вас людей.
   СОЛНЦЕ является центром нашей Солнечной системы, а планеты, включая Землю, вращаются вокруг него. Земля же вращается не только против часовой стрелки вокруг Солнца, но ещё и вокруг своей оси - благодаря чему происходит смена дня и ночи. С геоцентрической точки зрения - то есть если смотреть с Земли - Солнце пересекает небо с востока на запад. Видимая траектория движения Солнца проходит на фоне двенадцати созвездий и называется эклиптикой. Земная ось не только вращается, но ещё и наклонена, так что Северный полюс в течение года то направлен к Солнцу, то отклоняется от него, в результате чего получается четыре климатических сезона: зима, весна, лето и осень. В каждом из сезонов есть момент, соответствующий определённой точке на солнечном пути - это точки весеннего и осеннего равноденствия и летнего и зимнего солнцестояния. В астрологии эти четыре момента в году называются кардинальными точками 360-градусного зодиакального круга. Знаки Зодиака разделяются по стихиям (знаки огня, земли, воздуха и воды) и формам проявления этих стихий (кардинальные, фиксированные и мутабельные знаки). Астрологический год начинается весной и берёт отсчёт с 0 градусов Овна; летнее солнцестояние приходится на 0 градусов Рака; осеннее равноденствие - на 0 градусов Весов; и зимнее солнцестояние случается в 0 градусов Козерога. Это кардинальные знаки. Поскольку зодиакальный круг поделён на двенадцать равных секторов по 30 градусов каждый, вслед за каждым из этих четырёх кардинальных знаков следуют четыре фиксированных, или неподвижных, знака: Телец, Лев, Скорпион и Водолей. Затем идут четыре мутабельных, или изменчивых, знака: Близнецы, Дева, Стрелец и Рыбы. Рыбы завершают зодиакальный круг. Поскольку солнце ежегодно возвращается приблизительно в один и тот же градус, астрологи рассматривают день рождения каждого человека как возвращение Солнца. В то время как зодиакальный круг поделён на двенадцать различных знаков, в астрологии каждый знак делится на три части, которые называются деканатами. Каждый из этих деканатов несёт в себе влияние другого знака и другой планеты.
   Солнце, энергетический центр нашей Солнечной системы, излучает жизнеутверждающую энергию света, которая во многих культурах считается животворной силой. В астрологии Солнце олицетворяет источник энергии для всего живого и предоставляет каждой личности возможности для самоутверждения. Солнце символизирует центр нашего бытия, наше самосознание и наше эго. Символ Солнца - круг с точкой в центре, указывающий на центр нашей Вселенной. В эзотерической символике этот круг означает бесконечность, а точка в центре указывает на определённый пункт во времени и пространстве внутри этой бесконечности. Сила воли, энергия, мощь и способность самовыражения - вот лишь некоторые из черт, данных нам Солнцем. А ещё - честолюбие и гордость, разум, уверенность в себе. Солнце также символизирует Отца, мужское начало.
  
   "Помните, что впечатление о личности формируется
   в течение первых пяти секунд общения,
   и у вас никогда не будет шанса
   произвести первое впечатление дважды".
  
   ТЕЛЕЦ. 2-й знак зодиака. Фиксированный знак/стихия - ЗЕМЛЯ
   Планета-управитель - ВЕНЕРА
   Части тела: шея и горло
   Символ: БЫК
   Ключевые слова: выносливость, упорство, практичность
  
   Тельцы практичны, спокойны и решительны. Они редко уступают свои позиции. Если вы родились под знаком Тельца, вы, обладая терпением и рассудительностью, будете продвигаться к намеченной цели, даже если все уже давно сошли с дистанции. Доброжелательный и общительный, вы умеете наслаждаться простыми радостями жизни. Вы не любите спешить. Решения принимаете осторожно, но твёрдо, руководствуясь в первую очередь соображениями безопасности и финансового благополучия. Вашим знаком правит Венера, наделяя вас такими качествами, как чувственность и очарование, вы можете быть чрезвычайно привлекательными для противоположного пола. Влияние Венеры также определяет вашу любовь к прекрасному, повышенный интерес к искусству и обострённое чувство осязания. Для Тельца, как представителя практичного земного знака, особенно важны надёжность и безопасность в жизни. Вы любите комфорт и достаток, немаловажной частью вашего благополучия является хорошее питание, но старайтесь не потакать своим прихотям. Тельцы нередко становятся замечательными поварами, знатоками вин и любовных утех. Но ещё чаще ваш солнечный знак ассоциируется с принадлежностью к миру финансов. Телец должен точно знать, как тратятся его деньги, и любит вести тщательный учёт всех своих финансовых операций. Когда вас упрекают в излишнем материализме, вы защищаетесь, утверждая, что вы всего лишь практичны и знаете цену деньгам. В мире людей вы могли бы стать экспертом по любым вопросам - от денежных и проблем собственности до оценки людских характеров. Ваше стремление иметь твёрдую почву под ногами словно магнит притягивает к вам успех. Вы можете быть щедрым с теми, кто вам дорог, но не давайте волю собственническим инстинктам. К вашим привлекательным качествам можно отнести надёжность, верность и преданность. Вы способны сдержаться и промолчать, чтобы сохранить мир, но, если на вас надавить слишком сильно, вы становитесь непреклонны. Это упрямство - одно из ваших наименее привлекательных качеств. Вам в жизни необходимо ощущение твёрдой почвы под ногами и стабильности, поэтому вас привлекают люди надёжные, приверженцы традиций, считающие, что всё должно идти по заведённому порядку. Во времена перемен и нестабильности вам бывает трудно приспособиться к новым обстоятельствам. К счастью, вы находите успокоение в любви к искусству и в творчестве, наслаждении природой и музыкой. Тельцы часто обладают красивым обычным или певческим голосом. Под воздействием стресса ваше горло может поразить болезнь. Впрочем, Телец, чей символ - бык, считается сильным знаком. Хотя общеизвестно, что как знак Земли вы наиболее совместимы со знаками Девы и Козерога, но Венера, Марс и Внешние планеты тоже существенно влияют на ваши взаимоотношения с людьми и вашу притягательную силу.
   ДОСТОИНСТВА Тельца: верность, артистизм, решительность, настойчивость, стабильность, выносливость, практичность, любовь к музыке.
   НЕДОСТАТКИ Тельца: упрямство, материализм, выраженный собственнический инстинкт, потворство своим прихотям.
  
   СОЛНЦЕ: ТЕЛЕЦ; ДЕКАНАТ: ДЕВА/МЕРКУРИЙ; ГРАДУС: 13-14,5 ТЕЛЬЦА,
   ФОРМА ВЫРАЖЕНИЯ: ФИКСИРОВАННЫЙ; СТИХИЯ: ЗЕМЛЯ
  
   ВАША ЛИЧНАЯ СИЛА. Острый ум и сильные инстинкты делают вас решительной и азартной личностью. Честолюбивый и инициативный человек, вы обладаете источником внутренней силы и способностью стойко держаться в сложных ситуациях. С вашим уникальным восприятием и потребностью разнообразия в жизни вы находитесь в постоянном поиске нового опыта, который даст вам стимул к действию. Вам свойственно не только очарование и дружелюбие, вы также обладаете необходимой выносливостью и жёсткостью, чтобы занять позицию лидера. Предприимчивый и трудолюбивый, вы любите держать всё под контролем и хорошо выполнять свою работу. Всегда занятый делом и сосредоточенный, вы таким образом приумножаете свою силу и развиваете целеустремлённость. Философский взгляд на жизнь и необычное чувство юмора может помочь вам преодолеть тенденцию к излишней серьёзности, командирским замашкам или упрямству. Вы человек практичный, с реальным взглядом на вещи, вы также обладаете шестым чувством, которое помогает вам правильно оценивать первое впечатление от людей. Доверяя своей интуиции, вы также можете развить вашу веру в себя и решительность.
   ВАША ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СИЛА В ЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЯХ. Ваша проницательность и сильные инстинкты указывают на то, что ваше первоначальное мнение, составленное о людях, часто оказывается верным. Так как ваша восприимчивость и ваши истинные устремления обычно не видны за вашей прагматичной манерой, людям часто бывает трудно распознать вашу суть или жить в соответствии с вашими возвышенными идеалами. Люди восхищаются вашей уверенностью в себе, энтузиазмом и способностью действовать спонтанно. Вы кажетесь им менее привлекательным человеком, когда вы слишком серьёзны или заняты только собой. Пользуясь своим непринуждённым юмором, вы способны справляться с весьма трудными задачами или ситуациями, относясь к ним беспристрастно. Обычно вы тянетесь к идеалистичным людям, имеющим твёрдые убеждения. Вдохновлять вас или соответствовать вашему заполненному делами стилю жизни могут динамичные и активные партнёры. Потребность в свободе и жизненном пространстве указывает на то, что вам нужен любящий, но не слишком требовательный спутник жизни.
   Ваши сильные стороны: сила воли, трудолюбие, развитый интеллект, творческие таланты, аналитический ум, ласковость, практичность, сострадательность, дисциплинированность, развитые инстинкты, приспособляемость, прогрессивность, отвага, остроумие, коммуникабельность, притягательность, интуиция, разносторонность интересов, ответственность, уверенность в себе.
   Ваши слабые стороны: самовлюблённость, потворство своим слабостям, жалость к себе, обидчивость, ненадёжность, материалистичность, безответственность, холодность, своенравие, депрессивность, непоследовательность, упрямство, угрюмость, чрезмерная уверенность в себе, эмоциональная разочарованность, замкнутость, суетливость.
   СИЛА ВЕНЕРЫ. Планета Венера оказывает огромное влияние на вашу притягательную силу. Планета Венера управляет любовью, творчеством, артистичностью, женственностью и вашей притягательной силой. Венера также управляет физической красотой и деньгами. Венера представляет женское начало. В астрологической карте женщины она отражает силу, с которой женщина притягивает к себе окружающих.
   СОЛНЦЕ В ТЕЛЬЦЕ - ВЕНЕРА В ОВНЕ. Вы дружелюбны и общительны, в обществе человека, к которому неравнодушны, вы становитесь очень оживлённым и непосредственным. Вас отличают честность и прямота, вы целеустремлённы и привлекаете людей тем, что знаете, чего хотите и как этого добиться. Хотя вы преданны своему партнёру и относитесь к вашим отношениям с ним очень серьёзно, ваша склонность к риску говорит о том, что временами на вас нападает озорное настроение, и вы не прочь его подразнить, так же как и других ваших близких и друзей.
   Ваши привлекательные качества: смелость, страстность, творческие способности, любовь к приключениям, склонность к флирту, энергичность, непосредственность, щедрость, обаяние, энтузиазм, идеализм, доброта, вдохновенность, чувственность, магнетизм.
   Ваши непривлекательные качества: дух соперничества, нетерпеливость, эгоизм, похотливость, склонность к излишествам, склонность к доминированию, бестактность, раздражительность, склонность к крайним формам проявления эмоций, желание получить всё сразу, вспыльчивость.
   ПЛАНЕТА МАРС также влияет на вашу притягательную силу. СИЛА МАРСА.
   Марс представляет мужское начало. Марс управляет вашей энергией и жизненной силой, вашими побуждениями. Марс также управляет физической силой, амбициями, желаниями, сосредоточенными усилиями и действием. На астрологической карте женщины Марс описывает скрытую энергетику её индивидуальности, степень её уверенности в себе и тот тип мужчины, который её привлекает.
   МАРС В ОВНЕ. Своенравная и решительная, вы обладаете смелым и настойчивым характером. Ваше энергичное поведение говорит также о том, что вы человек весьма целеустремлённый. Сталкиваясь с трудной ситуацией, вы поворачиваетесь к ней лицом и никогда не сдаётесь. Как натура уверенная и страстная, вы не боитесь следовать велению своего сердца. Вас часто привлекают сильные личности, помогающие вам выразить свои мужские качества. Так как слабые личности вас не интересуют, вы предпочитаете иметь партнёра достаточно храброго, чтобы противостоять вам. Обычно вас притягивают уверенные в себе и независимые мужчины, от которых веет мужской силой и, так же как и вы, наделённые активным и предприимчивым духом. Однако вам придётся сразу определить, кто будет играть в ваших отношениях главенствующую роль, поскольку вы оба хотите быть лидерами и любите командовать. Если партнёр не разделяет вашу потребность в приключениях, вы будете реализовывать её самостоятельно. Будучи человеком неугомонным, в качестве партнёров вы также склонны выбирать людей, увлекающихся спортом или наделённых духом состязательности.
   Ваши привлекательные качества: любовь к приключениям, независимость, быстрота реакций, энтузиазм, смелость, озорство, очарование, честность, энергичность, творческие таланты, дух первопроходца, честолюбие.
   Ваши непривлекательные качества: вспыльчивость, нетерпеливость, излишне развитый дух состязательности, упрямство, импульсивность, бестактность, властолюбие, излишняя страстность, склонность быстро остывать ко всему, нетерпимость, агрессивность.
   ВНЕШНИЕ ПЛАНЕТЫ, которые оказывают на вас влияние.
   ЮПИТЕР, пятая планета от Солнца, - самая большая планета Солнечной системы. Названный в честь главного римского бога (в греческой мифологии известного как Зевс), Юпитер ассоциируется с мудростью, победой и правосудием. Благодаря своим размерам он символизирует увеличение и расширение. Он представляет способность выходить за рамки привычных представлений и строить грандиозные планы или возлагать большие надежды, несёт с собой оптимизм и уверенность в достижении цели. Юпитер смотрит на жизнь с философской точки зрения, и под его влиянием возникает желание докопаться до самой сути вещей и найти истину. Стремление к знаниям подразумевает постоянное обучение. Юпитер связан с высшими учебными заведениями или духовными учителями. Кроме того, Юпитер олицетворяет собой бога правды и ассоциируется с законодательными органами, судами, законом и порядком. Юпитер не только ассоциируется с потребностью в постоянном умственном, эмоциональном и духовном развитии, но и с удачей и благосостоянием. Лучшее из того, что дарит Юпитер - это великодушие и чувство юмора. Влияние этой планеты вызывает сильное желание прожить богатую событиями жизнь, совершить путешествия в дальние экзотические страны и набраться жизненного опыта. Однако избыточная экспансия в крайнем своём выражении приводит к жадности и напыщенности. В то же время качества Юпитера наиболее ярко выражены в идеалистах, способных своей верой и мудростью превратить даже самые несбыточные мечты в реальность.
   Юпитер в благоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: вы полны оптимизма и желания работать, и знаете, как применить свой опыт на практике. Для вас очень важны жизненные блага, и ради их достижения вы готовы трудиться, не покладая рук.
   Юпитер в неблагоприятном аспекте к вашему Солнцу в Тельце: ваше стремление к стабильности и безопасности означает, что вам следует более экономно расходовать свои деньги. Вы стремитесь к роскошной жизни и иногда не прочь побаловать себя. Если вам удастся соотносить свои филантропические порывы с практическими соображениями, то вы сможете спланировать свою деятельность более тщательно и быстрее достичь своих целей.
   САТУРН. В мифологии Сатурн предстаёт в образе Времени или Жнеца. У греков и римлян он являлся богом общественного порядка и изображался в виде жнеца с серпом. Будучи символом "того, что посеешь, то и пожнёшь", Сатурн олицетворяет совершенное правосудие, закон причины и следствия. С психологической точки зрения Сатурн - это архетип старого мудрого учителя. Мы становимся старше и умнее, учась принимать ответственность на себя и дисциплинируя самосознание. Тяжёлый труд или тренировка под ограничивающим влиянием Сатурна в конце концов дают результат - только так можно чему-нибудь научиться. Экспансия Юпитера уравновешивается сдерживающим влиянием Сатурна, способного позитивным образом ограничить избыточное расширение и сохранить порядок. Положительные качества Сатурна позволяют нам создавать структуры или работать с пространством и формой. Он устанавливает границы для того, чтобы осуществлять контроль, регулировать и обеспечивать безопасность. Эта планета заставляет нас выполнять свои обязанности и отвечать за свои поступки. Сатурн - это сама честность и справедливость: любая деятельность будет вознаграждена по заслугам. Тем не менее, его уроки иногда очень жестоки. Недостатками Сатурна можно назвать его способность заражать пессимизмом, страхом отказа или слишком серьёзным подходом к делу. Под влиянием Сатурна вам не стоит надеяться получить желаемое, не приложив для этого никаких усилий. Но он обязательно оценит вашу решительность и настойчивость на пути к успеху.
   Сатурн в благоприятном аспекте к вашему Солнцу в Тельце: вы преданны и надёжны, умеете планировать свою деятельность и придерживаетесь консервативных взглядов. Обычно вы относитесь серьёзно к своим обязанностям, особенно если они связаны с деньгами или работой.
   Сатурн в неблагоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: если вас одолеют неуверенность и страх, вы становитесь упрямым и сопротивляетесь любым переменам. Или вы пускаетесь во все тяжкие в надежде, что проблемы растают сами собой. Если вы будете смотреть трудностям прямо в лицо, то свойственные вам от природы настойчивость и выносливость помогут вам преодолеть любые трудности и добиться впечатляющих результатов.
   УРАН. У древних греков Уран назывался Небеса или Ночное небо, а в мифологии он считается отцом Сатурна. Бесконечность небес символизирует нашу способность открыть своё сознание для Вселенной. Уран несёт озарения и свободу духа, ломая ограничения, налагаемые Сатурном. Такая свобода позволяет находить в нашей жизни место для неожиданного, даёт возможность проявить свою индивидуальность, невзирая на гнёт традиций. Однако если зайти слишком далеко, возникает опасность возникновения чувства вседозволенности и проявлений бунтарства просто из духа противоречия. С психологической точки зрения Уран помогает нам расширить наши взгляды на Вселенную и осознать, что все люди - братья и сёстры. Уран готов сражаться за права человека и за свободу самовыражения. Уран управляет электрической энергией во всех её проявлениях: телевизионными и радиоволнами, магнитными полями, лазерным излучением, компьютерами и всеми новыми технологиями. Устремлённый в будущее и позволяющий мыслить абстрактно, Уран помогает развивать интуицию и изобретательность. Такие качества делают людей более привлекательными, поскольку дают возможность опережать своё время и свободно самовыражаться. Однако слишком активная энергия Урана, стремление к самовыражению любой ценой могут обернуться менее привлекательными качествами: вызывающим поведением или чрезмерной эксцентричностью.
   Уран в благоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: ваша практичность помогает вам реализовывать ваши многочисленные нестандартные и необычные замыслы, что вдохновляет вас на дальнейшие эксперименты. Вы способны извлекать деньги из несбыточных источников или применяя свои уникальные таланты.
   Уран в неблагоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: желание стабильности может вступить в противоречие со стремлением сохранить свою независимость. В своём крайнем проявлении это может привести к несговорчивости и упрямству. Душевное беспокойство может выразиться в постоянном внутреннем напряжении. Человек волевой, вы не боитесь иметь своё мнение или выражать себя оригинальным способом.
   НЕПТУН. В мифологии Нептун - бог моря, бездонного, необъятного и загадочного. Как океан способен превратить скалы в песок, так и Нептун может неторопливо и незаметно стереть все барьеры, созданные эго, и позволить вам испытать мистические переживания. Подобно морскому берегу, окутанному туманом, Нептун окружён дымкой, символизирующей, что всё в мире иллюзорно и таинственно. С психологической точки зрения функция Нептуна состоит в том, чтобы помочь нам сломать ограничения сознания, очищая наши эмоции и делая их более утончёнными. Нептун не знает границ и ощущает единение со всем миром. Однако эта способность ассоциировать себя со всем, что существует в этом мире, может давать ощущение неопределённости. Сверхчувствительность Нептуна способна наделять человека сочувствием к страданиям всего человечества и в то же время позволит ему "заблудиться" в творческих изысканиях, создавая произведения искусства. Нептун дарит вдохновение и воображение артистам и художникам.
   Нептун в благоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: гармоничное сочетание интуиции и практических умений помогает вам строить планы и добиваться их осуществления. Если вас не привлекают профессии, связанные с обслуживанием, или врачебное поприще, вы можете найти себя в творческих профессиях или в бизнесе.
   Нептун в неблагоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: вы практичны и всегда заботитесь о своём благосостоянии, хотя, с другой стороны, стремитесь к высоким, почти нереальным целям. Так как из-за своей эмоциональной восприимчивости вы часто впадаете в замешательство, не зная, как поступить в той или иной ситуации, вам нужно создать для себя прочный фундамент жизненных ценностей, который поможет вам всегда быть уверенным в себе и избежать двусмысленных ситуаций. Вы выигрываете благодаря сочетанию своего богатого воображения и практических навыков.
   ПЛУТОН. В мифологии Плутон - бог подземного мира и царства мёртвых - олицетворяет трансформацию, смерть и возрождение. Знаменуя глубокие изменения, Плутон обладает мощной и неистощимой энергией. Под влиянием этой планеты мы способны понимать сигналы, которые подаёт нам подсознание, такие, например, как язык тела. Это можно использовать как во благо, например в психологии, так и в корыстных целях, чтобы управлять другими. Открытие Плутона совпало с появлением теории деления атомного ядра и теории подсознания Юнга. Энергия Плутона экстремальна по своей природе - побуждает ли он к действию тёмные силы, фанатиков и террористов или вызывает глубокие благотворные перемены в обществе. Влияние Плутона проявляется и на уровне отдельного человека, заставляя его реагировать очень резко и часто идти ва-банк. Путь постоянного самосовершенствования, по которому следует каждый из нас, предполагает такие периоды в нашей жизни, когда мы должны отказываться от прошлого, не имея никаких гарантий на будущее. В этом выражается принцип смерти и возрождения, олицетворяемый Плутоном. С его помощью мы принимаем жизненные перемены и учимся отказываться от прошлого, отсекая от себя всё, что мы уже переросли. Плутон учит нас понимать, что за любым концом следует новое начало и жизнь продолжается.
   Плутон в благоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: вы прагматичны, но в своих оценках руководствуетесь не только разумом, но и интуицией. Стремление оказывать влияние на людей или события может выразиться в том, что вам удастся занять должность в структурах власти. Вы довольно-таки осторожны, но в критический момент способны поставить на карту всё.
   Плутон в неблагоприятном аспекте к Солнцу в Тельце: вы несколько упрямы и склонны цепляться за прошлое, в том числе и за ситуации, о которых вам трудно вспоминать. Используйте свою целеустремлённость для того, чтобы превратить проблемные сферы вашей жизни в возможность доказать всем, насколько решительным вы можете быть и каких успехов способны добиться.
  
  
   ОСОБЫЙ АСПЕКТ ПЛАНЕТ К СОЛНЦУ
  
   ЮПИТЕР в особом аспекте к Солнцу в Тельце: общительный и великодушный, вы умеете завоевать популярность, не прикладывая к этому почти никаких усилий. У вас часто появляются возможности пополнить свой кошелёк, и обычно вы живёте в комфортабельных условиях. Склонность наслаждаться всеми удовольствиями, которые может предоставить жизнь, предупреждает о том, что вам не следует слишком уж потакать своим желаниям и бездумно расходовать деньги. Вы выигрываете благодаря своему упорству и умению планировать будущее.
   САТУРН в особом аспекте к Солнцу в Тельце: вы - человек здравомыслящий и понимаете, что за всё в жизни нужно платить. Обычно вы добиваетесь своих целей благодаря умению упорно трудиться. Возможно, иногда вы будете оказываться в ситуациях, когда будете бояться потерять всё, что имеете, но благодаря силе и выносливости вы в конечном счёте достигнете успеха.
   УРАН в особом аспекте к Солнцу в Тельце: самобытная и здравомыслящая натура, вы способны зарабатывать деньги на своих идеях. Однако остерегайтесь проявлять упрямство, вы обладаете обезоруживающим обаянием, которое помогает вам сохранять свободу в близких отношениях и оставаться при этом верным своему партнёру.
  
   Это наша жизнь, потому что мы делаем то, что хотим,
   то, что можем, то, что любим делать.
  
   Мне нравится моё земное существование, хотя я верю в жизнь после смерти и в иные возможности существования интеллекта. Я люблю естественное пробуждение на рассвете от восхода солнца и голоса природы. Люблю утро, потому что это начало нового дня, а на закате, когда день заканчивается, я испытываю печаль. Мне нравится, когда за окном кипит жизнь. "Время летит - это плохая новость. Хорошая новость - ты пилот своего времени". Меня интересует жизнь, как таковая, все её проявления. Я прошлым вообще не живу.
   Влюблённость - моё естественное состояние. "Для влюблённого мир становится очень ярким, наполненным множеством смыслов. Но влюблённость проходит, а с ней и ощущение полноты и значимости жизни. И вот мы вновь мечтаем о романтической любви, чтобы испытать все эти чувства. Что же с нами происходит? Идеальная любовь даёт возможность проявиться благородству, духовности и утончённости. Есть три основные черты романтической любви, помогающие её понять. Во-первых, рыцарь и его дама никогда не вступали в сексуальную связь. Это идеализированные отношения, они поднимаются над грубой материей и культивируют чувствительность и одухотворённость. Во-вторых, рыцарь и дама не сочетались браком. Поступить иначе - значит сделать свою избранницу обыкновенной женщиной, а возвышенная любовь требует, чтобы он постоянно видел в ней божество, символ Вечной женственности.
   В-третьих, пары, которые испытывали романтическую любовь, постоянно её поддерживали. Распаляя друг в друге страсть, страдая от разлуки, они пытались одухотворить своё желание. Романтическая любовь - основная сила, стимулирующая создание стихов, песен, любовных романов и пьес. Мы жаждем духовной напряжённости, восторга и отчаяния, радостных встреч и трагических расставаний, как в романах. Романтическая любовь связана с духовным влечением. Она поднимает влюблённых над обыденностью к переживаниям иного порядка. Мы ощущаем неполноценность, бессмысленность своей жизни, если не влюблены. Истинная любовь и обыденная жизнь несовместимы".
   "Каждый человек появляется на свет с врождённым психологическим стремлением найти смысл жизни, испытать ощущение её полноты. "Делай, что должен, и пусть будет, что будет". "Терпение и труд всё перетрут". "Всегда нужно ориентироваться на базисные ценности - семью и работу, и через всю жизнь пронести любовь к тем, кто тебя окружает". "Состояние скуки - неотъемлемая часть бытия многих. Скука - тоскливое и пустое незаполненное время, безразличие ко всему, бессмысленность жизни и гнетущее ощущение потери мира. Скука лишает человеческое бытие смысла или сигнализирует о том, что конечная цель существования отсутствует. Это предупреждение о возможной мучительной депрессии, если не изменить свой образ жизни. Развлечения, погоня за удовольствиями, фанатизм на работе - результат страха перед пустотой и отсутствия чувства удовлетворённости".
   "Работа - фундамент жизни, опора, поддерживающая всё здание, сохраняющая в целости фасад. От неё зависит внутренний настрой, она спасает от жалкой бессмысленной апатии. Я всегда работала. Всегда сама себя обеспечивала. Всё, что я имею, куплено на заработанные мной деньги. Лишиться работы - это стресс. Но такой крутой поворот открывает новые перспективы в жизни. У каждого человека есть любимые занятия, которые он откладывает на потом из-за нехватки времени. Наступила пора переключиться на них. Но смена ритма жизни - дело непростое. Я перестала быть частью единого живого организма, состоящего из причуд, страстей и индивидуальностей моих коллег. Этот удивительный организм, блиставший воображением, любовью и энтузиазмом, исчез - мы рассеялись в пространстве, как не связанные между собой атомы. Теперь, когда я свободна, я имею возможность читать, писать, гулять, учиться готовить, шить, просто любить жизнь. Я радуюсь запаху свежеиспечённого пирога, красоте полевых цветов, домашнему теплу. Моя жизнь сошла со скоростной трассы на просёлочную дорогу, на аллеи парков и садов, и я получаю удовольствие от нового ритма. Понадобился целый год, чтобы научиться не спешить не только в повседневных делах, но и в отношениях с окружающими, суметь расслышать собственные желания и стать счастливой. Любовь к жизни можно испытать не только на берегу моря, но и в маленьком дачном домике, и на прогулке по зимнему лесу, и на художественной выставке, и при встрече с давними друзьями или чтении хорошей, умной книги".
   Я с большим интересом и восхищением отношусь к созидателям, к творческим людям. Активность и деятельность - это ещё не творчество. Внутреннее творчество должно отражаться в одежде.
   Я люблю свой родной город Ленинград - Санкт-Петербург. Он мне "идёт", он мне подходит душевно и духовно. И я стараюсь ему понравиться своим образом жизни, стилем одежды, мыслями и делами. "А этот дождик, солнечный и редкий, мне утешенье и благая весть". Есть климатическая особенность дождливого Петербурга и красота золотой осени. Красно-золотые осенние листья создают неповторимую палитру и потрясающе роскошный вид.
   Санкт-Петербург - имя чрезвычайно популярное. Города-тёзки есть по всему миру.
  
   Я пишу для размышлений. Мои тексты получаются путём активного общения с людьми, книгами, газетами, журналами, телевизором и кропотливой фильтрации информации, а потом они дополняются личными впечатлениями и мнениями. Наша жизнь слишком коротка, чтобы тратить всё отведённое время на поиски её смысла, но...
   "Изучение мудрости возвышает и делает нас
   сильными и великодушными".
  
   Книга помогает обрести в себе тот внутренний духовный стержень, который позволит устоять перед любыми трудностями, пройти любые испытания. Разумный человек обязан в течение жизни прочитать все главные книги планеты. Они воспитывают наше будущее. Список таких книг необходимо выдать человеку в первый школьный день, второй экземпляр - родителям, третий экземпляр - бабушкам и дедушкам. В книгах всё есть. Можно даже за порог дома не выходить.
  
   ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ИЛЬИН (1883-1954) - мыслитель, писатель, публицист
  
   О ЧТЕНИИ. Каждый писатель тревожится о том, как его будут читать? Поймут ли? Увидят ли то, что он хотел показать? Почувствуют ли то, что любило его сердце? И кто будет его читатель? От этого зависит так много... И прежде всего - состоится ли у него желанная, духовная встреча с теми далёкими, но близкими, для которых он втайне писал свою книгу?
   Дело в том, что далеко не все читающие владеют искусством чтения: глаза бегают по буквам, "из букв вечно выходит какое-нибудь слово" (Гоголь), и всякое слово что-нибудь да "значит", слова и их значения связываются друг с другом, и читатель представляет себе что-то - "подержанное", расплывчатое, иногда непонятное, иногда приятно-мимолётное, что быстро уносится в позабытое прошлое... И это называется "чтением". Механизм без духа. Безответственная забава. "Невинное" развлечение. А на самом деле - культура верхоглядства и поток пошлости.
   Такого "чтения" ни один писатель себе не желает. Таких "читателей" мы все опасаемся. Ибо настоящее чтение происходит совсем иначе и имеет совсем иной смысл...
   Как возникло, как созрело написанное?
   Кто-то жил, любил, страдал и наслаждался; наблюдал, думал, желал - надеялся и отчаивался. И захотелось ему поведать нам о чём-то таком, что для всех нас важно, что нам необходимо духовно увидеть, прочувствовать, продумать и усвоить. Значит - что-то значительное о чём-то важном и драгоценном. И вот он начинал отыскивать верные образы, ясно-глубокие мысли и точные слова. Это было не легко, удавалось не всегда и не сразу. Ответственный писатель вынашивает свою книгу долго - годами, иногда - всю жизнь, не расстаётся с ней ни днём, ни ночью; отдаёт ей свои лучшие силы, свои вдохновенные часы; "болеет" её темой и "исцеляется" писанием. Ищет сразу и правды, и красоты, и "точности" (по слову Пушкина), и верного стиля, и верного ритма, и всё для того, чтобы рассказать, не искажая, видение своего сердца... И, наконец, произведение готово. Последний просмотр строгим, зорким глазом; последние исправления - и книга отрывается и уходит к читателю, неизвестному, далёкому, может быть, - легковесно-капризному, может быть, - враждебно-придирчивому... Уходит - без него, без автора. Он "выключает" себя и оставляет читателя со своей книгой "наедине".
   И вот мы, читатели, берёмся за эту книгу. Перед нами накопление чувств, постижений, идей, образов, волевых разрядов, указаний, призывов, доказательств, целое здание духа, которое даётся нам прикровенно, как бы при помощи шифра. Оно скрыто за этими чёрными мёртвыми крючочками, за этими общеизвестными, поблёкшими словами, за этими общедоступными образами, за этими отвлечёнными понятиями. Жизнь, яркость, силу, смысл, дух должен из-за них добыть сам читатель. Он должен воссоздать в себе созданное автором; и если он не умеет, не хочет и не сделает этого, то за него не сделает этого никто: всуе будет его "чтение" и книга пройдёт мимо него. Обычно думают, что чтение доступно всякому грамотному... Но, к сожалению, это совсем не так. Почему?
   Потому, что настоящий читатель отдаёт книге своё свободное внимание, все свои душевные способности и своё умение вызывать в себе ту верную духовную установку, которая необходима для понимания этой книги. Настоящее чтение не сводится к бегству напечатанных слов через сознание, оно требует сосредоточенного внимания и твёрдого желания верно услышать голос автора. Одного рассудка и пустого воображения для чтения недостаточно. Надо чувствовать сердцем и созерцать из сердца. Надо пережить страсть страстным чувством; надо переживать драму и трагедию живой волей; в нежном лирическом стихотворении надо внять всем вздохам, встрепетать своей нежностью, взглянуть во все глуби и дали, а великая идея может потребовать не более и не менее как всего человека.
   Это означает, что читатель призван верно воспроизвести в себе душевный и духовный акт писателя, зажить этим актом и доверчиво отдаться ему. Только при этом условии состоится желанная встреча между обоими и читателю откроется то важное и значительное, чем болел и над чем трудился писатель. Истинное чтение есть своего рода художественное ясновидение, которое призвано и способно верно и полно воспроизвести духовные видения другого человека, жить в них, наслаждаться ими и обогащаться ими. Искусство чтения побеждает одиночество, разлуку, даль и эпоху. Это есть сила духа - оживлять буквы, раскрывать перспективу образов и смысла за словами, заполнять внутренние "пространства" души, созерцать нематериальное, отождествляться с незнаемыми или даже умершими людьми и вместе с автором художественно и мыслительно постигать сущность богозданного мира.
   Читать - значит искать и находить: ибо читатель как бы отыскивает скрытый писателем духовный клад, желая найти его во всей его полноте и присвоить себе. Это есть творческий процесс, ибо воспроизводить - значит творить. Это есть борьба за духовную встречу; это есть свободное единение с тем, кто впервые приобрёл и закопал искомый клад. И тому, кто никогда этого не добивался и не переживал, всегда будет казаться, что от него требуют "невозможного".
   Искусство чтения надо приобретать и вырабатывать в себе. Чтение должно быть углублено; оно должно стать творческим и созерцательным. И только тогда нам всем откроется его духовная ценность и его душеобразующая сила. Тогда мы поймём, что следует читать и чего читать не стоит, ибо есть чтение, углубляющее душу человека и строящее его характер, а есть чтение разлагающее и обессиливающее.
   По чтению можно узнавать и определять человека. Ибо каждый из нас есть то, что он читает; и каждый человек есть то, как он читает; и все мы становимся незаметно тем, что мы вычитываем из прочтённого, - как бы букетом собранных нами в чтении цветов...
   Книга, для которой я пишу это предисловие, выношена в сердце, написана от сердца и говорит о сердечном пении, поэтому её нельзя понять в бессердечном чтении. Но я верю, что она найдёт своих читателей, которые верно поймут её и увидят, что она написана для русских о России.
  
   "Нельзя любить Родину и не верить в неё. Но верить в неё может лишь тот, кто живёт ею, вместе с нею и ради неё, кто соединил с нею истоки своей творческой мысли и своего духовного самочувствия".
  
   ЛЮБОВЬ. Можно прожить без любви: сильной волей, благой целью, справедливостью и гневной борьбой с вредителями? Нельзя человеку прожить без любви, потому что она сама в нём просыпается и им овладевает. И это дано нам от Бога и от природы. Нам не дано произвольно распоряжаться в нашем внутреннем мире, удалять одни душевные силы, заменять их другими и насаждать новые, нам не свойственные. Можно воспитывать себя, но нельзя сломать себя и построить заново по своему усмотрению. Посмотри, как протекает жизнь человека. Ребёнок применяется к матери - потребностями, ожиданием, надеждой, наслаждением, утешением, успокоением и благодарностью; и когда всё это слагается в первую и нежнейшую любовь, то этим определяется его личная судьба. Ребёнок ищет своего отца, ждёт от него привета, помощи, защиты и водительства, наслаждается его любовью и любит его ответно; он гордится им, подражает ему и чует в себе его кровь. Этот голос крови говорит в нём потом всю жизнь, связывает его с братьями и сёстрами и со всем родством. А когда он позднее загорается взрослой любовью к "ней" (или, соответственно, она к "нему"), то задача состоит в том, чтобы превратить это "пробуждение природы" в подлинное "посещение Божие" и принять его, как свою судьбу. И не естественно ли ему любить своих детей той любовью, которой он в своих детских мечтаниях ждал от своих родителей? Как же обойтись без любви? Чем заменить её? Чем заполнить страшную пустоту, образующуюся при её отсутствии? Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная выбирающая сила в жизни. Жизнь подобна огромному, во все стороны бесконечному потоку, который обрушивается на нас и несёт нас с собой. Нельзя жить всем, что он несёт, нельзя отдаваться этому крутящемуся хаосу содержаний. Кто попытается это сделать, тот растратит и погубит себя: из него ничего не выйдет, ибо он погибнет во всесмешении. Надо выбирать: отказываться от очень многого ради сравнительно немногого; это немногое надо привлекать, беречь, ценить, копить, растить и совершенствовать. И этим строить свою личность. Выбирающая же сила есть любовь: это она "предпочитает", "приемлет", "прилепляется", ценит, бережёт, домогается и блюдёт верность. А воля есть лишь орудие любви в этом жизненном делании. Воля без любви пуста, черства, жестка, насильственна и, главное, безразлична к добру и злу. Она быстро превратит жизнь в каторжную дисциплину под командой порочных людей. Любовь есть великий дар - увидеть лучшее, избрать его и жить им. Как страшна жизнь человека, лишённого этого дара! В какую пустыню, в какую пошлость превращается его жизнь!
   Нельзя человеку прожить без любви и потому, что она есть главная творческая сила человека. Творить можно, только приняв богозданный мир, войдя в него, вросши в его чудесный строй и слившись с его таинственными путями и закономерностями. А для этого нужны вся сила любви, весь дар художественного перевоплощения, отпущенный человеку. Человек творит не из пустоты: он творит из уже сотворённого, из сущего, создавая новое в пределах данного ему естества - внешне-материального и внутренно-душевного. Творящий человек должен внять мировой глубине и сам запеть из неё. Он должен научиться созерцать сердцем, видеть любовью, уходить из своей малой личной оболочки в светлые пространства Божии, находить в них Великое, вчувствоваться в него и создавать новое из древнего и невиданное из предвечного. Так обстоит во всех главных сферах человеческого творчества: во всех искусствах и в науке, в молитве и в правовой жизни, в общении людей и во всей культуре. И всё великое и гениальное, что было создано человеком, - было создано из созерцающего и поющего сердца. Нельзя человеку прожить без любви, потому что самое главное и драгоценное в его жизни открывается именно сердцу. Только созерцающая любовь открывает нам чужую душу для верного, проникновенного общения, для взаимного понимания, для дружбы, для брака, для воспитания детей. Всё это недоступно бессердечным людям. Только созерцающая любовь открывает человеку его родину, т.е. его духовную связь с родным народом, его национальную принадлежность, его душевное и духовное лоно на земле. Иметь родину есть счастье, а иметь её можно только любовью. Только созерцающая любовь открывает человеку доступ к религиозности и к Богу.
   Любовью надо жить, а не говорить о ней. Да, в людях мало любви. Они исключили её из своего культурного акта: из науки, из веры, из искусства, из этики, из политики и из воспитания. И вследствие этого современное человечество вступило в духовный кризис, невиданный по своей глубине и по своему размаху.
  
   СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Что такое справедливость и как её осуществить в жизни? Каждый из нас желает справедливости. Чем скуднее, теснее и насильственнее жизнь людей, тем острее они переживают всё и тем труднее им договориться и согласиться друг с другом. В результате оказывается "справедливостей" столько, сколько недовольных людей, и единой, настоящей Справедливости найти невозможно. Интересы и страсти искажают великий вопрос, ум не находит верного решения и всё обрастает дурными и ловкими предрассудками. Из предрассудков возникают ложные учения; они ведут к насилию и революции, а революции приносят только страдания и кровь, чтобы разочаровать и отрезвить людей, оглушённых своими страстями.
   Мы можем быть твёрдо уверены, что ей принадлежит будущее. Нужно только верно постигнуть её сущность. Люди неравны от природы и неодинаковы ни телом, ни душой, ни духом. Они родятся существами различного пола; они имеют от природы неодинаковый возраст, нервную систему и различное здоровье; им даются различные способности и склонности, различные влечения, дары и желания; они настолько отличаются друг от друга телесно и душевно, что на свете вообще невозможно найти двух одинаковых людей. От разных родителей рождённые, разной крови и наследственности, в разных странах выросшие, по-разному воспитанные, к различным климатам привыкшие, неодинаково образованные, с разными привычками и талантами - люди творят неодинаково и создают неодинаковое и неравноценное. Они и духовно неодинаковы: все они - различного ума, различной доброты, несходных вкусов; каждый со своими воззрениями и со своим особым правосознанием. Словом, они различны во всех отношениях. И справедливость требует, чтобы с ними обходились согласно их личным особенностям, не уравнивая неравных и не давая людям необоснованных преимуществ. Нельзя возлагать на них одинаковые обязанности: старики, больные, женщины и дети не подлежат воинской повинности. Нельзя давать им одинаковые права: дети, сумасшедшие и преступники не участвуют в политических голосованиях. Нельзя взыскивать со всех одинаково: есть малолетние и невменяемые, с них взыскивается меньше; есть призванные к власти, с них надо взыскивать строже, и т.д. Люди неравны от природы, неравны по своей силе и способности, неравны и по своему социальному положению, и справедливость не может требовать одинакового обхождения с неодинаковыми людьми; напротив, она требует неравенства для неравных, но такого неравенства, которое соответствовало бы действительному неравенству людей. Как воздать каждому своё? Справедливость совсем не требует равенства. Она требует предметно-обоснованного неравенства. Ребёнка надо охранять и беречь. Слабого надо щадить. Уставшему подобает снисхождение. Безвольному надо больше строгости. Честному и искреннему надо оказывать больше доверия. С болтливым нужна осторожность. С одарённого человека справедливо взыскивать больше. Герою подобают почести, на которые не-герой не должен претендовать. И так во всём и всегда.
   Поэтому справедливость есть искусство неравенства. В основе её лежит внимание к человеческой индивидуальности и к жизненным различиям. Но в основе её лежит также живая совесть и живая любовь к человеку. Есть особый дар справедливости, который присущ далеко не всем людям. Этот дар предполагает в человеке доброе, любящее сердце, которое не хочет умножать на земле число обиженных, страдающих и ожесточённых. Справедливые люди хотят рассматривать каждого человека индивидуально и постигают скрытую глубину его души. Справедливость - живой поток индивидуальных отступлений. Она не "для всех людей", а для каждого в особенности. Справедливость нельзя найти ни в виде общих правил, ни в виде государственных учреждений. Она не "система", а жизнь. Её нужно представлять себе в виде потока живой и предметной любви к людям. Только такая любовь может разрешить задачу: она будет творить жизненную справедливость, создавать в жизни и в отношениях людей всё новое и новое предметное неравенство.
  
   НЕНАВИСТЬ. Как тягостно, почти невыносимо бывает это ощущение, что "он меня ненавидит". Какое чувство собственного бессилия овладевает душой. Каждый человек - знает он об этом или не знает - есть живой излучающий личный центр. Каждый взгляд, каждое слово, каждая улыбка, каждый поступок излучают в общий духовный эфир бытия особую энергию тепла и света, которая хочет действовать в нём, хочет быть воспринятой, допущенной в чужие души и признанной ими, хочет вызвать их на ответ и завязать с ними живой поток положительного, созидающего общения. Мы получаем первое восприятие чужой антипатии, когда чувствуем, что посылаемые нами жизненные лучи не приемлются другим человеком, как бы отталкиваются или упорно не впускаются им в себя. Это неприятно и тягостно. Замкнутые и малообщительные люди нередко вызывают такое чувство у общительных и экспансивных людей даже тогда, когда об антипатии не может быть ещё и речи.
   В духовном эфире мира образовалась рана; надо исцелить и зарастить её. Этот мрачный огонь должен угаснуть.
   "Человек человеку радость". Мы все рождены для взаимной любви и призваны ко взаимному уважению... Я должен убедить его в том, что я не отвечаю ненавистью на его ненависть. Я должен обходиться с моим ненавистником так, как обходятся с тяжело больным человеком, не подвергая его новым, добавочным страданиям. Я должен посылать ему в моих лучах понимание, прощение и любовь до тех пор, пока он не восстановит оборванную им нить, ведущую ко мне. Ненависть исцеляется любовью и только любовью. Излучение любви действует умиряющее и обезоруживающе; напряжение злобы рассеивается; злой инстинкт теряется, уступает и вовлекается в атмосферу мира и гармонии. Божия ткань любви едина и целостна во всей вселенной.
  
   МОЯ ВИНА. Нет, я ещё не научился распознавать и нести свою вину. Как тягостно, мучительно трудно бывает установить и признать свою вину. Душа начинает беспокойно метаться, а потом просто ожесточается и не желает видеть правду. Все люди, без исключения, пока они живут на земле, соучаствуют во всеобщей мировой вине: желанием и нежеланием, безволием, трусливым уклонением от волевого решения, деланием и неделанием, чувствами и мыслями, бесчувствием и безмыслием. Мы соучаствуем в вине всего мира - непосредственно и через посредство других, обиженных или заражённых нами, и через посредство третьих, неизвестных нам, но воспринявших наше дурное влияние. Ибо всё человечество живёт как бы в едином сплошном духовном эфире, который всех нас включает в себя и связует нас друг с другом. Мы как бы вдыхаем и выдыхаем этот общий духовный воздух бытия; и посылаем в него свои "волны" или "лучи", даже и тогда, когда не думаем об этом и не хотим этого; и воспринимаем из него чужие лучи, даже и тогда, когда ничего не знаем об этом. Каждая лукавая мысль, каждое ненавистное чувство, каждое злое желание незримо отравляют этот духовный воздух мира и передаются через него дальше и дальше. И каждая искра чистой любви, каждое благое движение воли, каждая одинокая и бессловесная молитва, каждый сердечный и совестный помысел излучаются в эту общую жизненную среду и несут с собой свет, теплоту и очищение. Сатанисты не бесцельно и не бесследно предаются своим медитациям. Но и одинокая молитва святого светит миру благодатно и действенно. А неведомые праведники, коими держатся города и царства, образуют истинную, реальную основу человеческой жизни.
   Вот почему на свете нет "виновных" и "невинных" людей. Есть лишь такие, которые знают о своей виновности и умеют нести свою и общемировую вину, и такие, которые в слепоте своей не знают об этом и стараются вообразить себе и изобразить другим свою мнимую невинность. Каждый из нас должен прежде всего подмести и убрать своё собственное жилище. Стать иным и поступать иначе. Так вырастает во мне настоящее чувство ответственности, которое будет отныне стоять как бы на страже каждого нового поступка.
  
   ДРУЖБА. У каждого из нас бывают в жизни такие времена, когда естественная, от природы данная нам одинокость вдруг начинает казаться нам тягостной и горькой: чувствуешь себя всеми покинутым и беспомощным, ищешь друга, а друга нет. И тогда изумлённо и растерянно спрашиваешь себя: как же так могло случиться, что я всю жизнь любил, желал, боролся и страдал и, главное, служил великой цели - и не нашёл ни сочувствия, ни понимания, ни друга? Почему единство идеи, взаимное доверие и совместная любовь не связали меня ни с кем в живое единство духа, силы и помощи?
   Что же есть настоящая дружба, в чём она состоит и на чём держится? Бывает "дружба", основанная на совместном сплетничании или на взаимном излиянии жалоб. Бывает "дружба" лести, "дружба" тщеславия, "дружба" протекции, "дружба" злословия, "дружба" преферанса и "дружба" собутыльничества. Иногда один берёт взаймы, а другой даёт взаймы - и оба считают себя "друзьями". "Рука руку моет", люди вершат совместно дела и делишки, не слишком доверяя друг другу, и думают, что они "подружились". Но "дружбой" иногда называют и лёгкое, ни к чему не обязывающее "увлечение", связывающее мужчину и женщину. Все эти мнимые "дружбы" сводятся к тому, что люди взаимно посторонние и даже чуждые проходят друг мимо друга, временно облегчая себе жизнь поверхностным и небескорыстным соприкосновением.
   Но истинная дружба проламывает это одиночество, преодолевает его и освобождает человека к живой и творческой любви. На свете есть только одна-единственная сила, способная преодолеть одиночество человека; эта сила есть любовь. На свете есть только одна возможность выйти из жизненной пыли и противостоять её вихрю; это есть духовная жизнь. И вот, истинная дружба есть духовная любовь, соединяющая людей. А духовная любовь есть сущее пламя Божие. К истинной дружбе способны только люди духа. Нет истинной дружбы без любви, потому что именно любовь связывает людей.
   В основе каждого настоящего брака и каждой здоровой семьи лежит свободная, духовная дружба. Истинная дружба, как и истинный брак, заключается на небесах и не расторгается на земле. Дружба свойственна только людям духа: это их дар, их достояние, их способ жизни. Люди без сердца и без духа не способны к дружбе. Истинное единение людей возможно только в Божием луче, в духе и любви.
   Человеческая душа одинока на земле и часто страдает от этого. Она может почувствовать себя покинутой и заброшенной. Но дух человеческий не мирится с одиночеством. Он укореняется в Божественном, живёт для Божьего дела, свободно рассылает свои искры. Каждый духовно живой человек ищет истинной дружбы на земле и бывает счастлив, если ему удаётся найти её и осуществить. Этим он исполняет завет своего Творца и участвует в совершении Его обетования; этим он участвует в обновлении и преображении Божиего мира. Самый слабый луч благожелательства, сострадания, бережного и чуткого отношения человека к человеку - и малейшая искра духовного обмена, в живой беседе, в искусстве, в совместном исследовании или созерцании, и всякая попытка совместно помолиться единому Божеству единым воздыханием, - содержит уже начаток, зерно истинной дружбы. Каждый из нас должен всю жизнь искать истинной дружбы, духовно строить её и любовно беречь её.
  
   МЫЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ. Одно мгновение живёт этот блаженный шарик... Всего один краткий миг - и конец... Радостный миг! Светлое мгновение! Но его надо создать и уловить, чтобы насладиться как следует... О, лёгкий символ земной жизни и человеческого счастья!
   Всякая красота, даже самомалейшая, даже самая бесцельная, так же как и всякий радостный миг жизни, имеет большую, непреходящую ценность. Они смывают душевные огорчения, они несут нам лёгкое дыхание жизни и дают нам немножко счастья... И мы можем быть уверены: ни один лёгкий, счастливый миг не пропал даром в человеческой жизни, а следовательно, и в мировой истории. Совсем не надо ждать, чтобы лёгкая красота или этот счастливый миг сами явились и доложили нам о себе... Надо звать их, создавать, спешить им навстречу...
   Мгновение красоты посещает нас редко и гостит недолго. Оно исчезает так же легко, как мыльный шарик. Надо ловить его и предаваться ему, чтобы насладиться. Обычно оно не повинуется человеческому произволению, и насильственно вызвать его нельзя. Лёгкой поступью приходит к нам красота, часто неожиданно, ненароком, по собственному почину. Придёт, осчастливит и исчезнет, повинуясь своим таинственным законам. И к законам этим надо прислушиваться, к ним можно приспособиться, в их живой поток надо войти, повинуясь им, но не требуя от них повиновения... Творческая воля человека должна научиться повиновению: послушание природе есть путь к радости и красоте. Она мудрее нас. Она сильнее нас, ибо мы сами - природа и она владеет нами. И тот, кто дует против ветра, не будет иметь успеха.
  
   ОБЛАКА. Я полюбил облака ещё ребёнком. Я мог любоваться ими без конца. Они казались мне живыми существами, которые сами плывут в блаженную даль и меня зовут с собой: там жизнь воздушна и светла, легка и радостна.
   Как только жизнь становится мне в тягость, как только земные обстояния кажутся мне непосильными, - я обращаюсь к облакам, я ухожу в из созерцание и утешаюсь.
   И чудится иногда, что они уверенно и настойчиво плывут к своей цели, как если бы они точно знали, куда спешат. Великое зрелище. Щедрый дар. Небесная картина. Божия беседа и Божие утешение. Облака дают нам самозабвение, уводят нас от дневной заботы, смягчают и утоляют наш гнев, разрешают все судороги души, угашают её жадность, рассеивают её сумраки и смягчают её упрямство. Успокаивается ожесточённая воля - и сладостно становится человеку ничего не желать и иметь право на безволие. Отдыхает утомлённая мысль. И вся душа очищается, созерцая этот символ земной отрешённости и небесной благости.
   Если бы мы чаще и дольше созерцали облака, то мы, наверное, сами стали бы лучше.
  
   О ЛИШЕНИЯХ. Когда мне стукнуло восемь лет, бабушка подарила мне красивую тетрадь и сказала: "Вот тебе альбом, записывай в него всё, что тебе покажется умным и хорошим; и пусть каждый из нас напишет тебе что-нибудь на память". Дедушка написал на первой странице: "Если хочешь счастья, не думай о лишениях; учись обходиться без лишнего..." Правило счастья. Выражение настоящей жизненной мудрости. Жизнь есть борьба, в которой мы должны побеждать, а победителем становится тот, кто осуществляет благое и справедливое. Конечно, тут являются искушения и опасности; и каждая опасность в сущности угроза. Они грозят лишениями. Унижения тоже лишения в вопросах независимости, признания со стороны других и жизненного успеха; эти лишения бывают, конечно, наиболее тягостными. Нельзя примириться с утратой истинного достоинства и уважения к себе, но нельзя принимать к сердцу отсутствие успеха у других, поношение и клевету. Мы должны уметь обходиться без жизненного "успеха", "без почёта" и без так называемой "славы".
   То, что иногда называют "крепкими нервами", есть не что иное, как мужественное отношение к возможным или уже начавшимся лишениям. Всё, что мне грозит, и притом часто только грозит и даже не осуществляется, есть своего рода лишение - лишение в области еды, питья, одежды, тепла, удобства, имущества, здоровья и т.д. Человек, поставивший себе серьёзную жизненную задачу, имеющий великую цель и желающий успеха и победы, должен не бояться лишений; мужество перед лишениями и угрозами есть уже половина победы или как бы выдержанный "экзамен на победу". Тот, кто трепещет за свои удобства и наслаждения, за своё имущество и "спокойствие", тот показывает врагу своё слабое место, и он будет ущемлён, обессилен, связан и порабощён. Ему предстоит жизненный провал.
   Всю жизнь нам грозят лишения. Всю жизнь нас беспокоят мысли и заботы о возможных "потерях", "убытках", унижениях и бедности. Но именно в этом и состоит школа жизни: в этом - подготовка к успеху, закал для победы. То, чего требует от нас эта школа, есть духовное преодоление угроз и лишений. Способность легко переносить заботы и легко обходиться без того, чего не хватает, входит в искусство жизни. Никакие убытки, потери, лишения не должны выводить нас из душевного равновесия. Всё несущественное, повседневное, все мелочи жизни не должны нас ослеплять, связывать, обессиливать и порабощать.
   Искусство сносить лишения требует от человека двух условий. Во-первых, у него должна быть в жизни некая высшая, всё определяющая ценность, которую он действительно больше всего любит и которая на самом деле заслуживает этой любви. Это и есть то, чем он живёт и за что он борется; то, что освещает его жизнь и направляет его творческую силу; то, перед чем всё остальное бледнеет и отходит на задний план. Это есть священное и освящающее солнце любви, перед лицом которого лишения не тягостны и угрозы не страшны. Именно таков путь всех героев, всех верующих, исповедников и мучеников. И, во-вторых, человеку нужна способность сосредоточивать своё внимание, свою любовь, свою волю и своё воображение не на том, чего не хватает, чего он "лишён", но на том, что ему дано. Кто постоянно думает о недостающем, тот будет всегда голоден, завистлив, заражён ненавистью. Вечная мысль об убытках может свести человека с ума или уложить в гроб; вечный трепет перед возможными лишениями унижает его и готовит его к рабству. И наоборот: кто умеет с любовью вчувствоваться и вживаться в дарованное ему, тот будет находить в каждой жизненной мелочи новую глубину и красоту жизни, как бы некую дверь, ведущую в духовные просторы; или вход в сокровенный Божий сад. Такому человеку довольно простого цветка, чтобы коснуться божественного миротворения и изумлённо преклониться перед ним; ему, как Спинозе, достаточно наблюдения за простым пауком, чтобы постигнуть строй природы в его закономерности; ему нужен простой луч солнца, как Диогену, чтобы испытать очевидность и углубиться в её переживание. Когда-то ученики спросили у Антония Великого, как это он видит Господа Бога? Он ответил им приблизительно так. "Ранним утром, когда я выхожу из моей землянки в пустыню, я вижу, как солнце встаёт, слышу, как птички поют, тихий ветерок обдувает мне лицо - и сердце моё видит Господа и поёт от радости..."
   Каким богатством владеет бедняк, если он умеет быть богатым. Это значит ещё, что лишения призывают нас к сосредоточенному созерцанию мира, так, как если бы некий сокровенный голос говорил нам: "В том, что тебе уже дано, сокрыто истинное богатство; проникни в него, овладей им и обходись без всего остального, что тебе не дано, ибо оно тебе не нужно..." Во всех вещах мира есть измерение глубины. И в этой глубине есть потаённая дверь к мудрости и блаженству. Как часто за "богатством" скрывается сущая скудость, жалкое убожество, а бедность может оказаться сущим богатством, если человек духовно овладел своим скудным состоянием. Поэтому нехорошо человеку обходиться без лишений; они нужны ему; они могут принести ему истинное богатство, которого он иначе не постигнет. Лишения выковывают характер, по-суворовски готовят человека к победе, учат его самоуглублению и обещают ему открыть доступ к мудрости.
  
   О ЗДОРОВЬЕ. Как это томительно, всё время думать о своём здоровье, вечно беречься, всего опасаться, обходиться без запрещённого и всё спрашивать: не повредит ли мне то-то и то-то? Вся жизнь наполняется страхом и опасениями... Всё время наблюдаешь за собой, живёшь с оглядкой, становишься сам себе тюремным наблюдателем. Радость жизни исчезает. Душой овладевает мнительность, ипохондрия. Не жизнь, а прозябание. Кому и зачем нужна такая жизнь?
   У моего деда философия вырастала из сердца и сливалась с жизнью.
   У всякого из нас есть свой собственный, внутренний Врач. Его нельзя ни видеть, ни слышать. Он ведёт скрытую, таинственную жизнь и не отвечает на прямые вопросы. Но к нему можно и должно "прислушиваться". Изредка мы его видим во сне, но обыкновенно не знаем, что это он. Тогда нам снится какой-то симпатичный, дружелюбный человек, к которому мы питаем полное доверие; он очень благожелателен, сопровождает нас, молча помогает нам в делах и устраняет всякие неприятности; обычно мы не видим даже его облика, он живёт как будто в тени; мы чувствуем только доброе и заботливое существо и просыпаемся с чувством благодарности, ободрённые и обласканные. Это и есть наш внутренний Врач, который нам дан на всю жизнь и с которым мы должны жить в ладах. У нас есть особый дар внутреннего созерцательного внимания, и нам надо упражнять его. Надо прислушиваться к жизни нашего собственного инстинкта, той великой и умной подземной силы, без которой наша жизнь была бы совсем невозможной. Эта сила растит и строит человеческий организм - это удивительное сожительство, или "земное единожительство", личного тела и личной души. Он печётся о нас, ведёт нас и охраняет, присутствует во всех органах нашего естества. Каждому человеку дан от Бога некий внутренний "строитель". Это он "просыпает" тебя по утрам, потому что ты "достаточно" поспал; он именно "просыпает" тебя изнутри, тогда как другие люди могут тебя только разбудить. Ты видал, вероятно, людей, которых никак не добудишься? Понятно почему: ты их насильно и произвольно будишь, а "их" органически-внутренно "спит". Ты поскользнёшься на ходу - а он уже позаботился о том, чтобы ты не упал: он поддержал твоё равновесие. Ты порезал палец, и уже всё сделано для того, чтобы ты не истёк кровью; и пока ранка не заживёт, она будет изнутри залечиваться твоим заботливым Врачом. Что бы ты ни предпринял, он всё время заботится о тебе. Ты сегодня много поработал и хотел бы просидеть над книгами ещё всю ночь; он считает это вредным и заявляет об этом в форме усталости и сонливости. И если ты будешь настаивать на своём, начнёшь много курить и пить крепкий кофе, то ты окажешься с ним в разладе, и он может устроить тебе внутреннюю "забастовку". Трудный и напряжённый день прошёл, тебе пора спать, и он сигнализирует тебе об этом: глаза твои слипаются, ты начинаешь зевать и становишься вял и сонлив. Это от него идут чувства голода, жажды, холода, скуки и тоски: ты не бережёшь себя, ты не знаешь, что тебе нужно, а он знает все потребности твоего организма и бережёт тебя. Это он предупреждает тебя о том, что тебе нужно больше углеводов (сахар), меньше соли, гораздо больше витаминов; это от него "мороз по коже", чихание, зубная боль, повышенная температура, обложенный язык. Если ты не считаешься с этим - тем хуже для тебя; он не может и не будет "уговаривать" тебя, а сделает тебя слабым и больным - одумывайся и опоминайся, забрёл в тупик - ищи выхода. О каждом излишестве (вино), о каждом упущении (отморозил нос) он всё время даёт тебе знать. Живой человек есть целая система равновесий: равновесие тепловое, пищевое, сонно-бодрственное; равновесие в напряжении мускулов и нервов; кровообращение, мера движения и покоя, мера горя и радостей, мера чувственных наслаждений и мера целомудрия, мера сосредоточенной мысли и мера отвлечения и развлечения. Это он блюдёт во всём необходимую меру и надлежащее равновесие и знает, что тебе необходимо; это он сокращает твою работоспособность, посылает тебе мигрень или бессонницу, или желание прыгать и бегать, или валит тебя на тёплую лежанку, или устраивает тебе длительный невроз. Это он побуждает беременную женщину есть мел или древесный уголь, потому что они ей необходимы для ребёнка. Когда ты в темноте подходишь к незримой для тебя опасности - он предупреждает тебя замиранием сердца и чувством непонятного ужаса. Надо приучиться прислушиваться ко всему этому. Таинственный Врач твоего инстинкта мудрее и дальновиднее тебя. Он во всём требует равновесия, целесообразности и меры. Он есть воплощение молчаливой творческой мудрости. А от нас он требует внимания и повиновения, и за это он посылает нам здоровье: само себя поддерживающее равновесие жизни и лёгкое, бодрое самочувствие.
   Это искусство прислушиваться к бессловесному голосу своего инстинктивного Врача современный человек, к сожалению, утратил. Он гордится своим рассудочным мышлением и воображает, что сознательная мысль составляет главную суть и силу жизни. Он воображает, что "культура" одолела природу и подчинила её себе. Он самодовольный рассудочник и гордец и думает, что его произвол призван покорить богозданную природу и, может быть, даже впоследствии заместить её. Он доходит до того, что выдумывает всякие противоестественные теории и способы жизни и ставит всё вверх ногами. А его безбожие ослепляет его всё более и более и завлекает его всё дальше и дальше. Грех противоестественности становится всё глубже у современного человека - и ему уже не избежать справедливого возмездия. Упорное неповиновение природе может сломать человеку хребет, ибо тот, кто восстаёт против богозданной природы, бунтует против Бога.
   Мы должны научиться ладить с нашим инстинктивным строителем и таинственным Врачом. Мы должны научиться вопрошать его, не надеясь на словесный ответ: чего бы ему "хотелось", чего бы он желал "избежать", что ему подходит и что - нет, и что он решительно отклоняет как вредное. Тут не следует умничать, не надо ничего изобретать самому. Советоваться со своим Врачом совсем не значит потакать своим страстям и вожделениям. Это - совсем иное: человек внутренне сосредоточивается и прислушивается к голосу своего организма; он внемлет голосу своего инстинкта, но не его слепоте и страстности, не его противодуховной жадности, а его духовной мудрости, данной ему от Бога и взлелеянной от природы. Человек как бы возрождает в себе тот акт, при котором дух владеет инстинктом до самой его глубины и из самой его глубины. Он совещается с духом своего инстинкта и олицетворяет его в образе своего "Врача". Это пробуждает в душе древнюю, первозданную глубину, которая, может быть, уже совсем заглохла, а может быть, только засушена рассудком. Человек как бы стучится в дверь своего богоданного и естественного Врача, чтобы приобщиться его самодеятельной мудрости и возобновить в себе органическое самочувствие природы. Врач отвечает без слов; его мудрость не "логична", а "органична"; он молча указует "нужное", "одобряет", "подтверждает" или "отводит - не советует". Именно там, в этой глубине инстинктивной духовности, живёт творческое зерно здоровья, тот дивный дар органического самоисцеления, с которым мы должны вступись в связь.
   Ты утратил живую непосредственную связь с твоим строителем и Врачом, и вследствие этого ты заболел. Теперь тебе надо во что бы то ни стало восстановить эту связь. Тебе нужно не просто вылечиться, тебе нужно начать новый образ жизни. Ты должен вступить в живой ритм природы, как бы окунуться в поток самоисцеления и естественного самоподдержания. Это нельзя сделать насильно, простым решением, в кратчайшее время. Ты должен постепенно освоиться с мыслью, что здесь надо не приказывать, а повиноваться; не эксплуатировать свои силы по произволу, а блюсти меру напряжения и равновесия во всей жизни. Только повинуясь природе, можно ей повелевать. Кто живёт и творит вместе с ней, из неё, того она несёт охотно и радостно как своего господина. Ибо природа, подобно судьбе, ведёт послушного и насильно тащит непокорного. Поэтому, если ты будешь доверять своему инстинктивному Врачу и слушаться его тихих указаний и предупреждений, то тебе не надо будет постоянно тревожиться о своём здоровье: оно будет делать это за тебя. Ты будешь жить, любить и творить, а он будет поддерживать твоё здоровье. Ты будешь блюсти его органические пожелания, а он будет идти навстречу всем твоим духовным требованиям. Вы будете сообща - живым, здоровым единством. И ты будешь здоров и будешь наслаждаться прекрасным, уверенным спокойствием за себя и за своё дело.
   Здоровье есть нечто большее, чем люди обычно думают. Здоровье есть предначертанная Богом и угодная Ему гармония между личной природой и личным духом. Каждый человек создан для здоровья и призван к тому, чтобы быть здоровым. В больном виде мы не соответствуем нашему назначению и Божиему замыслу; какая Ему радость от наших уродств и мучений? Он посылает нам недуг для того, чтобы мы выздоровели, как путь к здоровью. Поэтому болезнь есть как бы таинственная запись, которую нам надо расшифровать: в ней записано о нашей прежней, неверной жизни и потом о новой, предстоящей нам, мудрой и здоровой жизни. Этот "шифр" мы должны разгадать, истолковать и осуществить. В этом - смысл болезни. И всё это есть чудо, живое чудо природы, великое чудо Божие, которого мы по привычке не замечаем; мы проходим мимо него, и наше заглохшее сердце остаётся холодным и безразличным. В каждом из нас заложена способность осуществлять в себе задуманную Богом гармонию духа, души и тела, каждому из нас дан таинственный строитель и Врач, призванный к осуществлению этой гармонии; каждый из нас обладает даром погрузиться в себя духом и воззвать к этой предначертанной и обетованной гармонии. Это значит сразу - вернуться к природе и придать себя воле Божией.
   Но не верь мне на слово. Постарайся увидеть это всё самостоятельно. Воспользуйся для этого своей болезнью: она должна не только исцелить тебя (ибо в этом её призвание), но и умудрить. А мудрость даётся только через испытание и страдание. Поэтому не сердись на свою болезнь; "дай себе отпуск"; представь себе, что ты уехал в путешествие и должен привезти с собой дружбу со своим Врачом, дар здоровья и органическую мудрость. Пережив всё это сам, проверь, удостоверься и доведи себя до очевидности. Для этого нужно терпение. Всё прекрасное на свете растёт и развивается медленно. А ты ведь хочешь именно прекрасного - предначертанной от Бога жизненной гармонии. Взрасти её, и вся жизнь твоя озарится по-новому: и любовь, и семья, и творчество, и старость.
  
   МИРОВАЯ ПЫЛЬ. Куда ни взглянешь - пыль повсюду. И напрасно хозяйки стараются отделаться от неё, выбивая её из ковров и стирая её с мебели; они только будят её ото сна и наполняют ею воздух.
   Кто вдумается и оглядится, тот найдёт её повсюду: и в золе от костра, и на свежем яблоке, и в человеческих лёгких и в людской болтовне, в скучающей душе и в глупой книге, в хвосте кометы и в распадающемся обществе, и особенно во всех гражданских войнах и революциях. Все ветры бытия кружат её во всех пространствах, отпавшую, беспочвенную и заблудшую; с виду безвредную, но в сущности - обременительную и несчастную, беспризорную и беспокойную. Ибо она выпала из мирового строя, не нашла себе места в слаженном порядке бытия и стала живым символом мирового хаоса и мировой угрозы. Пыль - это неустроенное множество, это хаос мировой безработицы, это надвигающийся распад и разложение.
   Весь мир ищет единения и устроения; вся жизнь его происходит в борьбе за живой, творческий порядок; и смысл мирового множества в том, чтобы найти себе верную сопринадлежность, целесообразное взаимослужение, творческое равновесие. Так обстоит на всех ступенях бытия: в малой клетке и в величавом течении планет, в полевой былинке и в личной душе, в произведении искусства и в человеческом обществе. Всюду мир живёт необходимым и выбрасывает излишнее; и там, где лишнее бывает извергнуто, оно или распадается в мировой прах, или смыкается в болезненное новообразование, грозящее расстройством и гибелью.
   И вот в этом великом созидательном вращении мира малый атом имеет своё призвание: он должен верно постигнуть свою природу и своё отношение к целому, утвердить свою внутреннюю свободу и своё бытие и добровольно включиться в общую связь вселенной, в её трудовой порядок. Если это удастся ему, то жизнь его сложится верно и счастливо: он будет развиваться и цвести и этим расцветом своим служить великому делу вселенной. Если же это ему не удастся, то он не найдёт ни своего служения, ни своего ранга; он окажется отпавшим и беспочвенным, одиноким и неустроенным и присоединится к мировой пыли. Одинокая и безработная пылинка, бесцельно вращаясь в жизни, носится туда и сюда, как отвергнутый изгой, как праздный вертопрах, как беспризорное дитя мира. Жизнь её лишена смысла и цели, ибо у неё нет питающей почвы и нет органической сопринадлежности; ей остаётся только слоняться в безделии, томиться и бунтовать. Существо, отколовшееся от мира, не участвует в великом хоре вселенной, и его личный голос не ведёт свою самостоятельную и верную мелодию. Оно не несёт совместно с другими бремя мирового бытия и именно поэтому для него становится невыносимым и личное бремя жизни. Счастье примирения, включённости, вселенского братства не даётся ему. Его судьба иная: вечная бесприютность, вечная жалоба, вечный протест, пока оно не найдёт своего призвания, своего органического места, своего служения, а потому и счастья: ибо на свете нет счастья вне служения и нет покоя в одиночестве. Атом мира, нашедший себя в мире, - уже не жертва "случая" и не дитя хаоса: он обретает свою личную свободу в служении мировой необходимости и вступает во вселенный хор, поющий осанну. Правда, есть в мире "мудрость", которая пользуется и пылью, как пассивным орудием, как слепым, и притом страдающим средством - пусть оторвавшимся и несчастным, но всё ещё полезным целому, пусть несогласным и бунтующим, но вынужденным повиноваться; так что и хаос некоторым образом таинственно служит космосу. Но эта безжалостная "мудрость" не даёт оторвавшемуся атому ни удовлетворения, ни покоя, предоставляя ему слепо страдать и проклинать свою судьбу. Отверженное дитя мира, отовсюду выколачиваемое и выметаемое, блуждающее в пространстве не может утешиться мыслью о том, что и пыль, и грязь, и бактерии, и злодеи играют какую-то неясную роль во всеобщей "экономии мира": эта мысль не даёт ему ни избавления, ни счастья. Все неустроенные атомы мира образуют единую, великую проблему мироздания, великое бедствие и грозящую опасность. Рано или поздно они начинают объединяться и поднимают восстание то в космическом пространстве, то в пустыне, охваченной самумом, то в форме болезненного "новообразования" организма, то в виде социальной революции или гражданской войны. Такова великая "организационная" задача мира: пыль должна быть принята и включена в живой порядок вселенной и общества, она требует от нас избавления и исцеления - счастья через свободное служение. Это не задача "мига" или "часа", это не случайное заболевание, исцеляемое по какому-то единому рецепту: нет, это задание всегдашнее, вечное, требующее постоянных усилий, всё новых и новых мудрых и в то же время бережных мер. Ибо в великом вращении и формировании мира всегда будут вновь и вновь появляться отпавшие и неустроенные атомы, выброшенные, не приспособившиеся, "потерявшие голову" и неспособные вложиться в работу целого. И всегда будет возможность, что такие блуждающие атомы, протестующие и ожесточённые, сгрудятся и затянут мрачный гимн злобы и отвержения - протестуя против неустроившего их Творца, грозя космосу завистью и ненавистью, неся другим людям месть, уравнение и порабощение.
   Однако великая проблема "пыли" имеет ещё иную сторону и иное значение. Ибо во внутренней жизни человека имеется своё распыление и своя особая пыль. Живя изо дня в день, мы совсем не замечаем, как душу нашу засыпает пыль ничтожных, повседневных мелочей и как самая душа наша начинает от этого мельчать, распыляться и вырождаться. Каждая человеческая душа имеет призвание стать неким гармоническим единством, живущим и действующим из единого духовного центра. Человек должен обладать духовно укоренённым характером. Он должен быть подобен городу с единым крепким кремлём, в котором покоятся почитаемые им святыни. Или ещё: он должен быть подобен художественному произведению искусства, в котором всё обосновано единой, главной идеей. Поэтому он не должен позволять жизни заносить себя пылью и распылять себя по мелочам.
   Вот почему нам надо постоянно отличать духовно-существенное от неважного, главное от неглавного, руководящее от пустяшного, священное и значительное от мелочного и праздного; и притом для того, чтобы всё время перелагать ритмический акцент жизни на значительное и священное. Тут дело не в бегстве от пустяков, не в важничанье, не в педантизме или ханжестве, а в укреплении духовного вкуса и распознавании вещей. Надо постоянно приводить наши жизненные содержания в связь с нашим духовным центром, измеряя их его светом и его содержанием так, чтобы они освещались из него и обличали своё истинное жизненное значение: то, что устоит в свете этого центрального огня и оправдается, то есть благо, подлежит избранию и предпочтению, а всё иное, не оправдавшееся, само будет обличаться и отпадать. Не всё потребно духовному организму для его внутреннего строительства; то, что не может служить ему, пусть выделяется и не живёт в нашем внутреннем пространстве. Жить - значит различать, ценить и выбирать; кто этому не научится, тот будет засыпан пылью жизни. Жить - значит укорениться в главном и организовывать из него свой характер и своё мировоззрение; кто не способен к этому, тот сам распадётся в прах и потеряет сам себя.
   Все ничтожные мелочи нашего существования - все эти несчастья, низменные и пустые "обстоятельства" жизни, которые желают иметь "вес" и "значение", а на самом деле лишены всякой высшей существенности; все эти праздные, беспризорные жизненные содержания, несущиеся на нас непрерывным потоком, все эти засыпающие нас пошлости, которые претендуют на наше время и на наше внимание, которые раздражают нас, возбуждают и разочаровывают, развлекают, утомляют и истощают, - всё это пыль, злосчастная и ничтожная пыль жизни. И если мы не сумеем избавиться от неё и будем жить ею, отдавая ей пламя нашего существа, если мы не воспитаем в себе лучшего вкуса и не противопоставим ей более сильную и благородную глубину духа, то пошлость поглотит нас: наши жизненные деяния утратят высший смысл, станут бессмысленными и безответственными, наш жизненный уровень станет низменным, наша любовь станет капризной, нечистой и нетворческой, наши поступки станут случайными, неверными, предательскими - и дух наш задохнётся в пыли бытия. Тогда наша жизнь окажется поистине "даром напрасным, даром случайным" (Пушкин), она утратит свой смысл и своё священное измерение. Человек, доживший до этого, блуждает как бы в тумане и видит, по слову Платона, лишь пустые тени бытия. Занесённый прахом, он сам поднимает прах, целые облака пыли, и именно поэтому он из-за поднятой им пыли не видит солнца. А когда им овладевают страсти, то влага этих страстей, смешиваясь с прахом его ничтожной жизни, становится липкой грязью, которой он и наслаждается.
   Притаившись у дороги нашей жизни, лежит вокруг нас эта коварная пыль; и лучше нам не тревожить её и не посылать её клубы по ветру. Незаметно забивается она во внутреннюю горницу нашей души и оседает на всём, что в ней укрыто; вот почему нам необходимо умение очищать от неё наши душевные пространства, и тот, кто этим искусством пренебрегает, рискует однажды задохнуться в своей собственной пыли. Ибо от пыли вырождается в человеке всё: и мышление (логическая пыль), и беспочвенная фантазия (эстетическая пыль), и воля, оторвавшаяся от своих священных корней, циничная, властолюбивая и жестокая, воспринимающая человечество как безличную, политическую пыль, и холодное и омертвевшее сердце, разучившееся любить и засыпаемое нравственно безразличным прахом существования.
   А если сердце заглохло, то человек наполовину мёртв, и не справиться ему с жизненной пылью. И современный мировой кризис есть кризис заглохшего сердца и восставшего праха.
  
   О ЩЕДРОСТИ. Мой прадед был добрый и привлекательный человек. Ему было 76 лет, когда Господь отозвал его в Свои селения. Он был резчик по дереву, большой мастер; и тонкие работы удавались ему прямо удивительно: кружево, да и только, и с каким вкусом! А больше всего он радовался, когда мог подарить какую-нибудь изящнейшую вещицу значительному, талантливому человеку. Тогда он приговаривал: "Ведь этим я вошёл в его жизнь, я помог ему найти в жизни хоть малейшую радость" - и улыбался счастливой улыбкой.
   Когда я наблюдаю современную жизнь, то мне часто кажется, что люди придают чрезмерное значение всякому имуществу и богатству, как будто большое состояние равносильно большому счастью. А это совсем не верно. Кто так думает и чувствует, тот, наверное, проживёт несчастливую жизнь. И этому я научился у моего покойного прадеда.
   В юности он стал учиться тому, к чему его особенно тянуло; резьбе по дереву и игре на скрипке. "Я от души это делаю, с любовью, а люди это чувствуют; ведь они все ищут в жизни любви, прямо голодают по ней; вот им и нравится". Через год он не только зарабатывал себе на хлеб, но платил и сам за скрипичные уроки. А уж образование своё он позднее пополнял ненасытным чтением. Бедности он не знал. Но и богатым никогда не был. Когда прадед начинал рассказывать или советы давать, я мог слушать его часами, неотрывно. Потом я стал даже кое-что записывать для памяти. "Есть особое искусство владеть вещами, и в нём секрет земного счастья. Тут главное в том, чтобы не зависеть от своего имущества, не присягать ему. Имущество должно служить нам и повиноваться. Оно не смеет забирать верх и господствовать над нами. Человек должен быть свободен не только от гнёта людей, но и от гнёта имущества. Вот я вырезаю по дереву. Я могу вложить в мою резьбу всё моё сердце и показать людям, какая бывает на свете нежная красота и радость. Любовь владеет мной, а я владею скрипкой; вот она и поёт вам всем про радость жизни и про Божию красоту. То же самое и с имуществом. Оно даётся нам не для того, чтобы поглощать нашу любовь и истощать наше сердце. Напротив. Оно призвано служить нашему сердцу и выражать нашу любовь. Иначе оно станет бременем, идолом, каторгой. Дело не в том, чтобы отменить или запретить всякое имущество; это было бы глупо, противоестественно и вредно. Дело в том, чтобы, не отменяя имущества, победить его и стать свободным. Эта свобода не может прийти от других людей; её нужно взять самому, освободить свою душу. Я определяю судьбу каждой своей вещи и делаю это с лёгкостью, а они слушаются. Моё достоинство не определяется моим имуществом; моя судьба не зависит от моего владения. Стыдно дрожать над своими вещами; ещё стыднее завидовать более богатым. Надо жить совсем иначе: где нужно, там легко списывать со счёта; где сердце заговорит - с радостью дарить; снабжать, где у другого нужда; с радостью жертвовать, не жалея; не требовать возврата, если другому невмоготу, и братски забывать о процентах. И главное, никогда не трепетать за своё имущество. "Бог дал, Бог и взял, да будет благословенна воля Его". Кто трясётся за своё богатство, тот унижается, теряет своё достоинство, а низкому человеку с низкими мыслями лучше вообще не иметь богатства. В умных книгах пишут, что имущество есть накопленный труд, а по-моему, и труд, и имущество от духа и для духа. А дух есть прежде всего - любовь. Поэтому у настоящего человека имущество есть запас сердца и орудие любви. Богатому человеку нужно много сердца, тогда можно считать, что он заслужил своё богатство. Много денег и мало сердца - значит, тяжёлая судьба и дурной конец".
   Эх, сколько свободы и доброты в русском человеке! Какая ширина, и глубина, и искренность в его песнях!
  
   РАННИМ УТРОМ. Отчего это я проснулся сегодня так рано? Души моей коснулся тот молчаливый укор просыпающегося мира, который настигает всякого, погружённого на заре в свои одинокие сны? Я вскочил с таким чувством, как если бы проспал что-то очень важное, и, полусонный, растерянный, открыл окно в сад. И меня охватила струя раннего воздуха, нежная прохлада, упоительная щедрость мира... Сладостно пахнет сирень, чуть доносятся струи от первых ландышей; густыми волнами катится от черёмухи. Новый день начался... Почему так упоителен этот ранний утренний час? Откуда это счастье, наполняющее душу? Что видим мы, что постигаем мы в эти девственные минуты жизни? День-то Божий уж очень светел и нежен. Всё освещает. Всё видит, всё слышит и знает. Наши дневные, человеческие дела поднимают целую тучу земной пыли. Наши дурные человеческие страсти засоряют и заражают земную атмосферу. В пыльном, заражённом воздухе земли нельзя вести прекрасную жизнь, нельзя радоваться ни земной красоте, ни Божиему совершенству. И если благодатное исцеление не дастся нам свыше и не очистит нас от нашей скверны - то откуда же ждать нам спасения? Дневная жизнь всё выводит на свет, обнажает перед нами всё коварство, всю жестокость, всю низость мира и наносит нам рану за раной. О, впечатлительность дня! Надо непременно прервать дневной поток сознания и искать целительного одиночества. И потому самые впечатлительные и нежные люди ищут облегчения в дневном, хотя бы и кратчайшем, сне. День - забота и нужда, ночь - беззаботность и богатство. День - запряжённость и напряжённость, ночь - освобождение и простор. День - томление и утомление, ночь - забвение и самозабвение. День - борьба, ночь - покой. День - труд, ночь - желанная мечта. День - присутствие, ночь - отпуск и отсутствие. День - общение, ночь - разобщение и тишина одиночества. Всё земное так скоро устаёт: природа устаёт от дневного напряжения, день утомляется от нашей пыли и от нашего яда, а мы сами устаём от нашей собственной беспомощности и неумелости, от неверного отношения к другим - нелюбовного, нетворческого, жадного и опасливого восприятия людей. Помощь нисходит к нам свыше. Меркнет дневной свет. Наступают сумерки. Темнеет. Наступает час разлуки: все вещи расстаются друг с другом, чтобы отдохнуть друг от друга, чтобы уйти в себя, чтобы утратить себя в блаженном одиночестве и вступить в забвенную таинственную связь с заснувшим миром. И почерпнуть в этом отдых и очищение. Так текут ночные часы. Сонный мир дышит целительной мудростью. Человек бывает так счастлив, когда проснётся в ранний час и приобщится пробуждению исцелённого мира; когда подышит очистившимся воздухом, увидит обновлённую природу, услышит ликование пернатой твари, получит прощальный привет от гаснущих звёзд и почувствует в начавшемся дне, в восходящем солнце и в его первом, дивно-прохладном дуновении дыхание самого Бога. Тогда он начинает день, как если бы вновь родился для жизни: ибо сердце его очистилось, и воля его живёт надеждами; освежилось и обновилось его воображение, и окрылились его замыслы.
   Каждый день несёт нам этот блаженный ранний час, ибо каждое утро есть Божие утро, а мы не помним этого и проходим в жизни мимо Божией благодати, не умея находить и беречь её дары.
  
   О ВОЗРАСТЕ. Разве человек бывает когда-нибудь доволен тем, что у него есть? Всегда ему чего-то не хватает. Всегда он жалуется и претендует. Есть в жизни человека такая раздельная черта, до которой он торопит течение времени, и от которой он хотел бы его замедлить или остановить. Личность человека есть обстояние внутреннее, внешними признаками неуловимое, а возраст относится именно к внутреннему миру человека, ибо он есть качество духовное. Бывают дети без сердца и воображения, рассудительные не по летам и чёрствые от рождения. И бывают люди больших лет с глубоким сердцем и живым духом. У кого сердце поёт, тот всегда юн, а у кого сердце никогда не пело, тот родился стариком. Истинная молодость есть свойство духа - его сила, его творческая игра. Как часто мы бываем несчастны от близорукости и наивности и не понимаем, что ДУХОВНОСТЬ ЕСТЬ КЛЮЧ К ИСТИННОМУ СЧАСТЬЮ.
   Смолоду человек смотрит вперёд и ждёт небывалых возможностей; ему не терпится стать постарше и показать себя взрослым. Он мечтает выйти из детских лет и приобщиться всем тайнам взрослости. Но вот свершилось: испытания детства кончились; ребяческая обидчивость исчезает; ни юношеской заносчивости, ни раздражительности больше нет. Ему кажется только, что старшее поколение скучно и надоедливо, что в нём есть что-то старомодное, устарелое. Незаметно для себя он переступает потом ту роковую черту, тот жизненный водораздел, после которого человек перестаёт торопиться. Теперь ему уже не хочется становиться всё старше и старше. Напротив, так приятно было бы замедлить или приостановить полёт времени. Вот уже подрастает новое поколение, со своими новыми вкусами, манерами и суждениями. И ему уже кажется, что это какая-то странная молодёжь, что у неё что-то неладно и что сама она не знает, чего хочет. И скоро он уже жалеет о прошлом, и хотел бы его вернуть. Человек всегда недоволен, и он не прав в этом, особенно в том, что касается возраста. Надо не жаловаться и не роптать, не торопить и не замедлять, а уходить от своего возраста, не поддаваться ему. Возраст не определяется долготой жизни и состоянием тела, он определяется другим мерилом. Покорность и беспомощность здесь неуместны, страх и притворство - унизительны. Надо добиваться и добиться независимости от своего возраста. Не надо спорить с ним и тяготиться им; пусть приходит старость: она не должна гасить нашу молодость. Можно быть сразу старым и молодым. Надо духовно одолевать свой возраст. Надо определять возраст по состоянию духа. Надо наслаждаться во всяком возрасте его благороднейшими радостями и разрешать выдвигаемые им духовные задачи. Надо жить во всяком возрасте тем, что не стареется и не устаревает, что от века и на века. И всё это входит в искусство жизни. Каждый возраст имеет свои цветы. Каждый несёт свои радости. Каждому доступна своя духовная красота. И надо уметь наслаждаться всем этим.
   Ребёнок открывает глаза и видит перед собой мироздание во всём его богатстве и великолепии. Это есть время естественного богатства, изумления, радости, доверчивости и тайн. Девственная восприимчивость души, радость новых открытий, догадок и предчувствий, художественная серьёзность в игре, непосредственное слияние с природой, первые пробуждения духа.
   Юноша открывает любовь в её сладостном томлении и в её мучительном блаженстве. Это есть время мечтательных поисков, влюблённости и застенчивости, дружбы и отречения, время "вопросов" без ответа и время внутренней борьбы с самим собой. Весна, целомудренная любовь, первые бури, первый закал в разочарованиях, счастье искренней любви ко всей вселенной.
   Взрослый человек находит своё жизненное призвание и занимает своё место в мире. Он познаёт жизнь во всей её трудности, серьёзности и ответственности; он утверждает свою духовную самостоятельность; он убеждается в том, что воля есть сила строящая и оформляющая. Это есть время завершения личного характера, обнаружение своих сил и способностей, это время увлекательных замыслов и перспектив, время вступления в брак и рождения первого ребёнка. Счастье начавшейся жизни, радость завершившейся любви.
   Зрелый муж познаёт радость и муку человеческого творчества и божественную значительность мира. Он уже видит и глубину жизни, и предел своих личных сил. Перед ним раскрывается сущность вещей, и жизнь его вступает в период плодоношения. Это есть время опубликования главных трудов и воспитания нового поколения, время заслуг, признания и восхождения. Красота позднего лета, счастье зрелых и законченных созданий.
   Старость вкушает покой и тишину сердца; она видит перед собой дивный горизонт жизни и наслаждается властью свободного отречения. Это есть время отстоявшегося созерцания, сладостных воспоминаний, высшей духовной зрелости. Чудесное бесстрастие дружбы; благодатное богатство осени; одинокое стояние на сторожевой башне; тихое учительство мудреца; мировая скорбь философа; молитва отшельника о страдающих людях.
   А древнему старцу дано ещё большее и высшее: он приобщается таинственной целесообразности мира во всей её глубине и благости; он уже проникает взором в потустороннюю жизнь и готов благословить свой земной конец. Тихое освобождение от всего слишком человеческого; беспристрастное и бескорыстное созерцание; благословляющая любовь, лучезарный закат солнца; предчувствие близкого преображения жизни.
   Счастлив человек, приемлющий утехи старости и не утративший даров юности; если в сердце его по-прежнему поёт любовь, а из старческого ока сверкает детская искренность. А если он прожил свою жизнь в служении вечному - в любви, в духовном созерцании и в божественной ткани мира, - то жизнь его была благословенная и счастливая. Поздняя мудрость его будет проникнута духовной любовью, и он будет светить своему народу, как духовный маяк. И покидая землю, он спокойно и радостно вступит в тот вечный мир, которому всю жизнь принадлежали его помыслы.
  
   О ДУХОВНОЙ СЛЕПОТЕ. У людей нередко бывает так: если кто чего-нибудь лишён, то ему обидно видеть, что другие этим обладают. Чего у меня нет, того чтобы и у других не было. Неприятно сознавать себя лишённым и обойдённым. Чужое преимущество уязвляет и оскорбляет; и редко кто умеет "прощать" другим их одарённость. Обида и недоброжелательство так легко превращаются в зависть и злобу. Но если обойдённый завистник добьётся власти, он сделает всё, чтобы отнять у подвластных ему людей их преимущество. В истории не раз возникали трагические столкновения между тиранами и талантами.
   Бог живёт не только "по ту сторону" нашего чувственного мира. Он присутствует и здесь, "по Сю сторону". Он даёт людям Свой свет и изливает Свою силу. Он дарует им Себя в откровении; и мы способны и призваны воспринимать Его живоносное дыхание и Его волю повсюду и во всём. И там, где мы сходимся во имя Его и молимся Ему, - там Он среди нас. Мы воспринимаем Его не телесно, не чувственно, а духом, духовным опытом и духовным оком; и напрасно думать, наивно и скудно воображать, будто реально только то, что доступно нашим "пяти чувствам". Человек, отвергнутый и покинутый Богом, утрачивает свою творческую силу: он становится бессердечной, безвдохновенной, жестокой тварью, бессильной в созерцании и созидании новых, совершенных форм, но тем более способной к взаимному мучительству и всеобщему разрушению; и жизнь его заполняется страхом, каторжным трудом и взаимным предательством. История дала тому достаточно свидетельств.
  
   ГОРНОЕ ОЗЕРО. О, смирение духа! О, созерцательность покоя! О, радость служения! Два мира встречаются в нём - внутренний мир сокровенных помыслов и внешний мир от Бога идущих видений, - и оба срастаются в единое, светлое и щедрое богатство мудрости.
  
   ВОЗВРАЩЕНИЕ. Современное человечество переживает великую смуту. Колеблются все основы жизни. Замутились все истоки духа. Идёт великий распад, и грозят всё новые и новые беды. В этих бедствиях и страданиях нашего времени, в заливающих нас искушениях, среди обступивших нас страхов - мы снова учимся молиться. Ибо мы утратили этот высокий дар и разучились этому дивному искусству. А без молитвы человек оказывается отпавшим от Бога и оторванным от источника истинной жизни. Каждый человек, кто бы он ни был и чем бы он в жизни ни занимался, - мужчина или женщина, старик или молодой, образованный или не образованный, - должен обладать умением собирать свои душевные силы и сосредоточивать своё внимание. В этом первая задача всякого воспитания, начиная со школы и кончая академическим преподаванием. Жизнь несётся и проносится в нас, как поток всевозможных ощущений, желаний и страстей; или как множество всяческих забот и занятий; или же как туча пыли, состоящая из разрозненных и ничтожных содержаний. В этом потоке, в этой мгле мы теряем себя и смысл нашей жизни. Нас одолевают, нами овладевают единичные пустяки, лишённые всякого высшего смысла. Пыль жизни засоряет нам глаза и лишает нас верного видения. Нас засасывает болото страстей, и особенно тщеславия и жадности. Нам надо непременно освобождаться от всего этого, хотя бы время от времени. Нельзя гибнуть в этом болоте. Нельзя отдаваться этому потоку. Надо иметь минуты и часы для свободного дыхания и созерцания, когда заботы умолкают, повседневные жизненные содержания забываются, и мы освобождаем себя от всего мелкого, слишком человеческого и пошлого. Наши душевные силы - помыслы, желания, чувствование и воображение, - освобождённые от обыденного и ничтожного, ищут иного, лучшего, обращаются внутрь и сосредоточиваются на том, что составляет самую сущность нашей личности, что есть главное в жизни человека; на том, что священно и светоносно, что определяет самый смысл нашего бытия. И это есть первый шаг к молитве.
   Если мне удалось освободиться от повседневности и из хаоса жизненных содержаний, то моё сердце и моя воля оказываются свободными для лучшего и высшего. В чём же это "лучшее"? Как найти это "высшее"? Как узнать его? Бог есть подлинно-реальное совершенство, а живой и целостный порыв к Нему есть начавшаяся молитва.
   Молитва есть сосредоточенный, искренний призыв, обращённый к Сущему Совершенству. Обращаясь к Нему, призывая Его, мы открываем Ему нашу душу и наша открытая душа поднимается к Нему и вступает с Ним в живое творческое единение. В этом сущность всякой молитвы - и самой мудрой и самой наивной, и безмолвной и обильно-словесной, и просящей и благодарственной. Мы видим в Боге прежде всего и больше всего неисчерпаемый источник любви, к которому мы сами приближаемся и которому мы уподобляемся именно через любовь. Слабый луч нашей любви находит Его любовь, укрепляется и утверждается в ней и воспринимает излучаемую ею благодать и силу. Так даются нам три величайших утешения: чувство непосредственного общения с Богом, чувство, что наша молитва может быть услышана Им, и чувство, что Он нас знает, любит и бережёт. Христианин молится прежде всего сердцем, открытым и искренним сердцем, и предаёт себя во власть любящего отца. При этом мы должны соблюдать два основных требования. Мы не должны воображать, будто мы можем призывать Бога любви и света во всех наших земных делах и затеях. Ибо наши земные дела бывают низки и своекорыстны, часто - злы, коварны и гибельны. Нельзя призывать Бога света в тёмных и бессовестных начинаниях. Нельзя ждать помощи от Бога любви в делах хищных и ненавистных. Молитва имеет оправдание и смысл только в борьбе за добро. "Помоги мне в служении Делу Твоему". Человек молится вместе со своей совестью, от неё и за неё. Таково первое требование настоящей молитвы. Но есть и второе. Никакая молитва не исключает моих собственных усилий и не делает их излишними: моя любовь, моё желание, мой труд, моя борьба должны служить тому делу, о котором я молюсь. Тогда я молюсь самым служением моим; тогда со мной молятся моя любовь, моя воля, моё мужество и моё верное стояние; тогда я уверен, что служу всеми силами Божиему делу, и что моя молитва будет услышана. Молитва, восходящая из чистой совести, бывает чудодейственна.
  
