Хруцкая Татьяна Васильевна: другие произведения.

"Не созданы мы для лёгких путей ..." 10 дней, которые потрясли мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Татьяна Хруцкая
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "НЕ СОЗДАНЫ МЫ ДЛЯ ЛЁГКИХ ПУТЕЙ..."
  
   10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Санкт-Петербург
  
   2014 год
  
  
  
  
   "А память священна, как отблеск высокого огня..."
  
  
   ДЖОН РИД "10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР"
  
   А.Вильямс. Биография Джона Рида
  
   Первый американский город, в котором первые рабочие отказались грузить военные припасы для колчаковской армии, был город Портленд на берегу Тихого океана. В этом-то городе, 22 октября 1887 года родился Джон Рид.
   Его отец был одним из крепких, прямодушных пионеров, каких Джек Лондон изображал в своих рассказах об американском Западе. Это был человек острого ума, ненавидевший лицемерие и притворство. Вместо того чтобы держать руку влиятельных и богатых людей, он выступал против них, и, когда тресты, точно гигантские спруты, захватили в свои лапы леса и другие природные богатства штата, он повёл с ними ожесточённую борьбу. Его преследовали, избивали, увольняли со службы. Но он ни разу не капитулировал перед врагами.
   Таким образом, от своего отца Джон Рид получил хорошее наследство - кровь бойца, первоклассный ум, смелый и мужественный дух. Его блестящие дарования проявились рано, и по окончании средней школы он был послан учиться в знаменитейший университет Америки - Гарвардский. Сюда обычно посылали своих сынков нефтяные короли, угольные бароны и магнаты стали. Они отлично знали, что их сынки, проведя четыре года в занятиях спортом, в роскоши и в "бесстрастном изучении бесстрастной науки", вернутся с душою, абсолютно свободной от малейшего налёта радикализма. Таким именно способом в колледжах и университетах десятки тысяч американских юнцов превращаются в защитников существующего порядка - в белую гвардию реакции.
   Джон Рид провёл четыре года в стенах Гарварда, где сделался благодаря своему личному обаянию и талантам всеобщим любимцем. Он ежедневно сталкивался с юными отпрысками богатых и привилегированных классов. Он слушал напыщенные лекции правоверных учителей социологии. Он слушал проповеди верховных жрецов капитализма - профессоров политической экономии. И кончил тем, что организовал Социалистический клуб в самом центре этой твердыни плутократии. Это был удар прямо в физиономию учёным невеждам. Его начальники утешали себя мыслью, что это просто мальчишеская блажь. "У него пройдёт этот радикализм, - говорили они, - как только он выйдет из ворот колледжа на широкую арену жизни".
   Джон Рид кончил курс наук, получил учёную степень, вышел в широкий мир и в невероятно короткий срок покорил его. Покорил своей любовью к жизни, своим энтузиазмом и пером. Ещё в университете в роли редактора сатирического листка ("Насмешник") он уже показал себя мастером лёгкого и блестящего стиля. Теперь с его пера полились потоком стихотворения, рассказы, драмы. Издатели забрасывали его предложениями, иллюстрированные журналы начали платить ему чуть не баснословные суммы, крупные газеты заказывали ему обзоры важнейших событий иностранной жизни.
   Так он стал странником больших дорог мира. Кто желал быть в курсе современной жизни, тому достаточно было следовать за Джоном Ридом, ибо всюду, где случалось что-нибудь значительное, он неизменно поспевал, как некий буревестник.
   В Ретерсоне стачка текстильных рабочих превратилась в революционную бурю - Джон Рид оказался в самой гуще.
   В Колорадо рабы Рокфеллера выползли из своих окопов и отказались туда вернуться, несмотря на дубинки и винтовки вооружённой стражи, - и Джон Рид уже тут заодно с мятежниками.
   В Мексике закабалённые крестьяне подняли знамя бунта и под начальством Виллы двинулись на Капитолий - и Джон Рид верхом на коне шёл рядом с ними.
   Отчёт об этом последнем подвиге появился в журнале "Метрополитен", а позднее - в книге "Революционная Мексика". Рид в лирических тонах описал алые и пурпурные горы и обширные пустыни, "кругом защищённые исполинскими кактусами и испанскими иглами". Его пленили безбрежные равнины, но в ещё большей степени её обитатели, беспощадно эксплуатируемые помещиками и католической церковью. Он описывает, как они сгоняют свои стада с горных лугов, стремясь присоединиться к освободительным армиям, как они поют свои песни у лагерных костров по вечерам и, несмотря на голод и холод, в лохмотьях, босые, великолепно дерутся за землю и волю.
   Грянула империалистическая война - и Джон Рид всюду, где грохочут пушки: во Франции, Германии, Италии, в Турции, на Балканах и даже здесь, в России. За свои разоблачения предательства царских чиновников и за собирание материалов, доказывающих их участие в организации еврейских погромов, он был арестован жандармами вместе с знаменитым художником Бордманом Робинсоном. Но, как и всегда, благодаря искусной интриге, счастливой случайности или остроумной проделке, он вырвался из их когтей и, смеясь, бросился в следующую авантюру.
   Опасность никогда не могла его удержать. Она была его родной стихией. Он всегда пробирался в запретные зоны, на передовые линии окопов.
   Как живо воскресает в моей памяти моя поездка с Джоном Ридом и Борисом Рейнштейном на Рижский фронт в сентябре 1917 года! Наш автомобиль направлялся к югу, в сторону Вендена, когда германская артиллерия стала засыпать гранатами деревушку на восточной стороне. И эта деревушка вдруг стала для Джона Рида самым интересным местом в мире! Он настоял на том, чтобы мы поехали туда. Мы осторожно ползли вперёд, как вдруг позади нас разорвался огромный снаряд, и участок дороги, который мы только что проехали, взлетел на воздух чёрным фонтаном дыма и пыли.
   Мы в испуге судорожно ухватились друг за друга, но спустя минуту Джон Рид уже сиял восторгом. По-видимому, какая-то внутренняя потребность его натуры была удовлетворена.
   Так странствовал он по всему миру, по всем странам, по всем фронтам, переходя от одного необычайного приключения к другому. Но он был не просто авантюрист, путешественник-журналист, зритель со стороны, спокойно наблюдающий муки людей. Напротив, их страдания были его страданиями. Весь этот хаос, грязь, муки и кровопролития оскорбляли его чувство справедливости и приличия. Он настойчиво стремился добраться до корней всех этих зол, чтобы затем вырвать их с корнем.
   И вот он вернулся из своих странствий в Нью-Йорк, но не на отдых, а для новой работы и агитации.
   Вернувшись из Мексики, он объявил: "Да, в Мексике мятеж и хаос, но ответственность за всё это падает не на безземельных пеонов, а на тех, кто сеет смуту, посылая золото и оружие, т.е. на соперничающие друг с другом американские и английские нефтяные компании".
   Из Петерсона он возвратился за тем, чтобы организовать в огромнейшем зале Нью-Йорка грандиозное драматическое представление, названное "Битва петерсонского пролетариата с капиталом".
   Из Колорадо он вернулся с повествованием о расправе в Лудло, отчасти затмившем своими ужасами Ленский расстрел в Сибири. Он рассказал, как шахтёров выбрасывали из их домов, как они жили в палатках, как эти палатки были облиты керосином и подожжены, как бегущих рабочих расстреливали солдаты - и как погибло в пламени два десятка женщин и детей. Обращаясь к Рокфеллеру - королю миллионеров, он сказал: "Это ваши шахты, это ваши наёмные бандиты и солдаты. Вы убийцы!".
   И с поля сражений он вернулся не с пустой болтовнёй о жестокостях той или другой воюющей стороны, но с проклятиями самой войне как одному сплошному зверству, как кровавой бане, организованной враждующими между собою империализмами. В "Либерейторе" ("Освободитель"), радикальном революционном журнале, в который он безвозмездно отдавал лучшие свои писания, он напечатал яростную антимилитаристскую статью под лозунгом "Добудь смирительную рубашку для своего солдата-сына". Вместе с другими редакторами он был привлечён к нью-йоркскому суду за государственную измену. Прокурор всеми силами старался добиться обвинительного приговора от патриотически настроенных присяжных; он дошёл даже до того, что поместил близ здания суда оркестр, игравший национальные гимны во всё время судоговорения! Но Рид и его товарищи твёрдо отстаивали свои убеждения. Когда Рид мужественно заявил, что он считает своим долгом бороться за социальную революцию под революционным знаменем, прокурор задал ему вопрос: "Но в нынешней войне вы воевали бы под американским флагом?"
   "Нет!" - категорически отвечал Рид.
   "Почему же нет?"
   В ответ на это Рид произнёс страстную речь, в которой обрисовал ужасы, свидетелем коих он был на поле сражения. Описание получилось настолько живое и сильное, что даже некоторые из предубеждённых присяжных расчувствовались до слёз и редакторов оправдали.
   Как раз в момент вступления Америки в войну случилось так, что Рид подвергся операции, в результате которой лишился одной из почек. Врачи объявили его негодным для военной службы.
   "Потеря почки может освободить меня от службы войне между двумя народами, - объявил он, - но она не освобождает меня от службы войне между классами".
   Летом 1917 года Джон Рид поспешил в Россию, где в первых революционных стычках распознал приближение великой классовой войны.
   Быстро проанализировав ситуацию, он понял, что завоевание власти пролетариатом логично и неизбежно. Но его волнуют промедления и отсрочки. Каждое утро он просыпался и с чувством, похожим на раздражение, убеждался, что революция ещё не началась. Наконец, Смольный подал сигнал, и массы двинулись в революционную борьбу. Вполне естественно, что и Джон Рид пошёл вперёд вместе с ними. Он был вездесущ: при роспуске предпарламента, при постройке баррикад, при овациях Ленину и Зиновьеву, когда те вышли из подполья, при падении Зимнего дворца...
   Обо всём этом он рассказал в своей книге.
   Он собирал материал повсюду, переходя с места на место. Он собрал полные комплекты "Правды", "Известий", всех прокламаций, брошюр, плакатов и афиш. К плакатам он питал особенную страсть. Каждый раз, когда появлялся новый плакат, он не задумывался сорвать его со стены, если он не мог добыть иным способом.
   В те дни плакаты печатались в таком множестве и с такой быстротой, что трудно было найти для них место на заборах. Кадетские, социал-революционные, меньшевистские, левоэсеровские и большевистские плакаты наклеивались один на другой такими густыми слоями, что однажды Рид отодрал пласт в шестнадцать плакатов один под другим. Ворвавшись в мою комнату и размахивая огромной бумажной плитой, он воскликнул: "Смотри! Одним махом я сцапал всю революцию и контрреволюцию!"
   Так, разными способами он собрал великолепную коллекцию материалов. Она была так хороша, что когда после 1918 года он прибыл в гавань Нью-Йорка, то агенты американского генерального атторнея (министр юстиции) отняли их у него. Ему удалось, однако, вновь завладеть ими и спрятать в нью-йоркской комнатушке, где среди грохота подземных и надземных поездов, пробегавших над его головой и под ногами, он на своей машинке написал "Десять дней, которые потрясли мир".
   Разумеется, американским фашистам нежелательно было, чтобы эта книга дошла до публики. Шесть раз врывались они в контору издательства, пытаясь украсть рукопись. На своей фотографии Джон Рид надписал: "Моему издателю Горацию Ливерайту, едва не разорившемуся при печатании этой книги".
   Эта книга не была единственным плодом его литературной деятельности, связанной с его пропагандой правды о России. Разумеется, буржуазия знать не хотела этой правды. Ненавидя русскую революцию и страшась её, буржуазия пыталась утопить её в потоке лжи. Бесконечные потоки грязной клеветы изливались с политических трибун, с экранов кинематографа, со столбцов газет и журналов. Журналы, некогда выпрашивавшие у Рида статьи, теперь не печатали ни одной строчки, написанной им. Но они не были в состоянии зажать ему рот. Он говорил на многолюдных массовых митингах.
   Он создал свой собственный журнал. Он сделался редактором левосоциалистического журнала "Революционный век", а затем и "Коммуниста". Он писал статью за статьёй для "Либерейтора", он разъезжал по Америке, участвуя в конференциях, начиняя фактами всех окружающих, заряжая энтузиазмом и революционным пылом, наконец, он организовал в центре американского капитализма Коммунистическую рабочую партию - совершенно так, как за десять лет до того он организовал Социалистический клуб в сердце Гарвардского университета.
   "Мудрецы" по обыкновению промахнулись. Радикализм Джона Рида оказался чем угодно, только не "преходящей блажью". Вопреки пророчествам соприкосновение с внешним миром отнюдь не исцелило Рида. Оно только усилило и укрепило его радикализм. Как глубок и крепок был теперь его радикализм, буржуазия могла убедиться из чтения "Голоса труда", нового коммунистического органа, редактором которого был Рид. Американская буржуазия теперь поняла, что в её отечестве появился, наконец, подлинный революционер. Теперь одно это слово "революционер" повергает её в трепет! Правда, в отдалённом прошлом в Америке были революционеры, и даже сейчас там существуют общества, пользующиеся высоким почётом и уважением, вроде "Дщерей американской революции" и "Сынов американской революции". Этим реакционная буржуазия платит дань памяти революции 1776 года. Но те революционеры давно отошли в иной мир. А Джон Рид был живой революционер, необычайно живой, он был вызов, он был бич для буржуазии!
   Ей оставалось теперь только одно - держать Рида под замком. И вот его арестовывают - не раз и не дважды, но двадцать раз. В Филадельфии полиция заперла зал собрания, не дав ему говорить. Но он влез на ящик из-под мыла и с этой кафедры обратился к огромной толпе, запрудившей улицу. Митинг имел такой успех, и так много в нём было сочувствующих, что когда Рида арестовали за "нарушение порядка", то нельзя было добиться от присяжных обвинительного приговора. Ни один американский город не чувствует себя спокойным, пока не арестовывает Джона Рида, хотя бы один раз. Но ему постоянно удаётся освободиться на поруки или добиться отсрочки суда, и он тотчас же спешит дать бой на какой-нибудь новой арене.
   У западной буржуазии вошло в привычку приписывать все свои бедствия и неудачи российской революции. Одно из самых злостных преступлений этой революции заключалось в том, что она превратила этого даровитого молодого американца в пламенного фанатика революции. Так думает буржуазия. В действительности это не совсем так.
   Не Россия превратила Джона Рида в революционера. Революционная американская кровь текла в его жилах со дня рождения. Да, хотя американцы постоянно изображаются тучной, самодовольной и реакционной нацией, но в жилах их всё же текут возмущение и бунт. Вспомните о великих мятежниках прошлого - о Томасе, Пэне, об Уолте Уитмэне, о Джоне Брауне и Парсонсе. А нынешние товарищи и соратники Джона Рида - Билль Гэйвуд, Роберт Майнор, Рутенберг и Фостер! Вспомните промышленные кровавые конфликты в Гомстеде, Пульмане и Лоренсе и борьбу Индустриальных рабочих мира. Все они - и эти лидеры и эти массы - чисто американского происхождения. И хотя это в настоящее время не совсем очевидно, но в крови американцев есть густая примесь бунтарства.
   Следовательно, нельзя сказать, что Россия превратила Джона Рида в революционера. Но она сделала из него научно мыслящего и последовательного революционера. Это её великая заслуга. Она заставила его завалить свой письменный стол книгами Маркса, Энгельса и Ленина. Она дала ему понимание исторического процесса и хода событий. Она заставила его заменить свои несколько туманные гуманитарные взгляды жёсткими, грубыми фактами экономики. И она побудила его стать учителем американского рабочего движения и попытаться подвести под него тот же научный фундамент, который он подвёл под свои собственные убеждения.
   "Но не в политике твоя сила, Джон!" - говаривали, бывало Риду его друзья. "Ты художник, а не пропагандист. Ты должен отдать свои таланты творческой литературной работе!" Он часто испытывал правду этих слов, ибо в голове его постоянно зарождались новые стихи, романы и драмы, они постоянно искали себе выражения, стремились облечься в определённые формы. И когда друзья настаивали, чтобы он отложил в сторону революционную пропаганду и сел бы за письменный стол, то он отвечал на это с улыбкой: "Хорошо, я сейчас это сделаю".
   Но он ни на минуту не прекращал своей революционной деятельности. Он просто не мог этого сделать! Русская революция захватила его целиком и безраздельно. Она сделала его своим адептом, заставила его подчинить свои колеблющиеся анархические настроения строгой дисциплине коммунизма; она послала его, как некоего пророка с пылающим факелом, в города Америки; она вызвала его в Москву в 1919 году работать в Коммунистическом Интернационале над делом слияния двух коммунистических партий США.
   Вооружившись новыми фактами революционной теории, он вновь пустился в подпольное путешествие в Нью-Йорк. Выданный матросом и снятый с корабля, он брошен был в одиночку финляндской тюрьмы. Оттуда он снова вернулся в Россию, писал в "Коммунистическом интернационале", собирал материалы для новой книги, был делегатом на съезд народов Востока в Баку. Заболев тифом (заразившись им, вероятно, на Кавказе) и истощённый чрезмерной работой, он не устоял против болезни и в воскресенье, 17 октября 1920 года, скончался.
   Подобно Джону Риду были и другие бойцы, сражавшиеся с контрреволюционным фронтом в Америке и Европе так же доблестно, как Красная Армия боролась с контрреволюцией в СССР. Иные пали жертвой погромов, другие навек умолкли в тюрьмах. Один погиб в Белом море во время шторма на обратном пути во Францию. Другой разбился насмерть, упав в Сан-Франциско с аэроплана, с которого он разбрасывал прокламации с протестом против интервенции. Как ни яростен был натиск империализма на революцию, он мог быть ещё свирепее, если бы не эти бойцы. Кое-что и они сделали для того, чтобы сдержать напор контрреволюции. Не только русские, украинцы, татары и кавказцы помогли русской революции, но, хотя и в меньшей степени, и французы, немцы, англичане и американцы. Среди этих "нерусских фигур" фигура Джона Рида стоит на первом плане, ибо это был человек исключительных дарований, сражённый в полном расцвете своих сил...
   Когда из Гельсингфорса и Ревеля пришло известие о его смерти, мы были убеждены, что это просто очередная ложь, из тех, что ежедневно фабрикуются на контрреволюционных фабриках лжи. Но когда Луиза Брайянт подтвердила эту потрясающую весть, то, как это нам ни было больно, пришлось расстаться с надеждой на её опровержение.
   Хотя Джон Рид умер изгнанником и над его головой в это время висел приговор к пятилетнему тюремному заключению, но даже буржуазная пресса воздала ему должное как художнику и человеку. Сердца буржуа почувствовали великое облегчение: не было больше Джона Рида, который так умел разоблачать их лживость и лицемерие, так беспощадно бичевал их своим пером!
   Радикальный мир Америки понёс невознаградимую утрату. Товарищам, живущим вне Америки, очень трудно измерить чувство утраты, вызванное его смертью. Русские считают вполне естественным, чем-то само собою разумеющимся, что человек должен умереть за свои убеждения. В этой области не полагается никаких сантиментов. Здесь, в Советской России, тысячи и десятки тысяч погибли за социализм. Но в Америке сравнительно мало было принесено таких жертв. Если угодно, Джон Рид был первым мучеником коммунистической революции, предтечею грядущих тысяч. Внезапный конец его поистине метеороподобной жизни в далёкой блокируемой России явился для американских коммунистов страшным ударом.
   Одно только утешение осталось его старым друзьям и товарищам: оно заключается в том факте, что Джон Рид лежит в единственном во всём мире месте, где ему хотелось лежать, - на площади у Кремлёвской стены.
   Здесь над его могилой был воздвигнут памятник, отвечающий его характеру, в виде необтёсанной гранитной глыбы, на которой высечены слова:
   "Джон Рид, делегат III Интернационала, 1920".
   Ему было 33 года. (22 октября 1887 г. - 17 октября 1920 г.)
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ. Эта книга - сгусток истории, истории в том виде, в каком я наблюдал её. Она не претендует на то, чтобы быть больше чем подробным отчётом о Ноябрьской революции, когда большевики во главе рабочих и солдат захватили в России государственную власть и передали её в руки Советов.
   Естественно, большая часть книги посвящена "Красному Петрограду", столице и сердцу восстания. Но пусть читатель помнит, что всё происшедшее в Петрограде - в разное время, с разной напряжённостью, - почти в точности повторилось по всей России...
   Рассматривая растущую популярность большевиков, необходимо понять, что развал русской экономической жизни и русской армии совершился не 7 ноября
   (25 октября) 1917 года, а много месяцев раньше, как неизбежное, логическое следствие процесса, начавшегося ещё в 1915 году. Продажные реакционеры, державшие в своих руках царский двор, сознательно вели дело к разгрому России, чтобы подготовить сепаратный мир с Германией. Теперь мы знаем, что и нехватка оружия на фронте, вызвавшая катастрофическое летнее отступление 1915 года, и недостаток продовольствия в армии и в крупных городах, и разруха в промышленности и на транспорте в 1916 году - всё это было частью гигантской кампании саботажа, прерванной в решительный момент Мартовской (февральской) революцией.
   В первые несколько месяцев нового режима как внутреннее состояние страны, так и боеспособность её армии безусловно улучшились, несмотря на сумятицу, неизбежную при великой революции, неожиданно давшей свободу ста шестидесяти миллионам наиболее угнетённого народа в мире.
   Но "медовый месяц" длился недолго. Имущие классы хотели всего-навсего политической революции, которая отняла бы власть у царя и передала её им. Они хотели, чтобы Россия стала конституционной республикой, подобно Франции и Соединённым Штатам, или конституционной монархией, подобно Англии. Народные же массы желали подлинной рабочей и крестьянской демократии.
   В своей книге "Благовест России", представляющей очерк революции 1905 года, Уильям Инглиш Уоллинг, американский экономист и социолог, даёт прекрасное описание состояния духа русских рабочих, впоследствии почти единодушно выступивших на стороне большевизма:
   "Они (рабочие) видели, что даже при самом свободном правительстве, если оно окажется в руках других социальных классов, им, возможно, придётся по-прежнему голодать...
   Русский рабочий - революционер, но он не насильник, не догматик и не лишён разума. Он готов к боям на баррикадах, но он изучил их и - единственный среди рабочих всего мира - изучил на собственном опыте. Он готов и горит желанием бороться со своим угнетателем, капиталистическим классом, до конца. Но он не забывает о существовании других классов. Он только требует от них, чтобы в надвигающемся грозном конфликте они встали либо на ту, либо на другую сторону...
   Они (рабочие) все согласны, что наши (американские) политические учреждения предпочтительнее их собственных, но они вовсе не жаждут променять одного деспота на другого (т.е. на класс капиталистов).
   Рабочие России подвергались расстрелам и казням сотнями в Москве, Риге и Одессе, заключению тысячами в каждой русской тюрьме и ссылкам в пустыни и арктические области не ради сомнительных привилегий рабочих Гольдфильдса и Криппл-Крика...".
   Вот почему в России в разгар внешней войны политическая революция переросла в революции социальную, нашедшую своё высшее завершение в торжестве большевизма.
   В своей книге "Рождение русской демократии" А. Дж. Сак, директор враждебного Советскому правительству Русского информационного бюро в Америке, говорит следующее:
   "Большевики создали свой собственный кабинет с Николаем Лениным - премьером и Львом Троцким - министром иностранных дел. Неизбежность их прихода к власти стала очевидной почти немедленно вслед за Мартовской революцией. История большевиков после революции есть история их неуклонного роста".
   Иностранцы, и особенно американцы, часто подчёркивают "невежество" русских рабочих. Верно, им не хватает политического опыта западных народов, зато они прошли прекрасную школу в своих добровольных организациях. В 1917 году русские общества потребителей (кооперативы) имели свыше двенадцати миллионов членов, а Советы сами по себе являются чудесным проявлением организационного гения русских трудящихся масс. Более того, во всём мире, вероятно, нет народа, который столь хорошо изучил бы социалистическую теорию и её практическое применение.
   Вот как характеризует этих людей Уильям Инглиш Уоллинг:
   "Большинство русских рабочих умеет читать и писать. Страна уже много лет находится в таком неспокойном состоянии, что они могли пользоваться руководством не только развитых людей из своей собственной среды, но и многочисленных революционных элементов образованных слоёв общества, обратившихся к рабочему классу со своими идеями политического и социального возрождения России...".
   Многие авторы объясняют свою враждебность к советскому строю тем, что последняя фаза русской революции была просто борьбой "порядочных" элементов общества против жестокостей большевиков. Но в действительности именно имущие классы, увидев, как возрастает мощь народных революционных организаций, решили разгромить их и остановить революцию. Добиваясь этой цели, буржуазия в конце концов прибегла к отчаянным мерам. Для того чтобы сокрушить министерство Керенского и Советы, был дезорганизован транспорт и спровоцированы внутренние беспорядки; чтобы сломить фабрично-заводские комитеты, закрывали предприятия, прятали топливо и сырьё; чтобы разрушить фронтовые армейские комитеты, восстановили смертную казнь и потворствовали поражениям на фронте.
   Всё это было великолепной пищей для большевистского огня. Большевики ответили проповедью классовой борьбы и провозглашением верховенства Советов.
   Между этими двумя крайними направлениями находились группировки, целиком или частично поддерживающие их, в том числе так называемые "умеренные" социалисты - меньшевики, социал-революционеры и ещё несколько мелких партий. Эти группировки тоже подвергались нападкам со стороны имущих классов, но сила их сопротивления была подорвана их же теориями.
   В общем меньшевики и социал-революционеры полагали, что Россия экономически не созрела для социальной революции, что возможна только революция политическая. По их мнению, русские массы были недостаточно подготовлены для того, чтобы взять власть в свои руки; всякая такая попытка неизбежно привела бы к реакции, с помощью которой какой-нибудь беззастенчивый политикан мог бы восстановить старый режим. Вот почему получилось так, что, когда "умеренные" социалисты были вынуждены взять власть, они страшились использовать её.
   Они полагали, что Россия должна пройти через те стадии политического и экономического развития, которые прошла Западная Европа, и лишь после этого вместе с остальным миром дойти до вполне развитого социализма. Естественно поэтому, что они в согласии с имущими классами считали, что прежде всего Россия должна стать парламентским государством, хотя и с некоторыми поправками против западных демократий. Следствием этого было то, что они настаивали на участии имущих классов в правительстве.
   Отсюда был только один шаг к их поддержке. "Умеренные" социалисты нуждались в буржуазии, но буржуазия не нуждалась в "умеренных" социалистах. Таким образом и получилось, что министры-социалисты были вынуждены мало-помалу отступать по всем пунктам своей программы, а представители имущих классов наступали всё решительнее.
   И в конце концов, когда большевики разбили в прах все пустые компромиссы, меньшевики и эсеры оказались участниками борьбы на стороне буржуазии... В настоящее время то же самое можно видеть почти в любой стране мира.
   Большевики, представляется мне, - это не разрушительная сила, а единственная в России партия, обладающая созидательной программой и достаточной властью, чтобы провести её в жизнь. Если бы им в тот момент не удалось удержать власть, то, по-моему, нет ни малейшего сомнения в том, что уже в декабре войска императорской Германии были бы в Петрограде и Москве, и Россия попала бы под иго какого-нибудь царя...
   После целого года существования Советской власти всё ещё модно называть восстание большевиков "авантюрой". Да, то была авантюра, и притом одна из поразительнейших авантюр, на какие когда-либо осмеливалось человечество, - авантюра, бурей ворвавшаяся в историю во главе трудящихся масс и всё поставившая на карту ради удовлетворения их насущных и великих стремлений. Уже был готов аппарат для раздела крупных помещичьих имений между крестьянами. Уже были созданы фабрично-заводские комитеты и профессиональные союзы, чтобы пустить в ход рабочий контроль над производством. В каждой деревне, в каждом городе, в каждом уезде и в каждой губернии имелись Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, готовые взять на себя дело местного управления.
  
   Что бы ни думали иные о большевизме, неоспоримо, что русская революция есть одно из величайших событий в истории человечества, а возвышение большевиков - явление мирового значения. Точно так же, как историки разыскивают малейшие подробности о Парижской Коммуне, так они захотят знать всё, что происходило в Петрограде в ноябре 1917 года, каким духом был в это время охвачен народ, каковы были, что говорили и что делали его вожди. Именно об этом я думал, когда писал настоящую книгу.
  
   В борьбе мои симпатии не были нейтральны. Но, рассказывая историю тех великих дней, я старался рассматривать события оком добросовестного летописца, заинтересованного в том, чтобы запечатлеть истину.
   Дж. Р.
   Нью-Йорк
   1 января 1919 г.
  
   ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ И ПОЯСНЕНИЯ. Рядовому читателю будет очень трудно разобраться во множестве русских организаций - политических групп, комитетов и центральных комитетов, дум и союзов. По этой причине я даю здесь несколько кратких определений и объяснений.
  
   ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ. На выборах в Учредительное собрание в Петрограде было девятнадцать списков кандидатов, а в некоторых провинциальных городах - до сорока; однако в кратком обзоре целей и состава политических партий, помещённых ниже, включены только те группы и функции, которые упоминаются в этой книге. Здесь может быть указано лишь на самое основное в их программах и дана только общая характеристика тех социальных слоёв, которые они представляли.
  
   1. Монархисты разных оттенков, октябристы и т.д. Эти некогда сильные фракции больше не существовали открыто; они либо ушли в подполье, либо их члены вступили в партию кадетов, поскольку кадеты постепенно приняли их политическую платформу. Из представителей этих групп в книге упоминаются Родзянко, Шульгин.
  
   2. Кадеты. Так названы по первым буквам наименования партии - "Конституционные демократы". Официальное название кадетской партии (после революции) - "Партия народной свободы". При царизме партия кадетов, состоявшая из либералов - представителей имущих классов, была самой крупной партией политических реформ, в общих чертах соответствующей Прогрессивной партии в Америке. Когда в марте 1917 года разразилась революция, кадеты образовали первое Временное правительство. В апреле кадетское правительство было сброшено, потому что оно открыто выступило с защитой империалистических целей союзных держав, в том числе империалистических целей царского правительства. По мере того как революция приобретала всё более ярко выраженный характер социальной революции, кадеты становились всё более консервативными. Из их представителей в этой книге упоминаются Милюков, Винавер, Шацкий.
  
   2а. "Группа общественных деятелей". После того как кадеты утратили свою популярность из-за их связей с корниловской контрреволюцией, в Москве была организована "Группа общественных деятелей". Представители этой группы получили министерские портфели в последнем кабинете Керенского. Группа объявила себя внепартийной, хотя её духовными вождями были люди вроде Родзянко и Шульгина. В неё вошли самые "современные" банкиры, коммерсанты и промышленники, которые были достаточно умны и понимали, что с Советами нужно бороться их собственным оружием - экономической организацией. Типичны для этой группы - Лианозов, Коновалов.
  
   3. Народные социалисты, или трудовики. Небольшая по численности партия, состоявшая из осторожных интеллигентов, руководителей кооперативных обществ и консервативно настроенных крестьян. Называя себя социалистами, трудовики на деле защищали интересы мелкой буржуазии - чиновников, лавочников и т.д. Прямые преемники состоявшей в большинстве из представителей крестьян "трудовой группы" IV Государственной думы и наследники соглашательских традиций этой группы. Керенский был лидером трудовиков в Государственной думе, когда в марте 1917 года вспыхнула революция. Народные социалисты - националистическая партия. Их представители в книге: Пешехонов, Чайковский.
  
   4. Российская социал-демократическая рабочая партия. Первоначально марксисты-социалисты. На съезде в 1903 году из-за разногласий по тактическим вопросам партия раскололась на две фракции - большинства и меньшинства. Так возникли названия - "большевики" и "меньшевики". Два крыла превратились в две отдельные партии. Каждая из них называла себя Российской социал-демократической рабочей партией и заявляла о своей приверженности к марксизму. После революции 1905 года большевики фактически были в меньшинстве и стали снова большинством в сентябре 1917 года.
  
   а. Меньшевики. Эта партия включает социалистов всех оттенков, которые считают, что общество должно прийти к социализму путём естественной эволюции и что рабочий класс должен сначала получить доступ к политической власти. Также националистическая партия. Это была партия социалистов-интеллигентов, а поскольку все средства просвещения находились в руках имущих классов, интеллигенция, естественно, тянулась к их образу мысли и становилась на сторону этих классов. Из их лидеров в этой книге упоминаются Дан, Либер, Церетели.
  
   b. Меньшевики-интернационалисты. Радикальное крыло меньшевиков, интернационалисты, противники всякой коалиции с имущими классами; в то же время они не желали порывать с меньшевиками-консерваторами и выступали против диктатуры рабочего класса, за которую стояли большевики. Троцкий долгое время был членом этой группы. Среди её лидеров - Мартов, Мартынов.
  
   c. Большевики. Сейчас они называют себя Коммунистической партией, чтобы подчеркнуть свой полный разрыв с традициями "умеренного", или "парламентарного", социализма, который господствует среди меньшевиков и так называемых "социалистов большинства" во всех странах. Большевики выступили за немедленное пролетарское восстание и захват государственной власти с тем, чтобы ускорить пришествие социализма путём насильственного обобществления промышленности, земли, природных богатств и финансовых учреждений. Эта партия выражает стремления главным образом промышленных рабочих, но также и значительной части беднейшего крестьянства. Слово "большевик" нельзя переводить как "максималист". Максималисты - это особая группа.
  
   d. Объединённые социал-демократы - интернационалисты, или группа "Новая жизнь", по названию очень влиятельный газеты, которая была её органом. Маленькая группа интеллигентов с очень небольшим числом сторонников среди рабочих, если не считать личных приверженцев Максима Горького - её руководителя. Это - интеллигенты с почти такой же программой, как у меньшевиков-интернационалистов, с той лишь разницей, что группа "Новая жизнь" не желала связывать себя ни с одной из двух основных партий. Члены группы не соглашались с тактикой большевиков, но оставались в советских органах. Другие представители группы, которые упоминаются в этой книге, - Авилов, Крамаров.
  
   e. "Единство". Незначительная и всё время уменьшавшаяся группа, которая состояла почти исключительно из личных последователей Плеханова, одного из пионеров русского социал-демократического движения в 80-х годах и его крупнейшего теоретика. Плеханов, уже старик к этому времени, был крайним социал-патриотом и слишком консервативным даже для меньшевиков. После большевистского переворота группа "Единство" перестала существовать.
  
   5. Партия социалистов революционеров. Их называют сокращённо "эсерами". Первоначально - революционная партия крестьян, партия "боевых организаций" - террористов. После Мартовской революции в неё вступило много людей, которые никогда прежде не были социалистами. В это время эсеры стояли за отмену частной собственности только на землю. Причём её владельцы должны были получать определённую компенсацию. В конце концов рост революционных настроений среди крестьян заставил эсеров отказаться от пункта "о компенсации". В дальнейшем молодые и наиболее горячие из интеллигентов откололись от основной партии осенью 1917 года и образовали новую партию - партию левых социалистов-революционеров. Эсеры, которых радикальные группы впоследствии всегда называли "правыми социалистами-революционерами", перешли на политические позиции меньшевиков и действовали вместе с ними. В конечном счёте они являлись представителями интересов богатых крестьян, интеллигентов и политически отсталых слоёв населения отдалённых сельских районов. Среди них было, однако, значительно больше группировок с разными точками зрения на политические и экономические вопросы, чем среди меньшевиков. Из их лидеров в книге упоминаются Авксентьев, Гоц, Керенский, Чернов, "бабушка" Брешковская.
  
   а. Левые социалисты-революционеры. Хотя в теории они разделяли большевистскую программу диктатуры рабочего класса, вначале они неохотно следовали решительной тактике большевиков. Однако левые социалисты-революционеры оставались в Советском правительстве, занимали министерские посты, в особенности пост министра земледелия. Они несколько раз выходили из правительства, но всегда возвращались. По мере того как крестьяне во всё возрастающем количестве покидали ряды (правых) эсеров, они присоединялись к партии левых социалистов-революционеров, которая превратилась в большую крестьянскую партию, поддерживавшую Советскую власть. Эта партия выступала за безвозмездную конфискацию крупных имений и передачу их в распоряжение самих крестьян. Среди руководителей - Спиридонова, Карелин, Камков, Калагаев.
  
   b. Максималисты. Откололись от партии социалистов-революционеров во время 1905 года, когда представляли мощное крестьянское движение, требовавшее немедленного осуществления социалистической программы-максимум. Сейчас - незначительная группа крестьянских анархистов.
  
   ПАРЛАМЕНТСКАЯ ПРОЦЕДУРА. Собрания и съезды в России организуются скорее по европейскому образцу, чем по нашему. Первое, что они обычно делают, - это избрание председателя, секретаря и президиума.
   Президиум - это руководящий комитет, образованный из представителей групп и политических фракций, представленных на собрании пропорционально их численности. Президиум устанавливает повестку дня, и председатель может поручать членам президиума поочерёдно вести собрание.
   По каждому вопросу делается общий доклад, затем следуют прения, а после прений различные фракции представляют свои резолюции, и каждая голосуется в отдельности. Порядок дня может быть - и обычно так и случается - нарушен уже в первые полчаса. Ссылаясь на "чрезвычайную важность" вопроса, что масса почти всегда принимает во внимание, каждый присутствующий может подняться с места и сказать, что угодно, на любую тему. Масса господствует на собрании, и практически единственной обязанностью председателя является поддержание порядка при помощи колокольчика и предоставление слова ораторам. Почти вся действительная работа собрания выполняется на закрытых совещаниях различных групп и политических фракций, которые почти всегда голосуют единогласно и представлены их руководителями. В результате, однако, получается, что при каждом новом важном вопросе или голосовании объявляется перерыв с тем, чтобы дать возможность различным группам и политическим фракциям устроить закрытое совещание.
   Публика исключительно шумная: оратора поощряют одобрительными возгласами или прерывают критическими замечаниями, изменяя по-своему планы президиума. Среди возгласов обычны: "Просим!", "Правильно!", "Это верно!", "Довольно!", "Долой!", "Позор!", "Тише!".
  
  
  
  
   НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ
  
   1. СОВЕТ. Это слово в русском языке существует давно и соответствует английскому слову "council". При царе, например, существовал Государственный совет. Однако со времени революции слово "Совет" стали связывать с определённым типом представительства, избираемого трудящимися, членами производственных коллективов, - Советом рабочих, солдатских или крестьянских депутатов. Поэтому слово "Совет" я употребляю только по отношению к этим органам. Помимо местных Советов, которые избираются в каждом городе и деревне - а в больших городах избираются также районные Советы, - существуют ещё областные или губернские Советы и в столице - Исполнительный Комитет всех Советов России, который сокращённо называют ЦИК. Почти всюду Советы рабочих депутатов и Советы солдатских депутатов объединились очень скоро, спустя некоторое время после Мартовской революции. Однако для обсуждения специальных вопросов, затрагивающих их особые интересы, секции рабочих и солдат продолжали собираться отдельно. Советы крестьянских депутатов присоединились к остальным только после большевистского государственного переворота. Крестьянские Советы были организованы так же, как Советы рабочих и солдат, и в столице был Всероссийский Исполнительный Комитет крестьянских Советов.
  
   2. ПРОФСОЮЗЫ. Хотя в России рабочие союзы были организованы в большинстве случаев по производственному принципу, они назывались, тем не менее, профессиональными союзами и ко времени большевистской революции насчитывали от трёх до четырёх миллионов членов. Эти союзы также были объединены во всероссийскую организацию - нечто вроде русской Федерации труда, которая имела свой Центральный Исполнительный Комитет в столице.
  
   3. ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКИЕ КОМИТЕТЫ. Это были стихийно возникшие организации, созданные на предприятиях рабочими в стремлении осуществить контроль над производством, воспользовавшись расстройством управления, вызванным революцией. Эти комитеты революционным путём овладели предприятиями и управляли ими. Фабрично-заводские комитеты тоже имели свою всероссийскую организацию с центральным комитетом в Петрограде, которая сотрудничала с профсоюзами.
  
   4. ДУМЫ. Слово "дума" приблизительно означает "совещательный орган". Старая Государственная дума, которая в демократизированной форме просуществовала ещё шесть месяцев после революции, умерла естественной смертью в сентябре 1917 года. Городская дума, которая упоминается в этой книге, была создана в результате реорганизации муниципального совета, или самоуправления, как его чаще называли. Городская дума избиралась прямым и тайным голосованием, и единственной причиной, по которой ей не удалось привлечь на свою сторону массы во время большевистской революции, был общий упадок всякого чисто политического представительства при росте влияния организаций, основанных на классовом делении общества.
  
   5. ЗЕМСТВА. Это слово может быть приблизительно переведено как "сельские Советы". При царизме - полуполитические, полуобщественные организации с очень небольшими административными правами. Они создавались и управлялись главным образом либерально настроенными интеллигентами, выходцами из помещичьего класса. Самой важной стороной деятельности было народное образование и социальное обслуживание крестьян. Во время войны земства постепенно приняли на себя всю заботу в снабжении русской армии продовольствием и обмундированием. Они же производили закупки за границей и вели просветительную работу среди солдат, соответствующую той, которую вели в американской армии Христианская ассоциация молодых людей. После Мартовской революции земства были демократизированы с целью превращения их в органы местной власти в сельских районах. Но, подобно городским думам, они не были в состоянии соперничать с Советами.
  
   6. КООПЕРАТИВЫ. Это были потребительские кооперативные общества рабочих и крестьян, которые до революции насчитывали миллионы членов по всей Руси. Основанное либералами и "умеренными" социалистами, кооперативное движение не пользовалось поддержкой революционных социалистических групп, поскольку этот путь представлял собой суррогат полного перехода средств производства и распределения в руки рабочих. После Мартовской революции кооперативы стали быстро расширяться; в них преобладали народные социалисты, меньшевики и социалисты-революционеры, и эти кооперативы действовали как консервативная сила до большевистской революции. Однако именно кооперативы кормили Россию, когда старая система торговли и транспорта рухнула.
  
   7. АРМЕЙСКИЕ КОМИТЕТЫ. Армейские комитеты были основаны на фронте солдатами для борьбы с реакционным влиянием старого офицерства. Каждая рота, полк, бригада, дивизия и корпус имели свои комитеты, а над ними всеми стоял выборный комитет (такой-то) армии. Центральный армейский комитет (в Петрограде) сотрудничал с Генеральным штабом. Расстройство управления в армии, вызванное революцией, возложило на плечи комитетов большую часть работы интендантского ведомства, а в некоторых случаях даже командование войсками.
  
   8. ФЛОТСКИЕ КОМИТЕТЫ. Соответствующие организации в военном флоте.
  
   ЦЕНТРАЛЬНЫЕ КОМИТЕТЫ. Весной и летом 1917 года в Петрограде проводились всероссийские съезды всевозможных организаций. Проходили съезды Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, профсоюзов, фабрично-заводских комитетов, комитетов армии и флота, кооперативов, национальностей и т.д. Каждый из этих съездов избирал свой Центральный комитет или Центральный исполнительный комитет для защиты интересов в центре. По мере того как Временное правительство становилось всё слабее, эти Центральные комитеты были вынуждены брать в свои руки всё большую административную власть.
   Наиболее важные Центральные комитеты, упоминаемые в этой книге, таковы:
  
   Союз Союзов. Во время революции 1905 года профессор Милюков и другие либералы организовали союзы специалистов - врачей, юристов и т.д. Они объединялись в одну центральную организацию - Союз Союзов. В 1905 году Союз Союзов сотрудничал с революционной демократией; в 1917 году, однако, Союз Союзов выступал против большевистского восстания и объединил государственных служащих, которые объявили забастовку и саботировали распоряжения Советской власти.
  
  
   ЦИК. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих и солдатских депутатов. Слово получилось из первых букв полного названия.
  
   ЦЕНТРОФЛОТ. Центральный флотский комитет.
  
