Иевлев Геннадий Васильевич: другие произведения.

Красный песок_Капитан Толлоны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В прекрасной галактике Юллона, что значит - лучистая, на не-большой планете Толлона, живёт цивилизация толлонов. Дос-тигнув в своём развитии определённых технологических высот, цивилизация занялась освоением своего галактического дома и столкнулась с ещё одной галактической цивилизацией - крока-нов, стоящей на более низкой ступени развития. Не разобрав-шись в характерах кроканов, толлоны передали им свои косми-ческие технологии и жестоко поплатились за это - были унич-тожены. Капитан Толлоны Валл'Иолет, мужественно сражался за жизнь своей цивилизации, но оставшись один, на не боеспо-собном корабле, решил уйти из своего пространства, в надежде, где-то найти для себя новое пристанище, чтобы, в последствии, отомстить безжалостным кроканам за свой народ.


 []

Роман Фантастика

КРАСНЫЙ ПЕСОК

КНИГА ПЕРВАЯ

КАПИТАН ТОЛЛОНЫ

  
  
  
  
  
  
   Автор приносит свои извинения за случайные совпадения имен, используемых в книге, с имеющими место в реальной действительности.
  
  
  
  
  
  
  
   Иевлев Г. В. Красный песок. Капитан Толлоны. В прекрасной галактике Юллона, что значит - лучистая, на небольшой планете Толлона, живёт цивилизация толлонов. Достигнув в своём развитии определённых технологических высот, цивилизация занялась освоением своего галактического дома и столкнулась с ещё одной галактической цивилизацией - кроканов, стоящей на более низкой ступени развития. Не разобравшись в характерах кроканов, толлоны передали им свои космические технологии и жестоко поплатились за это - были уничтожены. Капитан Толлоны Валл'Иолет, мужественно сражался за жизнь своей цивилизации, но оставшись один, на не боеспособном корабле, решил уйти из своего пространства, в надежде, где-то найти для себя новое пристанище, чтобы, в последствии, отомстить безжалостным кроканам за свой народ.
  
  
  
   Упавший на колени - это трус,
   Но павший воин трусости не знает...
   Убитый никогда не побеждён!
   Живые побеждёнными бывают ...

(Н. Грищенко)

  
  
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ТОЛЛОНА

1

  
  
   Капитан, боевого космического корабля цивилизации толлонов - весспера, Валл'Иолет, уцепившись в штурвал побелевшими пальцами своих крепких рук, будто желая раздавить его, будто у него были не человеческие руки, а механические клешни, уставившись чёрными, с жёлтым ободком вокруг тёмных зрачков, глазами, в экран сканера пространственного обзора - спора, упрямо вёл свой боевой корабль, мчащемуся ему навстречу военному кораблю кроканской цивилизации - рогатому дифференту.
   Вместе с твёрдостью своего характера, для психологического давления на противника, Валл'Иолет так же пытался использовать и своё поле разума или, как его называли ученые - психотронное поле. Выбросив его наружу, он пытался дотянуться им до дифферента, чтобы понять степень агрессивности капитана чужого корабля, но перед полем была лишь пустота, видимо расстояние ещё не позволяло дотянуться ему до дифферента или Валл'Иолет чего-то не понимал, так как это была одна из немногих его осознанных попыток использования своего поля разума в пространстве, против представителя чужой расы.
   Валл'Иолет имел лишь поверхностные знания о психотронном поле и потому пользовался им по своему разумению, учась на своих же ошибках. Хотя психотронное поле имели многие представители цивилизации толлонов, к которым принадлежал и Валл'Иолет, но к его глубокому изучению учёные цивилизации приступили, сравнительно, недавно, выделив психотронное поле в отдельный класс полей и потому о нём было известно ещё совсем немного.
   Все носители психотронного поля обязаны были стоять на учёте в медицинском Центре планеты, а Валл'Иолет откладывал свою регистрацию. Во-первых, что является носителем психотронного поля он осознал сравнительно недавно, когда признаки обладания полем стали достоянием гласности и поле начало обсуждаться более широко в цивилизации и специалистами и дилетантами; а во-вторых - он опасался, что это может сказаться на его карьере капитана космического флота, так как носители психотронного поля проходили регулярные тестовые проверки на агрессию, которым отдавался приоритет профессиональной деятельности его носителя. И потому, как мог, Валл'Иолет сам пытался изучать и использовать на практике непонятное свойство своего разума, украдкой читая всевозможную литературу и практикуясь на механизмах своего космического корабля, когда находился на дежурстве в пространстве.
   - Посмотрим у кого крепче нервные струны. - Механически шептали губы Валл'Иолета. - Я заставляю тебя свернуть, хрюкающая свинподобная тварь. Ты у меня обязательно спляшешь на своём корыте танец диких грилл. Ты у меня...
   Валл'Иолет не успел полностью озвучить свои мысли, как, вдруг, его психотронное поле резко всколыхнулось, будто в него ворвался мощный энергетический сполох и в тот же момент он, скорее не увидел, а почувствовал, вспыхнувшие ярким красным цветом кончики рогатых крыльев дифферента и тут же резко толкнул штурвал вперёд. Весспер нырнул вниз. Но всё же Валл'Иолет опоздал с маневром - выскочившие из покрасневших крыльев дифферента яркие красные лучи успели сойтись где-то на хвосте его весспера.
   Вспыхнувшая сочным жёлтым цветом панель на пульте управления показала, что защита корабля среагировала исправно и практически, полностью поглотила энергию атакующих лучей, но хвост весспера всё же получил тормозной импульс и нырнул вниз, заставив нос дёрнуться вверх. Весспер выровнялся и торчащий из хвоста корабля металлический нож - шип тарка, покрытый самым прочным минералом Вселенной - иштором, рождающимся в недрах планет, прошедших сквозь горнила сверхновых, скользнул по брюху модуля управления дифферента, зловещей тенью промелькнувшего по экрану спор, перед широко раскрытыми глазами Валл'Иолета.
   Валл'Иолет отпустил акселератор и вернув из пространства свое поле разума, заложил глубокий вираж, разворачивая весспер и пытаясь осознать, только что произошедшее.
   Его первая практика использования психотронного поля против представителя чужой цивилизации оказалась несколько двусмысленной: с одной стороны - он, явно, почувствовал всплеск чужого энергополя; с другой - это чувство оказалось несколько запоздавшим и если бы не его молниеносная реакция, то неизвестно, чем бы для него обернулась атака дифферента; с третьей - опять же, не почувствуй он всплеск энергии исходящей от дифферента, чтобы сейчас было с ним.
   Весспер затормозился и развернувшись, лёг на обратный курс. Валл'Иолет окинул взглядом экран спор.
   - Хаара! - Невольно прошелестели его губы грубое проклятье расы толлонов и его глаза ещё больше расширились.
   Из хвоста, идущего впереди, дифферента била белая струя или газа или какой-то жидкости. Корабль кроканов шёл как-то странно, с задранным хвостом и по мере того, как белая струя становилась всё мощнее, хвост задирался всё выше и вскоре дифферент перевернулся кверху брюхом и уже не двигался поступательно, а начал катиться, подобно мячу по дороге, катясь всё быстрей и быстрей и через какое-то время яркая голубая вспышка вырвала у вечной тьмы кусочек пространства, озаряя его рукотворным светом.
   - Хаара! - Вновь прошелестели губы Валл'Иолета, а выброшенная на уровень глаз рука попыталась отгородить их от вспыхнувшего света, так как светофильтры экрана спор сработали с некоторым запозданием и глаза успели получить изрядную порцию яркого света.
   Что это было? Молниями замелькали у него тревожные мысли. Неужели я распорол ему брюхо? Он, что из бумаги склеен, что ли? И что теперь? Что я там у него зацепил такого, что он лопнул, как мыльный пузырь, случайно задетый ногтем? Будет оправдание моим действиям? Будь ты проклят, паршивый кроканский свин.
   В зале управления потемнело. Валл'Иолет, опустил руку и ткнув пальцем в клавишу пульта управления, резко оттолкнул штурвал, который, скользнув вперёд, убрался в пульт управления и положив руки на выскользнувшие панели управления, зло толкнул рычаг акселератора вперёд и наклонив панели управления, по широкой дуге обошёл место взрыва дифферента и уже затем направил весспер к оставленному им драффту - грузовому кораблю толлонской цивилизации.
   Драффт был под завязку забит криилом - обогащённым красным песком, и держал курс на родную планету толлонской цивилизации - Толлону. Из криила на орбитальной станции, висящей над планетой, получали ратан - вещество массы для конверторов космических кораблей. Валл'Иолет на своём боевом весспере сопровождал грузовик к Толлоне.
   Пристроив весспер драффту в хвост, Валл'Иолет включил купольный обзор пространства и внимательным взглядом осмотревшись, хотя он прекрасно знал, что разумная техника никогда не пропустит появление какого бы то нибыло объекта естественного или искусственного происхождения в радиусе своей досягаемости и больше не увидев ни одной красной точки, идентифицирующей объект искусственного происхождения, не принадлежащей его цивилизации, переключил экран спор на внешний обзор весспера. Увиденное заставило его досадно поморщиться - откуда-то из хвоста струился лёгкий светлый дымок. Валл'Иолет пробежал взглядом по терминалам пульта управления - никаких тревожных сообщений они не выдавали. Дёрнув в недоумении плечами, он перевёл экран спор в привычный режим работы и с шумным выдохом откинулся в кресле. В тот же миг над пультом управления вспыхнула голограмма с изображением капитана драффта Гра'Дорра. Желтые ободки его зрачков ярко горели - выдавая его, даже не испуг, а страх.
   - Чт-то произ-зошл-ло-ло? - Заикаясь выдавил из себя Гра'Дорр.
   - Ты разве не понял?
   - Я-я в-вид-дел ярк-кое пятн-но у себ-бя н-на эк-кран-не.
   - Он взорвался. - Губы Валл'Иолета вытянулись в лёгкой усмешке. - Продолжим путь. Он ещё долог. - Валл'Иолет покивал головой.
   - Т-ты е-его ун-ничтож-жил-л? - Продолжал воспрашать со всё тем же страхом капитан грузовика.
   - Да не трогал я его! - Красивое, мужественное лицо Валл'Иолета исказилось гримасой недовольства. - Град, нам нужно поторопиться. Мы уже изрядно отстаём от графика. Останемся без вознаграждения, при следующей встрече с дифферентом я и глазом не поведу, чтобы его заметить. Будешь сам с ним разбираться.
   - У т-тебя из-з хв-вос-ста д-дым.
   - Я знаю. Ерунда. Не обращай внимания. Хаара! Двигай, в конце-концов.
   - К-как ск-каж-жешь. - Гра'Дорр дёрнул плечами и голограмма с его изображением исчезла.
   Через несколько мгновений из огромных хвостовых дюз драффта ударили мощные голубые фонтаны и он начал стремительно удаляться.
   Ожидая, когда драффт, растворившись в пространстве, превратился в яркую зёленую точку на экране спор, чтобы уже затем самому пуститься за ним, так как драффт был более медленным космическим кораблём и вессперу не составляло труда поспевать за ним, а для сопровождения, по регламенту космоплавания, для своевременной реакции на опасность между кораблями должно было соблюдаться определённое расстояние, Валл'Иолет, покрутил головой - оба стоящих по бокам от него кресла, для ещё двух членов экипажа, были пусты, и потому только что произошедшее в пространстве, никто, кроме него, доподлинно не знал и противоречить ему, было некому...
   В своём нормальном состоянии экипаж весспера состоял из трёх человек: капитана, он же и пилот и двух техников - один отвечал за механику корабля, другой - за его энергетическую начинку. В энергетике Валл'Иолет хорошо разбирался сам и потому энерготехника на борту его весспера никогда не было. Механик сейчас отсутствовал по той причине, что на сопровождаемом им драффте возникла проблема в гидравлике системы управления рулями и капитан грузовика Гра'Дорр попросил Валл'Иолета переправить своего механика к нему на драффт, так как техникам грузовика возникшая проблема была непонятна, а механик весспера был одним из самых опытных техников в космическом флоте толлонов. Валл'Иолет не тяготился одиночеством и без колебаний отправил своего механика на драффт.
   Дождавшись появления зелёной точки в центре экрана спор, Валл'Иолет качнул панели управления, механически, нежели осознанно, тестируя реакцию рулей весспера и резко двинул акселератор вперёд.
  

***

  
   Раса толлонов, к которой принадлежал Валл'Иолет, жила в одном из рукавов старой, но отлично сохранившей свою красоту, галактики Юллона, что означало - лучистая.
   Так она называлась потому, что имела несколько ярко выраженных рукавов, один из которых и служил пристанищем для бывшей звезды Ураны, прошедшей через горнило сверхновой и ставшей к исходу своей жизни белым карликом. Внешние слои сброшенной оболочки уже находились далеко в пространстве, а внутренний туман частиц рассеялся и пространство вокруг белого карлика теперь было чистым. Звезда постепенно остывала и спектр её излучения уже начал смещаться в красную зону, приобретая жёлтый оттенок.
   Вокруг Ураны теперь водили хоровод всего лишь четыре планеты, хотя прежде их, скорее всего, было гораздо больше, так как за чётвёртой планетой кружились по многочисленным орбитам разновеликие астероиды. Среди уцелевших планет, второй по счёту была небольшая Толлона, на которой и жила цивилизация толлонов. Вокруг Толлоны кружилась её единственная, но преданная и верная спутница - крохотная Зарна.
   Первая к Уране планета была совсем крошечной и очень горячей, бешено вертящейся в своём бесконечном хороводе; следующая за Толлоной планета находилась неестественно далеко от Ураны; ещё дальше находилась четвёртая, самая большая планета и самая медлительная и неповоротливая - обе они были холодны и безжизненны.
   Как толлоны оказались на своей небольшой планете, они не имели понятия. Было лишь предположение, что они представляли собой остаток очень древней цивилизации, жившей на одной из больших планет, некогда кружащейся вокруг Ураны. Но как приходит старость к людям, так пришла старость и к Уране. Выработав своё внутреннее горючее, она взорвалась, трансформировавшись в белого карлика. Древняя цивилизация, скорее всего погибла, но её споры каким-то образом попали на одну из лун дальних планет, где и сохранились. Возможно, что древняя цивилизация и сама создала хранилище своих спор в недрах небольшого космического объекта, надеясь, что когда-то, все же наступят благоприятные условия и споры прорастут, дав продолжение их жизни.
   На что надеялась древняя раса, приняв такое продолжение своей жизни, было непонятно, так как риск был невероятно огромен, но скорее всего они не имели возможности покинуть свою планетную систему, так как в прежней системе Ураны не было красного песка. И всё же Природа Мироздания оказалась благосклонной к ним. Но прошли миллионы лет, прежде чем споры проросли и на Толлоне возникла жизнь. Как прежний далёкий спутник оказался рядом со звездой, осталось тайной. Да и были ли толлоны прямыми потомками древней расы или трансформировались в свою, отгадка затерялась где в глубине прошедших тысячелетий.
   У некоторых астрономов была и другая точка зрения. Они считали, что Толлона, скорее всего была спутником - Хорты, самой дальней из уцелевших планет, но видимо во время взрыва прежней Ураны, Толлона была сорвана с обиты Хорты и после неведомо каких блужданий и катаклизмов, в конце-концов оказалась на орбите Ураны. Они утверждали, что Хорта в очень далёкие времена была обитаема и её орбита была гораздо ближе к Уране, но во время катаклизма она была отброшена и её водные океаны превратились в лёд, климат стал холодным и суровым и жизнь на ней прекратила своё существование. Возможно, что хорты и были предками толлонов и что это их выжившие остатки цивилизации перебрались на Толлону.
   Толлоны достигли в своем развитии достаточно больших биологических высот: они в совершенстве овладели, как физической стороной своих тел, доведя продолжительность своей жизни до тысячи четырёхсот толлонских лет; так и духовной стороной своих разумов, глубоко развив медитацию и открыв в себе психотронное поле, что позволило им приступить к освоению защиты информационного поля своего разума и чувствовать не только энергополя, но биологические поля живых организмов. Конечно, использование ими психотронного поля было ещё очень и очень далеко от совершенства и не все его носители умели им пользоваться с пользой для себя, даже не все и знали, что являются его носителем, но некоторые из них уже могли общаться между собой посредством мыслей. Была у психотронного поля и вовсе непонятная особенность: если в атмосферах планет оно имело радиус действия всего несколько десятков метров, то в межзвёздном пространстве его дальность достигала десятков тысяч метров, а у некоторых толлонов и сотен километров.
   Больших высот достигли и технологии толлонов: освоив сверхсветовые скорости, они взялись за изучение других звёздных систем своей галактики, коих в недалёких окрестностях Ураны насчитывалось около трёх сотен. Но быстрые скорости требовали больших энергий, а имеющиеся источники в планетной системе Ураны были быстро израсходованы. Начались поиски энергетических источников в других планетных системах Юллоны.
   Силовым элементом, толкающим космические корабли толлонов была сверхтяжёлая элементарная частица фа-готт, означающая ничто иное, как тяжёлый камень. Основой же для получения фа-готтов, служил энергетический концентрат - ратан или по другому, вещество массы, которое конверторами космических кораблей преобразовывалось в эти самые сверхтяжёлые элементарные частицы. Источником для энергетического концентрата был минерал - криил, который содержится в песке красного цвета. Практически, криил есть в любом песке, только в различной концентрации, что и сказывалось на эффективности его получения.
   Первый красный песок был обнаружен толлонами на третьей планете, вращающейся вокруг Ураны, изучив который и научившись выделять из него ратан, они перешагнули сверхсветовой рубеж космических скоростей и приступили к изучению окрестностей своего космического дома.
   К досаде толлонов, красного песка на третьей планете оказалось не много и они принялись за поиски планет с красным песком у других звёзд. Но такой песок, характерного красно-розового цвета, оказался очень редким и поэтому им пришлось изрядно полазить по чужим, неприветливым планетам, прежде, чем их старания были вознаграждены - в одной из двойных звёздных систем и была найдена планета с красным песком, в крииле которого, содержание ратана находилось на уровне четырёх процентов его объема.
   Это была, несомненная, удача цивилизации толлонов.
   Условий для жизни толлонов на той планете, практически, не было: содержание кислорода в её атмосфере было очень низким, а беспрерывные пыльные бури, скорость ветра в которых достигала немыслимых значений, делали её малоприспособленной к работе на её поверхности, но толлонам все же удалось построить на ней перерабатывающую фабрику, доводящую концентрацию ратана в концентрате для движителей космических кораблей почти до семидесяти процентов.
   И вскоре звездолеты толлонов, с большими запасами вещества массы, позволявшими им удаляться на пару сотен световых лет от Толлоны, понеслись от неё во все стороны, в попытках найти другие разумы в своей галактике.
   Для глубокой трансформации криила в вещество массы требовался высокий вакуум и желательно, отсутствие сил тяготения и потому его переработка на поверхности планеты требовала огромных технических и энергетических затрат и поэтому толлоны приняли решение финишную трансформацию криила перенести на орбиту планеты. Первоначально криил дообогащался и из него выделялся ратан на орбите той планеты, где и добывался, но когда выяснилось, что одним из побочных продуктов технологии его трансформации является озон, то его финишная трансформация тут же была переведена на орбиту Толлоны и озон начал поступать в верхние слои атмосферы планеты, укрепляя её, так как естественный слой озона над Толлоной был тонок и к тому же изрядно нарушался частыми проходами через него космических аппаратов.
   Грузовые корабли - драффты перевозили обогащённый криил с планеты на орбитальную станцию Толлоны, на которой и завершался процесс трансформации криила в вещество массы. Серая пыль, остающаяся от переработанного криила, теми же драффтами возвращалась на планету, откуда криил и вывозился.
   Прошли долгие годы и эйфория у толлонской цивилизации сменилась раздражением: казавшийся бесконечным богатый криилом красный песок на планете, вдруг, подошёл к концу, а бедный песок требовал больших затрат, никак не оправдывающих его переработку, а другой такой планеты найдено не было.
   Не удавалось найти и братьев по разуму - долгие и мучительные поиски результата не приносили, навевая у толлонов грустные мысли о своей единственности. Они начали задумываться о колонизации какой-то другой планеты, непременно, и только лишь, похожей на Толлону. Поблизости такой планеты не было, а для обследования дальних пространств требовалось большое количество вещества массы, которого уже не было.
   Им ничего не осталось, как заняться обогащением бедных песков, переработав огромное количество которого, им удалось получить нужное количество ратана, чтобы расширить границы своего поиска. К тому же, они начали более внимательно обследовать, буквально, каждую звёздную систему, ближнего пространства, где, по их прежним предположениям, никакого красного песка быть не могло. Так они и столкнулись с другой цивилизацией своей галактики - цивилизацией кроканов.
   Цивилизация кроканов стояла на, гораздо, более низшей ступени развития - у них ещё не было, не только космических технологий, но даже не было атмосферных летательных аппаратов, но кроканы были очень неприхотливы и выносливы и могли работать в таких условиях, о которых толлоны и думать даже не смели.
   Обрадованные, что они, всё же, оказались не одиноки в галактике, толлоны тут же поделились своими технологиями космического кораблестроения с кроканами и вскоре цивилизации объединили свои усилия в поиске планет с красным песком. Теперь уже доминирующую роль в поисках нужной планеты играли кроканы, так как они исследовали такие планеты, к которым толлоны и приближаться не рисковали, не то чтобы высаживаться на них. И вскоре такая планета, названная Роззой из-за своего розового цвета, нашлась. Но так как теперь её разрабатывали уже две цивилизации, то красный песок таял, буквально, на глазах, а следующая планета опять, никак, не находилась.
   У цивилизаций появилась подозрительность, что другая выбирает криила больше. Боясь остаться обделенной, каждая цивилизация занялась более интенсивным вывозом криила, запасы которого начали уменьшаться ещё быстрее. Подозрительность сменились раздражением и претензиями цивилизаций друг к другу, которые в конце-концов переросли во вражду. Хотя прямых военных конфликтов ещё не было, но цивилизации уже, практически, свернули все свои совместные галактические исследования и ускоренными темпами принялись строить военные космические корабли: толлоны - вессперы; кроканы - дифференты.
   Кроканы оказались более хитры и изворотливы в своей милитаризации. Для удовлетворения своих амбиций они не останавливались ни перед чем. Злоба и коварство в отношении к толлонам, стали доминирующим фактором их жизни. В конце-концов, у толлонов хватило сообразительности приостановить передачу своих передовых технологий кроканам, что в какой-то мере позволило им остаться более техногенной цивилизацией. Но цивилизация кроканов уже хорошо освоила полученные технологии и теперь, вполне, могла обходиться без помощи толлонов.
   У толлонов пошли непонятные перебои в работе их обогатительной фабрики на Роззе и начали исчезать драффты с криилом. Когда исчезли первые два драффта, толлоны посчитали это несчастным случаем, а когда два следующих - закономерностью. Толлоны начали подозревать, что это кроканы начали захват их драффтов с грузом криила и тогда ими было принято решение о сопровождении свои грузовиков боевыми космическими кораблями - вессперами.
   И сейчас Валл'Иолет на своём весспере и вёл такое сопровождение драффта с грузом криила от Роззы к Толлоне и видимо кроканы, не зная этого, попытались осуществить очередной захват грузовика чужой цивилизации.
  

***

  
   Боевой космический корабль толлонов - весспер, имел форму приплюснутого, вытянутого полуовала, с торчащими из носовой части небольшими крыльями, служащими для стабилизации его хода в атмосфере планет. Весспер состоял из двух модулей: переднего - управления и заднего - генераторного. Его основное вооружение располагалось на генераторном модуле и состояло из трёх мощных орудийных излучателей, принадлежащих импульсному лазеру; дальнобойнному зарядовому бластеру, располагающихся сверху корпуса корабля и третьего излучателя, находящегося под брюхом корпуса, выбрасывающего в пространство плотные сгустки тяжёлых элементарных частиц.
   Излучатели монтировались на мощных шарнирных опорах, которые в походном режиме убирались в корпус корабля и которые вращались во всех плоскостях, и потому весспер мог вести огонь, практически, во всех направлениях, независимо от направления своего движения. Кроме мощных пушек дальнего действия, весспер имел два легких короткодействующих импульсных лазера на турелях, прячущихся в нишах модуля управления и которые высовывались из них по мере необходимости.
   Вессперы были двух цветов: или серебристые или серые, в зависимости от типа применяемого защитного поля корпуса при сверхсветовых скоростях и на семьдесят процентов своей полуторасотеннометровой длины состояли из конвертора, трансформирующего вещество массы в фа-готты, позволяющие ему двигаться с девятью скоростями света и генератора энергий, позволяющего вести огонь по противнику из мощных энергетических пушек дальнего действия.
   Передняя часть весспера - модуль управления, была двухъярусная: в верхнем располагался зал управления и жилые отсеки, для трёх членов экипажа с необходимыми каютами для их нормальной жизнедеятельности; на нижнем уровне находился ангар с небольшим летательным аппаратом - лорном и некоторые другие вспомогательные отсеки.
   В передней части модуля управления весспера, сверху и снизу, располагались две полусферы сканера пространственного обзора - спора. Движители корабля, находящиеся в хвостовой части генераторного модуля, состояли из трёх раструбов: овального центрального - главного движения или маршевого и двух круглых боковых - маневровых и одновременно рулевых. Для дополнительной устойчивости движения в атмосфере из хвостовой части весспера выдвигалась ещё одна пара крыльев. Корабль имел два трапа, по одному в каждом модуле и восемь мощных опор, торцы которых могли принимать различные формы, в зависимости от характеристик посадочной поверхности и одновременно являющимися двигателями поперечного перемещения. Экипаж весспера состоял из трёх человек, но по желанию капитана - он мог быть и единственным членом экипажа на борту своего боевого корабля, что регулярно и делал Валл'Иолет.
  

***

  
   Дифферент кроканов был похож на толстое, более, чем двухсотметровое в диаметре, приплюснутое кольцо, с вырезом спереди и торчащим напротив выреза модулем управления, и обрубленным сектором сзади, где располагались шесть раструбов движителей - три на каждое крыло, разгоняющих его до тех же, что и весспер, девяти скоростей света.
   Дифферент был исполнен в зелёных, различных оттенков, тонах, имел экипаж из пяти кроканов и был вооружён двумя мощными дальнодействующими импульсными лазерами, располагающимися у основания его закруглённых крыльев и двумя короткодействующими, находящимися в модуле управления. Там же в крыльях располагались два конвертора генераторов движения и энергогенераторы для лазерных пушек, что придавало дифференту большую надёжность, так как при отказе конвертора одного крыла, он мог функционировать с конвертором другого. К тому же, эти огромные овальные крылья позволяли дифференту устойчиво двигаться в любых атмосферах планет, хотя его скорость при этом была, гораздо, ниже скорости весспера, из-за сильных продольных вибраций крыльев в плотных атмосферах.
   Собственно, эта конструкция была придумана одним из кораблестроителей Толлоны, но толлоны её отвергли из-за больших размеров, огромного веса и потому некоторой неуклюжести, а кроканам она пришлась по нраву, так как она чем-то напоминала их тяжёлый характер.
   Так как лазерные пушки были жёстко встроены в овалы крыльев дифферента, а крылья жёстко крепились к модулю управления, то для поражения цели дифференту нужно было подворачиваться всему. Хотя шесть раструбов движителей позволяли ему это делать достаточно быстро, но эффективность, независимо вращающихся излучателей, в бою, по предположению толлонов, была более действенной.
  

***

  
   Несмотря на все старания кроканов, толлоны в своем развитии ушли гораздо дальше их, так как свои технологии разрабатывали сами, а кроканы пользовались лишь теми, которые им предоставляли толлоны, лишь их чуть модернизируя под особенности своей цивилизации.
   Космические корабли толлонов были более быстры; продолжительность их жизни дольше; а психотронными полями кроканы вообще не владели, но их численность была во много раз больше. Если население толлонов составляло всего около полуторастамиллионов человек и жили они в полном достатке всего на одной, своей маленькой планете - Толлона, совершенно не желая терпеть какие-то лишения при колонизации других планетных систем, то кроканов было более десяти миллиардов и они, быстро найдя для себя ещё две планеты, на которые и начали перебираться, будучи более терпимы к невзгодам и лишениям, уже населяли три планеты в разных планетных системах своего галактического рукава.
   Внешне расы отличались весьма разительно. Толлоны были под два метра ростом, стройны, но узкоплечи. Имели несколько вытянутые лица; длинные тёмные волосы на голове; очень высокий лоб; с хорошо заметной горбинкой нос; тёмные глаза с жёлтой окантовкой вокруг зрачков, вытянутые вдоль лица несколько больше, чем вширь; очень тонкие, но яркие губы - ниточки; удлинённые уши и подбородок; тонкую, высокую шею. Из-за того, что их жизнь была очень комфортна, то и физически они были не сильны, переложив весь физический труд на своей планете на плечи всевозможных автоматов. Своих двойников - клонов, они не строили, считая этот путь развития цивилизации ведущий к полному вырождению, а затем и к вымиранию своей расы.
   Кроканы были невысокого роста, немногим более полутора метров; полны; круглолицы; имели очень короткие светлые волосы на голове; средних размеров безбровый лоб; узкие глаза - щёлочки; небольшой приплюснутый нос, делающий их похожими на домашнее животное толлонов - свина; большой рот с толстыми бесцветными губами, совсем небольшой подбородок и короткую, толстую шею. Были они широкоплечи и обладали большой физической силой, потому, что их планета - Крокана, была, более, чем в двенадцать раз, массивнее Толлоны.
  

2

  
  
   Едва второй Валл'Иолета - военные космические корабли толлонов не имели названий, а носили лишь порядковые номера, а в среде службы космического флота, негласно, назывались именами их капитанов, коснулся опорами посадочного слота поля космодрома планеты, как над пультом управления вспыхнула голограмма с изображением непосредственного командира Валл'Иолета, командующего первой эскадрой боевых вессперов Толлоны, Галл'Арта - брови сдвинуты, лицо, явно, злое.
   - В управление! С журналом! Немедленно! - Едва разжимая губы процедил Галл'Арт и голограмма тут же погасла.
   Пальцы Валл'Иолета нервно забарабанили по подлокотнику. Выражение лица командира эскадры, однозначно, показывало, что на ожидание чего-то хорошего, можно было не рассчитывать. И конечно, виной всему - взорвавшийся дифферент кроканов.
   Но ведь я же был один. Кто может достоверно подтвердить, что между нами произошло. Замелькали у Валл'Иолета тревожные мысли. Гра'Дорр? Уже успел доложить о произошедшей стычке. Но он был достаточно далеко и навряд ли достоверно видел, как мы схлестнулись. Но если бы не я его, то он меня и в придачу драффт. Я лишь честно выполнил свой долг. И что, тогда, командор взбесился? Гра'Дорр мог сказать лишь то, что я ему сказал, а я ему ничего не сказал. И выходит, что я один знаю истинную картину произошедшего. Что там у меня?
   Валл'Иолет склонился к пульту управления и его пальцы пробежали по одному из рядов клавиш - над пультом управления появилась голограмма с мчащимся на него кораблём кроканов. Вот кончики крыльев дифферента вспыхнули и метнувшиеся из них красные лучи косо скользнув по голограмме, исчезли. Исчез и сам дифферент. Звёздная картина на изображении заплясала. Валл'Иолет остановил просмотр.
   Этого будет достаточно. Потекли у него мысли удовлетворения своим решением. Остальное изуродую, сославшись, что часть камер была перегружена наводками энергии лазерных лучей и перестала работать. Пусть доказывают, обратное.
   Его пальцы вновь забегали по клавишам и вскоре отображение звёзд в голограмме, ещё несколько раз дёрнувшись, сменилось картиной сполохов, разобрать среди которых что-то было, совершенно, невозможно. Прошло несколько минут и сполохи сменились хвостом драффта, который расцветившись яркими огнями своих дюз, исчез вдали, превратившись в яркую зелёную кляксу.
   - Отлично!
   Звонко хлопнув ладонью по подлокотнику, Валл'Иолет прервал просмотр и вытащив из пульта управления пластинку бортового журнала, заглушил конвертор и поднявшись, направился в ангар, располагающийся на нижнем уровне модуля управления весспера.
  

***

  
   То что он сейчас сделал было, мягко говоря, незаконно. Он, просто-напросто, конвертировал часть информационного поля бортового журнала, исказив нежелательную информацию.
   В принципе, кому-то из членов экипажа корабля сделать это было невозможно, так как запись бортового журнала была надёжно защищена, но у Валл'Иолета была подружка, Ир'Инна - программист, работающая в управлении космофлота с бортовыми журналами вессперов, которая знала коды доступа к их информационным полям, в том числе и код доступа бортового журнала весспера под номером два. Валл'Иолет иногда проводил с ней свободные вечера и в один из них, у себя дома, изрядно подпоив её специально приготовленным коктейлем, дождавшись, когда она войдёт в транс, вытащил из неё коды доступа в информационные поля бортового журнала своего весспера.
   Ир'Инна, проснувшись наутро, накричав на него за неуважительное к себе отношение, ушла рассерженной. Более того, она заподозрила, что он что-то подмешал в коктейль недозволенное, влияющее на мозг, так как он, буквально, горел у неё и мог таким образом выведать нераспространяемую информацию. Ир'Инна даже не подозревала, что Валл'Иолет является носителем психотронного поля и ей даже не приходила мысль, что он, просто, скопировал часть информационного поля её мозга, а не сама она что-то ему выболтала. Обеспокоенная длительной болью в голове, она обратилась к специалистам, которые высказали предположение, что, возможно, было вторжение в её информационное поле, но однозначного ответа они ей дать не смогли, так как для этого требовалось её специальное и длительное обследование. Она не пошла на это. Полная негодования, Ир'Инна потребовала от Валл'Иолета объяснений, но он наотрез отказался от её обвинений и сказал, что в тот вечер пил тоже, что и она и уснул рядом с ней и тоже, совершенно, ничего не помнит и даже показал ей, какие напитки он смешивал в тот вечер. Но один их них всё же утаил. Ничего не узнав и обозлившись на Валл'Иолета, Ир'Инна долгое время не встречалась с ним. Постепенно боль ушла из её головы, но тревога осталась.
   Валл'Иолет пользовался добытыми секретами очень аккуратно и в управлении космофлота даже ничего и не заподозрили. Он чувствовал, что Ир'Инна, опасаясь потерять престижную работу, о подозрениях своему руководству не сообщила. Это было видно и из того, что она в конце-концов возобновила свои времяпровождения с беспокойным для себя капитаном и сделалась очень приветливой. Валл'Иолет на её нежность лишь улыбался, понимая, что она каким-то способом попытается выведать у него нужную ей информацию. Но больше никаких коктейлей с ним Ир'Инна не пила. Валл'Иолет же по этому поводу, надёжно молчал и открываться, совершенно, не собирался, прекрасно понимая, чем это может закончится для них обеих, однозначно решив, что эта тайна умрёт вместе с ним.
  

***

  
   В ангаре весспера находился двухместный лорн - небольшой летательный аппарат, способный, даже, некоторое время находиться в космическом пространстве над Толлоной, но не над более массивными планетами.
   Открыв люк в полу ангара и заняв кресло пилота, Валл'Иолет вывел лорн наружу и направил его к хвосту весспера.
   Верхняя часть хвоста генераторного модуля имела иссиня-чёрный цвет, однозначно показывая, что эта часть модуля была подвергнута высокотемпературному воздействию, а возвышающийся над корпусом шип тарка даже был чуть оплавлен. Именно оплавлен, а не механически повреждён и если бы не его ишторовое покрытие, то наверняка бы он сгорел в энергии лучей выстрела дифферента. Валл'Иолету, наконец, стало понятно, откуда струился дымок. Его губы вытянулись в довольной улыбке - это была его реабилитация.
   Развернув лорн, он направил его в сторону здания управления космического флота цивилизации, располагающегося рядом с космодромом и посадив его на свободный слот недалеко от входа, направился в здание космопорта, где на третьем уровне располагались офисы командования военным космическим флотом цивилизации.
   Едва Валл'Иолет переступил порог кабинета командира первой эскадры - старшего офицера Галл'Арта, как тот, будто подброшенный пружинами вскочил с кресла и бросился ему навстречу. Капитан драффта, Гра'Дорр уже был здесь и сидел в одном из кресел, оставшись совершенно невозмутимым на бурную реакцию командира эскадры. Валл'Иолет искренне удивился прыти капитана драффта, оказавшегося в кабинете командора быстрее его, не тратившего время на пристыковку к орбитальному комплексу.
   - Хаара! - Остановившись в двух шагах напротив капитана весспера, Галл'Арт потряс кулаками перед его лицом. - Ты, хотя бы, осознаёшь, что натворил? Ты поставил цивилизацию на грань войны. - Сам же он и ответил на свой вопрос. - О чём ты думал, когда открывал огонь по дифференту и думал ли ты вообще о чём-то? - Махнув рукой, он повернулся и вернувшись к своему креслу, сел и ткнул пальцем в стол перед собой. - Бортовой журнал!
   Молча достав из кармана курточки пластинку бортового журнала, Валл'Иолет подошёл к столу, положил её на указанное место и повернувшись, вернулся на своё прежнее место перед дверью.
   Взяв пластинку, Галл'Арт сунул её в щель видеографа, стоящего у него на столе - над столом тут же повисла голограмма с изображением пространства, усыпанного блёстками звёзд. Взяв, лежащий рядом с видеографом пульт управления, он начал тыкать, появившейся в голограмме яркой оранжевой стрелкой в отображаемые знаки дат - изображение в голограмме так запрыгало, что даже у Валл'Иолета зарябило в глазах, заставив его отвести взгляд, но Галл'Арт будто не замечал этого, продолжая быстро листать страницы бортового журнала. Наконец мигание прекратилось. Валл'Иолет вернул взгляд в сторону голограммы: командир эскадры сидел уставившись в голограмму, где разворачивались произошедшие в пространстве события конфликта.
   - Хаара! - Галл'Арт, вдруг, с такой силой швырнул пульт управления на стол, что тот, высоко подпрыгнув, улетел далеко в сторону и шлёпнувшись на пол, скользнул под одно из кресел. - Или ты врёшь или эти гнусы состряпали... - Он повернул, явно, злое лицо в сторону Валл'Иолета. - Иди сюда. - Он кивком головы подтвердил свой приказ.
   Валл'Иолет, выпятив губы и состроив гримасу непонимание, подошёл к столу.
   Галл'Арт вытащил из видеографа, пластинку бортового журнала второго весспера и сунул в него другую пластинку, лежащую у него на столе.
   Над столом вновь вспыхнула голограмма, в которой замелькало знакомое Валл'Иолету пространство. Брови Валл'Иолета выгнулись высокими дугами - это, фактически, был тот же самый конфликт, но, видимо, снятый, участвующим в нём, дифферентом.
   На Валл'Иолета, быстро увеличиваясь в размерах, мчался его весспер, который бы он узнал, в каком бы ракурсе его не показывали. Вдруг по экрану прочертились две красные линии, шедшие откуда-то из под весспера. Было очевидно - лучи шли от лазерных пушек ближнего действия. Затем по посеревшему экрану проползла серебристая поверхность корабля с отчетливо видимой цифрой - 2. Несомненно - это был номер его весспера. Затем экран потемнел и звёзды начали крутить в нём какой-то бешеный хоровод, раскручиваясь всё больше и больше и вдруг голубой фонтан ударил Валл'Иолету в лицо, заставив его вздрогнуть и механически вскинуть руки, заслоняя лицо.
   Голограмма погасла. Валл'Иолет опустил руки. Галл'Арт вытащил пластинку и положил её на стол, рядом с бортовым журналом второго весспера.
   - Что молчишь? - Раздался его грубый голос.
   - Всё так и было. - Валл'Иолет дёрнул плечами. - За исключением того, что стрелял не я, а дифферент и попал мне в шип тарка. Можешь в этом убедиться сам, командор. Мой весспер на космодроме перед твоими окнами. Выстрел, явно, подкорректирован. И потом, откуда у них этот ролик, если дифферент, буквально, сразу же аннигилировал?
   Галл'Арт вскочил и шагнув к Валл'Иолету, уставился в него злым взглядом.
   Командир первой эскадры был на полголовы выше капитана второго весспера и гораздо шире его в плечах и намного старше: если Валл'Иолету недавно исполнился пятьдесят один год, что для возраста толлонов было, практически, ранней молодостью, то Галл'Арту было уже далеко за триста - пора расцвета мужчины. Очень короткий ежик иссиня-чёрных волос на голове, высокий покатый лоб с тонкими тёмными бровями, несколько необычное для толлона крупное лицо с, практически, круглыми глазами и очень тонкой жёлтой окантовкой зрачков, прямой нос, тонкие губы и массивный подбородок, с довольно толстой шеей, выдавали в нём большую физическую силу, что и было в действительности. Одет Галл'Арт был в курточку тёмного цвета, скорее всего принадлежащую не офицеру космического флота, а офицеру-десантнику, так как она была утыкана большим количеством разноформатных карманов, что неизменно присутствовало в одежде десантников.
   - Я не знаю откуда у них эта дрянь. - Галл'Арт, не глядя ткнул пальцем в стол и попал в край пластинки бортового журнала второго весспера - скользнув, пластинка улетела со стола. - Но они требуют за неё непомерную цену: во-первых - тебя; во-вторых - чтобы мы убрались с Роззы, немедленно и навсегда; в-третьих - все наши вессперы. Тебя, допустим, отдать можно. - Его щека нервно дёрнулась. - Но все вессперы - это всё равно, что раздеться и голым войти в клетку с тарком.
   Вдруг Галл'Арт вытянулся и замер, уставившись взглядом куда-то поверх головы Валл'Иолета. Гра'Дорр тоже вскочил со своего кресла. Состроив гримасу, Валл'Иолет оглянулся - от двери к столу шёл командующий военными космическими силами Толлоны, адмирал Нейн'Манн. Валл'Иолет развернулся в его сторону и подтянувшись, замер. Подойдя к столу, адмирал шумно сел в кресло Гарр'Арта и уставился в Валл'Иолета.
   - Допрыгался, грилл. - Заговорил он негромким, но твёрдым, волевым голосом. - Они тебя даже судить не будут. В их атмосфере, через год ты высохнешь и согнёшься, а через три твои кости превратятся в труху. Даже червям нечего будет грызть. Что произошло в самом деле? Не заставляй подвергать себя психоанализу. Соннат уже рассматривает этот вопрос и уверен, санкцию одобрит. Кто тебе разрешил открыть огонь?
   - Я не открывал огонь, гросс адмирал. Стрелял дифферент. Представленное кроканами событие подкорректировано. - Чётким голосом произнёс Валл'Иолет.
   - Так почему же он взорвался? - Адмирал хлопнул ладонью по столу.
   - Я распорол ему брюхо шипом тарка. - Признался Валл'Иолет.
   - Зачем? - И без того удлиненное лицо адмирала сделалось ещё длиннее. - И как ты умудрился оказаться под ним?
   Валл'Иолет глубоко вздохнул, поняв, что скрывать истинную картину событий бессмысленно, так как его судьба сейчас находится между уровней: очень и очень плохо и хуже некуда. Да и выбирать какой-то из них придётся не ему.
   - Примерно на четверти пути от Роззы, на экране спор, вдруг, появилась красная отметка. Я сразу понял, что это кроканский дифферент. - Заговорил Валл'Иолет. - Вы знаете, что наш транспортный путь, проходит неподалёку от планетной системы, на периферии которой вращается астероидное кольцо и дифферент, перед появлением, скорее всего, прятался в нём. Понаблюдав за ним, я понял, что он идёт нам наперерез и направился ему навстречу. Мы шли лоб в лоб. Он выстрелил. Я нырнул, но его лазерные лучи попали мне в хвост. Хотя защита и поглотила их энергию, но их силовое воздействие столкнуло хвост весспера и он выпрямился. Так как мы уже были близко друг от друга, я не успел среагировать и весспер оказался под брюхом дифферента и распорол его шипом тарка, видимо задев какой-то важный элемент его конструкции, так как из его хвоста ударил белый фонтан чего-то. Он начал вращаться, а затем взорвался. Я вернулся к драффту. Поверьте мне, гросс адмирал. Это правда.
   Адмирал повернул голову к Галл'Арту.
   - Ты веришь ему?
   - Да, гросс адмирал. - Командир эскадры подтвердил свой ответ резким кивком головы. - Я не вижу причины не верить капитану Валл'Иолету.
   - А что говорят члены его экипажа? Почему я их не вижу? - Адмирал покрутил головой, осматривая кабинет Галл'Арта.
   - При старте с Роззы у Гра'Дорра возникла какая-то проблема с рулями и он попросил помощи у моего механика. Я отправил его на драффт и там он оставался весь путь. А энергетика у меня нет, гросс адмирал. Я сам справляюсь. - Пояснил Валл'Иолет.
   - Я подтверждаю, гросс адмирал. - Заговорил Гра'Дорр. - У меня появились вибрации в правом руле и мне с трудом удалось увести драффт с орбиты Роззы. Если бы не помощь механика двойки, даже и не знаю, смог бы я пристыковаться к орбитальному комплексу.
   - А ты что видел? Кто из них открыл огонь?
   - Это было, достаточно, далеко от меня, гросс адмирал. - Гра'Дорр мотнул головой.
   - Что ж. - Адмирал покрутил головой. - Хорошего мало. А, в принципе, его и вовсе нет. Теперь, хотя бы, мы знаем, куда, действительно, исчезают наши драффты. - Он вновь повернул голову в сторону Валл'Иолета. - Я отстраняю тебя от полётов. Отправляйся домой. Ты под домашним арестом. Никаких контактов.
   - Мой дом пуст. Я могу, хотя бы, заказать продукты? - Валл'Иолет развёл руками.
   - Продукты? - Адмирал вскинул брови. - Хорошо! - Он махнул рукой. - В общем, делай, что хочешь. Но чтобы я об этом не знал, а ты был всегда доступен.
   - Да, гросс адмирал! - Валл'Иолет кивнул головой. - Разрешите идти?
   - Иди! - Адмирал повернул голову в сторону капитана драффта. - Ты тоже свободен.
   Молча кивнув головами, Валл'Иолет и Гра'Дорр покинули кабинет командира эскадры.
  

***

  
   Над космодромом уже опустился вечер и площадь перед управлением космофлота была пустынна. Валл'Иолет и Гра'Дорр без труда добрались до своих личных лорнов, которые сиротливо стояли на соседних слотах, показывая, что сервисная служба космодрома работает исправно и чётко отслеживает прибытие экипажей космических кораблей. Молча махнув друг другу рукой, каждый из них направился к своему летательному аппарату.
   Усевшись в лорн Валл'Иолет, достал сканер связи и нажав несколько клавиш, уставился в него. Прошло достаточно долгое время, но голограмма перед ним так и не вспыхнула. Глубоко и протяжно вздохнув, он механически сунул сканер в тот же карман и взявшись за рыпп, оторвал лорн от поля слота и направил к магистральной развязке. Выбравшись на магистраль, ведущую в сторону своей усадьбы, он задал автопилоту нужный адрес, а сам, откинувшись в кресле, уставился в лобовое стекло, рассеянно скользя взглядом по пробегающему, в ярких лучах света лорна, пейзажу...
  

***

  
   Толлону окружал тонкий слой атмосферы, чуть более тысячи метров, с небогатым содержанием кислорода и большим инертных газов и если бы Урана была лишь чуть возмущённым белым карликом, то, скорее всего, никакой жизни на Толлоне не было бы.
   Толлона несла на себе всего лишь два небольших материка, занимающих примерно пятую часть поверхности планеты. Остальную поверхность занимал неглубокий водный океан, практически, безжизненный. Центры материков располагались в экваториальной зоне планеты, на разных её сторонах, точно напротив друг друга и синхронно вращались, будто нанизанные на одну ось, только в разные стороны. Период вращения составлял немногим больше семиста толлонских лет. Всвязи с тем, что при вращении внешние сегменты материков попадали в различные климатические зоны - жаркую, тёплую и умеренную, растительный и редкий животный миры умно мигрировали вслед за вращением, всё время оставаясь в выбранной для себя пожизненно, климатической зоне.
   Были на материках и горы, но самые значимые из них находились в центральной части лишь одного из них, который и назывался - Горный материк. У другого материка в центральной части находилась огромная пустыня, где был выстроен единственный на планете космодром. Этот материк назывался - Пустынным, но с появлением на нём космодрома, его теперь чаще называли Космодромом, нежели своим прошлым названием. Имелись на материках и реки, большей частью на Горном материке, в основном, берущие свои начала от их центральных областей и несущие свои воды к океану. Больших водоёмов - морей на материках не было, но небольшие живописные озёра имели место.
   Если фауна материков имела хоть какое-то разнообразие и количество, то животный мир океана был очень беден и был сосредоточен в прибрежных водах, где содержание кислорода было побогаче. В своей остальной части океан был основательно насыщен углеводородами и потому был агрессивен и безжизненен.
   Толлоны, уже прошедшие путь не одного десятка тысячелетий своего развития, окончательно отказались от урбанизации и потому городов у них не было, если не считать двух небольших административных центров, по одному на каждом материке. Всё население, около полумиллиарда толлонцев, жило в своих домах-усадьбах, связанных сетью автострад, по которым жители планеты перемещались в авто или в небольших летательных аппаратах, различных конструкций, но только над автострадами, так как летательным аппаратам летать над усадьбами было запрещено, чтобы не мешать нормальной жизни хозяевам усадеб, а тонкий слой атмосферы не позволял летательным аппаратам подниматься высоко над поверхностью планеты.
   Усадьба Валл'Иолета располагалась на материке Космодрома, в менее, чем двухстах километрах от него. Это был не большой, но уютный одноуровневый дом, приобретённый им всего лишь чуть более девяти лет назад, после того, как он стал капитаном весспера и у него появились достаточные средства. А до той поры, своим домом он считал дом родителей на Горном материке, где и жил до поступления на учёбу в космическую академию, которую закончил двадцать шесть лет назад в звании младшего офицера космического флота. Затем была служба пилотом на спасательном боте внутреннего космоса, где он проявил себя очень умелым и находчивым, вначале пилотом, а затем капитаном бота, много раз вытаскивая корабли оказавшиеся, по воле их неосторожных экипажей, в поясах астероидов, что послужило ему отличной рекомендацией для принятия его на курсы военных пилотов - элиты космического флота Толлоны. Три года курсантской муштры, а потом ещё столько же служба энерготехником и вкупе вторым пилотом на двойке с легендарным капитаном Рибн'Турном, закалили Валл'Иолета, как мужчину и сделали его настоящим космическим аборигеном - теперь он уже больше времени жил в пространстве, нежели на поверхности Толлоны. Затем Рибн'Турн получил повышение, став командиром второй эскадры вессперов, а Валл'Иолет, по его авторитетной рекомендации, стал капитаном двойки.
   Валл'Иолет был достаточно отчаян, но не безрассуден и всегда находил наиболее оптимальные варианты для выпутывания из различных кризисных ситуаций, чем и заслужил уважение к себе, как Рибн'Турна, так и других капитанов.
   Вскоре после того, как он стал капитаном весспера, жизненный уровень Валл'Иолета повысился настолько, что позволил ему приобрести усадьбу и зажить самостоятельной, полностью независимой от родителей, жизнью. В усадьбе он жил один, но проводил в ней совсем не много времени, большую часть своей жизни находясь в межзвёздном пространстве.
   Ир'Инну он встретил случайно, в коридоре управления космофлота, чуть более шести лет назад. Получив очередное задание, он направлялся на космодром, углубившись в размышления, рассеянно смотря себе под ноги, как, буквально, воткнулся в какое-то препятствие. Остановившись, он, в недоумении, поднял взгляд и... На него смотрели весёлые, большие, круглые глаза милой девушки.
   - Извините! - Заговорил Валл'Иолет. - У вас что-то произошло? Требуется помощь?
   - Это у вас что-то произошло. - Девушка улыбнулась и стала ещё милее. - Идёте так, что невозможно разминуться.
   - Мне сейчас туда. - Валл'Иолет поднял большой палец правой руки. - Задумался. Извините!
   - Но вы идёте в другую сторону. - Девушка дёрнула плечами. - Если только ваш звездолёт на крыше управления.
   - Странно. - Валл'Иолет вскинул брови и покрутил головой. - Действительно не туда. - Он громко хмыкнул. - Уж не вы ли, мысленно воздействуя на меня, заставили идти вам навстречу?
   - Ну вот ещё. - Девушка состроила милую гримасу.
   Валл'Иолет посмотрел по сторонам, но кроме них в коридоре больше никого не было.
   - И все же, это вы. - Он широко улыбнулся. - Я больше никого здесь не вижу. Придётся познакомиться. Разрешите представиться: капитан двойки Валл'Иолет. - Он кивнул головой.
   - Программист Ир'Инна. - Девушка дёрнула плечами. - Из отдела обработки бортовых журналов.
   - Странно. - Валл'Иолет вскинул брови. - Тогда, почему я вижу вас впервые?
   - Я всего лишь шестой период там работаю.
   - Я сейчас, действительно, ухожу туда. - Валл'Иолет опять поднял большой палец. - К сожалению, вернусь не скоро. Но по возвращении, обязательно, сдам свой бортовой журнал только лишь вам. Договорились?
   - Да, пожалуйста! - Широко улыбнувшись, Ир'Инна дернула плечами.
   - Вот и отлично. - Легонько тряхнув девушку за локоть, Валл'Иолет развернулся и направился в другую сторону, к выходу из управления космофлота.
   Когда он вернулся после очередного сопровождения драффта, то, действительно, сдал свой бортовой журнал Ир'Инне, хотя для этого ему пришлось приходить в отдел обработки два раза, что вызвало открытое негодование его руководителя, что, однако, не охладило пыл Валл'Иолета и в тот же вечер он уже ужинал с девушкой в одном из ресторанов материка. У них завязалась дружба, которая через какое-то время переросла в более близкие отношения.
   Времяисчисление у толлонов основывалось на десятичном периоде и складывалось из времени оборота планеты вокруг своей оси - дня, который делился на двадцать тар - часов; тайма - десять дней, периода - четырёх таймов и года - один оборот Толлоны вокруг Ураны - четыре периода. Первый день года был корректировочным и был короче остальных дней, в зависимости от степени сумм возмущения других планет и Ураны на Толлону и считался праздником.
   Сопровождение драффта длилось чуть менее двух лет, после чего следовали два периода - восемьдесят дней, отдыха.
   Рабочий цикл у Ир'Инны имел продолжительность тайма - восемь дней работы и два дня отдыха.
   Ир'Инна была гораздо моложе Валл'Иолета и жила в усадьбе родителей, которая находилась несколько дальше от космодрома и в другой стороне, нежели усадьба Валл'Иолета и ей приходилось тратить достаточно много времени на дорогу и уже в свой следующий отдых Валл'Иолет идентифицировал Ир'Инну в кодах доступа своей усадьбы и предложил ей переехать туда жить навсегда, но она приняла его предложение лишь отчасти и жила в его усадьбе лишь тогда, когда Валл'Иолет сам там жил, то есть во время его отдыха, наотрез отказавшись жить там без него.
   На Толлоне, вообще-то, не приветствовались слишком вольные отношения между мужчинами и женщинами и в адрес Валл'Иолета уже раздавались упрёки родителей Ир'Инны, но между ними, вдруг, случались какие-то непонятные ссоры и девушка возвращалась в усадьбу родителей и сама никогда не искала встречи с Валл'Иолетом для возобновления отношений, а всегда это делал он, подолгу уговаривая её вернуться, заверяя в своей верности и покорности. Покапризничав, Ир'Инна возвращалась в усадьбу Валл'Иолета, но на прочный союз с ним своего согласия не давала, хотя он предлагал его неоднократно.
   Теперь же, после последней, самой серьёзной, ссоры Ир'Инна на уговоры Валл'Иолета не поддавалась и жила только в усадьбе своих родителей, хотя иногда и проводила вечера с ним, но демонстративно держась холодно и неприступно.
   Потому Валл'Иолет и не спешил сейчас в усадьбу, зная, что там, кроме него, никого не будет. Хотя характер Ир'Инны был не совсем таким, каким бы он хотел его знать и если бы захотел, то наверняка нашёл бы для себя более кроткую девушку, благо, он уже был, достаточно, известным космическим капитаном, но Ир'Инна была мила, умна, начитана, непосредственна и потому очень нравилась Валл'Иолету и никого из женщин рядом с собой он видеть больше не хотел и ничего с собой, по этому поводу, поделать не мог...
  

***

  
   Промелькнувшая за окном развилка, заставила Валл'Иолета встрепенуться, его рука невольно легла на рыпп и автопилот, поняв намерение пилота, тут же отключился - лорн послушно повернувшись, заскользил вдоль другой магистрали, ведущёй в сторону от прежнего маршрута. Прошло ещё около часа и Валл'Иолет, свернув с магистрали, мягко опустил свой лорн на чёрную посадочную площадку перед живописной усадьбой, рядом со стоящим лорном зелёного цвета.
   Выйдя из летательного аппарата и поводив плечами, больше не для того, чтобы их расправить, а увероваться в правильности своего поступка, он направился к высокой калитке, но она, вдруг открылась и в её проёме показалась Ир'Инна. Голова девушки была повёрнута в сторону, она, видимо, разговаривала с кем-то идущим позади неё и, скорее всего, Валл'Иолета не видела. Валл'Иолет сделал шаг в сторону и стал так, чтобы Ир'Инна столкнулась с ним, но она, видимо, почувствовав помеху, вдруг, остановилась и повернула голову в сторону Валл'Иолета.
   - Привет Ирин! - Валл'Иолет чуть вскинул руку. - Счастлив видеть тебя.
   - Хи-и! - Ир'Инна вся дёрнулась. - Сомнительно.
   - Зачем ты мучаешь меня? - Валл'Иолет попытался улыбнуться, но, видимо, улыбки у него не получилась, так как лицо Ир'Инны исказилось гримасой, похожей на гримасу жалости и тогда он вытянул губы, трансформируя улыбку. - Ты ведь знаешь что произошло в пространстве? Я отстранён от полётов и отправлен под домашний арест. Я не знаю, что делать, Ирин. Меня пугает одиночество в доме. Вернись ко мне.
   - Ну вот ещё.
   Ир'Инна дёрнула правым плечом и шагнув в сторону, прошла мимо Валл'Иолета, направляясь в сторону зелёного лорна.
   Из калитки вышел отец Ир'Инны и остановился перед Валл'Иолетом. Он был высоким плотным мужчиной с крупными чертами лица и работал научным сотрудником института проблем питания.
   - Там серьёзно? - Поинтересовался он, поднимая большой палец правой руки.
   - И даже очень. - Механически произнёс Валл'Иолет, продолжая следить за Ир'Инной, надеясь, что она всё же вернётся, но она подойдя к зелёному лорну, исчезла в нём.
   - Это плохо. - Отец Ир'Инны шумно вздохнул.
   - Хуже некуда. Извините! - Развернувшись Валл'Иолет направился к своему лорну.
   Резко подняв лорн, он ткнул в клавишу автопилота, который послушно направил летательный аппарат по прерванному пути.
   Валл'Иолет сидел откинувшись в кресле с грустной миной на лице. Думать ни о чём не хотелось. Как ему казалось, его жизнь зашла в тупик...
   Лорн резко затормозил и свернув с магистрали, мягко опустился на зелёную лужайку неподалёку от входа в дом. Валл'Иолет выпрыгнул из лорна и войдя в дом, прошёл в комнату отдыха, не раздеваясь, лёг на спальную платформу и заложив руки за голову, уставился в потолок...
  

3

   - Гард адмирал!
   Негромкий, вежливый голос, заставил адмирала кроканского космического флота Гниза Вескари оторвать взгляд от стерео терма, стоящего перед ним посреди стола, где шла прямая трансляция смертного боя, в котором безнадёжно проигрывал боец, на которого, будучи в нём уверенным, он поставил огромную сумму и повернуть голову - перед дверью кабинета, склонившись в поклоне, стоял его адъютант, старший офицер Дзен Молло.
   - Я приказал не трогать меня два часа.
   Взвизгнул адмирал и вскочив и сжав кулаки, бросился к адъютанту. Он был настолько зол за утекающую из его карманов огромную сумму денег, что готов был сам отколошматить кого угодно, лишь бы остановить её поток - в молодые годы адмирал сам занимался кулачными боями и знал в них толк.
   - Извините, гард адмирал. - Дзен Молло, не поднимая головы, вытянул руку в которой была зажата серебристая пластинка. - Срочное донесение от капитан Мела Дойр.
   - Что-о? - Рявкнул адмирал, мгновенно останавливаясь.
   - Мела Дойр сообщает, что задание выполнено с максимальным результатом. Дифферент капитана Чах Чана уничтожен. Хвала его вечности.
   Гниз Вескари, возобновив свой путь, подошёл к адъютанту и взяв из его руки пластинку, припадая на левую ногу, вернулся в своё кресло и бросив пластинку на стол, выдвинул один из ящиков стола и достав из него небольшую пластиковую коробку, тряхнул. Из коробки донёсся глухой звон. Поставив коробку на стол, адмирал ткнул в её стенку своим толстым коротким пальцем - раздался негромкий щелчок и крышка коробки подпрыгнула.
   - Сколько их осталось? - Произнёс он, поднимая голову на адъютанта.
   - Двенадцать, гард адмирал. - Ответил Дзен Молло, поднимая голову. - Ему ведь не было ещё и тридцати.
   Гниз Вескари открыл коробку и запустив в неё руку, достал горсть серебристых монет и принялся махать рукой. С каждым его махом на стол падала одна монета. Закончив махать рукой, он бросил оставшиеся монеты в коробку и закрыв её крышку, сунул коробку в тот же ящик стола, из которого и достал.
   - Доставишь сегодня же. Это большие деньги. Семья ушедшего в вечность капитана должна жить в достатке. Вызови бронебагг. Иначе не довезёшь. Такое впечатление, что все кирпичи управления имеют глаза.
   Подойдя к столу, Дзен Молло собрал монеты - их было двенадцать и поклонившись, вышел.
   Гниз Вескари взял со стола пластинку и сунул её в прорезь терма - по экрану замелькали разноразмерные камни.
   - Тупой выпь! - Невольно вырвалось у адмирала и по его лицу скользнула тень недовольства.
   Будто почувствовав недовольство высшего военного чиновника цивилизации, изображение на экране сменилось: адмиралу в лицо нёсся толлонский весспер. Адмирал дёрнулся назад и вжался в спинку кресла, его узкие безбровые глаза, стали ещё уже, ноздри круглого носа раздулись, он начал шумно дышать.
   Вдруг весспер дёрнулся и его хвост задрался. По экрану прочертились две красные полосы и воедино соединились где-то на хвосте весспера, хвост дёрнулся вниз и исчез за нижней границей терма, на экране остались лишь жёлтые точки звёзд, которые, вдруг, поползли по экрану, стремительно набирая скорость и через несколько мгновений закружились в бешеном хороводе. Экран потемнел.
   Посмотрев на чёрный экран ещё некоторое время адмирал, полностью открыл глаза, выпрямился и ткнул своим толстым пальцем в одну из клавиш, лежащей на столе панели, утыканной разноцветными клавишами. Через мгновение в терме появилось лицо Дзен Молло.
   - Ты ещё здесь? - Адмирал взмахнул подбородком и сузив глаза, показал своё недовольство.
   - Бронебагг... Гард адмирал. Он ещё не пришёл.
   - Шар Боне и Госсе Блада ко мне. - Произнёс адмирал резким голосом и ещё пару раз ткнув пальцем в панель с клавишами, возобновил просмотр бойцовского поединка.
   Посмотрев некоторое время в экран и убедившись, что боец, на которого он поставил, повержен и уже лежит на ринге в луже крови, зло ткнул пальцем в ещё одну клавишу - терм погас. Откинувшись в кресле, Гниз Вескари заложил руки за голову и уставился в пустой экран.
   Адмиралу кроканского флота было под пятьдесят, что, при средней продолжительности жизни кроканов в шестьдесят лет, было уже солидным возрастом. Он был четырнадцатым ребёнком у родителей и своего отца, совершенно не помнил - он погиб на перерабатывающем заводе криила, когда Гнизу не было ещё и пяти лет. Мать едва справлялась с оравой голодной ребятни и Гниз, практически, был предоставлен сам себе и в двенадцать лет уже профессионально махал кулаками в уличных боях, зарабатывая себе на жизнь. Он был крепким и выносливым парнем. Поняв, что настоящая жизнь на Крокане лишь для сильных, наглых и безжалостных, он всё ожесточённее и ожесточённее махал кулаками, не давая ни малейшей пощады своим противникам и в восемнадцать слава о нём, как о непревзойдённом бойце расползлась не только по всем шести континентам Кроканы, но и по двум колониальным планетам. Многие смельчаки, рискнули сразиться с ним, так как бои с его участием собирали огромные деньги, но, как только десяток из них канул в вечность, пыл претендентов угас. Гниз Вескари стал непобедимым и его жизненный уровень покатился вниз: ставить на него было бессмысленно. Гниз Вескари принялся мотаться по колониям, пытаясь там найти противников, но слава о его непобедимости и жестокости неизменно шла впереди него и сразиться с ним желающих нигде не находилось. Он начал пить. В одном из рейсов к дальней колонии, изрядно напившись, он, шатаясь по коридорам пассажирского лайнера, заблудился и попал в зал управления космического корабля. Один из офицеров зала управления попытался вытолкнуть его в коридор, но Гнизу Вескари хватило двух ударов, чтобы отправить его в вечность. Тогда капитан корабля, находящийся в тот момент в зале управления, выхватил свой клоссер и выстрелил в разбушевавшегося пассажира. Заряд попал Гнизу Вескари в правое плечо. Его рука тут же повисла плетью, но это не остановило его. Прыгнув на капитана, он с такой силой сжал его горло здоровой рукой, что у него изо рта брызнул фонтан крови. Затем Гниз Вескари безжалостно расправился и с двумя оставшимися членами экипажа, находящимися в зале управления.
   Не давая себе отчёта в содеянном, Гниз Вескари объявил себя капитаном корабля и потребовал от остальных членов экипажа полного подчинения. Несколько офицеров возмутились, но он их тут же успокоил с помощью клоссера бывшего капитана. На Крокану он вернулся, как капитан космического лайнера.
   Самопровозглашённого капитана тут же арестовали, но он предъявил суду свою повреждённую руку и потребовал от космического флота огромную компенсацию. Суд удовлетворил его просьбу. Руководство космического флота подало аппеляцию, но Гниз Вескари вновь выиграл дело, так как смог убедить суд, что он уже не может драться на ринге с прежним успехом - отчасти это так и было - его правая рука уже не была столь твёрдой и предложил космофлоту вместо компенсации, оставить его капитаном этого же корабля. Поразмышляв некоторое время, руководство космического флота согласилось и Гниз Вескари стал в двадцать четыре года самым молодым капитаном космического флота Кроканы.
   Но капитанство Гниза Вескари на пассажирском лайнере длилось недолго - при первом же возвращении из колонии, корабль попал в мощный грозовой фронт Кроканы. Навигационные приборы дали неверный вектор пути и лайнер оказался в пустынном районе планеты. Едва корабль вышел из чёрных, нашпигованных электричеством туч, как его взяли в тиски два каких-то рогача и начали оттеснять лайнер, вновь к грозовому фронту. Подобные корабли Гниз Вескари видел впервые.
   Штурман лайнера объяснил, что это военные корабли цивилизации - дифференты, которые требуют, чтобы они ушли из этого района, так как здесь находится военный космодром, куда доступ гражданским космическим кораблям запрещён.
   Так как большая часть оборудования лайнера оказалась неработоспособной, то на какой-то нормальный полёт трудно было надеяться, тем более, в грозовых облаках и Гниз Вескари приказал пилоту посадить лайнер на виднеющийся внизу военный космодром. Пилот отказался, так как знал, чем это может грозить. Тогда Гниз Вескари, отправив пилота в нокаут, сам взялся за флиппы, но едва он направил корабль в сторону космодрома, как лайнер тут же получив лазерный луч в раструб движителя, задымил.
   И всё же Гнизу'Вескари удалось посадить лайнер на военный космодром - не столько посадить, а сколько свалить горящий лайнер на край рыжего поля космодрома. Из двух сотен пассажиров уцелела треть, из тридцати членов экипажа - четверть.
   Военные не поспешили на помощь горящему лайнеру, а посадив свои рогатые корабли неподалёку, спокойно наблюдали за самоспасением пассажиров и экипажа пассажирского лайнера.
   Взбешённый Гниз Вескари, едва успев выбраться из горящего корабля, бросился к военным и парой мощных ударов, отправил одного из них, как ему показалось, самого хохочущего и наглого, не ожидающего нападения, в вечность. Другие военные похватались за клоссеры. Гниз Вескари тоже сорвал с пояса свой, и успел плюхнуться за тело поверженного им военного, прежде, чем в его сторону был выпущен первый заряд. Лежащий перед ним крокан оказался хорошим щитом, к тому же клоссер Гниза Вескари, вдруг, оказался гораздо мощнее оружия военных и вскоре ещё их пара ушла в мир вечности, что охладило пыл остальных вояк. Они бросились к трапам своих дифферентов, опрометчиво показав Гнизу Вескари свои спины, который неприменул воспользоваться подвернувшейся удачей и вскоре все, кто бежал к одному из дифферентов оказались лежащими на поле космодрома. К досаде Гниза Вескари, военные с другого дифферента успели взбежать по трапу в его чрево. Вскочив и махнув рукой, своим, уцелевшим, членам экипажа, он бросился к трапу другого дифферента. Его призыв поддержали лишь три члена экипажа его изуродованного лайнера. Как оказалось, один из них прежде работал техником по обслуживанию вессперов и немного знал их.
   Поколдовав некоторое время над пультом управления, он поднял дифферент над космодромом. Гниз Вескари приказал направиться вслед за ушедшим дифферентом, намереваясь его догнать и каким-то образом расправиться с его убежавшим экипажем, но едва они отошли от военного космодрома, как перед дифферентом выросли три других дифферента, с алеющими кончиками своих крыльев.
   - Шеф! - Заорал новоявленный пилот. - Они будут стрелять. От нас останутся лишь воспоминания. Нужно садиться.
   - Садись! - Скрипнув от злости зубами, Гниз Вескари махнул рукой.
   Пилот так грохнул дифферент о космодром, что взвыла сирена, говорящая о каком-то серьёзном повреждении. Ткнув пилоту кулаком в ухо, Гниз Вескари направился к выходу.
   Когда он сошел с трапа, дифферент оказался окружен не менее, чем тремя десятками рейнджеров, с толстоствольным оружием наперевес, направленным в сторону трапа. Два дифферента продолжали кружить над захваченным боевым кораблём. От рейнджеров отделился один из них и направился в сторону Гниза Вескари. Ещё два рейнджера, с оружием на перевес пошли вслед за ним. Гниз Вескари, положив руку на висящий на поясе клоссер, остался стоять на месте.
   - Что ты себе позволяешь, болван. - Заговорил, подошедший рейнджер, остановившись напротив Гниза Вескари.
   Он был чуть выше и чуть тоньше, Гниза Вескари, его лоб был высок, нос тоньше, глаза уже - типичный кроканский интеллектуал: заносчивый и гордый.
   - Это запретная зона для гражданского флота и нарушивший её корабль подлежит конфискации, а его экипаж - тюремному заключению. - Надменным голосом завершил свой инструктаж интеллектуал.
   - Можешь забирать и корабль, и его экипаж, вместе с его пассажирами. Куча дерьма мне ни к чему. - Заговорил Гниз Вескари с широкой усмешкой на своём скуластом лице. - Взамен я оставляю себе этот. - Он похлопал рукой по поручню трапа.
   - Это военный корабль и...
   - Если кто-то из вас сделает хотя бы шаг в его сторону - он будет вашим последним. - Перебил высказывание интеллектуала Гниз Вескари. - Это мой корабль.
   - Арестуйте его! - Интеллектуал вытянул руку в сторону Гниза Вескари.
   Следующее произошло столь быстро, что интеллектуал даже не успел осознать произошедшего события - ещё не опустилась его рука, как перед ним сверкнули две красные молнии. Позади раздались громкие шлепки. Интеллектуал резко оглянулся - стоявшие за ним рейнджеры уже лежали и из их груди струился сизый дым. Интеллектуал, вновь повернулся к Гнизу Вескари - в его сторону смотрел мощный ствол клоссера. Губы интеллектуала начали нервно подрагивать.
   - У меня твёрдая рука и я никогда не промахиваюсь. - С ехидством в голосе заговорил Гниз Вескари. - Или ты поворачиваешься и уходишь, или мы договариваемся. Но если кто-то из твоих выпи шевельнётся - ляжешь рядом с ними. - Он кивнул подбородком в сторону лежащих рейнджеров. - Я уже сказал: я никогда не промахиваюсь и успею выстрелить прежде, чем до меня долетит заряд, выпущенный твоими болванами.
   - О чём ты хочешь договариваться? - Дрожащими губами поинтересовался интеллектуал.
   - Я поступаю на службу в военный космический флот капитаном этого корабля. - Гниз Вескари вновь похлопал свободной рукой по поручню трапа.
   - Это в компетенции адмирала. - Интеллектуал поднял плечи. - Я всего лишь директор службы безопасности космодрома. Я доставлю тебя к...
   - Нет! - Гниз Вескари мотнул головой. - Свяжись с ним немедленно. Я хочу услышать его ответ здесь и сейчас.
   Рука директора дёрнулась в сторону нагрудного кармана курточки, вслед за ней дёрнулся наведённый на него и ствол клоссера. Рука директора тут же замерла.
   - Мне нужен коммуникатор. - Произнёс директор.
   - Бери. - Гниз Вескари согласно кивнул головой. - Говори громко и чётко. Без эмоций.
   Рука директора продолжила своё движение и через мгновение у него в руке был коммуникатор жёлто-розового цвета.
   Насколько Гниз Вескари разбирался в них - это была очень дорогой и престижный аппарат мобильной связи.
   Директор несколько раз ткнул пальцем в сенсорный экран коммуникатора.
   - Мне не удалось взять ситуацию под контроль. - Заговорил директор громким голосом. - Он требует преференции.
   Гниз Вескари не слышал ответа того, к кому обращался директор и уже дёрнулся, чтобы подойти поближе, но директор сам развернул коммуникатор экраном к нему.
   - Гард адмирал желает услышать твои условия сделки. - Произнёс он.
   - Условие у меня одно... - Придав своему голосу максимальную твёрдость, заговорил Гниз Вескари. - Я капитан дифферента.
   Глаза уже немолодого адмирала сузились до едва видимых щёлочек. На лбу появилось нечто, похожее на морщину. Наступило длительное молчание. У Гниза Вескари сложилось впечатление, что адмирал уснул. Его губы вытянулись в ехидной усмешке. Будто поняв её, глаза адмирала резко открылись, губы шевельнулись.
   - Хорошо. Я назначаю тебя капитаном дифферента. - Заговорил он тихим, будто действительно только проснувшись, голосом. - Теперь ты обязан выполнять приказы военного командования космического флота. Я приказываю тебе, в составе шестой эскадры, выступить на охрану перерабатывающего комплекса на Роззе.
   Адмирал умолк. Наступило молчание. Наконец адмирал заговорил вновь.
   - Не слышу подтверждения. - Голос его стал резким. - За невыполнение приказа пойдёшь под военный суд.
   - Да, гард адмирал! - Гниз Вескари медленно кивнул головой. - Я готов выступить на охрану.
   - Вот и отлично. - Изображение адмирала исчезло.
   Директор опустил руку с коммуникатором и не сводя глаз с новоиспечённого капитана военного космического флота кроканской цивилизации, медленно повернулся и неторопливо пошёл к стоящим поодаль рейнджерам.
   Гниз Вескари долго и тупо смотрел ему в спину и когда директор уже подошёл к рейнджерам, вдруг, резко повернулся и перепрыгивая через ступеньки, побежал по трапу внутрь дифферента. Блеснувшая красная молния с резким взвизгом впилась в ступеньку трапа, от которой только что оттолкнулась его нога, следующая обожгла зависшую левую ногу. Сжав зубы, Гниз Вескари резко оттолкнулся и перелетев через несколько ступенек впрыгнул в черный зев люка и упав на бок, откатился в сторону - следующая красная молния застряла в пололке ангара. Гниз Вескари вскочил, но вспыхнувшая огнём левая нога вновь повалила его на пол. Встав на четвереньки, он подполз к пульту управления трапом и ткнув кулаком в клавишу его подъёма, повернулся и замер, стоя на коленях, выставив в сторону уменьшающегося зёва люка, ствол своего клоссера.
   Наконец люк закрылся и на пульте управления вспыхнул зелёный индикатор.
   Гниз Вескари поднялся и пристегнув клоссер к поясу запрыгал на одной ноге на третий уровень, модуля управления, где находился зал управления.
   В зале управления все сидели на тех же местах, на которых они сидели перед его уходом. Кресло занимаемое им было свободным. Допрыгав до него, Гниз Вескари шумно уселся и тут же поднял штанину - нога, в которую попал заряд была красной, будто ошпаренной кипятком. Среди красноты выделялось большое чёрное пятно, которое разрасталось, буквально, на глазах. Гнизу Вескари казалось, что в ногу сунули раскалённый железный прут.
   - Нужно замораживать. - Донёсся негромкий голос.
   Гниз Вескари повернул голову - говорил пилот.
   - У нас часто были ссоры, заканчивающиеся дуэлью. - Продолжал говорить пилот. - За убийство не наказывали, а за ранение отправляли на хозяйственные работы и ранившего и раненого. Кому охота лизать космодром. Вот и скрывали раны. А за сокрытие - списывали. Но после такого ранения, через пару суток, если не оказывалась помощь, раненый сдыхал. В лазарет нельзя - лечились сами. Самым эффективным была глубокая заморозка. Три-четыре часа и отмирание тканей останавливается. Правда потом ещё дней десять приходилось прыгать на одной ноге и несколько недель хромать, пока ткани регинирируются. Но зато не нужно было ногу отрезать и остаёшься во флоте.
   - Тогда поднимай дифферент и катись на полюс за льдом. - Процедил Гниз Вескари.
   - Тот лёд не поможет. - Губы пилота вытянулись в усмешке. - Для охлаждения трубопроводов конвертора используются пеналы с низкотемпературным реагентом. Ногу нужно положить в такой пенал.
   - Давай пенал. - Процедил Гниз Вескари, чувствуя, что его состояние заметно ухудшилось, ему становилось нестерпимо жарко, лицо багровело.
   - Его сюда не принесёшь. Нужно идти.
   - Пошли! - Гниз Вескари опустил штанину и вскочил, но воткнувшаяся в мозг игла, швырнула его назад. - Хаоса! - Процедил он и чёрная пелена окутала его мозг.
  

***

  
   Гниз Вескари открыл глаза. Было темно, но откуда-то из-за головы пробивалось бледное голубоватое свечение. Пространство было наполнено негромким, но каким-то тяжелым гулом. Было холодно. Он дёрнулся, чтобы встать, но даже не пошевелился, будто был приклеен к своему ложе.
   - Хаоса! - Прохрипел он и дёрнулся ещё сильнее, но лишь едва шевельнулся. - Освободите меня! - Выкрикнул он в темноту...
   Время шло, но он так и оставался приклеенным к ложе. Глаза так и не смогли привыкнуть к темноте, создавая впечатление, что с их привыканием, темнота становилась ещё гуще, будто не желая раскрывать своей тайны. Его дёрганье ни к чему не приводило, лишь может чуть согрело, так как было настолько холодно, что его, стойко переносившего многие и многие невзгоды, пробрала дрожь. Тело он абсолютно не чувствовал, будто его здесь и вовсе не было, а был лишь один его разум.
   Вдруг, где-то впереди мелькнула полоса яркого света и вновь наступила темнота, но этого мгновения Гнизу Вескари хватило, чтобы увидеть, что он окружён причудливыми хитросплетениями разновеликих труб.
   Издалека донеслись прерывистые гулкие звуки, которые после каждой паузы становились всё громче и громче.
   Вновь мелькнула полоса света. Но теперь она уже не исчезла, а заметалась по сторонам и упёрлась Гнизу Вескари в лицо, заставив его глаза закрыться.
   - Хаоса! - Захрипел он. - Убери свет.
   - Лежи молча!
   От резкого удара в живот у Гниза Вескари перехватило дыхание. Его мозг, будто перевернулся.
   Его тело начало дёргаться, будто его пытались откуда-то вытащить.
   - Разорвёшь! - Донёсся резкий возглас.
   - Примёрз! - Оправдался второй голос.
   - Голоса вроде были знакомы Гнизу Вескари, но кому принадлежали он не мог вспомнить, будто мыслительные способности его мозга тоже заморозились.
   - Протечка! Аккуратней нужно было. - Продолжил говорить резко первый голос. - Долбать нужно.
   Наступила долгая тишина. Дыхание Гниза Вескари постепенно нормализовывалось, мозг восстанавливался. Он открыл глаза. В луче света, направленном куда-то в сторону просматривались нагромождения каких-то непонятных трубопроводов.
   Мелькнул ещё один луч и вскоре его тело вновь затряслось. Донёсся металлических стук.
   - Кажется всё.
   - Хаоса! Слепой, что ли? - Выкрикнул обладатель резкого голоса. - Кусок ноги отрубил.
   - Он не почувствовал. - Вновь оправдался второй голос.
   - А когда отойдёт?
   - Замотаем. Зарастёт. Берись.
   Тело Гниза Вескари поднялось и совершив перелёт, опять опустилось, ощутимо ударившись о что-то твёрдое. Его мозг вновь перевернулся...
   Гниз Вескари открыл глаза. Его взгляд упёрся в серый потолок. Он крутанул головой по сторонам - он лежал на чём-то жёстком в какой-то серой комнате, едва освещаемой тусклым светильником на стене. Он попробовал шевельнуться - это удалось. Напружинившись, он сел и повернувшись, поставил ноги на пол и поднялся, и... Ворвавшаяся в мозг боль, буквально, взорвала его и Гниз Вескари вновь провалился в темноту...
   Гниз Вескари в очередной раз открыл глаза. Он лежал на полу всё той же серой комнаты. У него тут же сложилось впечатление, что кто-то иглой ковыряется в его голове.
   - Прочь! - Прохрипел он и попытался махнуть рукой, чтобы отогнать обидчика, но рука лишь едва скользнула по чему-то твёрдому, причинив ещё большую боль. - Хаоса!
   Опираясь на руки, превозмогая боль, Гниз Вескари привстал и провёл рукой по голове - она была на месте и никаких изъянов на ней не ощущалось. Опустив руку, он провёл взглядом по своему телу - левая нога была замотана в какую-то красную тряпку. Он осторожно дотронулся до тряпки - она оказалась влажной. Он поднёс влажную руку к лицу - она была красной.
   Кровь! Догадался Гниз Вескари и тут же вспомнил слова об отрубленном куске своей ноги, произнесенные кем-то в темноте.
   - Хаоса!
   Опираясь на руки, он сел и попытался подняться, но тысячи острых игл тут же впились в голову, заставив оставить эту затею. Тогда, опираясь на руки, он пополз в сторону двери. Безвольная нога потянулась по полу, оставляя на нём жирный красный след.
   За дверью был тусклый серый коридор, шедший лишь в одну сторону. Гниз Вескари пополз по нему. Коридор закончился идущей и вверх и вниз лестницей. На каком он сейчас был уровне Гниз Вескари не представлял, так как, едва знал дифферент. Немного поколебавшись, он пополз вниз, так как посчитал, что в ту сторону ползти будет легче. Но всё же двигаться по лестнице вниз оказалось не слишком удобным и приятным делом, так как постоянно ударяющаяся о ступеньки повреждённая нога отдавала в мозг острыми уколами, заставляя скрежетать от боли зубами.
   Наконец ему удалось спуститься до широкой площадки, показавшейся ему знакомой.
   Это же уровень зала управления. Наконец идентифицировал Гниз Вескари своё местоположение. Определённо, там кто-то должен быть. Я им устрою - зарастёт. Поотрываю не только ноги, но и головы. Тупые выпи. Узнают что это такое.
   Переползя через площадку, он оказался в сумеречном коридоре, в стене которого выделялся чёрный проём двери. Он провёл рукой по поясу - на удивление, клоссер был на месте. Отстегнув оружие, он пополз по коридору.
   Оружие, ударяясь о металлический пол, издавало громкий звук, который гулким эхом отражался от стен. Видимо этот гул услышали и находящиеся в зале управления кроканы и из проёма двери выскочили в коридор, один за другим, двое из них.
   - Куда...
   Крокан не успел закончить фразу, так как выскочившая из клоссера красная молния, впилась ему в грудь. Второй крокан метнулся к дверному проёму, но вошедшая ему в спину молния, бросила его на пол.
   Гниз Вескари продолжил свой путь и с презрением оттолкнув с дороги, лежащие на полу тела, вполз в зал управления. В зале управления было ещё сумеречнее, чем в коридоре, но силуэт стоящего перед пультом управления человека на фоне пространственного терма выделялся отчётливо.
   Гниз Вескари поднял руку с оружием, но крутанув головой по сторонам, опустил её - как ему показалось, в зале управления больше никого не было.
   Это, возможно, пилот. Мелькнула у него догадка. Если убью его, придётся самому управлять кораблём. Это же абсурд. Его губы вытянулись в широкой усмешке.
   - Ты пилот? - Поинтересовался он.
   - Бывший пилот пассажирского лайнера. - Раздался голос, будто ниоткуда.
   - Кто-то ещё есть здесь?
   - Я остался один. - Пришёл негромкий ответ.
   Гниз Вескари подполз к креслу и взявшись за подлокотник, попытался подняться, но ворвавшийся в мозг приступ боли, заставил его отказаться от своей попытки.
   - Помоги мне забраться в кресло. - Прохрипел он.
   Пилот подошёл к Гнизу Вескари и взяв его под руки, резко дёрнул в сторону. В голову Гниза Вескари тут же впились тысячи игл. Он громко вскрикнул. Пилот отпустил его и замер, будто окаменел.
   - Полегче. - Проскрежетал Гниз Вескари, не разжимая зубов. - Не бревно тащишь.
   Пилот вновь взял его под руки и теперь уже потянул. Гниз Вескари начал помогать ему, отталкиваясь от пола здоровой ногой. Пилоту было тяжело, его движения были неловки и повреждённая нога Гниза Вескари упёрлась в пол. Он вновь простонал. Пилот замер.
   - Тяни! Хаоса!- Прохрипел Гниз Вескари.
   Гниз Вескари был плотного телосложения и достаточно увесист и видимо пилоту оказалось не по силе посадить его в кресло и он принялся поддёргивать Гниза Вескари. Донеслось его шумное прерывистое дыхание. Гниз Вескари, понимая это, скрипел зубами, но молчал.
   Наконец процедура водворения Гниза Вескари в кресло завершилась. Донёсся шумный и протяжный выдох пилота. Немного поёрзав, Гниз Вескари устроился поудобнее.
   - Принеси воды. - Захрипел он. - Меня колотит. Сделай что ни будь.
   Пилот, молча повернувшись, исчез из вида Гниза Вескари.
   Появился он не скоро. К тому времени дрожь Гниза Вескари усилилась настолько, что его зубы выбивали отчётливо слышимую дробь и он уже забыл о пилоте и о том, где он находится, думая лишь об одном - сколько ему ещё осталось.
   Рука пилота ткнулась Гнизу Вескари в плечо.
   - Я нашёл энергетик. Выпей. Станет легче. - Произнёс он.
   Рука Гниза Вескари приподнялась с подлокотника, но тут же опустилась. Он захрипел.
   Рука пилота тут же оказалась перед лицом Гниза Вескари.
   - Открой рот. - Раздался его, явно, недовольный голос.
   Зубы Гниза Вескари несколько раз клацнули, но всё же ему удалось раздвинуть их. Ему в рот тут же плеснулась прохладная жидкость. Он глотнул, поперхнулся и начал жадно пить, с каждым глотком распрямляясь, будто пил не какой-то напиток, а бальзам жизни.
   Глотнув воздух, Гниз Вескари понял, что напиток закончился.
   - Ещё. - Проскрежетал он.
   - Это была единственная баночка энергетика. - Ответил пилот, отступая от Гниза Вескари.
   - Хаоса! - Гниз Вескари поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее, его самочувствие после выпитого энергетика заметно улучшилось. - Где мы?
   - Следуем согласно приказа адмирала. - Ответил пилот, продолжая стоять около кресла Гниза Вескари.
   - И куда нам приказано следовать?
   - В составе шестой эскадры мы должны охранять перерабатывающий завод на Роззе.
   - Ах, да. - Гниз Вескари поморщился, вспомнив разговор с адмиралом. - Сколько нас здесь?
   - Осталось двое. - Пилот дёрнул плечами.
   - А остальные? Удрали?
   - Лежат в коридоре.
   - Я не мог оставить безнаказанным, что они сделали со мной. - Гниз Вескари механически топнул повреждённой ногой и тут же выгнувшись, громко простонал. - Посмотри, что с ней. - Он попытался приподнять повреждённую ногу, но лишь чуть шевельнул ею, причинив себе новую боль.
   Пилот бросил пустую баночку из-под энергетика в утилизатор и ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления - зал управления наполнился светом. Он присел перед Гнизом Вескари и принялся осматривать его ногу.
   - Я не специалист в медицине. - Заговорил он через некоторое время. - Но нога перевязана, достаточно, хорошо и насколько я вижу, кровь уже не сочится, а даже начала подсыхать. Я советую не трогать повязку, тем более, что я не представляю, есть ли какие-то перевязочные средства на борту. - Пилот поднялся. - Нужен покой и через несколько дней всё нормализуется. Каюты на четвёртом уровне.
   - Я приполз оттуда. - Лицо Гниза Вескари исказилось непонятной гримасой. - Останусь здесь.
   - Но здесь неподходящие условия для быстрого восстановления.
   - Мне другие не нужны. - Гниз Вескари повернулся к пространственному терму. - Выключи свет.
   Пилот шагнул к креслу, которое занимал прежде и усевшись, нажал на одну из клавиш пульта управления - в зале управления стало темно.
   - Где эскадра? - Донёсся в темноте голос Гниза Вескари.
   - Как сказал диспетчер космодрома - они в шести-семи днях пути, впереди нас.
   - Догони их.
   - Мы идём на максимальной скорости. Думаю, они тоже.
   - Хаоса! Сколько ползти до Роззы?
   - Порядка двухсот суток.
   - Тогда, убери тех, что валяются в коридоре и займись едой. Я зверски голоден.
   - Да, шеф. - Пилот поднялся. - Только ничего не трогайте. - Он махнул рукой над пультом управления. - Я ещё плохо знаю управление дифферента и мы можем отклониться от курса и сгинуть в пространстве.
   - Убирайся! - С отчётливой угрозой в голосе произнёс Гниз Вескари.
   Ничего больше не сказав, пилот ушёл.
  

***

  
   Догонять шестую эскадру пришлось не двести, а почти триста суток, уже когда на экране появилась Розза и шестая эскадра интенсивно тормозила. Она не пошла к планете, а замерла в трёх световых днях пути от неё. Едва дифферент Гниза Вескари пристроился в хвост эскадры, на пространственном терме вспыхнула врезка с изображением человека в возрасте, с волевым, надменным взглядом, одетого в тёмную курточку офицера космического флота с несколькими рядами нашивок на груди курточки.
   - Как я понимаю, ты и есть новый капитан в моей эскадре. - Заговорил офицер. - Я командующий. - Он чуть кивнул головой. - Стой там где стоишь и ни во что не вмешивайся. Нужен будешь - позову.
   Голограмма с его изображением погасла. Гниз Вескари повернул голову в сторону пилота.
   - Кто это был? - Поинтересовался он.
   - Гос Седб. Командир эскадры. - Ответил пилот.
   За всё время пути, Гниз Вескари даже не удосужился узнать имя своего пилота. Рана на его ноге затянулась, но при ходьбе всё ещё отдавало сильной болью, к тому же он начал припадать на неё и потому, практически все дни пути проводил в зале управления и даже научился сносно управлять дифферентом.
   Как удалось выяснить пилоту, а он оказался, весьма, толковым специалистом, дифферент был последней модификации: имел повышенную защиту и сдвоенные лазерные излучатели.
   - Почему мы не идём к планете? У нас война с толлонами? - Произнёс Гниз Вескари, надеясь, что пилот знает ответ.
   - Войны ещё нет, но отношения не назовёшь дружескими. На Роззе заканчивается красный песок и наше правительство заинтересовано, чтобы мы остались здесь одни.
   - Тогда, тем более, нужно идти к планете и блокировать корабли толлонов, а не ошиваться на таком удалении.
   - У толлонов превосходные корабли и чтобы побеждать, нужно знать их слабые места.
   - Значит нужно захватить их корабль и изучить его.
   - Думаю, затем мы и здесь. Просто Гос Седб решил изучить обстановку вокруг планеты, а уже затем приступить к активным действиям.
   - Нет здесь никаких толлонов. Удрали, увидев нас. - Гниз Вескари хрипло рассмеялся и махнул рукой. - Двигай планете. Может ближе кого увидим, да и обстановка на планете с орбиты будет более понятна.
   - Но это нарушение приказа. - В голосе пилота послышались нотки испуга.
   - Плевал я на бестолковые приказы. Я сам себе командир. - Голос Гниза Вескари зазвучал зло и грубо. - Уберись из кресла.
   Молча дёрнув плечами, пилот пересел в соседнее кресло, а Гниз Вескари заняв его кресло, взялся за флиппы и двинув акселератор вперёд, направил дифферент к Роззе.
   Не прошло и часа их пути, как на пространственном терме вспыхнула врезка с изображением Гос Седба.
   - Я не приказывал.... - Заговорил он.
   - Убирайся! - Выкрикнул Гниз Вескари, перебивая его и махнул перед собой рукой, давая понять командиру эскадры, что разговаривать с ним он не собирается.
   - Как ты смеешь! Я прикажу...
   Гниз Вескари ткнул пальцем в клавишу прерывания связи.
   - Хаоса! Рука чешется: одним бы ударом вынес ему челюсть. - Гниз Вескари резко ткнул перед собой кулаком. - Тупая выпь!
   - Он прикажет уничтожить нас. Их пятнадцать.
   - Пусть сунется. Тогда и ему не жить.
   Прошло двое суток пути, ведомого Гнизом Вескари дифферента к Роззе, а Гос Седб со своей эскадрой так и не появился рядом с ним: видимо решил не связываться с непредсказуемым капитаном, предоставив возможность адмиралу самому разбираться с его поведением.
   С началом третьего дня Гниз Вескари изменил курс дифферента и повёл его по очень далёкой орбите, вокруг всей планетной системы. Розза была первой из шести планет двойной звёздной системы и рядом с огромной красной звездой едва просматривалась, но всё же от острого глаза Гниза Вескари не ускользнула крохотное красное пятнышко, вдруг, вспыхнувшее на пространственном терме рядом с тусклым полумесяцем розовой планеты.
   - Что это за пятно рядом с планетой? - Произнёс он, повернув голову в сторону пилота.
   - Скорее всего какой-то корабль толлонов. - Ответил пилот дёрнув плечами. - Нам желательно уйти в тень, чтобы пытаться быть незамеченными.
   - Что ещё за тень? - Гниз Вескари состроил непонятную гримасу.
   - Чтобы быть невидимыми для противника, желательно куда-то спрятаться. Лучше всего затеряться во внешнем астероидном кольце.
   - Я не боюсь никакого противника и прятаться не намерен. - В голосе Гниза Вескари скользнули нотки надменности. - Подойди ближе. Узнай, что это за красная точка.
   Гниз Вескари поднялся и пересел в кресло, которое обычно занимал, находясь в зале управления. Пилот занял кресло управления, его руки легли на пульт управления и пальцы забегали по клавишам. В зале управления наступило молчание.
   - Скорее всего - это грузовой корабль толлонов. - Наконец заговорил пилот. - Вероятнее всего направляется к Толлоне с грузом криила.
   - Грузовик с криилом говоришь... - Каким-то дальним голосом произнёс Гниз Вескари.
   - Точно можно установить, если подойти ближе. - Пилот покрутил головой.
   - Подойди и узнай точно.
   - А если это военный корабль?
   - Двигай, я сказал! - Голос Гниза Вескари сорвался в крик.
   Голова пилота мгновенно ушла в плечи. Его руки взялись за флиппы и дифферент, быстро набирая скорость, помчался в сторону красной точки.
  

***

  
   Дифферент подходил к, уже превратившемуся из красной точки в чёрное пятно, грузовику толлонов сзади. Догонять пришлось долго, почти двенадцать суток и когда на пространственном терме проявились продолговатые контуры непонятного Гнизу Вескари корабля, у него тут же появилось желание вогнать в него заряды всех пушек, которые имелись на борту дифферента, но через некоторое время у него, вдруг, появилась мысль о захвате.
   - Что это за корабль? - Произнёс он, поворачивая голову в сторону пилота.
   - Я его сам впервые вижу, но если судить по иллюстрациям, которые мне приходилось видеть, это грузовой корабль толлонов - драффт. Если не ошибаюсь.
   - И что он таскает?
   - Криил. - Пилот дёрнул плечами. - Что ещё с Роззы можно таскать.
   - Он нам нужен?
   - Что? - Пилот округлил и без того круглые глаза. - Драффт?
   - Этот криил?
   - Естественно. - Иначе, зачем бы нас сюда адмирал отправил.
   - Значит будем захватывать.
   - Что, криил?
   - Грузовик. Хаоса!
   - Но это же военный конфликт. - Прошептал пилот.
   - Не думаю, что толлоны из-за одного корабля объявят нам войну. Поорут и успокоятся. Они не солдаты. - Гниз Вескари махнул рукой.
   - Но у него же пушки? - Пилот поднял плечи.
   - Сколько?
   - Я не знаю. - Пилот покрутил головой. - Но уверен, что есть.
   - Вот и отлично. Подставься. Будет причина. Только аккуратно.
   - А если не захочет остановиться?
   - Бей в двигатели. Думаю - это те голубоватые пятна. Только смотри не взорви его.
   - На такой скорости мы сами напоремся на свои же лучи.
   - А как же тогда? - Гниз Вескари состроил гримасу.
   - Или сбоку или спереди. Спереди рискованно. - Пилот покрутил головой. - Можно попытаться сбоку.
   - Так пытайся. Хаоса! - Выкрикнул Гниз Вескари.
   - У него мощная станция связи и думаю, он уже сообщил о нас на Роззу. Наверняка, сюда уже идут вессперы. Мы можем не успеть.
   Гниз Вескари скрипнул зубами и в следующий момент, сорвав с пояса клоссер, направил его на пилота.
   - Или ты его или я тебя. - Проскрежетал он.
   Ничего больше не сказав, пилот отклонил флиппы и дифферент пошёл в сторону.
   Прошло ещё трое суток, прежде, чем дифференту удалось подойти к грузовику толлонов сбоку и уравнять скорости. Грузовик оказался достаточно резвым и дифферент шёл почти на максимальной скорости. К тому же он оказался и агрессивным и как только дифферент застыл относительно грузовика, в его сторону тут же посыпались снопы красных лучей. Один из них даже прочертил жирную полосу по пространственному терму, заставив пилота бросить дифферент в сторону, но видимо луч был на исходе своей мощности и никакого вреда, кроме тёмного следа на экране, не причинил.
   - Не шарахайся. Хаоса! - Прошипел Гниз Вескари. - Мы получили, что хотели. Открывай огонь.
   Рука пилота скользнула по пульту управления и в сторону драффта метнулись четыре ярких красных луча. Грузовой корабль толлонов начал резко отставать.
   - Не гони! - Прорычал Гниз Вескари, увидев, как драффт быстро сполз к краю пространственного терма и исчез из вида.
   Пилот включил резкое торможение, но прошло ещё несколько часов, прежде, чем драффт выполз из-за края терма. Его хвост изрыгал в пространство мощные струи дыма.
   - Хаоса! Только бы не взорвался. - Гниз Вескари повернул злое лицо в сторону пилота. - Ты перестарался, тупая выпь.
   - Я даже не предполагал, что четыре луча имеют такую мощь. Видимо это из-за того, что это улучшенная модель дифферента. А я всё время удивлялся - почему наша скорость выше обычной. Думал - из-за недогруза. А это из-за модели. Класс!
   - Если грузовик взорвётся, я тебе покажу, что такое настоящий класс. - Гниз Вескари постучал рукой по поясу, где у него висел клоссер, чем вызвал на лице пилота маску страха.
   - Второй движитель грузовика тоже придётся сжечь, иначе он не остановится - Произнёс пилот подрагивающими губами.
   - А тянуть его ты будешь? - Губы Гниза Вескари вытянулись в усмешке. - Жги, если будешь. - Он кивнул подбородком в сторону экрана.
   - Но как же мы... - Лицо пилота приняло глупое выражение.
   - Я от кого-то слышал, что переходные шлюзы наших и толлонских кораблей стандартизированы. Толлоны хорошо придумали. - Неторопливо заговорил Гниз Вескари. - Найди у них шлюз и пристыкуйся.
   - Скорость слишком высока. - Состроив гримасу, пилот покрутил головой. - Я не смогу.
   - Хаоса! - Гниз Вескари механически сорвал с пояса клоссер и стукнул его рукояткой по подлокотнику своего кресла, чем заставил голову пилота втянуться в плечи. - Будем ждать, пока их скорость не снизится. Если не снизится до приемлемой величины будем бить по второму двигателю.
   - А-а-а-а-а... - Пилота, будто, заклинило.
   - Будем тянуть. По очереди. - Гниз Вескари разразился громким смехом...
   Прошли ещё сутки. Драффт резко тормозил. Причиной тому был взрыв повреждённого движителя. Взрывом, видимо повредило и второй движитель и голубой огонь в его раструбе едва просматривался. Скорость драффта уже была ниже световой и Гниз Вескари, не выдержал.
   - Долго собираешься ждать. Он уже еле ползёт. Если появятся вессперы, я тебя пристрелю не раздумывая. - Он похлопал по пристёгнутому к поясу клоссеру.
   Голова пилота поползла в плечи. Он молча отклонил флиппы и дифферент пополз в сторону толлонского грузовика.
   Пилот оказался не слишком сноровистым, видимо сказывалось отсутствие больших навыков управления боевым кораблём и очень долго тыкался переходным шлюзом в поверхность драффта, раз за разом промахиваясь мимо его стыковочного узла, вызывая теттраду ругательств в свой адрес со стороны Гниза Вескари. Наконец ему удалось попасть в нужное место на корпусе толлонского корабля. Донёсся долгий протяжный стон, заставивший лицо Гниза Вескари исказиться гримасой испуга и на пульте управления тут же вспыхнул терминал, на котором побежали строки анализа состояния переходного шлюза. Прошло немало времени, прежде, чем вспыхнул зелёный индикатор. Пилот повернул голову в сторону Гниза Вескари.
   - Переходный шлюз герметизирован. Можно открывать люк. - Произнёс он каким-то несмелым голосом, будто ожидая дурных последствий для себя от этих слов и оказался прав.
   - Иди открывай. - Гниз Вескари кивнул головой в сторону двери.
   - Я-я-я... - Голос пилота задрожал.
   Гниз Вескари вскочил, будто подброшенный пружинами и сорвав с пояса клоссер, направил его на пилота.
   - Двигай! Хаоса!
   Пилот медленно поднялся и не сводя глаз с оружия, начал пятиться к выходу.
   - Повернись и иди нормально. Ты пойдёшь туда и ты поведёшь грузовик. Другого варианта не будет.
   - Гард капитан. - Пилот запнулся - он, неожиданно для себя, впервые за всё время их нахождения на дифференте назвал Гниза Вескари капитаном. - Они могут быть вооружены.
   - Я их перестреляю. - Гниз Вескари тряхнул клоссером.
   - Ты пойдёшь первым? - Лицо пилота посветлело.
   - Первым пойдёшь ты. - Гниз Вескари ткнул клоссером в сторону пилота. - Двигай! Мне надоело тебе повторять одно и тоже. Имей ввиду - я могу не сдержаться.
   - На дифференте должно быть оружие. Скорее всего где-то в ангаре. Разреши посмотреть?
   - Смотри! - Гниз Вескари кивнул подбородком в сторону выхода.
   Повернувшись, пилот вышел из зала управления и быстрым шагом пошёл по коридору к лифту. Гниз Вескари, припадая на левую ногу, едва поспевал за ним, но терпел. Ему хотелось поскорее захватить толлонский грузовик и начать его транспортировку к Крокане.
   Оружие находилось в одном из шкафов ангара, но чтобы до него добраться, пришлось резать дверь шкафа, коды замка были неизвестны, с которой пилот провозился около часа. Наконец вырезанный кусок двери провалился внутрь шкафа и отбросив резак, пилот извлёк из него огромный, толстостволый зукк. Затем он опять заглянул в отверстие и выбравшись из него, покрутил головой.
   - Больше ничего нет. - Он дёрнул плечами.
   - Тебе этого мало. - Губы Гниза Вескари вытянулись в усмешке.
   Пилот молча пожал плечами.
   Оружие оказалось тяжёлым. Пилот щёлкнул предохранителем и индикатор батареи зукка вспыхнул сочным зелёным цветом, показывая полную зарядку. Держать зукк пришлось обеими руками, что оказалось не совсем удобно, так как обе руки были заняты. Никакого ремня на зукке не было и пилот, сняв с себя пояс, обвязал им оружие и повесил на шею. Пояс был коротковат и оружие оказалось висящим на груди, что было неудобным, но отправиться на поиски какого-то, более подходящего ремня, видя нескрываемое нетерпение Гниза Вескари, пилот не отважился. Взявшись одной рукой за оружие, он направился к переходному шлюзу.
   Переходный шлюз был в полу ангара. Панель управления им находилась неподалёку на стене. Подойдя к ней, пилот нажал несколько клавиш - люк в полу ушёл вниз и в сторону, открыв круглый проём. Шагнув к проёму, пилот заглянул в него, затем поднял взгляд на Гниза Вескари.
   - Поведение экипажа грузовика какое-то странное. Такое впечатление, что они хотят, чтобы мы их захватили. - Произнёс он, подняв плечи.
   - Им жизнь дорога, вот и решили сдаться.
   Губы Гиза Вескари вытянулись в усмешке. Он тоже подошёл к проёму шлюза и заглянул в него - вниз вела железная лестница, вдоль которой располагался ряд светильников. В самом низу ничего не было.
   - Там же ничего нет. - Голосом, полным негодования, произнёс Гниз Вескари.
   - А что там должно быть? - В голосе пилота послышалось удивление.
   - Люк. Или что, корпус нужно резать?
   - Навряд ли мы сможем резать корпус. У нас нет нужного оборудования. Если там нет люка, то я не знаю, как можно попасть внутрь грузовика. Если только боевыми лазерами прожечь дыру в корпусе. Но тогда он навряд ли будет на что-то годен. - Резюмировал пилот.
   - Так узнай, есть там люк или нет. - Гниз Вескари ткнул клоссером в проём переходного шлюза. - Не тяни. Я прикрою.
   Пилот вернулся к панели управления переходным шлюзом и открыв нишу под ней, достал из неё кабель с разъёмом и какой-то предмет и прицепив их к своему поясу вернулся к проёму шлюза.
   - Зачем тебе верёвка? - Поинтересовался Гниз Вескари. - Чтобы я тебя вытащил?
   - Это кабель питания. - Пилот тряхнул кабель. - Нужно открыть аварийный стык питания на корпусе грузовика и пристыковать кабель к нему. Тогда у нас появится возможность открыть люк грузовика, если таковой там есть. Надеюсь, они не заблокировались изнутри.
   - Надейся. - Гниз Вескари махнул рукой в проём шлюза.
   Присев, пилот взялся за поручни и ступил на верхнюю ступеньку лестницы. Дождавшись, когда он скроется в проёме люка, Гниз Вескари шагнул к шлюзу и осторожно заглянул внутрь, но смотревший ему в лицо толстый ствол зукка, заставил его сделать поспешный шаг назад.
   Опустившись вниз, пилот отстегнул от пояса специальный ключ, открыл крышку аварийного стыка и пристыковал к нему принесённый кабель. На панели управления шлюзом тут же вспыхнул дополнительный терминал. Пилот поднял голову - Гниза Вескари видно не было.
   - Шеф! Ты где? - Выкрикнул он, называя капитана более коротким и привычным званием.
   Услышав окрик, Гниз Вескари осторожно заглянул внутрь шлюза и встретился со взглядом смотревшего вверх пилота.
   - Шеф, там должна активироваться панель управления люком. - Заговорил пилот. - Посмотри, что на ней.
   Гниз Вескари молча подошёл к панели и всмотрелся в отображаемые на экране терминала строки сообщения. Затем вернулся к шлюзу и так же осторожно заглянул в него. Пилот стоял в прежней позе.
   - Что там? - Выкрикнул он.
   - Терминал выдаёт, что там нет воздуха. - Ответил Гниз Вескари, не придавая никакого значения своим словам.
   - Как нет? Ты не путаешь? А чем же они дышат?
   - Не знаю. - Гниз Вескари дёрнул плечами. - Может он им не нужен.
   - Но я там не смогу быть. - Пилот покрутил головой.
   - Хаоса!
   До Гниза Вескари только сейчас дошёл смысл сообщения терминала. Перед ним замаячила угроза невозможности захвата грузовика толлонов, а значит и не будет той славы, с которой он уже свыкся, как со свершившейся неизбежностью.
   Нужно что-то придумать. Замелькали у него досадные мысли. Что? А если тащить грузовик? Но где взять такую верёвку? Нет. Всё же нужно посмотреть, что там происходит. А вдруг им, действительно, не нужен воздух. Хаоса! Нет! Я от своего не отступлю.
   - Открывай люк. - Выкрикнул он пилоту. - Я не верю терминалу.
   - Шеф, но если там, действительно, нет воздуха, меня втянет туда, как в воронку и разорвёт. Нужен скафандр.
   - Какой ещё скафандр?
   - Он должен быть в ангаре.
   - Вылезай, ищи!
   Гниз Вескари отошёл от проёма шлюза и уставился в него, в ожидании пилота.
   Выбравшись, пилот снял с шеи оружие и положив его рядом со шлюзом, направился к стоящим у стен шкафам. Остановившись у одного из них, он постучал рукой по его двери.
   - Если верить маркеру - скафандры здесь. - Заговорил он. - Шифра нет и потому, придётся опять резать.
   - Режь! - Гниз Вескари согласно кивнул головой.
   Пилот подошёл к резаку, которым он резал дверь шкафа с оружием и водрузив его себе на спину, вернулся к шкафу со скафандрами и занялся резкой его двери.
   Гниз Вескари, тем временем, пристегнул кроссер к поясу и подойдя к лежащему зукку, поднял оружие. Оно оказалось тяжёлым и держать его на весу, даже ему, достаточно сильному мужчине, оказалось тяжело. Тогда он накинул привязанный к нему ремень на шею и вернулся на прежнее место. Ему стало намного спокойнее.
   Вырезанная дверь оказалась на полу. За ней, действительно, был скафандр. Он был огромен. Это был тяжёлый скафандр для работы в открытом космосе. Пилот заглянул за него, затем повернул голову в сторону Гниза Вескари.
   - Другого нет. - Он покрутил головой.
   - Чем тебе этот не нравится? - Гниз Вескари взмахнул подбородком.
   - В нём не повернуться. Я не смогу себя защитить.
   - Я тебя буду защищать. Хаоса! Разберись, что там произошло. И поскорее. Мне твоя возня уже надоела.
   Отвернувшись, пилот сбросил с плеч резак и шагнул к скафандру.
   Скафандр, действительно, был огромен и занял почти весь шлюз. Через динамики доносилось громкое дыхание пилота, будто он выполнял непомерную физическую работу, заставляя Гниза Вескари досадно морщиться. Наконец пилот оказался внизу и раздался, усиленный динамиками, его голос.
   - Шеф, нажми правую клавишу нижнего ряда на панели и когда она станет зелёной, левую от неё.
   Подойдя к панели управления шлюзом, Гниз Вескари выполнил просьбу пилота и вернувшись к шлюзу, заглянул в него - люк грузовика перед ногами пилота медленно шёл вниз.
   Потянуло ветром и чем больше уходил люк вниз, тем сильнее был ветер. Гниза Вескари начало тянуть вперёд. Он сделал поспешный шаг от шлюза. На панели управления вспыхнул и замигал красный индикатор.
   - Разгерметизация! Разгерметизация... - Донёсся бесстрастный металлический голос. - Система безопасности активирована. Система безопасности переведена в аварийный режим работы.
   - Хаоса! Что происходит? - Гниз Вескари закрутил головой, пытаясь понять смысл происходящего.
   Ветер, вдруг, начал стихать и через несколько мгновений его не стало. Гниз Вескари, приподняв ствол зукка, шагнул к проёму шлюза - его не было, на том месте был пол ангара. Состроив гримасу он провёл носком ботинка по полу перед собой - ничего не произошло. Тогда он шагнул вперёд и попрыгал на месте - пол ангара так и остался полом. Дёрнув плечами, он покрутил головой: чуть в стороне лежал оборванный кабель, идущий от панели управления шлюзовым переходом. Гниз Вескари подошёл к панели управления и провёл по ней взглядом - никаких сообщений её терминал не выдавал. Ещё раз дёрнув плечами, он повернулся и направился к лифту.
   В зале управления, бросив зукк в своё кресло, Гниз Вескари уселся в кресло пилота и обвёл пульт управления внимательным взглядом - никаких сообщений, могущих вызвать обеспокоенность, он не увидел. Остановив взгляд на панели связи, он принялся за её изучение: панель изобиловала разноцветьем клавиш; функциональность некоторых он знал, но среди них не было клавиш с той функциональностью, которую он хотел бы сейчас иметь. Среди незнакомых клавиш пиктограммы многих ему были непонятны, но некоторые вызвали у него определённую ассоциацию. Издав звук, похожий на хмыканье, Гниз Вескари ткнул пальцем в одну из клавиш - из пульта управления донёсся громкий шум, похожий на шумное дыхание.
   - Ты где? - Механически, нежели осознанно, произнёс он.
   - В грузовике толлонов. - Донёсся какой-то далёкий голос из пульта управления. - Их тут полон ангар. Восемь человек. С оружием. Я, кажется, подвернул ногу, когда падал внутрь. Тут дыра в корпусе. Думаю они ждали нас, но что-то пробило корпус и они задохнулись. Дверь, ведущая в другие отсеки корабля заблокирована. Нужно заделывать дыру, иначе не выбраться отсюда.
   - Заделывай! - Прорычал Гниз Вескари.
   - Мне нужен кусок металла и аппарат для сварки.
   - Ищи там.
   - Шеф! Где...
   Донеся очень громкий шум, сопение, затем вновь раздался громкий голос.
   - Аппарат, кажется нашёл. Им оснащён скафандр. Хорошо придумано. Лишь бы энергии хватило. Металл сейчас поищу.
   - И побыстрей. Мне надоела твоя возня. Появятся вессперы, я сам тебя грохну, не дожидаясь, когда это они сделают.
   Наступило длительное молчание, нарушаемое лишь шумным дыханием, да непонятным громкими шорохами, доносящимися из пульта управления.
   - Шеф! - Наконец раздался голос пилота. - Кажется удалось заделать дыру. Не знаю насколько хватит, но давление растёт. Попытаюсь дверь открыть. - Донеслись шарканья, похожие на звуки шагов. - Да что же это. Ничего не понимаю. Ага! Кажется, есть. Шеф! Она открылась.
   - Шевелись! Хаоса! - Выкрикнул Гниз Вескари.
   И опять длительное время был слышан лишь громкий шум и прерывистое дыхание. Гниз Вескари беспокойно ёрзал по креслу, бросая периодические взгляды на пространственный терм, с тревогой ожидая, что на нём, вдруг, вспыхнет красная точка, которая будет двигаться в сторону дифферента, но точки пока было. Но неизвестность заставляла его сердце замирать в тревоге, при каждом взгляде на экран.
   - Дышать тяжело. - Наконец раздался голос пилота. - Что-то происходит. Сейчас... Дверь... Герметична... Только бы добраться до... - Он умолк.
   Гниз Вескари прислушался - из пульта управления не доносилось никаких шумов.
   - Хаара! Что произошло? - Поинтересовался он.
   Ответа не пришло. Подождав некоторое время, Гниз Вескари выпрямился и взялся за флиппы.
  

***

  
   Шли четыреста шестидесятые сутки транспортировки Гнизом Вескари грузовика толлонов. Пилот так и не вышел на связь и дифферент тянул грузовик присосавшись к нему шлюзом. Скорость связки едва достигала половины возможной и потому путь к Крокане оказался очень долгим. Корабли толлонов Гнизу Вескари не встретились, видимо в этой части галактики они не ходили, а корабли своей цивилизации проходили мимо, будто не замечая его и лишь у границы планетной системы Крое к связке подошли два дифферента. На пространственном терме появилась врезка с изображением неизвестного Гнизу Вескари мужчины в военной форме. Скорее всего это был какой-то офицер космического флота. Гниз Вескари, прежде не имевший дел с военным космическим флотом, совершенно не разбирался в их знаках различия.
   - Кто? - Офицер вопросительно взмахнул подбородком.
   - Капитан Гниз Вескари. - Придав своему голосу твёрдость и надменность, заговорил Гниз Вескари. - Транспортирую захваченный корабль толлонов с грузом криила.
   - Остановись! Десантники должны осмотреть корабли. - Произнёс офицер не менее волевым голосом.
   - Это мой груз и делать вам тут нечего. - На толстых губах Гниза Вескари заиграла усмешка.
   - Я буду вынужден уничтожить корабли. - В глазах офицера сверкнули злые огоньки.
   - Свяжи меня с адмиралом.
   - Адмирал умер несколько дней назад, а нового ещё не назначили.
   - Тогда с Председателем.
   - Много чести.
   - Хаоса! Я Гниз Вескари. - Едва разжимая зубы заговорил Гниз Вескари. - И если ты не свяжешь меня с Председателем, я сам разнесу твоё корыто.
   Изображение офицера исчезло и голограмма долгое время была пустой. Но вот по ней прошла рябь и в ней появилось изображение сухолицего человека в возрасте, с очень колючим взглядом и тонкими, нетипичными для крокана губами-ниточками. Это был Председатель кроканской цивилизации, в годы успешного выступления Гниза Вескари на ринге, благотворивший его, отчего Гниз Вескари был хорошо с ним знаком и потому требовал у офицера встречи с ним.
   - Гниз! - Заговорил мужчина, быстрым голосом, но явно, привыкшим к тому, чтобы его лишь слушали. - Все мы обязаны соблюдать некоторые правила, чтобы не допустить хаоса в нашей жизни. Тебе следует выполнить требования капитана космической службы безопасности.
   - Масса Воссари. - Я проделал столь сложную и рискованную операцию не для того, чтобы какая-то ищейка воспользовалась моим трудом. Это я захватил корабль толлонов с грузом криила. Не думаю, что этот минерал лишний для нашей цивилизации.
   - Мы очень заинтересованы в крииле. - Глаза Председателя округлились. - И для нас он совсем не лишний. Но возможен ли захват толлонского корабля?
   - Я доказал, что это возможно. И готов организовать массовый захват их грузовиков.
   - Это то, что сейчас нужно. Я прикажу, чтобы капитан доставил тебя в столицу. Пусть эти трусы посмотрят на настоящего героя.
   - А грузовик?
   - Это теперь не твоя забота.
   - Но...
   Изображение Председателя исчезло. Гниз Вескари от злости скрипнул зубами. Его благополучие теперь зависело не от него и каким оно будет, он мог лишь предполагать, хотя Председатель, прежде и был благосклонен к нему, но сейчас он уже не прежний. Тогда было время его славных побед, а Председатель был страстным поклонником смертельных боёв и по слухам, сколотил немалое состояние на тёмных ставках в тотализаторах боёв.
   Голограмма опять долгое время оставалась пустой, но вот в ней вновь появилось изображение того же офицера - капитана службы безопасности.
   - Масса Вескари! - Капитан склонил голову. - За вами послан кнехт.
   Голограмма погасла.
   - Хаоса! - Губы Гниза Вескари вытянулись в широкой усмешке. - Теперь посмотрим, кто кого уничтожит. Массой называют, далеко, не каждого крокана.
   Потому, как люк нижнего ангара был недоступен из-за пристыкованного грузового корабля толлонов и внутрь дифферента кнехт войти не мог, он пристыковался к верхнему стыковочному узлу. Гниз Вескари ни разу не поднимался на верхнюю палубу и ему пришлось приложить немало усилий и выплеснуть изрядную долю ругательств в адрес конструкторов дифферента, прежде, чем он смог открыть люк верхнего стыковочного узла.
   Экипаж кнехта встретил его молчанием. Это был четырёхместный летательный аппарат: два задних кресла занимали рейнджеры в комбинезонах коричневого цвета, с лежащими на коленях зукками и Гнизу Вескари ничего не осталось, как занять кресло рядом с пилотом. Едва он коснулся кресла, как кнехт рванулся вверх и кресло под плотным Гнизом Вескари протяжно и как-то тоскливо заскрипело. Его так плотно прижало к нему, что ему с трудом удалось сделать полный вздох. Состроив злобную гримасу, он посмотрел в сторону пилота, но тот сидел уставившись в лобовое стекло и казалось, окаменел.
   Ты ещё пожалеешь об этом. Проплыла у Гниза Вескари злорадная мысль.
   Ускорение завершилось. Кнехт перешёл в горизонтальный полёт и Гниз Вескари смог, наконец, устроиться поудобнее, хотя, понятие - удобно, для небольшого, достаточно жёсткого кресла, было огромным комплиментом для него.
   Полёт был долгим, прежде чем в лобовом стекле часть звёзд заслонилось тёмным кругом дифферента. Кнехт замедлил свой бег и скользнув вверх, оказался в полутёмном ангаре. Повисев некоторое время, он плавно опустился вниз и замер. Дверь рядом с Гниз Вескари скользнула вверх. Он выбрался из летательного аппарата и осмотрелся - чуть в стороне стоял тот самый капитан службы безопасности, который угрожал ему уничтожением. Заметно припадая на левую ногу, Гниз Вескари подошёл к нему.
   - Прошу, масса Вескари. - Офицер вытянул руку в сторону дверного проёма, находящегося сбоку от него. - Я покажу вашу каюту.
   Гниз Вескари лишь молча кивнул подбородком в сторону проёма, давая понять офицеру, чтобы тот шёл первым.
   Постояв несколько мгновений с вытянутой рукой, офицер повернулся и шагнул к проёму.
   По коридорам дифферента они шли молча. Первое время офицер шёл достаточно быстро, не оглядываясь и Гниз Вескари отстал, но, видимо, начав плохо слышать шлёпанье короткой ноги своего спутника, капитан службы безопасности пошёл медленнее.
   Каюта, в которую его привёл офицер оказалась небольшой, состоящей всего из одной комнаты, но чистой, что для дифферента было нечастым явлением.
   - Мне приказано незамедлительно доставить вас на Крокану, масса Вескари. - Заговорил офицер, склонив голову. - Это займёт около двух суток. К сожалению - это военный корабль и он не оснащён удобствами. Лишь необходимое. Если пожелаете - еда вам будет доставляться в каюту.
   - Пожелаю! - Прохрипел Гниз Вескари. - И не забудь тоник с джутом.
   - Это запрещённый...
   - Может показать, где он хранится. - Губы Гниза Вескари вытянулись в широкой усмешке. - И побыстрее.
   Ещё ниже склонив голову, офицер повернулся и вышел...
   На космодроме Гниза Вескари встречал сам Председатель в сопровождении огромной свиты корреспондентов. Едва ноги Гниза Вескари коснулись поля космодрома, как его окружили несколько человек с видеокамерами и микрофонами.
   Гниз Вескари невольно замер. Ему, конечно, хотелось в полной мере выкупаться в лучах славы, затем он и затеял свою нелёгкую историю, но уж слишком бурной волной она накатывала, выставляя его в не совсем приглядном виде, что никак не входило в его мечты.
   - Вот он - герой цивилизации... Покоритель пространства... Бесстрашный воин галактики... Путь в будущее... - Донеслись возгласы и у него перед лицом оказался микрофон. - Как вам удалось совершить невозможное? - Заговорил тщедушного вида мужчина, совавший ему микрофон в лицо. - Что послужило основой вашего героического поступка?
   - Я был верен в мощь своей цивилизации, создавшей более совершенную технику, нежели другие расы, позволяющую занимать высшие ступени иерархической лестницы галактики. - Заговорил Гниз Вескари, сам не зная, откуда появившимися у него словами, которые он до сих пор никогда не произносил. - Это наша галактика, наш дом и мы по праву должны стать его хозяевами. - Буквально выкрикнул он последнюю фразу и оттолкнув руку с микрофоном, заметно подволакивая левую ногу, заковылял в сторону Председателя.
   Когда он оказался перед ним, то сразу же понял, что у Председателя не очень-то довольное лицо. Гниз Вескари остановился в некотором замешательстве, не зная, что тот желает от него услышать. Молчание затянулось, которое, наконец, нарушил Председатель.
   - Вид у тебя, Вескари, очень... - Сухие и тонкие губы Председателя вытянулись в ухмылке. - На героя ты никак не похож. Не ожидал. Даже и не знаю... - Он покрутил головой. - Хорошо. - Его лицо сделалось очень серьёзным.
   Он повернулся и махнул кому-то рукой - подзывая. Из стоявших у него за спиной сопровождающих, подбежал к нему один из офицеров свиты, с непонятными белыми нашивками на груди и вытянувшись, замер. Председатель, подался к нему и что-то заговорил. Закончив говорить он выпрямился. Офицер убежал и через короткое время, стоявшая позади официальных лиц, шеренга рейнджеров зашевелилась и все они побежали в разные стороны. Председатель шагнул к Гнизу Вескари и взял его за локоть двумя пальцами, будто опасаясь подхватить какую-то заразу.
   - Поторопимся. Здесь уже обойдутся без нас.
   Он покрутил головой и опять махнул рукой. Через мгновение перед ним стоял ещё один мужчина, но уже в штатской одежде.
   - Привести в порядок и ко мне. - Председатель протянул локоть Гниза Вескари мужчине. - И никакой прессы. Его ещё нет. - Он отпустил локоть и повернувшись, зашагал в сторону стоящего поодаль блестящего кнехта.
  

