Хвыля Сергей Николаевич: другие произведения.

Колечко для Анастасии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Колечко для Анастасии
  
   Глава первая
  
  Жила-была девочка - русые косы. И не такие уж у нее были они русые. Больше походили на рыжие. Мечтала она, как и все о принце на белом коне. Пусть даже он, этот конь, побелел от старости, как говорят ученые мужи. Мечтала и верила в свое счастье, потому что счастье приходит ко всем, кто в него верит.
  И вот однажды... и вот однажды утром, когда солнышко еще только стало подниматься из-за деревьев, когда птицы еще несмело начинали свои песни, разминая голосовые связки своего горла; когда первые лучи солнца нежно легли на щеку и веки просыпающейся девушки, прилетела птица и села на подоконнике немного отдышаться. Она долго летела и, наверное, очень торопилась и боялась опоздать. Поэтому не отдыхала в дороге и даже не пила, и не ела. Она несколько секунд быстро дышала, а отдышавшись, заговорила человеческим голосом;
  - Дорогая девочка, меня послал к тебе злой сокол сказать, что только ты можешь его спасти. Если не спасешь, то он погубит моих любимых деток. Он не злой и жестокий сокол, а заколдованный. Он сам не хочет убивать моих деток. Он хочет их спасти, но не может. В нем сидит злой дух Инстинкта.
  Все это она выговорила очень быстро, боясь что-нибудь пропустить. Она еще продолжала часто дышать, одно ее крыло совсем повисло, почти до подоконника.
  "Она ранена, ранено ее крыло". С этими мыслями девочка взяла ее на руки и стала рассматривать говорящую птицу.
  - Успокойся маленькая, я тебя поняла. Разреши посмотреть твое крыло. Ты вся дрожишь, тебя бьет озноб. Тебе холодно? Так вот в чем дело. Кто же тебе перевязал ниткой крыло? Кто же это такой?
  Нитка была прочная и перетерла перья и кожу птицы. Девочка осторожно разрезала нитку острыми ножницами, удалив ее из крыла, обработала около раны йодом так, чтобы йод не попал в ранку. Промыла ранку и смазала ее заживляющим клеем. Погладив птаху пальчиком по голове, опустила на подоконник.
  - Как же я могу спасти сокола и твоих деток?
  - Не знаю - с горечью проговорила птаха.
  - Кто же те связал тебе крылышко?
  - Связал злой дух, он был такой огромный, что мне было очень страшно тогда, и очень страшно сейчас. Ты тоже огромная, но я тебя не боюсь.
  - Я люблю птиц и зверей и никогда не делаю им зла. - В раздумье произнесла девочка. - Ты, наверное, это чувствуешь. Так как же тебе помочь? Даже не знаю... мне надо поговорить с соколом. Вероятно, он должен что-то знать.
  Девочка взяла птицу на руки, спустилась по лестнице во двор, и пошла в направлении, которое указала птица. По дороге девочка с птицей познакомились. До этого им некогда было это сделать. Они были заняты мыслями о спасении деток птицы.
  Оказывается, птицу не звали никак, и поэтому девочка дала ей имя сама и стала называть ее Вешенка. Потому, что прилетела она весной и принесла, пусть и плохую, но весть-сообщение. Весна и горькая весть - получилась Вешенка. Пусть и была девочка русые косы удручена вестью от Вешенки, все же мысль о том, что она так удачно назвала птичку, немного развеселила ее. У самой девочки было имя Анастасия, но ей так хотелось, по-доброму, обнадежить птицу Вешенку в успехе, что она неожиданно для себя представилась ей Верой. "Надо верить и все получится" - подумала тогда Анастасия, а теперь, волей судьбы, Вера. Она нашла чистый листок бумаги и написала записку родителям.
  Анастасия не была трусихой, но когда вошли в лес, в котором жила Вешенка, ей стало страшно и полезли разные мысли в ее голову: "Вдруг, меня сожрут дикие звери, вдруг эта птица меня обманула, чтобы заманить подальше от моего дома, вдруг это не птица, а злой Инстинкт, перевоплотившийся в птицу...". Она даже присела от неожиданности и от таких мыслей, когда гугукнул филин.
  Вешенка, сидевшая на ее плече, взмахнула одним здоровым крылом, чтобы не упасть. Анастасия автоматически взяла сухую палку, стряхнула прошлогоднюю листву, зачем-то сломала верхнюю ветку и тряхнула палку как оружием. Это ей придало уверенности.
  - Нам не страшно? - спросила или просто проговорила она, наверное, ожидая поддержки у Вешанки.
  - Лес - мой дом, мне здесь спокойно, если нет соколов. Вон за тем дубком поляна, а на ветке лещины мое гнездо.
  Они вышли на поляну, поросшую невысокой травой. За поляной, у леса стояла избушка, вросшая в землю, с покосившейся дверью.
  - Где же лещина и твое гнездо? Я его не вижу, - с огорчением проговорила девочка.
  - Надо пройти через эту дверку, - сказала птичка.
  
  Девочку это удивило, но она смело подошла к двери, и решительно открыв ее, шагнула за порог. Птица успела залететь вперед девочки, и дверь закрылась.
  Это была большая комната во всю избу. Пол был земляной, плотный и удивительно неровный, словно его недавно топтало стадо слонов. На полках, на стенах, стояли баночки и скляночки с разнообразным веществом. На натянутых веревках висели сушеные травы и корешки. Посередине комнаты находился потухший очаг. Огонь горел в печи, похожей на русскую печь, но меньшего размера, находившуюся в конце комнаты. У этой печи, что-то напевая, стояла бабушка, одетая в темные одежды, свисающие до пола. Стояла спиной. Как только хлопнула входная дверь, она обернулась:
  - А-а-а! Привел? Молодец. Если ты голоден, то еда в блюдце. А ты девочка проходи, садись на лавку, я сейчас освобожусь.
  Девочка растерялась. Она не ожидала увидеть кого-либо в избушке в лесу. Вешенка превратился в черного ворона и стал рассказывать, как он ловко уговорил девочку пойти в лес. Стал жаловаться:
  - Она меня каким-то клеем намазала, жжет.
  
  Бабушка подошла к ворону, взяла уже засохший на крыле клей и резким движением руки оторвала с крыла, зацепив пару перьев ворона.
  - Ой! Больно же. Жжет еще сильнее.
  Тогда она взяла ворона и его крыло опустила в холодную воду, которая была налита в кадушке. Мокнув в воду еще раз, посадила ворона на жердь и, погрозив указательным пальцем, поговорила:
  - Молчи. Не до тебя сейчас.
  Девочке стало страшно, и она кинулась было бежать, но двери не было. Спасительная дверь куда-то исчезла. Девочка села на лавку и тихо заплакала, приготовилась к самому худшему. Ей читали сказки, где старые бабушки, которые назывались Ягами, крали маленьких детей и заставляли их мыть посуду, и стряпать пирожки, потому, что сами не умели их печь.
  - Ну вот, сухой эликсир готов, - проговорила бабушка, подходя к девочке. Присев на корточки перед девочкой, сидевшей на лавочке.
  - А что мы плачем? Слезки на колесики. Я тебя понимаю. Конечно, неприятно, когда тебя обманом заманивают в гости. Но тебе нечего боятся, уверяю тебя. Обещаю не обижать. Утри слезки и не плачь. Сейчас, будем кушать пирожки, с вкусными лесными ягодами и уверена, что съев первый пирожок, ты забудешь все свои страхи. Держи платочек и выпей вот этот настой. Он тебя успокоит.
  Бабушка передала Анастасии чашку с ароматным, теплым напитком, который имел запах лесных трав и ягод. Отпив несколько глотков напитка, Анастасия перестала всхлипывать, вздохнула и улыбнулась.
  - Вот и хорошо, вот и правильно. А теперь будем пить чай, есть пирожки и, я расскажу тебе, почему я пригласила тебя в гости и немного расскажу о себе и своей жизни. Это необходимо для того чтобы ты мне верила. Без этого никак. Присаживайся к столу.
  На столе уже было все приготовлено: пирожки в большой чашке, варенье нескольких сортов, сушка, плетеное блюдечко с зажаренными хрустящими хлебцами, налитый в толстостенных кружках чай, заварной пузатый чайник, кипяток в стеклянном кувшине. Скатерть стола была белого цвета, без рисунков, и наверно поэтому ее украшали пучки сухих лесных трав, разложенных в разных местах стола. Анастасия улыбнулась, когда среди всего сладкого на столе заметила солонку с солью.
  - Соль нужна для контраста, - словно прочитав ее мысли, проговорила бабушка, - некоторые гости любят пить чай с сухариками и гренками с солью. Угощайся.
  Вере первый пирожок попался с черникой, и как только она проглотила первый его кусочек, запила его горячим ароматным чаем, успокоилась окончательно.
  - Вкусно!? Я собираю спелую ягоду и немного ее подсушиваю. Тогда тесто, при выпечке, пропекается полностью. Когда я была маленькой девочкой, я не догадывалась, не знала, сколько хитростей надо знать, приготовляя разные кушанья - это искусство. Этому искусству могу и тебя научить, если ты, конечно, захочешь.
  - Спасибо. Меня, наверное, мама не отпустит. Для этого надо много времени потратить. А почему вы, бабушка здесь живете, чем занимаетесь?
  - Да! Я же обещала тебе о себе рассказать. - Бабушка умолкла и, отпив глоток чая, немного подумала, размышляя с чего начать.
  - Слушай. Я уже не помню, как так получилось, что я стала жить в лесу одна, а потом и, с вон той птицей, - бабушка показала на ворона, - кстати, я, совсем про него забыла. Эту птицу никак не зовут. Просто ворон, птица или Черный Клюв.
  Бабушка встала из-за стола, подошла к ворону, сделала резкое, легкое движение рукой, ворон встрепенулся и заговорил:
  - Фу-у-у. Я думал, что никогда больше не заговорю. Нельзя же так надолго лишать меня дара речи. Может быть, это мое главное развлечение. Кусочек пирога можно?
  - Если ты будешь много есть, то не сможешь летать.
  Снова присела к столу, продолжила свой рассказ:
  - Меня тоже никак не зовут, вернее всяко. Ты называешь меня бабушкой, люди, которых я вылечила - знахаркой, те, которые меня боятся - ведьмой. Некоторые называют Ягой, иногда еще и Костяной Ногой. У кого какая фантазия. Свое настоящее имя я почти забыла, но помню, что оно было очень красивое. Живу я здесь давно и уже привыкла. Эта изба прячет меня от проблем людей. Иногда эти проблемы надуманные и не представляют никакой ценности. Я занимаюсь сбором лекарственных трав, изготовлением разного рода средств, против всевозможных недугов тела и души. Травы растут в лесу, рядом, очень удобно. Здесь покой, который мне нужен, чистый воздух, который пьянит и бодрит одновременно. Все время в работе, скучать некогда и здесь я бываю счастлива. Безусловно, я многим жертвую ради такой жизни. Это неизбежно.
  - Про меня, про меня расскажи! Я же не такой плохой, как кажусь, - заговорил ворон.
  - Это правда. Он не плохой товарищ. Согласись, если бы я тебя пригласила в гости, или ворон прилетел пригласить, ты бы согласилась? Нет, конечно. Потому то и пришлось превратить его в слабую, беззащитную птаху, которую все обижают. Врал он по моему заданию. И меня можно понять. Я не могу сделать того, что можешь для меня сделать ты.
  - Расскажи, расскажи ей! - почти прокричала птица.
  - Какой он торопливый, правда? Я пробовала сама, но не пролажу.
  - Не пролазит, я сам видел. Здоровая дылда, - захохотал ворон.
  - Осторожней с такими словами. Где ты это слово услышал? Я тебе его не говорила. Вот и отпускай его в село к людям. Я заметила, что плохие слова он прокаркивает. Слава духам леса, редко. Думает что я не пойму. Но мы отвлеклись. В углублении скал, в пещере среди камней растет небольшая бледная травка, похожая на грибы-поганки. Только она мне поможет вылечить мальчика от болезни. Ко мне приходила мама этого мальчика и почти умоляла меня, его вылечить. Люди в трудное для них время обращаются либо к богу, либо... вообще, ищут помощи, где только возможно. Видимо я ее последняя надежда. Я посылала туда ворона, но он тушит огонь свечи взмахами своих крыльев.
  - Я не могу не махать крыльями, когда стою на одной лапе, держа свечку в другой лапе. На голове я свечку тоже не могу нести. Только обжегся весь, - с горечью и сожалением проговорила птица. - Да и во что я буду складывать траву, которую сорву. Да и чем тогда я ее сорву, если у меня нет так много рук, как у людей.
  - Вот, разошелся, красноречивый наш. Ворон не подходит. Да и заклинание надо произносить. Не хочется ему его говорить. Птица тупая, может неправильно воспользоваться.
  - Кар!
  - Ну не тупая. Вспомни, что было прошлый раз? Еле откачала бурундука.... Это надо было его ни с того, ни с чего, напугать. Шутник - экстремал.
  - Я попросил прощение. Грибов ему натаскал...
  Бабушка придвинулась к девочке и шепотом проговорила: "У меня набрал сушеных грибов в мешочек и отнес в знак примирения. Как только ухитрился своими лапами? Когда что-нибудь попрошу принести, "то лапа мала", то "не могу взлететь от тяжести": лентяй".
  - Я все слышу.
  - А кто этот больной мальчик? Где пещера, в которой растет эта удивительная трава? - спросила Анастасия.
  - Если ты согласна, то сегодня до полудня она должна лежать на моем столе вместе с корешками. Возьмешь только ее, другую траву брать не надо. Ничего больше не надо брать. Я попросила духов только о траве. Хорошо хоть согласились, думала, не получится. Вот ее рисунок, возьми его с собой, сравнишь. С тобой пойдет ворон, если что, подскажет. Он не глуп, это я его иногда дразню "тупой", чтобы не зазнавался. В пещере не шумите, освещайте путь только светом свечи. Они особенные, другие не подойдут. Наденешь сапожки - там сыро. Скажи, если согласна.
  - Я согласна.
  Недолго шли они по чаще леса, пожилая бабушка, юная девушка и черный ворон, который иногда летел намного вперед, чтобы проверить впереди дорогу, потом снова опускался на лапы и шел как человек, переваливаясь на ходу. Процедура возобновлялась тогда, когда девушка и бабушка его догоняли. Наконец за кустами показалась скала и когда к ней подошли все трое, после короткого шепота-заклинания ведьмы, все увидели небольшой проем, заросший кустарником. Пробравшись в небольшую скалистую пещеру через эти кусты, путники остановились у расщелины, приготовиться к дальнейшему пути и немного отдохнуть. Здесь девочка взяла от бабушки сухой эликсир и по сигналу старухи проглотила его полностью. На глазах девочка стала уменьшаться и уменьшилась до размеров ворона, натянула на ноги, протянутые ей, маленькие сапожки, накинула на свои плечи непромокаемую накидку. Первым в расщелину в скале пошел ворон. Движением пальца руки, девочку остановила старуха, шепотом проговорила:
  - Ничего не бойся. Вот заклинание, написанное на бумаге. Прочитаешь его слово в слово перед тем, как будешь срывать траву. Мне нужен небольшой пучок. Не старайся набрать много. Достаточно букетика свободно помещающегося в твою ладошку. Перед этим отправь ворона, чтобы он этого заклинания не слышал. Ничего в пещере не бери, когда выйдешь из пещеры, солнечный свет сделает тебя снова высокой. Перед этим, тебе обязательно необходимо снять сапожки. Туфельки твои я поставлю на пенечек. Меня, когда выйдешь, здесь не будет. Я пойду собирать другие травы потому, что мне надо спешить. Одна только настойка настаивается две недели. Болезнь не ждет, в любой момент может стать необратимой. Удачи.
  
