Хвалев Юрий Александрович: другие произведения.

Я, Фильман и тараканы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Я, Фильман и тараканы

  
   Июнь. Утро. Жарко. Автобусная остановка. Люди, спешащие на работу. Автобус. Штурм. Строгая женщина кондуктор. Купленный билет. У меня сегодня выходной и я еду в бар "теремок" попить пива.
   - Следующая остановка хладокомбинат, - объявил водитель.
   - Всем выходить, - про себя добавил я.
   Хладокомбинат - единственное, крупное предприятие, работающее в нашем городе, поэтому, практически, весь народ, едущий сейчас в автобусе выйдет. А мне наследующей. Я повернулся, чтобы пропустить мужчину, который готовился выходить, и, вдруг увидел на задней площадке знакомое лицо.
   - Генка! - вырвалось у меня.
   - Мужчина, за чем так кричать? - сказала стоящая рядом женщина.
   - Разрешите, мне пройти, - настаивал я.
   - Не толкайтесь, я сейчас выхожу, - ответил мне мужчина.
   Автобус остановился, люди стали выходить, одним из последних вышел я и побежал за человеком, которого узнал. Правда, были сомнения, он это или я обознался.
   - Гена? - я взял его за руку. - Это ты?
   - Привет! - улыбнулся он. Мы обнялись.
   - Я бегу и думаю, ты это или не ты.
   - Я это и очень рад тебя видеть.
   - И я рад. Сколько же мы не виделись? Лет десять наверно?
   - Да. Где-то так.
   - Как ты здесь оказался? Рафик мне сказал, что ты уехал в Израиль? Я же тебя разыскивал, - сказал я.
   - Да был в Израиле, а недавно вернулся. А как ты, коренной москвич, в этом городе оказался?
   - Сразу и не скажешь как, в общем, теперь здесь живу. Слушай, давай ко мне, я один живу, жена с дочкой в Киеве, у тещи. А?
   - Я на хладокомбинате оборудование монтирую, нужно зайти организовать работу бригады, а примерно через час, можно будет и встретиться.
   - Отпустят? - спросил я.
   - Я сам себя отпущу, - с улыбкой ответил он. - Я здесь большой начальник.
   - Тогда я пойду, все приготовлю, а ты подъезжай. Четвертая остановка в обратную сторону, дом около остановки, первый подъезд, квартира 55. Да, что к столу брать? Как обычно?
   - Да, - ответил он. - До встречи.
   Магазин. Деньги. Продукты. Портвейн. Пиво. Автобусная остановка. Автобус. Мой дом. Кухня. Когда в дверь позвонили, у меня все было готово.
   - Заходи, у меня все готово. Мой руки и, пожалуйста, к столу, - торжественно произнес я.
   - Неплохо устроился, - сказал Генка, проходя в гостиную, где был накрыт стол.
   - Да, - ответил я, разливая портвейн в фужеры.
   - Ванька, давай выпьем за дружбу.
   - Давай.
   Мы чокнулись и выпили. Вкус портвейна стал отсчитывать дни и недели назад, выстраивая воспоминания о нашей дружбе в замкнутый круг хорошего настроения.
   - Ну, давай, рассказывай, - разливая по второй, сказал Генка. - Как ты дошел до такой жизни?
   - После армии, - сказал я. - Прослужил три года на сверхсрочной службе. Да ты об этом знаешь, я тебе писал. Потом уволился, женился, организовал небольшой бизнес, продуктами питания занимался. Потом: дефолт, долги, банкротство. Московскую квартиру пришлось продать, теперь вот здесь живу, скоро как два года. Работаю сантехником в ЖЭКе. Постой, мы же с тобой в 90 году встретились на вокзале! Потом сидели в ресторане. Ты что, забыл?
   - Да нет, помню.
   - Ну, а ты, как? - спросил я, рассматривая Генкины задумчивые глаза.
   - Жил в Израиль, было свое дело, не заладилось, в том году вернулся. Так что мы с тобой два неудачника с похожими концами. Ты где куришь?
   - На кухне.
   Мы взяли несколько бутылок пива, и пошли на кухню курить.
   - У тебя тараканы? - как будто обрадовшись, сказал Генка. - Что же ты не сказал, у меня есть отличное средство от тараканов.