***

  
   Практически, весь остаток дня Гниз Вескари подвергался всевозможным процедурам, имеющим направленность восстановить его былой вид, но если для его отмытия и отчистки времени было достаточно, то для восстановления его физической формы, столь короткого времени, для этой цели было очень мало - он так и остался хромым. Единственное, что сделал обслуживающий его персонал - нашёл где-то разные по высоте ботинки, в которых хромота Гниза Вескари несколько скрадывалась, но появилась другое неудобство - уже привыкший хромать Гниз Вескари, постоянно спотыкался и норовил уткнуться носом в пол, для чего к нему пришлось приставить рейнджера, который, едва ли не держал его под руку. Уже поздним вечером, в обновлённом виде, Гниз Вескари вновь предстал переде Председателем.
   Председатель поднялся и подойдя к Гнизу Вескари, взял его за локоть, всё теми же двумя пальцами и повернув голову в сторону рейнджера, кивнул подбородком на дверь.
   - Свободен!
   Молча кивнув головой, рейнджер вышел.
   - Прошу, масса Вескари. - Председатель вытянул руку в сторону одного из больших кресел, стоящих перед его столом. - Есть проблема и мы должны её решить незамедлительно.
   Отпустив локоть, он вернулся в своё кресло и дождавшись, когда Гниз Вескари окажется в предложенном ему кресле, заговорил опять.
   - Умер адмирал и его кресло свободно. Я хочу, чтобы его занял ты, но с одним условием - мы единомышленники, одна команда, одно целое.
   - Что я должен сделать? - Прохрипел Гниз Вескари.
   Он, конечно, весь путь, пока тащил грузовик к Крокане, мечтал о славе, но то, о чём сейчас говорил Председатель было выше его мечты - это было круто. Стать адмиралом - такой мысли у него ещё ни разу не возникало. И ради этого, он сейчас, без колебаний, был готов уничтожить кого угодно и где угодно, тем более, под покровительством одной из самых влиятельнейших фигур цивилизации, её наивысшего должностного лица - Председателя.
   - Уничтожить цивилизацию толлонов.
   - Всю? - На лбу Гниза Вескари, вдруг, образовалась, неизвестно откуда взявшаяся, глубокая складка.
   - До единого толлона.
   - Я готов! - Гниз Вескари поднял плечи. - Тем более, они мне тоже ненавистны. Можно приступать?
   - Хм-м! - Плечи Председателя несколько раз дёрнулись. - А внутренне, ты нисколько не изменился - столь же решителен, чего не скажешь внешне. Я доволен, что мы поняли друг друга и мне не придётся стоять у твоей урны с прахом.
   - К-как? - Гниз Вескари поперхнулся.
   - Если бы ты не согласился с моим предложением, тебя пришлось бы отправить в вечность, так как мои противники не должны, пока, ничего знать. А они влиятельны и готовы в любой момент подставить мне ногу. Но ты оказался достоин и я удовлетворён. Похвальна и твоя решительность. Но она несколько преждевременна. Раса толлонов очень сильна и сейчас мы ещё не готовы её уничтожить. Для этого нужны боевые космические корабли. Много кораблей. Очень много. Пять-семь-десять кораблей на один толлонский весспер. А у нас сейчас лишь двукратный перевес. Нужны ресурсы. Много ресурсов. Которых тоже не хватает и захваченный тобой грузовик с криилом, весьма, кстати. Думаю, нужно продолжить захват драффтов, но делать это нужно очень аккуратно, чтобы толлоны не заподозрили нас. Например: имитировать на месте захвата мощный взрыв. Пусть они думают, что их грузовики сами взрываются. Ни один грамм криила не должен попадать к ним. В галактике есть место лишь для одной цивилизации - цивилизации кроканов.
   - Масса Воссари. - Гниз Вескари выпрямился. - Я полностью поддерживаю тебя. И у меня появилась интересная мысль: если нам нужно быстро построить очень много боевых кораблей, то зачем их экипажам комфорт, лишь самые необходимые функции. Остальное долой. Их экипажи - воины, а не барышни.
   - А ты прав. - Председатель кивнул головой. - Обустройство систем жизнеобеспечения занимает едва ли не половину времени строительства и затрат. Реши, что самое необходимое, остальное - прочь. Приступай немедленно.
   - Я! Строить? - Круглые глаза Гниза Вескари сделались ещё круглее.
   - Конечно, не дело адмирала строить корабли, его дело воевать. - На лице Председателя отобразилась гримаса жестокости. - Но уж слишком наши строители неповоротливы. Им нужен твёрдый кулак, тогда они шевелятся. А у тебя он есть и ты прекрасно им владеешь. Или... - Воссари покрутил головой.
   - Они будут шевелиться. - Гниз Вескари резко кивнул головой.
   - Я в этом не сомневаюсь. - Председатель поднялся и сложил руки, ладонями друг к другу - жест, означавший у кроканов приветствие, согласие и вообще, удовлетворение. - Завтра Рота и я представлю тебя на утверждение в должность адмирала. Уверен, они примут тебя. Но ты уже незамедлительно приступай к работе. А сейчас тебя ждут журналисты. Цивилизация должна знать лица своих героев. - Он тряхнул сложенными руками.
   - Но я же уже...
   - Ты был отвратителен и я приказал уничтожить твоё интервью у трапа.
   Поднявшись и ответив тем же жестом, Гниз Вескари, покинул кабинет Председателя Роты - высшего административного органа цивилизации кроканов, практически, в чине адмирала космического флота цивилизации.
  
  

4

  
  
   Валл'Иолет открыл глаза. Было темно. Высвободив своё поле, он разбросил его вокруг и найдя голограф, активировал его - во вспыхнувшей напротив голограмме показывали каких-то политиков, пытающихся рассуждать о последствиях произошедшего конфликта с кроканами. Поморщившись от их занудности, он опустил руку со спальной платформы и поелозил ею по полу - пульт управления голографом был на месте. Подняв его, Валл'Иолет переключил канал - в голограмме крутился великолепный гоночный авто - цербор.
   Цербор был элегантен, ярко-серебристого цвета, клиновидный, очень плоский, остроносый, с орудийной башней на хвосте, будто это был вовсе и не приземлённый авто, а космический минивесспер. Валл'Иолет невольно залюбовался им. У него нахлынули воспоминания о гонках на авто в академии космофлота.
   Будущих пилотов космических кораблей заставляли практиковаться на спортивных авто со стрельбой короткими струями красного красителя, имитирующими лазерные лучи, или большими кляксами голубовато-зелёного красителя, имитирующими заряды бластеров. Это были, своего рода, имитации космических боёв. Конечно, в академии авто были не такие красавцы, какой сейчас крутился в голограмме, но всё же Валл'Иолет именно на тех гонках научился разумному риску и срезая с трассы метры углов и поворотов, умело уворачиваясь от красящих очередей, не так уж редко на финише оказывался первым, проигрывая, в основном старшекурсникам, а когда сам стал старшекурсником, равных себе уже, практически, не имел.
   Если бы у меня был такой авто...
   Валл'Иолет глубоко вздохнул, улыбнувшись своим воспоминаниям.
   Однако следующее сообщение заставило его подняться и податься к голограмме, будто таким образом можно было лучше понять суть звучащего сообщения. В сообщении говорилось, что на этот цербор, срочно требуется пилот на предстоящую гонку, так как его прежний не может принять участие в гонке, по причине своей смерти.
  

***

  
   Гонки на церборах проводились на Толлоне два раза в год, один раз на каждом материке, уже несколько веков и вызывали огромнейший интерес.
   На Горном материке они проводились в горах его центральной части; на Пустынном в обширной каньонной зоне материка.
   Изначально - это были экстремальные гонки на спортивных авто, но постепенно они превратились в так называемые "гонки смерти", становясь всё более и более жёсткими. Такими они стали после того, как толлоны познакомились с цивилизацией кроканов, у которой были широко распространены всевозможные поединки на грани жизни и смерти, а порой и за гранью.
   По-началу гоночные болиды обзавелись оружием, стреляющим красками, но потом краска заменилась резиновыми пулями, затем пластиком, а затем пришла очередь и металлов. Вслед за стрелковым оружием начали использоваться лёгкие ракеты, терминаторы, а затем и бластеры. Лазеры были категорически запрещены, так как противолазерная защита требовала защитных мощностей несовместимых даже с необычными авто, которыми являлись церборы. Вместе с увеличением оружейного арсенала церборов, росла и их защита и они, из гоночных болидов превратились в бронированные чудовища. Пилоты же вообще были защищены статитом, который ни ракетам, ни бластерам, ни тем более пулям был не по зубам. Стрелять запрещалось лишь в зоне техобслуживания, которая всё же была надёжно защищена от всевозможных случайностей. Гибель пилота была редчайшим событием и насколько помнил Валл'Иолет, а он следил за гонками, сколько себя помнил, такие случаи были всего лишь дважды, хотя от болидов, порой, кроме кокпита с пилотом, больше ничего и не оставалось.
   Всвязи с угрозой для жизни населения, трасса была защищена специальным ограждением, да и во время гонки зрителям было запрещено присутствовать в непосредственной близости от трассы, да и смельчаков получить заряд в лоб было немного и потому за гонками наблюдали, в основном, по голографам, благо камеры стояли через каждую полусотню метров. Можно было наблюдать за гонкой из специально оборудованных мест с помощью оптических приборов, но они располагались, достаточно, далеко и не пользовались у зрителей, большой, популярностью. Но всё же находились толлонцы и со съехавшей крышей, проникающие через ограждение, отчего и были случайные жертвы со смертельным исходом.
   Пройти нужно было семь кругов трассы, что-то около шестисот километров и прийти первым. Вознаграждение было таким огромным, что пилоты болидов, занявшие несколько первых мест могли беззаботно жить многие годы и потому, на место выбывшего пилота, тут же находились десятки желающих занять освободившейся кокпит.
   Владельцы церборов тоже не оставались внакладе, получая, как огромные рекламные гонорары, так и процент от тотализаторов, но число участников гонки ограничивалось всего лишь сорока болидами и потому, претенденты на участие в гонках были расписаны на несколько лет вперёд.
   Сейчас же, видимо, происходило что-то такое, о чём Валл'Иолет не знал. Да если честно, то последние две гонки он пропустил, по причине своего отсутствия на Толлоне, а поинтересоваться их исходом, просто-напросто забыл, из-за ссоры с Ир'Инной.
  

***

  
   Реклама цербора сменилась какой-то другой.
   Валл'Иолет поднялся, включил освещение и достав сканер связи, нажал несколько клавиш - голограмма долго была пустой, затем в ней появилось заспанное лицо Тар'Тукка - давнего друга Валл'Иолета, тоже капитана весспера.
   - Ты-ы! - Протянул Тар'Тукк. - Я понимаю, что у тебя сдвиг, но ты хотя бы на время посмотри.
   - Привет и извини! - Валл'Иолет улыбнулся, он действительно, совершенно забыл о времени. - По гологрофу только что была реклама серебристого цербора. Им срочно нужен пилот. Ты не знаешь, что произошло?
   - А ты, разве не знаешь? - Тар'Тукк потёр глаза.
   - Я только что вернулся из сопровождения. Ты, что, не слышал, что со мной произошло?
   - Слышал. - По лицу Тар'Тукка скользнула тень недовольства. - В космофлоте только это и обсуждается. Угораздило же тебя. - Он покрутил головой. - Что там произошло? Только без приукрас.
   - Не по сканеру же. - Валл'Иолет повысил голос. - Приедешь - расскажу.
   - Хорошо. Утром заскочу.
   - Так, что там с цербором?
   - В двух последних гонках два его пилота погибли. Желающих больше нет. Вот и ищут очередного смертника. Что ещё?
   - В принципе, всё. Буду ждать. И захвати что-либо из продуктов. Дома хоть шаром. Получил по полной и от командора, и от адмирала и забыл про них. Тут ещё... - Он махнул рукой. - Короче - никакой.
   - Не отчаивайся. Приходи в себя. Давай! - Лицо Тар'Тукка сменилось его рукой и голограмма погасла.
   Бросив сканер связи на спальную платформу, Валл'Иолет направился приводить себя впорядок, так как спать он больше не хотел.
   После санационной, он заглянул на кухню, но она была девственно чиста. Отпустив в свой адрес несколько нелестных эпитетов, он направился во двор и полазив по нишам дверей лорна, нашёл в одной из них изрядно примятую баночку тоника. Из освобождённого отверстия в лицо Валл'Иолета ударил мощный фонтан жидкости. Лишь благодаря тому, что его рот был полуоткрыт, туда попало пара глотков. Стряхнув на язык ещё несколько оставшихся внутри капель, он с досадой отшвырнул баночку и взяв метлу, принялся мести дорожки, так как за время его отсутствия они покрылись достаточным слоем рыжего песка, а договор, с обслуживающей усадьбы фирмой, он не заключил, понадеявшись, что Ир'Инна всё же вернётся и будет жить в ней. Но...
   Тар'Тукк застал Валл'Иолета за работой - тот с таким усердием реанимировал вокруг дома изрядно подсохший естественный травяной газон, что и не услышал свиста садящегося лорна.
   - Браво Лет! Ты неотразим на своём ржавом газоне.
   Раздавшийся громкий голос у самого уха, заставил Валл'Иолета резко оглянуться и вздрогнуть от близкого взгляда глаз Тар'Тукка.
   - Да ты, никак, стал пуглив. - Тар'Тукк сделал несколько шагов назад и поднял вверх руки в которых были большие пузатые пакеты. - Неужто кроканы вселили в тебя страх? Не отчаивайся Лет. Перебьём мы их всех.
   - Тебе легко говорить, над тобой не висит возможность сгнить заживо в атмосфере Кроканы. - Валл'Иолет отключил установку реанимации газона и отряхнув руки, шагнул к Тар'Тукку. - Привет Тарту! - Он протянул руку, но осознав, что руки Тар'Тукка заняты опустил её.
   - И что тебя заставляет возиться с этой ржёй. - Тар'Тукк повёл руками по сторонам. - Я закрыл двор абио и никаких проблем.
   - Мне это абио в весспере вот где. - Валл'Иолет приложил руку к шее. - Хотя бы дома я могу по настоящей траве пройтись, полюбоваться настоящим цветком, вдохнуть аромат живой природы, а не её подделками и модификаторами.
   - Можешь, можешь. - Тар'Тукк широко улыбнулся. - Нравится ковыряться в грязи, ковыряйся. Что произошло?
   - Я отстранён от полётов и даже не представляю, что будет со мной. У меня такое чувство, что правительство готово избавиться от меня любыми способами, лишь бы задобрить кроканов.
   - Брось, брось, Лет. - Улыбка слетела с лица Тар'Тукка. - Есть ещё мы - капитаны. Уж что-то мы стоим на этой планете. Мы уже обсуждали этот вопрос и решили, что никаким кроканам тебя не отдадим. Сами сгноим. - Его губы вновь вытянулись в улыбке. - Шучу, конечно. Ну посидишь какое-то время дома. Вот газон приведёшь в порядок. - Он вновь развёл руки в стороны. - Тут дело гораздо серьёзнее. Есть подозрение, что кроканы цепляются за что угодно, лишь бы вынудить нас ответить, чтобы развязать им руки. Пойдём в дом. А то мои руки, связанные пакетами, уже затекли. Расскажешь, что произошло в действительности. Болтают, что попало.
   Валл'Иолет одну руку вытянул вдоль дорожки, ведущей к входу, другой взял у Тар'Тукка пакет, который, действительно, оказался тяжёлым.
   - Рассказывать особенно и нечего. Всё произошло, можно сказать, до того неожиданно, что я до сих пор толком произошедшего осознать не в состоянии. Я до последнего не решался пойти навстречу этому дифференту, надеясь, что он пройдёт мимо, пока он почти не уперся в драффт. Мне ничего и не осталось, как стать между ними. Скорее всего, он не ожидал увидеть перед собой весспер или это был какой-то сумасшедший крокан. Короче: он выстрелил. Я, можно сказать, почувствовал его выстрел и нырнул вниз, но, всё же, он попал мне в шип. Видимо энергия лучей была на максимуме, что весспер даже от столь малой площади контакта изрядно дёрнулся. Я попал ему под модуль управления и скорее всего из-за того, что шип был раскалён, распорол ему брюхо, даже не почувствовав сопротивления, будто шип прошёл по воде, а не по металлу. Скорее всего, я задел какой-то важный агрегат дифферента, так как из его корпуса ударил мощный белый фонтан. Он завертелся, словно пропеллер и затем взорвался.
   Валл'Иолет открыл дверь дома и пропустил вперёд Тар'Тукка.
   - Но насколько я понял из того, что прислали нам кроканы - стрелял ты. - Тар'Тукк прошёл к столу и поставил на него пакет.
   - Видел. - Валл'Иолет глубоко вздохнул, взял оставленный Тар'Тукком пакет и пошёл с обеими на кухню. - Галл'Арт продемонстрировал. - Донёсся его громкий голос из кухни. - События действительны, но мастерски подкорректированы. В моём бортовом журнале прекрасно видно, кто стрелял. К тому же у меня шип тарка, явно, оплавлен.
   - А что говорит капитан драффта?
   - Говорит, что ничего не видел. Да он и в самом деле был далековато. Меня интересует другое: каким образом откорректированное видео попало на Толлону раньше, чем здесь оказался я? Это наводит на мысль, что кроканы специально подстроили эту встречу. Им было всё равно, кто будет капитаном весспера, лишь бы был весспер. Я лишь случайно оказался её участником.
   - Передать информацию от Кроканы до Толлоны не проблема. - Тар'Тукк дёрнул плечами. - Хотя мы и не поддерживаем сейчас с ними отношений, но линия ретрансляторов пока ещё не отключена.
   - Но ведь от места конфликта до Кроканы не ближе, чем до Толлоны, если не дальше. Да и дифферент там был один. Я это прекрасно видел.
   - Значит, чего-то ты не увидел.
   Наступило длительное молчание. Наконец в дверях показался Валл'Иолет, держа в одной руке тарелку с какими-то нарезанными продуктами, в другой бутылку с усиленным тоником и большие кубы. Поставив всё это на стол, он указал Тар'Тукку на кресло.
   - У меня ночью появилась интересная мысль. - Валл'Иолет сел и подождав пока усядется Тар'Тукк, наполнил кубы тоником. - Я хочу принять участие в ближайших гонках, пилотом цербора. Согласен стать моим менеджером? - Взяв один куб, он легонько стукнул им о второй и подвинул второй к Тар'Тукку. - За нас!
   Он сделал несколько глотков и смотря на Тар'Тукка, начал вертеть свой куб в руках. Тар'Тукк взял свой куб и молча сделав глоток, вернул куб на стол.
   - У тебя, явно, крыша поехала. - Тар'Тукк постучал пальцем себе по лбу. - Зачем тебе гонка смерти. Там же настоящие бои безо всяких правил. Тебе мало тех приключений, из которых ты ещё не выпутался? Или тебе деньги нужны?
   - Деньги мне свои девать некуда и что с ними делать я не знаю. - Лицо Валл'Иолета приняло грустное выражение. - У меня всё есть. Кроме Ир'Инны.
   - Вы расстались?
   - Ни да, ни нет. - Валл'Иолет допил тоник и поставив куб на стол, взял с тарелки ломтик и положил в рот. - Встречаемся, но она держит меня на расстоянии. Вчера, даже, разговаривать не захотела.
   - Подари ей что-либо дорогое. Может и растает.
   - Куда уж дороже. - Валл'Иолет повел рукой перед собой. - Прекрасная усадьба. Забирай вместе со мной. Отказывается.
   - Значит плохо предлагал.
   - Да брось ты. - Валл'Иолет поморщился. - Потому и хочу на трассу. А там, как повезёт. Так ты согласен или мне кого-то ещё искать?
   - Ты же знаешь, что я всегда поддерживаю все твои выходки... - Тар'Тукк взял свой куб и выпив всё его содержимое, поставил пустой на стол. - Какими бы дурацкими они не были.
   - Тогда пошли. - Валл'Иолет, взяв ещё пару ломтиков с тарелки, поднялся.
   - Куда? - Тар'Тукк вскинул брови.
   - Заключать контракт. Пока кокпит не занял кто-то другой.
   - Да в него уже дней тридцать пытаются кого-то втолкнуть. Только сумасшедшего не находится.
   - Значит нашёлся. Давай! Пошли! - Положив ломтики в рот, Валл'Иолет, направился к выходу.
   Взяв с тарелки ломтик и бросив в рот, Тар'Тукк с шумным вдохом поднялся и пошёл вслед за Валл'Иолетом.
  

***

  
   Заключать контракт они направились на летательном аппарате Тар'Тукка. Так как следующая гонка должна проходить на материке Космодрома, то и цербор сейчас находился в ангаре зоны техобслуживания трассы по каньонам. Трасса располагалась далеко от усадьбы Валл'Иолета и они добирались до неё почти четыре часа, обсуждая всю дорогу возможные варианты развития взаимоотношений с цивилизацией кроканов.
   Зона техобслуживания оказалась безлюдной и им пришлось приложить немало усилий, прежде, чем они встретили первого человека, который, узнав зачем они здесь, замер в немом оцепенении и Тар'Тукку пришлось изрядно тряхнуть его за плечо, чтобы вернуть в более или менее нормальное состояние.
   - Хаара! - Тар'Тукк отпустил плечо мужчины. - В конце-концов, ты скажешь или нет, где нам найти хозяина серебристого цербора?
   - Т-там. - Мужчина махнул рукой в сторону.
   - Где - это там?
   - Во втором ангаре.
   - Все ангары закрыты.
   - Там есть вызов.
   Мужчина, вдруг, резко шагнул в сторону и сорвавшись с места, побежал, стремительно удаляясь.
   - По-моему, у него не все дома. - Усмехнувшись, произнёс Валл'Иолет.
   - И ты бы свихнулся, если бы увидел перед собой двух ходячих трупов.
   - Я бы на твоём месте попридержал свой скепсис. Я чувствую успех нашего предприятия. - Валл'Иолет повернул голову в сторону ряда ангаров. - Нам туда. - Он махнул рукой в сторону откуда они шли и развернувшись быстро зашагал назад, скользя взглядом по закрытым дверям ангаров.
   - Тут же сплошные асы. Они годами гоняются по этой трассе и знают каждый её метр. Уверен, любой из них пройдёт её с закрытыми глазами. - Заговорил Тар'Тукк догоняя Валл'Иолета. - Лет, поверь мне, у тебя нет шансов.
   - Тарту, побереги своё красноречие для моих будущих поздравлений. Я прекрасно знаю, кто пилоты этих болидов и представляю их возможности. Я не пропустил, почти, ни одной гонки. Нам туда. - Валл'Иолет вытянул руку в направлении одного из ангаров. - Но, возможно, я могу противопоставить им то, чего у них нет.
   - И чего же у них нет, по-твоему?
   - Свой разум.
   - У них есть свой разум и поверь мне, дорогой Лет, он не хуже твоего.
   - У них не такой.
   - Ты уверен?
   - Увидим, дорогой Тарту. - Валл'Иолет, повернув голову в сторону Тар'Тукка, широко улыбнулся. - Трасса всех расставит по своим местам и уверен, моё будет не последним. Ты заметил совпадение - у меня опять будет второй номер?
   - Ты считаешь это своим счастьем?
   - Мы можем заключить пари.
   - Ты вначале заберись в цербор.
   - Сейчас и заберусь.
   Валл'Иолет остановился перед широкой дверью с огромной двойкой и постучал ладонью по оранжевой пластинке, рядом с ней. Прошло время, никакой реакции не последовало. Он постучал ещё раз, но пластинка осталась безмолвной, хотя должна была бы хотя бы изменить свой цвет, чтобы показать, что вызов опознан.
   - Хаара!
   Тар'Тукк взмахнул ногой, норовя ударить в дверь ангара, но нога, вдруг, провалилась в пустоту и если бы Валл'Иолет не успел схватить его за рукав курточки, то он, наверняка бы ввалился в появившийся в двери проём. Тар'Тукк выпрямился, Валл'Иолет отпустил его рукав. Они тупо уставились в дверной проём, в котором стоял невысокий коренастый мужчина, мало походивший на толлона, а больше на крокана.
   - Чем могу служить? - Наконец нарушил затянувшееся молчание мужчина.
   Капитаны молча переглянулись - коренастый мужчина, явно, говорил не на чистом языке толлонов.
   - Ты кто? Крокан? - Вместо ответа, произнёс Тар'Тукк, подтвердив свои слова вопросительным взмахом подбородка.
   - В таком случае, разрешите откланяться. - Мужчина кивнул головой и выскользнувшая перед самым носом Тар'Тукка дверь, закрыла проём.
   - Хаара! - Тар'Тукк повернул голову к Валл'Иолету. - Действительно крокан. Пошли отсюда. - Он повернулся от двери. - Теперь понятно, почему у них проблемы. Им, действительно, нужна очередная жертва. Они, что, таким образом вознамерились извести всех нас. И куда смотрит правительство? Нет. Нужно незамедлительно поставить этот вопрос на совете капитанов.
   - Никуда я не пойду.
   Валл'Иолет принялся вновь стучать рукой по жёлтой пластинке и прекратил это делать лишь тогда, когда перед ним вновь появился проём, за которым стоял всё тот же коренастый мужчина. Убрав руку с пластинки Валл'Иолет шагнул в проём и остановился перед мужчиной.
   - Капитан Валл'Иолет. - Он кивнул головой в приветствии. - Я хочу заключить контракт на ближайшую гонку.
   - Вы профессионал? Участвовали в гонках? - С заметным акцентом, поинтересовался мужчина.
   - Я капитан боевого весспера. - С нескрываемой гордостью в голосе, ответил Валл'Иолет.
   - Цербор наземный болид, а не космический. У вас нет шансов пройти даже один круг. - Мужчина вытянул руку в сторону проёма. - Прошу вас, господин капитан.
   - Я настаиваю! - Твёрдым голосом произнёс Валл'Иолет.
   - Ваша настойчивость лишена смысла. - Мужчина дёрнул плечами, продолжая указывать рукой на проём.
   - Я капитан боевого весспера и только что... - Валл'Иолет умолк, вдруг, осознав, что подобное бахвальство сейчас может оказаться совсем не в его пользу.
   - Поймите капитан, это не бесконечное пространство с безграничными вариантами для манёвра, а узкая трасса, с очень жёсткими условиями прохождения. Если цербор будет выведен из строя на первом же круге, нам не выплатят даже страховку и его не на что будет восстанавливать.
   - Я гарантирую вам прохождение первого круга.
   - Ваша гарантия ничего не стоит, господин капитан.
   - Мы можем отметить в контракте, что, если я выбываю в первом круге, то полностью компенсирую восстановление цербора.
   Рука мужчины опустилась. Его лицо приняло озабоченный вид.
   - Я могу, даже, внести некоторый аванс, в подтверждении своих намерений. - Произнёс Валл'Иолет.
   - Мы должны обсудить новые условия контракта. Вы не могли бы прийти позже? Завтра, например? - Произнёс мужчина.
   - Я не хочу приходить позже. - Валл'Иолет мотнул головой. - Я хочу заключить контракт немедленно.
   - Но господин капитан...
   - Немедленно!
   В голосе Валл'Иолета скользнула нотка, похожая на нотку угрозы, которая, вероятно, оказалась так и воспринята мужчиной, так как его лицо исказилось неприятной гримасой и он сделал шаг назад.
   - Идите за мной. - Повернувшись, мужчина направился в глубь ангара.
   Валл'Иолет оглянулся - проёма, через который он вошёл внутрь не было. Не было внутри ангара и Тар'Тукка. Валл'Иолет отвернулся от двери.
   - Пусть войдёт мой менеджер. Без него я буду вынужден отказаться от предварительной платы. - Громким голосом произнёс он в спину удаляющегося мужчины.
   - Там никого нет. - Не оглядываясь мужчина покрутил головой.
   - Ты врёшь! - В голосе Валл'Иолета скользнула, явная, злость.
   Мужчина остановился и повернувшись, вытянул перед собой руку.
   - Мне неприятны ваши слова, господин капитан. Я привык, что мне верят. Можете убедиться. - С ответной злостью в голосе произнёс он.
   Валл'Иолет оглянулся - у него за спиной был проём. Он направился к нему и выглянул наружу, там, действительно, никого не было. Он вышел и покрутился, пытаясь увидеть Тар'Тукка, но того нигде видно не было.
   - Хаара! Испарился, что ли?
   Валл'Иолет достал сканер связи и вызвал Тар'Тукка, но вспыхнувшая перед ним голограмма была пустой. Выругавшись ещё раз, он вернулся в ангар.
   - Видимо что-то произошло. Я его позже найду. - Заговорил Валл'Иолет, останавливаясь перед мужчиной. - Я готов заключить контракт.
   Ничего больше не говоря, мужчина развернулся и продолжил свой путь. Валл'Иолет последовал за ним.
   Ангар был огромен и к тому же в нём царил полумрак. Его пол был завален какими-то непонятными в полутьме предметами и Валл'Иолет шёл уставившись себе под ноги, боясь за что-либо зацепиться и упасть и лишь когда рядом с ним возникло что-то тёмное и огромное, он приподнял голову и увидел его - серебристый цербор. Он невольно остановился. Даже в полумраке болид был огромен и великолепен.
   Валл'Иолет тут же пожелал высказать своё восхищение великолепием болида, но повернув голову, увидел, что мужчина уже далеко. Он бросился вдогонку, но догнал его, когда тот уже входил в проём одной из дверей ангара. Валл'Иолет вошёл за ним и замер, как вкопанный - посреди зала стоял ещё больший крокан, нежели, который привёл его сюда, такой же невысокий и коренастый, смотря в его сторону.
   Хаара! Куда я попал. Уж не дурной ли мне снится сон. Мелькнули у Валл'Иолета неприятные мысли.
   Он закрыл глаза, а когда открыл, оба коренастых мужчины уже стояли рядом и о чём-то разговаривали. У него тут же появилась мысль, подтверждающая высказывание Тар'Тукка, почему владельцы серебристого цербора не могут до сих пор найти себе пилота - с кроканами, просто-напросто, никто не хотел сотрудничать.
   Стоит ли мне тоже связываться с этими псевдокроканами? Придумал он им расу. Как будут относиться ко мне капитаны? А Ир'Инна? А если все они отвернутся от меня? Как посмотрят на мою выходку в управлении? Хаара! Всплыли у Валл'Иолета досадные мысли.
   - Уже передумал? - Вдруг донёсся голос ещё большего крокана - говорил он без акцента.
   - Ещё нет. - Механически выдавил из себя Валл'Иолет.
   - Тогда слушай условия контракта. - Ещё больший крокан заговорил громче. - Победа - миллион толлонов; второе место - семьсот тысяч; третье - пятьсот; четвёртое - триста и пятое - сто тысяч. Всё что ниже - компенсируешь нам в размере трёхсот тысяч. Сто тысяч - твой залог.
   Валл'Иолет задумался. Он слышал о больших гонорарах участников гонок, но что они такие огромные - даже не представлял. Миллион толлонов - это было огромнейшее состояние, определённо, позволявшее купить даже космический корабль среднего класса или великолепную усадьбу в престижном районе одного из материков.
   Но всё же жизнь стоит гораздо дороже миллиона. Подумал он с сарказмом. Интересно, это они назвали реальные уровни вознаграждений или уверены, что я и первый круг не пройду и получат неплохую компенсацию? Если мне заплатят за последнее сопровождение драффта, то триста тысяч толлонов у меня будут, но это, практически, всё моё состояние и перспектива - остаться ни с чем, никак не привлекательна. Останусь ли я капитаном весспера или придётся пересаживаться в драффт? Да и возьмут ли ещё? Его губы тронула лёгкая усмешка. Отдать за удовольствие прокатиться триста тысяч, не слишком разумно. По лицу Валл'Иолета скользнула гримаса, так как он прекрасно понимал, что впервые участвуя в гонках и занять призовое место, нужно было быть волшебником. Нужно торговаться. Решил он.
   - Не слышу согласия. - С явной усмешкой в голосе, произнёс больший крокан.
   - Я его предупреждал. - Произнёс приведший Валл'Иолета сюда, меньший крокан.
   - Я не совсем согласен с условиями контракта. - Медленно заговорил Валл'Иолет. - Вознаграждение за пятое место слишком мало, а мой залог слишком велик.
   - Другого не будет. - Категорично произнёс больший крокан.
   Интересно, а сколько достанется им? Где бы это можно было узнать? Или они уверены, что выплачивать ничего не придётся и озвучивают такое вознаграждение, от которого трудно отказаться ненормальному человеку? А нормальному? А нормальных здесь не бывает. Валл'Иолет негромко хмыкнул. Хаара! Где Тар'Тукк? Что с ним могло произойти? А если эти постарались? А что если узнать у этого?
   Он осторожно высвободил своё поле и коснулся им головы большего крокана, но в тот же миг ощутимый ответный удар в голову заставил его вздрогнуть и на мгновение потерять контроль над окружающей средой. Но всё же ему удалось остаться на ногах. Он вернул свое поле. Его рука механически потянулась вверх, с намерением коснуться лба, но усилием воли он остановил её.
   Губы большего крокана вытянулись в широкой усмешке.
   Как-то не вяжется его неслабое психотронное поле с его принадлежностью к расе кроканов. Кто же тогда он? Замелькали у Валл'Иолета тревожные мысли - он, явно, оказался беспечен, а может и самонадеян. Видимо Тар'Тукк был прав, говоря о не простой ситуации в гонках. Теперь уж, однозначно, отказаться от гонки - признать свою, если не трусость, то уж унижение, точно. Всплыла у него досадная мысль. Нужно торговаться. Обязательно. Ставить свои условия.
   - Мои условия - Заговорил он. - Двести тысяч пятое место, сто тысяч шестое, двести тысяч - моя компенсация за проигрыш и пятьдесят залог.
   Всевдокроканы переглянулись.
   - Мы согласны. - Заговорил больший крокан и вытянул руку в сторону стоявшего у дальней стены стола. - Контракт.
   Повернувшись, он сам направился к столу и занял кресло перед ним. Меньший крокан стал у него за спиной. Валл'Иолет сел в единственное, оставшееся свободным кресло.
   - Карточку. - Больший крокан одну руку протянул к Валл'Иолету, другой передвинул с края стола к себе рекогнитор.
   Достав карточку уровня жизни, Валл'Иолет протянул её большему крокану. Тот вставил её в рекогниттор. Над столом вспыхнула голограмма с рядами знаков. Пальцы большего крокана забегали по клавишам рекогнитора. Количество знаков в голограмме начало быстро увеличиваться. Наконец больший крокан передвинул рекогнитор к Валл'Иолету.
   - Познакомься и введи своё подтверждение. - Произнёс он.
   Валл'Иолет углубился в изучение контракта.
   В принципе, ничего необычного в контракте не было, если не считать названия фирмы заключающей с ним контракт - "Крокус". Таких контрактов в своей жизни он заключал уже множество. Все суммы были такими, какие и были оговорены и даже была прописана сумма компенсации при разрыве контракта со стороны "Крокуса" - десять тысяч толлонов. Тоже немалая. Единственное, чего не было отражено - где и как ему будет выплачено вознаграждение.
   - Я не вижу условий получения вознаграждения? - Озвучил Валл'Иолет своё недоумение.
   - Ты надеешься, что доберёшься до него? - Толстые губы большего крокана вытянулись в ехидной усмешке.
   - Доберусь или нет - это второй вопрос. Первый - я должен знать, куда добираться.
   Валл'Иолет толкнул рекогнитор в сторону большего крокана, пальцы которого пробежали по его клавишам и он опять подвинул рекогнитор Валл'Иолету.
   "Вознаграждение должно быть переведено на карточку уровня пилота в течение часа, после, официального, утверждения результатов гонки с его участием."
   Прочёл Валл'Иолет появившееся дополнение и состроив гримасу, ввёл свой идентификатор и приложил палец к панели считывания. Вернув рекогнитор большему крокану и дождавшись, когда тот вернёт ему его карточку уровня и положит на стол ещё одну карточку, с кодом контракта, убрал их в карман и откинулся в кресле.
   - Я уже сегодня хотел бы познакомиться и с цербором и с трассой. - Произнёс Валл'Иолет.
   - Это с ним.
   Больший крокан ткнул большим пальцем себе за спину. Меньший крокан вышел из-за спины большего крокана и скрылся за спиной Валл'Иолета. Валл'Иолет почувствовал у себя на плече тяжёлую руку.
   - Сегодня, так сегодня. - Рука ткнулась Валл'Иолету в лопатку.
   Поняв это, как приказ на подъём, Валл'Иолет поднялся и направился к выходу, но сделав пару шагов, остановился и оглянулся.
   - Забыл спросить твоё имя? - Произнёс он.
   - Его - Ринб'Урн. Моё тебе ни к чему. Мы, скорее всего, больше не увидимся. - Больший крокан мотнул головой.
   Громко хмыкнув, Валл'Иолет отвернулся и продолжил свой путь.
   Едва Валл'Иолет оказался за дверью, как замер в изумлении - ангар был ярко освещён и посреди его сиял своим неотразимым великолепием серебристый цербор. Он подошёл к болиду и крутя головой, обошёл вокруг него.
   - А где же команда обслуживания? - Поинтересовался он у подошедшего Ринб'Урна.
   - Я и твоя команда, и твои техники. Цербор прошёл полное восстановление. Практически, новый и собственно, никакого обслуживания не требует. Если не будешь совать свои руки и нос в его агрегаты, он будет надёжен. - Заговорил Ринб'Урн. - Но если что-то задумаешь... - Он сжал руку в кулак, но к лицу Валл'Иолета его не поднёс, а тут же разжал. - Короче! Ничего хорошего. Гонка перенесена и состоится уже через девять дней. Потому и спешка. - Он шумно и как-то надрывно вздохнул. - За это время ты должен научиться уворачиваться от ракет и терминаторов, иначе делать тебе на трассе нечего. Бластеров, скорее всего, не будет. Ты когда-либо управлял наземным авто или только космическим кораблём?
   - Я был чемпионом космической академии в трассовых гонках. Они от ваших отличаются лишь тем, что покороче и стреляют там краской, а не ракетами. Да болиды попроще.
   - Быть чемпионом хорошо. - Ринб'Урн усмехнулся. - Значит сразу переходим к практике.
   Валл'Иолет не видел, что и где нажимал Ринб'Урн, но фонарь цербора полз вверх, предъявляя его взору внутренности болида. Одновременно из бока корпуса выползла ступенька.
   - Забирайся. - Ринб'Урн махнул рукой в сторону кокпита. - Отрегулируем кокпит под твой носитель.
   Став на ступеньку, Валл'Иолет аккуратно забрался внутрь болида. Сидеть было неудобно. Он начал ёрзать, пытаясь устроиться поудобнее.
   - Сиди спокойно. Не дёргайся. - Над головой Валл'Иолета навис Ринб'Урн и его рука ткнулась в пульт из которого выползла какая-то панель с клавишами, на которых были нанесены вполне узнаваемые пиктограммы, будто он очутился перед пультом управления весспера. - Отрегулируй кокпит под себя. - Палец Ринб'Урна описал кривую вокруг клавиш. - А я пока расскажу тебе о тех, кого стоит на трассе если не бояться, то хотя бы, уважать.
   - Я многих знаю. - Валл'Иолет дёрнул плечами.
   - Знаком лично? - В голосе псевдокрокана скользнуло удивление.
   - Я видел достаточно гонок, чтобы быть в курсе.
   - Тогда слушай, курсор!
   Валл'Иолет дотронулся до одной из клавиш и почувствовал, как его ноги поползли вперёд. Он нажал следующую - его начало сдавливать в боках. Тогда он нажал ещё одну, одновременно вслушиваясь в слова Ринб'Урна.
   - Слай'Элм или чёрная ракета. - Негромким голосом заговорил Ринб'Урн. - Чёрный цербор. Победитель прошлой гонки. Я не знаю, что он делает со своими ракетами, но они становятся, практически, невидимы для радара. Правда и их точность падает, но от этого не легче. Он пристраивается сзади и ждёт, когда тебя подбросит на кочке, и выпускает пару под днище, и ты вверх ногами. Потому, если оказался перед ним: или жмись к нему вплотную; или выбрасывай помеху и мгновенно скрывайся с его глаз.
   Мег'Марр - большой мастер по терминаторам. Пять побед. Тоже чёрный цербор, но с серым кругом на капоте - стилизованным изображением терминатора. Ещё большая сволочь. Лепит на них что-то, что никакие датчики движения на них не реагируют, никакие помехи не берут. Три-четыре терминатора словишь и на прикол. Хорошо, что больше двадцати не разрешено. Но он, гад, дожидается, когда половина друг друга перекорёжит, тогда и начинает свою игру.
   Ан'Гелла - настоящая змея. Три победы. Цербор сомоинтегрируется под цвет трассы. Мимо проскочишь и не заметишь. И получай заряд. Пять-шесть словил и электроника сдохла. Дальше, если только толкать. Шучу! Сидеть и не высовываться. Если бластеры, действительно, запретят, даже не представляю, что выберет. Увидим! - Он махнул рукой.
   - Мел'Исса. Красный цербор. Красива стерва. Это и есть её основное оружие. Разбрасывает голограммы со своими позами: засмотрелся - получай ракету. Уже две гонки взяла.
   Ври'Ккер или убийца. Чёрный цербор. Многократный победитель и потому денег не счесть. Самые мощные и арсенал и броня и агрегат. Забит под завязку. Засёк - остановись и умри. Стоячих бить запрещено. Другого совета для него нет.
   Мот'Ранн или сверхсветовой. Уже несколько раз был победителем. Самый быстрый цербор. Ослепительно белый. Берёт скоростью. Даже терминаторы не успевают реагировать. Никто не знает, что там у него за силовой агрегат, но цербор будто пришит к трассе, иначе, если пролетел без контакта с ней полсотни метров, можешь двигать в ангар - будешь снят. Арсенал слабоват, но он ему и ни к чему. Ракета должна быть с большим упреждением. Иначе бесполезна. Да и не всякий бортовой вычислитель правильно рассчитает траекторию. Тут нужен под стать космическому. Если только с твоего весспера снять.
   Пожалуй, это самые крутые. Остальные, примерно, на твоём уровне. Первые, обычно, их быстро перещёлкивают. Пара кругов и остаётся не более полутора десятков. Тогда и начинается настоящая игра.
   - А есть, кто снимается, наслушавшись подобных наставлений? - Поинтересовался Валл'Иолет, с явной иронией, закончивший настройку кокпита и потому теперь, лишь, слушая своего наставника.
   - Эта гонка идёт на двадцать четыре дня раньше регламента и хотя бы три десятка набралось. Всегда сорок. Снимаются иногда. Очередь больше сотни. Так что проблем с заменой нет.
   - Тогда почему лишь тридцать?
   - Потому что все ещё спят, а минус двадцать четыре дня, слишком короткое время, чтобы хорошо подготовить болид. Если бы ты не настоял и нас бы не было.
   - А у "Крокуса" есть победы?
   - Одно второе место и пять третьих. У нас прекрасный болид. - Ты закончил поинтересовался Ринб'Урн, видя, что Валл'Иолет больше не манипулирует клавишами на панели.
   - Вроде удобно. - Валл'Иолет поёрзал в кресле.
   - Удобно! - Ринб'Урн усмехнулся. - Лишь бы не пожалел, когда вылетишь на повороте.
   Ринб'Урн убрал панель настройки кокпита и нажал ещё что-то - из панели выполз штурвал, буквально, копия штурвала весспера. Валл'Иолет, громко хмыкнув, занялся его изучением.
   Первое впечатление оказалось неточным, штурвал цербора, разительно отличался от штурвала весспера, но всё же пиктограммы на его клавишах были более-менее понятны. Ринб'Урн стоял молча, лишь терпеливо наблюдая за действиями Валл'Иолета.
   - Запуск... - Наконец, начал объяснять он, тыча своими толстыми пальцами в клавиши, то панели управления, то штурвала. - Коробка, панель оружия, управление радарами, панель защит. Некоторые клавиши дублированы под ногами, если пальцев рук не будет хватать. Вся информация с радаров будет на фонаре. Отвлекаться не придётся. Главное - не попутай панели оружия и защиты. Сейчас наш коридор времени на трассе и тебе, действительно, стоит прокатиться.
   - Что за коридор? - Валл'Иолет оторвал взгляд от штурвала и посмотрел на Ринб'Урна.
   - Каждая команда имеет определенное время для тренировки пилота и изучения трассы - восемь часов, через сутки. Можно и ещё выторговать. Посмотрим. Последний день тренировки запрещены. Это день загрузки арсенала, установки защит и последней доводки силового агрегата. У тебя осталось два часа. Так что поторопись. Из ангара налево.
   Ринб'Урн спрыгнул с подножки. Двери ангара поползли в стороны.
   - А если я не уложусь в два часа? - Валл'Иолет приподнял руки над штурвалом.
   - Штраф и снимется захваченное время со следующих тренировок. - Ринб'Урн махнул рукой в сторону выезда. - Катись, давай! - Раздался его, явно, недовольный голос.
   Валл'Иолет одной рукой взялся за штурвал, а пальцем другой нажал одну из его уже более-менее понятных клавиш - фонарь опустился. Он нажал следующую клавишу - цербор вздрогнул и Валл'Иолет ощутил лёгкую вибрацию. Следующая клавиша привела цербор в движение. Выведя болид наружу, Валл'Иолет повернул влево и в тот же миг мимо пронёсся чёрный болид, настолько близко, что серебристый цербор заметно качнулся от полученного воздушного удара. Буквально, через мгновение чёрный болид слился с трассой и исчез из вида. Мысленно оправив ему вдогонку несколько проклятий, Валл'Иолет вжал акселератор.
   Вернулся к ангару он, как и предписывалось, ровно через два часа. Ворота были открыты, но Ринб'Урна в ангаре не было, но едва Валл'Иолет ступил на бетонный пол, как псевдокрокан вырос перед ним, будто из-под земли.
   - Не дал отдохнуть. Думал, что тебя ещё пару часов не будет. - С явной насмешкой заговорил Ринб'Урн. - Но ты совершил невозможное. Насколько я вижу, цербор даже не поцарапан. Что ж, поздравляю.
   - Петлял по трассе, как пьяный бур. Два раза уходил в сторону...
   - Можешь не продолжать. - Лицо Ринб'Урна исказилось недовольной гримасой. - Полный телеметрический контроль. Если бы появилась угроза цербору, он был бы немедленно остановлен. Но ты справился. Отдыхай до завтра, до этого же времени. Мы взяли дополнительные часы. Игроков дефицит и время в избытке.
   - Не хочу я отдыхать. - Состроив гримасу, Валл'Иолет покрутил головой. - Да и до усадьбы мне не на чем добираться. Да и далеко это. Здесь можно где-то поесть? Потом, я хотел бы заняться навигацией трассы.
   - Там... - Ринб'Урн махнул рукой в ту сторону, куда Валл'Иолет ходил подписывать контракт. - Есть комната пилота. Хочешь, можешь жить до гонок. Без роскоши, но не сдохнешь. Из ангара направо - забегаловка. Дорого, но жрать захочешь - заплатишь. Советую не напиваться - лишишься всего. Если есть интерес, можешь ковыряться. - Ринб'Урн махнул рукой в другую сторону и повернув туда голову, Валл'Иолет увидел искорёженную груду металла, при большой фантазии ассоциировавшуюся с серебристым цербором. - Будешь его больше знать, будешь уверенней держаться на трассе.
   - Лихо! - Валл'Иолет покрутил головой.
   - Два года назад словил полтурели Ври'Ккера одним разом.
   - Пилот...
   - Кокпит выбросило взрывом. Тем и спасся.
   - А почему погибли пилоты на предыдущих гонках?
   - Зелёные. Один словил подряд три терминатора и его перевернуло. Он открыл фонарь, видимо, хотел выбраться. Зачем? - Ринб'Урн покрутил головой. - И тут ещё терминатор. Прямо под фонарь. Второй подпрыгнул и поймал ракету в колесо. Резина лопнула, но не вся слетела. Ненормальный! Вылез, видимо, хотел оставшуюся сковырнуть, чтобы докатить до зоны техобслуживания и попал под шальную пулю. Они же роями летают вдоль трассы. Сами виноваты. Запомни: стал - сиди, не высовывайся. Подгребут комиссары и оттащат за кордон. Тогда и выбирайся.
   - И что же там можно наковырять? - Валл'Иолет кивнул подбородком в сторону груды металлолома.
   - Навигатор не пострадал. Ты же хотел позаниматься с трассой. Вот и займись. Шарахаешься, действительно, как пьяный бур. Вернёшься из ресторана, приложи руку к идентификатору у двери. Будешь в базе. Приползешь на четвереньках, можешь больше не появляться.
   Повернувшись, Ринб'Урн пошёл прочь. Дёрнув плечами, Валл'Иолет направился искать ресторан.
   Идти пришлось долго и Валл'Иолет уже начал подумывать, что Ринб'Урн ошибся с направлением - зона ангаров была пуста, все их ворота были закрыты и спросить было не у кого. Наконец он дошёл до последнего ангара и только тут увидел вдалеке красивое сверкающее здание, перед которым стояли множество, как авто, так и лорнов. Шумно выдохнув, Валл'Иолет свернул к ресторану.
   Внутри ресторан сиял ещё больше, нежели снаружи. Уютный зал, оформленный в зелёных тонах был заполнен едва наполовину. Звучала приятная ритмическая музыка.
   Валл'Иолет направился к бару, так как очень хотел пить.
   - Сильный тоник. Двойной. - Произнёс он, повернувшему в его сторону голову, бармену.
   Наполнив куб почти до краёв тёмной жидкостью и подвинув его Валл'Иолету, бармен, вдруг, улыбнулся.
   - Впервые вижу. Новый? - Он вопросительно кивнул головой.
   - Новый, новый.
   Взяв куб, Валл'Иолет направился к одному из свободных столиков, на ходу утоляя жажду, но едва сделал несколько шагов, как получил такой сильный толчок в плечо, что добрая половина содержимого куба оказалась у него на курточке. Мгновенно вскипев, он резко развернулся, намереваясь выплеснуть оставшийся тоник обидчику в лицо - это был Тар'Тукк. Позади него стояли ещё три капитана. Двух из них Валл'Иолет знал. Было видно, что они уже изрядно навеселе.
   - Друзья! - Тар'Тукк вскинул руку над головой. - Разрешите представить героя Толлоны. Капитан Валл'Иолет. Это он уничтожил ржавый кроканский дифферент. Правительство от страха наделало в штаны и собирается выдать его кроканам. Не отдадим героя. Ура, Валл'Иолету!
   - Ура!!! - Гаркнули, стоящие за спиной Тар'Тукка капитаны.
   В зале поднялся невообразимый шум. Все повскакивали со своих мест и бросились к Валл'Иолету. Его начали хватать за плечи, руки и трясти. К тому же каждый норовил стукнуть своим кубом о его куб и выкрикнуть ура. Остатки тоника в кубе Валл'Иолета мгновенно оказался на полу, но кто-то вновь и вновь наполнял его, но уже не тоником, а вином, часть которого всё же попадала Валл'Иолету в рот и вскоре он почувствовал шум в голове и лёгкость в ногах. Зал ресторана начал растворяться...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза и повёл ими по сторонам - он лежал на чём-то жёстком в небольшой серой комнате с окном почти под потолком, через котороё лился мощный поток света, показывая, что был день. В голове стоял шум. Он сел и осмотрелся: комната была, буквально, завалена упаковками с продуктами и баночками с тониками. В углу комнаты стоял холодильный шкаф с открытой дверкой, тоже забитый продуктовыми упаковками. Его кроватью была металлическая часть кузова цербора.
   Дотянувшись до ближайшей баночки, Валл'Иолет открыл её и выпил содержимое. Приятный энергетический ток заскользил от живота во все уголки его тела, уничтожая неприятные ощущения. Вскоре его состояние пришло в норму. Отшвырнув пустую баночку в сторону и поднявшись, он пошёл искать санационную.
   Санационная оказалась за соседней дверью. Приведя себя в порядок, он направился в ангар. Ринб'Урн и больший крокан были там и о чём-то оживлённо беседовали, стоя рядом с цербором. Судя по громким выкрикам и широким жестам их рук, беседа у них была не слишком приятной.
   - Рад видеть! - Хриплым голосом произнёс Валл'Иолет останавливаясь позади них.
   Псевдокроканы мгновенно оборвали разговор и одновременно повернулись к нему. Больший крокан, с явной гримасой злости на лице, не произнеся больше ни слова, ушёл. Ринб'Урн дотронулся до корпуса цербора, теперь Валл'Иолет увидел куда и фонарь поднялся.
   - Можешь гоняться. - Ринб'Урн вялым движением руки, тронул фонарь и повернувшись, пошёл прочь.
   - Уже время? - Поинтересовался ему в спину Валл'Иолет.
   - За всё заплачено. - Не останавливаясь, Ринб'Урн молча махнул рукой.
   Пожав в недоумении плечами, Валл'Иолет забрался в цербор и вызвав штурвал, запустил двигатель...
  

***

  
   Валл'Иолет перестал замечать время, которое, казалось, неслось будто скоростной экспресс с единственной остановкой - несколько часов сна. Порой он даже и не ходил в отвёдённую ему комнату, а усыпал в кокпите цербора. Ринб'Урн появлялся около него лишь изредка и никак не досаждал своими наставлениями, видимо в первую ночь, после ресторана, что-то произошло, чего Валл'Иолет никак вспомнить не мог, а спрашивать не хотел и в ресторане он больше не был, так как продуктов у него теперь было больше, чем надо и ходить за ними не было необходимости. После двух-трёх кругов по трассе, которые с каждым днём у него получались всё быстрее и точнее, так как он всё лучше и лучше узнавал трассу и её особенности, оставшееся время он проводил за изучением цербора, пытаясь понять, как оптимизировать его настройки. Узнал он и где находится торговый центр оборудования для церборов и теперь с нетерпением ждал третьего дня до начала гонок, так как именно с этого дня, согласно полученным объяснениям от менеджеров, которые из-за перенесённой гонки тоже не успели хорошо подготовиться, центр должен был начать свои продажи. Попытки Валл'Иолета что-то полезного снять с искорёженного болида, ни к чему не привели - всё полезное с него уже было снято, а оставшееся было в негодном состоянии, за исключением навигатора. Но второй навигатор Валл'Иолету был не нужен. Пару раз он прошёлся по зоне ангаров, в надежде с кем-то поговорить о предстоящих гонках, но едва он вознамеривался к кому-то подойти, как тот тут же пытался куда-либо от него спрятаться, а если было некуда, то попросту убегал, а если же какие-то ворота ангара были открыты, то при его приближении тут же закрывались, будто он был источником какой-то угрозы или заразной болезни. Не удавалось ему получить какую-то информацию и у Ринб'Урна - неизменно состраивая на лице непонятную гримасу, псевдокрокан молча удалялся. У Валл'Иолета сложилось впечатление, что псевдокроканам стало, совершенно, безразлично его участие в гонке или было что-то, чего он не знал. Но всё же, когда наступил день торговли, утром он нашёл Ринб'Урна в той комнате, где они заключали контракт.
   - Сегодня, наконец, открывается торговый центр. - Заговорил Валл'Иолет, подходя к столу, за которым сидел Ринб'Урн, уставившись в висящую над столом голограмму.
   - Оружие будет доступно за день до гонки. - С явным недовольством в голосе произнёс Ринб'Урн.
   - Я хочу усилить конструкцию цербора. А дополнительные агрегаты будут доступны уже сегодня.
   - Цербор достаточно хорошо оснащён, а на усиление его конструкции нужны дополнительные средства, которых у нас нет.
   - Я говорю не о средствах, а об усилении конструкции. - Повысил голос Валл'Иолет. - Нужны очень надёжные щиты. Без них рассчитывать на успех бесперспективно. Ваши слабы. Я слышал, что уже есть в продаже терминаторные отражатели и агрессивные генераторы противоракетных помех.
   - Они утяжелят конструкцию и цербор станет менее динамичен. К тому же, у него стоит неплохой задний щит.
   - Тот щит защищает лишь от камней и то не от всех. Нужен настоящий терминаторный отражатель.
   - Есть желание, меняй. - Ринб'Урн дёрнул плечами. - Может и поможет. А настоящего противоракетного щита или щита активной противоракетной защиты нет даже у Ври'Керра. К тому же, установка активного щита потребует замены силового агрегата. Наш его не потянет. А это, считай, новый цербор. Я повторяю, у нас нет на это средств. К тому же, если ты придёшь ниже шестого, нам придётся возвращаться в пески Роззы. Даже твой ненормальный контракт не покроет наши расходы. Оптимальный вариант - если ты заглохнешь на первом же круге.
   - Так вот... - Валл'Иолет сжал руку в кулак и потряс им. - Чтобы я не пришёл ниже шестого и чтобы не заглох на первом же повороте, нужны настоящие щиты. И хотите вы или нет, но я их установлю. - Повернувшись, он пошёл прочь.
   Валл'Иолет решил, что тренировку сегодня он будет проводить после переоснащения цербора и потому направился в торговый центр сразу же после бестолковой беседы с Ринб'Урном, уверовавшись ещё больше, что его судьба в предстоящей гонке псевдокроканов уже не интересует. Для них теперь главное: чтобы цербор остановился, как можно скорее, чтобы получить наименьшие повреждения.
   Около торгового центра не было ни одного цербора: или было ещё рано или переоснащение никому было не нужно, но внутри, напротив входа, около стенда с ракетными турелями, стояли два молодых толлона, о чём-то оживлённо беседуя. Были ли это менеджеры или покупатели определить было невозможно, но здесь больше никого не было и Валл'Иолет направился к ним.
   - Мне нужен активный противоракетный щит. - Произнёс он, останавливаясь напротив беседующих.
   Молодые толлоны, прервав беседу, повернули головы в его сторону. Жёлтые ободки одного из них сделались ярче.
   - Что-то я тебя не помню? - Произнёс он.
   Скорее всего этот толлон и был менеджер, так как был одет в униформу светло-коричневого цвета, подобную обслуживающему персоналу торговых залов.
   - Пилот команды "Крокус". - Представился Валл'Иолет.
   Лицо второго толлона исказилось гримасой откровенного презрения. Он сделал несколько шагов в сторону.
   - Очередной. Это о тебе молва ходит. Думаешь, спрячешься. Ну-ну. - Губы менеджера вытянулись в широкой усмешке.
   - Это не твоя проблема. Мне нужен активный щит.
   - Щиты там. - Менеджер махнул рукой в сторону.
   Валл'Иолет посмотрел в направлении взмаха - определённо, менеджер махнул рукой лишь бы отвязаться от него, так как в той стороне, собственно располагался весь огромный торговый зал, по которому шли ряды стендов. Он вновь перевёл взгляд на менеджера.
   - У меня нет времени шляться по залу. - Заговорил он, вкладывая в голос, грубые нотки. - Мне нужен активный противоракетный щит, новая энергоустановка к нему и мощные терминаторные отражатели.
   - Ха-а! - Менеджер взмахнул руками. - Ты хотя бы представляешь, о чём говоришь? Твой цербор стоит дешевле. - Отвернувшись от Валл'Иолета, он шагнул к своему прежнему собеседнику.
   Валл'Иолет схватил его за плечо и рывком придвинул к себе.
   - Я неясно выразился. - Едва разжимая зубы, процедил он.
   Отошедший молодой толлон, рванулся к ним. Увидев его движение, Валл'Иолет, мгновенно высвободил своё поле и бросил его толлону в лоб. Взмахнув руками, молодой толлон рухнул на спину.
   - Ты будешь наказан. - Произнёс менеджер, дёргая плечом, пытаясь высвободиться, но Валл'Иолет держал его цепко.
   - Это не твоя проблема. Я не ворую, а покупаю. - Он с толчком отпустил плечо торговца. - Щиты!
   Сделав пару шагов от Валл'Иолета, менеджер несколькими взмахами руки отряхнул плечо, за которое его держал Валл'Иолет, будто смахивая с него грязь и отцепив от пояса сканер связи, нажал клавишу вызова. Во вспыхнувшей голограмме появилось лицо ещё одного толлона.
   - Выйди. - Процедил менеджер.
   Голограмма погасла. Менеджер подошёл к лежащему на полу своему собеседнику и тронул его за плечо. Лежащий молодой толлон вздрогнул, будто его разбудили и резко сев, закрутил головой по сторонам. Затем, попытался встать, но приподнявшись, вновь плюхнулся на пол и начал усиленно тереть лоб. Торговец взял его под руки.
   - Предупреждал тебя, что он ненормальный. - Заговорил он негромким, но всё же хорошо слышным Валл'Иолету голосом. - Вставай!
   Он потянул его вверх. Молодой толлон поднялся, но стоял пошатываясь, продолжая тереть лоб. Валл'Иолет шагнул к нему и ткнул пальцем ему в грудь.
   - Ещё раз влезешь в мой разговор - не встанешь.
   Толлон резким взмахом свободной руки, отбил палец Валл'Иолета от своей груди.
   - Да пошёл ты... - С нескрываемой злобой, заговорил он. - Обещаю - я изжарю тебя за первым же поворотом второго круга.
   - Только не забудь. - С усмешкой, произнёс Валл'Иолет.
   - Проблемы? - Раздался голос за спиной Валл'Иолета.
   Все повернули головы - это был ещё один менеджер. Первый менеджер кивнул подбородком в сторону Валл'Иолета.
   - К тебе.
   Подошедший менеджер вопросительным взглядом уставился в Валл'Иолета.
   - Мне нужны надёжные щиты. - Произнёс Валл'Иолет поворачиваясь к нему.
   - Пройдёмте! - Менеджер вытянул руку в сторону.
   Глубоко вздохнув, Валл'Иолет шагнул в указанном направлении. Менеджер пошёл рядом, молча вытягивая руку в том направлении, куда нужно было свернуть.
   Валл'Иолет тоже шёл молча, крутя головой, рассматривая ряды стеллажей с оборудованием. Здесь были и системы управления, и кокпиты, и колёса с необычной защитой, и рогатые щиты атаки и мощные силовые установки и ещё масса, понятных Валл'Иолету и нет, узлов и агрегатов.
   Наконец менеджер остановился и его рука надолго уткнулась в один из стеллажей.
   Валл'Иолет тоже остановился и принялся крутить головой, осматривая представленные на стеллаже устройства. Его взгляд остановился на достаточно мощной панели. Он вытянул руку в её направлении.
   - Если не ошибаюсь - это панель активной защиты.
   - Вы не ошиблись.
   - Я её покупаю.
   - Это очень дорогой элемент защиты. - Последовал бесстрастный ответ.
   - Я её покупаю.
   - Сейчас уже есть ракеты способные пробить эту защиту.
   - Они у вас есть?
   - Ещё нет, но некоторые команды их используют нелегитимно.
   - Значит их будет немного.
   - Для работы этой панели нужна мощная силовая установка.
   - Её я тоже покупаю. И самый мощный противотерминаторный щит.
   - Я вас проинформировал о возможных проблемах. - Менеджер развёл руками. - Я не могу вам отказать в покупке. Но я должен убедиться в платёжеспособности вашей команды.
   Валл'Иолет достал из кармана карточку уровня и протянул её менеджеру. Отстегнув от пояса рекогниттор, менеджер сунул в его приёмник карточку и протянул рекогниттор Валл'Иолету.
   - Активируйте баланс.
   Валл'Иолет несколько раз ткнул пальцем в рекогниттор. Глаза торговца заметно округлились. Валл'Иолет выдернул карточку из рекогниттора.
   - Удовлетворён? - Губы Валл'Иолета вытянулись в усмешке.
   - Учтите! Возврат этой защитной панели для вас будет очень дёшев - один из аспектов её непривлекательности.
   - Сколько времени потребуется для переоснащения цербора?
   - Два-три часа.
   - Можете приступать.
   - Четвёртый бокс.
   Молча кивнув головой, Валл'Иолет направился из зала торгового центра.
   Менеджер оказался большим оптимистом, говоря о трёх часах по переоснащению серебристого цербора - работа растянулась на долгих шесть. С установкой отражательных щитов и противоракетной защитной панели проблем не было и их монтаж занял чуть более часа. Защита оказалась весомой и цербор, практически, лёг на днище и Валл'Иолету пришлось покупать дополнительные амортизаторы. Замена же силового агрегата оказалась весьма проблемной - новая энергоустановка, несмотря на большую мощность, была меньше установленной в церборе и механикам пришлось монтировать в кузов дополнительную систему профилей, что ещё утяжелило болид. Дополнительные амортизаторы ставить уже было некуда и Валл'Иолет был раздражён и уже не был уверен в эффективности переоснащения, опасаясь за достаточность мощности новой энергоустановки, а на ещё более мощную средств у него уже не было. Единственное, что он смог придумать в сложившейся ситуации, попытаться испытать новые щиты защиты прямо сейчас, не дожидаясь гонки и если силовой агрегат не справится с нагрузкой, какую-то из защит снять. Подойдя к старшему механику, он тронул его за плечо.
   - Я хочу испытать защиту.
   - Мы провели все виртуальные тесты. Смонтированные щиты полностью соответствует заявленным нормам. - Механик, состроив недовольную гримасу, развёл руками.
   - Это меня не удовлетворяет. - Валл'Иолет мотнул головой. - Я хочу увидеть реальное действие защит.
   - Ты же видел... - В голосе механика послышалось возмущение. - Брошенный в панель активной защиты сосуд с водой мгновенно закипел и взорвался, а отражатель отвернул все тепловые шары . Защита в порядке. - Он дёрнул плечами.
   - Я хочу, чтобы ты выпустил ракету.
   - У меня нет ракеты.
   - Выбери самую мощную. Все расходы за мной.
   - Тогда тебе придётся заплатить и за турель. Но это будет возможно лишь через два дня.
   - Почему? - Лицо Валл'Иолета вытянулось.
   - Потому, что торговля оружием будет разрешена лишь через два дня.
   - Хаара! Я не могу столько ждать. Я оплачу все издержки.
   - Тогда тебе придётся оплатить и мою жизнь.
   - Это, что, так опасно. Будет прямая угроза твоей жизни?
   - Меня выгонят отсюда. А хорошая работа на Толлоне стоит очень дорого.
   Зло ткнув кулаком механику в плечо, Валл'Иолет сел в цербор и покинул бокс.
   Бы-ла уже вто-рая по-ло-ви-на дня, но сто-ян-ка пе-ред тор-го-вым цен-тром по-прежнему бы-ла пус-та. Мыс-лен-но вы-ру-гав-шись, Валл'Иолет вжал акселератор.
   Опасения Валл'Иолета оказались напрасны: с новой силовой установкой цербор был великолепен. На прямых участках его скорость уверенно держалась в середине красной зоны, чего никогда не было с прежним силовым агрегатом и лишь когда Валл'Иолет включал защитную панель, скорость болида сползала к верхней границе жёлтой зоны, но и цербор начинал держаться на трассе более устойчиво, будто защита генерировала дополнительную прижимную силу. Валл Иолет наслаждался - ощущение было такое, будто он пилотировал свой весспер.
   Трасса была пустой: или все уже откатались на сегодня или решили, что уже достигли оптимального уровня. Валл'Иолет прошёл, наверное, не менее трети трассы, прежде, чем на экране радара появилась красная точка. Запеленгованный цербор двигался достаточно быстро. Впереди был длинный участок прямой и Валл'Иолет вжал акселератор.
   Цербор приближался и вскоре Валл'Иолет уже видел его не только на экране радара, но и воочию. Насколько он различал его на фоне желто-серой трассы - цербор был чёрного цвета.
   Вдруг, чёрный цербор резко увеличил скорость и начал быстро уходить. Прямой участок трассы заканчивался и Валл'Иолет привычно сбросил скорость. Чёрный цербор исчез из вида. Валл'Иолет, скрипнув зубами, увеличил скорость и на повороте болид потянуло в сторону. Он уже хотел уменьшить скорость, но повинуясь неизвестно чему, вдруг, ткнул пальцем в клавишу активации противоракетной защиты - болид перестал скользить. На следующем повороте повторилось тоже - чуть скользнув, цербор выравнивался и мчался вперёд. Валл Иолет пришёл в восторг: непонятные свойства противоракетной защиты были великолепны.
   Чёрный цербор вновь начал приближаться и скоро Валл'Иолет уже сидел у него на хвосте.
   Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке - это невольное противоборство было сродни настоящей гонке. Хотя скорость его болида была в красной зоне, но Валл'Иолет чувствовал, что может ещё добавить и вжав акселератор, повернул штурвал, намереваясь обойти чёрный цербор, но, скорее всего, видя его маневр, пилот чёрного цербора тут же бросил свой болид в ту же сторону и Валл'Иолету ничего не осталось, как отпустить акселератор. Черный цербор рванул вперёд, но Валл'Иолет вновь его догнал и всё повторилось. И затем опять и опять. Валл'Иолета захлестнул азарт. У него появилось стойкое желание: во чтобы то ни стало, обойти чёрный цербор. Лишь нужно было придумать что-то оригинальное. Вдруг, у него появилась мысль - обойти чёрный цербор на повороте, на полной скорости, тянув с включением противоракетной защиты сколько можно, до грани аварийной ситуации.
   В очередной раз догнав чёрный цербор, он показал, что идёт на обгон - чёрный цербор пошёл в туже сторону, преграждая путь. Валл'Иолет бросил свой болид в другую сторону - пилот чёрного цербора сделал тоже самое. Началась игра. Увлёкшись игрой, Валл'Иолет едва не просмотрел поворот. Не сбрасывая скорости, он пошел на обгон. Чёрный цербор дёрнулся, видимо его пилот хотел притормозить, но поняв, агрессивное намерение пилота серебристого цербора, отпустил тормоз и чёрный цербор, надолго заскользил боком. Нужно было признать, пилот чёрного цербора был отменным и мастерски пытался удержать болид на трассе, но тот, оставляя жирные чёрные следы на коричневом плотнее дороги, упорно сползал с трассы и Валл'Иолет едва успел увернуть свой болид от мощного фонтана песка, брызнувшего из-под колёс чёрного цербора, в конце-концов оказавшегося на обочине. Он мгновенно ткнул пальцем в клавишу активации противоракетной защиты - скользнув по трассе, цербор выровнялся. Чёрный цербор остался позади, всё больше и больше зарываясь в песок. Валл'Иолет включил торможение, намереваясь остановиться и как-то помочь застрявшему пилоту, так как решил, что всё же он явился причиной его неприятностей, но, вдруг, увидел на экране заднего обзора яркую вспышку, исходившую от завязшего цербора.
   Хаара! Молнией блеснула у него тревожная мысль. Неужели взорвался?
   Ещё не успев осмыслить свою тревожную мысль, как ещё более яркая вспышка, брызнувшая ему в лицо из экрана заднего обзора, заставила его резко дернуть головой в сторону. Ощутимый толчок в спину, бросил его вперёд. Цербор, пронзительно завизжав тормозами и колёсами, остановился.
   Не понимая, что произошло, Валл'Иолет поднял фонарь и выпрыгнув наружу, прошёл назад - поодаль на трассе дымился какой-то продолговатый предмет.
   Хаара! Что-то отвалилось! Всплыла у него досадная мысль.
   Он направился к дымящемуся предмету и чем ближе к нему подходил, тем выше поднимались его брови, тем больше он уверовался, что это не деталь его болида, а ничто иное, как часть взорвавшейся ракеты.
   Остановившись около осколка ракеты, Валл'Иолет долго смотрел в сторону утонувшего в туче песка черного цербора, затем поддел почерневший осколок носком обуви, посылая её в сторону чёрного цербора и повернувшись, вернулся в свой болид - помогать пилоту чёрного цербора желания у него больше не было.
   Что бы ни было, но всё же мне удалось проверить панель активной защиты. Размышлял Валл'Иолет, возобновляя прерванный путь. Она великолепна. Конечно, пилот полнейший гад и заслуживает наказания. Если организаторы захотят его наказать, пусть наказывают. Я же в этом участия принимать не намерен. Произошедшее подтверждать не буду. Ничего не заметил. Твёрдо решил он.
   Остаток трассы он прошёл в спокойном темпе, но желание отключить активную защиту у него больше не возникало, хотя ни он больше никого не догнал, ни его никто не пытался обойти.
   Загнав цербор в ангар и выбравшись из него, Валл'Иолет направился в офис владельцев "Крокус", намереваясь найти там Ринб'Урна и сообщить ему, что переоснащение цербора прошло успешно. Войдя, он замер у порога - за столом, в кресле, которое обычно занимал Ринб'Урн, сидел Галл'Арт, уставившись в развёрнутый перед ним голографический экран. Ринб'Урн же сидел на краешке кресла для гостей, подавшись вперёд и что-то негромко говорил, тыча пальцем в направлении экрана.
   Хаара! Неужели организаторы уже разобрались в произошедшем на трассе и вызвали командора? Замелькали у Валл'Иолета досадные мысли. Быстро они работают. И что теперь? Будут снимать с гонки? Но причём здесь командир эскадры? Это же не вессперы. Да и в чём моя вина? Может пришьют, что это я затеял эту гонку и довёл пилота чёрного цербора до нервного срыва? Но кто его заставлял гоняться? Полз бы себе...
   Видимо почувствовав появление Валл'Иолета, Ринб'Урн оглянулся и тут же вскочив с кресла, прошёл за спину Галл'Арта, будто прячась там от пилота серебристого цербора.
   Галл'Арт, оторвавшись от экрана, повернул голову назад. Валл'Иолет увидел, что губы Ринб'Урна шевельнулись, он наверное сказал, о его приходе. Отвернувшись от Ринб'Урна, Галл'Арт посмотрел в сторону входа, затем медленно поднялся.
   Будут снимать с гонки. Всплыла у Валл'Иолета досадная мысль.
   - Заставляешь ждать. - С явными нотками грубости заговорил Галл'Арт, выходя из-за стола и направляясь к Валл'Иолету. - Мало тебе врагов там. - Подойдя, он поднял большой палец вверх. - Так ты их и здесь... - Галл'Арт опустил палец вниз. - Наживаешь. Ты, хотя бы знаешь, кто это был? - Он взмахнул подбородком.
   Валл'Иолет молча мотнул головой.
   - Ври'Карр. Не завидую я тебе. - Галл'Арт покрутил головой. - Но ты был хорош. Ничего не скажешь. Не посрамил космический флот. - Губы командира эскадрильи вытянулись в широкой ухмылке.
   - Я его не заставлял гоняться. - Процедил Валл'Иолет. - Мог бы и посторониться.
   - Организаторы разберутся. - Галл'Арт оглянулся на псевдокрокана. - Что ему будет? - Поинтересовался он, подтверждая свой вопрос взмахом подбородка.
   - Большой штраф и дисквалификация на две гонки.
   - Я всего лишь испытывал новый силовой агрегат. Докажите обратное! - Выкрикнул Валл'Иолет последнюю фразу.
   - Разговор о Ври'Керре. - Заговорил, Галл'Арт, вновь поворачиваясь к Валл'Иолету. - Это ведь он стрелял, а не ты. Это, даже я могу подтвердить. Никакая фальсификация записи ему не поможет. А я на него ставил. Проиграл сотню твоему хозяину. - Галл'Арт махнул рукой. - Ты уж извини. - Он тряхнул Валл'Иолета за плечо. - Не думал, что ты стал асом не только космических трасс. Но ничуть не жалею. Искренне.
   - А разве тебя вызвали не снимать меня? - Валл'Иолет вскинул брови.
   - С чего? - Лицо Галл'Арта вытянулось, показывая его полнейшее недоумение.
   - С гонки.
   - А я здесь причём? - Галл'Арт поднял плечи.
   - Не понимаю. - Валл'Иолет покрутил головой.
   - Не прикидывайся. Всё ты понимаешь. - Голос командира эскадрильи зазвучал резко и грубо. - Тебе адмирал приказал быть в постоянном доступе, а я уже полдня не могу до тебя достучаться. Пришлось через весь материк сюда тащиться, чтобы тебя, дурака, не перехватили.
   - Кто?
   - Десантники адмирала.
   - Зачем?
   - Узнаешь. Пойдём! - Кивнув подбородком в сторону двери, командир эскадры, шагнув в сторону и обойдя Валл'Иолета, первым направился к выходу.
   Оказавшись на улице, Галл'Арт, повернулся, к идущему ему вслед Валл'Иолету.
   - Хаара! В какой стороне ваш торговый центр? Что-то я запутался.
   - Что ты собрался модернизировать? Вессперы? - С усмешкой на губах поинтересовался Валл'Иолет.
   - Я оставил там свой лорн. - В голосе Галл'Арта послышались нотки недовольства.
   - Там! - Валл'Иолет махнул рукой в ту сторону, где находился торговый центр.
   Повернувшись, Галл'Арт зашагал в указанном направлении. Валл'Иолет пошёл рядом.
   - Дела дрянь. - Заговорил Галл'Арт. - Кроканы совсем распоясались. Нейн'Манн приказал теперь не только сопровождать драффты, но и нести постоянное дежурство на орбите Роззы. Создана боевая группа, которая будет отслеживать перемещения эскадр дифферентов вокруг Роззы.
   - Эскадры дифферентов над Роззой? Когда они появились? Сколько? Когда я уходил оттуда, их не было.
   - Если верить коменданту базы на Роззе - появились они около полугода назад. Около полутора десятков. Первое время мотались над планетой, а теперь постоянно висят на орбите над нашей фабрикой. Загрузили драффт и теперь не знают - отправлять или нет. Один весспер против десятка дифферентов - перспективы нулевые.
   - Если один драффт готов к отправке, то на Роззе должен быть ещё один - для погрузки. - С долей возмущения в голосе заговорил Валл'Иолет. - Можно пустить в сопровождение и его весспер.
   - Что один, что два... - Галл'Арт махнул рукой. - Вытащили на свою голову. Видно же было сразу, что это за люди. Может ты знаешь, как справиться с десятью боевыми кораблями? - Галл'Арт повернул лицо к Валл'Иолету - его губы вытянулись в широкой усмешке. - Поделился бы с другими капитанами своим опытом.
   - Если бы у цербора были крылья - поделился бы. - Зло бросил Валл'Иолет.
   - О церборе забудь. Пойдёшь на новом весспере.
   - Как забудь? - Валл'Иолет остановился и развёл руками.
   Сделав несколько шагов и поняв, что Валл'Иолет остановился, Галл'Арт тоже остановился и повернулся.
   - Я же угрохал на него весь свой жизненный уровень. Мне сейчас баночку тоника не за что купить? - В голосе Валл'Иолета послышалось возмущение.
   - Я тебя не заставлял лезть в него. - Галл'Арт дёрнул плечами и повернувшись продолжил путь.
   - Но не сам же я отстранился от полётов. - Продолжил возмущаться Валл'Иолет, догоняя Галл'Арта.
   - Ну и сидел бы в своей усадьбе. - Галл'Арт тоже повысил голос. - Разбирайся теперь сам со своими новыми хозяевами. Или ты уже не считаешь себя боевым капитаном?
   - Считаю. - Тихо произнёс Валл'Иолет.
   - В таком случае, сейчас на космодроме стоит новый весспер, второй модели. Займешься его изучением.
   - Почему я? А моя двойка?
   - Двойка уже не твоя. Освоишь, будешь ходить на новом. Вторая модель сделана всего под двух членов экипажа. В него столько напихано, что конструкторы утверждают, что ему и одного пилота много. Ты у нас любитель один шляться по галактике, вот и изучай его. В паре с тобой будет один из его конструкторов. Через месяц доложишь об успешном завершении испытания. Другого быть не должно.
   - А домашний арест?
   - Не до арестов. - Галл'Арт махнул рукой. - Если не начнём что-то делать, скоро все будем под домашним арестом. Дальше Ураны никто носа не высунет. Если, вообще, будет, что высовывать.
   Дальнейший их путь протекал молча. Валл'Иолет с досадой думал об огромном, бесполезно утраченным, уровнем жизни и о том, каким путём можно будет получить компенсацию от псевдокроканов за модернизированный цербор. К тому же у него могла появиться ещё одна неприятность от фирмы "Крокус" - неисполнение контракта и соответственно, ему придётся выплатить им ещё двести тысяч толлонов, которых у него не было и что его никак не радовало. Выхода из этой ситуации он не видел.
   Хаара! Придётся искать хорошего юриста. Мелькали у него досадные мысли. Это же ещё бешеные деньги. И как Ирин теперь будет относиться ко мне, полному нолю? За эти дни, пока я здесь, она ни разу не поинтересовалась, что со мной. Она же, наверняка, знает, что произошло. И никакого сочувствия? Это можно понимать, как конец наших отношений? Может быть мне самому стоило связаться с ней? Но в последний раз она даже не включила сканер. Хаара! Может стоит воспользоваться сканером Тарту? Но это уже похоже на подлость. Стоит опускаться так низко? А где он сам? Причина его протеста понятна - псевдокроканы. Но он ведь не Ирин, что бы так, запросто, бросить друга. И что такого произошло в ресторане, что псевдокроканы стали такими безразличными ко мне?
   В размышлениях Валл'Иолет и не заметил, как дошёл до торгового центра. В реальность вернул его громкий голос Галл'Арта, пришедший откуда-то сзади.
   - Далеко ты собрался?
   Валл'Иолет остановился и повернул голову на голос - позади, чуть в стороне стоял лорн Галл'Арта, рядом с которым стоял он сам и какой-то невысокий, пожилой толлон. Развернувшись, Валл'Иолет подошёл к ним.
   - Задумался. - Произнёс он, состроив гримасу.
   - Познакомься. - Галл'Арт кивнул головой в сторону пожилого мужчины. - Слай'Элм. Конструктор нового весспера.
   Брови Валл'Иолета подскочили.
   Тоже сняли с гонки? Всплыла у него удивлённая мысль.
   - Мой далёкий потомок. - Вдруг произнёс Слай'Элм, видимо догадавшись о причине удивления Валл'Иолета.
   Слай'Элм был уже в очень зрелом возрасте и на вид ему, определённо, было за полтысячи лет. Он был сутуловат, что, видимо, и делало его не очень высоким. У него было типичное удлинённое худощавое лицо толлона, с хорошо видимыми складками морщин, очень высокий лоб, голова была покрыта короткими полуседыми волосами, посветлевшие, но очень умные глаза, прямой, уже заострившийся и загнувшийся к низу нос и тонкие губы, тонкая шея и узкие плечи, говорили, что физически он не был силён. Одет он был в серую курточку и такого же цвета брюки. Типичный представитель интеллектуалов.
   - Валл'Иолет. - Назвал себя Валл'Иолет и кивнул конструктору головой, внутренне улыбнувшись, своему удивлению, так конструктор был в таком возрасте, когда уже, навряд ли, гоняются в церборе.
   - Я рад, что нам придётся работать вместе. - Заговорил Слай'Элм немного хриплым, будто простуженным голосом. - По представленным характеристикам, я думал, вы старше.
   - Это плохо, что молод? - С лёгкой усмешкой произнёс Валл'Иолет.
   - Увидим. - Слай'Элм чуть улыбнулся.
   - Повежливей! - Чуть повысив голос, произнёс Галл'Арт, перебивая, приоткрывшего рот, Валл'Иолета.
   Ничего не сказав, Валл'Иолет сомкнул губы и лишь дёрнул плечами.
   - Прошу, господин Слай'Элм. - Галл'Арт вытянул руку в сторону открытой двери лорна.
   Несмотря на почтенный возраст, конструктор оказался энергичен и резво нырнув в летательный аппарат, уселся в кресло позади кресла пилота. Галл'Арт занял кресло пилота и повернул голову в сторону Валл'Иолета, продолжающего стоять рядом с открытой дверью.
   - За шиворот нужно тянуть. - Грубым голосом произнёс Галл'Арт.
   Глубоко вздохнув, Валл'Иолет молча занял кресло рядом с командиром эскадры. Двери лорна опустились и летательный аппарат скользнул вверх.
  
  

5

  
  
   Лорн слегка накренился, заходя на посадку и Валл'Иолет увидел стоящий в посадочном слоте перед управлением космофлота изящный космический корабль ярко серебристого цвета с цифрами - 32 на боку генераторного модуля. Эстакада обслуживания уже была отведена и корабль был виден во всей своей красе. Жёлтые ободки зрачков глаз Валл'Иолета вспыхнули от восхищения, будто он впервые увидел космический корабль. Лорн нырнул вниз и мягко опустился у самого трапа весспера. Едва двери скользнули в сторону, Валл'Иолет выпрыгнул наружу и подняв голову, пошёл вдоль весспера, сравнивая его внешний вид с видом своей двойки. Затем поднялся на эстакаду обслуживания.
   Корабли были и похожи и нет. Первое, что бросалось в глаза - излучатели у нового весспера были меньшего диаметра, но большей длины, располагались парами и было их четыре, а не два, как у первой модели, откуда сразу же напрашивался вывод, что конвертор у второй модели должен был быть мощнее, но по внешнему виду это было не особенно заметно, хотя корабль и был немного больше, но чтобы это увидеть нужно было хорошо знать первую модель. Был ещё один излучатель, возвышающийся перед шипом тарка, совершенно не похожий на другие, он был тоньше, заметно длиннее остальных и как бы, скручен в спираль.
   Валл'Иолет вернулся к лорну. Слай'Элм стоял на первой ступеньке трапа, Галл'Арт, видимо, из летательного аппарата, так и не выходил.
   - Через четыре дня к Роззе уходит моя эскадра. - Заговорил Галл'Арт. - Если присоединитесь - приму с удовольствием. Имей ввиду... - Галл'Арт ткнул указательным пальцем в сторону Валл'Иолета. - Нейн'Манн лично следит за испытанием второй версии весспера и от того, как ты её проведёшь зависит твоя будущая карьера. Да, скорее всего и судьба тоже.
   Он опустил руку, двери лорна скользнули вниз и летательный аппарат подскочив, скользнул в сторону, выходя из-под корпуса весспера и рванувшись ввысь, исчез из вида.
   Валл'Иолет повернулся к Слай'Элму.
   - Нам хватит четыре дня, чтобы вывести его в пространство? - Поинтересовался он у конструктора.
   - Всё зависит от капитана. - Слай'Элм чуть дёрнул плечами.
   - Капитан готов, хоть сейчас... - Валл'Иолет поднял большой палец вверх.
   - Тогда четыре дня хватит.
   Развернувшись, Слай'Элм начал подниматься по трапу. Валл'Иолет направился за ним.
   Трап привёл Валл'Иолета в ангар, который оказался меньших размеров, но более светлых тонов, посреди которого стоял незнакомый Валл'Иолету летательный аппарат, тёмно-серого цвета. Он был ниже лорна, но шире и скорее всего, покороче. Одна из стен ангара была, буквально утыкана дверными проёмами, опять же создав впечатление, что оказался не на корабле, а в непонятном административном здании. Вся передняя часть ангара была забита какими-то непонятными Валл'Иолету устройствами и аппаратами, с идущими от них во все стороны кабелями, шлангами, шлейфами и ещё чем-то непонятным.
   Он поднялся на второй уровень. Если внешне весспер второй модели не слишком разительно отличался от своего младшего брата, то внутренний интерьер корабля был совершенно другим: коридоры были уже, ниже, но светлее и переменной тональности и двум человекам в таком коридоре можно было разойтись, лишь став боком. Видимо из-за того, что коридоры были уже, рёбра жёсткости не были видны, создавая впечатление, что идёшь по коридорам не космического корабля, а какого-то административного здания. Из-за низости коридоров, двери почти упирались в потолки и их было заметно больше, нежели в старой модели весспера.
   Каюты же экипажа, наоборот, оказались более просторными и более уютными, отделанные в приятных жёлто-коричневых тонах. Их оказалось четыре, даже больше, чем на весспере первой модели, что вызвало у Валл'Иолета немой вопрос, так как, насколько он запомнил, Галл'Арт говорил всего о двух членах экипажа нового весспера.
   Валл'Иолет медленно шёл по узким коридорам нового весспера, внимательно осматривая корабль. Слай'Элм шёл впереди, ничего не говоря, или, просто, давая возможность новому капитану корабля внимательно рассмотреть его самому, или же ожидая вопросов, чтобы ответить. У Валл'Иолета складывалось какое-то двойное впечатление об интерьере нового корабля.
   Ещё большее удивление вызвал зал управления - он тоже был больше зала управления весспера первой модели и в нём стояло всего два кресла. Подойдя к ним. Валл'Иолет принялся рассматривать пульт управления, пытаясь понять, какое кресло должен занимать капитан.
   - Их функциональность абсолютно одинакова. - Наконец заговорил Слай'Элм, указывая рукой на одно из кресел. - Присаживайтесь, господин капитан.
   Валл'Иолет занял указанное кресло и окинул взглядом пульт управления. Его брови выгнулись высокими дугами - он был совершенно другим, нежели в его двойке.
   Большую часть пульта управления занимал экран терминала, по бокам которого располагались по нескольку рядов небольших индикаторных панелей и переключателей с клавишами, но их было гораздо меньше, чем в весспере первой модели. Под терминалом располагался ряд клавиш с непонятными пиктограммами, под пультом управления виднелись привычные ниши для штурвала и панелей управления.
   Валл'Иолет повернул голову в сторону второго кресла - конструктор уже сидел в нём.
   Вытянув руку - Слай'Элм коснулся одной из клавиш под экраном терминала и тот расцветился рядами символов. Он нажал ещё одну клавишу и терминал разбился на прямоугольники, в которых Валл'Иолет тут же узнал привычные терминалы контроля узлов и агрегатов весспера.
   - Как видишь, пульт управления весспера второй модели разительно отличается от пульта управления модели первой. - Заговорил Слай'Элм. - Это сделано для упрощения управления кораблём. Информации от всех систем корабля поступает очень много и вся она записывается в журнал системных событий, а на экран терминала выводится лишь та, которая требуется экипажу в данный момент или информация о проблемах, которая имеет приоритет визуализации и голосовое дублирование.
   - А не будет такой терминал отвлекать в экстремальной ситуации? - Заговорил Валл'Иолет. - В старом весспере, где-то пискнуло и мне достаточно одного молниеносного взгляда в ту сторону, чтобы понять, в какой системе проблема и насколько она важна. Здесь же мне придётся или вглядываться в терминал, или вслушиваться в сообщение. Это может отвлечь, что обернётся огромными неприятностями, если не сказать больше, противник в этот момент меня, просто-напросто, поджарит.
   - Когда вы изучите поле отображения терминала, как пульт управления старого весспера... - Слай'Элм провёл над терминалом рукой. - То будете легко интерпретировать возникшую проблему. Информационные поля отображения систем корабля располагаются на терминале в фиксированных местах и вам так же будет достаточно молниеносного взгляда, чтобы узнать проблемный узел. А ткнув пальцем в поле с отображаемой проблемой... - Конструктор дотронулся пальцем до одного из прямоугольников в терминале и его информационное поле поменялось, разбившись на другие прямоугольники. - Можно узнать более детальную информацию о проблеме, а если это возможно, то и ещё более детализированную. - Слай'Элм несколько раз коснулся экрана терминала, пока на нём не отобразилось лишь одно огромное прямоугольное поле с каким-то рисунком. - И в конечном итоге, можно даже увидеть проблемный узел и познакомиться с рекомендациями по восстановлению его работоспособности.
   - Скажите, уважаемый конструктор... - Валл'Иолет чуть повысил голос. - А есть возможность отключать отображаемую на терминале информацию и тем более её голосовое дублирование?
   - Конечно есть. - Слай'Элм, состроив неопределённую гримасу, ткнул пальцем в одну из клавиш и экран терминала погас. - Но вы же будете в полном неведении о состоянии узлов корабля.
   - А информация о них будет анализироваться центральным вычислителем корабля?
   - Безусловно.
   - Вот и отлично. - Валл'Иолет широко улыбнулся. - Во время боя не до анализа проблем. А лучше о них вообще не знать. Во время боя нужно знать лишь состояние оружия и надёжность защиты. Остальное неважно. Об остальном можно узнать после боя, если останешься жив. Если такая информация, конечно, будет доступна впоследствии.
   - Я уже говорил - в журнал системных событий идёт постоянный поток информации о состоянии всех узлов корабля, которую можно просмотреть в любое доступное время. Редактировать информацию бортового журнала нельзя, а проанализировать - пожалуйста. Так что, с этим проблем нет.
   - А если знать коды доступа к бортовому журналу?
   - На корабле, просто-напросто, эта возможность исключена на конструкционном уровне. Преградить поток информации в бортовой журнал можно, оборвав её линии, а подредактировать уже сохранённую - невозможно. В бортовом журнале используется новый тип носителя информации - так называемая, не перепрограммируемая память.
   - А достаточно её объёма для...
   - Её, вполне, хватит на десять лет непрерывной записи. - Перебил его Слай'Элм. - Это огромный объём.
   - Так, наверное и должно быть. - Валл'Иолет дёрнул плечами. - Я хочу немедленно познакомиться с системами управления весспера.
   - Я предлагаю перенести этот вопрос на завтра. - Слай'Элм посмотрел на ручной хронометр. - Наступает вечер, а у меня есть несколько нерешённых проблем. - Он поднялся.
   - Я никуда не иду. - Валл'Иолет мотнул головой. - Я хочу остаться на корабле и заняться изучением его систем управления.
   - Здесь есть прекрасный помощник. - Слай'Элм протянул руку к клавишам под терминалом и ткнул пальцем в одну из них - экран терминала вспыхнул разноцветьем отображаемой информации и в тот же миг над пультом управления появилась голограмма с вертящимся в ней весспером второй модели. - Он прекрасно проведёт тебя по всем системам корабля и подробно расскажет об их работе. Уверен, господин капитан, вы будете довольны.
   - Вы намерены эту информацию хранить в информатории корабля. - В голосе Валл'Иолета скользнуло удивление. - А если весспер достанется врагу?
   - Этот вопрос открыт и не исключено, что эта информация будет удалена из информационного поля корабля. Извините, господин капитан, мне нужно поторопиться. - Слай'Элм поднялся и направился к двери.
   Проводив его долгим взглядом и дождавшись, когда конструктор исчезнет из вида, Валл'Иолет повернулся к пульту управления и уставился в экран терминала.
  

***

  
   Вошедший на следующее утро в зал управления тридцать второго весспера Слай'Элм, застал Валл'Иолета спящим в кресле. Подойдя, он легонько тронул капитана за плечо.
   Валл'Иолет вздрогнул и выпрямившись, крутанул головой. Увидев рядом с собой конструктора, он вопросительно взмахнул подбородком.
   - Что-то произошло? - Скрипучим голосом поинтересовался Валл'Иолет.
   - Надеюсь, только лишь то, что наступило утро следующего дня, господин капитан.
   - Хаара! - Валл'Иолет провёл руками по лицу. - Я уснул в зале управления. Быстро же я забыл... Это недостойно капитана. - Он горестно покрутил головой и поднялся. - Пойду приведу себя в порядок. Надеюсь, на корабле можно найти воду?
   - Да, господин капитан. - Слай'Элм кивнул головой, отступая от кресла Валл'Иолета. - Корабль обеспечен всем необходимым в полной мере. Каюта капитана - последняя дверь направо по коридору. Но сейчас они все пусты и вы вправе выбрать любую из них.
   Больше ничего не сказав, Валл'Иолет направился из зала управления...
   Когда он вернулся, Слай'Элм сидел в кресле, которое занимал вчера и разговаривал с каким-то мужчиной из голограммы. Вдруг глаза мужчины вспыхнули и Валл'Иолет почувствовал лёгкий укол в мозг. Он механически бросил под укол свое поле. Голограмма тут же погасла. Старый конструктор резко повернулся к Валл'Иолету - его лицо было скорее злым, нежели излучающим добро. Валл'Иолет понял, что его присутствие при беседе было нежелательно. Мысленно выругавшись, он занял свободное кресло и повернулся к конструктору, лицо которого уже приняло привычное, сосредоточенное выражение.
   - Как прошло изучение систем корабля, господин капитан? - Первым заговорил старый конструктор, видимо желая предотвратить возможное нежелательное любопытство Валл'Иолета.
   - В принципе, успешно, господин Слай'Элм. - Лёгкая усмешка тронула губы Валл'Иолета. - Но всё же некоторые вопросы остались.
   - Я готов на них ответить. - Слай'Элм утвердительно кивнул головой.
   - Зачем кают четыре, камбуз тоже на четверых и летающий аппарат в ангаре тоже четырёхместный, если для управления весспером достаточно экипажа из двух человек?
   - Вопрос о количестве членов экипажа ещё открыт. Два - тот минимум, который должен, обязательно, быть. Но на таком, очень сложном, корабле, желательно иметь некоторую избыточность. К тому же дежурство в четыре члена экипажа - парами, видится нам менее утомительным. - Пояснил конструктор.
   - Лично я - за экипаж из двух человек. - Состроив гримасу, Валл'Иолет дёрнул плечами. - Я не представляю, чем ещё можно заниматься в пространстве, кроме дежурства в зале управления.
   - Вам же нужен сон, пища, уход за собой и в это время вас кто-то же должен подменять.
   - Для этого есть второй член экипажа и его вполне достаточно. Двум в зале управления, в принципе, и делать нечего.
   - Всё же, длительное одиночество утомительно.
   - Для меня, отнюдь. - Валл'Иолет покрутил головой.
   - Не все же такие. - Слай'Элм развёл руками. - Я специально изучил статистику нашего космического флота. За всё время его существования капитанов-одиночек было чуть более десяти - двенадцать, если не ошибаюсь из более восьмисот. Так что, статистика не в вашу пользу. К тому же был произведён опрос капитанов - сколько бы членов экипажа они хотели иметь. Большинство ответили, что оптимальным они видят экипаж весспера, состоящим из четырёх человек. И опять несогласие с вами, господин капитан.
   - Я не против. - Валл'Иолет покрутил головой. - Пусть хоть весь ангар забивают экипажем. - Он махнул рукой. - Мне достаточно одного и желательно, такого же, как я. Второй вопрос. Как я понял - управление дублировано стопроцентно. Но кораблём, тем более в бою, не могут управлять сразу двое - это абсурд. Я не нашёл возможности отключить второе управление.
   - Её нет. Принято решение, что корабль будет управляться на паритетных началах. Короче - экипаж сам должен договориться, кто, когда и какими системами корабля управляет.
   - Сомнительное решение. - Валл'Иолет покрутил головой. - Вопрос об оружии и защите. И то и другое очень мощные. Хватит ли энергии у конвертора на поддержку их одновременной работы на максимальной мощности?
   - Мы надеемся, что конвертор в состоянии обеспечить одновременную работу и генератора защитных полей и оружейных излучателей в любых режимах их работы. Более того, работа защитного поля и оружейных излучателей может быть синфазной, что позволит вести огонь из-под защитного поля, даже при его максимальной напряжённости. Испытания показали, что это реально при соответствующем мастерстве экипажа. Более того: предусмотрена возможность направить в излучатель всю энергию конвертора. Вы должны понимать, господин капитан, какая это чудовищная мощность и пользоваться этой возможностью нужно очень аккуратно. При неумелых действиях излучатель от такого потока энергии может и сам сгореть и повредить корабль, и чтобы его, как-то, разгрузить, он сделан спаренным. И нагрузка на излучатель ниже и температурные требования не столь жёстки. К тому же, защитное поле оптимизировано для максимальной защиты от лазерных излучателей, которыми вооружены дифференты. Есть уверенность, что другого оружия у них нет. Корабль модульный и при выходе из строя генераторного модуля, модуль управления в состоянии сам совершить посадку на поверхность планеты. Самым защищённым отсеком корабля является зал управления: два слоя активного статита в состоянии заплавить квадратный метр пробоины в течении полуминуты. К тому же в экстремальной ситуации зал управления полностью герметизируется и сам в состоянии сойти с орбиты. Так называемый неуправляемый спуск. Грубовато, но всё же лучше, чем ничего. К тому же, при посадке в неблагоприятную для жизни среду, он обеспечит дыхательной смесью и запасом продуктов двух человек в течении пятнадцати дней. И больше того, если система определит, что этих пятнадцати дней не хватит, то зал управления будет наполнен специальным газом, вводящим экипаж в анабиоз до сорока суток.
   - Вы считаете это нужно? За сорок суток многое может произойти.
   - Это признано необходимой функцией корабля. Командование космического флота даже попросило рассмотреть возможно оснастить подобной функцией все вессперы первой модели.
   - Хм-м! Командованию лучше знать, что нужно экипажу. В вашем информационном обзоре сказано не обо всём. О возможности уничтожить самого себя - например, перегрузив излучатели.
   - Мы работаем над этой проблемой и есть тенденция к её устранению. Если вы заметили, господин капитан, конвертор на второй модели меньше по объёму, чем конвертор у первой модели весспера, но его производительность выше. Удалось скрутить линию бегущей волны в спираль и тем самым увеличить её длину в полтора раза. Фа-готты гонятся дольше и потому корабль способен достигать двенадцати скоростей света. К тому же в генераторном модуле освободился некоторый объём, что позволило разместить в нём новый тип оружия - спиралоновый излучатель, который в походном режиме, тоже убирается внутрь генераторного модуля.
   - Лазер оказывает тепловое воздействие и прожигает корпус... - Заговорил Валл'Иолет. - Бластер создаёт мощное энергополе, выводящее из строя электронное оборудование, а какое воздействие оказывает спиралоновый излучатель? Я этого не нашёл в информационном поле корабля.
   - Это луч магнитно-силового воздействия. Он создаёт на металлическом корпусе вращающее магнитное поле огромной проницаемости, которое наводит мощные электрические токи, которые и разогревают корпус, и скручивают его, и создают вторичные электромагнитные поля с внутренней стороны корпуса, которые возбуждают в электрических цепях высокие напряжения, сжигающие эти цепи. А если спиралоновый луч попадёт в раструб движителя, он закупорит его, у фа-готов не будет выхода и они взорвут движитель. Как видишь, этот луч несёт в себе все составляющие другого оружия: и тепловое - лазера, и электромагнитное - бластера, и силовое - ионного. Скажу больше - от спиралонового луча защитное поле, которым оснащены вессперы и дифференты, не спасает. Каким оно должно быть - никто не знает. Ещё нет даже концепции его создания. - Старый конструктор покрутил головой.
   - Я не совсем понял - поле экранирования осталось прежним или оно какое-то другое.
   - Это, совершенно, другой тип поля. Его концепция работы полностью перестроена и весспер под экраном, теперь, вполне, зрячий.
   - Прекрасно! - Валл'Иолет широко улыбнулся. - Осталось лишь всё это увидеть в действии, господин Слай'Элм.
   - Хоть сейчас. - Слай'Элм дернул плечами и отвернувшись, ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления - из его ниш тут же выползли панели управления на которые он водрузил свои руки.
   - Нет! - Раздался громкий возглас Валл'Иолета. - Я!
   Слай'Элм посидел некоторое время в неподвижном состоянии, затем его руки сползли с панелей управления.
   - Я не сомневаюсь в ваших способностях пилотирования, господин капитан. - Негромким голосом произнёс он, не глядя в сторону Валл'Иолета.
   Расценив эти слова, как согласие с собой, Валл'Иолет ткнул в одну из клавиш пульта управления и выгнутая дугой светлая стена перед ним, начиная от середины, будто начала сворачиваться в два рулона, предъявляя взору, находящихся в зале управления, картину внешней среды. Валл'Иолет ткнул в ещё одну клавишу пульта управления и она замигала красным цветом, но по прошествии недолгого времени мигать перестала и перекрасилась в зелёный цвет.
   - Трап поднят, модуль управления герметизирован. - Раздался из пульта управления голос с, явным, металлическим оттенком, однозначно показывая своё искусственное происхождение, вызвавший на лице у Валл'Иолета гримасу недовольства.
   Он нажал на следующую клавишу и экран терминала расцветился множеством прямоугольников, в основном, зелёного цвета, корабль вздрогнул, будто его разбудили ото сна. Следующая нажатая клавиша заставила выползти из пульта управления перед Валл'Иолетом, панели управления. Он положил на них руки и чуть двинув акселератор вперёд, наклонил правую панель управления - отображаемое на экране спор здание управления космофлота медленно поползло вниз.
  

***

  
   Весспер был великолепен, его динамика - превосходна. Он стремительно набирал скорость и так же стремительно переходил в отрицательный квадрант - торможения и температура корпуса при этом оставалась достаточно низкой. Описываемые им пространственные дуги при поворотах были гораздо менее радиусные, нежели дуги, описываемые весспером старой модели. Пространственный сканер был более чувствителен и дальнодейственнен и отображал, гораздо, больше пространственной информации, а испытанные Валл'Иолетом на астероидах оружейные излучатели оказались мощнее и точнее. А новый вид оружия - спиралоновый излучатель, вообще не подался воображению - выпущенный по достаточно большому астероиду невидимый луч, разнёс этот астероид едва ли не в пыль. С проверкой защитного экрана оказалось несколько сложнее. Никаких военных кораблей поблизости не нашлось и помотавшись по пространству, Валл'Иолету удалось наткнуться лишь на пассажирский лайнер.
   Он повернул голову к сидящему рядом конструктору, но тот никакой реакции не высказал и Валл'Иолет, активировав защитный экран, повёл весспер к лайнеру. Но экранирующее поле достаточно сильно исказило отображаемое спор пространство и весспер прошёл недопустимо близко от лайнера, настолько близко, что Валл'Иолет услышал, как конструктор шумно выдохнул, когда лайнер остался позади, но судя по тому, что никакой реакции со стороны капитана лайнера не последовало, можно было судить, что весспер остался невидим. Несмотря на невольную ошибку, Валл'Иолет был, чрезвычайно, доволен. Единственное, что не удалось проверить - стрельбу из-под защитного экрана: шёл уже четвёртый день испытаний, а второго подходящего астероида поблизости больше не было.
   Посадив к концу четвёртого дня испытаний весспер в тот же слот и опустив трап, Валл'Иолет повернулся к Слай'Элму.
   - Могу сказать лишь одно - корабль великолепен во всех отношениях. Мелочи не в счёт - на моей двойке проблем, гораздо, больше. - Заговорил он. - Конечно, чтобы привыкнуть к столь огромному и информационному терминалу... - Валл'Иолет ткнул пальцем в экран терминала. - Нужно достаточное время, но у кого этот корабль будет первым, надеюсь, больших неудобств не испытает. Хотелось бы, чтобы таких кораблей у нашей цивилизации было, как можно больше.
   - Надеюсь, господин капитан, вам не нужно объяснять, что это очень сложный корабль. В его строительстве используется огромное количество новейших технологий, к освоению которых наша промышленность только приступила. Этот корабль строился более трёх лет. Заложены ещё два подобных. Если, как вы резюмировали - "мелочи не в счёт", то, надеюсь, их строительство будет происходить более интенсивно.
   - Я хочу присоединиться к эскадре, уходящей завтра к Роззе. Не думаю, что там вам будет интересно, господин Слай'Элм и потому хочу взять на борт своего механика с двойки.
   - Я, действительно, уже стар для таких переходов. - Лёгкая усмешка тронула тонкие губы старого конструктора. - Мне уже за шестьсот. - Он поднялся и ткнув в одну из клавиш пульта управления, взял выскочившую из приёмника пульта управления жёлтую пластинку корабельного журнала. - Надеюсь совет конструкторов разрешит эксплуатацию тридцать второго. А кто будет вашим дуэте - решите сами. - Отвернувшись, он направился к выходу.
   - Господин Слай'Элм. - Валл'Иолет вскочил с кресла и шагнул вслед за конструктором. - Мне необходимо сходить на усадьбу. К сожалению мой лорн сейчас там и я хотел бы воспользоваться летательным аппаратом весспера.
   Слай'Элм остановился и повернулся к Валл'Иолету
   - Крапп в вашем распоряжении, господин капитан. Имейте ввиду: он может двигаться, как над поверхностью автомагистрали, так и по ней. Мы решили восстановить возможность такого способа перемещения... - Он потряс пластинкой корабельного журнала. - Этот корабль, пока ещё, в состоянии ходить без бортового журнала. Код - двенадцать восьмёрок через дефис. Эта информация секретна и вы её не знаете.
   - Да, господин Слай'Элм. - Валл'Иолет склонил голову. - Совершенно не представляю, о чём вы.
   Когда Валл'Иолет поднял голову, старого конструктора в зале управления уже не было. Постояв ещё некоторое время, он направился в ангар. Включив механизм открывания створок люка, он подошёл к летательному аппарату и открыв его двери, заглянул внутрь.
   Снаружи кажущийся не таким уж и большим, внутри крапп оказался очень вместительным и Валл'Иолет, без труда разместившись в нём, опустил дверь и взявшись за рыпп, оторвал летательный аппарат от пола и выведя его наружу, направил к автомагистрали, ведущей к своей усадьбе.
   Крапп оказался под стать своему носителю - вессперу второй модификации, был резвее лорна и прошло лишь чуть больше получаса, как Валл'Иолет уже сворачивал с автомагистрали к своей усадьбе.
   К его удивлению, места для посадки на лужайке перед домом не оказалось, так как там стояли два серых лорна: его и второй, весьма знакомый, но сверху Валл'Иолет никак не мог понять, где он его видел и кому он принадлежит.
   Родители! Вдруг всплыла у него удивлённая мысль. Встревожились!
   Третий летательный аппарат приткнуть было некуда и Валл'Иолету пришлось сесть рядом с дорогой, перед калиткой.
   Но когда он поравнялся с летательными аппаратами, его удивление стало ещё больше - это был лорн не родителей и его идентификационный номер Валл'Иолету был неизвестен.
   Дёрнув плечами, в полном недоумении, он вошёл в дом - в гостиной было чисто и пахло свежестью, хотя, насколько он помнил, на столе, должны были стоять тарелка с фруктами и баночка с тоником, которые они оставили с Тар'Тукком, а с агентством по обслуживанию усадеб он до сих пор, так и не связался. Собственно, он затем и стремился сюда, чтобы привести дом в порядок. Но выходило, что напрасно - в доме уже кто-то похозяйничал.
   Это, наверное, хозяин лорна. Но кто это может быть? Всплыли у Валл'Иолета мысли удивления. И где он? Может прежнее агентство само догадалось похозяйничать?
   Валл'Иолет обошёл все комнаты - везде было чисто и свежо, но нигде никого не было.
   Полный недоумения, он вышел на улицу, намереваясь убрать машину по уходу за газоном в подвал под домом, где она всегда и хранилась. Была вторая половина дня. Небо было густо покрыто лёгкими, бело-серыми, куда-то спешащими облаками, сквозь которые тускло блестел небольшой, но чёткий кружок солнца. Это были первые предвестники дождей, показывающие, что та часть континента, где располагалась усадьба Валл'Иолета входила в более прохладный, умеренный климатический пояс, более контрастный, изобилующий как, затяжными дождями, так и сухими сезонами. Валл'Иолет часто бывал в тех частях континента, которые проходили сквозь подобные пояса. Такой климат ему не нравился своей непредсказуемостью: дождь мог идти, как по нескольку раз на день, так и несколько дней, без перерыва, как могло и сиять жаркое солнце, насыщая воздух большим количеством испаряющейся влаги, затрудняя дыхание. В этот климатический период происходил очень бурный рост флоры, которая, порой, настолько разрасталась, что перекрывала автомагистрали, затрудняя скоростное движение по ним и потому добавляя на перемещение некоторое количество дополнительного времени. Да и большая часть природных катаклизмов: ураганы, штормы происходила именно в этой природной зоне.
   Валл'Иолету же, более всего нравилась прохладная климатическая зона, та, которая наступит для его усадьбы после умеренной зоны. Если умеренная зона была зоной бурного развития природы, то прохладная зона была зоной спячки, хотя её нельзя так назвать в полной мере, а ей скорее всего подходит определение - зона застоя: природа словно замирала в своём неизменном состоянии, практически не развиваясь. Климат в этой зоне был, совершенно, предсказуем и выходя утром из дома, всегда можно было сказать, какая погода будет весь день, абсолютно не пользуясь услугами климатологов. Да и ухода за растениями в такой зоне, практически не требовалось и Валл'Иолет ждал наступления того периода в своей жизни, когда ему не придётся столь интенсивно, нежели, как сейчас, ухаживать за своим дворовыми насаждениями, а лишь любоваться ими. Была и ещё одна особенность этой зоны: сломанная ветка, сорванный цветок или упавший лист дерева очень и очень долго не вяли, живя аккумулированной в себе влагой и энергией в период нахождения в умеренной зоне.
   Валл'Иолет глубоко и шумно вздохнул, будто это был его последний свободный вздох и покрутил головой, скользя взглядом по невысоким кустарникам в виде разнообразных геометрических фигур, растущих по периметру его двора. Его усадьба, при нём, впервые входила в этот климатический пояс и какой она будет в его длительное отсутствие, он сейчас мог лишь гадать.
   Видимо, придётся заключить более серьёзный договор с компаний по уходу за усадьбой, иначе и вход в дом не найдёшь. Всплыла у него грустная мысль.
   Вдруг его внимание привлёк глухой периодический звук, идущий откуда-то из-за дома, будто там кто-то что-то вбивал в землю. Он, вдруг, увидел, что травяной газон вокруг дома весь зелёный, а не порыжевший, хотя перед уходом из усадьбы, он привёл в порядок его, далеко, не весь, да и машины по уходу за газоном, где он её оставил, не было. Выходило, что кто-то добровольно ухаживал за газоном его усадьбы.
   Он направился за дом и выйдя из-за угла, буквально, остолбенел - машиной по уходу за газоном управляла Ир'Инна. Сейчас она стояла к нему спиной.
   Придя в себя, Валл'Иолет быстрым шагом направился к девушке. Видимо, каким-то образом почувствовав его, Ир'Инна оглянулась и тут же выключив машину, перешла на обратную сторону, так, что машина оказалась между ней и подошедшим Валл'Иолетом.
   - Рад видеть Ирин! - Широко улыбнувшись, Валл'Иолет развёл руками. - Я в полном недоумении. - Он потряс головой. - Совершенно не ожидал, увидеть тебя здесь. Я не знаю, что произошло, но я очень и очень рад.
   Валл'Иолет вытянул руки, пытаясь дотронуться до девушки, но Ир'Инна сделала шаг назад, показывая свою непреклонность в их отношениях.
   - Я поссорилась с родителями и мне негде жить. Тар'Тукк сказал, что ты решил заняться гонками и твой дом пуст и я решила пожить некоторое время в нём. Ты уж извини. - Состроив гримасу, она дёрнула плечами. - Так как у тебя всё здесь, весьма, запущено, то я решила привести усадьбу в какой-то порядок. Если это возможно, считай это моей платой за проживание.
   - Какая плата? О чём ты? Ты меня оскорбляешь, Ирин. - Валл'Иолет опустил руки, его лицо погрустнело. - Я счастлив видеть тебя в любое время, в любом виде, безо всякой платы. Живи, сколько хочешь, делай, что хочешь. Это всё твоё. - Он широко развёл руки в стороны.
   - Хи-и! - Ир'Инна капризно отставила нижнюю губу.
   - Что произошло? Почему ты поссорилась с родителями? - Поинтересовался Валл'Иолет.
   - Отец нашёл мне друга в своём институте, какого-то научного сотрудника и они пытались приклеить меня к нему. Я отказалась и родители пришли в негодование. Мы поссорились. - На лице Ир'Инны появилась кислая гримаса. - Но если я здесь, ты тоже не надейся на моё снисхождение. Между нами всё по-прежнему. Если будешь навязчив - уйду в отель. Ты надолго? - Её лицо приняло прежнее, решительное выражение.
   - До утра. Я хотел перезаключить договор с компанией, ухаживающей за усадьбой, но вижу, этого не требуется. - Валл'Иолет покрутил головой.
   - Ты голоден?
   - Буду рад, если ты побеспокоишься. - Валл'Иолет широко улыбнулся.
   - Приведи себя в порядок. - Ир'Инна вытянула руку, показывая на дом. - Выглядишь ты неряшливо.
   Молча покивав головой, Валл'Иолет повернулся и направился ко входу в дом. Он и сам понимал, что его вид не очень свеж, так как, практически, оставался в этом виде с момента ухода из дома для заключения контракта пилотом цербора.
   Когда Валл'Иолет привёл себя в порядок и появился на кухне, Ир'Инна стояла у жарочного шкафа, держась за его дверку.
   - Я накрыла в холле. - Не оборачиваясь произнесла она.
   - Как скажешь. - Состроив гримасу и дёрнув плечом, Валл'Иолет направился в холл.
   К его удивлению, как ему казалось в санационной он пробыл не так уж и долго, стол был заставлен множеством тарелок с дымящимся и нет содержимым, будто Ир'Инна готовила еду не для его одного или их двух, а на добрый десяток человек.
   Едва Валл'Иолет уселся в кресло, которое он занимал всегда за столом, в холл вошла Ир'Инна, неся в руках ещё одну тарелку с чем-то дымящимся и поставив её посреди стола, уселась напротив его.
   - Я искренне удивлён, Ирин. - Валл'Иолет развёл руки над столом. - Нет, нет! Мне очень приятно, что ты здесь и что я могу побыть с тобой какое-то время. Но всё же у меня остаётся грустное чувство неопределённости.
   - Я очень сердита на тебя, Лет. - Ир'Инна подвинула к Валл'Иолету одну из тарелок с дымящимся на ней содержимым. - Ешь, пожалуйста. - И наверное никогда не смогу простить тебе, что ты поковырялся в моей голове. Даже не пытайся возражать. - Она выбросила руку в сторону Валл'Иолета, уже приоткрывшего рот, чтобы, действительно, возразить. - Этим ты ещё больше осложнишь наши отношения. У меня есть доказательство. Я поставила специальные метки в последнем корабельном журнале твоего весспера, так часть из них оказалась искажена. Уже, однозначно, установлено, что ты являешься носителем психотронного поля и незаконно пользуешься им. Это наказуемо. И благодари адмирала, что ты ещё не под контролем у психоаналитиков. Не представляю, чем ты ему понравился. - Она покрутила головой. - Я никому не сказала об этом, так как не хочу доставить тебе ещё какие-то неприятности, которых у тебя предостаточно, но я хотела бы услышать подтверждение своих доводов.
   - Милая Ирин! - Валл'Иолет широко улыбнулся. - Твои претензии ко мне, совершенно, безосновательны. Никакой психоаналитик никогда не найдёт в моём информационном поле ни единого пикселя информации из твоего мозга. Их там просто нет. И никто никогда не докажет обратное. Я это гарантирую. Являюсь ли я носителем психотронного поля? - Валл'Иолет дёрнул плечами и взяв вилку отправил кусочек с тарелки себе в рот. - Действительно, во мне что-то есть. Но является это психотронным полем или чем ещё - не представляю. Очень вкусно. - Он отправил в рот ещё один кусочек - это было натуральное мясо в каком-то оригинальном соусе. - Даже не представлял, что ты можешь так вкусно готовить. Нет, однозначно, мы должны быть вместе. Ирин! - Он широко улыбнулся, но видя, что лицо девушки так и осталось строгим, состроил гримасу и глубоко вздохнул. - А относительно твоих меток - я уже говорил, что искажения записи могло произойти в результате воздействия на полусферу пространственного сканера энергии, прошедших рядом с ней лазерных лучей выстрела дифферента.
   - Лет, это твоя неуклюжая оправдаловка. - Ир'Инна глубоко вздохнула. - Аналитики смоделировали ситуацию - ничего похожего им получить не удалось. Запись не искажается так, как она искажена в предоставленном тобой бортовом журнале.
   - У них есть дифферент?
   - У них есть головы. Этого вполне достаточно, чтобы понять твою выдумку. Может в другое время тебя вывернули бы на изнанку, но нашли бы доказательства, но сейчас все понимают, что это была провокация со стороны кроканов и что стрелял не ты. Да и адмирал, за тебя.
   - Все меня понимают, кроме тебя, Ирин. - Валл'Иолет наколол вилкой ещё один кусочек с тарелки о отправил в рот. - Ничего подобного до сих пор не ел. Я не думаю, что мы здесь за тем, чтобы покрыть друг друга обвинениями. Давай оставим упреки и поговорим о чём-то другом.
   - Отец познакомил меня с одним из своих молодых сотрудников.
   - Ты уже говорила. - Валл'Иолет кивнул головой, отправляя в рот очередной кусочек с тарелки.
   - Приятный молодой человек. - Ир'Инна оттопырив нижнюю губу, подняла плечо. - Но я, вдруг, поняла, что никто мне, кроме тебя, Лет, не нужен.
   Валл'Иолет застыл с кусочком мяса у открытого рта. Видимо видя его глупое выражение, Ир'Инна широко улыбнулась.
   - Не пугайся, пожалуйста. - Её лицо вновь погрустнело. - Я не стану тебе досаждать.
   Валл'Иолет, так и не отправив кусочек мяса в рот, положил вилку с ним на тарелку.
   - Ирин! Зачем тогда мы усложняем себе жизнь. - Негромким голосом, будто опасаясь испугать девушку, заговорил он. - Ты мне нужна и если я тебе тоже нужен, давай жить вместе. В чём проблема?
   - В тебе.
   - Я не в состоянии тебя понять? - Валл'Иолет мотнул головой.
   - Один раз поступив со мной безнравственно, ты можешь это сделать ещё и ещё. Одна мысль об этом приводит меня в бешенство.
   - Милая Ирин! - Валл'Иолет поднялся и подойдя к девушке, наклонился и прижался своей щекой к её щеке. - Я чист перед тобой и мне не в чем оправдываться ни сейчас, уверен - не придётся и в будущем. Я знаю лишь одно: ты мне нужна и кроме тебя, я рядом с собой, никого не представляю.
   Ир'Инна повернула голову и их губы слились воедино.
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза. В комнате был полумрак, что говорило об очень раннем утре. Что-то давило на грудь. Он с раздражением схватился за источник неудобства, намереваясь отшвырнуть его от себя - это оказалась что-то мягкое и тёплое.
   Ирин! Волна нежности прокатилась по его телу. Аккуратно сняв руку девушки с груди, Валл'Иолет сполз со спальной платформы и направился в санационную.
   Из голографического зеркала на него смотрело припухшее заспанное лицо молодого человека с торчащим на голове во все стороны ёжиком тёмных волос. Вечер с Ир'Инной удался наславу и в голове ощущалась небольшая тяжесть.
   Для него вчера открылась ещё одна сторона его избранницы - она оказалась прекрасной хозяйкой, чего он даже и представить не мог, так как до этого вечера, она ему даже бутерброда ни разу не приготовила: они всегда завтракали, обедали и ужинали лишь в ресторанах, которых было в изобилии вдоль магистралей.
   Тщательно приведя себя в порядок, Валл'Иолет вернулся в комнату сна. Ир'Инна по-прежнему спала. Ступая на носочки, Валл'Иолет подошёл к шкафу и вытащив из него ворох одежды, так же аккуратно вышел. Одевшись в холле, а остальную одежду засунув в большую сумку, он прошёл на кухню и выпив баночку тоника, направился к выходу, но едва сбежал с крыльца, как раздавшийся позади возглас заставил его остановиться и оглянуться - в поёме двери стояла Ир'Инна.
   Валл'Иолет открыл рот от восхищения - в одежде для сна она была прекрасна. Повернувшись, он бросил сумку и вытянув руки, шагнул к ней.
   - Ты считаешь, что поступаешь правильно? - Ир'Инна вытянула перед собой руку, будто строя для приближающегося молодого человека преграду. - И как я должна после этого к тебе относиться?
   - Ты спала и у меня не хватило смелости нарушить твой сон. - Произнёс в своё оправдание Валл'Иолет, упираясь грудью в руку девушки. - Извини! Но я не знаю, правильного поступка в этом случае. - Он попытался преодолеть сопротивление руки Ир'Инны, потянувшись губами к её щеке.
   - Я сердита, Лет. - Ир'Инна сделала шаг назад и опустила руку. - А когда я в таком состоянии, тебе лучше не прикасаться ко мне.
   - Милая Ирин! - Оставшись на месте, Валл'Иолет широко улыбнулся. - Для меня ты желанна в любом состоянии. Я ухожу к Роззе. - Изобразив на лице гримасу сожаления, он глубоко вздохнул. - У меня новый весспер - тридцать второй. Это прекрасный корабль. Хотя, возможно, ты уже знаешь о нём. Я не знаю, когда вернусь, но надеюсь у тебя хватит терпения дождаться. Хотя Галл'Арт очень строгий командир, но он неплохо ко мне относится и думаю разрешит нам, хотя бы иногда, видеть друг друга на экране. - Он приподнял ногу, намереваясь, всё же, подойти к Ир'Инне.
   - Нет! - Ир'Инна вновь вытянула руку перед собой. - Твоя жалость не растопит моей твёрдости. Я непреклонна.
   - Что ж... - Валл'Иолет вернул ногу на место. - Я рад, что в твоей твёрдости всё же нашлась капелька аморфности, которая заставила тебя выйти и проводить меня. - Повернувшись, он быстрым шагом пошёл к калитке, за которой его терпеливо дожидался крапп, на ходу подняв, брошенную сумку с одеждой.
   - Возвращайся! - Донёсся громкий голос Ир'Инны.
   Валл'Иолет не замедлил шаг и не оглянулся - после этого слова, у тех, кто отправлялся в пространство, это считалось плохой приметой.
  