  
  Девочка прошла в проем с заранее зажженной свечой. От сквозняка огонек чуть не задуло. Пришлось закрывать его, теперь, очень маленькой ладошкой. В пещере было сыро и холодно. Везде блестели капельки воды, от луж внизу пещеры и от волн и колебаний воды, свет отражался на потолке пещеры чудесными переливаниями. Звуки капающей воды казались мелодичными и естественными. Своды пещеры постепенно расширялись с продвижением ворона и девочки вперед. Закончились лужи, стало заметно суше и вскоре, дорога привела к сухой возвышенности.
  Приглядевшись внимательней, Анастасия поняла, что это место когда-то было жилым помещением для людей, живших здесь очень давно. Посередине было место для очага, в котором, вероятно, когда-то, готовили пищу. Вверху еле-еле, через небольшую щель, пробивались лучи света. В стене поваленных камней разного размера, виднелись человеческие кости.
  - Их придавило неожиданно, - послышался сзади голос ворона, - они не успели спастись. А вот то, что мы ищем.
  На возвышенности, у стены, где когда-то разбилась упавшая шкатулка с медными монетами, заколками, украшениями для женщин из кости, бусами из янтаря, на насыпанном из расщелины грунте, росла травка, о которой говорила бабушка.
  - Что ты ждешь? Срывай ее и пошли домой, - прошептал ворон.
  - Это не она. Надо посмотреть вокруг, возможно здесь растет другая трава. - Разворачивая рисунок и заклинание, проговорила девочка.
  Убедившись в том, что ворон ушел искать другую траву достаточно далеко, стала читать заклинание:
  Тишь-тишина тишиною полна.
  Стебель-стебелек, возьми корешок.
  Мне нужен покой, тихий такой.
  Срывать с корешком, как просила бабушка, оказалось нелегко и потому девочке пришлось взять растение вместе с землей, которая оказалась очень глинистая и не стряхивалась с растения. "Ничего", - подумала девочка, - "выйду из пещеры, глина просохнет и отвалится сама. А не отвалится, то ее можно легко смыть водой. Свечка догорает - надо спешить к выходу".
  Как приятно снова видеть освещенный светом солнечных лучей мир. Девочка сняла сапожки и села на камушек. Мир ей показался разноцветней, чем в пещере. Правду говорят что, надо попробовать соль, чтобы понять, как сладок сахар.
  - Тебе лучше встать, иначе тебе, когда вырастешь, придется подниматься с земли. - Как бы, между прочим, сказал ворон, стряхивая капли воды с крыльев. - Угораздило еще упасть в лужу, летать же в пещере нельзя. Интересно, а если бы не снять сапожки, они тоже бы увеличились в размере? Платье же уменьшилось и вот сейчас увеличивается. А если ты не остановишься, и будешь увеличиваться все больше и больше? Да нет, остановилась. Стала, на мой взгляд, значительно выше.
  - Ты что-то стал разговорчивей. Страшно в пещере?
  - Еще чего?! Просто там люди погибли, а пространство замкнуто. Души их могли там блуждать. Да и живое всегда воплощается в живое. Реже в камень. Ну а в растения, которые растут в единственном числе и того вероят.... - Осекся на полуслове ворон. - Да, бери растения и пошли в избушку. Дорогу ты знаешь, ну а я полетел. Мышцы крыльев разомну.
  С этими словами он взлетел и скрылся за ветками деревьев. Анастасия взяла растения, которые принесла из пещеры, пошла тропой, которую запомнила, к избушке, раздумывая над тем, как очистить растения хотя бы от части, ненужной бабушке, глинистой земли. Проходя мимо ручья, она присела к воде, намочила корешки растения этой водой и попробовала легонько постучать о берег ручейка, стараясь стряхнуть землю не повредив растения. Ей это не удалось. Тогда она решила постучать о гладкий, небольшой, отполированный водой валун. При нескольких ударах она отчетливо услышала металлический звук. Она осмотрелась вокруг, прислушалась. Ударила о камень еще раз. Звук исходил от растения. Прополоскав корневище и перевернув его, предоставив взору, девочка ахнула. В сплетении корней, в размокшей глине, она увидела золотое колечко, а достав его из сплетения кореньев, обнаружила то, что он еще и с прозрачным, как слеза, камушком. Еще раз огляделась и с ужасом вспомнила, что брать из пещеры кроме растений нельзя было ничего.
  "Что же мне теперь делать"? - стала думать Анастасия, - "вероятно в шкатулке находилось это колечко и, выпав из нее, его засыпало землей, принесенной ветром через расщелину в скале, а растение, выросло на этой земле и обвило кольцо своими корнями. Вернуть его в пещеру, на место, не представляется никакой возможности. Теперь я не пролезу в таком виде. Взять его себе - не имею права. Но я не воровка, и я не брала кольца, оно взялось само. Отдать его старухе? Нет. Ей была нужна только трава, а если я ей расскажу о колечке, то навлеку на себя неприятности. Из всех зол, всегда выбирают меньшее".
  Она уверенно сунула колечко в карман, предварительно проверив то, что в нем нет дыр. Вымыла водой корешки еще раз, еще раз проверила, не завалялось ли там еще что-нибудь помимо колечка. Вымыла руки, встала и пошла к избушке, иногда проверяя, цела ли ее находка.
  Войдя в избушку, быстро положила растения, которые принесла из пещеры на стол и направилась к двери со словами:
  - Мне нужно торопиться домой. Наверное, родители уже волнуются. Сапожки я у дверей поставила. Скажи бабушке, когда придет, что я желаю ей вылечить больного мальчика от болезни.
  - Хорошо. Я ей все передам, - ответил ворон.
  Когда девочка ушла, из темноты комнаты появилась колдунья с вопросом:
  - Она ушла?
  - Да. - Ответил ворон.
  - Ты уверен, что ее зовут Вера? Не Анастасия?
  - Она сама мне так сказала. Я не мог ошибиться.
  - Ну, хорошо, трава у меня. За дело. Сейчас отмоем растение и поставим настаивать на две недели, а там... - старуха подняла кверху руки и устремила свой взор воображаемым небесам.
  
