Игумнова Лариса Анатольевна: другие произведения.

Я сегодня притворюсь послушной

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Стихи с 1986 по 2008 год


   Моим нежно любимым родителям
   Анатолию Борисовичу Игумнову и
   Нине Яковлевне Игумновой посвящаю эту книгу. Именно их любви, бесконечному терпению и неизменной поддержке любых моих начинаний я обязана самыми значительными успехами своей жизни.
  
   Благодарности.
  
   Первая благодарность за решающее участие в создании этой книги - Александру Владимировичу Барзиловичу.
   Выражаю нежную благодарность мужчине, заставившему меня все же издать эту книгу - Владимиру Васильевичу Федорову.
   Благодарю своих любимых друзей-поэтов, участвовавших в моем становлении в юности - членов кронштадтского Литературного объединения "Роза ветров":
   Бориса Александрович Орлова (книги "Надо мною лишь вечер и Бог", "Тень тернового венца" и др.),
   Игоря Анатольевич Николаева (книги "Сны для двоих" и "Молчанья нет"),
   ныне покойного Валериана Федоровича Чечеткина (автор строк, выбитых на стеле у Вечного огня в Кронштадте и многих замечательных стихов),
   ныне покойного Вадима Николаевич Пешкова (книга "Танцующая звезда"),
   Ларисе Володимеровой (книга "Последний стих") - питерской поэтессе, потрясшей мое воображение своей поэзией.
   Благодарю Татьяну Геннадьевну Пешкову, любимую подругу: просто за то, что она была в моей жизни. И еще - друга, способного любить безусловно и бескорыстно - Андрея Владимировича Гринкевича: за его особую поддержку творческого начала.
   Благодарю тех неназванных в сборнике мужчин, которых любила или не любила, и которым посвящала свои стихи.
   И благодарю моих друзей и подруг, поддержавших идею издания книги и потребовавших себе по экземпляру.
   Отдельно благодарю автора иллюстраций к этому сборнику - кронштадтскую художницу Елену Иванаевскую (www.ivaart.com) и автора фотографии фотографа из Петербурга Юрия Ахуткина.
   А еще, благодарю своих любимых детей Святослава, Василису и Валеру за то, что они пришли в мир через меня и наполнили мою жизнь божественным смыслом, и за то, что любят меня безусловно.
  
   Контакты: Со мной можно связаться по адресу polapo@yandex.ru или по ICQ 112102377. Книгу можно заказать в интернет-магазинах www.gerdamarket.ru, www.internatura.ru . Буду рада услышать отзывы, а также критику. И прочесть Ваши стихи.
  
  
   Визитка
   ***
   Ищи меня, ведь, может быть, найдешь,
   Ведь я же здесь, я где-то недалеко.
   Когда ладонь -- мою рассказчицу -- возьмешь,
   Скажу я "холодно", чуть дрогнув карим оком.
  
   Когда ты скажешь: "Я тебя люблю",
   Поверю этой вести долгожданной,
   И из стакана сердца отолью
   Любви напитка, думая -- "прохладно"...
  
   Когда ты будешь прятать долгий взгляд,
   И мучиться, что для тебя милее,
   Чем я, уже вовеки не сыскать,
   Ты вдруг почувствуешь, что стала я теплее.
  
   Но если что-то ты найдешь еще,
   И это что-то вдруг случится мною,
   Тогда ты сам поймешь, как горячо
   То сердце, что останется с тобою.
   Танец
  
   Я сегодня притворюсь послушной:
   Два шага назад и два вперед.
   Все равно ты станешь мне не нужным
   0x08 graphic
В день, который через час уйдет.
   Все равно ведь мишура, конфеты,
   Запах шишек не замутят взор,
   И мотив твой петый-перепетый
   Не накличет на меня позор.
   Все равно, когда ты не поверишь,
   Что послушной я могу не быть,
   Я уйду. И дождь за этой дверью
   На закрытый зонтик станет лить.
   Я сегодня притворюсь послушной,
   Потому что завтра, может быть
   Я уйду. И станут мне ненужными
   Воздух, свет...
   А ты продолжишь жить.
  
   ***
   По жилкам сердца пробегает дрожь.
   Поет душа и льнет к душе поющей.
   Да не забудет о любви живущий,
   Как ты забыл, что прошлым не живешь.
   Слова, в которых ищем утешенья,
   Все сказаны. И ветром парус полн.
   Я уплыву и буду ждать твой челн
   Сквозь солнца, сотни лун, сердец затменья.
   Не верю.
   Но надежда душу жжет.
   Она мешает жить -- она спасает.
   И птица имени меня взлетает
   И падает -- главу под меч кладет.
   Все суета. Но никого от века
   Я так уже теперь не полюблю...
   С огнем бенгальским я искала Человека.
   Нашла. И по душе своей скорблю.
  
  
   ***
   Простые и понятные слова,
   В них нет ни жалоб, ни сомнений буден.
   И суть лишь в том, что я еще жива,
   А вот тебя теперь уже не будет.
   Ведь я не вижу то, что ты живешь,
   А это значит -- ты не существуешь,
   И, значит, никогда не подойдешь,
   Не скажешь ничего, не приревнуешь.
   И эти, сказанные не тобой
   Слова плывут, меня сопровождая...
   Не важно все -- вокруг весна, покой,
   И по ногам скользит трава сырая.
  
   ***
   0x08 graphic
   Не открываются глаза,
   Как под давлением на взлете,
   Я просыпаюсь. Как роса
   Свежа в своей дремоте.
   Вчера был день, и он прошел,
   Унес с собою все тревоги.
   Потом был сон, был сладок он,
   И утро на моем пороге.
   Мне хорошо, да будет так,
   Еще мгновение -- упоенье.
   И зайчик солнечный пятак
   Бросает мне в стихотворенье.
   Пусть у росы короткий век,
   Пусть испаряет день всю негу,
   Мне хорошо, я человек,
   Минутку счастья человеку!
  
   Сказки
   По мотивам
  
   Свернусь над антресолями калачиком --
   Как долго там меня искать не станут!
   Там домовой -- веселый честный мальчик
   Накроет душу розовым туманом.
   Под голову положит книгу мыслей
   (Он сам их каждой ночью составляет!)
   Серьезно станет говорить о смысле --
   Я соглашаться буду, засыпая...
   Мне будут сниться мальчика заботы --
   Вот выгнал муху, сделал кукле стрижку,
   Вот взял забытую на стуле книжку
   И сказку прочитал моей печальной рыбке.
   А это я пришла -- подставил табуретку
   И ловко мне намазал бутерброд.
   А я ему не принесла конфетку...
   И он беспечно палец в рот кладет.
   Подпрыгнул, чтобы стол протерла,
   Проверил, крепко ли закрыла кран,
   Налет усталости в серьезном взоре
   Того, кого никто не замечал.
   И я проснусь, чуть не забыв видений
   И никому про них не расскажу.
   Но в Рождество, смущаясь от сомнений
   На антресоли тортик положу...
  
   Злата
   0x08 graphic
   На свете бабочка жила когда-то,
   Не помню точно, где она жила,
   Но помню -- называли ее Златой--
   Златого цвета бабочка была.
   Когда она, красивая, летела
   К поляне, где росли ее цветы,
   Вся местная гурьба жуков гудела,
   Отвлекшись от навозной суеты.
   Потом они, довольные, жужжали,
   Что ножки длинные, и брюшко -- так блестит,
   И клешни неуклюжие стучали,
   И горд собой был каждый индивид.
   А Злата обо всем о том не знала,
   В пыльце купалась и дарила жизнь
   Цветам и муравью родной поляны,
   Хотя он был -- всего -- ее каприз.
   Но вот однажды шмель один залетный
   Разговорился с ней на толстом васильке,
   И рассказал девице беззаботной,
   Что думают о ней в ее леске...
   И улетела бабочка с поляны --
   Взметнулись на прощанье два крыла.
   В лесу же поняли трещотки и уланы,
   Что Злата -- потому что зла.
  
   ... Татьяна Ларина.
  
   И вот она сидит и плачет,
   Моя Татьяна в тишине.
   Дрожит листок в руке... Иначе
   Любить хотелось на земле.
   Завял цветок ее подснежник...
   Берет Татьяна карандаш,
   Бумагу, фото, образ нежный
   Она рисует наотмашь.
   И неумелая девчонка
   С недоумением в глазах
   Вдруг видит: "Это он!" -- и громко
   Рыдает снова. На устах
   Клокочет, страстно вырываясь
   Один вопрос: "Зачем, зачем?
   Зачем в веках, не забываясь
   Звучит любовь, как тема тем?"
   Зачем твердит любой влюбленный:
   "Любовь прекрасна и чиста.
   Хоть раз любовью опаленный
   Сгорит дотла, но средь огня
   Не пожалеет (ни мгновенно!)
   О смерти, даже если там,
   Где он любил, уже забвенье
   Любви предписано чертам".
   Но все его слова прослушав,
   Земные скажут: "Ерунда,
   И бред, и сказка, чтобы лучше
   Жилось хотя бы иногда".
   Но, как Дедал из мифов древних,
   Влюбленный крылья мастерит,
   И, сбросив груз ошибок бренных,
   Над изумленными летит.
   Зачем девчонка, на листочке
   Впервые проведя черту,
   Рисуя, плачет, тени ночи
   И утра скорого мечту
   И муки, страхи и рыданья
   Прогнать не могут от нее,
   Зачем вся тяжесть ожиданья
   0x08 graphic
Ушла, оставив лишь ничто?..
   Вот слезы кончились, под гимн
   По радио Татьяна встала,
   С улыбкой попрощалась с ним,
   Портрет и фото разорвала,
   Клочки бумаги собрала,
   Сложила в стол и спать легла.
   Она спала совсем недолго,
   Ей снилось солнце в вышине,
   И родина Андрея -- Волга,
   И это фото на листе.
   Очнувшись, Таня улыбнулась,
   Что это сон, но вспомнив все,
   Осунулась и содрогнулась,
   Но вот -- рюкзак через плечо,
   Подруга верная, Надежда
   Щебечет что-то и смешит,
   И клятва, стать такой, как прежде,
   Его забыть... а Бог простит...
   На дискотеке было весело --
   Девчата не давали спать.
   В фойе пропустовали кресла
   Весь вечер: только -- танцевать.
   На танец приглашали каждую,
   Был шум и гомон в голове,
   И незаметен был под жаждою:
   Кружись, гори, скорей, сильней!
   И вдруг прекрасное создание
   Татьяна видит у дверей.
   Девчонка и -- о, мироздание!
   Ее Андрей идет за ней.
   Он так же чист, хорош собою,
   И так же мягко говорит,
   Она ж... Но, Боже, что такое?
   Ведь не идет она -- парит!
   Короткой стрижки рыжий волос,
   Румянец робости и смех.
   Задорный, тихий, теплый голос...
   Здесь, в зале, затмевает всех
   Она. Но почему-то Тане
   Приятно это, нет тоски,
   И ревности, и прочей дряни,
   Что в книжках пишут... Жжет виски,
   И восхищенью нет предела,
   И за Андрея гордость -- "Он,
   Да, он -- судьба так повелела --
   В такую должен быть влюблен".
   Но ритм сменился и девчата
   Ее с собою увлекли.
   А Таня розовей заката
   И горячей, чем соль Земли.
   Потом они кружились снова
   И отражались в зеркалах,
   Мелькнула в сумраке лиловом
   Головка в рыжих волосах.
   Девчонка села. Почему-то
   Одна. И, не сдержав себя,
   Татьяна рядом на минуту
   Присела. Взор переведя
   С зеркал -- на пары, с пар -- на стены,
   Со стен -- к девчонке: "В первый раз
   Ты здесь?" -- "Впервые, это верно"
   "И как?" "Да, ничего у вас".
   "А я -- Татьяна..." "Ой, Оксана..."
   И разговор о том, о сем
   Их скоро сблизил. "Ой, ну, ладно,
   Пойдем, станцуем?" "Мы вдвоем..."
   "Я знаю. Где же он?" "Не знаю.
   Похоже... вышел..." "Ну, пойдем,
   Пока вернется, я считаю,
   Не преступленье -- быть вдвоем".
   ("Девчонкам, одного любившим", --
   Добавила она себе.)
   Компания для вновь прибывших
   В их круг, расширилась и все
   Забыли обо всем, что знали,
   И промолчали обо всем.
   И снова танцем занимали
   Подругу с болью "темы тем"...
   Но Таня не сумела сжиться
   С тем планом, что навязан был,
   Момент настал уединиться
   С Андреем. Как он не убил,
   Но боль свою до дна, до края
   Татьяна хочет пережить,
   И бросив круг, моя родная,
   Искать его она бежит.
   Но нет нигде, ни в коридоре,
   И ни в курилке -- не курил...
   Ни в вестибюле с видом моря,
   Ни на площадке у перил.
   Вдруг -- стоп! За пальмою у стенки
   Знакомый шепот и слова,
   Андрей, с девчонкой на коленках.
   "Андрей, о Боже!" Голова
   Андрея резко повернулась
   На возглас.
   Парень увидал
   Девчонку на полу. Что сталось?
   От смерти обморок спасал.
   Письмо Татьяну не сломило,
   С Оксаной -- до сих пор друзья,
   Но низость бесконечно милых
   Перенести порой нельзя,
   Порой наивная девчонка
   За миг узнает больше, чем
   За пару лет любовной гонки
   О подлости... И "теме тем"...
  
   Что было дальше, я не знаю,
   Татьяна не сказала мне,
   А я на этом прекращаю
   Рассказ о Сашиной жене...
  
   ***
   Уколите ему палец
   Сильно, до кровотеченья...
   Вот увидите, страдалец
   Высосет стихотворенье.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Манит ночью темень неба,
   Истомилось "Я" во мне.
   На меня взглянуло слепо
   Отражение в окне.
   Звездный плащ о стекла бьется.
   Стоит окна распахнуть,
   Вокруг тела обовьется,
   Ни воскликнуть, ни вздохнуть.
   И закружит пред глазами
   Черный купол, весь пятнист,
   Небо встанет между нами,
   И Земля сорвется вниз.
   Вскинешь голову, Незнавший,
   В этот миг внезапно Ты
   И увидишь плащ блестящий
   Средь осенней темноты.
   Испугаешься чему-то,
   Силуэт не разглядев...
   "Я" мое во мне заплачет,
   Так твое и не задев...
  
   ***
  
   Сидела и писала за столом,
   Фантазия вела меня умело.
   Там управлялся сломанным веслом
   В отцовской лодке мальчик загорелый...
  
   Он выплыл у меня туда, где под водой
   Живут красавицы--жемчужины, принцессы.
   Изящно вытянулся, и тугой струной
   Скользнул в их мир, загадочен и весел,
  
   Секунды замедляли шумный бег
   В воде тугой, соленой и холодной,
   А мальчик плыл, красивый человек
   В одежде... под волнами модной...
  
   И загорелый стан ласкала гладь,
   И мускулы играли и звенели.
   И белая коралловая рать
   Стать бусами его хотела.
  
   Но он уплыл, русалкам вопреки,
   Вернулся в лодку с раковиной серой.
   Девчонка, что у Розовой реки
   Жила, теперь ответит верой.
  
   Снежинка
  
   Возникла среди льдов. Когда -- земля не знает.
   И долго падала торжественно с небес.
   Упала на ладонь. Согрелась и пропала.
   И стала -- неуклюжий мокрый крест.
  
   Капелька
  
   Меня забыли --
   Я легла и умерла,
   Не помню -- где, но в травке, у дороги.
   Я счастлива -- смогла.
  
   Забудь грустить...
  
