Хван Дмитрий Иванович: другие произведения.

Ангарский Сокол

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.94*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть вторая. Семнадцатый век на Руси - эпоха тяжелейших испытаний, неудачных войн и кровавых смут. Становление новой династии на русском престоле было далеко не безоблачным - великие трудности наваливались на Романовых со всех сторон. Всякий враг - и внешний, и внутренний норовил урвать себе кусок. А пропавшая во времени и пространстве российская экспедиция, осознавая особую мессию, уготованную ей в этот мире, решает помочь своему Отечеству. Вот только будет ли Родина благодарна ангарцам и их вождю - Соколу? Воспримет ли государь Михаил Фёдорович всерьёз ангарских людишек, встреченных казаками на берегах далёкой сибирской реки, куда они были посланы на отыскание новых землиц, богатых серебром и соболями? Люди Соколова, между тем, достигнув берегов Амура, встречают своего главного противника - маньчжур. Новые столкновения ждут ангарцев - империя Цин не приемлет конкурентов на богатых землях Приамурья. Хватит ли у них, строящих свою державу, сил превозмочь новые вызовы судьбы?

  Глава 1
  Русия, Красноярск. 30 ноября 2014, раннее утро
  Русаков Павел Константинович, вице-секретарь Верховного Совета, советник Президента Русии по национальным проектам и миграционной политике
  В столице лили холодные дожди. Осень была до крайности противна, словно мстила людям за все те сумасшествия, что они натворили с Природой. Павел стоял у огромного окна в своём кабинете на сорок восьмом этаже нового министерского здания и смотрел вниз. По проспекту Мира сновали люди, спешащие на работу, раскрашивая серость погоды своими разноцветными зонтами. Проспект, закрытый для автомобилей, был полон и гуляющего люда, несмотря на непрекращающиеся дожди, в уютных, тёплых павильонах бойко торговали горячей пищей. Достаточно было выйти на улицу, чтобы попасть под соблазн ароматов мясной солянки или блинов с неисчислимым количеством начинок.
  За четыре месяца, проведённых Павлом в столице он так и не смог определиться с любимым местом для обеденного перерыва. Зато он определился с Ольгой, с которой познакомился по работе в ведомстве. Её, как и несколько сотен человек, вывезли в Красноярск из далёкого Сенегала, дабы уберечь от очередной межплеменной заварушки, недавно начавшейся в этой африканской стране после очередного убийства местного президента. Они обвенчались во Всесвятской церкви, построенной в 1820 году, бригадами енисейских каменщиков на деньги купца-мецената Захария Кузьмина. Отец Лазарь, погрузив супругов с головой в купель, провёл и обряд крещения.
  Красноярск в последние годы активно строился, мораторий на очередное расширение столицы истёк, и главный город Русии кипел энергией, притягивая активных и дерзких людей, способных плодотворно работать на государство и себя. Так в столицу попал и Русаков. После бегства из ханьского лагеря в Туркестане он чудом пробрался через оккупированную ханьцами Монголию в Сибирь. Потом, с большим трудом добравшись до Охотска, контролируемого войсками САСШ, бежал в Америку, где в штатах океанического побережья возглавил комитет 'Сражающаяся Русия агитировавший бывших сограждан - жителей Аляски, а также общины русов в САСШ участвовать в освобождении своей родины. Комитет сумел укомплектовать людьми три дивизии и высадиться в Приморье, где шли активные бои американских и японских войск с ханьскими захватчиками. Однако вскоре штаты вышли из войны, взорвавшись изнутри, раздираемые многочисленными противоречиями изначально искусственного образования.
  Мексиканцы, наводнившие в своё время южные штаты многомиллионными антиправительственными и антивоенными акциями, оторвали от страны свои прежние земли. Негритянские массы, ведомые чёрными расистами и прикрывающиеся исламом, развернули настоящий террор против васпов, то есть белого населения САСШ. Коренные американцы в лице союза племён сиу образовали своё государство на территории штатов Южная Дакота, Небраска и Вайоминг, тяготевшее к канадскому государству, менее затронутому конфликтами. Как и жители Монтаны, Северной Дакоты и Миннесоты, где белые составляли подавляющее большинство, они обратились к Канаде с просьбой принять их штаты в состав канадского государства. Хуже дело обстояло с миллионами ханьцев, живших в Северной Америке.
  Многочисленная ханьская диаспора северо-американских соединённых штатов вела настоящую партизанскую войну, идущую с переменным успехом и сопровождающуюся многочисленными жертвами среди мирного населения. В каждом северо-американском городе, кроме русской её части, существовал свой хань-таун, что создавало громадные проблемы местной национальной гвардии и полиции. Ведь они не всегда успевали блокировать ханьские районы, и тогда это место превращалось в район ожесточённых перестрелок и поножовщины, бойни, в которой доведённые средствами массовой информации до полного отчаяния североамериканцы старались как можно скорее уничтожить ханьцев, которые якобы могут иметь у себя тактические ядерные заряды и бактериологическое оружие. Несмотря на то, что ни разу ничего подобного не было найдено, истерия не унималась и погромы шли по всей Северной Америке.
  Находясь со своими дивизиями в Приморье, Русаков удачно провёл переговоры с представителями деморализованной группировки американских войск и наладил полное их взаимодействие с Красноярском. Павла заметили представители новой власти, а его организаторские способности дали ему возможность показать себя на новом для него поприще.
  По кабинету мягко прокатилась мелодия. Вздохнув, Павел прошёл к столу, лёгким движением ладони включил монитор новенького 'Эльбруса' и принялся читать очередной запрос куратора расселения соотечественников из до сих пор охваченных беспорядками САСШ по нуждающимся в людях областям. На сей раз запрос переадресовывался от губернатора Даурского края. Столица края, город Игнатьевск, пока что была не до конца восстановлена после яростных городских боёв, бушевавших там во время наступления американских войск и их союзников, филиппинцев и канадцев. Участвовали в освобождении Приморья и Даурии и союзники Русии - японцы и остатки корейской армии с новонабранными ополченцами.
  Однако американцам поначалу не везло: их, высаживающихся в корейских портах, легко смела лавина ханьских дивизий, до этого проутюжившая армию Кореи. Ханьцам сопутствовали успехи и в их компании в Туркестане, конфликт с Русией пока удерживался путём секретных переговоров Красноярска и Пекина. Развивавшееся было наступление на индийские войска вскоре затормозилось и превратилось в кровавое взаимоистребление великих народов. Войска Пакистана мало помогли ханьской армии, которая завязла на линии Ганга, а в распоряжение армии Индии постоянно прибывало вооружение и техника из Европы и САСШ.
  В Малой Индии же шли упорные бои между проханьской Кампучией и армией Сиама - некогда тлевший пограничный конфликт между этими странами вырвался наружу. Кампучия получала добровольцев и вооружение из Империи Хань и Вьетнама, но сиамцы держались стойко, не допуская прорыва кампучийцев.
  В условиях мирового политического кризиса и азиатских войн заявила о самороспуске Организация Объединённых Наций и так искусственно поддерживаемая лишь некоторыми европейскими странами, Русией и государствами Латинской Америки. НАТО, лишившись своего сильнейшего участника - САСШ, стало сугубо европейской организацией, ещё сильнее сплотив Европу. Страны старой Европы фактически объединились в единое пространство, последним шагом к этому было юридическое закрепление этого факта. Но этот вопрос постоянно откладывался на заседаниях Европарламента. Много споров было и о столице Европы, вариантов было немного: Брюссель, Люксембург, Женева, Милан и Кёльн, горячие головы даже предлагали построить Европолис для оформления столичных функций, как однажды уже было сделано в Бразилии при схожей проблеме. Но это было не главное. Страх перед войной сплотил европейцев, которые осознали свою общность перед лицом реальной угрозы.
  Да, тогда Империя Хань напугала весь мир. Но лишь напугала, хотя и до холодного пота. И только политический коллапс Соединённых прежде Северо-американских Штатов спас Империю Хань. Но такое спасение было сродни выходу Французской Империи из Великой Мировой Войны в 1946 году, ненадолго оттянувшее крах немецкого государства. Ещё недавно, шестьдесят лет назад Империя Хань представляла собой с десяток враждующих между собой государств, где тянуть одеяло на себя пытались прояпонский Тайбей и прокорейский Циндао. Но родившийся в княжестве Гуандун некий господин Сун Ятсен, в ходе революции сбросивший с трона в 1895 году гуандунского князя, бежавшего на Филиппины, возглавил первое революционное правительство в Азии. В ходе непрерывных войн и конфликтов республика Гуандун превратилась в Империю Хань, которая объединила множество народов и племён и стремилась к дальнейшей экспансии. Империи были нужны полезные ископаемые, нефть и газ, в первую очередь. Поэтому первый удар имперцев после провозглашения оной был направлен на прорусский Туркестан.
  Легко перемолов армию Туркестана, ханьцы остановились было на границах Русии, Красноярск же готовил ядерные заряды и мобилизовывал дополнительные силы, перегруппировывая войска с запада на южные рубежи - Иртыш и южно-сибирские степи.
  Русаков тогда находился в Павлодаре, в составе 14-ой отдельной танковой бригады, переброшенной на берега Иртыша из Люблина ещё несколько месяцев назад, когда ханьцы штурмовали столицу Туркестана Кашгар. Внезапная нелогичная и самоубийственная атака имперцев на областной центр Иртышской области привела к тому, что малочисленные на то время части русских войск были попросту задавлены количеством ханьских солдат. Техника имперцев, пусть и во многом уступающая даже туркестанским вариантам лицензионной русской техники устаревших модификаций, тоже брала числом. Вал ханьцев, старавшихся разрезать Русию пополам по линии Оби, был остановлен только у пригородов Тобольска и Тюмени.
  Русаков к тому моменту уже пробирался к Охотску, сбежав из ханьского лагеря для русских военнопленных.
  - Павел Константинович, к вам посетитель. Сергиенко Николай Валерьевич, профессор, заведующий лабораторией в Петербургском институте ядерной энергетики. Записан на приём около месяца назад по вопросу личного характера, - сухо сообщил динамик голосом секретаря.
  - Проси войти, Антип, - Русаков придавил клавишу связи.
  В дверь, открытую Антипом, вошёл невысокий моложавый мужчина лет сорока-сорока пяти в очках с тонкой оправой и с кожаной папкой в руках.
  Секретарь вопросительно посмотрел на Русакова, тот ему кивнул, и Антип неслышно закрыл за собой дверь.
  - Здравствуйте, Павел Константинович, вы меня, наверное, не помните...
  - Извините, нет. Изложите свой вопрос конкретней, пожалуйста, у меня не так много времени.
  - Меня зовут Николай Валерьевич Сергиенко, я занимаюсь проблемами пространственно-временного коридора, я уже связывался с президентом шесть лет назад. Мой проект на Новой Земле...
  - Я вас помню, - сухо заметил Русаков, - ваши эксперименты с каналом стоили государству немалого расхода средств, а пятьдесят шесть человек безвозвратно исчезли.
  - Это трагическая ошибка! И она сейчас может быть исправлена. Я и моя команда работали эти годы над усовершенствованием нашей аппаратуры, и нам это удалось! - возбуждённо уверял собеседника Сергиенко.
  - Удалось что? - тихо проговорил Русаков.
  - Мы сможем открывать и закрывать канал между мирами, независимо от прихоти сил, её контролирующих, - пальцы профессора, лежащие на столе, мелко подрагивали от нервного напряжения.
  - Но как? Силы Природы - это вам не игрушки, мы до сих пор не познали всю её суть, как вы можете заявлять о полном контроле?! - убеждённо воскликнул Павел.
  - Дискретные вихревые потоки электрического смещения поля - вам что-нибудь это говорит?
  - Нет, я не физик. Меня назначили управлять людьми, проектами, бюджетами, сметами, распределением и логистикой денежных средств, специалистов и прочее. Я же не буду вам сыпать терминами своего направления, - Павел чувствовал, что начинает злиться.
  - Извините меня, - негромко сказал Сергиенко.
  - Чем вы сейчас занимаетесь? - Павел взял свой ежедневник, готовясь записать данные профессора.
  - Я заведую лабораторией исследований электромагнитных полей в одном из закрытых петроградских институтов, и мне нужна ваша помощь в организации новой экспедиции на Новую Землю, - глухо пробасил Николай.
  - А, это бывший Рижский Технологический?
  В давние времена ещё, в городе, отнятом у немцев, на месте их столицы был построен Петербург. Этот город, вначале называвшийся Санкт-Петербургом, был настоящей загадкой для историков - до сих пор точно не ясно в честь кого он был назван. То ли в честь генерала Петра Саблина, воевавшего в то время с немцами, то ли в честь святого апостола Петра, ведь город был взят двадцать девятого июля. Но тогда почему не Петропавловск, ведь это день почитания первоверховных святых апостолов Петра и Павла. В годы правления социалистов Петербург, в угоду интернациональным связям с их немецкими коллегами был переименован обратно в Ригу. Ну а потом, после того, как власть их кончилась, балтийский город стал Петроградом.
  - Ладно, Николай Валерьевич, я сделаю всё от меня зависящее. Я свяжусь с людьми, я...
  - Минутку, Павел Константинович. Прежде, чем связываться с кем-либо, постарайтесь правильно ограничить круг извещаемых об этом людей.
  - Да, конечно! Я вас понял, Николай Валерьевич. Я свяжусь с Президентом, надеюсь, он также согласится на вашу авантюру, как и прошлый Президент.
  - Тут, - профессор положил на стол свою папку, - всё, что нужно для осуществления проекта. Там же и результаты наших исследований. Ознакомьтесь и вы убедитесь, что это не может быть авантюрой. Там итоги многих лет нашей работы.
  - Обязательно, - заверил собеседника Русаков.
  - Вот мой номер телефона, - Николай положил поверх папки свою визитку, - прошу звонить в любое время дня и ночи.
  Через двадцать часов Русаков разговаривал с Президентом Русии. Кормильцев заинтересовался проектом, но более всего он спрашивал о причинах произошедшего с ним провала ранее.
  - А какова вероятность положительного исхода проекта, Павел Константинович?
  - Честно говоря, я не знаю точно, Илья Михайлович. Но профессор Сергиенко уверяет, что на этот раз он учёл все ошибки и недочёты, что помешали работе его аппаратуры в прошлый раз.
  - Если канал откроется, будет ли поддерживаться его рабочее состояние?
  - Неизвестно. Сейчас нельзя сказать утвердительно, только после испытаний на месте перехода.
  - То есть вы предлагаете сущую лотерею? - взгляд Кормильцева остановился на карте Русии, занимавшую практически всю стену кабинета Президента.
  Негромко пискнул динамик, Кормильцев утопил клавишу приёма:
  - Да, Миша?
  - Илья Михайлович, губернатор Терской области Апанасенко Богдан Петрович... - голос секретаря Президента казался встревоженным.
  - Миша, выводи на связь!
  - Алло, Илья Михайлович! Алло!
  - Да-да, Богдан Петрович, я вас слушаю!
  - Товарищ Президент! Я сейчас нахожусь в Наурском районе, сегодня, в десять часов утра было совершено очередное нападение на автоколонну переселенцев, которые согласно вашему указу были командированы на поселение в станицу Наурская.
  - Жертвы? - устало произнёс Президент.
  - Погибли все: двадцать один военнослужащий внутренних войск, четыре милиционера из Наурского РОВД, шесть казаков Кубанского войска и гражданские, семьдесят девять человек, включая женщин и детей.
  - Проклятье. Какие мероприятия проводите, допросили жителей станицы?
  - Жители в один голос уверяют, что никого не видели, а через село никто с оружием не проходил.
  - Ладно, с вами вскоре свяжутся, Богдан Петрович, - Кормильцев потёр глаза и откинулся в кресле, о присутствии Русакова он будто забыл.
  Четыре года назад после отмены всех автономий и национальных республик, что были организованы в период недолгого, но бурного правления социалистов в пользу областного и краевого деления страны, в Русии первое время было спокойно. Нет, национально озабоченные господа немного побузили в Казани, Уфе, Якутске и Грозном. Некоторые, вроде Сыктывкара, Йошкар-Олы или Туры, казалось, не заметили произошедшего, некоторые, как обычно взяли под козырёк очередному указу, исходящему тогда ещё из Москвы. А вот на Кавказе ситуация не успокаивалась. Спонсоры из стран Персидского залива и эмиссары Европейского союза всячески подталкивали полевых командиров на антиправительственные акции, которые, естественно, были направлены в основном против гражданского населения. В последнее время акции стали особенно часты.
  - Миша, - Кормильцев нажал клавишу связи с секретарём, - сейчас свяжешься с Апанасенко. Он тебя сведёт с людьми, имеющими информацию по данному и прошлым эпизодам. Потом составляй статью для СМИ, пусть поднимут шумиху, статистику ещё со времён социалистов подними. Будем готовить народ к референдуму - надо отделять этот регион, не стоит он этих жертв. Кроме казачьих равнин, конечно. Всё, работай. - Прошло несколько минут в полной тишине, Русаков нервно заёрзал в кресле. - Павел, я о вас не забыл, - Президент встал из-за стола, прошёлся к окну и потянулся, разминая руки и плечи. Задумчиво глядя в окно на открывающийся из него вид на парковый комплекс, Кормильцев проговорил: - Сделаем так: ваш профессор получит финансирование на начальный этап проекта, а лишь потом, представив детальный отчёт о его развитии, запросим согласия Совета на полноценное финансирование.
  - Большое спасибо, товарищ Президент!
  - И ещё, Павел Константинович, вы помните легенду о том, как великий князь Вячеслав Сокол оказался в Сибири?
  - Ну да, преследуя уходящие остатки Золотой Орды, волынский князь Вячеслав Сокол достиг Ангары, разбив там золотоордынского хана Немеса и его сыновей - военачальников Тутума и Хатысму.
  - Это официальная история, Павел, но есть и иная история - о том, что некая экспедиция с Новой Земли ушла в такой же пространственный коридор, что открылся тоже шесть лет назад, тоже в 2008 году, тоже именно в этом месте. А до этого в 1991 году в этой же аномалии пропали два человека, точно также как и первые наши двое учёных и тоже в 1991 году. Только всё это было в другом, каком-то параллельном развитии истории, но с тем же летоисчислением, в этом вся загвоздка - мы думаем, что наши сородичи, или даже можно сказать современники владели такой технологией, что смогли открывать такой канал, что и пытаемся сейчас сделать мы в лице профессора Сергиенко. Если сможет - быть ему академиком, да лауреатом премии дома Бельских.
  Члены бывшей царской фамилии сейчас проживали на Аляске, в Ново-Архангельске. После революции социалистов монархия в Русии была упразднена, а члены царской фамилии бежали на Аляску, которая объявила о своей независимости от новой власти. Там же они и находились до сих пор. Много раз в последнее время возникали инициативные группы за возрождение монархии, хотя бы и в декоративном виде, пусть только на Аляске, но пока глава дома Курбат Стефанович Бельский отказывался как от какого-либо официального статуса своей семьи, так и от обсуждения этого вопроса. Покуда не произойдёт воссоединения Аляски с Русией.
  - Но почему мы этого не знаем? - изумился Русаков.
  - Как не знаем? А теория академика Чудинова? - улыбнулся Кормильцев.
  - Так его опошлили и заплевали, превратив в изгоя от науки!
  - Это только так считается, а на самом деле академик Чудинов ведёт свою работу под нашим чутким патронажем, - ещё раз удивил Русакова Президент.
  - Так вы даёте своё согласие на проект, Илья Михайлович? Там осталось пятьдесят шесть, нет, пятьдесят восемь граждан нашей страны, - тихо сказал Русаков.
  - Да, это и заставило меня дать вам положительный ответ. Я поговорю с товарищами и, думаю, что Верховный Совет одобрит вашу идею. Павел, с вами вскоре свяжутся, - Президент дал понять, что встреча окончена.
  Архипелаг Новая Земля, залив Каменный. Июль 2015
  Оставшиеся с момента прекращения проекта семилетней давности, постройки на полуострове Утиный поддерживались в рабочем состоянии жителями из стоящего напротив посёлка Каменка. Сегодня все замки были сняты, а сам объект расконсервирован. Казалось, жизнь снова вернулась в это опустевшее, покинутое людьми место. Снова принимал непрофильные рейсы аэродром в Каменке, снова сновали погрузчики, наполняя аппаратурой и иными грузами пустые ангары и склады. Жилые помещения заселялись людьми. Вместо использовавшихся ранее в охране объекта, в пожарном порядке, морских пехотинцев, МВД направило на Новую Землю группу спецназа под командованием майора Матусевича.
  Профессор Сергиенко со своей командой занял ангар, в котором ранее он же и работал. Сейчас учёные всё делали в спешке, стараясь успеть провести первые опыты как можно быстрее, дабы отчитаться перед Президентом. Сергиенко следил, чтобы спешка не помешала делу, но, слава Богу, работали профессионалы, и вскоре аппаратура была налажена, каналы связи настроены и объект был готов к работе. В ангаре, построенном над бывшей тут семь лет назад аномалией, собрались практически все участники второго проекта. С двух сторон работавшего ранее в этом месте прохода между мирами стояли установки, чуть не соприкасаясь выходящими из них широкими трубами с расширением на концах, толстые кабели от которых тянулись к аппаратуре, стоящей в ангаре.
  - Начинайте, - крикнул срывающимся от волнения голосом Сергиенко.
  Трубы аппаратов загудели, так продолжалось несколько минут, казалось, что ничего не происходит. Однако пунцовый от волнения Сергиенко с надеждой вглядывался в дисплей, выводящий данные о состоянии поля в месте работы аппаратов, и что-то объяснял находящимся рядом коллегам.
  - Проход будет открыт, если мы увеличим мощность аппаратов!
  - Когда это будет, сегодня успеете? - осведомился Матусевич.
  - Да, конечно сегодня. Но понадобится некоторое время, - ответил Сергиенко.
  Майор кивнул и отошёл. Профессор понимал, что главный на площадке - это майор, и с этим приходилось мириться - полный контроль был более чем логичен в таком проекте. Через несколько часов после настройки оборудования и тестов аппаратура была готова для второго запуска.
  - Давай, - Николай Валерьевич махнул рукой.
  Опять раздалось мерное гудение. Матусевич изменился в лице - на него начало действовать то колебание пространства, что в своё время замечали первые исследователи.
  - У меня нутро ходуном ходит! Это нормально?! - выкрикнул он Сергиенко.
  - Это замечательно, Игорь Олегович! - с сияющим от счастья лицом прокричал профессор.
  Сергиенко схватил со стола лежавшую на нём каску майора и запулил её в марево аномалии, та моментально исчезла без следа. Матусевич открыл рот, не успев даже ничего сказать разошедшемуся профессору, который издал победный рёв, когда каска исчезла.
  - Человек сможет пройти через аномалию? - уже деловым тоном осведомился майор.
  - Сначала надо провести ещё один тест, - Сергиенко торопил своих людей, которые настраивали аппарат, стоящий на гусеницах, пытаясь добиться того, чтобы он был высотой со среднего человека. - Запускайте!
  Аппарат пошёл к аномалии. Её работа поддерживалась аппаратурой, которая, генерируя магнитные поля очень высоких энергий, своими резонансными частотами обеспечивала давление на сильное внутриатомное взаимодействие, в результате чего появлялась возможность влиять на временной параметр пространства, ослабляли связи и открывали проход между мирами. Отключить их боялись - Сергиенко не был уверен, что проход будет самоподдерживаться. Разматывая несколько кабелей, аппарат подходил к аномалии и вскоре, под бурные овации и радостные выкрики, вошёл в неё, полностью растворившись.
  - Камера! Выводите на экран! - воскликнул профессор.
  Но на экранах была сплошная темнота. Сильно озадаченный Сергиенко присел на стульчик.
  - А свет у аппарата есть? - напомнил Матусевич.
  - О Боже! Конечно же, свет! Включите свет, - прокричал Николай Валерьевич.
  На экране ярко вспыхнуло белое пятно, свет вскоре сфокусировался и на экране стали появляться чёткие линии... Линии?
  - Что это? - озадаченно произнёс профессор.
  - Как что, кирпичная кладка, довольно неплохая, - сказал стоявший рядом Матусевич.
  - Как это, откуда, - прошептал Сергиенко и тут же рявкнул: - Поворачивайте камеру!
  Кирпич сменился деревянными досками, причём покрытыми инеем. Дверь? Зима? Затем опять кирпич и на противоположной стороне ещё одна дверь.
  - Всё ясно, - заулыбался Матусевич и неслышно для остальных добавил, - Миронов и его люди живы.
  Сергиенко повернулся к Матусевичу, сияя улыбкой, в которой выражались все эмоции человека, сделавшего то, чего он желал более всего на свете.
  - Да, проход свободный. Хорошо, - бросил майор в трубку и, повернувшись к Николаю Валерьевичу, сказал:
  - Сегодня составляйте отчёт о возможностях аномалии, а я вам дам ещё пищи для размышлений.
  - В смысле? - со сползающей улыбкой пролепетал Сергиенко.
  - Схожу за каской, - майор подмигнул профессору и, не колеблясь, шагнул в еле мерцающее марево аномалии.
  - Подождите! - запоздало крикнул Сергиенко, когда Матусевич уже пропал.
  - Николай Валерьевич, аппаратура перегревается! - трубы аппаратов гудели уже не столь ровно, а начинали надсадно хрипеть.
  - Сколько у нас есть времени? - озадаченно спросил профессор.
  'Сколько ему надо времени взять каску и выйти?' - недоумение сменилось злостью, в самом деле, уже минуты три прошло!
  - Пара минут, товарищ профессор, более этого времени опасно держать аппараты работающими. Сожжём ведь их напрочь!
  'Сколько лет работы сожжём! - горестно думал профессор, - да что же он, в самом деле?!'
  Один аппарат уже начал задыхаться, а вскоре показался и белесый дымок, идущий из его чрева.
  - Вырубай! - закричал Сергиенко.
  Один из офицеров группы Матусевича ужом метнулся к пульту управления аппаратурой, пытаясь помешать инженеру выполнить указание профессора, но немного опоздал.
  - Да не волнуйтесь вы, ничего не произойдёт, разве что озябнет ваш майор.
  - Если с ним что-нибудь произойдёт, вы у меня ответите! - пригрозил лейтенант.
  - Испугал козла морковкой! Вот перегорел бы аппарат - и всё, остался бы он там надолго. А так - лишь пару часов помёрзнет.
  Через час с небольшим остывшие аппараты снова были включены. Включили их, правда, ненадолго, лишь для того, чтобы вернулся майор.
  - Оп-па! Ничего не понимаю... Николай Валерьевич! - воскликнул один из инженеров за дисплеями, отображающими работу аппаратуры.
  - Что такое, Вадим? - профессор близоруко щурился на мерцание выводимых данных.
  - Аномалия словно пытается сопротивляться. Она меняется! - Сергиенко впился взглядом в экран.
  - Меняется код её структуры, но мы успеваем подстраиваться. Зато идёт повышенное потребление энергии. А мощностей не хватает, - Вадим указал профессору на цифровые показатели.
  - Я пошёл! - Сергиенко решительно направился к мерцающей аномалии.
  Сухое и тёплое прикосновение марева немного затянуло Николая и тут же вытолкнуло на мёрзлую землю. Сергиенко больно ударился коленом, тут же его окружил сумрак и холодный воздух. Воздуха решительно не хватало, а в глазах играли светлячки, но профессор попытался встать. Неожиданно ему помогли подняться на ноги, Николай огляделся. Вокруг него оказались три фигуры: Матусевич, помогший ему встать, и двое...
  - Товарищ Матусевич! - Сергиенко одел упавшие при падении очки и перевёл взгляд на других - высокого бородаогой крепыша и невысокого мужчину, несколько полноватого телосложения. - Уходим майор! Счёт на секунды! Всё позже, уходим! За мной, товарищ Матусевич, Игорь Олегович! - Сергиенко не увидел, как тот медленно покачал головой.
  'Откуда только силы взялись?' - казалось, профессор сам вытащил майора, и они повалились на пол ангара. Тут же проход между мирами закрылся, аппаратура выключилась, а в самом ангаре погас свет.
  - Всё, кина не будет, электричество кончилось, - сморозил какой-то умник в полной тишине.
  Матусевич, отряхнувшись, встал, ища свой коммуникатор. Включилось резервное питание, и в ангаре зажёгся, мигая, слабый свет. Люди подслеповато смотрели друг на друга, проверяли оборудование. Майор, не желая, чтобы его слышали, тем временем, вышел разговаривать на свежий воздух.
  'Что-то майор темнит', - посмотрел ему вслед Сергиенко.
  Последующие два дня учёные и инженеры занимались наладкой оборудования, а также подключением линии из Каменки, находящейся с той стороны небольшого заливчика, для подачи дополнительных мощностей. Майор, несмотря на настойчивые просьбы Сергиенко так и не поставил его в известность ни о сути переговоров с начальством, ни о разговоре с двумя жителями того мира. Профессор хотел знать, что будет с его проектом и почему делом, которым занимается он, майор так вольно распоряжается. На что майор лишь процедил, что де-юре начальник проекта он, а профессора попросил, во избежание недоразумений, более не расспрашивать его. Таким образом, холодок бывший между майором и профессором стал ледниковым разломом.
  Сергиенко, которого словно котёнка ткнули в лужицу, кипел от гнева. Коммуникатора военного образца, как у Матусевича, у профессора не было, а его личный коммуникатор не пробивал ту защиту, что стояла на архипелаге. Опасались утечки информации, как было в прошлый раз, при первом проекте изучения аномалии. Хотя казалось, что резидентура Европейского союза пока не проведала о начавшемся втором этапе.
  На третий, после аварии, день майор осведомился у Сергиенко о времени очередной попытки пространственного пробоя.
  - Сегодня вечером, - выдавил профессор.
  К запланированному на семь вечера пуску аппаратуры Матусевич привёл половину своей группы - двадцать бойцов. Одетые на этот раз в боевую броню последних разработок руссийского ВПК, в полной боевой амуниции, они застыли чуть поодаль майора.
  - Семь часов вечера, начинайте, профессор, - голосом, не терпящим возражений, сказал Матусевич, не удостоив Сергиенко и взгляда.
  - Вы пойдёте туда с оружием?
  - Это парализующие заряды, не ужасайтесь. Даже голова потом болеть не будет.
  - Но что вы намерены делать, разве это не мой научный проект?
  - Это вас не касается, профессор! Делайте своё дело, - начиная терять терпение, процедил майор.
  - Мы ещё не провели комплексную отладку оборудования. Похоже, нам нужно переписывать программы для аппаратов, управляющих потоками частиц. Аномалия в прошлый раз начала меняться, то есть менять структуру поля.
  - Профессор, вы можете открыть канал или не можете? - Матусевич вплотную подошёл к Сергиенко и уставился на него немигающим взглядом холодных голубых глаз.
  - Могу, - выдохнул профессор, - но это может быть опасно, я не советую долго находиться на той стороне канала.
  - Жить вообще опасно, говорят, люди иногда умирают. Я думаю, мне хватит получаса.
  - Я не могу гарантировать вашего возвращения, если вы пробудете там долго, - глухо ответил Николай.
  - Вы можете поддерживать переход в рабочем состоянии полчаса?
  - Да, - кивнул Сергиенко, - но прошу вас, не более этого времени.
  - Начинайте, - приказал майор.
  Короткая команда проверить амуницию, попрыгали - ничего не звенит, не стучит. Приборы ночного видения настроены. Загудели аппараты, появившееся между ними мерцание стало усиливаться.
  - Она уходит от нас! - удивлённо воскликнул оператор у дисплеев.
  - Выключай и включай снова! - прикрикнул профессор, - Вадим, загрузи последний вариант кода.
  После небольшой паузы ровное гудение вновь раздалось в ангаре, перекрыв все остальные звуки.
  - Майор, вы готовы?! - крикнул Сергиенко Матусевичу.
  - Да, профессор. Держите проход полчаса, но мы можем успеть и ранее этого срока.
  Майор приказал бойцам входить в аномалию и провожал каждого хлопком по плечу, а когда последний спецназовец скрылся, внимательно оглядел учёных и нырнул в мерцающее марево. Сергиенко присел на стульчик и обхватил голову руками. Посидев в таком положении минуты две, он встал, нервно прошёлся мимо пультов и дисплеев, обходя своих ребят, и бросил взгляд на аномалию.
  - Вадим, - окликнул профессор своего помощника, - у меня зрение не очень. Ну-ка, глянь молодыми глазами.
  Николай указал на мерцающее сияние.
  - Тебе не кажется, что она малость... потемнела, что ли?
  - Что, Николай Валерьевич? - удивился Вадим.
  - Да аномалия же! - воскликнул профессор.
  - Ну, если только самую малость, - скептически пожал плечами помощник.
  - Нет же, смотри! - мерцающий проход между мирами словно заволокло дымкой. Марево сгущалось, едва заметно темнея. Это что-то непредвиденное!
  Сергиенко с ужасом почувствовал, как по спине скатились крупные капли холодного пота.
  'Но почему я так волнуюсь?' - пронеслось в голове.
  Между тем, аномалия стала серого цвета, продолжая накапливать в своём центре черноту, расползающуюся по её краям. Теперь она уже стремительно темнела.
  - Выключай! - истерически взвизгнул Николай.
  Вадим молниеносно выключил аппараты, пробившие брешь в пространстве, но несмотря на это аномалия не исчезла. Кто-то принялся заполошно вырубать все приборы, но в полной тишине было слышно лишь негромкий треск, исходящий из тёмного марева.
  - Что такое?! - дико закричал профессор.
  - Она не исчезает! - обречённо возопил и Вадим.
  Абсолютно все в ангаре почувствовали безотчётный ужас, исходивший от чёрного колышущегося пятна, потрескивающего чуть громче.
  - Она сожрала потоки частиц, шедших из каналов нашей аппаратуры, - истерическим тоном сказал Николаю его помощник.
  Люди, находившиеся около аномалии, в один голос закричали, когда из пятна, висевшего набухшим чёрным облаком, выскочила уродливая чёрная нога, больше похожая на щупальце. Затем второй отросток, третий. И вдруг внезапный, ослепительно белый столб света взмыл в небо, развалив крышу ангара. Чувствовалось сильнейшее гудение, но только лишь чувствовалось, так как уши людей были заложены высокочастотными звуками, исходящими от столба света.
  - Доигрались, млять, в фантастов! - заорал, закрыв глаза, Сергиенко, ухватившись за край стоявшего рядом с ним стола.
  Приближался нестерпимый жар, Николай ощущал как ломается аппаратура, как валятся стенды и приборы, лопается стекло и кричат сжигаемые заживо люди.
  'Но почему не горю я?' - приоткрыв глаза, он сквозь хлынувшие слёзы увидел, как и на него идёт волна, сжигающая всё на своём пути. Вскрикнув, Сергиенко ухватил за ворот Вадима и пинками поднял валяющегося под столом инженера, пытаясь убежать с ними от неизбежного. Посреди до слёз ослепительного белого света чёрным пятном маячила аномалия.
  - За мной! - прорычал Николай и кинулся к бьющему белыми сполохами проходу.
  Аномалия легко приняла его, вытолкнув мгновение спустя. Сергиенко упал на спину, тут же на него кулём повалился Вадим и инженер, сразу отползший в сторону. Дохнуло холодом. Сергиенко улыбнулся и... провалился в глубокий обморок.
  Байкал, Новоземельск. Март 7143 (1635)
  Радеку не спалось, всю ночь профессор ворочался с одного бока на другой, часто вставал пить, в общем, что-то решительно пошло не так. Вчера был разговор с Бекетовым и Кузьминым о майском походе на Амур. Через Байкал людей перевезут Вигарь и Антон, его шурин, причём на Вигаря ещё было возложено задание - приобрести у бурятов телят, сколько возможно. Охранную часть операции решили доверить Ринату, как наиболее профессиональному военному на Ангаре. А на сегодня у Радека было намечено посещение школы в Васильево, проверка знаний, что успели вложить в учеников пара учителей и ежедневный контроль за пишущими учебники и статьи младшими коллегами. Казалось бы, поводов для волнений не было.
  - Коленька, что же ты не спишь? - проворковала Устина, поглаживая волосы профессора.
  - Да не знаю, странно как-то. Пойду-ка я на улицу, прогуляюсь. Свежим воздухом подышу, авось проясниться в голове.
  Радек накинул сшитый крестьянами по армейскому образцу укороченный кафтан серого цвета и вышел на крыльцо своей избы. Немного посидев на нём, он решил пройтись, заодно выполнив на сегодня и свой ритуал по посещению места аномалии, что уже семь лет назад привели их на берега Байкала и Ангары начала семнадцатого века. Ставившийся ранее пост у места прохода с Новой Земли уже два года как отменили. Зачем держать человека у закрытой навеки двери?
  'Темнота-то какая, наверное, часов пять-шесть утра. Ну да, вон дозорные сменяются' - думал Радек, подходя к кирпичной постройке на месте аномалии.
  - Вот чёрт, ещё и живот прихватило! - ругнулся профессор и тут же замер, лоб его моментально покрылся испариной. 'Не может этого быть!' Профессор кошкой метнулся к постройке. Нутро его трясло всё сильнее, Радека мутило, казалось, ещё пара секунд и его просто вырвет, но Николай Валентинович упрямо подходил к кирпичной постройке.
  'Работает!' - в голове потрясённого профессора повторялось одно лишь слово.
  Остановившись у запертых на засов дверей, он и не знал, что теперь делать. Можно было, конечно, отпереть этот чёртов засов и... А что и? Дальше-то что?
  В двери с той стороны что-то сильно и гулко ударилось и упало на мёрзлую землю с каким-то лязгающим звуком. А уже через минуту с небольшим послышался металлический звук, подобный позвякиванию лёгких сплавов друг о друга, странное жужжание и скрип.
  'Да это же аппарат, что мы в своё время запускали! Логично, что и другие сначала запулили в аномалию какую-то железку, а потом пустили робота!' - пронеслось в голове профессора, когда он уже бежал к дому Смирнова. Кстати, за семь лет, проведённых на Ангаре, услышанный им звук сервопривода показался Радеку мелодией, сравнимой с лучшими симфониями Чайковского.
  'Вот только кто там? Американцы, китайцы, наши?' - пульсировала изводящая нервы мысль. Вбежав на крыльцо дома полковника и щурясь от резкого порыва ветра, нёсшего снег, Радек, обернувшись, увидел внезапно вспыхнувший яркий источник света в ангаре, что шёл сквозь щели запертых ворот.
  'У нас мало времени, скоро должна быть третья фаза - высадка группы!' - Николай забарабанил в дверь. Открывший её караульный морпех тут же был профессором буквально сбит с ног, и Николай рванулся к Смирнову.
  - Подъём, Андрей! У нас гости! - резко тряхнул за плечо сонного полковника Радек.
  - Ты чего, Николай? - осоловевшими глазами смотрел на него Смирнов, - что случилось?
  - Гости у нас, Андрей! Пока не знаю кто, но если поторопимся, то узнаем первые. Пошли быстро, Андрей! Аномалия! Она открылась!
  Услышав это, полковник моментально проснулся. Смирнов жестом оставил на веранде караульного морпеха, сейчас, мол, вернусь. С некоторым усилием открыв дверь, они вышли на улицу. А там - темнота и холод, да жёсткий порывистый ветер бьёт в лицо ледяной крошкой.
  - Смотри, Андрей, - Радек показал на пробивающийся из ангара свет. - Насколько я понял, там сейчас аппарат для визуального осмотра, снятия проб, анализов. Потом пустят группу, времени у нас минут двадцать или меньше, зависит от их готовности.
  - Надо собирать ребят! - воскликнул Смирнов.
  - Мы не успеваем, - покачал головой Радек. - Думаю, сначала будут переговоры, кто бы там не был. Да и шум раньше времени ни к чему, людей только взбудоражим.
  - Но аномалии уже нет, она не чувствуется, - несколько удивился Смирнов. Полковник уже взял себя в руки, шок, вызванный внезапным известием такого рода, прошёл. Сейчас Андрей Валентинович деловито обходил строение со всех сторон. - Так, пока молчок. Иначе, сейчас все набегут сюда и будут штурмовать проход, - сказал он Радеку.
  - Пока это лучшее решение в данной ситуации, - согласно кивнул тот.
  Внутри послышалось покашливание, там явно кто-то был!
  - Кто там? - предательски сорвавшимся голосом произнёс полковник.
  - Миронов, Корней Андриянович, я полагаю? Вы отопрёте замок или мы будем разговаривать через запертые ворота? - донеслось из-за закрытой двери.
  Смирнов и Радек, которых одновременно пробил холодный пот, едва удержались на ногах от столь ошеломляющего вопроса из-за закрытой семь лет назад двери. По какому-то наитию профессор вдруг остановил шагнувшего было к воротам полковника и уже шепотом проговорил:
  - Андрей, мы же без подстраховки, - наступило секундное замешательство, но мгновение спустя полковник показал профессору АПС, который был у него в кармане.
  Андрей Валентинович молча принялся отпирать непослушными руками засов. Дверь открылась и перед ними возникла фигура в чёрной форме, со знаками различия и нашивкой в виде российского триколора с левой стороны груди.
  - Майор Матусевич, спецназ внутренних войск, - представился человек.
  - Я думаю, следует выключить свет на аппарате, во избежание лишних глаз, - немного пришедший в себя Радек указал на машину.
  Майор согласно кивнул и, безуспешно поискав выключатель, в итоге просто выкрутил светодиод.
  - Когда вы начнёте эвакуацию?! - несколько истерично, что поразило полковника, воскликнул Радек.
  - Стоп-стоп. Никакой эвакуации не будет, массовой эвакуации, я имею в виду.
  - Да что вы, - выдохнул Радек, - как же так? Вы же официальный представитель власти! А нас тут женщины, дети! Жрать нечего!
  Полковник нахмурился и, скрестив руки на груди, обратился к майору:
  - Потрудитесь объясниться, майор?
  - По вашему виду не скажешь, что вам нечего есть, - усмехнулся майор и добавил: - Кстати, истерику изображать не стоит, глупо смотритесь.
  - Много вы знаете, - огрызнулся Радек.
  - Так сколько вас тут человек? - спросил майор.
  - Нас здесь более четырёхсот! Не считая местных, - быстро ответил полковник.
  - Вас же было пятдесят шесть человек, - удивился майор и уточнил: - Что за местные?
  - Тунгусы, буряты, казаки, - ответил Смирнов.
  - Что? - изумился на секунду Матусевич.
  - Тут семнадцатый век, Сибирь. Канал аномалии оказался не только пространственным, но и временным, - пояснил Радек.
  - Ишь ты, - присвистнул майор, сузив глаза.
  Матусевич на секунду показался Радеку потрясённым, но только на секунду.
  - Так, хорошо. Ладно, с вас полный отчёт о состоянии дел, окружающей вас местности, ваших возможностях и возможные проекты колонизации с Земли.
  - Эвакуация будет или нет? - хмуро потребовал ответа полковник.
  - Нет, я уже говорил. Возможен лишь только точечный выход, например вы, Миронов, или вдвоём с вашим другом, пытающимся казаться истеричным. Людей я не выпущу, возможна утечка информации.
  Он хотел было развернуться к полковнику и Радеку спиной, как профессор вдруг жестом остановил его:
  - Майор, да вы хоть примерно понимаете, что происходит? У вас ведь не гангрена ума, вы же должны хотя бы приблизительно понимать, что значит вмешательство в собственное прошлое и чем это может закончиться? Наша эвакуация просто необходима, - твёрдым спокойным голосом проговорил Николай.
  - Я обещаю, что передам ваши слова, но не обещаю того, что их услышат, - внимательно посмотрев в глаза Радека, ответил Матусевич.
  Майор отступил на шаг и, повернувшись, хотел войти в аномалию, но оказался лишь на другой стороне постройки, у противоположных ворот.
  - Что за чёрт? - ругнулся он.
  - Аномалия не работает. Когда она в рабочем состоянии, то ваш живот подскажет вам об этом, жаль умом вашего шефа не одарит.
  Разговор мог бы продолжаться уже на нервах и повышенных тонах, как вдруг из внезапно заработавшей аномалии вывалился человек в белом халате. Неловко упав на колено, он уронил очки, одевая их и подслеповато глядя в утренней темени на фигуры людей, человек произнёс:
  - Товарищ Матусевич!
  - Это ещё кто? - прошептал Николай Валентинович.
  Человек, между тем, перевёл взгляд на полковника, на профессора и снова на майора:
  - Уходим, майор! Счёт на секунды! Всё позже, уходим! За мной, товарищ Матусевич, Игорь Олегович! - человек в халате вскочил и, припадая на ушибленное колено, вцепился в Матусевича, утаскивая майора в мерцающий проход. Несколько секунд и аномалия резко прекратила работу. Только неслышно шуршал падающий хлопьями снег.
  Уже через пятнадцать минут были разосланы гонцы за всеми представителями руководства колонии, а в избе полковника сидели за столом, постепенно приходя в себя, Смирнов и Радек. В печке весело потрескивали дрова вокруг казана с водой, скоро можно будет заварить листья смородины и мать-и-мачехи с медком.
  - Знаешь, что мне более всего непонятно, - нарушил тишину Радек и тут же ответил, не дожидаясь реакции Смирнова: - То, что этот загадочный майор Матусевич не пошёл с нами, посидеть, поговорить и попить чайку, а сразу объявил о невозможности эвакуации и потребовал отчётов о колонизации.
  - Что же тут странного, Николай? Наоборот, его логика мне понятна. А вот ты зря про гангрену ума ему сказал, да про шефа.
  - Мне некого и незачем бояться, Андрей. И я, знаете ли, самовлюблённых дураков с детства не любил.
  Глава 2
  Новоземельск. Март 7143 (1635)
  Спустя двое суток после внезапного открытия аномалии и появления странного майора, всё начальство российской колонии собралось на совет. У места аномалии снова выставили круглосуточный пост, по ночам ворчащие, недовольные возобновлением караула у никчёмного объекта дозорные жгли костёр неподалёку от открытых дверей надстройки над местом перехода. Смирнов и прочие, кто был посвящён в тайну той ночи, напряжённо ждали. Соколов и Саляев прибыли в посёлок Смирнова, планируя остаться здесь, пока ситуация не прояснится полностью. Начальники провели напряжённые сутки в разговорах о том, к чему же приведёт открытие аномалии. Что будет? Эвакуация?
  - Эвакуации не будет! - твёрдо сказал Радек.
  После открытия аномалии обычно мягкий и вальяжный профессор превратился в сжатую пружину, приобретя цепкий взгляд и властный голос, - такой была реакция на возобновление работы перехода, его бывшей епархии.
  - Здрасте, я Настя! - ненавидяще глядя на стену, процедил Саляев, - они там с ума сошли? Я бы с этим майором поговорил бы душевно.
  - Мы с полковником уже поговорили душевно, двое суток только и делали, что обсуждали всевозможные варианты развития ситуации. В принципе, выводы неутешительные получаются.
  - А что так, господа начальники? Я уже понял, что хуже, чем сейчас, ничего и быть не может? - иронично улыбнулся Ринат, быстро погасив злобу.
  Главной загадкой для всех стал вопрос майора о каком-то Корнее Миронове и почему их должно было быть пятьдесят шесть человек? Версии выдвигались самые разные и даже решительно несуразные, типа версии Саляева о том, что Матусевич прибыл вообще с иной Земли. Не той, к которой мы все привыкли, а той, что всякие воспалённые личности в жёлтого цвета газетёнках зовут параллельным миром. Вроде бы есть наш, пусть такой сложный и жестокий мир, но в тоже время такой уютный и знакомый, и есть множество миров-двойников, в которых проживают жизнь наши копии. Эту версию отмели, как абсурдную, Ринат и сам не стал её защищать, лишь хмыкнул да пожал плечами, сами, мол, разбирайтесь.
  Радек предположил вариант того, что в результате попадания в прошлое изменилось само будущее Земли - и то, что Матусевич спрашивал о Миронове, говорит только о том, что в этом мире также произошло открытие аномалии и теперь в их 2008 году вместо экспедиции Смирнова туда отправилась экспедиция Миронова, а сам Смирнов в это время греет пузо где-нибудь в Гаграх.
  Странным было и резко отрицательное отношение майора к возможной эвакуации хотя бы женщин и детей.
  - Даже если там у них что-то случилось, конфликты с применением ядерных зарядов и расовое оружие, о чём нам доверительно поведал Генри Мак-Гроу, и ситуация с окружающей средой аховая, то я не поверю в то, что, не проводя эвакуацию, они оберегают нас от возможных рисков.
  - Как вообще они открыли эту аномалию и почему только семь лет спустя? - спросил Саляев.
  - Сдаётся мне, что они искусственно вызвали проход, - задумчиво проговорил Радек.
  - Почему ты так думаешь, Николай? - удивлённо спросил Соколов.
  - Андрей, а ты помнишь, что кричал второй, в белом халате, майору? Счёт, мол, идёт на секунды, но время ещё есть.
  - Ну и что? - непонимающе спросил Ринат.
  - Как что?! - возбужденно заговорил профессор. - Они контролировали процесс! Но его было нельзя контролировать, когда сюда проходили мы! - уже почти кричал Радек.
  - Ничего себе, - тихонько протянул Соколов, сцепив пальцы рук.
  - Это значит что... - начал было Смирнов.
  - Что они могут открывать канал по желанию, - закончил за него Радек, - но у них проблемы со стабильностью работы аномалии. Я понимаю это так.
  - Николай, а майор-то, помнишь, даже не понял, что аномалия не работает, - напомнил о казусе Матусевича полковник.
  - Это действительно странно, - заявил Радек.
  - Короче! Мужики, вы вот рассуждаете о всяких майорах. Главное - они собираются препятствовать эвакуации! У нас тут дети, женщины, что им тут делать? - воскликнул Ринат.
  С улицы внезапно послышался вскрик, который впрочем, никакого продолжения не имел, но все четыре человека, находившиеся в комнате вздрогнули. Радек, щурясь, приложил ладони к стеклу - дозорные сидели у костра, как и раньше, а освещаемые костром ворота аномалии были открыты на одну створку, как и раньше. Пожав плечами, профессор отошёл от окна:
  - Майор говорил только о точечной эвакуации: допустим, я или полковник. Но убежать в нашей ситуации было бы верхом цинизма и неуважения к людям.
  - Пойду я пост проверю, - немного взволнованный недавним криком, Саляев поднялся с лавки.
  - Ринат, дров захвати сюда, а то днём не нанесли, - попросил Смирнов.
  Саляев кивнул и, выходя, плотно прикрыл за собой дверь.
  - Ну что, смородинки с мёдом заварим? - хлопнул ладонями полковник.
  - Кстати, товарищи, не забыли? Нашему дорогому Ринату через два дня стукнет тридцатник, - напомнил Соколов.
  - Да, кстати! - крякнул Смирнов.
  - А он у вас всё в сержантишках ходит, - продолжая глядеть на улицу сквозь стекло, сказал Радек.
  - Ну, это легко исправить! - улыбнулся Соколов и посмотрел на Смирнова.
  - Погоны с майорской звездой я ему найду, - пообещал, рассмеявшись, полковник.
  Скрипнула дверь, медленно и неуверенно открываясь.
  - Ринат, ну что там? - взволнованно спросил профессор.
  - Он дров набрал, надо помочь, - притворно закряхтел Соколов, подымаясь с кресла. И тут же замер, оставшись в полусогнутом состоянии. - Что за чёрт?!
  Дверь открывала чёрная фигура в военной экипировке с откинутым прибором ночного видения. За ним виделось ещё несколько силуэтов, с веранды слышалась лёгкая возня, как будто кто-то сучил ногами по доскам пола. Вперёд вышел высокий человек, который, снявши маску, сказал:
  - Они оба тут. Прошу вас пройти со мной! Советую не спорить.
  Матусевич отошёл от двери, чтобы освободить проход.
  - Подождите! Объясните нам, что происходит? - Соколов поднялся со своего кресла.
  - Вы кто такой? Сидите на месте! - приказал майор.
  - Давайте поговорим, как цивилизованные люди! Что за маски-шоу? - воскликнул Радек.
  - Рад бы откушать кофею в честной компании. Но, видит Бог, решительно нет времени, - майор с некоторым сожалением вскинул оружие и выпустил по находившимся в комнате три заряда.
  - Что... - успел прохрипеть профессор.
  - Парни, берите этих двоих! Уходим, быстро.
  Сознание быстро покидало профессора, наливающиеся свинцом веки упрямо отказывались выполнять вялые потуги Радека открыть глаза. Последнее, что видел Николай, было распростёртое на полу веранды тело Саляева. Бойцы в чёрной форме скорым шагом, контролируя окрестность, направлялись к месту перехода. Двое из них несли на плечах бесчувственных Радека и Смирнова. У костра, что горел вблизи кирпичного ангара над точкой перехода, сидело несколько человек в меховых шапках и подбитых мехом полушубках. При приближении бойцов Матусевича они, скинув маскировку, взятую у обезвреженного караула, превратились в таких же бойцов, что и остальные. Прикрывая друг друга, бойцы собрались у ворот. Шедший последним Матусевич махнул рукой, давай мол, валите обратно, на Новую Землю. Однако бойцы продолжали находиться у ворот.
  - Чего не проходите, мать вашу? Времени нет ни хрена!
  - Там наш профессор валяется, в отключке. А проход не работает.
  Гнев ударил в виски майора: проход-то откроют, но что тут делает Сергиенко? Захотел поиграть в д'Артаньяна?
  - Приведите профессора в чувство, - приказал Матусевич и, едва взглянув на двоих учёных, что находились рядом с профессором, процедил: - Вы двое, ко мне!
  Инженер на слабых от перенесённого ужаса ногах заковылял к майору, Вадим же остался сидеть на коленях, привалившись к холодному кирпичу стены.
  - Ты, вроде, Александр? Какого ляда вы тут делаете? Вас профессор сюда потащил?
  - Да, он нас сюда втащил и тем самым спас наши жизни. А там все погибли, ничего там нет! - с нарастающей истерикой в голосе ответил Александр.
  Вадим, тем временем, поднялся с колен и, пошатываясь, поплёлся к воротам. Бойцы невольно расступались перед ним, провожая удивлёнными взглядами. Сказанное инженером ещё не дошло до всеобщего понимания.
  - Чего уставились? Остановите его! - прикрикнул Матусевич.
  Один из бойцов выстрелил в бредущую по снегу фигуру в развевающемся белом халате. Получивший парализующий заряд в спину, Вадим сделал ещё несколько неловких шагов и, пытаясь обернуться, рухнул ничком в снег. За ним двинулись двое, втащив обратно в постройку и уложив рядом с приходящим в себя Сергиенко. Профессор открыл глаза. Слабым движением руки он остановил очередную порцию нашатыря и, мутным взором найдя Матусевича, злорадно улыбнулся.
  - Всё, майор. Застряли вы тут навсегда, - прохрипел он.
  - Что ты имеешь в виду? - побледнев, спросил Матусевич.
  - Некому больше открывать проход, вся моя команда погибла, а аномалия, по-видимому, самоликвидировалась.
  - Как? - выдавил из себя майор.
  - Майор, вы смотрели кинофильм 'Лангольеры' по Стивену Кингу? Ну вот, на Новой Земле произошло то же самое. Я надеюсь только, что в меньших размерах, - вздохнул профессор.
  - А вы понимаете, профессор, - сказал вдруг один из бойцов майора, едко выделив должность Сергиенко, - что вы и только вы виновны в произошедшем. И если нас не вытащат отсюда, то мы остаёмся в этой... заднице?
  - Да, я не спорю, - вздохнул Сергиенко. - Майор, сколько времени действует ваш парализатор?
  - Двадцать минут. Караул уже должен очухиваться. Парни, посмотрите за ними, - Матусевич указал на ворочающихся у стены людей.
  - Предлагаю, майор, перенести всех в дом и ждать пока вот этот, похоже, учёный, очнётся, мне будет необходимо с ним поговорить.
  Шесть часов спустя
  Наконец, после того, как все собрались в тёплом помещении и расселись
  - Я не собираюсь извиняться! У меня был прямой приказ.
  - Майор прав, Николай, не кипятись. Только никчёмный солдат будет извиняться за выполнение приказа, - развёл руками Смирнов.
  Радек хмуро оглядел присутствующих и, картинно воздев руки, проговорил:
  - Ну конечно! Взять вломиться рано утром, опоздав на семь лет, пострелять в людей из парализатора и нормально, приказ я, мол, выполнял.
  - Профессор Радек, прекратите, пожалуйста. Это не вопрос для обсуждения. Ещё вопросы по моей операции будут? Нет? Тогда вопрос у меня. Нас двадцать один человек, не считая горе-учёных, и нам нужна крыша над головой и питание. До того момента как аномалия снова откроется.
  Саляев лишь хмыкнул, а Радек злорадно усмехнулся:
  - Она не откроется, если то, что рассказал мне Сергиенко - правда.
  - Сейчас не откроется, значит, откроется завтра, - уверенно отрубил Матусевич.
  Среди солдат майора не было ни одного рядового бойца, старших сержантов наличествовало три человека, остальные - прапорщики, лейтенанты, два капитана. Смирнов сразу предположил, что майор не так прост, а само звание майор спецназа внутренних войск - обычная легенда. Матусевич явно является кем-то большим.
  - Это не является тайной в данной ситуации, полковник, - ответил ему на этот вопрос Матусевич.
  - И кто же вы? - усмехнулся Соколов.
  - До девяносто второго года я занимал пост заместителя начальника Гродненского областного КГБ, позже, по направлению из Красноярска, я два года ловил террористов-галицийцев в Западных Карпатах...
  - Что?!
  - А, ну да... Началось всё с ханьцев, они как раз Ташкент взяли. А вскоре обыкновенные конфликты в САСШ стали выходить за рамки обычных перестрелок и поножовщины - там ханьцы, слушая приказы из Пекина, начали настоящую партизанщину. А у нас, с подачи Европы, опять начали бузить галицийцы, возомнившие себя отдельной нацией, ну и объявили себя независимыми от Русии государством. Красноярск рыпнулся на них было, но Европа не дала, вот из Галиции в Русию и стали проникать боевики, кошмарили местное население. Их и ловил.
  Люди сидели, раскрыв рты.
  - Долго же мы сидим на Ангаре! - воскликнул в полной тишине Саляев.
  - Какая Русия? Что ещё за ханьцы? Почему Красноярск? - посыпались на Матусевича вопросы.
  - Думаю, стоит распорядиться насчёт горячего, - предложил Соколов, - разговор будет долгим.
  Сержант Васин, сидевший на лавке у двери, приоткрыл дверь и негромко передал караульному приказ Соколова. Матусевич так же попросил покормить его людей, которые пока были размещены на втором этаже одного из бараков.
  Средняя Ангара. Начало лета 7143 (1635)
  - Пороги скоро, воевода! - крикнул, приложив рупором ладонь, рыжий кормчий, здоровенная детина, енисейскому воеводе, что стоял на носу головного струга.
  Беклемишев решил сам возглавить поход к ангарским людишкам, дабы воочию убедиться в том, о чём в Енисейске уже давно ходили легенды. Будто бы каменные крепости на реке стоят, пушки во множестве, кои стреляют такими ядрами, от которых спасения нет никакого. Да и струг разом перевернуть может такое ядро.
  'Пороги. Значит, ещё несколько дней пути', - подумал Василий Михайлович. Через некоторое время над рекой поплыли медные звуки набата, кто-то впереди бил тревогу.
  - Осип, никак по нам тревогу бьют? - удивился воевода.
  Сотник, вглядываясь в берега, пожал плечами.
  - Вона, ежели кто с берега нас узрит, да вскорости до своего стана доберётся, то...
  - Погоди-ко, нешто не ты мне баял, что ангарцы токмо опосля порогов стоят? - сдвинул брови воевода.
  - Так и есть, на то крест истинный даю! - воскликнул, перекрестившись, Осип. - Прежде, ещё с воеводой Андреем к ним ходили, токмо наш струг и уцелел, остальные казачки сгинули без следа!
  - Так отчего же я вижу крепостицу до оных! - Беклемишев указал сотнику на виднеющийся впереди остров посредь реки, коих енисейцы за время пути по реке навидались вдоволь.
  Однако в отличие от других, пустынных, песчаных или густо поросших лесом, на этом виднелось строение правильной формы, спереди лесами обложенное, дабы обкладку стен камнем вести. Подойдя ближе, енисейцы заметили и два бастиона по берегам реки, левый дальний от них был белого цвета, правый же и ближний к стругам - ещё земляной и обложен деревом, каменьем начали обкладывать лишь подошву укрепления. Однако и на бастионе и в крепостице виднелись широкие бойницы для ведения пушечного огня.
  Подходя к острову всё ближе, Беклемишев никак не мог увидеть ни одного человека. Вдруг крепость ожила, гулко бухнув одной из своих пушек и положив ядро точно по курсу енисейских стругов.
  - Правь к берегу, Хват! - закричал воевода кормчему.
  Струги стали забирать вправо к берегу, где стояла густая берёзовая роща и было подходящее место для того, чтобы перекинуть сходни. Только мостки коснулись берега, как из рощи появились люди с ружьями наизготовку. Много людей. У некоторых были странные мушкеты - тонкие и короткие, но и они смотрелись столь грозно, что Беклемишев, не испытывая терпения незнакомцев, громко сказал им:
  - Я - Беклемишев, Василь Михайлович, воевода с Енисейска, надобно мне с вашим... головой разговор повесть!
  - Я - Петренко Ярослав, майор здешней крепости. Князь наш, Соколов Вячеслав Андреевич, не в этом городке находится. Тебя, воевода и людей твоих, не более двух, к нему доставят на разговор, - ответил ему высокий воин, стоящий впереди всех.
  - А что с моими людишками будет? - озадаченно спросил воевода.
  - А ничего с ними не случится, побудут здесь, пока вы не вернётесь, - твёрдо уверил Петренко Беклемишева.
  Тот понял, что всех их к городку не подпустят. Что же, верный ход. Воевода взял с собой лишь своего сотника Осипа и пошёл за майором. Василия Михайловича провели по берегу реки, мимо бастиона, с которого на него внимательно смотрело с десяток вооружённых мушкетами воинов в одинаковых серо-зелёных кафтанах. Миновав бастион, майор направился к воротам городка, обнесённого частоколом и с несколькими башенками, смотревшимися довольно грозно, сложенный же неподалёку от них кирпич говорил о том, что и они будут обнесены камнем. Серьёзно укрепляются ангарцы!
  У ворот Ярослав несколько замедлил шаг, и из раскрывшихся перед ними створок вышел отряд человек в двадцать, одетый всё в те же серо-зелёные кафтаны, правда, не все. Причём эти воины были местными туземцами и что самое удивительное - у всех на плече был мушкет! Это сильно поразило Беклемишева - туземцы запросто служат в войске у ангарцев и каждому полагается мушкет, причём не устаревший какой-нибудь, как в его остроге, а явно новый, да ещё и неизвестной ему прежде конструкции. Осип и вовсе, открыв рот, смотрел на этот отряд, скрывшийся за поворотом. На воротах стояли караульные солдаты, которые бодро отдали честь майору.
  Беклемишев оглядел городок изнутри: несколько домов, причём два из них о двух этажах, часовенка, кузня, загоны для птиц и скота, небольшие огороды, склады. Тут пришёл черёд уже Василию открыть рот - все оконные проёмы в домах посёлка были закрыты не бычьим пузырём и не слюдой, не промасленной тряпицей, не деревянным волоком, а стеклом! Причём стекло это было прозрачным и с аршин высотой, а маленькие, в пару пядей, были даже в оконцах овина. Крыши домов покрыты червонной черепицей, какую Беклемишев видел лишь в Москве, когда его вызвали из Касимова к царю на воеводскую службу. И тут же Василий одёрнул себя, не расслабляйся, мол, воевода, на службе, чай!
  - Ярослав, а как называется городок ваш? - спросил Беклемишев майора.
  - Владиангарск, - коротко ответил тот, принимая мостки с баркаса.
  Воевода всё смотрел на городок, где между домами деловито сновал народ. Василию показалось, что одного из жителей, вон того, рыжего, он уже где-то видел. Однако вспомнить не смог, а тем временем, майор жестом руки пригласил его на борт баркаса. Точно такой же приближался к городку из островной крепости, набитый всё теми же мушкетёрами.
  'Да сколько же тут воинов?' - удивлялся воевода Енисейска.
  Вечерело, над Ангарой низко летали птицы, прихватывая звеневшую в прохладном воздухе мошкару. Пахло свежестью, как бывало перед грозой. Василий глянул на небо - так и есть, будет вскорости, окаянная! Проплывая мимо всё ещё расстраивающегося посёлка переселенцев из Литвы в устье Илима, Василий заметил обработанные участки земли на прибрежных лугах, уходящие дальше от берега.
  'И всё-таки крепки ангарцы на реке, зело крепки. Не выбить их отседа без войска с пушечным боем. Эх, пошто мне такая службишка досталась? Царь дюже осерчает за вести нерадостные да за нерадивость мою, как с ними сладить?' - горевал Беклемишев.
  - Будете наш чай пить, Василий Михайлович? - Петренко отвлёк воеводу, погруженного в свои мысли.
  - Да, благодарствую, Ярослав, - машинально ответил Василий.
  Майор достал из своей котомки блестящий металлический цилиндр, отвинтил с него крышку, нажал на красный колпачок, тут же из цилиндра полилась горячая жидкость. Исходящий из кружек пряный аромат трав и мёда приятно щекотал ноздри, а сам чай расслаблял и успокаивал.
  - Вскорости гроза учнётся, Ярослав, - Беклемишев показал на тёмное небо.
  - Ничего, Василий Михайлович, до Шаманского порога успеем, а там зимовье у нас стоит.
  - А долго ли путь держать до князя вашего, Вячеслава Андреевича? - спросил воевода.
  - С неделю, а то и более, - огорчил собеседника майор.
  Миновав в районе, что звался в покинутой ангарцами действительности Братским, первые два порога по реке, третий пришлось обходить по берегу, причём баркас ушёл обратно, а их встретил уже другой кораблик. У огромного холма на излучине реки бот стал принимать влево, а впереди показалась ещё одна крепость на острове.
  - Вона там нас и постреляли, - яростно зашептал Осип воеводе.
  Василий понял, что бот специально ушёл к тому берегу, дабы показать енисейцам и крепость, и каменный острог во всей красе. При прохождении баркаса в протоке между берегом и островом воздух разорвался слитым рёвом и гулом - пушки острога и крепости выстрелили в унисон, приветствуя воеводу, как пояснил Петренко.
  'Что же, впечатляет', - Беклемишев угрюмо смотрел на острог, на остров, проплывающие мимо, постройки на острове, всё те же дома со стёклами, часовня.
  - А у нас две пушчонки медныя, да пороху - кот наплакал, - некстати тихонько ляпнул Осип, за что удостоился моментального тычка в бок.
  Воевода грозно свёл брови на переносице и процедил:
  - Замолчи, язык окорочу!
  Владиангарск. Июнь 7143 (1635)
  Максим Варнавский
  Варнавскому в какой-то степени повезло. Хотя бы в том, что копаться в земле ему теперь не надо, как остальным двадцати четырём семьям ляхов и литвинов, которых в самом начале весны, как очистилась ото льда река, отправили на поселение. Осень и зиму полоняники жили здесь, во Владиангарске, помогая строить посёлок. Рубили деревья, таскали брёвна, заготавливали дрова на зиму, рыли землю. Оршанец и ещё трое мужчин были оставлены в посёлке только потому, что они имели хоть какое-то представление об обработке металлов и об устройстве механизмов. Женщинам посёлка предстояло заниматься ткачеством, лён и конопля, привезённые крестьянами, давали отличный прирост.
  Варнавский сидел за столом в мастерской, обтачивая от шероховатостей гильзы, полученные из Белореченска, звук набата и застал его за этим занятием. Минут через десять к ним вбежал солдат с баулом одежды, в которой ходили лишь княжеские воины.
  - Максим, одевай это, быстро! - на стол бывшего оршанца легла одежда ангарских воинов - серо-зелёные кафтаны странного покроя со множеством карманов и лямок.
  Остальной троице литвинов было приказано то же самое. Варнавский отложил в сторону напильник и заготовку, принявшись облачаться в камзол. Ангарец сам надел на Максима чёрный берет, очень похожий на голландский, что он видел в Вильно, и четверо новоявленных солдат вышли во двор.
  В посёлке царила лёгкая суматоха, отдавались приказы, бегали люди. Максим заметил, что даже тунгусы переоделись в такую же форму, что и у него, только в зимние куртки. Около дюжины тунгусских женщин, облачённые в серые плащи, стояли у причала, неловко улыбаясь и смущаясь, когда кто-то из ангарцев выдавал им чёрные палки.
  - Мужики, вы двое идёте с Евгением, - выдавший им форму ангарец указал на нескольких солдат у раскрытых ворот. - Макс, Стас, вы на ворота. Я подаю знак - вы открываете створки, а тунгусы выходят строем. Потом, когда скажу, переодеваетесь в свою одежду и шарахаетесь между домами с деловым видом. М-да, постричь бы тебя, эти рыжие космы слишком заметны. Берет поправь.
  Задуманное прошло как по маслу, когда в ворота вошёл майор Петренко, а с ним явно облечённый властью московит, пытающийся с равнодушным видом осматривать посёлок и его укрепления. А вот идущий рядом с ним казак с удивлением таращился и на стёкла, и на тунгусов с мушкетами. Тут же Максиму стало ясно, для чего, а точнее для кого разыгрывали этот спектакль - московиту нужно было показать, что у ангарцев много воинов, много мушкетов, а значит - много пороха. Княжество могло за себя постоять.
  Посёлок Белореченский. Июнь 7143 (1635)
  В июне Соколов вернулся, наконец, на Белую реку, в свой посёлок. На душе было тяжело, все три месяца, что он провёл в Новоземельске, Матусевич изрядно потрепал ему нервы. Гордый и независимый, он отказывался подчиняться кому-либо на этой стороне пространственно-временного перехода. Лишь окончательно поняв, что обратного пути, по всей видимости, нет и уже не будет никогда, Матусевич сам пришёл на разговор к Соколову.
  Первое время он не верил, что это не люди Миронова, пропавшие семь лет назад при неудачной попытке профессора Сергиенко изучить появившуюся на Новой Земле аномалию. Но всё началось в 1991 году. Тогда из посёлка Каменка, где был рыбообрабатывающий комбинат, заметили столб ярко-белого света, что пронзил небо на многие километры. При попытке обследовать местность в странной аномалии пропало двое учёных из Колы. В 2008 году, когда аномалия снова открылась, отправленная в неё группа из пятидесяти шести человек под началом Корнея Миронова, заместителя губернатора округа Варда, тоже исчезла. И вот он тут, а ни учёных, ни мироновцев нет. На этой стороне оказались люди, попавшие сюда аналогичным мироновцам способом, и тоже семь лет назад. Но попали они из совершенно другой страны - из какой-то Федерации. Ну да, из Российской Федерации, о которой майор не имел ни малейшего представления. Что же, по всей видимости, это какой-то параллельный мир, эти возомнившие невесть что о себе учёные решили потягать Природу за усы - вот и дотягались, чёрт побери! Открыли какие-то каналы, где встретились люди из иного измерения, но потерялись свои.
  Игорь сильно удивился, что начальник материально-технического обеспечения этой экспедиции из Федерации стал не просто начальником самой экспедиции, трансформировавшейся в полноценную колонию, а неким князем. Позже, при разговоре со Смирновым, майор понял, почему это произошло. Мало быть отличным военным организатором или отличным учёным, умение управления людьми в сложных условиях выходит на первый план. Ну и имечко инженер подобрал себе неплохое - под легендарного князя Вячеслава Сокола косит. Неплохо, значит, и параллельные миры имеют точки соприкосновения.
  'Что же, видимо, по делу он вышел в начальники', - майору было в тягость подчиняться тем, кого он должен был вытащить отсюда, но так же ему претило участвовать во всякого рода склоках или быть замешанным в чьи-либо разборки за власть. Чтобы этого избежать, перед отъездом Соколова в Белореченск Матусевич подошёл к нему, когда тот уже готов был отплыть:
  - Вячеслав Андреевич, я вас попрошу взять меня с собой, хочу, знаете ли, сам убедиться, насколько здесь всё серьёзно.
  - Вы только это хотели мне сказать, майор? - удивился Соколов.
  - Нет, конечно. Я хотел поговорить с вами, наедине, так сказать.
  - Что же, отлично, - с некоторой долей сарказма произнёс Вячеслав, - занимайте место на корме.
  - Так кто вы такой, майор? - спросил Соколов у Матусевича, когда баркас вышел на Байкал.
  - Какая же тут красотища! - майор с неподдельным восторгом осматривал уходящую за горизонт изумрудную гладь озера да проплывающие мимо величественные холмы, покрытые лесом и подёрнутые дымкой раннего утра. Вячеслав озадаченно кашлянул. - Зачем вам это знать, Вячеслав? - пожал Игорь плечами, - ну да дело ваше. Да, я действительно майор спецназа, но не внутренних войск, естественно, а антитеррористической группы при службе прямого действия КГБ Русии.
  - У нас опять КГБ? Коммунисты выиграли выборы? - удивился Соколов.
  - Нет, партийных выборов больше нет. Сейчас происходят выборы в каждом территориальном субъекте государства, которые делегируют своих представителей в Красноярск. В столице происходят заседания Верховного Совета, в котором участвуют все восемьдесят делегатов. Кстати, из двенадцати членов Верховного Совета только один коммунист.
  - Ясно, а что за служба прямого действия?
  - Это несколько десятков подразделений, от десятка до нескольких сотен человек в каждом, которые занимаются поиском, поимкой и уничтожением особо опасных для народа и государства лиц или организаций. То есть непосредственный контакт со всякими уродами.
  - Ишь ты, то есть вы, Игорь, что-то вроде Рэмбо? - усмехнулся Вячеслав.
  - Нет, - рассмеялся Матусевич, - что-то вроде антитеррористической группы. Вот последнее перед Новой Землёй задание было поимка банды галицийских нацистов, точнее её уничтожение. Живые они никому не нужны. Потом мы должны были передислоцироваться на Терек, помогать казачкам возвращаться в станицы, но туда послали группу покрупнее, а нас на Север. Вот такие дела.
  - Понятно. Майор, скажу тебе прямо: я разговаривал с Радеком и Сергиенко, надежда на то, что с нашей Земли опять пробьют тоннель к нам, близки к нулю. Шансов ничтожно мало, так как погибли все сотрудники лаборатории Сергиенко, была уничтожена уникальная аппаратура, программы и коды. По словам Сергиенко, никакой информации о проекте, кроме общих слов, не осталось. У нас этим больше никто не занимался, в Штатах, профессор сказал, тоже никаких работ по данной теме не ведётся.
  - Бывших Штатах, бывших, - заулыбался Матусевич.
  - Да уж, бывших. А кто теперь читает нам нотации о 'неприемлемости' и 'выражает озабоченность'?
  - Уже никто, Евросоюз пока слишком занят внутренними делами.
  - Что же, Ладно. Я вот что хочу спросить, Игорь: ты со своими орлами будешь вливаться в наше сплочённое общество? - Соколов внимательно смотрел на майора.
  - Я думаю, Вячеслав, что иного выхода нет, а мой отказ был бы сверх меры неразумен, - серьёзно проговорил Матусевич.
  - Так что? - нетерпеливо переспросил Соколов.
  - Вячеслав Андреевич, я и мои люди - в вашем распоряжении до момента открытия аномалии. Единственная просьба - не разделять моих парней, они не будут слушаться кого бы то ни было, кроме меня. Договорились, Вячеслав Андреевич, князь Ангарский?
  - По рукам, майор! Пошлю лодию за твоими людьми.
  - Но смотрите, если аномалия открывается, то я хватаю вас и двоих ваших коллег и ухожу.
  - Хорошо. Расскажите мне ещё про Верховный Совет.
  - А вы мне про ваших людей и Федерацию. Кстати, а почему именно князь Вячеслав Сокол?..
  Баркас уверенно резал носом холодную ангарскую воду, приближаясь к очередному прибрежному поселению.
  Посёлок Белореченский, неделю спустя
  После некоторого времени проведённого в каждом из посёлков: Васильевском, Иркутском, Усолье и Ангарске, два бота пришло, наконец, в Белореченский. Лодия, вёзшая Радека с оборудованием и людей Матусевича, пришла на несколько дней ранее.
  С тех пор, как установилась граница с Московией, Радек озаботил Соколова на полноценную систему охранной сигнализации пограничного посёлка Усть-Илимска, где были поселены литвины и ляхи, а также крепости Владиангарск. Пришлось разбирать три разведывательных аппарата, что были законсервированы Радеком в Новоземельске. Микросхемы, кабели, резисторы, конденсаторы, провода и реле в числе остального пошло на составленную Радеком схему охраны периметра. Бесперебойное питание проводника, укреплённого на стеклянных изоляторах, отстоящих от земли на высоту пояса среднего человека, обеспечивалось бы электрогенераторами с подведёнными к ним гидроприводами.
  - То есть получается периметровая охранная сигнализация, функционирующая на принципе ёмкостного реле, - Радек, вертя в пальцах карандаш, внимательно посмотрел на Соколова.
  - Отлично, Николай Валентинович! Какова вероятность засечь, допустим, одинокого субъекта?
  - Если тот не будет ползти, то высокая. А если вы намекаете на животное, тут возможны варианты. Крупное животное, типа лося или медведя, заставит загореться светодиод на пульте, волк или тетерев может проскочить. Стопроцентной гарантии нет, это и хорошо - не будет полной расслабухи.
  - Ясно, да, вы правы. Панацеей это быть не должно.
  - Вячеслав, как вы думаете, енисейцы могут ещё раз на нас напасть, после того, что мы им учинили прошлым летом?
  - Вполне допускаю, Николай Валентинович.
  Закончив разговор с Радеком, Соколов устало потёр глаза. Он понял, что хочет спать, но надо было ещё поговорить с Кузьминым.
  - Тимофей, маршрут, то есть путь до Китайского царства составлен. Дорога неблизкая, сложная, судя по тому, как в Китай ходили наши люди вроде томского казака Ивана Петлина, посетившего Пекин ещё в 1618 году.
  - То есть мы не первые будем, - разочарованно протянул Кузьмин.
  - Ты карты наши видел же? Вот смотри, вот путь, - Соколов провёл по карте пальцем, - а мы здесь. Понимаешь карту?
  - Да, Вячеслав Андреевич, понимаю. Вот Кола, Белое море, вот Студёное, Енисей, Ангара, мне майор Сазонов всё обсказал крепко.
  - Ну и хорошо. Вот ещё какое дело, Тимофей. Ты мне говорил, что поиздержался вконец? - Кузьмин кивнул, мгновенно напрягшись и не сводя глаз с Соколова. Тимофей уже не раз повторял, что у него не осталось запасов отцовых денег на оплату поморам перевозки поселенцев. А он, как купец и сын купца, не может более тратиться. - Так вот, - Вячеслав подошёл к зелёному сундуку, что стоял у лавки под окном, ловко снял пружины двух замков и достал из недр один за другим три увесистых мешочка. Они звякнули весьма приятным для сына купца звуком, когда Соколов поставил их на стол.
  'Золото!' - воскликнул в душе Тимофей.
  Соколов, увидев блеск в глазах Кузьмина, улыбаясь, кивнул и стал распутывать тесёмку одного из мешочков. Аккуратно высыпав половину содержимого и придерживая ладонью разбегающиеся золотые кругляши, сказал:
  - Ну вот, Тимофей, это плата за труды твои.
  Тимофей был несказанно поражён: золото - ладно, ничего удивительного в этом нет, но монета! Осторожно взяв одну двумя пальцами, он приблизил её к глазам, внимательно разглядывая.
  - Знак сокола, понятно. Один чер... - не понял Кузьмин.
  - Червонец, - подсказал Соколов. - Тимофей, а сколько стоит заказать корабль в Голландии или Швеции? - отвлекая Кузьмина от созерцания монет, вдруг спросил князь.
  - Тут надобно знать, какой корабль тебе нужен - торговый али военный, большой али не очень, быстрый али с нагрузкой большей? - не отрывая взгляда от золота, быстро ответил Тимофей.
  Соколов с минуту задумался, а потом, поморщившись, махнул:
  - Нет, не надо. Суэцкого канала нету, через весь мир, пока корабль припрётся, мы уже сами построим. Мне Владимир посоветовал пока не заморачиваться с торговлей с Китаем. Ты купец и сын купца. А для купца главное что?
  - Барыши наипервейшее дело. Токмо ты, Вячеслав, уж больно непонятно разговариваешь, я понимаю, но дело это зело трудное, - рассмеялся Кузьмин.
  - Вот я и говорю: до Китая путь труден и опасен. А насчёт твоих барышей неясно - будут ли они. Я же сейчас предлагаю тебе стать продавцом наших товаров.
  - Что за товары, Вячеслав Андреевич?
  - Вот смотри: зеркала, стёкла, мыло, шкурки - само собой, золото - вот это основное. Не знаю, что ещё мы можем предложить - железа самим мало, тем более изделия из него, у нас стройки не останавливаются. На Ангарск вон сколько всего надо - столицу ведь строим.
  - Стёкло и зерцала дороги, токмо вот зерцала... они церковью не особливо одобряются.
  - Да ну?! Неужто иной горожанин не захочет лицо своё видеть? Запретят ему?
  - Не запретят, вестимо. Так это девице какой пристало - каждый прыщик на лице усматривать, нешто для мужика занятие сие? - заулыбался Тимофей.
  Ангара, 20 километров ниже Белореченского
  За время пути Беклемишев насчитал четырнадцать зимовий, это только те, в которых они, бывало, ночевали и те, что он видел на берегу Ангары. Напряжение, что сковывало его в первое время общения с ангарскими людьми, спало буквально на второй день. Он убедился, что к нему хорошее отношение не только оттого, что он посланник царя, а просто потому, что ангарцы были искренни. И майор Ярослав, и даже обычные солдаты, что сидели на вёслах. Правда, Василий Михайлович отметил в них необычное для их уровня отсутствие всякого раболепства перед своим начальником. Но и казачьей, как бывало, пущей вольницы и непослушания тоже не было и в помине. Приказы исполнялись чётко и исправно, каждый воин знал свои задачи и выполнял их безо всякой лености или разгильдяйства. С ним они разговаривали уважительно, без излишней почтительности, считая за любезного гостя.
  С одним из воинов, Александром, воевода разговорился при готовке обеда в очередном зимовье и, наконец, спросил про странный металлический цилиндр, что давеча так заинтересовал его:
  - А, это термос, Василь Михалыч! В нём чай долгое время остаётся горячим из-за специального материала, из которого его сделали.
  - Василий Михайлович! После обеда отправляемся, сегодня к вечеру мы должны достичь Белореченский, - это подошёл майор.
  - Добрая весть! Ярослав, - поднялся с бревна Беклемишев, - я хотел вызнать, отчего вы майором зовётесь, на немецкий лад? Нешто связи с немцами имеете? Я вроде румских церквей у вас не видел.
  - У нас такая организация армии, воевода. И у нас это уже очень давно, так может это немцы у нас спёрли идею? - оставил Беклемишева в полном недоумении Петренко.
  Бот прибыл к устью Белой к полуночи, близость посёлка Беклемишев заметил издалека: стоявшая на высоком холме излучины башня отбрасывала свет горящего на её площадке огня. Бот вошёл с Ангары во впадающую в неё реку между двумя небольшими бастионами. Петренко и невидимые стражи обменялись бессмысленными, с точки зрения воеводы, фразами. У Василия опять появилось неприятное ощущение того, что что-то не так, что-то ускользает от его понимания.
  'И тут пушки!' - енисейский воевода заметил в отблеске горевшего у бастиона костра железное жерло.
  - Ежели оно картечью маханёт, никто выше по реке не пройдёт, - пробормотал Осип.
  На этот раз воевода согласился со своим сотником, раздражение уступило место опасению - что если ангарцы его, воеводу ближайшего к ним острога московского царя, схватят да начнут выпытывать, сколько в Енисейске людишек, да много ли припасов. А ежели потом пушки свои к острогу его спустят да, стены разбив, устроят там резню?
  Бот подплывал к причалу, их ждали. На причале были укреплены шесты, на которых горели факелы. У берега стояло несколько людей, тоже с горящими факелами, на небольшом островке, напротив причала, возвышалась башня. Каменная, основательная. На том берегу тянулся частокол, за ним виднелись какие-то постройки, слышалось приглушённое звяканье железа.
  'Слесарня, никак?' - мельком подумал Василий, идя по мосткам. Сошёл на берег, огляделся, занятно - стены крепки, башенки стоят по сторонам ворот, угадываются они и далее, ворота зело крепки, кованым железом обиты.
  - Князь Ангарский, Вячеслав Андреевич Соколов! - гаркнул один из воинов, и к воеводе подошёл коренастый мужчина с аккуратно постриженной бородой и усами.
  - Здравствуй, воевода, Василий Михайлович, - негромко проговорил князь.
  - Здравствуй, князь, - воевода склонил голову и торжественно, нараспев начал: - Прибыл я от великого царя Московского, дабы разговор с тобой учинить да... - тут Василий несколько замешкался. Он должен был сказать, что князь Ангарский с людишками своими и со всеми подручными ему людьми обязан находиться под государевою рукою царя и великого князя Алексея Михайловича всея Русии в холопстве. Потому как государь страшен и велик и многим государствам сам государь и обладатель и от его государского ратного бою никто не мог стоять. Но неким чувством он понял, что сказавши так, быть ему осмеянным да выгнанным с Ангары.
  - Что 'да', Василий Михайлович? - улыбнулся князь Ангарский.
  - Разговор учинить да дружбу завесть, - учтиво улыбнулся в ответ воевода.
  - Хорошее это дело - дружба. Да, братцы? - князь Соколов оглядел своих воинов. - Но все разговоры будут завтра, а сейчас, Василий Михайлович, прошу вас в баньку - попаритесь да покушаете. А назавтра, как выспитесь хорошенько, буду ждать на разговор.
  Сказав это и обменявшись рукопожатиями, князь развернулся и пошёл за ворота. Вскоре за ними скрылся и воевода да сотник его, взявший вещи с бота.
  - Глянь-ко, ляпота какая! - в бане Осип показал воеводе кусок зелёного мыла, на котором красовались рифлёные буквицы, складывающиеся в слово 'Ангара'.
  - Воин, а девки? - удивлённо спросил Осип у солдата, принёсшего им шайки, мыло, полотенца, мочала да веники.
  - Какие ещё девки? - удивился в свою очередь солдат.
  - Растиральщицы, вестимо!
  - Нет, растиральщиц у нас нету, - отрезал он и вышел.
  - И хмельного ничего не выставили, - почесал голову Осип.
  - Будет тебе, а нахлестаю я тебе сам так, что никаких девок не захочешь! - рыкнул воевода.
  Глава 3
  Посёлок Белореченский. Июнь 7143 (1635)
  Переговорить с енисейским воеводой Соколов решил в клубе - недавно построенном здании с большим залом и рядами длинных скамей. Здесь одинаково было удобно проводить собрания поселенцев и ставить спектакли, детские праздники и прочие мероприятия, так необходимые для нормальной жизни, радости общения.
  Стол, покрытый красной материей, стоял на сцене, на нём помимо бумаг находилось несколько стеклянных тарелочек с орехами и ягодами, а также небольшие кувшинчики с морсом. Посуда, на взгляд современного человека, была довольно груба и даже корява, но жителям семнадцатого века она очень даже понравилась. Соколов, планируя провести встречу в клубе, преследовал логичную мысль - удивить Беклемишева. Он знал, что его поразили стёкла, тем более в таком количестве и даже в обычных домах, чего ещё не было на Руси. В клубе же, где было необходимо хорошее освещение, в оконных рамах стояли стёкла в человеческих рост, правда, составленные из четырёх отдельных фрагментов.
  В ожидании енисейского воеводы шёл разговор о фиктивной родословной названного князя Ангарского.
  - А если, допустим, не воевода, а в Москве что-нибудь разведают? - нахмурился Вячеслав.
  Соколов не был уверен в том, что его княжеские регалии могут быть законным образом подтверждены.
  - Вряд ли, а собственно, неважно, просто нам нужно будет держаться этой линии. Князь - и точка. А наше признание будет зависеть вовсе не от доказательств вашего родства с Рюриковичами, а от политической или экономической заинтересованности Москвы, то есть от её возможной выгоды от сотрудничества с нами, - убеждающе говорил Кабаржицкий.
  - Ты уверен, Володя? - спросил его профессор Радек.
  - Конечно! Практически все царствовавшие дома Европы имели такие родословные, что выводили свои фамилии чуть ли не от Адама с Евой, - доказывал Владимир.
  - Хорошо, я тебя понял, - кивнул Соколов и потянулся за отчётами своих людей - учителей, агротехников, разведки и прочих, чтобы ещё раз пробежаться по ним глазами и окончательно усвоить эту информацию.
  - Кстати, Вячеслав Андреевич, даже Ивана Грозного и Петра Великого не сразу в Европе признали. Так что вам поводов для волнения уж точно нет, - добавил Кабаржицкий.
  - Ага, наш главный довод в чистоте крови Рюрика - это пушки и порох, - развалясь в кресле, сказал Саляев, поигрывая деревянной свирелькой, что ему подарил один из крестьянских детей в Усолье.
  - Значит, чем больше пушек, тем больше я Рюрикович, - подытожил Соколов, рассмеявшись. - Ладно, парни, я по бумагам пробегусь ещё раз.
  Через несколько минут дверь отворилась и в зал, оглядевшись, вошёл Матусевич. Заметив сидевшего за столом Вячеслава, он махнул ему рукой и, дождавшись ответного кивка, направился к нему.
  - Вячеслав Андреевич, вы дозволите мне присутствовать на ваших переговорах?
  - Да, Игорь. Заодно посмотрите намётанным глазом, что представляет собой енисейский воевода.
  - Хорошо, - Матусевич нагнулся к Соколову, чтобы сказать кое-что ему лично: - Вячеслав, насколько я, да и вы тоже, поняли, мы с вами попали сюда из разных миров. - Соколов поморщился: ещё не ясно же ничего, мол. - Я тоже не совсем понимаю наше положение, но есть факт того, что наши с вами миры - разные, но Родина - одна. Не знаю, как это назвать, может быть прав ваш новоиспечённый майор Саляев, может это параллельные миры, может этот коридор пробил брешь между несколькими мирами. Это лишь предположения! Это сейчас мне неинтересно! - повысил голос Матусевич.
  - А что вам интересно? - удивился Соколов.
  - У вас менялось летоисчисление? Я имею в виду то место, откуда вы сюда попали, - Матусевич внимательно посмотрел на князя.
  - Ну да, менялось. После революции был принят григорианский календарь, там что-то около двух недель вперёд время передвинули.
  - Нет, это не то, - озадаченно покусал губы майор. - Вы в каком году попали сюда?
  - В две тысячи восьмом году, - ответил Соколов и немного подумав, добавил: - от рождества Христова.
  - Вот! - удовлетворенно воскликнул Матусевич.
  Оказалось, исторической науке государства русов известно об Ангарском княжестве из нескольких разрозненных источников - московских и сибирских летописей - ханьских, маньчжурских, халхских и корейских. Возникновению его у берегов великого Байкала и его дочери - Ангары история обязана легендарному князю Соколу, как считается по одной из последних версий, потомку луцкого князя Святослава, которого, беспомощного после ранения, полученного в ходе битвы на Калке, византийцы вывезли в свою империю. Единственное, что не вписывалось в официальную историю, так это запись в енисейских летописях о том, что Ангарское княжение началось в 2008 году. К сожалению, собственных летописей же от Ангарска не осталось.
  - Как и самого княжества, - добавил Матусевич.
  - Почему? А что с ним стало? - спросил на автопилоте Соколов, в голове которого вихрем проносилось: 'Луцк... князь Сокол... Византийцы. Что за бред?!'
  - Насколько я помню, как говорили в одном документальном фильме, после смерти Сокола правили несколько его потомков. Потом, с пресечением его рода, началась грызня за власть, а последний князь пошёл на объединение с Русью Великой.
  - А как звали этого последнего князя? - тихо спросил Соколов.
  - Этого я не помню. Насколько я понял, Вячеслав, то князь Сокол - это вы. И это уже не хрена не легенда, так что смотрите, действуйте, - негромкой скороговоркой досказал Игорь, когда вбежавший в зал морпех выкрикнул:
  - Енисейцы идут сюда!
  - Приглашай их минут через десять! - ответил ему Соколов.
  - Ну, я пойду, присяду в сторонке, - Матусевич опустился в кресло, стоявшее слева у стола, в небольшом отдалении, чтобы не только не мозолить глаза енисейцам, но и наблюдать за ними было удобно. Саляев также сидел неподалёку, но его задачей был контроль безопасности.
  'И почему Игорь пришёл с этим только сейчас. Ведь он понял всё практически сразу', - недоумевал Вячеслав, приветствуя Беклемишева.