   Глава вторая
  
  Анастасия торопилась домой. Она знала, что сегодня суббота, а по субботам семья устраивала праздничный обед. Не явится - огорчить родителей, а их девочка очень любила, и огорчать не хотела.
  - Настя, где ты так долго ходишь? Неужели Наташа, у которой ты была, нездорова? Мы читали твою записку, - ласково проворила мама Анастасии, - мы волновались. Отец собирался идти тебя искать.Николай, она пришла, - крикнула она, повернув голову к открытому погребу, надеясь на то, что ее услышит отец девочки.
  Из погреба появилась голова отца.
  - Вот и хорошо, - проговорил он, выставляя на деревянный пол, банки с консервацией, - вроде все достал.
  - Мама, я не была у Наташи, я была в лесу.
  - В лесу? Но сейчас не растут не грибы не ягоды?! - удивилась мама.
  - Я потом тебе все расскажу, хорошо?
  - Ну конечно, девочка моя.
  Обед прошел тихо, и поев, все разошлись по своим комнатам. Анастасия осталась с мамой, чтобы помочь ей с посудой, которую необходимо было вымыть.
  - Ты только не сердись, мама. Все получилось неожиданно для меня. Я не успела сообразить, как решила помогать незнакомым мне (тут Анастасия запнулась на полуслове) людям. Я ходила к скалам на севере, с одной бабушкой, которая при помощи лекарственных трав решила вылечить мальчика в нашем селе.
  Мама не переставала мыть посуду.
  - Я принесла ей из пещеры траву, которая водит в состав этого лекарства. Потому и задержалась. Я не делала ничего плохого.
  - Тебе надо поговорить с отцом. Сделай это для меня.
  - Хорошо мама.
  Отец сидел в своей комнате и что-то решал, разглядывая корень дерева, недавно принесенный из леса на востоке. Это было его хобби. Ему нравилось угадывать в корнях деревьев не только образ, но и "размытые" свойства и, если хотите "душу" корня.
  - А? Дочка? Не подскажешь отцу, кто здесь изображен? - с чувством знатока, спросил он дочку, зная наперед, что он из этого сделает в будущем.
  - Если его повернуть, то это жеребенок, у которого запутались задние ноги и он, скоро упадет.
  - Правда. Молодец. Как я этого не заметил? Ты что-то хочешь мне сказать?
  - Да, папа. Я ходила утром в лес на севере нашего села. Там землянка-избушка. И еще там холм со скалой, в которой, наверное, когда-то, жили люди.
  - Не поверю, если узнаю, что человек, ни с того, ни с чего, направился в лес прогуляться, после того, как проснулся.
  - Ко мне прилетела птица, села на подоконник, заговорила человеческим голосом. Потом я пришла к избушке, встретила безобидную старушку, которая решила вылечить мальчика из нашего села, но ей нужна была трава из пещеры. Я принесла ей эту траву. После этого пришла домой и рассказываю эту историю Вам, папа, по просьбе мамы.
  - Моя любимая Анастасия! Что бы ты в будущем не сделала, какие бы невзгоды не приключились с тобой, что бы ты не выдумала, в свое оправдание - я постараюсь защитить тебя от бед. Ты правильно сделала, что рассказала мне об этом, но я тебя прошу в будущем, говори, куда ты идешь, заранее и птицы не говорят, а поют свои песни свистом.
  Папа гладил дочку по голове, поправляя ее волосы.
  - Хочешь, я расскажу о тех пещерах и избушках в северном лесу? Ну, раз ты кивнула, то слушай. Давным-давно, когда еще случались набеги татар и турок, когда никто не мог защитить простой народ от разорений и издевательств захватчиков, люди прятались в соседних лесах. Обустраивали быт, строили избушки и копали подземные ходы для того, чтобы спрятаться от врага в месте, где бы он их не достал. Были там и пещеры, в которых было много выходов, а вход был защищен так, что лучше туда не соваться. Либо камнями придавит, либо огонь сожжет. Сейчас это история, но в прошлом это работало. Приходит захватчик в село, а там никого нет. В лес идти опасно, а если зайдет, то попадает в ловушки и умирает. Идет дальше - неприступная скала, вход, заходят, а их поливают горячей смолой с огнем. Ну а если враг идет на приступ заваливают проход, зная, что выйдут в другой проход, который не знают враги. Бывало, живут в скалах до тех пор, пока не уходят захватчики. Тем самым сохраняют свою жизнь и жизнь села вообще. Почти в каждой хате есть схованки, места, в которых можно спрятаться или уйти по проходу к лесу. Специально выращивали неприступные кусты из можжевельника и делали скрытый проход с лабиринтом, чтобы убежать от захватчика в минуту опасности тогда, когда захватчик нападал неожиданно. Кусты защищали, а только знающий лабиринт, успевал скрываться, и это спасало его от смерти.
  - И у нас, в доме есть такой проход?
  - Конечно, их сделали наши предки, по-моему, прадед.
  - Ты мне его покажешь?
  - Обязательно, но должен предупредить, что туннель-проход очень опасное место и без меня тебе, туда нельзя ходить, ни при каких обстоятельствах. Пообещай мне.
  - Обещаю!
  - Сейчас у меня много дел, поговорим позже.
  Отец встал и направился из комнаты. Анастасия не сказала о колечке. Вынув его из кармана, стала его разглядывать. На внутренней стороне колечка вспыхивала и гасла звездочка, вырисовывая какое-то слово. Анастасия дождалась, когда слово напишется до конца и прочитала его вслух: "Сигуатерия". Над потолком вспыхнули микроскопические воздушные фейерверки, как будь-то, горела всякими, разноцветными огнями, волшебная пыль. Девочка засмотрелась на это чудо как завороженная потому, что это было прекрасно. Микроскопические звездочки падали с потолка и гасли на лету. Настя подставила этому звездопаду свои ладошки и звездочки, падая на них, гасли, не обжигая кожу рук. Фейерверк закончился и чтобы еще раз увидеть это чудо, Анастасия еще раз, уже громче, прокричало это слово, подставляя свои ладошки падающим звездочкам. Но ничего не произошло.
  - Ты меня звала, Настя? - спросила мама, зайдя в комнату.
  - Нет, мама, - ответила Настя, пряча колечко за спиной, - все в порядке, все хорошо.
   ***
  Через две недели, в избушке ведьмы происходило колдовство. Старуха достала несколько стеблей с корешками из спиртового раствора и стала сушить их над огнем. При этом приговаривая непонятные слова. При этих словах, водянистое растение стало сохнуть, и превращаться в очень сухое растение, настолько сухое, что его можно было превратить в пыль. Несколько частей растения отломались и упали рядом с потухшими углями очага.
  - Готово, - проговорила колдунья, - проверим.
  Она растерла кусочек растения между пальцев, подбросила эту пыль и наблюдала за ее медленным падением. Положила стебли на тарелку и стала внимательно рассматривать их. Выбрала наиболее ей понравившийся, растерла между ладошек, взяла горящую свечу и, кинув пыль вверх, сразу же поднесла к облаку пыли свечу. Пыль вспыхнула порохом и погасла, оставляя одинокие искорки, которые тухли медленно, словно нехотя, гасли с негромким щелчком.
  - А-а-а-а-а-а-а-а, - зарычала, а не закричала ведьма. - Я прокляну вас навсегда! Жаль закрывается портал. Ничего-о-о-о, успею в следующий раз!
  После этого закружилась на месте, превращаясь, при этом в вихрь-воздуховорот, через мгновение исчезла.
  - Ну вот! - Проговорил ворон, подходя к корешкам на посуде, - а мне снова на своих двоих, - собирая корешки в кучку на тарелке с непонятным вензелем в основании. Взял в лапу растение, размельчил его и подбросил так, как делала его хозяйка.
  - Тьфу! Никому ненужная трава. Что такое навезет и как с этим бороться.
  
