Prostak: другие произведения.

омак к Ппп-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Размышлизмы на тему АИ-авиации.

  
  Из доклада комиссии ВВС РККА по сравнительной оценке эффективности:
  
  Для чего это нужно, и что такое "жизнь" у танка? С легкой подачи наших киношников, у телезрителей смотрящих фильмы про войну сложилось ошибочное представление о том, что танк на войне вещь очень хрупкая и нежная - тюкнул бутылкой (с горючей смесью) по корпусу и каюк танку. Тогда как пехотинца в каске ударом бутылки не вырубишь. Получается, что киношный танк - что-то вроде хрустального фужера, и вся беда наших бойцов в окопах в том, что они попасть в него не могут.
  В 1938 году, при штурме сопок Заозерная и Богомольная в районе озера Хасан было потеряно 85 танков Т-26, из них 9 сожжены. После окончания боевых действий 39 танков было восстановлено силами воинских частей, а остальные ремонтировались в заводских условиях.
   В период с 20-го по 31 августа 1939 года в боях у Халхин-Гола в 11-й танковой бригаде было сожжено 22 и подбито 102 танка БТ-5, из числа подбитых 37 танков восстановлено во время проведения боевых действий, а остальные после их окончания.
   То есть от 83% до 90% танков выведенных из строя во время боев были отремонтированы, и от 10% до 17% потеряны безвозвратно. В первом случае безвозвратно терялся каждый десятый танк, а во втором каждый шестой. Если за число "жизней" танка принять величину обратную величине безвозвратных потерь от общего числа пострадавших в бою танков, то для Т-26 число жизней в данном примере будет равняться 10, а для БТ-5 - 6. Величина, конечно же условная, но она показывает сколько раз танк должен быть подбит в бою, чтобы его повреждения оказались для него фатальными и он был потерян безвозвратно. В реальности одни танки гибнут безвозвратно сразу, а другие могут быть подбиты больше чем 10 раз (в примере для Т-26), но чем больше количество задействованных танков, тем больше соответствий числу их "жизней" на практике, числу жизней полученных путем расчетов. Многое зависит и от конструкции и ТТХ танка, и от применяемого противником оружия, и от организации службы эвакуации и ремонта. Но самым главным фактором, перекрывающим все остальные, является фактор "хозяина поля боя". Та воюющая сторона, за которой осталось поле боя с подбитыми танками, как правило ими и владеет. И своими и вражескими. Вражеские танки можно тоже отремонтировать и использовать в боях - что собственно говоря и делали все воюющие стороны во время Второй мировой войны. Наиболее известный пример - Роммель, воюющий в Африке, наиболее замалчивающийся - использование французской и советской трофейной бронетехники вермахтом. Здесь сразу же начинаются сказки про отсталость и неудобность трофейной техники, а также байки про то, что подбитые танки, простояв зиму 1941-42 года сгнили быстрее, чем гниют современные отечественные автомобили на улицах, которые зимой посыпают солью. Но в данной статье я не буду затрагивать тему использования трофеев - это слишком обширный вопрос. Вернусь к теме количества "жизней" у танков. Точнее сказать вернусь к вопросу - для чего это нужно. Подбитые танки, как было указано выше, можно в большинстве своем вернуть в строй, а это означает, что простое манипулирование цифрами безвозвратно потерянных танков, которое используют очернители нашей истории в корне неправильно. Если в СССР смогли возвращать в строй от 80% до 90 % подбитой бронетехники, то, что говорить о немцах, на которых работала вся оккупированная Европа? Тем более, что в 1941-42 годах, поле боя чаще всего оставалось за немцами.
  Танк же, гораздо прочнее чем самолет и такой подход в данном вопросе обоснован.
   Так для чего это нужно? Для того, чтобы понять, что большинство танков подбитых в боях, спустя какое-то время вновь возвращалось в строй. Их подбивали вновь и вновь, а они возвращались. Гибли артиллеристы, пехотинцы, летчики, танкисты, останавливая их продвижение, а танки все шли и шли, но их научились подбивать быстрее, чем противник их успевал ремонтировать, ценой многих жизней, но научились - и тогда враг был остановлен. Каждый подбитый танк, выбывший из строя хотя бы на время - это чей-то подвиг и чья-то жизнь. Каждый подбитый танк - это срыв планов противника и вклад в нашу Победу.
   А поэтому( исходя из полученных, по взятым у Мюллера-Гиллебранда данным) можно принять следующее соотношение числа безвозвратно потерянных к сумме безвозвратно потерянных и поврежденных:
   1) 10% - наступление.
   2) 20% - разгром соединения без окружения.
   3) 33% - окружение и уничтожение противника.
  
  На тему причин колоссального поражения РККА летом-осенью 41г. издана масса книг и исследований, исписаны кипы бумаги, сломана куча копий. Но вопрос так однозначно и не решен, что же, на самом деле, послужило основной причиной катастрофы? Каким образом, столь многочисленная и казалось бы достаточно хорошо вооруженная армия, как РККА, была фактически уничтожена вермахтом в течение 2-3 месяцев? Да, руководству СССР удалось, к концу года создать РККА-2. И уже эта, гораздо менее организованная и обученная армия одержала свою первую победу под Москвой, вынесла на себе тяжелые поражения лета и осени 42г. и, в конце концов, разгромила немцев в Сталинграде. И уже после этого она перевоплотилась в СА.
  Что же, и я внесу свои "пять копеек" в общую копилку версий на тему разгрома лета 41г. Хочу остановиться на одном из немаловажных факторов данной катастрофы. Который, на мой взгляд, раньше никогда и никем не рассматривался.
  Для этого вернемся в то время. Итак, к 22.06.41г. коварный враг, стянув силы к нашим западным рубежам, абсолютно "неожиданно" и коварно "перешел границу у реки". Впрочем, насчет неожиданно, это некоторая натяжка. СССР довольно активно готовился к войне. В стране бурными темпами росла численность вооруженных сил. Не меньшими темпами росло и количество вооружений. Что касается количества, то с этим все было в порядке. А вот с качеством. Причем, как с качеством личного состава, так и с качеством вооружений. Я сейчас даже не стану останавливаться на качестве проектирования и изготовления техники. Нет, сейчас не об этом. Хочется остановиться на составе вооружений, которым "доблестный" Наркомат обороны вооружал свою армию.
  Итак, границу у реки перешли 4 танковые ударные группы. Их состав был не равноценен друг другу, но сейчас это никакого значения не имеет, важнее их общий состав, количество и качество. Итак, на западном направлении войска стран Оси имели следующий состав:
  
  Всего немецких танков - 3.687
  
  Из них линейных - 3.124 (100%)
  
