Linnea: другие произведения.

Серебряный Ангел и Золотой Призрак

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.40*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Похищение. Новая неожиданная жизнь. Смертоносные навыки. Перевоспитание.
    Комментарий: Игнор 6-7 книг. ООС персонажей. Герои меняются очень сильно. Несколько новых персонажей, но они несут второстепенную роль.
    Автор фанфика: Linnea
    Бета/гамма: Алена/Margo555
    Пейринг:ГП/ДМ/РЛ
    Размер: макси || Глав: 45 + Эпилог
    Отказ: Герои принадлежат мадам Роулинг, мне только фантазия
    Ссылка на фик: тык
    Статус: ЗАКОНЧЕН


   Серебряный Ангел и Золотой Призрак
   Автор: Linnea
   Бета/гамма: Алена/Margo555
   Пейринг: ГП/ДМ/РЛ
   Рейтинг: NC-17
   Категория фика: Слеш
   Размер: Макси
   Статус: Закончен
   Отказ: Герои принадлежат мадам Роулинг, мне только фантазия
   Аннотация: Похищение. Новая неожиданная жизнь. Смертоносные навыки. Перевоспитание.
   Предупреждение: Игнор 6-7 книг. ООС персонажей. Герои меняются очень сильно. Несколько новых персонажей, но они несут второстепенную роль.

Глава 1. Я должен уйти.

   Прости за то, что я родился,
   за то, что жил, за то, что был.
   Прости, что потерял я веру в дружбу,
   в счастье.
   Их больше нет,
   во мне осталась только боль.
   Прости меня за трусость, за побег...
   Прости... Прости... Прости...
   Две недели. Прошло две недели после боя в министерстве. Того самого боя, когда погиб единственный близкий ему человек - Сириус Блек. Да, у него были друзья, были знакомые, даже родственники, но все они были не тем, чего желало его сердце. Последняя мечта была разрушена.
   Пятнадцатилетний юноша сидел, скрючившись, на подоконнике, и невидящим взглядом смотрел в окно. Две недели кошмаров. Каждую ночь одно и тоже. Он уже свыкся с тем, что каждую ночь видит смерть Сириуса и сам умирает вместе с ним. Действительность оказалась страшнее, чем он мог даже подумать. Но он уже привык. Привык видеть эти сны, он перестал кричать. Просто просыпался с полными слез глазами.
   Когда-то он шел в магический мир с широко раскрытыми глазами, надеясь на то, что теперь все будет хорошо. Только вот с каждым годом становились все хуже и хуже. Никто не заметил, что он сломался. Смерть Седрика и возрождение убийцы родителей сломало что-то внутри. Появилась пустота, которая за последний год выросла до неимоверных размеров, сметая все на своем пути, загоняя чувства за бетонные стены.
   Гарри спрыгнул с подоконника, подошел к столу, вытащил несколько пергаментов и начал писать. Писем было много. Только каждое состояло всего из одного слова. Свернув письма, он прикрепил их к лапке Хедвиг.
   - Лети, моя хорошая. Разнеси эти письма. Я знаю, их много. Но ведь ты разнесешь? Потом останься у Рона. Он о тебе позаботиться. Не возвращайся сюда. И не ищи меня, пожалуйста, - Гарри погладил свою любимицу по голове. Та что-то проухала в ответ. Сова почувствовала, что происходит что-то плохое. Гарри открыл окно, выпуская Хедвиг. Та посмотрела на юношу долгим взглядом. По щеке юноши бежала одинокая слеза. Он проводил грустным взглядом питомицу и со вздохом закрыл окно.
   Сколько же всего произошло в его жизни, столько событий, которых хватило бы одному, а может даже и нескольким людям на всю жизнь. Смерть родителей, унижения от родственников, письмо из Хогвартса, знакомство с магическим миром, потом полные приключений, как он сначала считал, пять лет учебы. С каждым проведенным годом в Хогвартсе Гарри терял одно из своих чувств: наивность, вера, доверие, радость, счастье. Их у него больше не было. Не было злости, ненависти, ярости. Он был больше на них не способен. Осталась только боль - в голове, в сердце, во всем теле. Она не позволяла двигаться, думать, действовать. Она топила его, он задыхался в ее волнах.
   Гарри перевел взгляд от окна, оглядел комнату. Глаза остановились на школьном сундуке, печальная улыбка появилась на губах. Гарри подошел к сундуку, на секунду замер, затем решительно открыл его. Пробежав глазами по содержимому, он достал три вещи: свою палочку, мантию-невидимку и альбом. Он сел на кровать и открыл альбом. На каждой фотографии он надолго задерживал взгляд, словно пытался впитать в себя изображение, вбить его в свой мозг. Гарри медленно листал альбом: вот его мама и папа, а здесь они же с Сириусом и Ремусом, а еще здесь Питер. Разглядывая фотографии с Питером, он не чувствовал ненависти. Гарри смотрел на такие родные, но такие незнакомые лица. Они появились в его жизни, чтобы исчезнуть навсегда. Так много фотографий, но нет воспоминаний. Просто осколки жизни, больше ничего.
   Наконец, Гарри закрыл альбом, бережно провел по обложке. Аккуратно свернув мантию-невидимку и положив ее поверх альбома, Гарри поднялся с кровати, окинул взглядом убогую обстановку комнаты, в которой проводил летние месяцы последние пять лет и, захватив альбом, мантию и палочку, вышел из комнаты. Прислушавшись, он уловил звуки разговора на первом этаже. Медленно остановился на пороге гостиной, входить ему не хотелось. Он молча стоял и смотрел на своих родственников.
   - Что ты здесь делаешь, мальчишка? - побагровел Вернон Дурсль. - Тебе сказали сидеть в своей комнате и не выходить из нее.
   - Я хотел попросить у вас прощения, = тихо произнес Гарри.
   - ЧТО?! - мистер Дурсль подскочил в кресле. Кулаки сжались. "Да мальчишка издевается!"
   - Простите, - смотря в пол, произнес Гарри снова.
   - За что? - недоуменно глядя на племянника, спросила петуния Дурсль.
   - За то, что родился. За то, что выжил, когда убили моих родителей. За то, что четырнадцать лет назад оказался на пороге вашего дома. За то, что мешал вам жить так, как вы хотели. За то, что никак не умру.
   Дурсли в шоке смотрели на юношу. У Вернона Дурсля пропал дар речи. Даже со своими низкими умственными способностями Дадли прекрасно осознал, что происходит что-то неординарное. Петуния с ужасом слушала безжизненный, лишенный каких-либо эмоций голос Гарри. Дадли переводил недоуменный взгляд с матери на отца, с отца на кузена.
   - Мальчик, о чем ты? - петуния никак не могла подобрать слов.
   - Простите меня, - голос был все также тих и безжизнен. Петуния тряхнула головой.
   - Мальчик?
   - Я только хотел вам сказать, что в банке на соседней улице на ваше имя открыть счет на миллион фунтов. Каждый месяц он будет пополняться на 35000 фунтов.
   - ЧТО?! ТЫ С УМА СОШЕЛ?! - Вернон смотрел на юношу как на сумасшедшего.
   - мне родители оставили состояние. Оно очень большое. Я очень богатый человек. Я могу себе позволить такое, - тихо произнес Гарри.
   - У тебя столько денег? - Вернон никак не мог переварить полученную информацию. - И ты не говорил?
   - Я узнал об этом только вчера, - Гарри отстраненно посмотрел на дядю. Тот вздрогнул. "Что с ним?"
   - Это когда я отвез тебя в Лондон? - Вернон с трудом приходил в себя. Петуния и Дадли пребывали в состоянии прострации.
   - Да, - прозвучало в ответ.
   "Ретроспектива"
   Гарри всю ночь просидел на подоконники. Нахлынули воспоминания. Перед глазами за эту ночь прошла вся его жизнь. Человек, которым он восхищался, считал его только тем, кто должен убить Волдеморта. От него все скрывали. И даже теперь ничего не изменилось. Он долго думал, решал, вспоминал и, наконец, принял решение.
   В девять утра его как всегда позвали на завтрак. Он спустился и нехотя поковырялся в тарелке. Есть совсем не хотелось. Но сейчас ему нужно было попросить дядю об одолжении. Поэтому он с трудом запихнул в себя скудный завтрак. Родственники вели себя сносно, просто старались его игнорировать. Разговор с Грозным глазом Грюмом подействовал.
   - Дядя Вернон? - обратился к мистеру Дурслю Гарри.
   - ЧТО?
   - Не могли бы вы по дороге на работу забросить меня в Лондон? - Гарри был предельно вежлив.
   - Это еще зачем? - подозрительно уставился на него Вернон Дурсль.
   - Мне нужно сходить в Ко..., - Гарри оборвал себя на полуслове. Вернон пылал гневом, еле сдерживая себя.
   - Я уезжаю через десять минут. ЖДАТЬ НЕ БУДУ! - Злость все-таки прорвалась наружу. Но после разговора на вокзале он не хотел неприятностей с этими. Нужно мальчишке в Лондон? Ну что ж, он его отвезет. В конце концов, с него не убудет. - Я не собираюсь тебя там ждать или потом искать, чтобы привезти обратно.
   - Я вернусь сам, дядя, - тихо произнес Гарри. Поведение мальчишки озадачивало Вернона. Слишком неправильно он себя вел. В глазах у него горел вызов, хотя он и выполнял все, что ему приказывали. Но сейчас этого вызова не было, было только равнодушие, и все.
   Через час Вернон высадил мальчишку у какого-то странного бара и уехал. Гарри зашел в "Дырявый котел", и, не поднимая головы, прошел через зал к черному ходу. Оказавшись в тупике, он постучал палочкой по нужному кирпичу и прошел в Косой переулок. Здесь его интересовал только банк.
   Зайдя в банк, Гарри направился к одному из свободных менеджеров.
   - Простите, с кем я могу поговорить о моем наследстве?
   Хмм, - гоблин поднял голову от документов и пристально осмотрел юношу. - Одну минуту, мистер Поттер. Присядьте.
   Гарри сел на предложенный стул. Гоблин нажал какую-то кнопку, а потом стал рассматривать необычного клиента. "Как герой магического мира может выглядеть так? Одежда ему явно велика, волосы растрепаны, ужасные очки. Неужели никому не пришло в голову одеть его по-человечески?"
   - Мистер Поттер, - раздался голос за спиной Гарри. Юноша медленно обернулся. Перед ним стоял гоблин. - Следуйте за мной.
   Гарри поднялся со стула и последовал за провожатым. Они прошли по длинному коридору, поднялись на два этажа вверх и остановились перед массивными дверями. Гоблин постучал, открыл дверь и сделал приглашающий жест. Гарри вошел в кабинет. За огромным столом сидел представительный гоблин. Как только Гарри вошел, он встал и поприветствовал юношу.
   - мистер Поттер, я рад, наконец-то, с вами встретиться. Удивлен, что мы до сих пор с вами не виделись. Меня зовут Рофтур. Я - управляющий делами рода Поттер.
   - Приятно познакомиться, - спокойно произнес Гарри. Никакой эмоциональной подоплеки в словах не было. Гоблин с первой секунды понял, в каком состоянии находится его клиент. Юноша загнал все свои чувства так глубоко, что перестал их проявлять. На поверхности остались только боль и страдание. Нет, он видел, что мальчик не собирается умирать. Но его состояние вызывало тревогу. "Куда они все смотрят? Неужели не видят, как ему плохо?" - думал гоблин, рассматривая юношу, потом пренебрежительно подумал обо всех, кто должен был бы помогать ребенку. - "Люди!"
   - Мистер Поттер... Ох, простите, лорд Поттер, - гоблин замолк, уловив еле заметное удивление в глазах мальчика. Оно было настолько ничтожным, что казалось иллюзией. На лице же был написан только вежливый вопрос. "Что же они с тобой сделали, ребенок?" - Вы не знали, что носите титул лорда?
   - Нет.
   - Но как? - удивлению Рофтура не было предела. - Титул перешел к вам в одиннадцать лет. Я совершенно уверен, что мы известили вашего магического опекуна.
   - У меня есть магический опекун?
   - Ох, Мерлин! - Рофтур в шоке опустился в кресло.
   - Кто это?
   - Профессор Дамблдор, - ответил гоблин, все еще пребывая в шоке.
   - Понятно, - никаких эмоций в голосе, но глазах появилось что-то неуловимое.
   - Я точно знаю, что мы уведомили.
   - Я вам верю.
   - Но я тогда не понимаю, почему вы...
   - Думаю, профессор Дамблдор решил, что мне не нужно об этом знать.
   - ЧТО?
   - Профессор Дамблдор имеет мнение, что мне вообще ничего знать не надо, - что-то появилось в голосе. "Не все потеряно. Чувства не исчезли совсем. Бедный ребенок".
   - Лорд Поттер, вы знаете, каково ваше состояние? - гоблин уже еле сдерживался. Внутри все горело праведным гневом.
   - именно поэтому я и пришел сюда сегодня.
   - Хорошо. Тогда думаю, мы начнем, - Рофтур сел за стол. Повернулся к шкафу за спиной и открыл один из ящиков, вытащил увесистую книгу. - Значит, так. На сегодняшний день ваше состояние составляет сорок пять миллиардов галеонов. Ежемесячный доход составляет три тысячи галеонов.
   - Ежемесячный доход?
   - Да, это с ваших магазинов и фабрик. Есть еще несколько лабораторий. С них поступает доход раз в три месяца - он составляет две-три тысячи в квартал. Все работает гладко. Мы за этим следим.
   - Благодарю. Это мы с вами говорили о вашей наличности. Есть еще имущество: дома, книги, артефакты и тому подобное. Вот список. Можете ознакомиться.
   Гарри читал. Сколько же всего у него было. Он мог жить в любом из своих домов. Но нет, директору приспичило поступить по-своему. Где-то в глубине появилась злость. Злость на конкретного человека. Сколько же всего директор от него скрыл.
   - Я могу сделать некоторые вложения?
   - Конечно.
   - Я хотел бы открыть счет на моих опекунов - Петунию и Вернона Дурслей. В маггловском эквиваленте - 1 000 000 фунтов единоразовым платежом и ежемесячно 1000 галеонов в фунтах. Это возможно?
   - Никаких проблем. Сейчас оформим. Что-то еще?
   - Да. Дом в Лондоне, на Коверн-стрит, также перевести на их имя.
   - Будет сделано.
   - Еще. 100000 тысяч перевести на имя Ремуса Люпина. И 500 галеонов ежемесячно.
   - Без проблем.
   - Единоразово перевести семье Уизли 250 000 галеонов и установить 1000 галеонов ежемесячно.
   - Сейчас все оформим. Тем более это нисколько не уменьшит вашего состояния. Еще бы я посоветовал вам закрыть доступ к вашему состоянию для магического опекуна, - гоблин следил за реакцией юноши. Тот кивнул. Рофтур облегченно вздохнул.
   - Скажите, а можно сделать так, чтобы некоторое время никто не имел доступа к моему состоянию?
   - Да это возможно. Можно заморозить состояние для внешнего влияния. Все операции будут проходить. Счета обновляться, но никто не сможет вмешаться.
   - Тогда я хотел бы заморозить мое состояние.
   - Я позволю дать вам совет: заведите отдельный сейф, в котором была бы определенная сумма для ваших нужд.
   А заморозка состояния не повлияет на выплаты, о которых я говорил?
   - Нет. Сначала мы проведем все операции. А замораживание состояния проведем, скажем, через четыре дня.
   - Хорошо. Спасибо, что вы так скрупулезно ведете дела мои дела.
   - Я много лет служу вашей семье, лорд Гарольд, - поклонился Рофтур. Эмоции почти не улавливались в юноше, но они были. Это обрадовало гоблина. Он надеялся, что найдется человек, который сможет вернуть юноше свет жизни.
   "Конец ретроспективы"
   - На столе в моей комнате лежат документы на счет в банке, а также на дом в Лондоне, который я переписал на вас, - Гарри посмотрел на тетю. Дурсли уже не думали, что их можно еще чем-нибудь удивить, но мальчик это сделал.
   - Почему? - только и смог выговорить Вернон Дурсль.
   - Вы последнее, что у меня осталось. Как бы мы друг друга не ненавидели, вы мои родственники. Вам было трудно со мной. Я знаю. Я понимаю. Я хочу, чтобы вы были счастливы.
   Вернон тряхнул головой. Он совсем перестал что-либо понимать. Петуния сидела с открытым от шока ртом.
   - А ты?
   Гарри грустно улыбнулся и вошел в комнату, положил на стол перед родственниками альбом и мантию.
   - Я только прошу вас сохранить вот эти вещи. Это память о моих родителях. Спрячьте или заведите ячейку в банке, все равно. Только сохраните. Остальное можете выкинуть или сжечь.
   - А ты? - выдавила из себя Петуния.
   Гарри снова улыбнулся. Улыбка была горькой. Он достал палочку из заднего кармана брюк. Дурсли вздрогнули. Гарри повертел палочку в руках, а потом под ошеломленный вздох родственников переломил ее пополам. Появилось легкое свечение и на стол упало огненно-красное перо. Гарри положил две половинки когда-то своей палочки на стол рядом с пером.
   - Вот и все. Все оказалось так просто, - прошептал Гарри. Потом грустно посмотрел на Дурслей. - Прощайте.
   Он пошел к двери. Выйдя из дома, он обернулся, окинул дом взглядом.
   - Прощайте. Я думаю, мы больше не увидимся.
   По Тисовой улице шел юноша с растрепанными волосами, в круглых страшных очках, в одежде, которая была ему велика как минимум размеров на десять. Он брел, куда глаза глядят. Определенной цели у него не было. Он знал, что его скоро поймают, будут читать нотации. Он только надеялся, что Дурсли успеют переехать в новый дом. Он, действительно, желал им счастья. Они не виноваты, что так ненавидят магию. Их вины в этом нет. Он прости их, и дал им возможность жить так, как они хотят.
   А где-то в небесах Хедвиг несла письма с единственным словом "Прости" для друзей и ровесников и "Простите" для взрослых.
   Через два дня Гарри добрался до Лондона. Он ночевал на голой земле. Питался тем, что мог найти. За эти два дня он стал похож на побирушку. Сейчас он стоял рядом с какой-то забегаловкой.
   - Убирайся отсюда, здесь нищим не подают, - закричал хозяин. Гарри побрел дальше. Он не взял в банке денег, а палочку он сломал. Но он ни о чем не жалел. Двери в прошлое он закрыл. Странным казалось то, что его до сих пор никто не нашел - ни Орден, ни Пожиратели.
   - Вон, - закричала женщина, замахнувшись на Гарри. Он отскочил в сторону. Остановился, огляделся по сторонам и свернул в переулок. Хотелось спать. Это оказался тупик. Устроившись у стены, он уснул. И как всегда сны были полны кошмаров. Он всхлипывал во сне, вздрагивал. За ночь он замерз. Хотелось пить. Он побродил с утра рядом с переулком. Нашел брошенную бутылку с водой на донышке. Для него сейчас она оказалось самой ценной вещью на свете.
   Еще четыре дня он болтался бесцельно по городу. Внутри появилось удивление. Его так никто и не нашел. И искали ли? Еду он стал искать по помойкам у ресторанов и кафе. Никакой гордости не осталось, хотелось есть и пить. Вещи были грязными. Вчера он ночевал в каком-то очередном тупике, не найдя заброшенного здания. Ночью пошел дождь. Переодеться было не во что. Те крохи, которые он вчера съел, вызывали тошноту. Он был истощен. Не столько физически, сколько морально. Забравшись в какой-то очередной тупик, он привалился к стене, сил не было. Он потерял сознание от истощения. Он не почувствовал, как в тупик вошло два человека. Они долго разглядывали грязного, уставшего юношу. Наконец, один их них снял с себя черный плащ и, закутав в него юношу, поднял его на руку. Через десять минут юноша лежал на заднем сидении лимузина, который уносил его в неведомом направлении. Мужчинам удалось, наконец-то, застать юношу так, чтобы можно было его забрать. Они следили за ним три дня. И теперь он был у них

Глава 2. Предупреждение от Гарри Поттера

   Я больше не могу так жить.
   Мне хочется уйти, исчезнуть.
   Забыть о тех, кто врал мне,
   использовал меня.
   Прости...
   Я знаю, это трусость...
   Но я так больше не могу...
   Драко в недоумении стоял и смотрел на единственное слово, написанное на пергаменте. Он снова взглянул на конверт. "Драко Малфою от Гарри Поттера".
   - И что это значит? Что он хотел сказать этим "Прости":
   - Ты с кем разговариваешь, Драко: - раздался голос Люциуса Малфоя. Драко обернулся и посмотрел на отца.
   - Мне пришло письмо от Поттера.
   - И что же наш Золотой мальчик тебе написал?
   - Всего одно слово - Прости.
   Сова на подоконнике заволновалась и протянула лапку, глядя на Малфоя-старшего.
   - По-моему, у нее и для тебя письмо. Люциус подошел, просмотрев конверты. Он нашел адресованное ему. Отвязав его, он вскрыл конверт, где значилось: "Лорду Малфою от Гарри Поттера". Люциус хмыкнул. Развернул пергамент и непонимающе перевел взгляд на сына.
   - Что?
   - Простите.
   - Что, простите?
   - Написано тут - Простите.
   Драко выхватил письмо из рук отца. На пергаменте было всего одно слово.
   - И что это значит?
   - Понятия не имею. Никакого, - недоуменно произнес Люциус.