   ***
  
  Подходя к дому Наташи, своей подруги, Анастасия ни о чем не думала и была в наилучшем расположении духа. Из дома выбежала Наташка и, прыгая и размахивая платком над головой, с улыбкой кричала:
  - У нас теленок родился!
  Подбежав ближе, обняла Анастасию, отпустив ее, хлопнув по своим коленкам ладошками, продолжала:
  - Он уже на ножках стоит. Пошли, покажу. Я тебя в окошко увидала и так рада, что ты увидишь это чудо. - Как бы, между прочим, проговорила Наташа. - Пошли, пошли быстрее. Такой он миленький.
  В хлеву, на свежем сене, у стенки, лежал теленок черной масти. Его мама, тоже черной масти, стояла, и что-то жевала. Наташка была в восторге, она что-то говорила, но Анастасия не обращала на нее, ни какого внимания потому, что то, что она наблюдала, было удивительно. Она не раз видела только что родившихся животных, но не могла никак привыкнуть к этому чуду и была благодарна судьбе за эту возможность удивляться возникновенью новой жизни.
  - Он недавно стоял, я видела, - щебетала Наташа, - правда он миленький и за его черноту я хочу назвать его Вороном. Как ты думаешь? Хорошее имя?
  - Вороном? - переспросила Анастасия, - ты хочешь назвать его Вороном?
  - Мне кажется это подходящее имя. Я поняла. Ты не можешь забыть твой поход к этой старухе в избушке и ее пажа, ворона. Так?
  - Да. Мне необходимо сходить в избушку еще раз. Я не нашла в селе больных мальчиков и юношей, я не верю больше этой бабушке и очень хочу узнать все, что от меня скрывают. Я намерена сходить к избушке еще раз, и прошу тебя сходить со мной. Ты знаешь, о чем я говорю потому, что я рассказала тебе мой поход к избушке почти во всех деталях. Пойдешь со мной? Или мне идти одной?
  - Конечно, пойду, но мне будет страшно. Давай возьмем ружье отца? Я из него стреляла. Мне отец давал выстрелить. Ну же. Анастасия. Почему ты такая задумчивая?
  - Выходим завтра утром. Встречаемся, когда рассветет, у кромки леса. Не опаздывай.
  С этими словами Анастасия вышла из горницы.
  Нет ничего прекрасней солнечного утра, и это не обговаривается, а верится на слово. По сути, мы все начинаем новую жизнь, не подозревая о том, что то, что вы сделали вчера, уже зачеркнула какая-то могущественная рука, не давая возможности что-то изменить и исправить. Это горько и мудро одновременно. Это надо знать и вдолбить в свою, иногда бестолковую голову не молотком, нет, кувалдой. (Тяжелее инструмента я не вспомнил).
  И в это прекрасное утро, наперекор и без согласия родителей и отца, которому было дано обещание, говорить о своих поступках, Анастасия решила отправиться со своей лучшей подругой к избушке, которая взяла с собой тяжелое ружье, считая, что с ружьем безопасней, хотя твердо знала, что безопасней с другом.
  Когда со скрипом и стуком о косяк открылась дверь в избушку и когда Наташка, чуть не выстелила в темную пустоту избушки, когда войдя в избу и осветив свечкой помещение избушки, когда поняв, что все безопасно - только тогда сердца обоих девочек успокоились.
  - Надо закрыть за собой дверь, - проговорила Наташа.
  - Зачем? - Спросила Анастасия.
  - Затем. Затем, чтобы мы могли быть уверены в том, что нас не схватят сзади.
  - Согласна. - Проговорила Анастасия, закрывая входную дверь. - Что дальше?
  - Ничего. Где твой ворон?
  - Он сидел на вон той палке.
  - Ты меня извини, но если кто-нибудь сейчас появится, то я выстрелю из ружья.
  - Стреляй, Наташка, но, похоже, в избушке никого нет. Посмотри, даже пыль на полу.
  - Нам надо больше света. Находим свечки и зажигаем фитили.
  - Ты умница, Наташка. Я зажгу сначала свечки, что принесла с собой. Светлее?
  - Столько склянок, всяких трав, неудивительно, что здесь обитала настоящая чародейка трав. Даже грибы на тарелке, сухие. Да тут все скоро превратится в прах и высохнет или сгниет.
  Анастасия, подойдя к грибам-траве на тарелке, взяв одну из стеблей, который ломался от прикосновения, сдавила растение, которое вмиг превратилась в пыль.
  - Тут ничего нет. Нет никаких подсказок. Какие-то сухие растения.
  - Точно такие же, которые находятся в баночке со спиртом, на полке. - Проговорила Наташа, которая, отложив ружье, с интересом рассматривала книги на полке. - Тут заговоры, можно запросто стать ведьмой, если захотеть.
  - Они рассыпаются в пальцах и превращаются в пыль и пристают ладоням.
  С этими словами Анастасия похлопала в ладоши, чтобы стряхнуть с них эту пыль и облако пыли заиграло прекрасными огнями и звездочками. От облака, полетели вверх, взрываясь облачками, и лопались словно пузыри, и увеличивались в другие облачка, сверкающей и вспыхивающей неожиданно, огненной прозрачностью, потом все превратилось в прозрачного серого волка, со злым оскалом. Чудо. И когда это закончилось, все исчезло, обе девочки сначала замерли от восторга и неожиданности, а потом от испуга обе завизжали и закричали, бросились к двери и бежали от избушки что было духу, забыв ружье.
  Пробежав некоторое время, устав от беготни, они остановились, чтобы отдышаться. Наташа присела на траву у старого дерева, не сводя с дороги, откуда они бежали, своего взгляда, изредка протирая глаза ладошками. Анастасия сначала оперлась рукой об это дерево, а потом тоже села рядом с Наташей. Отдышавшись, стали делится впечатлениями:
  - Похоже, за нами никто не гонится, - проговорила Наташа.
  - Надо было свечки потушить и ружье забрать, - ответила Анастасия, - тебя за ружье накажут. Лишние расспросы нам не нужны. Отец узнает, что я без спросу ушла в лес....
  - Что будет?
  - Тоже накажут. Что зря спрашивать? Ты, Наташа, не глупая. Делать нечего, придется возвращаться.
  - Идти обратно? Где этот волк? Не пойду. Мне страшно.
  - Дверь мы в спешке не закрыли. Подойдем к избушке, посмотрим внутрь. Нам бы ружье взять, да свечки потушить, чтобы пожара не наделать. А если ты так боишься, то можешь в избушку не входить. Я сама все сделаю, - Уверенно проговорила Анастасия - ты только рядом постой. Мне тоже как-то не по себе.
  Немного отдышавшись, подруги смело направились к избушке, по дороге размышляя, как будут действовать, когда к ней подойдут.
  - Зачем мы пошли в лес? - спрашивала Наташа, - наверное, это все из-за колечка. Оно с тобой?
  - Конечно. В кармане лежит, в платочке.
  - Достань, я еще раз погляжу. Почему ты его на палец не одеваешь? Оно такое красивое.
  - Обыкновенное колечко, - разворачивая платочек, проговорила Анастасия, - с чистым, как слеза камушком, может с бриллиантом. Я его надевала на указательный палец. На безымянный палец оно великовато.
  - К восемнадцати годам палец вырастет, - хитро хихикнула, а потом и рассмеялась Наташка, заставив рассмеяться и Настю. - Надень его, хочу посмотреть, как блестит камушек.
  Анастасия вытянула руку, на которой, на указательном пальце засверкало колечко с небольшим камнем, пускающем преломленные лучики солнца, сумевшие пробился сквозь листья деревьев леса.
  - Красиво! Не снимай его. Ты же его не украла, а нашла, чего стесняться или бояться? Да и на пальце оно не потеряется. - С ноткой зависти проговорила Наташка последние слова.
  Вот и избушка. Подруги подошли к распахнутой двери и стали вглядываться во все темные уголки помещения. Ничего угрожающего не увидев, решились взять ружье и потушить свечи. Наташа, все-таки, не решилась зайти, но стояла у двери, пока Анастасия принесла ей ружье, несколько книг, баночку с настоем какой-то травы и завернутые в тряпочку траву-грибы, от пыли которой был фейерверк и из которой появилось видение волка. Анастасия сделала все так, как договаривались подружки. После того потушила свечи, забрав с собой принесенные, закрыла дверь в избушку и со словами "надеюсь, мы ничего не забыли" направилась с Наташей домой. По дороге объяснила ей, что взяла книги почитать и траву, чтобы разобраться во всем.
  Уже показалось село, когда Наташа вспомнила о незабываемом моменте с фейерверком. Она рассказывала, какие она видела краски, как это было завораживающе красиво. Но волк, возникший из облака пыли от фейерверка, был настолько зол на этот мир, что мог испугать кого угодно, даже самого стойкого человека.
  - Ты просто слишком близко от него была, и его зубы показались тебе очень страшными. - Парировала Анастасия. - Если бы ты была дальше, то не так бы боялась. Хочешь, проделаем это на расстоянии?
  - Ты можешь вытянуть свои руки на пятьдесят метров? - рассмеялась Наташа собственной шутке, - растереть в порошок траву и рассыпать ее по ветру? Ты еще не прочитала книг, которых взяла в избушке и не стала колдуньей.
  - Да, но у меня есть катушка толстых ниток. Чтобы ты меня не спрашивала о них, я сейчас все объясню. Надо взять широкий лист растения и положить в него порошок из травы, положить его на ветку дерева, привязать к листочку нитку, отойти на безопасное расстояние и легонько дернуть за нитку. Листочек будет падать, но его удержит нить на ветке. Порошок высыплется, и мы увидим фейерверк, который мы видели в избушке, но уже издали. Да и ружье при нас. Как мой план?
  Некоторое время Наташа размышляла над словами Насти, но потом, поглядев на ружье, кивнула головой:
  - Согласна. Придумано не плохо. Можно я дерну за веревочку, - увидев Настасьино раздумье, - легонько.
  - Хорошо. Держи катушку, а я размотаю нитку. Без меня не дергай.
  Анастасия, отдав катушку, взяв конец нити, пошла к дереву, росшему недалеко. Долго возилась с листком, упаковывая и устанавливая его на ветке, с расчетом, что его не сдует ветер, и он останется висеть на ветке после того, как будет дернута нитка, не упадет на землю не раскрывшимся. Вернулась к Наташе, молча взяла ружье и, осмотрев его, взвела курки, мотнула головой и кивнула в знак готовности и согласия на необычный эксперимент. Лицо в этот момент выражало мужество, не свойственное юному созданию.
  Наташа легонько дернула за нитку, листок с его содержимым повис на ветке. Она потрясла сильнее - посыпалась пыль разноцветными звездочками. Она потрясла так, что закачалась ветка, на которой висел листок. Пыль посыпалась ручейком, вспыхивая и угасая, превращаясь в круг радуги, окруженной лопающимися вспышками. Это было прекрасно и необычно. Почти похоже на фейерверк. И вот появилось это серое облако с линиями темноты, сгущалось и опускалось к основанию дерева. Уже не было ни искр, ни игры радуги, был серый сгусток зловещего тумана. Стал светлеть и подруги ясно увидели не страшного волка с раскрытой зубастой пастью, а милого волчонка, бело-серой масти. Он нежно смотрел на мир непонимающим, боящимся опасности, взглядом. Анастасия опустила ружье, но оставила ружье заряженным и готовым к выстрелу, произнеся:
  - Ты что-нибудь понимаешь? - и, не дожидаясь ответа от удивленной от неожиданного поворота событий Наташи, пошла к волчонку.
  Когда она подошла к нему, то увидела, что волчонок уже не маленький и, наверное, может за себя постоять. И все-таки Анастасия осторожно, но решилась погладить этот образ волчонка.
  - Настя!? - услышала она Наташу, стоящую немного сзади.
  Сначала Анастасия ничего не чувствовала. Светлый туман, потоками воздуха, создаваемый движением ладони, скользил, превращаясь в минизавихрения. Потом она ясно ощутила мех животного и тепло его тела. Заблестели глаза волчонка и он, неожиданно лизнул Настину руку, прямо в колечко на указательном пальце. Настя оглянулась, чтобы посмотреть на Наташу, убедится в том, что подруга видела все то, что произошло. Наташа смотрела на происходящее, скрестив от неожиданного чуда ладони на груди.
  Когда Анастасия обернулась к волчонку, тот уже не спеша бежал в чащу, где у леса его ждала матерая волчица.
  
  
  
  
   Глава третья
  
  Прошло три года и два месяца. Анастасия прочитала все те книги, которые принесла из хижины. Многого так и не поняла, а непонятное и заслуживающие особого внимания или обдумывания, законспектировала. После этого, по просьбе Наташи, отдала ей почитать. Несколько дней, при встречах, выслушивала от нее восхищения о тех знаниях, которые в книгах описаны. О фазах луны, о роли созвездий на жизнь не только людей, но и всего живого на нашей планете. Как полезны растения в виде лекарств и особенно как, чего, сколько надо положить и сколько и как кипятить, чтобы сварить снадобье.
  - Я даже могу твоего Степана в себя влюбить, - хвасталась она.
  У нее, как выяснилось, была уникальная память помнить именно то, что она хотела запомнить, а иногда вспоминала то, что уже все забыли и удивительно точно, словно это было минуту назад.
  Прочитав книги, подруги еще раз набрались смелости, отнесли книги в избушку и положили на их прежнее место.
   История с колечком ушла в прошлое и почти забылась. Степан, сын плотника, принес небольшой осколок стекла, предложил Насте провести с небольшим усилием камнем колечка по нему, чтобы узнать, алмаз в оправе кольца, или нет. К радости Насти и Степана грань камня оставила четкий след на гладкой поверхности стекла.
  - Алмаз прочнее стекла. Поздравляю тебя Настя, это алмаз, а в ювелирных украшениях, за его красоту называют бриллиантом. У тебя колечко с бриллиантом удивительной чистоты. Я его рассмотрел и понял, что оно особенное потому, что внутри кольца неизвестная надпись, которая поблескивает. Хотя должно быть совсем наоборот. Там нечему светится, там нечему отбрасывать свет. С бриллиантом все понятно, лучи, направленные на него преломляются и отсвечиваются от граней камня как от небольшого зеркальца.
  - Да я и сама догадываюсь, что оно особенное, но пока не могу понять, чем. Ты же знаешь историю, которая произошла со мной и Наташкой. Ту, о которой ты обещал никому не говорить.
  - Ты послушай, Настя, что я тебе скажу. Я прочитал выборочно книги, что ты дала мне про обряды и пророчества. Меня очень заинтересовал стихотворное сказание, - Степан достал из кармана сложенный вчетверо листок, развернул его и начал читать, изредка поглядывая на Настю:
  
  Весенним днем, в зеленой чаще, где скалы прячутся в земле,
  Где птицы умолкают чаще, чем голос умолкает в серой мгле.
  Растет трава - заложник света, набрав в себя весь злобный мир.
  И не найдет никто ответа, ни граф, ни рыцарь, ни эмир.
  На то, какое зло и как оно хранит,
  Но скоро к ней раскроется гранит.
  