   Забудь грустить!
   Ведь небо -- посмотри --
   Опять теплеет цветом незабудок,
   И ласковых снежинок тополей
   Не хочет солнце средь своих лучей
   Губить, чтоб грусти не было минуток
   У той вселенной, что в твоей груди.
   Расслабься, пусть звончей звенит в тебе
   Твой колокольчик сердца разудалый,
   Кровинки-Капитошки пляшут пусть,
   И угощеньем сладким станет груз
   Твоих забот, и ты уснешь, усталый,
   Чтобы прийти на пиршество к себе.
   А утром юный ветер распахнет
   Твои не удивленные ресницы.
   А ты увидишь -- лес шумит листвой,
   Склоняет ива ветви над тобой,
   И мать-и-мачеха пуховой рукавицей
   К твоей ладони ласково прильнет.
   И ты забудешь суету и взрослость,
   И -- как ребенок -- станешь замечать:
   Здесь -- толстый шмель гудит над васильком,
   А там -- улитка тянет хрупкий дом,
   А вот травинка -- муравьиный мостик.
  
   ***
  
   Он шел, взъерошенный и хмурый,
   Как Вовкин блудный попугай.
   И вдруг девчонки вид понурый
   Остановил его.
   А май,
   В свои права вступая смело
   Ее до нитки промочил,
   Но -- без короны королева
   Не видела, как дождик лил.
   Он обогнал ее.
   Уныло
   Взглянула, обошла, как столб.
   И тотчас же о нем забыла...
   Но он уйти уже не мог.
   Он рядом шел, они молчали,
   Я тихо им смотрела вслед...
   Как вдруг, у Зимнего причала
   Какой-то протянул предмет
   Он -- ей...
   Она взяла, краснея,
   Подарок скромный из руки,
   Сказала что-то. Он, робея,
   Ответил и ушел,
   как миг.
  
   То яблоко всю ночь сияло
   Частицей света на окне...
   Она спала. Оно мечтало
   И пахло маем при луне.
  
  
  
  
   ***
   "Я потом ее пристрелил, чтоб не мучилась без меня"
   Из стихов-шуточек поручика Ржевского (Сергея Пикалева), университетского поэта
   Я была не из худших, я писала стихи...
   Комиссар меня мучил, но мужские грехи
   Не заметны ни людям, ни самим нам, когда
   Все в любви позабудем -- я была молода!
   Я забыла про Смольный, чтоб веселою быть,
   Чтобы жизнью привольной наслаждаясь, любить.
   Он потом меня бросил, ну и черт бы то с ним,
   Наступила бы осень и, быть может, с другим
   Офицером из дальней стороны (Боже мой!)
   Я -- под белой вуалью стала б кроткой женой.
   Но когда напоследок наши губы слились,
   Девять граммов под нежные груди впились.
   Офицер благородный дунул на пистолет,
   Поклонился мне скорбно и -- на званный обед
   Он проследовал чинно... О, Париж, ты -- Париж...
   Есть на свете причины, о которых молчишь.
  
   Деточки
   Двенадцать лет
  
   Солнышко голубоглазое,
   Очень хочется родиться?
   Подожди, моя проказница,
   Маме надобно влюбиться.
   Улыбаешься участливо,
   Гладишь розовенькой пяточкой.
   Знаешь, как мы будем счастливы
   С твоим будущим папочкой?
   А теперь давай уснем же мы
   В Божий сад пойдем гулять,
   Подожди, моя хорошая,
   Ведь нельзя его не ждать...
  
   ***
   Сыну
   Светлое, новое чувство,
   Песня, хотя и без слов.
   Господа Бога искусство --
   Грезы земных моих снов.
  
   Милое нежное тельце
   Розовой пяточкой бьет.
   Радует взрослое сердце
   Сердце, что рядом живет.
  
   Кто ты? Любимое чудо?
   Мой незнакомец, сынок...
   Быть этим полным сосудом --
   Полным тобой -- мой восторг...
  
   Мелани
  
   -- Посмотри, хлеб на деревьях,
   -- Да, хорошая, выпал снег.
   -- Эшли, счастье лишь в детях,
   -- Я прошу тебя, милая, нет!
   -- Мне приснились светлые тени.
   И дети. Ты, знаю, поймешь.
   -- Я люблю тебя, милая Мелани,
   Но тогда ты умрешь!
   -- Ну и что ж?
  
   ***
  
   Я улыбаюсь и шагаю смело,
   Я счастлива, и это не внове.
   Так было раньше -- сердце мое пело,
   Так и теперь -- дитя поет во мне.
  
   Люблю и соло, и дуэт, и трио --
   Ты смотришь, и глаза твои поют.
   Мне песни этой юной жизни милы,
   В ней неспокойный, радостный уют.
  
   Когда-нибудь, когда в стихах прочтете
   Вы жалобы мои на бремя лет,
   Я верю, что тогда ко мне придете
   И скажете: "К тебе доверья нет".
  
   И вспомню, и взметну ресницы кверху,
   И потреплю упрямые вихры.
   А ныне -- ничего сейчас не к спеху:
   В себе ношу Всевышнего дары.
  
   ***
   Дочке
   Гармония двух душ и тел,
   Общение без слов.
   Тревожно -- радостный удел,
   Небесная любовь --
  
   Чиста, интимна и тиха --
   Полна надежд и грез.
   Сливающая все века
   Земли с веками звезд.
  
   И -- только искра той любви --
   На землю снизойдя,
   С картины гения глядят
   Мария и Дитя.
  
   Сыну
   Если я не усну, я стихи напишу,
   Приготовлю поесть и задачку решу,
   И, возможно, за хлебом выйти рискну --
   Если ты не проснешься, а я не усну.
   Попугаи на жердочках сон берегут,
   Втихомолку часы над кроваткой бегут,
   Погремушки и соски лежат на полу,
   И усталая мама присела в углу.
   Мой любимый младенец, пузанчик -- малыш,
   Этот гимн посвящаю тому, что ты спишь,
   Тихий час твой в историю я занесу,
   Если ты не проснешься, а я не усну.
  
   Сон о сыне
  
   Я молилась Богу, сочиняя строчки
   Целовала лоб у милого сыночка,
   У того сыночка, что не жил на свете,
   Что напишет строчки, будучи в проекте.
  
  
  
  
   Нежность
  
   Колдунья
  
   "Ты", -- прошепталось нечаянно мне,
   Камни горы покатились с вершины,
   Свечки фитиль заметался в огне
   (Окна и двери закрытыми были!)
   Сад возвестил о приходе дождя,
   Вишня восторженно хлопала листьями,
   Будто ресницами...
   С чувства сходя
   Ветер гонялся за синими птицами.
   Я не снимала длинный чулок,
   Я не крутилась вкруг левой ноги.
   Я лишь смотрела в окно на восток,
   Я лишь внимала песне тоски.
   "Милый!" -- хотелось мне мысль допустить,
   Но испугалась я гнева стихий...
   Мне оставалось тихонько крутить
   Ветку малины в метелках сухих.
  
   Утро
  
   Устала, умерла в постели,
   А утром было воскресенье.
   За форточкой синицы пели,
   И не исчезло безвременье.
   Но появились силы в венах,
   А ночью родилась надежда.
   Она стояла на коленях
   Перед иконой -- без одежды.
  
   ***
   За то, что озеро в окне,
   За то, что ты придешь ко мне,
   За то, что в небе -- облака,
   За то, что жизнь порой легка,
   За то, что крылья за спиной,
   За то, что сын, рожденный мной,
   Зовет тебя своим отцом,
   За то, что пред моим концом
   Я буду знать, что вас люблю,
   За то, что я порой терплю
   Удач и неудач удар,
   За гор и моря Божий дар,
   За редко выпавший покой,
   За стих -- порой любимый -- свой,
   За то, что я порой не сплю
   От суеты -- я жизнь люблю.
  
   ***
  
   Горсть земли в моей ладони
   Пахнет хлебом.
   За собою голубое
   Тянет небо.
   Золотистыми волнами
   Манит море.
   Но покуда между нами стынет город.
   И стоит мой тихий плотик
   За рекою.
   И поет мне только зонт
   Над головою.
   И трещит в моей духовке
   Зажигалка.
   И ложиться ночью спать совсем не жалко.
  
   ***
   Хочу потрогать руками
   Что-нибудь нежное, мягкое --
   Мягче земли. Не бывает.
   Хочу увидеть что-нибудь
   Любимое, доброе, светлое --
   Любимей земли. Не знаю.
   Хочу забыть о мечте,
   О чем-то больном, сердечном --
   Больней, чем земля. Не справлюсь...
  
   ***
   0x08 graphic
Хороший, добрый, чистый и прямой! --
   Я видела, как ты, чуть-чуть влюбленный
   Украдкой сочиняя образ мой,
   Сидел в лесу у тропки потаенной.
  
   Ты ласково бубнил еловой хвое
   Какие-то слова про лань, про лебедь,
   А я -- прости меня -- над головой
   В ветвях сидела. Да, уставши бегать,
  
   Я там устроила засаду, словно рысь --
   Пусть пума, кобра, или -- как ты хочешь...
   Но ты! Не чувствовал, что нужно глянуть ввысь!
   Так что ж ты голову себе морочишь?
  
   ***
   Я люблю, когда в квартире спят.
   За окном струится свежий яд --
   Ночь. (Сейчас бы ею отравиться!)
   Птица в клетке, клюв уткнувши в пух,
   Дышит тихо и бормочет вслух
   Рифмами. А мне опять не спится.
   А в подъезде ноет тощий кот,
   Полосатому, кажись, свело живот...
   Может, выйти, дать ему колбаски?
   А под плинтусом горбатым мышь
   Точит зубы, прогрызая тишь,
   И, наверно, тоже хочет ласки...
  
   ***
  
   Посадите меня на цепь
   И кормите три раза в год.
   Все равно я продолжу петь
   И своих не отдам свобод --
   Если выживу. Ветер Смех
   Будет преданным другом мне.
   Если хватит его на всех --
   Я сочту его верным вдвойне.
   Я уйду от того, что -- не я.
   И тоскою за все заплачу.
   А по мне скучает земля.
   Да и я -- лишь ее и хочу.
  
   ***
  
   У лужи так много чаек,
   И парочка голубей.
   Ты лучше меня убей,
   Но только с надеждою чаять,
   Но только с возможностью ждать,
   Что ты на могилу приедешь...
   Мне чайки кричат -- "Ты бредишь,
   Приехал -- иди встречать".
   Я белые гольфы надену,
   И белую брошку -- коня,
   Я знаю, ты любишь меня,
   Но я уже вскрыла вену...
  
   Жалобы внутреннему голосу
  
   -- Опять так хочется сбежать...
   -- Спать!
   -- Вот встать бы завтра -- и не лгать...
   -- Не спять...
   -- Прогнать бы, зная, что придешь...
   -- Врешь!
   -- А может, ты меня не ждешь?
   -- Наглежь...
   -- Да, чересчур мой нрав горяч...
   -- Так спрячь!
   -- А он по-прежнему незряч...
   -- Не плачь...
  
   Телефон
  
   Большой квадратный пес,
   Глотающий пятнашки.
   Дрожит спиральный хвост
   И по хребту -- мурашки.
   Я дую в добрый нос
   И говорю с волненьем:
   "Мой миленький Барбос,
   Даруй одно мгновенье,
   Когда ты зарычишь
   Его далеким словом,
   А после загрустишь
   Гудками, точно стоном".
  
   ***
   Я не была такой в пятнадцать лет:
   Робела, мучилась... но ощущала свет.
   Мы любим оба... кажется, что так...
   Но в это утро окружает мрак
  
   Меня. И страшно думать -- вдруг -- тебя?
   И сердце плачет, мечется, любя.
   Сегодня шла и пела о любви.
   Вчера молила молча: "Приходи..."
   А завтра буду петь прощальный гимн?
   Но почему? Ты мне необходим!
  
   Не знаю, виновата ль, но прости!
   Своей души собаку отпусти:
   Она не кинется с клыками на меня,
   А ляжет мне на грудь средь бела дня...
  
   Я пахну нежностью и молоком.
   Твоей душе сей запах не знаком?
   Смотри, она и нынче не рычит:
   Глядит, хвостом виляет... и молчит!
  
   ***
  
   То холодом обдашь, то весь -- тепло и нежность,
   То об изменчивости говоришь моей.
   И снова жду, чтоб предо мной разверзлось
   Пространство интернетовских сетей.
  
   А ночь, что пустотой была и тратой жизни
   Вдруг наполняется надеждой озорной,
   И у компьютера вздыхаю с укоризной,
   Пока не повстречаемся с тобой.
  
   И тикают часы, но время исчезает,
   И я не вижу глаз, но говорю с тобой.
   И странно даже -- сердце замирает,
   Но бьется кровь, как об скалу прибой.
  
   Я целый день была бесстрастно-деловою,
   Смешливою, замученною, злой,
   А здесь сижу наедине с тобою
   И чувства мечутся вокруг меня гурьбой.
  
   И это ничего, что километров -- тысячи,
   Что ты, как я и как и прежде, одинок.
   Но от любви -- любви уже не ищут
   И месяц за окошком кареок.
  
   ***
  
   Я не смогу одна. Пусть лето так далеко,
   Созвездие Весна! Ну что ж ты так жестоко!
   Я не могу одна. О, где ж ты, милый призрак?
   На небе лишь луна, печали верный призрак.
  
   Мне очень мало лет, любовь чужая будет,
   Чужой придет рассвет, но сердце не забудет!
   Но сердце не поймет: зачем подснежник синий
   Весною расцветет: печальный и бессильный.
  
   И почему другой меня полюбит верно,
   И почему второй: ну почему не первый?
   Вернись, еще я жду, еще не забываю,
   Еще в любви бреду я к сердцу не пускаю!
  
   Еще никто из них прекрасные ресницы
   И драгоценный лик не подарили птице.
   Еще дрожит рука, твое ваяя имя,
   Еще печаль горька, и чайка нелюдима.
  
   Спеши, пока одна, иначе опоздаешь:
   Я стану вновь сильна, и снова -- не поймаешь.
   Я научусь тебя не вспоминать так часто.
   Бывает, говорят, такое чудо-счастье!
  
   Одна я не смогу, но без тебя сумею...
   Прости, еще люблю, и позабыть не смею...
  
   ***
  
   Господи, обожестви мои чувства!
   Ты же видишь, они чисты.
   Я больше не смею любить безыскусно,
   Но любить повелел нам Ты.
  
   Повелевал мне терпеть -- я терпела,
   Но теперь не могу, прости,
   Я, наверное, слишком с тобой осмелела,
   Если можешь, сей грех отпусти.
  
   Ты мне давал, что бы ни попросила,
   Я, как птица, кормилась с руки,
   Только птицу я эту не приручила,
   В клетке сгинет она от тоски...
  
   ***
  
   Целую, снявши с телевизора,
   Букет твоих прекрасных роз.
   Уехав, ты с собою, призрак мой.
   Меня, оставив здесь, увез.
   Не от шипов колючих плачу я,
   Что колют руки и лицо,
   А от того, что что-то значу я
   Для подарившего кольцо.
   И оттого, что здесь осталась я
   Лишь только плотью и тоской...
   И до бессонницы усталая
   Ласкаю твой букет рукой.
  
   ***
  
   Подумать, что большая роза
   Тобой вчера принесена --
   И по щекам бегут не слезы,
   А просто -- капли со стекла.
   Вчера казалось -- счастье, брызги
   Огней. Сегодня -- полутьма.
   Несчастные счастливых мысли!
   Я поняла. Сама...
  
   Песни
  
   ***
   Ты был любим, но сам не любил.
   Купался в волнах любви безбрежной,
   А я ждала, и я не лгала,
   Хотя и не ведала надежд...
  
   Теперь прости за боль утраты,
   За то, что я посмела плакать,
   За боль прости, и отпусти,
   Спокойно спи и не грусти.
  
   Ты одинок, ты жалок и строг,
   Под сердцем моим забилось сердце.
   Я не жалею ни о чем:
   Счастливее нет моих сердец!
  
   А ты прости за боль утраты,
   За то, что я посмела плакать,
   За боль прости, и отпусти,
   Спокойно спи и не грусти.
  
   И что теперь? Стоишь у дверей,
   А дочка за юбку ухватилась...
  
   Ну что ж, входи, печаль отпусти,
   Все наше с тобою впереди!
  
   И лишь прости за боль утраты,
   За то, что разучилась плакать,
   За боль прости, в мой дом войди...
   Нет, не целуй меня... пусти...
  