   ВИКЖЕЛ. Всероссийский Исполнительный комитет железнодорожников. Название составлено из начальных букв полного наименования.
  
   ДРУГИЕ ОРГАНИЗАЦИИ.
  
   КРАСНАЯ ГВАРДИЯ. Вооружённые фабрично-заводские рабочие России. Красная гвардия была образована во время революции 1905 года и снова возродилась в мартовские дни 1917 года, когда нужна была сила для поддержания порядка в городе. В это время красногвардейцы были вооружены, и все старания Временного правительства разоружить их были безуспешными. При каждом кризисе в ходе революции отряды Красной Гвардии появлялись на улицах, по-военному не обученные и не организованные, но полные революционного энтузиазма.
  
   БЕЛАЯ ГВАРДИЯ. Буржуазные волонтёры, которые появились на последних этапах революции для защиты частной собственности от попыток большевиков отнять её. В отрядах белой гвардии было очень много студентов.
  
   ТЕКИНЦЫ. Так называемая "Дикая дивизия", состоявшая из представителей мусульманских племён Средней Азии, лично преданных генералу Корнилову. Текинцы отличались слепым повиновением и дикой жестокостью в военных действиях.
  
   "БАТАЛЬОНЫ СМЕРТИ", или "ударные батальоны". Известен женский "батальон смерти", но было много "батальонов смерти", состоявших из мужчин. Эти батальоны были образованы Керенским летом 1917 года с тем, чтобы своим "героическим" примером они помогли укрепить дисциплину и поднять боевой дух армии. "Батальоны смерти" состояли главным образом из националистически настроенных молодых людей, большей частью выходцев из богатых семей.
  
   СОЮЗ ОФИЦЕРОВ. Организация, созданная среди реакционных офицеров для борьбы с растущим влиянием армейских комитетов.
  
   ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ. Георгиевским крестом награждались отличившиеся в военных действиях. Получивший крест автоматически становился "георгиевским кавалером". Преобладающим влиянием в организации георгиевских кавалеров пользовались сторонники милитаризма.
  
   КРЕСТЬЯНСКИЙ СОЮЗ. В 1905 году крестьянский союз был революционной организацией крестьян. В 1917 году, однако, он стал выразителем политических интересов зажиточного крестьянства и боролся против растущего влияния и революционных целей Советов крестьянских депутатов.
  
   ХРОНОЛОГИЯ И НАПИСАНИЕ. В этой книге я повсюду употребляю наш календарь вместо старого русского календаря, который отставал на тринадцать дней.
   В написании русских имён и слов я не пытался следовать никаким научным правилам, а старался придерживаться такого написания, которое даст говорящему по-английски читателю наиболее простое и точное представление об их произношении.
  
   ИСТОЧНИКИ. Основным материалом для этой книги послужили мне мои собственные записи. Однако, кроме того, я использовал сотни подобранных всевозможных русских газет, в которых отражён почти каждый день описываемого мною времени, подшивки (выходившей в Петрограде) английской газеты "Русские ежедневные новости" и двух французских газет "Русская газета" и "Согласие". Ещё более ценным, чем все эти газеты, является "Бюллетень прессы", который издавался ежедневно французским информационным бюро в Петрограде. В нём помещались сообщения обо всех важнейших событиях, речах и комментариях русской печати. У меня есть почти полная пошивка этой газеты с весны 1917 года до конца января 1918 года.
   Кроме того, мною собраны почти все воззвания, декреты и объявления, которые расклеивались на улицах Петрограда с середины сентября 1917 года до конца января 1918 года, а также официальное издание всех правительственных декретов и распоряжений и официальное правительственное издание секретных договоров и других документов, обнаруженных в министерстве иностранных дел, когда оно перешло в руки большевиков.
  
   ОБЩИЙ ФОН. В конце сентября 1917 года в Петрограде ко мне зашёл иностранный профессор социологии, находившийся в России. В деловых и интеллигентских кругах он наслышался о том, что революция пошла на убыль. Профессор написал об этом статью и отправился путешествовать по стране, посетил фабричные города и деревни, где, к его изумлению, революция явно шла на подъём. От рабочих и крестьян постоянно приходилось слышать разговоры об одном и том же: "земля - крестьянам, заводы - рабочим". Если бы профессор побывал на фронте, он услышал бы, что вся армия толкует о мире.
   Профессор был озадачен, хотя для этого не было оснований: оба наблюдения были совершенно правильны. Имущие классы становились всё консервативнее, а массы - всё радикальнее. С точки зрения деловых кругов и российской интеллигенции, революция уже зашла достаточно далеко и чересчур затянулась; пора было навести порядок. Это настроение разделялось и главными "умеренно-социалистическими группами - меньшевиками-оборонцами и социалистами-революционерами, которые поддерживали Временное правительство Керенского.
   27 (14) октября официальный орган "умеренных" социалистов писал:
   "...Революция состоит из двух актов: разрушения старого и создания нового строя жизни. Первый акт тянулся достаточно долго. Теперь пора приступить ко второму, и его надо провести как можно скорее, ибо один великий революционер говорил: "ПОСПЕШИМ, друзья мои, ЗАКОНЧИТЬ РЕВОЛЮЦИЮ: КТО ДЕЛАЕТ РЕВОЛЮЦИЮ СЛИШКОМ ДОЛГО, ТОТ НЕ ПОЛЬЗУЕТСЯ ЕЁ ПЛОДАМИ..."".
   Рабочие, солдатские и крестьянские массы были, однако, твёрдо убеждены, что первый акт ещё далеко не закончен. На фронте армейские комитеты постоянно имели столкновения с офицерами, которые никак не могли привыкнуть обращаться с солдатами, как с человеческими существами; в тылу избранные крестьянами земельные комитеты подвергались арестам за попытки провести в жизнь постановления правительства о земле; на фабриках рабочим приходилось бороться с чёрными списками и локаутами...
   На все многочисленные и многообразные выражения недовольства народа у "умеренных" социалистов был один ответ: "Ждите Учредительного собрания, которое будет созвано в декабре". Но массы не удовлетворялись этим. Учредительное собрание - вещь, конечно, хорошая. Но ведь было же нечто определённое, во имя чего была совершена русская революция, во имя чего легли в братские могилы на Марсовом поле революционные мученики и что должно быть осуществлено во что бы то ни стало, независимо от того, будет ли созвано Учредительное собрание или нет: мир, земля крестьянам, рабочий контроль над производством. Учредительное собрание всё откладывалось и откладывалось, возможно, что его отложат ещё не раз до тех пор, пока народ не успокоится в такой мере, что, быть может, умерит свои требования! Как бы то ни было, революция тянется уже восемь месяцев, а результатов что-то не видно...
   Тем временем солдаты сами начинали разрешать вопрос о мире дезертирством, крестьяне жгли господские усадьбы и захватывали крупные поместья, рабочие выходили из повиновения и бросали работу... Вполне естественно, что предприниматели, помещики и офицерство прилагали все усилия, чтобы предотвратить какие-либо уступки массам на демократической основе.
   Политика Временного правительства колебалась между мелкими реформами и суровыми репрессивными мерами...
   Эти меры поддерживались "умеренными" социалистами и их вождями-министрами, которые считали необходимым сотрудничество с имущими классами. Народные массы отворачивались от них и переходили на сторону большевиков, которые твёрдо боролись за мир, передачу земли крестьянам, введение рабочего контроля над производством и за создание рабочего правительства. В сентябре 1917 года разразился кризис. Керенский и "умеренные" социалисты против воли подавляющего большинства населения создали коалиционное правительство, в которое вошли представители имущих классов. В результате меньшевики и социалисты-революционеры навсегда потеряли доверие народа...
  
   Министры-социалисты. История социалистов, входивших в июльское Временное правительство и пытавшихся провести свою программу в коалиции с буржуазными министрами, являет нам необычайно резкий пример классовой борьбы в политике. Всё это говорит об этом Ленин: "...Видя, что положение правительства неудержимо, они прибегли к приёму, который в течение целого ряда десятилетий после 1848 года практиковался капиталистами других стран для одурачения, разделения и обессиления рабочих. Этот приём - так называемое "коалиционное", т.е. соединённое, составленное из буржуазии и перебежчиков социализма, общее министерство.
   В тех странах, где дольше всего существует свобода и демократия наряду с революционным рабочим движением, а Англии и во Франции, капиталисты много раз и с большим успехом употребляли этот приём. "Социалистические" вожди, входя в министерство буржуазии, непременно оказывались подставными фигурами, куклами, ширмой для капиталистов, орудием обмана рабочих. "Демократические и республиканские" капиталисты России пустили в ход этот самый приём. Эсеры и меньшевики сразу дали себя одурачить, и 6 мая "коалиционное" министерство стало фактом"...
  
   Прямым результатом всего этого была растущая популярность большевиков...
   С тех пор как в марте 1917 года шумные потоки рабочих и солдат, затопив Таврический дворец, принудили колеблющуюся Государственную думу взять в свои руки верховную власть в России, именно массы народные - рабочие, солдаты и крестьяне определили каждый поворот в ходе революции. Они низвергли министерство Милюкова; их Совет провозгласил перед всем миром русские мирные условия - "никаких аннексий, никаких контрибуций, право самоопределения народов"; и опять-таки в июле именно они, ещё неорганизованные массы стихийно поднявшегося пролетариата, снова штурмовали Таврический дворец, чтобы потребовать перехода власти над Россией к Советам.
   После буржуазно-демократической революции в марте 1917 года партия большевиков, только что вышедшая из подполья, ещё была сравнительно малочисленной. В результате катастрофической неудачи восстания общественное мнение повернулось против них, и шедшие за ними толпы, лишённые вождей, отхлынули назад, на Выборгскую сторону... Тогда последовала дикая травля большевиков: сотни их были заключены в тюрьмы... Ленин вынужден был скрываться от ареста; большевистские газеты преследовались и закрывались. Провокаторы и реакционеры подняли неистовый вой о том, что большевики - немецкие агенты, и во всём мире нашлись люди, поверившие этому.
   Однако Временное правительство оказалось не в состоянии подтвердить обоснованность этих обвинений... и большевики один за другим освобождались из тюрем без суда...
  
   Бессилие и нерешительность Временного правительства, состав которого непрерывно менялся, были слишком очевидны для всех. Большевики вновь провозгласили столь дорогой массам лозунг: "Вся власть Советам!"...
   Ещё более действенным было то, что они взяли простые, неоформленные мечты масс рабочих, солдат и крестьян и на них построили программу своих ближайших действий. И вот, в то время как меньшевики-оборонцы и социалисты-революционеры опутывали себя соглашениями с буржуазией, большевики быстро овладели массами. В июле их травили и презирали; к сентябрю рабочие столицы, моряки Балтийского флота и солдаты почти поголовно встали на их сторону... По всей стране большевики завоёвывали на свою сторону один за другим местные Советы, отделения профессиональных союзов и укрепляли своё влияние в рядах солдат и матросов... Даже и в крестьянской среде начало формироваться революционное ядро...
  
   В то же время всюду стали заметны признаки оживления реакционных сил...
   15 октября у меня был разговор с крупным русским капиталистом Степаном Георгиевичем Лианозовым - "русским Рокфеллером", кадетом по политическим убеждениям.
   "Революция, - сказал он, - это болезнь. Раньше или позже иностранным державам придётся вмешаться в наши дела, точно так же, как вмешиваются врачи, чтобы излечить больного ребёнка и поставить его на ноги. Конечно. Это было бы более или менее неуместно, однако все нации должны понять, насколько для их собственных стран опасны большевизм и такие заразительные идеи, как "пролетарская диктатура" и "мировая социальная революция"... Впрочем, возможно, такое вмешательство не будет необходимым. Транспорт развалился, фабрики закрываются, и немцы наступают. Может быть, голод и поражение пробудят в русском народе здравый смысл..." Господин Лианозов весьма энергично утверждал: что бы ни случилось, торговцы и промышленники не могут допустить существования фабрично-заводских комитетов или примириться с каким бы то ни было участием рабочих в управлении производством...
  
   Наступала зима - страшная русская зима. В торгово-промышленных кругах я слышал такие разговоры: "Зима всегда была лучшим другом России; быть может, теперь она избавит нас от революции". На замерзающем фронте голодали и умирали несчастные армии, потерявшие всякое воодушевление. Железные дороги замирали, продовольствия становилось всё меньше, фабрики закрывались...
  
   Американцам показалось бы невероятным, что классовая борьба могла дойти до такой остроты... Секретарь Петроградского отдела кадетской партии говорил мне, что экономическая разруха является частью кампании, проводимой для дискредитирования революции...
   Значительная часть имущих классов предпочитала немцев революции - даже Временному правительству - и не колебалась говорить об этом. В русской семье, где я жил, почти постоянной темой разговоров за столом был грядущий приход немцев, несущих "законность и порядок...".
   Спекулянты пользовались всеобщей разрухой, наживали колоссальные состояния и растрачивали их на неслыханное мотовство или на подкуп должностных лиц. Они прятали продовольствие и топливо или тайно переправляли их в Швецию...
   В одном провинциальном городе я знал купеческую семью, состоявшую из спекулянтов-мародёров, как называют их русские. Три сына откупились от воинской повинности. Один из них спекулировал продовольствием. Другой сбывал краденое золото из Ленских приисков таинственным покупателям в Финляндии. Третий закупил большую часть акций одной шоколадной фабрики и продавал шоколад местным кооперативам, с тем чтобы они за это снабжали его всем необходимым. Таким образом, в то время как массы народа получали четверть фунта чёрного хлеба в день по своей хлебной карточке, он имел в изобилии белый хлеб, сахар, чай, конфеты, печенье и масло... И всё же, когда солдаты на фронте не могли больше сражаться от холода, голода и истощения, члены этой семьи с негодованием вопили: "Трусы!", они "стыдились быть русскими"... Для них большевики, которые в конце концов нашли и реквизировали крупные запасы припрятанного ими продовольствия, были сущими "грабителями".
   Под всей этой внешней гнилью тайно и очень активно копошились тёмные силы старого режима, не изменившиеся со времён падения Николая II. Агенты пресловутой охранки всё ещё работали за и против царя, за и против Керенского - словом, за всякого, кто платил... Во мраке действовали всевозможные подпольные организации, как, например, чёрные сотни, стараясь восстановить реакцию в той или иной форме.
  
   В этой атмосфере всеобщей продажности и чудовищных полуистин изо дня в день было слышно звучание одной ясной ноты всё крепнущего хора большевиков: "Вся власть Советам! Вся власть истинным представителям миллионов рабочих, солдат и крестьян. Хлеба, земли, конец бессмысленной войне, конец тайной дипломатии, спекуляции, измене... Революция в опасности, и с ней - общее дело народа во всём мире!"
  
   Борьба между пролетариатом и буржуазией, между Советами и правительством, начавшаяся ещё в первые мартовские дни, приближалась к своему апогею. Россия, одним прыжком перескочив из средневековья в ХХ век, явила изумлённому миру две революции - политическую и социальную - в смертной схватке.
  
   Какую изумительную жизнеспособность проявляла русская революция после стольких месяцев голодовки и разочарований! Буржуазии следовало бы лучше знать свою Россию. Теперь лишь немногие дни отделяли Россию от полного разгара революционной "болезни"...
  
   При взгляде назад Россия до Ноябрьского восстания кажется страной иного века, почти невероятно консервативной. Так быстро пришлось привыкать к новому, ускоренному темпу жизни. Русские политические отношения сразу и целиком сдвинулись влево до такой степени, что кадеты были объявлены вне закона, как "враги народа", Керенский стал "контрреволюционером", "умеренные" социалистические вожди - Церетели, Дан, Либер, Гоц, Авксентьев оказались слишком реакционными для своих собственных последователей, и даже такие люди, как Виктор Чернов и Максим Горький, очутились на правом крыле...
   Около середины декабря 1917 года группа эсеровских вождей частным образом посетила английского посла, причём умоляла его никому не говорить об этом посещении...
  
   Сентябрь и октябрь - наихудшие месяцы русского года, особенно петроградского года. С тусклого, серого неба в течение всё более короткого дня непрестанно льёт пронизывающий дождь... С Финского залива дует резкий, сырой ветер, и улицы затянуты мокрым туманом... Масса разбоев и грабежей. В домах мужчины по очереди несут ночную охрану, вооружившись заряженными ружьями. Так было при Временном правительстве. С каждой неделей продовольствия становится всё меньше... За молоком, хлебом, сахаром и табаком приходилось часами стоять в очередях под пронизывающим дождём. Возвращаясь домой с митинга, затянувшегося на всю ночь, я видел, как перед дверями магазина ещё до рассвета начал образовываться "хвост"... Я прислушивался к разговорам в хлебных очередях. Сквозь удивительное добродушие русской толпы время от времени прорывались горькие, желчные ноты недовольства...
   Разумеется, театры были открыты ежедневно... В Мариинском шёл новый балет с Карсавиной, и вся балетоманская Россия являлась смотреть на неё. Пел Шаляпин. В Александринском была возобновлена мейерхольдовская постановка драмы Алексея Толстого "Смерть Ивана Грозного"... Каждую неделю открывались художественные выставки. Толпы женщин из среды интеллигенции усердно посещали лекции по искусству, литературе и популярной философии. У теософов был необычайно оживлённый сезон. Армия спасения, впервые в истории допущенная в Россию, заклеивала все стены объявлениями о евангелических собраниях, одновременно изумлявших и забавлявших русскую аудиторию...
   Как и всегда бывает в таких случаях, повседневная мелочная жизнь города шла своим чередом, стараясь по возможности не замечать революции...
   Дочь одного из моих приятелей однажды в полдень вернулась домой в истерике: кондукторша в трамвае назвала её "товарищем"!
  
   А вокруг них корчилась в муках, вынашивая новый мир, огромная Россия. Прислуга, с которой прежде обращались, как с животными, и которой почти ничего не платили, обретала чувство собственного достоинства... В новой России каждый человек - всё равно мужчина или женщина - получил право голоса; появились рабочие газеты, говорившие о новых и изумительных вещах; появились Советы; появились профессиональные союзы... На фронте солдаты боролись с офицерами и учились в своих комитетах самоуправлению. На фабриках приобретали опыт и силу и понимание своей исторической миссии в борьбе со старым порядком эти не имеющие себе подобных русские организации - фабрично-заводские комитеты.
  
   Вся Россия училась читать и действительно читала книги по политике, экономике, истории - читала потому, что люди хотели з н а т ь...
  
   В каждом городе, в большинстве прифронтовых городов каждая политическая партия выпускала свою газету, а иногда и несколько газет. Тысячи организаций печатали сотни тысяч политических брошюр, затопляя ими окопы и деревни, заводы и городские улицы. Жажда просвещения, которую так долго сдерживали, вместе с революцией вырвалась наружу со стихийной силой. За первые шесть месяцев революции из одного Смольного института ежедневно отправлялись во все уголки страны тонны, грузовики, поезда литературы. Россия поглощала печатный материал с такой же ненасытностью, с какой сухой песок впитывает воду. И всё это были не сказки, не фальсифицированная история, не разбавленная водой религия, не дешёвая, разлагающая макулатура, а общественные и экономические теории, философии, произведения Толстого, Гоголя и Горького...
  
   Затем - слово. Россию затопил такой поток живого слова... Лекции, дискуссии, речи - в театрах, цирках, школах, клубах, залах Советов, помещениях профсоюзов, казармах... Митинги в окопах на фронте, на деревенских лужайках, на фабричных дворах... В течение целых месяцев каждый перекрёсток Петрограда и других русских городов постоянно был публичной трибуной. Стихийные споры и митинги возникали и в поездах, и в трамваях, повсюду...
   А всероссийские съезды и конференции, на которые съезжались люди двух материков - съезды Советов, кооперативов, земств, национальностей, духовенства, крестьян, политических партий... Попытки ограничить время ораторов проваливались решительно на всех митингах, и каждый имел полную возможность выразить все чувства и мысли, какие только у него были...
  
   Мы приехали на фронт..., где босые и истощённые люди погибали в окопной грязи от голода и болезней. Завидев нас, они поднялись навстречу. Лица их были измождены; сквозь дыры в одежде синело голое тело. И первый вопрос был: "Привезли ли что-нибудь почитать?"...
  
   На этом-то фоне брожения и разложения целой нации развернулась панорама восстания народных масс...
  
   РОЖДЕНИЕ БУРИ. В сентябре (в августе по ст.ст.) на Петроград двинулся генерал Корнилов, чтобы провозгласить себя военным диктатором России. За его спиной неожиданно обнаружился бронированный кулак буржуазии, дерзко попытавшейся сокрушить революцию. В заговоре Корнилова были замешаны некоторые министры-социалисты... Корнилова арестовали солдатские комитеты... Настроение народа было настолько резко и определённо... Корниловский мятеж сплотил все социалистические группы... Имущие классы явно наглели...
  
   Солдат говорит: "Укажите мне, за что я сражаюсь. За Константинополь или за свободную Россию? За демократию или за капиталистические захваты? Если мне докажут, что я защищаю революцию, то я пойду и буду драться, и меня не придётся подгонять расстрелами.
   Когда земля будет принадлежать крестьянам, заводы - рабочим, а власть - Советам, тогда мы будем знать, что у нас есть за что драться, и тогда мы будем драться!"
   В казармах, на заводах, на углах улиц - всюду ораторствовали бесчисленные солдаты, требуя немедленного мира...
   "Пусть правительство либо кончает войну, либо снабжает армию..."
  
   А из Европы шли слухи о мире за счёт России...
  
   Наш враг смотрит на Россию, как на рынок для сбыта своих продуктов. С прекращением войны мы оказались бы в очень слабом положении; границы наши оказались бы открытыми для потока германских товаров, которые на долгие годы задержали бы развитие нашей промышленности. Против такого положения дел необходимо принять решительные меры...
  
   "Россия - великая держава. Россия останется великой державой, что бы ни случилось. Мы все должны защищать её, мы должны показать себя защитниками великого идеала и сынами великой державы"...
  
   В английской прессе и полуофициально высказывалась английскими представителями в России позиция: "С Россией кончено, с ней больше не стоит возиться..."
  
   Старая Россия быстро разваливалась. На Украине и в Финляндии, в Польше и Белоруссии усиливалось всё более открытое националистическое движение. Местные органы власти, руководимые имущими классами, стремились к автономии...
  
   Хаос увеличивался со дня на день. Сотни и тысячи солдат дезертировали с фронта и стали двигаться по стране огромными, беспорядочными волнами. В Тамбовской и Тверской губерниях крестьяне, уставшие ждать земли, доведённые до отчаяния репрессивными мерами правительства, жгли усадьбы и убивали помещиков. Громадные стачки сотрясали Москву, Одессу и Донецкий угольный бассейн. Транспорт был парализован, армия голодала, крупные городские центры остались без хлеба.
   Правительство, раздираемое борьбой между демократическими и реакционными партиями, ничего не могло сделать...
  
   В Петрограде Экономическое совещание, созданное для восстановления подорванной экономики страны, зашло в тупик: оно не могло разрешить непримиримого противоречия между трудом и капиталом и в конце концов было распущено Керенским...
  
   "ЗАПОМНИТЕ МОИ СЛОВА, МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК!
   РОССИИ НУЖНА СИЛЬНАЯ ЛИЧНОСТЬ..."
  
   А тем временем над Россией, словно грозовая туча, пронизываемая молниями, навис съезд Советов. Его созыву сопротивлялось не только правительство, но и все "умеренные" социалисты... Весь огромный аппарат, созданный Мартовской (Февральской) революцией в России, изо всех сил работал, чтобы не допустить съезда Советов.
   А на другой стороне были неоформленные желания пролетариата - рабочих, рядовых солдат и крестьян-бедняков. Многие местные Советы уже стали большевистскими; кроме того, имелись организации промышленного пролетариата, фабрично-заводские комитеты и готовые к восстанию революционные организации армии и флота...
  
   "Товарищи, мы голодаем и мёрзнем на фронте. Мы умираем ни за что. Пусть американские товарищи передадут Америке, что мы, русские, будем биться на смерть за свою революцию. Мы будем держаться всеми силами, пока на помощь нам не поднимутся все народы мира! Скажите американским рабочим, чтобы они поднялись и боролись за социальную революцию!"
  
   "Довольно слов, пора переходить к делу! Экономическое положение очень плохо, но нам придётся приспособиться к нему. Нас пытаются взять голодом и холодом, нас хотят спровоцировать. Но пусть враги знают, что они могут зайти слишком далеко; если они осмелятся прикоснуться к нашим пролетарским организациям, мы сметём их с лица земли, как сор!"
  
   Большевистская пресса разрасталась с внезапной быстротой...
  
   "Вся власть Советам - в центре и на местах!
   Немедленное перемирие на всех фронтах! Честный демократический мир народов!
   Помещичья земля - без выкупа крестьянам!
   Рабочий контроль над производством!
   Честно созванное Учредительное собрание!.."
  
   "Революционная власть, подлинное революционное правительство, опирающееся на армию, флот, пролетариат и крестьянство..."
  
   Смольный институт, штаб-квартира ЦИК и Петроградского Совета, помещается на берегу широкой Невы... Возвышались прекрасные дымчато-голубые купола Смольного монастыря, окаймлённые тёмным золотом, и рядом - огромный казарменный фасад Смольного института в двести ярдов длиной и в три этажа вышиной с императорским гербом, высеченным в камне, над главным входом. Кажется, он глумится над всем происходящим...
   При старом режиме здесь помешался знаменитый монастырь-институт для дочерей русской элиты, опекаемый самой царицей. Революция захватила его и отдала рабочим и солдатским организациям. В нём было больше ста огромных пустых белых комнат, уцелевшие эмалированные дощечки на дверях гласили: "Классная дама", "IV класс", "Учительская". Но над этими дощечками уже были видны знаки новой жизни - грубо намалёванные плакаты с надписями: "Исполнительный комитет Петроградского Совета", или "ЦИК", или "Бюро иностранных дел", "Союз солдат-социалистов", "Центральный совет всероссийских профессиональных союзов", "Фабрично-заводские комитеты", "Центральный армейский комитет"... Здесь же находились центральные комитеты политических партий и комнаты для их фракционных совещаний...
   В южном крыле второго этажа находился огромный зал пленарных заседаний. Во времена института здесь устраивались балы...
  
   Революция всколыхнула Россию до самых глубин, и теперь на поверхность всплыли низы...
  
   "...Наступают великие дни..."
  
   "РУССКИЙ НАРОД СТРАДАЕТ ОТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РАЗРУХИ И ОТ РАЗОЧАРОВАНИЯ В СОЮЗНИКАХ. ВЕСЬ МИР ДУМАЕТ, ЧТО РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ КОНЧИЛАСЬ. ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ОШИБКИ.
   РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ТОЛЬКО ЕЩЁ НАЧИНАЕТСЯ..."
  
   "НЕ ХЛЕБОМ ЕДИНЫМ ЖИВ ЧЕЛОВЕК!"...
  
   В эти дни Петроград представлял собой замечательное зрелище. На заводах помещения комитетов были завалены винтовками. Приходили и уходили связные, обучалась Красная Гвардия... Во всех казармах днём и ночью шли митинги, бесконечные и горячие споры. По улицам в густевшей вечерней тьме плыли густые толпы народа. Словно волны прилива, двигались они вверх и вниз по Невскому. Газеты брались с боя...
   В Смольном у главного входа и у внешних ворот стояли суровые часовые, требовавшие от всех приходящих пропуск. Комитетские комнаты круглые сутки гудели, как улей, сотни солдат и рабочих спали тут же на полу, занимая все свободные места. А наверху тысячи людей сгрудились в огромном зале на бурных заседаниях Петроградского Совета.
   Игорные клубы лихорадочно работали от зари до зари; шампанское текло рекой, ставки доходили до двухсот тысяч рублей. По ночам в центре города бродили по улицам и заполняли кофейни публичные женщины в бриллиантах и драгоценных мехах...
   Монархические заговоры, германские шпионы, головокружительные планы спекулянтов и контрабандистов...
  
   Под холодным, пронизывающим дождём, под серым тяжёлым небом огромный взволнованный город нёсся всё быстрее и быстрее навстречу... чему?..
  
   НАКАНУНЕ. В отношениях между слабым правительством и восставшим народом рано или поздно наступает момент, когда каждый шаг власти приводит массы в ярость, а каждый её отказ от действий возбуждает в них презрение...
  
   "Резолюция большевистской фракции,
   принятая Всероссийской Конференцией
   фабрично-заводских комитетов
  
   1. Низвергнув самодержавие в политической области, рабочий класс стремится доставить торжество демократическому строю и в области своей производительной деятельности. Выражением этого стремления является идея рабочего контроля, естественно возникшая в обстановке хозяйственного развала, созданного преступной политикой господствующих классов.
   2. Организация рабочего контроля является таким же здоровым проявлением рабочей самодеятельности в области производства, как организации партийной деятельности в области политики, организация профессиональных союзов в области отношения найма, организация кооперативов в области потребления, организация клубов в области культуры.
   3. Рабочие более владельцев заинтересованы в правильной и непрерывной работе предприятий. Наличность рабочего контроля более обеспечивает в этом отношении интересы всего современного общества, всего народа, чем одно только самодержавное усмотрение владельцев, руководящих соображениями своекорыстной материальной или политической выгоды. Поэтому рабочий контроль является не только требованием пролетариата, но лежит и в интересах всей страны и должен быть поддержан революционным крестьянством и революционной армией.
   4. Ввиду отрицательного отношения большинства капиталистов к революции правильное распределение материалов и топлива и нормальное руководство работами, как это достаточно показал опыт, невозможны без рабочего контроля.
   5. Только рабочий контроль над капиталистическими предприятиями, закрепляя осмысленное отношение к делу и уясняя его общественное значение, создаст благоприятные условия для наличности твёрдой рабочей самодисциплины и для развития возможной производительности труда.
   6. Предстоящий переход хозяйства на мирное положение и в связи с этим новое перераспределение рабочих сил по стране между предприятиями мыслимы без самых тяжёлых потрясений, только в случае демократического самоуправления самих рабочих в деле распоряжения их личностями в процессе перераспределения рабочих сил. Поэтому осуществление рабочего контроля является одним из обязательнейших предварительных условий для демобилизации промышленности.
   7. Согласно выставленному политической партией русского пролетариата - Российской Социал-Демократической Рабочей Партией (большевиков) лозунгу "рабочий контроль в общегосударственном масштабе" рабочий контроль, чтобы принести все плодотворные результаты, должен быть обнимающим все капиталистические предприятия, а не случайным; организованным, а не бессистемным; планомерным, а не оторванным от хозяйственной жизни страны в целом.
   8. Экономическая жизнь страны, как сельское хозяйство, так и промышленность, торговля и транспорт, должна быть подчинена одному плану, составленному в интересах удовлетворения личных и хозяйственных нужд широких масс народа, утверждённому их выборными представителями и исполняемому под руководством этих представителей в лице соответственных государственных и местных учреждений по проведению хозяйственного плана.
   9. Та часть плана, которая относится к сельскому хозяйству, осуществляется под контролем крестьянских и батрацких организаций, а та часть, которая относится к предприятиям, ведущимся наёмным трудом в промышленности, торговле и транспорте, - под рабочим контролем, причём естественными органами рабочего контроля внутри предприятия являются фабрично-заводские и соответствующие им комитеты, а на рынке труда - профессиональные союзы.
   10. Коллективные тарифные соглашения, заключаемые профессиональными союзами для большей половины рабочих какой-либо отрасли труда, должны соблюдаться всеми хозяевами предприятий этой отрасли в соответственной местности.
   11. Биржи труда должны перейти в управление профессиональных союзов как классовые пролетарские организации, действующие в рамках общего хозяйственного плана, согласованно с ним.
   12. Профессиональные союзы должны получить право возбуждать судебные дела по своему усмотрению по поводу всяких нарушений договора найма или рабочего законодательства в применении к какому бы то ни было рабочему соответственной отрасли труда.
   13. По всем делам, имеющим отношение к рабочему контролю над производством, распределением и рынком труда, профессиональные союзы должны сноситься с рабочими отдельного предприятия через его фабрично-заводской комитет.
   14. Внутренний распорядок, приём, увольнение, отпуска, расценки, браковка, степень работоспособности и умелости, наличность оснований для расторжения договора найма, споры с администрацией и подобные вопросы внутренней жизни предприятия после введения рабочего контроля должны разрешаться только с согласия и утверждения фабрично заводского комитета, которому должно принадлежать также право отвода всех лиц администрации предприятия.
   15. Фабрично-заводской комитет образует контрольную комиссию в целях контроля над правильностью и обеспеченностью как снабжения предприятия материалами, топливом, заказами, рабочими и техническими силами (в том числе оборудованием) и всякими потребными предметами и мероприятиями, так и в целях контроля над согласованностью всей деятельности предприятия с общим хозяйственным планом. Управление предприятием обязано сообщить контролёрам от рабочих с целью контроля и осведомления все данные, представлять возможность их проверки и открывать им все деловые книги предприятия.
   16. При обнаружении рабочим контролем каких-либо сомнений или неправильностей, которые не могут быть устранены или выяснены средствами и силами рабочих отдельного предприятия, фабрично-заводской комитет обращается за содействием к собранию всех фабрично-заводских комитетов соответственной отрасли производства данной местности, которое в подлежащих учреждениях по проведению хозяйственного плана возбуждает вопрос о принятии всех нужных мер, вплоть до полного секвестра предприятия включительно.
   17. Объединение фабрично-заводских комитетов отдельных предприятий должно совершаться по производствам для облегчения контроля за своею отраслью промышленности в целом в смысле согласованности работы её с общим хозяйственным планом и в смысле деловой целесообразности распределения между предприятиями заказов, материалов, топлива, технических и рабочих сил, а также для облегчения совместной деятельности с профессиональными союзами, организуемыми по производствам.
   18. Общегородские советы профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов представительствуют пролетариат в государственных и местных учреждениях по выработке и проведению хозяйственного плана и по организации обмена между городом и деревней, осуществляют высшее руководство фабрично-заводскими комитетами и профессиональными союзами в деле рабочего контроля в данной местности и издают обязательные правила рабочей дисциплины в деле производства работ, утверждаемые всеобщим голосованием рабочих.
   19. Требуя рабочего контроля в общегосударственном размере, конференция приглашает товарищей уже теперь осуществлять его в той степени, в какой это возможно по соотношению сил на местах, и объявляет несоединимым с целями рабочего контроля захват рабочими отдельных предприятий в свою пользу.
  
   Атмосфера была насыщена электричеством; малейшая искра могла зажечь пожар гражданской войны...
  
   "...Вас, казаки, хотят восстановить против нас, рабочих и солдат. Эту каинову работу совершают наши общие враги: насильники-дворяне, банкиры, помещики, старые чиновники, бывшие слуги царские... Нас ненавидят все ростовщики, богачи, князья, дворяне, генералы и в их числе ваши, казачьи, генералы. Они готовы в любой час уничтожить Петроградский Совет, задушить революцию..."
  
   С одной стороны, погромные статьи монархической печати, с другой стороны, громовой голос Ленина: "Восстание!.. Больше ждать нельзя!"
   Даже буржуазная печать заволновалась. "Биржевые Ведомости" называли большевистскую пропаганду покушением на "основные устои общества, на неприкосновенность личности и уважение к частной собственности"...
  
   Я проводил почти всё время в Смольном...
  
   30 (17) октября я, сговорившись предварительно с Троцким, явился к нему... в Смольный... Он быстро и уверенно говорил больше часа...
   "Временное правительство совершенно бессильно. У власти стоит буржуазия, но её власть замаскирована фиктивной коалицией с оборонческими партиями. На протяжении всей революции мы видим восстание крестьян, измученных ожиданием обещанной земли. Тем же самым недовольством явно охвачены все трудящиеся классы по всей стране. Господство буржуазии может осуществляться только путём гражданской войны. Буржуазия может управлять только при помощи корниловских методов, но ей не хватает силы... Армия за нас. Соглашатели и пацифисты, эсеры и меньшевики потеряли весь свой авторитет, потому что борьба между крестьянами и помещиками, между рабочими и работодателями, между солдатами и офицерами достигла небывалой ожесточённости и непримиримости. Революция может быть завершена, народ может быть спасён только объединёнными усилиями народных масс, только победой пролетарской диктатуры...
   Советы являются наиболее совершенным народным представительством - совершенным и в своём революционном опыте и в своих идеях и целях. Опираясь непосредственно на солдатские окопы, на рабочие фабрики, на крестьянские деревни, они являются хребтом революции.
   Мы уже видели попытки создать власть без Советов. Эти попытки создали только безвластие. В настоящую минуту в кулуарах Совета Российской республики вынашиваются всевозможные контрреволюционные планы...
   Буржуазная контрреволюция организует все свои силы и только ждёт удобного момента для нападения. Наш ответ будет решителен. Мы завершим труд, еле начатый в феврале и двинутый вперёд в период корниловщины...".
   Он перешёл к иностранной политике будущего правительства:
   "Первым нашим актом будет призыв к немедленному перемирию на всех фронтах и к конференции всех народов для обсуждения демократических условий мира. Степень демократичности мирного договора будет зависеть от степени революционной поддержки, которую мы встретим в Европе; если мы создадим здесь правительство Советов, это будет мощным фактором в пользу немедленного мира во всей Европе, ибо правительство обратится с предложением перемирия прямо и непосредственно ко всем народам через головы правительств. В момент заключения мира русская революция всеми силами будет настаивать на принципе "без аннексий и контрибуций, на основе свободного самоопределения народов" и на создании
   ЕВРОПЕЙСКОЙ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ...
   В конце этой войны я вижу Европу, пересозданную не дипломатами, а пролетариатом. Европейская федеративная республика, Соединённые Штаты Европы - вот что должно быть. Национальная автономия уже недостаточна. Экономический прогресс требует отмены национальных границ. Если Европа останется раздробленной на национальные группы, то империализм будет продолжать своё дело. Дать мир всему миру может только Европейская федеративная республика. НО БЕЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ МАСС ЭТИ ЦЕЛИ НЕ МОГУТ БЫТЬ ДОСТИГНУТЫ ПОКА..."
  
   Восстание произошло крайне просто и вполне открыто...
  
   Утром во вторник 6 ноября (24 октября) весь город был взбудоражен появившимся на улицах обращением, подписанным - "Военно-революционный комитет при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов":
  
   "К населению Петрограда
   Граждане! Контрреволюция подняла свою преступную голову. Корниловцы мобилизуют силы, чтобы раздавить Всероссийский съезд Советов и сорвать Учредительное собрание. Одновременно погромщики могут попытаться вызвать на улицах Петрограда смуту и резню.
   Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов берёт на себя охрану революционного порядка от контрреволюционных и погромных покушений.
   Гарнизон Петрограда не допустит никаких насилий и бесчинств... При первой попытке тёмных элементов вызвать на улицах Петрограда смуту, грабежи, поножовщину или стрельбу преступники будут стёрты с лица земли.
   Граждане! Мы призываем вас к полному спокойствию и самообладанию. Дело порядка и революции в твёрдых руках...".
  
   3 ноября (21 октября) вожди большевиков собрались на своё историческое совещание. Оно шло при закрытых дверях. Я ждал результатов совещания за дверью, в коридоре. Володарский, выйдя из комнаты, рассказал мне, что там происходит.
   Ленин говорил: "24 октября будет слишком рано действовать: для восстания нужна всероссийская основа, а 24-го не все ещё делегаты на Съезд прибудут. С другой стороны, 26 октября будет слишком поздно действовать: к этому времени Съезд организуется, а крупному организованному собранию трудно принимать быстрые и решительные мероприятия. Мы должны действовать 25 октября - в день открытия Съезда, так, чтобы мы могли сказать ему: Вот власть! Что вы с ней сделаете?".
  
   Со своей стороны готовилось к бою и правительство. К Петрограду незаметно стягивались самые надёжные полки, выбранные из разбросанных по всему фронту дивизий. В Зимнем дворце расположилась юнкерская артиллерия...
  
   Подавая мне пальто, швейцар ворчал: "Ох, что-то будет с несчастной Россией!.. Меньшевики, большевики, трудовики... Украина, Финляндия, германские империалисты, английские империалисты... Сорок пять лет живу на свете, а никогда столько слов не слыхал"...
  
   На улице дул с запада сырой холодный ветер... На углу Невского я купил ленинскую брошюру "Удержат ли большевики государственную власть!"...
   По всему Невскому в густом тумане толпы народа с бою разбирали последние выпуски газет или собирались у афиш, пытались разобраться в призывах и прокламациях, которыми были заклеены все стены... На каждом углу, на каждом перекрёстке собирались густые толпы. Горячо спорили солдаты и студенты.
   Медленно спускалась ночь, мигали редкие фонари, текли бесконечные волны народа... Так бывало всегда в Петрограде перед беспорядками.
   Город был настроен нервно и настораживался при каждом резком шуме. Но большевики не подавали никаких внешних признаков жизни; солдаты оставались в казармах, рабочие - на фабриках... Мы зашли в кинематограф у Казанского собора. Шла итальянская картина, полная крови, страстей и интриг. В переднем ряду сидело несколько матросов и солдат. Они с детским изумлением смотрели на экран, решительно не понимая, для чего понадобилось столько беготни и столько убийств.
   Из кинематографа я поспешил в Смольный... В комнату беспрерывно входили и выходили связные и комиссары...
  
   Петроградский Совет заседал круглые сутки без перерыва. Когда я вошёл в большой зал, Троцкий как раз кончал свою речь.
   "Нас спрашивают, собираемся ли мы устроить выступление. Я могу дать ясный ответ на этот вопрос. Петроградский Совет сознаёт, что наступил, наконец, момент, когда вся власть должна перейти в руки Советов. Эта перемена власти будет осуществлена Всероссийским съездом. Понадобится ли вооружённое выступление - это будет зависеть от тех, кто хочет сорвать Всероссийский съезд.
   Нам ясно, что наше правительство, представленное личным составом временного кабинета, есть правительство жалкое и бессильное, что оно только ждёт взмаха метлы истории, чтобы уступить своё место народной власти. Но мы ещё теперь, ещё сегодня пытаемся избежать столкновения. Мы надеемся, что Всероссийский съезд Советов возьмёт в руки власть, опирающуюся на организованную свободу всего народа. Но если правительство захочет использовать то краткое время - 24, 48 или 72 часа, которое ещё отделяет его от смерти, для того чтобы напасть на нас, то мы ответим контратакой. На удар ударом, на железо - сталью!"...
   Уходя из Смольного в 3 часа утра, я заметил, что по обеим сторонам входа стояли пулемёты, и что ворота в ближайшие перекрёстки охранялись сильными солдатскими патрулями...
  
   Утром 6 ноября (24 октября) у меня было дело к цензору, канцелярия которого помещалась в министерстве иностранных дел. На улицах все стены были заклеены прокламациями, истерически призывавшими народ к "спокойствию"...
   Утренние газеты сообщили, что правительство запретило газеты "Новая Русь", "Живое Слово", "Рабочий Путь" и "Солдат" и постановило арестовать руководителей Петроградского Совета и членов Военно-революционного комитета... Цензор был взволнован, как маленький мальчик, которого привели в цирк. "Керенский, - сказал он мне, - только что ушёл в Совет республики подавать в отставку!" Я поспешил в Мариинский дворец и успел застать конец страстей и почти бессвязной речи Керенского, целиком состоявшей из самооправданий и желчных нападок на политических противников...
  