  - А вот, уже на другой странице этой же книги, словно автор, старательно хочет запутать того, кто это читает, слушай:
  
  Тринадцать лет. Мечтой полна девица, сидя у окна, грустит.
  Не знает - в будущем, она как Бог, за зло, весь мир простит.
  Найдет замок, найдет и ключик, раскроет глубину души.
  Лишь только света, теплый лучик, осветит доброту в тиши.
  
  - Но почему тогда девица, в тринадцать лет - это девочка, не как не девушка или девица?
  - Настя! Посмотри на знаки препинания. Я очень точно все переписал и понял, что точка в тексте, переносит мысль читающего эти строчки, будущее, а цифра - прошлое. А сколько тебе было тогда лет? А сейчас? У тебя нет мечты?
  - Что было, когда мне было тринадцать?
  - Ты принесла траву старухе. Разве тебе не прилетала говорящая..., прилетал ворон, превращенный в певчую птицу? Ты не сидела у окна? Вернее не находилась около него? Странно, согласись?! Много совпадений и главное ее зовут Анастасия, вот, снова стал читать Степан:
  
  Слово, как чудо окружит тебя. Круг осторожно составит слова.
  Сухие волокна травы теребя. В книге откроется третья глава.
  Эта глава - основная глава. Читай! И подсказка сия...
  Анастасия, Анастасия, Анастасия, Анастасия- я-я-я!
  
  - Ты понимаешь, о чем я говорю? Ты понимаешь, что у тебя есть и ключ, и замок, который откроется этим ключом и ты - Анастасия. О главах мне пришла мысль недавно. Если позволишь, я схожу за книгами в избушку, скажи только, где она находится.
  - Не скажу.
  - Почему?
  - Потому, что... Потому. Мне кажется, что это опасно. Опасно не для меня. Опасно для тех, кто находится рядом со мной. Если это пророчество, то лично мне ничего не угрожает потому, что пророчество без меня (если это правда) не осуществится. А что касается тебя и Наташи, посвященных в эту сказочную историю... Вы не защищены и я не хочу вас потерять. Не прощу себе, если вы из-за меня даже занозу посадите. Я жалею о том, что рассказала вам обо всем том, что знаю и видела. Слова, которые ты только что читал, написанные на листочке бумаги, могут относиться не ко мне, а к другой Анастасии. И это возможно. Правда?
  - Ну-у...!? Согласен, но мне, это чертовски интересно.
  - Черта не поминай. - Посмотрев в глаза Степана. - Третья глава, говоришь? И где у меня замок? Где ключ?
  - Наверное - трава и колечко. Что из них что, можно узнать только экспериментальным путем.
  - Каким, каким?
  - Путем эксперимента. Можно, например, посыпать растертой травой через кольцо, или подбросить кольцо или махнуть рукой с кольцом в облако пыли травы. Потом на кольце есть слово, которое тоже играет какую-то роль или не играет. Можно это слово произнести. Надо все попробовать и по-разному.
  - Зачем?
  - Затем, чтобы узнать, что это за третья глава?
  - А ты внимательно прочитал строчку про зло, которое хранит. Что оно хранит и какое зло? Да и должна открыться третья глава в книге, о которой мы ничего не знаем. Где эта книга?
  - Ну, с этим все ясно. Третья глава в той книге, где первых две. По всей вероятности она в той книге, где написано то, что я тебе только что читал. Потому я и прошу тебя сказать, где находится избушка и прошу твоего разрешения сходить туда и взять книгу, нас интересующую. А не разрешишь - сам схожу. Я примерно знаю, где она находится. Хотел просто уточнить, чтобы не бегать по лесу лишний раз.
  - Я подумаю. Но одни мы с тобой в лес не пойдем - это не обговаривается. Уговаривай Наташу. Уговоришь - там посмотрим.
  Через несколько дней, Степан уговорил подруг сходить в избушку за книгой. Они оставались у дверей избушки, а Степан сходил за книгой. Теперь он стал уговаривать подруг экспериментировать. Для экспериментов выбрали место недалеко от леса у реки, подальше от села и посторонних глаз.
  
  
  
  После завтрака, когда селяне разошлись по своим делам, вся троится, собралась в назначенном месте.
  - Начнем. - Предложил Степан. - Сначала надо растолочь сухую траву.
  - Мне что-то это не нравится. - С уговором на просьбу о запрете эксперимента в голосе, проговорила Наташа.
  - Мне тоже, - согласилась Анастасия, - прошлый раз волк скалил зубы, потом волчонок появился, сейчас еще что-нибудь появится. Если опять волк, то по лесу скоро будет бегать целая стая волков.
  - Я уже открыл книгу. Дома ее всю изучил, но третьей главы не нашел. Предлагаю действовать так: подкидывать небольшую порцию порошка из травы, совсем чуть-чуть; сразу махать в облаке пыли рукой с кольцом и читать слово, написанное на внутренней стороне кольца. Это будет делать Анастасия. Наташа наблюдает по стонам и посматривать на облачко. Я буду наблюдать за лесом и за облачком. С Богом!
  С этими словами Степан открыл книгу и мотнул головой в знак начала эксперимента. Анастасия подбросила пыль от растертой травы, взятой в избушке и, махнув рукой, с надетым на пальце кольцом, четко проговорила слово: "сигуатерия". Ничего не произошло. Только засверкали искорки и звездочки, как в прошлый раз. Когда звездочки почти угасли и легкий пепел медленно опускался на зеленую траву земли, Анастасия неожиданно для себя и друзей проговорила командным, не свойственным ей голосом:
  - Откройся глава, скажи что делать!
  Так же, не ожидая от себя каких-то действий, взяла больше пыли и бросила ее на раскрытую книгу, которую держал Степан. Книга вырвалась из рук юноши и повисла в воздухе. Стала сама листать страницы; в лесу завыли волки, налетел порывистый ветер и сразу стих. Наступила звенящая тишина и полный штиль. Слышно было, как шелестят переворачивающиеся страницы книги. Книга упала на землю, подняв облако пыли от сгоревшего пепла травы. Она была открыта, и было видно, как кто-то писал предложения на только что появившемся, чистом, листе. Друзья стали читать вслух, в разнобой, не слыша друг друга, только что написанные строчки:
  
  Спроси у животных, спроси у цветов, спроси у зеленого леса,
  Каждый условия сделать готов, для изменения веса.
  Звук каждой песни должен быть низким, низким как ветер, летящий меж гор.
  Разум Богов должен быть близким, возглас же властным, как приговор.
  
  Книга, шелестя страницами, медленно закрылась, оставив друзей в замешательстве. Никто из написанного, ничего не понял. Первым опомнился Степан:
  - Вы что-нибудь поняли? Лично я, ничего не понял. Стоит прочитать еще раз.
  Он поднял книгу, открыл ее и еще раз прочитал те же строки.
  - Делать нечего, Настя, надо спрашивать.
  - Как спрашивать, - переспросила Настя.
  Степан еще раз прочитал стих.
  - У леса стоят волки, - с металлической ноткой в голосе сказала Наташа, - двое, вон у того дуба, видите?
  - Сейчас не зима - они не опасны. Зимой они голодные, злые. Не будем отвлекаться. Мне надо вернуться через час домой. - Степан закрыл книгу. - Как воет ветер в горах? Настя! Низко и продолжительно: попробуй.
  Настя стала изображать голосом звук ветра, пытаясь это сделать на низких тонах, почему-то закрыв глаза. Получилось что-то похожее на звуки, издаваемые Тибетскими ламами во время молитвы. Степан осторожно сунул книгу Насте, а Настя поняла и взяла книгу, положила ее на ладони. Книга стала подниматься и повисла в нескольких сантиметрах от рук. Настя прекратила издавать звуки, но книга продолжала висеть в воздухе. Она осторожно толкнула ее в бок - книга сдвинулась. Подняла ее выше - книга поднялась и осталась в том положении, в котором ее оставила Анастасия. Переместила к рукам Степана и хлопнула в ладоши: ничего не произошло.
  - Что, она так и будет висеть в воздухе?
  - Последние строки были: "возглас же властный, как приговор".
  Анастасия почти рявкнула, издав непонятный для друзей возглас. Книга резко упала на руки Степану, который сказал:
  - Поздравляю вас, примерно так строились пирамиды. На сегодня достаточно. Мне еще надо книгу отнести в избушку. Пока! Увидимся завтра.
  С этими словами Степан направился в лес к избушке, положить книгу на место. По дороге подобрал палку и пошел с ней, как старец-путешественник, опираясь на нее как на посох.
  Пройдя некоторое расстояние в направлении к селу, подруги вдруг, не сговариваясь, побежали на перегонки. При этом глупо подпрыгивали и смеялись. Устав от пробежки, пошли пешком разговаривая:
  - Тебе нравится Степан? - начала разговор Наташа.
  - Парень не плохой, но я его не люблю. Я с ним с детства. Он мне как брат, не больше. Конечно, заметно, что он ко мне относится по особенному, но сердцу не прикажешь. Во снах, мне видится совсем другой юноша.
  - Ты видишь сны?
  - А ты, не видишь? Во сне люди мечтают. Во всяком случае, так говорят ученые. А что видишь ты?
  - Четыре семерки. Правда, удивительно? Ну и Степана видела недавно, - как бы извиняясь за свой сон, проговорила Наташа, - глупо конечно. Четыре семерки к выигрышу, правда?
  - А Степан к любви. Так, по-твоему? Я за тебя рада.
  - Ты все неправильно поняла. Это был просто сон и с моими мечтами он не связан.
  - Я не против того, что ты увлечешь Степана. Считай это за мое согласие и, если хочешь, поддержку. А я уверенна, что меня ждет совсем другая, счастливая, жизнь. Я чувствую, что мой суженый совсем рядом. Кажется, что я его уже видела, и совсем близко.
  - Какой он? - с интересом спросила Наташа.
  Анастасия только улыбнулась.
  - Встречу, покажу тебе первой, обещаю!
  
