Хволкер: другие произведения.

Часть 25

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.65*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация

  Рассвет
  
  
  Талик сидел у себя в "рабочем кабинете" и разгребал гору документации и собственных заметок. В отличие от прошлой попытки этим заняться, ему не хотелось смести их все со стола и заснуть прямо на тяжеленном полированном столе. Наоборот, хотелось вникнуть, добраться до сути, учесть, спрогнозировать и спланировать. Несмотря на то, что дебаффы Мариуса все еще очень даже ощутимо давали о себе знать, из головы не выпадали детали, наоборот, логические цепочки строились четче, чем когда либо. И это очень помогало, ведь многое из того, чем он сейчас занимался, в "реальной" жизни было ему чуждо. Например, вопросы логистики. Казалось бы, что может быть проще, чем просто доставить груз из пункта А в бункт Б. Но предоставленные здесь задачи имели мало общего с "сферическим конем в вакууме". Груз сам по себе не появится в точке А, он должен там каким-то образом оказаться, и иметь транспортабельное состояние, формат и прочее.
   К примеру, дерево из леса Тоб - чтобы превратиться из сваленного дерева в строительный материал, это дерево должно было быть обработано - спилены ветки, сучья, корни и кроны. Уже в таком виде, оно должно быть доставлено в тот самый пункт А, куда может добраться тягловой транспорт, который попрет ресурс в пункт Б. Пунктов Б было больше одного. Ущелье, дорога из которого уже была проложена почти до середины леса - там требовалась складская инфраструктура, а по хорошему, учитывая нравы аборигенов - вообще крепость, и не только там. Болота, в которых надо было строить много плотин, гатей, укреплений для осыпающихся берегов и прочего. К орочьему стойбищу в долине, где требовалась серьезная модернизация животноводческих участков. В основанные Вильгельмом каменоломни и рудники. То, что там ишачила преимущественно нежить, еще не значило, что не надо укреплять тоннели и штольни. Да дерево было нужно практически везде, кроме, слава богу, самого Рассветного города. И то, неизвестно, как надолго он останется безупречным. Ремонт для тех же самых телег уже почти превратился в проблему. Они начали ломаться.
   И доставку дерева из многочисленных пунктов А в многочисленные пункты Б требовалось организовать так, чтобы никто ни об кого не спотыкался, чтобы работы не стопорились из-за доставленного невовремя материала, и чтоб материал не лежал неделями без дела. А ведь дерево - это всего лишь часть, и не самая большая.
   Не то, чтобы у Талика реально была необходимость этим заниматься. Все это уже было очень даже неплохо организовано, но теперь, глядя на отчеты о происходящем, он ужасался от мысли, что если бы непись не имела реального интеллекта и опыта, здесь уже начинался бы форменный хаос. Теория сложных систем в самом наглядном примере. Сейчас, он ощущал, как к нему возвращается дотошность, с которой он всегда подходил к любому делу в реальном мире. Да и в игре последние пару лет тоже.
   "Все-таки поспать было отличной идеей,"
   Эта мысль вчера пришла в голову не сразу, и даже не самостоятельно. Во время очередной попытки Талика заставить работать перегруженный мозг и совладать с разболтанными нервами, Дрэга начала делать ему массаж плеч. И этот массаж загадочным образом завершился развратом на большой, удобной кровати. Красивая, гибкая, податливая, решительно на все готовая женщина не оставила в голове ничего, кроме желания ею обладать. А потом был сон. И утром, проснувшись от света, свежести и той самой женщины в руках, Талик чувствовал себя совершенно другим человеком. Уже чуть после (часа через два), одеваясь, он пришел к выводу, что пусть тело и не нуждалось во сне, но психика к его отсутствию не была приспособлена. В реальной жизни он не протянул бы столько времени (больше двух недель) без нормального сна, просто вырубился бы на третий день максимум. А здесь, тело исправно выполняло свои функции, пока рассудок сдавал позиции.
   И сейчас, пользуясь ясностью ума, он стремился наверстать упущенное.
   "И отсутствие давления со стороны тоже надо учитывать. Работая с бумагамии, все намного проще, чем когда контактируешь с людьми. Легче отстраниться".
   Разгребание своих заметок было отдельной морокой. "Надо сделать" "надо пойти" "надо посмотреть" "надо узнать", и в таком духе - и таких заметок было много. Не то, чтобы они были бессмысленны, скорее наоборот, отлично справлялись со своей задачей - напоминать о критически важных вещах. Но вот когда и что именно делать, чтобы не теряться и не перепрыгивать с одного на другое - было большом вопросом. Одной из самых дискомфортных заноз в пятой точке было данное Мариусу обещание учить его. Чему можно научить архилича, который при очешуительном личном могуществе, по большому счету, ничегошеньки не знает о мироустройстве? Особенно учитывая то обстоятельство, что законы мироздания могут очень даже отличаться от привычных. Требовалось составить программу, и желательно таким образом, чтобы неприлично догадливый нежить не понял, что Талик тут далеко не тот всеведущий идол, которым его воображают.
   Второй по величине занозой была инвентаризация. Это обещало быть отдельной, эпических масштабов задачей. Хотя, он тут же себя поправил - третьей по величине. Второй, вполне конкурирующей с первой, были взаимоотношения с внешним миром. И второй-то эта заноза была только потому, что Мариус намного, намного ближе и опаснее, чем все остальное.
   Загадочный враг, едва не убивший Талика, даже не появившись на сцене лично. Кто он, и насколько может быть опасен на самом деле, до сих пор не было ясно. Отправленная Мариусом "экспедиция" должна была добраться только до края равнин в лучшем случае дня через три. Видения о возможном будущем немного поблекли, но менее угнетающими так и не стали. И Талик совершенно точно не хотел, чтобы та их часть, которая касалась его гильдии, и в самом деле сбылась.
   Побоище в местном городе, не таком уж и далеком, вполне могло послужить одним из этапов, по которым можно было бы расплести эту паутину событий, которая могла бы привести к катастрофе. Не считая уже того, что он не хотел сидеть сложа руки, зная, что где-то неподалеку происходит откровенный геноцид. Вчера он рассматривал и такой вариант, как возможный, и теперь не был готов к такому грузу на совести. И конечно же, прояснить возможные отношения с местной гильдией авантюристов, по-прежнему было очень важно.
   Агрессия со стороны аборигенов, которая привела его в самое натуральное бешенство, тоже требовала более продуманного внимания, чем просто "пойти и вломить" в отместку. Это был бы тот же самый геноцид, только на этот раз по его личной вине. И еще, требовалось более чутко относиться к собственным приказам. Отправленные "по горячим следам" эльфы-сталкеры, прибыв на место событий, повздорили с орками, не сойдясь во мнениях, "кто тут главный". Едва не дошло до поножовщины, финал которой был бы очень предсказуем. В отличие от возможных последствий. Варбосс, узнав о том, какой Талику оказали прием по возвращении "домой", пришел в неистовство, и успокоить удалось не сразу. А кое-кто из его окружения попал под горячую руку, и теперь у орков стало на одного багатура меньше. И в лоре, который Талик лично прописывал орочьей орде, было зеленым по черному написано, что павших вождей не воскрешают без крайней надобности. Новым багатуром становится тот, кто проявит себя как наиболее достойный этой позиции. Итого, минус один боец 80 уровня. Не было никакой уверенности в том, что новый багатур внезапно получит 80 уровень, а не останется в своем диапазоне 30-40. А уж что началось бы, вырежь эльфы после этого банду орков, при том, что варбосс и так явно не питал теплых чувств к Илладрии и эльфам в целом с самого начала, Талик не хотел даже задумываться. Хотя как раз задуматься, возможно, и стоило бы.
   Хорошо, что перед переходом к активной фазе спора, сталкерам хватило ума связаться и наябедничать на "зеленых дикарей, которые возомнили о себе невесть что". Талик, взявшись за голову, велел сгладить конфликт и свалить от греха подальше на разведку, а взамен направил туда двух других. С соответствующими инструкциями. Общая картина событий уже была ясна, орки стягивались к пострадавшей деревне, но картину надо было восстановить насколько возможно полной. Начинать военные действия без четкого понимания, кто и чего хочет добиться, виделось плохой идеей.
   Он вздохнул, выглядывая в высоченное окно. Сочные цвета зелени, цветов и декоративной фауны манили забить на все и идти радоваться жизни. Талик отогнал это гаденькое чувство, засасывающее в очень сомнительную зону комфорта. Ничего против комфорта, на самом деле, он не имел, и собирался чуть позже окунуться в радости новой жизни. Точно так же, как и не строил иллюзии о том, что получится вникнуть во все происходящее за одно утро. Но были вещи, которые он совершенно точно хотел сделать до того, как расслабляться. И что будет делать после.
   В дверь постучали. Дрега, все так же старающаяся не отходить от Талика, подошла к двери и открыла. Храмовый служащий, согнувшись едва ли не до пола, сообщил
  - Ваше святейшество, нужная вам персона здесь.
  - Пусть заходит.
  Служащий исчез, и в дверях появилась высокая, неправдоподобно тонкая фигура в светлой сутане. Талик не вдавался в детали, просто подсознательно полагая, что настоятельница - человек или эльф. И сейчас слегка удивился,увидев женщину-драконида. У этих существ половой диморфизм был выражен гораздо ярче, чем среди большинства других разумных рас. В противовес массивным, плечистым ящерам-мужчинам, драконидки были гораздо более хрупкого телосложения. Вошедшую женщину за человека можно было принять разве что издалека. Тоненький стан, казалось, можно было обнять одними пальцами, из открытых учатков тела были только длинные чешуйчатые пальцы с аккуратными коготками, и змеиная голова, темно-серых цветов с золотистыми узорами чешуек. Двигалась гостья с ожидаемой от змеи грацией. Она так же согнулась в поклоне и застыла на пороге.
  - Входи, - жестом пригласил ее Талик.
  Драконид, не разгибаясь, засеменила вперед. Талик вздохнул.
  - Мне неудобно с тобой разговаривать, когда ты в таком положении. - Он сделал приглашающий жест в сторону одного из стульев рядом.
  Гостья нерешительно села и выпрямилась, сложив руки на коленях. По змеиной морде не представлялось возможным что-либо прочитать. Вообще, тот факт, что инициативная настоятельница оказалась драконидом, было очень удобно и позволяло привести в исполнение одну задумку, к которой он раньше не знал, как подойти.
  - Как я понимаю, ты и есть настоятельница Ниция.
  - Да, Ваше Святейшество. Я не смела и надеяться, что вам станет известно мое имя.
  Талик внутренне хмыкнул. Вообще, по-хорошему, он должен был лично знать всю церковную братию. Но, фора была и здесь. А еще, гостья хоть и имела сухой, шелестящий голос, она не шипела так сильно, как Талик того ожидал.
  - Как ты можешь видеть, мне о тебе прекрасно известно. Я хотел поговорить с тобой о чужаке, которого ты приютила.
  Чешуя гостьи из темно-серой стала становиться нездорово светлой.
  - Это... Это было ошибкой?
  - Нет, успокойся. Наоборот, это было очень хорошей инициативой. Ты сделала очень удачную вещь, и я это одобряю. Тем не менее, у меня есть несколько вопросов к тебе. Во-первых, скажи, почему ты его не прогнала, как остальные?
  - Я... Сначала мне было любопытно. Появившись в моей обители, он имел настолько потерянный вид, что мне показалось неправильным молча выгнать его. Я поговорила с ним, и узнав его историю, я прониклась к нему жалостью. Он так боялся, что Привратник заберет его обратно, если у него не выйдет найти себе работу, что я решила попробовать. Подобного нет в запретах, и я решила дать ему шанс, и изучить поближе.
  - Изучить?
  - Да, ваше святейшество. Он пришел из нового мира извне, и возможно, он не будет единственным. Мне захотелось узнать, что это за мир, что за существа его населяют, и чего от них можно ожидтать.
  - И какое у тебя сложилось впечатление?
  - Он дикий невежа, ваше святейшество. Потрясающе невоспитан. Возможно, это потому, что он еще очень юн. И он старается быть полезным, хотя от этого иногда делает глупости.
  - А какие выводы ты сделала о внешнем мире, имея дело с этим человеком?
  - Я сделала вывод, что это жестокий, несправедливый мир, в котором страдание невинных и триумф неправедных - обычное дело. Возможно, я ошибаюсь...
  - Нет, ты все поняла правильно. И я считаю, что это надо изменить. Я хочу, чтобы ты стала одной из тех, кто поможет мне в этом.
  - Я буду счастлива служить вашему замыслу, ваше святейшество!
  Талик с трудом удержался от того чтобы поморщиться.
  - Один из способов, которыми мы будем влиять на этот мир, будет наша вера. И здесь есть некоторая загвоздка... У нас есть идеалы, правила и порядки, основывающиеся на том, что мы понимаем, что такое правильно и неправильно. И когда ты взаимодействуешь с другим гражданином Рассвета, будь то драконид, орк, человек или эльф, ты можешь быть уверена, что тебя поймут правильно. С местными так не получится. У них нет общих пониманий, на которые опирается то, во что мы верим. Так что, наши слова для них будут слишком расплывчаты и непонятны. Поэтому, нам понадобится создать свод правил, с пояснениями, почему надо поступать так, а не иначе. Проще говоря, нам понадобится собственная библия, с помощью которой мы смогли бы поделиться своей культурой с теми, кто этого захочет. И, предупреждая твой возможный вопрос - я не хочу заниматься этим лично. Это большая работа, которую не может делать кто-то один. И я хочу поручить эту работу тем, кто будет непосредственно нести наше слово в массы. К чему я веду... Я планирую созвать всех настоятелей рассвета на большое собрание. На котором поднять этот, и некоторые другие вопросы. А так же, ответить на вопросы остальных. Мне самому некогда бегать, предупреждать и согласовывать это все среди 177 разумных существ, так что, понадобится кто-то, кто будет делать это от моего имени. Кто-то инициативный, любопытный и умеющий не только слепо следовать привычным правилам.
  - То есть...
  - Да. Я хочу поручить это тебе. Как думаешь, справишься?
  - Я обязательно оправдаю ваше доверие, ваше святейшество.
   - Уверен, у тебя все получится. Завтра утром зайди, и расскажи о своих успехах. Естественно, я не ожидаю, что ты со всем справишься за один день, так что тебе не нужно загонять себя, пытаясь все устроить за одни сутки. На этом, пока все, ты можешь идти.
   Драконид, рассыпаясь в клятвах оправдать доверие, спиной вышла из кабинета. Талик опять зарылся в документы, чтобы успеть вникнуть в то, что запланировал до обеда. До похода в "тюрьму" предстояло еще многое сделать.
  
  
  Эра в Э-Рантеле
  
  Эра стояла перед дверью главы отделения гильдии и колебалась. Приглашение в этот кабинет отделения не было чем-то из ряда вон, и все же, почти всегда означал, что что-то в жизни авантюриста изменится.
   Тем более, учитывая предшествующие события. То, что всей группе не велели явиться сразу по прибытии, было хорошим знаком. Хотя, конечно, потеря Талера обещала стать мутным и несмываемым пятном на репутации группы. Два целителя пошли с ними на задание, и оба пропали без вести... Это был практически крест для группы. Но крест для группы с точки зрения репутации еще не значил, что их формально исключат.
   Вчера они с Даймоном и Брайсом честно попытались напоить ребят, которые помогли им попасть в город. Не только в качестве благодарности, конечно же. Всем троим очень хотелось разговорить Стену. Кто он, откуда пришел, что за символика на его броне. А как позже выяснилось, и татуировки.
   В нормальной ситуации, вино за чужой счет и немного лести развязывали язык кому угодно из авантюристов. В том числе и Даймону с друзьями, и в этом не было ничего странного. Кто ж дурак выпить за чужой счет, когда с тебя только похвастаться?
   В этот раз ничего не вышло. Ну, то есть, основная цель достигнута не была. Устойчивость к алкоголю у Даймона оказалась ничтожной перед Стеной. Суровый и неразговорчивый воин оказался воистину несокрушим. Дело шло на принцип, и вино - не самое плохое в гильдии - лилось рекой. Загадочный Стена пил как чемпион - за пятерых, не закусывая, и хоть бы хны. Его группа попадала под стол после седьмого бочонка. После девятого к ним присоединился и Брайс. Одиннадцатый добил и Даймона. Опустевший сосуд покатился со стола, его место тут же занял другой. Даймон вздохнул, погрозил кому-то пальцем и уронил лицо в тарелку с хлебом, оставив Эру наедине с крепко нетрезвым, но все еще соображающим Стеной.
   Сама Эра пила лишь символически, потому и застала финал.
  - Неплохо посидели, - икнул Стена, взламывая бочонок.
  - Да уж, - согласилась Эра, скептически окидывая взглядом тела на полу.
   Беспокоиться о "павших" не стоило, позже их растащат по комнатам крепыши медного ранга.
  - А ты, смотрю, себя бережешь, пьешь осторожно, а? - хмыкнул Стена, наливая красный напиток в кружку. - Тебе добавить?
  - Еще есть, - Эра показательно покачала кружку, где вина было еще наполовину.
  Стена кивнул и чуть подрагивающей рукой налил себе одному.
  - Мне же больше останется. Хотя вино так себе, - сообщил он, вливая в себя очередные несколько глотков. - Даже не нажрался, а пить уже устал.
  - Нормальное вино, - возразила Эра. - Это ты непрошибаемый.
  - Ха, других в Рассветной Страже нет! - самодовольно развел руки Стена. - Стойкость, первая добродетель... Хм.
  Стена замолчал и помотал головой.
  - Что-то я... Кажется, таки взяло.
  - Да ладно тебе, - начала подзуживать Эра. - Кем бы ты раньше ни был, сейчас ты авантюрист. Ты раньше был стражником? Что в этом такого секретного?
  - Много ты понимаешь. Я... Не могу об этом говорить. Не велено.
  Эра оперлась на стол, подвигаясь поближе.
  - Велеть сейчас тебе могут только два человека, ты сам и глава гильдии. За второго могу сказать одно - ему плевать. Давай, колись, интересно же. Что за стража, в которую только таких непробиваемых берут?
  - Непробиваемых?
  Стена со странным выражением лица тоже оперся на стол, приблизив лицо к Эре.
  - Если ты не можешь кого-то одолеть, это не значит, что он непобедим. - Воин назидательно ткнул в Эру пальцем. - Это значит только то, что у тебя не достает сил. И все. Моим долгом было хранить покой моего города от чудовищ, которых ты не увидишь ни в каком кошмаре.
   Стена сморщился, икнул и откинулся назад.
  - Хватит об этом. Теперь я просто начинающий авантюрист. Мне говорили, что прошлое можно оставить при себе. - Он смерил соловеющим взглядом лежащие под столом тела. - Пойло дрянь, но его еще много. Давай пить.
   Больше из Стены не удалось выудить ничего необычного. На вопросы о себе он просто отмахивался. В течение двух бочонков Эра поделилась некоторыми хитростями для борьбы с упырем и рассказала пару забавных историй о похождениях их группы. "Павших" ненавязчиво растащили по комнатам "медяки". А потом настало утро.
   Эра пила пусть и мало, но все же пила. Бессонная ночь в довесок к вину совсем не добавляла бодрости. Выспаться до назначенного времени возможности не было. Чтобы не ударить лицом в грязь перед руководителем филиала, пришлось пожертвовать не очень-то дешевым тонизирующим зельем.
   Эра выдохнула, постучала в тяжелую резную дверь и толкнула ее.
   В просто и со вкусом обставленном кабинете находилось трое мужчин. Директор отделения, худой, пожилой, невозмутимый мужчина в потертом камзоле и монокле, сидел в кресле напротив священника.
   Священник в белой с золотом рясе имел такой вид, будто не спал всю ночь с Эрой за компанию, только не принимал живительных эликсиров. Бледноватое лицо с мелкими морщинами красовалось темными кругами под раскрасневшимися глазами. От него ощутимо веяло недовольством и раздражением.
   А возле окна стоял главный чародей отделения, а заодно и города. Невысокий, полноватый и улыбчивый добряк с мясистым лицом и в мантии, больше похожей на халат.
   Эра была лично знакома с ним. Впечатление добряка и сибарита было не обманчивым - маг не ограничивал себя в доступном комфорте и удовольствиях. И не принимал близко к сердцу чужую точку зрения на этот счет. Было такое, что его коллеги и духовенство пеняли ему, мол, не к лицу уважаемому человеку столь невоздержанно вести себя. На что тот отвечал "зачем мне богатство и сила, если ограничивать себя в приносимых ими благах? Лучше выпей со мной этого прекрасного вина, отведай этих яств и расскажи интересную историю!"
   А вместе с тем был замечательным специалистом с необьятными запасами знаний о самых разных вещах.
   - О, Эра, ты как нельзя вовремя. - улыбнулся маг.
  Он шевельнул пальцами, и дверь за Эрой мягко закрылась. Еще мгновение после этого в комнате стояла неестественная, давящая тишина.
  - Мы как раз исчерпали темы для обсуждения. Присаживайся. Не удивляйся присутствию прелата, сей достойный муж здесь не по ошибке.
   Сквозь мягкий и доброжелательный голос Эра прямо кожей ощущала ядовитый сарказм. Было непохоже, что он рад присутствию святоши, хотя сам церковник явно принимал сказанное за чистую монету.
   Эра коротко поклонилась главе отделения и села на край кресла.
  - Я готова ответить на любые вопросы.
  - Прекрасно. Где тот одаренный, которого вы заманили в свою сомнительную банду? - немедленно вскинулся священник.
  Эра хотела ответить, и довольно резко. Тем не менее, она просто проигнорировала вопрос, продолжая смотреть на мага и главу отделения.
  - Отвечай! - закипел священник, видя, что его игнорируют.
   Вонзив взгляд в Эру, он даже не обращал внимание на то, как маска невозмутимости главы отделения дает слабину. Даже известный своим позитивным отношением ко всему маг поджал губы.
  - Эра, я прошу у тебя прощения за тон нашего гостя. Обстоятельства довольно сложны, и его можно понять... Почтенный Абакум, постарайтесь держать себя в руках. Мы уже обсуждали это.
  - Сейчас не до расшаркиваний, директор, вы об этом сами прекрасно знаете. Итак, где этот одаренный?
  Директор устало помассировал переносицу и обратился к Эре.
  - Это действительно важный вопрос, Эра. По вашему отчету при возвращении очевидно, что он вас покинул по собственному желанию. Но подробностей нет. Что произошло?
  Эра чуть помедлила с ответом.
  - Возвращаясь с равнин Каз, мы приняли решение поспешить в Э-Рантел, и он не согласился с этим. Он хотел пойти другим маршрутом. Это заняло бы неизвестное количество времени, и было слишком опасно для нашей группы. В итоге, он решил пойти без нас.
  - Ты говоришь, что для вашей группы это было слишком опасно, и все же вы решили разделиться, и отпустить его одного? Учитывая вашу совсем недавнюю потерю, ты и сама должна понимать, как это звучит.
   Эра опустила голову.
  - Да, я понимаю.
  Священник резко вдохнул, вскидываясь с места, и, налетев на холодный взгляд главы отделения, с напряженным сопением сел обратно.
   Маг, сокрушенно поджав губы, покачал головой с надеждой спросил:
  - Господа, может быть, мы недостаточно полно понимаем обстоятельства. Эра, свет моего дня, дай нам повод успокоиться. Поясни, почему вы отпустили этого юношу, Талера, одного?
  Эра выдохнула.
  - А мы не смогли бы его удержать. Никто не смог бы.
  - В каком смысле? - уточнил директор.
  - В самом прямом. Я не представляю, кем... Ах. Талер показал себя как невероятно могущественный маг. Он пытался казаться более слабым, чем был на самом деле. Но когда настала действительно критическая ситуация... Да я даже о заклинаниях таких не слышала. Он.. Сжег шесть монстров, по всем признакам похожих на умертвий, одним заклинанием. В один момент. И когда мы вышли после этого из равнин, то отказался идти с нами дальше. Ему понадобилось куда-то в совершенно другое место. Не знаю, куда именно. И... Я правда не представляю себе способа, как мы могли бы заставить его продолжить путь с нами. И сами мы решили не рисковать, идя в неизвестность за сильнейшим магом, который пытался скрыть свои возможности. Вот и все.
  - Бесстыдная ложь! - рявкнул священник, и, уже не обращая внимания на остальных, вскочил с места. - Эта сказка похожа на детское оправдание! Видят святые герои, я пытался быть терпимым. Вы, слабоумные бандиты, обманом завлекли в самоубийственное дело человека с потенциально сильнейшим святым даром в поколении! Сначала пропадает один перспективный мальчик, это можно списать на случайность. Но вы тут же губите второго и еще придумываете какую-то несусветную чушь! Где хотя бы его труп?! Отвечай!
   Эра сначала пыталась игнорировать эту тираду. Она знала, что церковь формирует у своих служителей мировоззрение, не во всем соответствующее реальности. В конце концов, она сама выросла в ее догматах и правилах.
   Она полагала, что жадность и спесь, это вполне терпимый недостаток на фоне пользы, которую приносят жрецы.
   Данная же ситуация выходила за все грани допустимого. Формально, священник был для нее никем - она не была причастной, не была частью прихода и всегда платила(жертвовала) за услуги святош полную цену. Весьма немалую.
  С явным усилием взяв себя в руки и снова проигнорировав церковника, она спросила у главы:
   - Господин директор, меня пригласили к вам по срочному и важному делу. Оно включает в себя выслушивание... Этого?
  Глава недовольно кивнул.
  - Да. Я позже обьясню. Преподобный, успокойтесь. Сейчас мы во всем разберемся.
  