  Из них новейших (штурмовых) - 1.300 (42%)
  
  Штурмовых орудий - 185
  
  Основной удар, как известно, наносился немцами по южному флангу ПрибОВО-ЗапОВО-северному флангу КОВО. Основные силы и средства РККА были "весьма предусмотрительно" расположены в КОВО.
  Чем же располагала РККА для отражения атаки 4,0 тыс. танков и САУ? Неужели, как мы знаем из истории, только связками противопехотных гранат и, немного позже, бутылками с зажигательной смесью?
  Ничуть не бывало. РККА весьма славно подготовилась для того, чтобы "отбросить врага со своей территории, а потом малой кровью, да на чужой территории ..." сделать из него отбивную котлету. Вернее, красным маршалам так казалось. Что говорить, количество вооружений поражало воображение (оно поражало воображение даже немецких солдат), а вот качество ...
  Если вкратце, то РККА вообще была не готова к противотанковой обороне. Нечем было. Пушек было невообразимое количество, а обороняться было нечем. Основную массу "пушечного парка", как и танкового, кстати, составляли раритеты времен царя Гороха. С соответствующими показателями. И показатели-то у этих пушек были совсем неплохими. Но только против таких же раритетных танков РККА. А вот против новейших немецких, уже никак. Т.е. совсем никак.
  И когда вся эта бронированная лавина пошла в прорыв, остановить ее было нечем. В западных округах РККА было более 21,0 тыс. артиллерийских стволов калибра по 76мм включительно. Пушки калибром больше 76мм рассматривать нет смысла, они малоподвижны, а, как известно, немцы укрепленные участки обороны просто обходили стороной. Но из этой орудийной массы реальную опасность для немецких новейших штурмовых танков не представлял почти никто. Батальонная ПТА и легкая танковая на ее основе, была родом из 32г. Полковая была из 27г. И батальонная и полковая артиллерии (этого добра в западных округах было 16,1 тыс. стволов) даже против старых моделей немецких танков могли успешно действовать только со сверхмалых расстояний. А кто им это, спрашивается, позволял? Что уже говорить про новые модели? Только с бортов. Но немцы, как это ни странно, "коварным" тараном запускали вперед именно новые танки и все больше в лоб. Значит, только из засад. Дивизионная артиллерия, которая все же действовала с больших дистанций, чем полковая и батальонная, имела больше шансов на успех, но ее, как правило, обходили. Или уничтожали с воздуха. Или, остановившись, в артдуэли. Из-за своих размеров и отсутствия защиты, она была сильно уязвима.
  Причем, что интересно и нехарактерно для танков РККА, лобовое бронирование всех типов немецких танков было одинаковым. Танки отличались размером, весом, количеством членов экипажа, калибром пушек. Но лобовое бронирование всех немецких танков одного поколения было более или менее одинаковым. Поэтому не стоит удивляться, когда вы читаете в мемуарах, что танки Pz.Kpfw.38(t) немцы зачастую использовали, как тяжелые танки прорыва. Да, использовали, но только танки обр.40г.
  Опасность для немецких танков могли представлять, разве что Т-34 с Ф-34, если тем все же удавалось сблизиться на расстояние кинжального огня (100-200м). Но было их в западных округах всего около 500 шт. Причем, Т-34 с Л-11, а уж тем более Т-28Э с Л-10, таких шансов на успех практически не имели. А Т-28 их не имели гарантированно. Опасность могли представлять также КВ-1 с Л-11/Ф-32, которые, благодаря своему мощному бронированию, могли безнаказанно сближаться с противником практически вплотную (порядка 50м). И этих в западных округах было около 400шт.
  Интересно, да? Тяжелый танк был вооружен слабее, чем средний. Причем Грабин изначально предлагал вооружать КВ-1 пушкой Ф-34, но командование РККА эту мысль отвергло, сославшись на то, что тогда ствол будет выступать за габарит танка, а это неприемлемо. Пришлось часть ствола отпилить назвав этот обрезок Ф-32. Именно в таком виде пушка ставилась на КВ-1.
  Некоторый шанс на успех был, если по какой-то причине немцы не могли обойти или уничтожить тяжелые и неповоротливые 76,2мм дивизионные пушки. Например, если последние действовали из засады. С небольших (вовсе не "дивизионных") дистанций они были эффективны против немецких танков. Но засада для столь крупных орудий была не типичным видом боя. А было их в западных округах немало, 3,8 тыс. шт.
  Что касается немцев, то следующим по мощности бронирования, после КВ-1/2, Т-34 и Т-28Э, которых в западных округах было порядка 1,4 тыс. шт., был БТ-7М с фактически противопульным бронированием. Для самых массовых, 37мм противотанковой (3,7 cm PaK 35/36 L/45) и танковых (3,7 сm КwК А7 L/47 и 3,7 cm KwK 36 L/45) пушек вся эта бронемасса, а было в РККА еще порядка 29,0 тыс. разного рода малых, легких танков и танкеток, легких и средних БА, не представляла из себя ничего сложного. В свою очередь Т-28Э и Т-34 не были сложными мишенями для противотанковой и танковой артиллерии калибра 50мм и больше. Единственная проблема у немцев была с КВ, но было их совсем немного, 460 шт. в западных округах. С ними справлялась артиллерия более крупного калибра, но гораздо чаще они сами выходили из строя по причине поломок.
  Одним словом получается, что 1,3 тыс. немецких новейших танков могли относительно безнаказанно рассекать боевые порядки наших войск, как им этого хотелось. И помешать им в этом было некому и нечем. Кстати, и бутылок с зажигательной смесью тоже на начальном этапе ВОВ еще не было. Так стоит ли удивляться темпам и глубине немецкого наступления? Но РККА, ценой свое жизни, удалось выиграть время до поздней осени 41г. В конце осени, когда количество Т-34 с Ф-34 в войсках стало побольше, когда КВ-1 стали оснащаться пушками ЗИС-5 (та же Ф-34, но с креплениями для башни КВ), когда стрелковые части получили в достаточном количестве бутылки с зажигательной смесью и гранаты (на противотанковую связку уходило 5 противопехотных гранат), когда танковый парк стран Оси в результате действий РККА значительно поредел, враг был остановлен. Но случилось это уже силами РККА-2. Учитывая, что время работало против немцев, после поражения под Москвой никаких шансов у них уже не было. Сталинград, это была их "лебединая песня". Нет, кусаться они еще могли и порой (Курск) очень больно. Но победить они уже не могли. И это главное.
  Данная заметка служит краткой иллюстрацией аксиомы о том, что количество никогда не заменит качество. И иллюстрацией того, что бывает, если содержать огромную армию на основе огромного склада бесполезного металлолома.
  (http://alternathistory.org.ua/tanki-orudiya-k-boyu-zachem-kakoi-smysl)
  
  Это касается и нашей авиации.
  