  К зиме похолодало, из многих труб домов повалил дымок, говорящий о том, что в хатах затопили печи. Вместе с запахом сгоревших дров по селу разносился и запах свежеиспеченного хлеба. По утрам был виден иней, местами укрывавший белым полотном крыши домов.
  Анастасия, Наташа и Степан несколько раз еще выходили из села и экспериментировали, по просьбе Степана, с различными предметами: камнями, корягами, даже со Степаном. Степана Анастасия даже переворачивала в воздухе и поднимала на расстоянии десяти метров от земли. Степан был доволен результатами и постоянно что-то записывал в свою тетрадь, объясняя это тем, что хочет стать ученым и непременно знаменитым. На что Наташа, постоянно говорила на такие его слова тем, что ученые не имеют семейного счастья. Заменяют его, счастьем к науке. Степан смеялся и говорил что-то о сочетании одного счастья с другим. Экспериментировали они только за селом, потому что, по словам Степана еще не настало время делать это в селе: боялся навести на все село неприятность от неизвестности, боялся огласки. Неизвестно, как отреагируют на способности Анастасии селяне. При проведении экспериментов, из леса выходило два волка. Стояли у опушки леса до тех пор, пока троится экспериментаторов не уходила, а последний раз "глазастая" Наташа увидела в лесу еще и дымок, медленно подымавшийся над деревьями. День был безветренный и дым был отчетливо виден.
  Печь в избушке растопил ворон. Он подкидывал, для него тяжелые, дрова в печь и бурчал себе под нос:
  - Портал открылся. Лети, растопи печь, чтобы было тепло. Почисти и убери в хате. Я скоро буду. Тьфу. А никто, как бы, между прочим, не спросил: " Ты не боишься огня"?
  - Ты не боишься огня? - произнесла старуха, подойдя к ворону со спины.
  - Хозяйка! Я все сделал, только не подмел еще. Так неожиданно появились.
  - Садись на свою палку и помолчи. Тут явно кто-то был, да и трава пропала. Это ты ее тогда не взял. Надо было самой взять. Жаль портал закрывался, могла не успеть. Погреешься, слетай в село. Узнай об Анастасии. Придется начинать все сначала. Надеюсь, трава в пещере не завяла от холодов. Впрочем, нужны больше корешки. Да вот! Немного осталось в тарелке. Ты понял то, что я сказала?
  - Уже лечу.
  Ворон улетел, на лету опять о чем-то ворча.
  Анастасия сидела у костра и, наблюдая за языками пламени, размышляла о том, что заставило ее читать эти заклинания, экспериментировать с гравитацией? Вопросы, на которые она пока не могла ответить, так и возникали в ее воображении. Прекрасно помнила слова заклинаний и с ужасом думала о том, как она будет говорить с животными. "Спроси у животных, спроси у цветов, спроси у зеленого леса" - эти слова врезались в ее память и она со страхом представляла себе разговор с кем-то, кто не может говорить вообще. Предположим, что спросить можно, но как получить ответ?
  - Что подружка, задумалась о будущем? Степан сегодня хочет, чтобы ты поговорила с лесом. Помнишь заклинание?
  - Этого я и боюсь. Может, ты поговоришь, Наташа?
  - Еще чего! Тогда мне надо быть Анастасией, иметь колечко и волшебную траву и силу, которая дала бы мне возможность творить чудеса.
  - Я в тайне очень надеялась на то, что ты и Степан забудете о разговоре с животными или не обратите на это внимания.
  - А вон, Степан идет с каким-то рупором. Он тебе сейчас все и объяснит и если надо, то и напомнит обо всем. Точно ученым будет.
  Подойдя к девушкам, заметив, что они смотрят на рупор в его руках, сказал:
  - Всем привет. Что вы рупор не видели? Лес большой, надо чтобы он, услышал Анастасию. И еще у нас, а точнее у меня, возникли проблемы. Начали меня расспрашивать и задавать разные вопросы: что ты с Наташей и Анастасией уединяешься? Что вы там делаете? Чем занимаетесь? Главное с таким оттенком в голосе.
  - А ты скажи, что мы плаваем в речке голышом и целуемся, втроем. - Засмеялась Наташа.
  - Так! Врать не буду. Надо что-то правдоподобное, или ничего. Во-первых, сейчас холодно, плавать невозможно...
  - Но целоваться можно? - прервала его Наташа.
  - Целоваться, конечно, можно, но...
  - Мама не велит?
  - Наташа! не вари воду. Собирайтесь, пойдем к лесу.
  - А картофель? Я его недавно в золу закопала. - Анастасия стала поправлять костер.
  - Это ненадолго. Когда придем, картошка уже испечется.
  Друзья подошли к лесу и остановились в десяти метрах от него. Анастасия, как и договаривались, проговорила в рупор вопрос, который был заранее заготовлен. В руке она держала букетик цветов, как велел Степан. Через минуту, поняв, что ничего не происходит, девушки обернулись к Степану с немым вопросом. Степан развел руки:
  - Ждем. Не хватает животного. Я предполагал, что кто-то, все равно, будет. Нет результата - тоже результат. Что-то я сразу захотел печеной картошки. - Повернулся он и пошел в направлении костра.
  В избушке колдуньи медленно горел огонь, потрескивали в печи дрова, бабушка плела венок из трав и осенних цветов. Прилетел ворон, сел на свой шест и, держа в лапе баночку с корешками волшебной травы, проговорил:
  - Исполнил. Приказание выполнено. Даже перевыполнено.
  Старушка обернулась. Потом снова стала плести венок, который почти был готов.
  - Докладываю. Анастасия, по слухам, летает. Помогает ей Степан. Умный, не по годам. Сегодня приходили к лесу, задавали бестолковые вопросы. Им никто не ответил.
  - И не ответит. Волков я в яму заманила, да и не скажут они ничего - немые. Это я должна летать. Мне необходимо прибыть на Лысую Гору на метле. На метле, ты это понимаешь? Этим я покажу всем ведьмам то, что я могущественна как и они. Заткну их длинные языки и навсегда прекращу всякие сплетни о моей беспомощности. А то, что ты корешки принес - тебе плюс. Завтра превращу тебя в волка. Расскажу, что делать и говорить. Они наверняка придут повторить свой опыт с какой-нибудь курицей, считая ее животным.
  На следующий день Анастасия, Наташа и Степан пришли к лесу с соседским песиком-колокольчиком по кличке Волчек. Его отпустили на землю и Анастасия, подбросив щепотку пыли грибов, произнесла вопрос к лесу, цветам и животным, как написано в книге. Песик, получивший свободу, бросился наутек с такой скоростью, что ни одна частица волшебной пыли, не коснулась даже кончика его хвоста. Через некоторое время он остановился, убедившись в своей безопасности, крутанулся вокруг себя, выкусывая из хвоста своих блох и снова побежал в сторону села.
  - Этим он сказал, что он Волчек, а не подопытное животное. - Объяснил поведение песика Степан.
  - Мне кажется, что нас услышали, - проговорила Наташа, присев и трогая головки цветов, - они поворачиваются к лесу.
  Цветы действительно приглашали в лес - это было понятно. В лесу, ветки деревьев стали сгибаться, освобождая проход. Осталось только пройти, приняв предложение. Так друзья и поступили. Они шли вперед, а перед ними расступался лес, превращая непролазные чащи в тропинку. Пока они шли, разговаривали между собой. Говорили о разном: о погоде, о волшебстве леса, хвалили Наташу за ее внимательность, не забыли и об осторожности, о неизвестности, которая, наверное, еще ждет всех впереди. Дошли до пересечения с тропинкой, проделанной дикими животными, подошли к глубокой яме, искусно закамуфлированной - ловушкой для зверей. В ней сидели два волка. Вернее один, по повадкам был волк, а другая - старая волчица. Она злобно рычала, пятясь вглубь дна ямы, показывая этим свою злость на пришедших.
  После недолгих раздумий Степан предложил волкам помочь:
  - Но как их оттуда достать? Пойду за каким-нибудь сухим деревом, упавшим от старости. Спасибо старой поговорке. - Направился в лес по тропинке.
  - Какой? - поинтересовалась Наташа.
  - В лес без топора не ходят. - Услышала она в ответ.
  Степан достал из-за пояса небольшой топорик и через несколько шагов, показывая на кого-то своей рукой, громко сказал:
  - Тут еще один волк есть. Какой-то черный, как сапог. Не убегает.
  Анастасия пошла к Степану. На ходу объясняя ему о том, что она может их поднять, сделав волков легкими.
  - Но, хотя бы шест нужен, - развел Степан руки, - Чем-то их надо подталкивать из ямы?
  - Согласна! Об этом я не подумала.
  - Ты не подумала, так я уже, за тебя, подумал. Скоро приду. Уже вижу из чего сделать шест.
  Взял неподалеку лежавшее молодое, погибшее деревцо, обрубил его, сделав его трехметровым и подойдя на самое короткое расстояние к черному пугливому волку, обтесывая ненужные ветки с него, стал полушепотом разговаривать с волком за деревом:
  - Что-то ты не пуглив. Обычно волки бегут от людей как волки. - Рассмеялся он неожиданно получившейся, своей шутке. - Что же ты такой черный? Даже удивительно. Ну, не беспокойся! Сейчас мы вытащим твоих друзей.
  Через пять минут спасательная операция была успешно завершена. Анастасия сыпанула в яму волшебной пыли, сказала волшебное слово, а Степан ловко поддел обоих волков, потерявших на время вес. Волчица скребла и кусала палку, скаля зубы, пока их перемещали из ямы на тропинку. Как только Анастасия прекратила действие гравитации оба волка отбежали, но не убежали совсем.
  - Ты гляди! Нас даже волки не боятся. Все это очень странно. - Степан положил шест, присел и протянул волкам руку с куском хлеба.
  Анастасия взяла у Степана протянутый волкам хлеб, подошла поближе к волкам и остановилась тогда, когда те стали пятится, присела с протянутой с хлебом рукой. Волчица ушла сразу, но волк остался и, посмотрев на волчицу, пошел, осторожно пошел за угощением, вытянув шею, нюхая. Он не глядел на хлеб, он глядел в глаза девушке и прежде чем взять хлеб зубами, он осторожно лизнул руку Анастасии своим шершавым языком. Когда хлеб оказался в его зубах волк отбежал к волчице и они, вместе съев хлеб, неторопливо направились в чащу леса, постоянно оглядываясь.
  Возвращаясь к друзьям, Анастасия казалась разочарованной:
  - Я хотела с ними поговорить. Как он меня в руку лизнул, все слова забыла.
  - Он тебя лизнул в руку? Правда странные волки. Может он укусить тебя хотел? - Наташа стала рассматривать руку подруги, стараясь заметить что-нибудь необычное.
  - Если хочешь поговорить с волком, то поговори с черным, который находится вон там, если не убежал, конечно. - Доставая очередной кусок хлеба, проговорил Степан.
  Анастасия взяла из рук Степана хлеб и направилась в направлении, куда ее друг показывал рукой. Так же присела недалеко от волка, который не убежал никуда, протянула руку с угощением и стала ждать, тихо, чтобы не пугать. При этом она спросила волка:
  - Что мне надо знать, имея колечко, которое вынесла, случайно вынесла из пещеры? На этом колечке написано слово "сигуатерия". Как мне поступать дальше?
  Черный волк, словно уже знал что сказать, и проговорил человеческим голосом:
  - Тебе надо идти в избушку к бабушке. Она мудрая и обязательно даст деловой совет. Колечко принесет тебе много горя, поэтому ты можешь отдать его мне, а я уже отнесу колечко на то же самое место, духам пещеры. Не дашь мне колечко - навлечешь на себя и друзей беду. Положи колечко на кусок хлеба.
  Анастасия стала снимать колечко с пальца, когда услышала голос Степана:
  - Нам надо посоветоваться, Настя!
  - Хорошо. Я только поговорю с друзьями. Я сейчас приду. - Подойдя к друзьям, держа колечко в ладошке, проговорила, - мне надо отдать колечко волку. Он отнесет его обратно в пещеру.
  - Послушай меня, Настя. Наташа со мной согласится, что нельзя доверять первому встречному, да еще волку. Я буду говорить тише, чтобы никто посторонний не слышал. Надо подменить твое кольцо вот этим колечком, сам сделал. Если твое колечко тебе надо положить на место, то ты можешь это сделать сама, расчистив проход в пещеру от камней.
  - Разумно!? Так и сделаю.
  Анастасия вернулась к волку и протянула ему хлеб, а в него вмяла колечко Степана. Волк, схватил хлеб с колечком и побежал в сторону избушки не оглядываясь. Друзья смотрели ему вслед.
  - Ну, теперь пойдем и положим колечко на свое законное место, но, по правде сказать, лично я бы, так не торопился.
  