  Своеобразный допрос проходил не менее часа, и шел довольно напряженно. Жрец быстро вернул себе самообладание и перестал переходить границы, но Эру все равно нервировал. По какой причине он так переживает о Талере, Эра еще как-то могла понять. Так или иначе, гильдия взаимодействовала с церковью. Не на уровне формальных обязательств - жрецы не желали делиться авторитетом с "бродягами и анархистами".
   Гильдия помогала церкви устранять проблемы, до которых не было дела небожителям. Довольно часто случались ситуации, когда хозяин земель не желал тратиться на наем авантюристов. Ну жрут крестьян, и что с того? За год пропадет пятеро, родится двадцать. Болезни и голод убьют еще десять, и все равно в прибытке. Благодаря принцессе, их теперь все равно не купить, не продать. Налоги платят, и ладно.
   В таких случаях церковь не могла молча смотреть на людские беды. Ну и упускать возможность, конечно же. Из церковной казны оплачивался найм гильдейских головорезов, которые быстро и тихо решали проблемы простых людей, оставляя все лавры жрецам. С церковью работали с удовольствием - жадные святоши платили мало и неохотно, но всегда в срок и в полном обьеме. К тому же, помогали с подготовкой до и лечением после, бесплатно. Частенько церковники с яйцами покрепче оказывали помощь и на местах - и такую помощь было трудно переоценить.
   Церковь также охотно обучала тех, кто имел хоть какую-то связь с высшими силами. За это тоже денег не брала, но не упускала шанса сманить к себе перспективный кадр.
   В целом, оставались довольны все. Люди получали безопасность, жрецы-влияние, а гильдия - деньги. Конфликты интересов тоже бывали, но решались быстро и тихо.
   А вот такого, чтоб церковник присутствовал при подобной встрече, еще и вел себя так, словно ему что-то должны, Эра не припоминала. Зато прекрасно помнила, как ведут себя теократические жрецы. И от этого становилось тяжело.
   Она готовилась к подобному допросу, но, как оказалось, недостаточно тщательно. В тайне удалось сохранить только появление той жуткой женщины в черном и тот факт, что "подкреплением" Талера была нежить. Прохладный, напористый глава и очень тонко подмечающий детали маг вытрясли буквально все остальное.
   Как шли, что делали, о чем говорили, что происходило по пути, как себя вел этот Талер.
   И слово за словом, вопрос за вопросом, Эра начала лучше понимать, насколько чуждый и могущественный человек с ними путешествовал. Да и человек ли вообще. Не в человеческих силах играючи даровать такую силу союзникам. Не в человеческих силах одним заклинанием сломать проклятие Каз и развеять в прах страшнейших посланцев Костлявой, каких только запомнила история.
  Глядя на все со стороны, стало понятно, что Талер словно просто прогуляться вышел. Будто для него в этом мире просто нет опасностей. И случившееся на равнинах показывало, что он имел все права так думать.
   А едва стало действительно опасно - и Эра даже затруднялась представить, что же это мог быть за враг - заявилась помощь.
   Эльфы-головорезы, скелеты, по оценке Даймона, ничуть не слабее тех, что едва не пустили их на фарш в подземелье в лесу Тоб. Мясной великан, настолько чудовищного вида, что Эра даже не смогла запомнить его в деталях.
   И та жуткая женщина в черных доспехах. И что-то подсказывало, что она стоила никак не меньшего, чем все остальное, вместе взятое.
   Почему светлого мага заявилась защищать нежить, Эра даже не пыталась себе обьяснить.
   А что вся эта абсурдная братия ушла через пространственные врата, на фоне остального даже не удивляло.
   В течение допроса жрец, сначала будто готовый наброситься на Эру с кулаками, становился все более задумчив и спокоен. Под конец, он уже полностью соответствовал образу достойного служителя высших сил.
  - Значит, после ухода вашего компаньона, более ничего не напоминало о его присутствии, я тебя правильно понимаю? - еще раз уточнил жрец.
  - Да, - кивнула Эра. - Больше ничего и никого с ним связанного мы не встречали.
  Жрец внимательно прищурился. Конечно же, Эра солгала, и конечно же, он это понял.
  - Тогда, я выяснил все, ради чего сюда явился. Успеха вашим добрым делам, добрые господа. Герои с нами.
  Остальные присутствующие кивнули, и жрец покинул кабинет.
   Глава отделения сдержанно выдохнул и помассировал переносицу.
  - Эра, я должен извиниться за такую встречу. Это было унизительно, я знаю и сожалею. Так было нужно.
  - Унизительно? Господин директор, при всем уважении, я наизусть помню гильдейский устав. Там ни слова о святошах, трясущих авантюристов как покаянных шлюх. Я...
  Вмешался маг.
  - Эра, солнышко, ты сейчас не лучше того почтенного святца. Может быть, дослушаешь того, кто никогда никого не подводил. А уж после можно и покипятиться, ладно? А еще лучше, мы с тобой можем пойти в мое любимое заведение, и я угощу тебя всем чего ты захочешь. И потом можно будет как следует посердиться. Договорились?
   Полный добряк улыбнулся и развел ладони.
   Эра не удержалась, и улыбнулась в ответ.
  - Хорошо. Но все-таки, что это было? Зачем здесь был жрец, и почему меня допрашивал так, будто имеет на это право?
  Директор поджал губы.
  - У церкви в э-Рантеле неприятности. Несколько дней назад бесследно исчез епископ. Дело даже не в том, что он входил в совет магистрата. И в целом, от него зависит довольно многое в этом городе. Дело именно в исчезновении в ответственный момент. И помимо него пропало несколько важных персон. До исчезновения епископа, церковь свои проблемы держала в тайне, но теперь не в силах.
  - Понятно. Но при чем тут мы и Талер?
  - Они каким-то образом узнали о талантах Талера, и имели на него далеко идущие планы. А теперь, череда загадочных исчезновений, и их новая надежда тоже куда-то пропала. Одно к другому, и почтенный жрец подумал, что вы имеете ко всем этим исчезновениям отношение. Я хотел внести в этот вопрос всю возможную ясность, поэтому и пригласил его сюда.
   Эра кивнула.
  - Я ведь всего лишь низкоранговый авантюрист, могу и потерпеть унижения ради того, чтобы вы не ссорились с церковниками.
  - Я бы выразил это иначе, - поморщился пожилой мужчина. - Случились неприятности, которые могут вылиться в большие проблемы для всех. Для гильдии, в том числе. Сохранение порядка стоит того, чтобы проявить немного терпения... Но об этом можно поговорить и позднее. Сейчас есть более важные дела, особенно в свете того, что ты нам рассказала.
  Директор снова помял переносицу, собираясь с мыслями.
  - Я уверен, что уход Талера никак не связан с исчезновениями жрецов. Эта уверенность не отменяет пропаж... Меня беспокоит вот что. Епископ - это именно тот человек, который вел ритуалы упокоения усопших и освящения земель. э-Рантел не настолько далеко от проклятых равнин, чтобы можно было не беспокоиться о кладбище такого масштаба, как в этом городе. Само по себе это не такая уж большая проблема, ведь у него есть заместители.
  - Которые... - нахмурилась Эра.
  - Именно. Тоже куда-то исчезли. - кивнул директор. - Почтенный Эрнст, старший по рангу в данный момент, не был причастен к этим ритуалам. Быстро восстановить должный уход за погостом он неспособен, и знает об этом. И очень беспокоится о возможных перспективах, если городской погост останется без должного присмотра и защиты. Он прилагает все возможные усилия для того, чтобы докопаться до причин этих исчезновений. Его напор и несдержанность, которые, к сожалению, так сильно задели тебя, произрастают из этого беспокойства. Так что, я был бы тебе признателен, если бы ты не принимала его поведение столь близко к сердцу.
   "Конечно, козел, я молча утрусь. Размечтался", подумала Эра, но произнесла другое.
  - Я поняла. А... Гильдия планирует что-то с этим делать?
  - Безусловно. Деталей раскрывать не буду, могу только сказать, что уже составлено много контрактов, делающих наше участие в этом всем достаточно выгодным. Теперь, прошу меня извинить, я должен многое сделать. А у вас с господином магом наверняка есть что обсудить без меня.
   Пухлый маг кивнул.
  - Пойдем, золотце. Будем лечить твои нервы и говорить о вещах, от которых уважаемый глава заснет, не дойдя до своего стола.
  
  Дверь за магом и авантюристкой закрылась. Директор устало помассировал глаза. Это был сложный день. И предстояло очень много обдумать и разобрать.
   Вспышки в небе над проклятыми ранинами сильно испугали людей, ширятся нездоровые слухи.
   Церковь позволяет себе куда больше обычного
   А еще из гильдии каким-то образом уходит информация. Не настолько важная, чтобы ради нее устраивать расследование, но все же, это раздражало.
   Директор вернулся в свой кабинет, сел за стол и привычно толкнул пальцем колокольчик. Секретарь не появилась. Это было необычно, на протяжении нескольких лет она всегда реагировала незамедлительно.
  - Надеюсь, она занята чем-то действительно важным... - поморщился глава.
  Со стороны послышался легкий смешок.
  Рука главы неуловимо скользнула под стол - к бутылочке с ядом, припрятанной в маленькой нише стола. Пальцем пригладил крышку - стоило лишь чуть нажать ее, и ядовитые испарения убили бы все живое в комнате за несколько секунд, неважно, дышит оно или нет. Кроме самого главы, конечно же. И лишь потом он повернул голову на звук. В комнате не должно было быть посторонних, присутствующие на совещании ее покинули. И все же посторонний явно был - и лишь то, как именно он себя выдал, удержало главу от того, чтобы использовать яд сразу же.
   Посторонний, среднего роста пожилой человек с короткой аккуратной бородкой и в поношенном дорожном костюме, расслабленно опирался на косяк двери. Казалось, что все его внимание занимает тонкий кинжал в руке - человек тщательно вытирал лезвие мягкой тряпочкой.
  - Похвальный рефлекс, директор.
  Человек поднес лезвие к глазам и придирчиво осмотрел его со всех сторон. Удовлетворившись увиденным, ловким движением руки он отправил оружие в рукав. Директор убрал руку из-под стола, встал и учтиво поклонился.
  - Ваш визит - большая честь, господин Глава. Чем я заслужил ее?
  Посетитель легко улыбнулся, направляясь к столу.
  - Невнимательностью и короткой памятью, мой друг.
  На стол лег лист дешевой бумаги, исписанный мелким почерком. Глава знал этот почерк - он принадлежал его секретарше. Он взял бумагу и вчитался в текст - тот выглядел на первый взгляд бессмыслицей. Это настораживало - для женщины, которая писала этим почерком, была характерна совершенно другая манера писать.
  - Похоже на какой-то шифр... - протянул директор и поднял глаза на гостя. - Раз это принесли вы, полагаю, я больше никогда ее не увижу?
  - Верно, - кивнул гость. - Это немного странно, делать вашу работу, директор. Неужели это было так сложно, понять, чем занимается человек, ведущий ваши дела?
  Видя, что директор собирается что-то сказать, гость поднял руку.
  - Не нужно оправданий. Теперь, насчет короткой памяти...
  Гость подошел к окну и всмотрелся в бурлящую за ним жизнь.
  - Я присутствовал здесь с самого утра. Вообще, я пришел по другой надобности, но стало интересно, решил послушать, что тут на местах происходит. Мда...
  - Надо полагать, вам не понравилось услышанное?.. - нерешительно поинтересовался директор.
  - Мягко говоря.
  Гость неуловимо развернулся и впился безразличным льдистым взглядом в директора. Директор был заметно выше, почти на полголовы - даже с тем, что был в полупоклоне.
  - Такой разговор у нас уже был, лет тридцать назад, не больше. - голос гостя стал жестким. - Но, похоже, ты уже забыл о нем, так что я освежу тебе память. МОЯ гильдия работает по одному неизменному принципу. Когда у кого-то возникают проблемы, с которыми он не может справиться, он приходит умолять нас о помощи. Мы ставим условия. Клиент принимает их - или уходит ни с чем.
  Гость сделал паузу и продолжил.
  - В посиделках, что я наблюдаю здесь с утра, я не увидел этого. Я увидел, как какой-то кусок мяса что-то ТРЕБУЕТ. И ему не отрезали язык и даже не выгнали взашей. Почему-то ему позволяли вести себя таким образом, будто Гильдия ему что-то должна.
  - Но ведь... - попытался возразить директор, и не успел продолжить.
  Цепкая рука гостя ухватила его за волосы и впечатала лицом в стену.
  - Перебивать невежливо. Ты сбил меня с мысли... да. Я был глубоко возмущен тем фактом, что кто-то посторонний не выказывает должного уважения к члену гильдии. Еще больше я был возмущен тем фактом, что ты считаешь подобное приемлемым. И вообще абсурдом мне кажется то, что все это происходило здесь, в стенах гильдии. Ты понимаешь мою мысль?
  Гость повернул голову директора к себе и тряхнул. Тот отер ладонью струящуюся из носа кровь и попытался кивнуть.
  - А вот мне кажется, что не понимаешь. Или понимаешь, но не до конца. Вообще, ты не первый, кто приводит дела моей гильдии в подобный вид.
  Гость брезгливо отбросил директора в сторону и отряхнул руку.
  - Примерно так все и начинается. Всегда одно и то же. Долговременные соглашения, взаимопомощь, уступки. И мало помалу гильдия оказывается что-то кому-то должна, перед кем-то обязана. Интересы сторонних лиц становятся сначала вровень, а потом и выше интересов рядовых членов гильдии. Потом гильдии начинают приказывать. Вот скажи, почему интересы того дурака оказались выше интересов девчонки?
  Директор встал, опираясь на стол.
  - Этот священник, вероятнее всего, станет главой церкви этого города. Поддержка хороших отношений с церковью значительно расширяет возможности гильдии и упрощает работу в целом. Мы можем защитить больше людей и заработать больше денег. Результативность требует определенных жертв, и они показались мне оправданными.
  Гость задумчиво кивнул.
  - С политикой так же. Да и с любыми структурами, имеющими какую-то власть. - Гость обратно отвернулся к окну. - Один раз я пустил дело на самотек, мне было интересно, чем все закончится. У меня были определенные предположения. Я полагал, что такой силе, как гильдия, не позволят оставаться нейтральной, и попытаются взять под контроль, разобщить, и превратить в собственный инструмент влияния. И знаешь, я оказался полностью прав. Каких-то пятьдесят лет, жалких два поколения понадобилось, чтобы гильдия из той организации, которой я ее создал, превратилась во что-то наподобие личной гвардии очередного венценосного сосунка. Внешний контроль на всех уровнях, репрессии, коррупция. Мое детище украли, сломали и переделали под свои нужды. Что важно, это произошло не внезапно. Год за годом, эта грязь просачивалась все глубже и глубже. Одно несмертельное изменение, другое. Сначала договоры о взаимопомощи. После - земли и богатства для выдающихся. Потом, при их попустительстве, светский закон для гильдии в целом. Потом личные клятвы государю, реестр, указ о казначействе и прочая чушь. Мои терпение и любопытство очень дорого мне обошлись, я тебе так скажу. И более я не намерен проявлять ни того, ни другого.
  Директор тихо спросил:
  - Но ведь должен быть способ обойтись без крайностей? Мы не можем просто игнорировать окружающий мир, мы должны заботиться о людях...
  - *Мы можем все, и мы никому ничего не должны*. - холодно перебил его гость. - Похоже, ты не хочешь этого понимать. А я-то думал, что главной проблемой был твой секретарь, торгующий секретами гильдии. Довольно. Ты более не можешь занимать место руководителя отделения. Разошли весть о своем уходе по всем филиалам. Не забудь попросить прощения у той девчонки, и добейся того же от придурка, перед которым прогибался все утро.
  - Я понял, Глава. Только я не уверен, что епископ...
  В следующие момент глава гильдии был так близко к директору, что едва не касался его.
  - Он вел себя неподобающе, и оскорбил одного из нас. Это неприемлемо. Он должен загладить это - или умереть, так больно и так долго, как только понадобится, чтобы осознать свою оплошность. Трупы бродяг и императоров воняют одинаково. Ты меня понял?
  Покрывшийся испариной директор молча кивнул.
  - Хорошо. А теперь к моим делам. Мне нужны свитки "сообщения", из старых, а не тех, что закупаются в империи.
  
  Дрэга в э-Рантеле.
  
