Хватов Вячеслав Вячеславович: другие произведения.

Несостоявшаяся антисталинская коалиция (пояснения к роману "Охота на Сталина")

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

   НЕСОСТОЯВШАЯСЯ АНТИСТАЛИНСКАЯ КОАЛИЦИЯ
   Пояснения к роману "Охота на Сталина
  
   На одном из форумов альтернативной истории возникла дискуссия. Некоторые оппоненты утверждают, что союза Англии, США и Германии, направленного против СССР не могло быть в принципе. Посмотрим так ли это?
  
  
   ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОКЕР
  
   В предвоенные тридцатые на политической карте мира одновременно поигрывали своими стальными мускулами сразу три богатыря: Гитлеровская Германия, Сталинский СССР и Чемберленовская Англия. (Сюда же можно было бы отнести будущего "мирового полицейского" США, но нынешнему мировому гегемону тогда приходилось тяжко - экономический кризис, безработица, стачки и забастовки). Страны поменьше метались между ними, пытаясь угадать к кому прислониться. Многие уже определились. (Италия, Япония, Франция и т.п.)
   Самиже мастодонты с опаской поглядывая друг на друга, мечтали перетянуть на свою сторону одного из друзей-соперников. Блеф, обман, подстрекательство, заключение многочисленных пактов, условия которых никто не собирался выполнять, но которые тем не менее походя решали судьбу целых стран и народов - все было хорошо в этой великой карточной игре. В то время диспозиция (расклад) была таковой, что в итоге мог был быть заключен любой союз: Англия- Германия (Антисталинская коалиция), Германия - СССР (Антизападная коалиция) и Англия - СССР. (Понятно что неокрепшие и еще не нажившиеся на чужом горе США , следовали в фарватере Англиии, а Италия и Япония - Германии).
   Но как ни странно это сейчас звучит - последний вариант был наименее реален. Коммунистический СССР был у Англии словно чирий на заднице, а с Германией Британию связывали тесные экономические связи(об этом см. ниже) и общая ненависть и страх перед коммунизмом.
   Что говорить, если в преддверии "Мюнхенского сговора" СССР предлагал Англии совместно спасти Чехословакию от немецкого вторжения. Дело между прочим было за малым. Во-первых, Чехословакия и сама тогда обладала не маленьким военным потенциалом (см. ссылки ниже), во- вторых, Германия еще не была так сильна, в-третьих, и между Англией и Чехословакией и между СССР и Чехословакией были договора, пакты и прочие соглашения. Но Англия Чехословакию слила, не желая связываться с СССР. Но это не главная причина - к главной причине мы постепенно подбираемся.
   Итак, колесо истории в любой момент могло повернуться в любую сторону. Могла ли сложиться Антисталинская коалиция? Посмотрим.
  
   ПЕРВОЕ ПРОЩУПЫВАНИЕ ПОЧВЫ И "МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР"
  "Основной смысл мюнхенской политики Англии и Франции был достаточно ясен уже и раньше. Имеющиеся документы из архива германского министерства иностранных дел дают, однако, многочисленные дополнительные факты, раскрывающие действительный смысл дипломатии западных держав в предвоенный период, показывая, какая шла игра судьбами народов, как беззастенчиво торговали чужими территориями, как втайне перекраивалась карта мира, как подбадривалась гитлеровская агрессия и какие делались усилия, чтобы направить эту агрессию на Восток, против Советского Союза.
  Об этом красноречиво говорит, например, немецкий документ, содержащий запись беседы между Гитлером и английским министром Галифаксом в присутствии германского министра иностранных дел фон Нейрата, имевшей место в Оберзальцберге 19 ноября 1937 года. Галифакс заявил, что "он (лорд Галифакс) и другие члены английского Правительства проникнуты сознанием, что фюрер достиг многого не только в самой Германии, но что, в результате уничтожения коммунизма в своей стране, он преградил путь последнему в Западную Европу, и поэтому Германия по праву может считаться бастионом Запада против большевизма".
  От имени английского премьер-министра Чемберлена Галифакс указывал на то, что имеется полная возможность найти, решение даже трудных проблем, если Германии и Англии удастся достигнуть соглашения также с Францией и Италией. Галифакс говорил, что "не должно быть такого впечатления, что "ось Берлин - Рим" или хорошие отношения между Лондоном и Парижем пострадают в результате германо-английского сближения. После того, как в результате германо-английского сближения будет подготовлена почва, четыре великих западно-европейских державы должны совместно создать основу, на которой может быть установлен продолжительный мир в Европе. Ни одна из четырёх держав ни в коем случае не должна остаться вне этого сотрудничества, так как в противном случае не будет положен конец теперешнему неустойчивому положению".
  
  В захваченном советскими войсками в Берлине немецком архиве имеется также запись беседы между Гитлером и британским послом в Германии Гендерсоном, происходившей в присутствии Риббентропа 3 марта 1938 года. С самого начала этой беседы Гендерсон подчеркнул её доверительный характер, оговорив, что содержание беседы не будет сообщено ни французам, ни бельгийцам, ни португальцам, ни итальянцам, которым будет лишь сказано, что беседа состоялась как продолжение переговоров между Галифаксом и Гитлером и была посвящена вопросам, касающимся Германии и Англии.
  Выступая в этой беседе от имени английского Правительства, Гендерсон подчеркнул, что "дело идёт не о торговой сделке, а о попытке установить основу для истинной и сердечной дружбы с Германией, начиная с улучшения обстановки и кончая созданием нового духа дружественного понимания".
  Вот что писал об этом германский посол в Лондоне Дирксен в донесении германскому министерству иностранных дел от 3 августа 1939 года, как об этом свидетельствуют документы, захваченные Советской Армией при разгроме гитлеровской Германии:
  "Здесь преобладало впечатление, что возникшие за последние месяцы связи с другими государствами являются лишь резервным средством для подлинного примирения с Германией и что эти связи отпадут, как только будет достигнута единственно важная и достойная усилий цель - соглашение с Германией". Это мнение твёрдо разделяли все германские дипломаты, наблюдавшие обстановку в Лондоне.
  В другом своём секретном донесении в Берлин Дирксен писал:
  "Англия хочет посредством вооружений и приобретения союзников усилиться и поравняться с осью, но в то же время она хочет попытаться путём переговоров придти к полюбовному соглашению с Германией".
  Фальсификаторы истории пытаются скрыть эти документы, ибо они проливают яркий свет на обстановку последних предвоенных месяцев, без правильной оценки которой невозможно понять действительную предисторию войны. Затевая переговоры с Советским Союзом и давая гарантии Польше, Румынии и некоторым другим государствам, Англия и Франция при поддержке правящих кругов США вели двойную игру, рассчитанную на соглашение с гитлеровской Германией с целью направления её агрессии на Восток, против Советского Союза.
  