   "Рабочий и Солдат" уже вышел. Вся его первая страница была занята воззванием, напечатанным крупным шрифтом:
  
   "Солдаты! Рабочие! Граждане!
   Враги народа перешли ночью в наступление...
   Военно-революционный комитет постановляет:
   1. Все полковые, ротные и командные комитеты вместе с комиссарами совета, все революционные организации должны заседать непрерывно, сосредоточивая в своих руках все сведения о планах и действиях заговорщиков.
   2. Ни один солдат не должен отлучаться без разрешения комитета из своей части.
   3. Немедленно прислать в Смольный институт по два представителя от каждой части и по пяти от каждого районного Совета.
   4. Обо всех действиях заговорщиков сообщать немедленно в Смольный институт.
   5. Все члены Петроградского Совета и все делегаты на Всероссийский съезд Советов приглашаются немедленно в Смольный институт на экстренное заседание.
   Контрреволюция подняла свою преступную голову.
   Всем завоеваниям и надеждам солдат, рабочих и крестьян грозит великая опасность. Но силы революции неизмеримо превышают силы её врагов.
   Дело народа в твёрдых руках. Заговорщики будут сокрушены.
   Никаких колебаний и сомнений. Твёрдость, стойкость, выдержка, решительность.
   Да здравствует революция!
   Военно-революционный комитет".
  
   Петроградский Совет беспрерывно заседал в Смольном, где был центр бури. Делегаты сваливались и засыпали тут же на полу, а потом просыпались, чтобы немедленно принять участие в прениях...
  
   Страшный, непрекращающийся шум...
  
   "Кто подстрекает к этому, тот совершает преступление!"
   "Вы уже давно совершили преступление! Вы взяли власть и отдали её буржуазии!"...
  
   "К сожалению, Россия более не может воевать. Будет мир, но мир не постоянный, не демократический... Сегодня в Совете республики мы, чтобы избежать кровопролития, приняли формулу перехода, требующую передачи земли земельным комитетам и немедленного открытия мирных переговоров..."
   "Поздно!"...
  
   "Когда мы говорили о передаче земли крестьянам, вы были против этого. Мы говорили крестьянам: если вам не дают земли, берите её сами! Теперь крестьяне последовали нашему совету, а вы призываете..."
  
   Нет! История последних семи месяцев показывает, что меньшевики покинуты массами!..
  
   "Маркс и Энгельс говорили, что пролетариат не имеет права брать власть, пока он не созрел для этого. В буржуазной революции, подобно нашей... захват власти массами означает трагический конец революции... В качестве социал-демократического теоретика Троцкий сам выступает против того, к чему он теперь призывает вас..."
  
   "Довольно! Долой!"
  
   "Интернационалисты не возражают против передачи власти демократии, но они осуждают большевистские методы. Сейчас не время брать власть..."
  
   Среди дикого беспорядка Эрлих предложил резолюцию, призывающую рабочих и солдат сохранять спокойствие и не слушать провокаторов, призывающих к демонстрации, вместе с тем признавалась необходимость немедленного создания Комитета общественной безопасности, а также срочного издания Временным правительством закона о передаче земли крестьянам и об открытии мирных переговоров...
  
   На ступенях Смольного в холодной темноте мы впервые увидели Красную Гвардию - сбившуюся группку парней в рабочей одежде. Они держали в руках винтовки с примкнутыми штыками и беспокойно переговаривались...
  
   За нашими спинами сверкало огнями и жужжало, как улей, огромное здание Смольного...
  
   КОНЕЦ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. В среду 7 ноября (25 октября) я встал очень поздно. Когда я вышел на Невский, в Петропавловской крепости грянула полуденная пушка. День был сырой и холодный. Напротив запертых дверей Государственного банка стояло несколько солдат с винтовками с примкнутыми штыками.
   "Вы чьи? - спросил я. - Вы за правительство?"
   "Нет больше правительства! - с улыбкой ответил солдат. - Слава Богу!"...
   По Невскому, как всегда, двигались трамваи. На всех выступающих частях их повисли мужчины, женщины и дети. Магазины были открыты, и вообще улица имела как будто даже более спокойный вид, чем накануне...
  
   Я купил номер "Рабочего Пути", единственной, казалось, газеты, которая была в продаже, немного позже удалось купить у солдата уже прочитанный номер "Дня". Большевистская газета, отпечатанная на огромных листах в захваченной типографии "Русской Воли", начиналась крупно напечатанным заголовком "Вся власть Советам рабочих, солдат и крестьян! - Мира! Хлеба! Земли!".
   "Всякий солдат, всякий рабочий, всякий истинный социалист, всякий честный демократ не могут не видеть, что созревшее революционное столкновение упёрлось в немедленное разрешение.
   Или - или.
   Или власть переходит в руки буржуазно-помещичьей шайки, и тогда это означает... кровавую всероссийскую карательную экспедицию, которая... кровью солдат и матросов, крестьян и рабочих зальёт всю страну. Тогда это - продолжение опостылевшей войны, тогда это - неизбежные смерть и голод.
   Или власть перейдёт в руки революционных рабочих, солдат и крестьян, и тогда это означает полное уничтожение помещичьей кабалы, немедленное обуздание капиталистов, немедленное предложение справедливого мира. Тогда земля обеспечена крестьянам, тогда контроль обеспечен над фабриками, тогда хлеб обеспечен голодающим, тогда конец бессмысленной бойне..."
  
   "День" давал отрывочные сведения о событиях бурной ночи. Большевики захватили телефонную станцию, Балтийский вокзал и телеграф...
  
   На углу Морской я встретил меньшевика-оборонца, секретаря военной секции своей партии. Когда я спросил его, действительно ли произошло восстание, он только устало пожал плечами: "Черт его знает!.. Что ж, может быть, большевики и могут захватить власть, но больше трёх дней им не удержать её. У них нет таких людей, которые могли бы управлять страной. Может быть, лучше всего дать им попробовать: на этом они сорвутся...".
  
   "Американцы? Очень рад!.. Весь к вашим услугам..." Казалось, он не видел решительно ничего странного в том, что четверо иностранцев, в том числе одна женщина, расхаживают по месту расположения отряда, ожидающего атаки. Он начал жаловаться на положение дел в России...
   "Мне бы очень хотелось уехать из России. Я решил поступить в американскую армию... Не будете ли вы добры помочь мне в этом деле у вашего консула? Я дам вам свой адрес"...
  
   Жизнь шла своим чередом. У нас были билеты в Мариинский театр, на балет (все театры были открыты). Но на улице было слишком интересно...
   На Невский, казалось, высыпал весь город. На каждом углу стояли огромные толпы, окружавшие яростных спорщиков...
   На Михайловском проспекте появился газетчик. Толпа бешено набросилась на него, предлагая по рублю, по 5, по 10 рублей за номер, вырывая друг у друга газеты. То был "Рабочий и Солдат", возвещавший победу пролетарской революции и освобождение арестованных большевиков, призывающий фронтовые и тыловые армейские части к поддержке восстания...
   На углу Садовой собралось около двух тысяч граждан. Толпа глядела на крышу высокого дома, где, то гасла, то разгоралась маленькая красная искорка.
   "Гляди, - говорил высокий крестьянин, указывая на неё, - там провокатор, сейчас он будет стрелять в народ..."...
   Когда мы подошли к Смольному, его массивный фасад сверкал огнями. Со всех улиц к нему подходили новые и новые люди, торопившиеся сквозь мрак и тьму. Подъезжали и отъезжали автомобили и мотоциклы. Огромный серый броневик, над башенкой которого развевались два красных флага, завывая сиреной, выполз из ворот. Было холодно, и красногвардейцы, охранявшие вход, грелись у костра. У внутренних ворот тоже горел костёр, при свете которого часовые медленно прочли наши пропуска и оглядели нас с ног до головы...
  
   Закончилось заседание Петроградского Совета. Я остановил Каменева... Он без всяких предисловий перевёл мне на французский язык только что принятую резолюцию:
   "Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов приветствует победную революцию пролетариата и гарнизона Петрограда. Совет в особенности подчёркивает ту сплочённость, организацию, дисциплину, то полное единодушие, которое проявили массы в этом на редкость бескровном и на редкость успешном восстании.
   Совет, выражая непоколебимую уверенность, что рабочие и крестьянское правительство, которое, как Советское правительство, будет создано революцией и которое обеспечит поддержку городскому пролетариату со стороны всей массы беднейшего крестьянства, что это правительство твёрдо пойдёт к социализму - единственному средству спасения страны от неслыханных бедствий и ужасов войны.
   Новое рабочее и крестьянское правительство немедленно предложит справедливый, демократический мир всем воюющим народам.
   Оно немедленно отменит помещичью собственность на землю и передаст землю крестьянству. Оно создаст рабочий контроль над производством и распределением продуктов и установит общенародный контроль над банками вместе с превращением их в одно государственное предприятие.
   Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов призывает всех рабочих и всё крестьянство со всей энергией беззаветно поддерживать рабочую и крестьянскую революцию. Совет выражает уверенность, что городские рабочие в союзе с беднейшим крестьянством проявят непреклонную товарищескую дисциплину, создадут строжайший революционный порядок, необходимый для победы социализма.
   Совет убеждён, что пролетариат западноевропейских стран поможет нам довести дело социализма до полной и прочной победы".
   "ЗНАЧИТ, ВЫ ДУМАЕТЕ, ДЕЛО ВЫИГРАНО?.."
   Он пожал плечами: "НАДО ЕЩЁ ОЧЕНЬ МНОГО СДЕЛАТЬ.
   СТРАШНО МНОГО!.. ДЕЛО ТОЛЬКО ЕЩЁ НАЧИНАЕТСЯ..."
  
   На площадке лестницы я увидел товарища председателя профессиональных союзов Рязанова. Он мрачно глядел перед собой. "Это безумие, безумие! - воскликнул он. - Европейский пролетариат не поднимется! Вся Россия..."
  
   Рязанов и Каменев возражали против восстания и испытали на себе страшную силу ленинской полемики.
  
   То было важное заседание. Троцкий от имени Военно-революционного комитета заявил, что Временное правительство больше не существует.
   "Свойство буржуазных и мелкобуржуазных правительств, - сказал он, - состоит в том, чтобы обманывать массы.
   Нам в настоящее время, - нам, Советам солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, предстоит небывалый в истории опыт создания власти, которая не знала бы иных целей, кроме потребностей солдат, рабочих и крестьян".
  
   На трибуне появился Ленин. Его встретили громовой овацией. Он предвозвестил мировую социалистическую революцию...
  
   Кончился первый период русской революции, который эти люди старались вести на тормозах...
   Кипел и бурлил II Всероссийский съезд Советов, лихорадочно работал Военно-революционный комитет, державший в руках все нити восстания и наносивший меткие и сильные удары... Было 10 часов 40 минут вечера...
  
   Старый ЦИК покидает трибуны и его место занимают Троцкий, Каменев, Луначарский, Коллонтай, Ногин... Весь зал встаёт, гремя рукоплесканиями. Как высоко взлетели они, эти большевики, - от непризнанной и гонимой, малочисленной, только что вышедшей из подполья партии всего четыре месяца назад и до величайшего положения рулевых великой России, охваченной бурей восстания.
  
   В порядке дня значится: во-первых, вопрос об организации власти, во-вторых, вопрос о войне и мире и, в-третьих, вопрос об Учредительном собрании...
  
   "Гражданская война началась, товарищи! Первым нашим вопросом должно быть мирное разрешение кризиса. И принципиально, и тактически мы обязаны спешно обсудить пути предупреждения гражданской войны. Там на улице стреляют в наших братьев!.."
  
   Непрерывный отдалённый гром артиллерийской стрельбы, непрерывные споры делегатов... Так, под пушечный гром в атмосфере мрака и ненависти, дикого страха и беззаветной смелости рождалась новая Россия...
  
   "Довольно слов! Нужны дела!"...
  
   "Все так называемы социал-соглашатели, все эти перепуганные меньшевики, эсеры и бундовцы пусть уходят! Все они просто сор, который будет сметён в сорную корзину Истории!.."
  
   Мы вышли в холодную ночь. Перед Смольным огромное скопление подъезжающих и уезжающих автомобилей. Сквозь их шум были слышны глухие раскаты отдалённой канонады. Огромный грузовик весь трясся от работы мотора. Какие-то люди подавали на него связки печатных листов, а другие принимали и укладывали их, держа под рукой винтовки.
   "Куда вы поедете?" - спросил я.
   "По всему городу!" - ответил мне, улыбаясь, рабочий. Он широко и восторженно взмахнул рукой.
   Мы показали свои удостоверения. "Едемте с нами!" - пригласили нас. - "Но, возможно, в нас будут стрелять..." Мы вскарабкались на грузовик...
   Я взял одно из воззваний и, пользуясь редкими уличными фонарями, кое-как разобрал:
  
   "К гражданам России!
   Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов - Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.
   Дело, за которое боролся народ: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства, это дело обеспечено.
   Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!
   Военно-революционный комитет
   при Петроградском Совете
   рабочих и солдатских депутатов".
  
   "Смотрите! Провокаторы всегда стреляют из окон!.."...
   Улица была очень оживлена... То было изумительное зрелище...
  
   Мы идём в Зимний дворец!..
  
   "У меня приказ от комитета - никого не пускать во дворец. Но я сейчас пошлю товарища позвонить в Смольный..."
   Мы воспользовались замешательством, проскользнули мимо цепи и направились к Зимнему дворцу.
   Здесь была абсолютная тьма. Никакого движения, встречались только солдатские и красногвардейские патрули, находившиеся в состоянии крайнего напряжения...
   Мы вскарабкались на баррикады, сложенные из дров, и, спрыгнув вниз, разразились восторженными криками: под нашими ногами оказались груды винтовок, брошенных юнкерами. Двери подъездов по обе стороны главных ворот были распахнуты настежь. Оттуда лился свет, но из огромного здания не доносилось ни звука.
   Увлечённые бурной человеческой волной, мы вбежали во дворец через правый подъезд, выходивший в огромную и пустую сводчатую комнату - подвал восточного крыла, откуда расходился лабиринт коридоров и лестниц. Здесь стояло множество ящиков. Красногвардейцы и солдаты набросились на них с яростью, разбивая их прикладами и вытаскивая наружу ковры, гардины, бельё, фарфоровую и стеклянную посуду... Но, как только начался грабёж, кто-то закричал: "Товарищи! Ничего не трогайте! Не берите ничего! Это народное достояние!" Его сразу поддержало не меньше двадцати голосов... Вещи поспешно, кое-как сваливались обратно в ящики, у которых самочинно встали часовые. Всё это делалось совершенно стихийно. По коридорам и лестницам всё глуше и глуше были слышны замирающие в отдалении крики: "Революционная дисциплина! Народное достояние!"...
  
   Около половины пропавших вещей удалось разыскать, причём кое-что было обнаружено в багаже иностранцев, уезжавших из России.
   На совещании художников и археологов, собранном по инициативе Смольного, была выбрана комиссия для составления инвентаря Зимнего дворца, на которую и были возложены все функции, связанные с петроградскими художественными собраниями и государственными музеями.
   16(3) ноября Зимний дворец был закрыт для публики, так как комиссия приступила к составлению инвентаря.
   В середине ноября Советом Народных Комиссаров был издан особый декрет, которым Зимний дворец переименовывался в "Народный музей". Тем самым декретом дворец был передан в полное распоряжение художественно-археологический комиссии, и всякая правительственная или политическая деятельность в его стенах была воспрещена...
  
   Стали появляться юнкера кучками по три, по четыре человека... Никаких насилий произведено не было, юнкера казались очень испуганными. Их карманы тоже были полны награбленных вещей. Комитет тщательно записал все эти вещи и отправил их в соседнюю комнату... Юнкеров обезоружили. "Ну что, будете ещё подымать оружие против народа?" - спрашивали громкие голоса.
   "Нет!" - отвечали юнкера один за другим. После этого их отпустили на свободу...
   В дверях появились солдат и красногвардеец, раздвигая толпу и расчищая дорогу, и позади них ещё несколько рабочих, вооружённых винтовками с примкнутыми штыками. За ними гуськом шло с полдюжины штатских, то были члены Временного правительства...
   Между тем мы беспрепятственно прошли внутрь дворца...
   "Кто вы такие? Что вы здесь делаете?"
   Я показал наши удостоверения, выданные Военно-революционным комитетом...
   "Ну, счастливо вы отделались"...
   И мы снова вышли в холодную беспокойную ночь, полную приглушённого гула неведомых движущихся армий, наэлектризованную патрулями... Был четвёртый час утра. На Невском снова горели все фонари, пушку уже убрали, и единственным признаком военных действий были красногвардейцы и солдаты, толпившиеся вокруг костров. Город был спокоен... Здание Городской Думы было освещено сверху донизу...
   "Куда ехать?" "В Смольный"...
   Троцкий жестом потребовал тишины... "Теперь, когда оборонцы и малодушные ушли, и задача защиты и спасения революции целиком возложена на наши плечи, особенно необходимо работать, работать и работать! Мы решили скорее умереть, чем сдаться!.."...
   Собрание... заслушало воззвание к рабочим, солдатам и крестьянам всей России:
  
   "Рабочим, солдатам и крестьянам!
   Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов открылся. На нём представлено громадное большинство Советов. На съезде присутствует и ряд делегатов от крестьянских Советов... Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берёт власть в свои руки.
   Временное правительство низложено. Большинство членов Временного правительства уже арестовано.
   Советская власть предложит немедленный демократический мир всем народам и немедленное перемирие на всех фронтах. Она обеспечит безвозмездную передачу помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов, отстоит права солдата, проведя полную демократизацию Армии, установит рабочий контроль над производством, обеспечит своевременный созыв Учредительного собрания, озаботится доставкой хлеба в города и предметов первой необходимости в деревню, обеспечит всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на самоопределение.
   Съезд постановляет: вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок.
   Съезд призывает солдат в окопах к бдительности и стойкости. Съезд Советов уверен, что революционная армия сумеет защитить революцию от всяких посягательств империализма, пока новое правительство не добьётся заключения демократического мира, который оно непосредственно предложит всем народам. Новое правительство примет все меры к тому, чтобы обеспечить революционную армию всем необходимым, путём решительной политики реквизиций и обложения имущих классов, а также улучшит положение солдатских семей.
   Корниловцы - Керенский, Каледин и др. - делают попытки вести войска на Петроград. Несколько отрядов, обманным путём двинутых Керенским, перешли на сторону восставшего народа.
   Солдаты, окажите активное противодействие корниловцу Керенскому! Будьте настороже!
   Железнодорожники, останавливайте все эшелоны, посылаемые Керенским на Петроград!
   Солдаты, рабочие, служащие, в ваших руках судьба революции и судьба демократического мира!
   Да здравствует революция!
   Всероссийский съезд Советов рабочих
   и солдатских депутатов
   Делегаты от крестьянских Советов".
   Свершилось...
   Ленин и петроградские рабочие решили - быть восстанию, Петроградский Совет низверг Временное правительство и поставил съезд Советов перед фактом государственного переворота. Теперь нужно было завоевать на свою сторону всю огромную Россию, а потом и весь мир. Откликнется ли Россия, восстанет ли она? А мир, что скажет мир? Откликнутся ли народы на призыв России, подымется ли мировой красный прилив?
  
   Было шесть часов. Стояла тяжёлая холодная ночь. Только слабый и бледный, как неземной, свет робко крался по молчаливым улицам, заставляя тускнеть сторожевые огни. Тень грозного рассвета вставала над Россией.
  
   НЕУДЕРЖИМО ВПЕРЁД! Четверг, 8 ноября (26 октября). Утро застало город в неистовом возбуждении. Целый народ поднимался среди рокота бури. На поверхности всё было спокойно. Сотни тысяч людей легли спать в обычное время, рано встали и отправились на работу. В Петрограде ходили трамваи, магазины и рестораны были открыты, театры работали, выставки картин собирали публику... Сложная рутина повседневной жизни, не нарушенная и в условиях войны, шла своим чередом. Ничто не может быть более удивительным, чем жизнеспособность общественного организма, который продолжает все свои дела, кормится, одевается, забавляется даже во время величайших бедствий...
  
   Обретя полную свободу действия, Военно-революционный комитет, словно искры, рассыпал во все стороны приказы, воззвания и декреты...
  
   Государственным служащим приказали продолжать работу, угрожая за неповиновение строгими наказаниями. Погромы, беспорядки и спекуляции были запрещены под страхом смертной казни. Во все министерства назначили временных комиссаров...
   Армию призывали выбирать военно-революционные комитеты. Железнодорожников призывали поддерживать порядок и, главное, не задерживать подвоза продовольствия к городам и фронтам. За это им обещали допустить в министерство путей сообщения их представителей.
   "Братья казаки! - говорилось в одной из прокламаций. - Вас ведут на Петроград. Вас хотят столкнуть с революционными солдатами и рабочими столицы...
   Не верьте ни одному слову наших общих врагов - помещиков и капиталистов..."
  
   С другой стороны, какой бурный поток воззваний, афиш, расклеенных и разбрасываемых повсюду, газет, протестующих, проклинающих и пророчащих гибель! Настало время борьбы печатных станков, ибо всё остальное оружие находилось в руках Советов...
  
   В целом буржуазия помалкивала, выжидая своего часа, который, казалось ей, был недалёк. Быть может, никто, кроме Ленина, Троцкого и петроградских рабочих и простых солдат, не допускал мысли о том, что большевики удержат власть дольше трёх дней...
  
   "Если вообще признавать правительство, созданное штыками, то такое правительство у нас есть. Но я считаю законным только такое правительство, которое признаётся народом, большинством, а не такое, которое создано кучкой узурпаторов"...
  
   "Никогда положение революции не было так остро, никогда вопрос о самом существовании Российского государства не возбуждал столько тревоги. Никогда ещё история так резко и так категорически не ставила перед Россией вопрос - быть или не быть. Настал великий час спасения революции..."
  
   "Эти большевики хотят попробовать диктовать свою волю интеллигенции?.. Ну, мы им покажем!..".
  
   Поразителен был контраст между этим собранием и съездом Советов. Там - огромные массы обносившихся солдат, измазанных рабочих и крестьян - все бедняки, согнутые и измученные жестокой борьбой за существование; здесь - меньшевистские и эсеровские вожди, бывшие министры-социалисты, а рядом с ними кадеты... Тут же журналисты, студенты, интеллигенты всех сортов и мастей. Эта думская толпа была упитана и хорошо одета...
  
   В Смольном атмосфера была ещё напряжённее, чем прежде... Люди всё время куда-то торопились... Они были положительно вне себя, казались живым олицетворением бессонного и неутомимого труда. Небритые, растрёпанные, с горящими глазами, они полным ходом неслись к намеченной цели, сгорая воодушевлением. У них было так много, так бесконечно много дела! Надо было создать правительство, навести порядок в городе, удержать на своей стороне гарнизон, победить Думу и Комитет спасения, удержаться против немцев, подготовиться к бою с Керенским, информировать провинцию, вести пропаганду по всей России от Архангельска до Владивостока. Правительственные и городские служащие отказывались повиноваться комиссарам, работники почты и телеграфа лишили Смольный сообщения с внешним миром, железнодорожники упрямо отвечали отказом на все его просьбы о поездах, а тут надвигался Керенский, на гарнизон не вполне можно было положиться, казаки готовились к выступлению... За врагами стояла не только организованная буржуазия, но и все социалистические партии, за исключением левых эсеров и нескольких меньшевиков-интернационалистов и новожизненцев, да и те колебались, не зная, на что решиться. Правда, за большевиками шли широкие массы рабочих и солдат; правда, отношение крестьянства ещё недостаточно определилось, но ведь в конце концов партия большевиков была далеко не богата образованными и подготовленными людьми...
  
   Заседание съезда должно было открыться в час дня, и обширный зал был уже давно переполнен делегатами, было уже около семи часов, а президиум всё ещё не появлялся... Большевики и левые эсеры вели по своим комнатам фракционные заседания. Весь этот бесконечный день ушёл у Ленина и Троцкого на борьбу со сторонниками компромисса. Значительная часть большевиков склонялась в пользу создания общесоциалистического правительства. "Нам не удержаться! - кричали они. - Против нас слишком много сил! У нас нет людей. Мы будем изолированы, и всё погибнет..." Так говорили Каменев, Рязанов и др.
   Но Ленин, которого поддерживал Троцкий, стоял незыблемо, как скала: "Пусть соглашатели принимают нашу программу и входят в правительство! Мы не уступим ни пяди. Если здесь есть товарищи, которым не хватает смелости и воли дерзать на то, на что дерзаем мы, то пусть они идут ко всем прочим трусам и соглашателям! Рабочие и солдаты с нами, и мы обязаны продолжить дело".
  
   Несколько позднее, когда я сидел в большом зале за столом прессы, один анархист, сотрудничавший в буржуазных газетах, предложил мне пойти вместе с ним посмотреть, что с президиумом... Мы обошли весь Смольный. Казалось, никто не имел понятия о том, где находятся руководители съезда. По дороге мой спутник рассказывал мне о своей прежней революционной деятельности, о том, как ему пришлось бежать из России и с каким удовольствием он довольно долго прожил во Франции... Большевиков этот человек считал грубыми, пошлыми и невежественными людьми, без всякого эстетического чутья. Он был очень типичным экземпляром русского интеллигента...
  
   "Николай Васильевич! Разве вы забыли меня? Мы с вами вместе сидели в тюрьме".
   "Здравствуйте! Ну, что вы здесь делаете?"
   "О, я только наблюдаю... Вы, кажется, пользуетесь большим успехом?"
   "Да, пролетарская революция - это большой успех!"
  
   Мы пошли по коридору, и мой приятель принялся разъяснять мне положение: "Видите ли, я последователь Кропоткина. С нашей точки зрения, революция закончилась огромной неудачей: она не подняла патриотизма масс. Конечно, это доказывает только то, что наш народ ещё не созрел для революции..."
  
   Было ровно 8 часов 40 минут, когда громовая волна приветственных криков и рукоплесканий возвестила появление членов президиума и Ленина - великого Ленина среди них... Ничего, что напоминало бы кумира толпы, простой, любимый и уважаемый так, как, быть может, любили и уважали лишь немногих вождей в истории. Необыкновенный народный вождь, вождь исключительно благодаря своему интеллекту, чуждый какой бы то ни было рисовки, не поддающийся настроениям, твёрдый, непреклонный, без эффектных пристрастий, но обладающий могучим умением раскрыть сложнейшие идеи в самых простых словах и дать глубокий анализ конкретной обстановки при сочетании проницательной гибкости и дерзновенной смелости ума...
  
   Выступали разные ораторы... Выкрики с мест...
  
   Но вот на трибуне Ленин. Он стоял, держась за края трибуны, обводя прищуренными глазами массу делегатов, и ждал, по-видимому не замечая нараставшую овацию, длившуюся несколько минут. Когда она стихла, он коротко и просто сказал:
   "Теперь пора приступать к строительству социалистического порядка!"
   Новый потрясающий грохот человеческой бури.
   "Первым нашим делом должны быть практические шаги к осуществлению мира... Мы должны предложить народам всех воюющих стран мир на основе советских условий; без аннексий, без контрибуций, на основе свободного самоопределения народностей. Одновременно с этим мы, согласно нашему обещанию, обязаны опубликовать тайные договоры и отказаться от их соблюдения... Вопрос о войне и мире настолько ясен, что, кажется, я могу без всяких предисловий огласить проект воззвания к народам всех воюющих стран..."
  
   "Обращение к народам и правительствам всех воюющих стран
   Рабочее и крестьянское правительство, созданное революцией 24-25 октября и опирающееся на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом и демократическом мире...
   Обращаясь с этим предложением мира к правительствам и народам всех воюющих стран, временное рабочее и крестьянское правительство России обращается также в особенности к сознательным рабочим самых передовых наций человечества и самых крупных участвующих в настоящей войне государств: Англии, Франции и Германии. Рабочие этих стран оказали наибольшие услуги делу прогресса и социализма, и великие образцы чартистского движения в Англии, ряд революций, имевших всемирно-историческое значение, совершённых французским пролетариатом, наконец, в геройской борьбе против исключительного закона в Германии и образцовой для рабочих всего мира длительной, упорной дисциплинированной работе создания массовых пролетарских организаций Германии. Все эти образцы пролетарского героизма и исторического творчества служат нам порукой за то, что рабочие названных стран поймут лежащие на них теперь задачи освобождения человечества от ужасов войны и её последствий, что эти рабочие всесторонней, решительной и беззаветно энергичной деятельностью своей помогут нам успешно довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации.
   Мы предлагаем съезду принять и утвердить это воззвание. Мы обращаемся не только к народам, но и к правительствам, потому что обращение к одним народам воюющих стран могло бы затянуть заключение мира. Условия мира будут выработаны за время перемирия и ратифицированы Учредительным собранием. Устанавливая срок перемирия в три месяца, мы хотим дать народам возможно долгий отдых от кровавой бойни и достаточно времени для выбора представителей. Некоторые империалистические правительства будут сопротивляться нашим мирным предложениям, мы вовсе не обманываем себя на этот счёт. Но мы надеемся, что скоро во всех воюющих странах разразится революция, и именно поэтому с особой настойчивостью обращаемся к французским, английским и немецким рабочим...
   Революция 24-25 октября открывает собою эру социалистической революции... Рабочее движение во имя мира и социализма добьётся победы и исполнит своё назначение..."
  
   От его слов веяло спокойствием и силой, глубоко проникавшими в людские души. Было совершенно ясно, почему народ всегда верил тому, что говорит Ленин.
  
   После этого в атмосфере растущего воодушевления выступали один за другим ораторы. За обращение высказались представители украинской социал-демократии, литовской социал-демократии, народных социалистов, Польской и Латышской социал-демократии... Что-то пробудилось во всех этих людях. Один говорил о "грядущей мировой революции, авангардом которой мы являемся", другой - о "новом веке братства, который объединит все народы в единую великую семью..."
  
   Было ровно 10 часов 35 минут, когда Каменев предложил всем, кто голосует за обращение, поднять свои мандаты... Принято единогласно.
  
   Неожиданный и стихийный порыв поднял нас всех на ноги, и наше единодушие вылилось в стройном, волнующем звучании "Интернационала"... А когда кончили петь "Интернационал", чей-то голос крикнул: "Товарищи, вспомним тех, кто погиб за свободу!". И мы запели похоронный марш, медленную и грустную, но победную песнь, глубоко русскую и бесконечно трогательную. Ведь "интернационал" - это всё-таки напев, созданный в другой стране. Похоронный марш обнажает всю душу тех забитых масс, делегаты которых заседали в этом зале, строя из своих смутных прозрений новую Россию, а может быть, и нечто большее...
   Вы жертвою пали в борьбе роковой,
   В любви беззаветной к народу.
   Вы отдали всё, что могли, за него,
   За жизнь его, честь и свободу.
  
   Настанет пора, и проснётся народ,
   Великий, могучий, свободный.
   Прощайте же, братья, вы честно прошли
   Свой доблестный путь благородный!
  
   Во имя этого легли в свою холодную братскую могилу на Марсовом поле мученики Мартовской (Февральской) революции, во имя этого тысячи, десятки тысяч погибли в тюрьмах, в ссылке, в сибирских рудниках. Пусть всё свершилось не так, как они представляли себе, не так, как ожидала интеллигенция. Но всё-таки свершилось - буйно, властно, нетерпеливо, отбрасывая формулы, презирая всякую сентиментальность, истинно...
  
   Ленин оглашал декрет о земле:
   "1) Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.
   2) Помещичьи имения, равно как все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мёртвым инвентарём, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов, впредь до Учредительного собрания.
   3) Какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом. Уездные Советы крестьянских депутатов принимают все необходимые меры для соблюдения строжайшего порядка при конфискации помещичьих имений, для определения того, до какого размера участки и какие именно подлежат конфискации, для составления точной описи всего конфискуемого имущества и для строжайшей революционной охраны всего переходящего к народу хозяйства на земле со всеми постройками, орудиями, скотом, запасами продуктов и проч.
   4) Для руководства по осуществлению великих земельных преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным собранием, должен повсюду служить следующий крестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией "Известий Всероссийского Совета Крестьянских Депутатов"...
   5) Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются..."
  
   Затем выступил вождь максималистов: "Мы не можем не отдать должное той политической партии, которая в первый же день без всякой болтовни проводит в жизнь такое дело!.."...
  
   Ленин поднялся со своего места: "Нам нельзя терять времени, товарищи! Завтра утром вся Россия должна узнать новости колоссального значения! Никаких задержек!"...
  
   Собрание постепенно раскачивалось...
  
   "В момент такого кризиса не может быть никакого разделения по национальностям... Да здравствует диктатура пролетариата во всех странах!"
  
   Так бурлил это поток возвышенных и горячих мыслей, и было ясно, что Россия уже никогда не сможет снова онеметь...
  
   В два часа ночи декрет о земле был поставлен на голосование и принят всеми голосами против одного. Крестьянские делегаты были в неистовом восторге...
  
   Так, большевики неудержимо неслись вперёд, отбрасывая все сомнения и сметая со своего пути всех сопротивляющихся. Они были единственными людьми в России, обладавшими определённой программой действий, в то время как все прочие целых восемь месяцев занимались одной болтовнёй...
  
   В 2 часа 30 минут ночи наступило напряжённое молчание. Каменев читает декрет об образовании правительства:
   "Образовать для управления страной впредь до созыва Учредительного собрания временное рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом Народных Комиссаров.
   Заведование отдельными отраслями государственной жизни поручается комиссиям, состав которых должен обеспечить проведение в жизнь провозглашённой съездом программы, в тесном единении с массовыми организациями рабочих, работниц, матросов, солдат, крестьян и служащих. Правительственная власть принадлежит коллегии председателей этих комиссий, т.е. Совету Народных Комиссаров.
   Контроль над деятельностью народных комиссаров и право смещения их принадлежит Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и его Центральному Исполнительному Комитету..."...
  
   На трибуну поднялся уверенный и владеющий собой Троцкий.
   "Все эти соображения об опасности изоляции нашей партии не новы. Накануне восстания нам тоже пророчили неминуемый провал. Против нас были решительно все; Военно-революционному комитету оказала поддержку только фракция левых эсеров. Но каким же образом нам всё-таки удалось почти без кровопролития сбросить Временное правительство?.. Этот факт является самым ярким доказательством того, что мы не были изолированы. В действительности изолированным оказалось Временное правительство; были изолированы партии, идущие против нас, они и сейчас изолированы и навсегда порвали с пролетариатом!
   Нам говорят о необходимости коалиции. Возможна только одна коалиция - коалиция с рабочими, солдатами и беднейшим крестьянством. И честь осуществления этой коалиции принадлежит нашей партии... Коалиция не всегда увеличивает силы. Например, могли бы мы организовать восстание, если бы в наших рядах находились...
   Наша революция останется классической в истории...
   Нас обвиняют в отказе от соглашения с другими демократическими партиями. Но мы ли виноваты в этом? Или, быть может, виновато, как думает Карелин, "недоразумение"? Нет, товарищи. Когда в самом разгаре революции партия, ещё окутанная пороховым дымом, приходит и говорит; "Вот власть, берите её!", а те, кому эта власть предлагается, переходят в стан врагов, то это не недоразумение... это - объявление беспощадной войны! И объявили эту войну не мы...
   Авилов грозит, что если мы останемся "изолированными", то наши усилия добиться мира станутся безуспешными. Повторяю, я не вижу, каким образом коалиция со Скобелевым или даже с Терещенко может помочь нам добиться мира. Авилов пытается запугать нас опасностью мира за счёт России. На это я отвечаю, что ЕСЛИ ЕВРОПА И ВПРЕДЬ БУДЕТ ВОЗГЛАВЛЯТЬСЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ БУРЖУАЗИЕЙ, ТО РЕВОЛЮЦИОННАЯ РОССИЯ ВСЁ РАВНО НЕИЗБЕЖНО ПОГИБНЕТ...
   Одно из двух: либо русская революция вызовет революционное движение в Европе, либо европейские державы задушат русскую революцию!"
  
   Делегаты бурно аплодировали, они горели дерзанием, чувствуя себя борцами за всё человечество. И с этих пор во всех действиях восставших масс появилась и осталась навсегда какая-то осознанная и твёрдая решимость.
   Но и ДРУГАЯ СТОРОНА УЖЕ НАЧИНАЛА ВСТУПАТЬ В БОРЬБУ...
  
   "Мы с радостью примем в правительство все партии и группы, которые примут нашу программу", - так заключил Троцкий своё сообщение.
  
   Тотчас же после этого II Всероссийский съезд Советов был закрыт, чтобы его делегаты могли поскорее разъехаться по всем уголкам России и рассказать о происшедших великих событиях...
  
   Было почти семь часов утра, когда мы разбудили спящих кондукторов и вагоновожатых в стоящих перед Смольным трамваях. Эти трамваи были присланы союзом трамвайных рабочих для доставки делегатов по домам. Атмосфера в переполненных вагонах, мне показалось, была уже не так радостна и беззаботна, как в прошлую ночь. Очень многие имели сильно встревоженный вид. Может быть, в душе они говорили: "Ну, вот мы и стали хозяевами... Как-то нам удастся провести свою волю?.."
  
   КОМИТЕТ СПАСЕНИЯ. Пятница, 9 ноября (27 октября)...
   На революционном фронте явно господствовала полнейшая неразбериха. Гарнизоны всех маленьких городков, лежащих к югу от Петрограда, резко и безнадёжно раскололись на две или, точнее, на три части: высшее командование на неимением ничего лучшего было на стороне Керенского, большинство солдат стояло за Советы, а все прочие мучились сомнениями и колебаниями...
  
   Уже тридцать шесть часов большевики были отрезаны от русской провинции и от всего внешнего мира. Железнодорожники и телеграфисты отказывались передавать их депеши, почтовые чиновники не принимали от них почты...
   Комиссары Военно-революционного комитета мчались в поездах по всей стране наперегонки с комиссарами городской думы. На фронт вылетели два аэроплана с агитационным материалом.
   Но волна восстания охватывала Россию с быстротой, превышающей человеческие средства сообщения....
  
   Повсюду происходило одно и то же. Рядовые солдаты и промышленные рабочие почти поголовно поддерживали Советы; офицеры, юнкера и мелкая буржуазия, точно так же как представители буржуазии - кадеты и умеренные социалисты, стояли за Временное правительство. Во всех городах формировались и готовились к гражданской войне комитеты спасения родины и революции...
  
   Огромная Россия распадалась. Этот процесс начался ещё в 1905 году. Мартовская (февральская) революция ускорила его и, породив вначале смутную надежду на новый порядок, кончила тем, что сохранила давно изжитые формы старого режима. Теперь же большевики в одну ночь разрушили все эти формы, и они исчезли как дым. Старой России не стало. Бесформенное общество растаяло, потекло лавой в первозданный жар, и из бурного моря пламени выплыла могучая и безжалостная классовая борьба, а вместе с ней ещё хрупкие, медленно застывающие ядра новых образований...
  
   В это серое, холодное утро "горсточка большевиков" была, казалось, так одинока, как только можно быть одиноким на свете. Море вражды бушевало вокруг них. Прижатый к стене, Военно-революционный комитет нанёс ответный удар, отчаянно защищая свою жизнь.
   "Смелость, ещё раз смелость и всегда смелость!"...
  
   В первом часу дня мы шли вниз по Невскому. Перед Думой вся улица была забита толпой...
  
   Думается мне, история никогда не видала ничего подобного. На одной стороне - горсточка вооружённых рабочих и солдат, олицетворяющих победоносное восстание и глубоко беспомощных; на другой стороне - разъярённая толпа, состоящая из таких же людей, какие в полдень заполняют тротуары Пятой авеню (улица в квартале богачей в Нью-Йорке), толпа, которая издевалась, проклинала и кричала: "Предатели! Провокаторы! Опричники!"...
   Во всех думских помещениях кричала, шумела и жестикулировала огромная толпа - чиновники, интеллигенты, журналисты, иностранные корреспонденты, французские и английские офицеры... Городской инженер торжествующе указывал на них. "Все посольства признают Думу единственной правомочной властью, - заявлял он. - Что до этих большевиков, то они просто разбойники и грабители, и вообще их конец - это вопрос нескольких часов! Вся Россия - за нас..."
  
   Дверь огромного Михайловского манежа зияла чёрной пастью. Двое часовых попытались остановить нас, но мы быстро прошли мимо, не обращая внимания на их негодующие крики...
   Какой-то военный, взобравшись на центральную башню броневика, говорил речь... Он красноречиво и убедительно выступал за нейтралитет.
   "Страшно русскому убивать своих же братьев русских. Между солдатами, которые плечом к плечу выступали против царя, плечом к плечу били внешнего врага в боях, которые войдут в историю, не должно быть гражданской войны! Что нам, солдатам, до всей этой свалки политических партий? Не стану говорить вам, что Временное правительство было правительством демократическим; мы не хотим коалиции с буржуазией, нет, не хотим. Но нам необходимо правительство объединённой демократии, в противном случае Россия погибла! При таком правительстве не понадобится гражданской войны и братоубийства".
   Это звучало очень убедительно...
   На башенку взобрался бледный и взволнованный солдат. "Товарищи! - закричал он. - Я приехал с Румынского фронта, чтобы настойчиво сказать всем вам: необходимо заключить мир! Немедленный мир! Кто даст нам мир, за тем мы и пойдём, будут ли то большевики или новое правительство. Дайте нам мир! Мы на фронте больше не можем воевать ни с немцами, ни с русскими..." ...
   Следующий оратор, меньшевик-оборонец, попытался сказать, что война должна продолжаться до победы союзников...
   Затем выступил делегат Думы. Он советовал солдатам оставаться нейтральными...
  
   Мне никогда не приходилось видеть людей, с таким упорством старающихся понять и решить. Совершенно неподвижно стояли они, слушая ораторов с каким-то ужасным, бесконечно напряжённым вниманием, хмуря брови от умственного усилия. На их лбах выступал пот. То были гиганты с невинными детскими глазами, с лицами эпических воинов...
  
   Теперь заговорил большевик, один из солдат этой части. Речь его была яростна и полна ненависти. Собрание слушало его не более сочувственно, чем других. Это не соответствовало настроению этих людей. Все они были на этот момент выбиты из повседневной колеи своих обычных дум. Им приходилось теперь думать о России, социализме, обо всём мире, как будто бы от их броневиков зависела жизнь и смерть революции.
   В напряжённой тишине выступал оратор за оратором. Крики одобрения сменялись криками негодования...
  
   "Товарищи солдаты! Мне незачем говорить вам, что я солдат. Мне незачем говорить вам, что я хочу мира. Но я должен казать вам, что большевистская партия, которой вы и все остальные храбрые товарищи, навеки сбросившие власть кровожадной буржуазии, помогли совершить рабочую и солдатскую революцию, - что эта партия обещала предложить всем народам мир. Сегодня это обещание уже исполнено!" Гром аплодисментов...
   "Вопрос совершенно ясен. На одной стороне - Керенский, Каледин, Корнилов, меньшевики, эсеры, кадеты, городские думы, офицерство... Они говорят вам, что их цели очень хороши. На другой стороне - рабочие, солдаты, матросы, беднейшие крестьяне. Правительство в ваших руках. Вы хозяева положения. Великая Россия принадлежит вам. Отдадите ли вы её обратно?"
  
   Крыленко еле держался на ногах от усталости. Но чем дальше он говорил, тем яснее проступала в его голосе глубокая искренность, скрывавшаяся за словами...
  
   Вообразите, что такая же борьба шла в каждой казарме по всем городам, по всем округам, по всему фронту, по всей России!..
   И затем представьте себе, что то же самое происходило в помещениях всех профессиональных союзов, на фабриках и заводах, в деревнях, на боевых кораблях далеко разбросанных русских флотов; подумайте о сотнях тысяч русских людей, пожирающих глазами ораторов по всей огромной России, о рабочих, крестьянах, солдатах, матросах, так мучительно старающихся понять и решить, так напряжённо думающих и в конце концов решающих с таким беспримерным единодушием. ТАКОВА БЫЛА РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!..
  
   А там, в Смольном, новый Совет Народных Комиссаров не дремал...
  
   В здании городской Думы всё кипело и гремело...
  