   - Да есть у меня средство, - раздраженно ответил я, пытаясь ногой раздавить убегающего таракана. - Словно кто-то "подбрасывает" их.
   - Как так "подбрасывает"? - удивился Генка.
   - Посыплешь отраву, неделю невидно, и вот опять появились.
   Генка изучающим взглядом посмотрел на меня, отхлебнул пива, и, сделав глубокую затяжку, сказал:
   - Ванька, у тебя возникла хорошая идея. А что, если нам попробовать, "подбрасывать" их?
   - Кого? - не совсем понял я.
   - Тараканов!

****

  
   - Пап, а кто такие евреи? - спросил я.
   - Что, что? - отец присел на корточки и посмотрел мне в глаза.
   - Я сегодня, во дворе, с мальчиком познакомился, Генка зовут. Он сказал, что он еврей.
   - Евреи... Евреи - это такая национальность. Вот мы русские, сосед напротив - дядя Руслан - татарин... Дружить нужно со всеми, сынок - это главное.
   - А кого больше? Русских или евреев?
   - Русских конечно больше, - взяв меня на руки, засмеялся отец.
   Так началась моя дружба с Генкой. Осенью мне исполнилось семь лет, и я пошел в первый класс. Наш двор - это две пятиэтажки, смотрящие подъездами друг на друга, палисадники с деревьями, огороженные деревянными зелеными заборами, похожими на бабушкину расческу, из-за отсутствия некоторых зубьев. А так же скамейки, на которых всегда сидели бабки, следившие за порядком. За нашим двором был точно такой же двор, а за ним еще один, как две капли воды похожий на наш. Двор просыпался очень рано, первым, кто будил его, были дворники, которые всегда с шумом убирались, потом из подъездов выходили наши родители, которые почему-то всегда торопились на работу, а уже потом выбегали мы, получая нагоняй от старших ребят, потому что крутились у них под ногами. Пока мы были в школе, двор дремал, в зелени тополей и кустарников акации. Дремал до тех пор, пока не возвращались мы. Мы - это вся молодежь нашего двора. Сколько нас было? Невозможно сосчитать, да и вряд ли это нужно делать. Вот тогда наступала настоящая дворовая жизнь. Жизнь, как вечная игра: в "прятки", в "салки", в "казаки разбойников", в "слона", в "ножечки". Во время небольшого отдыха делалось домашнее школьное задание, и мы что-то ели. Зимой мы катались на лыжах; сооружали снежные крепости; играли в снежки, в "царя горы", учились кататься на коньках. Строили хоккейные коробки; находили какие-то щиты, старые двери, сами заливали лед. Купив хоккейную клюшку, обтачивали крюк, затем держали его над паром бабушкиной кастрюли и, засунув в батарею, гнули, чтобы лучше подбрасывать шайбу (надо сказать, что купить клюшку было непросто). Сами изготовляли защитную форму. Помнится, я без разрешения взял отцовские, теплые штаны, в которых он ходил на зимнюю рыбалку, и сделал из них хоккейные трусы. Потом получил от него большой нагоняй.
   Время пролетало быстро, мы взрослели. Все игры, которые я перечислил, и многие другие о которых расскажу далее, не являлись возрастным определением. Мы могли и в десятом классе носиться по школе, играя в "салки", школа от нас тогда ходила ходуном. Увлечения возникали спонтанно, кто подбрасывал ту или иную идею невозможно было понять. Вдруг, мы становились филателистами, собирателями почтовых марок, по которым изучали окружающий нас мир, к тому же они были очень красивые. Я доставал из копилки металлические рубли, с изображением Ильича, чтобы купить понравившиеся марки. Потом мы со своими альбомами выходили в назначенный час во двор, хвастаясь новыми марками, тут же начинался обмен. Как-то я выменял у парня из соседнего двора серию марок фашисткой Германии, на которых были изображены: танки, самолеты, пушки, все это вооружение возглавлял Гитлер, вернее его портрет. Генка два дня ходил за мною, убеждал, скорее, уговаривал, поменяться.
   - Я тебе предлагаю большее количество марок. Посмотри, все колонии (марки колониальных стран у нас ценились особенно высоко), - говорил Генка. - А ты, не хочешь меняться. Обмен ведь равноценный.