  На деле английское предложение было адресовано не столько в Москву, сколько в Берлин. Немцев приглашали напасть на Советский Союз и давали им понять, что Англия и Франция сохранят нейтралитет, если только немецкое нападение будет совершено через Прибалтику.
  
  переговоры Роберта Хадсона, английского министра по делам заморской торговли, с доктором Гельмутом Вольтатом, экономическим советником Гитлера, по вопросу о возможности английского займа гитлеровской Германии в весьма крупной сумме.
  Кроме того в день, когда гитлеровская армия вступила в Прагу, по сообщению печати, делегация Федерации английской промышленности вела в Дюссельдорфе переговоры о заключении широкого соглашения с немецкой крупной промышленностью.
  
  Программа англо-германских переговоров была достаточно ясно сформулирована министром иностранных дел Англии Галифаксом, который обращался к гитлеровской Германии с недвусмысленными призывами в то самое время, когда его чиновники продолжали вести переговоры в Москве. 29 июня 1939 года в речи на банкете в королевском институте международных сношений Галифакс выразил готовность договориться с Германией по всем вопросам, "внушающим миру тревогу". Он говорил: "В такого рода новой атмосфере мы могли бы обсудить колониальную проблему, вопрос о сырье, о торговых барьерах, о "жизненном пространстве", об ограничении вооружений и все другие вопросы, затрагивающие европейцев".
  Это было открытое предложение договориться о разделе мира и сфер влияния, обращённое к гитлеровской Германии, предложение решить все вопросы без Советского Союза и главным образом за счёт Советского Союза.
  Ещё в июне 1939 года представители Англии начали в строгой тайне переговоры с Германией через приехавшего в Лондон уполномоченного Гитлера по четырёхлетнему плану Вольтата. С ним беседовали английский министр по делам заморской торговли Хадсон и ближайший советник Чемберлена Г. Вильсон. В июле Вольтат вторично посетил Лондон, и переговоры были возобновлены. Содержание этого второго тура переговоров известно из имеющихся германских трофейных документов.
  Хадсон и Т. Вильсон предложили Вольтату, а затем германскому послу в Лондоне Дирксену начать секретные переговоры о заключении широкого соглашения, которое включало бы в себя соглашение о разделе сфер влияния в мировом масштабе и об устранении "убийственной конкуренции на общих рынках". При этом предусматривалось предоставление Германии преобладающего влияния в юго-восточной Европе. Дирксен в своём донесении германскому министерству иностранных дел от 21 июля 1939 года указывал, что программа, обсуждавшаяся Вольтатом и Вильсоном, охватывала политические, военные и экономические положения. Среди политических положений отводилось особое место, наряду с пактом о ненападении, пакту о невмешательстве, который должен был включать "разграничение жизненных пространств между великими державами, особенно же между Англией и Германией".
  
  Правителям Англии рисовалась заманчивая картина прочного соглашения с Германией и так называемая "канализация" германской агрессии на Восток против недавно "гарантированной" ими Польши и против Советского Союза"
  http://www.vkpb.ru/gpw/isolation1.shtml
  http://www.vkpb.ru/gpw/isolation2.shtml
  
  Бывшая Антанта продолжала потворствовать Гитлеровской Германии. На очереди под "закланее" была Польша. Когда Гитлер ввел туда войска, у одной только Франции было трехкратное преимущество в живой силе и технике на Франко-Германской границе. Позже в Нюрнберге немецкие военноначальники признавались, что начни тогда войну Англия США и Франция - Рур был бы захвачен моментально. Но Англия воевать не хотела - тогда она продолжала придерживаться "политики умиротворения". Что за зверь такой? Смотрим...
  
   "ПОЛИТИКА УМИРОТВОРЕНИЯ"
  
   Небольшое отступление.
  Этапы умиротворения Гитлера
  
  Первый этап - выработка идеологии. Идея натравливания Германии на СССР начала витать в Лондоне уже вскоре после прихода Гитлера к власти. Вот как эти настроения описывает известный английский историк Лиддел Гарт в своей монографии "Вторая мировая война":
  
  "В английских правительственных кругах выдвигалось немало предложений относительно того, чтобы позволить Германии осуществить экспансию в восточном направлении и таким образом отвести опасность от Запада. Эти круги доброжелательно относились к стремлению Гитлера приобрести жизненное пространство и давали ему понять это".
  
  Впервые же идеология умиротворения в развернутом виде, по-видимому, была изложена в августовском 1937 года меморандуме посла Англии в Берлине Гендерсона. Суть его предложений сводилась к тому, что политика Великобритании должна была строиться с таким расчетом, чтобы направить агрессию Гитлера на Восток и тем самым обеспечить мир на Западе:
  
  "Было бы несправедливо пытаться не допустить того, чтобы Германия завершила свое единство или чтобы она была подготовлена для войны против славян при условии, что приготовления ее таковы, чтобы убедить Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее".
  
  Второй этап - сговор правительства Чемберлена с Гитлером. В ноябре 1937 года состоялся визит Эдуарда Галифакса в Берлин. Гитлер поставил перед посланником Лондона вопрос о недостатке у Германии жизненного пространства и необходимости возврата Германии колоний: "Одной лишь Германии заявляют, что она ни при каких условиях не может иметь колонии... Между Англией и Германией имеется по существу только одно разногласие: колониальный вопрос". Галифакс ушел от прямого ответа на этот вопрос, но взамен сформулировал альтернативу, предложив Гитлеру карт-бланш в вопросах территориального передела всех тех границ Восточной Европы, которые в скором времени фашисты и реализовали.
  
  "Все остальные вопросы, можно характеризовать в том смысле, что они касаются изменений европейского порядка, которые, вероятно, рано или поздно произойдут. К таким вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия. Англия заинтересована лишь в том, чтобы эти изменения были произведены путем мирной эволюции и чтобы можно было избежать методов, которые могут причинить дальнейшие потрясения, которых не желал бы ни фюрер, ни другие страны".
  