   Была уже полночь, когда мы кое-как проскочили мимо стражи, охранявшей ворота Петропавловской крепости...
  
   "А знаете, как был взят Зимний дворец? - спросил какой-то матрос. - Часов в одиннадцать мы увидели, что со стороны Невы не осталось ни одного юнкера. Тогда мы ворвались в двери и полезли по лестницам, кто в одиночку, а кто маленькими группами. На верхней площадке юнкера задерживали всех и отнимали винтовки. Но наши ребята всё подходили да подходили, пока нас не стало больше. Тогда мы кинулись на юнкеров и отобрали винтовки у них..."...
  
   По Невскому сквозь ночную тишину и мрак шли бесконечные и молчаливые колонны солдат, шли на бой с Керенским. По тёмным боковым улицам шныряли во все стороны автомобили с погашенными фонарями; на Фонтанке, 6, в штаб-квартире Совета крестьянских депутатов, в некоторых квартирах огромного дома на Невском и в Инженерном замке шла активная тайная работа. Городская Дума была освещена снизу доверху...
   А в Смольном институте работал Военно-революционный комитет, и искры летели от него, как от перегруженной током динамомашины...
  
   РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ФРОНТ. Суббота, 10 ноября (28 октября)...
   "Граждане!
   Военно-революционный комитет заявляет, что он не потерпит никаких нарушений революционного порядка...
   Воровство, грабежи, налёты и попытки погромов будут строго караться...
   Следуя примеру Парижской коммуны, комитет будет безжалостно уничтожать всех грабителей и зачинщиков беспорядков..."
   В городе было спокойно: ни беспорядков, ни грабежей, ни даже пьяных драк. Ночью по молчаливым улицам ходили вооружённые патрули, а на всех перекрёстках дежурили вокруг костров смеющиеся и поющие солдаты и красногвардейцы. Днём на тротуарах собирались большие толпы, прислушивающиеся к беспрерывным и горячим спорам между студентами и солдатами, между торговцами и рабочими...
  
   "Рабоче-крестьянское правительство? - Фантазия! Этого "правительства" не признает никто ни в России, ни в союзных, ни даже во враждебных странах!.."...
  
   "Граждане! Не верьте нелепым слухам! Нет той силы, которая способна победить восставший народ... Стыд и позор предателям народа!"...
  
   Когда мы вышли из Смольного и очутились на тёмной и мрачной улице, со всех сторон неслись фабричные гудки, резкие, нервные, полные тревоги. Рабочий народ - мужчины и женщины - выходил на улицу десятками тысяч. Гудящие предместья выбрасывали наружу свои обтрёпанные толпы. Красный Петроград в опасности!.. Город никогда не видал такого огромного и стихийного людского потока. Люди катились, как река, вперемежку с солдатскими ротами, пушками, грузовиками, повозками. Революционный пролетариат шёл грудью на защиту столицы рабочей и крестьянской республики!..
  
   На вокзале никто не знал, где Керенский и где фронт. Впрочем, поезда ходили только до Царского...
   Наш вагон был набит деревенскими жителями, возвращавшимися домой. Они везли с собой всякие покупки и вечерние газеты. Разговор шёл о восстании большевиков. Но если бы не эти разговоры, то по виду нашего вагона никто не догадался бы, что вся Россия расколота гражданской войной на два непримиримых лагеря, что поезд идёт к театру военных действий...
  
   В Царском Селе на станции всё было спокойно, но там и сям виднелись кучки солдат, тихо перешёптывающихся между собой и беспокойно поглядывавших вдоль пустынной дороги в сторону Гатчины. Я спрашивал их, за кого они.
   "Что ж, ведь мы дела не знаем... Конечно, Керенский провокатор, но, думается нам, нехорошо русским людям стрелять в русских людей".
   "Нет, братишка, не понимаете вы. Ведь на свете есть два класса: пролетариат и буржуазия... Мне кажется, Ленин говорит то самое, что мне хотелось бы слышать. И весь простой народ говорит так... И кто не за один класс, тот, значит, за другой..."
  
   Мы пошли по улицам. Редкие фонари давали мало света, прохожих почти не встречалось. Над городом нависло угрожающее молчание, нечто вроде чистилища между раем и адом, политически ничейная земля...
  
   Мчась в Петроград сквозь холод и мрак, я видел через окно вагона кучки солдат, жестикулирующих вокруг костров. На перекрёстках стояли группы броневиков... Всю эту тревожную ночь по холодным равнинам блуждали без предводителей команды солдат и красногвардейцев. Они сталкивались и смешивались между собой, а комиссары Военно-революционного комитета торопились от одной группы к другой, пытаясь организовать оборону...
  
   Вверх и вниз по Невскому, точно волны, двигались возбуждённые толпы. Что-то нависло в воздухе...
  
   Контрреволюция началась...
  
   КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ. На следующее утро, в воскресенье 11 ноября (29 октября), казаки под колокольный звон всех церквей вступили в Царское Село, причём сам Керенский ехал на белом коне...
  
   "Гласные большевики - населению Петрограда.
   В тревожный час, когда городская Дума должна была бы направить все свои силы на успокоение населения, обеспечить его хлебом и самым необходимым, правые социал-революционеры и кадеты, забывая свой долг, превратили городскую Думу в контрреволюционный митинг, стараясь натравить одну часть населения на другую и тем самым облегчить победу Корнилову - Керенскому. Вместо исполнения прямых своих обязанностей правые социал-революционеры и кадеты превратили городскую думу в арену политической борьбы против Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, против революционного правительства мира, хлеба и свободы..."
  
   В Николаевском зале подходило к концу заседание Думы... Здесь царило сомнение и упадок сил. Контрреволюция шла на убыль...
  
   Смольный весь дрожал от безграничной активности неисчерпаемых человеческих сил...
  
  
   Общее направление просветительской деятельности
   Всякая истинно демократическая власть в области просвещения в стране, где царит безграмотность и невежество, должна поставить своей первой целью борьбу против этого мрака. Она должна добиться в кратчайший срок всеобщей грамотности путём организации сети школ, отвечающих требованиям современной педагогики, и введения всеобщего обязательного и бесплатного обучения, а вместе с тем устройства ряда таких учительских институтов и семинарий, которые как можно скорее дали бы могучую армию народных педагогов, потребную для всеобщего обучения населения необъятной России...
  
   Обучение и образование
   Следует подчеркнуть разницу между обучением и образованием.
   Обучение есть передача готовых знаний учителем ученику. Образование есть творческий процесс. Всю жизнь "образуется" личность человека, ширится, обогащается, усиливается и совершенствуется.
   Трудовые народные массы - рабочие, солдаты, крестьяне - жаждут обучения грамоте и всяким наукам. Но они жаждут также и образования. Его не может дать им ни государство, ни интеллигенция, ни какая бы то ни была сила вне их самих. Школа, книга, театр, музей и т.д. могут быть здесь лишь помощниками. Народные массы будут сами вырабатывать свою культуру сознательно или бессознательно. У них имеются свои идеи, созданные их общественным положением, столь отличным от положения творивших до сих пор культуру господствующих классов и интеллигенции, свои идеи, свои чувства, свои подходы ко всем задачам личности и общества. Городской рабочий по-своему, сельский труженик по-своему будут строить своё светлое, проникнутое классовой трудовой мыслью миросозерцание. Нет явления более величественного и прекрасного, чем то, свидетелями которого и участниками будут ближайшие поколения, - построение трудовыми коллективами своей общей богатой и свободной души.
   Обучение явится тут важным, но не решающим моментом. Здесь важнее критика и творчество самих масс, ибо наука и искусство лишь в некоторых своих частях имеют общечеловеческое значение: они претерпевают существенные изменения при каждом глубоком классовом перевороте.
   Повсюду в России, среди городских рабочих в особенности, а также и среди крестьян, поднялась кипучая волна культурно-просветительного движения, множатся без числа рабочие и солдатские организации этого рода: идти им навстречу, всемерно поддерживать их, расчищать путь перед ними - первейшая задача революционного и народного правительства в области народного просвещения.
  
   Педагоги и общество
   Государственная комиссия приветствует педагогов на арене светлого и почётного труда просвещения народа - хозяина страны...
  
   Народный комиссар по просвещению А.В. Луначарский
   Петроград, 29 октября 1917 года.
  
   В Большом зале Троцкий давал отчёт о событиях дня.
   "Мы предложили юнкерам-владимирцам сдаться. Мы хотели избежать кровопролития. Но теперь, когда кровь уже пролита, есть только один путь - беспощадная борьба. Думать, что мы можем победить какими-либо другими средствами, - ребячество... Наступил решительный момент. Все должны помогать Военно-революционному комитету, сообщать ему обо всех запасах колючей проволоки, бензина и оружия... Мы завоевали власть, теперь надо удержать её...
   Наши споры теперь разрешаются на улицах. Решительный шаг сделан. Мы все и, в частности, лично я берём на себя ответственность за всё происходящее...
   Чтобы разбить рабочих, солдат и крестьян, мелкая буржуазия готова пойти на соглашение хотя бы с самим дьяволом. За последние два дня наблюдалось много случаев пьянства. Не пить, товарищи! После 8 часов вечера никому не выходить на улицу, кроме тех, кто в карауле по нарядам. Необходимо обыскать все помещения, в которых могут оказаться запасы крепких напитков, и уничтожить всё спиртное. Никакой пощады тем, кто продаёт вино... За каждого убитого революционера мы убьём пять контрреволюционеров".
  
   Мы снова пошли в город. Дума сверкала огнями, и целые толпы вливались туда... Здесь были видны золотые с красным офицерские погоны, знакомые лица интеллигентов из меньшевиков и эсеров, жёсткие глаза и безвкусно шикарные костюмы банкиров и дипломатов; попадались старорежимные чиновники и изящно одетые женщины...
  
   Между тем на революционном фронте не всё было благополучно. Неприятель подтянул бронированные поезда, вооружённые пушками. Советские отряды, состоявшие главным образом из необученных красногвардейцев, не имели ни офицеров, ни определённого плана действий. К ним присоединилось всего пять тысяч регулярных солдат. Остальные части гарнизона либо разделывались с мятежом юнкеров, либо охраняли порядок в столице, либо всё ещё не могли решить, на чью сторону стать. В десять часов вечера Ленин выступил с речью перед собранием делегатов гарнизонных полков, и они подавляющим большинством голосов постановили вступить в борьбу...
  
   Понедельник 12 ноября (30 октября) прошёл в неизвестности. Взоры всей России были устремлены к серой равнине у предместья Петрограда, где все силы старого порядка, какие только можно было собрать, стояли лицом к лицу с не организовавшейся ещё властью нового, неизведанного. В Москве было объявлено перемирие; стороны вели переговоры и выжидали, чем кончится дело в столице. А между тем делегаты съезда Советов, поспешно разъехавшиеся по всем направлениям, вплоть до отдалённых пределов Азии, возвращались к своим домам и везли с собой пылающие факелы революции. Вести о чудесных событиях расходились по всей стране, как волны расходятся по водной глади, и все города и дальние деревни шевелились и подымались. Советы и военно-революционные комитеты против дум, земств и правительственных комиссаров... Красногвардейцы против белогвардейцев... Уличные бои и страстные речи... Исход зависел от того, что скажет Петроград...
   Смольный был почти пуст...
  
   Но Дума кишела народом...
   "Дума вовсе не является центром контрреволюции. Дума не принимает никакого участия в происходящей борьбе партий. Но в тот момент, когда в стране нет никакой законной власти, единственным центром порядка является городское самоуправление. Этот факт признаётся мирным населением; иностранные посольства считаются только с теми официальными документами, которые подписаны городским головой. Европеец по самому своему складу не может допустить иного положения, чем то, при котором городское самоуправление является единственным органом, способным охранять интересы граждан. Город обязан оказать гостеприимство всем организациям, желающим воспользоваться этим гостеприимством, а потому Дума не может препятствовать распространению в своём здании каких бы то ни было газет. Сфера нашей деятельности расширяется, мы должны получить полную свободу действий, наши права должны признаваться обеими сторонами...
   Мы совершенно нейтральны. Когда телефонная станция была занята юнкерами, Полковников приказал выключить все телефоны Смольного, но я заявил протест, и эти телефоны продолжали работать... И всё же большевики считают нас контрреволюционерами и соответственно аттестуют нас населению..."
  
   Один эсер, мой приятель, отвёл меня в сторону. "Я знаю, где скрывается Комитет спасения. Хотите пойти поговорить с ними?.."
  
   Уже наступали сумерки. В городе снова шла обычная жизнь: торговали магазины, горели по улицам огни, и в обоих направлениях медленно двигались густые толпы народа, продолжая всегдашние споры...
  
   Дойдя по Невскому до дома N 86, мы прошли во двор... Мой друг особенным образом постучал в дверь 229-й квартиры...
   Из-за оконной гардины вышел человек в офицерской форме, из чулана появился другой человек, переодетый рабочим. Оба были очень рады видеть американского корреспондента и не без удовольствия заявили мне, что их наверняка расстреляют, если они попадутся большевикам. Имен своих не назвали, но оба были эсеры.
   "Почему вы печатаете в своих газетах такую невероятную ложь?" - спросил я.
   Офицер без всякой обиды ответил: "Да, я знаю. Но что же нам делать? (Он пожал плечами.) Должны же вы понять, что нам необходимо создать в народе известное настроение...".
   Второй перебил его. "Всё это со стороны большевиков - сплошная авантюра! У них нет интеллигенции. Министерства не будут работать... Россия - это не город, а целая страна... Мы понимаем, что им не удержаться больше нескольких дней, потому мы и решились поддержать крупнейшую из выступающих против него сил - Керенского и помочь восстановить порядок".
   "Всё это прекрасно, - заметил я. - Но зачем же вы объединяетесь с кадетами?"
   Лжерабочий откровенно усмехнулся. "Говоря по правде, сейчас народные массы идут за большевиками. У нас пока что нет последователей. Мы не можем мобилизовать ни горсточки солдат. Настоящего оружия у нас нет... До известной степени большевики правы. В настоящий момент в России имеются всего две сколько-нибудь сильные партии - это большевики и реакционеры, прячущиеся под крылышком у кадетов. Кадеты думают, что они пользуются нами, но на самом-то деле мы пользуемся ими. Когда мы разгромим большевиков, то повернём против кадетов..."
   "А будут ли большевики допущены в новое правительство?"
   Он почесал в затылке. "Это сложный вопрос. Конечно, если их не пустить, они, наверно, опять начнут всё сначала. Во всяком случае тогда у них будут шансы на то, чтобы определять равновесие сил в Учредительном собрании, если только Учредительное собрание вообще будет собрано...
   Нелегко даётся нам, русским, политика! Вы, американцы, рождаетесь политиками, вы занимаетесь политикой всю жизнь, а у нас, сами знаете, всему этому нет ещё и года...
   Большевикам не удастся исполнить те обещания, которые они дали массам, не удастся даже внутри страны. Мы им не позволим..."
   "Но что же вы собираетесь делать теперь?" - спросил я.
   "Увидите через несколько дней..."
  
   Выйдя на Невский, мы вскочили на подножку переполненного трамвая... Трамвай медленно полз к Смольному...
  
   Петроградский Совет работал полным ходом, зал был переполнен вооружёнными людьми. Троцкий докладывал:
   "Казаки отступают от Красного Села. Но сражение только ещё начинается. В Пулкове идут вооружённые бои. Туда нужно спешно бросить все имеющиеся силы...
   Сведения из Москвы неутешительны. Кремль в руках юнкеров, а у рабочих очень мало оружия. Исход зависит от Петрограда.
   На фронте декреты о мире и о земле вызвали огромный энтузиазм..."
  
   Почти в 3 часа ночи, когда мы уже уходили...
   "Телеграмма с фронта! Керенский разбит!..."
   "Село Пулково. Штаб. 2 часа 10 минут ночи.
   Ночь с 30 на 31 октября войдёт в Историю... Солдаты, матросы и рабочие Петрограда показали, что умеют и хотят с оружием в руках утвердить волю и власть демократии. Буржуазия стремилась изолировать армию революции...
   Великая идея господства рабочей и крестьянской демократии сплотила ряды армии и закала её волю. Вся страна отныне убедится, что Советская власть не преходящее явление, а несокрушимый факт господства рабочих, солдат и крестьян. Отпор Керенскому есть отпор помещикам, буржуазии, корниловцам. Отпор Керенскому есть утверждение права народа на мирную, свободную жизнь, землю, хлеб и власть. Пулковский отряд своим доблестным ударом закрепляет дело рабочей и крестьянской революции. Возврата к прошлому нет. Впереди ещё борьба, препятствия и жертвы! Но путь открыт и победа обеспечена.
   Революционная Россия и Советская власть вправе гордиться своим Пулковским отрядом. Вечная память павшим! Слава борцам революции, солдатам и верным народу офицерам!
   Да здравствует революционная, народная, социалистическая Россия!
   Именем Совета народный комиссар Л. Троцкий".
  
   Возвращаясь домой по Знаменской площади, мы заметили необычную толпу, напиравшую на Николаевский вокзал. Здесь было несколько тысяч матросов, над которыми вздымалась щетина ружейных штыков.
   Член Викжеля, стоя на ступеньке, молил:
   "Товарищи, мы не можем везти вас в Москву. Мы нейтральны. Мы не перевозим никаких войск. Не можем мы везти вас в Москву, где идёт ужасная гражданская война...".
   Площадь кипела и гремела негодованием. Матросы начинали подвигаться вперёд. Вдруг в здании вокзала широко открылась другая дверь. В ней стояло двое или трое кондукторов, кочегар или ещё кто-то.
   "Сюда товарищи! - кричали они. - Мы повезём вас в Москву, во Владивосток - куда хотите! Да здравствует революция!"
  
   ПОБЕДА... Вторник, утро. Что случилось? Всего два дня назад по окрестностям Петрограда бесцельно бродили беспорядочные, лишённые руководителей команды. У них не было ни продовольствия, ни артиллерии, ни какого бы то ни было плана действий. Что сплотило эти массы красногвардейцев и солдат, у которых не было ни организации, ни навыков воинской дисциплины, ни офицеров, в армию, подчиняющуюся своему выбранному командованию, способную выдержать и отразить удар артиллерии и казачьей конницы?
   Восставший народ по-своему отбрасывает прочь военные шаблоны. Никогда не будут забыты одетые в лохмотья армии французской революции, победители при Вальми и Вейсембурге. Против Советов соединились юнкера, казаки, дворяне, помещики, черносотенцы, а за ними уже снова маячили царь, охранка, сибирские рудники и, наконец, безграничная и страшная угроза со стороны немцев...
   В воскресенье вечером комиссары Военно-революционного комитета вернулись с фронта в полном отчаянье, и петроградский гарнизон выбрал свой комитет пяти, свой боевой штаб, в составе трёх солдат и двух офицеров, несомненно свободных от контрреволюционной заразы... В Колпине, Обухове, Пулкове, в Красном Селе были сформированы временные отряды, постепенно увеличивающиеся, по мере того как к ним присоединялись бродившие по окружающей местности группы, в которых были перемешаны солдаты, матросы, красногвардейцы, отдельные части разных полков, пехота, кавалерия, артиллерия и несколько броневиков...
  
   Итак, началось... Ко всем атакованным пунктам сами собой стекались огромные массы охваченных гневом людей. Их встречали комиссары, указывающие, какую позицию занять, что делать. Это была их битва, за их собственный мир; командиры были избраны ими самими. В тот момент все многообразные и разнородные проявления воли многих слились в одну волю...
  
   В СЕВАСТОПОЛЕ ВЛАСТЬ ЗАХВАЧЕНА МЕСТНЫМ СОВЕТОМ. ГРАНДИОЗНЫЙ МИТИНГ МАТРОСОВ БОЕВЫХ КОРАБЛЕЙ, СТОЯЩИХ НА СЕВАСТОПОЛЬСКОМ РЕЙДЕ, ЗАСТАВИЛ ОФИЦЕРОВ ТОРЖЕСТВЕННО ПРИСЯГНУТЬ НОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ...
  
   Гражданская война пылала от Вологды до Читы в далёкой Сибири, от Пскова до Севастополя на Чёрном море, в огромных городах и в маленьких деревушках. От тысяч фабрик и заводов, крестьянских общин, полков и армий, кораблей в открытом море текли приветствия в Петроград - приветствия правительству народа...
  
   Рано утром я пошёл в Смольный... Вдоль стен на полу спали люди... тут же рядом валялись винтовки и патронные ленты... То была победоносная армия пролетариата... Только Военно-революционный комитет всё ещё бодрствовал и работал...
  
   Нам нужна действительно окончательная победа... Таково было настроение большевистских вождей. Один иностранный корреспондент спросил Троцкого, какое сообщение он хотел бы сделать миру. Троцкий ответил: "В настоящий момент возможно только то сообщение, которое мы уже делаем жерлами пушек".
   Но сквозь всё это победное воодушевление прорывалось явное беспокойство...
  
   Все принялись задавать мне вопросы об Америке. Правда ли, что в вашей свободной стране голоса продают за деньги? Если правда, то каким же образом народ добивается исполнения своих требований? А что это за штука "Тамани"? ("Тамани, или "Тамани холл", - местонахождение руководства демократической партии в Нью-Йорке, стало синонимом всевозможных злоупотреблений и уголовных преступлений в связи с вскрытием в то время многочисленными случаями участия в этих преступлениях лидеров демократов в Нью-Йорке). Правда ли, что в вашей свободной стране группка из нескольких человек может как угодно вертеть целым городом и пользоваться им для своей личной выгоды? Как же народ терпит это? В России таких вещей не бывало даже при царе; правда, всегда было взяточничество, но покупать и продавать целые города, в которых живёт масса народу!.. Да ещё в свободной стране! Неужели в народе совсем нет революционного чувства? Я попробовал втолковать им, что у нас народ пытается изменить положение вещей законными путями.
   "Конечно. Но ведь у вас имеется сильно развитый капиталистический класс? В таком случае капиталистический класс, безусловно, должен подчинить себе и законодательство и суд. Как же народ может изменить это положение? Может быть, вы бы убедили меня в своей правоте, поскольку я не знаю вашу страну, но для меня это совершенно невероятно..."
  
   МОСКВА. Военно-революционный комитет с неослабевающим напряжением развивал свои победы...
  
   Вечером 16 (3) ноября я наблюдал, как по Загородному проспекту двигались две тысячи красногвардейцев с военным оркестром, игравшим "Марсельезу" (как верно попадала она в тон этому войску!)... В холодных сумерках шагали они, мужчины и женщины, и длинные штыки их винтовок качались над ними; они шли по еле освещённым и скользким от грязи улицам, сопровождаемые взглядами буржуазной толпы, молчаливой, презрительной и напуганной.
   Все были против них: дельцы, спекулянты, рантье, помещики, армейские офицеры. Политические деятели, учителя, студенты, люди свободных профессий, лавочники, чиновники, служащие. Все другие социалистические партии ненавидели большевиков самой чёрной ненавистью. На стороне Советов были массы рядовых рабочих, матросы, все недеморализованные солдаты, безземельные крестьяне да горсточка, крохотная горсточка, интеллигенции...
  
   Большевики держали город в своих руках уже в течение двух дней... Однако россказни о разрушении Москвы не только не стихали, но разрастались... Именно эти-то ужасные слухи и побудили нас отправиться в Москву.
   В сущности, Петроград, хотя он уже двести лет является резиденцией русского правительства, всё же так и остался искусственным городом. Москва - настоящая Россия, Россия, какой она была в прошлом и станет в будущем; в Москве мы сможем почувствовать истинное отношение русского народа к революции. Там жизнь была более напряжённой...
  
   Третий звонок, и мы кидаемся к поезду, пробивая себе путь сквозь проход, забитый шумливой толпой. То была необычайно добродушная толпа, переносившая все лишения с каким-то юмористическим спокойствием, без конца спорившая обо всём на свете, от положения в Петрограде до организации английских тред-юнионов, и вступавшая в громкие пререкания с немногими "буржуями", какие были в поезде...
  
   "Вы, иностранцы, смотрите на нас, русских, сверху вниз, потому что мы так долго терпели средневековую монархию. Но мы видели, что царь был не единственным тираном в мире; капитализм ещё хуже, а ведь он повелевает всем миром, как настоящий император... Нет революционной тактики лучше русской..."
  
   Со всех улиц на Красную площадь стекались огромные толпы народа. Здесь были тысячи и тысячи людей, истощённых трудом и бедностью. Пришёл военный оркестр, игравший "Интернационал", и вся толпа стихийно подхватила гимн, медленно и тожественно разлившийся по площади, как морская волна. С зубцов Кремлёвской стены свисали до самой земли огромные красные замёна с белыми и золотыми надписями: "Мученикам авангарда мировой социалистической революции" и "Да здравствует братство рабочих всего мира!"...
   Весь долгий день до самого вечера шла эта траурная процессия. Она входила на площадь через Иверские ворота и уходила с неё по Никольской улице, поток красных знамён, на которых были написаны слова надежды и братства, ошеломляющие пророчества. И эти знамёна развевались на фоне пятидесятитысячной толпы, а смотрели на них все трудящиеся мира и их потомки отныне и навеки...
   Один за другим уложены в могилу пятьсот гробов. Уже спускались сумерки, а знамёна всё ещё развевались и шелестели в воздухе, оркестр играл похоронный марш, и огромная толпа вторила ему пением. Над могилой на обнажённых ветвях деревьев, словно странные многокрасочные цветы, повисли венки. Двести человек взялись за лопаты и стали засыпать могилу. Земля гулко стучала по гробам, и этот резкий звук был ясно слышен, несмотря на пение.
   Зажглись фонари. Пронесли последнее знамя, прошла, с ужасной напряжённостью оглядываясь назад, последняя плачущая женщина. Пролетарская волна медленно схлынула с Красной площади...
  
   И вдруг я понял, что набожному русскому народу уже не нужны больше священники, которые помогали бы ему вымаливать царство небесное. Этот народ строил на земле такое светлое царство, какого не найдёшь ни на каком небе, такое царство, за которое умереть - счастье...
  
   ЗАВОЕВАНИЕ ВЛАСТИ... "Декларация прав народов России..."
  
   Декрет о национализации банков
   "В интересах правильной организации народного хозяйства, в интересах решительного искоренения банковской спекуляции и всемерного освобождения рабочих, крестьян и всего трудящегося населения от эксплуатации банковым капиталом и в целях образования подлинно служащего интересам народа и беднейших классов - единого народного банка Российской республики, ЦИК постановляет:
   1. Банковое дело объявляется государственной монополией.
   2. Все ныне существующие частные акционерные банки и банкирские конторы объединяются с Государственным банком.
   3. Активы и пассивы ликвидируемых предприятий перенимаются Государственным банком.
   4. Порядок слияния частных банков с Государственным банком определяется особым декретом.
   5. Временное управление делами частных банков передаётся совету Государственного банка.
   6. Интересы мелких вкладчиков будут целиком обеспечены".
  
   Временного правительства уже не было... Но, как сказал во ВЦИК сам Ленин, "завоевание власти только ещё начиналось". Лишённые оружия, оппозиционные силы, всё ещё державшие в своих руках экономическую жизнь страны, принялись за организацию хозяйственного разгрома и со всей способностью к совместным действиям, свойственной русскому народу, старались мешать Советам в их работе, разваливать и дискредитировать их...
  
   Так как почти вся интеллигенция была против большевиков, то набирать новые штаты Советскому правительству было не из кого...
  
   Смольный был явно бессилен. Газеты твердили, что через три недели все петроградские фабрики и заводы остановятся из-за отсутствия топлива. Викжел объявлял, что к первому декабря прекратится железнодорожное движение. В Петрограде оставалось хлеба всего на три дня, а новых запасов не подвозилось. Армия на фронте голодала... Комитет спасения и всевозможные центральные комитеты рассылали по всей стране призывы к населению не обращать никакого внимания на декреты правительства. Союзные посольства выказывали либо холодное безразличие, либо открытую враждебность.
   Оппозиционные газеты, ежедневно закрываемые и на следующее же утро выходящие под новыми названиями, осыпали новый режим ядовитыми насмешками. Даже "новая жизнь" характеризовала его как "комбинацию из демагогии и бессилия".
   "С каждым днём, - писала она, - правительство Народных Комиссаров запутывается всё более и более в проклятой прозе обыденщины. Так легко захватив власть, большевики никак не могут вступить фактически во владение ею.
   Бессильные овладеть существующим механизмом государства, они не могут в то же время создать новый, который легко и свободно работал бы по указке социалистов-экспериментаторов.
   Ведь если ещё недавно большевикам не хватало людей для очередной работы в растущей партии, - работы прежде всего языком и пером, то откуда же могли бы появиться у них люди для выполнения многообразных и сложнейших специальных задач государственной жизни?
   Новая власть рвёт и мечет, засыпает страну декретами, один другого "радикальнее и социалистичнее". Но в этом бумажном социализме, предназначенном более на предмет ошеломления наших потомков, нет ни желания, ни умения разрешить очередные вопросы дня..."...
  
   Однако бегство Керенского и повсеместный поразительный успех Советов изменили положение...
  
   После перерыва, объявленного, чтобы дать возможность обсудить ультиматум на фракциях, большевики вернулись в зал, и Каменев огласил следующий проект резолюции:
   "Центральный Исполнительный Комитет считает желательным, чтобы в правительство вошли представители тех социалистических партий из Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов, которые признают завоевания революции 24-25 октября, т.е. власть Советов, декреты о земле и о мире, рабочем контроле и вооружении рабочих. Центральный Исполнительный Комитет постановляет поэтому продолжать переговоры о власти со всеми советскими партиями и настаивает на следующих условиях соглашения..."
  
   Но и в самом Смольном в рядах большевистской партии нарастала сильная оппозиция политике Ленина. В ночь на 17 (4) ноября огромный зал ЦИК был набит битком. Атмосфера была зловещая...
  
   Спекулянты. Два декрета
  
   Продовольственная разруха, порождённая войной, бесхозяйственностью, обостряется до последней степени спекулянтами, мародёрами и их пособниками на железных дорогах, в пароходствах, транспортных конторах и пр.
   В условиях величайших народных бедствий преступные хищники ради наживы играют здоровьем и жизнью миллионов солдат и рабочих...
   Все лица, виновные в такого рода действиях, подлежат по специальным постановлениям Военно-революционного комитета немедленному аресту и заключению в тюрьмах, впредь до предания военно-революционному суду.
   Все народные организации должны быть привлечены к борьбе с продовольственными хищниками.
   Председатель Совета Народных Комиссаров
   В. Ульянов (Ленин)
  
   "Всем честным гражданам.
   Военно-революционный комитет постановляет:
   Хищники, мародёры, спекулянты объявляются врагами народа...
   Всем общественным организациям, всем честным гражданам Военно-Революционный Комитет предлагает: обо всех известных случаях хищения, мародёрства, спекуляции немедленно доводить до сведения Военно-Революционного Комитета.
   Борьба с этим злом - общее дело всех честных людей. Военно-Революционный Комитет ждёт поддержки от тех, кому дороги интересы народа.
   В преследовании спекулянтов и мародёров Военно-Революционный Комитет будет беспощаден.
   Военно-Революционный комитет.
   Петроград 10 ноября 1917 г."
  
   22 (9) ноября по всем стенам города было расклеено "Экстренное извещение":
  
   "... Военно-революционный комитет доводит о сём до сведения петроградского гарнизона и петроградских рабочих. Положение на фронте требует самых неотложных и решительных мер... Между тем верхи чиновничества правительственных учреждений, банков, казначейств, дорог, почт и телеграфов саботируют и подрывают работу правительства, направленную на обеспечение фронта продовольствием... Каждый час промедления может стоить жизни тысячам солдат.
   Контрреволюционные чиновники являются самыми бесчестными преступниками по отношению к голодающим и умирающим братьям на фронте.
   Военно-революционный комитет делает этим преступникам последнее предостережение. В случае малейшего сопротивления или противодействия с их стороны по отношению к ним будут приняты меры, суровость которых будет отвечать размерам совершённого ими преступления".
  
   Рабочие и солдатские массы ответили на это бешеным взрывом негодования, прокатившимся по всей России...
  
   В центре всей этой оппозиции стояла Дума и её боевой орган - Комитет спасения, протестовавший против каждого декрета Совета Народных Комиссаров, вновь и вновь выносивший резолюции о непризнании Советского правительства, открыто сотрудничавший с новыми контрреволюционными "правительствами", создававшимися в Могилёве...
  
   А между тем выборы в Учредительное собрание дали в Петрограде огромное преобладание большевикам. После этого даже меньшевики-интернационалисты заявили, что Дума должна быть переизбрана, так как она уже не отражает политического настроения населения Петрограда...
  
   Декрет о национализации банков, создание Высшего совета народного хозяйства, проведение в жизнь декрета о земле, демократическая реорганизация армии, стремительные изменения во всех отраслях государственного управления и жизни - всё это, осуществляясь волей рабочих, солдатских и крестьянских масс, начинало постепенно, со многими ошибками и задержками выковывать пролетарскую Россию.
  
   Не компромиссами с господствующими классами или с другими политическими лидерами, не примирением со старым правительственным аппаратом завоевали большевики власть. Но они сделали это и не путём организованного насилия маленькой клики. Если бы широкие массы российского населения не были готовы к восстанию, оно потерпело бы неудачу. Единственная причина огромного успеха большевиков кроется в том, что они осуществили глубокие и простые стремления широчайших слоёв населения, призвав их к работе по разрушению и искоренению старого, чтобы потом вместе с ними возвести в пыли падающих развалин остов нового мира...
  
   КРЕСТЬЯНСКИЙ СЪЕЗД. 18 (5) ноября выпал снег. Проснувшись утром, мы увидели, что карнизы окон совсем побелели. Снег был такой густой, что в десяти шагах ничего не было видно. Грязь исчезла. Хмурый город вдруг стал ослепительно белым. Дрожки сменились санками, с головокружительной быстротой несущимся по неровным улицам. Бороды до смешного закутанных извозчиков замёрзли и превратились в ледяные сосульки... Несмотря на революцию, с ошеломляющей быстротой увлекавшей Россию в неизвестное и грозное будущее, город встретил первый снег общей радостью. На всех устах была улыбка, люди выбегали на улицу и со смехом ловили мягкие, кружащиеся в воздухе снежинки. Все серые тона пропали, только золотые и разноцветные шпили и купола просвечивали из-под белоснежного покрова. Снег только усилил их своеобразную первобытную красоту.
   В полдень даже взошло солнце, бледное и немощное, но всё-таки солнце. Исчезли насморки и ревматизмы, одолевшие город в дождливые месяцы. Жизнь пошла веселей, и даже революция стала развёртываться ускоренным ходом...
  
   "Вы называете себя русским народом, но русский народ - это не вы! Русский народ - это крестьяне! Вот погодите, крестьяне..."
   "И погодим, и посмотрим, что скажут крестьяне! Мы-то знаем, что они скажут!.. Разве они не такие же трудящиеся, как и мы?.."
  
   В конечном счёте всё зависело именно от крестьян. Хотя крестьяне были политически плохо развиты, но всё-таки они имели свои собственные взгляды, а кроме того, составляли больше 80% населения России. Среди крестьянства у большевиков было сравнительно мало последователей, а прочная диктатура одних промышленных рабочих в России была невозможна... Традиционным представителем крестьянства была партия эсеров. Поэтому руководство им, естественно, отходило к левым эсерам, а не к какой-либо другой из партий, поддерживавших Советское правительство. И левые эсеры, зависевшие от милости организованного городского пролетариата, бесконечно нуждались в крестьянской поддержке...
  
   Но Смольный вовсе не забывал о крестьянах. Издав декрет о земле, новый ЦИК первым делом созвал Всероссийский крестьянский съезд, действуя через голову исполнительного комитета крестьянских Советов. Спустя несколько дней были опубликованы подробно разработанные правила для волостных земельных комитетов, а за ними последовали ленинские письма к крестьянам, просто и понятно рассказывавшие о большевистской революции и о новом правительстве. Наконец, 16(3) ноября Ленин и Милютин опубликовали "Инструкцию эмиссарам, посылаемым в провинцию". Тысячи таких эмиссаров Советское правительство разослало по деревням...
  
   В деревне началось брожение, чреватое переменами, и причиной его было не только мощное действие декрета о земле, но и тысячи революционно настроенных солдат-крестьян, возвращавшихся с фронта... Именно эти люди с особенной радостью приветствовали созыв Крестьянского съезда...
  
   К 23(10) ноября в Петрограде собралось около четырёхсот делегатов, и начались фракционные совещания...
   Первое заседание съезда состоялось в Александровском зале городской Думы, и первое же голосование показало, что больше половины делегатов съезда были левыми эсерами, тогда как большевиков оказалось около одной пятой, правых эсеров - четверть, а остальные делегаты объединялись только оппозицией к старому исполнительному комитету...
  
   Огромный зал был набит шумной толпой. Глубокая, упорная вражда разделила делегатов на непримиримые группы. На правой стороне сверкали офицерские погоны, были видны патриархальные бородатые лица пожилых, более зажиточных крестьян, в центре было немного крестьян, унтер-офицеров и несколько солдат, слева же сидели почти исключительно рядовые солдаты. То было молодое поколение, служившее в армии... Галереи были переполнены рабочими, которые в России ещё помнят о своём крестьянском происхождении...
  
   Стало очевидным, что большинство делегатов настроено враждебно к правительству народных комиссаров...
  
   На третий день на трибуне неожиданно появился Ленин. Зал бесновался не меньше десяти минут. "Долой его! - ревел зал. - Не хотим слушать ваших народных комиссаров! Не признаём вашего правительства!"
   Ленин стоял совершенно спокойно, охватив пюпитр обеими руками, и вдумчиво оглядывал беснующуюся толпу своими прищуренными глазами. Наконец, шум в зале как бы иссяк, за исключением правых скамей, где всё ещё продолжали кричать и свистеть.
   "Я пришёл сюда не как член Совета Народных Комиссаров, - сказал Ленин и сова подождал, пока спадёт шум, - а как член большевистской фракции, надлежащим образом избранный на настоящий Съезд. И он высоко поднял над головой мандат, так, чтобы все могли его видеть.
   "Впрочем, - продолжал он совершенно спокойным голосом, - никто не станет отрицать, что теперешнее русское правительство сформировано большевистской партией... - он подождал ещё секунду... - так что, в сущности, это одно и то же..." Тут правые скамьи разразились оглушительным криком, но центр и левая заинтересовались и добились тишины.
  
   Аргументация Ленина была проста. "Скажите откровенно, вы, крестьяне, которым мы отдали помещичьи земли: неужели вы теперь хотите помешать рабочим захватить контроль над производством? Ведь это классовая борьба. Помещики, разумеется, борются с крестьянами, а фабриканты борются с рабочими. Неужели вы хотите довести до раскола в рядах пролетариата? На какой стороне вы хотите быть?
   Мы, большевики, являемся партией пролетариата, - точно так же крестьянского пролетариата, как и пролетариата промышленного. Мы, большевики, стоим за Советы, - точно так же за крестьянские Советы, как и за Советы рабочих и солдат. Современное правительство есть правительство советское, - и мы не только предложили крестьянским советам принять участие в этом правительстве, но и пригласили представителей левых эсеров войти в Совет Народных Комиссаров...
   Советы являются наиболее совершенным представительством народа, - как того, который работает на заводах и в рудниках, так и того, который работает на полях. Всякий, кто пытается подорвать Советы, повинен в антидемократических контрреволюционных действиях. И я позволю себе заметить вам, товарищи правые эсеры, и вам, господа кадеты, что если Учредительное Собрание попытается разрушить Советы, то мы этого Учредительному Собранию не позволим!"...
  
   27(14) состоялись прения по земельному вопросу, вскрывшие различие аграрных программ большевиков и левых эсеров.
   Качинский, выступавший от имени левых эсеров, сделал краткий обзор истории земельного вопроса за время революции...
  
   После Качинского выступил Ленин, которого на этот раз слушали с огромным вниманием.
   "В настоящий момент мы пытаемся разрешить не только вопрос о земле, но и вопрос о социальной революции, - и притом не только здесь, в России, но и во всём мире. Вопрос о земле не может быть разрешён вне зависимости от прочих вопросов социальной революции... Так, например, конфискация крупных имений вызовет сопротивление не только со стороны русских помещиков, но и со стороны иностранного капитала, с которым крупная земельная собственность связана через посредство банков...
   В России частная собственность на землю представляет собой основу громадного гнёта, и конфискация земли крестьянами есть один из важнейших шагов нашей революции. Но он не может быть отделён от других шагов, что совершенно ясно видно во всех стадиях, через которые прошла наша революция... Ошибка левых эсеров состояла в том, что в то время они не боролись с соглашательской политикой, ибо они придерживались теории, что сознание масс ещё недостаточно развито...
  
   Если социализм может быть осуществлён только тогда, когда это позволит умственное развитие народных масс, тогда мы не увидим социализма даже и через пятьсот лет...
  
   Социалистическая политическая партия - авангард рабочего класса; она не должна позволить, чтобы её останавливал низкий уровень развития масс, а должна вести массы за собой, пользуясь Советами, как органами революционной инициативы... Но для того, чтобы вести за собой колеблющихся, товарищи левые эсеры должны сами перестать колебаться...
   Народные массы начали отходить от соглашателей ещё в июле, - а теперь, в ноябре, левые эсеры всё ещё протягивают руку Авксентьеву, цепляющемуся за жалкие остатки своей популярности... Если будет продолжаться соглашательство, то революция погибнет. Не может быть никакого соглашения с буржуазией; её власть должна быть окончательно свергнута.
   Мы, большевики, не меняли своей земельной программы, мы не отказывались и не собираемся отказываться от уничтожения частной собственности на землю. Мы приняли "Правила для земельных комитетов", - которые вовсе не основаны на принципе частной собственности, - потому что хотели исполнить волю народа тем самым путём, который избрал для этого сам народ, и таким образом, ещё теснее сплотить союз всех элементов, борющихся за социалистическую революцию.
   Мы приглашаем левых эсеров войти в этот союз, но при этом настаиваем, чтобы они перестали оглядываться назад и порвали с соглашательским крылом своей партии...
   Что же касается Учредительного Собрания, то совершенно верно, что, как сказал предыдущий оратор, работа Учредительного Собрания будет определяться революционной решимостью масс. На революционную решимость надейся, - говорю я, - а винтовку из рук не выпускай!"
  
   После этого Ленин огласил резолюцию большевиков:
   "Крестьянский съезд всецело и всемерно поддерживает закон (декрет) о земле от 26 октября 1917 года, утверждённый Вторым Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов и изданный Советом Народных Комиссаров, как временным рабочим и крестьянским правительством Российской республики. Крестьянский съезд выражает свою твёрдую и непреклонную решимость отстоять грудью осуществление этого закона, призывает всех крестьян к единодушной поддержке его и к немедленному проведению в жизнь на местах самими крестьянами, а равно призывает крестьян выбирать на все и всякие ответственные посты и должности исключительно таких людей, которые не словами, а делами доказали свою полнейшую преданность интересам трудящихся и эксплуатируемых крестьян, свою готовность и способность отстаивать эти интересы вопреки какому бы то ни было сопротивлению помещиков, капиталистов и их сторонников или пособников.
   Крестьянский съезд заявляет вместе с тем своё убеждение в том, что осуществление полностью всех мероприятий, составляющих закон о земле, возможно только при успехе начавшейся 25 октября рабочей социалистической революции, ибо только социалистическая революция в состоянии обеспечить и безвозмездный переход земли к трудящемуся крестьянству, и конфискацию помещичьего инвентаря, и полную охрану интересов наёмных рабочих в земледелии, наряду с немедленными началами безусловного уничтожения всей системы наёмного капиталистического рабства, и правильное и планомерное распределение между областями и жителями государства продуктов земледелия и продуктов промышленности, и господство над банками (без какового господства невозможно господство народа над землёй при отмене и частной собственности на землю), и всестороннюю помощь именно трудящимся и эксплуатируемым со стороны государства и т.д.
   Поэтому крестьянский съезд, всецело поддерживая революцию 25 октября, и поддерживая её именно как революцию социалистическую, выражает свою непреклонную решимость в должной постепенности, но без всяких колебаний, проводить в жизнь меры социалистического преобразования Российской республики.
   Необходимым условием победы социалистической революции, которая одна лишь обеспечивает прочный успех и полное осуществление закона о земле, является полный союз трудового, эксплуатируемого и трудящегося крестьянства с рабочим классом - пролетариатом - во всех передовых странах. В Российской республике отныне всё устройство и управление государством сверху донизу должно быть построено на таком союзе. Такой союз, отметая все и всяческие, прямые и косвенные, открытые и прикрытые попытки вернуться к осуждённому жизнью соглашательству с буржуазией и с проводниками буржуазной политики, один лишь обеспечит победу социализма во всём мире"...
  
