Уралов Александр: другие произведения.

Дополнительная защита

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Самостоятельный рассказ из романа "Долгий дозор".


  
      Средний Урал, Ивдель, Академия МВ, 2161 год
     
      Третьекурсник Василий Лахтин вытер лоб ладонью, машинально отмахнувшись от назойливого ментального щупа, причудливо извивающегося с правой стороны головного обруча. Собственно говоря, и щуп и обруч существовали только в его воображении, но менее реальными они от этого не ощущались. Сердце болезненно толкалось в рёбра, подло тошнило.
      Да-а...
      Такого противника он не встречал уже давно! Ловко и споро Василия загнали в болевую зону... и чуть было не выпотрошили с ужасающей скоростью и жестоким равнодушным профессионализмом.
      "А я-то... хорош гусь-дубина! Нарисовался... с тремя дезинтеграторами - ха! Тоже мне - герой-разрушитель! В два счёта и схлопотал по мордасам!" - самокритично прошептал Василий, придавая спинке кресла наклон в 45 градусов.
      Его подразделение, тройка бойцов, было бессильно помочь своему командиру. В конце концов, у каждого в бою своя функция, а начинает атаку всегда командир. И не потому, что он имеет некое воинское звание, более высокое, чем у других, а потому, что только в этом качестве он и может быть применён в бою. Рождён для этого, если хотите...
      От стыда перенесенного поражения его бросило в пот. Вот вам и надежда курса, девичий любимец, эмир группы, чемпион хренов! Василий вспомнил лицо смешливой красавицы Cяо Мэй... и настроение его совсем испортилось. Правильно она при всех его уела... тогда, на последнем тренинг-погружении! Как эмир трёх звеньев, как командир группы, он должен признаться себе в этом: на том ментальном уровне, на котором он в гордыне своей настаивал, Василий Лахтин уязвим больше, чем он себе представлял. И то, что он смог всё-таки одолеть группу Cяо Мэй в учебном бою, не делает его уязвимость исчезнувшей сама собой. И он даёт себе слово Воина, что с первой же передышки в боях он будет отрабатывать и отрабатывать менто-файтинг - комплекс защитных мер, необходимых именно на данном уровне!
     
      Василий понял, что окончательно пришёл в себя. Пора было перегруппироваться и снова вступить в контакт с мощным противником.
      Клавиатура привычно сунулась под руки. Из зеленоватой глубины монитора всплыла и заколыхалась надпись:
     
      "ВВОД ДАННЫХ ДЛЯ ПЕРЕЗАГРУЗКИ?"
     
      В последнее время опять вернулась мода на старину. Интересно, почему? Вот уж, была охота городить все эти стильные экраны и декоративные клавиатуры... чисто древние крестьяне какие-нибудь!
      - Да! - хрипло пробормотал Василий. - Ввод данных. Объект прежний. Фобии прежние. Загрузить дополнительную защиту по протоколам DDS, XOPI, YMD с максимальным расширением до нижнего ментального порога.
      Василию очень хотелось рискнуть... прорваться через затруднение одним прыжком. Ошеломить, смять противника, которому на текущий момент удаётся грубой силой проломить контрзащиту Василия, выстроенную по строчке, по страничке, по ментальному файлику...
     
      "ВОЙТИ В СИСТЕМУ "ФРЕДДИ КРЮГЕР"?"
     
      Придумали названьице, тоже мне, программеры... умники-засранцы!
      Шуточки им...
      Василий хорошо помнил, как его грудь пронзала медная полоса, наискосок пересекающая пугающую тьму. Неясно видимые ржавые вентили и трубы, выпускающие беспорядочные струйки пара, пахнувшего тухлятиной, меняли свои очертания...
      ... и бледная девушка в отсыревшей ночной рубашке, нанизанная, как и Василий, на бесконечную медную полосу...
      Она судорожно перебирала по ней руками с сорванными ногтями... и жадно продвигалась к нему... кровоточа пустыми глазницами.
      Нанизанная на безжалостный металл, девушка неотвратимо подтягивала себя к Василию... и каждый рывок неожиданно быстро сокращал расстояние между ними...
     