  По сути, Галифакс предложил Гитлеру сделку: Германия должна отказаться от своих претензий на её бывшие колонии, а взамен за это ей обещалась свобода действий в Восточной и Центральной Европе. Надо заметить, что во время этой дискуссии Гитлер со своей стороны играл с Галифаксом как кошка с мышкой. Ведь всего за две недели до этого он на секретном совещании с военным руководством страны заявил, что жизненное пространство для Германии нужно искать в Европе, а возврат колоний, пока что не актуален для немцев.
  
  В то же время в беседе с Галифаксом фюрер усиленно педалировал именно проблему возврата Германии ее бывших колоний, и одновременно утверждал, что у него якобы нет никаких территориальных претензий к соседним государствам. Таким образом, Гитлер намеренно представлял английскому эмиссару позицию, диаметрально противоположную той, которую он уже выбрал для себя в качестве генеральной.
  
  Такое парадоксальное поведение фюрера было обусловлено тем, что он был прекрасно осведомлен о настроениях Лондона относительно той роли, которую там отводили Германии в ее восточных устремлениях. В результате Гитлер ловко подставлял Галифакса, предоставляя тому возможность самому от имени Англии озвучить столь желанные для фашистов политические цели. И лорд попался на эту удочку и во время встречи дважды возвращался к вопросу о необходимости территориального переустройства Европы и даже сам назвал районы, в которых, по его мнению, следует изменить статус кво в пользу Германии: Данциг, Австрия и Чехословакия.
  
  3 марта 1938 года Гендорсон посетил Гитлера и в ходе конфиденциальной беседы подтвердил положительное отношение английского правительства к стремлению Гитлера добиться территориальных перемен в Европе. Так руками Лондона была открыта зеленая улица к экспансии фашистов на восток. Естественно, что свои истинные планы сотрудничества с фашистами английское правительство тщательно скрывало от общественности, успешно прикрывая их многочисленными разговорами о своем стремлении к миру.
  
  Третий этап - аншлюс. Договоренности, достигнутые между Галифаксом и Гитлером, вскоре стали притворяться в жизнь. Уже в конце 1937 года австрийские нацисты, подстрекаемые и финансируемые из Берлина, создали в стране кампанию настоящего террора, направленного на дестабилизацию австрийского государства. Ни единого протеста по поводу вмешательства Германии во внутренние дела Австрии ни Лондон, ни Париж не выразили, но зато выказывали свою "озабоченность" тем, что австрийское правительство не могло обеспечить элементарных "прав" человека в стране. А ход переговоров Риббентропа с английским руководством, состоявшихся 9 марта 1938 года в Лондоне перед самым аншлюсом, дал немецкому министру иностранных дел вполне аргументированные основания, для того чтобы сообщить в Берлин, что Англия не будет препятствовать аншлюсу Австрии.
  
  Австрийское правительство 10 марта пыталось найти поддержку у Англии, но получило отказ. Французский же премьер Шотан в ответ на просьбы Австрии о помощи предпочел 10 марта уйти в отставку, но не брать на себя ответственность за позицию страны в отношении Австрии.
  
  Четвертый этап - Мюнхен. Следующим, согласованным с Галифаксом действием по изменению государственных границ в Европе, было присоединение к Германии Судет. При этом Берлином была использована технология, уже опробованная при аншлюсе Австрии. Фашистами были спровоцированы беспорядки в Чехословакии. При этом английское и французское правительства делали вид, что они не замечают вмешательства Германии во внутренние дела Чехословакии, одновременно постоянно педалируя тему о якобы имевших место в Чехословакии притеснениях немецкого национального меньшинства.
  
  В результате сильнейшего дипломатического давления, оказанного на Прагу со стороны Англии и Франции, правительство Чехословакии вечером 21 сентября капитулировало и согласилось принять англо-французские условия. Однако уже после этого Гитлером был выдвинут так называемый годенсбергский ультиматум. Прага отклонила эти новые договоренности Лондона и Берлина, как абсолютно для себя неприемлемые. Несмотря на это 30 сентября 1938 года Гитлером, Чемберленом, Муссолини и Даладье было подписано противоправное Мюнхенское соглашение о расчленении Чехословакии, основанное на условиях годенсбергского ультиматума.
  
  Пятый этап - Данциг. Последним действием по согласованному между Англией и Германией списку изменению государственных границ в Европе должен был бы стать возврат Германии Данцига. Вначале события развивались в соответствии с англо-германскими планами. Уже 24 октября Германия поставила перед своим восточным сателлитом вопрос о передаче Данцига и Коридора, предлагая взамен участие в Антикоминтерновском пакте (читай компенсацию за счет территорий СССР). Тем не менее, Варшава отказалась выполнить эти условия, так как прекрасно понимала, что с переходом этих территорий Германии внешняя торговля Польши подпадет под полный контроль со стороны Берлина и при этом страна фактически потеряет свой суверенитет.
  
  Однако вплоть до 17 марта 1939 года требования Берлина к Варшаве не вызвали у лидеров Запада ни малейшего недовольства. Да и на каком основании, после мюнхенского сговора, Запад мог бы аргументировано возражать против возврата Германии Данцига, более 80% жителей которого были этническими немцами? Ведь в споре с Варшавой у Берлина было гораздо больше юридических причин для обоснования своих притязаний, чем в споре с Прагой.
  
  Достаточно вспомнить, что Судеты были отданы Чехословакии по Версальскому договору, и Лига наций признала их неотъемлемой частью Чехословакии. В то время как Данциг и его окрестности согласно Версальскому договору составляли республику под названием "Вольный город Данциг", находившуюся под эгидой Лиги наций. Польша же фактически оккупировала этот город. Все это можно было легко объяснить западной общественности. Так что если бы фюрер сначала с помощью Запада решил проблему Данцига, и лишь затем принялся бы за Чехию, то история, по-видимому, могла пойти по руслу, намеченному Чемберленом. И в этом случае война могла бы начаться не на Западе, а на Востоке с самыми тяжелыми последствиями для СССР.
  
  Впрочем, вначале, несмотря на польский отказ, Гитлер был настроен сравнительно "миролюбиво" и 24 ноября 1938 года подписал приказ о захвате Данцига лишь с помощью демонстрации силы и с использованием местных нацистов. Специально оговорив при этом, что войны с Польшей он не планирует!
  