   Ремус сидел в кресле и бессмысленным взглядом смотрел на стену перед собой. У него в руках было письмо от Гарри с единственным словом "Простите". И столько в нем было боли, муки, слез.
   - Гарри, что с тобой случилось?
   Ремус встал с кресла и вышел из дома. Постояв на пороге дома некоторое время, он аппарировал в Лондон, к дому на Гриммуальд-плейс, 12, где располагался штаб Ордена Феникса, и в данный момент проживала семья Уизли.
   Гермиона не отрывала взгляда от единственного слова в письме - Прости.
   - Гарри, что случилось? Что у тебя такого случилось?
   Гермиона встала и подошла к окну. Ее душили слезы. Ее другу было плохо, очень плохо. Слезинка упала на пергамент и на нем стали появляться слова. Гермиона схватила пергамент и стала читать.
   "Я знаю, друг мой, что помочь захочешь,
   Но помощь ту, которая нужна,
   ты предложить не сможешь.
   Вернуть утраченное кто поможет?
   Никто. Ответа нет и я бегу.
   Я трус, но больше не могу.
   Мой друг, он врал мне, врал всегда.
   Не верь ему ни в чем и никогда.
   Он лишь использует людей...
   И ты меня прости,
   Я ухожу...
   Быть может, время приведет нас к встрече,
   А может, нет.
   Прости... Прости... Прости...
   Твой друг".
   Гермиона плакала. Гарри ушел. Куда? Зачем? Она услышала стук в дверь.
   - Гермиона, за тобой пришли, - прозвучал за дверью голос матери. Гермиона вытерла слезы и вышла. В гостиной стояли Грюм и Тонкс.
   - Гермиона, мы должны тебя забрать. Остальное время ты проведешь с семьей Уизли. С твоими родителями мы договорились. Собери вещи.
   Гермиона кивнула и пошла собираться. Через полчаса она уже была в доме на Гриммуальд-плейс. Дом был полон людей. У многих в руках были такие же пергаменты, как получила и она сама. Гермиона оглядела гостиную.
   - Гермиона иди наверх, все там, - услышала она обеспокоенный голос Молли Уизли. Девушка поднялась наверх. Около двери одной из комнат нона услышала голоса и, толкнув дверь, вошла. Здесь были Рон, Джинни, Фред и Джордж. Джинни плакала. Юноши были растеряны.
   - Гермиона, привет. Ты как здесь?
   - За мной пришли, - Гермиона посмотрела на ребят, и тут ее взгляд упал на пергаменты. - Вы тоже получили?
   - Тебе тоже такое пришло? - сквозь слезы спросила Джинни.
   - Да. Вы прочитали то, что скрыто?
   - В каком смысле? - насторожился Фред. Гермиона взяла стакан воды и немного налила на один из пергаментов. Сразу же стали проявляться слова. Все склонились над листом.
   "Не верьте тем, кто рядом с вами.
   Тут много лжи.
   Один из тех, кто фениксом владеет,
   Обман вокруг себя плодит.
   Не верьте.
   Будьте осторожны".
   - Хмм. И что это значит? - Джордж посмотрел на Гермиону.
   - Давайте посмотрим на остальные письма.
   Джинни намочила пальцы в воде и стряхнула капельки на свой пергамент. И снова появились слова.
   "Сестренкой я тебя считаю, младшей.
   Будь осторожно, я тебя прошу.
   Не верь ты всем, кто рядом, думай.
   Я так хочу, чтоб счастлива была ты.
   Мне плохо, я сейчас уйду,
   но все же я надеюсь,
   что встреча состоится наша"
   Рон намочил свой. Стихов не было, было просто письмо. Но какое...
   "Рон, друг мой!
   Мы с тобой прошли через многое за эти пять лет. Не думай, что я тебя в чем-то виню. Это не так. Я очень дорожу твоей дружбой. Твоей и Гермионы. Но никто из вас не увидел, как я сломался. Это случилось после четвертого года, когда умер Седрик. Я знаю, что не виноват в этом. Понял совсем недавно.
   Я много сделал за последние два дня. Меня, скорее всего, найдет или орден или пожиратели. Я ухожу из этого дома. Так что, либо мы скоро встретимся, любо ты услышишь о моей смерти от руки Волдеморта. Другого не надо.
   Рон, пожалуйста, не верь директору. Он врет. Поверь! Я знаю это точно. Присмотрись к нему внимательно. Ты все поймешь, я знаю. Ты импульсивен, но совсем не дурак.
   Рон, в письме твоему отцу тоже есть спрятанное послание и у профессора Люпина. Помоги им прочитать их без посторонних. Это важно.
   Гарри".
   - Хмрмх, - выдохнул Фред.
   - И...
   - Как...
   - Это...
   - Можно понимать, - закончили, наконец, вместе близнецы.
   - Гарри что-то узнал о директоре. Что-то плохое, - серьезно оглядела ребят Гермиона.
   - Я намерен этому поверить, - Джордж задумчиво посмотрел на дверь. - Надо позвать отца и профессора Люпина.
   - Я схожу, - произнес Рон и вышел из комнаты.
   - Что же такое узнал Гарри? - задумчиво произнесла Джинни. Ребята сидели молча. Каждый думал о своем. Минут через двадцать вернулся Рон в сопровождении отца и Люпина.
   - Рон, объясни, в чем дело: - Артур посмотрел на сына.
   - В письме Гарри есть одно дополнение, - вместо Рона ответила Гермиона. - Можно ваши письма?
   Артур Уизли нехотя протянул девушке письма. Та побрызгала на него. Проступил очередной текст. Артур взял письмо. Ремус проделал со своим письмом ту же манипуляцию. Оба погрузились в чтение довольно объемного текса. По мере чтения лица обоих вытягивались.
   - Что? - Фред с интересом смотрел на отца.
   - Гарри перевел на деньги и назначил ежемесячное содержание, - еле выдавил из себя Артур. - Ремус?!
   На Ремуса Люпина страшно было смотреть. Сначала он побледнел, но сейчас он был в ярости, причем в бешеной ярости. Ремус нарочито медленно встал и вышел из комнаты.
   - Что же такое было в его письме, что он стал таким? - Фред переглянулся с Джорджем.
   - Не выходите из комнаты. Хорошо? - и Артур вышел вслед из-за оборотнем.
   - Ремус, в чем дело? - Артур догнал Люпина на лестнице. Тот в ответ только покачал головой. Глаза пылали золотистым светом. Казалось, что сейчас Ремус перекинется без помощи полной луны. Они вошли в кабинет, где был собран орден.
   - Мальчишка всегда ведет себя так. Никогда не думает. Тупость прямо льется из него, - ядовито говорил Снейп.
   - Северус, не надо. Ы должны выяснить, что это значит. Что это за письма с "Простите". Я, Северус, Ремус и Артур сейчас Аппарируем на Тисовую и выясняем, что происходит. Заберем мальчика сюда, - произнес Дамблдор. Ремус со всей силы сжал кулаки. "Кого вы собираетесь забрать? Его уже нет там!" - со злостью подумал Ремус.
   Четверка стояла перед дверями дома номер 4 по тисовой улице. Дамблдор постучал. Дверь открыла петуния Дурсль. Она вздрогнула, но пропустила четверых магов в дом.
   В доме был форменный бардак. Везде стояли коробки, запакованные или открытые.
   - мы бы хотели видеть Гарри Поттера, мисси Дурсль, - вежливо произнес Дамблдор.
   - Его нет, - произнес мужской голос. На лестнице стоял Вернон Дурсль.
   - Где он?
   - Ушел, - последовал ответ.
   - Когда он вернется?
   - Думаю, никогда, - совершенно спокойно ответил Вернон.
   - Петуния, мы с вами договорились, что вы...
   - Он сам ушел, - выкрикнула Петуния. Затем развернулась и ушла в комнату.
   - Что все это значит? - Дамблдор строго смотрел на Вернона Дурсля.
   - Что именно? Куда делся мальчишка или почему здесь столько коробок? Где мальчишка не имею понятия. А коробки. Мы переезжаем.
   - Куда?
   - Не ваше дело.
   - Вот, - петуния вынесла коробку и передала ее Дамблдору. Тот открыл крышку и замер.
   - Мерлин мой! - выдохнул Артур. Люпин закрыл глаза. В коробке лежала сломанная палочка Гарри. Снейп стоял и смотрел на это с непроницаемым выражением на лице.
   - Кто сломал его палочку: - Дамблдора чуть удар не хватил.
   - Он сам, вчера при нас, - ответил Петуния.
   - ЧТО?! - Артур стоял как громом пораженный. Снейп не мог произнести ни слова. "Мальчишка сломал свою палочку? Сам?" Ремус был единственным из прибывших магов, кто не испытал потрясения в той степени, что и остальные. Гарри написал ему о своем желании сломать свою палочку. Но увидеть это собственными глазами было страшно. "Гарри, где ты? Малыш, только не делай глупости. Я все исправлю. Клянусь" - подумал оборотень.
   - Уходите. Вы узнали все. Что нужно. Мальчишка вчера попрощался и ушел. В том в чем был. Они чего не забрал.
   - ЧТО?!
   - Я сказал, что сказал, что мы ожжем выкинуть все его вещи или сжечь их.
   - Вы уже это сделали?
   - Да.
   - Мерлин великий! - выдохнул Артур, выйдя из дома.
   - Аппарируем в штаб.
   Через пятнадцать минут все уже были в курсе событий.
   - Нужно начать поиски, - произнес Дамблдор.
   - Но как он мог сломать палочку? - вскрикнула Тонкс. В комнате, подслушивающие разговор дети вздрогнули.
   - Похоже, все еще хуже, чем Гарри написал, - тихо произнес Рон.
   - Еще один способ привлечь к себе внимание, - брезгливо бросил Снейп.
   - ЗАТКНИ СВОЮ ПАСТЬ, СНЕЙП! - прорычал Люпин. Все, кто стоял рядом с ним, отшатнулись. Оборотень был в ярости.
   - Ремус, успокойся, - спокойно заговорил Дамблдор.
   - НЕ ЗАТЫКАЙТК МНЕ РОТ, ДИРЕКТОР! ЕСЛИ БЫ НЕ ВЫ С ВАШИМИ ИНТРИГАМИ, НИЧЕГО БЫ НЕ БЫЛО. ВЫ УНИЧТОЖИЛИ МАЛЬЧИКА. ИГРАЛИ С НИМ КАК КОТ С МЫШЬЮ. ОН НЕ ВЫДЕРЖАЛ ВСЕГО ЭТОГО.
   - Ох, наш Золотой мальчик впал в истерику, - съязвил Снейп. В следующую секунду мастер зелий отлетел в сторону и со всего размаху врезался в стену. Обмякнув, он кучей сполз на пол и потерял сознание.
   - Ремус?!
   - Я НИЧЕГО ОБЩЕГО НЕ ХОЧУ ИМЕТЬ С ВАМИ. Я ИДУ ИСКАТЬ ГАРРИ. ОДИН. И СДЕЛАЮ ВСЕ ВОЗМОЖНОЕ, ЧТОБЫ ВЫ БОЛЬШЕ НИКОГДА ЕГО НЕ УВИДЕЛИ. Я НЕ ХОЧУ ВАС БОЛЬШЕ ВИДЕТЬ. НИКОГДА, - Ремус вылетел из кабинета. Дом содрогнулся об яростного хлопка двери. Ремус ушел.
   - Мда, - прокомментировала событие Джинни.
   - Кажется...
   - профессор Люпин...
   - Знает...
   - Что нашел Гарри против директора, - закончили близнецы. - Мы возвращаемся в школу.
   - Что?! - Рон с изумлением уставился на братьев.
   - Мы возвращаемся в школу. Надо следить за этим бородатым чертом. Не зря Гарри нас предупредил. И профессор Люпин был в такой ярости...
   - Мда, - задумчиво покачала головой Гермиона. - Вот только где Гарри сам?
   - Хмм, - хмыкнули близнецы. Юноши и девушки переглянулись.
   Последующий месяц не принес никаких известий. От Снейпа все знали, что Гарри не попал к Пожирателям. За передвижениями Ремуса следили. Тот прочесывал Литтл-Уининг и окрестности со скрупулезностью какого-нибудь ученого. Но результатов не было.
   29 июля Люпин был в Косом переулке. Из книжного магазина вышел, как всегда надменный, Драко Малфой. А дальше, все происходило слишком быстро. На глазах огромной толпы, а также членов ордена, Ремуса и Люциуса Малфоя неизвестные в черных плащах с накинутыми на голову капюшонами похитили Драко Малфоя.
   А еще через две недели бесследно пропал Ремус Люпин.
   Поделиться413.05.2009 11:00
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 3. Первый шаг в новую жизнь.

   Используемые далее слова:
   Данаб - золото, золотой
   Асар - призрак
   Фиддах - серебро, серебряный
   Малик - ангел (Малик - (муж.) (араб.) Владыка.)Ма?лик (араб. ????? -- malik) -- арабский монархический титул. титул малик обычно переводят как "король". ????? мала?к. - ангел)
   Оташ - огонь
   Саид - господин, принц
   Хабиб, сейгули - любимый (Хабиб и Хабиба- (араб.) Любимый, друг.)
   Аридж - сладкий
   Зумурад - изумруд
   Джуман, даррах - жемчуг
   Ахтар - звезда
   Шайтан - черт, дьявол, сатана
   Джезказганы - тайный орден арабских магов, легенда.
   Герои:
   Гарри Поттер - Данаб, прозвище - Асар (Золотой призрак)
   Драко Малфой - Фиддах, прозвище - Малик (Серебряный ангел)
   Ремус Люпин - Оташ
   Шакур бен Даир - принц пустыни, племя пустынных воинов Бану-Мудар (Северная Аравия), маггл
   Махкал иль Карид - арабский маг, друг, защитник и правая рука Шакура бен Даира, глава рода Каридов, глава Джезказганов - таинственного ордена арабских магов, испокон веков служащих роду бен Даиров.
   Азрар - главный евнух гарема Шакура.
   Анвар - мать Шакура, маггла
   Амани - мать Махкала, из племени Джезказганов
   Алишер и Аббас - телохранители Шакура, магглы, воины пустыни
   Речь на арабском языке будет выделяться следующем знаком - / /
   Мысли - ""
   Обычная речь - -
   Гарри то выплывал из забытья, то снова в него впадал. Он хорошо помнил, что его знобило. Он забрался в какой-то тупик, а потом была темнота. Очередной раз, выплывая из забытья, он почувствовал, что его раздевают, поднимают и куда-то несут. Потом он почувствовал, что его опустили в теплую воду. Кто-то поддерживал его за спину. Разговаривали два человека на незнакомом языке. Это были мужчины. Потом его голову откинули. Один из мужчин стал мыть ему голову, мягко массируя кожу. Второй в это время водил рукой по его телу. Но сил сопротивляться у него не было. Потом его подняли над водой, и второй мужчина стал нежно намыливать его тело. Гарри словно существовал в другом измерении, никак не воспринимая происходящее. Его снова опустили в воду, смывая пену. Потом опять подняли, сверху полилась вода. Затем его завернули то ли в большое полотенце, то ли в простыню, и куда-то понесли. Его опустили на что-то мягкое, сняли простыню. Он почувствовал, как что-то стали наносит на его тело, мягкими движениями втирая в кожу. С ним обращались как с куклой, переворачивали, раздвигали ноги, поднимали руки над головой. Легкое беспокойство появились, когда руки прошлись сначала по члену, а через некоторое время, после того, как его повернули на живот, ему раздвинули ягодицы и стали втирать жидкость между ягодицами. Но он уже снова уплывал в беспамятство.
   /Красивый мальчик. Саид будет доволен. Не зря мы охотились за ним столько дней/
   /Аббас, этот мальчик для Саида. Нечего его так разглядывать/
   /Ах, Азрар, позволь мне полюбоваться этим сокровищем, пока Саид его еще не видел/, - усмехнулся Аббас. Мужчина с арабской внешностью, сильный и очень опасный, был одним из двух телохранителей принца Бану-Мудар Шакура бен Даира, на яхте которого они сейчас и находились. Аббас провел рукой по спине юноше и задержал руку на упругой попке, чуть погладил ее.
   /Аббас!/
   /Не беспокойся, никто не тронет твоего мальчика. Я забирал его для моего Саида, и не собираюсь портить такой подарок/, - усмехнулся Аббас.
   /Это радует. Мальчик, действительно, великолепен. Саид будет чрезмерно доволен/, - Азрар разглядывал лежащего перед ним юношу. Азрар был евнухом и следил за гаремом принца. Последнее время Саид был пресыщен своим гаремом, никто не мог его заинтересовать. В гареме было очень много женщин, но Азрар знал, что его принц предпочитает юношей. И сейчас он надеялся, что именно этот юноша вернет интерес принцу бен Даиру. Азрар всегда отправлялся в походы с принцем. Он знал вкусы принца лучше кого-либо, и всегда мог подобрать ему партнера на ночь. Но этот юноша займет совсем другое место в жизни его принца. Он не сомневался, что юноша станет звездой гарема.
   /О чем задумался, Азрар?/ - Аббас с интересом смотрел на евнуха.
   /Он будет ахтаром гарема Саида/
   /Нисколько в этом не сомневаюсь/
   Мужчины покинули каюту, оставляя юношу одного.
   В следующий раз, когда Гарри очнулся, он постарался понять, где находится. Ничего не приходило в голову. Он лежал голый на кровати... "Стоп. Голый? Почему я голый? Где я?" Гарри открыл глаза и замер. Каюта была оформлена в восточном стиле. На стенах висели персидские ковры, такой же был на полу. Лежал он на огромной кровати... Хотя, слово кровать не особенно и подходило. Это было нечто явно относящееся к культуре востока.
   Дверь в каюту открылась. Вошел мужчина. Гарри в панике пробежал глазами по кровати, чтобы найти, чем прикрыться, но ничего не было. Гарри весь подобрался, подтянул ноги к груди и обхватил себя руками. Он затравленно следил за мужчиной.
   /Вижу, ты проснулся, наконец, Ахтар/ - произнес Азрар. Гарри напрягся, он не понял ни слова. Стоящий перед ним мужчина был арабом, об этом говорили его внешность и одежда. "Кто это? Как я здесь оказался? Что им от меня надо?"
   /Идем, Ахтар, тебе надо принять ванну/, - Азрар сделал приглашающий жест. Гарри не сдвинулся с места. Азрар подошел к юноше и, взяв его руку, дернул на себя. Гарри, не ожидавший подобного, дернулся вперед и упал на колени. Его рука была зажата ладонью Азрара. Тот снова его дернул, понукая юношу встать. Гарри поднялся. Чувствовал он себя неловко. Он стоял перед другим мужчиной совершенно голый, и прикрыться было нечем. Араб дернул его и потянул за собой. Они вошли в ванную. Азрар кивнул на ванну и подтолкнул Гарри в ее сторону, а сам пустил воду и добавил в воду морской соли. Гарри не знал, как ему поступить. Наконец, он решил делать то, что от него хотят. Проблемой было еще и то, что нормально он видеть не мог. Ему было страшно, он ничего не понимал. В голове всплывали воспоминания или видения, когда его, голого, гладили по всему телу. Гарри залез в ванну. Азрар подошел к нему. Взяв кувшин, он зачерпнул в него воды и стал поливать Гарри голову, потом налил что-то себе на руки и стал мыть ему голову. Гарри был очень напряжен. Промыв голову, Азрар показал жестом, что хочет, чтобы Гарри встал. Гарри сжался и затравленно посмотрел на араба. Тот повторил жест, глаза блеснули. Гарри нехотя поднялся, пытаясь прикрыться руками. Не обращая внимания, на стеснения юноши, Азрар намылил руки и стал водить ими по телу юноши. Гарри весь вспыхнул, но страх сковал движения. Азрар оценил свой труд. За те семь дней, что юноша находился у них, ему удалось сделать кожу юноши бархатной и нежной. Масла, которые он втирал в кожу юноши по пять раз в день, привели кожу в идеальное состояние. Юноша будет очень чувственным. Единственное, что ему не нравилось, это шрам на лице, и еще юноша плохо видит. Но когда Саид увидит это чудо, он решит эти проблемы. Закончив с омовением, Азрар завернул юношу в мягкую простыню, промокнул кожу, затем отбросил простыню в сторону. Взял какую-то бутылочку и налил из нее немного тягучей жидкости себе на ладони, слегка растер ее по ладоням и стал водить ладонями по телу Гарри. Тот еле держался, его бил озноб. Азрар не обращал внимания на состояние юноши. Тому придется привыкнуть к подобному. Он будет проводить больше времени голым, чем в одежде. Закончив с нанесение масла, Азрар чуть отошел от юноши и стал его разглядывать. "Да, юноша прекрасен. Тонкая талия, узкие бедра, плоский живот, упругая попка, красивая длинная шея, глаза красивого зеленого цвета. Замечательно. Сегодня Саид увидит это сокровище". Подождав, когда тело впитает масло, Азрар подал юноше одежду. Гарри не сдвинулся с места. Азрар усмехнулся и стал сам одевать юношу. "Он так напуган, что даже двигаться не может. Страх его парализовал. Он ничего не понимает. Ничего, скоро ты все поймешь". Надев на юношу шаровары, которые держались на завязках с боку и с внешней стороне вдоль всей длины были разрезы, открывающие вид на стройные ноги. Чтобы их снять, стоило всего лишь потянуть за завязки на бедрах. Шаровары были с низкой посадкой и открывали вид на плоский живот. Следующей деталью одежды была рубашка без рукава, длиной она была чуть ниже сосков и держалась на завязках на плечах. Стоило их развязать и одеяние само спадет с него. Азрар довольно осмотрел свое творение, потом подвел Гарри почти вплотную к зеркалу в полный рост и надел на юношу очки. Гарри замер в ужасе. Одежда ничего не скрывала, она была почти прозрачной. Азрар вывел юношу обратно в каюту и, подведя его к центру, этой комнаты остановился. Жестом он пытался объяснить, что Гарри должен стоять здесь и никуда не сходить и не двигаться. С трудом, но Гарри разобрался, что от него хотят, и кивнул, показывая, что понял. Азрар строго глянул на юношу и вышел.