      "СИСТЕМА ПЕРЕНАСТРОЕНА. ВОЙТИ?"
     
      - Давай! - упрямо сказал Василий.
      Сейчас он всё-таки пройдёт до точки вектора сопротивления, пробьёт проход! За ним ринется его тройка: Нгори, Мъяга-Хо и Женька. Общими усилиями они доломают защиту, - одним мощным ударом всё-таки вскроют хранимые ментальные файлы, столь необходимые для продолжения наступления!
      Это наступление будет продолжено!
      Это наше наступление не остановить!
      И на острие всплеска всеобщего гнева будет он - Василий Лахтин, которому скоро исполнится заветные шестнадцать лет! И он - один из тех самых, - вы понимаете?! - тех самых шестидесяти курсантов, которых отобрали из сотен тысяч парней и девчонок по всей России!
      Василий Лахтин!
      Россия!
      Мужчина и воин!
     
      ... три визжащие твари мгновенно вцепились ему в живот. Василий попытался оторвать их от себя, но они вгрызались в плоть, упруго скользя под пальцами. Василий закричал. Какая страшная, звериная боль!
      Всё исчезло. Остались только он и боль.
      Боль поглотила весь мир. Она была везде. Она была всем.
      ...и небеса померкли для него.
     
      И всё вдруг закончилось. Он лежал в сыром подвале, задыхаясь на куче вонючего, как адская бездна, тряпья. Нгори, как облитая защитным трансдермом, протянула ему флягу бодрящего. Лицо её горело.
      - Как ты? - спросила она, оглядываясь и крепко сжимая дезинтегратор.
      - Вхожу в норму, - сипло сказал Василий. - Сходу вляпался.
      - Аккуратнее надо было входить, - сказала Нгори. - А ты, как на вечеринку вывалился.
     
      Кирпичи свода начали шевелиться. Сквозь щели между ними посыпались белые черви с чёрными головками. Егор тотчас закрыл лицо щитком шлема. Черви копошились на трансдерме, пытаясь прокусить его. В углу подвала ворочался изъеденный язвами голый старик. Он повернул к ним голову и раскрыл беззубый рот. Из живота его свисали провода и внутренности.
      - Уходим, - сказал Василий и вскочил на ноги. - Нгори, иди следом!
      Старик раскрыл рот ещё шире. Изо рта вываливалась горячая жижа. Нгори отвернулась.
      Они проскользнули по пульсирующему проходу и провалились по пояс в шевелящуюся бурую жижу. Сверху с воплями падали ободранные до мяса люди. Нгори сшибло с ног и Василий рванулся к ней, по плечо погрузил руку, нащупал что-то упругое и скользкое и... ухнул в яму.
      Нгори нигде не было. Яма была земляная, с торчащими из стенок корнями. Откуда-то сверху падал дождь. Василий попытался подпрыгнуть и ухаватиться за корень, но упал обратно, ободрав себе живот. Он был абсолютно гол. Равнодушная Нгори уже лежала под ногами. Горло её пересекала чёрная запёкшаяся рана. В глазницах торчали отрезанные большие пальцы.
      Сяо Мэй бросила в яму первую лопату земли...
     