  Действительно перед войной алюминия в нашей стране не хватало, для того, что бы сделать авиацию полностью металлической. Сырья было немерено, но для производства алюминия нужно большое количество электроэнергии а ее не хватало, заводы тоже строились и потребляли. Однако проблема была не только в этом. На наших заводах царил дух соревнований, при этом всех интересовало количество и почти ни кого не интересовало качество. Директор Сталинградского тракторного (писал в воспоминаниях, что он) бегал по заводу и отнимал у рабочих напильники. Так как они вместо того, что бы выбросить бракованную деталь подтачивали ее и забивали на место.
  Теперь о самолетах. При производстве самолетов с конструкторов требовали, что бы их изделия имели заданную скорость, вооружение, дальность полета. Но ни кого не интересовало, как себя чувствует в самолете летчик. Общая тенденция в военном деле была такова, -чего солдат жалеть, бабы новых нарожают. Например в лучшем самолете своего времени И-16, между моторным отсеком и кабиной пилота не было сплошной перегородки, при возгорании двигателя летчик сгорал живьем. У Ла-7, температура в салоне была такой, что летчики получали ожоги даже в перчатках. Многие технические решения имеющиеся в Bf-109 не были скопированы и установлены на наши самолеты не потому, что их нельзя было скопировать, а потому. что считали это не нужным. Зачем мучится и налаживать производство автомата управления, когда можно написать инструкцию летчику на нескольких листах, какой рычажок на каких оботорах или высоте на какой угол необходимо поворачивать. В итоге молодой летчик в своем первом полете, старался не забыть и правильно все повернуть, а за обстановкой в небе не следил.
  
  Хронология Гибели Миг-3
  23 декабря 1941 года правительственная телеграмма, подписанная председателем ГКО И.В. Сталиным. Вот ее полный текст:
  "23/12 22 56 бл. 22-24 пр. 19/8
  Два адреса Куйбышев директору завода нр 18 Шенкману копия директору завода нр 1 Третьякову. Сер. Г. Москвы 3128 124 23 22 08. Уведомление телеграфом - Серия Г вручение подтвердите -
  
  "Вы подвели нашу страну и нашу Красную Армию тчк Вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2 тчк Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь как воздух как хлеб тчк Шенкман дает по одному Ил-2 в день а Третьяков дает МиГ-3 по одной по две штуки тчк Это насмешка над страной зпт над Красной Армией тчк Нам нужны не МиГи а Ил-2 тчк Если 18 завод думает отбряхнуться от страны давая по одному Ил-2 в день то жестоко ошибается и понесет за это кару тчк Прошу вас не выводить правительство из терпения и требую чтобы выпускали побольше Илов тчк Предупреждаю последний раз тчк нр П553 СТАЛИН"."
  
  Из воспоминаний директора ГАЗа Анатолия Третьякова, - был вызван к Сталину. состоялся следующий разговор.
  - Когда начнете давать штурмовики? - спросил Верховный главнокомандующий.
  - Думаю, что сможем сделать это через два месяца при условии, что завод будет понемногу снижать выпуск истребителей МиГ-3, - сказал Третьяков.
  - Сколько вы сейчас в день выпускаете самолетов?
  - 20, - ответил директор.
  - Хорошо, - решил Сталин. - Можете постепенно снижать выпуск МиГов. Но за каждый сокращенный старый самолет дадите новый Ил-2.
  
  Производство МиГ-3 было свёрнуто по различным причинам, но главным поводом послужило то, что завод, выпускавший моторы АМ-35А, выпускал ещё и моторы АМ-38 для Ил-2. Для увеличения производства АМ-38 для Ил-2 выпуск двигателей для МиГ-3 свернули. (Википедия).
  Нехватка мощностей для производства, в первую очередь двигателей, конечно важный фактор, "смерти" МИГ-3 но не единственный. Претензии ряда военных к Миг-3 заключались в следующем, он превосходил все виды имеющихся на тот момент самолетов на больших высотах, но уступал Bf-109 на малых и средних. Хотя с этим можно поспорить. Нужно было разрабатывать тактику применения Мигов и указанный недостаток мог превратится в достоинство. Под Москвой Миги продемонстрировали себя с положительной стороны, по одной причине. Мощная система ПВО, зенитная артиллерия, аэростаты заграждения, заставили немецкие самолеты подняться выше, где Миг-3 был вне конкуренции.
  Сыграли свою роль и придворные интриги, Яковлев был личным консультантом Сталина и протолкнул идею снять с производства Миг и оставить в производстве Як.
  Насчет размещения радиаторов в крыле, вопрос не так прост как кажется. С точки зрения чистой аэродинамики все правильно, более того, так как ЦАГИ был один на всех, рекомендации по улучшению аэродинамики получали все конструкторы самолетов. Но для того, что бы разместить радиаторы необходимо было перепроэктировать крыло, вновь сделать расчеты прочности, провести испытания. Кроме того в корневой части крыла размещали бензобаки, что бы туда влезли еще и радиаторы, нужно было делать силовые элементы из легких сплавов, а их не было.
  Ну на счёт размещения систем охлаждения в "правильных местах" советские истребители сильно отстали от американских. Так например самолёт Bell Р-39, уже в 1941 имел систему охлаждения полностью спрятанную в крыло. И наверное он является своего рода образцом для подражания, в хорошем смысле этого слова.
  Известно, что производство МиГ-3 начали с 1940 года, а это значит, что данная схема была применена задолго до появления Ла-7 и Як-9У.
  В процессе логического размышления, возникает вопрос: почему обладая необходимым опытом в постройке правильных с точки зрения аэродинамики планеров, такие "современные" истребители как Як-1 и ЛаГГ-3 создали без опоры на уже имевшийся опыт? Что же помешало советским конструкторам?
  Такое ощущение, как будто кто-то специально не хотел улучшать показатели обтекаемости.
  Из них даже на "глазок" видно, что коэффициент лобового сопротивления будет выше именно у Яка.
  Мне не понятно: если нельзя было разместить масло-радиатор в крыле, так как это привело бы к масштабной переделке самого крыла , то почему бы не перенести его в район водо-радиатора, ну который прямо под кабиной пилота?
  Я в корень не согласен! От такого "незначительного" фактора как удачность компоновки, зависит жизнь лётчика. Ведь обладая хотя бы небольшим преимуществом в скорости, у него был бы шанс спастись, просто оторвавшись от врага. Но из-за некорректной аэродинамики самолёта и лени генерального конструктора, такого шанса у молодого пилота не будет.
  Думаю, что дело тут не только в масло радиаторе, а и в конструкции винта.
  Там,на Ме-109 был установлен винт тянущей схемы от фирмы VDM. Его отличительные особенности в том, что шаг (угол атаки) изменялся в автоматическом режиме, в зависимости от оборотов двигателя. Например, если самолет идёт "в горку", то обороты двигателя как правило, падают. В этот момент система "сама" распознаёт эту тенденцию и облегчает винт, тем самым поддерживая обороты движка на постоянном уровне.
  Если же самолёт находится в режиме достижения максимальной скорости, то происходит постепенное автозатяжеление лопастей.
  Самое главное в этой системе, как и во всём автоматическом, то что от пилота не требуется абсолютно ни какого контроля над этим процессом! Только РУД дёргай туда-сюда и всё!
  А на счёт того что "любое здоровое корыто, подвешенное подо дном самолёта не влиет на аэродинамику", не согласен.
  Если бы Мессершмидт (конструктор) придерживался подобного мнения, на Bf-109 мы бы не увидели водо радиаторов, "утопленных" в крыло (задумайся, зачем же это было сделано...).
  