  
   Глава четвертая
  
  В избушке смеялась и радовалась старуха:
  - Сказала слово и отдала колечко. Тебе? Волку? Я думала, что она умнее. Сигуатерия, говоришь? А вот и оно - колечко. Трава высохнет, попробую свое транспортное средство - метлу. Ха-ха-ха-ха-ха-ха. А ты молодец, ворон. Как быть овцой в волчьей шкуре? Все мои старания окупаются. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха. А девчонку надо заколдовать в волчицу. Пусть втроем бегают, а охотники за ними гоняются. Ты сказал, что я дам совет, если она сюда придет?
  - Как вы, мудрая моя, мне сказали. - Ответил ворон, молча сидевший, до этого момента, на жердочке.
  - Надо готовить волчье зелье. Где у нас об этом написано, где книга заклинаний?
  В это время друзья подходили к пещере, к его заваленному входу. Завал был внушительным, но в народе говорят "глаза бояться - руки делают", тем более камни можно сделать невесомыми.
  Анастасия посыпала волшебной пыльцой из мешочка на камни, вывернула его и похлопала, высыпая последние крупицы, произнесла заветное слово, издала звук ветра, летящего меж гор. После этого Степан с легкостью передвинул камни горой, сначала внутрь, потом войдя в образовавшийся проход в пещеру, вытолкнул эту гору камней обратно, подальше от скалы. Настя резко сказала букву "А" - камни попадали, образовав небольшой курган. Проход в пещеру был открыт. Наспех соорудили факелы, осторожно вошли в пещеру. Странное дело, любой, вошедший в большое замкнутое пространство, никогда не кричит и не говорит громко. Непонятная магия окружает его в момент осознания того, что он, вошедший, потревожит того, кто находился, может быть миллион лет, в тишине и покое. Это страх? Может быть. Инстинкт самосохранения? Доля правды. Медленное падение капель воды, потрескивание факелов, шорох шагов - подчеркивает магию.
  - Вот то место, где я нашла колечко, а травы нет. Она, наверное, завяла или ее вырвали другие.
  - Это я вырвал ее. - Послышался голос из темноты.
  - Кто тут? - встревожился Степан, доставая топорик из-за пояса и вытянув навстречу голосу свой факел, - выйди на свет.
  Из темноты вышел мужчина низкого роста в заостренном колпаке на голове. У него были усики, бакенбарды и небольшая, смешная бородка. Он был в сюртуке и широких зеленых шароварах. На ногах он носил высокие туфли с бляшками, из которых были видны полосатые носки.
  - У него маленький хвостик как у львенка, - констатировала, на ухо Анастасии Наташа, тихонько хихикнув.
  - Меня зовут - Коль, я здесь живу, пришел на шум падающих камней, убедится, что все в порядке. Тебя Анастасия, я уже знаю, а кто тебя сопровождает?
  - Это не мои сопровождающие - это мои друзья. Пришли мы положить колечко с камнем на то место, где оно лежало. Я его взяла по ошибке, не специально и хочу его положить обратно потому, что оно не мое. Это Степан, а это Наташа. - Представила она друзей.
  - Тебе не надо класть колечко на место. Тебе надо показать его Федору из соседнего села. Возможно, он тебе что-нибудь расскажет.
  После этих слов, Коль зашел за выступ в скале, в тень. Степан пошел к этому месту с факелом, но никого там уже не увидел.
  - Как испарился, - вернулся он, удивленный неожиданным исчезновением низкорослого человечка.
  - Настя, я знаю этого Федора. Он живет один. У него вот такая борода. Третий дом справа и он постоянно ходит в лес. Как все интересно. - Запрыгала Наташа на месте, легонько хлопая в ладошки.
  Долго спорили друзья о том, сейчас идти в соседнее село, или завтра, когда рассветет. Степан уговаривал сходить завтра. Наташе было все равно, она поддержала Степана. Анастасия уговаривала друзей идти сейчас и не откладывать этого на завтра. Говорила, что они уже прошли некоторое расстояние от дома, вполовину сократив его до соседнего села, что осталось только обогнуть гору и спустится к селу. Теперь Наташа встала на сторону подруги, соглашаясь, что завтра меньше идти, хотя сегодня уже находились вдоволь. Анастасия не переставала убеждать:
  - Завтра может пойти дождь на три дня, или еще что-нибудь остановит. Да разве вам не интересно, что скажет дядя Федор? Тебе, Степан, как будущему ученому, если ты нам не врешь, будет очень интересно узнать о чем-то новом.
  - Сдаюсь, убедила! Пропала рыбалка....
  - А! Так он на рыбалку, с ребятами, пойти хотел, - показывая на Степана рукой Наташа, - ох и хитер лис!?
  На лай собаки вышел из хаты дядя Федор. Медленно подошел к калитке, стал молча смотреть на нежданных гостей. Коренастый седой мужчина преклонных лет. Одет был неброско, неярко, серого цвета было преобладание. Простые брюки-штаны, синяя выцветшая рубаха, без головного убора. Широкая борода, усталые, больные, карие глаза.
  - Нам надо с Вами поговорить, дядя Федор. Пустите в гости, - заговорили в разнобой пришедшие, - пить очень хочется.
  Дядя Федор отпер калитку, пошел привязывать собаку, чтобы не мешала и не пугала. Подержал ее у колена, подождал пока гости пройдут к крыльцу хаты. Отпустив пса, попросил зайти в горницу.
  - Откуда вы пожаловали? Как вас зовут? Меня откуда знаете?
  Все эти слова он произнес, проходя вслед за гостями.
  - Я могу предложить вам молочка, а если голодны, то можно что-нибудь приготовить. Правда это займет немного времени.
  - Нет, мы, пожалуй, выпьем водички и узнаем, что Вы можете нам рассказать вот об этом колечке? - сказал за всех Степан, показывая колечко, которое заранее взял у Анастасии.
  Дядя Федор взглянул на колечко, повернулся и молча направился к ведерку с водой, не торопясь наполнил кувшин водой, достал из серванта стаканы, все это принес и поставил на стол. Медленно сел на стул и взял колечко, которое Степан потянул ему, в руку. По его выражению лица ничего нельзя было понять, рад он, увидев знакомую вещицу, или огорчен, но что она ему знакома, поняли все.
  Чтобы разрядить возникшее напряжение, Анастасия представила своих друзей:
  - Это Наташа, это Степан, а я - Анастасия. Мы из соседнего села. Нам посоветовали обратиться к Вам именно с этим колечком.
  - Анастасия? - переспросил дядя Федор, - мою супругу тоже звали Анастасия. Они пропали четыре года тому назад. Колечко это моей матушки. Я подарил его моей Насте в день помолвки. Она была тогда так рада.
  Дядя Федор на некоторое время замолчал. Может, собирался с мыслями, может, мысли вернули его в прошлое, которое он уже не вернет.
  - Я до сих пор не знаю, что означает это слово внутри колечка. Хорошо. Я расскажу все что знаю. Тем более, что знают эту историю почти все, с кем я знаком и кто меня знает. Слушайте:
  - Это было в дни моей, нашей молодости. Мы жили, трудились и влюблялись. Меня полюбили сразу две девушки: Маргарита и Анастасия. Я почему-то никак не мог выбрать для себя, кто мне нравится больше из двух девушек. Маргарита была шустрая и выделялась незаурядным умом и какой-то серьезностью в делах. Целеустремленная и настойчивая. Была красива, с черными, кудрявыми волосами. Жила с матерью, которая вскоре умерла и Маргарита осталась одна. У нее не было в селе больше родственников. Мать очень хорошо разбиралась в травах, настойках трав и когда она умерла, то многие сожалели, о ее смерти. Маргарита тогда не проронила, ни капли, слез, вот как она была сильна в чувствах. Только не показывалась на улицу, после похорон, целую неделю. Многому научилась от своей матери, в части знахарства, как стало ясно потом.
  Анастасия же не имела таких ярких качеств. Тоже была мила и красива. Была не глупа и замечательная хозяюшка. Умела красиво наряжаться, всегда делала прически и следила за собой так, как будь-то в любой момент, ее могли вызвать на прием к королеве. У нее были темно-русые волосы, и я никогда, до свадьбы, не видел какой они, длинны вообще.
  Сердце мое постепенно склонялось к Анастасии и Маргарита, видя это, стала подругу, все больше, ненавидеть. Понятно, она боролась за свою любовь. Она не успокоилась даже тогда, когда мы с Анастасией поженились, и у нас родился сын Иван. Сын рос, росла и ненависть Маргариты к Анастасии и даже нашему сыну. Колечко это у супруги пропало, или она его потеряла, неизвестно. Четыре года назад, Настя с сыном Иваном, пошли в лес по грибы и ягоды. Они часто ходили в лес. Он у нас не большой, но грибной. Ушли и больше не вернулись. Пропала и Маргарита, которую к тому времени прозвали Марго, за ее жесткий характер. Зависть и злоба изменили ее. Где она сейчас никто не знает. Я часто хожу в лес и ищу, хотя бы какой-то след, жены и сына. Хочу увидеть хотя бы их косточки. Я, уже не горюю так, как прежде, мне кажется, что у меня уже не осталось чувств.
  После непродолжительного молчания, Степан попросил дядю Федора показать хату, в которой жила Марго. После того, как мужчина рассказал, где находится дом, гости стали прощаться:
  - Спасибо за угощение, за рассказ, - сказала Наташа, - будьте здоровы, не болейте. Погостили. До свидания!
  - До свидания! У меня просьба. Нарисуйте на вот этом листе бумаги место, где вы это колечко нашли.
  Степан сел рисовать план местности со словами:
  - Вы, пока идите к дому Марго, а я вас сейчас догоню.
  Дом Маргариты был большой, поднятый над землей, поэтому окна дома казались высоко от земли. Если бы не заросшая тропинка к дому и заросший приусадебный участок, то можно было бы и не догадаться о том, что в нем никто не живет. Окна со шторами, перед дверями коврик, открытая на веранду дверь. Наташа пошла вперед, уде открыла дверь в дом, заглянула внутрь, когда услышала слова Насти:
  - Наверное, надо дождаться Степана. Он будет огорчен, когда узнает, что мы его не дождались.
  - Ты хочешь здесь до вечера ходить? Нам еще час до дома шлепать, а скоро стемнеет. Пошли, он вот вот подойдет. Надо же, стихи получились "вот - подойдет". Не трусь - я с тобой!
  С этими словами Наташа вошла внутрь. За ней последовала Настя. Они оказались в просторной горнице, со столом, стульями, побеленной печью. На полках в импровизированной кухне стояла уже пыльная от времени посуда. В рамках разного размера находились фотографии, часы-ходики на стене, уже давно остановились на цифре: без пятнадцати семь.
  - Посмотри, какие были раньше наряды, - Наташа с интересом рассматривала старые фотографии, - красивый наряд. А вот эта, наверное, Маргарита.
  - Где? Очень похода на старушку, которая живет в лесу. Может быть, она и есть - Марго?
  - Все может быть. А это ее мать. Погляди, мужчин не видно, одни женщины. Ненавистники мужчин какие-то. А нет, вот здесь, на этих фотографиях есть бородатые дядьки. Что, у них такая мода тогда была, бороды носить? А вот без бороды, похож...
  - На Федора в молодости.
  - Фу ты, Степан, подкрался как привидение. Испугал.
  Степан стал осматривать полки, выдвигал ящики.
  - Помогите мне найти какие-нибудь книги связанные с колдовством. А ты, Наташа, привидений не вспоминай, придут навестить в самый не подходящий час.
  - Умеешь ободрить, - пробурчала себе под нос Наташа, открывая старинный сундук, - иди, выбирай!
  - Нашла! Вот молодец! Что бы мы без тебя делали? Это не то. Это не то. Вот эту надо взять, и вот эту. Остальное не интересно.
  - Ты хочешь эти книги взять? - спросила Анастасия Степана, листая одну из книг, - послушайте "Магия - это возможность изменить судьбу, но надо быть осторожным. Есть граница, после которой она опасна", иными словами: обратной дороги нет.
  - Никаких иных слов. Как написано - так и есть. Собираемся домой. Не читать же их здесь!? Может, еще схожу на рыбалку.
  - Я, за то, чтобы идти домой! - не громко прокричала Наташа.
  