      Потом Василий долго пробирался через узкий лаз в земле. Отвратительные скользкие мокрицы лопались под руками. Усилием воли он всё-таки подавил в себе дикий приступ клаустрофобии и вновь оказался облечённым в трансдерм. Мъяга-Хо и Женька вытянули его на поверхность, где мрачные люди в кольчугах уже тыкали факелами в огромную кучу сухого хвороста. На вершине костра первокурсница Наташка, рыдая, билась в колючей проволоке, которой её привязали к столбу. У её ног сидела абсолютно поседевшая Нгори и мерно раскачивалась из стороны в сторону. На лице и плечах её кровоточили многочисленные порезы.
      Втроём они расстреляли палачей и Мъяга-Хо вытащил Нгори на палубу океанского лайнера. Он наскоро сканировал ментальным эго-полем несчастную девушку. Нгори не отзывалась. Они отправили её в сон и её тело медленно растворилось во влажном солёном воздухе. Значит, они остались втроём.
      Но выросшая за бортом гигантская тёмно-зелёная волна расшвыряла их в разные стороны. Василий тонул, уже чувствуя, как вода врывается в его лёгкие, размочалив их в кровавые мокрые клочья... но его рванули за волосы и избитый в кровь Женька выволок его в боковой окоп. Артобстрел был в полном разгаре.
      - Где Мъяга-Хо? - заорал Василий, отплёвываясь от сухой пыли, дерущей глотку.
      - Отнесло в сторону, - крикнул Женька, набивая магазин от калаша. - Если сумеет - прорвётся, а пока тебя только я прикрываю, понял? Тяжко нам сегодня придётся!
      Близкий разрыв осыпал их комьями земли и заволок удушливой пылью. Кашляя, Василий потянулся к Женьке, но тот сидел, откинувшись к стенке окопа, и только как-то странно дёргал руками и ногами. Василий засмеялся. Он смеялся и смеялся, кашляя до рвоты, и никак не мог остановиться. Ну, не смешно ли? Осколком Женьке аккуратно срезало голову, оставив только нижнюю челюсть, болтающийся запылённый язык и кровавый пузырь, вздымающийся из перебитой трахеи.
  
      ...надо остановиться, надо остановиться!..
  
      Он чувствовал, что Связной где-то рядом. Совсем рядом! Ещё немного, ещё совсем малую толику воли и терпения, и он сможет передать ему все те данные, которые ждут компьютеры Центрального фронта. Координаты, перехваченные коды "свой-чужой", тайнофайлы... всё это он помнит, помнит хорошо, да! И сейчас он передаст их Связному, который, улыбаясь, сидит за столом рядом с полковником Д., кивая головой.
      У экрана школьного монитора так приятно спокойно сдавать экзамен, не торопясь нанося на матовую поверхность строчки цифр и символов. Вся группа аплодирует. Осталось только добавить последний штрих. Василий берёт в руки старенький потёртый менто-щуп и наводит его на экран. Итак, координаты, коды "свой-чужой" и...
      Стой! Стой!!!
      Это ловушка! Это не Связной, это ловушка!
      Оглушающий удар взрыва выбрасывает его через окно. Осколки стекла легко распарывают его тело. Он падает на огромную кучу металлической стружки и над ним склоняется мёртвое лицо Сяо Мэй. "Коды?!" - говорит она. Изо рта её пахнет ужасной гнилью.
      - Коды?! - невнятно повторят она, и поднимает ржавый гвоздь. - Тайнофайлы?
      Василий кричит. Он уже ничего не может сказать. Гвоздь медленно выскребает его глазницы. Господи! Господи!!!
     
      Когда милосердная система отключилась, Василий ухнул во тьму, где пахло нашатырём и йодом.
     
      ***
     
      "... после удешевления производства компьютеров уровня квантового программирования, а также глобального развития беспроводной связи, Сеть стала единым организмом. Захват и уничтожение групп и формаций скоплений компьютеров не приводил к потере данных, многократно дублирующихся самой Сетью в процессе ввода.
      Любая информация становилась "прозрачной". Пароли и системы защиты, рассчитанные на перебор триллионов комбинаций, взламывались менее чем за месяц.
      Однако ещё до начала Святого Джихада человек научился подключаться к Сети с целью прямой передачи массивов данных, - т. наз. "воин-пароль" (устар.). Кроме того, подключение достаточно быстро начало преследовать и более сложные задачи. Воины входили в ментальные контакты с целью разведки боем и силового перехвата глубоко законспирированных ключевых, каркасных и иных тайнофайлов, хранимых в ментальных слоях специально обученных "связных" или "гонцов".
      Начались безумные - во всех смыслах - ментальные войны, окончание которых пришлось на период..."
     