   Славянка
  
   Горячие слезы упали на рюши
   Заплакали травы, взгрустнула река
   В лесу под березой сидела девчушка,
   И вымокли насквозь слепые глаза.
   "Ах, мамочка -- мама, и тату на небе,
   Поможете ль в горе вы дочке своей?
   Влюбилась девчонка, а счастья ей нету,
   И плачу, девчонка, о доле моей.
   Не знаю я, мама, хорош ли мой хлопчик,
   А только вот ветер так ласково пел
   Когда он прошелся под нашими окнами
   И, кажется, даже в окно посмотрел".
   Горячие слезы упали на рюши
   Заплакали травы, взгрустнула река
   В лесу под березой сидела девчушка,
   И вымокли насквозь слепые глаза...
  
   ***
  
   Растравили мою душу, растревожили,
   Заметалася она тогда, залаяла,
   А ударили да плетью семихвостою --
   Укусила живодера и ушла стонать.
  
   Ой, да поле ты льняное, матерь плеточки,
   Не виновно ты, как Сам Господь во зле людей,
   Ой, укрой меня, ты, полюшко раздольное,
   Обойми меня собою, забери, владей.
  
   Люди видели меня да и завидовали.
   А чему? Веселая ли я, открытая?
   Слепотою их была она прикрытая --
   Ой, да душенька моя побитая...
  
  
   Зарисовки
   ***
   0x08 graphic
   Потрескалось небо ветвями, как глина,
   Безжизненно чайка на небе застыла.
   И, кажется, то, чего не было -- было,
   Что чайка разорвана на половины.
  
   Давно, не теперь. Как могильные мушки
   Над нею летают назойливо звуки,
   И мысли чужие, как хищные руки
   Ее разрывают.
   А чайки--подружки
   О близком конце и не подозревают,
   В потресканном небе живыми летая...
  
   ***
   Мы шли по городу в асфальте,
   И мимо ехали такси,
   Рекламы звали -- "отдыхайте",
   Подружкин сын попить просил.
   Была жара, и пыль стояла
   Столбом, и вдруг исчезли все,
   Лишь бабочка одна порхала,
   Как чудо света, у шоссе.
   На миг затмив весь мир красою
   И поразив случайный взгляд,
   Она исчезла, взяв с собою
   Чужой усталости заряд...
  
   ***
  
   "Осторожно, двери закрываются..."
   И хлопок ладоней о стекло.
   Так порою души разбиваются.
   Все прошло, влюбленные, прошло...
   Ты стоишь спиной и не оглянешься,
   Нервно ручки сумки теребя,
   Для тебя мученье -- эта станция,
   Этот парень -- дыба для тебя.
  
   ***
   0x08 graphic
Светлой музыкой томима,
   Еду в будни в электричке,
   Утреннюю пантомиму
   Наблюдаю здесь привычно.
   А душа в руках искрится,
   Свет бросая в книжку строгую:
   Не в нее смотрю, а в лица --
   Сны читать чужие пробую.
   Эти сны -- такие разные,
   Впрочем, больше -- безнадежные:
   Серые, седые, праздные,
   Розовые, осторожные...
   Вдруг -- в одном лице безрадостном
   Сны -- чем дальше, тем безбожнее!
   Музыка моя, напрасная,
   Заиграл вдруг тревожнее.
   Электричеством искривимся
   Свет ушел на заземление.
   Музыка, меня забывшая,
   Замолчала в удивлении.
   Грустью утренней томима
   Еду в будни в электричке:
   Не смотрю на пантомиму --
   Строгую читаю книжку.
  
   ***
  
   Одна. Наконец-то я снова одна.
   И ластится к шее горячей волна,
   И кто-то тихонько коснулся ноги,
   А кто? В глубине мне не видно ни зги.
   И хлопнул в ладоши шлепок по воде,
   И эхо вздохнуло в скалистом нигде.
   Но странно, хотела остаться одна,
   И все-таки кем-то окружена --
   И даже не плохо. И хочется так
   От солнца укрывшись, укутаться в мрак
   И слушать движенье невидных живых,
   Но мне не подобных. О, только не их!
  
   В метро
  
   Волна волну сменяла --
   Подземная река
   Гнала и угоняла,
   Тянула и влекла.
   Зеленые драконы
   Со звездами во рту,
   Слизнув людей с перрона,
   Ныряли в темноту.
   И только вы стояли
   Средь городских стихий,
   И волосы дрожали --
   Волнисты и легки.
   Беспечности и силы
   И... страха гордый жрец
   Вагоновой могиле
   Отдал огонь сердец.
   Ушел и не поверил
   В безгрешность тонких рук.
   Но кто теперь измерит
   Бесплодность ваших мук?
  
   ***
  
   Через марлю окна
   Тьма голодных глядит комарих.
   Я сижу чуть бледна,
   Изнуренно воззрившись на них.
   Газировки стакан
   Испускает последний свой пшик,
   На паркет таракан
   Головою усатой поник.
   Я хочу, чтоб скорее
   В гнездо твоих ласковых рук
   Рук моих воробей
   Мог забиться. Но темень вокруг
   Моих окон. Летучая мышь
   Проплывает в бездонную тишь.
  
   ***
  
   Зима о том, что уходить пора, сказала,
   И небо мелкой моросью заплакало.
   Но люди, недовольные слезами
   Попрятались в воротники и шарфики.
  
   Тогда замолкло небо, отвернулось от
   Собравшейся уйти зимы, холодным сделалось,
   Зевнуло и пошло подушки выбивать,
   Перо с ее подушек крупное посыпалось.
  
   Зима присела на дорогу и задумалась,
   Залюбовалась засыпающим в перинах небом.
   Чихнуло небо, бормотнуло: "Здесь еще?"
   И поняла зима -- ее никто не держит.
  
   Решительно зима стряхнула с шубы
   Остатки показных небесных слез,
   И побрела, усталая и хмурая,
   Чтоб не увидеть, как ее весна заменит.
  
  
  
  
  
   Фантазии
   ***
  
   Я -- Цезарь сегодня, и чувства
   Приходят ко мне на поклон.
   Браво подходят буйство
   И авантюризм с двух сторон.
  
   Чинно подходит серьезность --
   Морщусь при виде ее.
   Подкатывает осторожность,
   Романтика лезет в окно.
   Страсть к путешествиям едет
   На меркантильном коне,
   Вот книголюбие бредит
   С поэзией наравне.
   Гурьбой разновидные нежности
   Подходят в компании с
   Ненавистями и преданностью
   Их всех ведет компромисс.
   А кто там глядит несмело,
   Подходит издалека?
   Тоска моего тела?
   Эй, выдайте ей пинка...
  
   ***
  
   Черная шляпа и кожаный плащ.
Мудрость свечения глаз.
С этаким милым будет шалаш
Выглядеть, словно алмаз.
Утром поляна в еловом лесу
Будет на солнце гореть,
В этот шалаш за спиной принесу
Крылья -- позвать полететь.
Вовсе без шляпы, в куртке вельвет
Выйдешь на встречу ко мне,
В тех же глазах будет этот же свет
Только счастливей, юней.
Ножки куриные у шалаша
Шелковым бантом свяжу
И полечу над землей, не спеша,
Ждать приказав шалашу.
Будешь лететь и за руку держать,
А ребятишки вокруг
С визгами будут тучки гонять
С помощью крыльев и рук.
  
   ***
  
   По мостовой усталый офицер
   Неторопливо ехал на коне
   И девушку изысканных манер
   Заметил в отворившемся окне.
  
   И грация холодных белых рук,
   И локон, ускользнувший из косы,
   Пленили взор его, стеснили грудь
   Ценителя девичьей красоты.
  
   И страсть сердечная нахлынула... на миг...
   К окну мужчина подошел и обнял
   За плечи неприступную. Велик
   Господь, что дал ее ему -- и сразу отнял.
  
   ***
  
   Войду и скажу: "Это я. Говори".
   Ты взглядом холодным усадишь на стул.
   И скажешь, и душу сожжешь изнутри:
   "Я жил... Я любил... Но навеки уснул..."
   И станешь вдруг облаком белым в окне,
   Я вспомню, что ты никогда не шутил...
   Когда я очнусь, ты склонишься ко мне
   И скажешь: "Холодная, не прогони."
   Отвечу: "Я видела только что сон,..."
   А ты перебьешь: "Да какой же пустяк!
   Тебя не люблю. Я так просто пришел.
   А сон? Я приснился тебе просто так..."
  
   Ведьмин стих
  
   Как ты узнал, что я ее родня?
   (Той женщины, которая за лесом.)
   Как ты услышал слово про меня,
   Которое за траурной завесой?
   А может быть, ты полюбил печаль,
   Которая так редко посещала?
   Нет, мне не страшно и совсем не жаль...
   Но как мне проследить тебя сначала?
   Как вычислить, не пряча блеск зрачков,
   Что ты нашел, и я ль на подозрении?
   И как скорей призвать тех старичков,
   Готовых подарить мне откровение?
  
   ***
  
   Рожденье что? Крыльцо большого дома.
   Что жизнь? Крыльцо и длинный коридор.
   Что смерть? Ключи в двери знакомой.
   А дальше -- блеск свечи или костер...
  
   ***
  
   Я предусмотрена космосом,
   Вычислил он меня.
   В форточку тихим голосом
   Шепчет мне: "Это я...
   Вспомни моих посланников,
   Встань и иди к воде,
   Там я оставил сладенькой
   Травки дорог тебе.
   Брось свои точные трудности,
   Людям "Ушла" напиши,
   Не ошибешься -- заблудишься,
   Только не бойся. Спеши!"
   Кутаю нос в одеяло,
   Мой язычок бьет ток,
   И отвечаю, едва ли
   Соблазна уняв волчок:
   -- Воле твоей противиться -
   Муторная тщета.
   Люди не могут обидеть меня,
   Звери поймут -- твоя.
   Помню, знаю дорогу,
   И ничего не боюсь,
   Но -- подожди немного --
   Я будням еще молюсь.
  
   Ночью
  
   Космос повис над моей головой,
   Заслонил мне крыльями свет.
   Я молчу, да и он говорит не со мной,
   Диалога покуда нет.
   Белая ночь стала черной темней...
   Металлический блеск смутил.
   Это спинка кровати! И сотни ночей
   До сегодняшней, блеск этот был.
   Страх -- ерунда, прогнала, и Покой
   На цепочке лежит на груди:
   Господи, быть не хочу не с Тобой!
   "Голос космоса", прочь уходи!
   Ничего не хочу, только сна -- и еще,
   Чтоб спокойной была эта ночь.
   Засыпаю и знаю: во мне -- горячо --
   Это значит -- сумею помочь...
  
   ***
   Хотела б я родиться птицей?
   Вопрос несложен, прост ответ.
   Хотела б я родиться птицей?
   Увольте, братцы, вот уж нет.
  
   Парить за облаками, право,
   Я отказаться б не смогла,
   Кого-то птицей счастья, славы
   К великим целям бы вела.
  
   Летела бы над океаном
   К земле далекой, чтоб опять
   Весной вернуться ранней-ранней
   И из гнезда рассвет встречать.
  
   Но птичкой, прыгающей в клетке
   Кричать по-человечьи вслух?
   Иль чучелом в музее редким,
   Иль, извините, кушать мух?
  
   Иль с птичьим разумом, голодной
   Попасть на блюдо ловкача?
   Или погибнуть в день холодный,
   Иль на капоте "Москвича"?
  
   Увольте, кроме Красной книги,
   Есть книги судеб у людей.
   Есть плод такой заморский -- фиги,
   А в жизни -- тысячи путей.
  
  
   Сложности
  
   ***
   Ну а что ж, да так оно и было:
   Пусть "с другой планеты" я была.
   Не лгала, не льстила, не любила --
   Не могла.
   Ты был пьян, и я бы презирала,
   Твой бредовый стон и мерзкий вид,
   Но в ту ночь я в ангела играла:
   Он простит.
   Утром ты проснулся идиотом:
   Был ли сон, иль ты влюблен всерьез?
   Не мудри, ты перепутал что-то --
   Был мороз...
  
   ***
   Вас любить я никогда не стану,
   Другом никогда не назову,
   Мне неважно -- славный Вы, не славный,
   Вы же знаете, что я другим живу.
   Ваши шутки вовсе не прелестны,
   Ваша лесть мне не нужна вдвойне,
   И гвоздики Ваши неуместны,
   И истории уже известны мне.
   О, навязчивы не будьте, я устала,
   Вас на кофе я не приглашу,
   Но за то, что Вы стихи читали,
   Я ему про Вас не расскажу.
  
   ***
  
   0x08 graphic
Я ударила тебя -- мне стало больно,
   У тебя такие серые глаза!
   Я любуюсь ими так, невольно,
   Ты отводишь их -- теперь нельзя!
   Я ударила тебя, забыв про чудо,
   Что сто лет объединяло нас.
   Я хотела прошептать "не буду",
   Словно в детстве -- вдруг твои глаза
   Потемнели, растерявшись будто,
   Детскую беспомощность блюдя.
   В них поплыли сцены слез и блуда.
   Не взглянули на меня -- любя.
  
   ***
   Я была бы с тобой,
   Если б -- только пойми меня верно --
   Ты был первым.
   Но живущее в мире со мной
   Мое сердце не терпит измены.
   Ты не верь, это ложь,
   Сочиненная в успокоенье.
   Ты не первый.
   А был бы ты первый -- так что ж?
   Я не знаю, что было б в то время.
  
   Я тебе предложу
   Свою руку, как другу, а сердце --
   Это сердце.
   Ты откажешься -- я погляжу,
   Жить без этого хватит ли перцу.
  
   ***
  
   Белее ночь, но холодней стократ
   И телефон не хочет мне ответить.
   Я не виновна, ты не виноват,
   А кроме нас никто и не заметит
  
   Того, что соловьи теперь поют
   Всю ночь разлучных песенок куплеты,
   Касаются души и душу рвут,
   Но знаем мы, все наши песни спеты...
  
   ***
   Ты мне "люблю" не говоришь,
   А просто тянешься к губам.
   Смеешься, хмуришься, остришь,
   Гадая -- дам или не дам.
  
   0x08 graphic
Смешно. Но вечер настает
   И вспоминаю о тебе.
   На книжку лампа мысли льет,
   Запутываюсь в их гурьбе.
  
   Что сделало тебя таким?
   Зачем я не хочу забыть?
   Я отказала всем другим,
   Готовым преданно любить.
  
   Смеются птицы за окном,
   Приходит утро. И дела.
   И плоть не покидала дом.
   Но где душа моя была?
  
   ***
   Ему
   Ты был. Прости. Была. Ушло.
   Слеза. Как пошло! Ничего.
   Прости. Оставь его. Уйди.
   Беда! Все было впереди.
   Любила. Больше ничего.
   Я -- сердце. Ты глаза, чело.
   Я все для счастья создала.
   Для своего. Со зла...
  
   ***
   Ему же
   Мне имя твое -- упрек и боль.
   А никто не винил меня...
   "Вы -- соль земли" -- Он сказал. А соль
   Каменной стала. Я.
  
   ***
   Просто душа захотела любви,
   Просто глаза вдруг увидели свет --
   Эти слова простые мои
   Сложным вопросам Вашим -- ответ.
   Просто хотелось надежности гор,
   Просто мечталось о верности птиц --
   Наш запоздалый уже разговор
   Перед свершившимся падает ниц.
   Просто теперь ничего не вернуть,
   Просто остался лишь трепет добра.
   Если получится -- не позабудь...
   Все. Ухожу и прощаюсь. Пора...
  
   14-ти летию.
   Когда-то мне будет за тридцать,
   И время, в душу глядя,
   Будет в глаза мне глумиться:
   "Никто не полюбит тебя".
  
   И сонмы подруг разбредутся
   В туманах зовущей любви,
   В квартирах своих обживутся,
   Забыв про туманы, увы.
  
   Поклонники станут попроще,
   Не станут руки целовать,
   И шутки их станут площе,
   Все больше -- вино и кровать.
   Я стану гонять их и плакать,
   Оставшись одна в тишине...
   Но слезы! Не вздумайте капать:
   Сейчас ведь придут ко мне.
  