  Воевода сел напротив Вячеслава, рядом на стул опустился его сотник Осип, держащий в руках кожаную суму. Рядом с Соколовым сидели справа - Кабаржицкий, а слева - профессор Радек. Саляев и Матусевич присутствовали, располагаясь в креслах в некотором отдалении и явно не участвуя в переговорах, роль секретаря же исполнял Иван Микулич.
  'Князёк-то заполошился малость', - с удовлетворением отметил Беклемишев.
  - Бога в Троице славимаго милостью, Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович, Всея Русии Самодержец, Владимирский и Московский и Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, Великий Князь Иверский... - воевода, словно надев маску отчуждения, начал нараспев перечислять титулы царя, на память декламируя грамоту, полученную в Москве от кремлёвских дьяков. Это продолжалось довольно долго, Саляев уже начинал открыто усмехаться, и только грозный погляд Соколова разом охладил его. - ...ведомо ему, государю, учинилось: Ангарская земля на Ангаре реке и твоё, Князь Вячеслав, княженье, - продолжал Беклемишев, - посему послан был невеликий человек, воевода енисейского острогу, Беклемишев Василий Михайлович, дабы сказать государя нашего Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича Всея Русии милостивое жалованное слово, чтоб ты, князь Вячеслав, был под его, государя нашего царя и великого князя Михаила Феодоровича всея Русии самодержца, высокою рукою в вечном холопстве, со всем своим родом и с иными Ангарскими князьями, которые под твоим, князь, Вячеславовым княжением, и со всеми улусными людишками. - Саляев и Кабаржицкий буквально пооткрывали рты от подобного предложения, Радек побледнел и поглядывал на Соколова. Матусевич нахмурился и, сложив руки на груди, неотрывно смотрел на пятёрку сидящих за столом, ожидая реакции Соколова. Воевода между тем не унимался, продолжая своё выступление: - ...и тебя, князя Вячеслава за твое непослушание велит государь разорить и город твой взять на него государя, и тебя, князя Вячеслава и иных князей, и, всех вас, и жён ваших и детей побить без остатка, чтоб смотря на тебя, князя Вячеслава и на твое непослушание...
  - Молчать, - внезапно раздался спокойный голос Соколова, и воевода, будто с размаху налетев на стену, скомкано замолчал, промямлив обрывок фразы, будто не веря, что его посмели остановить.
  - Что? - выговорил Беклемишев.
  - Кому это писано? - грозно сказал Соколов.
  - Как кому? Тебе, князь Вячеслав! - воевода оправился от наглости сибирского князца, прервавшего слово Государево.
  - Нет, это не мне писано! - выставив указательный палец, чуть ли не по слогам выговорил Вячеслав.
  - Как же так, вона и Ангарское княжество и имя твоё... - немного растерялся Беклемишев.
  - Писано для какого-то дикого варвара, что обретается в землях диких и незнакомых. Для погрязшего в невежестве дикаря, коему недоступны знания, дающие силу и мудрость прожитых лет. Видишь ли ты, воевода, перед собой такого дикаря? - Воевода напряжённо молчал, ожидая дальнейших слов князя. Осип же, похоже, не дышал, вцепившись в кожаный ремень сумы. - Грозит нам царь московский смертью и разорением, а не проще ли будет нам, взяв пушки наши да многих воинов, выжечь и Енисейск, и Красноярск, к Томску пойти, а то и далее? Будет ли царь снимать полки со шведских, польских да крымских окраин, дабы остановить нас? - Беклемишев нахмурился. - А видел ли ты, воевода, сколько у нас пушек, сколько мушкетов? А знаешь ли, сколько их в литейных цехах готовых стоит, да сколько пороху припасено?
  - Ужель ты думаешь, нешто просто так пугать посла царского? - нервно воскликнул Беклемишев.
  - А ты сам подумай, Василий Михайлович, пошто нас пугать? Мы играючи енисейских казачков в реке искупали, неужели мы остроги ваши не разобьём? - улыбнулся Вячеслав, сохраняя при этом бесстрастное выражение. Воевода заметно нервничал. Осип же, прильнув к уху Беклемишева, жарко что-то ему шептал. - Я думаю, что угрожать нам бессмысленно. Или царю надо вести через всю Сибирь многотысячное войско, или забыть о том, чтобы пугать Ангарское княжество всяческими бедами, как пугает он разные дикие племена.
  - Государь наш недавно ляхов одолел. Нешто с вами трудней сдюжить?
  - Мы посмотрим, что далее будет, сможет ли Москва удержать вашу победу? А на сегодня наши переговоры закончены. А ты, воевода, сегодня подумай, как завтра речи свои вести более вежливо и угодливо, обращаясь к потомку Рюрика.
  Соколов поднялся со стула, давая понять воеводе, что переговоры на сегодня закончены. Беклемишев, насупившись, резко встал из-за стола и, бросив резкий взгляд на записывавшего весь их с князем разговор Ивана Микулича, скорым шагом спустился со сцены и вышел из зала.
  - Ну-с, господа, у кого какие впечатления? - шумно выдохнув, спросил Радек, оглядывая притихших товарищей.
  - Николай, ты сегодня сможешь устроить презентацию системы охраны периметра? - прохаживающийся взад-вперёд Соколов остановился у стола.
  - Ну да, у меня в принципе всё готово, надо только собрать цепь, - ответил профессор.
  - Отлично, распорядись собрать её у северных ворот. Эх, был бы у нас ещё ревун!
  - Хотите этого Кортеса удивить, Вячеслав Андреевич? - поднялся Ринат.
  - Не думаю, что это отличная идея, лучше сохранить сигнализацию в тайне, - проговорил Матусевич, массируя пальцами лоб.
  - Ладно, я к Сергиенко. Думаю, через час-два всё будет готово, Вячеслав, - Радек направился к двери.
  Микулич, забрав оставленную на столе Беклемишевым царскую грамоту и сложив листы протокола переговоров в бумажный конверт, также пошёл на выход.
  - Ринат, Игорь, присядьте, - обратился Соколов к оставшимся на сцене майорам, переговаривающимся сейчас между собой. Вячеслав, обведя троицу глазами, начал с того, что всякие вальяжное и снисходительное отношение к енисейцам среди людей надо всячески пресекать. - Точка невозврата пройдена. Дальше, - сказал Соколов, - всё будет зависеть от нас. Ринат, а удивлять нашего воеводу я буду не сигнализацией. Ты его будешь удивлять. Как твои тунгусы в стрельбе, не подведут?
  - Никак нет, Вячеслав Андреевич, стреляют на отлично...
  - И парни наши тоже будут участвовать.
  - А, понял! Вы собираетесь его на стрельбище пригласить? - А вот это уже хорошая идея, - негромко сказал Матусевич.
  - Да, на каждого по девять патронов из расчёта по три на каждую из позиций - с колена и лёжа по мишени, думаю, будет в самый раз. Главное, это быстрая перезарядка и чёткость выполнения стрельбы.
  - Ну, это не проблема! Зачёты мне сдали все, - заявил Саляев.
  ...Незадолго до стрельбищ к Соколову влетела светящаяся счастьем Дарья. После долгих проб, ошибок и усилий удалось выделить грибок Penicillium crustosum. Пытаясь достичь этого, в земляных подвалах биологи расставляли десятки чашек с картофелем, смоченным слабым раствором медного купороса. После чего они дожидались, пока клубни не покроются зелёной плесенью. Глядя на них, едва ли можно было предположить, что выросшие плесени отличаются друг от друга. Потом за дело принималась лаборатория. Среди многих и многих десятков плесеней одна оказалась наиболее злой по отношению к стафилококку. Это и был так необходимый ангарцам грибок. Теперь надо было приготовить из него лекарственное вещество - пенициллин. Используя и видоизменяя предложения коллег, Дарья с группой получила, наконец, активный пенициллин. Теперь предстояло провести его испытания и наладить его массовое получение.
  Два часа спустя, полдень
  Радек доложил Соколову о полной готовности охранной сигнализации к работе, и князь, захватив Матусевича, Саляева, Кабаржицкого и Новикова, направился к северным воротам. За воротами было огромное поле, предназначавшееся на следующий год под посадку картофеля, а далее него уже начинался лес. Радек и Сергиенко стояли несколько в стороне от остальных, беседуя друг с другом. Вообще, после того, как на Ангаре появился соотечественник Матусевича, Радек редко оставлял его без своей компании. По всему выходило, что наука Русии шагнула несколько дальше, чем наука в РФ, тем более, у неё в мире Сергиенко не было того колоссального оттока грамотных специалистов и подающих надежды студентов, а тем более такого погрома, как в мире Радека. В Русии, наоборот, перекупали специалистов из других стран, вывозя их в научные городки вместе с семьями, вплоть до домашних питомцев.
  Люди Сергиенко - физик Вадим и инженер Савва ловко подвешивали последние метры провода на стеклянных изоляторах между двух деревьев, остальные настраивали и тестировали аппаратуру на опушке леса.
  - Я не думаю, что следует много говорить, - начал Сергиенко, поприветствовав подошедших к ним Соколова и его товарищей.
  - Тем более, что это демонстрация для нашего начальника, а результаты наших тестов имеют значение лишь для нас, - добавил Радек.
  - Могу лишь сообщить, что нами разработана периметровая охранная сигнализация, функционирующая на принципе ёмкостного реле, - Сергиенко, поигрывая брелоком, внимательно посмотрел на Соколова и, не дождавшись реакции, продолжил: - Для изготовления электронной части аппаратуры были использована электроника, извлечённая из одного из разведывательных роботов, вами очень предусмотрительно законсервированных.
  - Источник питания? - кивнул Соколов.
  - Мы сейчас используем слабенький кислотный аккумулятор, изготовленный нашими химиками, а штатно система питается от генератора с гидроприводом, - ответил Радек.
  - В качестве генератора мы использовали один из четырёх двигателей того же робота, просто пришлось его немного доработать, но это мелочи, - добавил Сергиенко.
  На самом деле не это являлось достижением, - использовать готовые микросхемы, резисторы и прочие достижения двадцатого века может любой мало-мальски грамотный инженер. Ну а настоящим достижением являлась разработка группой физиков, под непосредственным руководством профессора Радека, технологии волочения медного провода.
  - Ну что? Как вы там, готовы? - крикнул Радек Вадиму.
  Тот, оправляясь после того, как спрыгнул с лестницы, энергично кивнул, показав большой палец руки.
  - Начинайте, - приказал Радек своим людям.
  Николай Валентинович кивнул Соколову, сигнализируя о готовности системы к работе
  - Давай! - крикнул Матусевич Саляеву, который теперь несколько неуверенно приближался к периметру.
  При приближении на расстояние примерно в полметра почти все присутствующие вздрогнули - из аппаратуры, расставленной на примятой пластиковым листом траве, раздался так давно не слышанный прерывистый писк зуммера сотового телефона.
  - А как система отреагирует всё-таки на ползущего человека? - спросил Кабаржицкий.
  - Это мы уже обсуждали, Володя, - ответил за профессуру Соколов. - Насколько я убедился, система рабочая, сейчас проведём тесты с ползающими статистами. Хотя я не думаю, что кто-то из современников нашего воеводы будет настолько чудной, что станет ползать, приближаясь к стенам нашего посёлка.
  - Ой, Вячеслав Андреевич, чудиков тут навалом - не меньше чем у нас, - хохотнул Ринат, - возьмите того же Усольцева!
  Тут уж и Соколов заулыбался, ангарский атаман и правда, находясь под чарами Марины долго ходил вокруг да около, вздыхал и грустил. Оказалось, бедняга сильно опасался того, что Марина его засмеёт и прогонит, расскажи он напрямую - её о - своих проблемах. Ведь фамилия Марины - Бельская, была настолько недосягаема для Кузьмы Фролыча, крестьянского сына, что даже такой мужичина, как Усольцев, стеснялся подходить к ней ближе, чем на пару шагов.
  Род Бельских, ярославских Рюриковичей, на Руси был хорошо известен, а коль тут, на Ангаре отыскался и князь-рюрикович, отчего и княжне не появиться? Однако Марина сама позже приблизила его к себе, не отрицая, правда, своего княжеского происхождения, о чём ей посоветовал Соколов. Пускай, мол, легенды гуляют.
  - Ну давай, Ринат, теперь тест с ползущим объектом проведём, - улыбнувшись, предложил Саляеву Соколов.
  - Э, нет! Товарищ господин князь, это идея Владимира, вот он пущай и ползает на пузе, ишь вона, отъел! У меня форма последняя, не стану мараться. Тем более, я старше его по званию теперича! - устроил целых фонтан эмоций Ринат.
  Он отвечал, используя манеру речи, свойственную Усольцеву, подшутить над которым Саляев всегда был не прочь. Смотря за его экспрессией, Соколов и Радек похватались за животы, даже Матусевич заулыбался.
  - Хорошо Ринат, давай готовь бойцов для стрельб, у тебя пара часов максимум, - приказал Соколов и обратился к Матусевичу: - Игорь, ты со своими ребятами можешь устроить такие показательные выступления спецназа, от которых у воеводы челюсть отвалится?
  - Конечно, Вячеслав Андреевич. Ну а если она не отвалится, то мы найдём, чем её отвалить, - бодро ответил майор, снова улыбнувшись.
  'Второй раз - прогресс', - отметил Вячеслав.
  Тем временем Ринат, подмигнув опешившему Кабаржицкому, поспешил в посёлок.
  - Володя, а ты иди с Ринатом, распорядись насчёт мишеней в человеческий рост.
  Посёлок Белореченский, некоторое время спустя
  Василий Беклемишев, енисейский воевода
  - Вот ужо я покажу им, у царя, Бог даст, войско упрошу! Посмотрим, кто кому будет рот закрывать! - воевода всё продолжал кипятиться.
  - Василь Михайлович, нешто царь даст войско тебе? Окстись, не бывать такому! Многие полки на Белгородской черте до сих пор. Да, бают, ляхи со свеями договор учинили, государство наше да веру нашу истинно православную изничтожить желают. Да что говорить, ты сие лучше меня ведать должон! - говорил Осип, постепенно распаляясь, доказывая воеводе очевидное.
  Но Беклемишеву, по всей видимости, вожжа под хвост попала, так он обиду, ангарским князем нанесённую, забывать не желал.
  - Да и Рюриков ли он потомок? - спросил в никуда, даже не глядя на своего сотника, Василий.
  - Нешто я ведаю? Про знак Сокола на руке евойной отпечатанный я говорил тебе, воевода. А рюриковых потомков и сейчас при романовском троне обретается немало.
  Беклемишев согласился, уточнив, что, де, не в силе они сейчас. Стало быть, и боярину, царём на Ангару-реку посланному, неча рот затыкать.
  - А помнишь ли ты, что давеча говорил князю, будто дружбу с ним желаешь учинить? А сам угрожать начал ему смертию, да семье его грозил. Мудро ли это? - поучающим тоном заговорил сотник.
  - Сызнова супротив воеводы своего пасть разеваешь, пёс? - сим уязвлённый, Беклемишев замахнулся на Осипа кулаком.
  Тот, привычно отшатнувшись, едва не влетел плечом в косяк дверного проёма. Быть сотнику битым, да в дверь тут же коротко постучали.
  - Отвори дверь, Осип, - смягчившимся голосом приказал воевода.
  Сотник потянул на себя дверь и на пороге возник давешний человек князя, что сидел напротив Осипа:
  - Капитан Владимир Кабаржицкий, - представился ангарец.
  - Чего надобно, капитан? - хмуро осведомился Беклемишев. - Переговоры учинены на завтрашний день, так ли?
  - Истинно, так, Василий Михайлович. Токмо князь наш, Вячеслав Андреевич, просит вас прибыть на смотр войска поселкового да на учебные стрельбы из мушкетов.
  - Благодарствую за приглашение, да нездоровится мне что-то, - ответил воевода.
  - Как жаль, но ничего! Сейчас прибудут наши лекари и вас обязательно вылечат. А переговоры мы отложим на следующую седмицу, дабы ты, воевода, поправил здоровьичко своё дорогое, - умильным тоном невозмутимо ответствовал Кабаржицкий.
  Воевода, несколько опешив, буркнул, что, дескать, вовсе он и не болен и вскорости выйдет на двор и капитан проводит его до места. Тем временем, Саляев и Новиков выстраивали своих людей, объясняя ещё раз очерёдность действий и манёвров для каждого отряда. В некотором отдалении перед небольшим холмом у опушки леса были выстроены с пару десятков мишеней, довольно упрощённо выполненных в масштабе, чуть превышающем человеческий рост.
  Воевода, выйдя из-за ворот острога, тотчас обомлел - чуть далее по полю ровными рядами стояло, по меньшей мере, пятьдесят человек, из которых десятка два - местные туземцы. Присутствующий тут же князь Вячеслав приглашал его, воеводу, под навес, над которым развевалось бело-зелёное полотнище с голубым крестом и с тем же знаком Сокола в центре полотнища, что красовалось у князя на руке. Беклемишев, обильно потея на вовсю палящем солнце, тем не менее не снимал своего кафтана и подбитой мехом шапки. Сев в удобное кресло, воевода время от времени поглядывал на князя - тот был в свободной льняной рубахе с закатанными рукавами и белой шапчонке странного вида с длинным и широким козырьком.
  - Вы бы сняли кафтан, жарко же, Василий Михайлович! - воскликнул князь, наливая Беклемишеву ягодный морс и кивая на енисейского сотника.
  'Эка, поганец!' - ругнулся воевода: сидящий на стульчике Осип давно скинул свой кафтан и сейчас безмятежно сидел в рубахе, лениво отмахиваясь от редких жужжащих насекомых.
  - Я видел, что у вас достаточно мушкетов, князь. И как они стреляют я тоже ведаю, чай не тёмный крестьянишка какой.
  - Вы видели мушкеты московские да немецкие, а ангарских мушкетов в деле вы доселе не видали. Вот и увидите. Начинайте! - выкрикнул Соколов ждущему команды Ринату.
  Князь и воевода сидели так, чтобы им был виден процесс стрельбы. Первый десяток скорым шагом вышел на рубеж стрельбы и, по команде меняя положение тела, расстрелял по три патрона из каждого положения - стоя, с колена и лёжа. Всё это заняло не более пары минут. Затем второй десяток принялся споро бить по мишеням. После третьего десятка мишени заменили на новые. Два последних десятка, тунгусы, так же не подвели, бодро и чётко обращаясь с оружием и одновременно выполняя команды по стрельбе. Стреляющие десятки воинов столь ловко и быстро сменяли друг друга, что казалось, на воображаемого противника накатывался огневой вал, неотвратимый и уничтожающий всё живое на своём пути. Беклемишев лишь на мгновение представил себе, чтобы стало, будь супротив ангарцев стрелецкие полки, и тут же похолодел.
  - Князь Вячеслав Андреевич, а на сколько сажен мушкеты ваши в пуле силу убойную имеют?
  - Сажень - это сколько, Владимир? - озадаченно спросил Кабаржицкого Соколов.
  - Два с небольшим метра, - быстро ответил тот.
  - Мушкет наш прицельно бьёт на триста сажен, а убойная сила сохраняется на все пять сотен, а то и шестьсот, Василий Михайлович.
  - Эдак что же, можно всё войско повыбить, покуда оно к вам подходить издалече ещё будет?! - воскликнул воевода.
  - Да, это можно сделать легко. Не хотите ли пострелять? - с толикой ехидства Соколов, взяв у одного из позванных к навесу тунгусов ружьё, предложил его воеводе.
  Тот сидел, вжавшись в кресло и надев каменную маску, лишь высоко вздымающаяся грудь выдавала в нём великое напряжение.
  - Кабы и нам столь скорострельные мушкеты заиметь, то мы... - прохрипел Беклемишев.
  - А у нас ещё есть и скорострельные пушки с доброй точностью попадания заряда, хотите потом подивиться? - вежливо поинтересовался Кабаржицкий.
  'Господи, ангарское княжество и правда сметёт острожные стены не только Енисейска, но и самого Тобольска!' - ужаснулся Беклемишев.
  А между тем за ружьё цепко схватился Осип, с горящими глазами осматривая диковинку. Ринат объяснял сотнику как функционирует механизм ружья и показывал процесс заряжания. Вскоре сотник уже палил из мушкета, каждый выстрел сопровождая гиканьем, Беклемишев смотрел на него первое время со злобой, но вскоре, обычно подавив гнев, направленный на самодеятельность Осипа, сам попробовал выстрелить. Получилось довольно неплохо, пуля, пущенная воеводой, вырвала нехилый кусок из 'тела' мишени.
  - Отлично стреляете, Василий Михайлович, - не преминул похвалить воеводу Соколов.
  Воевода уже хотел было улыбнуться и ответить, что, дескать, князь и сам не промах. Но вовремя спохватился: 'Неужель похвала его лестна мне?' - недоумевал Беклемишев.
  Мушкет был настолько прост и удобен в использовании, что Василий Михайлович безумно захотел иметь сам такой же. На Руси прежде не бывало столь скорострельных ружей, да и в немецкой стороне такого не наблюдалось. Лучшие немецкие и италийские мушкеты дай Бог выпустят одну пулю, пока ангарцы с десяток настреляют. Беклемишев заметил, что сумки, откуда ангарцы доставали заряды, у всех были полны. Сам процесс заряжания и выстрела пули был на удивление прост, делов то - отвёл рычаг, сунул заряд, закрыл обратно рычагом казну, прицелился да стреляй! И гильза, как её называют ангарцы, сбоку выпадает, потом её сызнова снарядить можно.
  'Не то, что у нас, и мушкетов мало, а пороху вообще - кот наплакал' - сокрушался воевода.
  Ради такого мушкета можно было и обиду, нанесённую ему князем, стерпеть. А то и на стул жёсткий усадил, да ещё и вместо обеда обильного, как на Руси полагается, при переговорах какие-то ягодки с орешками выставил - где это видано? Даже голопузые остяки и то лучшее на стол гостям подают. А тут - обида и есть!
  Соколов сразу же заметил загоревшиеся жадным блеском глаза енисейца: 'И этот, как Бекетов, на ружьё запал', - отметил Вячеслав.
  - Теперича ясно мне, отчего у вас нет ни копий, не сабель. Ни к чему они вашим воинам, - размышлял енисеец.
  - Делаем мы и сабли и копия, ножи неплохие. Но почти всё меняем у тунгусов на шкурки и мясо, на скотинку и птицу. А воинам копия без надобности, верно сказано - штык на мушкете есть, его и хватает. Но нож добрый у каждого воина имеется.
  Беклемишев несколько минут сидел молча, обдумывая, видимо, положение своё неловкое. Наконец, он поднял глаза на Соколова:
  - Так откуда вы, князь? То, что не с Руси и не с Литвы, то мне ведомо. Нет у нас ни говора вашего зело странного, ни одёжи вашей не видал доселе. Люди ваши, князь, мастерства немалого, живёте богато без меры, ежели, бают, каждый распоследний крестьянишка печь имеет в избе, да полы крытые и тёплые. Опять же, помогаете ляхам даже, даёте им припасов снедных, инструмент и никаких податей с них требовать не желаете, окромя трудов ихнех для собственного пропитания нужных. Зело странно это, князь. Нешто вы, как и мы, холопы государевы, за пушниной и металлами в сибирскую землицу идёте? Прибавления к державе своей с землицы этой емлите?
  - Верно говоришь, воевода, Василий Михайлович, - отвечал ему Соколов.
  - Так что же?
  - Немочно мне говорить о том, воевода. Нет промеж нас дружбы, зол ты на меня. Не так ли?
  - Есть маленько, князь. Что до дружбы моей - то дело наживное. Но, ведомо мне, ты с убивцем прежнего воеводы, светлого князя Шаховского, Петрушкой Бекетовым дружбу немалую водишь?
  - Откуда сведения такие точные? Из ваших пленённых казачков токмо четверо и сбежали, да двух мы поймали, одного на реке, а второго в тайге. Нешто те двое добрались?
  - Добрались, князь, - кивал Беклемишев. - Про Ангарский городок они рассказали мне немало.
  - Ну что же, шила в мешке не утаишь, воевода. Кстати, сразу скажу: коли кто из моих людей пропадёт, то искать их приду я к тебе, в Енисейск. С пушками на лодиях. Ясно сие? Про Бекетова скажу ожно: муж сей из достойнейших, не чета воеводе, что хотел его под крамолу подвесть. А сейчас Пётр Иванович к походу новому готовится. Надёжа на него первостатейная. - Воевода пожевал усы, не нашедши что ответить. - Ну да ладно, не грузись, воевода! - Беклемишев удивлённо поднял брови. Соколов понял, что брякнул вовсе не современное: - Я говорю, не держи камня на сердце. Посмотри-ка теперь на бойцов наших!
  Люди Матусевича выходили на площадку, образованную рассевшимися стрелками, образовавшими небольшой периметр и с интересом ожидавшими, что им покажут спецназовцы. Те начали с разминки, синхронно и чётко выполняя упражнения. Затем, разбившись на пары, они показали приёмы борьбы и рукопашного боя. Мелькали руки-ноги, подсечки, захваты и болевые приёмы. Как отметил Саляев, на боевое самбо это похоже не было. Многое из демонстрируемой техники было взято из восточных единоборств, немало и из славянского стиля, казачьего боя - сборная солянка, но унифицированная и легко переходящая из одного состояния в другое, зависящая от обстоятельств схватки.
  Саляев хмыкнул, заметив припасённые ими кирпичи и доски - если уж чего ломать, головой или кулаком, так их, родимых.
  - А ну, Осип, ты на кулачках в Енисейске равных не имеешь! Спробуй забороть этих ноговёртов, - раздался голос воеводы, когда бойцы Матусевича приготовились было ломать кирпичи. - Князь Вячеслав Андреевич, дозволишь сотнику моему с твоим воином силушкой потягаться?
  Соколов ожидал этого вопроса и, подозвав Матусевича, сказал ему тихонько:
  - Игорь, выбери бойца помельче, но чтобы гарантированно валил бы сотника.
  - Да у меня любой троих таких уложит, Вячеслав Андреевич, это же волки, - улыбнулся Матусевич.
  Осип, между тем, уже ожидал своего противника, разминая руки и плечи. Рубаху он уже скинул.
  - Не посрами Енисейск, Осип! - выкрикнул Беклемишев.
  Сотник, расставив ноги и упёршись кулаками в бока, ожидал, пока невысокий воин-ангарец подойдёт к нему поближе.
  - Нешто покрупнее поединщика не нашлось? - насмешливо проговорил Осип.
  Однако, став сближаться с ним, сотник сбросил напускное пренебрежение к противнику и набычился, выставив вперёд длинные руки с пудовыми кулаками. Не успев сделать первый удар, Осип оказался на земле. Ничего не понимая, он потряс головой, словно не веря в произошедшее. Словно прогнав морок, сотник сызнова встал против ангарца, вскочив на ноги. И снова, не сумев достать противника, Осип оказался на земле, на сей раз с оханьем плюхнувшись на живот. Не на шутку рассердившись, в первую очередь на себя, сотник взревел и бросился на ангарца. Стараясь его достать своими ручищами, сотник пропустил сильный удар в лоб, нанесённый ногой противника. Затем зубы лязгнули от кулака ангарца, а из глаз посыпались искры. Тут же пропустив откуда-то сбоку зашедшего поединщика, Осип завалился на колени и, почувствовав сильнейшую боль в руке, припал к земле, влекомый малым усилием ангарца.
  Минуту спустя охающий Осип с помощью недавнего противника и ещё одного ангарца шёл к своему креслу. Усадив его, ангарцы похлопали сотника по плечам, ничего мол, кости-то целы.
  Финальный аккорд спецназовцев в виде ломанья досок и кирпичей прошёл на ура. Беклемишев хотел заставить Осипа повторить действия ангарцев, но разбивать кирпичи кулаками Осип отказался наотрез.
  - Айда купаться! На пляж, мужики! - раздался зычный голос Рината, когда спецназовцы закончили своё выступления, прибрав за собой обломки расколоченных кирпичей.
  Гудящая толпа потянулась на реку, то и дело взрываясь смехом и шутливыми выкриками. За ангарцами на реку поплёлся и сотник, не обращая внимания на окрик Беклемишева.
  - Ну как вам мои воины, любо? - с улыбкой спросил енисейца Соколов.
  - Вячеслав Андреевич, князь, верните мне ту грамотку, что я вам по ошибке моей вручил. Лжа там сказана, токмо для того, чтобы землицу вашу под Енисейск подвесть. То моя грамота, от царя даденная. Есть и иная грамотка, - скороговоркой заговорил Беклемишев.
  - Что же так? - участливо спросил Соколов.
  - Вижу я, никак не мочно мне тягаться с тобой, князь, - сокрушённо ответил енисеец.
  - Вот именно, посему я предлагаю старую обиду забыть, да дружбу промеж нами завесть. С того и вам и нам прибыток будет. А уж я, с кем дружбу имею, не обижу вовек, да всё сделаю так, чтобы дела у нас шли добрые, да с выгодой немалой, - доверительно говорил воеводе Вячеслав, чем заставил его проникнуться моментом.
  - О сём надо крепко договориться, Вячеслав Андреевич, - негромко отвечал Беклемишев.
  'Есть контакт', - удовлетворённо отметил Соколов.
  Веранда дома Соколова. Некоторое время спустя
  'Вот оно что! Надобно было токмо о дружбе разговор завесть', - Беклемишев, хмыкнув, оглядывал длинный составной стол, ломящийся от выставленных на нём явств: дымились горки варёной, сдобренной маслом каши в керамических плошках, покрытых незатейливым узором; исходили густым ароматом наваристые щи; пышущее жаром мясо неровными кусками было навалено по мискам.
  - Кстати, попробуйте картошку, воевода! - Соколов подвинул поближе к енисейцу широкое блюдо с жареным картофелем, луком, грибами и мелко нарезанным мясом. Затем Вячеслав сам наложил воеводе полную тарелку и, улыбаясь, стал наблюдать за ним. - Ну как?
  - Душевно, Вячеслав Андреевич, - проговорил воевода, уминая картошку.
  - Я вам мешок ссыплю, для ваших огородников, - предложил Соколов, видя, что блюдо ему действительно понравилось.
  - Благодарствую, князь. А что, хмельного сызнова ничего нету? Нешто для этого ещё чего соблюсти надо?
  - Василий Михайлович, вы на больную мозоль сильно не давите! Князь наш вместе с главным боярином учудили... то есть, учинили... Короче, запретили это дело - ничего хмельного в Ангарском княжестве нет и не предвидится. И табаку тоже не будет, - Саляев с показушно огорчённым видом развёл руки.
  - Так за дымопускание бесовское у нас, на Руси, ноздри рвут. А уж хмельного для сугрева и веселья запрещать не удумали! - воскликнул воевода.
  - Ну, может, потом Вячеслав Андреевич хоть медовуху позволит? - подмигнул Соколову Ринат.
  - Может быть, но потом. А то у нас тут не так давно кое-кто пытался аквавиту гнать.
  - И как получилось пойло фрязское? - с интересом спросил Беклемишев.
  - Не очень, мужички наши чуть Богу души не отдали, а как поправились, так по пятнадцать плетей перед товарищами и получили, - серьёзным тоном ответил Соколов и, заметив понимающее выражение лица воеводы, добавил: - А давайте сменим тему. Вот тебе, воевода, ружьё наше понравилось? Верно ли?
  Беклемишев чуть не подавился куском мяса. Ведь если князь сам сказал о том, что енисейцу понравилось ружьё, быть подарку! Иначе и быть не может. Воевода, разом захмелев от радости, выпалил:
  - Зело понравился мушкет! Кабы у меня был такой... - и тут Василий поперхнулся своими словами. 'Бекетов!' - молнией свернуло у него в голове. - Погоди, княже! А что ежели ты с меня за то будешь службу какую требовать? Как и с Бекетова, вона, службишку затребовал? - нахмурился воевода.
  - Нет, Василий, не стребую с тебя ничего. А Бекетов потому пришёл, что обвинил его прежний воевода енисейский в измене.
  - Ну, коли ничего, то добро дело.
  - А хотя нет, стребую! - Соколов наклонился к столу.
  - Чего же? - деловым тоном спросил воевода, подвигая к себе лохань со щами.
  - Стребую, чтобы вражды промеж нами с тобой не было впредь! Не люблю я, когда славяне друг другу глотки рвут. Надоело.
  - Так словяне испокон веков друг другу глотки и рвали, нешто не так? - наколол кусок мяса Василий.
  - Оттого и беды на Руси, что нет единства! Посему ляхи, крымчаки да свеи Родину нашу и терзают, - воскликнул Соколов.
  - Эка, твои слова да князьям былым в уши, - сказал воевода и после некоторой паузы осторожно добавил: - Погоди, а у тебя мыслишка какая? Не хочешь ли новую смуту на Руси учинить отседа? К трону московскому не примериваешься ли?
  На открытой веранде повисла гробовая тишина. Осип неловко уронил ложку, да так, что она брякнулась об пол. На внезапный шум все разом повернули головы, кроме воеводы, который не мигая смотрел на Соколова.
  - Василий Михайлович, нешто ты во мне дырку проделать желаешь? - усмехнулся Вячеслав. - Нет, не желаю я трона московского, уж больно далеко до него. А уж Смуты новой и подавно не желаю, нешто я ирод какой? Отсюда мы никуда не уйдём. Да понял ли ты меня, воевода? Не молчи!
  - Извиняй, ежели обидел словом дерзким, князь. Понял я тебя.
  Раскрасневшийся воевода, неуклюже встав с лавки, потопал к Вячеславу. Обойдя стол, Василий обнял его, показывая тем самым свою к нему расположенность.
  А после обеда Соколов показал Беклемишеву кузницу, станочный и литейный цеха.
  В кузнице, смежной с литейным цехом, было привычно жарко и душно. Немного полюбовавшись на деловитую работу кузнецов и литейщиков, которые не обращали на гостей ровно никакого внимания, воевода прошёл далее. Он, казалось, даже не заметил, как мастера сковывали намотанный на прут лист стали, закругляли его молоточком и сваривали в горне. Вот и готов ствол.
  А в станочном цехе Беклемишев с изумлением воззрился на ряд из четырёх токарных станков. На этих станках вращение изделия осуществлялось от трансмиссионного привода, а суппорт с режущим инструментом перемещался при помощи ходового винта. Работа на них не прекращалась, лишь заменялись часто выходящие из строя резцы. Однако со временем, получая всё лучший металл, качество инструмента лишь увеличивалось, что отражалось на их работоспособности и производственном долголетии. Соколов с умело спрятанной гордостью заявил енисейцу, что это уже устаревшие станки, новые же скоро будут собираться, дело лишь за лучшим по качеству металлом, следующим будет токарный станок со ступенчатым шкивом и перебором. Станины же к ним уже отлиты. Воевода машинально покивал, нисколько не поняв, что вообще сказал князь. Единственно, что он усвоил, что стволы мушкетов ангарцы делают настолько запросто, что им ничего не стоит вооружить всех своих людей. Это добавило ещё большей уверенности в том, что, приехав к царю с докладом о состоянии дел на далёкой окраине государства Московского, следует всячески убеждать его о дружбе с Ангарским княжеством, а тем паче - о развитии торговли с ангарцами.
  'Прибыток и нам будет и им, знамо дело', - думал Василий.
  Результатом показанных Соколовым достижений Ангарского княжества явился разговор князя с воеводой с глазу на глаз, без свидетелей. Воевода поклялся не замысливать ничего дурного против Вячеслава да убедить в этом же царя московского. По достижении же официального признания Москвой Ангарска последует устройство торговли - Вячеслав обязался поставлять товары Москве по ценам, ниже на порядки, чем на аналогичные товары, приходящие на Русь из Европы.
  - Потом можно будет подумать и о продаже мушкетов, воевода. А пока у тебя одного такой будет! - Соколов передал сияющему енисейцу ружьё, именуемую им мушкетом, в кожаном чехле. Патроны в количестве пятидесяти штук лежали в подсумке, там же, прихваченный ремешками, был и штык в деревянных ножнах.
  Ангара, крепость Владиангарск. Ноябрь 7143 (1635)
  Сегодня в крепость была завезена партия новых патронов и боеприпасов для пушек. Заряды были улучшенными, гораздо более мощными, чем прежде. Это стало возможно благодаря тому, что в процесс производства включили каменный уголь и нефть. Добыча угля была начата в середине лета. Геологам было хорошо известно о месторождении под современным Черемхово. Там уголь добывался открытым карьерным способом, поэтому начинать добычу стало возможно с выходящих на поверхность пластов. Сейчас там над Ильёй-тунгусом и его людьми верховодило несколько человек из специалистов, ставивших добычу на поток, насколько были способны туземцы. Отвлекать россиян на это было невозможно, а попросту и некого.
  Нефть же была открыта совершенно случайно. При обустройстве иркутского поселения купающиеся в Ангаре двое бывших грузчиков с Новой Земли, заметили друг на друге радужные маслянистые разводы. Как оказалось, выше по реке имеет место природный выход нефти. Оборудовав приёмник чёрного золота, в результате регулярных выбросов жидкости, по консистенции напоминавшей мазут, в день в среднем получали семьсот-восемьсот граммов нефти.
  - На Байкале существуют выходы нефти, но они большей частью подводные, - заметил профессор Сергиенко по этому поводу. - Ежегодно со дна Байкала в воды озера поступает около четырёх тонн нефти. Эта нефть поглощается живущими на Байкале микроорганизмами, она не распространяется по озеру, и другим обитателям глубочайшего пресного водоёма не сильно мешает.
  Благодаря трём караванам поморов резко улучшилась демографическая ситуация Ангарского княжества, пусть и немного уменьшилась его казна - пушная и золотая. В целом, Соколов отметил, что оплата Кузьмину, Микуличу и беломорцам на общем состоянии казны не сказалась, дюжина казаков во главе с Матвеем, под присмотром четырёх морпехов, оставленных Бекетовым на месте золотодобычи, привезла столько золота, что челюсть отвисла даже у флегматичного Радека. Оказалось, что золото в районе Витима лежало буквально под ногами, стоило лишь снять верхний слой мха - и вот вам золотые россыпи.
  Зато в княжество было привлечено семьсот двадцать шесть человек, даже несколько поморов, следуя примеру Вигаря и его свояка, решили на следующий приезд остаться на Байкале. К тому же количество крестьян постоянно росло. Они не знали о контрацепции и абортах, им дети не служили головной болью или препятствием бегу по карьерной лестнице, да и 'подольше погулять и поразвлечься' им было просто некогда. Эти люди, считая детей Божьим даром и подспорьем в работе, просто растили столько их, сколько Бог им даст. А с учётом того, что детская смертность была сведена практически к нулю титанической работой по профилактике заболеваний и общей гигиене Дарьей и её коллегами, прирост населения был высоким. Плюс к этому отсутствовала обычная на Руси смертность крестьян от голода, войн, набегов или болезней. Соколов на встрече со старостами всех поселений, включая польско-литовского, сказал им прямо: всё, что от них сейчас нужно, это не подати, барщина и прочие прелести феодальщины, а дети. И чем больше - тем лучше. По словам Соколова, княжество помогать будет каждой семье. Постоянно растущее поголовье коз, овец, свиней, оленей, а теперь ещё и коров, привозимых Вигарем телятами с того берега Байкала, позволяло это сделать. Земли, обрабатываемой крестьянами, дозволялось брать столько, сколько они смогли обработать, тут и выручала их обычная многодетность. Основная проблема была связана со вспашкой - олени, впряжённые в плуг, были слишком норовистые, упрямые. То и дело вставали на дыбы, взбрыкивая передними ногами, а то и просто ложились на землю. И крестьяне и тунгусы понукали их, гладили, ласково уговаривая, но лишь малая часть их была способна работать с плугом или бороной. В этом смысле коровы были куда работоспособней, но проблема была в одном - пока их было очень мало, всего шестнадцать голов на все посёлки. Конечно, привычней было бы видеть за плугом лошадь, но наличием оных ангарцы похвастать не могли, имелось лишь семь коней у казаков, но все они были необходимы для патрулирования берегов Ангары. Лишь у крестьян в Васильево имелось шесть жеребят, выменянных у бурят.
  Переселенцы явно были довольны своей судьбой, они были освобождены от всех видов тягла, за исключением третьей части урожая, обязательной школы для детей и зимнего обучения воинскому делу юношей и мужиков, когда у крестьян появлялось свободное от работ время.
  Россияне же, пришедшие в этот мир гостями, имели по три ребёнка максимум, у некоторых было по четверо, - сказывался ещё менталитет людей будущего. Итого выходило, что княжество Ангарское располагало на конец 1635 года чуть более чем полуторатысячным населением, включая до трёх сотен местных тунгусов и бурят, большей частью в виде жён, живущих в посёлках.
  Всего посёлков насчитывалось уже десять, из них - две крепости. Удинская крепость, потерявшая значение форпоста, потеряла и в населении - почти две трети её состава было переведено во Владиангарск. В Удинске начальником остался Карпинский, произведённый в капитаны. Литвинский Илимск был под присмотром владиангарцев майора Петренко.
  Соколов на следующий год запланировал свой переезд в Ангарск, который с того момента становился бы столицей Ангарии. В Белореченском же оставался начальником капитан Новиков, его люди опекали и Усолье. Иркутское поселение находилось под опекой форта и села Васильево, где командовал капитан Васильев, очень гордясь поселением имени себя. В Новоземельске всё также начальствовал Смирнов, готовя пока ещё сержанта Васина к Амуру. Ставший капитаном Зайцев командовал фортом Баргузина - единственным пока населённым пунктом на восточном берегу Байкала, там же находился и Сазонов, который должен был возглавить экспедицию к Амуру, чтобы получить выход к океану для Ангарии.
  Царство Московское, Полоцк. Лето 7143 (1635)
  Над Полотой, неспешно несущей воды на встречу с сестрицей Двиною, привычно звенела мошкара и уже принимались за ежевечерний концерт лягушки. Багровое солнце клонилось к закату, играя на воде последними бликами света. Стихали звуки продолжающегося второй год ремонта укреплений города, новый воевода решил максимально улучшить обороноспособность твердыни. Московитам не хотелось отдавать город так же легко, как они его получили. На стенах древнего города занимала места вечерняя смена, провожая мастеровых, что после трудового дня уже предвкушали сытный ужин.
  Стрелец из гарнизона, вологжанин Онфим Быков, оправляя доспех, поднимался на стену Нижнего замка.
  - Онфим, глянь-ко! - посмеиваясь, окликнул его Степан, приставив пищаль к зубцу стены.
  - Эка, чудной мужичонка, - Онфим, упёршись обеими руками в гребень стены, смотрел на скачущего охлюпкой на кобыле крестьянина, что приближался со стороны Заполотья. Мужичок подскакал к воротам замка, вертя головой.
  - Случилось чего? Вона, башкой вертит, до нас дело есть, стало быть, - хмуро проговорил Онфим.
  - Ляхи! Войско великое от Полюдовичей идёт! - еле донеслось до стен.
  Внизу уже отворяли ворота, а Онфим, гремя коваными сапогами по каменным ступеням, спускался во двор замка. Как старший ночной охраны он должен был явиться с докладом к князю Ивану Семёновичу Прозоровскому, поэтому, прихватив мужичка, он поспешил к сыну прославленного воеводы смоленской войны.
  Глубокой ночью со стен полоцких укреплений можно было увидеть множество костров, горевших в отдалении от города. Королевское войско отдыхало, надеясь завтра начать приготовления к осаде Полоцка. Капитан Соколовский, бывший среди войска, бросал в темноту взгляды, полные еле сдерживаемой радости. Не пристало шляхтичу яко слабоумному потешаться над слабым противником. На этот раз Польша выставила такое войско, что московиты точно уберутся не только из Полоцка и Смоленска, но и, глядишь, в Москву заглянем на огонёк. Тем паче, что и татары в этот раз полякам поратуют.
  - И я свой позор смоленский отомщу, - едва слышно процедил Соколовский и впился зубами в куриную ножку.
  Глава 4
  Герцогство Померания, Штеттин. Сентябрь 7143 (1635)
  В начале сентября король Польши Владислав в Штеттине, столице герцогства Померании негласно встречался со шведским канцлером Акселем Оксеншерна. Этот представитель знатной княжеской фамилии Швеции, генерал-губернатор, а теперь и канцлер королевства определял шведскую политику с момента гибели короля Густава Адольфа. Жена погибшего шведского короля по всеобщему убеждению высшей знати Швеции управлять королевством не могла. Аксель добился того, чтобы короновали ребёнка, а сам в это время, по сути, правил страной.
  Оксеншерна весной этого года во Франции после многочасовых переговоров с кардиналом Ришелье праздновал свой успех. На стороне его королевства в войну вступила Франция, порвав все связи с Габсбургами. Теперь грохотавшая в Европе война окончательно потеряла свою религиозную окраску, так как и французы и их противники австрийцы, испанцы, баварцы и прочие, были католиками. Отвлекая на себя главные силы врагов Швеции, французы давали Оксеншерне возможность разобраться с поляками. Только вступившая в войну Франция, теперь являвшаяся союзником как Швеции, так и Польши, до этого момента сумела предотвратить назревавшую войну между сторонами по истечению Альтмаркского перемирия. Через год после того, как истек срок перемирия с Польшей, никто не мог поручиться, что Владислав IV, примирившийся с царем Михаилом Фёдоровичем, не попытается отобрать шведскую корону у малолетней Кристины. Оксеншерна, заинтересованный в мире с Польшей, вынужден был пойти на значительные территориальные уступки Речи Посполитой, отказавшись от завоеваний Густава Адольфа в Польской Пруссии. И в сентябре, при посредничестве французов в лице дипломата Клода д'Аво, обретавшегося при польском дворе, шведы и поляки заключили новое перемирие в Штумсдорфе.
  И вот теперь король Польши сам искал встречи с ним, надеясь решить свои проблемы. Что это были за проблемы, канцлер прекрасно знал: получившие недавно звонкую оплеуху от московитов, поляки искали помощи от нового союзника.
  Начав со взаимных комплиментов король и канцер, не спеша, перешли к сути переговоров. Король Польши Владислав описал возросшую мощь Московии и её притязания на польские коронные земли, намекнув, что после Речи Посполитой Москва непременно обратит свой алчный взор на шведские лены в Ингрии и Карелии. Владислав предложил совместными усилиями в ходе осенней кампании захватить Полоцк и Смоленск польскими силами, а Новгород и Архангельск силами шведскими, тем самым вынудить царя Михаила к тяжёлому для него миру.
  - Несомненно, что в русских мы имеем неверного, но вместе с тем могучего соседа. Которому, из-за его врождённых, всосанных с молоком матери коварства и лживости, нельзя верить, - обстоятельно проговорил Оксеншерна.
  - Но который, вследствие своего могущества, страшен не только нам, но и многим своим соседям, как мы это очень хорошо помним, - быстро добавил Владислав.
  - Но, - продолжил канцлер, - сейчас шведские войска находятся в Европе. На московских окраинах наших солдат нет. Лишь гарнизоны крепостей да местные ополчения.
  - Канцлер! - умело изображая искреннюю обиду, воскликнул Владислав, - да многого от вас и не потребуется. Необходимо лишь обозначить ваши намерения, дабы отвлечь силы московитов.
  - Ваше Величество, но вы же не можете дать мне гарантии того, что в ответ на наши манёвры московиты не обрушатся на наши окраины! Ведь так? А на их месте я бы так и поступил. Да не забывайте, как мы наживаемся на русском хлебе!
  - Польша тоже может продавать Швеции свой хлеб, - несколько напыщенно произнёс Владислав.
  - Какова будет ваша цена? Русские просят по пять-шесть рейсхталеров, вы можете давать такую цену? - Аксель прищурился, внимательно ожидая ответа короля.
  Владислав понял, что произнёс лишнее:
  - Вы же перепродаёте хлеб в Амстердаме по семьдесят пять рейхсталеров, выгода всё равно будет велика, - попытался убедить канцлера король.
  - Но и разница цены велика, а Швеции нужно золото. И чем больше, тем лучше. Русские дают лучшие цены.
  'Вот упрямый осёл!' - мельком подумал Владислав.
  - Что же, вы, канцлер, весьма мудро заботитесь о выгодах своей торговли, - кивая, согласился с Оксеншерной король.
  - Как и вы заботитесь о благополучии Польши, Ваше Величество, - ответил взаимностью Аксель.
  - Вы отказываетесь помочь Польше в борьбе с Московией, канцлер? - неожиданно сбросил маску благодушия поляк.
  - Да, Ваше Величество. В нашем положении это невозможно. Хотя я и поддерживаю ваше желание поквитаться с московитами, поддержать вас войсками я не могу. Хотя... - помедлил Оксеншерна.
  - Что вы имеете в виду? - ухватился за соломинку король.
  - Если вы поможете Швеции в Европе, скажем, в борьбе с Данией. Но не сейчас, а позже, когда мы одержим победу над имперцами.
  - Польша сможет расправиться с Московией и одна! - сверкнул глазами Владислав. - Оксеншерна удивлённо приподнял одну бровь. - Я заплатил татарам и полковникам разбойных казаков, они помогут нам, - пояснил король.
  Незадолго до этой встречи, умело использовав гордыню польских магнатов, Владислав получил на руки немалую сумму, которую он потратил на то, чтобы нанять в Венгрии и германских землях солдат, правда, изрядно подорожавших в связи с бушующей в Европе войной. Однажды получив оплеуху под Смоленском, Владислав хотел раз и навсегда решить проблему Московии, а именно сделать то, что не смогли его предшественники и он сам ранее - посадить в Москве на трон нужного человека, а лучше всего себя самого.
  - Всё же предлагаю вам не спешить и подождать, вместе мы сможем больше! - убеждённо воскликнул канцлер Швеции.
  Владислав упрямо покачал головой.
  И вот польские армии и более мелкие отряды подступили к отнятым Москвой у Речи Посполитой два года назад городам.
  Царство Московское, Полоцк. Сентябрь 7143 (1635)
  Полоцк сопротивлялся армии Владислава почти неделю. На седьмой день поляки, прорвавшись через пролом в стене Верхнего замка, в короткой и кровавой схватке уничтожили русский гарнизон. В бою погиб и сын воеводы Прозоровского Иван Семёнович, который возглавлял группу стрельцов, пытающихся прорубить себе дорогу из крепости. Несмотря на отчаянную удаль и поначалу сопутствующую смельчакам удачу, Прозоровского остановили у самых ворот замка, подняв на копья. Лишь несколько стрельцов сумели спастись из Верхнего замка, среди них и вологжанин Онфим Быков, сумевший в вечернем сумраке спрятаться на берегу Полоты под раскидистой ивой.
  Наутро Онфим, сбросив стрелецкий кафтан, решил пробираться к дому, в вологодские веси. Там, помнил он, позапрошлым летом людишки баяли, что де можно было с семейством своим по Студёному морю отправиться в далёкую землю, где течёт великая река из великого озера выходящая, где земля родит обильные хлеба, а крестьянина никто не забижает. Для этого надо было лишь к Белому озеру придти, да слово молвить старосте Беловуку из Михайловки.
  Гарнизону пока ещё державшего оборону Нижнего замка этой ночью было предложено сдаться и, при сохранении своего оружия, уйти прочь от Полоцка. Утром стрельцы после нескольких часов раздумий при развёрнутых знамёнах и барабанном бое вышли из своей крепости. Поляки пропустили их до Витебской дороги, где на растянувшуюся колонну с флангов набросились венгерские и немецкие наёмники. Атаковавшие обречённых воинов солдаты раскалывали колонну, окружая группы стрельцов, чьи мушкеты, согласно уговору, не снаряжённые лежали на телегах, уничтожали полоцкий гарнизон по частям. Через пару часов всё было кончено. Добив последних раненых московитов, уцелевшие в сече венгры и немцы приступили к привычному для наёмников мародёрству. Нанятые за немалые деньги в Европе солдаты срывали с павших перстни, кресты и ладанки, потрошили карманы и снимали зерцальные доспехи боярских детей. Считанные единицы из стрельцов уцелели в этом побоище, притворившись мёртвыми или лежавшие без сознания.
  Витебск был сдан без боя, гарнизон, заранее извещённый о приближении польской армии, скорым маршем ушёл в Смоленск. Защищать город, где только начали насыпать вал, было бессмысленно. К Смоленску же стекались и более мелкие отряды из окрестных городишек. Только в этом городе можно было выдерживать долгую осаду, ожидая помощи от царя, а то и отбить все попытки взять русский город. Древний многострадальный Смоленск, в очередной раз обложенный врагом со всех сторон, воеводой которого был назначен сам князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Князь Пожарский прилюдно дал клятву: не сдавать Смоленска ляхам да оборонять город до последнего стрельца, ожидая помощи.
  Из Северских земель тоже шли недобрые вести, польско-запорожские отряды атаковали северские города: Стародуб, Почеп, Новгород-Северский, Глухов и Рыльск. К концу первой недели осады Стародуб и Рыльск ещё держались, остальные крепости были захвачены врагом. Юго-восточнее крымчаки и казаки атаковали недостроенную ещё белгородскую оборонительную черту, правда, безо всякого успеха, а их отчаянные попытки прорваться на Русь пресекались с великим для них уроном. Даже недостроенная до конца черта, состоящая из валов, засек и крепостей, представляла для кочевников непреодолимую преграду. Несмотря на успехи, из Каширы уже шло несколько стрелецких полков на помощь засечникам.
  Тем временем, воевода Прозоровский в Москве собирал рати для выручения Смоленска, ожидая подхода нижегородских, казанских и прочих полков и ополчений.
  Польско-русское порубежье, Мстиславль. Конец сентября 7143 (1635)
  Гетман Калиновский оценивающе смотрел на московские полки, изготовившиеся к обороне на склоне урочища, который местные жители называли телячьим рвом. Леса и заболоченная местность окружали урочище с двух сторон.
  'Московитам не убежать', - отметил Калиновский.
  Правду сказать, некоторое опасение у поляка вызывали рогатки и составленные вкруг повозки, за которыми находились стрельцы - уж больно хорошо московиты использовали эту защиту, с успехом отбиваясь от врагов. Но сегодня Калиновский был уверен в победе - его войско больше московитского раза в три, да ещё полк немецких наёмников в резерве.
  - Нам известно, что московиты стоят тут четвёртый день лагерем. Они нас ждут, пан Калиновский, - подошёл поручик немецких наёмников Мартенс.
  - Вы думаете, они хорошо подготовились, поручик?
  - Это ясно, как Божий день.
  - Меня смущает лес, окружающий позиции врага. Не приготовили ли они нам какой-нибудь сюрприз?
  - Что они могут приготовить? Ещё один полк стрельцов, спрятанный между деревьев? Ваши солдаты их легко перебьют в схватке!
  Мартенс пожал плечами:
  - Вашими пушками, пан Калиновский, надобно бить по рогаткам, стараться разбить или поджечь повозки. Тогда основное дело будет за вашими гусарами, мы же пройдёмся железным кулаком, утверждая победу.
  - Так и будет, - кивнул гетман.
  Четырьмя пушками, что были у поляков, удалось довольно быстро разбить несколько повозок, стрельцы же, поднимая раненых, медленно пятились к склону. Покуда не кончился порох для пушек, Калиновский приказал стрелять по рогаткам, чтобы гусары смогли ворваться в проходы и устроить резню. Удалось и это, в нескольких местах рогатки были размётаны, а московиты, тем временем, уходили далее, изредка стреляя по гарцующим близ рогаток всадникам.
  'И правда, засаду готовят, проклятые схизматики!'
  - Дозвольте атаковать московитов, пан Калиновский! - подскакавшему к гетману на взмыленном жеребце капитану Качмареку не терпелось обрушиться на сбившихся в несколько толп стрельцов.
  - Думаю, нас ждёт засада, капитан. Видно, что московиты нас заманивают, они не могут быть столь тупы.
  - Могут, пан гетман, ещё как могут, - обнажив ровные белые зубы, весело рассмеялся Качмарек.
  - Мартенс, готовьтесь! Пойдёте за нами! - гетман, хлестанув коня, решил действовать напрямую. Даже если московитский военачальник и задумал какую-то хитрость, грубый напор панцирных гусар решит исход его хитрости, превратив её в польскую доблесть.
  Командовавший двухтысячным отрядом стрельцов московский дворянин Никита Самойлович Бельский от нетерпения дрожал всем телом. Сунутся ли ляхи за рогатки? От этого зависел исход этого столкновения, долго им тут не просидеть. Отряд в четыре сотни казаков, разделённый надвое ожидал своего часа, скрытый в лесу, что рос вокруг урочища, в коем расположился отряд Бельского. Там же, меж деревьев был спрятан козырь Никиты Самойловича - восемь пушек, снаряжённых картечью. План Бельского был довольно прост: заманить поляков за рогатки и расстрелять их из пушек, после чего в дело вступят казаки и стрельцы.
  - Идут! Идут, окаянные! - радостно хлопнул в ладоши Андрей, главный пушкарь отряда Бельского, и побежал к своим ребятам.
  Пушки, до сих пор скрытые начинающей желтеть листвой, теперь выкатывали на опушку леса. Сейчас жерла смотрели на группы отходящих назад стрельцов. В этом месте, саженей в ста от позиции пушкарей, урочище прорезал неглубокий, но обрывистый овраг, тянущийся полукругом и верхом своим сужающий поляну. Так что если план Бельского сработает, то поляки сгрудятся тут гурьбой, а тогда восемь картечных выстрелов сделают свою убийственную работу. И вот поляки подались на его уловку!
  Бельский, оставив коня, кинулся в лес, к пушкарям.
  - Андрей, готовься! Идут, сукины дети! - крикнул он пушкарю.
  - Охолони, князь, вижу, - спокойно ответил Андрей, примериваясь глазом к каждой пушке. - Иди, не мешай, я сам ведаю, когда стрелять надобно.
  Никита отступил, нисколько не сердясь на своего пушкаря. От него сейчас зависело всё, а князю следовало лишь обеспечить ему...
  Нежданно послышалась возня, лязг железа и вскрики из зарослей низкого кустарника справа от пушек. Там была пара десятков стрельцов и московский боярин Пётр Опалёв.
  - Немцы! - хрипло гаркнул выбежавший из кустов стрелец, прижимающий изувеченную руку к груди.
  - Обошли, сволочи! - Бельский побледнел, вся его затея с пушками превратилась в дурно разыгранную партию, где опытный шулер обставил начинающего игрока.
  - Сзывайте сюда всех! Надо отстоять пушки! - крикнул Бельский.
  На его крик сбегались стрельцы и некоторые казаки, что были неподалёку, основная их часть дожидалась условленного сигнала - орудийного залпа.
  С хрустом ломались ветки, разрывая кустарник, на опушку продирались немецкие наёмники поляков. Мушкетёры дали слитный залп, отчего упало несколько стрельцов, а остальные ринулись в сечу.
  Поручик Карл Мартенс, согласовав с Калиновским место возможной засады, повёл своих людей лесом, забирая правее, он надеялся выйти в спину предполагаемых московитов. Однако его люди встретили лишь человек двадцать стрельцов, прятавшихся в густом кустарнике. В скоротечной сшибке, вырезав этот отряд врага, немцы неожиданно вышли на притаившихся у опушки пушкарей. Ему стало всё ясно: самонадеянный военачальник московитов решил заманить гусар Калиновского на узкое место и смести их картечью. Неплохой план, подумал Карл, но он не учёл опыта наёмника, иначе как бы Мартенс воевал уже пятнадцать лет, а на нём лишь несколько царапин?
  - Залп! - семеро солдат разрядили свои мушкеты, остальные бросились на московитов. - Убивайте пушкарей, к чёртовой матери! - вопил Мартенс.
  Легко угадав среди московитов их главного, Карл кинулся на него. Молодой парень, явно поставленный командиром не за военные заслуги, а по чину, неожиданно оказался сильным противником. Мартенс, хоть и немного устал, но владел саблей неплохо. По крайней мере он сам так считал, но и этот упрямый московит, закусив губу, остервенело дрался, не давая Карлу совсем никакого манёвра. На лбу у противника уже выступила испарина, такие мелочи замечаешь сразу, да и движения московита стали чуточку медленнее, тяжелее.
  'Тоже устаёт, схизматик. Пора заканчивать с ним, - Карл позволил себе отступить на шаг и попытаться выхватить саксонский пистоль. - Что такое?!'
  Неожиданно тяжесть пистоля, лёгшего в ладонь, пропала, а рука дёрнулась вверх. Карл с изумлением кинул взгляд на руку: вместо ладони торчал обрубок, посередине которого красовалась розовая косточка с выступившими крупными каплями крови. Снесённая же напрочь кисть с пистолем валялась под ногами Мартенса. Карл удивлённо посмотрел на молодого московита, но тот уже рубанул его сабельным лезвием по лицу. Свет померк в глазах наёмника.
  'Проклятая бойня', - Мартенс рухнул на колени и потом навзничь с рассечённым лицом, с которого толчками выплёскивалась горячая кровь на сапоги убитого его товарищем московита-пушкаря. Никита тем временем упокоил ещё одного немца и ранил ещё двоих. Бок о бок с ним рубились его стрельцы, умело орудуя страшными в сече бердышами.
  Показались казачьи шапки со стороны кустарника, откуда вышли немцы.
  - Поднажми, братцы! Казачки с нами! - кричал Бельский.
  Со стороны поляны доносились мушкетные выстрелы - стрельцы палили в приближающихся поляков. Те, сдерживая коней, медленно приближались к московитам, держась на расстоянии, безопасном для них. Пули, летевшие со стороны стрельцов, были не столь опасны. Калиновский ждал, пока на опушке появятся наёмники.
  - А вот и они! Марш, марш! Atakujcie!
  Гусары, выкрикивая здравицы деве Марии, устремились в проделанные пушками проходы в укреплениях московитов. Стальная лава устремилась на стрельцов.
  - Андрей, как ты, братец мой? - с великой жалостью Никита Самойлович смотрел на своего пушкаря. Тот, кряхтя и прижимая глубокую рану на боку, откуда не переставая сочилась тёмная кровь, командовал несколькими чудом уцелевшими пушкарями и стрельцами, их заменившими.
  - Гусары скачут, князь! - закричал стрелец, срывая с себя наспех надетые доспехи убитых немцев. Остальные также одевали свои кафтаны. Поляки, купившись на маскарад стрельцов, устремились в атаку. Бельский бросился редколесьем к заранее приготовленным позициям стрельцов на склоне урочища. Бородачи напряжённо стояли с готовыми к бою пищалями за рогатками, дополнительно выставив и укрепив копья.
  'Андрей, на тебя лишь надёжа', - думал Никита, судорожно сжимая эфес окровавленной сабли. Конная лава приближалась, стрельцы подобрались. Бледные, решительные лица с суровыми и обречёнными взглядами. У узкого места поляки смешались.
  'Ну что же ты, Андрей!' - чуть не взвыл Бельский.
  - Давай же, - вмиг пересохшим горлом засипел князь.
  Поляки, тем временем, стали выбираться из сужения, и тут с опушки, находившейся в десятке-другом саженей, от пушек в это людское и конное столпотворение полетели рои картечи. Кусочки свинца разрывали тела коней и людей, пробивая латы, вырывая целые куски плоти. Послышался дикий вой расстреливаемых поляков и жалобное конское ржание. Несколько мушкетных выстрелов с позиций пушкарей и снова залп пушек.
  - Братцы, за мной! - зычно крикнул Бельский, увлекая стрельцов.
  Гиканье и далёкий казачий свист заставил сердце Никиты сжаться от нахлынувшей на него радости. Это была победа. Первая его победа!
  Окружённые, смешавшиеся поляки не смогли дать никакого отпора, пытавшиеся добраться до пушкарей спешившиеся гусары сметались со склона опушки мушкетными залпами и копьями стрельцов, а налетевшие со спины врагов казаки избивали пытающихся бежать.
  'Как курица в ощип', - последняя мысль промелькнула в голове гетмана Калиновского, прежде чем удачливый казак снёс её ловким ударом сабли.
  Всё было кончено.
  Умершего пушкаря Бельский похоронил там же, где он и испустил дух, до конца командуя стрельбой, - на светлой опушке леса.
  Отряд князя, собрав богатые трофеи, уходил по берегу Сожи к Ростиславлю, чтобы там, встретившись с другими отрядами, двигаться к обложенному врагом Смоленску. В очередной раз судьба кампании решалась у стен древнего города.
  Ростиславль оказался занят врагом. Как рассказали окрестные крестьяне, отряд литовского шляхтича Телецкого вошёл в город безо всякого приступа. Ночью небольшой стрелецкий гарнизон, убоявшись огромного количества костров, горевших в стане литовского отряда, ушёл в сторону Смоленска. А отряд боярской конницы, оказывается, стоял в небольшой деревеньке к востоку от города. Князь Бельский немедленно послал туда людей, приказав готовить пушки - с его артиллерией разбить невысокие деревянные стены крепостицы было несложно. Ростиславль Никита обложил со всех сторон, благо, городок был мал и большого труда это не составило. Воевода решил не просто взять город, но и уничтожить его гарнизон.
  - Начинайте бить из пушек! - дял команду пушкарям Никита.
  Целью были выбраны проездные ворота с надвратной башней, которая судя по её ветхому виду и так недолго бы простояла. Так и получилось, уже с третьего удачного попадания ядра одно из створок ворот с треском провалилась внутрь, разлетевшись на доски, вторая же криво повисла на петлях. Стрельцы шумно восприняли этот успех пушкарей.
  Бельский, давший отмашку пушкарям, дабы те не тратили покуда ядра и порох, в наступившей тишине услышал тяжёлый и мерный топот сотен копыт. Далеко разносившийся по промёрзшей земле гул предвещал появление русской панцирной кавалерии. Как выяснилось в разговоре с Дмитрием Щептиным, отряд в три с половиною сотни воинов собирался два месяца в Можайске и Дмитрове.
  Щептин с радостью согласился влиться в войско князя Никиты Бельского, чихвостя главу стрелецкого гарнизона, бывшего ранее в городе и ушедшего к Смоленску, за малодушие. Что же, подкрепление московитов не прошло незамеченным со стен крепости, а постоянные перемещения сотен казаков создавали у литвинов впечатление большого числа конницы у осаждающего город противника. После обеда обстрел стен крепостицы возобновился. Литовцы, ожидая штурма, пытались заделать брешь в воротах и появившиеся в стенах проломы. Но Никита Самойлович не желал немедленного штурма, стрельцов своих жалея.
  'Нечего у стен столь жалкой крепостицы головы стрелецкие класть. Оные у Смоленска большую пользу окажут', - думал князь.
  - Калите к вечеру ядра! - приказал пушкарям Никита.
  'В темноте суматохи больше, авось Литва спробует уйти', - Бельский по наступлению темноты произвёл в войске некоторые манёвры.
  Так и случилось. Ночью свет горящей в нескольких местах городской стены и низких башенок не дал возможности литвинам уйти из города незамеченными. Бельский был готов к таковому развитию осады Ростиславля. Как только стемнело, он немедля произвёл заранее оговоренное сосредоточение стрельцов в местах, где прорыв осаждённых был наиболее вероятен. И не прогадал. Поэтому бегство отряда шляхтича Телецкого, предпринятое в нескольких местах, полностью провалилось и превратилось в бойню. Гарнизон совершал прорыв не единым кулаком, способным на удачу, а растопыренными пальцами, каждый из которых встречали залпы стрелецких мушкетов и пушечная картечь.
  Довершили разгром казаки и боярская конница, посёкшие и втоптавшие врагов в мёрзлую землю. Во втором своём сражении Бельский потерял лишь несколько человек убитыми, да малое количество раненных. Наутро, приказав жителям города хоронить убитых, князь отвёл войско на отдых чуть выше Ростиславля и оттуда отослал в Москву гонцов с подробным описанием своих побед над ляхами и литвою.
  Забайкалье, южные отроги Яблонового хребта. Сентябрь 7144 (1636)
  - Дальше ещё хребет, уже покруче! - тоскливо воскликнул Ким, отирая струящийся со лба пот.
  Отпустив еловую лапу, он присел на траву, чтобы дождаться остальных. Дыхание его сбилось, и Серёга, улыбаясь карабкающимся на сопку товарищам, пытался его восстановить, надувая щёки.
  'Старею, что ли?' - уже вставая, Ким огляделся: внизу, по более пологому склону тащились кони, обвешанные поклажей да зычно понукаемые казаками и крестьянами.
  Экспедиция на Амур ушла из форта Баргузин, что на байкальском полуострове Святой Нос, в середине лета 1636 года - в привычном для ангарцев исчислении лет. В составе экспедиции было четыре группы. Первая, под руководством бывшего енисейского казака Матвея Корнеева, насчитывала шестнадцать человек, в том числе и Игната с Баженом. Вторая группа, самая многочисленная, состояла из двадцати крестьян под началом Яробора, сына усольского старосты Всемила. Тунгусы, умелые стрелки из луков и ружей, входили в группу сына Баракая, новокрещённого Петра. Морпехи Саляева составляли группу прикрытия и разведки, находясь, вместе с некотороми тунгусами, чуть впереди и по сторонам от идущего каравана.
  Крестьяне, по выражению Саляева, были хозвзводом экспедиции, они же отвечали за два десятка лошадей, выменянных у бурятского племени, кочующего в степи неподалёку от устья Селенги, на партию отличных копий, сабель и множество наконечников для стрел, а также на несколько небольших зеркал и котлов для приготовления еды. Вождю кочевья также пришлось подарить и красный казацкий кафтан, сшитый специально для Бекетова и нечаянно попавший старику на казавшиеся подслеповатыми глаза. Но теперь не люди, а выменянные кони были нагружены под завязку. Помимо провианта, они везли инструменты, а также необходимый минимум стройматериалов, таких как гвозди, скобы и прочее.
  В походе за каждым казаком и крестьянином было закреплено оружие - новейшей системы однозарядное гладкоствольное ружьё, стреляющее картечью. Каждый участвующий в походе сдавал зачёты по оружию сначала Сазонову, а потом Саляеву, и только тогда получал в личное пользование 'Ангарку', как назвали это чудо создатели.
  - Ничего, за тем хребтом мы должны на Шилку выйти, - подошедший к Киму Саляев сверялся с картой, посматривая на компас.
  - Уж лучше бы привал сообразили, - хмыкнул Сергей.
  - Ладно, сопли распускать не будем, пошли! - Ринат, хлопнув Кима по спине, стал спускаться с сопки, забирая вправо на пологую сторону.
  Он хотел переговорить с Сазоновым и Бекетовым о дальнейшем маршруте. Ринат предлагал начальникам экспедиции разделить отряд после их выхода на берега Шилки. Казаки с крестьянами, сделав плоты, должны были сплавиться по Шилке до слияния её с Амуром, где немного далее по течению устроить форт Албазин на даурском берегу великой реки. А морпехи верхом на конях проследуют берегом, впоследствии переправившись к остальным.
  Бекетов неожиданно легко согласился на этот план. А Сазонов задумался:
  - Быстрее-то оно быстрее получится. Нежели мы все вместе тащиться берегом будем. Но, Ринат, безопасность отряда - вот главное!
  - Алексей, безопасность на реке почти стопроцентная. Шилка широка, а если скорбные умом туземцы будут к нам на пирогах, или что там у них, подгребать с гнусными намерениями, то вона - мужики берданками отшмаляются.
  Сазонов посмотрел на солнце и с некоторым сомнением произнёс:
  - Сегодня может быть успеем те сопки перевалить, а у Шилки отдохнём. Потом плоты...
  - Можем не успеть, майор. Да и кони уставшие, это людям проще по горам скакать, - озабоченно проговорил Бекетов.
  И в тот же миг впереди, среди сопровождавших лошадей крестьян раздался треск ломаемых кустов и яростный звериный рёв. Сразу последовали вопли людей, испуганные всхрапы лошадей и тонкое ржание одной из них.
  - Никак медведь?! - вскрикнул Бекетов.
  Саляев, с каменным лицом срывая винтовку, помчался на крики. Но слитно раздавшиеся выстрелы заставили смолкнуть ревевшего хищника. Когда Ринат пробрался сквозь толпу к поверженному хозяину тайги, на его разбитой картечью кровавой морде уже хозяйничали мигом собравшиеся мухи. Саляев огляделся: караван втянулся по узкому проходу между сопками, стиснутому к тому же с обеих сторон густым кустарником, поэтому лошади шли одна за одной. Люди же находились с разных концов каравана, Ринату стало ясно, почему косолапый напал. Здесь, в тайге бродили ещё не пуганные человеком звери, современный мишка к лошадям и людям за километр не подойдёт.
  - Молодой да резвый, жир нагуливал перед спячкой, - раздавались голоса вокруг.
  - Что с лошадьми, Яробор? - Ринат, сплюнув, спросил у стрелявшего парня.
  - Одну задрал, вона бьётся сердешая. Кишки ей выпустил, паскуда, - не сдрейфивший в момент нападения хищника парень показал Саляеву на бьющуюся в конвульсиях лошадь с распоротым брюхом, которая билась мордой со стекленеющими глазами по земле да сучила копытами, не находя в них опоры.
  - Добейте, - бросил Ринат. - Не хрена ей мучиться. Зато мяса поедим сегодня.
  - Да и медвежатина оно дело, особливо лапа у него вкусная, - тут же проговорил Яробор, прилаживаясь обухом к голове обречённой лошади.
  Мужики тут же стали оборудовать стоянку отряда, распрягая лошадей, кто-то пошёл за дровами, а кто-то уже готовился свежевать обе туши.
  Амур, верхнее течение реки. Начало октября
  Амурская земля. Величественная река и бесподобной красоты берега. Стеснённый в верховьях скальными породами и преодолевающий многие перекаты, далее Амур разливается широко и величаво. Сопки по берегам, буйно поросшие дубняком, кажутся будто сглаженными рукой неведомого великана. Изредка почти отвесно спускаясь к прохладным, шелестящим водам Амура, они показывали своё каменное нутро, осыпаясь светло-коричневой породой. Река усыпана многочисленными низменными островами с широкими песчаными пляжами, берега в основном широки и удобны для стоянки плотов.
  - Как испанцы какие... - произнёс тихонько Васин, сидя у костра.
  - Чего? - не понял Саляев. - Какие испанцы?
  - Ну, понимаешь, на вроде как мы теперь первопроходцы этих мест, как испанцы на Амазонке, - огромный, как медведь, сержант с пудовыми кулаками сейчас оглядывал жёлтые сопки с явным чувством удовольствия.
  - На Амазонке скорее португальцы были, - улыбаясь, ответил Ринат. - Олег, ты, братуха, чего, не насмотрелся ещё на всё это? Или у тебя это осеннее? Ты бы смотрел лучше, чтобы в тебя стрелой не пустили из-за соседнего валуна.
  - Пошёл ты, Саляев, - беззлобно отбрехнулся сержант, оправляя шапку, - вечно ты всё опошлишь.
  Саляев в ответ лишь хмыкнул и предложил Олегу нанизанный на шпажку кусок жареной рыбы.
  У другого костра Бекетов и Сазонов обсуждали дальнейший путь экспедиции. Поначалу планировавшийся к постройке форт Албазин уже был отметён. Сазонов предложил Петру Ивановичу держать путь к слиянию Амура и Уссури, показывая путь по карте. Бекетов, поначалу поражавшийся качеству карт ангарцев, больше вопросов не задавал, приняв это как должное. Да и ответов-то по сути не было.
  - Сколько дён итти будем, Алексей? - спросил Пётр Иванович.
  - Не знаю точно. Сказать сейчас это невозможно, мы же не можем знать, что завтра будет.
  Назавтра ангарцы снова пустились в путь, плоты держались северного берега, где верхом двигались морпехи. Изредка попадались следы пребывания человека - кострища, останки снастей и ветхие лодки, кости животных и разного рода никчёмная утварь. Несколько раз на реке встречались лодки, но они быстро уходили, не пытаясь сближаться с флотилией ангарцев.
  - Стало быть, чужаков тут не любят, - протянул Сазонов, когда очередная пара лодок, увиденная им издалека ушла в островную протоку.
  - А где их любят, чужаков-то? - буднично ответил Матвей, почёсывая бороду.
  С берега донёсся свист - морпехи сигнализировали о замеченных ими людях.
  - Правьте к берегу, будем знакомиться с местными, - приказал Сазонов.
  Плоты стали забирать влево, один за одним упираясь в шуршащий песок побережья. Саляев показал на вьющиеся дымки прикрытого осенним лесом поселенья. Скоро вернулся Васин, уже сбегавший с парой бойцов на разведку - понаблюдал за посёлком со склона невысокой сопки.
  - Типичная деревня осёдлого народа, домов под пару десятков. Невысокий земляной вал, идёт кругом по границе посёлка, две башенки у входа в селение. Ворота вроде есть, но сейчас открыты.
  - Сколько народа примерно там? - спросил Сазонов.
  - Под полторы-две сотни будет, - уверенно ответил Олег.
  - Ну что, идём знакомиться, - вздохнул Сазонов.
  - А может дальше поплывём, Алёша? Зачем нам эта деревня? - озабоченно протянул Бекетов.
  - Пётр Иванович, нам всё равно необходимо дать о себе знать. Кстати, Яробор, Матвей, своим людям объявите сразу: ничего у туземцев не отбирать, не задирать, на баб их не пытаться залезть. Короче, белые и пушистые, пока я не скажу иного. А кто ослушается - вона, Васин разбираться будет.
  - Майор, чего говоришь-то, нешто мы не знаем оного? - с немалой обидой ответил казак.
  - Матвей, родной, за тебя я уверен, а за казачков - не очень, не все там из твоих людей. Так что не обижайся. Яробор, ясно?
  Юноша коротко кивнул.
  Лошадей снова загрузили поклажей и ангарцы неспешно двинулись к посёлку. Сазонов остановил людей на широком поле со следами сельскохозяйственных работ.
  - Пашут, значит, землицу-то, это хорошо, - довольно сказал Бекетов.
  Наконец их заметили. На валу забегали фигурки людей, потрясавшие копьями, а со стороны леса в посёлок метнулась группа женщин, под охраной нескольких мужчин, за которыми в проёме вала тут же были установлены ворота, представлявшие собой связанные друг с другом колья. Посёлок явно готовился к осаде. Сазонов критично посмотрел на вал и изготовившихся на нём людей и дал команду располагаться лагерем.
  Корея, горная крепость Намхан. Январь 1637
  Ван Ли Чонг, вынужденный бежать в горную крепость после того, как маньчжуры перерезали подходы к островной крепости Канхвадо, где уже находились его семья и высшие сановники из Сеула, был в ярости. Мало того, что эти северные варвары не позволили ему соединиться с семьёй, так ещё при этом погибли его лучшие воины! Все гвардейцы отряда Кымгун, искусные бойцы боевыми цепами пали в отчаянной схватке, прикрывая своего короля, чтобы он успел бежать. Бежать! Уже второй раз. Первый раз это было десять лет назад, когда из-за его явной антиманьчжурской политики Корея пережила чонмё - год нашествия варваров.
  И всё это якобы из-за того, что он, властитель Кореи, якобы не почтил смерть великого Нурхаци, не прислал послов с подарками и соболезнованиями.
  'Какая глупость! Мало ли какой варвар умирает? Что, мне может ещё монгольским князькам соболезнования слать?' - Ли Чонг, охлопывая сапоги плёткой, ходил взад-вперёд по выложенному камнем пространству у Северных ворот крепости. Его храбрые воины смотрели на него с надеждой и обожанием.
  'Они надеются на меня. А что я сейчас могу? Я лишь убежал от врага в крепость на горе, надеясь отбиться. Уповать надо на моих военачальников, что собирают войска по всей округе. Но уж больно много воинов на этот раз у Абахая!' - тоскливо думал Ли Чонг.
  Крепость Намхан, у стен которой решалась судьба короля и его государства, представляла собой типичную горную крепость. Её укрепления использовали природный ландшафт горы, строители лишь умело дополняли каменной кладкой природный рельеф. Так, крепостные стены были высотой до восьми метров, облицованны камнем с надстроенным зубчатым парапетом. Каждый зубец имел по три бойницы, откуда пхосу - стрелки из аркебуз и сосу - лучники могли вести стрельбу по врагу, пытающемуся забраться на стены. Ну а тех, кого не убили стрелки, встречали сальсу - сильные воины, вооружёнными мечами, копьями и алебардами.
  К вечеру в Намхану пробрался воин, который сообщил королю, что к соседней крепости пришёл Ким Джунъён, а с ним две тысячи воинов, которые расположились укреплённым лагерем на склоне горы Квангёсан. Маньчжуры немедля, этим же вечером атаковали воинов Кима, расположенных в три линии, первой их которых были аркебузиры. Ночь и следующий день продолжался бой. Маньчжуры не смогли преодолеть сопротивление корейских солдат, даже в жестокой рукопашной схватке, они, более к ней привычные, не отбросили храбрецов. А один из аркебузиров в ходе боя застрелил маньчжурского военачальника Янгули. Маньчжуры отошли. Но и Ким Джунъён не смог бы далее защищаться, силы его отряда таяли, боеприпасы подходили к концу. Поэтому вечером шестого января его отряд бесшумно снялся и ушёл в провинцию Чолла на соединение с местным ополчением. Таким образом, первая попытка деблокады крепости успехом не увенчалась.
  Войска короля не смогли бы помочь воинам Кима, оставлять позиции Намхана было бы безумием. Осада её продолжалась, и по ночам воины крепости зажигали световые маяки, надеясь передать сигналы деблокирующим войскам королевства. Хан Абахай не мог взять крепость в лоб, даже немногочисленная артиллерия, захваченная в боях у китайцев, не помогала - укрепления Намхана были слишком крепки для ядер отлитых иезуитами пушек. Множество маньчжур пало на склонах горы, под стенами и укреплениями крепости. Меткие выстрелы аркебузиров и лучников пролили немало маньчжурской крови, столь дорогой для хана Абахая, которому было безумно жаль тратить жизни своих воинов на то, чтобы взять какую-то горную крепость! Этот глупый ван должен сдаться! Раз артиллерия не помогает, выручит только штурм крепости массой воинов. И в середине месяца Абахай решился таки на общий штурм твердыни корейского короля, около восьми тысяч его воинов одновременно атаковали все четверо ворот крепости, неся в руках штурмовые лестницы и шесты.
  За день до этого его воины устроили серию стычек на подступах к воротам крепости, пытаясь заранее выявить все позиции корейцев. Повозки с таранами ничего маньчжурам не дали, большинство толкающих их лежало вокруг, проткнутые стрелами или подстреленные из аркебуз. Яростные сшибки и перестрелки продолжались с раннего утра до обеда. Маньчжурам не везло - корейцы отбивали их попытки ворваться за ворота. Наконец, варвары, не выдержав фланкирующего огня со стен, её выступов и башен, отошли, теряя воинов на камнях и так немало орошённых кровью.
  'Ван должен сдаться! Но сдаться так, как нужно мне. Мне не нужен ни мученик для его народа, ни сломленный червяк', - хан Абахай, находясь в бешенстве от неудачи его солдат, разбил пару великолепных минских сосудов, ловко поддев их ногой.
  На следующий день - новая атака на намханские ворота, но на сей раз сами осаждённые вышли из-за ворот, устроив пальбу из аркебуз и заставив маньчжур смешаться и в беспорядке бежать. Видя бегство своих воинов, Абахай резко вскочил с циновки, расстеленной перед его шатром:
  'Нет, надо сделать так, чтобы он сам принял мои условия сдачи. Придётся навестить его семейку у Солёной реки!'
  В конце января хан отправил своего военачальника Доргуня с большим отрядом воинов для высадки на острове, где укрылась семья короля.
  Отряд Доргуня сумел переправится на остров Канхвадо через узкий пролив Ёмха, отделяющий его от материка, разбив трёхтысячный отряд корейцев, который пытался помешать высадке маньчжурского десанта. Немногочисленные оставшиеся в живых корейцы бежали к крепости Канхва, при этом офицер Хван Сонсин с небольшим отрядом в сотню воинов сумел задержать маньчжур на некоторое время, дорого отдав свои жизни.
  Ну а маньчжурам для достижения своей цели - пленения королевской семьи оставалось лишь взять крепость Канхва, грандиозное оборонительное сооружение, которое при всей своей неприступности имело одну слабость. Да такую, что оборона твердыни, будучи прорванной лишь в одном месте тут же рассыпалась, как карточный домик, попавший под дуновение ветра. Ни высокий, до шести метров в высоту, земляной вал, облицованный камнем, ни отлогий пандус, позволявший подтягивать подкрепления, эвакуировать раненых и доставлять боеприпасы, тянущийся с внутренней стороны стен не мог помочь обороняющимся. Крепость Канхва строили как последний оплот, добраться до которого еще никогда и никому не доводилось, и уделяли больше внимания удобству размещения королевской семьи, нежели обороне.
  Рано утром цинские войска, окружив крепость, пошли на штурм. Гражданский сановник Ким Санъён безуспешно пытался организовать оборону в отсутствие в крепости военачальников. В твердыне царил хаос и неразбериха. Несмотря на это, было отбито несколько штурмов. Маньчжуры упорно шли к цели, прикрываясь деревянными щитами и непрерывно обстреливая защитников крепости из луков, мушкетов и небольших пушек.
  Чуть позже Доргунь изменил тактику, направив основной удар на ворота. Лишь на закате маньчжуры разбили северные ворота и ворвались в крепость. Освещаемые багровым светом заходящего солнца на окровавленных камнях сражались маньчжуры и корейцы. Ким Санъён в спешке снимал воинов с других участков обороны, пытаясь выбить варваров из крепости. Но обескровленные силы защитников не смогли удержать натиск северян и те, освещаемые светом многочисленных факелов наводнили пределы королевской цитатели. Маньчжуры пленили супругу вана и троих сыновей Ли Чонга. Были захвачены и семьи высших сановников государства, тех, кто сейчас находился в крепости Намхан вместе со своим королём. Ким Санъён погиб как герой, находясь в чандэ - пристройке над воротами, окружённый со всех сторон врагами, он поднёс горящий факел к бочонку с порохом, когда маньчжуры врывались в помещение и тягучий свет их факелов отражался на окровавленных лезвиях сабель.
  А в это время корейский чиновник Хон Мёнгу, губернатор провинции Пхёнан, попытался силами своего войска деблокировать осаждённую крепость Намхан и спасти короля. Отчаявшись дождаться подхода иных войск, Мёнгу маршем достиг уезда Кимхва, где разделил войско на две части. Большая часть стала укреплённым лагерем близ деревни Тхаптон, а отряды стрелков числом до трёх тысяч расположились на позициях склона горы Пэктонсан. Это и предопределило уничтожение его войска - цинская конница в ожесточённом сражении буквально втоптала в землю отчаянно защищавшихся корейцев, сам Хон Мёнгу погиб с оружием в руках. А отряд его военачальника Ю Лима держался довольно долго, стойко и умело отбивая попытки маньчжур скинуть их с горы. Лим, используя тактику засад, заманивавший врагов в клещи и искусно вызывая камнепады на головы маньчжурских воинов, вынудил тех бежать. Ночью Ю Лим скрытно покинул поле боя, пытаясь прорваться к Сеулу.
  Через два дня крепость Намхан капитулировала.
  Доргунь вернулся в ставку Абахая с радостной вестью и царственными пленниками. План Абахая был прост: теперь Ли Чонг не будет сопротивляться. Ради своей семьи не грех прекратить бессмысленное противостояние, ведь война уже была маньчжурами выиграна. Сановники короля, чьи семьи также были пленены северянами, убедили короля сдаться - ведь силы корейцев были на исходе, моральных дух воинов подорван, кончались боеприпасы и продовольствие, а победа варваров предопределена, поражение страны неизбежно, значит, так хотят силы Неба. Сломленный Чонг согласился на все условия маньчжур. Он пешком дошёл до ставки цинского хана, где преклонил перед ним колени и девять раз поклонился ему, сидящему на троне. Ван благодарил хана за то, что тот не стал уничтожать его государство, а тот, в свою очередь, отметил его благоразумие. На этом война закончилась, а Корея стала вассалом империи Цин.
  Глава 5
  Верхний Амур. Октябрь 7144 (1636)
  На амурские берега постепенно опускалась ночь. Воздух наполнялся прохладой, а с реки задул неприятно холодный, пронизывающий ветер, заставивший шуметь ветвями окружающие поле деревья. На валу селенья амурцев один за одним зажигались факелы, в свете которых маячили фигурки туземцев. Из посёлка то и дело слышались резкие властные крики и следующие за ними общие вопли десятков глоток.
  - Одевайте бронь, братцы! - вскричал вдруг Бекетов.
  - Рано ещё, Пётр Иванович, - возразил немного погодя Сазонов, указывая на отодвигаемые ворота в проходе вала.
  Две фигуры, держащие в руках факелы, вышли из-за отодвинутого от прохода заграждения. На валу тут же загорелись десятки факелов - амурцы наблюдали за своими товарищами, готовые ринуться к ним на выручку, случись что с ними. Двое амурцев, тем временем, неспешно приближались к лагерю ангарцев. Обернувшись, Сазонов заметил, как напряглись его воины. Алексей всех успокоил:
  - Спокойно, парни, они хотят поговорить. Это хорошо, это значит что они не дикари.
  Амурцы, меж тем дойдя до середины поля, встали, видимо ожидая, что и к ним подойдут.
  - Пётр Иванович, пойдёмте, поговорим. Эй, Петька! - окликнул майор крещёного тунгуса, - Давай с нами!
  Троица ангарцев не спеша шествовала к ожидающим их амурцам. Один из них оказался глубоким стариком, а второй, напротив - молодым юношей. Старик-амурец начал говорить на своём языке, растягивая слова. Сазонов, встретившись взглядами с Бекетовым, недоуменно пожал плечами. Они оба за годы, проведённые на Ангаре, более-менее сносно научились разговаривать на языке ангарских тунгусов, но сейчас он не понимал ни слова. Точнее, знакомые слова он уловил, но не более.
  - Ты чего-нибудь понимаешь? - Алексей негромко спросил у тунгуса.
  - Немного, товарищ майор, - кивнул ангарец, - сейчас попробую.
  Пётр, учтиво перебив старика, задал ему вопрос, тот ответил. Сазонову показалось, что амурец даже улыбнулся краешками губ. Лицо же тунгуса просияло.
  - Да, я понимаю его. Это дахур хайлар, его зовут Тукарчэ, он староста этой деревни.
  Старик опять начал говорить, уже более эмоционально, кивая на Сазонова и Бекетова. Потом он попытался что-то начертить на твёрдой, остывшей земле, но, видя непонимание, бросил это занятие. Затем он снова заговорил с Петром. Тунгус обернулся к русским:
  - Он спрашивает, откуда вы? Что говорить?
  - Так и скажи, как есть. С Ангары! - быстро ответил Сазонов.
  Пётр заговорил со стариком, а тот после нескольких фраз снова попытался начертить что-то, по-видимому, опять безуспешно. Тукарчэ прошипел ругательство сквозь прореженные ряды крупных жёлтых зубов.
  - Алёша, он чертёж землицы своей пытается нам обрисовать? - повернулся к Сазонову атаман.
  - Сейчас я ему свой чертёж нарисую, - негромко ответил майор, поглядывая на шипящего амурца.
  Сазонов расстегнул планшет и поправив руку юноши, державшего факел, расправил общую карту восточной Сибири. С помощью тунгуса Петра Алексей принялся убеждать Тукарчэ в необходимости смотреть на бумагу, а не пытаться опять что-то начертить на земле. Благодаря крепким ругательствам и азам актёрского мастерства удалось убедить старика в том, что голубая лента средь зелени тайги и есть его Амар. Сазонов пояснил старику их путь с Ангары. Подслеповато щурясь, амурец водил пальцем по карте, покрытой плёнкой. Поглядывая на русских, амурец что-то спросил у тунгуса. Бекетов вопросительно кивнул Петру, тот пояснил:
  - Спрашивает, добрые ли вы люди и чего вам надо на Амаре?
  - Скажи, люди мы добрые, даже очень - ну ты знаешь, - рассмеялся Алексей. - Скажи, что ничего дурного мы не замысливаем. Что нам ничего не надо от них, разве что познакомиться.
  Пётр начал говорить со стариком, тот слушал и кидал внимательные взгляды на русских.
  - Он хочет посмотреть на наших людей, товарищ майор.
  - Пусть смотрит, - переглянулись руководители экспедиции.
  Амурец, освещая себе путь почти прогоревшим факелом, поковылял к ангарцам. Казаки смотрели на старика хмуро, равнодушно, крестьяне более заинтересованно, но скорее из чистого любопытства. Морпехи же улыбались, приветствовали хайлара незамысловатыми фразами, помахивали руками. Некоторые даже подмигивали. Тукарчэ оглядывал сидящих меж русскими тунгусов и с удивлением отметил, что орочоны-эвенки, большей частью совсем молодые воины, нисколько не смущаясь разговаривали с длинноносыми ангарча на незнакомом в этих краях языке. Вот они дружески похлопывают друг друга по плечам, смеясь явно хорошей шутке. Один из эвенков, с держащейся на его губах улыбкой, поворачивается к старику Тукарчэ и с интересом смотрит на него. Амурец видит, что на шее у орочона висит тот же оберег, что и у тех бородатых и высоких людей, чьи лица прежде старейшина Умлекана никогда не видел. Скрещенные полоски металла на шёлковом шнурке. Но когда он спросил одного из эвенков на том языке, на которым говорил с ангарским толмачом, ему тот ответил.