   "Что происходит? Что ему от меня надо? Почему он так себя ведет?" - у Гарри начиналась истерика. Тело сотрясалось от озноба.
   Двери открылись. Гарри напрягся. В каюту вошли четыре мужчины. Двое были вооружены какими-то кривыми мечами.
   /Мой Саид, это наш подарок тебе/ - поклонился Азрар. Алишер и Аббас прошли за спину Гарри. Прямо перед юношей встал высокий, красивый мужчина с темными волосами и черными глазами в богатом одеянии, расшитом золотом. Он с интересом рассматривал, стоящего перед ним юношу. Он чувствовал исходящие от юноши страх и напряжение, непонимание и желание бежать, куда глаза глядят.
   /Где вы нашли такое чудо?/ - поинтересовался мужчина.
   /Он, по-видимому, был бродяжкой. Мы выслеживали его три дня, прежде чем забрать/, - пояснил Алишер, второй телохранитель принца.
   /Замечательно/, - принц двумя пальцами поднял голову Гарри за подбородок. В глазах юноши плескалась паника. Принц изучал лицо юноши. Ему нравилось то, что он видел. Паника и страх делали юношу покорным, но он таким не был. Но не понравились ему глаза юноши, вернее их выражение. За паникой, вызванной ситуацией, скрывалось море боли. Это были глаза смертника. Принц откинул пряди со лба, открывая лоб.
   /Что это?/, - принц обернулся к Азрару.
   /Шрам был на нем. Шрам старый, похоже, с самого детства. И еще он плохо видит, Саид/, = пояснил с поклоном Азрар.
   /Эту проблему надо решить. Шрам убрать, а зрение исправить. Все в нем должно быть идеально/, - принц погладил шрам. Гарри дернулся. Мужчины усмехнулись.
   /Покажи/, - бросил Азрару принц. Азрар подошел к Гарри и ловким движением развязал на "рубашке" завязке. Она плавно стекла к ногам юноши. Принц залюбовался открывшимся видом. Гарри был невероятно напряжен. Принц подошел, обошел юношу вокруг, положил ладонь на плоский живот, погладил. Гарри был в панике. Принц сделал два шага назад и кивнул. Азрар зашел за спину Гарри и одним движением развязал завязки на шароварах, те мгновенно оказались на полу, открывая взору четырех мужчин прекрасное юное тело. Гарри почувствовал, что еще чуть-чуть и польются слезы. Такого унижения он еще не испытывал.
   /Стул/, - произнес принц. Гарри вздрогнул, когда ему на талию легли руки. Его, словно пушинку, подняли в воздух и через мгновение поставили на широкую лавку. Принц подошел к Гарри и завел ладонь между ног, понукая юношу раздвинуть ноги. Ничего не оставалось, как повиноваться. Гарри раздвинул ноги. Принц погладил его по внутренней стороне бедра. Потом положил обе руки на бедра юноши и взглянул ему в глаза. Гарри не знал, что ему делать. Страшно было до жути. Руки прошли за спину и легли на ягодицы. Гарри дернулся. Принц следил за его реакциями. Ладони сжали ягодицы и развели их в стороны, открывая вожделенный вид для стоящих за спиной юноши мужчин. Да, принц был доволен тем, что сейчас находилось в его власти. Упускать юношу принц не собирался.
   /К столу/, - скомандовал принц Алишеру. Тот снял юношу со скамьи и отнес к столу. Поставил на пол лицом к столу, наклонил его так, что грудью Гарри оказался лежащим на столе. Потом Алишер раздвинул ему ноги, одну руку положил на горло юноши, другую на поясницу, удерживая Гарри в таком положении. Принц подошел к распростертому юноше. Легонько шлепнул его по ягодицам. Гарри дернулся, но его крепко держали. Рука прошлась по ягодицам. Потом ягодицы раздвинули. Гарри не понимал, что говорили мужчины, но понимал, что говорят, в основном, они о нем. Он не был глуп и, если не понимал до конца, то догадывался, что с ним произойдет. Палец стал скользить по расщелине между ягодицами, вот он замер на дырочке, подразнил ее. Из глаз текли безмолвные слезы. Рука прошлась по спине, вернулась на ягодицы, снова палец между ягодицами, вот рука уже между ног и сжимает мошонку. Гарри молча давился слезами. Вот руки, удерживающие его, исчезли. Его подняли и развернули лицом к принцу. По щекам текли слезы. Принц поднял за подбородок его голову. Гарри всхлипнул. Его прорвало, Началась истерика. Алишер сгреб юноши в свои объятия и прижал к себе. А тот бился в истерике. Измученный унижением, которое пришлось пережить, страхом, болью, бродяжничеством, он не смог сдержаться и плакал прямо перед незнакомыми людьми. Чувства прорвались. Он закричал. Алишер беспомощно посмотрел на принца.
   /Уложи его. Будь с ним/, - произнес принц. Алишер подхватил Гарри под коленки и за спину и поднял, отнес на кровать и уложил. Аббас подошел к ним и расстегнул на Алишере ремень с секирами. Алишер улегся рядом с обнаженным юношей и притянул его в свои объятия. Легкими движениями он начал поглаживать юношу по спине. У того была истерика, и он совсем не сознавал, что рядом с ним кто-то есть. Аббас, Азрар и принц наблюдали за юношей.
   /Он напуган, Саид/
   /Я знаю, Азрар. Ты видел его глаза?/
   /Да. Такие глаза бывают у смертников/
   /Вот именно, Азрар, вот именно. У него была тяжелая жизнь. Свяжись с Ахмедом. Надо сделать ему операцию на глаза и убрать шрам. Мальчик должен быть идеальным/.
   /Да, Саид/
   Дверь каюты открылась, и появился мужчина в черной одежде пустынников.
   / Махкал, наконец-то, ты вернулся/, - улыбка появилась на лице принца.
   /Что у вас здесь происходить, Шакур?/
   /Мне сделали подарок/
   Махкал замер. Он почувствовал в каюте ауру, которая могла исходить только от волшебника, причем волшебника очень сильного. Махкал нахмурился и подошел к кровати. Источником был юноша, плачущий в объятиях Алишера.
   /Махкал? Друг мой?/
   /Шакур, он такой же, как я/, - повернулся к принцу Махкал.
   /Что? Ты хочешь сказать, что он маг?/
   /Да, и очень сильный/
   Четверо мужчин уставились на Махкала. А тот подошел к кровати и повернул голову Гарри, чтобы его рассмотреть, прядь упала, открывая лоб. Махкал выдохнул сквозь зубы, потом зашипел. Гарри сжался в комок. Алишер попытался снова обнять юношу, но тот напрягся.
   /Махкал? В чем дело?/, - Шакур напрягся. Он не собирался отдавать юношу.
   /Я знаю, кто он/
   /Кто?/
   /Мой принц, выйдем/
   Шакур и Махкал покинули каюту и прошли в личные каюты принца.
   /Махкал?!/
   /Мальчик - Гарри Поттер/
   /Герой магического мира?/
   /Да, я тебе о нем рассказывал. Но вот, как он оказался здесь?/
   /Его принесли Аббас и Алишер. Говорят, он бродяжничал/
   /Хмм. Думаю, мне нужно заглянуть в его голову и выяснить, как он оказался на улице. И Шакур, будет лучше, если на него надеть браслеты и ошейник. Он действительно сильный маг, но он еще и не обученный маг. Если магия прорвется.../
   /Ты же знаешь, что в вопросах магии я полностью доверяю тебе, и не только в них./
   /Знаю/
   /Ты не хочешь вернуть его?/
   /Он тебя заинтересовал?/
   /Да/
   /Я твой друг, советник и защитник. Мне интересны только твоя жизнь и твои желания. Хочешь его, значит, он твой. Я скрою его от всего мира. Его никто не сможет найти./
   /Махкал, ты настоящий друг/
   /Но вот его шрам/
   /Я уже приказал связаться с Ахмедом в Париже./
   /Да, это самое удачное решение. Удивительно, то, что не может убрать магия, способна сделать маггловская наука/, усмехнулся Махкал.
   /Загляни в его голову. Выясни о нем все. Махкал, у него взгляд смертника. Но за ним еще плещутся чувства. И истерика этому свидетельство./
   /Идем. Я сделаю это прямо сейчас/
   Мужчины вернулись в каюту, куда пометили Гарри.
   /Алишер, иди сюда/, - позвал Шакур. Алишер поднялся с кровати и отошел к своему принцу. Махкал сел на кровать и поднял голову Гарри за подбородок, фиксирую его рукой так, чтобы юноша не мог вырваться. Поймав взгляд юноши, он поймал его глаза в плен и начал проникновение в мозг. Махкал окунулся в жизнь Гарри Поттера. Он не знал, сколько прошло времени, пока глаза мальчика не закрылись, и он не уплыл в темноту. Махкал встряхнулся и еле встал с кровати, его тошнило.
   /Махкал?/
   /Воды/, - прохрипел он в ответ. Ему подали стакан с водой, он выпил его одним глотком.
   /Махкал/
   /Мальчика сломали, мой принц. Его еще можно вернуть. Ему будет лучше с нами. Даже если бы я хотел его вернуть в его сообщество, после того, что я увидел, я никогда бы его не отдал/
   /Все так плохо?/
   /Да, очень плохо/
   /Покажи мне/, - произнес принц. У Джезказганов было много тайных знаний, и одним из них было то, что они могли передать свои воспоминания или воспоминания другого человека, увиденные ими, тому, кто хотел их увидеть. Махкал подошел к принцу. Они уставились друг другу в глаза. Контакт был полным. Проходили минуты. Стояла полная тишина. Азрар суетился рядом с потерявшим сознание юношей.
   /О, Аллах/, - наконец, оборвал связь принц.- /Никто не должен жить так. Я хочу его приручить. Я не хочу его ломать. Азрар, не трогай пока мальчика. Сначала разберемся в Париже с двумя маленькими проблемами, а вот потом займешься его обучением/
   /Да, Саид/
   /Махкал, он мне нужен/, - принц внимательно смотрел на своего мага. Тот вопросительно посмотрел на принца.
   /Ты все правильно понял. Ты ведь мне специально его показал/
   /Шакур, ты всегда улавливаешь мои намеки/, - усмехнулся Махкал.
   /Так ты сделаешь?/
   /Мне нужна неделя, чтобы все о нем узнать/
   /Хорошо. Сегодня выходим в море. Пора во Францию. Надо мне заняться моим мальчиком/
   /Алишер, принеси черную шкатулку/, - Махкал посмотрел на телохранителя.
   /Вы хотите надеть на него браслеты?/, - в голосе Алишера появилось напряжение.
   /Алишер, сначала мы должны его привязать к нам. И он очень сильный, но совершенно не обученный. Это чревато последствиями. Браслеты скроют его от всего мира. Ни одно поисковое зелье его не найдут/
   /Хорошо/, - Алишер вышел.
   /Как ты его назовешь?/
   /Данаб/
   /Золото. Ему подходит это имя. Его кожа имеет такой оттенок. Но его можно было бы назвать Зумурадом/
   /Это имя я оставлю для постели/. - засмеялся принц. Вошел Алишер и передал шкатулку Махкалу. Открыв ее, Махкал выбрал два золотых браслета и изумрудами и, усмехаясь, защелкнул их на запястьях Гарри. Затем взял такой же ошейник - золотой с изумрудами - и надел его на шею юноши. Браслеты и ошейник были магическими, снять их мог только тот, кто их надел. Надеть и снять их только маг. Принц не смог бы надеть их на юношу.
   /Золото и изумруд/. - усмехнулся Махкал, глядя на Шакура. Тот усмехнулся в ответ.
   Через несколько часов из порта вышла яхта, принадлежащая принцу Шакуру бен Даиру, унося из страны Гарри Поттера, которого уже две недели искали по всей магической Англии. А юноша лежал в каюте, обнаженный, если не считать невероятно искусной работы золотых браслетов и ошейника, инкрустированных изумрудами. Еще через пять дней они уже были в Париже. Гарри Поттер, теперь уже Данаб был помещен в частную клинику Ахмеда Дамези. Ему была предоставлена палата на одного человека. С ним постоянно находились Алишер и Азрар. Через два дня после того, как его положили в больницу, была сделана первая операция - на глаза. Сейчас юноша спал, на глазах была повязка. Ее снимут только через пять дней, а потом будет еще одна операция - уберут шрам. Азрар начал учить юношу арабскому языку и потихоньку готовить его к роли гаремного мальчика. Гарри был удивлен, узнав, что все эти люди, похитившие его превосходно говорят на английском. Он не мог сказать, смирился ли он с таким положением дел, воспоминания об унижении были слишком свежи, но бежать он не мог. Он все еще боялся. Он знал, что как только выйдет из этой клиники, то окажется в постели принца. Сомневаться в этом не приходилось.
   Поделиться513.05.2009 11:01
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 4. Похищение Малфоя

   Драко Малфой смотрел в окно, сидя на подоконнике в своей комнате в Малфой-меноре. Его не оставляло странное ощущение. После письма Поттера он никак не мог перестать думать об этом надоедливом гриффиндорце. "Что он хотел написать этим дурацким словом? Ненавижу".
   - Драко? - юношу обернулся и посмотрел на отца, стоящего на пороге комнаты. - Пришел Северус.
   Драко спрыгнул с подоконника и степенно подошел к отцу. Люциус окинул сына гордым взглядом. Они прошли в библиотеку, где в кресле, со стаканом огневиски, сидел мастер зелий Хогвартса Северус Снейп.
   - Здравствуй, Драко!
   - Здравствуй, крестный! Что привело тебя к нам?
   - Я не могу проведать своего крестника просто так? - усмехнулся Снейп.
   - Можешь. Но ты всегда приходишь, когда что-нибудь происходит.
   - Вот как? Запомню. Но ты прав. Действительно, случилось.
   - Что? - Малфой-старший налил себе огневиски и расположился в кресле напротив Снейпа. Драко сел в кресло между ними.
   - Поттер пропал.
   - ЧТО?! - подавился Люциус. Драко непонимающе уставился на крестного. - В каком смысле, пропал?
   - В самом прямом, Люциус. Его не могут найти уже пять дней.
   - Так может, Дамблдор его куда спрятал.
   - Люциус, искал бы его Дамблдор сам, если бы сам его и спрятал?
   - Ого. И куда это наш пресловутый гриффиндорец подался? - Драко удивленно посмотрел на Снейпа.
   - А вот тут, Драко, начинается самое интересное. Он добровольно ушел из дома своих родственников, предварительно написав кучу писем с одним единственным словом.
   - Прости, - выпалил Драко.
   - Что? - Снейп удивленно посмотрел на крестника.
   - Письмо. Там было только одно слово "Прости".
   - Ты получил такое письмо?
   - Да, и папа тоже.
   - Хмм. Я тоже его получил, - Снейп оглядел Малфоев.
   - И что это значит?
   - Понятия не имею. Могу я взглянуть на них?
   - Сейчас. Драко, возьми в столе, - Малфой-старший кивнул на свой рабочий стол. Драко встал, подошел к столу, отпер верхний ящик и, захватив письма, вернулся к собеседникам. Сев в кресло, он протянул два пергамента Снейпу. Тот принял их и покрутил их в руках, Затем положил их к себе на колени, взял стакан с выпивкой.
   - Интересно, что он имел в виду, говоря это? - Люциус кивнул на письма.
   - Не знаю. Мальчишка выкинул такой финт, что поставил в тупик всех, - Снейп покрутил в руках стакан, потом сделал глоток. По внешней стороне стакана побежала янтарная капля и упала на верхнее письмо. Письмо к Драко. Медленно на пергаменте проступили слова. Мужчины не заметили, но Драко случайно бросив взгляд на колени крестного, замер. Письмо изменилось. Он протянул руку и взял письмо.
   - Драко?
   - Оно изменилось, - Драко продемонстрировал письмо.
   - Хмм. И что это за чары? Мы проверяли все письма. На них не было никаких чар.
   - Значит, мальчишка не так просто, как кажется, - произнес Малфой-старший. - Читай, Драко.
   "Драко!
   Я знаю, ты удивлен, что я пишу тебе. Но я должен. Помнишь, как мы впервые встретились? В магазине мадам Малкин? Тогда много чего произошло. Потом был поезд. Твои слова. И наша с тобой вражда. А ведь мы могли учиться на одном факультете - в Слизерине. Шляпа хотела отправить меня туда, но мне так промыли мозги, и твои надменные слова отправили меня в Гриффиндор. Мы ведь могли быть друзьями. Драко, прости, что тогда не пожал тебе руку. Все было бы совсем по-другому. Я не жалею, что дружу с Роном и Гермионой, но сожалею о нашей с тобой вражде. Я просто хотел тебе сказать об этом.
   Сегодня вечером я сломаю свою палочку..."
   Драко запнулся и посмотрел на отца и крестного в ужасе.
   - Сломаю палочку? - Драко еле выговорил эти слова.
   - он ее сломал, Драко, - произнес Снейп.
   - Сломал свою палочку? - Малфой-старший в изумлении смотрел на друга.
   - Да. Я сам видел ее. Он переломил ее на глазах своих родственников и ушел, ничего не взяв. Ушел в чем был.
   - Мерлин мой! Как такое возможно? - Люциус встал из кресла и стал ходить перед Драко и Снейпом.
   - Люциус, сядь, не мельтеши, - попросил Снейп.
   - как можно сломать свою палочку? - Драко удивленно смотрел на крестного.
   - Не знаю я, Драко. Не знаю, как можно по собственной воле сделать такое. У него нет теперь даже возможности сопротивляться. Но чего я еще не понимаю, почему его до сих пор не нашли. Если бы он был у темного лорда, он бы этим похвалился.
   - Да, мы бы уже об этом знали. Может, у него кто появился, кто решил помочь?
   - Нет, Люциус. Мальчишку видели в нескольких местах. Люди его вспоминали, он пешком шел в Лондон. И там его вспомнили. Последний человек сказал, что мальчишка выглядел как бродяжка. Но мы всегда опаздывали. Его так и не нашли.
   - Значит, Дамблдор ищет его?
   - да. И еще Люпин, - Снейп скривился.
   - Друг семьи. Конечно же, он будет помогать Дамблдору, - усмехнулся Люциус.
   - Нет.
   - Что, нет? - недоуменно посмотрел на Снейпа Люциус.
   - Люпин больше не в команде Дамблдора. Он меня чуть не убил. Всегда такой спокойный, тихий, а тут чуть без луны не перекинулся. Я никогда не видел такой ярости. Он так орал на Дамблдора, что стекла в доме тряслись. Он поклялся не подпускать Дамблдор к мальчишке. За ним сейчас следят. Он, кстати, на шаг впереди Ордена, но мальчишку тоже не может найти.
   - Ничего себе история, - протянул Драко.
   - Что еще в письме? - поинтересовался у него отец.
   - Больше ничего такого. Только пишет, что уходит из дома. И еще раз просит прощения. А может на ваших письмах тоже самое? Ну, есть скрытый текст?
   - Понять бы еще как это работает, - усмехнулся Снейп.
   - На письмо упала капля огневиски, - произнес Драко. Снейп взглянул на свой стакан, потом на письмо на коленях, вытащил из кармана свое и чуть плеснул на них из стакана. На обоих письмах появился текст. Письмо Малфоя было кратким, всего из двух предложений. Смысл был в том, что Гарри просил прощения за все причиненные лорду Малфою неприятности. А вот письмо Снейпу было большим. Снейп читал и с каждым словом маска непроницаемости и язвительности таяла на его лице.
   - Северус?
   - Все в порядке, - тихо произнес Снейп.
   - Не думаю. Я уже не помню, когда в последний раз видел у тебя человеческие чувства, - Малфой-старший с удивлением смотрел на Снейпа.
   - Мда.
   - Что там, Северус?
   - Много чего. Я, если позволите, хотел бы сохранить это в тайне. Скажу только, что он просит у меня прощения за все содеянное, за все свои проступки.
   - Много же он совершил. Письмо-то, вон, какое большое, - усмехнулся Малфой-старший.
   На этом они закончили разговор. Последующая неделя не принесла никаких известий. Дамблдор скрывал факт исчезновения Гарри Поттера. Темный лорд тоже пока не был в курсе событий. Ни Снейп, ни Малфой не сообщали ему этой вести, по обоюдному согласию решив подождать известий от поиска мальчика. Но сведений не было.
   Однажды Люциус Малфой решил прогуляться с сыном в Косом переулке и заглянуть в Лютный. Ни один из них не заметил, наблюдающих за ними людей. Когда они вернулись обратно в поместье, то не знали, что привели с собой незваных гостей.
   Париж. Отель Савой. Апартаменты принца Шакура бен Даира. За неделю до похищения Драко Малфоя.
   /Саид/, - Азрар поклонился принцу.
   /Как себя чувствует Данаб?/
   /Он все еще напряжен/
   /Мальчик слишком напуган/, - Шакур покачал головой.