   ***
   Лето пролилось на клетки на плечах,
   И любовь подкралась тихо сзади.
   Я сказала "Мне не нужно" сгоряча,
   Как вчера подумала -- "Не надо!"
  
   Но тогда из этих клеток на плечах
   Выпорхнули крылья. Я не знала,
   Что не только Ангел или птах
   Может полететь. И я летала.
  
   Ты мечтал, писала я в стихах...
   Нет, все наше может не вернуться,
   Только я хотела -- "трах-бах-бах"
   Все сломать, язык не повернулся.
  
   Этот подлый цензор! Блеск в глазах!
   Эти руки, что тебя ласкали!
   Сердце, сделай так, чтоб на устах
   Лишь твои слова -- не их!!! -- мерцали.
  
   Милое, верни любовь его!
   Это ты его ко мне призвало...
   Я не плачу. Только все прошло.
   Он устал. И ты уже устало.
  
   ***
   Я люблю тебя, как ты не хочешь.
   А как хочешь -- так я не люблю.
   Зайчик солнечный в руке моей хохочет:
   Не поймать. Да я и не ловлю...
  
   ***
  
   Так случилось, я стала виновницей
   Непонятных и тихих страстей...
   Я не буду твоей любовницей:
   Ты не любишь моих детей!
  
   Сердце постится, разум скоромится,
   Странно любится, не без затей.
   Но не стану твоей любовницей:
   Нет дороже моих детей.
  
   Пусть я выгляжу уголовницей
   Пред тобой и семьей моей:
   Но хочу быть женой, любовницей
   И плюс матерью. Наших детей.
  
   ***
   Оставь меня, забудься, сгинь, нечистый!
   Я спотыкаюсь о твою любовь.
   Другой нечистой в сердце заявись ты,
   Она, быть может, что в тебе найдет.
  
   Оставь меня, не снись, не улыбайся
   Капотами машин, кругами луж,
   Любовником умелым оставайся
   Другой, которой ныне муж.
  
   Она не хочет? Я не буду тоже!
   Я не хочу! И плещется душа
   О прошлое, что на тебя похоже,
   На брызги мелкие себя круша.
  
   И колесо вины ее разрежет
   За этот день не раз, и грязью вод
   Она стечет. А память побережий
   О скалы чистоту ее убьет.
  
   Глупость
  
Хочу любить. Хочу, чтоб ты любил
Моих детей и то, что я люблю,
Чтоб запах вкусного мой дом хранил,
   Когда тебя домой с работы жду.

Хочу, чтоб дети радовали нас --
Мои, твои, и нам неважно -- чьи.
И чтобы быть собою без прикрас
   А все же радовать глаза твои.

Но страх вжимает вечером в постель,
   И я одна, тоску не отменить.
Я так устала от былых потерь!
Хочу любить и не могу любить!

И телефон еще хранит гудки,
И ты на том конце нежнее ласк.
И я хватаю душу за грудки,
   Трясу ее и говорю: "Напрасно!

Напрасно ты пугаешь и молчишь,
Я буду верить! Буду строить Это!
И будет у меня еще малыш!
И будешь ты другой душой согрета!"

Душа трясется в разума руках,
Она не спорит, только чуть дрожит.
Она привыкла быть в его тисках,
Испуганно моргает и молчит.

И отпускаю душу, и ничком,
И плачу тихо, и кляну судьбу.
Душа подушку греет голубком --
Она не хочет быть в моем аду.

Быть разумом одним я не хочу,
Душа уже готова улететь,
Кому звонить -- тебе или врачу?
Чего хотеть, и чем того хотеть?

А нить меж разумом, меж мной и ей
Все тоньше, я уже схожу с ума!
И покоряюсь я душе своей:
"Скажи, что не люблю, ему сама..."
  
   Бред
  
   Стрела отравленная в сердце
   Жестокость подарила мне.
   Сижу, спокойна, как принцесса,
   А чувства бьются в глубине.
   Я говорю. Убийца бьется
   У ног, почувствовавших хлад,
   Умолкло сердце, скрылось солнце,
   Как стало тихо! Двери в ад
   Раскрылись и сейчас проглотят
   Его??? Но почему не нас?
   Я просыпаюсь... Мама ходит,
   И ты глядишь, как в первый раз.
  
   ***
  
   Я недоступна для тебя, как стих,
   Который сочиняется рассветом.
   Дыханье мое ровно, голос тих,
   И ты довольствуйся моим ответом,
   Когда ты спросишь робко, что со мной,
   Увидев слезы средь штрихов ресничных.
   А я, не дрогнув ни одной струной,
   Спою почти без фальши: " Все отлично"
   Не надо понимать меня никак,
   Ни лгать не надо и ни восхищаться,
   Не надо осуждать. Оставим так,
   Как есть сейчас. И поспешим расстаться.
   Я недоступна для тебя, как стих,
   Который сочиняется рассветом.
   Но тем ты дорог мне. И ты прости,
   Что не звезда -- далекая планета.
  
   Медь стиха
  
   Пишу стихи. Слова просты, как медь,
   Которую толпа бросает наземь,
   Когда идут влюбленные на смерть
   За то, что путь земной вдвоем -- заказан.
  
   Вершится одиозно казнь любви,
   Свершается большое преступленье,
   Но медь -- простая, как слова мои --
   Под ноги падает, звеня до исступленья.
  
   Да должен мир упасть под ноги им!
   Да водопад оркестром быть бы должен!
   Но стих, останься, как простолюдин:
   Бросай слова простые, сколько сможешь.
  
   ***
  
   "Любовь в квадрате равняется нулю"
   Из разговора.
  
   Я не желаю слушать! Я люблю!
   Я сотни раз вам это повторю.
   Не рассыпайте слов, не обливайтесь грязью,
   (Простите за банальность рифм) любовь,
   Прошу, не путайте с убогой связью.
   Я не желаю слушать Вас! Еще б!
   Несчастный человек, Ее Величества не знавший,
   Пытаетесь ее клеймить. Но из трущоб
   Неверия Вы, выбравшись однажды,
   Среди дворцов ее застав парад,
   Спохватитесь оправить свой наряд,
   Но будет он пропаще обветшавшим.
   Тогда она в перчатках мимо Вас пройдет
   И бросит под ноги, не глядя, пятачок,
   Как нищему! Не верите мне? Ладно...
  
   Мое пророчество пускай же вас минет.
   А все же, докажите мне обратное --
   Ведь я люблю.
  
  
   Золотое море
  
   До восхода Солнца осталось полночи.
   На мои ноги накатывает усталая волна,
   Рачки и креветки пальцы щекочут.
   Не тревожась, ищут мои глаза Альдебаран.
   До восхода Солнца осталось уже немного.
   Вода прохладна, млечный путь
   указывает за горизонт,
   Но я вхожу в уже прохладную воду
   И выхожу. Ей -- берега, мне -- пляжный зонт.
   До восхода Солнца осталась четверть часа,
   Какая-то птица от одиночества спасает.
   Золотое Море, ласковое, обо мне исскучавшееся
   В надежные волны меня принимает.
  
   Всходит Солнце...
   Солнце Ее Величества.
  
  
   ***
  
   Последний морозец усами царапает руку.
   Дерево пытается скрыть трепет листвы,
   которая еще только будет...
   Ночь рассказывает, вздыхая, анекдоты,
   от которых плачется,
   А слева поляна подснежников
   расцвела снова...
  
   Детство
  
   Забытые сны бестолковой поры --
   Любимые мальчики, злые собаки...
   А явью -- открытой тетрадки дары
   И до омальчишенья гадкие драки.
   Забившийся в угол комочек души --
   Как хворый юродивый -- дрожью измучен,
   Но снова -- тетрадка в полночной тиши
   И горы, любимые горные кручи.
   Все нынче пришло на круги на свои:
   Страданье -- ручей для души умыванья,
   И страхи прошли. Но люби -- не люби,
   А все сохранит благодарная память.
  
   ***
  
   А, это ты? Входи,
   Сейчас поставлю чай.
   Последней встречи льды
   У входа оставляй.
   Как я? Да хорошо,
   Что сделается мне?
   И птиц держу еще,
   И все люблю гостей.
   Не изменилась? Что ж,
   Хотел увидеть ты
   Зареванную в дрожь
   Да волосы-жгуты?
   Что помню о былом?
   Да ты варенье ешь,
   Да потчуйся медком,
   И торт почаще режь.
   И пусть себе весна
   Проходит чередом.
   Пусть буду вновь одна,
   Но ты -- оставь мой дом.
  
   Про мужчин
  
   Я купила курагу
   На последнюю деньгу.
   Ах, какая курага:
   И красива, и сладка!
  
   Я спросила старика,
   Продававшего с лотка:
   "Абрикосы почему
   Стоят меньше? Не пойму..."
  
   Посмотрел, как на врага,
   Но ответил на вопрос:
   "Лючше свежий курага,
   Чем подгнивший абрикос..."
  
  
   ***
  
   Я не красавица, не идеал и не мечта,
   И идеалу не могу присниться.
   Но знаешь, кажется мне иногда --
   В душе моей талант родится.
   В одной я книге прочитала,
   Что неизведанный талант
   Рождает грусть, души усталость
   И трет, как по спине канат.
   Такой талант во мне родился --
   Стремленье к счастью -- вот что он,
   Но не умею поделиться
   Стремленьем этим, как дождем,
   Как солнцем, как стихом несмелым,
   Как всем, что каждому дано,
   Как цветом яблони небелым,
   И как любовью (что грешно!).
   Но быть счастливой мне сродни -- страдать,
   И не молю у Бога снисхожденья.
   И каплет кровь, и движется канат,
   Но, Господи, храни мои мученья!
  
   ***
  
   Что же ты, милая кошечка,
   Так непонятно мила?
   Кажется, смотришь в окошечко?
   Нет, просто взгляд отвела.
  
   Щеки краснеют, как яблочки,
   Ушки-бельчушки горят.
   Кто разыграл твои ямочки?
   Кто же из этих ребят?
  
   Бросила кошечка птичку,
   В рощу с платформы ушла...
   Нас унесла электричка,
   Гордость ее унесла.
  
   ***
  
   Возьми бессонницу моей ночи
   И улети туда, куда тогда летала.
   Я не хочу, чтобы -- кричи иль не кричи --
   Моя душа меня б не услыхала.
   Со стороны мне, может, "все спиши",
   Но я грешна, что пасть душой хотела.
   Я поняла: Любодеяние души
   Страшней любодеяний тела.
  
   ***
   0x08 graphic
   Набираю номер, говорю "алло",
   Отвечаешь бодро, смотришься в трюмо,
   Вежливо качаешь черным хохолком,
   В гости приглашаешь, как сто лет знаком.
   Говорю "до встречи", трубочку кладу,
   Зажигаешь свечи, как костры в аду.
   И сидишь -- уныло смотришь на огонь.
   Было? Может, было.
   Может, нет, уволь.
  
   ***
  
   Глаза чисты до блеска,
   Чуть влажны, как листва.
   Оттенки неуместные
   Таят его слова.
   Улыбка одинокого,
   Но милого щенка --
   Влюблено-светлоокая
   И горькая... слегка.
   Стоит, переминается
   И мнет в руке платок--
   Забыл отдать красавице,
   Когда поднять помог.
   Глядят глаза счастливые,
   Несмелые глаза
   На губы. На спесивые
   Глаза глядеть нельзя...
  
   ***
  
   В тот час показалось,
   Что день зеленого цвета,
   Что солнце вдруг расплескалось,
   Я все позабыл на свете.
   И был я влюблен и безмолвен
   В тот час, а ты улыбалась.
   Мой норов был смят... или сломлен --
   Не помню -- все перемешалось.
   Моим красноречием были
   К ладоням прижатые пальцы.
   А люди вокруг плыли,
   Смеясь, как китайцы.
   А ты улыбалась.
   Но что-то в улыбке было:
   Тогда я не понял -- какая-то жалость.
   Потом ты ушла. И забыла.
  
   Канун свадьбы
  
   Пришел. Сказал "люблю". Ушел.
   Молчу. Сказала слишком много.
   Припомнился вчерашний сон,
   Но завтра -- все-таки в дорогу.
   А с фото -- без минуты муж
   Глядит с надеждой и тревогой,
   И ум не скажет мне "не дюж",
   И завтра -- все-таки в дорогу.
   И значит, прав, что ты ушел.
   Я не заплачу у порога.
   Все хорошо. Все хорошо.
   А завтра ждет меня дорога.
  
   ***
  
   Открой на пятом этаже окно,
   Отметь, что снова стало зеленее,
   Поставь на кухне чай, допей вино,
   Оставленное теми, кто сильнее.
   Открой холодный кран и смой пятно
   Шампанского, пролитого на платье
   И вспомни: все вы были заодно --
   И даже та, что плачет на кровати.
   Открой тетрадь, там будет белый лист.
   Захочется не сочинять, а тоже -- плакать,
   Махни рукой, с подругой обнимись,
   Ты не забудешь этот день -- и хватит.
  
   ***
  
   Кто я? Зачем?
   Тосковала и ныла душа.
   Утром назвали вы ведьмой меня.
   Сгоряча.
   Я не смотрела в глаза, восхищенные
   Мной.
   В лодке молилась за ум искушенный
   Свой.
   Видеть хотела любимого давнего,
   Но не тебя.
   И отчего-то отчаянно плакала,
   В небо глядя.
  
   ***
  
   Карты сказали, что ты меня любишь.
   Жаль.
   Ты ведь меня никогда не забудешь,
   Я ж
   Уйти не смогу ни с ним, ни с тобой,
   Нет.
   Тихо кукушка поет мне на кухне
   Памфлет.
   Ты мне понравился, знала и видела
   Все.
   Ночью взволнованно вдруг попросила
   Весло --
   Отдал, не спрашивал, знать ничего
   Не мог.
   Знаю, что ты в те часы расспрашивал свой
   Потолок.
   А одинокая лодка плыла по озерной
   Воде.
   В ней я узнала, что тоже тебя не забуду
   Нигде...
  
   ***
  
   Нарисуй такого зверя,
   Чтоб никто не отличил
   От гордыни, от безверья,
   0x08 graphic
От печали без причин.
  
   Чтобы не было у зверя
   Ни коровьих грустных глаз,
   Ни нахохлившихся перьев,
   Ни болячек, ни проказ.
  
   Чтоб сидел он, неприступен,
   И молчал, как человек,
   Изгонял бы сов из дупел,
   Не отняв руки от век.
  
   Чтоб смотрел, как под землею
   Смотрит куколка жука.
   И блестел бы головою,
   Почерневшей у виска.
  
   И молчишь и не рисуешь...
   На бумагу льется свет...
   Понимаю, не рискуешь
   Рисовать автопортрет...
  
   Мысли
  
   Уйди! Хочу скатиться в бездну
   И на руки упасть главой,
   И провалиться в мягком кресле
   Камней горячих подо мной.
   И в волосах сокрыть от света
   Свое лицо, и слушать стук
   В своих ушах, и быть заметной
   Камням, не познававшим мук.
   Они не спросят, не забудут,
   Не попытаются развлечь,
   Уйди! Ведь каменною грудой
   Моя на сердце ляжет речь.
  
   ***
  
   Вовке-Малышу.
   Твой взор, в котором хмель и нежность,
   Меня смешит и вводит в краску.
   Не претендую на безгрешность,
   Но сердце бьется без опаски.
   А на душе скребутся львицы:
   Ну почему не могут счастьем
   Сердца счастливые делиться?
   А только дружеским участьем...
  
  
   Мысли становятся скучны...
  
   Мысли становятся скучны,
   Меркнет желанье творить,
   Роятся мысли разлучные,
   Свет начинает рябить.
   Ночь за окном не прельщает,
   Смотришь спокойно в окно --
   Силы последние тают,
   Пахнут духи, как вино.
   Непозволительно громко
   Тикают в доме часы,
   Голос становится ломким --
   Как ничего не спроси.
   Томны, ленивы движенья...
   Смешна допотопностью суть:
   Просто настало мгновение --
   Выключить свет и уснуть...
  