  - Эй! Ты служишь у длинноносых. Тебя заставили? Взяли из посёлка? - решил развеять свои сомнения Тукарчэ.
  - Я дружинник князя Ангарии, его воин. У меня лучшее оружие, и эти люди, - орочон обвёл рукой вокруг находящихся рядом с ним товарищей, - это все мои друзья.
  'Не врёт, а значит этим ангарча можно верить?' - думал старик, покачивая головой.
  - Кстати, Пётр Иванович, вы не знаете, почему эвенков тунгусами зовут? - негромко спросил Сазонов, наклоняясь к уху атамана.
  - Не ведаю оного, Алёша, - пожал плечами Бекетов.
  Тукарчэ обошёл лагерь ангарцев, после чего, подойдя к Сазонову, пригласил его, по словам Петра, в свой посёлок.
  - Пётр Иванович? - спросил майор.
  - Да-да, Алексей, пошли, - кивнул Бекетов.
  - Олег, давай за старшего. Яробор, ты тоже смотри в оба, мало ли что!
  - Товарищ майор, всё будет в порядке, - пробасил Васин, хлопнув сына усольского старосты по плечу.
  Когда ангарцы подходили к валу в свете, отбрасываемыми горящими на нём кострами и факелами, Алексей заметил торчащие кое-где из склона вала стрелы и закопчёность башенки при входе в посёлок. Мужчины, встретившие их, были напряжены и усталы, на многих были окровавленные тряпки, закрывавшие раны.
  - Похоже, на ихнею деревню нападали, и совсем недавно, - проговорил Бекетов Сазонову.
  - Так и есть, ясно чего они опасались. А Тукарчэ вышел посмотреть только потому, что мы не сходны с его врагом, видимо. Отчаялся, старикан.
  Гости прошли в дом, который представлял собой сложенное из брёвен и жердей строение с очагом посредине жилого пространства. Домишко был довольно ладно выстроен, тунгусам с их неказистыми шалашами было далеко до амурцев. Ангарцев пригласили за расстеленные в углу помещения циновки, старик устало опустился рядом, за ним пристроился юноша. Принесли горячее питьё, а потом и нехитрые закуски.
  Сазонов с интересом смотрел на Тукарчэ. Он заметил, что амурец с плохо скрываемой грустью посматривает на юношу, даже скорее с жалостью. Наконец, отослав паренька, старик начал говорить. Оказалось, что юноша был его внуком.
  - Я же говорил, - шепнул Алексею Бекетов, ранее угадавший родственные связи этой парочки.
  Пётр продолжал переводить речь Тукарчэ. Селение называлось Умлекан, одно из поселений даурского рода аула, что жили в этом и ещё двух селениях поменьше. Они были подчинёны князцу Сивкаю, который приходился племянником Тукарчэ. После неожиданной гибели Сивкая на охоте власть в роду захватил его младший брат, что являлось нарушением традиций, так как старшинство в роду переходило к сыну Тукарчэ. Кутурга, младший брат Сивкая, обманом заманив сына Тукарчэ на встречу, подло убил его, покрыв себя и род свой позором. А теперь он требовал подчинения от старого Тукарчэ и его внука - Шаралдая. Естественно, Кутурга и не рассчитывал на то, что они подчинятся ему, он должен был убить обоих и тем самым убрать последних претендентов на власть в роду. Но Умлекан выстоял, отбив несколько штурмов воинства Абгая и уничтожив немало его людей.
  - А что же ты боишься, Тукарчэ? Вы же выиграли сражение, - удивился Бекетов. - Если придут ещё раз, опять прогонишь.
  Старик же только покачал головой:
  - Он обещал зимой привести воинов князя Бомбогора, - горестно проговорил амурец. - Мы не справимся с ними. А бежать нам некуда: если мы выйдем из Умлекана, Абгаю сразу же дадут знать об этом. Он нас нагонит и убьёт.
  - А кто такой Бомбогор? - спросил Сазонов.
  - Князь солонов.
  - А он чей кыштым? - задал следующий вопрос майор.
  - Он не кыштым, это у него кыштымы! Он правит на Амуре многими родами. Воюет с даурами или князьями других солонских и дючерских родов.
  - Пётр Иванович, думаю, ниже спускаться по Амуру нет смысла. Останемся тут на зимовку? - склонился к атаману Алексей.
  - А сдюжим этого Бомбогора-то? - тихо ответил Бекетов.
  - А чего нам не сдюжить? Народу много, зарядов полно! Да и леса на острог навалом.
  - Ну добро, остаёмся.
  Тукарчэ терпеливо дожидался, пока эти странные пришельцы с Ангары поговорят.
  'А огненного боя у них много, даже у всех эвенков есть это оружие. Надо бы перетянуть их на свою сторону. Видимо, они не злы, а ведь можно и ещё задобрить, у нас много свободных женщин и скота', - размышлял Тукарчэ.
  - Тукарчэ!
  Старик встрепенулся.
  - Разрешишь нашим людям остаться у тебя в селении на зиму?
  Амурец аж закрыл глаза от восторга.
  - Но Умлекан будет атакован многими воинами и уже скоро, - осторожно предупредил старик.
  Гости уверили его, что чем больше воинов, тем лучше, в толпу проще стрелять. Шансов попасть больше.
  'Глупые люди, ведь чем больше врагов, тем гуще летят и их стрелы', - заключил Тукарчэ, но пришельцам выказал радость.
  - Как у вас с припасами на зиму? - деловито осведомился майор.
  Оказалось, что запасов на зиму в Умлекане более чем достаточно. А в связи с тем, что при осаде уже погибло двадцать шесть воинов и четыре женщины, а также в соседний посёлок уведено шестнадцать женщин и детей, то запасов...
  - Запасов хватит! - рубанул Тукарчэ.
  Сазонов удовлетворённо кивнул:
  - Хорошо, я смотрю, ты мужик справный. А расскажи-ка ты мне о своём хозяйстве?
  Тукарчэ улыбнулся и начал подробно рассказывать. По его словам выходило, что у дауров было развитое сельское хозяйство и скотоводство. Его люди сеяли пшеницу, рожь, овёс, ячмень, гречиху, просо, коноплю и горох. Из хлеба умели курить вино, из конопли - жать масло и выделывать ткани и верёвки. Развито было огородничество - Сазонов с восторгом узнал, что, судя по описанию амурца, возделывали дауры и бахчевые. Из скота наличествовали у дауров коровы, свиньи, бараны, разводили они и лошадей. Полно было птицы.
  - Да и землица тут добрая, как на Ангаре, - заметил Бекетов. - Хозяйство вести можно, дабы отсель дальше идти встречь солнцу на припасах добрых.
  - Верно мыслишь, Пётр Иванович.
  Ангарское княжество, Ангарск. Ноябрь 7144 (1636)
  Столицу княжества накрыл белым одеялом первый снег, разом превративший Ангарск в какой-то швейцарский или баварский городок начала девятнадцатого века. Крытые черепицей одно и двухэтажные аккуратные, кажущиеся игрушечными домики, стоящие правильными рядами, мощёные камнем мостовые и площадь в центре, заборчики и крылечки, колокольчики при дверях. В окнах занавески, на окнах резные наличники, кошка на подоконнике мягкой игрушкой неподвижно наблюдает за прохожими, неуловимо для стороннего взгляда провожая их движением больших внимательных глаз. Один из них - пожилой тунгус в кожаном фартуке, картузе и в варежках совершал свой ежедневный моцион с тачкой, в которой стояло два больших, крытых крышками ведра. Золотарь обходил утром все дома, чтобы собрать у жителей содержимое наполнившихся за ночь и утро горшков и терпеливо ждал, покуда ему передадут следующий. Хатысма всегда был молчалив и бесстрастен, несмотря на ежедневные попытки жителей заговорить с ним, но работу свою он выполнял исправно - селитряные ямы были под присмотром.
  За стенами ангарского белокаменного кремля раскинулся небольшой пока посад, щербато шедший правильными лучами от укреплённого центра города. В направлениях угадывались будущие улицы. И если внутри стен жили в основном те, кто попал на берега Байкала, прошедши через аномалию, то посад был населён крестьянами и немногими тунгусами, владеющими нужным ангарцам ремеслом, как например, целая артель, занимающаяся обработкой шкурок пушных зверей и выделкой кож. Отдельно стояло небольшое здание, имевшее неофициальное название 'сельсовет', где решались общие вопросы и проблемы, стоящие перед жителями кремля и посада.
  Староста Тихомир, с помощью Карпа избавившийся от робости перед ангарцами, весьма умело управлял крестьянами и был на хорошем счету у князя. На пологом холме, за частоколом посада стояла церковь святого Илии - вотчина отца Кирилла, вне церкви звавшегося Карпом. Церковь окружала каменная стена, да и сама она напоминала небольшой форт - приземистая и скупая на архитектурные излишества, построенная в стиле старых европейских церквей. Россияне поначалу не баловали отца Кирилла своим присутствием на его службах, но постепенно втягивались, то ли из интереса, то ли от скуки. Священник с немалым удивлением одёргивал некоторых своих прихожан из числа жителей кремля, которые упорно складывали пальцы щепотью вместо истинного двуперстия. Изумлённый Карп выслушивал объяснения окормляемых о том, что щепотью православные пользовались всегда. Конец непониманию положил Соколов, который вместе с Кабаржицким объяснил людям, что в этом мире ещё не было церковной реформы патриарха Никона и отец Кирилл справедливо требует соблюдения канонов.
  Вечером Соколов заглянул в церковь. Было необходимо поговорить с отцом Кириллом, дабы священник более не нервничал, да и вообще - чтобы не зародилось в нём семя сомнения о том, такие уж ангарцы православные люди, как себя называют. Пройдя через прохладный от каменной кладки придел церкви, Вячеслав вошёл в алтарную её часть, где по телу тут же разлилось приятное тепло, идущее от десятков свечей. Карп, как показалось Соколову, не видел вошедшего, и Вячеслав хотел было уже учтиво кашлянуть, как от алтаря донёсся тихий голос, стоявшего спиной к нему отца Кирилла, зажигавшего очередную свечу:
  - Вечер добрый, Вячеслав Андреевич, князь ангарский. Доселе не баловал ты меня посещением своим церкви Божией. Неужто сподобился ты, князь, приобщиться к таинствам веры? Токмо щепоть не сбирай тремя перстами, неверно се.
  Вячеслав сильно смутился, священник с надеждой смотрел на него своими пронзительно голубыми глазами, которые, казалось, видели его изнутри.
  - Нет-нет, я помню, что двумя перстами себя осенять нужно. Отец Кирилл, я хотел поговорить с вами. Вы, как человек сильный духом и мудрый, должны меня выслушать и поверить мне. Хотя понять это тяжело и не каждый человек это сможет, наверное. Начну с того, что расскажу вам кто мы, собственно, такие.
  - Обожди князь! Пройдём ко мне в комнатку, - нахмурившись, Карп увлёк Вячеслава за собой в тёмный коридор.
  Соколов долго рассказывал Карпу о том, как Вячеслав и его люди попали на берега Ангары, о том, что ангарцы - это люди из грядущего. Рассказал о том, почему они путаются, находясь в церкви, - о реформах патриарха Никона, которые раскололи и церковное общество Руси и гражданское, принеся немало потрясений и бед. Священник слушал внимательно, лишь изредка просил пояснить какой-либо вопрос. Было видно, что отец Кирилл потрясён безмерно, но сдерживал свои эмоции усилием воли. Попросил он и разъяснить смысл церковных реформ, из-за которых царские войска более семи лет осаждали Соловецкий монастырь - место, где сам будущий патриарх-реформатор принял постриг.
  - Эка! На кой ляд Исуса звать Иисусом? Нешто с двумя буквицами ладнее будет? А щепоть-то эта на что? Отцы наши и деды испоконь века двуперстие складывали! А ежели кажный патриарх будет по своему разумению порядки новые вводить, будет не лучше латынства окаянного! Кто же тут раскольник?! - сокрушался раскрасневшийся священник.
  - Греков это идея, а не только самого Никона, - вставил Соколов.
  - Да уж, ромейцы на славу постарались, ежели ты говоришь, что православные старого обряда аж в... Как ты сказал? В Боливею ушли от новых порядков!
  Вячеслав кивнул.
  Несколько минут Карп сидел тихо, потом встал и, немного поскрипев половицами своей светёлки, снова сел. Попил воды и негромко начал говорить:
  - Спасибо тебе, Вячеслав, что доверил мне тайну великую о себе и людях своих, о грядущем. Никто сего вовек не вызнает, не выдам. А с людьми твоими я ласков буду в учении их, дабы смогли они в лоно церкви нашей православной без помех войти.
  - Спасибо, что выслушал. Пойду я, отец Кирилл, - Соколов встал со стула, поднялся и Карп.
  - А ты подумай ишшо, об чём сказал я тебе, князь, - напомнил Вячеславу священник, когда тот уже открывал дверь.
  - О том, что нас само провидение послало? Возможно, ты прав, Карп, - Соколов улыбнулся священнику и закрыл за собой громоздкую дверь.
  Вечер следующего дня
  Соколов, щурясь от огня, прикрыл заслонку на печи и вернулся к столу, сев в застеленное шкурами кресло. Матусевич сидел за столом, методично истребляя орешки и сушёные ягоды, запивая их компотом. Один из его людей - капитан Павел Грауль, окончивший в своё время институт военных юристов, был приглашён на беседу с Соколовым, как человек, лучше всех в его группе разбиравшийся в истории Русии.
  - Игорь, вот ты в церкви двуперстием пользовался без проблем, как и твои люди, а наши сплошь путались. Выходит, у вас церковной реформы не было?
  - Была попытка, Вячеслав Андреевич, но она провалилась. Не в последнюю очередь из-за влияния иерархов из крупных монастырей, например Соловецкого, - ответил за майора Грауль.
  - Мы с Павлом уже много раз анализировали ход истории Русии и России, - заговорил Кабаржицкий, - развилка появилась после выигранной Москвой Смоленской войны. Вскоре последовала вторая война с поляками, которую поляки быстро проиграли и, сохранив войско, ушли от Смоленска. После чего через десяток лет, после того, как ситуация в Европе устаканилась, Швеция и Польша навалились на Московию, а британцы шакалами подсуетились в Поморье и Приобье.
  - Так что же, всё-таки наше письмо повлияло сильно?
  - Повлияло, чего тут такого теперь? Вы своим появлением на Байкале изменили свою историю, превратив её в нашу, а мы, соответственно, уже изменили и свою, появившись тут. Это уже факт, - постучал пальцами по столу Матусевич, с улыбкой глядя на нервничавшего Соколова.
  - Неизбежный факт? - спросил Вячеслав.
  - Да вы не волнуйтесь, Вячеслав Андреевич. История уже изменена и она будет изменяться дальше, после того, как я вам и вашим товарищам ещё весной обрисовывал незавидную судьбу Ангарии. А значит у вас неизбежно появится желание показать себя миру. Или вы хотите, как ольмеки, раствориться в лесах? - Матусевич посмотрел на князя, на секунду отвлёкшись от выуживания кедровых орешков из стоящей на столе чашки.
  - Ну уж не как ольмеки! Павел рассказывал мне о Владиангарской крепости, которая в будущем стала музеем освоения Ангары, - запротестовал Кабаржицкий.
  Ангарское княжество было известно в Русии. По поводу его образования учёными выдвигались несколько версий. Официальная заключалась в том, что Ангарию основали казаки, бежавшие с Енисея от власти воевод, чтобы основать своё общество - более справедливое, по их мнению. Остальные версии обсуждались, о них писались диссертации, спорили и даже выпустили пару книг, но эта проблема занимала не многие умы, а была уделом профессиональных историков, чаще всего - сибиряков. И если версия об автохонности ангарцев в Сибири ещё могла быть обсуждаема учёными в свете нахождения в центральной Азии и на юге Сибири древних захоронений и мумий людей европейской внешности, то версия о волынском князе Вячеславе Соколе была осуждаема наукой, и лишь несколько человек верили в свои идеи. Будто бы сбежавший из византийского плена полумифический князь, освободив множество славянских пленников, ушёл в Сибирь, пройдя Персию и Туркестан, и основал на берегах великой реки своё княжество.
  - Кстати, а на месте вашего Новоземельска находится детский санаторий, один из наших товарищей, будучи ребёнком, отдыхал там с мамой. Он вспомнил то место, когда мы весной уходили с Байкала на Ангару. Помнит он и о старой колокольне, стоящей на высоком холме, - добавил Грауль.
  - Выход аномалии? - переглянулись ангарцы.
  - Несомненно, что он самый. Но надстроена ли колокольня специально над аномалией или церковь там поставили, ничего не зная об особенности того места? - внимательно глядя на Соколова сказал Грауль.
  'Так значит сдулось наше Ангарское княжество. Сгинули-таки без следа. Зачем тогда всё это, зачем пытаемся добиться большего?' - думал в это время Вячеслав, массируя виски, а в животе предательски разливался холод.
  - О чём задумался, Вячеслав Андреевич? - с участием спросил Матусевич.
  - Так. Игорь, нам надо всё хорошенько продумать. Я не хочу, чтобы люди будущего не знали о нас. Мы должны оставить свой след в истории, иначе какой смысл вообще трепыхаться, если потомки даже не знают, что было на берегах Ангары.
  - В вас заговорило честолюбие, это очень хорошо, - улыбнулся Матусевич.
  - Нужен выход на более сложный уровень. Контакты не только с Русией, но и с другими странами. Кстати, насколько я помню, Ангария не участвовала в контактах с кем-либо, кроме Русии и Халхи. Возможно, были торговые связи и с маньчжурами, с Кореей, так как в их летописях сохранились упоминания о бородатых ангарча, после чего косяком пошли известные в нашей истории казачьи походы в Даурию. Из базы в Якутске.
  - А что у нас с Якутском? - встрепенулся Кабаржицкий. - В нашей истории его основал Бекетов, а он сейчас на Амуре.
  - Якутск обязательно поставит кто-то другой, вместо Бекетова, если ещё не поставили - в нашей истории он уже стоял как небольшой острог к 7146 году. То есть у вас, а уже и у нас два года. Вы же не можете остановить продвижение казаков в Сибирь. Это сейчас пока оно слабое и практически отдано на откуп самим казакам да немногочисленным присланным из Русии чиновникам. А вот потом остановить их будет сложно. Вас, то есть нас, поглотят, как и получилось в нашем мире, - снова заставил задуматься ангарцев Матусевич.
  - Да, это понятно. Ладно, - Соколов решительно хлопнул ладонями по коленям и встал с кресла.
  Следующие несколько дней, вместе с привезённым из Белореченского профессором Радеком, верхушка Ангарии вырабатывала стратегии - и краткосрочные и на перспективу. Упор в краткосрочных делах строился на сотрудничестве с енисейским воеводой, для чего привлекался Иван Микулич. Было необходимо через воеводу наладить канал для доставки людей в княжество. Золота на это все единогласно решили не жалеть. Насчёт казачьего проникновения вопрос также решался жёстко: до сих пор всех, кто проникал во владения Ангарии, лишь отгоняли выстрелами. Обычно казаки не приближались для того, чтобы померятся силами. А на Ангаре вблизи Владиангарска так вообще не показывались. А вот на Лене их партии уже были замечены. Впредь, решили ангарцы, небольшие отряды казаков было предложено по возможности, конечно, брать в плен и доставлять для расселения в посёлки.
  Особое внимание уделили Амуру, но тут выводы решили делать только после того, как вернутся ушедшие к великой реке товарищи. Кабаржицкий напомнил, что на Амуре русские сталкивались с маньчжурами и столкновения эти были в конечном итоге, несмотря на героизм и выносливость казаков, не в их пользу. В первую очередь из-за того, что отряды казаков настроили против себя поначалу по-доброму встретивших их местные народы - дауров, дючеров и солонов. Доходило до того, что дауры сами называли русских братьями и хотели перейти под руку московского государя, да только бездумный грабёж отдельными отрядами казаков поселений амурцев заставил тех не сотрудничать с русскими, а уходить от них или в леса или под маньчжур. А уходя, они лишали самих казаков припасов, мест отдыха, таким образом казаки сами лишали себя опорных баз в регионе, который изначально был против маньчжур. Местные князья воевали с маньчжурами, правда, весьма неудачно. Казалось бы, вот она, удача - помоги тем, кто тебя благосклонно встретил, победи вместе с ними общего врага да не обижай новых друзей и всё будет хорошо. Но нет, алчность человеческая выше этого.
  Ситуация с оружием наконец-то разрешилась, будучи до этого неясной - Радек с Соколовым ранее никак не могли прийти к единому мнению. Радек хотел сделать универсальное гладкоствольное ружьё - опытную партию которых вручили амурской экспедиции. Соколов уже настаивал на нарезной винтовке. В целях экономии времени и материала решено было сосредоточится на гладкостволе, а позже решать сложные вопросы, связанные с нарезами. Пока у ангарцев производились ружья с шарнирным затвором, сделанным по подобию снайдеровского. Были также несколько различного вида ружей, сделанных ангарцами в единичных экземплярах - пара вариантов с игольчатым затвором, которые стали лишь головной болью для их обладателей. Игла была очень уязвимой частью механизма, она быстро ржавела и часто ломалась, поэтому у бойца были с собой запасные ударники. Столь же часто выходила из строя и спиральная пружина. После небольшого числа выстрелов в игольной трубке накапливался пороховой нагар, мешавший игле свободно двигаться. А от постоянной чистки дульце игольной трубки постепенно расширялось. После опыта с игольчатыми затворами стало окончательно ясно, что необходимо введение унитарного патрона с латунной гильзой и шарнирного затвора по типу Снайдера.
  На производство стволов пока хватало стали обсадных труб из большого бурового комплекта. Их перековывали в полосы и обвивали вокруг оправки, сваривая швы кузнечным методом. Но это не могло продолжаться вечно - надо было наладить получение собственно стали. Домницы уже удовлетворяли потребности Ангарии в железе. Стало быть, остро встал вопрос о развитии производства стали на Илиме, в районе современного Железногорска. Там и должны были ставить проектировавшийся Радеком и его специалистами мартен. Это стало проблемой, решение которой откладывать было нельзя, поскольку получение стали было залогом дальнейшего развития ангарского социума. Пришлось пойти на то, чтобы во всех поселений выискивать людей, а в первую очередь рабочих и специалистов, чтобы сформировать группу для начала освоения илимских руд.
  - А что у нас по связи? Николай Валентинович, связать Белореченск и Ангарск через Усолье надо обязательно. А там и до Иркутска дотянуть! Проволоки хватит? А аппаратуры? - оторвался от бумаг Соколов.
  - Проволоки пока хватает. А радиоаппаратуры должно хватить на какое-то время, для голосовой связи, ну а потом морзянку можно будет использовать, - ответил Радек. - Пока ждём весну, от нового года будет многое зависеть.
  - Думаю, всё-таки не смогут заставить людей о нас забыть? - после некоторой паузы спросил Радека князь, обращаясь, по сути, к самому себе.
  - Если в истории мира Матусевича мы сидели на Ангаре и не рыпались, то ошибок повторять мы не будем. В том числе и с наследственностью власти.
  Грауль с Кабаржицким составили закон о престолонаследии, где были подробно описаны все возможные варианты наследования власти. Во многом сей документ повторял указ Павла Первого, принятый им в день своей коронации, дабы государство не было без наследника, дабы наследник был назначен всегда законом самим, дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать. Разговаривая с Павлом Граулем о русских династиях, Владимир поражался тому, как казалось бы скромная по сути попытка помочь своему отечеству обернулась вдруг сменой династии, превратив Михаила Романова в заурядного временщика типа Бориса Годунова или Василия Шуйского. Вступив на престол в 7153 году, или в более привычном Владимиру 1645, Бельские, в отличие от Голштейн-Готторп-Романовых, не успели отпраздновать своё трёхсотлетнее правление. А ещё у Бельских практически не было ни единого по настоящему династического брака с западно-европейскими монаршими фамилиями, а вот со славянами Европы браки начались уже с союза Петра Фёдоровича, сына Фёдора Бельского, с Миланой - дочерью черногорского властителя, епископа Мердария, который после этого прекратил искать помощи для борьбы с османами от Ватикана и отозвал послов из Римской курии.
  Но правление их не сильно отличалось от правления дома Романовых, даже Петербург появился на Балтийском море. Но, исходя из того, что даже Грауль не знал, в честь кого назвали этот город, Владимир предположил, что тут руку приложил кто-то из ангарских потомков. Но место для Петербурга было выбрано не в устье Невы, а в устье Двины. Так немецкая Рига стала Петербургом - главным русским портом на Балтике, что автоматически меняло этнический состав Прибалтики, ставшей из балто-немецкого региона славяно-балтским.
  Но это всё было потом, а в ближайшем будущем Московию ждало лишь очередное противостояние с Европой. Опять кровь и слёзы, да опять возрождение. Свой Пётр Первый появится в Московии после первого царя династии Бельских. По смерти Фёдора Самойловича трон займёт его сын, без дозволения поляков, которые хотели контролировать престолонаследие в Московии. Безуспешно склоняя первого Бельского к католичеству, поляки хотели следующим царём поставить одного из Гедиминовичей, чтобы в будущем проделать с Московией то же самое, что и с Литвой - династически и религиозно связать её с Польшей. Однако молодой наследник престола Пётр Фёдорович Бельский, подняв московкий люд против поляков, изнал их из столицы и с благословения патриарха был объявлен царём Московским. С трудом выиграв несколько сражений у поляков, он отстоял своё право на самовластие.
  - А что же шведы, не вмешивались? - спросил Соколов.
  - Нет, они наблюдали, ожидая взаимоистребления русских и поляков. Да и вообще, шведы, после первых же попыток Петра Фёдоровича проверить их на прочность, ушли и из Новгорода и с Белоозера, оставив себе лишь Кольский острог и земли саамов и корелы, да право контроля архангельской торговли. Но из Архангельска их потом, с помощью англичан, прогнали, - пояснил Павел.
  - Войск не хватило контролировать такую большую территорию, - констатировал Кабаржицкий, на что Матусевич лишь кивнул.
  - По всему выходит, что мы должны помочь Петру Фёдоровичу в начале его борьбы с поляками и шведами. А взамен... - начал было Кабаржицкий.
  - ...Взамен потребуем легитимизации нашего государства! - закончил мысль Соколов.
  Верхний Амур, Умлекан. Конец января 7145 (1637)
  Зима в Приамурье тихая, кажется, что природа замирает в белом, молчаливом забытьи. Солнца в январе всё больше, его яркое сияние всё дольше красит в яркие цвета белую тайгу, даже в самых отдалённых её уголках. Лес стоит в холодном безмолвии. Лишь мягко шуршит снег, падая с неба крупными хлопьями.
  Небольшими размеренными шагами внешне неуклюжая росомаха шла по кровавому следу косули, которую подранил какой-то неудачливый хищник, да не смог догнать. Выносливая же росомаха упрямо догоняла всё более медленное животное, уже предвкушая обильный пир.
  - Па-а-берегись! - раздалось по округе из-за холмов.
  Потом послышался далёкий треск и небольшая стайка птиц взмыла резко вверх с облюбованного ими дерева, под которым застыла росомаха, задрав морду кверху. А с потревоженных птицами веток слежавшийся снег комком полетел вниз, шлёпнувшись прямо на росомахину морду. Та, немало удивившись подобному, отряхнулась и потрусила далее по следу косули.
  Острожная стена была почти готова, оставалась северная сторона, уходящая в лес, сейчас нещадно вырубаемый. Виданное ли дело, чтобы к валу вплотную подходил лес, в котором врагу легко накопить воинов, незаметно для жителей посёлка. Горели костры на валу, отогревая замёрзшую землю, а на законченных участках укреплений наоборот - склон вала заливался амурской водичкой, чтобы врагу было ясно, что просто так на вал не вскарабкаешься. Внутрь стены засыпался песок и мелкий камень, а по углам будущей крепости устроены небольшие бастионы для ведения фланкирующего огня из многих бойниц. Бывшая же изгородь дауров уже давно вся сгорела в кострах на валу. Теперь умлеканцы валили лес и таскали его на лошадях к острогу.
  - В Ангарске оленям было проще, с волокушами-то. А то вона, животина надрывается, - сразу заметил Бекетов.
  В Умлекане волокуши вскоре тоже облегчили жизнь животным, да и дело пошло быстрее. Разделённые на бригады дауры и ангарцы валили лес, зачищали стволы, строили. Нужно было успеть к обещанной атаке воинов местного князя, которую ждали со дня на день. Выставленные со всех сторон посты и дозоры на конях обозревали окрестности, готовые, увидев врага, помчатся к возводимому в дикой спешке острогу, дабы упредить товарищей.
  - Ну что, Тукарчэ, может твой родственничек Кутурга и не нападёт вовсе? Зима-то скоро кончится, - спросил Сазонов старого даура во время ужина.
  - Нападёт, когда лес ещё белый будет стоять. Весной не нападёт, дороги не будет, воды много будет. А когда вы достроите стены? - в свою очередь поинтересовался старик, обсасывая куриную косточку.
  - Через две недели закончим точно, - уверил старика Алексей, отхлёбывая травяной чай из плошки.
  Однако конный дозор, состоящий из двух казаков и даура заметил приближающегося к посёлку врага уже через четыре дня. Параллельно берегу Амура двумя колоннами шло разномастное воинство пеших амурцев и около двух десятков всадников гарцевали рядом, то удаляясь от растянувшейся колонны, то дожидаясь своих товарищей. Явно выделялся лидер воинства - ярким одеянием и высокой меховой шапкой, и держался на коне кичливо.
  Матвей, с болтающимся на груди биноклем, подскакал к стенам Умлекана, чтобы сообщить о приближающемся отряде врага. В данный момент ангарцы вешали ворота, со стены подтягивая уже вторую их половину, а на земле процесс контролировали под дюжину человек, удерживая тяжёлую створку. Сержанта Васина он увидел сразу - такую громадину сложно не заметить. Тот повернулся, услышав лошадиное фырканье.
  - Олег, вражьи вои берегом идут. Пеших под три сотни будет, конных десятка два, не более! - крикнул казак.
  - Скоро будут здесь? - спросил сержант, голосом, ничуть не взволнованным известием о скорой сшибке.
  - Идут тяжело. С час и ещё полчаса точно будет, - уверенно заявил Матвей, наученный уже времяисчислению ангарцев.
  - Всех собирай в острог, кто на вырубке и на отвале, - уже давал указание второму конному казаку Олег. - Матвей, а ты с этим товарищем контролируй подход вражьих морд, чтобы не свернули куда, а то вдруг захотят обойти нас. Давай!
  Матвей, кивнув дауру, хлестанул коня и поскакал обратно к амурскому берегу.
  Сазонов с Тукарче и Петром сидели в доме старосты и пили травяной отвар, беседуя о сложных взаимоотношения между поселениями дауров, когда ввалившийся Васин сообщил о приближающемся враге.
  - Чёрт, у нас ещё стена на северном фасе не закончена! - прошипел Алексей. - Олег, ставь оборону периметра, Кима ко мне. Всё, иди!
  - Вот и пришёл Кутурга, а стена дырявая! Зачем мою стену спалил? Моя целая была, - начал было горестно подвывать Тукарчэ.
  - Хватить ныть, Тукарчэ! Иди к Шилгинею, да не будь как баба плаксивая, а то что внук подумает, - резко оборвал причитания старика Сазонов.
  Тот поднял на него свои мутные глаза и, вздохнув, пошёл к стене, туда, где работал Шилгиней.
  - Тукарчэ! Абгая в живых оставлять? Или он не нужен тебе? - деловито спросил старика Алексей, оправляя ремень с кобурой.
  Тот удивлённо уставился на майора и поборов сомненья, выдавил:
  - Не нужен.
  Пётр, с мушкетом в руках уже стоял у выхода из дома, ожидая Сазонова.
  Когда последние дауры возвратились в острог, ворота накрепко заперли, а на стенах сосредоточились воины. Сазонов в бинокль разглядывал подтягивающихся кутургайцев. Вражеские воины собирались крикливой толпой, абсолютно не ведая о воинской дисциплине. Вскоре они прознали о недостроенном месте в стене острога и начали концентрироваться там, а к стенам вышел человек и начал выкликивать Тукарчэ.
  - О чём он там вопит, Петя? - спросил Алексей.
  - Старика поносит и требует немедленно покориться, а внука его Шилгинея отдать Абгаю в услужение, - отвечал Пётр, - однако и стеной он удивлён безмерно, оттого и нервничает.
  - Тукарчэ, иди сюда! - Сазонов показал на группу конных воинов неприятеля и сунул старику бинокль.
  - Кто там кроме Абгая? Ты говорил о посёлках, которые ранее были за Умлеканом - там есть их старосты?
  Старик довольно долго всматривался и, наконец, перечислил троих старост, указав на них.
  - Отлично. Ну что, Шилгиней, давай, крикни этому нахалу что-нибудь обидное! - Сазонов подвинул юношу за плечи к краю стены и тот с видимым удовольствием и злостью наорал на безмерно этим удивлённого парламентёра.
  Тукарчэ с опаской смотрел на это действо, но не посмел остановить своего внука. Только негромко посокрушался о том, что их теперь точно в живых не оставят. Алексей с укоризной посмотрел на старика, покачав головой:
  - Что же ты такой пугливый, Тукарчэ? Не боялся же обороняться в первый раз!
  - Пошли на штурм! - раздалось по стенам. - Прикрыться!
  Заранее изготовленные деревянные щиты, наподобие таковых, что использовали японские аркебузиры, были выставлены для защиты от стрел. Враг, видя брешь в стене, устремился в неё, многие скатывались с ледовой стенки вала, создавая сутолоку. В посёлке, перед зияющей дырой была навалена баррикада, где укрылись казаки и тунгусы, ожидающие тех, кто сумеет прорваться в посёлок.
  - Огонь! - раздалось наконец.
  Слитно грохнули десятки выстрелов, устроив среди нападавших настоящий разор, пройдя по ним кровавым гребнем. Воя от боли и испуга, амурцы разбегались по лесу, наполняя его криками и воплями.
  - Серёга, работай по тем всадникам, что я указал, - Сазонов приложил бинокль к глазам.
  Когда с лошади упал Кутургай, остальные конники в шоке остолбенели. Вскоре, один за одним свалилось ещё трое, и только тогда остальные всадники, нахлёстывая коней, умчались прочь от злого посёлка, что молча убивал тех, кто пошёл против правды. Шилгиней с юношеским восторгом да с широко открытыми глазами смотрел на результаты использования оружия его ангарских друзей.
  - Собирайте раненых, по возможности оказывайте помощь, тяжёлых кончайте, - приказал Сазонов, когда всё уже было кончено.
  В посёлке на прицеле держали шестерых смельчаков, оставшихся в живых после залпа, и несколько оглушённых амурцев, заваленных телами атаковавших. Они и занялись расчисткой вала от трупов, оттаскивая тела в овраг неподалёку от посёлка, чтобы весной их можно было закопать, если звери не растащат их ранее.
  - Ну что, страшно было, Тукарчэ? - посмеивался над старым амурцем Сазонов.
  Тот лишь ошалело улыбался, да мелко кивал:
  - Хорошо, хорошо...
  - Ну что, достроим стену, да пойдём твои бывшие посёлки к покорности приводить.
  - Не мои, а Шилгенея, - отвечал старик.
  - Что же, будем его князем делать, да чтобы не хуже Бомбогора был. Так где, говоришь, Албазы посёлок?
  Окрестности Смоленска. Конец января 7145 (1637)
  - Ляхи, князь! Идут толпою! - немолодой казак со спутанной бородой, подскакал к Бельскому, мерно покачивающемуся в седле и беседовавшему с Щептиным.
  - Где видал? - приосанился князь.
  - Вона, шляхом идут. Не ховаются, можно атаковать, князь, возьмём их на испуг! - воскликнул казак из разъезда.
  - Сколько их? - нетерпеливо спросил Щептин.
  - Тыщи под две, не боле, - уверил бородач.
  - Приготовиться к атаке! Дмитрий, готовь своих, - Никита, дав коню шенкеля, устремился вдоль растянувшейся колонны своих воинов, призывая тех готовиться к бою.
  Стрельцы, собираясь в группы и формируя колонны, потихоньку выдвигались перелеском к шляху. Туда же подтаскивали и пушки, а казаки и витязи, уже спешенные, ожидали своего часа, находясь за стрельцами. Пушки, сняв с подвод, уже снарядили картечью, и теперь воинство Бельского замерло в ожидании поляков.
  Те не заставили себя долго ждать и вскоре появились - колонна усталых ляхов тянулась серой гусеницей по занесённому снегом шляху. Впереди прокладывали путь рейтары и гусары, а за ними тащились жолнежи. Было видно, что никто из них не ожидает нападения московитов здесь, ведь весть о сдаче полякам Мстиславля и Ростиславля пришла в войска, окружившие Смоленск, совсем недавно. Капитан Соколовский, возглавлявший колонну, находился, как и подобает, в самой её голове. Нерадостные мысли роились в его голове:
  'Нет счастья полякам в борьбе с Московией. И отчего эти проклятые схизматики берут верх?'
  - Смотрите, пан Соколовский! Московиты! - взвизгнул поручик, качавшийся в седле слева от капитана.
  - Как? Откуда?! - только и успел воскликнуть Соколовский.
  Последние его слова заглушил слитный рёв, исходящий из жерл пушек московитов, звучащий словно звериный ор из самой преисподни. Капитана выкинуло из седла прямо в снег лицом, дыханье его сбилось, а по бокам и спине стало разливаться тепло, предательски жидкое и до противного липкое.
  'Хребет перебит!' - ужаснулся Ярослав. Ноги его не слушались, подняться он не мог, а вместо привычного командного голоса из его глотки раздавался лишь жалкий писк.
  Часто зазвучали мушкетные выстрелы со стороны леса, среди жолнежей началась паника. Поляки заметались в поисках убежища, где бы их не достала пушечная картечь или пули стрельцов, которые стреляли без остановки, сменяя ряды. Выстрелившие отходили под защиту деревьев, а их место занимали другие.
  Наконец поляки, придя в себя, решили атаковать подлых московитов, напавших на них нечестным образом. Собравшись, они по колено в снегу пошли в атаку, стреляя из мушкетов. Начали падать первые стрельцы, обагряя белый снег горячей кровью. Бельский, скрипя зубами, процедил пушкарю:
  - Стреляйте!
  - Последнее зелье, князь, - предупредил пушкарь.
  - Не жалей!
  Последний залп скосил многих врагов, а на растерявшихся на секунду ляхов выскочили доспешные витязи Щептина да казачки с пиками, с гиканьем и свистом тут же пустившие их в дело. Накалывая на пику врага, они оставляли её в нём и выхватывали сабли. Поляки пытались организовать защиту от всадников, но у многих тяжёлые копья лежали на подводах и они просто не успевали до них добежать. Казаки же не желали ждать, пока враг очухается, сразу принявшись отсекать их от обоза, где были и мушкеты и копья. А тут и стрельцы, крепко сжимая бердыши, массой повалили добивать неприятеля. Вскоре всё было кончено, лишь жалкие остатки польского воинства сумели сбежать, устроив драку за лошадей.
  - Гляди-ко, князь! - Бельского подозвал один из стрельцов. - Ентот жив ещё, хребет, видать ему перебило картечиной. Вроде воеводой будет, ишь разодет как!
  Лежащий на снегу Соколовский с обречённостью и безучастностью смотрел, как к нему подошёл московитский воевода и присел рядом на корточки.
  - Кто такой будешь, откуда шли?
  - Со Смоленска шли...
  - А осада что же?
  - Ушло войско польское...
  - А почему ушли-то? А ну сказывай!
  - Пошёл прочь, московит. Дай умереть спокойно, не хочу перед смертью рожу твою видеть, - просипел Соколовский.
  Бельский встал и, кивнув казаку, сказал:
  - Прикончи беднягу, он всё же христианин.
  Царство Московское. Апрель 7145 (1637)
  Поляки были повержены, однако Михаил Фёдорович был весьма недоволен тем обстоятельством, что армия польская не была разбита, а ушла в свои пределы. Единственным светлым пятном был разгром одного из ляшских отрядов безвестным прежде воеводой князем Никитой Бельским, который до оного дела ухитрился изничтожить ещё немало врагов.
  'Мастер малого боя', - мимолётно подумал тогда самодержец, посадив, однако, Никиту Самойловича за службу воеводой в Себеже.
  Стрелецкие полки вновь занимали Полоцк и Витебск, Оршу и Мстиславль, южная армия вошла в Северские земли и заняла Чернигов. Взбунтовалось и Приднепровье и казаки, тайно поддерживаемые Московией. Щедро полилась кровь польская по Киевскому и Волынскому воеводству. И только с величайшим трудом подавив крестьянско-казацкие волнения, да сквозь зубы расширив реестр казаков и дав послабления крестьянству на принятие унии, Польша замирила мятеж. А весной в Минске был заключено перемирие сроком на три года, причём за Москвой сохранялся и Чернигов. Королю же дорого обошёлся этот смоленский поход - Владислав рассорился с могущественными магнатами и поддерживающей их шляхтой. Сейм не принял условия мира с Московией и отказался выделять оговоренную сумму царю. Магнаты, используя свою силу, вынудили Владислава отказаться от трона в пользу Яна Казимира. Владислав решил уехать во Францию. Однако в Саксонии бывший король и его слуги были зарезаны какими-то разбойниками. Поговаривали, что это было дело рук магнатов Вишневецких. Новым королём Польско-Литовского государства стал сводный брат и кузен Владислава Ян Казимир, решительный человек, участвовавший в несчастливой Смоленской войне с Московией и в европейской религиозной бойне. В момент призвания его королём Польши он находился в рядах армии Габсбургов, сражаясь против французов. Весть о смещении и несчастной смерти его брата поначалу озлобили его, и он не желал короны, но уступив увещевавшим его посланникам сейма, Ян Казимир поехал-таки в Польшу. Кстати, появлению на польском престоле крайне религиозного и ревностного католика, готового преследовать иноверцев и вести решительное наступление на своих православных подданных, весьма обрадовались в Риме. Как опытный военачальник Ян Казимир начал с того, что окончательно замирился со Швецией, устроив встречу польских и шведских дипломатов. К вящему удовольствию шведского канцлера Акселя Оксеншерна, польский король отказался от всяческих претензий на шведскую корону. Размежевание же в Прибалтике планировалось сторонами немного позднее, завязшая в европейской войне Швеция нуждалась в спокойном тылу. Шведы постепенно выводили свои войска из польских пределов, оставляя за собой, однако, Ригу, захваченную ещё шестнадцать лет назад, и область окрест.
  Владиангарск. Февраль 7145 (1637)
  - Слышно хорошо? Пятый пост! Как слышно?
  - Отлично слышно! База, пятый пост на связи! Слышу вас хорошо!
  Радек с удовлетворением отвернулся от динамика:
  - Остров Нижний, девять километров вниз по течению. Работает!
  В последний год Радек смог вернуться к своей давнишней идее - возобновлению работы радио и телефонной связи. Рации были перенастроены на КВ-диапазон и теперь можно было держать связь из Новоземельска даже с восточным берегом Байкала - Баргузинским острогом. Далее работа велась на установление связи с удалёнными объектами княжества - Удинской и Владиангарской крепостями, а также с отправляемыми из Ангарии экспедициями, такой как группа Сазонова-Бекетова на Амуре. Для нужд радиоэлектроники пришлось увеличивать производство спирта, несмотря на вялые попытки Соколова предотвратить это, объяснявшего, что увеличение выработки спирта несомненно повлечёт и употребление его внутрь, а не только для протирки. Пришлось негласно предупредить кладовщиков и инженеров, что нахождение в невменяемом состоянии кого-либо из ангарцев будет пресекаться самыми жёсткими санкциями. До этого спирт был прерогативой почти исключительно медиков, что постоянно пополняли склады посёлков лекарственными настойками.
  С сего года Ангария серьёзно готовилась к своему первому европейскому выходу: производство снаряжённых патронов было отшлифовано до предела, копились золотые монеты, ружья доводили до предельно возможного технического уровня из расчёта имеющихся мощностей и средств производства. Матусевич, казалось, вытащил из Микуличей и Кузьмина всю информацию, что возможно было вытащить, в преддверии весеннего визита ангарцев к енисейскому воеводе.
  Глава 6
  Царство Московское, Поморье, Архангельск. Лето 7145 (1637)
  Поморский коч, умело лавируя между островами и песчаными отмелями северодвинского устья, подошёл к знакомому архангелогородскому берегу, где близ берега тесно стояли склады купцов. Один из них принадлежал Савватию Ложкину, у коего святицкие поморы, по обыкновению, меняли ворвань, клык моржа да китовый ус на парусину, пеньку и кое-какую железную утварь и оснастку для кочей. Но из-за того, что поморская община, по сути, уже несколько лет не занималась промыслом морского зверя, а запасы снаряжения совершенно истощились, беломорцам пришлось платить своему знакомому приказчику Матвею, который заведовал складом Ложкина, ангарскими извозными деньгами, золотыми червонцами, ибо пушная часть оплаты уже давно была пущена на закупку скота в вологодских весях. Приказчик зорко и дотошно проследил, чтобы мужички сложили на причале всё то, что было нужно поморам и потом, повернувшись к поморам-бородачам, с улыбкой произнёс:
  - Ну, давай, друже, показывайте, что за золотишко у вас имеется?
  Ярко кивнул и деловито распутал под хмурыми взглядами товарищей тесёмки на кожаном кошеле, выудив оттуда две монетки, и неуверенно протянул их приказчику.
  - Ладные монеты. Ладные, да невиданные доселе. Гишпанские али фряжские какие?
  - Не...
  - Гляди-ко! Буквицы словенские. Чэ...
  - Червонец, Матвей. Червонец.
  Приказчик монету на зуб, вопреки обыкновению, пробовать не стал. Хватило и прикосновения многоопытных пальцев да внимательного взгляда, чтобы понять - монеты добрые и полновесные, в аккурат под золотник будут.
  'Мужичьё лапотное', - усмехнулся Матвей.
  Помор же подумал о том, что приказчик усмехается над монетой и не хочет её признавать. Вона, даже на зуб не спробовал!
  'Оммануть хочет! Ужжа ты!'
  - Цену деньге не знаешь, Яр?! - воскликнул вдруг приказчик.
  - Ты пошто смехом-то зовёшь? - хотел было обидеться Ярко.
  - Много дал. Вторую монету забирай, а мне дай три новгородки да полушку - и то верно будет, - рассмеялся Матвей протягивая помору один золотник.
  - На-ко, сколь торгова наука вперьвой сложна! Лешшой! - Ярко озадаченно взлохматил вихры.
  - То-то я и смотрю - не Вигаря, ни Борзуна нет. Ярко, теперь ты ходить за товаром будешь?
  Тот кивнул и дал команду товарищам нагружать коч.
  Корабль Ярко отчаливал от складских причалов, а сам хозяин лежал на мешках, сваленных на корме, и улыбался, прикрыв глаза и подставив лицо ласковому солнцу. Думал Ярко о будущем, о жене Ладе, о детишках. Об общине, что изрядно разбогатела в последнее время, вона сколько одного скота пригнали с Вологодчины! Люди приходили новые в общину вступать, мужики работящие. А всего-то надо было - свезти три раза мангазейским, енисейским да ангарским путями людишек, зимушку перезимовать на дармовых харчах да по весне домой вертаться. И всё бы хорошо, кабы не Кийский архирей, или как его там, а то уж зело жаден взгляд его до поморского добра.
  Два дня спустя
  - А эта откель? - Ложкин выудил из недельной выручки ангарский червонец. - Фряжская работа?
  - Нет, не фрягами делано. Вона, словенские буквицы. Червонец. Ангарск, - указал на буковки Матвей.
  - Не ведал прежде о граде сём. Ангарск... - купец пожал плечами. - Ну да то ничего, деньга ладная.
  Ложкин собрал остальные монеты и монетки в аккуратные стопочки, губами шепча только его известный счёт, затем долго сверялся с отчётами приказчиков да списками отпущенного товара со складов.
  - Славно, Матвей. Кажный раз убеждаюсь - лучший ты у меня, - похвалил приказчика купец, не подымая головы. - Много наторговал. С людьми так же ласков, наслышан о сём премного.
  Матвей поклонился купцу, приложив ладонь к груди и, увидев характерный жест, поспешил выйти из кабинета. Но в самих дверях был остановлен вопросом Ложкина:
  - Матвей, а кто ты, говоришь, тебе её дал?
  - Кого дал? - не понял приказчик.
  - Да золотник тот, червонец.
  - Так то поморы, - удивился Матвей.
  - А откель они, недалече? Знаешь кого?
  - Нет, первый раз видал. Они взяли товара, да ушли вскорости, Савватий Петрович.
  - Ну ладно, ступай-ступай, Матвей.
  'Чего бы это поморам платить за товар не промыслом своим, а золотом? Неужто ограбили кого?'
  Москва, кремлёвские палаты. Шесть месяцев спустя
  В начале года указом царя из приказа Казанского Дворца был выделен в отдельное учреждение приказ Сибирский. Управляемый судьями, он ведал всеми делами Сибири. Такими как военными, административными, дипломатическими и, конечно же, разбором, оценкой и реализацией ясака, поступавшего из Сибири. Государь всея Русии Михаил Фёдорович интересовался делами приобретаемой окраины ровно настолько, насколько бесперебойно поступала необходимая для пополнения казны мягкая рухлядь. А казна постоянно требовала расходов на войну. Правда, ляхи уже дважды за последнее время платили дань Московии за свои неуёмные аппетиты на востоке, но всё же этого было недостаточно. Хотя для Михаила не будет откровением, если поляки сызнова спробуют Московское царство на прочность - а уж тогда-то жди, лях да литва, нелюбимого тобою московита у стен Вильны или Менска! Вот только со свеями надо договор учинить о сём.
  - Да токмо бают, Оксеншерна, свейский регент ужо с ляхами свой договор имеет. Так ли, Иван Тарасьевич? - царь внимательно посмотрел на думного дьяка Грамотина, начальника Посольского приказа.
  - Истинно так, государь! Добрые люди донесли о сём, - склонился дьяк.
  - И что же нам делать?
  - Надобно говорить со свеями, иного не мочно учинять. Ежели мы дадим лучшие условия для войны с Польшей, то...
  - Тут подарки нужны, а рухляди мягкой мало дают! - резко оборвал Грамотина царь и повернулся к Борису Михайловичу Лыкову, ведавшему Сибирским приказом.
  - Как мало, великий царь? - пролепетал Лыков. - Исправно даём.
  - Больше надо. Больше! Расходы военные требуют оного, - ответил самодержец.
  - Так ведь это, Ангару-реку перегородили нам, а далее хода нет. То голова Енисейского стола ужо сказывал в письме своём. А людишки бают, места для промысла зверя там богатые...
  - Так что ты молчал, сукин сын?! - едва повысил голос Михаил Фёдорович.
  - Я же всё исправно отписывал...
  - Кому? О чём мелешь, ежели токмо сейчас о сём речи ведём, подлец?! Помню я ангарских людишек! Беклемишева, Василя Михайловича, посылал я в Енисейск, дабы он справился о том, да токмо вестей от него нет покудова.
  - Зато от ангарских людишек вестишка имеется, великий царь, - Лыков цыкнул на дьяка Шипулина и тот с великой робостью протянул царю на широком серебряном блюдце золотую монету. Михаил Фёдорович взял её, повертел, внимательно оглядывая. Вскоре побагровел лик его от гнева, но царь унял его и, спрятав монету в кулаке, спокойно молвил:
  - Слать за Беклемишевым в Енисейск немедля. Пошли вон все.
  Низовья Ангары. Май 7145 (1637)
  - Енисей-батюшка недалече, - объявил кормщик Макар, невысокий жилистый мужичок из казаков.
  Ребята Матусевича тотчас же зашлись в приступе смеха - последний раз Макар открывал рот, когда прошли братские пороги. Сказать, что он отличался немногословностью, значит, не сказать ничего. Но кормщиком он был от Бога, чувствовавший реку нутром, поэтому в прохождении самых опасных участков порожного сплава с ним можно было чувствовать себя в безопасности.
  - Немой заговорил... Раз наш Макар сегодня такой разговорчивый, быть хорошему дню, удача ждёт нас! - продолжали веселиться парни, которым выпало хоть какое-то развлечение в этом долгом и однообразном путешествии по Ангаре.
  Игорь Матусевич тоже улыбался, сам же Макар невозмутимо скользил взглядом с речной глади на зелёно-голубой ковёр вековой тайги, что тянулась от горизонта до горизонта, перемежаясь сопками да редкими вкраплениями берёзовых и осиновых рощ.
  - Когда этот ваш Радек доведёт до ума свой масло-дизель? Яйцеголовых - на два института, а они всё волыну тянут, - бормотал один из матусевцев, сидевший на вёслах.
  - Ну так и помог бы идеями, - ответил его сосед, медбрат из Мурманска.
  - Не мой профиль. А ты лучше подумай, сколько нам обратно грести придётся, - усмехнулся спецназовец.
  Собственно, для дизеля нет никакой разницы, заливают в него солярку или подсолнечное масло, в случае с ангарцами масло идёт конопляное. Кстати, биотопливо сгорает в двигателе значительно лучше, чем солярка, и делает выхлоп более чистым, что немаловажно. Для получения хорошего биодизельного топлива достаточно смешать девять частей масла с одной частью метилового спирта, добавить немного щелочи для ускорения реакции да подогреть полученную смесь до шестидесяти градусов и немного подождать. В результате масло распадается на метиловый эфир, который сливается и заливается в топливный бак, на оседающий на дно глицерин. Глицерин потом забирался медиками на свои нужды. Проблема встала только из-за смесительной установки, Радек хотел устроить нечто похожее на реакторную колонну, но его останавливала несовершенная пока металлургия Ангарии. Приходилось всё делать в уже привычных условиях, по упрощённой технологии - зато скоро можно нагрузить работой все девять дизельных моторов от лодок.
  Через несколько часов вдали стали видны стены Енисейского острога, который поначалу показался Матусевичу несколько неказистым после осмотренных им Удинска и Владиангарска. Стены и башни были невысоки, казалось, что их будет несложно преодолеть даже туземцам, будь у них хоть какой опыт в этом деле. Однако подойдя поближе к острогу, Игорь удивился: неказистый издали, вблизи Енисейск производил большее впечатление. Широкие, окованные железом ворота, квадратные, будто влитые башни, крепкие стены, часовые на стенах - всё это смотрелось уже несколько серьёзней. А у причала уже собиралась небольшая толпа.
  Матусевич дал время Беклемишеву, чтобы тот подготовился к встрече ангарцев, приказав сушить вёсла и, используя течение, маневрировать к причалу. Игорь и его люди времени тоже не теряли, заранее поддев под одежду свои бронежилеты, которые вызывали трепетную зависть у всех военных из Российской Федерации - от полковника Смирнова до последнего матроса. Почти невесомые, по сравнению со стандартными армейскими бронниками, они к тому же были пластинчатыми, то есть облегали фигуру и, что немаловажно, энергия пули, попадавшей в бронежилет, гасилась за счёт вязкого первого слоя защитного покрытия жилета. Синяки были, конечно, но не столь болезненные.
  Заряды парализаторов были на максимуме - мало ли чего удумает царский воевода, а в плен попадать ангарцам никак нельзя. Один товарищ Матусевича, капитан Павел Грауль, взял весьма объёмный кошель с золотыми монетами, а второй, капитан Кабаржицкий - мешок со скатанными шкурками чернобурой лисицы и соболя лучшей выделки. Игорь же захватил подарок от Соколова - кожаный патронташ к ружью, подаренному ранее Василию Михайловичу. Презент был выполнен в виде сумки, на которой был вышит герб Ангарии и вензель князя Сокола. Патронташ, естественно, был наполнен.
  Когда бот уже встал у причала и троица ангарцев стояла на мостках, Матусевич заметил неспешно идущего к реке Беклемишева. У берега он встал, ожидая, что майор сам подойдёт к нему. Встреча была скупа на эмоции, похоже, воевода обиделся на то, что князь сам не приехал и показал это Игорю, посетовав на отсутствие княжеского стяга на корабле ангарцев.
  - День добрый, Василий Михайлович! - приветствовал Матусевич воеводу.
  Тот, хмуря брови, отвечал:
  - И вам доброго дня...
  - Игорь Олегович, - подсказал майор.
  - Пройдёмте, гости, в мою скромную комнатку, поговорим о делах наших насущных, или желаете в баньку сначала?
  - Вот, людей моих, что в ботике, можно и в баньку. А мы вечером сходим. А сейчас, Василий Михайлович, давайте сразу к делу, - Матусевич выразительно потряс занятой объёмным свёртком рукой.
  Воевода это заметил и, усмехнувшись, повёл гостей в острог.
  - За подарок такой благодарен премного, а князю Ангарскому, Вячеславу Андреевичу, передай от меня сердечную благодарность и почтение, - Беклемишев рассыпался в благодарностях, попутно думая о том, что же отдарить, в свою очередь, князю.
  - Василий Михайлович, мы с вами заключили договор о взаимной дружбе, - перешёл к делу Матусевич. - Теперь нам нужен новый договор...
  - О границах, вестимо? - осведомился воевода. - Ведь токмо речная граница прописана, а сего мало, что о восточных украйнах?
  - Нет. Пока рано о тех границах речи вести. Наши украйны не определены до сих пор, пока что оставим это, воевода? Князь Сокол хотел бы, чтобы ты, воевода енисейский, рассказал бы в Москве то, что княжество Ангарское готово сдавать Московскому царству это, - Матусевич брякнул о стол увесистый кожаный кошель с заранее распутанными тесёмками. Как и хотел Игорь, из кошеля высыпалось немного золотых чеканных монет Ангарии, покатившись по широкой крышке стола. Игорь ожидал увидеть жадный блеск в глазах воеводы. Но нет! Беклемишев, лишь удивившись монетам, взял одну из них, что почти докатилась до него, осмотрел её, да поцокал языком. Но ни в жесте его, ни во взгляде не было и намёка алчности. Что же, миф о повальной продажности царских чиновников ещё не обрёл почву для себя, ожидая лучших времён. - И это, - продолжил уже деловым тоном майор, раскатывая шкурки соболя, чернобурой лисицы, горностая и куницы.
  - Выделка хороша, ишь как мех играет! - кивал воевода, играя на руках мягкой рухлядью - основой московского бюджета. - Так се говорит о том, что вы готовы давать ясак и пойти под высокую руку царя московского, государя самодержца всея Руси? - недоверчиво посмотрел на Матусевича воевода.
  - Нет. Это нам без надобности, - отрезал Игорь. - Нам нужно, чтобы Енисейск не чинил препятствий проходу наших караванов по Енисею. Ещё пропускал бы охочих людишек с Руси до нас. - Воевода кивал, а Матусевич, сделав паузу, продолжил: - А ещё мы хотим менять золото и меха на людей.
  - Людей? - искренне поразился Беклемишев. - Государь наш, Михайло Фёдорович, силы свои кладёт для вызволения полоняников наших из магометанской неволи! Выручить их, кого нехристи увели в полон, - начал закипать воевода, - а ты хочешь, чтобы мы разбойному племени уподобились?! Что бы учинили рабскую торговлю?
  - Погоди, воевода, - начал было майор, но был прерван очередным взрывом праведных эмоций енисейца.
  - Не может государь наш торговать своими подданными, аки цыплятами! Пошто се? - небрежным движением руки Беклемишев отпихнул подальше от себя меха.
  - Не нужны нам рабы, люди нам надобны. Не можете своих - понятно, мы возьмём литвинов, ливонцев, ляхов, финнов - людишек с порубежья московского.
  - И какова цена подушная будет? - хмуро спросил после некоторой паузы воевода.
  - Уж в этом мы сойдёмся, а цену дадим высокую. А это в задаток оставлю, Василий Михалойвич.
  Беклемишев тотчас упрятал ценности в кованый железом сундук с хитрющим замком и предложил пройти в трапезную. А там воевода нежданно для себя попал под перекрёстный допрос, что учинили ему Грауль с Кабаржицким.
  ...Ночью Игоря разбудил Грауль:
  - Игорь, енисейцы шумят! По-моему, они полезли на бот, а там ховались Савка с Богданом, успокоили их. У воеводы истерика, скоро тут будет тесно.
  Владимир взволнованно посматривал в приоткрытую дверь их комнаты, куда залетали звучащие в доме возбуждённые голоса. Как и говорил Павел, по лестнице, ведущей на второй этаж дома, где ночевали ангарцы, застучали тяжёлые сапоги.
  - Володя, сними парализатор с предохранителя, - спокойным голосом сказал Матусевич, - и в голову не целься, если дело дойдёт до крайнего. Отойди от двери!
  В комнату шумно ворвался Беклемишев:
  - Почто люди твои казачков моих жизни лишили?! - выкрикнул он.
  - Погоди-погоди, воевода, - Матусевич выставил вперёд ладони, показывая своё намерение разрешить дело миром. - Что случилось-то? Я своим людям говорил ночью не высовываться из дома, неужели они выходили?
  - Нет, это случилось на причале!
  - Раз так, айда на причал, воевода, - предложил Игорь.
  К тому времени, как небольшая толпа подошла к Енисею, парализованные казаки начали очухиваться. Оказалось, что они после того, как ангарцы ушли в острог, чтобы попариться в бане, наблюдали за ботом - остался ли на нём кто-нибудь. А так как корабль был крытым - с тремя каютами и небольшим трюмом, разглядеть кого-либо в нём было весьма затруднительно. Наконец, глубокой ночью, так и не заметив никакого движения на борту, енисейцы решились осмотреть корабль ангарцев поближе.
  Ясно, что сделали они это по указанию воеводы - у Матусевича не было никаких иллюзий по поводу любознательности казаков. Когда совсем осмелели, они решили подняться на бот и приставили к борту мостки. Немного робея, помня муссировавшийся несколько лет слух о невиданной военной силе ангарцев, первый из енисейцев ступил на мостки, второй за ним, подсвечивая себе путь факелом, за ним ступил и следующий, а остальные остались на причале. Первый, едва спрыгнув с борта на палубу, тут же получил заряд и, охнув, завалился на спину. Второй, ступая по инерции за ним, успел метнуть факел в зев открытой двери в большую каюту, где находились двое ангарцев. И он получил свою порцию и упал ничком у борта на канатах. Третий казак попятился и, пытаясь развернуться на хлипких мостках, тоже успел схватить заряд и рухнул в воду. Двое оставшихся горе-шпионов опрометью кинулись в острог, оглашая окрестности Енисея благим матом. Савелий, лейтенант-спецназовец из Ревеля, прыгнул в воду за упавшим казаком, который, будучи парализован, камнем пошёл ко дну. Богдан подсвечивал ему брошенным казаком факелом.
  И вот теперь, когда встревоженные ангарцы и рассерженный воевода пришли к пришвартованному боту, охраняемая двумя ангарцами троица незадачливых казаков начала ворочаться, удивлённо вытаращив друг на друга глаза. В наступившей тишине, нарушаемой лишь потрескиванием факелов, всё было ясно и без слов. Воевода, дабы избежать неудобных вопросов Матусевича, решил начать первым, принявшись раздавать пинки и оплеухи пытающимся встать на ноги казачкам.
  - А ну пошли отседова! Чего развалились? Вконец очумели, по гостевым кораблям лазить!
  Казаки, охая и терпя затрещины воеводские, пытались на плохо слушающихся ногах побыстрее убраться в острог.
  Утро следующего дня
  Беклемишев, провожая Матусевича до бота, всё приговаривал:
  - Да ты, Игорь Олегович, зла-то не держи на меня. Должон я был проведать корабль ваш, нешто без этого можно?
  - Да я понимаю, Василий Михайлович, служба такая. А я бы вам и так показал бы всё, только скажите, - проникновенно сказал майор, похлопав Беклемишева по плечу.
  - Узнать я хотел, - хитро посмотрел на Игоря воевода, когда они уже подошли к носу бота, стоящего у причала. - Енто вот что? Неужто пушки упрятаны за накладной доской?
  - Они самые, - кивнул майор и, подняв голову, крикнул находящимся на борту:
  - Эй! Кто у пушек есть? Лука! Сними заглушку с этой стороны, - Матусевич похлопал ладонью по утопленному в отверстии орудийной бойницы подобию пробки, обитой по бокам кожаными обрезками.
  Такая же бойница была и со стороны носа. Деревянная чурка ушла внутрь, явив воеводе чёрный зев жерла стоящей на палубе крытого носа корабля пушки.
  - Эка! - крякнул Беклемишев и указал на другую заглушку. - И что же, там тако же, там тоже пушка имеется?
  Матусевич, улыбаясь, кивал. Да мол, оружны мы безмерно, дорогой ты наш человек и опасны дюже. Потому-то и надо с нами дружбу иметь. Дружба - штука полезная. Пусть даже и всего одна пушка на носу корабля да вторая на корме.
  - А ещё можно железными листами пушкарей укрыть, дабы не поранило их от вражеского огня, - сказал вдруг Игорь, заставив воеводу задуматься. - Ну ладно, Василий Михайлович, мы в обратный путь пойдём, прощай. Прошу тебя только, передай всё в точности царю - все наши предложения записаны в грамотке. Ну а если цена наша малой покажется, давайте свою цену. Подумаем. А то, глядишь, и сможем помочь чем и тебе, воевода, ну и царю, вдруг, чем чёрт не шутит, мало ли.
  - Прощевай, Игорь Олегович. Приложу я всё раденье своё, дабы царю донесть всю правду и слова ваши. К нашему общему удовольствию, - добавил Беклемишев и, пожав руку Игорю, пошёл в острог.
  Байкал, п-ов Святой Нос, Баргузин. Июль 7145 (1637)
  После путешествия вдоль живописнейших байкальских берегов руководство Ангарии прибыло в свой посёлок на восточном берегу озера. Вигарь, ведший бот, был спокоен - летний Байкал сюрпризов не преподносит. Летом на глади сибирского сокровища господствует штиль. Бывший святицкий помор со свояком уже обжился на берегах озера, ловил рыбу, понемногу бил нерпу, её мех шёл на зимнюю одежду, что в будущем шла бы в Московию, а тюлений жир, столь полезный для нормальной жизнедеятельности организма человека, забирали медики. Поморы исходили уже весь Байкал, попутно исправно выполняя роль перевозчиков между его берегами.
  Баргузин представлял собой небольшое поселение - всего лишь несколько жилых домов и три помещения для обработки гуано и материала серных выходов. Потому-то и стоял в Баргузине специфический запах - мама, не горюй! Поэтому, после того, как инспекция Радека закончилась, все с облегчением переместились на облюбованную баргузинцами полянку для пикников, что находилась в получасе ходьбы от посёлка, в некоторой глубине полуострова. Пока готовили уголь для шашлыка, четверо власть имущих ангарцев разговорились в беседке.
  - Ну, рассказывай, Николай, что у нас с нашим будущим? Как дела в целом обстоят? - спросил профессора Смирнов.
  - Сразу скажу: дела у нас идут гораздо лучше, чем я предполагал. Дело в том, что бытовавшие опасения насчёт того, что, дескать, ум человека века семнадцатого и века двадцать первого различен - благополучно провалились. С чем вас и поздравляю! - несколько напыщенно начал Радек.
  - Поясни, Николай, - попросил Соколов.
  - Обучаемость крестьянских детей, детей наших нетерпеливых товарищей, рождённых местными женщинами, и детей от наших с вами бывших сограждан совершенно одинаковая! Разум человеческий одинаково хорош, надо лишь развивать заложенные в человеке способности.
  - Это мы поняли, - улыбнулся Соколов, - а что по количественному показателю? Раз уж мы разобрались с качественным.
  - Сейчас скажу, - Радек достал из своей сумки набитый вложенными листами бумаги потрёпанного вида ежедневник. - Имеется шестьдесят два ребёнка в возрасте от семи до десяти лет, которые обучаются или только начали обучение по физико-техническому направлению, ещё есть почти четыре десятка детей, которые не нашли у себя интереса к этому, каждому из них предстоит закончить обычную для нас с вами семилетку, чтобы быть грамотным человеком. А с остальными будем работать серьёзно. Николай Валерьевич, - обратился Радек к Сергиенко, который, слушая своего коллегу, наблюдал, как насаживают мясо на шампур.
  - Да, Николай? - несколько рассеяно ответил профессор.
  - Ты голоден, что ли? - рассмеялся Радек. - Будешь курировать Новоземельское училище, я курирую Белореченск. Наша задача - дать этим детям максимум знаний с тем, чтобы они в будущем смогли дать то же самое уже своему молодому поколению. Это очень серьёзно, Николай!
  - Да, естественно, - твёрдо ответил Сергиенко, - я приложу все свои усилия.
  - А что же, эти сорок-то, ленятся, что ли? - озабоченно спросил Радека Смирнов.
  - Нет, лени нет совсем. В отличие от оставленных нами в Российской Федерации школ, где у детей множество различных интересов, помимо получения знаний, здесь ничего лишнего нет и единственная альтернатива учёбе - это работа. Здесь дети тянутся к знаниям, хотят узнать что-то новое. Каждый урок - это новое открытие, мне было приятно наблюдать за работой наших учителей. Малыши участвуют в процессе обучения, занятия построены в форме живого диалога, ярких примеров.
  - Но с процессом взросления надо будет составлять новые программы? - спросил Сергиенко.
  - Ну да, для этого я и тебя поднапряг, - улыбнулся Радек.
  - Понятно. Да, кстати, можно поздравить друг друга с пенициллином? Не зря столько мышей наши биологи умучили! - рассмеялся Сергиенко.
  - Да уж, Дарьюшка постаралась! Памятник ей можно отлить при жизни, - согласился Радек.
  На завершающем этапе испытания препарата многочисленные впрыскивания пенициллина, производившиеся каждые три часа подопытным мышам, зараженным золотистым стафилококком, приносили им полное исцеление. Контрольные мыши, не получавшие пенициллина, умирали все до единой. Это была полная победа! И без того небольшая смертность в Ангарии теперь имела все шансы быть ещё незаметней.
  Вскоре, после выражения бурной радости и утоления голода, разговор продолжился. Следующей темой был ушедший на Амур отряд Сазонова-Бекетова. Часть их людей ждали осенью с первыми вестями с берегов великой реки. Закрепляться на Амуре было необходимо, выход к океану для государства был важен не только с точки зрения возможностей торговли, но и для дальнейшей экспансии.
  - Ну это ты хватанул! У нас народу и двух тысяч не наберётся, а ты уже метишь дальше. И куда? На Аляску? - с немалым удивлением посмотрел на Соколова полковник.
  - Андрей, я жду вестей от Матусевича. Вполне возможно, что у нас появится канал для прохода людей к нам через Енисейск.
  - Как это? А енисейцы будут не против? - изумился Сергиенко.
  - В том-то и дело, что нет. Но для этого, надо время и воля царя. А я ему предложил, кроме того, и Строгановский вариант. Мы получаем кусок Урала для его использования и продажи пушек Москве, но это довольно рискованное предприятие. Я думаю, и сам царь на него не пойдёт, мы же просто показали серьёзность наших намерений. Просили же англичане пошуровать в Приобье.
  - Вячеслав, вы справились с новым затвором?
  - Пробуем, пока мне не докладывали об удачном исполнении, видимо, ждут стопроцентного результата и готовый образец ружья. Иголки - это, конечно...
  - Игольчатые винтовки - это кошмар был! Столько на них времени было потрачено, ресурса станков сколько! А на выходе - ну постреляли, а износ-то какой быстрый! В стволе шлак накапливается, иголки то и дело ломаются. Не дело, а баловство какое-то, - разошёлся вдруг Радек. - Хорошо, склепали их не так много.
  - Ну вот я и говорю, игольчатая винтовка - это, конечно, неплохая тренировка, опыт для мастеров. Но ведь отказываться от него надо срочно? - с улыбкой поглядывая на профессора, продолжил Вячеслав.
  - Калибр уменьшить не удалось? - спросил Сергиенко.
  - Нет, - покачал головой Соколов, - тринадцать, менее не получится.
  Эпопея с вооружением солдат княжества подходила к своему первому промежуточному этапу. Намучившись с двумя видами игольчатых винтовок, взвесив все минусы и плюсы, решено было от них отказаться. Путь оказался тупиковым, однако мастера получили огромный практический опыт. Теперь нужно было, упростив и усовершенствовав конструкцию механизмов оружия, остановиться на наиболее долговечном, простом в изготовлении и лёгком в обслуживании.
  - Пули латунные или свинец? - спросил Смирнов.
  - Нужен свинец, конечно. Наши геологи нашли два близких варианта, годных к добыче нашими силами. Это выходы цинково-свинцовых руд на реке Холодной - это северо-западный Байкал и нерчинское месторождение, - проговорил Соколов, - там карьерный способ добычи. Можно справиться, как с углем.
  - Речной вариант сейчас, несомненно, удобнее, - решительно сказал Радек. - Выплавку можно наладить там, транпорт опять же под рукой.
  - Согласен, Николай. А нам выходить на оптимальное вооружение уже давно надо - неизвестно, как царь отреагирует на наше предложение, он может и войско послать, вместо купцов и менял. Да и с Амуром надо решать.
  Верхний Амур. Март 7145 (1637)
  Как называлось селение даурского князя Албазы, Сазонов не знал, да и нужды в этом не было. Ибо имя этого безвестного князька само по себе красноречиво говорило о названии его поселения. Насколько было известно Алексею по обстоятельным обсуждениям перед походом, это даурское поселение было настоящим рубленным деревянным острожком, окружённым серьёзным частоколом на валу, со рвом, башнями и воротами и с правильной формы периметром укреплений. Однако сейчас перед его взором находилась обычная деревня на десяток-другой дворов, над домами курились дымки очагов, лаяли псы, мычали коровы. Деревня деревней, но место удачное - пашенная земля вокруг стоящего на возвышенности посёлка, лес подступал неподалёку, а на Амуре прямо напротив посёлка - крупный остров, подходящий для речной цитадели, сходной с Удинском.
  - Что-то совсем небольшой посёлок, Шилгиней, - обернулся к сидящему на коне князю Амурскому Сазонов.
  - Да и сам князь Албаза моложе меня, - горделиво ответил даур.
  После того, как несколькими быстрыми рейдами на лежащие неподалёку от Умлекана посёлки, отсоединившиеся было от него, были приведены в покорность, Бекетов продумал церемонию возведения Шилгинея в князья Амурские. Поэтому шесть выборных представителей от вновь подчинённых поселений и двое бывших данников Албазы были приведены к присяге на верность Шилгинею, как князю Амурскому. Также они обязались платить ему ясак, но не только шкурками, но и зерном, скотом и птицей. Ясак был вполне посильным, многого от дауров не требовали, - Сазонов помнил из истории, чем обернулись для казаков грабительские набеги на амурцев: маньчжуры легко перетянули все местные племена на свою сторону при конфликте с русскими. Сейчас этого допустить было нельзя.
  - Теперь я могу спокойно уйти к предкам, - молвил Тукарчэ после того, как сам Шилгиней принёс вассальную присягу неведомому ему князю Ангарскому и обязался быть его данником.
  Старик уехал с небольшой свитой в Умлекан, наказав юноше крепко слушать большеносых русов.
  'Опорный пункт на Амуре найден. Будем строиться!' - думал Алексей.
  - Товарищ майор! Бабу поймали даурскую, что в селении была. Хотела в лес удрать! Ничего так, ладная, - Матвей спустил с коня шипящую девушку.
  Та и впрямь была довольно миловидна, на взгляд Сазонова, отличаясь от остальных туземок более мягкими чертами лица.
  - Пётр, переводи! Спроси её, где Албаза и почему все жители убежали?
  Тунгус перевёл, даурка же, после горделивой паузы, начала говорить. Оказывается Албаза и его люди сбежали ещё позавчера, когда вечером прискакал гонец из занятого мелким князьком Шилгинеем посёлка, принадлежащего дяде Албазы - Илгиня. С этим Шилгинеем были люди, не виданные доселе на Амуре. Да и вообще - невиданные вовсе, вот и убежал молодой князь к дядюшке. А отчего жители сбежали? Так ведь князь их сбежал в спешке, вот и боятся дауры врага неведомого.
  - Пётр, скажи ей, что бояться некого, просто власть поменялась. Никого обижать мы не будем. Пускай зовёт старосту деревни, чтобы он принёс присягу новому князю - Шилгенею Амурскому, а заодно и князю Ангарскому. И спроси, как её зовут.
  - Говорит, что Сэрэма.
  - Ну иди теперь, Сэрэма, за своими людьми. Пускай все возвращаются в деревню. Олег, - подозвал сержанта, - скажи людям, пускай располагаются пока в княжеском доме. Всем места не хватит, отдыхать по очереди. К даурцам в дома не лезть! Организуй дозоры.
  - Они возвращаются, товарищ майор! - Матвей указал плёткой на опушку леса, где собирались бежавшие было дауры.
  - Шилгиней! Тебе стоит успокоить их самому, - предложил Сазонов юноше.
  Тот, кивнув, поскакал к всё ещё опасающимся возвращаться в посёлок даурам.
  Вскоре те стали сторожко возвращаться в свои дома. Мужчин почему-то было меньше обычного.
  - Албаза увёл воинов с собой. Он ещё вернётся. Сейчас он к Бомбогору ушёл помощи просить, вернётся со многими солонскими воинами, - пояснила Сэрэма.
  - Мы уже на слуху у этого Бомбогора должны быть, - усмехнулся Бекетов.
  Вечером, Бекетов и Сазонов, сидя на циновках у очага обсуждали с Шилгинеем и Петром дальнейшие действия экспедиции и варианты развития ситуации всвязи с их захватом посёлков, принадлежащих даннику солонского князя. Князь этот, как выяснялось, был один из сильнейших в регионе и даже пару раз поколачивал разведывательные отряды маньчжур, проникавших в Приамурье.
  - Думаю, стоит отправлять обратно в Баргузин несколько человек с новостями, - решил Сазонов.
  Бекетов с ним согласился:
  - Нужны ещё припасы для ружей, а то воинов у ентих князей много.
  - Товарищ майор! - воскликнул стоявший у входа в княжеский дом часовой тунгус, просунув голову за дверную занавесь. - Эта баба в дом рвётся!
  - Ну пусти её, - несколько удивился Алексей.
  Вошла Сэрэма, бросив горящий взгляд на Сазонова, и прошла на левую половину дома. Она что-то говорила и Пётр тихонько начал переводить:
  - Она жила тут, ищет вещи свои и хочет уйти потом. Наверное, была одной из жён князя.
  - Скажи ей, что она может жить тут и дальше. Не надо никуда уходить, - быстро ответил Алексей.
  Тунгус перевёл ей слова майора, и она, негромко ответив ему, бесцеремонно присела к горевшему очагу, выставив худенькие руки к огню.
  Алексей с интересом поглядывал на девушку: 'А ведь она и правда очень красивая!'
  Сэрэма грелась у огня, уставившись на пляшущий языки миндалинами глаз, в которых причудливо отражалось пламя. Она не переставала что-то повторять себе под нос, выгибая тонкие брови, было видно, что она расстроена.
  - Пётр, её что, обидел кто?
  Они негромко переговорили, причём кончилось всё тем, что девушка, скривив в гримасе ротик, выкрикнула какое-то ругательство, и ушла в свой угол помещения, к другому очагу, в котором тлели угли. Подложив немного дров в обложенное крупными камнями кострище, она зарылась в ворох одеял и вскоре затихла. Повисшую неловкую паузу, когда мужчины, стараясь не смотреть друг на друга, разом уставились в огонь, нарушил Сазонов:
  - Петь, чего она бесится-то? Сказала хоть что-то?
  - Она была младшей женой Албазы, Сэрэму прислал ему в подарок дядя, взяв девушку у одного из подвластных ему князьков. Так вот, когда Албаза убегал, то её он с собой не взял. Двух других жён взял, а её нет. Значит, она ему не нужна, значит, она плохая жена и её теперь ни один хороший воин себе не возьмёт.
  - Эка! Как всё сурьёзно, гляди-ко, - крякнул Бекетов. - Ладная девчонка, может, кто из наших ребят её возьмёт?
  Сазонов с удивлением отметил, что ему совсем не хочется, чтобы её кто-то взял себе. До сих пор, по прошествии почти девяти лет со дня попадания в этот мир, постоянной подруги Алексей себе не нашёл. Не говоря уж о жене. Хотя свой мужской голод он утолял регулярно с разными женщинами, остановиться, сделать выбор, он не мог. А ведь почти все его товарищи сделали это и уже давно, у всех были дети, хоть по одному, но были. Сазонову же и Соколов, и Петренко, даже Радек, у которого жена была второй раз на сносях, постоянно талдычили о необходимости жениться.
  - Тебе уже сорок два, Алексей, женись. Потомство надо оставить! - пенял ему, бывало, Соколов.
  Алексей Вячеслава понимал, но нежелание жениться и иметь детей самому себе объяснял тем, что не может забыть свою жену Наталью и годовалых близнецов, оставленных в такой далёкой теперь России. Со временем боль утраты дорогих людей притупилось, оставив на душе зарубцевавшеюся рану, ноющую в памятные дни Наташи и детей.
  - Алексий! Когда, говорю, отряд назад слать будем? Да очнись ты ужо! - Бекетов пихнул Сазонова в плечо.
  - А... Что? - растерянно произнёс Алексей. - Как когда? Как острог поставим. В конце апреля ориентировочно.
  Бекетов, зевая и крестя рот, кивнул:
  - Добро, я спать, - и укрылся шкурой оленя.
  Пётр тоже ушёл спать к своим. Сазонову же не спалось. Проворочавшись около часа, до одури наслушавшись богатырского храпа Петра Ивановича, Алексей решил пройтись по посёлку - проверить внутренние посты. В ночном Албазине было тихо, лишь изредка побрёхивали псы, доносились оклики часовых да потрескивали разложенные костры на поселковых тропах, по которым прогуливались тройки караульных. Выносные посты охраняли небольшой периметр вокруг посёлка и несколько укрытых секретов сидели в местах, где возможно подойти к поселению. Их указали немногочисленные охотники, оставшиеся в Албазине.
  - Ну что, братцы, тихо? - Сазонов подошёл к одному из патрулей - казаку и двум тунгусам.
  - Так точно, товарищ майор, тихо, - по-уставному ответил казак. - Вы бы отдохнули.
  Вернувшись в дом Албазы, Сазонов сунулся было к одеялам, наваленным неподалёку от дышащего теплом кострища. Но, вздрогнув от неожиданности, краем глаза заметил фигуру в дальнем конце помещения, сидящую у второго очага. Это Сэрэма наблюдала за ним.
  Алексей чертыхнулся: 'И чего девке не спиться!' - и принялся устраиваться на ночлег. Кинув взгляд на ту половину помещения, майор понял, что девушка продолжала неотрывно следить за ним.
  - Чёрт побери! Один храпит, как рота дембелей, вторая в лунатиков играет, - выругался Алексей и решил уйти спать к крестьянам, расположившимся в соседней пристройке. Однако в дверях был остановлен жалобным голосом девушки.
  'Может случилось чего?' - мелькнула мысль. Подойдя к ней, он опустился на корточки и посмотрел на неё. Сэрэма, в свою очередь, уставилась на него. От даурки веяло теплом и мягким ароматом каких-то трав, исходящим от распущенных волос. Халат упал с плеч девушки, обнажив маленькие острые груди. Оторопев на секунду и почувствовав жаркий прилив эмоций, Алексей привлёк её к себе и нежно поцеловал. Сэрэма осторожно потянула его за собой, опускаясь на одеяла. Сазонов снял свитер и распахнув на даурке нижние полы халата, начал покрывать её тело поцелуями, позабыв обо всём на свете.
  Проснулся Сазонов от неясного шума, доносившегося от входа в дом. Раздавались голоса, среди которых различался и бекетовский, неумело приглушаемый им рокот.
  - Ну и не к спеху тогда, коли Пётр не сказал. Пускай поспит майор, умаялся он за ночь.
  'Вот подлюка, слышал всё! А храпел, будто спал беспробудно', - с улыбкой покачал головой Сазонов.
  - Что там, Пётр Иванович? - Алексей уже обувал ботинки.
  Одев куртку, майор бросил взгляд на спящую Сэрэма. Девушка, посапывая, свернулась калачиком на освободившемся месте под одеялом, и не думая просыпаться.
  'Всё-таки не похожа она местных', - мельком подумал Сазонов.
  - Да вот, Алексий, бают, шпиона поймали, - объяснил Бекетов.
  - Ну так пойдём посмотрим на него, что ли, - майор, натянув шапку, ступил на утоптанный снег перед входом и, обернувшись к часовому-казаку, сказал:
  - Поддерживай огонь в доме, да смотри за девушкой, чтоб никуда! И смотри не усни, - погрозил Алексей ему пальцем. - А Петра кликнули? - Сазонов обратился уже к морпеху, что принёс весть о пойманном лазутчике.
  - А как же. Там он уже.
  На окраине поселения, куда уже начали свозить на волокушах очищенные от веток стволы сосен для острога, стояла небольшая толпа. Двое морпехов, завидя приближающегося майора, подняли за шкирку невысокого мужичка, судя по помятой физиономии, он уже успел схлопотать за ошибочную несговорчивость.
  - Вот, товарищ майор, крался лесом к поселению, - доложил один из воинов.
  - Пётр, говорит что-нибудь? Кто это, вообще? - повернулся Сазонов к тунгусу.
  - Это Дунжан, староста этой деревни. Он говорит, что ушёл от людей Албазы, которые идут к Бомбогору, и решил вернуться домой, чтобы потом отсюда уйти с семьёй.
  Мужичок, поняв, кто тут главный, поднял на Сазонова глаза и попробовал было захныкать, сделав жалостливое лицо.
  - Так, всё ясно. Раз староста, пусть пока им и будет. Не выпускать никуда его, тем более с семьёй. Пусть сейчас валит домой, а днём будет приносить присягу Шилгинею, а потом и нашему князю Соколову.
  Глава 7
  Ангарск, Посад, 2-я линия. Ноябрь 7145 (1637)
  - Прокопушка! - в мастерскую Славкова заглянула жена Любаша, тут же сморщившись от тяжёлого запаха выделываемой кожи.
  - Чего стряслось, Люба? Дверь-то прикрой - холодину тянет.
  - Да оторвись ты от кожи своей, ради Бога, пойдём. Там до тебя люди с правления явились.
  У забора Славковых стояло две подводы, с запряжёнными в них оленями. Первая была загружена мешками, свёртками, разного размера ящиками и ящичками. Ко второй подводе были привязаны две коровы и несколько коз. Там же возился казак, Прокопий не смог вспомнить его лицо. Возница с интересом осматривал дом и двор Славковых. У Прокопия опустились руки.
  'И тут сызнова началось! Не верил же, и вот на тебе, - обречённо подумал он. У Славковых имелось две козы, с десяток несушек, да кое-какой нехитрый запас на зиму. - Неужто заберут?! Как же дитятям без молока?' - мелькнула ужасная мысль.
  Оглянулся на дом, а там двое меньших - Сташко и Мирянка уткнулись носиками в стекло. К ним подошла и Ярушка, оторвавшись от своего чтения, приобняв малышей. Люба же стояла на крыльце, опершись о перила. Её округлившийся животик уже заметно выпирал из-под овчинного полушубка.
  'Да нет! - сплюнул Прокопий. - За каким лядом им отбирать, тут не Белоозеро же! Сам Сокол обещал всякое вспоможенье нам! Да тут даже церковь десятину не берёт! Опять подъёмные, без сомненья', - успокоился переселенец.
  Просто непривычно было для Славкова такое внимание князя к простому крестьянину. Никогда он и не слыхивал о таком. Где же это видано? Прокопий прекрасно помнил, как два года назад получал некие 'подъёмные' - семена, инструмент, утварь для дома да и сам дом. И какой дом! Такого не было ни у одного старосты на Белоозере. Чтобы со стеклом незамутнённым, да с черепицей, да с полом тёплым и с печью, что топится не по-чёрному. Помнил Славков, как вселялся в дом, когда ангарцы только-только заканчивали крыть крышу. Первые дни Славковы ходили, как во сне, боясь проснуться. А потом привезли по реке и 'подъёмные'. И землицу выделили безо всякого холопства!
  Правда, Прокопию было сказано одним из ангарцев, что это всё дарится не просто так, забавы ради, а с умыслом, что поселенцы будут трудом своим доказывать нужность княжеству. Что и дом, и земля, и семена, и безопасность даётся его семье в подъём. И чтобы семья его увеличивалась. Вот сегодня и приехали люди княжеские, дабы посмотреть воочию, как он, Прокопий, белозёрский поселенец, поднялся. А что он сделал полезного?
  'Работаю с кожей, упряжь почти вся в княжестве моя, сынишка, вона, какой головастый - в княжеской школе науки разные изучает. Дочь тоже...' - вихрем пронеслись мысли в голове Прокопия.
  - Хозяин! Открывай ворота, чего столбом стоишь? - крикнул мужик с первой подводы, обрывая тревожные думы бывшего белозёрца.
  - Да, ужо открываю, - отпирая запор, бормотал Прокопий, вспомнив Акима - помощника старосты ангарского посада. Частенько он видал его у правления.
  Отведя створку Славков чуть не столкнулся с коровьей мордой, которая обдала его тёплым дыханием и мокро фыркнула. Казак пытался пропихнуть корову в открытые наполовину ворота.
  - Пошто се... - раскрыл рот от удивления Прокопий.
  Казак заводил корову во двор, придерживая створку ворот рукой.
  - Здорово, хозяин! Доброго вечера, - покряхтывая, поприветствовал он Славкова.
  - Доброго... - оторопело пробурчал Прокопий, принимая верёвку, которая тянулась к коровьему рогу.
  - И две козы, Сидор! - крикнул казаку мужик, сгружавший вместе с тунгусом мешки и ящики с первой подводы.
  Когда Сидор затащил во двор коз, первый возница со значением погладил висевшую на груди бляху помощника старосты и торжественно произнёс:
  - Ведомо стало посадскому голове, что ты, Прокопий, хозяин справный и многочадный. Работу справно исполняешь, шорку добрую шьёшь и детей в школу посылаешь. По всему выходит, что ты примерный гражданин нашего княжества. Жалует он тебя за то от имени самого Сокола дойной коровой, да двумя козами. А жене твоей княгиня послала разных подарков. Зови принимать гуманитарку.
  - Что принимать?
  - Забыл что ли? Али не получал ещё? Ну да, в том году на Усолье остановились. Счесть она должна подарки от княгини, да подпись свою поставить на накладной. Что де доставлено всё без порчи и убыли. Сына кликни - он грамоте и счёту учён, поможет. Нам ведь ещё к Стрельцовым надо.
  - Так ведь в Белоречье он, в княжьей школе. Да у меня и Ярушка грамотная.
  Скотину привязали к забору, а помощник старосты вместе с Любашей и Ярушкой, раскрасневшимися от радости, сверяли содержимое мешков, коробков, свёртков и пакетиков с длинным списком. Прокопий же осторожно расспрашивал второго возницу, что это за 'гуманитарка' и за какие заслуги ему дали корову. Возница - такой же посадский ремесленник, гончар с первой линии, рассказал, что коровами отметили не всех, а только его самого, Прокопа вот и ещё Петра-котельника.
  - Говорят, и иным потом дадут, просто чичас коров мало. Их у братских людей выменивают на железо, - негромко отвечал возница.
  Прочим же переселенцам дали коз и дары от княгини, причём по числу детей. В дарах тех Аким заметил зерно, земляные клубни, отрезы крашеного полотна, да пакеты, в коих ангарцы хранили семена. А также книги божественные и мирские. Казак, выходя со двора, нравоучительно заметил заученной фразой:
  - Любы нашему князю искусные мастера. Ибо воин державу защищает, а труженик воздвигает и украшает.
  Подошел Аким. Люба с детьми засновали по двору, перетаскивая 'гуманитарку' в дом, утварь и припасы - из сараюшки в сени, размещая коз в сараюшке, а корову - в освободившемся хлеву. Прокоп оправился уже от изумления, но, продолжая ждать какого-нибудь подвоха, спросил:
  - Нешто ещё раз подъёмные? Токмо теперь и корова? А за какие такие заслуги?
  - Как какие? У тебя, Прокопий, четверо детей и пятый будет по весне, - Аким подмигнул Славкову и, наклонив голову, кивнул на суетящуюся у коровы Любу.
  - Вона как... - протянул Прокопий.
  - Ну ладно, бывай! А за сеном потом к овинам приезжай! Кстати, у Стрельцовых-то шестеро ребятишек. Догоняй! - опять подмигнул ему мужик.
  Славков был совершенно сбит с толку. Доселе никогда он и не слыхивал о подобном - чтобы крестьянину люди государевы дали что-либо ценнее тумака. А вот подпол и холодник почистить, содрав две шкуры, да за взгляд хмурый плетью огреть - это обычное дело. Этого Прокопий навидался. Жена вон тоже до сих пор в себя придти не может! За какие такие деянья Славковы удачу такую заимели? Неужель токмо за то, что детей родили? Так то Божье провиденье, даст Бог - и родится ребёнок.