   Во время бурных споров о земельном вопросе и о ленинской резолюции большевики дважды собирались уходить со съезда, но вожди всё-таки удержали их... Мне казалось, что съезд безнадёжно раскололся.
   Но никто не знал, что в Смольном уже ведутся секретные переговоры между левыми эсерами и большевиками. Сначала левые эсеры требовали, чтобы было создано правительство из представителей всех социалистических партий, как входящих, так и не входящих в Советы. Они требовали, чтобы это правительство было ответственно перед Народным Советом, состоящим из равного числа делегатов от рабочих и солдатских организаций и организаций крестьян, пополненным представителями городских дум и земств. Они требовали исключения Ленина и Троцкого из правительства, а также роспуска Военно-революционного комитета и других репрессивных органов.
   Соглашение было достигнуто утром в среду, 28(15) ноября, после ожесточённой борьбы, тянувшейся всю ночь. В ЦИК, состоявший из 108 членов, было решено ввести ещё 108 членов, избранных пропорционально от Крестьянского съезда, 100 делегатов, избираемых непосредственно армией и флотом, и 50 представителей от профессиональных союзов (35 от всероссийских союзов, 10 от железнодорожников и 5 от почтово-телеграфных служащих). Думы и земства были отведены, Ленин и Троцкий остались в правительстве, и Военно-революционный комитет продолжал свою работу...
  
   Заседания съезда были перенесены в императорское училище правоведения, на Фонтанку, 6, где помещался исполком крестьянских Советов...
  
   Поздно вечером в четверг 29(16) ноября было открыто чрезвычайное заседание съезда. В воздухе чувствовался праздник, на всех устах была улыбка. Последние деловые вопросы, ещё остававшиеся нерешёнными съездом, были быстро покончены, и тогда выступил седобородый старейшина левых эсеров, старик Натансон. Дрожащим голосом, со слезами на глазах, огласил он отчёт о "брачном союзе" крестьянских и рабоче-солдатских Советов. Каждый раз, когда ему приходилось произносить слово "союз", зал разражался громовыми аплодисментами... Когда Натансон кончил, Устинов возвестил о прибытии делегации Смольного в сопровождении представителей Красной Гвардии. Их встретили грандиозной овацией. Рабочий, солдат и матрос по очереди всходили на трибуну, приветствуя съезд.
  
   Затем выступил представитель Американской социалистической рабочей партии. "День заключения союза между Крестьянским союзом и Советами рабочих и солдатских депутатов есть один из величайших дней революции. Весть о нём громким эхом облетит весь мир, она раздастся и в Париже, и в Лондоне, и за океаном - в далёком Нью-Йорке. Этот союз наполнит радостью сердца всех трудящихся!
   Великая идея восторжествовала. Запад и Америка давно ожидали от России, от русского пролетариата, чего-то необычайного и потрясающего... Мировой пролетариат давно ждал русской революции, давно ждал великих дел, ныне осуществляемых ею..."
  
   После приветствия председателя ЦИК Свердлова огромная крестьянская толпа устремилась на улицу с криками: "Конец гражданской войне! Да здравствует объединённая демократия!".
  
   Ночь уже наступила, и на обледенелом снегу отражались бледные блики луны и звёзд. На набережной выстроился в полном походном порядке Павловский полк. Его оркестр играл "Марсельезу". Под громкие приветственные крики солдат крестьяне выстроились в колонну и развернули огромное красное знамя Исполнительного комитета всероссийских Советов крестьянских депутатов, на котором было заново вышито золотом: "Да здравствует союз революционных трудящихся масс!". Затем следовали другие знамёна, знамёна районных Советов. На знамени Путиловского завода было написано: "Мы преклоняемся перед этим знаменем, чтобы создать братство всех народов!".
   Откуда-то появились факелы, осветившие ночь тёмно-багровым светом. Тысячекратно отражаясь на гранях льда, дымились они над толпой, с пением двигавшейся по набережной Фонтанки под взглядами многочисленных и молчаливых изумлённых зрителей.
  
   "Да здравствует революционная армия! Да здравствует Красная Гвардия! Да здравствует крестьянство!"
  
   Так шла через весь город эта огромная процессия. К ней беспрестанно примыкали, над ней развёртывались всё новые красные знамёна, шитые золотом. Двое согбенных трудом старых крестьян шли рука об руку, и на их лицах сияла детская радость.
   "Ну, - сказал один из них, - теперь посмотрим, как у нас отымут землю!.."
   Около Смольного по обеим сторонам улицы выстроились восторженные красногвардейцы.
   "Я совсем не устал, - сказал своему спутнику второй старик-крестьянин. - Я всю дорогу летел, как на крыльях...".
   На ступенях Смольного столпилось около ста рабочих и крестьянских депутатов со знамёнами, черневшими на фоне яркого света, бившего из дома. Как волна в бурю, бросились они вниз по лестнице, обнимая крестьян и целуя их. И вся процессия хлынула в двери и с огромным шумом стала подыматься по лестнице...
  
   В огромном белом зале заседаний её ждал весь ЦИК, весь Петроградский Совет и тысячи зрителей. Обстановка была торжественная: все сознавали величие переживаемого исторического момента.
  
   Зиновьев огласил соглашение с Крестьянским съездом. Его сообщение было встречено громом восторга, который превратился в настоящую бурю, когда в коридоре зазвучала музыка, и в зал вошли передние ряды шествия. Президиум встал, дал место крестьянскому президиуму и встретил его объятиями. За возвышением, на белой стене, над пустой рамой, из которой был вырезан царский портрет, красовалось два знамени...
   И вот открылось торжественное заседание. После нескольких приветственных слов, произнесённых Свердловым, на трибуну взошла худая, бледная женщина в очках, с гладко причёсанными волосами, похожая на учительницу из Новой Англии, - самая популярная и влиятельная женщина в России, Мария Спиридонова.
   "...Перед русскими рабочими открываются ещё невиданные в истории горизонты... До сих пор все рабочие движения неизменно кончались разгромом. Но теперешнее движение интернационально и потому непобедимо! Нет в мире той силы, которая могла бы погасить огонь революции! Старый мир гибнет. Нарождается новый мир..."
   Потом выступил полный огня Троцкий: "Добро пожаловать, товарищи крестьяне! Вы приходите сюда не как гости, а как хозяева этого дома, в котором бьётся сердце русской революции! В этом зале ныне сконцентрирована воля миллионов рабочих... Отныне русская земля знает только одного хозяина - союз рабочих, солдат и крестьян..."
   Он с едким сарказмом заговорил о дипломатах союзных стран (Антанты), всё ещё пренебрегавших русским предложением перемирия, уже принятым центральными державами.
   В этой войне родится новое человечество... "Здесь, в этом зале, мы клянёмся перед трудящимися всех стран оставаться на своём революционном посту. Если мы будем разбиты, то мы умрём, защищая своё знамя..."
   За ним последовал Крыленко, рассказавший о положении на фронте, где Духонин готовил сопротивление Совету Народных Комиссаров. "Пусть Духонин и иже с ним хорошенько поймут, что мы не станем миндальничать с теми, кто загораживает нам дорогу к миру!"
   Дыбенко приветствовал собрание от имени флота, а член Викжеля Крушинский сказал:
   "С этого момента, с момента, когда осуществился союз всех истинных социалистов, - вся армия железнодорожников всецело отдаётся в распоряжение революционной демократии!".
   Потом выступали...
   Сташков, почтенный старик-крестьянин из президиума Крестьянского съезда, взошёл на трибуну и поклонился собранию на все четыре стороны. "Поздравляю вас, товарищи, с крещением новой русской жизни и свободы!"...
  
   Стояла поздняя ночь, когда была предложена и единогласно принята следующая резолюция:
   "Всероссийский ЦИК Советов Крестьянских, Рабочих и Солдатских Депутатов совместно с чрезвычайным Всероссийским крестьянским съездом и исп. Советов подтверждает законы и мире и земле, принятые II Всероссийским Съездом Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, а равно закон о рабочем контроле, принятый Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов.
   Соединённое заседание ЦИК и Всероссийского крестьянского Съезда, выражая твёрдую уверенность, что союз рабочих, солдат и крестьян - этот братский союз всех трудящихся и эксплуатируемых, укрепив завоёванную ими государственную власть, примет со своей стороны все революционные меры к ускорению перехода власти в руки трудящихся масс других более передовых стран и обеспечит, таким образом, прочную победу делу справедливого мира и делу социализма..."
  
  
   "Восстание есть неотъемлемое право каждого революционера! Когда угнетённые массы восстают, они всегда правы..."
  
   ПОСЛЕСЛОВИЕ издательства. Книга американского писателя-коммуниста Джона Рида "Десять дней, которые потрясли мир" была издана в США в 1919 году и вышла впервые на русском языке в СССР в 1923 году. В этой книге правдиво освещается Октябрьская социалистическая революция, как народная массовая революция, ярко показывается историческое творчество народа и великая роль большевиков - выразителей воли рабочего класса, крестьянских и солдатских масс.
   Великая Октябрьская социалистическая революция явилась беспримерной в истории человечества революцией. Её вдохновителем, вождём и организатором была партия большевиков, её Центральный Комитет, возглавляемый Лениным...
   Идеи Ленина прокладывали себе путь в жизнь в жестокой борьбе против оппортунистов, которые не верили в силы пролетарской революции, в возможность её победы в России...
   Несокрушимая сила Ленина заключалась в том, что в нём сочеталась гигантская интеллектуальная, теоретическая мощь с организаторским гением...
   Джон Рид назвал Ленина необыкновенным вождём... Он обладал, пишет Джон Рид, "могучим умением раскрывать сложнейшие идеи в самых простых словах и дать глубокий анализ конкретной обстановки при сочетании проницательной гибкости и дерзновенной смелости ума". Все эти качества великого Ленина основывались на его теснейшей связи с народными массами, в которых он видел творцов истории, в творческие созидательные силы которых он безгранично верил.
   В первом же выступлении на пленуме Петроградского Совета после победы народного восстания, днём 25 октября, Ленин выразил свою безграничную веру в прочность одержанной народом победы и, зорко всматриваясь в будущее новой, советской России, просто и ясно сформулировал историческую задачу, стоящую перед большевиками, рабочим классом, широкими народными массами: построение пролетарского социалистического государства, победа социализма в нашей стране...
   Книга Джона Рида - выдающийся по своему значению литературный документ, повествующий о правде Великой Октябрьской социалистической революции.
   Автор книги был вдохновлён идеями Ленина, большевистской партии, героизмом, мужеством и революционным творчеством восставшего народа. И именно это дало ему возможность своим острым глазом страстного революционера и талантливого художника проникнуть в сокровенную суть развёртывавшихся перед ним революционных событий, уразуметь их глубочайший исторический смысл. И в этом главное достоинство книги, которая даёт правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата.
   Великая правда о народной Октябрьской революции в России, которой Джон Рид посвятил свою книгу, была не по душе американским и другим империалистам, которые в своей печати гнусной клеветой на большевиков, на советский строй в России старались отвлечь внимание эксплуатируемых ими масс от заразительного примера революционной доблести и отваги русских рабочих, крестьян и солдат. Они сделали попытку конфисковать собранные Джоном Ридом материалы, шесть раз намеревались через бандитские налёты громил выкрасть из конторы издательства рукопись книги, чтобы уничтожить её.
   Но, несмотря на все препятствия и трудности, книга Джона Рида "Десять дней, которые потрясли мир" была издана в США в 1919 году. Это было первое произведение мировой литературы, поведавшее всему человечеству о победоносной социалистической революции в России, положившей начало новой эры в истории человечества - эры пролетарской революции.
  
   "И в Священных Книгах, и в Коммунистическом Манифесте были записаны одинаковые Законы - минимальная житейская этика".
  
   ПРОШЛО 70 ЛЕТ...
  
   И ЕЩЁ ДЕСЯТЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР
  
   Чтобы разрушить страну, надо разрушить сознание молодёжи. И это оказалось нетрудно в 1990-ых годах... Эти годы вошли в Историю как "лихие 90-ые"...
   Гласность... Перестройка... А оказалось - управляемый хаос... Извне управляемый... Развал СССР... Ельцин, Кравчук и Шушкевич... Им было выгодно развалить страну... В результате их неправильных решений пострадали миллионы... "Не навреди!" Эта заповедь касается не только врачей, она - для всех и каждого!
   Миллионы людей легли спать в одной стране, а проснулись - в другой... Многие русские оказались за границей...
  
   Так предательством властей в России совершилась буржуазная революция... Всё общенародное богатство страны было поделено между властью, их детьми и приближёнными. Заводы и фабрики снова стали принадлежать олигархам, у крестьян отобрали землю, Советскую Армию унизили и почти уничтожили... Переделали под себя все законы. Состряпали новую Конституцию...
   На Референдуме почти единогласно народ высказался за сохранение Союза Советских Социалистических Республик (СССР), но это не входило в планы новой антинародной власти... Советский Союз распался... США не ожидали такой внезапной своей победы, в которую они вбухали так много средств... Они оказались правы, Россию можно победить, только разложив её изнутри. Через 70 лет после Великой Октябрьской Социалистической Революции 1917 года им это удалось при активной помощи "пятой колонны"...
   Это воодушевило наших внешних врагов, и была поставлена новая задача - размельчить Россию и завоевать по частям...
  
   АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ "ЗА ОГРАДОЙ РУБЛЁВКИ"
  
   Александр Андреевич Проханов родился 26 февраля 1938 года в Тбилиси. В 1960 году окончил Московский авиационный институт. Работал инженером-ракетчиком, лесником в Карелии и Подмосковье. Много путешествовал по Северу, занимаясь русским фольклором. Его имя в журналистике стало широко известно после очерков с острова Даманский. Начиная с афганской войны, ведёт художественную летопись переломного для России времени. С 1990 года главный редактор газеты "День", после трагических событий 1993-го - газеты "Завтра", ведущего оппозиционного издания.
   Лидер и идеолог русского сопротивления, блестящий писатель и публицист, Александр Проханов в советское время был во всех горячих точках планеты, участвовал в боевых операциях афганских событий. А потом такой горячей точкой стала его любимая родина. Все эти беспросветные для России годы он в сраженье на невидимом фронте необъявленной, но жестокой войны. Все его очерки-картины в книге ужасают реальностью окружающего бытия, и всё же энергетика слова содействует не унынию и отчаянию, а крепости и стойкости духа.
  
   ЧАША СИЯ... После катастрофы 1991-го года небо упало на меня. Мир сомкнулся до точки. Мне казалось, я умер духовно. Когда обморок стал проходить, и я стал оглядываться, не было великой страны, великой "Красной империи". Но жизнь продолжалась. Я пытался узнать об этой жизни то, что не успел познать в прошлом... Я искал ответы на вопросы, меня волнующие. Так родился цикл "Чаша сия". Приведённые тексты - это эскизы моих романов последнего десятка лет... Это чаша сия.
  
   ГОРОД ЗОЛОТЫХ УНИТАЗОВ. Есть на земле места великих аномалий. Там искривляются магнитные силовые линии, ломаются компасы и приборы навигации. Возникают турбулентные взрывы атмосферы, утягивая в пучину корабли и сбрасывая с небес самолёты. В таинственной воронке истории пропадают народы, исчезают могучие армии, рушатся непобедимые царства.
  
   Есть на земле места, отмеченные великими злодеяниями, где искривляются силовые линии нравственности, ломаются координаты людских представлений о добре, не действуют Божественные уложения и заповеди...
   К таким средоточиям зла, к скоплениям величайших пороков и преступлений, из тех, за которые Данте помещал грешников в последний, самый страшный круг ада, - к таким сгусткам тьмы относятся поселения новых властителей России, укрывшиеся в реликтовых борах вдоль Успенского шоссе, в старинных дубравах, что у Барвихи и Жуковки, в чудесных лугах у Москва-реки, подле Усова и Николиной горы. За последние несколько лет там выросло целое царство, окружённое непроницаемой для взора завесой, с бесчисленной вооружённой охраной и военными постами, бетонными изгородями и колючей проволокой, электронной сигнализацией и телевизионными камерами слежения, с парящими в небе вертолётами. Лишь издали, сквозь цветочную пыльцу лугов, волнистую листву дубов сверкнёт золочёная крыша дворца, блеснёт беломраморная колонна. С шоссе на голубой асфальт скользнёт стремительный кортеж лимузинов. Постовой подобострастно приложит к фуражке ладонь, отдавая честь священному облачку бензиновой гари.
   Совершим путешествие в этот "рублёвский рай", где проводят свой краткий земной век вельможные злодеи и святотатцы, перед тем, как опрокинуться в железный раскалённый центр земли, в девятый круг ада...
  
   Осеним себя крестным знаменем, оберегающим от адовых сил. Оборонимся Христовой молитвой. Облачимся в непроницаемую броню священных текстов, заслоняющих, как скафандр спасателя от смертельных доз радиации. Исследуем эти селения, как учёный исследует насекомых-убийц, или особые виды ядовитых грибов, или психические патологии серийных убийц, или способы совокупления болотных жаб, или виды раковых заболеваний, или способы пыток.
  
   Если вам удалось проникнуть сквозь кордоны вооружённых постов, ... вы окажетесь среди великолепных особняков, роскошных дворцов, фантастических замков, словно перенесённых по воздуху из других эпох и культур...
   Каждая усадьба имеет свою репутацию, свою сокровенную тайну, своё чудо, которое разносит молва...
   Кто они, заселяющие заповедное Подмосковье, выпадающие, как золотые самородки, из мутных водоворотов русской жизни, которую черпает зубчатая драга "либеральных реформ"? ...
  
   Он начинал в советское время младшим научным сотрудником, изучал экономические структуры мира, а затем, после краха страны, пустился в спекуляции компьютерами, беспризорной недвижимостью. Как головастик в лягушку, он превратился в банкира, совладельца телеканалов, умного и осторожного дипломата, перепрыгивающего, как в виндсерфинге, с одной политической волны на другую. После нескольких неудачных на него покушений, он стал вести замкнутый образ жизни, без друзей и приёмов. Лишь глубокой ночью в его дворец проскользнёт перламутровый лимузин, на котором верный охранник доставляет ему очередную красавицу, прошедшую медицинское освидетельствование...
  
   Тут обитает выходец из горного чеченского аула, свирепый и жизнерадостный. Он сделал своё состояние в качестве телохранителя банковского бухгалтера, разделил с ним успех операций с фальшивыми "авизо" и быстро пошёл в гору. Прокрутил добытые деньги через солидный коммерческий банк с безупречной репутацией разбойничьего. Вложился в казино, в проституцию, в транспортировку русских девушек в Турцию и на Ближний Восток... Теперь он стал респектабельным бизнесменом, учит английский язык...
  
   Хозяин этого дома - последний советский министр, по виду миловидный и тихий, похожий на сельского пастушка. Видно, в нём дремало потаённое рыцарство. Он разбогател на афере "Урожай-90", когда исчезли из государственного оборота огромные деньги, а также на операции "Детское питание", накормившей множество "детей перестройки". О министре забыли среди новых великих воровских операций. Он тихо пропал в какой-то европейской стране. Выплыл недавно руководителем международного фонда, патронирует малый российский бизнес, напоминающий овечку, которую стригут большими железными ножницами. Живёт скромно, своей семьёй. Иногда приглашает к себе состарившихся сослуживцев, не успевших вскочить в экспресс "Москва - Вашингтон"...
  
   Иное дело - обиталище богатого азербайджанца... Хозяин дома общителен, хлебосолен, но любит побродить в одиночестве по аллеям, уставленным статуями античных богов и героев. Поразмышлять, подобно Аристотелю, о смысле бытия, а также о том, как ловчее переправить через границу очередную партию наркотиков к балтийскому порту, а оттуда в благословенную Европу.
  
   Бывший тюменский бандит, в советском прошлом чемпион по биатлону, построил себе жилище по чертежам Белого Дома в Вашингтоне... Когда в России возник увлекательный вид спорта, основанный Гайдаром и Чубайсом, биатлонист и отличный стрелок подался в охрану к молодому нефтяному магнату. В Сургуте, Самотлоре, Нижневортовске, в других местах, воспетых композитором Пахмутовой, он стал чемпионом по отстрелу конкурентов своего хозяина. Весной, когда таяли снега, появлялись под неярким сибирским небом несговорчивые коммерсанты с аккуратным пулевым отверстием в черепе и с отрубленными пальцами ног. Чемпион ощутил красоту новой экономики, понял изящные законы нефтяного рынка, и, устав охранять, прострелил хозяину череп, стал владельцем его нефтяного хозяйства. Свои сибирские деньги он пустил в московский игорный бизнес...
  
   За бетонной изгородью с чуткими электронными системами, вооружёнными охранниками, телекамерами слежения, сложился загадочный, небывалый в России уклад, заслонённый от остального народа не только пулемётными стволами, но и изощрённой отвлекающей пропагандой, разноцветной, как трупная плёнка, играющая всеми цветами радуги. Как шапка-невидимка, заслоняет она этот преступный уклад от остального народа, стенающего, ненавидящего, ищущего причину своих несчастий...
   Соседи роскошных дворцов могут не общаться друг с другом. Но они помещены в общий для всех образ жизни... Составляют тайное братство, закрытый орден, куда принимают по золотым и платиновым кредитным карточкам, по степени приближённости к кремлёвскому тронному залу, по встроенности в небывалую тайную секту богачей, из которой сложился особый народ... Племя, именуемое "золотым миллиардом". Меньшинство, захватившее несметные сокровища богатейшей страны мира. Здесь, в России, на этих богатствах они строят рабовладельческую цивилизацию XXI века.
  
   Вы увидите палаццо, странным образом напоминающее Дом Советов на Краснопресненской набережной. В полном согласии с Фрейдом, который объясняет тяготение преступника к месту совершённого преступления, владелец палаццо, - член правительства времён Черномырдина, поддержавший расстрел парламента, ликовавший по поводу кровавых расправ над патриотами. Ныне ... посетитель яхт-клубов, гольф-центров, тайских бань и немецких кегельбанов...
  
   Владелец медеплавильных заводов, прокатных станов, доменных печей, возведённых во времена пятилеток...
  
   Бывший "теневик" скупил по бросовым ценам советские заводы-гиганты, выпускавшие атомные реакторы, турбины исполинских ТЭЦ, корпуса космических кораблей, оболочки подводных лодок...
  
   Тут же в тереме из золотых брёвен... поселился известный режиссёр... Похож на раскормленного хомяка, в чьих защёчных мешочках... хранятся евангельские заповеди вперемежку со статьями "Морального кодекса строителя коммунизма"...
  
   В этом райском уголке, на острове красоты и благополучия, всё так прочно, надёжно, устойчиво, потому что вовне тонут подводные лодки, рушатся с небес самолёты, падают мосты, взрываются газопроводы. Здесь так благоухают цветы, так серебрится в фонтанах вода, потому что города превратились в трущобы, в скопища болезней и смрада. Здесь так вкусно едят, учат детей за границей, отсылают любимых рожениц в клиники Парижа и Лондона, потому что туберкулёз и сифилис косят народ, русские женщины делают аборты..., и комочками пыли летят по России беспризорные дети. Здесь для услады хозяев поёт приезжий тенор Ла Скала, стены увешены Матиссом и Михаилом Шемякиным, потому что страна погружается в беспросветную тьму, забывает родной язык, перестаёт читать и учиться. Здесь так чутко внимают миру, ездят на давосские форумы, посещают Карнеги-центр, принимают в гостях теоретиков глобализма, потому что Россия каждый год лишается миллиона своего населения, пустеют Сибирь и Приморье, и на картах Бжезинского вместо России начертано десять остроугольных осколков.
   Отсюда, из-под колоннад и хрустальных куполов, излетает в Россию непрерывное, неизбывное зло, которое плодится без устали в этих дворцах и усадьбах, принимая в отдалённых городках и посёлках образ умершего от СПИДа ребёнка, безумной, исколотой наркотиком девушки, висящего в петле старика.
  
   Именно здесь, в этих особняках и замках, вы поймёте тайну разрушения СССР, когда закрытый клуб, состоящий из партийной элиты, "теневиков", внешних разведчиков, принял решение о передаче госсобственности горстке криминальных дельцов, "красных директоров" и либеральных политиков. Обрёк на смерть великую "красную цивилизацию", выращивая в её хладеющем трупе сгусток ненасытных червей, которые сегодня съедают остатки России.
   Именно здесь вы почувствуете, как отняли у России ракеты, научные школы, орбитальные станции, порыв молодёжи к знанию, лидирующее место в науке, культуре и спорте. Превратили ядерные технологии в импортную сантехнику, титановое производство в индустрию туалетной бумаги, боевые и медицинские лазеры в мастурбаторы для пресыщенных буржуазных гетер.
   Именно здесь, среди скользящих "Мерседесов", арабских иноходцев, валютных проституток и тайных посиделок кремлёвских политтехнологов вы осознаёте ужас великого, беспомощного народа, который всеми своими миллионами помещён в огромную газовую камеру, откуда остальному миру не слышны его предсмертные стоны.
   За восточным достарханом, или изысканным европейским обедом, или на весёлой еврейской пирушке, или на ночной, при свечах, игре в покер, или у крутящейся золочёной рулетки вы увидите, кто оказался владельцем богатств, созданных... Кто захватил бесценную собственность государства, созданную предшествующими поколениями, последнее из которых глухо умирает среди праздников и фестивалей, гремящих в честь новых хозяев...
  
   "Эльдорадо" на Рублёвском шоссе - уродливый завиток истории...
  
   В этом "заповеднике счастья", среди экзотических строений, тенистых аллей и аркад, есть небольшая площадь, где высится алтарь из бадахшанского лазурита. На нём, сияющий, овально-гладкий, человекоподобный, установлен золотой унитаз. Божество новой буржуазной элиты. Идол нового буржуазного времени. Ему поклоняются исповедники буржуазной религии. Приносят к его подножию цветы. Приводят молодожёнов. Принимают присягу охранных подразделений. Появляются с новорожденными банкирами. В Дни Независимости из него излетают салюты. В дни принятия Конституции 1993-го года, называемой народом "кровавой", сюда стекаются бывшие сутенёры, киллеры, члены Политбюро, маршалы авиации, лауреаты Ленинских премий, а ныне либеральные министры, магнаты, меценаты и кавалеры "Мальтийского ордена". Встают на колени и молятся, как во дни Вавилонского царства молились медному змию. Спрашивают, как у сфинкса, что сулит им близкое и отдалённое будущее...
  
   Обокрав могилы предшественников, убив вскормившую их страну, украв у народа историю, они совершили самое страшное злодеяние, - "грех отцеубийства", именуемый на языке правосудия преступлением против человечности. Превратив в рабов свободолюбивый народ, сломав ось русской истории, решили обратить вспять вековое стремление русских к Справедливости, Красоте и Добру. Тем самым совершили космогонический грех, переведя часы мироздания.
  
   Академик Вернадский, творец учения о ноосфере, утверждал, - развитие человечества неодолимо, ноосфера очистит людское сообщество от скверны. Ноосфера, воплощая стремление человечества к Богоподобию, победит.
  
   Над Рублёвским шоссе, где, укрытые от глаз, свили гнездо пришельцы "золотого миллиарда", пролетела птица с пурпурными крыльями и снесла яйцо. В этом яйце вызревает птенец революции. Четвёртая Русская Революция вырвется, как шаровая молния, помчится над Рублёвкой, сметая "мерседесы" и "вольво"...
  
   МОСКОВСКИЙ ВАВИЛОН... Молдаване, возмечтавшие о Великой Румынии, надменно выдающие себя за потомков римских легионеров, едут в Россию на заработки. Штукатурят московские квартиры. Шабашничают в подмосковных посёлках, роют колодцы в деревнях, холят клумбы и дендрарии на виллах богачей, стоят на рынках в рыбных рядах...
   Нашествие в Москву азербайджанских переселенцев... Великий исход...
   Из торговцев становятся держателями прилавков, хозяевами лавок. По-восточному ловкие и сметливые, умножают капитал, приобретают магазины, пекарни, заводики, мастерские. Самые удачливые становятся богачами, завладевают ресторанами, супермаркетами, подмосковными агрофермами. Дружно, держась один за другого, посыпая перед собой скользкую дорожку золотым песочком, проникают во власть. Становятся супрефектами, прокурорами, руководителями компаний. Селятся в богатых квартирах, в особняках. Покупают детям места в университетах. И вот уже молодые блистательные азербайджанцы управляют банками, возглавляют кафедры экономики, занимаются русской филологией.
   Мелкий торговец, оторванный от домашнего очага, заводится в Москве русской подругой, которую ставит за прилавок, гоняет за едой, заставляет стирать бельё. Уезжает на свою каспийскую родину, оставляя в Москве мать-одиночку... Другой сознательно женится на русской женщине, заводит русский дом, русский быт, записывает ребёнка русским, крестит его, давая начало яркому, темпераментному роду, которому нет переводу. Москва, как омут, затягивает в себя народы, языки, верования, рождая загадочное народонаселение, похожее на обитателей Вавилона. "Два Вавилона пали, Москва - третий, а четвёртому не бывать"...
   Наряд милиции озирает ряды, обходит дозором рынок, присматриваясь к сумкам, к оставленным у мусорных куч пакетам, не запрятана ли взрывчатка, не взведена ли "адская машина", подобна тем, что взрываются на рынках, в подземном переходе, в троллейбусах русских городов...
   Какие-то вкрадчивые молодые люди неторопливо обходят ряды, и торговцы безропотно передают им деньги...
   Финансовый конфликт с контролирующей рынок "преступной группировкой". Конфликт, после которого на некоторых рынках находили изувеченные трупы торговцев...
   К вечеру, когда закрытый рынок остывает..., из дирекции выносят аккуратный кейс и везут куда-то, в район префектуры. Выделяют долю дневной выручки, от которой одна часть прилипает к пальцам районных чиновников, а другая, как ручей, устремляется в мэрию...
   С рынков, магазинов, автомобильных стоянок, рекламных щитов, бензоколонок, винных и табачных фабрик, от сутенёров и проституток, из ночных клубов и казино - отовсюду бегут неистощимые золотые ручьи, вверх, к небу, к ослепительной вершине, где... стоит Золотой Телец. Верховное божество этого великолепного буржуазного мира, перед которым наклоняют головы политики и генералы, священники и поэты, мыслители и журналисты. Золотой вавилонский бык... главенствует над Москвой. И кажется, достигнута, наконец, высшая гармония, вселенский порядок, осмысленная иерархия ценностей, охраняемая ракетами, спецслужбами, тюрьмами, телеканалами...
   Бреду понуро по рынку, чувствуя бессилие человечества, возмечтавшего о Рае Земном. Несокрушимо царство Быка...
  
   КРАСНАЯ ЛАСТОЧКА РЕВОЛЮЦИИ... Дума - политическая машина, насыщенная кнопками, электронными системами, агентами влияния, параноиками, деньгами для подкупа, интересами партий, людскими пороками, коварными и злыми интригами... Экзотический гриб, выросший на обугленном пне расстрелянного Верховного Совета. Сегодня в ней происходит невидимое миру столкновение. Пикет на Охотном ряду - отражение политической схватки, её продолжение на улице...
  
   Мимо, в удобных "мерседесах" и "вольво", в толстобоких джипах и узконосых БМВ катят клерки, банкиры, директора корпораций, торопясь в свои конторы и офисы. Посматривают с лёгким презрением на краснопёрый тротуар, который им вовсе не страшен. Ибо Москва принадлежит им. Россия принадлежит им. Железные дороги, атомные станции, гарнизоны, недра, златоверхие храмы, казино и ночные бордели, - всё записано за всевластным, безнаказанным классом, который, как опухоль, вспухает на теле России. Они не боятся бумажных плакатов. Их охраняет ОМОН, броня "мерседесов", буржуазная Дума, создающая из законов непробиваемую стену между народом и властью...
  
   По соседству с "красными", занимают позицию "голубые". Буржуазные профсоюзы, уменьшенная карикатура американских, которые, как холёные жирные псы, на поводке капиталистов, спецслужб и " крёстных отцов". Мохнатая когтистая лапа буржуазии, засунутая в голодное чрево рабочего. Из комфортабельного джипа выходят профсоюзные функционеры. Достают синие транспаранты. Надписи уверенно одобряют буржуазный закон. Воспевают гармонию труда и капитала, союз миллиардеров и нищих, братство жирующего ненасытного класса и вымирающего народа. Тротуар заполняют привезёнными на автобусах смазливыми секретаршами, накачанными охранниками коммерческих структур, раскормленными профсоюзными боссами. И сразу же между "синими" и "красными" затевается перебранка. Негромкая ссора, перерастающая в потасовку. На гладком, без трещин тротуаре - трещина социального раскола. Рубец классового антагонизма, о котором страна не ведала семьдесят лет.
  
   Когда-то единый советский народ раскололся, как упавший с печки горшок. На партии, нации, сословия, конфессии, республики. Раскол нарастает, погромыхивает взрывами, похлюпывает кровью. Власть стремится замазать трещины. Лепечет о стабильности, о социальном мире, добиваясь его обманами, ещё большим дроблением и раскалыванием, превращая народ в пыль, вышибая из него протестную волю, используя сложнейшие рецепты успокоения. Подкуп нестойких народных лидеров. Покачивание дубинками и автоматическими стволами. Выборная вакханалия, в которой всегда победит электроника подсчёта голосов, находящаяся в руках спецслужб. Непрерывная, многослойная ложь. Зрелища и потехи, как наркотики, усыпляющие нестерпимую боль социальных переломов и вывихов...
   Компартия... силится одолеть летаргию, очнуться от затянувшегося обморока...
  
   Бойцы ОМОНа, в чёрном, в косых беретах, стройные крепкие парни, цветущие русские мужчины. Не пухлые сынки банкиров, не чахлые племянники олигархов, не испитые завсегдатаи ночных клубов и экзотических ресторанов. Побывали в Чечне, ходили на "зачистку", попадали под огонь гранатомётов, взрывались на фугасах, хоронили товарищей, падали на землю, кроша пулемётами непролазную "зелёнку". Здесь, в Москве, разделяя две враждующие толпы, стоят, словно чёрные изваяния, с напряжёнными желваками и тоскующими голубыми глазами. Не понимают смысла борьбы. Готовы по приказу начальства выхватить дубины и, как в 1993-м, молотить стариков и женщин. Расшибать черепа ветеранам, добивать баррикадников, а потом вливать в себя огненную водку, запивая тоску. Так уж устроено государство миллионеров, что разжиревшие уроды... на свои несметные миллионы покупают проституток, журналистов, политиков и этих статных русских бойцов. Кидают их на народ, защищая свои яшмовые писсуары...
  
   Колышутся красные факелы флагов. Люди двигаются, гудят, сходятся для коротких бурных дискуссий... "Русскую землю русским крестьянам!", "КПРФ - будь смелее!", "Коммунисты, вперёд!"... Множество плакатов, лозунгов, надписей на фанере, карикатур. Кого только нет в толпе...
  
   И тайная мысль: неужели начинает медленно замешиваться будущее восстание, бродят дрожжи в квашне грядущей революции?
   В народ вкалывают отравленные иглы пропаганды. Вливают разноцветное пойло оглупляющих телепрограмм. Отравляют алкоголем и СПИДом. Наводят дула орудий... Но этот пикет - как сгусток красных кровяных телец, бегущих по живым артериям несмиренного народа...
  
   И ты убеждаешь себя: "Всё ещё только начинается. Русская история не закончена. Россия заново прочитает Владимира Ленина, заново продекламирует стих Маяковского. И народный лидер, молодой, синеглазый, с трибуны съезда объявит: "Товарищи, четвёртая русская Революция свершилась!"...
  
   Молодёжь вошла во вкус противостояния. Ей подвозят бутылки с водой, сникерсы, пиццу. Вся она в непрерывном движении, как перистальтика огромного жующего червяка. Из-под её шеренги медленно выползают на асфальт ворохи мусора, раздавленные бутылки, пивные банки, оболочки конфет, бумажные тарелки от пиццы. Политические экскременты. Это вызывает брезгливость. Мерзость этой молодёжи не в том, что она участвует в политической борьбе, а в том, что она слепа, глуха, аморальна в своём противоборстве с отцами и дедами. Включена в инфраструктуру миллиардеров, как включены в неё сутенёры, садовники, дворцовые архитекторы, спичрайтеры и тайные убийцы...
  
   Хочется сказать: "Господа, вам весело, вы танцуете, но ведь это симптомы гражданской войны..."
  
   Здесь, на Охотном ряду, - низкий поклон советским старикам, явившимся сюда, быть может, на последний в жизни бой. Выиграли войну, распахали целину, построили великий флот, взлетели в космос. Ожидали чуда для своих сыновей и внуков. Были брошены в пучину бед, самая страшная из которых - разрушение Родины...
  
   У думского подъезда - свой фронт, свои знамёна и лозунги, свой "театр"...
  
   Множество партий, напоминающих эпидемии гриппа, исчезнут вместе с их экзотическими лидерами. Но коммунисты останутся. Если станут подлинным авангардом несдавшегося народа. Если воспримут активные методы борьбы... Если будут учиться... у своих русских великих предшественников. Молодёжь может увлечься романтической мечтой о будущем Мировом Восстании, опрокидывающем манхэттенскую башню Нового мирового порядка. Интеллектуалов привлекут дискуссии, в которых вновь зазвучит "левая идея", как революционный протест против протухшего буржуазного мира, унылого конформизма, предательства и бесстыдства. Рабочий придёт в партию, если она придёт к рабочему, - вернётся в цех, в забой, на хлебную ниву.
  
   Пусть разгромлены три русские революции. Четвёртая вызревает в недрах оскорблённого, убиваемого народа, "готового на муки, на подвиг, на смертный бой".
  
   Вернадский в самые страшные месяцы фашистского нашествия, когда танки с крестами утюжили Смоленск, Малоярославец, Волоколамск, повторял: "Ноосфера победит". Потому что ноосфера, соединяющая в себе мировое Добро, Справедливость и Красоту, есть магистральное развитие жизни ...
  
   Клерки, бизнесмены, разбогатевшие сутенёры, не пойманные киллеры, раскормленные эстрадные певицы, изолгавшиеся политологи катят по своей Москве. С презрением поглядывают на узенькую красную ленточку пикета, отороченную чёрной бахромой ОМОНа.
  
   В Думе принят ещё один буржуазный закон... Глядя на остановившиеся часы русской истории, будут думать, что они навсегда победили. Но я видел, видел красную ласточку Революции, которая вихрем пронеслась над Охотным рядом, и, радостно сверкнув оперением, скрылась, чтобы снова вернуться!
  
   ТЮРЬМА-МАТУШКА... Эти узницы - не главные нарушители законов, не те злодеи, что остались безнаказанны после всех преступлений - заказных убийств, разграбления народной собственности, махинаций с миллиардами уплывших за границу долларов, фабрикации "дефолта", подтасовки результатов президентских выборов, развязывания Чеченской войны, незаконной торговли гаубицами и гранатомётами, создания наркотранзитов, подготовки передачи Курильских островов Японии, затопления станции "Мир", стравливания православных и мусульман, потопления российского флота, геноцида русских. Вся эта вельможная сволочь живёт во дворцах, заседает в министерствах, ест с золота и серебра, хохочет, глядя на умирающий, бесправный народ.
   Смотрю на девочку... Благодарю академика Сахарова и Елену Боннэр за "гражданское общество", которое они нам построили...
  
   Это наш общий грех, непонимание жизни, неведение об истинном устройстве мира, о Божественном замысле, который не умеем постичь, тщимся воплотить в нашей краткой земной юдоли...
  
   Еду по Москве... Впереди, мигая лиловой вспышкой, надсадно подвывая, движется милицейская машина, прорывает путь в автомобильном потоке вельможному лимузину.
   В "мерседесе", на заднем сиденье сидит толстый красногубый преступник, на чьём счету несколько заказных убийств, незаконная приватизация громадных советских заводов, перекачка миллиардов долларов из чахнущей России в оффшорные зоны, нефтяные махинации, благодаря которым чеченские боевики получают деньги на покупку оружия. Сейчас он торопится в Министерство финансов, чтобы верные друзья посоветовали, как лучше скупить по дешёвке "советские долги", чтобы Россия выплачивала ему эти долги по полной стоимости. Он отдыхает, прижимает к себе надушенную красивую шлюху... Кортеж обгоняет меня, обдавая запахом порока и крови. Гляжу ему вслед. Ненавижу.
  
   "МЕЖ ЛЮЛЬКОЮ И ГРОБОМ..." Московская кольцевая дорога...
   Что можно угадать, стоя на холодном осеннем солнце перед крематорием?
  
   Ты остро почувствуешь, как расслоился народ на богатых и бедных. Какой разрыв между жизненными укладами, из которых смерть вырывает москвича, переносит в жароупорную камеру газовой печи, где стираются грани между бедностью и богатством, "красными" и "белыми", монархистами и коммунистами. В шуме газовой горелки наступает царство социальной справедливости и равенства, реализуется невозможная при жизни утопия...
   Немного постояв перед крематорием, вы с болью заметите, как поредели русские роды и фамилии, как мало остаётся живой родни, сколько одиноких бездетных пар, вымороченных ветвей, навсегда отсыхающих со смертью бездетного старца...
  
   Смерть ужасна, отвратительна, абсурдна. Невыносима для человеческого разума. Является главным фактором жизни, содержанием этики, веры, искусства. Сознание вращается вокруг смерти, как вокруг чёрного солнца. Старается её объяснить, обойти, преодолеть. Убеждает нас в "жизни вечной". Объясняет смерть как досадную мучительную паузу между жизнями земной и загробной. Заполняет эту паузу погребальной музыкой, прекрасной архитектурой церкви, стихами псалмов. Обещает человеку воплощение в другом существе. Или в цветке. Или в лучистой энергии разлетающихся бесцветных молекул, которые соединятся в другой жизни. Человек хочет быть бессмертным в своих детях. В надгробных памятниках. В деяниях рук своих. Он верит в Воскрешение, - либо в чудесное, после Второго Пришествия, когда вострубят ангелы и мёртвые восстанут из гробов. Либо через фёдоровское "общее дело", когда народится просветлённое и просвещённое поколение, способное общим деланием воскресить умерших предков, воссоздавая их по остаткам костей, по горсткам пепла, по дуновению души, оставившей невидимый след на речной воде. И если человек не верит в "жизнь вечную", если верит в "вечную смерть", то его земное бытие становится страшной угрозой всему живому. Он, исповедующий безнаказанную религию "однова живём", оставляет после себя в мире жуткую рытвину.
   Все фрески и манускрипты, папирусы и пергаменты, все мировые религии и философские школы учат тому, что между земной, несовершенной жизнью, и жизнью вечной, идеальной, где райские яблоки, несказанная красота и блаженство, - между тем и другим стоит стена смерти. Усилия человечества, его непрерывный подвиг направлены на то, чтобы сделать эту стену тоньше. Сблизить земное и небесное. Соединить его в богоподобном человечестве...
   Память об умершем человеке в сердце близкого - это загадочное продление его бытия. Мистическая связь живого и мёртвого. Таинственное общение, которое не прекращается со смертью, но лишь обретает новые черты...
  