  Но в этот момент времени из-за излишней ретивости Гитлера происходит срыв политики умиротворения. 15 марта 1939 года фашисты совершают акцию, выходившую за пределы договоренности с Галифаксом, и оккупируют Чехию. В этот же день Чемберлен, выступая в парламенте, говорит, что он, конечно, сожалеет о случившемся, однако считает: оккупация Чехии это еще не повод для пересмотра политики умиротворения.
  
  После этого выступления премьера в Великобритании поднимается волна общественного негодования, вызванная не только действиями самого Гитлера, но и неадекватной реакцией на них английского правительства. В результате под сильным давлением общественного мнения 17 марта Чемберлен заявляет о том, что Англия будет сопротивляться против всяких дальнейших попыток Германии установить свое мировое господство, а 31 марта оглашает чисто популистские гарантий, которые он от имени Англии и Франции давал Польше на случай агрессии со стороны Германии.
  
  Тем временем Гитлер, вместо того чтобы испугаться грозного окрика из Лондона, рассвирепел, расторг англо-германское морское соглашение и договор о ненападении с Польшей, а 1 сентября начал блицкриг, в ходе которого не только вернул себе Данциг, но и оккупировал Польшу.
  
  Шестой этап - странная война.
  (Об этом чуть позже - автор)
  12 сентября 1938 года Чемберлен накануне его первой встречи с Гитлером прямо заявил, что он не желает воевать с фашистами, поскольку они являются его главным союзником в борьбе против коммунизма: "Германия и Англия являются двумя столпами европейского мира и главными опорами против коммунизма и поэтому необходимо мирным путём преодолеть наши нынешние трудности... Наверное, можно будет найти решение, приемлемое для всех, кроме России".
  
  Желал ли Запад "второго Мюнхена"?
  
  Мюнхен не был и не мог являться конечной целью политики умиротворения, поскольку передача Судет Германии не выводила фашистов к границам СССР и, следовательно, не создавала условий, необходимых для начала фашистской агрессии против Советского Союза. Эту задачу должна была решить согласованная Гитлером и Галифаксом передача фашистам Данцига. Одним из условий этой передачи со стороны Германии являлось участие Варшавы в Антикоминтерновском пакте, а также заверения Берлина о его готовности компенсировать полякам потерю территорий за счет СССР.
  
  В этой связи возникает резонный вопрос, есть ли основания полагать, что после Мюнхена Запад по-прежнему был готов пойти на сделку с Германией за счет Польши? Судите сами, 6 декабря 1938 года Франция подписывает пакт о ненападении с Германией. На следующий день министр иностранных дел Франции Бонне рассылает циркулярное письмо, в котором информирует французских послов об итогах его переговоров с Риббентропом, сообщая им, что: "германская политика ОТНЫНЕ ориентируется на борьбу против большевизма. Германия проявляет свою волю к экспансии на восток". А на востоке от Германии, как известно, находилась Польша!
  
  Подписание Францией пакта о ненападении с Германией в условиях, когда правительство Даладье было поставлено немцами в курс захватнических намерений фюрера по отношению к СССР, с которым у Франции был договор о взаимопомощи, есть не что иное, как акт пособничества фашистской агрессии. Ведь недаром Бонне в своем циркулярном письме подчеркивает, что Германия ОТНЫНЕ, т.е. после подписания пакта с Францией, ориентируется на борьбу против большевизма. Тем самым, Боне официально признал наличие связи планов экспансии фашистов на Востоке с французскими гарантиями безопасности западных границ Германии"
   Таким образом, плетя интриги, танцуя и вальсируя, Германия и Англия приближались к Антисталинской коалиции. Но хитрый Сталин сделал "ход конем по голове" - заключил пакт "Молотова-Риббентропа".
  
   ПАКТ "МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА"
  
  "Факты свидетельствуют, что Чемберлен, даже тогда, когда угроза фашистской агрессии против Польши стала уже абсолютно реальной, продолжал прилагать усилия, чтобы завершить территориальный передел Европы в том виде, как он был согласован с Гитлером в ноябре 1937 года. Ценой такого "мира" должно было стать признание Лондоном Восточной Европы сферой жизненных интересов Германии и передача ей Данцига и Коридора.
  
  Однако в сложившихся условиях Гитлер уже не пожелал пойти навстречу Лондону. А Сталин нашел симметричный ответ на английскую политику натравливания фашистов на СССР в виде пакта Молотова-Риббентропа. В результате Чемберлен помимо своей воли и желаний под давлением общественности был вынужден объявить Германии войну. Но формально объявив войну, Запад так и не начал реальных военных действий против вермахта. Это состояние, названное "странной войной", тянулось в течение восьми месяцев, после чего воссозданная с помощью умиротворителей немецкая военная махина со страшной силой обрушилась на голову Запада."
   К самой "Странной войне и к причинам ее начала мы еще вернемся.
  "Советско-германский пакт о ненападении внес серьезный раскол в лагерь агрессоров, который многие предшествующие годы сколачивался под знаком "антикоммунизма". Он явился одной из важнейших причин отказа Италии вступить в войну одновременно с Германией, а франкистская Испания, в марте 1939 г. с большой помпой присоединившаяся к "Антикоминтерновскому пакту", с началом второй мировой войны заявила о своем нейтралитете. Самые серьезные последствия пакт о ненападении имел для Японии. Так прогерманское правительство Хиранума, выразив резкий протест гитлеровцам, ушло в отставку. В результате сорвалось заключение тройственного пакта между Германией, Японией и Италией."
  http://www.hrono.info/dokum/193_dok/19380714cherch.html
  
  
   БАБЛО ПОБЕЖДАЕТ ЗЛО?
  
   Как известно за всеми политическими процессами в мире всегда стоят большие деньги. В союзе Германии и Англии они тоже были на первом месте.
  "Совместное заявление "Имперской промышленной группы" и "Федерации британской промышленности"
  ("Дюссельдорфское соглашение")
  15 марта 1939 г.
   Следуя по пути "политического умиротворения", Великобритания не менее активна была в проведении курса "экономического умиротворения ", предоставляя Германии ряд экономических преимуществ.
  