   - Не хочу, - отвечал я.
   - Ну, давай, поменяемся, - лебезил он.
   Я был у него дома, и в окружении книжных шкафов, которые магически действовали на меня, соглашался. Генка сиял от счастья, взяв насос, он начинал накачивать футбольный мяч, сегодня у нас игра двор на двор.
   - А обмен не равноценный, - напевая, бубнил себе под нос Генка. - "Гитлер", ценится выше. Ла-ла-ла-ла-ла.
   - Как не равноценный? - возмущался я. - Давай, обратно меняться!
   - Первое слово - дороже второго. Ла-ла-ла-ла-ла.
   - Там у "Гитлера", - теряя терпения, говорил я. - Уголок был оторван, я его аккуратно приклеил.
   - Ну, ты Иван, собака, - доставая из ящика письменного стола огромную лупу, говорил он. - Подсунул бракованную марку.
   Собирание мной почтовых марок закончилось тем, что свой альбом я подарил Генке на день рождения. Если бы в его квартире не было потолка, то Генка, наверно, улетел бы в небо, так он был счастлив в этот миг.
   Игра в футбол двор на двор всегда стояла особняком, потому что посмотреть нашу игру собирались много народу. И проигрывать на глазах девчонок и старшего поколения для нас было позорам. Игра проходила на небольшом поле семь на семь, Генка был капитаном и играл в нападении.
   - Деревянные! - орал на нас Генка, после пропущенного гола. - Что? Не могли вынести мяч?!
   - Хватит, орать! - шумели мы. - Корову, что ли проигрываешь?
   - Хорош, водиться! - кричал на Генку Рафик, сын нашего соседа дяди Руслана.
   Игра возобновлялась, я становился в защиту. Ребята из соседнего двора были старше нас, и мы частенько проигрывали.
   - Игра рукой! - снова орал Генка. - Пеналь!
   - Пусть бьет! - отвечали наши противники. - Бей Филя (так звали во дворе Генку)!
   Генка шагами отчитывал расстояние, ставил мяч, разбегался и... и бил мимо ворот.
   - У, мазила! - кричали мы. - Разбег на рубль, удар на копейку.
   И вот, что, удивительно играя в дворовый футбол в десяти, двенадцати летним возрасте, не имея тренера, мы хорошо разбирались в футболе: в плане тактики, первого паса, игры головой. Сами оттачивали обводку, отрабатывали удар по воротам, играя в "перебивалы" один на один. При этом, отдавая предпочтения разным командам (я болел за "Спартак", Генка за ЦСКА, Рафик за "Динамо" Киев), дружили. Представьте себе нынешнее поколение молодых болельщиков противоборствующих команд. У них при встречи друг с другом, на бритых затылках, почему-то сразу вырастают рога, и им хочется бодаться. Спорт был частью нашей жизни, и если кто-то из нашей компании, записываясь в бассейн, надеялся на гордое одиночество, то он ошибался, через какое-то время, выследив беглеца, мы уже плавали рядом с ним. Записываться в различные секции было обычным делом. Генка даже записался в шахматную школу, потом затащил туда и меня. Через какое-то время весь двор ходил с шахматными досками, предлагаю друг другу сыграть партию на интерес. Что касается азартных игр, то они, конечно, тоже были, играли на деньги в "рашиши", в "трясучку", но как говорится, это было небольшое отступление от правил, все равно тот, кто выигрывал, тратил деньги на общее дело, покупая мяч или ракетки для игры в настольный теннис. Время, в котором проходило наше детство, называли развитым социализмом, не знаю, как насчет социализма, но развиты мы были действительно всесторонне. Сравнивать себя с нынешней молодежью нет смысла. Они не лучше нас и не хуже, они просто другие.
   Когда в школе начали изучать химию, над нашей дружбой повис большой вопрос, потому что для Генки химия стала частью его жизни. Химию я терпеть не мог, а Генка на ней просто рехнулся. Он участвовал в районных олимпиадах, занимая первые места. Пытался вникнуть в самые тонкости этой науки, покупая дорогие книжки по химии. Целыми днями сидел в читальном зале библиотеки, делая для себя конспекты. Мы стали встречаться все реже и реже (школу я в расчет не беру), а когда встречались, то через минуту он опять твердил про свою химию. Мне было обидно, хотели поступать вместе в институт, а тут он влез со своей химией.