   О МОЛИТВЕ. Человеческий дух не знает более действенного, более чистого утешения, чем молитва. Она несёт человеку сразу очищение и укрепление, успокоение и радость, благословение и целение. И тот, кто этого не испытал, пусть лучше не судит о молитве: ему самому предстоит ещё добиться этого утешения в борьбе и страдании. Тогда он почувствует, что приобщился к новому источнику жизни, и что в нём самом началось новое бытие, о котором он прежде не имел даже представления. Современный человек живёт на земле в вечных заботах и опасениях, переходя от разочарования к болезни и от личного горя к национальным бедствиям; и не знает, что начать и как преодолеть всё это; и с ужасом думает о том, что этот мутный поток будет нести и заливать его вплоть до самой смерти. Однако многое зависит от него самого: это он сам увеличивает себе бремя жизни и не умеет понять истинный смысл несомого бремени. Ибо путь ему указан: ему стоит только почувствовать свою духовную свободу и открыть своё внутреннее око. Это и совершается в молитве.
   Нам всем хотелось бы, чтобы наша нескладная, угнетающая и часто унизительная жизнь началась по-новому и сложилась иначе, чтобы она цвела взаимным доверием, искренним благожелательством и вдохновением. Но как достигнуть этого, мы не знаем. Близоруко рассуждая, мы говорим о "счастье", счастье незаметно вырождается у нас в "удовольствие" и "наслаждение", а в погоне за наслаждениями и удовольствиями мы забредаем в болото и не знаем, что делать. Но путь, ведущий к жизненному обновлению, известен и не так труден: мы должны почувствовать сердцем священное в жизни, сосредоточиться на нём нашим созерцанием и зажить им, как драгоценным и самым главным. А это и есть путь молитвы.
   Нам нельзя тонуть в несущественностях быта. Тот, кто живёт ими, тот привыкает к пошлому существованию и сам превращается в существователя. Нам необходимо научиться верно различать духовный ранг жизненных содержаний и приучиться сосредоточивать своё внутреннее внимание на божественной сущности вещей, явлений и событий. Ибо жизненные содержания не равны, не равно-ценны, не равно-значительны. Среди них есть ничтожные и есть священные, есть такие, которые возводят душу и сообщают ей особую глубину и крепость, и есть такие, которые незаметно разлагают и обессиливают её, делают её мелкой, страстной и слепой. Есть такие, которыми стоит жить, и есть такие, которыми не стоит жить. Надо научиться распознавать их, выбирать существенно-священные и жить ими. Тогда и сам человек станет "существенным", он поймёт смысл и цель жизни и войдёт в живую связь со священной сущностью зримого мира. И путь к этому умению указывает и прокладывает молитва.
   И пусть не думают люди, что вступить на этот путь - зависит не от них; что бывают чрезмерно тяжёлые времена, которые затрудняют молитвенное обновление жизни, и что земная человеческая жизнь может лишить человека внутренней свободы и поработить его несущественностями быта. Ибо на самом деле тягчайшие времена и посылаются людям именно для того, чтобы они опомнились и обновились; и нет на свете земной власти, которая могла бы погасить нашу внутреннюю свободу - и прежде всего свободу молитвы - и которая могла бы помешать нашему очищению от пошлости.
   Для каждого неверующего может настать время величайшей беды, когда его захваченное врасплох и потрясённое сердце вдруг начинает молиться из своей последней глубины - в такой скорбной беспомощности, такими вздохами отчаяния, такими вдохновенными призывами, о коих он дотоле и не помышлял. Тогда он почувствует как бы землетрясение во всём своём естестве, и неведомое пламя охватит его душу. Он молит в твёрдой уверенности, что есть на свете истинная благость, и она внемлет ему. И к этой неведомой, но всемогущей Благости он и обращается с молитвой, которая, как водяной поток, внезапно прорывает все прежние плотины. Это пламя внутренней молитвы и есть важнейшее и драгоценнейшее в религии. Возвращаясь к себе после такой молитвы, человек чувствует себя так, как если бы он удостоился посетить свою исконную и священную родину; или ещё - как если бы обновилось самое естество его духовной личности; как если бы его омыл благодатный поток чистоты видения и ведения, утешения и покоя. Он чувствует себя приобщившимся к этой благодатной силе; он напился из источника жизни и любви. Это как бы тихое дуновение Божие, идущее из потустороннего мира. А между тем жизнь совершает свой неудержимый ход. Человек может вершить свои жизненные дела, есть, пить и спать, напряжённо работать и предаваться отдыху, а внутренний свет не покидает его: он будет вспыхивать и очищать его душу, светить ему во всех его жизненных делах, освещая в них добро и зло, утверждая его в благе и отнимая у него возможность совершать злые, черствые, низкие и пошлые поступки.
   Человеку дана от Бога великая молитвенная свобода, свобода превращать каждый акт своей жизни и своего труда в творческую молитву. Молитва служения и одоления: "Вот я перед Тобой, Господи, слуга Твой, ищущий только воли Твоей. Научи меня верно служить Тебе всяким дыханием и деянием моим. Пошли мне силы Твоей, мудрости Твоей, вдохновения Твоего. Не отдай меня на поругание врагам Твоим; изведи меня от угроз их. И соблюди мою свободу в жизни и творчестве, ибо свобода моя - в свершении воли Твоей".
  
   О МИРОВОЙ СКОРБИ. Один из основных законов нашего мира, что все существа и все вещи несовершенны и должны восходить к совершенству в борьбе и страдании. Созерцание мировой муки требует мужества, а этого мужества у человека нет. Страх уводит его в тёмные погреба безнадёжности, пессимизма и Богоотрицания. И в этой тьме им постепенно овладевает аффектированный, вызывающий "демонизм" и упоённый ненавистью и гордостью сатанизм. И "скорбь" его становится безбожной, озлобленной и разрушительной.
   Только любовь освобождает и спасает человека. Её первая и элементарная форма есть жалость к страдающему. Человек начинает проявлять живое, творческое участие. Он забывает о себе, живя чужим страданием, и этим освобождает себя от пребывания в собственной боли и личном горе. Он начинает верить, что высшая цель жизни состоит в избавлении человечества от страдания. Борьба против страданий становится для него главной задачей. Но его "мировая скорбь" не возводит к Богу: он остаётся в пределах "гуманности" и "сентиментальности", и луч Божий не озаряет её. Каждый из нас есть Божие дитя, странствующее по земле в образе человеческой твари. Каждый из нас должен спокойно, достойно и терпеливо принимать все обусловленные этим боли и страдания, "нести свой крест" и учиться творческому преодолению посланного. Нам не следует приходить в чрезмерный ужас при виде страдающей твари. Нам не подобает спасаться любой ценой от боли и горя. Мы должны постигнуть необходимость страдания, его высшую духовную целесообразность и одухотворяющую силу и усвоить его мировой смысл.
   В отделении или даже удалении от Бога человек должен страдать. Это страдание зовёт его к Богу и ведёт его к Богу; для этого страдание и посылается; в этом его назначение; таков его высший смысл. Человек имеет высшее призвание: он должен принять посланное ему страдание, как призыв к очищению, как свободную, личную борьбу за творческое просветление личности. Тогда перед нами открывается великая творческая мистерия мира, и мы можем воспринимать её и сердцем, и взором, и разумом. Душа наша наполняется мировой скорбью; и эта скорбь действительно возводит нас в "пространства", близкие к Богу.
  
   ГОРЫ. В далёкие предвечные времена восскорбела земля о своей судьбе и возроптала к Богу великим восстанием. И осталась в этом смятении. И застыла в своём мятеже. И мятеж её был молитвой, а молитва её была творческим хаосом. Косная пассивность и рабская покорность никогда не были угодны Господу, а всякий искренний порыв и молитвенный ропот приемлются в небесах, как молитва тоскующей твари... А человеку Господь повелел созерцать эту таинственную запись прошлого и постигать её сокровенный смысл. И созерцая её, мы называем её ныне горами. Когда я вижу снежные горы, поднимающиеся вдали к облакам, - сердце моё трепещет от нежданного счастья: в нём просыпаются какие-то угасшие древние воспоминания... Да, всё, что есть в мире великого, живёт в молчании. И говорит тишиной.
  
   СОЗЕРЦАЮЩИЙ ПОЭТ. Вдохновенное и проникновенное духовное созерцание... В душе просыпаются окрылённые силы и перед нею раскрываются иные пространства... Поэт просыпается для внутреннейшего и реальнейшего в жизни, ему открывается живая самосуть бытия. Он приобщился к сокровенному естеству мира и воспринял её священную самосуть. И вот всё собранное и сбережённое желает найти себе верное выражение, глубокое истолкование, прекрасное обличие, художественную форму.
   Один выражает узренное в звуках и пении. Другой рисует. Третий ищет художественно точных слов. Иные лепят или строят, иные пытаются найти верные телодвижения в танце. Но всё, что они создают, - эти созерцающие поэты, - всё идёт не от них самих, а через них. Все создания их больше их самих; ибо они сами служат лишь орудием, лишь голосом для таинственной самосути мира. А у того, кто верно слышит их пение, трепещет сердце и радуется дух; и постепенно слагается новое чувство, новая уверенность в том, что он прикоснулся к иному миру. "Я коснулся сокровенной правды мира и был счастлив". А те, кому не дано услышать голос созерцающего поэта, те пожимают плечом и отходят; им это "не нравится", они обзывают нас выдумщиками и фантазёрами и корят нас за самоуверенность и притязательность.
  
   ОГОНЬ. Я могу часами сидеть перед камином и смотреть в огонь. Так сидели у домашнего очага наши далёкие предки, и смотрели в огонь, и размышляли о своей суровой жизни и об её опасностях, предвидели новые вторжения врагов и готовились к отпору. Ибо вся история России протекала в борьбе, и душа русского человека всегда нуждалась в жертвенной готовности.
   Огонь есть величайшая сила мира. Он есть источник жизни и судьба вселенной - живое дыхание Божие. Он светит и показывает: поэтому без огня нет ни очевидности, ни откровения. От него идёт тепло и жар: поэтому ни жизнь, ни любовь невозможны без пламени. Он несёт нам очищение и зовёт нас к новым формам бытия. Наши отдалённые предки, наивно-мудрые первочеловеки, молились земному огню, как живому символу Господа, поклонялись в нём чистому дыханию Творца, праздновали его явление, как начальное откровение Божие. Они поклонялись огню, а разумели Дух Божий.
  
   О СТРАДАНИИ. Как только ты почувствуешь себя страдающим, телесно или душевно, - вспомни, что ты не один страдаешь, и что всякое страдание имеет некий высший смысл. И тотчас же придёт облегчение. Чем утончённее человек, чем чувствительнее его сердце, чем отзывчивее его совесть, чем сильнее его творческое воображение, чем впечатлительнее его наблюдательность, чем глубже его дух - тем более он обречён страданию, тем чаще его будут посещать в жизни боль, грусть и горечь. Лучшие люди страдают больше всех.
  
   О СМЕРТИ. Теперь, когда пришло такое время, что смерть парит надо всеми нами, и каждый из нас должен готовиться к уходу из земной жизни... Никто не знает, что же такое смерть на самом деле, и никто из нас не может примириться со своей смертью и включить её в свою жизнь. Такое ощущение, что в смерти есть нечто благостное, прощающее и исцеляющее. Смерть придёт как избавительница и целительница. Даст мне прощение и отпуск. Откроет мне новые, лучшие возможности. А я приму от неё свободу и, ободрённый ею, начну восхождение к высшей гармонии. Главное: мне надо постараться, чтобы мой земной конец стал не обрывом, а завершением всей моей жизни; все цели мои, все мои труды и творческие напряжения должны вести к этому завершению. Я не знаю, когда и как наступит этот конец. И это - благо, ибо это понуждает меня быть всегда готовым ко всему, к отозванию и уходу. Меряя человеческой меркой, надо признать, что срок не слишком далёк, и что мне нельзя терять времени. Нельзя откладывать того, что должно быть сделано. Но зато есть много такого, что надо совсем отменить, устранить с дороги. Время моё ограничено, и никто не знает, каким сроком. В жизни есть множество содержаний, занятий и интересов, которыми не стоит жить, или которые не стоят жизни, и есть такие, которые раскрывают и осуществляют истинный смысл жизни. А смерть даёт мне для всех этих различений и познаний верный масштаб, истинный критерий. Когда близится смерть, то все содержания и ценности жизни переоцениваются. Всё истинно ценное, значительное и священное утверждается перед лицом смерти. Не всё, чем мы живём, стоит того, чтобы мы отдавали ему свою жизнь. Смерть есть пробный камень, великое мерило и страшный судия. Смерть воспитывает в нас вкус к жизни, она учит нас не терять времени, жить Божественным на земле. Её окончательность и непоправимость, её таинственность и загадочность могут внушать людям трепет. Смерть - особый и величественный акт личной жизни.
  
   О БЕССМЕРТИИ. Самая мысль об окончательном, бесследном исчезновении моей духовной личности кажется мне бессмысленной. Несомненно, что наше тело входит в земной состав нашей личности. Несомненно, что оно не входит в состав нашего духовного бытия. Моё духовное "Я" открывается мне тогда, когда я убеждаюсь, что я есть творческая энергия, которая сама не материальна, но имеет призвание владеть своим телом, как орудием, как одеянием. Эта духовная энергия имеет силу не служить своему земному телу, но господствовать над ним; она имеет власть отвлекаться от него. Эта творческая энергия живёт ради других ценностей и служит другим целям. У неё другие критерии и мерила. У неё совершенно иные формы, иные законы жизни, иные пути и состояния, чем у тел или вообще у материи: это формы духовной самостоятельности и свободы, это законы духовного достоинства и ответственности, это пути духовного очищения и самосовершенствования, это состояние бессмертия и богосыновства. Эта энергия есть изначально и существенно искра Божия; и человек призван к тому, чтобы принять и утвердить в себе эту Божию искру, как свою подлинную и собственную сущность; человек должен предаться этой духовной искре. Тогда он сам станет Божией искрой и сумеет разжечь её в целое пламя, а себя превратить в несгорающую купину духа.
   "Бог заботится о каждом из нас так, как если бы он был у Него единственным". Мы - Его искры, Его художественные создания, Его дети. И именно в силу этого мы бессмертны. И наша земная смерть есть не что иное, как наше сверхземное рождение. Человеку редко удаётся стать совершенным художественным созданием Духа. Но каждый имеет определённую ступень достижимого для него совершенства. Всю жизнь свою он созревает, восходя к этой ступени, всю свою жизнь он зреет к смерти. И земная смерть его наступает тогда, когда ему не дано подняться выше, когда ему нечего больше достигать, когда он созрел к смертному уходу.
  
   О БОЖИЕЙ ТКАНИ. Мир от Господа так устроен, что мы все - одна сплошная ткань. Все друг к другу приникли, все друг друга держим и друг другом держимся. Если одному плохо, то всем нехорошо. Если одному которому-нибудь плохо, то он мучается и болеет; и его мука от него во все стороны распространяется. Ходит угрюмый и других угрюмит. От его беспокойства всем неуютно. От его страха у всех раздражение делается. И вот уже разрыв, порвалась ткань. Надо скорей чинить дыру, а никто за это не берётся. А чинить можно только любовью: твоя беда - моя беда, моя беда - общая. Все мы - одна ткань. И в этом мудрость жизни сокрыта.
  
   РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПИСЬМО. Человек одинок тогда, когда он никого не любит. Счастье не только в том, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили? Кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесёт моя любовь? А ждёт ли меня взаимность? А может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? Да и стоит ли мне отдаваться этой любви? Всё это неверно и ненужно; всё это означает, что любви нет. Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает её. Человек, который меряет и вешает, не любит. Надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить - это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи её светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и бескорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь. И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как "полное счастье", которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твоё сердце будет цвести и радоваться.
  
   ПОТЕРЯННЫЙ ДЕНЬ. Он был потерян потому, что сердце моё пребывало в судорожном ожесточении, а оно ожесточилось оттого, что я видел вокруг себя ожесточённый мир и не заметил, как он меня заразил и отравил. Когда сердце ожесточается, то оно уже не способно к любви. Оно каменеет. А когда сердце окаменело, то человек не может быть орудием Божиим; и день оказывается погибшим.
  
   О ТЕРПЕНИИ. У каждого из нас бывает иногда чувство, что его силы приходят к концу, что он больше не может: жизнь так тягостна, так унизительна и ужасна, что переносить её дальше нельзя. Мы не знаем, что мы гораздо сильнее, чем это нам кажется; что у нас есть дивный источник, которого мы не бережём; дивная способность, которую мы не укрепляем; великая сила личной и национальной жизни, без которой не возникла бы и не удержалась бы никакая культура. Я разумею - духовное терпение.
   Стоит только окинуть взглядом историю России за тысячу лет, и сам собой встанет вопрос: как мог русский народ справиться с этими несчастьями, с этими лишениями, опасностями, болезнями, с этими испытаниями, войнами и унижениями? Сколь велики были его выносливость, его упорство, его верность и преданность - его великое искусство не падать духом, стоять до конца, строить на развалинах и возрождаться из пепла.
   Как тяжела ребёнку первая утрата. Как томительны первые лишения. И первая боль нам кажется незаслуженной, и первое наказание - чрезмерно суровым. Как легко детской душе заболеть завистью, ненавистью, ожесточением или чувством собственного ничтожества. Искусство духовной победы состоит в том, чтобы извлекать из борьбы с лишениями, опасностями и испытаниями всё новую и новую силу духа. Испытание посылается нам именно для творческого преодоления, для очищения, для углубления, закаления и укрепления. И если счастье может избаловать и изнежить человека, так что он станет слабее самого себя, то несчастье является школой терпения и научает человека быть сильнее себя самого. Это удаётся далеко не каждому и не всегда. Жизнь человеческая покоится на управлении самим собой и на самовоспитании; искусство жить есть искусство воспитывать себя самого к Божественному. Чем страшнее, чем безрадостнее жизнь, тем важнее находить совершенное в мире и бескорыстно наслаждаться им. Отвлечение, утешение и радость ждут нас повсюду; нужно только умение воспринимать их и предаваться им. Иногда достаточно просто поднять глаза к небу или взглянуть на вдохновенно напитанную икону. И нет такого безрадостного тупика в жизни, которого нельзя было бы проломить молитвою, терпением или юмором.
   Терпение есть своего рода доверие к себе и к своим силам. Оно есть душевная неустрашимость, спокойствие, равновесие, присутствие духа. Стоит только сосредоточиться на своём страхе, и оно начинает расти и пухнуть, оно превращается в целое событие и заслоняет все горизонты духа.
   Надо укреплять своё терпение, чтобы оно не истощалось. Для этого у человека есть два способа, два пути: юмор - в обращении к себе и молитва - в обращении к Богу. Юмор есть улыбка земной мудрости при виде стенающей твари. Молитва имеет способность увести человека из страдания, возвести его к Тому, Кто послал ему испытание и призвал его к терпению. Мы должны научиться мудрости у нашего страдания - мудрости естественной и мудрости духовной, оно должно пробудить в нас новые источники жизни и любви, оно должно осветить нам по-новому смысл жизни.
   Терпение совсем не есть "пассивная слабость" или "тупая покорность", как думают иные люди, напротив - оно есть напряжённая активность духа. И кто присмотрится к человеческой истории - сколь велики были страдания людей, и что из этого выходило, - тот познает и признает великую творческую силу терпения. От него зависит выносливость всякого труда и творчества; оно ведёт через все пропасти искушения и страдания; оно есть орудие и сила самого Совершенства, начавшего борьбу за своё осуществление в жизни; и потому оно составляет живую основу всего мироздания и всяческой культуры. Терпеливо делает гусеница своё дело - и превращается в бабочку с дивными крыльями.
  
   О СОВЕСТИ. В бессловесной тишине совесть (мой дух) овладевает нашим сердцем и нашей волей. Её появление можно сравнить с подземным толчком, в котором выступает сокровенная сила. А слова и мысли просыпаются в нас лишь позже, при попытке описать и объяснить совершившийся поступок. В тот миг, когда совесть овладевает нашей душой, у нас бывает ощущение, будто в нас что-то проснулось или восстало - какая-то особая сила, которая долго дремала и вдруг очнулась и властно развернулась. "Тогда я иначе не мог". Было что-то высшее и сильнейшее, что заставило меня поступить так. На меня как будто что-то "нашло", "захватило" меня и понесло. А подумать о себе, о своих силах и последствиях моего поступка у меня просто не было времени. Так совесть научает человека забывать о себе и делать его поступки самоотверженными. Совесть утверждает, созидает и укрепляет духовно-личное начало в человеке. Лично-мелкое, лично-жадное, лично-порочное отодвигается в нём и уступает своё место дыханию высшей жизни, побуждениям и содержаниям Царства Божия. Он уже никогда не забудет чувство блаженной силы и свободы, которое ему дано было пережить. Оно посетило его как бы из потустороннего мира; но он жил им, он испытал его и всегда будет тянуться к нему. Тайное влечение окончательно и всецело отдаться Божьему Делу - всегда живёт в глубине нашего сердца. Это влечение духа требует от нас всегда одного и того же: самого лучшего. И если бы мы предались ему всецело и окончательно, то вся наша жизнь сложилась бы из одних дел любви, мужественной верности, радостного исполнения долга, правды и великого служения.
   Но в действительности жизнь идёт иначе: мы слышим этот голос и не слушаемся его. Наше внутреннее раздвоение продолжается. А укоры совести, мучительные угрызения совести будут пожизненно нарушать душевное равновесие и лишать духовного покоя.
   В акте совести человек воспринимает от Бога откровение, любовь и свет новой жизни.
  
   ОПТИМИЗМ. Всё что необходимо современному человечеству - как воздух, как вода и огонь - это здоровый, творческий оптимизм. Мы стоим на пороге новой эпохи, нам нужны новые, творческие идеи; мы должны смотреть сразу вглубь и вдаль; мы должны хотеть верного, и притом желать сильной волей; и в довершение всего - мы должны верить, что грядущее обновление нам удастся. Мы должны приступить к разрешению предстоящих задач с достоинством и спокойствием и в то же время в великой, творческой сосредоточенности, ибо от успеха наших трудов зависит дальнейшее развитие мировой истории. Во всех областях жизни от нас потребуются огромные усилия, ибо дело идёт о религиозном, культурном, социальном и политическом обновлении. И для этого нам необходим духовно-верный оптимизм. Оптимизм не даётся людям от рождения и от здоровья; он приобретается в духовном созревании.
   Оптимизм настоящего оптимиста не относится к повседневному быту со всеми его сплетнями, закоулками и пыльными мелочами, со всей его жестокостью и порочностью: ежедневная жизнь может взвалить на нас ещё страшные бремена, лишения и страдания, но это нисколько не влияет на его оптимизм, ибо он смотрит на эти испытания, как на подготовительные ступени к избавлению. Он имеет в виду духовную проблематику человечества, судьбу мира и знает, что эта судьба ведётся и определяется самим Богом, и что потому она развёртывается как великая и живая творческая драма. Вот истинный и глубочайший источник оптимизма; он знает, что мир пребывает в Руке Божией, и старается верно постигнуть творческую деятельность этой Руки; и не только - понять её, но добровольно ставить себя в качестве свободного деятеля в распоряжение этой высокой и благостной Руки ("да будет воля Твоя"). Он желает содействовать Божиему делу и плану, он стремится служить и вести, внимать и совершать: он желает того, что соответствует воле Божией, Его замыслу, Его идее. Он видит, что в мире слагается и растёт некая Божия ткань, живая ткань Царствия Божия; он заранее предвосхищает зрелище этой ткани и радуется при мысли, что и ему удастся войти в неё живой нитью. Это означает, что его оптимизм относится не столько к человеческим делам, сколько к Божиему Делу. Его главная задача состоит в том, чтобы верно постигнуть отведённое ему самому место и верно исполнить предназначенное ему самому служение. Узнав своё место в замысле Божием и найдя своё верное служение, он стремится наилучше осуществить своё призвание - исполнить свой "оптимизм"; и если он знает, что это делает, тогда на него нисходит спокойная жизнерадостность и духовный оптимизм. Он верит в своё призвание и в своё Дело. Он расценивает себя, как нить в Божией Руке; он знает, что эта нить вплетается в Божию ткань мира, и чувствует через это свою богохранимость. Настоящий оптимист никогда не переоценивает своих личных сил. Он есть не более чем одна из земных нитей в Руке великого Творца жизни, и эта земная нить может быть в любой миг оборвана. Но пока она живёт на земле, она желает крепиться и верно служить. Такого человека движет воля к верности и победе. Воля настоящего оптимиста есть дар силы или искусство самоусиления. Настоящий оптимист видит современный ему ход истории, созерцает его сущность и смысл в плане Божием и черпает свою силу из бесконечного источника воли, преданной Богу и Богом ведомой. А когда его настигает утомление или неуверенность, тогда он молитвенно взывает к последнему источнику своей воли и своей жизни - к Богу. И тогда всё необходимое посылается ему, и он продолжает своё служение.
  
   ОБ ИСКРЕННОСТИ. Пока человек живёт на земле, он остаётся одиноким, и ему не предоставлена свобода вырваться из этого одиночества или устранить его совсем. Каждый из нас есть единичная, замкнутая в себе душа, скрытая за единичным и единственным в своём роде индивидуальным телом, с которым она таинственным образом связана, которое её обслуживает и выражает её состояние. Именно этот способ бытия обеспечивает каждому из нас всё бремя и все благодатные преимущества одинокой жизни.
   Одинокость есть бремя, потому что было бы гораздо легче затеряться в слитном и несамостоятельном бытии людей, утонуть во всесмешении, нежели утверждать свою самобытность и самостоятельность, и притом - на надлежащей высоте, т.е. самому идти через жизнь, проходя ответственный, сердечно-искренний и творческий путь. Но одинокость имеет также свои великие и благодатные преимущества, потому что она есть живая основа и необходимая предпосылка свободы духовности, личного очищения и просветления.
   Как ужасна была бы жизнь, если бы у человека не было внутренней отрешённости, если бы у него не было возможности уйти в своё ограждённое и целомудренное одиночество, чтобы сосредоточиваться в себе, находить себя, работать над своим очищением и самосовершенствованием. Тогда человек был бы подобен дому с прозрачными стенами, в котором снаружи всё всегда всем видно.
   Самостоятельность человека не есть право на произвол и на безобразие. Свободу нельзя понимать как свободу от духа, от совести и от всякой веры. Одиночество человека есть высокое и нелёгкое искусство, а искренность - есть его лучшее проявление. Чтобы быть искренним, человек должен внутренне найти себя и иметь достаточно мужества оставаться самим собой.
  
   ПОЮЩЕЕ СЕРДЦЕ. Есть только одно истинное счастье на земле - пение человеческого сердца. Мы все испытали слабый отблеск этого счастья, когда были нежно влюблены. Но земная влюблённость угасает и прекращается в чувственном удовлетворении, здесь она разряжается и разочаровывается, опьянённость проходит, душа отрезвляется, иллюзии рассеиваются, и сердце смолкает. Сердце поёт не от влюблённости, а от любви. Сердце приобретает эту способность только тогда, когда оно открывает себе доступ к божественным содержаниям жизни и приводит свою глубину в живую связь с этими неразочаровывающими драгоценностями неба и земли. Тогда начинается настоящее пение; оно не исчерпывается и не иссякает, потому что течёт из вечно обновляющейся радости. А если нам сверх этого даётся возможность в меру любви участвовать в событиях мира и воздействовать на них, то счастье нашей жизни может стать полным. Ибо поистине мы можем быть уверены, что в развитии этого мира ничто не проходит бесследно, ничто не теряется и не исчезает: ни одно слово, ни одна улыбка, ни один вздох. Кто хоть раз доставил другому радость сердца, тот улучшил тем самым весь мир; а кто умеет любить и радовать людей, тот становится художником жизни. Каждый божественный миг жизни, каждый звук поющего сердца влияет на мировую историю больше, чем те "великие" события, хозяйства и политики, которые совершаются в плоском и жестоком плане земного существования и назначение которых нередко состоит в том, чтобы люди поняли их пошлость и обречённость.
   Итак, на земле есть только одно истинное счастье, и это счастье есть блаженство любящего и поющего сердца, ибо оно уже прижизненно врастает в духовную субстанцию мира и участвует в Царстве Божием.
  
   ТЯГОТЫ ЖИЗНИ. СКУКА. Что может быть безутешнее скуки? Кто знает, откуда она берётся? Жизнь становится внезапно такой бедной, такой бесцветной, такой сухой и такой чужой. Ничто не привлекает, ничто не радует, ничто не приветствует меня ни тут, ни там. Время становится пустым и тянется медленно. Источник скуки - не в мире, а в тебе. На какое-то время ты устал от жизни, оставь, не принуждай себя, любовь проснётся сама по себе. Душа без желаний всматривается в мир, глядит на него без любви и именно поэтому находит его жалким и скучным. Есть особое искусство: всегда что-то любить и чего-то хотеть. И это должно быть тем, что не может разочаровать. Это - средство от скуки.
  
   БЕССОННИЦА. Вы страдаете бессонницей? Не торопитесь с избавлением. Ничто в жизни не бывает напрасным. Никто из нас не является неограниченным властелином своей жизни. Нам приходится считаться с непреложными данностями нашего естества; мы должны приспособиться и покориться им, чтобы Божественное начало в нас вернулось к жизни, чтобы Оно в нас обрело творческое равновесие, чтобы Оно обрело покой. Если мы не сделаем этого, мы потеряем здоровье, равновесие, сон до тех пор, пока они снова не восстановятся через самого себя. Нам следует подождать, пока сон не наладится сам собой. Так что лучшее средство помощи сну заключается в том, чтобы не мешать бессоннице. Сколько людей на свете, которые только бессонными ночами впервые почувствовали и осознали своё душевное и духовное одиночество, воззвали к Богу на небесах и нашли его. Потому что Он стоит ближе всех к страдающему бессонницей. Ах, есть так много людей, которые только в бессонные ночи пережили просветляющее благо мук совести и исцеляющее благословение раскаяния, одинокого, горького, примиряющего раскаяния.
   Бессонница учит нас мужеству. Мужеству перед лицом природы, перед самим собой, перед своей совестью.
  
   ЗАБОТА. Если бы только можно было избавиться от забот! Если бы только иметь беззаботную жизнь! Почему же это так невозможно? Нужно только преодолеть заботу! Для этого надо лишь немного духовной свободы!
   Человек никогда не бывает удовлетворён. В нём всегда возникают новые стремления, всегда громоздятся новые желания и новые потребности. Бурно разрастаются сорняки заботы. В мире буржуазной самостоятельности и самообеспечения, где каждый думает о себе и только о самом себе, где никто не думает о другом, где всё вокруг так адски хозяйничает, - там системой жизни становится неуверенность, а неприятный, неожиданный случай - властелином будней. Забота держит всех нас в цепких когтях. Как мусор на улице, подхваченный и несомый порывом ветра, она входит к нам в открытое окно будущего. Что можно здесь преодолеть? Устремись в глубины человеческого духа с книгой Лейбница, Шеллинга или Гегеля в руках; или ещё лучше - обрати свой взор ввысь, к Богу, - и ты обретёшь вечность. Забота всегда мелочна и близорука, ты погрязнешь в ней. Она хочет скрыть от нас великие, Божественные жизненные цели. Забота увязает в мелочах, в расплывающемся и исчезающем. Она - настоящий враг творческого восторга и вдохновения. Она разделяет людей, враждующих из-за своих противоречивых забот. Она возникает, как пыль, и распыляет жизнь людей. Она печётся о том, чтобы мы стали корыстными и мелочными. Мы должны научиться её преодолевать.
   И только заботливая мать остаётся для нас вечно любимой, ибо она заботится о других и тем самым облагораживает заботу любовью.
  
   БУДНИ. Они - сплошная беспробудность. Вечная забота. Тягучая скука. О, плохое настроение! А понедельник - это прообраз будней. У тебя не хватает искусства жить. Твори сам и преображайся, иначе будни одолеют тебя. А в жизни нет большего стыда, чем быть побеждённым серою повседневностью существования.
   Итак - искусство жизни! Нам никогда не избавиться от будней. Они будут всегда. Они составляют материю нашей жизни. Только тот заслужил радость праздника, кто полюбил свои будни. Как этого добиться?
   Этого можно достичь, отыскав священный смысл в своей будничной работе, погрузив его в глубину сердца и осветив и воспламенив повседневность лучом его света. Это первооснова искусства жизни. Что есть ты во Вселенной? Каковы твои деяния перед Отечеством? Каким предстанешь ты пред Лицем Божиим с твоей будничной работой? Что воздашь ты ему, Господу? Ты ещё этого не уяснил? Ты ещё этого не знаешь? Как же ты живёшь? Бессмысленно, слепо, тупо и бессловесно? Тогда легко постичь "сплошную беспробудность" твоих будней. И скуку, и плохое настроение, и всё им сопутствующее. Нельзя слепо воспринимать ежедневный труд как лишённую смысла работу по принуждению, как муку от зарплаты до зарплаты. Надо одуматься. Надо понять серьёзный смысл своей профессии и заботиться о ней во имя её высокого смысла. Надо серьёзно отнестись к самому себе, а значит, и к собственной профессии, и к собственным будням. Будни остаются, но их необходимо преобразить изнутри. Они должны наполниться смыслом, ожить, стать многоцветными, а не оставаться "сплошной беспробудностью".
   Бессмысленно - это безрадостно. Человек создан так, что не может жить безрадостно. Радость должна вырастать из повседневного труда, пусть даже в том смысле, что трудишься всё лучше и лучше, повышаешь качество своего труда, перемещаясь тем самым по ступенькам совершенствования. Если же ты нашёл высокий смысл своего труда и радость в его качестве, сможешь ли ты и после этого говорить о "сплошной беспробудности"? Жизнь станет для тебя тогда светящейся жизнью. И взлёт в твоей жизни обеспечен. Ведь радость высвобождает творческие силы, творческие силы создают качество, а качество труда вызывает радость от труда.
   Так твои будни попадают в добрый круг духовного здоровья. И теперь для тебя нет больше тягучих будней, ибо ты предстаёшь пред Лицем Божиим освящённым и исцелённым.
  
   НЕУДАЧА. Устоять перед неудачей - первое, чему должен научиться каждый. Это мучительно: столько надежд, столько усилий и столько огорчений. Итак, первое: не погрязать в неудаче и не думать о ней непрестанно. Второе: нельзя представлять себя единственным несчастным на белом свете; ведь у каждого были неудачи, и у всех они будут. Нельзя также воображать, что эта неудача была "фатальной" или "непоправимой". Пока жив человек, всё можно исправить, каждую неудачу можно и должно обратить в успех; даже каждый дурной поступок может и должен быть искуплен и произрасти исцелённым в ткани раскаивающегося, творческого духа. Третье: нельзя, чтобы неудача казалась вам "позором", особенно в чужих глазах. В неудаче человек ощущает себя внизу, как будто свалился с горы, как будто он лежит там обессиленный. Нужно как можно скорее покончить с этим! Близящийся успех уже зовёт тебя. Четвёртое: неудача - лучшая школа успеха. С ней надо обращаться как с предметом тренировки, как с необходимым закаливанием, как с источником понимания и мудрости жизни; как с дорогим поучением, как с трамплином для новой борьбы. Это означает, что неудачу нельзя отдавать на расправу оскорблённым и разочарованным чувствам, её необходимо воспринимать с помощью воли и обращаться с ней как с проблемой воли, и с помощью спокойного исследовательского разума - как с проблемой разума. Тогда путь к успеху проложен!
   Нужно выработать привычку спокойно переносить собственные недостатки и ошибки и научиться смирению, чтобы научиться извлекать из неудачи не только предстоящую удачу, но и возможность укрепить и облагородить собственный характер. В жизни существует нечто большее, чем просто жизненный успех, а именно - духовная победа над мелочным, тщеславным поганцем в собственной душе.
  
   ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ. Знать бы, откуда оно берётся! Плохое настроение должно нас слушаться. Плохое настроение возникает из внутреннего разлада, основной узел которого остаётся в подсознании, и его нелегко распутать. Этот конфликт возник не вдруг; скорее всего, он сохраняется с детских лет и может внезапно оживиться или слегка обостриться. Понять его творчески-интимную природу и не делать сокровенное достоянием общества. Плохое настроение заразно, преступно заражать других людей, поэтому улыбайся. Улыбка для плохого настроения невыносима.
  
   БОЛЕЗНЬ. Никогда не ворчи, всегда прислушивайся! Она как посетитель: что он хочет от меня? Она как путешествие: куда же я попал? Она как друг, который хочет предостеречь меня: берегись, здесь ты сделал в жизни ошибку, здесь с тобою может случиться нечто серьёзное. Инстинкт и дух должны быть едины во мнении. Инстинкт должен излечить тело; дух - исцелить душу. Здоровье - это одновременно здоровье души и тела, быть больным означает нуждаться одновременно в исцелении души и тела.
   Инстинкт исцеляет тело. То есть любое лечение есть самолечение. Эту таинственную работу не могут заменить ни врач, ни лекарства. Они могут только помочь, поддержать, ободрить. Этот метод исцеления действует сам по себе, по собственному побуждению. Инстинктивное самоисцеление и есть восстановление. Больной и врач должны самым внимательным, самым желанным образом идти навстречу этому восстановлению. Что идёт ему на пользу? Отдых, покой, накопление сил, питание, воздух, тепло, хорошее настроение. И только потом остальное. И если больной умеет к себе прислушиваться, он скоро заметит, что инстинкт совершенно самостоятельно выбирает полезное ("мне хочется", "мне так хотелось бы", "мне было бы приятно") и чурается вредного ("неприятно", "неловко", "отвратительно"). Инстинкт хочет доверия. Чем самоувереннее он проявляет себя, чем послушнее ведёт себя больной, тем скорее наступит исцеление.
   А дух исцеляет душу. И здесь - исцеление есть самоисцеление; только не "снизу", а "сверху". Прежде всего - не брюзжать, не проклинать, не отчаиваться. Болезнь требует спокойной души, лёгкого настроения, уверенности. Ещё для неё потребуется некоторое время и пространство. Всё это ей по возможности следует предоставить. Что существенного она должна мне сказать? О моей жизни: что я не сумел хорошо её устроить; что я не ценю здоровье как дар Божий, что я сам должен расплачиваться за свою вину в том, что заболел; что здоровье уже само по себе - счастье и радость. Вообще о жизни: что она полна прекрасного, мимо которого я до сих пор слепо и равнодушно пробегал, что она предоставляет бесчисленнее возможности для любви, добра, самопожертвования и подвига, которым я, непонятно почему, дал пронестись мимо; что время спешит, и земной эпизод моей жизни отмерен; что я бездумно жил до сих пор, растрачивая великолепнейшие дары, и что завтра начну новую жизнь. Затем ещё о страданиях: что их нужно принимать как должное, что человечество непрестанно страдает и что предназначение страдания - дать понять человеку законы творения и волю Создателя, что вообще человек через страдания приходит к отрезвлению, просветлению, к совершенствованию, что самое важное в жизни - обрести через каждое страдание частицу истинной веры и истинной мудрости.
   И что дальше? Болезнь стала восстановлением, отдыхом, просветлением в жизни! А теперь вот и исцеление.
  
   БЕДНОСТЬ. Когда начинается, бедность? На земле нет бедности вообще? Существует двоякая бедность. Материальная - когда человек теряет работу и переживает трагедию, которая кажется ему трагедией лишнего существа на свете; когда уже не имеет силы его право на работу и на жизнь; когда он сам уже не нужен. Тогда человек беден, действительно беден, тогда это настоящая бедность.
   Наряду с ней существует и духовная бедность, это когда человек не может постичь, что есть верное и прекрасное "иное место", в которое он может поместить своё истинное "состояние", свой истинное "сокровище", когда он воспринимает речи об этом "ином месте" как глупость, с издёвкой отвергая их. Из-за этого сам человек делается как бы "лишним", бессмысленными становятся его жизнь и его достижения; и пока он не поймёт этого, сам он едва ли нужен. Он даже не подозревает, чего в действительности лишился и куда направляется. В этом случае человек снова беден, по-настоящему беден, но совсем в другом смысле. Вот это и есть настоящая бедность.
   Но самое печальное заключается в том, что люди второго вида бедности так часто проходят холодно и гордо мимо людей первого вида бедности. Отсюда и возникает безбожный, нехристианский порядок жизни. А в нём - беда и опасность сегодняшнего мира.
  
   ЖАЛОБЫ. РЮКЗАК. О, Властелин жизни моей! Чего только нам не приходится подобным образом нести по жизни! Нам всё кажется, что мы не можем этого лишиться: сначала мы должны всё это накопить, заработать, добыть, захватить; затем - сохранить, уберечь, застраховать, следить. Умный человек копит и всегда предусмотрителен. И никто из нас не хочет отставать от других. Частная собственность утверждается и сохраняется. Однако, как получается, что всё нажитое владеет нами, отягощает нас, становится нашим властелином и идолом?
   Что же нам делать с нашим "состоянием", чтобы оно не стало нашим властелином, а оставалось нашим действенным орудием? Нам поможет внутреннее преображение, и мы начнём борьбу за освобождение от внешнего мира - из себя?
  
   КНИЖНЫЙ ШКАФ. Моя жизнь всегда была связана с твоею... Там, внизу стояли сказки Андерсена и братьев Гримм, которые нам читала бабушка. Позднее появилась история. Плутарх, Аристид, Сократ... И думал при этом постоянно о моём собственном Отечестве. А здесь, на средних полках, стояли философы. Каким блаженством наполнял меня Лейбниц и его прекрасная мечта о "самом лучшем из миров"! Таков ли он в действительности? Как я воздавал вместе с Кантом его прекрасную молитву долгу: "Долг, ты возвышенное, великое имя!" Ты стал для меня хранителем моего детского духовного очага. С какою добротою и щедростью ты предлагал каждому свои сокровища.
  
   ОБИЖЕННЫЕ. Ах, какие мы чувствительные, как чутки, когда, когда это касается нашего, личного! Сердца людские инстинктивно тщеславны. Круг их признания, их действенности, их компетенции кажется им слишком малым; их самолюбие, их самооценка, их честолюбие, их тщеславие требуют большего. Чувствуешь себя недооценённым. Есть бесконечно много ступеней и оттенков: от алчности до полного самообладания, от острейшей раздражительности до просветлённого и мягкого спокойствия. Есть люди с открытыми ранами на теле. И с открытыми ранами в душе. Эти люди больны изначальной обидчивостью, и с ними надо обходиться бережно. О, совсем не легко идти по жизни одиноким, непонятым человеком, обиженным, непощажённым, нелюбимым и беспомощным!
  
   ОДАРЁННЫЙ. Повышенное бремя требований. Ещё ребёнком одарённого мучают, гоняют, травят, треплют. Затем из него должно получиться нечто "особенное". На него направлены все глаза.
  
   НЕПОЛНОЦЕННЫЙ. Мучительно для человека, да почти невыносимо, идти по жизни с чувством собственного ничтожества или просто неполноценности. Он ищет компенсации - то в фантазиях, то в тщеславном хвастовстве, то в медленно вынашиваемой мести... Перед Богом все мы неполноценны.
  
   КРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Прекрасно ли быть красивой? Будучи совсем молодой, по-детски любуешься своей красотой. С удовольствием смотришься в зеркало. Но позже, когда сделаешься подлинно красивой, эта радость исчезает ... из-за отношения других. Женщине, считающейся красавицей, стоит только войти - как сразу же начинаются мнения и пересуды. Мужчины смотрят сладострастно, дамы - критически или даже саркастически. Красавица не должна быть красивой, чтобы не ранить других. Её красоту ей просто не прощают. Но я ещё не сказала о настоящем несчастье. Для большинства людей красота женщины исчерпывается её внешностью. Ей не нужно быть умной, тонкой, образованной. С духовностью она тоже может не иметь ничего общего. Всё это излишне. Лишь бесчувственные, ветреные женщины или глупые и злые умеют бесцеремонно наслаждаться своей красотой. Одиночество красивой женщины нередко. Душа осознаёт внешнюю красоту своего тела и следует в одиночестве внутренней, духовной красоты.
  
   НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Откуда вы знаете, что любят только красавиц? Что быть красивой легко и весело? Что красота и счастье идут рука об руку? Совсем не нужно быть красивой для того, чтобы заслужить любовь и иметь право наслаждаться счастьем. Да, мужчины легко влюбляются в красивых женщин. Однако влюблённость ещё далеко не любовь и не счастье; она - скорее опьянение и судорога, часто болезнь, порой катастрофа. И счастье даёт лишь тогда, когда с самого начала несёт в себе священное зёрнышко духовной любви и тем самым обладает способностью углубиться и созреть до любви. Предрассудок, что определение красоты можно свести к правильности черт, форм и красок; напротив - всё оживляет именно душа; всё решает именно живое выражение; именно внутренняя красота делает внешнюю гармоничность истинной красотой! И эта внутренняя красота имеет тайную власть, которая превращает неправильные черты в пленительные, изменяет и освещает их. Каждый человек получает своё лицо и своё тело не как нечто окончательное, а как предварительно данный материал, пластическая обработка и формирование которого предоставляется, доверяется, поручается душе. Он должен жить в своём теле и творить его; а то, что он переживает в душе, непосредственно и неизбежно запечатлевается в его теле и в чертах его лица. Что внутри - то и снаружи. Внутреннее уродство искажает самое красивое лицо; внутренняя красота освещает и облагораживает самые неудачные черты так, что они становятся незаметными. Внутренняя гармония, доброта, достоинство, идейное богатство, сила характера, любящее сердце и весёлый нрав - если всё это лучится из очей, одушевляет лицо, управляет движениями, кто видит тогда недостаток внешней красоты? Тогда дух властвует над телом. Каждая некрасивая женщина может и должна стать красивой. Но - изнутри.
  
   ШУМ. Природа никогда не создаёт шума. Она учит человека величию в тишине. Где нет тишины, там нет покоя; где шумит ничтожное, там смолкает вечное; где суетится чёрт, там не услышишь пения ангелов. Сад Божий цветёт в тишине.
  
   ЛЮБОПЫТСТВО. Напряжённо всматривается и вслушивается любопытный в мир: не промелькнёт ли там что-нибудь новое. Что-нибудь неизвестное, неиспытанное, неслыханное. Иначе грозит скука. Любопытство ненасытно. Тому, кто воспринимает жизнь всерьёз, чужое любопытство обременительно, а собственное - несносно. Великое и Существенное, Святое и Божественное - это древнее и вечное, но всегда новое и благодатное для видящего. Любопытство - источник поверхностности, опошления жизни, безбожия. Подобно плохой тропе, оно незаметно ведёт человека в пагубное болото.
  
   НЕНАВИСТЬ. Ненависть - это душевная болезнь, несчастье для самого ненавидящего и его окружения. Эта болезнь состоит в том, что сердце человека, т.е. чувствительный центр его личной жизни, упорствует в отрицании, высыхает и каменеет в нём. При этом всё в личности перерождается - её мысли, её воображение, её интересы, её оценки, шутки, смех, речь и даже почерк; и, конечно, стремления, намерения, образ действий. Всё пропитано ненавистью и опирается на неё.
   Человек счастлив лишь тогда, когда он отдаётся любви. Ненависть же делает это счастье невозможным. Застой царит в его душе; тяжёлая, напряжённая, насыщенная злобой атмосфера. Ненавистник болен своим ненавистным врагом, кто бы он ни был - соперник, социальный класс, другой народ или целый мир. Ненавистник несёт в себе самом своё проклятие и свою судьбу, служа разрушению и социальному разобщению. Сегодня мир болен ненавистью.
  
   ПРОДАЖНОСТЬ. Чиновники. Каждому из вас доверена служба, где вы должны поступать согласно законам и рабочему распорядку. Каждый из вас является тем, кто должен регулировать отдельные явления жизни. И тут вы открываете свою лавочку. Вы продаёте то, что вам не принадлежит. Дело вашей службы не ваше личное дело. Оно называется "государственными полномочиями для соблюдения общественного блага". Не пойман - не вор. В течение многих поколений ваш народ накапливал духовный капитал обоюдного доверия и уважения к государству и государственной службе. Вы разбазариваете этот духовный капитал и подрываете тем самым политическую субстанцию своего народа. Недостойные сами, способствуете исчезновению достоинства и из вашей службы; бесчестные сами, вы бесчестите свой народ и государство. Вы заботитесь о вашей семье и лишаете своих детей и весь народ благороднейшего единения, необходимого каждому народу в его истории: единения верности и доверия. Вы бабочки-однодневки по призванию? Создания, не имеющие никакого представления о том, что есть Отечество, что честно и что социально.
  
   КАРЬЕРИСТ. Вся жизнь состоит из стремлений; и кто ничего не желает и ни к чему не стремится, тот не относится к живущим, возможно, он ещё не пробудился к жизни, возможно, он уже отжил своё. Истинный карьерист живёт собой и своим жизненным успехом. Остальное для него - только средство и инструмент, только беговая дорожка и трамплин.
  
   СНОБ. Его легко узнать по чувству собственного превосходства, переполняющему его. Лёгкий сноб комичен. Он ухаживает за своей внешностью: костюмом, руками, причёской, манерами. Он занимается вечным кокетством с самим собою - зеркальным отражением своего "я". Аффектированно и искусственно он вышагивает по жизни, пустой сам по себе и смешной для окружающих. В остальном он мало уважаем и довольно безвреден. Тяжёлый сноб вреден. Он хочет судить, решительно вмешиваться в жизнь с ужасающим апломбом. Он выступает с непомерной самоуверенностью и заносчивостью. Он разбирается в политике, моде, истории, искусстве, садоводстве, гомеопатии. Даже поваренное искусство доисторических времён и жизнеописания знаменитейших мошенников мира в сфере его специальных знаний. В действительности же его знания несущественны и мелки, бездуховны и обесценены.
   Сноб - духовная видимость существования. И атмосфера, которую он создаёт вокруг себя, - снобизм - тщеславна и вредна.
  