   /Мне кажется, он смирился с тем, что с ним произошло/
   /Вот именно, смирился. А мне не нужно его смирение. Ладно, этим мы займемся позже. Успеем еще сделать его таким, как мне надо. Начинай потихоньку учить/
   /Да, мой Саид/, - Азрар прекрасно понял, чему надо учить юношу. Теория закончилась.
   /Шакур, ты здесь?/ - раздался голос Махкала.
   /Здесь/ - ответил принц. На пороге комнаты появился маг.
   /Ты что-то узнал?/ - принц поднялся на встречу своему другу. Махкал усмехнулся и протянул принцу папку - досье на Драко Люциуса Малфоя. Принц углубился в чтение. Комната погрузилась в тишину. Наконец, принц захлопнул папку.
   /Это проблема?/
   /Нет. Браслеты его скроют, также как и Данаба. Его не смогут найти/
   /Замечательно. Мои котята, наконец, будут со мной. Оба./
   /Данаба скоро выпишут?/
   /Через пару дней. Обе операции уже сделали./
   /Хорошо. Как только мы заберем Данаба из клиники, то направимся на побережье и выйдем в море/
   /Хорошо, мы аппарируем прямо на борт "Золотого песка"/
   /Замечательно. Я буду ждать вас./
   Махкал усмехнулся и бесшумно исчез, Аппарировав в Лондон. Началась подготовка к похищению Драко Малфоя.
   /Махкал, через три дня они собираются в Косой переулок./
   /Замечательно. Там мы его и заберем. Главное, чтобы он был подальше от отца./
   /Махкал/, - рядом бесшумно материализовалась еще одна темная фигура.
   /Данаба ищут/
   /Мы это знали. В этом нет ничего не обычного/
   /Это оборотень/
   /Что?/
   /Его ищет оборотень. Он идет по следу, и осталось не так много времени, чтобы он вышел на порт, где стояла яхта Саида./
   /Вот как. Джамаль, следи за ним. Как только он подойдет близко к порту, дай мне знать/
   /Будет сделано/, - Джамаль исчез.
   Оставшиеся дни они следили за юношей. Люциус обратил внимание на странное поведение домовиков. Но объяснить свои ощущения они не могли. Он чувствовали, что в доме есть чужие, но обнаружить их не могли. Очень много тайн имели Джезказганы. Они могли обойти любые защитные чары. А чары невидимости были настолько древними и тайными, что никто не мог их увидеть, пока они не захотят сами показаться. Сейчас эти умения позволили им наблюдать за юным наследником лорда Малфоя. Чем больше они наблюдали, тем сильнее уверялись, что юноша будет прекрасным подарком принцу.
   Наступило 29 июля. Утром Драко и Люциус позавтракали в малой гостиной. За час до того, как они собрались отправиться в Косой переулок, появилась Нарцисса Малфой, вернувшаяся из французского поместья.
   - Вы куда-то собрались?
   -Да, идем в Косой переулок. Просто походим, - ответил Люциус. Нарцисса осмотрела мужа и сына. Она всегда была холодна и больших эмоций по отношению к мужу и сыну не испытывала. Она выполнила свой долг перед мужем. У того был теперь наследник. Кивнув им, она прошествовала в свои комнаты. Драко проводил мать холодным взглядом, у него не было иллюзий на ее счет.
   - Ну что, идем? - Люциус обратился к сыну. Тот кивнул. Через камин они шагнули в Дырявый котел, откуда с надменным видом прошли в тупик и Косой переулок.
   - давай-ка зайдем к мадам Малкин, купим сразу мантии, которые понадобятся тебе в школе, чтобы не возвращаться к этому позже, - произнес Люциус. Драко кивнул. Два платиновых блондина прошествовали по улице в сторону магазина мадам Малкин. За ними пристально наблюдали два человека. Одним из них был Ремус Люпин, а второй стоял в тени в черной мантии и накинутом на голову капюшоне. Через час Малфои покинули магазин.
   - Мне надо зайти к Ковейну, - произнес Малфой.
   - Ты иди, а я зайду во Флориш и Блотс, - предложил Драко. Люциус кивнул. Отец и сын разошлись в разные стороны. Фигура в тени исчезла. Ремус сидел на стуле в кафе недалеко от книжного магазина. Через некоторое время на улице появился Люциус, он, мерно ступая, подходил к магазину. На пороге магазина появился Драко. Он ступил на улицу, рассматривая обложку одной из книг, которые держал в руках. Вдруг, откуда не возьмись, рядом с Драко бесшумно появились три фигуры. Драко не успел отреагировать, как что-то укололо его в шею. В голове помутилось, и он стал падать. Одна из фигур подхватила юношу, еще мгновение и четыре фигуры исчезли. Все произошло так быстро, что никто не успел понять, что произошло.
   -ДРАКО! - пронесся по Косому переулку крик Люциусу Малфою. Через пару минут появились авроры. Но обнаружить ничего не удалось. Люциус был в шоке, только что на его глазах кто-то похитил сына. Он орал на авроров, но толку от этого не было. Через три часа он сидел рядом с Северусом Снейпом, готовящим поисковое зелье. Но и оно ничего не дало. Юноша исчез бесследно, никаких следов. Снейп стоял секунду и провел заодно и поиск на Гарри Поттера. Результат был таким же как всегда, но... Вот это но, его и настораживало. Слишком похожими были результаты обоих поисков.
   - Люциус!
   - Что?
   - Драко жив. И он там же, где и Поттер. Их обоих похитили одни и те же люди.
   - Что ты такое говоришь? - закричал Малфой-старший.
   - Не знаю, как, но этим людям удалось скрыть ауры мальчиков. Я никогда не видел ничего подобного. Но одно я знаю точно, они оба живы, - произнес Снейп. Люциус был в шоке. Он кидался из крайности в крайность, но результат был одним и тем же - никаким.
   Утром в Еженедельном пророке появилась статья, которая повергла в шок всю магическую Англию. На первой странице красовался огромный заголовок: " Кто похитил Драко Малфоя?"
   "Вчера в 12 часов дня в Косом переулке у входа в магазин Флориш и Блотс на глазах изумленной публики и своего отца был похищен Драко Люциус Малфой. Причины данного похищения не известны.
   Но нам стало известно, что это не первое происшествие такого рода. Ровно месяц назад пропал еще один юноша, также являющийся студентом школы магии и волшебства Хогвартс. Это Гарри Поттер. Вчера ночью было использовано зелье поиска, но оно показало абсолютно идентичные результаты на обоих мальчиков. Что может означать только одно - оба мальчика похищены одни и теми же людьми.
   Куда смотрит Министерство, чем заняты авроры, что у нас на глазах похищают двух самых известных мальчиков в магической Англии. Кто несет ответственность за данные события?
   Специальный корреспондент Рита Скитер"
   Министерство за два дня было завалено таким количеством писем, что уже задыхалось. Дамблдор рвал и метал, как Скитер смогла выяснить, что Гарри исчез, еще и Люпин не хотел ни в какую общаться с им. За Люпином все также велось наблюдение силами ордена, но никто не знал, что наблюдателей стало больше. Люпин продолжал свои поиски, планомерно прочесывая Лондон. Он все ближе и ближе приближался к стоянке, где была ранее пришвартована яхта "Золотой песок". Джезказганы приняли решение нейтрализовать оборотня.
   /Махкал, что с ним делать?/ - Джамаль смотрел на Люпина, который изучал один из тупиков в двух кварталах от порта и буквально в метрах трехстах от того места, откуда Алишер и Аббас забрали Гарри.
   /Забираем с собой/
   /Махкал?/
   /Он оборотень, и более того, он маг. Интересное сочетание/, - усмехнулся Махкал.
   /Будет драться/
   /Через три дня полнолуние. Сейчас он уже слабеет. Завтра будем его брать/.
   Утром следующего дня Ремуса похитили прямо из кровати. Все было сделано также быстро как в случае с Драко Малфоем. Попытки противостоять похитители пресекли сразу, обездвижив оборотня. После этот похитители и их жертва аппарировали в неизвестном направлении. А двум наблюдателям, приставленным Орденом к Люпину, только оставалось хлопать глазами.
   Орден был в шоке. Люпина похитили те же люди, что и Малфоя. Что происходит? Попытки отследить оборотня ни к чему не привели. Три человека исчезли из магического мира Англии бесследно. Никакие меры не помогали.
   А в это время все трое были в руках принца пустыни Шакура бен Даира, который не собирался расставаться с тремя новыми игрушками. Для них началась новая жизнь. Хорошая или плохая покажет только время.
   Поделиться613.05.2009 11:01
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 5. К новой жизни

   Шакур стоял у кровати в палате клиники Дамези. Мальчика должны были привезти в отель еще три дня назад, но он вдруг впал в какое-то странное состояние, похожее на кому и беспамятство одновременно. Шакур вздохнул. Он уже предвкушал ночь со своим котенком, а тут такое.
   /Саид, сегодня должен вернуться Махкал со вторым мальчиком/ - Азрар посмотрел на принца.
   /Я знаю. Что говорит Ахмед?/ - принц взглянул на евнуха.
   /Он не может понять, что происходит. Данаб вдруг так сильно закричал, казалось, что что-то разрывает его изнутри. Но физически он здоров/ - Азрар перевел взгляд на юношу. Его держали на успокоительном, иначе он бы себе что-нибудь сломал.
   /Хмм. Странно/ - задумался Шакур.
   /Может быть, Махкалу удастся выяснить, что с ним/ - подал голос Алишер. Шакур взглянул на своего телохранителя.
   /Ты иногда выдаешь очень интересные мысли/ - улыбнулся принц. - /Ждем Махкала/
   /Он будет через пару часов/ - произнес Алишер.
   Азрар сел рядом с изголовьем кровати. За четыре дня до выписки он решил рассказать мальчику о судьбе, которая его ждет. Юноша слушал, не выказывая никаких эмоций. Азрар наблюдал за его реакциями, но ничего не увидел. Алишер, слышавший весь разговор, позвал его за дверь и предложил спровоцировать юношу на проявление чувства, напомнив об истерике. Тогда, неделю назад им удалось встряхнуть юношу.
   "Ретроспектива"
   Азрар заставил юношу встать перед зеркалом, которое было величиной на всю длину дверцы шкафа, от пола до потолка.
   - Раздевайся, - приказ был однозначным. Гарри вздрогнул, в глазах появилась растерянность, но он не двигался. Азрар довольно улыбнулся. Чувство проявились. Азрар взглянул на телохранителя и, кивнув в сторону мальчика, произнес. - Алишер.
   Смуглый араб в следующее мгновение оказался рядом с юношей, два движение и одежда исчезла. Растерянность перешла в панику, глаза затравлено бегали по стенам. Алишер удовлетворенно улыбнулся, рассматривая обнаженное юное тело. За те недели, что мальчик пролежал в клинике, его подкормили, но хрупкость никуда не исчезла. Кожа стала светиться приятным блеском, стала упругой. Даже взглядом можно было ощутить эти изменения. Алишер облизнулся. Гарри сделал непроизвольный шаг назад и уперся спиной в зеркало. Азрар разглядывал его с задумчивостью. "Надо бы начать снова растирать его маслами. Кожа станет чувствительней", - думал он.
   - Ты должен запомнить. Ты принадлежишь Саиду. Ты не можешь ему противоречить. Твоя обязанность доставлять ему удовольствие, - холодным тоном стал просвещать юношу Азрар. Сейчас надо было поступать только так. Гарри медленно сполз спиной на пол и сел на пол, уставившись прямо перед собой.
   - Встань, - приказал Алишер. Гарри не двигался. Алишер рывком поднял его на ноги. - Запомни раз и навсегда - тебе говорят, ты делаешь. Никак иначе. Встань!
   Гарри медленно поднялся. В глазах была паника и безысходность. Азрар покачал головой: "Да, что же с тобой сделали такого, что ты пытаешься спрятаться. Но я рад, что так глубоко ты еще не спрятался. Я вытащу тебя настоящего".
   - Не прикрывайся, - снова приказ. Гарри не знал, что делать, куда деть руки. Алишер усмехнулся и дернул юношу на себя, прижал к себе спиной. - Подними руки и заложи их за голову.
   Гарри напрягся, но приказ не выполнил. Алишер усмехнулся. Азрар встал перед юношей, окидывая его взглядом. Гарри задрожал, хотелось сбежать.
   - С этой минуты ты будешь ходить только в таком виде, - произнес Азрар. - Тебе надо привыкнуть. И запомни - приказы надо выполнять сразу. Привыкай. Это теперь твоя жизнь.
   Из глаз потекли слезы. Азрар вздохнул. "Да что же с ним такое!" - в сердцах подумал он.
   - В ванну! - Гарри, молча глотая слезы, пошел в ванну. Азрар загнал его по душ, не позволив мыться самому. Мальчишке надо было привыкать к интимным прикосновениям. Тот дрожал, пытался отдалиться, но все без толку. Азрару и Алишеру снова удалось пробиться к юноше. Закончив с омовением, Азрар не позволил ему даже завернуться в полотенце. Мальчик стеснялся, не знал, куда деть руки. Азрар пару раз стукнул его по рукам, когда он попытался прикрыть пах, после чего напомнил, что одежду он не получит. На секунду в глазах мелькнула непокорность. Азрар улыбнулся.
   Все последующие дни они с Алишером заставляли мальчика ходить по палате. Одежду ему они так и не дали. Четыре раза в день Азрар загонял его в ванну, где мыл. После чего делал массаж и умасливал тело. Тело постепенно стало расслабляться, привыкать к этим повседневным процедурам, но все же еще недостаточно, чтобы начать возбуждаться. А потом он вдруг не проснулся.
   "Конец ретроспективы"
   Азрар встал со стула и вышел в ванну. Шакур проводил его взглядом. Евнух вернулся с тазом воды, какими-то бутылочками. Шакур наблюдал за его действиями. Азрар откинул одеяло. Шакур приподнял бровь. Юноша оказался обнаженным. Взгляд принца заскользил по телу, отмечая все достоинства. Азрар протер юношу душистой водой, затем стал втирать в его тело масло.
   /Зачем?/ - Шакур, не отрываясь, смотрел, как руки Азрара скользят по изящной фигурке.
   /Его кожа от этого масла становиться нежной и очень чувствительной, Саид/ - пояснил Азрар, не отрываясь от своего занятия. Шакур хмыкнул.
   Двери палаты открылись, и на пороге появился Махкал. Войдя, он остановился и несколько секунд наблюдал за Азраром. Постепенно до него дошло, что юноша не спит, а находится без сознания.
   /Здравствуй, Махкал/ - насмешливо произнес Шакур.
   /Здравствуй, мой друг/ - в тон ему ответил маг. - /Я думал, ты будешь ожидать нашего появления и сразу же взглянешь на подарок. А тебя нет/
   /Махкал, что-то случилось с Данабом. Он уже три дня без сознания. Ахмед держит его на успокоительном. Он так метался. Мы думали, что он сломает себе шею или еще что-нибудь/ - внес ясность Алишер. Махкал пристально посмотрел на телохранителя, потом перевел взгляд на юношу. В свете, падающем из окна, сверкали изумруды на браслетах и ошейнике. Махкал подошел поближе, несколько секунд вглядывался в лицо юноши, откинул прядь со лба. Шрама не было. Махкал провел по месту, где когда-то красовался зигзаг-молния. Почувствовав контакт, Махкал мягко проник в сознание юноши и чуть не задохнулся. Махкал отшатнулся и потерял контакт.
   /Махкал?/ - Шакур напряженно наблюдал за магом.
   /Шрам-то мы убрали, а вот связь с этим уродом у мальчика осталась/ - проворчал Махкал. Потом обернулся к принцу. - /Нужно прервать их контакт. У него с этим английским выродком ментальная связь. Скорее всего, когда прооперировали шрам, рухнула естественная защита, которая еще держалась. Я сейчас оборву связь, и мы заберем мальчика прямо на яхту и отправимся домой. Я начну обучать мальчика ментальной защите, иначе такое будет повторяться все время. Они основательно испортили ему жизнь/ - последние слова он уже процедил со злостью. Шакур кивнул, соглашаясь со словами мага. Махкал снова проник в сознание Гарри и стал скрупулезно выстраивать барьер, отсекая мальчика от кошмара, в котором он жил последние три дня. Наконец, все было закончено. Лицо Гарри расслабилось.
   /Алишер, забирай его/ - приказал Шакур, а сам подошел к Махкалу. - /Как ты?/
   /Ничего. Еще минуту и я буду в порядке/ - устало улыбнулся маг. Они вышли из палаты, которую минутой раньше покинули Алишер с Гарри на руках и Азрар.
   /У нас есть еще одна проблема/ - произнес Махкал.
   /В чем дело?/ - насторожился принц. Он не хотел расставаться ни с одним из мальчиков, хотя второго воочию еще не видел.
   /Оборотень, друг Данаба, подошел в своих поисках очень близко/ - произнес Махкал.
   /Чем это чревато?/ - поинтересовался принц.
   /Он настырен/ - усмехнулся Махкал. - /Помнишь наши разговоры?/
   Принц усмехнулся. Они не раз обсуждали идею поимки оборотня, которого бы приручили и кое с чем поэкспериментировали. Похоже, их идея готова воплотиться в жизнь.
   /И кто будет им заниматься?/ - усмехнулся принц.
   /Я бы отдал его Алишеру и Аббасу. Он в их вкусе. Привести в порядок, отмыть, отскрести и всякое такое. Он красавец, но за нищетой и усталостью этого не видно. Жизнь его побила основательно. Он чем-то напоминает Данаба/ - произнес маг.
   /На этом и решим. Когда будете готовы, берите его. А я скажу Алишеру и Аббасу, чтобы готовились к встрече. Им это понравится/ - Шакур с усмешкой взглянул на Махкала. - /Не хочешь поприсутствовать на моей встрече с юным английским лордом?/
   /С удовольствием/ - усмехнулся тот в ответ. - /Он будет вести себя вызывающе. Постарается, по крайней мере/.
   /Ну, вот и посмотрим/ - улыбнулся Шакур.
   Драко открыл глаза и замер. Он вспомнил, как стоял на пороге книжного магазина, когда появились какие-то люди.
   Драко оглядел небольшую комнату. Потом встал с кровати, или не с кровати? Вся отделка была в восточном стиле. Много золота на белом фоне. Смотрелось красиво и богато. Пол почему-то слегка качался. Драко прислушался. Еле слышно плескалась вода.
   - Где я? Что им от меня надо? - Драко прошел к двери, повернул ручку. Дверь неслышно открылась, за ней оказалась ванна. Тут Драко обратил внимание на свое запястье, где красовался туго его охватывающий браслет - серебряный, инкрустированный белым, черным и розовым жемчугом. На второй руке оказался точно такой же браслет. Драко поднял голову. Перед ним, на стене напротив висело зеркало. Драко в замешательство провел рукой по шее. Ошейник в дополнение к браслетам. Юноша был в растерянности. Что происходит?
   Драко вернулся в комнату и пошел ко второй двери. Она оказалась запертой. Он вернулся на кровать. Не было никаких сомнений, что его похитили. Но кто и зачем?
   Двери в комнату открылась, и вошли три человека в восточной одежде. Один был вооружен. Драко встал, скрыл все свои эмоции и надменно посмотрел на мужчин.
   - Как вы посмели? Знаете ли вы, кто я такой?
   - Отныне, ты - Фиддах. Ничего больше меня не интересует, - спокойно произнес Шакур, удостоив юношу своим вниманием.
   - Да как вы смеете? - взъярился Драко.
   - Не сметь, - Шакур даже голоса не повысил, но Драко все равно вздрогнул. Он быстро оценил обстановку и понимал, что сейчас с ним говорит главный, но и второй мужчина, тот, что без оружия находится с ним на равных. А вот третий выполнить любой приказ говорящего. Стало страшно. - С этой секунды ты принадлежишь мне. И душой, и телом.
   - Никогда, - вздернул подбородок юноша.
   /Аббас/ - кинул Шакур телохранителю. Тот плавным движением скользнул за спину Драко. Юноша задрожал. "Зачем я встал и отошел от кровати", - в панике подумал он. Аббас не сильно толкнул юношу вперед, тот от неожиданности не удержал равновесия и упал на колени. Сразу же попытался встать на ноги, но его удержали в таком положении руки Аббаса, легшие на плечи.
   - Тебе придется смириться с твоим положением. Ты принадлежишь мне. И отныне, эта та поза, которой ты будешь меня встречать, - спокойно глада на юношу, произнес Шакур. Драко дернулся. Пальца больно впились в плечи. Глаза метели молнии. Махкал усмехнулся: "Славный котенок. Шакуру повезло с обоими".
   - Раздевайся, - приказал Шакур.
   - Нет, - прорычал юноша. Шакур с интересом на него, затем прошел к креслу и сел.
   - Ты это сделаешь или сам, или это сделают за тебя, - насмешливо произнес принц.
   - И к твоему сведению, - вмешался в диалог Махкал. - Не ищи ты так свою палочку. У тебя ее больше нет. Браслеты на твоих руках и ошейник блокируют магию.
   - Меня уже ищут. А когда найдут..., - Драко с вызовом посмотрел на мужчин. Шакур рассмеялся. Махкал с сочувствием посмотрел на юношу.
   - Тебя никто не найдет, - произнес он. Драко вздрогнул. Паника нарастала. Вопрос вырвался непроизвольно.
   - Почему?