  До города э-Рантел Дрэга добралась к позднему вечеру. Великолепие Рассвета и связанных с ним событий остались в далеких десятках миль позади.
   Равно как и едва распробованное душевное равновесие.
   Сколько было бессильной зависти в глазах Маликрисс. Так сладки ее ревность и злоба.
   И как горьки собственные. И как обжигала презрительная насмешка во взгляде ведьмы, подаренном на прощание.
   Город туземцев, в который направил Дрэгу Пророк, она встречала в привычном расположении духа - ненависть ко всему живому. Спеленанный цепями воли и долга зверь внутри шевелился, выискивая малейшую слабину. Зрелище, которым ее встретили предместья городка, делало эту слабину опасно досягаемой.
   К низким кривым стенам пугливо и обиженно жалась огромная масса людей. Их были тысячи, вонючих, грязных, больных оборванцев всех полов и возрастов. Людская масса разлилась мутной лужей от самого рва, пахшего едва ли хуже одежд крестян, и до расстояния, которое могла бы пролететь стрела, пущенная со стены.
   Скопление не было равномерным - чем ближе к дороге, тем оно было гуще и дальше. В сумеречном полумраке, еще более густом из-за обманчиво-светлого неба, виднелись огоньки костров. Окрестности выглядели так, будто все, что могло расти на мили вокруг города, повыдирали ради этих огней.
   Многотысячное сборище не только гадило и воняло, но и шумело соответствующе. В общем гомоне легко угадывался младенческий визг, женский и мужской плач, болезненные стоны, ругань и смех.
   И поверх этого всего царил страх. Запах страха, неуверенности, тщетной надежды был таким густым, что его, казалось, можно было потрогать.
   Тысячи душ, умоляющих вырвать их из тел и сожрать.
   Увидев это запретное пиршество, Дрэга закрыла глаза и едва уняла сбившееся дыхание.
   Дорога, выводящая к Э-Рантелу, была обьяснимо пуста. Не было желающих пройти по дороге, при которой обосновалось такое количество перепуганных нищих. Дрэга находила странным лишь то, что местные стражи порядка не разогнали эту свору.
   Конечно же, на нее обратили внимание. Великолепный аспидно-черный жеребец со снаряженной в очень дорогую, по местным меркам, броню, всадницей.
   Первым порывом толпы было обступить ее. Дрэге было все равно, какой к тому был мотив - она мечтала лишь о поводе устроить резню. Кошмар не спеша перебирал копытами, не замедляя рысь ни на миг.
   Никто, к сожалению Дрэги, не рискнул попытаться нанести ей вред или остановить. Наоборот, в попытках освободить ей путь они устроили настоящую давку.
   И вместе с тем, на нее обрушилась лавина слезливых просьб.
  "Подайте, добрая госпожа"
   Давясь бешенством, Дрэга уже собиралась дать волю чувствам, и тут ей пришла в голову другая идея. Она холодно улыбнулась, и, запустив руку в кошель, извлекла горсть серебрянных кругляшков. И лениво, сеющим движенем, бросила в сторону. Самые предприимчивые, ожидаемо, детишки, тут же юркнули под ноги взрослым, выискивая монеты.
   Остальная толпа едва успела начать движение, как в другую сторону полетела еще одна горсть. И еще.
   У Дрэги с собой было довольно много серебряных монет. За убийство монстров ей платили очень прилично, по местным меркам, и большую часть именно серебром. Пророк взял лишь несколько монет, для изучения, а все остальное так и осталось у нее.
   И теперь казавшийся бесполезным металл подарил неожиданное развлечение. Люди вокруг нее толкались давили друг друга, кричали и дрались за нелепые кругляшки. Кого-то даже задавили насмерть - Дрэга почувствовала это, и снова едва удержалась от того, чтобы добавить смертей своим мечом. Так или иначе, путь к воротам оказался расчищен - грозный вид всадницы отгонял от дороги, а шанс разжиться монетой манил в сторону.
   Дрэге это нравилось. Накал страстей - страх, жадность, надежда, кипевший в окружающей людской массе, пару раз разбавился вспышками неверия и обиды от счастливчиков, получивших нож в спину. До подьемного моста она доехала, улыбаясь.
   И только наладившееся настроение начало опять портиться. Прохода через ров не было. Мост был поднят, и между ней и входом в город были добрых двадцать шагов заполненного гнилой водой и нечистотами рва. Неподалеку от э-Рантела протекала река, и от нее ко рву была прорыта глубокая, широкая канава. И ее было достаточно лишь для того, чтоб во рву вода просто была, а никак не для того, чтоб она была свежей.
   На привратных башнях были люди, Дрэга могла и видеть, и чувствовать их. Стражи со смесью безразличия и злорадства смотрели вниз, и явно не намеревались вмешиваться в происходящее.
   И опускать мост в их планы тоже явно не входило.
   Для Дрэги не было бы проблемой попасть в город силой. Два удара черного пламени в те места, где к углам подьемного моста крепились цепи, и мост лег бы на положенное ему место. Или можно было прямо с места использовать импакт, и одним рывком как преодолеть ров, так и высадить собой хлипкую деревянную конструкцию. Не вели ей пророк избегать ненужных разрушений, она бы не задумываясь выбрала один из этих вариантов. В данных же обстоятельствах демон сдержала себя,снизойдя до слов.
  - Эй, вы, на стенах! Опустите мост, мне надо пройти.
   Ей не ответили. Мост остался на месте, и в ее сторону направились несколько арбалетов. Зверь внутри дернулся, ледяное бешенство ударило в голову с такой силой, что на секунду поплало в глазах.
  - Повторю один раз. Опустите мост.
  В этот раз ответ был. Из-за бойницы высунулась плохо выбритая голова в шлеме без забрала.
  - Не положено, госпожа. Предписанием бургомистра, прохода в город после захода солнца нет.
  - Мне плевать и на бургомистра, и на предписания. Даю тебе одну минуту на то, чтобы открыть проход, - прорычала Дрэга.
  - И че будет опосля минуты, госпожа? - с некоторым скепсисом поинтересовался стражник.
  - "Опосля минуты" я войду в эти ворота. По мосту или по его обломкам. Время пошло.
  
   **
  
  Десятник только хмыкнул, отстраняясь от бойницы. Старый вояка не особенно переживал. Приказ сверху давал ему право ослушаться даже короля, хотя, конечно, будь здесь его величество, никто даже не задумался бы о том, что его можно куда-то не пропустить.
   Так что, надутая баба внизу могла оставить при себе свои угрозы. Ее не обстреляли только потому, что она выглядела как кто-то из знати. Десятник не первый год стоял в страже, и ситуацию чувствовал. Покипит до утра, а в полночь смена, если ужаленная бабень и начнет искать крайних по утру, под раздачу попадет не он. Он-то кто, простой десятник, нес службу согласно предписанию.
   От мыслей его отвлек странный шорох в дежурной башне. Интуиция, воспитанная службой в далеко не самом спокойном городе королевства взвыла. Он бегло осмотрел стену - его десяток исправно торчал над воротами, факелы стояли около чаш с промасленным хворостом, арбалеты натянуты. С городской стороны доносился привычный шум - лай собак, гомон из таверны неподалеку, на залитых светом выглянувшей луны острых крышах орали коты.
   Но что-то определенно было не так.
   Десятник махнул ближайшему подчиненному, мол, бди, и быстрым шагом прошел в башню. Низкая толстая дверь отворилась без привычной скрипучей ноты, что окончательно убедило - что-то нечисто.
   В дежурке было светло, на стенах ровно горели оба факела. И увиденное в этом свете заставило перехватить алебарду в боевую позицию раньше, чем дошло мозга.
   Смена, шесть человек, лежала на полу в неудобных позах. Прямо в броне, с оружием в ножнах. Десятник мельком отметил, что крови не было.
   А возле подьемного механизма был незнакомый человек. Одетый серо и неброско, такого в толпе и взглядом не выхватишь. Пожилой, с короткой бородой, в которой густо пробивалась благообразная седина. И человек явно собирался вытащить стопорный клин, когда заглянул десятник.
   Ситуация была невозможной и потому жуткой. Никто, даже хваленые авантюристы, не мог незаметно попасть в эту караулку. Равно как и в любое другое место, куда посторонним хода нет. Магия, наложенная на такие помещения, стоила огромных денег и никогда раньше не подводила.
   Эти мысли, в виде простых образов, пронеслись в сознании десятника за долю мгновения. Алебарда не успела занять горизонтальное положение, из которого так удобно одним тычком выворачивать потроха, как незваный гость покосился на стража и красноречиво поднес палец к губам. И в тот же момент по ушам ударила тишина - все звуки снаружи будто отрезало.
   Десятник не был особенно умен, но не был ни идиотом, ни трусом. Кто бы ни был этот старикан, тела на полу говорили - он предельно опасен, и бросаться на него десятнику очень не хотелось. А вот поднять тревогу надо было. И что-до подсказывало, что сейчас наружу не донесется ни звука, так что орать бесполезно.
   Десятник попятился, стремясь занять узкий проход и выйти за пределы звенящей тишины.
  - Ты что это тут делаешь, а? - спросил солдат, на всякий случай.
  - Спасаю тебе жизнь, - сухо сообщил незнакомец и пинком выбил стопорный рычаг из подьемного механизма моста.
   Цепь, весело загрохотав, потекла вниз. А в следующий момент в глазах десятника взорвались цесятки цветных огней.
  **
  
   Аборигенам хватило благоразумия. Минуты не прошло, как мост опустился. Дрэга дождалась, пока настил уляжется перед ней и неспешной рысцой приблизилась к воротам.
   Там пришлось спешиться - в открывшуюся калитку верхом было не пройти. Открывал ее изрядно удивленный стражник, но, к его чести, ни слова не проронил. Дрэга лениво бросила перед ним еще горсть серебра и продолжила путь.
   Хотя контраст между этим городом и Рассветом и бросался в глаза, здесь было не настолько грязно и погано, как в И-Арсенале. За воротами была непросто торговая площаденка, на которую выводили кривые узенькие улочки. Здесь была настоящая главная улица, хоть и кривая, зато шириной почти в три телеги и уложенная брусчаткой. Дома по сторонам улицы имели крашеные фасады, и чисто деревянных домов практически не встречалось.
   Хотя, конечно, амбре от открытых сточных канав было таким же, если не хуже.
   В целом, атмосфера в городе очень напоминала осадное положение. Плотно запертые ставни, на улицах, кроме нервных патрулей стражи - никого. Хотя, Дрэга и чувствовала, что в тенях подворотен людей куда больше, чем казалось с виду.
   Отдаляясь от ворот, по главной улице, она слышала удивленную ругань на воротах, но не придала этому значения. Ближайший патруль она встретила уже за поворотом - и от стражи уточнила, где тут находится отделение гильдии. Здесь к ней отнеслись с несколько большим уважением, чем на воротах, стоило показать значок авантюриста.
   Местное отделение гильдии тоже отличалось от арсенальского. В и-Арсенале, это была маленькая крепость в черте города. Здесь же, здание хоть и стояло особняком, но на крепость было непохоже, имело большие, почти в пол-роста, окна и целых три этажа в высоту. В целом, этот дом больше напоминал втиснутый в уличный ряд особняк.
   Не удостоив даже взглядом мордоворотов у входа, она вошла внутрь.
   Внутри было... Шумно. Питейный зал, традиционно занимающий почти весь первый этаж, был не то, чтобы забит битком, но близок к этому. Почти сотня людей в самой разной экипировке пили, ели, тихо шушукались, вдумчиво изучали доску заказов на стене, полную бланков. Здесь будто собралась выставка оружия, брони и волшебных прибамбасов. Стальная и кожаная броня разной степени потасканности соседствовала с походной одеждой и разноцветными халатами. Мечи под любую руку, от тяжелых палашей и гладиусов до волнолезвийных двуручников перемежались с простыми и покрытыми хитроумной резьбой посохами.
   Слишком малочисленное и неорганизованное для регулярной армии сборище вполне могло сойти за армию наемников. Хотя, при этом, было не в пример более грозной силой, чем армия любого из отдельных феодалов. По крайней мере, с точки зрения местных.
   На Дрэгу сразу же обратили внимание. Послышались шепотки, и по дороге к стойке регистратора ее провожало все больше и больше взглядов.
   И конечно же, ей преградили дорогу.
   Мужчина, ширококостный, жилистый, косматый, с плохими зубами, небрежно заступил ей путь. На нем не было доспехов, а из оружия лишь на поясе висел видавший виды тесак из слоеной стали, и из сапога выглядывала еще одна рукоять чего-то покороче. И была заметно более потертой, чем у тесака.
   Детина, выше Дрэги почти на голову, одетый лишь в серую рубаху из грубой ткани и такие же штаны, расслабленно встал прямо перед ней, положив руки на пояс, и оскалился.
   - Какое прелестное новое личико в нашем гадюшнике. Кто тебе дал эту стальную медальку?
   Этот ритуал Дрэга уже проходила в И-Арсенале. Собственно, это было единственной причиной, по которой наглец не был тяжело изувечен. Она не останавливаясь двинула мужчине в пах, и едва он согнулся, встретила его лицо закованным в черный металл коленом. И распрямила ногу, отправляя тело пинком подальше.
   Забавно квакнувший здоровяк отлетел, скукожившись раздавленным червем. Вместо криков было слишно только короткое свистящее поскуливание. Разразилась тишина - подобное в стенах гильдии случалось не часто. Дрэга проигнорировала изменение обстановки и как ни в чем не бывало подошла к стойке.
  - У меня дело к директору, - холодно бросила она в лицо непроизвольно сжавшейся девушке по ту сторону.
  Та пролепетала
  - Он... Он сейчас занят, я я я могу записать ввас...
  - Пусть найдет время, сегодня. Дело срочное, и до бумажек и прочего мне нет никакого интереса.
  - Я я я поняла я как вас представить?
  - Дрэга, Темная Дева. Меня должны знать в И-Арсенале. Тиа, из этих, как их, Синей Розы, пригласила меня сюда.
  - Я-я поняла я сейчас подождите немного...
  - Тут есть задний двор?
  - А... А, есть, вон там дверь, проход свободный...
  - Ага. Беги давай.
  Сбледнувшая девушка подхватила свой блокнот и умчалась куда-то вглубь здания. Дрэга же, окинула взглядом всех присутствующих.
   Она определенно была в центре внимания. Сотня пар глаз изучала ее, и кроме поскуливания здоровяка на полу, над которым уже склонились пара человек, не было слышно ни звука. Она хмыкнула и прошла на задний двор.
   Дрэга помнила, что здесь что-то вроде традиции, проверять незнакомцев и новичков на прочность. Соблюдать все эти танцы в той части, где надо отшить самого наглого, ей было откровенно лень.
   Задний двор был вполне опрятен. Утоптанная земля, кое-где даже дощатый настил, высокий каменный забор. Стена здания напротив была глухой, без единого окошка. У стены самой гильдии имелись грубые, но крепкие манекены для отработки ударов и стрелковые мишени.
   Она вышла и остановилась прямо в центре. Ждать пришлось недолго, меньше чем через полминуты из дверей один за другим стали выходить остальные авантюристы.
   Пока ее окружали очень широким кольцом, она заметила знакомые лица. Ту троицу, с которой нянчился пророк недавно. Она почувствовала их запах сразу как вошла в здание, но увидела только сейчас.
   Из общего ряда вышел среднего роста парень с широким шрамом через все лицо. Если бы не этот шрам, он бы мог сойти за прилизанного блондина-красавчика. В отличие от того, кто остался лежать в питейной, на нем были доспехи, облегченные латы, со следами многочисленных засечек и вмятин. На поясе висел широкий прямой меч в ножнах.
   - Я тебя здесь раньше не видел. Такую точно запомнил бы. Мое имя Джеррик. - он потянул цепочку на шее, извлекая из-под нагрудника темно-серую пластину. - Серебряный ранг.
   Дрега кивнула и так же показала свой жетон.
  - Дрэга. В и-Арсенале назвали Темной Девой. Сталь.
  - Темная Дева? Краем уха слышал. А это в арсенале тебя научили калечить братьев по делу?
  Дрега приподняла бровь.
  - Братьев? Ты про тот мусор, что преградил мне путь?
  Джеррик поджал губы.
  - Ты нарываешься. Нельзя так...
  - Заткнись, червь. Мне скучен весь этот треп. Давай, бери свое оружие, и вбей в меня свою правоту.
  Джеррик набычился, отступил и отстегнул меч от пояса, не вынимая из ножен.
  - Как скажешь. Я уважаю твое желание.
   Меч, сам по себе не легкий, еще и в ножнах, бабочкой порхнул в расслабленных пальцах Джеррика. Казалось, что он в один момент времени находится в нескольких положениях. И тут же Джеррик нанес мощный удар Дрэге в лицо.
   Несмотря на безупречный глазомер и идеальные рефлексы, удар прошел мимо, просто не достал. Джеррик отпрыгнул на исходную, пытаясь понять, почему промахнулся. По положению ног Дрэги было видно, что она просто отшагнула от удара, вот только в какой момент это произошло, он не уследил.
   Джеррик подобрался, со всей серьезностью поняв, что вместо поучительного избиения новичка получил настоящее испытание для себя.
  - Неплохо двигаешься, - сухо отметил он.
  - А ты - отвратно. Я ожидала большего.
  - Большее для тебя закончится увечьем или гибелью.
  - Я тебе скажу, чем закончится твой глупый треп. Ты будешь лежать тут, в пыли, и давиться своей рвотой.
   Джеррик пытался углядеть возможную брешь в защите. Кроме очевидной - головы, были еще подмышечные части в доспехе, но туда было бы явно не достать. Не при такой реакции противника. Бить обнаженным клинком в голову он не собирался - с большей частью увечий целители справятся, а вот с трупом уже нет. И что-то ему подсказывало, что шанс на успешную атаку у него только один.
   Дрэга, так и не доставая из-за спины полутор, поманила Джеррика пальцем, и тот решился. Он налетел шквалом, намереваясь ударом палаша травмировать руки - броня броней, но палаш не хворостинка - и после удара продолжить движение броском ножа с левой руки. Этот прием всегда работал. Если удар меча достигал цели, бросок не требовался. Если не достигал - летящий нож как минимум отвлечет от мгновенного удара мечом снизу вверх.
   Дрэга презрительно поджала губы, и в следующий момент Джеррик понял, что внутренний голос соврал насчет одного шанса.
   Противница расслабленным, и при этом неимоверно быстрым движением шагнула навстречу, ухватила за запястье и дернула в сторону с такой силой, что выскочили все суставы от ладони до плеча. От рывка Джеррик потерял равновесие, и улетел бы далеко вперед - если б его руку отпустили. А так, он просто впечатался всей массой в землю. А сразу следом получил жестокий пинок в корпус. Пластина нагрудника выдержала,чего нельзя было сказать о самом теле.
   Джеррик отлетел на добрый десяток шагов. Онемевшие внутрунности спазмами исторгали из себя дешевое вино и хлеб.
   Дрэга презрительно фыркнула.
  - Я даже не разочарована. Надеюсь, это не был самый крутой боец?
   Несколько человек бросились к лежащему. Пока они аккуратно подхватывали и уносили в здание дергающееся тело, перед Дрэгой возник невысокий, жилистый, чернявый крепыш в клепаной кожанке. Один из питомцев Пророка. Он примирительно развел руки.
  - Хей, добрая госпожа, перестань сердиться! Мы все поняли свою ошибку, и я от имени всех присутствующих прошу прощения за грубый прием.
  - Как тебя зовут, клоун?
  - Я Брайс. Клоун меня слегка обижает, но, по крайней мере не червь, так что сочту за комплимент! Я хочу просить тебя об одолжении.
  - Да? - Дрэга удивленно выгнула бровь. - Ха. Ну, излагай.
  Брайс церемонно поклонился.
  - Мы все поняли, что ты гораздо сильнее, чем кажешься. Тебя не затруднит быть помягче? За твоей грубостью мастерство все равно не спрятать, но она крысиный хвост в колбасе, вроде ничего страшного, а портит все впечатление.
  Дрэга хохотнула.
  - А ты забавный. Ладно, сделаю вид, что мне не плевать. Ты только поговорить, или еще чего-то хотел?
  - О, я бы много чего хотел от такой красавицы... Ээ погоди я не о том...
  Дрэга убрала руку от его горла,и он продолжил.
  - И о том тоже но не-не-не-не не сейчас!
  - Ты испытываешь мое терпение.
  - Я прошу тебя показать нам свое мастерство меча. Никто из нас не сравнится с тобой, это очевидно. Можешь показать его не так жестоко?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Поединки, из которых не придется уносить участников. Ну, ты с оружием, и я с оружием, только без всего этого членовредительства.
  Дрэгу, с одной стороны, раздражал этот болтун. С другой - раздражал не более, чем все остальное, что ее окружало. И предлагал он нечто не более бессмысленное, чем то, что она предполагала делать. Хотя и более сложное.
  - Как хочешь.
  Она с шорохом извлекла меч из-за спины. Это была обманка, как и доспех - в инвентаре ждала своего часа ее лучшая экипировка, а для вида она носила откровенный хлам.
   Брайс зачарованно смотрел на матово-серебристое лезвие. Казалось, что об него можно порезаться даже взглядом.
  