   МУЖСКОЕ ОБЩЕСТВО. Стоит нам, мужчинам, остаться в своём кругу, как уровень нашего общения начинает колебаться и снижаться. Отсутствие дам ослабляет внимание к требованиям хорошего тона, а упоение вином устраняет торможение. Часто люди "вместе" делают такое, чего бы не сделал никто из них в одиночку. Там, где есть дух и творческая сила, мужское общество находит гораздо более удачную форму отдыха. Чем больше социальная группа, тем примитивнее её уровень, только великим людям дано не подчиняться этому закону. "Каждый, в отдельности взятый, довольно умён и понятлив; взятые в массе своей являют лишь тупость одну". Затем пробьёт поздний час, и коллективный "дурак" опять разлагается на "умные индивидуальности". Потому что на свете не существует вечных мужских обществ.
  
   ОПАСНОСТИ. МАТЕРИАЛИСТ. Он становится им сначала по природе, а затем из-за недостаточной заботы о своём духовном и умственном опыте. Бывают люди как бы прилепившиеся к своему собственному телу и к своим чувственным ощущениям. Реальностью для них предстаёт то, что являют им зрение, слух, обоняние, осязание и вкус, на остальное они не обращают внимания. Они ужасающе мало знают о том, что такое сердце и совесть, их не мучит чувство ответственности. Они не могут представить себе, что такое религия и вера.
  
   БЕЗБОЖИЕ. Необходимо заботиться о своей душе и очищать её. Этот опыт начинается с любви. Любовь должна быть истинною, задушевною и искреннею. Эта любовь должна иметь дело с качеством и совершенством; во всём - в природе и искусстве, в отношениях человека с человеком, в науке, в социальном строе. Там, где скрещиваются любовь и качество, где любовь к совершенству становится пламенем, там начинается религиозный опыт, там человек находится в луче Господнем. Не хотите этого, тогда идите своей дорогой, но будьте корректны и не судите о том, что вам не по силам.
  
   ЗАВИСТЬ. Пока люди живут на земле, они должны ладить, находить дорогу друг к другу, объединяться, помогать один другому. Иначе земля разверзнется под ними, и небо расколется над их головой. Но зависть - сильнейшее средство развала. Для того чтобы ладить, людям надо прощать друг другу свою непохожесть, свои преимущества, своё первенство. Соревнование как внутренняя побудительная причина - явление здоровое, созидательное, братское. "Да здравствует качество"! Зависть как внутренняя побудительная причина - болезненна, разрушительна, враждебна. В зависти дремлет инстинкт убийства и разрушения. Она ненасытна. Жестокий завистник - зложелатель: он обижается на человека за чужое счастье; его задевает всякий чужой успех, любое положительное качество в другом мучит его, как рана на сердце. В вечной борьбе он изводит себя самого и своего противника. Где же спасение и утешение? В искусстве не завидовать. Поднимайся вверх, не сталкивая другого.
  
   САМОМНЕНИЕ. Оно имело место во все времена. Эпоха всё опошляющей популяризации, эпоха полунауки и полуобразованности вызвала к жизни этот тип человека. Он воображает, что умён и рассудителен, что всё понимает, что всё может. Он безмерно переоценил свои возможности. Он неверно очертил свои пределы. Мания величия точит его нутро. Кара следует за ним по пятам.
  
   КОЛЛЕКТИВНАЯ МЕЧТА. Тысячелетиями в трудах и муках несём мы возложенное на нас бремя жизни. Бессознательное в человеке страшится безотрадности и мечтает о радости. Оно живёт в своих неясных мечтаниях и доверчиво слушает туманные сказки о счастье.
   Гражданская война. Пробуждаются наихудшие страсти, объявляется забытая неприязнь и стремится излиться наружу. Это - время всеобщего предательства и грубого сведения счётов. Время всеобщей потери нравственности. Законы молчат или непрестанно меняются. Правовое сознание не успевает за ними и сдаётся. Уголовники открыто выступают и беспрепятственно бесчинствуют. Это время малого и большого авантюризма. Честолюбивые и алчущие власти, совершенно лишённые корней, деморализованные, они делают из гражданской войны профессию; бедность собственного народа им ни о чём не говорит; всеобщую разруху страны они не замечают; разрушение национальной культуры им безразлично. Это безродные карьеристы, которые привыкают купаться в крови и которым всё равно, где добывать деньги. Страна, в которой идёт гражданская война, снедается, как от налёта саранчи, и разрушается, как от землетрясения. Вряд ли существует большее злодейство против своего Отечества, чем развязывание гражданской войны. Существуют три упреждающие задачи: нельзя допускать, чтобы в народе накапливалась социальная ненависть; нельзя, чтобы она перерастала в отчаяние; нельзя, чтобы отчаяние приводило к развязыванию гражданской войны.
  
   БЕСЧЕСТИЕ. Четыре ступени отмечены ходом бесчестия. Начинается оно с простенького бесчестного деяния. Это время искушения. Проступок может совершить каждый. Но он скатится на вторую ступень, если попытается оправдать совершённое им бесчестное деяние. Сознательное, принципиально одобренное бесчестие характерно для третьей ступени. Человек уже так привыкает к своему бесчестию, что считает его единственно верным состоянием души. Честь кажется ему чем-то неважным. Вполне логично скатываешься с третьей ступени на четвёртую. Раз честь - вредная помеха, нелепое препятствие, её надо преодолеть и устранить. Для бесчестного человек чести - всегда бельмо на глазу: многозначительный, презирающий, живой упрёк, которого надо сломить. Зияющая расщелина образовалась в современном мире.
  
   НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ. Что же она такое, всё ещё не ясно. Каждый хочет, чтобы с ним обошлись справедливо. Проблема искажается страстями и окутывается предрассудками. Люди не равны ни телом, ни душою, ни духом. Они родятся существами различного пола, с различным здоровьем и силой, с совершенно различными предрасположенностями, дарами, инстинктами и желаниями, они творят неравноценное, принадлежат к различному духовному уровню, и с ними (в силу справедливости) надо обходиться различно. Справедливость вовсе не означает равенства. Беречь ребёнка, помогать слабому, снисходить к уставшему, ухаживать за больным; проявлять больше строгости к безвольному, больше доверия честному, больше осторожности к болтуну, с одарённого справедливо взыскивать больше, герою подобают почести. Справедливость поэтому - искусство неравенства и присуща лишь благородным душам. Она проистекает от доброго сердца, живой наблюдательности; у неё обострённое чувство реальности; она отвергает механический метод; она интуитивна и созерцательна; она хочет вчувствоваться, индивидуально подойти к каждому случаю. В ней есть нечто художественное; она старается уловить в человеке его сущее, его своеобразие и соответственно этому обходиться с ним. Она делает человека деликатным, социальным, настраивает его на меру, располагает к состраданию. Справедливость родственна такту, чувство ответственности ей ближе всего. Самое важное в жизни - всеобщая уверенность, что её искренно хотят и честно ищут. Если это так, тогда несправедливость переносится легче.
  
   ОТОРВАННОСТЬ ОТ КОРНЕЙ. Его народ - огромный живой поток, в котором течёт и жизнь его рода. Он дышит вместе со своим народом, и его собственное дыхание гарантирует жизнь его народа. Не целесообразна ли связанность с землёй и не угодна ли она Богу? Не первая ли культура - земельная? Там, где приходит в упадок земельная культура, гибнет всякая материальная и духовная жизнь, прекращается всяческое созидание, и всякая культура оказывается мнимой. Отрыв от корней - большая опасность в современном мире: потерявшая корни жизнь становится противоестественной; лишённая корней душа - безбожной. Затем наступает развязка: человечество разрушается. Ибо без Бога человеку не удаётся ничто на земле.
  
   ПРОБЛЕМЫ ХАРАКТЕРА. УЛЫБКА. Улыбка не так уж проста и не всегда говорит о счастье. Существуют бесчисленные разновидности улыбки. Стоит принять во внимание, что преобладает в улыбке - собственное здоровье или доброжелательность к другому. "Я-улыбка" самодовольна, бессердечна и несимпатична. Она может быть заносчивой и высокомерной, насмешливой и язвительной, презрительной, разочарованной, обиженной и т.д. "Улыбка тебе" - улыбка сердечной симпатии во всех своих оттенках, от наивно-чувственного желания до жертвенной, духовной любви. Бывает улыбка целомудренной скромности и улыбка бесстыдной навязчивости. Бывает улыбка дразнящего кокетства и улыбка святой тайны. Бывает улыбка блаженного просветления и улыбка счастливой матери. Неискренняя улыбка - всегда фальшива и отвратительна. Настоящая улыбка должна быть полноценной - внешне, светясь на лице, и внутри - лучась от души. Ясность и искренность образуют её душевное благоухание. Такая улыбка может стать орудием Бога на земле.
  
   ЛЕГКОМЫСЛИЕ. Не дар ли оно богов, которые порою сочувствуют нашей тоске? Безобидный и радостный порыв в танце жизни или ветреность неполноценного человека? Легкомыслие - род свободы, получаемой путём душевного стряхивания бремени; свободы, достигнутой не силой, покорением и властью, а отсутствием проблем. Ему грезится, что он свободен от ответственности. Ответственность - бремя. Бремя унаследованного прошлого, которое надо достойно нести и творчески передать будущему. Легкомыслие свободно и от высочайшего смысла жизни. Раздумывать о смыслах и символах бытия оно предоставляет философам. Легкомыслие - дитя простодушной радости и не хочет грустить.
  
   СЛОВООХОТЛИВЫЙ. Каждый человек цветёт по-своему. Словоохотливый - великий расточитель; но расточает только слова, в которые вкладывает ужасающе мало одухотворённого смысла. Молчание для него неприятно, чаще невыносимо. Паузы в беседе он ощущает как нечто неприятное, и никогда не может постичь того, что полные значения, насыщенные содержанием паузы могут дать человеческому общению отраду и благодать.
  
   МОЛЧАЛИВЫЙ. У слова свои болезни, и наиболее опасная в том, что слово, лёгкое, случайно рождённое, ничем не сдерживаемое, ничем не связанное, ослепительное и забавное, обманчивое и ненадёжное, бесчинствует среди людей. Такие слова пусты и мертвы; им несвойственно истинное значение; ни одно сердце они не заставят забиться; никакого действия они не вызовут; в целом - это духовный ублюдок, смутное призрачное существование. Религия, искусство, наука, политика - всё вырождается, когда смерч духовного разложения поднимает в огромном множестве такие слова. Пусть говорит только тот, кто умеет и молчать. Потому что молчание исцеляет слово. Он внемлет и молчит. Но слова не пропадают, а спускаются на дно. В душе молчаливого есть внутренние пространства, тихие покои, куда он помещает свои сокровища; надёжные тайники, где ничто не пропадает бесследно; таинственные колбы, где медленно бродит, оседает и отстаивается в тиши вино мысли. Этот процесс он не пытается искусственно ускорить. Это должно происходить само по себе. Из сердца исходят лучи света: они должны пронизать каждую колбу и прокалить её. Мысль должна сформироваться, стать образной; это требует воображения и фантазии.
   Если мысль должна действительно родиться, она должна зреть в тишине, пока не потребует слова. Это уже мысль, но ещё не слово; но оно станет словом, оставаясь мыслью сердца, воплощением чувств, идеей воли. Тогда и только тогда оно станет истинным словом, которое приходит в мир как реальность внутреннего: лишь высказанное, но уже деяние; простое, но насыщенное смыслом настолько, что может стать роковым; не существующее само по себе, но проявляющее невидимую, возможно, божественную власть. Поэтому такие слова светят и зажигают; поэтому их долго и с благоговением повторяют.
  
   ХИТРЕЦ. Все люди хитры, за исключением, может быть, душ наивно-чистосердечных и детски невинных. Наша хитрость происходит из инстинкта, чувства самосохранения. Он презирает открытых сердцем и прямых, считая их простофилями. Когда умный человек прибегает к хитрости, у него возникает чувство, что он деградирует, действует мелочно, малодушно, низко и изменяет истинному пути. Хитрость - замена ума у маленьких и глупых людей. Он хочет выгоды, успеха в жизни, прибыли; и в его интересы не входит различать между плохими и хорошими средствами, для этого у него нет времени. Хорошо для него то, что целесообразно. Он охотно приемлет чёрные ходы. Главное для него - сделка, и не в одной торговле, а вообще в жизни. И чем старше становится он, тем пронырливее и лукавее становится его душа. И Божественное исчезает из жизни, потому что там, где так много хитрости и коварства, царит иная стихия.
  
   УМНЫЙ. Не следует смешивать ум и образованность. Что такое разум? Как думает умный? Он думает творчески. Разум есть созидательная энергия, энергия понимания. В разуме заключён особый порыв: порыв - овладеть методом понимания. В мышлении расцветает и его воображение. Мышление постепенно становится главным органом его жизни. Его мышление - это власть; то, что он придумал и понял, он подчинил себе, творчески обработал и включил в своё "царство". Таков истинный мыслитель: умница по преимуществу призванный овладеть широким полем земной деятельности или небесных идей. Умный - это умный человек в целом: у него умное сердце, умная воля, умная фантазия. Его разум становится мудростью.
  
   ОДИНОЧЕСТВО. По своему основополагающему принципу существования ты, как все люди, одинок в мире; ты должен понять это одиночество, принять его, подружиться с ним и духовно преодолеть его; оно ведь останется с тобою до конца дней твоих, но твой характер обретёт благодаря ему силу, достоинство и доброту. Одиноким приходит человек в эту жизнь; одиноким покидает он этот мир с последним вздохом. Он остаётся отшельником, заключённым в камеру своего тела. Того, что он за всю свою жизнь в этой камере ощущает, воспринимает, чувствует, чего жаждет, о чём думает, - никто не сможет пережить так, как он; всё, что он в своём одиночестве избирает, решает, исполняет, осуществляет, переживает и выносит в бессоннице, в болезни, в заботах, в неудаче, в отчаянии, - знает он один. Всякое значительное событие в жизни, от первой любви до смерти своих родителей, всякое важное решение, всякая возлагаемая на него ответственность, всякая великая боль и скорбь дают ему ощутить своё одиночество. Это пожизненное одиночество - тяжкое бремя. Но оно одновременно и великое благо.
   Когда человек осознаёт своё одиночество, он вопрошает: "Кто поможет мне?" И ответ гласит: "Я сам должен помочь себе"... И заложен первый камень характера. А ещё ответ гласит: "Господь поможет мне тем вернее, чем преданнее Ему буду я"... И заложен основополагающий камень живой веры. В одиночестве человек находит самого себя, силу своего характера и святой источник жизни.
   Когда же человек постигает чужое одиночество, а именно то, что каждый существует, замкнувшись в себе, и пока не постиг бремени и блага одиночества, это - сострадание и любовь, которые овладевают им: сострадание к слабому, любовь к сильному. И как раз тут - зарождение духовной любви, братства и истинного единения чувств.
   Нам не дано избавиться от одиночества. Но все мы призваны достойно и с верою каждый нести своё одиночество и, любя и помогая, делать чужое одиночество сносным, достойным и духовным.
   В этом утешение... Так и только так сможем мы преодолеть одиночество, мы, одинокие дети человеческие, взирая ввысь и с любовью помогая друг другу.
  
   ОБ ИСКУССТВЕ ЖИЗНИ. ПОДАРОК. Дарить - это искусство; и дар имеет скрытый смысл и говорит на тайном языке. Чего хочет дарящий? Он стучится в дверь - можно ли войти? Он стучится в дверь любви. А получающий подарок, каково ему? Ему ведь нельзя отказаться от подарка, это было бы оскорблением. Однако иногда всё же приходится это делать: бывают ложные подарки, которыми хотят подкупить или скомпрометировать; бывают высокомерные подарки, которые выступают символом завоевания и власти; бывают подарки оскорбительные, унижающие, вызывающие. Кто принимает эти дары, приносимые с недобрыми намерениями, тот лицемерит с самим собою, тот наносит урон собственному достоинству и участвует в фальшивом замысле злого дарителя.
   Твой подарок должен сам говорить за тебя. Он должен принять в себя твою тайну и незаметно раскрыть её.
  
   СВЕТСКАЯ БОЛТОВНЯ. Болтать могут все. Говорить умеют лишь немногие. Занимаются светской болтовнёй - некоторые. Остальные разговаривают.
   Светская болтовня есть нечто лёгкое, естественное, приятное. Она возникает без особых стараний и усилий, ни для кого из собеседников не утомительна или не неприятна. Никаких дискуссий, никаких споров. Поэтому для болтовни совсем не годятся мыслители, педанты, всезнайки, ханжи, а также слишком самовлюблённые, которые умеют говорить только о себе. Светской болтовне свойственно легкомыслие. У того, кто владеет этим искусством, нужные слова текут как бы сами собой: беззаботно, непосредственно, нередко в кажущемся самозабвении или наивности. Мастера светской болтовни следуют своим внезапным, случайным мыслям; эти случайные мысли всегда к месту, всем понятны, никого не задевают, всегда занимательны, увлекательны, забавны и со вкусом преподнесены. Светская болтовня подобна игре. Должно отдавать радостью, радостью начинаться и радостью заканчиваться. Тогда всё идёт как надо! И какой мелкой, какой плоской становится часто наша жизнь - такой незаметной, такой самой по себе!..
  
   ОПОЗДАНИЕ. Ах, это время - никогда с ним не справиться! Оно выкидывает с нами скверные шутки. Оно непредсказуемо: то его в избытке, то опять страшно в обрез. И не знаешь, как это происходит. Так жалуется на свои горести бедолага, не научившийся искусству управлять временем.
   Нет, время не играет с ним никаких шуток. Его ход прекрасно устроен: соразмерно, спокойно, легко. Свободно и благосклонно оно раскрывает нам своё пространство и длительность. Мы должны лишь правильно заполнить его. Не давать ему протекать впустую. Иначе наступит скука. Не расточать! Иначе наступит гонка. Не заполнять сверх меры! Иначе мы обречены на опоздание.
  
   ПРАВО НА ГЛУПОСТЬ. Глупость ведёт себя мелко, близоруко, самоуверенно, претенциозно; она воздействует вредно, опустошающе. Кто сможет ему помешать, когда он по-дурацки вложит свои сбережения, когда он по-дурацки снимет жилище, когда он по-дурацки оденется и бормочет свои дурацкие суждения? Глупость остаётся - её не выполоть, не искоренить. Её надо терпеть, пока она касается личной жизни дурака. Ведь у умного есть дела поважнее.
   Кто из нас не делал в жизни глупостей и не терпел дурацкого краха? В абсолютной глупости дремал мудрый совет, который пришёл к нам задним числом. Истинное научение даётся страданиями из-за собственных ошибок. Никто не становится умным, не пострадав; никого не научишь на чужом опыте. Право на глупость - это право на то, чтобы потом сделаться умным.
  
   ПОРИЦАНИЕ. Упрёк. Устоять перед ним - сила характера; творчески использовать его - искусство жить. Ясно, что нам бывает не легко его вынести. "Я хотел как лучше, преодолел все трудности, сделал всё, что в моих силах, а теперь мне говорят: плохо! Эти брюзги! Они меня унижают. Они парализуют мой жизненный взлёт! Они сдерживают мои творческие силы. Они хоронят мою уверенность в себе. Мне что - отчаяться и отказаться? Или - как мне стряхнуть позорную тягость этого порицания?" Бесчисленные завистники, придиры и привередники бегают вокруг и изливают желчь; и кто не устоит пред этой желчью, тот начинает им подражать. Кто искренне хочет добра, того не сможет сбить с ног или выбить из колеи никакая придирчивость, никакое критиканство. То, что я действительно хотел, знаю лишь я один и Господь надо мною; то, что мне удалось, пусть критикуют. Нет критики, которая отняла бы у меня моё доверие к себе, мой жизненный полёт, чтобы я отчаялся и отказался. Чтобы ещё более усилить это спокойное равновесие, рекомендуется рвать духовную пуповину, связывающую меня с моим трудом, но не ранее, чем труд окончательно завершится; и тогда, после завершения его, радикально отсечь её: не задерживаясь более на нём, удалиться, чтобы этот труд как нечто законченное и преодолённое воспринимался через моё прошлое, о котором сужу я сам как господин и мастер. Тогда критики задевают не меня, а лишь мою тень, лишь моё прошлое, в то время как я сам живу уже в будущем, в моих новых замыслах. Я понимаю, что даже мои "лучшие намерения" не спасают меня от несовершенства. Только не обижаться! Оставаться спокойным! Спокойствие даёт свободу взгляда.
  
   ИСКУССТВО ПОХВАЛЫ. Самое лёгкое - порицание, а именно необъективное, страстное, безмерное порицание. Самое трудное - похвала. Деяние говорит само за себя; "труд хвалит мастера". Объективная похвала исходит как бы из самого деяния.
  
   ПРОТИВНИК. С детства ношу я в сердце негативные аффекты - сердечные раны, которые возникали из неотомщённых обид, из несправедливых наказаний, из обременительных запретов и унижений и остались неудовлетворёнными. Что с ними делать? Они связаны с противником, ему приписываются, в нём объективируются. Он нужен мне для того, чтобы "объяснить" многие мои неудачи и ошибки. Он нужен мне как трамплин в состязании. Без него я, возможно, заснул бы; лежал бы я, вялый и рыхлый, профессиональный лентяй. Я имею в нём живое мерило своих задач и достижений. Он служит мне зеркалом. Своеобразным зеркалом: мои недостатки преувеличены, мои хорошие стороны сильно преуменьшены. Путём созерцания моего отражённого в нём искажённого образа я приобретаю силу характера и самопознание.
  
   ИСКУССТВО СПОРА. Прекрасно присутствовать при удачном и солидном споре. Потому что в таком споре объективная гармония господствует над чисто личной дисгармонией и духовное единство празднует победу над человеческой разобщённостью. Как бы ни велики были разногласия и напряжённость противоречий - стремление к истине и искусство объективности преодолевают всё и объединяют противников, которые оказываются подлинными сыновьями истины и настоящими братьями объективности. По-человечески хотеть быть всезнайкой, всегда быть правым и отдавать должное тому, что с этим связано: тщеславию, честолюбию, стремлению к власти, страху перед возможностью опозориться. Кто хочет настоящего спора, должен пробиться через эти дебри. Настоящий спор требует спокойствия.
  
   ТАКТ. Жизнь - искусство, а всякое искусство призвано создавать гармонию. Существует и социальная гармония; искусство подготовить её, создать и сохранить называется "тактом". Но что такое такт, не знает никто. Ибо тот, кто им обладает, пользуется им почти бессознательно, интуитивно, творчески; а у кого его нет, тот живёт, как будто этого и вовсе нет. Бестактный от природы не поймёт и проблемы такта. Человек сразу становится бестактным, если он внимателен лишь к себе и оставляет без внимания чужую душу. Так, однако, поступают многие - отчасти от душевной грубости, которая вовсе не воспринимает сложное и тонкое, отчасти от высокомерия и самодовольства или от жёсткой негибкости характера, делающей невозможным какое бы то ни было вчувствование в чужую жизнь. Неудача следует по пятам бестактного - в дружбе, в работе, в личной жизни, общественных делах.
   Такт является ценным искусством для правильного понимания других - и друга, и врага; избегать ненужных уколов; не разжигать вредных страстей, а успокаивать их. Он владеет любой ситуацией, в том числе неприятной и запутанной. Он вносит посредничество, меру и вкус. Не заложено ли в нём нечто "божественное"?
  
   ЮМОР. Есть люди, которые владеют прекрасным искусством: они умеют в любой ситуации - сколь бы трудной, запутанной или безнадёжной они ни была - отыскать присущий ей издревле комизм, задержаться на нём и наслаждаться им. Мы же часто вовсе не замечаем, что многое вокруг нас как бы несёт в себе скрытый "источник смеха". Если внутренний комизм проявляется неожиданно, смех просто одолевает нас. Искусство юмора в том, чтобы заставить себя улыбаться в своих страданиях. О, эта драгоценная улыбка отступающей боли, этот первый шаг к своей победе. Улыбка вырывает меня из моих страданий. Я наслаждаюсь утешением юмора. А глубину моей боли другим знать не надо.
  
   НАСТАВЛЕНИЯ. ДЕЛОВИТОСТЬ. В каждой работе, в каждом деянии имеется большое, идейно-направляющее "для чего?". Это высшее и последнее предназначение наших усилий; прекрасная и святая цель нашей жизни. Ведь все мы - от подметальщика улиц до высшего чиновника, от фабриканта до учёного - не машины проклятого долга, не рабы или галерные арестанты, не равнодушные подёнщики мира, не трутни Божии. Мы призваны смотреть в суть своей работы, думать о живом и творческом смысле своего труда. Все мы служим делу - главному в нашей жизни, и призваны привязаться к нему, никогда не забывать об этом. И тот, кто так работает, тот привносит в свой труд истинную деловитость. Где бы я ни находился - я служу. Не просто "хозяину", не просто "начальству". А гораздо более важному: я служу великому делу Господа на земле.
   Итак - прежде всего сознание! Где и как моя профессия включается в великое дело - совести, веры, права, моего народа, моего Отечества? И далее: как мне ему лучше всего служить? Не так, чтобы я механически крутил шарманку своей повседневной работы, но чтобы я самым наилучшим образом способствовал делу. Чтобы вечером я чувствовал: сегодня благодаря мне стало немного лучше на белом свете, и завтра пусть будет также и каждый последующий день. Строгое исполнение служебных обязанностей остаётся тем же, но оно становится добрым и справедливым. Утверждается верность долгу, однако она исходит уже из сердца и теряет налёт обязанности. И деловая смётка начинает прислушиваться к совести и правовому сознанию.
   Ибо дело - главное дело, одновременно живо и священно. Оно требует от нас, чтобы мы не только выполняли "обязательное", но чтобы мы созерцали, любили и служили. Оно хочет, чтобы мы почаще обращали свои взоры вверх, к Богу, и следовали Божественному на земле.
  
   ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. "А если этого никто не увидит? И никто ничего не узнает?" Тогда тем более. Потому что тогда ты совсем один; ты должен сам решать и сам нести ответственность. Как пробудить в ребёнке чувство ответственности, чтобы оно никогда не исчезло? Ведь в противном случае придётся нам, родителям и воспитателям, отвечать за безответственность грядущего поколения...
   Мир вокруг нас есть одно огромное единство, где всё взаимно связано. Мы все вплетены в великую и прекрасную ткань мира, чтобы сделать этот мир и нас самих ещё прекраснее и совершеннее. Прекрасны дела земные, где всё связано живою связью и где каждое деяние и каждое недеяние незаметно сказывается на всём остальном. Мы все едины - мы поддерживаем друг друга, мы вместе стоим и вместе падаем. Вытяни нитку из своей кофты и посмотри - ты повредил всю ткань. Каждого из нас можно сравнить с крупицей радия, которая непрестанно посылает излучения во внешний мир. Этим мы можем отравить и погубить воздух общечеловеческой жизни или очистить и оздоровить его, в зависимости от того, какие излучения мы посылаем: злые или добрые. Здесь каждому из нас приходится выбирать: продумать, взвесить всё и решить. Кем ты хочешь стать: отравителем и вредителем или праведным и надёжным человеком? Будешь ты разрушать или строить? Разбойничать или служить? Ненавидеть или любить? Соответственно ты должен подготовить свою душу, свою волю, своё сердце, свои мысли. Что ты выбираешь и что делаешь в душе, то будешь претворять и вовне. Твоё сердце проявится в твоих поступках. Ты держишь ответ перед Господом на небесах и перед людьми на земле.
   Все добрые, которые умеют любить, которые созидают и служат, совершенно особо относятся друг к другу: они узнают друг друга легко и скоро, испытывают взаимное доверие и сообща делают своё дело. Они узнают друг друга по чувству большой ответственности.
  
   НЕТ И ДА. Без НЕТ в жизни нельзя. Злое, фальшивое, уродливое, неверное, несправедливое, низкое, мелкое должно натолкнуться на наше мужественное и твёрдое НЕТ. Никакое созидательное начало невозможно без внутренней цензуры. Современный мир более НЕТ. Созидательное, верующее, святое ДА даётся ему с трудом.
  
   ВЕРНОСТЬ. Что могут люди без верности? Ничего. Всеобщее взаимное предательство ведёт человечество к гибели. Великая идея - глубокие раздумья - долгие усилия - истинная верность - это единая цепь предпосылок, на которых зиждется всё творчески-великое как в жизни народа, так и в духе отдельного человека. Верность - редкий гость на земле. Потому что верность идёт изнутри и предполагает цельность души; но современный человек склонен к распылению, рефлексии, резонёрству, ко всеотрицающему критиканству. Если человек целен, он обладает одним-единственным духовным центром, который и определяет его жизнь; тогда он склонен к верности. Верный человек обладает глубиной характера. У верного человека ясное честное сердце. Верный человек обладает сильной, твёрдой волей. Верный человек есть духовная сила Бытия, непроизнесённая присяга и клятва. Возникая из внутренней силы, верность сама является источником силы. Она подкрепляется характером, достоинством и честью. Она - искра Божия, благословение Божие, она - истинное укрепление в Господе.
  
   МЕСТЬ. Какими гнусными, какими подлыми могут быть люди! Какие отвратительные последствия имеют похоть и ревность. Ты поклялся отомстить. На усмотрение человека предоставлено - мстить или не мстить; многие считают, что месть сладка. Увы, месть горька, это медленно действующий яд. Ты будешь непрестанно вынашивать месть и дышать мщением, яд неутолённой ненависти поразит твоё сердце и голову. Подлец сделался теперь твоим злым роком, змеёй, которая впрыскивает яд прямо в твою душу. Ему удалось покатить камень зла; если ты ответишь, расщелина будет всё увеличиваться, всё больше камней будет приведено в движение, пока не возникнет настоящая лавина зла. И если он подло поступил - неужели это причина для того, чтобы ты поступал по его примеру и уподобился ему? Если так будут поступать все, мир вскоре потонет в подлости, на нас обрушится поток ненависти. А мститель погибнет от своей собственной жажды мщения. Что бы с тобой ни случилось, никогда не думай о мщении. Если нужно - да, думай о борьбе, о победе, о наказании. Но никогда - о мщении. Находи в себе духовные силы, чтобы сохранить холодную голову. Надо устранить последствия злых деяний. Надо обезвредить злодея. Надо установить истину и справедливость. Но стремление к возмездию, к тому, чтобы он страдал, чтобы ему было плохо, чтобы он был унижен - не должно быть ни твоею заботою, ни твоею радостью. Оставь место для Всезнающего Судьи; не пытайся ничего вершить прежде Него.
  
   ПРОЩЕНИЕ. Я должен простить, считаете вы, чувствительные люди? Это не легко. Люди часто так неблагодарны, зложелательны, коварны! Мне не удаётся ответить на подлости личного врага христианскою любовью, я - не святой, и подобное "прощение" превышает мои силы. Если то, что я должен простить - грех, то прощение грехов - в Руке Господа; у меня на это нет полномочий. А если вы - христиане, то я напоминаю вам о том, что Христос далеко не всем прощал грехи и далеко не всем грешникам обещал прощение. Если же то, что я должен прощать, - нарушение закона или преступления, то здесь я тоже не компетентен. Мы, простые граждане государства, имеем лишь свои настроения и мнения. Вы хотите, чтобы такие злодеяния, как клевета, разбой, убийство, осквернение детей, торговля девушками, измена Родине и ... мы с размягчённым сердцем прощали? Ваша сентиментальная доктрина "всепрощения" - всего лишь нравственная попытка и моральное право. Кто не наказывает зло, тот поощряет его. Прощенье без предела равносильно предательству в великом деле.
  
   ПУТЕШЕСТВИЕ. Есть прекрасная даль, в которую все мы стремимся. Об этой прекрасной дали втайне мечтает наше сердце, когда мы говорим о путешествии. Ах, если бы нам только знать, где эта даль и как найти к ней верную дорогу! Такими лёгкими, такими обычными сделало для нас путешествия новое время. Равнодушно отправляемся мы в путешествие, безропотно даём себя возить. Чем скорее и приятнее, тем лучше. И воображается нам, что мы "освежёнными" и "отдохнувшими" вернулись в привычную круговерть мельницы жизни.
   Не стоит труда менять одно место на другое, если тащишь за собой душевный застой и спёртый воздух будней. Путешествовать значит странствовать, меняться, становиться другим. Жизнь даётся лишь живому. Кто не светит сам, для того нет и света.
   Есть прекрасная даль, в которую все мы стремимся. Однако эта даль не так уж и далека: она начинается в нас самих. У кого нет её внутри, тот не найдёт её и вовне. У кого внутри есть эта прекрасная даль, тот непременно возьмёт её с собой в путешествие. И вот путешествие свершилось, а путешественник счастлив и утешен. Так путешествие становится изменением и превращением, духовным обновлением. Нам открывается возможность иного, желание иного и разрешение иного. Путешествие становится "возвращением в родной дом", проникновением в собственные, свободные глубины, странствием, паломничеством; и мир расцвечивается перед нами тысячами прекрасных образов.
   Есть прекрасная даль, и её мы должны достичь в нас самих. Тогда мы достигнем её и в мире земном, и в мире ином: ведь однажды все мы отправимся в вечное путешествие. И мы должны подготовиться к этому последнему путешествию, как к возвращению в родной дом, в прекрасную даль...
  
   ИСТИННАЯ ЛЮБОВЬ. Никому не ведомо, как возникает любовь между мужчиной и женщиной, откуда она приходит и что приносит с собой... Но однажды она приходит.
   Флирт - любовная игра, времяпрепровождение, мимолётное стрекотание двух безответственных стрекоз... Далёкое от любви!
   Если приходит настоящая любовь, человек теряет чувство свободной бесшабашности, вольной игры. Он во власти чар. По этому узнают настоящую любовь: кто "может по-иному" и "может с другими", тот ещё ничего не знает о любви. Любовь - это избранность. Видишь себя определившимся, а возлюбленное существо единственным и незаменимым. С этим избранным существом любящий хочет быть вместе, наслаждаться его присутствием без помех со стороны других, стать с ним совершенно искренним. Приближается решающий момент: любимый должен узнать, что его любят, - ужасный момент... Вдруг не ответит на любовь?!.. Тогда всему конец, мир и жизнь становятся грудой развалин... По этому узнают истинную любовь - она не только сосредоточенна и исключительна, но и "тоталитарна", она требует человека всего, она поглощающа, предписана судьбой. Истинная любовь хочет в человеке всего: не только внешнечеловеческого, но и душу, и внутреннее содержание её - сущность человека, святую тайну личной духовности, древний источник Божественного дыхания в нём, чтобы сделаться единым в жизни, желаниях и молитвах. А кто ничего о том не ведает, тот не ведает ничего и об истинной любви.
   При этом совсем не всегда думают о женитьбе. Этот итог подводится как бы сам собою. Ибо, если мужчина и женщина охвачены истинной любовью и уже не могут жить друг без друга, тогда они образуют творческую жизненную общность, как новую, великолепную жизненную ценность, которая стремится быть признанной Богом и людьми - одобренной, освящённой, уважаемой, охраняемой... Мы знаем, что многие вступают в брак и без любви (бедные люди!); но если это любовь, то она ищет победы и свадьбы. Вовсе не стоит говорить о "вечной любви". Истинная любовь воспринимается, как единственная и вечная - продолжающаяся вечно, связывающая навечно и ведущая к блаженной вечности. И тот, кто никогда этого не испытал, вероятно, не много знает о любви.
   Любить и быть любимым своей возлюбленной. Какое счастье, какое богатство творческих возможностей!.. Уже само по себе - живая хвалебная песнь Господу. Исполнение лучших желаний, парящая радость, одухотворённый показ, восходящая утренняя заря. В человеке просыпаются потаённые силы... Всё просыпается для него, всё живое окликает его; и он чувствует себя цельным и окрылённым. Ей, единственной, чудесной - возносить хвалу, сметь служить, ею жить!.. Кто от всего этого счастья не чувствует лёгкой грусти - ибо в любви столь многое сгорает, потому что в ней просыпается предчувствие наступающих любовных страданий, ибо достигнута вершина жизни, и вечно преходящее хочет поднять свой голос!.. при этом не думает о бремени ответственности и не чувствует мировой боли - тот пока не знает, что такое истинная любовь...
   И ещё одно: любящий хочет счастья для себя, счастья творчески-прекрасной общности, грядущего счастья среди многочисленной детворы. Если же он одновременно не хочет счастья любимого существа, если его сердце не думает в своей глубине о жертвах, если оно не ставит счастье любимого существа выше своего собственного, то его любовь корыстна и себялюбива: о, тогда это не истинная любовь... Ибо истинная любовь это искра Божия в человеке.
  
   СЧАСТЬЕ. Что ты имеешь в виду, когда говоришь о счастье? Вполне естественно: здоровья, чтобы требовать всего; богатства, чтобы всё мочь; власти, чтобы всего достичь. Вот я и счастлив! Счастлив? Едва ли!
   Дающие счастье условия жизни так же различны, как и люди. Из-за богатства и власти можно стать таким несчастным, что будешь стремиться к смерти. И только больному здоровье кажется счастьем. Ведь мир заполнен здоровыми, богатыми, могущественными людьми, которые в отчаянии ищут счастья. Не думайте, что богатый "всё может". Он может лишь купить! А ведь лучшее в жизни не продажно. Продажное счастье вовсе не счастье, оно скорее - разочарование и несчастье. Власть налагает на человека невероятное бремя разных "должен" и "обязан". Это бремя настолько велико, что у него нет времени вспомнить о своих "смею" и "могу". Лишь у тиранов дело обстоит по-другому. Но вряд ли это счастье. Хочешь узнать секрет счастья?
   Счастье нельзя поймать. Не ищи, не гоняйся за ним, оставь старания и мучения! Счастье приходит само. Но не жди его, не вопрошай о нём, не требуй ничего! Ищи чего-нибудь другого: чего-нибудь верного, великого, за что стоило бы жить, бороться и умереть. Посвяти себя этому делу с любовью, живи им так самоотверженно, как только сможешь; служи ему верно и самозабвенно, но не ищи "счастья"... И в один прекрасный день ты обнаружишь, что на правом плече твоём сидит орёл и нашёптывает тебе на ухо святые, возвышенные вещи. С этого мгновения ты будешь счастлив даже тогда, когда тебя постигнет личное несчастье, потому что орёл подымет тебя над несчастьем и даст тебе блаженное утешение.
  
   ДИФИРАМБЫ. СЛЕЗА. Пусть свободно течёт, коль уж она появилась. Ибо человеческому существу свойственно, что глубокая душевная боль застилает слезами глаза. Что есть жизнь без сердца? Без сердца - значит без любви! Кто ничего не любит, тот не умеет и служить; приносить жертвы; оставаться верным. Есть ли на свете великое дело, которое может быть осуществлено без любви и верности? Если же сердце есть - страдаешь, и страдаешь тем сильнее, чем чувствительнее, шире и глубже восприятие сердца. Такое сердце участвует невольно в страданиях мира, видит все несправедливости и жестокости внутренним оком, из которого никогда не исчезает невидимая слеза. Эта слеза говорит о мировой боли. Нигде и никогда не было значительного художника, философа или пророка, который не знал бы этой слезы, и которому она не помогла бы сделаться ясновидящим. Лишь зримая слеза омрачает взор на недолгое для неё время; невидимая слеза сердца, напротив, открывает человеку духовное зрение. И если такая слеза блеснёт из телесного ока - неужто это уже позор? Я дал бы людям возможность выплакаться спокойно, в тишине. Нехорошо так много страдать и всё хоронить в своём сердце. Нам дана тишина ночи и верность друга, чтобы они видели наши слёзы и навсегда умолчали о них. Каждый плачущий плачет от избытка мировой боли.
  
   ЛЮБОВЬ. Если ты когда-либо был счастлив, то это было из-за любви. Если ты сейчас несчастен, это от недостатка любви. Любовь не надо "определять", достаточно однажды по-настоящему пережить её. На неё и необязательно отвечать, она сама по себе счастье, и того, кто "томится" от безответной любви, всё же должно считать счастливым.
   Начинается новая, интенсивная жизнь; скрытая внутренняя сила, творческая власть действует в его душе уже по собственному побуждению. Сердце начинает воспламеняться, затем оно горит, а в точке горения - возлюбленный предмет. Из жизни как бы исчезают будни, и каждый новый день приносит надежды, желания и перспективы. Возникает новый центр жизни, уютно обихоженное убежище. Кто обладает таким внутренним убежищем, тот богат. Пусть судьба его любви сложится "несчастливо", пусть его жажда любви останется неутолённой, его счастье всё же будет живым, а его богатство - настоящим. Любовь подобна радости, которая светит любящему, как солнечный луч, даже сквозь страдания, заботы, неудачи и болезни. И в одиночестве любви есть настоящее утешение, и слеза любви блаженна. Любовь подобна радостному свету, который светит человеку изнутри и дарит ему неиссякаемое тепло. То сердце, что чуть было не окаменело, растворяется, становится мягким, подвижным, лёгким, гибким, текучим. Душа становится нежной и чувствительной; она обращается с участием и пониманием ко всему свету. Поэтому любовь подобна доброте, ибо счастливому свойственна живая потребность осчастливить всех вокруг и наслаждаться чужим счастьем как отражением собственного...
   Кто любит по-настоящему, тот может вчувствоваться в возлюбленное им. Чувство и воображение соединяются; отсюда возникает новая душевная сила, нежная и зоркая одновременно, чуткая и пронизывающая: таинственная идентификация с влюблённым. Интуитивное ясновидение, безошибочное отдалённое предчувствие. От такой любви рождаются великие поэты. Мир полон дремлющей любви. Счастлив тот, в ком она проснётся, и кто сумеет не упустить её, не опошлить, а сохранить живой. Тот несёт в себе источник внутреннего блаженства и око духовного откровения; счастье, чтобы осчастливить людей; свет, чтобы светить другим; вечный поток и вечную песню...
  
   ГРОЗА. Это чудесное буйство небесных сил! Горд просвещённый человек. Он "знает" всё, он всё понимает, и стихии природы "покорились" ему. Он гордится своим "разумом", "властью", "техникой", своими "завоеваниями". Ему кажется, что он действительно проник в тайны природы.
   Для простодушного смирения людей любое явление природы - живой символ, тайнопись Господа, которую надо с восторгом читать и разгадывать в своей душе. Солнце и луна, цветок и гора, море и облако, снег и радуга - не напрасно находятся здесь; они скрывают в себе мудрость, они говорят, поучают, провозглашают. Дух может услышать от них немало замечательного. Каждый поэт, художник что-то знает об этом, как и каждый человек, у которого ещё живо и восприимчиво око сердца. Что нам вещает гроза? "Не забывай, человек, что ты земное создание, что над тобою, по небу, бегут лёгкие облака, которые уготовили тебе тяжёлую долю. Знай, что ты мало знаешь и что вся твоя сила немногим больше бессилия. Не забывай, что тебя ожидает смерть, и что ты можешь быть отозван в любой миг, как удар молнии. Одумайся: там, наверху, есть высшая сила, могучая, как гром, и чистая, как пламя. Душна и мрачна твоя жизнь. Но она может сделаться ещё мрачнее, тогда суетная тревога придёт к тебе и страх овладеет тобой. Где сыщешь ты тогда прибежище, человек? Где место твоего отдохновения? Тогда ты смотришь вверх, туда, где исчезло солнце, где зловещий гнев связал чёрные горы, и где чудовищные силы кричат тебе и друг другу грозным голосом. Тогда довольно; тогда чаша переполнена, и ты должен осушить её до дна. Дрожи, тварь! Ты идёшь навстречу грозе... Ослепляющей молнией приходит сверху просветление и облегчение. Со стремительной и разящей очевидностью открывается тебе тьма твоей души. Над твоей головой оглушительно рокочет, катится и гремит. Посмотри в пламя! Вслушайся в голоса! Так - благодаря молнии совести и грому раскаяния - для тебя обновляется жизнь... Ведь ты не думаешь, что небо молчит, видя происходящее на земле. Однажды оно заговорит и пошлёт утешение верным и сознание тем, кто блуждает и чинит злодеяния. Гроза учит их смирению. И всех - чудесной надежде, что на небесах всё прекрасно и могущественно"... Так с помощью грозы обращаются к высокомерию твари земной.
  
   СНЕГ. Радостный и чистый, как небесный подарок, чтобы радовать и облагораживать наши сердца. Порхающим, воздушным хороводом он приходит к нам, кружась, падая вниз из облаков. Танцующий хаос. А вокруг - святая тишина. Ощущающая собственную невысказанность душа поёт хвалу и благодарность - сходящему с небес благословению... Снег идёт! Снег идёт!
  
   ЦВЕТОК. Сегодня рано, при первом дыхании утра расцвела наша роза. Знаешь ли ты, что ей надо от нас? Чтобы мы почтительно восхищались ею, чтобы в её присутствии становились такими же простыми и скромными, такими же доверчивыми и счастливыми, как она. Если мир для тебя стал слишком пустым и слишком суровым, вспомни о цветке, как он рождается и как он живёт; и тогда тебе не надо будет искать более благородного утешения. Как одиноко в себе несёт он, растение, свою хрупкую тайну и медленно зреет для своей самоотверженной доли, беспомощно подверженный непостоянной или даже суровой погоде, доверяясь тайком лишь самому себе и Богу. Затем появляется бутон, как живое обещание красоты, как увлекательное будущее ещё невидимого цветка. Он знает, что всё верное приходит само и в нужное время, что нельзя ускорять тайный ход жизни, ему хочется научить нас, ворчливых, нетерпеливых людей этой нежной и спокойной мудрости. И вот цветок цветёт! Мы находим его после прохладной ночи напившимся росы и погружённым в мечты. С чистосердечием младенца смотрит на нас он, совсем открытый и всё же - весь в себе, такой щедрый и непосредственный, прелестнейшее и чистейшее создание в мире. Он счастлив, ибо ему не надо чего-то хотеть: ведь он достиг высшей точки своего существования, он переживает теперь собственный апофеоз.
   Поэтому его любит всё, что тут живёт и что способно к восприятию. Он греется на солнце; и солнце радуется своему собственному земному зеркалу. Ему поют птицы. Затем приходят люди и восхищаются тихим чудом будней. Они смотрят в открытую душу растения и вдыхают его блаженное благоухание. И их сердце начинает исцеляться. Но прекрасное мгновение кратко.
  
   КОРОВА. Это существо кормит своим молоком всех нас с молчаливой добротой, с преданным, спокойным терпением. Вся его жизнь - самоотречение, вечное ношение, вечное жертвование, вечное кормление своим молоком. Щедрость как профессия. Жертвенность как образ жизни. И так же - в смерти.
   Проходят тысячелетия. Приходят в мир и уходят поколения. Поднимаются и рушатся большие империи. Она остаётся, она не уходит, эта мечтательная кормилица мира, чьим молоком вскармливаются целые народы; немая носительница мировой истории. Самодовольно и безразлично принимаем мы её дары и сердимся, если их не хватает, отделённые от неё законами рынка, так мелочно и ворчливо потребляя обезличенное, абстрактно-общее молоко большого города, без живого, сердечного отношения к матери-земле, к матери-корове.
  
   РАДУГА. Медленно проходит сильная гроза. Только что дождь льёт как из ведра; ещё кружится вихрем хаос облаков; ещё сердито раскатывается гром; ещё, дрожа, вспыхивают молнии; всё потрясено и оглушено. И вдруг появляется она: воздушна, смела и ликующа. И всё взирает вверх, на неё: "Смотрите же, смотрите!" Насколько серьёзен был этот час небесного мятежа, насколько торжественно, предупреждающе и сердито разговаривала с нами высшая сила - и вдруг, как мягкая улыбка Высшего Судии, как прощение и прощание после трагического часа, как весёлая игра, над нами ликует воздушно и смело Божественная радуга. Радостно наслаждается человек этой возвышенной игрой, в наивной надежде, что она имеет отношение к нему, ко всем нам; нас считали зрителями, нам хотели что-то поведать, что-то дать, нам нужно было что-то заметить, как бы прочесть что-то в небе и взять с собою в жизнь.
   Она словно безмолвно шепчет нам: "Не страшитесь, люди! Дыхание совершенства сильнее всех страхов на свете! Только мечтайте, спокойно мечтайте о власти возвышенной красоты... Это не пустые мечты... Есть таинственная гармония между вами и вселенной"... Так с неба сходит к нам прекрасное утешение и ободрение. Успокоение и просветление. Тихое откровение мировой гармонии Обещание будущей победы высшей силы над силами угрожающей и бунтующей бездны. Теперь пускай нас попытаются убедить, что это - лишь случайная игра красок, лишь странное мгновение искусства в природе, лишь преходящее отражение солнца в тучах. Наше сердце знает об этом больше; наше чувство не обманывается в глубоком значении символов...
  