   - Браслеты и ошейник не только блокируют твою магию, но и прячут тебя от всего мира. Никто и никогда тебя не найдет, Фиддах, - решил все-таки ответить на вопрос юноши Махкал. Драко опустил голову. Он начал осознавать, что случилось. Покориться? Но ему всего пятнадцать. Он не справиться с этими людьми.
   - Так ты сам разденешься, или тебе помочь? - поинтересовался Шакур, разглядывая юношу. Драко уставился в пол. Ситуация была унизительной.
   - Я сам, - еле слышно прошептал Драко.
   - Я не слышу, - произнес Шакур.
   - Я сам.
   - Отпусти его, Аббас. Можешь встать, - произнес Шакур, удобнее устраиваясь в кресле. Махкал занял соседнее. - И не забудь, снять надо всю одежду.
   Драко поднялся на ноги. Руки тряслись. Паника билась где-то в горле, сердце стучало. Отдаваясь набатом в висках. Драко сглотнул. Затем дрожащими руками стянул с себя мантию. Стал расстегивать пуговицы на рубашке. Получалось плохо. Наконец, она полетела на пол. За ней последовали туфли, брюки, носки. Драко замер. На нем остались только плавки.
   - Все, - резко бросил Шакур. Драко стянул плавки и остался обнаженным под жадными взорами трех мужчин. А посмотреть было на что. Такой же изящный, как и Данаб, только кожа светлая, чуть выше ростом. Шакур предвкушающе улыбнулся.
   Драко дрожал, но не от холода. Он чувствовал эти пожирающие взгляды. Он был знаком с мужской любовью, но никогда не был снизу. Сейчас он прекрасно сознавал, что ему уготовано. Но и сделать ничего не мог.
   - Подойди, - приказал Шакур. Драко не двинулся с места. Шакур взглянул на Аббаса. Тот подтолкнул юношу. Драко от толчка сделал несколько шагов и оказался в полуметре от кресла, в котором сидел Шакур. - Ближе. Я сказал, ближе.
   Драко не шевелился, упрямо глядя в пол. Махкал и Шакур обменялись взглядами. Да, это будет интересно, приручивать двух таких разных котят. Аббас надавил на позвоночник в районе ключицы, вынуждая Драко сделать шаг вперед. Ноги коснулись шаровар принца. Драко напрягся.
   - Ты знаешь о мужской любви? - поинтересовался Шакур у юноши. Драко кивнул.
   - Ты уже занимался любовью с мужчиной или юношей? - Шакур чуть сжал губы, ожидая ответа. Ему не нравилось предположение, что юноша мог оказаться не девственником. Драко снова кивнул. - Значит, ты уже не девственник? - решил уточнить принц. Драко вздрогнул и помотал головой. - Да или нет?
   - Я ..., - начал Драко, но смущение не давало говорить.
   - Ты девственник? - переспросил Шакур. Драко кивнул. Принц улыбнулся. Это было замечательно. - Покажи мне себя.
   Драко недоуменно поднял глаза на принца, не понимая, чего тот хочет. Шакур усмехнулся.
   - Я хочу увидеть все твое тело. Подними руки и заложи за голову, раздвинь ноги, но сначала отойди на два шага назад, и не смей опускать голову.
   Драко еле уловимо вздохнул, но решил выполнить приказ, хотя очень не хотел это делать. Но эти люди все равно бы добились своего. Только вот вопрос, каким способом. Драко встал так, как ему приказали. Шакур, Махкал и Аббас рассматривали юношу. Тот же закусил губу, пытаясь справиться со своим отчаянием. Кто бы мог подумать, что у Малфоев есть такие чувства.
   - Замечательно. Подойди ко мне, - приказал Шакур, наслаждаясь видом обнаженного тела. Драко подошел. Шакур дернул юношу за руку на себя. Глаза шокировано распахнулись. Он оказался на коленях у принца. Шакур посадил его спиной к себе, затем руками развел бедра юноши. Драко дрожал. - Успокойся. Я не собираюсь тебе причинять боль, - прошептал Шакур на ухо юноше. Руки скользили по телу, задели член. Возбуждения не было. Слишком сильно Драко вдарился в панику. Да Шакур и не пытался сейчас его уложить под себя. Развернув голову юноши к себе, Шакур впился поцелуем в губы юноши, требовательно раздвигая ему губы. Драко подчинился. Язык принца начал изучать завоеванную территорию. Юноша почувствовал, что под умелыми губами начал возбуждаться, при этом принц продолжать его поглаживать по груди. Аббас с насмешкой смотрел на обнаженного юношу, который был открыт всему его взору. Паника ударила внезапно, как только до сознания дошло, что тело начало возбуждаться. Шакур сразу же прервал поцелуй.
   /Махкал, усыпи его, пока не началась истерика/ - попросил принц друга. Махкал протянул руку, дотронулся до виска Драко и что-то прошептал. Глаза начали слипаться, тело обмякло. - /Аббас, уложи его/.
   Аббас поднял Драко и отнес на постель. Уложив юношу, телохранитель повернулся к своему принцу. Тот махнул ему рукой следовать за ним.
   /Что скажешь?/ - повернулся он к Махкалу.
   /С ними обоими будут проблемы. Но и удовольствия будет не мало/ - усмехнулся Махкал, после чего поинтересовался - /Ты уже решил, кого собираешься уложить под себя первым?/
   /Думаю, что первым я возьму Фиддаху, он более подготовлен. Данаба надо же учить всему. Боюсь, он вообще не знаком с телесной любовью/ - ответил Шакур.
   /Ну, судя по его воспоминаниям, так и есть/ - кивнул Махкал.
   /Я собираюсь сначала его приручить, постепенно вводя в мир утех/ - пояснил принц.
   /Хорошая идея/ - усмехнулся Махкал.
   /Я вот подумал, может, ты к нам присоединишься?/ - Шакур взглянул на друга. Махкал серьезно посмотрел на принца.
   /Посмотрим/ - просто ответил он.
   /Они же тебе понравились. Я видел. И тебе предстоит их учить магии в свое время. Я ведь прекрасно понимаю, что ты об этом уже думал. Мальчики ведь очень сильные маги. Я прав?/ - Шакур даже остановился.
   /Ты всегда все понимаешь правильно/ - усмехнулся Махкал. - /Они оба сильные маги. Но Данаб магически сильнее. Это будет самая сильная пара магов в истории. Но их необходимо свести вместе и привязать друг к другу. Вот тут и возникают сложности. Они пять лет враждовали./
   /Мы ведь с тобой и не такое делали. Они оба будут в моей постели, более того одновременно. Сначала мы с тобой их приручим и подчиним/ - произнес принц.
   /Мы?/ - переспросил маг.
   /Да, в конце концов, пора заканчивать с двусмысленностью наших с тобой отношений/ - серьезно произнес Шакур, глядя на Махкала.
   /Ты не помнишь нас последний разговор?/ - поинтересовался маг.
   /Я помню. Но это позволено только тебе/ - ответил Шакур.
   /А твой гарем?/ - усмехнулся Махкал.
   /Остаются только Данаб и Фиддах/ - улыбнулся принц. Аббас фыркнул. Шакур повернулся к нему и недобро усмехнулся. - /Вот когда привезут ваш подарок, я и посмотрю, как вы будете его делить с Алишером/
   /Подарок, Саид?/ - Аббас уставился на принца.
   /Да, я дарю вам оборотня/ - усмехнулся Шакур. Аббас посмотрел на Махкала, тот усмехнулся и кивнул, подтверждая слова принца. Глаза Аббаса сверкнули.
   /Он в вашем с Алишером вкусе/ - пояснил маг. - /Вы знаете о нашей с Саидом идее. Вот и будете ее воплощать в жизнь/
   /Благодарю, Саид/ - разулыбался телохранитель.
   /Иди, Аббас. Сегодня ты свободен/ - отмахнулся принц, возвращая внимание своему другу.
   Махкал подождал, пока Аббас исчезнет из виду, после чего притянул к себе Шакура и впился ему в губы жестким поцелуем, утверждая на него свои права. Шакур, привыкший быть сверху, сдался без боя принимая на себя пассивную роль. Махкал раздвинул губы принца языком и углубил поцелуй. Рука легла на затылок, фиксируя голову. Второй рукой Махкал обнял Шакура за талию и притянул к себе плотнее. Оба были возбуждены. Юное тело, которое они разглядывали не оставило обоих безучастными, а сейчас напряжение вырвалось наружу, сметая все границы. Махкал толкнул принца в сторону двери, открыл ее пинком и втянул в комнату Шакура.
   -Раздевайся, я хочу тебя видеть, - прошептал маг. Шакур медленно стал сбрасывать с себя одежду, обнажаясь перед любовником. Они играли в эти игры, но никогда не доходили до конца, ограничиваясь минетом. Махкал провел рукой по обнаженному телу принца, тренированному, стройному. Шакур подался навстречу ласке. Он давно уже мечтал о маге, как о своем любовнике, но это было возможно только при одном случае, если он, Шакур, будет снизу. Долгое время он не решался, но больше ждать не мог. Теперь у него будет Махкал, хотя по сути, именно он будет принадлежать Махкалу, а у них обоих будут Данаб и Фиддах.
   Руки мага ласкали возбужденно тело принца. Шакур так и не смог вспомнить, когда оказался лежащим на спине на шелковых простынях. Махкал снова втянул его в поцелуй, сладкий и жгучий. Хотелось извиваться под магом, таким искусным в своих ласках. Он словно знал все эрогенные зоны принца.
   Им обоим было не до нежности. Слишком долго они друг друга ждали. Два переплетенных тела. Стоны. Вздохи. Крик. Одно тело на двоих. Одни чувства. Полное слияние. Апогей - оргазм, накрывший обоих.
   Махкал расслабленно лежал, приобняв теперь уже своего любовника. Шакур спал, пресыщенный и довольный. Махкал улыбнулся. Он мечтал о Шакуре с четырнадцати лет и вот, наконец, то отдался ему. Осталось только приручить двух котят, но этим они займутся позже.
   Яхта "Золотой песок" уносила двух подростков, мирно спящих в своих каютах, к далеким берегам Аравии, к новой жизни.
   Поделиться713.05.2009 11:01
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 6. Первые уроки для Гарри и Драко

   Гермиона, Рон, Фред, Джордж и Джинни сидели в комнате на втором этаже в особняке Блеков, штабе Ордена Феникса. Все пятеро были мрачны. Никаких новостей о Гарри не было. Несколько дней назад похитили Драко Малфоя. Как бы они к нему не относились, такого даже ему не хотели пожелать.
   - Мда, что-то все как-то очень мрачно, - произнесла Джинни.
   - И не говори, сестренка, - покачал головой Фред. Они даже в последнее время перестали с Джорджем говорить на пару. Правда, кроме собравшихся этого никто не заметил.
   - Вам удалось что-нибудь подслушать? - обратилась к близнецам Гермиона.
   - Ничего такого, что дало бы нам хоть какую-то зацепку, - вздохнул Джордж. - Что же такого узнал Гарри?
   - Нам это не выяснить. Но хорошо, что он нашел способ нас предупредить, - Гермиона встала и подошла к окну. - Знаете, мне кажется, что Гарри что-то узнал в банке.
   - Почему? - недоуменно посмотрел на девушку Рон.
   - Посудите сами, он побывал в банке. Перевел деньги вам и профессору Люпину. Назначил содержание. Возможно, он решил уйти еще до этого, но у меня такое чувство, что банке он принял окончательное решение. А это наводит на мысль о том..., - Гермиона замолчала.
   - Не томи, - произнес Джордж.
   - Дамблдор, скорее всего, пользовался деньгами Гарри. Возможно, Гарри нашел там какие-то документы или письма родителей, где они что-то рассказали о директоре, - продолжила свои предположения девушка. Если бы Гермиона знала, насколько близко она подобралась к правде.
   - Это имеет смысл, - кивнул Фред.
   - Что вы решили насчет школы? - Гермиона взглянула на близнецов.
   - Мы возвращаемся. Уже и письма получали. В тот же день, что и вы. Только сова прилетела в нашу комнату, вот пока никто и не знает. Странно, что Дамблдор ничего не сказал родителям. Он, похоже, пока не в курсе о нашем возвращении, - произнес Джордж.
   - Ага. МакГонагалл прислала нам еще и отдельное письмо, - хмыкнул Фред.
   - Кстати, мы будем учиться с вами на одном курсе, - Джордж посмотрел сначала на Гермиону, затем на Рона.
   - Блин, как мы без Гарри будем играть в квиддич? - Рон беспомощно посмотрел на всех.
   - Джинни его заменить. Не забывай, Малфоя тоже нет. И навряд ли он появится, - произнесла Гермиона. - Что вы так на меня уставились? Газеты читать надо. Там же было написано, что Гарри и Малфоя похитили одно люди. Так что если появится Малфой, то появится и Гарри. Но у меня такое чувство, что и того и другого мы увидим не скоро.
   - Гермиона, ты чего? - Джинни со слезами уставилась на подругу.
   - Не знаю. Просто чувство такое. Мы еще долго не увидим Гарри. Самое главное, что он не у Волдеморта, - задумчиво произнесла девушка. На имени Темного лорда, четверо Уизли вздрогнули. Гермиона закатила глаза. - Может. Уже хватит дрожать от его имени. Гарри прав. Это только имя. Даже не имя, прозвище. Так что, привыкайте называть его нормально, а не как-то-там -еще.
   - Гермиона, ты что-то разошлась, - хмыкнул Джордж.
   - Надоело все, - Гермиона плюхнулась на кровать. - Я тут долго думала. И знаете до чего я додумалась?
   - До чего? - подозрительно спросила Джинни.
   - Что все это хорошо срежиссированный спектакль. С нами в главных ролях, - произнесла Гермиона, затем ядовито продолжила. - Представляем вам спектакль под названием "Учеба в Хогвартсе. Приключения гриффиндорцев". В главной роли Золотое трио - Гарри Поттер, Рон Уизли и Гермиона Грейнджер. Режиссер спектакля - директор Хогвартса, Альбус Дамблдор.
   - Мда, - пробурчал Джордж.
   - Мерлин! А ведь ты права, - прошептала Джинни.
   - Ага, - кивнул Фред. - И что будем делать?
   - Создавать свою коалицию, - бросила Гермиона.
   - Чего? - в один голос просили все четверо Уизли.
   - Нам надо собрать группу, которая не поддерживает директора, - пояснила Гермиона.
   - Это в основном слизеринцы, - произнесла Джинни.
   - Значит, надо договориться со слизеринцами, - отмахнулась Гермиона.
   - Так, первый пункт нашего плана - подружиться со слизеринцами, - произнес Фред.
   - Но так, чтобы не заподозрил директор, - закончил за него Джордж.
   - Чтобы никто не заподозрил, - добавил Рон.
   - Ты согласен? - Гермиона посмотрела на парня.
   - Я верю Гарри. Раз он написал то, что написал, значит, для этого есть веская причина, - решительно произнес Рон.
   Пять студентов Гриффиндора строили свои планы, не зная, что яхта "Золотой песок" уносила их друга и школьного врага к новой жизни, совсем не такой, какая могла бы им представиться. И Гермиона была права, говоря, что они не скоро увидят Гарри Поттера и Драко Малфоя. Они еще не знают, что в скором времени исчезнет последняя надежда на то, чтобы найти их друга - Ремус Люпин. Они не знают, что прежде, чем встретиться с Гарри и Драко, как в скором времени он начнут называть своего школьного врага, им придется пережить массу приключений, пройти через боль.
   Драко сидел в своей каюте, запертый на замок. Он мог двигаться только по каюте и ванной. Одежду он не нашел., поэтому завернулся в простыню. В комнату входил тот телохранитель - Аббас и еще один человек. Он назвался Азраром. Он приносил еду. Три раза в день делал ему массаж и наносил на тело какое-то масло. Драко был уверен, что кожа стала намного чувствительной. Он быстро понял, что его готовят к ночи с тем человеком. Но страх перед этими людьми был слишком велик, чтобы сопротивляться. Аббас всегда был рядом и не известно к чему бы привело сопротивление.
   Драко вспоминал свою жизнь в Малфой-меноре, разговоры с отцом, Хогвартс, постоянные перепалки с Поттером. Как же ему хотелось все это вернуть. Как хотелось, чтобы рядом оказался Поттер, и можно было бы с ним позубоскалить. Но ничего этого не было.
   Двери открылись. Драко поднял голову. В глазах отразился страх. В каюту вошел Шакур. "Он пришел. Теперь все и случится", - обреченно подумал Драко. Шакур встал посреди каюту и молча смотрел на съежившуюся на огромной тахте фигурку беловолосого юноши. Простыня, прикрывающая юношу, была серебристого оттенка, что выгодно подчеркивало красоту Драко. Драко следил за малейшим проявлением эмоции на лице принца. А тот пока их никак не проявлял, спокойно изучая юношу.
   - Тебе не кажется, что ты забыл, как ты должен меня встречать? - в голосе Шакуре не было намека на гнев или недовольство. Драко сглотнул, пытаясь припомнить, о чем толкует мужчина. Но мысли разбегались, не давая определенного ответа. Шакур усмехнулся панике, мелькавшей в глазах его котенка. - Ты вспомнил?
   Драко медленно встал на колени на тахте, сильнее завернувшись в простыню. Шакур уже веселился во всю.
   - Иди сюда, - ласково позвал принц Драко. Юноша медленно сполз с тахты и подошел к Шакуру. Тот зацепил двумя пальцами Драко за подбородок и поднял ему голову. Темные глаза Шакуру и серебристо-серые Драко встретились.
   - Ты смирился, - констатировал факт Шакур. - Почему?
   Драко молчал, тело сотрясалось от дрожи. Страх и нарастающая паника никак не позволяли взять себя в руки. Шакур прекрасно видел в каком состоянии юноша.
   - Так, почему ты решил смириться? Я жду ответа, - Шакур смотрел прямо в глаза блондина. Рот пересох, Драко боялся заговорить. - Не бойся, отвечай.
   - Вы же сказали, что меня никто не найдет. Из -за этого, - Драко чуть пошевелил рукой, на которой красовался серебряный браслет с жемчужинами. Шакур положил вторую руку на шею Драко, поверх ошейника, другой все еще удерживая голову юноши за подбородок.
   - Да, верно. Как бы тебя не искали, это ни к чему не приведет, - кивнул головой принц. - И это все?
   - Мне только пятнадцать лет, скоро будет шестнадцать. Что я могу сделать против вас? - отчаяние вырвалось наружу. По щекам покатились слезы. Шакур нежно стер слезинки. "Нет, он не смирился. Сейчас в нем говорит отчаяние. Он подчинится, но рано или поздно попытается сбежать. Хороший котенок", - улыбнулся про себя Шакур.
   - Сними простыню, - просто произнес Шакур, отпуская юношу и делая шаг назад. Драко нервно сглотнул. "Неужели сейчас? Я не хочу!" - паника и отчаяние рвались наружу. Но все-таки он подчинился. Простыня легко соскользнула на пол, образовав у ног юноши шелковую лужу. Шакур с удовлетворением окинул изящную фигурку юноши, внутри стало просыпаться желание. Раз пока он не может заняться своим первым котенком, он получит удовольствие от второго. Шакур сам не мог объяснить, почему отдает предпочтение именно Данабу. Ему очень нравился серебряный Фиддах, но любимцев, даже еще не побывав в его объятиях, был Данаб. Но, как сказал Махкал, сначала надо было научить юношу закрывать свое сознание от вмешательство этого английского маньяка-переростка. А пока... Шакур плотоядно улыбнулся. Драко задрожал. Он не был в полном смысле девственником и знал что будет происходит, но никогда не думал, что может оказаться в такой ситуации.
   - Хороший мальчик, - Шакур протянул руку и погладил Драко по щеке. Тот же замер, стараясь даже не дышать. Пальцы очертили овал лица, спустились на шею, пробежали по ошейнику и продолжили свое путешествие уже по груди. - Подойди ко мне ближе, повернись спиной и прижмись ко мне, - последовал приказ ласковым голосом. Драко на негнущихся ногах сделал шаг к принцу, повернулся и прижался телом к груди принца. Он задрожал, почувствовав, как член мужчины, уже возбужденный, прижался к его попке. Шакур начал ласкать юношу, но тот был так напряжен. Его следовало успокоить. Шакур наклонил голову и прихватил зубами мочку уха юноши. Руки ласково и нежно ласкали грудь и живот. Вот Шакур прихватил пальцами один сосок, потеребил его. "Азрар знает свое дело. Котенок даже не сознает, как дрожь страха перерастает в дрожь возбуждения. Его как шелк и так чувствительна", - усмехнулся Шакур про себя, наслаждаясь прекрасной кожей под своими руками. Драко не знал, что делать. Руки умело его возбуждали. Когда пальцы затеребили сосок. Ему захотелось выгнуться, но он всеми силами держался. Шакур улыбнулся, продолжая играть с мочкой уха. Одной рукой он продолжал теребить сосок, а вторую опустил к паху. Драко напрягся.
   - Тшш, мой котенок. Мы пойдем до конца. Ты должен понять, что принадлежишь мне и твое место в моей постели, а твое тело создано для моего удовлетворения, - прошептал принц на ухо блондину. Драко забился в объятиях Шакура. Тот сильно сжал член, причиняя боль, а одновременно с этим больно ущипнул и оттянул сосок, вызывая у Драко болезненный стон. А затем продолжил нашептывать на ухо.- Ты должен называть меня Господином или Саидом, Фиддах. Ты мой раб, мой гаремный мальчик, - Драко попытался вырваться, но рука сильнее сжала член, затем его отпустили и толкнули к тахте. - Встань на карачки на край. Быстро, - в голосе появился металл. Драко всхлипнул, подошел к тахте и опустился в приказанную позу. - Раздвинь ноги, руки согни в локтях, спину прогни, - снова приказы. Кусая губы и глотая слезы, Драко подчинился. Возбуждение ушло. Теперь был только страх. "Он меня изнасилует. Почему? Он же сначала был ласковым?" - вопросы бились в голове, не давая ответов.