  **
  
  В дверь кабинета директора отделение раздался дробный, нервный стук. Директор нахмурился, снова сожалея о потере секретаря.
  - Войдите.
  В комнату влетела бледная, трясущаяся девушка-регистратор.
  - Что случилось?
  - Го-господин директор там там де-де-де-демон!
  - Что? - директор плавно поднялся с кресла. - Соберись. Где демон, что происходит внизу?
  Подрагивающая девушка подошла к столу.
  - Внизу. Демон внизу. Она побила Кноррига и потребовала встречи с вами. И потом ушла на задний двор. За ней ушли все кто были в зале.
   Директор побледнел и ринулся к окну. Он не считал себя в праве сомневаться в словах регистратора. Их очень тщательно обучали распознавать нечисть всех известных сортов. Равно как и иллюзии, столь любимые разумной нежитью, демонами и преступниками разных мастей. В довесок к тому, любой регистратор э-Рантела имел привязанные к душе амулеты, усиливающие восприятие. И раз девушка была так напугана, значит, ситуация из ряда вон.
   За окном шел бой. Директор затушил в себе первый порыв тут же броситься в схватку. Схватки с демонами требовали ясной головы и четкого понимания, с кем имеешь дело. Любая ошибка вела не просто к мучительной гибели, но и часто к крайне печальному посмертию. Директор имел личный опыт столкновений с силами зла в юности, и с того времени имел шрамы, не только телесные. Поэтому, внутренне сожалея, заранее списал со счетов людей внизу - либо они справятся, что вполне вероятно, при их среднем ранге, либо их уже не спасти. А по происходящему внизу можно будет понять врага.
   Но следующие несколько секунд наблюдения показали странное.
   Сразу же бросалась в глаза фигура в центре двора. Полностью черная экипирока не давала рассмотреть детали, зато было отлично видно стальные сполохи двуручного меча. Он будто легкое перышко замысловато порхал в руках владельца, взлетая и падая, выверенными полукольцами и воронками парируя и заплетая атаки нападающих.
   Нападающих было много, наседали на мечника сразу впятером - и это совершенно никак не сказывалось на их успехах. Директор наметанным глазом узнавал некоторые приемы и их исполнение - нападали авантюристы, большую часть из которых он знал лично.
   И странность была в том, что обрушиваясь на очередную цель, меч прибивал ее к земле, или отбрасывал - но не врубался в тела, не отсекал конечности. Хотя, видя движения, директор был уверен - задумай мечник смертоубийство, внутренний двор за несколько мгновений превратился бы в мясницкий чан с гуляшом.
   Мечник бил очень аккуратно, плашмя. И каждый, схлопотавший удар, тихо отползал в сторону, уступая место другому.
  - Демон, о котором ты говоришь, одет во все черное, и с двуручным мечом? - не прекращая наблюдать, уточнил директор.
  - Да, господин директор, в женском облике!
  - Спокойнее, Арри, ничего ужасного пока не происходит. Ты говоришь, что демон хотел меня видеть. Он представился?
  - Да, господин директор. Она сказала, что ее зовут Дрэга, прозвище из И-Арсенала - Темная Дева, и показала жетон, настоящий.
  - Я слышал о новой авантюристке с таким именем. Или подменыш, или кое-кто в И-Арсенале ослеп... Поди вниз и скажи ей, что я готов ее принять. Не бойся, она не причинит тебе вреда.
  Девушка явно не разделяла уверенности директора, но послушалась.
  
  **
  
  До настоящей забавы, в понимании Дрэги, происходящее не дотягивало. И все же, было не так скучно, как показалось вначале. В и-Арсенале было веселее, но сдерживать себя было гораздо сложней. Там зверь внутри неистово бился в цепях от запаха крови и треска костей. Здесь же он он лишь тоскливо подвывал от боя, по бодрости сравнимого с забегом пьяных улиток.
   Дрэге стоило немалых усилий подстроиться по скорости под авантюристов. Отдавать инициативу, отвечать на медленные, неумелые выпады не сокрушительными ударами или выбиванием оружия из рук, а различимыми для их подслеповатых глаз приемами. Нарочито медленно и правильно отводить атаки и шлепком плоской части клинка отмечать смертельный удар.
   Но им хватало и того.
  В этом соревновании по сонным танцам участвовали только бойцы с оружием. Несколько человек, в которых угадывалась искра волшебства, держались подальше. Это было немного обидно, Дрэга не отказалась бы от парочки молний в кучу - это могло бы привнести бодрости в происходящее.
   Так или иначе, надолго их не хватило. Спустя несколько минут перед ней на своих ногах остался всего один боец. Не случайно, и не благодаря своим навыкам. Она просто оставила его напоследок - один из той троицы около равнин. Не говорун, тот получил свое почти сразу, а другой, покрепче.
   С ним Дрэга хотела поиграть подольше и пожестче. Не по какой-то определенной причине, а просто так. От незавидного финала его спасла случайность, в виде перепуганной регистраторши, выглянувшей во двор.
  - Го-го-госпожа Темная Дева, директор готов вас принять, пожалуйста, я ва-ва-вас проведу пойдемте!
  Дрега с сожалением цыкнула зубом. После секундных колебаний она таки отвесила парнишке пинка, прямо в выставленный наизготовку щит. Провожать взглядом улетевшее в сторону забора тело не стала.
  Девушка, ведущая ее по коридорам и лестницам, так пронзительно боялась, что стоило немалых трудов не сожрать ее на месте. Дрэга только сейчас, с некоторым удивлением обратила внимание, что во всем здании она была чуть ли не единственной, кто испытывал страх.
  - Как тебя зовут?
  - Арри, госпожа.
  - У тебя сердце сейчас лопнет. Хотя я не против... Скажи, *Арри*. Почему только ты меня боишься?
  - Я-я я-пожалуйста, не причиняйте мне вреда, пожалуйста!
  Трясущаяся девушка, заливаясь слезами, прижалась к стене. Дрэга сделала "бу!", девушка тонко завыла. Дрега довольно оскалилась.
  - Хорошо. Но все же, ответь на вопрос.
  - Я-я не знаю, простите!
  Дрэга видела, что девчонка врет, говоря "не знаю". Но пытать не было ни времени, ни необходимости. Она лишь внутренне облизнулась и оставила трясущуюся девчонку в покое. Кабинет оказался на третьем этаже. Провожающая, явно стараясь не поворачиваться к Дрэге спиной, дробно постучала в дверь, и открыв ее после глухого "войдите", не разбирая дороги убежала вниз.
   Дрэга вошла, оценивая обстановку. Посмотреть было особо не на что. Бедненько, но чистенько, как выразился бы лорд Кассий. Пара диванов, тяжелых стеллажей, и потертый ковер, у большого окна - стол.
   Из-за стола вышел изрядно пожилой сухощавый мужчина в явно зачарованном кожаном камзоле.
  - Дрэга, я полагаю? Наслышан, польщен визитом. Присаживайтесь. Время позднее, секретарь отсутствует, но такой гостье я могу приготовить чаю и лично.
   Он явно был настороже, и под доброжелательным тоном чувствовалась туго натянутая струна.
   В комнате явно была ловушка, и мужчина был готов ее разрядить - и сомневался, стоит ли. Дрэга усмехнулась.
  - В И-Арсенале директор не сразу созрел для такого приема. Есть молоко?
  - Молоко? - удивленно переспросил директор.
  - Молоко. Горячее. С медом.
  - Чего нет, того нет. Здесь только вина и чай. Но если это принципиальный вопрос, я что-то придумаю...
  Дрэга отмахнулась.
  - Не нужно. Я хотела встречи по делу.
  - Я весь внимание.
  Дрего подошла к столу и положила на него запечатанный свиток.
  - Я хочу, чтобы ты передал это главе гильдии.
  - Что это? - вежливо спросил директор, присматриваясь, но не протягивая руку к предмету.
  - Это свиток, с письмом от... Одного господина. Этот господин хочет поговорить с главой, и в свитке указаны причины, по которым это может быть интересно обоим.
  - Не хочу, чтобы вы меня неправильно поняли, но глава - чрезвычайно занятая личность, а встречи с ним ищут очень многие. Скажите, почему случай этого... Господина важнее всех прочих?
  - Потому, что решения этого господина будут влиять на весь мир. Вы можете не понимать всей глубины того, что я говорю. А ваш глава должен. Если не понимает и он... Тогда в такой встрече смысла действительно нет.
  Она подвинула свиток поближе к директору.
  - Ответ нужен в течении недели от завтрашнего дня. Если его не будет, то любые интересы вашего главы не будут учитываться в будущем.
  
  **
  
  Демон - а это был именно демон, его выдавало многое - стоял напротив директора, слегка скалясь и источая пренебрежение. Директор напряженно перебирал варианты действий.
   Для демона, поведение гостьи было крайне нетипичным. Они были известны безоглядной жестокостью, напором и никогда не жертвовали своими интересами, даже в самой малости. Они не считались никогда и ни с кем. Если демон чего-то хотел, он это брал, тут же. Этот демон отличался от известного директору образа. Он вел себя, как человек, наделенный огромной силой. И пришел с предложением, формально предусматривающим отказ. Конечно, кто знает, что в том свитке, но не думал же он, на самом деле, что глава лично будет его распечатывать и изучать.
   И в то же время, за этим демоном чувствовалась такая мощь, что для ее описания у директора не находилось слов. Восприятие ныло, не находя границ возможностей гостьи. Это ощущение ранее возникало исключительно в присутствии главы. Могло ли это значить, что демон сравним по опасности с самим главой? Не окажись директор в одной комнате с этим существом, он счел бы саму мысль об этом абсурдной.
   В комнате были ловушки и хитрые приспособления волшебного и механического толка. Авторитет гильдии стоял не только на богатстве и подвигах. И сейчас директор был почему-то уверен, что инфернальная гостья даже не почешется, если прямо сейчас обрушить на нее весь имеющийся арсенал.
   Директор еще раз всмотрелся в аспидно-черные глаза и смирился.
  - Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы ваши слова достигли ушей главы гильдии. Большего обещать, к сожалению, не могу. Если потребуется передать ответ, где вас можно будет найти?
  Демон ненадолго задумался.
  - Ну-у, или где-нибудь здесь, или в доме Стронофа, знаешь, где это?
  - Конечно знаю.
  - Ну и отлично, покажешь мне. Он приглашал к себе и сказал что его дом легко найти. А мне лень искать.
  - Боюсь, в отсутствие самого рыцаря-капитана, вас могут неправильно понять. Думаю, лучше будет, если вы останетесь в гильдейских комнатах, самые лучшие сейчас как раз пустуют.
  Предлагать демону кров было не менее абсурдно, чем все остальное, что происходило в этот вечер. И все же, трезво глядя на ситуацию, директор предпочитал держать демона хотя бы под наблюдением.
  - Ладно. Веди.
  
  Эра
  
   Обычно Эра в такой поздний час сидела у себя в комнате и читала. Или занималась чем-нибудь еще, но обязательно в одиночестве и тишине. Так было до возвращения в э-Рантел в последний раз. А теперь каждый вечер начали происходить события, в которых она была вынуждена принимать участие вместо отдыха.
   Это было одной из причин, по которым она собиралась серьезно поговорить с компаньонами о переезде в другой город. Такие мысли приходили к ней давно, но особо не задерживались в голове. Только после того собрания в кабинете директора желание уехать отсюда крепло и крепло. Во всем, что раньше вызывало только мимолетное раздражение, теперь виделось нечто, с чем было невозможно мириться. И даже разговор с главным чародеем не отвернул ее от такого решения, лишь сгладив порыв немедленно все бросить, поджечь здание и скрыться.
   Толпы людей, которых и в обычное время было трудно запомнить, а сейчас и подавно. Слишком большой, оттого неуютный общий зал. Братья по делу, которые могли тут бесцельно проводить по нескольку дней кряду, вместо того, чтобы заниматься работой. И ладно бы это касалось тех, кто получил раны, но нет.
   И невозможность провести время привычным образом, отгородившись от всего мира в иллюзорной скорлупе одиночества.
   Она с друзьями сидела в общем зале. За маленьким, потемневшим от времени столом, было место еще для пары-тройки человек, и все же, к ним никто не подсаживался. Места в зале было еще в достатке. Рядом сидел Брайс. Он вяло ковырял грубую пшенную кашу с мясом, очень осторожно двигая правой рукой. Он практически не снимал своих кожаных доспехов и раньше, так что выглядел примерно так же, как всегда. Хотя, друзья осмотрели все-таки его, на всякий случай, еще вчера. Помимо уже привычных уродливых шрамов по всему телу, сейчас его еще густо украшали огромные синяки и шишки ушибов.
   Напротив сидел Даймон. Он был без доспехов, даже с его выносливостью нельзя было таскать почти сотню фунтов веса на себе постоянно. Кроме того, броня давно и настоятельно требовала ремонта, и только час назад вернулась от гильдейского кузнеца. Глаз лидера группы украшал огромный, на пол-лица, черно-желтый бланш. Пока не сняли опухоль, он еще и вздувался на полголовы, были большие опасения насчет того, не будет ли утерян глаз. Обошлось.
   На самом деле, мало кто из присутствующих в зале мог похвастаться отсутствием подобных травм.
   Когда в гильдию поздним вечером заявилась та жуткая женщина, Эре стало не по себе. Она надеялась больше никогда с ней не встречаться. Было в этой женщине что-то жуткое, как в сумасшедшем, который ведет себя с виду нормально. И это даже без учета обстоятельств предыдущей встречи.
   "Традиционная" встреча низкорангового новичка пошла не по сценарию. Эра не видела ничего плохого в том, чтобы проучить придурков, придумавших это. Когда так встречали их группу в первый раз, она не на шутку перепугалась, особенно столкнувшись с эффектом амулета-негатора. И все же, та жестокость, пренебрежение, воплощенные в смазанном ударе, заставляли Эру ярче вспомнить короткий диалог и выражение лица. Красивого, невероятно красивого - и с явными огоньками безумия в глазах.
  "Это ведь было не фигурой речи, она и правда так сделает", содрогнулась Эра.
   Конечно же, такая выходка не могла остаться без внимания. Тем более "новичок" фактически пригласил всех попробовать силы. И, это и правда впечатляло. Жестокая, агрессивная, заносчивая баба оказалась более чем в праве считать всех остальных дерьмом.
   Брайс со свойственной ему бесячей харизмой и там вставил свой медяк, и его, как обычно, пронесло - сначала в хорошем смысле. Эта Дрэга его не убила. Ну, и потом в плохом, когда он на отлете поймал пинка в живот.
   - Я вам говорю, Стена ее точно знает. А она его. Эра, ты ж видела, да? Он даже не пытался атаковать, знал, что бесполезно. И досталось ему помягче.
  Даймон поморщился и рефлекторно тронул свой синяк.
  - Ну да. Хотя странно конечно, мужик держит удары дубиной огра, а тут его пинком снесли... Да и понятное дело, у них есть что-то общее. Эта гравировка, как у скелетов, и Дева там была как своя.
   Они чуть помолчали.
  - Брайс, ты не оценивал тот кинжал? - поинтересовалась Эра.
  - Неа. Я его потом рассмотрел повнимательнее, попробовал в руке, но не показывал никому. И не покажу. Только если убивать им буду.
  - А что с ним не так?
  - Да все с ним не так. Помните, я культяпку Акуро приносил и рассказывал что за нее думаю?
  - Ну и?
  - Ну и таким ножиком можно не только кости так же чисто рубить. Не знаю, что за сталь, явно волшебная. Вчера оловянную тарелку им на тонкую ленточку распустил, почти без усилий. А потом со своего кинжала стружку снял, с лезвия. Не тупится он, вообще. Даже не знаю, как его при такой прочности вообще заточить смогли.
  - И не жалко было лезвие портить?
  - Жалко, но это уже азарт пошел. А вообще, главное даже не в том, что он такой острый.
  - М?
  - Он, как бы это сказать, будто лично для меня сделан. В руке сидит идеально, я его как себя чувствую. И когда держу, не знаю, будто... Ну вы помните ту магию Талера? Когда тех наползышей развалили перед равнинами? Ну так вот, со мной почти то же самое, если в руке этот кинжал. Так что, мне будет намного спокойнее, если про него никто не узнает.
   Они еще какое-то время помолчали. Потом Брайс бросил быстрый взгляд на выход во двор. Оттуда донесся жалобный звон металла и глухой удар.
  - Хорошо пошел, - криво ухмыльнулся Брайс. - Даймон, ты идешь?
  - Шутишь? Конечно иду, - Даймон встал и размял шею. - Интересно, почему у нее только стальной жетон. Она должна носить как минимум орихалк.
  - Да ладно, - ухмыльнулся Брайс. - Я почему-то уверен, что орихалковую команду она унижала бы так же, как нас. Если не жестче.
   Эра только покачала головой. Она сама старалась избегать встреч с "авантюристкой" в черном. Это не было трудно, Дрэга большую часть времени проводила либо в своей комнате, либо во дворе. После первого представления она стала буквально звездой гильдии, и от жаждущих устроить с ней спарринг не было отбоя.
   Несмотря на все свое хамство и едва прикрываемое презрение к окружающим, Темная Дева никому не отказывала в просьбе "научить". По всей видимости, ей здесь было попросту скучно. Она ждала прибытия кого-то в Э-Рантел, и не имея ни друзей (что вообще не удивительно) ни знакомых, ни связей, не имела возможностей себя развлечь в городе. Точнее, не искала. И развлекалась наперебой предлагаемыми "спаррингами".
   В силу временного указа магистрата, в город нельзя просто войти, и выйти тоже было затруднительно. Эра полагала, что если этой женщне захочется куда-то войти или выйти, ее не остановят никакие стены. А вот у остальных авантюристов возникла куча проблем. Начиная с того, что чиновники из магистрата попытались обязать директора разместить в здании гильдии часть прибывших, и заканчивая невозможностью выполнять работу.
   Даймон и Брайс за неполных два дня тоже не упускали возможности сойтись с Темной Девой в тренировочном бою. Эра прекрасно понимала их мотивы, хотя было грустно от того, какими побитыми они возвращались после этого.
  "Ну, по крайней мере, обходится без действительно серьезных травм", отстраненно думала Эра, отгоняя от себя другие мысли. О том, как Темная связана с Талером и зачем она тут на самом деле.
   Она недолго пробыла в одиночестве - друзья довольно бысто вернулись. Первым вернулся Даймон, спиной вперед, парень влетел в дверь(ее не закрывали после вчерашнего шоу). Брайс подзадержался на несколько секунд, Эра даже успела забеспокоиться. Все оказалось в порядке, и ловкач, влетев в двери с куда большей скоростью, чем Даймон, сбил встающего лидера своим телом.
  - Что-то вы долго, - подняла бровь Эра. - Внезапный рост мастерства?
  - Неа, - прокряхтел Даймон. - Смелый обманный маневр.
  - Смелый честный маневр! - возмутился отряхивающийся Брайс. - А вдруг я и правда влюблен?
  Эра опешила.
  - Чего?
  Даймон, не ответил сразу, с сомнением глядя за дверь. Потом, по всей видимости, решил пока во двор не возвращаться, и, кряхтя, сел за стол.
  - Наш дорогой друг устал жить, и пригласил Темную на прогулку по городу. Пообещал показать интересные места.
  - Да, я в своем уме, - перебил Эру Брайс, осторожно ощупывая копчик. - А почему нет? Она хороша собой и крута как самая высокая гора. Знаешь, как трудно таким женщинам найти кого-нибудь перепихнуться? Их же все боятся. Я, можно сказать, одолжение ей делаю.
  Эра молча прикрыла лицо ладонями.
  "Ну, это Брайс"
  - И ты прямо так ей и сказал, "давай перепихнемся"? - на всякий случай уточнила Эра.
  - Бесстыдница, да что в тебе вообще есть от женщины? - возмутился Брайс. - Хотя, наверное, можно было попробовать. Я предложил ей показать город как-нибудь, и сказал, что знаю кучу интересных мест, которые ей наверняка понравятся.
  - А она что?
  - Она уточнила - "пра-а-авда?" - и так бровь приподняла, будто ей таракан пообещал рай на земле, и отпустила ему пинка, - вместо Брайса ответил Даймон.
  - Ты не слышал главного, Дайм. Я успел ответить, что правда, и перед тем, как отвесить мне под зад пинка, она сказала, что "посмотрим".
  - Да уж, - покачала головой Эра. - Герой-любовник, ты не боишься, что она тебя просто на фарш пустит, когда поймет, что ты за фрукт?
  - Ну а вдруг ей понравится? - оскалился Брайс.
  - А вдруг нет?
  Брайс отмахнулся. Эра только тяжело вздохнула. Их ловкач, если вбивал себе что-то в голову, всегда делал по-своему, не считаясь ни с чем.
  