   ОСЕНЬ. Стоит лишь открыть глаза! Великолепна осень, и каждый день она приносит нам нечто великолепное. Какой пышный лес в своём день ото дня меняющемся богатстве красок! Нельзя наглядеться на это несмолкающее богатство! Как будто оно хотело сказать нам: "Наслаждайтесь, люди, и учитесь; проходит всё, что было; но благородное умеет проходить в благородной красоте, придавать своему увяданию вид пышного расцвета, в своём исчезновении пропеть ещё и дифирамб Всевышнему".
   Да, пустыми стоят поля и сады. Но лишь потому, что они отдали свои спелые плоды. Это не пустота пустыни, но пустота отдохновения, благодарного покоя, тихого расслабления, жертвенного, самоотверженного приношения плодов. Всё погружается в себя, чтобы возродиться изнутри; всё погружается в себя, чтобы подготовить новые дары - со скромным достоинством, с тихой уверенностью, больше доверяя собственной, внутренней силе, чем внешней пустоте и мнимому бессилию. Да, световой день становится всё короче. Доверьтесь окутывающим вас сумеркам, сосредоточьтесь, погрузитесь в свои мысли, где из глубины вашей собственной души прорывается, светит и царит иной, духовный свет; погрузитесь в свои мысли, чтобы возродиться изнутри и подготовить новые дары; не придерживайтесь отживших образов существования; спокойно ждите новых голосов и нового понимания - со скромным достоинством, в тихой уверенности, больше доверяя таинственной силе духа, чем мнимой пустоте и бессилию!
   Сегодня я бродил по осеннему саду. Терпким и острым было дуновение воздуха. Душисто шуршал ковёр из листьев под осенним солнцем. И тишина шептала мне о вечности.
  
   ДОРОГА К СВЕТУ. ОЧКИ. Чужие очки помогают нам мало. Полевой бинокль. Внезапно мой горизонт сильно расширился. Было потрясающе - иметь возможность видеть так далеко, так ясно и так чётко.
   Не надо становиться "всезнайкой" по профессии или впадать в буйную неуступчивость; всё важное должно лишь погрузиться в глубину собственной "самости", ибо в этой глубине формируется истинное и творческое убеждение.
   Очки стали для меня постоянным предостережением от самодовольства и высокомерия. Мы все должны привыкнуть к мысли, что мало и плохо видим, что наш обычный глаз не охватывает много чего важного, а возможно, и самого важного, что у нас есть веская причина всегда думать о пределах собственных умственных способностей. Наше духовное видение ограничено, оно всегда может привести нас к иллюзиям и разочарованиям.
   Не близоруко ли человечество вообще? Не бредёт ли оно на ощупь? Не принимает ли оно своё собственное движение вслепую за светлый прогресс духовного видения?
  
   СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧ. Кто хочет жить, должен нести все тяготы жизни. Кто несёт бремя, нуждается в утешении. Кто разумно видит мир и историю, того и они видят разумно. А кто созерцает мир с просветлённой любовью, на того он посылает любовь и свет. А любовь и свет - есть солнечный луч.
  
   ГЛАВНОЕ. Он так много мог, что почти всё смел; но он не знал такого, к чему можно стремиться, и жизнь казалась ему бессмысленной и мёртвой. Ничто не радовало его, и постепенно его богатство становилось для него непосильным бременем. "Отправляйся в большой мир, ищи пропавшее; твоё несчастье велико - тебе не хватает "главного"; и пока ты его не найдёшь, жизнь для тебя будет бедой и пыткой". Я думаю о современном мире и его духовном кризисе. Как богато человечество благами низшего порядка. Но главное отсутствует. Жизнь без смысла становится всё опаснее. Современное человечество должно хотя бы верно, интуитивно чувствовать - куда оно идёт, зачем ему даны эти возможности, как надо употребить, применить всё это, чтобы творческий путь не превратился в путь руин. Ему следовало бы также знать, что лишь духовно укоренённый, благородно-желающий, дисциплинированный человек в состоянии не злоупотреблять этой концентрированной потенцией. Что получится, если кучка лишённых духовных корней и нравственно разнузданных "завоевателей мира" начнёт возиться с инструментами современной химии, техники и науки о бактериях? Несчастье современного человека велико: ему не хватает главного - смысла жизни. Он должен отправиться на поиски. И пока он не найдёт главного, беды и опасности будут подстерегать его всё чаще и чаще...
  
   БЕЗ СВЯТЫНИ. Всем всё более становится ясным, что нам чего-то не хватает, чего-то очень важного, чего-то существенного. Ни одна жизнь не бессмысленна; и тот, кому неотступно смотрела в глаза смерть, вообще не может выносить более бессмысленной жизни. Ибо смерть обладает силой вопрошать о смысле жизни так, что приходится давать честный ответ. Лишь простая честность, лишь полная откровенность могут её удовлетворить; но то, чего мало ей, также не сможет дать и нам ни удовлетворения, ни покоя. Нам нужен этот покой - не как подушка лентяю для сна жизни, но скорее как духовная уверенность, как источник душевного равновесия, как возможность созидательной сосредоточенности... Современному человеку становится всё яснее, что он живёт без святыни и что жизнь без неё будет невозможно вынести. Он всё больше понимает, что его жизнь осквернена. Осквернение относится к самому человеку, к внутреннему устройству его души, его восприятия, его сердца и к возникшему в нём образу мира. Его духовная жизнь опустошена и обессилена; ему не хватает силы разъеденной сомнением веры. Душевно-духовные органы, которые призваны найти святыню и восславить её, как бы поражены параличом. Он смотрит в мир и не видит в нём ничего Божественного и Святого; так и в истории, в своих ближних и в себе самом. Современный просвещённый человек ведёт скверную жизнь. В нём погасло святое пламя сердца. Ему недостаёт духовной энергии убеждения, порыва духовной страсти, без которых в мировой истории не свершалось ничего великого. Он слишком "умён", чтобы быть цельным. Он слишком "образован", чтобы неизменно во что-то верить. Он слишком "скептичен", чтобы стать сильным. Он слишком слаб, чтобы следовать Богу. Тогда как действительно непобедимая и неиссякаемая сила вливается в человека из Святыни.
  
   ЧТО Я ДУМАЮ... Что я "думаю" - довольно незначительно, ибо я "просто думаю". Кого касаются мои мнения? Никого. Мнение - это лёгкий мотылёк, он прилетел сюда из чужих краёв, порхая, помашет крылышками и исчезает туда, откуда он прилетел. "Мнение" ни к чему не обязывает, оно ни за что не ручается. Оно есть безответственное высказывание о вещах и вопросах. Оно хорошо для времяпрепровождения, светской болтовни, шутки, сплетен. И если его наивно принять всерьёз, появятся ложные сведения, заблуждения, иллюзии, мучительные жизненные ошибки, неудачи, брань и междоусобицы. В каждом серьёзном случае "мнение" просто опасно и может стать роковым. Общая культура человечества хочет, чтобы мнение, соответственно опыту, было углублено, наглядно представлено, облагорожено. Мнение - это лишь начало, лишь приблизительное, лишь субъективное впечатление; не более чем "моя внезапная мысль", которая пока что удовлетворяет мою личную потребность в оценках жизненных содержаний и не обязательно может быть "ошибочной". Если же мысль хочет быть не просто формальной, но и уважаемой, она должна подходить к себе самой серьёзно и ответственно, должна быть выношенной, проверенной, обоснованной, должна сама обратиться к предмету, уцепиться за него, ему служить, выразить его содержание и лучи света в нём. Поскольку мнение определённо имеет в виду предмет, его ценность, его достоинство, оно становится "взглядом", "взгляд углубляется до "понимания", и в конце нам светит "очевидность". Тогда истина осознана.
  
   УБЕЖДЕНИЕ. Без убеждения достойной жизни нет. Кто живёт теперь, в нашу просвещённую эпоху с убеждениями или по убеждениям? Всё на свете относительно. Не всё так относительно: существуют абсолютные конечные истины. "Всё относительно" означает то же, что и "ничто не достоверно"; то есть что всё изменчиво, текуче, условно, обманчиво. На этом ничего не построишь. Ощупью ищешь какую-нибудь скалу; затем взбираешься на неё; затем твёрдо встаёшь на неё и даёшь потоку относительности нестись мимо тебя. Наши древние предки были правы, строя свои замки и крепости на скалах. Подобным образом люди приходят к таким переживаниям, как совесть, достоинство, честь, право, Родина, и приобретают твёрдые, как скала, убеждения...
  
   КТО Я ЕСТЬ. Я всегда стараюсь различать - кто я есть в действительности и каким меня видят другие. Других ведь - неопределённое количество, и каждый видит меня на свой лад. Надежда всем понравиться наивна и бесперспективна, так же как и желание, чтобы тебя все видели в верном свете и оценивали справедливо. Чем сложнее, тоньше и глубже внутренняя сущность человека и чем эффектнее его внешность, тем менее верно его нередко воспринимают, тем несправедливее оценивают. Неверно ставить своё бытие в зависимость от чужих людей; доверять собственное достоинство чужой близорукости или враждебности; позволить исчезнуть центру личной жизни. Моё бытие должно быть верным. А если у меня эта уверенность есть, тогда я ношу в себе истинный источник своего личного достоинства, и меня не выведут из себя чужие пересуды и лепетанье. Да поможет мне Бог. Аминь. Мир можно исцелить лишь духовным достоинством и верностью, лишь мужеством быть тем, кто ты есть.
  
   ОЧЕВИДНОСТЬ. Как часто живут столь непосредственно, что дают потоку обстоятельств, впечатлений и событий проплывать мимо! А надо столько всего создать, исполнить, уладить. Чего не достаёт таким людям? Им недостаёт силы очевидности, этой великолепной способности что-то окончательно понять и признать истиной, этой творческой способности быть настолько захваченным истиной, что вся душа растворяется в ней. Для этого нужно многое. Прежде всего - глубина восприятия, которая исключает любую плоскую поверхность - это скольженье мимо великого дела; отсюда: дар собраться, сконцентрироваться, чтобы не расколоться на куски, столкнувшись с многообразным шумным миром. Плюс пророческая, интуитивная одарённость, как бы незамутнённое духовное око, которое без помех, верно воспринимает лучи света в мире. И наконец - своего рода целостность внутренней сущности, что не позволяет вести вечную "гражданскую войну" между мышлением и чувствованием, волей и страстью, фантазией и активностью.
   Очевидность в великих делах означает внезапное прекращение, конец и начало нового бытия. Однажды пережившего её человека очевидность делает любящим, горящим и светящимся; теперь он может открывать глаза другим людям; теперь он призван вести их. Такая очевидность восхищает человека и просветляет его душу. Она даёт ему якорь, твёрдое положение и характер. Она делает его цельным и здоровым: теперь он любит то, чем живёт, и живёт тем, что любит. А за то, что человек так любит и так живёт, он борется до смерти; и если он пал в борьбе, то пал как победитель.
  
   ПОСЛЕСЛОВИЕ. УТЕШЕНИЕ. Как долго страдает и вздыхает человеческое создание на земле! Но оно преодолевает свои страдания только тогда, когда приходит к вечному свету. Бог - источник этого вечного света. К Богу должен поднимать человек своё око. И когда лучи Божественного откровения достигают ока человеческого, тогда ему открывается Истина, тогда он созерцает Бога в небесах и Божественное на земле, и его страдания просветляются. Через страдание и утешение приходит человек к Богу. Ибо в страданиях очищается человеческое сердце. "Мы не видим солнца, потому что вздымаем облако пыли..." Через это облако современного мира и наши собственные страсти мы должны прийти к победе - нужно, чтобы оно улеглось. Тогда мы широко и глубоко откроем внутреннее око нашего сердца и воззрим вверх, к Богу, и в созданный им мир. Тогда мы с удивлением увидим, что каждый цветок раскрывается для нас, каждый солнечный луч приносит нам своё откровение, каждое человеческое сердце открывает нам свои тайны. Дерево и зверь, гора и поляна, снег и гроза покажут нам свой скрытый Божественный луч света. Мы поймём, что мир полон дремлющей любви, и нам нужно лишь разбудить эту любовь нашей собственной любовью. Чем чище взгляд, чем искреннее сердце - тем глубже мир, тем непосредственнее дорога к Богу. Чтобы познать Божественное, нужно носить Божественное в собственном сердце.
  
   О РОССИИ. ПОЧЕМУ МЫ ВЕРИМ В РОССИЮ? Быть русским значит не только говорить по-русски. Но значит - воспринимать Россию сердцем, видеть любовью её драгоценную самобытность и её во всей вселенской истории неповторимое своеобразие, понимать, что это своеобразие есть дар Божий, данный самим русским людям, и в то же время - указание Божие, имеющее оградить Россию от посягательства других народов и требовать для этого дара свободы и самостоятельности на земле. Быть русским значит созерцать Россию в Божием луче, в её вечной ткани, её непреходящей субстанции и любовью принимать её как одну из главных и заветных святынь своей личной жизни. Быть русским значит верить в Россию так, как верили в неё все русские великие люди, все её гении и её строители. Мы, русские люди, призваны не только знать историю своего Отечества, но и видеть в ней борьбу нашего народа за его самобытный духовный лик. Мы должны видеть наш народ не только в его мятущейся страстности, но и в его смиренной молитве; не только в его грехах и падениях, но и в его доброте, в его доблести, в его подвигах; не только в его войнах, но и в сокровенном смысле этих войн. И особенно - в том скрытом от постороннего глаза направлении его сердца и воли, которым проникнуты вся его история, весь его омолитвованный быт. Мы должны научиться видеть Россию в Боге - её сердце, её государственность, её историю. Мы должны по-новому - духовно и религиозно - осмыслить всю историю русской культуры. Верить в Россию значит видеть и признавать, что душа её укоренена в Боге и что её история есть возрастание её от этих корней. Если мы в это верим, то никакие "провалы" на её пути, никакие испытания её сил не могут нас страшить. Естественна наша неутихающая скорбь о её временном унижении и мучениях, переносимых нашим народом, но неестественно уныние или отчаяние. Душа русского народа всегда искала своих корней в Боге и в Его земных явлениях: в правде, праведности и красоте. "Надо жить по-Божьи... Что будет, то и будет, а кривдой жить не хочу". Россия есть прежде всего живой сонм русских правдолюбцев, "прямых стоятелей", верных Божией правде. Какою-то таинственной, могучей уверенностью они знали-ведали, что видимость земной неудачи не должна смущать прямую и верную душу; что делающий по-Божьи побеждает одним своим деланием, строит Россию одним своим (хотя бы и одиноким, и мученическим) стоянием.
   Россия держалась и строилась памятью о Боге и пребыванием в Его живом и благодатном дуновении. Вот почему, когда русский человек хочет образумить своего ближнего, он говорит ему: "Побойся Бога!" - а, укоряя, произносит слова: "Бога в тебе нет!". Ибо имеющий Бога в себе носит в своей душе живую любовь и живую совесть: две благороднейшие основы всякого жизненного служения - священнического, гражданского, военного и судейского.
   Здоровая государственность и здоровая армия невозможны без чувства собственного духовного достоинства, а русский человек утверждал его на вере в свою бессмертную, Богу предстоящую и Богом ведомую душу.
   Мы верим в Россию, потому что народ с такими дарами и с такой судьбой, выстрадавший и создавший такое, не может быть покинут Богом в трагический час своей истории в силу того, что душа его укоренилась в молитвенном созерцании, искании и служении высшему смыслу жизни. И если временно омрачилось око его, и если однажды поколебалась его сила, отличающая верное от соблазна, то страдания очистят его взор и укрепят в нём его духовную мощь.
   Мы верим в Россию потому, что созерцаем её в Боге и видим её такою, какой она была на самом деле. Не имея этой опоры, она не подняла бы своей суровой судьбы. Не имея этого живого источника, она не создала бы своей культуры. Не имея этого дара, она не получила бы и этого призвания. Знаем и разумеем, что для личной жизни человека - 25 лет есть срок долгий и тягостный. Но в жизни целого народа с тысячелетним прошлым этот срок "выпадения" или "провала" не имеет решающего значения: история свидетельствует о том, что на такие испытания и потрясения народы отвечают возвращением к своей духовной субстанции, восстановлением своего духовного акта, новым расцветом своих сил. Так будет и с русским народом. Пережитые испытания пробудят и укрепят его инстинкт самосохранения. Изжившиеся запасы зависти, злобы и раздорливости отойдут в прошлое. И восстанет новая Россия.
   Мы верим в это потому, что знаем русскую душу, видим путь, пройденный нашим народом, и, говоря о России, мысленно обращаемся к Божиему замыслу, положенному в основание русской истории, русского национального бытия.
  
   РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БЫЛА КАТАСТРОФОЙ. Смута была хаотическим бунтом и дезорганизованным разбоем. Революция оседлала бунт и государственно организовала всеобщее ограбление. Смуту никто не замышлял: она была эксцессом отчаяния, всенародным грехопадением и социальным распадом. Революция готовилась планомерно, в течение десятилетий; в известных слоях интеллигенции она стала традицией, передававшейся из поколения в поколение. Она ломала русскому человеку и народу его нравственный и государственный "костяк" и нарочно неверно и уродливо сращивала переломы.
   Россия начала ХХ века имела две опасности: войну и революцию. Войну ей сознательно навязала Германия, чтобы остановить её рост; революцию в ней сознательно раздули революционные партии, чтобы захватить в ней власть.
   Русские революционеры не понимали величайших государственных трудностей, создаваемых русским пространством, русским климатом и ничтожной плотностью русского населения. Они совершенно не разумели того, что русский народ является носителем порядка, христианства, культуры и государственности среди своих многонациональных и многоязычных сограждан. Они не желали считаться с суровостью русского исторического бремени и хотели только использовать для своих целей накопившиеся в народе утомление, горечь и протест. Они не видели тех опасностей, которые заложены для России - в неуравновешенности русского темперамента, в незрелости русского, добродушного, по-детски увлекающегося и шаткого характера и в его многосотлетней непривычке активно и ответственно строить своё государство. На этой политической близорукости, на этом доктринёрстве, на этой безответственности была построена вся программа и тактика русских революционных партий. Они наивно и глупо верили в политический произвол.
  
   РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ БЫЛА БЕЗУМИЕМ. Она была разрушительным безумием. Она была безумием со стороны самих умеренно революционных и полуреволюционных партий, кои вскоре были уничтожены со всеми их планами, программами, кадрами, газетами и традициями.
   Безумие русской революции возникло не просто из военных неудач и брожения, но из отсутствия политического опыта, чувства реальности, чувства меры, патриотизма и чувства чести у народных масс и у революционеров. Люди утратили органическую национальную традицию и социально-политическое трезвение. Русские летописи пишут о Смуте, что она была послана нам за грехи - за отсутствие гражданского мужества, за малодушие и непротивление злодеям, за шаткость нравственного характера и отсутствие творческих идей.
  
   ИСКАЖЕНИЕ РУССКОЙ ИСТОРИИ. ...Но таков уж был заказ официальной пропаганды в то время... Автор не произносит этих выводов! Он только вкладывает их в душу читателя и слушателя; он только подсказывает ему программу расчленения России, "сгруппировав" материал и "осветив" по-своему ход истории. Что же было на самом деле?
   1. Россия стонала под татарским игом 250 лет. Куликовская битва (1380) не покончила с ним. Последовали ещё два века татарских походов на Москву, сопровождавшихся резнёй и разгромом на пути.
   2. Москва имела все основания считать Казань своим опаснейшим врагом. России оставалось - или стереться и не быть, или замирить буйных соседей оружием.
   3. Тогдашний "полон" был явлением жестоким: он вёл к пожизненному рабству с правом продажи в другие страны. Татары искореняли Русь не только грабежом, огнём и боевым мечом; они изводили её и рабством плена.
   4. Тот, кто хочет понять всё значение взятия Казани, тот должен раскрыть карту России и проследить течение русских рек. Издревле русские реки были торговыми путями страны. Один великий торговый путь шёл "из варяг в греки": от Невы и Волхова через Днепр в Чёрное море; другой от великих северо-западных озёр через Шексну и Мологу, через Волгу и Каспийское море в Персию и Индию; третий, добавочный, от Северной Двины через Вятку и Каму в Волгу. В то время реки были артериями жизни - колонизации, торговли (транзита, экспорта и импорта) и культуры. По самому положению своему, по самой судьбе своей Москва находилась в речном центре страны, и борьба за речную свободу и речное замирение была для неё железною необходимостью. В глубоком материке, в суровом климате, задержанная игом, отдалённая от запада, осаждённая со всех сторон - шведами, ливонцами, литвой, поляками, венграми, турками, татарами крымскими, сарайскими (Золотая Орда) и казанскими, - Россия веками задыхалась в борьбе за национальную свободу и за веру и боролась за свои реки и за свободные моря. В этом и состоял её так называемый "империализм", о котором любят болтать её явные и тайные враги. Мы должны помнить, что в русской эмиграции немало людей, которые говорят по-русски без акцента, родились и сделали карьеру в России, а думают и действуют, как её враги.
  
   ЗАВЕТЫ ФЕВРАЛЯ. Февралисты уже выпустили мемуары, и можно установить, каковы были их мечты, идеалы и намерения. Но для России февральская революция не сводится к этим мечтам и идеалам: она представляет из себя ряд фатальных для русской истории деяний и событий, которые имели совершенно определённый политический уклон и неизбежно вели к совершенно определённым последствиям. Предоставим февральским деятелям повествовать о своих идеалах и вздыхать о своих мечтах, предоставим им оправдываться перед Богом, перед своей совестью и перед русским народом. Нас интересуют не их субъективно-политические переживания, а объективно-государственный профиль февраля.
   Конечно, деятели февраля могут сказать нам, что улично-революционная и совдепско-большевистская ситуация была такова, что они ничего иного не могли делать, кроме того, что делали; что у них не было выбора; что в их распоряжении не было ни сил, ни средств, что они просто "рушились" вместе с государственным аппаратом, с армией и национальным хозяйством и только старались обрушиться подостойнее.
   Дело, конечно, обстоит иначе: февралисты и ныне поддерживают свои директивы и меры, считают их правильными и призывают новые поколения русских людей воспринять их и подражать им. Ведь на самом деле правительство, говорившее и решавшее дела от лица русского государства с марта по ноябрь 1917 года, действовало, повелевало, разрешало, издавало указы и законы, назначало и увольняло, прокладывая совершенно определённые пути и создавая совершенно определённые традиции.
   1. Поднять революцию во время войны, не считаясь с войной, прикрываясь её целями, и начать эту революцию изменнической клеветой на законного государя.
   2. Вторая директива февраля: политизировать воюющую армию; подорвать военную субординацию в ней и, следовательно, внести в неё революцию, разложить её и лишить её боеспособности: всё это из опасения, как бы верная армия не подавила революцию.
   3. Следующим актом революции была амнистия всем преступникам, как политическим, так и уголовным. По соображениям, подсказанным фальшивою сентиментальностью и полным отсутствием государственного смысла, в хаос революции было выброшено несколько сот тысяч опытных воров и убийц, которые объединились и начали "новую жизнь": одна часть вступила в коммунистическую партию, другая "завязалась" в толпе и возобновила свою прежнюю деятельность. Такова третья директива февраля: от "гуманной" веры в "человека" и от игры в "свободу" - разнуздать все наличные в стране злые и преступные силы.
   4. Четвёртая директива февраля: разрушить аппарат государственного порядка, которым держалась страна; на все места выдвигать левых, независимо от их неопытности, неумения, бездарности, неискренности и авантюризма, т.е. снижать качество государственного кадра в стране.
   5. Либерал начинал с мечты о свободе, воспринимал от всего христианства одно только требование "гуманности", отрицал "насилие", а потом и "всякое принуждение" и кончал в безвластии. Февралисты ничего не понимали и ныне ничего не понимают в государстве, в его сущности и действии.
   6. Однако разрушение государственного аппарата, проводившееся Временным правительством, имело ещё одно весьма трезвое основание: страх перед правыми и перед якобы подготовляемой ими "контрреволюцией". Спасение России требовало объединения всех политических и государственно-опытных сил.
   7. Ещё одна традиция февраля: немедленно проводить желательный имущественный передел, осуществляя его в виде фактического захвата и разгрома, но в сентиментально-непротивленчески-замаскированной форме, приписывая его "революционной активности масс". Учредительное собрание должно было быть "поставлено перед совершившимся фактом". Никакая сила не могла удержать солдат в армии при известии, что "чёрный передел" в стране идёт полным ходом.
   8. В то же самое время февралисты, разложив армию и порядок в стране и замаскированно поощряя чёрный передел, попытались, в успокоение союзников, продолжать войну, что и закончилось позором Тернополя и Риги.
   Основные традиции февральской революции вскрыты и формулированы. Они выражались не в словах, в которых аффектированно изливались общие места радикального либерализма, революционной демократии и сентиментальной гуманности, а в деяниях, в приказах, назначениях и смещениях, а также в неизбежных последствиях всего этого, погубивших Россию, её свободу и её демократические возможности. Вся эта политическая линия проявила такую государственную наивность, такое политическое безволие, такую правительственную неспособность, что стыд и ужас овладевают русским сердцем, когда теперь вновь раздаются призывы к возрождению этих традиций и когда газеты приносят доказательство того, что февралисты опять собираются брать в свои руки "всю полноту власти". Но страшен сон, да милостив Бог!
  
   О СТРАДАНИЯХ И УНИЖЕНИЯХ РУССКОГО НАРОДА. Каждый русский, любящий свой народ и гордящийся своей культурой, наверное, не раз спрашивал себя: "Почему именно России суждена такая ужасная судьба? Почему именно русскому народу надо переносить такие мучения и унижения? Почему? Кто виноват? За что? Зачем? Эти вопросы будут теоретически исследовать и практически разрешать ещё целые поколения. Но кое-что основное, необходимое и полезное для их разрешения должно быть сказано немедленно.
   Климат, почва с её мерзлотою, открытая незащищённая равнина, обилие пространств, континентальная замедленность жизни, оторванность от морей, обилие малых и чужеродных племён, особливость языка и быта, положение страны между Востоком и Западом, вечный нажим презрительно-завистливой Европы и вторжения хищно-погромной Азии, бесконечное татарское иго, нескончаемые оборонительные войны, всяческое "воровство", "кривизна" и "неправда" самих русских людей всех сословий, все государственные ошибки, упущения, вся политическая близорукость былой русской власти и многое другое, - всё это создало известную образовательно-политическую и хозяйственно-техническую отсталость России и русской народной массы. Запад выносил губительную идею и программу. В течение XIX века русская интеллигенция соблазнялась западноевропейским недугом, как "последним словом передовой культуры", мечтательно, сентиментально и безвольно заражаясь им. В ХХ веке - многонародно-международная, полурусская, полуинтеллигенция, тупая, волевая и жестокая, пошла в грозный час мировой войны на штурм, захватила власть в России и превратила нашу страну в опытный рассадник этой духовной чумы. Почему нам не удалось оборониться? Потому что русская национальная интеллигенция не понимала своего народа, не умела верно вести его. И ещё: по невежеству, ребячливой доверчивости и имущественной жадности народной массы, по незрелости русского национального характера и русского национального правосознания.
   На вопрос о "виноватых" может быть только один ответ: все виноваты - по-своему и на своём месте. И однажды русский народ, совершив свой крестный путь и своё очищение, в благоприятный час истории ответит им по достоинству и по заслугам.
   За что нам это послано? Мы видим множество невинных в муке и погибели - беспризорных детей, людей светлой веры и светлого порыва, самоотверженных героев; мы видим и средних людей в не заслуженной ими сверхсильной муке. А злодеев и соблазнителей мы видим в животном благоденствии и безнаказанности. Не следует думать, будто страдание всегда посылается человеку в наказание за его грехи. Бог не есть Бог мести и безжалостного воздаяния. Он есть Бог искупления, очищения, одухотворения и преображения. И христианину надлежит помышлять не только о заслуженной мзде, но прежде всего и больше всего - о совершенствовании через сердечное созерцание. Зачем? Страдания и унижения русского народа должны умудрить и очистить его, открыть ему новые земные горизонты и новые небесные высоты, пробудить его сердце и укрепить его волю. Весь наш душевный уклад должен быть обновлён: в этой трагедии должен завязаться и окрепнуть новый русский национальный характер, укоренённый во Христе, сердечный и волевой, достойный и прямой, без изворотливо-лживой хитрости и с живым чувством духовного ранга. Русский человек должен перестать поклоняться чужим идолам и дьяволам. Он долен "вернуться к себе", к живым и драгоценным корням своей национальной культуры. Он должен понять, принять и выговорить свою русскую идею, с тем, чтобы затем осуществить её во всём - в религии и в науке, в праве и в государственной форме, в искусстве и в труде, в суде, в медицине и в воспитании. Страдания и унижения революции даны нам для того, чтобы мы видели ту бездну, в которую нас тянули дореволюционные соблазнители, и чтобы мы восхотели Божиего; чтобы мы очистились, возродились и заткали ткань новой России. Нелепо нам опять "идти побираться под окнами" западной культуры, западной религиозности, философии и политики и выпрашивать себе "на бедность" чёрствые корки европейских рассудочных выдумок. Россия ждёт от нас своего видения, своей веры, своей мысли и новой, своей государственной формы. И мы должны готовиться к тому дню, когда рухнет в России засилье дьявола.
  
   ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА ГРЯДУЩЕЙ РОССИИ. Она будет состоять в выделении кверху лучших людей - людей, преданных России, национально чувствующих, государственно мыслящих, волевых, идейно-творческих, несущих народу не месть и не распад, а дух освобождения, справедливости и сверхклассового единения. Если отбор этих новых русских людей удастся и совершится быстро, то Россия восстановится и возродится в течение нескольких лет; если же нет - то Россия перейдёт из революционных бедствий в долгий период послереволюционной деморализации, всяческого распада и международной зависимости. Всякое государство организуется и строится своим ведущим слоем, живым отбором своих правящих сил. Всегда и всюду правит меньшинство: в самой полной и последовательной демократии - большинство не правит, а только выделяет свою "элиту" и даёт ей общие, направляющие указания. И вот судьбы государств определяются качеством ведущего слоя: успехи государства суть его успехи; политические неудачи и беды и беды народа свидетельствуют о его неудовлетворительности или прямо о его несостоятельности, о его безволии, безыдейности, близорукости, о его порочности и продажности. Такова судьба всех народов: они расплачиваются унижениями и страданиями за недостатки своего ведущего слоя. Однако эти унижения и страдания являются не только тягостными последствиями совершённых ошибок или преступлений; они являются в то же время подготовкой будущего, школой для новой элиты; они длятся лишь до тех пор, пока эта новая национальная элита не окрепнет религиозно, нравственно и государственно. В этом - смысл исторических провалов, подобных русской революции: в страданиях рождается и закаляется новый дух, который в дальнейшем поведёт страну.
   Это зарождение и закаление нового духа совершается негласно, в подспудном молчании. Мы можем быть твёрдо уверены, что русские сердца не разлюбили Россию и не разучились верить, но научились верно видеть зло и злобу, научились ценить свою историю, научились и ещё учатся келейной молитве и зрелым волевым решениям. Скопление злого опыта, нарастание негодования и страха ставило всякую живую душу перед выбором: или согнуться, приспособиться и примириться с происходящим, стать "ловчилой" и заглушить в себе веру и совесть; или же выработать защитную маску условной "лояльности" и уйти в духовную катакомбу. В этой духовной катакомбе люди научились сосредоточиваться на главном и пренебрегать неглавным в жизни: они научились зажигать незримую врагам лампаду и творить при её свете новую подспудную культуру; они научились молиться по-новому и любить по-новому и внутренне, беззвучным шёпотом, произносить клятвы служения и верности. Они духовно обновлялись. Возможно, что немногие доживут до возрождения России. Но они могут быть уверены в том, что ни одно усилие их, ни один вздох не пропали бесплодно. Задача их состояла в том, чтобы заткать немедленно - во всём этом крушении и вопреки всему этому распаду - ткань новой России и постепенно вовлекать в эту ткань всё новых и новых людей. В этом был смысл того исповедничества и мученичества, на которое шли с самого начала лучшие люди России, принимавшие гонение, аресты, суд, ссылку, медленное умирание и расстрел. Они понимали, что они призваны противостоять и стоять до конца, что одним своим с виду обречённым и безнадёжным "стоянием" они делают главное и необходимое: служат той России, в которую надо верить, которая ныне выстрадывает себе духовную свободу и, не поддаваясь соблазнам, ищет христианского братства и справедливости. Так священномученики строили Православную Церковь, а политические герои - гражданственную природу России. Они совершили своё дело и достигли многого.
   Причины русской революции многосложны и глубоки; о них будут написаны впоследствии целые исследования. Но если перевести их язык духовного качества, то можно сказать следующее.
   Россия перед революцией оскудела не духовностью и не добротою, а силою духа и добра. В России было множество хороших и добрых людей, но хорошим людям не хватало характера, а у добрых людей было мало воли и решимости. В России было немало людей чести и честности, но они были рассеяны, не спаяны друг с другом, не организованы. Духовная культура в России росла и множилась, крепла наука, цвели искусства. Но не было во всём этом действенной силы, верной идеи, уверенного и зрелого самосознания, собранной силы, не хватало национального воспитания и характера. Было много юношеского брожения и неопределённых соблазнов; недоставало зрелой предметности и энергии в самоутверждении. Этому соответствовало и состояние русского народного хозяйства, бурно росшего, но не нашедшего ещё ни зрелых форм, ни организованности, ни настоящего проникновения в толщу естественных богатств. Незрелость и рыхлость национального характера соответствовала незрелости и рыхлости народного хозяйства.
   Этой своеобразной беспочвенности и рыхлости здоровых сил народа противостоял неизжитый запас больных и разрушительных сил. Обилие темпераментных национальных меньшинств, руководимых своею честолюбивой полуинтеллигенцией, создавало целый кадр центробежно настроенных деятелей. Эти "деятели" с их радикально-революционными симпатиями вливались во всероссийский резервуар фрондирующей интеллигенции и неустроенной, вечно недовольной, бродящей полуинтеллигенции; и всё это вместе в высшей степени затрудняло качественный отбор государственной элиты. За XIX век слагалась и крепла больная традиция революционной фронды; считалось, что "порядочный" человек должен быть настроен радикально и непримиримо; он должен порицать и отрицать всё, что исходит от правительства.
   Идейные и честные люди пополняли кадры русской армии, русского флота и русского чиновничества. Россия имела основания гордиться своею наукою, своим искусством и своими театрами. Она имела первоклассную дипломатию, превосходную военную разведку и опытный, преданный своему делу кадр народных учителей. Россия нуждалась больше всего в мире и в завершении реформ; она нуждалась меньше всего в революции. Судьба сулила ей иное: она послала ей неподготовленную и неудачную войну, революцию и планомерное разрушение почти всей её исторически выстраданной культуры. Вскрылись исторические рубцы и заживающие шрамы, души заболели ненавистью и местью, замутились до самого дна.
   Разразившаяся революция не только разрушила прежнее государство, прежнее хозяйство и прежнюю культуру в России, но стремилась прежде всего смести прежний ведущий слой и поставить на его место новый. Первая, отрицательная задача не представляла особых затруднений: сместить, уволить, лишить имущества и жилища, обречь на голод и холод, арестовать, сослать, расстрелять - всё это разрушительное дело требовало только решительности и жестокости. Но разрешение положительной задачи - создание нового ведущего слоя - не могло удаться революционерам.
   Революция с самого начала обращалась не к лучшим, государственно-зиждительным силам народа, а к разрушительным и разнузданным элементам его. Она привлекла к себе не честных, верных, патриотически настроенных людей, привыкших к дисциплине и ответственности, а безответственных, деморализованных, беспринципных, карьеристов, грабителей, дезертиров, авантюристов. Ей нужны были люди дурные и жестокие, способные разлагать армию, захватывать чужое имущество, доносить и убивать. Наряду с этим она обращалась к людям невежественным и наивным, которые готовы были верить в немедленное революционно-социалистическое переустройство России.
   Никакой государственный режим, тем более "творчески обновляющий" режим, не может быть построен такими людьми и на таких порочных основаниях. Привычный нарушитель, сделавший себе из правонарушения политическую профессию, останется правонарушителем и после того, как ему прикажут строить новую жизнь. Революция дала народу "право на бесчестие". Этим она расшатала народное правосознание, смешала "позволенное" и "запретное", перепутала "моё" и "твоё", отменила все правовые межи и подорвала все социальные и культурные сдержки. Пришли новые люди, презирающие законность, отрицающие права личности, жаждущие захватного обогащения, лишённые знания, опыта и умений; полуграмотные выдвиженцы, государственно неумелые "нелегальщики", приспособившиеся преступники. Революция узаконила уголовщину и тем самым обрекла себя на неудачу. Революция превратила разбойника в чиновника и заставила своё чиновничество править разбойными приёмами. Вследствие этого политика пропиталась преступностью, а преступность огосударствилась.
   Шли годы. На этих основах сложилось и окрепло новое чиновничество: запуганное и раболепно-льстивое перед лицом власти, пронырливое, жадное и вороватое в делах службы, произвольное и беспощадное в отношении к подчинённым и к народу; во всём трепещущее, шкурное, пролганное, привыкшее к политическому доносу и отвыкшее от собственного, предметного и ответственного суждения; готовое вести свою страну по приказу сверху - на вымирание и на погибель. И все неудачи революции объясняются не только противоестественностью её программы и её планов, но и несостоятельностью отобранного ею слоя.
   Когда крушение строя станет совершившимся фактом и настоящая Россия начнёт возрождаться, русский народ увидит себя без ведущего слоя. То, в чём Россия будет нуждаться прежде всего и больше всего, - будет новый ведущий слой. Эта новая элита, новая русская национальная интеллигенция, должна извлечь все необходимые уроки из всероссийского революционного крушения. Мало того, она должна осмыслить русское историческое прошлое и извлечь из него заложенный в нём "разум истории". А история учит нас многому.
   1. Ведущий слой не есть ни замкнутая "каста", ни наследственное или потомственное "сословие". По составу своему он есть нечто живое, подвижное, всегда пополняющееся новыми, способными людьми и всегда готовое освободить себя от неспособных. Качественный, духовный заряд, присущий человеку, выдвигает его на первые места, независимо от его родословной. Это требование есть не "демократическое", а нравственно-патриотическое и национально-государственное. Только так мы воссоздадим Россию: дорогу честности, уму и таланту!
   2. Принадлежность к ведущему слою есть не привилегия, а несение трудной и ответственной обязанности. Это не есть ни "лёгкая и весёлая жизнь, ни "почивание на лаврах". Вести свой народ есть не привилегия, а обязанность лучших людей страны. Эта обязанность требует от человека не только особых природных качеств, подготовки и образования, но и особого рода жизни в смысле досуга, жилища, питания и одежды. Это люди иной душевной и нервной организации, люди духовной сосредоточенности, люди иных потребностей и вкусов, иного жизненного напряжения и ритма. Мыслителю и артисту нужна тишина. Учёному и судье необходима библиотека. Чиновник должен быть обеспечен и независим от управляемых обывателей и т.д. Ранг в жизни необходим и неизбежен. Он обосновывается качеством и покрывается трудом и ответственностью. Рангу должна соответствовать строгость к себе у того, кто выше, и беззаветная почтительность у того, кто ниже. Только этим верным чувством ранга воссоздадим Россию. Конец зависти! Дорогу качеству и ответственности!
   3. В России должна быть искоренена дурная традиция "кормления", т.е. частного наживания на публичной должности. Психологически - это понятно, но по существу - это есть деморализация и расхищение государства. Человек, не удовлетворяющийся законным жалованьем, не имеет права брать соответствующую должность. Человек, взявший публичную должность, не имеет права пользоваться ею для частной наживы. Конец взятке, растрате и всякой продажности. Только этим возродим Россию.
   4. Одна из основных опасностей ведущего слоя состоит в слишком высокой оценке государственной власти, её значения и призвания. Государственная власть имеет свои пределы. Это означает, что все творческие состояния души и духа, предполагающие любовь, свободу и добрую волю, не подлежат ведению государственной власти и не могут ею предписываться. Государство не может требовать от граждан веры, молитвы, любви, доброты и убеждений. Оно не смеет регулировать научное, религиозное и художественное творчество. Оно не должно вторгаться в нравственный, семейный и повседневный быт. Оно не должно без крайней надобности стеснять хозяйственную инициативу и хозяйственное творчество людей. Ведущий слой призван вести, а не гнать, не запугивать, не порабощать людей. Он не командует (за исключением армии), а организует, и притом лишь в пределах общего и публичного интереса. Лучший способ вести есть живой пример. Авантюристы, карьеристы и хищники не могут вести свой народ. России нужна власть, верно соблюдающая свою меру.
   5. Новый русский отбор должен строить Россию не произволом, а правом. Будут законы и правительственные распоряжения. Эти законы должны соблюдаться и исполняться самими чиновниками. От закона есть только одно "отступление": по совести, в сторону справедливости, с принятием на себя всей ответственности. Мало закона. Надо видеть живое событие.
   6. Новая русская элита в деле правления должна блюсти и крепить авторитет государственной власти. Этот авторитет есть всенародное, исторически накапливающееся достояние. Он слагается из поколения в поколение, он живёт в душах незримо, но определяющее; он призван служить орудием национального спасения. Безавторитетная власть не оборонит и не возродит Россию.
   7. Новый русский отбор должен быть одушевлён творческой национальной идеей. Безыдейная интеллигенция не нужна народу и государству и не может вести его... Да и куда она поведёт его, сама блуждая в темноте и в неопределённости? Но прежние идеи русской интеллигенции были ошибочны и сгорели в огне революций и войн. Ни идея "народничества", ни идея "демократии", ни идея "социализма", ни идея "империализма", ни идея "тоталитарности", - ни одна из них не вдохновит новую русскую интеллигенцию и не поведёт Россию к добру. Нужна новая идея - религиозная по истоку и национальная по духовному смыслу. Только такая идея может возродить и воссоздать грядущую Россию.
  
   ГОРЕК ХЛЕБ НА ЧУЖБИНЕ. В нашу эпоху для каждого русского изгнанника начинается долгое время всяческого "сиротства" и унижения. Жизнь его фактически как бы ломается пополам и утрачивает свой органический и главный смысл. Нельзя больше жить среди своих, единым национальным дыханием, строительством и служением; нельзя больше чувствовать, думать и говорить "мы, русские, здесь сообща", ибо наш народ остался там, а здесь мы с чужими, которые "по-нашему" не понимают, а нас самих еле терпят и вечно в чём-то подозревают. Эмиграция есть что-то вроде преждевременной "отставки" - твоя работа больше не нужна. Ты - ненужный, забеглый иностранец, не допускаемый к своей обычной работе, в которой ты, может быть, настоящий и заслуженный мастер; ты - существо нежелательное, которому в любой момент могут отказать "в праве пребывания", с тем чтобы выслать тебя или выдать; ты - "ничей гражданин", беззащитный и почти бесправный. До полноправной человеческой личности тебе далеко. Горек хлеб на чужбине. Горек и унизителен.
   Тверской купец Афанасий Никитин: "А русскую землю Бог да сохранит. Боже сохрани! На этом свете нет страны подобной ей".
  
   ЧЕГО МЫ ОЖИДАЕМ ОТ НАШИХ ПАСТЫРЕЙ? В России началась великая борьба за религиозное очищение и обновление. Русский человек должен вернуть себе цельную веру, в которой сердце и разум, созерцание и воля сольются в единый поток такой силы, что на него отзовётся и самый инстинкт; тогда будут найдены новые творческие идеи и создастся новая христианская культура. И православное духовенство найдёт в себе духовную силу, мудрость и искренность для этого подвига.
   Нет лучшего религиозного научения, нет более действительного проповеднического служения, как сила и искренность личной молитвы. Ибо вера крепнет и распространяется не от логических аргументов, и не от усилий понуждающей воли, и не от повторения слов и формул, но от живого восприятия Бога, от молитвенного огня, от очищения, подъёма и просветления сердец, от живого созерцания, от реального восприятия благодати. Пастырь, коему присущи эти искренность и сила молитвы, является как бы "неопалимой купиной" в своём приходе. Его поучения воспринимаются по-особому: не только умом, но и сердцем, живою совестью и честною волею. Его беседы несомы творческим духовным опытом, они проникнуты живым христианским созерцанием, они идут от сердца и воспринимаются всею душою. И уже простая встреча с ним испытывается как утешение и безмолвное ободрение.
   Глубина веры растёт и крепнет в молитве, ибо молитва есть благодатное вознесение души к Богу, озаряющее, очищающее и удостоверяющее.
   Бессердечные люди не постигают в Евангелии самого главного, а поняв, не живут им и не осуществляют его. Чёрствая жадность делает человека слепым и глухим. Живое сердце имеет запас доброты для всех: утешение для горюющего, помощь для нуждающегося, совет для беспомощного, ласковое слово для всякого, добрую улыбку для цветов и для птичек. И простое обхождение с таким человеком становится незаметно живою школою сердечного участия, любовного такта, христианской мудрости. Истинный духовник есть носитель христианского духа, духа любви и сердечного созерцания. Пастырь должен поддерживать нас в искушениях и соблазнах, он должен быть нашей опорой в колебании и изнеможении. Он должен сразу прозревать, где есть нечестность, неискренность, измена, но при этом - хранить справедливость в суде и осуждении.
   Благодать и деньги инородны друг другу, недостойно мерить Божие дело монетою. Дело Церкви есть дело духа, любви и совести, дело молитвы и созерцания; и прихожане должны снять со своего пастыря заботу о земном, обеспечивая ему необходимое и достойное. Дело священника, пастыря и духовника не есть обычная профессия, сходная с другими, но требует особого призвания и особых даров. Эти дары даны не всякому, но кому они не даны, тот не должен посягать на это звание. Здесь дело не столько в "знании" и "умении", сколько во "вдохновении", не столько в обрядовой словесности, сколько в живой полноте чувства, не в отбытии "требы", а в духе её совершения.
  
   РОССИЯ ЕСТЬ ЖИВОЙ ОРГАНИЗМ. Россия есть организм природы и духа - и горе тому, кто её расчленяет! Наказание придёт само... Не добром помянут наши потомки этих честолюбцев, этих сепаратистов и врагов России и её духа.
   Ход русской истории слагался не по произволу русских государей, русского правящего класса или русского простонародья, а в силу объективных факторов, с которыми каждый народ вынужден считаться. Слагаясь и возрастая в таком порядке, Россия превратилась не в механическую сумму территорий и народностей, а в органическое единство.
   1. Это единство было прежде всего географически предписано и навязано нам землёю. С первых же веков своего существования русский народ оказался на отовсюду открытой и лишь условно делимой равнине. Был издревле великий "проходной двор". Надо было или гибнуть под вечными набегами то мелких, то крупных хищных племён, или давать им отпор, замирять равнину оружием и осваивать её. Это длилось веками. Россия была издревле организмом, вечно вынужденным к самообороне.
   2. Издревле Россия была географическим организмом больших рек и удалённых морей. Каналы должны были связать далёкие моря друг с другом, соединить Европу с Азией, Запад с Востоком, Север с Югом. Мировое призвание России было прежде всего творчески-посредническое между народами и культурами, стать великим и вседоступным культурным простором. Европа есть лишь небольшой полуостров великого азиатского материка. Неумно и недальновидно пытаться превратить Россию в объект общеевропейской эксплуатации, в пассивный рынок для европейской жадности. Борьба эта начнётся неизбежно и будет сурово-беспощадная.
   3. Отстаивая свою национальность, Россия боролась за свою веру и религию. Этим Россия как духовный организм служила не только всем православным народам и не только всем народам европейско-азиатского территориального массива, но и всем народам мира. Ибо православная вера есть особое, самостоятельное и великое слово в истории и в системе христианства. Православная Церковь никогда не обращала иноверных в свою веру мечом или страхом, открыто осуждая это и запрещая уже в ранние века своего распространения. В религии, как и во всей культуре, русский организм творил и дарил, но не искоренял, не отсекал и не насиловал...
   4. Духовный организм России создал свой особый язык, свою литературу и своё искусство. Живя и творя на своём языке, русский народ, как надлежит большому культурному народу, щедро делился своими дарами со своими замирёнными и присоединёнными бывшими соседями, вчувствовался в их жизнь, вслушивался в их самобытность, учился у них, воспевал их в своей поэзии, перенимал их искусство, их песни, их танцы и их одежды и простосердечно и искренно считал их своими братьями, но никогда не гнал их, не стремился денационализировать их и не преследовал их. Нередко он переводил им на их язык Евангелие. Что же касается русского искусства, то о его всенародном и мировом значении нет нужды распространяться. В силу того, что на протяжении российского пространства и в длительности веков не оказалось народа, равного по талантливости, по вере и по культуре русскому народу или соперничающего с ним (в языке, в организации, в творческой самобытности, в жизненной энергии и в политической дальновидности), русский народ оказался естественно ведущим и правящим народом, народом-защитником, а не угнетателем. Всякий талант, всякий творческий человек любой нации, врастая в Россию, пролагал себе путь вверх и находил себе государственное и всенародное признание. Кого из них не видели стены российских университетов сдающими экзамены, кому из них мешали по-своему веровать, одеваться, богатеть и блюсти своё обычное право?
   5. Россия есть великий и единый хозяйственный организм. Все её части или территории связаны друг с другом взаимным хозяйственным обменом или питанием. Хозяйственное взаимопитание российских стран и народов будет рано или поздно органически восстановлено, и если рано, то в мирное процветание всех народов империи, а если поздно, то в результате многих лишений, после ряда войн и ценою многой крови. Рабочая сила, сырьё, готовые товары и единая валюта - или будут свободно циркулировать, и тогда народы российского пространства будут блюсти свою независимость и экономически процветать, или же Россия покроется внутренними рубежами и таможнями, и сорок бессильных и беспомощных государствиц будут бедствовать на сорока монетных системах, ломать себе голову над сорока рабочими вопросами, вести друг с другом таможенные и иные войны и сидеть без необходимого сырья и вывоза. Ибо Россия есть единый хозяйственный организм.
   6. Историческая мощь, которая привела к успеху после тысячи лет приспособления славянской расы. Русский народ, славянский по своему языку, смешанный по крови и по множественной наследственности, роднящей его со всеми расами, сменявшими друг друга до него на русской равнине, представляет собою в настоящее время некую однородность. Русская однородность есть самая установившаяся и самая ярко выраженная во всей Европе. Напрасно также говорить о "татаризации" русского народа. На самом деле в истории происходило обратное, т.е. русификация иноплеменных народов, ибо иноплеменники на протяжении веков "умыкали" русских женщин, которые рожали им полурусских детей, а русские, строго придерживавшиеся национальной близости, не брали себе жён из иноплеменниц (чужой веры, чужого языка, чужого нрава); напуганные татарским игом, они держались своего и соблюдали этим своё органически-центральное чистокровие. Весь этот вековой процесс "создал в русском типе пункт сосредоточения всех творческих сил, присущих народам его территории".
   Итак, Россия есть единый живой организм: географический, стратегический, религиозный, языковой, культурный, правовой и государственный, хозяйственный и антропологический. Этому организму предстоит выработать новую государственную организацию. Но расчленение его поведёт к длительному хаосу, ко всеобщему распаду и разорению, а затем к новому собиранию русских территорий и российских народов в новое единство. Тогда уже история будет решать вопрос о том, кто из малых народов уцелеет вообще в этом новом собирании Руси. Надо молить Бога, чтобы водворилось как можно скорее братское единение между народами России.
  