  Всё хорошо в Ангарии, никто крестьянину обид не учиняет. Да и работать на общинном поле ему тоже не надо - так как ремеслом он владеет нужным. Токмо свой надел и обрабатываешь. Весь урожай твой, после того, как княжескую долю отдашь. А отдашь по возможности: коли хорош урожай - больше дашь, не уродилось - никто не стребует. Но землица тут хороша, потому и возможность завсегда имеется. Да вона, ещё и привёзут снеди разной на зиму. А крестьян-то не заставляют работать на огородах княжеских - сами кремлёвские в землице и ковыряются. Даже сама ангарская княгиня Дарья и та ручки в земельке пачкает, а ведь она врачеватель! Пусть и лекарские травки, но сама пропалывает. Нешто видано се прежде? Оттого у Прокопия и у всех людишек, что сюда с поморами попали, любовь и почёт великий к князю Соколу имеется.
  Славков сидел, уронив голову на скрещенные на столе руки, наблюдая, как Сташко и Мирянка на тёплом полу играли в игрушки. Ящичек с ними оказался среди снеди и был тут же сцапан Ярушкой под свои девичьи секреты. Люба зажигала лучинкой свечу от печки - жёнушка готовилась прясть. В носу защипало, и скатилась вдруг одинокая слеза.
  А в окне над лесом багровел закат.
  Ангарский кремль, зал собраний клуба. Декабрь 7145 (1637)
  - Собрание объявляю открытым, - улыбаясь, развёл руки Вячеслав. - Итак, в следующем году у нас десятилетний юбилей - время подводить итоги, говорить о том, чего мы добились, а чего не получилось. Однако, что я хочу сказать: мы, оторванные от своей Родины, земли, своих детей и родителей, нашли в себе силы не сломаться, не сгинуть среди тайги. Не рассориться, оставив свои амбиции в угоду общего выживания. Знаете, для меня это было неожиданностью. Я, признаюсь, ждал чего-то эдакого...
  - Главное, что мы стали по настоящему сплочёнными. А то, что не рассобачились - это твоя заслуга, Вячеслав, - добавил Смирнов. - Не знаю, как бы стал решать вопросы управления нашим обществом я. Поэтому и доверил это дело тебе. Сначала я, признаюсь, был немного самоуверенным. Хорошо, я правильно понял, что не мой это профиль - налаживать быт. Смотрел я, как ты, Вячеслав, в своём посёлке управляешься, а потом и решил - пусть делом занимается тот, у кого это получается. Поэтому, правильно ты сказал: амбиции тут делу не помогут. А выживать надо. Вот я и решил оставить власть в угоду общим интересам.
  - И не прогадал, Андрей! - воскликнул Радек. - Вроде живём - и неплохо, а это самое главное.
  - Ну что же, давайте подведём итоги, - предложил Соколов. - Сначала по нашему сельскому хозяйству. Тамара Михайловна, рассказывайте.
  Сотникова, сидящая в креслице у торца стола, попыталась было встать, но Соколов тут же жестом усадил её обратно. Находящаяся на седьмом месяце беременности, главный ангарский агротехник начала рассказывать об успехах и проблемах сельского хозяйства Ангарии. В целом дела шли неплохо, приангарские почвы и почвы речных долин, богатые чернозёмом, давали стабильные урожаи, благодаря которым княжество имело возможность не выживать, а жить и делать запасы.
  Посетовала она на засушливый май этого года, из-за которого удалось получить только семьдесят процентов от запланированного урожая пшеницы. Опасения вызывала и река, весной сложно было спрогнозировать, насколько широко Ангара разольётся, уже несколько раз полностью погибали высеянные озимые.
  - Было бы неплохо подрывать лёд взрывчаткой, как делалось у нас, - предложила Тамара.
  - Нет у нас для этого столько взрывчатки. Сейчас химики только выходят на получение первых десятков килограммов пороха. Налаживается его массовое, поточное производство. И вообще, сейчас идет отработка технологии для будущего массового, в нашем масштабе, производства пироксилина.
  - Сергиенко обещает производство в промышленных масштабах примерно через три года, не ранее, - сообщил Радек.
  Тамара продолжила: разговор зашёл о лошадях, необходимых для того, чтобы уменьшить количество людей, участвующих в сельскохозяйственных работах. Механизация процесса: сеялки были удачно опробованы на лошадях казаков, а работать пробовали даже на оленях, но без особого эффекта. Усольцев отдал четырёх лошадей, но этого было мало.
  - Когда будут лошади? Мы ждём только их, вы обещали! Можно ведь сразу не только разгрузить людей, но и увеличить урожаи, - обратилась Сотникова к Вячеславу.
  - Лошади будут к весне, я обещаю! Мы занимались скупкой коров и телят у Шившея, было необходимо сначала раздать часть скота нашим поселенцам, что имеют много детей. В основном же семьи небольшие, они и соглашались на переезд из Руси. А многодетные важно поддержать, да и остальным наука и стимул к скорейшему повышению уровня рождаемости, - Соколов оглядел присутствующих, ища понимания. Люди кивали, верно, мол, мыслишь. Вячеслав продолжил: - Так вот, а коней он хочет менять на огнестрел. За табун в сорок голов вместе с молодняком просит два ружья и боеприпасов. Шившей - мужик неплохой...
  - Не ссытся? - прыснул Ринат. - А как со слухом у него?
  - Ринат! - укоризненно посмотрел на него Радек, да и остальные зашикали.
  Саляев поднял руки и сделал движение, будто бы застегнул рот на молнию.
  - В общем, с этим бурятом можно иметь дело. Кстати, у него напряги с одним ойратским князьком, так что можно расширить товарообмен.
  - Соседа вооружаешь, - заметил Радек.
  - А патроны-то у нас, - ответил за Соколова Смирнов.
  А тот добавил:
  - Николай Валентинович, нам лошади сейчас важнее. А далее, глядишь, пощипает ойрата на предмет лошадок да нам и пригонит. А патроны и верно, у нас. Нормально.
  - Вячеслав Андреевич, я бы хотела вернуться от патронов к нашим лошадкам. Евгений Лопахин работал в конесовхозе перед армией, отцу помогал. Сейчас в Удинске у Карпинского. Более никто из наших с лошадями не общался настолько близко, - сообщила Тимофеева, главный биолог экспедиции.
  Соколов кивнул и тут же записал информацию в свой пухлый блокнот огрызком карандаша. Ферму для разведения лошадей сейчас спешно достраивали под Новоземельском, уже заканчивали укладывать крышу и ограждать нехитрым забором три загона для животных. Этому придавалось огромное значение - при отсутствии транспорта, к которому так привыкли люди из пропавшей во времени и пространстве экспедиции, лошадь была отличным вариантом для решения этой проблемы. Оставалось лишь выучиться на них ездить. Ну а далее зависело лишь от успеха обмена с бурятским князем. Шившей тянулся к сотрудничеству с ангарцами, чувствуя в них уверенную в себе силу. Соколов хотел это использовать, склонив Шившея к союзническим отношениям.
  - Володя, ты закончил с отчётами по посёлкам в той форме, что я тебя просил? - Вячеслав повернулся к Кабаржицкому.
  Капитан только недавно приехал в Ангарск. До этого в течение нескольких месяцев он мотался по Ангарскому княжеству, собирая информацию о состоянии посёлков, быте, проблемах и их решениях. Написал он и характеристику каждому из старост поселений, отношению к нему жителей и его отношение к людям. Замечал он и наиболее успешных переселенцев. Особняком стояла статистика рождаемости и учёта многодетных семей, которым нужна помощь. Зная про ответственное отношение к делу и дотошность Кабаржицкого, Соколов надеялся получить исчёрпывающую информацию о состоянии дел.
  Владиангарск, замок на ангарских воротах княжества, был на особом счету. Крепость на острове и береговые бастионы были, наконец, достроены и тщательнейшим образом чуть ли не вылизаны под бдительным руководством Петренко. Городок, расположенный частью на острове, частью на правом берегу реки, был в отличном состоянии, повторяя своим видом, чистотой и убранством лубочные картинки об идеальном быте. Границу же Петренко держал на замке, никого не пропуская вверх по реке. Небольшие ватажки казаков время от времени появлялись в поле зрения тайно оборудованной на острове Нижнем заставы, отстоящей от Владиангарска на девять километров вниз по течению. Енисейские казачки обычно не поднимались выше, но если на реке появлялись не енисейцы, а красноярцы или вообще гулящие людишки, то застава связывалась с крепостью, вызывая из Владиангарска отряд.
  Если попадались всё-таки енисейцы, то с ними, как правило, расходились полюбовно, каждый раз напоминая, где проходит линия раздела. С иными же не церемонились. Знающие окружающую крепость местность, как свои пять пальцев, бойцы обкладывали забрёдших в тайгу чужаков, вынуждая их повернуть обратно. Бывали и перестрелки. Заканчивались они, обычно, отходом казаков, которые из-за плотности и скорострельности их врага не могли ни разу подойти на расстояние рукопашной сшибки. В огневом же бое у казачьих ружей не было ни единого шанса. Поди там, проделай все эти упражнения с порохом и пулей, да следи как бы не потух фитиль или не сдуло порох с полочки и не отсырел ли он. И всё это под плотным обстрелом из-за деревьев неведомого врага, который кричит тебе на не совсем понятном тебе языке - убирайся мол, подобру-поздорову или сдавайся и проходи по одному к берегу. И будет тебе потом и тепло, и сытно. Соколов требовал, по возможности, избегать смертельных исходов. Но не всегда, к сожалению, удавалось соблюсти это условие. Были раненые и со стороны ангарцев, но смертельных случаев, к счастью, пока не было. И не только благодаря броне, носимой бойцами пограничной охраны, но и профессиональной выучке - во Владиангарске собрали лучших, как на самом опасном участке княжества.
  Кстати, и на острове, и на берегах Ангары Петренко организовал огороды, чтобы крепость снабжала себя хотя бы картошкой, капустой, морковью и прочими овощами.
  Литвинский Илимск располагался в речной долине, весьма благоприятной для возделывания овощных и зерновых культур. Его население, по сути, ничем не отличалось от остальных: литвины - те же русские, только вид сбоку. Уже была поставлена небольшая часовенка, отец Кирилл ещё в конце лета прибыл и освятил её. Как таковых крестьян среди восемнадцати семейств не было, поэтому первые два года ангарские агротехники провели в Илимске. Был в этом и плюс: технику землепользования можно было ставить свою, передовую. Не то что исконные крестьяне, которые незаметно, но упорно саботировали требования ангарских агротехников. Илимская община была дружной и сплочённой, но пока выдавать им оружие ангарцы не решались. Староста Илимска Андрей Берсенев просил пересмотреть такое положение. После совета с полковником Вячеслав разрешил на следующий год выдать на посёлок шесть стволов. Но всё равно за оборону Илимска будут отвечать владиангарцы.
  На юго-восток от Илимска располагался Железногорский острог - вотчина бывшего московского, а теперь главного ангарского литейщика Ивана Репы. Этот район имел значение стратегическое для Ангарии, благодаря своим колоссальным запасам руд. Соколов планировал населять его в первую очередь теми, кто бы мог работать на металлургическом производстве, для них создавались особые условия в виде различных социальных благ. Пока кроме работников кузниц и строителей печи в окрестностях горы Железной было лишь пять дворов тех, кто работал на литье металла. Из них все три семьи поляков, что были в литвинском караване. Единственные католики в Илимске, они испытывали явный дискомфорт со стороны православных литвинов. Поэтому и согласились работать на кузнице. Два других двора были населены людьми из тех, кто не смог ужиться в посёлках. Их также обучали плавильной и литейной работе.
  Железногорский острог был самым восточным поселением Ангарии и находился в местах, где не было проангарских тунгусов. Именно по Илиму в своё время пришли воины тунгусского князька Бакшея, что спалили недостроенный Илимский острог енисейцев. Поэтому каждый день небольшие группы по три-четыре ангарских тунгусов уходили в дозоры.
  Удинская крепость лежала примерно посередине расстояния от Владиангарска до Белореченска, в настоящий момент став перевалочным пунктом. Крепость потеряла своё значение после того, как было начато строительство Владиангарска. Сейчас тут находилось не более пятнадцати человек во главе с бывшим североморцем Карпинским.
  - А почему бы нам не сделать военную школу в Удинске, а не в Иркутске?! - заговорил вдруг Саляев. - Андрей Валентинович, вы меня поддержите?
  - Да-да, мы с Ринатом уже поговорили насчёт этого. Сейчас Удинск простаивает без гарнизона. А ведь если сделать школу там, то это сразу даёт нам несколько жирных плюсов, - весьма живо поддержал Рината полковник.
  - Там и казарма есть, и оружейка. Крепость сама по себе даёт возможность отработки штурма и обороны укреплений. Вокруг - леса, а значит, и охотиться, и навыки лесного боя можно получать. Там и два первых ботика имеется - умение ходить по реке пригодится нашим ребятам. И площадка для тренировок... - Саляев, казалось, мог бесконечно приводить доводы в пользу Удинска. - К тому же изначально планировались чуть ли не совместные тренировки парней и девушек, а Удинск даёт нам возможность разделить их. Пацанов я буду натаскивать в Удинске.
  - А ведь верно! Хорошо, Ринат, я тебя понял, так и будет! - согласился Соколов, опять делая пометки в блокноте.
  - А в Иркутске девчонки пускай тренируются в стрельбе, им же бегать по лесу без надобности. Они сидят за стенами, - не унимался Саляев.
  - Хорошо-хорошо, Ринат! - рассмеялся полковник, - Вячеслав тебя понял.
  - Дык я разъясняю! А ещё можно и там насадить картохи, - продолжил ухмыляющийся булгарин, вызвав этим улыбки и несколько смешков.
  - Спасибо Ринату за эмоциональную разрядку, а сейчас Владимир продолжит, - улыбался Соколов.
  Кабаржицкий кратко прошёлся по верхнеангарским посёлкам, акцентировав внимание на старостах и мастерах. Остановился на шорнике Славкове и обувных дел мастере Булыге, чьи мастерские, по мнению капитана должны расшириться до цеха и куда стоит направлять учеников. Это предложение нашло понимание у Соколова. Так же Владимир обратил внимание своих товарищей на священника Кирилла, настоятеля ангарского храма святого Илии. Капитан отметил его удивительную открытость, живость в общении и разносторонность взглядов.
  - Мне кажется, что он знает несколько больше, чем должен знать обычный священник. Во всяком случае у меня сложилось такое впечатление, после разговора с ним.
  - А он всё знает, - проговорил Вячеслав.
  - Что всё? - не понял Радек.
  Я рассказал ему о нас всё, - пояснил Соколов, вызвав этим осуждающие взгляды присутствующих.
  - Ну не знаю-не знаю, - пожал плечами Радек. - В принципе, при том огромном влиянии Церкви на переселенцев иметь под боком религиозного деятеля, который не уверен в том, что понимает, кто мы и что мы собой представляем, как общество, - довольно опасно.
  - А так доверяться ему - не опасно? - заметил полковник.
  - Да не, Карп - мужик правильный! - воскликнул Саляев. - Ему можно доверять. Да и что вы думаете, он побежит к патриарху на доклад, рассказывать о хронопутешественниках? Да его самого закроют в клетку, как жирафу!
  - Ну да, логично, - заключил Радек. - Ладно, с этим разобрались. Лирика всё это. А проблема вот в чём, Вячеслав: дизеля-то наши не вечные.
  Соколов кивнул и внимательно посмотрел на профессора.
  - Используя масло, мы тоже проблему не решим. С ними больше мороки получим, да ещё придётся и дополнительных работников выделять на это дело.
  - Нефть? - спросил Смирнов.
  - А что нефть? Тот мазут, что мы собираем по капельке в Иркутске, целиком идёт химикам.
  И Николай Валентинович начал доказывать необходимость обратиться к паровой машине. Начать использовать энергию пара, как двигателя ангарского прогресса. Радек заранее выразил сожаление о том, что придётся равняться на технологии не двадцать первого и даже не двадцатого века. Посетовал профессор и на сложности, связанные с этой технологией, необходимость прокатного стана, вероятностную громоздкость движителя.
  - Николай Валентинович, а вы уже начали проектировать паровик? - постучав пальцами по столу, озабоченно спросил Соколов.
  - Прототип почти готов, дело за котлом. И надо ещё вытачивать множество деталей. А я даже забыл про центробежный регулятор, хорошо, мужики напомнили.
  - Когда успели только? - удивился Вячеслав.
  - Слава, ты же в Белореченские кузницы теперь не заглядываешь, - усмехнулся Радек.
  Неясные перспективы с паровым двигателем, который уже был позарез нужен и на производстве, и в речном судоходстве, нервировали Радека. Профессор хотел, пока живы ещё все попавшие в этот мир люди, сделать максимум полезного своим потомкам, чтобы им не пришлось слишком тяжело. Ведь после того как уйдут последние носители знаний о прошлой жизни, их дети останутся один на один с окружающей действительностью и технический задел ангарского общества будет давать преимущество перед более многочисленными социумами в этом жестоком мире. У самого профессора и его новой жены Устины уже было двое мальчишек, да вскоре появится третий. Ради них профессор и старался успеть больше, чем больше - тем лучше. Только сейчас, после появления стабильной базы для дальнейшего развития, беспокойство его начинало уходить, уступая место трезвому расчёту.
  Профессор давно понял, что без нефти придётся туго, а первоначальный, казавшийся неплохим вариант с заменой дизельного топлива на масло, провалился из-за небольшого количества получаемого продукта и не лучшими качествами конопляного масла. Синтезировать топливо из угля - дело будущего, но уже сейчас Николай трудился над этим вопросом, отрядив двоих специалистов на первоначальные опыты. А пока придётся вспоминать предания старины глубокой - использовать силу пара, заключённого в машине. Однако эта старина в нынешнем веке стала бы колоссальным прорывом, а дальнейшее обязательное и неизбежное усовершенствование машины позволило бы потомкам сохранить это общество, начало которому положило человеческое стремление к изучению неизведанного.
  Кстати, судя по краткому докладу Дарьи Поповских, потомства этого становилось год от года больше. Не обзаведшихся семьёй россиян осталось лишь девять человек, среди которых был и Кабаржицкий.
  - А мне некогда, у меня дел слишком много, чтобы уделять время семье, - буркнул Владимир.
  И Саляев:
  - А что? Мне и так хорошо! - улыбка расплылась на лице хитрюги.
  - Непорядок, мужики, - покачал головой Смирнов, - у меня уже двое. Мы должны сделать это не для себя, а для того, чтобы вместо нас остались похожие на нас люди.
  - Ну, допустим, похожих на меня пацанчиков бегает немало, да и пара девчонок, кажется, есть, - ухмыльнулся Ринат.
  - А что в этом хорошего? Ты даже не знаешь, как их зовут! - возмутилась Дарья.
  - Если вы допускаете многожёнство, то я согласен, - спокойно сказал Саляев. - Посмотрев на вытянувшиеся лица товарищей, Ринат рассмеялся: - Нет, а что тут такого? Мне, как настоящему татарину, можно!
  - Ты же атеист прожжёный! - воскликнул Кабаржицкий.
  - Ну и что? - пожал плечами Ринат. - Зато я люблю разнообразие.
  - Ладно, это не проблема. Главное, чтобы другие не захотели разнообразить свою жизнь. Хотя, в нашей ситуации это даже неплохо, - заключил Соколов.
  Заканчивал совещание Игорь Матусевич, который только позавчера прибыл в Ангарск. Петренко же не смог посетить своих друзей, потому что ситуация на границе была довольно напряжённой. Не все туземцы соглашались платить енисейцам ясак, некоторые откочёвывали на восток и юго-восток, постоянно тревожа пограничников Ангарии. Да и казаки всё чаще и чаще попадались на глаза владиангарцам.
  - Пока это не опасно. Но это только пока. Как и сам Енисейский острог не представляет для нас серьёзной опасности. Система тревоги, поставленная по периметру крепости, работает на отлично, просил передать Ярослав. Сил для реагирования на нарушителей границы хватает, пока во всяком случае. Дальше, понятно, ожидается увеличение как и перекочёвывающих туземцев, а как следствие и столкновений их с местными тунгусами, так и увеличение количества казачьих ясачных команд, причём удельное число енисейцев постоянно падает. Тенденции, как говориться, налицо.
  Обсудив положение Владиангарска, ангарцы логично перешли к обсуждению нового средства обороны - новейшего ружья, сработанного в Белореченске в двух экземплярах. Это оружие отвечало практически всем требованиям относительно технологического положения Ангарии. Во-первых, уходил очень трудоёмкий в изготовлении скользящий затвор, заменой ему становился затвор, откидывающийся вправо. Во-вторых, отсутствие сложных профилей максимально облегчало производство. Простота обслуживания тоже была немаловажна: тем же крестьянам уже можно было доверить оружие, будучи уверенным в том, что оно не будет испорчено. Да и головная боль Радека - отсутствие высококачественных сталей было этому ружью не помехой.
  Вдоволь наигравшись с ружьями и восторженно похвалив детище специалистов, собравших это чудо, тёплая компания пропавшей экспедиции, отмечала детали и преимущества нового оружия. После этого, когда ангарцы уже собирались выходить на улицу пострелять из нового ружья, всех остановил Кабаржицкий:
  - У меня вопрос к Игорю Матусевичу. Я имею информацию о том, что люди нашего уважаемого особиста регулярно уходят в тайгу на две-три недели, совершая длительные путешествия, объясняя это обычными тренировками. Но, с моей подачи, и наши ребята попросились в такие походы. Им было решительно отказано. В тоже время, люди Матусевича уходят, не спрашивая никого и не ставя в известность никого в посёлках, где они находятся, тем самым подрывая их обороноспособность! - последнюю фразу Владимир уже почти выкрикнул.
  Все замолчали и повернули головы к майору, выходцу из параллельной России.
  Игорь, казалось, был совершенно спокоен, никоим образом не выдал и тени волнения.
  - Мы уже обговаривали этот вопрос с Вячеславом Андреевичем, - подчёркнуто холодно отвечал он.
  - Что обговаривали? Уход без предупреждения? - напирал Кабаржицкий.
  - Так, Володя, уймись пока, бульбаш ты наш горячий! Мы сейчас всё выясним. Причин, дающих возможность сомневаться в Игоре, я не вижу. Если бы люди Матусевича заваливали службу, я бы знал об этом. Ты преувеличиваешь, - несколько разрядил ситуацию Смирнов.
  Матусевич выразительно посмотрел на Соколова, и, поняв чего хочет майор, Вячеслав прошёл на веранду. Люди начали также расходиться, и через некоторое время стали слышны выстрелы - тестировалось новое ружьё.
  - Ну, говори, Игорь, в чём дело?
  Матусевич напомнил Соколову об уговоре между ними, по которому его люди подчиняются только ему.
  - Игорь, ты должен понимать, что всё это уже слишком затянулось, чтобы ты ставил такие условия. Сейчас ты не в том положении.
  Майор кивнул и сказал о том, что в недалёком будущем и он, и его люди неизбежно вольются в ангарское общество. Но пока у них осталась одна задача, которая требовала своего решения, чеканным голосом отвечал майор. Он рассказал, что в 1991 году на архипелаге Новая Земля была зафиксирована некая аномалия, в которой пропали сначала двое учёных, а затем, в 2008 году, и экспедиция Корнея Миронова, следы которой и ищут его бойцы, отправляемые в поисковые рейды из точки перехода.
  - Но почему ты думаешь, что они где-то здесь? - озабоченно сказал Соколов.
  - Поскольку мы вышли там же, где и вы, то эту точку следует принять за константу. А вот насчёт временной составляющей этой аномалии у меня нет решения, - задумался Матусевич.
  - Признаться, у нас с Радеком тоже довольно неясное видение этой проблемы, - проговорил Соколов. - Но почему ты мне не сказал об этом сразу?
  - Смирнов же знал, я его поначалу за Миронова принял, - пожал плечами Игорь. - Стоп! А североамериканцы ваши - они что, с Новой Земли сюда попали?!
  - Нет, из киргизской аномалии-двойника, но тоже из нашего года, хотя вышли на год позже, - опешил Соколов.
  - А вышли здесь, в Новоземельске?
  Соколов рассказал Матусевичу о том, как они нашли американцев на второй год пребывания на Байкале.
  - Между нашим и вашим появлением прошло семь лет. Вы пришли из 2008, мы из 2015. Миронов ушёл тоже из 2008, - медленно выговаривая даты и обдумывая их, Матусевич посмотрел на Соколова.
  - Надо найти Радека, - Матусевич направился к двери, увлекая за собой Соколова.
  Некоторое время спустя
  - Если допустить, что каналы выхода подобны сходящимся и расходящимся путям... Если также допустить, что после того, как мы прошли в аномалию её работа стала нестабильной... Если появления аномалии - это способ разрядки этих пространственных каналов и они вовсе не предназначены для путешествий, а лишь для выброса лишней энергии... - размышлял профессор.
  - То что, Николай Валентинович? - поигрывая орешком, взятым из стоящей на столе стеклянной плошки, спросил Матусевич.
  - Единственно то, что искать вашу экспедицию можно попробовать там, где мы нашли американцев.
  Матусевич вопросительно посмотрел на Соколова.
  - В долине Култука, несколько километров выше.
  - Мы уходим завтра! - решительно сказал Матусевич, - прошу не чинить мне никаких препятствий, иначе это может нехорошо закончится, - Игорь бросил орешек обратно в плошку.
  - Ты что, Игорь, с ума сошёл? Какие ещё препятствия? Но с тобой пойдут и наши, с этим ты хоть согласен? - ответил Соколов.
  - Хорошо, готовность к выходу завтра в восемь утра. А сейчас я к своим, - сказал Матусевич уже у дверей комнаты.
  Утро следующего дня
  Темень, холодный злой ветер бьёт в лицо горстями колючих снежинок. Они лезут и в рот и в ноздри, противно. А ещё вчера после тихого утра даже выходило солнышко. Сегодня же погода не обещает подарков, температура воздуха заметно упала.
  - Игорь, а лёд-то выдержит? - Саляев подошёл к передним саням, где Матусевич проверял аппаратуру, посредством которой его люди пытались вычислить местоположение мироновцев.
  - Лука, поисковик не активируй, пока не выйдем на... А? Лёд? Лёд выдержит, Ринат, декабрь был морозным, да и в ноябре полмесяца держалось за минус двадцать стабильно.
  Вскоре шесть саней в утренних сумерках берегом двинулись от Ангарска вверх к незамерзающему устью реки, которое следовало обогнуть и выйти на лёд. Вместе с матусевцами на поиск пропавшей экспедиции из Русии отправилось шесть человек из России. Постаревшие на девять лет срочники, парни, потерявшие Родину и семьи, стали за это время настоящими мужиками. Мужиками, жёсткими и крепкими, способными на многое, умеющими ценить дружбу и товарищество.
  Через некоторое время санный караван выкатил на лёд, двигаясь недалеко от берега. Погонщикам оленей было крайне тяжело держать маршрут, животные явно чувствовали себя не в своей тарелке. Байкальские ветра, дующие с огромной силой, начисто сметали снег, покрывающий ледовую корку озера. Очень часто приходилось пересекать огромные участки голого льда, толщиной под полтора метра, сквозь который были видны камни на дне. Оленям, ещё перед тем, как ступить на лёд, пришлось наматывать на копыта заранее припасённые тряпки. Выйти же снова на берег пока не представлялось возможности, скалы и холмы вплотную подходили к берегу Байкала. Ринат помнил, что именно здесь пройдёт кругобайкальская железная дорога. Идея была воплощена грандиозная. Кругобайкалка стала настоящей гордостью государства. Да и виды здесь, ежели обозревать их из вагона поезда, поистине великолепны.
  'Хотя ещё неизвестно, будут ли строить эту дорогу в этом мире?' - думал Саляев, лёжа на санях и оглядывая засыпанные снегом склоны холмов.
  После того, как вечернее небо потемнело и поднялся сильный ветер, удалось, наконец, найти отличный карман между скальными выступами на самом берегу замёрзшего озера. Там можно было укрыться от непогоды на ночь, даже снега не было навалено, зато было полно валежника. Мужики разложили костры, поставили палатки. Распряжённые олени тут же завалились отдыхать, а сани, на всякий случай, составили у межскального прохода.
  Саляев решил поинтересоваться у Матусевича насчёт аппаратуры для поиска пропавших людей:
  - Игорь, а как ты хочешь найти кого-то среди тайги? Да и местность тут гористая.
  Матусевич, сначала несколько поколебавшись, всё же нехотя начал говорить:
  - Прибор действует по принципу распространения радиоволн и работы эхолота. Испускаются колебания, которые, отражаясь от складок местности, создают контурную картинку на сто или полтораста километров в одном направлении.
  - А на что ориентирован поиск?
  - У каждого члена экспедиции был специальный жетон, носимый на запястье, - Игорь показал на свои часы.
  - Понятно. Маячок в часах. Ладно, я пока Белова в дозор поставил, через пару часов поменяешь? - Ринат посмотрел в лицо Игорю, безуспешно пытаясь найти хоть какие-либо эмоции. Нет, просто кивнул и отвернулся к своим.
  'Ёкрный бабай! Трудный мужик. Хотя, в его положении...' - Саляев пожал плечами и пошёл к костру - залезать в спальник.
  К вечеру третьего дня ледовой гонки ангарцы ступили, наконец, на берег близ устья Култучной.
  Матусевич немедленно активизировал поисковый прибор. Долго и озабоченно вглядывался в небольшой зелёный дисплей, переключая диапазоны, задавая иные параметры поиска.
  - Есть! - вдруг воскликнул Игорь и тут же принялся раздавать команды голосом, в котором чувствовалось немалое торжество.
  Ринат подошёл к прибору - на дисплее неясно светилась мутная точка.
  - Ринат, вы остаётесь здесь лагерем? - раздалось из-за плеча.
  Саляев заметно оскорбился, и Игорь, прочитав это чувство у него на лице, пошёл на попятную. В итоге, вместе с двумя десятками товарищей Матусевича вверх по Култучной отправились и Саляев с Беловым. Бывший американец Брайан стал действительно бывшим, даже имя своё, с помощью Яробора, поменял на Бранко.
  - Знакомые места? - Саляев спросил идущего рядом с ним Белова.
  - Ну да! Выше, километров двадцать или больше, наш бывший лагерь. А выход у одинокой скалы на пару километров вправо от лагеря и реки, там ещё скальные террасы над долиной. Ну где ты меня поймал, - улыбнулся Бранко-Брайан. - Я бы лучше там лагерь сделал - безопасней.
  - А ты с Игорем не хочешь поделиться информацией?
  - Так я ему вчера вечером всё и рассказал. Точнее, он сам всё выспросил, когда они пришли меня менять на посту, - на что Саляев только усмехнулся.
  Через пару часов люди вышли на полянку, образованную растущими полукругом деревьями.
  - Вот это точно знакомое место. Тут мы на след американцев вышли. Эти пиндосы здесь остатки своего хавчика поразбрасывали, а мы за ними прикапывали, - Саляев подмигнул Белову.
  Матусевич поморщился и, оглядевшись с несколько расстроенным видом, негромко сказал:
  - Здесь. - Один из его офицеров подал прибор Игорю. - Да, это здесь, - озадаченно произнёс он.
  Посмотрел на дисплей и Саляев. Матусевич же, сложив руки рупором, трижды, с минутными перерывами, прокричал заснеженному лесу:
  - Миронов! Миронов!
  Саляев покачал головой и показал на землю:
  - Игорь, думаю, стоит искать тут.
  - Считаешь, что они... - Матусевич вопросительно посмотрел на Рината.
  - Ну или просто закопали свои жетоны, тут одно из двух, - развёл руки Саляев. - Всё равно придётся копать.
  Ринат отцепил с пояса широкий нож, у Белова в руках уже была сапёрная лопатка, два штыка ангарцы отдали бородатому лейтенанту Луке.
  - Ищите холмик или что похожее, - бросил Игорь и присел на поваленное дерево, почистив его от снега. Однако долго он не просидел, присоединившись к поиску. Вскоре Белов наткнулся на покрытый снегом бугорок, выложенный камнем и заметно просевший от времени. Теперь нужно было отогреть землю, поэтому на неё навалили сучьев и слежавшегося валежника, что в изобилии валялся под кустами. Через некоторое время закурился дымок.
  - Игорь, а может всё-таки не стоит этого делать? Зачем их тревожить? - Ринат подошёл к Матусевичу, решив поделиться своими сомнениями.
  - Мне необходимо проверить жетоны. Там записана информация о владельце, нужно установить их личности, - твёрдо сказал майор. - А вообще, странно, что они в могиле, их должен был забрать Миронов или его заместитель.
  Через несколько часов показалась плотная серая материя, в которую было завёрнуто истлевшее до костяка тело. Останки аккуратно подняли и положили рядом с раскопом. Под первым телом оказалось погребённым и второе, третьи останки были погребены несколько правее.
  - Спешили? - негромко спросил Саляева Белов.
  - Не без этого, - согласился Ринат. - Игорь, может, третьего вытаскивать не будем? Жетоны у тебя же.
  Матусевич кивнул:
  - Опять же странно, что три жетона были на первом теле.
  Майор держал в руках три пластинки. Саляеву они напомнили немного вытянутые сим-карты для мобильного телефона.
  - Закапывайте, мужики, - вздохнул Матусевич, и Саляев, наконец, распознал грусть в голосе железного майора.
  У прибора собрались люди, чтобы узнать, кто именно был похоронен на этой поляне. Игорь вставил одну из пластинок в приёмник небольшого плоского ящичка, схожего с машинкой, которая работает с банковскими пластиковыми карточками. После небольшой паузы на дисплее высветилась текстовая информация:
  Мезенцев Олег Викторович, г. р. 7483. Варде, Мурманское воеводство. Идентификац. ном. 41816-721610. Подробнее.
  - Это физик. Один из двоих первых пропавших в аномалии учёных, - глухо проговорил Матусевич, меняя жетоны.
  Михальчик Мирослав Сергеевич, г. р. 7498. Кошицы, Львовское воеводство. Идентификац. ном. 41021-861002. Подробнее.
  - Сержант из отряда охраны экспедиции, - пояснил майор.
  - Игорь, это паспорта что ли? - на вопрос Саляева последовал короткий кивок.
  Третий жетон ушёл в приёмник.
  - И ты всех их помнишь?
  Лисина Марфа Петровна, г. р. 7492. Раздольное, Симбирское воеводство. Идентификац. ном. 41166-866089. Подробнее.
  - Старший медик экспедиции, глухо у них дело, - сокрушённо покачал головой майор. - Да, Ринат, я всех их помню. Только первых двух учёных знаю уже заочно, по каталожным карточкам.
  Близился вечер, ночевать на одной поляне с разрытой недавно и заново закопанной могилой никому не хотелось, поэтому сборы были недолгими и уже через несколько минут отряд продолжал свой путь вверх по незамерзающей Култучной. Саляев помнил эти места - тут они вели к Байкалу зашуганных янки. Теперь же они с одним из бывших американцев ведут команду спецназа из иного будущего. Задуматься, так полная ерунда выходит. Сплошная фантастика, коридоры времени, эффект бабочки. Голова пухнет и не хочется об этом думать. Люди Матусевича такие же, как и его парни, разница невелика и в тоже время между ними целая пропасть.
  Между тем, бойцы заметно напряглись, посматривая по сторонам - теперь уже казалось, что пропавшая экспедиция совсем рядом. Матусевич упрямо шёл к скальным террасам, про которые ему говорил Белов. Поисковик показывал ещё один источник излучения электронных жетонов как раз у стены скальных образований. Матусевич чуть ли не пускался бегом по присыпанным снегом камням, которых было в изобилии навалено у берегов реки. Култучная всё более походила на горную реку - небольшие водопады, каменные перекаты, пенящаяся вода с шумом убегала вниз. Пара часов изматывающего темпа, и на вершине холма, там, где Саляев в своё время захватил Белова, ангарцы остановились как вкопанные. На площадке, которую, по всей вероятности, ещё и выравнивали, угадывались засыпанные снегом, обугленные остатки строений. Раскатившиеся по брёвнышку непрогоревшие углы срубов, кучи какой-то ветоши, железный хлам - решётки из-под стоявших на них приборов, мусор технологического свойства, сваленный в кучу и разваливающийся от поддавшей его ноги. Прибор Матусевича даже пискнул от количества жетонов. Посередине площадки возвышался небольшой холмик с приваленными к нему со всех сторон камнями. На Игоря было страшно смотреть.
  Глава 8
  Верховья реки Белой, Ангарское княжество. Декабрь 7138 (1630)
  Шаман Шогжал, униженный и злой, возвращался после неудачного рейда на стоянку недавно пришедших на Белую реку чужаков. Поначалу наткнувшись на их охотников, он легко разогнал этих презренных эвенков и потом пожелал идти прямиком в их поселение, благо с ним было более трёх десятков сильнейших воинов рода Медведя. Перед нападением воины устроили себе отдых, а шаман провёл обряд поклонения духу Медведя, надеясь на хорошую добычу, а вместе с ней и расположение алтын хана Гомбо Иэлдэна, чьим данником-кыштымом являлся род Шогжала. Прежний алтын хан, Шолой не выказывал никакого расположения Шогжалу, сын же его был добрее. Может статься, что он приблизит Шогжала к себе, чтобы он собирал для него ясак с остальных родов. И тогда Шогжал станет выше. Но нет! О, Бог - Отец Медведь, ты был поруган и унижен какими-то большеносыми и круглоглазыми воинами, что имеют оружие, против которого бессильно всё искусство войны его лучших мужчин. Они валились, как жёлтые листья, протыкаемые невидимыми стрелами. Великое оружие не для столь жалкого человечка, как Шогжал и только сам алтын хан может помериться силами с чужаками и отобрать у них великое оружие - невидимые стрелы. Если он не убьёт Шогжала за плохую службу ему. И тут шамана осенило!
  - Надо украсть у чужаков одного из их ничтожных рабов-эвенков и тогда Гомбо Иэлдэн смилостивится.
  На этот раз удача улыбнулась шаману - на исходе первой недели томительного ожидания в промёрзшем лесу ему попался эвенк, ставящий силки на белок. Защищался он весьма свирепо, зарезав одного воинов Шогжала, отчего шаман даже завизжал в ярости. Всё меньше воинов у шамана! А этот, хоть и без одной кисти, а бьётся, как здоровый. Теперь нужно доставить его к алтын хану на допрос. А Гомбо Иэлдэн может дать воинов, чтобы он, Шогжал, пустил по ветру чужаков, обобрав их до нитки сначала, да забрав у них женщин и детей - Шогжалу нужны люди.
  Спустя месяц
  Воины алтын хана продолжали наседать на большеносых чужаков, что оказались гораздо ближе, чем те, кто жил на Белой реке. Чужаки пробирались всё ближе к самим владениям Гомбо Иэлдэна. Они уже были на самих берегах великого моря. Старейшина одного из поселений донёс о появлении чужаков, которые, прогнав осень назад шутхэров - чёрных демонов, вернулись снова. Отправленные на разведку два десятка воинов алтын хана в ночной вылазке закидали стоянку чужаков стрелами, вызвав в их стане большой переполох. Скрывшись в единственном ближайшем поселении, наутро некоторые из воинов лишились жизни, когда стали сопротивляться озлобленным из-за смерти товарищей чужакам. После чего те забрали старейшину и, избив остальных воинов, ушли в свой лагерь. Оставшиеся в живых воины алтын хана ушли, чтобы вернуться с большим количеством людей и приказом Гомбо Иэлдэна убивать чужаков, изгоняя их из пределов подвластных ему ясачных земель.
  Воины его старались этот приказ выполнять, постоянно держа в страхе большеносых. Те отвечали им, но зачастую их невидимые стрелы не убивали, а лишь заставляли воинов долго спать. Но иногда, когда храбрые лучники алтын хана ранили кого-либо из врагов, они стреляли настоящими стрелами, всё так же невидимыми, но которые уже убивали. Поэтому воины народа хотогойтов предпочитали держать чужаков на расстоянии, закидывая их стрелами, когда те выйдут из своей крепости на сопке, и уходить в лес, не давая им возможности применить своё демоническое оружие.
  Долина реки Култучной. Декабрь 7145 (1637)
  - Вот ты мне, дураку, скажи, какого ляда вы шарились со своим хитроумным прибором по ангарским сопкам и лесам?
  Матусевич молчал, удручённо уставившись на пляшущие язычки пламени костра. А Саляев, распаляясь всё больше, продолжал, пытаясь выговорить майору сейчас всё то, что он не сказал ранее:
  - Да пойми ты, мы с тобой в одной лодке! И твои проблемы - это и наши проблемы тоже! Не надо запираться в своём мирке. Поверь мне, любой из нас с радостью помог бы тебе и твоим людям. Ты же мотался, вон, в Енисейск по нашим делам! Попробуй доверять...
  - Так, Ринат, всё, хорош давить на эмоции! - Игорь резко поднялся и ушёл к месту эксгумации могилы, видя, что его парни кое-что нашли, едва начав раскапывать.
  Увидев подошедшего начальника, Лука передал Матусевичу небольшой, стального цвета ящичек.
  - Сверху был, товарищ майор. Мы не будем раскапывать дальше?
  - Да-да, заложите камнями получше, - Игорь в задумчивости отошёл к палатке, где была сложена аппаратура.
  Всего жетонов было двадцать семь. Инженеры, физики, медики, бойцы охраны... Новгород, Люблин, Москва, Вильно, Николаевская, Салтыковка, Пятигорск, Уральск...
  Матусевич, добавив в ящичек три жетона из первой могилы, пробормотал:
  - Тридцать, осталось двадцать восемь.
  К Игорю подошёл капитан, отправленный на осмотр местности, вернулся он не с пустыми руками.
  - Товарищ майор, разрешите доложить? - после кивка майора он продолжил: - Имело место нападение местных туземцев на это поселение. Вокруг сгоревшего посёлка найдено во множестве стрел и их обломков, а так же остатки факелов, что говорит о ночном нападении или о попытке сжечь постройки. Неподалёку, по радиусу, обнаружено несколько костяков туземцев. Останки одежды, украшений и оружие позволяет сделать вывод о том, что нападавшими были не представители тунгусских народностей, а буряты. Нападение, по всей видимости, было отбито, но с большими потерями для оборонявшихся. Найдено шесть полностью израсходованных импульсных батарей для парализаторов, что говорит о том, что интенсивность стрельбы была очень высокой, а мощность зарядов - на летальном максимуме. Похоронив убитых, люди Миронова, ушли в неизвестном направлении.
  - Надо поработать с местными, покошмарить их, - подошёл Ринат.
  - Саляев, что ты лезешь?! - вскипел Матусевич.
  Ангарский майор подобрался, готовый к любому развитию ситуации. Но Матусевич внезапно обмяк и, тронув Саляева за плечо, проговорил:
  - Извини, Ринат. Сорвался.
  Вскоре Игорь собрал вокруг себя всех своих ребят и сказал короткую речь. Вначале он признал, что был неправ, когда не поставил ангарское руководство в известность о своей миссии. Что опрометчиво понадеялся на свои силы. Единственно, что Матусевич смог сказать в оправдание, было то, что случившаяся беда произошла около восьми лет назад. Если судить по состоянию останков найденных неподалёку.
  - Это значит, что Миронов попал сюда уже после того, как мы увели отсюда американцев, которые кошмарили местных. Брайан, ты помнишь, где деревня туземцев, откуда уводили девок? - Саляев посмотрел на Белова.
  Перед тем как разбить лагерь, Матусевич отправил троих бойцов с Граулем во главе к Байкалу, где с оленями оставались четверо морпехов. До темноты спецназовцы должны были достичь берегов озера. Палатки ставили чуть ли не на том же месте, где раньше стояли палатки американцев. Место было открытое, с одной стороны - река, с другой - лес, не доходил метров сто. На террасе же было слишком опасно: подступавший вплотную к скале лес мог скрывать подкрадывающихся врагов. В любом случае, столкновения с кем-либо были нежелательны. По крайней мере, пока.
  - Ну что, с утра пойдём в ближайшее поселение, это выше по реке? - спросил Саляев, сидя у костра, на котором готовилась каша. - Туда ещё янки за жратвой постоянно наведывались.
  - И не только за жратвой. Но там народу не так много, чтобы они смогли организовать такое нападение, - Белов подкинул пару сучьев в костёр.
  - Значит, им помогли. Вот и выясним, кто именно. И куда ушли люди Миронова, - твёрдо сказал Матусевич, - готовьтесь, завтра сходим в деревню.
  На следующий день
  Туземная деревня исчезла. Жившие тут люди давно ушли, не оставив практически ничего, - с большим трудом Белов узнал место, где прежде стояли чумы и шалаши туземцев, к которым за едой и женщинами постоянно наведывались парни Малика. Ниточка, которая должна была дать пищу для размышлений, порвалась. Нужно было решить, что делать дальше.
  - Будем искать, пока есть возможность. Батарея поисковика может проработать ещё шестнадцать часов, после чего прибор придёт в полную негодность, - сообщил Матусевич.
  - Предлагаю обдумать пути возможного отхода оставшихся в живых людей, - заявил Саляев. - Они должны были в условиях жёсткого цейтнота уходить прочь отсюда.
  - У тебя есть варианты? - прищурился Матусевич.
  - Я предлагаю для начала обследовать наиболее удобное место для обороны, - Саляев указал на дальную сопку, покрытую лесом и имеющую причудливым желанием природы двойную шапку. Издали казалось, что у сопки была двойная вершина, словно огромный верблюд прилёг на ковёр тайги, а два пологих верблюжьих горба поднимались ввысь.
  - Ну давай, обследуй. Тебя никто не держит, - пожал плечами Матусевич.
  Ринат ехидно оскалился в улыбке и, подхватив свой рюкзак, махнул Белову, следуй, мол, за мной.
  - Белов, ты не обязан следовать за ним! - повысил голос Игорь.
  Брайан удивлённо покачал головой и, оправляя лямки своего рюкзака, ушёл догонять Саляева.
  - Лука, Трифон! Идите с ними, смотрите по обстоятельствам, - майор приказал двум своим людям следовать за ангарскими бойцами. А сам потянулся к поисковику.
  Путь до сопки был не близкий. По сильно пересечённой местности топать до неё километров пятнадцать, не меньше. Конечно, Матусевич сразу после того, как Саляев скрылся в ближайшем перелеске, просветил ту местность. Следов носимых членами экспедиции именных жетонов не было обнаружено.
  'Топай-топай, много не натопаешь' - ухмыльнулся Матусевич.
  Сам же майор хотел пересечь отстоявшую на десяток километров холмистую гряду со скальными выступами, чтобы обследовать обширную местность за ней. А пока отряд майора готовился к обеду.
  Ангарцы, не снижая темпа, уходили по направлению к сопке.
  - Эй, мужики, давайте помедленнее! - нагнал вдруг Белова с Саляевым окрик сзади.
  'Чёрт!' - выругался Ринат.
  - А вы думали, одни пойдёте? - ухмыльнулся Лука, увидев нахмурившееся лицо Белова.
  Оба офицера прошли вперёд, упреждая вопрос Рината, явно опасавшегося подставлять им спину.
  - Ну, пошли, что ли? - улыбнулся Лука. - А наши люди там, ты верно предположил, Ринат.
  - Чего? - опешил Саляев.
  - Я засёк минимум с десяток жетонов на сопке, которую ты хочешь обследовать в первую очередь.
  Трифон, насупившись, остановился:
  - Почему ты не сказал майору об этом?
  - Я ему дал посмотреть самому, правда, перенастроив диапазоны и изменив параметры поиска, - ухмыльнулся Лука.
  - Зачем ты это сделал? Это же измена! - Трифон попятился.
  Белов чуть было не влез в разговор двух матусевцев, но был вовремя остановлен Ринатом. Поднеся к губам указательный палец и покачав головой, Саляев говорил этим ему: 'Не лезь!'. Ангарцы замерли чуть поодаль Луки и Трифона, ожидая развязки.
  Тем временем, Лука наседал на Трифона, яростно выговаривая ему то, чего прапорщик и не знал:
  - Ты думаешь, он только спасти их хочет? Ему база нужна, а она у него из рук уходит! Вот он и злится. Думаешь, он мне говорил о мягкотелости и нерешительности ангарского руководства просто так, для дальнейшего перетирания этого между нами?
  Трифон нерешительно переминался с ноги на ногу, пытаясь найти слова в защиту майора. Но перед ним вставали и картинки проведённого в Ангарии времени. Саляев же прекрасно понимал, что Лука сейчас разговаривает не столько с Трифоном, сколько с ним, с Ринатом.
  - Короче, решай сам, Трифон, с кем ты, но помни, что за Игорем нет будущего. Как нет и правды.
  Спустя час
  - На левом склоне, Ринат, правь туда, - указывал Лука. - Пара часов - и мы на месте.
  Продолжающаяся гонка совершенно вымотала Белова, чуть лучше выглядел прапорщик Трифон, начал чувствовать наваливающуюся усталость и Саляев.
  - Лука, погоди, парни умотались, давай перед последним броском привал сделаем.
  Саляев до конца не доверял этому офицеру, сказывалось то обстоятельство, что люди из группы Матусевича казались Ринату настоящими профессионалами и вот сейчас один из таких профессионалов фактически сдал своего командира и буквально заставил это сделать своего товарища. Лука это чувствовал:
  - Удивляешься? Думаешь, предал я его? - Ринат и не нашёлся, что ответить, и просто кивнул. - Нет, - засмеялся Лука, - это он предал нас, когда захотел мятежа. - Увидев округлившиеся глаза Рината и Белова, Лука снова рассмеялся, а потом, моментально придав лицу серьёзное выражение, медленно, с расстановкой, сказал: - Нет, впрямую он не говорил ничего такого, за что у нас полагается пулю в лоб, за измены. Такого не было. Но рассуждая о мягкотелости вашей власти, а особенно Соколова, он тем самым настраивал ребят против организованной власти. А это карается в уголовном порядке.
  - А что остальные? - спросил Белов.
  - А что остальные? - повторил Лука. - Ребята всё понимают, но они, как и Трифон, правда, не все, ему доверяют. Сам же видел, как непросто было его переубедить. Дело в том, что подготавливая мятеж, он, тем самым, идёт против основ порядка. Получится хаос, бойня, которой воспользуются соседи и вся эта благостная картинка ангарского княжества рухнет.
  - Он говорил, что они из другого государства, - буркнул Трифон.
  - Ну какого другого? Что Русия, что Россия - суть едино. И по этой сути - мы единое целое. А Московия - наши предки, с которыми надо выстраивать ровные отношения, но сливаться нам сейчас никак нельзя.
  Саляев с Беловым сидели, привалившись к стволам здоровенных лиственниц, обдумывая слова Луки. Всё то, что он сказал, было верно. Но почему не уходит чувство тревоги?
  Вдруг плечо ожгла внезапная боль. Саляев с рычанием перекатился на снегу, пытаясь выхватить с поясной кобуры пистолет - один из последних в Ангарии, для которого оставались боеприпасы, поэтому с него Ринат букально сдувал каждую пылинку. С первого раза не получилось, рука онемела, доставать же пистолет другой рукой было крайне неудобно. А Белов и Лука уже стреляли, Трифон выцеливал кого-то, мелькающего за деревьями. Рядом с головой Рината, в снег впились ещё две стрелы. Саляев отполз за выдающиеся из снега корни высокого дерева и там перевёл дух. Услышал он и голоса врагов - они перекрикивались между собой, высокими, гортанными голосами.
  - Ринат, они пытаются зажать нас с флангов, - крикнул Белов.
  - Отходите вверх!
  - К сопке! - Лука, повалив парализующим зарядом лицом в снег очередного туземца, начал пятиться к Ринату.
  - Отходи, прикрываю! - Ринат, наконец, смог стрелять, разбавляя бухающие звуки ружья Белова хлопками своего АПС. Парализаторы же работали совершенно бесшумно. Казалось, туземцы не спешили подойти на расстояние рукопашной схватки, решив закидывать своих неприятелей стрелами и дротиками. А может и хотели сначала подранить врага, а потом, навалившись, решить исход боя.
  Уходя вверх, ангарцы отстреливались, сыпали ругательствами. Уже и Трифон и Белов истекали кровью, и если Белову стрела лишь порвала кожу на бедре, распоров штаны, то у бывшего матусевца стрела засела в плече. Вырвать же широкий наконечник из тела товарища Лука не решился, пришлось бы вырывать её с мясом. Белов уже несколько раз останавливал попытки туземцев обогнать ангарцев и подняться выше, дабы закидать их стрелами и сверху. Патронов оставалось всё меньше, а нападающих, казалось, меньше не становилось. Над головами ангарцев вновь засвистели стрелы, но уже сверху.
  - Обошли всё-таки, гады! - выкрикнул Белов.
  Однако стрелы эти находили свои цели не среди уставших и окровавленных беглецов, а довольно таки метко впивались в тела преследовавших их туземцев. Воодушевлённые поддержкой невидимых пока союзников, ангарцы принялись расстреливать иссякающие боеприпасы, оставив, правда, каждый себе запас. Наконец, не выдержав обстрела, преследователи стали отходить, теряя своих сородичей. А вскоре и вовсе с воем разбежались.
  - Сидите, где вы есть! - донеслось сверху.
  Саляев привалился к дереву, пытаясь выдернуть стрелу. Тут же, до потемнения в глазах, его накрыло волной острой боли, едва он начал её раскачивать. Наконечник стрелы засел довольно глубоко, чтобы вот так его можно было вытащить. Саляев зашипел и откинул голову к стволу. Тем временем, показались неожиданные спасители ангарцев. Бородатые мужики в меховой одежде, в руках арбалеты. Ринат почувствовал вдруг дикую, ни с чем не сравнимую усталость. Чудовищно хотелось прилечь на мягкий, прохладный снег и отдохнуть с часок.
  - Эй, ты стрелу-то не ковыряй. Степаныч вытащит, погодь малешко, - пробасил один из бородачей Саляеву, а когда тот повалился набок, просто взвалил его на себя и, приказав всем следовать за ним, начал подниматься наверх. Двое из незнакомцев ушли собирать свои стрелы. Остальные двое бородачей, внимательно оглядывая ангарцев и горя желанием задать им множество вопросов, подняли их рюкзаки и, следя за раненым Трифоном, сопровождали их до... Не то, чтобы забора, а какого-то нагромождения торчащих кольев и острых палок, частокола и пары башенок, связанных в целое полосками кожи. Пройдя вдоль этого причудливого сооружения, люди оказались как бы под ним и, пролезая в проделанный над головой лаз, оказывались на самом краю довольно широкого пространства. Чуть поодаль была сложена двойная изба, напоминавшая казарму. Виднелось несколько полуземлянок, крытых дёрном. Сидевший на башенке пожилой мужик с интересом оглядывал гостей из убежища.
  - Никак русские, слава Богу! Кто такие, Семён? - крикнул он тащившему Саляева мужику.
  - А хрен их разберёт, - отвечал бородач, передавая бесчувственного раненого на руки двум парням и жестами указывая Трифону следовать за ними. Семён, присев на деревянную чурку, указал Белову и Луке на свободные места у костра.
  - Зовите Корнея! - крикнул он кому-то невидимому. - А вы сейчас представитесь, расскажете, кто и откуда. Надеяться на то, что вы спасательный отряд, я не буду - одёжка ваша не говорит о сём.
  Голос Семёна отличался прямо таки показным равнодушием и какой-то отрешённостью. Даже разговаривая со спасёнными им незнакомцами, мужик не останавливал на них взгляда. Белов даже малость оскорбился подобной нетактичности.
  Пришёл ещё один мужик в мехах - невысокий, коренастый, он отличался от Семёна живостью движений и цепкостью глаз, этот не был скуповат на эмоции, как Семён. Вопросы задавать начал тоже он:
  - Здравствуйте, мужики. Кто такие, откуда? Как к нам добрались и что здесь творится?
  - Следовательно, вопрос где вы находитесь, вас не интересует? - улыбнулся Лука.
  - Я бы предпочёл, чтобы вы сначала ответили на мои вопросы, - мягко сказал Корней.
  - Хорошо, Корней Андриянович, зовут меня Лука Игнатьевич Савин. Родом я с воеводства Кубанского. Добрались к вам с Ангары, по льду байкальскому. Собственно, вас, товарищ Миронов, и искали. А творится здесь покорение Сибири Московским царством. А именно - год семь тысяч сто сорок пятый от сотворения мира, или тысяча шестьсот тридцать седьмой от рождества Христова, как мы привыкли, - Лука вдоволь насладился эффектом, произведённым его словами.
  К чести Миронова, он воспринял эту информацию спокойно, в отличие от шумно задышавшего Семёна.
  - Ну, допустим, это так, - всё тем же елейным голосом продолжил Корней и повернулся к Белову: - Ну а ты чего расскажешь, воин?
  - Зовут меня Брайан Белов, то есть Бранко...
  - Так Брайан или Бранко? - рассмеялся Миронов. - Да ты не тушуйся, я не дознаватель. Можешь и приврать, коли нужда в том имеется. Так откуда ты?
  - С Орегона, округ Лэйн. Это на побережье Тихого океана, немного севернее Калифорнии.
  - С южных владений Аляски? - неожиданно обрадовался молчавший доселе Семён. - У меня там много родни, в Барановске! Надеюсь, когда мы вернёмся домой, Аляска уже воссоединится с Матушкой Русью.
  - Не знаю, - пожал плечами Белов, - хотя было бы неплохо, конечно.
  И тут до Семёна наконец допёрло:
  - Какой ещё Орегон, какой округ Лэйн? Ты откуда, парень? - нахмурился он.
  - Городок Флоренс, - обречённо ответил Белов.
  - Не понял. Я был за канадской границей в южных владениях Аляски. Не припомню что-то ни Орегона какого-то, ни Флоренса.
  - Орегон, это один из пятидесяти штатов, составляющих Соединённые штаты Америки, - проговорил Брайан.
  - Как пятьдесят? - опешил Миронов. - Их же двадцать восемь - каждый школяр это знает!
  - Брайан из параллельного мира или из вариантного будущего, - выручил наконец Белова Лука. - Как и все люди, что основали Ангарское княжество, которое мы сейчас представляем.
  Вкратце, насколько это было возможно, Лука, с небольшой помощью Белова, поведал Корнею об истории проблемы хронопереходов и последовавших за этим изменений в мире. Миронов задумался, прикрыв глаза. Семён же ошалело поглядывал на Луку, на Белова, который, наконец, вспомнив о своей ране, вытащил из кармашка рюкзака обеззараживающее средство. Лука, тем временем, стал обрисовывать Корнею Андрияновичу общую ситуацию, сложившуюся в этом сибирском регионе. Об Ангарии, Соколове и его людях, о величине осуществлённого и о грандиозности задуманного. Отдельно он предостерёг Миронова, рассказав о Матусевиче и о сложившейся в связи с его амбициями патовой ситуации.
  - Лучше всего будет, если вы просто соберётесь и мы все вместе немедля отправимся к Байкалу, - сказал вдруг Белов.
  Лука тут же поддержал своего товарища:
  - Да и парни с оленями нас заждались.
  - И что, мне всё бросить? А под сопкой у нас огороды разбиты, скотинка реквизированная. Место насижено, уходить и бросать его? Не думаю, что это сейчас возможно.
  - Всё бросать не надо. Советую оставить лишь ваши жетоны, - твёрдо сказал Брайан. - Как приманку для Матусевича.
  - А уходить надо быстро, иначе дождётесь отряда шибанутого на голову майора, - добавил Лука.
  Миронов пробормотал, что ему надо посоветоваться с товарищами и скорым шагом ушёл к двойной избе. Семён предложил ангарцам проведать их друзей, находившихся в лазарете. По дороге к небольшой пристройке он с грустью поведал, что от команды медиков в живых остался лишь один человек. Оказалось, что отношения с туземцами отчего-то не заладились сразу после их появления в этом мире. По поисковику, бывшему у отряда охраны удивительно быстро были найдены оба учёных, попавших сюда первыми. Их просто забрали у туземцев в небольшой деревушке, где они пробыли 17 лет на положении рабов, таскавших хворост, следивших за животными и выполнявших всякую работу, грязную и не очень. Туземцы не сопротивлялись тому, что у них забирали бессловесных прежде работников, которые теперь с радостными воплями обнимали солдат. Но через несколько дней лунной ночью был убит стрелой один из спасённых учёных. Рано утром был проведён рейд в деревню, откуда забрали учёных, а бойцы нашли там стрелы, аналогичные той, что вытащили из трупа. Они были лишь у нескольких воинов, отличающихся от бурятов более богатым одеянием. Пытаясь добиться ответа от старейшины, бойцы в конце концов устроили в деревне избиение мужчин. Упокоив высоким зарядом парализатора нескольких особо буйных воинов, тех, что отличались от других туземцев селения, старейшину и его семью уволокли в лагерь, как заложников. Там ему показали трупы и стрелы, которыми были убиты люди. Старик, побледнев, замотал головой, выказывая непричастность его поселения к этим убийствам.
  - Гомбо Иэлдэн! Алтан хан! - верещал старейшина, всячески открещиваясь от показываемых ему стрел.
  Убийства продолжились через два дня, когда погибли двое солдат, находившихся в карауле. По всей видимости, подкравшиеся враги застигли солдат врасплох. Что, впрочем, не помешало им забрать с собой и нескольких нападавших, чьи трупы остались в снегу, когда пришла запоздалая помощь. Горящие мщением бойцы снова отправились в деревню, откуда были взяты заложники, но оказалось, что поселение исчезло. Люди, жившие там совсем недавно ушли, даже пепел костра был ещё тёплым. Но нападения на отдельных людей, находившихся вне группы, продолжались. Тогда, несмотря на то, что аномалия могла открыться в любой момент, экспедиция ушла на скальную террасу, где было построено убежище. Ну а дальше... Дальше было всё очень страшно. Почти каждый день лагерь подвергался обстрелам из луков, благо близко растущий лес позволял врагу подкрадываться поближе, минуя дозоры, словно на экспедицию была открыта охота. Обстрелы эти обычно не приводили к жертвам, но зато держали людей в постоянном напряжении. Любой выход из лагеря сопровождался опасностью нападения, будь то охота, поход за водой или хворостом.
  А однажды, тревожной ночью случилось то, чего они все так боялись - туземцы подожгли частокол и, ворвавшись в лагерь, устроили резню, после которой оставшиеся в живых члены экспедиции ушли к дальней сопке, где устроили новое убежище, которое аборигенам спалить было не под силу. Постоянно пополнялись запасы камня на укреплениях, вместо израсходованных батарей для парализаторов инженеры сработали неплохие арбалеты - простые и удобные. Постепенно мироновцы отвоевали себе право на жизнь. Туземцы беспокоили их всё реже, но регулярно, видимо, для порядка. Отчего они так взьелись на небольшую группу хронопутешественников, было совершенно неясно. Они как будто за что-то мстили людям Миронова.
  - Я понял, почему они мстили, - сказал вдруг Белов. - Это всё наши гуталинчики виноваты. Если бы они не терроризировали местных туземцев, те бы не вымещали свою злость на чужаках.
  - Ну а дальше что было? - посмотрел на Семёна Лука. - Вы бы спалили пару-тройку поселений в ответ, чего просто сидеть и ждать, когда вас запалят?
  - Кем? - воскликнул Семён. - Бойцов уже оставалось семь человек. Остальные - научные специалисты и несколько инженеров. Только и осталось - спрятаться за забором да ждать, покуда помощь не придёт по сигналу жетонов. Да и не похожи были они на местных, побогаче как-то смотрелись и понаглее что ли.
  - А в Ангарии туземцы и ясак сдают и в дружине служат. А местные князьки сыновей в школы шлют, где они лояльными становятся. Всем и хорошо, - Брайан, видимо, решил во что бы то ни стало уговорить мироновцев на уход к Соколову.
  Белов сказал это уже перед дверью в лазарет, где находились их товарищи.
  - Только гурьбой не лезьте в комнату, а то Максим разнервничается, - предупредил Семён.
  С Трифоном оказалось всё хорошо - стрелу аккуратно вытащили, промыли рану, зашили. После перевязки он был отпущен врачом на все четыре стороны. С Саляевым же было гораздо сложнее - рана оказалась серьёзной, к тому же Ринат потерял много крови. Сейчас он лежал на боку на топчане у окна и спал.
  - Я промыл рану раствором антисептика, завтра отёк перейдёт в воспаление, - вытирая руки, сказал вошедшим врач. - В принципе, ничего страшного. Нужно время.
  В лазарет заглянул Миронов:
  - Мужики, пойдёмте в дом. Надо поговорить.
  В большей комнате за столом сидело шесть бородатых мужиков с напряжёнными, раскрасневшимися лицами.
  - Лука, у нас прошёл совет - все единогласно решили идти с вами, - заявил Миронов.
  - Если недалеко есть обустроенное общество, то нам жизненно необходимо с ним соединится. А то сидеть тут в глуши смысла нет, - сказал один из сидящих бородачей.
  - Берите только самое необходимое, уходить надо немедля. Носилки для раненого есть? - спросил Лука.
  - Будут, - вставая, ответил один из мужиков.
  - Собираемся! Всем сдать мне жетоны, - распорядился Миронов. - А пока я с Лукой напишу записку вашему Матусевичу.
  Бородачи разбежались собирать народ, а Корней уселся за стол. Буквально через полчаса все двадцать восемь человек были готовы к выходу из лагеря. Среди них было всего две женщины лет тридцати. У каждого за плечами был мешок, а в руках - арбалет. Только у двоих были парализаторы, в том числе и Семёна, который был у мироновцев ответственным за оборону. В ответ на удивлённый взгляд Луки Семён ответил, что мол, батарей осталось всего три и их берегли на крайний случай.
  Уходили через второй, нижний выход из лагеря. По небольшой дуге обогнув сопку, колонна, соблюдая меры предосторожности, вышла к Култучной. Далее оставалось лишь следовать её течению до самого Байкала, где их ожидали сани. И идейный вдохновитель мятежа против Матусевича - капитан Павел Грауль.
  Москва, Кремль, царские палаты. Март 7146 (1638)
  Полумрак, царивший прежде Михаила в палате, был разогнан множеством свечей. Искусно расписанные причудливыми плетениями стены и потолок осветились ровным и мягким светом. Служка незаметно затопил печь, покрытую красивейшими муравлеными изразцами. Никого из бояр царь приглашать не стал, присутствовал лишь голова Сибирского приказа, который сегодня уже отчитывался по присланному в Москву ясаку и по взаимным претензиям различных острожных воевод Сибири по поводу разграничения ясачной территории. Дело сие было зело трудным, каждая из сторон упирала на нераденье стороны иной и заявляла о собственной исключительности в деле пополнения казны русской. Едва узнавший о приезде в Москву Михаила Беклемишева, самодержец немедля затребовал его к себе. Прошедший в трудах день сильно утомил царя, но уж очень интересно было ему узнать о делах, что происходили на самых дальних украйнах его государства. Только-только прибывший в Кремль енисейский воевода ожидал среди видных бояр и голов Кремлёвских приказов, толпившихся у закрытых дверей.
  Вошедший в царские палаты думный дьяк с поклоном сообщил царю, что Васька Беклемишев покорно ожидает высочайшего дозволения войти. Государь нетерпеливо махнул рукой, приглашай мол. Беклемишев вошёл, отвесив поклон царю и, ожидая дозволенья говорить, смотрел в пол, покрытый поверх войлока зелёным сукном.
  - Ну, Василей, рассказывай, что в землице ангарской творится? Что за людишки там, есть ли за ними сила? Торгуют ли, да чем? Но сначала молви мне, как ясак сбирается?!
  - Великий государь, Михаил Фёдорович! С обоего, с государева ясаку и поминок с ясачных, с окладных и с неокладных волостей и с новых землиц на нынешней на сто сорок шестой год собрано семь десятков сороков соболей да два соболя, да три сорока недособолей, да шесть шуб собольих тунгусских, да два десятка бобров чёрных и рыжих, да дюжина кошлоков рыжих, семь лисиц красных черночеревых, дюжина лисиц красных белочеревых, да четыре выдры, розсомах тако же четыре. А цена тем ясачным соболям положена в ценовной росписи. А недобранного ясаку, государь, и вовсе нету.
  - Добро же ты ратуешь казне нашей, - покивал Михаил. - Да токмо, расскажи мне, что за град Ангарск такой и что за государь там имеется?
  - То, государь, на Ангаре реке стоит княжество Ангарское и государем у них Сокол князь обретается. А град Ангарск стольный град есть, град рубленный, да с посадом. Церква стоит наша, православная.
  - Сам ли княжество своё держит, али под чьей-то рукой ходит? Далече ли до царства Китайского?
  - Сам, великий царь, княжество своё Сокол держит. А сколь далёк путь до Китайского царства, то мне крепко не ведомо, токмо людишки ангарские промеж себя бают, что далече оно, да дорога туда зело трудна и опасна.
  - Сильны ли? - Романов снял тафью, в палате становилось жарковато.
  - Сильны, государь, - кивнул Беклемишев. - Пушек, мушкетов в изобилии у них имеется. Железо льют во множестве. Крепости, что реку запирают, каменные, да с пушками. А мушкеты не то, что у нас, имеются.
  - Как так, что за мушкеты? - заинтересовался Михаил.
  - Мушкеты ангарские лучше немецких, лучше италийских и сработаны просто, и заряд мечут столь часто и далеко, что можно цельную рать выбить, покуда она идти будет до рядов ангарских.
  На лавке крякнул Борис Лыков, явно пребывавший в смятении от речей, в царских палатах ведущихся.
  - Цыц! - прикрикнул на него самодержец. - Знал о сём? То-то и молчи!
  - Мне Василий Михайлович не отписывал, - попытался оправдаться Лыков, но царь его не слушал.
  - А бьют ли казачков? - прищурил глаз самодержец. - Хотят ли землиц сибирских?
  - Казачков енисейских токмо гонят, ежели те на ангарскую землю ступят. А разбойных казаков, что против закону сбирают ясак, берут в полон. А по землице, говорил князь Сокол, можно и разговоры весть.
  - Добро. А что по сему скажешь? - самодержец кинул воеводе золотой кругляш, тот ловко поймал его.
  На ладони Беклемишева оказался ангарский червонец, на котором тускло отражались огоньки с подвешенных светильников.
  Василий Михайлович попросил дозволенья внести дары князя Сокола. Кожаный мешочек с золотыми цервонцами, отлично выделанные шкурки соболей, горностая и нерпы, изящное зеркальце в золотой оправе и ружьё с отомкнутым штыком и патронташем, полным зарядов к нему. Самодержец даже встал с трона и подошёл поближе, чтобы разглядеть дары Сокола.
  - Богато сработано, - отметил он, взявши зеркальце.
  - Великий государь, - осторожно начал Беклемишев. - Ангарский князь Сокол обязуется слать богатые дары на Русь каждый год, ежели ты, великий царь, дашь своё позволение на проход ангарских караванов по мангазейскому пути. А ещё, государь, князь Сокол хочет щедро платить золотом и мягкой рухлядью ежели ты, государь, станешь полонянных людишек ему посылать с Литвы или с Ливонии.
  - На что ему людишки? Ужель мало душ в государстве его?
  - Нужны ему крестьяне, государь. Воинов много, мастеров много, а крестьян совсем малое число.
  - А ежели отряд стрельцов при пушках и с даровитым в воинском искусстве воеводой на Сокола того пустить? Сдюжит ли? - внимательно посмотрел на воеводу царь.
  - Сдюжит государь, - вздохнул Беклемишев. - Отряд Ондрея Племянникова на трёх стругах с сотней казаков ангарцы ко дну пустили, не дали к крепости и близко подойти. А ежели и подошли бы - про ружья ихнеи я сказывал особо.
  - Людишек ему, значит, за золото и меха, - усмехнулся Романов. - Ну что же, будут ему людишки!
  Беклемишев, видя как царь живо интересуется ружьём, предложил назавтра с утра пострелять по воронам, что в изобилии водились в Кремле. У царя даже проявлялась периодическая мигрень, вызывавшаяся их истошным гвалтом. Соколы, державшиеся на службе, не справлялись с этими пернатыми волками, что постоянно склёвывали и пускали по ветру лохмотьями позолоту куполов кремлёвских храмов.
  - Пошто с утра? Сейчас же и учнём! - воскликнул Михаил.
  Промозглая погода с резким холодным ветром и ворохом острых снежинок, будто бы старательно метаемых им в лицо, не располагала к показательной стрельбе. Михаил поморщился, а дюжий боярин, глава сокольничего приказа с удовольствием предложил самодержцу испытать мушкет в нижних палатах приказа Большого Дворца, чем вызвал на себя гневный взгляд князя Алексея Львова, головы дворецкого приказа.
  Тёмные своды нижних палат мигом осветились десятками свечей. Беклемишев посоветовал Львову заранее приказать служкам открыть находящиеся под потолком прямоугольные слюдяные оконца. Пара бояр приволокла, наконец, к несчастию для Алексея Львова, замеченный Михаилом в коридоре при лестнице полный комплект рыцарского облачения, который его предок стащил с трупа какого-то немецкого рыцаря ещё в Ливонскую войну. Кое-как установив его к дальней стенке, уложенной деревом, да подвязав к крючьям, торчащим из стены выше деревянной обивки, бояре, шумно сопя, отошли к стоящим в сторонке остальным вельможам.
  - Ну, показывай, Васька, как сей чудной мушкет палит. Чай тут порох не сдует, - рассмеялся царь.
  Захихикали и бояре.
  - Государь, нету тут отсыпного зелья, - удивил царя Беклемишев. - Токмо патрон, яко его называют в Ангарском княжестве. Тут взводится курок, здесь нажимаем на личину и открываем затвор кверху, берётся сей патрон и кладётся в приёмник до упору, закрываем затвор, дабы он щёлкнул. Опосля поднимаем прицел и целимся супостату в голову, нажимаем на спуск, - последние слова воеводы потонули в грохоте выстрела. А Беклемишев продолжал стрелять, второй выстрел, третий, четвёртый, пятый. Помещение потонуло в едком дыму, многие закашлялись. Царь, приложив платок к лицу, с восторгом и озорным блеском в глазах смотрел на оружие.
  - Ежели у моих стрельцов были бы такие мушкеты, никакие ляхи сейчас бы не терзали народ православный! Дай-ко и мне! - Царь буквально выхватил ружьё из рук воеводы. - Сказывай, что делать! - прикрикнул на Беклемишева самодержец.
  В итоге доспехи превратились в куски железа с рваными краями, а шлем даже раскололся от меткого выстрела царя, видимо, сказалось плохое железо оного. Так и погибли привезённые из Ливонии латы безвестного немца, зато Михаил на радостях щедрой рукой возместил убыток обрадованному по этому поводу князю Львову. Сей проверкой ангарского оружия было решено и две задачи. Михаил окончательно решил для себя сотрудничать с Ангарией и торговать с нею людьми, но делать сие в тайне великой, дабы христианские государи Европы не прознали о сём никоим образом.
  На следующий день боярина Беклемишева царь назначил на должность головы новосозданного Ангарского приказа с наставлением сопровождать караваны к князю Соколу и забирать у него плату. В Енисейск же отбыл сын воеводы Измайлова, погибшего в Смоленскую войну, Василий Артёмович.
  Поморье, Святица. Март 7146 (1638)
  К весне надо было обновить ёзы - ограды пастбища от лесного зверя для возросшего в числе скота. Обходя и помечая себе пригодные для сего дела деревья, Яр забрёл на возвышающиеся над речной долиной Митькины холмы. Назвали их так совсем недавно, по имени младенца Димитрия, коего нечаянно родила тут одна из женщин деревни.
  - Гленько!
  Ярко с удивлением смотрел, как по рыхлому снегу к поморской деревне приближается монастырский возок. Земли, на которых стояла деревня, давно уже были отнесены к ведению Соловецкого монастыря. Однако до сего дня монастырь не баловал поморов своим вниманием. Язычники они поганые, что же тут поделаешь! Поганые али не поганые, но с христианами уживались они вполне мирно, разве что в Архангельске или в Холмогорах пожурят поморов за невнимание такое ко Христу и Богородице. Конечно, в деревне были и христиане, но немного, всего лишь несколько семей, и отношение с ними были ровными и взаимоуважающими. И вот, спешит кто-то из монастыря до Святицы.
  Проламывая ногами наст, образовавшийся за ночь на мягком снегу, Ярко поспешил в деревню. Видимо, настало время и для Святицы, уж больно долго монастырь не обращал своё внимание на этот уголок Беломорья. Возок встречало уже полтора десятка хмурых бородатых мужиков. Возница, меж тем, остановил возок у третьего дома в линии и принялся оправлять упряжь, покуда щуплый старичок в рясе подходил к поморам. По сторонам старика сопровождали дюжие монахи. Подошедши к деревенским, старик пристально посмотрел на них и осуждающим тоном сказал:
  - Без креста живёте, олухи! Не есть добро дело сие, покаяться надобно вам, да веру истинную принять. - Несмотря на лёгкий ропот, прошелестевший средь мужиков, иеродиакон Савватий продолжил: - Да будет вам ведомо, что в прошлом годе царём отозван был воевода соловецкий, и теперь игумен наш, Иринарх, заведует обороной обители и всего края беломорского от гостей незваных. Тако же впредь и вам надлежит лепту свою вносить в дело общее. В этом годе обязаны вы сдать денежный оброк в сорок рублёв, - Савватий с прищуром посмотрел на оторопевших людей.
  'Ведомо ему, поди, про злато наше', - с досадой отметил Яр.
  - И поставить подводы до Вологды, дабы вывезти хлеб и привезти соли. Да чинить монастырский двор и гумно надобно по весне, стало быть, отрядите пяток мужиков, - продолжил иеродиакон.
  - По весне в море все уйдём, - воскликнул кто-то из толпы.
  - Стало быть, оброку сдадите, коли работать не хотите, - начал сердиться Савватий.
  'Звал же Вигарь меня в Ангарию', - тоскливо подумал Яр, оглядывая своих товарищей.
  - Чем оброк-то отдавать, отче? - спросил старика один из христиан Святицы.
  - Как чем? Скотинкою, курочкой, яйцами, - мягкий голосом ответил иеродиакон. - Ну, я в соседнюю деревню отправляюсь, а вы гостей ждите. Да и подумайте о спасении души своей бессмертной, дабы не гореть вам в геенне огненной, примите в себе учение Спасителя нашего.
  И потопал к возку, не оборачиваясь.
  - Шшо ише дале будет! Шшо деитцэ! Пошшо? Ох те, мне! - раздались голоса в расходящейся по дворам толпе.
  'Мне это не нать! Сейгод уйду к Вигарю', - решил для себя Яр.
  Поговорив вечером с супругой и с соседом своим, Василием, Ярко решил по весне уплыть до Ангарии. Помнил он советы Вигаря, что де, в Ангарии чуть ли не рай земной - и никакого убытку подданным не творят княжьи люди. Привирал Вигарь, конечно, но уж явно там сто крат лучше, чем сидеть да ждать ухватистую соловецкую братию. Вольного помора трудно заставить работать не на себя. И Яр решил последовать совету товарища.
  Глава 9
  Долина реки Култучной, лагерь Миронова. Январь 7146 (1638)
  Человек сидел за столом, устало вытянув натруженные ноги. Глаза его, такие же усталые, но горящие блеском ненависти к невидимому, но почти что осязаемому им недругу, двигались вслед читаемых ими строк. Он был один в полутёмном помещении, свет в которое проникал лишь сквозь небольшое, закрытое куском прозрачного пластика оконце. Сопровождавшие его люди благоразумно решили оставить его одного.
  Дочитав послание, человек тотчас же расслабил напряжённые мышцы, а голова его бессильно откинулась на высокую, обитую толстой и грубой тканью, спинку кресла. Глаза усталого человека закрывались сами собой, но им мешало неясное светлое пятно, пробивающееся сквозь мутную пелену полузабытья. Наконец, взгляд его сфокусировался на лёгкой, будто невесомой, деревянной птице, висящей на тонком шнурке и расправившей резные крылья. Она лениво покачивалась в такт неощутимого сквозняка - вправо-влево, будто взмахивая изящными крыльями, снова вправо-влево. Чёрные бусинки глаз деревянной птицы, казалось, с укором глядят на бессовестно уставившегося на неё человека.
  - Ты совершил ошибку, - прошептал он одними губами строку из прочитанного им послания. - Что же, похоже, так и есть, - пробормотал он, закрыв глаза.
  Усталый донельзя человек провалился в тяжёлый, беспокойный сон. Мелькали картинки из прошлой, безумно далёкой жизни. Снился детдом с его светлым, казавшимся маленькому Игорю бесконечным залом с огромными окнами, сквозь которые лакированный паркет заливало жаркое солнце. Скрип спортивной обуви, запах сваленных у брусьев нескольких матов, гулкие команды тренера Романа Стефановича и детский смех товарищей, беззлобно подначивающих Игорька, самого маленького воспитанника в их группе. Ядвига, первая любовь, и её роскошные рыжие кудри на общем с девчонками выпускном вечере, шум и смех, танцы, ночные песни под гитару, огромный костёр. Потом армия...
  Просыпался же Игорь тяжко и, не зная, что такое похмелье, он был готов признать, что оно бывает именно таким. Тяжёлая голова, разбитое тело, неловкие движения. Попив жадными глотками воды из стоящего на столе металлического котелка и добравшись до топчана, он снова мгновенно уснул. Отлетевший лишь ненадолго сон не собирался окончательно выпускать Игоря из своих цепких объятий.
  Оставшиеся с ним пятнадцать верных ему человек уже обустроились в лагере: кто-то готовил еду, оприходовав запасы, оставленные прежними хозяевами, кто-то завалился спать, а кто-то занял сторожевые башенки вокруг укреплений.
  - Игорь! - утром бесцеремонно разбудил майора Прохор Куняев, прапорщик из Одессы. - Выйди к парням. Они хотят поговорить с тобой.
  Майор вышел на низкое крыльцо, перед ним с хмурыми лицами стояли практически все, с кем он пришёл сюда, трое остались на башенках. Службу не заваливали, дисциплина у его бойцов оставалась в крови, несмотря на не совсем привычные условия. Нет, как профессионалы своего дела, они были готовы ко всему, но вот только окунаться в средневековье со всеми вытекающими... всё же это некоторый перебор.
  Однако сказать было нечего, язык словно прирос к нёбу. Сказать, что считает себя самым умным, что решил сделаться удельным князьком, на правах автономии принимая гешефты из центра? Не считая себя обязанным подчиняться людям из параллельного, или как там его, да просто иного мира, он сразу решил дистанцироваться от них. Вроде получалось. Но вот какая незадача - не срослось. Рискнул поставить ставку на инаковость - и на, получи.
  - Скажи, что дальше делать, Игорь, - в тишине, нарушаемой лишь шумом деревьев, в чьих голых кронах гулял ветер, негромкий вопрос бил по ушам.
  - Это моя ошибка, парни, вы не должны оставаться со мной, - выдавил Матусевич.
  - Объясни! Не говори загадками, - проворчал Лазарь, давний сослуживец Игоря, также как и Матусевич, уроженец Белостока.
  - Короче так. Я нарушил правила. В наказание мне приказали оборонять этот объект. Помощь от Соколова будет. Ваше право уйти к ангарцам я не оспариваю, - короткими, рваными фразами говорил майор.
  Ожидая вопросов, он стоял на крыльце. Таковых не последовало. Его бойцы молча расходились, ушёл в дом и Игорь. Присев за стол, он уронил лицо в ладони рук, пальцы его немного подрагивали. Посидев так с пару минут, он резко встал и решительно вышел во двор.
  Для начала следовало проинспектировать этот объект, да и постройки с северной стороны сопки тоже. Миронов написал, что там огороды. С оружием дела обстоят совсем грустно, но в записке обещали привезти его так скоро, как это будет возможно. Хорошо, хоть так. А потом, вечером, следует поговорить с парнями, лучше объясниться сейчас, чем ждать итогов их пересудов.
  Албазин. Конец мая 7146 (1638)
  Построенный на месте посёлка безвестного князька Албазы острог ангарцев потихоньку распространял свою власть на амурские берега, как и в случае с казаками Хабарова, Степанова и других, менее известных ныне первопроходцев. Единственно, тем людям мешала излишняя прямолинейность да ненужная жестокость в отношении амурцев. Недальновидная политика казачьих отрядов лишь толкнула местные народы в объятья своих врагов - маньчжуров, не принеся казакам никакой выгоды, кроме малого количества шкурок несчастных животных. Сейчас же людей Сазонова, как и в иное время людей Хабарова, дауры называли братьями. И Алексей не желал того, чтобы это положение изменялось. Под его контролем Шилгиней становился местным князем, а не просто князьком нескольких деревенек. Даже два солонских поселения прислали в Албазин своих делегатов, чтобы, увидев высоких бородатых ангарцев и крепость ими построенную, принести клятву верности князю Шилгинею и далёкому великому князю Соколу. Сазонов понимал, что многие из этих клятв не стоят по верности и времени на них потраченных, но из тех поселений, на которые уже можно было опереться, набиралось под шесть сотен воинов, в основном - неплохих лучников. Теперь оставалось ждать помощи из Ангарии.
  В начале прошлогоднего лета к берегам Байкала ушёл небольшой отряд Бекетова, а к началу же этого лета Сазонов ждал пополнения людьми и боеприпасами. Заряды к ружьям постепенно убывали, их пытались экономить, но как тут сэкономишь? Разведка солонца Бомбогора уже дважды приходила к самому Албазину, и только услужливый шёпот местного старейшины выдавал разведчиков, которые рядились в личину очередных страждущих принести дары князю Шилгинею и уверить того в своей лояльности. Ясно, что многого отправленные назад разведчики не расскажут, но про огнестрельное оружие албазинцев и их возникшую ниоткуда крепость на месте небогатого поселения, Бомбогор узнает. Да можно быть уверенным, что он уже это знает, а вскоре и заинтересуется настолько, чтобы самому прибыть под рубленые стены острога. И тут надо его правильно встретить - в идеале лучше было бы договориться с ним, но с другой стороны, ангарцам нужно было 'оседлать' Амур до океана. А как это сделать, если его перекрывал своими владениями этот солонский князь? Значит, кому-то придётся уступить. Сазонов знал, что ангарцы этого точно не сделают. Владение двумя великими реками Сибири даёт огромные преимущества в будущем.
  - Товарищ майор! Рад видеть тебя в добром здравии, Алексей Кузьмич! - Сазонова облапил Олег Васин, снова вернувшийся на берега Амура из Ангарии.
  С ним пришло и три десятка воинов, в основном это были юноши из числа переселенцев, да некоторое количество казаков, была и пара молодых тунгусов. Ангарцев в Албазине стало почти семьдесят человек. А Бекетов и Усольцев с остальными казаками остался на берегах Байкала в Баргузине. Сразу после дружеских объятий Васин, вернув лицу обычно серьёзное выражение, уже официальным тоном доложил:
  - На Шилке, в нижнем течении при сплаве наткнулись на чужих казаков. Говорят, с Якутска. Атаманом у них Максим то ли Перфильев, то ли Перфирьев. Он говорит, что уже бывал на Ангаре да на Уде.
  Сазонов, задумавшись на пару секунд, озабоченно проговорил:
  - Да-да, помню. Он про Бекетова ещё спрашивал, мол, у вас этот убийца или нет.
  - Так вот, он теперь шарится в этих краях. С ним человек тридцать было. А рожи, скажу я тебе, у всех лихие. Я уж думал, точно будет перестрелка.
  - А как разошлись, мирно ли? - нахмурился Сазонов.
  - Да, - кивнул Олег, - всё нормально прошло, слава Богу. Сначала, конечно, похватали оружие. Но Максим своих быстро успокоил, а потом к нам вышел. Один вышел, просто поговорить. Я ему и сказал, что мы на Амуре мол, стоим.
  - Хорошо, ещё придётся, видимо, с ними столкнуться, - сказал Сазонов. - Чего ещё интересного слышно?
  - Соколов говорит, что 'оседлать' Амур хорошо бы - тогда, почитай, прямая дорога от океана до Байкала, от Шилки только посуху переть. Там бы ещё не зимовье, а посёлок организовать. Вот только...
  - Вот только людей-то нету! - закончил за Олега Алексей и кивнул на сколоченные ящики, длиною больше полутора метров, что амурцы снимали с оленей прибывших в Албазин ангарцев. - А это что?
  - Ангарки, новая нарезная версия и патроны. Радек всё-таки упростил конструкцию, для более массового производства, а то с прежними ружьями мороки много, а толку - чуть. Зато теперь до трёх сотен стволов за год можно будет делать и уже на новых станках. И это уже не ружья, а самые настоящие винтовки, пока однозарядные.
  Ружья же, изготовляемые ранее, теперь изымались, чтобы подвергнуться полной переделке. Использовались заново стволы, не делать же работу ещё раз! Использовали и кое-какие детали спускового механизма, пружину.
  Пока Сазонов оглядывал новое оружие, Олег обратил внимание на маячившую за спиной майора фигурку девушки-даурки, которая ещё до отбытия отряда Бекетова, как помнил Васин, неотступно следовала за Сазоновым.
  - Алексей, - осторожно начал Олег, - а ты ещё... с ней?
  - Ну да. Сэрэма - хорошая девушка. Надо бы её окрестить побыстрее и венчаться у отца Кирилла. Чего время терять?
  - Будешь ты время терять, - усмехнулся Олег и рассмеялся. - А Карпа ты за этим позвал сюда?
  - Кого позвал? - опешил Алексей. - Карп с вами?
  Оказалось, что отец Кирилл, оставив церковь на своего старшего сына, и, будучи в Новоземельске да встретив там Васина, вызвался в обратный поход на Амур. Прослышав о мирных и уживчивых даурах, которые, ко всему прочему ещё и землепашцы, отец Кирилл заявил, что должен непременно привлечь их к вере Христовой, дабы не прозябали бы они в невежестве. Видя такую решимость священника, никто не пытался ему возразить, а полковник даже наоборот был в восторге от этой идеи, но Васину наказал отца Кирилла всячески оберегать.
  - Не все миссионеры, приходя к туземцам, выживали. Некоторых даже съедали, как капитана Кука. Так что, смотри Олег! - говорил он тогда двухметровому морпеху.
  - А что же ты не смотришь за ним? Где отче-то наш, единственный на всю Ангарию? - ехидно спросил Сазонов.
  - Опа, только что был у пристани! - воскликнул Васин, обернувшись.
  А Карп уже высматривал место под часовню. Да, чего-чего, а в работоспособности отцу Кириллу не отказать. Отмахиваясь от суетившегося вокруг него детины-морпеха, который решил сразу втолковать священнику меры его личной безопасности, Карп, забравшись на небольшой холм с удовлетворением поглядывал окрест, приложив ладонь ко лбу. Наконец, вполне удовлетворившись, он окрестил землю вокруг и, сойдя с холма, перекрестился ещё раз. Ну а далее, не обращая внимания на Олега, пошёл в деревню, что немного отстояла от острога, знакомиться с будущей паствой. Васин махнул рукой и, подозвав двух парней с винтовками на плечах, приказал им сопровождать священника. Правда, посоветовал им держаться от него чуть поодаль, но и глаз с него не спускать.
  - Алексей, пушек взяли только две, иначе не довезли бы, ей Богу! - когда Васин вернулся к Сазонову, тот уже осматривал привезённые группой Олега припасы. - Оленей оставили у Шилки, в зимовье. Шесть тунгусов с ними.
  - Пушечки, чую, скоро пригодятся, - негромко сказал Алексей.
  Сазонов рассказал про солонских разведчиков, которых они отправили взашей, на что Олег, несколько поморщившись, сказал лишь:
  - А зачем отпустил? Не проще ли, - и показал характерный жест ладонью по шее.
  - Не проще! Князь солонов всё равно отреагирует на наше усиление, прямо или через третьи головы, но отреагирует, и теперь, после вашего появления, чем раньше - тем лучше.
  Пушки установили на переносных лафетах в двух башенках, что стояли по диагонали. Одна из них смотрела на реку, а вторая - на сбитую конскими копытами и ногами амурцев широкую тропу вдоль реки.
  - Солонский князь не трус, он гордый. Но с ним хорошо мир иметь, - прижалась к Алексею Сэрэма.
  Однако правильно было сказано - ежели хочешь мира, то готовься и к войне. Этому принципу Сазонов следовал буквально. Он немедленно принялся за изучение конструкции новой ангарки, найдя её предельно простой и эргономичной. Единственным минусом стало лишь небольшое количество нового оружия, всего двадцать четыре ствола. Половина из них - переделанные ружья.