   "Извини, котенок. Но ты не Данаб. Тебя сначала надо сломать. Убить твою гордость, а потом заново собрать, но уже совсем другим. Если я хочу, чтобы вы с Данабом были рядом и не поубивали друг друга, то мне надо тебя сломать. Извини, моя жемчужина", - подходя к юноше, думал Шакур. Ему не хотелось так поступать, но по-другому было нельзя. Он достал из кармана шикарного халата тюбик с любрикантом, отвинтил крышку, зачерпнул вязкой мази и нанес ее на сморщенное отверстие. Затем отложил тюбик с в сторону. Доставлять лишней боли он не собрался. Смазанный палец надавил на сфинктер и по фалангу вошел внутрь. Драко дернулся, пытаясь освободиться от проникновения.
   - Замри. Если снова попытаешься мне сопротивляться, будешь наказан, - холодно произнес Шакур. Драко всхлипнул и замер. Пальцы вцепились в простыню.
   Шакур секунду смотрел на напряженную спину юноши, а затем начал все сначала. Указательный палец скользнул внутрь на фалангу, затем протолкнулся дальше. Юноша старался не двигаться, но напряжен был до предела, чем еще больше усиливал боль. Новый всхлип оповестил Шакура о том, что, если юноша не расслабиться хоть чуть-чуть, ему будет только больней. Палец дошел до конца. Драко молча глотал слезы. Возбуждения у него не было. Понимая, что ничего сделать не может, он попытался расслабиться, вспоминая свой опыт с другими мальчиками, когда был сверху. С трудом но ему удалось чуть расслабиться. Шакур удовлетворенно улыбнулся, почувствовав, что юноша перестал сопротивляться. Он начал медленно двигать палец внутри. Сделав пару движений, он прибавил второй палец. Стон боли вырвался из горла Драко. Шакур его не щадил. Вот добавился третий палец. Пальцы задели простату, вызвав волну удовольствия. Непроизвольно Драко начал возбуждаться. От этого он стал чувствовать себя еще более унизительно. Шакур вынул пальцы, смазал свой возбужденный член и приставил головку к анусу. Драко запаниковал, но сильный руки схватили его за бедра, удерживая на месте. Толчок. Головка прошла внутрь. Судорожный всхлип. Секунда и Шакур одним резким ударом лишил Драко девственности. Крик заглушился всхлипами. По щекам градом текли слезы. Возбуждение спало. Шакур несколько мгновений не двигался, а затем вышел на всю длину своего немаленького члена и резко вошел, ударив в простату. Крик боли Драко смешался со стоном наслаждения принца. Раз разом ударяя в простату, Шакур вбивался в тело Драко. Боль смешалась со страхом и унижением. "Ничего уже не будет как прежде", - обречено подумал Драко. Он уже не понимал сколько времени он стоит в такой положении. Просто хотел, чтобы все закончилось. Никакого удовольствия он не испытывал. Шакур сделал еще несколько резких движений и излился глубоко внутри юноши. Он не торопился выходить. Его цель не предполагала того, чтобы принести удовольствие его котенку. Тот сначала должне был узнать свое место, а вот потом... Потом удовольствие будет взаимным. Процесс ломки начался. Шакур вышел из Драко, не убирая рук с его бедер.
   - Возьми таз и губку. Приведи меня в порядок, - произнес он, шлепнув Драко по ягодицам. - Марш.
   Драко медленно и осторожно встал, стараясь не причинить себе лишней боли. По внутренней стороне бедра побежали молочные струи. Он взглянул на стоящего перед ним мужчину. Тот даже не снял с себя одежду, лишь расстегнул халат и выпустил член наружу.
   - Марш. Иначе будешь чистить меня своим языков, - холодно произнес принц. Драко сглотнул и направился в ванну. Идти было трудно. Он быстро наполнил тазик теплой водой, взял губку и полотенце, затем вернулся в комнату. Принц взглянул на него и приказал. - На колени.
   Драко подошел к Шакуру, осторожно встал на колени и стал обмывать член принца, затем промокнул его полотенцем. Не зная, что делать дальше, он замер, смотря в пол. Шакур заправил одежду и пошел к выходу, оставляя юношу стоящим на коленях. У самых дверей принц обернулся и окинул Драко взглядом.
   - Теперь ты знаешь свои обязанности, Фиддах, - дверь закрылась. Драко свернулся калачиком там же на полу. Слезы полились с новой силой. В таком состоянии его и застали Азрар и Аббас. Покачав головой, Азрар влил в Драко какую-то жидкость из маленькой бутылочки. Сознание затуманилось, стало клонить в сон. Аббас отнес юношу в ванную, где они с Азраром его помыли. Азрар, как всегда, нанес на тело юноши масло, затем обработал его попку.
   /Саид был груб/ - произнес Аббас, глядя на одурманенного юношу.
   /Саид решил, что его надо сломать. Саид говорит, что юноша слишком аристократ/ - пробурчал Азрар.
   /Он ведь его изнасиловал?/ - Аббас с сочувствием оглядел обнаженного юношу.
   /Можно сказать и так/ - проворчал в ответ Азрар. Аббас вздохнул.
   /Хорошо, хоть он не выбрал такую тактику для Данаба/ - вздохнул Азара.
   /Ты что? Данаб бы сломался окончательно. Он и так похож на смертника/ - Аббас в шоке посмотрел на евнуха.
   /Вот и я о том же/ - ворчливо произнес Азрар.
   /Фиддах выдержит. Ему его аристократическая гордость не позволит сдаться. Он даже не заметит, как Саид и Махкал его перекроят/ - усмехнулся Аббас.
   Махкал вошел в отведенную для Данаба каюту. Она ничем не отличалась от той, в которую был помещен Фиддах. Сначала он даже не заметил юношу. Тот сидел в кресле в углу, уставившись куда-то в пространство. Махкал закрыл за собой дверь. Юноша не отреагировал. Махкал в несколько шагов подошел к юноше и положил руку ему на плечо. Гарри вздрогнул и посмотрел на мужчину. Махкал увидел, как в глазах промелькнул страх, который затем тщательно был скрыт равнодушием.
   "Он не безнадежен. Это лишь попытки спрятаться за равнодушием. Не надо, мальчик. Я же видел какой ты на самом деле. Ты еще будешь плавиться в руках Шакура и моих, умоляя нас взять тебя. Можешь мне поверить", - разглядывая юношу, думал маг.
   - Нам надо поговорить, Данаб, - произнес Махкал. Юношу уже откликался на это имя. Заслуга Азрара и Алишера. Правда, мальчик не особенно и сопротивлялся. - Есть проблема, которую нам с тобой надо решить.
   Гарри смотрел на старшего мага, нервно теребя браслет на правой руке, что не ускользнуло от внимания Махкала. Маг протянул руку и приподнял голову юноши за подбородок, запрокидывая ее выше, так, чтобы смотреть юноше в глаза.
   - Данаб, я знаю, кто ты. Знаю, кем ты был до того, как попал к нам, - Махкал внимательно следил за выражением глаз юноши. Тому не удалось скрыть своих эмоций: страх, паника, затем боль, обреченность и, наконец, апатия. Махкал вздохнул и покачал головой. Взяв юношу за руку, он потянул его из кресла. Гарри не сопротивлялся. Махкал вывел его из каюты и потянул за собой. Юноша спокойно шагал за ним. Они вышли на палубу. Маг подвел юношу к лежакам.
   - Ложись, - приказал Махкал. Гарри безропотно выполнил приказ. Махкал лег рядом. - тебе не надо меня боятся. Я тоже маг. Эти браслеты, - Махкал провел по браслету на руке Гарри, а затем провел рукой по ошейнику, - блокируют твою магию, а также они скрывают твою магию, что никому, слышишь, никому не позволит тебя найти. Данаб, ты понимаешь, где находишься? И что тебя ждет? - Махкал пристально смотрел на темноволосого юношу. Тот кивнул в ответ. - Я хочу услышать твой ответ.
   - Да, понимаю, - совершенно ровным тоном произнес Гарри.
   - Что именно ты понимаешь? - настаивал Махкал на ответе. Гарри повернул голову к магу и посмотрел тому в глаза.
   - Я понимаю, что должен буду заниматься сексом с принцем Шакуром, что я его раб, что он может сделать со мной все, что захочет, - равнодушно произнес Гарри.
   - Ты боишься этого? - Махкал решил добиться правды от юноши, его истинных чувств.
   - А это что-то изменит? - какая-то искра промелькнула в глазах юноши.
   - Нет. Но должен же ты что-то чувствовать насчет всего этого, - произнес маг.
   - Мне все равно, - Гарри отвернулся. Махкал обратил внимание, что юноша лежит с ним совершенно спокойно. Похоже, что Азрар предпринял кое-какие меры в подготовке юноши.
   - Данаб, я хочу, чтобы снял рубашку, - спокойно произнес Махкал и взглянул на лицо юноши, ожидая реакции. Тот спокойно сел и стянул рубашку через голову, откинул ее в ноги, лег обратно. Махкал чуть приподнял бровь. Никаких эмоций на лице. Махкал решил поэкспериментировать. Он положил ладонь на грудь юноши, чуть подержал, а затем легкими движения стал поглаживать кожу, водя рукой от шеи до пояса свободных брюк. Юноша напрягся. - Ты очень послушный. Это хорошо. Раб и должен быть послушным. Но наш разговор не об этом.
   Гарри чуть повернул голову. Взгляд был напряженным. Махкал усмехнулся, продолжая поглаживать обнаженный торс юноши.
   - Зачем вы это делаете? - вырвалось у Гарри помимо воли.
   - Что именно? - невинно спросил Махкал, точно зная, о чем говорит юноша.
   - Это, - Гарри передернул плечами.
   - Мне нравится, - Махкал не стал дальше делать вид, что н понимает. На лице Гарри появилось недоумение. - Что?
   - Я не понимаю, - растерянно произнес юноша.
   - Идем, - Махкал поднялся с лежака и помог встать Гарри.
   - Куда? - испуганно спросил юноша.
   - Не бойся, первая ночь с тобой принадлежит принцу Шакуру, - усмехнулся Махкал. Гарри стоял как вкопанный. - Я не веду тебя к принцу. Он сейчас занят. А нам с тобой нужно поговорить и начать обучение.
   - Какое? - отпрянул Гарри.
   - Данаб, - Махкал взглянул на Гарри. - У тебя связь с тем, кто оставил тебе когда-то шрам. Сделав операцию, мы тебя ослабили. Ты должен научиться автоматически защищать свой мозг. Ни ошейник, ни браслеты тут не помогут. Сейчас тебя защищаю я и те маги, кто находятся рядом. Но это не вечно и отнимает много сил.
   Гарри недоверчиво смотрел на мужчину перед собой.
   - Зачем вам это надо? - задал он вопрос.
   - Ты принадлежишь принцу Шакуру. Ты его собственность, - произнес Махкал. Гарри посмотрел на свои браслеты. Махкал увидел и покачал головой. - Нет, они не олицетворяют твое рабство. Знак раба ты получишь, когда мы прибудем во дворец.
   - Знак раба? - сглотнул Гарри.
   - Я вижу, ты начинаешь осознать положение дел. Это хорошо. Данаб, ты - раб, мальчик для постели, собственность. Тебя могут наказать, продать. Ты не имеешь никаких прав, только обязанности. И твоя главная обязанность - доставлять удовольствие принцу, в первую очередь.
   - А кому еще? - Гарри в ужасе смотрел на мага. Тот про себя поаплодировал юноше за сообразительность.
   - Мне, - прозвучал ответ на вопрос Гарри. - Ты должен будешь обслуживать и меня.
   Гарри побледнел. Махкал подошел к юноше и положил руку ему на плечо.
   - Это не сон, Данаб. Прими реальность, - тихо произнес маг. Юноша начала бить дрожь. Махкал отошел и, взглянув на юношу, бросил. - Следуй за мной.
   Юноша на негнущихся ногах последовал за магом. Внутри, казалось, все замерзло. Ладони сводило от внутреннего холода. Махкал прошел по коридору, Гарри шел в двух шагах за ним. Маг открыл дверь.
   - Входи, Данаб, - Гарри прошел мимо мага и вошел в комнату. - Садись на пол, - Гарри сел. Махкал устроился напротив него. - Как я уже сказал, тебе надо научиться защищать свой мозг от вторжения извне.
   Гарри скривился, вспомнив уроки окклюменции со Снейпом. Махкал прекрасно понял, о чем только что вспомнил сидящий перед ним юноша.
   - Нет, мы будем учиться не таким способом. Он принес больше вреда, чем пользы. Твой предыдущий учитель разрушил твой природный блок, сделал тебя уязвимее. А теперь закрой глаза и слушай, что я тебе говорю. Слушай только мой голос. Забудь об остальных звуках. Их нет.
   Махкал вошел в роскошную каюту, которую занимал принц. Тот лежал на тахте. Как только дверь открылась, Шакур обратил свой взор на входящего.
   - Как занятие? - поинтересовался принц.
   - Интересно и совсем не так, как я ожидал, - усмехнулся Махкал, проходя в комнату и скидывая с себя черный восточный халат. Он забрался на тахту и устроился рядом с принцем.
   - И что не так? - Шакур приподнялся.
   - Да, все так. Данаб готов, - произнес он.
   - К чему? - не понял принц.
   - Чем быстрее ты позовешь его в свою постель, тем лучше, - пояснил свои слова маг.
   - Вот даже как, - протянул Шакур.
   - Да, только с ним надо ласково. Я смог вытянуть его на разговор. Он понимает, что происходит, но до сих пор не осознавал до конца, - Махкал прикрыл глаза.
   - А теперь сознает? - Принц посмотрел на мага.
   - Теперь, да. Это пугает его до смерти. Но чем быстрее ты начнешь приобщать его к радостям секса, тем быстрее он справиться, - произнес маг.
   - Предлагаешь начать? - принц откинулся на спину.
   - Да. А я параллельно продолжу занятия. Он очень способный. Удивительно, что его не пытались по настоящему учить. Это позор. Загубили бы такой дар, - произнес Махкал.
   - Ну, что же. Завтра я позову его к себе. Начнем обучение, - принял решение Шакур.
   - Как прошло с Фиддахом? - поинтересовался маг.
   - Я начал его ломать. Думаю, на это хватит недели. Он сильно испуган. Сейчас переживает свое сегодняшнее унижение. Думаю, ты должен присоединиться, - произнес Шакур.
   - Завтра. Се завтра, а сейчас, - Махкал резко повернулся и оказался на принце. Их глаза встретились. Слова были больше не нужны.
   Поделиться813.05.2009 11:02
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 7. Уроки Драко и Гарри

   Драко медленно двигался вдоль стены. Он все равно сбежит отсюда. Он тут не останется, никогда. Он не будет им подчиняться. Последние три дня. С тех пор как первый раз пришел этот принц, все повторялось по одному и тому же сценарию. Принц приходил, ставил его раком и трахал в свое удовольствие, а потом уходил. Такого унижения он больше не допустит. Он никому не позволит пользоваться собой. Он найдет способ сбежать. Драко остановился и прислушался, где-то чуть в стороне слышались приглушенные всхлипы. Кто-то плакал.
   Следующее мгновение и Драко пролетел по коридору несколько метров и упал на спину. Он посмотрел на того, кто так поступил с ним. Там стоял принц, очень злой. Драко про себя застонал. Страх накатил сразу же, как только Шакур заговорил.
   /Аббас, к стене его, десять ударов с оттяжкой/ - прорычал Шакур, метая глазами молнии. Аббас появился за спиной принца, секунду смотрел на Драко, потом в несколько шагов подошел к юноше вздернул его на ноги и поволок за собой. Его протащили куда-то вниз, затолкнули в маленькую каюту, сдернули одежду и распяли на стене, ногах и руках были защелкнуты наручники. Драко в ужасе ожидал, что будет дальше. Первый же удар заставил его закричать. За ним последовал второй, третий... Десятый стал последним.
   - Ты не должен был этого делать, - произнес Аббас. Драко слышал, как араб-телохранитель покинул комнату. Все удары пришлись по ягодицам, они горели. В голове сидела мысль, что теперь останутся шрамы. Но Драко не знал, да и не мог знать, что кнут был обработан специальным составом, сваренным джезказганами. Свойства этого зелья были в том, что при любом нанесении ударов по телу пленника или раба, на этом самом теле шрамов не оставалось. Так что наказание можно было применять спокойно, не боясь попортить свое имущество. Вот Драко и испытал впервые на собственной шкуре, что значит быть по-настоящему наказанным.
   Драко всхлипывал, по щекам все еще бежали слезы, но это уже были слезы не столько от боли, сколько от унижения и примешанной к ней ярости. Как же не хотелось здесь оставаться. Он все равно сбежит. Найдет способ и сбежит. Драко прижался щекой к стене, к которой был прикован.
   Дверь открылась. Драко напрягся. Несколько шагов и человек стоит за его спиной. Рука пробежала по позвоночнику, сверху вниз, и легла на горящие ягодицы. Драко вздрогнул. Прикосновение обожгло.
   - Зачем ты это сделал? - голос не принадлежал принцу, это был тот, второй. - Неужели ты не понимаешь, что делаешь только хуже себе?
   Драко молчал. Хотелось вжаться в стену, уйти от прикосновений. Но ничего не получалось. Махкал прошептал что-то. Боль с ягодиц ушла. Рука погладила Драко по попке и чуть сжала правую ягодицу. Драко стиснул зубы.
   - Сейчас ты пойдешь со мной. Будешь вымаливать прощения у принца. Войдешь в комнату, опустишься перед принцем на колени, и будешь ждать, что он тебе прикажет. Выполнишь его приказ беспрекословно, - голос Махкала был холоден и не предвещал ничего хорошего, если Драко попробует выкинуть что-нибудь не то.
   Махкал отстегнул наручники и подтолкнул юношу к двери. Драко затравленно посмотрел на свою одежду, разорванную телохранителем.
   - Пойдешь так, - бросил Махкал. Драко сначала вспыхнул, а затем побледнел. Это было унизительно. - Вперед.
   Драко вышел в коридор и пошел по нему. Махкал шел чуть сзади, направляя его. Драко старался не смотреть никуда. Вдруг он услышал шепотки. Хотелось стать невидимым. Его рассматривали как манекен в магазине, только вот одежды на нем не было. Махкал про себя улыбнулся. Мальчишка решил сбежать. Знал бы он, что браслеты и ошейник покажут его местонахождения всегда. Ему не сбежать. Сейчас, когда он проходит мимо его Джезказганов , которые с интересом, а некоторые и с жадностью его рассматривают, мальчишка испытывает ни с чем несравнимое чувство стыда. Он аристократ, а вынужден идти голым, чтобы вымаливать себе прощение у арабского принца. Посмотрим, чему его научит сегодняшний урок. Сейчас он сдаст Фиддаха Шакуру, а сам направится к Данабу. Алишер доложил, что мальчик плакал. Что могло случиться такого, что он так расстроился? Им надо провести очередное занятие по ментальной магии. А ночью Шакур лишит его девственности. Данаб вступит на новую дорогу жизни. Махкал улыбнулся. Он уже предвкушал удовольствие, которое испытает. Пока Шакур будет занят Данабом, он займется Фиддахом. В конце концов, они гаремные мальчики. А то, что принадлежит Шакуру, теперь принадлежит и ему.
   Драко влетел в каюту принца и рухнул на пол, на колени, от толчка Махкала. Шакур поднял голову сразу, как только дверь открылась, и сейчас с вопросом в глазах смотрел не на юношу, а на мага.
   /Он у нас с характером. Думаю, пора ему понять, что значит действительно быть рабом/ - Махкал подал плечами.
   /Ты так думаешь?/ - Шакур усмехнулся.
   /Мальчишка слишком много себе позволяет. Я, конечно, не думаю, что его надо отдать кому-нибудь. Не за этим мы его забрали, но ведь у него есть не только очаровательная попка/ - Махкал многозначительно посмотрел на принца. Тот усмехнулся и перевел взгляд на Драко. Несколько секунд он разглядывал коленопреклоненного юношу.
   /Посмотрим, как он усвоит такой урок/ - задумчиво произнес Шакур, а затем позвал. - /Алишер!/
   /Да, Саид/ - из-за двери, ведущий во вторую комнату в апартаментах принца появился телохранитель.
   /Позови Аббаса. Мне понадобиться ваша помощь. Надо кое-кому преподать еще один урок/ - усмехнулся принц.
   /Сию минуту/ - Алишер вышел. Принц уставился на Драко, который так и стоял на коленях с опущенной головой.
   - Ползи ко мне, - приказал Шакур. Драко вздрогнул, но с места не сдвинулся. Шакур прищурился. - Ты уже сейчас заработал пять ударов. Не усугубляй своего положения.
   - Шевелись, Фиддах, - прошипел Махкал, наклоняясь к уху Драко. Тот сглотнул и медленно, на коленях, стал приближаться к принцу. Тот сидел в удобном кресле и наблюдал за юношей. Когда Драко был почти рядом с ним, он раздвинул ноги и произнес.
   - Встань между моих ног, - Драко подполз и оказался между ног Шакура. - Доставь мне удовольствие, Фиддах. Поработай своим очаровательным ротиком.