  Финансовой основой этой политики, как отмечают английские историки, было англо-германское платежное соглашение, заключенное казначейством еще в 1934 г. Оно фактически предоставляло односторонний клиринг для Германии. Английские товары последняя оплачивала не свободной валютой, которой у нее не хватало, а частью своего экспорта. При этом Германия не только экономила валюту, но и получала ее еще дополнительно из Англии, так как примерно 35% германского экспорта (превышающего английский экспорт в Германию) оплачивалось английской стороной свободной валютой (Newman S. March 1939: the British Guarantee to Poland. Oxford, 1976, p. 82). Эти средства использовались Германией прежде всего для закупки дефицитных стратегических материалов.
  
  Даже в английском посольстве в Берлине обратили внимание на тот факт, что такое "экономическое умиротворение" Германии способствует ее вооружению. В конце 1938 г.- начале 1939 г. коммерческий атташе в Берлине Маговэн представил два меморандума, в которых предлагал Уайтхоллу пересмотреть принципы платежного соглашения 1934 г., чтобы положить конец "ситуации, когда мы сами усиливаем германские вооружения" (Public Record Office, FO, 371/21648. "Memorandum by Magowan", 6. XII. 1938).
  
  Однако эта попытка посягнуть на мюнхенские основы англо-германских экономических связей сразу же вызвала бурный отпор со стороны казначейства, министерства торговли, Английского банка и Торговой палаты.
  
  Во второй половине октября 1938 г., после подписания мюнхенского соглашения, представители английских правящих кругов начали осуществлять зондаж относительно возможности соглашения с Германией по экономическим вопросам, считая это важнейшим шагом к установлению политического сотрудничества между обеими странами. 17-18 октября 1938 г. германская экономическая делегация во главе с Рютером, находившаяся в Лондоне, вела по инициативе англичан секретные неофициальные переговоры в министерстве экономики Англии с целью изучения возможности увеличения немецкого экспорта в английские колонии. Во время беседы 18 октября 1938 г. Лейт-Росс выдвинул предложение о более широком сотрудничестве между четырьмя европейскими странами (Англия, Германия, Франция, Италия) (Akten zur deutschen auswartigen Politik. 1918-1945. Serie D, Bd. IV, S. 273-275).
  
  В беседе с представителем Рейхсбанка Винке 6 ноября 1938 г. заведующий экономическим отделом Форин оффис Эштон-Гуэткин предложил рассмотреть возможность предоставления Германии крупных кредитов, а также заключить между германской и английской промышленными группами соглашение о рынках и ценах, в частности соглашение об угле.
  
  В середине декабря 1938 г. президент Рейхсбанка Шахт нанес визит управляющему Английским банком Норману. В своих беседах с министром торговли Стенли, Лейт-Россом и другими представителями английской экономики Шахт выяснил, что его партнеры готовы пойти на экономические переговоры с Германией о расширении торговли, восстановлении свободы валютного обращения и т. д. (Akten zur deutschen auswartigen Politik. 1918-1945. Serie D, Bd. IV, S. 303-304).
  
  В январе 1939 г. глава Английского банка М. Норман нанес визит в Берлин формально для встречи с руководителями Рейхсбанка, а на деле для подготовки экономического Мюнхена.
  
  Переговоры в Лондоне, начатые между Рейнско-Вестфальским угольным синдикатом и Горнорудной ассоциацией Великобритании, привели к подписанию 28 января 1939 г. соглашения о разграничении сфер интересов и единых ценах на уголь на рынках третьих стран. Министр иностранных дел Англии Галифакс, выступая 3 февраля 1939 г. в Гулле, приветствовал создание этого межгосударственного угольного картеля как "практический вклад в сотрудничество обеих стран и как обнадеживающий признак на будущее" (Speeches on Foreign Policy by Viscount Halifax. London, 1940, p. 223). Чемберлен со своей стороны отметил в своей речи 22 февраля 1939 г., что сближение между Англией и Германией в области торговли "окажется лучшим и быстрейшим путем для достижения взаимопонимания между обеими странами".
  
  15-16 марта 1939 г. в Дюссельдорфе состоялась конференция представителей "Федерации британской промышленности" и "Имперской промышленной группы".
  
  Подобный экономический курс был выгоден финансовой олигархии. Ведь в 30-е годы Англия оставалась единственной великой державой капиталистического мира, которая не только не уменьшила, а, наоборот, увеличила вывоз капитала за границу. Английские долгосрочные заграничные инвестиции к 1938 г. увеличились до 22 млрд. долл., в то время как инвестиции С Ш А уменьшились до 1 1 , 4 млрд. долл., так что Англия снова заняла лидирующее место по вывозу капитала (см.: Бункина М. К. Центры мирового империализма. М . , 1970, с. 91).
   В феврале - марте 1939 г. в Дюссельдорфе проходили переговоры между "Федерацией британской промышленности" и немецкой "Имперской промышленной группой". Их участниками были официальные представители двух самых влиятельных и мощных объединений капиталистов Германии и Великобритании. Это было совещание подлинных хозяев двух европейских держав. Лондонский журнал "Экономист" имел веские основания назвать дюссельдорфские переговоры "беспрецедентными в истории в смысле масштабов".
  15 марта 1939 г., в день, когда Германия завершила ликвидацию чехословацкого государства, в Дюссельдорфе было подписано совместное заявление, вошедшее в историю как "Дюссельдорфское соглашение".
  
  Проект его был подготовлен английской делегацией, возглавлявшейся У. Ларком. Совместное заявление провозглашало необходимость развития торговли между обеими странами и содержало далеко идущие соглашения, практически - картельный сговор в ряде отраслей. К этому времени уже существовали многочисленные картельные соглашения между немецкими и английскими фирмами, однако представители немецких фирм были весьма скептически настроены по поводу того, достаточно ли будут действенны эти соглашения в случае перехода на мирную продукцию. Даже перспектива получения английских кредитов не казалась для немецких промышленников особенно привлекательной (Teichova A. Die geheimen britisch-deutsclie Ausgleichversuche am Vorabend des zweiten Weltkrieges.- Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft, 1959, N 7).
  
  "Дюссельдорфское соглашение" было задумано как очередной шаг к политическому сближению с гитлеровской Германией. В этом смысле соглашение было своего рода экономическим дополнением мюнхенского сговора в сентябре 1938 г.
  
  "Дюссельдорфское соглашение" явилось отражением курса британских правящих кругов, рассчитанного па поощрение германской экспансии на восток Европы.
  