  Ночью, после очередной порции любовных утех, Сэрэма прижалась горячей щечкой к влажной от пота груди Алексея и в который раз зашептала об устье великой реки Амур, где жила её семья. Там, где Амур изливается в океан широким потоком. А за полосой океанских вод лежит Я ун мосир - наша земля, родной остров утара Нумару - отца Сэрэмы. Кузнец Нумару, после ссоры с нишпа Варойо, вождём его рода, ушёл на северную часть Я ун мосир, а затем и на Амур. Там жила родня Нумару. Там же родилась и Сэрэма и оба её брата. И там же она была похищена дикарями-сумэренкур. Грязные и дурно пахнущие, в одежде из рыбьей кожи и босые, они утащили её в свои убогие жилища и вскоре отдали солонскому князьку, который, в свою очередь, обменял Сэрэму даурам. Даур Мингит, у которого она жила целый год в услужении, подарил несчастную девушку юному князьку Албазе. К счастью, тот словно не замечал очередную жену, так ни разу не разделив с нею ложе. К счастью для Алексея, потому что для самой Сэрэмы это было довольно оскорбительно - считаться женой, но ни разу ею не побыв. Албаза же всё время проводил с другими, более старшими жёнами. Теперь Сэрэма поняла, как ей повезло, ведь её Алексей очень обрадовался тому, что его женщина не досталась прежде никому из мужчин. А сегодня Алексей сказал, что она должна стать его женой! А ещё приехал старик, который поженит их по закону, принятому у народа её будущего мужа. Но до свадьбы она должна будет принять новую веру, также принятую у народа Алексея. Он же при этом объяснил ей, что её личное дело принимать ли эту веру всем сердцем или оставаться со своими богами, что сотворили этот мир - пасэ камуя. Но для того, чтобы их единение не вызывало сплетен среди единокровных с её мужем людей, Сэрэме нужно пройти обряд посвящения в таинство новой веры у того худого, жилистого старика.
  - Для меня важнее быть с тобой, Алёша, - говорила тогда Сэрэма, - а Бог, он един. Просто у него много названий и воплощений.
  Карп остался доволен увиденным. Всё, начиная от глинобитных домов, поделённых на светлую и тёмную половины, от удобных отхожих мест и кончая условиями содержания скота, говорило о том, что народ сей крепкий и хозяйственный. Сами дауры были низкорослы, но крепки телом, в отличие от тунгусов имели и растительность на лице - у многих мужчин была довольно густая борода, что для русского взгляда было приятно. Отец Кирилл с явным удовольствием предвкушал значительное увеличение своей паствы.
  Засурье, Нижегородчина. Конец мая 7146 (1638)
  Раннее утро на Волге, по-над рекой стелется белёсый клочковатый туман, уже вжимаясь в берега, где прильнули ветвями к воде кучно растущие ивы. Солнце греет чуть-чуть, начинается день, ногам зябко ступать по холодной росистой траве. Ивашка пробирался к реке - умыться да ещё раз приглядеться к островку, к которому плавали все большие мальчишки деревеньки. Хоть и прохладно было, но от воды, казалось, шло тепло. Закатав штаны, Ивашка вошёл по колено в воду и с удовольствием принялся умываться, шумно отфыркиваясь. Поначалу неясный для уха звук постепенно добавлялся к плеску воды, и мальчишка завертел головой, отыскивая источник его. Ничего необычного видно не было, однако шум нарастал. Подалече всхрапнул конь.
  'Стук копыт', - понял Ивашка, удивлённо пробормотав:
  - Кто это с утра пораньше коня выпустил?
  Распрямившись, Ивашка внимательно оглядел поле - коня видно не было. Тут взгляд его упал на берег.
  - Пресвятая Богородица! - из исчезающей утренней дымки вынырнула под мерное постукивание копыт первая лошадь, за ней вторая, третья. Всадники в лисьих островерхих шапках. Конная колонна начала разворачиваться веером, выходя на засеянное ячменём поле. Крупные капли упали с подбородка замершего мальчишки, Ивашка, не отводя глаз с надвигающейся беды, начал пятиться.
  'Замирили же татар давным-давно, никак! Откель они?'
  Пятился он, покуда не свалился оземь, наступив на мокрую корягу. Только теперь Ивашка со всех ног припустил к деревеньке, закричав:
  - Татары! Татары!
  Улепётывающего мальчишку легко нагнал один из всадников, со смехом оторвав его от земли и рывком перекинув через седло. В нос ударило конским потом. Татарин вскоре посадил Ивашку на коня более привычным пареньку способом и, показав ему пальцем 'не балуй, мол', принялся раздавать команды своим людям, окружавшим деревню. Небольшая, всего с десяток дворов деревенька, с одной стороны прикрытая густым лесом, а с другой - широкой балкой, обезлюдела за каких-то полчаса. Однако на этот раз татары никого не рубили и ничего не жгли. В деревне осталось лишь полтора десятка стариков, все остальные были уведены в сторону Васильсурска. Туда же тянулось и ещё с десяток небольших караванов испуганных, ничего не понимающих людей.
  В Васильсурске крестьяне Засурья к горестному их изумлению были буквально проданы стрелецкому начальнику из Казани. Как и остальные несчастные крестьяне, засурцы, вместе со своими пожитками, были согнаны на лодии. Через некоторое время, когда люди расположились на палубах и прекратились жалобные и гневные выкрики крестьян, караван из двенадцати речных судов неспешно взял курс от пристани хиреющего городка на Волге, давно потерявшего свою значимость граничной крепости на Казань.
  - Тятя, что деется? - спрашивал Ивашка отца. - Куда мы плывём?
  - И не пытай меня о сём, Ивашка. Главное, что живот свой сохранили, а там посмотрим, что дале будет, на всё воля Божья, - отвечал отец, прижимая к себе заплаканную мать, без чувств лежащую на тряпье.
  Ивашка с явным неудовольствием отметил отцову покорность судьбе. Присев на мешок, мальчишка подпёр голову кулаком и хмуро оглядывал медленно проплывающие мимо волжские берега, которые с каждым часом отдаляли его от родных мест.
  Ангарское княжество. Июнь 7146 (1638)
  Итак, минуло ровно десять лет с того момента, как нога гражданина Российской Федерации первый раз ступила на столь далёкую сибирскую землю. Причём, далёкую не только географически, но и сильно отстающую во времени от той, что они покинули. Было совершенно неясно, является ли этот мир прошлым их родного мира или это лишь слепок, параллельная реальность, одно из многих зеркал той Земли, что они знали. Земли, такой родной и кажущейся доброй, несмотря на все те мерзости, что там творились. Сейчас они не вспоминаются, а пропавший мир ассоциируется только с домом, семьёй и друзьями, с любимым человеком или тем делом, что занимало тебя всего, но в той, прошлой жизни. Эта жизнь началась внезапно и резко, с чистого листа. Здесь неважны были личные проблемы, они казались столь чуждыми и мелкими, по сравнению с общим желанием выжить в условиях, которые подкинула им судьба. Потом людям захотелось не просто выжить, но и защитить себя, а потом и заявить о себе. Сейчас же, спустя десять лет, они уже думали не о том, чтобы просто жить в своём новом мире, ставшем им вторым домом, а идти вперёд.
  В отсутствие доступной для добыче нефти, ставка в экономике княжества автоматически падала на каменный уголь, запасы которого представлялись пока неисчерпаемыми. Уголь из-под современного Черемхово уходил в коксовые печи Железногорского рабочего посёлка. Там же пустили и первую мартеновскую печь в этом мире, с принудительной подачей воздуха от гидропривода. Чугуном её снабжали несколько плавилен железной руды. Постепенно посёлок разрастался, на Илим приходилось отправлять всё больше специалистов и работников. Но людей всё равно не хватало. Тунгусов же привлекать на работы, кроме погрузочно-разгрузочных, было невозможно. Они могли, устрашившись фронта работ, просто откочевать на сотню километров и вспоминать жаркий цех лишь как одно из воплощений жилища злых духов и их человеческих слуг. Так что пока они работали, свозя на оленях богатую руду Железной горы к плавильням - и то хорошо.
  Небольшой прокатный стан позволял накапливать заготовки для будущего строительства от арматуры до стальных лент. Попутно, фосфаты, применявшиеся при производстве стёкол при взаимодействии с коксом и песком, дали возможность получать при сильном нагревании белый фосфор, при дальнейшей его перегонки в фосфор красный появилась возможность производить фосфорную массу для спичек, столь необходимых абсолютно для всех жителей Ангарии. Радек, тут же распорядился ставить отдельное помещение для небольшой бригады спичкоделов, разглядев в этом производстве немалую выгоду от возможного экспорта в Московию.
  - Будет греметь в Европах не шведская спичка, а ангарская, - ухмылялся профессор.
  Отмечать десятилетие пребывания экспедиции на Ангаре люди собрались в клубе ангарского кремля. Днём было жарко, поэтому окна открыли настежь. Накрытые скатертями столы, заставленные разнообразной снедью и питьём, стояли двумя длинными рядами. В зале царила непринуждённая обстановка, смешки и группки по интересам, стенгазеты и аппликации, развешанные по стенам, всё это было как там... дома. Соколов не хотел превращать юбилей в отчётное собрание с лозунгами и обещаниями. А просто чтобы все вместе приятно провели вечер. Несмотря на то, что среди собравшихся до четверти присутствующих было из группы Корнея Миронова, никакой скованности у них не было. Новички быстро влились в ангарское общество, практически не отличаясь от россиян. Разными были лишь миры, откуда люди попали в Прибайкалье.
  Русины и россияне делились информацией, удивляя друг друга фактами из жизни своих стран, а точнее одной страны, одинаково родной для них всех. Среди людей Миронова в основном были инженеры и техники, а так же бойцы охраны, пара биологов и один медик. В клубе они были все, а вот многих ангарцев недоставало. Не могли оставить свои рабочие места люди на угольном карьере, в Железногорске, в Баргузине, на химическом производстве. А на далёком Амуре жили люди Сазонова. Петренко, не говоря уж о его пограничниках, никак не могли покинуть крепость - на границе княжества было неспокойно, погранцы постоянно наблюдали ватажки казаков, числом до сотни человек. Несколько раз назревали и стычки на Нижней заставе, исправно докладывающей о чужаках. Лишь оперативность бойцов крепости не давала казакам простора для их бесшабашного озорства. Во Владиангарск совсем недавно была доставлена партия новейших винтовок, а на службу прислано шесть человек - совсем молодые переселенцы из литвинов и пара тунгусов.
  Кстати, Илимский посёлок чах на глазах, литвины оказались никакими крестьянами. Городские жители, они не могли и не хотели заниматься сельскохозяйственной работой, правда, не все, но большинство. Потихоньку посёлок расселяли по княжеству, главным образом в Железногорский рабочий посёлок. Тут уж спуску им не давали, приходилось работать.
  Так что, вместе с русинами, в зале ангарского клуба собрались чуть менее шести десятков человек. Ближе к вечеру улыбки сменились погрустневшими лицами, сознание людей занимали воспоминания о прошлом, печаль и тоска овладевали умами.
  - Ладно, хорош сопли жевать, - негромко проговорил Ринат, перебирая струны гитары.
  Вообще, в экспедиции гитар было две и обе они активно использовались на разного рода творческих мероприятиях, часто проводимых в посёлках. При этом гитары кочевали из посёлка в посёлок. В основном пели песни общеизвестных в ангарском социуме авторов - Высоцкого, Цоя, Шевчука, Кинчева и немногих других. Даже кое-что из шансона исполняли. Когда темнело, под шашлыки напевали негромко, больше слушая исполнителей.
  По иронии судьбы, в обоих экспедициях было лишь по одному уроженцу не европейской части России - это родившийся в Южно-Сахалинске Сергей Ким, сержант морской пехоты, и Семён Яковлев, бывший житель Барановска. Этот город, как выяснилось, стоял в южных владениях отколовшейся от социалистической Русии бывшей её провинции Аляски, на месте знакомого россиянам канадского Ванкувера.
  Поздним вечером, когда все разошлись по группки, в одной из таких, сидя у костра и попутно наслаждаясь шашлыком, Семён рассказывал об истории освоения его родного края. В целом, в начале выходило всё так же, как и в истории россиян, но было лишь два исключения, которые кардинально меняли всю дальнейшую картину. Во-первых, Аляску не продали и не сдали в аренду, а во-вторых, на доктрину американского президента Монро, объявленную им во всеуслышание и фактически объявлявшую оба американских континента вотчиной САСШ в Русии нашёлся свой ответ. Стефан II Бельский, русинский император и современник Монро, выдвинул свою доктрину, направленную на коллективное освоение обеих Америк в коалиции с Испанией, Францией и Британией. В итоге, того переломного момента, когда САСШ, сломив Испанию, отобрала у неё Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины, а после этого оглянулась с интересом на остальной мир, в мире Яковлева не было. А САСШ, собранная из двадцати восьми штатов, в которых постоянно кто-то тянул на себя одеяло, по сути ничем не отличались от Соединённых штатов Бразилии. Подоткнутая со всех сторон русинскими, испанскими, французскими, британскими и индейскими государствами и анклавами, САСШ ничем не выделялись на фоне Канады, Мексики или Колумбийской республики. Поэтому Семён с озабоченным интересом слушал о США и об их глобальной роли в мире россиян, немало удивляясь тому могуществу, что приписывали этим лоскутным штатам, поставлявшим на Аляску отличный текстиль.
  - А кто же у вас рулит планетой? - спросили Яковлева.
  - Чего рулит? - не понял русин.
  - Ну, кто в вашем мире находится среди великих держав? - уточнил вопрос Саляев.
  - Как кто? Кроме нас очень сильна Германия, конечно. Ещё Британия, Франция, Южноафриканский Союз, Парагвай, Корея, ну и Колумбия. Но это до войны...
  - А что за война? С Китаем, о той, что наши янки рассказывали? - разом напрягся народ.
  - Ага, - невесело улыбнулся Яковлев. - Как только Китай объединился, сразу началось - то на Туркестан рот раззявят, то в Монголию лапы протянут, то к маньчжурам полезут. То в японские прибрежные города начнут толпами прорываться. Хорошо, что у нас с ними общей границы не было, но это недолго было, потом появилась.
  Люди Миронова мрачно уставились на огонь, пляшущий красными язычками между поленьев. Каждый из них в этот миг вспоминал о том, как эта война отразилась на их семье, ведь мобилизация была тотальной и спешной. Заводы не успевали собирать технику. Тогда китайцев остановили только на Тоболе и задержали на линии главных рек Даурского края - Амуре, Уссури и Сунгари.
  - Семён, а почему вдруг Парагвай и Колумбия у вас в передовых странах находятся? У нас они вообще практически неизвестны, ну разве что Колумбию знают по наркоте и одной певичке с большой... долей таланта. А Парагвай - так вообще нечто очень далёкое и неизведанное, - озадачился Карпинский.
  - Ну как, Колумбия - это огромная страна, почти треть Южной Америки. Нефти там очень много, алмазов и всего прочего, канал панамский. Бразильские штаты, правда, чуть больше, но они сильно зависят и от Колумбии и от Парагвая, который эти самые штаты и Аргентину в придачу неплохо подоил на репарации земли.
  - И там война была? - удивился Ринат.
  - Да давно уже, - махнул рукой Яковлев. - Русия в Южной Америке тогда делала ставку на Парагвай, амбициозное молодое государство, которое было слишком независимо от мировой экономики и старалось развивать свою экономику не только за счёт кредитов и вывоза природных богатств. С остальными странами Южной Америки тогда нам не удалось наладить сотрудничество, а Парагвай и Уругвай охотно покупали у нас машины и технологии. Немецкие, французские или британские товары и патенты были существенно дороже, но сидевшие на европейских кредитах правительства Бразилии, Аргентины и Колумбии делали свой бизнес так, как им диктовали из Лондона, Парижа и Берлина. А началось всё с того, что новый президент Уругвая Хуан Борда решил соединить свою страну с Парагваем по итогам всенародного волеизъявления, когда более восьмидесяти шести процентов уругвайцев высказалось за объединение с Асунсьоном.
  - Ну я помню, читал про Парагвайскую войну. Но Парагвай тогда потерял более чем две трети населения, половину территории и потерпел полное поражение, - удивился Карпинский. - У вас по-другому было?
  - Ну да. Москва сразу надавила на Лиму, поэтому Колумбия не вмешивалась. А вторгшиеся в Уругвай бразильцы были выбиты парагвайскими войсками, в составе который было много русинских высших офицеров. Парагвайцы пошли на Рио, а вторая их армия, сдержав аргентинцев в пограничных сражениях, так же вскоре стала давить на них, заставляя аргентинцев отступать вглубь своей территории. Война закончилась быстро.
  - Ишь ты, - процедил Ринат и с ехидной улыбкой добавил: - Дела-то какие. Вячеслав Андреевич, может, спирту по этому поводу разбавим?
  - Нет, - рассмеялся Соколов, - ты мне зрячий нужен.
  - Кстати, - сказал вдруг Миронов, - у меня есть литр французского коньяка, припрятал давно уже. Теперь, думаю, в самый раз будет.
  - Опа! Конечно в самый раз! Хотел бы сказать, что с меня лимон и шоколад, но ларёк уже закрыт. Будем дружить так, без прибамбасов. Если товарищ Соколов не против, - искрящиеся восторгом глаза Рината смотрели на Соколова с немалой надеждой.
  - Не против, конечно. Я и сам, так сказать, качественный продукт с удовольствием испробую. На юбилей-то!
  - Может и пиво варить будем, Вячеслав Андреевич? - Карпинский решил под шумок продвинуть свою идею.
  - Пётр, погоди-ка! Не ранее того момента, как мы все и наше государство твёрдо на ногах стоять будет, иначе чревато.
  Утро следующего дня
  На следующий день после празднования дня Ангарии, которое приходилось на десятое июня, Соколов провёл рабочее совещание начальствующего состава княжества. Первый раз на подобное мероприятие был приглашён Пётр Карпинский, мичман-связист, бывший начальник Удинской крепости. У Вячеслава Андреевича нашлась для Петра новая работа после того, как Удинск отдали Саляеву и его курсантам. С Карпинский Соколов поговорил отдельно, перед тем, как выслушивать доклады своих помощников.
  - Значит так, Пётр. Ты зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. У тебя нет ни единого нарекания, и как человек ты мне очень симпатичен. Я хочу доверить тебе ответственную должность.
  Карпинский, выслушивая похвалу Соколова, кивал и тут же мысленно прокручивал возможные варианты своего нового места работы. Да так увлёкся, что пропустил начало фразы Вячеслава Андреевича.
  - ...в Енисейске.
  - Чего? - на автомате переспросил Карпинский.
  - Я хочу назначить тебя послом Ангарии в Енисейске, - терпеливо повторил князь. - Поначалу с тобой будет Павел Грауль, он должен будет встретить караван с переселенцами. Беклемишев обещал его на этот год. У тебя будет задача общаться с Василием Михайловичем и постоянно склонять его к любому сотрудничеству с нами. Любому, будь то пополнение запасов патронов к его ружью или совместные мероприятия по поимке нарушителей острожного сбора ясака. Конечно, идеально было бы подсадить воеводу на обмен информации за деньги, но мне кажется, Беклемишев не такой простак.
  - Ясно, Вячеслав Андреевич, а жёнка моя?
  - С тобой будет, конечно же, ты же не монах! И вот ещё что, - князь внимательно посмотрел на Петра. - Тебе надо выправить чин какой-нибудь, дворянство что ли. Ну, пойдём к остальным, побеседуем, Радек предлагал баронство, кстати.
  По пути в комнату для совещаний, расположенной в административном здании, именуемом ангарцами 'сельсоветом', Карпинский обратился к Соколову:
  - Но, Вячеслав Андреевич, почему бы вам не послать в Енисейск Кабаржицкого или того же Грауля? Думаю, они справятся получше меня.
  - Пётр, сейчас они мне нужны здесь. Кабаржицкий занимается детьми, ставит им мировоззрение современного человека. А Грауль мне будет нужен для формирования нашей геополитики - у него аналитический склад ума, он источник информации по истории этого мира. Да ты не принижай свои способности. Ты справишься.
  - Ясно, - кивнул Карпинский.
  После того, как ему пришлось оставить пост начальника Удинской крепости, Пётр пребывал в уязвлённом состоянии. Ему казалось, что он не оправдал надежд, не справился с полномичиями, возложенными на него с отъездом Сазонова. И вот теперь ему вновь доверили интересную и важную для их княжества работу. Значит, всё хорошо. Значит, он в обойме.
  В совещательной комнате уже спорили, когда Соколов и Карпинский открыли дверь. Радек что-то жарко доказывал Роману Векшину, геологу из Петрозаводска.
  - Да всё мы сможем! Только две проблемы - люди и время. Со временем и людей заменим на машины!
  - Какие ещё машины? - поднял бровь Векшин.
  - Паровые! Первый паровой экскаватор работал в начале тридцатых годов девятнадцатого века и заменял полсотни человек с лопатами и кирками.
  - Филиал девятнадцатого века хочешь открыть тут, Николай Валентинович? - улыбнулся Соколов. - Добрый день, товарищи!
  - Привет, Вячеслав. А хоть бы и филиал, главное, чтобы всё работало. Ну нет у нас нефти и двигателей внутреннего сгорания, ничего с этим не поделаешь! А Роман Евгеньевич говорит, что де это откат в технологиях.
  - Я спорить не буду, - поднял руки геолог. - На сей век паровая машина - это конечно предел технологической мысли.
  - Вот именно! Это не откат будет, а прорыв! Зря что-ли у Владиангарска сейчас машину дорабатываем? Кстати, скажу я вам, есть тут один парень, из крестьянских детей. Звать Антипом его - это нечто! Одарён безмерно, я его в старшие механики продвигать буду!
  - Это из первых переселенцев что ли? И уже в старшие механики? - недоверчиво проговорил Соколов.
  - Он с механизмами играет, будто родился среди них! - воскликнул профессор
  Покачав головой, Соколов предложил Радеку для начала ещё глубже озаботиться механизацией деревни. Ведь чтобы кормить Ангарское княжество, необходим слаженный труд не менее четырёх сотен крестьян. Сейчас примерно так и было, но проблема состояла в том, что из поселений приходилось постоянно забирать молодых парней, юношей. Люди были нужны везде: и в пограничной страже, и на металлургическом производстве, на угольном раскопе и на золотом прииске. Пополнение постоянно просил и Кузьма Усольцев, для создания конного казачьего войска на восточном берегу Байкала. А откуда их было взять? Да тут ещё литвины подсуропили - из двадцати четырёх семей лишь семь-восемь смогли обрабатывать землю и собирать урожай. И то, работая лишь на собственный прокорм, не создавая прибавочного продукта. Остальных пришлось подкармливать, а позже и раскидать по различным объектам Ангарии.
  - И так делаем всё возможное в наших условиях, Вячеслав! Маслобойки уже по всем поселениям стоят, мукомольни, инструмента сколько выдали! А конные сеялки!
  - Вы насчёт внедрения механизации в сельское хозяйство не переживайте, Вячеслав Андреевич! - уверила Соколова Тамара Сотникова. - Я слежу буквально за каждым наделом. Весной и летом мы с Олегом постоянно инспектируем поля, учеников наших водим, всё показываем, рассказываем. У нас посевная под контролем. Да и ребята с девчатами, которых мы натаскиваем, головастые. Кто не хотел или не тянул, мы не заставляли. Зато смена нам будет достойная.
  - Вот-вот! Давайте каждый будет заниматься той работой, которая у него лучше всего получается. Вот мы с мужиками сейчас корпим над паровиками, это наша епархия. Кстати, и у нас есть несколько учеников, которых, знаете ли, я хотел бы иметь у себя в ассистентах, там, дома!
  Потом Дарья обстоятельно рассказала о мерах по более глубокому внедрению санитарно-гигиенических норм в ангарское общество, о правилах личной безопасности каждого гражданина. Обязательные банные дни и регулярная стирка белья, уборка помещений и территории посёлков не только для русских, но и для живших в самой непосредственной близости к посёлкам тунгусов. Учеников у Дарьи и остальных медиков было меньше, чем у остальных педагогов, зато Дарья посвящала им столько времени, сколько родному сыну не уделяла. Но Вячеслав не роптал - днём с сыном занимались в детском саду, что находился в самом центре кремля, пристроенный к клубу с солнечной стороны.
  - Кстати, тут многие ранее опасались энцефалитного клеща. Так вот, могу смело заявить: таковой отсутствует, - несколько буднично проговорила Дарья.
  - Точнее, клещ есть, а энцефалита нет. Таким образом, теория об искусственном заражении Сибири японцами косвенно подтверждается, - дополнил Поповских профессор Радек.
  После некоторой паузы, заполенной шуршанием бумаг, слово взяла Сотникова:
  - Необходимы кошки, Вячеслав Андреевич, грызунов развелось немерено!
  С нею тут же согласился Радек и весьма эмоционально:
  - Да-да! Надо, верно, через Сазонова это дело провернуть, там Китай ближе, а у них кошки есть.
  - До Китая как раз далеко, Николай Валентинович, - улыбнулся с другого конца стола Павел Грауль, - маньчжуры там. Хотя и до них далековато.
  - А это скоро будет один хрен, ты сам говорил, - ухмыльнулся Саляев. - Маньчжуры накостыляют китайцам по самое не балуйся и войдут в Пекин. А как эти маньчжуры к муркам относятся, я не знаю.
  - На Курилах, кстати, можно кошек найти. Курильский короткохвостый кот - это нечто! - проговорил Грауль.
  - Паша, ты бы ещё посоветовал в Шотландию сгонять за кошками! - засмеялась Дарья, откинувшись на спинку стула. - Наши сейчас соболей выводят, тех особей, что особо ласковы и приручены, скрещивают, потомство не хуже кошек будет играться и грызунов ловить.
  - Так, ладно, информацию насчёт кошек Сазонову передадим. Переходим к более серьёзным вещам. Ринат, - Соколов посмотрел на Саляева, - ты сколько ребят в Мироново берёшь?
  - Двадцать человек, половина из них курсанты. Лучшие. Тунгусов будет где-то человек под сто сорок-сто шестьдесят.
  - Хорошо, - кивнул князь. - Усольцев ждёт команды, у него под четыре десятка казаков и Шилгиней - лёгкая кавалерия под две тысячи душ.
  Ринат присвистнул:
  - Думаю, справимся, Вячеслав Андреевич! Сгоним этого алтын хана к чёртовой бабушке! А заодно и миномёт от Сергиенко испытаем в бою.
  Со времени того, как экспедиция Миронова прибыла в Новоземельск по льду Байкала, Саляев уже два раза мотался на Култучную, едва зажила полученная им там рана. В начале и в конце мая он привез Матусевичу ангарские боеприпасы, продовольствие и собственное снаряжение спецназовцев, оставшееся в Белореченске. Оба раза Игорь не показывался Ринату, грузы забирали его бойцы, скупо говорившие о том, что Игорь понимает, что был неправ и в первую очередь перед Ринатом. Трифон, что ушёл поначалу вместе с Лукой, решил вернуться к своим товарищам. Он рассудил, что поскольку они не бросили майора, с которым провели столько успешных операций, то значит, либо поняли его, либо приняли всё как есть. А значит, надо парням помогать!
  Нападений, тем временем, становилось всё меньше. Всё реже настырные воины в цветастых халатах бросались к стенам укрепления. Со времени начавшейся благодатной весны враги, что засели в укреплении, уже не усыпляли храбрых воинов великого хана, а пускали горячие железные слитки, что рвали их тела. Теперь им не давали даже подойти к крепости, убивая издалека. Чужаки каждый раз заранее обнаруживали, когда лучники собирались подходить к их стану, а хан очень злился, когда погибали его лучшие воины. Так что теперь если небольшие отряды воинов великого хана и подбирались к злой сопке, то только для того, чтобы выяснить - не собираются ли чужаки идти на самого алтын хана войной? Хотя одна группа постоянно находилась рядом с неприятелем, пытаясь схватить кого-нибудь из чужаков, если тот по глупости своей в одиночку выйдет из-за стен убежища.
  Она и пригодилась Матусевичу, который вовсе не собирался оставлять прежние убийства людей из экспедиции Миронова без наказания. В один из летних дней спецназовцы заблокировали в тайге с десяток врагов, пытавшихся следить за сопкой. Обложенные со всех сторон воины алтын хана пытались ускользнуть из лап большеносых. Но все их попытки оказались тщетны - смельчаков, что пытались убежать из леса к деревне, где стояли их кони, чужаки убивали, не показываясь из-за деревьев. А оставшихся в живых двоих лучников вынудили сдаться. Пока они готовились к смерти, чужаки что-то жарко обсуждали. Наконец, один из них вышел к пленникам и произнёс два слова с вопросительной интонацией:
  - Алтан хан? - и показал двумя пальцами походку человеческих ног.
  Гэндун, младший воин-хотогойт, с опаской посмотрел на старшего, и тотчас же начальника десятка лучников надвое развалил сплеча один из бородатых чужаков. Другой же повторил вопрос Гэндуну:
  - Алтан хан? - и снова два пальца изобразили ходьбу.
  Гэндун, тяжело вздохнув, закивал, мол, 'Я покажу, я проведу!' - за что тут же удостоился мягкого тычка в бок: чужаки уводили его к сопке. Бежать от большеносых пришельцев он и не порывался.
  Глава 10
  Бармашевое озеро, близ устья Баргузина. Конец августа 7146 (1638)
  Небольшое тёплое озеро неподалёку от самого Байкала пользовалось немалой популярностью в жаркие летние дни. Казаки и члены пропавшей экспедиции с удовольствием плескались в воде, которая казалась чуть ли не горячей, после обжигающе холодных вод сибирского моря. Прибывшие из Новоземельска бойцы во главе со Смирновым на кочах Вигаря, соединившись с казаками Усольцева недалеко от Баргузина, расположились у озера, ожидая гонца от Шившея. Тот долго ждать себя не заставил. Молодой парень бойко тараторил, восхваляя силу воинов Ангарии и мудрость своего князя, который пошёл на сближение со столь крепким союзником.
  - Красиво плетёт, зараза, - поморщившись, проговорил Смирнов.
  - Как бы не пересластил, - добавил с усмешкой Зайцев, с прищуром смотревший на гонца.
  Переводчиком у Смирнова был один из тунгусов-стрелков. Хотя некоторые из ангарцев уже могли разговаривать на местных языках, сейчас нужна была гарантированная чёткость перевода. Бурятский князь, как оказалось, уже был готов к походу, обеспечив лошадьми, в том числе и вьючными, и ангарцев. К исходу четвёртого дня пути в районе современного Улан-Уде ангарцы вышли к становищу своего союзника. После небольшого отдыха и пополнения запасов пищи ангарцы готовились к продолжению похода, к счастью, уже верхом.
  - Пошли! - Шившей, наряженный в парадный доспех и потрясая зажатым в руке устаревшим уже в Ангарии ружьём, махнул плёткой в западном направлении.
  Не добирающее количеством воинов даже до тысячи войско под непосредственным командованием его единственного сына Очира немедленно двинулось. Также обряженный в доспех наследник старого Шившея напряжённо покачивался в седле, крепко сжимая ружьё в руках. Остальную семью свою, двух жён и пять дочерей, вместе со слугами, старый вождь отослал поближе к посёлку ангарцев на берегу Байкала. Уговаривать или подкупать Шившея, чтобы тот выступил против Гомбо Иэлдена, не пришлось. Наоборот, приходилось постоянно сдерживать бурята, дабы тот не начинал приготовления ранее оговоренного.
  - Я сам скину его с коня! Заберу его жён и коней, возьму его пастбища, - приговаривал Шившей, усмехаясь и показывая редкие зубы.
  Смирнов и Усольцев переглянулись, несколько удивлённые боевым духом старого бурята. Но в одном Шившей слукавил. Обещая две тысячи воинов, он привёл лишь чуть более семи сотен всадников. Из них немногим более четырёх сотен были его собственными воинами да дружинами его мелких вассалов. Остальные составили сборные отряды его родственников, которых он соблазнил возможностью пограбить становище алтан хана. У Смирнова же в отряде было сорок два человека ангарцев - морпехов и переселенцев да чуть более сотни тунгусов и приангарских бурят. Их вооружение было довольно пёстрым - у лучших стрелков были новые винтовки, у многих - старые ружья, у половины - луки и копья, у каждого на боку висела добротная сабля. Шившей удивился чёткому шагу подходивших в две колонны ангарцев и их единообразной одежде. На паре десятков лошадей были навьючены доспехи и боеприпасы. У каждого бойца был свой вещевой мешок, в котором хранился небольшой запас пищи, кое-какая утварь и патроны. Вид ангарского войска для бурята был необычен, ведь он привык к пестроте своих отрядов.
  До пределов владений алтын хана было не более двухсот километров по лесостепи, которую пересекали мелкие речушки и ручейки, южнее их становилось всё меньше и деревья росли всё реже, переходя в невысокий кустарник. В среднем течении Селенги, близ Гусиного озера небольшая армия встретила группы Саляева и Матусевича, которые, пересев на приготовленных для них коней, присоединились к походу.
  - Ну чего, Ринат, как он? - Смирнов показал на покачивающегося в седле Матусевича, который ехал немного впереди колоны.
  - Нормально, - пожал плечами Саляев. - Хороший он мужик. Только понял я это, когда мозги у него на место начали вставать.
  Полковник многозначительно кивнул.
  - Из авангарда скачут, - Зайцев, осадив коня, указал Смирнову на приближающихся всадников. С вершины зеленого холма с ровно растущей травой, что издали была похожа на бильярдное сукно, буквально скатывались два бурятских конника.
  - Опа! - воскликнул Ринат, когда один из них упал с коня и более не поднимался, а второй отчаянно махая рукой, настёгивал коня, пытаясь поскорее достичь своих.
  - Етитская сила! - просипел Смирнов, увидев, как на вершине холма стало собираться множество всадников, как взметнулись копья и заколыхались чужие стяги, затрепетали на ветру бунчуки.
  - К бою! - Зайцев, исполняя приказ полковника, гарцевал на жеребце у ангарской колонны.
  Стрелки готовили оружие к стрельбе, всадники Шившея разделились и встали по флангам, прикрыв ангарцев, занимавших центр. К счастью, отряд был застигнут врагом на возвышении, тогда как противнику пришлось бы под огнём преодолевать протяжённую ложбину. Чуть погодя, от вставших на противоположном холме чужаков отделился один всадник и неспешно направил коня к ангарскому войску.
  - Ваську ко мне! - Смирнов позвал своего переводчика и отчитал бурята, который прибежал из первой колонны стрелков, по пути заправляя под одежду крестик: - Будь при мне, Вася, настреляешься ещё!
  Через несколько минут, подъехавший к ангарцам неприятельский воин начал громко выкрикивать одну и ту же фразу. Смирнов с интересом наблюдал за ним: щупловатый, невысокий воин в войлочном доспехе с нашитыми металлическими пластинами и кольцами, на ногах - мягкие кожаные сапоги рыжего цвета, на голове та же войлочная шапка с железной бляхой, в руках всадник сжимал древко с треугольным стягом серого цвета с бунчуком из конского волоса. Оружия при нём не было, стало быть, традиция посылки парламентёров тут в чести. Бурят Василий в ответ проорал ему что-то, и тот, спешившись и ведя коня за уздечку, подошёл к Смирнову.
  - Он приглашает нашего начальника в юрту Гомбо Иэлдена. Они хотят с нами поговорить, прежде чем заговорит их железо, - перевёл слова воина бурят.
  - Я пошёл, - полковник убрал свой пистолет в карман куртки и, кивнув головой буряту, направил коня в ложбину.
  - Андрей Валентинович, стоит ли? - крикнул ему в спину Зайцев.
  - Стоит, Роман! - тут же ответил Смирнов.
  Когда пошёл третий час отсутствия полковника, Шившей, подскакав к Зайцеву, посоветовал тому атаковать врага.
  - Они убили его, - убеждал он Романа. - Надо их наказать! Ваши ружья достанут до тех всадников, - плёткой показал он на нескольких воинов на гребне соседнего холма.
  - Подождём ещё немного, - твёрдо сказал Зайцев. - Он знал, что делал.
  Между тем воины, собравшие по округе жалкий хворост, начинали запаливать костры. С той стороны никакого движения не было, доносилось лишь конское ржание. Не в силах далее ожидать, когда окончательно стемнеет, Зайцев решил выступать. Он уже пригласил к себе ангарских сержантов, а также союзников Шившея и Очира, чтобы начать обстрел врага, вынудив того атаковать первым и попасть под плотный огонь винтовок. Приготовили и миномёт, сделанный на Железногорском руднике по схеме профессора Сергиенко. Однако вскоре вернулся Смирнов и переводчик. Полковник выглядел не лучшим образом, он явно устал, да и был какой-то смурной.
  - Ну что, как? Разойдёмся или устроим заварушку?
  - Короче, слушай. Этот алтан хан - подданный московского царя, я смотрел грамоты. У него были посольства из Москвы, Томска, они сами, говорят, ездили к Белому царю в столицу. А среди вещей - золотые кубки работы московского золотых дел мастера Евфимия. Там клеймо.
  - О чём договорились-то? - несказанно удивился Роман.
  - Всё нормально. Расходиться не будем, раз пришли. Поскольку мы союзники Москвы, а они её данники, то воевать нам не с руки - непонятки будут обязательно.
  - А что насчёт нападений на группу Миронова? - озабоченно проговорил Зайцев. - Тоже всё нормально? Так и оставим?
  - Придётся оставить пока. Гомбо принёс свои извинения и за них и за сегодняшнего убитого бурята. Он подарил нам Шившея с потрохами и его кочевьями и готов пригнать нам табун в две сотни голов.
  - Ох ты, ничего себе! Но он и для себя ведь что-то попросил?
  - Конечно, - спокойно сказал полковник. - Просил вместе с ним пошугать джунгар, которые разоряют его кочевья. - А сейчас, извини, я вздремну, что-то устал да и переел - Гомбо в меня буквально впихивал всё подряд.
  Следующий месяц прошёл в рейдах по пограничным землям на западном фасе владений алтын хана хотогойтов. Сборная армия разбила несколько разведывательных отрядов джунгар. Все они были по паре-тройке сотен воинов и только один, последний бой пришёлся на крупный отряд, под тысячу всадников. Как бы не требовал Смирнов хоть некоего плана боя и согласования действий, Гомбо не желал это слушать. Вся доблесть воина заключалась в яростном натиске да в стремительной атаке. Шившей, пораженный новостями, действовал так, как скажет полковник. Но вот сын его, Очир, был не такой. Он был крайне недоволен тем, что их род алтан хан передал пришельцам с севера. Поэтому он бросался в атаку, увлекая остальных всадников вслед за Гомбо. Так было и в последнем бою. Прекрасно знавшие местность джунгары, к тому же отлично использовавшие разведку, всё же были биты. Исход сражения решила быстрая конная атака на застигнутых в скалистом ущелье джунгар. Отряд Очира безоглядно бросился в бой и несколько сотен бурят схлестнулись с врагом в тесной горловине между скал. Только помощь стрелков-ангарцев и воинов Гомбо спасла ситуацию. Однако буряты понесли чудовищные потери, был убит и сам Очир, и сотни его воинов. Лишь несколько десятков их вышло из ущелья живыми. Смирнов был в ярости, для него это было немыслимо - вот так глупо погибнуть!
  - Этим бы всё и закончилось, рано или поздно, - рассудил он позднее.
  Поймав оставшихся без хозяев коней и собрав железное оружие убитых, войско союзников двинулось обратно, в район верховий Селенги. Шившей ехал молча, после того боя и похорон сына, он не проронил ни слова. Расстались с ним ангарцы также без слов, он просто отвернул коня в сторону своего кочевья и ушёл. Отряд Смирнова пошёл дальше, к Баргузину. Не побывавшие до этого в реальном бою тунгусы, хоть и проявили себя с самой лучшей стороны, не смогли избежать жертв. В этом походе ангарцы потеряли девять человек, убитых стрелами джунгар.
  Енисейск. Конец октября 7146 (1638)
  Выделенное Карпинскому помещение ему решительным образом не нравилось. Ангарского посла поселили в просторную комнату, которая занимала весь второй этаж церковной пристройки, напоминая сельский зал для танцев, где за неуплату отключили свет. Комната со стоящими по краям широкими лавками, двумя столами в конце была слишком большой и слишком тёмной. Да плюс ко всему тут в избытке водилось всякой живности, которая весело шуршала по углам, а ночью даже заползала в постель. Первые ночи Карпинский постоянно просыпался в отличие от флегматичного Павла Грауля. В Ангарии от ползучих тварей защищали травки, собранные веничками по углам комнат, которые выращивала на своих огородах Дарья и её ученики. Первые пару дней ангарцы потратили на приведение в порядок своей новой жилплощади. Вычищали паутину из углов, выметали из-под лавок засохшие до каменного состояния ошмётки. Молодой воевода Василий Артёмович Измайлов, зайдя к послам, предложил им помощь в виде нескольких тунгусских баб. Но Карпинский отказался, чем немало удивил воеводу.
  - Вот ещё, будут тут шурудить, потом ищи-свищи барахла своего, - ворчал Карпинский.
  - Ладно тебе бухтеть! Могли бы и прибрать, кстати, до нас. Хотя, мне кажется, как раз и прибирали, только не до конца... Ты когда ночью на связь выходить будешь, не забудь упомянуть, чтобы поморов пропустили на сей раз без стрельбы и лишнего шума.
  - Если связь будет, конечно, доложу, - буркнул Пётр.
  Первым делом, ещё до уборки Карпинский с Граулем развернули модернизированную Радеком радиостанцию, растянув на крыше антенну таким образом, чтобы она напоминала крест, чтобы избежать ненужных вопросов местных. Выход на крышу был с лестницы, там, на небольшой площадке в виде башенки и стояла радиостанция. В эфир выходили редко, по ночам, сигнал, к сожалению, был крайне нестабилен и связь удавалось установить не всегда.
  Наступившая осень принесла с собой заметное похолодание. И хотя днём была ещё приятная погода, то ночью приходил весьма ощутимый колотун.
  - Печку бы тут сложить, как у меня в доме, - мечтал Пётр перед сном.
  - Теперь если только на следующий год, - ответил ему Павел, кутаясь в одеяло.
  С десяток километров западнее Енисейска. Караван Ангарского приказа
  - Батя, почитай пришли! Град будет вскорости - вона, дорога идёт лесом! А за нею острог будет. Стрельцы баяли, - Ивашка зайцем скакал вокруг усталых донельзя мужиков, сводивших покорную уже всему лошадь с плота.
  - Слава те Господи! Ужель всё кончится? - Отец его, Игнат Корнеев истово перекрестился.
  - Токмо с Божьей помочью сей путь тяжкий осилили. Виданное ли дело! - раздались голоса других крестьян.
  - Остапко, вона, едва довезли. И зачем бежать удумал, дурень! Жёнку и детишек малых оставил, а сам плетей получил сполна. Дурень и есть!
  - А ить сам голова приказу, что с нами идёт, велел говорить нам, что, де, там, куда идём, княство великое, да для крестьянина раздолье - токмо работай с землицей усердно и более ничего не требует княже тот, - проговорил мужик в драном зипуне. Болтающийся на шнурке железный крест, заросшие брови и клочковатая борода вкупе с щербатым ртом и огромные кулачищи делали этого сурового вида крестьянина более похожим на лихого человека. Большинство переселенцев уже были осведомлены о конечном пути их движения, а волнение, которое вызвал их насильственный захват, немного поутихло. Выяснилось, что не татары их в полон взяли, а свой, казалось бы, христианской веры воевода. Даст Бог, думали крестьяне, не обманет воевода, будет там житьё достойное. А то наслышаны были они, бывало то в Устюге, то в низовских землях, хватали людишек на сибирское поселение. Но то, в основном, девок на выданье, а тут цельными деревеньками - такого допрежь не бывало!
  Через несколько часов отдыха, в течение которого схарчили почти все остававшиеся запасы пищи, караван вновь пустился в последний переход перед зимними холодами. И вскоре на высоком берегу великой реки показались острожные стены, из-за которых курились дымки. Даже лошади, почуяв близкое жильё, прибавили шагу, а уж у людей поистине открылось второе дыхание.
  - Пресвятая Богородица, наконец-то! - Василий Михайлович Беклемишев, голова Ангарского приказа, снявши меховую шапку, перекрестился на виднеющийся вдали крест над воротами острога. Беклемишева встречал Измайлов, ещё у ворот, самолично пересчитывая заходивших в посад людей. Чуть позже молодой енисейский воевода провёл Беклемишева в отведённую ему избу, тут же приказав топить баню и готовить обильный обед.
  - А поморы что, Василий Михайлович? Тоже по царскому указу в Ангарское княжество на кочах шли? - спросил о проходивших по Енисею поморах Василий Артёмович.
  - Какие такие кочи, в Москве о них разговору не было, - нахмурился Беклемишев.
  - Десятого дня прошли. Мимо острога, к берегу не приставали, вечером шли. Значит евойные дела, князя ангарского, - пристукнул кулаком по столу Измайлов.
  - Так то мне ведомо, что поморы ходят к ангарцам по Енисею-батюшке. Обратно пойдут по весне, можно будет и пощипать их. Хотя царь наш Михаил Фёдорович препятствовать тому повеленья не давал. А теперь, видишь что - людей на Ангару шлёт, - наливая ковшиком из лохани ягодной вытяжки, отвечал глава ангарского приказа.
  - Так они к ангарским послам не заходили.
  - Стало быть, покуда не ведают о сём, - пожал плечами Беклемишев и вытер мокрые усы рукавом.
  - К ангарцам когда пойдём? Они тут обретаются, в церковной пристройке, наверху, - спросил Измайлов, озабоченно поглядывая на приказного голову.
  - У тебя снеди хватит прокормить всех? Четыре с половиною сотни человек, - в свою очередь спросил Беклемишев, вставая с лавки.
  - Прокормим! Да там женщины да дети во множестве, а они едят немного, - беззаботно ответил Василий Артёмович, махнув рукой. - А по весне отправим их вверх по реке.
  - Ну, пошли что ль, - покачав головой, Беклемишев взялся за ручку двери.
  Во дворике, образованном зданием церкви да двухэтажной пристройкой к ней, ангарцы варили себе обед. Помимо Карпинского и Грауля, с ними находилось ещё двое - пожилой, но крепкий крестьянин Макар и обученный Иваном Микуличем современной в миру грамоте молодой парень Онфим, внук Макара. Онфим должен был вести переписку с Москвой, ежели таковое потребуется. Макар, помимо возложенных на него обязанностей денщика, в свободное вермя весьма умело ставил силки на беляков, которых особенно много было в долинах мелких речушек, где рос густой ивняк. Вот в котле сейчас как раз и варились три разрубленные и потрошёные тушки крупных, под четыре килограмма, зайцев. Уже доходила картошка, в воздухе разносился аромат варева, и желудок требовал пищи.
  - Всё, снимаем! - Карпинский уже был не в силах смотреть, как смачно булькает бульон.
  - Чичас, травки токмо добавим, - Макар, натянул рукав на ладонь и снял котел с огня.
  - Макар, чтобы мы без тебя делали? - Грауль, получив от крестьянина миску со своей порцией, с благодарностью посмотрел на него.
  - Знамо что! Как оглашенные по лесу бы бегали, - заулыбался Макар, припомнив ангарцам про то, как они охотятся - больше пугая случайного зверя, чем выслеживая или карауля верную добычу. Разложив всем по порции, Макар и сам принялся за еду, с удовольствием обсасывая косточки. Когда дно котла уже виднелось, а ангарцы, закутавшись в захваченные с собой одеяла, сытыми глазами смотрели на огонь костра, Енисейск вдруг разом наполнился гомоном и суетой. Забегали люди, послышались властные окрики.
  - Что за движуха? - удивился Карпинский. - Беклемишев вернулся?
  - Сейчас вон тот боец нам расскажет, - Грауль кивнул на приближающегося к ангарцам стрельца.
  В последние год-два в Енисейске удельный вес стрелецкого гарнизона ощутимо увеличился. Сейчас в остроге находилось до семи десятков краснокафтанников. Сказывалась возросшая важность сего городка.
  - День добрый! С Божьей помощью караван с Руси пришёл. Людишек крестьянских нагнали во множестве. Воевода сказал, вас, ангарцев, к нему кликнуть. Он у главных ворот обретается, - обстоятельно доложил дюжий стрелец и, не удержавшись, скосил глаза на закопчённый котёл с остатками недавнего пиршества.
  - Благодарствую за весть добрую, - отвечал Карпинский, - присядь, угостись. Макар, дай стрельцу поесть.
  Обрадованным воин сел на бревно у костра дожидаться ангарских варёных клубней, а Пётр и Павел направились к воротам острога.
  - Онфим, пошли с нами, чего сидишь? - позвал парня Грауль. - Только забеги за чернилами и бумагой. Перья опять не забудь!
  - Вот, гляди, Пётр, - Беклемишев обвёл рукой пространство енисейского посада, заполненного людом. Крестьяне старались кучковаться посемейно, многие отыскивали среди людей своих бывших соседей, друзей, чтобы быть поближе друг к другу.
  - Считать будешь, поди? - поднимая воротник, кивнул на крестьян Измайлов.
  Словно предупреждая о скорой зиме, налетел холодный ветер, заставивший всех поёжиться от неожиданности.
  - Мы считать будем только во Владиангарске. Там и оплата, - отвечал Павел. - Людей есть где разместить? Впереди зима.
  - Да, за посадом есть срубы, там же и землянки, - воевода махнул рукой в направлении летом поставленных изб.
  - Никаких землянок! - тут же повысил голос Павел. - Все люди должны быть живы и здоровы. Зимовать в землянках - верный путь заболеть. Василий Михайлович, размещайте крестьян в остроге. Пусть кучно - зато в тепле. Если места не хватает - подселяйте к себе в дом!
  - Ты, Павел, гонору убавь чутка! - воскликнул Измайлов.
  - А что вы хотели? Навезти народу и оставить его в холоде и голоде? Так ли царский приказ должно исполнять? - вступил в разговор и Карпинский.
  - Василий, они кругом правы. Не надобно нам о сем спор весть, - Беклемишев решил погасить назревавший конфликт.
  Однако Измайлов, молодой и горячий, явно затаил обиду на заносчивого белобрысого ангарца, сующего свой конопатый нос в воеводские дела. А вечером он напомнил об этом - его люди, с трудом распихав крестьян по помещениям, привели несколько семей и в церковную пристройку. Две семьи принял и посольский этаж - в их числе и Корнеевы из Засурья. Ивашка сразу сошёлся с отроком Онфимом, который, неожиданно для него оказался из ангарцев. Тех самых, к кому они и держали этот нелёгкий путь с момента пленения их казанцами. До сих пор, вечерами, у Ивашки сжимались кулаки и катились крупные слёзы по щекам, когда вспоминал он об оставленных дома бабке с дедом, да о верном Колтуне. А осень становилась всё холоднее, а ледяное дыхание зимы пробиралось в дома по ночам, заставляя людей укутываться теплее, да заносить в дома горшки с углями.
  Албазин. Конец октября 7146 (1638)
  Конские копыта выбивали чёткий ритм на твёрдой, не отошедшей от ночного заморозка земле. В стороны разлетались жёлтые, скукоженые листья, в ушах свистел ветер, гонец поспешал до Албазина. Александр, новокрещённый даур из Умлекана должен был доставить важную весть для майора Алексея - главного человека на Амуре. Завидя близкие стены крепости, Александр притормозил коня и, выпрямившись в седле, с удовольствием стал смотреть, как над шумящей стеной леса вставало огромное, яркое солнце.
  - Эй, весть из Умлекана для майора Алексея! - конь молодого даура гарцевал перед закрытыми воротами крепости.
  Александру, только что начавшему отращивать бороду, не терпелось передать послание. Наконец, ворота начали отпирать, и гонец, взяв коня под уздцы, с восторгом зашёл в Албазин. Первый раз после того, как на Амуре появились ангарцы. Ту, некогда бывшую здесь деревню можно было забыть. Теперь на её месте возвышалась крепость, столица даурского князя Ивана, до крещения бывшего Шилгинеем. Под защиту крепости и новой власти на великой реке постоянно приходили даурские, дючерские и солонские землепашцы и скотоводы, прельщённые отсутствием тут тяжких поборов, как у своих князьков. Так что, кем бы они ни были, эти пришельцы, но дело своё они знали крепко.
  - Ну, давай бумагу, что ли, - с улыбкой сказал один из ангарцев Александру, когда тот доложился в княжеском доме о прибытии.
  - Майору, - начал было даур, опасаясь за письмо.
  - Не боись, передам! - ангарец высмотрев кого-то в коридоре, крикнул:
  - Игнат! Отведи гонца в столовую, а я к Сазонову.
  Чуть позже, сидя в тёплой комнате при кухне и уминая варёную картошку с рыбой, Александр решил для себя непременно вступить в дружину князя Ивана, ведь тогда можно и жену взять побогаче, как у Захария, его дружка.
  - Товарищ майор, пришла группа с Баргузина. Доставили радиостанцию и боеприпасы, - Васин с радостью протянул Сазонову только что принесённое письмо.
  - Отлично! - майор, поднявшись из-за стола и подошедши к окну, быстро пробежал глазами текст и посмотрел на своего заместителя: - Олег, готовь повозки и людей. В сопровождение возьмёшь пару казаков и четырёх дауров, выбери лучших из тех, что уже стреляли - выдашь им ружья казачьи, а казакам винтовки. Всё, давай!
  - Есть! - Васин загремел сапогами по коридору.
  Обратно в Албазин увеличившаяся на десяток человек группа пришла уже глубокой ночью. На воротах и стенах крепости горели факелы, по посаду прохаживались редкие патрули. Широкие ворота распахнулись перед прибывшей колонной и повозки вкатились во внутренний двор крепости. Тут же появились заспанные подростки, ухаживающие за лошадьми. Они распрягали коней и уводили их в стойла. Сазонову же не терпелось проверить работоспособность радиостанции. Сам Албазин стоял на холме, самой высокой точкой которого была наблюдательная башенка княжеского дома, расположенная на уровне третьего этажа. Длиннющий шест, сделанный заранее, уже ждал антенну на крыше дома, половину которого занимал князь даурский Иван, а другую половину - Алексей Сазонов, по сути являвшийся наместником Ангарии. Коломейцев, приведший группу из Баргузина в Умлекан, был связистом, поэтому настройка радиостанции и установка антенны не заняли лишнего времени. Чтобы оживить радиостанцию, Ивану потребовалось крутить ручку генератора да следить за самодельным вольтметром, чтобы стрелка была в зелёной зоне. После этого, немного поколдовав над настройками, Коломейцев принялся вызывать Баргузин:
  - База шесть! База шесть! Амур на связи, база шесть!
  В динамике раздавалось слабое потрескивание и более ничего. Иван продолжал вызывать прибайкальскую станцию, пока не прозвучал ответ:
  - Слышу тебя, Амур! База шесть на связи! Как добрался?
  - Без происшествий, база шесть! На Шилке были встречены туземцы, которые видели много казаков севернее, - Коломейцев докладывал о тунгусах, что им повстречались при сплаве по Шилке.
  Ведущий группу ангарский тунгус, бывавший уже в Албазине, расспросил их, что да как, кого видели, где были. По всему выходило, что казачьи ватаги, уходившие в походы из Якутска, подбирались всё ближе к Амуру, и в скором времени с ними придётся встречаться уже на реке.
  - Надо идти далее по Амуру, - нахмурился Сазонов. - А кого здесь оставить?
  После удачного сеанса связи с Баргузином Сазонов ушёл, наконец, спать. Но сон к майору никак не шёл, его занимали вопросы дальнейшей судьбы проникновения на Амур. Поскольку восточные линии границы Ангарии не были до сих пор обозначены, то эти поползновения казаков были достаточно опасны. Амур, как и в знакомой ангарцам истории, мог быть освоен московскими подданными, что вызывало некоторые опасения для намечаемого ими судоходства по великой реке. Этот вопрос предстояло решить для начала с Беклемишевым, которому царём были даны широчайшие полномочия в связях с Ангарским княжеством. И Сазонов решил действовать. Раз уж, что естественно, казаков не остановить, то следует договариваться с ними и делить Амур, но главное было оставить за собой его устье. Вместе с казаками можно было склонить к сотрудничеству единственную организованную силу на Амуре - солонского князя Бомбогора. Остальные князцы - даур Гуйгудар и дючер Толга были гораздо дальше. Как сообщали некоторые из перебежчиков, эти товарищи правили в низовьях Зеи и Сунгари, если майор правильно соотнёс эти реки на карте. Выходом из ситуации стала бы совместная операция якутских казаков и ангарцев с целью привести Бомбогора к подданству...
  'А вот тут как быть?' - задумался Алексей, поглаживая головку тихонько сопящей Сэрэма, которая спала, прижавшись к своему мужчине. Сэрэма, после крещения у отца Кирилла, стала Евгенией, не за горами было и венчание.
  - Не делить же его пополам? - пробормотал он.
  - Ты не спишь? - тут же проснулась девушка.
  - Да я про этого Бомбогора размышляю, как бы его убрать без лишнего шума. Но не убивать, чтобы не злить солонов.
  - Поддержи мелких князьков, каждый род, один за одним. Его не любят, - девушка сладко зевнула и продолжила: - Отец так делал дома - дружил с каждой деревней дикарей по очереди, чтобы они не были вместе и каждый их вождь думал, что он главный. Поэтому они не доверяли друг другу.
  Алексей широко раскрыл глаза, в который раз он поражался словам своей Жени-Сэрэма - сложно было ожидать их от столь милого создания. Да и с тестем познакомиться ему хотелось всё сильнее и сильнее. Что же это за народ такой - айну?
  А через неделю вместе с очередными перебежчиками из владений солонского князя пришли и относительно свежие новости. На реке Хурха, а как выходило по всему - это правый приток Сунгари, местные племена восстали против маньчжурского владычества. На их подавление были присланы войска с юга, вооружённые так же, как и воины справедливого князя Шилгинея. Тут перебежчики указывали на ангарские ружья, как похожие на оружие недавнего врага. А вот это уже было интересно. На секунду Сазонов оторопел, ведь, по словам американцев, китайцы шарились у киргизской аномалии, не могли ли они также проникнуть сюда?
  Но, взяв себя в руки, он решительно отмёл эту версию - неужели у маньчжур не было ружей? Зато появился повод для объединения усилий с казаками и приамурскими народами - внешняя угроза. Надо только всё правильно рассчитать и уяснить причины того, отчего дауры и солоны в своё время помогали отнюдь не русским, а маньчжурам. Казалось бы, ближний враг опаснее, чем дальний - ведь цели русских и маньчжур на Амуре были одинаковые. Но они выбрали династию Цин, помогая им в борьбе с русскими, хотя сами только недавно боролись против маньчжур. Надо было заставить историю сделать иной поворот.
  Следующей ночью были долгие переговоры с Ангарией. Принципиальное согласие на операцию от Соколова и Смирнова было получено. А ещё Сазонов узнал, что во Владиангарск пришёл целый караван поморских кочей! Родная деревня теперешнего байкальца Вигаря целиком прибыла на Ангару. Соколов обещал поспособствовать тому, чтобы теперь и на Амуре появились люди, способные достичь океана, застолбив устье Амура.
  Оставалось главное - обсудить этот вопрос с Москвой.
  Енисейск. Зима 7146 (1638)
  В начале декабря, когда на Ангаре встал крепкий лёд, из Владиангарска ушёл небольшой санный караван до московского форпоста на Енисее. Олени, запряжённые в шесть саней, нагруженных провиантом, одеялами, меховой одеждой и противоцинготными средствами, прокладывали зимник. Вёл караван оставивший Белореченск на одного из своих заместителей капитан Новиков. По пути следования отряд останавливался в зимовьях, что стояли по берегам реки и за корорыми обязаны были присматривать жители окрестных тунгусских поселений, пополняя в них запасы хвороста. К чести тунгусских старост, все зимовья были в полном порядке. Взяв хороший темп, отряд Новикова вскоре увидел высокие берега Енисея. Голова Ангарского приказа Василий Беклемишев, едва прослышав о предложении ангарского князя, тут же ухватился за эту идею. Он немедля написал два письма, одно из которых должно было уйти к царю в Москву, а второе предназначалось для дьяков Сибирского приказа, находившихся в Казани, дабы те озаботились снаряжением и людьми для Енисейска и Якутска. Василий Михайлович поначалу решил было самолично участвовать в сём деле, но позже, рассудив, что едва ли уместно будет ему скакать по диким местам, решение своё отменил. Тем более, что в Енисейск на следующий год должна будет добраться его семья, оставленная им в Томске из-за плохого самочувствия супруги.
  После первых переговоров, бани и небольшого застолья, Новиков, проконсультировавшись с Граулем и Карпинским, обратился к Беклемишеву:
  - Мы заберём пять семей, - заявил Василий.
  - Оно, конечно, заберёте. Но золотишко надо бы положить за людишек-то? - тут же засуетился один из дьяков, бывших в свите приказного головы.
  - Не бойся, чиновья душонка, золото имеется, - Новиков подозвал одного из бородачей, что были с ним, и тот вытащил из сумы кожаный мешочек, шмякнувшийся о поверхность стола с приятным уху металлическим лязгом, собрав на себе алчные взгляды енисейцев. Сума ангарского казака также оказалась под такими пристальными и тяжёлыми взглядами, что Павел машинально положил руку на кобуру излучателя.
  - Когда уходите в обратный путь? - спросил Измайлов, поигрывая изящным ножичком, когда дьяк, забрав золото, ушёл.
  - Через два-три дня. Может статься, что к новому году успеем вернуться, - с надеждой ответил Новиков, за что тут же получил под столом 'дружеский' пинок ногой от Карпинского и укоризненный взгляд Грауля.
  - Как к новому году? - удивился Беклемишев. - Нешто вы почитай цельный год идти будете? Докуда же путь держать предстоит?
  - Да он шуткует, Василий Михайлович. До конца декабря воротится ко Владиангарску. Ты мне вот чего скажи, вместно ли тебе границу нашу учинять? - Грауль, пытаясь вставлять в свою речь употребляемые в этом времени слова, немного смущался.
  - Об чём речь ведёшь, о восточных украйнах сибирских? - Беклемишев прищурился. - Границу мне обсуждать вместно, а рядить се токмо самодержец наш, великий царь Михаил Фёдорович может и никто более.
  - Годится! - Павел сгрёб со стола все, что не убрали служки, и вытащил из своего планшета перерисованную под калькой карту Сибири. - Смотри, Василий Михайлович!
  Приказный голова разом изменился в лице, ноздри раздулись, а на правом глазу, казалось, задёргалось веко.
  'Надо было подготовить его. Неловко получается', - уныло подумал Грауль. Карпинский прикрыл ладонью лицо, а Новиков с некоей оторопью наблюдал за картиной. Измайлов пока ничего не понял, лишь выронил от безмерного удивления ножичек, уставившись на Михаила Васильевича немигающим взглядом.
  - Откуда? - прохрипел Беклемишев, вцепившись ногтями в поверхность стола.
  - Что откуда? - внимательно посмотрел на него Грауль.
  - Откель чертёж земли сибирской? - царский посланник до сих пор не мог совладать с эмоциями.
  'Упс', - Карпинский с надеждой взглянул на Павла. А тот спокойно объяснил:
  - Михайло Васильевич, это список карты, сделанный моими географами с прежнего чертежа землицы сибирской. Передана нам нашими набольшими людьми, дабы мы с тобою решили дело о границе, да немедля. Карта верна во всём.
  - Дай мне такую карту, Богом клянусь, в долгу не останусь! - воскликнул Беклемишев, глядя на Грауля.
  - Мы это сможем обсудить, но рядить это может лишь наш князь, Вячеслав Сокол, - перефразировал приказного голову Павел. - Так давайте обсудим пока наши граничные дела.
  Беклемишев и Грауль, в коем Василий Михайлович сразу признал старшего среди ангарцев, долго сидели с картой, водя по ней пальцами. Царский чиновник оказался на редкость мелочным и въедливым. Что характеризовало его с лучшей стороны, но для Москвы, а Грауль порядком устал от его претензий. В итоге, после многочасовых переговоров граница была определена.
  Но лишь в самой восточной её части. Начинаясь на Амуре от устья Зеи, она шла по реке до океана, устье самого Амура Беклемишев уступать не собирался, оставив его в общем пользовании. Он же требовал и постройки порта, а также верфей, которыми можно будет пользоваться сообща.
  - А тут от Владиангарска до слияния Лены с Витимом, а от оного по Лене до Ленского острожку, до слияния с Олёкмой, а по оной до крайнего притока Зеи к низу, - уже вовсю оперировал топографией карты Беклемишев.
  - Куда к низу? - подперев голову кулаком, спросил Павел. - К Амуру?
  - К нему самому, а там и до окияна рукой подать.
  - Подашь там, пожалуй, - пробурчал Грауль. - Хорошо, по рукам! Очертим теперь границы и на утверждение царю отошлём?
  - Истинно так! - Беклемишев на радостях даже приобнял Павла.
  В принципе, Грауль ожидал от приказного головы больших аппетитов, так что, по сути, дело вышло довольно удачно. Теперь лишь высочайшие резолюции должны были подтвердить договорённости сторон, уполномоченных к переговорам по этому вопросу. Конечно, показывать карту царскому чиновнику было и глупо и опасно, но, взвесив все за и против, было принято решение пойти на этот шаг. Единственно, что позволили себе ангарцы, так это небольшую хитрость - они значительно увеличили объём достающейся Московии Сибири, а приамурские области были уменьшены, Амур стал значительно короче реального. Зато Камчатка и северо-восточная Сибирь просто нависали огромными глыбами над Охотским морем.
  'Кстати, Москвитин и его ватага должны быть вскоре на его берегах', - подумал Павел.
  Казачьи отряды, выходя из Ленского и Якутского острогов, уже почти что достигали Амура. Тот же Иван Москвитин должен будет достигнуть со своими молодцами амурского лимана, но не известно, как дело тут его провернётся. А выйди они на него в пустынном месте да построй острог - так попробуй потом их выкурить! А если направить их организованно через Умлекан, Албазин и другие крепости, что ещё покуда не построены - это другое дело, они увидят, что присутствие на Амуре Ангарского княжества серьёзное, а ежели сунутся супротив - то и пушки заговорить могут. Смирнов надеялся взять присутствие казаков на Амуре под свой контроль, поэтому следующую экспедицию на Амур планировал возглавить сам.
  Зимний вечер в посольском доме
  Ивашка с удивлением смотрел на своего нового друга. Онфим казался ему чуть ли не боярином - одёжа справная, грамоту писчую разумеет, с ангарцами запросто языком мелет, да слова мудрёные да неизвестные иной раз в речах своих пользует. Да только у Онфима нет гордыни боярской, запросто он с ангарцами, тако же запросто и с ним, крестьянским сыном.
  - Тебе в школу надо, Ивашка! - убеждал дружка ангарский отрок.
  - Что за дело такое? Я отцу первый помощник, недосуг мне влекомым ученьем статься, - деловито отвечал засурец.
  - Нешто на Руси школы перевелись? - усмехнулся Онфим. - Или не было оной подле дома твоего?
  Ивашка завертел головой, мол, у нас и церкви-то нету - десяток дворов только. Ангарец покивал и начал разъяснять маленькому переселенцу его перспективы:
  - Как дойдёте до Ангарии, пойдёшь в младшую школу. Не робей, смотри, спрашивай! А потом старайся в школу механиков попасть - верное то дело! Тебе же забавы мои понравились?
  Ещё бы! Чудные игрушки у Онфима имеются, повозки на колёсах да с пушками. Всё из дерева резное да крашеное опосля. По столу катается, яко телега какая по земле. А ещё есть у Онфима деревянные воины - чурбачки малые, коих можно и на телегу с пушкой посадить и катать. А ещё с телегами теми, рекомыми танками, да с воинами можно и сражения целые учинять! Жаль мало игрушек у Онфима.
  - Это мне дядька Максим сработал и подарил на день рождения. А он в школе механиков преподаёт обработку дерева на станке, - с гордостью говорил Онфим.
  - Ты там ученье постигал? - восхитился Ивашка.
  - Не совсем, в младшей школе меня научили грамоте ангарской, а потом дядька Иван, усмотрев успехи мои, научил и московской грамоте. Он говорит, я к письму ладному способен. Буковки красиво вывожу на бумаге, - отрок, казалось, сейчас раздастся вширь от гордости.
  - А в школу механиков меня не взяли, способностей к сему у меня нету, - продолжил Онфим.
  - Ишь ты, - присвистнул Ивашка. - Опечалился, никак?
  - Ну да, механики, у нас бают, лучшие люди будут. А ещё химики есть, так то вообще лишь пяток ребят и взяли в ученье.
  - Чудны дела твои, Господи, - проговорил неслышно засурец.
  Некоторое время спустя
  - А ещё сказывал Онфим, каждому семейству дают дом с прозрачными большими окнами да с крышей, черепицею крытой. А дом тот с полами тёплыми, что на них спать можно, да подпол сухой. А коли в семействе четверо детей али более, то тому и корова полагается, безо всякой платы и работы лишней. А ежели мастеровой человек, то и на общем поле работать не надобно - знай, свой надел обрабатывай. А ещё...
  - Да будя тебе лжу Онфима своего сказывать! - сердито оборвал шёпот сына старший Корнеев. - Нешто бывало прежде такое? Истинно, лжа это!
  - Пошто ему лжу мне сказывать? - обиделся Ивашка.
  - Бес его ведает! Воздал нам Бог страдания за грехи наши тяжкие. Спи давай, Ивашка! - отец перевернулся на лавке лицом к стенке, а вскоре уснул и сын его, в обнимку с деревянным танком.
  Енисейск. Весна 7147 (1639). Раннее утро
  - Пётр Ляксеич! Рация! 'Караван' вызывает! - Онфим потряс за плечо ангарского посла, что прикорнул на лавке, радиосигнала ожидаючи.
  Карпинский, мигом проснувшись и на бегу поблагодарив паренька, бросился в башенку на крыше, где стояла радиостанция. А та уже вовсю надрывалась голосом Новикова:
  - 'Енисей'! 'Енисей', ежа тебе в штаны! Караван на связи!
  - Слышу тебя, 'Караван'. 'Енисей' на связи, - наконец ответил Карпинский.
  - Жди сегодня к вечеру. Будет сюрприз. Как понял?
  - Понял тебя, 'Караван'! Что за сюрприз, Василий?
  - Увидишь сегодня флагмана ангарской флотилии. Народ подготовь к встрече, понял? Всё, конец связи.
  Карпинский тут же разбудил Грауля, которому вменялось подготовить людей, переселяемых в Ангарию, к погрузке на корабли. А так же расплатиться с Беклемишевым за эту сделку. Весь день прошёл как на иголках, в беготне. Но, как бы то ни было, крестьяне собрали за несколько часов свои нехитрые пожитки и после ужина верхом на котомках стали собираться группами по полусотне человек на обширной местности у острожного причала. С затаёнными под маску апатии чувствами люди ждали продолжения своих мучений. Вечернюю тишину Енисея внезапно нарушил далёкий и протяжный гудок, раздавшийся по-над рекой.
  'Неужто довели паровик до ума?!' - воскликнул в душе Карпинский.
  Глава 11
  Владиангарск. Кoнец марта - апрель 7147 (1639)
  Когда на реке окончательно сошёл лёд и Ангара очистилась, из прибрежных ангаров на воду спустили в числе остальных и будущий пароход - первое в Ангарии судно без вёсел. Зима прошла в доводке парового двигателя для него и ещё двух агрегатов поменьше - на боты, для пограничников. Неожиданно для всех, бодро вращавшийся при испытаниях гребной винт, оказавшись в воде, при достижении судном половины расчётной скорости, далее не потянул, вхолостую лупцуя воду за кормой. У многих тогда опустились руки - не тянет паровик, мол, надо судно поменьше, а лучше дизель, вот тогда и потянет! Но тут Фёдор Сартинов, который, с появлением первого негребного корабля, наконец, вспомнил, что он некогда был капитаном большого десантного корабля и знает принцип работы гребного винта, хлопнул себя по лбу:
  - Поднимайте винт!
  Дело в том, что даже небольшое изменение загиба лопастей способно улучшить или ухудшить коэффициент полезного действия винта. А получение нужного результата происходит через многократные попытки, причём первые из них сразу показывают дальнейшее направление работы. Так и тут - просто загнув кромку лопасти винта и немного изменив их угол наклона, инженер получил мгновенный результат - тяга заметно улучшилась. А ещё через двое суток, после окончательной доводки, пароход на ходовых испытаниях бойко шёл против течения, показав на мерной миле почти восемь узлов. Люди ликовали - начало ангарской паровой флотилии было положено! Больше всех радовался Сартинов, стоявший за штурвалом.
  Две недели спустя
  Наполнившись прохладным воздухом, стяг Ангарии хлопал и трепетал на ветру. Закреплённое на длинном шесте поверх ходовой рубки бело-зелёное с прямым крестом голубого цвета и гербом пикирующего сокола посередине, полотнище открыло собой счёт официальным флагам княжества, которые теперь выставляли на каждой административной постройке того или иного посёлка, и гербам, изображавшихся на всех главных воротах посёлков. Пришла пора со всей серьёзностью подойти и к символике Ангарии. Первый символ княжества получил пароход, уходящий в своё первое серьёзное плаванье. Корабль Сартинова 'Гром', на борту которого красовались надраенные до блеска латунные буквы, взял курс на Енисейск. Пароход вёл за собой две ладьи со снятыми вёслами, которые были нагружены углём, провиантом и стройматериалом для посольского двора на Енисее. Карпинский уже присмотрел отличное место для стройки, немного ниже по течению от острога, на холме. Двор посла задумывался как небольшая крепость: жилой дом для посла, его семьи, а также помещения для двух помощников и трёх человек охраны. На одной из лодий находилась небольшая команда строителей, группа врачей, а также жена Карпинского, девушка Елена из ангарского посада.
  Кстати, проблема женского пола стояла в ангарском обществе очень остро, верхушка княжества планировала решить её с помощью переселенцев, но не был учтён один важный пункт - переселенцы прибывали не только с дочерьми, но и с сыновьями, которым тоже требовалась женская половинка. Таким образом, проблема не решалась, а грозила новым конфликтом. Ведь, ясень пень, что родители той или иной девицы на выданье старались отдать дочурку за коренного ангарца, надеясь на лучшее будущее для своих внуков. Хотя некоторые крестьянские свадьбы игрались согласно прежним уговорам стариков, оставленных на Руси. Вот и приходилось некоторым обзаводиться местными жёнами, в подавляющем большинстве своём - чисто формально, лишь для удовлетворения естественных мужицких надобностей.
  Енисейск. Весна 7147 (1639). Раннее утро
  'Гром' выходил на Енисей, оглашая сонные окрестности длинным свистящим гудком, ещё немного - и покажутся стены острога. Теперь пришло время Фёдору показать своё искусство: пересекая Енисей, надо было аккуратно развернуться и подойти к нехитрому причалу. В чреве парохода, скрытого под палубой, пыхтела и лязгала подвижными частями машина, поминутно срабатывал клапан регулятора давления в котле. Оттуда, снизу, расплывалось тепло, занимающая почти всё пространство котельного отделения тёмная, лоснящаяся туша котла дышала жаром. Шипел пар, стыки труб слезились капельками горячей воды, а со всех сторон торчали какие-то хитрые рычаги, рукоятки, маховики. Труба, выходящая посреди палубы, тоже была горячей, но для безопасности нашли простое решение, укрыв её за деревянным ограждением.
  - Чуть левее, Саша! Потом отпусти малость, - сказал Сартинов своему помощнику, ещё БДК, теперь стоящему у руля невзрачного пароходика. Флотский офицер Северного флота теперь с удовольствием крутил штурвал в застеклённой ходовой рубке, глядя на бескрайнюю гладь воды. Подойдя ближе к правому берегу, на пароходе разглядели заполненное людьми пространство близ причала.
  - Смотри, народ уже собрался! Они сейчас уже грузиться собираются что ли? - удивился Новиков.
  - С разгрузкой хоть помогут, - пожал плечами флегматичный мастер.
  Карпинский и Грауль с восторгом смотрели на приближающийся пароход. Словно картинка из прошлого, он притягивал завороженные взгляды - к берегу подходил, дышащий чёрным дымом...
  - 'Гром', - прочитал на боку судна Павел.
  - Куда?! Стой! - закричал вдруг сзади Карпинский.
  Оказалось, что крестьяне, собравшиеся у берега, разом бросились прочь от подходящего парохода. И Карпинский сейчас их точно не остановит. Раздавались судорожные выкрики, детский плач и ругательства вкупе со здравицами.
  - Это просто корабль! Не надо бояться!
  - Нечистая! Диавольская лодка!
  Поляна вскоре опустела, остались лишь самые смелые или самые дурные. Кто-то, не отрываясь, смотрел на пароход, а кто-то уставился в землю, не смея поднять глаза.
  - Пётр, оставь ты это дело! Сами потом подойдут, осмелеют и вернутся, - Грауль махнул рукой, подзывая посла Ангарии. - Сейчас разгружать ладьи будут - наверняка подводы понадобятся. Ты бы распорядился насчёт найма в Енисейске, чего время тянуть?
  Тем временем паровая машина постепенно замолкала, а сам пароход пришвартовался у причала. Ладьи же за высвобожденные тросы подтягивали к берегу, чтобы, спустив мостки, начать разгрузку.
  - Здорово, Павел! А где эта посольская морда? - Василий Новиков, дружок Карпинского со школьной скамьи, как обычно не баловал Петра обходительным отношением на людях. - Я ему жену привёз, а он где-то ошивается!
  - За подводами побежал в острог, - проговорил Павел, поздоровавшись с Василием.
  Подходя к самому Енисейску, Пётр в воротах едва не столкнулся с лошадьми Беклемишева и Измайлова, выезжавших из острога.
  - Здравствуйте, Василий Михайлович и Василий Артёмович, - приветствовал обоих Карпинский, заставивший поморщиться Измайлова, который каждый раз поражался абсолютному отсутствию чинопочитания у ангарского посла. - У вас телеги в остроге имеются, свезти кое-чего пониже острога?
  Чиновники удивлённо переглянулись:
  - Ты, Пётр, верно как приказчик, речи ведёшь! Пошли кого-нибудь к дьяку, пущай он дельце и обдумает, - ответил ему Измайлов.
  - А что за бесовская лодка, из коей чёрный адский дым наружу прёт? - вопросил в свою очередь Беклемишев, указав перстом на ''Гром', с которого на причал сходили люди.
  С лодий же уже начали споро и деловито сгружать груз, следуя коротким командам. Всё происходило чётко и слаженно, как-будто до этого ангарцы проводили тренировки по погрузке-разгрузке.
  - Почему бесовская-то лодка, Василий Михайлович? - Карпинский сделал несколько обиженное выражение лица, - вы в кузнице бывали прежде?
  - Ну, бывал, - отвечал приказный голова.
  - Ну вот. А там то же самое, жарко, шумно, да дым валит. Так и здесь - уголь горит, дым от него и прёт, а железо стучит, судно по воде двигая. Вот и всё!
  - Так кузница - ремесло исконное, с древнейших времён средь люда ведомое, - нахмурился Измайлов, несколько неуверенно, но всё же правя лошадь к прибрежному лугу.
  - Пётр Лексеич, ты, в самом деле, проводил бы нас с воеводой до берега, - проговорил Беклемишев, слезая с коня, - ты же посол ангарский! А насчёт подвод не беспокойся, вона, Макарке своему скажи.
  - Макар, хорошо, что ты тут! - Пётр подозвал своего помощника, который обретался у ворот, ожидая, пока уйдут Измайлов с Беклемишевым. Рядом был и Онфимка.
  - Да, Пётр? - Макар опасливо обошёл скучающих царских чиновников. Онфим же спокойно прошёл промеж лошадей, погладив одну из них по морде.
  - Вы, может быть, пока вниз пойдёте, к пристани? А я потом вас нагоню, - предложил Карпинский, враз открывшим рты от подобного политеса московитам.
  - Короче, Макар, сейчас пойдёшь к дьякам в приказную избу, найми там подводы, сколько есть. И к берегу правь их. А ты, - Пётр упёр палец в мальчишку, - дуй к нам и собирай вещи, чтобы потом в одну из телег их по быстрому сложить. Я тебе пару мужичков пришлю. Рацию не трогать! Я сам.
  Раздав указания помощникам, Карпинский поспешил к причалу - на пароходе должна быть его Ленка.
  - Бесовщина какая-то! - воскликнул Измайлов, понукая лошадь и кивая на стоящий у причала пароход.
  - Погоди о бесовщине речи вести, - проговорил Беклемишев, - надобно впервой самим всё осмотреть крепко.
  - Что-то ты, Василий Михайлович, больно расположен к людишкам ангарским, как я погляжу, - прищурился воевода енисейский. - Всяко заботу о них ведёшь, в заступ берёшь? Дело ли?
  - А ежели и так! Нешто с ними, аки псы, лаяться следует? Сам видеть должон, какую силу крепкую они тут имеют, ты воевода всё же, - ответил Беклемишев и припустил лошадь по тропинке, ведущей вниз, к причалам.
  Разбежавшиеся было крестьяне, тем временем, потихоньку возвращались к оставленным впопыхах котомкам, внимательно наблюдая за слаженной работой прибывших на испускающем дьявольский дым корабле людей. Промеж них уже ходили ангарские медики, высматривая нездоровых.
  'Самодвижущаяся лодка без парусов и вёсел, коей и ветер не надобен. Не бывало прежде сего! - думал приказный голова. - И что с того, коли есть теперь такое диво', - сказал он сам себе.
  - Ты обиду не держи, Василий Михайлович! - догнал Измайлов Беклемишева, - я токмо для порядку оное спросил, всё же так и есть. Ишь, как споро!
  Воевода перевёл взгляд на ангарцев. Все они были одинаково одеты в плотные кафтаны серого цвета, серые же штаны, заправленные в рыжие сапоги, с ружьями за спиной, сумкой для патронов на боку, висящей рядом с ножнами широкого ножа. Снимая оружия и составляя его пирамидками, да подшучивая друг над другом, они присоединялись к такелажным работам, с улыбками опустошая ладьи. Мелькали средь них и пара-тройка лиц тунгусов, что тут же отметил воевода. Тем временем, помимо переселяемых крестьян, на берегу собирался и енисейский люд.
  - Эка! Смотри, Василий Михайлович! - Измайлов вдруг показал на нос парохода. - Никак девка! Да с ружьём!
  Стоявшая на носу девица выглядывала кого-то на берегу, подняв солнцезащитные очки. Одета она была так же, как и остальные - серого цвета кафтан со штанами, но, по всей видимости, явно женского покроя, ладно смотревшийся на фигурке девушки. Енисейцы нечаянно залюбовались этой картиной. Вдруг, пискнув что-то, она помахала рукой кому-то на берегу и побежала к мосткам. Воевода и приказной голова тотчас обернулись: со стороны острога к причалу шёл ангарский посол Пётр Карпинский. Промчавшись мимо енисейцев, едва на задев их, девица повисла на шее посла.
  - Никак, супружница евонная. Ишь ты, что за девки у ангарцев? - покачал головой Измайлов.
  - Девка с ружьём - это неслыханно, мне даже не ведомо, как оное разуметь, Василий, - проговорил Беклемишев.
  Покуда чиновники удивлялись очередным понтам ангарцев, чьи выходки неслыханны для московитов, начиная от хамовитого посла и кончая девкой, чьи глаза укрыты чёрным стеклом, а на плече висит ружьё, с берега к ним поднимался посетивший Новикова Павел Грауль.
  - Плата за крестьян привезена, - указал рукой на причал Павел. - Сегодня мы подготовим ладьи для посадки людей, а завтра с утра уйдём.
  - Павел, тебе к дьякам идти следует, они плату и примут, - заметил Измайлов.
  - Нет, завтра утром оплатим, после того, как людей на лодии посадим, да посчитаем всех, - возразил Павел. - А сегодня им нечего на травке сидеть, пускай в остроге ночуют.
  - Дело твоё, - пожал плечами Беклемишев, - а лодку самодвижущуюся осмотреть дозволишь?
  - Да, пойдём, Василий Михайлович, - Грауль направился к мосткам. - А ты, Василий Артёмович, что же?
  - Я на оную бесовщину смотреть не желаю, да и тебе, Василий Михайлович, не советую! - предостерёг Беклемишева воевода.
  - Не указ ты мне, Василий Артёмович, - спокойно ответил приказной голова. - А Енисейск у моего приказа теперича в управе.
  Покачав головой, Измайлов истово перекрестился несколько раз и, отчитав молитву, пошёл таки вслед за головой Ангарского приказа. Поднявшиеся на пароход енисейцы, один с интересом, второй с опаской, осматривались вокруг. Для них такой вариант речного судна был дюже странен, ни тебе вёсел, ни паруса, а посередь палубы торчит широкая труба. На самой палубе стоят два жилища, по бокам от трубы, а в них стеклянные окна опять же вставлены. Непонятно, неужели у ангарцев столь много стекла, что его вставляют куда ни попадя?
  - А к осени закроем тут всё деревом, - к енисейцам подошёл Фёдор Сартинов, который на правах капитана принялся с жаром рассказывать о своём 'Громе'. - А труба греть будет!
  - Ну, Фёдор, я тогда к крестьянам, а ты тут командуй. Думаю, надо господ и покатать, - подмигнул Грауль капитану.
  - Окей, - ответил Сартинов и увлёк царских чиновников смотреть рулевую рубку.
  Забравшись наверх, Измайлов с интересом огляделся, потрогал штурвал, поскоблил пальцем по стеклу, поцокал языком. Было видно, что ему, как говорится, и хочется и колется. Беклемишев же вполне по-хозяйски осматривался на судне, чувствуя себя достаточно уверенно. Из-за этого Василий Артёмович нет-нет, да и кидал на него косые взгляды. И Фёдор Андреевич это заметил:
  'Нет у господ енисейцев единства во взглядах на жизнь. Хорошо это или плохо?'
  Далее в программе обзора у капитана значились котельное и машинное отделения. Туда надо было спуститься с кормы. Через первую дверь. Но Измайлова заинтересовала дверь вторая, сквозь круглое оконце которой пробивался свет. Удивила мутность его стекла, ведь у ангарцев все стёкла были на зависть прозрачны. Попробовав заглянуть внутрь, воевода подёргал за ручку, вопрошая капитана:
  - А что у вас тут деется?
  - Чего надобно, мил человек? Дверь не тормоши, скоро выйду! - вдруг раздался сердитый громкий бас из-за двери.
  Измайлов тотчас же отдёрнул руку от двери и чуть ли не отскочил от неё, схватившись за эфес сабли. С чувством уязвлённого самолюбия он подошёл к Новикову.
  - У тебя там тать али убивец какой сидит? - нахмурившись, спросил воевода.
  - Да я и не знаю, кто там сейчас заперся! - еле сдерживая смех, отвечал Сартинов.
  Тут же дверь, в которую ломился Измайлов, распахнулась, а оттуда показался вихрастая голова юноши. Потушив фонарь, он сердито бросил:
  - Кому там неймётся? Вишь, лампа горит - значит занято!
  Лишь потом, увидев, кто перед ним, парень ойкнул и, с улыбкой извинившись да поприветствовав гостей, тут же исчез в двери, ведущей в горячее нутро судна.
  - Это Антип, наш механик-моторист, за машиной смотрит. Из крестьянских детей, кстати, - объяснил капитан.
  Беклемишев, удивившись в очередной раз, тут же пожелал увидеть машину, что толкает это судно по воде. Сначала Сартинов описал винт и как он соединяется с машиной. Спустившись в котельное отделение, при свете лампы коротко рассказал про котёл. Капитан с удовлетворением отметил, насколько Беклемишев проникся моментом. Измайлов же, с опаской ступая в сумраке технического отделения трюма, сохранял всё то же недоверчивое выражение лица, однако блеск в его глазах также присутствовал.
  - Далее машинное отделение, - объявил Фёдор Андреевич, с усилием отворив дверь между отделениями.
  Здесь как раз работал Антип, с маслёнкой ползал между механизмов, промасливая какие-то сочленения железных лап.
  - Антип, машина в порядке? - для проформы спросил механика капитан, хлопнув того по плечу.
  Парень, разгибаясь, с гулким стуком жахнулся затылком о торчащий рычаг.
  - Едрить твою... - зашипел Антип, схватившись за голову. И уже громогласно: - В полном порядке, капитан!
  - Разводим пары, кочегары сейчас будут. Гостей наших дорогих катать будем, - улыбнулся енисейцам Сартинов.
  Беклемишев заметно обрадовался, а Измайлов, заявив, что желает наверх, с присущей ему осторожностью тут же стал пробираться к выходу.
  - На свет Божий желаю, - пояснил он, - нечего мне тут, в темени, средь железа обретаться.
  Проводив енисейцев до рулевой рубки, капитан подозвал старшего механика:
  - Лёня, ну что, машина как? Как Антипка говорит или хуже?
  - Нормально, кэп. Три дня ведь у Рыбного стояли, почистили всё. Но что-то надо делать! На твёрдом топливе по реке ходить люди долго не смогут, тяжко, - безуспешно пытаясь оттереть черноту с рук, отвечал тот.
  - Поставим Радека и его компанию после прибытия перед фактом - паровик на пароходе - это не производственная машина, - согласился Фёдор. Он видел, как выматывается команда.
  Через некоторое время, попыхивая клубами чёрного дыма, пароход отчалил от берега и пошёл вверх по Енисею.
  А на следующий день, вместе с государевым ясачным караваном, ангарским золотом и товарами, что были отобраны для показа царю, в Московию ушло и письмо головы Ангарского приказа Василия Михайловича Беклемишева.
  'Государю царю и великому князю Михаилу Фёдоровичу всея Руси, холоп твой Васька Беклемишев челом бьёт. В нынешнем, государь, в сто сорок седьмом году апреля в двадцатый день писано к тебе мною из Енисейского острогу. Службишку свою, великий царь, служу я со всем моим раденьем, дабы многую тебе, праведному государю, прибыль учинить. А писано тебе перед тем, как в княжество Ангарское сызнову отбыть. Девятнадцатого дня к енисейскому острожку прибыли людишки ангарские, на судне, кое само себя на воде толкает и по реке ходит без вёсел и паруса, да причеплены к нему две лодии. Диво оное пароходом кличут, а в нутре евойном - машина. А за машиной погляд ведёт крестьянский сын Антипко, крепко наущенный в Ангарии яко механикус. А отчина у того Антипки на Белоозере. А капитанус того корабля Федорка, а откель он - Бог весть.
  И тако ежели на чепь к пароходу взять лодии, так он будет тащить их по реке нально сутротив течения, покуда уголь есть. А кормщика на пароходе и вовсе нету, есть рулевой, что вертит колесо, и куда он колесо повернёт, туда пароход и путь свой держит.
  А ещё, великий государь, у ангарских людишек нету копий али сабель, токмо мушкеты и есть, да ещё в мушкет сей они нож прилаживают, яко копейное жало. Бают, что сечи они не приемлют, да только палят вовсю из мушкетов своих. А мушкеты оные князь ангарский Вячеслав Сокол хочет тебе, великий государь в обмен давать - за кажный мушкет просит он человечка с семьёю своей неразлучённого.
  А ещё, известно мне, великий царь, что средь ангарцев холопства никоего нету, да и почтения твоих, государь, холопей тако же. Бают, что де в холопы итти немочно никому, а крестьянам от князя помочь идёт великая. И кажный крестьянин глас свой имает, яко боярин какой. А в дружине князя Сокола и девки оружные имеются и туземцы службишку служат. Наперво чистоту ангарцы блюдут, так и крестьян, что я доставил, они смотрели - нет ли гниды какой средь волосьев али ещё трути разной. Да некоторые морду скоблят от волосьёв, яко латынцы поганые.
  А также хоть кресты православные ангарцы и носят да в Бога нашего веруют, нету в вере их силы, слабы они в вере. Бога не чтут, молитв не читают, символа веры не ведают и иконки нету ни единой. Однако же приобщиться к таинствам веры они зело желают, а князь Сокол челом бьёт о посылании в Ангарию служителей церкви нашей, да числом поболее, да женатых. А ещё князь сей признаёт, что де княжеству его под патриархом Московским быти. И желает, дабы прислал ты, великий государь, иерарха, чтобы тот рукоположил ангарского отца Кирилла в митрополиты Ангарские и Даурские, где оный верный служитель Церкви нашей ревностно паству окормляет и слово Христово язычникам несёт.
  А ещё в Енисейске появился посол Ангарский, да он и вопрошает, если желаешь ты, великий царь, с ним говорити, то токмо скажи о том. И придет он, именем Петрушки Карпинского, на Москву с товарами ангарскими для погляду твоего царского и ружьишко возьмёт и ещё многое, отчего государству твоему, великий государь, многая прибыль учинится'.
  Ангарск. Середина лета 7147 (1639)
  Кремль активно застраивался. Кирпичные, либо облицованные камнем одно и двухэтажные строения плотно примыкали друг к другу, образуя тесные улочки с мостовыми, также мощеные камнем. Нашему современнику, попавшему сюда впервые, могло бы показаться, что он находится в небольшом прибалтийском городке. Но стоило ему пройти пару улочек и это впечатление сразу бы улетучилось - административно-жилая часть кремля занимала всего лишь до четверти его территории. Всё остальное место было освобождено от небольших деревянных построек, которые, будучи разобранными, заново собирались уже в посаде. В южной части кремля разбили небольшой сад с прудом, а с его боков примыкали теплицы и грядки, в которых Дарья и её ученики выращивали самые разнообразные лекарственные растения, что в изобилии водились в Прибайкалье. Теплицы упрятали за стены ещё и потому, что вид такого рода использования стекла, был бы для современников этого века делом расточительным и неслыханным, хотя, казалось, переселенцев уже ничем не удивишь - они повидали в Ангарии всякого. Деревянные стены и башни кремля с весны постепенно разбирались, уступая место более прочному материалу. Оглядывая две башни, которые поднимались вверх уже в камне и покрытые строительными лесами, Соколов покачал головой: 'Не успеем до снега довести...'