   ***
   Ты веришь мне?
   Скажи скорее "Да",
   Пока междугородних телефонов
   Злой гений не
   обрезал провода
   Оставив только
   блеск чужих поклонов,
   Чужому комплименту
   мой ответ,
   Ответ чужому на вопрос
   непраздный.
   Но если вдруг ты
   мне ответишь "Нет"?..
   Я трубку положу!!! И...
   стану разной...
  
   ***
  
   А можно ли?
   И нужно ли "нельзя"?
   Уходят время, молодость и люди.
   Не начинать бы!
   Жуткая стезя,
   Которую, узнавши, не забудешь.
   Смущение --
   Сомненье или стыд?
   Улыбки детские и пламенные взоры...
   Воспоминанья радостей, обид --
   Дорога к счастью? Серости?
   Позору?..
  
  
   ***
  
   Перестаньте!
   Красивостями напоите птиц!
   Они вам за это здоровых взрастят птенцов --
   Им будет полезна вода из резных снежинок...
   Помашите руками где-то подальше отсюда
   и поближе к берегу моря --
   Может, какой-нибудь парусник
   Причалит к берегу, и вы уплывете кататься.
   А мне дайте молча смотреть
   на чудо моей родины...
  
  
   ***
  
   И песня стала занудной!
   А только что -- Боже мой,
   Звезды, закаты, Будда,
   Музыка, Солнце, Огонь.
   Книги! А знаешь, книги
   Те же любили мы:
   Детство -- одна из религий,
   Но все мы отлучены.
   Опомнись, зачем запнулся,
   Увидев -- на правой -- кольцо?
   Видишь, закат встрепенулся,
   Завидев звезды лицо.
   Пахнет Востоком Солнце,
   И Будда -- красив среди змей,
   И страшен...
   Огонь в оконце,
   Музыка солнечных дней.
   Видишь, умею тоже
   Цветисто и вычурно петь.
   Но без корысти. О, Боже!
   Прощай, я хочу улететь.
  
   ***
  
   Плакала земля зелеными слезами --
   Солнце на корню высушивало их.
   Сказки про любовь Вы сочиняли сами.
   Я же только верила. И забывала их.
  
   ***
  
   Глубины разные имеют разный цвет.
   Не веришь в это? Посмотри на море.
   Ты спросишь, почему тебе сказала "Нет"?
   Я не сказала, я прочла во взоре.
   Забыты сказки в двадцать пять неполных лет?
   Ты знаешь, но ведь ты такой -- не первый.
   Так что же я еще могу сказать в ответ?
   Ох, мне же эти светские манеры...
  
   ***
  
   Какие глупые слова!
   Какие мысли и стихи!
   Но виновата голова --
   А сердце -- где его грехи?
   И снова солнце, дождь, снега.
   За осенью -- опять зима,
   За летом -- осень, иногда
   Тепла, как лето, и мила.
   А я уйду. Заметь себе,
   Я не вернусь. Да будет так.
   И встретимся мы на Суде.
   Не раньше, мой любимый враг.
  
   Послушай, лист...
   0x08 graphic
   Послушай, лист, шуршащий тихо надо мной,
   Что хочешь рассказать в лучах заката мне ты?
   О том, как липа-мать прощалась, лист, с тобой,
   Когда ты отрывался, чтоб лететь по свету.
   Иль хочешь рассказать о белом том цветке,
   Что в первый раз заставил душу трепетать?
   И почему к нему не смог ты долететь,
   А прилетел сюда, чтоб паутины пленным стать?
   Но ты молчишь, как ветер в бересте,
   И слышу я, как ты бы ни старался.
   Что ж, помолчим. И о тебе, и о твоей мечте,
   С которою зачем-то ты расстался...
  
   ***
  
   Хотел ты осмеять -- осмеян.
   Хотел влюбить -- влюбился сам.
   Хотел обидеть -- и развеял
   Назначенные парусам
   Ветра.
   А дождь смывает тучи
   С небес, хранящих мой покой.
   Ну что ж, так будет даже лучше,
   Я -- не твоя, а ты не мой.
   И только грустная улыбка
   За подберезовою мглой,
   И слово судорожно -- зыбко
   Тобою сказано. Со мной.
  
  
   ***
  
   Виселицы кранов и растяг берез,
   Стойбище баранов и лохматых коз.
   Четвертую душу, чтоб не отреклась
   От ветров несущих ради пышных фраз...
  
   Разлука
  
   Тебя почти не видно --
   Вагонное стекло...
   Немножечко обидно,
   Что мы не заодно
   Как будто. Но ты знаешь,
   Ведь эти много дней
   Стократ нежней бываешь
   И в тыщу крат верней...
  
   ***
  
   Опять в скворечнике души
   гнездится ночь.
   Опять мне по сердцу прошли,
   не сняв калош.
   Опять среди развалин слов
   облупленных
   Себя не чую среди снов
   отлупленных
  
   ***
  
   Забыть о том, что отдаляла
   За то, что злилась, не внемля.
   И стать расплывчатым туманом,
   Чтобы вернуться в ясность дня.
  
   Стать благородней и послушней,
   И терпеливей, и сильней,
   И вырваться из клетки душной
   Напраслин честных на людей.
  
   Прийти и сесть на бортик лодки
   У бережка среди осок,
   И сделать чудную находку --
   Не давит свод небес, высок.
  
  
   0x08 graphic
***
  
   А чайки так похожи на метель!
   И девочка, среди метели стоя
   Их вторит голосам своим негромким "Эй!"
   И белый хлеб летит над головою.
   Но крошки не падут в гирлянды рюш,
   И на ветру она озябнет еле-еле,
   А зеркала голубоватых луж
   Запечатлят ее среди метели...
  
   ***
  
   Уехал. Снег запорошил твой след,
   И ветер утешал меня все утро.
   Когда-нибудь я вспомню этот век,
   А ныне -- взгляд завешен перламутром.
  
   Стена заоконного мира жжет
   Горячие узоры на ладонях.
   Неделя станет веком и уйдет,
   А я останусь сном на перегонах
  
   Моей судьбы. И линии руки
   Застонут в месте их пересеченья,
   Которое -- о нашей встрече крик
   И нашего прощания мгновенье.
  
   Я лягу спать. Заставлю душу спать.
   Я прикажу ей спать -- пускай не спорит.
   Оставлю снам снегами заметать
   Меня, поникшую от счастья вздора --
   Так назову печали благодать.
  
   ***
  
   Ты, который подаришь мне завтра крылья,
   Здравствуй!
   Ты, который в стихи облечешь мои чувства,
   Славься!
   Ты, который, как капли на стеклах --
   Были и нет.
   Ты и загадка, и ключ для меня,
   И ответ.
   Я улыбнусь и, не сдавшись,
   Тихонько уйду.
   Не окликай. Не вернусь.
   Но вдруг -- упаду?
  
   ***
   "Серебро Господа моего"
  
   Песню заката не перебейте!
   В звезды падучие слепо поверьте...
   Ласковым словом встречайте рассвет.
   Будничный день обратите в куплет.
   И подарите под вечер Ему --
   Господу вашему и моему.
   С этой поры вы мне станете -- брат,
   Не перебейте сегодня закат!
  
   ***
  
   Песню заката не перебейте!
   В звезды падучие слепо поверьте...
   Ласковым словом встречайте рассвет.
   Будничный день обратите в куплет.
  
   Тише, голодные, вилками бряцайте,
   Мягче ступайте, босые и грязные,
   Ропот умерьте, судьбой позабытые,
   Не изгаляйтесь, голь неприкрытая.
  
   Солнцем согрейтесь, росою запейте,
   Песню заката не перебейте!
   Так говорил, завершая куплет,
   Нищим один ресторанный поэт.
  
   ***
  
   Идешь, как большая красивая обезьяна--
   Худая и мускулистая
   и челка на нос.
   Улыбаешься мне, будто увидел банан:
   А руки у меня пусты!
   Давай поздороваемся и
   пройдем мимо друг друга --
   Тогда еще я соглашусь
   восхититься
   хотя бы твоим телосложением...
  
   ***
  
   0x08 graphic
Я скоро от тебя уйду.
   Но не к другому на судьбу
   (Как на шашлык идет баран).
   Уйду в романтики туман,
   В красивый образ, в шум лесов,
   В мир мифов, сложностей, стихов.
   И я вернусь, когда любовь
   Докажешь ты без слов, без слез,
   Когда придешь в мой мир понять
   Меня. И лишь тогда забрать.
   И отрекусь от мира грез,
   И ты меня навек возьмешь.
   Но если не придешь ко мне,
   Погибнем оба на земле.
   И не спасем любовь.
  
   ***
  
   Пружину души растянули --
   Я чувствую, я напряглась.
   От зеркала не ускользнули
   Смятения тени у глаз.
  
   Не выдай, судья и подруга!
   Мне страшно. Но нет причин...
   Мы так понимаем друг друга,
   Мы так... Но давай помолчим.
  
   Пустите меня, отпустите!
   Пусть бешено скачет душа
   На жесткой пружине и нити,
   Что держится... еле дыша.
  
   Мечитесь, отчаянья птицы,
   И бейте меня по лицу!
   Неведения кобылицу
   Седлай мое сердце, гарцуй!
  
   Но нет. И хожу, и волнуюсь,
   И жду -- неизвестно чего.
   Во мне только все растянулось --
   Движенье наступит еще.
  
  
   ***
  
   Мне, может быть, плохо,
   Но плохо не очень.
   Ни плакать, ни охать,
   Ни Бога порочить
  
   Не буду. Во всем виновата сама.
   И пусть иногда это сводит с ума,
   Пусть душу изводит
   И прочее, прочее...
  
   А только вот ночь
   На минутку короче,
   Мороз несусветный сменился теплом
   И дворник оставил в подъезде свой лом.
  
   И женщины были
   Собой -- целый день!
   Коляску купили подруге моей.
   А я? Погодите, наступит весна.
   Счастливою стану опять. И сама.
  
   ***
  
   Простыми словами простое скажу,
   Но вы -- лишь пожмете плечами.
   Не поняли? Сами.
  
   ***
  
   Ты хочешь всю душу -- в словах.
   Возьми, если сможешь. Но сам.
   Снега у меня на устах --
   Душа же моя -- по сердцам.
   И в каждом -- совсем по чуть-чуть,
   В моем -- только теплый цветок,
   И он -- не подснежник. Не суть --
   Что он. Это чувств ветерок
   Разнес легковесную синь
   Пыльцы. Если хочешь -- бери.
   Слова -- ты хотел. Занеси
   В цветок свой. А дальше -- смотри.
   Что мне? Налетят холода...
   Пыльцы не убудет моей,
   Цветок же -- как прежде всегда --
   Опять расцветет по весне.
  
   ***
  
   О, мне же эти слезы! Нет причины,
   Которую могла бы я поведать.
   Но утро, как свидетельство кручины
   Являет их. А я встаю и бегать
   За призрачными тенями весь день
   Готовлюсь, умываясь льдом--водою.
   Иду на кухню, отрезаю тень
   И ем ее, закусывая мглою.
   Потом я пью, не знаю с чем, туман,
   И выхожу на улицу, в потемки,
   Здороваюсь с тенями...
   Но ведь там
   Под тенью снов, быть может, ждут.
   Без толку.
  
   Ветер в соснах
  
   "Чую запах стройных сосен..."
   Из стихов
   Я по запаху стройные сосенки
   Нахожу.
   Белым снегом, листвою ли россыпью
   Заношу.
   С вами зимний мороз насмешился --
   Что вам я?
   Я нежнее. Пока не натешился --
   Вам -- семья.
   А потом вы мне ветками машете --
   Лес большой.
   Оставайтесь с птицей попрятавшейся
   За душой.
  
  
   Картежная компания
  
   Сижу с тобой, и руки рядом,
   А козырь пики, дождь в стекло,
   Моя игра пыхтит на ладан,
   Ты с тем, кто против, заодно.
   Еще острю, еще играю,
   Но дай бумагу и перо!
   Я улетаю, отлетаю,
   Хочу не выйти, но -- Perro!
   Ты рядом. Я уже далеко,
   Уже промокла под дождем,
   Мне плохо, видно без бинокля,
   Но почему мы не вдвоем?
   Ведь рядом ты! Но я-то знаю,
   Что расстояния длинней,
   Когда я Музу убиваю
   В пустой компании твоей.
  
   ***
  
   Радуга плещется после дождя
   В тучах, скрывающих солнце.
   Новорожденный листок теребя,
   Ветер струится в оконце.
  
   Птицы на север летят по весне
   Талой водицы напиться.
   Девушка ищет спасенья во сне --
   Суженый может присниться.
  
   ***
  
   Пригвождена к позорному столбу...
   М.Цветаева
   А я к счастливому столбу пригвождена.
   И каждый -- праведник ли, грешник проходящий,
   Считает долгом запустить в меня
   Комочком счастья, камешком удачи.
   Глазами мутными я по толпе брожу,
   Но чуть хитро из-под кудрей на всех гляжу
   И думаю: "О, если бы вы знали,
   Какой я слиток радости держу
   За пазухой, сокрытой белой шалью".
   Как я средь россыпи людской искала их --
   Крупинки чувств, что часто -- чуть мерцали,
   Переплавляла в жаре слез своих
   И от недобрых мыслей защищала.
   И если бы вы поднялись сюда
   И отобрали бы богатства эти
   О, я ушла б от этого столба:
   От счастья ошалев, перекусила б цепи.
   И снова б стала радостью грешить,
   По новой счастье я копить бы стала,
   Пока, чтобы к столбу опять прибить
   Мне бытие не вывернет суставы...
  
   ***
  
   Ты посторонний! Поцелуй мне руку,
   Взгляни в глаза, уйди, не возвращайся.
   Но в стороне своей храни в груди
   Порыв, к руке моей тебя призвавший.
  
   ***
  
   Учите меня жить.
   Сложу покорно руки,
   И преданно служить
   Начну чужой науке.
  
   Потом настанет ночь,
   Глаза рукой прикрою
   И -- как сподоблюсь смочь --
   Я на луну завою.
  
   А утром -- чуть рассвет --
   Проклятая и злая,
   Я в высоту планет
   Уйду, про вас не зная.
  
   ***
  
   Я не из тех, кто рады победам,
   Когда от них пострадает она.
   Ревнивых стихов не найдут "лароведы",
   Когда соберут всех "моих" имена.
  
   Я не из тех, кто плачет и молит:
   "Не уходи, я тебя не пущу..."
   Из тех, кто нечасто еду пересолит,
   Из тех, кто не холит, но ценит...
  
   Я не из тех, кто косит и косится,
   Кто бешенство держит в ресницах у глаз.
   И не из тех, кто никак не относится
   К тем, кто считает, что мне не указ...
  
   ***
  
   Кошка села к свежевымытому окну,
   0x08 graphic
Улыбнулась нахально-криво,
   Стала спрашивать вкрадчиво: "Ну,
   Ты, в меня не удавшись, счастливая?
  
   Ты ходила сама по себе, как я,
   Ты гонима бывала, случалось, как Черный,
   Ты горда, неприступна была, как Сиамская,
   Да и нынче твой взгляд на меня -- не покорный.
  
   Но теперь ты не та...
  
   Ты, как пес, научилась кусаться теперь,
   Ты, как птюшка, бываешь игрива и ярка,
   Ты, как мышь крепконервная, скрывшаяся под дверь,
   Ты, как барс, то жестока, то мягка.
  
   Никогда не любившая хищных котищ,
   Ты сегодня спокойно кошаре внимаешь,
   Ты меня превзошла... Только капает с крыш,
   Только счастье твое, как вода. Понимаешь?"
  
   ***
  
   Я устарела. Мой розовый дым
   Виден лишь утру и снам.
   Вам же увидеть, забытые Им,
   И не просите -- не дам.
   Я забываю потешный мотив,
   Спасший слепого щенка,
   Я -- примитив, и вы -- примитив,
   Жалость невелика.
   Больше не жалко песен на бис,
   Были они про ложь...
   Этих запутавшихся актрис
   Происповедовал дождь.
  