  Из истории серии самолетов Ла.
  
   Ла-5 получили из самолета Лагг, заменив двигатель водяного охлаждения на двигатель воздушного. При чем сделано это было грубо, двигатель не подходил к корпусу самолета даже по размерам. Ла-5 ФН, двигатель подогнали слегка изменили корпус и увеличив мощность двигателя установив прямой впрыск топлива. Ла-7, изменили корпус непосредственно под воздушный двигатель который еще больше форсировали, но самое главное в крыле сделали силовые элементы из алюминиевого сплава. Представляете, величайшим достижением являлось крыло с использованием алюминиевых сплавов.
  
  Разберем два ударных самолета:
  
  Ju.87 и Ил-2 - это разные самолёты по тактике применения и целям.
  
  Первоначальная цель Ил-2: уничтожать площадные цели многочисленными поражающими элементами (снаряды, РС, мелкие бомбы до ФАБ-100). Для применения ФАБ-250 не было прицелов - поднять, конечно, можно, но сбросить точно не удастся. Приоритетные цели для Ил-2:
  1. Колонны войск на марше
  2. Открытые позиции артиллерии
  3. Станции и склады
  
  Когда выяснилось, что по точечным защищённым целям (танки, бронемашины) Ил-2 работают очень плохо, пришлось разрабатывать новое оружие - ПТАБ. Опять таки, это многочисленные поражающие элементы.
  У Ю-87 - совсем наоборот, действие по точечным целям ОДНИМ поражающим элементом (обычно 500кг бомба), но с высокой точностью.
  Поэтому для обстрела батальона пехоты или батареи на неподготовленной позиции лучше Ил-2. Для уничтожения ДЗОТ или корабля Ил-2 бесполезен, это работа только для Ю-87 (посмотрите, насколько малоуспешны были морские полки Ил-2).
  Для уничтожения танков - до 1943г., бесспортно, Ю-87, после появления ПТАБ - тоже, пожалуй, Ю-87, если не считать танков, наступающих по открытой местности в плотных боевых порядках.
  Отсюда и разные требования к живучести: Ил-2 "висит" над полем боя, Ю-87 наносит один удар с пикирования (при этом он быстро перемещается по углу относительно любой зенитки, кроме той, на которую пикирует, и попасть в него сложно), после чего уходит.
  
  (Рекомендую книги Перова и Растренина, там всё очень хорошо изложено.Еще - Д.А.Лебедев и С.В.Кувшинов.)
  
  В 1939-1940 гг в период действия пакта о ненападении с гитлеровской Германией нам были переданы образцы немецких военных самолетов для ознакомления и испытаний общим количеством 36 самолетов, принадлежащих к 12 различным типам. Это были:
  
  Хейнкель 100 - 6 экз.
  Мессершмитт Bf-109Е - 5 экз.
  Bf-110C - 5 экз.
  Ме-209 - 1 экз.
  Bf-109 - 2 экз.
  Юнкерс Ju-88 - 2 экз.
  Дорнье Do-215B - 2 экз.
  Бюккер Bu-131 - 3 экз.
  Bu-133 - 3 экз.
  Фокке-Вульф FW-58 - 3 экз.
  Фокке-Агхелис Fa-266 - 2 экз.
  Физелер Шторх Fi-156 - 2 экз.
  
  (По поводу наших закупок у Германии - у Шаврова.)
  
  Пушки же и РС по танкам были малоэффективны: снаряды - из-за малой бронепробиваемости, РС - из-за низкой кучности.
  Это смотря как и зачем стрелять.Враг (Подлец Рудель) додумался до простой вещи - он лупил не с целью пробить танковую броню а с целью поразить навесные баки осколочно-зажигательными. При попадании очередью в достаточно большую эпсилон танк как минимум из боя выведен. Из строя- уже вряд ли, внешний пожар тушится достаточно легко и непоправимого вреда как правило не приносит.
  