****

   - Кого, кого? - переспросил я.
   - Ну, тараканов же! - ответил он. - Ну, чего тебе не понятно?
   Генкино лицо светилось радостью, созревшая в его голове идея сделала его счастливым, этим счастьем он вовсю делился со мной, чем больше делился, тем мне становилось грустнее. Я попробовал сменить тему разговора, мои слова пролетали мимо Генкиных ушей и падали рядом с раздавленным тараканом.
   - В Израиле у меня был свой бизнес, - продолжал он. - Моя фирма выпускала средство по борьбе с тараканами, я сам изобрел это средство. Теперь ты понимаешь, что совместным образом мы возродим этот бизнес. Сколько в день у тебя вызовов?
   - Когда как.
   - Ты будешь ходить по квартирам, чинить краны и... подбрасывать тараканов. А я опускать в почтовые ящики рекламные листы о том, что есть действенное, замечательное средство по борьбе с тараканами. Нам только продвинуть свою торговую марку. Ну, ты же сам был в бизнесе, маркетинговые ходы все известны, как белый день.
   - А в Израиле, что не продвинул?
   - Климат там не тот, неблагоприятный для размножения тараканов.
   - А если просто ходить и предлагать?
   - Это мной уже сто раз проверено, наш человек недоверчив. Постороннему человеку он ни когда не откроет. Тем более, когда наличие тараканов не установлено. А в нашем случаи, он позвонит, получит профессиональную консультацию, закажет и купит наше средство.
   - То, что ты предлагаешь полная ерунда. Чушь. Ходить по квартирам и... гадить людям, которые совсем ни при чем. Я пас.
   - Ну и хорошо, - ответил Генка и стал собираться.
   - Подожди, - сказал я. - Давай еще посидим...
   Ушел. Я один. Настроение дрянь. Убираю со стола. Тарелки. Пустые бутылки. Прошел час. Звонок в дверь. Я открыл... Генка молча вошел и прямиком прошел на кухню. Когда я вошел на кухню он доставал из пакета новую партию портвейна.
   - Разливай, - сказал он.
   Я молча взял штопор и стал открывать портвейн.
   - Пожалуйста, послушай меня, - продолжал говорить Генка. - Наличие в доме тараканов сближают людей, делают семейные отношения более теплыми. Крик жены: "Вася, у нас на кухне появились тараканы", - поднимет самого последнего лежебоку, который своими боками выдавил из дивана все пружины. И если Васе удастся этого таракана поймать, жена посмотрит на него как на героя. Вообще женщины, во время ловли таракана, принимают такие сексуальные позы, что тем самым поднимают у мужчин потенцию в несколько раз. Если даже человек живет один, то появившиеся тараканы развеют одиночество. Моя знакомая так вышла повторно замуж. У нее появились тараканы, она обратилась к соседу за помощью, и вот теперь живут вместе, счастливы. В Малайзии даже специально разводят тараканов и продают в семьи. Понимаешь, продают! Мы же с тобой будем раздавать бесплатно, и тут же человек за небольшую плату, получит средство, наше лучшее средство от тараканов. Потом мы с тобой не первые. Ты же говорил, что кто-то тебе тараканов подбрасывает. А? Говорил?
   - Говорил... Я говорил, образно.
   - Пока ты говорил, образно. Вон посмотри, еще один побежал, подброшенный... Завтра составим бизнес план. Ну что, согласен?
   - Неужели ты думаешь, что можно серьезно "подняться" на тараканах? Копеечный бизнес не для меня...
   - Мы с тобой ни чем не рискуем. Кредит нам не нужен, затраты будут минимальные, прибыль по полам.
   - Соглашаешься?
   - Поживем, увидим, - уклончиво ответил я.
   - Неужели ты хочешь быть наймитом? Я тебе перспективное дело предлагаю. Получится, будем работать. А на нет, и суда нет.
   Генка был прав в одном, если вы были хозяином, пусть даже не очень крупным и смогли "подняться" с нуля, в наймита перестраиваться очень трудно. Поэтому в глубине души я с ним был согласен.
   - Нужна квартира с телефоном, - настаивал он.