   ***
  
   Поезда, поезда. Бег огней за окном.
   Тусклый свет, разговоры случайных людей.
   Мы летим, не спеша, мерно в ритме одном,
   Только справа и слева змейки путей.
  
   Что за русский, не любящий быстрой езды!
   Только в поезде скорость рождает тоску,
   Это только иллюзии, только мечты,
   Но они -- словно солнце в окошке -- в снегу.
  
   Промелькнул городок -- я так рядом была,
   Но лишь в прорезь окна увидала его,
   Может быть, по соседству сидели друзья,
   Но об этом уже не узнать ничего.
  
   Кто-то мирно на полке плацкартной лежит,
   Кто-то книгу читает, тот -- смотрит в окно.
   Время быстро, но все же впустую бежит.
   Все, что было недавно, умчалось давно...
  
   ***
  
   Я не знаю того, пойми,
   кто сумеет быть лучше тебя.
   Мне сухие признанья твои
   в моей верности в сердце летят.
   Мне твой голос, как предков завет:
   "Не убий, не терзай -- люби!"
   Мне ресницы твои, как плеть,
   если грусть в твоих глаз голуби.
   Мне рука твоя -- лампочке -- ток,
   мне душа твоя -- грешнику -- Бог.
   Если в лампочке цел волосок,
   если грешник раскаяться смог.
   Ты обидишь меня, когда
   перехватишь на друга взгляд.
   Ну а ревность к тому -- не беда,
   кто захочет быть лучше тебя.
   Ты любого из них затмишь,
   я для этого сил тебе дам.
   Ты возьмешь и меня, и Париж,
   если только сумеешь. Сам.
  
  
   ***
  
   Позвони мне вечерком,
   В дом войди с вопросом вечным,
   Стань мне вечным маяком:
   Постоянным и сердечным.
   Подмигни мне огоньком
   Из дали пришедшим нежным,
   Тоже с счастьем не знаком
   Как казалось, неизбежным.
   Ты не гасни на ветру
   И не сыпь песок на волны:
   Я лицо твое протру
   Нежно трепетной ладонью.
   Ты не стар, я молода,
   Пусть печаль не сводит брови,
   Прошепчу тихонько "да"
   С нерастраченной любовью.
  
   ***
  
   Пальчик за пальчиком нежно целуешь
   Робкие ноги мои.
   Может быть, ты понапрасну балуешь
   Баловня Горькой Луны?
   Губы скользят, словно пальцы по четкам,
   Сердце затихло в груди,
   И становлюсь я покорной и кроткой:
   "Господи, не остуди!"
  
   ***
  
   Руки тянутся к блокноту,
   Сердце тянется к тебе,
   Голос стонет новой нотой --
   Странной жалостью к себе.
   Пассажиры в скуке млеют,
   Карты ходят по купе,
   Проводницы воду греют,
   Я -- любовь свою к мечте.
   Мне так душно, одиноко
   От жары и от любви.
   Ты в виденьях смотришь строго
   И влюбленно! О, живи,
   О, живи, благая мука,
   О, люби меня, родной,
   Остуди в жаре и скуке,
   В холоде и мгле -- укрой.
   Приходи один на камни,
   Молча на море гляди.
   Чайки скажут: "Любит, славный!
   И приедет, только жди!"
   Над другими над камнями
   Будут чайки мне кричать:
   "Ждет и любит, счастье с вами!"
   Буду плакать, но молчать.
   И когда обратный поезд
   Повезет меня домой,
   Я Валерией Спартака
   Буду знать: навеки мой.
  
   ***
  
   За то, что ты меня ударил
   Иронией огромных глаз.
   За то, что ты -- как я -- не парень,
   За то, что ничего меж нас.
   За то, что разговор банален,
   А есть о чем сказать,
   За то, что беспросветны дали,
   Но хочется достать.
   За то, что дождь развел, как сводит
   С другими -- по пути
   Других. За все, о, Ваше благородье,
   Спасибо и прости.
  
   ***
  
   Почему рождается день,
   Если знает, что в нем ты не будешь со мной?
   Почему в Летнем парке гуляет покой,
   Если он без тебя не благословен?
   Почему я чему-то учусь,
   И гуляю с друзьями, иду в магазин,
Если знаю, что ты далеко -- и один:
   Почему, бросив все, я к тебе не мчусь?
  
   Потому что рождается день для того,
   Чтоб приблизить другой, где Любовь -- выше дел,
   А покой потому, что его для меня ты хотел
   (И Всевышний послал мне его).
   А не мчусь потому, что с тобой ничего
   Приключиться не может: возвышенность грез
   (Где не "ты" и не "я", а единое "мы" и колес
   Перестук) мне шепнули про то.
   Почему же стихи я, как скульптор леплю --
   Из Любви-- о Любви?
   Потому что люблю.
  
   ***
  
   В день печали, милый друг, надень,
   Вышитую для тебя рубашку,
   И прочти, коль будет вдруг не лень
   От начала переписку нашу.
   В этот самый -- будь уверен -- час
   Перестану весело смеяться.
   Не смеюсь -- поверь мне -- и сейчас,
   Мне совсем мне хочется прощаться.
  
  
   ***
  
   Обиделась и наболтала слов,
   А ты зачем-то слушал каждый слог!
   Причем тут правда и причем любовь?
   Ты мне саму себя понять помог...
  
   Теперь молчишь и варишь суп обид,
   Но я уже отчаянно боюсь:
   Ты превратишь молчание в гранит
   А я, под ним согнувшись, разогнусь!
  
   И стану монстром, сильным и слепым,
   И стану плиты слов бросать опять!
   Ты так раним! Но ты и так любим!
   Зачем так грубо на меня молчать?
  
   Какая разница, что сказано со зла?
   Зачем мы оба забываем жить?
   Ты был не прав, а я была глупа -
   Ужели это повод не любить?
  
   О разном
   ***
  
   0x08 graphic
Льет дождь, стучит морзянкой в сложном коде,
   И люди прячутся под крыши и зонты.
   А я иду и радуюсь погоде --
   Вдыхаю сладкий воздух чистоты.
  
   Из-под сухих карнизов смотрят птицы
   На чародейский карнавал дождя.
   И все вокруг от капель серебрится,
   И влагой наполняется земля.
  
   Бегут со смехом взрослые по лужам,
   Спасаясь от дождя, промокшие насквозь,
   И открывается пытливым душам
   Таинственное слово "дождь".
  
   Глядит девчонка в голубом берете
   С крыльца подъезда удивленно на меня,
   А я дышу деньком последним лета:
   Пору дождей -- встречаю осень я.
  
   ***
  
   Я смотрела на лес,
   И мой взгляд разрезал
   На полоски его и на клетки.
   И в разрывы меж веток
   Мой стон протекал,
   Разбавляя краски небес...
   А потом был закат --
   Результат моих мук --
   Соловей заливался слезами.
   Я, тихонько ступая,
   Шагала на звук,
   Возвращаясь куда-то назад...
  
   ***
  
   Под окном у меня
   Зарастает домами земля.
   И уже не манят
   У реки голоса соловья
   А в лесу над рекой
   Бродят только собаки да мы,
   Поднимая порой
   Звонкий лай да кострища дымы.
   Город вырос, окреп,
   Но уже не дивуюсь я им.
   Так и я. Ем свой хлеб,
   Но уже не на счастье другим.
  
  
   ***
  
   Закройте занавес дверей,
   И, насладившись криком "бис",
   Идите с миром по домам,
   Простив меня за мой каприз.
  
   Сектантам
  
   Вы похожи на цветы --
   Сладко пахнете, красивые,
   Чужды зла и клеветы,
   Милые, жизнелюбивые,
   Если ж вам не заменить
   Воду в вазочке денечек,
   Без корней вам не прожить,
   И увять придется к ночи...
   Я похожа на цветок,
   Только кактусом рожденный --
   К небу, словно мотылек,
   Но к земле, как пригвожденный.
   Но колючий мой пушок
   Не сияет и не меркнет:
   Бережет тягучий сок
   Корень православной церкви.
  
   ***
  
   0x08 graphic
Через десять минут луч прорежет волну,
   Горизонт озарится рассветным огнем,
   Рябь залива блеснет, разорвав пелену
   Полумрака. Как чуда мгновенного ждем.
  
   Ждут -- рассвет бережной, влажно нежа красу,
   Пара уток, покинувших сень камыша,
   Комариная стая, стряхнувши росу
   С крыл холодных.
   Поет, чуть дыша,
  
   Пташка первая в ветках проснувшихся ив.
   Чертит слово "рассвет" водомерка--танцор
   На алмазной воде.
   Золотится Залив,
   Как поляны подснежников дивный узор...
  
   ***
  
   Песни мои тревогой полны --
   Слезы в них и печаль.
   Сердце считает дни до весны,
   Смотрят глаза вдаль.
  
   Холодно. Холодно и темно --
   Дом не укроет, нет...
   И запотело мое окно
   Там, где пробился бы свет.
  
   Падает снег, присыпая следы --
   Те, что оставлены мной.
   Господи, что меня ждет впереди?
   Ждет ли меня покой?
  
   Или все так же: радостный смех
   Вдруг захлестнется слезой,
   Дерзкий порыв, как прогнивший орех,
   Выброшен будут с трухой.
  
   То, что казалось целью, мечтой,
   Станет желанным лишь мне.
   Шелест души черно-серой золой
   Сменит метанье огней.
  
   Мысли мои не похожи на ложь,
   Но и на правду -- увы.
   Что ж ты, подружка, с песен возьмешь.
   Или -- с далекой весны?..
  
  
   Две темы
  
   ***
  
   Бывает темы две -- любовь и смерть.
   Не спорь -- поверь.
   Все остальное Музе не подвластно.
   И это ясно.
   Другое все -- из-под копыт Пегаса
   Понять бы сразу!
   Уйти, вернуться, возвратясь, прогнать --
   Какая стать!
  
  
   ***
   Страшно жить и умирать не хочется.
   Верить не могу, не верить не по силам.
   Не зовут почти еще по отчеству,
   А уже -- не испугать могилой.
   Грех бояться смерти, грех -- хотеть ее:
   Не боюсь, не жду -- живу, смеясь всему,
   Из двух зол беру, как прежде, третье я,
   Но добро всегда одно -- да быть тому!
   Голову подняв, иду, гонимая,
   А прогнав, не побегу по снегу вслед...
   Я такая -- всеми вами мнимая,
   А реальной, может, вовсе нет.
  
   ***
  
   Про глупости такие, как несчастье и любовь
   Несчастные любовники напелись
   Всласть.
   Рифмовки "кровь -- морковь -- свекровь и новь"
   Порядком, вроде, поприелись.
   Но в масть
   Ложится дама бубны, туз червей, девятка пик --
   И вновь зрачки у юных разгорелись --
   Страсть.
   И снова -- стих к стиху -- поэт возник,
   Поклонники на звуки арф слетелись,
   А власть
   Над ними всеми в тучку собралась,
   Сидит себе, смеясь.
  
   Сон о смерти
  
   Господи, позволь закрыть глаза!
   О, прости, среди ресниц девица --
   Вся -- как песня -- тонкий стан, коса
   Лунный свет по телу серебрится.
   Смелая, она уходит в ночь,
   Тело юное скользит по водной глади...
   Прочь, мои виденья, прочь!
   Косы толстые плывут, как злые гады.
   Нет, не это! Жалят, голова
   Неожиданно скрывается из виду...
   Мне проснуться не удастся, я -- мертва...
   Только в сердце почему-то нет обиды.
  
   ***
  
   Старые темы, новые чувства,
   Вера, надежда... Да что ж...
   Истина, переданная изустно --
   Лишь безыскусная ложь.
  
   Про старость
  
   Про старость? Это глупая затея!
   Давайте про любовь и про стихи,
   Ну, ладно, про науку и евреев,
   Загадки галактических стихий.
   Болтайте про подруг и дефициты,
   Да хоть мелите чушь от потолка!
   Но вот про старость лучше помолчите --
   Пока!
  
   ***
   0x08 graphic
   Я думала, будет мне тридцать
   И буду я старой-престарой...
   Останется лишь утопиться
   Или увлечься гитарой.
  
   Но оказалось -- все просто:
   Теперь меня любят мужчины.
   Не те, infante-переростки,
   А те, кого красят морщины.
  
   И стали писать мне сонеты
   На трех языках. Или письма.
   И присылать мне букеты
   Такие, что "Pentium" виснет...
  
   И полуночные трели
   Не кончились у телефона.
   И в зеркало я еле-еле
   Взглянула мельком на перроне.
  
   И поезд помчал меня к югу,
   И я не была одинока.
   И даже в вагоне два друга
   Смущали меня "кареокой".
  
   Орлы! Но зачем вас так много
   Кружит над моей головою?
   Дороги, дороги, дороги...
   Вот только опять не с тобою...
  
   ***
  
   Вдруг потухло что-то в душе --
   Это, кажется, ты.
   Каменею на вираже --
   Я боюсь высоты.
  
   Умирает эпоха грез
   Вместе с верой в любовь.
   Избавляюсь потоком слез
   От любовных оков.
  
   Грустно смотрят друзья и мать,
   Но лишь дети поймут,
   Что любить -- не убивать
   И украсят мой путь.
  
   0x08 graphic
Предательство
  
   Фонари перестали качаться --
   Я увидела небо в окно.
   Нет, не шприц, не угар, не вино,
   Просто детство пришло попрощаться.
  
   Уходило не раз, но опять
   Возвращалось, пьянило, пленило.
   Я еще ничего не забыла,
   Только больно локти кусать.
  
  
   Посвящения
   ***
   Коле Петрову
   Тихонько чиркни спичкой --
   Свеча начнет свой век.
   Взгляни в окно привычно,
   Там будет падать снег.
   А в форточку бесшумно
   Вольется Новый год.
   И станет мир разумней,
   И грусть твоя пройдет.
   И друг далекий вспомнит,
   И сядет за письмо.
   И Бог тебя наполнит
   Надеждой и теплом...
  
   Я -- тень
   Танюше
   Я -- тень. Я вышла б за тебя,
   Когда бы я была не тенью,
   А так -- ты, стоя на коленях,
   Глядишь в ее глаза, любя,
   А тень твоя ко мне прильнула,
   Но я не чувствую тепла --
   Как я бы много отдала
   За то, чтоб свечи ночь задула!
   Ее одежд цветной узор
   И тень твою -- пятно из бликов,
   И мой позор цветов безликих,
   Чуть оттеняющих ковер
   Сокрыла б тьма. Но эта тьма
   Тебя бы от меня сокрыла!
   Как бы тебя я не любила,
   Когда бы тенью не была...
  
   ***
   Мат-меху СПбГУ
  
   Рябая уточка Залива
   Плывет по озеру Земли,
   Вкруг озера -- миры, как нивы,
   Летают птицы -- корабли.
   Окутал всех Господь, как небо,
   И смотрит в озеро, любя:
   Там просят мира, просят хлеба...
   И там же загрустила я...
  
   ***
   Игорю Пилигриму
   Послушай, я глупа. Я видела тебя.
   Я даже в доме у тебя ходила.
   Я книги видела, и слушала слова,
   Но вот ушла, уехала, забыла.
  
   Другая жизнь идет. Тебя в ней нет -- как нет.
   Но память преподносит мне подарки.
   Там страстным зовом я пою, но слушает не тот,
   И стыдно мне, и горестно, и жарко.
  
   Не тот уехал прочь, и стало мне теплей,
   И Господи, ты не своди нас больше!
   Но я! Ведь я же даже видела тебя!
   От холодности собственной лишь горше.
  
   Друзьям
  
   Вы ушли! А я вас так любила!
   Я люблю поныне.
   Боже мой!
   Как же это трудно -- быть любимой,
   Если хочется любить самой...
  