  Появление на фронте с августа 1941 года штурмовиков Ил-2 с пушками ВЯ-23 калибра 23 мм хотя и повысило в целом боевую эффективность штурмовых авиачастей, но не настолько сильно, как этого хотелось бы - результативность модифицированных "Илов" против бронетехники вермахта оставалась крайне невысокой.
  Полигонные испытания показали, что при стрельбе из пушек ВЯ-23 бронебойно-зажигательным снарядом БЗ-23 с самолета Ил-2 под углами планирования до 30ќ (высота подхода 100-600 м) возможно поражение легких немецких танков типа Pz.II Ausf F и Pz.38(t) Ausf С при попадании снаряда в борт и заднюю часть танка с дистанции 300-400 м, так как толщина брони в этих местах не превышала 5 мм. Поражение крыши башен этих танков (толщина брони 10 мм) с таких же дистанций также возможно, но при углах пикирования более 40 град.
  Из 53 попаданий в эти танки, полученных при выполнении 15 самолето-вылетов, только в 16 случаях было получено сквозное пробитие (30% от числа попавших в танки снарядов) брони, в 10 случаях были получены вмятины в броне и рикошеты, остальные попадания пришлись в ходовую часть. Попадания же БЗ-23 в ходовую часть танка повреждений ему не наносили. При этом все 16 сквозных пробоин в броне танков пришлись на атаки под углом планирования 5-10ќ (высота подхода 100 м, дистанция открытия огня 300-400 м).
  Поражение брони танка Pz.38(t) Ausf Е с усиленным бронированием (лоб корпуса и башни - до 50 мм, а борт корпуса над ходовой частью и борт башни - до 30 мм) при тех же условиях атаки было возможным только в борт у ходовой части танка, где устанавливалась броня толщиной 15 мм. Однако попадание в чистую броню этой части танка было маловероятным, поскольку большая площадь закрывалась роликами, колесами и гусеницами.
  Лобовая броня всех немецких легких танков, имеющая толщину 25-50 мм, при стрельбе из пушки ВЯ-23 снарядом БЗ-23 при атаке с воздуха с Ил-2 не пробивалась.
  Что касается средних немецких танков типа Pz.IV Ausf D, Pz III Ausf G и StuG III Ausf E с толщиной бортовой брони 30 мм, лобовой - 50 мм, надмоторной брони - 15-18 мм и крыши башен - 10-17 мм, стоявших в это время на вооружении вермахта, то их броня при стрельбе с самолета Ил-2 снарядами БЗ-23 пушки ВЯ-23 не поражалась ни с одного направления атаки.
  Из 62 попаданий в немецкие средние танки (Pz.III Ausf G и StuG III Ausf E), полученных при полигонных стрельбах с воздуха, было только одно сквозное пробитие (в броне толщиной 10 мм), одно застревание сердечника, 27 попаданий в ходовую часть, не наносящих существенных повреждений танку, остальные попадания снарядов дали либо вмятины, либо рикошеты.
  Анализ результатов полигонных стрельб показывает, что устойчивое поражение средних немецких танков можно было обеспечить (крыша башни Pz.III Ausf G и надмоторная часть танка Pz.IV Ausf D с толщиной брони 10 мм) только с пикирования под углами более 40ќ с дальностей 300-400 метров. Однако пилотирование штурмовика Ил-2 на этих режимах было очень сложным, а вероятность попадания в уязвимые части танков, из-за малой их площади, была все же небольшой.
  Другими словами, штурмовик Ил-2, вооруженный пушками ВЯ-23, мог наносить поражение только легким немецким танкам, да и то при атаке сзади или сбоку под углами планирования до 30ќ. Атака же самолетом Ил-2 любого немецкого танка спереди как с планирования, так и с бреющего полета была совершенно неэффективна, а средних немецких танков - также и при атаке сзади.
  По мнению летчиков-испытателей самая удобная и эффективная стрельба с самолета Ил-2 из пушек ВЯ-23 по немецким танкам, с точки зрения ориентировки, маневрирования, времени нахождения на боевом курсе, точности стрельбы и т.д., являлась стрельба с планирования под углом 25-30ќ при высоте ввода в планирование 500-700 м и скорости ввода 240-220 км/ч (высота вывода - 200-150 м). Скорость планирования одноместного Ил-2 при этих углах увеличивалась незначительно - всего на 9-11 м/с, что допускало маневрирование для наводки по прицелу и трассе. Полное время атаки цели (устранение бокового скольжения при развороте на цель, прицеливание и ведение огня из пушек) в этом случае было вполне достаточным и колебалось от 6 до, 9 сек, что позволяло летчику сделать две-три прицельные очереди из расчета, что на устранение бокового скольжения штурмовика при развороте на цель необходимо затратить около 1,5-2 сек, на прицеливание и исправление наводки между очередями требуется также 1,5-2 сек, а длина очереди не превышает 1 сек (ведение огня из пушек ВЯ более 1-2 сек приводило к существенному нарушению наводки и к резкому увеличению рассеивания снарядов, то есть к снижению точности стрельбы). Дальность начала прицеливания по танку составляла 600-800 м, а минимальная дистанция открытия огня - около 300-400 м.
  (http://www.airwar.ru/weapon/guns/vya23.html)
  
  К сожалению,авиапушка создана ГАУ без учета специфики авиации- к примеру, в воздухе полностью отсутствует пыль,являющаяся главным демаскирующим препятствием(ну да-полить землю водичкой им не судьба!:) ) для мощного дульного тормоза убиравшим 85% отдачи,с помощью которого удалось существенно поднять мощность пушки без существенных изменений в массогабаритах.
  (http://www.airwar.ru/weapon/guns/ns-45.html)
  
  Увеличение длины ствола с 1657мм до 3200мм и использование более мощной пороховой навески подняло ее бронепробиваемость в полтора раза.(расчеты и данные отсюда http://alternathistory.org.ua/razmer-imeet-znachenie)
  
  Применение новой автоматики Юрченко подняло скорострельность с 550-650выстр/мин до 2300 выстр/мин.(http://master-gun.com/velikie-oruzhejniki/delo-vsej-zhizni пушка АО-7.По могуществу Грязевская АО-7 заменяла практически четыре ВЯ!)
  
  Данная авиапушка в количестве трех штук была успешно испытана на истребителях Таирова Та-3(м-82).
  
  Оценки показывают, что летчик с хорошей летной и стрелковой подготовкой на Та-3 с противотанковым вариантом вооружения в реальных боевых условиях уже в первой атаке гарантированно поражал немецкий бронетранспортер типа Sd Kfz 250 (атака сбоку, угол планирования 25-30ї,дистанция открытия огня 300-400 м) - вероятность поражения 0,96-0,8, а средний танк типа Pz. III Ausf G в этих же условиях - с вероятностью не более 0,1.
  Летчик на Та-3 мог весьма эффективно поражать в этих же условиях небронированные и легкобронированные цели.
  Так, бронетранспортер типа Sd Kfz 250уже в первой атаке мог быть уничтожен с вероятностью 0,8-0,85, самолет на аэродроме типа Не 111- 0,94-0,96, а паровоз - с вероятностью 0,9-0,95. То есть, Та-З-й в случае реализации вполне мог стать своеобразной "грозой" панцерваффе (из 3350 танков и САУ всех типов, предназначенных для вторжения в СССР, почти половина -1698 машин, были легкими), прекрасно дополняя боевые возможности стоящего на вооружении одномоторного бронированного штурмовика Ил-2.
  Остается лишь сожалеть, что руководство страны, ВВС и НКАП не форсировало работы по Та-3.
  Такой самолет пригодился бы не только на начальном периоде войны для борьбы с немецкими мотомехколоннами, но и в середине войны для обеспечения ночных рейдов самолетов дальней авиации (блокировка аэродромов противника, подавление ПВО и т. д.) и в авиации ВМФ при выполнении задач по дальнему прикрытию морских конвоев, разведки и бомбоштурмовых ударов по малоразмерным судам противника.
  Тем не менее, ВВС Красной армии так и не получили очень необходимый им самолет: самолет - истребитель бомбардировщиков и разведчиков люфтваффе, самолет - истребитель танков панцерваффе.
  (http://www.airwar.ru/enc/fww2/ta3.html)
  
  Отдельного внимания следует уделить реактивным снарядам.
  