   ПСКОВ ЗЕМНОЙ И НЕБЕСНЫЙ... Я рос без отца, сложившего голову под Сталинградом...
  
   Каждая воссозданная им церковь - это Лазарь Воскрешённый, к которому прикоснулись любящие, чудодейственные руки... И повторяя работу своих верящих, религиозных предтеч, благоговея перед ними, перед их созданием, перед божественной природой, он, храмоздатель, испытывал религиозное благоговение перед жизнью, в которой через Истину, Красоту и Добро проявляется Божество...
  
   Его аристократизм, как у многих родовитых русских людей, проявлялся в глубоко почтительном, любовно-сердечном отношении к народу, с которым вместе своевал страшную войну... Народ был для него такой же основополагающей, божественной категорией, что и Природа, Архитектура, История...
  
   Это была удивительная пора в истории родины, когда страна, исцелившись от огромных хворей и бед, отдохнув от надрывных трудов, вдруг расширилась в высоту и глубину. Устремилась в пространственный Космос, строя космодромы, ракеты, космические корабли, научая первых своих космонавтов. И одновременно, сделав глубокий вздох, устремилась в Космос духовный, в свою историю, веру и красоту. Два эти Космоса готовились встретиться - ракеты, похожие на белые колокольни, и соборы, стремящие в лазурь свои кресты и маковки, - сулили стране небывалое будущее. Гагарин, Леонов, Титов были космонавтами материальной Вселенной. Скобельцын, Смирнов, Гейченко были космонавтами духовной России. Выразителями высшего смысла русской истории.
   Люди эпохи Возрождения - это не святоши, не схимники, не унылые книжники, а страстные деятели, дуэлянты, творцы. Кисть сменяла кинжал, философский трактат приходил на смену политическому воззванию, любовные истории перемежались с путешествиями, опыты в лабораториях не мешали мистическим религиозным прозрениям...
  
   Псков стал иным, порубежным. Чужие дивизии вот-вот подойдут под Изборск. Страна уменьшилась, ослабела. Горемычный, тающий народ приуныл. Только Москва, как ночная танцовщица, бросает в русские сумерки разноцветное павлинье зарево, которое из провинции смотрится как сполох беды. У Москвы нет идеологии, нет заботы о России, нет слов для народа. Но они есть тут, во Пскове.
   На псковских землях живут два православные старца...
  
   "ДУХ ДЫШИТ, ГДЕ ХОЧЕТ..." Если искать в России самых несчастных, обездоленных людей, то это не матери-одиночки, не вдовы погибших десантников, не беженцы и погорельцы, а эти отверженные, потерявшие имена люди, выловленные умелыми ловцами в джунглях современной русской жизни, привезённые на коммерческий "полигон" для выполнения рабской работы. Роясь в отходах, они сами являются отходами "демократических реформ", которые превратили некогда могучую и цветущую страну в страшный мусорный "полигон"...
  
   Святость кладбищ, неприкосновенность памятников старины, драгоценность археологических раскопов - люди готовятся к воскрешению, к преодолению смерти, к бессмертию. В научных лабораториях стоят "геном", отыскивают голографическую природу души. В храмах и монастырях совершенствуют грешного, падшего человека, устремляя его к богоподобию. Художники, музыканты, поэты управляют магическими энергиями мира. Уподобляясь Творцу, сотворяют одушевлённые миры.
   Грядёт Пасха. Люди чают Второе Пришествие, явление Христа, который через огонь и плазму, взрывы звёзд и преображение материи создаст нетленные Землю и Небо, населённые воскрешённым ангелоподобным человечеством...
  
   Из Космоса летят на землю неслышные волны энергий, омывая всё сущее на земле, связывая его с Мирозданием. В этих неслышных и незримых волнах присутствует тайная весть о неизбежном воскрешении...
  
   ИЖОРСКИЙ РЕАКТОР... Петербург... Ижорские заводы...
   Знал о печальной судьбе металлургического ленинградского гиганта, который славился грандиозностью своих изделий и был остановлен, как вся советская цивилизация. Умертвлён, как мамонт, в годы либерального оледенения. Для ревнителя технократической красоты советского стоя нет ужасней зрелища ржавых заводов, наполненных трухой и смрадом, разгромленными станками и погубленными приборами, с прохудившейся кровлей, сквозь которую хлещет дождь, сыплет снег, светит жестокое беспощадное солнце. Невыносимо смотреть на недостроенные, застывшие на стапелях авианосцы, на зачехлённые космические челноки, бесчисленное количество машин, сотворённых гениальными руками советских творцов, над которыми словно взорвалась нейтронная бомба. Сожгла всё живое, оставив бессмысленные изделия загадочной, ушедшей в небытие цивилизации.
  
   Ижорскому заводу столько же, сколько и Петербургу, - 300 лет. Здесь, на светлой и чистой Ижоре, князь Меншиков, не только плут, похожий на нынешних, но и неутомимый строитель, чего не снилось последним, - поставил свои водяные лесопильни. Колёса, приводимые в движение рекой, двигали длинные пилы, кроили лес, и из этого леса Пётр строил Балтийский флот. С тех пор Ижорский завод преданно служил русскому флоту. Здесь отливались первые образцы корабельного железа и корабельной стали. Сменяя друг друга, рождались поколения бортовых пушек. В годы Великой Отечественной в километре от завода проходила линия фронта, в цеха подтаскивали на тросах дымящиеся сожжённые танки, и ижорцы под огнём ремонтировали их и отправляли в бой. Из цехов на фронт уходили закованные в корабельную броню бронепоезда и с ходу вели стрельбу, отражая нашествие немцев. Здесь, на Ижоре, в ленинградском пригороде Колпино, начинался советский атомный бум. Один за другим вводились в строй грандиозные реакторы, уходили под Смоленск, под Курск, в Запорожье, на Кольский полуостров, в Армению. Один за другим выковывались и вытачивались сияющие валы, вращающие турбины и генераторы. Атомное электричество питало бурный рост советской индустрии. В засекреченных цехах рождались поколения компактных реакторов для подводных флотилий. Этими реакторами оснащались советские лодки, месяцами, без всплытия, ходившие в мировом океане. Ныряли под полярные шапки, уходили к берегам Флориды и Калифорнии, неожиданно обнаруживали себя в Атлантике и в Тихом океане... Отсюда сотнями являлись атомные реакторы удивительной красоты и конструкции, как сияющие стальные младенцы, которые тут же превращались в великанов, - в грандиозные подводные крейсеры, в атомные города, очеловечивали пустыни и тундры...
  
   Люди - пожилые рабочие, почти старики, седые, иные в очках, ветераны. Не ушли со своих постов, старились за это десятилетие невзгод вместе со своими машинами. Значит, не все из них уныло прозябают а непонимании жизни, брюзжат, страдают перед ядовитым изображением телевизионных экранов, доживают век оскорблёнными и отвергнутыми. А вот и юнцы, свежие, румяные лица в чёрных мазках копоти, склонились над сварочными аппаратами, действуя шлифмашинками. Значит, не вся молодёжь торгует у лотков или танцует напролёт в дискотеках, или тупо и омертвело спивается... Молодёжь - в цехах, среди умных машин...
   Завод жив, загружен, производит ультрасовременную продукцию, встроен в мировое хозяйство.
  
   Ижорский завод, как и вся обломанная по краям послегорбачёвская Россия, покачнулся, стал падать. После чернобольской аварии, когда взорвался постылый четвёртый блок и на головы белорусов, украинцев и русских посыпался радиоактивный пепел, в публике возникла паника, распространилась на политиков, инженеров, учёных. Ядерный бум был остановлен. В атомном реакторе стали усматривать монстра, который готов погубить всё живое. Антиядерная пропаганда, которую развернули неистовые газетчики, настроила общество против атомных электростанций. Люди готовы были сидеть при лучине, есть траву, вернуться к кочевому скотоводству, но не желали видеть на горизонте цилиндры и трубы атомных станций. Уже при Горбачёве началось бездумное, в угоду американцам, разоружение. Было остановлено строительство флота, перестали вводиться новые боевые единицы. Резко упала необходимость в реакторах для подводных лодок. Последующая военная капитуляция, пацифизм, разгром армии превращали Россию в третьестепенную державу, понуждали её отказаться от Мирового океана, статуса великой страны, уступить американцам с такими трудами добытые акватории в Ледовитом океане, в Тихом, в Атлантике. Когда флот, лишённый средств и дотаций, был намертво причален к пирсам, когда свёртывались и уничтожались первоклассные базы флота на Кольском полуострове, завод испытывал муку, чувствовал конвульсию умирающей сверхдержавы. Прекратил строительство атомных реакторов. Начались простои, удержание заработной платы, рассеивание огромного коллектива рабочих и инженеров. Так умирают планеты, остывая, теряя атмосферу и массу, утрачивая гравитацию.
  
   Случилась вторая беда, вторая чума. В каждый дом, как мошенник, пришёл ваучер. Началась приватизация. Менялась форма собственности. Завод, который был произведением всей нации, был сотворён могучим, жертвенным, великим народом, был воплощением "красного строя", символом "красной цивилизации", это завод-галактика вдруг перешёл в руки частного собственника. Как авторучка или носовой платок... Завод повис над пропастью. Казалось, ещё усилие, ещё маленькое дуновение "ветра перемен", последний малый толчок "великих реформ" - и всей своей непомерной громадой он свалится в бездну.
   В эти кромешные годы коллектив завода, как экипаж подбитого крейсера, боролся за живучесть. Старый и малый, директор и мастер, новый чисюля-менеджер и старый советский хозяйственник, собственник и старый советский технократ, презирающий капитал, - все объединились... Спасали завод, удерживали его на шаткой грани, не давали свалиться в пропасть. Создали невиданный для России конгломерат - Объединённые машиностроительные заводы, которым отныне предстояло сохранить российское тяжёлое машиностроение...
  
   Ижорская сталь, со своими секретами, неповторимыми качествами, всемирно известная, выдерживающая удар бронебойного снаряда, лучевой поток радиации. Идёт на сотворение реактора...
   Этот горячий, живой алый свет наполняет твоё усталое сердце радостью, ожиданием, надеждой на возрождение и чудо.
  
   Завод чем-то похож на меня. Мучительное десятилетие реформ напоминал кита, выброшенного из бушующего сочного океана на отмель. Без глубины, под палящими лучами высыхал, умирал и страдал. И было неясно: успеют ли набежать новые волны, наполнить обмелевший залив, чтобы кит ощутил плавниками и ластами мощь стихии, поплыл, ушёл в глубину. Или ему суждено здесь исчахнуть, быть расклёванными хищными, жестокими чайками.
  
   Завод жадно искал заказы. В отличие от других, мелкотравчатых производств, он не мог изготовлять памперсы или одноразовые шприцы. Он нуждался в огромных изделиях, созвучных его машинам, прессам, пространствам. Такие изделия дала нефтехимия. Нефтеперегонные цилиндры, башни, сосуды, огромные сферы, они чем-то напоминали ядерные реакторы. Для них нужна была такая же прочная сталь...
   Но эти нефтяные колонны не могли загрузить завод в полную меру. Завод ждал, перебивался заказами, терпел, совершал подвиг стоицизма, сберегал технологии, сохранял коллективы, накапливал внутреннюю энергию сопротивления, ожидая большой воды, большого заказа. Такой заказ пришёл из Ирана - строительство реакторов для атомной станции в Бушере...
  
   Заказ на строительство иранского реактора имеет свою историю. Ещё в правление шаха в Бушере Иран заложил свою первую атомную электростанцию, предвкушая бурное развитие своей индустрии, оборонной промышленности, рывок своей уникальной иранской цивилизации. Эту станцию Ирану подрядился выполнять немецкий "Сименс". Он рыл котлованы, закладывал бетонные основания, разработал проектную документацию, создавал чертежи для будущей электростанции, используя особый немецкий тип реактора. Иранская революция смела проамериканского шаха, ожесточила Запад, ожесточила Америку. Антиамериканский, антизападный смысл мистической мусульманской революции вызвал со стороны атеистического прагматичного Запада волну репрессий - военных, политических, экономических. "Сименс" прервал контракт, ушёл со строительства. Бросил недостроенную станцию, совершил экономическое предательство. Иранская экономика чахла от нехватки энергии. Иранские политики и экономисты искали страну, которая смогла бы помочь Ирану достроить станцию. Такой страной стала Россия.
   Пренебрегая экономическим эмбарго, игнорируя американскую блокаду, русские заключили с Ираном долговременный контракт, по которому взялись завершить огромный атомный объект. Необходимо было переосмыслить первоначальный немецкий замысел. Не уничтожая сделанного, вписаться в этот долгострой. Сопрячь немецкую технологию с русской инженерной мыслью. Тысячи изделий, приборов, тончайших труб, хрупких капилляров, электронных датчиков, которые рассчитывались немцами, были заменены русскими системами, проверены нашими расчётами, нашими технологическими допусками.
   Бушерская стройка неповторима... Иранская цивилизация, которая сегодня способна запускать космические ракеты, заниматься биотехнологиями, строить ядерные станции, предлагает миру уникальный пример, когда небесное, божественное управляет земным, человеческим, побуждает земное к совершенствованию и развитию. Русский человек, строящий ядерную станцию в Бушере, не только учит иранцев, помогает им в технических новшествах, но и учится сам. Пытается осознать этот принцип соединения небесного и земного, рациональную земную техносферу и фундаментальные представления о вечности и Божестве.
  
   Вслед за Ираном заказы на Ижорском заводе разместил Китай...
  
   Россия, создавая эти реакторы, помогает соседям войти в число индустриально развитых стран. Соседи, размещая на Ижорах свои заказы, помогают России удержаться на уровне развитых индустриальных стран...
  
   Карусельный станок... На это мерное вращение хочется смотреть без конца. Созерцать, как очищается утомлённая поверхность металла, с него соскабливаются, срезаются все накипи, раковины, дефекты покрытия - и возникает безупречная сияющая зеркальность. Так с души, утомлённой в сомнениях и неверии, в едком разлагающем нигилизме, сходит накипь разочарования и неверия. И опять начинает сиять немеркнущий смысл...
  
   За время, пока вытачивается на станке деталь для чужого реактора, покуда завод наделён заказами, ускоряющими чужое развитие, Россия должна одолеть упадок, совершить огромное количество политических, экономических и культурных деяний: устранить из политики предателей, удалить от казны воров, вернуть народу чувство величия... Успеем ли, впишемся в этот узкий, исчезающее малый зазор, отпущенный нам историей?
  
   Это ожидание, это тревожное ощущение, эта чуткая, невыразимая словами надежда присутствует в жизни Колпина. Как и повсюду - политические партии, те или иные симпатии, выборы, агитация...
   Политический идеал Колпина - это зеркальная поверхность огромного стального цилиндра, возникающего под твёрдым давлением резца. В это стальное зеркало глядят глаза города. Там они прозревают своё и общероссийское будущее.
   Станок длиною с плавательный бассейн. Вытачивается вал для скоростной паровой турбины...
   Здесь, на заводе, начаты уникальные работы по созданию принципиально нового аппарата - реактора XXI века...
  
   России всегда не хватало времени. История всегда сжимала её в своих стальных беспощадных объятиях. В надрывные предвоенные годы Советский Союз запускал свои домны, строил авиационные и тракторные заводы, готовил серии танков для будущей кромешной войны. Победа, которая подарила нам пятидесятилетие мира, ... стала результатом стремительной гонки, в которую было включено предвоенное поколение. Сегодня снова счёт идёт на месяцы и недели. Сознаёт ли нынешняя власть трагичность сложившегося положения? Обладает ли она стратегическим мышлением? Имеет ли президент на запястье хронометр, который мерит не только скорость на горных альпийских трассах, но и отпущенные нам исторические мгновения? Долго ли продлится та страшная ситуация, когда все российские финансы, весь заработанный страной приварок уходит за рубеж, питает чужие корпорации, оставляя обескровленным народное хозяйство России?
   Сюда, на заводы, в лаборатории, должны быть направлены сконцентрированные средства. Учёные, сохранившие за "десятилетие погрома" свои открытия, готовы предложить России уникальные проекты и концепции. Рабочие, среди хаоса и разорения сохранившие свои станки, своё мастерство, готовы включиться в созидательную работу. Но правительство, рыхлое, колеблющееся, напоминающее компанию господ, собравшихся для игры в покер, - готово ли оно, вооружённое политической волей и национальной отвагой, реализовать эти проекты и эти умения?..
  
   "Национальные интересы" - это понятие приложимо ко временам Киевского княжения и Московской Руси. Приложимо к русскому царству и к петербургской империи. Им оперировал Сталин в пору "красной" советской империи. После десятилетия козыревского предательства, когда Россию топтали ковбои, понятие "национальные интересы" мучительно возвращается в политическое и народное сознание. "Быть или не быть России? Быть или не быть Родине?" - об этом говорят в министерствах и семьях. Бывают мгновения истории, когда человек, является ли он богачом или бедняком, владельцем концерна или скромным рабочим, принадлежит ли он к "левой" партии коммунистов или является консерватором, - ему один критерий: спасает ли он гибнущую Родину, служит ли национальным интересам, или же он враг Родины, служит интересам противника, и тогда его энергия, его капиталы, его сознание работают на другую страну. Сумеют ли новые владельцы заводов пропитаться "национальными интересами", преодолеть личностный и корпоративный эгоизм, осознать себя наследниками величайшей экономики, величайшей истории? От этого претворения... зависит судьба России, чья индустрия больше не принадлежит всесильному государству, не принадлежит сплочённому народу. Она находится в руках малоизвестных, часто сомнительных, не проверенных историей персонажей, которым ещё предстоит превратиться в лидеров национального капитала. Или же вместе со всем обществом свалиться в страшную, дымящуюся пропасть...
  
   Мир в хитросплетении политических тенденций, соперничества, запутанных и роковых противоречий... Америка, с нарастающим раздражением наблюдающая за российско-китайским сотрудничеством, мешая Америке стать единственной, доминирующей сверхдержавой... Невидимая в обычном мире, тонкая и мучительная борьба, которую ведёт нынешняя русская власть, стараясь вывести Россию из-под жестокого американского контроля, куда загнал её Ельцин... Кончились времена Собчака, который только и умел, что оглашать воздух своими трескучими, либеральными трелями...
  
   Кончаются драгоценные нефть и газ. Кончается углеводородная энергетика. Изнашиваются турбины и генераторы тепловых электростанций. И нет альтернативы ядерной энергетике... В ней - будущее развитие России, будущая безопасность России...
  
   За десять лет коммунисты превратили разрушенную, полуграмотную Россию в могучее царство заводов, университетов, аэродромов, подготовили к войне оснащённые "катюшами" армии. Либералы потратили десятилетие на разглагольствование, на борьбу партий, на расстрел парламента, на воровство, на изнурительные переделы собственности. Россия нуждается в рывке, в развитии, в мощном прорыве. Сегодня национальная психология русских готова к этому рывку. Русский человек весь ХХ век был занят в тяжёлой индустрии. Строил ледоколы, космические корабли, атомные бомбы. Изобретал новые способы перемещения, боролся с гравитацией. Создавал невиданные проекты и научные школы. Сегодня русский человек хочет вернуться к своему богатырскому созидательному труду. Его место не за торговым лотком, не в обменном валютном пункте, не в компании эстрадных смехачей и сутенёров. Его место здесь, на Ижорских заводах, среди изделий, соизмеримых по красоте и размерам с Колоссом Родосским...
  
   Русская цивилизация жива, сохранённая непомерным усилием людей, национальным подвигом ижорцев...
  
   АЛЮМИНИЕВЫЙ АНГЕЛ... Алюминиевый слиток в белом блеске - ярче, светлей серебра. Драгоценный, зеркальный...
  
   Красноярский алюминиевый завод в центре Сибири - собственность компании "Русский алюминий".
  
   Здесь, на берегу Енисея, затевался советский суперпроект, оперирующий сибирским пространством, футурологическим временем, гигантскими ресурсами, накопленными в недрах советской цивилизации, в предчувствии её следующего грандиозного рывка.
   Перегородила Енисей могучая Красноярская ГЭС, кладезь дешёвого, неограниченного электричества. Возникла громада завода с сотней плавильных печей. Глинозёмные комбинаты в предгорьях Саян соединились железнодорожными ветками с заводскими цехами. Рядом с печами был построен металлургический завод с прокатными станами, штамповочными прессами, способными выдавливать из алюминия самолётные фюзеляжи и крылья, ракетные корпуса и обтекатели. Чертежи гигантских летательных аппаратов, космических кораблей, межпланетных станций уже лежали в КБ. Госплан планировал расходы страны на предстоящий прыжок в дальний Космос, на подводные поселения в океанских глубинах, на небоскрёбы в центрах молодых городов, знаменующие "алюминиевую эру" страны.
   Небоскрёбы рухнули, не успев возникнуть. Самолёты-гиганты разбились, напоровшись в сумерках перестройки на чёрные скалы ельцинизма. Государство пало. Цивилизация Советов канула. Заводы, электростанции, исследовательские институты лежали бесхозные и ненужные, словно убитые великаны, и множество мародёров копошилось среди обломков, обирая бездыханных мертвецов.
  
   В алюминиевом слитке переливаются образы неосуществлённых звездолётов и станций, фантастических внеземных поселений. "Русский рай", отложенный ещё на столетие, дышит в белом металле невоплощёнными формами, необретёнными замыслами...
  
   Как динозавры в период Великого Оледенения, исчезли в одночасье вельможные государственники, неподкупные партийцы, победоносные генералы, высоколобые знатоки и теоретики советского мироустройства. Одни превратились в ржавые скелеты, другие уменьшились, обросли шерстью, оскалили свои хищные комсомольские мордочки. Им на смену явились пронырливые "теневики", быстроглазые "завлабы", израильские коммивояжёры. Но и крепкие русские парни из бараков, пятиэтажек, рабочих общаг. Вышли, озираясь, на огромный советский пустырь с разбросанной казной, и среди них - спортсмен ...
  
   В становлении бандитского капитализма в России спортсмены сыграли свою особую, кровавую роль. Молодые, яростные, честолюбивые, привыкшие к командной игре, беспощадные в состязаниях, стойко переносящие боль, они покинули стадионы и стрельбища, борцовские ковры и боксёрские ринги, сплотились в стаи, пошли охранниками к упитанным каплунам теневой экономики, жадно прибравшим брошенное государством наследство - нефтяные поля, металлургические заводы, транспортные и авиационные предприятия. До поры до времени защищали своих хозяев, присматриваясь к методам ведения воровского бизнеса, а потом, простреливая лысые головы незадачливых магнатов, завладевали их ценными бумагами, банками и заводами...
   Боксёры, стрелки и самбисты промышляли рэкетом ларьков и рынков, выколачиванием долгов, пока не попали в поле зрения милицейских генералов... Именно тогда теоретиками правоохранительных органов была разработана гениальная концепция управления криминальным миром с помощью бандитских авторитетов, взятых под крыло МВД. Избранные бандиты получали лицензию на отстрел "беспредельщиков", пропалывали заросшее сорняками поле криминального бизнеса, складываясь со своими правоохранительными "заказчиками" в единое преступное сообщество.
   Молва числит за бандой множество трупов, всплывавших по берегам Енисея, отрытых в соседних лесах, обнаруженных на помойках и свалках. Атаманов российского бизнеса, что разъезжали в "мерседесах" и джипах, забавлялись в ночных ресторанах, возводили в пригородах дворцы и фазенды, - их находили с дырками в черепе, с выколотыми глазами, с затейливыми вензелями, выжженными на груди паяльной лампой...
  
   Он начинал сколачивать алюминиевую империю, куда должны были войти плавильное производство, гидростанция, глинозёмные мощности, металлургия, то есть те советские составляющие, что были растерзаны и разобщены идиотизмом либеральных реформ. Советский экономический централизм, оболганный и раздавленный, вновь стал проступать под обломками социализма в руках талантливого дельца, поделившего с израильскими "мафиози" несметные прибыли алюминиевого бизнеса... Но главный поток, питавший когда-то народное хозяйство страны, теперь утекал за кордон...
  
   Сибирь, затаив дыхание, смотрела на схватку двух яростных беспощадных животных...
  
   Алюминиевый слиток, словно зеркало, в котором кривятся личины смутного времени. Разбойники, лжепророки, осквернители святынь, сатанисты...
  
   Менялась проржавевшая кремлёвская власть... Перекройка власти в Москве, появление новых центров влияния и угасание старых очагов приводили к перепахиванию собственности на пространствах России - в нефтебизнесе, металлургии, в банковском секторе, о чём азартно сообщали газетные хроники скандалов, силовых захватов, убийств, губернаторских побед...
   Появлялись таинственные персонажи, скупавшие целые регионы с недрами, реками, малыми народами...
  
   "Русский алюминий" соединил металлургию Красноярска и Братска. Бокситы Гвинеи, Армении, Украины, Румынии. Электростанции Енисея и Ангары. Протягивает щупальца в авиационную промышленность России, остановленную "реформаторами". Присоединяет к своей империи автомобильные заводы Нижнего Новгорода и Тольятти, создавая внутренний рынок белого металла, провидя будущие конструкции алюминиевых самолётов и автомобилей. За Компанией - второе место по производству мирового алюминия.
   При неявной поддержке президента компания отвергла претензии Антимонопольного комитета, объясняя обществу, что только мощный организм монополии способен конкурировать на внешнем рынке, отстаивая "национальные интересы" России. Умные менеджеры объяснят вам, что сверхмонополия в руках политического руководства страны способна влиять на мировую политику не меньше, чем авианосцы и космические группировки. Что централизм монополии, присутствующий во многих регионах страны, стягивает экономическими обручами распадающиеся пространства. Что мощь монополии распространяется на увядшие, захиревшие отрасли, давая им новую жизнь. Что прибыль компании не уходит за рубеж через оффшорные зоны, заставляя работать оборудование на износ, но остаётся в России, служит обновлению и развитию производства, улучшению экологии, внедрению технологий, социальному благополучию многих тысяч рабочих...
  
   Как хочется верить в эту идиллию истосковавшемуся разуму, наблюдающему повсеместный распад, воровство, догнивание великой цивилизации, созданной "красным гением", от которой каждый год отламывается сочный кусок. То взорвётся и канет в пучине атомный "Курск". То сгорит сбитая с орбиты божественная станция "Мир"...
  
   Бухгалтерия компании носит закрытый характер...
  
   Геополитический конкурент - компания "Норильский никель", захвативший север баснословно богатого края...
  
   В алюминиевом слитке туманятся небоскрёбы Манхэттена, на построение которых был потрачен русский металл. "Боинги" взлетают с аэродрома "Кеннеди", созданные из красноярского белого сплава. Америка жадно глотает русские алюминиевые слитки, и её выпученные от переедания глаза смотрят во все стороны света...
  
   КАТАКОМБЫ КРАСНОЙ ВЕРЫ... Вы плывёте на белом корабле по синему Енисею, мимо огненно-красных и жёлтых гор, и не ведаете, что прибрежный осенний хребет, пламенеющий в студёной синеве, весь проточен, изрыт внутри каменными туннелями, штольнями. В граните летят поезда, работают реакторы, тысячи людей в белоснежных халатах трудятся, добывая плутоний, и в толще гранита, незримая для глаз, недоступная удару ракеты, скрывается катакомбная цивилизация, которой нет равной в мире...
  
   Комбинат, производивший оружейный плутоний, был заложен в годы, когда Америка господствовала в ядерных вооружениях. Наносила на советскую карту цели для атомных ударов. Окружила страну базами бомбардировочной авиации. Была готова испепелить СССР. Сталин дал приказ на строительство комбинатов, производящих ядерную взрывчатку. Двух наземных и одного подземного, с секретным городом атомщиков...
  
   Советский Союз, спроектированное государство, развивался рывками, от проекта к проекту. Ликвидация неграмотности. Севморпуть. Строительство океанского флота. Целина. Геополитическое переустройство планеты. Освоение ближнего космоса. Среди этих грандиозных проектов, догонявших один другой, "Атомный проект" был вершиной советской цивилизации. Грозным остриём, заточенным Иосифом Сталиным, которое от бревенчатых изб, тележных дорог, гнилых стожков устремлялось в ослепительное развитие, цель которого - другая история, другое человечество, другое, богоподобное бытие. Я счастлив тем, что мне посильно, за письменным столом и на полях сражений, было дано воплощать "красную утопию". Что я был свидетелем великого порыва людей вырваться из пошлости, филистерства, унылого миропорядка. Преодолеть гравитацию вековечного страха, тупой ограниченности, упования на слепые силы природы, куда нас снова, как в гнилое болото с горы, столкнула "перестройка" - последний антипроект советской эпохи...
  
   "Силиконовая долина" под Красноярском... На его завершение не хватает денег, как и на всё в современной России... Деньги, которые прежде питали "цивилизацию будущего", теперь идут на утехи тупого и свирепого класса, синтезированного из гнойной спермы горбачёвской перестройки...
  
   "Города Солнца", которые строили Советы в тундрах, тайге и пустынях, сменились "Городами Золотых Унитазов", которые, как ядовитые поганки, усеяли упавший ствол русской государственности...
  
   Великий народ, изгнанный из истории, мучится в тошнотворных выборах, избирая себе всё новых и новых мучителей. Лучшими людьми слывут лавочники, проститутки, обманщики...
  
   Я несу перед собой немеркнущую "красную лампаду", светоч моей любви и веры. Молюсь о завещанном "Русском Рае".
  
   ИГОРНЫЙ ДОМ... Отель - высокий стеклянно-бетонный брусок, построенный в респектабельном районе Москвы, - вначале принадлежал комсомолу... В просторном холле, строго оформленном деревянными панелями и каспийским ракушечником, всегда можно было увидеть представительных комсомольских функционеров, загорелых ударников молодёжных строек, дружественных визитёров из Африки, Вьетнама или Никарагуа, своими чёрными, жёлтыми и кирпично-красными лицами напоминающих плакат о дружбе народов... Я запомнил совещание молодых литераторов, собравшихся в конференц-зале, их запальчивую и наивную дискуссию о "положительном герое", занятом "нравственными исканиями".
   Теперь я пришёл сюда, как астронавт, улетавший в Космос, пропустивший несколько столетий земной истории. Вернулся, оказавшись среди иной цивилизации, иных народившихся без меня народов. Двигаюсь по отелю. Осторожно, как естествоиспытатель, исследую новые формы жизни. Как антрополог, изучаю новое, народившееся человечество. Как этнограф, вникаю в новые обряды и ритуалы...
   Весь огромный холл переосмыслен, перевоплощён в экзотическое многомерное пространство... Множество ресторанчиков и кафе, баров и кофеен, где вы полакомитесь греческой, кавказской, китайской кухней, её сладкими приправами, пряными травами, горькими маринадами и соленьями. Тут же, у стойки бара, рассеянно и прелестно восседают девушки, в коротких юбках, со стройными ногами напоказ, с сияющими, лунного цвета обнажёнными плечами, на которых нежно голубеет изысканная татуировка... То одну, то другую девушку приглашает какой-нибудь, одурманенный напитками гость... Девушка, как птица с ветки, снимается с высокого стула, и, не касаясь земли, ускользает вслед за купившем её хозяином...
   Тут же... охрана - рослые, на подбор, молодцы в одинаковых малиновых пиджаках, с фирменными бирками и рациями, стальными глазами воинов, невозмутимыми лицами евнухов, стоящих на страже ханских гаремов...
  
   Но главное диво этих обширных апартаментов, разноцветное и сияющее, словно ночные радуги Севера, пленительное и ласкающее глаз, как подводный мир Красного моря, чарующее и завораживающее, будто цветомузыка Лас-Вегаса, - это игральные автоматы. Стоят повсюду, рядами, группами, мощными батареями. Окружены бриллиантовым сверканием, наполнены, как колбы, разноцветными растворами, переливаются, подобно магическим призмам. Перед каждым - кресло, и в кресле - очарованный седок с околдованным лицом, по которому бродят сполохи страстей, светотени сомнений, вспышки восторга и затмения ужаса. Подобно ядовитому и чудесному цветку болот, что питается легковерными насекомыми, летящими на бриллиантовые ядовитые капельки сока, игральный автомат манит к себе посетителя. Гипнотизирует, усаживает в кресло. И тот прилипает, окружённый разноцветными щупальцами, которые выпивают из него не просто деньги, но потаённые энергии жизни, оставляя от человека чахлый пустой хитин...
  
   Москва превратилась в огромный ядовитый цветок, протянувший свои отравленные ненасытные щупальца ко всей остальной России. Среди умирающей, погасшей страны Москва полыхает всеми цветами радуги, красуется и пленяет, раскрывает один за другими свои перламутровые смертоносные лепестки. Несметные деньги, отобранные у России, малыми каплями, крохотными ручейками, бесчисленными речками, но могучими бурливыми потоками стекаются в Москву, образуя великую золотую реку... На берегу этой вселенской реки построен волшебный "Город Золотых Унитазов", куда переместился центр Москвы. Затмевая Кремль и священные соборы, высится идол - Золотой Телец, на котором восседает... Властитель Москвы. Царь миллиардеров. Император золотых вампиров.
   На огромном торжище, в которое превратился некогда священный и благодатный город, продаются старинные особняки, нефтяные месторождения, части океанского побережья, русские провинции с населяющими их невольниками, безупречные политики, непревзойдённые художники, бактериологическое и ядерное оружие, картины великих мастеров и надгробные камни с могил великих писателей, человеческие органы и мальчики для восточных услад. Здесь продаются бесчисленные наслаждения, утоляющие зрение, слух, ненасытный желудок, воспалённую гортань, неутомимый пах, множество мучительных похотей и извращений.
  
   Среди этих сладострастных похотей азартная игра становится мистической литургией денег, жертвоприношением Золотому Тельцу... Как верующий отправляется в храм на вечернюю молитву, так одурманенный страстью игрок тянется в игорный дом, к драгоценно-мерцающему автомату. Замирает перед волшебным ящиком, как перед языческим идолом... Приступает к игре, не нуждаясь в партнёрах, свидетелях, один на один с лучезарной бездной. Отдаётся тайной страсти, неутолимой, ... глубинной,... преступной...
   Игральные автоматы, словно часовни беса, расставлены повсюду ...
  
   Игорный бизнес Москвы расцвёл, как нарядная яркая плесень на срубленном древе святого русского города... Превратили былую столицу научных институтов, университетов, библиотек и стратегических центров в столицу игорного бизнеса, которому в его нынешней, респектабельной форме тайно сопутствует торговля наркотиками, человеческими органами, живым товаром и экзотическими видами оружия...
  
   Кто они, эти опьянённые страстью люди, залетевшие в ночной гостиничный холл на манящее сияние игральных машин?..
  
   Нельзя переиграть автомат. Механик, его сконструировавший, обеспечил автомату победу над человеком. Редкие выигрыши, перепадающему отдельному игроку, не перекрывают общего проигрыша всех, сидящих перед искусительными машинами клиентов. Автомат - это опытный карманник, вытряхивающий из кошелька азартных безумцев всё содержимое.
   В состязании с автоматом бессильна логика шахматиста, виртуозность шулера, колдовство чародея и мага. В автомат заложена матрица, гарантирующая проигрыш... Истина заключается в том, что кошелёк окажется пуст, семейный бюджет обезвожен, душа испепелена...
   В страсти игрока есть нечто от самоубийцы, от мазохиста и извращенца, испытывающего наслаждение от боли...
  
   РЕКВИЕМ ПО АТОМОХОДУ "КУРСК"... Подводный атомный крейсер строился на стапелях СССР. Стал вместилищем высших достижений советской техносферы. Предельным выражением мощи, смысла, развития, которое было остановлено ударом тектонической силы, переломившей остов не просто цивилизации Советов, но и всей мировой истории, затупив её коммунистический вектор...
   Моряки, погибшие в лодке, были советскими людьми, сохранившими в десятилетие смуты лучшие черты возвышенного благородного племени, населявшего "красный материк" СССР...
  
   Два взрыва, один за другим, уничтожили Советский Союз. Взрыв 1991-го года, когда Ельцин, ... поливая Беловежский пакт пьяной водкой, расчленил государство. И взрыв 1993-го, когда танки Ельцина громили парламент, расстреляли восставший советский народ. Тротиловый эквивалент двух этих взрывов разорвал носовую часть лодки, потопил великое детище советской эпохи. Враждебная цивилизация Америки, лодка класса "Лос-Анджелес" подкралась и коварным ударом цокнула оболочку "Курска", как... Вмятина на правом борту несёт в себе частицы титана, выплавленного на заводах Детройта. Ещё захлёбывались в чёрном железе моряки, когда президент США позвонил президенту России. В Москву прилетел главный разведчик Америки. Тайну гибели "Курска" знал русский командир, пытавшийся отчаянным манёвром избежать столкновения. Знает командир "Лос-Анджелеса", исправляющего повреждение на ремонтном заводе Бостона. Знают президенты двух стран, связанные страшной порукой. Катастрофа и гибель "Курска" - есть невидимый, неназываемый фактор в отношениях двух государств...
  
   Потоплению лодки радовались в Госдепе и Пентагоне, подсчитывая, насколько, после гибели "Курска", уменьшился ракетно-ядерный потенциал России. Радовались прибалтийские государства-карлики, ликующие при каждой русской неудаче, связывая с ней ослабление ненавистной империи. Ей радовались инородные круги в самой России, которые, подобно скользким червям, свили клубок в самой сердцевине русской политики и культуры, изъедая ослабевшую, опрокинутую страну...
  
   Катастрофа "Курска" толкнула Россию, как землетрясение. Но не рассыпала, не разбросала народ, а сдвинула теснее. Впервые, после гиблой "перестройки" и чумовых "реформ", рассоривших сословия, верования, партии, ополчивших нацию на нацию, идеологию на идеологию, поколение на поколение, впервые эта беда оказалась вселенской. Обратила людей друг к другу. Испытывая горе и ужас, люди одновременно пережили долгожданное тяготение, ощутили себя единым народом, который страдает, думает, верит заодно... Народ на мгновение соединился с властью, которая на краткий миг растерялась, почувствовала свою беспомощность, обратилась к народу с понятными и сердечными словами.
   Гибнущие в пучине моряки сотворили духовное чудо, своей смертью воскресили лучшие качества народа, послав ему из мёртвых глубин свой озаряющий спасительный луч... "Не надо отчаиваться", - написал гибнущий морской офицер на бумажке, когда вода подступила под горло. И это было не только утешение близким. Это был наказ народу, у которого пытаются отнять флот, историю, национальную судьбу. И народ прочитал послание из глубин океана. Не отчаялся...
  
   Смысл мученичества за родину в том, что эти праведные смерти вселяют жизнь, охраняют живых, освящают земное бытие...
  
   Тусклый день поздней осени... В душе тоска, предчувствие неминуемых бед и утрат, отсутствие Бога и Света. Кругом вероломство, предательство. Зло торжествует, простирает над Родиной ядовитое зарево. Добро безответно, беспомощно. Народ, когда-то великий и гордый, ныне обманутый, во власти лжецов и насильников, покорно несёт ярмо, сгибается под ударом бича. Нет силы сражаться, нет силы молиться. Грех уныния овладел тобой, и ты, окаменев душой, смотришь сквозь мёртвые ветки сада...
   Но что это? В тучах открылась крохотная светлая скважина. Прянул луч, ослепительный, тонкий... И всяк, кто видит его, исцеляется духом. Снова верит, любит, сражается. Спасает ближнего, утешает несчастного. "Не надо отчаиваться"... Смерти нет. Любовь бесконечна. Россия святая и праведная...
  
   И среди бесчисленных звуков мира, музыки Океана и Космоса вдруг послышится едва различимый звук, загадочный знак, таинственное, едва уловимое слово. Весть о грядущем Рае. О Бессмертии. О божественной Русской Судьбе...
  
   СОДОМНОЕ КОЛЬЦО... Садовое кольцо... Ангел, посланец гневного Бога, летел над ночной Москвой... Ангел летел, осматривая неправедный город... Когда-то святой, благодатный, хранивший заповеди великих учений, сберегавший мощи великих пророков и страстотерпцев. Теперь город был осквернён святотатством, был полон клятвопреступников, лжецов, извращенцев. В богатых церквях облачённые в золотые ризы служители освящали греховно нажитые богатства, учили паству повиноваться злу и насилию. Во дворцах, утопая в роскоши, жили злодеи, обокравшие вдов и сирот, отъявшие у народа хлеб, воду и воздух. В министерствах сидели мздоимцы, забывшие о благоденствии граждан, ставшие казнокрадами, расхитителями последнего достояния некогда цветущей и богатой страны. В библиотеках и художественных студиях сидели лжеучителя и псевдопророки, занятые написанием лживых книг и фальшивых картин, прославлявших за деньги богоборцев и узурпаторов. В Кремле, в золочёных палатах, на троне...
   Ангел летел над Садовым кольцом, где только что произошла ночная перестрелка, и на асфальте у колёс разбитого джипа валялся окровавленный труп и брошенный, с опустелой обоймой, пистолет. Он миновал толпу молодых людей, передававших из рук в руки шприцы с наркотиками... Он миновал сквер, где... бомжи и нищие делили дневное подаяние... Ангел пролетал над входом в ночной клуб... В ночном клубе, в душном и жарком сумраке, шла оргия...
   Ангел прилетел в ночную Москву, чтобы исполнить волю гневного бога и испепелить погрязший в пороках и злодеяниях город...
  
   Скользнул по ночному окну, за которым, в бедной квартире... стояла на коленях молодая женщина и молилась иконе Богородицы...
   Ангел услышал её молитву... Москва была спасена. В ней оставались праведники. На их хрупких плечах, тихих молитвах, невидимых миру слезах держался огромный, утопавший в пороках и преступлениях город...
  
   ПЛАХА ВО ЧРЕВЕ... Из него мог бы взрасти Сергий Радонежский, Пётр Первый, Семён Дежнев, Сергей Есенин, Юрий Гагарин. Или просто раб Божий, русский человек, сын доброго, жертвенного, бесстрашного народа, который населил огромный материк между трёх океанов, утвердил могучее государство, прожил великую историю, сотворил иконы и книги, дворцы и храмы, реакторы и самолёты, а теперь исчезает с земли, оставляя беспризорной огромную пустеющую страну...
  
   Полтора миллиона абортов делается сегодня в России. На миллион в год сокращается популяция русских. К середине века нас останется семьдесят миллионов. С таким населением не удержать территорию, не сохранить дееспособную армию, не построить флот и космические группировки, не отстоять русскую цивилизацию... Это оружие уничтожения русского языка, православия, технологий XXI века. Насилие над этикой, надругательство над Божественным законом, сокрушение основ мироздания...
  
   Миссия русской женщины в истории народа огромна. Рожая по десять - двенадцать здоровых, полнокровных детей, выкармливая их обильным молоком, воспитывая на колыбельных песнях, сказках, церковных балладах, русская женщина наплодила жизнелюбивый, деятельный, богомыслящий и добрый народ, кому было дано освоить громадные просторы Евразии, создать небывалое государство, не просто сочетающее в себе множество вер, языков и культур, но и обращённое на единое для всех народов Откровение в Любви и Благодати. Это всепримиряющее откровение, эту женственную, свойственную России доброту несла в себе русская крестьянка и дворянка, солдатка и монахиня. Удар, которым Россия выламывается сегодня из истории, - есть в том числе и удар по русской женщине, которую лишают святости деторождения, пропускают сквозь абортарии, ведут в амбарных книгах строгий учёт не родившимся русским воинам, учёным и пахарям...
  