  А через пару дней состоялось рабочее собрание по факту прибытия поморов и царского каравана крестьян. Тема обсуждения была важнейшая в Ангарском княжестве - людское пополнение. Этой весной население Ангарии разом увеличилось на семьсот шестьдесят восемь человек. Когда из Енисейска пришло сообщение от Карпинского о том, что пришёл царский караван с крестьянами, с души Вячеслава будто камень упал - всё-таки не подвёл Василий Михайлович, оправдал ожидания. Однако после того как Соколов пообщался с новенькими, потом послушал Дарью, оказалось, что не всё так гладко. Крестьян просто согнали с родных мест, причём своих же - волжских обитателей, а не обещанных полоняников. Да и пригнаны они были руками татар. Причём Дарья, узнав об этом, буквально рвала и метала. Как так?! Нахватать своих же крестьян!
  - Типа казанцы тут виноваты, - усмехнулся Саляев, развалившись в кресле. - А царь Миша на белом коне!
  - Не хочет царь ручки пачкать, - заметил Радек. - Вот как выпутался.
  - Да, картинка мерзковатая получается. И мы в этом виноватые выходим, - Соколов задумался.
  - Уж я этого Беклемишева спрошу об этом, когда он в Ангарске будет! - заявила супруга Вячеслава, сверкая глазами.
  - Даша, успокойся, - Соколов приобнял жену за плечи. - Попробуй зайти с другой стороны - не всё так плохо, как ты думаешь.
  - Да? А что же тут хорошего?
  - Сама посуди, где у крестьянина лучшая доля по их невеликим потребностям? Да только из-за того, что им теперь не грозит голод и холод, работы до кровавых мозолей не будет, никто его смердом не назовёт, а дети будут образованы - разве это не говорит о том, что им, по сути, повезло? И я не говорю о лучшем быте и постепенной механизации труда.
  - Да, это несомненно, - негромко проговорил профессор, отхлёбывая горячий медовый напиток.
  - В целом, я согласна, - пробурчала Дарья. - Но могли бы их спросить!
  Мужчины в унисон засмеялись, а Саляев объяснил, не забывай, мол, где мы. Век разгула демократии ещё не наступил, тут последний век Средневековья.
  - Но у нас никаким средневековьем и пахнуть не должно! - уверенно сказала княгиня, на что никаких возражений не последовало.
  - Может в этом и состоит наша миссия? Если учесть, что, попади мы куда-нибудь в более людные или цивилизованные места, то белели бы наши косточки уже давно, - пробормотал Радек, подперев кулаком голову.
  На несколько минут профессор, казалось, выключился из неспешного разговора друзей и, придвинув к себе карту Забайкалья, долго всматривался в неё.
  - На Ангаре новых поселений пока организовывать не будем, кроме Свирска. А будем укрупнять имеющиеся. Ангара и так постепенно обживается. Сейчас задача номер один - застолбить Амур, - объявил Соколов.
  Соколов рассказал, что новости с Амура идут ободряющие. Сазонов прочно уселся в Албазине и установил контакт с местными, сделав ставку на одного из князей. Достаточно молодого, чтобы полностью попасть под влияние Алексея, и сироту, что исключало поползновения его родни. Пока с ним всё в порядке. Задача Сазонова была с ним обговорена - он должен был, набравшись сил и средств, занять устья Зеи, Сунгари и Уссури.
  - А на Амур нам нужно перебрасывать молодые бездетные пары с Ангары. Новичков туда, конечно же, слать не будем.
  - Тамара говорила о совхозах, - заметил профессор. - Думаю, это дело здравое - новичков надо понатаскать работой с новыми для них культурами, в первую очередь я говорю о картофеле и о помидорах. Помниться из истории, что именно с ними у крестьян были проблемы - вплоть до Екатерины Великой их заставляли растить картошку.
  - Ну и работа с теми же сеялками и прочими девайсами, - добавил Саляев.
  - Дарья, а в каком состоянии здоровье наших новичков? - скрестив пальцы, спросил старшего медика княжества Радек.
  - На слабую троечку, не более, очень много ослабленных. Зубы у многих в ужасном состоянии. А дети совсем слабенькие - они сейчас активно отпаиваются куриным бульоном. Люди говорят, что около трёх десятков человек в пути погибло.
  - Да уж, в пути их не особо потчевали, - проговорил Саляев. - Разносолов не предлагали.
  - Но ничего, у нас с голоду не помрут, отъедятся, - Дарья вынула из печи котёл с томившимся там борщом и осторожно приоткрыла крышку, выпустив гулять по комнате великолепный аромат.
  - Пусть немного остынет, давай пока салатик, зря, что ли я овощи стругал? - Саляев демонстративно похлопал себя по животу.
  Дарья поставила на стол большую миску с нарезанным салатом.
  - Душераздирающее зрелище! Оливье в тазике, как дома, - рассмеялся Ринат.
  - А майонез как в прошлый раз? - уныло спросил Радек.
  - Нет, я добавила уксуса в замес. Ещё бы перцу чёрного и вообще было бы отлично, - ответила с улыбкой княгиня.
  - Ну, я пойду Стаса позову. Да и Ярику скоро просыпаться, - Соколов ушёл в детскую.
  Вскоре в комнате появился старший сын ангарского князя - Станислав, от обиды надутый до невозможности. Ещё бы, только наши захватили позиции врага, пустив в ход танк, как маршала зовут обедать! Он не принимался за еду, пока не расставил на краю стола всех своих солдатиков.
  - Молодца, Стас! - подмигнул пареньку Ринат. - Подрастёшь, ко мне в Удинск давай, будем из пушек стрелять.
  Стасик тут же расцвёл от удовольствия, правда, пострелять ему хотелось уже сейчас.
  Профессор, тем временем, склонившись над столом, негромко спросил Соколова:
  - Как думаешь, а царь-то примет наших послов?
  - Примет, конечно же, - убеждённо ответил князь, - да только из-за одного любопытства уже примет! Вон, алтын-хановских послов принимал же, а мы чем хуже?
  Радек согласно закивал, а Вячеслав погрозил пальцем Стасу, чтобы тот не ковырялся ложкой в тарелке, а ел налитый матерью борщ.
  Карпинский передавал из Енисейска, что Беклемишев предложение ангарцев о встрече с царём воспринял как само собой разумеющееся. Он посоветовал отправляться в путь вместе с царским караваном ясака. Да приготовить подарков монарху побольше.
  А вечером из Удинска пришло сообщение. Помощник Саляева по боевой подготовке молодёжи, прапорщик Афонин докладывал, что паробот с енисейцами прошёл мимо острова. Это значило, что через трое суток Беклемишева можно ждать в Ангарске. Соколов решил встретить Василия Михайловича по-домашнему, поселив в гостевой половине своего дома. Ночью, при свете свечи, князь прокрутил в голове возможный сценарий предстоящего разговора с царским чиновником, выписав на бумагу основные вопросы, которые ему хотелось бы обсудить, да предложения, которые он хотел озвучить.
  Три дня спустя
  Ужин был великолепен. Хозяйки Ангарска постарались на славу. Мясное рагу с овощами, запечённый с сыром и мясным фаршем картофельный пирог, салат 'Столичный', хлеб с кедровыми орешками и ягодный морс, всё было съедено до крошки. Супруга Беклемишева и два его взрослых сына были довольны приёмом, что им оказали в доме ангарского князя. Беседы на житейские и бытовые темы в гостиной продолжались, а мужчины, тем временем, уединились на веранде, чтобы обговорить более серьёзные дела.
  Пожилая тунгуска вынесла им горячий чайник с медовым напитком, настоянным на травах - по рецепту княгини. Проводив её глазами, Соколов повернулся к сидящему в кресле Беклемишеву:
  - А как тебе, Василий Михайлович, новый воевода енисейский?
  - Молодой да бойкий. Предан он отечеству и царю нашему, батюшке. А отец его геройски погиб при Смоленске, за Отечество своё стоя, потому Василий Артёмович царём и обласкан, - отвечал тот.
  - Смоленск теперь у Руси, это хорошо, - заметил ангарский князь.
  - Без сомнения! Богатый город, прибыток Отечеству учиняет немалую, да и Полоцк тако же, - соглашался царский чиновник.
  А ещё хорошо бы и русские порты на Балтике иметь для торговли? - спросил, отхлебнув горячего напитка, Соколов.
  Беклемишев сверкнул глазами:
  - Не в силах нам со свеем совладать нынче. Свей силён, да с ляхами дружен стал. Не совладать... Чую, сызнова война будет с ляхами, не иначе, те себе короля нашли нового, тако же свейских кровей.
  - А если мы сможем помочь? - поднял глаза Соколов.
  - Что? Нешто вы... - брови Беклемишева поползли вверх. - Не пойму я тебя, князь.
  - Сколько стрельцов ты можешь привести в Ангарию сейчас? - продолжал удивлять собеседника Вячеслав.
  - Под восемь десятков, не более...
  - Мои люди могут обучить их палить из ангарских ружей, да лить для них пули, - внимательно смотрел на собеседника Соколов. - А так же стрелять из пушек.
  - Те, что не каменьем, а бонбами палят? - недоверчиво, с удивлением вопрошал Василий Михайлович.
  - Ими самыми, - кивнул Вячеслав и добавил, - плата обычная.
  Беклемишев поморщился:
  - Не реки оное уплатой али покупкой. Государь наш не может людьми православными торговлю учинять. Ибо церковь наша святая, православная, проклянёт его.
  - А что же он учинил уже? Не продажу ли? - усмехнулся Соколов.
  - Не смейся, князь! То государевы людишки были, на волжские землицы посаженные, а нынче они в Ангарское княжество определены. Тако и далее будет! А слова твои я в уши царские сам передам.
  Как сказал Беклемишев, по такому случаю, он и сам на Москву путь держать станет. Вместе с ангарскими послами.
  Албазин. Осень 7147 (1639)
  План Сэрэма работал - одна за одной амурские деревеньки признавали над собой власть даурского князя Ивана и верховную власть Ангарии. Некоторые старейшины соглашались уйти из-под солонца просто по факту прибытия ангарцев и их рекрутированных дауров. А иные покупались за красивое зеркальце, коробок спичек и отрез ткани красного цвета. Перешедшие под Албазин поселения переставали платить дань Бомбогору, прогоняя сборщиков взашей. Поначалу это проходило, но Сазонов не уставал повторять своим людям, что уходили в приамурские посёлки, об осторожности, а также о корректном отношении к людям солонца. Смена власти не везде проходила гладко. Близ устья Зеи, в одном из крупных посёлков дючеров, ангарских послов не просто прогнали, но ещё и побили, да весьма крепко - четверо дауров погибли от ранений. Вероятно, на этот раз сказалось отсутствие среди послов самих ангарцев, один вид которых творил полдела. А при ангарцах их подданные дауры не зарывались при общении с другими амурцами. И вот случилось такое происшествие. И что было делать?
  Сазонов понимал, что, по всей видимости, виноватыми были его дауры. Но дело в том, что этим случаем был нанесён урон репутации Албазина. Так что придётся майору самому заниматься этим делом.
  - Ты только будь понаглее, но одень под кафтан броню, - говорила тогда ему Женя. - Им просто надо показать, кто старший, но не стоит разговаривать долго.
  - Но и спешить не следует! - воскликнул Алексей. - C даурами ещё работать и работать.
  - А зачем тебе столько воинов? Чтобы наказать одного старейшину, убившего твоих людей, не нужно большой армии. А если ты его не накажешь, пойдут разговоры, что Албазин слаб. И вообще, надо идти к устью Амура, где великое море начинается!
  - Ох ты, стратег мой дорогой! Я понимаю, что ты поближе к своему народу хочешь оказаться, - Сазонов притянул девушку к себе и крепко обнял. Так, как она любила. - Обещаю тебе, мы там будем, непременно будем, - прошептал Алексей.
  На следующий день Сазонов, поговорив с Олегом, начал вместе с ним отбирать из даурского ополчения небольшой, по местным меркам, отряд. Набирали наиболее крепких, волевых и восприимчивых к обучению людей. Шесть десятков молодых воинов обучали ружейному бою и взаимодействию со своими товарищами в боевой обстановке. На обучение ушло почти три месяца. К середине ноября албазинская дружина была укомплектована. Не у всех были ружья, но это компенсировалось тем, что лучшие лучники лояльных посёлков тоже были с Сазоновым. В крепости майор оставлял за себя Олега Васина, а с собой, помимо дауров, забирал пятерых морпехов и с десяток казаков. С казаками, кстати, вышла интересная коллизия. Среди тех раненых бородачей, что пленили владиангарцы после очередного столкновения с енисейцами около крепости, был и десятник Семён, сын Иванов. Было это ещё в 1635 году. Сначала его записали как Семёна Иванова, но потом, после его полного выздоровления и вступления в войско Усольцева, выяснилось, что казак этот - сам Дежнёв. Правда, тогда он был ещё рядовым казаком и не совершил своего великого подвига, пройдя по проливу между Евразией и Америкой с севера на юг, по всей его длине.
  - Ну вот, сломали человеку геройскую судьбу, - сокрушался тогда Соколов.
  Сейчас Дежнёв был полусотником Ангарского казачьего войска и третьим, после Васина и Сазонова человеком на Амуре. Не считая крещённого даурского князя Ивана, который был властной фигурой только для самих амурцев.
  Так вот, одним холодным ноябрьским утром, когда ещё и не рассвело, Албазин пришёл в движение, окрасился огнём факелов. Звенело железо, ржали кони. Ворота посада широко раскрылись и всадники, мистически озаряемые светом, один за другим стали выезжать на восточную дорогу, с ночи покрытую свежевыпавшим снегом. Отряд, сгруппировавшись в походную колонну, на рысях уходил навстречу поднимающемуся над линией леса солнцу. Вечером четвёртого дня пути, останавливаясь по пути в лояльных посёлках, албазинцы наконец достигли пределов владений мятежного поселения, которое было теперь в паре километров. Отряд спешился, приступив к отдыху и ужину, а к посёлку ушло несколько даур-разведчиков.
  - Может всё запалить и делов-то? - подошёл к Алексею Дежнёв.
  - Нет, Семён, нам никак нельзя этого делать, - отвечал майор. 'Ваши казачки как раз на этом и погорели', - чуть было не добавил он.
  Странно, но он испытывал некий пиетет к этому человеку. Имя статного и волевого бородача довлело над ангарцами. 'Для полного счастья не хватает Ерофея Павловича Хабарова', - говаривал Саляев. Кстати, встретить его вполне было возможно. Исследователь Амура и гроза амурских жителей сейчас, по всей видимости, находился в Ленском или Якутском острогах. Да и наверняка он уже бывал южнее, а может, именно он и был тогда подле Шилки?
  - Нам нужен этот посёлок, за ним уже Зея, наше пограничье с Русью, - повторил Алексей.
  - Да какая там Русь? - изумился Дежнёв. - Что ты говоришь-то, Алексей Козьмич? Нету там ничего, опричь леса да зверя. Пограничье, откель ему взяться-то?
  - Таков уговор, Семён. Не спорь, а нам тут крепость нужна. За Амуром солонец сидит, а дальше князцы дючерские. Зажигайте факелы, Семён, выходим.
  - Запаливай огонь, братцы! На коней! - закричал казак.
  У каждого из бойцов Сазонова при себе было по паре факелов и спички. Так что вскоре огненной змеёй колонна албазинцев рывком подползла к ночному посёлку, где встретили их оскаленные пасти собак да шарахающиеся в стороны разбуженные амурцы. Сазонов же опасался дючеров, как неплохих лучников, поэтому экипировка была сработана ещё в Албазине. Бойцов защищал доспех, который считался самым лучшим у дауров, а ангарцы помимо прочего имели ещё и бронежилеты, которые они взяли с собой ещё в первый поход. Выставив по сторонам ружья и зорко посматривая за каждым шевеленьем меж дючерских домишек, албазинцы при помощи уже бывших здесь товарищей, достигли дома старейшины. А растёкшиеся по посёлку всадники загоняли обратно в дома пытающихся убежать жителей. Некоторым всё же удалось бегом по заснеженным полям удрать к лесу. Им не препятствовали. А в посёлке пришлось и немного пострелять, успокаивая особо ретивых. Дом старейшины и главы рода в одном лице этого мятежного поселения был окружён. Наступила относительная тишина, нарушаемая лишь истерикой сторожевых собак и лошадиным всхрапыванием. Спешившись, часть дауров и казаков под свет факелов выволокли из дома голосящих и воющих баб, плачущих детей и обречённо упирающихся мужчин, в том числе и хнычущего старейшину, умолявшего, как перевели дауры, не избивать всей деревни.
  - А зачем ты избивал наших послов? - прорычал Дежнёв, наклонившись к нему с нервно бьющего копытом и храпящего жеребца. Старейшина, вероятно, обделался уже от одного вида разгневанного Семёна Ивановича, потому как остолбенело уставился на него, заёрзав и засучив ногами. Даур, придерживающий старейшину за ворот, проорал тому вопрос казака на ухо. Старик, выпущенный из хватки воина, завалился на истоптанный снег и взвыл, закрывая голову руками. Дауры хмуро смотрели на него, ожидая команды расправиться с ним.
  - Майор, нашли загон с быками! Шесть штук аж, - прокричал один из морпехов, подскакавший на жующей удила кобыле.
  - Поднимите его, - приказал Сазонов. - Всех мужчин засуньте в бычий загон. А баб с детьми обратно в дом. Караулить все дома до рассвета, сменяясь. Утром всё разрулим.
  Наутро, согнав часть мужиков посёлка на небольшую площадь, Сазонов, при помощи даур, объявил свою волю. Старейшину и его семью он забирает с собой, а жителям он предлагает выбрать нового главу посёлка и чем быстрее, тем лучше. Жителей в смерти своих послов он не винит и наказывать их не будет. А виноват только старейшина, он и будет наказан. А здесь теперь будет править даурский князь Иван, поэтому вскоре в посёлке объявятся многие его воины. Кто не желает этого, может уходить.
  - Но, я обещаю, что те, кто останутся, будут довольны, - последнее, что сказал Сазонов.
  После этого албазинцы отправились в обратный путь вместе с пленниками, посаженными на их собственных коней.
  Глава 12
  Ангара. Середина лета 7147 (1639)
  Всего на пароходе и на лодиях привезли около двух сотен с лишком человек. Стало быть, пароходу нужно было сделать ещё один рейс. Н небольшой ремонт был тоже необходим, ведь механизмы машины были ещё не столь совершенны, плюс предстояла ещё и чистка котла от угольного шлака. Поэтому после того как отцепили лодии, 'Гром' ушёл к крепостному острову для пополнения запасов угля и ремонта.
  Первое, что увидел Ивашка в княжестве Ангарском - это крепость из светлого кирпича, стоявшая на острове посередь реки. На правом берегу виднелась ещё одна крепостица, но земляная, с башенкой над ней, узкими бойницами для стрелков и бойницами поболе - для пушек. От земляного укрепления к самой реке тянулась невысокая стена с зубцами. Пароход тем временем подтянул лодии к широкому причалу, а из открывшихся ворот подле крепостицы стали выходить люди, в тех же кафтанах серого цвета, что и у воинов, которые приплыли в Енисейск за ним, Ивашкой, его родителями и сородичами. К борту лодии приставили мостки и первые крестьяне начали сходить на берег, поддерживая ослабевших. Воины в серых кафтанах так же помогали крестьянам сходить с лодий, подхватывали их нехитрый скарб. А иных женщин приходилось сносить на руках. Ивашка, держа сестру Машу за ручку, бросал исподлобья взгляды на воинов - молодые, румяные лица, такие же, как и у людей из разных волжских деревенек, встретившиеся в Васильсурске. А вон тот, с рыжими волосьями, торчащими из-под странного вида шапки, и вовсе вылитый Агей, соседский парень из Засурья.
  - Мама, а вот тот на Агея похож, - сказал мальчуган, теребя мать за рукав и показывая пальцем на воина.
  - Похож, Ивашка, - грустным голосом согласилась она. - Не болтай много, Машку веди.
  Корнеевым указали на брёвна, что были ровными рядами положены на полянке близ земляной крепости, предлагая там присесть. Но Ивашка и так насиделся и належался на лодии, хотелось уже погулять, да посмотреть крепость поближе. Посадив Машку рядом с родителями, паренёк незаметно для них ускользнул в сторону и стал пробираться поближе к тёмным провалам пушечных бойниц.
  - А ты куда, малец? - Ивашка почувствовал, как тяжёлая рука схватила его за ворот уже тогда, когда он намеревался подпрыгнуть, чтобы заглянуть внутрь крепости.
  - Пушку глянуть хотел, - запросто заявил мальчишка.
  - Да бойница изнутри закрыта, - улыбнулся воин с закрученными усами, - сам посмотри.
  Он приподнял Ивашку над землёй и тот с разочарованием увидел, что так и есть.
  - Дуй к родителям! Потом посмотришь.
  Ивашка обиженно засопел и поплёлся обратно, выискивая отца с матерью среди гомонящего люда. Обернувшись, он увидел, что усач следил, чтобы паренёк выполнил его приказ.
  - Внимание! - вдруг раздался зычный голос, разом заставивший всех крестьян замолкнуть.
  - Меня зовут Ярослав Ростиславович, я воевода этой вот, - Петренко рукой сделал широкий жест, как бы объяв лес на том берегу Ангары, остров и рядом возвышавшийся городок, - крепости и земель окрест.
  - Енто уже Ангарское княжество, воевода? - выкрикнули из толпы.
  - Да, это пограничная крепость, именуемая Владиангарском, - кивнул Ярослав. - За крепостью лежит Илимский посёлок. Большинство из вас будет жить там и немного дальше - у Железной горы.
  Петренко сделал паузу, чтобы крестьянам дать время осмыслить его слова и затем продолжил:
  - Сейчас из городка выйдут телеги, и я прошу всех, кто ослаб или болен, а таковые, мне сказали, есть, залезать в них.
  И вправду, вскоре из-за открытых ворот укрепления показались три телеги, которые тянули неведомые прежде волжанам животные.
  - Тятя, это те рогатые олешки, о коих в Енисейске говорили.
  - Что-то они не больно и рогатые, - усмехнулся отец.
  К Ивашкиному удивлению вместо рогов у оленей на голове оказались лишь небольшие отростки, покрытые шестью. Посадив людей в телеги и покидав туда же мешки с нехитрым барахлишком, большая часть людей пошла за развернувшимися телегами в городок, который отстоял от земляной крепостицы и стены примерно на версту. А на поляне осталось около восьми десятков человек, среди которых были и Корнеевы.
  - А мы что же? - Игнат подошёл к разговаривающим неподалёку ангарцам.
  - А вы пойдёте обедать после них, - тот, что назвался воеводой, махнул рукой в сторону ушедших крестьян. - Телеги вернутся - детей и женщин на них посадим. А вы пока побудьте тут.
  - Эй, малой! - Ивашку позвал уже знакомый ему усач, - пошли, посмотришь пушки.
  - Он, бедовый, - предупредил Игнат, - да шустрый, не углядишь.
  - Это ничего! - улыбнулся ангарец. - Нам такие как раз и нужны - шустрые да бедовые. И чем больше, тем лучше!
  Наконец, снова пришли телеги, и Ивашка с удовольствием запрыгнул в одну из них, рядом с матерью, которая держала Машку. Отец шёл рядом. За воротами начинались поля, где зеленела незнакомая ботва. Что это за растение, не знал и Игнат, отец Ивашки. Зато слева от дороги росла свёкла, которую мальчуган узнал сразу. В поле ходило несколько человек с деревянными заступами - открывая и закрывая доступ воде в кадки, где она собралась для полива. Источником воды был запруженный посередине поля ручей, обложенный камнем, протекавший разделительной чертой сквозь посадки. Ворота городка были распахнуты настежь, телеги въехали во двор и остановились у длинного дома с большими составными окнами.
  - Идёмте за мной! - перед крестьянами появилась полная черноволосая женщина с узкими глазами на широким лице.
  - Вещи оставьте здесь - их никто не возьмёт, - сказал один из воинов-ангарцев, когда крестьяне потянулись к своим пожиткам, сложенным в телегах.
  А несколько молодых ребят всё в тех же одеждах, что и у воинов, уже распрягали оленей. Ивашка вошёл в длинное светлое здание, похожее на вытянутую горницу, где стояли лавки и длинные столы. На столах стояли тарелки с хлебом, стопочки с солью, ложки и глубокие миски. Посреди стола стояли котлы с дымящимися ароматными щами. Женщины в передниках принялись разливать щи по мискам, а крестьяне с большим удивлением смотрели на это, но ничего не посмели сказать. Хотя Ивашкин отец пробормотал, что, мол, могли бы и из общего котла щи похлебать. Ну а после того, как котлы из-под щей опустели, несколько женщин в передниках и чепчиках с помощью мужчин занесли такие же котлы, но уже с истекающей маслом гречей и кусками варёного мяса. Ивашка объелся тогда до полного изумления. Для маленьких детей, которых было не так уж и много, приготовили сладкую молочную кашу и творог, да тёплое молоко с мёдом. Когда все уже доедали кашу, знакомый уже Ивашке ангарец с усами громко сказал, выйдя к столам и обращаясь к крестьянам:
  - После обеда прошу не вставать, а обождать, пока с вами не поговорят.
  Через некоторое время к отцу Ивашки подсел ангарец с листами бумаги:
  -День добрый! Назовите свои имена и возраст, сколько вам лет.
  - Игнат, Корнеев сын, двадцать девять вёсен.
  - Родовое, семейное прозвище есть? - уточнил ангарец и, увидев покачивание головы, спросил: - Как деревня ваша называлась?
  - Засурье! - крикнул Ивашка.
  - Игнат Корнеевич Засурский, - ангарец записал имя Ивашкиного отца деревянной палочкой, из которой торчал чёрный, похожий на уголь, кончик и посмотрел на мать.
  - Евдокия, Петрова дочь я, - смущаясь, молвила она. - Двадцать семь вёсен.
  - Ивашка, девять годов мне, а это Машка, ей скоро три весны будет, - громко отвечал мальчуган, показывая на всё ещё потягивающую сладкое молоко сестру.
  - Ремеслом владеете, Игнатий? - задал следующий вопрос ангарец.
  - По дереву могу работать, бортничать. Борти у меня остались, - отвечал отец.
  - Это очень хорошо! - воскликнул ангарец, - отпишу вас в Свирское! Там как раз нужны люди, умеющие обращаться с деревом.
  - А ты, Евдокия, ткать умеешь? - обратился он к матери. - Очень хорошо! - обрадовался он, увидев, что та кивнула.
  Ивашка, вчера получивший фамилию, сегодня пытался осознать, зачем вообще эта фамилия? Рядышком, свернувшись калачиком и покачиваясь на мешке с одеждой, спала Машка, а мать и отец сидели на краю телеги, свесив ноги. Как сказал сержант Василий, один из ангарцев, Засурские и ещё семьдесят пять человек определены на поселение в Свирское. Поначалу их везли на подводах по дороге, идущей параллельно реке и петляющей по вырубленной и вычищенной от кореньев лесной просеке, приходилось огибать и скалы, подступающие к самой Ангаре. Слева, за скалами, на порогах шумела река, сбегая по камням и прорываясь в скальных теснинах. А в лесу было тихо и спокойно, птичий пересвист в шумящих кронах деревьев действовал умиротворяюще. Ивашка смотрел на облака: в высоком голубом океане неба парили белые островки самых причудливых форм. Мальчуган и не заметил, как провалился в глубокий сон. Снился ему родной дом, да рядом с ним седой дед с бабкой, улыбавшихся ему, но глаза их были полны печали. А Ивашке надо было догонять ушедших уже вперёд родителей и Машку, которая тонким голосом звала его за собой. Рядом ужом вился любимый пёс, громко и визгливо лая, пытавшийся не пустить Ивашку далеко от дома. И тут паренёк с ужасом понял, что не помнит ни клички пса, не имён своих родных деда с бабушкой, всё ещё смотрящих на него и прощально машущих ему руками, стоя у невысокого заборчика в тени развесистой яблони, на которую любил он прежде забираться. Вдруг не стало пса, а тени принялись обступать мальчишку со всех сторон, совершенно закрыв собою отчий дом. На Ивашку навалился липкий ужас, ноги его сковал кандалами страх и он застыл на месте, не в силах двинуться. А вокруг него сгущалась тьма, обволакивая и превращая в серую, волнующуюся массу всё вокруг - цветы, травы, и Ивашкины лапти уже стали сереть, а за ними и порты. И только обернувшись, он увидел родителей, шедших в ореоле света. Заорав дурным голосом, Ивашка... проснулся.
  Поскрипывала телега, рядом тихонько сопела Машка, подоткнув под щёку кулачок. Мальчик быстро чмокнул сестрёнку в лобик и, повернувшись, сел, свесив ноги. Вечерело. Возница негромко переговаривался с одним из мужиков.
  - Скоро середина пути, чуть далее зимовье будет, - уже говорил ангарец, - там на ночёвку встанем.
  И правда, через некоторое время показалась покрытая зеленью леса скала, а дорога упёрлась в ворота небольшого зимовья, устроенного вплотную к скале. Барак, домик охраны, стойла для животных, поленница, отдельно стояла, как оказалось, уборная и будка пса - вот и все постройки окружённого частоколом зимовья. Пока распрягали оленей, крестьян проводили устраиваться в барак. Кто-то из воинов подбрасывал хворост для костра, чтобы приготовить кашу на ужин. А к сержанту Василию подошёл для доклада бывший в зимовье старшим молодой парень из первых переселенцев. С четырьмя товарищами он смотрел за этой частью дороги, что шла мимо ангарских порогов, прямо через зимовье.
  - Казачков тех поймали, товарищ сержант! Пятеро, в лесу ховались, как с крепости по рации и передавали. На дорогу нашу они как раз вышли, Буян их издалека ещё почуял, - докладывал юноша. - Среди них один больной совсем. - Тут Ивашка заметил, что у парня на рукаве, так же как и у давешнего усатого ангарца, светлой нитью вышит падающий за добычей сокол. - В хлеву запер их, - продолжал доклад парень, - да они смирные, просили поесть и только. А болезный у нас на топчане лежит, спит. Под охраной.
  - Молодец, Прохор, веди к казачкам, - похвалил его старший обоза и обернулся, заметив топтавшегося сбоку Ивашку: - А ты чего здесь делаешь? А ну марш к своим! Ужинать и спать!
  Мальчишка нехотя поплёлся к бараку, но по пути присел на бревно у костра. А там уже засыпали в первый котёл порцию крупы. Ивашка тут же нашёл нового человека для расспросов - кухарящего паренька из обоза с тем же знаком сокола на рукаве. Хоть он и был юн, ружьё его было приставлено к бревну, а на поясе висели серьёзного вида ножны, длинный нож был воткнут в лежащее у костра бревно. Ивашка тут же решил потрогать это красивое оружие.
  - Не тронь! - крикнул паренёк.
  Мальчишка вздрогнул и чуть ли не отпрыгнул от ножа, сложив руки. Лишь спустя несколько минут, когда прошла обида, он решился на вопрос:
  - А что за нож такой странный, уж больно длинной.
  Вместо ответа парень вытащил лезвие из дерева и с сухим щелчком приладил его к ружью, таким образом, что получилось нечто вроде копьеца.
  - Понял? - спокойно спросил он.
  - Нешто каждому ружжо дадут? - спросил Ивашка, кивая на оружие паренька.
  - Не, сначала младшую школу надо закончить и пойти в старшие классы, у меня - механический класс. А ещё в соколята надо вступить.
  - Чего? - не понял Ивашка. - Соколята?
  - Ха! Новенький, ты потом всё узнаешь сам, - усмехнулся кашевар.
  А в загоне для оленей сержант обоза начал допрашивать пойманных казаков:
  - Кто такие и чего делаете на земле Ангарского князя? - Сержант, сдвинув брови, спросил поднявшихся с сена помятого вида мужиков.
  Бородачи хмуро переглядывались, а чуть вперёд вышел один из них:
  - Казаки мы вольные с Енисейска.
  - А тут зачем? - продолжал ангарец, - ведомо ли тебе, что и застрелить тебя могли, а обратного пути не будет? Как попал сюда?
  - Вестимо как, с Енисейска на самоходном судне вашем, - ответил Осип. - У крепости по воде ушли, а лесом обошли подалече. На дорогу вышли.
  - И что, думали, вас не заметят? - усмехнулся сержант. - Кстати! Я тебя помню, ты с енисейским воеводой был! С нашим ещё на кулачках дрался!
  - Мы сотоварищи до деревни какой дойти хотели, а там и сесть на землю, али в войско попроситься, - казалось, простодушно молвил казак, разведя руками и виновато глядя в земляной пол.
  - Что же, хорошо, коли так. Скоро будет каша готова, вам принесут. А завтра, - ангарец посмотрел на Осипа, - ещё раз на пароходе покатаетесь.
  Наутро, после завтрака, телеги продолжили свой путь. Добравшись к вечеру до Быковской пристани, где начинались опасные ангарские пороги, люди погрузились на ладью, что была прицеплена к пароходу размером поменьше, чем тот, на котором они попали в княжество. Порадовав Ивашку протяжным гудком, пароходик потащил ладью вверх по реке, прочь от порогов. Снова потянулись однообразные картинки подступающего к реке леса, скал, и только редкие зимовья по берегам реки указывали на то, что люди тут бывают.
  'Странно, то крепость, полная народу, а теперь, вона - пусто кругом', - думал Ивашка, сидя у борта и скользя взглядом по стене леса. Пароход останавливался у зимовий, там и ночевали, а если ночь была лунной, то пароход шёл и под серебряным светом Луны. Через пару дней пароход прошёл ещё одну островную крепость, поприветствовав её долгим гудком. На берег из крепости и со стороны городка на левом берегу высыпало несколько десятков мальчишек, которые махали пароходу руками и свистели. На воде было несколько больших лодок и ещё один пароходик, где тоже было много ребят. А над крепостью в ярком свете солнца реял бело-зелёный стяг, такой же, как и на пароходе, что тащил ладью.
  - Дядька Василий, а это что за крепостица? Отроки во множестве, а воины где? - удивлялся Ивашка.
  Сопровождавший крестьян сержант-ангарец пояснил:
  - А это школа для отроков, чтобы из них получались такие же воины, с которым ты в зимовье разговаривал у костра, - улыбнулся он, - тут учат из ружья стрелять, в лесу тихо ходить, раны врачевать, да много чему учат. Вот попадёшь сюда, сам всё увидишь.
  У крепости остановились лишь на пару минут - сдали на руки больного казака. И вновь пароход устремился вперёд. Спустя ещё двое суток безостановочного хода по известному рулевому, как свои пять пальцев, фарватеру реки пароход, наконец, причалил к берегу. На широком причале уже было полно народу. Ивашка тут же заинтересовался похожей на колодезного журавля конструкцией, на цепях которой висела огромная железная бочка. Бочку эту ангарцы с помощью крепкого словца пытались водрузить на широкую телегу. Наконец, у них это получилось и, сняв с неё цепи, люди повернули лапу журавля к стоявшей за пришедшим пароходом ладье. Сходя на берег, Ивашка увидел, что в той ладье было ещё несколько таких же бочек, а также длинных составных труб и прочего железа, который ангарцы грузили в подходившие по очереди телеги. Среди ангарцев, толпившихся на пристани, Ивашке бросился в глаза дородный мужчина с окладистой бородой. И хотя он был одет так же как и остальные, было видно, что люди находились вокруг него, а не он среди людей. Когда первая бочка была уложена на широкую телегу, мужчина принялся придирчиво осматривать её, в итоге оставшись довольным увиденным. Хлопнув по гулкой бочке ладонью, он скомандовал вознице:
  - Трогай, Илюша! Правь ко второму цеху.
  Василий, сопровождавший крестьян сержант-ангарец, скорым шагом направился к мужчине, пока тот не занялся второй бочкой. Отозвав его, сержант начал доклад, жестикулируя и показывая на волжан. Бородач покачал головой и, остановив доклад Василия, сам стал что-то говорить ему, одновременно поглядывая на крестьян, с любопытством задерживая взгляд на ком-то из них. Подозвав парня из стоящей неподалёку группы воинов, мужик что-то коротко сказал ему и тот, с помощью Василия вывел из толпы крестьян четверых мужчин.
  'Что-то я их не видал допрежь. Токмо опосля лесного острожка они появились', - почесал голову Ивашка, взглядом провожая четверых, больше схожих с казаками, чем с крестьянами, мужиков, что ушли под охраной нескольких воинов.
  - Тять, а вон те мужики на лодии не были, на обеде в крепости тако же, - потрепал рукав отца мальчишка.
  - И что с того? - удивился отец. - Не упомнил их, всего делов!
  - День добрый, граждане! - раздался громкий бас прямо Ивашке на ухо, отчего тот чуть ли не подпрыгнул от неожиданности. - Рад, что вы благополучно добрались до Ангарска. Это стольный город нашего и уже вашего княжества, - продолжал подошедший к волжанам бородач, что осматривал железные бочки.
  - Не все добрались, кое-кто и костьми лёг в сыру землю, - проворчала женщина, стоявшая рядом с Ивашкой.
  - Что же, очень жаль. То не наша вина, мы бы не допустили такового, - с видимой грустью отвечал мужчина.
  - Дядько, а князь Сокол в Ангарске живёт, стало быть? - громко спросил Ивашка.
  Тот улыбнулся, с интересом посмотрев на дерзкого мальчишку:
  - А как тебя звать, малец?
  - Ивашка! Токмо я уже не малец, дядько!
  Ангарцы, бывшие рядом, рассмеялись, а этот дядько, взлохматив Ивашкины вихры, вместе с Василием и кузнецом Арсением, старшим среди крестьян, разговаривая, отошли от причала и присели на лавочку, что стояла у стены одного из амбаров. А Ивашка решил поближе посмотреть на диковинного журавля с цепями. Однако многого ему рассмотреть не дали, ангарцы прогнали любознательного мальчишку.
  - А ну, кыш отседова, малой! Опасно тут! Видишь, железяки какие! - закричал на Ивашку сердитый пузатый ангарец, раздетый по пояс с лоснящимся от пота телом. Ивашка с позором вернулся на ладью. Понуро присев на один из набитых мешков, под растянутой над палубой материей, он спросил отца:
  - Тять, а что мы не сходим с лодии? Душно, искупнуться бы!
  Отец лишь пожал плечами. А вскоре на лодию вернулся и Василий с Арсением.
  - Короче, такие дела, - начал сержант. - Планы у руководства изменились. Сегодня-завтра отдыхаем, купаемся и гуляем. Потом плывём до городка на озере, откуда наша Ангара истекает. А там и до Амура, - вздохнул Василий.
  Волжане с удовольствием исполнили предложение насчёт искупаться и отдохнуть.
  Два дня пролетели в миг. А потом снова пароход и снова путь по реке. Снова лес по берегам, снова сопки. Ивашку уже начинало тошнить от однообразия, видимого им в пути. Единственно, этот край был заселён гораздо плотнее. По берегам реки постоянно видели людей, на воде часто встречались снующие лодки, а в прогретой воде отмелей купались ангарцы, приветливо махавшие проходящему пароходу. А ближе к вечеру, миновав огромный камень на середине реки, пароход вошёл в то огромное озеро о коем говорил давеча Василий. Ивашке такое озеро показалось океаном, видел он озёра - всё одно много меньше оной громады воды они будут. Багровое солнце садилось за Ангарой и всё вокруг - сопки, лес, вода, казалось, было в плену этого света.
  Василий выдохнул:
  - Вот он, священный Байкал... - И пропел:
  Славное море - священный Байкал,
  Славный корабль - омулёвая бочка.
  Эй, баргузин, пошевеливай вал,
  Молодцу плыть недалечко.
  Новоземельск. Июль 7147 (1639)
  Обещанный Василием городок на озере встретил волжан красивейшей бухтой, окружённой скалами, поросшими хвойными деревьями. На воде бухты находилось множество рыбацких лодок. Красноногие чайки кружились вокруг выбирающих сети рыбаков, испуская пронзительные крики. Пароход расщедрился на протяжный гудок, разом заглушив галдящих птиц. Подходя к длинному причалу на сваях, креплённых железными скобами, пароход разворачивался, и Ивашке открылся вид на городок. Стоящий на холме и окружённый высокой деревянной стеной с кирпичными башнями, Новоземельск казался Ивашке даже большим, чем Ангарск, стольный град княжества. Сидя на носу ладьи, мальчуган снова заметил того бородача с причала. Он тоже, как и Ивашка, вглядывался в город на холме. Их опять встречали с телегами, только теперь вместо оленей были казавшиеся чуть ли не родными, лошади. Поселили крестьян вне городских стен в больших, длинных домах, издали похожих на купеческие склады, виденные Ивашкой у Казани. Внутри было чисто, стояли кровати и ящики для одежды. Особым шиком Ивашке показались окна, что открывались, как показал Василий, от рычажка. Стоило его повернуть, да потянуть окно на себя, пол-окна отворялось вместе со стеклом и деревянным окладом.
  - Чудно! - воскликнул тогда Арсений.
  Как потом оказалось, волжане были лишь частью задуманного похода ангарцев на Амур. Сазонов просил немедленного пополнения сил ангарцев на приамурской земле. По всему выходило, что тут предстояла первая проверка сил Ангарии противником, куда более сильным, нежели ангарские туземцы или воины Алтын-хана. Причём, в случае разгрома первого противника - солонского князя Бомбогора, на авансцене появлялся ещё более искусный и куда более опасный враг - маньчжуры. Идеальным решением было бы склонить Бомбогора к сотрудничеству с Ангарским государством, дабы вдвоём дружить против маньчжур, с последующим поглощением конгломерата амурских народов и племён Ангарией. Но, к сожалению, Сазонову доносили, что солонец никоим образом договариваться с ним не намерен и, поговаривали, что он даже готов говорить с маньчжурами, но не с неким даурским князем-выскочкой. Ведь маньчжуры могут оставить его при власти, а даурский князь уже начал прибирать к рукам его владения.
  Жена Сазонова, Евгения, советовала ему убить солонца - ведь в его окружении полно родни, которая ненавидит маньчжур, воевали с ними и не будут с ними договариваться. Надо лишь подкупить их.
  - Пошли солонцев, что уже служат тебе, в его пределы. Они поговорят с нужными людьми и смогут подсказать, с кем надо дело вести. А там лишь вопрос цены, сколько мы можем дать золота и железа, - говорила девушка народа айну своему возлюбленному. - Всё имеет свою цену. Но не для всех - айну ты не купишь. А этих... легко.
  Улыбка гуляла по освещаемому светом очага лицу девушки.
  'И опять она верно говорит! Но как убить солонца?' - задумался тогда майор.
  ...Вечером того же дня в доме полковника Смирнова собрался управленческий, военный и научный секстет княжества. Те люди, что определяли дальнейшее развитие Ангарии и выстраивали приоритеты в политике, экономике и социальной жизни ангарского общества. Но кроме этого они оставались и обычными людьми двадцать первого века, что из России, что из Русии.
  - Привет, родной! - Смирнов обнял Вячеслава, заглядывая тому в лицо с неподдельным восторгом. - Как жив-здоров? Как детишки? Давно не приезжал, злыдень! Всё по рации, по рации.
  - Я тоже тут, - сказал Радек и картинно кашлянул.
  - Ой, Николай Валентинович! Почти каждую неделю гостишь, - рассмеялся полковник, погрозив тому пальцем.
  - Вас, профессор, жена месяцами не видит, наверное, - проговорил Миронов с сочувствием.
  - Видит-видит! Не беспокойтесь, он мимо Ангарска редко проскакивает, - усмехнулся в ответ Сергиенко, наливая себе ягодного морса.
  - В отличие от некоторых, я себя в тонусе держу, - Радек улыбнулся двумя рядами ровных белых зубов. - И хватит обо мне, у нас вопросов на повестке дня навалом!
  Но сначала полковник предложил пообедать, благо стол уже накрыли.
  После обеда друзья перешли на открытую веранду на втором этаже дома. Рассадив всех за круглым столом полковник подробнейшим образом обрисовал ситуацию, сложившуюся на Амуре, которую до этого он обговаривал только с Соколовым в радиоэфире. Опираясь на ежедневные доклады Сазонова и информацию от Кабаржицкого и Грауля, Смирнов составил анализ положения дел отдалённой Ангарской колонии. Полковника слушали, не перебивая. На кону стояла прямая дорога от океанского побережья вглубь Сибири. В реальной истории России русским казакам пришлось очень тяжко в противоборстве с маньчжурами и их вассалами-амурцами. Цины ловко использовали жестокость и грубость казаков, шедших на приамурские поселения 'за зипунами'. И, перетянув на свою сторону недовольных ими прежде амурцев, успешно противостояли белым густобородым воинам. А ведь основные силы и средства своей армии цинам приходилось использовать против китайцев. Им ещё предстояло захватить Пекин.
  Новоземельск. Август 7147 (1639)
  При помощи старост со всех окружных поселений были собраны молодые парни и только образовавшиеся пары без детей для отправки на Амур. Не все горели желанием покидать Ангару и родных, справедливо полагая, что больше их никогда не увидят, но что делать? Пришлось трясти княжескую мошну, да подкреплять свои слова золотишком. Кроме того, на Амуре поселенцам были обещаны плодородные земли и посильный по содержанию скот. Волжан же никто не спрашивал, в Новоземельске оставили лишь пару семей с совсем уж малыми детьми. Вместе с крестьянами на Амур уходили и поморы, на них рассчитывали, как на корабелов. На Амуре была нужна своя флотилия для защиты берегов и предотвращения хождения по реке вражеских судов. А для флотилии были нужны машины, не гребцов же задействовать. Каждый человек на счету! В Ангарске для этого и монтировались три машины, привезённые в ладье с Илима. Вот и сейчас они по частям были погружены на поморские кочи, окончательная же сборка их должна состояться лишь в Албазине, где, как передавал Сазонов, полным ходом шли работы по строительству креплёного железом и камнем причала и трёх ангаров. И, что вполне естественно, на Амур уходил и Фёдор Сартинов со своими двумя офицерами, некогда служившими под его началом на североморском БДК-91, и Пётр Бекетов с семьёй. Кроме того, на дальневосточную реку уходило и три десятка бывших морских пехотинцев-срочников с семьями. Операция переселения планировалась за полгода до её начала, правда без учёта поморов. С ними же появилась и уверенность в успехе начинания, в свете их природной предприимчивости, умению выживать в трудных условиях и мастерства. Логично, что для этого похода Соколов и Радек выделяли лучшие и последние образцы винтовок, а также десяток мастеров с необходимым оборудованием. На Амур порывался уйти и Усольцев со своими казаками, но ему пришлось отказать в этом. Химическому городку на восточном берегу Байкала нужна была защита от возможных набегов недружественных пока бурят или халхасцев. Люди бурятского князца Шившея пока не воспринимались ангарцами как заслуживающими полного доверия, да и сам Шившей после смерти Очира совсем занемог и замкнулся в себе.
  - Чтобы пройти такой путь, нам необходим перевалочный пункт, а лучше два, - стоя над картой, сказал Сартинов.
  - Если идти от Селенги, через земли Шившея, по рекам, то... - задумался Соколов.
  - То Чита и Нерчинск, что тут думать? Иначе не строил бы Бекетов два острога 'в самых крепких и в угожих местах', - Фёдор тут же машинально обернулся посмотреть, нет ли рядом самого Петра Ивановича.
  - Что же, вот пусть товарищ Бекетов и восстановит историческую справедливость, - согласился Соколов. - Чита и Нерчинск.
  - А кого вы оставите там? - осторожно спросил Радек. - Ведь распылять силы - это не лучший вариант.
  - Никого и не оставим! А коли местные и спалят наши зимовья, так мы ещё построим - чай, лесу хватит. Мы же не будем китайцам Сибирь в концессии на вырубку леса сдавать, - рубанул Сартинов.
  - Хорошо с этим определились, - резюмировал Вячеслав.
  - А Матусевича не хотите использовать для гарнизона Нерчинска? - спросил Радек, осматривая карту. - Ведь нам Мироново, в целом, и не нужно. Ангара надёжно прикрыта с запада и юго-запада самой природой.
  - А почему именно Нерчинска, а не Читы, коллега? - спросил удивлённый мыслью профессора Сергиенко.
  - Серебро, коллега, - многозначительно сказал Радек. - Не слышали о Нерчинских рудниках, что подарили некогда России серебряную независимость?
  - Вопрос с Матусевичем ещё надо обсудить, я поговорю с ним ещё сегодня, - решил Соколов. - Надеюсь, он всё для себя решил.
  Новоземельск. Бухта. Август 7147 (1639)
  Вечером крестьяне собирались у своих временных жилищ на площадке. Там, где пахло рыбным варевом, булькающим над весело потрескивающим хворостом костра, и стояли лавки. Люди судачили о том, о сём, жаловались друг дружке на свою незавидную долю. Напевали песни, и грустные и не очень, но разудалых исполнений слышно не было, не веселы были их мысли. Куда уж до веселья, когда и не знаешь, чего завтра ждать.
  Приоткрытое окно барака заманчиво манило отблесками костра на прозрачном стекле. Колышущиеся от сквозняка занавеси пропускали со двора негромкий мужицкий говор и покашливание. Хорошо им, можно сидеть у костра да чесать языком в своё удовольствие. Ивашке же порядком надоело без сна ворочаться на топчане и, когда мать с сестрёнкой заснули, мальчуган решил пойти на двор - посидеть у костра вместе с мужиками. Хотя отец, если завидит его, точно погонит в дом. 'Нешто, - скажет, - за день не набегался, стервец?' А я что, коли там много интересного окрест!
  'Так и скажу', - думал мальчуган, пробираясь к выходу из барака.
  Ивашка, вместе с двумя друзьями - Макаркой и Петрушей, сегодня вдоволь погуляли в ангарском городке. Были и на конюшне, где видали загоны с жеребятами, и свинарню огромную посмотрели. Оттуда, кстати, погнал их сердитый старик, причём Макарка с разбегу хлопнулся прямо в самую грязищу, за что потом получил оплеух от матери и весь вечер стирал свою рубаху и порты в ручье. А вода там холодню-учая! И в самом городке было интересно - он был больше Енисейска, да и стены его были выше и башни из белого камня. Да и домов было много, деревья и то стояли рядами. По сравнению с Новоземельском Енисейск казался совсем уж неказистым. А более всего в Ангарии поразили Ивашку девки местные, они буквально вводили мальчишку в ступор, хоть и было их немного. Волосы распущены или лишь тесьмой прихвачены, порты на них мужские, да ещё некоторые бесстыдницы и закатывают их выше колен! А взгляд дерзкий да насмешливый. И все оружные! Нож знатный на ремне, а на плече - ружьё. Тут, в княжестве, выходило, что окромя детей малых, все с ружьём ходят запросто, как будто и не ружьё это, а обычная вещица какая. Ох, как же хотелось и Ивашке такое ружьё иметь! Оно, проклятое, уже и во снах ему являлось. Казалось, вот оно, в руках, такое тяжёлое и пахнущее порохом, железом холодящее руки. А как проснёшься - так и нет его, будто и не бывало.
  Тем временем Ивашка уже пробрался к выходу из барака, стараясь никого не потревожить нечаянным шумом. Тихонько подойдя к мужикам, он присел на чурбачок за их спинами, стараясь не попасть отцу на глаза, и прислушался к беседе. Крестьяне разговаривали о том, что скоро сызнова их поведут, да ещё дальше, к самому краю земли и что будто бы там и люди - не люди, а адские создания со звериными мордами заместо лиц. И земная твердь там кончается, а воды земные низвергаются в бездонные пропасти. От таких слов Ивашку пробрало до мороза по коже.
  'Ежели там адовы пределы, за каким лядом нас туда силком тянут?' - недоумевал мальчишка.
  - Бежать надо отсель, - пробормотал он.
  Только сначала надо дорогу разузнать, из сего княжества выводящую. И Ивашка решился. Пятясь, он ушёл за барак, где припустил до ближнего леска. Петляя между деревьев в свете полной луны, он пробирался всё дальше и дальше. Паренёк уходил всё глубже в лес, который встречал его уже буйными зарослями кустов и грудами валежника. Уже и рубаха прилипла к телу, покрытому липким потом, а сердечко его колотилось, звоном отдаваясь в ушах. На рукавах было полно колючек, а над головой ухали и пересмеивались ночные птицы. Кабы не лунный свет, то Ивашка непременно заплутал бы в темноте ночи, а так среди деревьев он разглядел блеск воды. Мальчуган уже десять раз пожалел о том, что покинул тёплое местечко у костра. Но и мысль о возвращении назад через лес казалось ему невозможной. Придётся идти к воде, а потом по берегу, а там и до барака недалече.
  Внезапно сбоку затрещали кусты, Ивашка тут же почувствовал, как на голове зашевелились волосы.
  - Медведь, - пискнул он, и сердце его ёкнуло.
  Опрометью кинувшись вперёд, он тут же потерял опору под ногами и кубарем покатился вниз, заорав от страха. Падение казалось ему бесконечным, худенькое тело больно билось о камнями и исхлёстывалось сучьями. Наконец, охнув, мальчишка шлёпнулся на песок. Тут же дохнуло свежестью и близкой водой. Ивашка попытался встать, голова его кружилась, а в глазах плавали разноцветные мушки.
  - Па! На-ко, хто там ише шабарчит? - раздался юношеский голос.
  И тут, как назло, с холма, откуда сверзился Ивашка, послышалось шумное сопенье и треск веток.
  - Медведь, не иначе! Темень, лешшой! Тять, я ему промеж глаз пальну?
  Лежащему на песке мальчугану послышался приближающийся шорох песка да лязг железа.
  - Обережней, Акимка! В имушки не играй. Евонде олешка, промеж рогов малых пальнёшь! - послышался и насмешливый мужицкий голос.
  А Ивашка сквозь пелену, застилавшую глаза, узрел недалёкий костерок. И вдруг разревелся.
  - Эвон как. Чего зря ревёшь-то? - паренёк с удивлением заметил плачущего мальчишку. - Тять, он храмлёт, подкатилсэ сверьху!
  - Откель мальчонка? Акимка, хто это? - подошёл от костерка и мужик.
  - А я ведаю? Инде дядька Ярко? - спросил его парень.
  Подошедшему вскоре Ярко Ивашка с горем пополам объяснил, как он попал в лес и откуда он ушёл. А Акиму, младшему сыну Вигаря - старшому средь поморов, Ярко сказал отвезти мальчишку обратно, благо по воде путь был близким. Только поросшую лесом скалу, что в бухточку вдавалась, обогнуть.
  - Сыми колючки-то, а то тятька твой увидит, что ты по лесу шастал, - посоветовал Аким Ивашке.
  Мальчуган виновато кивнул.
  - А за коим лядом ты ночью в лес пошёл? - Акиму было интересно узнать, что подвигло Ивашку на такое приключение. - Стряслось чего? Али обидел кто?
  - Обидел! - выпалил вдруг мальчишка, до этого отмалчивающийся.
  - На-ко! Хто же?
  - А Сокол, князь тутошний, - буркнул Ивашка. - Желает нас к самому краю земли увесть, к адским людям поближе. Да и бросит нас там на погибель. Погодь! Чего ты ржёшь, аки жеребец?
  Ивашка обиделся на Акима, поскольку тот при его словах стал вдруг улыбаться, а потом и вовсе рассмеялся мальчишке в лицо.
  - Ну ты даёшь, Ивашка! - Аким даже утёр слёзы с глаз, до чего его уморил этот волжанин.
  Мальчуган же надулся и демонстративно отвернулся от смеющегося над ним парня.
  - В школу тебе нать и вскорости. Тогда и не будешь небылицы разные повторять, что от мужиков услыхал, - говорил наставительным тоном помор, работая вёслами лодки. - Не бывает у земли края, поскольку круглая она. И ежели будешь плыть куда долго-долго, то обратно и воротишься.
  - Ужо говорили мне про школу, а я её и в глаза не видал, - проворчал Ивашка. - И что, даже людей со звериными мордами там нет?
  - Перестань ужо, - снова рассмеялся парень, - нету таких людей вообще! Там дауры есть, бородатые, что твой тятька. И землю они пашут, и ты оную пахать будешь, но пахать тут будешь.
  - А ты не будешь? - прищурился Ивашка. Наконец он успокоился, почувствовав себя и сильнее и увереннее, страхи же его и вовсе улетучились.
  - Я не буду, - продолжал зубоскалить Аким. - Моё дело иное - помогать дядькам кочи ставить да к океану идти.
  Помор кивнул на совсем уже близкий огонёк костра:
  - Вона твои у огня сидят. Уйдём в сторонку, я тебя высажу, а ты бегом-бегом и до дому.
  Ивашка снял поршни да закатал порты, скоро и лодка ткнулась носом в песок. Мальчуган спрыгнул в воду и побрёл к берегу.
  - Холоднючая, зараза! Прощевай, Аким, благодарствую за науку!
  - Встретимся ишшо, Ивашка, - махнул рукой помор и принялся грести в обратный путь. - Бог даст, свидемся.
  Когда мальчишка уже засыпал, в барак вошли и мужики, что сидели у костра. Отец, прикрывая окно, удивился:
  - Отчего не спишь-то?
  - Тятя, а людей со звериными мордами и не быват вовсе, небылицы это. Тебе в школу надо со мною вместе иттить, - проворчал уже в полусне Ивашка, поворачиваясь на другой бок.
  Новоземельск. Дом воеводы. Август 7147 (1639)
  В связи с предстоящим переходом на Амур Соколов и остальные начальники Ангарии практически не спали. Постоянно шли обсуждения экспедиции - всё должно пройти в лучшем виде. А не так как в царском караване, когда люди в пути погибали от несчастных случаев, недоедали, слабели и умирали от напряжения на волоке или истощения.
  - Такого и близко не должно быть. Крестьяне должны сразу понять разницу в отношении к ним - это потом вернётся нам сторицей, - повторял Вячеслав.
  - Это верно, - заметил Радек. - Кстати, я тут подготовил кое-какие наглядные материалы для ликвидации безграмотности.
  - Вы хотите начинать обучение крестьян грамоте уже в пути? - удивился Сартинов.
  - А что время терять? - развёл руки профессор. - Детей там не так уж и много, двадцать семь всего. Трое наших мужиков легко справятся. За взрослых, как и тут, браться сразу не будем.
  - Инструмент как, в полном комплекте? - Соколов просматривал бумаги с перечнем имущества, что забирала с собой экспедиция. - Лопат вот, может, побольше стоит взять?
  - Кузнецы же тоже уходят, сработают на местном материале, - ответил Радек. - А потом и там устроим кузнечные и литейные цеха.
  - Когда же мы выходим? Не забывайте, осенью на Байкале опасно, штормы не редки, да и ветра, - Фёдор Андреевич напомнил о капризном нраве озера.
  - Баржа с паровиками придёт завтра-послезавтра. Поморы, ангарские крестьянские пары и наши готовы, запасы пищи и инструментария уже погружены на ладьи. Фёдор Андреевич, планируйте выход на послезавтра, - ответил Соколов.
  - Ладно, мне нужно ещё раз поговорить с поморами. Если что, я у них, - Сартинов, набрав из миски в карман кедровых орешков, откланялся и вышел с веранды.
  Самое главное после прибытия на Амур было обеспечить пашенным людям достойную охрану. Хотя, судя по имеющемуся опыту, обучить обычного крестьянина стрелять из винтовки оказалось делом не столь уж сложным. Правда, более молодое поколение делало большие успехи в обращении с оружием - сказывалась техническая грамотность, уже полученная в Ангарии. После окончания школы и поступления по рекомендации учителей в тот или иной класс - строительный, механический, медицинский, химический и прочие, в чём-то и пересекающиеся друг с другом, каждому юноше и девушке выдавалось собственное оружие - винтовка со штыком, а также кожаный патронташ, шомпол и средства ухода за оружием. Летом же все парни, находившиеся на практике в Железногорском посёлке, Баргузине или Ангарске, прибывали в Удинскую крепость, где у них проходили военные сборы. Там ими руководил Саляев со своими мужиками. То есть каникул ангарские граждане не знали. Исключения составляли лишь христианские праздники да Новый год, у каждого свой. Сами ангарцы так и не смогли отмечать его в сентябре, вместе с переселенцами. Новое же поколение, стараясь походить на коренных ангарцев, потихоньку принимало их обычаи, несмотря на ворчание своих родителей. Процесс перековки шёл и ангарцы получали-таки людей, которые нормами поведения и морали практически не отличались от них. Разве что у них в головах не было того обилия информации, что получили в своё время россияне. Это конечно огорчало и Радека и Соколова, но что поделаешь - регресс после того, как уйдёт поколение бывших граждан Российской Федерации - это объективная реальность и ничего с этим не поделаешь. Вся надежда была на тех, кого они воспитывают сейчас.
  - Приветствую, товарищи! Уф, ну и духота! - на веранду дома, где сидели Радек и Соколов, вошёл полковник Смирнов, тут же повалившись в кресло.
  - Сейчас морса из ледника как раз принесут, - обрадовал Смирнова профессор.
  - Осматривал груз экспедиции, - закидывая ноги на лавку, проговорил полковник. - Вроде всё в норме. И вот ещё что: говорил вчера вечером с Граулем о маньчжурах. Ну что скажу я вам - серьёзные это ребята, тяжко с ними будет. - Соколов с Радеком закивали, знаем, мол. - Нужны магазинные винтовки, как минимум. Об артиллерийских дивизионах с нарезной артиллерии я, конечно же, пока и не мечтаю, хватает имеющихся, но трубы от буровых установок когда-нибудь закончатся. Поэтому нужна своя технология. Иначе... - полковник многозначительно посмотрел на обоих.
  - Магазинные винтовки будут не скоро, Андрей. Тут всё дело в станках, фреза нужна, это серьёзная проблема. Но работа идёт, - уверил его Радек. - По миномётам чуть проще. Мы отправим на Амур пока только четыре штуки, на большее не успеваем по боеприпасам. А насчёт пушек пока и с буровками сложновато: с накатником проблемы и тормоз отката надо довести. Что уж там говорить о литье стволов. Посредством использования труб мы сможем сделать около ста пушек, не больше, с учётом того, что сделано уже двадцать восемь скреплённых стволов. Осталось сам знаешь сколько.
  - Ещё вот что: я набросал кое-что по унитарным боеприпасам для пушки. И вот что у нас выходит, - Смирнов достал из кармана несколько сложенных листов бумаги. - Знаю, вы уже решили насчёт ствола и нарезов, это ваша епархия, Николай Валентинович. Боеприпасы для неё - чугунные гранаты да картечь. Железо и чугун идёт на стенки и дно, да медные полоски для придания вращения снаряду.
  - Что же, обмозгуем, Андрей, - Радек придвинул к себе немного помятые листки. - Из времён первой мировой что ли?
  - Гораздо ранее. Но не суть важно, посмотрите, вдруг получится, - Смирнов, наконец, дождался холодного морса и шумно осушил сразу аж две кружки.
  Потом полковник вопросительно посмотрел на Соколова.
  - Про Матусевича интересуешься? Скоро расскажу, - Соколов налил и себе кружку холодного напитка.
  Глава 13
  Удинск. Школа начальной боевой подготовки. Сентябрь 7147 (1639)
  Вечером Саляев снова зашёл в комнатушку, выделенную казаку, которого ссадили ему больным с проходящего парохода. Этот мужик, по словам сержанта, сопровождавшего переселенцев, вместе с четвёркой подельников проник в княжество незаконно и пытался пробраться вглубь Ангарии, но был схвачен в острожке на проездной дороге к Быковской пристани. Как он поправился, начальник Удинской школы пытался разговорить пленника, чтобы узнать, с какой целью тот появился в княжестве. Но сам пленник с ним говорить не желал.
  - Значит, сегодня говорить со мною снова желанием не горишь, шпион недоделанный? - насупился Ринат.
  Мужчина продолжал молчать, с отрешённостью оглядывая вощёные доски пола. Лицо его, измождённое после перенесённой болезни, было полно грусти и холодной решительности. Саляев даже проникся малой толикой уважения к этому странному лжеказаку.
  - Значит, только с Соколом говорить будешь и более ни с кем? - в очередной раз спросил начальник военной школы.
  - Так и есть, - кивнул пленник, прошелестев единственную фразу, коей он баловал Рината на протяжении последних дней.
  Поначалу он считал, со своей стороны резонно, что его будут и бить, и пытать, но позже с удивлением осознал, что этого никто делать и не собирался. Мало того, что его поставили на ноги, когда он готовился испустить дух, так его и не запирали вовсе. Даже давали смотреть занятные рисунки, сделанные в клеточках. Получалась какая-то нарисованная сказка, однако, не совсем понятная из-за того, что ему было сложно прочесть написанное. Относились к пленнику ласково, кормили тоже хорошо. Но всякий раз его безотлучно сопровождали местные мальчишки, вооружённые странного вида пистолями и с кинжалами на боку. Как понял пленник, для них это было лишь игрой. Частенько, раз в два дня на левом берегу реки раздавались частые звуки выстрелов, а по воде эхо приносило крики команд. Потом с того берега приходили лодки с донельзя довольными мальчишками, держащими в руках ружья. Ружья, за коими он сюда и прибыл.
  Казанец по имени Ринат продолжал заходить к нему с единственным вопросом, превратив это в своеобразный ритуал. Бывало, он не заходил несколько дней подряд, видимо, отлучаясь с острова. Бежать же отсюда не было никакой возможности - день и ночь отроки, называемые Ринатом кадетами, позволяли ему гулять по острову, не давая, однако, приближаться близко к берегу. Как заметил пленник, взрослых мужчин на острове было мало, за всё время он видел их не более двух десятков.
  Кстати, совсем недавно младшие отроки покинули остров, уплыв на том же самоходном судне, что привезло сюда и его. Остались же самые взрослые, а вскоре началась и пушечная стрельба. Под руководством воинов кадеты палили ядрами по реке, причём они должны были попасть туда, куда им указывали. Иногда пускали и плот со щитом, обитым досками, дабы сделать его шире, и отроки старались навести пушку так, чтобы разнести дощаник ядром. Пару раз бывало, что и попадали. Смотреть на эти действа пленнику дозволяли, причём мальчишки посматривали на него с чувством собственного превосходства. Они были полны гордости оттого, что им дозволено палить из пушек, как взрослому воину.
  В один из вечеров казанец снова зашёл к пленнику. Сегодня у него было хорошее настроение, что заметил лжеказак. С собой у Рината была фляжка с винишком, что втихушку гнали ангарские умельцы из плодов дикой яблони. Он снова принялся убеждать пленника назвать и сообщить ему цель приезда. Тот, как обычно, отмалчивался.
  - Да пойми ты, чудак-человек, ты Осипу можешь наговорить всякого, он мужик доверчивый. А ежели ты хотел лишь поговорить с нашим князем, то просто стоило придти к ангарскому послу и испросить аудиенции. Зря что ли там Карпинский сидит?
  Мужик уставился на Саляева с удивлением.
  - Ладно, я сегодня поговорю с Соколом, - Ринат хлопнул его по плечу и сунул в руки фляжку с вином.
  На следующее утро Саляев, свежий и бодрый, только что искупавшийся в реке, разбудил своего пленника:
  - Одевайся! Дождался своего, Штирлиц.
  Кинув на топчан шапку и кафтан, что носили все ангарцы, Ринат сказал, что ждёт его у южной пристани, что близ кадетских казарм. Надев порты и натянув сапоги, мужик вышел на улицу, зябко передёрнувшись и зевая. Паробот уже пыхтел у пристани, оттуда же раздавались знакомые голоса. Подойдя поближе, пленник с удивлением обнаружил своих недавних спутников, одетых так же как и ангарцы, которые знакомились с казанцем. А Осип дружески поприветствовал и его, спросив про здоровье.
  - Товарищи твои прибыли учиться обращаться с нашим оружием, а потом их в казаки возьмут, в войско. За плату, - сказал ему Ринат.
  Вскоре бот взял курс на столицу княжества, увозя пленника с речного острова, вотчины оружейной науки Ангарии.
  Когда Соколову сообщили о прибытии пятерых казаков с целью затесаться в ангарское общество и вступить в войско, поначалу он обрадовался. Казалось бы, вот оно, началось помаленьку! То, чего они давно ждали - появление охочих людей. Но вскоре первая радость сменилась разочарованием - казаки оказались лишь прикрытием для появления непонятно чьего посланника. Ринат сразу понял, что заболевший казак, которого сдал ему проходивший караван с крестьянами, на самом деле таковым не является, уж слишком заумные слова он бормотал в горячке. Да и руки его явно не казацкого складу, и сам он - жирком заплывший да холёный. Предстояло выяснить, чей он посланник - то, что не царский, стало ясно сразу, ведь таковому бояться нечего. Теперь у Вячеслава появилось время встретиться с ним.
  А до этого решили вопрос с казаками. Как оказалось, Осип и его товарищи и вправду хотели поступить на службу к князю и именно Осип подговорил на это своих друзей, а Фёдор, как звали заболевшего казака, присоединился к ним перед самым их уходом. Соколов поговорил со Смирновым, связался с Саляевым, Петренко - все безоговорочно поддержали идею приёма охочих до службы людей в войско. Причём платить монетой решили и тем казакам, что были захвачены владиангарцами на границе. Только после этого Вячеслав пригласил на беседу Осипа с товарищами. Князь ангарский согласился взять их на службу, приняв на полное довольствие и за определённое в три золотые монеты жалование. Но для начала им пришлось с месяц поработать на перегрузке угля. Приходящие с угольной шахты телеги им приходилось перегружать на подходящие к причалу баржи. Кстати, в связи с тем, что сверху уголь был не лучшего качества, приходилось постепенно вгрызаться в землю. Сейчас там был уже полноценный проход в породе.
  Работавшие на угледобыче люди первые в княжестве стали получать золотое довольствие в виде монет, как и лучшее питание. Отдыхать им тоже полагалось больше чем остальным, работа у них была практически по КЗоТу - не более 10 часов в сутки с обедом. Только так можно было завлечь работника под землю.
  Ангарский кремль. Два дня спустя
  Лжеказак, назвавшийся подъячим Фёдором, привезённый из Удинска, наконец встретился с князем Соколом. Поначалу он попросил оставить его с князем наедине, но Вячеслав сразу же объяснил ему, что от своих верных товарищей у него секретов быть не может.
  - Если ты и дальше собираешься играть в молчанку, пойдёшь уголь копать. Мне твои церемонии ни к чему, - начала терять терпение Соколов. - И без тебя дел много.
  Наконец, подъячего проняло, поняв, что вся его миссия вскоре может закончиться тяжким ручным трудом, он повалился на колени и принялся говорить:
  - Прости, князь, за дерзость и гордыну мою! Подъячий я Агейка Воловцев, письмоводитель из Тарского острожку, а теперь и с Енисейского. Воевода прежний Фёдор Самойлович Бельский меня послал. А тому, Божьей милостию, брат евойный письмо с холопем своим прислал, в коем просит негласно разговор повесть с ангарским князем.
  - О чём разговор-то? - нахмурился Вячеслав, внутри возликовав.
  - Брат евойный - Никита Самойлович, воевода в Себеже, ляхов бил крепко. А он прознал от государева человечка с Москвы об ружье славном, что ангарцы приказному голове Василию Беклемишеву в дар дали. Да видел, как палит оно.
  - Бельский хочет купить у нас ружья? - понял сбивчивую речь подъячего профессор Радек.
  - Истинно так, - Агей даже перекрестился.
  - Ты с колен-то поднимись. Неча тут полы портами отирать, уже натёрты они, - сказал подъячему ангарский князь.
  Но письма от самого Бельского у Агея не оказалось. Сказывалось опасение князей Никиты и Фёдора Бельских лезть вперёд батьки - то есть царствующего Михаила Фёдоровича Романова. Однако Никита упрямо желал иметь в своём распоряжении ангарские ружья. Соколов объяснил Агею, что по весне ангарское посольство уйдёт на Русь и тогда Никита Бельский может рассчитывать на встречу с представителями Ангарского княжества.
  - Ну а пока, до весны, можешь и злата заработать, - предложил ему Сокол.
  - А что делать надобно? - загорелись жадным огоньком глаза у подъячего.
  - Работу найдём, - улыбнулся князь. - Кстати, а как ты сотника-то сподобил на бегство с острога?
  Как рассказал Агей, после прекращения воеводства Бельского в Таре, он, следуя его указаниям и прознав, что в Енисейске есть местечко служилое, подал челобитную на перевод в ближний к Ангарии острог. А там, осмотревшись, случаем выяснил, что некоторые из казаков об ангарском княжестве речи ведут. Прислушивался Агей, кивал да вопросы задавал. Ему, чернильной душе, казаки, улыбаясь и подначивая, снисходительно рассказывали всякое - и быль и небылицы. Запоминал всё Агей да обратил внимание на нескольких казачков, что особо лестные речи вели. Ну и постепенно набивался в дружки к ним. Средь них был и сотник Осип, служивший ещё с прежним воеводой Беклемишевым, которого новый воевода, Измайлов, желал убрать с глаз долой. Осип же, так же недовольный нелестным к нему отношением Измайлова, участвовал в казачьих пересудах. А потом и вовсе предложил подъячему бежать с ним в Ангарию вместе с недавно пришедшими с Руси крестьянами. Пробравшись промеж лапотников на ладью, они и отправились в путь. А когда ангарский самоход уже подходил к крепости, уже болезный Агей стал советовать казакам уйти с ладьи, дабы здешний ангарский воевода не сцапал их. Он хотел пройти далее в княжество, чтобы быть ближе к Соколу, а не остаться надолго в граничной крепости. Однако всё пошло совсем не так, как он задумал. Болезнь, нашедшая его на ладье, всё же свалила Агея, и казаки потащили его к виденному ими на дороге острожку, чтобы сдать его ангарцам, а самим возвратиться в крепость и упроситься пойти на службу. Так он и попал к ангарцам.
  - Занятно, - только и сказал после его истории ангарский князь. - Останься-ка на обед, расскажешь мне про Бельских.
  Ангарск. Начало октября 7147 (1639)
  Одним ранним ноябрьским утром у причала Ангарска пришвартовался паровой ботик, что пришёл от Быковской пристани. На нём помимо трёх человек команды было лишь два пассажира. Молодые мужчины во многом были похожи друг на друга, но назвать их братьями было бы сложно. Один был брюнетом, с тёмными, пронзительными глазами, второй же - блондин с глазами чистого неба. В Ангарское княжество они прибыли из Енисейска, придя туда с хлебным караваном. В остроге же, узнав о посольском дворе Ангарии, они немедля направились туда. И в ту же ночь на радиостанцию Владиангарска от Карпинского пришло сообщение о прибытии с Руси Тимофея Кузьмина и Никиты Микулича. Утром следующего дня от крепостного причала к острогу Московского царства, попыхивая чёрным дымом, ушёл 'Гром'. Назад он вернулся уже с ними, прихватив также небольшую команду строителей, что ставили посольский острожек.
  - Рад вас приветствовать, мужики! Ишь, возмужали как! - Соколов обнял обоих по очереди.
  - Как семья, как отец твой? - подошёл и профессор Радек к Кузьмину.
  - Отец жив и здоров, да только захандрил. Дела плохи, на ярмарку четвёртый год не ездит, на Москве лавку продал, приказчиков мало осталось, - грустным голосом сообщил Тимофей.
  - А как у тебя идут дела торговые? - поинтересовался Радек.
  - Торгуем помаленьку, - пожал плечами купец. - В Архангельске и Холмогорах беру крупу, муку, бересту, жерди да доски, а в Варгаеве или Киберге у урманов меняю на рыбу и продаю обратно в Архангельске. Не Бог весть что, но прибыль имеется.
  - Жёнку не нашёл ещё? - спросил Соколов.
  - Да есть одна девица, буду к ней свататься. Купца архангельского дочь, Ложкина Мария, - заулыбался Тимофей.
  - У неё и приданое, видать, немалое будет? - подмигнул Радек, провожая гостей в гостиную, где уже накрывали стол.
  - Нет, - покачал головой Кузьмин, - большого приданого не жду. Купец Савватий Петрович Ложкин разорится сейгод, ей-ей. А я бы Машу и без приданого взял бы, да гордый он.
  - Никита, а отец твой в Новоземельске, - ответил на немой вопрос младшего Микулича Соколов. - Тут будет через пару дней.
  - Вячеслав Андреевич, князь ангарский, - Тимофей потупил взор, - я прибыл к тебе с просьбой.
  - С какой же просьбой, Тимофей? - участливо спросил Вячеслав.
  - Золота дать мне в рост, - поднял глаза Кузьмин. - Дашь ли?
  Радек с Соколовым переглянулись. Что же, разговор с купцом вышел на деловую ноту, настала пора начинать задуманное прежде - торговать, благо, теперь есть чем. Нужно выходить в свет, и Кузьмин - тот человек, что нужен Ангарии. Вячеслав сказал, чтобы Тимофей обождал их и, захватив с собой Никиту, вышел из дома. Вернувшись через некоторое время, Соколов, забрав у Микулича две сумы, поставил их на стол перед Кузьминым.
  - Что се? - молвил сбитый с толку Тимофей.
  - Вот смотри, - указал Радек, тоже подошедший к столу.
  Он принялся выкладывать из сумы предметы. Перед удивлённым купцом появилось: разного цвета несколько кусков мыла, деревянные палочки с палец толщиной и тёмным кружочком внутри, разного размера зеркала в оправе. Достал профессор и бумагу, свёрнутую в свитки, коробочку со спичками, стальные иглы, ножи, сабли, тонкие длинные жала с сабельной ручкой, одежду - кафтаны и штаны из грубой ткани и, конечно же, меха.
  - Что за палочки? - указал на карандаши Кузьмин. - Те, что для писания?
  - Ага, только ножиком заточить надо. Ты посмотри, Тимофей, что из этого продать можно за хорошую цену?
  - А с кем торговлишку-то учинять думаете? - осведомился купец, оглядывая заваленный товаром стол.
  - С Русью, урманами твоими, либо ещё с кем. Мы сами ведь не знаем, потому с тобой и хотим поговорить, - улыбнулся Радек.
  Зеркала Тимофей отмёл сразу, сказав, что на Руси святая церковь этого бесовства не потерпит, а вот немцам-схизматикам это вполне выгодно будет продать. Иглы, спички, бумага и карандаши его заинтересовали, мыло - чуть в меньшей степени. А одежду он рекомендовал продать по пути на Русь в Томске или Тобольске. Холодное оружие он одобрил, указав на то, что потребно оное безмерно. И посоветовал также продавать стекло небольшого размера.
  - Токмо на что тебе, князь, монеты, коли ты сам злато имеешь во множестве? - не понимал Кузьмин.
  Соколов немного растерялся и взглянул на Радека.
  - Как зачем? Торговать надо, чтобы молва людская пошла, - развёл руки профессор.
  - Получается, что так, - кивнул Вячеслав и вопросительно посмотрел на купца.
  - Зерцала продавать - так у урманов и денег-то нет. Они токмо рыбу имут, ничего более. Да и как ты, князь, торговлю с ними учинять собираешься?
  - А ты на что? - спокойно сказал Соколов. - Набери товару и торгуй, а потом ещё заберёшь. Мехов возьми, прибыток тебе будет.
  Кузьмин повеселел - даже с учётом пошлины сторговаться можно будет с великой прибылью, а ежели повезёт, то продать всё уже в Устюге или даже в Тобольске. Хотя нет, там цену малую дадут, надо везти до Архангельска, жаль, отец московскую лавку продал.
  - А что в Европе делается, Тимофей? - спросил вдруг князь ангарский.
  - У немцев-то? Так то я не ведаю, токмо с урманами моя-по-твоя и толкую, - отвечал Кузьмин, уже продумывая, а не сговориться ли с Обручевым об аренде его складов - всё одно его лавка мала.
  'А англицким или голландским купцам можно задорого зерцала продавать', - думал Тимофей.
  - А что у урманов твоих делается интересного? - рассеяно брякнул Радек.
  - А что у них может сделаться? Рыбаки! Про короля своего рекут, что де хорош он и желает для народа помочь учинить, да токмо злата у него зело мало. Потому и острова шетленцкие выкупить не может. Да и война неудачна, на наёмников того же злата не имает и...
  - Погоди, что за острова? - заинтересовался Вячеслав.
  Соколов взглянул на Радека, но тот пожал плечами, Кузьмин тоже ничего внятного сказать не мог.
  - Сейчас, - Вячеслав ушёл в другую комнату.
  Его вдруг сильно заинтересовали эти острова. По смыслу они должны быть недалеко от Шотландии. А коли король норвежский испытывает сложности с финансами, то мы можем ему помочь малость. А заодно и острова...
  - Так, ну и где вы? - Вячеслав открыл атлас офицера на нужной странице.
  Ага, отлично. Шетландские острова нависают над всей северо-западной Европой. Недалеко порты Голландии, Англии, Франции. В принципе, неплохо. С атласом Вячеслав вернулся к Радеку и друзьям.
  - Смотри, Николай! - сунул он карту профессору.
  - Слава, у тебя лоб не горяч случаем? Ты чего удумал? Какие острова ещё? - поразился Николай Валентинович.
  - Ты смотри, как они расположены удобно! Там можно склады для пушнины ставить да и для остального тоже. Флот и купить можно. Сколько они за острова просят, знаешь? - обернулся к Кузьмину Соколов.
  - Четверть вощаная да ещё с пуд, - растерянно произнёс Тимофей.
  После недолгих вычислений Радек сообщил, что цена оным островам под две сотни килограммов золота.
  - Вячеслав, даже не думай! Мы на Амур людей еле собрали, у нас народу с гулькин нос! Что тебя на запад тянет? Там и без нас, как ящик со змеями. Вот Восток близко. Нечего на западе ловить, там всё выловят без нас. Хочешь торговать? Вот тебе Тимофей, договаривайся с ним.
  Радек даже несколько запыхался от столь эмоциональной речи, да и сел в кресло, с возмущением поглядывая на Соколова.
  Спустя некоторое время пыл князя и вправду спал, он улыбнулся и примиряющим тоном сказал:
  - Ладно-ладно, чушь спорол. Николай, ты не дуйся, спасибо за отповедь. Может, это судьба такая у нас - ведь тогда, то есть сейчас, в семнадцатом веке востоком не шибко интересуются. Мех да мех и всё, развития нет. Значит, нам надо сделать так, чтобы история не отвертелась от нашего тут присутствия. И Амур надо брать в свои руки, пусть совместно с царскими казаками - от них никуда не денешься. Но брать надо.
  Радек кивнул призадумавшемуся Вячеславу на растерянных молодых людей, что стали свидетелями зело странного разговора ангарского князя с его старшим советником.
  - Что затихли, мужики! Идите поближе, карту смотреть будем, как бы нам дорогу сюда облегчить для вас. А потом и с Иваном Микуличем обмозгуем, что да как насчёт нашей торговли.
  Дорогу до Москвы планировали до самого вечера, с перерывами на обед и отдых. В итоге вышло так: из Ангары судно выходит на Енисей, где чуть выше Енисейска бросает якорь у перевалочного острожка. Далее сухопутный путь на телегах до реки Кеть, спуститься по ней в Обь, далее в Иртыш, подняться до Тавды. Переход через Урал - и в Каму, далее Волга и Ока, а там и Москва. Были и другие варианты, сначала хотели Обь-Уса-Печора, а потом морем до Архангельска. Но дикие места, холод, опять же переход через безлюдный северный Урал отмели этот вариант.
  Вечером Микуличи и Кузьмин ушли принять перед сном баньку, а в кабинете остались Радек с Соколовым. Подойдя к приоткрытому окну, профессор смотрел на кремлёвский сад, освещённый несколькими яркими фонарями, горевшими на спиртово-скипидарной смеси.
  - Пройдёмся, Вячеслав? Погодка хороша.
  Вячеслав немедленно согласился. Погода и впрямь была неплоха - лебединая песня мягкой осени перед пришествием ледяного дыхания зимы. Прогуливаясь по дорожке, профессор напомнил товарищу о не исполненном обещании - рассказать о Матусевиче.
  - Корней разговаривал с Игорем, потом с Мироновым общался я. Не хочу сказать ничего лишнего, но я Игорю дам шанс проявить себя и с лучшей стороны тоже.
  - Думаешь, он исправится? - удивился Радек. - Такие амбиции спрятать в себе невозможно. Тем более состоявшемуся человеку.
  - Что же, Николай, посмотрим. Нам не до жиру людьми разбрасываться. Рискнём.
  И Соколов рассказал ему о договорённости с Игорем Матусевичем и Корнеем Мироновым. Опальный майор со своими людьми поступал в распоряжение Алексея Сазонова, который, к слову, получал вторую, после Петренко, должность воеводы. Теперь после воеводства Владиангарского появлялось и Албазинское воеводство.
  - Не будет ли у них с Сазоновым вражды?.. - озабоченно проговорил профессор, остановившись. - И ты же что-то пообещал и Матусевичу? - внимательно посмотрел на Вячеслава Радек.
  - Пообещал, - вздохнув, кивнул Соколов. - Воеводство Приморское.
  Князь пошёл дальше, к прудику, оставив удивлённого донельзя профессора на дорожке.
  Албазин. Декабрь 7147 (1639)
  Убивать Бомбогора Сазонову не пришлось. Решительный солонский князь уже был захвачен в плен маньчжурским военачальником Самшикой после несчастливой для амурцев битвы. Позже по приказу хана Абахая Бомбогор был казнён маньчжурами в Мукдене - столице государства Цин. Наиболее влиятельным князем на этом участке Амура стал нижнезейский князь Балдача, поддерживавший маньчжуров и бывший зятем хана маньчжуров Абахая Хуантайцзи. Таким образом, маньчжуры, разбив солонов и их союзников, устранили последний буфер между ними самими и пока не виденными ангарцами. До этого Сазонов пытался связаться с самим Бомбогором, предлагая ему помощь войск даурского князя Ивана. К сожалению, тот высокомерно отказался от помощи и умертвил солонов, что были посланы майором для переговоров, оставив лишь одного, чтобы тот передал слова князя даурцу. А Бомбогор обещал, прогнав маньчжур, пойти войной и на Ивана. И где теперь этот Бомбогор?
  В начале декабря к Албазину после отдыха в Умлекане вышла часть из ушедших к Амуру ангарцев. По льду реки пришла группа Матусевича, два десятка ангарских тунгусов и бурят, Бекетов с частью казаков, поморы. Олени тянули несколько саней с женщинами и паровыми машинами. Саней и оленей у отряда было больше, чем то количество, с которым ангарцы пришли к устью реки Нерчи, впадавшей в Шилку. Дело в том, что при устройстве Нерчинского острога ангарцы подверглись внезапному нападению эвенков. Серьёзного убытку те не причинили, лишь посекли с десяток человек стрелами. Пострадавшим немедленно оказали помощь, а потом матусевцы, тунгусы и казаки устроили ответный рейд по следам разбегавшихся в ужасе туземцев, тех, кто выжил после невидимых глазу горячих стрел чужаков. Добравшись по следам беглецов до становища туземцев, ангарцы от души отметелили всю властную верхушку племени, наказав им впредь появляться у стен городка лишь со шкурками и желательно с большим их количеством. Забрали у эвенков и половину оленей, плюс несколько лёгких саней.
  Остались же в строящемся Нерчинском остроге люди Корнея Миронова, пара десятков казаков и тунгусов, а также команда геолога Романа Векшина, что готовилась к поиску серебряных и свинцовых руд по заранее составленному плану.
  Сазонов, отправив ещё в ноябре новых гонцов в земли казнённого Бомбогора, теперь дождался их возвращения:ния:
  - Балдача не будет и разговаривать с тобой, майор, - ангарский тунгус переводил слова вернувшихся из посёлка близ устья Зеи солонцев. - Он маньчжурский данник и породнился с ними, князь Толга тоже его родня. Причём Толга теперь ещё и воевода на Сунгари и нижней Зее.
  - По весне пойдём из Албазина на Зею, - сухо сказал Сазонов, - второй раз объясним тамошним, кто по Амуру ходить будет.
  Алексей с помощью крещённого даурского князя Шилгинея, взявшего имя Иван, уяснил посредством чего можно удержать верхушку приамурских и сунгарийских поселений, что имели контакты с маньчжурами. Им нужна была защита от рейдов маньчжур и свободный доступ к рынку предметов роскоши и ремесленных изделий для повседневного потребления.
  - Балдача похваляется, что скоро пойдёт на Ивана, - нахмурился тунгус. - Они нам советуют уходить с Амура.
  - Если они боятся, то пусть и уходят. А нам бояться некого, - заявил Сазонов.
  Матусевич внимательно, казалось, даже не мигая, слушал майора. Алексей подробнейшим образом рассказывал спецназовцу о сложившейся на Амуре обстановке. Временами поглядывая на Игоря, Сазонов пытался найти на лице опального майора какие-либо эмоции, отличные от внимательного обдумывания поступающей информации. Безуспешно, недавний возмутитель спокойствия в княжестве мог отлично скрывать свои их, ежели таковые вообще были.
  - То есть, мы попадаем в банку со скорпионами, если остаёмся на Амуре? У нас мало информации о том, что происходит немного далее Албазина, - констатировал Игорь.
  - Информации мало, к тому же она довольно противоречива. И я не доверяю до конца ни источникам информации, ни тем, кто её приносит.
  - Твои солонцы говорили о Нингуте, как о единственном месте, где амурцы меняют шкурки на железные орудия, утварь и всякую мелочь, украшения? - Сазонов кивнул. - Значит, - посмотрел на майора Матусевич, - нам нужна своя Нингута. И нужна она здесь, в Албазине, чтобы сманить ближайших амурцев к контакту.
  Игорь указал на то, что если наполнить бассейн среднего Амура своим товаром, начиная от спичек и свечек, иголкой и котлом для приготовления пищи и кончая стеклянными бусами и безделушками, то привязать амурцев к себе будет гораздо проще. А там можно приниматься и за маньчжур. Но по-хорошему надо было бы дождаться момента, когда маньчжуры войдут в Пекин, посетовал Игорь. Тогда, сказал он, маньчжуры очень значительно ослабят бассейн Амура, Сунгари и Уссури, переведя боеспособных мужчин участвовать в процессе становления в Китае власти государства Цин.
  - Но у нас вряд ли будут эти четыре года, - развёл руки Сазонов. - Говорят, небольшой отряд маньчжур, до трёх десятков человек с мелким чиновником, стоит в посёлке у устья Зеи, откуда я вывез старейшину.
  - Они не будут терпеть самостоятельного владетеля рядом с собой. Тем более, ты говоришь, этот хрен Балтача уже грозит нашему Ивану.
  - Какие у тебя мысли, Игорь? - спросил Алексей.
  - Самые простые, майор. Надо осмотреться на местности, вернее не придумаешь. Я наведаюсь в это поселение. Мне от тебя нужен карт-бланш, пара переводчиков и снайпер.
  - Карт-бланш? - нахмурился Алексей. - В каком смысле?
  - В смысле свободы действий, - ухмыльнулся Матусевич.
  - Но ты должен знать, что мы проводим политику замирения с амурцами, - наставительным тоном произнёс Сазонов.
  - Это я тебе обещаю, с амурцами всё будет хорошо. Это уже моя работа, родное, можно сказать. Этим я и занимался.
  А через два дня группа ушла на лыжах берегом к устью Зеи. Вскоре выяснилось, что тунгусы и Сергей Ким, снайпер из Албазина, заметно отставали от держащих рабочий темп спецназовцев. Тогда группа разделилась, Матусевич ушёл вперёд, как он сказал - осмотреться на местности. Пятеро лыжников с частью продовольствия и снаряжения теперь представляли авангард для остальных двадцати одного человека группы, шедших по их следам. Каждые десять километров делали десятиминутный привал, ночью ставили палатки. Иногда ночевали в редких посёлках, которые у Кима в карте имели обозначение как лояльные. Однако ближе к Зее, уже к исходу третьего дня пути таковые кончились. На пятый день группа, ведомая капитаном Мирославом Гусаком, поневоле остановилась у небольшого посёлка. Внимание спецназовцев привлекло несколько погорелых домишек.
  - Смотрим, капитан? - щурясь на ярком зимнем солнце, спросил Мирослава прапорщик Прохор.
  - Пошли, - кивнул он. - Полная готовность!
  Войдя в посёлок, ангарцы сразу же отметили стоящую тут полную тишину, ни одна собака не тявкнула, не было видно ни единого дымка. Лишь звенел мороз да солнце играло бликами на ослепительно белом снегу. Никаких следов недавнего пребывания человека в посёлке также не нашли, как и хозяйственной утвари или съестных припасов в пустых домах. Драматизма ситуации добавляло несколько сгоревших домов с провалившейся внутрь крышей.
  - Горело давно, а жителей, видимо, увели отсюда. Если бы их убили, вряд ли трупы решили бы закопать, - резюмировал итоги обхода покинутого посёлка Прохор.