  
   ***
  
   Анне Медведевой
   Я снова совсем изменилась,
   Лишь только три встречи с тобой,
   Совсем от девчонок отбилась --
   Как странно: грустить весной!
   Я стала ранимой и хрупкой
   (А сильной и смелой была!),
   Легко поддаюсь минутной
   Мысли: "Как я без тебя?"
   Я знаю, смогу, если нужно,
   Чуть лучше, чуть хуже -- смогу,
   Но нам с тобой вместе -- лучше,
   Чем порознь по одному.
   А все-таки ты постарайся
   Меня полюбить и понять!
   Ведь я для тебя -- признайся --
   Смогла кое-чем уже стать...
  
   ***
  
   Оле Михайловой
  
   Блокнотик, в котором негде писать,
   Кругом адреса, адреса, адреса.
   Билетик в плацкарт, театральный билет,
   Лишь карточки друга в сумочке нет.
  
  
   ***
   Вике Балобановой
   Смеюсь с тобой. И ты так рада мне
   А между тем, ты -- фея в это лето.
   На пятачке земли в твоем окне,
   Я вижу -- будто не свою планету.
   Как иллюстрация, недвижен, льется дождь:
   Однообразно, холодно и тихо.
   А с грядок -- что ж ты с них теперь возьмешь! --
   Носы клубнички задирают лихо.
   В пригоршнях
   грядки держат чернозем,
   И север, и забыто всеми место.
   И мы смеемся запросто вдвоем:
   Я -- Восхищенная тобой, и ты -- Невеста.
  
  
   ***
   Наташе Кисленко
   Когда танцуют красивые люди --
   Так плавно и мягко взлетают их руки,
   Так чувственны губы, упруги прыжки
   И взгляды так долги и глубоки!
   И падают звезды, и дышит река,
   И хочется жить, но не вечно -- пока.
  
   ***
   Игорю Николаеву
   Если жизнь повернется ко мне спиной,
   Если станет мне горько и холодно,
   Я приду, чтобы вновь "попиликать" с тобой,
   Ты не скажешь, что это не модно.
   Пусть любовь -- это древний и глупый закон,
   Пусть ты вовсе ему не подвержен.
   Ну и что ж? За окном будет птиц перезвон,
   И на клумбах -- подснежники нежные.
   Ты меня не прогонишь -- наоборот,
   Ты посадишь в передний угол.
   И про жизни суровый круговорот
   Мы тихонько шептаться будем.
   А потом я уйду, как всегда ухожу,
   Попрощаемся, будто до завтра.
   И опять я пчелой по зиме улечу.
   Ну а ты, словно бабочка... в марте.
  
   ***
  
   Подружка, да я ли не помню!
   Ведь ты же дрожала, как лист,
   Когда вы впервые в вагоне,
   Знакомясь, за руки взялись.
   Твои голубые пятнадцать
   Велели глаза отвести,
   Предчувствие робкое счастья --
   Цветам в волосах расцвести.
   Я помню, как ты мне сказала,
   Что как бы он не был любим,
   Ты будешь горда, и я знаю,
   Ты принципам служишь своим.
   Осталась ты доброй, простою,
   Как прежде -- мила и чиста.
   На желтом диване со мною
   Ты плачешь сейчас неспроста.
   Тебе надоело? Ну что же,
   Такое бывает у всех,
   И скорбь мировая тревожит,
   И бьет равнодушный смех...
   Но только... В слезах ты бредишь,
   Любовь не моли отпустить!
   Ведь завтра, о, милая леди,
   Ты счастлива будешь простить...
  
   ***
   Андрею Медведеву
   О, как пусто в душе!
   Словно море кругом,
   Словно штиль, берега бытие не создало,
   В лодке полно уже
   Сорок лье подо мной
   И надежды на взгляд не осталось.
   Только небо меня
   Отвлекло на момент,
   И от взгляда растаяла туча.
   И забыла земля,
   Что ее как бы нет,
   И почудилось -- стала я лучше...
  
  
   Кронштадт
  
   ***
  
   У меня появился друг.
   Он выносливый, сильный, красивый...
   По Кронштадту мы делаем круг,
   0x08 graphic
Навещаем и берег залива.
  
   Если промах заметит он мой,
   Будет мне и досадно, и больно.
   Но довольна я дружбой такой
   И обиды сношу я спокойно.
  
   "Неужели и гордости нет?
   Что-то странная сила у дружбы..."
   Но мой друг -- велосипед.
   И скорее не я -- он мне служит.
  
   ***
  
   Залив изрезан полосами,
   Как будто в нем засеян рис,
   Паромы режут снег носами,
   Пронзает плащ весенний бриз.
   Под ватной тучей, ночь вобравшей,
   Цветную спину разогнув,
   Уснула радуга уставшая,
   Рассыпав волосы в волну.
   Туман
  
   В окне -- как облако застыло,
   А ты сидишь сейчас один.
   Ты хочешь, чтоб иначе было,
   Но ты -- себе не господин.
   Туман. Красиво и тоскливо,
   Стою в тумане, как во сне,
   Глядит рябина сиротливо
   На то, что -- словно чудо -- мне.
   Забыт июль и май, а зиму
   Не хочется и вспоминать.
   Пускай я этот мир покину,
   Коль не решусь тебя позвать
   В туман -- гулять.
  
   Литературный вечер
  
   Я выхожу из тьмы,
   Я вижу прожекторов свет.
   Впервые встретились мы
   И этого "мы" уже нет.
   Я не боюсь ничего,
   Я ничего не хочу.
   Пою вам. Чего же еще?
   "Чего же боле?" -- шепчу.
   Послушайте, кто же поет?
   Во мне одиночества нет.
   И горе во мне не живет,
   Так кто же сложил куплет?
   Кто этот царь в голове?
   Бог ли, забытый ли шут?
   А может быть, голос планет?
   А может, там меня ждут...
  
  
   ***
  
   Иду Петровским парком от парома,
   0x08 graphic
Уже тепло, почти не грустно мне...
   Дорогу перешла, гордясь, ворона
   И ткнула клювом что-то на земле.
  
   Вот человек какой-то одиноко
   Вдали стоит, обняв столетний ствол,
   И голова лежит, он будто шепчет что-то,
   А я ушла -- не видела я, мол.
  
   Большой корабль с несуразной двойкой
   На сизо-сером цвета волн борту
   Бросает камешки-огни в геройскую
   Еще живущую в солярке мелкоту...
  
   Вот фонари зажглись среди молчания,
   (В нем каждый -- словно нота или такт!)
   Смотрю в черно воды, как будто в тайну...
   Еще момент -- и будет сделан шаг...
  
   ***
  
   Хромосомами, с кленов упавшими
   Запорошен остриженный парк,
   Я иду, не гуляя, а так,
   Чтоб разделаться с мыслями вашими.
   Я лечу, лишь мелькает сирень,
   Мимо свечи держащих каштанов,
   Обхожу фонари, капитанов,
   И хочу лишь не встретить друзей.
   Мне противно, что взгляд перехваченный
   Выражает мне сальный восторг,
   Я мечтаю закрыть на замок
   Свой рассудок, смятеньем охваченный.
  
   ***
  
   0x08 graphic
В паутине солнечной
   Небо слабо бьется.
   В Летнем парке мрак дневной,
   Затаившись, вьется.
   В паутине из ветвей
   Солнце бьется слабо,
   Погибает муравей
   В луже лимонада...
  
   Потери
  
   ***
  
   Есть Мама, Папа, Брат и Он,
   Друзья, подруги, писем стол,
   Есть Бог. И книги тоже есть.
   Но нет земли, где мне осесть...
  
   Дуэль
  
   Глаза закрыты, спущены курки
   Все кончено и больше не вернется.
   Мы тоже этой жизни кулики,
   Но восхвалению она не поддается.
   И мы молчим, лишь капает слеза
   С разбитого падением стакана.
   И за окошком стонет бирюза
   Свидетельством потери и обмана.
   А песня догорает на полу
   И не дописанной останется тетрадка...
   И думаешь -- как хорошо сейчас ему
   И как же без него теперь не сладко.
  
   ***
   В. Цою
   Ты не будешь забыт. Никогда. Никогда.
   Тихо свечи текут на шершавый асфальт,
   Тихо вянут цветы под раскрытым зонтом,
   Их меняют мальчишки, которым здесь -- дом.
   И на спичечках-ножках девчонка стоит
   (Необъятной ветровке от ветра не скрыть)
   Потихоньку играет магнитофон,
   Твоим голосом "Верь мне" внушает ей он.
  
   ***
   А это -- тебе
   Ты не будешь забыт.
   Никогда. Никогда.
   Словно зиму прожить --
   Мне не видеть тебя
   Как на солнце смотреть --
   Вспоминать о тебе,
   О тебе тосковать мне --
   Как жить на звезде.
   Ты молчишь. Это правильно. Надобно так.
   Да и я не приеду, забросив дела.
   ...А в ладони дождинка опять умерла...
   Чтоб никто не заметил -- сжимаю кулак.
  
   Светлане
  
   Отпустила от груди младенца,
   И погибла, где и не ждала.
   И сейчас еще сжимает сердце,
   Если вспомню, как ты жизнь прошла.
  
   Я не верю в ту, что хоронили -
   Притворилась лишь она тобой:
   Каждый раз, как дом твой проходили,
   Ручку двери трогала рукой.
  
   Этого никак понять не в силах:
   Как такие светлые, как ты
   Вдруг лежат в ухоженных могилах,
   И зачем им мертвые цветы!
  
   Твой младенец - он уже мужчина,
   Да и я уже не так юна.
   Все же ты такая молодчина:
   Как тогда, ты в памяти светла...
  
   ***
   Вадиму Пешкову
   Мне снятся белые мухи в ночи,
   Их мерный полет из высот неземного
   К земной тишине. И кричи -- не кричи,
   Ты их не спасешь от горячего слова,
  
   От шины машинной, от черной ступни,
   И их изуродуют, переломают...
   Вот -- гибнут во мгле без упрека они,
   Я их не спасла -- и во сне просыпаюсь.
  
  
   Бабушкин секрет
   Лидии Васильевне Игумновой
  
   Мне Бабушка когда-то говорила,
   Что в Рождество, оставив рай-уют
   С прекраснейшими звуков переливами
   Над всей планетой ангелы поют.
   Что если чист душой и сердцем непорочен
   Ту ночь выходит слушать человек --
   Услышит музыку. Нет мочи,
   Чтоб не поверить в бабушкин секрет.
   И в ночь на Рождество, аж с горлом пересохшим
   Я выхожу во двор и чувствую себя оглохшей
   Оттого, что мне понятно все, но не уполномочен
   Мой слух мне донести тех звуков волшебство!
   И только сердце прыгает тревожно,
   И хочется ему умчаться в бездну звезд...
   Оно б давно умчалось (было б можно),
   Но кто бы до меня блаженство рифм донес?
   Да! Я не слышу арф мелодии безгрешных
   В рождественскую ночь, но их ли в том вина?
   А может быть от них в мученьях бесконечных
   Рождаются стихи -- как тени Божества?
  
  
   ***
   Александру Радько
  
   Кровь воспаленная носится в жилах,
   Мозг говорит, что конец не далек.
   Возле постели шепоты милых,
   Но понимаю -- уже одинок.
  
   Плачут и молятся, любят и верят,
   Ищут спасения жизни моей.
   Годы в победах прошли и потерях --
   Так ли уж важно, что будет теперь?
  
   Жизнь промелькнула, как конь черногривый,
   Конь был силен, а цветы хороши.
   Степь содрогалась от мысли: "Красивый!"
   И простиралась под ним от души.
  
   Солнце вставало туманно и красно,
   И золотило стальные бока.
   Жить было стильно, желанно, прекрасно,
   Смерть невозможна была, далека.
  
   Что же теперь? Молодой и горячий,
   Я остаюсь -- так же молод, горяч.
   Бог призывает. Ну что же, удачи,
   Тем, кто остался, сотни удач!
  
   Я ухожу, но не сломлен, запомнен,
   Яркой звездой среди ясного дня.
   В светлой печали головы склонят,
   Те, кто остались после меня.
  
   Поэзия
  
   Про стихи
  
   Я сначала -- шучу или злюсь,
   А потом -- улыбаюсь блаженно.
   "Написалось" -- шепчу оглашенно.
   И боюсь.
  
   ***
  
   Как хочется писать
   веселые стихи!
   Резвиться, восклицать
   про красоту ольхи,
   Про щебет воробьев,
   про шелест камыша,
   Про юной музы зов
   и рай у шалаша.
   Врезаться в жизни сеть
   и в розах утопать
   И, наконец, суметь
   не тосковать.
  
   ***
  
   Говорила, что бездарна --
   И лгала,
   Что не буду ткать стихами --
   И ткала.
   Снисходить до слез не стану --
   Снизошла.
   Что моих стихов не станет --
   И прочла.
  
   Вдохновенье
  
   Все было буднично: вошел усатый лектор,
   Неловко буркнул "здрасте" и вздохнул,
   Украдкой хмыкнул у стены директор,
   Класс выразительно и пристально зевнул.
  
   А он печально разложил бумаги,
   И скучно стал читать, как пономарь...
   Вдруг муза прискакала в колымаге
   И увезла в грохочущий январь...
  
   ***
  
   Да, признаю, я все-таки поэт.
   Но это помогает мне не сильно.
   Я знаю, любишь ты меня иль нет,
   Но разлюбить тебя бессильна.
  
   Обидеться бы страшно на тебя.
   И доказать тебе, как я прекрасна.
   Но не могу и этого. Глупя,
   Я продолжаю быть несчастной...
  
   Меня язвит убийственная боль,
   Которую они зовут страданьем,
   Но вот стихи мои, взглянуть изволь:
   Они со мной опять, мои создания!
  
   Мне не помогут детища мои,
   Но станет на душе чуть-чуть светлее.
   А завтра снова будет жаль любви,
   И снова чистый лист стихом согрею.
  
   Но это ничего, наступит день и час.
   Я выкарабкаюсь, вылечу из плена.
   Я научусь дышать без леденящих глаз,
   И не дождешься ты поэта на коленях!
  
   ***
  
   Ты знаешь, тоска -- это чувство-загадка,
   Хотя я пытаюсь ее разгадать,
   Приходит она, и то горько, то сладко,
   То тошно, то гадко, то... ну, не понять.
   Тоскую, бывает, и вижу -- все просто:
Отчаянье было, но вскоре прошло,
   Иль долго друзей не видала и остро
   Мне их не хватает. Но что это, что?
   Что все же тоска? Кто придумал загадку?
   Зачем бы разгадывать было ее?
   И снова -- то горько, то славно, то гадко,
   Но что же тоска? Как мираж -- ничего!
  
   ***
   0x08 graphic
   Как жаль, я художником с детства не стала
   И композитором не рождена,
   Я б весь этот мир как есть описала,
А так вот -- сижу и молчу у окна.
   И вижу, и слышу, и чувствую даже,
   Но слово со словом -- как звезды -- блестят,
   Но их не добыть ни покупкой, ни кражей,
   Мне их не достать и руками не взять.
   Слова как листва -- что-то шепчет устало,
   Но их не поймешь, а листок оторвешь --
   Он блекнет, молчит, как ни в чем ни бывало,
   И тяжко вздохнешь, снова смотришь и ждешь...
   Слова, как автобус -- приехал и снова
   Глазком подмигнул и свернул на вокзал...
   Ау, Ариэль, где же слово, где слово?
   Ко мне на перо ты чуть-чуть запоздал.
  
   ***
  
   Поймешь ли ты тоску поэта,
   Когда он ходит, одинок?
   На нем улыбочка надета,
   А он, как птица, изнемог.
  
   Устал, он хочет в ирреальность,
   Мирской уют ему претит.
   Поэта в индивидуальность,
   Как в спину, пнуть не запретить.
  
   Но нет, поэта не жалейте!
   Завидной долей он живет:
   Он за другого отболеет,
   А за кого-то и умрет.
  
   Не может быть любви без грусти,
   А без томленья -- дрянь стихи...
   Простые смертные, отпустим
   Его несхожести грехи.
  
   ***
   Поймешь ли ты тоску поэта,
   Когда он ходит, одинок?
   На нем улыбочка надета,
   А он, как птица, изнемог.
   Устал, он хочет в ирреальность,
   Мирской уют ему претит.
   Поэта в индивидуальность,
   Как в спину, ткнуть не запретить.
   А он взглянет -- разует душу,
   Чтоб башмаки ее отдать.
   А ты, толкнувший, сядешь в лужу,
   Чтоб деловито примерять.
  