  **
  
   Дрэга хлестнула клинком по опускающемуся мечу авантюриста, отбивая его в сторону, подшагнула и легонько стукнула кулаком в лицо противника. Хрупкое тело смешно кувыркнулось, отлетая назад.
  - Слишком напряжена кисть. Уклонялся в сторону. Ты серьезно думаешь, что это уберегло бы от удара? После первой промашки у тебя было два выхода, бежать или сокращать дистанцию до ножа. Против меня не поможет ни то, ни другое, но против тюленя вроде тебя, вполне могло бы.
   Это был последний из остававшихся на ногах. Снова начинало становиться скучно. Какое-то время ее развлекала эта игра, но теперь приелась. Подстраиваться по скорости, отвечать атакой только на совсем уж явные ошибки. Блокировать и парировать так, чтобы авантюристы хотя бы понимали, что происходит.
   Она со вздохом окинула взглядом "поле боя". На ногах уже никого не осталось. Пять человек сидели у стены, приводя в порядок дыхание, еще двое хромали к ним поближе. Чуть подальше, одному из "героев" вправляли руку его товарищи. Дрэга убрала меч в наспинные ножны и направилась внутрь.
   Троица неудачников, отвергших приглашение Пророка, была на том же месте. Рыжая сжалась при ее приближении. Их главарь встал со скамейки, становясь между Дрэгой и рыжей.
  - Спасибо за урок, - кивнул он. - Чем мы можем быть полезны?
  - Вы - ничем. Говорун, мне скучно. Ты обещал показать город.
  Говорун вынырнул из-за товарища и оскалился.
  - Конечно! Что хочешь посмотреть? Или доверишься профессионалу?
  - Я хочу осмотреть площадь и кладбище.
  - О, это не совсем то, что я хотел показать, да и цены там...
  - Заткнулся и пошел, - перебила его демон.
  
   **
  
  Эра провела взглядом удаляющиеся фигуры. И вздохнула.
  - Мне неспокойно.
  - Мне тоже, - мрачно отвутил Даймон. - Все с ног на голову.
  - Я хотела бы держаться от нее подальше, но Брайса так и тянет на огонь.
  После того, как она констатировала этот факт, Эра наконец решилась завести разговор о том, что ее тревожило.
  - Я больше не хочу работать в э-Рантеле.
  - Это полностью устоявшееся мнение, или тебя просто достала обстановка? - уточнил Даймон. - Последнее время дела тут действительно не ух ты, но я не думал, что настолько.
  Эра едва удержалась от порыва нажаловаться на допрос, который ей устроили. Директор так извинялся перед ней на следующий день, что ей даже было стыдно.
  - И то, и другое. Мне не нравится здесь, а еще эта Дрэга. Она связана с Талером, а значит, этот абсурд с нежитью и эльфами может появиться снова. Да и сама она обещала меня убить.
  - Для тебя это критичный вопрос? Нам многое придется менять, и денег будет меньше.
  - Критичный.
  - Хорошо. Давай вернемся к этому, когда город откроют.
  - Спасибо.
  
  **
  
  Прогулка по городу Дрэгу не особенно развлекла. Говорун трещал без умолку, заливая восприятие нескончаемым потоком шума. Дрэга пыталась поначалу вычленить из этого что-нибудь полезное, но не смогла.
   Говорун рассказывал об истории городка, об обустройстве, о том, почему вот этот переулок выглядит именно так, а не как-то иначе, как появилась вон та таверна. О каких-то "влиятельных" людях и группах людей, о страже.
   Какое-то время ей казалось, что он специально достает ее, чтобы посмотреть, когда у нее взорвется голова. Потом, начав от скуки вникать, в то, что он говорит, ей показалось, что он хочет усыпить ее бдительность и вызнать что-то важное.
  А спустя еще пару часов, когда она сказала, что увидела все, что ей было интересно, уловила изменение в сердцебиении и запахе. И тогда, ей впервые за довольно долгое время, ей захотелось расхохотаться.
   Все оказалось гораздо проще. Этот говорун хотел ее. Все эти бесконечные истории о бесполезных вещах должны были вызвать ее интерес. Болтун перебирал темы своих рассказов, пытаясь угадать, что ей могло понравиться. История, легенды, грызня за власть, украшения, оружие, битвы, религия.
   К тому, что ее хотят, Дрэга относилась как к должному. Этой тяги она не ощущала только от жителей рассвета, а во внешнем мире, как в старом, так и в новом, она почти всегда знала о направленной в ее сторону похоти. Необычным было другое.
   Болтун чувствовал симпатию, приязнь. Это было что-то новое для Дрэги, она понимала, что это, и в то же время никогда не ощущала ничего подобного. Ненависть, зависть, страх, азарт, желание обладать - она привыкла к этому. А симпатия была в новинку, и она никак не могла определиться с тем, как относиться к этой эмоции.
   В ее планах было просто осмотреть место будущей битвы. Пророк сказал, что здесь ей предстоит схватка с драконом-нежитью, и Дрэга решила совместить приятное с полезным. Костяной дракон в любом случае не был чем-то таким, что могло бы доставить Дрэге проблем. С другой стороны, она не забыла, как ничтожный человек унизил ее, не просто нанеся урон, но и сбежав по итогу боя. Поэтому, она решила подойти к вопросу более основательно, изучив расположение зданий и других препятствий для бегства противника. А заодно, может быть, и уменьшить возможное количество трупов среди аборигенов. Ей не было жаль их, но для выполняемой роли приветствовалось уменьшение количества погибших.
   Площадь оказалась даже меньше, чем Дрэга ожидала. Квадрат с полсотни шагов на каждую сторону. На нее выходили здания местной управы (ты только представь, целых четыре этажа!) , местная церковь и пара длинных трехэтажных зданий. Все было кирпичное, и это было хорошо. Простые кирпичные стены не так уж хорошо держали удар, и все же намного лучше, чем дерево с глиной, из которых строились дома на окраине.
   Кладбище было очень близко, практически, его от площади отделяла церковь. Рельеф не позволял увидеть его полностью, даже с лошади. Болтун отговаривал ее от того, чтобы внимательно осмотреть погост, и она решила действительно этим не заморачиваться. Не потому, что отговаривали, а потому, что тот, кто планировал поднять тут бучу, мог каким-нибудь образом учуять настоящую мощь демона. Это могло бы привести к тому, что будущие враги подожмут хвосты и залягут на дно. С таким развитием событий Дрега была в корне не согласна.
   И теперь, видя чувства своего "гида", она колебалась. Новые ощущения разгоняли скуку и раздражение. Это было прекрасно - тем не менее, слишком был высок риск сорваться, потерять голову. Она опасалась, что пойдя на поводу новых чувств, утратит бдительность и не устоит. Не устоит перед соблазном оторвать ему руки и ноги, вынуть потроха и сожрать на его глазах, чтобы посмотреть, как долго он сможет испытывать эту симпатию. И когда же наконец начнет чувствовать то, что человеку должно чувствовать в присутствии демона - Ужас.
   Дрэга одолела соблазн отдаться чувствам.
  - Мы закончили. Я увидела все, что мне было интересно.
  - Хей, я же не показал еще и половины!..
  - От твоей трескотни у меня болит голова. Может быть, в другой раз.
  - О, значит, у меня будет второй шанс. Поверь, я тебя не разочарую!
  - Лучший шанс для тебя - бежать отсюда, быстро и далеко. Теперь оставь меня, обратный путь я хочу проделать в тишине.
   Она щелчком бросила болтуну золотую монету. Тот ловко ухватил желтый кругляшок и с сомнением покрутил в пальцах.
  - Ох, красавица, ты ранишь мое сердце...
  - Если ты сейчас же не исчезнешь, я раню твою голову. Пшел вон, - прорычала Дрэга.
  Болтун, умеющий понять, когда настал тот самый момент, все-таки сообразил оставить ее одну.
   "Еще пара дней в этом вонючем супе, и я сойду с ума. В И-Арсенале хотя бы не приходилось безвылазно торчать"
  
  **
  
  Склепы, особенно родовые, всегда строились с размахом и изюминкой. По-настоящему бедная семья не станет строить фамильную усыпальницу. А семья, что может себе позволить, никогда не станет экономить на строительстве последнего пристанища ее членов. В конце концов, планы семьи на неизбежное будущее - один из критериев, по которому можно оценивать благосостояние и надежность семейства. И потому, в каждом более-менее значительном городе, обязательно присутствовала "родовая аллея".
  Многие склепы надолго переживали рода, их построившие. Их забрасывали, потом наследовали через третью кровь, ремонтировали и перестраивали. Частенько имеющиеся в усыпальницах тайные комнаты забывались насовсем. Конечно, такие строения всегда были желанной целью грабителей, кладоискателей и прочих охотников на удачу. Для подобной публики найти заброшенный склеп - или наткнуться на потайную усыпальницу, еще не найденную другими - было буквально мечтой. Старинные богатства, золото, украшения, оружие, предметы искусства - могли разом избавить от необходимости задумываться о будущем на два поколения вперед. А сказки и небылицы, обильно плодящиеся вокруг старых мрачных гробниц, лишь подогревали интерес.
  Впрочем, сказки и небылицы были куда ближе к истине, чем могло бы показаться. Правда, беспокойная нежить, обитающая в таких подземельях, обычно была куда умнее и опаснее, чем это принято преподносить в рассказах об удачливых авантюристах. И зачарованное оружие, как правило, лежало в склепах не просто так. Дейл Кеджи мог бы многое рассказать о склепах и их обитателях. Например, о себе - и о том, почему именно он избрал своим пристанищем один из старейших фамильных склепов Э-Рантела. Но обычно ему и в голову не приходили подобные вещи. Для него самого они были очевидны, а попади сюда посторонний - Дейл определенно не стал бы вносить никакой ясности. А тем пасмурным, холодным вечером он не стал бы отвлекаться даже на визитеров - все его внимание было полностью сосредоточено на Повелителе.
  Маленькое сырое помещение с треснувшим мраморным потолком полностью пропахло тленом, кровью и экскрементами. Источник ароматов, изуродованный до неузнаваемости, с распоротым животом, но все еще живой мужчина, истекал кровью на полу. Мучиться ему предстояло еще долго - основные кровеносные сосуды были тщательно пережаты прищепками. Шевелиться он также не мог - изувеченные кисти и ступни прочно держали колья, вбитые сквозь плоть в стыки между мозаикой пола. Кричать тоже не получалось - рот несчастного был прочно зашит.
  В этом агонизирующем теле мало кто узнал бы архиепископа собора Э-Рантела. Хотя, присутствующие в помещении совершенно точно знали, кто это. Шестеро старших послушников, приобщенных к махинации с удешевленными ритуалами погребения. Хотя, повлиять на происходящее они не имели никакой возможности. Они ждали своего часа, уложенными как мешки у одной из стен. Их конечности были переломаны тем же способом, а рты точно также зашиты.
  Дейл Кейджи тоже знал. Именно его целенаправленные действия стали причиной столь плачевного положения сиятельной верхушки собора.
  Повелителю, чья проекция поглощала в абсолютной черноте половину помещения, было безразлично. Но он, почему-то, тоже знал.
  - Мы почти готовы, Повелитель, - подобострастно скрипел Дейл, простираясь перед чернотой ниц. Прохудившаяся, местами прожженная мантия тихо шуршала, собирая пыль. - Мы ждем лишь вашего приказа... И того, что вы обещали.
  Тьма колыхнулась, поглотив склеп, и отступила. На полу перед лицом Дейла осталось несколько предметов. Антрацитово-черный, глянцевый шар со слабо мерцающими багровыми огоньками внутри, гравированный тубус, запечатанный зеленым сургучом с рунной печатью, и тонкий волнистый кинжал без гарды.
  При взгляде на шар в голове Дейла зазвучал нарастающий шепот, буквально гипнотизируя его. Шепот молил, приказывал, требовал, соблазнял.
  "смотри на меня, коснись меня, я дам тебе все, чего ты пожелаешь, только коснись"
  Дейлу стоило немалых усилий отвести взгляд в сторону - и шепот утих, оставаясь лишь на задворках сознания.
  
  - Благодарю вас, повелитель! От имени всего Зуранон и от себя лично!
  
  - Благодари делом, Дейл. Преуспей. Выполни свою часть сделки - и тебе больше не будет нужен Зуранон. Ты куда талантливей, чем все это сборище недоучек вместе взятое. Настоящей награды ты еще не видел.
  
  - Я клянусь всем, что от меня осталось, я не подведу вас. И если позволите, одна деталь, повелитель.
  
  - Говори.
  
  - Я чудовищно сожалею о том, что донимаю вас такими мелочами... наемница, которую вы определили мне в помощь. Вас волнует ее дальнейшая судьба? Ну, после всего?
  
  - Она инструмент, который я вложил в твою руку. Используй, как посчитаешь нужным.
  
  - Благодарю, повелитель. Благодарю, - еще сильнее вжался в пол Дейл.
  
  Подавляющее присутствие повелителя растаяло. Некромант, подрагивающими от жадности руками, взял кинжал.
  
  - О-о, хо-хо-хо...
  
  Едва заметно искрящееся лезвие причиняло боль одним лишь своим видом. Дейл любовался им, утопая в восхищении. Наконец, он нашел в себе силы оторвать взгляд и спрятать жертвенник в широкий засаленный рукав. Мерцающий шар, взятый со всей возможной осторожностью - с обязательными заговоренными перчатками из детской кожи - отправился в поясную сумку. Тубус был подцеплен к поясу на манер меча.
  Дейл покинул комнатушку, и направился в следующую - туда, где планировался следующий этап. То была большая комната, в которой можно было не только встать в полный рост, но даже и подпрыгнуть. Когда-то это была комната скорби, место, куда живые приходили почтить память и чувства к мертвым. С тех пор даже остались отполированные сотнями седалищ мраморные лавочки.
  Эта часть склепа не выглядела ни грязной, ни заброшенной - не было ни единой лишней пылинки. Дейл лично устроил здесь грандиозную уборку, как только определился с местом, в котором будет проводиться ритуал. Даже единственная соринка может сыграть роковую роль, окажись она не в том месте не в тот момент. Может чуть дрогнуть мел, наскочив на малозаметное препятствие, и рисунок перестанет быть идеальным. Или добавится примесь к пролитой жертвенной крови, и та утратит необходимую чистоту. Дейлу был известен также случай, когда магистр попросту чихнул во время чтения заклинания.
  Подготавливая помещение к ритуалу, Дейл постарался предусмотреть абсолютно все. И теперь, оглядывая вязь рун, покрывающую стены и потолок, и вытравленный силовой круг на полу, он даже немного гордился своей работой.
  В этом редком чувстве он провел целых несколько минут, пока не уловил шорох продирающегося сквозь узкий лаз в земле тела. Шорох закончился визгливой, грубой бранью в помещении, куда вел лаз, и наконец, в ритуальной появилась его "подельница".
  Низкорослая, растрепанная женщина неопределенного возраста была покрыта грязью, подсохшей глиной и обломками корней. От грязи ее знаменитый в узких кругах панцирь из медальонов убитых ею авантюристов казался обычным ламеллярным доспехом.
  Она тащила за собой паренька лет пятнадцати, прямо за волосы. Выйдя в поле зрения Дейла, она схватила свою ношу за шею и подняла повыше, поворачивая его голову в стороны.
  - Вот мы и пришли, малыш. Располагайся, тебе тут понравится!
  Не обращая внимание на хрип из разбитого рта, она пинком отправила парня в один из углов.
  Дейл возмутился.
  - Клементина, держи себя в руках! Если ты сейчас сломаешь парнишку, под угрозой может оказаться весь план!
  - Да ладно тебе, - с милой невинностью подняла брови Клементина. - раньше, позже, все равно сдохнет.
  - На момент начала ритуала и в течение всего его времени мальчик должен оставаться живым!
  - Да ладно, ты же типа крутой колдун, придумаешь что-нибудь, - отмахнулась Клементина, направляясь к стонущему телу, вынимая на ходу стилет из незаметных ножен.
  - Отойди от него! - рыкнул Дейл.
  - А то что будет? - развязно спросила Клементина, садясь на корточки возле жертвы.
  Стилет, свободно лежащий у нее на ладони, оказался возле лица жертвы. Парень, что-то неразборчиво хрипя, попытался отстраниться от лезвия. Клементина со звонким хихиканием пресекла попытку, уколов его в щеку. - Де-ейл, что бу-уде-ет?
  - Будет труп, вместо живого источника силы. Ритуал провалится. Владыка будет в гневе.
  - Ой, только не гнев владыки!
  Она повернулас к Дейлу, с глазами, распахнутыми от ужаса. И в то же время, стилет в руке вонзился в глаз ее жертвы. Парень хрипло закричал, попытавшись убрать голову, и сделал только хуже - застрявшая в глазу сталь только расширила рану.
  - Идиотка!
  - Но ведь я его не убила, так что ничего страшного, правда? - игнорируя крики, задумчиво произнесла Клементина, гладя второй рукой подбородок. - А хотя, может быть, все-таки я убью его? Просто мне насрать на твоего владыку, Дейл! Мне скучно! За всю неделю, что я тут, я только и слышу твое нытье, "не убивай этих", "не убивай тех". Мне обещали охоту. Мне обещали много-премного новых жетончиков. И чем я занимаюсь? Я как какая-то сраная крыса шкерюсь ночами по подземельям и переулкам! На-до-е-ло!
  Некромант в бессильном гневе сжал и расслабил кулаки. Клементина и раньше не особо прислушивалась к угрозам, но в этот раз все начало заходить опасно далеко.
  - Клементина, наше соглашение состояло в том, что ты помогаешь мне начать ритуал, и потом свободно охотишься на авантюристов, которые придут после того, как все начнется. И вообще делаешь все, чего тебе захочется.
  - Все, что захочется? Правда-правда? Обещаешь?
  Клементина одним движением оказалась около Дейла, практически обняв его. Ее застывшие, неестественно расширенные зрачки впились в безразличные глаза некроманта.
  - Мне вот хочется выпустить тебе кишки, Дейл. С первой же нашей встречи. Сделать это медленно, чтобы ты почувствовал это каждым сраным нервом. Это тоже можно будет, да?
  
  - Ты можешь попробовать, - криво оскалился некромант, незаметно цепляя длинным ногтем край рукояти жертвенника Владыки в рукаве.
  
  - Я попробую, Дейл. Обязательно, - с широкой улыбкой сообщила Клементина, преданно глядя ему в глаза снизу вверх.
  
  - А до той поры, делай, что велено. Иначе веселья тебе не видать.
  
  - А-а-а-а, да что же вы все такие скучные, а-а-а! - отлипла от него Клементина. - Ладно-ладно, я поняла. Ой, а можно я этому доходяге второй глазик сковырну? Он так забавно пищит.
  
  - Нет.
  
  - Ну пожа-алуйста.
  