  Боевая часть снаряда РОФС-132 обеспечивает сквозное пробитие (при прямом попадании) брони средних и тяжелых немецких танков.
  При разрыве РОФС-132 вблизи танка на расстоянии 1 м от него при угле места в 30 кинетической энергии осколков было достаточно для пробития немецкой танковой брони толщиной до 15 мм. При угле места в 60 разрыв РОФС-132 на расстоянии до 3-х метров от танка обеспечивал пробитие осколками танковой брони толщиной 30 мм, размеры пробоин при этом имели величины, равные в среднем (20-25)х(35-80) мм.
  При прямом попадании РОФС-132 в борт, например, штурмового орудия StuG IV (или в борт истребителя танков Jgd Pz IV/70) 30-мм броня пробивалась, а орудие, оборудование и экипаж внутри танка, как правило, выводились из строя. Попадание РОФС-132 в моторную часть Pz. IV приводило к потере танка.
  К сожалению, несмотря на увеличение кучности стрельбы РОФС-132, их эффективность при стрельбе по танкам и другой бронетехнике в рассредоточенных боевых порядках, к которым немцы повсеместно перешли к этому времени, была все же неудовлетворительной. Наилучшие результаты РОФС-132 давали при стрельбе по крупным площадным целям - мотомеханизированные колонны, ж.д. составы, склады, батареи полевой и зенитной артиллерии и т.д.
  Отрицательный же опыт боевого применения PC на фронте объясняется главным образом повышенными (600-700 метров) дальностями пуска снарядов и не использованием всего комплекта PC в одном залпе.
  (http://www.airwar.ru/weapon/anur/rs82-132.html)
  
  Теперь оценим работу ГАУ.
  
  Предвоенный запас по 76-мм выстрелам (20 млн штук) по отношению к среднегодовому расходу за войну (общий расход 125 млн штук) составил 63%, по 122- и 152-мм гаубичным (17 млн штук) - 100% (общий расход 68 млн штук), по 50-мм минам (25 млн штук) - 185% (общий расход 54 млн штук), по 82-мм минам (7 млн штук) - 36% (общий расход 77 млн штук). Общий массовый запас боеприпасов перед Великой Отечественной был равен среднегодовому расходу за время боевых действий. А это примерно 2,0 миллиона тонн.
  88 тысяч вагонов артиллерийских и стрелковых боеприпасов имели массу 1,45 миллиона тонн. Добавим авиационные, инженерные, морские. Похоже, и наберется 2 миллиона тонн.
  Можно вспомнить, что в 1940 году на производство боеприпасов израсходовано 817 тысяч тонн черных металлов. Соответственно масса изготовленных боеприпасов близка к 0,8 миллиона тонн.
  Поражения и отступление Красной армии в первые недели войны повлекли за собой потери накопленных запасов. Только в трех приграничных военных округах (Прибалтийском, Западном, Киевском) на 17 складах находилось 5814 вагонов боеприпасов.
  По донесениям Западного фронта с 22 июня по 1 августа 1941 года подорвано на складах 2700 вагонов, уничтожено вражеской авиацией 655 и захвачено противником 79 вагонов, а всего потеряно 3434 вагона боеприпасов. За это же время боевой расход составил 6679 вагонов. За 40 дней утрачено и израсходовано одним фронтом свыше 10 тысяч вагонов - это четвертая часть поставок за первое военное полугодие всей действующей армии!
  Юго-Западный фронт с 22 июня по 10 июля 1941 года потерял 2238 вагонов боеприпасов, Северный фронт до 1 августа - 386, Северо-Западный фронт - 110.
  В вагонном исчислении утрата боеприпасов в 1941 году достигла 25 126 единиц (в 1942-м - 9366). Сведения расцениваются как приблизительные и заниженные.
  С учетом боевого расхода действующей армии, расхода на практику и испытания, снабжения боеприпасами ВМФ, войск НКВД и ПВО страны, партизанских отрядов и других потребителей, не входивших в состав Сухопутных войск Красной армии, общая убыль боеприпасов в первом полугодии войны превысила 52 миллиона снарядов и мин.
  Войскам было отправлено с баз, складов центра и заводов промышленности около 43 тысяч вагонов боеприпасов. Из них артиллерийских - 37 703.
  С учетом окружных складов ресурс предоставленных войскам артиллерийских боеприпасов можно оценить в 45 тысяч вагонов, или примерно в 750 тысяч тонн.
  С 22 июня 1941 по 19 ноября 1942 года в действующую армию поставлено 113 тысяч вагонов боеприпасов (в том числе с 1 декабря 1941 по 1 апреля 1942-го - 23 тысячи вагонов). Это около 1,85 миллиона тонн.
  В 1942-м войскам подано 116,230 миллиона снарядов и мин, 67 645 вагонов. А с учетом стрелковых боеприпасов и ручных гранат - 78 350 вагонов, или 1,3 миллиона тонн.
  Общий расход всех боеприпасов в 1942 году - 1,5 миллиона тонн, в 1943-м - 3 миллиона.
  По данным ГАУ, поставки боеприпасов в первом полугодии 1942 года были ниже запросов войск в 5-6 раз, во втором полугодии - в 3-4 раза (по 76-мм снарядам - в 3, по 122-мм - в 13, по минам - в 4). То есть потребности советских войск в боеприпасах в 1942-м составили по тем временам огромную величину - почти 6 миллионов тонн. Втрое выше среднегодового за войну.
  (данные взяты отсюда http://vpk-news.ru/articles/7856)
  
  В противовес этому авиация продемонстрировала большую эффективность.
  