  На фоне встречи в Дюссельдорфе становятся понятными многие события "закулисного фронта", где ведущими деятелями оказывались представители делового мира.
  http://hrono.info/dokum/193_dok/19390315brit.html
  
   ЯПОНА-МАТЬ
  
   Помимо "Европейских дел" Англия шагала навстречу Гитлеру и его саттелиту Японии и на востоке. Таким образом СССР попадал в "клещи" и был вынужден держать войска и на дальнем востоке.
  
  "В соответствии с протоколом о взаимной помощи, подписанным СССР и МНР в марте 1936 г., советские войска пришли на помощь своему союзнику. В боевые действия в районе Халхин-Гол с обеих сторон были втянуты значительные силы. А английское правительство, усмотревшее в этих событиях начало долгожданной войны между СССР и Японией, поспешило гарантировать тыл японских агрессоров 22 июля 1939 г. между Англией и Японией было подписано соглашение Арита - Крейги, явившееся кульминационным пунктом политики "невмешательства" на Дальнем Востоке. Английское правительство признало японские захваты в Китае и обязалось не помогать Китаю в войне с Японией."
  
  
   МИЛАШКА ЧЕРЧИЛЬ
  
   Некоторые возражая против вероятного союза Англии, Германии и США, приводят в пример Черчиля, якобы никогда не пошедшего на союз с Гитлером. Но запись его беседы с немецким чиновником Фостером говорит об обратном.
  "Черчилль: - Я ответил, что, по моему мнению, было бы вполне возможно включить в общеевропейское соглашение пункт, обязывающий Англию и Францию прийти Германии на помощь всеми своими силами в случае, если бы она явилась жертвой неспровоцированного нападения со стороны России через Чехословакию или каким-либо иным образом.
  Г-н Форстер сказал, что он не видит никакого реального основания для конфликта между Англией и Германией; если бы только Англия и Германия договорились друг с другом, они могли бы поделить между собою весь мир."
  http://www.hrono.info/dokum/193_dok/1937_1939.html
  
  
   "СТРАННАЯ ВОЙНА"
  Теперь возвращаемся к началу WW-II, к периоду названному "Странной войной"
  "В то время, когда немецко-фашистские войска сеяли смерть и разрушение в сражающейся, а затем поверженной Польше, Англия и Франция вели с Германией "войну без военных действий", "странную войну", вызывавшую восторг немецких фашистов и их сторонников в других странах. Фашистский агент во Франции Жан Ибарнегаре так и писал о ней: ", Бомбардировщики бороздящие небо, но не сбрасывающие бомб; безмолвствующие пушки и рядом с ними горы боеприпасов; стоящие лицом к лицу огромные армии... не имеющие, очевидно, никакого намерения начинать сражение" (Цит. по: Бонт Ф. Дорога чести. М., 1949, с. 79.).
  
  Французские и английские буржуазные военные и политические деятели, историки и журналисты, пытаясь оправдать перед историей предательство Польши, заявляют, будто Англия и Франция не имели в то время достаточно сил, чтобы прийти на помощь Польше или вести военные действия на Западе после ее разгрома.
  
  Конечно, боевая готовность Англии и Франции была ниже боевой готовности фашистской Германии. Но военных сил этих стран было вполне достаточно для решительного наступления: только во французскую армию было мобилизовано 110 дивизий, имевших 2 560 танков и 10 тыс. орудий; экспедиционный корпус англичан имел в своем составе 5 дивизий, около 1 500 самолетов. Германия, сосредоточившая основные, отборные дивизии на востоке, в Польше, на Западном фронте имела лишь 23 резервных, наспех собранных, плохо вооруженных и обученных дивизий ландвера с запасами снаряжения и боеприпасов лишь на три дня боя. После войны немецкие генералы признавали, что, если бы англо-французские войска перешли в то время в наступление, они без особого труда продвинулись бы в глубь Германии (См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 - 1945, т. 1, с. 212.). "У военных специалистов, - позднее писал гитлеровский генерал Вестфаль, - волосы становились дыбом, когда они думали о возможности французского наступления сразу же в начале войны" (Цит. по: Правда, 1969, 3 сентября.).
  
  Бывший начальник германского генерального штаба сухопутных войск генерал Гальдер признавал: "В сентябре 1939 г. англо-французские войска могли бы, не встретив серьезного сопротивления, пересечь Рейн и угрожать Рурскому бассейну, обладание которым являлось решающим фактором для ведения Германией войны" (Trial of Major War Criminals before the International Military Tribunals (далее: IMT), vol. XIII, N 10. Washington, 1952, p. 1086.).
  
  О масштабах "военных действий" на Западе красноречиво свидетельствуют цифры: только 9 декабря английская экспедиционная армия понесла первую жертву - был убит один капрал. Общие французские потери к концу декабря 1939 г. составили 1433 человека (См.: Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939-1945 гг. М., 1956, с. 78.). Потери в армии союзников от автомобильных катастроф были значительно большими. В немецких войсках на Западном фронте насчитывалось менее 700 человек в числе убитых, раненых и пропавших без вести. Германские и союзные сводки гласили: "На Западном фронте без перемен".
  
  Пассивно-выжидательная союзная стратегия "странной войны" означала продолжение правящими кругами Англии и Франции той же мюнхенской политики, на сей раз в обстановке формального состояния войны. Гитлеру вновь и вновь давали понять: его агрессия на Восток, против СССР, встретит одобрение, а война на Западе - отпор вооруженных сил Англии и Франции.
  
  Ведя "странную войну", Англия и Франция давали Гитлеру возможность пойти на компромисс с Парижем и Лондоном. С этой целью во французском парламенте был создан секретный Комитет связи, представители которого добивались переговоров с Гитлером. Профашисты - министр иностранных дел Боннэ, Лаваль, капитулянты - бывшие премьер-министры Фланден и Шотан, маршал Петэн считали необходимым пойти на сговор с Гитлером, установить фашистские порядки в стране (См.: История дипломатии, т. IV, с. 10.). Возглавлявший французское командование в Сирии и Ливане генерал Вейган предлагал "сломать хребет СССР" (Gamelin М. Servir, t. III. Paris, 1947.).
  