   - Только не у меня, - возражал я. - В соседнем доме знакомый дед живет, по-моему, у него есть телефон.
   - Пойдем к нему.
   - Что, прямо сейчас?
   - А чего тянуть. Пошли.
   Мы позвонили в дверь.
   - Кто? - спросили прокуренным голосом за дверью
   - Петрович, это Иван, сантехник, - ответил я. - Открой, дело есть.
   - Похмелиться есть? - открывая дверь, вместо приветствия спросил Петрович. Петрович был пожилой человек без определенного возраста, проживающий один в однокомнатной квартире. Комнатным выпивохой называл я его, потому что пил он всегда один и только у себя дома. Генка стал доставать из пакета бутылку портвейна.
   - У тебя есть телефон? - спросил он деда.
   Петрович наверно подумал, что мы хотим забрать его телефон, он с тревогой посмотрел на нас. Ему хотелось выпить, но отдавать свой телефон, даже за бутылку портвейна, он не хотел.
   - Зачем вам? - с волнением произнес дед.
   - Позвонить, - празднично ответил Генка.
   - А! Звони, звони, - дед выхватил бутылку и, улыбаясь, побежал на кухню, Генка пошел за ним. Я прошел в комнату и сел на диван, через несколько минут Генка позвал меня:
   - Иван иди сюда.
   Он стоял в ванной и с наслаждением смотрел на разбегающихся в разные стороны тараканов.
   - Я с дедом договорился, - сказал он. - Завтра начинаем. Первую партию тараканов упакуем здесь.
   - Ты поживешь у меня? - спросил я Генку, по дороге домой. - Жена приедет только через неделю.
   - Да конечно, с большим удовольствием.
   В открытом окне вечер выстрелил в висок утомленному солнцу, которое свинцом стало падать за макушку красных елок. Портвейн, усиленный пивом, утяжелял мысли, которые были до предела набиты рыжими тараканами, я упал на раздвинутый диван, где уже спал Генка.
   Получив на работе наряд с заявками на устранения неисправностей, держа в руке "дипломат" с инструментом, где лежали несколько спичечных коробков с тараканами, по пять в каждом, я шел по первому адресу.
   - Вам кого? - спросил женский голос.
   - Сантехника вызывали? - вопросом на вопрос ответил я.
   - Да, проходите.
   Мне открыла дверь полная женщина с недоверчивым взглядом.
   - У нас плохой напор горячей воды. Только осторожно, у нас итальянская сантехника.
   - Хорошо я посмотрю.
   Я пошел в просторную ванную комнату и открыл краны. Женщина стояла за моей спиной.
   - Это серьезная поломка?
   - Я все исправлю, - начиная раздражаться, ответил я. - Только не мешайте.
   - Хорошо, хорошо.
   Перекрыв воду, я открутил фильтр и стал его чистить. Напор горячий воды был восстановлен. Затем, достав коробок с тараканами, я полез под ванну.
   - Ну, давайте же, - говорил я им. - Быстрее... Я все исправил, - позвал я хозяйку, закрывая "дипломат" - Вот здесь распишитесь.
   Я торопился поскорее выскочить за дверь, сославшись на большое количество вызовов, так что все вопросы полной хозяйки остались без ответа.
   Я ходил по квартирам, устраняя неисправности, подбрасывал тараканов. В одной квартире женщина меня сильно позабавила.
   - Вася! - звала она мужа. - Хватит лежать! У нас на кухне тараканы!
   - Где? - спрашивал у жены прибежавший, полусонный Вася.
   Я менял у них вентиль холодной воды, все мои тараканы были при мне. Удивило совпадение этого случая с Генкиным рассказом.
   Рабочий день подходил к концу, наряд был выполнен от и до, был, правда еще один вызов, вернее просьба одной старушки, зайти помочь, у которой, как она говорила, пищал кран.
   - Это сантехник, - сказал я.
   - Кто?
   - Сантехник! - повышая голос, повторил я.
   - А! Сейчас открою.
   Старушка открыла дверь, я поздоровался и прошел в ванную комнату. Пока ремонтировал кран, тараканы рыжим пятном бегали то вверх, то вниз.