   ЧТО СУЛИТ МИРУ РАСЧЛЕНЕНИЕ РОССИИ?
   1. Беседуя с иностранцами о России, каждый верный русский патриот должен разъяснять им, что Россия есть не случайное нагромождение территорий и племён и не искусственно слаженный механизм областей, но живой, исторически выросший и культурно оправдавшийся организм, не подлежащий произвольному расчленению. Этот организм есть географическое единство, части которого связаны хозяйственным взаимопитанием; этот организм есть духовное, языковое и культурное единство, исторически связавшее русский народ с его национально-младшими братьями духовным взаимопитанием; он есть государственное и стратегическое единство, доказавшее миру свою волю и свою способность к самообороне; он есть сущий оплот европейски-азиатского, а потому и вселенского мира и равновесия. Расчленение его явилось бы невиданной ещё в истории политической авантюрой, гибельные последствия которой человечество понесло бы на долгие времена. Расчленение организма на составные части нигде не давало и никогда не даст ни оздоровления, ни творческого равновесия, ни мира. Напротив, оно всегда было и будет болезненным распадом, процессом разложения, брожения, гниения и всеобщего заражения. И в нашу эпоху в этот процесс будет втянута вся вселенная. Территория России закипит бесконечными распрями, столкновениями и гражданскими войнами, которые будут постоянно перерастать в мировые столкновения. Это перерастание будет совершенно неотвратимым в силу одного того, что державы мира (европейские, азиатские и американские) будут вкладывать свои деньги, свои торговые интересы и свои стратегические расчёты в нововозникшие малые государства; они будут соперничать друг с другом, добиваться преобладания и "опорных пунктов", мало того, выступят империалистические соседи, которые будут покушаться на прямое или скрытое "аннексирование" неустроенных и незащищённых новообразований (Германия двинется на Украину и Прибалтику, Англия покусится на Кавказ и на Среднюю Азию, Япония на дальневосточные берега и т.д.). Россия превратится в гигантские "Балканы", в вечный источник войн, в великий рассадник смут. Она станет мировым бродилом, в которое будут вливаться социальные и моральные отбросы всех стран (инфильтранты, оккупанты, агитаторы, разведчики, революционные спекулянты и миссионеры), все уголовные, политические и конфессиональные авантюристы вселенной. Расчленённая Россия станет неизлечимою язвою мира.
   2. Подготовляемое международною закулисою расчленение России не имеет за себя ни малейших оснований, никаких духовных или реально политических соображений, кроме революционной демагогии, нелепого страха перед единой Россией и застарелой вражды к русской монархии и к Восточному Православию. Мы знаем, что западные народы не разумеют и не терпят русского своеобразия. Они испытывают единое русское государство, как плотину для их торгового, языкового и завоевательного распространения. Они собираются разделить всеединый российский "веник" на прутики, переломать эти прутики поодиночке и разжечь ими меркнущий огонь своей цивилизации. Им надо расчленить Россию, чтобы провести её через западное уравнение и развязание и тем погубить её: план ненависти и властолюбия.
   3. Напрасно они ссылаются при этом на великий принцип "свободы": "национальная свобода" требует-де "политической самостоятельности". Никогда и нигде племенное деление народов не совпадало с государственным. Вся история даёт тому живые и убедительные доказательства. Всегда были малые народы и племена, неспособные к государственному самостоянию. Племенные швы Европы и других материков совершенно не совпадают с государственными границами. Многие малые племена только тем и спаслись в истории, что примыкали к более крупносильным народам, государственным и толерантным: отделить эти малые племена значило бы - или передать их новым завоевателям и тем окончательно повредить их самобытную культуру, или погубить их совсем, что было бы духовно разрушительно, хозяйственно разорительно и государственно нелепо. Ни история, ни современное правосознание не знают такого правила: "сколько племён, столько государств". Это есть новоизобретённая, нелепая и гибельная доктрина; и ныне она выдвигается именно для того, чтобы расчленить единую Россию и погубить её самобытную духовную культуру.
   4. Далее, пусть не говорят нам о том, что "национальные меньшинства" России стояли под гнётом русского большинства и его государей. Это вздорная и ложная фантазия. Императорская Россия никогда не денационализировала свои малые народы. Сколько малых племён Россия получила в истории, столько она и соблюла. Ни принудительным крещением, ни искоренением, ни всеуравнивающим обрусением она никогда не занималась. В России общие переписи установили до ста шестидесяти различных языковых племён и до тридцати различных исповеданий. Все соблюли свой язык, свои исповедания, свои обычаи. Но политическая пропаганда не останавливается и перед явной ложью.
   5. Расселение племён в России было делом истории и свободного оседания. Вся территория наша была испещрена маленькими национальными "островками". Это преимущественная племенная заселённость. Эти обозначения условны. Никто не мешал людям жить в других местах. Все эти племена вступали друг с другом в кровное смешение. Учтите ещё дар русского духа и русской природы непринудительно и незаметно обрусевать людей иной крови. Все племена России разбросаны и рассеяны, кровно смешаны и географически перемешаны друг с другом. Образовались большие территориальные узлы со смешанным населением и только присутствие советских войск предотвращало взаимную резню. Так, национально-территориальное размежевание народов было делом безнадёжным.
   6. Целый ряд российских племён живёт доныне в состоянии духовной и государственно-политической малокультурности: среди них есть такие, что пребывают религиозно в самом примитивном шаманстве, вся "культура" сводится у многих к кустарным ремёслам; кочевничество не изжито; не имея ни естественных границ своей территории, ни главных городов, ни своих письменных знаков, ни своей школы, ни своей национальной интеллигенции, ни национального самосознания, ни государственного правосознания, они не способны к самой элементарной политической жизни. После отчленения этих племён от России кто завладеет ими? Какая иностранная держава будет разыгрывать их и тянуть из них жизненные соки?
   7. Вторая мировая война сдвинула с места всю западную половину Европейской России. Немцы заняли тогда русскую территорию с населением около 85 миллионов людей, массами расстреливали заложников и истребили около полутора миллионов евреев. Процесс вымирания, национальной перетасовки и племенного смешения достиг в России небывалых размеров. Если же советская революция закончится третьей мировой войной, то в племенном и территориальном составе русского населения произойдут такие изменения, после которых сама идея национально-политического расчленения России может оказаться совершенно нежизненной, планом глупым и неосуществимым.
   8. И тем не менее мы должны быть готовы к тому, что расчленители России попытаются провести свой враждебный и нелепый опыт даже и в послебольшевистском хаосе, обдуманно выдавая его за высшее торжество "свободы", "демократии" и "феодализма": российским народам и племенам на погибель, авантюристам, жаждущим политической карьеры, на "процветание", врагам России на торжество. Мы должны быть готовы к этому, во-первых, потому, что германская пропаганда вложила слишком много денег и усилий в сепаратизм; во-вторых, потому, что психоз мнимой "демократии" и мнимого "федерализма" охватил широкие круги пореволюционных честолюбцев и карьеристов; в-третьих, потому что мировая закулиса, решившая расчленить Россию, отступит от своего решения только тогда, когда её планы потерпят полное крушение.
   9. И вот когда после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг: "Народы бывшей России, расчленяйтесь!" - то откроются две возможности: или внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмёт в свои крепкие руки "бразды правления", погасит гибельный лозунг и поведёт Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране; или же такая диктатура не сложится, и в стране начнётся непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия.
   Тогда Россия будет охвачена анархией и выдаст себя с головой своим национальным, военным, политическим и вероисповедным врагам. В ней сложится водоворот погромов и смуты; тогда отдельные части её начнут искать спасения в "бытии о себе", т.е. в расчленении.
   Само собой разумеется, что этим состоянием анархии захотят воспользоваться все наши "добрые люди"; начнутся всевозможные военные вмешательства под предлогом водворения порядка. Вспомним 1917-1919 годы, тогда только ленивый не брал плохо лежащее русское добро. И вот "добрые соседи" снова пустят в ход все виды интервенции: дипломатическую угрозу, военную оккупацию, захват сырья, присвоение "концессий", расхищение военных запасов, одиночный, партийный и массовый подкуп, организацию наёмных сепаратистских банд (под названием "национально-федеративных армий"), создание марионеточных правительств, разжигание и углубление гражданских войн. А новая Лига Наций попытается установить "новый порядок" посредством заочных (парижских, берлинских или женевских) резолюций, направленных на подавление и расчленение национальной России.
   Допустим на момент, что все эти "свободолюбивые и демократические" усилия временно увенчаются успехом, и Россия будет расчленена. Что же даст этот опыт российским народам и соседним державам?
   10. При самом скромном подсчёте - до двадцати отдельных "государств", не имеющих ни бесспорной территории, ни авторитетных правительств, ни законов, ни суда, ни армий, ни бесспорно национального населения. До двадцати пустых названий. Но природа не терпит пустоты. И в эти образовавшиеся политические ямы, в эти водовороты сепаратистской анархии хлынет человеческая порочность: авантюристы под новыми фамилиями, наймиты соседних держав (из русской эмиграции), иностранные искатели приключений, спекулянты и миссионеры. Всё это будет заинтересовано в затягивании хаоса, в противорусской агитации и пропаганде, в политической и религиозной коррупции.
   Медленно, десятилетиями будут слагаться новые, отпавшие или отчленённые государства. Каждое поведёт с каждым соседним длительную борьбу за территорию и за население, что будет равносильно бесконечным гражданским войнам в пределах России.
   Будут появляться всё новые жадные, жестокие и бессовестные "псевдогенералы", добывать себе "субсидии" за границей и начинать новую резню. Двадцать государств будут содержать 20 министерств, двадцать парламентов, двадцать армий, двадцать штабов. Двадцать военных промышленностей, двадцать разведок и контрразведок, двадцать полиций, двадцать таможенных и запретительных систем и двадцать всемирно разбросанных дипломатических и консульских представительств. Двадцать расстроенных бюджетных и монетных единиц потребуют бесчисленных валютных займов; займы будут даваться "державами" под гарантии "демократического", "концессионного", "торгово-промышленного" и "военного" рода. Новые государства окажутся через несколько лет сателлитами соседних держав, иностранными колониями или "протекторатами". Известная нам из истории федеративная неспособность русского населения и столь же исторически доказанная тяга его к "самостоятельному фигурированию" довершит дело: о федерации никто и не вспомнит, а взаимное ожесточение российских соседей заставит их предпочитать иноземное рабство всерусскому единению.
   11. Чтобы наглядно вообразить Россию в состоянии этого длительного безумия, достаточно представить себе судьбу "самостийности Украины". Этому государству придётся прежде всего создать новую оборонительную линию. Соответственно, должны будут "ощетиниться" фронтом против Украины и Великороссия, и Донское Войско. Оба соседних государства будут знать, что Украина опирается на Германию и является её сателлитом и что в случае новой войны между Германией и Россией немецкое наступление пойдёт с самого начала... Это будет новая стратегическая ситуация. Нетрудно представить себе и то, как к этой новой стратегической ситуации отнесутся Польша, Франция, Англия и Соединённые штаты; они быстро сообразят, что признать самостийную Украину - значит отдать её германцам (т.е. признать Первую и Вторую мировые войны проигранными!) На этом может начаться отрезвление Западной Европы от "федеративного" угара и от общерусского расчленения.
   12. Из этого всего явствует, что план расчленения России имеет свой предел в реальных интересах России и всего человечества.
   Доколе ведутся отвлечённые разговоры, доколе политические доктринёры выдвигают "соблазнительные" лозунги, делают ставку на русских изменников и забывают империалистическую похоть предприимчивых соседей; доколе они считают Россию конченною и похороненную, а потому беззащитною, дело её расчленения может представляться решённым и лёгким. Но однажды великие державы реализуют в воображении неизбежные последствия этого расчленения, и однажды Россия очнётся и заговорит; тогда решённое окажется проблематичным и лёгкое трудным.
   Россия, как добыча, брошенная на расхищение, есть величина, которую никто не осилит, на которой все перессорятся, которая вызовет к жизни неимоверные и неприемлемые опасности для всего человечества. Мировое хозяйство, и без того выведенное из равновесия утратой здорового производства России, увидит себя перед закреплением этого бесплодия на десятки лет. Мировое равновесие, и без того ставшее шатким, как никогда, окажется обречённым на новые невиданные испытания. Расчленение России не даст ничего далёким державам и невероятно укрепит ближайших соседей-империалистов.
   Германия, рассматривая русский народ как предназначенный для неё исторический "навоз", совершенно неспособна понять, что Россия не погибнет от расчленения, но начнёт воспроизведение всего хода своей истории заново: она, как великий организм, снова примется собирать свои "члены", продвигаться по рекам к морям, к горам, к углю, к хлебу, к нефти, к урану.
   Мировая закулиса хоронит единую национальную Россию. Не умно это. Не дальновидно. Россия не человеческая пыль и не хаос. Она есть прежде всего великий народ, не промотавший своих сил и не отчаявшийся в своём призвании. Придёт его исторический час!
  
   О РУССКОМ НАЦИОНАЛИЗМЕ. После длительного революционного перерыва Россия вернётся к свободному самоутверждению и самостоянию, найдёт свой здравый инстинкт самосохранения, примирит его со своим духовным самочувствием и начнёт новый период своего исторического расцвета. Нельзя народному организму "запретить здоровье" - он прорвётся к нему любой ценой; нельзя погасить в народе чувство собственного духовного достоинства - эти попытки только пробудят его к новому осознанию и новой силе. То, что переживает сейчас русский народ, есть строгий и долгий ученический искус, живая школа душевного очищения, смирения и трезвения. Первое пробуждение, может быть, будет страстным, неумеренным и даже ожесточённым; но дальнейшее принесёт нам новый русский национализм с его истинной силой и в его истинной мере.
   Каждый народ имеет национальный инстинкт, данный ему от природы (а это значит - и от Бога), и всяческие дары Духа, изливаемые в него от Творца. И у каждого народа инстинкт и дух живут по-своему и создают драгоценное своеобразие. Этим русским своеобразием мы должны дорожить, беречь его, жить в нём и творить из него: оно дано нам было искони, в зачатке, а раскрытие его было задано нам на протяжении всей нашей истории. Раскрывая его, осуществляя его, мы исполняем наше историческое предназначение, отречься от которого мы не имеем ни права, ни желания. Ибо всякое национальное своеобразие по-своему являет Дух Божий и по-своему славит Господа. Каждый народ по-своему вступает в брак, рождает, болеет и умирает; по-своему лечится, трудится, хозяйствует и отдыхает; по-своему горюет, плачет, сердится и отчаивается; по-своему улыбается, шутит, смеётся и радуется; по-своему ходит и пляшет; по-своему поёт и творит музыку; по-своему говорит, декламирует, острит и ораторствует; по-своему наблюдает, созерцает и творит живопись; по-своему исследует, познаёт, рассуждает и доказывает; по-своему нищенствует, благотворит и гостеприимствует; по-своему строит дома и храмы; по-своему молится и геройствует... Он по-своему возносится духом и кается. По-своему организуется. У каждого народа своё особое чувство права и справедливости, иной характер, иная дисциплина, иное представление о нравственном идеале, иной семейный уклад, иная церковность, иная политическая мечта, иной государственный инстинкт. Словом, у каждого народа иной, особый душевный уклад и духовно-творческий акт.
   Так обстоит от природы и от истории. Так обстоит в инстинкте и в духе. Так нам всем дано от Бога. И это хорошо. Это прекрасно. Различны травы и цветы в поле. Различны деревья и облака. Богат и прекрасен сад Божий; обилен формами, блещет красками и видами, сияет и радует многообразием... И каждому народу подобает и быть, и красоваться, и Бога славить по-своему. И в самом этом многообразии и многогласии уже поёт и возносится хвала Творцу; и надо быть духовно слепым и глухим, чтобы не постигать этого.
   Христианство принесло миру идею личной, бессмертной души, самостоятельный по своему дару, по своей ответственности и по своему призванию, особливой в своих грехах и подвигах и самодеятельной в созерцании, любви и молитве, - т.е. идею метафизического своеобразия человека. И поэтому идея метафизического своеобразия народа есть лишь верное и последовательное развитие христианского понимания. Христос один во вселенной. Он не для иудеев только и не для эллинов только, а благовестие Его идёт не к эллинам, и к иудеям; но это означает, что признаны и призваны все народы, каждый на своём месте, со своим языком и со своими дарами. Всей своей историей, всей культурой, всем трудом и пением своим каждый народ служит Богу, как умеет; и те народы, которые служат Ему творчески и вдохновенно, становятся великими и духовно ведущими народами в истории.
   Национализм есть уверенное и сильное чувство, что мой народ тоже получил дары Духа Святого, что он принял их своим инстинктивным чувствилищем и творчески претворил их по-своему, что сила его обильна и призвана к дальнейшим творческим свершениям и что поэтому народу моему подобает культурное "самостояние" как "залог величия" и как независимость государственного бытия.
   Поэтому национализм проявляется прежде всего в инстинкте национального самосохранения, и этот инстинкт есть состояние верное и оправданное. Не следует стыдиться его, гасить или глушить его; надо осмысливать его перед лицом Божиим, духовно обосновывать и облагораживать его проявления. Этот инстинкт должен не дремать в душе народа, но бодрствовать. Он живёт совсем не "по ту сторону добра и зла", напротив, он подчинён законам добра и духа. Он должен иметь свои проявления в любви, жертвенности, храбрости и мудрости; он должен иметь свои празднества, свои радости, свои печали и свои моления. Из него должно родиться национальное единение, во всей его инстинктивной "пчелиности" и "муравьиности". Он должен гореть в национальной культуре и в творчестве национального гения.
   Что такое национализм? Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во всём его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвёл в Божием саду. Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божиим, созерцание его души, его недостатков, его талантов, его исторической проблематики, его опасностей и его соблазнов. Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания. Вот почему национальное чувство есть духовный огонь, ведущий человека к служению и жертвам, а народ - к духовному расцвету. Это есть некий восторг (любимое выражение Суворова) от созерцания своего народа в плане Божием и в дарах Его благодати. Это есть благодарение Богу за эти дары, но в то же время и скорбь о своём народе и стыд за него, если он оказывается не на высоте этих даров. В национальном чувстве скрыт источник достоинства, народной гордости и источник единения, которое спасло Россию во все трудные часы её истории, и источник государственного правосознания, связующего всех нас в живое государственное единство. Национализм испытывает, исповедует и отстаивает жизнь своего народа как драгоценную духовную самосиянность. Он принимает дары и создания своего народа как свою собственную духовную почву, как отправной пункт своего собственного творчества. И он прав в этом. Ибо творческий акт не изобретается каждым человеком для себя, но выстрадывается и вынашивается целым народом на протяжении веков.
   Душевный уклад труда и быта и духовный уклад любви и созерцания, молитвы и познания, при всём его личном своеобразии, имеет ещё и национальную природу, национальную однородность и национальное своеобразие. Согласно общему социально-психологическому закону, подобие единит людей, общение усиливает это подобие, и радость быть понятым раскрывает души и углубляет общение. Вот почему национальный творческий акт роднит людей между собой и пробуждает в них желание раскрыться, высказаться, отдать "своё заветное" и найти отклик в других. Творческий человек творит всегда от лица своего народа и обращается прежде всего и больше всего к своему народу. Народность есть как бы климат души и почва духа, а национализм есть верная, естественная тяга к своему климату и к своей почве. Не случайно русская сердечность и простота обхождения всегда сжимались и страдали от чёрствости, чопорности и искусственной натянутости Запада. Не случайно и то, что русская созерцательность и искренность никогда не ценились европейским рассудком и американской деловитостью. С каким трудом европеец улавливает особенности нашего правосознания - его неформальность, его свободу от мёртвого законничества, его живую тягу к живой справедливости и в то же время его наивную недисциплинированность в бытовых основах и его тягу к анархии. С каким трудом прислушивается он к нашей музыке - к её естественно льющейся и неисчерпывающейся мелодии, к её дерзновенным ритмам, к ни на что не похожим тональностям и гармониям русской народной песни. Как чужда ему наша не рассудочная, созерцательная наука. А русская живопись - чудеснейшая и значительнейшая, наряду с итальянской, - доселе ещё "не открыта" и не признана снобирующим европейцем. Всё прекрасное, что было доселе создано русским народом, исходило из его национального духовного акта и представлялось чуждым Западу.
   А между тем создать нечто прекрасное, совершенное для всех народов может только тот, кто утвердился в творческом акте своего народа.
   "Мировой гений" есть прежде всего - национальный гений, и всякая попытка создать нечто великое из денационализированной или интернациональной души даёт в лучшем случае только мнимую, экранную знаменитость. Истинное величие всегда почвенно. Подлинный гений всегда национален, и он знает это сам о себе.
   И если пророки не принимаются в своём отечестве, то не потому, что они творят из какого-то "сверхнационального" акта, а потому, что они углубляют творческий акт своего народа до того уровня, до той глубины, которая ещё не доступна их единоплеменным современникам.
   Пророк и гений национальнее своего поколения в высшем и лучшем значении этого слова. Пребывая в своеобразии своего народа, они осуществляют национальный акт классической глубины и зрелости и тем показывают своему народу его подлинную силу, его призвание и грядущие пути.
   Итак, национализм есть здоровое и оправданное настроение души. То, что национализм любит и чему он служит, в самом деле достойно любви, борьбы и жертв. И грядущая Россия будет национальной Россией.
  
   ОПАСНОСТИ И ЗАДАНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА. Есть больные и извращённые формы национального чувства и национальной политики. Первая ошибка состоит в том, что чувство и воля националиста прикрепляются не к духу и не к духовной культуре его народа, а к внешним проявлениям народной жизни - к хозяйству, к политической мощи, к размерам государственной территории и к завоевательным успехам своего народа. Главное - жизнь духа не ценится и не бережётся. Есть государства, националисты которых удовлетворяются успехами своего народного хозяйства или мощью и блеском своей государственной организации или же завоеваниями своей армии. Тогда национализм отрывается от главного - от смысла и цели народной жизни - и становится чисто инстинктивным настроением, подвергаясь всем опасностям обнажённого инстинкта: жадности, безмерной гордыне, ожесточению и свирепости. Он опьяняется всеми земными соблазнами и может извратиться до конца.
   От этой ошибки русский народ был ограждён своим прирождённым религиозным смыслом и Православием, которое сообщило нам особенный национальный характер и внушило нам идею "Святой Руси". "Святая Русь" не есть нравственно праведная или совершенная в своей добродетели. Россия - это есть правоверная Россия, признающая свою веру главным делом и отличительной особенностью своего земного естества. Русское национальное самосознание не впадало в соблазны экономизма, этатизма и империализма, и русскому народу никогда не казалось, что главное дело его - это успех его хозяйства, его государственной власти и его оружия.
   Вторая ошибка состоит в том, что чувство и воля националиста, вместо того чтобы идти в глубину своего духовного достояния, уходят в отвращение и презрение ко всему иноземному. Суждение "моё национальное бытие оправдано перед лицом Божиим" превращается, вопреки всем законам жизни и логики, в нелепое утверждение: "национальное бытие других народов не имеет перед моим лицом никаких оправданий". Так, как если бы одобрение одного цветка давало основание осуждать все остальные или любовь к своей матери заставляла ненавидеть и презирать всех других матерей. Эта ошибка имеет психологическую и духовную природу: тут и наивная исключительность примитивной натуры, и этническое врождённое самодовольство, и жадность, и похоть власти, и узость провинциального горизонта, и отсутствие юмора, и неодухотворённость национального инстинкта. Народы с таким национализмом легко впадают в манию величия и в своеобразное завоевательное буйство.
   От этой ошибки русский народ был ограждён, во-первых, присущею ему простодушною скромностью и природным юмором; во-вторых, многоплеменным составом России и, в-третьих, делом Петра Великого, научившего нас строгому суду над собою и привившего нам готовность учиться у других народов.
   Русскому народу несвойственно закрывать себе глаза на свои несовершенства, слабости и пороки, напротив, его скорее тянет к мнительно-покаянному преувеличению своих грехов. А природный юмор его никогда не позволял ему возомнить себя первым и водительным народом мира. В течение всей его истории он вынужден был обходиться с другими племенами, говорившими на непонятных ему языках, отстаивавшими свою веру и свой быт, а иногда наносившими ему тяжёлые поражения. Русский национализм проходил - и во внутреннем замирении своей страны, и во внешних войнах - суровую школу уважения к врагам, и Пётр Великий, умевший "поднимать заздравный кубок" "за учителей своих", проявлял в этом исконную русскую черту - уважение к врагу и смирение в победе.
   Петру Великому пришлось заставить русских людей учиться необходимому. Он понял, что народ, отставший в цивилизации в технике и знаниях, будет завоёван и порабощён и не отстоит себя и свою правую веру. Вера Христова не узаконивает отсталых форм хозяйства, быта и государственности. Православие не может санкционировать такой уклад сознания, такой строй и быт, которые погубят народную самостоятельность и предадут врагам и веру, и Церковь. Пётр Великий извлёк урок из татарского ига и из войн с немцами, шведами и поляками. Христианство не может и не должно быть источником национальной слабости. И вот небесное и земное разделились в русском самочувствии. Вместе с тем национальное отделилось от вероисповедно-церковного. Русское самочувствие проснулось, и началась эпоха русского национального самосознания, незаконченная и доныне.
   Старообрядцы не приняли этого раздела и стали верными хранителями русского православно-национального самочувствия во всей его неприкосновенности, наивности и притязательности.
   А между тем России, русскому духу и русскому национализму предстоял новый путь. Надо было различить в культурном творчестве церковное и религиозное, и далее - церковное и национальное; открыть себе доступ к светской цивилизации и светской культуре и внести религиозно-православный дух, иоанновский дух любви и свободы, в своё светское национальное самосознание, в свою новую национально светскую культуру и национально-светскую цивилизацию. Эта задача не разрешена нами ещё и поныне, и разрешением её будет занята грядущая Россия.
   1. Церковь и религиозность не одно и то же, ибо Церковь можно уподобить солнцу, а религиозность - всюду рассеиваемым солнечным лучам. Православная Церковь молится, учит, святит, благодарствует, вдохновляет, исповедует и обличает, - но она не властвует, не регламентирует жизни, не карает светскими наказаниями и не берёт на себя ответственности за светские дела, грехи, ошибки и неудачи (в политике, в хозяйстве, в науке и во всей культуре народа). Её авторитет есть авторитет откровения и любви; он свободен и основан на качестве её веры, её молитвы, её учения и её дел. Церковь ведёт духом, молитвой и качеством. Она излучает живую религиозность, которая должна свободно проникать в жизнь и во все жизненные дела народа. Религиозному духу везде место, где живёт и творит человек, во всяком светском деле: в искусстве и науке, в государстве и торговле, в семье и на пашне. Он очищает и осмысливает все чувства человека, и в том числе и национальное чувство; а национальное чувство, религиозно облагороженное и осмысленное, незримо и ненарочито проникает всё человеческое творчество. Излучаемый Церковью религиозный дух может и должен облагораживать и очищать всю светскую деятельность людей. Живая религиозность должна светить и греть там, куда Церковь открыто не вмешивается или откуда она прямо устраняет себя.
   2. Церковь, как единение единоверующих, сверхнациональна, ибо объемлет и единоверующих другой нации; но в пределах единой нации "поместная" церковная организация получает неизбежно национальные черты. К Православной Церкви принадлежат не только русские, но и румыны, и греки, и сербы, и болгары; и тем не менее русское Православие (как Церковь, и как обряд, и как дух) имеет своеобразные черту русскости. Итак, церковное и национальное не одно и то же.
   Нация, как единение людей с единым национальным актом и культурой, не определяется принадлежностью к единой Церкви, но включает в себя людей разной веры и разных исповеданий, и разных Церквей. И тем не менее русский национальный акт и дух был взращён в лоне Православия и исторически определился его духом. К этому национальному акту более или менее приобщились почти все народы России самых различных вер и исповеданий. Все они, сами того не зная, таинственно приобщились к дарам русского Православия, сокровенно заложенным в русском национальном акте. Русский национализм распространил скрытые в нём лучи русского Православия по всей России.
   Это отличие - церковного от религиозного и церковного от национального - Россия осознавала на протяжении двух веков после Петра. За эти два века Россия вынашивала свой светский национализм, зачатый в Православной Церкви и проникнутый христианским иоанновским духом любви, созерцания и свободы; она вынашивала его и в то же время вносила его во все области светской культуры: в зародившуюся с тех пор русскую светскую науку и литературу; в возникшее и быстро созревшее до мировой значительности светское русское искусство; в новый светский уклад права, правосознания, правопорядка и государственности; в новый уклад русской светской жизни и нравственности; в новый уклад русского частного и общественного хозяйства.
   Узреть и выговорить русскую национальную идею, ведущую Россию через пространства истории. Это задание - долгое и претрудное, разрешимое только в веках - вдохновением и молитвою, самовоспитанием и неотступным трудом. За два века русский народ только приступил к его разрешению, и то, что им совершено, свидетельствует не только о величии этого задания и не только о чрезвычайной, исторически, этнически и пространственно обусловленной сложности его, но и о тех силах и дарах, которые даны ему для этого от Провидения. Это дело было начато с чрезвычайным успехом, прервано политической смутой и осталось ныне незавершённым. Чтобы завершить это дело, понадобятся ещё века свободного творческого расцвета, и нет сомнения, что Россия возобновит его после окончания революции.
   Русский национализм есть не что иное, как любовь к этому исторически сложившемуся духовному облику и акту русского народа; он есть вера в это наше призвание и в данные нам силы; он есть воля к нашему расцвету; он есть созерцание нашей истории; нашего исторического задания и наших путей, ведущих к этой цели; он есть бодрая и неутомимая работа, посвящённая этому самобытному величию грядущей России. Он утверждает своё и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое. И Дух его есть дух иоанновского христианства, христианства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания. Так определяется идея русского национализма.
  
   О ПРАВОСЛАВИИ И КАТОЛИЧЕСТВЕ. Значение Православия в русской истории и культуре духовно-определяющее. Для того чтобы понять это и убедиться в этом, не надо быть самому православным; достаточно знать русскую историю и иметь духовную зоркость. Именно это было постигнуто и выговорено гением Пушкина. Вот его подлинные слова: "Великий духовный и политический переворот нашей планеты есть христианство. В этой священной стихии исчез и обновился мир". "Греческое вероисповедание, отдельное от всех прочих, даёт нам особенный национальный характер". "Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою", "история её требует другой мысли, другой формулы"...
   И вот ныне, когда наши поколения переживают великий государственный, хозяйственный, моральный и духовно-творческий провал в истории России и когда мы повсюду видим её недругов (религиозных и политических), подготовляющих поход на её самобытность и целость, мы должны твёрдо и точно выговорить: дорожим ли мы нашей русской самобытностью и готовы ли мы её отстаивать? И далее: в чём эта самобытность, каковы её основы и каковы те покушения на неё, которые мы должны предвидеть?
   Самобытность русского народа выражается в его особливом и своеобразном духовном акте. Под "актом" надо разуметь внутренний строй и уклад человека: его способ чувствовать, созерцать, думать, желать и действовать. Каждый из русских, попав за границу, имел, да имеет и ныне, полную возможность убедиться на опыте в том, что другие народы имеют иной, отличный от нас бытовой и духовный уклад; мы испытываем это на каждом шагу и с трудом привыкаем к этому; иногда видим их превосходство, иногда остро чувствуем их неудовлетворённость, но всегда испытываем их инородность и начинаем томиться и тосковать по "родине". Это объясняется самобытностью нашего бытового и духовного уклада, или, выражаясь кратчайшим словом, у нас иной акт. Русский национальный акт сложился под влиянием четырёх великих факторов: природы (континентальность, равнина, климат, почва), славянской души, особливой веры и исторического развития (государственность, войны, территориальные размеры, многонациональность, хозяйство, образование, техника, культура). В понимании и толковании этих факторов и самого русского творческого акта важно оставаться предметным и справедливым, не превращаясь ни в фанатического "славянофила", ни в слепого для России "западника". И это особенно важно в том основном вопросе, который мы здесь ставим, - о Православии и католичестве.
   Среди недругов России, неприемлющих всю её культуру и осуждающих всю её историю, совершенно особое место занимают римские католики. Они исходят из того, что в мире есть "благо" и "истина" только там, где "ведёт" Католическая Церковь и где люди беспрекословно признают авторитет римского епископа. Всё остальное идёт (так они понимают) по неправильному пути, пребывает во тьме или ереси и должно быть рано или поздно обращено в их веру. В чём же отличие Православия от католицизма?
   Это отличие догматическоё, церковно-организационное, обрядовое, миссионерское, политическое, нравственное и актовое.
   Церковь и государство имеют особые и различные задания, но помогают друг другу в борьбе за благо; государство правит, но не повелевает Церкви и не занимается принудительным миссионерством. Церковь организует своё дело свободно и самостоятельно, соблюдает светскую лояльность, но судит обо всём своим христианским мерилом и подаёт благие советы, а может быть, и облечения властителям и благое научение мирянам. Её оружие - не меч, не партийная политика и не орденская интрига, а совесть, наставление, обличение и отлучение. Католицизм, напротив, ищет всегда и во всём и всеми путями - власти (светской, клерикальной, имущественной и личной).
   Нравственное отличие таково. Православие взывает к свободному человеческому сердцу. Католицизм взывает к слепо-покорной воле. Православие ищет пробудить в человеке живую, творческую любовь и христианскую совесть. Католицизм требует от человека повиновения и соблюдения предписания (законничество). Православие спрашивает о самом лучшем и зовёт к евангельскому совершенству. Католицизм спрашивает о "предписанном", "запрещённом", "позволенном", "простительном" и "непростительном". Православие идёт в глубь души, ищет искренней веры и искренней доброты. Католицизм дисциплинирует внешнего человека, ищет наружного благочестия и удовлетворяется формальной видимостью доброделания.
   Исповедание отличается от исповедания по своему основному религиозному акту и его строению. Важно не только, во что ты веруешь, но ещё и то, чем, т.е. какими силами души, осуществляется твоя вера. Есть религии, которые родятся из страха и питаются страхом. Есть религии, которые родятся из вожделения и питаются эротикой, принимаемой за "вдохновение". Есть религии, живущие фантазией и воображением. Буддизм был создан как религия жизнеотвержения и аскезы. Конфуцианство возникло как религия исторически выстраданной и искренне прочувствованной моральной доктрины. Религиозный акт Египта был посвящён преодолению смерти. Иудейская религия искала прежде всего национального самоутверждения на земле. Греки создали религию семейного очага и зримой красоты. Римляне - религию магического обряда. А христиане?
   Православие и католичество одинаково возводят свою веру ко Христу, Сыну Божию, и к евангельскому благовествованию. И тем не менее их религиозные акты не только различны, но и несовместимы по своей противоположности.
   Первичное и основное пробуждение веры для православного есть движение сердца, созерцающей любви, которая видит Сына Божия во всей Его благости, во всём Его совершенстве и духовной силе, преклоняется и приемлет Его как сущую правду Божию, как своё главное жизненное сокровище. При свете этого совершенства православный осознаёт свою греховность, укрепляет и очищает им свою совесть и вступает на путь покаяния и очищения.
   Напротив, у католика "вера" пробуждается от волевого решения: довериться такому-то (католически-церковному) авторитету, подчиниться и покориться ему и заставить себя принять всё, что этот авторитет решит и предпишет, включая и вопрос добра и зла, греха и его допустимости.
   У православного душа оживает от свободного умиления, от доброты, от сердечной радости - и тогда зацветает верою и соответственными ей добровольными делами. Здесь благовестие Христа вызывает искреннюю любовь к Богу, а свободная любовь пробуждает в душе христианскую волю и совесть.
   Напротив, католик постоянными усилиями воли понуждает себя к той вере, которую ему предписывает его авторитет. Однако в действительности воле подчинены всецело только внешние телодвижения, в гораздо меньшей степени ей подчинена сознательная мысль; ещё меньше - жизнь воображения и повседневных чувствований (эмоций и аффектов). Ни любовь, ни вера, ни совесть воле не подчинены и могут совсем не отозваться на её "понуждения". Можно принудить себя к стоянию и поклонам, но невозможно вынудить у себя благоговение, молитву, любовь и благодарение. Только внешнее благочестие повинуется воле, а оно и есть не более чем внешняя видимость или просто притворство. Можно принудить себя к имущественному "пожертвованию"; но дар любви, сострадания, милосердия невынудим ни волею, ни авторитетом. За любовью - как земною, так и духовною - мысль и воображение следуют сами собой, естественно и охотно, но воля может биться над ними всю жизнь и не подчинить их своему давлению. Из раскрытого и любящего сердца совесть, как голос Божий, заговорит самостоятельно и властно. Но дисциплина воли не ведёт к совести, а покорность внешнему авторитету заглушает личную совесть окончательно.
   Так развёртывается эта противоположность и непримиримость двух исповеданий, и нам, русским людям, необходимо продумать её до конца.
   Тот, кто строит религию на воле и на покорности авторитету, тот неизбежно должен будет ограничить веру умственным и словесным "признанием", оставляя сердце холодным и чёрствым, заменяя живую любовь - законничеством и дисциплиною, а христианскую доброту - похвальными, но мёртвыми делами. И самая молитва превратится у него в бездушные слова и неискренние телодвижения.
   Православная душа ищет непосредственного приближения ко Христу во всём: от внутренней одинокой молитвы до приобщения Святых Тайн. Католик смеет думать и чувствовать о Христе только то, что ему позволит авторитетный посредник, стоящий между ним и Богом.
   Если вера зависит от воли и решения, то, очевидно, верующий не верит потому, что не хочет веровать, а еретик еретичествует потому, что решил веровать по-своему; и ведьма служит дьяволу потому, что она одержима злою волею. Естественно, что все они преступники против Закона Божия и что их надо карать. Отсюда инквизиция и все те жестокие дела, которыми насыщена средневековая история католической Европы: крестовые походы против еретиков, костры, пытки. Обоснование этих казней понятно: неверующий есть не желающий веровать, он злодей и преступник перед лицом Божиим, его ждёт геенна; и вот лучше кратковременный огонь земного костра, чем вечный огонь ада.
   Напротив, православный священник следует апостолу Павлу: не стремится "брать власть над чужою волею", но "споспешествовать радости" в сердцах людей и твёрдо помнить завет Христа о "плевелах", не подлежащих преждевременному выпалыванию. Он признаёт руководительную мудрость Афанасия Великого и Григория Богослова: "То, что совершается силою против желания, - не только вынуждено, несвободно и не славно, но просто даже и не состоялось". Православие искони веровала в свободу веры, в её независимость от земных интересов и расчётов, в её сердечную искренность.
   Воля земного человека ищет власти. И Церковь, строящая веру на воле, непременно будет искать власти. Так было у католиков на протяжении всей их истории. Они всегда искали в мире власти, так, как если бы Царство Божие было от мира сего, - всякой власти: самостоятельной светской власти для папы и кардиналов, а также власти над королями и императорами; власти над душами и особенно над волею своих последователей; партийной власти в современном "демократическом" государстве; тайной орденской власти, тоталитарно-культурной надо всем и во всех делах. Они считают власть орудием к водворению Царства Божия на земле. А эта идея всегда была чужда и евангельскому учению, и Православной Церкви.
   Власть на земле требует ловкости, компромисса, лукавства, притворства, лжи, обмана, интриги и предательства, а часто и преступления. Отсюда учение о том, что цель разрешает средства. У иезуитов есть и другое учение, окончательно развязывающее их ордену и их церковным деятелям руки. Это учение о дурных делах, совершаемых якобы "по повелению Божию".
   Вся русская культура слагалась, крепла и расцветала в духе Православия. Русский человек верил и верит любовью, молится сердцем, свободно читает Евангелие; и авторитет Церкви помогает ему в его свободе и научает его свободе, раскрывая ему духовное око, а не пугая его земными казнями во "избежание" потусторонних. Русская благотворительность русских людей шли всегда от сердца и доброты. Русское искусство всё целиком выросло из свободного сердечного созерцания: и парение русской поэзии, и мечты русской прозы, и глубина русской живописи, и искренний лиризм русской музыки, и выразительность русской скульптуры, и одухотворённость русской архитектуры, и прочувствованность русского театра. Дух христианской любви проник и в русскую медицину с её духом служения, бескорыстия, интуитивно-целостного диагноза, индивидуализации пациента, братского отношения к страдающему; и в русскую юриспруденцию с её исканием справедливости. Надо увидеть сердцем ту глубокую связь, которая соединяет русско-православных святых и старцев с укладом русской, простонародной и образованной души. Весь русский быт - иной и особенный, потому что славянская душа укрепила своё сердце в заветах Православия. Живая совесть, искренняя молитва и личное "добровольчество" принадлежат к лучшим дарам Православия.
  