   Драко сглотнул еще раз. Он понял, что от него требуется, но просто не мог заставить себя начать. Ему всего шестнадцать, а он оказался в ситуации, когда никаким образом не может повлиять на ситуацию Верить или нет в то, что его не смогут найти, он не знал. Но пока все происходило так, как говорили эти люди. Палочки не было, никаких спонтанных выбросов магии тоже. Это могло означать, что ошейник и браслеты, действительно, блокируют любое проявление магии.
   Размышления Драко были прерваны резким движением. Его схватили за волосы и оттянули голову назад. Глаза Шакура были зло прищурены. Он несколько мгновений смотрел прямо в серые глаза Драко, затем оттолкнул его от себя. Драко опрокинулся на спину.
   - Он ваш. Пока не научится работать своим ртом и языком, не выпускать, - бросил Аббасу и Алишеру. - Можете делать все, что посчитаете нужным, но брать его я запрещаю. Это моя привилегия. Пока.
   - НЕТ! - Драко передернуло. Он попытался вскочить, но был прижат к полу Аббасом. - Я НЕ ХОЧУ.
   - А никого твое мнение здесь не интересует, - бросил Шакур, направляясь к выходу.
   Драко забился в руках Аббаса, который поднял его на ноги. Но что мог сделать мальчик против двух тридцатилетних накаченных воинов. Правильно, ничего. Аббас легко перекинул Драко через плечо и вышел из апартаментов принца. Алишер следовал за ними. Драко попытался сопротивляться. Но много ли сделаешь, когда висишь вниз головой и к верху попой? Его удары по спине, вызывали у Аббаса лишь ухмылку.
   Войдя в отведенную им с Алишером каюту, Аббас кинул Драко на большую тахту. Тот затравленно смотрел на мужчин и попытался отползти от них подальше. Алишер поймал его за ноги и притянул на край.
   - Неужели ты думаешь, что можешь что-то изменить? - Алишер посмотрел на обнаженного юношу.
   - Я не хочу. Отпусти, - всхлипнул Драко.
   - Как сказал Саид, никому не нужно твое мнение, Фиддах. Ты будешь делать то, что сказал наш Саид, - произнес Алишер, все еще удерживая Драко за щиколотку. Юноша попытался взбрыкнуть, ударить араба второй ногой, но тут же был перехвачен Аббасом. Мужчины стащили Драко с тахты и поставили на колени, на пол. Алишер спустил штаны, выпуская на свободу свою плоть. Драко отвернулся. Аббас зафиксировал своими руками голову юноши и повернул его к члену Алишера. Драко плотно сжал губы. Мужчины переглянулись и усмехнулись. Аббас наклонился к уху Драко и прошептал:
   - Саид запретил тебя брать. Он имел в виду, что мы не можем войти в тебя своими челнами, но это не значит, что мы не можем ввести в тебя что-то другое.
   Драко задрожал, когда почувствовал руку Аббаса на своих ягодицах. Палец скользнул между ними и провел по расщелине, стремясь к дырочке. Он разжал губы и придвинул лицо к паху Алишера. Затем открыл рот и взял еще не вставший полностью член араба в рот. На затылок ему легла рука Алишера. Аббас же занимался его попкой. Слеза медленно заскользила по щеке. Выбора не было. Алишер и Аббас занялись обучением Драко.
   Махкал оставил Шакура разбираться с его серебряной игрушкой, а сам направился к золотой. За прошедшие четыре дня Данаб освоил ментальную магию. Махкал диву давался насколько же плохо обучала юношу, разрушали все то, что могло бы ему помочь. В конце концов, Махкал решил, что не зря у мальчика появился взгляд смертника. Из него просто готовили смертника. Он бы не выжил в этой войне. Но и понять, как они собирались его подготовить к убийству этого их английского маньяка, тоже не мог. Мальчика ждала только смерть и больше ничего. Сейчас он в апатии и депрессии. Когда он читал мальчика, то не заглядывал во всю его жизнь, просто повыдергивал его воспоминания, которые на самой поверхности. Это его профессор, который обучал его защите от ментальных атак, все-таки не все разрушил. Мальчик оказался очень сильным. Действительно, он очень могущественным магом может стать. Но сколько же потеряно времени впустую. У него были свои планы на Данаба и Фиддаха. Со временем он их исполнить. Надо только дождаться, когда привезут оборотня. Шакура он уже получил. Получится и все остальное.
   Махкал открыл дверь и вошел в каюту. Данаб сидел там же, где и всегда. В дальнем углу, в кресле. Ничего не выражающий взгляд устремлен в пространство. По щекам бегут слезы. "Что могло случиться?" - спросил сам себя Махкал. Махкал подошел к юноше и положил руку ему на плечо. Гарри вздрогнул от неожиданности. Он не заметил, как вошел мужчина.
   - Что случилось, Данаб? - Махкал поднял голову юноши за подбородок и постарался поймать его взгляд. Но Гарри старательно избегал прямого контакта глаз. Махкал вздохнул. "Так продолжаться не может", - подумал он. Он взял юношу за руку и вытянул из кресла. Тот не сопротивлялся, встал напротив Махкала. Голова опущена. На юноше была легкая туника и из такой же ткани брюки, но ткань не была прозрачной.
   - Я хочу, чтобы ты разделся, Данаб, - произнес Махкал. Безучастно, полностью на автомате, Гарри скинул с себя одежду, оставшись перед мужчиной обнаженным. Именно в этот момент в каюту вошел Шакур. Мужчины встретились взглядом. "Похоже, Фиддах ничего не понял. Надо будет позднее его проверить. Надеюсь, его не засекут", - подумал Махкал. Гарри же напрягся. Сколько бы он не пытался изображать из себя безучастную ко всему куклу, на самом деле все было совсем не так. Ему было страшно. Он старался не смотреть ни на кого, чтобы те не увидели истинного положения вещей.
   Махкал развернул Гарри так, чтобы тот оказался лицом к принцу. Тот с жадностью рассматривал юношу. Возбуждение прилило к паху. Шакур хотел своего золотого котенка. Больше ждать он не хотел. Путешествие в пенаты удовольствия они начнут сейчас, а ночью продолжат. Махкал сделал шаг назад, но увидел, как Шакур покачал головой и улыбнулся. Он снова сделал шаг к юноше и встал почти вплотную за его спиной. Руки легки на плечи юноши, большие пальцы стали гладить изгиб шеи и плеча, задевая нижний край ошейника. Гарри был напряжен. Происходило то, к чему он не был готов. Он знал, что это произойдет, но готов не был. Он запаниковал и попытался уйти из-под рук Махкала. Тот ловко перехватил юношу одной рукой за талию и крепко прижал к своему телу. В ягодицы уперся уже достаточно вставший член. Осознание, что его Шакур предложил ему разделить девственность Данаба, невероятно возбудила. Он захватил волосы юноши в кулак и оттянул голову назад, давая доступ к шее. Шакур подошел к ним. Провел рукой по груди Гарри, покружил на сосках и повел руку вниз, к паху. Гарри закрыл глаза. Шакур обхватил член юноши и несколько раз провел по нему. Махкал наклонился к уху юноши и прикусил мочку. Мужчины бели нежны, никаких резких движений. Оба понимали, что юноша напуган, и пугать его еще больше не хотели. Им нужна была его страсть, а не страх. Они умело начали возбуждать юношу. Спасибо Азрару, который столько времени натирал юношу специальными маслами, делающими кожу нежной и чувствительной к прикосновениям. Оба мужчины знали толк в том, как получить и как дать наслаждение.
   Не так уж и много времени им понадобилось, чтобы возбудить юношу. Ни того, ни другого в этот момент не интересовали чувства юноши. А тот был в ужасе от предательства своего тела, от того, что получает удовольствие от действий двух мужчин. "Я что, извращенец? Мне не должно это нравиться. Я не хочу", - Гарри забился в руках мужчин, но те только усилили свои ласки. Непроизвольный стон вырвался из груди Гарри, когда Махкал снова прикусил мочку уха и потерся вставшей плотью о ягодицы Гарри, а Шакур впился губами в сосок и сжал мошонку. На него накатила волна удовольствия. Тело требовало большего, а мозг кричал, что нужно остановится. Тело не повиновалось. Его подхватили на руки и уложили на тахту. Жадные руки скользили по коже, даря наслаждение. В паху горело. Член стоял колом, но ни тот, ни другой мужчина к нему не прикасались. Шакур повернул голову Гарри к себе и провел пальцем по губам юноши, призывая его приоткрыть губы. Гарри не мог объяснить, почему откликается на желание мужчин. Он же этого не хочет. Тело его предало. Ему нравилось то, что с ним делали. Наслаждение было таким острым, что он кончил даже так, когда к его члену не прикоснулись. Он выгнулся, выплескивая свое семя себе на живот.
   Мужчины и не думали прекращать свои ласки, они только усилили свои попытки. Шакур размазал сперму по животу Гарри и провел рукой по члену юноши, смазывая его. Махкал же терзал его соски, то губами, то руками. Юноша снова начал возбуждаться. Несколько движений руки Шакура по члену вниз вверх снова привели его к готовности. Шакур оставил в покое член юноши и скользнул туда, куда давно хотел попасть, к заветной дырочки. Юноша дернулся, но укус за сосок отвлек его от действий Шакура. Махкал с одной стороны, Шакур с другой провели по внутренней стороне бедер юноши и развели ему ноги и согнули их в коленях. Гарри каким-то уголком сознания понимал, что происходит, но сделать-то все равно ничего не мог. Шакур сместился ниже. Махкал атаковал губы юноши, впиваясь в них поцелуем. Целоваться Гарри не умел, но и мужчинам этого не нужно было. Они подчиняли, давили. Юноше принадлежала роль подчиненного, от должен был быть только снизу. Язык настойчиво требовал впустить себя внутрь. Гарри сдался, открыл губы. Язык ворвался внутрь. Махкал даже не обратил внимания, что юноша ему не отвечает, а лишь дает то, что от него требовали.
   Шакур же достал из кармана заветную бутылочку, смазал пальцы и закружил по дырочки, мгновение и он ввел палец по фалангу внутрь. Гарри забился, сжался. Но Махкал умело отвлек его от вторжения. Медленно Шакур ввел палец до конца. Бедра юноши были напряжены. Он пытался на краю сознания сопротивляться, но все попытки тонули в ласках мужчин. Шакур начал двигать палец внутри, смазывая стенки. Несколько поступательных движений, проворот. Затем он осторожно ввел второй палец и продолжил растягивать юноши, готовя его к вторжению. Гарри застонал от боли, когда появился третий палец. Махкал опустил руку к паху и погладил кожу у основания члена, продолжая при этом терзать губы юноши. Жар в паху становился выносимым, хотелось чего-то большего. Пальца провернулись, вышли и резко вошли внутрь, достав простату. Протяжный стон заставил мужчин улыбнуться. Шакур вынул пальцы, ждать дольше он уже не мог. Он сбросил с себя одежду, быстрыми движениями смазал себя и устроился между ног юноши, подняв их себе на плечи. Осознание ударило по нервам. Глаза выдали страх. Махкал снова впился в его губы, лаская рукой сосок, который уже горел от такого внимания к себе. Гарри выгнулся, пытаясь уйти того, что так настойчиво стало в него входить. Было невероятно больно. Гарри закусил губу, из глаз брызнули слезы. Шакур на несколько секунд замер. Затем, решив, что будет лучше покончить с этим одним разом, резко ударил, вводя член до самого основания. Гарри подбросило на тахте. Он закричал от раздирающей его боли. Махкалу пришлось прижать его к кровати.
   - Тихо, тихо. Сейчас все пройдет, - шептал он на ухо юноше, успокаивающе его поглаживая по груди. Шакур несколько секунд не двигался, давая юноше привыкнуть к вторжению. Когда он почувствовал, что юноша расслабляется, он начал медленно двигаться. Он медленно вышел, оставляя внутри только головку ,и также медленно вошел по самое основание. Сначала было больно. Махкал как мог, отвлекал юношу от того, что делал Шакур. Постепенно боль стала уходить, на его месте появилось наслаждения. Опавший член юноши начал наливаться кровью. Шакур заметил эти изменения и увеличил темп. После нескольких скольжений он изменил угол входа и первый же удар внутрь попал по простате. Гарри застонал от избытка ощущений. Дальше все было именно так, как хотел Шакур. Юноша начал метаться под ним, что-то бессвязно бормоча. Его наслаждение бросалось в глаза. Шакур торжествующе улыбнулся и посмотрел на Махкала, который наблюдал как соединяется тело принца с телом юноши. Он тоже уже разделся и теперь поглаживал себя, все более возбуждаясь от откровенной сцены, разворачивающейся перед ним. Ему так хотелось оказаться внутри Данаба, почувствовать, как стенки прохода сдавят его плоть. Гарри не выдержал первым, изливаясь себе на живот. Стенки сократились, захватывая член принца в сладкий плен. Шакур еще несколько раз вошел в тело, постоянно попадая по простате, и кончил глубоко внутри юноши. Он со вздохом удовольствия вышел из тела юноши. Тот лежал перед мужчинами в совершенно развратной позе, предлагая себя и даже не понимая, как заводит мужчин.
   /Он твой/ - прошептал Шакур, улыбаясь своему магу. Махкал занял место Шакура между ног юноши, забросил их себе на плечи. Мозг вяло выдал: "Это еще не конец?" Махкал размазал сперму с живота Гарри на свой член и вошел в уже разработанную попку, хотя и доставил некоторую боль. Махкал был больше, чем принц. Позволив юноше привыкнуть к себе, Махкал сразу же нашел нужный угол. Шакур же начал дрочить юноше, чтобы снова его возбудить. Умелые действия мужчин привели к нужному результату. Гарри снова метался под мужчиной, стоная от каждого движения внутри себя. И на этот раз юноша выпал из реальности первым. Через некоторое время за ним последовал и Махкал.
   Удовлетворенные мужчины лежали по обе стороны от юноши. Гарри медленно приходил в себя. По мере того, как юноша возвращался в реальный мир, его затапливал ужас. Он резко подскочил на тахте, попытался отодвинуться от мужчин. В глазах плескались паника и непонимание. Махкал перехватил юношу и уложил рядом, дотронулся до виска и произнес заклинания усыпления раньше, чем мальчик вдарился в истерику.
   /Фух, теперь главное, чтобы он все это осознал/ - прошептал Махкал.
   /У него нет выбора. Я не собираюсь теперь его выпускать из наших с тобой рук. Он так сладок. И так наивен/ - улыбнулся Шакур.
   /Что будем делать с Фиддахом?/ - Махкал вздохнул.
   /О он сейчас хорошо работает своим язычком. Аббас и Алишер прекрасные учителя/ - усмехнулся Шакур. Махкал сначала не понял, что имел в виду принц, но потом смысл дошел до него.
   /Ты отдал Фиддаха Алишеру и Аббасу?/ - все-таки решил он уточнить.
   /О, они научат его как правильно делать минет. Я запретил их его брать и только/ - произнес принц.
   /Брать? Но брать можно по-разному/ - Махкал пристально посмотрел на Шакура. Тот многозначительно усмехнулся.
   /Ты не переборщил?/ - поинтересовался маг.
   /Не думаю. А моим телохранителям тоже нужна разрядка, пока не прибудет их подарок/ - произнес Шакур, хитро улыбаясь.
   /Чему ты улыбаешься?/ - спросил маг.
   /Ты не хочешь оказаться во мне?/ - лукавая улыбка появилась на лице принца, но продолжить не успел. Махкал был уже на нем.
   /Ты хочешь продолжить здесь или вернемся к тебе?/ - спросил Шакур.
   /К нам/ - ответил принц, пристально глядя в глаза своего любовника. Мужчины быстро собрались и покинули комнату Данаба. Тот спал навеянным сном, пока еще спокойный.
   А дальше по коридору Драко, глотая слезы, сосал член Аббаса и насаживался на дилдо в руках Алишера. Телохранители принца принялись за поставленную перед ними задачу со всем своим энтузиазмом. Никто им не говорил, сколько времени они должны заниматься обучением Фиддаха. Так что решили воспользоваться предоставленной возможностью на полную катушку. Ну, запретил им Саид взять его, но разрешил все остальное. Они прекрасно поняли, что не могут сами войти в юношу, но это не означало, что они не могут делать это по-другому. Вот они и насаживали юношу сначала на пальцы, а потом перешли к дилдо. На данный момент они заставили юношу кончить уже несколько раз.
   Драко все больше ощущал себя проституткой. Отличие было только в том, что ему никто ничего не заплатит. Он был унижен сверх меры. Сейчас, в данную минуту, он хотел, чтобы его оставили в покое. Задний проход уже саднило от постоянно трения. Если еще до этого он и был возбужден, то сейчас уже было все равно. Главное, чтобы все это кончилось. Аббас вздрогнул, и в очередной раз излился в рот Драко. Тот начал глотать. Один раз его уже наказали за то, что он не проглотил всю сперму. Повторения ему не хотелось. Движения дилдо резко увеличились. Было непрятно.
   - Пожалуйста, - сквозь слезы простонал Драко. - Не надо.
   - Что? - Аббас наклонился к лицу блондина.
   - Пожалуйста, больше не надо, - прошептал Драко.
   - Что именно не надо, Фиддах? - спросил Аббас.
   - Мне больно, - сглотнул слезы Драко. - Там.
   - Здесь? - дилдо остановилось и замерло внутри. Алишер погладил Драко по ягодицам, затем повторил вопрос. - Здесь?
   - Да, - тихо прошептал Драко. - Отпустите меня, пожалуйста.
   Дилдо вытащили. Драко рухнул на пол и свернулся калачиком, рыдания вырвались наружу. Сейчас он не думал ни о своей гордости, ни о том, что он ревет перед мужчинами, которые буквально его насиловали по приказу принца. Хотелось забиться в дальний угол.
   - Теперь ты знаешь свое место? - спросил его Алишер. Драко кивнул. - Я не слышу.
   - Да, - прошептал Драко.
   - Я не слышу, - рыкнул Алишер.
   - Да, - громче повторил Драко. Аббас хмыкнул и поднял юношу на руки. Оба были довольны полученным удовольствием от развлечения. Аббас отнес Драко в его комнату. Там их ждал Азрар, которого уже предупредили о наказании Фиддаха. Взглянув на рыдающего юношу, он только покачал головой и жестом показал Аббасу отнести мальчика в ванную. Там он влил в него сонное зелье. Запасом которого его снабдил Махкал. Драко уже не чувствовал, что с ним делают. Он погрузился в спасительную темноту.
   /Зачем?/ - Азрар посмотрел на Аббаса. Тот усмехнулся.
   /Мальчишка вывел Саида из себя, за что и поплатился. Сначала десятью ударами, а потом уроком от нас. Саид отдал нам его, чтобы научили его делать минет/ - объяснил он.
   /Ну и как?/ - съязвил Азрар.
   /Превосходно. Саид будет доволен. Он теперь делает минет просто замечательно/ - усмехнулся Аббас.
   /А дилдо-то зачем применили?/ - Азрар с неудовольствием посмотрел на Аббаса.
   /А чтоб сговорчивей был. Пусть привыкает. Саид любит такие игры/ - рассмеялся телохранитель, укладывая спящего юношу на тахту.
   /Чтоб шайтан вас побрал. Учителя они/ - чертыхнулся Азрар. Аббас лишь рассмеялся, выходя из каюты.
   Азрар вздохнул и занялся исправлением того, что натворили два телохранителя.
   /Он же ходит не сможет, когда проснется. Вот чем думали. Такого мальчика портить. Саид совсем головой не думает. Отдать Фиддаха двум озабоченным шакалам. А сам тоже додумался. А мне исправлять последствия их страсти. Кто же так делает. Сначала Данаба приводи в порядок. Он же девственник, а они его по очереди. Теперь Фиддах/ - бурча себе под нос, Азрар смазывал изнутри Драко, чтобы уменьшить последствия игр Алишера и Аббаса.
   А сам принц в это время наслаждался ласками своего любовника, насаживаясь на его член.
   Игроки на поле. Игра началась. Не хватает только оборотня - Ремуса Люпина. Но и он скоро появится на игровом поле и начнется новый виток. Что ждет Гарри и Драко? Смогут ли они пережить такие уроки жизни? Что принесет с собой будущее - рабство или новые знания?
   Поделиться913.05.2009 11:02
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 8. Встречи тайные и явные

   В голове мутилось, сознание то возвращалось, то уплывало. Он никак не мог открыть глаза. Краем сознания он понимал, что рядом находятся люди, он слышал их разговоры, но не мог ухватиться а них, чтобы понять, о чем они говорят. Периодически он чувствовал укол то в руку, то в бедро. Постепенно сознание стало проясняться, но открыть глаза не получалось, казалось вся тяжесть, какая только возможна в мире, свалилась ему на плечи. Он снова попытался открыть глаза и тут же почувствовал укол в бедро. "Где я? В Святого Мунго? Почему?" - пронеслось в голове, прежде чем он провалился в темноту.
   Несколько мужчин восточной наружности рассматривали лежащего перед ними обнаженного человека. Один из мужчин подошел к тахте и, взяв руку лежащего, завел ее вверх и защелкнул браслет от наручника на столбе, затем такую же операцию провел со второй рукой и ногами, распластав пленника и делая его еще более уязвимым. На шее и руках пленника красовались браслеты и ошейник из светлого металла с вставленными в него рубинами. Один из мужчин, более спортивного и накаченного телосложения подошел к тахте, положил руку на щиколотку пленника и медленно повел ладонью по телу бессознательного пленника, от щиколотки до шеи.