  Пораженцы-мюнхенцы в Англии во главе с премьер-министром Н. Чемберленом, министром иностранных дел Галифаксом, министром авиации Вудом, Саймоном, Хором, фашистские элементы во главе с Мосли также выступали за превращение "ненужной войны" против Германии в "нужную войну" капиталистических государств против СССР. Галифакс в беседе с послом США в Англии Джозефом Кеннеди говорил, что "продолжение войны будет означать победу большевизма во всей Европе" (См.: История дипломатии, т. IV, с. 10, 11, 12, 13.).
  
  В конце октября 1939 г. комитет начальников штабов Англии даже рассматривал вопрос "о положительных и отрицательных сторонах ОБЪЯВЛЕНИЯ АНГЛИЕЙ ВОЙНЫ РОССИИ" ( PRO, CAB 79/1, p. 273.). В то же время министр по координации обороны Чэтфилд представил английскому правительству доклад об уничтожении авиацией нефтяных промыслов Баку, Грозного, Майкопа. В том же документе подчеркивалась возможность захвата или разрушения Ленинграда или "любого крупного русского города" (PRO, CAB 80/4, p. 294-297.).
  По поручению английского правительства переговоры с гитлеровцами вел родственник Геринга шведский промышленник Биргер Далерус, прибывший в Германию в конце сентября 1939 г. Он имел встречу с Гитлером. Мирный зондаж осуществлялся также через Карла Буркхардта, бывшего верховного комиссара Лиги наций в Данциге (DGFP, Series "D", vol. VII. London, 1954, p. 281-286, 318-320.).
  Позднее, в феврале 1940 г., правительство США послало в Европу своего специального представителя - заместителя государственного секретаря С. Уэллеса с целью сговора с Гитлером и создания ЕДИНОГО АНТИСОВЕТСКОГО ФРОНТА. Он вел переговоры с Муссолини, Гитлером, Н. Чемберленом и Черчиллем, Даладье и Рейно. (Foreign Relations of the United States of America, 1940. Washington, 1959, p. 63-84.).
  http://weapons-world.ru/books/item/f00/s00/z0000008/st008.shtml
   Так все-таки почему вообще началась вторая мировая и Германии с Англией не удалось договориться?
  Есть две версии:
  
   ГИТЛЕР ПЕРЕХИТРИЛ САМОГО СЕБЯ.
  
   Перед войной в Англии политику определяли две основные группы. Колониальные магнаты и местные промышленники. Последним, как видно из "Дюссельдорфского соглашения" был выгоден союз с Гитлером и последующий раздел трофейной промышленности восточной европы и СССР. Колонизаторы же боялись потерять свои владения. И здесь хитроумная игра Гитлера, который стращал английских колонистов потерей их колоний обернулась против него. Гитлер-то просто блефовал и как было написано выше прежде всего ему нужны были европейские владения. Таким образом фюрер обманул самого себя и восстановил против себя довольно влиятельную группировку в Соединенном королевстве. Отсюда и появилась вторая причина-версия начала WW-II/
  
   НЕ ДОЛЕТЕЛ
   Или как несколько литров керосина спасли Советский Союз
  
   Отправляясь со своей секретной миссией в Англию, Гесс не долетел каких-нибудь четырнадцать километров до Дунгавел Кастл - родового имения Гамильтона - своего кореша.
   "Как сообщил Ким Филби 18 мая 1941 года, министр иностранных дел Иден и один из ведущих консерваторов лорд Бивербрук посетили Гесса, хотя официальными сообщениями это опровергалось. Целью Гесса было заключение "компромиссного мира", чтобы приостановить истощение Англии и Германии и предотвратить окончательное уничтожение Британской империи. Гесс считал, что его прилет придаст силы мощной античерчилльской партии и даст мощный стимул "в борьбе за заключение мира".
   Факт перелета Гесса стал известен людям Черчилля, ущученный Гамильтон смалодушничал, а Черчилль, который как мы уже знаем был не прочь поделить весь мир с Германией, естественно не мог смириться с потерей личной власти.
  "Для Черчилля же оно было вдвойне неприемлемым. Гесс потребовал отстранения Черчилля от власти и создания нового правительства, состоящего из профашистски настроенных деятелей. Не известно, как сам Черчилль комментировал сделанные Гессом предложения. В своих мемуарах Черчилль не говорит об этом ни слова. По информации Филби, на запрос, сделанный в парламенте, Черчилль ответил, что Гесс - его пленник, предостерегая тем самым оппозицию от каких-либо интриг с Гессом. Однако можно с уверенностью предположить, что он понял всю опасность этих предложений для Англии и для себя лично и выступил за их отклонение."
  Вот еще подробности этого странного полета.
  "Сейчас достоверно известно, что Гитлер послал Рудольфа Гесса в Англию с одной целью: используя влияние "мюнхенцев" на британскую политическую жизнь, заключить мир между Германией и Великобританией для совместной борьбы против СССР. Однако Гитлер и его окружение переоценили влияние "мюнхенцев" на правительство Черчилля и недооценили его решимость продолжать войну с фашизмом.
  
  Когда 22 июня британскому премьеру сообщили о том, что Германия начала войну с СССР, Черчилль назвал эту весть "даром богов". Его охватило чувство радости и удовлетворения. Он видел, что задуманная им стратегия не обманула его."
  