***

  
   Хотя уже было позднее утро, но Галл'Арта в кабинете не оказалось. Валл'Иолет заглянул в двери других кабинетов в коридоре третьего уровня, которые открылись - нигде никого не было. Полный недоумения, он сбежал уровнем ниже и лишь там встретил одного из младших офицеров, настолько спешащего, что даже рывок Валл'Иолета за рукав курточки не остановил его. Валл'Иолету пришлось догонять его.
   - Хаара! Что происходит? - Громким голосом поинтересовался он. - Где все?
   - На космодроме. - Заговорил офицер на бегу. - Кроканы увели наш драффт прямо с космодрома Роззы. К планете срочно уходит эскадра вессперов.
   - Хаара! - Процедил Валл'Иолет. - Сколько их там?
   - Ещё один под погрузкой и три на пути к Роззе.
   - Дифферентов?
   - Комендант сообщает, что вроде бы пятнадцать.
   - Со страха посчитать не могут. - В голосе Валл'Иолета скользнула ирония.
   - Не знаю. - Младший офицер мотнул головой. - Видимо, что-то мешает.
   Выскочив на улицу, младший офицер побежал к стоящему неподалёку большому чёрному лорну. Валл'Иолет бежал следом. Офицер с ходу юркнул в летательный аппарат. Валл'Иолет взялся руками за дверной проём, намереваясь последовать за ним.
   - Некуда! - Донёсся изнутри, чей-то грубый скрежетащий голос.
   Мысленно выругавшись, Валл'Иолет покрутил головой - никаких других летательных аппаратов здесь больше не было. Его крапп стоял далеко.
   - Я на полу. - Он нырнул внутрь и сел на пол.
   - Не положено! - Донёсся всё тот же голос.
   - Не заткнёшься, выкину кого-то из вас. - Со злом в голосе произнёс Валл'Иолет.
   - Хаара! Пусть болтается. Пошли! Опаздываем! - Раздался другой, явно волевой и знакомый голос.
   Дверь лорна закрылась и он настолько резко прыгнул вверх и в сторону, что Валл'Иолет едва не растянулся на полу во весь свой рост. У него над головой раздались смешки. Мысленно выругавшись, он выпрямился, нащупал какой-то поручень и схватился за него обеими руками.
   Полёт был достаточно долгим. Валл'Иолет не мог определить куда шёл лорн, он видел лишь облака, но когда летательный аппарат опустился вниз и замер, и его двери открылись, он увидел поодаль большое скопление офицеров и техников космического флота, за которыми стояли ряды вессперов. Часть из офицеров, в основном капитанов вессперов, шла к лорну. Среди них был и Галл'Арт. Выскочив первым из лорна, Валл'Иолет побежал ему навстречу.
   - Командор! - Заговорил он, поворачиваясь и идя рядом с Галл'Артом. - Я готов следовать к Роззе. Мне только нужен...
   - Никакой Роззы. - Галл'Арт резко взмахнул перед собой рукой. - В распоряжение Соната.
   - Но это же боевой корабль? - В голосе Валл'Иолета послышалось возмущение.
   - Приказ адмирала. Они что-то задумали. Поинтересуйся у него. Ты мешаешь. Уйди! - Буквально прошипел последние фразы Галл'Арт, отталкивая от себя Валл'Иолета рукой.
   Валл'Иолет остановился и поднял голову - перед чёрным лорном стояла группа старших офицеров, среди которых был и адмирал.
   Хаара! Валл'Иолет состроил мину на лице. Я сидел на полу адмиральского лорна. Даже не понял куда вломился. Угораздило же.
   Он поднял руку и проведя ею по лбу, направился вслед за капитанами, только сейчас поняв, что это экипажи вессперов эскадры Галл'Арта.
   Подойдя, капитаны выстроились в шеренгу перед лорном адмирала. Валл'Иолет стал последним.
   - Гросс адмирал... - Донёсся зычный голос Галл'Арта. - Эскадра к выполнению поставленной задачи готова. Разрешите приступить к выполнению?
   - Приступайте! - Донёсся едва слышный Валл'Иолету голос адмирала и он пошел вдоль шеренги капитанов. - Возвращайся! Произносил он, берясь каждому из них за плечо и легонько встряхивая.
   Валл'Иолет стоял последним. Взяв его за плечо, адмирал приоткрыл рот, видимо желая высказать напутствие, но его брови, вдруг, выгнулись высокими дугами.
   - А ты куда? - Вместо напутствия произнёс он и оглянувшись на Галл'Арта, вопросительно взмахнул подбородком. - Не понял? Что произошло?
   - Он не уходит. Он в вашем распоряжении, гросс адмирал. - Произнёс Галл'Арт.
   - Пойдёшь со мной. - Адмирал вновь повернул голову к Валл'Иолету и всё же встряхнул его за плечо.
   - Да, гросс адмирал. - Валл'Иолет кивнул головой.
   Повернувшись, адмирал направился к своему лорну. Валл'Иолет пошёл за ним. У лорна адмирал вновь повернулся и стал лицом к капитанам. Будто его разворот послужил сигналом, капитаны сорвались с мест и побежали в сторону вессперов. Ждать пришлось долго, пока вессперы начали отрываться от космодрома и стремительно уноситься ввысь. Когда ушёл последний, адмирал вытянул руку в сторону двери лорна.
   - Заходи. Теперь тебе не придётся сидеть на полу.
   Пригнувшись, Валл'Иолет нырнул в адмиральский лорн - его салон был пуст, если не считать пилота. Валл'Иолет замер в нерешительности.
   - Что с тобой, капитан? - Раздался у него за спиной голос адмирала. - Ты, никак, боишься пустоты?
   - Извините! - Выдавил из себя Валл'Иолет и шагнув к ближайшему креслу, уселся в него.
   Нейн'Манн занял соседнее кресло.
   - В управление! Не торопись. - Произнёс он в спину пилота и склонил голову к Валл'Иолету.
   - Надеюсь, тебя уже информировали о твоём задании? - Поинтересовался он.
   - Командор лишь сказал, что оно какое-то особенное. - Валл'Иолет дёрнул плечами.
   - Вот именно, особенное. - Нейн'Манн глубоко вздохнул. - Обстановка над Роззой складывается очень тревожной. Откровенно говоря - кроканы наглеют всё больше и больше. Сонат заседает уже несколько дней, практически, без перерыва, пытаясь решить, что делать: или уйти с Роззы, или начать со всей серьёзностью защищать, как свою базу на планете, так и драффты. Увидев нашу эскадру над Роззой, кроканы может поостынут, а может случится и обратное. Проблема в том, что вессперов у нас всего тридцать, а по некоторым данным, дифферентов кроканы настроили уже более сотни, но скорее всего, гораздо больше, как выяснилось - они строят их в одной из колоний и без излишеств, что гораздо быстрее и в любое время над Роззой их может быть не пятнадцать, а пятьдесят. А нам ответить нечем. Проспали! - Он опять глубоко вздохнул. - Мы решили серьёзно вооружить сами драффты, доукомплектовывая их двумя независимыми лазерными турелями дальнего действия со счетверёнными излучателями. Вооружение серьёзное и при встрече с дифферентом драффт сможет за себя постоять, но он огромен, неповоротлив и тихоходен и если дифферентов будет три-четыре, то шансов у него, практически, никаких. К тому же у нас их всего десять и дисбаланс они не выправят. Мы пытаемся ускорить строительство вессперов новой модели, но это долгий процесс и я сомневаюсь, что кроканы будут спокойно смотреть на то, как мы усиленно вооружаемся.
   - А вы уверены, гросс адмирал, что если мы уйдём с Роззы, они оставят нас в покое?
   - А какой им прок от нашей планеты? - Нейн'Манн дёрнул плечами. - Жить здесь они не смогут. А полезные ископаемые мы сами завозим с других планет.
   - А господство в галактике? Это может стать их моральным стимулом.
   - Галактика огромна. Места всем хватит. Мы не собираемся мешать их колонизации. Хотя... - Адмирал вновь дёрнул плечами. - Возможно ты и прав. Гонора у них - с лихвой.
   - Я уверен... - С восторгом заговорил Валл'Иолет. - Весспер второй модели способен противостоять двум-трём, а может и четырём дифферентам. Это прекрасный корабль.
   - Я верю. - Нейн'Манн вновь шумно вдохнул и похлопал Валл'Иолета по лежащей на подлокотнике руке. - Но во-первых - кроканы тоже совершенствуют свои корабли, а во-вторых - дадут ли они нам полсотни лет, чтобы мы построили приемлемое количество вессперов второй модели. Я не уверен. - Он покрутил головой. - И потому Сонат принял негласное решение о поиске подходящей планеты для колонизации. Сегодня ночью на поиски такой планеты отправляется большой разведывательный корабль "Спирай". Триста человек экипажа и исследователей. Ты его будешь сопровождать. Конечно, планету нужно было найти уже давно и просто, держать её в резерве, но, произошло то, что произошло и волосы на себе рвать теперь бессмысленно. Пара планет у разведчиков есть на примете. К ним они и направятся в первую очередь. Но они очень далеко. Но "Спирай" быстрый корабль и тебе не придётся плестись за ним. Но об этом никто не должен знать. Даже самые близкие тебе люди. Ты носитель секретной информации и потому всякие контакты, с кем бы то ни было, с этого момента, тебе запрещены.
   - Но я боевой офицер...
   - Сейчас ты поднимешься на борт своего тридцать второго весспера и будешь готовиться к выполнению задания высшего административного органа планеты. - Голос адмирала приобрёл металлические нотки. - Это строжайший приказ. Твой экипаж, возможно, уже там.
   - Мой экипаж? Но у меня кроме механика никого больше нет. Да и где он сейчас, даже не представляю.
   - Ты - капитан, второй пилот, механик и энергетик. На весспере четыре каюты и вас тоже будет четверо. Штатный состав экипажа. Путь не близкий. Второй пилот - молодой, но уже достаточно побегал по пространству и опыт у него есть: механик и энергетик - молодые конструкторы весспера, хорошо его знают. - Адмирал поднял голову и крутанул ею по сторонам. - Если не ошибаюсь - это крапп с твоего весспера. Садись! - Громко произнёс он в сторону пилота.
   Лорн накренился и описав неширокую дугу, опустился рядом с краппом.
   - Сейчас бригада обслуживания доставит тебе всё необходимое для этого задания. Погрузишься и уйдёшь на орбиту, подальше от любопытных глаз. Дождёшься разведчика и в путь. Возвращайся! - Нейн'Манн положил свою широкую ладонь на руку Валл'Иолета, лежащую на подлокотнике и крепко сжал.
   Будто получив команду от рукопожатия, дверь лорна скользнула в сторону. Молча кивнув головой, будто таким образом решив хранить доверенную ему всепланетную тайну, Валл'Иолет выскочил из адмиральского лорна и побежал к своему краппу.
  

***

  
   Когда Валл'Иолет добрался до весспера, его загрузка уже шла полным ходом. Выйдя из краппа, он подошёл к одному из техников, как ему показалось, руководившему погрузкой.
   - Капитан Валл'Иолет. - Представился он. - Чем прессуете?
   - Как обычно. - Техник дёрнул плечами. - Вода, продукты, гигиена, энергия. Ангар приказано забить под потолок. Два дополнительных контейнера с веществом массы подвесим на внешних подвесках, а твой летательный аппарат приткнём в их хранилище. Больше некуда. - Пояснил техник.
   - Я бы не хотел иметь две бомбы под брюхом. - Сыронизировал Валл'Иолет. - А если астероид попадёт?
   - Аэродинамическая упаковка со статитовой оболочкой. Они так же безопасны, как и корпус весспера. - Техник махнул рукой в сторону.
   Валл'Иолет повернул голову - поодаль на больших грузовых платформах стояли два огромных тупоносых цилиндра. Он вновь повернулся к технику.
   - Хорошо. Что от меня требуется?
   - Мне ничего. - Техник мотнул головой.
   - Крапп...
   - Мы сами загоним.
   Молча кивнув головой, Валл'Иолет направился к трапу.
   В ангаре хозяйничали несколько техников, расставляя контейнеры. Их уже было много и в ангаре было, весьма, тесно.
   И что я буду делать с ними, когда они опустеют? Всплыли у Валл'Иолета досадные мысли. Таскать с собой? Не могу же я их выбрасывать. А если сжигать лучами лазеров? А может они как-то утилизируются?
   Он подошёл к техникам, сгружающим с платформы очередной контейнер.
   - И что мне делать с этим хламом, когда они опорожнятся? - Заговорил он, стуча кулаком по одному из контейнеров. - Я же не могу их выбрасывать в пространство, чтобы потом самому напороться на один из них.
   - Когда будете выбрасывать, задействуете систему самоуничтожения и контейнер через какое-то время сгорит, не оставив от себя ничего. - Заговорил один из техников, ткнув пальцем в панель на боку того контейнера по которому постучал Валл'Иолет.
   - Разумно. - Удовлетворённо кивнув головой, Валл'Иолет направился в зал управления.
   Все трое его новых члена экипажа находились там: двое сидели в креслах, а третий стоял между ними и смотрел в экран терминала, куда тыкал пальцами один из сидящих членов экипажа. Экран спор был свёрнут. Сидящие в креслах выглядели, как показалось Валл'Иолету, несколько необычно, заставив его сердце неприятно сжаться.
   - Рад видеть всех вместе. - Громко заговорил Валл'Иолет, входя в зал управления и останавливаясь, сделав лишь пару шагов от входа. - Разрешите представиться: капитан тридцать второго весспера, Валл'Иолет.
   Сидящие тут же вскочили с кресел и все трое повернулись к нему лицом. Все они были молоды и Валл'Иолету незнакомы. Валл'Иолет на несколько мгновений остолбенел - двое из них были девушками.
   - Рад видеть! - Произнёс каждый из них.
   - Второй пилот Сор'Аттар. - Произнёс стоящий посередине толлон и кивнул головой в приветствии.
   - Техник-механик Элл'Исса. - Произнесла стоящая слева от пилота, толлона, кивая головой.
   - Энергетик корабля Терр'Итора. - Кивнула головой толлона, стоящая справа от пилота.
   - Вы уже разместились по каютам? - Поинтересовался Валл'Иолет.
   - Ещё нет. - Сор'Аттар мотнул головой.
   - В таком случае: первая - моя, по праву капитана; вторая - механика; третья - второго пилота; четвёртая - энергетика.
   Стоявшие перед Валл'Иолетом члены экипажа тридцать второго весспера молча кивнули головами.
   - Первая пара - я и механик; вторая - второй пилот и энергетик. - Распределил обязанности Валл'Иолет. - Наша задача - сопровождать разведывательный корабль "Спирай" в его экспедиции по поиску подходящей планеты для колонизации. Задача понятна?
   - Да, господин капитан! - Хором ответили новые члены экипажа тридцать второго весспера.
   - Вот и отлично. С этого момента с весспера ни шагу. Вахта пять часов. В последствии откорректируем. Первой заступает первая пара. В зале управления, кроме дежурной пары - никого. Идеальный порядок на корабле поддерживает свободная пара. В своих каютах делайте, что хотите. Мне разрешается всё; вам - всё остальное. Можете разместиться по каютам. Для первой пары: начало вахты - конец погрузки. - Валл'Иолет отступил в сторону, освобождая путь к двери.
   Экипаж ушёл. Валл'Иолет сел в ставшее уже привычным для него кресло и ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления. Зал управления погрузился в полумрак; но развернувшийся экран спор принёс в него достаточное количество света, чтобы не напрягать глаза. Откинувшись в кресле, Валл'Иолет принялся рассеянным взглядом наблюдать за погрузкой, углубившись в размышления.
   Хаара! Что за карнавал устроил мне адмирал? Зачем мне такой экипаж? Как я себя должен с ними вести? А что будет, когда Ирин узнает о таком моём экипаже. Хаара! Я сомневаюсь, что она поверит в мой мужской аскетизм. Может плюнуть на всё и отказаться от задания? Но тогда уж точно мне одна дорога - в пилоты цербора к псевдокроканам. Хаара! Совсем забыл о гонках. Как там? Замену мне, навряд ли, им найти удалось. И это за три дня до старта. Валл'Иолет глубоко вздохнул. Тогда и об Ирин, однозначно и навсегда, придётся забыть. Вернулся он к прежним размышлениям. Навряд ли ей по душе придётся пилот, служащий у кроканов. А если отправить механика и энергетика на "Спирай"? Там их триста - будет триста два. Какая разница. Интересно, кто капитан разведчика? Может, действительно, так и сделать. У кого бы поинтересоваться?
   Рука Валл'Иолета потянулась к панели связи, но донёсшийся у него за спиной громкий шелест заставил его отдёрнуть руку и выглянуть из-за спинки кресла - в зал управления входил тот самый техник, с которым он разговаривал под корпусом весспера. Подойдя техник, протянул ему лист скринвейра и блеснувшую в полутьме пластинку бортового журнала.
   - Погрузка закончена. Контейнеры с веществом массы подвешены. Контейнеры с запасами в ангаре надёжно закреплены. Крапп в хранилище. Люк ангара закрыт. Корабль готов к старту. - Техник вытянул руку в сторону Валл'Иолета. - Бортовой журнал и опись контейнеров и схема их постановки, чтобы вам не пришлось рыться вслепую. У меня всё.
   Валл'Иолет взял лист скринвейра и мельком взглянув на него, вновь перевёл взгляд на техника.
   - Не ожидал, что так быстро. Благодарю!
   - Возвращайтесь! - Взмахнув рукой, техник повернулся и направился к выходу.
   Проводив его долгим взглядом, Валл'Иолет сунул лист скринвейра в карман, позади спинки кресла и повернувшись к пульту управления, сунул в его приёмник пластинку бортового журнала и уставился в экран спор. Дождавшись, когда техники погрузятся в стоявший у трапа лорн и тот направится прочь от весспера, он ткнул пальцем в клавишу поднятия трапа и уставился в мигающий индикатор. Но не успел ещё индикатор вспыхнуть ровным зеленым свечением, как позади кресла вновь раздался шорох.
   Хаара! Кто там ещё остался? Всплыла у Валл'Иолета раздражённая мысль.
   Он выглянул из-за спинки кресла - в полутьму зала управления входила механик - Элл'Исса, насколько он запомнил её имя.
   - Извините, господин капитан. Вы приказали заступить на вахту после окончания погрузки. - Произнесла девушка, направляясь к свободному креслу.
   Молча проводив её взглядом до кресла и дождавшись, когда она усядется, Валл'Иолет повернулся к пульту управления и ткнул пальцем в угол экрана терминала. Со вспыхнувшего на экране терминала изображения на него смотрело лицо офицера космического флота - диспетчера космодрома.
   - Капитан Валл'Иолет. - Представился Валл'Иолет. - Тридцать второй просит старт.
   - Старт разрешён. Триста семьдесят вертикально, восьмая орбита. Возвращайся! - Буквально скороговоркой выпалил диспетчер и его изображение исчезло, не удосужившись выслушать обязательное подтверждение капитана.
   Негромко хмыкнув, неуставной торопливости диспетчера, Валл'Иолет начал тыкать указательным пальцем в клавиши пульта управления: Раздались шорохи закрываемой двери и выползающих панелей управления, свет в зале управления полностью погас и экран терминала расцветился рядами индикаторных полей. Весспер вздрогнул, будто проснулся. Валл'Иолет положил руки на панели управления и здание космопорта медленно, будто нехотя, поползло вниз.
   Над пультом управления метнулась рука и по экрану терминала побежали ряды знаков. От неожиданности руки Валл'Иолета дрогнули и весспер подпрыгнул, будто налетел на кочку.
   - Ещё раз так сделаешь... - Не разжимая зубов заговорил он. - Оторву руку, а тебя выброшу за борт.
   - Я должна видеть работу систем корабля. Это моя обязанность. - Пришёл ответ.
   - Твоя обязанность: сидеть прижавшись к спинке кресла и не шевелиться. - Процедил Валл'Иолет, медленно двигая акселератор вперёд, увеличивая скорость весспера. - Видимо ты не поняла моего предстартового инструктажа. Повторяю последний раз, буквально, по слогам. - Грубо заговорил он. - Мне, разрешено всё; вам - всё остальное; значит - ничего. Я, понятно сказал?
   Ответа не было.
   - Не слышу? - Валл'Иолет повысил голос.
   - Понятно, господин капитан. - Негромким голосом заговорила механик. - Но, согласно инструкции, которую в меня вдолбили в управлении космофлота: у меня тоже есть обязанности, которые я должна выполнять. Иначе, моё присутствие здесь, теряет всякий смысл.
   - Возможно, так и есть.
   В зале управления наступило молчание. Валл'Иолет бросил быстрый взгляд в сторону механика - она сидела уставившись в экран терминала, по которому продолжали бежать какие-то бесконечные ряды знаков.
   Выведя весспер на указанную диспетчером орбиту, Валл'Иолет осмотрелся - никаких кораблей поблизости экран спор не показывал, отображались несколько зелёных точек, но идентифицированные ими корабли находились очень далеко.
   Или "Спирай" ещё не стартовал или неизвестно где. И как это узнать? Всплыли у Валл'Иолета раздражённые мысли. Я даже его идентификатора не знаю. Может она знает? Он бросил ещё один быстрый взгляд в сторону механика - девушка продолжала сидеть в неизменной позе, будто окаменев. Хаара! Навряд ли она что-то теперь скажет. Валл'Иолет вновь окинул взглядом экран спор, но никаких зелёных точек, идентифицирующих разведывательный корабль по-прежнему не отображалось. Буду ждать здесь. Решил он. Космодром подо мной и навряд ли он будет петлять прямо со старта.
   Валл'Иолет пустил весспер в синхронный ход с космодромом и повернул голову в сторону механика.
   - Если не ошибаюсь - Элл'Исса. - Заговорил он. - И каким же ветром тебя занесло на весспер? У меня большие сомнения, что ты и Терр'Итора конструировали этот корабль.
   Девушка вздрогнула - будто вышла из забытья и повернула голову к Валл'Иолету. В темноте хорошо просматривались её светящиеся жёлтые ободки зрачков, выдавая её негодование.
   Валл'Иолет высвободил свое поле и осторожно коснулся им головы Элл'Иссы. Его поле ткнулось не в привычное сплетение информационных полей, с которыми он неизменно сталкивался при проникновении в мозг других толлонов, а в пустоту, которая тут же ощетинилась, будто выросшими ниоткуда иглами. Это была ответная реакция психотронного поля на попытку проникновения. Психотронное поле девушки оказалось небольшим, но каким-то всклокоченным и неспокойным, видимо, подтверждая её состояние.
   Пожалуй, если бы у неё был шип, как у тарка, то наверняка бы, сейчас воткнула его в меня. Всплыла у Валл'Иолета саркастическая мысль. Интересно, она почувствовала мою атаку?
   Но это так и осталось вопросом, так как девушка никак больше не отреагировала. Не желая причинять ей боль, Валл'Иолет вернул свое поле.
   - Нас направили после окончания академии. - С твёрдостью, и даже с какой-то гордостью, произнесла Элл'Исса.
   - И ты, действительно, знакома с механикой весспера?
   - У вас есть сомнения?
   - Есть. - Валл'Иолет утвердительно кивнул головой.
   - Это ваше право. - В голосе Элл'Иссы скользнула нескрываемая усмешка.
   В зале управления наступила длительная тишина. Валл'Иолет молча смотрел в экран спор, будто забыв о своём необычном механике. Он, вдруг, пустился в размышления о превратностях судьбы, которая, то была жестока с ним, поворачиваясь спиной, то, вдруг, поворачивалась лицом и начинала мило улыбаться. То, вдруг, казалось, что жизнь его закончилась и он лишь плыл по её течению к своей последней гавани, не в состоянии хотя бы как-то замедлить её бег и казалось бы за что, за то, что он честно и добросовестно выполнил свой долг, даже не успев осознать, что это мог быть последний миг его жизни. То, вдруг, лишь одной судьбе известным причинам, течение реки его жизни повернуло вспять и помчало его в другом направлении, к свету и теплу и то, о чём он вчера лишь только мечтал с грустью, сегодня улыбается ему милой и приветливой улыбкой.
   Глубоко и шумно вздохнув, Валл'Иолет вышел из раздумий и окинул взглядом экран спор - никаких особенных изменений на нём не произошло, если не считать изменения положения некоторых зелёных точек, но опять же, среди них не было той точки, которую бы он смог идентифицировать с большим разведывательным кораблём. Он бросил взгляд на цифры хронометра - шёл уже четвёртый час с момента выхода весспера на орбиту.
   Может стоит поискать его? Замелькали у Валл'Иолета раздражённые мысли. Хаара! Что за секретность, совершенно не к месту. Может он уже давно в пространстве? Пожалуй, обернусь разок. Если не увижу, попытаюсь связаться с диспетчером космодрома.
   Он положил руки на панели управления и двинул акселератор вперёд - бег звёзд на экране спор ускорился, весспер быстро заскользил по орбите над Толлоной.
   Валл'Иолет напряжённым взглядом всматривался в появляющиеся на экране спор из-за планеты в характеристические показатели новых, знакомых и нет реестру весспера, зелёных точек, но ни одна из точек не вписывалась в предполагаемые им характеристики, могущие принадлежать огромному космическому кораблю. Весспер вошёл в тень планеты. Прошло ещё некоторое время и взгляд Валл'Иолета замер на неторопливо скользящей по экрану спор снизу вверх зелёной точке. Характеристические показатели точки впечатляли. Несомненно, это был огромный корабль. Но кроме скоростных показателей, направления и предполагаемой массы, никакой другой информации о корабле не отображалось, что говорило, что информационной базе весспера этот корабль не был знаком. Это оказалось для Валл'Иолета полной неожиданностью. Он пытался вспомнить что-либо об этом разведывательном корабле, но, вдруг, осознал, что тоже о нём ничего не знает. Он повернул голову в сторону Элл'Иссы.
   - Что тебе известно о "Спирай"? Когда он был построен?
   - Около полугода назад. Он задумывался, как колониальный корабль, но затем его, почему-то, отнесли к классу разведывательных. Причин я не знаю. - Произнесла девушка монотонным, будто она говорящий механизм, голосом.
   - Колониальный?
   Валл'Иолет отвернулся от механика и вновь уставился в растущую в размерах зелёную точку.
   Корабль, идентифицированный этой точкой поднимался медленно, будто неся непосильную поклажу, еле переставлял ноги и прошло немало томительных минут, прежде, чем он из зелёной точки превратился в серую, а затем разросся в подобие огромного неправильного овала с заострённой узкой стороной, со свергающими гирляндами огней по периметру.
   Валл'Иолет насчитал четыре ряда гирлянд и выходило, что корабль имел не менее четырёх уровней. Валл'Иолет знал, практически, все разведывательные корабли цивилизации, но этот видел впервые, отчего он ему и не был знаком.
   Вспыхнувшая над пультом управления голограмма, застала его врасплох и видимо, поняв это, смотревший с голограммы старший офицер космического флота, усмехнулся.
   - Капитан "Спирай" Шер'Данн. - Представился офицер из голограммы, кивнув головой в приветствии.
   - Капитан тридцать второго весспера Валл'Иолет. - Назвал себя после некоторой паузы, Валл'Иолет, то же приветствуя капитана "Спирай" кивком головы. - Мне приказано сопровождать "Спирай". Я хотел бы знать время старта и пространственный вектор.
   - Мы уже стартовали капитан, а с вектором определимся, когда выйдем из системы Ураны. А сейчас, просто, держись за мной. - Голограмма погасла.
   "Спирай" медленно повернулся и Валл'Иолет увидел огромную дюзу разведывательного корабля наливающуюся синим цветом. Дюза начала отдаляться и поняв, что "Спирай" направился по одному ему известному маршруту, Валл'Иолет резко двинул акселератор вперёд.
  

6

  
  
   Гниз Вескари, состроив гримасу недовольства на своём упитанном лице, злым взглядом покруглевших глаз, смотрел на врезку пространственного терма перед собой, где отображалось испуганное лицо капитана дифферента.
   - Ты испугался, имея двукратное превосходство. Ты недостоин касты капитанов. Убирайся! - Прошипел Гниз Вескари последнюю фразу.
   Изображение с врезки исчезло. Гниз Вескари ткнул своим толстым пальцем в несколько клавиш на пульте перед собой и во врезке появилось ещё одно изображение крокана, в форме капитана космического флота.
   - Ты назначаешься командиром соединения. - Заговорил Гниз Вескари без всяких предисловий. - Твоя задача уничтожить все корабли толлонов в околопланетном пространстве Роззы. Розза наша и присутствие около неё любых кораблей других цивилизаций не допускается. Уничтожь их все. Выполняй!
   - Будет исполнено, гард адмирал! - Новоназначенный командир соединения боевых космических кораблей кроканов кивнул головой и его изображение исчезло.
   Гниз Вескари ткнул в ещё несколько клавиш на пульте перед собой - во врезке появилось изображение одного из старпов, его непосредственного заместителя в штабе флота.
   - Посмотри, какое соединение можно дополнительно отправить к Роззе. Чувствую, они обделаются там по полной. Возглавишь сам. И без сантиментов. Тотальная жесть.
   - Будет исполнено! - Старп резко кивнул головой и его изображение исчезло.
   Исчезла и врезка, будто старп унёс её с собой.
   Гниз Вескари шумно и протяжно выдохнув, откинулся в кресле и уставился в пространственный терм, развёрнутый на всю стену его адмиральской каюты, испещрённый зелёными точками дифферентов. Их было столь много, что казалось звёзды исчезли, а их место заняли военные корабли цивилизации кроканов. Наконец-то сбылось желание его адмиральской жизни - он вёл военный флот цивилизации Кроканы к Толлоне, чтобы уничтожить эту цивилизацию чистоплюев. Полностью. Не оставив от них, даже, воспоминаний.
  

***

  
   Гниз Вескари торопился. Ему было уже под пятьдесят - большая часть разумной жизни уже прожита, а его мечта ещё не исполнилась: он хотел быть Хранителем цивилизации кроканов, Великим Хранителем, чтобы о нём помнило не только нынешнее поколение, а и все следующие. Все, до единого. А для этого нужно совершить великое деяние, чтобы оно ярчайшим бриллиантом сверкало во всем последующем течении времени цивилизации кроканов. И это деяние он видел в тотальном уничтожении цивилизации толлонов. А потом... Нынешний Хранитель уже стар, Председатель - тоже, а в его руках огромный флот боевых космических кораблей и после уничтожения толлонской цивилизации уже никому, ничего доказывать не нужно будет.
   К тому же, он заметил одну особенность своего тела - чем больше он находился в пространстве, тем медленнее старел его организм и потому последние годы, он, буквально, жил в пространстве. Семьи у него не было и потому неудобств этот способ жизни никому, кроме экипажа флагманского дифферента не доставлял. Никому об этой подмеченной им особенности своего организма он не рассказывал, надеясь с приходом вожделенных времён, воплотить эту особенность в благо для себя. Конечно, управлять цивилизацией из пространства будет достаточно беспокойно для него и наруку его недругам, но у него есть космический флот, как наглядное пособие по усмирению непокорной цивилизации, которое он, без колебаний, продемонстрирует своим недругам.
   Чтобы было, что демонстрировать - все свои, более, чем двадцать лет адмиральства он строил, строил и строил боевые космические корабли: дифференты, тангары, верши - кораблей для выполнения специфических задач. Взяв строительство космических кораблей под своё непосредственное руководство, не доверяя никому, лишь себе. Всех кораблей было построено более ста восьмидесяти и теперь боевой космический флот под руководством Гниза Вескари составлял двести тридцать единиц, двести которых сейчас, в едином порыве, двигались в сторону планетной системы цивилизации толлонов.
  

***

  
   - Гард адмирал! - Негромкий голос вывел Гниза Вескари из размышлений и заставил поднять взгляд на пространственный терм, развёрнутый во всю стену адмиральской каюты флагманского дифферента космического флота кроканов - с экранной врезки на него смотрел адъютант. - Командир Гос Седб. - Адъютант склонил голову.
   - Пусть говорит. - Резким, недовольным голосом произнёс Гниз Вескари.
   Изображение мигнуло и во врезке появилось другое лицо, уже старого крокана, с лицом испещрённым глубокими морщинами.
   - Рад, масса адмирал. - Лицо крокана ушло вниз и во врезке появился его безволосый затылок.
   - Что? Говори! - Проскрежетал Гниз Вескари.
   - Станция смонтирована, масса адмирал. - Крокан поднял голову. - Есть все основания утверждать - они не знают о нас.
   - Никаких оснований. - Заскрипел Гниз Вескари едва разжимая зубы. - Или - да, или - нет.
   - Да, масса адмирал. - Во врезке вновь появился затылок Гос Седба. - Они не знают.
   Ничего больше не сказав, Гниз Вескари опустил руку и нажал на клавишу под подлокотником кресла - изображение во врезке вновь мигнуло и в ней опять появилось лицо адъютанта.
   - Госсе Блада. - Произнёс адмирал.
   Врезка опустела. Гниз Вескари нервно забарабанил по подлокотникам, по его скулам заходили желваки.
   Наконец во врезке появилось лицо ещё одного крокана. Крокан был достаточно молод и его лицо совершенно не имело морщин. Видимо крокан находился достаточно далеко от своего экрана и потому его лицо занимало не всю врезку и по одежде было видно, что он является старшим офицером.
   Это был начальник штаба космического флота кроканов - Госсе Блад, ставленник недавно умершего Председателя Лой Воссари, которого тот сделал начальником штаба флота против желания Гниза Вескари. Он был гораздо моложе адмирала и все уже поговаривали, что Председатель готовит замену, ставшему не в меру строптивому, Гнизу Вескари, но Председатель был стар и не мог жить вечно. Гниз Вескари уже вознамерился убрать Госсе Блада из флота, но тот оказался, достаточно толковым офицером, да и спесь, после смерти Председателя с него, как-то, сошла и Гниз Вескари, против своего желания, сработался с ним, так как напрямую с ним контактировал очень редко, а все его приказы, получаемые через адъютанта, начальник штаба исполнял беспрекословно.
   - Контроль установлен. - Заговорил Гниз Вескари спокойным, расслабленным голосом, будто и не был только что резок и нервнен, опережая приветствие начальника штаба. - Берёшь шестую и восьмую эскадру и к Толлоне. Задачу ты знаешь.
   - Будет исполнено, гросс адмирал. - Госсе Блад склонил голову.
   Гниз Вескари ткнул в клавишу под подлокотником, прерывая связь и уставился в пространственный терм.
   Прошло совсем немного времени и внушительный рой зелёных точек, отделился от зелёного поля космического флота и уйдя в сторону, начал медленно удаляться.
   Губы Гниза Вескари вытянулись в усмешке: его терпение скоро будет вознаграждено - оттуда, куда направился Госсе Блад с двумя эскадрами, он, навряд ли уже вернётся живым.
  

***

  
   Адмиральский путь Гниза Вескари оказался совсем не гладким и если бы не железная рука Председателя Лой Воссари на шее Роты, то он не продержался бы в этой должности и года.
   Номинально, Председатель был вторым лицом цивилизации и отвечал за исполнение законов и указов, которые принимала Рота, а первым лицом был Ротар - глава Роты, но Лой Воссари смог протолкнуть на эту должность, пожалуй, одного из самых порочных ротов и сразу же после избрания взял его в свои крепкие объятия, фактически, погрузив его в разврат и празднества, а сам занялся управлением цивилизацией по своему разумению, собрав вокруг себя самых реакционных и коррумпированных ротов, готовых за своё кресло перегрызть горло кому угодно и не гнушающихся никакими средствами для этого. Остальная часть Роты, со страхом в глазах, лишь молча прикладывала свой большой палец к терминалу при голосовании. Хранитель был особым лицом цивилизации - хранителем традиций. Его почитали, боялись, уважали, но как таковой, власти он не имел. Если Хранителем был волевой и деспотичный крокан, то он, обычно, и становился первым лицом цивилизации, но сейчас Хранитель был уже очень стар и фактически, отошедший от дел. Он был несменяем и исполнял эту должность до последнего своего вздоха. И потому, уже долгое время Лой Воссари, фактически, был всем. Но со временем его железная хватка начала ослабевать и в его окружении появились роты, не прочь сами занять, как кресло Ротара, так и пост Председателя и потому, удачно найденный, свой адмирал с могущественным космическим флотом был превосходным аргументом у Лой Воссари в борьбе за удержание власти.
   Первый год службы для Гниза Вескари был, пожалуй, самым трудным и чрезвычайно опасным. На него было организовано два покушения, а уж сколько раз его пытались купить, он, пожалуй и сказать бы не смог. Предложения были, одно заманчивее другого, но Гниз Вескари каким-то неведомым ему чутьём понимал, что лишь поддержка его Лой Воссари, обеспечит ему будущее и потому, неизменно, докладывал Председателю о всех его недругах. Лой Воссари не церемонился со своими потенциальными врагами: или обирал их, заставляя рота платить огромные суммы за своё членство в Роте или же, если это оказывался хорезматичный рот, расправлялся с ним физически, используя для этой цели, чаще всего, своего протеже - Гниза Вескари. Так они оказались связаны незримой криминальной нитью и уже ни один из них не смог бы её оборвать, без самых тяжких последствий для себя.
   Когда же Гниз Вескари смог разобраться в хитросплетениях борьбы во властных структурах цивилизации и понял, что Председатель, без поддержки его флота уже не сможет удержаться в своём кресле, буквально, обнаглел и уже сам начал диктовать Лой Воссари свои желания в том или ином случае, чем не раз вызывал гнев с его стороны. В конце-концов, Лой Воссари поняв, что Гниз Вескари, практически, потерял управляемость и представляет весомую угрозу его власти, вознамерился заменить его, но Гниз Вескари уже был окружён верными ему офицерами флота и был заручён поддержкой многих ротов, из числа тайных противников Лой Воссари и на все попытки Председателя сместить его нелегальным способом, предпринимал такие эффективные меры, что Лой Воссари сам не раз, едва удерживался наплаву. Они всё дальше и дальше отдалялись друг от друга. Единственное, что их как-то продолжало объединять - животная ненависть к цивилизации толлонов, которую они готовы были задушить даже своими собственными руками, лишь бы она навсегда исчезла с галактического лица.
   И вот Лой Воссари не стало, несмотря на все усилия лучших медицинских светил цивилизации. Верные Гнизу Вескари роты предложили ему занять кресло или Ротара или Председателя, но Гниз Вескари, уже понявший, что пространство очень положительно влияет на жизненные функции его организма, наотрез отказался. Да, собственно, ему это уже не было нужно - его боялись все и вся в цивилизации и безо всяких задержек предоставляли все необходимые ресурсы для жизнеобеспечения его флота. Он стал сродни Ампу - могущественному мифическому существу обитающему в далёком пространстве и вершащему судьбы кроканов. Но всё же, он втайне мечтал стать Хранителем. Но Хранитель избирался лишь всенародным референдумом и устрашения тут, не всегда помогали. Тем более, у него, пока, ещё не было того весомого аргумента, который бы затмил всех других недоносков, пытающихся занять трон Хранителя.
   Гниз Вескари с ещё большим энтузиазмом взялся за осуществление плана по уничтожению чужой цивилизации. Все ресурсы цивилизации кроканов были брошены на строительство дифферентов, тангаров и верш или по другому - поджигателей, представляющих собой огромный приплюснутый цилиндр, заполняемый специальной, очень активной горючей жидкостью для выжигания органической составляющей поверхностей планет. В жидкость добавили радиоактивный компонент и получилось настоящее чудовище для уничтожения всего живого. Испытания смеси провели на одном из зелёных спутников своей планетной системы - за несколько дней из зелёного, он превратился в чёрный безжизненный уголь. Температура была такая, что выгорела вся органика в почве на глубину до трёх десятков метров. Кислорода в атмосфере осталось не более трети. Не спасали ни подвалы ни убежища. За десять последующих лет на нём не появилось ни единого зелёного росточка. Единственным недостатком жидкости была водобоязнь: молекулы горючей смеси активно присоединяли водород и она распадалась на почти нейтральные компоненты. Все попытки кроканов решить эту проблему ни к чему не привели: даже массовые репрессии среди учёных не помогли и когда нависла угроза, что и этого достижения Гниз Вескари может лишиться по причине образовавшихся брешей в научных рядах, тогда было решено - водные океаны Толлоны не обрабатывать ею. Тем более, насколько кроканы знали - в океанах Толлоны, животный и растительный мир был очень беден.
   Для ускорения строительства космического флота были модернизированы и вессперы: из них было удалено, по мнению Гниза Вескари, всё лишнее.
   - Комфорт расслабляет воинов. Те экипажи, которые считают корабль отелем, флоту не нужны. - Заявил он перед строем служащих космофлота и все молча опустили головы, ещё больше развязав руки адмиралу.
   Вещества массы не хватало, а надежда на захват грузовиков толлонов не оправдалась - было захвачено всего лишь два драффта, один же открыл свои люки и криил оказался в пространстве. К тому же Толлоны начали сопровождать свои грузовики и Гниз Вескари, потеряв при одной из попыток захвата в противоборстве с парой вессперов три дифферента, решил больше не рисковать своими боевыми кораблями. Не удалось сорвать и работу обогатительной фабрики толлонов на Роззе: мелкие диверсии большого эффекта не давали, а крупные не проходили, так как толлоны стали её тщательно охранять.
   Тогда Гниз Вескари и принялся за основательную модернизацию дифферентов. Экипаж дифферента был сокращён с шести человек до трёх, что уменьшило груз жизнеобеспечения, а значит уменьшился вес корабля. В модуле управления стало свободнее и Гниз Вескари приказал уменьшить его размеры: из четырёх палуб были оставлены две, что ещё уменьшило вес дифферента и тогда было решено силовую установку корабля сделать менее мощной. Уменьшение мощности конверторов повлекло уменьшение его размеров, в крыльях стало свободно и они тоже были уменьшены: двухсотметровый корабль трансформировался в стапятидесяти метровый. Но модернизация не была просчитана должным образом, так как велась она не по расчётам ученых, а по указаниям адмирала и силовая установка была урезана слишком основательно, что заметно снизило и скорость дифферента и мощь его лазерных пушек, хотя корабль, из-за уменьшения массы, стал более вертлявым. Гниз Вескари был взбешён результатом, как ему казалось изначально, превосходной модернизации, но после некоторых раздумий восстанавливать прежние характеристики дифферентов не стал, так как высвободившие ресурсы позволяли увеличить количество боевых кораблей, что и перевесило его решение. Единственное, что решено было сделать - вместо двух лазерных пушек, на новых дифферентах установить четыре.
   На создание космического флота было израсходовано огромное количество ресурсов планеты, все, и без того скудные, социальные программы были свёрнуты - цивилизация, практически, оказалась ввергнута в нищету и хаос. Связь между Кроканой и её одной колонией была утрачена, но это не останавливало Гниза Вескари: он брал от цивилизации, что хотел и сколько хотел.
   И вот сейчас всё, что было создано, под его непосредственным руководством, двигалось в сторону толлонской цивилизации.
   Путь предстоял долгий...
  
  

7

  
  
   Прошёл почти год монотонного хода кортежа из разведывательного корабля и весспера. Валл'Иолет уже сжился со своим необычным экипажем и вахту в паре с механиком выстаивал вполне терпеливо.
   Вторая пара: Сор'Аттар и Терр'Итора, фактически, стали настоящей семейной парой и практически, не расставались. Валл'Иолет некоторое время чувствовал повышенное к себе внимание Элл'Иссы, как он понял, затем девушки и были направлены в его экипаж, чтобы образовать пары, но отнёсся к её вниманию абсолютно равнодушно, хотя не раз видел её покрасневшие ободки глаз, указывающие, что она давала волю своим чувствам, но, в конце-концов, краснота её глаз исчезла, видимо она смирилась со своей участью и оставила его в покое, лишь вовремя приходя на вахту и тут же покидая её, по истечении времени дежурства, вне вахты стараясь не встречаться с ним. Валл'Иолет даже предложил ей свободное посещение вахты, но Элл'Исса, коротким - "нет", отвергла его предложение, терпеливо вынося свои тягости дежурства. Валл'Иолет не запрещал теперь ей следить за состоянием агрегатов весспера по экрану терминала, но когда он был ему нужен, бесцеремонно убирал с него, мешающую ему информацию.
   "Спирай" оказался не таким резвым кораблём, каким его представил адмирал и дальше скорости в девять, с небольшим хвостиком, лью не продвинулся, хотя Шер'Данн изначально утверждал, что его проектная скорость не ниже двенадцати, так как его движитель оснащен такими же спиральными волноводами, как и тридцать второй весспер, но впоследствии он сослался на то, что корабль недобирает скорость по причине своей перегруженности. Шер'Данн так же запретил Валл'Иолету выбрасывать пустые контейнеры, мотивируя тем, что при основании колонии на планете они будут прекрасным строительным материалом.
   Куда они идут, Шер'Данн так и не сказал, сославшись, что научный сектор экспедиции, всё ещё не решил окончательно, к какой первой планете они направятся, но так как путь был не близок и по времени должен был составить не менее десяти лет, то он приказал Валл'Иолету, просто идти следом, контролируя пространство и не досаждая бессмысленными вопросами.
   Все попытки Валл'Иолета выпихнуть женскую половину экипажа весспера на "Спирай", тоже не возымели успеха: Шер'Данн провел ребром ладони себе по шее, произнеся с гримасой раздражения
   - У меня и так все на плечах друг у друга сидят. Сам бы, с удовольствием, тебе с десяток отправил.
   - Тогда давай махнёмся. - Валл'Иолет широко улыбнулся. - Я тебе свою женскую половину, ты мне мужчин.
   - Ты в своём уме. - Шер'Данн постучал себя по лбу. - Экипаж тщательно сбалансирован. Полгода, перед стартом, притирались друг к другу. А новые личности, неизменно, создадут какие-то новые связи, которые приведут к ненужным разногласиям и недовольствам. Нет уж... - Он категорично мотнул головой. - Сам со своими разбирайся.
   Связываться с Толлоной Валл'Иолету было категорически запрещено. Да и сам "Спирай" работал в режиме приёма, лишь один раз в десять дней отправляя короткие шифрованные отчёты о пройденном пути.
   Иногда со "Спирай" передавали сообщения и для экипажа тридцать второго весспера: в основном это была информация от родственников. Ир'Инна прислала своё сообщение всего лишь один раз - это была просто голограмма с её изображением на фоне усадьбы. Валл'Иолет, как ни думал, так и не смог придумать приемлемого ответа, что могла означать эта фотография, так как Ир'Инна до сих пор, категорически отказывала ему в своём фото. Единственное, до чего он додумался: у неё всё в порядке. Эта голограмма теперь стояла на столе в его каюте. Со своей стороны, он отправил ей тоже всего лишь одно короткое письмо со словами - "Я вернусь".
   Чтобы как-то разнообразить свой путь, Валл'Иолет начал не просто идти за "Спирай", а принимался или ходить вокруг него огромными кругами, или уходил далеко вперёд на один-два дня пути, вызывая негодование Шер'Данна и затем, снижая скорость, дожидался подхода разведчика, но всегда тщательно и неукоснительно контролируя безопасность пространства.
  

***

  
   Хаара! Красивое лицо Валл'Иолета исказилось гримасой недовольства, когда зелёная точка "Спирай", вдруг, исчезла с купола спор. Что-то я увлёкся, как бы не потерять. Он чуть двинул акселератор назад, снижая скорость.
   Подождав некоторое время и так не дождавшись появления на экране спор зелёной точки разведчика, ещё сдвинул акселератор назад, но отклик от разведывательного корабля так и не появился. Его рука в очередной раз легла на акселератор, но тут же сползла с него.
   Медленнее нельзя, догонять долго. Ещё хуже, чем убегать. Шер'Данн не будет ждать. Скользнули у него досадные мысли.
   Он принялся крутить головой, осматривая купол, надеясь, что просто дезориентировался и потому потерял точку разведчика из вида, но её, действительно, нигде не наблюдалось.
   Со "Спирай" никакого сообщения не приходило: на разведчике уже привыкли к подобным выходкам капитана весспера, да и его сканер пространственного обзора был гораздо мощнее и весспер всегда контролировался.
   Видимо почувствовав беспокойство капитана Элл'Исса молча заёрзала по креслу, но Валл'Иолет решил не высказывать своей обеспокоенности и тоже молчал.
   В очередной раз пробежав взглядом по куполу, он, вдруг, увидел бледную зелёную точку несколько в стороне от предполагаемого им нахождения "Спирай". Брови Валл'Иолета поднялись чуть ли не до ежика волос на голове.
   Хаара! Я потерял ориентацию? Замелькали у него тревожные мысли. Но это же невозможно. Я не менял курс. Что же тогда? Сбой и система ориентации увела весспер в сторону? Но я бы понял это. Но на такой скорости достаточно доли секунды, чтобы уйти неизвестно куда. Теперь уже бессмысленно скрывать это от Элл'Иссы.
   - Ты своим бестолковым контролем, сбила систему ориентации? - Грубым, явно, недовольным голосом, произнёс он. - Оставь терминал в покое.
   - Сбоя не было. - Пришёл бесстрастный ответ механика.
   - Как не было? - Валл'Иолет повысил голос. - Нас увело от курса более чем на пятьдесят градусов. Посмотри... - Он вытянул руку в направлении на отображаемую зелёную точку и будто окаменел.
   Только сейчас до него дошло, что; во-первых - пространственно-скоростные показатели точки были совершенно другими, нежели те, которые неизменно отображались рядом с точкой разведывательного корабля; во-вторых - отображалось не название корабля, а его идентификационный номер "106", который мог принадлежать лишь драффту; в-третьих - зелёная точка имела какой-то, нехарактерный, красноватый оттенок.
   Хаара! Куда его несёт? К нам в компанию? Он что, решил, что на "Спирай" есть обогатительная фабрика. Бред какой-то. В недоумении Валл'Иолет поднял плечи. А может я чего-то не знаю? Может на "Спирай" есть, если не фабрика, то какая-то установка по обогащению криила? Тогда выходит капитан драффта знает наш вектор и идёт на соединение с нами. Но если Шер'Данн утверждает, что сам не знает вектор, то откуда его знает капитан драффта. А если ему Шер'Данн сообщил текущий вектор? Мы ведь, практически не меняли его. Но у него скорость ниже восьми и теперь мы уж мы точно будем ползти, как дохляки. Но зачем разведчикам эта головная боль? Сколько можно получить из криила привезённого драффтом вещества массы? Пару контейнеров, не больше. Да и на обогащение требуется огромное количество энергии. Хватит её у разведчика? Гораздо же проще было взять лишние контейнеры с Толлоны. Или, хотя бы, набить ими тот же драффт и отправить вместе с нами. Никакой логики. Даже с самой больной головой такого не придумать. Хаара! Чего-то я не понимаю.
   Валл'Иолет подался к экрану терминала и ткнув в него несколько раз пальцем, вызвал панель связи и найдя идентификатор сто шестого драффта, активировал его - по вспыхнувшей над пультом управления голограмме пробежали какие-то неясные тени лиц и голограмма погасла.
   Что за ерунда? Валл'Иолет поднял брови. Его спор не достает? Но ведь адмирал же говорил, что станции связи драффтов заменили на самые современные.
   Валл'Иолет опять ткнул пальцем в клавишу вызова сто шестого драффта, но теперь голограмма вспыхнула на ещё более короткое время, практически, лишь мигнув.
   Непонятно. Валл'Иолет состроил гримасу. Если голограмма появляется, значит его пространственный сканер видит меня. Но что тогда, неисправен? Что это за красноватый ореол вокруг него? А если он потому и здесь, что заблудился? Вдруг, всплыла у Валл'Иолета тревожная мысль. Нет связи, потерял ориентацию и ползёт теперь куда попало. Он посмотрел в предполагаемую сторону, нахождения "Спирай", но его точки всё ещё не отображалось на куполе. Если "Спирай" не видно, значит до него более двух дней пути. Хаара! Угораздило же! Состроив гримасу, Валл'Иолет покрутил головой. Если верить показаниям - до драффта менее суток. Но почему весспер его только что увидел? Он что, шёл под полем скрытия? А теперь - понял, что заблудился и снял? Но я никогда не слышал, чтобы они оснащались такими полями. Или чего-то не знаю? Хаара! Сбегать? Может у него действительно проблемы и ему требуется помощь? Шер'Данн будет недоволен. Ну и пусть. Я успею вернуться. Он повернул голову к механику.
   - Там наш драффт. - Валл'Иолет выставил палец в направлении отображаемой зелёной точки на куполе. - Как-то странно он себя ведёт. Такое впечатление, что у него серьёзные проблемы. Пока "Спирай" не подошёл, сбегаем узнаем.
   - Это невозможно. Мы не можем нарушить приказ. - Пришёл ответ Элл'Иссы.
   - Мы успеем вернуться.
   Валл'Иолет двинул акселератор вперёд, увеличивая скорость и наклонил панели управления - описав дугу в пространстве, боевой корабль толлонов, круто изменив курс, помчался навстречу проблемному грузовому кораблю своей цивилизации...
   Прошло несколько часов бега. Скорость весспера подошла к девяти лью, но дальше увеличивать её Валл'Иолет не решался. Он периодически вызывал драффт, но неизменно получал лишь, на мгновение, вспыхивающую голограмму. Зелёная точка, которая теперь отображалась в центре экрана спор, подросла и красный ореол вокруг неё начал как-то странно расползаться в стороны, будто у зелёной точки отрастали красные уши. Сердце Валл'Иолета дрогнуло, от закравшегося подозрения. Будто подтверждая его тревогу, красные уши драффта, вдруг резко отпрыгнули от него, превратившись в самостоятельные точки и на вспыхнувших рядом с ними информационных ярлычках побежали цифры, показывая, что красные точки, резко увеличили свою скорость и начали приближаться к вессперу быстрее точки зелёной. Лицо Валл'Иолета исказилось гримасой досады - его подозрение подтвердилось - это были дифференты кроканов.
   Вот оно что. Замелькали у него мысли. Они сопровождают захваченный драффт. Потому и проблемы со связью. Интересно они сами ведут драффт или экипаж заставили? Хаара! Двое. Боятся по одному. Главное не дать зайти с двух сторон. Если драффт модернизирован, то от него лучше держаться подальше. Если его ведут кроканы, непременно откроют огонь. Значит нужно увести дифференты от него. Что ж, поиграем, посмотрим у кого нервы крепче и техника круче.
   Валл'Иолет ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления и повернул голову в сторону Эл'Иссы.
   - Найди вторую пару. Передай, чтобы сидели по каютам и привязались к креслам. Покувыркаемся.
   - Для этого есть линия связи. Я не имею права покидать вахту. - Раздался недовольный голос девушки.
   - Я их не могу найти. - Валл'Иолет вновь постучал по той же клавише.
   - Я...
   - Это приказ! - Повысив голос произнёс Валл'Иолет. - За неисполнение приказа, я, как капитан, имею право отстранить тебя от службы и направить под домашний арест до возвращения из рейса. Ты этого хочешь?
   Ничего не сказав, Элл'Исса поднялась и направилась из зала управления.
   Едва за ней закрылась дверь, Валл'Иолет тут же вызвал на терминале экран управления дверью зала управления и заблокировал её, выведя на экран информацию с камеры, стоящей над дверью в коридоре.
   Прошло совсем немного времени и Элл'Исса, у Валл'Иолета сложилось впечатление, что она прометнулась по кораблю, подобно молнии, уже стояла перед дверью зала управления, хлопая ладонью по пластинке идентификации, но дверь для неё оставалась безмолвной. Наконец, видимо, поняв, что произошло, она опустила руку - её лицо приняло одновременно и глупое и гневное выражение, жёлтые ободки зрачков глаз вспыхнули.
   - Я приказал сидеть всем в каютах, привязавшись к креслам. - Стараясь придать голосу твёрдость, громко заговорил Валл'Иолет. - Или приказ капитана для вас уже ничего не значит?
   Элл'Исса заметно вздрогнула и её глаза заметались по сторонам, но, видимо, наконец, осознав произошедшее, повернулась и медленно пошла прочь. Валл'Иолет отключил вывод информации с камеры над дверью: он добился того, чего желал - остался в зале управления один...
   Чем ближе были красные точки, тем больше они отдалялись друг от друга, подтверждая худшее ожидание Валл'Иолета - дифференты пытались зайти с двух сторон. Чтобы не оказаться между ними, он резко сместил весспер влево, стараясь оказаться ближе к одному из них. Дифференты некоторое время шли прежними курсами, но затем, тот, к которому шёл весспер, видимо понял, что оказывается в не совсем выгодном положении и метнулся в сторону, но лишь усугубил своё положение, войдя в слабо контролируемый радиус.
   Красные точки приближались, стремительно превращаясь на экране спор из жирных точек в жирные серые кружочки, однозначно показывающие свою принадлежность к дифферентам кроканов. Валл'Иолет сдвинул акселератор назад и дождавшись, когда скорость снизится до приемлемой величины, вызвал штурвал и взявшись за него, включил защитное поле, активировал оружие, жирные зелёные полосы которого на терминале штурвала показывали, что его накопители энергии максимально заряжены и оно готово выбросить в пространство свои испепеляющие, всё живое и нет, лучи. Скорость весспера была несколько больше скорости атаки. Валл'Иолет намеренно держал её чуть выше оптимальной, надеясь, как на свою реакцию, так и на своё поле, которое выбросил в пространство, в направлении пытающегося увернуться дифферента. Индикаторы захвата цели оружия были ещё чёрными, показывая её недосягаемость.
   Валл'Иолет скосил взгляд на красную кляксу второго дифферента, которая сползала в правую часть экрана, но дифферент был ещё достаточно далеко, он, видимо, решил обойти весспер по широкой дуге, чтобы не попасть под луч выстрела и попытаться оказаться позади.
   Левый дифферент приближался, превращаясь из серого кружочка в зеленоватый серп. Видимо, поняв, что маневр оказался запоздалым, экипаж дифферента развернул корабль носом в сторону весспера и сейчас он скользил как-то неестественно - полубоком. Кончики серпа дифферента горели яркими красными огоньками, недвусмысленно показывая намерение корабля кроканов - атаковать.
   Индикаторы захвата цели на экране спор весспера всё ещё молчали, показывая недосягаемость дифферента. Не приносило никакой информации и поле Валл'Иолета.
   Вдруг, кончики круглых крыльев дифферента ярко вспыхнули и в сторону весспера метнулись два красных луча. Валл'Иолет не успел осознать - это сработали, наконец, датчики захвата цели оружия весспера, или - это, просто, экран спор покраснел от пришедших от дифферента лазерных лучей, но его пальцы дрогнули и вжали клавиши управления выстрелом и в тот же миг два ярких зелёных сгустка, выплюнутые бластерами, умчались прочь.
   Его мозг больно кольнуло. Он тут же вернул свое поле из пространства
   Экран спор порозовел и покрылся густой сетью помех. Валл'Иолет бросил взгляд на цифры хронометра, пытаясь заметить, сколько времени понадобится системе для восстановления.
   - Потеря защиты десять процентов. - Раздался металлический голос из пульта управления.
   - Торопишься гад. Руки трясутся. - Процедил Валл'Иолет, отправляя нелестный отзыв в адрес капитана дифферента, пытаясь сквозь помехи рассмотреть происходящее в пространстве.
   - Защита восстановлена. - Вновь раздался голос из пульта управления.
   - Хм-м! Неплохо! - Удивился Валл'Иолет оперативности восстановления защиты, да и вообще тому, что она способна сама восстанавливаться.
   Экран принял прежний вид и Валл'Иолет увидел большую зелёную кляксу, стремительно разрастающуюся по его центру - дифферент стремительно приближался,
   - Хаара!
   Неужели мимо? Досадная мысль больно кольнула мозг.
   Он скосил взгляд в сторону - красная точка второго дифферента отображалась в той же стороне и он был ещё далеко. Валл'Иолет вернул взгляд в центр экрана.
   - Потеря защиты один процент. - Прозвучало следующее сообщение.
   - Ха-а-а! - Валл'Иолет догадался, что это сдали нервы у капитана второго дифферента и он выстрелил не дождавшись сближения на нужное расстояние.
   - Цель захвачена. - Прозвучало ещё одно сообщение и в тот же момент Валл'Иолет увидел, что овал, принадлежащий спиралоновому излучателю стал ярко белым. Не раздумывая, он вжал клавишу выстрела. Весспер заметно вздрогнул. В центре экрана спор вспыхнула и начала стремительно разрастаться яркая, искрящаяся голубоватая клякса.
   Валл'Иолет отклонил штурвал, уводя весспер в сторону, как от мчащегося на него искрящегося клубка, так и от стремительно приближающегося со стороны, другого дифферента. Несомненно, стрельба на повышенной скорости оказалась возможной и даже эффективной. Весспер второй модели был намного эффективнее своего старшего пращура. Он скосил взгляд на накопители оружия: бластерный излучатель был заряжен, но квадрат его прицела был чёрным; накопители лазерных пушек тоже были заряжены, но их круги лишь чуть розовели, показывая на недосягаемость цели; накопитель спиралонового излучателя был на нуле.
   Голубая клякса на куполе уходила прочь, продолжая сыпать фонтаны искр и было не совсем понятно - выведен дифферент из строя или он ещё может стать дееспособным.
   Может добавить ему? Валл'Иолет вновь скосил взгляд на накопители. Хаара! Но тогда я на какое-то время останусь без дальнодействующего оружия. Всплыла у него тревожная мысль. Смогу я противостоять второму дифференту лишь одними лазерами? Подожду! Если появится угроза с его стороны, тогда и добавлю. Решил он, возвращая взгляд на экран спор.
   Прошло несколько томительных мгновений. Искрящийся голубой шар поблек и вдруг, будто его сдуло каким-то мощным потоком, начал стремительно отдалятся, а в сторону весспера теперь мчался рогатый дифферент с разгорающимися зловещим красным цветом, концами своих полуовальных крыльев.
   По спине Валл'Иолета прошёлся неприятный холодок. Не раздумывая, он вжал клавиши выстрела - закрученные невидимыми магнитными полями зелёные кляксы бластеров метнулись навстречу дифференту. Видимо ушедшая энергия была столь велика, что весспер настолько ощутимо дёрнулся, что не ожидая подобной отдачи, Валл'Иолет едва не выпустил штурвал.
   Но и капитан дифферента тоже не стал ждать оптимального сближения - кончики крыльев корабля кроканов ярко вспыхнули в сторону весспера метнулись два красных луча.
   Отворачивать времени не было. С экрана спор в лицо Валл'Иолету ударил мощный поток красного цвета, заставив его прищуриться, но уже в следующее мгновение сработали светофильтры и экран потемнел.
   - Потеря защиты сорок процентов. - Донёсся металлический голос информационной системы весспера.
   Вдруг экран спор вновь наполнился красным цветом, заставив лицо Валл'Иолета исказиться гримасой недоумения и прищуриться.
   - Потеря защиты сорок пять процентов. - Раздался бесстрастный голос из пульта управления.
   - Хаара!
   Валл'Иолет догадался, что это пришёл выстрел от второго дифферента, капитан которого, видимо, хотя бы как-то, пытался помочь экипажу первого дифферента. Он открыл глаза и бросив быстрый взгляд на штурвал, передвинул регулятор управления светофильтрами в более агрессивную зону - экран спор потемнел и в тот же миг в его центре вырос огромный, извергающий фонтаны искр, голубой шар. Валл'Иолет рванул штурвал влево - весспер задрожал, его ощутимо встряхнуло.
   - Потеря защиты семьдесят процентов. - Раздался бесстрастный голос.
   Хаара! Зацепил! Молнией мелькнули у Валл'Иолета досадная мысль на свою нерасторопность. Но раз цел, значит лишь чуть. Только бы не подставить хвост второму? Появилась у него уже мысль тревоги.
   Экран потемнел. Валл'Иолет прометнулся по нему взглядом: поле сражения теперь было справа от него. Ближний дифферент был окутан плотным голубым ореолом, сквозь который пробивались острые, будто иглы серые струи, несомненно, дыма. Не сворачивая, он мчался прочь. Но вот по ореолу побежали мощные волны, перекрашивая его в розовый цвет и в следующее мгновение в пространстве стремительно вырос огромный красный круг, вырвав у вечности кусочек тьмы и перекрасив его в кровавый цвет.
   Негромко хмыкнув, Валл'Иолет отвёл глаза и скользнул взглядом по экрану - второй дифферент, уже был близко, так как выглядел на экране, как большой серый круг и несомненно, весспер скоро будет, в полной мере, досягаем для его оружия. Драффт был ещё далеко, хотя выглядел уже жирной зелёной кляксой.
   Валл'Иолет бросил взгляд на цифры хронометра - с момента первого выстрела не прошло и полуминуты, а впечатление складывалось о времени боя целого часа. Информационные панели оружия на штурвале показывали, что заряженным был лишь один накопитель импульсных лазеров. Но это было самое короткодействующее оружие из мощных.
   По спине Валл'Иолета скользнул холодок - весспер перед приближающимся дифферентом сейчас был, будто, нагишом.
   - Защита восстановлена на пятьдесят процентов. - Озвучилось сообщение.
   Валл'Иолет ещё больше повернул штурвал, уводя весспер в сторону от зоны взрыва и ещё раз стрельнул взглядом по терминалам оружия штурвала: лазерные пушки были готовы к стрельбе; из дальнодействующих лишь накопление энергии для бластера подходило к середине его емкости; накопитель спиралонового излучателя, практически, был пуст. Он перевёл взгляд на уровень защитного поля - он медленно подползал к шестидесяти процентам.
   А если по другому? Вдруг всплыли у него слова старого конструктора, о возможности направлять в оружейные накопители повышенную мощность.
   Он ткнул несколько раз пальцем в сенсорный экран терминала и вызвал панель распределения мощности конвертора - на зарядку оружия сейчас шло сорок процентов его мощности. Он ещё раз пробежался пальцами по сенсорам терминала и скосив взгляд на индикатор мощности конвертора, резко ткнул в ещё один сенсор - индикатор мощности конвертора резко подпрыгнул и заплясал красной зоне.
   - Хаара! Долго он протянет в красной зоне? Мне бы только одну зарядку. - Прошелестели губы Валл'Иолета. - Ну и жрут же излучатели.
   Он поднял голову и вновь скользнул взглядом по экрану, пытаясь оценить своё положение: драффт еле полз, что показывало, что в бой вступать он не собирается; второй же дифферент стремительно приближался, сверкая в вечности тьмы своими раскалёнными кончиками изогнутых крыльев. Возможно спиралоновый луч и достал бы дифферент, но его накопитель был заряжен едва на четверть, а для бластерного излучателя он был ещё далеко Но как близок был весспер излучателям дифферента, Валл'Иолет мог лишь предполагать, так как толлоны и кроканы своими военными секретами уже давно перестали делиться и о модификациях дифферентов не было известно, практически, ничего.
   Если движители их кораблей имели примерно одинаковую структуру, так как работали на одном и том же принципе, да и динамику дифферента всегда можно было проанализировать со стороны, то его оружие для толлонов было загадкой и его энергетические характеристики были неизвестны, так как никаких показательных стрельб друг другу они до сих пор не устраивали. Так же мало, что было известно и о пространственных сканерах кроканов: чувствительность, дальность, разрешение были лишь косвенными догадками, потому, как это были уже далеко не те характеристики, с которыми были переданы технологии их строительства. И лишь сейчас, в результате первого осмысленного боя, Валл'Иолет уже начинал представлять: насколько эффективен будет выстрел дифферента с того или иного расстояния. И так как кроканы не отличались большим терпением и были весьма вспыльчивы, то выстрел мог произойти в любое мгновение.
   Состроив гримасу, Валл'Иолет покачал головой - у его прежней двойки шансов выиграть бой у этих двух дифферентов был невелик.
   И дифферент неприменул оправдать ожидание Валл'Иолета - концы его крыльев ярко вспыхнули и в сторону весспера метнулись четыре красных луча.
   Это оказалось настолько неожиданным, что лоб боевого капитана толлонов стал мокрым - до сих пор было известно о двух излучателях дифферента, сколько их и было у первого, а у второго их оказалось четыре и несомненно, мощность воздействия от четырёх лучей была гораздо выше. Выходило, что кроканы тоже не сидели сложа руки, а модернизировали свои боевые корабли. Экран спор заполнился кровавым цветом, придав обстановке в зале управления признак настоящей мистичности.
   - Потеря защиты восемьдесят процентов. - Донёсся металлический голос, заставивший голову Валл'Иолета невольно втянуться в плечи.
   Хаара! Следующим же выстрелом он превратит меня в набор элементарных частиц. Сколько будет заряжаться его накопитель. Я же ничего не вижу! Молниями заметались в голове Валл'Иолета мысли тревоги. И куда теперь? Он замер в раздумье. А если так.
   Валл'Иолет резко повернул штурвал вправо и весспер помчался вперёд став едва ли не бок. Через несколько мгновений Валл'Иолет резко повернул штурвал влево и весспер натужено прохрипев, перевернулся на другой бок. Экран потемнел и Валл'Иолет придал вессперу нормальное положение - в центре экрана спор разрастался в размерах рогатый корабль, кончики его крыльев были лишь чуть розовые.
   - Что гад, поистратился! - Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке. - Так я пополню твои накопители.
   Он бросил взгляд на овал прицела спиралонового излучателя - он был белого цвета. Не раздумывая, Валл'Иолет вжал клавишу выстрела и невидимый пучок сверхтяжелых частиц вырвавшись на свободу, метнулся навстречу чужому кораблю. В следующее мгновение, дифферент, буквально, встал вертикально, будто закрывшись от опасного для себя излучения своими руками-крыльями. Его изображение приняло какой-то нестабильный характер, будто он начал вибрировать, скорость начала резко падать.
   Валл'Иолет опустил взгляд и у видев, что накопитель бластера полностью заряжен, вжал клавишу выстрела - никаких изменений на экране не произошло, никакие зелёные сгустки не ушли вдаль. По спине Валл'Иолета скользнул холодок тревоги. Скорее машинально, нежели осознанно, он одновременно вжал все клавиши стрельбы импульсных лазеров - пространство озарилось красными лучами; на корпусе дифферента замигали цветные блёстки, которые становились всё ярче и ярче и наконец слились в сплошную радугу цвета, над дифферентом заструились тонкие светлые струи. Скользящий вертикально боевой корабль кроканов уже грозил врезаться в весспер и Валл'Иолет отклонив штурвал, послал весспер вниз. Огромное разорванное кольцо дифферента скользнуло по экрану, уйдя Валл'Иолету куда-то за спину и заставив его голову втянуться в плечи. Весспер сильно тряхнуло и его нос пошёл вверх.
   Хаара! И я тоже становлюсь на дыбы? Молнией мелькнула у Валл'Иолета тревожная мысль и он отклонил штурвал - весспер выровнялся.
   - Хаара!
   Валл'Иолет повернул штурвал и описав крутую дугу, весспер развернулся. Дифферент удалялся, кувыркаясь в пространстве, будто споткнувшись о какое-то препятствие и изрыгая во все стороны яркие струи огня. Весспер лёг на обратный путь.
   Валл'Иолет скосил взгляд на оружейные накопители: уровень заряда накопителя бластера стоял на нуле и создавал впечатление, что накапливать энергию он и не собирался; накопитель спиралонового излучателя быстро скользил к максимуму; уровень защитного поля застрял где-то на семидесяти процентах и стоял дёргаясь туда-сюда, будто раздумывая, стоит ли восстанавливаться до конца, если опять придётся исчезать. Валл'Иолет перевёл взгляд на индикатор мощности конвертора - тот уверенно упирался в потолок красной зоны. Состроив гримасу, Валл'Иолет несколько раз ткнул пальцем в сенсоры экрана терминала - полоса мощности конвертора, подёргавшись, поползла вниз, конвертор входил в нормальный режим преобразования.
   Валл'Иолет вновь перевёл взгляд на экран спор: кувыркание дифферента замедлялось и вскоре он заскользил хвостом вперёд, с направленными концами крыльев в сторону весспера. Никаких огненных струй из него уже не извергалось. У Валл'Иолета по спине пробежал холодок и он резко крутанул штурвал, уводя весспер из-под возможной атаки, но дифферент никак не отреагировал на его маневр, продолжая скользить в неизменном положении.
   - Что это я? - Валл'Иолет шумно выдохнул. - У него же кончики крыльев чёрные. - Его губы вытянулись в широкой усмешке.
   Он двинул акселератор вперёд, намереваясь догнать дифферент и бросил взгляд на цифры хронометра - ещё не прошло и двух минут с начала его сражения с боевыми кораблями кроканов. Он опять уставился в экран спор.
   Если я подойду вплотную, смогу проникнуть своим полем внутрь него и определить, есть ли там кто-то живой? Появилась у него мысль любопытства...
   Дифферент, быстро разрастаясь в размерах, заслонял собой звёзды на экране спор. Валл'Иолет, повернув штурвал, описал вокруг дифферента круг, внимательно рассматривая его. Он впервые, так близко, имел возможность внимательно рассмотреть кроканский боевой корабль и его размеры впечатляли.
   Корпус корабля кроканов был покрыт множественными искорежинками, будто нарывами, но были ли они сквозными, было непонятно. Каждое крыло дифферента было ничуть не меньше весспера. Его же центральная часть была раза в три толще крыльев и выглядела мощным прямоугольником с овальной передней гранью. Вся же центральная часть овала модуля управления, скорее всего, представляла собой огромный иллюминатор; противоположная часть была чёрной и просматривалась очень плохо. Из каждого крыла дифферента, торчали по три раструба движителя, с некоторым уменьшением от раструба у модуля управления, но никакого свечения сейчас ни из одного из раструбов не наблюдалось.
   Валл'Иолет очень аккуратно подвёл весспер к модулю управления дифферента и выбросил своё поле в направлении его иллюминатора - никаких полей живых организмов за иллюминатором не чувствовалось. Он попытался просканировать своим полем пространство внутри дифферента за иллюминатором, как можно дальше, но ворвавшееся ему в голову мощное энегополе, вздыбило его мозг, будто норовя разорвать на тысячи фрагментов. Валл'Иолет тут же вывел поле из дифферента и несколько раз глубоко и протяжно вздохнул.
   Может долбануть по нему ещё раз из спиралоного излучателя? Но как это будет смотреться с этической стороны? Замелькали у него противоречивые мысли. А кто об этом узнает? А моя совесть? Не будет она глодать меня всю мою оставшуюся жизнь? Как жить с такой ношей, тем более, уже одна тайна у меня есть? Не надорвут ли они мой разум?
   Глубоко вздохнув, он покрутил головой, осматривая купол - чуть в стороне от центра висела зелёная точка драффта. Грузовик был неподвижен.
   Схожу-ка к нему, а этот никуда не денется. Позже разберусь. Решил он, машинально взмахивая рукой.
   Развернув весспер, чтобы драффт оказался в центре экрана, Валл'Иолет двинул акселератор вперёд...
   Драффт оказался ни агрессивен, ни дружелюбен и никак не отреагировал на подход весспера. Описав вокруг него круг, Валл'Иолет понял, что конвертор драффта заглушен, даже рулевые дюзы были черны и не удерживали его в стабильном состоянии покоя и он неторопливо скользил в пространстве, медленно крутясь.
   Валл'Иолет высвободил своё поле и попытался проникнуть внутрь драффта, как ему показалось - это ему удалось, так как он почувствовал среди нескольких слабых энергополей биополе живого организма. Но было оно какое-то странное, не похожее на биополе толлона.
   А если там крокан? Появилась у него тревожная мысль. А откуда он знает наши системы? А если разобрался? А если пристыковаться? Время! Острая мысль больно кольнула мозг. Сколько же прошло, как я отклонился от вектора следования? Он бросил взгляд на цифры хронометра. Ну и ну! Почти две трети суток. Пожалуй, ещё пара часов и нужно возвращаться к "Спирай". Наверное, всё же придётся догонять. Шерр'Дан выскажет всё, что думает. Нужно осмотреться.
   Валл'Иолет вернул поле и вытянув руку к экрану терминала, несколько раз ткнул в него пальцем, переключая купол с отображения пространства в режим ближнего обзора и закрутил головой осматриваясь. Увиденный в лучах света весспер заставил его лицо исказиться гримасой тревоги - бластерных излучателей не было, на их месте торчала лишь обрубленная опора. Самая верхняя часть шипа тарка была срезана будто бритвой и из него струился серый дым. В нескольких местах корпус имел не серебристый, а черный цвет, видимо защита на этом месте была всё же пробита. Скорее всего выстрелом второго дифферента.
   Хаара! Теперь к дифферентам в наглую не сунешься. Запасные пушки навряд ли есть на "Спирай". Шер'Данн будет взбешён. Валл'Иолет досадно покрутил головой. Может хотя бы шип тарка его техники смогут, как-то, восстановить. Но всё же весспер показал себя превосходно. Старая модель, навряд ли бы, так легко выдержала лазерный залп от второго дифферента. В следующем бою обязательно попытаюсь воспользоваться полем скрытия. А иначе, как теперь без бластеров. А спаренные лазерные пушки у второго дифферента недурны. Тяжело будет против них нашей старой модели.
   Валл'Иолет вернул экрану спор привычный вид и ткнул пальцем в несколько сенсоров экрана терминала.
   - Экипажу немедленно быть в зале управления. - Произнёс он и откинувшись в кресле, вновь уставился в экран спор.
   Прошло совсем немного времени и позади кресла раздался громкий шорох и быстрые шаги. Мелькнувшая Элл'Исса оказалась в своём кресле и её пальцы забегали по экрану терминала.
   Валл'Иолет повернул голову в её сторону - щека девушки с его стороны была какая-то неестественно большой. Валл'Иолет развернулся вместе с креслом - в дверях стояла вторая пара экипажа весспера. У Терры'Итор через всю щеку тянулась яркая царапина, у пилота ярко алела рассечённая бровь. Губы Валл'Иолета вытянулись в усмешке.
   - Я же приказал привязаться. - Он вскинул брови и повернул голову в сторону Элл'Иссы. - А ну посмотри на меня! - Громким голосом произнёс он.
   Девушка крутанула головой и тут же отвернулась, но Валл'Иолету этого мгновения хватило, чтобы увидеть, что её щека сильно припухшая и вокруг глаза красуется синяк.
   - Хотя вы и наказали сами себя неисполнительностью, но я подумаю, как ещё вас наказать. - Заговорил он. - Мне удалось отбить у кроканов захваченный ими драффт. - Он поднял руку и указал пальцем на экран спор. - Сейчас я пристыкуюсь к его переходному шлюзу и вы, все трое, попытаетесь открыть его и проникнуть внутрь. Если не удастся открыть переходный люк с панели драффта, подстыкуйте к нему наш кабель. Возможно у него проблемы с энергией. - Он выставил палец в направлении пилота. - Прицепи камеру, чтобы я мог наблюдать вашу работу. И все включите связь, чтобы я слышал вас. Имейте ввиду, там кто-то есть. Я думаю - это крокан. Но насколько я чувствую - он один. Вы должны с ним справиться. Из шкафа с оружием в ангаре возьмите трассы. Надеюсь, в академии вас научили пользоваться ими. Система управления драффта ничем принципиальным не отличается от системы управления весспера. Разберётесь. Выполняйте!
   - Да капитан! - Вторая пара кивнула головами и повернувшись, направилась из зала управления.
   Валл'Иолет повернулся к Элл'Иссе.
   - Вы что-то не поняли, господин младший офицер? Это приказ. - Громким голосом произнёс Валл'Иолет.
   Элл'Исса, будто подброшенная пружинами, вскочила с кресла и повернувшись, так, чтобы её лица Валл'Иолет не видел, выбежала из зала управления.
   Проводив её долгим взглядом, пока она не исчезла из вида, Валл'Иолет, вместе с креслом, повернулся к пульту управления и ткнул пальцем в экран терминала - всё разноцветье его панелей осыпалось в его нижнюю часть, а его большая часть сделалась серой. Прошло достаточно много времени, пока, наконец, в серой части терминала появилось изображение круглого серого люка и донёсся голос Сор'Аттара.
   - Мы у переходного шлюза, господин капитан.
   - Ждите! Сейчас я пристыкуюсь.
   Переведя нижнюю полусферу спор в обзорный режим работы ближнего пространства, Валл'Иолет взялся за штурвал и отклонив его, послал весспер вверх, направляясь к верхнему переходному шлюзу модуля управления драффта, так как у весспера переходный шлюз был лишь в ангаре.
   Все переходные шлюзы у цивилизации толлонов имели автономные источники питания. С одной стороны - это было чрезвычайно удобно - в случае аварии космического корабля, шлюз можно было открыть и проникнув внутрь корабля, оказать помощь экипажу. С другой - этим же способом мог воспользоваться и враг и потому шлюзы имели систему опознавания свой-чужой, получающую питание от того же автономного источника.
   Повесив весспер над круглым люком модуля управления драффта, Валл'Иолет включил режим синхронизации и уставился в экран, где вспыхнули два кольца: зелёное - драффта и красное - весспера, имеющие значительное смещение относительно друг друга. Активно манипулируя штурвалом, Валл'Иолет совместил кольца и они слившись воедино запульсировали ярким зелёным цветом. Включив режим стабилизации весспера относительно драффта, Валл'Иолет разблокировал люк весспера и послал команду на постройку переходного шлюза. Прошло несколько томительных минут, прежде, чем из пульта управления донёсся металлический голос.
   - Переходный шлюз построен. Герметичность установлена. Переход возможен.
   - Команде от капитана. - Заговорил Валл'Иолет. - Шлюз построен. Переход разрешён. Попытайтесь открыть люк драффта.
   - Да, господин капитан! - Пришёл ответ Сор'Аттара и по экрану терминала замелькали его ноги идущие по лестнице.
   Появился серо-зелёный круг, достаточно отчётливо выделяющийся на более тёмном корпусе драффта. Сбоку от круга торчала притопленная в корпус массивная скоба.
   - Потяни за скобу и поверни вправо. - Произнёс Валл'Иолет.
   - На экране мелькнула стенка шлюза и появилось изображение Терры'Итор, стоящей на ступеньке лестницы и сжимающей ручку, пристёгнутого к руке трасса, направленного вниз.
   - Только не в меня. - Раздался голос Сор'Аттара и вновь по экрану промелькнула стенка шлюза и появились руки, тянущиеся к скобе.
   Скоба пошла вверх и повернулась вправо. Раздался громкий щелчок и серо-зелёный круг опустившись, скользнул в сторону, открыв нишу, за которой был ещё один такой же круг. Сбоку на стенке драффта красным цветом светился небольшой терминал.
   - Опустите кабель из весспера и подсоедините к терминалу драффта. - Заговорил Валл'Иолет. - Если терминал станет зелёным, ткни в него рукой.
   Под руками Сор'Аттара тут же появился кабель с блестящим штекером на конце. Взявшись за штекер, Сор'Аттар воткнул его в гнездо под терминалом. Терминал тут же вспыхнул ярким зелёным цветом и рука второго пилота весспера тут же заслонила его. Нижний люк переходного шлюза драффта пошёл вниз и тут же отдалился, видимо Сор'Аттара отпрыгнул от него. Люк скользнул в сторону и в тот же миг по экрану терминала перед Валл'Иолетом сверкнул яркий красный луч.
   - Ой-й-й! - Донёсся громкий женский крик и по экрану терминала мелькнуло человеческое тело, летящее вниз.
   Вслед за ним замелькали стенки шлюза и затем на экране терминала появился мрачный серый коридор. Мелькнули несколько ярких красных сполохов и донеслись глухие звуки выстрелов трасса. Затем появились два человеческих тела, лежащие друг на друге. Верхнее тело, явно, принадлежало женщине и скорее всего это была Терра'Итор.
   Хаара! Лицо Валл'Иолета исказилось гримасой досады. Это моя вина. Слишком беспечно ломились. Будто домой. Знали же, что там крокан.
   - Она жива!? - Выкрикнул он.
   Женская фигура приблизилась и по экрану терминала замелькали мужские руки - к одной из них был пристёгнут трасс.
   - Кажется жива. Но без сознания. - Раздался голос Сор'Аттара. - Луч вошёл в бок и вышел через плечо.
   - Крокан?
   - Я всадил в него три полных заряда. Чёрнеет на глазах.
   По экрану терминала скользнули мрачные стенки металлического коридора и появился чёрный зев переходного шлюза, из которого торчали ноги. Затем вновь появилось изображение Терры'Итор.
   Валл'Иолет перевёл взгляд на экран спор: в его левой части появилось зелёная точка, идентифицированная, как "Спирай"; справа наблюдались три крохотных красных точки, явно, двигающихся в сторону только что произошедших событий.
   Хаара! Успели вызвать подкрепление. Где-то недалеко были. На лице Валл'Иолета застыла маска тревоги, он уставился в цифры рядом с красными точками. Через тридцать часов будут здесь. А "Спирай"? Он перевёл взгляд на зелёную точку. Двенадцать часов. Хаара! А если увидят его. Он вновь перевёл взгляд на экран терминала.
   - Кроканов больше нет в драффте. Опасаться некого. - Заговорил Валл'Иолет. - Оставь Терру'Итор механику, а сам найди зал управления и попытайся активировать конвертор.
   - Но господин капитан...
   - Поторопись! - В голосе Валл'Иолета скользнули нотки раздражения.
   На экране терминала появилось изображение Элл'Иссы, склонившейся над телом Терры'Итор и расстегивающей у ней на груди комбинезон. Затем замелькали мрачные стенки коридора.
   - Фу-у! - Раздался, явно, взволнованный голос Сор'Аттара. - Они все здесь.
   - Кто там? Кроканы? - С тревогой в голосе поинтересовался Валл'Иолет.
   - Экипаж драффта. Лежит на полу около зала управления с чёрными дырами на груди.
   По экрану терминала замелькали лежащие на спинах толлоны с большими чёрными пятнами на зелёных курточках.
   - Позже! Позже! Попытайся активировать конвертор.
   Наконец на экране терминала отобразился пульт управления драффта.
   - Центральная часть пульта управления. Верхний ряд клавиш. - Подсказал Валл'Иолет.
   По экрану терминала замелькали руки и пульт управления драффта расцветился индикаторными панелями. Весспер качнулся.
   - Отлично!
   Валл'Иолет вскочил с кресла и бросился прочь из зала управления, направляясь в ангар.
   Оказавшись у переходного шлюза, он нырнул в него и дотянувшись до коннектора, рассоединил его - нижний люк переходного шлюза драффта выскользнул из ниши и поднявшись, закрыл отверстие. Затем, взявшись за скобу, Валл'Иолет повернул её - верхний люк драффта тоже занял своё место. Щёлкнув, скоба ушла в корпус. Поднявшись из переходного шлюза в ангар, Валл'Иолет вытащил кабель и нажал несколько клавиш на терминале, рядом с шлюзом - выскользнувший из ниши весспера верхний люк занял своё место, отгородив ангар от пространства. Подождав ещё некоторое время, пока на экране терминала не вспыхнуло сообщение о том, что переходный шлюз убран и герметичность весспера установлена, он побежал в зал управления и усевшись в кресло, взялся за штурвал и аккуратно отвёл весспер от драффта. Затем перевел нижнюю полусферу в обзор пространства и пробежал по экрану спор внимательным взглядом: и зелёная точка "Спирай", и три красных точки дифферентов стали ближе. Он убрал штурвал и ткнул пальцем в экран терминала и вызвав меню связи, нашёл сто шестой объект и активировал с ним связь - над пультом управления вспыхнула пустая голограмма.
   - Сор'Аттар! Отзовись! - Громко произнёс Валл'Иолет.
   - Я помогаю Элл'Иссе. Луч прошёл в её теле не слишком глубоко, но всё же мы не можем привести её в чувство. Ей нужна срочная помощь. - Раздался еле слышимый голос Сор'Аттара.
   - Немедленно в зал управления! Это приказ! - Со злом в голосе заорал Валл'Иолет. - Не выполнишь, я сам в тебе дыру сделаю.
   Прошло несколько томительных для Валл'Иолета мгновений, пока, наконец, в голограмме появилось обеспокоенное лицо Сор'Аттара.
   - Терре'Итор нужна квалифицированная медицинская помощь. - Заговорил пилот. - Её нужно срочно доставить на "Спирай".
   - Вот и доставь! - В голосе Валл'Иолета продолжали скользить нотки злости. - Ты, Элл'Исса и Терра'Итор остаётесь в драффте и ведёте его к "Спирай". Пространственный вектор триста десять, сорок шесть, сорок восемь от космодрома Толлоны. Если разведчика ещё нет на экране спор, то вот-вот должен появиться. Сориентируешься. Поступаете в распоряжение капитана "Спирай" Шерр'Данна. Свяжись с ним. Код связи ты знаешь. Я ухожу.
   Ткнув пальцем в экран терминала, Валл'Иолет погасил голограмму и положив руки на панели управления, сориентировал весспер на приближающиеся красные точки и резко двинул акселератор вперёд.
  
  

8

  
  
   Правильно ли я поступил, ввязавшись в драку с дифферентами? Размышлял Валл'Иолет, откинувшись в кресле и уставившись в экран спор, в центре которого ярко алели три красные точки кроканских кораблей, идущих ему навстречу. Что было бы, если бы я ушёл к "Спирай", а не бросился спасать драффт. Через день, определённо, мы были бы на экранах их пространственных сканеров. Погнались бы они за нами, видя, что в охранении гражданского корабля всего один весспер? Или стали бы ждать подкрепление? Допустим, я вступил бы в бой с ними и произошло то, что произошло. Но они бы передали наш пространственный вектор и пришедшие другие дифференты могли бы пойти по нашему следу или вообще где-то перехватить нас. Их могло бы тогда быть уже не два, а пять или десять. С таким количеством я бы, однозначно, не справился. И что? Экспедиции конец. Нет! Всё же я поступил правильно - уничтожив их. Моя совесть, хотя бы чиста. Я отбил драффт и сейчас уведу в сторону от "Спирай" и эти корабли, и они ничего не узнают об экспедиции. Но куда они вели драффт? Определённо не к Крокане. Значит где-то там у них есть колонизированная планета? Но если курсы дифферентов и разведчиков пересеклись, значит мы о ней не знаем. Ерунда какая-то. Может Шер'Данн надеялся проскочить незамеченным? Плохая у него оказалась надежда. Всё же, не зря меня пристегнули к нему. Видимо знали, что придётся отпугивать кроканов? Вот я и отпугнул. И что дальше? Как отнесётся к моему поступку Шер'Данн. Доложит на Толлону? И что, посадят под домашний арест? Губы Валл'Иолета растянулись в широкой улыбке. По крайней мере, здесь, я этого не узнаю. Шерр'Дан не решится связаться со мной. Он очень ответственный и исполнительный капитан. Вот и отлично.
   Валл'Иолет всмотрелся в цифры пространственных показателей приближающихся красных точек - несомненно, это были дифференты. До встречи оставалось ещё, как минимум, три часа.
   На какое расстояние стоит подпустить их? Пары часов будет достаточно или рискнуть до часа? Изменил он тему своих размышлений. Что они думают сейчас обо мне? Что им навстречу идёт какой-то сумасшедший толлон? А может они думают, что это драффт возвращается под их защиту? Что передали уничтоженные дифференты? Стоило окончательно уничтожить второй дифферент или я поступил правильно, сыграв в миролюбие? А вдруг в нём команда не пострадала и теперь эти дифференты не захотят возиться со мной и направятся к нему для оказания помощи? Придётся постараться, чтобы захотели.. Лёгкая усмешка тронула губы Валл'Иолета. А если экипажу удастся восстановить корабль и он, увидев "Спирай", пустится вдогонку, да ещё и эти потянутся за ним? Да нет, пожалуй они его не догонят, скорости у них примерно одинаковы, а на долгий путь у дифферентов вещества массы не хватит. А я тогда зачем, если не вмешаюсь? Если только сообщат куда-то и другие дифференты выйдут на перехват. А справится "Спирай" с одним дифферентом, если тот, действительно, сможет восстановиться? Лазеры у него не хуже, чем у дифферентов. Да нет, всё это мои домыслы. Валл'Иолет широко улыбнулся. Сейчас, во чтобы то ни стало, нужно увести эту тройку за собой. Но как их привлечь, чтобы выглядело поэффектней? Чтобы забыв обо всём, они бросились за мной? Чтобы поверили в мою беззащитность?
   Валл'Иолет вновь скользнул взглядом по экрану спор - никаких других цветных точек в обозреваемом пространстве пространственным сканером его весспера, кроме приближающихся трёх красных точек, не отображалось.
   Валл'Иолет глубоко и протяжно вздохнув, двинул акселератор назад, снижая скорость весспера и чуть повернул панели управления, изменяя курс.
   Время шло, а дифференты никак не реагировали на его маневр, будто не видели одинокий весспер. Прошло около получаса - весспер, ведомый Валл'Иолетом всё дальше уходил в сторону от пути следования кроканского трио. Полный недоумения, Валл'Иолет вновь изменил курс, теперь уже пытаясь по дуге обойти корабли кроканов, чтобы оказаться позади них, давая, явный, намёк капитанам дифферентов на свою решительность.
   Видимо так и поняв его намерение, корабли кроканов начали перестроение: идущие крайними увеличили свои скорости и начали смещаться в сторону весспера. Средний корабль продолжал идти с прежней скоростью и прежним курсом.
   У Валл'Иолета тут же появились подозрения, что средний корабль не дифферент...
   Пространственный сканер толлонов - спор, видел движущиеся объекты достаточно далеко, но определяя лишь их скорость и пространственный вектор, а что-либо об их массе начинал сообщать, когда объект оказывался достаточно близко, не далее часа-двух пути до него, когда анализаторам становился доступен спектр выбросов его движителей и более-менее делался видим объём объекта. Если же он был за этим радиусом, то все объекты для спор были одинаковой массы, что вызывало раздражение у капитанов космических кораблей. Учёные Толлоны, как могли, пытались решить эту проблему с помощью различных улучшений работы пространственных анализаторов, но точность от всех этих ухищрений пока была невелика...
   Хаара! Валл'Иолет недовольно поморщился. Что это может быть за корабль? Может тоже какой-то разведчик? Как это можно узнать? А если попробовать проскочить мимо него на большой скорости? Нужно только подальше увести от него дифференты.
   Валл'Иолет продолжил сближаться с кораблями кроканов. У него, будто, проснулся азарт охотника, хотя он и понимал большую безрассудность этой затеи с выведенной из строя быстрозарядной бластерной пушкой. Единственным его преимуществом была скорость. Но на большой скорости о прицельной стрельбе можно было не мечтать, если вообще можно было стрелять на гиперскоростях. Такого рода боевого опыта у него ещё не было.
   Не решался Валл'Иолет воспользоваться и полем скрытия, против нескольких кораблей противника, решив его эффективность вначале проверить, когда против него будет лишь один кроканский корабль или когда он окажется в более благоприятных обстоятельствах..
   Главное, чтобы моя скорость на лью превышала их скорости, чтобы их лучи не догнали меня. Появилась у него мысль, как ему показалось, указывающая ему выход из возможной опасности.
   Прошло ещё некоторое время. Весспер, ведомый Валл'Иолетом, уже шёл, практически, в лоб кораблям кроканов, два из которых, оставив третий, выдвигались навстречу вессперу, идя рядом друг с другом, а не расходясь, как предыдущие дифференты. Они были уже достаточно близко и отображались на экране спор не красными точками, а серыми кружочками. К тому же скорость дифферентов была оптимизирована под сражение, чего нельзя было сказать о весспере, так как его скорость была великовата для стрельбы. Но Валл'Иолет намеревался вновь вести огонь на повышенной скорости, надеясь что весспер, вновь будет эффективен. Третий корабль кроканов был далеко и всё ещё отображался красной точкой.
   Сколько у них пушек на крыльях - по две или одной? Если они правильно рассчитают упреждение и выстрелят одновременно, восемью, то мне, пожалуй, придётся очень жарко. Всплыла у Валл'Иолета тревожная мысль.
   Он вызвал штурвал и бросил взгляд на накопитель энергии для защитного поля, индикатор которого плясал около девяносто процентов. Что с тобой? Мысленно он обратился к накопителю, будто тот мог понять его озабоченность. Почему ты не хочешь заряжаться до максимума? Теперь и не остановишься, чтобы разобраться в проблеме. Может зря я выгнал Элл'Иссу? Хотя бы было кому разобраться в причине нарушения работы защиты. А если накопитель после первого же полученного заряда откажется дальше работать? Тогда что? Видимо, всё же много я нахватался кроканской энергии, вот защита и перегрузилась. Теперь нужно быть очень и очень аккуратным.
   Вскоре серые кружочки кроканских кораблей превратились в зеленоватые кольца, с хорошо видимыми, горящими точками активированного оружия, будто глазами готового к прыжку хищника.
   Пора уходить. Молнией мелькнула у Валл'Иолета мысль и он резко повернул штурвал вправо, закладывая крутой вираж.
   В тот же самый миг горящие точки на крыльях дифферентов ярко вспыхнули, видимо, капитаны дифферентов поняли, что весспер сейчас уйдёт от зоны досягаемости их оружия и в сторону весспера метнулись четыре ярких луча, но скорость весспера была, достаточно, велика и лучи начали отставать от него и вскоре их красные отблески исчезли с экрана спор. В тоже время показатели скорости, отображаемые на экране спор рядом с дифферентами начали быстро увеличиваться, показывая, что корабли кроканов увеличили свою скорость, пускаясь вдогонку за весспером.
   Валл'Иолет был в восторге - его затея начинала осуществляться: бросив сопровождаемый корабль, дифференты вошли в предложенную им игру.
   Валл'Иолет двинул акселератор вперёд и дифференты начали стремительно отставать. Опасаясь, что они прекратят погоню, он двинул акселератор назад - весспер начал торможение.
   Дифференты приближались, ярко горя в вечности пространственной тьмы кровавыми точками активированного оружия, заставляя сердце Валл'Иолета сжаться в тревоге.
   А, ведь, если они выстрелят на такой скорости, то сами же и попадут в свои лучи. Вдруг всплыла у него интересная мысль. Они это понимают? Если понимают, то, в конце-концов, прекратят погоню и уйдут. Это недопустимо. Нужно ближе подпускать. Но сзади весспер очень уязвим. Компромисс. А если резко затормозить и выстрелить назад? Они успеют увернуться?
   Валл'Иолет перевёл взгляд на индикатор захвата цели спиралонового излучателя, опоясывающий один из дифферентов - он был тёмного цвета, показывая, что кроканский корабль вне досягаемости оружия. Валл'Иолет, не сводя взгляда с целеуказателя, чуть двинул акселератор назад - расстояние до дифферентов начало сокращаться, отчётливее затрепетали красные сполохи их излучателей. Сердце Валл'Иолета вновь замерло в тревоге.
   Вдруг, будто в экран спор попала молния, ярко вспыхнул круг захвата цели, заставив Валл'Иолета невольно вздрогнуть. Его палец интуитивно вжал клавишу выстрела и невидимый луч умчался прочь.
   Неизвестно каким образом дифференты почувствовали невидимый луч, но они шарахнулись в стороны, вызвав у Валл'Иолета гримасу недоумения.
   Опасаясь, что дифференты уйдут, он ещё двинул акселератор назад, ещё больше тормозя весспер.
   Описав короткие дуги, дифференты вновь приблизились, но как только стали отчётливо видны трепещущиеся красные сполохи на кончиках их крыльев, Валл'Иолет тут же увеличил скорость весспера.
   Валл'Иолет мог лишь гадать, находится его весспер в зоне досягаемости оружия дифферентов или нет, но выстрелы не заставили себя ждать - сполохи на кончиках крыльев дифферентов ярко вспыхнули, но прежде, чем они выплюнули свою смертоносную энергию в пространство, Валл'Иолет резко вывернул штурвал и красные лучи скользнули мимо. Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке.
   Он опустил взгляд на накопитель спиралонового излучателя, тот был заряжен лишь наполовину. Он перевёл взгляд на панель управления лазерных пушек.
   А если...
   Он задал для каждого лазерного излучателя свою цель и ткнул пальцем в клавишу выстрела - пара красных лучей ушла в сторону дифферентов, заставив их метнуться в стороны и лучи угасли, так и не достигнув цели, вызвав у Валл'Иолета очередную усмешку. Экипажи дифферентов были достойные противники.
   Уравняв скорость весспера со скоростью дифферентов, Валл'Иолет скользнул взглядом по экрану спор: в погоне за ним дифференты достаточно далеко ушли от сопровождаемого ими корабля и теперь находились даже несколько дальше от него, чем весспер. Собственно, как он и задумывал.
   Валл'Иолет громко хмыкнул - у него появился шанс оказаться около неизвестного корабля раньше дифферентов. Он резко двинул акселератор вперёд и вывернул штурвал - описав крутую дугу, стремительно набирая скорость, весспер устремился к незнакомому кораблю кроканов.
   Видимо поняв свой просчёт, дифференты тоже развернулись и устремились к объекту своего сопровождения. Причём, получилось так, что весспер подходил к объекту сбоку, а дифференты спереди. Начались гонки.
   Расстояние до объекта было не столь велико, чтобы Валл'Иолет мог использовать преимущество весспера в скорости в полной мере, но всё же к точке назначения весспер подошёл чуть раньше.
   Когда чёрный кружёк на экране спор вырос до приемлемых размеров, Валл'Иолет узнал в нём грузовой корабль кроканов - тангар, представляющий собой огромный плоский цилиндр, по диаметру раза в два превышающий дифферент, с модулем управления, торчащим из хвостовой части цилиндра.
   Тангары Валл'Иолет неоднократно видел над Роззой. Он был раза в три грузоподъёмнее драффта и соответственно увозил с планеты в три раза больше криила, но обогащение красного песка кроканами едва достигало двадцати процентов и потому эффективность преимущества тангара в грузоподъёмности была невысокой. К тому же, огромные тангары были не очень торопливы и их крейсерская скорость едва достигала шести лью.
   Почему кроканы таскали к себе криил столь низкого качества толлоны могли лишь догадываться: либо они каким-то образом модернизировали технологию его переработки и не хотели, чтобы о ней узнали толлоны; либо они, просто, торопились вывезти с Роззы, как можно больше чуть обогащённого красного песка, видимо решив, что лучше больше - да хуже, так как степень обогащения имела нелинейную зависимость, как в энергии, так и во времени.
   Вот оно что. Оказывается это ваша грузовая трасса. Замелькали у Валл'Иолета молнии мыслей. Но с Роззы вы ведь уходите совсем в другом направлении. Это, однозначно, установлено. Значит где-то делаете петлю. Где? А собственно, зачем мне это знать, если я теперь знаю вашу трассу. В той стороне не Крокана. Значит вы перерабатываете криил на какой-то неизвестной нам планете. Он скосил взгляд на накопитель спиралонового излучателя - он был заряжен. Что ж, замечательно. Проверю и я корпус вашего грузовика на прочность. Не всё же вам наши проверять. Нужно подойти поближе, чтобы эффект был максимальным, вероятность промаха меньше, если, вдруг, тангар, надумает увильнуть, да и дифференты навряд ли отважатся выстрелить, опасаясь зацепить свой грузовик. Второго выстрела сделать не дадут. Лишь бы пушки тангара не достали. Резюмировал он, видя, как под модулем управления тангара поворачиваются два толстых ствола лазерных излучателей.
   Валл'Иолет состроил гримасу: опасность была велика. Тангар имел в своём арсенале достаточно мощные пушки ближнего боя, которые с близкого расстояния могли пробить защиту весспера. Конечно, уже можно было нанести удар спиралоновым лучом, но Валл'Иолет решил действовать максимально эффективно, а для этого нужно было подходить, как минимум, вдвое ближе начального расстояния поражения.
   А что если покачаться? Вдруг, всплыла у него, как ему показалось, интересная мысль. Пусть попробует не промахнуться. Лишь бы весспер не развалился, да и самому не промахнуться.
   Он крепко сжал штурвал и повернул его вправо, затем - влево и вновь вправо...
   Весспер, послушно выполняя приказы системы управления, принялся описывать в пространстве зигзаги, будто идущий по дороге нетвёрдой походкой путник. Но вместе с тем появились и первые неприятные симптомы - весспер начал надсадно, противно режа слух, скрипеть, видимо огромный длинный корпус не успевал синхронно столь быстро реагировать на команды штурвала и начинал скручиваться.
   Хаара! Как бы, действительно, не развалился. Мелькнула у Валл'Иолета тревожная мысль. Кроканы израдуются - сам сдох.
   Он начал манипулировать штурвалом медленнее - скрип исчез, но вместо него появилась досада - весспер несомненно стал более уязвим.
   Но какие-то другие маневры делать было уже бессмысленно - тангар был перед носом весспера. Его огромные раструбы излучателей смотрели в сторону корабля толлонов и синхронно качались в такты его маневров.
   Валл'Иолет высвободил своё поле и выбросил его в сторону тангара - даже на таком большом расстоянии чувствовалось, что грузовой корабль кроканов шёл, ощетинившись мощными энергополями.
   Валл'Иолет вернул своё поле и скосил взгляд на дифференты, они были уже неподалёку и в другой ситуации наверное уже бы открыли огонь, но сейчас, видимо, их капитаны опасались задеть своими лучами грузовик.
   Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой улыбке, всё складывалось даже успешнее, чем он задумывал.
   Вдруг, Валл'Иолет почувствовал, как ему в голову, обжигая мозг, ударил мощный ток энергополя. Он, скорее механически, чем осознанно, чуть толкнул штурвал от себя - весспер нырнул вниз и в то же миг раструбы излучателей тангара ярко вспыхнули и пара сверкнувших ярких синих луча, умчались куда-то в хвост весспера.
   - Потеря защиты сорок процентов. - Донёсся металлический голос информационной системы.
   - Хаара! Всё же зацепил. - Процедил Валл'Иолет. - Прими ответ!
   Указатель захвата цели спиралонового излучателя, уже давно сиял сочным белым цветом на корпусе тангара и Валл'Иолету оставалось лишь нажать на клавишу выстрела, что он и сделал - уровень накопителя спиралонового излучателя прыгнул до нуля, показывая, что невидимый луч умчался к цели.
   Валл'Иолет резко вывернул штурвал, уводя весспер от кроканского грузовика и оглянулся - хвост тангара задирался вверх и из него бил мощный белый фонтан, в котором тонули даже шедшие ему навстречу дифференты. Валл'Иолет отвернулся и перевёл взгляд на накопитель энергии лазерных пушек - он были полон, красный круг захвата цели плясал по корпусу тангара.
   Для верности. Мелькнула у него решительная мысль и он вжал клавишу выстрела - уровень энергии накопителя лазерных пушек прыгнул до нуля.
   Он вновь повернул голову назад - по куполу стремительно расползалось большое светлое пятно.
   Отвернувшись, Валл'Иолет до максимума вывернул штурвал, пуская весспер по широкой дуге, вокруг густого белого облака, в котором утонул тангар. Видимо досталось и одному из дифферентов, так как он, вертясь юлой, продолжал свой прежний путь, удаляясь от тангара. Второй дифферент, видимо, успел увернуться и уходил прочь по крутой дуге.
   Валл'Иолет включил ближний обзор пространства, чтобы попытаться увидеть последствия атаки тангара: увиденное заставило его лицо исказиться гримасой досады - отсутствовал один лазерный излучатель и из шипа тарка струился заметный шлейф серого дыма.
   Валл'Иолет со злом ткнул в клавишу управления пространственным сканером, возвращая его в привычный режим работы.
   - Что за ерунда? - Прошелестели его губы.
   Шип тарка, будто, притягивает к себе лазерные лучи кроканского оружия. Всплыла у него досадная мысль. Нужно, непременно, поинтересоваться у Слай'Элма этой проблемой. Хотя, уж лучше шип тарка, чем модуль управления. Мелькнула у него мысль, полная сарказма. А что это за синие лучи, которые выпустил тангар? Всплыла у него уже мысль тревоги. Определённо, они мощнее лазерных лучей дифферентов. Нужно обязательно предупредить капитанов.
   Хотя... Он погримасничал губами. Возможно шип просто-напросто остывает, вот и дымит. Однако, с такой потерей оружия моё дальнейшее, эффективное, противостояние дифферентам становится, достаточно, проблематичным. Куда теперь? Вернуться к "Спирай"? Но не потянутся за мной дифференты? Теперь им уже некого сопровождать. Обозлятся, словно голодные тарки. Хотя один из них навряд ли сохранит прежнюю боеспособность, уж слишком он вертится. Но и один нежелателен. Шер'Данн навряд ли будет в восторге. Значит нужно разбираться с ним.
   Он скользнул глазами по экрану спор, пытаясь увидеть, далеко ушёл оставшийся дееспособным дифферент и тут же содрогнулся - по экрану скользили ещё три красные точки, явно двигаясь в его сторону.
   - Хаара! - Механически процедил он, внимательно всматриваясь в характеристические показатели приближающихся кораблей кроканов - они шли достаточно быстро и несомненно, тангара среди них не было.
   У них где-то там база, что ли? Сколько их там может быть: десять, двадцать? Шер'Данн имел представление, куда вёл разведчик? Или другого пути не было? Замелькали у Валл'Иолета недоумённые мысли. Мне идти им навстречу или ждать здесь? Ждать здесь, почти без оружия, полная безрассудность. Да и что я здесь выжду? Вдруг, "Спирай" ещё не ушёл на достаточное расстояние? Нет, однозначно, нужно уводить их в сторону. Поиграю в догонялки.
   Валл'Иолет толкнул от себя штурвал, который тут же скользнул в свою нишу пульта управления и вызвав панели управления, положил на них руки, двинул акселератор вперёд, разгоняя весспер и направляя его навстречу дифферентам.
   Прошло несколько томительных часов. Бледные точки дифферентов на экране спор превратились в жирные увесистые алые капли. Валл'Иолет оглянулся - на куполе спор, позади его головы алела ещё одна точка: видимо уцелевший дифферент шёл за ним. Глубоко и протяжно вздохнув, Валл'Иолет резко отклонил панели управления и ещё чуть двинул акселератор вперёд, немного увеличивая скорость, надеясь вызвать у идущих навстречу дифферентов эффект своего неожиданного прозрения.
   Прошло несколько минут и губы Валл'Иолета вытянулись в довольной усмешке - дифференты тоже поменяли свой курс, устремляясь в ту же сторону.
   Прошло ещё некоторое время. Красные точки дифферентов ушли с передней части экрана за голову и Валл'Иолет вывел врезку заднего вида в нижнюю часть экрана спор перед собой: на врезке отчётливо просматривались четыре жирные красные капли. Он чуть двинул акселератор назад и красные точки начали медленно приближаться и когда на врезке проявились их зловеще трепещущиеся кончики крыльев, он двинул акселератор вперёд, а когда дифференты вновь превратились в красные точки, его рука опять двинула акселератор назад.
   Началась игра в догонялки. Заложенного конструкторами весспера запаса скорости, вполне хватало, чтобы Валл'Иолет диктовал условия игры дифферентам, которые, видимо не знали, что толлоны построили более прогрессивный корабль и потому их усилия в этих гонках бесперспективны, но, видимо, появившийся у них злобный азарт перевешивал разумность поступка и они упорно гнались за убегающим весспером и когда им казалось, что весспер уже рядом и досягаем для их оружия, кончики крыльев дифферентов ярко вспыхивали и в сторону весспера устремлялся рой красных лучей, но Валл'Иолет за мгновение до выстрелов, руководствуясь подсказками своего разума и уже приобретённого опыта, двигал акселератор, придавая вессперу форсированное ускорение и корабль стремительно уходил вперёд и ему было любопытно наблюдать на врезке, как выпущенные дифферентами красные лучи стремительно приближались к дюзам его движителей, заставляя в тревоге сжиматься его сердце и почти догнав весспер, шли какое-то время вровень с ним и потом начинали медленно отставать и вскоре терялись из вида.
   В один из моментов приближения дифферентов, Валл'Иолет, вдруг, увидел, как в левой части экрана спор вспыхнула неестественно широкая зелёная точка и тут же погасла. Не выпуская из вида дифференты, он скосил взгляд в ту часть экрана, но зелёной отметки больше не появлялось.
   Не может быть это ошибкой. Там есть что-то, имеющее отношение к моей цивилизации. Замелькали у него мысли. На драффт не похоже. Может подвернуть и подойти поближе? А если действительно драффт и вся эта свора бросится на него? Один я его не смогу защитить. А если не подходить близко. Лишь до границы чувствительности. Ведь мой спор видит дальше их пространственного терма.
   Валл'Иолет отклонил панели управления и описав широкую дугу, весспер помчался по новому курсу. Дифференты тоже совершили маневр и неожиданно оказались совсем недалеко от весспера, вызвав у Валл'Иолета невольную досаду за свою поспешность, которая тут же нашла своё воплощение - концы крыльев самого ближнего дифферента ярко вспыхнули и прочертившие пространство яркие лучи, уперлись в весспер.
   - Потеря защиты сорок процентов. - Раздался металлический голос из пульта управления.
   Рука Валл'Иолета, лежащая на акселераторе невольно дёрнулась и толкнула его вперёд - весспер мелко задрожал и Валл'Иолета вжало в спинку кресла. Мысленно отправив в свой адрес нелестный отзыв за непродуманный маневр, Валл'Иолет уставился во врезку на экране, где стремительно отставали дифференты и дождавшись, когда они превратились в крохотные красные точки, двинул акселератор назад.
   Прошли сутки. Зелёная точка на экране спор как-то странно разрасталась в стороны, будто её тянули за бока, трансформируясь в овальчик. Никаких его характеристик спор ещё не выдавал. Дифференты, скорее всего, не видели её, так как продолжали идти, будто привязанные, за весспером, видимо надеясь, что капитан ненавистного им корабля толлонов ошибётся ещё раз и тогда, наконец, догнав его, они отыграются на нём в полной мере. Валл'Иолет периодически бросал взгляды на врезку, с нетерпением ожидая реакции капитанов дифферентов на появление на их экранах новой цели. И когда стало очевидным, что дифференты начали резко отставать, он понял, что их экипажи, наконец, тоже увидели необычного противника. Но они ещё не оторачивали со своего пути - скорее всего капитаны дифферентов обсуждали, что им делать дальше. Валл'Иолет продолжал двигаться в сторону зелёного овальчика. Дифференты, отставая всё дальше, пока ещё ползли за ним.
   Прошло несколько часов и зелёный овальчик, мигнув, вдруг, распался на пять точек: четыре зелёные и одну красную - посреди. В тот же миг на экране вспыхнули характеристические показатели, движущихся под углом к вектору пути тридцать второго весспера, кораблей - это были три весспера, драффт и тангар кроканов. Валл'Иолет пробежался пальцами по экрану терминала и за пультом управления вспыхнула голограмма с изображением Тар'Тукка.
   - Рад видеть! - Валл'Иолет вскинул руку в приветствии.
   - Рад! - Перед лицом Тар'Тукка на мгновение появилась рука и его губы вытянулись в какой-то вымученной улыбке.
   - Куда вы? - Валл'Иолет подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.
   - Домой.
   - А откуда тангар?
   - Захватили.
   - Даже так. - Бровные дуги Валл'Иолета выгнулись в дугах удивления. - А дифференты охранения?
   - Куда-то ушли, мы и воспользовались. Им можно - почему нам нет. - В голосе Тар'Тукка скользнул сарказм.
   - Но это же... - Валл'Иолет покрутил головой.
   - А что ты здесь делаешь? Насколько я знаю, ты ушёл в какую-то экспедицию. - В свою очередь поинтересовался Тар'Тукк.
   - Да вот, пришлось застрять в дороге. Вначале заступился за драффт, потом пришлось подставить ногу их тангару, а теперь бегаю от их дифферентов. Могли бы и помочь.
   - Ты ещё можешь побегать от них некоторое время?
   - Попытаюсь. - Валл'Иолет широко улыбнулся.
   Голограмма с изображением Тар'Тукка погасла. Валл'Иолет вновь скользнул взглядом по экрану спор - дифференты были достаточно далеко и видимо, больше желания гнаться за его весспером у них не было - они удалялись. Он отклонил панели управления и развернув весспер, направил его вдогонку дифферентам, которые шли назад по тому же пути, по которому только что преследовали весспер. Через какое-то время на экране спор появилась ещё одна красная точка, которая двигалась навстречу и как понял Валл'Иолет - это был второй дифферент из сопровождения подбитого им тангара. Вскоре дифференты встретились и остановились. Валл'Иолет тоже остановил весспер.
   Прошло ещё какое-то время и на экране спор начали вспыхивать жирные зелёные точки, будто кто-то ставил их на нём затупившимся карандашом. Вскинув брови, Валл'Иолет сосчитал зелёные точки - их было девять. Вскоре вспыхнули и характеристические показатели точек и стало понятно, что они движутся в его сторону. Это была эскадра Галл'Арта. Красные точки дифферентов пришли в движение и начали смещаться по экрану в левую сторону, видимо пытаясь уйти из этого пространства. Зелёные точки вессперов поползли по экрану в том же направлении, видимо Галл'Арт решил повести эскадру дифферентам наперерез.
   Пальцы Валл'Иолета скользнули по экрану терминала и во вспыхнувшей над пультом управления голограмме появилось хмурое лицо Галл'Арта.
   - Рад видеть, командор! - Валл'Иолет вскинул руку в приветствии.
   - Хаара! Ты зачем здесь? Где "Спирай"? - Грубым, даже злым голосом заговорил Галл'Арт, оставив приветствие без ответа.
   - Надеюсь, уже далеко. - Состроив гримасу, Валл'Иолет дёрнул правым плечом.
   - Ты нарушил приказ? Бросил его? Ты арестован! Передай командование весспером пилоту.
   - Командор! - Губы Валл'Иолета вытянулись в лёгкой усмешке. - Я здесь один. Мне удалось отбить у кроканов драффт и я отправил экипаж с ним к "Спирай".
   - Ты хочешь убедить меня в том, что отбил драффт у этих четырёх дифферентов? Я не поверю в этот бред.
   - Их было два, командор. Потом мне удалось долбануть их тангар, а потом ко мне эти прицепились и гоняются уже вторые сутки. Может отгонишь?
   - Оставайся там.
   Голограмма погасла. Валл'Иолет развернул весспер так, чтобы дифференты оказались в центре экрана спор и двинул акселератор вперёд, придавая вессперу большую динамику и направляя его вдогонку кроканским кораблям.
   Вскоре зелёные точки толлонской эскадры начали расползаться по экрану. Как понял Валл'Иолет: Галл'Арт решил охватить дифференты со всех сторон, чтобы не дать им уйти. Дифференты, видимо, это тоже поняли и чтобы не оказаться в кольце, развернулись и двинулись в сторону одинокого весспера Валл'Иолета.
   Руки Валл'Иолета, лежащие на панелях управления, напряглись, он оглянулся на купол, пытаясь оценить пространство для маневра - к нему приближались три зелёных точки, в характеристических показателях которых он нашёл весспер Тар'Тукка. Получалось, что дифференты уже оказались в ловушке. Отвернувшись, Валл'Иолет двинул акселератор назад, притормаживая, чтобы побыстрей стать в один ряд с приближающимися вессперами.
   Дифференты, набирая скорость, продолжали двигаться в его направлении, видимо из двух зол, приближающихся к ним, они решили выбрать меньшее, но проявилась инерционность их запоздавшего старта и вессперы неумолимо их опережали. Красные точки дифферентов начали расползаться по экрану спор весспера Валл'Иолета, видимо кроканы решили разорвать строй вессперов перед ними и прорываться один против одного.
   Валл'Иолет вызвал штурвал и бросил взгляд на накопитель энергии спиралонового излучателя - он был полон. Его весспер шёл левым в ряду из четырёх вессперов, против движущихся им навстречу четырёх дифферентов. Ещё девять вессперов приближались к дифферентам сзади, но они запаздывали. Валл'Иолет перевёл взгляд на индикатор уровня защиты - он показывал её, почти, восьмидесятипроцентную готовность: всё же она почему-то не могла восстанавливаться в полной мере, что вызвало у Валл'Иолета чувство досады. Он вновь перевёл взгляд на экран спор. Дифференты приближались, не снижая скорости, хотя до сближения на расстояние выстрела оставалось несколько минут пути.
   У Валл'Иолета, вдруг, появилось сомнение, что дифференты намерены вступить в бой. Он тут же ткнул пальцем в пульт управление и перед ним вспыхнула голограмма с изображением Тар'Тукка.
   - Тарту. У меня есть сомнение, что дифференты будут с нами драться. Скорее всего - они, просто, удирают.
   - Не будут драться они, будем мы. - Губы Тар'Тукка вытянулись в широкой усмешке.
   - На такой скорости стрелять бессмысленно, если только лоб в лоб.
   - Что ты предлагаешь?
   - Уйти!
   - Ты спятил!? Тогда уж давай развернёмся и зайдём сзади.
   - Мы не успеем. Они слишком быстры. Галл'Арт их догонит. Его динамика выше и преимущество позиции. К тому же у него есть простор для маневра. Чтобы дифференты не задумали, он тут же отреагирует. Так что, дорогой Тарту, придётся отдать славу победы.
   - Я не согласен. - Тар'Тукк мотнул головой. - Я буду...
   Рядом с голограммой с изображением Тар'Тукка вспыхнула вторая голограмма, с изображением командира эскадры вессперов. Видимо она появилась во всех вессперах, так как Тар'Тукк умолк, не договорив.
   - Уйдите! - Заговорил Галл'Арт недовольным голосом. - Мы догоним их.
   - Мы это и обсуждали. - Произнёс Валл'Иолет вскинув брови.
   - Выполняйте! - Уже рявкнул Галл'Арт и голограмма с его изображением исчезла.
   Переведя взгляд на изображение Тар'Тукка, Валл'Иолет дёрнул плечами и ткнув пальцем в одну из клавиш, прервал с ним связь и резко потянул штурвал на себя - весспер мелко задрожал и описав крутую дугу, ушел с пути приближающихся дифферентов.
   Тоже самое сделали и остальные три весспера. Дифферентам путь был свободен.
   Прошло некоторое время. Эскадра вессперов неумолимо догоняла убегающие дифференты. Капитаны дифферентов, видимо, поняли, что оказались в ещё более невыгодном положении и скорее всего, не зная, как поступить, бросились врассыпную. Так как их было четыре, а вессперов девять, то за каждым дифферентом направились два весспера. Девятый же направился в сторону ушедшей четвёрки вессперов. По отклику на экране спор, Валл'Иолет понял, что это был весспер Галл'Арта.
   Видимо, в конце-концов, поняв, что по одному уйти им не удастся, дифференты предприняли попытку вновь объединиться, но как только они двинулись навстречу друг другу, вессперы тут же нырнули в разрывы между ними и пространство озарилось разноцветьем вспышек, среди которых преобладали зелёные сполохи от бластеров вессперов.
   Валл'Иолет невольно засмотрелся на рукотворную феерию цвета засверкавшую в миллиардолетии тьмы, но тут же выдворил из себя лирику, грустно вздохнув тому, что эта самая красота предваряет сейчас гибель разума, сотворившего эту красоту и возможно, эта трагическая участь может постигнуть и один из вессперов.
   Сполохи погасли. Валл'Иолет пробежался взглядом по экрану спор: в месте конфликта отображалось восемь зелёных точек и три красные. Весспер Галл'Арта двинулся в сторону пространства сражения. Валл'Иолет направил свой весспер туда же.
   Подойдя ближе он увидел, что три дифферента, хотя и выглядят целыми, но обильно изрыгают из себя фонтаны дыма и искр. Четвёртого дифферента видно не было, но поодаль, в пространстве расползалось огромное серое облако, которое, скорее всего и закрыло дифферент. Дымила и пара вессперов, причём один весьма обильно. Над пультом управления вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта.
   - Все молодцы. - Заговорил он громким волевым голосом. - Но мы не дикари. Пусть остаются и вызывают своих спасателей. Девятый идёт домой с группой Тар'Тукка. Остальные возвращаются к Роззе. Тридцать второй присоединяется к эскадре и занимает место девятого.
   Голограмма погасла. Громко хмыкнув, Валл'Иолет наклонил панели управления, направляя весспер в сторону начавшихся перестраиваться в походный строй вессперов эскадры, чтобы занять предписанное ему место.
   Оставив дымящиеся дифференты, эскадра Галл'Арта направилась к Роззе. Через несколько часов, на экране спор перед Валл'Иолетом вспыхнула красная точка. Характеристические показатели говорили, что она движется, хотя и медленно. Эскадра направилась к ней и когда подошла ближе, точка превратилась в тангар, который дымя, куда-то полз, однако дюзы его двигателей были черны, показывая, что его движитель пассивен.
   Валл'Иолет высвободил своё поле и выбросив его в сторону тангара, проник внутрь корабля и попытался найти какие-либо биополя, но мощные потоки энергополей заставили его лицо исказиться гримасой боли. Не почувствовав никаких биополей, он вернул своё поле.
   Над пультом управления вспыхнула голограмма с изображением недовольного лица Галл'Арта.
   - Этот? - Командир эскадры вопросительно взмахнул подбородком.
   - Да, командор. - Валл'Иолет кивнул головой.
   - Ты же сказал, что он дохлый.
   - Я бы не сказал, что он, так уж, жив. - Губы Валл'Иолета тронула усмешка.
   - Всем стоп! Седьмой и восьмой. - осмотреть тангар. - Приказал Галл'Арт и голограмма с его изображением исчезла.
   Валл'Иолет резко двинул акселератор назад. От резкого торможения его бросило вперёд и ему пришлось выбросить руки и упереться ими в пульт управления. Отправив в свой адрес нелестную теттраду слов, он выпрямился и вернул руки на панели управления.
   Пара вессперов устремились к тангару, но едва они приблизились из тангара в их сторону брызнул веер красных лучей, заставив вессперы броситься в рассыпную. Из хвоста одного из них повалили густой дым.
   Перед Валл'Иолетом тут же вспыхнула голограмма с изображением командиром эскадры.
   - Хорош дохляк! - В голосе Галл'Арта скользнули злые нотки. - Всем один выстрел лазерной пушки. Уничтожить! - Приказал он.
   От вессперов в сторону тангара тут же вытянулся веер длинных красных нитей. Тангар начал краснеть, по его корпусу побежали белые разводы и в следующее мгновение, вспыхнувший рукотворный шар, брызнул во все стороны ярким красным светом, заставив Валл'Иолета прикрыть глаза.
   Когда в зале управления потемнело, в том месте пространства, где находился грузовой корабль кроканов, на экране спор отображалась пустота.
   Валл'Иолет широко усмехнулся - он не выполнил приказ командора, его палец не коснулся клавиши выстрела, но у него было и оправдание - дальнобойных лазерных пушек на борту его весспера уже не было.
   Над пультом управления вновь повисла голограмма с изображением Галл'Арта.
   - Даже не знаю, как поступить. - Командир эскадры сдвинул свои серые брови. - Нужно бы тебя отправить к "Спирай", но уж слишком от тебя сейчас след в пространстве жирный. Может ты и правильно поступил, отвлекая дифференты от разведчика, а может они бы его и не увидели. Оставим это на усмотрение адмирала. Надеюсь он сможет по достоинству оценить твой поступок и принять правильное решение. Так как девятый получил дыру, которую им самим не заделать и возвращается домой, ты, Лет, занимаешь его место. Хотя ты тоже изрядно покусан, но надеюсь, не настолько, чтобы драпануть к Толлоне.
   - Я остаюсь, командор! - Валл'Иолет согласно кивнул головой.
   - Жаль девятка уже далеко, иначе можно было бы тебе хотя бы механика с неё перевести.
   - Я привык один, командор. Да и навряд ли кто-то из них знает мой весспер. А среди друзей мне не будет одиноко.
   - Как пожелаешь. - По лицу Галл'Арта скользнула непонятная гримаса. - Мы шли по следу дифферентов, сопровождающих тангар, с намерением найти планету, куда они таскают криил, но ты оборвал его. Прошло много времени и их следы, наверняка, рекомбинировали в пространство. Не найти.
   - Командор, ты вознамерился уничтожить их орбитальную перерабатывающую станцию? - Валл'Иолет вскинул брови. - Это же...
   - Не твоя забота. - В голосе Галл'Арта скользнули грубые нотки. - Хаара! Придётся возвращаться и ждать над Роззой их следующий конвой.
   - Но вектор...
   - Никто о нём не думал. - Перед лицом Галл'Арта на голограмме мелькнула его рука. - Да и где гарантия, что они не петляли.
   - Думаю, что нет. - Валл'Иолет покрутил головой. - Командор, я представляю их вектор пути, так как долгое время шёл им точно в лоб. Но для уверенности, я могу попытаться взять след. - Валл'Иолет натянуто улыбнулся. - У меня более чувствительные пространственные анализаторы.
   - Что ж, ищи, следопыт! - Галл'Арт усмехнулся.
   - Останьтесь на месте, пока я займусь анализом. Иначе выбросы ваших вессперов сшибут анализатору мозги.
   - Действуй! - Голограмма с Галл'Артом исчезла.
   Валл'Иолет пробежался пальцами рук по экрану терминала, активируя анализатор пространства на поиск ратана - экран тут же покраснел сплошным фоном, показывая присутствие в пространстве огромного количества высокоэнергичных частиц.
   - Ну и ну. Хоть в контейнер засасывай.
   С усмешкой на губах процедил Валл'Иолет и сориентировав весспер в том направлении, откуда шли дифференты, чуть двинул акселератор вперёд, уводя свой корабль из этой части пространства и лишь когда вессперы эскадры превратились на экране спор в зелёные точки, характеристический график анализатора на ратан начал приобретать нужный, куполообразный вид. Но пришлось пройти ещё достаточный путь, пока купол на графике превратился в узкую вертикальную полосу, соответствующую следу, оставленному одним из кораблей кроканов. Валл'Иолет покрутил весспер и нашёл два других следа, один из следов имел несколько иные характеристики.
   Тангар. Догадался Валл'Иолет.
   Пройдя, для уверенности ещё некоторое расстояние, Валл'Иолет развернул весспер и направив его в обратный путь, зафиксировал вектор пути и связался с Галл'Артом.
   - Командор! Я нашёл следы. Среди них есть след тангара. Скорее всего того, который был уничтожен.
   - Отлично Лет! - Галл'Арт скупо улыбнулся. - Веди! Мы пристроимся в хвост. Только будь внимателен. Если появится кроканский корабль - не забудь предупредить.
   - Да, командор! Не забуду. - Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой улыбке.
   Голограмма с изображением Галл'Арта исчезла. Валл'Иолет резко толкнул акселератор вперёд. Его тут же вжало в спинку кресла.
  