   ***
  
  В избушке ворон рассказывал как Анастасия доставала волков из ямы. Старуха читала книгу, листая страницы, поглядывала на противень, на котором сушились корешки. Потом плела венок из разнообразных цветов. Растерла ступкой высохшие корешки.
  - Она еще как-то резко кричала в конце. И зовут ее не Вера, а Анастасия.
  - Да я уже поняла, она еще и обманщица. Вот тут написано все, что нужно. А кричать совсем не обязательно. Все можно проговорить, не издавая ни малейшего звука, мысленно, про себя. Гляди.
  Старуха крутанулась на одном месте с вытянутой рукой, из которой сыпалась пыль от корешков травы, растерла траву в ладошках, подошла к метле, которая даже легонько запрыгала при ее приближении. Села на нее верхом и пролетела на ней от стены до стены.
  - Но это еще не все. Можно сделать легкое тяжелым.
  Она взяла перо птицы и запустила им в деревянную дверь так, что перо воткнулось в доску на сантиметр.
  - Вот за чем я вернулась. Теперь они вынуждены будут считаться со мной, может, сделают меня верховной ведьмой.
  - Бабушка! Вы дома? - донеслось с улицы.
  Старушка подошла к двери и посмотрела в щелочку. Отошла потирая руки. Сложила раскрытые книги, налила отвар в кружку и, поставив ее на край стола, пошла открывать гостю.
  - Кто к нам пришел? Девочка-помошница! Заходи, будь гостьей. Сейчас я тебя чем-нибудь угощу, отблагодарю за то, что ты принесла мне траву с корешками.
  - Я на минутку. Заходить не буду. Мне волк посоветовал прийти к Вам, бабушка, чтобы спросить о колечке, которое у меня появилось после того, как я сходила в пещеру. Я его взяла с землей и травой не подозревая ни о чем. Я хочу попросить прощения за то, что не сказала о нем сразу.
  - Я знаю об этом, знаю и о том, что тебя зовут Анастасией. Раз ты не заходишь, то мы можем поговорить и здесь. Плохо, конечно, что ты обманываешь меня, моего ворона, может ты и сейчас, меня обманываешь? Ладно, ладно, не мотай головой. Колечко ты можешь оставить себе. Оно мне не нужно, но тебе надо выпить отвар, который я недавно приготовила. Он тебе обязательно поможет и научит уму-разуму.
  - Я не хочу пить, разрешите мне уйти. До свидания.
  Старуха протянула руки вперед и произнесла:
  
  Стой левая ножка, стой правая ножка,
  Пока заклинанье не скажет старушка.
  
  Она возвратилась в избушку и вышла оттуда с кружкой отвара. Настя стояла на месте, не в состоянии сдвинуться с места. Старуха шла к ней что-то беззвучно шепча. По губам видно было, как старательно она выговаривает какое-то заклинание. Лицо ее не казалось уже таким добрым, скорее на лицо злой, желающей поскорее закончить заклинание пожилой женщины до того момента, как прекратит свое действие первое заклинание. Последние слова ведьма произнесла вслух:
  
  Ты, Настя, жидкости не бойся,
  Не хочешь пить, так на, помойся.
  
  И только она хотела вылить жидкость на голову Анастасии, как молнией пролетел волк. Кружка вылетела из рук, расплескав отвар на землю, не попав на Настю. Волк встал перед Настей, не подпуская Старуху, оскалил зубы. Но старуха только рассмеялась подняв волка над землей. Тут опомнилась Настя и отойдя назад, опустила волка на землю. Со стороны леса выскочила волчица и тоже зарычала на старуху. Как не пыталась старуха поднять животных над землей, Анастасия ставила их опять на землю. Отступая, старуха скрылась в избушке.
  Подошла Наташа с ружьем. Настя рассерженно упрекнула подругу:
  - Я же говорила тебе не высовываться из-за кустов, а сейчас мы мало что знаем. Я хотела ее расспросить о ее прошлом.
  - Да тебя только что не заколдовали! Я уже стрелять хотела, ей в ноги целилась, да в тебя боялась попасть.
  Из избушки, еле протиснувшись в дверь, почти выползла трехголовая коричневая собака на коротких ногах, из пасти которой текли слюни. Глаза были настолько выпучены, что, казалось, выпадут из глазниц. Наташа не долго думая вскинула ружье и выстрелила. Пуля угодила в лапу чудовищу, чудовище превратилось в ворона.
  - Ведьмины фокусы. - Только и произнесла Наталья.
  Ворон был жив, но его крыло было поранено. Из избушки вылетела ведьма на метле и улетела за лес и гору. В стороне стояли волк с волчицей. Волк, не боясь, подошел к Анастасии и стал глядеть ей в глаза. Настя присела и протянула руку. Волк подошел и ткнулся ей в ладонь носом. Трогательно было за этим наблюдать. Волк хотел что-то сказать или попросить, но не мог говорить потому, что он волк. Настя погладила волка по голове и заметила, что из-под шерсти на лапе, торчат пальцы человека.
  - Они заколдованы старухой. Как я не догадалась сразу. Он ступал по разлитому отвару.
  Волки неожиданно бросились в лес.
  - Что с ними?
  - Степан бежит - топот стоит. Сейчас нам будет на орехи, - проговорила Наташа, поглаживая ворона на руках, - я говорила, что ему необходимо сказать, о наших планах. Получи и распишись.
  Степан так устал бежать, увидев, что все живы и здоровы, наклонился, уперся руками о коленки ног и долго не мог отдышаться. За это время Анастасия успела ему рассказать все то, что здесь было, немного приукрасив, чтобы не было так страшно и поменьше ругали.
  - Ты с рыбалки отсыпался. Твоя мама попросила не будить. - Закончила она свой рассказ.
  - Говоришь, видела пальцы. Это хорошо. Сейчас отдышусь, сходим в избушку. Посмотрим из чего сделан отвар, да попробуем умыть волков. Хорошо бы еще заклинание знать. - Степан посмотрел на ворона. - Если не будешь нам помогать, тиги сделаю.
  - Да ворон первый помощник в лесу, - заговорила птица, - тридцать седьмая страница. Там все написано. Тиги, не надо!
  Степан пошел в избушку, за ним пошла Наташа:
  - А тиги - это что? И еще хочется знать, что такое сигуатерия.
  - Сигуатерия - это морское ядовитое растение, а тиги это выдергивание перьев птице для того, чтобы она не летала. Так приручают птицу. Летать не может, только крыльями машет. Потом они, конечно, отрастают, а к тому времени птенцы появляются. А куда родитель от птенца?
  - Умный ты, Степан, даже влюбиться можно.
  - Ты, Наташа, лучше книгу найди, а я посмотрю, что варила старуха. Так и есть тут варево еще есть. Не успела вылить, а может, не хотела. Настя говорила, старуха только шевелила губами, заклинание не говорила вслух. Нашла? А ну дай. Бери вот эту посудину. Да она уже почти остыла. Пошли.
  На поляне Анастасия сидела с волками и Настя с ними вела беседу. Степан попросил успокоить волков и уговорить их не убегать. Осторожно подойдя, он сел на корточки и стал читать заклинание:
  
  Цветочек к цветочку, корень листу,
  Природа укрась голубую планету.
  Если увидишь сущность не ту,
  Поменяй образа на другую монету.
  
  Верни им образ забытый недавно,
  Разбитую душу назад собери.
  И сделай их чище так нежно и плавно,
  Включи сразу все, свои фонари!
  
  Степан плеснул на волков настоем. Волки не могли убежать потому, что Анастасия их подняла над землей и осторожно отошла в сторону. В это время мир осветился таким ярким светом, что поневоле все закрыли глаза, а когда открыли, то увидели на месте волков висевших в воздухе молодую женщину с юношей. Настя осторожно опустила их на землю.
  - Анастасия! Ванечка! - бежал к своим родным дядя Федор. Он по плану, нарисованным Степаном, пошел в пещеру и, услышав выстрел, пошел на его звук. По его бороде текли слезы радости. Наконец-то он нашел, считавшееся потерянным, свое счастье.
  На следующий год сыграли две свадьбы: Анастасии с Иваном и Натальи со Степаном. Зимними вечерами ворон рассказывал всем, кто хотел услышать эту сказку, о смелой Анастасии, о верной ее подруге Наташе, об ученом Степане, о дяде Федоре. О его сыне и жене Анастасии, о Маргарите - злой ведьме, заколдовавшей со злостью Ивана и его мать, о колечке со странным для него словом и о себе: вороне, который был в этой сказке, по его словам, самым главным действующим лицом. Уверял, что знает вход в портал, ведущий совсем в другой мир, но ему никто не верил. Через год он куда-то улетел и больше не вернулся. Решили его не искать, наивно думая, что его съели кошки.
  
   Конец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"