  
   Детские стихи
  
   ***
   Маленькая тополя пушинка
   Тихо на ладонь мою летит,
   Как чудная летняя снежинка
   В белом танце медленно кружит.
  
   Баловнице подаю я руку,
   Но с руки уносит ветерок
   Ту пушинку. Бережно подругу
   Держит юный балерун -- денек.
  
   ***
  
   Был чист рассвет, светла заря,
   Земля тепло утра встречала
   И рыбаки сидели зря,
   Скучая тихо у причала.
  
   И не случалось ничего,
   Как каждый день на этом месте,
   А просто в море рассвело
   И на земле -- от этой вести.
  
   Южная гроза
  
   Две недели на дворе была жара,
   Две недели по двору гуляло солнце.
   И пора б дождю, совсем уже пора
   Тучи вычерпать бы все зараз до донца.
   Загремело, засверкало -- вот финал!
   Гром и молния!
   И ливень долгожданный:
   Каждый кустик, каждый листик ожидал
   Вас, пажей грозы, такой желанной!
   Гром и молния!
   И озарен балкон.
   Гром и молния!
   Прохлада лижет лица,
   Виноград затеял перезвон,
   И орех у окон серебрится.
   Ластится акация к дождю,
   Озаряются неоном ивы кисти...
   Гром и молния!
   У неба на виду
   От восторга плачут, плачут листья...
  
  
   ***
  
   Не люблю я дарить стихи,
   Я сама их всегда хочу.
   Эти строчки, словно штрихи
   От портрета, который пишу.
   От себя оторву, подарю,
   А наутро, босая, взберусь
   На большой подоконник, смотрю,
   Как стихами раскинулась Русь.
   А потом я корявлю перо,
   Я ищу свой потерянный стих.
   И тогда я -- несчастный Пьеро,
   И мой голос смиренен и тих.
   Только все же -- стихи -- это я.
   И дарю их опять и опять.
   Потому что ведь, кроме себя
   Ничего не имеем, друзья.
  
   ***
  
   Руки покрыты морщинами
   С тыльной их стороны.
   Тысячелетий причинами
   Все мы отягощены.
   Молнии бьют в наши локти,
   Когда мы в ладоши бьем,
   И притаился под боком
   Рыцарь с железным копьем.
   (Мы б его теми локтями,
   Если бы были в толпе!)
   Тянутся к сердцу когтями
   Мысли в чужой голове.
   Охая, Гея рожает
   Хлеб для кавказских солдат.
   И негритят расставляет
   На кладбище Адвокат.
  
   ***
  
   Мы ждали поезда, а я смотрела в небо,
   На нем как будто спали облака.
   И ни движения -- ни вправо и ни влево,
   И вдруг одно задвигалось слегка.
  
   И как-то вдруг, безумное, помчалось,
   И вскоре скрылось, убежало вдаль,
   А облака между собой шептались:
   "Зачем? Висело бы!" Не поняли... а жаль...
  
   Школьники
  
   Так случилось, что я обещала -- приду.
   И конечно пришла (обещала!)
   Только то ли счастье, то ли беду,
   Я на сердце себе накликала.
  
   Я пыталась сокрыть беды-счастья в глазах,
   Но когда ты взял мою руку
   И смутился, как мальчик, забилось в сердцах:
   Два за выдержку, пять за науку.
  
   Ведь науку любви каждый знает на ноль,
   Но оценку экзамен поставит:
   Два тому, у кого от учебы мозоль,
   Пять -- кто сердце счастливым представит.
  
   Я люблю. И уже этих слов не боюсь.
   Мне слова эти жизни дороже:
   Я экзаменом нашим с тобою горжусь,
   Ты мне вторишь: я тоже, я тоже.
  
   ***
   0x08 graphic
   Осенняя ночь, тишина фонарей,
   И робкий месяца лик.
   И, кажется мне, что из этих огней
   Весь мир этой ночи возник.
   Чуть слышатся всплески воды на фортах
   И говор редкий людей...
   И свет зажигается в окнах-глазах
   Сердцами далеких друзей.
  
   ***
  
   Разбежаться и прыгнуть
   И к небу прижаться
   И от жизни отвыкнуть
   Для мира пропасть.
  
   К туче сердцем припасть
   И со снегом смешаться,
   В смысл жизни проникнуть
   И стихи написать.
  
   ***
  
   Сугробы поздравительных открыток,
   Горошины набухших поздравлений.
   Дорога к сердцу вечности закрыта,
   И рыцари ее теряют перья.
   Кто виноват? Мы все на подозрении.
   Тот -- пуп земли, а этот -- заискрился,
   Тут ожили крыловские невесты,
   А здесь пришли за виноградом лисы,
   А он все зелен. Ласковые кисы
   На колобков замешивают тесто.
   И заяц с продырявленным мешочком
   Медведю сыплет яблочки без меры
   И хнычет всем про лапочку, про дочку...
   Начитанные маленькие Веры
   Тем временем вербуются в гетеры.
   И я, как будто ничего не знаю:
   Люблю, живу, дышу, читаю
   И поздравленья принимаю.
  
   ***
  
   Я тихо шагаю по городу -- сыро,
   Вижу не птиц, не снег --
   черные дыры,
   Черные ветви деревьев
   и серые ели,
   А там -- чье-то сердце,
   замерзшее возле туннеля.
   Там --
   оборванные афиши скрипят,
   Там...
   А впрочем, все видят то, что они хотят!
   Я сегодня гляжу сквозь кривое зеркало:
   Хочу попробовать, как вы --
   что я такого делаю?
   Почему вы можете видеть
   давку в автобусе,
   А вот ту девчонку,
   которая одна на глобусе?
   А если завтра она
   будет уже не одна?
   Почему вы скажете,
   что плохая она?
   А вот тот мальчишка,
   который бежит по траве вприпрыжку?
   Почему вы шумите --
   "не ходи по газонам"?
   Он --
   один такой счастливый
   в этом сезоне!
   Потому что сейчас он
   еще не знает,
   Что кривые стекла в глаза вставляют --
   бывает!
   Вот ему бы так же
   вприпрыжку умчаться
   В мир без стеклянных глаз
   и там остаться.
   Я боюсь за того мальчишку
   и не скрываю:
   Я не хочу, чтобы он --
   чужой, но родной -- стал Каем!
   Если бы он убежать мог,
   вместо того сердца
   У туннеля подснежник расцвел бы,
   Но в это -- не верьте!
   Мои глаза уже залились слезами:
   Я разобью кривую стекляшку --
   носите сами...
   А я хочу побыть хоть немного еще
   девчонкой!
   Но после этой стекляшки
   смеяться звонко
   Мне все труднее, труднее, труднее...
   Неужели вот так я -- взрослею?
   Но тогда лучше быть
   вечной девчонкой!
   От крика в душе
   звенят, как стекло, перепонки!
   И сейчас они лопнут, и детство мое погибнет...
   Боже! Как же легко без стекол...
   Но -- ничего не видно.
  
   Девчонка
  
   "А у тебя хороший друг!"
   Нет, не рассердишься ты вдруг.
   "Люблю всех больше... молоко".
   "Я тоже", -- скажешь ты легко.
   "На свет пришла, к тебе стремясь".
   Ты промолчишь... не удивясь.
  
   ***
  
   Из ахиллесовой пяты
   Решило сердце мое уйти:
   Во-первых, стыдно, что пята,
   А во-вторых, безопасность не та.
   Вернулось солнце из-за туч,
   Устроило в реках весенний путч,
   Во-первых, скучно за тучами,
   А во-вторых, славим лучше мы.
   И только детство не так ушло.
   Меня с собою оно не звало.
   И не во-первых, и не во-вторых --
   Пошло осчастливливать других.
  
   ***
  
   Сижу. Молчу. Мне холодно и нудно...
   Бермутит мысли.
   Качает жизнь-качель, не падать трудно...
   Щебечут птицы.
   И все же нужно жить. Еще успею
   Сложить оружье
   Или с оружием упасть сумею,
   Коль будет нужно.
   Качель. Сижу. И развевает ветер
   Мою одежду.
   И вот затих, а все же мир так светел --
   В нем есть надежда...
  
   ***
  
   Ваше право, Ваша честь,
   Можно бросить, можно съесть.
   Ваша радость, Ваша милость,
   Можно жизнью, можно силой.
   Ваше сердце, Ваша светлость,
   Можно в детство, можно в зрелость.
   Ваша совесть, ваш покой,
   Можно в прорезь, можно в бой...
  
   Сонет
  
   Сердце -- кратер небывалый,
   В нем всегда -- огонь и лава.
   Не кипеть вулкан не может,
   Не влюбляться сердце -- тоже.
  
   Я горю. Мне жарко очень,
   Ты так мил и непорочен,
   Ты мне очень--очень дорог,
   (А вулкан мой очень зорок!)
  
   Для тебя огня не жалко:
   Вспыхни! Тоже будет жарко...
   Вижу. Ты и так горишь...
   В лаве -- шумно, в сердце -- тишь...
  
   ***
  
   Гвоздики на моем столе
   Поодиночке гибнут красные.
   Одна -- с мороза (и в тепле),
   Другая -- от тоски, от страсти ли?
  
   Еще гвоздичка -- хитрецом
   Мертва дарующему продана,
   Еще -- случайно рукавом
   Задета, и головка свернута...
  
   Их было -- еле уместить
   В три вазы. Ласковых, внимательных...
   Пяти осталось доцвести --
   Счастливицам ли? -- обаятельным.
  
   Но этот эпизод и нежные гвоздики
   Мне современниц вдруг напомнил лики.
  
   ***
  
   Иду по городу одна,
   Темно на улицах пустых.
   Лишь свет из редкого окна
   Да шелест метел и листвы.
   Иду увидеть, рассмотреть,
   Как над рассветной тишиной
   Проснется розовый рассвет
   И как останется со мной...
  
   ***
  
   Однажды Крот пришел к Ежу
   И, выпив чашку чая,
   Поведать попросил ему:
   Как птицы ввысь взлетают?
   Еж по науке отвечал:
   Он пыжился. Старался.
   Крот ничего не понимал,
   И только улыбался!
   Ведь "техники летать" Кроту
   Совсем--совсем не надо!
   Слепому, не понять ему
   Полета птиц отраду!
   Но Крот готов земную ось,
   Как лунную дорогу
   Поставить, чтобы разнеслось:
   "Я вижу солнце! Боги!
   Земля красива, сносен свет,
   Ручей -- такой прозрачный...
   И мне, кроту, послал привет
   Во поле стебель злачный!"
  
   Ты слеп, несчастный добрый зверь,
   Но ты, в мечту влюбленный,
   Увидишь сверху мир, поверь,
   Мечтою окрыленный!
  
   ***
  
   0x08 graphic
На дереве заряночка сидела
   И песенку о чем-то пела звонко.
   Со стороны на ту пичужечку глядела
   Почти без интереса белая болонка.
  
   Зарянка о земле, где скрылось лето
   С тоскою пела чистой и глубокой.
   Болонка думала о жареных котлетах
   И о подушке мягкой и высокой...
  
   Пичужка счастлива была, как люди,
   Которые спокойствия не знают.
   Болонку эту жаль всегда мне будет,
   Как тех, кто счастья этого не понимают...
  
  
   Шуточки
   Утро дома
  
   Солнце и не думало подняться,
   Семь часов, и нам пора вставать.
   Чтобы детям легче просыпаться,
   Оглашаю песнями кровать.
  
   "Мама, петь нам песенку не надо", --
   Просит вежливо трехлетний сын.
   "Ты чего сегодня -- утру рада?"
   Старший сын! Спасибо, что спросил...
  
   "Снова кукареку", -- отвернувшись
   И под одеяло спрятав нос,
   Дочь пробормотала. Улыбнувшись,
   "Жить когда?" -- ей задаю вопрос.
  
   Зашумела утюгом и феном,
   И микроволновка -- "пик-пик-пик".
   Дети заливаются рефреном:
   Обреченно просят: "Прекрати".
  
   Села и задумалась: "Зараза!
   В нашем доме счастье и уют,
   Мама кукарекала три раза:
   Почему же дети не встают?"
  
   Слышу -- по горшочку зажурчало,
   А в портфель упал тяжелый том,
   Вот оно -- счастливое начало,
   Даже солнце встало молодцом!
  
   ***
  
   Большие иудейские глаза!
   Как я люблю завитые ресницы!
   Ты говоришь, что нам с тобой нельзя -
   Я веселюсь: комедия в двух лицах!
  
   Шучу о поцелуях на устах
   И из-под век бросаю взгляды томны,
   Флиртую не совесть, а на страх -
   Зачем? Ну, обожаю с детства скромных!
  
   А ты глядишь с обидою слегка,
   Душа твоя тепла, а сердце нежно:
   Как смею я шутить исподтишка
   И греть твои запретные надежды!
  
   ***
  
   Я пришла -- ты замерзал на лестнице,
   Мял в руках несвежие цветы.
   Обещали кануть в неизвестности,
   А теперь стоим, разинув рты.
   Выползла улыбка неуместная,
   Обвила лицо, как в страшном сне:
   Что во мне такого интересного?
   Почему ты вспомнил обо мне?
   Оседала гарь на сердце медленно.
   Холодно. И кончились дрова...
   Как любовь в ту ночь согрела бешено!
   И ушла. И в том была права.
  
   ***
  
   Ты застал меня врасплох -- добро,
   Будь со мною, чудо волосатое:
   Я иду помыть свое ведро --
   Красное и колесатое.
   Ты вчера смотрел на каблучки,
   И не смел помыслить о свидании,
   А сейчас ты трешь ее бочки --
   Старенькой машины, как предание.
   Ничего, что я с тобой шучу,
   Пусть влюбленность тихая распалась.
   Друга я, быть может, получу,
   Может, нет, но все же -- я старалась.
  
   Ветер
  
   Ах ты, гадкий, как ты дуешь крепко!
Будто ждал, что шубу я сниму,
   Вместо шапки нацеплю беретку
   Туфли, плащик и бегом -- к нему.
  
   Ах, насмешник, бьешь меня кустами,
   От ответа прячусь я за пирс,
   Ну и пусть! А счастье будет с нами:
   Целоваться станем -- отвернись!
  
   Ах ты, славный, подгоняешь в спину,
   Вот уже виднеется вдали!
   Боже мой, такую вот картину
   Только ветры выдумать могли!
  
  
  
  
   Оглавление
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Лариса Игумнова
   Лариса -- в переводе с греческого "чайка"
   Капитошка - мультфильм украинского режиссера Б.Храневича
   Мультсериал "Возвращение блудного попугая" снял режиссер Валентин Караваев
   Мелани, Эшли - одни из главных героев книги Маргарет Митчелл "Унесенные ветром"
   Образ пришел из книги Марка Твена "Принц и нищий"
   "Серебро Господа моего" -- композиция группы "Аквариум"
   Автора прошу отозваться
   Perro - Однако! (итал.) Заимствовано из серии Ералаша.
   "Го?рькая луна?" (англ. Bitter Moon) -- фильм 1992 года, снятый режиссёром Романом Полански. Одну из главных ролей в фильме исполнила его жена Эммануэль Сенье. Сценарий к фильму был написан на основе романа писателя Паскаля Брукнера.
  
   "Спартак" Рафаэлло Джованьоли -- книга, имеющая мало общего с фильмами, снятыми по ней. Валерия - одна из главных героинь романтической части книги.
   В течение нескольких лет на могиле Виктора Цоя практически жили дети. Образ девочки на его могиле более чем реален, так же как и зонт и кассетный магнитофон, поющий "Верь мне", на его могиле.
   В кронштадтских домах сталинской постройки попадались стены шириной около метра, и на каменный подоконник можно было усесться даже вдвоем.
   Адвокат - один из героев книги Агаты Кристи "Десять негритят"
   Фильм "Маленькая Вера", режиссер В. Пичул
  
  
  
  
  
  
  
  
  

-- 67 --

  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"