  

9

  
  
   Эскадра шла уже двести сороковой день на максимальной скорости. Следы ратана анализатор тридцать второго весспера потерял уже давно и Валл'Иолет теперь вёл эскадру руководствуясь, исключительно, пространственным вектором и произведёнными расчетами, из которых выходило, что до перерабатывающего завода кроканов должно быть от двухсот сорока до двухсот восьмидесяти дней пути. Но всё же его мозг неприятно терзала одна и та же мысль - вдруг, грузовики кроканов где-то сворачивают и он сейчас ведёт эскадру совсем не туда, но Галл'Арту о своих сомнениях не докладывал, надеясь, что кроканы вдали от Роззы уже не путают следы, а руководствуются исключительно рациональностью, которая предписывает выбирать в пространстве кратчайший путь.
   Но Галл'Арт сам регулярно связывался с ним и интересовался: не следует ли притормозить, чтобы осмотреться, на что Валл'Иолет молча мотал головой. К тому же, на малой скорости была опасность подхватить лучи сканеров кроканов - командир же эскадры надеялся скрытно подойти к планете кроканов. Можно было одеть вессперы полями скрытия, но: во-первых - они были энергоёмки, а во-вторых - требовали значительного снижения скорости, иначе их просто сносило пространственным ветром с корпусов кораблей. И потому Галл'Арту приходилось выбирать: или быстрое достижение цели, но с ослабленной безопасностью; или безопасность, но с очень долгим временем пути. Пока он придерживался первого варианта, но периодически досаждал своими придирками Валл'Иолету, заставляя его нервничать и пристальнее всматриваться в экран спор, будто его глаза были дальновиднее полусфер пространственного сканера.
   За это время пути Валл'Иолет, от постоянного нахождения в зале управления и пристального всматривания в экран спор, уже порядком устал и разгоняя кровь, устраивал длительные пробежки по коридорам весспера, которые помогали всё меньше и меньше, но он терпел и не просил у командира эскадры второго пилота.
   Но всё же головная боль Валл'Иолета оказалась напрасной: из пульта управления, вдруг, раздался резкий, пронзительный звук и в центре экрана спор вспыхнуло бледное красное пятнышко. Тут же ткнув пальцем в клавишу связи, Валл'Иолет вызвал командира эскадры.
   - Командор, крокан! - Выпалил Валл'Иолет, удивлённому взгляду Галл'Арта.
   - Я ничего не вижу - Галл'Арт мотнул головой.
   - Прямо по курсу. Только появился. Ещё далеко.
   - Что значит - далеко? - В голосе командира эскадры скользнули нотки недовольства. - Мы не на прогулке.
   - На расстоянии двух суток пути. Дальше мой спор не видит.
   - Что за корабль?
   - Если судить по отклику - масса довольно большая. Скорее всего - тангар.
   - А если судить по реальности?
   - Точно я смогу сказать лишь на расстоянии менее суток.
   - А его сканер видит нас?
   - Навряд ли. - Валл'Иолет мотнул головой. - Да и если судить, что его скорость неизменна - то нет. Уж не думаешь ли ты, командор, что они умнее нас.
   - Не остри! - По лицу Галл'Арта скользнула тень недовольства. - Продолжай вести его. Докладывай каждый час, пока он не появится на моём экране спор. - Изображение Галл'Арта на голограмме качнулось. - Всем! Скорость к пяти. По достижении, включить поле скрытия. - Голограмма с его изображением погасла.
   Валл'Иолет двинул акселератор назад - согласно инструкции, торможение требовалось производить ступенчато-линейно и на снижение скорости на одну единицу уходило около часа, а значит торможение до активации поля скрытия должно было занять около четырёх часов. Он глубоко и протяжно вздохнул, надеясь, что за это время эскадра ещё не станет доступна пространственному терму корабля кроканов...
   Наконец скорость эскадры снизилась до требуемых пяти лью и Валл'Иолет включил поле скрытия весспера - корабль кроканов тут же исчез с экрана спор. Поблекли и корабли эскадры. К тому же значительно уменьшилось количество отображаемых звёзд.
   Хотя Валл'Иолет и был готов к снижению чувствительности пространственного сканера из-под поля скрытия, так как несколько раз ходил под ним при испытании весспера, но то были ничего незначащие переходы, а сейчас была настоящая работа, от которой зависела, как его жизнь, так и жизнь его друзей и которая вызвала такое ненужное чувство тревоги. У первой же модели вессперов было совсем другое поле скрытия, эффективное лишь на больших расстояниях от противника, вносящее в систему слежения значительные искажения и не дающее ей правильно выбирать цель. У нового поля скрытия, в принципе, были те же самые неприятные симптомы, но и ещё требующие проверки, так как тестовые испытания не идут ни в какое сравнение с боевыми действиями. В своих предыдущих схватках с дифферентами Валл'Иолет не рискнул воспользоваться полем скрытия и потому не имел возможности оценить его эффективность. Сейчас он был не один и в случае опасности, можно было надеяться на подсказку капитанов других вессперов. Он ткнул пальцем в экран терминала, связываясь с командиром эскадры.
   - Командор, крокан исчез с моего экрана, да и вы едва просматриваетесь. Я не знаю насколько эффективно моё поле скрытия. Как бы не напороться. - Валл'Иолет вытянул губы в виноватой улыбке. - Поле скрытия заметно ослабило пространственный сканер. Нужно ещё больше снижать скорость.
   - Хаара! - По скулам Галл'Арта прошлись желваки. - Если ты стал плохо видеть, то мы и вовсе идём вслепую. Руководствуемся лишь связью. Одна надежда на тебя. Скорость пока снижать не будем, лишь в крайнем случае. Иначе мы тут застрянем на годы. Если потребуется сменить вектор - предупреди, иначе, действительно, порасшибаем друг друга. Так что, выкручивайся!
   - Я стараюсь. - Валл'Иолет вновь натянуто улыбнулся.
   - Вот и старайся. - Голограмма с изображением Галл'Арта исчезла...
   Прошли сутки и большая часть вторых, когда, наконец, на экране спор перед Валл'Иолетом вновь появилась красная точка кроканского корабля. По его характеристическим показателям Валл'Иолет понял, что это тангар. Он тут же связался с Галл'Артом.
   - Командор, тангар! В шести часах. Идёт прямо на нас. Один.
   - Тангар, говоришь. Значит мы правильно идём. Без сопровождения. Или они такие смелые или их база, где-то, недалеко. Как думаешь, с базы они могут нас видеть?
   - Насколько мне известно - нет. - Валл'Иолет дёрнул правым плечом. - Если они не придумали, что-то оригинальное.
   - Что, например?
   - Какой-то регистратор скрытых масс.
   - Такого у нас ещё нет.
   - Командор, ты считаешь, что мы умнее? - Уголки рта Валл'Иолета тронула усмешка.
   - Ты сомневаешься? - Лицо Галл'Арта сделалось очень серьёзным, даже злым.
   - Нисколько. - Валл'Иолет поспешно мотнул головой.
   - Ну-ну! - Голограмма погасла.
   Хаара! Валл'Иолет провёл рукой по сделавшемуся влажным лбу. Дёрнуло же меня съязвить. Ещё вспомнит, при случае. Позора не оберёшься.
   Откинувшись на спинку кресла, он устало прикрыл глаза.
   Как хочется спать? Потекли у него вялые мысли. Как натянул экран, я же ни минуту не смыкал глаз. Ожидаемое событие произошло: тангар ещё далеко и ничего не произойдёт если я час отдохну. Нужно только включить таймер.
   Рука Валл'Иолета потянулась к экрану терминала, но на полпути замерла и скользнув вниз, упала на подлокотник, его голова склонилась на бок...
   Валл'Иолет вздрогнул и открыл глаза - с голограммы на него смотрело строгое лицо Галл'Арта.
   - Сколько можно спать? - Лицо командира эскадры исказилось недовольной гримасой. - Я понимаю - ты устал, но нужно же и совесть иметь.
   - Извини, командор. - Валл'Иолет скользнул взглядом по экрану спор и увидев всего лишь одну красную точку, мысленно успокоился, но поняв по сократившемуся расстоянию до тангара, что проспал более двух часов - мысленно выругался. - Я нарушил приказ и готов понести заслуженное наказание.
   - Тангар появился на наших экранах и считай, что это я разрешил тебе отдохнуть. - Лицо Галл'Арта по-прежнему осталось строгим и Валл'Иолет понял, что командир эскадры скажет что-то серьёзное. - Он идёт чуть ниже нашего курса и однозначно, не видит нас. При желании можно по корпусу рукой провести. Я приказал не трогать его. Он пустой. Пусть идёт своей дорогой.
   - Я тоже так считаю, командор! - Валл'Иолет согласно кивнул головой.
   - Твоё дело выполнять, а не обсуждать мои приказы. Молод ещё. - Голограмма с изображением Галл'Арта исчезла.
   - Хаара! - Валл'Иолет с силой провёл руками по лицу, снимая остатки сна...
   Тангар прошёл мимо, действительно, не заметив эскадру толлонских кораблей, которая продолжила двигаться прежним курсом под защитой полей скрытия, но с каждым днём напряжение в экипажах нарастало. Переданное всем предположение командира эскадры, что перерабатывающий завод кроканов где-то недалеко, заставляло экипажи вессперов пристальнее всматриваться в полупустые экраны спор своих кораблей, в надежде увидеть вокруг, долгожданную планетную систему, вздрагивая при появлении на нём отметок от блуждающих астероидов, нагнетающих неподдельный страх, так как открывать огонь по ним было запрещено. Но астероиды проносились мимо, вызывая вздохи облегчения.
   Первым звезду по вектору пути увидел на своём экране спор Валл'Иолет. Звезда была оранжево-красного цвета и Валл'Иолет в первое мгновение принял её красную точку за корабль кроканов и уже вытянул руку к панели управления связью, чтобы доложить Галл'Арту, но, осознав, что рядом с красной точкой нет никаких характеристических показателей, замер. Наконец, после некоторого размышления, понял, что это достаточно массивная звезда холодного спектрального класса. Почти в центре красного кружочка звезды отображалась маленькая чёрная точка, будто в это место экрана села крохотная пылинка. Сердце Валл'Иолета вздрогнуло и вместо связи с командиром эскадры, он активировал на экране спор врезку с пространством красной звезды. Хотя изображение было туманным, но поразмышляв он понял, что чёрная точка ничто иное, как планета, проходящая сейчас перед звёздным диском; нашлась и ещё одна чёрная точка - планета находилась в стороне от звезды и была видна в чёрном пространстве лишь благодаря своему голубоватому ореолу, говорящему о наличии у неё кислородосодержащей атмосферы. Она находилась на более дальней орбите, нежели планета, находящаяся перед звездным диском. Но пространственный вектор движения эскадры вёл, именно, к планете перед звездой, до которой оставалось порядка шестидесяти часов пути.
   Валл'Иолет до максимума увеличил масштаб - огромная туманная звезда с чёрным кружком планеты теперь занимала добрую половину экрана спор. Зал управления наполнился мистическим красным цветом, заставив голову Валл'Иолета невольно вжаться в плечи. Никакого цветного ареола вокруг планеты, показывающего наличие у неё какой-то атмосферы не наблюдалось, но возможно его на фоне звезды не просматривалось. Валл'Иолет активировал спектральный анализатор и направил его на чёрный кружок - необходимых компонентов атмосферы в спектре не наблюдалось. Возможно, что анализатор под полем скрытия, как и пространственный сканер тоже потерял чувствительность и теперь был не в состоянии сделать какой-то анализ. Хмыкнув, Валл'Иолет убрал врезку и связался с Галл'Артом.
   - Командор! - Он вскинул брови, будто показывая своё удивление, тем, что сейчас скажет. - У меня, прямо по курсу, массивная красная звезда с планетной системой. Пространственный вектор ведёт к внутренней планете.
   - Я тоже вижу красную звезду по курсу, но никаких планет. Что говорят твои анализаторы? Далеко до неё? Сколько планет? - Галл'Арт подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.
   - Около шестидесяти часов. Я нашёл две планеты. Возможно за звездой ещё есть или где-то на дальних орбитах. Анализатор молчит. Экран мешает. Мы, практически, в плоскости эклиптики. Дальняя от звезды планета с атмосферой. Та, к торой мы идём - непонятно.
   - Дифференты, тангары?
   - Планета прямо перед звёздным диском и что-то увидеть, совершенно, невозможно.
   - Хаара! - Галл'Арт сдвинул брови. - А вторая?
   - Восемь градусов вправо.
   Изображение командира эскадры на голограмме дёрнулось.
   - Всем! Прямо по курсу на расстоянии шестидесяти часов планетная система. Принять пять градусов влево. Информационный обмен прекратить. Скорость снизить до лью строго по регламенту, после моего сеанса.
   Голограмма с изображением Галл'Арта исчезла. Валл'Иолет убрал врезку, вызвал на экран координатную сетку и наклонил панели управления влево. Дождавшись, когда пространственный вектор пути сместится влево на пять градусов, вернул панели управления в горизонтальное положение и убрав с экрана сетку координат, двинул акселератор назад в требуемое регламентом положение и тревожным взглядом уставился в красное солнце.
   Чёрная точка планеты, увеличиваясь в размерах, поползла по красному диску и оказавшись в пространстве, начала удаляться от звезды в сторону и в темноте пространства стала едва различимой. Наконец прошли томительные часы пути и эскадра доползла до орбиты планеты и развернувшись, пошла планете вслед, с двухчасовым отставанием.
   Валл'Иолет вновь включил анализатор - никакой атмосферы вокруг планеты не регистрировалось. Не было видно и никаких объектов вокруг неё. Он связался с командиром эскадры.
   - Командор! - Валл'Иолет дёрнул плечами. - Атмосферы нет и на орбите тоже ничего не видно. Я бы убрал экран на несколько мгновений, чтобы быть уверенным.
   - Нет! - Галл'Арт мотнул головой. - Глаз не спускай с планеты. Анализируй каждый метр пути. Вся надежда на тебя. Наши анализаторы молчат. - Его изображение дёрнулось. - Всем! Сближение. Предельная внимательность. Кто зевнет дифферент - самого изжарю. Ориентироваться по тридцать второму. - Его изображение исчезло.
   Валл'Иолет чуть двинул акселератор вперёд и уставился в экран спор. Хотя экранирующее поле достаточно сильно искажало истинную картину пространства, но всё же понять, что таится в нём было можно.
   Планета приближалась и чем ближе она была, тем вызывала всё большее удивление. Валл'Иолет вывел её на врезку и всматриваясь в туманный облик, пытался понять мотивы кроканов, подвигнувшие их на создание на ней своей обогатительной фабрики. Планета была несколько больше Толлоны. Атмосфера у неё всё же была, но очень тонкий слой, скорее всего, даже, не скрывающий макушек гор. Из-за близости к своей звезде её поверхность была горяча даже для тёплолюбивых толлонов. Её рельеф был крайне изрезан и ассоциировался с дорожкой звукового файла - будто поверхность была сплошным сонмом гор и каньонов. И что было самым непонятным - ни на одной из орбит не наблюдалось ни единого объекта искусственного происхождения, создавая впечатление, что толлонская эскадра ошиблась в объекте своей цели.
   За пультом управления в очередной раз вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта. Командир эскадры, явно, был сердит.
   - Куда ты привёл нас? - Глаза Галл'Арта сверкнули, отнюдь, не добрым блеском. - Где обогатительная фабрика? Где корабли? Вокруг пустота. А планета? На ней же живого места нет. Даже я через свой защитный экран вижу, что на ней можно изжариться. Только ненормальный может сунуться на неё. Ты, явно, ошибся.
   Валл'Иолет, несколько раз моргнув, перевёл взгляд с голограммы на врезку с планетой. Его, вдруг, будто пронзил электрический разряд - за несколько часов наблюдения планета нисколько не повернулась, а была будто приклеена к своей орбите, что говорило о том, что она всегда повёрнута к своему солнцу одной стороной. Он вернул взгляд на командира эскадры.
   - Командор! - Валл'Иолет вскинул брови. - А ведь она всегда повёрнута к звезде одной стороной. В области тени должны быть вполне комфортные поверхности.
   - Ты уверен? - Галл'Арт подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.
   - Почти. - Валл'Иолет дёрнул плечами. - Другого объяснения их выбора у меня нет. Если разрешишь снять поле скрытия, я буду гарантированно уверен.
   - Нет! - Галл'Арт мотнул головой. - Считай, я поверил. А то уже уверовал, что её ландшафт какой-то повторяющийся: вроде бы она вращается, а облик один и тот же. Всем! Планета всегда повёрнута к звезде одной стороной. Искать в тени. - Громко произнёс он и голограмма с его изображением исчезла.
   Когда весспер оказался над обратной стороной планеты, Валл'Иолет задал анализатору поиск наибольшей концентрации ратана. Старый учёный был правдив, уверяя, что под новым полем скрытия возможна даже работа. Хотя пространство для анализа оказалось не слишком далеким, но чувство защищённости придавало уверенность и вселяло надежду в успех.
   Вскоре облако тяжёлых частиц нашлось. Валл'Иолет двинул весспер к этой части планеты, над которой анализатор отмечал устойчивую концентрацию ратана.
   Среди гор появилось небольшое плато, на котором просматривался холм розового цвета. В окружающих плато склонах гор просматривались несколько пещер. В две из них от красного холма шли трубы. Иногда между пещерами проскакивали какие-то механизмы. Валл'Иолету стало понятно, что обогатительная фабрика кроканов находится внутри гор. Песок тангарами высыпался на плато, а к фабрике подавался по трубам. Куда кроканы девали отходы было непонятно, так как серого песка нигде не просматривалось. Возможно он, просто, не просматривался на сером экране. Валл'Иолет связался Галл'Артом.
   - Командор! - Заговорил он, смотря в изображение Галл'Арта. - Перерабатывающая фабрика внутри гор. Тангары сбрасывают песок на плато, ты должен у себя видеть розовое пятно чуть южнее экватора, а затем по трубоводам подают его к фабрике. Если судить, по тому, что трубовода два, то обогатительных фабрик у них тоже две или чего-то я не понимаю в их производстве.
   Глаза Галл'Арта забегали, он видимо пытался найти у себя на экране красное пятно. Наконец его глаза замерли и долго оставались неподвижны. Затем он опять поднял взгляд на Валл'Иолета.
   - Какие-то оружейные турели вокруг плато просматриваются?
   - Я не вижу. - Валл'Иолет мотнул головой. - Если только экран их нивелирует на фоне гор.
   - Будем надеяться, что их там нет. Они ведь не ждут нас здесь. Что ж, молодец Лет! - Лёгкая улыбка тронула губы Галл'Арта. - Всем! Рассредоточиваетесь над плато на высоте десять тысяч метров и закрываете его. Я опускаюсь ниже и... Короче, дальше мои проблемы. По моему приказу - уходим.
   Голограмма с изображением командира эскадры погасла. Валл'Иолет наклонил панели управления, разворачивая весспер и занимая позицию над плато, мысленно отпуская в адрес командира эскадры нелестные слова, так как поля скрытия изрядно искажали пространство и была опасность столкновения с другими вессперами. Так как его весспер оказался ближе других к плато, то Валл'Иолет первым занял указанную позицию и теперь смотрел, как другие капитаны очень аккуратно выстраивались вокруг него. Над плато образовалось нечто, наподобие круга из вессперов. Оставшийся последним весспер, нырнул под круг и повертевшись под ним, раскрылся - его поле скрытия исчезло. Нос весспера смотрел в сторону одной из пещер, куда шла труба.
   Неожиданно из-под него вынырнуло какое-то продолговатое тело и мелькнув, исчезло в пещере. Весспер развернулся и стал носом напротив второй пещеры с трубой и вновь, вынырнувший из-под него серый продолговатый предмет, исчез в пещере. Поле скрытия вновь накрыло весспер.
   Перед Валл'Иолетом вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта.
   - Всем! Уходим на сто тысяч. Построение - клин. - Выпалил он и голограмма с его изображением погасла.
   Валл'Иолет шевельнул панели управления и весспер пошёл вверх. Круг вессперов распался.
   Прошла пара минут, экран спор перед Валл'Иолетом, вдруг, посветлел. Свет шёл снизу. Валл'Иолет включил купол и опустил взгляд - над планетой разрастались два огромных жёлтых шара.
   Хаара! Валл'Иолет отключил купол и двинул весспер в позицию, согласно положенного ему места на марше - крайний справа в последнем, третьем ряду.
   Перед ним вновь вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта.
   - Поздравляю всех! - Заговорил он и его губы вытянулись в широкой улыбке. - Надеюсь обогатительная фабрика кроканов уничтожена и им не скоро удастся построить новую. Лет пятьдесят здесь будет такая радиация, что никакие защитные средства не спасут. Всем за мной. Поля не снимать. Курс - Толлона.
   Голограмма погасла и один из вессперов на экране спор начал стремительно удаляться. Валл'Иолет резко двинул акселератор вперёд, посылая свой весспер вдогонку убегающему вессперу командира эскадры.
  
  

10

  
  
   Потянулись, казалось, бесконечные дни. Поля скрытия были сняты и эскадра шла полным ходом. Её путь пролегал в той части галактики, где толлоны не ходили и мощных ретрансляторных станций у них здесь не было и потому быстрой связи с Толлоной у эскадры тоже не было. Скорее всего это пространство не контролировали и кроканы, так как нигде не наблюдалось ни единой красной точки, да и анализатор весспера Валл'Иолета не отмечал присутствия в пространстве частиц, даже, состарившегося ратана. Чтобы как-то отвлечься, Галл'Арт заставил капитанов эскадры отрабатывать перестроение - эскадра рассыпалась в пространстве, то в горизонтальную линию, то в вертикаль, то выстраивалась в круг, ромб или треугольник, то шла спиралью, будто ввинчиваясь в пространство. Но вскоре и это занятие наскучило - перестроение было доведено до автоматизма и Валл'Иолет мог, пожалуй бы выполнять все эти маневры даже с закрытыми глазами, пользуясь лишь своим полем. Единственным его развлечением остались пробежки по коридорам весспера. Но Валл'Иолет всё же нашёл себе и другое занятие: он занялся совершенствованием работы со своим психотронным полем. Контроль пространства психотронным полем настолько его увлёк, что он порой забывал даже о том, где находится и лишь регулярные сеансы связи с ним Галл'Арта, требующего отчётов об анализе пространства, возвращали его в реальность. Трёп между экипажами, Галл'Арт запретил.
   Хотя событие и ожидалось, но всё произошло, как всегда - неожиданно. Вернувшись в зал управления после одной из пробежек, Валл'Иолет вдруг увидел большое красное пятно в правой трети экрана спор. Его сердце сжалось в тревоге, уж слишком пятно было большим для одного корабля. Усевшись в кресло, он принялся манипулировать настройками. В конце-концов ему удалось разрешить пятно на отдельные точки. Пространственный сканер ещё не выдавал их характеристические показатели, но Валл'Иолет чувствовал, что это эскадра кроканских дифферентов, шедшая примерно в том же направлении, что и эскадра толлонских вессперов под командованием Галл'Арта. Он тут же связался с командиром эскадры.
   - Командор! Перед нами кроканы. Чуть менее двух суток. Идут в том же направлении. - Произнёс Валл'Иолет с тревогой в голосе.
   - Хаара! - Лицо командира эскадры исказилось неприятной гримасой. - Куда они могут идти? Что в той стороне?
   - В той стороне Толлона, командор. - Губы Валл'Иолета вытянулись в горькой усмешке.
   - Сколько их?
   - Не меньше десяти. Пока ещё трудно сказать точно.
   - Мы их сможем догнать?
   - Дней через пять-шесть, если они будут идти с той же скоростью. Но пару лью они могут и добавить - тогда дней двадцать. Командор, я могу попытаться привлечь их. Вдруг клюнут.
   - Десять не два. Сожгут и пепла не останется.
   - Если догонят. Я ведь о-о-очень резвый.
   - Хорошо! Действуй! Только не увлекайся. Иначе мы не успеем помочь. - По голограмме скользнула рука Галл'Арта и его изображение дёрнулось.
   - Всем! - Заговорил он. - В двух днях пути перед нами кроканская эскадра дифферентов. Я не знаю куда они направляются, но их вектор пути совпадает с нашим. Мы обязаны их догнать. Если они, действительно идут к Толлоне с недобрыми намерениями, то мы должны преградить им путь. Строй - пирамида. Будьте внимательны. - Голограмма с изображением командира эскадры погасла.
   Валл'Иолет шумно вздохнул и двинул акселератор до упора. Зелёные точки вессперов на экране спор поползли по экрану и вскоре скрылись за его краями.
   Шло время. Красное пятно на экране спор разрасталось и всё отчётливее разрешалось на отдельные точки, но пространственный сканер всё ещё определял эту группу пятен, как одно целое. Наконец точки приняли более-менее выраженный характер и Валл'Иолет пытался сосчитать их - его сердце сжалось в тревоге, он насчитал их, восемнадцать. Выходило, что на один весспер приходилось два дифферента.
   Пусть не все там дифференты, но их и полтора десятка тоже не подарок. Всплыла у него грустная мысль. Как они отреагируют, когда увидят меня?
   Прошло ещё несколько часов погони. Пятно окончательно распалось и на экране спор, наконец появились характеристические показатели кроканских кораблей. Собственно, ничего нового они не принесли, лишь подтвердили прежние выводы. Оставалось одно - ждать реакции кроканов, на появление весспера на их пространственных термах.
   И она себя не заставила ждать, как только расстояние сократилось до суток пути три красные точки отделились от основной группы и начали уходить в сторону. Расстояние до них стремительно сокращалось.
   Всего-то! Валл'Иолет хмыкнул. Но остальные-то должны вас подождать.
   И действительно, скорость основной группы точек начала падать.
   - Молодцы! - Валл'Иолет широко улыбнулся. - Понятливые. И Галл'Арту будет легче.
   Прошло ещё некоторое время. Идущие навстречу вессперу Валл'Иолета дифференты, вдруг, резко отвернули в сторону и помчались прочь. Лицо Валл'Иолета было вытянулось в недоумении. Он включил купол и оглянулся - над головой отчётливо отображалась россыпь зелёных точек.
   Увидели всю эскадру. Он отвернулся и широко улыбнулся. Однако, героизма у вас не густо. Остальные, неужто, тоже побегут?
   Но его сарказму не суждено было подтвердиться - остальные дифференты начали резко снижать скорость и развернувшись, двинулись ему навстречу.
   Валл'Иолет вновь оглянулся - вессперы шли за ним с несколькими часами отставания. Он включил торможение и к месту встречи кораблей двух цивилизаций он подошёл одновременно со своей эскадрой.
   Дифференты, разделившись на две группы, принялись обходить эскадру вессперов с двух сторон.
   Перед Валл'Иолетом вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта.
   - Всем! - Заговорил командир эскадры. - Их больше и потому держаться вместе. По одному они нас перещелкают, как насекомых. Построение - полукруг. Наше преимущество - поле скрытия. Используем его по максимуму. Накрываемся, подходим, снимаем покрывало, залп по одному дифференту и вновь прячемся. Капитан Валл'Иолет. Твой весспер самый эффективный. Среди нас тебе будет неуютно и потому работаешь один у них за спиной. Опыт у тебя есть. Пока мы будем перестраиваться, покрутись позади них, застав обратить на себя внимание, отвлекай, но будь аккуратен, чтобы они не достали тебя. Одевайся и пошел. Остальным тоже укрыться. Если исчезнут, раскрываемся и подходим ближе и вновь укрываемся. Начали!
   Голограмма погасла. Валл'Иолет включил поле скрытия - отображение пространства на экране спор поблекло. Исчезли с экрана и дифференты. Валл'Иолет вызвал штурвал и потянул его на себя - весспер заскользил вверх.
   Как бы не напороться. Скользнула у него тревожная мысль. Может для работы под полем скрытия пространственному сканеру нужны какие-то другие настройки? Хаара! Раньше нужно было подумать об этом. Слай'Элма больше спрашивать, а не сидеть болваном. Отправил он в свой адрес нелестный отзыв.
   Прошло около двух часов, когда, наконец, на экране проявились несколько бледных красных точек. Они медленно ползли в его сторону. Периодически точки становились ярче, будто вспыхивали и экран прочерчивали яркие тонкие линии смертоносных лучей. Куда они стреляли, Валл'Иолет мог лишь гадать, так как зелёных точек вессперов пространственный сканер сейчас не отображал, но дифференты шли ниже и потому лучи скользили где-то под весспером. Если вессперы эскадры были накрыты полями скрытия, то, скорее всего, дифференты били наугад. Но всё же, в такие моменты сердце Валл'Иолета сжималось в тревоге, ему казалось, что сейчас дифференты его увидят и следующие смертоносные лучи, непременно, вопьются в его весспер.
   Наконец точки дифферентов уползли в нижнюю часть экрана спор и скрылись из вида. Валл'Иолет развернул весспер и бросил взгляд на накопитель энергии спиралонового излучателя - он был полон.
   Он ткнул пальцем в панель деактивации поля скрытия. Отображение на экране стало чётким. Девять дифферентов были под весспером настолько близко, что отчётливо просматривались голубоватые сполохи дюз их движителей. Бледные зелёные точки эскадры вессперов, блестели чуть в стороне от дифферентов. Видели ли их дифференты, можно было лишь гадать, хотя они стреляли в сторону эскадры вессперов, но скорее всего больше для страха, нежели на поражение.
   Дифференты, видимо, заметили новую для себя угрозу, появившуюся сзади и бросились врассыпную, но для одного из них уже было поздно. Валл'Иолет активировал автозахват цели и в тот же миг на экране спор вспыхнул белый овал прицела, упирающийся в дифферент. Валл'Иолет вжал клавишу выстрела. Весспер вздрогнул, будто проснулся. Накопитель энергии спиралонового излучателя мгновенно опустел. Дифферент в белом овале задрожал, будто к нему подключили мощный вибратор. Белый овал погас, но тут же вспыхнул красный круг прицела лазерного излучателя. Не раздумывая, Валл'Иолет вжал клавишу выстрела оставшейся лазерной пушки и жирный красный луч упёрся в модуль управления дифферента.
   Тут же ткнув пальцем в клавишу активации поля скрытия Валл'Иолет резко повернул штурвал, уводя весспер в сторону. Экран спор поблек. Красные точки дифферентов начали стремительно расползаться по сторонам и лишь одна из них осталась на месте.
   - Отлично! - Губы Валл'Иолета растянулись в широкой улыбке.
   Конечно, от одного залпа навряд ли дифферент сгорит, но его функциональность несомненно будет нарушена. Всплыла у него довольная мысль.
   Дальнейшее произошло столь стремительно, что Валл'Иолет лишь едва успел вскинуть брови от удивления.
   Бросившись в рассыпную, два дифферента оказались совсем близко от эскадры вессперов, бледные точки которых на экране спор тут же сделались ярче, видимо, увидев близко подошедшие к ним дифференты, они сбросили поле скрытия. От вессперов в сторону дифферентов протянулись яркие зелёные сполохи и красные точки дифферентов на экране спор ярко вспыхнув, превратились в большие жёлтые пятна.
   Сняв с себя поле скрытия, вессперы обозначили своё местонахождение и стали видны идущим к ним с другой стороны дифферентам. Хотя расстояние было достаточно большим, но всё же дифференты выпустили яркие красные лучи, которые уперлись в одну из зелёных точек. Из-за того, что лучей было много, полученной энергии хватило, чтобы весспер превратился в огненный шар. Пространство озарилось ещё одной вспышкой.
   Зелёные точки вессперов на экране спор перед Валл'Иолетом поблекли и пошли в сторону. Красные точки дифферентов двигались вслед за ними. Валл'Иолет поднял брови.
   Они их видят? Но у кроканов же нет средств обнаружения полей скрытия. А если они идут по следу ратана? Догадливые! Тогда они и меня найдут. Всплыли у него тревожные мысли.
   Он прометнулся взглядом по экрану, но никаких красных точек в его сторону не двигалось: разбежавшиеся от его атаки дифференты, ещё только вновь собирались в одну группу; вторая группа дифферентов шла за эскадрой вессперов, периодически выпуская смертоносные лучи из своих орудий; повреждённый выстрелами Валл'Иолета дифферент одиноко полз неизвестно куда.
   Валл'Иолет повернул штурвал и направил свой весспер в сторону группы дифферентов, идущей по следу эскадры вессперов, решив повторить свой маневр.
   Подойдя вплотную к одному из дифферентов, он бросил взгляд в сторону накопителя энергии спиралонового излучателя и убедившись, что он полон, снял поле скрытия и едва сработал захват цели, нажал клавишу выстрела. Дифферент задрожал и из дюз его движителей повалили густые струи дыма. Выпустив в его сторону порцию зарядов из всех лазеров, Валл'Иолет вновь закрылся экраном.
   Другие дифференты группы метнулись по сторонам. И опять один из них оказался слишком близко к вессперам, которые тут же сбросив поле скрытия, ударили по нему из своих энергетических пушек. Пространство озарилось ещё одним ярким жёлтым шаром.
   Но в тоже время, раскрывшись, вессперы обозначили себя и в их сторону тут же метнулась другая половина кроканской эскадры, видимо, уже пришедшая в себя от полученного потрясения. От неё в сторону вессперов вытянулись красные линии лазерных лучей, но из-за удалённости лучи оказались не столь эффективны, но всё же один из вессперов, оказавшийся ближе всех к дифферентам, задымил.
   Другие вессперы, уже не прячась за поля скрытия, бросились к своему горящему кораблю, выпустив рой ответных лучей в сторону дифферентов. Корабли кроканов бросились врассыпную, но отскочив совсем не далеко, развернулись и собравшись в плотную группу, опять двинулись в сторону эскадры вессперов, ведя непрерывный огонь из своих лазерных пушек. К ним подтянулась и вторая группа дифферентов. Рядом с двумя вессперами появились светлые чёрточки, показывающие, что они дымили.
   Как показалось Валл'Иолету, один из подошедших дифферентов находится в зоне досягаемости спиралонового излучателя. Убедившись, что его накопитель полон, Валл'Иолет сбросил поле скрытия и поймав дифферент в прицел, нажал клавишу выстрела. Кроканский корабль заплясал, будто попал в сильное волнение. Он оказался далеко для лазерных пушек и Валл'Иолет вновь спрятал весспер за экран.
   Капитаны других дифферентов, увидев, что один из кораблей их группы вновь атакован невидимым противником, рванулись вперёд, пытаясь уйти от невидимки и оказались перед вессперами. Вессперы открыли огонь, сосредоточившись на одном из дифферентов и на его месте тут же вспыхнул огненный шар.
   Видимо поняв, что оказались меж двух огней, дифференты уже не бросились врассыпную, а продолжили идти вперёд, прорываясь между вессперами, видимо, выбрав для себя зрячего противника, огрызаясь плотным ответным огнём. Вессперы начали уворачиваться и в пространстве завертелась карусель - вессперы и дифференты вертелись волчками, кувыркались и шли кругами полосуя друг друга смертоносными красными лучами своих орудий. Пространство озарилось новыми огненными шарами взорвавшихся кораблей.
   Валл'Иолет решил, что теперь бессмысленно скрывать свой весспер и сбросив поле скрытия, бросил корабль к месту сражения.
   Дифференты оказались весьма вертлявыми кораблями и удержать их в прицел вручную оказалось проблематичным, так как после выстрела автоматика считала утонувший в ореоле дифферент уже уничтоженным и захватывала следующий и Валл'Иолету не удавалось выпустить по предыдущему дифференту залп из лазерных пушек, чтобы нанести ему ещё больший урон.
   Закончив дрожать от полученного спиралонового заряда, дымя и изрыгая огненные струи, дифферент возобновлял свои боевые действия.
   В один из таких моментов, Валл'Иолет посчитал, что дифферент очень близко и что дополнительная атака лазерными пушками может вывести его из строя, отключил автоматическое слежение и вернул прицел на дрожавший дифферент. В тот же миг донёсся пронзительный вой и экран спор залило красным цветом.
   - Потеря защиты семьдесят процентов. - Раздался металлических голос информационной системы.
   Мысленно выругавшись, Валл'Иолет резко повернул штурвал, уводя весспер в сторону, хотя не представлял, с какой стороны был атакован. Но ему повезло: через несколько мгновений экран потемнел и он увидел, что его весспер в чистом пространстве. На экране терминала пульсировали несколько красных сегментов. Он включил камеры ближнего обзора, правое крыло было обрезано по самый корпус и из его остатка бил фейверк ярких искр.
   - Хаара! - Механически прошелестели губы Валл'Иолета. - Полный болван!
   Выключив камеры ближнего обзора, он прометнулся взглядом по экрану спор, намереваясь выбрать место входа в пространство сражения. Его брови выгнулись высокими дугами: сражения, как такового, уже не было - уцелевшие корабли враждующих сторон расползались из пространства конфликта в разные стороны, за многими из них тянулись шлейфы серого дыма и рассыпались яркие фейверки искр. Валл'Иолет насчитал четыре весспера и одиннадцать дифферентов. Причём шлейф дыма тянулся лишь за одним весспером. По характеристическим показателям он понял, что дымил весспер Галл'Арта.
   Повернув штурвал, Валл'Иолет направил свой весспер в сторону весспера командира эскадры. Едва он оказался рядом с ним, как над пультом управления вспыхнула голограмма с хмурым лицом Галл'Арта.
   - Молодец Лет. - Губы командира эскадры чуть вытянулись. - Нагнал ты на них страху. Шарахались будто ошпаренные. Насколько серьёзны твои повреждения? Фонтан из тебя приличный. Помощь нужна?
   - Правое крыло срезали. В нём был твёрдый кислород для регенераторов. Вот и фонтанирует. Надеюсь, статит скоро сработает.
   - Без регенераторов ты долго не протянешь.
   - Во втором есть.
   - Тогда держись. Сейчас посмотрим куда они двинут и тогда решим, что делать дальше. Я поймал в ангар несколько лазеров. Если статит не затянет дыру весспер придётся бросить. Тогда к тебе переберусь. А ты молодец; двоих завалил.
   - Проблема не решится, пусть весь экипаж ко мне перебирается.
   - Хорошо.
   Голограмма исчезла. Валл'Иолет откинувшись в кресле, принялся наблюдать за дифферентами.
   Целые из них крутились вокруг дымящих, из овальных крыльев которых били какие-то белые струи. Два дифферента вскоре перестали дымить. Остальные продолжали, видимо экипажам не удавалось справиться с повреждениями, а из одного и вовсе, вдруг, ударил мощный фонтан огня. Окружающие его дифференты бросились в разные стороны и пространство озарилось ещё одной рукотворной вспышкой. Опять собравшись в группу, дифференты направились в ту сторону, откуда шли изначально.
   Валл'Иолет включил камеры ближнего обзора - из того места корпуса, где когда-то было крыло искры уже не сыпались, но фонтан дыма был ещё приличным.
   Удовлетворённый увиденным, он переключил экран спор на режим дальнего обзора. Дифференты уже превратились в красные точки и быстро удалялись.
   Вновь вспыхнула голограмма с изображением Галл'Арта. Лицо командира эскадры выглядело даже приветливо, на его губах играла лёгкая улыбка.
   - Двинули восвояси. Пусть их путь будет устлан густым дымом. - Его улыбка сделалась шире. - Уходим и мы. Пробоина затянулась. Статит справился, но зыбок. Слишком дыра большая. Если статит начнёт течь, придётся тебе сопровождать меня. Вессперы сейчас слишком дороги, чтобы разбрасываться ими. Да и присматривай за пространством позади. Вдруг вернутся.
   - Да, командор! - Валл'Иолет кивнул головой.
   Голограмма погасла. Валл'Иолет толкнул штурвал и тот занял свою нишу в пульте управления. Вызвав панели управления, он положил на них руки и дождавшись, когда тройка вессперов займёт позицию позади корабля командира эскадры, двинул акселератор вперёд и пристроил свой боевой корабль в хвост изрядно поредевшей эскадре.
  
  

11

  
  
   Эскадра дальше без приключений добралась до Толлоны. Весспер Галл'Арта выдержал переход и выдал изрядную порцию дыма лишь при входе в атмосферу. Посадку на космодром совершали глубокой ночью. Из встречающих был лишь адмирал Нейн'Манн с двумя десантниками, да техники космодрома.
   Адмирал был зол. Не удосужившись выслушать Галл'Арта, он подбежал к Валл'Иолету.
   - Где "Спирай"? Что с ним? - Буквально зашипел он.
   - Я не знаю, где он и что с ним, гросс адмирал? - Валл'Иолет мотнул головой.
   - Как не знаешь? А почему ты здесь? Почему вернулся? - Адмирал сорвался в крик.
   Наш путь пересёкся с трассой, по которой кроканы возят криил. Они тоже сопровождают свои грузовики. - Начал объяснять Валл'Иолет. - Это был наш драффт в сопровождении двух дифферентов. Я решил увести дифференты от пути "Спирай" и отбить драффт. Это удалось. Гросс адмирал, я не знал, что делать с драффтом и отправил его к "Спирай". Затем был тангар кроканов. Слишком оживлённой оказалась их трасса. Я опасался, что кроканы увидят "Спирай" и увёл их в сторону. Потом я встретился с эскадрой Галл'Арта.
   - Хаара! - Глаза адмирала сверкнули гневом. - Домой! И ни шагу оттуда. Как только весспер будет восстановлен, уйдёшь догонять "Спирай".
   Адмирал оглянулся и кивнул рукой в сторону десантников. Один из них, подбежав, молча вытянулся.
   - Сержант, лично доставишь капитана домой на моём лорне. - Нейн'Манн кивнул головой в сторону Валл'Иолета. - И больше никуда. Чтобы он ни говорил. Выполняй!
   - Да, гросс адмирал. - Резко кивнув головой, десантник повернулся и вытянул руку в сторону стоящего неподалёку чёрного лорна адмирала. - Прошу, господин капитан.
   Состроив гримасу, Валл'Иолет направился к летательному аппарату.
   Когда лорн добрался до усадьбы уже было раннее утро. Высадив Валл'Иолета около калитки, лорн адмирала развернулся и помчался в ту сторону, откуда пришёл.
   Открыв калитку Валл'Иолет вошёл во двор. Ир'Инна стояла на крыльце. Увидев вошедшего во двор Валл'Иолета она вскрикнула и выпустив из рук сумочку, побежала к нему. Валл'Иолет замер в восхищении - Ир'Инна была прекрасна. Подбежав, девушка обхватила Валл'Иолета руками за шею и начала осыпать его лицо поцелуями.
   - Милый! Родной! Вернулся! Я уже и не надеялась. - Шептала она. - Любимый! Вернулся!
   Коснувшись губами, губ Ир'Инны, Валл'Иолет разорвал хват её рук.
   - Куда же мне ещё возвращаться. Другого дома у меня нет. И ты у меня одна. Другой тоже нет.
   - Я, когда узнала, кто у тебя в экипаже... - Ир'Инна, отвернувшись, провела руками по лицу.
   - Ирин. - Взявшись руками за голову девушки, Валл'Иолет повернул её лицо к себе. - Как ты могла сомневаться во мне? Нет для меня никого, кроме тебя. Неужели ты этого до сих пор не поняла? - Он дотронулся губами до её щеки. - Пойдём в дом.
   - Не могу Лет. Мне на службу пора. Если опоздаю, буду наказана. Сейчас очень строго с дисциплиной. Ты надолго?
   - Не знаю. - Глубоко вздохнув, Валл'Иолет мотнул головой. - Но надеюсь, два-три дня у нас есть.
   - Тогда, до вечера.
   - Только никому не говори, что я вернулся. Тогда накажут меня. И гораздо строже, чем тебя.
   - Т-ты с-сам, тайно?
   Валл'Иолет мотнул головой.
   - Кому можно знать, те знают. Договорились?
   - Д-да! - Ир'Инна покивала головой.
   - У тебя как с уровнем? - Валл'Иолет достал из кармана свою карточку уровня жизни.
   - Что-то есть, но не очень. Твоя усадьба дорога.
   - Но я же заключил договор?
   - Они подняли цену и аннулировали старый. А новый, без тебя... - Она покрутила головой. - У меня нет прав. Да и уровень не тот.
   - Извини! Я выпустил из вида. Дай карточку. Я переведу. У меня выше крыши.
   - Я тороплюсь, Лет.
   - Тогда привези что-нибудь. Я голоден. А вечером я всё переведу тебе.
   Молча кивнув головой, Ир'Инна обошла Валл'Иолета и подойдя к валявшейся на дорожке сумочке, подняла её и направилась к стоящему на лужайке лорну. Вскоре дверь летательного аппарата опустилась и он взмыл вверх. Проводив его долгим взглядом, Валл'Иолет вошёл в дом...
   День для него прошёл незаметно: большую его часть он проспал, а оставшееся, до прихода Ир'Инны, время провёл перед экраном стерео. По всем каналам доминировала лишь одна тема - возврат потрёпанной эскадры Галл'Арта и произошедшие с ней события в далёком пространстве. Политики, аналитики и просто жители планеты пытались строить прогнозы, относительно дальнейшего развития отношений между цивилизациями. Но полноты произошедших в пространстве событий, как понял Валл'Иолет, никто из рассуждающих не знал, что порой вызывало у него даже смех, от извращения произошедшего. Увлёкшись, он и не заметил, как вернулась Ир'Инна.
   - Отдыхаешь. - Услышал он далёкий, тихий голос.
   Валл'Иолет прислушался, но с экрана стерео разговор шёл совсем о другом. Дёрнув плечами, он оглянулся - в дверях стояла Ир'Инна. Вскочив, он бросился к ней и обняв, прижался губами к её лицу.
   - Любимая! Наконец-то! Тебя не было вечность.
   - Выдумщик. - Ир'Инна широко улыбнулась. - Я уже пять минут стою в дверях, а ты даже не почувствовал этого.
   - Эти болваны в стерео обсуждают, то, о чём совершенно не имеют никакого представления. - Валл'Иолет отступил от Ир'Инны и взял её под локоть. - Ты только послушай. - Он потянул её за локоть к креслу, с которого только что поднялся.
   - Я это сегодня сама весь день обсуждала. - Ир'Инна села. - Выходит я тоже болванка? - Она широко улыбнулась.
   - Я тебе расскажу истину, любимая. - Валл'Иолет опустился перед ней на пол и уткнул своё лицо ей в колени. - Всё, всё. Даже то, что никогда никому из них не скажу.
   - И что мне с этим делать, если я никому этого не смогу рассказать? - Взяв Валл'Иолета руками за голову, она подняла её и заглянула ему в глаза. - Я же сойду с ума, храня это в себе.
   - Надеюсь, это будет недолго продолжаться. Я не нашёл никакой информации о последней гонке церборов. Ты не знаешь, кто победил?
   - Я не слежу за ними. - Ир'Инна мотнула головой. - Если не ошибаюсь, она была перенесена.
   - Прекрасно! Значит не всё потеряно. - Валл'Иолет широко улыбнулся, вызвав немой вопрос у девушки. - Значит я их увижу. - Попытался выкрутиться он.
   - Я сегодня была у адмирала.
   Валл'Иолет вскочил.
   - Что ему от тебя-то нужно? - В его голосе послышалось возмущение.
   - Он дал нам три дня. - Тихо произнесла Ир'Инна.
   - Каких ещё три дня? - Валл'Иолет сдвинул брови.
   - Три дня, чтобы провести их рядом друг с другом. Или ты этого не хочешь?
   - Любимая! - Валл'Иолет наклонился и дотронулся губами губ Ир'Инны. - Даже не знаю, как тебя отблагодарить за этот подарок. - Он заглянул девушке в глаза.
   - Он, только, поставил одно условие.
   Валл'Иолет вскинул брови в немом вопросе.
   - Мы не должны никуда уходить из усадьбы.
   - Я не хочу никуда уходить. - Валл'Иолет выпрямился и покрутил головой.
   - Тогда перенеси пакеты из лорна на кухню. Они тяжёлые. Я опустошила свою карточку.
   - Милая! - Наклонившись и ещё раз поцеловав Ир'Инну, Валл'Иолет направился к двери...
   Три дня пролетели, как один миг. Валл'Иолет и Ир'Инна не расставались ни на минуту. Им казалось, что это и есть тот предел счастья, к которому они до сих пор стремились. Лорн адмирала, с тем же самым сержантом пришёл ночью, в начале четвёртого дня их счастья.
   Громкая и резкая мелодия сканера связи Валл'Иолета, раздавшаяся в ночи, будто звуки набата, заставила их вздрогнуть и оторваться друг от друга. Им было понятно, кто звонит и потому никаких вопросов не было. Подавив звонок, Валл'Иолет привёл себя в порядок и одевшись, подошёл к стоявшей около входной двери Ир'Инне. Её лицо было строгим и сосредоточенным.
   - Любимая! Не провожай. - Он прижался губами к её щеке. - Я не выдержу и останусь.
   - Любимый! А я этого и хочу. - Она провела рукой по его волосам.
   - Но это невозможно, любимая. - Он поймал губами её руку.
   - Почему, любимый? - Ир'Инна прижалась к Валл'Иолету.
   Вновь затрещала мелодия вызова. Валл'Иолет отстранил Ир'Инну и не доставая сканера связи, вышел...
   Ир'Инна прижав руки к щекам, долго стояла перед дверью, молча смотря на неё невидящим взглядом. Ей думалось, что это был совсем не тот звонок и что сейчас дверь откроется и в её проёме будет стоять улыбающийся, её, Лет.
   Ир'Инна, совершенно, не представляла, сколько времени она простояла перед дверью, но она так и не открылась и никто в неё не вошёл. Наконец, её голова повернулась - в окне брезжил рассвет. Она прошла в санационную и приведя себя в порядок, оделась и подошла к столу, чтобы взять сумочку - рядом с сумочкой лежали две карточки уровня жизни: её и Валл'Иолета.
   Забыл! Молнией мелькнула у неё мысль. Значит вернётся. Её сердце затрепетало. Интересно, какой уровень у капитана космического флота? Вдруг появилась у неё мысль любопытства. Но это же нехорошо. Тут же всплыла у неё другая мысль. Но я ведь никому об этом ни скажу. Протолкнулась следующая мысль.
   Любопытство взяло верх и взяв карточку Валл'Иолета, Ир'Инна подошла к экрану стерео и сунула карточку в прорезь приёмника. На экране вспыхнуло меню. Поманипулировав с секретными кодами, которые она знала по долгу своей работы, Ир'Инна вызвала уровень жизни Валл'Иолета. Её брови взметнулись на середину лба - он был нулевой.
   - Как... - Вырвалось у неё.
   Она оглянулась на свою карточку и всё поняла. Выкатившиеся из её больших, круглых, тёмных глаз две, первые за сегодняшнее утро, большие слезы, скатились вниз, оставив на щеках широкие блестящие следы.
  

***

  
   Заканчивался двухсотый день пути Валл'Иолета. На максимальной скорости он вёл восстановленный тридцать второй весспер, по тому же самому пространственному вектору, по которому его около трёх лет назад вёл за собой "Спирай". В весспере Валл'Иолет был один. На его предложение адмиралу, о том, чтобы его механиком в этот раз стала Ир'Инна, он получил категоричный отказ. Почему адмирал был так нетерпим к Ир'Инне, Валл'Иолет не понимал.
   Я обязательно вернусь. Решил он для себя. Как только "Спирай" доберётся до своей планеты, сразу же уйду оттуда...
   После отказа адмирала, у него появилась мысль - тайком увезти Ир'Инну. Но как это сделать, он так и не придумал: до самого старта следом за ним, неотступно, ходил огромный сержант-десантник, не выпуская из рук оружия. Он мог бы усыпить десантника своим полем на несколько часов, так как их, особенно-то, никто и не контролировал, но как можно было незаметно уйти с космодрома, он тоже не представлял, так как никакого летательного аппарата у него не было, а воспользоваться другим, не зная кода доступа к нему, было невозможно, не вызвав нежелательного внимания. В нише хранилища весспера стоял крапп, но чтобы воспользоваться им усыплять нужно было не менее десятка техников, что являлось полной авантюрой. В конце-концов, он отбросил эту затею, решив, что, просто, вернётся, выполнив задание...
   Развалясь в кресле, он смотрел на голографическое фото Ир'Инны, висящее над пультом управления, пытаясь понять, чем она сейчас занимается. Из размышлений его вывел нудный писк. Он повернул голову в сторону экрана терминала, но никаких тревожных сообщений на нём не было. Дёрнув плечами, он перевёл взгляд на экран спор: неведанная сила тут же заставила его выпрямиться - на экране алели несколько клякс.
   - Хаара! - Прошелестели его губы.
   Пальцы Валл'Иолета забегали по сенсорам экрана терминала: пространство на экране спор, как бы раздвинулось и четыре кляксы разрешились на крохотные красные точки. Он принялся считать точки - их было сорок. Они шли стороной, на расстоянии около полутора суток пути, что говорило, что пространственный сканер несколько потерял свою чувствительность. Несомненно - это были дифференты, шедшие на максимальной скорости в сторону Толлоны и лишь повышенная чувствительность пространственного сканера весспера новой модели позволила Валл'Иолету увидеть их.
   Куда они идут? Если судить по вектору их пути, то к Толлоне? Зачем? Подобно молниям, замелькали у него тревожные мысли. С угрозой? Будут силой заставлять нас уйти с Роззы? А если ещё хуже? А что может быть хуже? Атака на планету. Но сорок дифферентов не такая уж великая сила. Три десятка вессперов перещёлкают их, как назойливых насекомых. Нет, сорок дифферентов не могут пойти на такой безрассудный шаг. А если это какой-то отвлекающий маневр: вессперы выдвинутся им навстречу; они побегут; вессперы за ними; а в это время другая эскадра дифферентов окажется у Толлоны. Адмирал говорил, что у них две сотни дифферентов. Атака даже их сотни на беззащитную планету будет чудовищной. Вероятно и в прошлый раз они шли за тем же, но мы им помешали. Теперь же они более, чем вдвое увеличили численность эскадры, чтобы уже наверняка мы их не смогли остановить. Теперь и отвлекать их бессмысленно. Пусть, даже, пятерых уведу я за собой - это не решит проблему. Единственный выход вернуться и предупредить. Моя скорость выше. Дней двадцать у Толлоны будет что-то предпринять. Валл'Иолет положил руки на панели управления. А если они идут не к Толлоне? Вдруг, всплыла у него следующая мысль. От позора не отмоюсь. Адмирал больше близко, не то что к вессперу, к космодрому не подпустит. Его руки сползли с панелей управления.
   Прошёл час. Валл'Иолет не отрываясь смотрел на экран спор, пытаясь решить - продолжать путь или вернуться.
   Но куда они ещё могут двигаться? Продолжил он склонять себя к варианту возврата. Да и вектор пути они выбрали неспроста: они прекрасно знают, что здесь у нас нет ни одного ретранслятора, никто их не увидит и не предупредит Толлону. Если только я.
   Состроив гримасу, Валл'Иолет покачал головой и положив руки на панели управления наклонил их. Описав широкую дугу в пространстве, весспер под номером тридцать два помчался в обратный путь.
  
  

12

  
  
   Когда до Толлоны осталось меньше двух суток пути, Валл'Иолет пробежался пальцами по клавишам и над пультом управления тут же вспыхнула голограмма с изображением Нейн'Манна. Брови адмирала медленно поползли вверх, будто он с трудом узнавал капитана, а по мере узнавания, всё больше удивлялся виду узнанного.
   - Гросс адмирал! Кроканы! - Выпалили Валл'Иолет без требуемого уставом представления.
   - Где ты? - Выдавил из себя Нейн'Манн.
   - В двух днях пути от Толлоны, гросс адмирал.
   - Ка-ки-х д-ня-х? - Протянул адмирал. - Ты же...
   - Я вернулся. - Валл'Иолет дёрнул правым плечом.
   - Ты перешёл все границы дозволенного. - Голограмма погасла.
   Посмотрев некоторое время в пустоту Валл'Иолет ткнул в клавишу повторного вызова. Во вспыхнувшей голограмме опять было лицо Нейн'Манна. Жёлтые ободки его зрачков начали разгораться, будто он увеличивал подаваемое на них напряжение, показывая, что адмирал приходил в ярость.
   - Гросс адмирал. Я вернулся потому, что встретил эскадру кроканских кораблей, в количестве сорока дифферентов, идущих в сторону Толлоны. Они бы меня всё равно не пропустили. Решил схитрить Валл'Иолет. Видимо мне суждено погибнуть: или от вашего гнева или от излучателей кроканских дифферентов. Я выбрал вас, гросс адмирал.
   - Что-о-о! Да ты... - Лицо адмирала на голограмме увеличилось, будто он собирался вылезти из неё в зал управления весспера.
   - У нас есть около двадцати дней, гросс адмирал. Через двадцать дней дифференты будут над Толлоной. - Скороговоркой выпалил Валл'Иолет, опасаясь, что адмирал вновь исчезнет и он не успеет изложить причину своего возвращения.
   Лицо адмирала сделалось меньше.
   - Двадцать дней. Это хорошо. Мы их встретим. Разворачивайся и догоняй "Спирай".
   - Гросс адмирал, они не пропустят меня.
   - Обойди стороной.
   - Гросс адмирал...
   - Выполняй! - Рявкнул Нейн'Манн и голограмма погасла.
   Почему он так поступает со мной? Почему решил, непременно, избавиться от меня? Замелькали у Валл'Иолета грустные мысли. А если из-за Ир'Инны? Вдруг всплыла у него догадка. Потому и не отпускает её со мной. А меня гонит прочь. Подальше, чтобы не мог ни знать, ни видеть, что он тут будет делать с ней. Ну уж нет. Не получишь ты мою Ирин. Никогда. Хоть ты и адмирал. Губы Валл'Иолета вытянулись в ехидной гримасе. Что я могу сделать? Изменилось направление тока его мыслей. Около Толлоны мне появляться нельзя. Адмирал, несомненно, пойдёт на крайние меры и прикажет арестовать меня по настоящему. Идти к "Спирай" и терзаться несколько десятков лет, тем, что здесь может произойти? Но экипаж "Спирай" не терзается же? Но они же не знают. Губы Валл'Иолета вытянулись в кислой усмешке. А если поискать другие эскадры дифферентов? И польза и не придётся маячить перед адмиралом. А потом будет видно, что делать. Уверен, они где-то недалеко прячутся. Скорее всего у одной из ближних звёзд. Где они тут? Валл'Иолет пробежался пальцами по клавишам пульта управления и на экране спор появилась врезка с отображением недалёкого от системы Ураны пространства. Ага! Три звезды. Две образуют нестабильную тесную пару. Без планет. Отпадают. Около третьей есть планетная система из четырёх планет. Система Гроу. Странное название. Он вызвал на экран систему мрачной красной звезды Гроу. Все планеты необитаемые. Три газовые гиганты. Отпадают. Одна очень горячая, но повёрнута к планете всегда одной стороной. Хм-м! У них есть опыт использования подобных планет в своём пространстве. Почему бы им не воспользоваться этим и в нашем? Сколько до неё? Порядка девяноста дней пути. Наверняка у нас там даже ретранслятора нет. Его бы пришлось устанавливать, практически, на горячей стороне. Потому и нет. Да и трасс-то в том направлении у нас нет. Ничего интересного. Заброшенный, неконтролируемый район галактики прямо под носом. А если не там? Где-то подальше? Но какой им смысл забираться далеко? Вессперы могут успеть вернуться. Нет нужно искать где-то там.
   Валл'Иолет развернул весспер в направлении на систему звезды Гроу и резко двинул акселератор вперёд.
  

***

  
   Шёл восьмидесятый день пути. До звезды оставалось ещё около десяти дней хода и Валл'Иолет всё пристальнее, до боли в глазах, будто не доверяя системам обзора пространства, всматривался в экран спор, надеясь рассмотреть красные точки дифферентов. И хотя планета, к которой он шёл, уже просматривалась отчётливо, но мощный фон мрачной красной звезды не давал увидеть мелкие детали рядом с ней. Порой у Валл'Иолета перед глазами начинали плыть чёрные круги и тогда, встряхивая головой, будто сбрасывая их реальные очертания, он вновь, поспешно пробегал взглядом по экрану спор, будто за то мгновение, пока он тряс головой, могло произойти то событие, которое он ожидал с таким нетерпением и ради которого поставил под сомнение свою дальнейшую нормальную жизнь.
   И они появились - большая россыпь красных точек выползла из-за нижнего края красной звезды. Дифференты были уже далеко от планетной системы Гроу и двигались навстречу вессперу. Сколько их было, определить было ещё невозможно, но много и главное, что они - были, полностью подтверждая догадку Валл'Иолета.
   - Хаара! - Прошелестели губы Валл'Иолета.
   Что вас заставило начать движение? Время или вы каким-то образом получили сообщение? Почему этот район пространства оказался бесконтрольным? Замелькали у него досадные мысли. Что ж, делать здесь больше нечего. Пора возвращаться.
   Он резко наклонил панели управления и описав короткую дугу в пространстве, тридцать второй весспер в очередной раз помчался к Толлоне.
  

***

  
   Едва Валл'Иолет оказался на полпути к Толлоне, как на экране спор вспыхнула какая-то красно-зелёная клякса. Он всмотрелся в характеристические показатели кляксы: она шла навстречу вессперу. Валл'Иолет насторожился. Прошло полдня. Клякса разрешилась на точки. Стало понятно: ему навстречу идут дифференты и вессперы. Среди них был и весспер Галл'Арта.
   Он включил купол и оглянулся - ещё одной кляксы дифферентов, идущих к Толлоне не наблюдалось. Они, почему-то, шли не на максимальной скорости и Валл'Иолету удалось далеко оторваться от них. Он отвернулся и погасил купол. Время, чтобы предупредить, у него было.
   Хм-м! Они решили действовать несколько не так, как я предполагал, замелькали у Валл'Иолета досадные мысли. Значит они решили не только увести вессперы от Толлоны, но и притащить их к основной группе, чтобы окружить и уничтожив их, уже затем разбираться с Толлоной. Какие условия они будут предъявлять? Хаара! Что ж, гросс адмирал, попался ты на уловку кроканов. Полная бесконтрольность пространства. Жаль! Но не тебя, а капитанов. Все же нужно попытаться предупредить их. Возможно они уже видят меня.
   Валл'Иолет несколько раз ткнул указательным пальцем в панель связи, пытаясь связаться с весспером Галл'Арта, но вспыхнувшая над пультом управления голограмма была пустой. Переведя сканер связи в режим постоянного вызова, хотя это и требовало больших энергий, но весспер нёс пару дополнительных контейнеров с веществом массы и Валл'Иолет мог себе позволить подобное расточительство, он чуть отклонил панели управления, намереваясь обойти идущие навстречу дифференты.
   Прошло несколько часов томительного ожидания, прежде, чем в голограмме появилось недовольное лицо Галл'Арта.
   - Рад видеть, командор! - Валл'Иолет кивнул головой.
   - Большой радости не ощущаю. - Галл'Арт ухмыльнулся. - Приказано, при встрече, гнать тебя в шею.
   - В таком случае, я тебе ещё подкину головной боли. - Валл'Иолет попытался усмехнуться, но видимо у него это получилось не слишком естественно, так как лицо Галл'Арта исказилось какой-то непонятной гримасой. - Тебе навстречу идёт ещё эскадра дифферентов. Скорее всего и не одна. Их не меньше сотни. Дней через пять-шесть ты упрёшься в них. Надеюсь ты, теперь, понимаешь, что эти тянут тебя на бойню. Советую вернуться и быть поближе к Толлоне.
   - Попридержи советы для себя. - Голограмма погасла.
   Хаара! Да что происходит? Почему они все гонят меня? Что я сделал? До сих пор не могут простить мне уничтожение того, первого дифферента. Но если бы не я его, то он меня. Ну уж нет. Никуда я не пойду. Я останусь здесь до тех пор, пока не уйдёт последний дифферент из нашего пространства.
   Между тем зелёные точки вессперов на экране спор начали дружно смещаться в сторону, но в противоположную той, в которую вёл свой весспер Валл'Иолет.
   А всё таки командор, ты согласился со мной. Всплыла у Валл'Иолета довольная мысль. Только зачем же удирать от меня. Не хорошо. Ну ничего, я тебя и там догоню.
   Вскоре красные точки тоже начали смещаться в сторону и именно в ту, в которую смещал свой весспер Валл'Иолет.
   - Хаара! - Лицо Валл'Иолета исказилось недовольной гримасой.
   Пожалуй, я не успею проскочить. Они раньше закончат разворот. Появились у него досадные мысли и он чуть отклонил панели управления, смещая свой весспер в сторону разворачивающихся вессперов эскадры Галл'Арта. Хаара! Если я так буду петлять, то не догоню их.
   Догнал эскадру Галл'Арта он, действительно, лишь недалеко от границы планетной системы Ураны, но не стал присоединяться к ним, а занял позицию поодаль. На связь с ним никто не вышел и он остался этим доволен. Красное пятно эскадры кроканов появилось на экране спор его весспера лишь на восьмой день. Скорее всего две группы дифферентов объединились, иначе бы группа за которой шла эскадра Галл'Арта уже давно была бы около Толлоны. Но в полной мере оценить мощь кроканского космического флота Валл'Иолет смог лишь через сутки, когда красное пятно разрешилось на отдельные точки. Дифференты шли огромным квадратом. Их было более ста восьмидесяти. У Валл'Иолета по спине пробежали холодные мурашки. Он перевёл взгляд на зелёные точки эскадры вессперов - их было двадцать четыре. Его весспер был двадцать пятый.
   Дифференты начали торможение и слоями, будто отрезаемые огромным ножом ломти, отделялись от эскадры и выстраиваясь в более мелкие квадраты, принялись расползаться по сторонам и вскоре, вместо одного огромного, эскадру вессперов окружали двенадцать небольших квадратов, по двенадцать дифферентов в каждом. Все остальные дифференты остались далеко позади. Скорее всего - это был какой-то резерв.
   Вессперы тоже перегруппировались, разбившись на четыре плотных круга.
   Вобщем-то замысел командора Валл'Иолету был понятен: от одновременного удара энергетических пушек нескольких вессперов, дифференту уцелеть шансов не было.
   В его сторону ни один дифферент не направился, видимо они посчитали одинокий весспер слишком незначительной целью для себя и оставили разборку с ним на потом.
   Валл'Иолет надеялся, что дифференты расположатся поодаль и кроканы попытаются предъявить какие-то требования к цивилизации толлонов, но дифференты шли к Толлоне не сворачивая, будто желая своим решительным видом вызвать страх у экипажей вессперов, чтобы те в ужасе разбежались, а толлонцы, увидев свои удирающие корабли, в покорности, склонили головы.
   Прошло время и весспер Валл'Иолета оказался позади дифферентов, будто их он, действительно, не интересовал. Расползясь по сторонам, кроканский флот взял вессперы Галл'Арта в полукольцо. Пространство озарилось первыми вспышками. Хмыкнув, Валл'Иолет вызвал штурвал, укрыл весспер полем скрытия и направил его дифферентам в тыл.
   Когда он приблизился к месту противостояния, красные лучи энергетических пушек уже вовсю метались в пространстве между эскадрами.
   Так как на один весспер приходилось пять-шесть дифферентов, то шансов у вессперов было немного. Никаких групп вессперов уже не было. Все они действовали поодиночке. Дифференты, просто-напросто, разметали их, порой жертвуя собой, заставив действовать по своему сценарию. Одни из вессперов вертелись волчками, другие выписывали какие-то замысловатые пространственные фигуры, но всё же некоторые из них уже представляли собой, несущиеся в пространстве, яркие болиды. Горело и не менее двух дифферентов, но их ещё было очень и очень много.
   Валл'Иолет, выбрав ближайший дифферент и убедившись, что накопители всех излучателей заряжены до максимума, отключил поле скрытия. На экране тут же вспыхнули белый овал и зелёный квадрат, указывая, что цель захвачена. Он одновременно вжал клавиши выстрела и бластеров и спиралонового излучателя. Два зелёных сгустка метнувшись вперёд, упёрлись в дифферент, который дёрнулся и задрожал, будто наскочил на невидимую преграду и оказался не в силах её преодолеть, его овалы крыльев начали краснеть, будто их разогревали мощным факелом, по ним пошли белые разводы и в следующее мгновение на месте дифферента в пространстве вспыхнул яркий жёлтый шар. Находившиеся рядом с ним другие дифференты бросились в рассыпную. Валл'Иолет укрыл весспер полем скрытия и покрутил головой, выбирая следующую цель. Она была рядом: два дифферента отскочив от взорвавшегося корабля, оказались настолько близко к вессперу, что, казалось, до них можно было дотянуться рукой. Что-то было в этих дифферентах непривычное.
   Странные они какие-то, будто меньше? Прежде, так просто его было не завалить, а этот разлетелся от одного залпа. Может быть какая-то урезанная модификация? Решили взять не качеством, а количеством. Возможно, они оказались и правы. Молнией мелькнула у Валл'Иолета вереница мыслей, от удивлённых до грустных.
   - Хаара! - Процедил он, наблюдая, как медленно наполняются накопители.
   Дифференты начали отдаляться. Валл'Иолет заскрипел от злости зубами. Его взгляд уперся в клавиши лазерных пушек. Подвернув весспер в сторону одного из ближних дифферентов, он снял поле скрытие и вжал клавиши выстрела лазеров.
   Два жирных красных луча упёрлись в крыло ближнего дифферента. Он качнулся, будто получил толчок и из его крыла ударил мощный фонтан искр и дыма. Дифферент крутнулся и в следующее мгновение в лицо Валл'Иолета смотрели раструбы его энергетических пушек. Валл'Иолет ткнул пальцем в клавишу активации поля скрытия и резко вывернул штурвал. Но пилот дифферента тоже оказался быстр и из раструба исправного крыла в сторону весспера метнулись два жирных красных луча. Весспер качнулся, экран спор покрылся сполохами розовых помех.
   - Потеря защиты восемь процентов. - Раздался бесстрастный голос информационной системы весспера.
   - Хаара!
   Валл'Иолет прищурился, пытаясь сквозь сполохи увидеть атаковавший его дифферент. Покрутив головой он, наконец увидел уходящий в сторону, медленно вращающийся корабль кроканов. С другой стороны к вессперу приближался ещё один дифферент. Валл'Иолет скосил взгляд на накопители: они уже подбирались к половине своей ёмкости.
   А если... Вдруг будет достаточно? Хотя бы хорошо встряхнуть. Мелькнули у Валл'Иолета досадные, за медленную работу генератора энергий, мысли.
   Развернув излучатели в направлении на приближающийся дифферент, он снял поле скрытия и вручную наведя прицелы на дифферент, вжал клавиши выстрелов всех орудий.
   Модуль управления дифферента позеленел, по нему заплясали красные лучи, он затрясся и стал вертикально, будто защищаясь руками-крыльями от смертоносных лучей. Но его реакция запоздала: из модуля управления во все стороны брызнули струи огня и экран спор перед Валл'Иолетом окрасился в сочный жёлтый цвет, заставив его прикрыть глаза.
   Он ткнул пальцем в клавишу активации поля скрытия. Экран потемнел, но прошло ещё много тревожных мгновений, прежде чем на нём можно было рассмотреть происходящее в пространстве.
   Пространство сражение намеренно или нет, смещалось в сторону Толлоны. Оно было огромно. Настолько огромно, что самые дальние вессперы и дифференты отображались на экране спор жирными точками, средние - зелёными и красными кляксами и лишь ближние дифференты были видны, как серые расплывшиеся кружочки и лишь самые ближние из дифферентов выглядели полуовалами в своих зелёных цветах. Зелёных клякс на экране спор заметно поубавилось. Но и красные кляксы теперь представляли собой не стройную структурированную организацию, а в большей степени разрозненные группы, мечущиеся в разных направлениях.
   Во всех сторонах по пространству расползались жёлтые шары. Несколько быстрых зелёных точек шло откуда-то с нижней стороны экрана спор. Система опознавания весспера их никак не идентифицировала. Валл'Иолет чуть довернул весспер, чтобы понять, что это может быть.
   Космические ракеты. Наконец понял он. Толку от них. Слишком далеко от планеты. Нужно было Галл'Арту прижиматься. Хотя бы какой-то был эффект. Но может хоть распугают и вессперам удастся воспользоваться замешательством дифферентов. Промелькнули у него грустные мысли.
   В подтверждение его слов, несколько зелёных точек ракет увязались за серыми кляксами дифферентов. Дифференты начали маневрировать, но ракеты не отставали, нагоняя корабли кроканов. Но тут наперерез ракетам метнулись другие дифференты. Пространство прочертилось красными линиями энергетических лучей и зелёные точки космических ракет начали превращаться в жёлтые шары. Но со стороны планеты шли всё новые и новые ракеты и жёлтых шаров становилось всё больше и больше.
   - Хаара! Далеко! Слишком далеко. - Прошелестели губы Валл'Иолета.
   Вдруг он увидел, что мимо весспера проходит плотный квадрат серых кругов. Он бросил взгляд на накопители энергии - они были полны. Выбрав ближний к себе дифферент, он снял поле скрытия и вжал все клавиши выстрелов. Метнувшиеся от весспера лучи, уперлись в дифферент и через мгновение на его месте уже расползался в стороны жёлтый шар. Валл'Иолет рванул штурвал на себя, уводя весспер от зоны высокоэнергичных частиц взрыва. И...
   По экрану спор ползло огромное крыло дифферента, будто намереваясь разрезать его. Не раздумывая, Валл'Иолет вжал клавиши огня короткодействующих лазерных пушек и по крылу дифферента заплясали огненные смерчи. Из него, в лицо Валл'Иолета ударил мощный фонтан огня. Мысленно выругавшись, за свою поспешную неосмотрительность, Валл'Иолет ещё больше потянул штурвал на себя, уклоняясь от огня и наконец, укрыл весспер полем скрытия.
   Ближняя сторона квадрата дифферентов рассыпалась, но другие из него резко развернулись и собравшись в ещё более плотный квадрат, двинулись в его сторону. Но шли они, скорее всего, руководствуясь лишь пространством событий, а не целью, так как направление их пути было, явно, ниже весспера.
   Жить надоело! Мелькнула у Валл'Иолета саркастическая мысль. Помогу расстаться.
   Он отклонил штурвал, намереваясь увести весспер от возможного столкновения с квадратом дифферентами и тут же мысленно выругался: с той стороны к нему приближался ещё один квадрат из серых кругов. Он вывернул штурвал в другую сторону - оттуда тоже шёл квадрат серых кругов.
   - Хаара! - Валл'Иолет выпрямил штурвал. - Какое внимание к моей персоне. Аж лестно. Но просто так вы меня не получите. Я ещё покусаюсь.
   Энергично работая штурвалом, бросая весспер из стоны в сторону, он направил его на тот квадрат дифферентов, от которого только что уходил, так как он был малочисленнее из всех и не таким плотным.
   Как казалось Валл'Иолету, накопители излучателей наполнялись крайне медленно, а дифференты, наоборот, приближались слишком быстро. Непрерывно переводя взгляд с индикаторов накопителей, на экран спор, он пытался держать под контролем малейшие нюансы перемен. Хотя весспер навряд ли был виден дифферентам, но когда он окажется меж них, то их пространственные сканеры, несомненно, почувствуют возмущение, которое вносит поле скрытия в окружающее пространство. И естественно кроканы заподозрят, что это и есть невидимый противник и откроют в его направлении огонь. Смертоносные лучи, в конце-концов разорвут поле скрытия, сметут защиту и разогрев корпус весспера, взорвут его.
   А если пройти совсем рядом с одним из дифферентов, а за ним развернуться и ударить ему в хвост. Вдруг появилась у Валл'Иолета, как ему показалось, весьма интересная мысль. Навряд ли его экипаж быстро что-то поймёт, а когда поймёт, уже будет поздно. А другие капитаны навряд ли они станут палить по своему. А если станут? Хаара! Пусть стреляют. Другого решения у меня нет. Пока я буду гадать, они уже изрешетят меня. Но тогда нужно снижать скорость, иначе, пока развернусь, буду уже далеко от дифферента. А если всё же откроют огонь? Стоп! Уже поздно искать другое решение. Только бы не врезаться самому.
   Валл'Иолет подвернул штурвал, направляя весспер на один из идущих на него дифферентов первого ряда и двинул акселератор назад, снижая скорость и скосил взгляд на накопители - они были полны.
   Дифферент приближался. Валл'Иолет сидел уставившись неподвижным взглядом в его разрастающийся контур на экране спор, пригнувшись к штурвалу, будто таким способом хотел сделаться незаметнее для противника. Дифферент, вдруг, дёрнулся и в следующее мгновение метнулся в сторону.
   Почувствовал, гад! Молнией мелькнула у Валл'Иолета тревожная мысль и прежде, чем он смог определиться с коррекцией своего решения, пространство вокруг него прочертилось жирными красными линиями и в тот же миг весспер подпрыгнул, будто налетел на пространственную кочку.
   - Потеря защиты шестьдесят процентов. - Раздался бесстрастный голос информационной системы.
   Валл'Иолет резко повернул штурвал вправо, закладывая глубокий вираж. Весспер надсадно задрожал и начал смещаться в сторону метнувшегося от него дифферента - с правой стороны экрана выползло яркое жёлтоё пятно. Валл'Иолет рванул штурвал в другую сторону.
   Не пожалели бедолагу. Его губы вытянулись в саркастической усмешке.
   Дифференты ещё раз выстрелили в направлении своего взорванного соратника, но, видимо, поняв, что противника там уже нет, завертелись по сторонам. Весспер уже был позади их первого ряда. Сверху уже нависал ещё один квадрат из серых кругов, третий подходил снизу.
   Теперь мне не выбраться отсюда безущербным. Всплыла у Валл'Иолета грустная мысль. Ничего, я ещё покусаюсь.
   Дождавшись, когда весспер развернётся, он снял поле скрытия и захватив в прицелы дюзы движителя ближнего дифферента, вжал все клавиши выстрелов - разноцветье зарядов упёрлось в центральные раструбы движителей дифферента, из них ударили фонтаны голубого огня и в следующее мгновение пространство озарилось ещё одной рукотворной вспышкой. Экран спор перед Валл'Иолетом наполнился голубым сиянием. Ближние к своему взорвавшемуся кораблю дифференты, бросились в стороны.
   Но шедшие сверху и снизу дифференты среагировали вовремя. От их крыльев, в сторону тридцать второго весспера толлонов метнулся яркий сноп красные лучей. Весспер вздрогнул, будто проснулся ото сна. Экран спор покраснел, словно в него плеснули краской из ведра.
   Потеря защиты сто процентов. - Бесстрастно проинформировала система оповещения.
   Состроив гримасу досады, Валл'Иолет ткнул пальцем в клавишу активации поля скрытия и вжав акселератор, резко повернул штурвал - весспер надсадно задрожал, будто в него сунули вибратор и скользя боком, начал разворачиваться, согласно полученной команде. Валл'Иолет скосил взгляд на индикатор мощности конвертора - его указатель плясал около сорока процентов мощности.
   - Хаара! - Валл'Иолет поморщился.
   Неужели зацепили? Паршиво! Всплыла у него тревожная мысль.
   Он пробежался пальцами по клавишам терминала, пытаясь вызвать экран повреждений, но экран лишь помигал розовым цветом.
   Хаара! Знатный пучок словил. Всплыла у него досадная мысль. Подставился, как тупой тарк.
   Валл'Иолет ещё двинул акселератор вперёд, надеясь, что более высокая скорость каким-то образом сбросит энергетическую пелену, принесённую чужими лучами, с решёток пространственного сканера, но время шло, а экран спор продолжал оставаться красным.
   Как бы не воткнуться в дифферент. Мелькнула у Валл'Иолета тревожная мысль. А если...
   Он резко двинул акселератор назад. Весспер дёрнулся. Валл'Иолета бросило вперёд и он, не удержавшись, лёг грудью на штурвал. Но вместе с тем, резкое торможение принесло успех, розовая пелена сползла с экрана спор. Валл'Иолет мысленно выругался, весспер шёл меж двух дифферентов, в том же направлении, куда двигались и они, потихоньку отставая от них. Судя по тому, как шли дифференты, они весспер не видели.
   - Неплохо. Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой улыбке - поле скрытия всё же не подвело. - Сейчас вы меня заметите.
   Он скосил взгляд на индикаторы накопителей орудийных излучателей, они плясали около восьмидесяти процентов ёмкости и видимо, из-за пониженной мощности конвертора, это был их предел.
   Жаль, конечно. Валл'Иолет глубоко вздохнул и ткнул пальцем в клавишу снятия поля скрытия.
   Экран резко потемнел. Дифференты были перед весспером, повёрнутые к нему своим самым уязвимым местом - раструбами движителей. Валл'Иолет ткнул в одну из клавиш на штурвале, распределяя излучатели по двум дифферентам и едва вспыхнули указатели их захвата, вжал клавиши выстрелов. Два разноцветных пучка лучей, отделившись от весспера уперлись в раструбы движителей дифферентов, смешиваясь с их голубыми сполохами выбросов. Дифференты дёрнулись и в следующее мгновение в лицо Валл'Иолета брызнули два голубых фонтана. Экран спор посветлел.
   Хаара! Валл'Иолет резко потянул штурвал на себя. Как бы не изжариться.
   Весспер тряхнуло. Раздался душераздирающий скрежет. Валл'Иолета швырнуло вперёд и в следующее мгновение назад, с такой силой, что он не смог удержаться за штурвал и вылетев из кресла и сделав кульбит, грохнулся спиной на пол. Сгруппировавшись, он не ударился головой. Его глаза остались открыты и с каждым мгновением становились всё больше и больше - по тёмному экрану спор ползло, сверкая огненными разводами, огромное крыло дифферента.
   Весспер качнулся, будто на него накатила большая океанская волна. По экрану спор поползли огненные змейки, словно перебрались с крыла дифферента. В следующее мгновение экран перед глазами Валл'Иолета резко перевернулся и его голова ткнулась во что-то очень твёрдое. Из глаз брызнули яркие снопы искр и он провалился в темноту.
  
  

13

  
  
   Валл'Иолет шевельнулся и тут же застонал от пронзившей всё тело боли. Стараясь больше не шевелиться, он открыл глаза и повёл ими по сторонам. Откуда-то сверху шло бледное цветное свечение, едва рассеивающее мрак, создавая обстановку некоторой мистичности. Валл'Иолет лежал на спине на чём то твёрдом. Руки не чувствовались. Он попробовал шевельнуть ими - в мозг тут же впились сотни игл, заставив его опять застонать.
   Валл'Иолет решил полежать спокойно, чтобы дать глазам привыкнуть к необычному свету. Прошло некоторое время. Мистерия света понемногу рассеялась, сменившись серостью, в которой проступили контуры какого-то угловатого предмета. Захотелось пить. Валл'Иолет провёл языком по губам, они были сухие и жёсткие. Жажда усиливалась.
   Нужно подняться и найти воду, иначе я тут и останусь. Проползла у него вялая мысль.
   Валл'Иолет вновь шевельнул руками. Вспыхнувшая боль заставила его выгнуться, что ещё её усилило, но он не остановил своего действия, а продолжал шевелить руками. Наконец он их почувствовал - они были раскинуты. Он начал их подтягивать. Ему удалось свыкнуться с болью, которая шла в мозг со всех сторон, будто само пространство её генерировало. Одно утешало - боль была, какой-то, тупой.
   Подтянув руки, Валл'Иолет начал переворачиваться. После нескольких попыток, на грани болевого шока, ему удалось вначале перевернуться на бок, а затем лечь на живот.
   Отдохнув, он поводил перед собой руками - перед ним был какой-то массивный угловатый предмет. Найдя за что взяться, он начал подниматься. Долгая и мучительная процедура позволила ему стать на колени. Он попытался покрутить головой - в глазах потемнело и он провалился в пустоту...
   Валл'Иолет открыл глаза - он сидел к чему-то привалившись. Руки касались пола. Над головой по-прежнему был всё тот же цветной свет. Он начал медленно поднимать руки, прежней боли не было, но тело было будто чужим, будто его разум переместился в новый носитель, который пытается его отторгнуть. Уцепившись обеими руками за край предмета, Валл'Иолет начал подниматься, стараясь больше не делать резких движений головой.
   Процедура оказалась долгой и утомительной, но всё же увенчалась успехом - Валл'Иолет стоял на дрожащих ногах, держась дрожащими руками за край пульта управления своего весспера, над которым висело голографическое фото Ир'Инны, создавая то самое мистическое разноцветье.
   - Где ты сейчас? - Прошелестели его пересохшие губы и сердце сжалось в тревоге.
   Значит я нахожусь в зале управления своего весспера. Шевельнулась у него вялая мысль. Но ведь весспер был подбит.
   Он тут же вспомнил рассказ конструктора об автономности зала управления нового весспера в случае аварии корабля.
   Значит зал управления отделился от корабля? Где он: в пространстве или где-то ещё. Продолжился ток его мыслей. Если судить по полу, то зал управления, практически, в горизонтальном положении. Нужно добраться до кресла. Там есть тоник.
   Шаркая ногами и перебирая руками, Валл'Иолет двинулся вдоль пульта управления, периодически останавливаясь и отдыхая. Прошло немало времени, прежде, чем ему удалось добраться до кресла. Спинки у кресла не оказалось, но сидеть на нём было можно.
   Усевшись, он нащупал ящик под пультом управления и потянул его на себя, тот, надсадно скрипя повернулся. Валл'Иолет сунул в него руку и пошарил внутри, ему попалась всего лишь одна баночка.
   Только не пустая. Досадная мысль больно кольнула его горящий мозг.
   Баночка оказалась запечатанной. Открыв, Валл'Иолет поднёс её к губам и осторожно наклонил - влага обожгла язык. Он отслонил баночку и замер. Огонь во рту погас. Он опять прислонил баночку к губам и наклонил. Огня больше не было, лишь тепло. Он сделал глоток, тепло волной пошло по телу, будто заряжая его энергией. Валл'Иолет начал пить. С каждым глотком волна тепла катилась по телу наполняя его энергией. Вернулся в реальность он лишь, когда с очередным глотком, вместо влаги, во рту оказался воздух.
   - Хаара! - Валл'Иолет опустил руку с пустой баночкой. - Нужно было оставить немного. Болван!
   Глубоко вздохнув, он нащупал ящик и бросив в него пустую баночку, закрыл его и положив обе руки на пульт управления, принялся водить ими, нажимая нужные клавиши.
   В верхней части пульта управления вспыхнул бледная серая панель индикации. Валл'Иолет подался к ней.
   "Автономный источник. Время автономии один час".
   Прочёл он сообщение и мысленно выругавшись, выпрямился и ткнул пальцем в ещё несколько клавиш пульта управления - ничего не произошло, никакой индикатор на пульте управления больше не вспыхнул.
   Валл'Иолет, стараясь не причинить себе большой боли, повернулся - дверь зала управления была закрыта, но рядом с ней зеленела пластинка идентификации, показывая, что доступ к двери разрешён.
   А что со вторым креслом? Вдруг всплыла у него мысль.
   Он повернулся - второе кресло было на месте.
   Скорее всего, это я своей массой отломил спинку у своего кресла. Появилась у него догадка. От того и болит всё тело. Может в ящике второго кресла остался тоник пилота. Он часто пил во время вахты.
   Протянув руку, он погасил голографическое фото Ир'Инны и открепив голограф, сунул его в карман курточки, поднялся и шаркая обувью, подошёл ко второму креслу. Открыв ящик пилота, он пошарил в нём рукой - внутри оказалась лишь одна спасительная баночка. Сунув её в карман курточки, Валл'Иолет направился к двери. Подойдя, он поднял руку, но тут же опустил.
   Что за ней? Вдруг пустота? Вдруг я в пространстве? А какая разница. Он состроил болезненную гримасу. Не сейчас, так через час.
   Резко выдохнув, тем самым причинив себе боль, он поднял руку и коснулся пластинки идентификации - дверь скользнула в стену.
   В лицо ударил едкий запах гари. Валл'Иолет закашлялся и от приступа боли закрыл глаза.
   Постояв некоторое время, дождавшись, когда боль стихнет, он открыл глаза - за дверным проёмом было нагромождение каких-то чёрных камней. Весспера не было, а, действительно, был лишь один зал управления и, несомненно, он стоял на твёрдой поверхности, но как он на ней оказался, можно было лишь гадать. Посмотрев на камни некоторое время, Валл'Иолет вытянул руку и упёршись в один из камней, попытался толкнуть его - камень шевельнулся. Тогда упёршись в камень и второй рукой, Валл'Иолет толкнул его сильнее - камень шатнулся и вывалившись из кучи скользнул вниз и юркнул у него между ног внутрь зала управления. Куча громко зашелестела и осыпалась. Валл'Иолет попытался отстраниться от проёма. Это у него получилось неуклюже и вкатывающиеся в зал управления камни больно ударяли по ногам. Их шуршание, наконец, стихло и Валл'Иолет вновь выглянул из проёма. Куча осыпалась примерно до середины его груди. За этим нагромождением были видны другие нагромождения, более высокие. Из некоторых струился серо-чёрный дым, запах гари стал ещё резче. Выше камней просматривалось страшное серо-чёрное небо.
   Где я могу быть? Это Толлона или какая-то другая планета? Всплыли у Валл'Иолета тревожные мысли.
   Он вновь упёрся рукой в один из камней и попытался толкнуть его - камень не шевельнулся. Тогда он попытался толкнуть его двумя руками - камень остался на месте. Валл'Иолет ещё энергичней толкнул камень, но его действие успеха не принесло, камень так и остался на месте.
   - Хм-м! - Он отступил от камней и задумался.
   Если нельзя сдвинуть камень, то, возможно, он выдержит мой вес, если я стану на него. Потекли у него неторопливые мысли. В таком случае, возможно и другие камни держатся прочно и мне удастся взобраться на эту кучу и осмотреться. Чувствую я себя уже, достаточно, сносно. Тоник, несомненно, восстановил мои силы. Стоит попробовать.
   Валл'Иолет вновь шагнул к нагромождению камней и взявшись за два из них, попытался стать на третий. Это ему удалось - ни один из камней даже не пошевелился. Тогда он стал второй ногой ещё на один камень и опять его позиция оказалась прочной. Ободрённый, он начал, перебирая руками и становясь на камни, подниматься вверх. Когда его голова оказалась выше других каменных нагромождений, он остановился и принялся осматриваться.
   Скорее всего, это место некогда было каким-то большим зданием, а теперь от него остались лишь одни развалины, среди которых сейчас и находился зал управления весспера. Несомненно - это была Толлона. Весспера или того, что от него осталось нигде не наблюдалось. Видимо зал управления был выброшен или при ударе о поверхность планеты или ещё в атмосфере, а скорее всего даже в пространстве. Во всех сторонах вверх тянулись чёрные и серые потоки дыма, которые вверху растекались по сторонам и над головой Валл'Иолета уже висело серо-чёрное тяжёлое облако. Пахло гарью, от которой слезились глаза. Какое сейчас было время суток, определить было, совершенно, невозможно. Было настолько тихо, будто всё вокруг спало. Наметив маршрут, по которому, как ему казалось, можно было выбраться из этого нагромождения камней, Валл'Иолет цепляясь руками за камни, пополз в выбранном направлении.
   Выбирался из развалин он долго, настолько долго, что, когда оказался на более-менее свободной от камней площадке, было уже, достаточно, темно. Была ли это настоящая ночь или так небо было затянуто тучами, понять было невозможно. В наступившей темноте, во всех сторонах наблюдались красные сполохи, скорее всего, от пожаров. Что это горело понять было невозможно. Увидев большой камень, Валл'Иолет подошёл к нему и сев на землю, прислонился к камню спиной. Он не чувствовал себя уставшим, просто было какое-то апатичное состояние безразличия. Захотелось пить.
   У меня же есть тоник. Всплыла у него вялая мысль.
   Достав баночку и открыв её, он сделал несколько глотков. По телу побежала волна энергии.
   Нет, нет! Достаточно!
   Валл'Иолет решительно убрал баночку ото рта и поставив её на землю, подальше от себя, положил руки на камень, голову на руки и прикрыл глаза...
  

***

  
   Валл'Иолет вздрогнул и открыл глаза. Было что-то похожее на серый пасмурный день, с низко нависшими серо-грязными тучами, но понять окружающую обстановку было возможно. Валл'Иолет покрутил головой - он сидел на чёрной поверхности около какого-то огромного куска строительной конструкции, несомненно, когда-то бывшего стеной, поодаль стояла баночка с тоником, по стенке которой полз большой чёрный жук, периодически взмахивая одним крылом.
   - Пошёл! - Валл'Иолет сбил ногтем указательного пальца жука с баночки.
   Жук упал на спину и неуклюже перевернувшись, пополз в сторону, при этом странно подпрыгивая и взмахивая одним крылом.
   Что за странное существо с одним крылом? Мутант, что ли? Всплыла у Валл'Иолета удивлённая мысль. Оставил он мне что-нибудь? Он взял баночку и легонько тряхнул - по колебанию, жидкости внутри было около половины баночки. Оставил! Валл'Иолет широко улыбнулся и поднеся баночку ко рту сделал пару глотков - напиток приятно освежил рот, придал немного бодрости. Достаточно! Остановил себя Валл'Иолет и опустив баночку, медленно, помогая себе руками поднялся и осмотрелся.
   Увиденное повергло его в страх. Куда бы он ни смотрел, повсюду была чёрная земля, вместо строений - обгоревшие дымящиеся развалины и ни единого живого существа, ни единого зелёного растения. То место, где он сейчас находился, насколько он мог сориентироваться было космодромом, а развалины здания некогда служили центром техподдержки космодрома.
   Где-то неподалёку должны быть ангары. Появилась у Валл'Иолета догадка. Возможно там есть какой-то летательный аппарат. А возможно и кто-то из техников. Нужно только добраться до них. Где они могут быть? Он покрутился, пытаясь определиться с направлением. Кажется, туда.
   Повернувшись, он медленно побрёл в выбранном направлении, обходя разрушенное здание технического центра, изредка поднося баночку ко рту и смачивая тоником пересыхающие губы.
   Идти пришлось долго. Хотя небо было затянуто толи чёрными тучами, толи чёрным дымом, было жарко. Вся трава, растения и все деревья были сожжены дотла. Земля, по которой шёл Валл'Иолет была горяча и по тому, что в его голове покалывало, скорее всего, излучала.
   Странно. Что здесь горело, что вызвало излучение.? А если это взорвался мой весспер? Всплыла у него грустная мысль. И это ратан всё здесь выжег. Если зал управления оказался на планете, значит и корабль упал на неё. Но почему кроканы не сожгли его в пространстве? Может он так горел, что решили - сам догорит? Сколько же я тогда провалялся без сознания? День, два, десять?
   Наконец, обойдя развалины здания, Валл'Иолет оказался перед полем космодрома. Увиденное привело его в очередной ужас - космодром выглядел так, будто это был и не космодром вовсе, а полигон для испытания взрывчатых средств: на сколько хватало взгляда в этом мрачном мареве, космодром был изрыт воронками, повсюду виднелись нагромождения его вздыбленного и изломанного покрытия. По краю поля шли бесчисленные строения, некогда бывшие ангарами. Все они были разрушены, но как показалось Валл'Иолету, чем дальше они находились от того места, где он сейчас стоял, тем светлее были их развалины, будто у кого-то не хватило чёрной краски, вымазать их все, а один из них, на фоне развалин, вообще, выглядел вполне правильным прямоугольником. Он направился в его сторону.
   И опять путь оказался длинным. Настолько длинным, что тоник закончился и пустая баночка была выброшена и Валл'Иолет брёл, облизывая пересохшие губы. Единственным облегчением было то, что шёл он теперь по краю поля космодрома, где было не так жарко и ноги не утопали в горячей саже, хотя порой приходилось обходить завалы от разрушенных ангаров и вздыбленное покрытие самого космодрома. Начала сказываться усталость, которая усиливалась с каждым шагом. Он несколько раз присаживался на какой-либо камень, отдыхая некоторое время. Но долго сидеть не удавалось, так как часто камни были какими-то горячими и тело быстро набиралось тепла, заставляя подниматься и идти дальше. В голову непрерывно тыкались непонятные иглы, заставляя болезненно морщиться. Руки почернели, ладони сделались твёрдыми, будто покрылись сплошным мозолем, но с другой стороны это было даже удобно, так как теперь не чувствовался жар камней, за которые вольно или нет он брался, одежда была изрядно изорвана и представляла собой лишь жалкое тряпьё. Начало темнеть и когда, наконец, он добрался до казавшегося, более-менее целым, ангара было уже настолько темно, что в двух шагах, практически, ничего не было видно - в этой стороне, видимо, уже всё выгорело и потому никаких отблесков огня видно не было и потому было темно.
   - Хаара! - Вырвалось у Валл'Иолета, когда он остановился, в полной темноте уткнувшись в какой-то булыжник.
   И что теперь? Здесь дожидаться рассвета? Всплыли у него досадные мысли. Хотя бы какой-то фонарь. Стоп, стоп. Он дотронулся до нагрудного кармана курточки и тут же сунув в него пальцы вытащил сканер связи. Болван! Отправил он нелестный эпитет в свой адрес. Совсем память отшибло при падении.
   Валл'Иолет механически нажал на одну из клавиш - во вспыхнувшей перед ним зеленоватой голограмме отсутствовал индикатор сети. Он покрутился на месте, даже поднял руку над головой, но доступ к сети так и не обозначился. Мысленно выругавшись, Валл'Иолет повёл сканером связи перед собой - в темноте яркая голограмма сносно высветила обстановку - он стоял перед вывалившимся куском стены, видимо, того самого ангара к которому шёл. В стене зиял чёрный прогал.
   Улыбнувшись своему первому в сегодняшний день везению, Валл'Иолет ещё раз всмотрелся в голограмму - значок сети так и не появился. Глубоко и протяжно вздохнув, он отвернул сканер связи от себя и используя яркую голограмму, как импровизированный фонарик, направился к прогалу.
   Пробравшись через прогал, Валл'Иолет поднял сканер связи над головой: хотя издали ангар казался, как бы неразрушенным, но внутри было полно камней, видимо всё же его крыша была повреждена.
   Подсвечивая импровизированным фонариком и обходя обломки крыши, Валл'Иолет двинулся вперёд. Проходя мимо очередного обломка, он увидел на полу какой-то странный предмет. Он присел и тут же отшатнувшись, сел на пол - из-под обломка торчала человеческая рука.
   Поднявшись, Валл'Иолет поводил перед собой импровизированным фонариком - рядом с обломком лежал ещё один человек. Состроив гримасу, Валл'Иолет отвернулся - у человека, буквально, было снесено полголовы.
   Обойдя труп, Валл'Иолет пошёл дальше, теперь уже внимательно смотря под ноги, чтобы не наступить на человеческое тело или если, вдруг, кто-то окажется живой, то помочь ему, но к счастью или нет, но больше человеческих тел у него на пути не встречалось.
   После долгих плутаний между разновеликих обломков, он, вдруг, споткнулся и полетев вперёд, упёрся руками во что-то мощное и круглое. Импровизированный фонарик вылетел из его руки и он погрузился в кромешную тьму.
   Валл'Иолет присел и принялся шарить руками вокруг себя: сканера связи не находилось, лишь ему удалось ощупать какой-то большой овальный конусообразный ребристый предмет, очень напоминающий лапу опоры весспера.
   Блуждать в кромешной тьме было совершенно бессмысленно. К тому же, Валл'Иолет, вдруг, почувствовал себя таким уставшим, что и вставать больше не хотелось. Нащупав площадку между рёбрами конусообразного предмета, он сел на неё и прислонившись к ребру, прикрыл глаза...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза. Его била мелкая дрожь. Было очень холодно. Он съёжился и отслонившись от холодного металла, покрутил головой.
   В ангаре был полумрак, проникающий через многочисленные дыры в потолке и стенах серый свет всё же давал возможность сносно рассмотреть обстановку внутри. Валл'Иолет, действительно, сидел среди рёбер жёсткости лапы опоры весспера, который серой громадой нависал над головой. Его сканер связи лежал на бетонном полу перед ним, расколотый на две части. Валл'Иолет мысленно выругался и посмотрел вверх. Крыша ангара во многих местах была изрядно повреждена и угрожающе нависала, грозя вот-вот обвалиться. Через изломанные линии проёмов просматривались серо-чёрные тяжёлые облака. В двух шагах от опоры лежал обломок крыши, о который, он, видимо и споткнулся вчера.
   Поднявшись, Валл'Иолет попытался помахать руками, чтобы как-то себя согреть, одновременно продолжая осматриваться.
   Стены ангара тоже зияли многочисленными дырами, но особенно сильно была повреждена стена в противоположной стороне ангара, собственно, её, практически и не было. Корпус весспера изобиловал многочисленными вмятинами, видимо, полученными вывалившимися из крыши её обломками. Валл'Иолет забрался на стоящую неподалёку эстакаду - сквозных пробоин корпуса, вроде бы, не наблюдалось. Он спустился вниз и бросив досадный взгляд на разбитый сканер связи, направился к опущенному из генераторного модуля весспера трапу. От движений стало теплее. Обойдя очередные строительные обломки, он увидел несколько неподвижных человеческих тел, лежащих на полу ангара, в уже засохших больших бурых пятнах, несомненно, когда-то бывших кровью. Продолжало пахнуть гарью, но здесь она была не такой жгучей, чем снаружи и глаза, практически, не слезились и в горле не першило. Ни одного живого человека нигде не просматривалось, как и не прослушивалось ни единого звука, кроме свиста ветра на изломах. Хотелось пить. В голове ощущалось прежнее покалывание, что говорило о достаточном радиационном фоне в атмосфере. Поёжившись, Валл'Иолет остановился, решив передохнуть и поднял голову.
   Что это за корабль? Всплыла у него мысль.
   Он скользнул взглядом по его днищу - его сердце вздрогнуло, на нём были написаны две большие тройки.
   - Тридцать третий. - Механически прошелестели его губы.
   Да это же ещё один весспер последней модификации, о которых говорил адмирал. Замелькали у него мысли. Успели его собрать? На вид - вполне.
   Он скользнул взглядом по днищу весспера и уткнулся в проём открытого люка загрузки контейнеров вещества массы, полностью загруженного контейнерами, будто весспер снаряжали в далёкий путь. Валл'Иолет перевёл взгляд - трап из модуля управления тоже был опущен. Его сердце встрепенулось и сменив направление, он направился к трапу в модуль управления.
   Обойдя валяющийся на полу большой бетонный обломок, Валл'Иолет уткнулся в лежащего на полу лицом вниз человека. Что-то было в нём знакомо. Он присел и перевернул его - это был Слай'Элм.
   - Хаара! - Вырвалось у Валл'Иолета.
   Никаких внешних признаков повреждения у конструктора не наблюдалось. Валл'Иолет приложил руку к его шее, пытаясь нащупать его пульс, но все его попытки оказались тщетны - пульса не было. Валл'Иолет уже хотел подняться, но его взгляд остановился на зажатом в руке конструктора пакетике. Это был стандартный пакетик с едой, который выдавался пилотам космических кораблей. Он был не разорван. Видимо конструктор его где-то взял и шёл в корабль, чтобы утолить голод.
   Валл'Иолету тут же захотелось и есть и пить. Состроив гримасу отвращения, он взялся за пакетик и попытался его забрать у конструктора, но тот держал его крепко и Валл'Иолету пришлось несколько сильно дёрнуть пакетик. Наконец пакетик выдернулся, но так как Валл'Иолет приложил к этому немалое усилие, то он не удержался и сел на пол. Мысленно выругавшись, он стал на колени, в попытке подняться - его взгляд остановился на пухлом кармане курточки конструктора.
   - Надеюсь, ты меня простишь. - Произнёс он и запустив руку в карман курточки Слай'Элма извлёк его содержимое.
   Там оказались: карточка уровня жизни, сканер связи и какой-то плоский, незнакомый Валл'Иолету предмет. Взяв сканер связи и сунув карточку уровня и предмет назад в карман конструктора, он поднялся и нажал на одну из клавиш на сканере связи, надеясь, что аппарат старого конструктора окажется более чувствительным и на его терминале будет отображён значок сетевой активности, но к его досаде - значка не оказалось.
   Вдруг, брови Валл'Иолета сошлись к переносице. Что-то в отображаемых цифрах на терминале было необычным. Он пробежал несколько раз взглядом по ним, пытаясь осознать их странность и...
   Его сердце замерло - необычной оказалась дата. На экране терминала отображался совсем не тот период даты, какой он видел на терминале пульта управления своего весспера, перед сражением.
   Валл'Иолет потряс сканер связи, надеясь, что он указывает ошибочную дату и таким образом её можно будет восстановить, но как он ни старался - дата осталась прежней.
   Валл'Иолет опустил руку и перевёл взгляд на мёртвого конструктора.
   Значит, я жив благодаря анабиозу. Сорок дней тупой пассивности. Разве я просил вас об этом? Всплыли у него досадные мысли.
   Горестно покачав головой, он сунул сканер связи в карман и направился к трапу весспера.
   В ангаре весспера было достаточно светло, что показывало, что энергостанция корабля работала. Ангар наполовину был заставлен разновеликими контейнерами. Валл'Иолет принялся вчитываться в идентификаторы контейнеров - в своём большинстве это были стандартные контейнеры с продуктами, которыми снаряжались космические корабли, отправляющиеся в дальнее пространство, но некоторые оказались с какими-то промышленными деталями. Определённо, весспер готовился не к боевым действиям, а к какому-то дальнему путешествию.
   Между контейнерами на полу лицом вниз лежали два человека в одежде офицеров космического флота. Присев, Валл'Иолет попытался нащупать их пульс, но его попытка оказалась безуспешной, офицеры были мертвы.
   Валл'Иолет перевернул одного из офицеров - это был очень молодой человек, незнакомый ему. Никаких повреждений на нём не наблюдалось. Что послужило причиной его смерти, Валл'Иолет мог лишь гадать.
   Состроив гримасу сострадания, Валл'Иолет встал и направился к лестнице, ведущей на второй уровень. Здесь был полумрак. Едва он завернул за первый угол коридора, ведущего к залу управления, уткнулся в ещё одного, лежащего на полу человека. На нём была точно такая же одежда, как и на Слай'Элме, что говорило, что это тоже учёный.
   Проведя стандартную процедуру его обследования и убедившись, что он мёртв, Валл'Иолет направился к двери зала управления.
   Дверь зала управления была открыта, за ней было темно. Бледного света коридора, проникающего через дверной проём едва хватало, чтобы рассеять мрак на два шага от него. Переступив порог, Валл'Иолет остановился, давая глазам возможность адаптироваться к темноте и как только проявились контуры пульта управления, тут же направился к креслу, которое привычно занимал в тридцать втором весспере.
   Подойдя, Валл'Иолет осторожно провел по нему рукой - в кресле никого не было. Он шагнул к соседнему креслу и тоже пошарил по нему рукой - и там никого не было. Шумно вздохнув, он вернулся к первому креслу и усевшись в него, протянул руку к пульту управления, но ткнув него пакетом с едой, мысленно отправил в свой адрес нелестный отзыв, нащупал под пультом управления ящик для личных вещей, но жажда тут же дала о себе знать и несмотря на темноту, он принялся открывать пакет. В нём оказался тоник и бутерброд.
   После расправы с ними, Валл'Иолет почувствовал себя значительно лучше - тоник оказался очень сильным и основательно взбудоражил его Он пошевелил плечами: боль, сковывающая его движения притупилась и появилась даже некоторая лёгкость.
   Нащупав утилизатор, он бросил в него пустую упаковку, положил руки на пульт управления и отработанными до автоматизма движениями, нажал несколько клавиш - пульт управления расцветился индикаторными панелями, по экрану терминала побежали строки диагностики. Валл'Иолет скользнул по ним внимательным взглядом - никаких проблем не отображалось, весспер был в полном порядке. Он ткнул пальцем в ещё одну клавишу и поднял голову - темнота за пультом управления поползла в стороны, будто начала раздвигаться чёрная ширма и вскоре экран спор развернулся на всю ширину полуовальной стены зала управления. Посветлело. На экране спор появился разрушенный ангар. Валл'Иолет нажал следующую клавишу и по экрану терминала побежали ряды сообщений диагностических тестов конвертора. Весспер вздрогнул, тем самым сообщая о запуске конвертора. Валл'Иолет вызвал штурвал и взявшись за него шевельнул им, но тут же оттолкнул штурвал и заглушив конвертор, поднялся и направился из зала управления.
   В коридоре он подошёл к лежащему конструктору и взяв его за шиворот потащил к комнате с подъёмником. Затащив на него безвольное тело, он послал подъёмник вниз, а сам направился к лестнице - ехать вместе с мёртвым учёным желания у него не было.
   В ангаре, он перетащил тела офицеров на тот же подъёмник и открыв внешний люк, отправил подъёмник вниз, а сам направился к трапу.
   Внизу он оттащил тела толлонов подальше от корабля и отправив подъёмник назад в весспер, сам пошёл по трапу - подниматься на борт корабля на подъёмнике боевому офицеру, а тем более капитану, считалось позором.
   Подняв трапы и закрыв все внешние люки, Валл'Иолет вернулся в зал управления. Заняв привычное кресло и активировав конвертор, он запустил конвертор, вызвал панели управления и положил на них руки - пол ангара на экране спор пошёл вниз. Убрав в корпус весспера опоры, он медленно двинул весспер к разрушенной стене ангара и стиснув зубы от раздирающего слух скрежета, цепляющегося корпуса корабля за изломы стены, вывел весспер наружу и подняв его над ангаром, включил купол и осмотрелся.
   Над ангаром, скорее всего, уже опустился вечер, который из-за нависших серых туч, видимо, наступил гораздо раньше, чем обычно. Никаких огней поблизости не наблюдалось и лишь где-то вдали, по линии горизонта простиралась нестабильная красная полоса. Сориентировав весспер на эту полосу, Валл'Иолет направил его в ту сторону.
   Чем ближе он подходил к красной полосе, тем мощнее она становилась, заставляя его сердце сжиматься в тревоге. К тому же датчики регистрировали возрастание радиоактивного фона, который уже перевалил за смертельную дозу биологических организмов. Валл'Иолет не зная, что происходит над Толлоной и опасаясь внезапных угроз, от кого бы то ни было, вёл весспер невысоко от поверхности планеты. Наконец красная полоса выросла настолько, что стало понятно, что это пожар на огромной площади.
   Хаара! Да это же административный центр материка горит. Вдруг вспыхнула у Валл'Иолета догадка.
   Он двинул акселератор и весспер стремительно рванулся вперёд.
   Но близко подойти к горящему административному центру оказалось невозможным - вся его площадь была, буквально, залита огнём, будто горели не каменные строения, а были они выстроены из сухого дерева. Даже в отдалении от пожара наружные датчики показывали температуру выше четырёхсот градусов, а радиоактивный фон был таким, будто разверзся ядерный реактор и выбрасывал мощным потоком продукты распада в атмосферу. О том, чтобы выбраться из весспера наружу, можно было не думать.
   Валл'Иолет долго водил весспер по периметру административного центра, надеясь, где-то увидеть, какие-то механизмы, занимающиеся тушением пожара, но его усилия были напрасны - нигде, ни единого механизма не наблюдалось. Да и скорее всего, какие механизмы, а уж тем более люди, могли быть в этом горящем котле.
   Наконец, глубоко и протяжно вздохнув от безысходности, он отвернул весспер от горящего административного центра и повёл его над одной из магистралей, надеясь увидеть на ней какое-либо транспортное средство, но сколько бы он ни шёл над ней, ни единого огонька внизу не промелькнуло.
   Прожекторы он не включал, так как вначале было светло от зарева горящего города, потом от горящего леса, растущего вдоль дороги, а затем от горящих усадеб и куда бы он ни посмотрел, везде виднелись светлые точки горящих домов.
   Вдруг, Валл'Иолет резко наклонил панели управления и ещё дальше двинул акселератор - развернувшись, весспер помчался перпендикулярно тому пути, по которому только что шёл. Замелькавшие в зареве горящего леса дымящиеся развалины усадеб, привели его в ужас. Валл'Иолет продолжал двигать акселератор вперёд, разгоняя весспер всё больше и больше, пока на пульте управления не вспыхнуло тревожное сообщение о перегреве корпуса, но он не стал снижать скорость, а лишь перестал двигать акселератор.
   Когда замелькала хорошо знакомая местность, уже забрезжил рассвет. Валл'Иолет снизил скорость и принялся всматриваться в проползающие внизу усадьбы, в надежде увидеть свой, стоящий невредимым, дом. Нарушая закон, он вёл весспер не над магистралью, а над усадьбами, так как в угольном пейзаже все дымящиеся развалины выглядели одинаково, да и полотно магистрали было таким вздыбленным, что если идти по правилам, просмотреть нужную развилку было немудрено. Но его надежде не суждено было сбыться - наконец, впереди показалась знакомая местность и...
   Сердце Валл'Иолета остановилось: перед ним, среди чёрного поля его усадьбы, дымилась почерневшая груда развалин его дома. Куда бы он ни посмотрел, нигде не просматривалось ни единого зелёного росточка.
   Выбрав наименее разрушенный участок дороги, Валл'Иолет выпустил опоры и посадил весспер, особенно не заботясь, выдержит ли дорога огромный вес космического корабля. Ткнувшись опорами в полотно дороги, весспер натужено скрипнул и покосился, но затем выровнялся и вновь покосился, но уже в другую сторону. Натужено проскрипев, он вновь выровнялся и замер. Разблокировав трап, Валл'Иолет вскочил с кресла и бросился из зала управления.
   В ангаре, едва дождавшись, когда скользнёт в сторону крышка люка, открывающая доступ к трапу, насколько было возможно для его ноющего тела, побежал вниз, но едва он ступил на дорогу, как его обжёг порыв настолько горячего ветра, что ему показалось, что на нём вспыхнула одежда. Бросив на себя испуганный взгляд и убедившись, что с одеждой всё в порядке, он побежал к развалинам дома, спотыкаясь о торчащие из дороги куски её потна, падая, вскакивая и вновь продолжая свой бег.
   Обежав валяющийся перед развалинами искорёженный и обгорелый кусок металла, в котором он с трудом узнал некогда бывший лорн, Валл'Иолет подбежал к развалинам и схватив первый же обломок от дома, отшвырнул его в сторону. Затем следующий и следующий...
   - Ирин! Ирин!... - Твердил он, будто заклинивший на одной мелодии механизм.
   Пришёл он в себя, когда очередной обломок не поддался силе его рук. Остервенело подёргав его и не вытащив из завала, он распрямился и оглянулся - за ним лежали с полсотни строительных обломков, некогда бывших его домом.
   К горлу Валл'Иолета подкатился ком. Подняв руки, он закрыл лицо. Его плечи несколько раз вздрогнули. Ладони вспыхнули, будто к ним поднесли пламя. Отслонив их от лица, он взглянул на них - места ладоней, омытые слезами, пузырились волдырями.
   Опустив руки и отвернувшись от развалин, Валл'Иолет побрёл к вессперу, смотря перед собой невидящим взглядом, но сделав несколько шагов во что-то упёрся и замер, не понимая, что произошло. Наконец, глубоко и протяжно вздохнув, он вернулся в реальность происходящего и увидел, что стоит перед искорёженным лорном. Не осознанно, механически, он ткнул тыльной стороной ладони в обгорелый остов. Остов шевельнулся, внутри что-то застучало, заставив Валл'Иолета вздрогнуть и отступить. Мелькнуло что-то светлое и упало к его ногам. Он наклонился и...
   Его отбросило назад, будто он получил энергетический удар - на обгорелой земле лежала белая кость.
   Ирин! Острая мысль иглой пронзила его мозг. Она пыталась уйти.
   Валл'Иолет бросился к обгоревшему искорёженному остову лорна и попытался пробраться внутрь, но лорн был настолько искорёжен и скручен, что промежутки между металлическими дугами оказались малы для него. Побарахтавшись, он, вдруг, почувствовал влагу на ладонях. Встревожившись ещё какой-то неожиданностью, он оставил попытку пробраться внутрь покорёженного остова и отступив, посмотрел на свои ладони - волдыри лопнули и находившаяся в них жидкость вышла. Ладони горели ещё больше.
   Опустив руки, Валл'Иолет медленно побрёл от искорёженного остова в сторону весспера.
   Вид весспера заставил Валл'Иолета встревожиться - его корпус ходил ходуном, опоры ёрзали туда-сюда, будто в зажигательном танце, трап непрерывно подпрыгивал и ерзал из стороны в сторону.
   Валл'Иолет покрутил головой, пытаясь понять происходящее. Наконец до него дошло: и без того искорёженное дорожное покрытие под большим весом космического корабля вообще изломалось и опоры весспера начали уходить в землю. Система слежения, пытаясь выровнять корпус, манипулировала опорами, но тем самым лишь ещё больше вгоняя их в грунт. Видимо грунт в этом месте был очень мягким. Корабль жалобно скрипел, будто прося пожалеть его и избавить от мучений.
   С опаской наблюдая за опорами, Валл'Иолет поспешил к трапу, но попасть на него оказалось проблематичным - едва он вытягивал руку, чтобы взяться за поручень, как тот резко уходил в сторону. Тогда, дождавшись, когда трап окажется напротив него, Валл'Иолет прыгнул. Трап тут же ерзнул в сторону и Валл'Иолет врезался животом в жёсткий поручень. Его отбросило. Не устояв, он полетел спиной вперед и шмякнулся на дорожное полотно. Его голова пошла назад и затылок встретился с чем-то твёрдым. Из глаз Валл'Иолета брызнул фонтан искр и он провалился в темноту...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза и попробовал пошевелиться - в голове отдало резкой болью. Застонав, он прикрыл глаза и дождавшись, когда боль стихла, вновь открыл их и повёл по сторонам - он лежал на спине на полотне дороги, над ним нависал корпус весспера. Он тут же всё вспомнил и привстав, начал пятиться, пытаясь выползти из-под весспера, но, вдруг, осознал, что весспер больше не пляшет, а стоит спокойно. Он поднялся и положив руку на ноющий затылок, осмотрелся - опоры весспера ушли в грунт и видимо там найдя для себя более-менее его твёрдый слой, удерживали корабль в равновесии.
   Валл'Иолет направился к трапу, который был неестественно задран и у него появилась тревога о его целостности. Подойдя, он взялся обеими руками за поручень трапа и подёргал за него - трап остался на месте, но руки вспыхнули огнём. Состроив болезненную гримасу, он посмотрел на свои красно-чёрные ладони и попытался согнуть их в кулаки - резкая боль заставила его простонать и оставить это занятие. Опустив руки, он осторожно ступил на трап и постояв немного и убедившись, что трап устойчив, пошёл в корабль. Чтобы попасть в весспер, ему пришлось согнуться пополам.
   Оказавшись внутри, Валл'Иолет подошёл к панели управления трапом и ткнул пальцем в клавишу его поднятия. Раздавшийся скрежет заставил его вжать голову в плечи, но всё же светлое пятно в глубине люка начало темнеть, показывая, что трап поднимается. Наконец, выскользнувшая шторка закрыла люк и на панели вспыхнул зелёный индикатор.
   Валл'Иолет шумно выдохнул и посмотрев на свои обожжённые руки, направился к лестнице, ведущей на второй уровень.
   Там он направился в медлабораторию. Обработав ладони и обернув их биосалфетками, он пошёл в зал управления.
   Усевшись в кресло, он механически положил руки на панели управления, но укрытые биосалфетками они не имели привычной гибкости. Состроив досадную гримасу, Валл'Иолет посидел, откинувшись в кресле, затем выпрямился, снял биосалфетки и бросив их в утилизатор, некоторое время, с тревогой смотрел на свою новою, нежную, розовую кожу на ладонях и с огорчением вздохнув, оттого, что молодая, ещё не окрепшая кожа непременно лопнет от приложенных к ней нагрузок, положил руки на панели управления и шевельнул ими - весспер натужено задрожал и медленно пополз вверх.
   Ладони неприятно заныли, но подавив желание посмотреть на них, Валл'Иолет продолжил управлять кораблём.
   Подняв весспер, Валл'Иолет покрутил его, осматриваясь. По хронометру была середина дня, но небо было затянуто серо-чёрными тяжёлыми облаками и куда бы не направлял он свой взгляд, повсюду вверх тянулись столбы серого дыма. Открытого огня, почти нигде не наблюдалось, говоря о том, что прошло уже достаточно долгое время с момента начала пожаров и что могло сгореть уже сгорело. Повсюду была лишь чёрная земля, без каких-то проблесков зелени. Анализатор показывал достаточно большой радиационный фон, хотя и не смертельный, но длительное пребывание на открытой местности навряд ли могло пойти на пользу биологическому организму.
   Сколько же я пробыл вне корабля? Вплыла у Валл'Иолета тревожная мысль.
   Он попытался проанализировать все временные отрезки сегодняшнего дня. По его подсчётам вышло, что вне весспера он провёл около шести часов. Это было достаточно много. Но он не чувствовал прежнего покалывания в голове, что показывало, что его организм каким-то образом смог нейтрализовать полученное излучение.
   Поразмышляв некоторое время, Валл'Иолет пришёл к выводу, что этим нечто может быть лишь психотронное поле, продемонстрировавшее своё очередное скрытое свойство.
   Чем они уничтожили всё? Что использовали такое, что так быстро уничтожило всю биологическую материю? Замелькали у него тревожные мысли. Как я оказался на планете? Видимо зал управления не разрушился и самостоятельно опустился на планету, как и говорил конструктор. И я остался жив? Странно? А что, собственно, странного. Анабиоз меня и спас. Если бы не он, тоже валялся бы лишь белыми костями, как... К горлу Валл'Иолета подкатил ком. Но сорок дней анабиоза, очень долгое время. Как его действие скажется на мне? Хаара! Он покрутил головой. Не могли они действовать спонтанно. Продолжил размышлять Валл'Иолет через некоторое время, проглотив ком. Значит готовились. И моя первая стычка в пространстве была лишь предлогом. И где они теперь? Ушли? А если кто-то выжил? Только нужно их найти. Как лучше искать? Это ведь не разведывательный корабль и мощного биосканера у него нет. И почему бы им не оснастить вессперы? Или считается, что боевому кораблю нечего искать на поверхности планеты, его удел - пространство. Хаара! Опуститься пониже. Видимо лучше всего начать с космодрома и ходить по кругу, смещаясь к океану. Да, да, конечно - это самый оптимальный вариант. Но на это уйдёт очень много времени, а помощь, возможно нужна сейчас, немедленно. Но как их найти по другому? От досады Валл'Иолет стукнул кулаком по подлокотнику. Хаара! Нет. Всё же, это наиболее оптимальный вариант сейчас. И что я жду? Болван!
   Наклонив панели управления, он сориентировал весспер в направлении на космодром и двинул акселератор вперёд.
  