   Женщина, которую оперировали, за немалые деньги выращивала в себе шестимесячный плод. А потом продала его для нужд современной медицины. Засекреченная наука использует плоть и кровь младенцев для изготовления гормональных препаратов, которыми лечат самых избранных, незаменимых для человечества персон. Продлевают их век, возвращают здоровье и молодость, исцеляют от недугов и немощей...
  
   БЕЛГРАДСКИЙ МОСТ... Стратегия воздушных бомбардировок НАТО рассчитана на то, что уже первые крылатые "томогавки" и бомбовозы-невидимки, первые взрывы в центре Белграда сломят Милошевича, и он капитулирует, отдаст агрессорам Косово. Ни первая, ни вторая, ни пятая волна бомбардировок, каждая из которых страшней и беспощадней предшествующей, не сломила сербов...
   В воздушной битве за Сербию бесстрашно воюют зенитчики, преодолев первый страх перед воздушной армадой НАТО, когда подымаются в воздух шестьсот самолётов и с разных направлений - из Англии, Италии, Венгрии - летят бомбить города...
   НАТО проиграло битву за воздух, потратив на неё около пяти миллиардов долларов. Их сверхточное оружие постоянно промахивалось. Их "невидимки" попадали в зоркие прицелы зенитчиков... Теперь, чтобы добиться своих стратегических целей, НАТО начнёт наземную операцию...
   Воюя на своей земле, помня опыт партизанской борьбы, сокрушившей Гитлера, сербы остановят вторжение, нанесут агрессору неприемлемый урон...
   Балканы вновь превратятся в театр крупномасштабной войны...
   Люди мира, запомните... Здесь впервые после Второй мировой войны лязгнул зубами возрождаемый германский нацизм. Состоялось ритуальное убийство послевоенной Европы...
  
   За какие ценности сражаются сербы? За целостность своей суверенной территории, за Косово, свою духовно-молитвенную родину, где земля - в православных храмах, могилах сербских святых и воинов и куда нахлынули албанцы, отторгая от Сербии эту священную землю. Они сражаются за национальную суверенность, которую хотят отнять у них завоеватели НАТО, заталкивая Сербию в "новый мировой порядок" с помощью сверхточного, взрывающего мосты и больницы оружия. Они сражаются за православие, на которое кинулись католики и протестанты, мусульмане и иудеи, стремясь испепелить духовную мистическую силу православной Христовой веры, через которую на землю изливаются любовь, святость, упование на грядущий рай, на братство людей...
  
   И ещё они сражаются за Россию. Россия, захваченная агентурой НАТО, ослабленная, утратившая треть территории, теряющая ежегодно полтора миллиона своего населения, с разгромленной промышленностью и армией... Россия переживает страшнейший за свою историю кризис. НАТО охватило её железным полукольцом от Балтики до Чёрного моря. С севера-запада вероломные прибалтийские карлики подпускают НАТО к Пскову. Польские шляхтичи, вечные предатели славян, достойные четвёртого раздела Польши, подпустили натовские дивизии к Смоленску. Болгары, в которых вскипела кровь янычар-насильников, соединилась с Турцией, а та побраталась с коммунистическими выродками..., все вместе угрожают России с юга. И только в центре сербы держат фронт. Одни, в окружении, под бомбами объединившейся военно-религиозной цивилизации НАТО, не пускают врага к границам России на центральном направлении. Ждут, когда оглушённая страшным ударом Россия очнётся, пошлёт свои контингенты на истекающий кровью сербский плацдарм.
  
   Стратегический союз России, Белоруссии, Сербии есть великий исторический шанс сломать тупую архитектуру "нового мирового порядка", объединить православных славян, противопоставить славянскую евразийскую мощь, подкреплённую Китаем и Индией, американскому игу...
  
   Россия ведёт кровавую войну с НАТО, теряя ежегодно полтора миллиона своего населения. Война партизанская, с оккупационным режимом, с представительством НАТО в Кремле. Доктрина истребления русских именуется "либеральными реформами". Контингент НАТО в России постоянно меняется...
  
   Русские патриоты понимают, что борьба сербов - это открывшийся второй фронт против НАТО, облегчающий борьбу русского сопротивления...
  
   "БОЖЕ, СГУБИ АМЕРИКУ!"... Сербы разгромлены... И Россию, лишённую армии, тяжёлых ракет и национальной элиты, ждёт горькая судьба Югославии...
  
   Нелюбовь к Америке велика, у всех выражается по-разному, но для всех Америка - враг, опасность, источник бед, коварный победитель, жестокий эксплуататор...
   Нелюбовь к Америке интернациональна, соединяет народы в антиамериканский интернационал...
   Тут нет только представителей либеральных партий, обожающих Америку, живущих под её защитой, получающих от неё деньги, приглашения, политические рекомендации. Ибо они сами - Америка, дивизии НАТО, ... агенты влияния, захватившие власть в России, медленно и неуклонно тянущие из неё последние соки...
  
   За что человечество ненавидит Америку? Японцы - за атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки. Китай - за поддержку сепаратистов Тибета, Синцзяня, за военные базы Тайваня. Германия - за подавление немецкого гения, за репарации, которые вынуждена платить американскому сателлиту - Израилю. Мексика - за отчуждение Калифорнии и Техаса. Никарагуа - за кровавую агрессию "контрас". Панама - за разбойный захват законного президента Норьеги. Африка - за экспансию в Сомали. Америку ненавидят бедные за непомерное, нажитое на слезах человечества богатство, ибо в их голодных глазах Америка похожа на румяного губастого банкира, чьи пухлые пальцы усыпаны алмазами. Ненавидят националисты всех стран за ядовитую, разноцветную поп-культуру, которая превращает национальные святыни в целлулоидный размалёванный Диснейленд. Её ненавидят верующие за особую языческую религию Золотого Тельца... Её ненавидят русские за то, что она убила в спину Советский Союз, умертвляет великую "цивилизацию советов", добиваясь истребления русского народа со скоростью миллиона душ в год...
  
   Два морских пехотинца охраняют вход в посольство, в униформах, с белыми шнурами, в фуражках, из-под которых смотрят гладкие, неподвижные, налитые гемоглобином и презрением лица. К окнам на разных этажах подходят дипломаты, смотрят на толпу, отходят с улыбками. Им не страшен митинг. На их страже - вся свирепая милиция Москвы, вся мощь подконтрольных американцам российских спецслужб, весь коррумпированный чиновничий аппарат проамериканского правительства и Кремля...
  
   Это жёлтый дом на Садовой набит подслушивающими устройствами, передающими антеннами, компьютерами, военными, экономическими и политическими разведчиками. Здесь планируются убивающие Россию "реформы". Здесь получают инструкции..., проскальзывая в лимузинах с затемнёнными окнами. Тут в 1991-м сплетался заговор по передаче власти Ельцину. Тут утверждался Беловежский пакт по расчленению СССР. Отсюда управлялся разгром парламента в 1993-м. Этот многоэтажный дом... является огромной замаскированной глыбой урана, чья радиация убивает любое русское чувство, любой вопль протеста, любой порыв к возрождению. Самое злое и жестокое место в покорённой Москве, откуда тянутся невидимые линии управления в Кремлёвский дворец, в министерства и военный штабы, в политические центры и клубы, в тайные общества и изотерические масонские ложи. Осаждающая посольство толпа чувствует летящие из окон потоки смертельной радиации...
  
   Среди нынешней жути, за злыми деяниями власти, за истреблением русского Космоса, разбазариванием русской науки, уничтожением военной мощи, отравлением колодцев культуры, за тлетворным телевидением и лживым славословием политиков я чувствую холодную жестокую волю Америки, вонзивший томогавк в череп России. И я ненавижу Америку...
  
   Толпа перед посольством увеличивается до размеров, когда в ней происходит самовозгорание...
  
   Священник среди этого гама отслужил молебен за сербских братьев, поцеловал образ святого Саввы, и теперь, возведя к посольству гневный, указующий перст, ... проклинает Блудницу Вавилонскую, севшую на семи холмах смертных грехов. Молит Господа наказать Америку, покарать её гордыню, заслонить от её злой воли обиженных и сирых...
  
   В бесконечном мироздании, где каждую секунду вспыхивают и гаснут миры, внезапные бури сметают галактики, заворачивается в спираль звёздное месиво, зажигаются разноцветные луны, проносятся хвостатые золотые кометы, встают среди неба семицветные светила и солнца, - в бескрайней Вселенной на крохотной, как пылинка, Земле, в голубой капле жизни люди, рождённые на миг, чтобы тут же исчезнуть, воюют, сражаются, мучат, ненавидят друг друга. Заслоняются от чуда, во имя которого их сотворили из бездушных молекул и атомов, внесли в их скоротечные судьбы мечту о бессмертии, облекли эту мечту сказаньем о Рае...
  
   АНГЕЛ СМЕРТИ ПОЦЕЛОВАЛ МАНХЭТТЕН... Так разрушалась Вавилонская башня...
   Случившееся на Манхэттене осмысливается не в терминах "международного терроризма", не категориями геополитики и экономики. Но в постулатах религиозной этики, категориями исторической справедливости и возмездия. Ударами "Боингов" в стены небоскрёбов было восстановлено равновесие мира, покачнувшегося под тяжестью американского греха. "Империю зла" проткнул перст Божий, обрушил символы зримого величия...
  
   Америка страшно виновата перед миром. Ни на секунду не ощущает свою вину. Хохочет над страдающим по её вине человечеством. Отгородилась от страданий земного шара лупоглазыми куклами Диснейленда, неоновой спермой Лас-Вегаса, авианосными соединениями и космическими группировками. И мир, закованный в кандалы "нового мирового порядка", ненавидит Америку...
   Америку ненавидит человечество, отравленное наркотиками, СПИДом, педофилией, голливудскими фильмами ужасов и насилий, которые, как из огромного Содома, разлетаются по миру...
  
   "Око за око, зуб за зуб" - учит грозный Моисей. На каждого убитого Америкой не хватит американцев, если даже вдвое увеличить иммиграцию российских евреев... Америке нужно покаяться перед человечеством...
   2007 год
  
   Апрель 2014 года. Правительство озабочено неприглядным имиджем предпринимателя... А вы как думали? В человеке заложены чувство совести и чувство справедливости. Эти два чувства заложены Создателем в душе каждого человека изначально.
   Как был восстановлен капитализм в России? Кто такие олигархи? Это те, кто "сумели" в 1990-ые годы приватизировать огромную страну вместе с её жителями.
   В "лихие 90-ые" над чувствами совести и справедливости нагло надругались и попытались их убить. Но Бог поругаем не бывает. Эти чувства приходят постепенно в себя в каждом человеке. И в каждом человеке восстанавливается чувство собственного достоинства. И никогда из памяти русского человека не сотрётся то, как кучка сброда поделила между собой страну, всё её достояние, которое было создано усилиями всего народа. Как этого им показалось мало. Они поделили между собой то, что создано не человеком: землю, поля, леса, моря, реки... Они замахнулись на Создателя...
   Русский мир вращается в криминальной среде... И это называется бизнес...
   Слова Рокфеллера: "Я готов отчитаться за каждый доллар, кроме первого миллиона".
   Так что подправить, подретушировать негативный образ предпринимателя пока не получится... Мнения:
   - Предприниматель работает для собственной наживы, а не для людей...
   - Честно не получается, приходится ловчить...
   - Иностранные фирмы работают в нашей стране для своей страны, а наши...
   - Купил - продал, вот и всё их предпринимательство. Раньше это называлось спекуляцией...
   - Где производство наших предпринимателей, одни магазины?..
   - Честному человеку невозможно быть богатым...
   - Владельцев магазинов приходится постоянно контролировать: просроченные продукты, некачественные...
   - Каждый в мире был бы рад жить без хитростей и переплат...
   - Бывший бандит сейчас нормальный бизнесмен... И т.д. ...
   Нет такого преступления, на которое не пошёл бы бизнесмен ради своей прибыли. Мы не забудем, сколько полегло молодых парней, по наивности ввязавшись в войну за передел общей собственности... А сколько пропало без вести? Сколько разрушено заводов, фабрик, проектных и научно-исследовательских институтов? Потери, как на войне. Нет, рано ещё говорить об имидже предпринимателей. Ещё живы матери, оплакивающие своих детей...
   Количество соблазнов и искушений всё возрастает. Аппетиты растут. Своих денег всегда мало. Отсюда коррупция, казнокрадство, несправедливое распределение доходов, в общем, просто воровство у народа...
   Совесть и справедливость - они в душе каждого человека. Но, как оказалось, у некоторых они в зачаточном состоянии. Мы думали, что капитализм у нас в прошлом, расслабились, и теперь нам всем, к сожалению, приходится жить в этом дерьме, каждый день встречаясь с обманом, воровством, унижением... Русские понемногу приходят в себя от наглости, безнаказанности этих нелюдей.
   Совесть и справедливость - это изначальная принадлежность личности. Их невозможно уничтожить совсем, их можно только слегка приглушить...
   Так что рано говорить об улучшении имиджа предпринимателя. Сначала олигархам и их подражателям надо всё награбленное вернуть, раскаяться, попросить прощения у обокраденного народа, а потом... поговорим... об имидже, о достоинстве и чести...
  
   И ЕЩЁ 10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР...
  
   7 февраля 2014 года в 20.14 по московскому времени в Сочи открылись 22-ые Зимние Олимпийские Игры. Первая гордость за страну после распада СССР.
   23 февраля! Закрытие Олимпиады и День Защитника Отечества!
   Триумфальная Победа России! Самые смелые ожидания оправдались!
   Золотые медали - 13, серебряные - 11, бронзовые - 9, в итоге - 33!
   Защищать Отечество надо всегда! И честь и хвала тем, кто это делает!
   7 марта 2014 года в 20.14 по московскому времени в Сочи открылись 11-ые Паралимпийские Игры.
   16 марта 2014 года! Закрытие Паралимпиады и Референдум в Крыму!
   Невероятные результаты! Фантастическая Победа паралимпийцев. Мировой рекорд.
   Золотые медали - 30, серебряные - 28, бронзовые - 22, общий зачёт - 80!
   Закончилась Олимпиада в Сочи убедительной победой олимпийцев и фантастической победой паралимпийцев. Игры в Сочи признаны лучшими за всё время проведения Олимпиад!
  
  
   И ЕЩЁ 10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР...
  
   2014 год... КРЫМ... В год празднования 70-летия освобождения Севастополя и Крыма от немецко-фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне русские Крыма не дали новым фашистам войти в Крым.
   Всего 10 дней ушло на подготовку Референдума.
   16 марта 2014 года состоялся Референдум в Крыму о присоединении к России. Ураганная явка - 83,1%. На высоком эмоциональном уровне Крым проголосовал за присоединение к России - 96,77%!
   21 марта 2014 года в Москве, Севастополе и Симферополе одновременно прогремели 30 залпов победного салюта.
   11 апреля 2014 года принята Конституция Крыма.
   Первомайская демонстрация впервые проходит под российскими флагами...
  
   9 мая весь народ Крыма отмечает Праздник Победы со слезами счастья на глазах. В 16 часов в Севастополь прибыл Путин. В Севастополе настроение непередаваемое. 3 парада: на земле, в воздухе и на море!
  
   Мы гордимся мужеством, смелостью крымчан. Через годы и поколения пронесли они свою любовь к России. Весь город пришёл на праздник. Даже 90-летние жители подкопили сил и вышли на демонстрацию. После 1945 года это самое важное событие. Для многих - это самый счастливый день в жизни.
   "Мы вернулись домой, в Севастополь родной..."
   Путина называют освободителем.
  
   Спасибо, Севастополь, что напомнил нам, что значит любить и ценить РОДИНУ!
  
   Как сейчас живёт Крым? Почему его жители рады тому, что полуостров вошёл в состав России?
   "В день референдума 16 марта, кто не был в Крыму, не может себе представить, что там творилось! Даже столетние жители пошли на голосование. На всех участках находились наблюдатели - 135 иностранных наблюдателей и масса журналистов. И все были допущены и на избирательные участки, и на процесс подсчёта протоколов, а урны были прозрачные, и было видно, как опускали в них бюллетени избиратели.
   Даже самые недружелюбные наблюдатели и журналисты признали, что нарушений не было, что референдум проходил очень прозрачно.
   Явка людей была ошеломительная - 83,1%. За Россию проголосовали 96,77%, за Украину - 2,51%, испорчено бюллетеней - 0,72%. На центральной площади города был концерт, который продолжался до глубокой ночи, люди веселились и радовались. С Крымом нельзя было поступать так, как это сделал Киев. У нас более 120 национальностей, но мы все привыкли себя называть крымчанами. И язык общения у нас всегда был русский.
   И я скажу честно, что после 60-летней моральной и духовной депортации чувствую, что Крым возвращается домой. Мы уходим в страну процветания, любви и межнационального взаимопонимания. Мы уходим в Россию. Я думал, что процент голосования будет 75-80%. Я думал, что крымские татары выполнят распоряжение меджлиса и проголосуют за Украину или вообще не примут участия в референдуме, а это 12% населения Крыма. Но крымские татары в основном вышли на референдум и проголосовали тоже за Россию. И вообще, я думаю, что в 1990-х годах нужно было создать Федеративную Республику Украину, тогда бы не было майдана в Киеве и в Крыму. Киев загнал в свой состав и запад с востоком, и север с югом. Это была заложена бомба замедленного действия. А майдан выпустил джинна, который вышел из-под контроля. И чем это закончится для Украины? Я не знаю. Но Крым - это только начало. Это волеизъявление двухмиллионного населения...
   Прошло немногим более месяца, и сегодня я благодарен России и президенту России Владимиру Путину за то, что они не допустили в Крыму того, что сегодня хунта устроила на юге и востоке Украины! Воевать против собственного народа, набирать наёмников для уничтожения своих сограждан, привлекать армию, танки, бронетехнику, авиацию для подавления свободного волеизъявления народа, который не хочет жить по законам хунты! Такая власть не имеет права на жизнь! Но это не люди - это хищники, которые за свои удобные места в тёплых кабинетах готовы проливать кровь своего народа. Почему в Крыму состоялся и прошёл референдум? Мы были не согласны с попыткой хунты лишить Крым права на автономию. Мы не согласны с насильственной украинизацией, что нас хотели лишить права говорить и общаться на родном русском языке. Мы не согласны с тем, что нам хотели запретить праздновать День Великой Победы 9 мая. Мы не согласны с тем, что бандеровцев и оуновцев и других фашистских прихвостней приравняли к героям войны. И референдум в Крыму был поддержан абсолютным большинством многонационального населения. Это наше решение - двухмиллионного населения, и с ним нужно всем считаться. Но мало кто знает, в чём истинная причина того, что США и их европейские партнёры не хотят признать референдум в Крыму. То, что Украина легла под США и натовские блоки, - это уже свершилось давно. Дело в том, что украинская власть территорию Крыма давно обещала передать для полигонов НАТО и в Севастополе должна была располагаться первая натовская база. На сайте Пентагона уже объявили конкурс на лучший проект по реконструкции образовательной школы в Севастополе под базу НАТО! И вдруг из-за референдума получился полный облом и лакомый стратегический объект - Крым - уплыл в Россию!
   А США - этот воинствующий "лидер" международной "демократии" - остались при собственных интересах. С этим провалом США смириться не могут. Вот поэтому сегодня, когда президент США Обама говорит про новые санкции к России, то у него меняется выражение лица и исчезает знаменитая американская улыбка, он просто теряет контроль над собой. А всё потому, что не исполнился проект США: получить Крым и Севастополь и завести к нам натовских "миротворцев". Вот поэтому сегодня СЩА пытаются "нагнуть" своих европейских партнёров к новым санкциям против России. Но Европа уже давно поняла, что санкции - это невыгодное и даже опасное мероприятие и для самой Европы. Сегодня вся Европа молчит про наращивание сил НАТО в Польше и других европейских странах, но активно обсуждает военные учения в России вблизи украинской границы. На своей территории каждая страна может проводить любые мероприятия, в том числе и военные, и никто не вправе указывать России, что она должна делать на собственной территории. А вот что делают корабли США в Чёрном море? Наверное, заблудились?..
   Киев заблокировал государственный реестр крымских пенсионеров. Пришлось крымскому пенсионному фонду при помощи российских специалистов срочно восстанавливать эту базу на 500 тысяч крымских пенсионеров. Сейчас нам предстоит большая работа по замене уставов наших организаций, штампов, печатей, сертификатов собственности, документов на автотранспорт и многое другое. Работа предстоит большая, но мы справимся. Крыму сейчас уделяют огромное внимание, и в нас вливают большие капиталовложения, и на оздоровление нашего сельского хозяйства, виноделия, лёгкой промышленности, туризма, транспорта и дорог. За последние 20 лет всё вышеописанное пришло в такой упадок, что создаётся впечатление, будто была государственная программа по уничтожению Крыма.
   Многие СМИ пишут по заказу своих хозяев... Но я понимаю, что это просто информационная война. Я понимаю, и многие тоже, что в переходный период всегда возникают сложности, но это период временный, требуется понимание и терпение. Сегодня Крым интересен всем. Будут большие трудности. Но у нас есть цель. И всё будет хорошо!"
   На территории Крыма проживают представители более 80 национальностей. Самые многочисленные из них - русские (60%), украинцы (25%), крымские татары (12%). Население Крыма - 2 миллиона человек, из которых 41% проживают в четырёх основных городах: Севастополе, Симферополе, Керчи и Евпатории.
  
   МИР! ТРУД! МАЙ! Россия отмечает Первомай! Главный праздник трудящихся - солидарность, дань памяти советскому прошлому. На Красной площади впервые за 23 года прошла Первомайская Демонстрация! Если говорить о масштабе... Многолюдные колонны, которым не видно конца... Традиция снова пришла в Москву и в другие города России...Праздник идёт по всей стране... 1100 городов и муниципальных образований... День человека труда на благо своей страны...
   Первомай в этом году особенный. В стране большой патриотический подъём, хорошее настроение...
   10 часов утра. Людское море приходит в движение. Это трудовой люд, те, кто каждый день создают благосостояние государства. Колонны вступает на Красную площадь... Праздник снова обретает свой смысл...
   Снова радостные лица людей, волнение, улыбки... Люди пришли почувствовать единение, почувствовать плечо друг друга... Многотысячное праздничное шествие, флаги, цветы, разноцветные шары, лозунги... "Горжусь Россией", "Человеку труда - слава!", "Достойный труд - справедливая зарплата!", "Заработал в России - вложи в Россию!", "Не платят - не работай!", "Едем отдыхать в Крым!" Все приветствуют воссоединение Крыма и России... Много молодёжи и детей... И это вселяет надежду...
   Будем поддерживать традицию и детей приучать...
   "Всё делается руками умных, трудолюбивых, сильных людей..."
   Сегодня в Кремле Президент вручил золотые медали "Герой Труда Российской Федерации" за особые трудовые заслуги перед государством и народом, за талант, энергию и золотые руки. Россия всегда славилась своими тружениками, золотыми руками, Героями Труда!
   С праздником весны и труда! Ура!
  
  
   И ЕЩЁ 10 ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР...
  
   2014 год...УКРАИНА ... И снова управляемый хаос... На Украине произошёл вооружённый государственный переворот под руководством и активном участии США и стран Евросоюза. Украина как страна уже не существует. Это уже не однородное государство: есть Запад, есть Восток и есть Крым (уже нет).
   Марионеточный режим развязал гражданскую войну... Полыхает центр Киева. Кто оплачивает Майдан, и какова цена? И время, конечно! Кому-то очень хотелось испортить России Олимпиаду в Сочи, отвлечь внимание.
   2 мая... Донецкая область... 4 часа утра... Как фашисты в Великую Отечественную войну, и тоже рассчитывали на блицкриг, на молниеносную победу... 20(14) - 19(41)... Атака на Славянск с земли и воздуха... Карательная операция началась... Есть убитые и раненые... В город проникли националисты... Вооружённые силы, которые живут на налоги народа, воюют против народа... Карательные меры против собственного народа говорит о слабости власти...
  
   Одесса... Солнечный город у моря... Жемчужина... Город искромётного юмора...
   "Есть город, который я видел во сне,
   цветущий в акациях город
   у Чёрного моря..."
   Сегодня - это Хатынь XXI века... В центре Одессы организовано массовое сожжение людей... и людоедская радость власти и фашистов по этому поводу... Жестокость на грани безумия... Приказ поступил сверху... Власть поблагодарила фашистов за всё, что они сделали... Сжечь заживо людей и получать от этого удовольствие... Уму непостижимо... Официальный Киев молчал больше суток...
   Потом власть вынуждена была объявить в стране трёхдневный траур... Страхом пронизан город...
   Вина за кровавую пятницу в Одессе лежит на власти. Это украинские олигархи профинансировали и поддерживали бандитов...
   Славянск, Луганск, Мариуполь, Краматорск, Константиновка, Донецк... Новости как сводки с поля боя...
  
   "Это День Победы, порохом пропах..." 9 мая 2014 года на Украине...
   9 мая в Мариуполе бандеровцы расстреляли милиционеров, которые отказались стрелять в мирную демонстрацию, посвящённую Дню Победы, потом сами стреляли по демонстрации... Город не ожидал такой подлости...
   В Славянске ранили 12-летнего мальчика, выстрелив в Георгиевскую ленточку, прикреплённую на его груди...
   Это война...
   Украинцев расстреливали не только местные фашисты, но и 400 иностранных наёмников, американских солдат удачи. Им всё равно, в кого стрелять: в Югославию, Иран, Ирак, Сирию, в Украину...
   Этот День Победы Украина не забудет никогда...
  
   А тогда в 1945 году украинцы были нашими братьями... Не все, правда... Как и сегодня. А Америка была нашим союзником, и у нас был общий День Победы...
  
   11 мая в Донецкой и Луганской областях, несмотря на провокации, стартовал референдум. В нём один вопрос: "Поддерживаете ли вы акт о провозглашении государственной самостоятельности Донбасса и Луганщины?"
   Люди полны решимости. События 9 мая только усилили решительное желание людей о федерализации республики. Жители, которые не признают власть государственного переворота в Киеве, имеют право выразить своё мнение.
   - Обстановка опасная, но если не сейчас, то когда же?
   - Референдум даст понять Киеву, что здесь живут люди, и ими помыкать не получится. Мы хотим вернуться к нормальной жизни.
   Валерий Болотов... Ассоциация, однако... с событиями на Болотной в Москве...
  
   Славянск - символ сопротивления фашистам... Явка на референдум рекордная. Идут как на праздник!
  
   В обстановке повышенной опасности, в тайном месте происходил подсчёт голосов Референдума. Явка - 74,87%
   89,07% жителей поддержали Акт о государственной самостоятельности.
   10,19% проголосовали против.
   0,74% испорченных бюллетеней.
  
   "В Донецкой и Луганской областях прошёл референдум о самоопределении регионов. Голосование проходило на фоне масштабной силовой операции, проводимой киевскими властями, в ходе которой применялись бронетехника и артиллерия, гибли мирные жители. В Москве действия Киева назвали "карательной операцией". Накануне стало известно, что в силовой операции на востоке Украины участвуют около 400 солдат американской частной военной компании. Об этом сообщило немецкое издание. Как пишет газета, элитные солдаты участвуют в операции против сторонников федерализации в районе Славянска. В бюллетенях для проведения референдума был один вопрос: поддерживаете ли вы Акт о государственной самостоятельности соответственно Донецкой и Луганской народных республик? Явка на референдум была очень высокой. Референдуму мешала не только так называемая антитеррористическая операция Киева, но и стрельба на участках..."
  
   "Насколько легитимен состоявшийся референдум?
   Законодательством Украины референдум не предусмотрен. Но точно так же законодательством страны не предусмотрено утверждение состава Кабинета министров страны на майдане. Это всё тоже находится за рамками правового поля. Надо понимать, что сегодня на Украине происходит: продолжаются революция и гражданская война. В этих условиях говорить о соответствии процедуре, конечно же, сложно. Но, тем не менее, киевское правительство результаты референдума не признает. Понятно, что ни при каких обстоятельствах референдум не признает Запад.
   А Россия? Тут многое будет зависеть от того, как там дальше будут разворачиваться события: будет ли готов к диалогу официальный Киев, продолжится ли так называемая террористическая операция или они поймут, что воевать со своим народом себе дороже..."
  
   "Значим сам факт проведения референдума. Бойня в Мариуполе, расстрелы мирных граждан в других населённых пунктах говорят о том, что восток Украины не желает иметь ничего общего с киевским правительством".
  
   Процесс урегулирования ситуации в тупике...
  
   "Украина по вине самозваных киевских властей стремительно втягивается в полномасштабную гражданскую войну. Их не останавливают даже предложения ОБСЕ, в которых есть вполне разумные зёрна.
   Политологи считают, что, пока не поздно, нужно остановить агрессию и организовать внутриукраинский диалог.
   Давно известно, что Всевышний, если захочет кого наказать, лишает разума. Похоже, что именно так и произошло.
   Киевская хунта хочет полной и окончательной победы над всей Украиной, чтобы затем привести её в НАТО. Но по уставу НАТО в эту организацию не принимают страны, имеющие территориальные проблемы. Крым здесь стал у киевской хунты костью в горле. Фактическое возможное самоопределение Донбасса также будет мешать намерениям киевских властей. С каждым днём сокращается поле для внутриукраинского диалога. Особенность современной Украины состоит в том, что никто не верит никому. Стоит признать, что немалая часть граждан Украины обдурены массированной антирусской пропагандой. Но эта пелена по мере углубления социально-экономического кризиса будет спадать. Рано или поздно сами украинцы наедятся "новым порядком". Ясно, что рано или поздно новое массовое движение возьмёт на вооружение антифашистские лозунги. Нынешние трусоватые киевские вожди отдают себе в этом отчёт - и впадают в ещё большую неврастению. Ясно, что в ближайшее время США предпримут попытку поставить под контроль газотранспортную систему Украины, стремясь при этом ослабить как Россию, так и ЕС. И этот клубок противоречий окажется неразрешимым. Некоторые аналитики прогнозируют распад Украины на "олигархические удельные княжества" при отсутствии любой системы договорённостей... Вот только людей жалко. Страдать-то им".
  
   "А с чего всё началось?.. Американские технологии - образ жизни США на всю эпоху. Украина - это просто американский бизнес-проект. "Если у вас есть что-нибудь в недрах, наша демократия летит к вам"! Говорят о демократии, думают об углеводородах! Американские "сынки" прибирают к своим рукам сланцевский газ Украины... Что позволено американцам, позволено не всем... Потому что более 60 американских программ и большие деньги были затрачены и привели к нынешней ситуации. Очень им хочется "отбить" расходы. Поэтому нынешние власти на Украине делают всё, что говорят американцы.
   Не стесняясь, без церемоний, как с туземцами... Это с Украиной...
   С Европой иначе... Европа - привилегированная колония США. Америка настаивает, чтобы европейцы ввели санкции против России. А Европа ложиться под нож не хочет... Старый Свет начинает осознавать... У Европы постепенно открываются глаза... Не стоит страдать манией величия...
   Только вместе с Россией Европа сильная".
  
   "Мы должны сделать правильные выводы"... И их сделают все...
   Россия скорбит вместе с украинцами...
  
   Невиданный патриотический подъём в Донбассе...
  
   Гражданская война - следствие расслоения общества...
  
   "Война войной, а выборы по расписанию...
   Из кого выбирать? На Украине нет достойного лидера...
  
   "Вам говорили - не трожьте Донбасс!"
  
   Путь к выборам Президента пройдёт мимо свежих могил...
  
   9 мая у самопровозглашённой власти перестало быть праздником. Но для ветеранов Великой Отечественной войны, для их детей, внуков и правнуков это по-прежнему Великий Святой Праздник...
  
   25 мая - досрочные выборы Президента Украины... Очередной захват власти и попытка сделать его легитимным... Финишная прямая...
   Военный конфликт перевести в политическое русло не удаётся.
  
   "Промедление смерти подобно..." Донецкая и Луганская республики - основа новой страны Новороссии.
  
   "19 мая 2014 г. В Луганске принята Конституция Луганской народной республики и выбрано новое правительство. Фундамент есть. Валерий Болотов глава Луганской народной республики. Он вернулся к активной жизни после покушения".
  
   УКРАИНСКИЙ НАЦИЗМ
  
   История пошла на новый виток. Как получилось так, что они пришли в официальную политику, а идеи пытаются распространить по всей Украине?
  
   Украина. Нацистский реванш. Рождение.
  
   Число убитых бандеровцами составило 30 тысяч человек, а в 1992 году появился первый памятник Бандере на Украине. Сейчас уже десятки. А президент Украины Ющенко объявил Бандеру национальным героем. Как такое произошло? Патриотическое воспитание по-Львовски. Урок мира педагоги превращают в урок памяти украинской повстанческой армии. Для детей с Запада страны её бойцы уже много лет герои. Бандера и Шухевич воевали на стороне фашизма против Красной Армии. В тылу грабили и насиловали. Убивали русских, поляков, евреев. Но школьного учителя из Львовской области такие заслуги не смущают. Убийц из УПА он гордо зовёт движением Сопротивления. Национализм в западных областях цвёл ещё при Союзе. После его распада часть украинцев уже уверенно зашагала к нацизму. 9 мая неизвестные нападают на ветеранов Великой Отечественной войны, жгут Георгиевские ленточки. Дальше - больше. В последнее десятилетие памятники Бандере росли как грибы после дождя. Президент Ющенко официально назначил Бандеру героем Украины. Неудивительно, что выросло поколение, голосующее за нацистов. Новые патриоты - фашисты, кресты. Некоторые не прочь на этой волне занять место Президента.
   - Нацизм зародился на основе комплекса неполноценности. Украинцы не ощущают себя единой нацией.
   - Националистические партии есть и в других странах, но там они никогда не придут к власти, а на Украине пришли. Во многих странах можно получить срок за пропаганду фашизма, свастики. Их контролируют.
  
   Кому выгодно возрождение нацизма на Украине? Телевизионное голосование:
  
   16,8% - киевским властям;
   75% - зарубежным спонсорам;
   8,2% - народу Украины.
  
   Происходит ли на Украине героизация нацизма? Телевизионное голосование:
  
   Да - 86%; (женщины) 92%; (мужчины) 78%;
   Нет - 14%; 8%; 22%.
  
   - Как они с такой идеей в Европу?
   - Международная политика всегда отличалась прагматизмом и даже цинизмом. Они морщатся: "Это негодяи, но это наши негодяи".
   Это единственная активная сила на Украине. В период кризиса и распада связи в обществе, распада политического поля радикальные идеи способны мобилизовать прежде всего молодёжь. Молодёжь не склонна думать о будущем, она действует на основе эмоций.
   - Откуда молодёжь подхватила это?
   - Они носители Киевского наследия, русского языка. У них есть чем гордиться. Но меняется история, в школах преподаётся. Киев всегда был многонациональным городом. Корни этой проблемы лежат в церковном расколе. Не православная и католическая, а создание 3-ей силы. Униаты - православные обряды, а подчинение Римскому папе. Эта религия - знаковый момент в истории.
   Вся Украина была исторически многонациональна. Происходит возведение национальных идей в государственную идеологию. Создание нацистской идеологии в качестве государственной. 2 января прошло факельное шествие с символикой в поддержку Степана Бандеры и его идей. Любовь к своей нации и ненависти к другим нациям - бандеровцы ненавидели всех.
  
   УКРАИНСКИЙ РАЗЛОМ
  
   Откуда взялся Майдан? Националистическая Украина. Чем опасно это сегодня?
  
   Студенческая молодёжь зациклена на гламурном восприятии украинского национализма и его символики. Почему это стало популярно?
   Фашистские движения возникали, когда государства находились в трудном экономическом положении, когда наступал экономический кризис. Когда нужно было быстро найти ответ на сложный вопрос. И тогда фашистская идеология быстро находила себе почитателей. Такой крайний национализм был только в Германии. В 21 веке он формируется на основании комплекса неполноценности. Превосходство скрывает комплекс неполноценности. Национальная энергия вместо того, чтобы тратиться на созидательный проект, тратится на поиск антропологических различий украинцев и россиян. Приходится придумывать... Молодёжь не понимает разницы между патриотизмом и нацизмом. Хорошо, когда человек гордится своей нацией, когда он помнит, но как только он начинает считать, что его нация лучше, чем другая, начинаются проблемы.
   Майдан стремится в Европу... А там - толерантность...
   У нас общие корни, а они хотят найти что-то своё. И им нечего противопоставить, кроме Бандеры.
  
   - Во всём мире идёт борьба за учебники истории. Нужно какое-то согласие по интерпретации исторических событий. У нас сразу начинается крик. Вот урок нам, когда топчут и меняют собственную историю.
   Фоновое положение о месте своей нации в мировой истории закладывается в детстве, в этих нехитрых фразах, а потом это формирует стержень, на который нанизывается либо отрицательная информация, либо положительная. Не надо быть наивными. Подростков уже трудно разубедить.
   - В какое время зародился нацизм на Украине?
   - Были попытки 5-7 лет назад в Донбассе - ребята пророссийские не допустили у себя.
   - Что может вправить мозги?
   - Фашизм недолговечен, он сжирает себя сам. Нельзя жить в ненависти, жить надо с любовью.
   - Готова ли Украина в ближайшем будущем найти другую национальную доктрину? Ведь им есть, чем гордиться, кроме Бандеры.
   - Украина должна испить эту чашу полностью, прийти к тупику и краху и должно наступить отрезвление.
   - Раздвоенность украинского сознания - Европа или Россия, зачем это противопоставлять? Они равноценны в мировой истории.
  
  
  
   Украинский нацистский реванш. Майдан. С кем быть Украине?
   Телевизионное голосование:
  
   12,1% - с Западом;
   46,1% - с Россией;
   41,8% - нужно искать свой путь.
  
   Считаете ли вы, что главная причина гражданской войны на Украине, - национализм? Телевизионное голосование:
  
   Да - 54%; (женщины) 67%; (мужчины) 41%;
   Нет - 46%; 33%; 59%.
  
   Выборы на Украине. Телевизионное голосование:
  
   10,7% - разрешат кризис в стране;
   39,9% - усугубят ситуацию;
   49,4% - ничего не изменят.
  
   Наступит ли спокойствие на Украине после выборов?
   Телевизионное голосование:
  
   Да - 15%; (женщины) 6%; (мужчины) 24%;
   Нет - 85%; 94%; 76%.
  
   Кто сейчас претендует на власть? Принесёт ли она мир? Будут ли выборы легитимными? Чьи интересы представляют эти кандидаты? Чего ждать Украине?
   Очень разные люди претендуют сегодня на место главного человека в стране. Среди этих людей оказались откровенные нацисты. Цифры у них небольшие, но когда-то люди с небольшими цифрами (те же большевики) сумели переломить ситуацию. Есть и другие персонажи, хорошо нам известные...
   В такой обстановке проходил референдум о статусе территории на Юго-Востоке. В день голосования расстреляли на пороге пункта голосования несколько человек. Теперь многие боятся повторения на президентских выборах.
   Вряд ли поспособствует ситуации и не прекращающаяся военная операция в Донбассе. Противостояние украинских националистов и частей Украинской армии отряду самообороны ставит выборы под угрозу. К тому же жители Юго-Востока, которые выразили своё желание отделиться, вообще не хотят приходить на участки.
   Всего в выборах Президента участвует 21 кандидат. Этих выборов ждут не только на Украине. От них зависит спокойствие всей Европы.
   - С чем пришла Украина к этим выборам?
   - Не Украина пришла к выборам, а ей навязали эти выборы. Народ не готов к проведению этих выборов. Люди не понимают расклад политических сил, не понимают, как дальше будет развиваться ситуация. В каком направлении будет работать страна, какие цели, программы у тех кандидатов, которых сегодня выдвигают. Неофашисты Майдана затеяли это. Легитимизация нужна Западу, чтобы в дальнейшем объявить законным правительство, якобы выбранное народом. Выборы надо проводить срочно, не дожидаясь лета. Необходимо легитимизировать ту власть, которая пришла незаконно и продолжает работать. Нарушается практически всё.
   - Результаты выборов будут просто объявлены.
   - Так называемые выборы на Украине - это дискредитация демократических норм, а не движение к свободе, демократии.
   - Расколота не только армия, вся Украина трещит по швам.
   - Все кандидаты - западники и русофобы. Неонацисты не успокоятся, кого бы ни выбрали. Либо им придётся предоставлять место в кабинете министров, либо подавлять. Это реально действующая сила. Ситуация не подконтрольна власти. "Джина выпустили из бутылки". Многие страны в шоке. Общественное мнение постепенно меняется. Признано, что внутри Украины общественного консенсуса не будет. Признаётся, что выходом из положения может быть, чтобы Россия, США и Европа выработали совместно правила и принудили Украину принять эти правила. Украине придётся разобраться со своими проблемами.
   - Цивилизационный раскол на Украине с 13 века: часть тяготеет к Западу, часть - к России. Давление Запада не ослабевает с тех пор.
   "Вставай, страна огромная..." СССР 9 МАЯ 1945 ГОДА... ДЕНЬ ПОБЕДЫ!
  
   Стихи В. Харитонова
   Музыка Д. Тухманова
  
   День Победы, как он был от нас далёк,
   Как в костре потухшем таял уголёк.
   Были вёрсты, обожжённые в пыли, -
   Этот день мы приближали, как могли.
   Этот День Победы
   Порохом пропах.
   Это праздник
   С сединою на висках,
   Это радость -
   Со слезами на глазах -
   День Победы! День Победы!
   Дни и ночи у мартеновских печей
   Не смыкала наша Родина очей...
   Дни и ночи битву трудную вели, -
   Этот день мы приближали, как могли.
   Здравствуй, мама, возвратились мы не все...
   Босиком бы пробежаться по росе...
   Пол-Европы прошагали, полземли, -
   Этот день мы приближали, как могли.
  
   Такой Победы никто не имел, кроме нашей страны!
  
   "Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай
   Тот цветущий и поющий яркий май...
  
   Помнит сердце, не забудет никогда!"
  
   Сегодня 9 МАЯ 2014 ГОДА... Страна празднует ДЕНЬ ПОБЕДЫ!
  
   Москва. Красная площадь. 10.00. Парад Победы!
  
   На Красную площадь вносятся Государственный Флаг Российской Федерации и Флаг Победы! 69 лет назад этот Флаг Победы был водружён над поверженным Рейхстагом.
   Парад принимает Министр Обороны.
  
   Верховный главнокомандующий России Владимир Владимирович Путин.
  
   "Дорогие граждане России! Дорогие ветераны. Товарищи солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы, товарищи офицеры, генералы и адмиралы.
   Поздравляю вес с Днём Победы! Прошло 69 лет, как закончилась Великая Отечественная война. Но 9 мая был, есть и будет нашим главным праздником. Это день национального триумфа, народной гордости, день скорби и вечной памяти. Это праздник, когда торжествуют всепобеждающие силы патриотизма, когда все мы особенно остро чувствуем, что значит быть верным Родине и как важно уметь отстаивать её интересы. Мы должны быть достойны подвига наших отцов, дедов и прадедов. Они на смерть сражались с врагом, защищая родную землю, сокрушили нацизм. Победа ковалась на передовой и в тылу, добывалась в партизанских отрядах и в подполье. Её приближали мужество блокадного Ленинграда, отвага защитников Севастополя, доблесть тысяч бойцов, непреклонно стоявших на своих рубежах. В жестоких боях под Москвой и Сталинградом, на Курской Дуге и Днепре определялся исход всей Второй мировой войны. Железная воля советского народа, его бесстрашие и стойкость спасли Европу от рабства. Именно наша страна погнала нацистов до их логова, добилась их полного и окончательного разгрома, победила ценой миллионов жертв и страшных испытаний. Мы всегда будем беречь эту священную, немеркнущую правду, не допустим предательства и забвения Героев, всех, кто не жалея себя, сохранил мир на планете.
   Дорогие друзья! Сегодня мы склоняем головы перед памятью погибших, перед памятью тех, кого уже нет рядом с нами. В каждой семье чтят их преданность Отчизне. Неразрывная связь поколений - наше огромное национальное богатство. В нём сила и достоинство России. Мы благодарны нашим ветеранам, мы гордимся вами. В этот великий день нет никого роднее и дороже вас. В вашу честь цветы и салюты, мощь парадных расчётов. Но главное, мы отдаём вам тепло наших сердец. Вы не только с честью прошли через великое лихолетье, но и восстановили страну. Работали на общее благо, умели дружить, радоваться жизни и завещали нам держать эту высоту, высоту созидания, единства и любви к Родине. Мы вас никогда не подведём. Будем беречь Россию и её Славную Историю. Ставить превыше всего служение Отечеству, как было всегда в нашей стране. Уверен, так будет и в будущем.
   Слава Народу-Победителю! С праздником вас, с Днём Великой Победы! Ура!"
  