   О РУССКОЙ ИДЕЕ. Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба русского народа за свободу и достойную жизнь продолжается. И ныне нам более чем когда-либо подобает верить в Россию, видеть её духовную силу и своеобразие и выговаривать за неё, от её лица и для её будущих поколений её творческую идею. Эту творческую идею нам не у кого и не для чего заимствовать: она может быть только русской, национальной. Она должна выражать русское историческое своеобразие и в то же время - русское историческое призвание. Эта идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чём он прав перед лицом Божиим и самобытен среди всех других народов. И в то же время эта идея указывает нам нашу историческую задачу и наш духовный путь; это то, что мы должны беречь и растить в себе, воспитывать в наших детях и в грядущих поколениях и довести до настоящей чистоты и полноты бытия во всём: в нашей культуре и в нашем быту, в наших душах и в нашей вере, в наших учреждениях и законах. Русская идея есть нечто живое, простое и творческое. Россия жила ею во все свои вдохновенные часы, во все свои благие дни, во всех своих великих людях. Об этой идее мы можем сказать: так было, и когда так бывало, то осуществлялось прекрасное; и так будет, и чем полнее и сильнее это будет осуществляться, тем будет лучше...
   В чём же сущность этой идеи? Русская идея есть идея сердца. Идея созерцающего сердца. Сердца, созерцающего свободно и предметно и передающего своё видение воле для действия и мысли для осознания и воли. Вот главный источник русской веры и русской культуры. Вот главная сила России и русской самобытности. Вот путь нашего возрождения и обновления. Вот то, что другие народы смутно чувствуют в русском духе, и когда верно узнают это, то преклоняются и начинают любить и чтить Россию. А пока не умеют или не хотят узнать, отворачиваются, судят о России свысока и говорят о ней слова неправды, зависти и вражды.
   1. Итак, русская идея есть идея сердца. Она утверждает, что главное в жизни есть любовь, и что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа. Эту идею русско-славянская душа, издревле и органически предрасположенная к чувству, сочувствию и доброте, восприняла исторически от христианства: она отозвалась сердцем на Божие благовестие, на главную заповедь Божию и уверовала, что "Бог есть любовь". Русское Православие есть христианство не столько от Павла, сколько от Иоанна, Иакова и Петра. Оно воспринимает Бога не воображением, которому нужны страхи и чудеса для того, чтобы испугаться и преклониться перед "силою" (первобытные религии), не жадною и властною земною волею, которая в лучшем случае догматически принимает моральное правило, повинуется закону и сама требует повиновения от других (иудаизм и католицизм), не мыслью, которая ищет понимания и толкования и затем склонна отвергать то, что кажется ей непонятным (протестанство). Русское Православие воспринимает Бога любовью, воссылает Ему молитву любви и обращается с любовью к миру и к людям. Этот дух определил собою акт православной веры, православное богослужение, наши церковные песнопения и церковную архитектуру. Русский народ принял христианство не от меча, не по расчёту, не страхом и не умственностью, а чувством, добротою, совестью и сердечным созерцанием. Когда русский человек верует, то он верует не волею, не умом, а огнём сердца. Когда его вера созерцает, то она не предаётся соблазнительным галлюцинациям, а стремится увидеть подлинное совершенство. Когда его вера желает, то она желает не власти над вселенной, а совершенного качества. В этом корень русской идеи. В этом её творческая сила на века.
   И всё это не идеализация и не миф, а живая сила русской души и русской истории. О доброте, ласковости и гостеприимстве, а также и о свободолюбии русских славян свидетельствуют единогласно древние источники - и византийские, и арабские. Русская народная сказка вся проникнута певучим добродушием. Русская песня есть прямое излияние сердечного чувства во всех его видоизменениях. Русский танец есть импровизация, проистекающая из переполненного чувства. Первые исторические русские князья суть герои сердца и совести (Владимир, Ярослав, Мономах). Первый русский святой (Феодосий) есть явление сущей доброты. Духом сердечного и совестного созерцания проникнуты русские летописи и наставительные сочинения. Этот дух живёт в русской поэзии и литературе, в русской живописи и в русской музыке. История русского правосознания свидетельствует о постепенном проникновении его этим духом, духом братского сочувствия и индивидуализирующей справедливости.
   Итак, любовь есть основная духовно-творческая сила русской души. Без любви русский человек есть неудавшееся существо. Цивилизующие суррогаты любви (долг, дисциплина, формальная лояльность, гипноз внешней законопослушности) сами по себе ему мало свойственны. Без любви он или лениво прозябает, или склоняется ко вседозволенности. Ни во что не веруя, русский человек становится пустым существом без идеала и без цели. Ум и воля русского человека приводятся в духовно-творческое движение именно любовью и верою.
   2. Первое проявление русской любви и русской веры есть живое созерцание. Созерцанию нас учило прежде всего наше равнинное пространство, наша природа с её далями и облаками, с её реками, лесами, грозами и метелями. Отсюда наше неугомонное взирание, наша мечтательность, наша созерцающая лень, за которой скрывается сила творческого воображения. Русскому созерцанию давалась красота, пленявшая сердце, и эта красота вносилась во всё - от ткани и кружева до жилищных и крепостных строений. От этого души становились нежнее, утончённее и глубже; созерцание вносилось и во внутреннюю культуру - в веру, в молитву, в искусство, в науку и в философию. Русскому человеку присуща потребность увидеть любимое вживе и въяве и притом выразить увиденное - поступком, песней, рисунком или словом. Вот почему в основе всей русской культуры лежит живая очевидность сердца, а русское искусство всегда было чувственным изображением и нечувственно узренных обстояний. Именно эта живая очевидность сердца лежит и в основе русского исторического монархизма. Россия росла и выросла в форме монархии не потому, что русский человек тяготел к зависимости или политическому рабству, как думают многие на Западе, но потому, что государство в его понимании должно быть художественно и религиозно воплощено в едином лице - живом, созерцаемом, беззаветно любимом и всенародно "созидаемом" и укрепляемом этой всеобщей любовью.
   3. Но сердце и созерцание дышат свободно. Они требуют свободы, и творчество их без неё угасает. Сердцу нельзя приказывать любить, его можно только зажечь любовью. Созерцанию нельзя предписать, что ему надо видеть и что оно должно творить. Дух человека есть бытие личное, органическое и самодеятельное: он любит и творит сам, согласно своим внутренним необходимостям. Этому соответствовали исконное славянское свободолюбие и русско-славянская приверженность к национально-религиозному своеобразию. Этому соответствовала и православная концепция христианства: не формальная, не законническая, не морализующая, но освобождающая человека к живой любви и к живому совестному созерцанию. Этому соответствовала и древняя русская (и церковная, и государственная) терпимость ко всякому иноверию и ко всякой иноплеменности, открывшая России пути к имперскому (не империалистическому) пониманию своих задач. Русскому человеку свобода присуща как бы от природы. Она выражается в той органической естественности и простоте, в той импровизаторской лёгкости и непринуждённости, которая отличает восточного славянина от западных народов вообще и даже от некоторых западных славян. Эта внутренняя свобода чувствуется у нас во всём: в медлительной плавности и певучести русской речи, в русской походке и жестикуляции, в русской одежде и пляске, в русской пище и в русском быту. Русский мир жил и рос в пространственных просторах и сам тяготел к просторной нестеснённости. Природная темпераментность души влекла русского человека к прямодушию и открытости, превращала его страстность в искренность и возводила эту искренность к исповедничеству и мученичеству. И если мы, учитывая это органическое свободолюбие русского народа, окинем мысленным взором его историю с её бесконечными войнами и длительным закрепощением, то мы должны будем не возмутиться сравнительно редкими (хотя и жестокими) русскими бунтами, а преклониться перед той силою государственного инстинкта, духовной лояльности и христианского терпения, которую русский народ обнаруживал на протяжении всей своей истории.
   Итак, русская идея есть идея свободно созерцающего сердца. Однако это созерцание призвано быть не только свободным, но и предметным. Ибо свобода даётся человеку не для саморазнуздания, а для органически-творческого самооформления, не для беспредметного блуждания и произволения, а для самостоятельного нахождения предмета и пребывания в нём. Только так возникает и зреет духовная культура. Именно в этом она и состоит.
   Вся жизнь русского народа могла бы быть выражена и изображена так: свободно созерцающее сердце искало и находило свой верный и достойный предмет. По-своему находило его сердце юродиевого, по-своему - сердце странника и паломника, по-своему предавалось религиозному предметовидению русское отшельничество и старчество, по-своему держалось за священные традиции Православия русское старообрядчество, по-своему, совершенно по-особому вынашивала свои славные традиции русская армия, по-своему же несло тягловое служение русское крестьянство и по-своему же вынашивало русское боярство традиции русской православной государственности, по-своему утверждали своё предметное видение те русские праведники, которыми держалась русская земля. Вся история русских войн есть история самоотверженного служения Богу, царю и Отечеству. Россия всегда строилась духом свободы и предметности и всегда шаталась и распадалась, как только этот дух ослабевал, как только свобода извращалась в произвол и посягание, в самодурство и насилие, как только созерцающее сердце русского человека прилеплялось к беспредметным или противопредметным содержаниям.
   Такова русская идея: свободно и предметно созерцающая любовь и определяющаяся этим жизнь и культура. Там, где русский человек жил и творил из этого акта, он духовно осуществлял своё национальное своеобразие и производил свои лучшие создания во всём: в праве и в государстве, в одинокой молитве и в общественной организации, в искусстве и в науке, в хозяйстве и в семейном быту, в церковном алтаре и на царском престоле. Божии дары - история и природа - сделали русского человека именно таким. В этом нет его заслуги, но этим определяется его драгоценная самобытность в сонме других народов. Этим определяется и задача русского народа: быть таким со всей возможной полнотой и творческой силой, блюсти свою духовную природу, не соблазняться чужими укладами, не искажать своего духовного лица искусственно пересаживаемыми чертами и творить свою жизнь и культуру именно этим духовным актом.
   Исходя из русского уклада души, нам следует помнить одно и заботиться об одном: как бы нам наполнить данное нам свободное и любовное созерцание настоящим предметным содержанием, как бы нам верно воспринять и выразить Божественное - по-своему; как бы нам петь Божии песни и растить на наших полях Божии цветы. Мы призваны не заимствовать у других народов, а творить своё по-своему, но так, чтобы наше и по-нашему созданное было на самом деле верно и прекрасно, т.е. предметно.
   Итак, мы не призваны заимствовать духовную культуру у других народов или подражать им. Мы призваны творить своё и по-своему: русское по-русски.
   У других народов был издревле другой характер и другой творческий уклад: свой особый - у иудеев, свой особый - у греков, особливый у римлян, иной у германцев, иной у англичан. У них другая вера, другая "кровь в жилах", другая наследственность, другая природа, другая история. У них свои достоинства и свои недостатки. Кто из нас захочет заимствовать их недостатки? Никто. А достоинства нам даны и заданы наши собственные. И когда мы сумеем преодолеть свои национальные недостатки - совестью, молитвою, трудом и воспитанием, - тогда наши достоинства расцветут так, что о чужих никто из нас не захочет и помышлять.
   Так, например, все попытки заимствовать у католиков их волевую и умственную культуру были бы для нас безнадёжны. Их культура выросла исторически из преобладания над сердцем, анализа над созерцанием, рассудка во всей его практической трезвости над совестью, власти и принуждения над свободой. Как же мы могли бы заимствовать у них эту культуру, если у нас соотношение этих сил является обратным? Ведь нам пришлось бы погасить в себе силы сердца, созерцания, совести и свободы или, во всяком случае, отказаться от их преобладания. И неужели есть наивные люди, воображающие, что мы могли бы достигнуть этого, заглушив в себе славянство, искоренив в себе вековечное воздействие нашей природы и истории, подавив в себе наше органическое свободолюбие, извергнув из себя естественную православность души и непосредственную искренность духа? И для чего? Для того, чтобы искусственно привить себе чуждый нам дух иудаизма, пропитывающий католическую культуру, и далее - дух римского права, дух умственного и волевого формализма и, наконец, дух мировой власти, столь характерный для католиков? А в сущности говоря, для того, чтобы отказаться от собственной, исторически и религиозно заданной нам культуры духа, воли и ума, ибо нам не предстоит в будущем пребывать исключительно в жизни сердца, созерцания и свободы и обходиться без воли, без мысли, без жизненной формы, без дисциплины и без организации. Напротив, нам предстоит вырастить из свободного сердечного созерцания свою особую, новую русскую культуру воли, мысли и организации. Россия не есть пустое вместилище, в которое можно механически, по произволу, вложить всё, что угодно, не считаясь с законами её духовного организма. Россия есть живая духовная система со своими историческими дарами и заданиями. Мало того, что за нею стоит некий Божественный исторический замысел, от которого мы не смеем отказаться, и от которого нам и не удалось бы отречься, если бы мы даже того и захотели. И всё это выговаривается русской идеей.
   Эта русская идея созерцающей любви и свободной предметности - сама по себе не судит и не осуждает инородные культуры. Она только не предпочитает их и не вменяет их себе в закон. Каждый народ творит то, что он может, исходя из того, что ему дано. Но плох тот народ, который не видит того, что дано именно ему, и потому ходит побираться под чужими окнами. Россия имеет свои духовно-исторические дары и призвана творить свою особую духовную культуру: культуру сердца, созерцания, свободы и предметности. Нет единой общеобязательной "западной культуры", перед которой всё остальное - темнота или варварство. Запад нам не указ и не тюрьма. Его культура не есть идеал совершенства. Строение его духовного акта, может быть, и соответствует его способностям и его потребностям, но нашим силам, нашим заданиям, нашему историческому призванию и душевному укладу оно не соответствует и не удовлетворяет. И нам незачем гнаться за ним и делать себе из него образец. У Запада свои заблуждения, недуги, слабости и опасности. Нам нет спасения в западничестве. У нас свои пути и свои задачи. И в этом - смысл русской идеи.
   Однако это не гордость и не самопревознесение. Ибо, желая идти своими путями, мы отнюдь не утверждаем, будто мы ушли на этих путях очень далеко или будто мы всех опередили. Мы совсем не утверждаем, будто всё, что в России происходит и создаётся, - совершенно, будто русский характер не имеет своих недостатков, будто наша культура свободна от заблуждений, опасностей, недугов и соблазнов. В действительности мы утверждаем иное: хороши мы в данный момент нашей истории или плохи, мы призваны и обязаны идти своим путём - очищать своё сердце, укреплять своё созерцание, осуществлять свою свободу и воспитывать себя к предметности. Как бы ни были велики наши исторические несчастья и крушения, мы призваны самостоятельно быть, а не ползать перед другими; творить, а не заимствовать; обращаться к Богу, а не подражать соседям, искать русского видения, русских содержаний и русской формы, а не ходить "в кусочки", собирая на мнимую бедность. Мы Западу не ученики и не учителя. Мы ученики Бога и учителя себе самим. Перед нами задача: творить русскую самобытную духовную культуру - из русского сердца, русским созерцанием, в русской свободе, раскрывая русскую предметность. И в этом - смысл русской идеи. Эту национальную задачу нашу мы должны верно понять, не искажая её и не преувеличивая. Мы должны заботиться не об оригинальности нашей, а о предметности нашей души и нашей культуры; оригинальность же приложится сама, расцветая непреднамеренно и непосредственно. Дело совсем не в том, чтобы быть ни на кого не похожим; требование "будь как никто" неверно, нелепо и неосуществимо. Чтобы расти и цвести, не надо коситься на других, стараясь ни в чём не подражать им и ничему не учиться у них. Нам надо не отталкиваться от других народов, а уходить в собственную глубину и восходить из неё к Богу; надо не оригинальничать, а добиваться Божией правды; надо не предаваться восточно-славянской мании величия, а искать русскою душою предметного служения. И в этом смысл русской идеи.
   Вот почему так важно представить себе наше национальное призвание со всей возможной живостью и конкретностью. Если русская духовная культура исходит из сердца, созерцания, свободы и совести, то это отнюдь не означает, что она "отрицает" волю, мысль, форму и организацию. Самобытность русского народа совсем не в том, чтобы пребывать в безволии и безмыслии, наслаждаться безформенностью и прозябать в хаосе, но в том, чтобы выращивать вторичные силы русской культуры (волю, мысль, форму и организацию) из её первичных сил (из сердца, из созерцания, из свободы и совести). Самобытность русской души и русской культуры выражается именно в этом распределении её сил на первичные и вторичные: первичные силы определяют и ведут, а вторичные вырастают из них и приемлют от них свой закон. Так уже было в истории России. И это было верно и прекрасно. Так должно быть и впредь, но ещё лучше, полнее и совершеннее.
   Согласно этому русская религиозность должна по-прежнему утверждаться на сердечном созерцании и свободе и всегда блюсти свой совестный акт. Русское Православие должно чтить и охранять свободу веры - и своей, и чужой. Оно должно созидать на основе сердечного созерцания своё особое православное богословие, свободное от рассудочного, формального, мертвенного, скептически слепого резонёрства западных богословов; оно не должно перенимать моральную казуистику и моральный педантизм у Запада, оно должно исходить из живой и творческой христианской совести, и на этих основах оно должно выработать восточно-православную дисциплину воли и организации.
   Русское искусство призвано блюсти и развивать тот дух любовной созерцательности и предметной свободы, которым оно руководилось доселе. Мы отнюдь не должны смущаться тем, что Запад совсем не знает русскую народную песню, еле начинает ценить русскую музыку и совсем ещё не нашёл доступа к нашей дивной русской живописи. Не дело русских художников заботиться об успехе на международной эстраде и на международном рынке и приспособляться к их вкусам и потребностям; им не подобает учиться у Запада - ни его упадочному модернизму, ни его эстетической бескрылости, ни его художественной беспредметности и снобизму. У русского художества свои заветы и традиции, свой национальный творческий акт: нет русского искусства без горящего сердца, нет русского искусства без сердечного созерцания; нет его без свободного вдохновения; нет и не будет его без ответственного, предметного и совестного служения. А если будет всё это, то будет и впредь художественное искусство в России, со своим живым и глубоким содержанием, формой и ритмом.
   Русская наука не призвана подражать западной учёности ни в области исследования, ни в области мировосприятия. Она призвана вырабатывать своё мировосприятие, своё исследовательство. Это совсем не значит, что для русского человека необязательна единая общечеловеческая логика или что у его науки может быть другая цель, кроме предметной истины. Но русский учёный призван вносить в своё исследовательство начала сердца, созерцательности, творческой свободы и живой ответственности совести. Русский учёный призван вдохновенно любить свой предмет. Русская наука не может и не должна быть мёртвым ремеслом, грузом сведений, безразличным материалом для произвольных комбинаций, технической мастерской, школой бессовестного умения. Русский учёный призван насыщать своё наблюдение и свою мысль живым созерцанием - и в естествознании, и в высшей математике, и в истории, и в юриспруденции, и в экономике, и в филологии, и в медицине. Рассудочная наука, не ведающая ничего, кроме чувственного наблюдения, эксперимента и анализа, есть наука духовно слепая: она не видит предмета, а наблюдает одни оболочки его, прикосновение её убивает живое содержание предмета; она застревает в частях и кусочках и бессильна подняться к созерцанию целого. Русский же учёный призван созерцать жизнь природного организма, видеть математический предмет, зреть в каждой детали русской истории дух и судьбу своего народа, растить и укреплять свою правовую интуицию; видеть целостный экономический организм своей страны, созерцать целостную жизнь изучаемого им языка; врачебным зрением постигать страдание своего пациента.
   К этому должна присоединиться творческая свобода в исследовании. Научный метод не есть мёртвая система приёмов, схем и комбинаций. Всякий настоящий, творческий исследователь всегда вырабатывает свой, новый метод. Ибо метод есть живое, ищущее движение к предмету, творческое приспособление к нему, "из-следование", "изобретение", вживание, вчувствование в предмет, нередко импровизация, иногда перевоплощение. Русский учёный по всему складу своему призван быть не ремесленником и не бухгалтером явления, а художником в исследовании; ответственным импровизатором, свободным пионером познания. Не впадая в комическую претенциозность или в дилетантскую развязность самоучек, русский учёный должен встать на свои ноги. Его наука должна стать наукой творческого созерцания - не в отмену логики, а в наполнение её живою предметностью; не в попрание факта и закона, а в узрение целостного предмета, скрытого за ними.
   4. Русское право и правоведение должны оберегать себя от западного формализма, от самодовлеющей юридической догматики, от правовой беспринципности, от релятивизма и сервилизма. России необходимо новое правосознание, национальное по своим корням, христиански-православное по своему духу и творчески содержательное по своей цели. Для того чтобы создать такое правосознание, русское сердце должно увидеть духовную свободу как предметную цель права и государства и убедиться в том, что в русском человеке надо воспитать свободную личность с достойным характером и предметною волею. России необходим новый государственный строй, в котором свобода раскрыла бы ожесточённые и утомлённые сердца, чтобы сердца по-новому прилепились бы к Родине и по-новому обратились к национальной власти с уважением и доверием. Это открыло бы нам путь к исканию и нахождению новой справедливости и настоящего русского братства. Но всё это может осуществиться только через сердечное и совестное созерцание, через правовую свободу и предметное правосознание.
   Россия может быть обновлена и будет обновлена в своём русском национальном строении именно этим духом - духом сердечного созерцания и предметной свободы. Что такое русское воспитание без сердца и без интуитивного восприятия детской личности? Как возможна в России бессердечная школа, не воспитывающая детей к предметной свободе? Возможна ли русская семья без любви и совестного созерцания? А русская армия никогда не забудет суворовской традиции, утверждавшей, что солдат есть личность, живой очаг веры и патриотизма, духовной свободы и бессмертия.
   Таков основной смысл формулированной мною русской идеи. Она не выдумана мною. Её возраст есть возраст самой России. А если мы обратимся к её религиозному источнику, то мы увидим, что это есть идея православного христианства. Россия восприняла своё национальное задание тысячу лет тому назад от христианства: осуществить свою национальную земную культуру, проникнутую христианским духом любви и созерцания, свободы и предметности. Этой идее будет верна и грядущая Россия.
  
   РУССКОМУ НАРОДУ НЕОБХОДИМО ДУХОВНОЕ ОБНОВЛЕНИЕ. Человек творит, утверждая, а не отвергая. Надо найти тот здравый исход, который не грозил бы государству ни тиранией, ни тоталитарным строем, ни разложением. Наши предложения фантастичны, утопичны, неосуществимы? Найти своё - новое, творческое, жизненно верное. Перед нами великая Россия, её погибель или возрождение. Мы не верим и не поверим ни в какую "внешнюю реформу", которая могла бы спасти нас сама по себе, независимо от внутреннего, душевно-духовного изменения человека. Нет такой избирательной системы, нет такого государственного устройства, нет такого церковного строя, нет такого школьного порядка, которые обещали бы человечеству, и в частности и в особенности России, обновление и возрождение независимо от того, что будет созерцать его воображение, и каков будет внутренний уклад его мысли и настроений, и каковы будут дела его жизни. Невозможно, чтобы дрянные люди со злою волею обновили и усовершенствовали общественную жизнь. Жадный пустит в ход все средства, продажный всё продаст, человек, в коем Бога нет, превратит всю жизнь в тайное и явное преступление. Внешнее само по себе не обеспечивает человеку ни духовности, ни духовного спасения; никакой государственный строй не сообщит человеку ни любви, ни доброты, ни чувства ответственности, ни честности, ни благородства. Истинное обновление идёт не от внешнего внутрь, не от формы к содержанию, не от видимости к существу, а обратно.
   Всё великое и священное идёт изнутри - от сердечного созерцания, из глубины, от постигающей и приемлющей любви, из таинственной духовности инстинкта; от воспламенившейся воли; от узревшего разума; от очистившегося воображения. Если внутри смутно, нечисто, злобно, жадно, скверно, то не поможет никакая внешняя форма, никакой запрет, никакая угроза, никакое "избирательное право", особенно всеобщее, равное и прямое. Не наше дело учить другие народы. Они сами тысячелетиями делали свою историю, сами уродовали свой духовный акт, содействуя его оскудению и формализации, они сами дошли ныне до духовной пустоты, до духовно бессмысленной техники и самодовлеющего спорта, до так называемого "модернизма", в коем зло выдаётся за главное, а добро презирается как ненужная сентиментальность; они сами стали жертвою пустой формы - в науке, в политике, в искусстве, в культе машины и во всём прочем. Не нам их учить, не нам их исправлять. Да и самодовольство их сделало бы все наши попытки смешными. Истинное строительство есть творчество, а не подражание. Свобода совсем не сводится к голосованию всех по всем вопросам; корни её лежат гораздо глубже, и выражается она в гораздо более существенных проявлениях - духовных, творческих и житейских. Мы не можем верить, что возрождение и обновление России придёт от водворения в ней какой-нибудь другой формы правления. Россия имела счастье быть монархией и почему-то развалилась. Почему? Монархия должна быть подготовлена религиозно, морально и социально; иначе "провозглашение" окажется пустым словом и началом нового разложения.
   Но означает ли это, что можно ожидать большего успеха от "провозглашения" республики? Республика есть всегда выражение особого душевного уклада, что необходимо думать и чувствовать по-республикански для того, чтобы республика возникла, окрепла и удалась. Республиканец превыше всего ставит дело свободы. Свобода есть умение сочетать независимость с лояльностью. Республиканство есть политическое искусство строить государство при рыхлой, зависимой, подкопанной и нерешительной верховной власти. "Провозгласить" в России республику - значит вернуться к пустому фразёрству Временного правительства и повторить гибельный эксперимент того времени в новом виде.
   Государство есть не механизм, а организм, и всякая истинная и прочная форма жизни должна быть подготовлена в нём органически. В органическую подготовку российской республики или многого множества малых республик мы не имеем никаких оснований верить: ни исторических, ни географических, ни хозяйственных, ни культурных, ни духовных, ни религиозных.
   Итак, русскому народу необходимо духовное возрождение и обновление.
  
   АЛЕКСЕЙ МАКСИМОВИЧ ГОРЬКИЙ - родоначальник социалистической литературы.
   Почему вы не протестуете против такого государственного порядка, который разрешает ничтожному количеству и разрушенному морально меньшинству распоряжаться жизнью большинства, отравлять его своими пороками, держать в условиях нищеты и невежества, ставить на поля битвы миллионные нации для взаимного истребления, бессмысленно тратить на вооружение огромные количества металла и других сокровищ земли, сокровищ, которые принадлежат трудовому народу и должны обеспечивать его будущее?
   Человек - это звучит гордо! Не только тем изумительна жизнь наша, что в ней так плодовит и жирен пласт всякой скотской дряни, но тем, что сквозь этот пласт всё-таки победно прорастает яркое, здоровое и творческое, растёт доброе - человечье...
   Бог, создавший людей будто бы "по образу и подобию своему", создал их разноцветными: белых европейцев, чёрных негров, жёлтых китайцев, красных индейцев Америки, все люди говорят на разных языках, не понимают друг друга, да и самого бога понимают различно, а это различие понимания возбуждает среди людей взаимную вражду, кровопролитие, погромы и грабежи. Всё это, как будто, не очень мудро и совсем не "хозяйственно".
   Известно, что "культурные государства" великодушно не щадят средств на производство ружей, пушек, танков, аэропланов, взрывчатых веществ, ядовитых газов и всего, что предназначено для массового истребления людей. Стоимость человекоубийства всё возрастает, поглощая тысячи тонн золота, добытого рабочими, собранного в форме налогов с людей, которые за это будут расстреляны, взорваны, отравлены, потоплены в морях.
   Мне кажется, что чувствительность к личным неудобствам, обидам, несчастиям у многих юношей развита слишком болезненно. Это плохой признак, это признак слабо развитой жизнеспособности. Жизнь требует людей сильных и выносливых.
   Я уверен, что наиболее полно утешает человека его разумный труд.
   Весь смысл умственной деятельности буржуазии всецело характеризуется словами "Коммунистического манифеста": "Господствующими идеями любого времени были всегда лишь идеи господствующего класса".
   Зам. Бога на земле папа римский, "духовные вожди", опираясь на "святое имя его", проповедуют "крестовый поход" против Союза Советов, против страны, где строится социализм, цель которого объединить весь трудовой народ земли в единую силу для братской работы создания нового мира.
   На охрану труда и здоровья трудящихся капиталисты всегда тратили гроши, а на истребление людей тратят миллиарды денег, нажитых на труде рабочих и крестьян.
   Интеллигент бытует между наковальней народа и молотом государства.
   "За то, что мы предались национальному высокомерию, находя удовлетворение во власти над другими, а не в умении служить им, - прости нас, господи". Прости нам этот грех, но мы не можем отказаться грешить.
   Любовь и голод правят миром.
   Чтобы чувствовать себя прочнее в доме и на постели владыки своего, чтоб удержаться там возможно долгое время, до старости его, когда ему нужна уже не любовница, а больничная сиделка, женщина должна усердно заботиться о теле своём, всячески сохранять его красоту, свежесть, силу, всячески украшать и тело своё и окружение его. Это стоит дорого и становится всё дороже.
   Производство предметов роскоши, потребляемых женщинами буржуазных классов, растёт с быстротою плесени или травы на кладбище.
   После войны 1914-1918 годов распад семьи стал особенно заметен. Показания литературы солидно и всё более обидно подтверждаются широким развитием гомосексуализма, лесбиянства и уголовной хроникой, ростом преступлений на почве ревности, истязанием детей, возрастающим количеством абортов, разводов и прочими явлениями гнилостного распада семьи, общества.
   В конце концов сложился как бы международный и мировой образ женщины: это очень мало человек, это - существо суетное, лживое, глупое, злое и способное преимущественно к жизни чувственной. Конечно, признаются исключения... Это отношение к женщине глубоко вошло в жизнь, окрасило отношение полов грязно, пошло, унизительно для обеих сторон, создало и создаёт бесконечное количество глупейших, но жестоких и позорных драм.
   Труд мужчины-охотника носит ещё, по существу, животный характер: выслеживание, преследование, окружение добычи, огромное напряжение сил и затем длительный полный отдых, беспечность и праздность. Труд женщины развивается как человеческий: регулярный, систематический, дисциплинирующий сознание и воспитывающий трезвое, разумное отношение к жизни.
   Лучшим качеством женщины считалось молчание. Греческий философ Демосфен разделял женщин на три группы: проституток - для грубых удовольствий, женщин для деторождения и забот о хозяйстве и "гетер" - для духовных наслаждений.
   Появлялись Ювеналы, Свифты, Вольтеры, в праздничную жизнь врывался злой смех, сеял мрачные мысли и догадки о бессмысленности жизни в её данных социальных формах. Сатира - верный признак болезни общества: в обществе здоровом, внутренне целостном, построенном на единой, научно-обоснованной и жизненной, гибкой идеологии, сатира не может найти пищи себе.
   История возложила на вас, молодёжь, великий труд быть проповедниками нового отношения к человеку, учителями строения новой жизни. Это обязывает вас дружно и усердно учиться. Чем больше знает человек, тем он сильнее. Это неоспоримо. А когда человек знает, как огромна и величественна цель, поставленная им себе, он становится ещё сильнее.
   Оригинальность книги, вероятно, не сразу будет оценена так высоко, как она заслуживает. Но это не должно смущать вас. Вы уже почти безукоризненно овладели вашей "манерой" писать.
   Страдание для множества людей было и остаётся любимой их профессией.
   "Вот Луп Резников, - он начал карьеру содержателем публичного дома и разбогател как-то сразу. Говорят, он удушил одного из своих гостей, богатого сибиряка... Зубов в молодости занимался скупкой крестьянской пряжи. Дважды банкротился... Кононов, лет двадцать назад, судился за поджог, а теперь тоже состоит под следствием за растление малолетней. Вместе с ним - второй уже раз, по такому же обвинению - привлечён к делу и Захар Кириллов Робустов, - толстый, низенький купец с круглым лицом и весёлыми голубыми глазами... Среди этих людей нет почти ни одного, о котором Фоме не было бы известно чего-нибудь преступного. Он знал, что все завидуют успеху Кононова, который из года в год увеличивает количество своих пароходов. Многие из них в ссоре друг с другом, все не дают пощады один другому в боевом, торговом деле, все знают друг за другом нехорошие, нечестные поступки... Но теперь, собравшись вокруг Кононова, торжествующего и счастливого, они слились в плотную, тёмную массу и стояли и дышали, как один человек, сосредоточенно-молчаливые и окружённые чем-то хотя и невидимым, но твёрдым, - чем-то таким, что отталкивало Фому от них и возбуждало в нём робость перед ними.
   Купечество единодушно, широкими взмахами рук осеняло груди свои знамением креста, и на всех лицах выражалось одно чувство - веры в силу молитвы... Всё это врезалось в память Фомы, возбуждая в нём недоумение перед людьми, которые, умея твёрдо верить в милость бога, были так жестоки к человеку. Его злила их солидная стойкость, эта единодушная уверенность в себе, торжествующие лица, громкие голоса, смех".
   Пришли к судьям, мужик просит: "Решите дело, скажите правду". Судьи отвечают: "Искать правду - денег стоит, дайте денег - скажем правду".
   Сытая кулацкая жизнь строится на рабском труде, один человек только тогда сытно живёт, когда на него работает десяток людей.
   Нет, лучше не будем говорить о гуманизме при наличии капитализма, который заботливо подготовляет новую всемирную бойню.
   Человек падок на красоту, жажда красоты - уклон здоровый, в основе этой жажды заложено биологическое стремление к совершенству форм.
   Революционная теория ленинизма построена на фактах трудовой, житейской, исторической практики, имеет глубочайшие корни в земле, в истории длительной борьбы трудового народа за его освобождение из железной сети капитализма. Люди, которые почерпнули эту простую истину из книжек, думают, что она усвояется легко. Но простые идеи - самые мудрые, и поэтому они - самые трудные. Мозг человека засорён множеством идей фантастических, ложных, но очень затейливо одетых в красивенькие слова и увлекающих мысль своей затейливостью. Идея социальной революции очень проста, правда её совершенно очевидна. Но эта идея должна проникнуть в сознание трудовой массы, веками воспитанной на суевериях мещанского, зоологического индивидуализма, искусно скрыто в громких фразах.
   Люди труда - та сила, труд которой непрерывно изменял формы социальной жизни их владык и создавал культуру. Некоторые из активных единиц, которым удавалось вырваться из каторжной работы и нищеты, становились по отношению к массе в ряды грабителей её труда. У них было весьма солидное основание верить, что жизнь строят ловкие, бесстыдные и потому богатые.
  
   РОССИЯ. XXI век. "Главная и самая печальная перемена - исчезновение нормы, совершенно исчез кодекс чести. Тяжелейшие времена - отсутствие порядочности. Система вышла из равновесия, и всё идёт наперекосяк. Герой нашего времени - вампир, он ничего не производит, много потребляет и выглядит прекрасно. А внутри пустота".
   "Открыв окно в будущее, необходимо закрыть дверь в прошлое, чтобы сквозняком не выдуло настоящее".
   Национальное возрождение должно наступить после всех духовных катаклизмов и потерь. "Нельзя любить Родину и не верить в неё. Но верить в неё может лишь тот, кто живёт ею, вместе с нею и ради неё, кто соединил с нею истоки своей творческой мысли и своего духовного самочувствия".
  
   "Работать во благо собственного ума
   следует в любом возрасте".
  
   Поднимаются и рушатся империи. Мы стали свидетелями разрушения нашей империи - СССР. И мы знаем причины и знаем имена предателей и разрушителей Советской империи. Они навсегда вошли в историю. И Бог им судья.
   А ведь был референдум о сохранении СССР. За Союз проголосовало большинство. Это огромное количество людей. А потом Горбачёв говорит: "Я слагаю с себя полномочия". Страна прекратила существование. Многие плакали, когда видели кадры спускающегося флага. Для многих это была гибель нашей страны. И мы бы не хотели, чтобы через некоторое время следующее поколение увидело бы, как спускается трёхцветный флаг России. "Революцию задумывают романтики, совершают авантюристы, пользуются результатами подонки, а потом на поле выходят мародёры".
   "Прошло 20 лет с 1991 года. Эпоха лишений и несбывшихся надежд. Тогда тоже ходили на баррикады. Сейчас многим стыдно за тот эпизод своей жизни, потому что они понимают, что не на той стороне стояли, не за тех боролись. Хотелось изменить страну. Тогда казалось, что у нас сейчас плохо, а в новом будущем будет лучше. Если бы они знали, сколько в следующие годы нас ожидает разных пертурбаций, перетрясок, погромов, то по-другому бы отнеслись. Сейчас уже есть опыт, есть поколение 40-летних людей, которые через это прошли, которые в свои 20 лет на баррикады уже слазили. И никто не хочет повторения 90-х. Молодёжь этого не понимает, им нужно объяснять. Опыт арабских революций говорит о том, что все революции делаются извне. Есть "серые кардиналы", которые всё устраивают. И это связано с какой-нибудь ценой на нефть. Новое государство у нас построили, но не правовое, а криминальное. Из экономики выведено ... триллионы рублей. Крысы разгрызают фундамент государства! И крыс надо перетравить, и фундамент поправить. В советские времена не было железных дверей, бойцовых собак, ружей не для охоты, а для самозащиты, телохранителей. Понятия "свобода" и "ответственность" искажены.
   90-ые преподали нам всем урок. Мы поняли, что такое деньги. Мы так и не поняли, как совместить открытый рынок с собственным производством. Мы до сих пор не знаем, кто нагрелся на перепродаже гуманитарной помощи, которую оказывали те же страны, что помогали гуманитаркой и в войну. Оказалось также, что не надо ничего делать собственными руками, разве что подпись под банковским переводом поставить, не надо ничего придумывать - только финансовые схемы. А главное - припасть к кормушке и иметь паспорта и поместья в Англии. Нам интересно, как молодые люди в мгновение ока проявили гениальные способности на ниве большого бизнеса и стали миллиардерами. Именно в 90-ые мы увидели, как десяток банкиров-напёрсточников прямо из-под носа увел у нас бывшую всенародную собственность. А ведь за каждым отданным за бесценок "Норникелем" стоит каторжный труд поколений советских людей. В лишениях, в стужу и в голод они пахали, строили этот комбинат (а вместе с ним и сотни других), который теперь приносит фантастические деньги, но уже в очень ограниченное число карманов. Теперь предстоит решать, как взимать "налог справедливости".
   "Всех денег не заработаешь. Часть придётся украсть..." Бывает - воруют, но украсть страну - это раньше ещё никому не удавалось, а может, и в голову не приходило. Россия на первом месте по миллиардерам, Москва - на первом месте по миллионерам. Пора расплатиться всем, кто уничтожил страну.
   Россия с 1990-х годов потеряла огромное количество талантливых людей, профессионалов. Страна была изрядно интеллектуально обескровлена и потрёпана. А научные круги многих западных стран пополнились классными профессионалами. Атрофированные мозги нации. Советский задел пока не исчерпан полностью.
   Нас обманули дважды по-крупному: вопреки итогам референдума против распада СССР, власти развалили державу. Ельцин не выиграл выборы во второй раз. В 1996 году победил Зюганов. Это стало известно народу только спустя 20 лет. Власть дважды пошла против воли народа. Вот так у нас делается история. "Я устал, я ухожу"... Ельцин с беспомощным выражением лица покинул свой пост, обустроив своих детей и внуков, своих помощников и прихлебателей.
   Печальное наследие эпохи Горбачёва и Ельцина. Коррупционный размах нынешней власти, масштаб почти официального воровства и на фоне этого - расслоение общества на жирующие верха и бедствующие низы. Народ обозлён и разочарован.
   Почему миллионы людей до сих пор испытывают ностальгию по советскому прошлому? Во-первых, потому, что у советского человека были две важные вещи, две опоры, которые позволяли ему держать спину прямо. Это гордость за страну, ощущение, что он живёт в державе N1. Во-вторых, советского человека не оставляло чувство защищённости, уверенности в том, что государство не бросит его на произвол судьбы. Это чувство защищённости оказывается порой дороже возможности обладать свободой. Боровшиеся за эту свободу и в августе 1991-го, и осенью 1993-го, так и не знают, что делать с завоёванной свободой. Все уже наелись демократии. Прошли лихие 90-е с их бандитскими разборками, разделом собственности, нелепыми ваучерами и малиновыми пиджаками. В обществе возник и начал расти фактор неудовлетворённости жизнью. Постепенно стал формироваться "класс недовольных" - тех, кто испытывает социальный дискомфорт. Это пенсионеры, обделённые социальной справедливостью, представители малого бизнеса, пострадавшие в результате рейдерских захватов, хозяева разорившихся предприятий, безработные и бюджетники, обманутые вкладчики... Этот длинный список с каждым годом рос и пополнялся новыми социальными группами. Замешательство и усталость. И способов построения светлого будущего никто не предлагал. Страна разделилась. И страшно, когда одна часть общества называет другую "зажравшейся интеллигенцией", а та в ответ кричит им "безвольное быдло".
   Велика степень разобщённости общества, отсталость и бедность. Падает качество "человеческого капитала". Растёт число тех, кто никогда не работал, не может и не хочет работать. Разрастается мир алкоголя, семейного насилия, мир наркотиков, ненависти и социального безразличия. Люди уже боятся повышения пенсий, пособий, зарплат. Все знают, что за этим сразу же последует рост цен.
   На этом фоне процветает малая часть России - та часть, которая выиграла от приватизации, и та часть, которая обслуживает интересы новых собственников. Это прежде всего высшее чиновничество, "белые воротнички", силовая элита, часть артистического сообщества, культурная элита. Вальяжные продюсеры с их деньгами. Попсовые девицы заняли собой всю эстраду, и не хочется даже думать о том, как они сумели пробиться на радио и ТВ.
   На Западе россиян воспринимают как денежные мешки. Потому что там наследили те, кто швырял эти деньги направо и налево. Если человек живёт так активно напоказ, демонстрируя свою мегауспешность, значит, внутри что-то плохо. А когда внутри гармония и комфорт, никому ничего не надо доказывать.
   Когда-нибудь наши талантливые режиссёры снимут фильмы об истории "семибанкирщины" и второго тура выборов Ельцина. Их посмотрит вся страна или то, что от неё осталось, или те, кто выживет".
   "Наша страна вышла на новый виток, и обратного пути нет. СССР - это была большая, сильная страна, в которой "бабло" не было решающим фактором, люди были готовы бескорыстно помочь друг другу, бандитов называли бандитами, а не авторитетными бизнесменами, в институтах там учили бесплатно, дети каждый год отдыхали где-нибудь за счёт государства, а ещё это была страна, которая победила фашистов. И это больше, чем ностальгия. Это мечта о лучшем будущем". Нужны ли нам сегодня Герои Труда? Кто теперь герой нашего времени? Труд нынче не в почёте?
  
   "Из общества "советские люди" вылупились люди новой породы "новые русские - златая цепь на дубе том". Новый экономический базис. Новая специфика мышления. Хилый, раздробленный по олигархическим карманам, способный лишь на организацию фейерверков, гастролей поп-звёзд, марсианской экспедиции на компьютере и строительства потёмкинских городков. Нанотехнологии используются только для оболванивания масс. Нищета, безработица, ураганная смертность, беспризорность, терроризм. Раздробленность, бессилие власти, междоусобица, всеобщая потеря профессиональной компетентности. Прожиточный минимум - жизнь как эксперимент. Наши экономисты сделали из богатой страны нищее государство. Они в своём кружке решили, что исправить уже ничего нельзя, надо ломать и строить заново". Ломать - не строить. Сломать они сумели сами, а кто строить будет, гастарбайтеры? Кто для власти гражданин? Несчастное стадо искалеченных людей. Никогда живущие пока люди не проголосуют на выборах за тех, кто предал их в 90-ые, кто украл у них страну".
   "Элита", которая рожает, учится, отдыхает, лечится за границей - она космополитична и будет всегда там, где деньги.
   От революции к гражданской войне... Вспучилось протестное движение...
   "Те, кто выходит на Болотную и Сахарова, кто вам сказал, что вы креативный класс? Вы бездари и нахлебники. Можно понять, когда шахтёры проводили забастовки, митинги, железные дороги перекрывали. Тогда действительно была "труба", нечего было есть, закрывали шахты, у нас не было возможности работать и содержать семьи. Но когда "креативный класс" в норковых шубах, с айпадами, на дорогих машинах, приходит на Болотную площадь и начинает митинговать, возникает вопрос: а что вы требуете? Больше свободы? Кто вам мешает? Лидеры-провокаторы, не умея закрутить гайку, не желая решать вопросы, выходят на площадь и начинают провоцировать людей. Россия - это не Москва или Садовое кольцо. Это страна со всеми регионами.
   Реальной силой оппозиция сможет стать только тогда, когда начнёт предлагать пути развития страны. Пока же они просто переливают воду из пустого в порожнее. Избирательная компания позади и тему "честных выборов" искусственно подогревать уже не получается. В отсутствие объективных предпосылок протест "схлопывается", а на митинги ходит в основном профессиональная массовка". Так кто эти люди и чего они хотят?
   "До самого последнего времени Путин балансировал между либерализмом и западничеством, с одной стороны, и патриотизмом и опорой на широкие народные массы - с другой. На одном полюсе были прозападные буржуазные космополитические элиты, прочно утвердившиеся на центральных позициях общества после 90-х и сосредоточившие в своих руках основные рычаги экономического влияния. На другом - те, кого принято называть народом во всех смыслах, то есть широкие слои простых россиян, отстранённых от богатства и влияния в обществе. Оба полюса хотят от Путина реформ, но прямо противоположных. "Элиты" хотят демократизации, модернизации, либерализации и сближения с Западом. Народ - национальной идеи, сильной руки, укрепления суверенитета и державности, социальной справедливости.
   Сербия, Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия, Иран. И если бы не наше ядерное оружие ... "Арабская весна была ярким зрелищем, а мы хотели хлеба..."
   Без надёжного контроля над Россией - её сырьевыми запасами, территорией и военным потенциалом - Западу из кризиса не выбраться. Попытки подмять нас под себя будут продолжены. В результате деятельности кукловодов на планете образуется огромный перенаселённый очаг напряжённости. Запад вмешивается во внутренние дела Российской Федерации, раскручивая у нас свои "оранжевые" интриги и продолжит поддерживать в нашей стране "пятую колонну" радикальных либералов. Кажется, некоторые активно плодящиеся экологические организации, "правозащитники" и организаторы митингов нашли для себя выгодный бизнес.
   Но давление на Россию вызывает только обратную реакцию. Страну обычно представляют как медведя - сильного, гордого и медлительного, который даёт отпор, когда его загоняют в угол".
   "В 90-ые годы мир из двухполярного превратился в однополярный. Это означает доминирование в международной политике и экономике одной державы - США. Наиболее яркими формами его проявления стали: грубое вмешательство во внутренние дела многих государств - вплоть до прямых требований и угроз силового изменения их общественного строя. Все последние 20 лет мир был свидетелем постоянных внешнеполитических уступок со стороны России в надежде получить "равное место" среди ведущих западных держав. Может ли сегодняшняя Россия претендовать на роль самостоятельного полюса в мире? По экономическим показателям - нет. Господствующий энергосырьевой тип развития экономики и экспорта России становится всё более вопиющим. Подобная экономика, работающая в роли "подносчика" сырья для ведущих экономик мира, не может даже в принципе рассчитывать на то, чтобы выступать в ранге полюса. Приверженность так называемой российской элиты западным ценностям не оставляют нашей стране иного будущего, кроме как положения "младшего партнёра" западного полюса. А единственным фактором, позволяющим России рассчитывать на то, чтобы с ней считались, является сохраняющийся с советских времён ядерный потенциал".
  
   Мозговая дегенерация. Соревнование в преступной роскоши. Страна должна знать своих "героев": вороватых бизнесменов, чиновников, которые должны уходить с позором и конфискацией неправедно нажитого. Азарт и чувство безнаказанности. Величайшее поощрение преступления - безнаказанность. Нарушение закона стало обыденным явлением во всех сферах, где чиновники наделены правом распределять бюджетные деньги. И новая, очень востребованная профессия: наёмный киллер - заказчик всегда прав. Болезненная процедура - декларация о доходах. Самые богатые люди - жёны чиновников.
   Слово "реформа" уже вызывает у людей лишь страх и трепет. Это значит - что-нибудь отнимут или уничтожат. Проводится политика, направленная на снижение уровня жизни населения, ликвидацию образования, демонтаж здравоохранения. Качественное образование даёт людям такие знания, которые новой экономике не нужны. Экономике трубы действительно не нужно много образованных людей. Более того, экономике трубы не нужна и половина населения России. Власти не знают, что с этим населением делать, куда его приспособить. А вымираем мы не так быстро. В обществе нарастают депрессия и агрессия. За последние 20 лет в России вымерло примерно три сотни малых городов...
   "Газ, нефть принадлежат народу. Это понятно. Непонятно, почему народ сам себе продаёт бензин за такие бешеные деньги".
  
   "Небесное и земное. В районе низких околоземных орбит находится порядка пяти тысяч тонн техногенных объектов. Это мусор, который накопился на орбите, и реальная угроза всему живому и неживому. А эффективных мер защиты на данный момент нет".
  
   "Наша жизнь - очевидное наказание за грехи, безверие, бездеятельность, бездарность. Жаль, молодые за это расплачиваются. У них нет высокой идеи жизни. А радужные мечты: работа в странообразующем "Газпроме", в администрации президента или пристроиться за границей".
  
   "Чем выше человек по умственному и нравственному
   развитию, тем он свободнее, тем большее
   удовольствие доставляет ему жизнь".
  
   "Людей на Земле начинают обманывать с детства. Сначала им дают пустышки, потом рассказывают сказки, а потом до конца жизни показывают рекламу, прогноз погоды и новости".
  
   Каждое слово играет роль в нашей судьбе. "Сегодня книги привлекают немногих. Сознание человека меняется. Оно становится клиповым, то есть ничтожным, запоминающим зрительные образы и неспособным их осознать. Уже придумано слово - "клипок". Это тип современника, чей мозг не воспринимает культуру. Он от неё фатально, навсегда отделён. Книга для него - штука странная. Она ему абсолютна чужда.
   Есть унизительное слово - "совок". Им дразнили людей "раньшего времени" и всю советскую цивилизацию. Но сегодня ясно, что "советский человек" - это герой, исполин. Да, он жил без изысков, но его аскетизм был продиктован мыслью о будущих поколениях. Он ради них воевал, погибал, вкалывал, ради них затягивал пояс. Кто сегодня произносит слово "совок"? Только циничная тварь. Или "клипок", чей мозг заполнен фрагментами "стрелялок" и "трахалок".
   Как же произошло, что кино, всегда пробуждающее веру в человека и создавшее столько шедевров, стало множить "клипков"? Что и когда в нём проснулось? И куда оно поволокло человечество? Кино - величайшее из искусств. Но что его таким сделало? Его сделал таким восходящий поток истории. Его вознесла культура, её огромные достижения. Кинематограф развивали все виды искусств. Но более других его развивала литература. Книга вырвала кино из пошлости. Она его окрыляла и убеждала набирать высоту. Она побуждала к мысли, глубине и серьёзности. Она научила кино говорить. Она соединила его с философией. Это было великое наставничество. Кино полностью встраивается в жизнь: разгоняет депрессию, развлекает, вселяет надежду, предлагает образец гражданского поведения. Известная фраза Ленина: "Пока народ безграмотен, для нас важнейшим из искусств является кино". Советское кино создаётся как факел просвещения и воспитания нового человека. Оно обличает всё чуждое, показывает пример, развлекает, проповедует и распахивает горизонты. Оно излучает святость. Это было кино, которому веришь, потому что в нём есть энергия, свет и торжество справедливости. Оптимизм не выглядит притянутым за уши. Это идёт от сердца, от переизбытка веры и чувств. Потом кино начинает вглядываться в простого человека, в его частную жизнь. Оно показывает, что человек интересен, даже если он не герой, и у него нет великого дела жизни. А потом появляются фильмы, которые обнажают пустоту жизни маленьких и хороших людей, их тоску и одиночество. Депрессия, смерть, распад и невроз на почве старения, навязчивая демонстрация неприязни к миру и человеку становятся темой фильмов. Цензура по моральным принципам признана незаконной. И была создана киноканализация. Начинается эпоха порно, триллеров и чёрного юмора. В кино пробуждается всё больше звериного. Ему хочется быть ещё жёстче, ещё вульгарнее, ещё откровеннее. Оно стремится избавиться от всяких норм, что ему навязала культура и цензура. Кино разделяется на человеческое и дикое. Человеческое кино идёт рука об руку с высокой литературой. Оно превозносит Книгу, вдохновляется ею. Оно убедительно рисует характеры, объясняет мотивы, обнажает сердца и заглядывает в души. Дикое кино клепает экстремальное зрелище, потакает ублюдкам и испепеляет надежду. Оно рисует богооставленный мир, где всякий героизм бесполезен. Дикое кино намного активнее и изощрённее человеческого. Оно перевозбуждено. Чувство ущербности наполняет его агрессией. Именно такое кино оказывает влияние на Россию. Не человеческое, а дикое становится образцом творчества. Русское кино, выкупавшись в грязи в 90-ые годы, одичало и дуреет в своём слепом подражательстве. Великое советское кино не стало его фундаментом. Оно ушло в историю, вместе с советской цивилизацией. Культура с ролью регулятора не справляется. Телевидение, глянец, таблоиды и бульварное чтиво. Пустеют музеи, выставки, концертные залы и книжные магазины. Дикий кинематограф воспитывает новые вкусы и философию, создаёт нового человека "клипка" и новый мир, освобождённый от культурных оков".
   Честь. Это слово сейчас не употребляется. Так же, как "совесть". Раньше была идеологическая цензура. Сейчас - цензура коммерческая.
   Когда человеку в ухо всё время что-нибудь говорят, то у него атрофируется способность мыслить самостоятельно.
   "Культуры в современном мире не видно. Мы сегодня живём в эпоху всепобедившего капитализма. А капитализм с культурой несовместим совершенно. Этот социально-экономический строй не может рождать шедевров. Капитализм всё превращает в товар - и книгу, и фильм, и картину. А искусство - настоящее искусство! - не может быть товаром! Это не плохо и не хорошо. Это просто факт. Но он совершенно не означает, что в мире больше нет людей, которые пытаются что-то делать, сохранять эту свечу".
  
   Интернет. Неиссякаемый источник информации и вдохновения. Площадка для самореализации.
   Интернет-зависимость. В некоторых странах уже появились клиники, где лечат интернет-зависимых. Болезнь развивается не от Интернета, а от скучной жизни. "Я теряла в Интернете и время, и деньги, а приобрела остеохондроз". "От зависимости пришлось лечиться у психотерапевта. Только оторвавшись от компьютера, я начал понимать, насколько реальность интереснее игр".
   Интернет и киберпреступники. Как только вы выходите в Интернет, вы попадаете в поле зрения различных преступников, готовых навредить вам или вашей организации. Попросту - украсть ваши деньги. Возможно несколько причин, почему уменьшился ваш счёт. Это может быть ваша беспечность. Может произойти технический сбой в электронной системе, преступный сговор банковских служащих с мошенниками, действие вредоносной программы.
   Интенсивное общение в социальных сетях, в блогах и на форумах приводит к изменениям в психике молодых людей. Губительными оказались не только онлайновые ролевые игры, предаваясь которым интернет-зависимые люди забывают о действительно важных вещах и даже о личной гигиене. Не менее опасными считаются и социальные сети, которые для многих становятся более комфортным способом общения с внешним миром. Компьютерные игры и реалити-шоу. Интерес к чужой жизни и уход из своей. И действенного рецепта от "цифрового недуга" врачи пока не придумали.
  