  

14

  
  
   Валл'Иолет уже сбился со счёта, какой он день ходил кругами по Пустынному материку, которому больше подходило название Чёрный, так как внизу простиралась лишь чёрная, выжженная, излучающая поверхность планеты. Никого живого организма, нигде не просматривалось. Биосканер весспера молчал. Не было видно не только людей, но даже и животных. Дымящихся развалин с каждым днём тоже становилось меньше, последние дома и леса догорали и лишь административный центр материка, продолжал пылать неугасимым факелом, будто не угасал, а наоборот, распалялся всё больше и больше. Лишь один раз Валл'Иолет заметил на горизонте какое-то движение среди гари. Его сердце встрепенулось и он бросил весспер в ту сторону, но когда оказался над тем местом, вокруг была лишь всё та же выжженная земля, видимо, это был, всего лишь, перемещённый ветром пепел. Голубого неба тоже не наблюдалось. Повсюду клубились зловещие серо-чёрные облака.
   Иногда весспер попадал в полосу дождя и тогда мутные, серые, а порой и искрящиеся крохотными молниями потоки воды текли по экрану спор, вызывая тревогу и нагоняя уныние.
   Наименее пострадавшим объектом, как ни странно, оказался космодром. Его постройки: ангары, корпуса технической поддержки, командный корпус, другие вспомогательные здания и прилегающее к нему поле космодрома были основательно разрушены и сожжены, но последние ангары, в одном из которых он и нашёл весспер были лишь разрушены. Не пострадало и дальнее поле космодрома - оно практически, осталось нетронутым. Как понял Валл'Иолет - кроканы оставили его для того, чтобы смогли садиться их корабли и потому не жгли близлежащие постройки, отчего дальние ангары выглядели нереальными светлыми пятнами на чёрном фоне остального пейзажа. Но сейчас ни единого корабля, ничьей цивилизации на космодроме не находилось. Единственным зданием космодрома, которое пострадало меньше всего, оказался тот ангар, где и находился тридцать третий весспер - он оказался разрушен лишь наполовину.
   Валл'Иолет несколько раз провёл весспер от космодрома до побережья и назад, в надежде, вдруг, увидеть кого-либо из жителей, случайно им пропущенного, но его надежде так и не суждено было сбыться и сейчас он вёл весспер над побережьем. Оно было таким же обгоревшим, как и весь материк. Вода океана, будто солидаризируясь с произошедшим, тоже была серой и унылой. Вдоль побережья шли высокие волны с серыми бурунами, будто океан высказывал свое негодование произошедшим. Ни единого, даже крошечного кораблика, нигде не наблюдалось.
   Интересно, в воде тоже все её обитатели вымерли? Вдруг всплыла у Валл'Иолета мысль. Но как заглянуть в воду. Биосканер не пробьёт и метра её толщины. Не нырять же туда кораблём. Он шумно вздохнул. Нужно посмотреть на втором материке, а уже потом нырять. Решил он и отвернув весспер от берега, направил его через океан.

***

  
   Ночь Валл'Иолет провёл в весспере над беспокойным океаном и лишь когда темнота растворилась в сером утре, показался берег Горного материка.
   За всё время путешествия над водой, ему не удалось увидеть ни единого рукотворного огонька. Ни разу не появился и бурун морского дрога, самого крупного животного планеты, будто жизнь на Толлоне действительно прекратила своё существование, что, в какой-то степени, подтверждало и молчание биосканера.
   Побережье и Горного материка тоже было чёрным и унылым. Волн не было, будто океан в этой части планеты уже смирился с произошедшим, а может наоборот, ещё не осознал события в полной мере.
   Валл'Иолет ещё не успел осмыслить, как ему искать выживших на этом континенте: начать прямо от побережья, или от центральных гор, как на экране спор появилась какая-то красная точка, двигающаяся под углом к пути весспера. Валл'Иолет с замершим сердцем следил за её перемещением, пытаясь понять, с чем она может ассоциироваться: птицей или летательным аппаратом. Этот материк был более насёлён животным миром и потому птиц здесь было гораздо больше, чем на материке пустыни и большие птицы давали красную отметку на экране спор.
   Если это летательный аппарат, то, вероятно, кроканов. Всплыла у него тревожная мысль.
   Он вызвал штурвал и активировав лазерные турели, положил палец на клавишу выстрела.
   Красная точка вскоре превратилась в серую кляксу, но, вдруг, развернулась и начала стремительно удаляться.
   Догнать! Всплыла у Валл'Иолета невольная мысль.
   Он сориентировал весспер и направил его вдогонку удаляющейся кляксе, которая начала приближаться и приобретать какие-то контуры и когда стало понятно, что это не птица, а непонятный летательный аппарат, из нижнего края экрана спор выполз уже рой красных точек и начал расползаться в стороны. Определённо, это были летательные аппараты кроканов. Сердце Валл'Иолета сжалось. Он резко двинул акселератор вперёд и послал весспер вверх, чтобы быть выше движущихся ему навстречу летательных аппаратов. Но и красные точки на экране спор тоже поползли вверх. Валл'Иолету стало всё понятно с ними - это, однозначно, были корабли короканов, которые сейчас уничтожали всё живое на Горном материке.
   Чем выше забирался весспер, тем обширнее отображалась территория материка на экране спор и если Пустынный материк был чёрный от гари, то Горный был красный от огня - повсюду насколько хватало взгляда полыхали огни пожарищ, вверх поднимались чёрные столбы дыма, мощными зловещими облаками расползаясь по сторонам.
   Хотя расстояние до красных точек было не таким уж далёким и если бы весспер находился в пространстве, то они на таком удалении, уже бы имели вполне узнаваемые очертания, но атмосфера, делала пространственный сканер, как менее дальновидящим, так и менее чувствительным.
   Валл'Иолета захлестнула волна негодования. Он пробежался пальцами по клавишам управления оружие, но: вспыхнул лишь указатель уровня накопителя спиралонового излучателя. Он ткнул пальцем в клавишу активации поля скрытия - вызов остался без ответа.
   Хаара! По скулам Валл'Иолета прошлись желваки. Без поля скрытия долго я не продержусь. Всплыла у него досадная мысль. Но если ваши корпуса такая же скорлупа, как и тех дифферентов, с которыми пришлось столкнуться в пространстве, то и спиралонового излучателя будет достаточно. В его мысленный ток влилась решительность. Потрепать вас, я сумею.
   Он скосил взгляд на накопитель спиралонового излучателя - его зелёная полоса, на удивление, быстро скользила вверх.
   - Неплохо. - Механически прошелестели губы Валл'Иолета.
   Видимо из-за отсутствия других излучателей, вся энергия идёт ему. Всплыла у него догадка.
   Он вжал акселератор и резко потянул штурвал на себя - весспер, став вертикально, рванулся в пространство.
   Красные точки тоже развернулись и продолжили двигаться за ним, постепенно превращаясь в серые кляксы, хотя заметно отставали. Становилось очевидным - это дифференты.
   На дальней орбите, Валл'Иолет перевёл весспер в горизонтальный ход и включив купольный обзор, принялся осматриваться, пытаясь осмыслить какие-то свои дальнейшие действия.
   В лоб с такой армадой с одним излучателем - бессмысленно. Скорость - моё преимущество. На два-три удара меня должно хватить. Маловато. Состроив гримасу, Валл'Иолет покрутил головой. Третьего, подобного, весспера у меня нет. Значит нужно что-то другое. Он пробежал взглядом по куполу и увидел одинокую красную точку, ползущую над поверхностью материка, которая почему-то не участвовала в погоне. А если охотник? Вдруг всплыла у него интересная мысль. Уж что, что, а ужалить я смогу очень больно.
   Оценив взглядом своё положение и положение идущей за ним эскадры кроканских кораблей и убедившись, что у того одинокого корабля кроканов весспер окажется, гораздо, раньше дифферентов, он резко отклонил штурвал и весспер, клюнув носом, рванулся в сторону одинокой красной точки. От быстрого входа в атмосферу по экрану спор затрепетали алые сполохи, но Валл'Иолет не обращал на это внимание, он уже был охотником, а впереди - свирепый зверь.
   У самой поверхности Валл'Иолет перевёл весспер в горизонтальный полёт и двинув акселератор назад, всмотрелся в контур приближающегося корабля - это был не дифферент, а неизвестный ему корабль непонятной конструкции, больше напоминающий огромную, приплюснутую, остроносую цистерну с огромными крыльями. Корабль медленно полз над ещё оставшейся зелёной полосой материка и над тем местом, где он проходил, стеной вставал огонь. Чем и как он воздействовал на поверхность планеты издалека было непонятно, но увиденное вызвало у Валл'Иолета приступ ярости. Дождавшись, когда на непонятном корабле вспыхнет белый овал прицела спиралонового излучателя, не снижая скорости, Валл'Иолет вжал клавишу выстрела - непонятный корабль подпрыгнул, будто налетел на пространственную кочку.
   Экипаж кроканского корабля, видимо, поздно понял, что идущий в их сторону летательный аппарат несёт в себе угрозу и в последний момент попытался увернуться, но времени у них хватило лишь на то, чтобы ещё больше усугубить своё положение, подставившись к приближающемуся вессперу самым уязвимым местом - раструбами своих движителей. Накачанный энергией невидимый луч, видимо и вошёл в огромный раструб движителя кроканского корабля и в следующее мгновение над Толлоной вырос огромный красный шар.
   Весспер основательно тряхнуло, будто он налетел на плотную атмосферную аномалию.
   Открылась ещё одна особенность атмосферы: наряду с ухудшением качества работы пространственного сканера, произошло значительное усиление последствий атаки на объект и обратного воздействия взрыва на атакующий корабль. Если в пространстве, даже значительное повреждение корабля могло и не вызвать его взрыва, то в атмосфере даже его небольшое возгорание, многократно усиливалось присутствующим в атмосфере кислородом, делая атаку более эффективной. Но в то же время, ударная волна, могла вызвать повреждение и атакующего корабля, если он атаковал объект с, опрометчиво, близкого расстояния.
   Валл'Иолет рванул штурвал на себя, но всё же сила инерции оказалась велика и весспер вошёл в огненный шар. Корабль вновь основательно тряхнуло и если бы Валл'Иолет не держался крепко за штурвал, то неизменно бы вылетел из кресла. Зал управления окрасился в багровые тона. Нудно запищал терминал, возвещая о перегреве корпуса.
   Мысленно выругавшись, Валл'Иолет ткнул пальцем в подлокотник кресла и выскользнувшие захваты мягко прижали его к спинке кресла. Пилотировать стало менее удобно, но теперь можно было не думать о своей безопасности.
   Весспер вынырнул из огня. Экран спор очистился от красных сполохов. Валл'Иолет пробежал взглядом по куполу - рой серых клякс приближался, но был ещё далеко - видимо, не сразу осознав цель маневра весспера, дифференты опоздали с перестроением и значительно отстали. По нижней части экрана ползла ещё одна красная точка. Валл'Иолет повернул штурвал и весспер помчался наперерез траектории движения этой точки.
   Точка оказалась дифферентом, ходящим по кругу. Видимо под ним что-то было, что привлекло его внимание настолько, что он, даже, не заметил приближения весспера. К тому же значительно возрос радиационный фон, будто весспер входил в какую-то аномальную зону.
   Накопитель спиралонового излучателя был полон, но его овал прицела не был активен, атмосфера, досадно, сокращала расстояние для поражения цели. Опасаясь, что не успеет выстрелить, когда дифферент станет досягаем, Валл'Иолет замедлил ход весспера, с тревогой всматриваясь в экран спор, но дифферент продолжал ползти, занятый своим делом, видимо, действительно не замечая ничего вокруг. Едва вспыхнул белый овал прицела, Валл'Иолет вжал клавишу выстрела - дифферент заметно вздрогнул, будто очнулся ото сна и вдруг, начал наливаться красным светом, будто в него сунули мощный нагревательный элемент и через несколько мгновений на его месте в атмосфере Толлоны уже стремительно расползался по сторонам яркий рыжий шар.
   Валл'Иолет вывернул штурвал, посылая весспер в крутой вираж и одновременно двигая акселератор вперёд.
   Теперь он оказался более предусмотрительным и пришедшая ударная волна лишь чуть качнула корабль.
   Серые кляксы, гоняющихся за ним дифферентов, на экране спор приняли более чёткие очертания, уже представляя собой угрозу, что дифференты неприменули показать - в сторону весспера скользнул пучок красных лучей.
   Только без огня и дыма. Всплыла у Валл'Иолета тревожная мысль.
   По экрану спор заскользили красные искры. Но видимо и для лазерных излучателей дифферентов атмосфера тоже была нежелательной средой, так как весспер никак не отреагировал на мощный пучок лазерных лучей, от которого в пространстве последствия были бы непредсказуемы.
   - Потеря защиты десять процентов. - Донёсся бесстрастный голос информатора.
   - Хаара! - Процедил Валл'Иолет, пытаясь ещё больше вывернуть штурвал, чтобы дальше отвернуть весспер от пути пересечения с уже изрядно посеревшей эскадрой дифферентов.
   Серая эскадра кроканских кораблей на экране спор вновь трансформировалась в рой красных точек. Валл'Иолет шумно выдохнул, но его лицо тут же исказилось гримасой досады - с другой стороны на экран спор выполз ещё один рой красных точек. Валл'Иолет рванул штурвал на себя, ставя весспер вертикально, намереваясь увести его в пространство. Красные точки с обеих сторон потянулись за ним.
   Выйдя на орбиту Валл'Иолет пробежался взглядом по куполу, пытаясь оценить степень своей опасности - две эскадры дифферентов неизменно приближались и скорее всего, вскоре должны были слиться воедино. Но...
   Вдруг, Валл'Иолет увидел, как на экран спор выползла ещё одна красная точка. Она была в той стороне, откуда шла вторая эскадра дифферентов. У него тут же затрепетал азарт охотника.
   Хаара! Через них не прорвёшься, изжарят не моргнув. Молниями замелькали у него беспокойные мысли. Обходить - тут же поймут. Что тогда? А если обойти по орбите? Вдруг всплыла у него интересная мысль. Догадаются или нет?
   Он отклонил штурвал и описав короткую дугу, весспер помчался прочь от приближающихся дифферентов, которые вскоре скрылись за кривизной радиуса планеты.
   Прошло совсем немного времени и весспер, ведомый Валл'Иолетом, обежав Толлону, подходил к той же точке с другой стороны. Красного роя дифферентов на экране спор не отображалось, не наблюдалось и одинокой красной точки и Валл'Иолет лихорадочно бегал взглядом по экрану спор, пытаясь понять, где она есть, так как она уже должна была быть. Наконец красная точка выползла из-за края пульта управления. Она шла ему навстречу. Отклонив штурвал, Валл'Иолет послал весспер в её сторону, но на полпути к ней из-за края пульта на экран спор выползли ещё несколько красных точек, идущие навстречу вессперу.
   Хаара! Догадались или это уже третья эскадра? Всплыла у Валл'Иолета досадная мысль. Скоро они все за мной начнут бегать.
   Он попытался оценить расстояние весспера до одинокой красной точки и дифферентов до неё. Расстояние было примерно одинаково, но точка двигалась в сторону весспера, что сокращало его время подхода. Он ещё чуть двинул акселератор вперёд, ещё больше увеличивая свой риск, так как весспер заметно завибрировал, но Валл'Иолет лишь втянул голову в плечи, будто таким образом можно было укрыться от угрозы. Но видимо кроканы уже поняли его намерение, так как красная точка начала смещаться в сторону. Усмехнувшись, Валл'Иолет ещё чуть увеличил скорость весспера. В возросшей вибрации добавился перегрев - индикация температуры корпуса на экране терминала тут же угрожающе запульсировала красным цветом.
   Ничего страшного. Это не надолго. Пытался успокоить себя Валл'Иолет, переводя взгляд, то на экран терминала, то на корабль кроканов, который уже из красной точки превратился в чёрную кляксу и быстро разрастался в размерах, несмотря на то, что он уже развернулся и шёл навстречу дифферентам. Насколько Валл'Иолет понимал - это был непонятный цилиндрический корабль, который чем-то обрабатывал поверхность Толлоны, так как та поверхность, над которой он шёл была залита сплошным огнём, хвост которого тянулся несколько десятков километров, заканчиваясь где-то на горизонте чёрными столбами дыма, мощными потоками устремляющихся ввысь. Дым был настолько плотен, что на экране спор отображался сплошной чёрной стеной, экранируя всё, находящееся за ним.
   Валл'Иолет нервничал, держа цилиндр в овале прицела и уже можно было бы стрелять, так как корабль неминуемо приближался к спешащим ему навстречу дифферентам, но он решил действовать наверняка, так как знал, что второго выстрела дифференты ему сделать не дадут и потому нужно было стрелять максимально на поражение, чтобы поглощение энергии атмосферой было минимальным и вся она ушла в корпус кроканского корабля.
   Точки дифферентов на экране спор трансформировались и стали большими серыми кляксами.
   Хаара! Дождался! Мелькнула у Валл'Иолета досадная мысль. Он мгновенно переключил захват цели на ручное управление и наведя ещё тёмный овал целеуказателя на неизвестный кроканский корабль, вжал клавишу выстрела - цилиндрический корабль подпрыгнул и начал заваливаться на бок и уже в следующее мгновение на его месте в атмосфере вырос огромный красный шар.
   Валл'Иолет рванул штурвал в сторону и в тот же миг серый строй дифферентов перекрасился в красный цвет, будто вспыхнул и в весспер тут же уперлись несколько красных спиц. Корабль основательно тряхнуло. По экрану спор заструились красные разводы.
   - Потеря защиты пятьдесят процентов. - Донёсся бесстрастный голос информационной системы.
   Валл'Иолет рванул штурвал в другую сторону - красные разводы на экране спор, будто были какой-то жидкостью, поползли в противоположную движению сторону и собравшись в одну большую кляксу, исчезли из вида.
   Хаара! Такое впечатление, что человеческой кровью стреляют? Всплыла у Валл'Иолета горькая мысль. Видимо много набрали. Его лицо исказилось кислой гримасой. Ничего и вашей тоже здесь немало останется.
   Вдруг весспер два раза подряд, основательно тряхнуло.
   - Потеря защиты восемьдесят процентов. - Сообщила информационная система.
   Глаза Валл'Иолета с бешеной скоростью забегали по куполу, пытаясь отыскать источник угрозы и вскоре он увидел ползущие по краю экрана, уже хорошо видимые два грузовика кроканов. Тангары уже отворачивали, пытаясь избежать встречи с весспером.
   Однозначно, от них и досталось мне. Всплыла у Валл'Иолета досадная мысль. Ещё один подобный зевок и... Его лицо исказилось гримасой досады.
   Валл'Иолет не знал, что это за голубая энергия, которую выплёвывают из своих пушек тангары, но, видимо и она тоже в значительной степени ощутила противодействие атмосферы Толлоны и оказалась не столь эффективной, нежели в пространстве.
   Хаара! Почему не работает система оповещения? Цели же нормально отслеживаются. Мелькнули у Валл'Иолета досадные мысли. Может её как-то нужно активировать? Но не сейчас же лазить по информационному полю терминала. Его лицо исказилось неприятной гримасой.
   Он бросил взгляд на накопитель спиралонового излучателя и убедившись, что он полон, поймал один из тангаров в овал прицела и вжал клавишу выстрела - через мгновение в атмосфере Толлоны сиял ещё один красный шар.
   Второй тангар, видимо, намереваясь уйти из зоны поражения, ещё круче отвернул и вошёл в стоявший стеной огонь, который, сотворил взорванный цилиндрический корабль.
   Скорее всего пилот тангара поспешил и просчитался с маневром. Из-под грузовика ударили мощные фиолетовые сполохи - скорее всего створки трюма были закрыты не плотно и мощный огонь пробил их и загорелось содержимое трюма. Осознав свою оплошность, пилот метнул грузовик из огня, но, видимо, увидев приблизившийся весспер остановил его, пытаясь найти другой путь. Но огонь, будто изголодавшийся путник, с жадностью набрасывавшийся на подобранный кусок хлеба, набросился на грузовик, охватил его со всех сторон и в атмосфере Толлоны вырос ещё один огненный шар.
   - Туда тебе и дорога. - Процедил Валл'Иолет.
   Его глаза в очередной раз прометнулись по куполу - красные точки были со всех сторон. Единственное направление, где был большой прогал меж ними - была стена огня.
   Хаара! Весь кроканский флот собрался, что ли? Губы Валл'Иолета вытянулись в горькой усмешке. Прорываться меж них бессмысленно. Может попытаться через огонь уйти. У меня ведь ничего в ангаре взрывоопасного нет. А контейнеры с веществом массы в хранилище? Но они ведь прочны, створки люка закрыты. Защита должна же работать в таком огне, если держит энергию лазерных лучей. Сколько я их уже получил. Успокоил он себя. Если корпус начнёт перегреваться, уйду в дым. Только бы не напороться ни на что.
   Передёрнувшись, от возможного, только что увиденного исхода с кроканским грузовиком, оказавшегося в неистовом пламени, Валл'Иолет, вжав голову в плечи, направил весспер в клокочущий огонь.
   По экрану спор бушевали красно-оранжевые сполохи и лишь верхняя часть купола была свободна от них. Индикаторные панели перегрева на экране терминала перемигивались будто бегущие огни гирлянды, заставляя сердце сжиматься в тревоге. Валл'Иолет скосил взгляд на верхнюю часть купола - красные точки алели над головой яркой гроздью. О том чтобы прорваться сквозь такой щит, можно было забыть. Он опустил весспер ещё ниже и купол покрылся языками пламени. Валл'Иолет опустил голову и прошёл взглядом по панелям температуры корпуса, отображаемым на терминале - температура, практически, всего корпуса была высокой, но далеко не критической, да и её рост был, достаточно, медленным. Валл'Иолет двинул акселератор назад, замедляя бег весспера. Динамика температурного роста осталась прежней.
   А ведь это выход для меня. Замелькали у Валл'Иолета удовлетворённые мысли. Я могу оставаться в огне на сколь угодно долгое время, лишь бы он не стихал. Лишь бы они не сунулись в него. Уже совались. Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке. Да, но то ведь был тангар. Что ж пусть и дифференты сунутся. Посмотрим, на что они годны. Видимо есть смысл дождаться темноты. Хотя... Его губы тронула лёгкая усмешка. Но всё же как-то спокойнее. А если огонь иссякнет, прежде, чем наступит темнота? Валл'Иолет передёрнулся. А что если сымитировать взрыв весспера? Взорвался же тангар, почему не может взорваться и весспер? Но что отдать в руки огня? Взрыв должен быть очень эффектным. Чтобы поверили. А если поверят, то и не сунутся. А может и вовсе перестанут преследовать. Но, что? Он потёр пальцами лоб. Хаара! Можно было бы выбросить крапп, но я не видел его в ангаре. Остаётся сам весспер. Он громко хмыкнул, дёрнувшись всем телом. Чтобы создать эффект взорвавшегося весспера, нужно взорвать сам весспер. Ну и ну. А если выбросить контейнер с веществом массы? Вдруг всплыла у него интересная мысль. Но у контейнера мощная тепловая защита, навряд ли она прогорит даже в этом огне. А если выстрелить в него? Но сколько я смогу продержаться на одном контейнере? Сколько смогу, столько и продержусь. Подытожил он. Если вырвусь, возьму второй из хранилища. А если огонь проникнет внутрь генераторного модуля и весспер загорится? Хаара! Другого решения всё равно нет. Его красивое лицо исказилось гримасой грусти.
   Остановив весспер и поставив его на стабилизацию, Валл'Иолет спустился в ангар. В ангаре было жарко и шумно от работающей на полную мощность системы вентиляции. Он добежал до одного из шкафов и открыв его, мысленно выругался - ни одного скафандра в шкафу не было, а входить в генераторный модуль, чтобы отстыковать контейнер от конвертора, без скафандра, даже на мгновение, было равносильно самоубийству. Со злом захлопнув дверь шкафа, он вернулся в зал управления.
   Сев в кресло, он тут же вскочил и забегал по залу управления.
   Хаара! Если открыть люк под контейнером и убрать захваты, он ведь должен вывалиться из весспера. Это же не пространство и сила тяжести должна мне помочь. Неужели муфта соединения способна удержать такой тяжёлый вес? С досадой размышлял он. Но всё же она немаленькая. А если вырвет трубопровод из конвертора? Неужели защита не заткнёт дыру? А если будет такая, что не заткнёшь? А если он застрянет в люке? Хаара! Он поднял голову - по куполу бегали зловещие рыжие языки пламени. Сколько защита способна держать? Нужно что-то делать. Губы Валл'Иолета вытянулись в гримасе досады. Иначе вызову подозрение.
   Вернувшись в кресло, он снял весспер со стабилизации и пустив его вперёд, склонился к терминалу, его пальцы забегали по сенсорным клавишам экрана.
   Вдруг, его руки замерли. Он уставился в экран, которого прежде никогда не видел - это был экран управления каким-то трюмом контейнеров. Экран гласил, что в трюме сейчас находилось четыре контейнера. Ещё два располагались поодаль и были подсвечены. Если можно было судить по возможным действиям, то контейнеры можно было: загрузить, выгрузить, переместить, подстыковать, расстыковать и сбросить. Немного поразмышляв, Валл'Иолет пришёл к заключению, что это ничто иное, как хранилище для резервных контейнеров с веществом массы. Если на его прежнем весспере дополнительные контейнеры подвешивались на внешних подвесках и заменить пустой можно было только вручную, то теперь конструкторы, что-то придумали и теперь пустой контейнер должен был замениться сам, с помощью какого-то манипулятора.
   Тогда, выходит, что сброс есть ничто иное, как выбрасывание в пространство пустого контейнера. Всплыла у Валл'Иолета догадка. Но согласно требованиям космоплавания: все негодные и выброшенные в пространство агрегаты должны или уничтожаться или самоликвидироваться. Контейнер должен самоликвидироваться. Таковы требования к его конструкции. Но это пустой. А если не пустой и не в пространстве? Навряд ли самоликвидация возможна в атмосфере планеты. Он провёл пальцами по лбу. Весспер должен быть остановлен или можно замену произвести и в движении? Не вижу смыла в остановке. Замелькали у него мысли. Торможение, потом разгон. Бессмысленная трата огромного количества вещества массы. Что стоит проверить. Его лицо исказилось гримасой решительности.
   Посидев ещё несколько мгновений, уставившись в экран терминала, он, вдруг, ткнул пальцем в сенсорную клавишу замены контейнера - один из подсвеченных контейнеров начал мигать.
   Валл'Иолет мысленно выругался - он, вдруг, осознал, что не имеет представления, как остановить запущенный процесс.
   Глубоко и протяжно вздохнув, он уставился в мигающий контейнер.
   Помигав некоторое время, контейнер, вдруг, исчез с экрана терминала - весспер качнулся. Тут же пришёл в движение один из резервных контейнеров. Дождавшись, когда резервный контейнер займёт место сброшенного и подсветится, Валл'Иолет вышел из экрана управления контейнерами.
   Оригинально. Он покрутил головой. А поймёт программа самоликвидации, где сейчас находится выброшенный контейнер. Всплыла у него тревожная мысль. Как она воспримет это пекло? А если вообще заблокирует его, поняв, что это планета, а не пространство? А если ей помочь? Но найдёт ли пространственный сканер контейнер в такой атмосфере? Что гадать. Его лицо исказилось гримасой раздражения. Нужно действовать.
   Валл'Иолет развернул весспер и принялся всматриваться в экран спор, но пляшущие по экрану рыжие сполохи огня полностью отрезали систему пространственного обзора от этого самого пространства.
   Валл'Иолет вызвал на экране терминала экран управления системы пространственного обзора и перевёл огонь в разряд помех. Экран спор тут же потемнел. Вместе с огнём исчез и дневной свет, но в тоже время проявилась поверхность планеты: скорее всего на этой территории рос огромный лесной массив, который уже, практически, сгорел и сейчас выгорали корни деревьев, так как из земли били бесчисленные серые фонтаны. Видимо горела и сама земля, так как наряду с серыми фонтанами просматривался какой-то непонятный фон, будто туман. Рассмотреть среди бесконечной гари что-то было невозможно.
   - Хаара! - Вырвалось у Валл'Иолета
   Но ему повезло. Контейнер, видимо, попал на горящий корень, из-за чего серый фонтан из корня разделился и бил розеткой, что и привлекло внимание Валл'Иолета своей необычностью. Он вновь принялся за манипулирование настройками системы пространственного обзора и вскоре на экране спор появились более серые, нежели окружающая чёрная поверхность, контуры контейнера. Он отвёл весспер на расстояние, при котором контейнер едва-едва просматривался и наведя на него прицел лазерной пушки, вжал клавишу выстрела - выскочивший луч был невидим перестроенной системе пространственного обзора, как и сам взрыв, лишь пространство заволокло лёгкой туманной дымкой.
   Весспер бросило в сторону. Вслед за ним и Валл'Иолета. Захваты больно сдавили грудь, удерживая его, но всё же живот упёрся в штурвал, вызвав мощный приступ боли. Валл'Иолет громко вскрикнул, его глаза сузились до щелочек. Штурвал жалобно заскрипел, но всё же выдержал бурный натиск человеческого тела.
   Боль отступила. Валл'Иолет открыл глаза и выпрямился и выпрямил штурвал. Скользнув взглядом по пульту управления, он с досадой отметил, что конвертор быстро терял свою мощность, хотя никаких тревожных сообщений о проблемах с ним не было. Пальцы Валл'Иолета забегали по клавишам пульта управления и сенсорам экрана терминала, в попытке восстановить работу конвертора. Его взгляд скользнув по экрану спор, замер - поверхность планеты, буквально, наползала на экран. Он рванул штурвал на себя, но никаких изменений не произошло.
   Лицо Валл'Иолета исказилось гримасой тревоги. Он понял, что весспер сейчас скользит брюхом по поверхности планеты, зарываясь в неё всё глубже и глубже. Температура корпуса уверенно ползла вверх.
   - Хаара!
   Наконец панель мощности конвертора вспыхнула бледным зелёным цветом. Весспер задрожал.
   - Ну что же ты? Давай! - Прошелестели губы Валл'Иолета.
   Он не отрываясь смотрел на бледную панель индикатора конвертора, не понимая, почему он не выходит на заданную мощность, хотя никаких тревожных сообщений по-прежнему не было. Вдруг, его взгляд остановился на ноге, стоящей на акселераторе - она упиралась в пол и конвертор, просто-напросто, захлебнулся в плотном потоке ратана и поняв это, защита сбросила его мощность.
   Видимо, это произошло, когда меня бросило на штурвал. Мелькнула у него раздражённая мысль.
   Хотя, чтобы вжать педаль акселератора, нужно было приложить достаточное усилие и он бы должен был ощутить его противодействие.
   Значит не ощутил. Мелькнула у него следующая досадная мысль.
   Мысленно отправив в свой адрес большую порцию нелестных слов, Валл'Иолет приподнял ногу - по индикатору мощности тут же скользнула зелёная волна и он наполнился приятным зелёным цветом.
   Проведя рукой по влажному лбу, Валл'Иолет вжал акселератор вперёд - весспер вздрогнул, будто вышел из спячки и обугленная земля на экране спор начала отдаляться.
   Выровняв весспер, Валл'Иолет вернул работу пространственного сканера в привычный режим работы и экран спор тут же утонул в рыжих огненных сполохах, которые, казалось, были ещё мощнее, полностью лишив Валл'Иолета какого-то контроля над пространством. Вспыхнул кровавым светом и принялся завывать индикатор уровня радиации - теперь она превышала допустимую в несколько тысяч раз. Несомненно, угрозу принёсло в атмосферу планеты взорвавшееся вещество массы. Температура корпуса приближалась к критической.
   Хаара! Сейчас взорвётся. Нужно уходить. Вверх бессмысленно. Молниями замелькали у него тревожные мысли. Дым! Вдруг, мелькнула у него спасительная мысль. Хаара! Болван! Отправил он в свой адрес нелестный отзыв. Но где он? Весспер извертелся, как юла. Он несколько раз пробежал взглядом по экрану спор, но никаких признаков, указывающих направление на дым на нём не было. Хаара! Лицо Валл'Иолета исказилось гримасой досады и он принялся лихорадочно вспоминать выписанные кораблём зигзаги, во время нахождения в огне. Кажется туда. Наконец выбрал он направление. Но если высунусь....
   Он покрутил головой и повернул штурвал, направляя весспер в выбранную сторону.
   Почему такая радиация? Ведь фа-готты короткоживущие частицы. Они должны быстро рекомбинировать с молекулами воды атмосферы. Пара часов и от них и следа не останется. Всплыли у Валл'Иолета мысли удивления. Но это же ещё не они. В токе его мыслей появилась тревога. Это же ратан. Можно считать этот участок леса лет сто придётся обходить далёкой стороной. Его губы вытянулись в жалкой усмешке. А будет здесь что-то либо через сто лет. Здесь ведь и так сплошная радиация. А если кроканы и поливают ратаном планету? По радиационному фону весьма похоже. Оттого и огонь на десятки метров вверх. Видимо смешивают с чем-то и поливают этим раствором землю. Видать давно готовились к уничтожению Толлоны. Запаслись с лихвой. Выродки! Поверили они моей инсценировке? Сколько сейчас времени? Он перевёл взгляд на хронометр. Ещё часа три-четыре до темноты. Лишь бы корпус выдержал. Он бросил взгляд на индикатор температуры корпуса весспера - температура отдельных участков корпуса уже приблизилась к критической. Интересно, сколько ещё времени будет земля гореть? Лишь бы до темноты хватило. Валл'Иолет поднял голову и посмотрел в купол, но ничего не увидев, кроме лизавших купол рыжих сполохов, опустил голову. Хаара! Скоро уже? Ничего не видно.
   Прошло ещё некоторое время. Стало заметно, что рыжие сполохи лизали экран спор уже не столь плотно и наконец они и вовсе исчезли. Температура корпуса пошла вниз. В зале управления стало почти темно. Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке, он отпустил акселератор, останавливая весспер...
   В томительном ожидании прошло четыре часа. Валл'Иолет чувствовал себя уставшим, так как от непрерывного всматривания в экран спор у него болели глаза, шея затекла настолько, что любое шевеление головой, причиняло головную боль.
   Стена дыма оказалась вполне иссекаемой и как только экран спор начинал сереть, Валл'Иолет посылал весспер вперёд, вновь вводя его в чёрный дым, с каждым разом в тревоге ожидая, что с очередным посылом чёрной стены впереди не окажется и весспер окажется перед армадой дифферентов, словно на ладони.
   Наконец, когда по его расчёту наступила ночь, шумно и протяжно выдохнув, он резко вжал акселератор и весспер, быстро набирая скорость, помчался вперёд. Экран спор тут же заполнился огненными сполохами. Температура корпуса поползла вверх. Валл'Иолет ещё больше вжал акселератор, стараясь поскорее выбраться из лизавших его корпус огненных языков.
   Стена огня резко оборвалась и весспер вырвался на простор. На экране спор тут же вспыхнули с десяток красных точек. Все они были достаточно далеко, кроме пары, которая медленно ползла почти прямо по курсу. Скорректировав направление, Валл'Иолет навел бледный овал прицела на одну из красных точек, но до цели было ещё далеко. Он мысленно выругался - в атмосфере оружейные системы вели себя совсем иначе, нежели в пространстве. Он скользнул взглядом по куполу - несколько красных точек уже стремительно двигались в его направлении. Увеличила свою скорость и пара красных точек, к которым направлялся и он: но одна из них шла навстречу, другая же шла прочь. Как понял Валл'Иолет, навстречу шёл дифферент, а убегал, скорее всего или тангар, или приплюснутый цилиндрический корабль. Переориентировав прицел на приближающуюся красную точку, со сжавшимся в тревоге сердцем, Валл'Иолет уставился в бледный овал.
   И, хотя, Валл'Иолет ожидал этого, но всё же овал прицела вспыхнул очень резко, заставив его вздрогнуть. Он тут же вжал клавишу выстрела и впервые увидел невидимый спиралоновый луч. Скорее всего, это был даже не луч, след от него - некая неоднородность в атмосфере, будто след от промчавшегося по воде быстроходного судна. След шёл в направлении на уже серую кляксу дифферента, которая тут же утонула во вспыхнувшем в ночи ярком ореоле, но рыжего шара не было.
   - Хаара! Поспешил! - Вырвалось у Валл'Иолета.
   Он понял, что дифферент выдержал энергию одного выстрела спиралонового излучателя: или это был какой-то корабль кроканов старой конструкции, или энерголуч оказался слаб из-за большого расстояния в атмосфере и корабль кроканов, действительно, выдержал силу его разрушительного воздействия. Конечно, навряд ли он сейчас был в состоянии произвести ответный выстрел по вессперу, но останавливаться и ждать, когда зарядится накопитель для следующего выстрела или расстреливать дифферент из лазерных пушек было слишком рискованно - со всех сторон к вессперу стремительно приближались красные точки.
   Бросая быстрые взгляды на индикатор накопителя спиралонового излучателя, Валл'Иолет пустился вдогонку за убегающей красной точкой.
   Проходя мимо искрящего дифферента, он всё же не выдержал и произвёл залп из лазерных турелей, но из-за большой скорости красные лучи скользнули по корпусу вражеского корабля, оставив на нём лишь жирный чёрный дымящийся след и вызвав приступ злости у Валл'Иолета.
   Дифферент остался позади и у Валл'Иолета, вдруг, по спине пробежал холодок. Он осознал потенциальную опасность оставшегося за спиной вражеского корабля. Он мог в любое мгновение выйти из энергетического паралича и нанести ответный удар в самое уязвимое место весспера - кроссфлекторный канал генераторного модуля.
   Нога Валл'Иолета, стоящая на акселераторе, напряглась, но тут же расслабилась.
   Начнутся большие рысканья. Не удержу. Всплыли у него досадные мысли и его рука вернулась на место.
   Поймав уходящий корабль кроканов в бледный овал прицела и убедившись, что он ещё далеко вне зоны досягаемости спиралонового излучателя, Валл'Иолет скользнул взглядом по куполу - красные точки были повсюду и все они приближались. Его пальцы нервно забарабанили по панели управления.
   Кто? Я или они? Острая мысль больно кольнула мозг. Его взгляд уставился в разгорающуюся на экране спор красную точку, палец прилип к клавише выстрела, будто сросся с ней.
   Только наверняка. Только наверняка. Непрерывно сверлила его мозг тревожная мысль.
   В этот раз превращение красной точки в чёрную кляксу не испугало Валл'Иолета. Едва лишь это произошло, его палец тут же вжал клавишу выстрела.
   Брызнувшие во все стороны сполохи взрыва, ярким светом ворвались в зал управления, заставив Валл'Иолета на прищуриться и заполнили собой экран спор. Валл'Иолет вывернул штурвал, уводя весспер от соприкосновения с огненным шаром. Экран спор потемнел и он тут же увидел, что пространство расчерчено яркими красными линиями лазерных излучателей дифферентов, направленных в сторону весспера.
   - Потеря защиты два процента. Потеря защиты три процента. Потеря защиты четыре процента. - Протараторила система контроля.
   Сердце Валл'Иолета тут же наполнилось теплой благодарностью к конструкторам весспера второй модели, заметно увеличившими мощность защитного поля. Если бы все эти лучи достигли его двойки, даже в атмосфере, то сейчас он уже был бы точно таким же красным шаром, каким только что стал цилиндрический корабль кроканов.
   Будто подтверждая его мысль, один из красных лучей прочертил жирный след по экрану спор, заставив Валл'Иолета невольно вжаться в спинку кресла.
   - Потеря защиты двенадцать процентов. - Донёсся бесстрастный голос информационной системы
   - Хаара!
   Недовольно поморщившись, Валл'Иолет скользнул взглядом по куполу - красные точки были повсюду. Но они почему-то не торопились вниз, а затеяли какое-то перестроение, видимо надеясь выстроить такой заслон для обезумевшего капитана весспера, через который он никогда не сможет прорваться. Единственное направление, где они были несколько реже, то, откуда он шёл. В той стороне, у самого нижнего края экрана спор, полыхало зарево.
   Если заползу туда, то уже не выберусь. Второй раз они не поверят. Молниями замелькали у него досадные мысли. Нет смысла туда забираться. Окружат и будут ждать, когда или высунусь, или огонь погаснет. А куда тогда? Хаара!
   Лицо Валл'Иолета исказилось неприятной гримасой - дифферент, в который он только что стрелял, приближался к нему сзади и определённо, должен был вот-вот выстрелить, так как его кончики крыльев полыхали в ночи, будто глаза разъярённого хищника.
   Не раздумывая, он заложил крутой вираж, разворачивая весспер и в тут же пара ярких кровавых лучей упёрлась в корпус корабля. Дифферент не промахнулся. Весспер изрядно тряхнуло, он заскользил как-то неестественно, боком. По терминалу побежали строки сообщающие о повреждениях. В основном они были в верхнем слое обшивки и большей частью затрагивали поля защиты. Купол покрылся чёрными пятнами, показывая, что часть решёток пространственного сканера повреждена.
   - Потеря защиты девяносто процентов. - Бесстрастно оповестила система контроля.
   Ещё один выстрел и прощай весспер. Всплыла у Валл'Иолета досадная мысль.
   Он скосил взгляд на накопитель энергии спиралонового излучателя - он подползал к сорока процентам уровня - выстрел с энергией ниже пятидесяти процентов запрещался из-за опасности замыкания энерголуча на корпус при его недостаточной энергии. Бледный круг прицела плясал по чёрной кляксе дифферента. Пальцы Валл'Иолета молнией пронеслись по сенсорам экрана терминала - защита накопителя энергии отключилась и овал прицела вспыхнул ярким белым цветом. Палец Валл'Иолета механически вжал клавишу выстрела - весспер подпрыгнул, будто налетел на пространственную кочку. Сердце Валл'Иолета сжалось. Но в то же время чёрная клякса дифферента на экране спор задрожала, будто к ней подсоединили вибратор и тут же утонула в мощном розовом ореоле, из которого во все стороны брызнули фонтаны ярких рыжих струй.
   - Живучий гад!
   Валл'Иолет громко хмыкнул и обходя фонтанирующий дифферент стороной, повёл весспер к полыхающему зареву.
   С такой потерей защиты соваться в огонь весьма рискованно. Замелькали у него тревожные мысли. Тогда зачем я туда направляюсь? Но ведь больше некуда. Всплыла у него удивлённая мысль. А зачем мне туда соваться? Ведь не поверят. А если пройти поверху, над огнём? И резко вверх. Пока ещё там есть окно. Нужно увеличивать скорость. Может не будут успевать отслеживать. Теперь всё равно от чего сдохнуть: или штопором в землю, или от выстрела дифферента.
   Он резко вжал акселератор. Весспер рванулся вперёд. Валл'Иолета вжало в спинку кресла. Весспер бросило в сторону и подлокотник кресла больно впился в бок Валл'Иолета. Поморщившись, он выпрямился. Весспер вновь швырнуло в сторону - атмосфера давала о себе знать, оказывая мощное сопротивление, набирающему скорость и потому ещё не стабильному объекту. И в тот же миг перед носом весспера мелькнул жирный красный луч. Валл'Иолет хотел отвернуть корабль, но его вновь бросило в сторону и подлокотник кресла в очередной раз заставил стиснуть зубы от боли.
   Только бы не закрутило. Всплыла у него тревожная мысль.
   Весспер шел над огнём, но не настолько близко к нему и рыжие языки пламени не лизали решётки пространственного сканера и потому их, почти не было видно на экране спор, лишь самые ненасытные из них, в погоне за жертвой вздымались высоко ввысь и лизнув корпус весспера, будто удовлетворившись полученным наслаждением, падали вниз. В такие моменты по индикатору температуры корпуса, цифры, будто пробудившись ото сна и встрепенувшись, пускались вскачь и температура корпуса начинала быстро расти, заставляя Валл'Иолета скрипеть зубами от бессильной злобы. Сердце сжималось от предчувствия, что бесстрастный голос системы, вот-вот, сообщит о полной потере защиты и весспер, раскалившись подобно угольку в костре, превратится в огненный шар. Его руки напрягались в попытке отдёрнуть весспер от жадных сполохов, но они оставались позади, температура корпуса падала и Валл'Иолет глубоко и шумно вздыхая, в очередной раз устремлял свой взгляд на купол, оценивая момент для рывка.
   Наконец, решив, что дальнейшее промедление лишь усугубляет его положение, так как красные точки кроканских кораблей всей сворой помчались к вессперу со всех сторон, выбрав момент стабильного хода, Валл'Иолет резко потянул штурвал на себя, весспер заскрипел, будто выражая своё недовольство полученной командой и поначалу, словно нехотя, а затем всё стремительнее начал задирать нос. Самый проворный огненный сполох, будто почувствовав, что добыча ускользает, метнулся ввысь и свирепо лизнув экран спор, нехотя опустился вниз и растаял в огниве пожарища.
   Описав короткую дугу, весспер, став вертикально, устремился вверх. Видимо поняв, что враг в очередной раз ускользает от них, дифференты принялись стрелять без разбора и остановки. В атмосфере во всех направлениях замелькали красные полосы, заставив Валл'Иолета сжаться, будто таким образом можно было уберечься от них. Но не помогло. Несколько лучей всё же впились своими жалами в корпус весспера, разбудив голос системного информатора, бесстрастно затараторившего об истощении защиты.
   - Потеря защиты девяносто один процент. Потеря защиты девяносто два процента...
   Валл'Иолет с содроганием ждал, что вот-вот прозвучит сообщение о полной потере защиты, но после девяносто четырёх процентов информационная система замолчала, будто поняв, что вместе с потерей защиты погибнуть может не только капитан весспера, но и она сама.
   Вырвавшись из атмосферы, Валл'Иолет тут же вжал акселератор до пола. Его так вжало в кресло, что ему с трудом удалось покрутить головой, осматривая купол - рой красных точек развернувшись, мчался следом. Их было не меньше трёх десятков.
   Что ж... Усмешка тронула губы Валл'Иолета. В догонялки, так в догонялки. И долго вы намерены гоняться?
   Он с силой оттолкнул штурвал и дождавшись, когда он займёт своё место в нише пульта управления, положил руки на выскользнувшие панели управления...
  
  

15

  
  
   Валл'Иолет в очередной раз включил купол и выглянув из-за кресла, посмотрел назад - рой красных точек уже семидесятый день настойчиво следовал за весспером. Отвернувшись, он перевёл пространственный сканер в привычный режим работы и немигающим взглядом уставился в экран спор.
   И как долго вы намерены идти следом? Губы Валл'Иолета тронула кислая улыбка. Надеетесь, что у меня вещество массы закончится быстрее, чем у вас? А не боитесь ошибиться? А действительно, как долго я собираюсь таскать их за собой? Вступать в бой бессмысленно. Защиты, практически, нет. Первый же пойманный луч проткнёт корпус, как заточенный карандаш лист бумаги. Увеличить скорость и просто, уйти? Они тут же вернутся на Толлону. Вариант плох во всех отношениях. Что я могу им ещё предложить? Он принялся тереть лоб. А если затащить их в какую-либо аномалию? К нейтронной звезде, например. Слишком откровенно. Не полезут. Куда тогда? А если в пылевое облако? На пути к Роззе такое есть. Даже с небольшим секретом. Навряд ли кроканы знают о нём.
  

***

  
   На пути от Толлоны до Роззы находилась небольшая, но плотная пылевая туманность, видимо из-за своей малости так и не состоявшиеся звёздные ясли, но кружащихся в пыли астероидов там было предостаточно. Капитанам вессперов и драффтов предписывалось обходить её стороной, но некоторые из них, нарушая предписание, сокращая путь, шли по краю туманности, рискуя напороться на случайный астероид. Валл'Иолет же, когда шёл к Роззе один, не просто ходил по краю, а порой залезал чуть ли не на треть в пылевое облако. В эти дни он превращался в какого-то азартного игрока, ведя раскалённый от трения о пыль весспер, будто горящий уголёк, между кружащих камней. Астероидное облако имело большую ассиметрию и если во время захода в туманность количество камней быстро возрастало, Валл'Иолет тут же уходил из него, а если они были не часты, превращался в азартного, бесшабашного мальчишку, стараясь проскочить между астероидами не снижая скорости.
  

***

  
   Валл'Иолет пробежал взглядом по экрану спор, ориентируясь. Вектор пути весспера сейчас лежал несколько в стороне от вектора на нужную туманность, но ещё не настолько, чтобы коррекция ухудшила его положение, сделав досягаемым для лазерных излучателей дифферентов. Погримасничав некоторое время, он, наконец, наклонил панели управления и описав широкую дугу в пространстве, весспер лёг на новый курс...
   Прошёл ещё не один десяток дней пути, прежде, чем температура корпуса весспера начала быстро расти и Валл'Иолет понял, что корабль вошёл в край пылевого облака. Он тут же двинул акселератор на себя. Скорость весспера начала резко падать.
   Включив купол, Валл'Иолет оглянулся - рой красных точек, не отставая, продолжал идти за весспером, но цифры расстояния до них начали быстро уменьшаться, вызвав тревогу. Плотно сжав зубы, Валл'Иолет наклонил панели управления, посылая весспер дальше в глубь пылевого облака.
   От частого оглядывания у него вскоре заболела шея, но он не решался вывести врезку с роем кроканских дифферентов на переднюю часть экрана спор, опасаясь, что они будут ещё больше отвлекать его внимание и он пропустит один из камней, которыми изобиловало пылевое облако. Красные точки дифферентов зловеще разгорались на куполе, заставляя сердце Валл'Иолета сжиматься всё сильнее и сильнее в тревоге за верность своего решения. Ему казалось, что дифференты имеют превосходную защиту и потому не испытывают большой силы трения и продолжают идти в пылевом облаке, не снижая скорости, будто не замечая его, неизменно догоняя весспер.
   Наконец появились и первые камни, заставив Валл'Иолета ещё больше снизить скорость. После очередного оглядывания он с удовлетворением отметил, что красных точек на куполе заметно поубавилось, видимо пыль начала экранировать их. Вместе с тем стабилизировалось и расстояние до них, видимо дифферентам всё же пришлось снизить скорость.
   Количество камней быстро росло и Валл'Иолет понял, что он начал забираться в опасную гущу туманности. Заработала противоастероидная защита весспера и впереди появились вспышки уничтоженных лазерными турелями каменных глыб. Опасность столкновения выросла до угрожающих размеров. Глубоко вздохнув, Валл'Иолет отклонил панели управления и принялся аккуратно выводить весспер из мельтешащего вокруг него каменного роя.
   Прошло немало времени, когда, наконец, Валл'Иолету удалось вывести весспер в открытое пространство. Осмотревшись, он не увидел на куполе ни одной красной точки. Его губы вытянулись в широкой усмешке. Он был уверен - не все дифференты выберутся из этого каменно-пылевого мешка, если вообще выберутся. Удовлетворённо хмыкнув, он опустил голову и переведя пространственный сканер в привычный режим работы, двинул акселератор вперёд до упора, включил астронавигатор и поднявшись, направился в каюту капитана, намереваясь отдохнуть, так как на время нахождения в пылевом облаке, не покидал зал управления и сейчас чувствовал себя изрядно голодным и уставшим.
   В каюте, приведя себя в порядок, он достал из холодильного шкафа баночку с тоником и большую упаковку с едой, развалился в удобном кресле и запивая огромный снед прохладным тоником, углубился в размышления.
   И куда я теперь? К Толлоне? Без защиты? Бестолково. Направиться по следу "Спирай"? Но где гарантия, что выбравшиеся из пылевого облака дифференты не направятся по моему следу? Уж какой-то анализатор у них на борту, определённо, есть. Сколько будет виден мой след в пространстве? Дней десять. Не меньше. Нет, нет. Это исключено. Он механически покрутил головой. К Роззе? Зачем? Валл'Иолет дёрнул плечами. Если уж от Толлоны ничего не осталось, то на Роззе ничего нашего и подавно уже нет. И без защиты я бесполезен там. Единственно, где я могу что-то сделать, там, где меня никак не ждут. А не ждут меня на Крокане. А что я могу сделать на Крокане? А если сбросить пару контейнеров с веществом массы на какой-то из их городов? Жестоко? Нет! Пусть почувствуют, хотя бы часть того ужаса, в который они ввергли Толлону. Пока они сообразят, что происходит, я уже сделаю задуманное и уйду. Решено!
   Бросив пустые: баночку из-под тоника и упаковку из-под еды на стол, Валл'Иолет поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее. Его веки сомкнулись...
  

***

  
   Проснувшись, Валл'Иолет вскочил и сделав несколько гимнастических упражнений, направился в санационную. Выйдя оттуда, он убрал со стола остатки своего, до сонного, пиршества в утилизатор и взяв из холодильника несколько баночек с тоником, направился в зал управления, осуществлять задуманное. Чувствовал он себя, вполне, сносно.
   В зале управления, усевшись в кресло, он сразу же включил купол и обвёл его внимательным взглядом: никаких красных точек нигде не наблюдалось. Удовлетворённый, он перевёл пространственный сканер в обычный режим работы и уткнулся в экран терминала. Найдя в недрах информационного поля весспера координаты планетной системы кроканов, он переслал их астронавигатору, управляющему вектором пути и откинувшись в кресле, открыл одну из баночек с тоником и уставился в экран спор, наблюдая за бегом звёзд.
   Согласно полученным координатам конечной точки, описав дугу в пространстве, астронавигатор направил весспер по вычисленному им, новому вектору пути.
  
  

16

  
  
   Красноватый диск звезды Крое зловеще блестел в центре экрана спор весспера. Её единственная планета Крокана не наблюдалась, видимо, была за звездой. С одной стороны - это было не совсем удобно для Валл'Иолета, но с другой - вероятно, что станции пространственного контроля кроканов его тоже не видели. Хотя было непонятно, были ли таковые у кроканов, так как пространственный сканер весспера их не видел. Но Валл'Иолет судил о возможности их присутствия по тому, что таковые были у его цивилизации и было бы глупо не иметь их другой.
   Он ещё раз обвёл купол внимательным взглядом - нигде не наблюдалось ни единой красной точки враждебного объекта. Это и радовало, и тревожило.
   Валл'Иолет никогда не был в планетной системе кроканов и потому знал о ней лишь по рассказам капитанов, которые приводили сюда корабли с дипломатическими миссиями толлонов. Да собственно и дипломатических миссий, за годы знакомства цивилизаций, было не более десятка, пришедшие на первые годы дружбы. Но уже скоро кроканы показали свой неприветливый нрав к толлонам и впоследствии непременно демонстрировали своё негативное отношение к их миссиям, недвусмысленно давая понять, что толлонам не место на Крокане. В отличие от них, толлоны более терпимо относились к дипломатам кроканов и их представительство достаточно долго находилось на Толлоне, хотя это были всего лишь два-три крокана, которые, практически, безвылазно жили в здании своего представительства, обильно насыщаемом кислородом и с поддержкой пониженной температуры, так как климат Толлоны для них был мало приемлем. Но в какое-то время они тоже покинули представительство и в последствии вся дипломатия цивилизаций осуществлялась на Роззе, где климат не подходил ни одной из цивилизаций, но разрабатываемый ресурс - обеим.
   Весспер висел у внутреннего края мощного астероидного кольца звёздной системы Крое. Валл'Иолет с тревогой, раз за разом, пробегал взглядом по экрану спор, ожидая увидеть красную точку отклика чужого объекта, ему так и не удалось разобраться почему не работала система оповещения весспера о регистрации неопознанных объектов, но время шло, а никаких откликов на экране спор так и не появлялось.
   Из рассказов старых капитанов Валл'Иолет знал, что на орбите планеты кроканов имеется орбитальная пушка дальнего действия, подаренная им толлонами в период тёплых отношений цивилизаций. Но это было очень давно. Но ни один капитан толлонов никогда не видел орбитальную пушку в действии, а технические характеристики пушки толлонами как-то забылись и потому о её мощи никакого представления не имелось. Единственное, что отмечали капитаны: у них складывалось впечатление о неуклюжести пушки - она была медлительной и неповоротливой - скорее всего такой же, какими были и первые орбитальные пушки над Толлоной, которые в какое-то время были сняты со своих орбит и переплавлены, а новые решили не ставить, посчитав, что ракетные мобильные комплексы наземного базирования более эффективны в отражении агрессии. Время их рассудило. О станциях раннего обнаружения кроканов, Валл'Иолет не слышал ни от одного из капитанов, но, возможно, что кроканы намеренно скрывали их от толлонов.
   Странно они себя ведут. Неужели, действительно, не видят меня? Всплыли у Валл'Иолета саркастические мысли. А если, просто-напросто, не ожидали, что такое может произойти, что весспер может оказаться у границ их системы. Решили, что все наши корабли уничтожены и бояться некого? Потому такая и беспечность. Ну-ну! А, все же, как далеко действует их орбитальная пушка, если таковая ещё имеется? Достанет, если я вынырну из-за Крое? А если на большой скорости - успеет среагировать? Главное, самому не промахнуться. Хаара! Неужели кроканской системы нет в информационном поле этого весспера?
   Валл'Иолет пробежался пальцами по сенсорам экрана терминала и над пультом управления вспыхнула голограмма с отображением системы Крое. На ней так же отображалось зелёной точкой и положение его весспера.
   Хаара! И почему я раньше об этом не подумал? Валл'Иолет механически потёр лоб. Да потому, что в моей двойке этой системы не было. Нашёл он оправдание. Что ж, надеюсь удача не отвернётся от меня.
   Он убрал панели управления и дождавшись, когда штурвал окажется перед ним, положил на него руки и долгим взглядом посмотрел на накопитель энергии спиралонового излучателя - он был полностью заряжен. Затем перевёл взгляд на уровень защитного поля - он колебался где-то на уровне пятнадцати процентов. Ни ему, ни системе, за долгий путь к Крокане не удалось восстановить его нормальную работу.
   Второй попытки не будет. Очередная саркастическая мысль растянула его губы в широкой усмешке.
   Он ещё раз обвёл взглядом купол: в отличие от защитного поля, пространственный сканер, восстановился, практически, полностью и лишь над головой зиял пустотой небольшой чёрный квадрат. Никаких тревожных отметок на куполе не отображалось.
   Глубоко и протяжно вздохнув, Валл'Иолет опустил голову и резко вдавил акселератор штурвала, его вжало в спинку кресла. Стремительно набирая скорость, весспер метнулся из астероидного кольца в сторону мрачного лика звезды Крое.
  

***

  
   Время тянулось столь медленно, что Валл'Иолету казалось, что весспер, просто-напросто, едва ползёт. Он механически пытался ещё больше вдавить акселератор, но нога тут же упиралась в ограничитель, показывая что предел скорости при боевом управлении достигнут. Отправляя в свой адрес нелестный эпитет, он ослаблял давление ноги на акселератор и ещё пристальнее всматривался в экран спор, стараясь, как можно дольше держать весспер в тени звезды и в тоже время, чтобы вовремя изменить вектор пути, а не воткнуться в Крое и не оказаться захваченным ею.
   Едва весспер вынырнул из-за звезды, как на экране спор вспыхнул большой коричневато-голубой круг. Рядом с ним блестела яркая красная клякса без каких-то идентификационных сообщений.
   - Хаара! - Невольно слетело с губ Валл'Иолета.
   Его палец механически лёг на клавишу выстрела спиралонового излучателя, но бледный серый овал захвата цели упирающийся в красную кляксу, показывал, что до цели ещё далеко. Валл'Иолет несколько раз ткнул пальцем в экран терминала - над пультом управления вспыхнула голограмма, в которой отображался тёмный продолговатый объект. Вытянутая часть объекта смотрела сейчас не в сторону весспера и признаков движения в его сторону не наблюдалось.
   Орбитальная пушка. Догадался Валл'Иолет. Насколько она резва? Если успеет развернуться раньше, чем я подойду на расстояние выстрела, мне конец. Его сердце сжалось в тревоге.
   От постоянного перевода взгляда с голограммы на круг захвата цели на экране спор, у него вскоре заныла шея, в голове зашумело.
   Неожиданный, резкий звук, заставил его вздрогнуть. Краем глаза он увидел, что изображение на экране терминала сменилось. Он перевёл на него взгляд - отображаемое сообщение гласило, что весспер подвергся интенсивному облучению какой-то непонятной частотой.
   Это конец! Мелькнула у него досадная мысль, его сердце сжалось.
   Прошло несколько мгновений, но весспер продолжал своё движение с прежней скоростью. Ничего не происходило.
   Брови Валл'Иолета выгнулись высокими дугами. Он перевёл взгляд на голограмму - орбитальная пушка пришла в движение. Вокруг неё плясали голубоватые сполохи, видимо двигателей ориентации. Её продолговатая часть начала уменьшаться, означая лишь то, что пушка переориентировалась в пространстве. И в тот же миг вспыхнул белым цветом и запульсировал круг захвата цели. Не раздумывая, Валл'Иолет вжал клавишу выстрела - весспер вздрогнул и уже превратившаяся из красной точки на экране спор в жирный чёрный штрих орбитальная пушка начала стремительно расползаться по экрану, подобно надуваемому воздушному шару и вдруг, пространство озарилось яркой вспышкой, затмившей собой диск планеты - воздушный шар, лопнул.
   Валл'Иолет шумно выдохнул и резко отпустил акселератор - сила, потянувшая его вперёд, показала, что весспер начал торможение.
   Губы Валл'Иолета вытянулись в широкой усмешке. Ему стала понятна суть произошедшего: отображённая на экране терминала частота означала ничто иное, как сигнал системы опознавания свой-чужой. Видимо не получив нужного отклика, орбитальная пушка и начала переориентацию в сторону неопознанной цели. Это было настолько примитивно, что вызвало у Валл'Иолета приступ истерического хмыканья. Орбитальная пушка, действительно, оказалась примитивной и неуклюжей.
   Валл'Иолет повернул штурвал вправо, уводя весспер в сторону от расползающегося в пространстве облака элементарных частиц, ещё несколько мгновений назад бывших орбитальной пушкой.
   Планета занимала уже большую часть экрана спор. Валл'Иолет невольно залюбовался открывшимся пейзажем планеты. Планета была настолько огромной, что уже с такого дальнего расстояния её трудно было охватить взглядом всю сразу. Почти вся её поверхность была затянута тёмно-синими вихрями облаков, но там, где были их разрывы, просматривались: то зеленоватая вода; то рыжая поверхность; то что-то блестящее, вызвавшее у Валл'Иолета некоторое недоумение. Но вскоре у него появилась догадка, что блестящим может быть ни что иное, как город. В сторону наибольшей блестящей поверхности он и направил весспер.
   Атмосферный слой Кроканы оказался очень мощным. Валл'Иолет совершенно выпустил из вида, что он таким будет и осознал это, лишь когда по экрану спор заплясали рыжие огненные сполохи. Мысленно выругавшись, он ещё больше отпустил акселератор, но экран спор уже покрылся сплошным огнём, напрочь лишив его какого-то обзора.
   Тогда он потянул штурвал на себя, намереваясь вывести весспер из атмосферы и повторить вход, но тут же вспомнив, своё пребывание в огненном поле на Толлоне, выбросил руку в сторону экрана терминала и перевёл экран спор в нужный режим работы.
   Экран поблек. На нём проступило лишь серое изображение, сплошь утыканное светлыми прямоугольничками, разделёнными ровными линиями. В одном месте прямоугольнички перемежевались в овалами. Никаких летательных аппаратов в сторону весспера не двигалось.
   Какой огромный город. Может это их столица? Всплыла у Валл'Иолета догадка. Имею ли право решать его судьбу? Ведь погибнут сотни тысяч, если не миллионы. Как я буду... Он оборвал ток своих грустных мыслей. А кто им дал право уничтожить мою цивилизацию?
   Весспер уже перешёл в горизонтальный полёт - его бег резко замедлился. Пальцы Валл'Иолета пробежались по сенсорам терминала и экран спор перешёл в нормальный режим отображения. Весспер еле полз над огромным, сверкающим в лучах своей звезды, городом, настолько широко раскинувшимся под ним, что его границы даже не вмещались в огромный экран спор, несмотря на приличную высоту весспера над ним.
   Пальце Валл'Иолета продолжали бегать по сенсорам экрана терминала, активируя смену контейнера с веществом массы. Вспыхнувшая на экране терминала мнемосхема, отображала ход операции. В сбрасываемом контейнере было израсходовано лишь четверть вещества массы и потому сила его взрыва должна была быть ужасающей. Прошло несколько томительных мгновений и в нижней части экрана появился жирный серый след. Рука Валл'Иолета метнулась к панели управления оружием и круг прицела лазерных турелей, скользнув по экрану спор, послушно пополз к голове серого следа. На удивление, автозахват цели лазерных пушек сработал, будто это был не объект своей цивилизации, а вражеский летательный аппарат. Красный круг прицела упирался в центр цилиндра.
   Только бы запасной контейнер успел стать на место. Молнией мелькнула у Валл'Иолета тревожная мысль.
   Одним глазом следя за перемещением запасного контейнера с веществом массы по экрану терминала, а вторым за падением сброшенного, Валл'Иолет пытался угадать, какое событие произойдёт раньше: если раньше контейнер достигнет города, ему придётся выстрелить в него и будет ли взрыв над самой землёй эффективным, можно было лишь гадать. К тому же, неизвестно, как он отразится на весспере, с открытым люком генераторного модуля, в плотной атмосфере Кроканы, богатой кислородом.
   Если раньше закончится смена и люк закроется, у меня будет возможность взорвать контейнер над городом и эффект от взрыва будет гораздо внушительнее, нежели он взорвётся у самой земли. Мелькнула у него удовлетворённая мысль.
   Его правая рука продолжала сжимать штурвал, а левая будто молния, прыгала то к экрану терминала, то к панелям штурвала, а её пальцы, подобно сыплющимся искрам, тыкались в клавиши, вызывая к исполнению какие-то функции управления и контроля.
   А если система наведения потеряет его, когда он окажется между зданий? Вдруг мелькнула у него следующая тревожная мысль. Тогда придётся сбрасывать ещё один. Скорее всего, нужно подниматься выше. В такой город трудно не попасть с любой высоты.
   - Операция завершена. - Раздался громкий голос информационной системы.
   Хотя Валл'Иолет и ожидал этого события, но, видимо, сказалось напряжение: его палец невольно вжал клавишу выстрела. Из-за малости расстояния, он не увидел лазерного луча и осознал произошедшее лишь тогда, когда экран спор будто вспыхнул.
   - Хаара!
   Невольно вырвалось у Валл'Иолета и его рука механически выбросившись вперёд, повисла между лицом и экраном, но всё же он опоздал и свет больно резанув по глазам, погрузил его в темноту. Весспер, будто он получил дополнительный толчок, швырнуло назад и грудь Валл'Иолета уперлась в штурвал, что и удержало его от вылета из кресла и он оказался в каком-то неестественном горизонтальном положении, лицом вниз.
   - Хаара! - Лицо Валл'Иолета исказилось гримасой досады, он попытался выпрямиться но неведомая сила продолжала гнуть его, а вместе с ним и штурвал вниз.
   Валл'Иолет понял, что хвост весспера задрался и корабль теперь несётся в атмосфере чужой планеты в неизвестном направлении, смотря носом в землю, если вообще не направляясь в неё. Ударная волна в плотной атмосфере Кроканы оказалась в разы мощнее тех волн, которые возникали в тонкой и более разряжённой атмосфере Толлоны. Валл'Иолет хотя и ожидал чего-то подобного, но результат превзошёл все его мыслимые ожидания и теперь он со страхом наблюдал, как поверхность планеты неумолимо расползается по экрану спор.
   Наконец, побарахтавшись, ему удалось отстраниться от штурвала и ввалившись в кресло, потянуть штурвал на себя - весспер почти выровнялся, но всё же чувствовалось, что движется он в большей степени сторонней силой, нежели своими движителями.
   Наконец защита экрана справилась с мощным потоком света и он потемнел, дав глазам Валл'Иолета возможность видеть происходящее снаружи. Он тут же ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления - экран спор развернулся в купол. В зале управления посветлело. Валл'Иолет осмотрелся - внизу стремительно расползалась по сторонам огромная чёрная волна. Усмехнувшись, он отключил купол, вжал акселератор и потянул штурвал на себя.
   Едва нос весспера приподнялся, как в верхнюю часть экрана спор вползла жирная красная точка.
   Ещё одна орбитальная пушка или что-то другое. Всплыла у Валл'Иолета тревожная догадка.
   Он бросил взгляд на накопитель энергии спиралонового излучателя - накопитель был пуст. Брови Валл'Иолета подпрыгнули. Он постучал пальцем по терминалу накопителя, по клавишам под ним, но полоса энергии так и не появилась. Он перевёл взгляд на накопитель лазерных турелей - он тоже был пуст. Ни одно оружие не действовало.
   Мысленно выругавшись, Валл'Иолет рванул штурвал на себя и утопил педаль акселератора - став вертикально, весспер помчался прочь из атмосферы чужой планеты - сверкнувший молнией белый луч, прочертив короткую линию по экрану спор, исчез в его нижней части.
   Валл'Иолет громко хмыкнул, поняв, что это было ничто иное, как выстрел из того, что скрывала в себе красная точка.
   Оказавшись уже далеко за пределами атмосферы, он вновь включил купол и оглянулся - будто желая показать ему содеянное, облака расступились и на коричнево-голубоватом фоне планеты сияло огромное грязно-жёлтое пятно, полностью затмив собой некогда блестящий город.
   Гримаса горести исказила красивое лицо капитана боевого космического корабля цивилизации толлонов.
   Валл'Иолет обвёл взглядом весь купол - чуть в стороне от планеты виднелось огромное количество красных точек. Их было столь много, что в нескольких местах они сливались в сплошное пятно. Он всмотрелся в их характеристические показатели - они, определённо, двигались ему вслед, но были настолько тихоходны, что даже при столь незначительной скорости весспера, заметно отставали.
   Валл'Иолет перевёл взгляд на накопитель спиралонового излучателя - он по-прежнему был пуст. Мысленно выругавшись, он провёл пальцем по клавишам под терминалом лазерных турелей - вспыхнувший зелёным цветом накопитель, показал, что лазеры готовы к стрельбе.
   Хотя бы что-то. Всплыла у Валл'Иолета саркастическая мысль.
   Он шумно и резко выдохнул и перевёл взгляд на панель защиты - на ней отображалась робкая единичка. Состроив гримасу досады, Валл'Иолет зло толкнул штурвал от себя - сражаться с огромным количеством, даже тихоходных летательных аппаратов, без защиты и без оружия дальнего действия было бессмысленно. Дождавшись, когда из пульта управления выползут панели управления, он положил на них руки и резко двинул акселератор вперёд.
  

***

  
   Пошёл уже двадцатый день пребывания Валл'Иолета в астероидном кольце звёздной системы Крое. Того красного роя точек, пустившегося вдогонку за весспером, почему-то не наблюдалось и он никак не мог определиться, как ему поступать дальше, толи ждать появления этих тихоходных летательных аппаратов и если их окажется не много, заманив их в астероидное поле, попытаться уничтожить по одному или же уйти, но куда, он не представлял и потому день за днём синхронно перемещаясь вместе камнями и пылью кольца, пытался определиться со своей дальнейшей судьбой, но никак не мог принять какого-то решения. Прекрасно понимая, что идущие по его следу дифференты, в конце-концов, придут сюда и он окажется бессилен против них, всё же медлил со своим решением.
   Проводя эти дни в мучительных раздумьях, он одновременно пытался разобраться в причине отказа накопителя спиралонового излучателя и генератора защитного поля. Чтобы добраться до систем управления, которые находились между модулем управления и генераторным модулем, ему пришлось заглушить конвертор и лечь на синхронную орбиту астероидного кольца, так как система безопасности блокировала двери переходного шлюза во время работы конвертора.
   Модули управления оказались исправны и Валл'Иолету пришлось облачаться в скафандр, который всё же нашёлся в одном из контейнеров, стоящих в ангаре, чтобы выйти в генераторный модуль, так как он был негерметичен. Причина оказалась там. У накопителя спиралонового излучателя оказался сгоревшим модуль управления буферного блока, а силовой блок генератора защитного поля был вообще весь в копоти. У Валл'Иолета сложилось мнение, что в них попал заряд, который и сжег их, так как они располагались в одной стойке. Хотя, каким образом это могло произойти, он не представлял, так как никаких пробоин в корпусе не наблюдалось. Возможно, что их повредила и мощная наводка электромагнитного поля созданная случайной комбинацией нескольких лазерных лучей от дифферентов, которых весспер получил предостаточно, а взрыв контейнера над городом Кроканы лишь завершил начатое.
   Накопитель ему все же удалось наполнить - он вручную открыл буферный канал и дождавшись, когда зелёная полоса указателя энергии накопителя протянется через весь его корпус, вернул заглушку на место. На один выстрел энергия была. За следующим, опять придётся приходить к накопителю и заряжать его вручную. Починка генератора защитного поля оказалась невозможной и расстроенный, Валл'Иолет вернулся в зал управления.
   Как поступить? Размышлял он, уставившись в экран спор, медленно потягивая тоник. Предпринять ещё одну атаку на планету? Есть ещё два запасных контейнера. Но смогу ли я теперь подобраться к ней? Определённо кроканы теперь не беспечны и полностью контролируют околопланетное пространство. Тот рой - это недвусмысленно показал. Такое впечатление, что они отправили в космос всё, что было в состоянии выбраться туда. Может стоит выйти и посмотреть, что они из себя представляют? Навряд ли они имеют мощное оружие. Скорее всего нечто, наподобие наших лорнов, вооружённые лёгкими лазерами. А если среди них окажутся дифференты? Да нет, навряд ли. Валл'Иолет механически покрутил головой. Они бы уже давно ползали вдоль астероидного кольца. Поняли бы, что прятаться мне больше негде. А если преследователи придут? Тогда ни о какой атаке можно и не думать. Значит нужно торопиться.
   Бросив пустую баночку в утилизатор, Валл'Иолет положил руки на панели управления и двинул акселератор вперёд.
   Едва весспер вынырнул из кольца астероидов, как тут же вспыхнувшие на экране спор три жирные красные точки, заставили сердце Валл'Иолета невольно сжаться. Характеристические показатели точек отмечали, что они, быстро набирая скорость, двигались в сторону весспера. Отвернувшись, Валл'Иолет двинул акселератор дальше и наклонив панели управления послал весспер прочь от астероидного кольца и чем дальше он от него уходил, тем больше становилось красных точек на куполе. Несомненно, это были те самые дифференты, которые увязались за ним в погоню от Толлоны. Хотя их было заметно меньше, но это не умаляло их угрозы.
   Видимо получив информацию с Кроканы, они, прикрывшись астероидным кольцом, незамеченными для пространственного сканера весспера, рассредоточились вдоль внешней границы кольца и ждали откуда он вынырнет. И дождались.
   Валл'Иолет ещё дальше двинул акселератор, но дифференты приближались. Особенно ближние три: видимо из-за того, что они не вращались синхронно с астероидным кольцом, как весспер, а шли вдоль него и потому сейчас имели большую начальную скорость.
   Рука Валл'Иолета вновь двинула акселератор вперёд и он упёрся в ограничитель, достигнув своего максимума и теперь лишь вычислитель, согласно расчета безопасности конструкции весспера, ускорял его.
   Проклиная себя за нерешительность, Валл'Иолет, будто заведённый, непрерывно вертел головой, стараясь уследить за всеми приближающимися красными точками. Особенно вызывали тревогу три ближние точки. Их приближение было угрожающе быстрым и они должны были вот-вот превратиться в чёрные кляксы и весспер, неминуемо, станет досягаем для их лазерных пушек.
   Если я выстрелю в один, то останусь совершенно беззащитным перед оставшимися двумя. Молнией мелькали у Валл'Иолета досадные мысли. Они тут же изжарят меня. И так изжарят. Его губы вытянулись в широкой усмешке. Что ж, один, так - один. Но иначе вы меня не получите. Если стрелять, то сейчас.
   Он ткнул пальцем в клавишу смены системы управления весспера, вызывая штурвал, но тот так и остался на месте, даже не подав признаков отделения от пульта управления. По спине Валл'Иолета пробежал холодок. Он ещё несколько раз ткнул пальцем в клавишу вызова штурвала, но ничего не произошло - штурвал остался неподвижен. Откинувшись в кресле, Валл'Иолет уставился немигающим взглядом в приближающиеся красные точки.
   Что можно предпринять? Отвернуть? Но куда? Замелькали у него мысли с быстротой молнии. Любой маневр увеличит мой путь на радиус разворота, что неизбежно сократит путь дифферентам. Нет, поворачивать нельзя. Что тогда? Что? Что?
   - А ничего! - Механически прошелестели его губы, будто подводя черту безысходности.
   Ток мыслей Валл'Иолета иссяк. Время казалось остановилось для него. Его взгляд будто приклеился к трём, неминуемо приближающимся, красным точкам на экране спор...
   Вдруг, Валл'Иолет вздрогнул, будто вернулся в реальность происходящего из стороннего мира и покрутил головой по сторонам - он по-прежнему находился в зале управления весспера, сидя в своём кресле. Три жирные красные точки дифферентов неизменно отображались на экране спор, но с их характеристическими показателями происходило нечто странное - цифры расстояния до них не уменьшались, а увеличивались.
   Он покрутил головой, осматривая купол - рой красных точек неизменно следовал за весспером, но его скорость была заметно ниже скорости весспера и он уже основательно отстал, и не представлял собой никакой угрозы.
   Состроив гримасу, Валл'Иолет дёрнул плечами.
   Что со мной было? Я отключался, что ли? Всплыли у него недоумённые мысли. Как это произошло? Поле сработало? Проявилось ещё одно его свойство? Совершенно ничего не помню. Он механически покрутил головой. Когда они успели отстать. Стреляли или нет? Я ещё жив или... Мистика какая-то. Он дёрнул плечами и почувствовал себя очень уставшим. Как я устал. Он глубоко и шумно вздохнул. Думаю ничего не произойдёт, если я пару часов нормально отдохну.
   Включив астронавигатор и задав ему курс на одну из далёких звёзд, Валл'Иолет устало поднялся и волоча ноги и пошатываясь, направился в каюту капитана. Войдя, он подошёл к спальной платформе, не раздеваясь упал на неё и провалился в пустоту...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза - было темно. Он резко сел - мрак тут же рассеялся. Усталость ещё сохранялась в его теле.
   Сколько же я проспал? Всплыла у него досадная мысль.
   Он привычным движением поднёс правую руку к лицу - хронометра не было.
   - Хаара! - Сорвалось с его губ.
   Он опустил руку и сдвинув брови, попытался вспомнить, где он его мог оставить, но все попытки восстановить эту информацию оказались неудачными. Досадливо поморщившись, он поднялся и проведя руками по лицу, направился в санационную.
   Приведя себя в порядок, Валл'Иолет вышел в центральный зал каюты и подойдя к экрану спор, вделанного в стену, ткнул пальцем в клавишу его активации, но экран остался тёмным. Он постучал по клавише пальцем, но это не возымело никакого эффекта.
   Дёрнув плечами, он подошёл к холодильному шкафу и достав из него баночку с тоником и упаковку со снигом, быстрым шагом направился в зал управления.
   Войдя, Валл'Иолет тут же замер - купол был включен, чего никогда не было при работе астронавигатора. С тревогой в сердце, Валл'Иолет закрутил головой, осматривая отображаемое куполом пространство, но никаких явных угроз вессперу не наблюдалось: рой красных точек был достаточно далеко и должен был вот-вот слиться воедино и не представлял никакой угрозы. Скорость весспера приближалась к максимальной и перед ним было лишь чистое пространство. Что могло заставить систему безопасности включить полномасштабное отображение пространства было непонятно. Громко хмыкнув, Валл'Иолет уселся в кресло и открыв тоник и пакет с едой, принялся утолять голод, всё же продолжая вертеть головой, надеясь увидеть какой-то признак угрозы.
   Покончив с едой и опустив пустые упаковки в утилизатор и так не увидев источника угрозы, перевёл экран спор в привычный режим работы, откинулся в кресле и принялся размышлять о своём дальнейшем пути.
   Без оружия и боевого режима управления идти к Толлоне бессмысленно. К своей планете кроканы теперь меня тоже не подпустят. Где их колонии я не знаю. Хотя... Это где-то на север от Кроканы. Можно было бы побегать там и поискать. Наверняка следы ратана найдутся. Но скорее всего они их теперь тоже будут защищать. Остаётся Розза. Но её то они теперь должны охранять пуще родной планеты. Не будет криила - прощай пространство. "Спирай", однозначно - нет. Значит ничего не остаётся. А если попробовать самому найти подходящую планету? Он провёл медленным взглядом по экрану спор, будто перед ним был их большой выбор. В спокойной обстановке попытаться разобраться в проблемах весспера, если удастся, восстановить, хотя бы оружие и его боевой режим управления, а уже потом начать охотиться на корабли кроканов. На ходу заниматься ремонтом, практически, бессмысленно. Сколько можно искать такую планету? Да и дадут ли они? Валл'Иолет запрокинул голову, но уткнувшись взглядом в потолок мысленно выругался и опустил голову, но купол включать не стал. Сколько они будут ползти за мной? Скорее всего пока не иссякнет вещество массы. А у меня?
   Валл'Иолет подался к пульту управления и несколько раз ткнул пальцем в сенсоры экрана терминала. Изображение на нём сменилось.
   Два полных и два загруженных, с веществом массы почти две трети ёмкости. Лет на двадцать пути, несомненно, хватит. Неплохо. А если заняться поиском в соседнем рукаве? Уж туда они никогда не доберутся. Да и навряд ли сунутся. Пустота страшит. Где он? Он включил купол и прометнулся по нему взглядом. Собственно, я почти в его сторону и направляюсь. Он ткнул несколько раз пальцами в клавиши пульта управления и на экране спор вспыхнула врезка с изображением части соседнего рукава галактики. Сможет навигатор рассчитать время пути, например, до этой звезды?
   Пальцы Валл'Иолета вновь забегали по сенсорам терминала. Вспыхнувшая на врезке яркая оранжевая стрелка упёрлась в жёлтую звезду. Прошло несколько мгновений и под ней вспыхнули несколько рядов знаков и цифр.
   - Почти восемнадцать лет. - Медленно произнёс Валл'Иолет.
   Далековато. Его лицо исказилось гримасой досады. Да ещё поиск планеты. Значит лет двадцать, не меньше. Значит уже не смогу вернуться. Валл'Иолет откинулся в кресле и прикрыл глаза, но тут же встрепенулся. За первой планетой, где мы добывали криил, находится большая туманность. Старые капитаны разведчиков рассказывали, что за ней есть планетные системы и даже некоторые планеты выглядят весьма заманчиво. А вдруг, там удастся найти планету с разумной жизнью? Вспыхнула у него мысль надежды. Если они окажутся более развитой цивилизацией, то есть надежда, что помогут с ремонтом весспера, а если менее - поделиться с ними технологиями и дождавшись, когда они их освоят, с их помощью отремонтировать корабль. А если они будут такие же, как кроканы? Но навряд ли они захотят избавиться от меня, прежде, чем научатся строить космические корабли. Нужно лишь направить их в нужное мне русло, а затем уйти. Но будет ли такая возможность? Они ведь могут разобрать корабль. Нет, нет. Этого допустить никак нельзя. Но ведь есть масса способов ограничить мою свободу. Но без криила они не смогут выходить в пространство. Его ещё нужно найти. Нет, без меня им будет не обойтись. Лишь бы вырваться в пространство, а уж здесь я смогу избавиться от них. Лишь бы они нашлись. Валл'Иолет закрутил головой, в очередной раз осматривая купол. Нужно искать около оранжевых, жёлтых и красных звёзд. Заскользил у него новый ток мыслей. Нет, нет! Он мотнул головой. Красные - нет! Может в последнюю очередь, когда у первых никого не окажется. Состроив гримасу, он дёрнул плечами. Какая разница с какой. Нужно ещё добраться до них. Сколько туда ползти? Два, плюс полтора, туманность полтора, если верить капитанам, и там... Итого: лет семь-восемь. Что ж. Пусть попробуют ещё раз сунуться в туманность. А если сунутся? А если вознамерятся обходить вокруг? А хватит у них энергии на такой путь? Лишь бы оторваться от них дней на тридцать, а там ратан рекомбинирует и от меня никакого следа не останется. Можно ещё и вектор несколько раз сменить. И пусть тогда ищут.
   Он подался к экрану терминала и принялся тыкать пальцами в его сенсоры. Затем вновь откинулся на спинку кресла.
   - Вектор выстроен. - Донёсся через некоторое время бесстрастный голос информационной системы. - Подтверждение курса.
   Валл'Иолет молча ткнул в одну из клавиш пульта управления.
   - Принято к исполнению. - Сообщила информационная система.
   Описав короткую дугу в пространстве, весспер устремился к намеченной астронавигатором пространственной цели.
  
  

17

  
  
   Гниз Вескари был взбешён. Полный ярости, он носился по коридорам адмиральского дифферента, раздавая болезненные тычки всем, кто встречался на его пути. Поняв настроение своего командующего, экипаж попрятался по каютам и через некоторое время адмирал бегал уже по пустым коридорам, ещё больше злясь, понимая, что, что-то произошло, но никак не в состоянии осознать, что же именно.
  

***

  
   Хорошее настроение Гниза Вескари улетучилось, лишь только его адмиральский дифферент оказался за астероидным кольцом его родной системы Крое. До этого всё шло так, как он и задумывал - цивилизация толлонов была полностью уничтожена. Правда, от более чем двухсот космических кораблей кроканского космического флота осталось менее восьмидесяти и половина из них, едва доползла до дома, но эти потери были ничто, по сравнению с уничтоженной галактической расой. Настроение несколько подпортил, неизвестно откуда взявшийся толлонский весспер. Складывалось впечатление, что им управлял не человек, а какая-то машина или он сам управлял собой - его выпады были внезапны, а атаки, неизменно, результативны: за сутки весспер уничтожил два дифферента, три верша и два тангара, едва не остановив процесс ликвидации биологии Толлоны. Хорошо, что он появился, когда большая часть планеты уже была выжжена, а оставшуюся удалось дожечь дифферентами: проведённому, позже, биосканированию не удалось найти никакой биологической жизни на почерневшей Толлоне и Гниз Вескари обрёл спокойствие. Брошенные на уничтожение весспера дифференты ничего сделать не смогли. Более того, капитанов дифферентов обуял какой-то страх и они даже начали уклоняться от бешеного весспера - по вессперу было произведено огромное количество выстрелов из лазерных пушек и капитаны уверяли, что их выстрелы неизменно достигали цели, так как они отчётливо видели пятна контакта лазерного луча с корпусом весспера, но с весспером, совершенно, ничего не происходило, будто он был заколдован. Не помог и показательный расстрел нескольких капитанов. Гниз Вескари готов был и дальше устраивать расстрелы устрашения, но весспер, вдруг, ушёл. Посланные ему вдогонку дифференты забрались в какое-то каменно-пылевое облако и выбраться оттуда удалось едва половине из них. Весспер же, подобно молнии, вдруг, оказался около Кроканы и практически уничтожил столицу цивилизации с её полуторамиллиардами жителей. Выжило менее трёхсот тысяч лишь на дальних окраинах столицы.
   Собственно, Гниз Вескари особенно и не переживал за жителей - население Кроканы было столь огромно, что его впору было физически прореживать. Столицу было жаль - это был самый красивый, самый большой и самый цивилизованный город кроканской цивилизации. Был уничтожен космопорт и станция галактической связи, тем самым связь со всеми колонизированными планетами была потеряна. Не особенно Гниз Вескари переживал и за начавшуюся борьбу за власть на Крокане, фактически, переросшую в гражданскую войну. Собственно, Гниз Вескари в любое мгновение мог бы остановить кровопролитие и стать во главе цивилизации, но сейчас ему это было не нужно. Его мозг сейчас будоражил ускользнувший весспер. Его самолюбие было задето и он не понимал, почему такое огромное количество военных кораблей космического флота под его командованием не в состоянии уничтожить один-единственный вражеский корабль.
   К тому же он понимал, что запас ратана на весспере не безграничен и он должен когда-то закончиться и ему придётся его где-то пополнять: на Толлоне его нет, на Крокане, теперь тоже, на Роззе нет обогатительных фабрик финишного обогащения. Тогда где? И Гниз Вескари, вдруг, вспомнил слова бывшего Председателя Воссари, который рассказывал ему о планете, где толлоны первоначально разрабатывали красный песок. Песок с богатым содержанием ратана они весь переработали, но там ещё остался песок с бедным содержанием и Председатель предлагал Гнизу Вескари заняться переработкой того песка, так как там осталась работоспособная обогатительная фабрика толлонов, которая была способна даже на глубокое обогащение. Гниз Вескари, вдруг, понял, что ненормальный экипаж этого весспера, определённо, знает координаты этой планеты и несомненно, придёт на неё за ратаном.
   Нужно лишь найти её и дождаться его там. Хаоса! Я это сделаю. Чего бы это мне не стоило. Вопреки всему, буду жить столько, пока не раздавлю его в своих руках. Промелькнули у него мысли уверенности, в твёрдости своего решения.
   Сжав кулаки, он потряс ими перед собой.
  

***

  
   Наконец, немного успокоившись, Гниз Вескари направился в зал управления, где занял своё кресло. Все находящиеся здесь офицеры, замерли, буквально, втянув голову в плечи, боясь пошевелиться. В зале управления наступила мёртвая тишина. Гниз Вескари молча уставился в экран пространственного терма, на котором отображалась часть поверхности Кроканы.
   Это была столица цивилизации. От ещё совсем недавно великолепного города осталось пепелище и лишь его окраины ещё как-то сохранились в полуразвалинах. И всё это сделал один-единственный весспер.
   Что за бешеные толлоны им управляют? Вновь замелькали у Гниза Вескари досадные мысли. С Толлоны ему удалось уйти, но отсюда ему не улизнуть. Он повернул голову в сторону сидящего в соседнем кресле офицера связи.
   - Нашли весспер?
   - Две эскадры дифферентов сейчас контролируют его перемещение, гард адмирал.
   - Где он был?
   - Он прятался в астероидном поясе, гард адмирал.
   - И-и-и...?
   - С минуты на минуту, гард адмирал.
   - Покажи!
   Руки офицера прометнулись по пульту управления и на экране пространственного терма появилась большая врезка, усеянная зелёными точками. От центра к её верхнему краю быстро скользила одинокая красная чёрточка. За ней вслед шли три зелёные точки. Все остальные зелёные точки перемещались в разных направлениях, создавая впечатления хаоса, вызвав у Гниза Вескари гримасу раздражения, но присмотревшись, он понял, что все они тоже движутся вслед красной черточки, просто все они были рассредоточены в большом объёме пространства и теперь из его разных районов шли кратчайшими путями, что и создавало обманчивое впечатление хаоса.
   - Почему нет информации? - Проскрежетал адмирал злым голосом?
   - Она закроет всё поле терма, гард адмирал.
   - Дай лишь весспер и ближние к нему дифференты.
   Руки офицера надолго заметались над клавишами пульта управления, вызвав ещё большее раздражение адмирала.
   Спишу! Появилась у него недовольная мысль. Разделаюсь весспером и долой. На Крокану. Его правая рука сделала непроизвольную отмашку.
   Наконец на врезке появились бегающие столбики знаков. Гниз Вескари всмотрелся в них и чем больше всматривался, тем злее становилось его лицо: динамика роста скорости дифферентов, явно, была ниже динамики скорости весспера и дифференты, неминуемо, должны, вот-вот, начать отставать. Сейчас орудия дифферентов ещё могли достать весспер, но скоро такой возможности уже не будет.
   Почему не стреляют? Уйдёт же? Мелькнули у него досадные мысли.
   - Капитанов мне! - Выкрикнул он, ткнув пальцем в сторону врезки.
   Руки офицера связи в очередной раз прометнулись по клавишам пульта управления. На экране пространственного терма появились ещё три врезки с изображением капитанов дифферентов. В их глазах тут же вспыхнул страх и их головы низко склонились - видимо они увидели злое лицо адмирала, не предвещавшее ничего хорошего.
   - Почему не стреляете? - Зло взвизгнул Гниз Вескари.
   - Слишком высока скорость, гард адмирал. - Заговорил один из капитанов, подняв голову. - Мы уничтожим самих себя.
   - Не уничтожите его - не возвращайтесь. - Проскрежетал Гниз Вескари.
   - Да, гард адмирал. - Пришли негромкие ответы капитанов, ещё ниже опустивших голову.
   - Убери всё! - Гниз Вескари махнул рукой в сторону врезок. - Госсе Блада.
   Все врезки с экрана исчезли, но тут же вспыхнула ещё одна с изображением худощавого крокана, что было не совсем привычно. К тому же, крокан имел, хотя и очень короткие, волосы на голове, которые были совершенно белого цвета, показывая немалый возраст их обладателя.
   - Найди эскадру, которая может выйти наперехват. Он не должен уйти. Капитанов, упустивших его - расстрелять. Что твои штабисты придумали об его экипаже? Это один и тот же или разные?
   - Минуту, масса адмирал. Я отдам приказы и вернусь. - Крокан на изображении кивнул головой и врезка опустела.
   Откинувшись в кресле, Гниз Вескари уставился в пустую голограмму.
   Прошло немало времени, прежде, чем в пустой голограмме вновь появилось изображение начальника штаба военного космического кроканской цивилизации. Увидев его, Гниз Вескари встрепенулся и молча, вопросительно взмахнул подбородком.
   - Это один и тот же весспер, масса адмирал. Эскадра, могущая его перехватить, дислоцируется в районе Роззы. - Заговорил Госсе Блад, мягким, явно показывающим его неуверенность, голосом. - Я отправил им приказ о срочной передислокации. Если весспер не изменит свой вектор пути, он будет наш.
   - А если изменит? - Взвизгнул Гниз Вескари.
   - Мы его найдём, масса адмирал. Где бы он ни спрятался.
   - Ну, ну! - Адмирал дёрнулся. - Что с его экипажем?
   - Аналитики штаба не могут ничего достоверного сказать об экипаже весспера, он может быть каким угодно. Но о его капитане есть опредёлённая версия: предположительно - это некий Валл'Иолет, бывший капитан двойки.
   - Валл'Иолет? - Гниз Вескари состроил неопределённую гримасу. - Тот, которого мы требовали у толлонов?
   - Именно, масса адмирал.
   - Но толлоны трусливо уверяли, что он арестован. Я им верю.
   - Точно можно будет сказать лишь увидев его, масса адмирал. Но то, что мы имеем дело с весьма неординарным капитаном, это неоспоримый факт. - Госсе Блад покрутил головой. - Валл'Иолет, был таким.
   - Забудь! Что внизу? - Резко переменил тему разговора Гниз Вескари, будто капитан толлонов его больше не интересовал.
   - Хаос, масса адмирал. Столица, практически, уничтожена. Все институты управления тоже. Фактически, сейчас идёт война между несколькими группировками, пытающимися захватить власть. Мы можем воспользоваться ситуацией и стать во главе цивилизации. Нас все боятся.
   - Пусть стреляют. - Гниз Вескари неприятно поморщился. - Чем больше перестреляют друг друга, тем легче будет дышать оставшимся. Уже столько, что шагнув, обязательно наступишь кому-то на ногу.
   - Навряд ли в вони от разложившихся трупов будет легче дышать. - Госсе Блад покрутил головой.
   - Нам некуда спешить. Подождём, когда вонь улетучится. - Губы Гниза Вескари вытянулись в широкой усмешке. - Наша главная сейчас задача - уничтожить капитана Валл'Иолета или кто там может быть. Зло должно быть, непременно, наказано. И я решил сам его найти и уничтожить.
   - Это будет нелегко, масса адмирал. - Губы Госсе Блада тронула лёгкая усмешка. - Он очень изворотлив.
   - Я знаю, как это сделать. Он сам приползёт ко мне.
   - Я преклоняюсь перед вашей прозорливостью, масса адмирал. - Госсе Блад склонил голову.
   - Но ты останешься здесь. - Взвизгнул Гниз Вескари. - Будешь контролировать планету. Нельзя допустить, чтобы они начали палить друг в друга ядерными ракетами. Тогда и нам здесь делать будет нечего.
   - Я сомневаюсь, что они ещё где-то остались. - Госсе Блад, поднял голову. - Их все выпустили в весспер.
   - Я в этом не уверен.
   - Да, масса адмирал. - Госсе Блад опустил голову..
   - Со мной уйдёт первая и вторая эскадры. Укомплектуй их всем необходимым по самое горло.
   - Да масса адмирал. - Госсе Блад ещё ниже опустил голову, чтобы адмирал не увидел злого блеска его глаз...
   Фактически, адмирал забирал себе самые лучшие и самые дееспособные эскадры, которые, практически не принимали участия в боевых действиях над Толлоной, а были в охране адмиральского дифферента, а ему оставлял одну рухлядь и если, вдруг, весспер вернётся, то вся оставшаяся свора дифферентов, навряд ли сможет ему противостоять. А если ещё предстоит укомплектовать эскадры адмирала, то в пространстве Крое останется лишь один металлолом.
   Может удастся пять-шесть дифферентов привести в боевое состояние. Замелькали у Госсе Блада досадные мысли. Этого вполне хватит, чтобы держать планету под полным контролем. Лишь бы этот не возвращался подольше. Если по самое горло, значит лет на десять, а десять лет долгий путь. Мне будет достаточно...
   - Больше не держу. Выполняй! - Донёсся до Госсе Блада далёкий голос адмирала, прерывая ток его мыслей...
   Ткнув пальцем в клавишу прерывания связи и подождав ещё несколько мгновений, Госсе Блад поднял голову и повёл взглядом по сторонам - в каюте он был один...
  

***

  
   После ухода адмиральского дифферента в сопровождении двух эскадр, Госсе Блад ещё десять суток не предпринимал никаких активных действий, а лишь из пространства наблюдал за войной враждующих группировок на Крокане. Да ему и вести действия, практически, было нечем: в нормальном состоянии остались лишь два дифферента; ещё двенадцать, полуисправные, висели на синхронной орбите без вещества массы; оставшиеся представляли собой, в той или иной степени, металлолом.
   Но едва лишь сообщения от адмиральского дифферента начали запаздывать на десять дней и стали едва разборчивы, он тут же приказал капитану своего дифферента идти к космодрому. Капитан испуганно округлил глаза - даже из-за атмосферы датчики регистрировали огромный радиационный фон, стоящий над космодромом.
   - Шеф! - Капитан, насколько мог, округлил свои глаза. - Космопорт разрушен. Радиация. У нас нет защиты. Не ходить же по космодрому в скафандрах. Да их и нет. Всего один на борту.
   - Космопорт нам не нужен. Сядешь у западного периметра, у двадцатого ангара. Космодром там в порядке и радиации почти нет.
   - В принципе, ремонт нам и не нужен. - Капитан дёрнул плечами, не понимая причины посадки корабля. - Корабль, вполне, эффективен. А если ему всунуть новые контейнеры - хоть на край галактики.
   - Затем мы и идём.
   - Ты надеешься, там есть вещество массы? Адмирал выгреб всё до последней бочки.
   - Я сам прятал там четыре контейнера. Чувствовал, что вернёмся пустыми.
   - Адмирал узнает, будет недоволен.
   - Не узнает. - Госсе Блад мотнул головой. - Если ты не скажешь.
   - Не доверяешь.
   - Не доверял бы - не разговаривал бы. Довольно демагогий. Пошли! Заберёшь два на внешние подвески. Два других, следующим заходом заберёт Кирс Фри.
   Больше ничего не сказав, капитан отклонил флиппы - накренившись, дифферент скользнул вниз.
   Над космодромом была ночь. Никаких огней нигде видно не было, чему сгореть в столице уже сгорело, а оставшиеся окраины были погружены во мрак и капитану пришлось включить нижние прожекторы. По экрану пространственного терма мелькнуло несколько размытых серых теней. Дифферент завис над посадочной площадкой и капитан повернул голову в сторону сидящего в соседнем кресле Госсе Блада.
   - Там кто-то есть. - Он кивнул головой в сторону пространственного терма.
   - Я никого не вижу. - Госсе Блад внимательным взглядом, несколько раз, обвёл экран. - Чисто. Тебе показалось. Если только животные. Скорее всего. - Он выставил палец в угол экрана. - Там в углу. Определённого, у него четыре ноги.
   - Будем надеяться, что так. Не хотелось бы встретиться с какой-то из банд.
   - Тогда поторопись. И постарайся сесть ближе к воротам.
   - Как скажешь.
   Капитан вновь взялся за флиппы и корабль плавно заскользил вниз.
   Посадку он совершил мастерски - от края крыла до ворот ангара было не более пяти метров. Но появилось и неудобство - когда открылся люк трапа, в ангар ворвалась туча, пахнущей гарью, пыли и экипажу пришлось долго стоять перед люком трапа, ожидая, когда она усядется. Госсе Блад был спокоен; капитан же нервно ходил по ангару, то и дело кладя руку на висящее на поясе оружие, будто видел перед собой врага. Наконец, пыль более-менее улеглась, хотя запах гари чувствовался отчётливо. Первым на верхнюю ступеньку трапа ступил второй пилот дифферента и выглянув наружу, взмахом руки показал, что снаружи никаких признаков угрозы не наблюдается.
   Весь экипаж сошёл вниз и все остановились около входной двери ангара, с замком которой колдовал Госсе Блад, периодически разразяясь тетрадами ругательств. Площадка перед ангаром была ярко освещена прожекторами дифферента, вызывая у капитана раздражение. Он приказал экипажу стать спиной к двери и наблюдать за обстановкой. Тоже самое сделал и сам, но ещё и отстегнув от пояса оружие, которое было только у него. Наконец дверь тихонько скрипнула и ушла в сторону. Госсе Блад шагнул внутрь и через несколько мгновений одна из секций широких ангарных ворот с лязгом поползла вверх, заставив капитана втянуть голову в плечи. Он шагнул внутрь.
   В ангаре был полумрак, который рассеивался лишь светом прожекторов дифферента. Сделав несколько шагов по ангару, капитан почувствовал под ногами какую-то вязкую жидкость и остановился. К нему тут же подошёл Госсе Блад.
   - Хаосе! Один контейнер повреждён. Сочится. Не мог он сам разгерметизироваться. Что-то здесь произошло. Код замка был взломан. Нужно торопиться. - Увидев что капитан сжимает в руке оружие, держа палец на спусковом крючке, нервно затряс руками. - Убери пушку! Случайный выстрел и разнёсёт всё, что осталось. Хотя ратан и трудно воспламеняется, но клоссер способен на это. - Он повернулся к стоящим в дверях остальным членам экипажа и махнул рукой, подзывая к себе. - Что стали! Поторопитесь!
   Восемь человек тут же оказались около него.
   Там у стены платформы с контейнерами. Две тащите наружу. Очень аккуратно. Какой-то повреждён. Попробуем перекачать.
   - Темно... - Заговорил один из офицеров.
   - Нет! - Госсе Блад резко взмахнул перед собой руками. - Не сметь и думать. Случайное замыкание и... - Он махнул рукой. - Привода платформ не включать. Толкайте руками. Приступайте! Не стойте!...
   Госсе Блад был если не самым грамотным офицером в космическом флоте кроканов, то одним из них. Его авторитет был огромен, но, в отличие от авторитета адмирала, он был завоёван не кулаками, а знаниями. В Госсе Бладе одновременно сочетались, казалось бы не сочетаемые черты характера: жестокость и человеколюбие; требовательность и уступчивость; строгость и мягкость; настойчивость и податливость, самолюбие и терпимость. Он, практически никогда не кричал, но неизменно добивался поставленной цели. Он даже не совсем был похож на крокана: был достаточно высок, худощав и имел на голове короткий ежик торчащих во все стороны светлых волос. Кто были его родители, никто не знал, как и он сам, но злые языки поговаривали, что он, тайно привезённое дитя с Роззы. Но прямых доказательств этому не было и потому Госсе Блад, относительно, спокойно жил на Крокане, умело отметая все необоснованные обвинения...
   Осторожно ступая по разлитой на полу жидкости, офицеры направились к платформам с контейнерами и упершись в две из них руками, начали толкать - относительно легко, платформы поддались и заскользили к воротам.
   Неожиданно снаружи раздался громкий шорох. Госсе Блад и капитан резко обернулись - за опорами дифферента мелькали неясные серые тени. Капитан приподнял клоссер.
   - Не уверен, что это животные. - Произнёс он.
   - Нет! - Громко зашипел Госсе Блад. - Срочно в корабль. Я закрою ангар. Найди кто это и уничтожь. Потом продолжим.
   Сорвавшись с места, капитан бросился к выходу из ангара. В тот же миг в воздухе сверкнул красный луч и упёрся ему в грудь. Капитан тут же замер, будто упёрся в стену. Его рука, сжимающая клоссер, поползла вверх, но ему в грудь упёрся ещё один красный луч. Рука капитана опустилась и сверкнувший красный луч клоссера упёрся в пол и в следующее мгновение над Кроканой вырос огромный жёлтый гриб, будто над ночной стороной планеты взошло рукотворное солнце.
  
  

18

  
  
   Валл'Иолет, повесив весспер над большим астероидом, наблюдал за планетой, которая большим голубоватым диском отображалась на экране спор. Астероид шёл в сторону планеты, но должен был пройти в трёх миллионах километров в стороне от неё, что вполне устраивало Валл'Иолета.
   Определённо планета была обитаема, так как вокруг неё располагались несколько десятков красных точек. Несомненно - это были искусственные спутники, созданные разумом, населяющим планету, но были ли среди красных точек космические объекты военного назначения, с такого расстояния определить было невозможно.
   Если судить по тому, что все эти спутники, практически, вращаются синхронно с планетой... Размышлял Валл'Иолет. То, скорее всего, они осуществляют или коммуникационные функции или климатические. Хотя, возможно, среди них могут быть и боевые станции.
   Наконец, после нескольких дней наблюдений, ему удалось увидеть быстродвижущуюся в его направлении красную точку. Он механически ткнул пальцем в смену системы управления весспером, пытаясь перевести его в боевой режим, но не дождавшись штурвала, мысленно выругался и опять уставился в экран спор. Вскоре красная точка отвернула и направилась в сторону следующей по счету от центральной звезды планеты. Валл'Иолет подивился столь замысловатой траектории космического объекта, так как по его подсчёту, тот должен был пройти, более чем, втрое больший путь, чем если бы он направился к планете кратчайшим путём.
   Какой-то замысловатый у него путь? Валл'Иолет дёрнул плечами. О чём это может говорить. Он некоторое время погримасничал. А скорее всего о том, что цивилизация только лишь начала осваивать космическое пространство и для своих летательных аппаратов выбирает не кратчайший путь, а оптимальный, наименее энергозатратный. Что ж, я нашёл, что искал...
  

***

  
   Прошло чуть более восьми лет, после ухода Валл'Иолета из пространства кроканской цивилизации. Пустившиеся вслед за ним дифференты вскоре отстали и больше он их не видел. Пошли они за ним через туманность или нет, он не представлял. На переход через горячую туманность у него ушло немногим менее двух лет, собственно, как он и предполагал. Ему, в какой-то степени, повезло - не пришлось очень долго кружить вокруг бесчисленного количества звёзд, оказавшихся за туманностью, в поиске подходящей планеты. Это оказалась пятая или шестая звезда, в хороводе планет которой он и увидел эту голубую планету. Дальние наблюдения не выявили никаких, могущих угрожать ему признаков и тогда он решился войти во внутренний космос этой планетной системы. Он нашёл большой астероид, который сейчас двигался в сторону звезды и должен был пройти достаточно близко от голубой планеты, чтобы можно было подробно рассмотреть её пейзаж. К сожалению, астероид не летел, а как-то боком катился и потому наблюдения с его поверхности оказались затруднены и Валл'Иолету пришлось повесить весспер в нескольких километрах над ним.
   После длительного наблюдения он, в конце-концов, убедился, что планета населена и цивилизация достаточно развита и есть надежда, что она сможет оказать ему помощь в восстановлении весспера. Степень агрессивности, населяющего её разума, с такого расстояния выяснить ему не удалось.
   Поколебавшись ещё некоторое время, Валл'Иолет, наконец, решился и наклонив панели управления, отвёл весспер от астероида в сторону и двинул акселератор вперёд - набирая скорость, весспер понёсся в сторону голубой планеты.
   Сразу заявлять о себе не стоит. Размышлял Валл'Иолет, не сводя глаз с разрастающегося на экране голубого диска. Вначале стоит узнать что-то о её цивилизации, степени её агрессии. Если они похожи на меня, то попытаться понять их язык, их технологии, а уже затем просить помощь. А если они откажутся помочь? Вдруг всплыла у него тревожная мысль. Смогу я их заставить? Восстановить весспер - это не сканер связи починить. Нужно заставить хорошо работать сложнейший многофункциональный агрегат. Здесь ремонтной мастерской не обойдёшься, потребуются усилия производственных предприятий всей цивилизации. Хаара! Смогу я их заставить или придётся искать другую цивилизацию? А если воспользоваться своим полем? А если они тоже владеют подобным? Продемонстрировать им свою мощь, взорвав контейнер с веществом массы? Но рабочие, практически пустые и навряд ли от них будет большой эффект. Использовать один из запасных, но на одном я далеко не уйду и тогда придётся остаться с ними навсегда. Нет, всё нужно будет убедить их в своих неагрессивных намерениях в отношении их цивилизации. Нужно только найти подходящее место для весспера, чтобы они не нашли его. Но они же будут видеть, как я буду совершать посадку. Значит нужно выбрать подходящий район - густой лес, например. Сверху быстро найдут. А если под воду? А будет под водой работать конвертор? Таких испытаний ведь никто никогда не проводил. Нет, всё же не стоит рисковать. Куда же тогда? А если закопаться в почву? В песок? Корабль тяжёлый, он сам в него погрузится. А смогу я его достать оттуда? Надеюсь, что да. Нужно лишь найти подходящую пустыню. Валл'Иолет внимательным взглядом обвёл бело-голубоватый диск планеты с уже хорошо просматриваемыми разноцветными вкраплениями: зелёными, рыжими, жёлтыми, чёрными. Если судить по тому большому жёлтому пятну, то это несомненно пустыня. Заключил он.
   Пальцы Валл'Иолета несколько раз ткнулись в сенсоры экрана терминала и на экране спор вспыхнула врезка с увеличенным изображением планеты. Какую-то детальную информацию на поверхности планеты ещё трудно было рассмотреть, к тому же, почти вся её поверхность была покрыта густой облачностью, но её верхняя часть в какой-то степени просматривалась.
   Самая вершина планеты была ослепительно белой. Но это были не облака.
   Снег...
   Вспомнил Валл'Иолет кроканское названия этого вида осадков, который периодически имел у них место - на Толлоне снега не было. Ниже белого полукруга, из-за облаков выглядывал большой жёлтый сегмент.
   Скорее всего это и есть пустыня. Как теперь попасть на неё, чтобы они ничего не поняли? Валл'Иолет провёл рукой по лбу. А если войти в атмосферу на большой скорости? Весспер будет подобен болиду. Пусть поломают головы. Пока догадаются, корабль будет уже глубоко в песке. Пусть ищут. Появится угроза, тогда и решу, как поступить.
   Валл'Иолет убрал врезку и откинувшись в кресле, уставился в разрастающийся на экране спор диск планеты.
   Прошло несколько часов и в атмосферу голубой планеты ворвался яркий болид. Прочертив жирный след, он исчез где-то у её северного полюса.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Долой оковы убираю,
И ввысь лечу, и вглубь копаю...
В себя копнуть - и далеко
Уводят следствия причины.
И за личиной снять личину
Не так уж просто и легко...
   (Археология)

ГЛАВА ВТОРАЯ

ГИТТА

1

  
  
   Новый день едва зарождался. Не было ещё не только самого солнца, но даже его лучей, а лишь с той стороны горизонта, откуда оно должно было появиться, розовел огромный переливающийся атмосферный круг, обозначая место его появления.
   Сансан сидел на ещё прохладном песке, обхватив голову руками, прикрыв глаза и раскачиваясь, подобно маятнику. Его голова, буквально, раскалывалась на части, а он будто пытался таким способом удержать её от этого. Он совершенно не понимал, что с ним происходит, так как это была не привычная головная боль, а нечто непонятное, создающее впечатление, что кто-то залез ему в голову рукой и ворошит ею мозг. Вчера он прекрасно провёл вечер в кругу своих друзей - археологов и лёг спать в хорошем настроении, а сегодня проснулся с раздирающей мозг болью.
   Неожиданно его головы коснулось что-то мягкое и тёплое и в тот же миг от места касания пошла волна, заглушающая боль. Сансан перестал качаться и раздвинул веки: перед ним стояла Ирна, начальник партии археологической экспедиции, его непосредственный руководитель и так же, его девушка.
   - Сан! Что с тобой? Я встревожена. - Ирна убрала руку.
   - Нет, нет! - Сансан поспешно поймал руку девушки и водрузил её себе на голову. - Не убирай, пожалуйста. Она у тебя волшебная.
   - Да и мне и вторую для тебя не жаль. - Девушка положила и свою вторую руку на голову молодого человека. - И как, прибавилось волшебства?
   Сансан приподнял голову и улыбнулся.
   - Превосходно! - Он вытянул руки и обхватив девушку за талию притянул к себе. - Ты мой спаситель. - Он ткнулся головой ей в живот.
   - Это уже слишком. - Ирна сняла руки с головы Сансана и положив их на его плечи, резко оттолкнула от себя молодого человека. - Здесь сплетен мне ещё не хватало. - Она отступила на пару шагов. - Объясни, что происходит? Почему не у бура? Все группы уже работают не покладая рук, а твоя игрище устроила. Не хотите работать утром, в прохладу - будете работать в полдень, но норму не выполнить, я не позволю. - В её голосе послышались металлические нотки.
   - Кажется мне, действительно, стало лучше. - Сансан поднялся. - Представляешь, проснулся с дикой головной болью. И не просто боль, а будто кто-то перемешивает мои мозги. Думал от воздуха в палатке. Вышел наружу. Боль всё равно не проходит. А стоило тебе положить руку мне на голову и она тут же прошла. Ты ничего мне вечером не подсыпала в тоник?
   - Х-хы-к! Я подобными глупостями не занимаюсь. Завтракать и к буру. И чтобы четыре шурфа к полудню были.
   - Ирн. - Сансан вытянул руку и взял девушку за локоть. - У меня в голове сидит какая-то дурная мысль. Я не знаю, кто её туда засадил, так как прежде её не было.
   Ирна округлила глаза, её лицо приняло испуганное выражение.
   - Мы ведь не там копаем. Здесь ничего нет. - Сансан мотнул головой.
   - Это у тебя от переворота мозгов, что ли? - Девушка шумно выдохнула. - Я полгода из архива не вылезала, можно сказать, жила там, каждую букву древних свитков помню. Они однозначно говорят, что крепость тарков была, именно, здесь. - Ирна выдернула локоть из руки Сансана и ткнула указательным пальцем себе под ноги. - Иди бури. Провидец, нашёлся.
   - И всё же я настаиваю. Бурить нужно не здесь. - Молодой человек покрутил головой.
   - А где, по-твоему? - Девушка вопросительно взмахнула подбородком.
   - Километров на двадцать южнее. Или даже дальше.
   - Глупости! - Ирна громко хмыкнула. - Там глубокие пески. Плато здесь и крепость стояла здесь. - Она опять ткнула указательным пальцем себе под ноги.
   - И всё же я настаиваю. - Молодой человек широко улыбнулся и вновь вытянул руку в сторону девушки, но Ирна сделала поспешный шаг назад и не добравшись до её локтя Сансан опустил руку.
   - Ты невыносим сегодня. - Девушка мотнула головой. - Забирай своих и проваливайте к... - Махнув рукой, Ирна повернулась и пошла прочь.
   - Ирн, подожди! Ирн! - Сансан вытянул руку вслед уходящей девушке, но она, не вняв его призыву, продолжила свой путь, увязая по щиколотки в песке.
  

***

  
   У Ирны с самого раннего утра настроение было испорчено.
   Едва она проснулась и привела себя в порядок, как над её рабочим столиком в палатке вспыхнула голограмма с изображением начальника экспедиции и её непосредственного научного руководителя, профессора Урана Горова. Не распространяясь, он лишь сообщил, что намеревается сегодня посетить её площадку. Голограмма погасла, а Ирна мысленно выругалась. Визит профессора ничем хорошим для неё обернуться не мог.
   Она вышла из палатки и тут же увидела, что одна буровая машина стоит не подавая признаков подготовки к работе. Пришлось идти разбираться с руководителем группы, обслуживающей бур, что ещё больше испортило ей настроение.
   Едва она отошла от Сансана, как к ней подошёл её помощник по всем вопросам, кроме научных, которыми она занималась сама, а на остальные у неё ни желания не было, ни терпения не хватало.
   - Тарк опять ночью был здесь. - Шёпотом, будто опасаясь, что его услышит кто-то ещё, произнёс он.
   - Я же приказала немедленно доложить, как только его кто-то увидит. - В голосе Ирны послышались нотки гнева.
   - Его никто не видел. - Помощник перешёл на нормальный голос и дёрнул плечами.
   - Откуда тогда известно? - Возмутилась Ирна.
   - Свежие следы в сторону гор.
   - Догоните его!
   - Они теряются.
   - Займитесь делом! - Махнув рукой, Ирна направилась в сторону стоящих поодаль буровых машин.
   Кто он? Что ему здесь нужно? Откуда приходит и почему только по ночам? Поползли у неё тревожные мысли. Мистика какая-то? Почему ходит именно ко мне? Шлялся бы в другую партию...
   Впервые, незнакомого человека в длинном коричнево-жёлтом плаще и с глубоким капюшоном на голове, какие носит песчаный народ люпии, в расположении площадки археологических работ, заметили около двадцати дней назад. С ним столкнулась группа молодых людей, возвращавшихся в свою палатку после вечеринки, так называлось вечернее времяпровождение молодёжи, состоящее из песен и танцев, если таковыми можно было считать попытки дергаться, утопая почти до колен в песке. Увидев незнакомого человека, молодые люди, решив, что кто-то из люпий забрался в лагерь, чтобы что-то украсть, попытались задержать незнакомца. Им удалось схватить его и скинуть с головы капюшон, но что произошло с ними потом, никто из них не помнил, так как они очнулись лишь под утро в своей палатке. Они утверждали, что ночью встретили очень странного старика, не похожего ни на одну из проживающих на Гитте человеческих рас. Их рассказу никто не поверил и посчитали, что это была галлюцинация от слишком большой дозы выпитого ими крепкого тоника. Крепкие тоники в экспедиции были запрещены и Ирна приказала своему помощнику обыскать их палатку. Но ничего запрещенного найдено не было. Не было определено и никакой пропажи из лагеря. Рассказу молодых людей придали разряд глупой шутки. Но через несколько дней пара молодых влюблённых, ночью, тоже встретилась с одетым в длинный плащ, незнакомым человеком. Очнулись они утром. С их слов, они едва попытались приблизиться к незнакомцу и что было дальше, совершенно не помнили. Ирна встревожилась и приказала организовать ночное дежурство. Некоторое время, вооружённая группа молодых людей, каждую ночь, ходила по лагерю, больше пугая, нежели охраняя. Незнакомца в плаще и капюшоне, почему-то названного тарком, им встретить так и не удалось. Ночные дежурства прекратились. Во избежании нежелательных последствий, для продолжения археологических работ, о незнакомце, начальнику экспедиции, Ирна решила не докладывать. Тем более, что он исчез. И вот, его очередное появление...
   И почему все несчастья на мою голову? Печальные мысли бурным потоком всплыли из глубин информационного поля Ирны и начали терзать её мозг. Стоит о тарке рассказать профессору? А если это он мстит? Неужели так опустился? Но что он этим хочет добиться? Напугать? Но он ведь сам пригласил меня сюда? А если затем и пригласил? Как неудачно начался день. Голова раскалывается. Она на ходу приложила руку ко лбу...
   Ирна Шарова была сотрудником Планетного Археологического института Гитты. Ей ещё не было тридцати. Год назад она защитила диссертацию, по одной из древнейших рас, некогда жившей на Гитте - расе тарков и теперь, в ранге старшего научного сотрудника института и в качестве руководителя одной из партий археологической экспедиции, пыталась подтвердить свою диссертацию практикой.
   Она была среднего роста, немного полноватой, круглолицей и круглоглазой, с длинными прямыми каштановыми волосами на голове, с небольшим курносым носом на лице и имела обворожительную улыбку: по крайней мере, для её молодого человека, именно, такой она и была.
   Руководил этой экспедицией один из самых известных профессоров от археологии, курирующий в институте кафедру древней истории - Уран Горов. Он был примерно среднего роста, ещё не стар, но уже в возрасте и несмотря на свою полноту, был бодр и подвижен. Он был и куратором Ирны по научной работе и её непосредственным руководителем в институте.
   Археология Ирне нравилась столько, сколько она себя помнила и после школы она выбрала для себя самый известный и престижный институт археологии Гитты. Учёба в институте давалась ей легко и как в силу увлечённости, и так в силу её прекрасной памяти и потому на неё обратил внимание один из авторитетнейших профессоров института, Уран Горов. Он начал давать ей дополнительный материал для аналитических исследований и брать в свои экспедиции. А после защиты диплома, предложил ей место ассистента на своей кафедре и аспирантуру. И тему для диссертации он тоже предложил - цивилизация тарков. Ирна была счастлива неимоверно. Сбывались её мечты - одна за одной. А после успешной защиты диссертации, ей казалось, что теперь в её жизни нет никаких преград. Как, вдруг, произошло то, о чём она, даже, никогда и не задумывалась - профессор Горов объяснился ей в любви. Она была настолько ошарашена, что не смогла проронить ни единого слова и постояв около неё несколько минут в недоумении, профессор ушёл в полном неведении.
   Ирна оказалась, буквально, в шоке. Да, она прекрасно видела более пристальное внимание профессора к себе, нежели к другим студентам и аспирантам, но это никогда не было навязчивым с его стороны и как ей казалось, он никогда не переходил границ недозволенности в отношениях мужчины и женщины, был внимателен, даже в какой-то степени галантен, но в тоже время требователен и даже казался холоден. Ирна знала, что профессор не женат, но он был уже в возрасте, несколько полноват, чуть лысоват и никак не ассоциировался с её будущим избранником, о котором она старалась ещё не думать, желая прежде достичь в жизни определённых высот, а уже потом связывать себя семейными узами.
   В первые дни после признания профессора, она была сама не своя. Ей казалось, что её карьере, а может и жизни, пришёл конец. Профессор сделает всё, чтобы унизить её: раскритикует её диссертацию и защиту аннулируют, а затем добьется и удаления её из института.
   Шли дни, а в её жизни всё оставалось без изменений, если не считать, что профессор, практически, перестал с ней не только общаться, но и встречаться, как бы подтверждая её тревоги, что он готовит к осуществлению свои грязные замыслы. Полная отчаяния, она не находила себе места. В один из таких дней, она познакомилась с молодым человеком, как оказалось, работающим в этом же институте механиком. Молодой человек, почему-то, обратил внимание на её грустное лицо. Он оказался весёлым и общительным и ему удалось отвлечь её от тягостных мыслей. Их встречи стали частыми, а вскоре Ирне пришла в голову мысль, что если в институте все будут видеть, что у неё есть молодой человек, то возможно эти слухи дойдут до профессора и тот прекратит осуществление своих замыслов в отношении её. Через какое-то время её встречи с Сан Сановым - так звали молодого человека, приобрели более тесный характер, но была ли это настоящая любовь, та о которой пишут в книгах или та, о которой Ирна мечтала в будущем, она не могла сказать. Хотя у Сансана не было того положения в обществе, как у профессора Горова, но он был весел, общителен, у него было много таких же весёлых и общительных друзей и в их компании Ирна забывала о своих тревогах, о которых Сансану она никогда не рассказывала, таив их в себе. И в какое-то время ей показалось, что профессор, действительно, оставил её в покое и все тревоги остались в прошлом, как он, вдруг, напомнил о себе, предложив ей участие в возглавляемой им экспедиции, в район планеты, где, как предполагалось, порядка двенадцати тысяч лет назад жила достаточно развитая цивилизация тарков, доказательство существования которой и привела в своей диссертации Ирна. И теперь профессор предлагал ей подтвердить теоретические выводы, результатами практических исследований.
   К Ирне тут же вернулись её забытые тревоги, что профессор, наконец приступил к осуществлению своего замысла. Она поначалу было хотела отказаться от экспедиции, но поразмышляв, решила всё же принять в ней участие, так в случае успеха, она могла бы утвердить себя уже, как вполне самостоятельным учёным, имеющим право на независимость своего существования в научном мире, а значит и выйти из под влияния профессора Горова. А в случае неудачи... Ей уже было всё равно...
  

***

  
   О цивилизации тарков было известно очень мало. Прямых доказательств её существования, практически, не было. Факты её наличия находили в исторических архивах других цивилизациях и больше всего их было у цивилизации люпий или как её ещё называли - людей пустыни. На данный момент это была самая древняя цивилизация Гитты, но за свой более чем стодвадцативековой путь развития, практически, так и не ушедшей от своей полудикой жизни. У люпий до сих пор были в пользовании наконечники копий, стрел, ножи и мечи, как они утверждали, изготовленные тарками. Даже по прошествии такого огромного времени, это оружие сохраняло свою прекрасную боеспособность и активно использовалось людьми пустыни.
   Согласно предположениям, цивилизация тарков жила где-то в районе кольцевых гор, кольцом окружающих северный полюс Гитты. Предполагалось, что тарки уже тогда добывали руду, плавили из неё качественное железо и владели продвинутыми технологиями по обработке металла. Технологии были настолько продвинуты, что нынешняя цивилизация, лишь в последние десятилетия, смогла повторить их. Расшифрованные древние свитки, найденные у люпий, говорили, что тарки жили где-то в крепости у гор.
   Согласно тем же свиткам, причиной исчезновения цивилизации тарков стали люпии, которые были очень воинственны и активно использовали для своих набегов на другие древние цивилизации планеты оружие тарков, которое они выменивали у них на продукты: мясо своих животных - двуногих сух, прекрасно приспособленных для жизни в пустыне; и плоды, с возделываемых ими полей. Но так как оружия люпий требовалось всё больше, а тарки, по какой-то причине, не захотели удовлетворить их запросы, то люпии организовали массированный набег на крепость тарков у гор и уничтожили, пытавшихся оказать сопротивление, тарков и забрав всё оружие, разрушили крепость у гор. Дальше след тарков в истории планеты теряется.
   Так как было известно, где живут люди пустыни, а они на протяжении всех известных веков своего существования, практически, не изменяли места обетования, то было и обозначено примерное местонахождение древней крепости у гор - засыпанное толстым слоем песка, каменное плато перед кольцевыми горами...
  