   Звучит Государственный Гимн Российской Федерации
  
   Россия - священная наша держава,
   Россия - любимая наша страна.
   Могучая воля, великая слава -
   Твоё достоянье на все времена!
   Славься, Отечество наше свободное,
   Братских народов союз вековой,
   Предками данная мудрость народная!
   Славься, страна! Мы гордимся тобой!
   От южных морей до полярного края
   Раскинулись наши леса и поля.
   Одна ты на свете! Одна ты такая -
   Хранимая Богом родная земля!
   Славься, Отечество наше свободное,
   Братских народов союз вековой,
   Предками данная мудрость народная!
   Славься, страна! Мы гордимся тобой!
   Широкий простор для мечты и для жизни
   Грядущие нам открывают года.
   Нам силу даёт наша верность Отчизне.
   Так было, так есть и так будет всегда!
   Славься, Отечество наше свободное,
   Братских народов союз вековой,
   Предками данная мудрость народная!
   Славься, страна! Мы гордимся тобой!
  
   Традиционно военный парад на Красной площади открывают барабанщики Московского Военного музыкального училища. Юные музыканты задают темп и ритм военным расчётам.
   Воспитанники Военного музыкального училища открывали легендарный парад Победы 1945 года.
   На Красной площади Кавалерийский почётный эскорт Кремля.
   В составе парадных расчётов воспитанники довузовских общеобразовательных заведений Минобороны России.
   На Красной площади торжественным маршем проходят суворовцы Московского Суворовского военного училища.
   На главной площади страны суворовцы Тверского суворовского военного училища.
   Со своими сверстниками маршируют воспитанники Нахимовского училища.
   На Красную площадь выходят юные моряки Кронштадта.
   Продолжают парадное шествие воспитанники Казачьего военного корпуса.
   По Красной площади проходят общевойсковые части вооружённых сил Российской Федерации.
   Торжественным маршем по Красной площади проходит Военная Академии материально-технического обеспечения имени генерала армии Хрулёва.
   На брусчатке Красной площади офицеры и курсанты Военно-воздушной Академии им. Жуковского.
   На Красной площади парадные колонны Института Военно-Морского флота.
   На Красную площадь выходит сводный отряд 16 Бригады специального назначения.
   В парадном строю морские пехотинцы 336 отдельной гвардейской бригады войск Балтийского флота.
   На Красной площади парадный расчёт Военно-космической обороны Военно-космической академии имени Можайского.
   Торжественным маршем проходят батальоны ракетных войск стратегического назначения.
   На Красной площади Рязанское высшее воздушно-десантное училище.
   На Красной площади десантники 331 гвардейского парашютно-десантного полка.
   Идут десантники 317 десантного полка.
   На брусчатке Красной площади войска радиологической, химической и биологической защиты.
   По Красной площади проходят воины-железнодорожники.
   Торжественным маршем проходят батальоны оперативного назначения внутренних войск МВД России.
   По главной площади страны проходит парадная рота Академии защиты МЧС России.
   На брусчатке Красной площади курсанты Московского Пограничного института службы безопасности Российской Федерации.
   На Красной площади Таманские воинские части Западного военного округа.
   На Красной площади гвардейцы 4 танковой дивизии им. Андропова.
   Торжественное прохождение пеших колонн завершают парадные расчёты Военно-технического Университета и Московского военно-командного училища.
   Сводный военный оркестр из 1000 музыкантов перемещается, освобождая площадь для прохождения военной техники. Для каждого рода войск сегодня прозвучала своя композиция.
   Под гул мощных моторов на Красную площадь входит боевая техника...
   Начинается авиационная часть парада...
   Над главной площадью страны пролетают 69 вертолётов и самолётов...
   Истребители распыляют краску цветов российского флага.
  
   140-ой Военный парад завершается маршем "Прощание славянки".
  
   Слава ветеранам Великой Отечественной войны!
   Поздравляем всех с 69-ой годовщиной Великой Победы! Ура!
  
   В День Победы около 30 000 петербуржцев присоединились к акции "Бессмертный полк": они прошли по Невскому проспекту с портретами своих близких - фронтовиков и тружеников тыла Великой Отечественной войны, не доживших до наших дней.
   Вы выходите на улицы города с фотографией участника войны из числа своих родных и близких и шествуете с ней в праздничной колонне таких же, как вы, участников Бессмертного полка, обеспечивая таким образом символическое участие своего близкого и чтимого человека в параде Победы. Такая форма дала возможность ныне живущим людям наглядно показать историю своей семьи, своих предков, их героизм, самоотдачу и патриотизм, почувствовать связь поколений.
  
   Эта память - наша совесть. Георгиевская ленточка. Общественная акция по раздаче символических ленточек посвящена Дню Победы в Великой Отечественной войне.
   Проходит с 2005 года. Регламент использования ленточек определяется Кодексом Георгиевской Ленточки.
   - Мы должны помнить о подвиге наших предков. Разве можно забыть о войне и блокаде Ленинграда? Всё возможно во времена, когда история перекраивается. "История - это наука об истине. Её можно исказить, можно переврать, но изменить её нельзя".
   - Георгиевская лента - это хороший и чистый символ, который связал все поколения.
  
   Война - это не только борьба на передовой...
  
   "Вы даже не представляете, что мы можем"
  
   "12 апреля Су-24М напугал моряков одного из самых мощных эсминцев ВМС США - "Дональда Кука". Самолёт 12 раз имитировал атаку. На судне отказала вся электроника. Возможно, Су-24М был оснащён новейшим комплексом радиоэлектронной борьбы (РЭБ) "Хибины". О возможностях российской авиации рассказал командир авиабазы...
   - Неужели простая "сушка" могла вывести из строя оборудование на таком современном корабле?
   - Есть такое понятие - радиоэлектронная бомба. Американцы пошли по пути создания самолёта-невидимки. Считается, что локаторы такой самолёт не видят, но он может быть незаметен для какой-то определённой длины волны, а в другом диапазоне волн станет виден. Поэтому Россия пошла другим путём...
   Ту "сушку" (Су-24М) американцы видели, но сделать ничего не могли. Установленные на самолёте средства РЭБ принимают сигнал, в котором идёт облучение самолёта, ставят помеху, а она, в свою очередь, не даёт системе ПВО прицелиться. Ракеты не могут быть наведены на цель...
   В письме, написанном моряком с эсминца своей любимой, есть такая фраза: "Мы не подписывались рисковать жизнью". В этом вся суть. Мне довелось в своё время полетать с иранцами, заканчивающими военные школы в Америке и Франции. У них другой менталитет. Они готовы служить, но не готовы рисковать. А на "Дональде Куке", вооружённом до зубов, экипаж корабля почувствовал себя абсолютно незащищённым. Нам, россиянам, это непонятно. У нас понятия чести и героизма в крови. Мальчикам с рождения говорят: "Ты же мужчина! Умей постоять за себя, за свою девчонку!" Мы подсознательно растим бойцов. Мы рискуем, потому что нам это в удовольствие. Американцы воспитаны по-другому.
   - Это был риск - подлететь так близко к эсминцу США?
   - Наверное. Есть такое понятие - риск ради выполнения задачи. Оно было, есть и будет только у нас. Человек пытается превысить свои возможности. Почему Чкалов пролетел под мостом? Он знал, что его за это накажут, но сделал так, понимая: "Я это могу!" Только российский солдат может после того, как у него кончатся патроны, взять автомат и пойти с ним драться врукопашную.
   - Инцидент над Чёрным морем был хулиганством?
   - Нет, но там было определённое нарушение. У лётчика была одна задача, а он вошёл в боевой азарт и сделал больше, чем требовалось. Должен был сымитировать атаку на корабль два или три раза, а он сделал 12 заходов. Думаю, лётчика за это наказали - выговор объявили, к примеру.
   - Как в вашей среде этот поступок обсуждают?
   - Среди лётного состава, который знаю я, так бы сделал любой. Потому что за нами - Россия. И нам это интересно. Чем показателен этот случай? Наш лётчик на самолёте, который считают морально устаревшим, показал несостоятельность хвалёной американской техники и неспособность воевать с равным противником. Невооружённый самолёт с экипажем в два человека вывел из строя, а точнее, морально сломал экипаж целого эсминца, который всегда смотрел на всех свысока.
   - Случай в Чёрном море - утечка информации?
   - Нет, это была дозированная информация, чтобы показать, что мы можем. Потому что народ-то волнуется, переживает. Теперь вот все увидели: с нашим
   Су-24, который не предназначен для войны с авианосцами, так как для этого есть специальные ракеты, не смог справиться уникальный корабль. А "Дональд Кук" как раз таки должен прикрывать авиационные группировки.
   Вы даже не представляете, сколько мы умеем и можем! Вот США сейчас нам объявляют санкции. А мы ничем американцам не грозим. Потому что сильный молчит. Басня Крылова "Слон и Моська" как раз об этом. Инцидент с "Дональдом Куком" лишь один из немногих, о чём вы знаете. А есть много того, чего вы даже представить не можете..."
  
   "Я благодарю Бога за милости, которые Он дарует нам. Эти милости Бога не просто ответ на смену исторических эпох. Эти милости Божьи ответ на многие скорби наши, нашего народа, на бесчисленные жертвы и на кровь. Когда некие лжемыслители обращаются сегодня к народу нашему с призывом, что надо нам за что-то там покаяться, что было в далёком прошлом, и что, мол, без этого, не может быть возрождения России, я отвечаю таким лжемудрствующим людям. Народ наш не просто покаялся, он кровью своей, по количеству несовместимой с кровью ни одного народа, искупил грехи отцов и дедов и прадедов своих. И такие мистические, таинственные деяния в истории народа не могут проходить где-то на периферии. Они рассекают как бы духовную жизнь народа, они в его сердце... Мы вспоминаем всех, кто душу свою положил за веру и Отечество. Я обращаюсь особенно в молитвах к Богу не оставить Землю Русскую... Чтобы несмотря ни на какие искушения и соблазны, люди наши, особенно дети и молодёжь устремлялись к Богу, понимая, что это единственный путь к их счастью и благополучию, к счастью и благополучию их семей, их детей и внуков. Чтобы более никогда не надо было бы кровью народною искупать грехи нынешнего поколения...
   Праведность есть величайшая ценность в глазах Бога... Не самые богатые, не самые властные, не самые образованные, не самые влиятельные...Единственной ценностью в очах Божьих является праведность человека. И это такая ценность, которая может спасать не только самого человека, но и спасать других.
   Мы знаем, как Апостол Павел, говоря о последних временах Человеческой Истории, свидетельствует, что конец мира настанет тогда, когда будет нечто удерживающее от пришествия этого конца изъято. А что же это за удерживающее? У Бога есть свой счёт. Почему Он щадит человеческую цивилизацию, погрязшую в грехах? Потому что есть то количество праведников, благодаря которым живёт весь мир. Понятие праведности имеет и политическое измерение, потому что для того чтобы праведники могли удержать мир от гибели и распада должно быть некое политическое действие. Потому что именно то действие, которое влияет на умы и сознание людей, и формирует контуры человеческой цивилизации. Мы знаем, что особая греховность переживаемого нами времени заключается в том, что во многих странах принимаются законы, которые не только оправдывают, но юридически всей силой государства поддерживают грех. Такого никогда не было в истории. Никогда грех, совершённый против Божьих Заповедей не поддерживался законами государства. Были законы несправедливые. Они и сейчас есть, но закон никогда не бросал вызов Богу. Сегодня законы бросают этот вызов Богу. И нужно политическое действие, чтобы не допустить принятие таких законов в странах, чтобы грех никогда не был оправдан и защищён силой государства. Многое и другое нужно для того, чтобы не пресеклась жизнь праведников и чтобы праведность могла влиять на тех, кто нуждается в таком влиянии".
  
   "В Новом Завете этот Небесный Город описывается в форме некой цельной геометрической фигуры с одинаковой длиной, шириной и высотой. Согласно христианской ихтиологии он нисходит на Землю в конце Истории, являя собой символ социальной гармонии. Это Новый Иерусалим. В Новом Завете Небесный или Новый Иерусалим противостоит погрязшему во грехе, ложному и неправильному Земному Иерусалиму".
  
   Россия... Надо всё восстанавливать... Нужна внутренняя мобилизация... Нужен созидательный реванш, чтобы сделать Россию мощной и развитой державой... Жизнь формируют те, кто занимается её техническим обеспечением...
  
   Русские - это те, кто любят Россию и в горе, и в радости, кто защищает Россию всегда... А тот, кто брызжет злобной слюной... против, кто всегда в оппозиции, - это не русский, даже если у него русская фамилия...
  
   Двойное гражданство... К сожалению есть такое право... Но ты не имеешь право занимать никакие властные должности, если оборудовал запасной аэродром...
  
   - "Александр Андреевич, мы живём во время перемен. На наших глазах вершится история. Мы видели с Вами эпоху разрушения. Сейчас появилась великая надежда. Что изменил Крым?
   - Крым - это крохотная точка, почти незаметная. Крым - это маленький кусочек земли, но он вдруг превратился в шарнир, вокруг которого закрутились материки и континенты. Вокруг Крыма складывается новый мир. И вокруг Крыма раздаются хрусты огромных тектонических платформ. Крым изменил всё. Крым изменил отношение Запада к России. Он не изменил, он резко обострил, он вскрыл эти отношения, эти подготавливаемые диверсии, политические, экономические диверсии. Диверсии сдвинуты с места и стали реализовываться. Отношения Европы, Америки с Россией резко обострились. Даже не до уровня холодной войны, а, может быть, даже до уровня предстоящей горячей войны. Европа и Россия вступили в очередной раз в смертельную схватку.
   - То есть, маски пали.
   - Маски пали. Второе, двуглавый орёл на Российском Гербе, одной своей головой клюёт и горланит, отбиваясь от Запада, второй обращён на Восток. Поход на Восток Путина с миром. Этот рывок на Восток, который будет продолжаться, он изменил не только ситуацию в Крыму и на Востоке Украины, а создал экономические, политические и, может быть, военные альянсы, потому что там проходят манёвры военных сил Китая и России. Мне кажется, он создал реторту, в которой возникает новое человечество, новая форма мира. Современная цивилизация слишком одряхлела, она слишком старомодна, она перестала продуцировать новую философию, религиозные модели, схемы. Когда человек устал, он деградирует, он становится колоссальным сфинксом. В истоках ислама, христианства, буддизма зреет новая форма человечества, новая модель, в которую утомлённое человечество может встроиться и развиваться без катастроф. Она складывается сейчас на Востоке, на российско-китайской границе.
   Я только что вернулся из Китая, из Шанхая, я недавно был в Иране. Я видел, что эти государства, в том числе и Северная Корея, демонстрируют иные модели, нежели западная модель. Когда западная модель приведёт нас, а она уже привела, к катастрофе, человечество будет нуждаться в новых моделях. Весь банк этих моделей будет рассматриваться: и модель северно-корейская, модель резкого, жёсткого проекта, который помог Северной Корее на протяжении многих десятилетий выстаивать против Америки. Пали все страны, пал Советский Союз. Китай не удержался, а эта страна создала модель политическую и философскую, которая позволила ей выстоять перед этим чудовищным монстром, она заслуживает внимания.
   - А цена не смущает?
   - Когда тебя готовы уничтожить, в 1941 году, когда 30 миллионов погибли на фронтах Великой Отечественной войны, это была та цена, которую необходимо было заплатить за Победу. Когда либералы говорят: большая цена, лучше было уступить, такой взгляд мне кажется отвратительным.
   - Я согласен с такой оценкой взгляда на пересмотр Великой Отечественной войны. Но вместе с тем у нас есть Южная Корея и Северная. Южная Корея пала под напором США, но живут в Южной Корее несравнимо лучше, чем в Северной. Южная Корея продолжает оставаться независимым государством.
   - Вы сравните жизнь тигра или медведя в зоопарке в клетке. Они живут безбедно, не надо заботиться, а на воле - вечная погоня за едой. Свобода - это огромное напряжение, это дорогое удовольствие. Лучше быть несвободным. Несвобода лучше, чем свобода.
   - С точки зрения человека жизнь в Северной Корее - это несвобода. Шаг влево, шаг вправо - трудовой лагерь. Не так сказал, можно и до расстрела. Как раз жизнь в Северной Корее далека от идеала. Это жизнь, при которой за твоей личной и семейной жизнью постоянно глядят. Когда никуда не поедешь, не ту музыку не послушаешь.
   - Это мифология. Северная Корея - это Пхеньян с небоскрёбами невиданной красоты. Это прекрасно спланированные площади с дворцами. Это дворцы не Рублёвка и не Жуковка, это Дворец Молодёжи, Дворец Науки, Дворец Культуры, Дворец Философии, Дворец Чуда. Кореец живёт, конечно, не шикуя. Я посмотрел, как живут наши буржуа. Они ездят по Европам и демонстрируют жратву, которую они там едят. Они фотографируют и показывают, какое количество омаров и устриц они едят за день. Но в Северной Корее есть лаборатории, электронные библиотеки прекрасные, и я понимаю, почему у северных корейцев есть атомная индустрия, есть ракеты.
   - Государство Новороссия, которое зарождается на Юге Украины, это Парижская Коммуна, которая проживёт некоторое количество дней и уйдёт в историю или это новое образование, которое будет бороться против американского империализма?
   - Новороссия - это посткрымский период русской истории. Если бы не было, с одной стороны, этой чудовищной атаки на Януковича, несчастного и беспомощного, и вместо него пришла эта оголтелая, яростная фашистская группировка, которая решила украсить всю Украину своими свастиками и сделать Украину родиной укров, а не русских, греков, евреев и украинцев, не было бы в этом отпора на Юго-Востоке, не было бы государства Новороссии. Оно уже складывается. Конечно, оно, это государство, складывается в условиях войны, оно складывается в условиях неурядиц экономики. Оно складывается под напором, с одной стороны, этих страшных, адских, чудовищных фашистских сил, и поэтому это государство питается бесконечной, фашистской энергией. Это государство складывается в атмосфере Победы 1945 года. Это государство символически повязало Георгиевскую ленточку золотую - как эмблему своей свободы и своей Победы. Как будет государство это существовать? Оно будет существовать очень трудно, сложно и мучительно. Оно будет существовать среди крови, боли и бомбардировок. Когда я смотрю наши репортажи телевизионные оттуда, чрезвычайно честные, открытые, бесстрашные репортажи, и когда я вижу носилки с убитыми, я думаю, а где же наши обещания спасать русских в случае, если русским грозит беда, где же то самое позволение, которое получил Российский Президент вводить войска, если будут жечь русских в домах Профсоюзов, если вдруг Славянск начнут обстреливать из тяжёлой артиллерии? Это вызывает во мне страдание, это вызывает во мне возмущение. Я пытаюсь уговорить себя, я пытаюсь убедить себя, а государство или Путин, они действуют в обстоятельствах иных, нежели я, отдельно взятый. Огромное количество факторов, мотивов, скрытых, полускрытых заставляет Путина действовать так, а не иначе. Но у нас же есть гражданское общество. Оно возмущается. Никто не мешает гражданскому обществу создавать отряды, собирать деньги, средства. Они собирают, они идут туда. Никто не мешает прорываться грузовикам с гуманитарной помощью через границу. Туда идут и фуры, потому что есть участки границы, которые не контролируются таможенниками Украины. Можно двигаться уже не только партизанскими тропами.
   - Это вторая Испания?
   - Это вторая Испания, которая сражается без поддержки Советского Союза, потому что в Испанию приезжали советские лётчики, советские танкисты, советские инструкторы, добровольцы, гигантские отряды французов, американцев... Там был Хемингуэй, там были антифашисты всего мира. Я думаю, что и в эту небольшую страну Новороссию придут со временем такие люди, потому что мессианство этого крохотного государства состоит в том, что оно сейчас одно сражается с фашизмом.
   - Люди не понимают, где власть, что власть. Их грабят, расстреливают, они не понимают, что происходит. Им тяжело. Их каждый вечер обстреливают, разрушают дома, гибнут обычные люди. Ведь терпение не беспредельно. Они не понимают, почему мир не видит, что они воюют с фашистами. Как заставить увидеть мир, что там проходит линия фронта с фашистами?
   - Тем, кто создаёт это государство, тем удаётся провести эту линию фронта. Если бы этой линии фронта не было, и им бы не удавалось провести эту линию фронта, их бы уже не существовало. Не существовали бы эти отряды волонтёров, не существовала бы, конечно, с перебоями действующая система снабжения продуктами. Это государство находится ещё в состоянии эмоциональном. Оно выстраивает ещё свои институты, собирают военную организацию, появился главнокомандующий, появился премьер-министр, начинают появляться министерства, начинают выстраивать Конституцию. Возникла идея национализировать предприятия. Люди не хотят сражаться за олигархов. Они понимают, что государство, которое начинает выстраиваться, это не будет олигархическое государство, это будет народное государство. Лидеры, которые там приходят к власти, это будут лидеры скромного бизнеса, это полевые командиры, это люди, которые прошли застенки. И они выстраивают удивительное, новое, молодое, свежее государство.
   - Очень странно, что это новое, молодое, свежее государство устраивают люди, которые в том или ином виде связаны с Вами. Они печатались у Вас, но ведь Вас недавно обвиняли, что Вы красно-коричневый, и что вы воплощение смычки фашистов с коммунистами. А теперь оказывается, что Ваши авторы, Ваши сторонники на передней линии по борьбе с фашизмом. Отнюдь не те, которые выходили вчера на Болотную. Те, которые выходили на Болотную и поддерживали националистов, оказались по другую сторону. Они воевали вместе с "Правым сектором". В Интернете была вывешена благодарность этим силам, часть из которых засветилась на марше на Сахарова и Болотной. Что происходит, почему вдруг такое размежевание?
   - Я бы не доверял этим терминам "красно-коричневый". Эти термины возникли тогда, когда нужно было показать, что Дом Советов в 1993 году наполняют мерзавцы, подонки. Тогда было понятно, что нужно было вызвать вой, чтобы эту гадину добить в её гнездовье. Но на самом деле, все, кто тогда сражался, сражались за государство, великое советское государство. И нам казалось... Это была видимость явная, что всё, что сотворялось в 1990-ые годы была машина по уничтожению великого государства. Уничтожался военный комплекс, культура, сама возможность развития, сражались за государство. Получилось так, что, сражаясь за государство прошлого, мы стали сражаться за государство будущего. И наше русское государство, которое сейчас выстраивается, оно почувствовало необходимость в наших родителях, в таких отцах, в таких проповедниках. А ведь очень важный момент сегодняшней истории в том, что на фоне того, о чём мы говорим, Крым, война, кризис, на фоне всего этого выстраивается Новая Россия, Держава, новое Русское государство. И по мере того как оно выстраивается, у этого государства возникает всё больше и больше противников, всё больше негодующих. И, конечно, я считаю, что эта преждевременная, истерическая атака, война с Президентов Януковичем связана с нетерпением. Они видели, как на этом фоне взрастает сильное государство. И надо было Украину как можно быстрее превратить в русофобский анклав, чтобы там было НАТО, чтобы там был мир хаоса. Поэтому повторяю, мы в 1993 и после 1993 года радели за государство. Тогда мы были последние, которые сегодня оказались первые...
   - В 1990-ые годы Россия отвергала всё, что помогло бы ей стать великим государством. Слава Богу, эта пора кончилась. И Россия стала опираться медленно, но неуклонно на тех людей, которые готовы жизнь свою положить во имя русской государственности, во имя русской державности, особенно после Болотной, особенно после этой травли, которую получил Путин, когда против него восстал его любимый класс. Этот предательский удар в спину отрезвил многих...
   А почему же так вырос рейтинг Путина, и что это означает. И какие вызовы для Путина принёс Крым и Украина? Как санкции, направленные на то, чтобы народ восстал против Путина, почувствовал, как отказывается Россия от того, что дал Запад, имел совершенно обратные последствия?
   Рейтинг Путина растёт и растёт. Все умники говорят: ничего, пождите, сейчас он начнёт падать. Вот народ недовольный будет и покажет ему "кузькину мать. Но был митинг против Путина 18-го числа. Журналисты искали, искали, но только друг друга нашли. 5 человек пришли.
   Какие изменения для Путина принёс этот тяжелейший выбор Крымский, и какие опасности его ждут сейчас?
   - Я помню, когда мы дружили с Александром Глебовичем Невзоровым, он говорил мне: огромный народ заснул, его невозможно разбудить ни танками, ни проповедями с амвонов. Ему надо найти такое слово, короткое, маленькое, шепнуть этому народу это слово в ухо, и он проснётся, он очнётся. Вот этим словом оказалось слово Крым. Путин слово Крым шепнул в ухо русскому народу, и кончилась спячка, и народ очнулся. Это не эйфория, это пробуждение после сна. Этот народ, утративший свою пассионарность, свою связь с Небесами, это всё восстановил. Между народом и властью Путина построен Крымский мост. И это великолепно. Это Крымский фермент, который впрыснут в кровь, в эту охладевшую кровь русского народа, будет работать очень долго. И этим воспользуется и сам Путин, и народ, которому придётся сражаться в этот мучительный период. Теперь что произошло после Крыма. Конечно, Путин окружил себя обожанием народным, он погрузился в плазму народного обожания. Но в этой плазме усилились тонкие, стальные, легированные структуры, которые ненавидят Путина. По существу, иногда возникает ощущение, что готовится заговор против Президента. Эти же санкции. Это удар по капиталу, это удар по сложившимся отношениям, это удар по репутациям. Власть, которая сейчас формирует новую систему законодательства, гражданства, надзора, НКО, вывоза капитала... взбудоражила огромные слои, сложившиеся на протяжении многих лет. Крупный капитал насупился и смотрит на него враждебно. Аппаратчики многие, как в столице, так и близкие к властным структурам, они страшно напряжены. СМИ остервенело начинают любую инициативу Президента государства клевать и расплёвывать. Положение Путина очень опасно.
   Как отгородиться от этого? Есть такие напущения, такая тьма, которая направлена на Президента. Колдуны, маги демонизируют Путина, создают ему огромные психологические препоны. Поэтому вокруг Путина должно сложиться не просто народное приятие, за Путина необходимо молиться в монастырях. Путин приближает к себе национально ориентированных философов, художников... Это приближение должно ускориться.
   - Я, конечно, счастлив, что за Путина будут молиться в монастырях, но у Януковича в его прекрасном доме даже мощи святых хранились.
   - Они были украдены из Киево-Печерской лавры.
   - Молитвы молитвами, но вообще-то народу работать надо. Если наша экономика будет в таком состоянии, что нам могут грозить санкциями, а не мы можем грозить санкциями, то молитва может и не помочь.
   - Конечно, работать надо. Работать надо на рабочих местах. Эти рабочие места должны появиться. Эти рабочие места могут появиться за счёт новой экономической политики. Эти рабочие места могут появиться за счёт новых экономических зон, новых предприятий и заводов. Точечно такие заводы создаются, я видел прекрасные заводы... Но эта вся колода экономических мыслителей, которая вышла в своё время, простите, из мошонки Гайдара, она до сих пор хозяйничает в нашем экономическом пространстве. Они мучат нас, сколько лет они говорят, что надо повысить, улучшить инвестиционный климат, сколько времени они говорят, что государственная собственность уступает частной собственности, а мы всё чахнем, чахнем... Сейчас идёт дискуссия в Форуме. Там интересно говорил Глазьев, он говорил заумно, но он предложил другую формулировку. Кстати, он говорил, что основным бичом, недостатком сегодняшней экономики является отсутствие производственной дисциплины. Люди не исполняют Путинские приказания, они не исполняют решения правительства, они воруют. Вот против этого можно восстать не экономическими, а только административными мерами...
   В США не воруют, там не воруют по мелочам. Штаты обворовывали и продолжают воровать во всём мире...
   - Что надо сделать сейчас Путину?
   - Были в Советском Союзе, побывали в 90-ых годах, сейчас находимся в чудовищной яме гайдаровских представлений в экономике и как? Эти люди затолкали нас в мешок, тупик, политический тупик.
   - Может, надо сначала решить вопрос с кадрами?.. Надо понимать, что без Крыма не было бы этого договора с китайцами, потому что для китайцев Крым показал, что с Россией надо считаться. Китай вложил много денег в Украину. Но все эти вложения не имеют смысла без глубоководного морского порта, который принадлежит Крыму. Поэтому чтобы иметь возможность даже работать в проливе, всё равно надо любить Россию...
   - С Китаем мы будем строить мост через Керченский пролив...
   - Появился гигантский проект. Тот, что сейчас подписан с Газпромом. Ведь это локомотив российской экономики.
   - Более того, появляется стратегия, огромные проекты... Это Советский Союз мыслил огромными категориями, он планировал свою историю, он формировал историю. Китай предложит нашим экономическим светилам эту проектную организацию. Это новый горизонт. Наши планировали горизонт 3-5 лет, а китайцы - 50, 100 лет. Сейчас они предложили нам горизонт планирования - 30 лет. На этот срок подписан контракт.
   - Я думаю, что в недрах подписания этого контракта и их реализации рождаются новые кадры, новые экономические и производственные кадры...
   - Я бы сказал... Вот, например, военно-промышленный комплекс, новые военные корпорации, оборонные модели, которые сейчас выстраиваются. Они требуют абсолютно новых людей, нового мышления, новых инженеров, нового подхода к производству. Производства не могут быть организованы по-старому, ни по-советски, ни по-гайдаровски. Они должны быть организованы по высшему логическому плану. Это люди организуют, я встречался с этими восхитительными директорами. Это кадровый ресурс, который с заводов можно было бы перемещать в министерства...
   - Нужно изменить систему поиска кадров. То есть надо изменить всё.
   - А разве это не происходит? По нам топтались эти верблюды из школы экономики... Трансформация элит, смелость элит - это мучительный процесс... Времени не хватает... Очень тревожно...
   - Почему такой шум вызвал Крым и не срабатывает украинский сценарий? Сейчас американский Госдеп заявил, что выборы Президента Украины, - это вопрос национальных интересов США. Это звучит довольно странно. А почему не получилось на Украине? Почему американцы стали сбоить? Почему всё получалось, а здесь оранжевый сценарий не прошёл?
   - Давай не торопиться с выводами. Ведь та атака, которую они предприняли на Януковича, и тот захват власти, который они осуществили, предполагал чудовищную насильственную украинизацию всей Украины и создание здесь абсолютно марионеточного, проамериканского натовского государства с последующим включением его в НАТО. Путин выхватил у них Крым из-под носа натовских генералов. Он разрушил геополитическую модель. Это восстание на Юго-Востоке - это продолжение Крыма. Приходит миллиардер Порошенко, абсолютный ставленник американцев. Он не сможет проводить либеральную американскую политику, потому что он обложен "Правым сектором". Вся западная Украина, все города, посёлки, Закарпатье, Львов - это вотчины "Правого сектора", мощных националистов. Поэтому государство Порошенко, как бы американцы ни старались сделать его демократическим, это будет ультра-националистическое государство. Оно будет втянуто в Европу. Когда оно вкатится в Европу, может сдетонировать фашистский заряд по всей Европе.
   - Что делается с украинцами, из которых только 6% поддерживали повстанческую армию, воевавшую на стороне фашистской Германии, что случилось с остальными украинцами, чтобы с такой скоростью нация обезумела?
   - 25 лет Украина находилась под властью антисоветчиков. 25 лет, начиная с Кравчука, внушалось украинцам, что они подвергались русской оккупации. По мере смены президентов Кучма, Ющенко, Янукович фашизировала информационная среда и 25 лет обработки народа... Ты посмотри, во что превратил Гитлер свой народ в течение 5 лет...
   Национальные чувства - это данность. Национальные чувства - это гигантская сила, которую можно привести в движение. Гитлер привёл в движение. Если бы он не был фашистом, он бы эту силу направил на развитие, на совершенствование техники, на создание космических аппаратов. А он эту силу направил на уничтожение народов. В этом его трагическая ошибка и предательство.
   В чём трудности маленького государства Новороссии? С одной стороны на него надвигается ультра-националистическая чудовищная Украина, а там зреет другое государство. Там зреет государство русских, украинцев, греков, евреев, татар. Там создаётся многонациональная держава, многонациональная страна. Это и есть ответ фашизму. Поэтому я не знаю, будет ли Украина мягким либерально-демократическим государством. Мы получим удачный фашистский эксперимент в центре Европы с трансляцией его в Испанию, Германию, Италию.
   - На что я с ужасом смотрю, так это на то, что евреи, пострадавшие во Второй мировой войне, пережившие Холокост, сейчас играют ужасную, трагическую роль в происходящем на Украине, когда "Правый сектор" и "Партия свободы" спонсируются тем же человеком, который спонсирует крупнейшие еврейские организации. Возникают самые страшные параллели. Борьба еврейского народа между Божественными Заповедями и Золотым Тельцом. И мы видим, что происходит с евреем, который выбрал Золотого Тельца. Это произошло со многими олигархами, евреями по национальности, которые на Украине формируют этот фашистский режим. Они же предают свой народ. Как здесь быть?
   - Еврейство мировое и даже израильское разделилось на две части. Появились неожиданные евреи - с огненной лексикой, с Божественным представлением о правде, справедливости. Крым разделил всё, разделил всех, в том числе и русских. Часть русских безумцев симпатизировала майдану, бегала скакать там. Поэтому евреи, поддерживающие майдан, накликают второй холокост, они накликают чудовищную угрозу. Вот эти обезумевшие евреи своей ненавистью к России, обожанием денег, своей преданностью американским центрам, провоцируют второй холокост.
   - "Правый сектор" получил официальный статус. Он угрожает развязать гражданскую войну в Крыму. Неужели у нас нет силы для безопасности нашей страны?
   - Угроза развязать гражданскую войну в Белгороде, а может, и в Москве, она не пустая. Поэтому поддержка Новороссии, поддержка этих мужественных людей, которые встали на пути этой страшной фашистской агрессии, это национальный интерес России. Если американцы говорят, что Президент Порошенко - это национальные интересы США, то премьер-министр Новороссии - это национальные интересы России.
   - Что случилось с нашими либеральными СМИ и сколько мы будем терпеть? Должны ли мы терпеть? И нормально ли, когда коллеги не способствуют тому, что когда наши журналисты попали в фашистский плен, подвергаются страшной опасности... Как себя вести с ними?
   - Я четыре года был приглашаем в "Эхо Москвы" в программу "Особое мнение". Поэтому мне негоже осуждать эту радиостанцию. Она позволяла мне через свой эфир проповедовать свою идеологию. Империя, сталинизм, патриотизм, русский национализм... Проповедуя с этого амвона свою философию, я льщу себя надеждой, что получил большое количество сторонников. Но, конечно, когда я слушаю, как на "Эхо Москвы"... Меня коробит. Я не понимаю, почему эти либералы на этой блестящей радиостанции, они так страшно рискуют, почему им не страшно вызывать к себе такое отторжение большинства населения? Почему это затмение, погружение в беспамятство? Это не только "Эхо Москвы", это огромные пласты либеральных блогеров.
   - Они вдруг решили, что у них есть монополия на истину. Народ сошёл с ума, они единственные, кто правы, они имеют право всех поучать. Я хочу понять, какую надо выработать механику отношения с государством, потому что у нас цензуры нет, закрывать и подавлять не будут, потому что у нас свобода слова. Как сделать так, чтобы и все мнения присутствовали, но чтобы и скотства не было, которое может привести к гибели нашу страну?
   - Я бы предложил резко усилить патриотические государственные СМИ. Я бы предложил устроить тотальное превосходство государственных представлений на информационном пространстве. Потому что совсем недавно либеральные СМИ доминировали. Весь этот гламур, западные образцы, вся эта бесконечная ирония. Я бы либеральные СМИ оставил в покое, но не спонсировал их из государственной казны, но резко усилил государственно-патриотическое телевидение и радио.
   - Как может быть патриотически настроен человек, если власть не видит коррупцию, с ней не борется. Как можно петь осанну власти в стране, где не всё хорошо. Вообще, мне кажется, петь осанну власти не нужно. Задача говорить просто правду, врать не надо.
   - Может быть, власти не надо петь осанну, но государство, а оно больше чем власть, нельзя убивать в корне. Государство, с одной стороны, мощная вещь, с другой стороны, государство - хрупкая вещь. Уничтожение государства путём подтачивания, которое потом превращается в цветную революцию, это вещь страшная. Поэтому осанну власти петь не надо, но государство нужно защищать любыми средствами, даже если оно коррумпированное, даже если оно наполнено мерзавцами и идиотами. Потому что исчезновение государства - это страшная беда для народа.
   - Это то, что произошло на Украине. Если бы не дикое воровство Януковича, то не было бы майдана...
   - Болотная площадь она своей энергией готова была снести не просто Путина, она готова была снести российскую власть, как это было в 1991 году и в 1917 году. Боролись с императором и императрицей, а снесли русскую цивилизацию в целом.
   - Сложно найти эту грань. Нужно сформулировать, что есть государство. Ведь зачастую чиновник начинает себя ассоциировать с государством и критику себя воспринимает как "ты на кого руку поднял?" А он ворюга. Как построить такое государство, какие определения...?
   - Я думаю, что никаких. Это вещи тонкие, и они не нуждаются в определении. Они зыбкие вещи, на уровне сердца...
   Я думаю, что сегодняшнее государство российское является результатом таинственных процессов, существующих в русской истории в целом. Когда в русской истории действует таинственная синусоида, поднимая российское государство на небывалую высоту, появляются потрясающие государственные деятели, создаются храмы, великие победы. А потом всё опрокидывается в пропасть, в чёрную дыру, откуда нет выхода. Кажется, государство никогда не поднимется. Но появляется опять загадочная, чудесная сила, государство опять воспаряет, и русская цивилизация опять возвращается и ускоряется. Таких эпох было четыре: Киевско-Новгородская империя, Московское царство, Романовская великая Россия и Советский Союз. Сейчас после крушения 1990-ых годов, государство поднимается. Многие считают, что его поднимает Путин, элиты, цены на нефть. Я считаю, что его поднимает мистическая сила, не дающая государству погибнуть. И эта силу формирует и Путина, и меня. Я чувствую, что нахожусь в постоянном преображении...
   В русской мифологии это битва Ясного Сокола и Чёрного Ворона. Сегодня в русское время ворвался Ясный Сокол. И он бьёт Чёрного Ворона. Это метафора, но под эту метафору подпадает и государство. Эта новая модель выстраивается в государстве новыми политтехнологами. Эта политическая оболочка должна удержать в себе плазму обожания, происшедшую в результате присоединения Крыма. Мы можем потерять этот огонь. Поэтому я считаю, что сегодняшнее создание российского государства, - это встреча двух процессов, это мистическая энергия, спасающая государство от крушения, это политтехнологические усилия, ухищрения наших государственников и это, конечно, лидер. Лидер приобретает в этих условиях новое значение. Россия не может без лидера.
   - Почему мы постоянно стремимся к самоизоляции? Если мы несём свет всему миру, если мы такой Ясный Сокол, почему мы добро и свет не хотим расширить на всю территорию, я не говорю про захват территорий?
   - Личности в русской истории - это не случайность, не частность. Они служили Божественной идее, её пониманию. Они служили государству российскому, которое впитало в себя Божественную идею. Святая Русь - это соединение Божественной Справедливости с державностью. Государство должно служить Божественной идее.
   - Божественная идея подразумевает концлагеря, изоляционизм, борьбу с неугодными?
   - Божественная Идея подразумевает строгость. Божественная Идея подразумевает страх Божий. Божественная Идея подразумевает, что когда народ выходит из-под власти Бога, он получает страшные удары. Все беды, которые падают на народ, их нужно оценивать с точки зрения Божественной концепции, не человеческой. Божественная Справедливость не является манной Небесной. Она включает в себя Истину, которая включает в себя всё: и землетрясения, и смещение материков, и рождение младенца. Это не жестокость.
   - Разве это не прелесть, когда человек берёт на себя право оценивать, что есть Божественное, а что нет. Это страшное искушение и грех.
   - Если бы человек не брал на себя ответственность за мир, то его бы не существовало. Господь дал человеку свободу воли. Он ответственен за всё мироздание.
   Человек живёт не в пустоте, он живёт в человечестве. Каждый поступок человека отражается на всём человечестве.
   Крым - это пылинка, а вдруг сдвинулись полюса...
   Правильный человек - действующий человек. Он, его деяния отражаются на всём человечестве.
   - Россию ждёт великое будущее? Россия выстраивает эту ось: Москва - Пекин - Дели?
   - Россия выстраивает новую линию силы:
   Москва - Пекин - Дели - Царство Небесное".
  
   РУССКИЙ ПУТЬ - ЭТО ПАТРИОТИЗМ, ДУХОВНОСТЬ,
   СОЦИАЛЬНОЕ РАВЕНСТВО, УВАЖЕНИЕ К ЧЕЛОВЕКУ УМА, ТРУДА И ДЕЛА!
  
   2014 год ...Путину удалось вернуть россиянам чувство собственного достоинства и самоуважение.
  
   P.S. Белоруссия. Минск. Чемпионат мира по хоккею.
   25 мая сборная команда России стала 5-кратным чемпионом мира!
   На трибуне среди болельщиков Президент России и Президент Белоруссии.
   Праздник закончился красочным фейерверком!
   Ещё один майский парад в Москве! С Победой, Страна!
  
   25 мая 2014 года на Украине прошли досрочные выборы Президента. Назначили миллиардера Петра Порошенко... Судя по тому, что США, Канада и Польша поздравили его задолго до подсчёта голосов, это был сговор "элит" между собой и американцами. Они поторопились, чтобы дать сигнал всем...
   Майдан - это организованный из-за рубежа аттракцион для туристов. Он дорого стоил спонсорам. Он появлялся, когда было финансирование, и сдувался, когда денег не было. Для многих он был единственным местом работы, особенно для запада Украины. Там нет работы. Большинство зарабатывает деньги в России, остальные пристроились на майдан. Порошенко был спонсором зимнего майдана. В результате Украину подожгли... Его предвыборная программа: он обещал всем и всё, а главное - мир. А что там у него на уме?..
   Партия войны сильна. Для них война как способ существования. А что им теперь делать? Война многим выгодна...
   Ни с каких точек зрения выборы не законны. Президент Янукович жив, здоров, его от власти никто не отлучал. Конституционный суд разогнан... Но так как Украина - страна политически сиюминутной целесообразности, придётся иметь дело с новым президентом... Если он остановит гражданскую войну, заплатит за российский газ...
  
   Теперь США готовят русский майдан. Оказывается, развал СССР - этого не достаточно. "Если у вас есть что-нибудь в недрах, тогда наша демократия летит к вам!" 30 миллионов долларов планируют США потратить на демократию в России до 2018 года. В этот год Россия будет выбирать Президента.
  
   А что если Бог есть?
  
  
  
  
  
  
  
   119
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Боталова "Императорская академия. Пробуждение хаоса"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"