  **
  
  Почетный караул среди стражи Э-Рантела считался чем-то вроде отпуска. Стой себе при параде да следи, чтоб тихо было. Охранение судейских персон, чиновничьих домов и магистрата тоже требовало безупречного соблюдения формы. Но отличие было. Судей нет-нет да и пытались убить, поместья - ограбить. И это редко делалось с наскоку, малыми силами. Временами бывало жарковато, особенно здесь, в э-Рантеле, одном из самых многолюдных городов королевства.
   Почетный же караул охранял то, что без надзора оставить хоть и нельзя, но украсть или разрушить не получится. Например, городское кладбище. Конечно, там тоже было что спереть или разграбить, многие богатеи, упокаивая там своих близких, следовали традициям, оставляя в усыпальницах что-то из имущества мертвецов. Частенько это были довольно дорогие вещицы. Оружие, побрякушки, амулеты, книги и прочее.
   И по той же традиции, сохранность захороненного добра была заботой тех, кто хоронил. Эта традиция пошла с тех давних времен, когда могилы грабить повадилась сама стража. Так что, у "кладбищенской гвардии" из забот осталось лишь иметь грозный вид, да посматривать, чтоб совсем уж нагло никто через ограду не лез. А оплата дежурства - тройная.
   Конечно, традиционное спокойствие службы последние дни было расшатано. После тех ярких потусторонних сполохов в небе, в городе в целом стало неспокойно. Жители окрестностей, знакомые с угрозой проклятых равнин не понаслышке, разом двинули под защиту городских стен. А следом и те, кто сомневался, но увидел, как соседи спешно собирают манатки и валят с насиженных мест.
   Так что, немаленький город быстро стал трещать по швам. А расходящаяся паника гнала все больше и больше людей к стенам, которые уже не могли вместить всех желающих. Бургомистр даже приказал закрыть город на время, и не впускать никого, кроме торговцев. И то, лишь тех, что возили еду.
   Огромная толпа приезжих вовсе не состояла сплошь из обеспеченных и добропорядочных людей. А местные жители были не то, чтобы рады такому наплыву. Страже крепко добавилось забот. Разбой, кражи, грабежи, вымогательство, драки и поножовщина - работы для хранителей порядка навалило столько, сколько раньше не было никогда. Городская тюрьма была набита под завязку, бургомистр ужесточил приказы. Теперь страже позволялось после окрика бить безоружных не древком, а "по ситуации".
   И "кладбищенская гвардия" тоже ощутила перемены. Дураки, решившие, что это их шанс разбогатеть, не переводились и раньше, а теперь их стали вылавливать по нескольку раз на дню. Хотя, конечно, все было не так плохо, как на улицах ближе к стенам.
   В ночное время так точно. Даже отчаявшихся удерживало сочетание темноты, могил и суровой охраны. И потому, у запертых кованых ворот, четверо стражников были хоть и настороже, но без нервов.
   Здесь было очень тихо. Здания неподалеку по большей части были не жилыми, а казенными, так что в это время суток почти пустовали. А прислуга не имела привычки шуметь.
   Затянутое облаками небо обещало дождь. Стражники вяло обменивались идеями, куда пойти после смены. У всех вариантов были плюсы и минусы. Бордель был хорошей идеей только для троих, четвертый был женат. В насиженной таверне стали разбавлять пиво. В остальных тавернах нормально отдохнуть было невозможно из-за приезжих.
   - А давайте... - Выдвинул предложение один из них, и замолчал.
  "Что давайте" поинтересовался другой, заинтригованный паузой. Но не услышал ни звука. Первый говоривший повернулся к остальным, и его губы шевелились в такой же плотной тишине.
   А в следующий момент кладбищенские ворота упали, прямо на того, кто был женат. Остальные, в злом страхе отпрянули, выставив перед собой алебарды.
   Все в той же тишине из прохода, образованного упавшими воротами, пополз неравномерный сизый туман. Он лениво тек через проход и переливался через стены кладбища. С самих стен начал осыпаться песок и отдельные кирпичи.
   Старший из стражников, борясь с острым чуством нереальности происходящего, толкнул древком алебарды сначала одного, потом другого соратника, и жестами указал бежать к казармам. Его поняли быстро, и повторять не потребовалось. Сам он остался на месте. Ему было до одури страшно, но сбегать с поста он не имел права. А это значило, что потом его гарантированно повесят - в королевстве с этим было очень строго. В то же время, оставаясь на посту, он имел шанс и выжить, и выслужиться.
   Он поддел древком воротину, как рычагом, и приподнял ее, чтобы посмотреть, что стало с подчиненным. Тот вяло шевелился, а значит, все было не так уж плохо. Рывком отодвинув тяжелую створку, сержант протянул руку соратнику.
   Тот, шатаясь, словно пьяный, принял помощь и встал. Неуверенно ступив на правую ногу, он начал заваливаться набок. Сержант подхватил его, и упустил тот момент, когда коллега вцепился зубами ему в руку. Отдернутья не получилось - руки рядового сомкнулись на его шее.
   Глаза стражника были потухшими, а окровавленный рот широко и криво распахнут. Сержант сообразил, в чем дело, но было уже поздно, хватка на шее оказалась буквально стальной.
   Медленно истаявший полог тишины начал пропускать звуки, и это были не крики. Только хриплые стоны, шаркание ног и позвякивание металла.
   Кладбище Э-Рантела было очень старым. Старше, чем нынешние городские стены. К нему вело четверо ворот, и на всех происходило что-то похожее. Только с одних из ворот один из стражников успел сбежать до того, как его накрыло сизым туманом.
   Остальные, неловко, но крепко держа оружие, двинулись туда, где остатки угасающей памяти обещали найти тепло.
  
  
  **
  
  
  Вечер Дрэга встречала так же, как и предыдущие - на заднем дворе гильдии, вяло избивая авантюристов. С той разницей, что в этот раз страдали не только авантюристы - кто-то сболтнул знакомым в страже, что в гильдии обьявился совершенно непобедимый боец. А поскольку формального запрета на такие вещи не было, ряды благодарных ценителей унижения пополнились еще тремя людьми, не имеющими к гильдии отношения.
   Дрэга забавлялась, играя с одним из них, старик смешно сопел, не желая признавать поражения, и потому страдал больше остальных, получая болезненные шлепки ножнами двручника по суставам. И в какой-то момент улыбнулась - наконец-то начиналось что-то интересное. Старик получил кулаком под ребра и улетел считать ворон, а Дрэга быстрыми шагами направилась внутрь здания гильдии.
   В питейном зале мордовороты, украшавшие собой главный вход, держали под руки задыхающегося человека в рваной одежде.
  - Нежить!.. нежить... - кричал тот, срываясь на кашель с красными брызгами.
  К нему быстро подбежала регистратор.
  - Где нежить, где ты ее видел?
  - Туман! Мертвые лезут из тума...
  Человека скрутил сильнейший приступ кашля. Его тело, легко удерживаемое мордоворотами, дергалось так, что казалось, вот-вот в нем что-то сломается. А потом человек резко затих.
   Дрэга ухмыльнулась и достала меч, приложив к шее неподвижного тела.
  - Что вы делаете?! - испуганно возмутилась регистратор. - Всему есть предел!..
  - Смотри. - перебила ее демон.
  Неподвижное тело дрогнуло снова. Мордовороты удивленно переглянулись, но скрученные в захвате руки жертвы не отпустили. Человек дернулся еще раз, потом поднял голову - и в глазах не прослеживалось ни крупинки сознания.
  - Двы-ы-ы, - простонал человек, извернулся и попытался укусить лезвие меча.
  - Убейте это, - нахмурилась регистратор и помчалась к своему окошку.
  Дрэга нехотя надавила на клинок, распуская тело жертвы пополам, и спросила мордоворотов, уже бросивших тело и испуганно вытирающих руки об одежду.
  - Откуда он пришел, с какой стороны?
  Ей указали пальцем. Примерно в том направлении высились ажурные башенки местной церкви.
  - Кладбище. Как предсказуемо.
   Тем временем в гильдии уже бурно кипела деятельность. Авантюристы, даже самые молодые и начинающие, были людьми бывалыми - никто не выглядел растерянным. Хотя суета уже была поднята, не было никакой растерянности и паники. Спустя едва минуту после появления несчастного "гонца" в дверях, почти полторы сотни человек уже были готовы к бою с кем бы то ни было. И еще треть от этого числа спешно стекалась с комнат наверху. Маленькие группы, знакомые и сработавшиеся, собрались в несколько отрядов, возглавляемых более опытными группами. Командная иерархия выстроилась незаметно и мгновенно - нижние ранги кучковались около более высоких. Лидеры командных групп собрались отдельно и что-то обсуждали. Дрэга ожидала другого - паники, растерянности, попыток спрятаться или завоевать лидерство силой. Происходящее ее приятно разочаровывало. Как бойцы, авантюристы не перестали быть в ее понимании жалкими, но стремление к самоорганизации было выше всяких похвал. Она прислушалась к происходящему снаружи. Доносилась брань стражи, иногда - испуганные крики, грохот ставней. Как раз на улице, паника назревала.
   Тем временем, сверху уже спустился директор. Многие в этом зале впервые видели его не в обычной одежде, а в доспехах и с оружием. На нем были хорошо подогнанные полные латы, а на плече лежала стальная двуручная булава.
   - Все в сборе. Отлично. Как директор отделения гильдии, я беру на себя командование. Итак, судя по тому, что на данный момент известно, со стороны кладбища в город идет нежить. Как это стало возможным, в каких масштабах происходит, пока неизвестно. Я ожидаю, что стража перекроет самые широкие пути доступа в город. Даже если они не справятся, какое-то время будет выиграно. Наша первая задача - охота на нечисть, которая прорвется через стражу или пройдет по переулкам. Вторая задача - поддерживать стражу в схватках. Вам всем известно, что городские чины не имеют над вами власти. И так же вам должно быть известно, что лучшего результата в критической ситуации можно достигнуть лишь сообща. Помните об этом.
   Итак, назначаю районы ответственности, по стягам. Серебряная Птица, пробивайтесь к Малому рынку. Черные Волки, направляйтесь к лазарету. Радуга, на вас Третий Собор. Красный Ландыш, идете с Радугой, потом направляйтесь в сторону старого яра. Алая Капля, мы с вами пойдем к магистрату. Надо точно выяснить, в каком состоянии руководство города. Инструктаж окончен, пошли!
   Авантюристы быстро и без суеты потекли наружу. Директор жестом попросил Алую Каплю подождать, и подошел к Дрэге поближе, и тихо заговорил.
  - У меня вопрос, уважаемая Дрэга. Этот жетон, который при вас, все еще что-то для вас значит?
  - Пока да.
  - В таком случае, я прошу вас, не приказываю, но настоятельно прошу, принять посильное участие в устранении угрозы. Баланс сил неизвестен, и любая помощь будет к месту.
  - Знаю. Я кратчайшим путем пойду на кладбище и выясню, кто устроил это все.
  - Уверен, вы справитесь.
  Когда все оставшиеся вышли из здания, в ушах зазвенело от накатившей тишины.
  