***

  
   - Ну и хорошо! - Махнув рукой, Сансан направился в сторону своей самоходной буровой платформы, одиноко стоящей неподалёку от его палатки...
   Сансану уже было за тридцать. Почему все его звали так, он понятия не имел, но привык к своему, несколько покорёженному имени и откликался на него, как на настоящее. Он работал в институте механиком и когда в какой-то археологической экспедиции был очень большой объём работ, выполняющейся техникой, а не руками археологов, то уходил с этой экспедицией, как говорили в институте - на волю.
   Он был предвысокого роста, светловолос и светлолиц, и худощав во всём своём обличии, был весельчаком и быстро становился душой любой компании. Жизнь его была достаточно беззаботна, никем и ничем не связанная и внимание к себе со стороны Ирны отнёс к, вполне, закономерным, так как прекрасно знал, что является привлекательным для девушек и имел в своём активе, уже не одно разбитое женское сердце.
   Он уже давно знал Ирну, так как был с ней в одной из экспедиций, но она никогда не привлекла его, так как ему нравились девушки другого склада, более весёлые и общительные. Ирна же казалась ему слишком деловой, требовательной, занаученной и потому скучной. В экспедиции, когда они собирались вечерами на отдых, она почти не веселилась, а её разговоры были лишь об одном - найденных артефактах.
   После той экспедиции, он потерял её из вида и случайно встретил лишь через длительный промежуток времени, в одном из коридоров института. Она ему показалась, какой-то чересчур унылой и даже печальной. Его задел такой удручённый вид девушки и он попытался развеселить её, произнеся какую-то смешную фразу. Ирна, действительно, улыбнулась, заставив Сансана произнёсти ещё одну фразу. Девушка опять улыбнулась, хотя её глаза оставались печальными. Сансан в тот день спешил на вечеринку и ему, вдруг, пришла мысль пригласить туда и Ирну. Она не отказалась.
   С этого дня они стали чаще встречаться, поначалу, в коридорах института, а затем уже и вне его. Ирна оказалась совсем не скучной. Она была начитана, умна, с оригинальным чувством юмора и обворожительной улыбкой - очень и очень интересной девушкой. И Сансан сам не заметил, как их дружба переросла в нечто большее и ему уже было скучно долго находиться без неё. Была ли это настоящая любовь - он, пожалуй, и сказать не смог бы, так как подобное чувство, возникшее у него к девушке, тянущее его к ней, даже порой, против его воли, было у него впервые...
   Ещё находясь поодаль от своей группы, он услышал громкий смех. Подойдя, он увидел, что все играют в кости на щелбаны и у некоторых уже хорошо просматривались красные полосы на лбу от полученных щелчков.
   - Сансан! - Валио, техник его группы махнул ему рукой. - Присаживайся. Я сегодня у ударе. - Он поднял свой толстый указательный палец.
   Сансан, вытянув ногу в круг, наступил на кости.
   - Ты, что? - Валио стукнул его кулаком по ноге. - Копыто отобью.
   - За это сделаешь сегодня две нормы. - Сансан вытянул указательный палец в сторону Валио. - И попробуй не сделать - руки поотрываю. - С явной угрозой в голосе произнёс он.
   Все поднялись и удивлённым взглядом уставились в Сансана.
   - Сансан, ты, явно, не выспался? - Заговорил Ивор, самый старший член его группы и самый огромный и потому на всё имевший свои взгляды и суждения.
   - Хорош трепаться. - Сансан обвёл свою группу хмурым взглядом. - Копать сегодня будем в двадцати километрах южнее и пока не сделаем норму, работу не закончим.
   - Это ж, как нужно насолить, чтобы Ирна, так турнула.
   С, явной, насмешкой раздался голос позади Сансана. Он обернулся, но лица стоящих позади него археологов были непроницаемы, будто фразу произнёс не человек, а сгенерировала атмосфера.
   - Ну, ну! - Желваки прошлись по скулам Сансана. - Двигаем! Валио, за штурвал!
   Подойдя к шнекоходу, Сансан занял кресло рядом с креслом пилота, в котором вскоре оказался Валио. Едва усевшись, он тут же взялся за штурвал и шнекоход рванулся с места. Позади раздались громкие шлепки.
   - Поаккуратней! - Донёсся злой голос Ивора. - Не то руки я тебе ещё до работы поотрываю.
   В салоне наступила тишина, нарушаемая лишь равномерным гулом транслятора, приводящего шнеки в движение, да шелестом, расползающегося из-под них песка. Настроение у всех, явно, было испорчено.
   - Кто-то идёт навстречу. - Донёсся через какое-то время голос Валио.
   - Никого не вижу. - Сансан покрутил головой, всматриваясь в лобовое стекло.
   Валио молча пощёлкал пальцем по экрану обзорного сканера. Сансан перевёл на него взгляд - по экрану сверху вниз быстро скользила яркая зелёная точка.
   Проклятье! Кто это так несётся? Неспроста. Всплыли у Сансана тревожные мысли. Что сегодня за день? Всё наперекосяк.
   - Съешь меня дронт. - Зашипел Валио. - Горов на плазме прёт. Вот это аппарат.
   Сансан поднял голову - к шнекоходу стремительно приближался, скользя над песком, летательный аппарат элегантной конструкции - плазмолёт...
   Прошло лишь несколько лет, как промышленность Гитты освоила новые технологии в строительстве летательных аппаратов, переведя их движители с химической тяги на плазменную, что позволило, более чем на порядок повысить скорость перемещения летательных аппаратов, но если в атмосфере, на скорости это сказалось не так ощутимо, то в космическом пространстве - значительно и гиттам впервые удалось достичь окраин своей планетной системы и вернуться за время, соизмеримое с продолжительностью деятельности одного поколения.
   В атмосферных летательных аппаратах, в большей степени, произошёл сдвиг в качественную сторону. Благодаря большой мощности плазменных движителей, началось производство совершенно нового класса средств перемещения, так называемых, летающих машин - леветов, сокращение от слов - летящий ветер, которые представляли собой, практически, те же авто, только лишь чуть шире за счёт небольших плоских выступов по бокам - стабилизаторов, да ещё одного вертикального стабилизатора - на крыше левета и вместо колёс, имеющие небольшие посадочные опоры, с лыжами в основании.
   Но леветы пока ещё были очень дороги и иметь их могли позволить себе лишь богатые жители Гитты. Уран Горов не был бедным профессором и его жизненный уровень позволял иметь ему в личном пользовании левет ярко-красного цвета...
   Левет шел прямо на шнекоход.
   - Ослеп, что ли? - Валио резко дернул штурвал на себя, останавливая буровую машину.
   Левет тоже затормозил и опустился на песок, в полуметре от шнекохода. Его повернутая к шнекоходу стенка скользнула вверх и из проёма выглянуло хмурое лицо профессора.
   - Куда это вас несёт? - Громким голосом заговорил он. - Что происходит?
   Сансан вышел из шнекохода и подошёл к Горову...
   До него доходили слухи о непростом отношении профессора и Ирны, но на все его попытки выяснить это у самой Ирны, девушка лишь удивлённо вскидывала брови, будто не понимая вопроса и Сансан так и оставался в неведении истины...
   - Здравствуйте, господин профессор. - Сансан кивнул головой.
   - Куда направляетесь? - Голос Горова зазвучал грубо и резко. - Кто разрешил? Вы будете наказаны.
   - Начальник партии приказала пробурить несколько шурфов двадцатью километрами южнее. - Сансан дёрнул плечами. - Туда мы и направляемся.
   - С какой стати? - Брови профессора подскочили едва не до середины его лба. - Там более ста метров песка. У вас и бура не хватит, чтобы добраться до скального грунта.
   - Ей виднее. - Сансан вновь дёрнул плечами.
   - Ну, ну!
   Профессор исчез за проёмом, двери левета скользнули вниз, он подпрыгнул и стремительно скользнул мимо Сансана, обдав его песчаной пылью.
   - Дронт! - Процедил Сансан, прижмуриваясь и повернувшись, шагнул к шнекоходу.
  

***

  
   Что ещё выдумала? Какие шурфы в сотне метров песка? С тридцатью едва справляемся. Замелькали у Урана Горова раздражённые мысли, едва, ведомый им левет, возобновил ход. Зря я её взял сюда. Никаких доказательств она не соберёт, если начала метаться по углам. Пустая трата средств. А сейчас новый гамма-анализатор был бы, весьма, кстати. Старый уже совсем сдох. Ничего не видит...
   Уран Горов был уже в возрасте, среднего роста, полного телосложения, лысоват, но был очень подвижен и даже резок, что не совсем гармонировало с его внешним видом. Когда-то у него была семья, но одна из экспедиций поссорила его с ней навсегда и с тех пор он был один...
   Это было около тридцати лет назад. Он, молодой, полный амбиций, учёный возглавлял небольшую археологическую экспедицию в район кольцевых гор, намереваясь найти крепость тарков...
  

***

  
   Кольцевые горы располагались вокруг северного полюса Гитты и как считалось, образовались около полутораста миллионов лет назад от удара огромного метеорита. В месте падения образовался огромный кратер глубиной более шести километров и диаметром около восьмисот километров. Выдавленная из тела планеты порода и образовала кольцевые горы вокруг кратера. Со временем кратер заполнился водой, а когда климат на планете стал более прохладным и лучи солнца, практически, перестали попадать в кратер, вода замерзла, образовав огромный ледник. Окутанный вечным туманом, ледниковый кратер превратился в кухню погоды на Гитте, генерируя бесчисленные облака, которые расползались от него во все стороны, а из гор, к примыкающему с одной стороны материку неслись десятки рек. Но в одном месте образовалась какая-то непонятная аномалия: здесь не было ни облаков, ни рек - к кольцевым горам примыкала пустыня. Хотя исследования показывали, что такой, как сейчас, пустыня была не всегда, а ещё каких-то двенадцать-тринадцать тысяч лет назад это была вполне нормальная территория, где жила, в построенной ими крепости, одна из древнейших цивилизаций Гитты - цивилизация тарков. Тарки, практически, не знали сельского хозяйства, но были прекрасными мастерами. В этом месте кольцевые горы содержат много металла и тарки, научившись выплавлять железо, получали из него превосходные стали, а освоив совершеннейшие технологии их обработки, получали превосходные изделия, которыми торговали с цивилизацией люпий - людей пустыни, которая жила южнее, тогда ещё, в не совсем, пустыни. Потом цивилизация тарков, загадочным образом исчезла. Официальной версией считалось, что их уничтожила цивилизация люпий, в желании или поработить и заставить работать на себя под принуждением, или же, просто, решив разграбить.
   Прямых доказательств существования цивилизации тарков не было. Первые косвенные доказательства были найдены около полутора веков назад, когда было найдено самое раннее захоронение люпий, в котором были найдены древние свитки письменности люпий. Более ста лет ушло у учёных на то, чтобы понять древнюю письменность. Среди этих учёных был и Уран Горов, в то время едва начавший свою научную карьеру сотрудником института археологии. Темой его диссертации и стала письменность люпий.
   Узнав из свитков о цивилизации тарков, молодой кандидат наук отправился на поиски их крепости. Уж слишком странным ему показалось, что столь могущественную цивилизацию смогли уничтожить полудикие племена, в те времена ведущие стадный образ жизни.
   Была известна одна особенность этой части песков - их периодическая мощная грозовая активность, происходящая два раза в год.
   Год на Гитте длился четыреста двадцать суток - столько оборотов делала планета за год путешествия по орбите вокруг своей звезды - Афоны. Два раза в год, примерно по сотне дней в этой части пустыни стояла жаркая и сухая погода. Песок был желтым и сухим. Но к концу истечения сухого периода с песком начинали происходить метаморфозы - он начинал розоветь, будто насыщаться какой-то непонятной субстанцией. Её исследования однозначно показывали, что это была энергия в чистом виде, но все попытки высвободить эту энергию и превратить её в электричество у гиттов заканчивались, в лучшем случае, ничем, а в обычном - взрывом и часто с трагическими последствиями. Когда песок становился заметно розовым из-за кольцевых гор выползал серый туман и накрывал розовые пески. В тумане начинали блистать яркие молнии и звуки грозовых раскатов, сотрясающие атмосферу, слышались в сотне километров от гор. Это грозное явление природы продолжалось от сорока до шестидесяти дней. Затем серый туман уползал назад, за горы, открывая ещё более порозовевший песок и наступал сезон дождей. Собственно, дождь был один - он шёл не прекращаясь тридцать-сорок суток, превращая розовый песок, опять в жёлтый, будто вымывая из него эту самую энергию. Затем над пустыней вновь сияло яркое солнце, раскаляя атмосферу и высушивая песок.
   Упоминаний об этом природном явлении в свитках люпий не было и у молодого учёного зародилось подозрение, что оно появилось, сравнительно недавно, по меркам галактического времени и могло послужить причиной гибели цивилизации тарков, если они сами и не вызвали его, своей деятельностью - добычей металла в горах, возможно, нарушив какое-то, их, равновесие...
  

***

  
   Экспедиция под руководством молодого Урана Горова была небольшой, состоящей из восьми человек, шести молодых людей, двух девушек и одного шнекохода с буровой установкой.
   К тому времени Уран Горов был уже женат и имел маленького сына. Жена и ребёнок остались дома. В экспедиции у него образовался роман с одной из девушек - Ирной. Как это произошло, он, совершенно, не мог объяснить.
   О местонахождении крепости тарков было лишь смутное представление. Знали лишь, что люпии называли это место - крепость у гор. Зондированием поверхности планеты из космоса удалось установить, что в одном районе пустыни под песками, прилегающими к горам, на глубине около тридцати метров, находится большое твёрдое плато, с нагромождениями или камней или чего-то ещё. Археологи сочли, что эти нагромождения и есть остатки крепости.
   Экспедиция началась после того, как очередной дождь, вобрав в себя энергию розового песка, закончился.
   Примерно до глубины двадцати метров бурение шло легко, но глубже песок оказался очень абразивным и буры съедались им, едва они вгрызались в него. Пришлось покупать новые буры, из сверхпрочных сплавов. На это ушло немалое время и к истечению жаркого сезона удалось пробурить лишь три десятка шурфов. Никаких признаков существования крепости тарков не находилось. Плато под песком совершенно не содержало металла, ни естественного происхождения, ни искусственного - это был чистый гранит. Горову же казалось, что признаки будут в следующем шурфе, затем в следующем и он бурил их до того момента, когда из-за вершин гор выползли первые клубы серого тумана и стремительно заскользили вниз по его склонам. Бур был на большой глубине и вытащить его быстро не представлялось возможным. Тогда Уран приказал отцепить бур, в надежде вернуться сюда с наступлением следующего жаркого сезона и продолжить работы. Часть его группы занялась отстыковкой буровой платформы, а остальные начали собирать палатки и перетаскивать вещи в шнекоход. Серый туман приближался очень быстро и они не успевали с погрузкой всего оборудования. Тогда Уран приказал закончить погрузку и уходить, с чем есть. Они бежали вдвоём к уже начавшему движение шнекоходу. Ирна бежала рядом и вдруг, упала, будто можно споткнуться увязая почти по колено в песке. Когда Уран осознал, что её нет рядом и остановившись, оглянулся - Ирна лежала на песке без движений. Серый туман был уже рядом; он, бросив вещи, которые держал в руках, метнулся к девушке, но тут блеснул яркий разряд и вошёл Ирне в спину. Прежде, чем Уран ослеп, он видел, как на песке перед ним стремительно чернеет Ирна. Пришедшая ударная волна бросила его на песок, а жгучая боль, ворвавшись в мозг, окутала его мраком.
   Очнулся Уран в реабилитационном центре. Ему пересадили кожу на лице, хрусталики глаз и восстановили барабанные перепонки.
   На свой вопрос, что с Ирной, вытащившие его оттуда археологи сказали, что от неё на песке остался лишь чёрный овал.
   Вернувшись домой, он не застал там ни жены ни сына. В оставленной ею записке она желала ему счастья с его новой подругой и просила не искать ни её, ни сына. И всё же он нашёл их, но жена осталась непреклонной. И Уран остался один. К поискам крепости у гор, он не вернулся...
   Собственно, из-за своей занятости, он и не страдал от одиночества и больше не стремился связать себя семейными узами, хотя таких возможностей у него было предостаточно, но чернеющее тело девушки на песке не забывалось и ему казалось, что и с его новой избранницей, непременно, произойдёт тоже самое. И постепенно интерес к женщинам притупился, но когда в институте появилась милая молодая студентка - Ирна Шарова, уже забытое чувство, вдруг, ожило в нём и ввергло в пучину забытых страстей. Он сделал всё, чтобы Ирна оказалась у него на кафедре и подсказал ей тему для диссертации. После её защиты, посчитав, что заслужил, что долго утаивал, Уран Горов признался Ирне в любви, но вместо милой улыбки на её лице, увидел ужас в её глазах.
   Он не стал ей мстить или преследовать её, так как не был ни мстителен ни злобен, а просто ушёл в сторону и больше никогда на тему любви с Ирной не говорил, хотя в первое время после своего признания, едва сдерживался от бурного выяснения отношений с ней. Переживания добавили не одну прядь седины в его уже поредевшие волосы, но всё же он заставил погаснуть в себе огонь желаний, загрузив себя бесконечной работой и впоследствии лишь глубоко вздыхал, провожая Ирну грустным взглядом, после невольной встречи, чувствуя себя уже виноватым, за доставленные девушке неприятности от свого признания и готов был покаяться перед ней, но совершенно не представлял, как это должно было выглядеть, а если бы у него была машина времени, то, непременно, вернулся бы в тот период, когда Ирна ещё ничего не знала о его чувствах к себе и никогда бы о них не узнала. Чтобы, хотя бы как-то сгладить свою вину перед ней, он и организовал эту экспедицию в одну из самых жарких и неприветливых пустынь Гитты, взвалив на себя бремя и организатора и руководителя, так как прекрасно знал, что ей бы самой, никто бы не разрешил работать там самостоятельно.
   С момента того несчастья прошло уже тридцать лет и ни одной экспедиции в той части пустыни больше не было и крепость цивилизации тарков у гор, больше никто не искал.
   Сейчас было уже другое время, другое оборудование для бурения, да и за кольцевыми горами велись постоянные наблюдения из космоса и о появлении серого тумана предупреждалось за несколько дней. Да и он бы не позволил Ирне оставаться в рискованной зоне до последнего мгновения, благо он работал с другой партией в сотне километров южнее, руководя раскопками захоронения люпий.
   Он знал и о дружбе Ирны с механиком института. Когда он впервые узнал о её выборе, то был не столько удивлён, сколько возмущён. Сансана он знал, так как тот работал у него в нескольких экспедициях, но не считал его для себя интересным человеком и никогда не заводил с ним приятельских отношений.
   Неужели она променяла меня, профессора, на идиотского, никчемного механика? Пытался осознать он выбор Ирны. От меня бы она получила гораздо больше. Всё, что не пожелала бы. Я никогда не позволил бы себе отношение к ней, могущее обидеть её или унизить. Да я бы все пылинки с неё сдувал. С возмущением думал Уран Горов.
   В какой-то момент он даже хотел добиться увольнения Сансана из института, но в конце-концов, пережив очередное потрясение, решил всё оставить, как есть, уверовав себя, что Ирна вправе сама решать свою судьбу.
   Единственное, что он решил - больше никогда не приглашать Сансана в свои экспедиции.
   Узнав, что Ирна взяла своего возлюбленного в свою партию, он некоторое время колебался - не вычеркнуть ли его. Но тщательно взвесив свои колебания, махнул на Сансана рукой: всё же, это был выбор Ирны, хотя и оставивший глубокий след досады в его душе, и работать тот будет не с ним. А постоянно торчать на её площадке он не намеревался, побывав на ней лишь единожды, в один из первых дней начала работ. Он бы и сейчас не пошёл в партию к Ирне, но дошедшие до него слухи о странном старике, шатающимся по ночам по её площадке встревожили его и теперь он спешил узнать истину происходящего от неё самой. И если после начала путешествия настроение у него было вполне нормальным, то невольная встреча с Сансаном вызвала у него чувства досады и раздражения и чем ближе он подходил к площадке работ Ирны, тем сквернее было его настроение.
  

***

  
   Ирна, с тревогой ожидая появление профессора, бессистемно шлялась по лагерю, от одной палатки к другой, сама не зная зачем это делая, бросая постоянные взгляды в ту сторону, откуда ожидалось его прибытие и потому приближающийся яркий левет, она увидела ещё издалека и направилась ему навстречу.
   Левет замер около неё и мягко опустился на песок, его дверь скользнула вверх и из неё показалось хмурое лицо Урана Горова.
   Злой! Тут же сделала мысленный вывод Ирна. Значит, ничего хорошего не будет.
   - Здравствуйте, господин профессор. - Ирна постаралась вставить в свой голос нотку ласки и даже улыбнулась.
   - Что за старик шляется у тебя по ночам? - С явным недовольством заговорил Горов, не покидая левет и не удосуживая Ирну ответного приветствия. - Почему я о нём узнаю последним?
   - Я не придаю этому старику большого значения и потому решила не беспокоить вас, господин профессор. Он ничего не ворует. Шляется и только. - Ирна дёрнула плечами.
   - А почему после встреч с ним твои сотрудники оказываются в неадекватном состоянии?
   - Это, видимо, способ его защиты. Они ведь пытались его задержать. - Ирна развела руками. - Его можно понять. Последний раз его никто не тронул и он тоже - никого.
   - Сколько раз он был у тебя?
   - Его видели два... - Ирна состроила гримасу. - Если считать, что этим утром видели следы в сторону гор, то три раза.
   - Вобщем, так! - Уран махнул ребром ладони, будто отрезая что-то от чего-то. - Если появится ещё раз - доложишь немедленно. Я вызову десантников для охраны лагеря. Утаишь - узнаю, сверну твои работы. Я, ясно выразился?
   Ирна молча дёрнула плечами.
   - Не слышу? - Выдавил Уран сквозь зубы.
   - Ясно. - Ирна глубоко вздохнула.
   - Что-то, подтверждающее, нахождению здесь крепости, удалось найти?
   Ирна молча покрутила головой.
   - По последней транскрипции - текст "крепость у гор" рекомендовано читать, как "крепость гор". На первый взгляд это не существенно, но размышления упорно приводят меня к неоднозначности этих выражений. Подумай над этим.
   - Я подумаю, господин профессор. - Ирна покивала головой.
   - А что это марш-бросок буровой машины в пески ты устроила? Решила всю пустыню издырявить?
   - Сама не знаю. - Ирна покрутила головой. - Решила и всё.
   - Ну, ну!
   Уран отшатнулся, дверь левета опустилась, летательный аппарат подпрыгнул и обдав девушку порцией песка, развернулся и помчался прочь, в ту сторону, откуда и пришёл.
   Проводив левет долгим взглядом, пока он не скрылся из вида, Ирна села на песок и подняв руки, уткнулась в них лицом.
   Они встретились. Потому он и злой такой. Потекли у неё грустные мысли. И почему я такая несчастная?
   Выкатившиеся из глаз слезинки, застряли в её ладонях.
   - Шеф уже укатил? - Раздался у неё над головой негромкий голос её помощника. - Что-то нехорошее?
   - С чего ты взял? - Ирна опустила руки и резко встала, стараясь не смотреть на помощника.
   - У вас следы слёз на лице.
   - Песок из-под левета профессора попал в глаза.
   - Ну, ну! - В голосе помощника послышался сарказм.
   - Займись делом! - Со злом в голосе процедила Ирна и отвернувшись, направилась в сторону работающей неподалёку буровой машины.
  
  

2

  
  
   - Уже возвращается. Быстро! - Валио щелкнул ногтем указательного пальца по экрану обзорного сканера.
   - Дурное дело, не хитрое. - Донёсся из-за его спины голос Ивора.
   Сансан оглянулся, его взгляд сверкал гневом.
   - Не кипятись, а то обожжёшь, ненароком. - Губы Ивора вытянулись в широкой усмешке. - Не знаю, что ты там подумал, но я имел ввиду, что он отругал Ирну и теперь возвращается довольный.
   Ничего не сказав, Сансан отвернулся и уставился в экран обзорного сканера, по которому стремительно скользила зелёная точка.
   Как бы нас не вернул. И попробуй не выполнить - вылетишь пробкой отсюда. Всплыли у него досадные мысли.
   Он оглянулся, и найдя в заднем стекле приближающийся левет, начал следить за ним, пытаясь быть готовым к непрошенной встрече, но летательный аппарат прошёл мимо на достаточном удалении, вызвав у него невольный вздох.
   - Пронесло. - Донёсся весёлый голос Валио. - Долго ещё будем тащиться? Не думай, что я в пекло буду у тормоза торчать.
   - Ещё два-три километра. Не ной. Я постою.
   - Постоишь! Куда ты денешься.
   В шнекоходе наступила тишина, нарушаемая лишь шуршанием песка под шнеками.
   И что за день сегодня. Потекли у Сансана досадные мысли. Неприятности с самого утра. Чего же тогда ожидать к вечеру? Если только песчаной бури. Он потёр лоб. Бред какой-то. Этого только не хватало.
   - Шеф, два километра отмахали. - Раздался голос Валио. - Что дальше?
   - Останови! Я осмотрюсь!
   Произнёс Сансан и не дождавшись, когда шнекоход остановится, оттолкнул дверь и выпрыгнул наружу. Отойдя от машины на несколько шагов, он завертелся, осматривая местность. Вокруг, насколько хватало взгляда, были лишь одни жёлтые песчаные барханы и только лишь в одной стороне, у самого горизонта, просматривались темные изломанные очертания гор. Став к ним лицом, Сансан направился в их сторону, махнув рукой в сторону шнекохода, жестом приказывая Валио двигаться за ним.
   Шёл он долго, по колено увязая в песок, который здесь оказался более сыпучим и мягким, нежели на площадке работ археологической партии и идти было тяжело. Хотя ещё не было жарко и первые лучи солнца лишь только выбились из-за горизонта, но на лбу у Сансана выступили крупные капли пота и скатываясь, висли на бровях, откуда он их периодически смахивал резким взмахом руки.
   Наконец Сансан остановился и оглянулся - шнекоход послушно полз за ним. Он ткнул рукой себе под ноги и покрутил ею, показывая, что бурить нужно здесь. Шнекоход развернулся и начал пятиться в его сторону. Сансан поспешно отступил назад и когда край бура оказался перед тем местом, которое он указал, махнул рукой, давая Валио команду остановиться. Шнекоход замер. Все выпрыгнули наружу и подошли к Сансану.
   - Начинаем бурить отсюда и в сторону гор. - Сансан махнул рукой в направлении на контуры гор. - Шурф через каждые сто метров.
   Ивор присвистнул.
   - Если до гор километров тридцать, то долго нам здесь придётся торчать. - С сарказмом в голосе произнёс он.
   - Будем торчать, пока не найдём. - Повернувшись к нему, ответил Сансан.
   - Что? - Ивор вопросительно взмахнул подбородком.
   - Что надо? - Рявкнул Сансан и шагнул к, уже опущенной Валио на песок, буровой платформе...
   На удивление, бурение шло очень быстро, так как на всей глубине был обычный песок и на один шурф уходило времени не более часа.
   Пробурили четыре шурфа на всю глубину телескопа, но в поднятых кернах был лишь чистый песок и немного скального грунта. Никаких признаков человеческой деятельности не просматривалось.
   - Норму выполнили! Сворачиваемся! - Громко произнёс Ивор, когда последний керн был удалён из бура и обследован. - Нет здесь ничего. Одно радует - бур идёт, как в масло.
   - Так как бурение лёгкое, то делаем ещё два шурфа. - Сансан махнул рукой Валио, сидящему за штурвалом шнекохода. - Переползай!
   Состроив гримасу, Валио приподнял буровую платформу и шнекоход пополз к следующей точке.
   - Проклятье! - Процедил Ивор, запрыгивая на подножку шнекохода. - Ты сегодня не выносим. Если бы палатка была рядом - плюнул бы на всё и ушёл бы.
   - Оставайся здесь. Без тебя справимся. Весь день, будто заноза.
   Сансан махнул рукой и дождавшись, когда шнекоход поравнялся с ним, запрыгнул на подножку с другой стороны.
   По скулам Ивора прошлись желваки, но он промолчал.
   Пройдя требуемое расстояние, Валио остановил шнекоход и опустил буровую платформу на песок. Спрыгнув с подножки, Сансан взялся за тормозной рычаг и растормозил бур - завращавшись, тот быстро пошёл в песок.
   Ивор тоже спрыгнул с подножки, но не пошёл к буровой платформе, а сел на эту же подножку и откинувшись спиной на корпус шнекохода, закрыл глаза. Два последних члена группы, техники Стив и Стен, обслуживающие бур, выпрыгнув из шнекохода, принялись готовить трубы удлинения, но их движения были вялы и уже ожидавший их Сансан, прикрикнул, с явным раздражением в голосе.
   - Уснули, что ли! Шевелитесь! Пока ещё два шурфа не пройдём, не уйдём отсюда.
   Техники, будто окрик и действительно разбудил их, заработали более энергично и вскоре бур вновь начал вворачиваться в песок.
   Войдя в песок примерно на треть четвёртого удлинения, бур, вдруг, замер и из его привода повалил густой серый дым.
   - Стой! - Донёсся истошный вопль Валио.
   Сансан, до сих пор рассеянно смотревший на бур, поднял голову и увидев дым, отпустил тормоз - бур замер.
   - Проклятье! Что случилось? - Он вопросительно кивнул подбородком в сторону Валио.
   - Тебе лучше знать. - Валио громко хмыкнул. - Ты у тормоза. Уснул, что ли?
   Стив и Стен громко рассмеялись, но увидев на себе злой взгляд Сансана, тут же умолкли и состроив гримасу, опустили головы.
   Разбуженный Ивор, поднялся с подножки и подойдя к платформе, принялся водить удивлённым взглядом по лицам своих товарищей, каждому делая вопросительный кивок подбородком, но ни от кого не получив никаких объяснений, уставился в буровую платформу.
   Состроив недовольную гримасу, Сансан посмотрел на цифры, показывающие заглубление бура - отметка стояла почти у шестнадцати метров. Он взялся за тормоз и включил реверс - бур пополз вверх. Техники занялись демонтажем удлинителей. Ивор принялся за осмотр керна, но кроме песка в нём ничего не было. Когда из шурфа вышла буровая головка, Сансан отпустил тормоз и подойдя к ней, принялся за её осмотр. По мере того, как он крутился вокруг неё, гримаса его лица принимала всё большее удивление. Наконец он закончил осмотр и повернувшись к Стиву и Стену, развёл руками.
   - Такое впечатление, что бурили алмаз. Нижняя пластинка, буквально, расплавилась. Замените. Попробуем ещё раз. - Он перевёл взгляд на Валио. - сместись на пару метров вправо.
   Техники направились к грузовому отсеку шнекохода, а Валио, приподнял платформу и взявшись за штурвал, переместил шнекоход на озвученное расстояние и вновь опустил буровую платформу на песок.
   Вернулись техники и заменив на буре указанную пластинку, молча кивнули Сансану головами, давая понять, что бур исправен. Сансан взялся за рычаг тормоза и бур, завращавшись, заскользил вниз.
   Стив и Стен занялись обслуживанием бура, а Сансан теперь внимательно следил за отметками глубины и при подходе бура к прежней проблемной метке, уменьшил его скорость, но ничего не происходило - бур, без задержек, продолжал вворачиваться в песок. Дёрнув плечами, Сансан увеличил скорость.
   Техники сделали очередную вставку и стояли переглядываясь. Громко хмыкнув, Ивор направился к подножке шнекохода, намереваясь продолжить прерванный сон, но едва он уселся, как донёсся раздирающий слух скрежет из привода бура. Сансан тут же отпустил тормоз и бур замер. Затем он повернул рычаг тормоза в другую сторону и бур пополз вверх.
   Ивор вскочил и подбежав к буровой платформе, уставился в ползущий вверх бур.
   Осмотр буровой головки опять дал неутешительный результат - самая нижняя пластинка вновь была оплавлена, хотя теперь заметно меньше предыдущей.
   Сансан приказал Стиву и Стену заменить её, а Валио переместить шнекоход на два метра влево от первого шурфа.
   Валио выполнил приказ. Вернулись техники и сообщили, что нижняя пластинка у них последняя и Ирна, определённо, будет недовольна таким расточительством.
   - Меняйте! - Сансан махнул рукой. - Не перестреляет же она нас, а другое, как-нибудь переживём.
   Выполнив его приказ, техники отошли к удлинителям, готовые выполнять свои обязанности. Сансан вытянул руку в сторону рычага тормоза, но его рука, вдруг, отлетела в сторону.
   - Уберись! Невезучий ты какой-то сегодня. - Раздался над ним глухой голос Ивора.
   Ничего не сказав, Сансан отошёл в сторону. Завращавшись, бур пополз вниз.
   Ивор был более профессионален в управлении тормозом буровой установки, так как в группе это была его прямая обязанность и потому, едва буровая головка ткнулась во что-то твёрдоё, он мгновенно её остановил и включил реверс. Оплавленным оказался лишь самый кончик нижней пластинки бура. В принципе, после небольшой доводки, она была, вполне, работоспособной.
   - Сейчас чуть шлифону и можно дальше дырявить. - Ивор обвёл всех гордым взглядом.
   - Дырявить больше не будем. - Сансан покрутил головой. - Там, определённо, что-то есть. Глубина шестнадцать-семнадцать метров. Может - это то, что мы ищем. - Он поднял взгляд на Валио. - Дай-ка спейс. По-моему, я его вчера на панели оставил.
   Валио взял с приборной панели сканер связи и протянул его Сансану. Сансан ткнул пальцем в его несколько клавиш - раздался нудный писк вызова. Прошло достаточно долгое время, когда, наконец, над спейсом вспыхнула голограмма с изображением недовольного лица Ирны.
   - У нас проблема. - Произнёс Сансан.
   Брови Ирны выгнулись высокими дугами. Выражение её лица сделалось ещё более недовольным.
   - На глубине ниже пятнадцати метров, мы наткнулись на что-то очень твёрдое. Бур не берёт это. Я советую притащить сюда сканер и посветить в песок.
   - Чушь какая-то. - Ирна хмыкнула. - Ты решил опять меня разыграть? Что теперь болит?
   - Твоё дело. - Сансан дёрнул плечами. - Но мы пожгли уже все нижние пластинки бура. - Он протянул руку и взяв с подножки шнекохода сожжённую пластинку от первого бурения, повертел её перед спейсом. - Если тебе это ни о чём не говорит, можешь оставаться там.
   - Где вас найти? - Ирна вопросительно кивнула подбородком.
   - Мы включим маяк.
   - Ждите!
   Голограмма погасла. Сансан, глубоко и протяжно вздохнув, сунул спейс в карман курточки и усевшись на подножку, откинулся к двери шнекохода и закрыл глаза.
   - Я уже есть хочу. - Раздался недовольный голос Ивора.
   - И я не прочь. - Произнёс Стен.
   - Могу предложить лишь тоник. - Валио высунулся из салона и подал Ивору пакет. - Ты же вчера всё поел. А положить... Дядя? Свяжись с Ирной.
   - Будь другом. - Ивор широко улыбнулся, беря пакет. - Свяжись сам.
   - Тогда надейся, что Ирна, зная твоё обжорство, сама о тебе не забудет.
   - Какие сегодня все злые. - Ивор взял из пакета баночку с тоником и бросил пакет на песок. - Аномалия преждевременно началась, что ли?
   Откупоривая на ходу баночку, он обошёл буровую платформу и усевшись на подножку с другой стороны шнекохода, принялся неторопливо пить тоник.
   - Как раз ты и есть самый злой сегодня. - Произнёс Стен и подняв пакет, достал из него две баночки и поставив пакет на подножку рядом с Сансаном, протянул одну из баночек Стиву. - Уж лучше что-то, чем ничего.
   - Пока Ирна доберётся до сюда будет уже вечер. - Заговорил Стив беря баночку с тоником. - Можно и завтра посветить сканером. Никуда это из песка не убежит. - Открыв баночку, он с жадностью выпил тоник и бросив пустую баночку на песок, стал на неё ногой.
   - Подними! - Сансан открыл глаза и ткнул пальцем в направлении ноги Стива. - Ещё раз увижу подобное, отправишься домой. Прямо отсюда.
   Он поднялся и достав из пакета баночку с тоником, открыл её и выпив тоник, бросил баночку в пакет. Стив, вялыми движениями вытащил утопленную в песке баночку и отряхнув её от песка, тоже бросил в пакет. Тоже самое сделал и Стен. Ивор свою баночку бросил внутрь шнекохода. Сансан поставил пакет внутрь шнекохода и повернулся к техникам.
   - Можете убираться в лагерь. Я дождусь Ирну и вернусь с ней.
   - Естественно! - Громко произнёс Ивор, вставая с подножки.
   - Ты это серьёзно? - Поинтересовался Валио, высовываясь из салона шнекохода.
   - Вполне. - Сансан вытянул руку в его сторону. - Дай мне маяк, бласт и большой плащ.
   Валио исчез в салоне. Вновь появившись через некоторое время, он протянул Сансану пенал с оружием, шест-маяк, пакет с плащом и пакет с баночками тоника.
   - Держи! Там ещё три тоника есть. Бласт полностью заряжен. Проверил. Может палатку возьмёшь? Неизвестно, когда она появится.
   Молча мотнув головой, Сансан взял вещи и отойдя от шнекохода, бросил их на песок и замер в ожидании.
   Его группа молча забралась в салон шнекохода. Валио сложил буровую платформу и развернув шнекоход, направил его в сторону лагеря.
   Дождавшись, когда шнекоход скроется за завесой, поднятого им песка, Сансан поднял шест-маяк и воткнув его в песок, активировал - маяк тут же замигал красным огоньком. Затем он поднял голову и посмотрел по сторонам: солнце уже склонилось к горизонту, предвещая скорую ночь; хотя песок был ещё горячим, но уже чувствовалось, что лучи солнца стали прохладными; линия гор едва просматривалась; нигде никого не наблюдалось. Сансан сел на пакет с плащом, откинул запоры пенала с бластом и заглянув внутрь и убедившись, что заряд батареи в верхней зелёной зоне, закрыл пенал, однако оставив запоры откинутыми и положив пенал рядом с собой, уставился в ту сторону, куда ушёл шнекоход и откуда должна была появиться Ирна со сканером.
   Какой-то сегодня день, действительно, ненормальный. Принялся размышлять он. Как начался с утра головной болью, ею же и заканчивается. Проклятье! И почему утром так голова болела? Ведь вчера такой прекрасный вечер был. Даже Ирна была весела. Зачем Горов приходил в лагерь? И угораздило же встретиться с ним. Несомненно он приходил к ней. Определённо, между ними не только служебные отношения. Он ведь не женат и богат. Почему бы ему не потаскаться за ней? Вообще-то, странно, что она связалась со мной. Навряд ли у нас получится крепкая семья. Уж слишком мы разные. У неё карьера, перспектива профессора. Ни чуть не хуже, чем у Горова. А что у меня? Грязь, железки, да перспектива пенсионера на лавочке во дворе. Нет, всё же она что-то скрывает от меня. Что-то тайное происходит между ней и Горовым. Что? Навряд ли она скажет об этом. А если профессора прижать? Нет, силой его не возьмёшь. Загребут в подвал лет на десять. Тут нужна какая-то хитрость. Какая? Чем его заинтересовать, чтобы разоткровенничался? Чем? Проклятье!
   За размышлениями Сансан просмотрел, что уже наступил вечер и стало прохладно. Вернул его в реальность громкий душераздирающий крик, заставивший вздрогнуть и втянуть голову в плечи. Это был крик хорра - ночного зверя пустыни, возможно, самого жестокого животного планеты, бросающегося на всё, что шевелится в ночи.
   Сансан откинул крышку пенала и выхватив бласт, вскочил и завертелся на месте, пытаясь увидеть грозного хищника, но его всматривания в уже сгущающиеся над пустыней сумерки, ничего не дали. Да и увидеть жёлто-коричневого зверя на желтом песке, да ещё в сумерках было проблематично. Но в тоже время где-то вдали сверкали несколько пар жёлтых огоньков, которые, явно, приближались. Приподняв бласт и положив палец на спусковой крючок, Сансан направил его ствол в ту сторону, ожидая прихода хищников. Ему, вдруг, нестерпимо захотелось пить. Не отводя взгляда от приближающихся огоньков, он присел, намереваясь достать из пакета баночку с тоником и...
   Слева, в его сторону стрелой метнулась серая тень и что-то, скользнув по спине, глухо шлепнулось на песок чуть наискось перед ним. Предмет шевельнулся и на расстоянии вытянутой руки от Сансана вспыхнула пара ярких желтых огоньков. Сансан дёрнулся и не устояв, начал заваливаться назад. Его правая рука механически дёрнулась, пытаясь стать опорой для тела. В полумраке сверкнула голубовато-зелёная вспышка и жёлтые огоньки утонули в её ореоле. Сансан, так и не успев помочь себе рукой, сел на песок. Раздался раздирающий слух нечеловеческий крик и что-то взвилось в верх. Через несколько мгновений это что-то, с глухим стуком упало перед Сансаном. Он, подброшенный, неизвестно какой силой, оказался на ногах. Перед ним, на песке, без видимых движений, лежал длинный тонкий зверь с вытянутой мордой и четырьмя лапами, из которых торчали длинные и буквально, светящиеся голубоватым цветом, когти.
   Сансан никогда не видел живого хорра, но если судить по описанию - это был он. Он шагнул к зверю и ткнул ему в бок толстым стволом бласта - зверь никак не отреагировал, оставаясь лежать неподвижно.
   Сансан поёжился. Его лицо исказилось гримасой от вспыхнувшей в спине боли. Отступив от зверя на несколько шагов, он выгнул руку и коснулся спины - курточка была разодрана. Его пальцы коснулись чего-то влажного. Он поднёс руку к лицу - это была кровь. Его кровь из разодранной когтями зверя спины. Ему просто-напросто повезло: будто что-то неведомое заставило его присесть, когда зверь уже прыгнул и не в состоянии скорректировать свой полёт, промахнулся. Однако спину он, видимо, разодрал основательно, она горела, будто её жгли калёным железом.
   До слуха Сансана донёся монотонный гул. Он поднял голову - огни, которые он изначально приписывал глазам хищников пустыни, оказались огнями приближающейся техники. Их было четыре единицы.
   Вскоре техника приблизившись, окружила его полукольцом. Здесь были две буровые машины, одна из которых его группы; роторный экскаватор и транспортёр, загруженный щитами. Из транспортёра выскочили несколько человек и побежали к нему.
   Сансан вытянул руку в их сторону.
   - Не приближайтесь! - Закричал он. - Здесь хорр! - Он помахал рукой в сторону лежащего зверя. - Осторожно! Возможно он живой!
   Бегущие остановились и повернулись в ту сторону, куда указывал Сансан. Донеслись возгласы восхищения. Раздался громкий женский голос, по которому Сансан узнал Ирну.
   - В транспортёре есть сеть. Набросьте на хорра. Мы заберём его в лагерь. Живой он или нет, но мы обязаны отдать его биологам.
   Чья-то рука коснулась локтя Сансана. Он повернул голову - рядом стоял Валио.
   - Ну и досталось же тебе. - Валио покрутил головой. - И как это он умудрился промахнуться.
   - Случайно. Повезло. - Сансан натянуто улыбнулся.
   - Пойдём к шнекоходу. В аптечке есть биосалфетки. - Валио вытянул руку в сторону шнекохода.
   - Надо бы показать Ирне, где мы бурили.
   - Сиси покажут. - Валио легонько подтолкнул Сансана в направлении шнекохода.
   - А почему вы вернулись? - Сансан повернулся и зашагал к буровой машине.
   - Ирна приказала. Мы встретились на полдороге и рассказали ей, что здесь произошло. Она обозвала нас сволочами и приказала вернуться. Она права. И всё же непонятно, как хорр промахнулся. Я сомневаюсь, что ты его видел. Гад! Видимо, он следил за нами весь день. Говорят, что они обладают биосенсорикой.
   - Ты прав. - Сансан стиснул зубы, каждый шаг отдавался острой болью в спине. - Я его не видел. Я захотел пить и присел, чтобы взять из пакета баночку с тоником, а он, скорее всего, уже прыгнул и не смог скорректировать свой полёт. Он упал в песок и я механически выстрелил. Повезло. Весь день не везло, а тут повезло. Не логично, как-то.
   Сансан как-то надрывно рассмеялся, но не услышав поддержки со стороны Валио, оборвал смех.
   Они подошли к шнекоходу. Валио нырнул в его салон и тут же выпрыгнул назад, держа в руке сумку с белым кругом и красным крестом в нём. Поставив сумку рядом с прожектором шнекохода, он открыл её и принялся копаться внутри, что-то бормоча себе под нос.
   - Ужас! - Раздался позади Сансана шипящий голос Ирны. - Тебя нужно срочно доставить в госпиталь. Я вызову коптер.
   - Никуда я отсюда не уйду. - Сансан повернул голову к Ирне. - Чтобы ты присвоила себе, что я нашёл. Не выйдет. Валио сейчас залатает лучше любого хирурга.
   - Снимай курточку и поворачивай спину к свету. - Раздался голос Валио.
   - И всё же я вызову врача из лагеря. А хорр жив. Лишь обездвижен, а глаза так и горят. Биологи будут довольны. - Донёсся удаляющий голос Ирны.
   Сансан, положил бласт на подножку шнекохода и расстегнув курточку, начал её снимать. От вспыхнувшей в спине боли, он невольно выгнулся и застонал.
   - Давай я её разрежу. - Раздался голос Валио. - Всё равно уже негодная.
   Сансан прекратил снимать курточку и повернулся спиной к прожектору шнекохода. По спине скользнул холодок металла, заставивший его поёжиться и в очередной раз стиснуть зубы от приступа боли. Курточка сделалась просторней и две её части, скользнув по рукам, упали на песок.
   - Будет очень больно. Я бы советовал взять что-либо в зубы, чтобы не сломать их. На вот. - Перед лицом Сансана оказалась какая-то упаковка.
   - Убери. Доброжелатель. Клей скорей. Холодно. - Процедил Сансан.
   - Твоя воля.
   Упаковка исчезла. Сансан почувствовал тепло на спине и в тот же миг у него в глазах потемнело. Его шатнуло. Он механически выбросил руки в стороны и тут же почувствовал, как кто-то схватил его за бока.
   - Я предупреждал. - Раздался голос Валио.
   Темнота ушла. Сансан резко выдохнул.
   - Клей дальше. - Произнёс он, крепко сжимая зубы.
   Поддерживающие его руки исчезли. Опять что-то тёплое коснулось спины и резкая боль вновь обожгла его мозг. Но теперь он уже был собран и в глазах даже не потемнело.
   - Следы не слишком глубокие. - Говорил Валио, прикладывая к ранам биосалфетки. - Пять штук. Видимо он зацепил тебя лишь одной лапой. Если бы когти вошли на всю глубину, он бы мог разрезать тебя пополам. Ну и зверюга. Всё, заклеил. В салоне чья-то курточка валяется. Сейчас принесу.
   Сансан стараясь не делать резких движений покрутился. Спина вспыхнула, но боль была вполне терпимой.
   Из салона шнекохода выпрыгнул Валио и развернул перед ним курточку. Сансан узнал свою курточку, забытую им в шнекоходе уже неизвестно когда. Он улыбнулся и вытянул одну руку в сторону курточки. Валио натянул на неё рукав, затем обошёл вокруг Сансана и натянув на вторую руку второй рукав курточки, легонько её одёрнул.
   - Будто тебя ждала. - Резюмировал он.
   - Спасибо, Валио. - Сансан вновь улыбнулся. - Когда-либо я радолжусь.
   - Да уж нет. Такого долга мне нужно. - Валио покрутил головой. - Прими безвозмездно.
   - Тогда, просто, спасибо. - Сансан повел плечами. - А уже почти и не болит. Чудеса!
   - Ты, что, никогда не пользовался биосалфетками?
   - Хочешь верь, хочешь нет, но никогда.
   - Действительно, чудеса.
   Валио собрал инструменты, которыми пользовался, в медицинскую сумку и поставив её в салон шнекохода, повернулся к Сансану.
   - Ты пойдёшь смотреть, что там делается? - Он вопросительно кивнул головой. - Или отдохнёшь в салоне? Я бы выбрал второе.
   - Мне уже лучше. Пойду смотреть.
   Повернувшись, Сансан направился в сторону чернеющей в лучах прожекторов, уставленной на песке, буровой платформы.
   Оказавшись около платформы, он увидел ходящих поодаль по песку Ирну и Ивора, держащего в руках какой-то предмет. Рядом с платформой стояли лишь Стив и Стен.
   - Что они там делают? - Сансан кивнул подбородком в сторону Ирны и Ивора. - Это же здесь. - Он ткнул рукой себе под ноги.
   - Определяют контур. - Ответил Стен.
   - Какой ещё контур?
   - В песке находится какой-то массив. Они определяют его границы.
   - Что за массив?
   - Предположительно металл, но какой-то странный.
   - Кто тебе такое сказал?
   - Анализатор сканера.
   - А что за странность?
   - Анализатор его не классифицирует.
   - И что?
   - Значит он неизвестен нашей цивилизации.
   - Почему?
   - Возможно это метеорит.
   - Такой огромный. - Сансан повёл перед собой рукой. - Тут был бы кратер не меньше ледникового. И почему он на такой глубине? Будто плавно опустился с небес на песок, а не врезался в него.
   - Выкопаем узнаем. - Стен дёрнул плечами.
   - А где остальные? - Сансан покрутил головой, но поблизости больше никого видно не было.
   - Готовятся копать.
   - Сейчас? Ночью? Нельзя утра дождаться?
   - Ирна сказала, что утром нужно продолжать прежние работы. А здесь - вне графика.
   - Бред какой-то. - Сансан зашагал в сторону уже удалившихся Ирны и Ивора.
   - Ты действительно собираешься ночью копать? - Поинтересовался Сансан, догоняя Ирну, которая держала в руке карандаш, которым что-то вырисовывала на планшете, который лежал у неё на ладони второй руки. - Это, что... - Он ткнул рукой себе под ноги. - До утра убежит? Оно тут тысячи лет лежит и ещё столько же пролежит.
   - Тысячи лет оно, допустим, не лежит, иначе оно было бы на другой глубине. Но сотню лет или полсотни - вполне вероятно. - Заговорила Ирна не поворачивая головы в его сторону. - Сюда пришли лишь добровольцы и утром им нужно продолжать основные работы. Если ты против, можешь уйти в лагерь. Ты своё дело сделал - нашёл и можешь отдыхать. - Она бросила быстрый взгляд на Сансана. - Тем более в твоём состоянии. Сейчас здесь будет врач.
   - Мне уже лучше. - Сансан повёл плечами. - Валио прекрасный лекарь. И потому, никуда я не уйду. Я тоже хочу знать, что там. - Он вновь ткнул рукой себе под ноги. - Кстати, что показывает анализатор и что ты там рисуешь?
   - Тебе ничего это не напоминает?
   Ирна повернула в сторону Сансана планшет, на белом листе которого карандашом был нарисован контур. До смыкания линий контура осталось совсем немного, но уже можно было определить, что это нечто грандиозное, похожее на огромный обрубленный с одной стороны овал, с торчащими по бокам отростками. Сансан погримасничал, пытаясь сопоставить контур с каким-то из грандиозных предметов Гитты.
   - Пожалуй, я бы сравнил его с субмариной. - Произнёс он.
   - Хм-м! - Ирна отвернула планшет и нанесла очередную линию, согласно слов, произнесённых Ивором. - Но как субмарина оказалась здесь? Ведь поблизости нет никаких водоёмов.
   - А там? - Сансан ткнул указательным пальцем себе за спину. - Внутри кольцевых гор.
   - Там сплошной лёд.
   - А если это одна из установок, которой когда-то пытались растапливать лёд?
   - Я сомневаюсь. - Ирна дёрнула плечами. - Мы бы о ней знали. Да и спутник бы её показал. А это нечто анализатор едва улавливает.
   - Мои техники говорят, что это метеорит.
   - Навряд ли. - Ирна вновь хмыкнула. - Такой метеорит был бы очень нестабилен в атмосфере. Он бы развалился. И что он, по-твоему, спланировал сюда из космоса? Да и навряд ли бы он остался незамеченным.
   - Я им тоже самое сказал.
   - Кому?
   - Техникам.
   - А-а-а!
   - Если это не субмарина, тогда космический корабль. - С широкой улыбкой произнёс Сансан.
   - Один из сошедших с орбиты. - Ирна подняла плечи. - Возможно. - Но он огромен. Разве у нас были такие корабли?
   - Те, что ходят к границам нашей системы - огромны, возможно, даже, больше этого. Но я не слышал, чтобы какой-то из них падал с орбиты.
   - А сколько их?
   - Насколько мне известно - два. Да и выглядят они иначе.
   - А если это какой-то недостроенный упал?
   - Об этом было бы известно. Да и его бы уже давно откопали бы. А если это не...
   - У меня всё. - Раздался голос Ивора. - Весьма интересный получился контур.
   Ирна остановилась и повернула голову в сторону Ивора, который держал сканер, повёрнутый экраном в её сторону. Она наклонилась к экрану и принялась крутить головой, смотря, то на экран, но на лист своего планшета.
   - Подобно. - Произнесла она выпрямившись. - Думаю начнём копать отсюда. - Она ткнула пальцем в экран. Иди к ротору. Я сейчас подойду.
   Молча кивнув головой, Ивор ушёл. Ирна повернулась к Сансану.
   - Что ж, милый, надеюсь, скоро узнаем, что ты нашёл. И если это то, о чём мы думаем, ты... В общем, скоро узнаем.
   Широко улыбнувшись, она повернулась и направилась вслед, широко шагающему по песку, Ивору.
  
  

3

  
  
   Работы оказалось больше, чем предполагала Ирна и к утру едва удалось углубиться на десять метров. Песок оказался очень сыпучим и щиты в котлован пришлось устанавливать, буквально, вслед за колесом ротора, что в ночи было достаточно рискованным делом и очень тормозило работы. К тому же, прибывших добровольцев не хватало, для работ такого объема и к концу ночи все уже едва держались на ногах. Даже прибывшая врач включилась в работу, разнося тоник и бутерброды. К тому же пришлось отвлекаться на организацию охраны зоны раскопок, так как неподалёку в песке была замечена странная ползущая тень и было решено, что это ещё один хорр. Пришлось осветить не только зону работ, но и достаточное пространство вокруг неё и было рекомендовано за границу освещённой зоны не выходить. Спали по очереди - полтора-два часа.
   Едва забрезжил рассвет Ирна подошла к Сансану, пристыковывающему к опалубке котлована очередной щит.
   - Сан! Мне нужно в лагерь. - Громко заговорила она, стараясь перекричать урчащий рядом ротор экскаватора. - Остаёшься старшим. Врач пойдёт со мной. Попытаюсь найти ещё добровольцев, но не уверена.
   - Сами справимся. - Сансан оставил щит и подался к Ирне. - Осталось часа на три работы. Лишь бы щитов хватило. Только не забирай больше никого.
   - Если Горов не примчится с разносом, то на сегодня все останутся. Я заберу транспортёр и загружу его щитами. Они всё равно там не нужны.
   - Хорошо! И еду с тониками не забудь. - Кивнув головой, Сансан отстранился от Ирны и опять взялся за щит.
   Повернувшись, Ирна направилась к транспортёру и вскоре, таща за собой шлейф песчаной пыли, он помчался прочь.
   Щиты закончились, когда раздался скрежет ротора экскаватора. Он был мгновенно остановлен и поднят. Ивора с анализатором опустили вниз, держа на привязи, чтобы вытащить в любое мгновение, так как стены котлована укреплять было нечем и песок, пойдя лавиной, мог засыпать его. По прежним показаниям анализатора, кроме песка, здесь ничего не должно было быть, так как до границы того, что находилось в песке было ещё около двух метров.
   - Что у тебя? - Прокричал Ивору Сансан, когда тот некоторое время походил с анализатором по дну котлована.
   - Чисто! - Подняв голову, Ивор развёл руками. - До предмета ещё больше двух метров.
   - Ерунда какая-то. - Сансан состроил недовольную гримасу. - А что тогда ротор скребёт?
   Ивор молча дёрнул плечами.
   Сансан покрутил головой, скользя взглядом по окружающим его рабочим. Его взгляд остановился на паре Сиси.
   - Вниз! - Он ткнул пальцем в сторону техников. - Привяжите их. Поковыряйтесь лопатами. Это по вашей части. Может что и отроете. Только поаккуратнее там.
   Техников обвязали верёвками и они, опустившись вниз по верёвочной лестнице, принялись лопатами осторожно отбрасывать песок от той части котлована, где слышался скрежет, но песок тут же осыпался. Повозившись некоторое время и ничего не добившись, будущие археологи подняли головы и развели руками.
   - У меня есть пустая бочка. - Заговорил машинист экскаватора, тронув Сансана за локоть. - Если вырезать верх и дно, то она вполне сгодится, как круглый щит.
   - Тащи! - Сансан согласно кивнул головой.
   Машинист тронул рукой одного из рабочих и они ушли. Вскоре раздались высокотональные звуки работающего инструмента и через какое-то время машинист и техник вернулись, неся в руках цилиндрическую трубу длиной порядка метра. Привязав к ней верёвку, трубу опустили вниз и Сиси с помощью Ивора принялись вдавливать её в песок, выбрасывая его из середины. Зашедшая в песок на две трети своей длины труба, вдруг, остановилась. Было понятно, что она уперлась во что-то твёрдое. Сиси принялись лихорадочно выбрасывать из неё песок.
   - Есть! - Раздался крик одного из них.
   Все, стоящие наверху перевесились через щиты, пытаясь заглянуть внутрь трубы, чтобы увидеть, что же там "есть", но в трубе было темно, да и заглядывающие в неё археологи мешали видеть.
   - Что там? - Прокричал кто-то самый нетерпеливый.
   - Здесь что-то очень острое. - Заговорил один из Сиси, выпрямляясь и поднимая голову. Похожее на огромный нож, лежащий лезвием вверх.
   - На нём должен быть след от ротора. - Прокричал машинист экскаватора.
   - Лезвие, скорее всего чёрного цвета. Выглядит идеально. Никаких следов. - Прокричал в ответ Сиси.
   Машинист, сорвавшись с места, убежал. Сансан и Валио переглянувшись, пожали плечами.
   Буквально через минуту машинист вернулся.
   - Одна лопатка ротора перерезана почти пополам. - Заговорил он, шумно дыша. - Ну и силища. - Он наклонился к котловану. - Неужели никакого следа?
   - Абсолютно. - Пришёл ответ снизу.
   - Ивор, что показывает анализатор? - Поинтересовался Сансан.
   - Ничего не показывает. - Ивор развёл руками. - Он не видит лезвие.
   - На первый взгляд: такой же метал, как и наконечники стрел люпий. - Заговорил Стен. - Лезвие немного шире диаметра бочки. Можно сплющить её и выгрести песок вокруг лезвия, и попробовать вытащить его из песка.
   - Я бы ничего не тащил. - Заговорил Валио, поворачиваясь к Сансану. - Нужно сообщить Ирне. Может здесь и есть то... - Он ткнул рукой в котлован. - Что она ищет там. - Валио махнул рукой в сторону.
   - Оставьте всё, как есть. - Произнёс Сансан и достав спейс, нажал несколько клавиш.
   Прошло немало мгновений, прежде, чем во вспыхнувшей голограмме появилось лицо Ирны. В её глазах застыла тревога.
   - Что произошло? - Едва слышно произнесла она. - С кем?
   - Все целы. - Сансан дёрнул щекой, показывая недовольство. - Где щиты? Забыла?
   - Транспортёр уже уходит. - В голосе Ирны скользнули нотки некоторой лести, будто она извинялась за задержку. - Через час они будут у вас.
   - Советую тебе вернуться. Мы добрались до этого. Думаю тебе это будет интересно. Возможно оно принадлежало таркам.
   - Т-т-таркам... - Брови Ирны выгнулись высокими дугами. - Я выхожу.
   Голограмма погасла.
   - Сейчас примчится. - С широкой улыбкой заговорил Сансан, пряча спейс в карман. - Слово тарк на её действует магически.
   - А если это действительно оставили тарки? - Произнёс Валио.
   - Тогда завтра весь институт будет здесь, а мы отправимся по домам. - Губы Сансана вытянулись в жалкой усмешке. - Мы свою работу выполнили. Песок, теперь, не техники экскаватором, а студенты руками будут разгребать.
   - Скажешь тоже. - Валио покрутил головой. - Это же мы нашли и можем предъявить права на эту находку. А уж ты, однозначно.
   - Не городи чепухи. - Сансан махнул рукой. - Получишь... - Он громко хмыкнул. - Отдельную кровать в доме умалишённых. Всем отдых! - Громко заговорил он. - Через час придёт транспортёр со щитами, тогда и продолжим.
   - Мы ещё покопаемся. - Донёсся из котлована голос одного из Сиси.
   - Нет! - Сансан категорично махнул рукой. - Вытащите их! - Повернувшись в сторону техников, он махнул рукой снизу вверх.
   Привязанные к Сиси верёвки натянулись и те, нехотя направились к верёвочной лестнице.
   Так как солнце уже вышло из-за горизонта, то археологи нашли себе место в тени машин и почти все, кроме Сиси, тут же уснули. Взбудораженные увиденным, друзья уснуть не могли.
   - Все спят. Полезли. - Шепотом произнёс Стен, приблизив свою голову к голове Стива.
   - Сансан проснётся - отправит отсюда, восвояси. - Ответил Стив.
   - Мы недолго. Полчасика поковыряемся. - С жаром шептал Стен.
   - У нас же ничего нет. - Стив состроил гримасу.
   - Мы сомнём бочку, как я и предлагал. Она не намного уже ножа. Может он не широкий и удастся вытащить его. - Стен толкнул Стива в спину. - Полезли!
   Стив, изобразив на лице мину страдания, поднялся и глубоко вздохнув, направился к верёвочной лестнице.
   Спустившись вниз, техники выдернули цилиндр бочки из песка и сдавив его до ширины ножа, принялись заглублять в песок уже не круглую, а овальную конструкцию. Так как теперь овал был значительно уже прежнего круга, то и работать внутри него было труднее и работа продвигалась медленнее. Но даже когда они углубили бочку на всю её длину, то и тогда края ножа достичь им не удалось, который торчал из песка почти на половину длины бочки. Всё же желая добраться до его края, Стен решил влезть внутрь бочки, но во время протискивания, его рука, неловко, скользнула по лезвию. Он громко вскрикнул - в темное лезвие ударила красная струя. Стив, с расширенными от ужаса глазами смотрел, как лезвие окрашивается в красный цвет. Стен обмяк и его тело неуклюже сползло внутрь бочки. Стив заорал.
   Прошло несколько мгновений. Получив толчок, орущий Стив отлетел в сторону. Кто-то огромный наклонился над бочкой и уже через мгновение тело Стена оказалось на дне котлована.
   - Верёвку! Скорее! - Раздался зычный голос Ивора.
   К его ногам тут же упал конец верёвки. Обвязав верёвкой безвольное тело Стена, Ивор взмахнул рукой.
   - Тащите!
   Тело Стена поползло по стенке котлована вверх. Вниз потекла яркая красная струя. Ивор повернулся к Стиву.
   - Цел? - Он вопросительно взмахнул подбородком.
   - Ц-це-ел-л. - Прошелестели побелевшие губы Стива.
   - Что произошло?
   - Р-ру-к-ка. - Стив провёл пальцами правой руки, по ладони левой.
   - Проклятье!
   Ивор шагнул к бочке и наклонился над ней. Затем лег на живот и протянул внутрь руку. Поднявшись, он протянул Стиву отрезанную часть ладони друга, которую держал за палец.
   - Держи! На память!
   Глаза Стива закатились и он рухнул Ивору под ноги.
   - Ещё верёвку! - Уже со смехом прокричал Ивор.
   К его ногам опять упал конец верёвки. Сунув обрезок руки Стиву в карман курточки, Ивор обвязал верёвкой бесчувственное тело будущего археолога и взмахнул рукой.
   - Пошёл!
   Тело Стива, скользнув по песку, поползло вверх по пластиковой стене котлована.
   Поднятому наверх Стену, Валий наложил жгут на руку. Сансан вновь связался с Ирной.
   - Вызови коптер. Один из Сиси отрезал себе найденным ножом пол-ладони. - С усмешкой на губах произнёс он.
   - Вы что там, с ума посходили! - Прокричала Ирна.
   - Приедешь, узнаешь. И поскорее.
   - Максимум, полчаса вы можете потерпеть?
   - Попытаемся.
   Сансан отключил сканер связи и сунув его в карман, обвёл хмурым взглядом всех стоящих перед ним.
   - Все работы прекратить. Ещё кто-то сунется в котлован, сам на нож посажу. - Он остановил свой взгляд на Валио. - Не пришли ещё в себя? - Поинтересовался он.
   Валий молча покрутил головой.
   - Жалко парня. - Произнёс один из археологов. - Трудно будет без руки.
   Валий оглянулся на говорящего.
   - Почему без руки. Пришьют, без проблем. - Он перевёл взгляд на Сансана. - Надо бы найти её и поместить в термос.
   - Она у него в кармане. - Ивор ткнул рукой в сторону лежащего без сознания Стива.
   - Так это твоя проделка. - В голосе Сансана скользнули нотки злобы. - Не можешь без приключений.
   - Я всего лишь подал ему руку друга. - Подняв плечи, Ивор развёл руками, затем шагнул к Стиву, наклонился, сунул руку ему в карман и выпрямившись протянул Сансану окровавленный обрубок. - Может и ты туда же? - Его губы вытянулись в широкой усмешке.
   - Нашёл, чем шутить. - Протянув руку, Валий забрал обрубок и ушёл.
   Остальные расселись в тени машин и принялись за обсуждение произошедшего события. Сансан подошёл к Стиву и наклонившись, ткнул рукой ему в грудь - техник шевельнулся и резко сев, закрутил головой. Увидев рядом лежащего друга, вскочил и сделал несколько поспешных шагов от него.
   - Сейчас придёт коптер. Захочешь, пойдёшь с ним. Что у вас произошло внизу? - Поинтересовался Сансан.
   - Мы хотели добраться до края ножа. Стен полез в бочку и задел нож рукой. - Виноватым голосом произнёс Стив.
   - Я же приказал отдыхать.
   - Интересно было. - У Стива было такое лицо, будто он хотел расплакаться.
   - Идиоты! - Махнув рукой, Сансан направился к вылезшему из шнекохода Валио.
   - В термос для тоников засунул. - Отчитался Валио, едва Сансан оказался около него. - Надеюсь обойдётся.
   - Узнает Горов, точно, отправит отсюда. - С грустью в голосе заговорил Сансан, садясь в тень шнекохода. - Итак злой, а тут ещё это. Служба безопасности теперь задолбает. - Он с маской сожаления на лице, покрутил головой.
   - Ирна вступится. - Произнёс Валио, присаживаясь рядом.
   - Если Горов саму не отправит прочь.
   - Что за пессимизм? Не похоже на тебя.
   - Сам не знаю. - Сансан кисло улыбнулся. - Какая-то полоса проблем. Может самому смыться.
   - Не хандри!
   Больше ничего не сказав, Сансан откинулся на корпус шнекохода и прикрыл глаза. Через несколько мгновений его голова склонилась на бок.
  

***

  
   Транспортёр с Ирной и коптер прибыли к котловану одновременно. Так и не пришедшего в себя Стена погрузили в коптер и подняв тучу песка, тот ушёл. Стив не пошёл с другом, но о произошедшем оповестил его родителей. Ирна была зла и резко отчитала Сансана за расхлябанность и разгильдяйство, на что тот обозлился и молча махнув обеими руками, полез в котлован, стараясь оказаться от неё подальше, где это было здесь возможно. С Ирной пришли ещё пятеро рабочих. Они принялись натягивать над котлованом тент, так как солнце уже пекло нещадно.
   Теперь работали, в основном, молча. С одной стороны работа шла быстрее, но напряжённость довлела и потому чаще совершались несуразные ошибки, которые вместо улыбок, вызывали ещё большее раздражение. Наконец песок был выбран до нижнего края бочки и её убрали. Кровь Стена отёрли и перед археологами предстало великолепие торчащего из песка чёрного остро заточенного предмета. Одна вертикальная сторона предмета была прямой и тупой, другая же овальной и такой же острой, как и его горизонтальная часть. Все, по очереди слазили вниз и выражая своё восхищение, потрогали предмет.
   Не была исключением и Ирна. Она даже пыталась, с помощью спектрального анализатора, узнать состав материала ножа, но мощная разрядная дуга анализатора лишь скользила по предмету, не нанося ему совершенно никакого повреждения и не выбивая из него ни единой молекулы. Ирна была в полном недоумении, так как до сих пор, дуга такой мощности испаряла любой известный ей минерал и со спектральным анализом у неё никогда проблем не было.
   - Ничего не понимаю. - Крутя головой, заговорила она, выбравшись из котлована и повернувшись к подошедшим археологам. - Не верится, что дуга, почти, в четыре тысячи градусов, не в состоянии выбить из него ни одной молекулы. Нонсенс. Это, однозначно, не метеорит.
   - А он может принадлежать таркам? - Поинтересовался Валио.
   - С наконечников стрел и копий тарков, хотя и на большой мощности, но спектральный анализ берётся. - Ответила Ирна.
   - Если он разрезал ротор, как масло, то чему удивляться. - Произнёс машинист экскаватора.
   - Достаточно гадать. - Заговорил Ивор. - Копаем дальше. - Отвернувшись, он шагнул к котловану и полез по верёвочной лестнице вниз.
   Прошли ещё пара часов напряжённого труда, по ручной выемке песка из котлована, прежде, чем форма лезвия начала меняться, оно начало утолщаться по кривой во все стороны. Сошла на нет его передняя острая кромка. Начал меняться и его цвет - оно стало светлеть.
   Наступил полдень. Работы были приостановлены и все с удовольствием разлеглись в тени машин и занялись утолением голода. Вниз спустились Ирна со спектрометром и Ивор с анализатором. Сансан и Валио расположились вверху, на краю котлована, глубина которого уже приближалась к пятнадцатиметровой отметке.
   - Ещё около метра до чего-то. - Заговорил Ивор, водя анализатором вокруг лезвия. - Возможно, это то, к чему лезвие крепится.
   Ирна поднесла спектрометр к посветлевшей части лезвия. Блеснул яркий голубой разряд. Ирна громко хмыкнула, затем отодвинула спектрометр от лезвия и провела по нему пальцем. Донеслось ещё одно её хмыканье. Она поднялась и подойдя к верёвочной лестнице, полезла наверх.
   - И что заставило вас выразить своё негодование, госпожа учёный? - С улыбкой поинтересовался Валио, когда Ирна оказалась около них.
   - Идентификации нет. - Ирна покрутила головой. - Это неизвестный нашей цивилизации материал.
   - Его, наконец, удалось укусить? - Улыбка Валио стала шире.
   - От такого разряда должен был остаться след, но я ничего не нашла. - Ирна дёрнула плечами. - Скорее всего удалось выбить лишь несколько микрочастиц.
   - Значит копаем дальше. - Заговорил Сансан. - Скоро вечер. Опять ночь работать я не хочу. - Он оглянулся на сидящих археологов. - Хорош балдеть! Копаем!
   Археологи зашумели и лениво поднявшись, медленно поплелись к котловану.
   Прошёл ещё час сосредоточенной работы. Чувствовалась усталость и потому работали, в основном, молча. Лезвие становилось все толще и четверым в котловане становилось теснее. Наконец его изгиб сделался настолько пологим, что на нём уже пришлось стоять. Последние горсти песка были выбраны и перед взором археологов предстала серебристая площадка, с возвышающимся на ней почти на два метра обелиском лезвия.
   Все сочли нужным спуститься вниз и поводить по лезвию руками. Оно было холодным. Хотя в котловане тоже было прохладно, но создавалось впечатление, будто лезвие охлаждается изнутри. Такой же холодной была и площадка, на которой оно стояло.
   Ирна сделала спектральный анализ площадки. Спектрометру удалось выбить лишь несколько микрочастиц. И вновь материал прибору гиттской цивилизации оказался незнаком, но набор химических элементов, присутствующих в серебристой площадке, всё же, выдал. Выбравшись из котлована Ирна подошла к, стоящим кругом, археологам.
   - Что дальше, госпожа начальник? - Заговорил Ивор. - Может пора лагерь сюда переносить. Однозначно - эта вещь не нашей цивилизации.
   - И не тарков. - Добавил Валио.
   - Ино-пла-не-тян. - Протянул с широкой усмешкой машинист экскаватора.
   - Я сейчас доложу о находке и результате анализа начальнику экспедиции и как он скажет, так и сделаем. - Заговорила Ирна. - Скажет перенести сюда лагерь, будем перебазироваться; скажет нет - займёмся прежней работой.
   - А котлован засыпем.- Пошутил один из археологов.
   Смерив его строгим взглядом, Ирна достала спейс и нажала несколько клавиш на нём. Во вспыхнувшей над ним голограмме было сосредоточенное лицо Урана Горова, будто он ждал этого звонка.
   Ирна вызывала коптер через профессора, но об истиной причине происшествия не сказала. Не сказала и о находке и сейчас её сердце сжималось в тревоге: как Горов отнесётся к её своеволию.
   - Ещё раз здравствуйте, господин профессор. - Заговорила Ирна. - Я разрешила одной из бригад проверить некоторую догадку и она подтвердилась. Они обнаружили нечто, определённо, принадлежащее не нашей цивилизации.
   - Что за нечто? - Брови Горова подпрыгнули чуть ли не до середины его лба.
   - Что-то вроде огромного лезвия на постаменте.
   - Где это?
   - Километрах в двадцати пяти южнее лагеря.
   - Это куда ты вчера отправила бригаду?
   - Да, господин профессор.
   - Обозначьте артефакт маяком. Я сейчас буду.
   - Да господин профессор.
   Голограмма погасла. Ирна убрала спейс в карман и обвела всех археологов усталым взглядом.
   - До прихода профессора все отдыхают. Надеюсь, больше никто тайком копать не будет?
   Рассмеявшись, археологи разошлись в тень машин.
  

***

  
   Прошло не меньше часа томительного для Ирны ожидания, прежде, чем донёсся характерный тональный писк плазменного движителя и рядом с роторным экскаватором на песок опустился изящных обводов, но достаточно большой летательный аппарат красного цвета. Его двери скользнули вверх и из него вышли четверо мужчин. Все они были профессорами института археологии, но, кроме Горова, хорошо известен Ирне был лишь один из них. Двух других она знала лишь в лицо. Но насколько ей было известно - их не было в экспедиции Горова. У неё тут же появилась тревога, что приход сюда столь внушительного учёного десанта не случаен и что сейчас, здесь, могут произойти весьма значимые события в её жизни. Она подошла к ним.
   - Здравствуйте, господа! - Произнесла Ирна, останавливаясь и медленно кивая головой.
   - Здравствуйте, госпожа Шарова. - Произнёс Горов.
   Остальные ответили ей лишь быстрым кивком головы.
   - Что вы нашли? - Горов шагнул к Ирне и взяв её за локоть, придвинул своё лицо к её лицу. - Это члены научного совета института и прибыли к нам с инспекцией. - Шёпотом заговорил он. - Если они сочтут твою находку полезной, то можно ожидать дополнительного финансирования. Постарайся удивить их. - Он отстранился от Ирны. - Ваше сообщение вызвало достаточный интерес. - Перешёл он на громкий голос. - Показывайте свой артефакт. - Он отпустил локоть Ирны и сделал шаг в сторону.
   - Прошу вас. - Ирна повернулась и вытянула руку в сторону котлована.
   Прибывшие профессора повернули головы в ту сторону. Ирна опустила руку и направилась к котловану сама. У его края она остановилась и ткнула рукой вниз.
   - Здесь!
   Раздавшийся позади неё присвист, застал её врасплох и даже заставил вздрогнуть. Она оглянулась и насколько поняла, это сделал один из профессоров, так как его губы были сложены как-то неестественно.
   Профессор был достаточно высок, тёмноволос, но с уже хорошо видными седеющими прожилками в волосах, моложав, по сравнению с остальными прибывшими профессорами, худощав и имел, правильные, даже красивые, для мужчины черты лица.
   - Я хочу спуститься вниз. - Заговорил профессор, подтверждая вывод Ирны. - У вас есть какие-либо анализаторы?
   - Это опасно, господин профессор.
   - Я не ребёнок. - Профессор направился к верёвочной лестнице. - Так, анализатор есть? - Его голос прозвучал властно и грубо.
   - Ивор, принеси анализатор и помоги профессору. - Ирна кивнула рукой в сторону стоящих позади профессоров археологов.
   Не дожидаясь археолога, профессор начал спускаться по верёвочной лестнице. Делал он это весьма проворно и чувствовалось, что хорошо натренирован в этой процедуре.
   Оказавшись внизу, профессор шагнул к лезвию и принялся трогать его руками. Вдруг, он ойкнул и замахал одной из рук. Затем достал из кармана салфетку и обмотал ею один из пальцев.
   - Осторожно! - Прокричала Ирна. - Лезвие очень острое.
   - Я уже убедился. - Пришёл ответ профессора.
   - Это профессор Смолн. - Раздался позади Ирны голос Горова. - Заведует кафедрой геоанализа. Очень молод и весьма энергичен. Светило! Будущий академик.
   Ирна оглянулась.
   - Такое впечатление, что вы сватаете его мне, господин профессор. - Произнесла Ирна с лёгкой усмешкой.
   - Он женат. - Прозвучал резкий ответ Горова.
   Внутренне сжавшись, Ирна отвернулась. Она, вдруг, поняла, что своей фразой задела самолюбие Горова и это может иметь последствия для неё.
   Ивор уже спустился в котлован и протягивал Смолну анализатор. Взяв прибор и поманипулировав с ним, профессор поднёс его к лезвию. Блеснул голубой разряд. Профессор долго смотрел на экран анализатора, затем поднёс его к другому месту лезвия. Вновь блеснул разряд, затем ещё в нескольких местах лезвия. Закончил он свои исследования серебристым постаментом. Затем поднял голову и махнул рукой.
   - Господин Берст. Уверен - это по вашей кафедре. Спускайтесь сюда.
   Позади Ирны раздалось шумное дыхание. Она оглянулась, в сторону верёвочной лестницы, переваливающейся походкой шёл, пожалуй, самый старый из прибывших профессоров. Насколько Ирна знала, в институте он заведовал кафедрой физики. Подойдя к спуску, он начал неуверенно хвататься за его поручни. Догадавшись, что этот профессор весьма боязлив, а возможно и никогда не лазил по верёвочным лестницам, Ирна покрутила головой и увидев Сансана, кивнула ему рукой.
   - Сансан, помогите профессору.
   Сансан и Валио подбежали к профессору и обмотали его верёвкой. Валио остался держать верёвку в руках, а Сансан помог профессору стать на первую ступеньку верёвочной лестницы. Берст начал медленно опускаться и казалось, прошла вечность, пока он оказался на серебристой поверхности. Ивор помог ему развернуться и подойти к лезвию. Смолн что-то начал говорить Берсту, регулярно тыча пальцем в экран анализатора. Старый профессор лишь кивал головой и лишь однажды, дотронулся пальцем до лезвия. Потом Смолн поднёс анализатор к лезвию и в котловане сверкнул ещё один яркий разряд. Смолн вновь принялся тыкать пальцем в экран анализатора. Покивав головой, Берст медленно повернулся и шагнул к верёвочной лестнице. Валио и Сансан активно помогали старому профессору. Выбравшись из котлована, Берст торопливо зашагал прочь, подальше от котлована, даже не дожидаясь, когда от него отвяжут верёвку и Сансан это сделал, когда он оказался около Горова. Выбрались из котлована и все остальные. Смолн отдал анализатор Ивору и пошёл к учёным. Ирна повернулась к ним. Остальные археологи, тоже, придвинулись поближе.
   - А вы господин Горов, не желаете взглянуть, что там, внизу? - Поинтересовался Смолн.
   - Я прекрасно вижу, что это не артефакт, которому тысяча лет и уж подавно, не десять тысяч. - Заговорил Горов. - И потому для меня он не представляет большого интереса.
   - А вы? - Смолн повернул голову к последнему профессору, стоявшему даже с какой-то миной скуки на лице.
   - Я согласен с господином Горовым. - Произнёс профессор, крутя головой.
   - А что скажете вы, господин профессор? - Смолн повернул голову в сторону Берста.
   - Однозначно, это нужно достать из песка и доставить в лабораторию. - Продолжая шумно дышать, ответил старый профессор.
   - Мы пришли к согласию с господином Берстом, что этот предмет не может принадлежать ни к какой из наших цивилизаций, когда-либо обитавшей на Гитте. - Заговорил Смолн. - Профессор Горов прав: артефакт достаточно молод. Более того: он прибыл сюда из космоса. И не из ближнего, а очень далёкого, возможно пройдя путь в сотни световых лет.
   - Вы намекаете, что это космический корабль? - Поинтересовался Сансан.
   - Я говорю лишь о результатах сделанного анализа. - Смолн обернулся на Сансана и ткнул указательным пальцем в анализатор. - Материал, из которого сделан этот предмет не знаком анализатору, а значит и нашей цивилизации. Хотя анализатор и слабоват, но всё же его погрешность не столь велика, чтобы ему нельзя было доверять. В полученном спектре есть линии, которые имеют происхождение от ударов об этот предмет частиц очень высоких энергий, которые в наших лабораториях ещё не достижимы. И я подозреваю, что предмет побывал в каком-то космическом катаклизме. Надеюсь я понятно изложил свою версию? - Не удосужившись выслушать, уже открывшего рот Сансана, Смолн отвернулся.
   - В таком случае, вам решать, что с ним делать. - Горов развёл руками. - Он лежит вне плоскости моей компетенции.
   - Данной мне властью, я назначаю руководителем работ по извлечению артефакта из песка и доставки его в институт археологии, профессора Смолна. - Заговорил Берст. - Вся археологическая партия доцента Шаровой, с этого момента, передаётся в ваше распоряжение, господин Смолн.
   - Но у меня нет техники для таких работ. - Состроив гримасу, Ирна подняла плечи и развела руками. - Всего лишь один роторный экскаватор и небольшая партия щитов, которые уже все задействованы здесь. Буровые машины навряд ли пригодны для карьерных работ.
   - А у вас? - Поинтересовался Берст у Горова.
   - У меня нет техники. - Горов покрутил головой. - Есть немного щитов. Как вернусь, сразу же отправлю сюда.
   - В таком случае, я сегодня же закажу ещё три экскаватора и большие щиты. - Продолжил говорить Берст. - А вы начинайте работы теми механизмами, что есть, господин Смолн. И подготовьте буровые машины для транспортировки. Коптеры доставят сюда экскаваторы и заберут их. До начала аномалии, примерно, месяц. Это и есть ваше время. Будет жаль, если не уложитесь.
   - Вы сворачиваете мою работу? - В голосе Ирны послышалось возмущение.
   - К сожалению, госпожа Шарова. Если пожелаете, сами можете присоединиться к партии профессора Горова. - Берст перевёл взгляд на Горова.
   - Надеюсь, мы сами решим этот вопрос, господин профессор. - Горов кивнул головой.
   - Вот и хорошо. - Берст перевёл взгляд на Смолна. - Уже поздно. Нам пора в обратный путь. Но надеюсь завтра, господин Смолн вы вернётесь и продолжите работы.
   - Я хотел бы остаться, господин Берст и продолжить работы немедленно. - Смолн повернулся к Горову. - Господин Горов, если вас не затруднит, переправьте сюда со щитами и мой саквояж.
   - Непременно, господин Смолн. - Горов кивнул головой.
   - Я рад, что все поняли друг друга. До свидания господа. - Берст повернулся к Горову. - Нам пора!
   - Прошу, господин профессор. - Горов вытянул руку в сторону левета и дождавшись, когда Берст направится к летательному аппарату, пошел рядом с ним.
  
  

4

  
  
   Профессор Смолн оказался достаточно энергичным человеком: отправив Ирну и часть рабочих сворачивать и перебазировать лагерь, с оставшимися занялся раскопками. Песок начал выбрасывать из определённой им зоны работ не только роторный экскаватор, но Смолн задействовал и шнекоходы - привязанными к ним щитами, они сгребали верхний слой песка. Работали, как и предыдущую ночь, отдыхая урывками и когда ранним утром на место работ прибыла вся партия Ирны, двухметровый слой песка, над находящемся в нём предмете, уже был сдвинут далеко в сторону. Восхищённая проделанной работой Ирна подошла к профессору.
   - Даже не представляла, что за одну ночь можно сделать столько работы, господин Смолн. - Заговорила она. - Вернулись все и надеюсь, работа теперь пойдёт ещё быстрее.
   - Должен вас огорчить госпожа Шарова. - Смолн широко улыбнувшись, развёл руками. - Мы выполнили самую лёгкую часть работы. Дальше будет сложнее. К сожалению щитов, больше нет и укреплять склоны котлована нечем. Хорошо, что господин Горов выполнил своё обещание и в полночь от него прибыл транспортёр со щитами.
   - Но насколько я вижу, очищенная площадь гораздо больше, того, что находится в песке. - Заговорила Ирна, разведя руками. - Если её сжать, то щитов хватит ещё на один ряд.
   - Мне рассказали историю с отрезанной ладонью и потому я решил увеличить площадь раскопок. - Смолн широко улыбнулся. - Вдруг какое-то лезвие будет торчать в бок.
   Ирна, восприняв эту шутку, как укол в свой адрес, плотно сжала губы и сделалась серьёзной. Видимо поняв, что задел её самолюбие, Смолн тоже посерьёзнел.
   - Госпожа Шарова. - Заговорил он. - Я не против, если вы останетесь здесь, но так же и не против, если уйдёте к Горову. Уверен, там для вас более интересная работа. И даже не против если вы с частью археологов продолжите свои работы. Но только не более двух бригад с буровыми машинами. Я мотивирую их задержку, надобностью.
   - Спасибо, господин профессор. - Ирна кивнула головой. - Я могу подумать?
   - Сколько угодно, госпожа Шарова.
   Отвернувшись друг от друга, они пошли в разные стороны...
   А она и в самом деле ещё та штучка. Колючая будто остин. Поневоле поверишь слухам. Размышлял Смолн, шагая к котловану. Навряд ли мы сработаемся. К тому же, как сказал Горов, здесь её поклонник. Конечно, можно отправить их обоих отсюда своей волей, но как бы это решение не вышло мне боком - всё же это она нашла это и имеет все права первооткрывателя и может продолжить раскопки. Да и Горову это может не понравится, а он в хороших отношениях с Берстом. Проклятье! Пусть делает, что хочет, лишь бы не слишком мешала. Смолн механически махнул рукой...
   Гонора выше макушки. Размышляла Ирна, шагая к отдыхающей под навесом группе археологов, среди которых был и Сансан. Не успел появиться, а уже себе находку присвоил. Как ты будешь оправдываться, когда журналисты узнают истину? Может плюнуть на всё и уйти отсюда? Чтобы там ни было, мне это неинтересно. Упомянут - хорошо, нет - и не надо. А как же Сансан? В принципе - это ведь он предсказал, что здесь что-то есть и право первооткрывателя, несомненно, принадлежит ему. Сможет ли он противостоять Смолну? Но он ведь был не один: Валио, Ивор, Сиси. Нужно, обязательно, поинтересоваться, как там Стен. Кому поверят журналисты: профессору или простым археологам? Нет, непременно, нужно остаться здесь и увидеть, что это в полном обличии. Если это действительно нечто, то нужно бороться за права Сансана и его группы; если действительно брошенная некогда установка по переработке льда, тогда может и нет смысла, что-то доказывать...
   Зайдя под тент, Ирна уселась на один из свободных стульчиков, стоящих под ним.
   - Что-то случилось? - Сансан, повернувшись к ней, вопросительно взмахнул подбородком.
   - Что ты имеешь ввиду? - Ирна вскинула брови.
   - Уж слишком вид у тебя грустный. Того и гляди, слёзы брызнут.
   - Я бы посмотрела на тебя, когда бы у тебя всё отобрали?
   - Смолн вроде ничего мужик. Как трактор пахал всю ночь с нами.
   - А я не пахала прошлую ночь? - Голос Ирны прозвучал резко и даже грубо.
   - Пахала. Ничего не скажешь. - Сансан дёрнул плечами. - Но ты женщина и мы тебя оберегали. А он, будто такой же как и мы.
   - Дурак! - Ирна вскочила и пошла прочь.
   Под тентом раздался сдавленный смех. Сансан поднялся и обведя всех растерянным взглядом, побежал догонять Ирну.
   - Ирн! - Догнавший Ирну Сансан взял её за локоть, останавливая. - Ты что, обиделась?
   - Нет! - Выдернув локоть из руки Сансана, Ирна продолжила свой, непонятно куда, путь.
  

***

  
   За прошедший день котлован углубился ещё на метр и дальше работы, из-за отсутствия щитов, остановились. Профессор Смолн несколько раз связывался с Берстом, но тот отвечал лишь одно.
   - Ждите!
   Ещё день какие-то работы велись, а на третий - замерли.
   Утром пришёл Горов на левете. Посетовав, что помочь бессилен, он сказал Ирне, что пришёл за ней, чтобы забрать её в свою партию, но Ирна, сославшись, что здесь ей очень интересно, отказалась. В недоумении дёрнув плечами, Горов ушёл. Забравшись в свою палатку, Ирна, вдруг, разревелась и уснула.
   Проснулась она лишь к полудню. Приведя себя в порядок, она выбралась наружу. Было жарко. Никого нигде видно не было: лишь на краю котлована стоял одиноко профессор Смолн, смотря в котлован, да вдали работал роторный экскаватор, подальше отбрасывая от котлована вынутый из него песок. Смолн начал поворачиваться. Боясь, что он её увидит и затеет расспросы, Ирна нырнула в палатку. Усевшись на стульчик, она принялась размышлять, что ей делать. Вдруг полог откинулся и в палатку вошла врач её партии. Ирна уставилась в неё недоумённым взглядом.
   - Что-то ты, госпожа Шарова совсем расклеились. - Заговорила врач, усаживаясь на свободный стульчик. - Я заглянула раз, мне показалось, что ты плачешь. Решила не мешать. Подумала: выплачется, станет легче. Женщинам это часто помогает. Заглянула ещё раз - ты спишь. А сейчас вижу - выбралась наружу и вновь спряталась. Что с тобой? Ты расстроилась, что Берст свернул твои работы?
   - Всего понемногу. - Ирна постаралась улыбнуться, но улыбка у неё получилась какой-то неестественной, вымученной. - Как-то накопилось, вот и не сдержалась. Но уже всё прошло. Ты права, мне это помогло.
   - Насколько я слышала, Берст обещал, что техника будет здесь завтра. Все женщины решили уйти отсюда с коптерами. Смолн не против, но меня не отпустил. Мне он тоже не нравится: не профессор, а непонятно кто. Мужик!
   - А кому он ещё не нравится? - Ирна решила схитрить и пока не высказывать своё впечатление о профессоре.
   - Всем женщинам. Надеюсь, тебе тоже?
   - Мне он ничего плохого, пока, не сделал. - Состроив гримасу, Ирна дёрнула плечами.
   - Как ничего? - В голосе врача послышалось возмущение. - Он же теперь здесь руководит.
   - Это не его прихоть, а Берста.
   - Хм-м! - Врач поднялась. - Так ты уходишь со всеми?
   - Нет! - Ирна мотнула головой.
   - Как знаешь.
   Врач ушла. Ирна, практически, весь оставшийся день просидела в палатке, просматривая свои записи в электронном ежедневнике, лишь изредка выходя наружу, чтобы привести в чувство затекшие ноги. Один раз в палатку заглянул Сансан, но она его прогнала, даже не позволив войти. Ночь прошла для Ирны спокойно - она, видимо, утомлённая нервным напряжением, проспала её всю. Разбудил её громкий гул. Быстро приведя себя в порядок, она вышла из палатки: поодаль, поднимая тучи песка, опускались три коптера. Весь лагерь, двинулся к ним.
   - Госпожа Шарова!
   Раздался за спиной Ирны голос, в котором она узнала Смолна и который заставил её вздрогнуть. Она оглянулась. Её, действительно, догонял профессор. Она остановилась и повернулась к нему. Смолн стал напротив неё.
   - Извините, госпожа Шарова! Не подумал, что доставлю вам неприятное ощущение. - Он широко улыбнулся. - У меня появилась проблема и я прошу вашей помощи в её разрешении.
   Ирна вскинула брови.
   - Дело в том, что все женщины вашей партии решили покинуть лагерь. Я дал всем своё согласие, кроме врача. Сами понимаете...
   Ирна молча кивнула головой.
   - А сегодня я, вдруг, осознал, а кто же будет ухаживать за мужчинами в лагере: готовить еду, заниматься другими бытовыми проблемами? Ведь здесь работ не на один день. Может быть вы возьмётесь решить эту проблему?
   - Готовить? - Ирна состроила гримасу крайнего удивления.
   - Уговорить кого-то из женщин остаться. А если вы не против занять должность моего помощника по решению бытовых проблем, я вам буду, весьма, благодарен.
   - У меня был помощник по бытовым вопросам. Предложите ему. Я же археолог.
   - Я не знаю, кто это. - Смолн, мотнул головой. - Да меня это и не интересует. Пожалуйста, госпожа Шарова.
   - Я поговорю. - Повернувшись, Ирна продолжила свой путь к, уже совершившим посадку, коптерам...
   Смолн был недоволен. Коптеры доставили всего два роторных экскаватора и щиты. Прибывшие экскаваторы оказались больше того, что был на раскопках и Смолн попросил пилотов одного из коптеров опустить их в карьер. Выполнив его просьбу и забрав буровые машины, одну Смолн всё же оставил и шесть из восьми женщин, двум Ирна, буквально, приказала остаться, коптеры ушли.
   Работы возобновились и теперь шли и днём и ночью. Один экскаватор работал по углублению котлована, выбрасывая песок в его середину; второй выбрасывал песок из котлована, а третий, самый маленький, уже отбрасывал его от котлована подальше.
   Прибывшие экскаваторы были очень производительные и уже на третий день работ углубились на двенадцать метров, до вершины лезвия, которое вновь оказалось засыпанным, когда убрали щиты из изначального котлована. Середину котлована Смолн теперь приказал расчищать с помощью прицепленных к двум транспортёрам щитов. Экскаваторы ходили теперь лишь по периметру котлована, куда сгребался песок с середины котлована. Хотя теперь работали, практически все, интерес подстёгивал, но работа заметно замедлилась. Лезвие росло. Но щиты заканчивались и Смолн требовал от Берста новых, но тот отделывался лишь обещаниями. Последний щит был установлен в тот момент, когда из песка появился темный овал и вовсе не рядом с лезвием, а почти на противоположной стороне котлована.
   Профессор приказал уйти транспортёрам к периметру, а дальнейшие раскопки вести лишь вручную. Работы ещё больше замедлились. Песок вручную сгребали к периметру, откуда его наверх выбрасывали экскаваторы.
   Овал постепенно увеличивался в размерах, расползаясь во все стороны. Наконец он перешёл в горизонтальную часть и теперь площадка на которой стояло лезвие и площадка овала представляли собой почти единое поле серебристого цвета, почти сто метровой длины и пятиметровой ширины и лишь в трети этого поля ещё находился песок, создавая впечатление, что оно состоит из двух частей, хотя анализатор отмечал, что под песком тоже есть поверхность примерно на метровой глубине. В пяти метрах от лезвия поверхность была несколько покорёжена, создавая впечатление, что здесь была большая дыра, которую зашили подходящим листом такого же материала, из которого состояло и всё серебристое поле. По крайней мере спектрометр показывал на схожесть их структур. В нескольких местах анализатор отмечал нарушение целостности поверхности предмета в форме кругов. Скорее всего, это были какие-то люки, но они так идеально были подогнаны к поверхности, что совершенно не определялись ни на взгляд, ни на ощупь. Но как бы не велико было желание узнать, что дальше скрывает песок, Смолн всё же остановил все работы, так как песок активно сыпался из под щитов и была опасность ослабления жесткости щитовой конструкции и её обрушения.
   Все археологи собрались вокруг выбравшегося из котлована профессора.
   - Вы, наверное, ждёте моей версии? - Заговорил Смолн, скользя взглядом по лицам археологов. - Но вы же сами прекрасно всё видите. Если судить по лезвию - это, весьма, напоминает аэрожир. Предположение о его инопланетном происхождении сохраняется. Однозначно, он побывал в больших передках, так как поверхность не идеальна. Я не хочу пускаться в рассуждения. Завтра придут щиты и всё узнаем. Всем отдых. Я запрещаю опускаться в котлован. Нарушители будут незамедлительно отправлены отсюда восвояси. Буду рад, если вы организуете что-то, похожее на весёлую вечеринку. У меня всё.
   Переговариваясь, археологи разбрелись по своим палаткам. Сансан и ещё несколько человек отцепили от шнекохода буровую площадку и водрузили на неё несколько дополнительных прожекторов, так же, как это делалось в прежнем лагере.
   Вечером, когда зажгли прожектора, на импровизированной танцплощадке, действительно, собрались все занятые на раскопках и веселье затянулось далеко за полночь. Смолн веселился наравне со всеми. Четыре женщины были нарасхват и им пришлось вертеться, буквально, волчками. Разошлись все весёлыми и довольными.
   Но Сансан ни разу не потанцевал с Ирной. С того момента, как она не пустила его в свою палатку, он больше не подходил к ней. Все эти дни она была чрезвычайно занята: как она ни противилась, но ей всё же пришлось помогать двум оставленным ею женщинам и она потеряла Сансана из вида. И сейчас, шагая к своей палатке в окружении Смолна и врача, Ирна, вдруг, осознала этот факт и теперь пыталась его осмыслить.
   Неужели он ничего не понимает? Размышляла она, совершенно безучастная в разговоре профессора и врача и на их обращения к себе, лишь молча кивая головой, чаще невпопад, вызывая их смех, но никак не реагируя на него. Мне же тогда было очень плохо. Я совершенно никого не хотела видеть. Ну и что, что прогнала? Не на всегда же? И что, мне теперь самой идти с повинной? Не слишком ли он себя возомнил? Я уже столько раз была первой, могу и подождать.
   - Ирна! Ирна! - Донеслось до неё.
   Выйдя из размышлений, Ирна покрутила головой и осознала, что стоит у входа в свою палатку. Она оглянулась: с улыбкой во всё лицо, за ней стояли профессор и врач.
   - Да что с тобой? Что за печаль? - Заговорила врач. - Куда ты торопишься? Какой прекрасный вечер. Мы хотим ещё погулять.
   - Я, нет! - Ирна мотнула головой. - Н-нет! Извините! - Откинув полог, она нырнула в свою палатку.
   А они стали, весьма, дружны. Как она изменила своё отношение к профессору. А как была нетерпима. А теперь не отходит от него ни на минуту. Ну и ну! Всплыли у Ирны мысли, когда она улеглась на своё импровизированное ложе. Кроме меня, это ещё кто-то заметил? Она широко зевнула и провалилась в пустоту.
  

***

  
   Коптер со щитами прибыл только к полудню. Смолн изнервничался, то и дело связываясь: по-началу с Берстом; затем с военной базой, с которой должен был отправиться коптер и старт которого, без объяснений военных, задерживался, а затем уже с пилотами самого коптера, которые почему-то направились к захоронению люпий, где работала партия Горова и уже после согласования с командованием военной базы, изменили курс.
   Археологи же, растянувшись в тени машин и навесов, обсуждали причину ночного визита странного старика в балахине люпий. С одной стороны несколько человек утверждали, что его видели, но конкретно показать место, где они встретились с ним, были не в состоянии, будто у всех их образовался какой-то провал в памяти на пространственную ориентацию.
   Ирна сидела под навесом в обществе врача, которая без умолку о чём-то говорила, думая о своём. Периодически под навес приходил Смолн, но едва присев на стульчик, тут же вскакивал и хватаясь за спейс, убегал. На посещение лагеря стариком он никак не отреагировал и даже отмахнулся, лишь бросив в сторону Ирны.
   - Госпожа Шарова, разберитесь, пожалуйста.
   Выслушав несколько противоречивых объяснений археологов, Ирна, уяснив, что никакой цельной картины составить не возможно, решила, что угрозы лагерю визит старика не представляет и потому не стоит ему уделять дальнейшего внимания, расположилась под навесом, где и окунулась с головой в свои размышления.
   Вернули её в реальность громкие крики археологов. Она поднялась и покрутила головой - врача под навесом уже не было; археологи, дружной толпой, двигались в сторону огромной песчаной тучи, волчком вертящейся вдали. Только сейчас до неё донёсся мощный гул работающих двигателей. Это не был привычный гул коптера, высокий, закладывающий уши, а какой-то глухой, нерезкий, но в тоже время заставляющий дрожать всё, чего он касался. Дрожал и песок, на котором она стояла. Ирна направилась вслед за археологами.
   Когда она подошла к месту событий, туча песка уже улеглась, а на песке стоял огромный четырёхвинтовой коптер из которого выпрыгивали люди в чёрном, с оружием на шее и становились в ряд перед ним. Их было не менее двух десятков. Никто из археологов близко к коптеру не подошёл, что удивило Ирну. От выстроенной шеренги, в сторону археологов, направился один из людей в чёрном. От толпы археологов, в его сторону, направился Смолн. Встретившись, они о чём-то долго говорили, затем развернувшись, каждый пошёл назад. Вернувшегося профессора, тут же окружили археологи.
   - Я доложил утром господину Берсту о появлении мистического старика и он попросил военных организовать охрану лагеря. Из-за чего, собственно и произошла задержка. - Заговорил Смолн. - Десантники будут стоять отдельным лагерем и в наши дела вмешиваться не будут. Единственное, что они сделают - выгрузят щиты и доставят их к котловану. Их командир попросил, чтобы мы не мешали им с разгрузкой и не лезли ни в коптер, ни в их лагерь. Надеюсь, вы будете благоразумны Я попросил, чтобы они начали разгрузку незамедлительно, а уже затем обустраивали свой лагерь. Командир обещал выполнить мою просьбу. Это всё. Возвращаемся в лагерь и ждём первые щиты.
   Смолн шагнул в сторону своего лагеря. Археологи расступились, пропуская его и потянулись следом.
   Командир, действительно выполнил просьбу профессора и ещё археологи не дошли до своего лагеря, как их обогнал низкий приземистый транспортёр, везущий партию щитов. Археологи заторопились за ним.
   Десантники оказались высокими, поджарыми, молодыми людьми, одетыми во всё чёрное, с эмблемой белой молнии на рукаве. Работали они очень споро и несмотря на жару никто из них не снял ни единого атрибута своей одежды и даже ни у кого из них не было замечено и капли пота на лице. У них оказалось два транспортёра и гора щитов рядом с котлованом быстро росла, но они всё появлялись и появлялись из чрева коптера и казалось им не будет конца. Закончились они, когда солнце склонилось уже к горизонту.
   Археологам до темноты удалось углубиться меньше, чем на метр, но Смолн приказал не останавливать работы и копать круглосуточно. Приближался сезон аномальной погоды, до которого оставалось уже меньше месяца и хотя, по полученным наблюдениям прошлых лет, до района котлована аномальная погода могла и не добраться, но дожди здесь ожидались обильные и продолжительные и могли нанести раскопкам много вреда, чего Смолн не хотел и потому торопил археологов.
   Как только стемнело десантники, на расстоянии полусотни метров, кольцом окружили котлован. Первые часы археологи подсмеивались над этим непривычным для себя окружением, но вскоре приняли, как должное и даже начали работать более уверенно, так как теперь не приходилось постоянно оглядываться, опасаясь появления странного старика или ещё хуже - хорра.
   Где-то в полночь среди десантников началась беготня. Мимо котлована промчались транспортёры. Один из них скрылся в темноте, другой остановился рядом с котлованом, но никто из него не появлялся. Смолн, в сопровождении двух вооруженных археологов направился к транспортёру, но выскочивший из транспортёра военный побежал к ним навстречу. Это оказался командир отряда.
   - Мы договорились, что не будем вмешиваться в дела друг друга. - Произнёс он, останавливаясь напротив профессора.
   - Я подумал, что вам, возможно, нужна медицинская помощь, а в лагере есть хороший врач. - Ответил Смолн. - По ночам здесь шастают эти ужасные твари...
   - У нас есть прекрасный реаниматор, господин учёный. - Заговорил командир, не дав договорить профессору. - Прошу вас вернуться в свой лагерь.
   - Как пожелаете.
   Дёрнув плечами, Смолн и его спутники вернулись в лагерь археологов...
   За ночь работ археологи углубились в песок ещё на два метра. Так как предмет рос в размерах, всё больше принимая очертания аэрожира и занимал всё большую площадь в котловане, то песка теперь приходилось вынимать меньше, что ускоряло работу, но за полночь начала сказываться усталость и Смолн, на пару часов, приостановил работы, которые возобновились, едва забрезжил рассвет. Когда достаточно рассвело, стало возможным в полной мере оценить уже хорошо обозначившийся, однозначно, летательный аппарат. А что это был летательный аппарат, не принадлежащий цивилизации Гитты - уже ни у кого не вызывало сомнение.
   Летательный аппарат представлял собой огромный, более, чем в сто пятьдесят метров длинны неправильный овал, серебристого цвета, с обрубленной, со стороны лезвия частью. Несомненно - это был хвост, так как из обрубленной части торчали раструбы, весьма похожие на раструбы реактивных двигателей: один раструб огромный овальный и два по бокам от него, большие круглые. Спектральный анализ продолжал упорно показывать, что летательный аппарат побывал в дальнем космосе. Да и видать судьба у него была непростая, так как во многих местах на корпусе просматривались неровности, напоминающие вмятины и большие тёмные пятна, будто следы от огня. Но что это мог быть за огонь, можно было лишь гадать ,так как высокотемпературная дуга спектрометра оставляла на корпусе, едва видимый серый след.
   Утром к военным пришёл коптер. Явно, в него погрузили пару десантников, поддерживаемых своими товарищами. Коптер ушёл. В лагере зашушукались. Смолн опять направился к десантникам и вновь на полпути к лагерю, его остановил командир отряда.
   - Мы встревожены. - Стараясь придать голосу нотки сердитости, заговорил Смолн. - Все тем и занимаются, что смотрят на ваш лагерь. Что у вас происходит? Вдруг это произойдёт и у нас? Это отвлекает нас от работы. Такая охрана нам не нужна. Ваша личная жизнь нас не интересует, но если вы не будете предоставлять информацию о происшествиях, я буду вынужден просить руководство, чтобы вас отозвали.
   - Мы не знаем причины, но два десантника ночью были подвергнуты психотропной атаке. Они ничего не помнят и ничего сказать по этому поводу не могут. Я вызвал коптер и отправил их на базу. Это всё, что я могу сообщить.
   - Странно! - Смолн дёрнул плечами. - В нашем лагере с подобным мы никогда не сталкивались. Хорр являются носителями психотропного поля, но, насколько известно, оно не такое мощное, чтобы нанести вред человеку. Мелких животных оно способно парализовать, но человека... - Он мотнул головой. - Никогда о подобном не слышал. Возможно ваши люди переутомились и поле хорр наложилось на их усталость?
   - Это исключено, господин учёный. Десантники хорошо тренированы и им неведома усталость. Честь имею! - Командир резко кивнул головой.
   - Что ж, спасибо за информацию. Мы будем иметь её ввиду.
   Отвернувшись друг от друга, профессор и командир десантников направились в свои лагери.
   Едва Смолн оказался на территории лагеря, как его окружили археологи.
   - Ничего серьёзного. - Громко заговорил Смолн, крутя головой. - Два десантника переутомились и потеряли сознание. Скорее всего не выдержали зноя. Командир отправил их назад. Думаю, чтобы не позориться перед нами. Всего лишь.
   Пересмеиваясь, археологи разошлись. Работа возобновилась.
   Выбрав момент, когда Смолн остался один, к нему подошла Ирна.
   - Я почему-то уверена, что вы не сказали всей правды о произошедшем с десантниками, господин профессор. - Произнесла она.
   Погримасничав некоторое время, Смолн пересказал ей свой разговор с командиром, добавив.
   - По пустяку, они бы не вызвали коптер. Тем более, по утверждению командира - у них прекрасный реаниматор. Как думаешь, может стоит прекратить ночные работы?
   - А если это старик? - Вдруг произнесла Ирна.
   - Ты хочешь сказать, что он является носителем такого мощного психотропного поля, что способен нанести ощутимый ущерб человеку. Но он же не раз был в твоём лагере и никто не жаловался на серьёзную потерю памяти.
   - Потери были, но лишь связанные с контактами с ним. Возможно, военные оказали на него большее давление, за что и поплатились. - Ирна развела руками.
   - В таком случае, нужно сказать всем археологам, чтобы избегали контактов с ним при встрече. Шляется и пусть шляется. Как я понимаю, вреда от него нет.
   - Пока нет. - Лёгкая усмешка тронула губы Ирны.
   - Не будем гиперболизировать ситуацию, госпожа Шарова. - Смолн перешёл на официальный тон. - Пожалуйста, найдите возможность передать археологам моё предостережение. И думаю, не стоит им говорить об истине произошедшего у военных.
   - Это не украсит нас, господин профессор.
   - Хотя бы, пока. - Смолн взял Ирну за предплечье. - Если подобное повторится, тогда и примем окончательное решение. Договорились, госпожа Шарова? - Легонько тряхнув Ирну, он опустил руку.
   - Да, господин профессор. - Отвернувшись, Ирна направилась под навес, помогать женщинам готовить завтрак.
   Работы уже с утра приобрели какой-то бурный характер. Заинтригованные непонятным объектом, практически, все археологи спустились в котлован и остервенело отбрасывали песок от корпуса летательного аппарата, который, буквально, рос на глазах.
   Даже на обед никто не хотел идти и женщинам пришлось сделать бутерброды и насильно раздавать их в котловане.
   К вечеру корпус летательного аппарата был, практически освобождён. Его вид восхищал всех, без исключения. Видимо поняв, что у археологов происходит что-то необычное, к котловану подошли десантники. Начался неконтролируемый процесс съёмки летательного аппарата и передачи изображения родственникам по мобильной связи. Смолн связался с Берстом и показал ему летательный аппарат. Берст, выразив своё восхищение, пообещал назавтра прибыть к раскопкам лично. Но уже скоро он сам связался со Смолном. Его вид был грозен.
   - Я запрещаю какие бы то ни было съёмки аппарата и передачу информации кому бы то ни было Стерео уже захлёбывается от её обилия. - Буквально заорал он. - Все из котлована вон! Находка приобрела степень секретности. Где командир десантной группы? Предоставь возможность переговорить с ним.
   Смолн направился к лагерю военных. Командир вышел ему навстречу. Профессор протянул ему свой спейс.
   - С кем имею честь? - Берст подтвердил свой вопрос взмахом подбородка.
   - Капитан Лооп. - Командир резко кивнул головой.
   - Профессор Берст. - Назвал себя учёный. - Данной мне властью, я приказываю вам выгнать всех из котлована и никого близко к нему не подпускать. Любая съёмка объекта запрещается. Дополнительную информацию получите у своего командования. Выполняйте!
   - Да, господин профессор. - Лооп кивнул головой.
   Голограмма погасла. Состроив гримасу, капитан вернул спейс профессору.
   - Извините, господин учёный. Я должен связаться с базой. - Повернувшись Лооп направился к своему лагерю.
   Проводив его долгим взглядом, Смолн направился к своему лагерю, но не успел он ещё дойти до него, как позади раздался гул. Он оглянулся - от лагеря десантников, в сторону лагеря археологов, на полной скорости мчались транспортеры с военными. Остановившись, он дождался, когда транспортёры промчатся мимо него и медленно побрёл дальше, поняв, что дальнейшая судьба находки от него уже зависеть не будет. Когда он вернулся в лагерь, его, в очередной раз, окружили возмущённые археологи.
   - К сожалению, дальнейшая судьба этого летательного аппарата от нас уже не зависит. - Заговорил Смолн, крутя головой. - Что будет дальше, я не знаю, но надеюсь завтра ситуация прояснится. Рекомендую к котловану не подходить. Военным приказано никого туда не пускать и всех любопытных отгонять силой. Думаю, они церемониться не будут. Отдыхайте. Если есть желание, устройте вечеринку.
   Археологи разошлись. Вечеринки не было.
  
  

5

  
  
   Едва забрезжил рассвет, воздух наполнился гулом винтокрылых машин. Первыми прибыли четыре таких же огромных коптера, как и тот, что привёз десантников. Из них начали выпрыгивать военные. Казалось им не было конца. Они всё выпрыгивали и выпрыгивали из летательных аппаратов и разбегаясь по сторонам окружали лагерь археологов плотным кольцом из своих тел. Последним из каждого коптера выскочил левет, но не красного цвета, как у Горова, а чёрного и все они направились к лагерю археологов.
   Проснувшиеся археологи, повыскакивав из своих палаток, сбились в кучу и вертя головами наблюдали за происходящим. На все их вопросы профессор Смолн лишь молча пожимал плечами и вместе со всеми крутил головой.
   Леветы, не доходя до котлована, остановились. Их двери поднялись и из каждого вышли по паре военных. Они сошлись и направились к котловану. Судя по тому, как вытянулись десантники, стоявшие вокруг котлована и как подбежавший к ним их командир, тоже вытянулся, это были весьма важные военные чины.
   Смолн взял Ирну за локоть.
   - Думаю, нам стоит подойти к ним. - Наклонившись к Ирне, прошептал он.
   Выпрямившись, Смолн направился в сторону важных военных чинов, увлекая Ирну за собой. Ирна, молча, пошла рядом с профессором.
   - Здравствуйте господа.- Произнёс Смолн подойдя к военным.
   - Здравствуйте! - Произнесла Ирна.
   Военные дружно повернули головы в их сторону. Их лица были непроницаемы.
   - Профессор Смолн, руководитель археологических раскопок. - Смолн кивнул головой. - Мой ассистент, доцент Шарова. - Смолн взял Ирну за локоть и подтолкнул вперёд.
   - Здравствуйте! - Повторила Ирна своё приветствие.
   Ничего не произнеся, военные дружно отвернулись и продолжали стоять молча. Молчали и Смолн с Ирной, лишь иногда переглядываясь. Смолн при этом дёргал плечами. Наконец к ним повернулся ближний к ним военный с несколькими большими ромбами на груди, с левой стороны курточки.
   - Объект перешёл под юрисдикцию военного ведомства. - Заговорил он с нотками надменности в голосе. - Вашему лагерю требуется немедленно передислоцироваться за оцепление. В случае невыполнения приказа к вам будут применены насильственные меры. Мы вас не задерживаем.
   - Но это наша находка и по закону мы имеем все права на неё. - Стараясь придать голосу твёрдость, произнёс Смолн.
   Военный отвернулся от Смолна и повернулся в сторону стоявшего на вытяжку капитана десантников.
   - Капитан! - Громким голосом произнёс он.
   Лооп, двумя широкими шагами подошёл к военному.
   - Да, господин генерал. - Он замер и казалась вытянулся в нечто, наподобие оструганной доски.
   - Снимите оцепление вокруг котлована и помогите эвакуироваться господам археологам за внешнее оцепление.
   - Да, господин генерал. - Чётким голосом произнёс Лооп и резко кивнув головой, сделал шаг в сторону и оказавшись напротив Смолна, вытянул руку в сторону лагеря археологов. - Прошу вас, господа.
   Молча переглянувшись, Смолн и Ирна повернулись и пошли к своему лагерю, но едва они прошли полпути, как за их спинами раздался дружный топот. Они оглянулись - за ними длинной цепью шли десантники.
   - Впервые сталкиваюсь с подобным. - Заговорил Смолн отворачиваясь. - Никогда не испытывал такого, откровенного, неуважения. Не думал, что военные столь заносчивы.
   Ничего не сказав, Ирна шумно вздохнула.
   Отпуская в адрес военных нелестные эпитеты, археологи начали неторопливо переносить свой лагерь за внешнее оцепление. Десантники не вмешивались в их работу, лишь шеренгой отгородив им путь к котловану и никак не реагируя на остроты археологов, будто были глухи. К полудню перебазирование было завершено. Лишь два роторных экскаватора остались в котловане. Командир десантников, на обращение к нему Смолна, ответил, что ему по экскаваторам никаких приказов не поступало и помочь он ничем не может. Смолн связался с Берстом, но тот лишь посоветовал, ни во что не вмешиваться. Мысленно выругавшись, профессор последним из археологов перешёл границу внешнего оцепления.
   Едва археологи расположились на новом месте, как над песками вновь раздался стрёкот коптеров. Теперь это были обычные гражданские летательные аппараты, но их было не менее десятка, из которых высыпала внушительная толпа разновеликого и разноодетого народа. Все они направились в сторону оцепления, но к котловану была пропущена лишь малая часть из них, остальные направились к лагерю археологов. Это оказались журналисты и стереонщики. Развернув свои камеры они принялись снимать лагерь археологов и брать у них интервью. Ирна решила воспользоваться, как ей показалось, очень удачным моментом. Она сама подошла к одной из журналистских групп.
   - Я хочу сделать заявление. - Произнесла она.
   Камера тут же была направлена на неё.
   - Я Ирна Шарова, доцент института археологии, заявляю решительный протест действиям военных. - Заговорила она. - Они не имеют совершенно никакого отношения к найденному летательному аппарату и теперь нагло пытаются присвоить его себе. Этот объект был найден группой археологов под руководством, господина Сан Санова. Господин Сан Санов сам вычислил местонахождение этого объекта, что и подтвердили последующие археологические раскопки. Согласно законам цивилизации Гитты, господин Сан Санов имеет приоритетное право на этот объект, которое у него, в грубейшей форме, пытается отобрать военное ведомство. Так как господин Сан Санов работает в институте археологии и именно сотрудники института помогли ему раскопать этот объект, то и институт так же имеет права на объект.
   - А кто такой господин Сан Санов? Его можно увидеть? - Поинтересовался один из журналистов.
   - Конечно можно и даже нужно. - Ирна покрутила головой и увидев стоящих поодаль Сансана и Валио, вытянула руку в их сторону. - Вон тот высокий молодой человек в зелёной курточке и есть господин Сан Санов.
   Стоящие перед ней журналисты, подхватив свою технику, дружно побежали к Сансану.
   - Что здесь происходит, госпожа Шарова? - Раздался у Ирны за спиной голос Горова.
   Ирна оглянулась - позади неё стояли Берст, Горов и Смолн. За ними стоял красный левет Горова.
   - Я посвятила журналистов в предысторию находки, сказала, кто является её первооткрывателем.
   - И кто же, по вашему? - Поинтересовался Берст.
   - Сотрудник нашего института, господин Сан Санов.
   Горов громко хмыкнул. Губы Смолна вытянулись в широкой усмешке.
   - Вы не думаете, госпожа Шарова, что поторопились с заявлением? - Произнёс Берст.
   - Нет, господин Берст. - Твердым голосом заговорила Ирна. - Я это сделала вовремя.
   - Что ж, ваше право. - Берст развёл руками. - Как считаете? - Он повернул голову в сторону Горова и Смолна.
   Профессора молча покрутили головами.
   - Сюда прибыла большая группа специалистов, для изучения найденного объекта. - Продолжил говорить Берст. - Военные разрешили нам тоже принять участие в его обследовании. И вам, госпожа Шарова, в том числе. Относительно господина Сан Санова разрешения я не получал. - Берст развёл руками. - Я не буду против, если вы сами побеспокоитесь об этом.
   - Хорошо, господин Берст. - Ирна кивнула головой.
   - Вот и отлично. - Берст повернулся к Смолну. - Организуйте отправку археологов. Мне сказали, что военные помогут нам. Даже назвали имя. Кажется капитан... Хм-м! - Состроив гримасу Берст, покрутил головой.
   - Возможно вы имели ввиду, капитана Лооп, господин Берст. - Произнёс Смолн.
   - Возможно. - Берст кивнул головой.
   Повернувшись, Смолн направился в сторону стоявших толпой археологов и журналистов.
   Берст вытянул руку в направлении котлована.
   - Прошу вас господа.
   Ирна заторопилась вслед за Смолном, но видя что не догоняет его, окликнула. Смолн оглянулся на ходу и увидев Ирну, остановился.
   - Господин профессор! - Заговорила Ирна подходя к нему, глубоко и шумно дыша. - Кто даёт разрешение на обследование летательного аппарата.
   - Учёный совет под руководством академика Медины.
   - А где его можно найти?
   - Где-то здесь. - Смолн дёрнул плечами. - Что-то серьёзное?
   - Я хочу добиться, чтобы группу Сансана, нашедшую этот объект допустили к его обследованию.
   - Думаю - это, абсолютно, безнадёжное предприятие. Состав исследователей уже утверждён. Он очень тщательно отбирался и случайных людей там нет. К тому же группа Сансана не имеет никакого опыта научной работы. Уверяю вас, госпожа Шарова - это бессмысленно.
   - Сансан не случайный человек. - В голосе Ирны скользнуло нескрываемое возмущение - повернувшись она пошла от профессора прочь.
   Возмутительно! Человека, нашедшего этот объект, самым наглым образом устраняют от него. Я должна выступить по стерео и рассказать всю правду о происходящем здесь. Это вопиющее нарушение закона цивилизации. С возмущением думала Ирна, быстро шагая, совершенно, не смотря куда.
   Вдруг она во что-то упёрлась и от неожиданности вздрогнула. Мотнув головой, будто сбрасывая с себя наваждение, она увидела выставленные руки десантника из оцепления, которые и остановили её шествие.
   - Извините! - Заговорил десантник, опуская руки. - Здесь нельзя пройти. Вам туда. - Он показал рукой в сторону.
   Ирна повернула голову и увидела вереницу людей, стоящих перед оцеплением. Ничего не сказав, она повернулась и направилась в ту сторону. Это оказался пропускной пункт. Вереницы уже перед ним уже не было и она шагнула в проём, меж двух десантников, но стоявший сбоку офицер вытянул руку, преграждая ей путь.
   - Вашу карточку! - Произнёс он.
   Ирна оглянулась, позади неё стоял незнакомый мужчина, держа в руке карточку гражданина цивилизации. Отвернувшись, она достала свою карточку и протянула её офицеру. Взяв карточку, тот сунул её в рекогниттор, на котором тут же вспыхнул зелёный индикатор. Вытащив карточку из аппарата идентификации, офицер протянул её Ирне.
   - Пожалуйста, госпожа Шарова.
   Оказавшись за оцеплением, Ирна тут же окунулась в какую-то непонятную суету палаточного лагеря. Незнакомые люди суетливо бегали туда-сюда с какими-то непонятными приборами. Поодаль она увидела о чём-то разговаривающих меж собой Берста и Горова. Не зная зачем, она подошла к ним и остановилась в молчании, вдруг осознав, что совершенно не представляет, зачем она оказалась около них. Видимо почувствовав её присутствие, они прекратили разговор и повернулись к ней.
   - Госпожа Шарова, вы желаете быть с нами? - Поинтересовался Берст.
   - У меня есть выбор? - Ирна вскинула брови.
   - Вы вольны в своём выборе. - Берст поднял плечи. - Я не думаю, что общество двух старых брюзг вам интересно.
   - Конечно, господин Берст. Ой-й! - Ольга состроила гримасу. - Извините, господин профессор. Я... Я...
   - Не стоит, госпожа Шарова. Вы правы. Извините, что не сможем составить вам компанию. - Кивнув головой, Берст опять повернулся к Горову.
   Отвернувшись, Ирна направилась к котловану.
   Подойдя, она остановилась завороженная. За это утро произошло заметное изменение в котловане. Вниз теперь вели не верёвочные лестницы, а два подъёмника: одним спускались в котлован, другим - поднимались. Вокруг летательного аппарата сновало большое количество людей. Он весь был опутан какими-то проводами. На его корпусе периодически вспыхивали блёстки ярких разрядов. Часть песка из-под его корпуса была вынута и было видно, что в образовавшемся тоннеле тоже находятся люди.
   Ирна подошла к подъёмнику и спустившись в котлован, подошла к летательному аппарату. Никто не обращал на неё, совершенно, никакого внимания. Понаблюдав некоторое время за работающими исследователями, она подошла к одному из них - мужчине, которому, как ей показалось, нужна была помощь, так как он манипулировал какими-то проводами, идущими от аппарата, стоящего на песке, но двух рук ему, явно, не хватало.
   - Я вижу, что вам не хватает свои рук. - Заговорила она. - Я хочу вам предложить свои. На время, конечно.
   Мужчина оглянулся. Это был человек скорее среднего возраста, нежели молодой, ближе к темноволосому, немногим выше Ирны роста, почти круглолицый, с тёмными глазами, пухлыми губами, в принципе, приятной внешности и с очень редким атрибутом для мужчин Гитты - тёмными усами.
   - Буду признателен. - Заговорил мужчина, достаточно низким мужским голосом. - Мой партнёр ушёл, а я решил не сидеть попусту. Но как вы заметили, рук у меня, действительно не хватает. Присоски, почему-то не держатся на корпусе. Такое впечатление, что он какой-то пористый. - Он полностью повернулся к Ирне. - Профессор астрофизического института Корот Вирт. Астрофизик.
   - Ирна Шарова, доцент института археологии. Археолог.
   - Госпожа Шарова. Будьте добры... - Астрофизик улыбнулся. - Пожалуйста, подержите эти присоски, а я поколдую с анализатором.
   - Не стоит меня упрашивать, господин Вирт. Я затем и подошла. - Ирна взяла присоски из рук астрофизика и прислонила их к корпусу летательного аппарата. - Плотно прижимать. - Поинтересовалась она.
   - Будет достаточно, если вы их лишь чуть прижмёте.
   Следуя рекомендации, Ирна чуть прижала присоски.
   - Достаточно.
   - Прекрасно, госпожа Шарова. - Астрофизик наклонился над своим анализатором и Ирна почувствовала лёгкую вибрацию в руках.
   - Надеюсь эти вибрации не отразятся на моей психике и сделавшись агрессивной, я не наброшусь на вас. - Произнесла она с улыбкой.
   - Это, всего лишь звуковые волны, госпожа Шарова.
   - Можно, просто, Ирна. - Произнесла Ирна.
   - В таком случае, зовите меня тоже просто, как зовут друзья - Корот. - Астрофизик улыбнулся. - Это звуковые волны. Я пытаюсь с их помощью отбить атомы космической пыли от корпуса корабля, чтобы проанализировать их.
   - Вы уверены, что это космический корабль.
   - Это неоспоримый факт, госпожа Ирна. Переместите, пожалуйста, присоски на полметра влево.
   Ирна шагнула влево и опять прислонила присоски. Вновь в руках появилась вибрация.
   - Ещё шаг влево, госпожа Ирна.
   Ирна выполнила просьбу. Так они прошли порядка тридцати шагов. Затем перешли на другую сторону корабля и повторили операцию. Потом забрались наверх и Ирне пришлось уже на коленях проползти по корпусу. Было обследовано и лезвие. Ирна и Корот обращались друг к другу уже на ты и лишь по именам.
   - Благодарю! - Произнёс Корот, забирая у Ирны присоски, через час их совместной работы. - Ты оказалась прекрасным помощником.
   - А где же твой настоящий помощник? Или это была уловка? - Ирна хитро улыбнулась.
   - Он тоже работает. - Ответил Корот, укладывая присоски и закрывая анализатор. - Я сказал ему, что у меня есть отличный помощник и что он может заняться другим анализом. Что он и сделал. - Выпрямившись, он широко улыбнулся. - Или ты уже жалеешь, что помогла мне?
   - Да нет. - Ирна пожала плечами. - Я свою работу выполнила и теперь мне, собственно-то и делать нечего.
   - А какая была твоя работа?
   - Моя группа нашла этот летательный аппарат и освободила его от песка.
   - Это ты его нашла?
   - Я не говорила - я. Я сказала - моя группа. - В голосе Ирны послышались металлические нотки.
   - Какая разница. - Корот Вирт развёл руками. - Мне всё равно приятно, что я познакомился, с одним из тех, кто нашёл этот космический корабль.
   - Но сегодня мою группу отправили домой. - Ирна глубоко и шумно вздохнула. - Военные полностью взяли всё здесь под свой контроль. Теперь будут говорить, что это они нашли этот объект.
   - Не удручайся. - Корот взял Ирну за предплечье и легонько тряхнул. - Не думаю, что у них это получится. По стерео уже было достаточно много информации об археологах, раскопавших этот космический корабль. Я сам некоторые из новостей видел. Вы теперь известны всей планете и военные уже ничего не присвоят себе. Поверьте мне. - Он ещё раз тряхнул Ирну за предплечье и опустил руку. - Да меня и самого сегодня ночью оторвали от телескопа и приказали двигать сюда. Может ты и меня уже считаешь своим недругом?
   - Причём тут ты? Я о военных. Ведут себя нагло, дерзко, а нас вышвырнули, будто ненужную вещь. - В её голосе скользнуло нескрываемое возмущение.
   - Я понимаю твоё возмущение. Но давай рассуждать здраво. - Корот сложил анализатор и взявшись за его ручку, попытался катить его по песку, но его колёса глубоко увязли и от каждого дёрганья, анализатор перемещался лишь на десяток миллиметров. - Хм-м! - Астрофизик остановился и достал сканер связи.
   - Я помогу. - Ирна взялась за ручку.
   - Что ж, давай попробуем вместе.
   Корот Вирт тоже взялся за ручку и совместные их усилия оказались более значительны и аппарат более-менее сносно покатился по песку.
   - Что я хотел сказать. - Продолжил говорить астрофизик. - Эта находка уже приобрела планетарную значимость и если её не взять под охрану, то уверен, завтра от неё ничего не останется. То что не удаётся нам, учёным, сделают туристы. Уверяю!
   - А что нам, учёным, не удаётся?
   - Насколько я понимаю, пока не удаётся проникнуть внутрь корабля. Насколько удалось установить... - Астрофизик указал на тоннель под корпусом корабля. - В нижней части корпуса есть люк, за которым предполагается нахождение трапа. Но открыть этот люк никак не удаётся. Сейчас наверху готовится площадка, чтобы вытащить на неё корабль и если никакой люк, чтобы проникнуть внутрь корабля, открыть не удастся, то будет вырезано отверстие в корпусе.
   - Откуда тебе это известно?
   - Была летучка исследователей, перед тем, как ты подошла ко мне и там было принято такое решение.
   - Жаль портить такой корабль.
   - Мы ведь не знаем по каким технологиям он создан и потому надеяться, что он запросто откроет свои тайны, более, чем наивно.
   - И всё равно, жаль. - В голосе Ирны скользнули твёрдые нотки.
   - Ты знаешь другие способы? - Корот Вирт остановился и повернулся к Ирне.
   - Я не знаю. - Ирна, тоже остановилась и повернувшись к астрофизику, подняла плечи. - Но можно было бы подумать, хотя бы, несколько дней, а не несколько часов.
   - Все опасаются, что сезон аномальной погоды вот-вот начнётся и работы придётся остановить. Военные предлагают вообще перебазировать корабль на одну из их баз, но без его повреждения, это сделать, навряд ли, удастся. У цивилизации нет такой техники, способной поднять и переместить его. Если только разрезать на части.
   - Какой ужас. - Ирна провела руками по щекам. - Хоть берись и закапывай.
   - Что сделаешь, госпожа Ирна. - Улыбнувшись, Вирт отвернулся и взялся за ручку анализатора. - К сожалению, мы ещё не доросли до этого корабля.
   - А что показал твой анализатор? - Ирна тоже взялась за ручку и они покатили аппарат дальше. - Действительно этот корабль побывал в космосе?
   - Несомненно. Я сегодня же отправлю анализатор в лабораторию института и после более точных исследований собранных частиц, возможно, даже удастся определить пространственный вектор его пути.
   - Зачем он вам?
   - Направив в ту сторону телескоп, может быть удастся найти его отправную точку, а, возможно и вступить в контакт с его создателями.
   - Ты это, действительно? Не шутишь?
   - Нет, конечно. У нас есть прекрасный телескоп. Очень дальнозоркий. Надеюсь, ты слышала о большом орбитальном телескопе - СОТА.
   - Слышала. - Ирна кивнула головой.
   - Прекрасно! - Астрофизик остановился. - Вот и пришли.
   Ирна тоже остановилась и покрутила головой - они стояли перед подъёмником.
   Они поднялись наверх. Ирна помогла астрофизику дотащить анализатор до его палатки.
   - Благодарю, госпожа Ирна. - Астрофизик выставил руку в сторону входа в палатку. - Входи. Будешь нашей гостьей. Украсишь наше холостятское жилище.
   - Все так говорят, когда оказываются вдали от семейного очага. - Ирна широко улыбнулась.
   - К сожалению... - Состроив гримасу, Вирт покрутил головой. - Я искренен. Кому нужны отшельники. - В глазах астрофизика появилась грусть.
   - Странно? - Брови Ирны выгнулись высокими дугами.
   - Отнюдь. - Корот улыбнулся. - Мы или на орбите у СОТА, или на вершине горы, у его наземного брата. Полдня спишь, ночь в звёзды пялишься.
   - Жалеть я вас не буду, да и не хочу. - Ирна мотнула головой. - И потому, прощайте.
   - Жаль, конечно. - Астрофизик дёрнул плечами. - Но если надумаешь - мы будем рады.
   Состроив гримасу, Ирна повернулась и пошла прочь. Над пустыней уже опускался вечер и она намеревалась ещё засветло добраться до своей палатки.
   Ещё издали она увидела, что на том месте, где ещё утром располагался лагерь археологов - совершенно пусто. Она ускорила шаги, но зрение её не обмануло. Подойдя ближе, она не увидела ни одной палатки.
   Как же так? Состроив гримасу, Ирна часто заморгала. А куда же мне?
   - Ирн. - Вдруг раздался позади неё тихий голос.
   Она оглянулась - за её спиной стояли Сансан и Валио.
   - Мы перенесли наши палатки... - Сансан вытянул руку в сторону. - В общий лагерь. Здесь мы оказались одни и опасаясь, что станем неплохой добычей для хорр, решили убраться отсюда.
   - А разве вы не ушли домой? - Ирна подняла брови.
   - Моя группа решила остаться. У нас не хватает одного человека и мы предлагаем тебе стать членом нашей группы.
   Сансан говорил это с серьёзным выражением лица и Ирна совершенно не могла понять, действительно, он делает ей такое предложение, или же шутит, таким образом.
   - А спать я тоже с вами должна? - Произнесла она, первое, что пришло ей в голову.
   - По желанию. - Сансан дёрнул плечами. - Если ты выберешь для сна нашу палатку, а не свою, мы потеснимся.
   - М-моя п-палат-тка т-тоже зд-десь? - Выдавила из себя Ирна.
   - Здесь. - Повернувшись, Сансан направился в сторону палаточного лагеря.
   Ирна пошла рядом.
   - Вам не дали разрешение...
   - Не стоит, Ирн. Я всё знаю. - Перебил её Сансан. - Смолн рассказал. Не связывайся. Ты ничего не добьёшься.
   - Это тоже Смолн сказал.
   - Это и так понятно. Нас уже показывали по стерео. Мы с Валио хохотали от души. - Он на ходу потряс Ирну за локоть.
   - Жаль! - Ирна глубоко и протяжно вздохнула.
   Пройдя ещё немного, она увидела свою палатку и направилась к ней. Подойдя, она оглянулась - Сансан и Валио шли в другую сторону, хотя их палатки в той стороне не наблюдалось. Негромко хмыкнув, Ирна нырнула внутрь своей палатки. Её лицо тут же исказилось гримасой досады - все её вещи были свалены в кучу посреди палатки.
   Надо бы разобрать их. Всплыла у неё грустная мысль. Она подошла к куче вещей, села рядом на пол, прислонила голову к неразобранной куче и провалилась в темноту.
  