   - Что же вы так квартиру запустили? - про себя подумал я, распихивая бабкиных тараканов по своим коробкам, которые к концу работы были пусты.
   - А что вы делаете?
   Я обернулся. Старушка стояла за спиной и смотрела на меня, в прищуренных глазках искрилась хитринка.
   - А что вы делаете? - повторила она.
   - Кран я вам починил. Что же вы так квартиру запустили?
   - А они мне не мешают, - она взяла из моих рук спичечный коробок и большим пальцем стала его медленно открывать. Тараканы, словно кузнечики, стали оттуда выпрыгивать.
   - А за чем вам тараканы?
   - Для опытов, - вырвалось у меня.
   Возможно, она догадалась. Теперь распустит по всему миру слух, что такой-сякой ходит с тараканами по домам и...
   - Я намедни книжку одну прочитала, - делая ударение на каждом слове, сказала она. - Там один мертвых людей покупал. А у меня тараканы живые.
   - Хорошо, - сказал я. - За пять штук рубль.
   - Этого мало. Смотрите, какие они шустрые.
   - Сколько же вы хотите за них?
   - По рублю за штуку.
   Этот торг вызвал у меня отвращение, словно таракан сидел не на стене, а во рту.
   - Тьфу, - поморщился я. - Хорошо. Только вы ни кому не рассказывайте.
   - А за чем мне рассказывать. Вы завтра заходите, я их приготовлю.
   Мне пришлось брать повышенные обязательства, работая практически без выходных, я очень сильно уставал. Неделя пролетела незаметно, завтра вечером должна приехать жена. В обеденный перерыв я лежал дома на диване и дремал. Крик. Топот. Звон падающей посуды. Я прибежал на кухню. Жена топала ногами, пытаясь раздавить недавно вылупившихся тараканов.
   - Галя, что ты делаешь?
   - Шо, я делаю? Пьяная морда! - кричала она, пытаясь ударить меня по щеке. - Ты во шо превратил квартиру?! Куда дел холодильник?! Пропил?!
   - Холодильник в ремонте, сейчас квитанцию покажу! - парировал я, придерживая ладонью горящую щеку. - Не пью я, мы с Генкой... Зачем ты так, они только на свет появились?
   Я смотрел на раздавленных тараканов, было обидно.
   - Какой еще здесь Генка? У тебя с головой все в порядке?
   - Зачем ты так. Я хотел тебя встретить.
   Вечером пришел Генка, чтобы планировать работу на завтра. Галя сидела за столом, сложа руки, как ученица первого класса, а Генка все говорил и говорил, пытаясь из тараканов построить золотые горы. Жена работала в ЖЭКе бухгалтером, и Генка рисовал ей перспективу, пытаясь переманить на нашу сторону.
   Время шло по нашему бизнес плану, от заказчиков не было отбоя. Мы зарегистрировали фирму, взяли в аренду небольшой магазин, у меня появились ученики-сантехники. Генка продолжал "химичить" на кухне у Петровича, занимаясь производством тараканьей отравы. Кругозор клиентской базы, был настолько обширен, что скоро возникли проблемы. Закончились тараканы. Средство от них было настолько эффективно, а воспроизводство тараканов настолько мало... Отличное качество, как ни странно уменьшало количество. Перед нами возник извечный вопрос: "Что делать дальше?"
   - Нужно дать объявление: "Фирма покупает тараканов". А? Иван? Давай дадим?
   - Подожди. Нужно другое средство. Средство, которое не убивало бы тараканов, а отпугивало, чтобы они ни дохли, а всей стайкой бегали по всему дому. Из одной квартиры, в другую. Ну, как Геннадий, хорошая идея, сделаешь такое средство. А?
   - Нужно подумать. Идея хороша... Все равно, для опытов нужны тараканы. Нужно ехать в Израиль, - вдруг сказал он.
   - Как в Израиль? Зачем?
   - У меня там лаборатория. Чего ты волнуешься? Галя и без нас справится.
   - А я там, что буду делать?
   - Ты, что будешь делать? Будешь мне помогать. Посмотришь, как евреи живут. Наладим производство, а через месяц вернемся.
   На вечернем совете мы решили, что Генка полетит в Израиль один. Уж очень сильно возражала моя жена Галя, бухгалтер нашей фирмы.
   18.03.2004.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"