      (Учебник для средних и старших классов "Развитие цивилизации от каменного века до наших дней")
     
      ***
     
      "... Ментальная война - это война подсознательных страхов и фобий. Даже если у вас не так уж и развито абстрактное мышление и художественное воображение, то всё равно, при малейшей поблажке самому себе - вы обязательно потерпите крах! Помните, вы воюете в мире, где возможно всё. Физическая, политическая и ментальная подготовка воина - залог его грядущих побед в мирах кошмаров и ужасов, неотличимых от реальности! Каждая ваша победа, это победа над собой, но не для себя одного, а во благо мира, во благо России!.."
     
      (из Устава Ментального Воина)
  
       
      В морге было прохладно и неожиданно уютно по сравнению с влажной жарой хилых акациевых аллей Академии.
      Прозектор стянул перчатки и небрежно бросил их в хлюпнувшую пасть старенького утилизатора.
      - С каждым годом они всё моложе и моложе, - пробормотал он, закуривая модные нынче сигареты, стилизованные под старинные, табачные. - Помню, как года полтора назад меня дрожь брала, когда вскрывал первого шестнадцатилетнего пацана, умершего от обширного инфаркта. А теперь они косяком идут. И - ничего!
      - А что вы хотели? - равнодушно ответила пожилая ассистентка, вглядываясь в работу автомата-бальзамировщика. - Воюют всегда молодые. С энтузиазмом. Во все времена, во всех странах. У них в группе только Cяо Мэй восемнадцатый год пошёл, а остальные - все моложе.
      С потолка упала капля, разбившись о холодный живот Василия, на котором вертикальный разрез аккуратно зашивался суетливыми гибкими щупальцами.
      - Чёрт, опять! Я отправил уже три служебные записки, чтобы наконец-то перекрыли течь на первом этаже! - раздражённо сказал прозектор, тыкая пальцем в клавиатуру: "Курсант Василий Лахтин. Причина смерти...". - Мало того, что мне третий день ремонтируют нормальный комп, так ещё и это!
      Тёмно-вишнёвый ароматный пепел свалился с кончика сигареты и мягко рассыпался, попав между клавиш.
     
      - Командирам теперь не до этого. Наступление! Сколько готовились-то! Ну, и пошло-поехало - считай, даже с третьего курса практически всех слизнули, а это всё-таки девятнадцать человек! - продолжила ассистентка.
      - Они там как рассуждают? - не слушая, пробормотал доктор, вглядываясь в мокрое пятно на потолке, - Покойникам, дескать, всё равно, и вы пока в своём подвале перебьётесь. Нет, ну куда это годится?! Компьютер - рухлядь, потолок протекает...
      - "Перебьётесь"! - злился прозектор, впечатывая в пробелы стандартного бланка результаты вскрытия. - Я им там "перебьюсь"...
     
      Автомат-бальзамировщик наложил последний шов и залепил его лентой телесного цвета. Мозг Василия уже плавал в консервант-жидкости, ожидая более подробного исследования. Прозектор очень надеялся за время наступления всё-таки успеть набрать свежую статистику по глубоким ментальным поражениям по протоколам YMD и выйти, наконец, на звание имам-доктора. Что-то подсказывало ему, что именно в этом направлении можно что-то довольно быстро нарыть, а иначе войну он закончит в том же звании и в той же должности.
      Итак, вон, приходится вскрытия трупов делать, как простому прозектору. Врач запихнул окурок обратно в пачку, на восстановление, вздохнул и дал бальзамировщику команду одеть тело в парадный комбинезон для церемонии прощания.
      Курсант элитной Академии, третьекурсник, эмир трёх звеньев и командир подразделения глубокой разведки Василий Лахтин был полностью готов к почётной отставке.
      Вечером свободные от боевого дежурства курсанты соберутся в Зале на траурную церемонию.
     
      Тем временем Мъяга-Хо, Женька и Нгори, проходили ускоренную реабилитацию. Их тройку хотели расформировать, но полковник Д. решил назначить им нового командира, четверокурсника Селима, который хорошо зарекомендовал себя в наступлении.
     
   _конец файла_
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"