***

  
   Ирна открыла глаза. Она лежала на чём-то мягком. Её окружал полумрак. Она села и осмотрелась - она находилась в своей палатке. Сквозь щель полога двери внутрь пробивался узенький лучик света. Она сидела рядом с кучей свих вещей на которых и уснула. Поднявшись, Ирна начала разбирать вещи. Наведя порядок в палатке и приведя в порядок себя, она вышла наружу. Было раннее утро, но работа в лагере была уже в разгаре. Были видны значительные изменения, которых вчера ещё не было и которые, видимо, произошли ночью, когда она крепко спала. Левета Горова нигде не наблюдалось.
   Ирна направилась поближе к месту событий. Пройдя процедуру идентификации, она прошла внутрь кольца оцепления.
   Неподалеку от котлована была расчищена от всего большая площадка, по которой сейчас медленно ползли несколько аппаратов странной конструкции - перед ними были насыпаны длинные бурты песка; за ними тянулась широкая тёмная полоса.
   Ирна тут же вспомнила, что вчера Корт говорил о готовящейся площадке для космического аппарата. Видимо это она и была.
   Стена котлована в направлении на готовящуюся площадку уже была срезана и представляла собой пологий спуск от готовящейся площадки до летательного аппарата, который сейчас, с помощью небольшого коптера, рабочие выкладывали толстыми квадратными плитами.
   Внизу, вокруг летательного аппарата суетились с десяток человек.
   У Ирны тут же сложилось впечатление, что она проспала не ночь, а вечность, так как, казалось невероятным, что такой объём работ можно было сделать за одну ночь.
   Хотя, возможно, что-то сделалось и вчера днём, просто, я так устала, что этого не увидела. Всплыла у неё, оправдывающая её невнимательность, грустная мысль.
   Не зная, чем себя занять, она решила спуститься в котлован и посмотреть, может быть среди суетящихся внизу людей находится и астрофизик, с которым она вчера познакомилась. Она направилась к подъёмникам, но её внимание, вдруг, привлёк, сидящий поодаль, у самого края котлована, человек, в каком-то странном одеянии грязно-жёлтого цвета, с накинутым на низкоопущенную голову капюшоне. Складывалось впечатление, что он спал.
   Ужас! Сердце Ирны дрогнуло. Да он же может упасть вниз.
   Быстрым шагом она подошла к сидящему человеку и протянула к нему руку, намереваясь дотронуться до него и разбудить, но тут же отдёрнула её, вдруг, подумав, что от прикосновения человек может вздрогнуть и не сориентировавшись, податься вперёд и упасть в котлован.
   - Господин. - Тихо заговорила она. - Господин, проснитесь. Вы можете упасть в котлован.
   Человек шевельнулся. Его голова начала поворачиваться. Край капюшона отвернулся и на Ирну глянула пара больших чёрных глаз с жёлтой окантовкой зрачков. Ирна отшатнулась - что-то необычное было в этих чёрных глазах. Подняв руку, она провела ею по любу, пытаясь осознать странность глаз, но её ноги, вдруг, подкосились и она рухнула вниз.
  

***

  
   Ирна открыла глаза. Её взгляд упёрся в светлый потолок.
   Где я? Всплыла у неё тревожная мысль. Я никогда не видела подобного потолка.
   Она повернула голову. Определённо, это была большая палатка, только очень светлого цвета. Рядом с тем местом, где она лежала стоял столик с каким-то прибором, по экрану которого бегали изломанные линии, каких-то графиков. Рядом со столиком стоял стул, на котором сидел мужчина в белой курточке, с небольшим красным крестиком на груди. Его голова была опущена и подбородок упирался в грудь. Глаза закрыты. Несомненно, он спал.
   Это он! Я в его лаборатории! Замелькали у неё мысли ужаса. Что он со мной делает? Изучает? Зачем?
   Она зашевелилась, пытаясь отодвинуться от сидящего мужчины в белой курточке. Мужчина вздрогнул и поднял голову - на Ирну смотрели серые глаза гитта, без каких-то жёлтых ободков. Его губы шевельнулись.
   - Проснулись, госпожа Шарова. - Донёсся до Ирны низкий мужской голос. - Вы нас сильно встревожили, но, надеюсь, всё теперь позади.
   - Где я? - Произнесла Ирна тихим голосом.
   - Это полевой госпиталь, госпожа Шарова.
   - Зачем я здесь?
   - Вас нашли вчера утром без чувств на краю котлована. Удивительно, как вы не упали в него.
   - А он где?
   - Кто? - Брови мужчины подпрыгнули.
   - Там был странный человек в жёлтом плаще и кап...
   Ирна замолкла. Она, вдруг, вспомнила рассказы о странном старике в жёлтом плаще, посещавшем по ночам её лагерь.
   Так вот, значит, он какой. Замелькали у неё тревожные мысли. И что теперь? Что говорить? Поверит мне кто-то или начнут насмехаться, как и насмехались над теми, кто после встречи с ним оказывался без чувств.
   - Вам плохо, госпожа Шарова? - Мужчина поднялся со стула и наклонившись над Ирной взял её за руку.
   - Нет, нет! - Ирна дёрнула руку. - Со мной всё в порядке.
   Мужчина отпустил её руку и она, получив свободу, отлетела назад и сильно ударилась в стенку палатки, которая затряслось. Ирна механически втянула голову в плечи, ожидая, что палатка сейчас рухнет на неё. Стенка успокоилась. Ирна резким движением села и покрутила головой, осматриваясь.
   Она находилась на узкой, довольно жёсткой, даже ей, привыкшей к невзгодам полевой жизни, спальной платформе. Палатка была достаточно просторной и в ней стояли ещё три такие же спальные платформы, но все они были пусты. Посреди палатки стоял высокий стол заставленный всевозможной аппаратурой.
   Повернувшись, Ирна опустила ноги на пол и встала. Мужчина отступил в сторону. Ирна опустила взгляд, она была одета в свою одежду, но стояла босиком. Её взгляд скользнул по полу, рядом с кроватью стояла её обувь. Она шагнула к ней, её шатнуло, перед глазами всё поплыло. Она замерла и выбросив руки в стороны, закрыла глаза. В тот же миг твердая рука схватила её за локоть.
   - Возможно, вы рано поднялись, госпожа Шарова. Вам нужен более длительный отдых. - Раздался мужской голос.
   - Нет, нет! - Ирна открыла глаза, приподняла руку и высвободив её из твёрдого хвата, провела рукой по лбу. - Всё в порядке. Видимо, я, просто, долго лежала.
   - Я провожу вас до вашей палатки, госпожа Шарова.
   - Мы её сами проводим. - Раздался со стороны дружный хор.
   Ирна повернула голову - у входа стояли Сансан и Валио.
   - Спасибо! - Она улыбнулась.
   - Мы ещё не заработали его. - Произнёс Сансан и повернулся к мужчине в белой курточке. - Мы можем её забрать?
   - Если она не против, забирайте. - Мужчина дёрнул плечами.
   Сансан подошёл к Ирне и взял её под локоть. Валио подошёл к обуви Ирны и взяв её, поставил перед ногами девушки. Обувшись, с помощью археолога, Ирна, поддерживаемая под локоть Сансаном, вышла наружу.
   Было утро. Даже после светлой палатки госпиталя, на воздухе было очень светло и Ирна прищурилась.
   - Подожди. - Она дёрнула назад руку, увлекаемую Сансаном. - Слишком яркий свет.
   Сансан остановился. Постояв некоторое время, Ирна раскрыла глаза. Смотрелось приемлемо. Она осмотрелась.
   Они сейчас находились в лагере военных, так как вокруг стояли большие одинаковые палатки песочного цвета. Поодаль хорошо просматривалась большая чёрная площадка, вокруг которой суетились военные. Впереди площадки стояло какое-то огромное сооружение.
   - Быстро они работают. - Произнесла Ирна.
   - Кто? - Поинтересовался Сансан.
   - Военные. Всего за день выстроили площадку.
   - Всё делается наспех, госпожа Шарова. - Заговорил Валио. - Покрытие тонкое. Я думаю, что оно не выдержит веса космического аппарата и лопнет. Жалко будет, если космический аппарат повредится.
   - Я слышала, что его всё равно собираются резать.
   - Твёрдолобые вояки больше ни на что не способны. - В голосе Валио послышалась досада.
   - Так решили учёные. Они не могут проникнуть внутрь. Хотя... - Она натянуто улыбнулась. - Я так долго проспала, что уже всё невозможное могло произойти.
   Ирна шагнула в сторону чёрной площадки.
   - Нам нужно уходить. - Заговорил Сансан, отпуская локоть Ирны. - Нас пропустили под личную ответственность Берста, всего на час, чтобы проститься с тобой.
   Ирна остановилась и повернулась к Сансану.
   - Что значит проститься?
   - Мы уходим. Наши запасы на исходе. Работы для нас здесь нет. Журналистов прогнали и гонораров тоже нет. Остаётся: или падать в голодный обморок, как ты; или уходить. Мы выбрали второе.
   - Что за бред. Кто тебе сказал, что я упала в голодный обморок?
   - Военные. Они нашли тебя около котлована и сообщили Горову. Берст и Горов тут же примчались сюда. Военные и сказали им, что ты упала в голодный обморок. Профессора были очень недовольны и сказали, что финансирование твоих исследований закрыто и нам они ничем помочь не могут. Пойдём с нами. Пока жива.
   - Это был не голодный обморок. - Ирна усмехнулась. - Я видела его лицо.
   - Чьё? - Брови Сансана подскочили до середины его лба.
   - Старика в плаще люпий. Я увидела его сидящим на краю котлована и подошла. Он посмотрел на меня и... Очнулась я в полевом госпитале.
   - Странно. Выходит, военные врут? - Произнёс Сансан.
   - Думаю, они его, просто, не видели и придумали голодный обморок. - Произнёс Валио.
   - А как же он проник за их оцепление? - В голосе Сансана послышалось возмущение.
   - Я почему-то уверена, что никакое оцепление для него не является преградой. - Заговорила Ирна. - В принципе, ничего особенного в нём нет, за исключением глаз. Они у него вдоль лица и с каким-то жёлтым ободком.
   - Как это - вдоль лица? - Воскликнул Валий.
   - У нас так... - Ирна провела пальцами горизонтальные линии вдоль своих глаз. - А у него так. - Она провела вертикальные линии.
   - Как у птиц, что ли? - Вставил Сансан.
   - Что-то похожее.
   - А какие черты его лица вы ещё увидели? - Поинтересовался Валио.
   - Честно говоря... - Ирна мотнула головой. - Не помню. Лишь чёрные глаза с жёлтым ободком вокруг зрачков.
   - Жаль? - С досадой в голосе воскликнул Валио.
   - Странно. - Ирна провела рукой по лбу. - Такое впечатление, что я побывала внутри кольцевых гор. Какие-то пещеры. - Она легонько тряхнула головой. - Что это?
   - О чём ты? - Поинтересовался Сансан.
   - Так, ничего. А где сейчас профессор Берст?
   - Все они должны быть около пропускного пункта. Они что-то обсуждали с генералом.
   - Проводите меня к ним.
   Сансан взял её за локоть.
   - Нет. - Ирна резко дёрнула руку. - Я сама.
   Дёрнув плечами, Сансан повернулся и направился в сторону пропускного пункта. Ирна пошла за ним. Валио - за Ирной.
   Берст, Горов и Смолн, действительно были там, но никакого генерала рядом с ними не было. Увидев, вышедшею из зоны охранения Ирну, они дружно шагнули ей навстречу.
   - Здравствуйте! - Произнесла Ирна, останавливаясь.
   - Здравствуйте, госпожа Шарова. - Заговорил Берст, другие профессора лишь кивнули головами. - Мы рады видеть вас в сознании. Тут такое наговорили, что мы сами едва не лишились чувств. - Берст широко улыбнулся. - Надеюсь, с вами всё в порядке. Как вы себя чувствуете? Может есть смысл и вам уйти от сюда?
   - Я встретилась с ним, господин профессор.
   - С кем? - Берст подался назад, будто произнесённая Ирной фраза обожгла его.
   - С тем странным стариком, который посещал мой лагерь. Он здесь. И это он лишил меня чувств.
   - Он ударил вас?
   - Нет, конечно. Это было какое-то психическое действие.
   Берст обвёл взглядом других профессоров, но они лишь дёрнули плечами. Он вновь повернулся к Ирне.
   - Госпожа Шарова, может быть вам есть смысл пройти обследование у специалиста?
   - Я себя хорошо чувствую, господин профессор.
   - Институт возьмёт на себя все расходы, госпожа Шарова. Это будет лучший специалист планеты.
   - Вы меня обижаете, господин профессор. - Лицо Ирны погрустнело.
   - Что за вздор. У меня и мысли такой не было. Я обеспокоен вашим состоянием и искренне хочу помочь.
   - Если хотите помочь, господин профессор. - Ирна, вдруг, улыбнулась. - Помогите организовать экспедицию в пещеры кольцевых гор.
   Берст повернул голову в сторону Горова.
   - Что за пещеры?
   - Я знаю лишь об одной пещере. - Горов поднял правое плечо. - Но она достаточно хорошо изучена и не представляет археологической ценности.
   Берст вновь перевёл взгляд на Ирну.
   - В таком случае, я вас не понимаю, госпожа Шарова. - Он мотнул головой.
   - Другие - не нашли. Они скрыты.
   - А поиск крепости тарков вас больше не привлекает?
   - Нет никакой крепости. - Ирна покрутила головой. - Видимо перевод свитков люпий не точен. Над ними нужно ещё поработать.
   - Странно! - Берст вскинул брови и вновь перевёл взгляд на Горова. - Что ты на это скажешь, господин профессор.
   - Госпожа Шарова права. Над ними ещё нужно поработать. Я, только, за.
   Берст вновь повернулся к Ирне.
   - Что ж, если профессор не против, я тоже. Работайте. Представите результаты в научный совет. Там и решится ваша инициатива.
   - Я могу остаться здесь? - Поинтересовалась Ирна.
   - Пожалуйста! - Берст поднял плечи. - Узнав о происшествии, мы привезли немного продуктов. Они в вашей палатке. Думаю, мы ещё будем сюда наведываться. Но вы должны понять - наши возможности небезграничны.
   - Спасибо, господин профессор.
   - Желаю удачи! - Берст повернулся к Горову и Смолну. - Нам пора.
   - Да, да! Конечно. - Горов вытянул руку в сторону. - Прошу вас, господин Берст.
   Ирна повернула голову в сторону вытянутой руки - вдалеке виднелся красный левет. Профессора направились в его сторону.
   Ирна покрутила головой - ни Сансана, ни Валио рядом с ней не было. За разговором она и не увидела, когда они ушли. Хмыкнув и дёрнув плечами, она направилась к своей палатке.
   Подойдя к ней, она осмотрелась, но так и не увидев палатки археологов, глубоко и протяжно вздохнув, нырнула в свою палатку.
   Посреди палатки стоял небольшой контейнер-холодильник, какие неизменно использовались в археологических экспедициях. Шагнув к нему, Ирна открыла его и достав первую же упаковку, закрыла контейнер и сев на стульчик, разорвала упаковку: в ней оказались тоник и бутерброд. Открыв тоник она принялась за еду: запивая холодный бутерброд, холодным тоником.
   Откуда я знаю про пещеры внутри кольцевых гор? Даже вижу их галереи, будто была в них не один раз. Потекли у неё неторопливые мысли. Что это за наваждение? Такое впечатление, что кто-то вложил в мой мозг информацию о них. Военные? Но откуда они знают о пещерах? Да и зачем я им? Если бы что-то знали о них, определённо бы выбрали кого-то посолиднее. А если это сделал тот старик? Но зачем ему это нужно? Кто он? Почему он прячется ото всех? Почему его прежние экспедиции не видели? А если это он подсказал Сансану об этом космическом корабле? Но откуда он сам о нём знает? А если видел, как он падал в пустыню? И поняв, что сам не может завладеть им, решил рассказать о нём. Но почему выбрал Сансана? Случайно? Ерунда какая-то. Определённо, у меня что-то с головой. Ирна провела рукой по лбу.
   Неожиданно её привлёк шум, проникнувший сквозь полотно палатки. Она вылила остатки тоника в рот и поставив пустую баночку на контейнер, вышла наружу. Приложив руку ко лбу, она всмотрелась в направлении шума - в той стороне наблюдалось большое скопление народа. Это была подготовленная площадка для летательного аппарата. Она направилась к пункту пропуска и пройдя идентификацию, зашагала к тёмной площадке.
   Вдоль площадки, в паре метров от неё, был натянут трос. Свободное место перед тросом оказалось достаточно далеко от котлована. Ирна и не представляла, что здесь сейчас работает такое огромное количество народа. Наблюдения ни к чему её не привели: она совершенно не поняла, что происходит. Единственное, что ей удалось увидеть: два толстых троса, идущих от стоявшего в основании площадки механизма в котлован. Она тронула за локоть стоявшего рядом с ней мужчину. Мужчина оглянулся - это был астрофизик Корот Вирт. Его лицо тут же расплылось в широкой улыбке.
   - Рад видеть! - Он кивнул головой. - Я слышал, что с тобой что-то произошло, но раз ты здесь, значит всё в порядке.
   - Здравствуйте, господин профессор. - Ирна улыбнулась в ответ. - Не думала, что обо мне уже сплетничают.
   - Я слышал о какой-то психотропной атаке. Значит, это сплетня?
   - Думаю, что нет. Но это между нами. - Ирна вытянула руку в сторону тёмной площадки. - Что здесь происходит?
   - Пытаются вытащить космический корабль из котлована.
   - Этими тросами? - Она провела рукой перед собой.
   - С помощью лебёдки и двух тросов. - Астрофизик указал на механизм.
   - А они не порвутся? - В голосе Ирны послышалась тревога.
   - Не думаю. - Астрофизик мотнул головой. - Хотя я согласен - двух тросов, определённо, маловато. Но лишь бы корабль не разорвался, когда его будут затягивать на платформу.
   - Жаль если так произойдёт. - Ирна глубоко вздохнула.
   - Его попытаются затащить на специальный каток, а уже потом их вместе вытащить из котлована.
   - А когда начнут тащить?
   - Уже больше двух часов тащат.
   - Но троса стоят на месте.
   - Они движутся очень медленно. Спешить нельзя. К вечеру вытащат.
   Астрофизик отвернулся и уставился в сторону котлована. Ирна тоже повернула голову в ту сторону, но там ничего не происходило и вскоре ей стоять в ожидании, неизвестно сколько, наскучило и она направилась вдоль толпы к котловану, в надежде, что удастся подойти поближе к месту непосредственных событий, но её надеждам не удалось сбыться - все близкие подступы к площадке были заняты, а вокруг котлована стояло оцепление из десантников и что творилось внизу было не видно.
   Покрутившись в выборе направления своего дальнейшего движения, Ирна, вдруг, увидела в противоположной стороне котлована, стоящего меж двух десантников, человека в жёлтом плаще с накинутым на голову капюшоне. Её сердце бешено заколотилось. Она закрутила головой, в надежде увидеть кого-то из знакомых, чтобы показать ему человека в жёлтом плаще, но такого поблизости не оказалось и она быстрой походкой направилась в сторону механизма, где должен был находиться астрофизик. Он, действительно, стоял на своём прежнем месте, уставившись взглядом в чёрное поле площадки. Ирна схватила его за локоть.
   - Он там! - Выпалила она, запыхавшимся голосом.
   Астрофизик заметно вздрогнул и оглянулся.
   - Что-то произошло? - Он взмахнул подбородком. - У тебя очень испуганный вид, госпожа Ирна.
   - Он там. - Ирна вытянула руку в сторону котлована.
   - Ещё да. - Астрофизик дёрнул плечами. - Я же говорил - это долгий процесс.
   - Я о старике. Он там. На противоположной стороне котлована. Вы должны мне помочь. - Ирна шагнула в сторону от площадки и потянула астрофизика за локоть.
   Подведя астрофизика к тому месту, с которого она увидела старика, Ирна вытянула руку, указывая на противоположную сторону котлована.
   - Вон он, между... - Она умолкла и закрутила головой. - Ушёл. - Тихо произнесла она и её рука опустилась.
   - Я думаю, ты устала и тебе нужно отдохнуть. - Заговорил астрофизик, в свою очередь, беря Ирну за локоть. - Я тебя провожу.
   - Не нужно меня никуда провожать. - Ирна выдернула локоть. - Извините, господин профессор.
   Со стороны стоящих вдоль площадки людей донёсся громкий шум. Ирна и Корот повернули головы.
   - Давай вернёмся на своё место. - Астрофизик вытянул руку в ту сторону, откуда они пришли. - Иначе мы самое интересное пропустим.
   - Согласна. - Ирна кивнула головой и направилась в ту сторону, куда указывала рука астрофизика.
   Когда они оказались на своём месте около площадки и повернули голову в сторону котлована, то увидели, что из него показался нос космического аппарата...
   Прошло ещё долгих четыре часа ожидания, прежде, чем космический корабль был вытащен из котлована и помещён на подготовленную для него площадку. Здесь он был ещё более величествен, нежели в котловане. Его тут же окружили наблюдавшие за его вытаскиванием исследователи, перебравшись через натянутый ограничивающий трос.
   За время ожидания Корт пару раз ходил за тоником. Ирна же предпочла никуда не ходить, благо, день выдался не слишком жарким, хотя солнце и светило нещадно, но дувший со стороны ледника, достаточно сильный ветер, принёс прохладу, предвещая скорые перемены в погоде.
   Корот и Ирна перешагнув через трос, взобрались на платформу и подошли к кораблю. Ирна осторожно провела рукой по его корпусу.
   - Хм-м! - Она состроила гримасу. - Он очень холодный. Гораздо холоднее атмосферы. Вам не кажется это странным?
   Корот тоже приложил руку к его корпусу.
   - Ты права. Хотя этот феномен можно объяснить большой отражательной способностью его корпуса. Иначе и не может быть. - Он дёрнул плечами. - Однозначно, его скорость сопоставима со скоростью света. А при такой скорости его корпус должен быть идеален, иначе он сгорит от трения о пространство.
   - Но ведь там же ничего нет. - Ирна подняла руку, указывая в небо. - Какое может быть трение?
   - Для такого большого объекта, движущегося со скоростью света, там много чего есть. - Улыбнувшись, астрофизик положил свою руку на руку Ирны и опустил её вниз. - И когда скорости наших кораблей приблизятся к таким скоростям, мы, непременно, столкнёмся с этой проблемой и её разрешение, будет одной из главных задач нашего здвездоплавания. Уж поверьте мне, госпожа Ирна.
   - Я вам верю, господин профессор. - Ирна улыбнулась. - Что же мне ещё остаётся.
   - О-о-о! Стереонщики пожаловали. - Астрофизик кивнул подбородком перед собой. - Теперь тебе скучать не придётся.
   - Почему мне? - Ирна вскинула брови.
   - Как первооткрывателю. Насколько я слышал, твоё заявление вызвало большой резонанс и теперь стереонщики, непременно, захотят узнать отзыв.
   - Я в последние дни не смотрела никаких новостей и даже не представляю, что творится на планете. - Ирна развела руками. - Может обойдётся и они не тронут меня.
   - Как знать. - Астрофизик дёрнул плечами.
   - А что будет с кораблём?
   - Если до завтра не удастся проникнуть внутрь, то будут резать отверстие в корпусе.
   - А это не опасно? Вдруг он взорвётся и над планетой появится огромное радиационное облако? Об этом подумали?
   - И думали и думают. Но есть надежда, что этого не произойдёт. Придётся уйти. - Он кивнул подбородком в сторону носа корабля.
   Ирна повернула голову: от носа корабля к его корме, вдоль платформы, шёл офицер, за ним двигалась шеренга десантников.
   - Осмотр закончен. - Слышался зычный голос офицера. - Все, кто не занят в исследовательских работах, пожалуйста, пройдите за ограждение. Пожалуйста, пройдите за ограждение.
   Останавливаясь перед каждым, офицер вытягивал руку в сторону ограждения и шёл дальше лишь тогда, когда любопытный выполнял его просьбу. Идущие за ним десантники становились в цепочку вдоль натянутого троса.
   Корот и Ирна отошли за ограждение. Рядом с ними тут же оказалась пара стереонщиков с камерой и микрофоном.
   - Госпожа Шарова. Что вы можете сказать о находке? Это действительно космический корабль пришельцев? А где, тогда, они сами? Среди нас? - Протараторила молоденькая девушка в микрофон и подставила его к губам Ирны.
   - Я археолог, а не футуролог. - Ирна подняла руку и отвела микрофон от лица.
   - Извините, но здесь очень шумно. - Стереонщица попыталась вновь вернуть микрофон в прежнюю позицию, но выставленная рука Ирны не дала ей это сделать.
   - Извините, я не компетентна в этих вопросах. - Ирна отвернулась.
   - Жаль!
   Опустив микрофон, стереонщица повертела головой и направилась прочь. Вскоре она уже совала микрофон под нос кому-то другому.
   - Извините, госпожа Ирна, но я вынужден покинуть вас. - Заговорил астрофизик. - Извините! - Повернувшись, он пошёл прочь.
   Постояв ещё некоторое время, Ирна направилась в свою палатку.
   Войдя внутрь, она почувствовала себя, крайне, уставшей и едва прилегла на свою импровизированную спальную платформу, как сразу же провалилась в пустоту...
  
  

6

  
  
   Ирна проснулась от громкого шума. Вскочив, она шагнула к выходу и откинув полог, выглянула наружу. Было очень раннее утро: солнца ещё не было и сумерки едва-едва разомкнули свои объятья.
   От ближних палаток все бежали в одну сторону. Ирна не стала поддаваться сиюминутному стремлению, а вернувшись в палатку, привела себя в порядок, выпила тоник и уже затем вышла наружу. Никто уже никуда не бежал, но помня прежнее направление бегущих, Ирна повернулась в ту сторону и остолбенела - поодаль над песком возвышался космический корабль. Он был огромен. Не сводя с него глаз, не смотря под ноги и потому постоянно спотыкаясь, Ирна направилась к нему.
   Вблизи корабль был ещё огромнее и грациознее. Он стоял на восьми опорах, которые заканчивались огромными тумбами. Платформы под ним не было. Из его чрева на чёрную площадку был опущен трап, рядом с которым стояли несколько военных, а перед ним толпа исследователей. На ступеньках трапа, кто-то стоял, но в серости раннего утра трап, находясь в тени корабля, ещё плохо просматривался и кто это был, понять было невозможно.
   Ирна протиснулась ближе к трапу и когда оказалась напротив, её сердце бешено заколотилось - это был тот самый старик в жёлтом плаще люпий, но сейчас капюшон с его головы был сброшен, его лица, практически, видно не было и лишь горящие жёлтые ободки зрачков сияли на нём подобно ночным светлячкам.
   Старик повернул голову в её сторону - у Ирны всё поплыло перед глазами. Она закрыла лицо руками и пошатнулась. Чья-то сильная рука схватила её за локоть.
   - Тебе плохо? - В раздавшемся голосе, она узнала астрофизика.
   - Это он. - Ирна опустила руки. - Он посмотрел на меня и мне показалось, что узнал. Мне не по себе. Что он здесь делает? Неужели никто больше не чувствует его негативного действия на себя?
   - Если верить в произошедшее, то это он и оторвал корабль от платформы и поставил его на опоры.
   - Его уже разрезали? Когда? Ночью?
   - Я не знаю, где ты была, но вечером здесь произошла целая история. - Астрофизик отпустил локоть Ирны.
   - Я спала, как дурёха и только что проснулась от шума. Что здесь произошло?
   - Вечером из института пришли результаты анализа частиц, которые мы с тобой собрали с корпуса корабля. Они подтвердили предположение, что корабль очень долго находился в пространстве и прошёл не один десяток парсек, добираясь до Гитты. К тому же, я просил просмотреть все записи за последние пятьдесят лет о неклассифицированных космических объектах: есть одна интересная запись, примерно, десятилетней давности, о входе в атмосферу Гитты странного болида, который не был замечен в космосе ни одной из наблюдательных станций. Проанализированная тогда траектория, показывала, что он упал внутри кольцевых гор. Естественно, там его никто не искал. Мы оказались не точны.
   - Ты считаешь, что тот болид и есть этот корабль?
   - Не исключено. - Вирт мотнул головой. - Я направился искать руководителя научной группы, чтобы познакомить его с выводами. В палатке его не оказалось и я направился сюда. Подхожу и вижу стоит этот старик в жёлтом плаще, а вокруг него десантники и всё руководство исследованиями. Старик что-то говорит, оживлённо жестикулируя. Я протиснулся поближе и как понял, он утверждал, что сможет открыть люк корабля и опустить трап. Руководство же сомневается в его возможностях. Но старик упорно доказывает, что он сможет это сделать и просит ночь для этого. Тем более, что утром уже собрались резать корпус. Я не знаю, сколько они до меня препирались, но мне пришлось ещё около часа дожидаться научного руководителя. Мне показалось, что старик был даже агрессивен и готов был пойти на что угодно, лишь бы получить доступ к кораблю. В конце-концов руководство уступило его просьбе, но приставило к нему офицера, для наблюдений за ним. Старик и офицер направились к кораблю, а я познакомив руководителя исследований с результатами анализа, направился отдыхать. Спал этой ночью, как убитый. Вообще-то я плохо сплю ночью, в силу своей профессии и просыпаюсь, буквально, от каждого шороха, а этой ночью со мной произошло что-то непонятное. Проснулся от шума. Выглянул - корабль стоит на опорах. Моя палатка недалеко. Я сюда. Платформы нет, позже выяснилось, что она в котловане. Старик стоит на ступеньках трапа, офицер его охраны около трапа. Я к нему. Что произошло? Как старику удалось? А офицер лишь крутит головой. Оказалось, он тоже проспал всю ночь и понятия не имеет, что делал старик. Подошли другие. Оказалось, что все этой ночью спали и никто ничего не видел и не слышал. Мистика какая-то. - Астрофизик потряс головой.
   - И что дальше? - В голосе Ирны скользнули нотки испуга.
   - Сейчас организуется группа для обследования корабля. Вначале войдут десантники и если там нет ничего враждебного, то начнут работу исследователи. Если пожелаешь, я посодействую, чтобы и тебя включили в группу моим помощником. Я захватил портативный сканер-анализатор. - Он достал из кармана какой-то прибор и покрутив, убрал назад. - Вдруг удастся что-то интересное найти.
   - Я не против. - Ирна покрутила головой. - А старик будет с нами?
   - Не знаю. - Корот дёрнул плечами. - Неужели он так пугает тебя?
   - Я боюсь его взгляда.
   - Спрячешься за мою спину. - Широко улыбнувшись, астрофизик, легонько тряхнул Ирну за локоть.
   - Это не остроумно.
   - Но я, действительно, другого ничего не могу предложить. - Корот развёл руками.
   Ирна глубоко и протяжно вздохнула.
   - Десантники пошли. - Астрофизик взмахнул подбородком. - Подойдём ближе. Иначе без нас обойдутся.
   Повернувшись, он быстро пошёл в сторону опущенного трапа, обходя стоявшую перед ним толпу. Ирна пошла за ним, периодически переходя на бег. Чтобы добраться до трапа им пришлось обогнуть одну из опор, которую Ирна и Корот вдвоём, наверное, не смогли бы обнять и Ирна в полной мере оценила мощь космического корабля.
   - Какая огромная. - Заговорила она указывая рукой на опору. - Наверное, он очень тяжёлый.
   - Да уж не лёгкий. - Губы астрофизика вытянулись в усмешке. - Но опоры, скорее всего пустотелые.
   Вскоре они подошли к трапу с обратной стороны, но десантники не пропустили их ближе и Вирт окликнул большого полного мужчину, незнакомого Ирне, который, видимо, был руководителем, стоящих перед трапом, исследователей. Увидев астрофизика, мужчина повернул голову в сторону стоящего рядом с ним офицера и что-то произнёс. Офицер тут же повернулся в сторону десантников и сделал отмашку. Десантник стоящий рядом с астрофизиком отступил в сторону. Корот и Ирна подошли к трапу. Старика на нём не было и Ирна вздохнула с облегчением. Мужчина оказался академиком Медины - научным руководителем происходящих здесь исследований.
   Офицер, стоящий рядом с Медины, держал в руке сканер связи из которого доносились длинные и короткие теттрады слов. Ирна прислушалась. Вскоре ей стало понятно, что это говорят десантники, обследующие корабль изнутри.
   Насколько она понимала: ни одну дверь внутри корабля открыть не удавалось.
   Прошло ещё достаточно много времени, пока, наконец, в проёме люка, из которого опускался трап, показались ноги в высоких чёрных ботинках и шестеро десантников сбежали по трапу и вытянулись перед офицером.
   - Ничего подозрительного обнаружить не удалось. Так же не удалось открыть ни одной двери. Все коридоры пусты. - Произнёс ближний к офицеру десантник.
   - Свободны! - Офицер кивнул головой.
   Повернувшись, десантники убежали. Офицер повернулся к научному руководителю и развёл руками. Медины повернулся к, стоящим за ним, исследователям.
   - Приступайте! Но всё же, соблюдайте осторожность.
   Исследователи направились к трапу. Корот и Ирна, оказавшись к трапу ближе всех, ступили на него первыми: первым шёл Корот, а за ним, с замершим сердцем, Ирна.
   Поднявшись, они оказались в достаточно большом, практически, пустом, сером, высоком помещении. В нём было светло, хотя никаких источников света нигде не наблюдалось, будто светился сам воздух. В нескольких местах из стен торчали кронштейны с прикреплёнными к ним шлангами и кабелями, заканчивающимися разъёмными соединениями.
   - Чем бы это могло быть? - Произнёс Вирт, проведя рукой перед собой.
   - Я думаю - это ангар для летательных аппаратов. - Ответила Ирна.
   - С чего ты взяла?
   - Во-первых, так пишут в книгах; во-вторых - эти пятна правильной геометрии на полу, недвусмысленно указывают, что на них что-то должно стоять, а эти хоботы, торчащие из стен, несомненно, используются для их обслуживания.
   - Возможно. - Корот поднял плечо. - А ты наблюдательна.
   - Без этого в моей профессии делать нечего. А почему здесь светло, господин профессор? Это уже по вашей части.
   Астрофизик достал из кармана анализатор и приподняв его на уровень своего лица, поводил по сторонам.
   - Не совсем понятно. - Он опустил анализатор и повернул голову к Ирне. - В воздухе что-то есть. Какая-то непонятная субстанция.
   - А если она опасна? - Глаза Ирны сделались большими.
   - Не думаю. Видимо, она инертна.
   В стенах ангара было несколько дверей. Корот направился к одной из них. Ирна неотступно следовала за ним. Вошедшие вслед за ними исследователи, разбрелись по ангару и принялись за какие-то манипуляции, с принесённым своим оборудованием.
   Подойдя к двери, Ирна увидела на стене рядом с ней, на высоте своего плеча жёлтый прямоугольник.
   - Идентификатор. - Произнесла она, непроизвольно слетевшее с её языка слово и приложила руку к прямоугольнику.
   Ничего не произошло. Хмыкнув, она опустила руку.
   - Ты знакома с системами безопасности инопланетян? - Раздался удивлённый голос Вирта. - Надеялась, что прописана в базе данных корабля? - В его голосе послышалась насмешка.
   - Ни на что я не надеялась. - Ирна глубоко вздохнула. - Просто, я иногда читаю фантастику.
   - А я её пишу.
   - Я не большой знаток фантастики и не знаю такого автора.
   - Я размышляю о природе Мироздания, Вселенной, причинах зарождении разума в ней и его доменантности.
   - Это наверное больше философия, а не фантастика.
   - Скорее всего, где-то между ними.
   - Я больше склонна думать о прошлом, а не о будущем. Если не знать прошлого, не будет и будущего.
   - Ты права. Однако, мы отвлеклись и пора вернуться в реальность настоящего.
   Астрофизик надел сканер на ладонь своей правой руки и прислонил её к жёлтой пластинке. По небольшому экрану сканера побежали ряды знаков.
   - Однако! - Корот принялся тыкать пальцами левой руки в сенсорный экран сканера. - Однако... Однако...- Затараторил он одно и тоже слово, тыча пальцами в сенсоры сканера.
   Наконец его рука опустилась. Он повернулся к Ирне и молча покрутил головой.
   Состроив гримасу, Ирна, так же молча, дёрнула плечами.
   - Сканер показывает, что в пластинке есть энергия и что она обладает порциональными свойствами, что говорит о её кодированности. Идентификатор, как ты его назвала, чувствует внешнее воздействие, скорее всего, биополе человека и пытается его проанализировать. К сожалению, моему сканеру не понятны его сигналы или коды. Он их не идентифицирует.
   - Жаль! - Ирна глубоко вздохнула.
   - Смотри! - Корот вытянул руку перед собой. - Лестница.
   Ирна повернула голову - в широком дверном проёме противоположной стены виднелись серые ступеньки лестницы, ведущей вверх.
   - А ведь инопланетяне похожи на нас. - Произнесла Ирна.
   - Ты уверена?
   - Трап. Эта лестница. Это же для ног. Значит они у них такие же, как и у нас. Или очень похожие.
   - Разумно. - Астрофизик вытянул руку перед собой. - Посмотрим, что у них наверху.
   - Посмотрим. - Ирна согласно кивнула головой.
   Опустив руку, Корот направился к лестнице, лавируя между исследователями. В ангаре уже наблюдалась некоторая толчея, исследователей, которые толкая и таская всевозможные аппараты и лестницы, подносили свои анализаторы ко всему, до чего можно было дотянуться.
   Лестница оказалась винтовой и достаточно крутой. На нескольких первых ступеньках Ирна споткнулась и наконец, поняв в чём дело, стала выше поднимать ноги.
   - Они, или высокие, или длинноногие. - Громко произнесла она, пытаясь догнать астрофизика, который, видимо, не испытывая неудобства, уверенно шёл по лестнице.
   - Возможно. - Не оглядываясь ответил он.
   - У них ступеньки выше. - Пояснила свой вывод Ирна.
   - Я это заметил.
   Лестница вынесла их в чуть более светлый коридор следующего уровня, но был ли он светлее от более яркого освещения или таким был сам по себе, понять было невозможно. Исследователей видно не было, видимо они ещё не добрались сюда и Корот с Ирной неторопливо зашагали по коридору, крутя головами.
   Коридор был гораздо ниже ангара и не слишком широк и двоим идти рядом было непросто и Ирна шла чуть позади профессора, однако настолько близко к нему, что касалась своим плечом его спины.
   Ирна, в какой-то степени, оказалась удивлена. Коридор не совсем соответствовал описаниям коридоров космических кораблей, о которых она читала в фантастических романах или видела в фильмах и больше напоминал коридор официального учреждения, а не футуристического покорителя пространства: здесь не было неизменного атрибута коридоров космического корабля - усилителей конструкции, которые в фильмах наличествовали в огромных количествах; но в верхней части коридора стояли решётки, которые, несомненно, были частью воздуховодов; по потолку шли две широкие белые полосы, которые могли служить источником света; углы коридора были скруглены; двери находились лишь с одной стороны коридора - внешней, если так можно было сказать о двух его стенах, длинной и короткой, с неизменной жёлтой пластинкой рядом, но все они были закрыты. Напротив каждой, они останавливались и Вирт подставлял к пластинке свой анализатор и опуская через некоторое время руку, неизменно, крутил головой.
   Коридор оказался кольцевым и Корот с Ирной вновь оказались перед лестницей, по которой и поднялись сюда.
   - И что вы можете сказать, об увиденном, госпожа археолог. - Поинтересовался Корот, останавливаясь напротив лестницы. - Соответствует оно фантазиям авторов фантастических романов?
   - Вполне, господин астрофизик. - Ирна развела руками. - Такое впечатление, что ожил один из фантастических романов и мы стали его действующими лицами.
   - Хм-м! - Состроив гримасу, астрофизик покрутил головой. - Занятно! Может быть в нём есть подсказка, как открыть одну из дверей корабля?
   - Стоит над этим подумать. - Ирна дёрнула плечом. - Я чувствую себя уставшей.
   - Анализатор отмечает пониженное содержание кислорода внутри корабля. Из-за этого и усталость. - Вирт шагнул к лестнице и медленно пошёл по ступенькам, повернувшись вполоборота к Ирне, идущей следом. - Что-то мешает выравниванию атмосфер. Возможно, какая-то невидимая нам завеса над трапом. - Продолжил говорить он. - Анализатор отмечает перемещающиеся энергополя в коридоре. Несомненно, это токи энергии. Значит энергия на корабле есть и она вполне соответствует нашим физическим законам. Это ещё одно подтверждение, возможной, идентичности инопланетян. Думаю, дверь, не корпус и одну из них можно вырезать.
   - Жаль портить такой прекрасный корабль. - Ирна глубоко вздохнула. - Может стоит потерпеть и специалистам удастся раскодировать одну из пластинок?
   - Если бы его удалось оттащить на ближайшую базу военных, проблем бы со временем не было. Но он очень тяжёл и громоздок и думаю, даже десять грузовых коптеров его не поднимут.
   - Жаль! - Ирна вновь глубоко вздохнула.
   Едва они оказались в ангаре, как Ирна схватила профессора за локоть и прижалась к нему. Астрофизик, подняв брови, уставился в девушку - в его голове, пронёсся бурный рой противоречивых догадок, но он всё же счёл нужным высказать свою озабоченность, её столь бурному выражению своего чувства.
   - Госпожа Ирна, вы слишком эмоциональны. Здесь это не совсем уместно. - Стараясь придать голосу строгость, произнёс он, пытаясь лёгким движением выдернуть локоть из рук Ирны, но она держала его таким хватом, что сделать это легко было невозможно.
   - Он здесь. - Прошелестели губы Ирны и она так плотно прижалась к астрофизику, что тот почувствовал её упругую грудь.
   - Но это...
   Корот Вирт дёрнулся, от столь бурного натиска девушки и чтобы устоять, сделал шаг вперёд, его голова повернулась и взгляд упёрся в старика в жёлтом плаще люпий, стоящего в нескольких шагах перед ним. Рядом со стариком стояли несколько исследователей. Старик что-то говорил и по обрывкам долетающих фраз, можно было понять, что он чем-то недоволен.
   - Он не смотрит на нас. Стань за мою спину. - Вирт резко дёрнул свою руку и Ирна отпустила его локоть. - Я хочу подойти к нему и узнать о чём он говорит. Он, явно, недоволен.
   Астрофизик подошёл к старику и исследователям. Старик тут же умолк.
   - Что за проблема? - Поинтересовался Вирт, смотря на одного из исследователей, подтверждая свой вопрос взмахом подбородка.
   - Он не даёт резать дверь. Ещё угрожает. - Заговорил исследователь с усмешкой на губах. - Кто он, вообще-то, такой?
   Вирт повернул голову к старику.
   - Объясните причину вашего несогласия, господин.... Извините, но я не знаю вашего имени.
   - Валлиолет Лампарт. - Произнёс старик, довольно, странное имя.
   - Корот Вирт. Астрофизик. - Назвал себя Вирт. - Так в чём проблема, господин Лампарт?
   - Я считаю неразумным применять насильственные действия к элементам конструкции корабля. - Заговорил старик и Вирт отметил проскальзывающий акцент, хотя старик, скорее всего, пытался говорить очень правильно, что было неудивительно лишь в том случае, если он был люпий, хотя внешне похож он на него не был. - Я уверяю - есть способ открыть двери корабля более традиционным методом.
   - Я нисколько не сомневаюсь, что он есть, господин Лампарт. - Вирт улыбнулся. - Но, к сожалению, нам он неизвестен.
   - Я найду его. - В голосе старика послышались твердые нотки уверенности, его жёлтые ободки зрачков, вдруг, вспыхнули, заставив сердце Вирта неприятно вздрогнуть.
   - Возможно, мы бы и сами его нашли, но время нас торопит, господин Лампарт. Совсем скоро наступит сезон аномальной погоды, а нам бы не хотелось бросать корабль в пустыне. Есть опасность, что он будет повреждён или вовсе, безвозвратно потерян.
   - Мне достаточно одной ночи. Я уверен, что найду способ. - Голос старика прозвучал очень резко, будто с угрозой.
   - Хотелось бы вам верить, господин Лампарт. - Вирт поднял плечи. - Но я вас не знаю. Вы очень странный человек и прежде, чем принять какое-то решение, я хотел бы узнать что-либо о вас. Вы не похожи на люпий.
   - Я родился с отклонением в психическом развитии и люпии хотели меня умертвить, но моя мать убежала со мной в горы, в пещерах которых я и прожил всю свою жизнь. Мои глаза трансформировались и теперь хорошо адаптированы к темноте.
   - И что же особенного люпии нашли в вас, что заслуживало смерти?
   - Я этого не знаю. Мать не раскрыла этой тайны.
   - А где ваша мать сейчас?
   - Она давно умерла.
   - А вы не пытались вернуться к своему народу?
   - Пытался! - Лицо старика исказилось неприятной гримасой. - Но моя внешность ввергла их в ярость и я едва спасся.
   - Хм-м! - Вирт провел левой рукой по лицу. - Хотелось бы верить вам, господин Лампарт. Почему нужно ждать ночи? Прямо сейчас и займитесь вашими исследованиями. И мы вам поможем. Возможно, что совместными усилиями и успех придёт быстрее.
   - Я уже сказал - дневной свет мешает мне сосредоточится.
   - Разве? - Вирт вскинул брови. - Но, насколько я понимаю, здесь и ночью будет такое же освещение. - Он оглянулся. - Вы как думаете, госпожа Шарова? - Вирт вопросительно кивнул головой, стоявшей за ним Ирне, с прижатыми к лицу руками так, что они закрывали глаза.
   - Я не знаю. - Ирна, не опуская рук, покрутила головой.
   - Н-да! - Вирт вновь повернулся к старику. - Я не против, господин Лампарт. Но я должен информировать руководителя научной группы. Скажите условия, на которых вы согласны нам помочь?
   - Вы не должны применять насильственные действия к элементам конструкции корабля. Это моё единственное условие.
   - Где вас найти?
   - Я буду здесь.
   Вирт повернулся к Ирне.
   - Пойдёмте, госпожа Шарова.
   - Я хотела бы задать вопрос господину Лампарту, если не ошибаюсь. - Произнесла Ирна, опуская руки и гордо вскидывая голову.
   - Я слушаю! - Раздался у Вирта за спиной голос старика.
   - Зачем вы преследуете меня? - Голос Ирны прозвучал твёрдо и даже, как-то, властно.
   - Я подумаю над ответом. - Произнёс старик.
   - Как долго?
   - Тебе это будет известно.
   - Хм-м! - Ирна резко повернулась и направилась к трапу.
   Астрофизик догнал Ирну, когда она уже была внизу.
   - Ну и прыть! - Заговорил он. - Еле догнал. Это старик тебя так стимулировал? Ты куда сейчас?
   - К себе! Я очень устала и хочу отдохнуть. - Практически выкрикнула Ирна, не поворачивая головы.
   - Как пожелаешь. - Дёрнув плечами, Корот Вирт повернулся и пошёл в другую сторону.
  

***

  
   Ирна открыла глаза. Было темно и тихо. Она вытянула руку и нащупав на столике ночной светильник, включила его - палатка наполнилась голубоватым мистическим светом. Она рывком села и провела ладонями по лицу. В голове неприятно шумело.
   Вернувшись, после посещения корабля, Ирна достала из своих тайных запасов баночку крепкого тоника и выпив, легла на свою импровизированную спальную платформу, свернувшись комочком. Она была взволнована; её колотило; сердце норовило, буквально, выпрыгнуть из груди. Она даже сама не понимала, каким образом у неё хватило смелости взглянуть старику в глаза и задать ему такой прямой вопрос.
   Поднявшись, Ирна взглянула на себя в прикрепленное к стенке палатки зеркало: на неё смотрело припухшее лицо, с растрёпанными волосами и сонным взглядом. Глубоко и протяжно вздохнув, она начала приводить себя в порядок.
   Покончив с туалетом, Ирна вышла наружу. Было очень раннее утро и было прохладно. Из-за горизонта лишь едва показался краешек алой зарницы и на небосводе ещё было полно ярких звёзд. Дул лёгкий ветерок. Ирна повернула лицо ему навстречу и он, приятно лаская, уносил с собой остатки шума, от выпитого перед сном лёгкого хмельного напитка. Дышалось легко и свободно. Подняв голову, она посмотрела на звёзды.
   От какой из них он прибыл к нам? Вдруг всплыла у неё любопытная мысль. Видна она с Гитты или надёжно спрятана от нас за какими-либо туманностями? Удастся узнать когда-нибудь о ней? Странный старик. Вчера я не почувствовала его психотропного действия. Может он испугался, что я знаю об этом и решил больше не издеваться надо мной? Это ведь наказуемое действо. А может, просто, в присутствии большого количества народа не решился на атаку моего мозга? А как он ответит на мой вопрос: словами или это будет очередное воздействие? Как наказание? Ирна передёрнула плечами и опустила голову. Интересно, ему разрешили этой ночью работать внутри корабля? Вдруг ему и в самом деле удастся открыть одну из дверей? Вот будет весело: ученые со своими супер анализаторами бессильны, а какой-то люпий - всесилен. Она широко улыбнулась. Пройтись, что ли, до корабля и поинтересоваться у десантников?
   Глубоко вздохнув, Ирна направилась в сторону, высившегося тёмной громадой, инопланетного космического корабля.
   Проходя мимо палатки астрофизиков, она, сама не зная почему, замедлила шаг. Будто почувствовав это, полог палатки откинулся и из неё вышел профессор Вирт. Ирна остановилась.
   - Здравствуйте, господин профессор. - Произнесла она.
   - А-а-а! Госпожа археолог! - Корот шагнул к Ирне. - Здравствуй, здравствуй! И куда же ты направляешься в такую рань? К старику Лампарту на медитацию?
   - Вы смеётесь надо мной, господин профессор, а мне, совершенно, не смешно. Я вчера так испугалась его, что проспала весь остаток дня и всю ночь.
   - А он ждал тебя.
   - Вы шутите? - Ирна вскинула брови.
   - Думаю, что нет. Он до ночи просидел около котлована в какой-то непонятной позе, смотря в сторону палаток. Определённо, ждал тебя. Но сказал, что занимался медитацией.
   - Вы не разрешили ему открыть двери? - В голосе Ирны послышалось возмущение. - Жаль!
   - Почему не разрешили. - Корот дёрнул плечами. - Если уж ты здесь, то можно пойти и поинтересоваться результатами его работы. Я как раз и намеревался это сделать.
   - Я буду рада, если вы возьмёте меня с собой. - Ирна улыбнулась.
   - Тогда идём смотреть. - Корот вытянул перед собой руку и сам шагнул в указанном направлении.
   Когда они подошли к трапу, то у стоявших около него десантников был, явно, заспанный вид. Они совершенно никак не отреагировали на подошедших учёных. Окинув их недовольным взглядом, Вирт начал подниматься по трапу. Ирна последовала за ним.
   Оказавшись в ангаре, она шагнула в сторону, обходя остановившегося археолога и тут же замерла сама - все двери ангара были открыты и в нём было гораздо светлее, нежели вчера, хотя источника света, по-прежнему, видно не было.
   - Ну и ну! - Произнесла Ирна и покрутила головой - старика в ангаре не было.
   Может он в одной из комнат. Всплыла у неё мысль и её сердце невольно сжалось от возможной встречи с ним.
   Вирт направился к той же самой двери, к какой первой они подходили и вчера. Подойдя, он осторожно заглянул внутрь. Затем, повернувшись, молча кивнул Ирне рукой, давая понять, чтобы она подошла. С замершим сердцем, Ирна подошла к астрофизику.
   - Он там? - Тихим голосом, будто боясь того, кто находится внутри помещения, произнесла она.
   - Никого здесь нет. - Заговорил Вирт не оборачиваясь. - Здесь лишь какой-то механизм. Я предлагаю осмотреть его.
   - Я не против. - Произнесла Ирна и глубоко вздохнув, шумно выдохнула.
   - Впечатление, будто ты камень сбросила с плеч. - Корот оглянулся и широко улыбнулся.
   - Возможно, так и есть. - Ирна ещё раз глубоко вздохнула.
   Хмыкнув, Вирт отвернулся и шагнул внутрь помещения. Ирна шагнула следом.
   В помещении было очень светло - свет шёл от большого белого круга на потолке, прибавляло света и то, что его стены были светло серых тонов, будто отражающих свет. Помещение было небольшим. Посреди него стоял какой-то полуовальный аппарат с креслом перед ним. На стенке полуовала, повернутой к креслу был чёрный квадрат, несомненно, это был какой-то экран, под которым располагался ряд небольших разноцветных панелек.
   Вирт подошёл к аппарату и склонился к цветным панелькам. Ирна сделала тоже самое.
   Брови Ирны взметнулись вверх - на панельках были нанесены какие-то угловатые знаки. Они ни с чем не ассоциировались. Были ли это знаки письменности или какие-то пиктограммы, понять было невозможно.
   Вирт, вдруг, вытянул руку и ткнул указательным пальцем в одну из пиктограмм. Ирна вздрогнула. Но ничего не произошло. Тогда Вирт провёл пальцем по всем клавишам. Никакого эффекта это не возымело - аппарат остался безмолвен. Вирт сел в кресло и откинувшись на спинку, покрутился вместе с ним и подняв голову, посмотрел на Ирну. Его губы вытянулись в широкой улыбке.
   - Достаточно удобно. Видимо, ты права - они, весьма, схожи с нами.
   - Я надеюсь.
   Ирна отступила от передней стенки аппарата и пошла вокруг него. Обойдя, она остановилась рядом с креслом, с другой стороны.
   - И как? - Вирт вопросительно взмахнул подбородком.
   - Да никак! - Ирна мотнула головой в ответ.
   - Вот и отлично, что никак. - Вирт поднялся. - Посмотрим в других комнатах. - Он направился к двери.
   Молча дёрнув плечами, Ирна пошла за ним.
   Выйдя в ангар, Вирт вдруг повернулся к дверному проёму и подняв руку, приложил её к жёлтой пластинке - с лёгким свистом выскользнувшая из стены дверь, отгородила его от комнаты. Отстранив руку и подождав несколько мгновений, он вновь приложил её к пластинке идентификации - дверь осталась на месте. Он постучал рукой по пластинке - никакого эффекта это не возымело.
   Повернувшись к Ирне, Вирт, состроив гримасу, поднял плечи и разведя руками, замер.
   - Вы верите ему? - Произнесла Ирна.
   - Кому? - Астрофизик вернулся в нормальную позу.
   - Старику.
   - В какой-то степени. А что у тебя вызывает сомнение?
   - Уж слишком правильно он говорит.
   - Как понять? Если ты имеешь ввиду его речь, то она внятна и толкова, хотя, если прислушаться, можно уловить нехарактерные признаки неестественного произношения. Если его биографию, то она, вполне, правдива.
   - Он слишком чётко выговаривает слова. Как-то не верится, что он всю жизнь провёл, здесь, в песках. Так говорят лишь преподаватели словесности.
   - Что здесь плохого? - Корот дёрнул плечами. - Человек следит за своей речью. Возможно, это и нам бы не помешало.
   - И всё же, я не уверена, что он люпий.
   - Это пустой спор. Когда-либо узнаем, кто он. - Вирт вытянул руку в сторону. - Пойдём осмотрим другие комнаты, пока здесь спокойно и не набежали другие любопытные.
   - Пойдём! - Ирна дёрнула правым плечом, показывая, что осталась при своём мнении.
   Следующая комната была пустой. Ещё в одной на полу лежал какой-то агрегат, ассоциирующийся с небольшим движителем летательного аппарата. В этой комнате было несколько шкафов, в которых находились, определённо, инструменты для работы. Была и ещё одна находка, которая утвердила версию Ирны и Корота, что инопланетяне похожи на гиттов - это был комбинезон тёмно-серого цвета с многочисленным карманами. Комбинезон был достаточно большой, что однозначно указывало на большой рост, того, кто его некогда одевал и он был покрыт большим количеством разноразмерных тёмных пятен., что говорило, что им достаточно интенсивно пользовались.
   - Даже не знаю, кому бы он был в пору. - Заговорила Ирна, расправляя висящий в шкафу комбинезон. - Если только Ивору.
   - Если ему под два метра. - Резюмировал Корот.
   - Мож-жет бы-ыть. - Протянула Ирна, оставляя в покое комбинезон и отходя от шкафа.
   - Поднимемся на второй уровень. Надеюсь, там интереснее. - Произнёс Вирт и повернувшись шагнул к выходу.
   Едва они поднялись на второй уровень, как лицо Вирта исказилось гримасой недовольства - виднеющиеся от лестницы двери били закрыты.
   - Проклятье! - Повернувшись, он направился назад, в ангар.
   - Что-то неприятное? - Поинтересовалась Ирна, прыгая по ступенькам, вслед за ним.
   - Он не открыл двери второго уровня. - Бросил Вирт, не оглядываясь.
   - Почему?
   - Я бы это сам хотел знать.
   - И куда мы?
   - К нему.
   Ирна мгновенно остановилась.
   - А где он?
   - Думаю, там же, где и вчера.
   - Где это? - Нога Ирны замерла над следующей ступенькой лестницы.
   - На песке... - Удалось разобрать Ирне лишь часть удаляющегося голоса астрофизика.
   Она заторопилась, но когда спустилась в ангар, то Вирта в нём не было. Состроив гримасу недоумения, она направилась к ближней открытой двери в ангаре: астрофизика там тоже не было. Она заглянула во все комнаты: Вирта нигде не было. Глубоко и протяжно вздохнув, она направилась к трапу.
   Внизу астрофизика тоже не было. Предрассветное время уже сменилось ранним утром и от палаток в сторону корабля шли несколько человек, неся свои исследовательские приборы и атрибуты.
   Ирна посмотрела в другую сторону - фигура астрофизика была уже в районе хвоста космического корабля и он быстро удалялся. Повернувшись, Ирна направилась ему вслед.
   Выйдя из-под хвоста корабля, она остановилась. Её сердце забилось учащённо: метрах в тридцати на песке сидел старик, с наброшенным на голову капюшоне; Вирт стоял напротив него, его руки находились в постоянном движении, он, видимо, что-то энергично говорил, но старик оставался неподвижен. Ирна перешла с быстрого шага на медленный.
   Что он пытается ему доказать! Стоит мне подходить или подождать профессора здесь? Принялась размышлять она. Вдруг старик опять посмотрит на меня своим неприятным взглядом и я опять просплю уже весь сегодняшний день? Как эти взгляды отразятся на моём здоровье? А если я начну сходить с ума? Ирна закрыла лицо руками.
   - Тебе плохо?
   Ирна почувствовала прикосновение к руке и вздрогнула. Она резко опустила руки. Перед ней стоял астрофизик. Её глаза сверкнули.
   - Ты бросил меня! - Со злом в голосе заговорила она. - Я рассержена!
   - Я... Бросил... - Состроив гримасу, Корот поднял плечи. - Извини. Но я... - Он покрутил головой. - Мои обязанности требуют...
   - Это недопустимо! - Выкрикнула Ирна, перебивая астрофизика и повернувшись, пошла прочь.
   - Остановись!
   Раздался голос у неё в голове. Звук, именно, пришёл к ней прямо в мозг, а не через уши. Неосознанно выполняя полученную команду, она остановилась и замерла.
   - Я не хочу тебе причинять неприятностей. - Продолжил звучать у неё в голове тот же голос. - Они лишь от того, что твой мозг несовершенен. Тут я бессилен помочь. Но я пытаюсь сделать всё, чтобы их было, как можно меньше.
   Ирна подняла руки и ощупала голову. Никаких изъянов в ней не прощупывалось. Она опустила руки и повернулась: Корот продолжать стоять на том же месте, с какой-то непонятной гримасой на лице; старик был на ногах, капюшон с его головы был скинут и даже в таком отдалении было видно, как сверкают жёлтые ободки его зрачков.
   - Кто вы? - Произнесла Ирна первую же, сформировавшуюся у неё, мысль.
   - Я-я? - Гримаса на лице Корота стала ещё выразительнее.
   - Можешь не произносить слов. Лишь чётко обозначай, какую мысль ты хочешь озвучить. - Прозвучали в голове Ирны следующие слова.
   - Кто вы? - Шевельнулись губы Ирны, но голоса не последовало.
   - Просто, думай! - Полученная фраза оказалась очень громкой и больно кольнула мозг Ирны, заставив её лицо исказиться болезненной гримасой.
   Я думаю. Ирна плотно сжала губы от негодования. И хотела бы знать, кто вы и зачем преследуете меня? Попыталась она оформить свою мысль в понятный вопрос.
   - Для всех, я Валлиолет Лампарт - люпий с отклонением в психическом развитии. Для тебя: Валл'Иолет - капитан боевого весспера толлонской цивилизации.
   - Валл-и... - Шевельнулись губы Ирны.
   Её ноги, вдруг, подкосились и она рухнула на песок...
  

***

  
   Ирна почувствовала приятную прохладу на лице и открыла глаза - её взгляд упирался в незнакомое лицо.
   Опять он! Острая мысль больно кольнула её мозг и она дёрнулась, пытаясь отстраниться от чужого лица.
   Лицо, действительно отдалилось. Прохлада с лица, тоже исчезла. Чьи-то руки влезли Ирне подмышки и приподняли. Она оказалась сидящей.
   - С вами всё в порядке, госпожа Шарова? - Раздался над головой Ирны и знакомый и нет голос.
   Она подняла голову - на неё смотрел тот самый мужчина из полевого медицинского госпиталя.
   Ирна подняла руки и принялась ощупывать голову.
   - С моей головой всё в порядке? - Произнесла она, опуская руки.
   - Внешне - да. - Мужчина усмехнулся. - Если не считать песка в ваших волосах.
   - Да, да. Конечно. - Ирна принялась энергичного трепать свои волосы, пытаясь вытряхнуть из них песок. - Помогите встать. - Она подняла руки и кто-то, сзади взяв за них, поставил её на ноги. - Где он? - Она, закрутила головой.
   Перед ней стоял мужчина в белой курточке, держа в руках какой-то предмет; за ним - астрофизик, по бокам - два десантника, которые, видимо и подняли её. Старика не было.
   Сделав несколько шагов, Вирт стал рядом с мужчиной.
   - Я вас слушаю, госпожа Шарова. - Произнёс он.
   Подняв брови, Ирна уставилась ему в лицо.
   - Да, что с вами? - Произнёс через несколько мгновений Вирт, дёрнув плечами. - Может вы переутомились, госпожа Шарова и вам стоит покинуть лагерь? Отдохните! - Он повернул голову в сторону мужчины. - Доведите её до палатки, помогите собрать вещи и ближайшим коптером отправьте в госпиталь. - Зазвучал его твёрдый голос. - Выполняйте!
   - Да, господин Вирт. - Мужчина кивнул головой.
   Повернувшись, астрофизик обошёл Ирну с десантниками и скрылся у неё за спиной.
   - Прошу вас, госпожа Шарова. - мужчина вытянул руку перед собой.
   Ирна оглянулась голову и увидела сидящего на песке старика, с накинутым на голову капюшоном.
   Помогите мне капитан Валл... Она прервала свою мысль, пытаясь вспомнить вторую часть имени старика, но она никак не вспоминалась.
   - Капитан Валл'Иолет. - Прозвучали слова в её голове и капюшон старика шевельнулся.
   Пожалуйста, остановите их капитан Валл'Иолет. Попыталась Ирна придать своей просьбе понятную осмысленность. Я не хочу покидать лагерь.
   Слов в голове Ирны больше не было. Подумав, что старик не в состоянии выполнить её просьбу, она отвернулась от него, но, вдруг, мужчина и десантники, повернулись и пошли прочь. Подняв брови, Ирна проводила их долгим, недоумённым взглядом, затем развернулась в сторону сидящего на песке старика.
   Я могу подойти к вам? Постаралась она послать мысль в его направлении.
   - Если для тебя это имеет значение. - Прозвучала в голове Ирны фраза.
   Имеет! Ещё какое. Ирна попыталась придать своим мыслям недовольство.
   - Как пожелаешь.
   Ирна подошла к старику, но тот никак не отреагировал на её приближение, продолжая сидеть в прежней позе, с накинутым на голову капюшоном. Куда он смотрел, Ирне было сложно определить.
   - Мне сложно подобное общение. - Заговорила она. - У меня складывается впечатление, что я ненормальная и разговариваю сама с собой. Мы можем разговаривать традиционным способом? Или, хотя бы, я?
   - Как пожелаешь. - Прозвучала в голове Ирны фраза старика, какой-то безразличной интонации.
   - Зачем вы преследуете меня? Во мне нет ничего особенного. Я такая же, как и миллионы других гиттов. Здесь есть более умные люди, занимающие более важные посты в иерархической лестнице нашей цивилизации. - Выпалила Ирна на одном дыхании.
   Ты не поверила в мою легенду?
   Озвучилась в голове Ирны колючая фраза. Она, совершенно, не поняла, толи старик спросил её, толи, просто, констатировал своё умозаключение. Она на какое-то время задумалась.
   А я ведь и в самом деле не придала значения его представлению себя. Всплыла у неё мысль. Он пытается внушить мне, что он инопланетянин и что, возможно, прилетел на этом корабле. Но почему тогда он так поступил: никуда не пошёл и не сказал об этом официальным лицам, а ведёт себя очень скрытно? Есть причина для этого? Какая? А вдруг он преступник? Как мне реагировать на его легенду? А если рассказать обо всём профессору Вирту? Но поверит ли он мне, после всего, что со мной здесь уже произошло? Не посчитает мои слова бредом и не прикажет меня связать и на более жёстких условиях отправить отсюда? Может лучше помолчать? Посмотреть, как старик будет себя дальше вести? Но что-то ему ответить, всё же, нужно.
   - Я ещё не решила: верить вам или нет. Я не вижу достаточных оснований ни для того, ни для другого. Я прошу вас лишь об одном - прекратите меня преследовать.
   Старик вдруг поднялся и сбросив с головы капюшон, уставился в Ирну. Его жёлтые ободки зрачков ярко горели. Ирну сковал страх. Она стояла не шевелясь, уставившись в лицо старику. Шло время, но с ней ничего не происходило, не чувствовалось никакого покалывания в голове, ни какого-то другого неприятного чувства.
   - Есть чувство, которое не управляется разумом, как бы мы этого не хотели, оно идёт от сердца, которому, как известно - не прикажешь. Думаю, это чувство и у вас - гиттов, такое же сильное, как и у нас - толлонов. Оно способно заставить человека, как совершить подвиг, так и превратиться в ничтожество. - Произнёс старик, чётко выговаривая слова.
   Находясь сейчас очень близко к старику, Ирна впервые рассмотрела его лицо. У неё сложилось крайне противоречивое мнение о старике.
   Он был достаточно высок, глаза Ирны смотрели ему куда-то в шею и ей пришлось поднять голову. Хотя кожа его лица была морщинистой, но она не была дряблой, это не были морщинки прожитых лет, а будто их кто-то искусственно создал на его лице; зачесанные назад волосы, спускающиеся ниже плеч, были несколько спутаны и неряшливы, но они были черны и блестящи; черны были и его брови, ресницы длинны и даже привлекательны; губы тонки и ярки и когда он их сжимал, то просматривалась твёрдость и воля его характера; подбородок и шея были тонки, наталкивая на мысль, что в этом человеке, возможно, нет большой физической силы, всё его тело скрывал очень широкий плащ и понять, как оно выглядит, было совершенно, невозможно, были видны лишь его удлинённые узкие руки; уши были чуть длинноваты, но, возможно, это удлинённые мочки делали их таковыми; несколько неестественно выглядел нос старика - он был прямым и длинным и его кончик, загнувшись вниз, неприятно нависал над его верхней губой, делая его лицо, если не уродливым, то с какими-то элементами мистики; но самыми необычными на его лице были глаза. Ирне, наконец, удалось понять их необычность - они были птичьими и жёлтый ободок вокруг зрачков, тоже был птичьим.
   При столь близком рассмотрении, старика делал стариком лишь его неприятный нос, всё остальное в нём было достаточно молодо. Было несомненно, старик никак не походил на люпия и если они его, действительно, преследовали, то было за что.
   - Я понимаю, что я неприятен. - Продолжил говорить старик. - А возможно и отталкивающь, что написано на твоём лице и потому не стану утомлять тебя. Хочу лишь сказать: то что ты ищешь, находится совсем в другом месте. Тарки жили в пещерах гор, которые, возможно, сами и выдолбили. Но вход в их пещерный город найти очень трудно и думаю, вы его никогда не найдёте, если только не снесёте сами горы и лишь я один знаю его. Но покажу ли его - зависит, лишь, от тебя.
   Старик сделал несколько шагов назад и накинув на голову капюшон, опустился на песок. Капюшон склонился вниз, приняв, почти, горизонтальное положение.
   - Что я должна сделать? - Поинтересовалась Ирна.
   Прошло некоторое время, но старик оставался безмолвен, будто уснул. Глубоко и протяжно вздохнув, Ирна повернулась и пошла прочь.
   Что он хотел этим сказать? Потекли у неё раздражённые мысли. Что покажет мне вход, лишь, когда я пересплю с ним? Не слишком ли он возомнил из себя неотразимого хельда. Да за такое... А если... А кому я могу об этом сказать? Её лицо погрустнело. И Сансан и Ивор уехали. Сказать Вирту, так он непременно прикажет связать меня и отправить отсюда силой. Нет, только самой. Неужели он думает, что я, действительно, добровольно приду к нему? Наглец! А если он ночью заберётся ко мне в палатку? У меня же есть парализатор. Ирна улыбнулась. Поставлю его на максимальное напряжение. Пусть только сунется. Но всё же, как, тогда, по другому заставить его поделиться информацией? Нет, уходить отсюда, пока не стоит. Вдруг что-то действительно, удастся узнать.
   Она подняла голову и увидела, что около её палатки стоят двое мужчин. Её сердце сжалось, она замедлила шаг.
   Десантники! Пришли отправлять! Острая мысль, больно кольнула мозг. Может не стоит идти туда? Куда же мне тогда? А если на корабль? Она, вдруг, осознала, что стоящие мужчины не похожи на десантников: одеты они были по другому и у них не было оружия. А если это Вирт со своим партнёром? Появилась у неё следующая мысль. Пришёл высказать своё недовольство. По-ду-маешь!
   Она ускорила шаг и когда подошла ближе, то поняла, что около палатки стоят Горов и Смолн.
   - Здравствуйте госпожа Шарова. - Заговорил Смолн, когда Ирна остановилась напротив них. - Мы сейчас встретили господина Вирта и он сказал, что вы переутомились и решили покинуть лагерь. Мы пришли, чтобы помочь вам собрать вещи.
   - Здравствуйте господа! - Ирна кивнула головой. - Это профессор Вирт так решил. Я чувствую себя прекрасно и никуда уходить не собираюсь. - Она повернулась к Горову. - Господин Горов. Мне стали известны некоторые факты из жизни тарков и я хотела бы внести коррективы в дальнейшие поиски их города.
   - Сейчас я бессилен вам помочь, госпожа Шарова. - Горов развёл руками. - Предоставьте свои выводы научному совету и если он найдёт их убедительными, то, надеюсь, пойдёт вам навстречу и в следующем сезоне вы сможете продолжить свои поиски по уже скорректированному плану. Тем более, что вчера я свернул свою экспедицию, а значит, официально и вашу. Финансирование закрыто. Профессор Берст просил меня, поговорить с вами, чтобы вы ещё на некоторое время остались здесь, как представитель нашего института, так сказать, на свои средства. Позже институт компенсирует ваши затраты, в разумных пределах, конечно. У меня остался небольшой запас продуктов и я оставил контейнер с ними в вашей палатке. Если вы пожелаете, мы встретимся с руководителем научной группы этой площадки, академиком Медины и возможно, он сможет вам чем-то помочь.
   - Спасибо за продукты, господин профессор. - Ирна склонила голову. - А в остальном, надеюсь, проблем у меня не будет.
   - Что ж, госпожа Шарова. До встречи в стенах института. - Кивнув головой, Горов повернулся и пошёл прочь.
   - До свидания! - Произнёс Смолн и развернувшись, побежал догонять Горова.
   Проводив профессоров долгим взглядом, Ирна шагнула ко входу в палатку и откинув полог, заглянула внутрь - прямо у входа, занимая изрядное пространство, стоял большой контейнер. Она вошла внутрь, но чтобы пройти дальше, ей пришлось, буквально, протискиваться мимо контейнера. Протиснувшись, она взялась за ручку и попыталась оттащить контейнер в сторону - он оказался тяжёлым.
   Идиоты! Не могли поставить в стороне от входа. Отправила она нелестную мысль в адрес профессоров. Я, что, транспортёр. Что он туда насовал, камней из захоронения. Чтобы хоть как-то досадить.
   Поусердствовав, она немного отодвинула контейнер от входа и изрядно уставшая, подошла к своей импровизированной спальной платформе и прилегла. Её глаза тут же закрылись...

***

  
   Ирна вздрогнула и открыла глаза. Громкий треск заставил её вскочить со спальной платформы и выбежать из палатки. Вдали сверкнула яркая вспышка и заставила её прикрыть глаза, а пришедший через несколько мгновений мощный раскат - втянуть голову в плечи. Когда раскат грома стих, Ирна открыла глаза и осмотрелась - около всех ближних палаток стояли их обитатели и смотрели в сторону гор. Она тоже повернулась в ту сторону - хотя до гор было достаточно далеко и их вершины едва просматривались, но было отчётливо видно, что над ними нависла мощная иссиня-чёрная облачность, в которой то и дело вспыхивали яркие сполохи молний и через несколько мгновений, затем, доносились глухие раскаты.
   - Вот и дождались. - Сорвалось с её губ.
   Видимо разобравшись в происходящем, стоявшие около палаток люди стали исчезать. Ирна достала спейс и взглянула на экран - был полдень местного времени. Сунув спейс в тот же карман, она нырнула в палатку, привела себя впорядок и опять выйдя наружу, направилась к космическому кораблю.
   Весспер цивилизации толлонов. Вдруг всплыли у неё в голове слова старика. Вирт знает об этом? Нужно поинтересоваться. Если нет - сочтёт он мои слова бредом от усталости?
   Вокруг корабля было достаточно много народа, который сновал туда-сюда, держа в руках какие-то приборы. Астрофизик стоял у трапа и разговаривал с кем-то по спейсу. Остановившись поодаль, Ирна дождалась, когда он закончит говорить и затем подошла к нему.
   - Господин Вирт. - Негромко произнесла она.
   Астрофизик повернулся к ней, его брови выгнулись высокими дугами.
   - Ты, здесь? - Он сдвинул брови. - Я же приказал...
   - Я решила остаться. - Перебила его Ирна. - Я имею право, как руководитель археологической партии, нашедшей корабль и как представитель археологического института планеты.
   Лицо Вирта исказилось гримасой недовольства.
   - Я не бюро находок. - Проскрежетал он.
   - Я знаю, что это за корабль. - Лёгкая улыбка тронула губы Ирны.
   - Может ты знаешь и как он оказался на Гитте?
   - Ещё нет, но надеюсь, что буду знать.
   - И что же это за корабль? - Вирт постучал рукой по трапу.
   - Боевой весспер цивилизации толлонов.
   Брови астрофизика вновь выгнулись высокими дугами.
   - Бред какой-то. - Он покрутил головой. - Это тебе приснилось или раскат грома принёс?
   - Считайте, как хотите. - Отвернувшись, она шагнула к трапу и неторопливо направилась внутрь корабля.
   В ангаре всё было без изменений, если не считать с десяток исследователей, снующих туда-сюда, с какими-то аппаратами. Закрытая утром астрофизиком дверь, так и оставалась закрытой. Старик тоже был здесь. Он изваянием стоял около одной из стен, со сброшенным с головы капюшоном и смотрел перед собой, будто в пустоту. Но едва Ирна повернула голову в его сторону, как тут же почувствовала лёгкий укол в мозг.
   Вы делаете мне больно. Это недостойно капитана, не только нашей цивилизации, но думаю, и вашей. Постаралась она послать недовольные мысли в сторону старика.
   Извини! Зазвучал у неё в голове его голос. Я никак не могу адаптироваться к твоему информационному полю. Оно очень слабое и очень открытое.
   Я не вычислительная машина, а человек. Послала Ирна мысль, не лишённую гордости.
   Человек, такая же вычислительная машина и у него есть информационное поле. Если его нет, значит он мёртв. Получила она мысль, полную иронии.
   Видимо в наших цивилизациях разные представления о разуме? Послала она следующую мысль.
   Вы ещё не познали свой разум. Ваши знания о нём примитивны. Таковы и суждения. Пришла Ирне следующая ироническая мысль.
   Мы-ы! Да мы уже живём почти сто пятьдесят лет, а о мозге знаем столько, что стоим на пороге его искусственного создания. Послала Ирна мысль полную возмущения.
   Там вы и останетесь. Эта мысль больно кольнула мозг Ирны, заставив её поморщиться.
   Как вы смеете так говорить о нас!?... Ирна начала распаляться. Не зная нас, нашей культуры, наших достижений!?
   Я уже достаточно хорошо изучил вашу цивилизацию. И если бы не... Голос старика оборвался и Ирне показалось, что в нём скользнули нотки горести.
   Что было бы? Поинтересовалась Ирна.
   Она долго прождала ответ, но его не было. Решив, что это неприятный для старика разговор, она сменила тему.
   А как вы попали на Гитту? Поинтересовалась она.
   Случайно. Пришёл ответ.
   Заблудились? И как долго вы блуждали среди звёзд, господин капитан? В её мыслях опять появилась ирония.
   Очень долго.
   Звёздный капитан заблудился среди звёзд. Разве такое возможно?
   Возможно.
   Ирна, вдруг, осознала, что старик своими односложными ответами не принимает её игру. Ей стало неловко.
   Какая же я, однако, невоспитанная. Ирна принялась журить себя. Человеку, мне неприятному, я сама стала неприятна. Что такого, что он фантазёр. Вирт тоже фантазёр, но это ведь не повод, чтобы смеяться над ним. Хороша! Я обязана извиниться перед ним. Иначе, кто я после этого. Она подошла к старику.
   - Извините, господин Валлиолет. - Заговорила Ирна. - Я была несдержанна.
   Это моя вина, Ир-ин-на.
   Ирна увидела, как жёлтые ободки глаз старика заметно потускнели.
   Хм-м! Как он меня назвал? Ирина? Или даже, Иринна. Какое странное имя. Странное - тоже два "н". Хм-м! А оно звучит, даже, мелодично. Ирна - как-то грубовато. Иринна - гораздо приятнее. А если выбросить одну "н". Ирина - вообще прелесть. Если у меня будет дочь, обязательно назову её так. Ирина. Проклятье! Ирна плотно сжала губы. Он же понимает мои мысли. Ещё взбредёт в голову неизвестно что. Пора уходить.
   - До свидания! - Поспешно буркнула она и отвернулась, намереваясь уйти, но тут же упёрлась в стоящего позади неё астрофизика.
   - О-й-й! Извините! - Ирна сделала поспешный шаг назад.
   - Я вижу, вы нашли общий язык? - Вирт вскинул брови.
   - Ну вот, ещё! - Ирна состроила строгое лицо.
   - А как же легенда о звёздном страннике?
   - Каком страннике? - Пришла очередь уже удивляться Ирне.
   - Ты же сама, только что пыталась меня убедить, что это военный корабль чужой цивилизации.
   - Хм-м! - Ирна оттопырила нижнюю губу. - Я не знаю. Мне так показалось.
   - Значит, всё же приснилось. - Вирт сдвинул брови. - Ну, ну! - Он повернул голову в сторону старика. - Господин Лампарт, вы не могли бы показать, как открывается эта дверь? - Астрофизик вытянул руку в сторону закрытой им утром двери. - Я её закрыл случайно и теперь не могу открыть.
   - Она должна открыться. - Раздался голос старика. - Возможно, ты неправильно приложил руку к панели идентификации.
   - Вот так. - Дёрнув плечами, астрофизик выставил перед собой ладонь. - Нужно, как-то иначе.
   - Возможно, ты неплотно прикладывал ладонь. Попробуй ещё раз. - Произнёс старик.
   Состроив гримасу недоумения и держа руку перед собой, астрофизик направился к двери. Влекомая любопытством, Ирна пошла следом. Подойдя, Вирт приложил ладонь к пластинке - дверь, с лёгким свистом скользнула в стену. Он, а за ним и Ирна - вздрогнули. Вирт отдёрнул руку и затряс ею, будто обжёгся.
   - Горячо! - В голосе Ирны послышался испуг.
   - А-а! Нет! - Вирт опустил руку и прижал её к ноге. - Неожиданно, как-то. Утром я чуть кожу на ладони не стёр, возя ею по пластинке, а тут... - Он покрутил головой. - Хитрит старик, хитрит. Но ничего. - Он повернулся к Ирне. - Мы найдём способ распознать его хитрости.
   Астрофизик вернулся к старику.
   - Господин Лампарт. Вы почти весь день здесь, без еды и воды. Я предлагаю пойти со мной. У нас прекрасная кухня. Она вам обязательно понравится. Да и сидя за столом, разговор у нас будет более приятным. - Он вытянул руку в сторону трапа. - Руководитель экспедиции, академик Медины, запретил какое бы то ни было механическое воздействие на корабль и вам не о чем беспокоиться.
   - Я не против. - Плащ на старике дёрнулся.
   - Прошу! - Вирт шагнул в сторону трапа.
   Повернувшись, старик пошёл за ним.
   - А я? - Произнесла им вдогонку Ирна.
   - Как пожелаешь? - Выкрикнул Вирт, не оглядываясь.
   Состроив гримасу, Ирна направилась вслед за стариком.
   Ирна никогда не была в палатке, где питались исследователи и оказавшись в ней, с интересом принялась рассматривать помещение. Палатка была достаточно большой, даже можно было сказать - огромной. В ней находилось не менее десятка столиков, накрытых белыми скатертями. Около потолка висели несколько светильников, излучающих жёлто-голубоватый свет, негромко звучала какая-то ритмичная мелодия, было прохладно.
   Вирт подошёл к столу в центре палаточного зала, который выглядел основательно и наверное был самым большим в палатке и выдвинул из-под него стул.
   - Прошу вас, господин Лампарт. Можете снять ваш плащ. Здесь не холодно.
   Старик подошёл к стулу и провёл рукой по передней складке своего плаща. Он распахнулся и Ирна увидела, хотя уже заметно поношенную, но всё ещё сохраняющую своё великолепие тёмно-серую курточку с висящими жёлтыми хвостиками на плечах и непонятными тёмными знаками на груди. Её рот приоткрылся от удивления.
   - Нет! - Произнёс старик и тут же запахнув плащ, сел на стул.
   Вирт, скорее всего, не видел курточки, так как смотрел в другую сторону, крутя головой, видимо кого-то высматривая. Подняв руку, он кивнул ею, кого-то подзывая. Откуда-то из глубины палатки выбежал мужчина в белой курточке, скорее всего стюард и подбежал к Вирту. Астрофизик придвинул своё лицо к его лицу и принялся что-то шептать. Голова стюарда качалась в знак понимания услышанных слов. Наконец, астрофизик выпрямился.
   - Да, господин Вирт. - Произнёс стюард и повернувшись, побежал в ту сторону, откуда и прибежал.
   Вирт выдвинул ещё один стул и тоже сел.
   - Присаживайтесь, госпожа Шарова. - Астрофизик кивнул подбородком на стул напротив себя. - Разговор предстоит долгий.
   Негромко хмыкнув, Ирна выдвинула стул и усевшись, упёрлась спиной в его спинку и замерла. Вокруг стола установилось молчание.
   Что-то невяжется эта курточка с внешним видом старика. Размышляла Ирна, уставившись в стол перед собой. Откуда она у него? Ничего подобного у люпий никогда не было. А если это курточка военного офицера? Но я никогда подобной не видела. Уж такую красоту, непременно бы, вывесили в стерео. А если он говорит правду и действительно прилетел на этом боевом корабле из другой звёздной системы? А где же остальной экипаж? Не мог же он один управлять таким огромным летательным аппаратом. Экипажи наших кораблей составляют десятки человек. Если судить по курточке, то прибыли они, достаточно, давно. А если остальные погибли при посадке? Но внутри корабль идеален, нет ни единого подозрительного пятна. А если у них нет крови или она какая-то другая? Чушь! Не может быть она другой, если он похож на нас.
   Вдруг Вирт вскочил и шагнув в сторону, выдвинул из-под стола последний стул. Ирна повернула голову - к столу шёл академик Медины. Она поднялась. Старик никак не отреагировал на приближение научного руководителя лагеря исследователей, будто его не видел.
   - Садитесь, садитесь. - Подойдя, академик махнул рукой в сторону Ирны. - Впредь не стоит вскакивать. Мы не в аудитории и вы, всё же, женщина.
   Он остановился около предлагаемого ему стула и уставился в Ирну. Состроив гримасу, лишь одними губами, Ирна села и приняла свою прежнюю позу. Академик тоже сел. Вирт повернул голову и взмахнул рукой, будто подзывая кого-то. В тот же миг из дальней стороны палаточного зала показались четверо стюардов, неся в руках подносы. Вирт сел. Подойдя, стюарды принялись составлять на стол тарелки с едой и напитки и раскладывать столовые приборы.
   Ирна была основательно удивлена: здесь было запеченное мясо; аппетитные кусочки рыбы; соусы; несколько гарниров; прекрасного вида овощные салаты; сочные фрукты и какие-то незнакомые ей тоники.
   - Прошу вас, господа. - Вирт развёл над столом руками. - Всё свежее и только что приготовленное. Господин Лампарт... - Он повернул голову к старику. - Надеюсь вы по достоинству оцените мастерство наших кулинаров.
   Старик взял со стола вилку и наколов кусочек рыбы, но не положил его на свою тарелку, а поднёс к носу. Затем открыл рот и запихнул туда весь кусок. Ирна успела отметить потемневшую эмаль его зубов, тут же констатировав, что он действительно старик. Следующий кусочек рыбы старик макнул в соус, а уже затем отправил в рот.
   Странно! Он прекрасно знает каким столовым предметом нужно брать рыбу. Знает, какой соус для неё самый пикантный. Замелькали у Ирны противоречивые мысли. Неужели у разных цивилизаций так много общего? Но в тоже время и не слишком культурен, принявшись есть из общей тарелки. Как люпий, но на люпия он, совершенно, не похож. К тому же, у них нет рыбы и они не знают, что это такое. Они едят лишь мясо, а он на мясо даже и не взглянул.
   Отправив в рот с десяток кусочков рыбы в соусе, старик положил вилку и взяв баночку с тоником, открыл и выпив, поставил её пустую на стол и откинувшись в кресле, неторопливым взглядом обвёл сидящих за столом гиттов.
   - Замечательный сниг. У вас прекрасный кулинар. Передайте ему мою благодарность. - Произнёс он, останавливая свой взгляд на Вирте.
   - Я рад, что сниг, вам понравился, господин Лампарт. - Вирт широко улыбнулся. - Я обязательно передам кулинарам вашу благодарность. Господа... - Вирт развёл над столом руками. - Вам не нравится наш стол? Пожалуйста, господа. Иначе, что я передам кулинарам от вас?
   Негромко хмыкнув, Ирна переложила несколько кусочков мяса на свою тарелку, полила их соусом и принялась за еду. Академик Медины положил себе на тарелку кусочек рыбы. Вирт взял один из фруктов, но есть не стал, а принялся вертеть его в руке.
   - Господин Лампарт. - Заговорил Вирт. - Как вам удаётся то, что не удаётся всем другим.
   - О чём ты? - Едва разжав губы поинтересовался старик, но его слова прозвучали отчётливо.
   - Открывать двери на космическом корабле. - Пояснил Вирт.
   - Я их вижу.
   - Мы их тоже видим. - Вирт дёрнул плечами.
   - Мы их по разному видим.
   - Мы хотели бы научиться вашему видению.
   - Этому нельзя научиться. Это либо есть, либо нет.
   - А что это: поле, чувство, нюх - в конце-концов.
   - Это невозможно объяснить. Возможно, всё вместе.
   - Господин Лампарт. У нас к вам большая просьба. Вы не могли бы как-то ускорить открытие дверей? Начинается сезон атмосферной неустойчивости и мы опасаемся, что грозы могут повредить корабль. Мы готовы вам помогать столько, сколько вы пожелаете.
   - Я не нуждаюсь в вашей помощи. У меня к вам лишь одна просьба - не мешайте. А грозы мне не помеха. - Старик поднялся, накинул капюшон и повернувшись, направился к выходу.
   - Проклятье! - Вирт с явным негодованием бросил фрукт назад в тарелку. - Надеюсь времени нам хватило.
   - Будем надеяться. - Академик положил пустую вилку и поднялся. - Рыба, действительно, прекрасная. Как он её назвал? Снег... Нет - сниг. Странное название. Не мешало бы поинтересоваться, какому из древних народов оно принадлежит. Передайте кулинарам и мою благодарность. - Повернувшись, он тоже направился к выходу.
   - А на что нам должно хватить времени? - Поинтересовалась Ирна: она уже давно съела мясо и выпив тоник, просто сидела, слушая разговоры мужчин.
   - Так, ерунда. - Вирт поднялся. - Ты будешь передавать свою благодарность повару?
   - Если вас это не затруднит, господин профессор. - Ирна дёрнула правым плечом и тоже поднялась.
   - Хорошо! - Повернувшись, Вирт направился в ту сторону куда ушёл обслуживающий персонал этой столовой или ресторана.
   - А плата? - Поинтересовалась Ирна, смотря астрофизику в спину.
   Вирт не оглянулся и вскоре скрылся, где-то в дальнем углу палатки.
   Ирна долго стояла у стола, дожидаясь его, но он так больше и не появился. Не появились и стюарды, чтобы и убрать со стола. В палатке стало заметно шумно, видимо наступило время ужина. Глубоко и протяжно вздохнув, она направилась к выходу.
   Оказавшись снаружи, Ирна увидела, что над палаточным лагерем уже опустился вечер и по его периметру зажглись фонари. Она посмотрела в сторону корабля - его трап был ярко освещён. Она подняла голову и посмотрела на уже вспыхнувшие яркие звёзды.
   Откуда ты капитан Валлиолет? Неужели и в самом деле от одной из этих звёзд? Замелькали у неё мысли. Если это действительно так, то зачем пришёл к нам: установить контакт дружбы или узнать, как поработить нашу планету? Бред какой-то. Она опустила голову. Что за фантазии. Ни с дружбой, ни с войной так не приходят. А может он и не капитан вовсе, а действительно, не совсем обычный люпий, а все его рассказы, ничто иное, как плод его фантазий? А что задумали Вирт и Медины? Лишь бы не какую-нибудь пакость. А я совсем неинтересна профессору Вирту.
   Глубоко и протяжно вздохнув, Ирна направилась к своей палатке.
  
  

7

  
  
   Пора!
   Валл'Иолет поднялся со своего песчаного ковра и осмотрелся - была глубокая ночь. Периметр лагеря был ярко освещён. Так же хорошо был освещён и трап весспера. Он поднял голову - небо было усыпано яркой россыпью звёзд, но их было значительно меньше, чем над Толлоной и были они совершенно другими, будто какими-то чужими, так и не ставшими для него за эти десять лет ближе. Он попытался найти туманность, за которой скрывалась система Ураны, но его блуждание по небосводу не увенчалось успехом - она сейчас оказалась не видна. Вдохнув прохладный, но тяжёлый его организму воздух, он направился обходить палатки.
   Валл'Иолет всегда обходил палатки лагеря гиттов, прежде, чем приступал к работе с весспером, так как не хотел присутствия рядом с собой глаз гиттов. Собственно, он толком и не знал, чего он хотел...
  

***

  
   Валл'Иолет, до сих пор, так и не принял окончательного решения о сотрудничестве с гиттами, хотя время всё настойчивее торопило его, так как атмосфера планеты, насыщенная кислородом и большая сила тяжести, за эти десять лет, до такой степени трансформировали его тело, что он превратился в тысячелетнего старика. Он чувствовал, что силы покидают его и ему всё труднее становится поддерживать свой жизненный уровень. Он всё больше и больше думал о невозможности своей дальнейшей жизни на этой планете и уже задумывался о том, чтобы покинуть её, так как цивилизация гиттов казалась ему слишком воинственной, чтобы доверить им технологии космического масштаба и вернуться на Толлону, чтобы заняться возрождением своей цивилизации, в надежде, что кроканы покинули её. Но до весспера сам он добраться не мог - пески уже надёжно спрятали корабль, а заставить тех же люпий работать на себя, было рискованно. Цивилизация гиттов полностью контролировала поверхность планеты из космоса с помощью спутников и любые крупномасштабные работы на её поверхности сразу же привлекли бы их внимание. Можно было воспользоваться периодом аномальной погоды и под её прикрытием откопать корабль, но у люпий не было мощной техники, для работы с песком, а копание котлована вручную могло занять слишком долгое время, гораздо дольше сезонов тумана и дождя. Но Валл'Иолету, вдруг, повезло - около шестидесяти дней назад, выйдя ночью из своего укрытия, чтобы дойти до ближнего оазиса люпий и пополнить свои истощавшие запасы продуктов, он увидел яркие огни в песках. Влекомый любопытством, он направился к огням. В конце-концов, ему удалось выяснить, что археологическая экспедиция пытается найти под песком то, чего там никогда не было - крепость тарков.
   Насколько он узнал за эти годы: крепость тарков, которая никогда и не была-то крепостью, находилась в пещерах гор, в которых он жил все эти десять лет, с момента посадки на Гитту. От избытка свободного времени, он занялся изучением письменности цивилизации тарков и даже начал использовать их методы добычи пищи, среди, как казалось, этих мрачных, лишённых жизни гор. Но оказалось, что горы не такие уж неприветливые, а если приложить старание, то можно добраться до их кладовых, что и сделали тарки. И потому был удивлён столь глубоким заблуждениям гиттов и ещё большей их некомпетентностью в изучении древней истории своей планеты.
   Валл'Иолет начал регулярно наведываться в лагерь археологов и вскоре уже более-менее разбирался в их иерархии - для него, за ночь преодолеть три-четыре десятка километров по песку, было не проблемой. Его удивило, что начальником партии была девушка по имени Ирна. Его огрубевшее сердце, вдруг, встрепенулось и он начал присматриваться к девушке.
   Ирна была совершенно не похожа на Ир'Инну ни внешне, ни внутренне, но как говорится, сердцу не прикажешь и вскоре Валл'Иолет понял, что эта милая, круглолицая девушка уже начинает доминировать в его сердце.
   Он начал размышлять о том, стоит ли помочь ей и указать настоящее место жизни тарков, но у него, вдруг, появилась мысль: использовать её партию для достижения своей главной цели - освободить весспер из песка.
   Валл'Иолет принялся искать способ, чтобы заставить Ирну заняться раскопками в другом месте и уже хотел было вложить эту информацию в её информационное поле - информационные поля гиттов совершенно не имели никакой защиты и манипулирование с их информацией не составляло никакой проблемы для него. Он уже научился манипулировать информационными полями люпий и знал, что для них это довольно болезненная процедура, а ему не хотелось причинять Ирне боль. После некоторых колебаний, как ему показалось, он нашёл более лучший вариант - вложить эту информацию в голову друга Ирны - Сансана. Как он понял, Сансан был не просто другом Ирны и у него появилось стойкое желание избавить Ирну от него и потому жизнь Сансана ему была безразлична. Вложить же информацию об истинном месте обитания тарков в информационное поле Ирны он решил, по мере того, как весспер будет освобождаться от песка, делая это постепенно, чтобы не причинять ей больших страданий. В одну из ночей, появившись в лагере, он и исполнил своё намерение, вложив нужную информацию в мозг Сансана о новом месте поиска, но не конкретизировав её, решив, что будет неподалёку и если Сансан начнёт искать не там и не так, скорректирует поиски, но гитт оказался понятливым и быстро нашёл весспер.
   Хотел ли Валл'Иолет физического устранения Сансана, он, пожалуй, навряд ли бы сказал, но и не стал бы мешать, если бы кто-то попытался это сделать. Он чувствовал, что, к оставшемуся одному в пустыне, Сансану крадётся хищник и не отпугнул его. Корил ли он себя за это? Навряд ли, так как уже давно забыл об этом. По крайней мере, после неудачной охоты хорра, он тут же попытался избавиться от Сансана другим способом, более гуманным и как Валл'Иолету показалось, может быть даже более надёжным: вложив ему в мозг толику сомнений в правильности выбора спутницы своей жизни. И кажется, оказался прав.
   Поняв, что в песке находится что-то неординарное, гитты активизировались. Валл'Иолет не вмешивался в ход их работ, до тех пор, пока не понял, что их действия начали представлять угрозу целостности весспера. Столь быстрое решение гиттов оказалось неожиданным для него. Он встревожился и в какой-то степени, перестал контролировать свои действия. С одной стороны: он уже горел страстным желанием покинуть планету и не хотел, чтобы вессперу был нанесён какой-то ущерб; с другой - Ирна все больше и больше довлела над его разумом, не давая покоя и он не хотел покидать планету без неё. Валл'Иолет оказался в замешательстве: ему нужно было или самому открыть корабль для гиттов и впустить их внутрь, чтобы они не начали разрушать его или уйти с планеты, но Ирна привязывала его к себе всё больше и больше и он начал мечтать, чтобы она тоже обратила на него внимание и потому, похищать её не хотел. После тягостных раздумий, он решил впустить гиттов в весспер, но под полным своим контролем.
   Найдя руководителя исследовательской группы, он заявил, что сможет открыть люк и добраться до трапа, не нарушая целостности корабля. Ему не поверили, но он был настойчив и категоричен и в конце-концов ему разрешили походить вокруг корабля ночью в сопровождении офицера. Он остался доволен.
   С наступлением ночи, Валл'Иолет усыпил своего спутника, обошёл весь лагерь и тоже усыпил в нём всех до единого человека, после этого открыл стыковочный люк и войдя в зал управления, подал питание на системы управления весспера и запустил конвертор. Много возни доставила ему платформа - пришлось лазерной турелью аккуратно пережечь троссы, удерживающие её и она скатилась в котлован. Затем он поставил весспер на опоры, заглушил конвертор и опустил трап. Потом обошёл корабль и закрыл все до единой двери, решив в начале узнать реакцию гиттов на своё первое действие, а уже затем решать, стоит им дальше открывать тайны своей цивилизации.
   Гитты оказались не слишком настойчивы и быстро не сумев открыть ни одной внутренней двери, тут же собрались их резать, мотивировав своё решение предстоящей непогодой. У Валл'Иолета их поспешность вызывала раздражение. С цивилизацией, не имеющей желания заняться серьёзными исследованиями, а имеющей склонность к спонтанным решениям, у него всё меньше оставалось желания к сотрудничеству. Если бы не его вспыхнувшее чувство. И опять Валл'Иолету пришлось вмешаться. И вот, очередная ночь.

***

  
   Правильно я поступил, рассказав о себе Ирне? Размышлял он, шагая между палаток и усыпляя ещё бодрствующих в них исследователей. Даже и не представляю. Он механически покрутил головой. Похоже, что мои слова, о моем истинном происхождении, совершенно, не произвели на неё никакого впечатления. А чего я ждал? Что она бросится ко мне в объятья? А давно ты на себя смотрел в зеркало, капитан Толлоны? Валл'Иолет вознамерился глубоко вздохнуть, но тут же остановил себя. Вчера ночью и смотрел. Он усмехнулся. Тысячелетний старик. И что теперь? Заставить её, как заставлял других гиттов верить в то, что считал нужным? Но тогда придётся всю жизнь держать её под постоянным контролем. А это уже нельзя назвать жизнью. Это неволя. Да и нужна ли она мне в неволе? Навряд ли. Он мотнул головой. А как поступить? Отказаться? Но я уже по уши... Его лицо исказилось гримасой досады. Доказать, что я чего-то стою в их мире. Как? Подарить их цивилизации весспер? Но поймут ли они мой подарок? Помочь понять? Но возымеет ли это на неё нужное действие? И зачем, мне такие проблемы? А затем, что я, тоже человек. Его губы вытянулись в грустной улыбке. Но двери зала управления, пожалуй, пока не стоит открывать. Пусть, пока, побегают по кораблю, научатся в нём ориентироваться. Уж слишком они торопливы. Подумаешь, атмосферные неустойчивости. Весспер через такие неустойчивости прошёл, какие вам и не снились ещё.
   Валл'Иолет подошёл к трапу. Два десантника, стоящие перед ним, шагнули в стороны и вытянулись, будто подошёл их командир. Валл'Иолет аккуратно коснулся их голов своим полем. Десантники тут же сели и прислонились спинами к трапу. Их подбородки уперлись им в грудь. Валл'Иолет поднялся на несколько ступенек и развернувшись, обвёл лагерь гитов внимательным взглядом - никого из них, нигде, видно не было. Усмехнувшись, он повернулся и неторопливо зашагал внутрь весспера.
   Поднявшись в ангар, он покрутил головой - ничего подозрительного не наблюдалось.
   А ведь они что-то задумали? Вдруг всплыла у него догадка. Ведь не просто так они приглашали меня в свой палаточный ресторан. По крайней мере, не затем, чтобы, именно, там обратиться с просьбой, чтобы я открыл остальные двери корабля. Это они могли бы сделать и здесь. А скорее всего, мне, в очередной раз, пришлось бы выпрашивать у них разрешение. Что они задумали? Валл'Иолет провёл рукой по лбу. А ничто другое, как пытаются установить за мной слежку. Усмешка тронула его тонкие сухие губы. Но навряд ли они сами попрятались за углами коридоров. Значит камеры.
   Валл'Иолет разбросил свое поле по ангару и тут же почувствовал несколько точечных источников энергии. Его губы вытянулись в широкой улыбке. Сконцентрировав своё поле, он принялся тыкать им в точечные источники, которые тут же угасали.
   Погасив все энергетические источники гиттов в ангаре, Валл'Иолет направился на второй уровень весспера.
   Поднявшись в коридор второго уровня, он тут же остановился и разбросил своё поле по коридору - он изобиловал большим количеством точечных источников энергии, будто гитты создали ковёр из него. Состроив гримасу недовольства, Валл'Иолет принялся уничтожать их. Для уверенности, он несколько раз обошёл все коридоры второго уровня, чтобы не пропустить ни одного точечного источника энергии. Убедившись, что не чувствует больше ни одного из них, он принялся очищать информационные поля дверей, оставляя их открытыми. Как он понял по двери ангара, биополя гиттов несколько отличались от биополей толлонов и сенсоры информационной пластинки нечётко реагировали на биополя чужой цивилизации и потому требовалась дополнительная адаптация, которую, он решил провести с помощью информационного поля Ирны, а не Вирта, с которым он пошутил, помогая ему открыть одну из дверей ангара своим полем, когда учёный касался пластинки.
   Единственное информационное поле двери, которое Валл'Иолет оставил нетронутым, было информационное поле двери зала управления. Более того, он опустил внешнюю шторку, которая закрыла собой и дверь и пластинку идентификации, трансформировавшись в ничем не примечательный участок стены коридора.
   Оставшись довольным проделанной работой, Валл'Иолет решил, всё же, ещё раз обойти коридор, для убедительности. Проходя мимо своей каюты, он, вдруг, остановился и повернувшись к проёму, дотронулся рукой до пластинки идентификации. Выскользнувшая из стены дверь, закрыла каюту.
   Пожалуй, её не стоит оставлять открытой. Всплыла у него раздражённая мысль. Здесь моя жизнь и незачем гиттам копаться в ней. Пусть ковыряются в других каютах, а здесь - нет. Состроив гримасу, он мотнул головой и вошёл в информационное поле пластинки идентификации - было пустым не только оно, но и деактивирована программа идентификации. Хаара! Поторопился. Болван! Обругал себя Валл'Иолет. Теперь придётся идти в зал управления. Перестраховщик! Но я же хотел, чтобы они случайно не внесли туда кого-то и тем самым не заблокировали дверь. Попытался он оправдать свои действия.
   Повернувшись, Валл'Иолет шагнул в направлении зала управления, но тут же вернулся к двери своей каюты.
   А ведь можно включить программу изнутри каюты. Там же тоже есть система идентификации. Всплыла у него запоздавшая догадка.
   Ткнув ладонью в пластинку идентификации, Валл'Иолет перешагнул порог образовавшегося проёма и повернувшись к нему, протянул руку к, почти такой же, пластинке идентификации, что и снаружи, лишь с той разницей, что под ней было несколько дополнительных жёлтеньких квадратиков сенсорной клавиатуры. Он приложил руку к пластинке и несколько раз ткнул пальцем в сенсоры. Донёсшийся из пластинки металлический голос попросил его убрать руку и повторить операцию. Выполняя требование системы защиты, Валл'Иолет убрал руку и затем опять приложил её к пластинке.
   - Информация отсутствует. - Донёсся металлический голос информационной системы.
   Продолжая держать руку прислоненной к пластинке, Валл'Иолет ткнул пальцем другой руки в ещё одну клавишу.
   - Биополе считано, система опознавания сконфигурирована. - Сообщил всё тот же бесстрастный голос.
   - Вот и отлично! - Валл'Иолет улыбнулся и отстранив руку, затем опять приложил её к пластинке.
   Выскользнувшая из стены дверь закрыла проём. Отвернувшись от двери, Валл'Иолет осмотрел каюту.
   Всё здесь осталось таким же, каким он и оставил. Сбросив плащ, он направился в санационную. Приведя себя в порядок средствами гигиены своей цивилизации, запах которых уже забыл, он оделся и посмотрел на себя в зеркало. Его губы тронула лёгкая усмешка, от воспоминаний, что чуть было не выдал себя, вчера в ресторане. Но, видимо, Ирна всё же успела заметить его необычную одежду, что отразилось на её лице, по которому он, собственно, и понял, что совершил необдуманное, скорее механическое, действие, вознамерившись снять плащ люпий.
   Выйдя из санационной, он осмотрел каюту и остановил свой взгляд на голографическом фото Ир'Инны, стоящем на столике, посреди каюты. Его сердце невольно сжалось. Подойдя к столику, он взял голограф и сев в кресло, уставился в фото.
   - Ир'Инна! - Произнёс он с грустью в голосе.
   И тут же волна отчаяния накрыла его мозг и две крупные слезы повисли на его ресницах.
   Валл'Иолет долго сидел, смотря невидящим взглядом на голограмму, потом поднялся, вернул голограф на стол и подойдя к стене, куда был встроен прямоугольник экрана спор, включил его и пробежался пальцами по его сенсорам. По экрану побежали жёлтые точки звёзд. Валл'Иолет вернулся в кресло и откинувшись в нём уставился в экран. Наконец бег звёзд остановился и в центре экрана замерцала лишь одна из них, совсем крохотная, едва видимая белая точка.
   - Урана. Увижу ли я тебя когда-либо ещё? - Прошелестели его губы.
   Валл'Иолет, вдруг, почувствовал себя невообразимо уставшим. Он прикрыл глаза...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза. Его окружал полумрак. Откуда-то со стороны доносился шум. Он повертел головой, осматриваясь и тут же вспомнил - где он. Вскочив, он схватил плащ и набрасывая его на себя, шагнул к двери. Его рука потянулась к пластинке идентификации, но тут же опустилась - шум шёл из-за двери. Высвободив своё поле, он попытался проникнуть им через дверь. Это удалось, но коридор контролировался лишь на небольшом расстоянии, видимо дверь имела хорошую защиту. Но и этого Валл'Иолету хватило, чтобы почувствовать рядом с дверью несколько биополей гиттов.
   Хаара! Сколько же я проспал? Какое сейчас время? Мелькнули у него досадные мысли.
   Он отвернулся от двери и подойдя к экрану спор, нажал на несколько его сенсоров, переводя в режим внешнего обзора: на экране тут же появилось пространство вокруг весспера. Скорее всего уже было позднее утро, так как горизонт был ярко освещён.
   Валл'Иолет вернулся к двери и вновь выбросил своё поле через неё - в коридоре рядом с дверью, по-прежнему, чувствовались колеблющиеся чужие биополя, обладатели которых, скорее всего, пытались открыть дверь, прикасаясь к пластинке идентификации. Знакомых Валл'Иолету биополей среди них не было. Видимо, это были какие-то очень любопытные исследователи.
   Только бы не вздумали резать дверь. Мелькнула у него тревожная мысль. Нужно чуть подождать, может уберутся?
   Валл'Иолету, вдруг, захотелось пить. Подойдя к встроенному в стену каюты холодильному шкафу, он достал баночку с тоником, открыл её и выпив освежающий энергетический напиток, который прекрасно сохранил свои свойства за все годы своего хранения, подошёл к утилизатору и бросив в него пустую баночку, вернулся к двери. Биополя по-прежнему находились в коридоре, за дверью.
   - Хаара! - Прошелестели его губы.
   А если попытаться отпугнуть их. Всплыла у него интересная мысль. Они близко. Вдруг, получится.
   Он выбросил свое поле в коридор и принялся им касаться находящихся за дверью биополей.
   Прошло несколько мгновений и биополя за дверью начали быстро удаляться.
   Валл'Иолет, удовлетворённо вздохнув и убедившись, что поблизости никаких биополей больше нет, вернул своё поле и ткнул ладонью в пластинку идентификации. Дверь скользнула в сторону. Он шагнул в коридор и осмотрелся - поблизости, действительно, никого не было, но из-за угла уже выходили двое гиттов, неся меж собой какой-то габаритный предмет.
   Хаара!
   Валл'Иолет молниеносным движением дотронулся до пластинки идентификации - выскользнув из стены, дверь закрыла проём. Валл'Иолет остался стоять на месте.
   Подошедшие гитты, выдвинули из своей ноши телескопические опоры и поставили предмет на них. Один из них склонился над принесённым предметом, второй, шедший первым, шагнул к двери, но так как Валл'Иолет стоял прямо перед ней, то гитт остановился перед ним.
   - Не поддаётся? - Гитт покрутил головой.
   - Что? - Валл'Иолет взмахнул подбородком.
   - Дверь. Я видел, как ты ткнул рукой в пластинку, но как вижу, дверь так и осталась закрытой. - Лёгкая усмешка тронула губы гитта. - Может позволишь нам попытаться открыть её?
   Валл'Иолет шагнул в сторону, освобождая дверь.
   Хаара! А они оказались внимательны. Всплыла у Валл'Иолета досадная мысль. Что за ящик они приволокли? Вообще-то на джеттер он не похож, но, всё же, посмотреть на него нужно, чтобы потом не сожалеть.
   Обойдя, водящего по двери руками, гитта, Валл'Иолет подошёл к предмету и уставился в него. Сверху он был похож на тёмный экран с несколькими яркими разноцветными клавишами под ним.
   - Что это? - Валл'Иолет ткнул рукой в предмет.
   - Анализатор излучений. - Ответил гитт, тыкающий пальцами в яркие клавиши.
   - А какое излучение вы вознамерились анализировать?
   - То, что за дверью.
   - А там оно есть? - Валл'Иолет вскинул брови.
   - Вот и узнаем, есть оно там... - Гитт поднял голову и посмотрев на Валл'Иолета, широко улыбнулся. - Или нет его.
   - Вам это обязательно нужно знать? Сколько дверей открыты... - Валл'Иолет взмахнул рукой вдоль коридора. - Изучайте. Анализируйте.
   - Но ведь эта не открыта! - В голосе гитта послышалось возмущение. - Держи! - Он протянул гитту у двери какой-то плоский предмет.
   - Что за... - Валл'Иолет не договорил оскорбление, вдруг, осознав, что может показать себя не стой стороны, с какой он представлялся гиттам до сих пор.
   Взяв предмет, гитт приложил его к двери и принялся водить им по ней. Гитт у анализатора уставился в его чёрный экран. Валл'Иолет тоже уставился в экран. Присмотревшись, он увидел скользящие по нему серые контуры, в которых, при большом воображении, можно было распознать предметы обстановки в его каюте. Вдруг, по левету скользнул большой светлый прямоугольник.
   Хаара! Это же экран спор. Нужно было его выключить. Мелькнули у Валл'Иолета досадные мысли.
   - Стоп! - Выкрикнул гитт у анализатора. - Там что-то есть. - Светлый прямоугольник замер в нижней части экрана. - Подними выше. Медленно. - Прямоугольник заскользил вверх. - Стоп! - Выкрикнул гитт, когда он оказался в центре экрана.
   Прямоугольник замер. Исследователь принялся тыкать пальцами в клавиши под экраном - светлый прямоугольник расползся на весь экран.
   - Странно. Что это может быть? - Гитт склонил голову в одну сторону, затем в другую. - Достаточно энергоизлучающий предмет. - Он поднял взгляд на Валл'Иолета. - Что вы можете сказать господин... - Состроив гримасу, он умолк.
   - Экран пространственного сканера. - Не зная зачем, Валл'Иолет сказал правду.
   Брови гитта взметнулись до середины его лба.
   - Там капитанский мостик? - Произнёс он.
   - Там каюта капитана. - И вновь Валл'Иолет сказал истину.
   - Вы хотите сказать, что капитан отсюда может управлять кораблём?
   - Лишь контролировать. - Произнёс Валл'Иолет очередную истину.
   - Вы уверены?
   - Да!
   - Почему?
   Валл'Иолет уже открыл рот, чтобы произнести очередную правдивую фразу, как раздавшийся со стороны голос остановил его и заставил повернуть голову в ту сторону - к ним подходил Вирт.
   - Что-то интересное? - Повторил подошедший астрофизик свою фразу, устремляя взгляд на экран анализатора. - Исследователи внизу сказали, что здесь какое-то излучение, вызывающее галлюцинации и страх.
   - Господин... - Гитт у экрана кивнул подбородком в сторону Валл'Иолета. - Говорит, что за дверью каюта капитана.
   - Здравствуйте господин Лампарт. - Вирт перевёл взгляд с экрана на Валл'Иолета. - Вы, действительно, так считаете, или...? - Он на мгновение умолк. - Знаете?
   - Так считаю. - Произнёс Валл'Иолет. - Быть откровенным с Виртом, ему, почему-то, не хотелось.
   - Но что там может быть за излучение. - Толи спросил, толи, просто, произнёс Вирт.
   Валл'Иолет, промолчал, не сочтя нужным ответить.
   - Там какой-то энергетический источник. - Произнёс после длительного молчания гитт, проводя рукой над светлой частью экрана. - Но не думаю, что это он излучает волны страха. Иначе, мы бы тоже убежали отсюда.
   - Вам не удалось открыть дверь этой каюты, господин Лампарт? - Поинтересовался Вирт.
   Валл'Иолет молча покрутил головой.
   - Что ж. - Вирт глубоко вздохнул. - Это вполне объяснимо. Каюта капитана должна иметь более надёжную защиту, нежели другие каюты и потому открыть её не так просто. А с источником, думаю, мы, со временем, разберёмся.
   Валл'Иолет молча дёрнул плечами.
   - Резать? - Произнёс гитт у анализатора, выгнув брови высокими дугами.
   - Нет! - Резко и громко произнёс Вирт. - Займитесь другими каютами. В них достаточно, не менее, интересного. - Он повернулся к Валл'Иолету. - Благодарю вас, господин Лампарт. Эта ночь тоже была плодотворной для вас и думаю, вам нужен отдых. Я хочу предложить вам прекрасную палатку, где никто не помешает вашему отдыху. А то вы на песке и солнцепёке. Вы нам помогаете, а мы не проявляем о вас никакой заботы. Нам стыдно за себя.
   - Я не нуждаюсь в вашей заботе. Надеюсь на ваше благоразумие. - Произнёс Валл'Иолет своим чётким голосом и шагнув в сторону и боком протиснувшись мимо анализатора и гиттов, направился к лестнице, ведущей в ангар, по пути строя недовольные гримасы от того, что во всех открытых каютах, мимо которых он проходил, сейчас находились гитты.
   Я же сам этого хотел. Чем же теперь недоволен? Пытался успокоить себя Валл'Иолет, проходя мимо очередной каюты с открытой дверью за которой мелькали гитты.
   Ангар был, на удивление, пуст и Валл'Иолет подойдя к трапу, сошёл вниз. Кроме двух десантников около трапа, которые сделали поспешный шаг назад при его появлении, поблизости больше никого не было.
   Валл'Иолет осмотрелся: в стороне гор клубились тяжёлые серые тучи, периодически расцвечиваясь яркими сполохами, видимо от молний, но грома слышно не было. Тучи шли вдоль гор и их стремлений вырваться в пустыню не просматривалось. С другой стороны, над горизонтом вовсю сияло местное солнце. Ветра не было и потому, уже чувствовался его горячий нрав.
   Накинув капюшон плаща на голову, Валл'Иолет направился к своему, уже ставшему законным, месту рядом с котлованом и опустившись на песок, подобрал под себя ноги, чему научился у люпий и скрестив руки на груди, отстранился от окружающей реальности. Подобному способу отрешения от всего, научил его один из ведунов люпий. Ведун называл этот способ очищением сознания, но Валл'Иолету он помогал просто забыться, действительно, полностью отрешаясь от всего. Никакого очищения ни от чего, после многих часов отрешения, он не ощущал и всегда выходил из забытья с тем же грузом проблем...
  