  - Всё забрали и ушли, значит, - процедил Мирослав. - Ким, что скажешь?
  - Вывод один, - пожал плечами кореец. - Налицо бывшее в реальной истории наказание и переселение лояльных нам амурцев вглубь контролируемой ими территории.
  - Кем ими? Маньчжурами? - спросил капитан.
  - Или просто людьми Балдачи, - кивнул Сергей. - Они исполнители. Значит, дальше будут или пустые поселения, или подконтрольные князю, ходящему под маньчжурами.
  Ещё раз окинув взором опустевшее поселение, Мирослав дал знак оканчивать привал и идти дальше. Попадавшиеся далее посёлки спецназовцы обходили стороной, лишь раз с помощью языка подтвердив слова Кима - люди князя Балдачи провели рейд по берегам Амура, приводя к покорности местных жителей. Также они определяли размер ясака для каждого поселения и уводили лучших воинов за Зею.
  - Собирают войско? - озадаченно проговорил Ким.
  - Без сомнения, - кивнул Мирослав. - Наша задача - упредить их выступление. Как говорил Сазонов, проблем у амурцев из-за их вассального положения к даурцу возникать не должно. Завтра мы должны быть на месте, близ устья Зеи.
  По оставленным Матусевичем знакам, понятным только людям из его команды, лёжку майора нашли сразу. Игорь второй день наблюдал за посёлком, уже сделав кое-какие выводы. Палатка была упрятана в высоком снегу, бойцы же посменно уходили в стороны, где были оборудованы ещё две точки для наблюдения за посёлком. Матусевич, позвав снайпера, стал обрисовывать ему ситуацию. Майор рассказал ему про замеченных в посёлке маньчжур и местного начальника из амурцев.
  - Маньчжуры живут в том доме, - Матусевич указал на жилище бывшего старейшины, что был наказан Сазоновым. - Мы с парнями насчитали двадцать пять - двадцать семь рыл, не больше. Чиновник с ними же, он сейчас у местного старосты. Вероятно, снова хлещут хмельное, вчера тоже самое было. Так и есть! Вот он, - майор указал Киму на грузного мужчину в высокой, отороченной рыжим мехом шапке, что шел, тяжело переваливаясь по утоптанному снегу. Рядом, согнувшись червем, его поддерживал... - Местный староста, - сказал Игорь.
  Майор объяснил группе, что маньчжуры собираются тут зимовать. Они, вероятно, являются инструкторами амурских ополчений и одновременно подстёгивающей их силой, чтобы солонцы и дючеры не расслаблялись. А заодно они были, наверное, самым удалённым от последнего маньчжурского городка гарнизоном.
  - Насколько я понял из общего анализа ситуации, - продолжал Матусевич, - сейчас они собирают амурцев из поселений, которые им подчиняются. То есть это своего рода призывной пункт. По весне же они, собравшись с силами и дождавшись речных судов, пойдут на Албазин. Ситуация, думаю, ясна?
  Конечно, всё было ясно, как Божий день. Игорь сказал как, по его мнению, следует поступить. Для начала нужно похитить маньчжурского чиновника и получить от него информацию, а затем перебить весь его отряд. Тогда амурцы сами разбегутся по своим посёлкам.
  - По-моему, просто и изящно, - улыбнулся Матусевич. - Кстати, Сергей, у тебя, как у представителя князя, может быть есть отличное мнение?
  Кореец покачал головой: нет, мол, идея правильная.
  - Отлично, тогда начинаем работать.
  Спецназовцы рассредоточились на холме, откуда они вели наблюдение за посёлком, охватив его полукругом. Однако двое суток маньчжур безвылазно сидел в посёлке, лишь переходя из дома в дом. Ким видел, как к этому жирному борову в перерывах между возлияниями приводили упирающихся девушек. Обратно они, как правило, выходили лишь на следующий день и, прижимая ладони к лицу, брели, спотыкаясь, прочь. На третий день маньчжур с небольшим отрядом в десять воинов на двух возках неожиданно ушёл вверх по Зее.
  - Отлично! - глаза Матусевича загорелись, словно у волка, чующего неотвратимый конец своей жертвы.
  Большая часть группы ушла к зейскому зимнику лесом, оставив лыжи у первой лёжки. На опушке леса вблизи спуска на замёрзший приток Амура бойцы организовали засаду и принялись ждать возвращения маньчжура. Вновь потянулись тяжёлые часы ожидания. В течение дня два раза проходили оленьи упряжки амурцев, маньчжуров же всё не было. В лесу, подальше в чащобе, бойцы разбили лагерь и каждые четыре часа бегали посменно к костру. На следующий день к обеду в зейский посёлок прошло лишь двое возков с мешками, набитыми, по всей видимости, зерном. Время шло, а маньчжур не возвращался.
  - Вот он! - воскликнул один из бойцов, что занимал позицию, скрытый в густом кустарнике выше остальных.
  - Всем приготовиться! Ким, на позицию! Готов к работе? - Матусевич хлопнул снайпера по плечу.
  - Готов, майор, - Сергей уже укладывался на лежак.
  Бойцы подобрались, лица их посуровели, движения стали чёткими, и более ни слова на позиции произнесено не было. Команды подавались жестами, все были готовы к действию. Между тем возки приближались к подъёму на дорогу, ведущую в посёлок. Неожиданно три всадника обогнали возки, стараясь успеть вперёд.
  - Конные... - сказал Киму одними губами Матусевич.
  Каждый из всадников имел по длинному древку с изогнутым лезвием, широкий колчан был приторочен сбоку. Они весело переговаривались между собой, посмеиваясь над очередной шуткой своего приятеля.
  - Ким, верховых снимай на повороте. Парни, по первым коням работайте. Нужен завал на подъёме, чтобы возки не проскочили, - еле слышно давал указания Матусевич.
  Маньчжуры уже подходили к берегу, собираясь покинуть лёд реки. Тут внезапно шедший первым всадник нелепо взмахнул руками, словно тряпичная кукла, и вылетел из седла, оставшись одной ногой в стремени. Двое других, в унисон вскрикнув и вытаращив глаза, не успели и натянуть поводья, как повалились в снег и затихли. Ким работал бесшумно. Одновременно с ним громыхали и винтовочные выстрелы его товарищей. Свинцовые пули рвали тела несчастных животных, а одной даже снесло полморды. С возков раздались вопли ужаса: видя быстрое убийство своих товарищей, маньчжуры стали разбегаться в разные стороны. Но бойцы уже перенесли огонь и на них, работая с колена, не прячась. Кто-то и вовсе привстал, выцеливая улепётывающего врага. Маньчжуры с воем валились в ослепительно белый снег. Попадание из ангарки оставляло на теле страшную рану с рваными краями, которая на морозе курилась густым паром. А сам удар такой свинцовой пули, с надрезанной головкой, напрочь вырубал сознание раненого. Кричали только те, кто ещё пытался убежать. Через пару минут всё было кончено. Бойцы собирали разбредающихся коней, приканчивали раненых животных. Зарезав и последнего раненого маньчжура, спецназовцы собрались у возков. Маньчжурский чиновник же так и оставался на месте: сидя ни жив, ни мёртв и поглядывая на безжалостных убийц, он боялся даже вздохнуть. Глаза его были полны слёз, ноздри вздувались, а губы нервно тряслись, из горла же вырывался лишь жалобный писк.
  - Федот, - позвал тунгуса Матусевич. - Скажи ему сразу, что ему следует отвечать на наши вопросы быстро, чётко и правдиво.
  Тунгус кивнул и заговорил с маньчжуром. Тот испуганно вздрогнул, когда услышал Федота, и начал ошалело озираться. Вскорости им овладела истерика - поначалу он тихонько повизгивал, а потом и вовсе разрыдался, размазывая слёзы и сопли по широкому лицу. Пришлось тереть ему снегом лицо и хлестать по обвислым щекам.
  - Кто он такой и что тут делает? - кивнул тунгусу Матусевич.
  Немедленным ответом было, что его зовут Ципин и он дзаргучей, то есть судья и представитель государства Цин, который присматривает за вассальными народами.
  - Как сойдёт лёд с реки и к ним придут ещё воины, то они пойдут на Албазин и князя Ивана? - посмотрел на Федота Игорь.
  Тунгус перевёл, а маньчжур, став белее снега, едва заметно кивнул.
  - Сколько будет воинов?
  После долгих переговоров тунгуса с маньчжуром выяснилось, что воинов из числа амурцев будет около четырёх тысяч, маньчжур же не более двух сотен. Будет и огнестрельное оружие.
  - Отлично, молодец, Федот! - похвалил переводчика майор. - Спроси, есть ли выше по Зее ещё маньчжуры?
  Оказалось, что нет. Сам Ципин ездил в солонский посёлок сказать старейшине о том, чтобы тот к весне приходил с воинами, как было оговорено.
  - А заодно и потискать солонских баб? - усмехнулся Игорь.
  Чиновник снова затрясся, оглядывая бойцов затравленным взглядом.
  - Где ближайший гарнизон маньчжур?
  Оказалось, что только близ устья Сунгари, здесь же в округе более никого из них не было.
  - Сколько же там воинов у Сунгари?
  Точного числа солдат дзаргучей не знал, говорил лишь, что их там не более полусотни. И потом добавил ещё что-то. Матусевич вопросительно посмотрел на Федота.
  - Он говорит, смеет ли он надеяться на то, что ему оставят жизнь и позволят уйти?
  Толстяк сидел не дыша и с мольбой смотрел на майора.
  - Вероятно Соколову да и Сазонову будет интересно с ним пообщаться на отвлечённые от данной ситуации темы. Заберём его.
  - Майор, ещё возки! - крикнул боец, отняв от глаз бинокль.
  К месту бойни по льду Зеи шло ещё несколько упряжек оленей.
  - Встречаем! Ким, давай наверх, страхуешь, - приказал майор.
  Через некоторое время возки уже были возле заворота на дорогу, где совсем недавно разыгралось побоище, а трупы не успели окоченеть. На оленях шли амурцы, три возка, человек восемнадцать. Передний возок уже заползал с зимника на берег, когда ведущий оленей амурец, увидав полтора десятка воинов, пронзительно взвизгнул. Заметив обезображенные трупы маньчжур, он тут же принялся нахлёстывать оленей, пытаясь заставить животных повернуть обратно.
  - Эй, вы! Убирайтесь к себе в посёлок и не вздумайте приходить сюда весной! Богдойцев больше тут не будет, - кричал им ангарский тунгус Федот.
  Несмотря на то, что у амурцев было оружие, никто из них и не подумал до него дотронуться. Не мигая, с посеревшими лицами они смотрели на невиданных прежде людей, на мёртвых маньчжур, на скорчившегося чиновника Ципиня, что с немалой важностью ещё совсем недавно командовал в их поселении. Удаляясь от этого страшного места, амурцы ещё долго оборачивались назад. Весной они точно не пойдут к устью Зеи, думал каждый из них.
  - Собирайтесь, парни, поедем в посёлок, - Матусевич уже забрался на похрапывающего жеребца и теперь поглаживал его по шее.
  - А ну, давай назад! - Мирослав Гусак, пытался убрать маньчжура с передка возка, но тот только пучил в страхе глаза, не понимая капитана.
  Лишь несильно ударив пленника кулаком по носу, Гусак добился желаемого. Падение толстяка вызвало смех у столпившихся рядом бойцов: из-под слетевшей меховой шапки выскочила туго сплетённая коса и обернулась вокруг шеи пленника.
  До посёлка добрались без приключений, лишь раз встретился шедшая навстречу упряжка оленей. Испугавшийся было амурец принялся уводить животных с дороги, пытаясь съехать в сторону. Ангарцы на него не обращали внимания, продолжая свой путь. Амурец же провожал их глазами, боясь и шевельнуться. Проезжавший мимо него на коне молодой тунгус, картинно поигрывая винтовкой, озорно подмигнул опешившему амурцу и, задрав голову вверх, рассмеялся. Наконец, группа достигла посёлка. Судя по тому, что их приняли за возвращающийся отряд Ципиня, ворота были открыты, а навстречу им вышло два маньчжурских воина. Сходу они были застрелены, после чего группа направилась к центру, где стоял дом старейшины и жили остальные маньчжуры. Амурцы, заметив чужаков и избитого и хнычущего маньчжура с ними, который уже немало причинил им огорчений, и не думали сопротивляться вошедшим в их посёлок незнакомцам. Ворвавшись в дом, спецназовцы убили последних остававшихся в живых маньчжур и заодно и бывшего с ними старосту деревни, что становилось уже традицией. Людям же ангарцы объявили, что теперь старост будут назначать они, потому что у амурцев старосты совсем никудышные.
  - Все, кого согнали маньчжуры, завтра с утра должны покинуть это поселение и уходить в свои посёлки, - объявлял Федот. - Весной сюда не приходить. Маньчжур тут больше не будет.
  Васильево. Январь 7148 (1640)
  Десять семей волжан, среди которых были и Засурские, в конце концов определили на поселение в крупное, по местным меркам село, близ великого озера. Тут находилась лесопилка, в которой должен был работать отец Ивашки. Мать мальчика, умевшая прилично ткать, тоже получила работу наряду с другими женщинами. Жили волжане покуда в бараке, таком же, как в Новоземельске. Игнату, отцу Ивашки, показали его земельный надел, покрытый покуда белым ковром снега. Увиденным волжанин остался весьма доволен: земли достаточно, оврагов нет, только работай.
  А к Ивашке уже на второй день пришёл Максим - учитель из местной школы и, забрав его и остальных детей из переселенцев, правда, под хмурые взгляды родителей, повёл их в школу. Мать Ивашки также ушла в школу, вслед за сыном. Родителям первое время было позволено находиться в классе, сидя на лавке вдоль стены. В тот день учитель Максим рассказывал о системе мер и весов, принятых в княжестве.
  Глава 14
  Енисейск. Ранняя весна 7148 (1640)
  - Пётр Лексеич! Подымайтесь! - Онфимка толкнул дверь и с опаской глянул в спальню ангарского посла.
  - Онфим! Говорил же, буди меня сегодня попозже! - вырвался у Карпинского протяжный стон.
  - Я помню, - заявил паренёк.
  Вот маленький засранец! Хотя маленький - немаленький, а такую же штуку имеет, подумал Пётр, вытаскивая из-под подушки револьвер с непривычно большим стволом. Ствол этот был постоянным объектом для шуток, хотя его работа такого не заслуживала. Убойная сила его была выше всяких пределов. Медведю-шатуну под Владиангарском, что нарвался на патруль, помниться, рёбра выломало нешуточно. Ух ты! А в голове-то шумит, кстати. Ночные переговоры с граничной крепостью сказываются.
  - Сейчас от Василя Михайловича приходил стрелец. Сказал, что он будет ждать тебя сегодня к обеду.
  Посол глянул на Ленку - спит, конечно же. Что-то благоверная начинает лениться. Обычно она каждый день раньше мужа вставала на пробежку, несмотря на погоду. А последнюю неделю дрыхнет до обеда.
  - Онфим, ты воду погрел?
  Пострел уже потихоньку старался улизнуть из комнаты.
  - Так дядька Макар ужо погрел! - воскликнул он, тут же ойкнув и посмотрев на Лену, не разбудил ли.
  - Опять заставляешь его лазать! Сам грей, молодой ещё.
  Онфим кивнул и скрылся за дверью.
  - Ленка, ты в душ пойдёшь? - Карпинский посмотрел на любимого человечка.
  - Нет, Петь. И что-то нехорошо мне, слабость гнетёт, - Лена уткнулась в подушку и закрыла глаза.
  Он понял, конечно же, что его конопатая радость беременна, но не удержался от глупого вопроса, выскочившего совершенно нечаянно:
  - Заболела что ли?
  - Не говори нелепицу, Петя, просто у нас будет малыш, - пробурчала она, перевернувшись на спину и откинув одеяло.
  Ну вот, подумал Пётр, она теперь будет в полной уверенности, что мужчины настолько глупые, что и родимого человека понять не могут. Взгляд его, однако, надолго удержался на округлых Ленкиных грудях.
  - Онфимка завтрак принесёт, оденься.
  Пётр поцеловал Ленку и поспешил освежаться. А водичка в душе пошла, что надо, тёплая - Макар постарался, ценный кадр. Хорошо, что его в денщики выделили. А то говорили - старый-старый, а всё успевает: и в Енисейске перетереть с людишками, и за хозяйством смотреть, и Онфимку подгонять. Малый же его грамоте учит, чтобы не прозябал в невежестве, а то не комильфо - ангарец и неграмотен. Так не должно быть!
  После завтрака из трёх варёных яиц, гречки с молоком и мёдом и пары кусков хлеба Карпинский был готов к небольшому моциону. Честно сказать, верховая езда была ему не по нутру, ну не лежит у него душа к этому и всё тут! Даже малолитражка позднесоветского разлива сейчас казалась Петру верхом удобства и шика. Но многие из ангарцев приноровились к лошадям, а некоторым даже понравилось за ними ухаживать. Пётр же всякую заботу о выделенной ему Весте переложил на Макара и Онфима. Но в Енисейск посол был обязан прибыть на коне, вернее, на лошади. Уронить честь, передвигаясь, как бедняк, на своих двоих, когда можно доехать на лошади, было недопустимо.
  У острожных ворот Карпинского уже ждали. Весту сразу же увёл в стойла молодой парень, лёгким поклоном поприветствовавший посла и сказавший о том, что Беклемишев его ждёт. И точно, Василий Михайлович стоял у крыльца приказной избы. Этот мужик нравился Петру - честный, достаточно открытый, прямой и идущий на контакт. Тот, видимо, тоже с симпатией относился к несчастным членам пропавшей экспедиции, хотелось бы на это надеяться, и основания всё же имелись. А ведь он человек государственный и должен всяко радеть о своём отечестве в первую очередь и лишь потом обо всём остальном.
  Вчера ночью Карпинский разговаривал с Петренко. Ярослав сказал, что завтра во Владиангарск прибывает Соколов и ему нужен сеанс связи с Беклемишевым, а Петру, стало быть, надо организовать приказного голову на разговор. Задачка не из лёгких. Ну и как, думаете вы, рассказать ему о принципах радиосвязи? Ведь, не дай Бог, Василий Михайлович потребует окропить рацию святой водой. Надо что-то придумать, в принципе, он мужик толковый, может и получится. Встречает, как родного, даже неудобно как-то.
  ...'А тесто - не очень', - думал Карпинский, жуя енисейские пироги.
  - Очень вкусно, Василий Михайлович! - тут же дипломатично пришлось отвечать на вопрос о них же.
  - Ведомо мне, что по весне князь твой желал, дабы люди ангарские до Руси пошли. Тако же и я ухожу через три седьмицы, как землица подсохнет. Надобно Вячеславу Андреевичу весть дать с обозом енисейским идти. Когда ваш пароход самоходный придёт? - начал, наконец, говорить о деле Беклемишев.
  'Пора!'
  - Василий Михайлович, так ты сам князю и скажи, чтобы с тобой наши люди шли. Сегодня можно поговорить, - осторожно сказал Пётр.
  - Нешто пароход сегодня придёт? Откель тебе знать оное? - вытирая о тряпицу жирные от мяса пальцы, отвечал приказный голова.
  - Пароход придёт позже, Василий Михайлович. А поговорить можно и сегодня, ближе к ночи, - посмотрел Карпинский на Беклемишева.
  - Так Вячеслав Андреевич недалече? - удивился он.
  - Нет, - закашлялся посол, - он во Владиангарске.
  - Пётр, говорили мне, что ты бесовщиной маешься, а жена твоя - ведьма. Не верил я в оное. И вот ты сызнова нелепицу речёшь. Как же я буду с Соколом говорить, коли он в крепости? Неужто колдовство учинять ты думаешь?
  'Ну и как ему объяснить?' - эта унылая мысль плясала в голове и не находила ответа. Посему пришлось импровизировать:
  - Понимаете, Василий Михайлович, у меня в доме есть умный прибор, то есть механизм, который... испускает волны, как круги по воде. Но он делает эти круги по воздуху - словами. А другой механизм, что стоит в крепости, ловит эти волны той же железной палкой, что на крыше дома стоит. И передаёт те слова, что были сказаны.
  Беклемишев, подперев кулаком голову, смотрел на Петра, не мигая. 'Патовая ситуция', - подумалось ангарцу.
  - Как можно поймать слово железной палкой? Пётр, такого бесовства не бывает, - серьёзным наставительным тоном отвечал он.
  - Бывает, только бесовством это назвать нельзя. Это наукой зовётся, знанием подкреплённой, - вздохнул Карпинский. - Вона, пароход наш - бесовство ли? Сам плавал на нём, ведь машина его толкает, а не черти!
  - И что же, сегодня ты оное учинить можешь? - нахмурился Беклемишев. - Слова ловить будешь?
  Облегчённо вздохнув, Пётр кивнул и сказал, что заедет за ним вечером. Основное задание выполнено, оставался ещё один вопрос.
  - Василий Михайлович, ещё вот что. В том караване, что вы привели в Енисейск, по пути погибло три десятка душ...
  - И что же? - перебил ангарца собеседник, обгладывая куриную ножку. - На всё воля Божья, Пётр.
  И тут ангарец впервые почувствовал отвращение к нему, да ещё и ножка эта! Кровь прилила к лицу. Ничего себе оправдание выдумал - Бог виноват!
  - Как же так, Василий Михайлович? Что же вы Богом прикрываете свои упущения! - воскликнул Пётр.
  Беклемишев опустил обглоданную ножку на стол и с укором посмотрел на собеседника:
  - Лишку не реки! Божий промысел на то и есть. Всё что деется, то его руцею.
  - А ежели мы караван сей поведём, да по уму? Снеди возьмём поболе, пути проторим меж реками, переправы паромные? Да к людям с ласкою?
  - То дело твоё и княжье, а я в помощи тебе не откажу. Коли сподобитесь вы дорогу лучшую учинить - лепше станет от того. А злата у вас в достатке, - прищурился он.
  ...Распрощавшись, посол напомнил приказной голове, чтоб ждал его к вечеру. Заскочит, мол. А что? Сейчас можно заскакивать в прямом смысле этого слова. Заглянув в стойла, Карпинский сразу увидел парня, что забрал Весту. Тот, стоя спиной к входу, ласково говорил с посольской лошадкой, поглаживая её по морде.
  - Здорово, паря! Лошадь моя понравилась? - сказал Пётр, стараясь сделать тон помягче.
  - День добрый, пан посол! - юноша отскочил от Весты, будто та лягнула его копытом.
  Карпинскому неприятно стало, что этот юноша столь пуглив.
  - Как звать? - спросил ангарец, пока тот выводил лошадь.
  - Олесь, - отвечал конюх, выходя на двор.
  Пётр заметил, что у него рубаха была сзади изорвана, да не чинена. Непорядок.
  - Олесь, чего в рванине ходишь? Почини.
  - Дядька иглы не даёт, - пожал плечами парень.
  Ангарец взгромоздился на Весту и натянул поводья, поворачивая лошадь мордой к воротам.
  - А ты заходи к Макару, в посольский острожек, он тебе даст иглу, - посоветовал он парню и направился в обратный путь.
  В середине дня денщик Карпинского пришёл из Енисейска вместе со своим корешем из посадских. Огородник Серафим очень интересовался спичками, о которых ему говорил наущенный об этом послом Макар. Общаться с людьми из острога тому наказали ещё по приезде сюда, на берега Енисея. Карпинскому же Соколов говорил о том, чтобы он как мог привязал енисейцев к посольству. Вот они и начинали потихоньку бегать, а Онфим отдавал товары под запись. Ситуация напоминала ту, что была в советской зоне Шпицбергена, о чём рассказывал Петру отец, некогда бывший там недолгое время. Работающие на угледобыче люди в условиях запрета норвежцами хождения советских денег на архипелаге, удачно приватизированном ими в своё время, брали товары в местных магазинах бесплатно. Теперь также было и в посольской лавке: каждому бывшему в Енисейске человеку можно было получить себе совершенно бесплатно определённое количество спичек, мыла, свечей, иголок, небольших зеркалец и прочего. Платы Соколов брать не велел, а склад, меж тем, пустел. Енисейцы, кстати, всё пытались всучить что-нибудь взамен. Говорят, воевода Измайлов ревниво отреагировал на данный фортель ангарцев, поначалу даже пытался запретить ходить енисейцам к посольскому острожку. Но раз Беклемишев дал добро, то Василию Артёмовичу пришлось с этим смириться.
  Когда Пётр возвратился из Енисейска, Ленка сидела во дворике на лавочке, погружённая в свои мысли. Хорошо, что он нарвал на лугу разноцветья, символический букетик пришёлся ей как нельзя кстати. Она с милой улыбкой уткнулась носиком в цветы, Карпинский же, обняв её, привалился на спинку лавки.
  - Петя, а ты откуда родом? Ты ведь мне так и не сказал до сих пор, - вдруг серьёзным взглядом окинула мужа Лена.
  - Ну...
  Тут пришлось почесать затылок, соображая, что же сказать. В тайну появления ангарцев из числа переселенцев с Руси был посвящён только отец Кирилл и более никто. Насколько знал Пётр, большинство их мужиков, женатых на переселенках, либо говорили о переселении предков, указывая известные города на Руси, либо помещали свои города на территории к востоку от Сибири. В общем, как-то объясняли, да и жёны особо не докапывались. Ленка же, как заметил Карпинский, уже не раз пыталась получить конкретный ответ на свой вопрос, он же всё отшучивался. Сейчас же врать или придумывать нечто ангарец не захотел и ответил:
  - Я с Севера, Кольский полуостров.
  - В Кольском острожке уродился? - удивилась она.
  - Ну, почти, - немного запнулся Карпинский, вспомнив о Мурманске. - Там недалеко будет.
  - А отец твой также с Колы? - продолжала она свой допрос.
  - Нет, он с Волыни, Луцкий район, - брякнул Пётр и тут же подумал: 'Зачем?'
  - Вот и князь Сокол, бают, с Луческа, - протянула Лена.
  - Кто бает? - нахмурился муж.
  - Люди, - пожала она плечами. - Что с того?
  Пётр пока не знал, что с того. Вот только зачем об этом говорят? 'Проболтался кто-то из наших, не иначе'...
  Наступил вечер и, съездив за Василием Михайловичем, посол привёл его в свой дом. При входе тот кинул взгляд на торчащую из крыши длинную антенну и лишь покачал головой. Лена по случаю визита дорогого гостя на пару с Макаром испекла медовые печенья с орехами. Беклемишев остался ими весьма доволен. Час с небольшим пролетел в разговорах, из которых каждый вынес что-то новое для себя. Оказалось, что Беклемишев всё же не столь чёрств, как Петру представилось утром. Он объяснил, что делал всё возможное для наилучшего исхода трудного пути. Вообще, если бы не делать оное по уму, то надобно было зимовать в Томске. И идти посуху, как раз летом к Енисейску добраться можно.
  - А там уж ваш пароход, - закончил свою мысль приказный голова.
  - Угу, ясно, - кивнул ангарец. - Но я предлагаю немного по-другому.
  Взяв перечерченную с карты копию с подправленной географией, Пётр принялся показывать путь от Москвы до Енисейска. Тот, что обсуждал с товарищами Соколов. По этому проекту выходило вроде бы ладно. Но была пара проблем: на Кети надо было расширять Маковский острог, а на Енисее - поставить ещё один причал, и меж ними проторить дорогу для телег.
  - Там километров полтораста будет, - сказал Пётр Беклемишеву и, увидев непонимание, поправился, - сто сорок вёрст. Поэтому, на середине пути нужен ещё и острожек для отдыха.
  - Дело верное, - согласился Беклемишев. - Я могу порадеть вам?
  - Да, нужны люди, чтобы дорогу справить и острожки поставить. Мы уплатим за работу.
  'Хорошо, что в этом вопросе мы нашли полное понимание с Василием Михайловичем. - Хотя Карпинского кольнула вдруг пришедшая в голову мыслишка: - Дорога в Ангарию получится больно уж ладная и обещает быть проторена. А где провезли многие сотни переселенцев, проведут и тысячи солдат с пушками. А сам Беклемишев так не подумал ли, случаем? - Пётр глянул на него. - Улыбается в бороду, хитрюга, и не поймёшь его. Вроде прост, как валенок. Так то и напускное может быть. Что в таких случаях делают? - Послу вспомнился момент из замечательного кинофильма 'Россия молодая': как русский чиновник в Швеции советовал ливонцу быть осторожнее с медовухой - она, мол, многим языки развязывала. - Надо это учесть'.
  - Пётр Лексеич! Вызывает Петренко! - из чердачного лаза высунулась вихрастая голова Онфимки.
  - Ну вот, товарищ приказный голова. Пойдём общаться с Ангарией, - Карпинский сделал приглашающий жест.
  Поднявшись на мансарду, Беклемишев сразу уставился на стоящую на столе рацию.
  'Ага, всё-таки большой чиновник заволновался! На стуле заёрзал, родной. Поглядывает на радиостанцию с опаской и блеском в глазах - интересно ему!'
  - 'Енисей'! 'Крепость' на связи! - чуть хрипло заговорил вдруг динамик.
  Беклемишев аж подпрыгнул на стульчике. Хотел было и перекреститься, да увидев насмешливый взгляд Онфимки, сжал губы и продолжал смотреть на динамик.
  - Кто это? - прошептал он.
  - Это Ярослав Петренко, владиангарский воевода, - ответил ангарец. - Помнишь его?
  Василий Михайлович кивнул.
  - 'Крепость', 'Енисей' на связи. Беклемишев со мной, - ответил Карпинский Ярославу.
  - Понял тебя, Пётр. Соколов на связи, - отвечал уже Вячеслав Андреевич.
  А посол уже одевал Беклемишеву наушники и показывал, что говорить надо прямо в эту штуку, что торчит перед губами.
  - Доброй ночи, Василий Михайлович! Как здоровье твоё, дружище?
  Беклемишев замялся. Пётр зажал клавишу и предложил ему говорить.
  - Князь Сокол? Вячеслав Андреевич? - похоже, Беклемишев всё никак не мог взять в толк, что он разговаривает не с железной коробкой, а с человеком, но посредством этого железа.
  - Да-да, Василий, это я, - засмеялся Соколов.
  - Ты в крепости сиживаешь сейчас? - продолжал удивляться приказный голова.
  Вячеслав, похоже, решил сразу перейти к делу, ведь Беклемишев может ещё долго изумляться, сидя в наушниках перед радиостанцией.
  - Василий Михайлович, ты с Петром обсудил путь для караванов? Согласен ли ты?
  - Да, обсудил, - хрипло проговорил он, - я согласный. Токмо государь оное приговорить должон, иначе никак.
  - Это понятно, главное, ты согласен. Дашь ли людишек на торение пути? Оплатим!
  Карпинский с умилением смотрел на эту картину - люди, разделённые ранее тяжестью веков, волею неведомого оказавшиеся вместе, теперь увлечённо переговаривались по рации. 'А Василий Михайлович - умница, уже и наловчился клавишей на приём и передачу пользоваться. Ишь, его даже распарило'.
  Беседа их длилась около получаса, Пётр уже и за морсом в ледник Онфима послал. Впечатлений у Беклемишева осталось после сеанса связи выше крыши, он с послом Ангарии делился ими ещё с час. Но главные вопросы решили и слава Богу! Ангарский путь согласован. Из Владиангарска 'Гром' выходит с посольством, позже присоединяясь к уходящему с обозом и казною Беклемишеву. И самое главное для Карпинского - он в составе посольства! А в Енисейск направляется новый посол. Ленку же увозят в Ангарск, под присмотр медиков. Чёрт! Только сейчас он понял, что случилось. Это же сколько времени уйдёт на дорогу до Москвы и обратно? Эдак вернётся посол, а дитятко его уже лопотать начнёт? Но, с другой стороны, когда ещё придётся увидеть столицу? Ведь Пётр видел её только по телевизору. Она будет не той Москвой, совсем не той и, честно говоря, интересней увидеть её такую, какая она сейчас.
  Средний Амур. Июнь 7148 (1640)
  Для амурских ангарцев эта зима и весна не прошли впустую. Сазонов и Матусевич значительно укрепили влияние Ангарского княжества в регионе, проводя рейды и устанавливая ангарское подданство для всех посёлков, что были в пределах доступности. Сазонов начал строительство острога и на южном берегу Амура, переселяя туда приходивших в крепость амурцев-хлебопашцев. Албазинское воеводство значительно расширяло свои пределы. На восточной окраине Албазинского воеводства Игорь с бойцами оставался зимовать в Усть-Зейске, утверждая там ангарскую власть. За зиму он подчинил несколько находившихся в округе поселений, приведя тех к вассальной клятве даурскому князю Ивану и Ангарскому княжеству. Маньчжуры более не встречались, к сильному разочарованию майора. Ципинь, пленный чиновник, вёл себя смирно, с полной покорностью угодничеством. Бежать он не только не пытался, но и не желал всей своей жалкой душонкой. Если бы он выбрался за пределы посёлка да оказался без грозных лоча рядом - быть ему куском окровавленного мяса. Несколько раз он уже бывал жестоко бит роднёй девушек, обесчещенных им за время недолгого хозяйствования маньчжур в посёлке. Если бы подвывающий Ципинь не прятался за хохочущих бородатых лоча, как он выговаривал самоназвание русских, пришлось бы ему худо. Амурцы постоянно посматривали - не отстал ли маньчжур от своих защитников, чтобы отвесить ему лишний пинок. Спецназовцы же, подмяв под себя округу и выбрав нового старосту посёлка из числа охотников, по весне заставили амурцев из нескольких поселений начинать подготовку к строительству острога и причала на Амуре. Была установлена и норма ясака - половинная от маньчжурского варианта.
  В Албазине же спускали на воду два судна с небольшой осадкой, построенных поморами по проекту Фёдора Сартинова, капитана БДК 'Оленегорский горняк', который остался без начальника у Новой Земли. Тяжело переживавший собственную глупость, как он считал своё желание прогуляться в новом мире, Фёдор Андреевич на долгое время замкнулся в себе и лишь с появившейся возможностью выйти на океанские просторы нашёл в себе силы заняться любимым делом. Сартинов и его офицеры приняли самое деятельное участие и в строительстве судов, а не только в их проектировании. Завершив монтаж паровых машин на корабли, занялись и их вооружением. Каждое судно получило по две отличных пушки новейшей ангарской разработки, сработанные из стадвадцатисемимиллиметровых буровых труб с последующей установкой на него литого удлинённого казённика методом скрепления - кольцом и соединительной муфтой на горячую посадку. Орудия выдавали впечатляющие для того времени характеристики - при калибре в сто девять миллиметров они были способны посылать осколочные и примитивные шрапнельные снаряды весом в двенадцать килограмм на дистанцию до трёх километров. Одно орудие занимало место на носу судна, перед рубкой, второе - на корме. Установлены они были на поворотных тумбах, вращающейся на триста шестьдесят градусов. Капитан Фёдор Сартинов после спуска судов на воду, не медля, присвоил обоим названия - 'Даур' и 'Солон'. Недолго думая, он решил считать эти корабли канонерскими лодками. Ходовые испытания обе канонерки прошли успешно и в середине мая, приняв на борт людей, боеприпасы и прочее, взяли курс на устье Зеи. Пугая периодическими громкими гудками и стелющимся чёрным дымом плавающих по Амуру местных рыбаков и жителей прибрежных поселений, канонерки за двое суток добрались до Усть-Зейска. Там приняли на борт людей Матусевича и оставили старшим в посёлке Петра Бекетова с дюжиной казаков и четырьмя десятками вооружённых винтовками тунгусов под командой Александра - сына одного из вождей ангарский тунгусов. Их задачей стало дальнейшее строительство острога.
  До Сунгари шли двое с половиной суток. Ниже по течению попадалось всё больше обжитых человеком пространств, больше поселений и даже небольших городков, обнесённых частоколом или земляной стеной. Эта территория контролировалась маньчжурскими вассалами - князьями Гуйгударом, Балтачей и его военачальником князцом Толгой. Скоро они узнают о пароходах и, вполне возможно, что увяжут появление на Амуре самоходных, без гребцов и парусов, изрыгающих чёрный дым и оглушительно свистящих судов с отпадением нижней Зеи от их владений. Сазонов, расспросив Ципиня, понял из его сбивчивой речи, что маньчжуры приходят на Амур, спускаясь по Сунгари. А если её запереть, то у них останется лишь Уссури - не слишком удобный для них маршрут, но и его сбрасывать со счетов нельзя. В бассейне Сунгари на реке Хурха у маньчжур был северный форпост их государства Цин. В Нингуте десять лет назад была выстроена каменная крепость, а командовал тамошним гарнизоном мэйрэн-джангин Убахай. А гарнизон тот насчитывал год от года разное количество воинов, в крепости могло быть и три сотни, и семь сотен человек.
  - Причём не лучшего качества там солдаты, - уточнил Матусевич. - Все хорошие воины у китайской границы.
  По словам Ципиня, хан Абахай в случае необходимости мог прислать в Нингуту несколько тысяч воинов да плюс силы вассалов - ещё две-три тысячи человек. Предельной же цифрой пленник назвал десятитысячную армию с аркебузами и артиллерией.
  - А ну глянь! Такие пушки? - Сазонов поднял чехол с одного из орудий.
  - Нет, наши пушки совсем другие, - уставился на ангарское орудие Ципинь.
  Было видно, что ему досадно от созерцания вооружённых самоходных кораблей нового неведомого врага.
  А в Приамурье уже пришло настоящее лето. Июньское солнце щедро заливало светом и теплом всё вокруг. Канонерки проплывали мимо небольших, зелёных ещё полей, лугов, полных высокой густой травы с пасущимися на ней коровами. Стадами это назвать было трудно, редко когда ангарцы видели более шести-восьми рогатых животных сразу. Однако всё говорило о том, что земля тут обильна и при значительном приложении сил и средств способна стать богатой частью Ангарской державы.
  - Уже рядом, - обречённо махнул рукой Ципинь. - На правом берегу, за тем леском.
  На берег, где лес вплотную подступал к реке, канонерки высадили спецназовцев и отряд казаков под началом Семёна Дежнёва. Сходя по мосткам, Матусевич указал Сазонову на Ципиня:
  - Алексей, он тебе ещё нужен? Давай, я его с собой заберу.
  - Погоди, Игорь, пригодится ещё.
  Спецназовец пожал плечами и отряд вскоре скрылся в густых зарослях высокого кустарника. А корабли, приготовив пушки к стрельбе с правого борта, на малом ходу пошли вверх по Сунгари. Вскоре на невысоком холме Сазонов разглядел маньчжурское укрепление. В приближении рассматриваемый в бинокль объект выглядел не слишком грозно. Обычная крепостица амурцев, которая более всего похожа на старый Умлекан. Невысокий частокол, несколько домишек внутри него, башенка, да пара домишек снаружи, у холма. Было видно несколько лошадей. Алексей даже почувствовал некую досаду оттого, что данный объект был столь несерьёзен. Крепостица отстояла от берега метров на двести восемьдесят - триста, не далее. Канонерки встали на якоря и, рассчитав траекторию выстрела, экипажи ждали отмашки Сазонова. А Алексей, тем временем, связывался с Матусевичем:
  - Игорь, что видишь?
  - Алексей! В этом укрепленьице может быть не более двух с половиной десятков человек. Ким разглядел несколько местных, вооружённых луками. Пару раз видел солдата с огнестрелом. Ворота не закрыты, служба завалена, нападения не ждут вовсе. Женщин и детей не замечено, думаю, надо атаковать. Мои рассредоточились по леску вокруг. Я готов.
  - Понял тебя, Игорь! Начинаю обстрел.
  У пушек замерли канониры, ожидая приказа Албазинского воеводы.
  - Мужики, по готовности, пали!
  Одно за одним рявкнули четыре орудия, окутав дымом палубу. Корабли заметно покачнулись. Едва ветер рассеял дым, взгляду открылась картина последствий работы ангарской артиллерии. В одном месте частокол был напрочь разметён, башенки также не было видно, а пыль ещё не осела, клубясь над местом взрыва. Было видно, как несколько оглушённых людей, пошатываясь, выбираются прочь с холма.
  - Алексей! Я подхожу к укреплению, - вышел на связь Матусевич.
  - Понял тебя, вижу. Казачков попридержи, вперёд выходят. Там огнестрелы были.
  Сазонов в бинокль наблюдал, как по высокой траве, охватывая со стороны леса полукругом укрепление маньчжур, приближались казаки и спецназовцы, держа холм на прицеле. Среди них был и Сергей Ким. Посматривая на обрушенный частокол в прицел СВД, он внезапно увидел то, что ожидал увидеть, но не так скоро:
  - Тынджу...
  Один из оглушённых солдат в крепостице был в типичном корейском круглом шлеме, плетённом из глицинии. Сколько раз Ким видел его и в южнокорейских исторических фильмах, и в малобюджетных сериалах, и в Сеульском историческом музее. И вот этот шлем здесь! Один из спецназовцев уже прицелился в присевшего на корточки солдата, обхватившего голову руками.
  - Не стреляй! - крикнул Сергей. - Игорь! Тут корейский гарнизон!
  - И что с того? - возмутился Матусевич. - А если он пальнёт в тебя и не посмотрит, что твой брат?
  - Соколов говорил о том, что нам нужны связи с Кореей! Вот тебе ниточка к ней! - возразил Ким.
  Майор кивнул и предупредил по цепочке бойцов о стрельбе на поражение, как о крайней мере. Стрелять и не пришлось, оставшиеся в живых шестнадцать вражеских воинов, из которых только четверо были корейцами, быстро были обезврежены спецназовцами. Восемь амурцев, вероятнее всего, солонов, пинками отогнали прочь, приказав им уходить домой, четверых маньчжур же связали. Ким с интересом оглядывал своих собратьев, одежда их мало отличалась от одежд амурцев, волосы нестрижены и заплетены лентами, висящими ниже ушей, у одного в середине в пучок собраны, а сзади висят свободно. У каждого из них на поясе висели деревянные пенальчики, заткнутые пробкой - меры пороха. Значит, они и есть те аркебузиры, о которых говорил Ципинь.
  Ким поближе подошёл к тому, что был без шляпы:
  - Ты кореец? - спросил Сергей на родном языке.
  Воин с изумлением уставился на него и тут же быстро-быстро заговорил со своими товарищами. Учивший на Сахалине литературный сеульский диалект корейского языка Ким не понял пленников, разобрав лишь несколько слов.
  - Серёга, я смотрю, ты их не cовсем понимаешь? - усмехулся Матусевич, снимая с одного из корейцев поясок с пенальчиками отмеренного на выстрел пороха.
  - Понимаю, просто мне сложно говорить с ними. Уже почти двенадцать лет, как я по-корейски не разговаривал. Сначала армия, потом это вот. Ничего, со временем всё вспомнится. А эти товарищи ещё и на диалекте каком-то говорят, похож на хамгёнский, это северо-восток Корейского полуострова, - пожал плечами Сергей.
  - А порох неплохой! Не хуже нашего, - раскатывая пальцами тёмный порошок, сказал Матусевич.
  Вытащив из кармана свёрнутую в трубочку бумагу, он расправил её и, высыпав на поверхность немного порох, попросил Кима чиркнуть спичкой. Порох мгновенно сгорел, оставив на бумажке лишь жёлтое пятнышко.
  - Ну точно, отличный порох! - воскликнул Матусевич.
  Тем временем с кораблей подходили группки ангарцев. Пришёл и Сазонов, осмотрел вместе с Сартиновым результаты стрельбы. Первые выстрелы с обоих канонерок попали в цель, разметав половину укреплений и убив до трети находившихся тут воинов. Вторые же выстрелы легли рядом с частоколом, обдав градом осколков четырёх лошадей и немногих бывших вне частокола людей.
  - А пушки надо на платформы крепить, а то второй выстрел уже с раскачивающейся палубы делается. Да и расшатаем так конструкцию к чертям, - заметил Сартинов, показывая Сазонову, как отклонился второй выстрел от цели. Вдруг Алексея окликнул пятидесятник Семён.
  - Лексей Кузьмич, воевода! Пищаль манчурская, - Дежнёв держал в руках корейскую аркебузу. - Тяжеленная, зараза. Несподручно опосля ангарки-то. Заберу, авось и пригодится.
  Подошёл к Алексею и Матусевич:
  - Дальше что, Алексей? На Нингуту пойдём?
  - Нет, - покачал головой майор, - рано ещё. Надо запереть до зимы Сунгари и оставить наблюдателей на Уссури.
  - Следующий ход хочешь им оставить? - кивнул на пленных маньчжур Игорь.
  - Получается так, - согласился Алексей.
  - А что с пленными делать, товарищ майор? - спросил у Матусевича Мирослав.
  Игорь вопросительно посмотрел на Сазонова.
  - Корейцев отведите на 'Даура', маньчжур в расход. Патроны не тратьте. И надо будет сжечь остатки этого недоразумения, - Сазонов показал на полуразрушенную крепостицу.
  - Токмо сначала пошурудить там надобно. Пороху взять, снеди какой, али железа, - сказал Дежнёв, отправляя на холм своих мужиков.
  Ким, услыхав слова Семёна, тут же, хлопнув себя по лбу, метнулся вслед за казаками. Раз там были корейцы, должен быть и перец! Сергея уже давно болезненно мучило отсутствие этого продукта.
  ...Когда дерево уже пылало, корабли, развернувшись, уходили вниз по Сунгари на Амур. Пленные корейцы смирно сидели на корме под присмотром казаков и то и дело посматривали на Кима, разговаривающего с человеком, что приказал убить их недавних командиров. Им не хотелось повторить бесславную смерть маньчжур, поэтому взгляды их были преисполнены немой мольбой. По их мнению, выручить их мог только тот высокий кореец, что служил у этих бородачей. По-видимому, он был из высокопоставленной семьи, наверняка сын кого-то из сеульских чиновников, бежавший от маньчжур на север.
  - Слушай, Сергей, а когда это Соколов говорил о том, чтобы выйти на Корею? - недоверчиво поглядывая на пленных, отчего те прятали взгляды в доски палубы, спросил Кима Сазонов. - Ты знаешь, Матусевич, вон, знает, а мне не ведомо это. Как так?
  - Товарищ майор, он не говорил такого. Это я думал... - начал было Сергей.
  - Ты думал?! - нахмурился майор.
  - Понимаете, товарищ майор, в нашем положении у нас не так много вариантов для стратегического союза с местными народами. Более-менее развитое государство, имеющее большой опыт ведения войны с использованием тактики, схожей с нашей, то есть широкое использование огнестрела - это Корея, - скороговоркой выпалил Ким.
  - Так нас прямо сразу и приняли в союзники, - недоверчиво протянул Алексей.
  - Не сразу, конечно, надо наладить связи. Нужно сначала продать им наши винтовки и кое-какие технологии и, конечно же, заявить о себе как можно громче.
  - А мы потянем полноценную войну с Цин?
  - А не будет полноценной. Вся эпопея русско-цинского противостояния семнадцатого века - это серия локальных столкновений, в которых у нас отличные шансы. В отличие от полномасштабной войны на истощение. К тому же маньчжуры завязли в Китае, а если мы перекроем Сунгари, то они будут отрезаны от своих вассалов, а мы сможем устроить тем временем чистку на Амуре от проманьчжурских князей.
  - Сергей, ты где был всё это время? Почему молчал?! - нахмурился Сазонов. - Почему только сейчас выдаёшь такую информацию?
  Ким только пожимал плечами, а Алексей махнул рукой и стал пробираться по борту к Дежнёву на нос корабля.
  Вверх по Амуру пошли только после небольшого путешествия к устью Уссури. Сазонов хотел показать свои канонерки как можно большему числу амурцев, чтобы о них пошла гулять молва средь них. Назад, к Усть-Зейску шли медленно, с частыми остановками в пути. Остановки Сазонов старался делать в непосредственной близости от более-менее крупных городков. Зачастую, старосты поселений, возле которых ангарцы становились на отдых, присылали мальчишку - узнать, что нужно не проявляющим явной агрессии гостям. И тогда за нехитрые железные изделия и стеклянные поделки - разноцветные бусы и разного рода фигурки амурцы приносили к кораблям свежий хлеб, яйца, молоко и парное мясо. Сазонов позволил даже взять и местного вина. Кстати, на каждом ангарском изделии, что меняли амурцам, стояло клеймо - пикирующий сокол. Это нужно было, чтобы ангарцев впредь сразу узнавали, такой же герб был прикреплён и к бортам обоих кораблей. Наконец, спустя несколько дней, канонерки уже приближались к Зее.
  - Острог они уже должны скоро закончить, - сказал Сазонову Матусевич. - Там осталось башни поднять, казарму поставить и пушку поднять на стену.
  - Отлично, потом будем на Сунгари острожек ставить. До зимы, может, успеем хоть зимовье сладить, - отвечал Алексей.
  Ким, тем временем, пробовал поговорить с пленными корейцами. Выходило пока с трудом, но с каждым часом общения Сергей чувствовал, как улучшается его разговорная речь после долгого двенадцатилетнего перерыва. Так, он начинал понимать то, что ему говорили пленные. Оказалось, что корейский государь Ли Чонг по каждому требованию Айсиньгиоро Абахая был обязан выставлять воинов для нужд Цин. В связи с дефицитом у маньчжур огнестрельного оружия, корейские аркебузиры были как нельзя кстати. Часто маньчжуры вызывали своих вассалов, чтобы они усмиряли сунгарийских людишек, что бывали непокорны Цин. Совсем недавно корейцы участвовали и в разгроме князя Бомбогора, после чего амурцы признали себя вассалами Цин.
  До Усть-Зейска оставалась пара часов хода, когда над рекой дальними раскатам пророкотал пушечный выстрел. Едва услышав его, и Сазонов и Сартинов, каждый на своём корабле, скомандовали машинистам полный ход. По мере приближения к посёлку всё чаще звучали сухие винтовочные выстрелы да ещё раз громыхнула пушка. У Сазонова было невесело на душе, ведь именно он затягивал возвращение канонерок, проведя несколько лишних дней на Амуре. Алексей оглядел своих людей: лица товарищей были напряжены и исполнены холодной решимости, пальцы их сжимали оружие. Ким уже был на своём месте, в небольшом гнезде над рубкой.
  - Это не могут быть маньчжуры, - пролепетал Ципинь, отвечая на вопрос Сазонова.
  - А кто тогда? - рыкнул на него Матусевич.
  - Это Гуйдагур или Толга! - завизжал Ципинь, прикрывая голову руками. - Я передавал их людям приказ хана Абахая.
  - Какой ещё приказ, собака? - спросил его переводящий слова ангарцев тунгус Пётр, схватив маньчжура за шкирку.
  - Воевать против даурского князя Ивана и его большеносых военачальников, принудив его стать вассалом Цин, - судорожно выплёвывал слова Ципинь.
  - Сколько у них воинов? - продолжал давить на маньчжура Матусевич.
  - Не знаю... Тысяча, две, три! Я не знаю! - заверещал тот, и Игорь, подняв Ципиня за ворот, отбросил его на доски палубы.
  Время шло в тяжком ожидании. Сазонов боялся непоправимого, ведь кроме дюжины казаков и Бекетова в строящемся остроге находились четыре десятка необстрелянных тунгусов-выпускников удинской военной школы. Лишь некоторые из них успели пройти стажировку во Владиангарске, и как они поведут себя в первом бою при многократном численном перевесе врага, было неизвестно. Наконец, показалась Зея. Ещё немного, пять сотен метров и покажется острог.
  - Ким! Высматривай богато разряженных амурцев на конях, вали их в первую очередь! Без князей они разбегутся, как крысы.
  Однако, к великому изумлению Сазонова, ожидавшего увидеть нечто похожее на кадры из фильма про индейцев, где чингачгуки осаждают английский форт, вокруг недостроенного острога толп пускающих стрелы туземцев не наблюдалось.
  - Это казаки! Товарищ майор, это не амурцы! - закричал сверху снайпер.
  Прильнув к биноклю, Алексей жадно осматривал приближающийся посёлок. На берегу напротив острога находилось несколько больших плоскодонных лодок - дощаников, как называли их казаки, служившие в Ангарии. Тени бородачей в кафтанах мелькали меж деревьев недалеко от реки. То и дело слышались выстрелы их фитильных ружей, защитники острога, появляясь над стеной или между бойниц, отвечали им из винтовок. Пушка! У казаков была своя медная пушечка. На берегу, прикрытые кустарником, несколько казаков снаряжали своё орудие. Ещё раз осмотрев стены острога и мысленно похвалив тунгусов за их чёткое взаимодействие при стрельбе, Сазонов заметил, что часть стены со стороны леса не так давно горела. Брёвна были обуглены, а закоптившаяся чернотой смотровая башенка заваливалась набок. Казаки, что заряжали пушку, заметили канонерки и, указывая на них, повернули пушку к реке. Казаки, бывшие в лесу и прятавшиеся от выстрелов из осаждаемого ими острога, тоже заметили канонерки, но уже было поздно. Едва четыре орудия окутались дымом, в леске разорвалось четыре снаряда. С кораблей были слышны доносившиеся оттуда вопли ужаса и радостные крики защитников острога.
  - Игорь, твоя работа сейчас, - повернулся к Матусевичу Алексей.
  - Ближе к берегу! Быстрее! - крикнул рулевому спецназовец. - Пока не очухались!
  Бойцы уже надели свои бронежилеты и каски, казакам же, имеющих лишь прототипы защитных лат, что недавно начали делать в Железногорске, велено было идти во вторую очередь. Наконец мостки были перекинуты и спецназовцы устремились в лес.
  Оглушённые разрывами начинённых пироксилином снарядов казаки пытались устроить рукопашную, что пресекалось слаженными действиями бывших бойцов антитеррористического спецназа КГБ. Казаков валили на землю, вязали им руки. Бородачей, пытавшихся убежать, догоняли, сбивали с ног, опять же вязали. Бойцы работали прикладами, кулаками, используя профессиональную выучку. Слышались лишь короткие команды, да смачная ругань, присущая работе бойцов. Нечасто слышались выстрелы и лязг железа. Обескураженные столь резким поворотом казаки, казалось, сопротивлялись вполсилы. Наконец, все, кто смог уже убежал, остальные же вповалку валялись в лесу, на берегу, да у острога. На берегу показались и ангарские казаки, а из острога вышел гарнизон, принявший участие в отлове отступающего врага.
  - Товарищ майор! - Мирослав Гусак подбежал к осматривающему пленных Сазонову, - беглых преследовать? Они к Зее ушли!
  - Не надо! Прочешите ближний лес, до Зеи. Там холм вниз уходит, оставьте посты, наблюдайте.
  - Ясно, - Мирослав, поправив висящую на ремне винтовку с окровавленным прикладом, вскоре исчез в высоком кустарнике.
  Когда всё успокоилось, пришло время для печали: стали подсчитывать ущерб, нанесённый по-настоящему вероломным нападением казаков московского царства. Сазонову было очень обидно, до слёз. Как и прочие бывшие граждане России, он переносил на Московскую Русь свою Родину, не без оснований считая её эдаким старшим братом, для каждого по-своему священной землёй. Поэтому повторное нападение на Ангарию после попытки штурма Удинска енисейцами Андрея Племянникова, эта атака стала ещё одним потрясением для Алексея. Он скрипел зубами от злости, поносил казаков последними словами. Теперь, по словам Фёдора Сартинова, ангарцы должны избавиться от иллюзий и видеть в Москве не столько родную мать, сколько партнёра. И привёл в пример отношения с енисейцами, которые после их конфузии теперь развивались ровно и доброжелательно, главным образом из-за того, что Василий Беклемишев поднял эти отношения на новый качественный уровень. Эти же... Оглядывая бородатые рожи, бесстрастно смотревшие из-под густых бровей на прохаживающего близ согнанных в круг пленённых казаков начальственного вида мужчину, Сазонов вдруг ощутил, насколько эти казаки отличаются от тех же енисейцев. Хоть енисейский воевода Василий Измайлов и с прохладцей относился к ангарцам, с ним можно было общаться, эти же какие-то чужие! Вскоре из леса показался Бекетов со своими казаками, а затем и спецназовцы, которые привели последнюю партию пленных.
  - Пётр Иванович, родной! Рад видеть тебя во здравии, - обнялся с Бекетовым Сазонов. - Как ты, рассказывай.
  Присев на одно из брёвен, что были предназначены для острожной стены, он рассказал, что происходило в Усть-Зейске с самого утра. Ещё в предрассветной дымке с Зеи прибежал один из тунгусов, что сидели там в секрете. Он рассказал, что совсем недавно на реке появилось несколько больших лодок, наполненных оружными людьми, по виду схожими с казаками. Бекетов тут же приказал следить за ними, куда они пойдут далее - вверх али вниз по Амеру. А сам, тем временем, поручил своему заместителю тунгусу Александру провести эвакуацию жителей посёлка и их имущества в лес. На стену подняли бывшую в остроге литую пушку, а казаки и тунгусы приготовились к обороне. К сожалению, именно Усть-Зейск был целью пришлых казаков. Как оказалось, на посёлок ангарцев напала сборная ватага казаков из Охотского и Якутского острогов под началом Дмитрия Епифановича Копылова и Ивана Юрьевича Москвитина. После вмешательства канонерок, Москвитин, как говорили люди, спешно ушёл к Зее, Копылов же, будучи ранен и оглушён, был пленён. Всего в плену у ангарцев оказалось тридцать девять казаков, трупов насчитали шестнадцать, да до четырёх десятков ушло, либо отлёживалось в округе. Матусевич уже поработал с пленными, так что информация была подлинной.
  - Каковы потери, Пётр Иванович? - с волнением спросил Бекетова Сазонов, поглядывая на тунгусов, что собирали гильзы у стены острога.
  - У казачков моих Митрофан Рябой Богу душу отдал. Поймал, бедняга, грудью свинчатку на стене. И раненые есть, но выживут все. У тунгусов же... А вона Сашко идёт!
  Подошедший тунгус поприветствовал албазинского воеводу и доложил о потерях:
  - Четырёх потерял, товарищ воевода. Раненых много, а тяжёлых трое, до вечера не доживут.
  - Ясно, - с досадой скакал Алексей. - А боязно не было, не палили абы как?
  - Никак нет! Мы бы и так отбились бы, да погнали бы их, - с уверенностью заявил тунгус.
  - Что же, молодец, Александр, - Сазонов пожал ему руку. - Объявляю тебе благодарность и своей властью присваиваю тебе чин сержанта с годовым окладом в четыре червонца и фамилию Зейский. Всё, иди, отдыхай.
  Прочёсывание близлежащей территории вокруг посёлка не прекращалось. А Сазонову теперь предстояло разобраться с пленными и выяснить, чья была идея напасть на ангарский острог. Если это была воля царских воевод, то...
  - Дело дрянь, - процедил Алексей.
  Глава 15
  Новоземельск. Лето 7148 (1640)
  В один из рассветных часов летнего утра, когда Албазин сумел связаться с Новоземельском, Соколов был там, гостя у полковника. Когда Вячеслав узнал о нападении казаков на Усть-Зейск, он поначалу впал в ступор. Внутри что-то оборвалось. Что это было? Инициатива сибирских воевод или действие по приказу из Москвы? Казалось бы, все проблемы мирного сосуществования были решены и факт сотрудничества с Енисейском это показывал. Обсудить с Беклемишевым это уже не получалось - его караван уходил к Москве вместе с ангарским посольством. Пока установить связь с ними никоим образом не удавалось. Посвящать же воеводу Измайлова в тайну радиосвязи было пока преждевременно, он совсем другой человек, нежели Василий Михайлович. Предложение Сазонова провести ответный рейд на Охотский острог Вячеслав отмёл сразу. Хотя сказанное на горячую голову албазинским воеводой, было по-своему логично - ведь ватага казаков была рассеяна, часть пленена, частью побита, а силы дальних казачьих острогов были не безграничны.
  - Не торопи события, Алексей. С Москвой мы всегда успеем поссориться, пусть даже мы трижды правы будем, - говорил тогда Вячеслав.
  - Но ведь это будет акция возмездия! - возразил Алексей.
  - Не нужно! Алексей, пойми, ну сожжёшь ты Охотск, кому от этого хорошо будет?
  - Думаешь, это самодеятельность воевод? - уже спокойным голосом проговорил Алексей. - В принципе, якутский атаман Копылов говорит именно об этом.
  - Ну вот видишь, Алексей. Но теперь ты встречай гостей как можно жёстче, держи оборону. Мы пробуем связаться с ушедшим посольством, поговорить с Беклемишевым, чтобы царь узнал об этом происшествии.
  - Ясно, Вячеслав Андреевич.
  - Подкрепление к тебе придёт, Алексей, главное - держи то, что есть, - Соколов немного помедлил. - Как твоя жёнушка себя чувствует?
  - Отлично, - хмыкнул Сазонов. - Через полгода жду прибавления.
  - Ну и ладушки, рад за тебя, - улыбнулся Вячеслав. - Удачи тебе, конец связи.
  Аккуратно положив потёртые наушники на стол, Соколов обернулся к сидящему у открытого окна полковнику:
  - Ну что, Андрей, какие мысли?
  - Укрепляться на Амуре, несмотря ни на что, - встал с кресла Смирнов. - Создавать в Удинске слаженные отряды из молодёжи, туземной в том числе. Все паровики - на Амур, пусть в убыток нам здесь, но пять-шесть машин там сейчас нужны. Пока не будет полноценной амурской флотилии, все усилия укрепиться там будут тщетны.
  - Ну да, двумя корабликами многого не навоюешь. Андрей, у меня голова раскалывается! Столько всего: и Нерчинск, и Железногорск, и золото - всюду нужны люди, а их так мало!
  - Компенсируем технологиями, Вячеслав. Паротурбину Радек нам вот наколдует, наконец, - рассмеялся полковник. - А вообще, нам бы ещё тысячи три народу.
  - Все надежды на результаты работы нашего посольства, - буркнул Соколов. - Постучав пальцами по столу, он хлопнул себя по лбу: - Андрей! После обеда поедем к Сергиенко. Он сейчас с Дарьей и биологами в Белореченске. Если то, что они передавали, - правда, то у нас праздник! Получена большая партия пенициллина, над которым они так долго трудились. Это прорыв!
  Слияние Оки и Москвы близ Коломны. Июль 7149 (1641)
  Спустя год после того, как посольство отправилось в первый переход до Маковского острожка близ Енисея, ангарцы достигли, наконец, родного города албазинского воеводы Сазонова. В Коломне они пристали к причалу у местной таможни и в поле их зрения появились два десятка стрельцов и небольшая группа чиновников с приказным дьяком во главе. К ним они пока не проявляли повышенного интереса, лишь дьяк сошёл на лодьи - представиться и осмотреть груз ангарцев. Однако они ограничились визуальным осмотром, ящики вскрывать не стали. Грауль, по совету Кузьмина, мягко отказал в просьбе дьяку, а тот и не настаивал. Вместе с ангарцами был человек воеводы Бельского, что пытался обманом проникнуть в Ангарию - подьячий Фёдор, которому, по прибытии в Москву надлежало сразу же отправляться в Себеж, где воеводствовал Никита Самойлович. Связь договорились держать через купца Савелия Кузьмина либо его дворню. Бельскому ангарцы везли дюжину ружей и боеприпасы.
  Ну а Карпинский просто с великим любопытством обозревал окрестности. Всё вокруг - и кирпичный коломенский кремль, и голоногие женщины, полоскавшие бельё, и озорные ребятишки, сигавшие в воду с ветвей нависавших над водой деревьев, - всё это было столь родным, близким, что кололо в груди, а сердце начинало учащённо биться. Сидишь вот так, на носу ладьи, привалившись к ящику, и окружающая тебя действительность кажется сном, обыкновенным сном. И задумываешься о природе того явления, что занесло тебя в сей мир - непостижимо это, невозможно понять того, что даже не способен вообразить. Все эти сказки про путешествия во времени казались эдакой шуткой, занятным чтивом, которое к реальной жизни никакого отношения не имеет и иметь не может по определению. Как и невозможны всякие путешествия во времени. Пётр уже читал, кажется, в книге одного из классиков фантастики о том, что перемещения во времени возможны, но только вперёд, в будущее, но никак не в прошлое. А вот поди же ты, угораздило.
  Прикрыв глаза, он поудобнее устроился среди ящиков и попытался задремать. Недавно ему снился засыпанный снегом Североморск, белые Хибины, его горные лыжи, даже отцовский чёрный 'Судзуки'. Хотелось большего, и теперь он каждый вечер засыпал с надеждой увидеть во сне родителей. С чего бы это вдруг? Ведь прошедшие тринадцать лет ему ничего такого не снилось. Или он просто не помнил?
  Вдруг рядом Пётр услышал шлёпанье босых ног и кто-то заслонил ему солнечный свет:
  - Пётр, пойдём к Павлу, - подошедший Никита Микулич, голый по пояс, прикрывая глаза ладонью от стоящего в зените светила, позвал бывшего мичмана к начальнику экспедиции - Павлу Граулю.
  Очередное собрание, сколько их уже было - двадцать, тридцать? Карпинский уж и не припомнил сразу. Запомнилось по-хорошему только одно, на котором ангарцы обсуждали новость, заставшую их у Тобольска. На рассвете, то ли благодаря удаче, то ли благодаря ионизации атмосферы, неважно, но Владиангарску удалось связаться с ними и сообщить шокирующее известие о нападении в прошлом году казаков из Якутска и Охотска на амурский посёлок. Остальными были обычные рабочие собрания, на которых вырабатывалась тактика поведения в обществе семнадцатого века, обсуждались и общие вопросы, и персональные, в том числе и легендирование каждого члена посольства. Бывший ангарский посол в Енисейске теперь стал удинским бароном Петром Алексеевичем Карпинским, выходцем из мещан Великого княжества Литовского, порвавшим все прежние связи и служащим теперь князю Вячеславу Соколу. Павел Лукич Грауль - бывший немецкий барон из Ливонии, с аналогичной биографией, теперь граф Усольский. Владимир Кабаржицкий превратился в потомка новгородских переселенцев, бежавших из Новгорода лет сто назад. Ну а сейчас он стал виконтом Белореченским. Брайан Белов также стал бароном - потомком новгородцев. Остальные - три морпеха и двое молодых переселенцев из Усолья, а также купец Тимофей Кузьмин и оба Микулича дворянских титулов так и не заимели. Подходящую одежду на будущее ангарцы прикупили, по совету Беклемишева, в Нижнем Новгороде. Правда, её пришлось перешивать, да делать внутренние потайные карманы.
  Нижний поразил до глубины души. Это был самый крупный населённый пункт на их пути в этом мире и сразу столько народу вокруг! У всех без исключения ангарцев тогда возникло дикое желание похватать народ вокруг, сманить, пообещать золотых гор да кисельных берегов и увезти их к себе. Беклемишев нас тогда понял, посмеялся от души и погрозил пальцем: не плачено, мол. Потом объяснил, что и государю немочно горожан переселять, а токмо крестьян своих, казённых.
  Тимофей Кузьмин в Нижнем, используя свои связи, нанял в енисейское посольство, как и обещал ранее, две дюжины мужиков - таскать схожие с крытыми носилками ящики с золотом. До сего дня Грауль отмалчивался по поводу этого золота, ведь было оговорено вносить плату царю после прибытия крестьян в Енисейск. Сегодня же...
  - Копенгаген?! - вырвалось у Петра.
  Карпинский ушам своим не верил. Грауль объявил, что он и Тимофей Кузьмин должны будут по прибытию в Москву, немедленно отправиться к отцу Тимофея - Савелию Игнатьевичу. Кузьмину нужно было поправить своё шаткое финансовое состояние, а Соколов хотел отблагодарить московского купца за его помощь ангарцам в своё время.
  - И при чём тут Копенгаген? - вырвалось у Петра. - Ничего себе! Где Москва и где Дания!
  Павел продолжил, со смехом предложив ему прекратить истерику. В Москве следовало нанять транспорт до Архангельска, где предстояло арендовать немного места на датском корабле.
  - Павел! - изумился Карпинский. - Ты вообще серьёзно говоришь-то? Нанять, арендовать! Как будто вот так запросто взять и доплыть до Копенгагена.
  - А почему это должно быть трудно, Пётр? - улыбался Кузьмин.
  - Ты вообще молчи! Ты же всё знал до этого, а мне ничего не сказал!
  'Весело ему, блин! Путешественник фигов', - думал Карпинский. И осёкся. А так и есть. Сколько он уже намотал тысяч километров, не сосчитать. Что ему лишний крюк до Дании?
  В Коломне посольство разгрузилось с лодий, щедро расплатившись с гребцами. С помощью дьяка Парамона, что остался при ангарцах после того, как в Нижнем Новгороде Беклемишев ушёл на Москву ямским трактом, быстро нашли лошадей и телеги. Небольшой отряд охранения, в пару десятков стрельцов, возглавил караван. Как и ранее, никакого досмотра ангарцы не проходили, Василий Иванович говорил о какой-то царской грамотке, что давала им право невозбранно проходить мимо чиновников и таможен. Всё имущество ангарцев разместилось на шести телегах, и после небольшого отдыха в предместье Коломны караван двинулся по Коломенской дороге к Москве. В крупном селе Троицком сделали первую остановку, накупив снеди, платили, как и ранее, медными монетками, что в достатке наменяли в Нижнем. Грауль говорил, что до Москвы сотня километров и, посоветовавшись с Кузьминым, лучше всего на ночь остановиться в Коломенском. Дьяк и стрелецкий голова против ничего не имели. Ночевали на постоялом дворе, но, несмотря на все приглашения, никто из ангарцев ночевать в дом не пошёл.
  - Ага, там, наверное, клопы одни! - вставил Карпинский своё веское слово. - Уж лучше на шинельке ангарской, да на телеге.
  Что естественно, каждый из ангарцев под рукой имел по 'песцу', а под другой - ещё по одному. Мало ли? Времена дикие, люди лихие. Дьяк рассказывал, как тут два крестьянско-воровских бунта прокатилось по округе. А про Болотникова он вообще шёпотом говорил, как о сущем дьяволе. 'Кровища, - шептал он, тараща глаза, - тут рекою лилась'. Хотя в школьную бытность Карпинского, помнилось ему, товарищ Болотников характеризовался прогрессивным борцом против царизма. Всё одно с 'песцом' оно спокойнее. Кстати, с ним вышла довольно занятная штука. На испытаниях этот револьвер, который проектировался и выпускался в мастерских по паре вариантов в год, показал себя настолько сильно, что выпущенные из него пули разметали в щепки не только мишень, но вырвали из земли и бревно, к которому она была приколочена. Поначалу планировавшееся название для револьвера 'булава' было дружно заменено эпитетом, данным ему Радеком, принимавшим оружие. Конечно, профессор тогда имел в виду не полярную лисицу, а нечто более объёмное. Но вот решили назвать оружие именно так.
  При подъезде к селу Коломенскому с Петром, к вящему его удовлетворению, наконец-то поговорил Павел Грауль. А то он уже потихоньку начинал задумываться о странного рода конспирации своего начальника.
  - Пётр, слушай меня внимательно! - говорил Павел, устроившись рядом с ним на телеге. - Как ты знаешь, в ящиках у нас золото. Оно предназначено для нескольких задач. Большее количество сего презренного, но очень уважаемого в этом мире металла предназначено для твоей цели.
  - С этого места поподробнее, пожалуйста, - уныло решил схохмить Карпинский.
  Грауль, похоже, этого даже не заметил, продолжив свои наставления:
  - В Дании сейчас правит король Кристиан Четвёртый. Товарищ умный и расчётливый, напоминает, по буйству идей, вашего Петра Великого. Строитель и храбрый воин, в целом, неплохой мужик. Насколько я понял, главная его проблема по жизни - финансы. С ними у него очень туго, слишком туго, я бы сказал. Оттого и многие его неудачи на внешнеполитическом и торговом поприщах. Я думаю, встретиться с ним у вас проблемы не будет, а вот мы в Москве можем застрять надолго. Ну так вот, вся эта золотая казна, что копил Соколов...
  Далее Павел повёл рассказ о цели вояжа в датское королевство. Тимофей Кузьмин, единожды заикнувшись насчёт проблемы с выкупом Шетландских островов Данией у Британии, сразу же заразил шальной идеей Соколова. Несмотря на то, что его запал был охлаждён Радеком, позже, после долгих разговоров с профессором тот согласился, что фактория в углу Европы может быть полезна. Острова, интересовавшие Соколова, находились в Северном море, именуемом сейчас Немецким, между Шотландией и Норвегией. Теоретически, это норвежская земля либо датская. Норвегия и Дания сейчас находятся в унии, у них одна королевская династия, стало быть, на Шетланды права имеют датские короли. В прошлом, вслед за Оркнейскими эти острова были заложены шотландцам, как приданое для датской принцессы, что выходила замуж за шотландского короля. В тексте договора был пунктик о возможности их обратного выкупа датской короной за двести десять килограмм золота.
  - Именно эту операцию тебе и надо провернуть, - выдохнул Грауль.
  - А как шотландцы, не против их отдачи будут? - усмехнулся Пётр.
  - Оркнеи, думаю, уже не отдадут, а насчёт Шетландов тебе нужно говорить с датским королём. Ему нужно золото.
  Как говорил Павел, за взятку в несколько десятков килограммов золота Кристиана следовало заставить потребовать у британцев возврата хотя бы Шетландов и далее выкупить их у него за остальное золото. Можно было обещать и возможность дальнейших, скажем, годовых выплат, как нечто вроде арендной платы.
  - Мы ещё покумекаем над этим вопросом, - глядя перед собой, проговорил Павел.
  Ангарцы продолжали свой неспешный путь к Москве, и ближе к вечеру показалась высокая земляная стена с немногими башенками и редкими кольями. 'Вот тебе на!' - подумал Пётр.
  - А где же каменные стены? - спросил Карпинский Тимофея, с которым они ехали вместе, переговариваясь о предстоящем деле.
  - Так то Земляной город, - кивнул на вал Кузьмин. - Его совсем недавно насыпали. Вона и ров пред ним. До него деревянные стены были, но огонь пожрал всё.
  - Погодь, а Кремль? - спросил Карпинский, пытаясь вспомнить, какой он сейчас должен быть - ещё белый или уже красный.
  - До него ещё далёко, - прищурился Тимофей, улыбаясь. - Нешто ты хочешь сразу Кремль узреть?
  Его собеседник лишь пожал плечами, до сего момента он считал себя знакомым с московской историей, хотя бы и поверхностно. Сейчас же и в этом сомневался.
  - Гля, Пётр! Вона и царь нас дожидается! - купец указывал на проездные ворота между склонами вала.
  Пётр изумлённо силился разглядеть между несколькими стрельцами и мужиками, бывшими у ворот, московского царя, и невольно оглянулся на странные звуки, доносившиеся за спиной. Никита Микулич и пара мужиков-нижегородцев, похрюкивая, смеялись, держась друг за дружку.
  - Тебе, Тимоша, весело смотрю? - похлопал покрасневший Карпинский веселящегося купца по плечу и ощерился. - Может, ещё над Пашей пошутишь?
  Таможню прошли без проблем - Парамон постарался, ангарцев даже пропустили вперёд десятка других тележных караванов. К ночи они устроились в одном из постоялых дворов. По дороге их было немалое количество. Примыкая друг к другу, они составляли целую улицу, раскрытые ворота шли одни за другими, со всех сторон доносился шум, гам, выкрики, кто-то спорил, а кто-то уже и махал кулаками. Попадались и лавки, до изумления схожие с ларьками, что расплодились по всей стране в тысяча девятьсот девяностые. Чуть дальше пошли дворы побогаче, с резными фигурками на воротах, да и сами ворота были украшены цветным орнаментом, кое-где на ограду использовался и белый камень. В один из таких дворов ангарцы и завернули своих лошадей. Дьяк Парамон, быстренько переговорив с резво выскочившим из, как показалось, мини-дворца, хозяином, тут же раскланялся, оставив ангарцев на попечение стрелецкого головы. Сам он, по его словам, должен был встретиться с Василием Михайловичем Беклемишевым, головой ангарского приказа, что уже давно обретался в Москве.
  Ящики с золотом и всю остальную поклажу нижегородцы снесли в светлицы. Оба Микулича остались там же сторожить добро. Ангарцы же собрались в небольшом зальчике, куда через коридор выходили двери их, так сказать, номеров. Теперь можно было попробовать местной стряпни. Служки появились незаметно и тихо, принявшись всячески нахваливать свою кухню. В результате долгой дискуссии ангарцы всё же заставили служек принять заказ в духе ресторанной практики более поздних веков. Те-то, по бытовавшим обычаям, собрались выставлять на стол полные смены блюд, такие как холодное, горячее, жаркое, тельное и прочее. Ангарцы же, не захотев превращать обычный ужин в вульгарный банкет, предпочли заказать порционно. Служки долго силились понять, что именно приезжим надо и были весьма удивлены скромным заказом. Кстати, Микуличей насчёт кухонных обычаев и не спрашивали, а Кузьмин неожиданно встал на сторону ангарцев, объяснив удивлённым юношам их пожелания. А пожелали они щей с осетриной, рассольнику с говядиной, фаршированной репы каждому, печёных куриц и множество пирогов с самыми разнообразными начинками, начиная от грибов и творога, заканчивая ливером и зайчатиной. Никакого алкоголя ангарцы не взяли, к ещё большему изумлению служек. Разве может считаться алкоголем ковш вишнёвого мёду и самая малость боярской романеи? Ну а для нижегородцев, что пребывали на первом этаже этого дворца-гостиницы, был заказан тот самый банкет, что пытались эти молодцы навязать ангарцам. Пускай мужики порадуются, заслужили.
  Карпинский, честно говоря, с некоторой долей предвзятой осторожности отнёсся к местной стряпне, представляя себе царившую там антисанитарию. Это не ангарские столовые, устроенные на взыскательный вкус и взгляд среднего человека двадцать первого века. В это тёмное время вряд ли были санитарные службы, которые проверяли бы состояние кухни. Однако едва попробовав своей, ещё с БДК утащенной ложкой рассольника, Карпинский забыл обо всех своих страхах и чуть не проглотил язык, настолько этот суп был вкусен. А фаршированная репа! Это просто песня - нежная мякоть, смешанная с мясным фаршем, травками, луком, сверху покрытая золотой корочкой запечённого сыра. Да всё это было щедро промаслено и так возбуждающе пахло! В общем, московской кухни никто более не опасался: есть можно было смело. А вот вино не понравилось - кислое какое-то, а вишнёвая медовуха же, напротив, оказалась весьма недурна. Хмельная бражка с добавлением мёда крепостью была не более шести оборотов и пилась легко, как пиво.
  - Ты особо не налегай, - ухмыльнулся Грауль, подсев к Петру поближе. - Микулич говорит, нас ещё в оборот не взяли, только стрельцы, что с нами от Коломны шли и стерегут подворье. Сегодня же надо вам с Тимофеем уматывать к его отцу.
  - А завтра будет поздно? - спросил Пётр, томимый съеденным и выпитым. - Местная кровавая гэбня постарается?
  - Поздно, - кивнул тот. - Стеречь нас будут до самого визита к царю, чтобы не шатались по городу, умов не смущали.
  - Чьих умов? - удивился Карпинский.
  - Мало ли чьих, боярских, дворянских, - пожал плечами Павел. - Ничего странного тут нет, обычная практика пресечения ненужных встреч.
  Москва, Китай-город. Покои терема боярина Беклемишева
  Поздно вечером приказный голова вернулся из-за кремлёвских стен совершенно разбитым. Но и ночью Василию Михайловичу не пришлось спать до самого рассвета, он встречался с людишками нужными, для дела важного гожими. Проведши полдня на нервах, он рассказывал царю всё то, что было ему известно о державе ангарской и её обитателях. Говорил обо всём им слышанным да виденным. Казалось, ничего не ускользнуло от его уха или глаза. Ведь такова служба его - примечать всё то, что для отечества родного да государя, Богом даденного, цену имеет. А вышел он из палат царских, что мышь мокрая. Тяжко оно, с государем всероссийским речи вести, да вопросы его колкие, в самую суть бьющие, выслушивать. Пришлось для душевной и телесной поддержки после оного в баньке на славу попариться да медку всласть напиться, ибо парилка отменная и разум просветляет и членам роздых и успокоенье даёт.
  Вот и сидит Василий за столиком резным при свечном свете, гостей ждёт. А первый уж и на порог явился, проскользнув в приоткрытую ему холопом дверь рядом с воротами. Тихо в доме, дети да бабы спят давно, а мужики, кто на дворе, кто в доме, бдят - им спать не велено. Тишина такая, что таракан прошуршит под половицей - и то слышно. А тем временем, фигура в тёмных одеждах бесшумно скользила по лестнице, к кабинету боярскому. Там его уже дожидались. Василий Михайлович, выслушивая отчёт Парамона Хватова, дьяка своего же приказа, находился в немалом замешательстве. Как и предполагал приказной голова, в сундуках ангарцев было золото либо серебро. Дьяк, следуя его указаниям, все дни вился вокруг оных сундуков - тяжелы они были. Мужички вдвоём подымали их с усилием. А было тех ящиков у ангарцев девять штук, да два из них длиннее остальных.
  - Узнал чего? - бросил Беклемишев вошедшему дьяку.
  - Да, батюшка, Василий Михайлович. Ящики те снесли они в терем, стало быть, съезжать нынче не будут. Сейчас они чревоугодничают без памяти, тако же и холопья ихнеи, - сообщил Парамон.
  - Стало быть, к обеду не подымутся. А утречком мои людишки будут там и ящики эти осмотрят, - подал голос боярин из посольского приказа, пришедший к Беклешимеву ранее да ожидавший его в доме, покуда хозяин терема не вышел из бани.
  - Я бы уже их отправил, - проговорил приказный голова.
  - Пусть покудова стрельцы за ними погляд держат, - отвечал боярин и, обернувшись на дьяка, спросил того: - Пьют ли вина али медку, да много ли?
  - Пьют, батюшка, - кивнул дьяк. - И вина и медку пьют, песни уж пели, когда я уходил со двора.
  - Хорошо, коли так. Завтречка проще работа будет, - боярин решительно поднялся с жалобно скрипнувшего резного стульчика. - Ну да пойду я. И ты, Василий Михайлович, ляг, отдохни, намаялся сегодня.
  Постоялый двор. Полночь
  Грауль, подняв Карпинского из-за стола вместе с теми, кто должен был ночью покинуть постоялый двор, отвёл их в свою светлицу. Незадолго до этого Пётр заметил, что он продолжительное время переговаривался со старшим Микуличем. Точнее, больше слушал старого новгородца, кивая в такт его словам. Разместившись на лавках в углу комнаты ангарцы разного происхождения: и россияне-морпехи и беломорцы-переселенцы - два брата из Усолья, Божедар и Ладимир, ожидали напутственного слова от начальника ангарского посольства.
  - Сначала я отдаю бумаги, - начал Павел, доставая из своего рюкзака кожаный свёрток, и, хлопнув по нему ладонью, продолжил: - Там бумаги, удостоверяющие ваши полномочия, обозначающие ваши личности и дворянское происхождение некоторых из вас, а также письмо князя нашего датскому королю Кристиану. Ознакомьтесь, если есть желание. Позже Микулич вам всё подробно расскажет.
  Карпинский протянул руку и, получив свёрток, принялся изучать бумаги. Вскоре ему удалось найти его собственное удостоверение личности. Там было написано: Petrus Karpinski, baron von Udinsk. 'Чёрт возьми, а ведь приятно почувствовать себя дворянином', - подумал Пётр.
  - Надеюсь, звание наследственное? - спросил Карпинский Грауля, уже думая о потомках.
  - Как справишься с заданием, Пётр, - слишком серьёзно ответил Павел.
  'Так, а из этого можно сделать вывод. Что-то у нас в Ангарии затевается. Никак создание элиты, о чём мне несколько раз пытался сказать Кабаржицкий. Он намекал, что в постепенно растущем государстве выходцев из будущего обязательно отметят дворянством. Наши трио управителей - Соколов, Радек и Смирнов, говорят, уже об этом договорились. Так сказать, поддержать на будущее потомков тех, кто появился одним весенним днём на берегу Байкала'.
  - Такой вот твой аусвайс, Пётр, - посмеивался Грауль, пока тот рассматривал лист плотной бумаги с написанным на старонемецком языке текстом. Среди бумаг было и письмо к датскому королю, писаное готическим шрифтом, с узорной вязью по краям листа. Письма сваял, с некоторой помощью ангарцев, Иван Микулич, знавший этот язык.
  - Что в нём написано? - посмотрел Карпинский на Павла.
  - Обычный для этого случая текст, - пожал плечами Грауль. - Податель сего является подданным князя Сокола, князя Ангарского, род свой ведущего от великих князей Киевских и так далее. Пыль в глаза.
  - Может и прокатит, - хмыкнул новоявленный барон.
  Всё же люди тут не настолько искушены в политической географии, а разных самозванцев там хоть пруд пруди. Бывало, они и на трон садились. Как тот хмырь, выдававший себя в Черногории за русского царя Петра Третьего, взял да и получил престол на Балканах. Так и правил шесть лет, причём недурно правил, реформы проводил. Народ в Далмации потянулся к нему, этим он навлёк на себя гнев Венеции и подписал себе смертный приговор.
  - Как стрельцов обойдём, Павел? - спросил Карпинский, оторвавшись от бумаг.
  То, что стрельцы откровенно пасли ангарцев, было видно, как Божий день. Вряд ли эти неразговорчивые бородачи находились рядом с ними только для сопровождения Петра и его товарищей своими угрюмыми взглядами из-под густых бровей, если бы им вдруг вздумалось прогуляться по Москве. Устроились они в небольшой пристройке сбоку терема, сменяясь на отдых по шесть человек каждые несколько часов.
  - Правильный вопрос задал, Пётр, - заметил Грауль и куда-то отослал Божедара за Кабаржицким, кивнув им и оставив вопрос 'барона' без ответа.
  - А ящики, как мы спустим такую тяжесть? - снова возник Карпинский, кивнув на сложенные у слюдяного оконца верёвки. - Как потащим?
  - И снова ты правильные вопросы задаёшь, - кивнул Павел.
  Грауль не успел ответить, как уже вернулся Владимир, и он вопросительно взглянул на него, ожидая, видимо, какой-то информации.
  - Интервал восемь-девять минут в сторону постепенного увеличения, - ответил он.
  - Так, отлично. Успеем в два, максимум три захода, - проговорил Павел. - Значится так: сейчас стрельцы стоят у ворот, там их трое. Трое же других краснокафтанников протоптали себе тропу наряда вокруг нашего 'мотеля'. Мотают круги с интервалом, как уже сказал Владимир, восемь минут, ориентировочно. Остальные стрельцы вместе со своим начальником пируют за наш счёт на первом этаже.
  - Павел, может, ты объяснишь всё-таки насчёт ящиков? - Пётр решил узнать, как он собирается их спускать. Ведь в два-три захода их никак не успеть спустить и оттащить в сторону.
  - Дались тебе эти ящики, - усмехнулся спецназовец.
  - А как же оно? - не в силах назвать золото его собственным именем, спросил Карпинский.
  - Нет в них никакого золота, там железо. Заодно покажем в Кремле наши возможности в выплавке металлов, - рассмеялся Грауль. - А золото там было, совсем недавно.
  - А где оно сейчас? - подался вперёд Белов. - Загадками говоришь, Павел! Давай уже начистоту.
  - А вот оно, - кивнул Грауль на купленную в Нижнем Новгороде верхнюю одежду.
  Сейчас одежда эта лежала наваленной грудой на огромной, рассчитанной по европейской моде на несколько персон кровати. И тут до Петра дошло: неспроста ушивали эту одежду по пути из Нижнего - делали на ней карманы тайные. Вот оно что! А он то, по дури своей, думал, что придётся переться с ящиками, полными золота, до самого Архангельска. Всё правильно, рассовал по карманам плоские слитки - и вперёд. Хотя...
  - А сколько же нас будет? - спросил Карпинский, с сомнением посмотрев на восьмерых товарищей и держа в голове девятого - Микулича. Золота гораздо больше, чем мы сможем незаметно унести.
  - Те нижегородцы, что привёл нам Кузьмин, - это наши люди. Занимался ими отец Тимофея и его товарищи. С вами пойдёт пятнадцать человек. Кстати, вам уже пора переодеваться. Не будете же вы привлекать внимание московского люда ангарскими кафтанами?
  Как оказалось, на каждого из группы полагалось таскать на себе восемь-девять золотых пластин. Не слишком тяжкий вариант, броники потяжелее будут, например.
  - Пётр, теперь об оружии, - встал с лежака Грауль.
  Он подошёл к сложенным у расписной стены ящикам, с треском отодрав крышку с верхнего. Оказавшиеся там карабины сюрпризом для Каринского не стали: дюжина из них предназначалась воеводе Бельскому, в качестве затравки, другая дюжина - посольству в Данию. А то мало ли чего случится, датчане в те времена были не теми толерантными европейскими тихонями, что знали мы. Лихих людей промеж них сейчас немало...
  - Посидим на дорожку, - предложил Грауль, когда все переоделись и разобрали укрытые в кожаных чехлах карабины, повесив их на плечи. Пришли и пятнадцать мужичков-нижегородцев, ангарская же одёжка вскоре исчезла.
  - В ангарские кафтаны оденутся остальные мужички, - пояснил Павел, - чтобы не сразу заметна была ваша пропажа.
  - Ну, пошли! - Павел направился к выходу из светлицы.
  Пройдя по тёмному коридору этажа, ангарцы вышли к небольшому переходу между половинами терема, крытому досками. Одна сторона выходила на внутренний дворик заведения, другая - на проездную межрядную дорогу с бревенчатой мостовой. По переходу шумными порывами гулял ночной ветер, на улице же было тихо, лишь с первого этажа, где была трапезная, доносились пьяные голоса, в стойлах изредка всхрапывали лошади да трещали сверчки.
  - Уходить будете за следующий дом, - Кабаржицкий указал на тёмную громадину впереди.
  Дождавшись очередного прохода стрельцов, товарищи Карпинского один за другим стали спускаться по верёвкам в темноту улицы. Подтянув верёвки и пропустив очередной проход караульных стрельцов с факелом, манёвр повторили. Странно, но никакой боязни, по сути, потерять всякую связь со своими друзьями у Петра не было. В крови шумел адреналин, а в голове - чистый восторг и чувство неотвратимого подвига. Наверное, то же самое испытывают перед первым прыжком с парашютом. Спустили последний ящик. Ну всё, сейчас очередь Петра. Он обнялся с Володей, Никитой. Павел подошёл сам, крепко обнял и тихонько проговорил:
  - Больше слушай Микулича, он мужик матёрый, понимает, что к чему. И, случись что, не опасайся применять оружие. Даже не раздумывай, доверься эмоциям, решай вопросы оперативно, жёстко. Ну, давай, с Богом!
  На Карпинского, едва он коснулся сапогами брёвен мостовой, нахлынуло чувство оторванности, и, глядя, как уходят вверх верёвки, впервые с момента попадания в этот мир ощутил себя песчинкой в море. 'Ну вот, Петя, теперь ты рассчитываешь только на себя и своих немногих товарищей, что находятся рядом с тобой'.
  - Ну всё, теперь только на себя им надеяться, - Павел эхом повторил мысли Петра, глядя в темноту ночи.
  - Думаю, он справится, - сказал Кабаржицкий, подойдя к перилам. - По крайней мере, у меня хорошее предчувствие.
  Грауль только развёл руками, оглядев своих товарищей, и произнёс:
  - Мужики, давайте все спать, завтра с утра буду с вами проводить инструктаж. Володя, а ты погоди, нам с тобой ещё покумекать надо.
  Чуть позже в светлице
  - Стрельцов должны были бы сменить. Странно, что они вообще с нами до сих пор, - говорил Грауль. - Они не охранники, и службу фактически завалили. Я, честно говоря, думал, что тут должны бы появиться местные спецслужбы.
  - Кстати, да, что там у них сейчас? Тайный приказ или приказ тайных дел? - наморщил лоб Кабаржицкий.
  - Не знаю, по-моему, это только у Фёдора Первого появится Тайная канцелярия, но это уже позже.
  - Погоди-погоди, - воскликнул Владимир. - А ведь получается, что это мы Бельского на трон посадим? Он же с нами сотрудничать хочет!
  - Он сам к власти придёт, - пожал плечами Павел. - Мне не известна информация о каких-либо заговорах. В Москве по смерти Михаила Фёдоровича вспыхнет мятеж боярский - последний их выверт в сторону поляков. В первую Смуту у них почти получилось пригласить ляха на трон, Владислав даже титул Московского царя тогда принял. А на этот раз Бельские им даже такого сделать не дали.
  - А Алексея Михайловича умертвили всё-таки бояре или Бельский, сам как думаешь?
  - По официальным данным исторической науки и по логике событий - да, они, клятые. Но, как я тебе уже говорил, есть теория, подтверждённая лишь косвенно, что к этому причастен и Фёдор Самойлович. Да и вопрос с отравлением Никиты Бельского довольно тёмный. После успешной обороны Себежа и сбора разбитых полков он ушёл к Москве, где бушевал боярский бунт. Вырезал всех изменников к чёртовой матери и вскоре был отравлен на пиру по случаю усмирения бунта. А на трон взошёл опекун Ивана, младшего сына Михаила - Никита Романов, двоюродный брат первого царя из рода Романовых.