  Отметим, что способы нанесения бомбоштурмовых ударов самолетами Ил-2 впервые были предложены и практически реализованы летным составом 66-го шап ВВС Резервного фронта.
  Летчики этого полка начиная с конца июля 1941 г. применяли самолеты Ил-2 с высот 600-1000 м, атакуя цели с пикирования в нескольких заходах. Эффективность ударов штурмовиков заметно возросла, но увеличились и потери от огня ЗА и МЗА противника. В этой связи командующий ВВС Резервного фронта генерал-майор авиации Е.М.Николаенко, анализируя боевую работу полка и большие потери материальной части, к сожалению, не понял всю ценность этого начинания для ВВС КА и категорически запретил действовать экипажам Ил-2 со средних высот. Понимая всю несуразность этого запрета, командир полка п-к Щегликов настаивал на повышении высот боевого применения Ил-2, за что и был наказан. "...За невыполнение моих личных указаний об использовании Ил-2 с высот до 200-300 м командиру 66 шап полковнику Щегликову объявляю выговор и предупреждаю о неполном служебном соответствии", -гласила директива командующего Љ 0014841 от 14.08.41 г.
  В итоге абсолютно правильная идея летчиков 66-го шап, обеспечивающая значительное повышение боевой эффективности штурмовика Ил-2, осталась неизвестной летному составу штурмовой авиации Красной Армии и была заново "открыта" лишь весной 1942 г...
  На основе изучения боевого опыта первого периода войны Оперативное Управление ГШ ВВС КА в ориентировочных расчетах норм боевых возможностей штурмовика Ил-2 при действиях по танкам в боевых порядках на поле боя указывало, что для поражения одного легкого танка типа Pz.ll или Pz.38(t) необходимо высылать наряд в 4-5 самолетов Ил-2, а для поражения одного среднего танка типа Pz.lV, Pz.lll или StuG III требовалось уже 12-15 "ильюшиных"...
  С августа 1941 г. для повышения эффективности бомбоштурмовых ударов Ил-2 в штурмовых авиачастях стали практиковать вывод ударной группы штурмовиков лидером (как правило, Су-2, Пе-2 или истребитель), летящим впереди значительно выше наводимой им группы. Обнаружив цель, лидер обозначал ее пикированием или сбрасывал бомбы (иногда ампулы АЖ-2 с огнесмесью "КС"), по разрывам которых ориентировались штурмовики. По сигналу лидера Ил-2 делали "горку" и, набрав высоту, сбрасывали авиабомбы и обстреливали цель из PC, а затем открывали огонь из стрелково-пушечного вооружения. Кроме наведения группы штурмовиков на цель, лидеры еще и отвлекали внимание противника от ударной группы, повышая тем самым эффективность действий последней.
  (http://www.airbase.ru/sim/il2/book/il2_publ/list_9/)
  
  Начальный опыт войны показал, что принятая до войны организация и матчасть штурмовых авиаполков оказалась несостоятельной.
  Несовершенство штурмовика Ил-2 как ударного средства было обусловлено не только несовершенством его вооружения и оборудования, но и недостатками конструкции собственно самолета - носителя оружия. Начать с того, что она была не приспособлена для выполнения атак с пикирования под углом более 30№. Вопреки распространенным еще недавно в литературе представлениям, пикировать и под углом 60№ и даже отвесно Ил-2 мог, но наносить в таком пике прицельный удар не позволял. На этом режиме он становился слишком сложен в пилотировании; кроме того, его планер не обладал достаточным запасом прочности, чтобы уверенно выдерживать напор воздуха на большой скорости, развиваемой в крутом пикировании. Уже при угле пикирования около 40№ Ил-2 начинал "слегка дрожать", а при углах, близких к 90№, его просто "трясло". Поэтому, хотя, по крайней мере, в 312-м штурмовом авиаполку 233-й штурмовой авиадивизии и бомбили с пикирования под углом около 40№, а в 621-м штурмовом авиаполку 307-й штурмовой авиадивизии даже под углом 50 градусов, большого распространения эта практика получить не могла.
   Конечно, в этом вряд ли можно винить С.В.Ильюшина. Ведь, проектируя Ил-2, он исходил из общепринятых перед войной в СССР представлений о тактике штурмовой авиации, в соответствии с которыми штурмовики должны были атаковывать с бреющего полета - т.е. с планирования под очень небольшим углом. Но, так или иначе, не способный бомбить с крутого пикирования Ил-2 оказался не в состоянии обеспечить высокую точность бомбометания (которой, в частности, отличался основной немецкий "самолет поля боя - пикирующий бомбардировщик Ю-87). Ведь чем больше угол пикирования самолета, тем в большей степени траектория сброшенной бомбы совпадает с линией прицеливания... (Не случайно, характеризуя советскую штурмовую авиацию времен войны, немецкий генштабист Э.Миддельдорф прежде всего подчеркивал, что она делала ставку не на "подавление или уничтожение отдельных объектов прицельным огнем", а на стрельбу и бомбометание "по площадям".) Уже поэтому для нанесения немецким войскам "существенного урона требовалось применение очень большого количества Ил-2! "Немецкая авиация, наоборот, пикируя с больших высот, наносила удары по отдельным "точечным" целям".
   Помимо слабой подготовки пилотов, тактических просчетов и несовершенства прицельных приспособлений, здесь сказался и такой конструктивный недостаток самолета Ил-2 как чрезмерно задняя центровка. Из-за нее "горбатый" отличался недостаточной продольной устойчивостью. А это увеличивало рассеивание пуль и снарядов при стрельбе, затрудняло прицеливание, введение в него боковых поправок, удерживание линии визирования цели во время стрельбы - словом, уменьшало прицельность (и, соответственно, эффективность) огня.
  Итог подводит ветеран 820-го штурмового авиаполка Н.И.Пургин: "Единственное точное оружие у штурмовика - это пушки, пулеметы, и то лучше по площадям стрелять".
  Из стрелково-пушечного вооружения Ил-2 (две 20-мм пушки ШВАК (или. 23-мм ВЯ) и два 7,62-мм пулемета ШКАС) наиболее эффективными были, как показала война, пушки. Однако ведение из них прицельного огня затруднялось (помимо всех вышеперечисленных факторов) еще одним конструктивным недостатком Ил-2 - неудачным размещением оружия в крыле. Пушки были установлены в нем на большем расстоянии от оси самолета, чем пулеметы - а ведь чем дальше от этой оси, тем сильнее крыло вибрирует в полете и тем хуже, следовательно, оказывается кучность боя крыльевого оружия, тем большим становится рассеивание пуль или снарядов. Кроме того, чем дальше оружие находится от оси самолета (т.е. от линии прицеливания), тем большей оказывается ошибка прицеливания.
   В общем, отказ С.В.Ильюшина от установки пушек на месте пулеметов (т.е. ближе к оси самолета), а пулеметов - на месте пушек снизил эффективность пушечного огня Ил-2 (более, повторяем, действенного, чем пулеметный!) примерно в полтора раза. Правда, авиазавод Љ 381 самостоятельно исправил этот просчет ОКБ - но он построил ничтожно мало в сравнении с общим выпуском(лишь 270 из 36 154 Ил-2)...
  На эффективности ударов Ил-2 сказывалась и его незначительная бомбовая нагрузка - нормальная величина которой составляла лишь 400 кг. Она же, как правило, оказывалась и максимальной: теоретически эта последняя равнялась 600 кг, но оторвать машину с такой нагрузкой от земли могли лишь опытные летчики, а их в советской штурмовой авиации не хватало. Кроме того, многие - некачественно изготовленные или изношенные - самолеты 600 кг бомб поднять не могли в принципе. ("Мы брали 400 кг бомб, - свидетельствует воевавший в 1944-1945 гг. в 15-м гвардейском штурмовом авиаполку 277-й штурмовой авиадивизии В.Г.Аверьянов, - редко 600 кг - не взлетал...". Кроме того, в отличие от самых распространенных немецких "самолетов поля боя" (Ю-87 и ФВ-190) не мог поднимать бомбы калибром свыше 250кг.)
   В общем, состав вооружения Ил-2 "не обеспечивал эффективного поражения типовых целей, главным образом, бронетехни".
   Во-первых, несравненно более низкой, нежели принято считать у нас, была результативность бомбоштурмовых ударов Ил-2.
   Неустойчивый, не имевший эффективных прицелов и лишенный возможности наносить удары с крутого пикирования, ильюшинский штурмовик оказался все-таки недостаточно приспособленным для эффективного поражения наземных целей.
  Отнюдь не идеальным "самолетом поля боя" делала Ил-2 и его полудеревянная конструкция - еще больше уменьшавшая боевую живучесть этой машины.
  Помимо недостаточно совершенной материальной части, результативность ударов советской штурмовой авиации снижали также многочисленные пороки ее тактики. Основными из них были:
  