  **
  
  Даймон, Эра и Брайс сразу определились под начало Серебряной Птицы. Даймон сталкивался с их лидером на королевском турнире и был весьма высокого мнения о нем. Человек их профессии, к пятому десятку остающийся при делах, был достоин уважения в любом случае. А Сильвер был еще и неплохим тактиком, умеющим хорошо сыграть в плохой ситуации.
   Их группа двинулась к указанному району, малому рынку. Малым он был только по названию, сохранившемуся со старых времен. На деле, это был городок внутри города, состоящий из целого лабиринта лавок, магазинов и цехов. Большая их часть была домиками из дерева и камня, построенными с рассчетом спасения жизни при бунтах, беспорядках и погромах. Этот рынок выступал своеобразным бутылочным горлышком между старой и новой частями города. Стены домов по сторонам от него не имели ни окон, ни проходов. Окна, переулки и и дворы появлялись там только с южной и северной сторон.
   Узенькие улочки, затянутые тентами и пологами торговцев помельче, по проходимости могли быть удобными для обороны каждого отдельного дома. Но вот чтобы надежно перекрыть все проходы сквозь рынок, понадобилась бы целая армия.
   Или две дюжины профессиональных охотников на монстров.
   По пути к малому рынку отряд прошел через одну из главных улиц, ведущих к площади. Там они столкнулись с отрядом городской стражи. Два десятка человек, изрядно потрепанных, в грязной броне и с облепленными грязью, кровью и обрывками кишок алебардами, сначала едва не напали на авантюристов. И, судя по многим десяткам тел вокруг, а также почти десятку окровавленных кирас, уложенных у стены, у них было много причин не доверять кому бы то ни было. Но обошлось без драки, стража, поняв, кто перед ними, обрадовались и воодушевились.
   К сожалению Эры, они знали о происходящем даже меньше, чем авантюристы. Несколько патрульных отрядов, проводя обход, услышали сигнальные трещетки и поспешили на место. Застали отряд соратников, буквально доедаемых толпой безумцев, вмешались, и теперь оставались здесь, отправив гонца в управу и ожидая приказов.
   Самым неприятным было то, в напавших узнавались жители города. А так же то, что один из раненых, с буквально обьеденным лицом, в какой-то момент тоже стал агрессивной нежитью.
   Сильвер, после коротких размышлений, обратился к "своим".
   - Даймон, Джеррик, в ваших группах есть маги, в лабиринте рынка от них пользы немного, вы остаетесь здесь. Когда подойдет подкрепление, если будете боеспособны, направляйтесь к рынку. Если нет, уходите к гильдии.
   Названные лидеры (хотя, "группа Джеррика" состояла из двух человек) кивнули и отошли поговорить с десятником стражи, единственным уцелевшим командиром. Эра не обрадовалась указанию Сильвера, хотя и понимала логику. В узком кривом переулке бить молниями и огнем опасно даже для самого мага. И еще более опасно не контролировать расстояние и видимость до врага. Походы по подземельям, болотам и чащам учат всякому, и все же, таких ситуаций следовало избегать всеми способами.
   Недостатком было то, что Эра совершенно не верила в стражу и ополчение. В абсолютном большинстве это были обычные люди. С точки зрения Эры - жадные, наглые и способные лишь обирать торговцев да избивать бродяг, а при случае и просто ограбить. И даже тот факт, что они не сбежали, ее не особенно убеждал в обратном.
   Даймон и Джеррик договорились с испытавшим явное облегчение десятником. Солдат было слишком мало, чтобы полноценно перекрыть всю улицу, но с авантюристами это представлялось возможным. Они построились так, что Даймон и Джеррик оказались посередине строя. Оба лидера, в тяжелой броне, со щитами, вполне могли бы сдержать натиск сравнимого по силам отряда нежити. В то время, как из-за спин и со сторон солдаты готовы были вовсю использовать преимущество длинных алебард.
   Брайсу велели забраться по стенам повыше, чтобы осмотреться. Шустрый и цепкий парень без труда добрался по закрытым ставням и выступающим каменным глыбам до крыши, и вернулся спустя пару минут.
  - К нам подкрепление идет, не видел? - тут же насел десятник.
  Брайс покачал головой.
  - Не видел. Но видел что кое-где кучки каких-то бродяг пытаются вломиться в дома.
  - Мародеры? - уточнил Даймон.
  - Не думаю. Скорее, жрать хотят. Ну ты понял. В общем, дела хреновые. На мастеровой улице намечается пожар. Возле казарм через пару улиц что-то нездоровое происходит, куча людей столпилась вокруг. А еще от собора туман какой-то ползет. Как в равнинах, только пожиже.
  - А что главная церковь? Почему ни звука, где набат? - не унимался десятник.
  Откуда-то спереди, из-за поворота, послышался треск ломаемого дерева и истошный крик.
  - Вот и твой набат, - огрызнулся Брайс. - Если все так, как я думаю, скоро те, кто там орет, придут делать так, чтоб орали мы.
  Даймон кивнул.
  - Десятник, мы должны вмешаться.
  - Приказа не было...
  - Его и стоять тут не было. Надо помочь людям.
  Десятник поколебался пару секунд, поморщился и махнул страже.
  - Мерный шаг, вперед!
  Стражники, получив наконец приказ что-то делать, привычно затопали вперед. Крики в какой-то момент прекратились, послышался звон чего-то бьющегося и жуткий треск. Когда строй, позади которого держалась Эра, вывернул за угол, ей представилась довольно неприятная картина. В одном из домов, составляющих улицу, дверь была выломана, и из открывшегося прохода доносилось глухое ворчание и стук. А у входа двое людей в оборванной одежде сидели на коленях рядом с телом в платье.
   И ели его. Даже слабого света звезд хватало, чтоб рассмотреть окровавленные руки, лица, и то, как эти двое вгрызались в живот жертвы.
   Эра сдержала в себе порыв ударить молнией. Это было бы бесполезной тратой сил. Десятник сориентировался сразу, привлекая к себе внимание
  - Эй вы, черти драные!
  С этими словами солдат запустил в сторону едоков подобранным тут же камнем, и даже попал одному в голову. Оба изверга вскинулись, повернули головы, подскочили и направились к солдатам. Их движения были неловкими, ломаными, и все же опасно быстрыми.
   Их приняли в алебарды, распотрошив буквально в мгновение. Они даже не сопротивлялись, слепо пытаясь добраться до живых людей. Эре врезалось в память, как один из этих людей, пуская кровавые пузыри изо рта, пытался что-то сказать, спокойным пьяным голосом. Но исторгнув непонятный набор звуков, засунул пальцы себе в рот и начал жевать. Его голову отделила от тела почти в тот же момент алебарда стражника, и тело обмякло. Но Эра была уверена, что эта картина будет преследовать ее еще очень долго.
   Раскромсав двоих напавших, отряд приблизился к дому. Окровавленное тело у входа дернулось, и было тут же порублено на части.
  - Десятник, перекройте улицу здесь. Мы посмотрим, что там в доме. Может, кого-то еще можно спасти.
   Спасать оказалось некого. В доме было только трое безумцев, больше похожих на восставших мертвецов. Даймон без особых усилий расправился с двоими, третьему Брайс метким ударом перерубил позвоночник, а потом снес голову. Эра обратила внимание, что это не нежить в привычном ей понимании. Они не обращали внимания на боль и очевидно не были умны. И все же, пытались дышать, и у них текла кровь от ран.
  Она берегла силы, и лишь зажигала волшебные огоньки - внутри дома было совершенно темно.
   Они не стали устраивать тщательный обыск, рассудив, что все, кто мог быть опасен, уже напали на них. Они вышли на улицу как раз вовремя - со стороны городской площади надвигалась толпа людей. Их было несколько десятков, в оборванной, заляпанной чем-то темным одежде. Двигались они вполне узнаваемыми, быстрыми, ломаными движениями. Даймон без разговоров занял свое место в строю.
   Эра колебалась. Это был тот самый момент, когда пора было применять магию - врагов было много и они двигались плотной толпой. Ее угнетало понимание, что эти люди совсем недавно были нормальными, обычными горожанами. И сейчас, ударив их, она поставит жирную точку на возможности вернуть их к нормальной жизни. Маг Джеррика, Кристиан, в свою очередь, времени не терял. Он прокричал заклинание, и повеяло сильным холодом. Люди впереди бквально на глазах покрылись инеем, а под ногами у них захлюпала вода.
  - Эра! - крикнул Даймон. - Самое время для твоей магии!
   "С другой стороны, точку стремятся поставить как раз они, на наших шансах"
   Она отошла чуть назад от строя солдат, сосредоточилась и ударила. До этого момента она как-то не обращала внимания на жуткую, неестественную, давящую тишину вокруг. Практически все звуки, которые она слышала, выйдя из гильдии, это бряцание доспехов и стук шагов. Ни лая собак, ни пьяных песен, ни звуков сражений - ничего этого не было слышно. Молния с лихвой возместила недостаток шума. Слепящий хлыст, сорвавшийся с ее посоха, изогнулся над головами солдат и зазмеился в толпе наступающих "горожан". Прогремел сильнейший гром, от которого закружилась голова.
   Она ожидала, что ее удар замедлит наступающую толпу и начнется свалка. Это было обычным делом - когда в такой толпе погибают и падают первые, о них спотыкаются остальные. И здесь не имело значения то обстоятельство, что наступавшие могли быть нежитью. Молния выжигала костный мозг даже мертвецам - и от этого их тела очень сильно теряли в подвижности и силе.
   Эффект отличался от ожиданий, и весьма значительно. То есть, молния сделала свое дело, опрокинув первый ряд и наступающей толпы, и действительно началась свалка. Но она оказалась совсем не такой долгой, как Эра рассчитывала. Та часть толпы, что споткнулась об упавших, продолжила движение на четвереньках, и это будто даже добавило им прыти.
   И в то же время, солдат, над головой которого промелькнул хлыст чистой энергии, закричал от ужаса, бросил оружие и помчался в обратную сторону. И после секундной заминки, за ним последовали другие, один за другим. Десятник отборным матом пытался их вразумить, но если его кто и слышал, то не обращал внимание. Оружие бросили не все, половина осталась, но этого десятка не хватило, чтобы создать полноценную стену алебард. Добежавшая толпа буквально захлестнула их.
   То, что задумывалось как планомерная резня, тут же превратилось в беспорядочную свалку. Обезумевшие горожане, практически не вооруженные - мало у кого был даже топор или нож, - и совершенно незащищенные, во много раз превосходили числом. И совершенно не чувствовали боли - все, на чем было сосредоточено их внимание, было желанием убивать. И они пытались сделать это самым простым и доступным для них способом - сбивая с ног и раздирая на части.
   Десятник, отчанно матерясь, продал свою жизнь дороже остальных. Он бросил ставшее бесполезным древковое оружие, и успел запасным палашом зарубить четверых - в четвертом меч крепко застрял, и солдат не успел его выдернуть. Его сбили с ног и погребли под грудой тел. Он отбивался еще какое-то время, но крики быстро затихли. Остальных стражников ждала похожая судьба.
   Авантюристы тоже не смотрели на ситуацию сложа руки. Чтобы сбить с ног Даймона, потребовалось бы несколько простых солдат, более-менее обученных. Или бык. У налетевшей толпы не было ни того, ни другого. Наоборот, Даймон разбрасывал их в стороны тяжелыми ударами щита и пинками кованых сапог, добавляя мечом, когда появлялась возможность. Джеррик, хранящий его спину, был даже сильнее физически, и своим тяжелым, широким мечом быстро лишал боеспособности нападающих, одного за другим.
   Эра, боясь задеть своих, не могла использовать свою коронную магию в полную силу. Ей приходилось бить точечными ударами - лишь один раз, поняв, что десятник уже не жилец, она ударила молнией в полную силу. Она надеялась, что не только зажарила сумасшедших, но и добила десятника, избавив его от незавидной участи. Кристиан, раз за разом метал длинные, толстые и острые сосульки по конечностям. Бил он на удивление метко - ледяные стрелы не то, чтобы действительно вредили нападающим, но сильно ограничивали их в скорости.
   Свалка продлилась несколько минут, за которые Эра едва не попрощалась с жизнью - несколько горожан смогли пробиться через заслон, созданный Даймоном и Джерриком, и пришлось сходиться в рукопашную. И плохи были бы ее дела, если бы не Брайс, появившийся, как обычно, в самый нужный момент.
   Все закончилось неожиданно - последний враг упал с прорубленной мечом шеей. Авантюристы переводили тяжелое дыхание, бегло осматривая поле боя. Оно ужасало Эру. Вся улица была залита кровью и завалена телами, часть которых все еще подрагивала. От тел шел густой пар вперемешку с дымом, остро воняло железом и испражнениями.
  - Пиздец. - прохрипел Даймон. - Ненавижу убивать людей.
  - Ага, - согласился Джеррик. - Я тоже. Даже когда они пытаются убить меня. Давай-ка добьем нашу доблестную стражу. Не хотелось бы, чтоб ЭТО еще и в железе полезло.
  Даймон мрачно кивнул и они занялись кровавой работой. Кристиан сел прямо на мостовую, прислонившись к стене.
  - Ты как? - Эра тронула его за плечо.
  - Никак, - вымученно улыбнулся маг одной стороной лица.
  - Паршивая драка, но не вешай нос. Потом напьемся и забудем это все.
  - Надеюсь. Но есть опасения.
  Он поморщился и убрал руку от живота. Из-под ребра торчал железный обломок. Эра выругалась и щелкнула пальцами, зажигая холодный свет, и тут же поняла - парень не жилец. Между ребер мага торчал обломок дешевого железного ножа. И судя по форме, засел очень глубоко.
  - Да чтоб тебя...
  - Все плохо? - с деланной веселостью поинтересовался маг. Он на глазах бледнел и покрывался холодной испариной. - Как-то я... Проморгал, и даже не заметил. Твою мать. И ведь даже больно не было, что ж оно... О-о-ох...
   Эру сильной рукой решительно отодвинули в сторону. Джеррик услышал голоса и все правильно понял.
  - Таки напоролся, братюнь. Сколько раз тебя предупреждать. Ну терпи теперь...
  Он полез в поясную склянницу, извлек оттуда бутылку с характерной мутной красной жидкостью, выдернул зубами пробку и протянул магу.
  - Держи. Сейчас я выдерную эту железяку, и будет просто адски больно, братан. И тогда пей. Смотри не пролей только.
  К его удивлению, Кристиан оттолкнул руку с зельем.
  - Не трать. Не поможет. Я...
  - Ща я тебе к зелью лещей добавлю. Пей давай.
  - Ты не понял. - Маг сильно икнул и дернулся. - Ты не понял.
  - Чего я не понял, эй?
  - Ты не понял. Ты ни-ик-чего не понял. Не понял. Не пон.-ик...
  С последним икающим спазмом мага стошнило. Из его рта хлынула кровь вперемешку с чем-то черным.
  - Ы-ы-ы - булькающим голосом произнес маг и потянулся рукой к лицу Джеррика.
  Джеррик, не меняя выражения лица, выхватил меч и рубанул парня по шее. Сталь затупилась в бою, и голова отделилась от тела только после второго удара.
  - Прости, братан.
  Лицо Джеррика скривилось, но слезы не пошли. В этот же момент раздался короткий свист Брайса.
  - Ребят, тут еще толпа ломится. Побольше прошлой. Драться будем, или валим отсюда?
  Даймон быстро окинул взглядом улицу.
  - Давайте в дом. На улице при всем желании не удержим, только поляжем зазря, а убежать, хрен его знает, где еще нарвемся. Мы с Джерриком перекроем вход, Эра, там на втором этаже раскрепишь ставни и сверху развлекай. Брайс, с тебя придумать, как нам слинять оттуда, если все станет совсем плохо.
  - Будем приманивать, кого сможем, - мрачно сообщил Джеррик.
  Даймон кивнул. Эра была не в восторге от ситуации в целом и этой идеи в частности. На них напали обычные горожане, ведущие себя очень похоже на нежить. Этот факт, и то, как закончил жизнь Кристиан, однозначно давало понять, что это заразно. И если такая зараза получила распространение в пределах города, то самым разумным выходом было бы бегство - и как можно быстрее и дальше. А не занимать оборону там, откуда с каждой минутой все сложнее уйти.
   С другой стороны, бежать из города было некуда. Распоряжение магистрата о закрытии ворот вряд ли кто-то отменил. А еще, гильдия явно не спустила бы с рук бегство в такой ситуации. Хоть авантюристы и были наиболее близки к наемникам, но у гильдии тоже были свои правила. И еще, ей не хотелось спасать свою жизнь за счет других, или быть в стороне там, где от ее вмешательства может зависеть чья-то жизнь. Не то, чтобы она была идеалисткой, но все же имела некоторые принципы.
   Они прошли в дом, в который раньше прорвались горожане-нежить. Место для защиты было довольно удобным - высоко расположенные окна и единственная дверь вели только на одну улицу, остальные стены были глухими. Даймон и Джеррик заняли проход в дом, Брайс занялся обыском. Эра поднялась на низенький второй этаж и открыла ставни.
   На улице уже не было тихо, но все же было что-то странное в доносящихся звуках. С соседних улиц доносились крики, собачий лай, грохот и ругань. Отдельно можно было раслышать что-то, похожее на приказы. Звуки то доносились, то исчезали, и явно не сами по себе. Времени на то, чтобы прощупать магический фон вокруг, не было, но в Эре крепла уверенность, что это какое-то хитрое заклинание, мешающее распространению звука. Кто бы ни стоял за происходящим в городе, он явно очень хорошо подготовил свое дело. Пропадающая слышимость дезориентировала, и значительно уменьшала возможности для координации. Тем не менее, сам тот факт, что сражаются не они одни, давал Эре надежду на лучшее.
   Горожане, судя по всему, решили отсидеться в своих домах, заперев все, что только можно, и не собирались вмешиваться. Эра хоть и не могла уважать подобное отношение, но понимала, что так будет лучше для всех.
   Долго ждать не пришлось. И минуты не прошло, с момента, когда авантюристы заняли дом, как показались новые враги. Эта группа людей, была даже больше предыдущей, и была гораздо сильнее похожа на нежить. Десятки людей, оборванных, грязных, многие из которых были покрыты страшными ранами. Торчащие из рук обломки костей, распоротая кожа, и лишенные даже тени осмысленности взгляды. Нежить просто шла вперед, и, в отличие от первой волны, почему-то не пыталась проникнуть ни в какие дома поблизости.
  - Эра, сделай так, чтобы они полезли сюда! - прокричал снизу Даймон.
  - Даймон, может, ты не видишь снизу, но их слишком много! - возразила Эра.
  - Здесь мы отобьемся даже от армии. Действуй.
  Эра поджала губы и подчинилась. Она выставила из окна посох и запустила молнию. Змеящийся разряд свалил с ног нескольких нежитей, запахло горелым мясом. Толпа забуксовала, и после еще одной молнии направилась к стенам дома. Внизу, где бойцы перегородили дверь, закипела схватка. Нежить, не имеющая возможности войти в дверь, просто толпилась под окнами, и Эра, понимая свою безнаказанность, наносила особо тщательно выверенные удары молниями. В обычном бою составить заклинание так, чтобы разряд бегал именно по шеям и позвоночникам, невозможно. Координаты конечных точек постоянно сильно меняются, и кроме того, надо постоянно следить за местностью, чтобы не попасть в рукопашную. Сейчас, подобной угрозы не было, зато было много врагов и ограниченный запас маны.
   Бой был долгим и изматывающим. Наседавшая нежить не знала ни боли, ни усталости. Авантюристы тоже не были слабаками, но спустя четверть часа, буквально завалив проход трупами, они уже с трудом удерживали натиск. Эра проредила нападавших, как могла, истребив едва ли не половину, но и этого было недостаточно. Ее резерв практически показал дно, и она уже швыряла вниз все, что попадало под руку - от посуды до табуреток.
   Нежить то напирала, то откатывалась, и только это, с точки зрения Эры, позволило авантюристам продержаться до конца. Если бы, навалившись на обороняющих проход бойцов, нежить не отхлынывала, а продолжала натиск, Даймон с Джерриком не удержались бы на входе. В самом доме тоже было где обороняться, но это все равно сделало бы ситуцию намного-намного хуже.
   В один момент Джеррик чуть не погиб, пропустив неожиданный удар в ногу, и упал. Брайс, помогающий бойцам из-за спин трофейной алебардой, едва успел оттащить его за шкирку. Разом потеряв половину сдерживающей силы, авантюристам пришлось отступить вглубь дома. На других улицах звуки сражений то разгорались, то затихали, и не было понятно, кто берет верх - можно было только предполагать, что там заслоны еще не прорваны. А судя по отблескам неподалеку, где-то уже были пожары.
   Подмога пришла неожиданно - из-за того же поворота, откуда сюда пришли авантюристы со стражниками, послышался мерный стук шагов, и вскоре показались ряды солдат. Их было много, больше полусотни. Они явно уже поучаствовали в стычках - у многих кирасы были покрыты вмятинами и пятнами. Едва солдаты заметили столпотворение нежити, прозвучал короткий приказ, и стража мгновенно выстроилась, ощетинившись алебардами.
  - Эй, мы здесь! Мы живы! - закричала Эра и замахала рукой из окна.
  Со стороны стражи послышался крик
  - Это она! Командир, я говорил о ней!
  Эра не успела удивиться, как один из солдат, с командирским плащом, вскинул арбалет и выстрелил. Волшебнице не впервой было спасаться за счет реакции, и она дернулась в сторону даже до того, как распознала арбалет. Короткая стрела впилась в оконую раму там, где только что была ее голова.
   Эра укрылась за стеной.
  - Даймон, я не знаю, что там случилось, но меня только что чуть не убили!
  Даймон, не отвлекаясь от кровавой работы, пропыхтел:
  - В каком смысле?
  - В прямом! Я махнула им рукой, и меня чуть не пристрелили!
  - Очень надеюсь, что это недоразумение, с нежитью мы еще кое-как справимся, но... Ах твою мать на, на сука!.. Короче, пока не выглядывай.
  Эра не рисковала снова выглядывать из окна, и не видела, что там происходит. По звукам, стало понятно, что стража вступила в бой.
   С изменившимся балансом сил, нежить смяли и истребили довольно быстро. Солдаты перекрыли улицу. Ко входу в дом подошел командир с несколькими стражниками.
  - Именем городской власти, покинуть дом!
  Даймон и припадающий на одну ногу Джеррик даже не шевельнулись, все так же стоя в заваленном телами узком проходе.
  - Повторяю последний раз, выйти из здания! - прорычал теряющий самообладание командир.
  - Для начала, представьтесь, и поясните, почему вы по нам стреляли, - потребовал Даймон.
  - Я полусотник городской стражи, Гарольд Брайт. А вы обвиняетесь в нападении на стражей порядка. Оставьте оружие и выходите, и может быть, доживете до суда. Это не касается колдуньи, она будет казнена на месте.
  - А мы авантюристы гильдии, и вы не в праве нам что-либо приказывать, - ровно ответил Даймон. - Ваше обвинение полный абсурд.
  - Да, конечно. Не знаю, что ты о себе там возомнил, сосунок. Вы напали на стражей порядка при исполнении, и тому есть свидетель. Мне плевать, кем вы там себя считаете, вы либо подчинитесь, либо сдохнете прямо здесь.
  - Мы...
  - Считаю до трех. Три. Взять их!
   Несколько солдат решительно двинулись в проход, не оставляя сомнений в дальнейшем развитии событий. Завязалась новая схватка.
   Обученная и вооруженная стража была, с одной стороны, более опасным противником, чем нежить. С другой - в отличие от нежити, живые люди имели самосохранение и чувствовали боль. А оба авантюриста ближнего боя, были гораздо опытнее и сильнее чем простой стражник. Даймон "рывком" опрокинул сразу двоих и сошелся в клинче с остальными, исключив возможность использовать древковое оружие. Джеррик двумя быстрыми ударами тяжелого меча прикончил упавших и налетел на тех, кого заблокировал Даймон. Рана подвела его, он не успел защититься от выпада и упал с пробитой шеей. Спустя несколько секунд, из зашедших солдат лишь один остался в живых, он успел выбежать наружу.
   Даймон допустил оплошность, провожая его взглядом. Ему в лицо с тупым стуком встряла арбалетная стрела. Он пошатнулся и сполз по стене.
   У Эры все оборвалось внутри. Вся эта ситуация казалась ей кошмаром, от которого мучительно хотелось проснуться. Еще вечером они спокойно говорили о неважных вещах и строили планы на будущее, шутили, пили вино. Много лет дружбы, риска, и приключений разом закончились одним нажатием на спусковой рычаг каким-то ублюдком.
  - Видят Герои, я пытался поступить с вами по хорошему, - недобро произнес полусотник. - И это стоило жизни пяти достойным людям. Я...
  Договорить у него не получилось. Брайс, обнажив подареный Талером кинжал, молча вышел наружу. Это был не его стиль, он всегда старался нападать скрытно, тщательно выверив момент. Иногда даже могло показаться, что он ничего не делает во время драки. Сейчас он поступал крайне необдуманно. Эра не представляла, как его остановить, да и не хотела. От накатившего бешенства дрожали руки и кружилась голова.
  Вышедшего Брайса попытались нанизать на острия алебард. Но, по всей видмости, он не преувеличивал свойства нового клинка - острая сталь пропорола только воздух. Пройдя буквально сквозь них, он сделал два смазанных выпада, и двое человек пошатнулись, фонтанируя кровью из-под шлемов. А в следующее мгновение он уже полуобнимал полусотника, быстрыми движениями всаживая клинок ему в пах и между стыками кирасы. Долго это не продлилось, буквально пару секунд, и все закончилось - Брайса зарубили сзади.
   У Эры практически не осталось маны. Но это была довольно частая проблема любого чародея,и для плохих ситуаций существовал плохой выход. Она усилием воли направила саму свою жизненную силу на творимое заклинание. Этот прием практически никогда не использовался, его последствия для здоровья были ужасными, а результат не гарантирован. Но в бою, которого она не хотела, за город, который ей не нравился, она только что потеряла единственных людей, которые для нее что-то значили. Смерть друзей была для нее как собственная, и только что, она умерла дважды. Третий ее уже не пугал.
   Магия, запитанная напрямую от души, без рассчета и экономии сил, буквально сожгла посох единственным выплеском. Тугой узел из нескольких молний врезался в строй ненавистных солдат, скручивая их в судорогах и выжигая кости. Одним единственным ударом она убила едва ли не треть солдат, и парализовала остальных.
   Сама Эра, к своему сожалению, не погибла, хотя и искренне на это надеялась. Чувствуя себя полностью невесомой, пустой и смертельно уставшей, она не удержалась на ногах и плюхнулась на пол. Кружилась голова, снаружи доносились какие-то звуки, и она, понимая, что не смогла отомстить всем "им", просто ждала смерти.
   Смерть не пришла. Эра не знала, сколько времени провела в опустошенном полузабытье. Просто в какой-то момент она будто проснулась, и на нее разом навалились последствия последнего заклинания. Сильнейшая пульсирующая боль в голове и суставах, онемевшие пальцы, и сердце, грозящее просто лопнуть от малейшей нагрузки. Ей не хотелось двигаться, и даже когда в дверях показалась размазанная чем-то тяжелым морда одного из нежитей, она просто ждала, когда же ее, наконец, добьют.
   К ее удивлению, нежить не увидел в ней ничего интересного, и, войдя в дом, просто прошел мимо нее.
  - Эй ты... Я здесь... - Эра хрипло позвала его.
  Нежить никак не отреагировал. И еще один, также ввалившийся в заваленный мертвыми телами дом, тоже ее проигнорировал. Эре стало смешно, и она глухо закашлялась. Могло ли быть такое, что она тоже стала нежитью? И если да, то почему она чувствует себя так паршиво - общеизвестно, что нежить не чувствует боли. За кашлем, получающимся вместо смеха, она прятала зарождающуюся панику. Стать нежитью - это худший конец, какой мог бы вообразить себе авантюрист. Прилагая огромные усилия, она поднялась на ноги и проковыляла наружу.
   Там все так же стояла ночь, освещаемая сполохами пожаров неподалеку. Улица была густо завалена одними трупами, над которыми копошились другие трупы. Некоторые из солдат хрипло кричали, они все еще были живы, но не были способны отбиться от пожирающих их заживо мертвецов.
   Эру прожгли обида и ненависть.
  - Поделом вам, мразь.
  Эта вспышка эмоций полностью истощила силы, и Эра села у стены. Крики умирающих, ворчание ходячих мертвецов, треск и хлюпание раздираемой плоти настойчиво врывались ей в уши. А она вспоминала предыдущий вечер, полный проблем, теперь казавшихся такими незначительными. Вспоминала лица и голоса умерших друзей, и плакала.
  