  
  "Гесса называли предателем, сумасшедшим... Но ни на Нюрнбергском процессе, ни позднее этому человеку так и не дали рассказать правду о его секретной миссии. А как только в СССР началась перестройка, Гесс ушел из жизни при весьма странных обстоятельствах. Мир так ничего и не узнал от него о тайном сговоре между Англией и Германией. Именно этим сговором, возможно, объясняются крупные поражения Советского Союза в начале Великой Отечественной войны.
  Сегодня в такой сценарий трудно поверить, но 3 марта 1941 года нарком обороны Клим Ворошилов подписал "Приказ об установлении системы подготовки и порядка комплектования вузов военно-воздушных сил и улучшении качества подготовки летного и технического состава". В разделе "Д" о подготовке штабных командиров ВВС прямо говорилось, что предполагаемыми противниками СССР являются Германия, Япония, Турция и Англия. За этим документом стоят жестокие реалии того времени. В мае 1941 года немцы и англичане чуть было не договорились. Кульминацией этой закулисной игры и стал загадочный полет Рудольфа Гесса.
  Напомним, как складывались события. В июне 1940 года Гитлер уже контролировал Францию и заставил Муссолини объявить войну Англии. В ответ Черчилль перешел в наступление на море и в воздухе, постепенно отбирая у немцев инициативу.
  В сентябре люфтваффе потерпели сокрушительное поражение в воздушной битве за Британию. Затем англичане разгромили итальянский флот в Таранто и при Матапане, вышвырнули итальянцев из Сомали, Эритреи и Эфиопии, отобрали у марионеточного французского режима Сирию и Ливан, подавили восстание в Ираке. Более того, Черчилль умудрился удержать крохотную Мальту, фактически зажатую между вражескими Сицилией и Ливией.
  Гитлер продолжал проигрывать Черчиллю в глобальном противостоянии. В 1941 году Германия высыпала на Британию 21 тысячу тонн бомб, а Британия на Германию - 35,5 тысяч. В 1941 году англичане выпустили самолетов вдвое больше, чем немцы. Причем в Англии строились четырехмоторные бомбардировщики дальнего радиуса действия, а Германия стратегических бомбардировщиков не имела вовсе. Весной англичане потопили линкор "Бисмарк" и серьезно повредили линейный крейсер "Гнейзенау".
  К лету 1941 года Германия оказалась перед крайне плачевными перспективами. Исход борьбы уже вполне просматривался. В этот момент Гитлер начал сепаратные переговоры с англичанами.
  Секретный полет
  В начале мая 1941 года начальник 5-го отдела НКВД докладывал Сталину: "Совершенно секретно. Бывший английский король Эдуард вместе с женой Симпсон в данный момент находится в Мадриде, откуда поддерживает связь с Гитлером. Эдуард ведет с Гитлером переговоры о формировании нового английского правительства и заключении мира с Германией при условии военного союза против СССР".
  После 10 мая люфтваффе вдруг перестали бомбить Англию. А 11 мая случилось невероятное - в Шотландию прилетел заместитель фюрера по партии, наци ? 3 Рудольф Гесс. Выбросившись с парашютом, он заявил местным властям, что ему назначена встреча с герцогом Гамильтоном.
  Будто в ответ на это событие, 13 мая Сталин в экстренном порядке двинул к западной границе СССР семь армий.
  Какая подковерная борьба происходила в эти дни в Великобритании, мы не знаем. Очевидно, в этом драматичном противостоянии сторонники заключения мира с немцами были близки к победе, но в решающий момент все-таки проиграли. Рудольф Гесс был заключен под стражу и больше не увидел свободы. На Нюрнбергском процессе он высказал пожелание рассказать о своем загадочном визите в Шотландию, но встретил яростное сопротивление со стороны председателя трибунала англичанина Джеффри Дугласа. К пожизненному заключению помимо Гесса были приговорены Функ и Редер, но Редер вышел на свободу в 1955-м, а Функ - в 1957 году. Гесса же держали за решеткой до конца. С 1966 года он являлся единственным заключенным тюрьмы Шпандау. В 1987 году Михаил Горбачев заявил о возможности освобождения Гесса, и сразу после этого 93-летнего нациста нашли мертвым с куском проволоки на шее. Судебно-медицинский эксперт обнаружил на трупе ушибы челюсти, множественные переломы ребер и грудины. Официальная версия - самоубийство. При этом те, кто видел Гесса в последние дни его жизни, все как один заявляли, что дряхлый старик не мог одной рукой поднять даже кружку с водой. Домик на территории тюрьмы, где нашли труп Гесса, тут же сожгли, а саму тюрьму в трехдневный срок снесли бульдозерами.
  Сын Гесса Вольф-Рюдигер утверждал, что отца убили британские спецслужбы. По данным ряда исследователей, Гесс собирался после освобождения рассказать общественности о сговоре Черчилля с Гитлером.
  Удивительные поражения Советской Армии
  Итак, что-то там у немцев и англичан в последний момент не срослось. Но, тем не менее, 22 июня 1941 года трехмиллионная германская армия пересекла советскую границу. У немцев было 3500 танков, у Красной Армии - более 20 тысяч. У немцев около 5 тысяч самолетов, у русских - более 30 тысяч. Многие европейские авторы утверждают, что численность РККА на тот момент составляла 9-12 миллионов человек. А с мобилизационным резервом - все 35 миллионов. Но, имея колоссальное преимущество, наши части принялись отступать, неся тяжелые потери. Как такое стало возможным?
  С первых часов Великой Отечественной войны люфтваффе захватили полное господство в воздухе. На 5-й день пал Минск. Всего за неделю группа армий "Север" покрыла половину расстояния до Ленинграда. 16 июля, на 25-й день русской кампании, фон Бок завязал бои на подступах к Смоленску. Под Киевом попали в окружение и вынуждены были сдаться свыше 600 тысяч советских солдат и офицеров. Скорость продвижения германских войск по советской территории временами достигала 50-70 километров в сутки. Немецкие солдаты писали домой, что никак не ожидали столь легкого похода.
  Немецкие историки утверждают, что солдат вермахта поражала низкая концентрация советской бронетехники, особенно против группы армий "Центр". На подступах к Москве сражались десятки тысяч плохо вооруженных и необученных добровольцев. А где же кадровые части? Где ядро Красной Армии и почему Сталин не бросал его в бой?
  А ларчик открывается просто. Вслед за немецким Сталин ждал и других ударов - английского и японского. Поэтому колоссальные советские резервы находились вне зоны боевых действий. Сегодня не является большим секретом и тот факт, что самый массовый на лето 1941 года советский истребитель - высотный МиГ-3 - предназначался именно для уничтожения английских стратегических бомбардировщиков. Против люфтваффе он оказался почти бесполезен, поскольку немецкие летчики, поддерживая сухопутные подразделения, работали на малых и сверхмалых высотах. А вот на Кавказе эти самолеты являлись очень мощной сдерживающей силой.
  Лишь в конце осени 1941 года, когда стало ясно, что английского и японского ударов не будет, Советский Союз бросил против немцев 40 свежих дивизий. 5 декабря русские принялись громить врага под Москвой. На смену поражениям постепенно пришли победы. В конце концов Красная Армия превратилась в несокрушимую силу, с помощью которой Советский Союз перекроил карту мира. "
  http://www.jewish.ru/history/press/2007/06/news994250366.php
  
  Таким образом союз Англии и США с Германией против СССР был вполне возможен. Как и союз СССР с Германией впрочем (при определенных обстоятельствах) Но вышло все совсем по другому.
  Как могло быть? Читайте роман "Охота на Сталина".
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"