  а) предпочтение ударам с пологого пикирования малоприцельных ударов с бреющего полета;
  б) плохое планирование и боевое обеспечение ударов (в1941-1943тг.);
  в) практика ударов малыми силами (в 1941 - 1943 гг.) и
  г) малое время воздействия на цель в ходе удара (в 1941-1942 гг.).
  
  Заметим, что Ил-2 оказался самым массовым самолетом советских ВВС военных лет( - за 1941-1945гг. их было выпущено 36 154 экземпляра). В этой связи возникает вопрос: почему СССР продолжали во все возрастающих количествах производить недостаточно эффективный самолет Ил-2 и фактически взяли курс на частичную замену бомбардировочной авиации авиацией штурмовой? Ведь тот же пикирующий бомбардировщик Пе-2 позволял обеспечить гораздо большую точность бомбометания... В общих чертах на это ответил еще командующий ВВС Красной Армии( в 1942-1945 гг.) А.А.Новиков.
  
  Во-первых, одномоторный и простой по конструкции штурмовик был проще и дешевле в производстве, чем двухмоторные цельнометаллические бомбардировщики.
  
  Во-вторых, Ил-2 оказались более всепогодными, чем бомбардировщики: они атаковали в основном с малых высот и, следовательно, могли действовать даже при низкой облачности. Добавим к этому, что Ил-2 - в частности, по сравнению с тем же Пе-2 - был прост в пилотировании; в условиях, когда основная масса фронтовых летчиков была подготовлена весьма слабо, это имело огромное значение... В этих условиях( замечает один из современных авторов) еще большим плюсом становилась и дешевизна штурмовика: позволить слабо обученным пилотам гробить дорогие и сложные в производстве Пе-2 было бы слишком накладно.
  
  Признания А.А.Новикова( и наблюдения современных авторов) высвечивают все те же слабые места Советского Союза, которые затрудняли ему ведение воздушной войны против Германии. Это, во-первых, относительная слабость советской авиапромышленности, оказавшейся не в состоянии обеспечить выпуск большого количества двух- и многомоторных ударных самолетов. Это, далее, "количественное мышление", фактически стремившегося бить врага не умением, а числом - не относительно ограниченным количеством высокоэффективных пикируюших бомбардировщиков с хорошо подготовленными экипажами, а огромными массами недостаточно эффективных, но простых и дешевых самолетов с наспех подготовленными летчиками. Вполне справедливым представляется поэтому замечание М.Павловского о том, что ни немцам, ни англичанам, ни американцам самолет типа Ил-2 (а значит, добавим, и штурмовая авиация в ее советском варианте) нужны, пожалуй, не были.
  
   Вот воспоминания наркома авиационной промышленности Шахурина о проводах на фронт в конце 1942 г. авиаполка, получившего новые современные самолеты: "...На самолете У-2 лечу на аэродром, хочу своими глазами увидеть, кому мы вручаем самолеты. Лейтенантов среди летчиков не вижу, только сержанты. Спрашиваю: - Какой налет имеете на боевых самолетах? Отвечают: - Полтора-два часа, и то чаще всего на старых самолетах, редко кто летал на новых. Спрашиваю у командиров: - Как будет происходить освоение новой материальной части? - Теорию им объяснили во время учебы, познакомили и с особенностями самолетов, ну а здесь даем один-два полета и потом - на Сталинград. Время не ждет. Воевали молодые летчики беззаветно, помогая сталинградцам отстаивать город, уничтожая вражескую технику в воздухе и на земле". Не хочется даже комментировать этот эпизод. Может быть, кто-то из "патриотов" и захлебнется от восторга, но людей, знающих суть дела, может только мороз по коже продрать...
  (данные отсюда http://vspomniv.ru/effektivnost_il_2/)
  
  И даже несмотря на это,авиация остается эффективнее артиллерии- по признанию т.Тимошенко на один пулемет врага расходуется десятки снарядов 76мм артиллерии и один 76мм выстрел танка- вот только он не учел,что окопанный танк врага фактически неуязвим для 76мм артиллерии и имеет больше шансов поджечь наш танк банально из-за разницы в силуэте.Расход же боеприпасов авиации статичен и не зависит от формы боев, имеет больший радиус действия,но ограничен неподходящими "инструментами".
  
  Если вопрос в материалах- стоит выяснить настоящие причины отказа от модернизации ночного бомбардировщика Р-5 в пользу производства Ил-2.
  Если вопрос в эффективности- стоит выяснить смысл производства цельнометаллических Пе-2 с предельным двигателем м-105 вместо Та-3 с перспективным двигателем м-82,который фактически попусту растрачиваются на "лакированные гробы" Ла-5.
  
  1.Предлагаю оставить в производстве два типа двигателя, оправдавших себя- серию АМ и серию АШ,отказавшись полностью от остальных в их пользу.Было бы полезным по возможности отказатся от алюминия в танковых двигателях.
  2.Предлагаю немедленно запустить в серию Та-3(М-82) и оснастить им отдельные гвардейские авиаполки для завоевания господства в воздухе.Также предлагаю перевооружать ночную авиацию с У-2 модернизированными Р-5 ибо в условиях вражеского господства в воздухе Ил-2 обречены на смерть.
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"