  **
  
   Дрэга прикинула кратчайший маршрут, оседлала кошмара и помчалась к кладбищу. Недавняя прогулка с Брайсом позволила ей составить более-менее подробную карту города в голове, что упрощало дело.
   Город был погружен в неестественную тишину, это настораживало. Чувства говорили, что вокруг, за стенами и плотно закрытыми ставнями, много живых существ. Встревоженных, напуганных, спящих, в самом разном состоянии. Мимоходом встреченный патруль она тоже почувствовала раньше, чем услышала. Она проскакала мимо них, решив не утруждать себя обьяснениями чего либо.
   На подьезде к площади, она столкнулась с несколькими людьми, явно подверженными какому-то из некромантских проклятий. Пара искалеченных стражников, десяток мужчин, одетых как прислуга, и одна проститутка шли куда-то в сторону жилой части города. Дрэга увидела их до того, как услышала. Удивившись этому, она задавила в себе порыв уничтожить их тут же, и просто наблюдала. Нежить заметила Дрэгу и направилась в ее сторону. Не было слышно абсолютно ничего, пока нежить не приблизилась на полсотни шагов - и только тогда, пелена тишины спала.
  - Умно, - хмыкнула Дрэга. - Очень умно. Кто же ты, умник такой, где ты прячешься?
  Нежить ожидаемо не ответила, и попыталась наброситься на демона. Ее это даже немного умилило. Она покончила с нежитью несколькими ленивыми взмахами клинка и направилась дальше.
   В ночной тьме и беззвучии, освещаемый только светом звезд и юной луной, почти совершенно пустой город нравился Дрэге куда больше, чем обычно. До площади она добралась, почти любуясь пейзажем. Сама площадь с эстетической точки зрения была даже лучше - ее покрывал плотный, слоистый, чуть светящийся синеватый туман, неспешно расползающийся по улицам вокруг. На площадь он проистекал со стороны кладбища, где был совсем уж густым.
   Дрэга принюхалась, улавливая знакомые нотки. Чем-то похожим на этот туман встречал незваных гостей Мариус. Безвредный сам по себе, он поражал заковыристым проклятием всякого, кто его вдохнет. Проклятие ничего не делало, покуда вдохнувший был жив. А вот когда умирал, то вставал в виде нежити, подконтрольной архиличу. Причем, это касалось вообще всего живого, включая крыс и мышей. Дрэга прикинула, что если этот туман доберется до густонаселенных кварталов, жителей ждут большие неприятности. Не то, чтобы ей было дело до этого, но роль обязывала этому помешать.
   Спустя пару минут, когда она неспешной рысью добралась до самого кладбища, до ее чувств дотянулось что-то странное. До боли знакомое, будоражаще приятное, и очень мимолетное ощущение, которое хотелось испытывать снова и снова. Она остановилась, прислушиваясь к ощущениям, и поняла в чем дело.
   В сторону кладбища тянулись души. Страдающие, не понимающие, что происходит, неспособные ясно мыслить, и так восхитительно беззащитные. Дрэга хищно оскалилась. Происходящее становилось все более интригующим.
   Едва углубившись в непроглядную пелену тумана, она столкнулась с огромным количеством обычной, слабенькой нежити. Сотни мертвецов самой разной степени сохранности выбирались из-под земли, и, что было странным, направлялись не от кладбища, а к его центру, туда же, куда тянулись души. При этом, совершенно не обращая на нее внимания. Еще сильнее заинтригованная Дрэга двинулась в том направлении, отозвав кошмара, которому стало затруднительно пробираться через перерытую кладбищенскую землю. Ни превращаться в туман, ни рваться галопом к эпицентру событий она не хотела. Один раз поплатившись за самонадеянность, она предпочла не врываться неизвестно куда на полном скаку.
   Выйдя на некое подобие улицы, состоящей из полуразрушенных склепов и статуй, она удивилась присутствию чего-то живого. Это что-то пыталось скрыть свое присутствие, так что, сомнительно, что это был устроивший все представление некромант.
  - Эй, ты, - скомандовала Дрэга, не прекращая движения. - Хватит прятаться, я тебя чувствую.
  Из-за одного из монументов показалась женская фигура, одетая в довольно странную одежду - облегающие кожаные штаны и кожаный же доспех, на котором в качестве панциря были плотно подогнаны маленькие пластинки. Чуть присмотревшись, Дрэга поняла, что это жетоны, выдаваемые гильдией. И нашиты на доспех были самые разные - медные, золотые и серебряные Дрэга узнала сразу. И там были еще какие-то металлы, в которых она не разбиралась. Впечатление дополняла нелепая стрижка под каре, и глаза разного цвета, один ярко-оранжевый, а другой зеленый.
  - Ой, а я уж думала никого не дождусь, и уже собиралась устроить кое-кому взбучку за обманутые ожидания. - Голос был под стать всему остальному, мягкий, и при этом с некоей ядовитой хрипотцой. - Ты же авантюрист, да?
  - Да.
  Дрэга тут же потеряла интерес к странноватой "коллеге". Она первый раз видела авантюриста с таким количеством жетонов, и хотя ей было любопытно, тратить время на общение с очередной аборигенкой не очень хотелось. Видя, что ее игнорируют, неизвестная авантюристка вспылила и выхватила из-за пояса два длинных стилета.
  - Эй, эй! Я вообще-то разговариваю с тобой, аа?!
  Дрэга в сердцах сплюнула. Она до сих пор не могла понять, что заставляет "коллег по цеху" напрашиваться на избиение, и полагала то каким-то душевным расстройством, характерным именно для этой профессии. Но до сих пор все держалось в рамках здравого смысла. Напрашиваться же на дуэль вот так, около предполагаемого "логова зла" - было нелепо. Но, раз того требовали гильдейские приличия, демон решила оказать любезность и этой сумасшедшей. Она вынула меч и сделала приглашающий взмах.
  - Не трать мое время попусту. У тебя много жетонов, очень надеюсь, что это свидетельствует о хоть каком-то мастерстве. Меня утомили слабаки.
  Женщина счастливо засмеялась.
  - Как я тебя понимаю! Это так раздражает, когда мелкие ничтожества сначала дают надежду на что-то интересненькое, а потом просто дохнут, когда ты даже не разогрелась, правда?
  - Дохнут? - удивилась Дрэга. Она с трудом удерживалась от того, чтобы убивать "соперников", и теперь пришла в негодование от мысли, что кто-то другой себя не ограничивает.
  - И-мен-но! - пропела незнакомка и приняла позицию для рывка. - Мы мило поболтали, но пора приступать к главному. Надеюсь, за тобой придут другие!
  Женщина стремительно бросилась в атаку. Прием вызывал интерес у Дрэги, хотя и совершенно не подходил ее стилю. Одним движением преодолев без малого двадцать шагов, женщина поднырнула почти к самым ногам демона и резко выпрямилась, буквально обтекая ее и метя обоими стилетами в подбородок. Дрэга не двигалась, чтобы лучше рассмотреть прием, и только в конце отклонила голову с пути лезвий.
   Поняв, что клинки пропороли пустоту, женщина с неестественной грацией отпрыгнула через обратное сальто. Ее лицо стало полностью серьезным.
  - Вот так сюрпри-из. Я ожидала меньшего.
  - Меньшего чем что? - подняла бровь Дрэга. - Чем неподвижная цель?
  - Скромность тебя совершенно не украшает. Ты успела убрать шею, я тебя запомню как лучшее, что случалось со мной за последние пару лет! По ту сторону скажи, что сама Клементина из Черного Писания похвалила твои рефлексы.
  Дрэга уронила лицо в свободную ладонь. Клементина, быстро наложив на себя какие-то слабенькие заклинания, снова бросилась в атаку, теперь - не тратя микросекунды на подныривание, а просто с выпадом в глаза. Дрэга отлепила ладонь и врезала идиотке кулаком по лицу. Получилось чуть сильнее, чем хотелось - послышался хруст костей и в разные стороны брызнула кровь с ошметками кожи. Тело, получив обратный импульс, отлетело к монументу. Дрэга не удержалась и слизнула с латной перчатки кровь, покуда та не впиталась в ненасытный металл. Удержать себя от того, чтобы пойти и сьесть эту Клементину целиком, стоило немалых волевых усилий. Но, удовольствие сейчас не стоило возможного геморроя с разбирательствами потом. Да и Пророк велел без необходимости избегать убийств. Что именно он видел необходимостью, Дрэга не была уверена, и не хотела рисковать.
   А вот то, что на запах крови обратили внимание несколько мертвецов, и взяли курс в сторону источника запаха, с точки дрения Дрэги, было целиком и полностью проблемой этой самой Клементины.
  - Приятного аппетита, - она с легкой завистью помахала рукой нежити.
   Место, к которому тянулись души, оказалось совем рядом, буквально в паре сотен шагов. Четыре усыпальницы фасадами образовали что-то вроде крохотной площади. Это место было единственным, где полностью отсутствовал туман, воздух там был кристально чист. Посреди этого места, в нарисованном кровью и выложенном кусками плоти рисунке, стоял высокий, абсолютно лысый мужчина в грязной, плохо штопаной робе. Воздев руки вверх, он гнусавил что-то непереводимое. Перед ним в воздухе пульсировала абсолютно черная сфера размером с кулак. Души стекались именно к ней, и будто бесследно тонули, коснувшись поверхности.
  Дрэга не видела в этом ничего похожего на ритуалы Мариуса. Никакого изящества и скрупулезности - от происхдящего здесь архилича наверняка хватил бы удар. Но какой-то толк от этого определенно был, об этом свидетельствовала периодическая дрожь земли под ногами. Там, внизу, словно ворочалось что-то большое. Колдун явно не обращал внимания ни на что вокруг. Дрэга вышла в его поле зрения и кашлянула. Некромант, явно не ожидавший подобного, ускорил заунывный речитатив и тронул рукой сферу. Земля задрожала ощутимо сильнее.
  - Как я понимаю, Клементина облажалась, - проскрипел колдун.
  - Она с тобой заодно? Ох жаль, что я оставила ее мертвякам. Это все твоих рук дело?
  - Ха-ха, а как же пафосная речь и попытки убить злодея?
  - Тебя велели убивать лишь в крайнем случае. Отвечай на вопрос.
  Некромант положил обе руки на сферу и остро глянул исподлобья.
  - Верно. Это полностью мой проект. И прежде чем мы продолжим этот бесполезный разговор с предсказуемым финалом, я хочу предложить тебе сделку. Судя по всему, Клементина при всех своих достоинствах не оправдала возложенных надежд. А твоя манера речи дает основания полагать, что ты куда более вменяема. Присоединяйся ко мне. Сколько бы тебе ни заплатил твой наниматель, уверен, что я предложу больше. И в этом случае ты не разделишь судьбу этого города.
  - Пытаешься меня нанять? - оскалилась Дрэга.
  - Именно. И, как я уже говорил, для тебя это будет очень выгодной сделкой.
  - И что будет, если я не соглашусь? Ты правда думаешь, что сможешь мне навредить?
  - Может быть, я сам и не смогу. Но даже если у тебя сейчас получится меня убить, ты не остановишь основной процесс. Смотри и крепко держись на ногах.
  Его последние слова утонули в сильном грохоте. Земля задрожала с такой силой, что усыпальницы начали разрушаться, а брусчатка под ногами разлетаться в стороны. За спиной некроманта густой туман вспучился и разлетелся в стороны, явив взгляду истрескавшийся драконий костяк, высотой с трехэтажное здание. Внутри черепа и костей неровно мерцали темно-зеленые огоньки. Мертвая тварь раскрыла пасть и оглушительно взревела, замотав головой, и расправила ошметки крыльев. Некромант тем временем продолжал вещать.
  - Впечатляет, правда? Это чудовище, что ты видишь, управляется мною, но не зависит от меня, и если я буду уничтожен, сметет с лица мира все, до чего дотянется. Оно иммунно к магии, а крошить его мечом ты можешь пытаться хоть до конца вечности. Хотя, вечности у тебя на это не будет.
   Туман вокруг наполнился шорохом и треском. Кладбищенская нежить, до этого бесцельно слонявшаяся вокруг, начала рассыпаться на отдельные кости. Эти кости устремлялись к драконьему костяку, как листья под напором ветра. Они прилипали к драконьим останкам и врастали в них, отчего драконий скелет на глазах начал обретать плотность и массу.
  Дрэга ухмыльнулась.
  - Надо полагать, этот черный шар служит вместилищем для душ, которыми ты пользуешься вместо маны? Непохоже, что твоих резервов хватило бы поднять эту хрень.
  - Ты весьма догадлива. Меня удивляет то, что ты тянешь время, которого у тебя теперь точно нет. Повторяю свое предложение последний раз. Присоединяйся ко мне.
  - Ты даже не представляешь, насколько ты нелеп.
   Дрэга лениво шагнула вперед. Некромант оскалился и протянул в ее сторону скрюченную пятерню, с которой сорвалась беззвучная черная молния. Дрэга просто отмахнулась от нее, как от паутины. В глазах некроманта мелькнули удивление и досада. Он щелкнул пальцами и исчез с поля зрения.
   Возникнув за сотню шагов оттуда, за спиной почти сформировавшегося драконьего костяка, он отдал беззвучный приказ своему детищу - уничтожить визитера.
   Дрэга взревела от бешенства так, что земля задрожала не намного слабей, чем от дракона. Мода противников исчезать с поля зрения превосходила все возможные границы ее терпения. При этом, некромант явно свалил за пределы пятидесятишагового рубежа - не было слышно ни звука. Тем не менее, черная сфера, на которую демон уже положила глаз, оставалась при нем - и ее Дрэга прекрасно чувствовала. Костяной дракон обратил на нее внимание, и попытался пришибить лапой. Дрэга отмахнулась клинком, и от когтей остались лишь обрубки, просвистевшие мимо. Чудище взревело, и показало, что нежить сама по себе ничему не учится. Удар второй лапы закончился тем же. Тем временем, Дрэга определила точное направление и расстояние до черной сферы.
   [rush impact]
  Одним мгновенным рывком она преодолела сотню шагов расстояния. Все, что попалось ей на пути, с грохотом разлетелось на куски - обломки усыпальниц и статуй разлетелись в разные стороны. Дракон, тоже оказавшийся на пути разрушений, тоже не избежал подобной участи. Сам таранный удар он выдержал, но отлетел в сторону, а грудная клетка покрылась трещинами.
  - Что ты такое? - растерянно спросил некромант, широко распахнутыми мутными глазами взирая на возникшего перед ним демона.
  Дрэга выхватила сферу из его рук. Одно только касание к ней было настолько приятным, что она не удержала стон, и от греха подальше отправила вещицу в инвентарь.
  - Что Я такое? - промурлыкал демон. - Ты в самом скором времени это выяснишь.
  Неуловимым движением клинка она отсекла некроманту обе руки, и потом крепко схватила за глотку. Воткнув меч в землю, она сняла с пояса свиток и сломала печать.
  [сообщение]
  - Мариус?
  - О, Дрэга, рад тебя слышать. Как продвигается твоя героическая карьера?
  - Она в разгаре. Я поймала некроманта, и это оказалось подозрительно легко. Но как разгребать последствия, я придумать не могу.
  - Думать - это вообще не твое. Изложи свою проблему, и я помогу.
  - Этот некромант спустил на город что-то вроде чумы, превращающей жителей в нежить. Мне надо как-то остановить это, иначе все сдохнут и все мои усилия окажутся напрасными. Я не сильна в магии, и не уверена, что смогу остановить эту чуму, просто убивая всех обращенных.
  - Есть нехватка деталей, но суть я уловил. Полагаю, автор этой идеи предусмотрел невозможность отмены процесса. Его святейшество мог бы легко ликвидировать проблемы такого характера, но он сейчас вряд ли испытает интерес к порталу в эпицентр враждебного заклинания... Сделаем иначе.
  Воздух вокруг Дрэги затрещал и заискрился, и мгновение спустя, начали открываться воронки порталов. Из них, одна за другой, начали появляться худые фигуры в черных балахонах. Кости, торчащие из-под перчаток, и ссохшаяся кожа на подбородках, видных из-за капюшонов, давали однозначное понимание, кто это такие.
  - Я отправил к тебе пятерых личей. С ролью пастырей они справятся. Им поставлена задача взять контроль над всей нежитью, до которой они дотянутся, и отменить приказ нападать на живых. Они в твоем распоряжении. Я допускаю, что тебе понадобится их уничтожить для большей убедительности твоего образа, в этом можешь себя не ограничивать.
  - Спасибо, Мариус. Вот тебе обратная любезность - она швырнула изувеченного некроманта в один из порталов. - Это тот самый некромант.
  - Как это мило с твоей стороны. О нем еще кто-нибудь знает?
  - Да, пророк велел захватить его по возможности живым.
  Архилич не умел дышать, и все равно казалось, что прозвучал печальный вздох.
  - Как огорчительно. Что ж, подвиги ждут тебя.
  Связь прервалась, и провалы порталов погасли. Пятеро личей молча сошлись в круг и развели руки. Многоголосым шепотом зазвучал речитатив, и воздух дрогнул. Туман забурлил, пропуская через себя невидимые щупальца воли "пастырей". Спустя несколько секунд послышался хриплый звон такой силы, будто сам мир дал трещину. И сразу после него в уши Дрэги ворвался целый каскад звуков со всех сторон. Нелепая тишина, сбивавшая с толку, исчезла. Зазвучал скрежет драконьих костей, собирающихся воедино, шелест кустов, хруст каменной крошки под ногами мертвецов и их хриплые стоны. Крики людей, визг и лай собак, звон металла, сухой треск пламени где-то далеко, за пределами кладбища. И совсем недалеко - скрип брони, глухие звуки ударов и треск ломаемых костей. Кто-то пробивался сквозь нежить.
  - Быстрее, костяные болваны! - Дрэга рычала, торопя личей. - Весь мусор, который бродит вокруг, натравите на идиотов, которые идут сюда.
  Кто бы сюда не пробивался, Дрэга попала бы в неприятности, если бы ее застали в такой компании. Либо поднялся бы ненужный шум, который мог серьезно навредить образу "героини", либо пришлось бы убирать свидетелей, что тоже не очень укладывалось в задуманный сценарий. Кроме того, драконий костяк уже почти полностью восстановился, и Дрэга не хотела оставлять без внимания гвоздь своей программы.
   Сквозь туман толком ничего не было видно, но хаотичный распад и бесцельное брожение нежити прекратились, буквально на один миг. И потом, вся уцелевшая нежить направилась в сторону звуков сражения. Минуту спустя, личи разомкнули круг, и один из них поклонился Дрэге.
  - Приказ повелителя выполнен. Восставшие лишены любых устремлений.
  - Наконец-то. Думала, до завтра провозитесь. Как там... СДОХНИ, ПРОКЛЯТЫЙ НЕКРОМАНТ!
  Она собиралась обрушить на слуг Мариуса град ударов, и с удивлением поняла, что у нее просто не поднимается рука. Она не хотела причинять им вреда. Наставив меч на лича, говорившего с ней, она просто не могла заставить себя завершить начатое.
  Лич сделал несколько шагов навстречу, насаживаясь прямо на клинок. От места, где его мантия оказалась проткнута, пошел пар и полезла изморозь. Дрэга, чувствуя растерянность, попыталась убрать оружие, но лич крепко ухватил его пальцами, не давая вырвать из себя. Не то, чтобы он мог и в самом деле помешать демону, но она и не стала прилагать усилий.
  - Как прикажете.
   С этими словами он обмяк и повис на клинке. Остальные рассыпались бесформенными грудами костей и праха. Дрэга в растерянности не двигалась с места, пытаясь понять, почему чувствует себя как никогда гадко, всего лишь сделав то, что была должна. Из ступора ее вывел звук шагов неподалеку. Из редеющего на глазах тумана показалась ударная группа гильдии, во главе с директором. Недобро покосившись на него, она стряхнула останки союзника с клинка.
  - Явились, не запылились. Очень вовремя.
  - Это?.. - указал глава на останки.
  - Да. Первая проблема решена.
  Раздался рев, и костяной дракон, наконец, поднялся на лапы. Среди авантюристов послышалась брань, и они начали рассредотачиваться редким строем.
  - Полагаю, это вторая проблема?
  - Да, - бросила Дрэга. - Но ей займусь я. Хотите быть полезными, обыщите эти развалины. Где-то здесь должно быть логово.
  - Справитесь? - уточнил директор.
  Демон молча зыркнула на него, и, набирая скорость, побежала к дракону. Ей хотелось выместить на ком-нибудь злость, обиду и гадкое ощущение предательства. Костяной дракон как нельзя больше подходил на роль мальчика для битья. Она не стала обрушивать на несчастную тварь весь арсенал возможностей - ей не хотелось заканчивать все слишком быстро.
   Дракон снова попытался прихлопнуть ее лапой, но на этот раз Дрэга не стала лишать его конечностей, а подставила локоть. Ужасающей силы удар даже не сдвинул ее с места. Костяная лапа хрустнула.
  - Ну давай, недоделок. Покажи все, на что способен. Развлеки мамочку.
  Драконий череп распахнул зловонную пасть и изрыгнул поток едкого, смердящего дыма. Дрэга, не горя желанием провоняться этой дрянью, прыжком перекатилась в сторону, и вскочив на ноги, коротко ударила мечом по метнувшемуся к ней костяному хвосту. Тот оказался, почему-то, куда крепче лапы - в нем осталась зарубка, глубиной почти до половины, но отрубить не вышло. Дрэга довольно оскалилась, но дракон, по всей видимости, обладал какими-то зачатками разума. Дохлая туша резво развернулась и рванула по направлению к городу.
  - Беги-беги, недоделок. Беги к зрителям.
  Походя, дракон крылом задел одну из башен церкви, снеся остроконечную крышу и приведя в полную негодность одну из башен. Дрэга дождалась, пока тварь вывалится на городскую площадь.
   [rush impact]
  Сокращая дистанцию до некроманта, Дрэга тщательно целилась, чтобы не размазать его таранным ударом. Здесь же не было причин заморачиваться. Чудовищным натиском она врезалась в гигантский костяк, передавая ему всю инерцию. На площади воцарились грохот и пыль. Дракон, разом потеряв одну из лап и часть грудной клетки, впечатался в дворец магистрата, частично разрушив стену. Отодрав себя от поврежденного здания, он все-таки принял бой.
   Дрэга издевалась над ним минут десять. Дракон не собирался дать себя уничтожить без сопротивления, и с предоставляемой форой, мечась по всей площади и прилегающим зданиям, смог протянуть достаточно долго, чтобы унять бешенство демона. И все же, не избежал судьбы.
   Взобравшись на еще не утратившую подобие жизни голову, Дрега всадила двуручник в теменную кость, окончательно уничтожая некроконструкт. "Квест" в целом был выполнен. Вокруг не было видно людей, да и если бы они были, во время драки двух чудовищ они бы никак не выжили. Но свидетели однозначно были - в домах вокруг пряталось очень много людишек, Дрэга чувствовала их. После драки, пусть и с поддавками, с противником, который не разлетался на кровавую пыль от простого силового удара, настроение было прекрасным. Настолько, что она даже не прикидывала, как бы выколупать человеков из их укрытий и добавить крови к общей картине.
   Хотя, помахать мечом все еще требовалось. Потерявшую волю к чему-либо нежить активно истребляли по всему гроду, судя по звукам. Но работы там был непочатый край. Короткой считалочкой Дрэга определила, куда пойти, и двинулась по одной из улиц. Зарубив по пути несколько десятков бесцельно шатающихся мертвяков, она набрела на место, где, по всей видимости, происходило довольно жесткое побоище. Поворот улицы был в буквальном смысле завален трупами. Часть из них обгорела, часть была раскромсана, а часть даже все еще не до конца мертва. И среди запаха нечистот, крови и горелой плоти, она уловила знакомые нотки. Дрэга присмотрелась, и только по запаху и огненно-рыжим волосам смогла узнать девчонку из троицы, сопровождавшей Пророка. Та сидела у стены и тихо рыдала. Дрэга злорадно хмыкнула и прошла мимо, но девчонка, похоже, тоже узнала ее. Она попыталась встать, и прохрипела:
  - Стой. Пожалуйста...
  Дрэга остановилась, глядя, как рыжая хромает к ней.
  - Чего тебе, ущербная?
  Рыжая упала перед ней на колени.
  - Ты знаешь Талера. Ты знаешь его?
  - Не смей коверкать имя его святейшества.
  - Прости, я не хотела. Он так назвался... ты знаешь его? Мне надо с ним встретиться!
  Дрэга чуть не поперхнулась, и засмеялась, даже не зная, что ответить на такую наглость. Рыжая не унималась, сжимая слабыми пальцами сабатон демона.
  - Пожалуйста...
  Картина этого унижения нравилась Дрэге все больше и больше. Она села на корточки перед рыжей и взяла ту за волосы.
  - Тебя дважды приглашал тот, за одно лишь слово которого с радостью отдадут душу. Ты отвернула свое наглое рыло в сторону. А теперь ты измазываешь соплями мои сапоги, прося меня подарить тебе третий шанс?
  - Здесь умерли мои друзья. Моя семья. Он может вернуть их, правда? Я отдам. Душу, все что спросите. Все отдам. Умоляю...
  - Душу? Это интересно, - Дрэга прижалась носом к рыжей макушке и шумно втянула носом аромат. - Кое-что сделать действительно можно.
  
Оценка: 8.65*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"