  - Дай угадать, - перебил собеседника Кабаржицкий. - Иван Михайлович тоже был отравлен?
  Грауль кивнул.
  - А после чего, решением Земского Собора, въехал в Кремль, когда были вычищены практически все, кто смог бы ему помешать. Обвинил злопыхателей, убрав князей Милославских, да и всех прочих, кто мог ему помешать, в смерти Алексея Михайловича - и вуаля - новый царь!
  - А как же Бельские пролезли на трон? - удивился Владимир. - Ведь худородные князья, а чин боярский Фёдор Бельский получил от Никиты Романова только спустя год после его воцарения!
  - Знал бы Никита, кого пригрел на груди, - усмехнулся Павел. - Все эти отравления, воцарения - чем они отличались, судя по вашим рассказам, от вашего восемнадцатого века? Ведь тоже сплошная уголовщина и предательства. С самими Романовыми-то так же было? В начале семнадцатого века была истреблена ветвь Рюриковичей, идущая от Ивана Калиты, причём руками Гедиминовичей. Потом все претенденты из рода Годуновых. И князь Голицын умирает в том же году, в котором из польского плена прибывает Филарет. А Бельские чем хуже? Тем более, им покровительствовал и клан Долгоруких.
  - Как сейчас всё повернётся - вот вопрос! Я бы хотел пообщаться с Никитой Бельским, - заключил Павел, глядя немигающим взглядом на Владимира.
  - Получится ли? - пожал плечами Кабаржицкий. - Мы же под присмотром.
  Под утро, когда солнце только-только показалось, а Кабаржицкий видел уже десятый сон, его растолкали самым бесцеремонным способом.
  - Володя, у нас гости, одевайся!
  - Да я, собственно, одет, - недоуменно проговорил он. - Какие гости?
  - Стрельцов меняют таки на спецуру местную.
  - Ты не спал? - удивился Кабаржицкий. - Оставил бы кого-нибудь из мужичков.
  Однако, посмотрев на выражение лица Павла, он понимающе кивнул, вспомнив сытые и довольные лица нижегородцев.
  - Ступай в светлицу Никиты, крайняя от лестницы, там все собрались.
  Едва открыв дверь, Кабаржицкий тут же отпрянул, в полном изумлении. Все остававшиеся с ними нижегородцы, переодетые в ангарские кафтаны, сидели на лавках, сундуках, стояли у кровати и в весьма бодром состоянии.
  - Проходи, Владимир, присаживайся, - заулыбался входящий следом Грауль. - Мужики, ну что, выбор учинили?
  - Да, Павел Лукич, о попе Саве.
  - Ну и отлично, всё, ждём, - Павел оставил дверь чуточку приоткрытой и прошёл в середину комнаты.
  - Думаешь, они к нам наверх пойдут? - Владимир вопросительно посмотрел на Грауля.
  - Уже, наверное, пошли. А ты бы, будучи государевым человеком при исполнении, не захотел бы пошарить у нас в сундуках? - отвечал Грауль.
  И после некоторой паузы, подмигнув, продолжил:
  - Мне Есенька, холоп хозяйский, докладывает, если кто на горизонте появляется. Тихо!
  Павел неслышно подошёл к двери и прислушался к скучающей тишине спящего терема.
  - Идут, начинайте, - одними губами сказал глава посольства.
  Мужики, подобравшись, с совершенно серьёзными лицами начали выводить:
  По тех мест о ставленников держит,
  Как они денги все издержут,
  А иных домой отпускает
  И рукописание за них взымает...
  Чтоб им опять к Москве приполсти,
  А попу Саве винца привести.
  А хотя ему кто и мёду привезет,
  То с радостию возмет...
  Грауль неспешно подымал руку - нижегородцы пели громче и громче:
  ...И испить любит,
  А как все выпьет,
  А сам на них рыкнет:
  'Даром-де у меня не гуляйте,
  Подите капусту поливайте...'
  Спустя несколько минут в отворившуюся дверь светлицы заглянуло конопатое лицо информатора главы посольства:
  - Ушли, Павел Лукич! Во дворе у конюшен они!
  - Молодец, Есений! Заходи к нам.
  Грауль покопался в своём рюкзаке и вскоре извлёк оттуда двух стеклянных дельфинчиков голубоватого и розового оттенков и вручил оных мальчишке:
  - И сестрёнке своей подаришь!
  Глаза Есеньки расширились от удивления, схватив подарок, он помчался к боковой лестнице терема, что вела на задний двор. В каморке под нею жил мальчишка-сирота со своей сестрой и дед Фома, печник хозяйский, бывший брату с сестрой вместо отца и матери. Граулю Есений понравился, - бойкий и пронырливый мальчуган сразу же пошёл на контакт и теперь с успехом шпионил на ангарцев. Павел уже подумывал забрать его вместе с сестрой с собой на Ангару. Интересно, думал он, есть ли тут практика усыновления?
  Некоторое время спустя
  Вопреки обыкновению, царь и самодержец всероссийский пожелал видеть прибывших в столицу ангарцев уже на четвёртый день их пребывания в Москве. Послы Ангарского княжества, остановившиеся по наказу Михаила Фёдоровича подальше от любопытных глаз, на постоялом дворе в Замоскворечье, не ждали такой оперативности. Поэтому внезапно влетевшая в спешно открываемые служками ворота постоялого двора кавалькада всадников и два крытых возка стали для них полной неожиданностью. Один из всадников спешился и подошёл к крыльцу терема, на котором стояло, как ему показалось, несколько холопов ангарского посольства. Один из них был с выскобленными лицом, на немецкий манер. Более ничем они не выделялись, посему царский гонец не стал искушать судьбу и поговорил сначала с Матвеем, вмиг появившимся перед ним хозяином постоялого двора. Затем гонец спросил ангарского посла Павла Лукича Грауля, графа Усольского. Павел подался вперёд, выйдя к удивлённому царскому гонцу. Представившись подьячим Посольского приказа Афанасием Жаровым, он слегка cклонил голову и объявил о воле государя всероссийского. А изволил тот потребовать немедленного прибытия ангарцев в его палаты.
  Владиангарск. Конец августа 7148 (1640)
  - Товарищ воевода! Разрешите доложить! - молоденький ефрейтор, паренёк лет четырнадцати, оправляя ремень висящего на плече карабина, появился на пороге комнаты совещаний.
  - Докладывай, - позволил Петренко, оторвавшись от карты.
  Офицеры крепости, сидящие за длинным столом, разом обернулись к вошедшему юному воину. А тот, нисколько не смущаясь, принялся зачитывать радиограмму, пришедшую с заставы:
  - Мимо заставы Нижней проследовало судно малой осадки. На борту оружные люди, числом до двух десятков. Не енисейцы, одеты богато. Идут уверенно.
  - Так! - хлопнул кулаком по столу Ярослав. - Прощёлкал гостей посол наш в Енисейске! Карпинский ни разу не подвёл. Ладно, ступай, Александр.
  А через пару часов у крепостного причала Владиангарска под присмотром канониров и снайпера пришвартовался дощаник. К сходившим на берег людям подошла команда пограничного контроля - пять воинов в красных кафтанах с белыми обшлагами. Четверо солдат в стального цвета полушлемах со знаком сокола, с винтовками и примкнутыми ножевидными штыками остались немного позади офицера в блестящей кирасе с золотым ангарским гербом по центру, который, придерживая рукою палаш, обратился к гостям:
  - Приветствую вас на ангарской земле! Я капитан пограничной стражи Ангарского княжества Аркадий Ярошенко. Назовите себя и цель вашего визита к нам.
  Вперёд вышел молодой человек в дорогой одежде и с аккуратно подстриженной небольшой бородкой. Аркадий с удивлением для себя отметил, что этот интеллигентного вида человек до изумления напоминает ему персонажа Андрея Миронова их кинофильма 'Три плюс два'.
  - Имя моё Афанасий Бойков, а прибыл я с вестью и добрым словом от Строганова Дмитрия Андреевича для разговора с князем Вячеславом Соколом или с его доверенным лицом.
  Глава 16
  Замоскворечье, двор купца Савелия Кузьмина. Июль 7149 (1641)
  Пётр Карпинский, ангарский посол
  К рассвету мы удачно, прячась от редких ночных патрулей стрельцов, охранявших покой горожан, добрались до имения Савелия Игнатьевича Кузьмина неподалёку от Москва-реки. Неожиданно для нас дворовые собаки москвичей стали большой проблемой нашего отряда. Нужно было предельно осторожно пробираться в темноте, узкими проулками, что вились меж высоких заборов, опасаясь истеричного лая лохматых кабыздохов. А они могли привлечь внимание не только дворни, но и стрельцов, стоявших на важнейших улицах у рогаток. Сто потов с меня сошло, пока мы, наконец, добрались до нужного места. Купец явно не ждал гостей, поэтому мы простояли у потемневшего от времени забора довольно продолжительное время, прежде чем заспанный дворовой холоп открыл нам ворота, узнав голос Кузьмина-младшего, да прежде успокоил и посадил на цепь собак.
  Наконец-то! А то я уже начинал просчитывать варианты того, куда податься двадцати четырём мужикам с тремя немаленькими ящиками с широкой проездной улицы.
  - Давай-давай, мужики, торопись! - понукал я, оглядывая просыпающиеся дворы.
  Не пройдёт и часа, как тихая и пустынная улица наполнится людским гомоном, грохотом проезжающих телег, конским ржанием и прочими звуками начинающегося дня в большом городе. А пока разбуженный и спешно одетый Савелий Кузьмин, удивлённо вращая глазами, пытался чинно встретить гостей, но вскоре, махнул рукой и, погрозив пальцем сыну, ушёл умываться. Нас же пригласили в горницу. Есть не хотелось, однако от холодного питья из ледника я бы не отказался. Вскоре принесли несколько кувшинов ягодного узвара, пришедшегося весьма кстати. Нижегородцы, взяв питья и прихваченные ещё с постоялого двора пироги, ушли на двор, оставив свои 'золотые' одежды на лавках. Вскоре появился и Савелий Кузьмин, на сей раз он был бодр и свеж, теперь уже обнявшись с сыном, сел за стол:
  - Ну, говори, сын, да представь гостей наших разлюбезных!
  Тимофей объяснил, кто мы, да откуда нарисовались в такую рань. Я же не преминул аккуратно встрять в объяснения сына хозяина дома с благодарностями о помощи, что оказал нашему княжеству Савелий Игнатьевич.
  - С тех пор поиздержался я крепко, - усмехнулся Кузьмин. - А отдарков так и не было. Ведомо ли тебе о том, что я и лавку свою продал, и на ярмарку более не ездок, как прежде?
  - Ведомо, Савелий Игнатьевич, - кивнул я, помня рассказы о том Тимофея.
  - Так вот, а нынче уж помышляю я и терем на Москве продать, да к сыну родному податься, пущай он меня кормить будет.
  Тимофей заметно сконфузился, лицо его покраснело.
  - Савелий Игнатьевич, теперь и мы можем помочь тебе малость. Князь Сокол шлёт тебе свою сердечную благодарность и пуд золота в придачу.
  - Так, - сложил руки на животе купец. - А что же было прежде сказано о торговлишке с царством китайским? Нешто уж и забыли о слове своём?
  - Так война там, Савелий Игнатьевич! В огне всё, торговым людям ходу нет совсем, - принялся я рассказывать о происходящем в северном Китае.
  Вот-вот, мол, одолеют китайского царя племена варваров и сами на трон сядут. А если, мол, торговлю учинять, так это надобно морской ход учинить, дабы южнее пробраться.
  - Только за тем и прибыли, чтобы пуд злата отдарить да пообещать торговлишки? - вновь усмехнулся купец.
  Тут мне пришлось рассказывать о планах нашей верхушки - покупке островов и основании фактории недалеко от берегов Шотландии.
  - Стало быть, вона зачем к данскому королю путь держите! - немало удивился Кузьмин. Пожевав губами, он продолжил: - Дело сурьёзное и неслыханное прежде на Руси. А мой каков интерес в оном предприятии будет? В толк взять не могу.
  - Дела вести, Савелий Игнатьевич! Факторию в руки свои взять, да народишку набрать для поселения, - принялся я втолковывать обязанности начальника фактории московскому купцу.
  Кузьмин вдруг задорно рассмеялся, чем поверг меня в состоянии полного смятения. Что это его так пробрало? Ну, подумаешь, диковата задумка, так ведь смелость, помноженная на наглость, города берёт! Хотя, на всякий случай, был у меня и запасной вариант с тестем Тимофея Кузьмина - архангельским купцом Ложкиным.
  - Свезло тебе, Пётр Лексеич, ей-ей, свезло! - воскликнул купец. - С Москвы я всё одно съезжаю. А чем торг вести думаешь?
  В моём рюкзаке был почти весь ассортимент, и я не замедлил выложить его на стол перед Савелием. Зеркальца, вилки, карандаши, иглы разных размеров, спички, хвойное мыло появились перед его глазами, и всё он брал в руки и осматривал.
  - А через несколько лет мы сможем возить пряности, - похвалился я. - Так что скажешь, Савелий Игнатьевич, берёшься?
  - Получается, что буду я под вашим князем ходить, - проговорил купец.
  Тут я решил проверить на нём наше ангарское прогрессивное социальное устройство, надеясь, что купчина проникнется. По крайней мере, с крестьянами удавалось - для них отчество, записываемое в их имени при переписи населения, уже значило многое.
  - Под князем ходить не надо, нужно лишь быть подданным нашей державы. Первым её купцом, - отвечал я с нажимом на последние фразы. - А то и воеводой фактории.
  - Ишь ты, - цокнул языком Кузьмин. - Я с Тимошей поговорить должон, а ответ свой опосля дам.
  Савелию Игнатьевичу было о чём подумать, ну а мы вскоре покинули его, оставив его с сыном. Меня здорово клонило ко сну и, едва я прилёг на застеленную лавку, как тот час же провалился в объятия Морфея.
  Кремль, Теремной дворец Михаила Фёдоровича Романова
  К царю отправилось только двое из бывших на постоялом дворе ангарцев. Последний из них, Никита Микулич остался там вместе с девятью нижегородцами. Перед самыми воротами Афанасий предупредил послов, о том, что царь Михаил Фёдорович не дозволяет брать с собою в царские палаты никакого оружия.
  - А то, сказал государь, зело много охочих до вашего оружия людишек будет, - проговорил подьячий.
  Спустя некоторое время Грауль с Кабаржицким тряслись в наглухо закрытом возке по деревянным мостовым столицы Руси.
  - И как они, бедняги, ездят в этих рыдванах? - стонал Владимир. - Душу вытрясает же!
  Ехали с лихим посвистом сопровождавших возок всадников, видимо, дорогу возку уступали, так как никаких затруднений в движении не было. Роль же проблескового маячка играл хлыст возницы, то и дело пускавшийся им в ход по спинам замешкавшихся людишек. Между тем темп езды постепенно спадал, кавалькада, по-видимому, приближалась к Кремлю. Последние пару сотен метров и вовсе проехали со скоростью черепахи.
  - Пробки? - попробовал сострить Кабаржицкий.
  Однако в его голосе уже чувствовалось нервное напряжение. Шутка ли! К самому царю на приём, это не с каждым случается даже во сне.
  - Приехали, - проговорил Грауль, когда возок, наконец, встал.
  Распахнувший дверь подьячий Жаров лихо ощерился, должно быть, изображая улыбку, да жестом пригласил послов на выход.
  - По-моему, - ворчал Кабаржицкий, следуя по каменным ступеням лестницы за подьячим, - приём иностранных послов должен быть несколько пышнее, ну или хотя бы вежливее чуточку.
  - Только не в нашем случае, - ответил Грауль.
  Кабаржицкий хмыкнул и пожал плечами. У самых дверей он оглядел внутреннее пространство Кремля, стоя на небольшой площадке перед входом во дворец. Владимир силился понять, в какой части Кремля они, собственно, находятся. Получалось с трудом - он узнал лишь громаду колокольни Ивана Великого, рядом с ней была ещё одна колокольня, с огромным колоколом. Вокруг находились и деревянные и каменные строения, от которых во времена его прошлой жизни ни камешка не осталось. Более он ничего не успел увидеть, так как Павел потащил его внутрь, в прохладный полумрак дворца.
  Проходя по веренице лестниц и переходов, сквозь многочисленные двери ангарцы неожиданно для себя оказались в небольшом помещении со сводчатым потолком, натопленном донельзя. Стены, расписанные замысловатой вязью узоров, в коих причудливо переплетались львы и сказочные птицы, мистически смотрелись среди царившего во дворце полумрака. В отдалении горело несколько свечей на высокой подставке, окошки же света и вовсе не пропускали. За Афанасием закрылась крепкая дубовая дверь, обитая железом. Ангарцы остались в этой комнатке одни. Тут же на них накинулась тоска и они переглянулись с мрачными выражениями лиц. Через пару минут пришлось присесть на небольшую лавочку, стоявшую у стены. А там и напряжение, колотившее в крови ещё некоторое время назад, уже спало.
  - Так и в сон сморит. Бюрократы везде одинаковы, хорошо, что в приёмной более никого, - саркастически проговорил Кабаржицкий.
  - Ты помнишь, что Микулич говорил, о том, как говорить и как стоять при царе-то? - спросил Грауль.
  - Вроде да, - отвечал Владимир.
  Наконец, дверь отворилась, и огромный из-за вороха одежд боярин пригласил ангарцев внутрь.
  - Ну, пошли, братишка, - Грауль первым прошёл через невысокий проём двери.
  Едва они успели оглядеться, как к послам подошли двое других бояр или дьяков и подвели их под руки к стоящему чуть в стороне на возвышении царскому трону. На троне сидел немолодой мужчина в красном кафтане, на голове его была расшитая золотыми нитями тафья. Царь сам спросил о здоровье княжеской светлости Ангарии, князя Сокола и принял вверительные грамоты послов, а потом протянул кисть для поцелуя. После секундной заминки оба ангарца приложились губами к царской руке. А потом Владимир начал свою речь:
  - Божиею милостию, Пресветлейший, державнейший Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Феодорович, всея Руси Самодержец, Владимирский, Московский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полоцкий, Витебский, Оршанский, Мстиславский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Лифляндский, Удорский, Обдорский, Кондийский, и всея Сибирския земли и Северныя страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинския земли, Черкасских и Горских Князей и иных многих государств Государь и Обладатель. Вашему царскому величеству князь Ангарский и государь Амурский Сокол Вячеслав Андреевич, милостивейший князь и государь наш, присылает своё слово доброе и заверение в дружбе и любви и желает всего лучшего по его княжеской светлости, расположению.
  Бояре, сидевшие на лавках вдоль стен позади стоящих лицом к царю послов, одобрительно загудели. Ангарские послы внесли в титулование Государя недавно отобранные у ляхов города, кои ни польская корона, ни шведская признавать за Михаилом не желали. Грауль обернулся: среди бояр он заметил и Василия Михайловича Беклемишева, как и остальные, наряженного весьма богато. Было видно, как блестит в отблесках свечного пламени пот, катившийся по их лицам, но снять ворох своих одежд - значит уронить свою честь, вот и парились бояре почём зря.
  - Как здоровье князя вашего Вячеслава Сокола? - проговорил государь.
  - Божьей милостью, великий царь, князь наш жив и здоров. Чего и тебе желаем, - отвечал Грауль.
  - Ты немчин? Папской веры или лютеранин? - с интересом спросил Михаил.
  - Я баварец, но веры православной держусь. В правилах веры слаб я, великий царь, - склонил голову Павел.
  - Нехорошо, - покачал головой московский государь. - Что же князь ваш не заботится об укреплении веры Христовой на своих землях? Вот и Беклемишев мне о том же говорил.
  - Нет у нас попов, великий царь! Токмо один и есть, не может объять он всю паству. Князь Сокол просит тебя о присылке на Ангару молодых да семейных попов, дабы они окормляли паству нашу всеобъемлюще. Да числом поболе, - добавил Павел.
  Михаил кивнул и негромко приказал дьяку, ведущему запись аудиенции, записать о сём.
  - С чем ещё пожаловали, послы ангарские? - пробасил высокий и толстый боярин, что пригласил их к царю.
  - А ещё, великий царь, князь наш Сокол предлагает тебе расчёт вести в золотой али серебряной монете, коя тебе надобна.
  - Поясни се, посол, - нахмурился царь всея Руси.
  - Ежели ты дашь нам образец либо рисунок твоей монеты, то мы будем тебе её давать в числе, которое тебе надобно.
  Бояре сзади яростно зашептали, а кто-то и заговорил в голос.
  - Цыц! - тут же вскричал на них государь Михаил Фёдорович. - Чего рты раззявили? - Повернувшись к ангарцам, он сказал, буравя их взглядом: - Частию в слитках, другой же частию в монетах. Образчик будет вам вскоре даден.
  - Чего ещё спросите у государя нашего? - громко спросил боярин, голос его гулко разнёсся под сводчатым потолком.
  - Вместе с головой ангарского приказа, боярином Василием Михайловичем Беклемишевым составили мы наикратчайший и удобнейший путь с Руси до Ангарского княжества, - начал говорить Павел и, видя, что Михаил лишь кивает его словам, продолжил: - Прошу тебя, великий царь, утвердить сей путь своею государевой рукою.
  - Добро, тому и быть, - из рук царя план принял голова посольского приказа Григорий Васильевич Львов.
  Он же спросил ангарских послов, если у них ещё что сказать государю всея Русии.
  - Великий царь, а ещё учинилась неприятность на Амуре-реке. На наш городок, по злому ли умыслу али по незнанию, напали казачки с Якутского и Охотского острогов. Хотели приступом его взять. Так наши солдаты тех казачков побили, а кто средь них жив остался, прогнали обратно, - расписал Кабаржицкий полученную по радиосвязи ангарцами информацию.
  - Не ведал я о сём прежде. Воевод тех накажут, коли вина их подтвердится, - отвечал царь мрачным голосом.
  Последние же вопросы о признании за Соколом титула великого князя Ангарского и Амурского, Даурских и Солонских земель властителя, тунгусских родов старшего князя, как и о праве ангарских купцов вести торговлю через Архангельск повис в воздухе. Михаил Фёдорович не дал на него своего ответа, обещав лишь подумать. Возвести ангарского отца Кирилла в архиерейский сан царь не позволил, предложив прислать своего епископа. На что уже своего ответа не дал Грауль, поскольку такой вопрос может решить лишь князь ангарский.
  На сём аудиенция и закончилась, но царь пригласил послов разделить с ним стол. Впрочем, вскоре Михаил удалился в свои покои, мучаясь болями в ногах. К Павлу за столом подсел Беклемишев:
  - То, что к столу вас пригласил - уже означает, что государь наш расположение своё к вам выказал. Сокола назвал князем, а оное тако же хорошо. А в своей ответной грамоте он даст знать, считает ли Михаил Фёдорович князя Сокола своим младшим братом, али нет.
  - Ясно, спасибо за науку, Василий Михайлович. Ты когда в Енисейск возвращаешься? - спросил боярина Грауль.
  - Не скоро, Павел. Дел много тут, покуда дьяк Парамон Хватов заместо меня в Енисейске будет.
  Когда пирующие бояре вконец перепились, ангарцы смогли уйти с царского банкета, раскланявшись с Беклемишевым в первую очередь. Остальные, казалось, и вовсе не заметили их ухода. Всё тот же подьячий Афанасий, что привёз сегодня послов в Кремль, увозил их и обратно, усадив в возок. Ехали теперь по Москве глубокой ночью, возница, жалея послов, не спешил. Но Кабаржицкому от этого было не легче - то и дело он порывался вывалить содержимое желудка себе под ноги. Наконец, когда его совершеннейшим образом припёрло, Павел забарабанил в стенку возка, принуждая возницу остановиться. Сказался таки царский стол, где в гостей вливали и впихивали всё подряд на стол выставляемое! Кабаржицкому помогли выбраться из возка, Грауль же вылез сам. Павел за столом старался себя контролировать, поэтому ему было намного легче. Кабаржицкого здорово шатало, но когда ему предложили снова залезть в возок, он пьяно воскликнул:
  - Шеф, в эту душегубку я не полезу! - и замахал на служку руками. - Поди ты прочь со своим тарантасом!
  - Видел бы тебя сейчас Соколов, - ощерился Павел и обратился к растерявшимся мужикам. - Ребята, мы пройдёмся пешком. Надо воздухом подышать, оклематься малость. Свободны! Вон наш двор уже.
  Возок и пару конных стрельцов ангарцы проводили глазами, стоя у забора соседнего постоялого двора. А уже у своих ворот, когда послы хотели было в них забарабанить, из ближнего проулка, скрытого кустарником, выкатился кубарем Есений:
  - Дядько Павел, не стучи! В тереме немцы, ждут тебя за воротами. А Никиту били нещадно!
  - Что?! - с Павла враз слетела хмельная беспечность.
  Он то хотел тут же завалиться спать часиков эдак на десять минимум.
  - Что за немцы? - изумлённо пробормотал еле стоявший на ногах Кабаржицкий.
  - Немцы как немцы, а какие, то я не ведаю, - возбуждённо проговорил Есений.
  - Чёрт возьми, да там вся Европа, почитай, у вас в немцах ходит! Есенька, а сколько их, немцев этих?
  - С дюжину будет. Дядько Павел, с заднего входа пойдём, там нету никого, - потянул мальчишка Грауля за рукав.
  - Правильно, - Павел потащил за собой Владимира.
  В густых кустах он оставил его и яростным шёпотом приказал тому не дёргаться. Пользы от него сейчас никакой, а вот проблем принести сможет.
  - Пошли же, дядько Павел! - канючил Есений.
  - А ты оставайся тут! - приказал капитан мальчишке, и тот послушно стал пятиться в темноту.
  Протиснувшись через тайный лаз в заборе, Грауль оказался позади терема, во дворе, где стояли баня и хозяйственные постройки. Причём стоял он на залитой лунным светом площадке, весь, как на ладони. Павлу стало неуютно. Тут же профессиональное чутьё ему подсказало, что он здесь не один. Стремительным рывком капитан бросился прочь от освещённого места, да ещё кувыркнувшись, попутно рукою нашарил во влажной траве полено. К месту, где он только что находился, спустя несколько секунд из-под широкой лестницы, где в каморке обитал истопник Фома, выскочили двое крепких мужчин в камзолах европейского покроя с дубинками в руках. Не теряя времени, крепыши метнулись вслед за пытающимся убежать ангарским послом. Павел швырнул в ближайшего врага поленом, тот дёрнулся, вскрикнул, выпустив из рук дубинку, - удар поленом пришёлся по лицу, вскользь. Но бровь его была некисло рассечена, и лицо теперь заливала кровь. Так что этот противник был на какое-то время выключен. Второй уже был рядом, сквозь зубы шипя ругательства. Ногами махать не получится, с некоторым сожалением подумал тогда ангарец. Подпустив атакующего противника на нужную дистанцию, капитан Грауль бросился ему в ноги. Иноземец был тяжёлым, и повалить этого здоровяка удалось с большим трудом. Враг яростно пыхтел, пытаясь достать Павла своими кулачищами. К счастью, его удары приходились мимо головы ангарца, Павел же удачно влепил ему задником сапога в висок, пытаясь сделать ножницы. Тот сразу же ослабил хватку, чем воспользовался Грауль. На голову потерявшего координацию противника бывший спецназовец моментально обрушил серию ударов, а когда тот потерял сознание, он одним движением сломал ему шею. И тут же он с превеликим трудом успел увернулся от пытавшегося ударить его носком сапога в лицо очухавшегося второго иноземца.
  'Всё, никакого алкоголя больше!' - мысленно возопил Грауль.
  В короткой схватке он поймал руку противника на болевой приём, отчего тот снова выронил дубинку и взвыл. Тут же растопыренными пальцами другой руки Павел ткнул врага в глаза и, едва тот успел взвизгнуть, сломал шейные позвонки и ему. Всё затихло. И тут капитан почувствовал, как кто-то крадётся у ближнего амбара. В секунду он преодолел расстояние до постройки, укрытой небольшой поленницей наколотых с утра дров. Уже замахнувшись, он разглядел сжавшееся в комочек тельце.
  - Есенька, ты тут?! Подлец, а ну иди сюда! - прорычал Павел забившемуся под амбар мальчишке.
  - Меня ты тоже убьёшь, дядько Павел? - пролепетал, заплакав навзрыд, мальчишка.
  - Солдат ребёнка не обидит, если он ангарский солдат, - присел на корточки перед амбаром капитан. - Вылазь, мерзавец, рассказывай, как дело было. Да поживее!
  Пока Павел оттаскивал трупы к амбару и обшаривал их одежду, Есений, сопровождая свои слова всхлипами, рассказывал, что произошло, пока ангарцы были в Кремле. Как поведал мальчишка, сегодня они с Марфушкой загостили у дядьки Василия, сына деда Фомы, когда ходили забирать для него чиненые сыном сапоги. А поскольку тот жил рядом, решили на ночь у него не оставаться, а возвратиться к Фоме с сапогами. Уже когда они подходили к постоялому двору, Есений заметил с десяток мужчин, среди которых было несколько человек в немецких камзолах. Стояли они на уходящей вниз тропе, скрытые с проезжей улицы кустарником. Мальчишке они сразу не понравились - уж больно вида лихого и зыркают недобро. Только он, пропустив первой в лаз Марфушку, полез за нею, как почувствовал, что его схватили за ногу и тянут назад. Взвизгнув, он попытался высвободиться, но ничего не вышло, и вскоре он оказался в окружении тех самых мужиков. Тут же вылезла и испуганная Марфушка. Немец спросил что-то у своих товарищей, и к детям вышел неопрятного вида мужичина и, дыхнув на них винным перегаром, спросил:
  - Говори, гадёныш, тут холопствуешь? Послы ангарские тут обретаются?
  - Истинно так, - заслоняя собой сестру, отвечал тогда мальчишка.
  Иноземцы приказали ему провести их к светлицам ангарских гостей.
  - Они вытащили сабли и пистоли. Испужался я, за Марфушку, - вновь потекли слёзы из глаз Есения.
  - Сопли убери свои! - приказал Грауль. - Где они сейчас, в светлицах?
  - И Марфушка моя у них, - снова всхлипнул мальчишка. - А деда Фому побили.
  - Пошли, покажешь...
  Но пойти не пришлось - с той стороны забора раздался треск кустов, яростная ругань Кабаржицкого, глухие звуки ударов и - всё стихло.
  - Да что же это! И молчал о других, морда?! А ну, беги, подымай служек и дворовых, живо! - прорычал Еське на ухо Павел, притянув мальчонку к себе.
  И наподдав ему сапогом под тощий зад, для ускорения, рванул к лазу. Выскочив на закрытую с двух сторон глухими заборами тропу, Грауль, держа наготове кистень, вытащенный у одного из упокоенных им чужаков, устремился к месту, где он оставил Кабаржицкого. Впереди трепетал свет от факела, и Павел уидел, как Владимира за руки и за ноги тащили двое мордоворотов, а третий освещал им путь. У начала тропы, на дороге, их уже ждал возок.
  Стиснув до боли зубы, Грауль кинулся на врагов. Ближайшего к нему мужика, державшего Кабаржицкого за ноги, он свалил ударом гирьки кистеня в момент, когда тот оборачивался на предостерегающий окрик своего товарища. Бесчувственное тело Владимира упало на тропинку - два бандита кинулись на Павла, и тому пришлось бы обороняться от пытающихся достать его дубинкой и ножом врагов, но внезапно со стороны терема грохнул выстрел 'песца', а затем и второй. Послышались торжествующие крики, ругань, грохот мебели да звуки разбиваемой посуды. Противники от испуга заметно сдали, и Грауль сразу почувствовал прилив сил, тут же удачно влепив по челюсти одному из них выброшенным вперёд кистенём. Тот забулькал, выплёвывая зубы, открылся и получил ещё раз - по лбу. Оставшегося одного и растерявшегося противника капитан быстро заломал, проведя борцовский приём, и вновь хрустнул шейными позвонками врага. Этот вариант упокоения противников становился для капитана уже традицией. Потерявшего же координацию иноземца Павел оглушил несколькими мощными ударами в голову. И уже хотел было оттащить Кабаржицкого к лазу, как увидел ещё пару чужаков, спускающихся на тропу с дороги. Помимо факелов, в руках у них были пистоли - оружие, посильнее дубинок и ножей. Грауль обречённо посмотрел на Владимира, распростёртого в пыли тропинки.
  'Не успеваю, друг!' - билось в висках капитана.
  Он развернулся и, пошатываясь, побежал к лазу. На счастье, из лаза показался Данила, один из нижегородцев, освещаемый светом факела со двора. Может Есений его сподобил или само провидение, но Бога Павел поблагодарил искренне, когда на его прерываемый тяжёлым дыханием вопрос о наличие пистолета, нижегородец быстро протянул ему 'песец'. Тяжёлый металл приятно холодил руку, и Грауль, переводя дух, пошёл обратно. Враги суетились вокруг места недавней схватки, освещая лица лежащих тел.
  - Эй! - крикнул им капитан.
  Один из окликнутых моментально разрядил свой пистоль в направлении Грауля. Капитан, предполагая подобный ответ, уже прижался спиной к забору и этим избежал ранения, уйдя с лини огня. И тут же оглушительные звуки выстрелов 'песца' вновь раздались в ночном Замоскворечье. Не дожидаясь, пока враги подойдут на расстояние уверенного попадания, Павел начал стрелять. Вторым выстрелом он разворотил плечо одного чужака, другой же, выхватив саблю, кинулся на капитана. Грауль хладнокровно выждал пару мгновений и спустил курок. Враг, словно налетев на невидимую стену, на мгновение замер и завалился в траву. Голова его превратилась в кровавое месиво из костей и мозгов. Павел, не удостоив его взглядом, побрёл к Кабаржицкому. Его обогнали нижегородцы и несколько человек из дворни постоялого двора, вооружённые дубинками. Владимира уже подняли и потащили к главным воротам.
  - Данила! - позвал парня Грауль и указал ему на раненого иноземца. - Этого в нашу светлицу отведи, только не через ворота, а тайно. Только свяжи бугая.
  - Будет сделано, Павел Лукич, - отозвался Данила.
  - И ещё, - перевёл дыхание капитан. - Во дворе двое мёртвых, притащите их сюда, свалите рядом с этими и всех обшарьте хорошенько. И быстрее, стрельцы сейчас набегут. Да лаз заделайте.
  Москва, Варварка, палаты Английского двора. Июнь 7149 (1641)
  За несколько дней до столкновения
  Отблески огня из открытого камина плясали на выбеленных стенах зала. Московская ночь была тиха и спокойна. Неторопливый разговор продолжался уже долго, за это время люди, сидящие за широким дубовым столом, успели съесть поросёнка и обсудить то, что они уже знали о обнаруженным московитами в Сибири княжестве, именуемом Ангарским. Они знали, что граничит это княжество с дикими кочевниками и Китайским государством. Значит, княжество это и торгует с китайцами. Сами англичане три года назад первый раз высадились на китайской земле, заняв португальский форт. С тех пор корона приняла решение укрепляться в Китае. Однако проблема состояла в том, что путь до китайского государства был очень далёк и труден. Приходилось огибать Африку, плыть в водах трёх океанов, для того чтобы достичь, наконец, Китая.
  - Возможно, есть иной путь достичь Китая. Если эти послы достигли Москвы и не выглядят изнурёнными, то путь, стало быть, не так труден? - сказал пожилой сэр Томас Тассер.
  - Так и есть, иначе, отчего бы московитский царь отказал Меррику в открытии устья Оби? - воскликнул самый молодой из собравшихся англичан - Патрик Дойл.
  - Известно, что река Обь вытекает из китайского озера. А это прямой путь до богатств, который скрывают от нас московиты.
  - Так и есть! Джон Меррик, бывший посредником при заключении мира между московитами со шведской короной, слышал, как Барятинский сказал о том, что они-де дошли до Китая, когда шведы спросили их об этом по его просьбе.
  - Только зачем он жаловался шведам, что московиты не пускают нас на Обь? Каков болван! - проговорил сэр Томас.
  А за вечер до этого на Английский двор пришла весточка от прикормленного дьяка Посольского приказа. В ней он сообщал о прибытии из Коломенского ангарских людишек. И хотя на посольство эта группа ангарцев не тянула, так как и количество людей было малым, и одеты они были просто, даже бедно и однообразно, с собою у них было девять тяжеленных ящиков. Не иначе, сообщал осведомитель, в тех ящиках было золото или драгоценные каменья. Да и поселились они не при дворце царском, а на обычном постоялом дворе, хоть одном и из лучших в Замоскворечье.
  - Думаю, такой вид послов говорит только о том, что они хотят сохранить свой приезд в Московию в тайне. Да и царь тоже этого желает, - сказал Патрик.
  - В таком случае, наша прямая обязанность - узнать, что в ящиках, и попытаться добиться сотрудничества с послами Ангарии, - решительно заявил глава торговой миссии в Москве.
  - А что московиты привезли из Ангарского княжества в прошлый раз? Надеюсь, все помнят? - обвёл глазами всех присутствующих сэр Томас Тассер.
  Да уж, такое не забыть! Тогда царю Михаилу из Сибири привезли великолепное зеркало в золотой оправе, творение, что было никак не хуже лучших венецианских мастеров. Был и мушкет невиданного типа, заряжаемый не со ствола, как всё европейское оружие, и также говоривший о наличии мастеров высокого уровня. А золотые монеты Ангарии! Чёткая чеканка, выдержанный вес, ребристая грань - они никоим образом не походили на убогие московские монетки. Стало быть, рядом с богатейшим китайским государством находилось ещё и развитое в науках и технологиях княжество. Сам царь стрелял из ангарского ружья!
  - Мушкет тот не требует засыпки пороха, и пулю в ствол вгонять не нужно. Говорят, что заряжается он одним движением и стреляет очень быстро - никакой европейский мушкет не сравнится с ним в скорострельности.
  - Вы понимаете, что это значит?! - воскликнул глава московской миссии, воздев руки кверху.
  - Вряд ли они пойдут на контакт с нами, - покачал головой сэр Томас. - Ведь они встречаются только с московитами и царём Михаилом. Да и оружие, которое у них есть, они будут продавать только ему, насколько я понял нашего осведомителя из Посольского приказа.
  - Сэр Томас, а вам не удалось поговорить с этим... Бек... ле Мишевым? Он же приехал из Сибири ранее самих послов ангарского князя.
  - Нет, не удалось, - отпил испанского вина Тассер. - Он не желает говорить об Ангарии.
  - Что ещё раз говорит о тайне московитов! Мы должны всё разузнать! На кону стоит многое! - снова воскликнул Дойл. - Если Московия получит множество ангарских мушкетов, она сожрёт всю Европу!
  - Вот вы, Патрик, лично и займётесь этим делом, - глава московской миссии тут же указал на него пальцем. - В крайнем случае, вяжите ангарцев и тащите сюда. Постарайтесь сделать всё как можно тише. Наш дьяк из приказа поможет людишками.
  - Вот только зачем им Московия, коли мехов у Ангарии вдосталь, как и золота?
  Замоскворечье, постоялый двор
  Через некоторое время, когда уже светало, а страсти былой схватки улеглись, прибывшим с ближней заставы стрельцам были предъявлены охладевшие трупы бандитов, наваленные там и сям на траве между заборами. И Павел, наконец, прилёг на застеленную лавку в своей светлице, тут же провалившись в глубокий сон. Широченную кровать занимал Кабаржицкий, который постепенно приходил в себя - негромко постанывал и всё пытался вялыми движениями дотянуться до шишки на голове, которая теперь, видимо, отчаянно чесалась.
  Незадолго до появления стрельцов Павел договорился с хозяином двора о том, чтобы он и его люди умолчали про то, что часть иноземцев была внутри гостевого терема. Что, собственно, было выгодно им обоим. В руках у ангарцев оставалось трое нападавших. Из тех чужаков, что держали на прицеле Никиту с нижегородцами, в живых осталось только двое, остальных забила дубьём дворня, да застрелил Никита, в суматохе сумевший освободить руки. К счастью, жертв у ангарцев, как и среди местных, не было. Если не считать разбитого лица Никиты да шишки, а возможно и сотрясения мозга у Кабаржицкого.
  ...После позднего обеда Грауль задержал в трапезной всех, кроме стерегущего пленников Никиты. Подождав, пока служки удерут со стола и принесут горячего питья со сладостями, он начал говорить:
  - Итак, мужики, мне нужно окончательно определиться. Вы все, - обвёл он глазами нижегородцев, - увидели, насколько опасна служба ваша...
  Мужики загомонили, мол, да что мы мордобоя не видали и не служба этот вовсе, а так - сущая безделица и объедаловка.
  - Что же тут опасного, Павел Лукич? Разве что косточкой поперхнуться, - резюмировал за всех Данила.
  - Хорошо, - кивнул Павел. - В таком случае, важный вопрос: все ли из вас пойдут на службу в само ангарское княжество, как было ранее уговорено?
  - Все пойдём, не сомневайся! - воскликнул один из мужиков, остальные же одобрительно закивали, потрясая бородами.
  - Что же, тогда завтра получите пистолеты, такие же, как и тот, из которого палил Никита, и я буду вас учить с ними обращаться. Караульную службу тоже будем постигать. А то вас, как баранов, схватили, да под прицелом держали. Ладно, пока отдыхайте.
  'Повезло им, что англы до оружия не добрались, сверху ящики с чугуном и железом наставили! Правильно Никитос перед нашим уходом идею подал, башковитый он парень, поднатаскать его надо. Ну ладно, я пока проведаю пленников', - размышляя, Грауль встал из-за стола.
  Когда Павел вошёл в светёлку, где Никита караулил чужаков, связанный иноземец враз потерял самообладание и нервно засучил ногами на полу. Двое московитов мрачно и равнодушно посмотрели на капитана. Они его, в отличие от сэра Патрика, в деле не видели.
  - Ну что, граждане, кто хочет со мною поговорить по душам? Излить мне, так сказать, душу и очистить её от греха, - ласковым голосом проговорил Павел, посматривая на пленников мягко, почти что с нежностью.
  Никита даже рот открыл от подобной обходительности капитана.
  - А ты кто таков? - хмуро зыркнул на него московит, что был постарше.
  - Голова ангарского посольства Павел Грауль, князь Усольский. А ты кто есть?
  Тот молчал, тогда Павел перевёл взгляд на мужичка видом помладше.
  - Давеча не молчали, а теперь будто в рот воды набрали. Вы же его хотели видеть, вот он и есть, - кивнул Никита на Павла.
  Мужичок бросил быстрый взгляд на старшего.
  - О, ясненько! Никита, выведи-ка этого хмыря. А то он разговору мешает нашему с товарищем.
  Бородача вывели за дверь.
  - Ну давай, говори, зарабатывай жизнь и свободу. А этого упыря англицкого не бойся.
  Иноземец, нервно сглотнув, посмотрел на своего подельника. А тот взахлёб начал сдавать с потрохами своих недавних товарищей. Как оказалось, только что уведённый пленный был одним из приближённых думного дьяка Посольского приказа. Он и якшался с англичанами.
  - Они же, - кивнул он на иноземца, - хотели послов ангарских схватить и к себе на англицкий двор отвесть для крепкого расспросу.
  - А что им надо было узнать? - развязывая путы пленника, спросил Грауль.
  - А того я уже не ведаю, - вздохнул мужик. - Они что-то про золото говорили и про мушкеты.
  - Ясно, - удовлетворённо молвил Павел. - А сам глава Посольского приказа ведает о шашнях того хмыря с англичанами?
  Пленник, потирая затёкшие руки, отвечал, что князь Львов верно ничего и не знает. И что этот подьячий делал всё келейно, в тайне от прочих товарищей.
  - Это радует. Ну ладно, вали отсель, да более на глаза мне не попадайся. Да! И не служи врагам отечества своего впредь, это опасно для здоровья.
  - Ты меня отпускаешь? - изумился мужик. - А они как же?
  - А их ты больше никогда не увидишь. Всё, ступай-ступай, - махнул рукою Павел и, проводив его до двери, приказал Даниле отвести его за ворота и отпустить на все четыре стороны.
  А потом Грауль вернулся к сидевшему под окном связанному сэру Патрику Дойлу, представителю торговой компании английского двора в Москве.
  - Патрик, мы остались одни, - Павел подмигнул опешившему от подобной вольности ангарца англичанину. - Тебе ничего не помешает рассказать мне, что подвигло вас на разбой.
  - Но это не было разбоем, - с сильным акцентом возразил иноземец, опасливо поглядывая на ангарца.
  - Уверяю тебя, в ангарском суде тебя судили бы именно за разбой и ты бы много лет провёл на угольной шахте.
  - Но я не в Ангарии! - недоумённо возразил Дойл.
  - Это почему же? - изобразил удивление Грауль. - Вы напали на нас на территории нашего посольства. А на территории посольства действуют наши ангарские законы. Значит, как глава посольства, я могу судить тебя, как обыкновенного разбойника.
  Ангарец с улыбкой смотрел на реакцию англичанина. Импровизация Павлу явно удалас,ь и иноземец, кажется, начал понимать, что он серьёзно вляпался.
  - Но я подданный английской короны! Меня ожидают мои друзья, они знают, что я здесь!
  - И что с того? - рассмеялся Павел. - Они тоже разбойники. Пускай приходят, у нас есть чем их встретить.
  Павел встал с лавки, подошёл к ящику, стоявшему у стены, и вытащил из него один из трёх карабинов, что остались у него после ухода группы Карпинского. Зарядив его и щёлкнув затвором, он приблизился к сидящему на полу англичанину.
  - Ты же это хотел получить?
  Патрик не сводил мрачного взгляда с ангарского мушкета, который так интересовал пославших его соплеменников.
  - А ты не пробовал просто спросить? - продолжал говорить ангарец. - Постучаться в ворота и вежливо, как настоящий сэр, попросить меня уделить тебе немного времени, чтобы ответить на твои вопросы, а? Чего молчишь? А то напали, как презренные разбойники, да ещё ночью, прикрывая темнотой свои грязные помыслы.
  Дойл продолжал молчать, он буквально онемел, не находя правильных слов, чтобы возразить этому ангарцу.
  - Или может вас интересует наше золото? - Павел запустил руку в карман штанов, достав несколько червонцев. - Да что ты всё молчишь-то?
  Было видно, что иноземец уже дошёл до кондиции и дальнейший разговор превратиться лишь в истерику этого начинающего 'торговца'. Пора было переходить к следующей стадии общения с англичаниным.
  - Ну да ладно, до этого была лирика, а сейчас займёмся скучным бумажным делом. Давай, вставай с пола и сядь на лавку, успокойся пока. А мне нужно составить отчёт о вашем нападении.
  - Какой отчёт? - пролепетал Дойл.
  - Как какой? - изобразил изумление Павел. - Мне необходимо отписать своему князю о вашем нападении. И не только моему князю, но и в Посольский приказ Московии.
  Патрик уронил голову на грудь:
  - Прошу вас, не делайте этого, - глухо проговорил он.
  - А ты что, боишься, что ли? Нападать на беззащитных послов ты не боялся? Короче, молчи пока, будешь говорить, когда я спрошу. Никита, приведи свидетеля - хозяина сего двора, надо подписать протокол.
  Никита, похоже, начал понимать, что удумал капитан. Поэтому, ощерившись белозубой улыбкой, он быстро исчез за дверью.
  - Итак, твоё полное имя и место рождения?
  - Патрик Девис Дойл, рождён в Плимуте, двадцать четыре года от роду.
  - Чем занимаешься в Москве?
  - Торговый агент Московской компании.
  - Кто послал тебя на это преступление?
  - Сэр Томас Уильям Тассер, мой... начальник, - понуро качнул головой Патрик.
  Допрос продолжался ещё некоторое время, Грауль описал на бумаге действия англичан и их подручных и дал прочитать Дойлу. После капитан составил второй экземпляр, а за ним и третий. Один экземпляр Павел решил отдать англичанам - пускай маковку почешут, подумают. Иноземец подписал все три экземпляра протокола стандартной фразой '...с моих слов записано верно, Патрик Девис Дойл'.
  - Ну всё, молодец, Патрик. Теперь свидетель подпишет и будешь свободен. А в Посольский приказ, так уж и быть, бумагу я посылать не буду.
  - Ты меня отпустишь, как того московита? - обрадовался англичанин.
  - Да, Патрик, сейчас ты пойдёшь к своим товарищам. Скажешь, что если их ещё что-то интересует, то пускай приходит один человек, знающий русский язык, со списком вопросов. А тебя чтобы я больше не видел, если увижу - точно пошлю на угольные шахты. Всё, проваливай!
  Англичанин недоверчиво, на подгибающихся ногах попятился к двери. Капитан приказал Даниле проводить иноземца за ворота и отпустить.
  До обеда к ангарцам приходили и с Земского приказа, что в Москве оказался прообразом органов внутренних дел, а так же с Посольского приказа, прибыл человек и от Беклемишева. Приказным дьякам ангарцы все, как один, твердили о том, что мол, кто напал - мы не ведаем, людишки какие-то лихие. Хотели пограбить загулявших на царском пиру хмельных до послов, да вот дворня и слуги выручили их. Побили всех злодеев, кто сбежать не успел. Вона, даже дед Фома, местный истопник, поколотил одного, хоть и сам битый оказался. А лихие люди даже возок свой оставили. Послы же сейчас в лёжку лежат, битые. От присланного вскоре Михаилом Фёдоровичем лекаря-немца ангарцы не отказались, дали себя осмотреть. Вежливо выслушали его причитания по поводу шишки на голове Кабаржицкого, обязались следовать его советам. Напоили-накормили, дали монетку и выставили пребывающего в полной уверенности своей значимости лекаря вон.
  Вечером
  А вечером к постоялому двору подкатил расписной возок красного цвета с богато выряженными ездовыми и эскортом из дюжины стремянных стрельцов. Из возка вылез князь Григорий Васильевич Львов, голова Посольского приказа, собственной персоной. Пройдя в терем и отведав горячего сбитня, он вскоре раскланялся, сетуя на отсутствие свободного времени, и передал Павлу ответную грамоту московского царя, адресованную ангарскому князю Соколу.
  Проводив до возка князя Львова, Павел вскрыл грамоту уже за воротами, с удовлетворением отметив полное титулование Соколова, а особенно то, что царь назвал князя Ангарского и Амурского Вячеслава Андреевича Сокола своим любезным другом. Право ангарских купцов торговать в порту Архангельска также было царём московским дано, но оговаривалось оно ежегодной золотой или серебряной пошлиной. Мягкая рухлядь уже не столь сильно интересовала государя Руси, как благородные металлы.
  'Придётся на Витим посылать больше людей, золотишко сейчас в Московию поплывёт немало', - подумал Грауль.
  Глава 17
  Архангельск. Конец августа 7149 (1641)
  Пётр Карпинский, ангарский посол
  В один из последних дней лета мы достигли, наконец, отправной точки нашего пути в Европу. Отсюда начинался наш путь в датское королевство. Но до того как попасть в этот единственный полноценный русский морской порт, нам пришлось изрядно потрудиться, чтобы сохранить инкогнито. Никакого ангарского посольства не было и в помине, а лишь небольшая группа приказчиков и холопов архангельского купца Тимофея Кузьмина. Оставив покуда отца Тимоши в Москве - поправлять его дела, платить скопившиеся долги, в общем, восстанавливать доброе имя, мы ушли телегами на Ростов. Оттуда речным ходом, включая Волгу и небольшой волок, попали в реку Кострому. Шли мы специально малоиспользуемым путём, стараясь пореже попадаться на глаза иным торговцам или таможням в городах. Из Костромы на дощаниках мы попали на небольшую речку Лежа, которая впадала в Сухону недалеко от Вологды, а там уже прямой путь до Архангельска. Весь наш груз можно было уместить на одном дощанике, поэтому особого внимания наш отряд не привлекал. Правда, я опасался, что в Архангельске от досмотра наших судёнышек мы не отвертимся, но и тут всё прошло удачно.
  Отправленный договориться насчёт подвод от складов до двора купца Ложкина, Данила вскоре привёл к берегу Двины Матвея - приказчика самого Савватия Петровича. Тот тут же организовал четыре телеги, моментально узнав в Кузьмине будущего зятя купца. И вскоре наша честная компания покатила от складов, разбросанных по берегу Двины, в архангельский посад. Так мы оказались перед высокими резными воротами, за которыми был виден терем, украшенный фигурками и цветными вставками. Ложкин мне понравился сразу - купец встретил нас очень радушно, будто самых дорогих и желанных гостей. И хотя сам Тимофей мне рассказывал про бедственное финансовое положение будущего родственника, мне показалось, что всё же Савватий Петрович был искренен. Нас Тимофей представил купцу, как своих компаньонов из Сибири, чем немало удивил Ложкина.
  - Так вона ты где был в прошлом годе! - воскликнул тогда Савватий. - Эка тебя закинуло! Нешто нашёл лучшую торговлишку?
  - Нашёл, тестюшка, - елейным голосом протянул Тимофей. - Да и тебе тоже нашёл оную, заодно будем торговлишку вести. Ежели ты супротив не будешь.
  - Коли выгода есть, зачем же родному человеку отказы чинить? - отвечал купец.
  У меня от их сладко-медовых речей вскоре заныли зубы, а будущие родственнички всё продолжали умасливать друг друга, уж и до свадьбы добрались. Может так и надо, ну там традиции и всё такое. Хотя было видно, как Тимоша круто берёт Савватия в оборот своими ласковыми речами. А тот на что-то надеется. Ага, точно, про приданое разговор всё же завёл:
  - Доченька-то у меня единственно, что и осталось. А дела мои в совершеннейшем запустении и разорении. Да те двести рублёв серебром, что Орешкин у меня стребовать хочет, так хомутом и висят, - сокрушался Ложкин.
  Я решил всё-таки влезть в их междусобойчик, дабы прояснить для себя ситуацию наших дальнейших действий:
  - Савватий Петрович, а датские корабли в гавани стоят?
  Купец с полминуты смотрел на меня, силясь вспомнить моё имя и ответить на вопрос, заданный мною посреди важного для него разговора. Наконец, он проговорил, что надо пригласить его приказчика, Матвея, вот он точно знает.
  - А я на реке ужо и не бываю.
  Послали за Матвеем. Приказчик появился в доме примерно через час, сразу же отозвав купца в сторонку для личного разговора. Не знаю, что он там ему говорил, но плечи Ложкина явственно опустились, да и вообще Савватий как-то сник.
  - Матвей, вот у нашего гостя немалый интерес учинился. Желает он знать, нет ли данских кораблей в Архангельске? - указал на меня подошедший после неприятного разговора купец.
  - Было четыре данских корабля, третьего дня ушёл один, двенадцатого дня - второй. А тебе с коим умыслом дан нужен? - прищурился приказчик.
  - До столицы датской добраться.
  Матвей кивнул, более он вопросов не задавал, лишь оговорившись, что не всякий капитан возьмёт чужаков на борт.
  - А ежели деньгу посулить?! - воскликнул Ложкин. - Возьмёт!
  - Взять-то возьмёт, но довезёт ли? - вздохнул Матвей, пожав плечами.
  - Матвей, как тебя по батюшке? - спросил я приказчика.
  Ага! Как же они удивляются, если спросишь об отчестве любого незнатного или небогатого человека. Вот и он растерялся на мгновение.
  - Степанов сын я...
  Ну а теперь быка за рога:
  - Матвей Степанович, может, ты мне поможешь в разговоре с капитаном? Я то не силён в такого рода переговорах.
  - Сего дня желаешь разговор-то учинить с данами? - спросил приказчик.
  - А чего время тянуть? - отвечал я, вставая с лавки.
  Тогда Матвей, деловито забрав со стола пару пирогов, предложил мне следовать за ним. Вскоре мы выехали из ворот верхом, направляясь к гавани.
  - К Пудожемскому устью пойдём, - сообщил мне Матвей. - Там данцы были и анбары ихнеи там же.
  По мере того, как моя кобылка перебирала копытами, всё явственней чувствовалось приближение моря. Мы проезжали по берегу одного из рукавов Северной Двины, вдоль реки стояли высокие и не очень амбары, склады с тянущимися в воду мостками, к которым были причалены баркасы, попадались и кочи со скатанным парусом. Мужики в некогда белых рубахах и в казавшихся войлочными островерхих шапках с грохотом катили бочки, да покряхтывая, таскали тюки. Приказчики следили за перегрузкой товара, внимательно учитывая каждый тюк. С моря порывами дул прохладный ветер, приносящий волнующий меня запах морской соли. Впервые за долгие тринадцать лет я оказался у моря, у настоящего моря. А там, через Двинскую губу да Горло лежит мой родной Кольский полуостров. Но ни Мурманска, ни Североморска там нет и в помине, лишь промеж устьев рек Кола и Тулома стоит Кольский острог, да, может быть, кочуют неподалёку лопари.
  - Монеты есть на оплату? - спросил вдруг Матвей, поглядывая на меня.
  - В достатке, - попытался я важно кивнуть.
  - Всё одно - все монеты не держи в одном месте и не показывай враз. Жди тут, - ответил он и направил своего коня к высоким амбарам или складам - пойми тут разницу, - что стояли несколько обособленно от иных.
  Не было его примерно с час, а может и больше. Я уже присел на небольшой пригорок близ дороги, ожидая приказчика. Стрёкот кузнечиков, свежий ветерок да нежаркое, но приятно ласкающее кожу северное солнце уже заставляли меня искать местечко, чтобы прилечь. Сморило малость, да и не так давно поел. Я уже привязывал кобылу к деревцу, когда появился Матвей. Критически осмотрев мои потуги привязать животное, он заметил:
  - Стреножил бы и делов... - Неопределённо показав рукою на стоящие у него за спиной склады, он продолжил: - 'Ягтунд' уходит не скоро, через пару седьмиц. Шкипер поведал, что он идёт до Оденсе. Ганс Йенсен, капитан 'Хуртига', сказал, что уходит через два дня. Но он идёт до Кристиании, это небольшой городок близ крепости Акерсхус.
  - Ясно, Матвей Степанович. Спасибо тебе за труды твои, возьми уж, не побрезгуй, - протянул я приказчику золотой ангарский червонец.
  Матвей, казалось, узнал монетку, по крайней мере, мне так показалось.
  - Видел уже такую? - спросил я его.
  - Приходилось, - нахмурился приказчик. - Мне такую единожды поморы со Святицы давали за припасы. А опосля поморов тех и не видно стало, люди бают, что и деревня ихнея опустела. А они токмо мне товар свой и давали. - Ишь ты, что получается! Стало быть, начало банкротству купца Ложкина было положено нами? Занятно. А что Матвей, догадается? - Так вы, стало быть, с ентого Ангарска и есть? - проговорил приказчик, пряча монету в складки одежды.
  - Угадал, Матвей, - ответил я.
  Он кивнул и принялся объяснять мне местные реалии. Поскольку Архангельск по сути единственный полноценный русский порт, то и таможенный погляд тут соответствующий. Просто так не уплыть, тем более на купце. И хотя грамотки у нас имеются, но доверить их проверку какому-нибудь местному поручику Крыкову покуда желания мало. Мало чего удумает ретивый таможенник, вычислив чужаков на торговом корабле.
  - Или же ховаться крепко в трюме. Но опасно се, однако, - покачал головой приказчик.
  - Так что же делать, Матвей Степанович?! - воскликнул я.
  А выход завсегда есть. Если в бывшее наше время тотального контроля при желании, подкреплённом возможностями, всегда можно было решить любые вопросы, то что говорить о старине седой?
  - Оформить в Посольском приказе выездную грамотку надо было. Так оно лучшей всего выходит, - отвечал приказчик. - Но можно сделать и так...
  Оставшееся время до отплытия корабля капитана Йенсена морпехи и Белов гоняли нижегородцев по теории работы с оружием, включая и штыковой бой. Практику мы себе сейчас позволить не могли. Вокруг нас были тысячи людей, а местной ярмарке ещё только предстояло затихнуть в начале осени. Самое главное - быстро снаряжать и готовить оружие к немедленному бою, а равно как и заботиться о нём ко дню отъезда мужики более-менее уже могли.
  Тем временем, Матвей ходил к датчанину ещё раз, сговорившись с ним в цене нашего проезда. Всего на две дюжины человек с четырьмя ящиками груза и своими съестными запасами капитан запросил тридцать пять рублей серебром. В этом смысле наш вояж до будущего Осло обошёлся не столь обременительно для нашего бюджета, хотя Матвей утверждал, что датчанин заломил высокую цену.
  Кстати, нам удалось, наконец, увидеть зазнобу Тимофея Кузьмина. Ну что сказать? Ладная девица, статная, разве что чуть полновата, но это скорее признак хорошего здоровья и достатка. Именно поэтому наши переселенцы с Руси поначалу шептались о немногочисленных женщинах из экспедиции - мол, богатые да худые, не иначе как хворые. Только со временем, когда переселенцы втягивались в ангарский социум, тогда и замечали, что девушкам совершенно нет времени сидеть дома да потихоньку заниматься рукоделием, женишка ожидаючи. Лишь старшие из крестьян, бывало, с укором посмотрят на свою дочурку с распущенными волосами, щеголяющую в мужских портах, доходящих лишь до колен, с исписанными и изрисованными листами бумаги подмышкой.
  - Эвона, кровинушка-то наша совсем обусурманилась. Иной стала, яко же и княжьи ближнеи люди, - скажет крестьянин, на подобное непотребство взирая.
  - Может и к лучшему се, - ответит ему жена. - Всё одно порядки Соколом, самим Христом нам даденным, установлены. Худа не будет.
  В тот день едва рассвело, когда мы погрузились на телеги, окружным путём отправившись к беломорскому побережью выше двинских рукавов. Там мы должны были дождаться торговый корабль 'Хуртиг', что по-нашему означает 'Быстрый'. Когда вышло солнышко, мы уже были на месте - на берегу близ устья небольшой речушки. Обещанный Матвеем коч уже стоял на якоре недалеко от берега. Завидев нас, с поморского кораблика к нам отправили две лодки. Погрузившись на коч, мы отошли немного мористее и встали на якорь, ожидая датчанина. Тот показался лишь ближе к обеду. Как только я его увидел, так у меня стало тоскливо на душе. Я не то, чтобы боялся покинуть родную землю и практически родную страну, но сейчас это мне показалось настолько серьёзным испытанием, насколько я смог себе вообразить. То, что поначалу казалось там, в Ангарии, чем-то вроде приключения, здесь становилось практически подвигом. Иначе я сказать бы не смог - мы отрывались от последней ниточки, что нас связывала с остальными товарищами. Стесняться громкости подобного определения я не желал. Круглобокий 'Хуртиг', постепенно вырастая в размерах, приближался к нам. Якоря на датчанине были выброшены, а паруса свёрнуты. Ну всё, оглядываю мужичков с коча, как бы прощаясь Русью, и сползаю в лодку - принимать первый ящик с карабинами и золотом. На море было лёгкое волнение, поэтому я переживал за ящики, может, даже больше чем нужно. Ведь, утопи один - и всё, можно ехать обратно. Без тех же карабинов соваться в Европу просто опасно.
  Резкий ветер щедро сыпал в лицо холодными солёными брызгами, но я не обращал на это никакого внимания - всё оно было приковано к зарывающемуся в воду носу лодки. Рука моя крепко держала ручку одного из ящиков, время от времени я на автомате проверял прочность и надёжность узлов привязанных к ней верёвок. В ящике находились карабины и часть золота. Наконец, вёсла гребцов стукнули о борт датского корабля, а сверху скинули две верёвочные лестницы. Белов и двое морпехов поднялись на палубу и принялись затягивать наверх первый ящик, я же страховал его снизу. Вскоре подошла и вторая лодка, я полез наверх, наблюдать за погрузкой на датчанина. Через некоторое время, когда все наши люди и груз были на палубе 'Хуртига' из расступившейся толпы глазеющих на нас матросов вышел высокий и худющий человек. Я сразу же признал в нём капитана Ханса Йенсена, да кто же ещё это может быть, как не он?
  - Lade penge! - хрипло каркнул Ханс, буравя нас взглядом огромных глаз, игравших двумя живыми самоцветами среди, казалось, грубо вырубленного из дерева лица.
  - Отдай ему деньги за провоз, Пётр Лексеич, - проговорил мне Тимофей.
  Я снял перекинутый через плечо ремень кошеля с серебром, подав его капитану. Тот, развязав тесёмку, заглянул внутрь и, оставшись довольным увиденным, важно кивнул мне и ушёл, прикрикнув на столпившихся матросов.
  - Дисциплинка не то, чтобы очень, - сказал по этому поводу один из морпехов, одетых в 'золотые одежды' - Александр из Владимирской области.
  Едва мы осмотрелись, как к нам приблизился моряк в кожаной куртке и войлочной шляпе с заломаными краями, судя по медному свистку - боцман. Он, хмуро окинув нас оценивающим взглядом, жестами позвал нас за собою, приведя к кормовой надстройке. Нам полагалась вся правая её половина, как и договаривался Тимофей. Внутри изрядно воняло и было слишком душно. Стены были покрыты липкой чёрной смолой. Первое, что мы сделали, - немедленно отворили небольшие слюдяные оконца, чтобы пустить внутрь свежего воздуха Беломорья. Сваленные на топчанах тряпичные тюфяки, видимо, самые чистые на этом корабле мы немедленно и с немалой опаской вытащили наружу. Рассадник вони и клопов в нашем помещении был явно лишним. Дальнейший осмотр помещений в которых нам придётся провести не один день выявил, что полы в наших двух каютах не мыли, по всей видимости, с того момента, как корабль был спущен на воду. Тимофей тут же был послан за тряпками и вёдрами.
  Вскоре подошедший боцман в удивлении чесал макушку - чужаки выволокли наружу совсем чистые тюфяки и устроили мытьё полов! Причём Бьёрн отметил ту ловкость, с которой эти люди вытаскивали ведро с забортной водой, видимо, им и ранее приходилось это делать. А он уж думал содрать с них за наверняка бы упущенное в море ведро ещё монетку.
  'Странные они', - подумал боцман и решил ещё немного понаблюдать за ними.
  То, что они не московиты, стало ясно сразу, несмотря на их одежду. Точнее, московиты среди них были, но они явно были слугами тех, других. А те мало того, что отличаются от московитов свободным от бороды лицом, но и держатся на палубе привычно. Да и вообще чувствуют себя, как дома.
  'Поговорю с Хансом', - решил боцман. Развернувшись, он увидел, что свободные от вахты моряки столпились за ним и, почёсываясь, озадаченно смотрят на чужаков.
  - Чего вылупились, чёртово отродье? - боцман раздвинул руками небольшую толпу.
  - Бьёрн, они мыться принялись, - один из моряков показал грязным пальцем в сторону надстройки.
  Боцман с удивлением оглянулся: и точно, чужаки, оставшись в светлых подштанниках, принялись уже обливаться водой и намыливать свои тела. Московиты же в этом не участвовали. Поэтому безбородые смеялись над ними и предлагали в шутку окатить их водой, - чудно!
  - Ого, боцман! У них рисунки на теле! - воскликнул один из молодых матросов.
  Бьёрн решил-таки подойти поближе.
  Во время наших послеуборочных водных процедур ко мне подошёл боцман и начал что-то требовательно говорить, хотя я заметил тщательно скрываемую им растерянность. Слов его я не понимал, но общий смысл уловил: этот человек с обильно смазанных ворванью сапогах хотел денег. Меня, как обычно, выручил Тимофей Кузьмин:
  - Он денег хочет, полрубля. За воду, еду и тюфяки, надо заплатить, - хмуро проговорил он.
  - Так у нас свои запасы! Я бы не стал пить их воду и, тем более, брать их еду! А матрасы мы же убрали, - я хотел было отшить наглого боцмана, но Кузьмин и Микулич посоветовали мне не ерепениться, а заплатить требуемую сумму.
  Мне пришлось отсчитывать так нужную в Кристании мелочь. Мелочью я считал всё кроме золота. Конечно, у нас были 'лишние' золотые пластины, но кто знает, как оно дальше повернётся? Удастся ли золото удачно разменять или там свои курсы валют и драгметаллов? Скрипя сердце, я вручил изображающему скуку боцману примерно полрубля серебром. Тот, получив деньги, ухмыльнулся и, погремев металлом в ладони, ушёл за дверь левой стороны надстройки.
  - Он отдаст деньги капитану, - проговорил Кузьмин.
  - Пускай они подавится своей тухлой селёдкой, - проворчал я, сожалея о лишней трате.
  Анекдот какой-то - сервиса нет, а заплатить надо.
  На следующий день я решил устроить очередное занятие для нижегородцев по матчасти вооружения и теории обращения с револьвером и карабином. Оружие было вытащено из ящиков, мужики снаряжали и разряжали его, указывали на составные части конструкции оружия и рассказывали о взаимодействии механизмов.
  - Может, постреляем? - предложил Белов.
  - Не думаю, что это хорошая идея, Брайан. Капитан вряд ли будет доволен нашей пальбой.
  - А я бы пострелял, - задумчиво проговорил Микулич. - Что-то мы с Тимофеем опасаемся, как бы даны не захотели бы попробовать нас пощипать.
  Я вопросительно посмотрел на Кузьмина, тот развёл руки:
  - А что тут странного, Пётр Алексеевич? Обычное дело.
  По рассказам Тимофея я вынес одно - в этом веке понятие купец и пират довольно размытое и может меняться в зависимости от ситуации, благоволящей к грабежу либо нет. Можно и попробовать попугать их, либо озадачить. И всё-таки я настоял пока попридержать эту идею - не нужно лишнего шума, сейчас главное до Кристиании доплыть без проблем. Но карабины я приказал в ящики не убирать, а, заряженные, держать под рукой. Да следить за всяким движением датчан у надстройки. Лишний раз поостеречься - не лишнее. Да и вообще постараться не высовываться. Однако морпехи, соскучившиеся по настоящему морю, старались чаще бывать на палубе, наблюдая за работой датчан. Дело дошло до того, что боцман Бьёрн сам подошёл ко мне и посоветовал моим людям держаться подальше от его моряков.
  А вечером второго дня пути в нашу каюту ввалился пропахший винным уксусом тип в донельзя грязной одежде. Он озирался по сторонам, не зная, чему удивляться, то ли сложенным на виду карабинам, то ли неведомой ему чистоте и уюту, царящему в каюте. Не найдя глазами того, к кому ему стоило бы обратиться, он сбивчиво и плаксиво заговорил, обводя горестным взглядом всех нас. Речь его продолжалась около пары минут, и даже я понял, что он повторял какой-то рассказ. По-видимому, что-то случилось с его сыном, так как он говорил 'сён' и 'книв', явно упоминал Архангельск и англичан, будь они неладны.
  - Тимоха, он что, про сына и нож говорит?
  - Да, он говорит, что его сына Кнуда, ещё в Архангельске англы порезали. Корабельный костоправ говорит, что его сын помрёт, а он надеется, что среди нас есть хороший лекарь. Обещает денег.
  - Ясно, скажи ему, что мы сейчас посмотрим. Брайан, доставай аптечку! Божедар, возьми чистого белья и воды.
  То и дело стукаясь головами о низкие проёмы помещений, мы достигли нижней палубы, где лежал умирающий. Я сразу решил - Кнуда следует немедленно отнести к нам, состояние его позволяло это сделать. Сама рана оказалась неопасной, но грязный нож сделал своё дело - у парня был сепсис, то есть заражение крови. По словам его отца, корабельного плотника Харальда, третий день сын его был в горячке. Кнуд бредил, жалуясь на головную боль.
  - Тимофей! Надо его уносить, в этом душном и вонючем закутке ему точно лучше не станет, - сказал я Кузьмину, когда Белов, осмотрев раненого, жестом указал на потолок.
  После того, как матросы перенесли парня в нашу каюту и уложили на матрас, мы приступили к лечению. Для начала, конечно, выгнали из помещения датчан и только потом Белов достал один из бумажных конвертов с заранее расфасованной дозой пенициллина. Брайан обмыл кожу вокруг раны тёплой водой и обработал её раствором жёлтого порошка, после чего дал ему глотнуть немного алкоголя. Сделав Кнуду одну внутримышечную инъекцию в триста тысяч единиц пенициллина, хранимым, как зеница ока, шприцом, оставалось только ждать и надеяться на выздоровление молодого организма. На следующий день, когда воспаление спало, рану промыли спиртом и наложили повязку из льняного белья. В принципе, опасений за Кнуда у меня было мало - наш препарат уже несколько лет использовался в Ангарии и всегда с положительным результатом. Так же получилось и тут - через пару дней парень уже мог улыбаться и разговаривать, а к концу пути уже встал на ноги. Харальд со слезами радости на измождённом лице, не унимаясь, всё пытался сунуть нам свои жалкие монеты и золотое колечко, когда с изумлением и благоговением увидел оправившегося от предсмертного состояния сына. Матросы тоже были поражены столь удивительным выздоровлением умиравшего, удивились они и тому, что мы не взяли платы за свою работу. Даже капитан пришёл посмотреть на исцелённого Кнуда, после чего пристально взглянул на нас. А я вдруг подумал о том, а не спишут ли датчане, как истово верующие протестанты, такое выздоровление на помощь дьявола? Но, к счастью, подобного не случилось. Вот так мы сохранили для корабля помощника корабельного плотника, а для отца - сына.
  В последнюю ночь на корабле к нам зашёл сам капитан Ханс Йенсен и, позвав меня и Тимофея за собой, направился на палубу. Там, не глядя на нас, он тихо поблагодарил за спасённого сына плотника и извинился за своего боцмана, вернув те полрубля, что мы отдали этому прохвосту за еду и воду. Далее он помедлил, как бы обдумывая, говорить ему следующую фразу или нет, но потом-таки решился. Стоя к нам боком и смотря в окружающую корабль туманную мглу, он начал говорить, а Кузьмин, наморщив лоб, пытался перевести его слова:
  - Он говорит, что-то вроде того, что ему плевать кто мы на самом деле. Он хочет знать ответ на один вопрос: не затеваем ли мы что-либо против его короля?
  Удивился я несказанно - а Ханс-то оказался не просто гордецом, но ещё и думающим человеком. Я попросил Тимофея попытаться объяснить ему, что их королю мы желаем только самого лучшего. И что мне очень хотелось бы с Кристианом встретиться.
  - О, с этим проблем не будет! - отвечал Ханс. - Кристиан - добрый король, он постоянно принимает гостей и купцов.
  В Копенгагене капитан Йенсен посоветовал найти Матса Нильсена, его старинного друга. Через него, сказал капитан, можно выйти на Ганнибала Сехестеда, а там и на короля Кристиана.
  - Я напишу бумагу Матсу, если вы толком объясните, кто вы и для чего вам король. То, что вы не московиты, я и так вижу. Хотя вы одного языка с теми крестьянами, - капитан лёгким движением пальцев указал на нижегородцев, оставшихся в каютах. - Мне просто интересно, что вы задумали.
  Мне пришлось пустить в ход искусство двадцатого века - пропаганду и вещать информацию с каменной мордой диктора центрального телевидения. Пришлось мне показать Хансу наши грамоты, револьверы, золотые монеты ангарской работы, подарив ему одну, и выдать козырь, давно уже разрабатывавшийся неугомонным Кабаржицким и чуть позже Граулем. Идея состояла в том, что наше княжество объявлялось наследником знаменитого мифического персонажа средневековых басен Европы - пресвитера Иоанна, христианского царя-священника, чьё царство европейцы помещали где-то на востоке. Это где-то варьировалось от Африки до Индии, вот мы и хотели застолбить этот вариант для себя, ведь иных конкурентов у нас точно не будет. Обалдевший от подобного поворота Ханс потащил нас в свою каюту, где при тусклом свете масляной лампы, он принялся сочинять письмо другу.
  - Вот! С этим письмом идите прямиком к Нильсену, его каждая собака в Копенгагене знает, - дописал, наконец, письмо Йенсен. - В порту любого матроса спросите Матса Нильсена, вам скажут, куда идти.
  После того, как послы пресвитера сошли с 'Хуртига' в Кристиании, к капитану, смотревшему им вслед, подошёл боцман:
  - Я сразу понял, что это не московиты. А когда их главный, лишь поморщившись, отсчитал мне серебро, почти не глядя? Будь я проклят, если он не дал бы мне вчетверо больше, потребуй я столько!
  - Да, Бьёрн. Я уверен, что полезь мы тогда посчитать их монеты, то у меня не осталось бы и половины команды. Это птицы высокого полёта, а мы - так, просто подвернулись им по пути.
  - А как их слушаются те московиты! Капитан, я слышал, что заставить их работать не сможет и сам дьявол, настолько они хитры и изворотливы.
  - Меня другое интересует, Бьёрн. Почему посланцы царя-священника едут именно в наше благословенное королевство? То, что они делают это тайно, я понять могу - у них свои цели.
  - Одному Богу это известно, капитан. Надеюсь, пресвитер Иоанн поможет нам в борьбе против этих подлых шведов. А наш добрый король Кристиан заключит с ним союз.
  - Я полагаю, ты понимаешь, Бьёрн, что никто более не должен знать того, что я тебе рассказал, и того, что ты видел?
  - Да, Ханс, - склонил голову боцман.
  Кристиания оказалась небольшим городком, устроенным на этом месте лишь чуть менее пары десятков лет назад. Зато рядом с посёлком над морем возвышалась крепость Акерсхус, сложенная из рыжего камня. Для начала мы нашли самый приличный постоялый двор в Кристиании - дабы насладится изысками местной кухни. Тушёная с капустой баранина пошла на ура, как и густой рыбный суп - обжигающе горячая похлёбка была настоящим блаженством после корабельной стряпни, которую нам пришлось-таки отведать. А вот хлеб подкачал - он был откровенно невкусен. Хотя, может, это у нас хлеб был всему голова - тут же бал правила рыба.
  После трапезы, оставив людей отдыхать и установив смену часовых, мы с Кузьминым отправились в порт - найти судно, которое доставило бы нас до Копенгагена. Сначала я хотел было снова потревожить Йенсена, но Тимофей убедил меня, что судно до датской столицы мы найдём быстро. Так и оказалось: недолго потолкавшись в порту, мы без труда приценились к круглобокому судну, несколько похожему на большой поморский коч. Одна мачта и два ряда вёсел. Олаф, добродушный толстяк, капитан и владелец данной посудины, гордо именуемой 'Счастливчик Лейф', брался доставить нас до Копенгагена за три с полтиною рубля серебром. Кузьмин снова заметил некоторую дороговизну в требовании датчанина, но предпочёл согласиться. В итоге мы ударили по рукам, договорившись на завтрашнее утро. Капитан был сама любезность, он учтиво поинтересовался у Тимофея кто мы, да куда держим путь. Тимофей отвечал заранее заготовленной фразой - мол, мастера мы, по металлу, с Московии возвращаемся.
  Утро в Кристиании весьма прохладное, зябкое. С гор, полукругом обступивших долину и фиорд, спускались клубы тумана, густым маревом сползая на воду. На постоялом дворе мы наняли телегу для наших ящиков и зашагали к бухте. Олаф нас уже ждал, его люди споро перегрузили ящики на 'Счастливчика' и вскоре, выведя на вёслах судно из бухты, натянули парус, тут же поймав попутный ветер с гор. Кристиания постепенно отдалялась, пропадая в белёсой дымке, покрывавшей берег. Только крепость Акерсхус оставалась рыжим пятном на фоне серо-зелёной скалы, а путь по фиорду, по сути, ещё только начался. Там и сям на берегах были разбросаны полуземлянки, крыша которых была покрыта дёрном с растущей на нём травой. Хозяева этих жилищ, верно, ещё затемно ушли в море на промысел. А уже вечером многие из них смогут похвалиться уловом, который, вероятнее всего, составят треска да сайда, мольва или морской окунь, пикша или скумбрия. Рыбаки же, к которым госпожа удача будет немного благосклоннее, смогут похвастаться и внушительным лососем, увесистой зубаткой или морским чертом. Норвежцам сильно повезло - тёплый Гольфстрим, омывая скандинавское побережье, позволяет рыбакам выходить в море круглый год. Посему рыболовы, для которых нет препятствий вплоть до Тромсё, буквально живут морем. А какого изумительного по вкусу копчёного лосося мы едали в Кристиании! Слов нет, чтобы описать этот шедевр местной кухни. Сравниться с тем лососем может только байкальский омуль.
  Так, размышляя о всякой всячине, в полудрёме кивая носом, я сидел на одном из ящиков, укрывшись кафтаном, в котором было зашито золота на добрый десяток килограммов. Зевая, я посматривал по сторонам - всё-таки Норвегия очень красивая страна. А фиорды, это нечто потрясающее - удобные бухты, обрамлённые поросшими лесом скалами, да сбегающие с них ручьи и речушки образуют временами и небольшие водопады. Говорят, Кольский залив - это тоже фиорд, но вот какой-то он серый получается на фоне здешней яркой красоты.
  Норвежцы-гребцы слаженно работали вёслами, а их капитан, насколько я слышал сквозь плеск воды, всё пытался разговорить Тимофея. Было ясно, что купцу этот добродушный толстяк уже порядком надоел и он держится из последних сил, чтобы не сорваться. Наконец, через некоторое время Олаф унялся, и Кузьмин зарылся носом в ворот кафтана, пытаясь немного поспать. Я усмехнулся и снова попытался устроиться удобнее, да опять неудачно. 'Песец' в кобуре под мышкой здорово мешал. С тех пор, как на нас напали англичане и их подручные, с оружием никто не расставался. Нижегородцы, которым не хватило револьверов, носили под кафтанами на поясе штык-ножи. Карабины же на плече, понятное дело, носить было нельзя, чай не в Ангарском княжестве.
  Так, стоп! Не понял! 'Счастливчик' на полной скорости шёл в небольшую бухточку, берега которой были покрыты густым лесом.
  - Герр Олаф! Эй, любезный! - крикнул я пухлому капитану.
  Что-то этот норвежец обнаглел - и ухом не ведёт, хотя ещё полчаса назад рот его не закрывался. Я пихнул дремлющих рядом морпехов, давайте, мол, свои пятёрки подымайте, опасность! Из четырёх морпехов с 'Горняка' трём было поручено взять под своё начало для обучения по пять нижегородцев, они и отвечали за своих подопечных. Четвёртый - младший сержант Емелин в целом контролировал этот процесс. Вчерашние горожане понемногу росли в моих глазах, становясь более умелыми с оружием и уверенными в себе. Воистину, ко всему человек приспосабливается! Даже если этот человек живёт в позднем средневековье. Даже медведя можно научить на велосипеде кататься, что уж говорить о сметливом и хитром русском мужике? Ему ли с карабином не управиться?
  С кормы я отступил к единственной мачте, где в центре палубы находились мои товарищи. С удовлетворением я заметил, что, скинув дрёму, люди мои были готовы к дальнейшему развитию событий. А что норвежцы? Олаф уже заподозрил, что мы раскрыли его план, и спешил к берегу. А там я уже разглядел горящий костёр и две большие лодки, шедшие к нам навстречу. Неплохо задумал - сонных мастеров ограбить. Раз возвращаются с Московии - знать и денежки у них имеются, да немало, раз их аж две дюжины. Может и не раз такое уже проворачивал. Да только ошибся он малость - не на тех напал.
  Один из гребцов заметил, что мы раскусили план их главаря и уже не дремлем, ожидая дальнейшего развития событий. Остальные тоже поняли, что ситуация изменилась и, набычившись, ждали приказа капитана. Норвежцев было человек тридцать-тридцать пять, да две лодки с их подельниками маячили уже совсем близко.
  - Олаф! Осло-фиорд битте! - указал я на остающийся справа выход в пролив Каттегат.
  На лице шкипера не осталось и следа от былого добродушия. Олаф оказался обыкновенным бандитом, который решил ограбить доверившихся ему людей. А раз так, то и у нас теперь развязаны руки.
  - Олаф, ты хочешь обмануть нас? Мы же тебе заплатили! - попробовал подтолкнуть шкипера к разговору Кузьмин.
  Я видел, что все наши были вооружены и готовы действовать. Ситуацию мы контролировали. И что... Стрелять в гребцов?
  - Олаф, Богом клянусь, я убью тебя! - прокричал Тимофей, наставляя на него револьвер.
  Тут же несколько норвежцев с рёвом кинулись на купца.
  Спешащие к баркасу Олафа его подельники едва не выронили свои вёсла. Судно толстого шкипера, после десятка выстрелов, щелчками раздававшихся в узкой горловине бухты, вмиг окуталось дымом. Микаель, давний друг Олафа, тут же покрылся холодным потом. У Олафа было только четыре пистоля! И сейчас он не слышал их выстрелов.
  - Чёрт побери! Кого там захотел ограбить этот жирный ублюдок? - воскликнул бременец Конрад, сидевший на вёслах первым.
  За такие слова Микаель уже вспорол бы недоумку брюхо, но не сейчас. На баркасе шла драка. Или избиение, так как слышны были торжествующие вопли, но лишь на чужом языке. Вскоре раздались протяжные стоны и проклятья его товарищей, захлебнувшиеся в диком крике. А потом всё затихло.
  - Эй, куда? Cкотское отродье! - Микаеля затрясло от гнева, когда он увидел, что вторая лодка спешно поворачивает и пытается уйти к берегу.
  На баркасе хлопнул ещё один выстрел, и нос его лодки с жалобным хрустом расщепился. Одна из щепок впилась Микаелю в щёку, а сидевший сзади Конрад жутко заорал. Вытерев кровь с щеки, дружок Олафа обернулся. Бременец, белый, как полотно, медленно заваливался набок, держась руками за живот. Между его пальцев сочилась тёмная кровь.
  - Как он смог достать нас?! - визгливо закричал Клаус, сидевший рядом с Конрадом. - Иди к чёрту со своим недотёпой Олафом, Микаель! Уходим или нас всех перестреляют, как кур!
  И тут же, будто в подтвержденье его слов, на баркасе грохнул залп нескольких мушкетов. Микаеля изломало и отбросило на Клауса, словно норвежец попал под тяжёлого рыцарского коня. По крайней мере, это было последнее, что промелькнуло в его сознании.
  - Заставьте их скинуть мёртвых за борт, - приказал я нижегородцам, - и этот жирный боров тоже пусть участвует.
  Олафу дорого обошлось его ремесло в этот раз. Семеро его товарищей погибло сразу, а двоих потом пришлось прирезать нашим мужичкам. А теперь, гляди-ка, шкипер только и делает, что читает молитву, скидывая в пучину глубокого фиорда очередного забрызганного кровью товарища. Пока Олаф палубу не отмоет от крови, у него будет ещё много времени для молитв. А до Дании плыть шкиперу всё одно придётся.
  - Лодки уходят, Пётр Алексеевич! - закричал Ладислав, потрясая карабином.
  - Отлично, - кивнул я усольчанину.
  Наши мужики мало того, что получили первый боевой опыт, но и закончили быстротечную схватку без потерь. Лишь несколько синяков и неглубоких порезов. Молодцы, что сказать.
  На следующий день, у побережья датского Халланда
  - А когда через Зунд пойдём, нас не перехватят? - спросил у Кузьмина Микулич.
  - Да кому мой гнилой баркас нужен? - махнул рукой Олаф после того, как Тимофей перевёл ему вопрос новгородца. - У него и трюма-то нет! Да и не пойдём мы через Зунд. Вам же секретность нужна?
  - Так и есть, - проговорил Тимофей, почёсывая бороду.
  - Ну вот! Пойдём к Лейре, в этой деревеньке у меня знакомый староста, которому я сбывал... в общем, он нам поможет.
  - Нам? Забавно, - улыбнулся я.
  Ещё сегодня утром он снова, как и вчера, валялся у нас в ногах, вымаливая прощение за свой поступок. А сегодня он мнит себя чуть ли не членом нашей честнoй компании. А я лишь позволил ему доставить-таки нас в Копенгаген!
  - Ну хорошо, я поверю тебе, Олаф. Если всё пройдёт успешно, я тебя вознагражу. Переведи ему, Тимоша, - отвернулся я от толстяка.
  В глазах шкипера зажёгся огонёк надежды. Ещё вчера он и не мечтал остаться в живых, а сегодня ему уже сулят деньги. Наверное сам Один помог норвежцу. А тем временем в Кристиании уже пошла гулять молва о посланцах пресвитера Иоанна и о чудесном исцелении умиравшего юноши-моряка на корабле, что вёз посланников царя-священника.
  Копенгаген. Сентябрь 7149 (1641)
  Прибыв с крестьянским караваном из небольшой деревеньки, что расположена на севере острова Зеландия, в Копенгаген, мы выполнили задачу наполовину, осталось лишь встретиться с королём или его доверенным лицом. Теперь, кстати, можно было бы и легализоваться, а сделать это можно было и через русское посольство. Но тогда в будущем к нам неизбежно появились бы вопросы у дьяков Посольского приказа. А этого мне не хотелось, поэтому помощь русского посла пока нам была ни к чему.
  Расставшись со старостой Якобом, мы, с помощью Олафа, нашли неплохой постоялый двор. Следующим пунктом нашей культурной программы в столице датского королевства был поиск Матса Нильсена - товарища капитана Йенсена. По словам капитана, Матс мог бы устроить нам встречу с Ганнибалом Сехестедом, чуть ли не вторым человеком в государстве. Поиском занялись Иван Микулич, Тимофей и Олаф. Я же едва дополз до застеленной жёстким матрасом кровати и сразу же провалился в сон. Дом Матса нашли лишь к вечеру: несмотря на уверения Йенсена, это было не столь лёгким делом. Разбуженный Божедаром, я решил не откладывать визит к Нильсену на завтра. Мы, уже вчетвером, отправились к нему. С собой, помимо всех наших бумаг, мы взяли по револьверу, я же под кафтан надел ангарский фельдграу.
  Искомое жилище представляло собой небольшой, двухэтажный особнячок, крытый черепицей, расположенный на узкой, сумрачной улочке, мощёной камнем. Дом Нильсена был встроен между двумя другими зданиями, которые были не просто больше, а, казалось, вот-вот сожмут его. Открывший дверь слуга, едва услыхав о Хансе Йенсене, провёл нас на второй этаж и оставил в небольшом зальчике, где было темно и душно. Мне сразу же вспомнился 'Хуртиг' с его тяжёлым, спёртым воздухом на нижней палубе. Почему люди семнадцатого века так не жалуют свежий воздух? Для меня это стало загадкой. Пару минут спустя молодой человек пригласил нас в кабинет капитана.
  - Он, оказывается, тоже капитан, - проговорил Микулич, входя в комнату.
  Обстановка в кабинете была примерно такой, какой я её себе и представлял: на стенах висели карты и разные диковинки типа рога нарвала, а также несколько простеньких пейзажей. Господин Нильсен балуется живописью? И причём весьма недурственно, скажу я вам. И в кабинете было душно и сумрачно, ну что ты будешь делать!
  Матс оказался пятидесятилетним человеком, крепкого телосложения с седой растительностью на лице. Он молча прочитал наши бумаги, письмо же Ханса Йенсена вызвало у него живой интерес. Читая его, он несколько раз поднимал на нас глаза, оглядывая меня и моих людей. Среди нашей компании, в принципе, только я тянул на звание посла далёкого царя-священника, так как одет был нетипично да и внешне отличался. Хотя в моём мире я не считал себя крупным человеком, тут я был и выше и здоровее обычного среднего мужчины. В принципе, этот факт можно объяснить не лучшего качества питанием людей и тяготами жизни европейца века семнадцатого. Как-то я читал, что европейские латы этого времени в двадцать первом веке средний мужчина одеть не в состоянии - они ему малы. Только подросток сумеет их нацепить. Кстати, в нашем мире был и ещё пример подобного. По словам Серёги Кима, средний житель Южной Кореи выше и крупнее северокорейца.
  - Если то, что пишет в своём письме Ханс, правда, а он никогда мне не лгал, то вам нужно немедля встретиться с нашим благословенным Кристианом, да хранит его Богородица! - поднял на нас изумлённые глаза Нильсен.
  - Йенсен что-то говорил про Сехестеда? - вполголоса спросил я у Кузьмина.
  Капитан всё же услыхал имя датского дипломата:
  - Да-да! Ганнибал только прибыл в Копенгаген из Испании. Я сейчас же отправлюсь к нему.
  Олаф, сидевший на скамейке у двери, округлил глаза, полные ужаса и почтения, шумно сглотнув при этом.
  - Тогда, господин Нильсен, завтра мы навестим вас снова. В это же время, - раскланялся я с капитаном.
  - Да-да, я буду вас ждать! Сехестед - умнейший человек, имеющий доступ к королю. Ганнибал будет чрезвычайно рад поговорить с вами, - суетился Нильсен, надевая шляпу и кожаную курточку. - А где вы остановились?
  - Я предпочёл бы это скрыть, - улыбнулся я. - Мне хотелось бы спокойно выспаться сегодня.
  Тимофей перевёл мои слова с помощью норвежского шкипера. Матс понимающе кивнул и извинился. Расстались мы довольно тепло, будто бы знакомы были не один год.
  - Вот и завертелась большая политика, - проговорил я, возвращаясь на постоялый двор. - Пора мне браться за датский язык, друзья.
Оценка: 6.94*74  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"