   "Под словом "любовь" каждый из нас понимает что-то своё... Любовь - это тяжёлое нервное расстройство, изменённое состояние сознания, психическая болезнь. И её крайние случаи близки по проявлению к алкогольной и наркотической зависимости. Отрешённый взгляд, лёгкая походка, частое упоминание в разговорах одного имени, каждый день новые причёска и наряд, странные поступки... Диагноз ясен: перед вами влюблённый. И он ещё и заразен! Но... Любовь нужна для радости, удовольствия и любовных СПА. Влюблённость длится не бесконечно, максимум - полтора года. За это время надо научиться любить друг друга - обзавестись общими интересами, традициями и ритуалами - от быта и секса до совместных планов на будущее. И тогда, даже когда страсти утихнут, возникает крепкая привязанность. Иначе - разрыв и причина: чувства прошли. Не путайте любовь с невротической привязанностью. Когда только страх одиночества заставляет держаться за недостойного или просто неподходящего вам партнёра, лучше отпустить его и поискать настоящую любовь. Жизнь с нелюбимым человеком сродни каторге. Сколько славных женщин отдают всю свою жизнь, всю свою любовь мужчинам, которые этого даже не ценят. Это болезненная зависимость наподобие алкоголизма. Надо лечиться. Иногда, проливая слёзы, мы обманываем не только других, но и себя.
   Современная русская женщина ... "Коня на скаку остановит", если это принц на белом коне. Беспечная эгоистка, живущая в своё удовольствие. Святая женщина, которая тащит на себе своих мужчин в надежде на то, что что-то изменится. Независимая и свободная, в офисе почти до ночи, дочка с няней, даже в субботу на столе полуфабрикаты. Отличница по жизни.
   Мужчина её мечты: брутальный, состоятельный, статусный, профессионал, умный, рациональный, сексуально-неутомимый, бесстрашный, способствует достижению высоких результатов в жизни. У мужчин есть страх несоответствия ожиданиям, поэтому они боятся жениться и не торопятся с предложением.
   А она ждёт от любимого самые главные слова: "Ты единственная женщина, которую я вижу рядом с собой". С такой женщиной вместе не только в театр, ресторан, но и по жизни. У каждого мужчины должна быть своя, подходящая лично ему женщина. У настоящих мужчин женщина счастлива, а у остальных - сильная. Флирт на пару дней или пожизненная ответственность со всеми вытекающими последствиями?
   Внешний вид женщины прямо пропорционален статусу мужа. Главный мужчина твоей жизни может появиться всегда, даже тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь. Значит, ты должна быть готова к встрече с принцем 24 часа в сутки и всегда быть в режиме ожидания. Самый верный признак, что у девушки нет парня, - помада на губах.
   Культ молодости - "быть в форме" до конца жизни. И современные аксессуары: девушка с собачкой на руках и мужчина со своей девушкой. В каждом возрасте есть свои радости в любви. Если вы хотите, чтобы женщина вас любила, она должна вами гордиться.
   Погрязнуть в повседневности - самое страшное для женщины. Неважно, где вы находитесь: дома, на работе, в пути, вы всегда должны выглядеть привлекательно. Каблук - хочешь-не хочешь, а вставай и иди".
   "Девушка жалуется подруге:
   - Не понимаю я психологию мужчин! Мой бойфренд звонит и говорит: "Буду у тебя через 10 минут"!
   - Ну и что?
   - Он что, и вправду думает, что я такой родилась: с макияжем, причёской, маникюром?!"
  
   "Диеты, косметика. Наш организм постоянно меняется, и мы должны менять свои привычки. "Не приветствую специальные диеты: если хочешь похудеть, надо меньше есть и не сидеть на месте. Не растягивайте желудок, не превращайте его в безразмерный мешок, устанете его заполнять. Но и не комплексуйте зря. "Лучше плыть по волнам, чем биться о скалы" - так считают многие мужчины.
   Пластическая хирургия может всё - с этим согласится любой, кто хоть однажды наблюдал по телевизору внезапное преображение очередной звёздной персоны. Женщины от пластических хирургов теряют свою индивидуальность и выглядят "на одно лицо". Неестественность - главный враг красоты. Многим не нравится, когда женщины делают подтяжки на лице. Каждый человек должен иметь своё лицо. А когда сделают много подтяжек, получается, что человек есть, а его лица-то уже нет. Узнаёшь человека только по голосу, это страшно. Внешность любого периода жизни достойна уважения и по-своему украшает. Каждый возраст надо проходить с достоинством".
   "Умница и красавица. Такова цель. Нужно себя создавать каждый день заново. Это процесс бесконечный. Умная женщина сексуальна и неотразима. И работает в области радости. Если человек интересен, занимает активную жизненную позицию, чем-то увлечён, это действует гораздо эффективнее косметических процедур. За обаянием можно скрыть массу недостатков. А ваша одежда не должна быть пощёчиной общественному вкусу, даже если вам в ней удобно и комфортно. Мода навсегда: выглядеть стильно и дорого! "Слышу, кто-то ходит в шкафу... Открываю - а там вещи из моды выходят".
   Жестокая индустрия красоты. Наращивание волос, модные стрижки и причёски, косметика и разные виды макияжа, омолаживающие кремы и пластические операции, ботокс и силикон, акриловые и гелевые ногти, всевозможные виды эпиляции, гигантские каблуки, дорогая парфюмерия, одежда, аксессуары, диеты, загар. Каждый пункт ежедневно витает в мыслях большинства современных женщин. Женское тело - главный эстетический объект в нашем мире.
   Талантливому человеку возраст к лицу. Физическая красота постепенно заменяется на духовную и отпечатывается на лице, в манерах, в поведении, в высказываниях.
   Они все такие разные... "Девочка из Советского Союза". Вся в розовом "кукла Барби"... "Стереотип доступной блондинки"... Женщина не любит, когда её сравнивают с другими.
   Слиться с толпой или выделиться из толпы? Зачем такие крайности? Выглядеть выразительно и убедительно!
   Образ яркий, стильный, креативный, женственный - весна 2012 года! "По одёжке встречают, по уму провожают". Сегодня эта поговорка звучит по-новому: "По одёжке встречают (вид спереди), и по ней же провожают (вид сзади)". Прятать красоту, конечно, нельзя, а испортить многим удаётся. Не снижайте своё достоинство. Станьте "лицом своей компании", официальным или неофициальным. Самовыражение через одежду - это высший пилотаж.
   Творческая телепередача "Модный приговор" не устаёт доказывать миру, что русские женщины - самые красивые, но они просто не все об этом знают. Стиль "мне так удобно и комфортно" и "пусть меня любят такую, какая я есть" не годится для русских женщин. Такая манера одеваться говорит о том, что вы обижены на весь мир, и что у вас нет личной жизни, даже если вы замужем. И чем мы старше, тем с большим вкусом мы должны одеваться. Выглядеть всегда так, как будто вы только что вышли из рук стилистов, - это труд, будьте к этому готовы. Браво! Гардероб для женщины - это лекарство. А разве можно экономить на здоровье? У каждого возраста должна быть своя одежда.
   Мужчины и женщины по-разному смотрят на мир в прямом и переносном смысле. Женщины воспринимают жизнь более разнообразно, мужчины более прямолинейны. Женщины более гибкие, мужчины консервативнее. От женщин у мужчин хроническое чувство неполноценности".
  
   "Благодаря женскому любопытству и желанию везде быть первой мы, мужчины, лишились покоя райского сада. Прошли века. Мы всё те же. Лишь они меняются, становятся другими, они имеют над нами власть, пытаются нас свергнуть с пьедестала, доказывая нам, что лишь они и есть начало мира"!
   "Любовница - это туалет, куда ходят справлять нужду". А в сердце назрела потребность в любви взаимной, семейной, созидательной...
   Анекдот. "Он:
   - В кино были... В парке были... На дискотеке были... Теперь куда?
   Она: в загс".
   "Она выросла в хорошей семье со строгими правилами и привыкла много трудиться, чтобы самой обеспечивать семью, чтобы не бояться завтрашнего дня. Родители много работали и не позволяли лишнего ни себе, ни ей. При этом в доме всегда были шутки, смех и никакого уныния. Всё хорошо - все живы, здоровы, все при деле. Хорошее начало для создания семьи".
   "Девушка говорит подруге:
   - Ты знаешь, у меня теперь уже нет таких требований к мужчинам, как раньше. Главное, чтобы он был добрым, отзывчивым, человечным. Как ты думаешь, ещё остались такие банкиры?"
  
   Браки бываю разные. И в отношениях важна каждая мелочь. "Выйти замуж - не напасть, лишь бы замужем не пропасть". Принц - это не тот, кто имеет много денег и красиво одет. Принц - тот, кто считает тебя принцессой, хотя бы до свадьбы. По молодости хочется слышать слова о том, какая ты красивая и любимая. А в зрелости важны похвалы твоему уму и способностям. Если хорошо работать над собой с юности, то к старости можно слышать всевозможные похвалы каждый день. Новое веяние: пара встречается от случая к случаю, никаких общих родственников и общих кошельков. Суперсвободный брак, в котором двое абсолютно друг другу доверяют и встречаются, лишь когда у обоих возникает потребность в общении. Новая форма семьи? Брак будущего? Сценарий современного успешного трудоголика - жить работой, сценарий обычной женщины - любовь и создание семьи. Разные цели. Когда двое знакомятся и понимают, что нравятся друг другу, возможность общего будущего зависит от того, каков у каждого сценарий отношений. Если оба в принципе хотят создать семью, значит, сценарии совпали. Если и он, и она жаждут большой любви, им удастся создать любовный союз. А когда один мечтает о браке, а другой - о романтической страсти, у них не совпадают сценарии. А если работа съедает энергию, усталым работникам просто сил не хватает на строительство семьи.
   Анекдоты. "Объявление в газете: срочно продам свадебное платье, со всеми комплектующими: перчатки, фата, муж, проблемы, головная боль, удочка, лапша на ушах..."
   "Разговор в мужской компании:
   - У меня жена - просто клад!
   - Почему ты так решил?
   - Потому что, куда бы мы ни пошли, все спрашивают: где ты её откопал?"
   "В слезах жена с упрёком говорит мужу:
   - Ты чёрствый! Тебя даже не интересует, почему я плачу. Но хочешь, я тебе всё же скажу?
   - Не надо! Всё равно у меня нет таких денег!" Женские слёзы ничего не стоят, но много значат.
   Любовь и лояльность приходят с возрастом. Многое прощаешь. Но... Уметь расставаться с любимыми, уметь отпускать их, когда всё кончилось, - это мудро. Если вещь пошла по рукам, не стоит за неё цепляться. "Русская женщина, узнав об измене, хлопнет дверью и уйдёт. Европейка - хлопнет дверью и отсудит половину добра. Арабка будет брать измором... А мужчина сто раз пожалеет о том, что сказал правду. Или что женился повторно".
   Не замужем быть не страшно. Жить надо не для страданий и испытаний, а чтобы быть счастливой. "Для современной женщины муж - всего лишь удачный и долгосрочный бизнес-проект".
  
   Наша головная боль - дети. Они меняют нашу жизнь. Грудное молоко - это передача иммунитета ребёнку, это защита на всю жизнь. Основная задача отца - вести ребёнка по жизни, прививая ценности, и быть защитником для него. Отец обязан передать своему потомству умение преодолевать трудности и всё, что надо для хорошего здоровья. Для матери главное - совесть, доброта и красота. У каждого должен быть взрослый наставник для помощи в жизни.
   Анекдот. "Маленький мальчик долго и внимательно смотрит на своего годовалого братика, который оживлённо болтает на одному ему понятном языке.
   - Мама, а ты уверена, что он русский"?
   Дети сейчас совсем другие. Их жизнь и понятия очень сильно отличаются от тех, которые были в моё время. И так будет всегда. И с этим приходится смириться.
   "Две подруги в переполненном автобусе:
   - Блин, какая толкотня!
   - Странно, вчера на дискотеке ты это атмосферой называла..."
   Мальчики никогда не перестают играть. Просто с возрастом их игрушки становятся сложнее, дороже и вреднее. Смартфон, плеер, многочисленные автогаджеты и стильные дизайнерские вещи могут стать источником проблем для здоровья. Не держите компьютер на коленях. Каждый десятый пользователь плеера - потенциальный обладатель слухового аппарата. Ледяное кожаное сиденье грозит болезнями почек, остеохондрозом, радикулитом. А кресло с подогревом - бесплодием. О вреде компьютерных мониторов знают все. Планшеты и электронные книги снижают остроту зрения.
   "Все дети имеют право отдохнуть от родителей. Лето - это маленькая жизнь. Ребёнок должен вернуться из отдыха, наполненный яркими впечатлениями, новыми знаниями и умениями. Поэтому обратите особое внимание на кружки, секции и мастер-классы. Дети нуждаются в новых друзьях".
   О том, что у любимого есть вторая, третья семья, первая жена и дети часто узнают, когда приходит время делить наследство.
  
   Мой дом - моя прелесть. Дизайн - конструирование вещей, машин, интерьеров, основанное на принципах сочетания удобства, экономичности и красоты. Вещам, сделанным вручную, передаётся настроение мастера. "Дома и стены помогают". Ваши стены должны быть оформлены так, чтобы они вас вдохновляли на интересную жизнь. Это очень важно.
   Анекдоты. "Меня деньги не волнуют! Они меня успокаивают"! "Зарплата жены - это её зарплата! А зарплата мужа - это бюджет семьи". "Я с вами не ругаюсь и не спорю. Просто подробно объясняю, почему я прав".
   Мы урезаем расходы на то, что нам нужно, чтобы тратить деньги на то, что необходимо.
   - Официант, скажите, а салат сегодняшний?
   - Я вам больше скажу, он ещё и завтрашний!
   И это не шутка. Так что готовим дома. Еда должна быть простой, понятной и быстрой. Я не люблю долгих приготовлений, не люблю долго ждать у духовки. Люблю мыть посуду руками. Для меня это определённый релакс. Нравится сам процесс превращения из грязного - в чистое.
   Содержание дома в чистоте может в конечном счёте привести к депрессии. Слишком частое использование противомикробных и бактерицидных препаратов приводит к сбоям в настройках иммунной системы, у человека появляется аллергия на пыль, уменьшение гормона счастья и депрессия. Это не значит, что не надо убирать дома, но чистота должна иметь разумные границы. Контакт с чистящими ядохимикатами может оказаться более опасным, чем контакт с бактериями. В стерильных условиях иммунитет деградирует.
   - Классная вещь - домофон!
   - Ну да... А что?
   - Пока муж по лестнице поднимается, я успеваю выключить компьютер и телевизор, положить трубку телефона, подвязать передник... И стою такая бедная, посуду мою...
   Как не разучиться получать удовольствие от семьи, от детей? Этому нельзя научить. Это или есть, или нет. Попробуйте получить в созданной вами семье все радости, которые вы не дополучили в семье, созданной вашими родителями.
  
   "Мы живём на рубеже, на сломе. Поменялась цивилизация, изменились моральные, этические критерии. Именно поэтому сегодня в России важна личная ответственность. Новая цивилизация вместе с техническими достижениями принесла много морального разрушения. Информационная свобода стала полной. И тут возникает большая проблема: как управлять этой свободой без рамок и тормозов? У человека должен быть собственный внутренний контролёр - совесть, мораль, вкус. Школа, семья, церковь и культура отвечают за воспитание такого внутреннего контролёра".
   "Кто выстрелит в прошлое из ружья, в того будущее выпалит из пушки. Это кармическая связь между событиями".
   Если нет проблем с законом, есть проблемы с финансами. Если нет проблем с финансами, проблемы с законом. Тоже кармическая связь.
  
   Лечить, учить и судить - самое трудное. Врач - инструмент Бога. Кто это поймёт, будет Врачом от Бога. Учитель - это инструмент Бога. Кто это поймёт, станет Учителем от Бога. Судья - это инструмент Бога. Кто это поймёт, будет Судьёй от Бога. Таких мало, но они есть.
   "Я хочу приносить радость людям таким способом, каким могу". Иди туда, куда тебя ведёт сердце. И если тебя тянет туда, значит в любом случае твой выбор правильный. Нам повезло: мы любим свою профессию и с удовольствием делимся её плодами со всеми. А трудовая дисциплина достигается нравственным авторитетом начальства, а не нравоучениями и рукоприкладством.
  
   Образ жизни геолога ассоциируется со свободой. Геолог - это настоящий мужчина, который ничего не боится и постоянно закаляет своё тело и дух в борьбе с трудностями.
  
   Программист - новый тип людей, "унесённое ветром существо", которое ругается компьютерными словами.
  
   - На прошлой неделе была экскурсия на молокозавод - теперь не ем молочные продукты. На этой неделе ходил на мясокомбинат, не ем колбасу...
   - Ну, бывает, пройдёт...
   - Приглашают на ликёрно-водочный - ни за что не пойду!
  
   Целитель восстанавливает целостность тела, души и духа. Природа ведёт нас к гармонии - физической и духовной. Совершенный человек с прекрасной душой, прекрасным лицом, прекрасной фигурой - вот её идеал, вершина эволюционной лестницы, по бесчисленным ступенькам которой она ведёт нас миллионы лет. И постепенно убирает из нас то ненужное, отжившее, что досталось в наследство от далёких предков. Люди, красивые телом и душой, наиболее жизнеспособны, легче переносят невзгоды, уверенно добиваются поставленных целей.
   Женское здоровье - гигиена, мораль, благополучие материнства. Мужское здоровье - здоровый образ жизни: не пить алкогольные напитки, не курить, не употреблять наркотики, избегать стрессов. Каков характер, такие и болезни. Обиды, гнев, негативные эмоции, душевные переживания переплавляются в болезни. Болеют слабовольные, бесхарактерные и страдающие от одиночества люди.
  
   Медицина. Обеспечить доступную медицинскую помощь жителям страны сегодня не удаётся. Всё большую долю в медицинском обслуживании населения занимает платная медицина.
   Важнейшая угроза, связанная с генетическим оружием - это развитие генетических нанотехнологий в частных компаниях и отсутствие информации о том, использованы ли генетические технологии при подготовке поставляемых пищевых продуктов и лекарств.
   Почему одни люди хронически здоровы, а другие - хронически больны? Многие заболевания программируются ещё в период внутриутробного развития и в первые годы жизни. В этот период происходит формирование органов, регуляторных и защитных механизмов, закладываются структурные и функциональные основы высшей нервной деятельности. Если мама во время беременности ест слишком много вредной пищи, ребёнок программируется на нарушение обмена веществ, ожирение, сахарный диабет в будущем. Программу жизни и здоровья человека закладывает в первую очередь будущая мама. И если она курит и выпивает, то все органы человека развиваются в бульоне канцерогенов. Наша жизнь программируется не только генетически. Помимо наследственных заболеваний человек может получить целый букет недугов, даже не участвуя в их формировании. А риски стать инвалидом во взрослом возрасте закладываются в самом раннем детстве.
   Всё больше людей болеют на работе. Шеф сказал: "Можешь уйти на больничный, но когда поправишься, мы с тобой расстанемся". Работу терять не хочется.
   Пластическая хирургия сегодня ведёт активную борьбу с природой и временем.
   "Послеоперационные клоны" с неживыми лицами, неестественными губами и грудью, а порой и с искалеченными телами... Если человек постоянно делает пластические операции, которые изменяют его внешность до неузнаваемости, то можно заподозрить две причины такого поведения: психическое расстройство и криминальная.
   Кошмар XXI века - трансплантация человеческих органов. Врачи - посредники, банд-группы, торгующие человеческими органами. Об истинных масштабах можно только догадываться. А если вы завещаете свои органы в случае смерти, вам могут и помочь уйти в мир иной.
   Мы боимся врачей. Врачи - это страшно в любом виде! Но зубные врачи - это...
   Высокие стандарты медицины - это когда высококлассная медицинская помощь оказывается всем гражданам страны бесплатно. А пока лечите себя красотой.
  
   Наступает момент, когда пропадает интерес к работе, появляется лёгкое безразличие к тому, что делаешь, усталость на лице и в глазах. Это признак того, что пора менять жизнь. Профессиональная карьера сделана. Вы достигли своего уровня компетентности. Вы мотивируете свой уход с работы тем, что устали и больше не можете справляться с ответственностью и нагрузкой, возложенной на вас. Пришла пора делать духовную карьеру, подниматься по ступеням духовного самосовершенствования.
   "Возраст мудрости. Неприязнь к старости связана с распространённым мнением, что старики все одинаково серые, бедные, больные, одинокие, слабые. Поздняя зрелость (так в мире принято называть пожилой возраст) начинается с "шока отставки". Человек внезапно оказывается выброшенным из рамок привычной жизни, чувствует себя ненужным, обделённым, теряет смысл существования. И ему необходимо найти новые пути включения в социальную деятельность, научиться по-новому строить свою жизнь, планировать свободное время. Порадуйтесь и поживите, наконец, для себя. На этом этапе жизнь человека может развиваться по-разному, и это зависит от особенностей его личности. Возможны три варианта:
   1) доживание;
   2) смена ведущей деятельности;
   3) сохранение основного содержания периода зрелости, то есть сохранение ведущей деятельности.
   Наименее конструктивен первый вариант - пассивная и малоинтересная жизнь, и мы должны постоянно прилагать усилия, чтобы его избежать. Пожилой человек должен жить не прошлым, а настоящим: воспитывать внуков, уделять время друзьям, увлечениям, творчеству, благотворительности... Старость может быть не менее привлекательной, и даже более, чем другие периоды жизни при правильной физической и психологической установке и хороших отношениях с окружающими. Признание своей ненужности - мощный фактор старения. Другая крайность - отсутствие самоощущения старения (переоценка своих возможностей, беспечность) выглядит нелепо. Хорошо, когда у человека есть разумное ощущение возраста.
   Пять типов психологического приспособления человека в старости:
   1. Конструктивная установка. Это люди внутренне уравновешенные и удовлетворённые эмоциональными контактами с окружающими. Они относятся к себе и другим критично, с юмором и терпимостью. Старость оценивают как факт, смерть, как естественное явление, с доверием рассчитывают на помощь окружающих.
   2. Установка зависимости. У этих людей заботливое окружение. Они пассивны, склонны к зависимости от других, легко бросают работу. Семья обеспечивает им чувство безопасности, и они не страдают от стрессов.
   3. Защитная установка. Это самодостаточные люди с психологической бронёй, чопорные, для которых внешнее важнее внутреннего. Они поглощены профессиональной деятельностью, разделяют общепринятые взгляды. Боятся смерти и маскируют страх внешней деятельностью.
   4. Установка враждебности. Это "разгневанные старики", агрессивные, вспыльчивые, мнительные, предъявляющие уйму претензий ко всем. Они не могут смириться со старостью, завидуют молодым, бунтуют против смерти и боятся её.
   5. Установка враждебности, направленная на самих себя. Эти люди оценивают баланс прошедшей жизни как отрицательный, избегают воспоминаний, пассивно принимают удары судьбы. Их потребность в любви и сочувствии не удовлетворяется. Отсюда депрессия, жалость к себе. Смерть они считают избавлением от страданий.
   Вам какой тип больше нравится? Интенсивное развитие личности, стремление к самосовершенствованию и самореализации возможно на любом возрастном этапе. Главным приобретением старости является мудрость.
   Творческий дух - основа развития личности в пожилом возрасте. Постоянные физические и умственные тренировки, а также творческое отношение к любой работе - важнейшее средство сохранения и продления молодости. И конечно, юмор". Не упустите момент, когда блаженное "сладкое ничегонеделание" превращается в скучное гниение.
   Каждый из нас, уходя, что-то оставляет после себя. Кто-то песни, кто-то стихи, кто-то память, а кто-то и более существенное (по современным меркам) - имущество. Когда есть собственность, есть и желание передать её наследникам. Распорядитесь ею посредством завещания, чтобы у близких людей было меньше хлопот.
   Все там будем - то есть на пенсии. Кроме тех, кто волею судеб не доживёт. "Стратегия развития пенсионной системы". Повышать ли пенсионный возраст, сохранять ли накопительную систему, должны ли слуги народа - депутаты всех уровней - иметь пенсионную систему лучше той, которую они устанавливают для самого народа? Пенсионеры становятся помехой экономического развития... Мысли о вечном заставляют быть в тонусе...
  
   "Душа обязана трудиться и день, и ночь". А наслаждаться и получать удовольствие можно и работой души. Человеку хочется, прежде всего, понять себя. Саморазвитие, самопознание - это настолько интересно, что можно посвятить этому всю жизнь. Самообразование входит в моду.
  
   Истинное искусство поднимает человека. Он должен расти и приобщаться к шедеврам с детства. И книги многому учат.
   Не бывало такого, чтобы русская земля не рождала талантливейших, умнейших, скромнейших, духовнейших людей.
  
   "Так вот что такое слава - одиночество! Артист из народа и народный артист. Он впитал в себя всю мудрость и необыкновенную энергетику своей земли. Когда мужики собираются - это особый мир, таинство, мужское братство. Крутой, уверенный в себе мужик. А в реальной жизни пасует во многих ситуациях. "Если человек мне сделал подлость, всё - он для меня закончился, вычеркнут из моей жизни".
   "Расцвет её жизни пришёлся на пустоту, безработицу. Поэтому она старалась сохранить состояние полёта до конца - как будто бы стремилась наверстать годы, которые прошли бессмысленно с точки зрения профессии".
   Самое страшное для них, когда к ним подходят старички и старушки и рассказывают о том, как они боготворили любимых артистов когда-то. Напоминание о возрасте для них невыносимо. А ещё иногда они очень устают от героев своих ролей.
   "Уходить нужно на взлёте, на верхней ноте. Аплодисменты, цветы... Я дорожу вниманием публики, ведь кто-то, может быть, потратил последние деньги на букет. Зритель расстроится, если увидит, что любимый артист вышел без его цветов! Это же обмен энергией. Сначала я отдал её публике, а потом получил обратно в виде аплодисментов, зрительской любви и цветов".
   "Примета нашего времени - пение под фонограмму. Это объяснимо:
   1. Надо зарабатывать, голос садится, а на сцену нужно выйти.
   2. Продюсер хочет отработать деньги, которые вложил в артиста, быстрее. У него нет времени создавать живой звук.
   3. Телевидение. Чтобы легче было монтировать, нужна фонограмма.
   Часто на концертах артисты открывают рот и не попадают под "фанеру". Все видят и смеются. Это катастрофа".
  
   "Россия, прежде великая авиационная держава, стала самой опасной страной для тех, кто ступает на борт самолёта. А советский запас лётчиков исчерпан. Так что пристегнитесь и молитесь!"
  
   Мы пытаемся ответить себе на вопрос: я - это тело, или я - это душа? Если определяем, что мы - душа, частица Бога, то становимся счастливее, потому что есть перспектива. Если определяем себя как тело, живём его потребностями - становимся всё более несчастными. Потому что тело привыкло хапать, а всего не хапнешь. Да, и то, что удалось, могут отнять. Ставить нужно на вечные категории. Только они, духовные наработки, и не пропадают. Главные вопросы жизни: откуда я пришёл в этот мир? В чём моя задача? Почему я страдаю? Есть ли из этого выход? Как я отношусь к смерти?
  
   Как избавиться от душевной боли? Помочь человеку может только он сам: больше размышляйте, читайте святые писания. Повезло тому, кто нашёл духовного наставника. Постигайте искусство любования живой красотой.
   Детские самоубийства. Как заставить детей жить? Рядом должны быть любимые лица. Будьте внимательны к друзьям, сверстникам. Нет ничего красивого в бессмысленной, добровольной смерти. Это страшно, омерзительно и ужасно.
   Переходить дорогу в наше время - особое искусство. Увидев зелёный сигнал светофора, не поддавайтесь рефлексу и не торопитесь. Сначала убедитесь, что водители в курсе, что человека на зебре давить нельзя. Потому что многие из них уверены, что не попасть под колёса - это ваша, а не их забота. Переходите дорогу вместе с толпой. Толпу не задавят, хотя и такое случается.
  
   Разве власть была когда-то "духовно-нравственной? Наши чиновники - это временщики, они пришли "на вахту" хапнуть и свалить. Открытых вакансий нет.
   Это "тяжёлый и малооплачиваемый" труд, поэтому им положены льготы. Если судить по количеству льгот, то самые обездоленные и незащищённые у нас не инвалиды и пенсионеры, не учителя и врачи, а чиновники. Чиновные блага давно стали чуть ли не самым отвратительным символом несправедливости и социального расслоения общества. Посчитать стоимость льгот можно, лишь заглянув в закрытую от посторонних глаз бухгалтерию самих ведомств. Попытки разобраться с чиновничьими льготами заканчиваются провалом. Здоровье, пошатнувшееся от забот о простом народе, высокий чин мимо любых очередей спешит поправить к лучшим российским докторам или спецрейсом в заграничную клинику, недоступную простым смертным. Спецрейсы и билеты в бизнес-классе, проживание в самых дорогих гостиницах, шикарные фуршеты, безразмерные представительские расходы - это всё мы оплачиваем из нашего кармана. Государству пора вернуть с небес на землю зажравшихся менеджеров, а чиновникам платить зарплату достойную, но сопоставимую с доходами учителя, врача, военного, учёного. Зарплата должна зависеть от результатов труда. А по результатам работы некоторых наших госслужащих ...
   Прежде чем не излечишь свою душу, не можешь вести и руководить людьми. Депутат должен быть неравнодушным человеком с активной гражданской позицией. Если добавить к этому жизненный опыт, широкий кругозор и интеллектуальные способности, то получится образ человека, который с успехом справится с депутатскими обязанностями.
  
   Вопрос самоуважения в конце жизни - это важно. Вся страна потрясена двумя трагедиями. Одна заставляет гордиться, другая стыдиться. В жизни по-прежнему есть место чести и мужеству. И по-прежнему среди нас есть чудовища. Откуда герои и откуда звери?
  
   Попытки построить рай на Земле не прекращаются. План есть. Христианство. Божьи Заповеди. Но живут ли христиане по Божьим Законам? Нет. Коммунизм. Моральный кодекс строителя коммунизма. Его пункты списаны с Божьих Заповедей. Но живут ли коммунисты по моральному кодексу? Нет. Почему же не удаётся построить на Земле правильную, справедливую и радостную жизнь? Не хватает человеческого разума, ответственности, силы, воли, чести и главное - совести. Уровень сознания создания Творца всё ещё далёк от совершенства. Но стараться надо. И тогда, может быть, когда-нибудь наши мечты сбудутся. И мы увидим свет в конце тоннеля. А пока это, к сожалению, всего лишь огни встречного поезда.
   Человек - незавершённый проект Создателя или неудачный? Но что получилось, то получилось. Надо как-то выходить из этого положения. Самопознание, самосовершенствование, самореализация. Попробуем, пока есть время до конца жизни. Так что, учиться, учиться и учиться - руководить, строить, лечить, летать ... и реформировать.
  
   Старость плоха тем, что тебя преследуют мысли о молодости. Среди стариков есть отважные люди. Им нечего уже терять. И они понимают, сколько времени потрачено зря на глупости. Они уходят от нас. Друг за другом, месяц за месяцем. Кумиры, таланты, властители наших дум и душ, культовые личности, ставшие частью жизни нескольких поколений советских людей. Портреты многих стариков прекрасны.
  
   Легче познать людей вообще, чем одного человека в частности. Счастье и несчастье мы переживаем соразмерно нашему себялюбию. У нас не хватает силы характера, чтобы следовать всем велениям рассудка. Человеку дана бесконечная сила, но постоянные думы и заботы о себе производит бессилие. Погоня за мечтой: "Зарабатывай как можно больше и добивайся успеха" истощает все силы и приводит к духовному и физическому краху. У каждого свой рецепт спасения от тягот жизни. Есть и такой жизненный девиз: чем больше я сплю, тем меньше от меня вреда.
  
   Наши страдания, наши кресты. Одна беда проходит, появляется другая. Научились лечить одно, появилось другое. Душа тоскует, ранит сердце. Никто не может себя оградить. Скорбь и страдание есть всегда. Это результат греха. Почему именно мне выпало горе? За что? Смысл страдания - очистительная сила жертвы для всех. Страдания даются для нашего очищения, для очищения нашей души. Они омывают, обновляют, улучшают. Это не наказание, это крест. Надо нести его без злобы, искупая собственные грехи. Лучше потерпеть в этой жизни, чем пострадать в следующей. Страдание разрушает слабость, ограниченность, лукавство. Со спокойным, мирным взором встретим мы страдания и смерть. Каждому дан крест по силам для нашей внутренней духовной силы во спасение и чтобы менять жизнь к лучшему свою и общую.
   Самая большая ошибка людей - идти к неопределённому горизонту. У тех, у кого нет конкретной цели, не будет и конкретной перспективы.
   Как мы живём, зачем родились на свет? Никто на этот вопрос ответить не может, но попытка понять - уже залог прогресса, движения вперёд. Люди творческие живут собой, своими мыслями, делами. Другим бывает трудно встроиться в их круг.
   Каждый человек - носитель веры в душе. Он может об этом и не подозревать. Благодать Божья сходит, давая силы и разумения нести служение в непростых обстоятельствах. Нет у нас будущего, если уместно глумление над святынями. Много испытаний нам дано, чтобы мы осознали ответственность за Русь Святую. Мы верим в силу молитвы о стране и народе.
   "Душа по определению - христианка. Мы все, обладающие душой, вне зависимости от того, ходим мы в церковь или нет, всё равно живём в луче этого понимания добра и зла. Мир устроен так, что любое доброе дело воспринимается как проявление слабости. Добро не может быть выгодно. Потому что иначе даже злые люди совершали бы добрые дела. Но всё равно постоянно появляются те, кто снова и снова творит добро, не боясь расплаты за это. И радость от того, что добро всё равно существует, что оно неискоренимо, и есть главная радость бытия".
   - Ты веришь в Бога?
   - Не знаю. Никогда не было времени в этом разобраться. Но, на всякий случай, прости Господи за всё, то мы тут натворили.
   Как можно не верить? Я вижу вокруг Божественное проявление, и само устройство человека впечатляет.
   Человек открыт для всех веяний мира сего. Гигантское искушение на уровне мысли, воли, чувств, сознания. Информационный поток проникает в подсознание почти без участия человека, идёт колоссальное воздействие на наши души. Если человек способен преодолеть усилия зла, он становится свободным, он обретает возможность общения с Богом. Радость великую можно получить только от общения с Богом.
   Технический прогресс в отсутствие осознания Бога и нравственных ценностей представляет собой угрозу для всего мира.
  
   "Наша индивидуальная жизнь - это один шаг для одного человека и огромный - для всего человечества, если она прожита достойно, была нужной и полезной для Родины, для Земли, для Вселенной. Некоторые люди забывают расписаться о своём пребывании на Земле".
   "Сейчас у нас, к сожалению, совершенно нет общей платформы моральных и культурных ценностей". Но...
   Великими людьми Русь не обижена. Олигархи духа и совести были, есть и будут всегда. Они пишут, читают, говорят, наблюдают, действуют. Сохранить свой уровень - для них это норма бытия. Познать истину, методику христианской жизни - это духовный подвиг. Пусть вас не покинет вдохновение! Личность имеет опору только в самом себе. Остаться человеком даже в нечеловеческих условиях. Ты не всегда знаешь, что ты можешь. Жизнь ставит перед тобой всё новые задачи, и ты должен раскрываться наилучшим способом. Любой человек образом своей жизни может достичь святости. Тогда он принадлежит к числу людей, чья жизнь - подвиг, недоступный людям заурядной воли. Слава великих людей всегда должна измеряться способами, какими она была достигнута. Список самых влиятельных людей мира - круг мужчин и женщин, чья власть, талант и моральный облик изменяют мир. Глаза никогда не лгут, смотрите друг другу в глаза.
  
   "Он был патриотом и истинным гражданином своей страны. Обнищание народа, коррупцию чиновников воспринимал как личную трагедию. Предателей много. Люди, от которых многое зависит, имеющие рычаги, власть, не любят свой народ. И никто ни за что не в ответе. Пенсионерам сегодня жить не на что. Это безнравственно в то время, когда кто-то хапает миллиарды. Социальная ответственность бизнеса. Никто не собирается у вас отнимать то, что вы наворовали. Но своему народу-то помогите! Миллионы людей унижены, оскорблены, нищие все и лишние. Сегодня говорят, что брежневская эпоха была застойная. Не верьте в это. Это сейчас застой. Можно бегать-прыгать по тусовкам, но на самом деле это и есть болото. Все гении, а на самом деле - прыщи. Тематика в фильмах - в основном кухня и бандиты. Такое впечатление, что в зоне живёшь: включаешь телевизор - там всё-время кого-то ловят, стреляют. Жизнь короткая, несётся с такой скоростью! Надо успеть сделать хорошее, чтобы это было в радость народу, среди которого ты живёшь".
  
   "Я человек социализма, и таким остаюсь. Идея всеобщего равенства, возникшая ещё в раннем христианстве, - великая. Да, "свобода, равенство, братство" - недостижимый идеал, но справедливость-то социальная достижима вполне. Есть обычная, нормальная рабочая совесть. Я всегда уважала людей, которые что-то производят, производство всегда первично, а перераспределение вторично. А на самом деле те, кто перераспределяет, всегда живут лучше. Наше общество в его нынешнем состоянии - уродливо. С возрастом приходит мера в оценке добра и зла. Я уже давно научилась различать, на что стоит тратить душевные силы, а на что нет. В эпоху глобализации важно национальное самосознание. В эпоху суеты и власти денег спасает стремление к красоте, идеалу, человеку, природе".
   Свободу каждый понимает по-своему. Свобода - это самоощущение. Есть люди, которые всегда ощущают себя свободными, независимо от государственного строя, отношения начальства, опеки родителей. А есть люди, которым всегда не хватает свободы для созидания, разумного самовыражения и личного самосовершенствования.
  
   Народ. "Мания величия или комплекс неполноценности. Герои капиталистического труда - топ-менеджеры, банкиры и стахановцы-чиновники, ежемесячно добивающиеся рекордных откатов. Вот это производительность! Весь мир завидует! Но на такие подвиги способна только элита, а не народ. Производительность труда у простых тружеников ниже некуда, едва зарабатывают на прожиточный минимум. Поэтому страна вышла на второе место в мире по миллиардерам, а народ и интеллигенция вследствие своей природной ущербности прозябают. Это народ развалил здравоохранение и образование, свёл с ума телевидение, рассорил этносы, разогнал наши таланты по всему свету, устроил безработицу и не покупает себе жильё, потому что не хочет. В общем, во всём виноват народ. Но вины своей не признаёт. Элита бьётся как рыба об лёд, крутится как белка в колесе, пытаясь улучшить жизнь, а народ противится. Поэтому и приходится ей улучшать жизнь самой себе. А в народе растёт уныние и безысходность. Разъединять людей, повергать их в уныние, внушая им комплекс исторической неполноценности для идеологических технологов - занятие профессиональное. Рыба гниёт с головы. А народ умудряется сохранить человеческие качества в бесчеловечных условиях. И обвинять во всех бедах народ безнравственно. Наш народ разгромил фашистскую армию и очистил от неё пол-Европы. Восстановил жизнь в СССР. А в том, что сейчас запустение по всей стране, виновата социально-экономическая система с её создателями. Так что несправедливо перекладывать свою ответственность на всех. Рядовой человек ответственен за свою личную судьбу и за исполнение им своих человеческих задач. За народ в целом и за страну с её городами и сёлами несёт ответственность руководство системы управления, в руках которых находятся все ресурсы - людские, финансовые, природные, административные, идеологические. А у рядового человека нет ничего, кроме рабочего места, если он не безработный Кому много даётся, с того соответственно много и спрашивается. Поэтому и несопоставимы ответственность власти и народа. Русский народ продолжает вымирать, и основной причиной трагедии является совершенно позорная для государства искусственно созданная нищета основной массы населения".
   "Свобода, равенство, братство", "Мир, труд, май" - неплохие лозунги для здорового общества людей.
   "Пока нация жива, зерно здоровое в ней есть. А наша нация достаточно жизнеспособна. Глядя на всю нашу историю - что в глуби веков, что современную, - невольно задаёшься вопросом: как же так получается, что война в нашей жизни присутствовала постоянно? Может, это действительно черта нашего биологического вида? Иначе почему на протяжении тысячелетий в нас присутствует эта страсть к убийствам? В определённой степени война очищает. Это такая встряска для нации, которая выявляет и лучших, и худших. Она, видимо, возникает в какой-то момент как некая неизбежность. Когда уже столько противоречий накапливается, что человек не в состоянии их разрешить. Нам, современникам, сложно понять смысл происходящих событий. Как становится понятен только сейчас смысл событий 1917 года. Коммунисты, большевики были злейшими врагами Российской империи, они декларировали свободу и равенство всех народов. Но именно они сумели довести идею империи до апогея. В 1950-х годах империя СССР простиралась от Берлина до Пекина - русским царям такое даже в мечтах привидеться не могло! А теперь... Пока империя никуда не делась - она лишь потеряла окраины. Продолжится ли распад дальше? Не хотелось бы. В ХХ веке силой, которая сшила это огромное пространство, стали большевики. А сегодня кто в состоянии всё сплавить? Экономическая идея "Зарабатывай!" не сработала. Экономическая идея слаба. Какая идея может родиться сегодня? Это зависит от внутренней потребности народа. Тогда у русской нации была внутренняя потребность принести миру свободу, равенство и братство. И большевики эту потребность смогли уловить. Как смогли уловить и потребность в сохранении большой страны. Нужна ли сегодня народу большая страна? Готов ли он приносить жертвы ради этого? Ведь если потребности нет, ты какие красивые идеи ни придумывай - они всё равно не будут работать. Да и нации меняются - народ стал совсем другой, лица изменились. Полистайте альбомы с фотографиями тех лет или снимки 1914-1915 годов - какие глаза, какие мощные лица! Какие страсти там кроются! Ты смотришь на них и понимаешь, почему разразилась и революция, и Гражданская война! И почему эти люди смогли и индустриализацию провести, и флаг красный над Берлином поднять".
   "Судить историю не имеет смысла. Она такая, какая есть. У истории прошлых веков свои ценности, свои движущие силы, свои критерии добра и зла".
   "Советская система ценностей в 90-е годы оказалась похоронена вместе с Союзом, западная система координат - вроде бы не совсем то, что нам нужно, а своя, новая, ещё не сформировалась. Этот вакуум заполнила западная форма. Потребительское отношение ко всему и вся, погоня за наживой, попрание всех моральных ценностей - всё это стало нормой нашей жизни"
  
   Планы на будущее, не соответствующие вашим финансовым, умственным и физическим возможностям, называются мечтами. Бывают в жизни моменты, когда хочется, чтобы свершилось чудо. И оно случается по вере и по справедливости. Если бы мы серьёзно относились к духовному, у нас всё было бы хорошо. Молитва, восходящая из чистой совести, бывает чудодейственна.
  
   "Человек остро реагирует на зло и грехи, потому что он создан для добра, а сам склонен ко греху. Стремление к добру, к праведному заложена в нас Богом, и пока так есть, мы выживем. Надо просто возделывать свой сад". Сделать мир лучше может каждый.
  
   Россия настолько большая страна, что буквы шрифта на карте, которыми она подписана, больше некоторых европейских государств. Патриотизм, любовь к Родине - это природное чувство нормального человека. Поэтому по-прежнему актуально звучат слова: "Русский - это тот, кто Россию любит, русский - это тот, кто России служит!"
  
   Наше поколение ровесников Великой Победы заканчивает свою трудовую деятельность. Мы восстанавливали разрушенную войной страну. И нам не стыдно за свою жизнь... Вот вспомнили о тех славных временах, и даже как-то посветлело вокруг. Потому что с каждым днём веселиться хочется всё меньше и меньше.
  
   Россия рано или поздно снова станет супердержавой. Это неизбежно...
   Если Бог даст... А пока...
   "Очередной горячей точкой планеты грозит стать холодная Арктика. Пока там не гремят выстрелы и не падают бомбы. Но в самом разгаре тихая война разведок. Разгорается драма за арктические углеводороды. Считается, что Арктика скрывает в своих недрах огромные запасы нефти и газа. Уже сейчас ведётся спор о подводном шельфе. Русский Север и Арктика не дают спокойно спать Западу: "Раз Сибирь принадлежит одной стране, ни о какой высшей справедливости говорить не приходится", "Новый мировой порядок будет строиться против России, на руинах России и за счёт России". В мире происходит небывало быстрое, а по историческим меркам просто мгновенное, перераспределение сил. Неуклонно снижается управляемость мировой системой. Как за счёт развала двуполярного мира, так и за счёт ослабления практически всех институтов международного управления. Все эти факторы и перемены наслаиваются, люди перестают понимать, что происходит.
   "Наша промышленность и село не готовы к свободной конкуренции. А в российском рынке сбыта заинтересованы и Запад, и Восток. Дешёвые импортные товары могут добить отечественное производство и еле живое сельское хозяйство".
   Чувство бессилия, депрессия и равнодушие одних, цинизм, жадность, злоба и рвачество других создали негативное энергетическое поле, которое душит сейчас Россию.
  
   Свобода, совесть, справедливость, любовь и творчество - это и есть русская идея! Но не всех она устраивает, не всем она близка. Поэтому по-прежнему актуальна идея последних двадцати лет: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда".
   Война не прекращается никогда. Война - противоестественное состояние человечества или проклятие, присущее человечеству?
  
   Развитие Вселенной невозможно остановить. И у нашего будущего могут быть разные варианты.
  
   "Истина где-то рядом. Учёные обосновали возможность практически мгновенного перемещения в пространстве и путешествия во времени. Они выдвинули чрезвычайно интригующую идею, согласно которой чёрные дыры являются переходами, тоннелями. Представьте бескрайнюю Вселенную в виде листа бумаги. Две точки на разных его концах в реальности разделены бездной световых лет. Но согните лист пополам, совместив эти точки, и их разделит лишь почти незримая толщина листа. Остаётся только проткнуть его. Эти туннели и позволяют осуществить мгновенные межзвёздные и межгалактические полёты. Согласно расчётам, вблизи Земли находится вход в тоннель. Арктика и Антарктида - не просто земные полюса. Это ворота в некое иное пространство. До подписания соглашения о полном разоружении многое нельзя обнародовать, это открытие принадлежит будущему. Интерес к Антарктиде вызван уверенностью, что её считали Атлантидой, оледеневшей после катастрофы. Родина предков! Но есть и другая версия. Теория полой Земли, где скрыт никем ещё не изведанный мир, земной рай, властно владеет умами учёных и мистиков. Предполагается, что входы в этот мир - на полюсах планеты. Вылетающие из-под воды летательные аппараты дисковидной формы. Они мгновенно появляются, беззвучно носятся, поражая цель лучами, и так же мгновенно исчезают. Сопротивляться им невозможно. В случае новой войны страны должны быть готовы к встрече с противником, который способен с невероятной скоростью летать с одного полюса Земли на другой. Это представители некой цивилизации, на тысячи лет опередившей нас в развитии. Жители антарктической страны выглядят как обычные люди, но красивее и одухотворённее. Они освоили новые виды энергии, позволяющие запускать двигатели транспортных средств, получать продукты питания и свет буквально из ничего. История об антарктической цивилизации - сказка для особо настойчивых? Или же в Антарктиде и в самом деле существует вход в параллельный мир? Дисколёты связаны с параллельными мирами? Кто они? Инопланетяне? Потомки инопланетян? Древней цивилизации? Или обитатели параллельного мира - иноземляне?
   Доказательств этой версии, разумеется, нет. Косвенным же подтверждением её считают регулярные наблюдения НЛО в районе Южного полюса.
   Знаем ли мы, чем вообще заняты в этом пустынном холодном мире учёные? Что-то ведь привлекает США и Россию под ледяным панцирем Антарктиды, если туда регулярно посылают экспедиции, оснащённые дорогим и секретным оборудованием? Данные со спутников показали, что над озером Восток, расположенным под километровой толщей льда а районе Южного полюса, существует гигантский ледяной купол, возможно, заполненный самоочищающейся атмосферой, а температура воды в озере колеблется от плюс 10 до плюс 18 градусов... Внутри Земли существует пространство, в котором может протекать полноценная органическая жизнь - со своим источником света, своими подземными реками, деревьями и т.д. Попасть в этот мир можно через систему горных пещер - в Гималаях, на Тибете, на Памире, в Андах. Но вход туда существует и на полюсах - в Арктике и Антарктиде".
  
   "Думайте, задавайте себе вопросы, ищите на них ответы. Воспитывайте себя, свою неповторимую личность. Будьте людьми. Это так красиво. Человеку свойственно стремление жить по-человечески. Но внешнего комфорта мало, это не путь к мировой справедливости и всеобщему счастью. Благополучие - это не смысл жизни. Это часть жизни. Единственное, что делает настоящего человека по-настоящему счастливым, - это процесс создания чего-то стоящего".
  
   Одни в чудо верят, другие совершают!
  
   Суть жизни кроется не в сухих фактах анкеты - когда родился, где учился, кем работал, - суть жизни - в развитии души человеческой: когда в первый раз всколыхнулось сердце, когда душа впервые запела, когда сердце впервые защемило и облилось кровью.
  
   Хотите остаться при своём мнении? Тогда держите его при себе!
  
  
  
  
  
  
  
  
   27
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"