***

  
   Громкий треск, раздавшийся прямо над головой, заставил Валл'Иолета вернуться в реальный мир. Он поднял голову, над ним стоял край тёмно-серой тучи, который, вдруг озарился яркой вспышкой и ещё один треск мощной волной вошёл в его уши, заставив лицо исказиться болезненной гримасой. Мощный порыв ветра, ударил ему в бок и если бы он не успел опереться на руку, то, непременно, оказался бы на песке. Порыв ветра стих. Валл'Иолет поднялся и повернулся в сторону гор, его глаза расширились - неподалёку от котлована стояла клубящаяся серо-чёрная стена, по которой скользили белые спирали вихрей и струились яркие жёлтые разводы, будто раскалывающие серую стену на части, но вслед за разводами, откуда-то снизу, как бы подпитываемая песком, шла тёмная волна вихрей, заглаживая разводы и тем самым не давая стене развалиться на части.
   За десять лет, проведённых в пещерах, Валл'Иолет свыкся с атмосферными аномалиями над кольцевыми горами. Но тогда он неизменно находился в какой-то из пещерных галерей, а грозы бушевали над горами и он их, практически, ни разу не видел, вот так, как сейчас, со стороны и не представлял, какой у атмосферного возмущения может быть эффектный и в тоже время угрожающий вид.
   Все жё близость чёрной тучи была обманчивой. Она была достаточно далеко, а эффект близости создавало её величие. Да и треск от грозовых разрядов, происходящих внутри неё приходил с некоторым запозданием и песок, насколько хватало взгляда был почти спокоен и лишь у самого нижнего края тучи было видно, как он клубится мощными вихрями.
   Новый порыв ветра пошатнул Валл'Иолета. Он не устоял и сделал шаг назад и уже не смог остановится: его плащ превратившись в парус, туго наполненный ветром, потащил его вдоль котлована в сторону весспера, едва давая возможность переставлять ноги.
   Ветер стих, так же внезапно, как и появился. Сделав ещё несколько шагов, Валл'Иолет остановился.
   - Хаара! - Шевельнулись его губы.
   Нужно подняться в весспер, иначе унесёт неизвестно куда. Всплыла у него досадная мысль.
   Он поднял голову, намереваясь скорректировать свой путь и увидел, как на палаточный лагерь гиттов, кружась в лучах предзакатного солнца, опускаются какие-то тёмные волнистые предметы, создавая вид нашествия на лагерь каких-то невиданных летающих монстров.
   Монстры уже было коснулись вершин палаток, как налетевший порыв ветра подбросил их вверх и они, кружась в бешеном вихре, унеслись прочь, но вот ветер вновь стих и они появились вновь, кружась и по широким спиралям опускаясь на лагерь.
   Что ещё за представление? Брови Валл'Иолета взметнулись вверх. Да это же палатки. Тут же догадался он. Наверное вверху более мощные вихри, если тяжёлые палатки крутит, как лёгкие бумажки. Ну и ну. Вот растяпы. Если не в состоянии укрепить палатки, то что вы можете серьёзное построить? Нелестно отозвался он о гиттах. Ловите теперь свои жилища. Усмехнувшись, он направился в сторону трапа, плотно обернув плащ вокруг себя, чтобы очередной порыв ветра не унёс его, так же, как носил сейчас палатки.
   Оказавшись на трапе, он быстро зашагал вверх, но когда его голова оказалась перед люком, он, вдруг, оглянулся - над лагерем продолжали кружиться сорванные палатки, никого из гиттов видно не было и лишь один человек, стоя где-то посреди лагеря, смешно вскидывал руки вверх, будто прося у небесных сил, какого снисхождения для себя.
   Валл'Иолет улыбнулся наивной странности человека, но, вдруг, осознал его странность, над человеком кружила палатка и он, подпрыгивая и вскидывая руки, видимо, пытался дотянуться до неё.
   - Чудак! - Валл'Иолет улыбнулся, но тут же развернулся и побежал вниз: он узнал человека - это была Ирна.
   Подгоняемый порывами ветра, Валл'Иолет быстро оказался рядом с девушкой и уже вытянул руки и вознамерился подпрыгнуть, чтобы дотянуться до края кружащейся палатки, как порыв ветра вновь погнал палатку ввысь. Глубоко вздохнув от досады, Валл'Иолет опустил руки и повернулся к девушке - она стояла приложив руки ко лбу и подняв голову, видимо, следила за зигзагами сбежавшего объекта своего вожделения.
   - Улетела! - Громко произнёс Валл'Иолет, широко улыбнувшись.
   Ирна заметно вздрогнула и сбросив руки, повернулась к Валл'Иолету, на её лице застыл испуг.
   - Извини! - Валл'Иолет приложил руку к своей груди. - Я хотел помочь, но опоздал.
   - Здравствуйте! - Ирна попыталась улыбнуться, но улыбка у ней получилась какой-то неестественной и даже грустной. - Это всё что осталось от моего дома. - Она развела перед собой руками. - Хотела вернуть хотя бы его стены, но, увы. - Она глубоко и шумно вздохнула.
   Валл'Иолет опустил голову - перед ним, на трепещущем ковре стояли два разновеликих ящика и большой белый предмет, похожий на холодильный шкаф. Да и ковёр бы, наверное, тоже улетел, если бы не был прижат к песку этими самыми ящиками.
   - Невесело. - Валл'Иолет покрутил головой, переводя взгляд на девушку.
   - Да уж куда веселее. - Ирна истерично хмыкнула и посмотрела на Валл'Иолета. - Теперь мне придётся на песке, рядом с вами, жить.
   - Да я не против. - Валл'Иолет вновь покрутил головой. - Места хватит.
   - А я, против! - Выпалила Ирна и её глаза сверкнули гневом.
   - Жаль! - Валл'Иолет дёрнул плечами, но из-за широкого плаща у него вышла лишь какая-то нелепость. - Я бы научил тебя отрешению. Очень помогает восстановиться.
   - Нужно оно мне. - Ирна громко хмыкнула.
   - В таком случае, я предлагаю тебе более прочное жилище, нежели, которым была твоя палатка.
   - Пещеру! Там! - Повернув голову, Ирна взмахнула подбородком в сторону клокочущей серо-чёрной тучи.
   - Каюту капитана. Здесь! - Валл'Иолет вытянул руку в сторону весспера.
   - Каюту капитана? Техники сказали, что вы не открыли её и они уже полдня ковыряют её дверь, пытаясь открыть.
   - Хаара! - Невольно вырвалось у Валл'Иолета. - Если они вздумают резать, я им руки поотрезаю их же джеттером. - С явной угрозой в голосе произнёс он. - Где сейчас господин Вирт?
   - Не знаю. - Ирна мотнула головой. - Может на корабле, может в своей палатке.
   - Ты знаешь его палатку?
   - Знаю. - Ирна дёрнула правым плечом.
   - Пойдём!
   - Я не брошу свою палатку.
   - Ты отказываешься от каюты капитана?
   - Здесь результаты работы моей экспедиции. - Ирна ткнула рукой в один из ящиков. - Если я не предоставлю их научному совету меня выгонят из института.
   - И правильно сделают. - Валл'Иолет широко усмехнулся. - Ты же не нашла, что искала.
   - Откуда вы знаете, что я искала.
   - Я всё знаю.
   Валл'Иолет шагнул к металлическому ящику и взяв его за ручку, поднял. Он оказался тяжёлым, но отступать было не достойно боевого капитана толлонов. Ирна шагнула к ещё одному ящику и схватила его, но оторвав от ковра, тут же поставила назад.
   - Ух-х! - Она мотнула головой, но ручку ящика не выпустила, выгнув спину дугой и намереваясь вновь повторить свою попытку.
   Валл'Иолету ничего не осталось, как присесть и взять тот же ящик за вторую ручку. Поднявшись, он взмахнул подбородком.
   - Поторопимся. - Произнёс он.
   Молча кивнув головой, Ирна выпрямилась и направилась в сторону палатки астрофизика. Стараясь не подавать вида, что ему тяжело, Валл'Иолет шёл рядом.
   Палатка астрофизиков была на полпути между весспером и палаткой Ирны. Она, видимо, была укреплена более надёжно и потому оставалась на своём месте, хотя и нещадно трепетала.
   - Вот! - Ирна взмахом подбородка указала на трепещущуюся палатку, с которой они поравнялись. - Я посмотрю. - Произнесла она, отпуская ручку ящика и ныряя в палатку.
   Уставшему Валл'Иолету, брошенный Ирной ящик, оказался неимоверно тяжёлым и он не удержал его. Ящик плюхнулся в песок. Тогда он бросил в песок и второй ящик и попытался сжать руки в кулаки - это оказалось, почти, невозможно. Приподняв руки, он посмотрел на свои ладони - через них пролегали вздувшиеся белые полосы. Такое с ним было впервые и что с этим нужно было делать, он не представлял.
   - У вас проблемы, господин Лампарт. - Услышал Валл'Иолет перед собой голос Вирта.
   - Нет! - Валл'Иолет опустил руки. - Господин Вирт, я предлагаю вам переждать атмосферную нестабильность внутри корабля. Это более безопасно, нежели, в грозящих улететь палатках. Места там на всех хватит.
   - Вы уверены, что на корабле более безопасно? А вдруг молния попадёт в него и он загорится. Успеют ли все исследователи покинуть корабль? - С беспокойством в голосе, произнёс астрофизик.
   - Я гарантирую вашу безопасность, господин Вирт. Я могу даже поднять трап, чтобы изолировать корабль от внешней среды.
   - Спасибо, господин Лампарт. Но я не могу единолично принять такое решение. Я должен посоветоваться с руководителем научной группы.
   - Как пожелаете. Только, советую поторопиться. - Валл'Иолет повернул голову к Ирне. - Продолжим?
   - Продолжим. - Ирна дёрнула правым плечом.
   - О чём это вы? - Брови Вирта взметнулись вверх.
   - Мою палатку унёс ветер и господин Лампарт предложил мне перебраться в каюту капитана. - Заговорила Ирна. - Мы переносим туда мои вещи. - Она указала рукой на ящики.
   - Но они же тяжёлые. - Астрофизик состроил гримасу. - Теперь я понимаю, что с вашими руками, господин Лампарт. - Он улыбнулся. - Я попрошу десантников и они доставят их на корабль.
   - Мы сами! - Вдруг выпалила Ирна.
   - Мы сами справимся. - Валл'Иолет покивал головой.
   - А разве каюту капитана удалось открыть? - Поинтересовался Вирт.
   - Удалось!
   Валл'Иолет кивнул головой и присев, взялся за ручки ящиков. Ирна наклонилась и взялась за ручку того же ящика, который и несла. Валл'Иолет поднялся, Ирна выпрямилась.
   - Поторопитесь! Скоро будет темно и атмосферная нестабильность может усилиться. - Произнёс Валл'Иолет и шагнул в сторону корабля.
   - Поторопитесь! - Вторила ему Ирна, делая шаг вслед за Валл'Иолетом.
   - Поторопимся! - Произнёс им в спину Вирт и повернувшись, нырнул в трепещущуюся палатку.
   Когда они донесли ящики до трапа, Валл'Иолет совершенно не чувствовал своих ладоней, будто их не было у него вовсе. Поставив ящики у трапа, он, практически, не разгибая пальцев, просто-напросто с силой выдернул ладони из их ручек.
   - Чуть рука не оторвалась. - Ирна замахала перед собой рукой, которой несла ящик.
   Валл'Иолет, стыдясь своей немощности, лишь улыбнулся.
   - Трап же узкий. - Заговорила Ирна, состроив гримасу. - Как же мы их понесём в корабль?
   Валл'Иолет прекрасно понимал, что именно сейчас, ящики поднять по трапу, он уже не в состоянии. Ему нужен был отдых. Но он так же понимал, что навряд ли Ирна согласится оставить их у трапа без своего присмотра. Да и как он будет выглядеть в её глазах, бросив с ними здесь. Он мог бы открыть люк весспера и поднять ящики в ангар подъёмником, но, это могло бы стать немалым потрясением для гиттов.
   Валл'Иолет покрутил головой, обведя взглядом, стоящих у трапа десантников. Ему, вдруг, пришла мысль, сыграть на любопытстве десантников: после первого дня, потом ни один из них не поднимался на борт весспера и наверняка, они горят желанием это сделать.
   - Вы не могли бы помочь девушке и отнести эти ящики к её каюте? - Произнёс он.
   Десантники переглянулись.
   - Нам запрещено покидать пост. - Произнёс один из них.
   - Здесь нет вашего командира. - Продолжил аргументировать Валл'Иолет. - Да и сделаете вы это очень быстро. И корабль посмотрите. А я побуду за вас. Если кто-то появится, я отвлеку его. Девушка вас проводит. - Он повернулся к Ирне. - Эта та самая дверь второго уровня, которую пытаются открыть исследователи. - Он опять повернулся к десантникам. - Вы откажете девушке?
   Десантники переглянулись и молча шагнув к ящикам, взяли их по одному и повернулись к Ирне.
   - Только быстро! - Произнёс один из них.
   Ирна пошла по трапу вверх. Десантники направились за ней. Валл'Иолет, подождав, пока они не исчезнут внутри весспера, начал прохаживаться перед трапом, потирая занемевшие и припухшие ладони и размышляя о правильности своих поступков.
   Прошло какое-то время. Вернулся один из десантников.
   - Что-то произошло? - Поинтересовался Валл'Иолет.
   - Там все двери закрыты. - Произнёс десантник, дёрнув плечами. - Через полчаса у нас смена караула.
   Хмыкнув, Валл'Иолет направился по трапу внутрь весспера.
   Ящики он увидел на углу коридора второго уровня совсем не в той стороне, где находилась каюта капитана. Подойдя, он увидел, что второй десантник стоит за углом, рядом с закрытой дверью, отнюдь не каюты капитана. Ирны рядом с ним не было.
   - Где она? - Произнёс Валл'Иолет крутя головой.
   - Ушла! - Десантник состроил неопределённую гримасу.
   - Я - этот, ты - тот. - Валл'Иолет кивнул подбородком на ящик. - Иди за мной! - Валл'Иолет наклонился и взялся за ручки того ящика, который он нёс до весспера один.
   - Класс! - Раздался громкий возглас десантника.
   Валл'Иолет хотел приподнять голову на десантника, чтобы поинтересоваться мотивом его возгласа, но его взгляд остановился на распахнутом плаще, из-под которого виднелась курточка боевого капитана толлонов. Он выпрямился, запахнул плащ и посмотрел на десантника.
   - Ты забыл об этом. - Произнёс Валл'Иолет чётким, волевым голосом.
   - Я забыл об этом. - Повторил десантник и наклонившись, поднял ящик.
   Взяв ящик, Валл'Иолет пошёл по коридору. Громко топая, десантник шёл сзади.
   Выйдя из-за угла, Валл'Иолет увидел, что Ирна стоит напротив двери каюты капитана и хлопает ладонью по пластинке идентификации. Насколько мог, он ускорил шаг.
   Видимо услышав топанье десантника, Ирна повернула голову - её рука тут же опустилась и она повернулась к приближающимся мужчинам.
   Подойдя, Валл'Иолет поставил свой ящик на пол и взмахом руки, приказал десантнику тоже поставить свой ящик на пол. Молча поставив ящик, десантник повернулся и быстро пошёл назад. Валл'Иолет, дождавшись, когда он скроется за углом, коснулся рукой пластинки идентификации - дверь каюты скользнула в стену.
   - Входи! - Он вытянул руку в проём.
   Посмотрев на Валл'Иолета покруглевшими глазами, Ирна, вытянув шею, заглянула внутрь каюты, затем вновь посмотрела на Валл'Иолета, затем опять в проём и наконец, переступила порог каюты.
   Валл'Иолет перенёс ящики в каюту, выключил экран спор и шагнул к проёму двери.
   - Устраивайся. Я открою закрытые двери и вернусь.
   Произнёс он и выйдя из каюты, ткнул ладонью в пластинку идентификации и зашагал по коридору, прикладывая руку к тем пластинкам идентификации, двери которых были закрыты.
   К его удивлению, в одной из кают находились те самые два гитта, которые утром пытались проанализировать каюту капитана. Они стояли со своим анализатором перед дверью и тыкали пальцами в клавиши под его экраном. Услышав свист отрывшейся двери, они разом подняли головы - их лица исказились гримасой страха. Усмехнувшись, Валл'Иолет пошёл дальше.
   Вернувшись в каюту капитана, Валл'Иолет застал Ирну сидящей в кресле с голографом в руках, над которым отображалась голограмма с Ир'Инной.
   - Это ваша дочь? Красивая, но немного странная для нашего мира. - Подняв голову на вошедшего Валл'Иолета, заговорила Ирна. - Как её зовут?
   - Ир'Инна. Она погибла. - С грустью в голосе ответил Валл'Иолет.
   - О-о! Ужас! - Сердце Ирны сжалось.
   Это её именем он назвал меня тогда. Мелькнула у неё грустная мысль.
   - Жаль! - Она глубоко вздохнула.
   Валл'Иолет перенёс ящики от двери в свободный угол своей каюты, пока он обошёл все коридоры второго уровня, белые припухшие рубцы на его руках почти разгладились. Затем сбросил плащ и подошёл к двери.
   - Давай попытаемся внести тебя в реестр идентификатора. - Произнёс он указывая пальцем на пластинку рядом с дверью. Если повезёт, ты сможешь сама входить и выходить из каюты, когда захочешь.
   Ирна поднялась и вернув голограф на стол, подошла к Валл'Иолету и окинула его пристальным взглядом.
   Хотя Валл'Иолет был гораздо выше её, но он был уже заметно сутуловат и несколько худ, и его великолепная одежда сидела на нём мешковато. Откровенно диссонировала с одеждой, его обувь, которая выглядела очень старой и такой изорванной, что в некоторых местах были видны ноги их носителя. Обувь, несомненно, была изготовлена мастерами людей пустыни, что вызвало у Ирны немалое удивление.
   Кажется, он назвал себя Валлетом. Нет, нет, гораздо длиннее. Валлилетом. Как-то так. Странное имя. Но навряд ли он им станет для меня. Старик! Другое имя ему и не подходит. Промелькнул у неё грустный сонм мыслей.
   - И насколько я выгляжу? - Губы Валл'Иолета вытянулись в снисходительной усмешке.
   Щёки Ирны залил лёгкий румянец. Не зная, что ответить, она перевела взгляд на пластинку идентификации, куда указывал палец Валл'Иолета.
   - Мне едва семьдесят, по продолжительности жизни моей цивилизации, а живём мы более тысячи лет, а по уровню вашей - мы, примерно, ровесники. - С заметной иронией в голосе, произнёс он.
   - Этого не может быть. - Прошелестели губы Ирны - она, вдруг, поняла, что девушка в голограмме, совсем не дочь этого, совсем, не старика, если можно было верить его словами и потому, её подозрения, о повышенном внимании его к себе, могут быть, вполне, реальны.
   - К сожалению, это так. - Валл'Иолет ткнул пальцем в один из цветных квадратиков под жёлтой пластинкой идентификации. - Приложи ладонь к пластинке идентификации.
   Ирна молча приложила ладонь к жёлтому прямоугольнику, он оказался заметно длиннее её ладони. По краю прямоугольника пошла зелёная волна, потом ещё одна и ещё... Лицо Валл'Иолета исказилось какой-то непонятной гримасой.
   - Назовите имя. - Прозвучал металлический голос на языке толлонов.
   Рука Ирны отпрыгнула от пластинки - с немым страхом в глазах, она уставилась в старика.
   - Тяжелый случай для идентификатора. - Валл'Иолет улыбнулся. - Он всего лишь сказал: "назови своё имя". Произнеси: Иринна. Иринна.
   - Иринна. - Произнесла Ирна.
   - Мягче и протяжнее. Иринна. - Потребовал Валл'Иолет.
   - Ирин-нна. - Попыталась протянуть слово Ирна.
   - Это не слова песни, а имя. Язык моей цивилизации мягче и протяжнее языка твоей. Постарайся. Иначе идентификатор тебя не правильно поймёт. Он посчитает тебя за животное. Иринна.
   - Иринна. - Ирна попыталась произнести слово более высоким голосом.
   - Что-то похожее. - Валл'Иолет шумно вздохнул. - Только, когда вновь прозвучит тот же вопрос, не убирай руку от пластинки идентификации, а произнеси своё имя, как это сделала сейчас. Сколько идентификатор попросит, столько раз и произнеси. Прикладывай! - Он кивнул подбородком в сторону пластинки.
   Ирна вновь приложила ладонь к пластинке идентификации и вновь по краю пластинки побежали зелёные волны. Вскоре прозвучали те же протяжные звуки, которые вновь испугали Ирну и её рука невольно дрогнула, но всё же она смогла удержать её, прижатой к пластинке.
   - Иринна. - Произнесла она своё модернизированное имя высоким, протяжным голосом.
   Прошло несколько мгновений и вновь прозвучали те же звуки.
   Рука Ирны теперь не дрогнула.
   - Иринна. - Постаралась произнести она своё модернизированное имя ещё мягче.
   Зелёный цвет мигнул по всему контуру пластинки и вновь прозвучали звуки, но они теперь были другими. Рука Ирны не дрогнула и она уже открыла рот, чтобы опять произнести своё имя, но, вдруг, осознав, что звуки были совсем другими, с открытым ртом уставилась в старика.
   Валл'Иолет ткнул пальцем в один из цветных квадратиков, рядом с рукой Ирны.
   Вновь прозвучали какие-то не понятные Ирне звуки и опять они были другими.
   - Идентификация закончена. Можно опустить руку. - Произнёс Валл'Иолет.
   Ирна отстранила руку от пластинки и повернув ладонь к себе, посмотрела на неё, затем перевела взгляд на старика.
   - И что теперь? - Поинтересовалась она.
   - Приложи руку к пластинке и мы увидим, что теперь.
   Ирна осторожно приложила руку к пластинке идентификации. Прозвучал набор звуков. Ирна наморщила лоб, пытаясь сопоставить их с уже слышанными. Ей показалось, что они ближе всего соответствовали тому набору, когда система идентификации спрашивала у неё имя. Она перевела взгляд на старика, но тот молча покрутил головой.
   - Иринна. - Произнесла Ирна, повернувшись к пластинке.
   С лёгким свистом, дверь скользнула в сторону.
   - Ой-й! - Рука Ирны отлетела от пластинки - она уставилась в образовавшийся проём, затем перевела взгляд на старика. - Я могу выйти? - С удивлением в голосе, поинтересовалась она.
   - Безусловно. - Лёгкая улыбка тронула губы Валл'Иолета. - Но, надеюсь, не сейчас. - Он ткнул ладонью в пластинку идентификации и выскользнувшая из стены дверь закрыла проём. - Тебе нужно отдохнуть. - Валл'Иолет указал на то кресло, в котором Ирна уже сидела.
   Девушка прошла к указанному креслу и усевшись в него, откинулась на спинку, внимательно следя взглядом за стариком, который подошёл к одной из вделанных в стену дверей и открыв её, что-то достал и пройдя ко второму креслу, повернулся, но не сел, а протянул руку в сторону Ирны, заставив её напрячься.
   - Это тоник моей цивилизации. Очень полезен. Уверяю, тебе понравится. - Произнёс он.
   Ирна взяла баночку и принялась вертеть её в руках. Собственно, она мало, чем отличалась от баночек с тониками, её цивилизации, если не считать, что была чуть не так вогнута к середине, но в руке лежала более удобно и видимо, была чуть длиннее привычной взгляду баночки её цивилизации, но механизм её открывания был, совершенно, другим. Она перевела взгляд на старика, но тот уже пил из своей баночки и казалось не смотрел в её сторону. Тогда Ирна попыталась поддеть ногтем, находящуюся на крышке овальную пластинку, но она оказалась очень жёсткой и кроме боли в пальце, никакого результата попытка не принесла.
   - Поверни! - Раздался голос Валл'Иолета.
   Ирна подняла на него взгляд, старик уже сидел в другом кресле, с широкой улыбкой смотря на неё.
   - Поверни пластинку. - Он шевельнул своим, самым длинным пальцем.
   - Куда, в какую сторону? - Ирна потрогала пластинку.
   - В любую. Смелее, это не больно.
   Состроив гримасу, Ирна попыталась сдвинуть пластинку, она шевельнулась. Она приложила большее усилие и пластинка повернулась. В тот же миг из под неё выскочила небольшая кнопочка, заставив Ирну вздрогнуть. Она перевела испуганный взгляд на старика.
   - Нажми на кнопку. - Валл'Иолет потряс тем же пальцем, имитируя нажатие.
   Ирна осторожно нажала на кнопку. Внутри баночки что-то глухо щелкнуло, заставив Ирну вновь вздрогнуть, то место, где была кнопочка, с вертушкой, стало боком и из баночки выскочил небольшой хоботок. Ирна уставилась в серебристый хоботок.
   - Проблема решена. Можно пить. - Донёсся голос старика.
   - Очень сложно. Трудно понять, если привык к другому. - Произнесла Ирна, поднимая взгляд на Валл'Иолета.
   - Но надёжно и гигиенично. Не приходится слизывать грязь.
   Хмыкнув, Ирна поднесла хоботок ко рту и осторожно наклонила баночку - в язык ударила лёгкая струя жидкости. Она тут же опустила баночку. Во рту посвежело и появился, достаточно, приятный запах. Ирна проглотила напиток. По телу тут же побежала приятная прохлада.
   - Что это? Фрукт, овощ, или что-то искусственное? - Поинтересовалась она.
   - Сок большого оранжевого плода, с каплей стимулятора.
   - А капля на полбанки? - Ирна широко улыбнулась.
   - Около сотой части объёма.
   - А я не начну бегать по потолку от этой сотой части?
   - Я же от ваших тоников не бегаю. - Валл'Иолет дёрнул плечами.
   Ирна поднесла хоботок ко рту и наклонила баночку - упругая струя ударила ей в язык. Она начала глотать жидкость и с каждым глотком её тело будто наполнялось энергией и бодростью. Струйка закончилась. Ирна опустила баночку и весёлым взглядом посмотрела на Валл'Иолета.
   - Такое впечатление, что у меня появились крылья. Сейчас взлечу. - Она рассмеялась и вытянув руки в стороны, замахала ими. - Лечу-чу-у-у!
   Откинувшись в кресле, Валл'Иолет широко улыбнулся.
   Вдруг, весспер резко дёрнулся. Валл'Иолет выпрямился и состроив гримасу, покрутил головой, будто источник толчка находился здесь, в каюте капитана. Весспер дёрнулся вновь. Валл'Иолет поднялся и бросив баночку в кресло, шагнул к двери.
   - Сиди здесь! - Резким, грубым голосом произнёс он.
   - Не-ет! - Ирна вскочила и завертелась, не зная куда деть баночку, но затем шагнула к столу, поставила баночку и бросилась к двери, в проёме которой уже стоял Валл'Иолет.
   Едва Ирна оказалась в коридоре, как проём исчез - дверь едва ли не чиркнула ей по спине, заставив её сердце на мгновение, буквально, остановиться.
   Толчки продолжались. Валл'Иолет быстро шёл по коридору и Ирне пришлось перейти на бег, чтобы его догнать, но догнав и перейдя на шаг, она тут же отстала и ей опять пришлось бежать. По ступенькам же лестницы, ведущей в ангар, старик настолько быстро спускался, будто скользил по ним и она безнадёжно отстала, а едва сделала пару шагов по трапу, как старик уже оказался лицом к ней, шагая назад в корабль.
   - Слот разваливается. - Первым заговорил он. - В зал управления. Взлетаем!
   Он грубо развернул Ирну и подтолкнул вперёд. Ирне ничего не осталось, как вернуться в ангар. В ангаре, взяв Ирну за локоть, Валл'Иолет, повел её к лестнице на второй уровень, где продолжил подталкивать в спину, заставляя энергичнее подниматься по ступенькам.
   В принципе, после выпитого тоника, Ирна чувствовала себя приободрённой и не противилась слишком энергичному вниманию со стороны старика.
   На втором уровне, Валл'Иолет вновь взял её за локоть и быстро зашагал по коридору, так энергично подталкивая, что Ирне пришлось, буквально, бежать.
   Остановившись напротив стены, Валл'Иолет отпустил локоть Ирны и приложил руку к стене - часть стены коридора, скользнула вверх, заставив Ирну тихо ахнуть. Перед ними была дверь с пластинкой идентификации рядом на стене. Валл'Иолет приложил руку к пластинке и дверь скользнула в сторону. Упёршись Ирне рукой в спину, Валл'Иолет втолкнул её в полутёмную комнату.
   Отпустив девушку, Валл'Иолет прошёл к одному из кресел зала управления и усевшись, нажал несколько клавиш - свет полностью погас и пульт управления расцветился разноцветьем индикаторов. Валл'Иолет ткнул ещё в несколько клавиш. Корабль в очередной раз вздрогнул, но более ощутимее.
   Схватившись руками за голову, Ирна уставилась обезумевшим взглядом перед собой - она оказалась висящей высоко над лагерем. Ей показалось, что её сердце остановилось.
   - Сядь в свободное кресло... - Донёсся в темноте голос старика. - И пристегнись. Взлетаем!
   - Я-я-я! Я же-же у-уп-пад-ду. - Дрожащими губами произнесла Ирна.
   Прошло мгновение и Ирна почувствовала, как рука старика опять схватила её за локоть и куда-то потащила. Она шла затаив дыхания, ожидая, что её следующий шаг будет последним и она провалится в какую-то пропасть и полетит вниз.
   Сделав несколько шагов ужаса, Ирна, вдруг, почувствовала, как старик взяв её за оба локтя, толкнул назад и она полетела спиной вперёд.
   Ирна закрыла глаза. Что-то жёсткое обхватило её нижнюю часть груди и она оказалась прижатой к чему-то спиной и затем почувствовала, что повернулась и осталась в таком положении. Боли не было.
   Я упала на песок, но не разбилась? Всплыла у неё тревожная мысль. А старик? Он тоже упал вместе со мной?
   Ирна резко открыла глаза и...
   Она сидела в кресле, чем-то жёстким прижатая к его спинке, перед каким-то устройством с массой светящихся индикаторов, за которым, внизу, как на ладони, в лучах яркого света простирался лагерь исследователей. Большинства палаток уже не было. Оставшиеся так трепетались, что казалось вот-вот взлетят. Несколько видневшихся исследователей стояли шатаясь, повернувшись в её сторону.
   - Всем перейти в весспер. - Донёсся до неё твёрдый голос старика. - На площадке находиться опасно, она начала разрушаться. Всем быстро подняться на борт космического корабля.
   Яркая вспышка, окружившая Ирну со всех сторон, заставила её втянуть голову в плечи и закрыть глаза. Её бросило в сторону и если бы она не была прижата к спинке кресла, то непременно бы вылетела из него, подобно брошенному камню. Раздался надсадный скрежет, заставивший сердце Ирны сжаться в комочек. Наступила тишина.
   Это конец? И где же я сейчас? Всплыли у неё очередные мысли тревоги.
   Ирна открыла глаза и покрутила головой. Она по-прежнему висела над лагерем, сидя в кресле, прижатая к его спинке. Лагерь внизу уже выглядел, как муравейник, со всех его концов в её сторону бежали исследователи. Соседнее кресло было пустым. Старика не было. Корабль продолжал вздрагивать и его толчки становились всё ощутимее. Вспышки света, одна ярче другой, периодически освещали лагерь внизу, заставляя её съеживаться и плотнее прижиматься к спинке кресла.
   Это, действительно, конец. Всплыла у Ирны очень грустная мысль и она закрыла глаза.
   Две прозрачные слезинки беспомощности выкатились из глаз девушки и скатились вниз, оставив на щеках широкие блестящие следы.
  

***

  
   - Хаара! - Проскрежетали губы Валл'Иолета.
   Да они, просто, боятся. Замелькали у него досадные мысли, при виде того, как гитты уже не бегут в сторону корабля, а пятятся от него. Нельзя же быть такими бестолковыми. Корабль утонет в песке и опять его придётся откапывать.
   В очередной раз зал управления наполнился ярким белым светом. Светофильтры едва справлялись с его, таким мощным потоком. Весспер дёрнулся, зашатался и вновь застонал, заставив лицо Валл'Иолета в очередной раз исказиться гримасой досады.
   Как только сильные колебания утихли, он вскочил и бросив на Ирну внимательный взгляд и убедившись, что она надёжно прижата захватами к креслу, выбежал из зала управления.
   Едва его голова выскользнула из проёма трапа, как яркий свет залил всё пространство, заставив его схватиться обеими руками за поручень трапа и закрыть глаза. Пришедший через мгновение оглушительный треск, заложил уши, а мощный толчок подбросил его вверх и ноги оказались выше головы и если бы он не держался за поручень, то непременно слетел бы с трапа, подобно стряхиваемой с одежды пылинки. Через мгновение энергия толчка иссякла и Валл'Иолет свалился на трап, больно ударившись спиной о поручень. Спазм боли охватил всё его тело. Громко вскрикнув, он кое-как поднялся и держась обеими руками за поручень, практически, заскользил по нему вниз.
   Оказавшись внизу, он попытался бежать в сторону стоящих поодаль, на песке, нескольких гиттов, как в военной, так и в гражданской одежде, но это у него получилось весьма коряво и видимо решив, что ему плохо, двое десантников бросились ему навстречу и подбежав, схватили под руки и буквально поволокли в сторону остальных гиттов. Валл'Иолет едва успевал переставлять ноги. Подтащив его к человеку в гражданской одежде, они остановились перед ним, продолжая поддерживать Валл'Иолета под руки.
   Валл'Иолет оказался перед Виртом, глаза которого были круглыми, будто их специально огранили циркулем, а его брови едва не касались волос на голове.
   - Я сам! - Громко произнёс Валл'Иолет и повёл плечами, давая понять, чтобы его отпустили - десантники опустили руки, но продолжили стоять рядом. - Всем подняться на борт космического корабля. Быстро! - Заговорил он хриплым голосом, но неизменно, очень чётко, выговаривая слова. - Посадочный слот начал разрушаться и если вы не поторопитесь, корабль провалится в песок и поднять его будет не просто.
   - Господин Лампарт? - Едва расслышал Валл'Иолет шелест губ Вирта. - Вы, вы капитан...
   - Поторопитесь, господин Вирт. - Процедил Валл'Иолет.
   - К кораблю едва ли можно подойти, господин Лампарт. Его невообразимо трясёт. - Подняв плечи, Вирт потряс головой. - Вы же сами едва удержались. Сюда уже идут мощные транспортёры. Они скоро заберут нас.
   - Оставаться здесь очень опасно. Уже почти все ваши палатки унесло. Не думаю, что помощь будет скоро, да и пробьются ли к вам транспортёры через час-полтора. Вы не продержитесь. Я приподниму корабль, а вы запрыгивайте на трап. Иного я не могу предложить.
   - И всё же мы намерены дождаться помощи.
   Яркая вспышка накрыла всех стоящих перед Валл'Иолетом гиттов. Ярчайшие белые зигзаги электрических разрядов заплясали по лагерю. Наэлектризованные волосы стали дыбом. Оглушительный треск вновь заложил уши. Песок под ногами задрожал и ноги Валл'Иолета поползли в разные стороны.
   Валл'Иолет, вдруг, шагнул впёред и взяв Вирта за курточку, тряхнул его.
   - Если вы не подниметесь на борт добровольно, я заставлю вас силой. И я это сделаю! - Он отпустил курточку Вирта. - Не вынуждайте меня.
   - Попытаемся. - Вирт дёрнул плечами.
   Развернувшись, Валл'Иолет, насколько мог, побежал к трапу.
   Когда его тащили от трапа десантники, он как-то не слишком замечал, как истрескана посадочная площадка, а сейчас, перепрыгивая через трещины, ужаснулся её виду - на ней уже, буквально, не было живого места. Не меньший ужас вызывали и видневшиеся ближние опоры весспера, которые плясали так, будто исполняли какой-то зажигательный танец и если бы не их интеллектуальное отслеживание поверхности, то весспер, наверняка бы, уже лежал на боку.
   Попасть на трап оказалось большой проблемой - он ходил ходуном и казалось вот-вот должен оторваться и улететь. Дождавшись, когда он окажется напротив, Валл'Иолет прыгнул.
   Удар в бок поручнем оказался такой силы, что у него в глазах потемнело, но всё же он успел схватиться за него и не упал. Механически перебирая руками и едва переставляя ноги, он поплёлся внутрь весспера.
   Внутри трясло меньше. Пелена с глаз ушла, боль немного утихла, позволив Валл'Иолету двигаться гораздо быстрее и всё же очередной сильный толчок бросил его на пол у самых дверей зала управления. Уже не вставая, на коленях, он дополз до кресла и забравшись в него, запустил конвертор, вызвал панели управления и чуть двинув акселератор вперёд, наклонил их - весспер остался на месте.
   Хаара! Трап! Догадка, больно кольнула мозг Валл'Иолета. Пока он не поднимется, весспер не оторвётся. Но если трап поднять, потом не опустить, пока опоры не коснутся поверхности. Хаара! Блокировки. И почему решено, что весспер не должен участвовать в никаких наземных операциях? Только лишь пространство. Что за выдумки конструкторов?
   Валл'Иолет вспомнил, как в свои первые годы космоплавания на спасательном боте, помогая попавшим в нештатную ситуацию кораблям, не раз садился и взлетал с опущенным трапом. Блокировка на спасательном боте находилась в ангаре, в панели управления трапом и достаточно легко снималась - для этого требовалось лишь открутить панель и переставить шунтирующий мостик.
   А ведь, собственно, панели управления трапом стандартны. Всплыла у Валл'Иолета догадка. Нужно лишь найти ключ.
   Ткнув в клавишу убирания панелей управления, он, едва они скользнули в пульт управления, повернулся вместе с креслом и вскочив, бросился из зала управления.
   Очередной удал стихии застал его на последних ступеньках лестницы в ангар. Подобно брошенному камню, он слетел с лестницы и заскользил на животе по полу ангара, лихорадочно тормозя локтями и коленями. Затормозившись, он, будто подброшенный пружинами, вскочил и побежал к двери мастерской. Открыв один из шкафов, он пробежался взглядом по его нишам - ключи были на месте. Выхватив их, он побежал к панели управления трапом и принялся лихорадочно откручивать его крепления. Работал он настолько лихорадочно, что совершенно не замечал - трясёт или нет. Ключ постоянно вылетал из головок болтов, заставляя Валл'Иолета нервничать и отпускать в адрес создателей корабля нелестные отзывы. Наконец, болты были откручены и панель повернулась - шунтирующий мостик был на месте. Переставив его и лишь прикрыв панель, он, швырнув ключи в сторону двери мастерской, побежал на второй уровень. Очередной удар стихии застал его на лестнице между уровнями, но упёршись руками в стены, Валл'Иолет устоял.
   Оказавшись в своём кресле зала управления, он запустил конвертор и механически ткнул пальцем в клавишу вызова штурвала и с остолбеневшим взглядом уставился в нишу из которой тот выполз.
   - Хаара! - Прошелестели его губы. - Каким образом? Тряска освободила?
   Чуть вжав акселератор и взявшись за штурвал, он потянул его на себя - весспер мелко задрожал и качнувшись, стабилизировался, будто атмосферный катаклизм, вдруг, исчез и природа успокоилась.
   Валл'Иолет скользнул взглядом по экрану спор, пытаясь усомниться в произошедшем. Будто желая подтвердить его сомнение, зал управления наполнился ярким светом и по экрану спор заструились яркие разводы, но весспер лишь чуть качнулся. Валл'Иолет пробежался пальцами по экрану терминала и на экране спор появилась врезка с видом на нижнюю часть трапа.
   Трап был спокоен и висел примерно в метре над посадочной площадкой, которая ходила под ним волнами - видимо тяжёлый космический корабль, как-то, стабилизировал её, а теперь, лишившись его, она превратилась в штормовое море.
   Хаара! Валл'Иолет сжал зубы от негодования. Они не отважатся. Нужно стать самоубийцей, чтобы ступить на такую площадку. А если...
   Он чуть отклонил штурвал и тёмная, неспокойная поверхность посадочной площадки поползла в сторону.
   Но едва на врезке появилась жёлтая полоса песка, как появилась и новая проблема - ударившие в песок струи тяги из дюз вертикального подъёма, расположенные в опорах, подняли в воздух тучи такого песка, что они напрочь заслонили собой лагерь.
   Валл'Иолет мысленно выругавшись, подался к терминалу и несколько раз ткнул пальцами в его сенсоры. На экране появилась поле из восьми жёлтых кругов, обозначающих опоры. Он ткнул пальцем в четыре средних круга - через несколько мгновений они загорелись зелёным цветом, означающим, что опоры убраны. Но вместе с тем, весспер стал менее стабилен: его начало качать, будто он опустился на лоно волн.
   Валл'Иолет поднял голову и скользнув взглядом по экрану спор - тучи песка оседали и часть лагеря уже сносно просматривалась - трап висел в метре над песком. К нему бежала толпа гиттов.
  

***

  
   Ирна сидела будто в каком-то зале ужасов. Периодически появляющиеся вспышки и встряски, заставляли её закрывать глаза, а когда она их открывала, в соседнем кресле сидел старик, в прекрасной серой курточке, но очередная вспышка, заставляла её вновь закрыть глаза, а когда она их открывала старика не было. Затем всё повторялось. Её начал охватывать ужас. Ей хотелось вскочить и убежать из этого зала ужасов, но прижатая захватами, она могла лишь чуть шевелиться, что вселяло в неё ещё больше страха. Ей казалось, что она всеми забыта и покинута и никакого спасения нет.
   Но, вдруг, при очередном появлении старика, корабль перестало трясти.
   Ирна покрутила головой, перед ней на экране было изображение трапа, висящего над песком. Вдали, к трапу бежали люди.
   Мы улетаем? Куда? Он решил похитить нас? Зачем? Чтобы изучить у себя и затем захватить нашу цивилизацию? Мысли ещё большего ужаса сковали её мозг.
   На экране появилось ещё одно изображение, заслонившее часть лагеря. Было видно, как из проёма в полу появляются и появляются люди, как в гражданской одежде, так и в военной и разбредаются по большой комнате, которая Ирне была, вроде бы, знакомой.
   - Всем оставаться в ангаре. - Донёсся до неё правильный голос старика. - Кто-то должен остаться у трапа и проследить, чтобы все поднялись на борт и дать отмашку.
   Это же ангар корабля. Догадалась Ирна. А разместятся все в нём? Там же около двухсот военных и более сорока исследователей.
   Двое военных, буквально, легли на живот около проёма в полу и начали смотреть вниз. Прошло достаточно много времени прежде, чем военные поднялись с пола и замахали руками над головой.
   В тот же миг, на стене, рядом с проёмом трапа, вспыхнул и замигал красный свет. Военные поспешно отошли от проёма.
   Ирна увидела, как вскоре отверстие в полу исчезло. Красный свет погас.
   - Всем сесть на пол. - Заговорил старик. - Офицера десантной группы жду в зале управления на втором уровне.
   Все, находящиеся в ангаре начали садиться на пол, но двое военных в центре ангара остались на ногах. Затем один из них направился к стене и исчез из вида.
   Корабль заметно задрожал и будто закачался на воде.
   Откуда здесь вода? Появилась у Ирны тревожная мысль.
   Она закрутила головой, такое ощущение она испытывала всегда, когда поднималась на борт морского пассажирского лайнера, но никой воды внизу не наблюдалось. В тоже время изображение на экране становилось отчётливее, а лагерь, с кружащимся по нему песком, как бы начал отдаляться.
   - Я могу войти? - Раздался позади Ирны громкий голос.
   - Войди и стань за моим креслом. - Заговорил старик. - Здесь два кресла и оба заняты. Будешь корректировать курс.
   Вскоре лагерь остался далеко внизу и стал едва различим. Исчезли и яркие вспышки, хотя в общем стало светлее. Тревоги, вдруг, исчезли и Ирна принялась за осмысленное осознание своего положения.
   Тут же нашлась и причина её спокойствия - она уже не висела над пустыней, а сидела в большом кресле, прижатая к его спинке какими-то захватами, которые ощутимо стесняли движения и под ногами был серый пол, а не жёлтый песок. Перед ней был серый пульт с массой разноцветных клавишей и индикаторов, центр которого украшал большой экран, по которому скользили строки с какими-то непонятными знаками. На всю стену перед ней был развёрнут ещё один экран, большой и овальный, чуть заходящий ей за спину, над головой был белый полусферический потолок. Метрах в полутора справа стояло второе кресло, которое занимал старик - Валлиолет, наконец Ирна вспомнила его правильное имя.. Его руки держались за странное сооружение, похожее на штурвал аэрожира, который она видела во всевозможных видеообзорах, но только более насыщенный всевозможными клавишами и даже индикаторными панелями. Позади кресла Валлиолета стоял высокий мужчина в военной одежде, держась одной рукой за спинку кресла. Насколько она видела, Валлиолет не был прижат захватами к своему креслу.
   - Мне очень неудобно сидеть в таком положении. - Громко заговорила Ирна, стараясь окрасить свой голос нотками недовольства. - Я хочу сидеть свободно. Освободите меня.
   - Под левым подлокотником, впереди, клавиша. Нажми и захваты освободят тебя. - Произнёс Валлиолет, не поворачивая головы.
   Ирна опустила левую руку и принялась ощупывать нижнюю часть подлокотника. Нащупала она не менее десятка выпуклостей.
   - Их тут тьма. - С негодованием воскликнула она.
   - Первая. - Пришёл ответ Валлиолета.
   - С какой стороны? - Продолжала возмущаться Ирна.
   - Ты невнимательна.
   Ирна почувствовала себя оскорблённой. Она плотно сжала губы и вернув руку на подлокотник, уставилась в большой экран.
   Он ведь сказал, впереди под левым подлокотником. Вдруг всплыла у неё догадка. Какая же я, дура!
   Ирна опустила левую руку и нащупав первую выпуклость, надавила на неё - чуть отпрыгнув, захваты бесшумно скользнули куда-то назад. Ирна тут же вздохнула полной грудью.
   - Можешь уйти в каюту. - Раздался голос Валлиолета. - Там тоже есть экран, на котором будет отображаться, практически тоже самое, что и здесь. Дотронься до него и он станет активным. Господину офицеру совсем некомфортно стоять за моей спиной.
   Громко хмыкнув, Ирна попыталась подняться, но пульт не дал такой возможности и она попыталась боком выкарабкаться из кресла, но и эта затея ей не удалась. Её щёки покрылись лёгким румянцем. Она оказалась сконфуженной.
   Спокойно, спокойно! Принялась она успокаивать себя. После того, как старик посадил меня в кресло, оно повернулось. Значит оно поворачивается. Молниями замелькали у неё догадки. Что надо сделать, чтобы оно повернулось - может, просто, упереться ногами в пол?
   Она упёрлась обеими ногами в пол и попыталась повернуться вместе с креслом - и действительно, кресло легко повернулось. Ирна поднялась и ни на кого из мужчин не взглянув, вышла в коридор.
   Фу-у! Какой позор. Размышляла она, быстро шагая по коридору. Как он мог со мной так поступить - опозорить перед офицером? Будто я его... Фу-у! Об этом сегодня же будет знать весь лагерь. Начнут шушукаться за спиной. Уйти отсюда! Уйти немедленно!
   Ирна, вдруг осознала что стоит. Она подняла голову и увидела, что стоит перед открытой дверью, в проёме которой виднелась обстановка той каюты, в которую её привёл Валлиолет. Она механически переступила порог. Донёсшийся за спиной лёгкий свист заставил её вздрогнуть и оглянуться - проём был закрыт дверью. Развернувшись, она приложила руку к пластинке идентификации, но дверь осталась на месте.
   - Я не хочу, не хочу быть здесь! - Закричала она, стуча рукой по пластинке, не обращая внимания на доносящиеся откуда-то из под руки протяжные звуки. - Не хочу! Выпусти меня!
   Прошло достаточно много времени, когда, наконец, поняв, что ей из каюты не выбраться, Ирна опустила руку и отвернувшись от двери, обвела каюту медленным взглядом. Оставленная ею на столе баночка из-под тоника, лежала на полу, голографическое фото инопланетной девушки было у самого края стола, скинутый стариком жёлтый плащ люпий валялся на полу. Почти вся противоположная стена была тёмной, контрастируя с более светлыми стенами.
   Это наверное и есть экран. Мелькнула у неё мысль.
   Подойдя, она коснулась рукой тёмной поверхности и в тот же миг экран расцветился - на нём отображалась пустыня. Ирна присмотрелась, показавшееся ей вначале статичное изображение пустыни, двигалось. Отвернувшись от экрана она продолжила осмотр каюты: в левой и правой стенах были дверные проёмы: левый был закрыт дверью; правый - нет.
   Не зная почему, она направилась к закрытому дверью проёму. на двери была круглая ручка. Взявшись за неё, Ирна подёргала дверь - она осталась на месте. Хмыкнув, Ирна, вдруг, поняла, что все двери на корабле не вертятся, а скользят. Оно толкнула дверь и она скользнула в сторону. Ирна заглянула внутрь комнаты: скорее всего, это был санузел, так как на одной из стен висел предмет, похожий на зеркало, под ним, нечто, напоминающее кран для воды, дальше за полупрозрачной полуоткрытой ширмой, видимо, был душ, да и все другие предметы могли находиться лишь в санузле.
   Ей, вдруг, захотелось взглянуть на себя в зеркало. Подойдя, и заглянув в него, она увидела себя, достаточно, растрёпанной и даже на лбу была какая-то тёмная полоса. Решив умыться, она протянула руки к рану из которого тут же потекла струйка прозрачной жидкости. Ирна мгновенно отдёрнула руки, но несколько капель всё же попали ей в левую ладонь. Поднеся руку к лицу, она принялась рассматривать прозрачные капли. Несомненно - это была вода. Намочив указательный палец правой руки в каплях, она подняла голову и смотрясь в зеркало, провела пальцем по тёмной полосе на лбу - полоса посветлела. Стряхнув с левой руки оставшуюся воду, она провела влажной ладонью по лбу и отвернувшись, вышла из комнаты. Затем направилась к дверному проёму напротив.
   В этой комнате стояло кресло, крохотный столик и видимо, спальная платформа. Она, вдруг, почувствовала себя уставшей.
   Интересно, как удобна их спальная платформа? Всплыла у неё любопытная мысль. Удобнее нашей или нет?
   Шагнув к спальной платформе, она потрогала её рукой. Спальная платформа показалась ей несколько жестковатой. Она присела на неё и попрыгала. И опять было ощущение излишней жёсткости. Тогда она легла на спину. Спальная платформа оказалась достаточно широкой и Ирне даже удалось раскинуть руки. Она уже не казалась жёсткой.
   Как приятно! Всплыла у неё ленивая мысль.
   Глаза Ирны закрылись и она провалилась в пустоту...
  

***

  
   - Присаживайтесь, господин офицер. - Валл'Иолет взмахом подбородка указал на освободившееся кресло. - Я жду вектор пути.
   - Какой ещё вектор? - В голосе офицера послышалось нескрываемое удивление.
   - Координаты посадочного слота?
   - Я не пилот и не совсем понимаю вашу терминологию. Мои задачи, всегда, наземного характера.
   - В каком направлении идти, хотя бы это ты можешь сказать? - Со злом в голосе произнёс Валл'Иолет.
   - Градусов семьдесят влево от лагеря. Точнее не знаю. Все летательные аппараты ушли, примерно, в том направлении, как только ударила первая молния.
   - Садись! - В голосе Валл'Иолета послышались недовольные нотки.
   - Извините!
   Офицер шагнул к свободному креслу и сев, уставился в экран, на котором отображались, казалось бесконечные пески, но присмотревшись, он понял, что песчаная картина меняется, показывая, что корабль движется. В верхней части экрана сияло красноватое солнце, заставляя щуриться, отчего в зале управления было достаточно светло. Ярких вспышек молний больше не было, видимо, атмосферная аномалия осталась где-то позади.
   - У тебя есть сканер связи? - Поинтересовался Валл'Иолет.
   - Сканер? Как это сканер связи? - С нескрываемым удивлением воскликнул офицер.
   - Какое-то средство связи у тебя есть с собой? - Повысил голос Валл'Иолет.
   - Есть! - Офицер достал из нагрудного кармана прямоугольный предмет. - Спейс. - Он протянул предмет Валл'Иолету.
   - Свяжись с командиром того объекта, куда мы идём и предупреди о нашем прибытии. Пусть подготовят прочную посадочную площадку. Далеко до объекта?
   - Около трёхсот километров. Это северная военная база.
   Офицер повернул спейс к себе и несколько раз ткнул в него пальцем - во вспыхнувшей перед ним голограмме отображалось чье-то волевое лицо.
   - Капитан Корта, господин генерал. - Офицер резко кивнул головой. - Докладываю! Инопланетный космический корабль держит курс на северную базу. Его пилот просит подготовить прочную посадочную площадку.
   - Вы, что на себе его несёте? - Губы генерала вытянулись в усмешке.
   - Никак нет, господин генерал. Пилот поднял его в воздух и он идёт своим ходом.
   - Какой ещё пилот? Что ты несёшь? Кто вам приказал покинуть лагерь? - В голосе генерала послышались угрожающие нотки.
   - Я не знаю, кто он, господин генерал, но он похож на того старика, который опустил трап корабля. Он же и приказал покинуть лагерь. Там такое началось... - Офицер медленно поднял плечи.
   - Ты бредишь капитан. Я приказываю, немедленно, вернуться в лагерь и ждать моих указаний.
   Голограмма погасла. Капитан Корта опустил плечи и повернул голову в сторону Валл'Иолета.
   - Мне приказано вернуться в лагерь, господин пилот. Высадите нас. - Нетвёрдым голосом произнёс он.
   - Я могу лишь выбросить вас, открыв люк. - В голосе Валл'Иолета послышалась ирония.
   - Это приказ. Я его обязан выполнить. - Голос Корта прозвучал уже твёрдо.
   - Вернуться - значит погубить корабль. Я этого не могу допустить.
   - Я приказываю вернуться и высадить нас! - В голосе Корта послышались металлические нотки.
   - Ты не мой командир и я не подчиняюсь твоим приказам. - Продолжил иронизировать Валл'Иолет.
   Кресло, на котором сидел Корта, резко повернулось. Он вскочил, его рука метнулась к поясу и в следующее мгновение в сторону Валл'Иолета смотрел ствол оружия.
   - Я приказываю, немедленно посадить корабль. - Громким, чётким голосом заговорил Корта. - Или я буду вынужден применить силу.
   Валл'Иолет повернул голову в сторону гитта, его губы вытянулись в широкой улыбке.
   - И как ты это сделаешь? - Заговорил он, едва не смеясь. - Убьёшь меня из своего оружия и сам посадишь корабль? Ты ещё не успеешь нажать на спусковой механизм своего оружия, как будешь мёртв. Желаешь убедиться?
   Рука капитана, сжимающая оружие, дрогнула и разжалась - оружие с грохотом упало на пол и закувыркалось в сторону. Другая рука Корта, продолжающая держать спейс, приподнялась и палец нажал на одну из клавиш, но в тот же миг из спейса брызнул сноп искр. Рука Корта дёрнулась и спейс полетел в сторону, и упав на жёсткий пол, завертелся волчком - из него выскользнула спираль серой струйки дыма и устремилась к потолку. Корта бросился к проёму двери, но перед самым его носом выскользнувшая из стены дверь, закрыла проём. Корта резко повернулся и сделав шаг назад, упёрся спиной в дверь - в его сторону смотрел ствол оружия, сжимаемого рукой пилота.
   - Как видишь, моё оружие ничуть не меньше твоего... - Заговорил Валл'Иолет. - А по эффективности, думаю, намного превосходит его.
   В воздухе сверкнула яркая синяя молния и на голову и плечи Корта посыпался синий дождь, заставивший его отпрыгнуть от двери и начать отряхиваться, будто от упавших на одежду капель дождя. Он поднял голову - стена над дверью, горела синим пламенем и вниз, буквально, лил поток синих сполохов и ударяясь о пол, блестящими искрами разлетался во все стороны, заставляя Корта пятиться от двери всё дальше и дальше.
   - Корабль сгорит! - Выкрикнул он.
   - Это холодная плазма. - Раздался голос Валл'Иолета. - Над дверью нет никаких энергоисточников и корабль не пострадает. Но от тебя навряд ли бы что-то осталось. Если только обгоревший скелет. Но это всего лишь игрушка. - Он отвёл руку за спину и когда она вновь появилась, то оружия в ней уже не было. - У меня есть более эффективное оружие и уверяю, более страшное. Так что, сядь. - Валл'Иолет кивнул подбородком в сторону соседнего кресла и корректируй курс. Сядем, я постараюсь сам объясниться с твоим генералом. - Он отвернулся и положив руки на штурвал, уставился в экран спор.
   Подняв оружие и пристегнув его к поясу, Корта, так же поднял, уже не дымивший, спейс и вернулся в покинутое кресло. Усевшись и откинувшись на его спинку, он тоже уставился в бегущий по экрану песок.
   Прошло некоторое время. Корта, вдруг повернулся и выглянул из-за спинки кресла - никакого пламени над дверью уже не было, но место, где бушевала холодная плазма, всё же просматривалась тёмным пятном. Он повернул голову в сторону пилота.
   - Извините, господин пилот, но я не знаю ни вашего звания, ни имени. - Произнёс он.
   - Капитан Валл'Иолет. Хотя... - Валл'Иолет громко хмыкнул. - Какой я теперь капитан. Просто Валлиолет Лампарт. Так и зови - Валлиолет Лампарт.
   - Господин Лампарт. - Корта натянуто улыбнулся. - Уверен, если вы в состоянии управлять этим космическим кораблём, несомненно, человек вы военный, может и в прошлом, но это не имеет значения и прекрасно знаете, что бывает за невыполнение приказа. Однозначно, я буду разжалован и отправлен в такую глушь, что эти дни службы в пустыне можно будет назвать комфортными.
   - Я могу лишь посочувствовать тебе капитан. - Произнёс Валл'Иолет.
   - Я не прошу сочувствия, господин Лампарт. Я прошу меня понять и извинить за невольную вспышку агрессии.
   - Я не видел никакой агрессии с твоей стороны, капитан. - В голосе Валл'Иолета появились нотки иронии. - Ты попросил меня продемонстрировать моё оружие. Что я и сделал.
   - Извините, господин Лампарт, а можно, так сказать, подержать в руках ваше грозное оружие.
   - Без проблем. - Правая рука Валл'Иолета метнулась в сторону и в следующее мгновение он протягивал Корта трасс. - Держи.
   Взяв оружие, Корта принялся вертеть его в руках, внимательно рассматривая.
   Оружие было тёмного цвета и весьма напоминало его оружие, но было несколько больше и гораздо тяжелее, но видимо было превосходно сбалансировано и отлично лежало в руке. Рукоятка была посередине массивного овального верха, с выглядывающим из него, несомненно, неметаллическим стволом. Через всю рукоятку шли зелёная и красная полосы. Спусковой механизм не был похожим на привычный курок, а представлял собой подобие какой-то большой клавиши. Никаких других кнопок или рычагов, могущих служить блокираторами выстрела не наблюдалось. Корта повернул ствол к себе и попытался рассмотреть его. Скорее всего, это был не ствол, а нечто, похожее на стержень и его край выглядел, будто обожжённым. Корта попытался поцарапать ствол, определённо - это был неметалл.
   - Как называется это оружие? - Поинтересовался он.
   - Трасс.
   - Тяжёл. - Корта потряс рукой с оружием. - Видимо, непросто с таким управляться.
   - Отнюдь.
   - Я не вижу никак блокировок. Это же небезопасно?
   Корта приподнял оружие и направив его на Валл'Иолета, попытался нажать на клавишу - раздался негромкий щелчок и овальный верх, подпрыгнув, скользнул в строну и оказался на полу. Донёсся глухой звук упавшего предмета. Корта, с замершим сердцем уставился в оставшуюся в его руке рукоятку с какими-то зигзагообразными выступами и блестящими жёлтыми прямоугольниками меж них.
   - Чтобы из него выстрелить, нужно родиться толлоном. - Заговорил Валл'Иолет с нотками сарказма в голосе. - К тому же, сейчас он настроен только лишь на моё биополе. Верни! - Валл'Иолет вытянул руку в сторону капитана.
   Повернувшись вместе с креслом, Корта наклонился и подняв с пола верхнюю часть оружия, попытался пристроить её к рукоятке, но его руки заметно дрожали и зигзагообразные выступы рукоятки никак не хотели входить в пазы круглого верха.
   - Разреши, я покажу. - Произнёс Валл'Иолет.
   Корта, подрагивающей рукой протянул Валл'Иолету обе части оружия.
   - Всё очень просто. - Валл'Иолет убрал со штурвала и вторую руку и взял в руки по одной части трасса. - Это интеллектуальная батарея. - Он приподнял рукоятку, демонстрируя её Корта. - Её емкости хватает на тридцать выстрелов стопроцентной мощности. - Он провёл пальцем по зелёной и красным полосам. - Зелёная остаточная емкость, красная - мощность. - Жмешь клавишу, вставляешь... - Он соединил обе части оружия. - Или пальцем этой же руки или пальцем другой устанавливаешь мощность выстрела. - Он провёл пальцем этой же руки, которой и держал оружие по красной полосе и она стала на три четверти короче. - Выбираешь цель. - Валл'Иолет навёл оружие на Корта, глаза которого мгновенно увеличились до неимоверных размеров. - И жмёшь на спуск.
   Выскочивший из трасса синий сполох вошёл капитану гиттов в левое плечо. Корта дёрнулся, затем выгнулся и обмяк. Его голова опустилась и подбородок упёрся в грудь. Валл'Иолет громко хмыкнул.
   - Отдохни. Чересчур уж нервный.
   Пристегнув оружие к поясу, Валл'Иолет вновь взялся обеими руками за штурвал и уставился, в бегущий в нижней части экрана спор, песок...
  

***

  
   Прошло около получаса пути в полном молчании. Неожиданный резкий звук пришедший откуда-то сбоку, застал Валл'Иолета врасплох и заставил вздрогнуть. Он так резко повернул голову на звук, что шейные позвонки громко хрустнули, заставив его лицо исказиться гримасой досады.
   Находящийся в соседнем кресле капитан гиттов, трясущейся правой рукой, что-то вытаскивал из нагрудного кармана своей курточки: его левая рука висела плетью; лицо постоянно искажалось гримасами боли и было видно, что каждое движение приносит ему большие страдания. Наконец, Корта удалось вытащить предмет - это оказался нудно пищащий спейс - их теперь было у него было два: один лежал на колене; второй он держал в руке. Капитан нажал одну из клавиш спейса и перед ним тут же вспыхнула голограмма с отображенным в ней лицом прежнего грозного гиттского генерала.
   - Мы наблюдаем приближающийся к северной базе большой летательный объект. - Заговорил генерал твёрдым голосом. - Это тот космический корабль?
   - Да, господин генерал. - Произнёс Корта и его лицо исказилось гримасой боли.
   - Как я понимаю, ты находишься на его борту?
   - Да, господин генерал.
   - Я поднимаю аэристры. Передай тем, кто пилотирует корабль, чтобы они неукоснительно выполняли все приказы пилотов, иначе корабль будет уничтожен.
   Корта повернул голову в сторону пилота. Валл'Иолет вытянул руку в его сторону.
   - Сканер связи! - Грубым, резким голосом произнёс он.
   Корта протянул спейс, его лицо исказилось мучительной гримасой боли.
   Взяв сканер связи, Валл'Иолет повернул его к себе - лицо генерала в голограмме тут же заметно уменьшилось, видимо он отшатнулся от своего средства связи.
   - Не советую ставить мне условия, генерал. - Продолжил говорить Валл'Иолет резким голосом. - У меня на борту более двухсот гиттов и их гибель будет на твоей совести. К тому же у меня большие сомнения, что тебе удастся уничтожить мой корабль. Навряд ли приборы наведения твоей цивилизации правильно определят его координаты и однозначно, все выпущенные в его сторону заряды пройдут мимо. Я же, не промахнусь! Подумай, прежде, чем принять необдуманное решение. Советую приготовить мне хороший, прочный, посадочный слот, не такой, который вы сляпали в пустыне и который раскрошился будто стекло от удара камня и мне едва удалось поднять с его осколков корабль. Сопровождение не помешает, чтобы я не кружил бестолку над твоей базой. - Не удосужившись выслушать генерала, уже открывшего рот, Валл'Иолет швырнул сканер связи Корта на колени, заставив того дёрнуться и громко простонать. - Ещё одна выходка, капитан и следующий заряд будет сидеть в твоей голове. Я не шучу! - Завершил свой монолог Валл'Иолет резким, чётким голосом.
   Взяв спейс, Корта повернул его к себе.
   - Как я понимаю - он рядом с тобой. - Заговорил генерал уже не прежним надменным голосом, а каким-то вкрадчивым, будто просящим. - Пусть следует за аэристрами. Так всем будет спокойнее. Посадочная площадка готова.
   Голограмма погасла.
   Корта убрал оба сканера связи в один карман курточки и опять уставился в экран.
   Прошло совсем немного времени. По экрану спор скользнули два продолговатых летательных аппарата и исчезли из вида, но через несколько мгновений появились вновь и устроившись перед весспером, начали уходить влево.
   Наверное это и есть аэристры. Всплыла догадка у Валл'Иолета.
   Следуя рекомендации генерала, он повернул штурвал влево и вскоре увидел, как с левой стороны экрана начала выплывать огромная тёмная площадка. Валл'Иолет снизил скорость весспера.
   Пожалуй бы, проскочил. Всплыла у него саркастическая мысль.
   Вскоре тёмная площадка заполнила всю нижнюю часть экрана спор. На ней повсюду виднелись разновеликие или летательные аппараты или какие-то другие механизмы гиттов. Валл'Иолет внимательно всматривался в тёмную поверхность, ища большую свободную площадь. Вдруг он увидел два аэристра, описывающих круги в воздухе над чёрной поверхностью.
   Видимо указывают на посадочную площадку. Решил он и повернул штурвал, направляя весспер в сторону кружащих аэристров и действительно, под ними находилось большое свободное тёмное поле.
   Выпустив опоры, Валл'Иолет аккуратно опустил весспер на посадочную площадку. Пробежавшись пальцами по экрану терминала, он заглушил конвертор и дал команду трапу опуститься и толкнул штурвал от себя. Дождавшись, когда тот займёт своё место в нише пульта управления, Валл'Иолет повернулся вместе с креслом, поднялся и ткнув пальцем в одну из клавиш пульта управления, вытянул руку в сторону образовавшегося проёма двери.
   - Прибыли, капитан. Прошу покинуть корабль.
   Капитана гиттов ему было совершенно не жаль и если бы сейчас от него исходила угроза, не колеблясь уничтожил бы его.
   Повернувшись вместе с креслом, Корта поднялся и поддерживая правой рукой левую, пошатываясь побрёл к выходу.
   Выйдя вслед за ним в коридор, Валл'Иолет закрыл дверь зала управления и чтобы Корта напрасно не плутал по коридорам уровня, проводил его до лестницы, ведущей в ангар и дождавшись, когда тот скроется из вида, направился в каюту капитана.
   Едва дверь каюты капитана скрылась в стене, как с кресла вскочила Ирна и шагнула к Валл'Иолету. Её вид, недвусмысленно, показывал, что она рассержена.
   - Я уже почти сошла с ума. - Заговорила она громким, резким голосом. - Почему вы заперли меня? Я не могу выйти отсюда.
   - Разве? - Валл'Иолет шагнул внутрь и приложил руку к пластинке идентификации - выскользнувшая из стены дверь, заслонила собой проём. - Покажи, как ты пыталась выйти отсюда?
   Ирна шагнула к пластинке идентификации и став напротив, приложила к ней правую руку. По периметру пластинки прошла зелёная волна и донеслись протяжные мягкие звуки. Ирна, вскинув брови, повернула голову в сторону Валл'Иолета.
   - Ты забыла своё имя? - Валл'Иолет сдвинул брови.
   - Нет!
   Периметр пластинки на мгновение вспыхнул красным цветом.
   - Как видишь - ты его забыла. - Валл'Иолет вытянул губы в усмешке. - Система безопасности такого имени не знает. Придётся повторить. Убери и вновь приложи руку к пластинке идентификации.
   Ирна, плотно сжав губы от негодования, отстранила руку от пластинки и тут же приложила её вновь - донеслись те же протяжные звуки.
   - Иринна. - Ирна постаралась, как можно более мягче произнести своё модифицированное имя.
   Дверь, скользнув в сторону, исчезла в стене. Валл'Иолет шагнул в сторону, освобождая проём. Стрельнув в него взглядом, полным негодования, Ирна шагнула в проём и каблуки её обуви быстро застучали по полу коридора.
   Вздохнув, Валл'Иолет подошёл к столу и поправил стоящее на ней голографическое фото Ир'Инны. Затем подошёл к холодильному шкафу и открыв дверь, достал баночку с тоником и открыв, выпил. Затем собрал все пустые баночки, которых оказалось неожиданно много на столе и бросив их в утилизатор, осмотрел каюту: ящики Ирны стояли там же, куда он их и перенёс; скинутый им плащ люпий, валялся на полу около кресла, показывая, что Ирна не удосужила себя наведением порядка в каюте, что несколько раздосадовало Валл'Иолета. Подойдя к плащу, он поднял его.
   Вот и нет больше надобности в тебе. Валл'Иолет глубоко вздохнул. Правильно ли я поступаю? Он дёрнул плечами. В который уж раз я задаю себе этот вопрос?... Его губы вытянулись в усмешке. Сотый, тысячный? И не нахожу ответа. Иду по следу случайных событий. Вот и сейчас: если бы не атмосферная аномалия, привёл бы я сюда весспер? Не знаю. Он механически покрутил головой. А если бы Ирна не пришла в пески со своей экспедицией, произошли бы все эти события? Скорее всего, нет. Всё было бы по другому. Он глубоко и протяжно вздохнул и тут же захлебнулся в кашле от переизбытка кислорода.
   - Хаара! - Сорвалось с его губ, когда кашель стих.
   Нужно отрегулировать фильтры, слишком много воздуха Гитты стало в каюте. Всплыла у него досадная мысль.
   Аккуратно свернув плащ, он положил его на верхний ящик, принадлежащий Ирне и выйдя в коридор, закрыл дверь каюты и направился к лестнице, ведущей в ангар.
   Оказавшись в ангаре, Валл'Иолет с удивлением увидел, что в нём нет ни одного гитта. Громко хмыкнув, он шагнул к трапу и медленно пошёл вниз. Едва его голова вышла из корпуса весспера, он тут же остановился.
   Перед трапом, полукольцом стояли десятка два военных с висящим на шее каким-то оружием, которое сжимали их руки. Перед полукольцом стояли ещё трое гиттов, в военной одежде. В центре стоял, тот самый, надменный генерал, с которым он разговаривал во время перехода. За полукольцом стояли несколько летательных аппаратов чёрного цвета, похожие на тот красный аппарат, который он неоднократно видел в лагере исследователей, за которыми стояла толпа, видимо, прибывших на корабле гиттов. Ирны среди них видно не было.
   Валл'Иолет провёл руками по курточке, будто разглаживая её, хотя она была сшита из немнущегося материала, незаметно убеждаясь, что оружие находится на поясе. Так же убедившись, что его психотронное поле активно и готово нанести сокрушительный удар любому, кто проявит к нему агрессию, возобновил свой путь.
   Оказавшись внизу, он шагнул к военным и остановился напротив генерала.
   - За нападение на офицера вооружённых сил и за нарушение воздушного пространства Гитты, вы арестованы. Корабль конфискуется. - Заговорил генерал громким властным голосом. - Сдайте оружие и назовите все коды допуска к управлению кораблём.
   - Вообще-то я надеялся на твоё благоразумие генерал, но видимо эта черта характера в дефиците у носителей разума вашей цивилизации. - Заговорил Валл'Иолет с усмешкой на губах. - Я отказываюсь контактировать с тобой и надеюсь у вас найдётся более здравый человек для разговора. Никаких агрессивных действий ни ко мне, ни к кораблю советую не применять. Я в состоянии одним взглядом умертвить всех здесь стоящих, а оружие корабля способно превратить вашу базу в такую же груду обломков, которую сейчас представляет покинутая кораблём посадочная площадка рядом с котлованом. Подумай! Но со мной, советую, больше не встречаться. Прощай, генерал!
   Повернувшись, Валл'Иолет направился к трапу. Медленно поднимаясь в корабль, он был подобен сжатой пружине, готовый по малейшему шороху за спиной распрямится и нанести ответный сокрушительный удар всеми имеющимися у него средствами защиты, но как он ни вслушивался, за спиной была мёртвая тишина, которая нарушалась лишь громким стуком его обуви о ступеньки трапа. Оказавшись в ангаре, Валл'Иолет зло ткнул кулаком в клавишу подъёма трапа и дождавшись, когда он займёт своё место в нише весспера, медленно побрёл в зал управления.
   Куда она делась? Размышлял он об исчезнувшей Ирне, поднимаясь на второй уровень по винтовой лестнице. Мы ведь, почти, одновременно вышли наружу. Может военные спрятали её в один из своих летательных аппаратов? Но почему она так поступила? Неужели я так страшен? А собственно, почему они должны броситься ко мне с распростёртыми объятиями? Кто знает, что у меня на уме? Но я ведь старался быть доброжелательным к ним, чего не скажешь о них. А если это такая же воинственная раса, как и кроканы? Неужели я, как и мои предки, ошибся в своих выводах. Видимо, нужно быть более осторожным и сдержанным при общении с ними. А я им все двери нараспашку: смотрите, куда хотите; берите, что хотите; делайте, что вздумается. Нет, однозначно, этого больше не будет. Только лишь разговоры с официальными лицами А может, действительно, уйти? Но куда? К Толлоне или дальше блуждать? А где гарантия, что следующая цивилизация окажется менее враждебной? Да и есть ли она? А Ирна? И почему мне так навезёт с женщинами? Какие только выходки Ир'Инны я не терпел. И опять, такая же невыносимая и своенравная. Ведь в лагере же она была не одна. Несомненно, там были более приятные девушки - внешне и не такие строптивые - внутренне. А я - вновь на те же грабли. Почему? За что мне такое наказание?
   Оказавшись в зале управления, Валл'Иолет уселся в своё кресло и включив купольный обзор, принялся наблюдать за происходящим вокруг весспера.
   За это, совсем недолгое, с момента посадки время, обстановка вокруг весспера заметно изменилась. Если при посадке, посадочная площадка была пуста, то теперь вокруг весспера стояло плотное кольцо из военных, с висящим на шее оружием. Вдали, по направлению к вессперу, двигалось большое количество техники и насколько Валл'Иолет понимал - это была, отнюдь, не гражданская техника. Нечто похожее он видел в музее техники Толлоны - самоходные орудийные установки, давно прошедших тысячелетий.
   Наивные. Пытаются запугать. Он громко хмыкнул. Хотя, если начнут методичный обстрел, то дыр могут наделать изрядно. И самовосстанавливающий статит не справится. Может огрызнуться?
   Пальцы Валл'Иолета пробежались по клавишам пульта управления и из него выскользнул штурвал. Положив на него руки, он нажал ещё несколько клавиш. На экране спор перед ним появилась врезка с изображением нижней части весспера. На врезке было отчётливо видно, как из днища корабля торчит турель с лазерным излучателем. Валл'Иолет покрутил пальцем по сенсорной панели управления турелью, которая начала вращаться, синхронно с движениями его пальца. Жирная красная точка прицела заплясала по курточкам десантников и они, выставив в сторону турели своё оружие, попятились. Точка лазерного прицела скользнула по уже близко подошедшей технике, которая тут же поползла назад. Усмехнувшись, Валл'Иолет убрал палец с сенсорной панели и ткнул им в клавишу деактивации оружия. Турель исчезла в корпусе весспера, оружейный люк закрылся. Исчезла и врезка с экрана спор. Он толкнул штурвал и тот занял своё место в нише пульта управления.
   И что дальше? Валл'Иолет покрутил головой, осматривая складывающуюся обстановку вокруг весспера, которая, никакого оптимизма не внушала.
   Самоходных орудий вокруг весспера становилось всё больше не только на земле, но и в воздухе: над весспером висела пара огромных коптеров, а выше, насколько он видел, кружили две пары аэристров, а возможно их было и больше. Большое количество аэристров стояли вдалеке на посадочных площадках, вокруг которых мельтешили какие-то точки, видимо обслуживающий персонал. Вдалеке виднелись несколько высоких зданий и бесчисленное количество низких строений.
   Солнце уже было у самого горизонта, предвещая наступление скорой ночи.
   Покрутившись некоторое время вместе с креслом, Валл'Иолет, вдруг, почувствовал, что очень устал.
   А почему я должен спать сидя в кресле, а не у себя в каюте, на удобной спальной платформе? Задал он себе уместный вопрос. Что может произойти? Предпримут попытку ночной атаки на весспер? Так он и так у них в руках. Подходите, держитесь. Он медленно пожал плечами. Проникнуть внутрь вы не сможете, а остальное, сколько угодно.
   Валл'Иолет поднялся и ещё раз окинув взглядом обстановку вокруг весспера и не увидев реальных угроз, направился в свою каюту. Там он достал из холодильного шкафа упаковку с едой и баночку с тоником, поужинал и бросив пустые упаковки в утилизатор, прошёл в комнату для сна, разделся и вытянувшись на спальной платформе, с удовольствием потянулся...
  

***

  
   Валл'Иолет открыл глаза. Было темно. Он прислушался: никаких звуков слышно не было. Полежав некоторое время и дождавшись, пока глаза привыкнут к темноте, он рывком сел и опустив ноги на пол, поднялся. В комнате тут же посветлело. Поёжившись, от, вдруг, появившейся прохлады, он направился в санационную.
   Тщательно приведя себя в порядок, он вышел в холл и подойдя к одному из встроенных шкафов, открыл его и провёл рукой по висящей в нём одежде. Выбор был невелик: всего два полных комплекта капитана и кое-что из нижнего белья.
   Он не знал, для кого изначально предназначалась эта одежда и оказалась она ему впору лишь сейчас, когда атмосфера Гитты иссушила и согнула его тело. С обувью же проблема, как была, так и осталась - она ему была безнадёжно мала.
   Валл'Иолет с досадой вспомнил о своих полностью изношенных макасах, некогда добытых у люпий вместе с плащом и глубоко вздохнув, переодел лишь нижнее бельё и направился в спальную комнату, одеваться в верхнюю одежду.
   Нужно попытаться у Гиттов добыть себе ботинки. Всплыла у него мысль, при виде дыр на обуви. Но ведь у меня нет их уровня. Если только Ирна сжалиться. Его губы вытянулись в снисходительной усмешке. Где она теперь?
   Одевшись, он подкрепился тоником и содержимым одной из упаковок холодильного шкафа и выйдя из каюты, направился в зал управления, так как на экране спор каюты, обзор был непривычен, да и обстановка снаружи выглядела, как-то странно.
   В зале управления было светло, но не от яркого освещения внутри, а от света, приходящего снаружи.
   Заняв своё кресло, Валл'Иолет провёл взглядом по экрану спор: как он понял - светло было от множества прожекторов, направленные на весспер. Никого движения вокруг весспера не наблюдалось, но в одном из мест, между прожекторами что-то маячило. Валл'Иолет пробежался пальцами по экрану терминала и увеличил маячивший предмет. Его брови тут же выгнулись высокими дугами - это были Вирт и ещё какой-то гитт. Вирт непрерывно махал у себя над головой рукой, периодически меняя её: видимо они стояли уже долго и руки у него устали от махания.
   Валл'Иолет ещё раз осмотрел территорию вокруг весспера, ни людей, кроме этих двух, ни техники, кроме прожекторов, поблизости больше не наблюдалось.
   - Хм-м! - Валл'Иолет погримасничал.
   Они, определённо, обращаются ко мне. Видимо, хотят о чём-то поговорить. Замелькали у него догадки. Будут предлагать сдаться? Наверное к ним я не пойду. Всё же ночь и можно ожидать чего угодно: навалится с десяток десантников и сделать ничего не успеешь. Пусть идут сюда. Подниму трап. Так будет надёжнее. Если появится кто-то ещё около трапа, тогда будет, однозначно, ясно об их агрессивных намерениях.
   Он пробежался пальцами по сенсорам экрана терминала. На экране спор тут же появилась врезка с изображением опускающегося трапа. Трап мягко коснулся посадочного слота.
   Прошло некоторое время и перед ним появились Вирт и второй гитт, который, явно, был в возрасте. Вирт указал рукой на трап и гитт, ступив на его нижнюю ступеньку, несколько раз дёрнулся, видимо, проверяя прочность трапа, чем вызвал у Валл'Иолета громкое хмыканье и наверное убедившись в его надёжности, неторопливо пошёл вверх. Вирт пошёл следом. Больше никто к трапу не подошёл.
   Валл'Иолет поднялся и быстрым шагом направился в ангар.
   Когда он вышел в ангар, пожилой гитт и Вирт стояли в двух шагах перед люком трапа, видимо решив дождаться его там. Но Валл'Иолет подошёл не к ним, а стене, где находилась панель управления трапом и нажал на одну из его клавиш - трап быстро поднялся и люк за спинами гиттов закрылся. Уже затем Валл'Иолет подошёл к гиттам.
   - Вынужденные меры предосторожности. - Он развёл руками, останавливаясь перед ними. - К сожалению. - Его губы вытянулись в усмешке.
   - Здравствуйте, господин Лампарт. - Вирт кивнул головой. - Вы имеете на это полное право. Это полностью наша вина. Так сказать: расплата за гостеприимство. - Он развёл руками. - Искренние извинения. - Опустив руки, он склонил голову и постояв в молчании несколько мгновений, выпрямился и вытянул руку в сторону пожилого гитта. - Разрешите представить вам старейшину Регистра - высшего органа власти Гитты, господина Ральфа Селлура. Собрание Регистра уполномочило нас провести с вами переговоры, господин Лампарт. А проще говоря, господин Лампарт, мы хотим предложить вам сотрудничество с нашей цивилизацией. Правда мы не знаем, что мы можем предложить вам, но сами хотели бы получить от вас технологии воспроизводства подобного космического корабля.
   - Думаю, разговор у нас будет длинный. - Валл'Иолет повернулся к гиттам боком и вытянул руку в сторону лестницы, ведущей на второй уровень корабля. - И потому, прошу в мою каюту. - Повернувшись, он первым пошёл в указанном направлении.
   Гитты направились за ним. Весь их путь до каюты капитана прошёл в молчании. Валл'Иолет пытался осознать суть перемены отношения гиттов к себе, а старейшина Регистра весь путь безостановочно крутил головой, с любопытством рассматривая корабль и вслушиваясь в тихий рассказ Вирта о том, как они пытались подсмотреть за Валлиолетом Лампартом и что из этого у них, совершенно, ничего не вышло.
   - Присаживайтесь. - Указал Валл'Иолет гиттам на кресла, когда они оказались в каюте капитана.
   - Но здесь всего два кресла, господин Лампарт. - Впервые заговорил старейшина и уже по его первым словам Валл'Иолет понял, что этот человек не простой - его голос был твёрд и спокоен и однозначно показывал, что его владелец, человек большой воли. - Это будет нетактично с нашей стороны - сидеть перед тобой.
   Ральф Селлур на вид был человеком в возрасте, примерно среднего роста, с уверенно обозначенным животом. Одет он был в светло-коричневую курточку и такие же брюки и светлую обувь; его верхняя часть головы была без волос, а оставшиеся были разнотонального серого цвета; видимо его лоб прежде был высок, но теперь из-за отсутствия волос его границу определить было сложно; прямой, правильный нос; достаточно пухлые щёки, но уже с заметной дряблостью, полноватые губы; обычный подбородок, с большой жировой складкой под ним; мощная шея; но самой выразительной частью его лица были глубокопосаженные глаза, никак негармонирующие с его пожилым возрастом - они были тёмного цвета, блестящие, живые и очень, очень умные.
   - Кажется, решение проблемы есть.
   Улыбнувшись, Валл'Иолет прошёл в спальную комнату, взял лёгкое кресло и вынес его в холл.
   - Это моё любимое кресло для отдыха. - Произнёс он с широкой улыбкой.
   Поставив кресло перед двумя другими креслами, он сел, положив ногу на ногу и махнул рукой, призывая гиттов, тоже сесть и дождавшись, когда они усядутся, вопросительно взмахнул подбородком.
   - Что, конкретно, интересует вашу цивилизацию?
   - Нас интересует этот корабль и возможность повторения его конструкции. - Заговорил Селлур. - Опиши его технико-тактические возможности, класс. Уверен - это не, совсем, гражданский корабль.
   - Это многоцелевой корабль. - Лёгкая улыбка тронула губы Валл'Иолета. - Максимальная скорость двенадцать лью или по другому - скоростей света, автономное стандартное пребывание в пространстве восемь лет, но с дополнительными контейнерами оно может быть сколь угодно долгим. Экипаж четыре человека, но я предпочитаю одиночество, в чём вы имеете возможность убедиться.
   - Ты сказал, дополнительные контейнеры. Что за контейнеры? И сколько их основных? - Поинтересовался Селлур.
   Лёгкая усмешка тронула губы Валл'Иолета. На - ты, к нему обращались лишь люпии, собственно, у них другого и не было, отчего и он привык так обращаться вначале к ним, а затем и ко всем остальным гиттам, хотя в лагере к нему все обращались лишь на - вы. Услышанное сейчас приятельское обращение к себе от одного из высокопоставленных гиттов, его несколько удивило.
   Или он хочет расположить меня к себе, или показать свою значимость. Всплыли у Валл'Иолета догадки. Чтобы он ни задумал, это всё равно не изменит моего отношения к ним.
   - Контейнеры с ратаном - веществом массы для конвертора. Основных два, массой... - Валл'Иолет провёл рукой по лбу. - Порядка тридцати тонн каждый, если перевести в вашу систему мер. Дополнительных - до четырёх.
   - С одной стороны масса не так уж и велика для такого корабля. - Состроив непонятную гримасу, Селлур пожал правым плечом. - Нашим кораблям, чтобы достичь лишь окраин нашей звёздной системы нужно более шестисот тонн расходного материала. Но с другой - столь низкая автономность это может объяснить. Как я понимаю, корабль способен удаляться от своей планеты на расстояние не далее трёхсот светолет. Выходит твоя цивилизация не так уж и далеко.
   - Но если принять во внимание инерционное движение в пространстве, то удалённость может достичь сколь угодно больших расстояний. - Произнёс Вирт.
   - Господин Вирт, вы не учитываете пространственное трение. - Селлур перевёл взгляд в сторону астрофизика. - На такой скорости оно реально и быстро сведёт скорость корабля на досветовую. - Он вновь повернулся к Валл'Иолету. - Или я не прав, господин Лампарт?
   - Прав! - Валл'Иолет согласно кивнул головой. - Оно ощутимо. Но всё же, основная убыль вещества массы идёт при разгоне, торможении и маневрировании. К тому же, большое значение имеет концентрация ратана: чем она выше, тем эффективнее вещество массы и тем больше его можно залить в контейнер и тем дольше будет автономность.
   - Это жидкая субстанция? - Селлур вскинул свои серые брови.
   - Несомненно. - Состроив гримасу, Валл'Иолет дёрнул плечами, будто недоумевая непонятливости гитта. - Для кораблей разведывательного направления, концентрацию ратана доводят до восьмидесяти пяти процентов и их автономность повышается раза в три.
   - Выходит концентрация ратана в контейнерах твоего корабля около тридцати процентов?
   - Около шестидесяти.
   - Явно, прослеживается какая-то нелинейность. - Селлур развёл руками.
   - Вторичные минералы, а проще - примеси, снижают эффективность конвертора и чем их больше, тем ниже производительность.
   - Логично! - Селлур согласно кивнул головой. - Как я понимаю, получить концентрированный ратан не просто?
   - Примерно до двадцати процентов концентрации - не сложно, до шестидесяти - затраты возрастают на порядок, восемьдесят пять... - Валл'Иолет покрутил головой. - Даже затрудняюсь сказать: два порядка - минимум.
   - Если не секрет - что служит исходным материалом для получения вещества массы?
   - Криил.
   - Криил? Это минерал, жидкость или что-то иное?
   - Красный песок.
   - Красный песок? - Одновременно воскликнули Селлур и Вирт
   Состроив гримасу, они переглянулись.
   - У нас огромные залежи этого красного песка вокруг кольцевых гор. - Вирт широко улыбнулся. - Там, где нашли ваш корабль. Господин Лампарт, а вам известна технология переработки красного песка?
   - Известна. - Валл'Иолет кивнул головой. - По долгу службы, я был связан с перерабатывающими предприятиями.
   - Прекрасно! - Вирт широко улыбнулся. - И сколько будет стоить ваша информация?
   - В каком смысле? - Валл'Иолет вскинул брови.
   - За какую сумму или что там на планете у вас ценится - золото, алмазы, вы продадите нам технологию переработки красного песка.
   - Мне не нужны ваши суммы. - Валл'Иолет громко хмыкнул. - Алмазы, золото... - Он покрутил головой. - У меня всё есть. Если только ботинки. - Он мотнул ногой. - А другого... - Он ещё раз покрутил головой.
   - Ты отказываешься? - В голосе Селлура скользнули нотки досады.
   - Совсем нет... - Подняв плечи, Валл'Иолет широко улыбнулся. - Но это очень сложное производство. И если я сказал, что двадцать процентов концентрации получить не сложно - это совершенно ничего не значит. Уверен, вам придётся построить то, о чём вы ещё никогда и не задумывались. Тем более, что вещество массы высокой концентрации предпочтительнее получать на орбите, иначе очень сложно разложить субстанцию криила на фракции. Да и озон не придётся вывозить за пределы атмосферы.
   - Озон?
   - Он вам неизвестен? - Валл'Иолет выгнул брови высокими дугами. - Это один из компонентов отхода переработки криила. Он полезен в высоких слоях атмосферы.
   - Дело в том, господин Лампарт, что у нас большие проблемы с озоновым слоем. - Заговорил Вирт. - Мы прекрасно знаем, что такое озон. Всвязи с интенсивной космической деятельностью, эффективность озонового слоя Гитты ощутимо снизилась и мы прикладываем титанические усилия, чтобы поддерживать его на приемлемом уровне. А если верить вашим словам, мы можем получить сразу две нужные технологии: получение очень эффективного расходного материала для космических кораблей и улучшить состояние защитного слоя нашей планеты от губительного излучения.
   - У нас есть несколько орбитальных станций и думаю, одну из них возможно переоборудовать под обогатительную фабрику. - Заговорил Селлур. - Вопрос, что такое, этот ратан? Его формула?
   - У меня есть почти пустой контейнер с веществом массы. Я охотно предоставлю его вам для исследований. - Валл'Иолет развёл руками.
   - Мы его можем забрать? - Лицо Вирта как-то посветлело, будто озарилось каким-то внутренним светом.
   - Вам его завернуть. - Валл'Иолет несколько раз дёрнулся от сдерживаемого смеха. - Даже пустой он весит около десяти тонн. Заберёте в любое время. Только будьте аккуратны. От сильного удара или мощного теплового воздействия ратан может сдетонировать и тогда ваша база на сотни лет превратится в чёрную заражённую зону.
   - Через пару дней, господин Лампарт, если это вас не затруднит. - Вирт натянуто улыбнулся.
   - Да не вопрос. - Валл'Иолет вновь несколько раз дёрнулся от нахлынувшего смеха.
   - А весь корабль? - Селлур сдвинул брови, показывая свою серьёзность. - Мы хотели бы обсудить вопрос приобретения, или аренды, или чего-то другого, по использованию твоего корабля для наших исследовательских целей.
   - Я сомневаюсь, что став собственником моего корабля, вы сможете извлечь от этого какую-то пользу. - Лёгкая усмешка тронула губы Валл'Иолета. - Аренда, в принципе, возможна, но только вместе со мной. В каких исследовательских целях, вы намереваетесь использовать нас?
   - В четырёх световых годах от Гитты находится планетная система Гроза, похожая на нашу. - Заговорил Вирт. - Так она названа потому, что по одной из её планет иногда проскакивают какие-то белые искры, подобные электрическим разрядам грозовых молний. У нас не стихают споры о возможности разумной жизни там. Наблюдения в орбитальный телескоп не позволяют нам сделать однозначный вывод. Мы даже не можем сказать, насколько пригодна атмосфера планет системы Грозы для биологической жизни. Всё там неоднозначно. С появлением же такого великолепного корабля, мы хотели бы попытаться удовлетворить своё любопытство. Как вы смотрите на то, чтобы сходить туда с нашими исследователями? Это наша вожделенная мечта.
   - Хоть сейчас. - Валл'Иолет поднял плечи.
   - В таком случае, мы начнём готовить экспедицию. - Селлур склонил голову в знак благодарности. - Сколько человек ты сможешь взять на борт? Какой груз?
   - На корабле четыре каюты. Я один. Значит ещё трое. Одно условие - в группе должна быть госпожа Ирна. Если не ошибаюсь, она археолог.
   - Вы имеете ввиду, госпожу Ирну Шарову? Доцента из института Планетарной Археологии? - Поинтересовался Вирт.
   - Возможно. - Валл'Иолет кивнул головой.
   - Ты не сказал о грузоподъёмности корабля. - Повысил голос Селлур.
   - Для вас, порядка ста тонн. На большее трудно рассчитывать.
   - А нельзя в каюте разместиться двум человекам? Я видел здесь и какие-то специализированные каюты. Да и ангар у вас очень большой. - Заговорил Вирт. - Всё же двое исследователей очень мало для такой миссии.
   - В таком случае, вы должны, очень тщательно, позаботиться о продовольствии с двойным запасом, чтобы им не пришлось есть друг друга, в случае задержки. В пути всякое может произойти. К сожалению, у меня нет какого-то другого средства передвижения и я советую взять в экспедицию хотя бы один летательный аппарат. Хотя бы подобный тому, который я видел в лагере.
   - Вы имеете ввиду левет или коптер? - Вирт вскинул брови.
   - Скорее всего - левет. Коптер, может оказаться бесполезным.
   - Господин Лампарт. - Селлур поднялся. - От имени старейшин Регистра, я хочу поблагодарить тебя за то, что ты вывез наших людей из зоны аномальной нестабильности. Неизвестно, что было бы с ними, когда к ним пришла бы помощь. Да и смогла бы она, вообще, туда добраться, так как лагерь из космоса сейчас уже не просматривается. Огромное спасибо! - Селлур склонил голову.
   - Думаю, находясь в подобной ситуации, так же поступил бы любой нормальный человек. - Валл'Иолет тоже поднялся. - Это нужно было бы сделать раньше, но я не думал, что атмосферная аномалия окажется такой мощной.
   - В этот раз она превзошла все прежние. - Заговорил Вирт, вставая. - Никогда ещё такой мощной не наблюдалось.
   - Ещё, я хотел бы извиниться перед тобой за командира этой военной базы, за все причинённые им неприятности. - Продолжил говорить Селлур. - Военное ведомство цивилизации уже рассматривает вопрос о его дальнейшем статусе и он больше не будет досаждать тебе, но всё же мы будем охранять твой корабль. Неизвестно, сколько ещё подобных генералов есть в нашей цивилизации и вдруг, кому-то из них захочется захватить этот корабль. Я приношу свои извинения.
   - Возможно ты прав. - Валл'Иолет дёрнул плечами. - Единственная моя просьба: я хотел бы иметь возможность прогуливаться, хотя бы вокруг корабля.
   - Никто не будет ограничивать твои перемещения, господин Лампарт. Но ты должен понять... - Селлур развёл руками. - Есть определённые нормы поведения и если ты их будешь придерживаться, никаких проблем у нас не будет. И ещё... - Селлур сунул руку в карман своего костюма и достал из него небольшой плоский прямоугольник. - У всех гиттов есть карточки уровня жизни. Думаю, тебе она тоже не помешает. Мы решили зарегистрировать тебя капитаном космического корабля своего Центра Космических исследований. Господин Вирт доставит тебя до Центра и поможет зарегистрироваться и получить свою карточку уровня. Только с оружием у нас ходить по планете не принято. - Селлур указал пальцем на пояс Валл'Иолета. - Тебе его придётся оставлять здесь.
   - У меня есть похожая карточка уровня жизни. - Валл'Иолет сунул руку в нагрудный карман курточки и тут же состроив гримасу, опустил руку. - Я её оставил... - Глубоко вздохнув, он махнул рукой и протянув руку к поясу, отстегнул оружие. - Это трасс. Стреляет энергетическими зарядами. Его принцип работы похож на принцип работы энергетической системы корабля.
   Он вытянул руку в сторону двери и нажал на клавишу выстрела - раздался громкий шелест и над дверью каюты вспыхнуло яркое голубое пятно и через мгновение вниз полил голубой дождь, заставивший гиттов попятиться. Валл'Иолет опустил оружие и повернувшись к гиттам, отсоединил батарею и протянул обе части оружия пожилому гитту.
   - Если вы сможете повторить его конструкцию, то сможете построить и корабль, подобный этому.
   - Весьма эффективно. - Селлур взял части оружия и повертев в руках, протянул их Вирту. - Отдай военным. Пусть поломают головы. - Он вновь повернулся к Валл'Иолету. - Вы очень любезны, господин Лампарт.
   По, ему одному известной, причине, Селлур, вдруг перешёл на - вы, в обращении к Валл'Иолету, вызвав у него очередную усмешку.
   - О-о-о! - Валл'Иолет поднял палец. - Вспомнил. - Он сунул руку в карман своей курточки и достал из него тонкий продолговатый предмет. - Сканер связи моей цивилизации. К сожалению, источник иссяк и он, навряд ли, представляет какую-то ценность.
   - Для нас всё ценно. - Селлур взял сканер связи и сунул его себе в карман. - Но не смогли бы вы оказать ещё одну любезность и показать мне свой корабль? - Закончил говорить Селлур со своей новой блажью в обращении, перейдя на "вы".
   - Не вопрос. - Валл'Иолет сделал перед собой круг руками. - Это каюта капитана. Здесь созданы все условия, как для отдыха, так и для контроля систем корабля и внешнего пространства. - Он указал рукой на небольшой экран спор. - Капитан в любое мгновение может получить всю интересующую его информацию. - Он вытянул руку в сторону двери. - Прошу!
   Селлур и Вирт вышли в коридор. Валл'Иолет вышел за ними и остановившись, махнул рукой перед собой.
   - Это коридор модуля управления и жилой части второго уровня. - Продолжил говорить он, направляясь по коридору, впереди гиттов. - По этой стороне коридора, кроме каюты капитана, расположены ещё три каюты, других членов экипажа, посреди уровня находится зал управления корабля. По этой стороне... - Он указал на противоположную сторону коридора. - Спортивный зал, кухня, медицинский зал. Если пройти по одному из боковых коридоров вперёд... - Валл'Иолет махнул рукой на стену. - Можно попасть в коридор вспомогательных отсеков: всевозможные складские помещения, холодильники. - Он остановился напротив открытой двери и вытянул руку в её проём. - Зал управления. Мозг корабля. Прошу!
   Пропустив гиттов, он попытался войти сам, но так как в зале управления был полумрак, гитты остановились прямо у двери и Валл'Иолету пришлось, буквально протиснуться у них за спиной.
   Уходя на встречу с гиттами, Валл'Иолет оставил купол включенным и сейчас на нём отображалась обстановка вокруг корабля. А так как сейчас над базой была ночь, по неизвестной Валл'Иолету причине, все, до селе работающие, прожектора были выключены, то и в зале управления был полумрак, рассеиваемый лишь некоторыми работающими индикаторами пульта управления и потому купол сиял великолепием звёзд галактики.
   - Какая красота. - Раздался голос Вирта. - Нам о таком мечтать и мечтать.
   - Но удобно ли управлять кораблём с таким обзором? - Заговорил Селлур. - Даже страшновато.
   - Всё относительно. - Валл'Иолет подошёл к пульту управления и ткнув пальцем в одну из его клавиш, погасил купол и теперь экран спор был развёрнут лишь на полуовале передней стены зала управления. - При желании экран можно сделать сколь угодно малым.
   Он положил палец на ещё одну из клавиш пульта управления и экран начал уменьшаться, будто сворачиваясь с боков в рулоны. Уменьшив его наполовину, Валл'Иолет ткнул пальцем в ещё одну из клавиш и экран вообще погас. В зале управления посветлело. Валл'Иолет вытяну руку в сторону кресел.
   - Это кресла пилотов. Прошу!
   - Но здесь всего два кресла? - В голосе Селлура послышалось удивление. - Не слишком утомительно двум членам экипажа управлять такой сложной техникой?
   - Для оперативного управления кораблём, вполне, достаточно двух членов экипажа. - Валл'Иолет улыбнулся. - Прошу, прошу. - Дождавшись, когда гитты сядут в кресла, он продолжил говорить. - Кораблём можно управлять, как с панелей управления. - Валл'Иолет ткнул пальцем в большую клавишу в нижней части пульта управления и из него перед креслом, в котором сидел Селлур, выползли панели управления, заставив того поднять руки. - Так и при помощи штурвала.
   Валл'Иолет ткнул пальцем в ещё в несколько клавиш: панели управления скользнули в пульт, а из него выполз штурвал, заставив гитта вжаться в спинку кресла. Положив руку на штурвал, Валл'Иолет с силой толкнул его и он занял свою неизменную нишу в пульте управления.
   - Весьма оригинально. - Селлур вернул руки на подлокотники и поднял голову на Валл'Иолета. - Но в тоже время здесь... - Он провёл рукой над пультом управления. - Очень немного органов управления и контроля. Не возникают трудности в управлении? Корабль, всё же, очень сложный механизм.
   - Вся информация здесь и дополнительные функции управления тоже.
   Валл'Иолет ткнул пальцем в экран терминала и на нём появились несколько информационных панелей. Он ткнул в одну из панелей и на экране появилось изображение какого-то непонятного механизма с графиками и знаками письменности под ним.
   - Энергостанция корабля и параметры её нагрузки. - Прокомментировал Валл'Иолет изображение. - К тому на корабле мощная система контроля, которая не только информирует, о даже незначительном нарушении в работе узлов корабля, но и старается сама ликвидировать возникшую проблему. Если же она окажется сложной для неё, выдаст рекомендации. - Валл'Иолет ткнул пальцем в одну из клавиш пульта управления и на весь полуовал стены развернулся экран спор. - Чувствую себя неуютно, когда экран свёрнут. Будто без глаз. - Пояснил он.
   - Прекрасный обзор. - Произнёс Селлур, медленно скользя взглядом по экрану спор. - И какова же дальность пространственного обнаружения?
   - Радиус двух суток, на максимальной скорости.
   - Н-да! - Селлур покрутил головой. - Нам и не снилось.
   - К сожалению, дальность станции связи такая же. - Валл'Иолет развёл руками.
   - Не понял? - Лицо Вирта вытянулось. - Если вы удаляетесь от планеты более, чем на двое световых суток, то теряете с ней связь?
   - Я имел ввиду быструю связь. - Пояснил Валл'Иолет. - Дальше следуют задержки на количество суток удаления.
   - В чём заключается проблема? И одна ли она? - Поинтересовался Селлур.
   - В энергии. Мощность, для создания конуса луча связи имеет нелинейную зависимость от расстояния.
   - И даже ратановый конвертор не способен решить проблему?
   - Если только с вашу планету величиной. - Валл'Иолет широко улыбнулся.
   - А его можно увидеть?
   В голосе старейшины скользнули нотки лукавства, будто он уже знал, что в просьбе будет отказано, но всё же, на всякий случай, решил поинтересоваться. Но Валл'Иолет не собирался утаивать конвертор от гиттов.
   - Конечно! - Он дёрнул плечами. - Он работал всего около часа и надеюсь в его модуле уровень радиации не достиг опасного значения.
   - А, что, на корабле нет скафандров. - Поинтересовался Вирт.
   - Скафандров? - Валл'Иолет, состроив гримасу, мотнул головой. - Вообще-то, по требованиям устава, один должен находиться на борту. Но не для всего экипажа. - Он опять мотнул головой.
   - А если потребуется выход в открытое пространство нескольким членам экипажа? Мало ли что может произойти. - В голосе Вирта послышалось возмущение.
   - У меня такой нужды ещё не было. - Валл'Иолет дёрнул плечами. - Хотя, практика была.
   Он не счёл нужным сказать гиттам, что, когда уходил с Толлоны было не до скафандров да и нужды в нём у него, до сих пор, не было.
   - Прошу! - Валл'Иолет вытянул руку в сторону двери.
   Гитты вышли в коридор. Валл'Иолет вышел за ними и направился к лестнице, ведущей в ангар.
   - Как видите... - Он широко развёл руки. - Я здесь один: и механик, и энергетик, и пилот, и техник и прочее, прочее, прочее. Ваши специалисты получат всю интересующую их информацию. Мне нечего утаивать. Я буду рад, если вы сможете построить подобный корабль. В нашей галактике появится ещё одна достойная уважения цивилизация. И вы сможете в полной мере оценить величие и красоту своего огромного звёздного дома - галактики. Единственное, что я не разрешаю, нарушать целостность корабля. Это категорически недопустимо. - Он резко взмахнул перед собой рукой.
   - Но как мы сможем узнать строение узлов корабля, без их разборки? - Возмутился Вирт.
   - С помощью сканеров. - Ответил ему Селлур. - Я тебе гарантирую точность, не хуже прямых замеров.
   - Я расскажу о всех технологиях, применяемых в строительстве кораблей этого класса. - Заговорил Валл'Иолет чётко выговаривая слова. - К тому же, в информационном поле корабля есть подробнейшее описание работы всех его узлов и механизмов, с массой графической информации.
   - Но тогда вам придётся или перевести всю информацию на язык гиттов или обучить нас своему языку. - Произнёс Селлур.
   - Я не прочь сделать и то и другое.
   - Мы завтра же организуем группу.
   - Пожалуйста!
   Оказавшись в ангаре, Валл'Иолет направился к его дальней стенке, где не было никакой двери. Остановившись, он приложил руку прямо к стене - мощный усилитель конструкции тут же пополз вверх. За ним оказалась дверь и жёлтая пластинка рядом с ней. Валл'Иолет ткнул ладонью в пластинку, дверь медленно уползла в сторону. Она была очень массивна. За ней был коридор метра в четыре длиной, в конце которого была ещё одна дверь. В боковых стенках коридора тоже были двери. Валл'Иолет направился к противоположной двери. Рядом с ней пластинки идентификации не было, а светилась индикаторная панель с рядами непонятных гитам знаков зеленого цвета. Под панелью было несколько клавиш с такими же непонятными гиттам знаками. Валл'Иолет нажал пальцем одну из них - дверь перед ним поползла в сторону. За ней оказался ещё один такой же коридор с дверью и зеленой индикаторной панелью рядом. Валл'Иолет направился к той двери.
   - И через сколько подобных дверей нужно пройти? - Поинтересовался Селлур.
   - Это последняя. - Произнёс Валл'Иолет, останавливаясь перед дверью и поворачиваясь к гиттам. - За этими дверьми... - Он указал на двери в боковых стенках. - И дверьми в предыдущем коридоре, находятся системы управления и контроля. Общая толщина защитного блока около пятнадцати метров. Толщина каждой стенки около метра. Внутри восстанавливающий статит под давлением, который мгновенно герметизирует любую появившуюся брешь. Такая же система защиты используется и во внешней оболочке модуля управления. Генераторный модуль статитовой защиты не имеет. Он даже не герметичен. Но защищён многослойными, очень прочными намагниченными углеродно-стальными листами, выдерживающими температуру на внешней поверхности до пяти тысяч градусов.
   - А что это за острый нож на верхней части корпуса? - Поинтересовался Вирт. - Многие из нас были неаккуратны при контактах с ним. Особенно в первое время, когда корабль был в песке.
   - Это шип тарка. В определённых ситуациях мощное и эффективное оружие корабля.
   - Тарка? - Воскликнул Вирт. - Вы знакомы с цивилизацией тарков?
   - Так называется одно из животных моей планеты. Оно носит на спине очень острый шип, служащий ему прекрасной защитой. Шип тарка имеет и второе назначение - он служит стабилизатором, при перемещении в атмосферах планет.
   - Странное совпадение. - Состроив гримасу, Вирт дёрнул плечами.
   Валл'Иолет отвернулся
   - Если в генераторном модуле опасное излучение, информационная панель будет красной. Информация на ней носит лишь предупредительный характер и экипаж сам решает - входить или нет в опасную зону. - Произнёс он и ткнул пальцем в одну из клавиш под панелью и дверь медленно уползла в стену.
   Оказавшись за перегородкой, он отступил в сторону и долго дожидался, пока гитты очень медленно, вначале заглянув, вошли в генераторный модуль весспера. Войдя, они замерли, толи в восхищении, толи в недоумении.
   Комплекс весспера по преобразованию вещества массы в энергию движения был очень внушительным и совершенно открытым - все его основные узлы не имели внешнего обрамления, придающего узлам и агрегатам законченный вид, чего нельзя было сказать об агрегате открытом.
   Генераторный модуль представлял собой сплетение каких-то блестящих, матовых, совершенно прозрачных и нет трубопроводов, вьющихся вокруг огромной спирали из четырёх мощных блестящих труб, выходящих из мощного конусообразного агрегата, расположенного над головой у гиттов и упирающихся в агрегат эллипсовидной конструкции. Многие трубопроводы были снащены какими-то цветными индикаторами, которые перемигивались, будто разноцветные гирлянды.
   - Впечатляет! - Селлур покрутил головой. - Мне и в голову не приходило создать открытую конструкцию. Обязательно, всё упрятал бы в кожуха.
   Повернув голову в сторону старейшины Регистра, Валл'Иолет поднял брови в немом вопросе.
   - Господин Селлур один конструкторов космических кораблей Гитты. - Заговорил Вирт. - Плазменные движители, его изобретение.
   - И с какой же скоростью они двигают ваши космические корабли? - Поинтересовался Валл'Иолет.
   - Почти триста километров в секунду. - Ответил Вирт.
   - Н-да! - Состроив гримасу, Валл'Иолет покачал головой. - Эти сплетённые в спираль огромные трубы... - Он указал рукой на мощный спиралепровод. - Являются ускорителями фа-готов - линия бегущей волны. Фа-гот - это тяжёлая, сверхбыстрая, короткоживущая элементарная частица. Собственно: гот, на нашем языке означает - единственный камень, фа - тяжесть и фа-гот, ничто иное, как один тяжёлый камень. Этот конус... - Он указал на конусообразный агрегат. - Ничто иное, как генератор фа-готов. Ратан попадает в испаритель, где разогревается магнитными полями до сорока тысяч градусов, испаряется, делится на два пучка и под большим давлением подводится к пушкам следующей камеры, где пучки ратана сталкиваются. При взаимодействии друг с другом ратан регенерирует фа-готы. Отсюда и требование к чистоте ратана: чем он чище, тем больше фа-готов. А примеси лишь тормозят ратан и препятствуют преобразованию. В камере конуса стоят протонные отражатели, которые направляют пучки фа-готов в спиральный ускоритель - линию бегущей волны. Ускоряясь спиральными магнитными полями, они попадают в эллипсный излучатель - кроссфлектор, где получают дополнительное ускорение и откуда выбрасываются в пространство, тем самым толкая корабль. Для маневрирования, часть фа-готов, отобранная из основного потока протонными ловушками, направляется в рулевые излучатели, расположенные по краям от эллипсного.
   - Как я понимаю, для медленного торможения, достаточно перейти в инерционный полёт, развернуть корабль точно по курсу и вновь запустить движитель. - Заговорил Селлур. - А если нужно быстро затормозить? - Поинтересовался он.
   - Спиральные поля приобретают другую форму, в результате чего фа-готы получают круговую составляющую движения, которая уже не толкает корабль, а отбирает у него энергию движения, что и тормозит его.
   - Не совсем понятно, если не сказать по другому. - Селлур покрутил головой. - Это просто невероятно. Этого, просто-напросто, не может быть.
   - Но всё же - это так есть. - Усмешка тронула губы Валл'Иолета.
   - Где же контейнеры с ратаном? - Поинтересовался Вирт.
   - Здесь. - Валл'Иолет указал на цилиндрическую конструкцию вдоль пола. - Они загружаются снизу через люки, с помощью подъёмных механизмов.
   - А что служит источником электрической энергии? Ведь для всего того, что мигает и светится... - Селлур указал на ближний к себе яркий зелёный индикатор. - Требуется обычная электрическая энергия.
   - Она вырабатывается нуклеиновым генератором. - Валл'Иолет показал на мощное прямоугольное основание, на котором покоился конус преобразования ратана. - Его автономная работа рассчитана на несколько сотен лет. Но её можно считать бесконечной, так как генератор способен работать на той грязи, которая содержится в веществе массы. Да, собственно, он способен работать на чём угодно, что можно разложить на элементарные частицы.
   - Вся Вселенная построена из элементарных частиц. Даже вакуум наполнен ими. - Произнёс Вирт.
   - Значит генератор способен работать и на вакууме. - Валл'Иолет развёл руками.
   - Возможно нам и удастся что-то понять. - Селлур покрутил головой. - Но всё это, совершенно, невероятно. А разве фа-готы не загрязняют атмосферу планеты? - Поинтересовался он.
   - Это очень короткоживущие частицы и атмосфера даже не успевает в полной мере почувствовать их.
   - Но во что-то же они превращаются?
   - Должен вас огорчить - этим я никогда не интересовался. - Валл'Иолет покрутил головой. - Знаю лишь, что они не представляют опасности для биологической материи, если, конечно, биоматерия не попадёт под работающий излучатель до нескольких сотен метров от него. И мне этого достаточно, для удовлетворения своего любопытства.
   - Тут масса каких-то трубопроводов. - Вирт махнул рукой вдаль.
   - Это всевозможные возбудители, охладители, утилизаторы и прочие агрегаты, несущие вспомогательные функции. Например, для вертикального подъёма корабля. Генератор масс, для создания силы тяжести в пространстве.
   - А на чём основан принцип работы генератора масс? - Поинтересовался Селлур. - Не создаёт же он массу, соизмеримой с массой планет. Или вам удалось обуздать гравитоны?
   - Это комбинации нескольких полей. Я расскажу о них при конкретном изучении генераторного модуля специалистами. Сейчас же, насколько я понимаю, вами движет лишь любопытство.
   - Возможно, возможно. - Селлур провёл пальцами руки по щекам. - Однако, нам пора. - Он опустил руку. - Я благодарю вас, господин Лампарт, за, весьма, интересную и содержательную экскурсию. Даже в голове не укладывается: возможно - невозможное. Это невероятно. Что ж, будем разбираться. - Он повернулся к Вирту. - Завтра же окажи господину Лампарту помощь с регистрацией карточки уровня жизни. Надеюсь пары дней вам должно хватить. Я тем временем определюсь с группой исследователей и начнём готовится к экспедиции.
   - Я не против. - Вирт покрутил головой.
   Селлур вновь повернулся к Валл'Иолету.
   - Проводите нас!
   - Прошу! - Валл'Иолет вытянул руку в сторону дверного проёма...
   Едва гитты спустились с трапа, Вирт взмахнул рукой над своей головой, будто кого-то подзывая. И действительно, из-за стоящего поодаль здания, тут же выскочил летательный аппарат и помчался к кораблю. Лихо описав вираж вокруг трапа, он, на удивление Валл'Иолета, мягко опустился рядом с ними. Его двери скользнули вверх.
   - До свидания, господин Лампарт! - Кивнув головой, Селлур нырнул в летательный аппарат.
   - Собственно, уже и прощаться не к чему. - Вирт развёл руками. - Часа через три-четыре я вернусь и мы отправимся в Центр Космических исследований. Это очень далеко отсюда, более двух тысяч километров. Так, что путь не близкий. - Он сунул руку в карман своей курточки и достав оттуда какой-то предмет, протянул его Валл'Иолету. - Это спейс. Я свяжусь по возвращении.
   Валл'Иолет молча взял сканер связи. Повернувшись, Вирт шагнул к летательному аппарату и исчез в нём. Двери летательного аппарата опустились и подпрыгнув, он умчался прочь.
   Дождавшись, когда летательный аппарат скроется из вида, Валл'Иолет повернулся и ступил на нижнюю ступеньку трапа.
   Вот и всё. Скоро я стану полноправным гиттом. Значит, я буду должен жить по их законам. Принялся размышлять он, медленно поднимаясь по ступенькам в корабль. Но стоит ли гордиться этим. Мне ведь придётся выполнять их приказы, а значит они могут забрать у меня корабль или приказывать - куда лететь и с кем. И что помешает им распилить его? Меня ведь будет легко посадить под домашний арест. Кстати, нужно не забыть поинтересоваться способами приобретения дома. Или продолжить жить в весспере? Но тогда, однозначно, придётся забыть об Ирне. А у меня есть надежда? Валл'Иолет усмехнулся. Если бы я ей был интересен, она бы не улетела отсюда лазерным лучом. Интересно, как она воспримет предложение, отправиться в экспедицию? А если не согласится? Мне тоже отказаться? Бред какой-то. Валл'Иолет остановился и тряхнул головой. Не поведут же они сами весспер?
   Увидев, что стоит перед проёмом двери каюты капитана, глубоко и шумно вздохнув, он переступил её порог.
   Бросив сканер связи гиттов на стол, он уселся в кресло и откинувшись, прикрыл глаза. Спать не хотелось, что-то делать тоже. Хотелось просто, сидеть и сидеть...
  
  

8

  
  
   Валл'Иолет открыл глаза и поморщился. Резкий, неприятный звук больно ввинчивался в мозг. Он повернул голову в сторону шедшей боли - на столе мигал и звенел сканер связи гиттов. Валл'Иолет подался в сторону стола, взял его - спейс, вспомнил он гиттское название сканера связи и дотронулся до клавиши подтверждения - перед ним тут же вспыхнула голограмма с изображением Вирта.
   Валл'Иолет видел спейс у знати людей пустыни и даже несколько раз заглядывал им в руки, когда они пользовались им, пытаясь понять суть его работы, но неизменно отгонялся, так как у люпий субординация состоятельности соблюдалась неукоснительно, но всё же некоторое представление о работе со спейсом у него было.
   - Я вас разбудил, господин Лампарт. - Вирт изобразил на лице виноватую улыбку. - Извините! Я жду вас у трапа.
   - Что-то произошло? - Валл'Иолет состроил гримасу.
   - Мы планировали сегодня провести регистрацию вашего гражданства. Или... - Брови Вирта выгнулись высокими дугами.
   - Сейчас буду!
   Ткнув пальцем в клавишу прерывания связи, Валл'Иолет бросил спейс на стол и поднявшись, направился в санационную, приводить себя в порядок...
   Правильно ли я поступаю, очень быстро согласившись сотрудничать с гиттами? Ведь ещё несколько дней назад такого желания у меня не было. И зачем мне такая проблема? Смогу я когда-либо вызвать у неё ответное чувство? Надеешься, что капитан грозного корабля растопит лёд её сердца? Чушь! Если бы такое было возможно, оно бы уже растаяло. Размышлял Валл'Иолет, шагая по коридорам и лестницам весспера. Как-то неестественно они ведут себя: то готовы арестовать, то предлагают сотрудничество, совершенно не интересуясь ни мной, ни моей цивилизацией, а лишь кораблём. Арест, пожалуй, выглядел бы более естественно, нежели неизвестно, чем обоснованное сотрудничество. Может они таким образом хотят научиться управлять весспером, чтобы, затем, захватить его? Тогда всё естественно. Лёгкая усмешка тронула губы Валл'Иолета. Поняв, что арест ничего не даст, они решили действовать более изощрённым способом. Что ж, увидим, что у них выйдет из их ухищрений.
   Едва глаза Валл'Иолета оказались ниже корпуса весспера, он тут же увидел у трапа ярко красный летательный аппарат, точно такой же, какой он видел в лагере исследователей.
   Левет - вспомнил он название этого летательного аппарата.
   Теперь придётся запоминать много названий, вполне привычных предметов. Как бы не запутаться в них. Скользнули у него досадные мысли.
   Передние двери летательного аппарата были подняты, но Вирта, ни рядом с леветом, ни внутри видно не было. Валл'Иолет в недоумении закрутил головой, но гитта так и не увидел и лишь, когда оказался внизу и отошёл от трапа, увидел его за ним - подняв голову, Вирт что-то высматривал на корпусе весспера. Валл'Иолет подошёл к нему.
   - Какая-то проблема? - Произнёс он, тоже поднимая голову и пытаясь понять куда смотрит Вирт, но кроме серебристого цвета обшивки корпуса, там больше ничего увидеть было невозможно. - Интересно, что там можно увидеть? Лишь металл корпуса. - Валл'Иолет опустил голову и дёрнул плечами.
   - Здесь всё интересно. - Заговорил Вирт, тоже опуская голову и вытягивая руку в сторону летательного аппарата. - Прошу, господин Лампарт.
   Валл'Иолет занял кресло впереди, рядом с креслом пилота, Вирт сел в кресло пилота и проделал некоторые манипуляции на пульте перед собой, не совсем понятные Валл'Иолету, но всё же он воздержался от расспросов, ограничившись наблюдением.
   Плавно оторвавшись от посадочной площадки, летательный аппарат, развернулся и быстро набирая скорость, помчался, в известном Вирту направлении.
   Ничего не говоря, Валл'Иолет, покрутил головой, с интересом осматривая салон левета.
   Салон был отделан в светло-коричневых тонах. Хотя стёкла были небольшие, но внешний обзор был неплох. Кресла, в салоне их было четыре, видимо были тщательно просчитаны и Валл'Иолету в нём сиделось даже удобнее, чем в кресле своего лорна. Для управления летательным аппаратом использовался механизм, весьма похожий на штурвал весспера, только чуть меньше и так же был усеян большим количеством всевозможных разноцветных клавиш. В полу была единственная педаль, на которой в первое время стояла нога Вирта, но вскоре после старта он снял её и теперь нога стояла на полу. Как понял Валл'Иолет - это был акселератор и сейчас левет управлялся автопилотом, так как Вирт, достаточно, вальяжно сидел в кресле и его руки, просто, лежали на штурвале. В панели за штурвалом перед Виртом было вделано несколько красивых терминалов. Насколько Валл'Иолет понял, они показывали скорость летательного аппарата, высоту, крен, курс и ещё какие-то параметры, которые были непонятны.
   - С того момента, когда я увидел твой корабль, я всё больше убеждаюсь и ужасаюсь тому, как нам ещё очень и очень далеко до развитых галактических цивилизаций. - Заговорил Вирт, прерывая осмотр Валл'Иолета. - Десантники говорили, что откуда-то из днища корпуса выскакивал ствол какого-то оружия, но я совершенно не увидел никаких швов на корпусе корабля. Неужели возможна такая идеальность?
   - Не будь её, корабль уже бы давно сгорел в пространстве от трения. - Ответил Валл'Иолет, устремляя свой взгляд в лобовое стекло.
   - Даже не верится, что мы сможем построить подобный корабль.
   - Если постараетесь.
   - А твоя цивилизация сама создала этот корабль или так же, как будем пытаться и мы - скопировала?
   - Сама.
   - А вам известны другие цивилизации?
   - Думаю, что тарки, которых вы пытаетесь найти - и есть другая цивилизация. - Попытался уйти от ответа Валл'Иолет.
   - Чем обоснован такой вывод? Наши археологи утверждают, что это одна из первых рас, некогда живших на Гитте, наравне с люпиями. Но причина их исчезновения пока непонятна.
   - Я долго жил в пещерах кольцевых гор. Там есть некоторые странности, которые не ассоциируются с твоей цивилизацией.
   - Тарки исчезли около двенадцати тысяч лет назад и об ассоциации нас с ними трудно говорить.
   - Они были, просто, другими.
   - Ты хочешь сказать, что это была инопланетная раса?
   - Вам решать.
   - А мы можем найти эти пещеры? Или это невозможно?
   - Всё зависит от вас, вашего желания, настойчивости.
   - А от вас?
   - От меня? - Громко хмыкнув, Валл'Иолет пожал плечами. - Если вы считаете, что моя помощь уместна... - Он вновь дёрнул плечами.
   - Господин Лампарт. - Вирт бросил беглый взгляд в сторону Валл'Иолета, его губы вытянулись, будто в виноватой улыбке. - В Регистре очень бурно обсуждался вопрос о сотрудничестве с вами. Мы ведь не знаем всей подоплёки вашего появления на Гитте. Старшины не пришли к единому мнению. Но всё же - это лишь моё любопытство и заверяю вас, это останется во мне - вы тарк?
   - Я толлон.
   - Как я понимаю - это одна и та же раса?
   Валл'Иолет, ничего не ответив, отвернулся к боковому стеклу рядом с собой и положив на него голову, принялся рассматривать пробегающий мимо пейзаж.
   Не дождавшись ответа, Вирт повернул голову к Валл'Иолету, но увидев его затылок, негромко хмыкнул и отвернувшись, уставился в лобовое стекло...
   Было раннее утро планеты. Небо было безоблачным и вышедшее из-за горизонта солнце предвещало жаркий день. Левет шёл не слишком высоко, что позволяло Валл'Иолету хорошо рассматривать пробегающий внизу пейзаж. Ландшафт той местности, над которой сейчас шёл летательный аппарат разительно отличался от того места, где жи