   /Как ты думаешь, Махкал прав и все будет именно так, как он сказал?/ Алишер обернулся к Аббасу.
   /Надеюсь. Мне он нравится и не хочется его терять/ - Аббас еще раз погладил лежащее на тахте тело.
   /Он тяжело все это переносит/ - нахмурился Алишер.
   /Да, но он все еще жив и борется/ - Аббас повернулся к своему напарнику.
   /Другой бы уже сдох/ - мрачно произнес один из мужчин, все еще остававшихся в комнате.
   /Сколько еще?/ - Алишер посмотрел на джезказгана.
   /Это была последняя инъекция/ - маг взглянул на двух телохранителей принца.
   /И что теперь?/ - Аббас пристально посмотрел на мага.
   /А теперь ваша работа/ - хмуро произнес джезказган.
   /Хмм. И ты считаешь, что это будет легко?/ - насмешливо поинтересовался Алишер.
   /Ну, нашли же вы способ добиться его согласия на этот эксперимент/ - парировал маг.
   /Мда/ - протянул Аббас, погружаясь в воспоминания месячной давности.
   "Ретроспектива"
   Аббас стоял над бессознательным мужчиной, довольно красивым, но жизнь не была к нему добра: преждевременные морщины и седина, темные круги под глазами, слишком худой, явно от недоедания, потрепанная одежда. Жизнь заставила его состариться быстрее, чем это было нужно. Из досье было ясно, что Ремус Люпин был младше Алишера и Аббаса на 3 года.
   Махкал встретился со своими джезказганами где-то в Англии и сразу же надел на пленника ошейник и браслеты, ограничив магию. Случаи, когда оборотень является еще и магом, обученным магом, очень редки. Им улыбнулась удача. К моменту поимки Ремуса принц, Махкал и два юных пленника уже десять дней жили во дворце Шакура в пустыне, в оазисе Бель-Раид.
   Фиддах так и не смирился со своей участью, и его наказание с Алишером и Аббасом повторялось раз в два-три дня. Любой другой уже бы сломался пять раз, а мальчишка, казалось, становился все более упрямым и повторял свои попытки неповиновения все ожесточеннее. Ни Алишеру, ни Аббасу не хотелось слишком сильно ломать Фиддаха, но тот сам напрашивался на наказание: порка стала постоянным атрибутом дня. Принц со спокойным сердцем отдавал Фиддаха своим телохранителям для утех, разрешив даже использовать юношу по полной. Каждая такая встреча заканчивалась истерикой со стороны серебряного мальчика, но на следующее утро он снова с решимостью какого-то камикадзе шел на противостояние.
   Данаб был покорен, так считали все, но и это было показным. Аббас не раз видел, каким взглядом зеленоглазое чудо провожает Махкала или принца. Они с Алишером решили последить за Данабом внимательнее. Через несколько дней стало ясно, что покорность только видимая. В глазах юноши то и дело проскальзывали эмоции, и не о какой покорности даже речи не было. Рано или поздно должен был произойти взрыв, который показал бы истинное положение вещей. Алишер тогда предупредил Махкала о состоянии юноши.
   Каждую ночь Данаб проводил в постели принца, который с изрядным постоянством делил юношу с Махкалом. Они оба были нежны с юношей, он не страдал от грубости, как Фиддах, но, возможно, для Данаба такое отношение было не меньшим унижением, чем для Фиддаха то, что делали с ним. Ни тот, ни другой не желали быть ничьей игрушкой, и уж тем более рабами. Алишер видел, как после возвращения от принца Данаб сворачивался на своей тахте и через некоторое время начинал молча глотать слезы.
   Аббас смотрел на мужчину и вспоминал разговор с Махкалом несколько дней назад. Маг тогда рассказал им о задумке, которую они с принцем теперь мечтали воплотить в жизнь. Среди джезказганов было немало ученых, которых вели различные разработки, и одна такая касалась оборотней. Смысл сводился к тому, что им удалось найти какое-то решение для того, чтобы оборотень мог не зависеть от луны, а перекидываться в свою форму в любое время, а также в полуформу, и самое важное, трансформация была более быстрой, раз в десять. Предыдущие опыты закончились смертью подопытных, но те не были обученными магами, а сейчас у них есть шанс получить первый экземпляр нового оборотня. Алишер и Аббас долго размышляли над этим разговором, но дали свое согласие на проведение опытов. Но сейчас, глядя на лежащего у его ног мужчины, он пожалел о своем решении. Он ему, Аббасу, нравился, очень нравился. Когда его приведут в порядок, то он будет более чем красив.
   Ремус застонал и с трудом открыл глаза. Взгляд сфокусировался на стоящем около него мужчине. Ремус медленно поднял глаза и столкнулся с пристальным взглядом черных глаз. "Араб?" - недоуменно подумал Ремус.
   - Добро пожаловать в Бель-Раид, - насмешливо, с легким акцентом произнес Аббас.
   "Бель-Раид? Я что, на востоке? Но как?" - пронеслось в голове.
   - Не советую что-либо предпринимать, ты теперь раб и этим все сказано, - насмешливый тон не изменился.
   В глазах Ремуса сначала появилось недоумение, которое тут же сменилось яростью. Он рванулся вперед, на стоящего перед ним человека, но согнулся от резкой боли, которая заставила его, в конце концов, свалиться на пол.
   - Я же предупредил, - спокойно произнес Аббас. - Будь хорошим мальчиком.
   - Я не собираюсь быть вашей собачкой, - прошипел Ремус.
   - Нет, мой дорогой, ты будешь не собачкой, - усмехнулся Аббас и присел перед оборотнем, схватил за волосы и оттянул голову назад. - Ты будешь кое-кем другим, - Ремуса передернуло от похоти, проскользнувшей в глазах мужчины.
   - Никогда, - с трудом сглотнув, прошипел Ремус.
   - Ты так думаешь? - ехидно спросил Аббас. - Блажен, кто верует.
   Откинув назад Ремуса, который полным ярости взглядом смотрел на него, Аббас выпрямился.
   - Запомни, Оташ, ошейник и браслеты не позволят тебе воспользоваться магией и нанести себе или кому-то другому вред. Их действие ты уже испытал на себе. И, кстати, тебя теперь зовут Оташ. Смирись, ничего уже нельзя изменить, - Аббас пошел к двери.
   - Я никогда не смирюсь, и подчиняться вам тоже не собираюсь, - голосом, полным ярости, произнес Ремус.
   - Не зарекайся, - бросил через плечо Аббас и вышел из комнаты.
   Три дня они по очереди приходили к Ремусу, но тот был непреклонен, не помогли даже избиения. Оборотень с завидным постоянством делал попытки напасть, пришлось посадить его на цепь. И какова же была их удача, когда Данаб, наконец, проявил свой характер и начал перечить принцу. Алишер и Аббас доказали, что наказание Данаба надо провести по всей форме, а заодно и кое-кому все это показать. А тут еще и Фиддах выкинул очередной финт, попытавшись выбраться из своей комнаты.
   Данаба отвели в ту же комнату, которую Фиддах посещал теперь уже чуть ли каждый день. Аббас привязал его в середине комнаты к свисающим с потолка цепям, ноги были закреплены специальными приспособлениями в полу, одежду содрали. Юноша оказался обнаженным и распятым. Алишер выволок тогда Ремуса из того помещения, где его держали, и ввел в комнату рядом с той, где сейчас был Данаб. На стене висело зеркало, через которое можно было наблюдать за экзекуцией. Ремус дернулся как от удара, когда понял, кто висит на цепях посреди комнаты за зеркалом. Можно было не только смотреть, но и слушать через установленные динамики.
   - Я считал, что ты усвоил все, Данаб, но ты решил забыть о наших уроках, - произнес холодным голосом Аббас. - Это будет тебе уроком, никогда не повышать голос на своего господина. Ты только раб, у тебя нет права голоса.
   Свист рассекаемого кнутом воздуха ударил по ушам. Удар, вскрик, всхлип. Свист, удар, крик, слезы.
   - Гарри, - прошептал Ремус, до боли сжав кулаки. Свист, удар, крик. - Мерлин, помоги.
   - Это навряд ли, - произнес за его спиной Алишер. - Но выбирать тебе.
   Ремус повернулся к Алишеру и секунду смотрел на него в замешательстве. Свист, удар, крик.
   - Думаю, тебе надо еще кое-что увидеть, - усмехнулся Алишер и потянул за цепь, прикрепленную к ошейнику Ремуса. Они вышли из комнаты и прошли дальше по коридору. Минут через десять они достигли цели. Алишер втянул Ремуса в нишу и показал на небольшое отверстие для глаз.
   - Смотри, - приказал он. Ремус подошел и посмотрел в отверстие. На рот легла ладонь, не позволившая закричать. Его припечатали к стене, не позволяя отодвинуться. - Смотри и не закрывай глаза.
   Ремус еле подавил спазм к рвоте. Прямо напротив того места, где стояли он и его мучитель, на коленях стоял Драко Малфой и делал минет одному из мужчин, а второй пристроился сзади, вгоняя в юношу свой член, не особенно-то и заботясь о мальчике. Было видно, как по щекам юноши бегут слезы унижения. Ремус все-таки не выдержал и закрыл глаза. Рывок и Ремус рухнул на пол.
   - Я сказал не закрывать глаза, - прошипел Алишер. - Вставай. Это еще не все на сегодня.
   Они вернулись по коридору туда, где он видел Гарри, но прошли дальше.
   - Если издашь хоть слово, хоть звук, будешь смотреть, как его забивают на смерть, - прошипел на ухо Ремусу Алишер, затем приоткрыл двери. Ремус стиснул руки и сжал губы, чтобы не кричать, не издать ни звука, но смотреть, как сына твоего лучшего друга, как мальчика, который тебе дорог больше всех, трахает какой-то мужчина, было выше его сил. Ремус дернулся. Дверь тут же закрылась, а сам Ремус оказался прижат к стене.
   - Если хочешь, чтобы оба мальчика больше такого не испытывали, подчинись, - прошипел Алишер. Ремус с трудом кивнул. Он был на все согласен, лишь бы Гарри больше не трогали, ни Гарри, ни Драко.
   Он не помнил, как оказался в комнате с большой кроватью, не помнил, как раздевался, сам раздевался, перед Алишером и Аббасом, как его насиловали, а он не сопротивлялся. В памяти ничего не осталось, кроме того, что он нашел Гарри, нашел и Гарри, и Драко, но совсем не там, где он хотел бы их найти, только не в этом аду.
   На следующий день его притащили в это странное помещение, и пришла боль, которая сводила с ума, выворачивала мышцы. Голос сел от постоянных криков, постепенно сознание отключилось, перестав воспринимать боль, ему казалось, что он сошел с ума. Бороться помогала только одна мысль: "Гарри".
   Сколько длилось это издевательство, он не знал, но сейчас впервые за все время, Ремус почувствовал легкость в теле. Боль отступила. Ремус вздохнул и открыл глаза.
   - Добро пожаловать, Оташ, - произнес Аббас так и не убрал свою руку, лежащую на обнаженном бедре Ремуса. Тот поежился. Джезказган усмехнулся и вышел из комнаты, оставляя Ремуса, Аббаса и Алишера одних. Ремус настороженно следил за двумя арабами. Аббас погладил Ремуса по бедру, затем продвинул руку дальше и провел по внутренней стороне бедра. То, что он распростерт на кровати, было ясно с первой секунды, но видеть, как загорается огонь в глазах обоих мужчин, ему не нравилось.
   - Ты принадлежишь нам, - произнес чуть охрипшим голосом Алишер, садясь на кровать. - Надеюсь, ты помнишь, чем чревато твое не подчинение?
   Ремус кивнул, такое забыть невозможно, он не сможет пережить, если из-за его глупости погибнет Гарри или Драко.
   - Вот и хорошо, - улыбнулся Аббас, обхватываю рукой член Ремуса. Тот прикусил нижнюю губу, чтобы не ляпнуть чего-нибудь лишнего. "Надо терпеть", - мысленно настраивал он себя. Алишер и Аббас были искусными любовниками, тело предало Ремуса и отозвалось на изощренные ласки двух арабов. Путы на руках и ногах не позволяли слишком двигаться, уйти от обжигающих прикосновений. Возбуждение накатывало волна за волной. Ноги уже свободны, вот Алишер закидывает их себе на плечи и вводит в уже растянутый пальцами Аббаса анус свой член. "Я вытерплю, дождусь подходящего момента, заберу мальчиков и сбегу", - поклялся себе Ремус, насаживаясь на член Алишера. Как бы ему не хотелось, чтобы тело не реагировало, этому не суждено было сбыться. Оргазм захватил его как девятый вал, выбивая дух из тела, но это был не конец, место Алишера занял Аббас.
   Ремус открыл глаза и пошевелился, тело отозвалось болью, особенно пониже спины, он не успел подавить стон, когда воспоминания затопили его.
   - С добрым утром, Оташ! - насмешливо поздоровался Алишер. Ремус повернул голову и посмотрел на своего мучителя. Что-то такое промелькнуло в его глазах, что Алишер рассмеялся.
   - Не думаю, что ты вчера считал нас мучителями, - Алишер провел рукой по телу Ремуса. - Ты очень даже был отзывчив, а как стонал.
   Ремус исподлобья сердито глянул на араба. Тот же только рассмеялся и встал с тахты, потом с усмешкой посмотрел на Ремуса.
   - Вставай, - приказал он. Ремус вздохнул и, загнав смущение куда подальше, и чего теперь смущаться, встал с тахты. Алишер довольным взглядом окинул стоящего перед ним мужчину, затем дернул его за руку на себя и впился жестким поцелуем в губы. Разорвав поцелуй, ставший полной неожиданностью для Ремуса, Алишер чуть развернул его и подтолкнул к зеркалу. Ремус в шоке уставился на свое отражение. Алишер, наблюдая за сменой эмоций на лице этого красавца, довольно улыбнулся. Ремус не мог поверить в то, что видел. До него не сразу дошло, что в зеркале отражается он сам. Волнистые каштановые, без седины, волосы спадали до лопаток, глаза горели расплавленным золотом, тело стройное и спортивно сложенное, никакой худобы, оливковая кожа светится и кажется дорогим бархатом, он помолодел и выглядел не старше тридцати лет. "Это не могу быть я", - пришло на ум.
   - Как видишь, эксперимент прошел очень даже удачно, - усмехнулся за его спиной Алишер. - Теперь ты понимаешь, наше вчерашнее желание.
   - Что со мной? - с трудом спросил Ремус.
   - Я же сказал, небольшой эксперимент, на который согласился месяц назад, - насмешливо произнес Алишер. - Сейчас можешь отдохнуть, вечером тебя покажут Саиду. Часа через два придет Аббас, он объяснит тебе, как нужно вести себя у Саида. А сейчас Азрар тебе поможет справиться с последствиями этой ночи, - Алишер усмехнулся и оставил оборотня одного. Ремус прислонился к стене и съехал по ней на пол, закрыв голову руками. До него только сейчас дошло, что он совершенно не помнит последний месяц. Даже если его поили какими-то зельями для улучшения внешнего вида, то накаченные мускулы никак не могли появится из-за их потребления. Ремус застонал и не слышал, как вошел Азрар, который лишь покачал головой. Ремус находился в прострации и позволял делать с собой все, что угодно. Он как кукла поворачивался туда, куда его поворачивали.
   "Мда, нельзя же вот так поступать с человеком. Выдали ему информации с короб, а потом бросили разбираться со всем этим, а тут еще и месяц жизни из головы вылетел", - бурчал про себя Азрар, нанося на тело Ремуса сандаловое масло. Евнух идеально подобрал запах для каждого из трех пленников, акцентируя их природный запах: Оташ - это сандал, добавляющий экзотики к природному аромату хвойного леса; Фиддах - это сладость, ваниль и мята, пикантно, а Данаб - удивительное сочетание острой дикой розы, приправленной корицей.
   Гарри поклялся себе, что выберется отсюда, обязательно выберется, как только появится возможность. Когда он отошел от последствий после смерти Сириуса, а этому, кстати, способствовали и его пленители, то импульсивность взяла свое. Он никому не позволял так с собой обращаться, он не хотел, чтобы каждую ночь двое мужчин имели его как какую-то шлюху. Но первая же попытка воспротивиться привела к наказанию, его выпороли - 10 ударов кнутом. Аббас его не жалел, а потом Махкал, даже не обработав ягодицы обезболивающим, взял его предварительно, конечно, подготовив. Но как бы то ни было, ему показали его место. Гарри тогда понадеялся, что маг сразу же уйдет и оставить его одного, но тот и не думал так поступать, занятий по блокировке сознания никто не отменял. Махкал не позволил Гарри ни одеться, ни помыться. Внутри росла ненависть и злость, а еще надо было пережить это унижение.
   День за днем ничего не менялось, к нему приходили то Махкал, то принц, то оба вместе. Каждое посещение заканчивалось одинаково, он обслуживал мужчин, а потом сворачивался клубком и молча глотал слезы, мечтая однажды убраться отсюда. Гарри уже раз сто проклял свое недальновидное решение уйти из дома. Ну, вот что он может сделать взрослым мужчинам, которые отменно владеют оружием? Ему только шестнадцать лет, надежда оставалась только на везение, которое, похоже, стало ему отказывать.
   Гарри посмотрел на дверь, которая осталась приоткрытой. Азрар забыл его запереть. Несколько мгновений он собирался с силами, затем встал и подошел к двери. Выглянув наружу и, никого не заметив, он вышел и вдоль стенки пошел по коридору. "Главное не попасться", - мелькнуло в голове. - "Десятью ударами я навряд ли отделаюсь". У него уже несколько дней зрело решение узнать, где держат Драко. Да, именно Драко. Это была чистая случайность, что он его увидел. Махкал тогда выходил от него и Гарри повернул голову, чтобы бросить в спину мужчины злой взгляд. Дверь была открыта настежь, а около двери остановился стражник и Алишер. Перед ними стоял еще кто-то, но его закрывал собой Махкал. Когда он отошел, Гарри испытал шок - перед ним стоял Драко Малфой, на теле которого были такие же полосы от удара кнутом, которые последнее время стали появляться у него. На Драко были только легкие шаровары. Потом дверь закрылась.
   Гарри долго размышлял, что же здесь может делать Драко, но сомнений не оставалось. Драко похитили и принудили к тому же, что и его. Он, как и сам Гарри, стал постельной игрушкой двух богатых скучающих арабов. Один Гарри ничего не мог сделать, но может быть, если они объединяться, что-то получится. С такими мыслями Гарри обдумывал возможности встречи с Малфоем. И удача повернулась к нему лицом.
   Осторожно ступая по полу дворца в северной башне, Гарри приближался к повороту. Выглянув из-за угла и, никого не увидев, он продолжил путь. Немного удивляло, что нигде нет стражи, но скоро все стало ясно. Многие двери были закрыты, причем с внешней стороны. Гарри дошел до больших дверей, те тоже были заперты, тяжело вздохнув, он пошел в обратную сторону. Пройдя мимо одной из дверей, он услышал стон. Прислонившись ухом к двери, он понял, что в комнате кто-то ест, возможно, что это Драко. Дверь была заперта. Услышав шаги, Гарри впал в панику. Подергав несколько дверей, он вздохнул с облегчением, одна открылась. Это оказалась небольшая комнатка, выходящая окнами в сад. В его комнате окон не было, наверное, боялись, что он попытается что-нибудь сотворить. Гарри стоял у двери и прислушивался к звукам, вот снова раздались шаги. Когда они стихли, Гарри выбрался в коридор и снова подошел к двери, за которой слышал стоны. К его удивлению, дверь оказалась открытой. Гарри вошел.
   Перед тахтой на полу, свернувшись в клубочек, лежал Драко Малфой, абсолютно голый. На спине и ягодицах были видны уже смазанные специальной мазью следы от ударов кнутом. Драко застонал чуть приглушенно. Гарри осторожно дотронулся до плеча блондина.
   - Драко. - позвал он. Блондин напрягся, через несколько долгих секунд он повернулся и утонул в зеленых глазах брюнета.
   - Поттер? Гарри Поттер? Гарри? - казалось, что Драко не верит в то, что видит перед собой. Гарри только кивнул головой.
   - Но как? - Драко попытался сесть, но застонал. Гарри осторожно помог ему.
   - Они меня подобрали в Лондоне, на улице, - тихо объяснил Гарри.
   - А меня похитили в Косом, у отца на глазах, - также тихо сказал Драко, потом внимательно посмотрел в глаза Гарри. - Мир?
   - Мир, - грустно улыбнулся Гарри.
   - Как ты здесь? - Драко чуть поморщился.
   - Наверное, также как и ты, правда, таких побоев у меня, похоже, еще не было, - сказал Гарри.
   - Ты смирился? - спросил Драко.
   - А ты? - Гарри опустил глаза в пол. Смущения перед обнаженным телом он уже не испытывал, спасибо Махкалу и принцу.
   - Это трудно, - прошептал Драко.
   - Я знаю, - ответил Гарри и вскрикнул от резкой боли. Его схватили за волосы и оттащили от Драко. Юноши даже не заметили, как кто-то вошел в комнату.
   - Где ты сейчас должен быть? - прошипел на ухо Махкал. Гарри затравленно молчал. Драко в ужасе смотрел как с его школьного врага, теперь уже бывшего врага, сорвали одежду, как его бросили на тахту и на спину, ноги и ягодицы посыпались удары, выдернутого из пояса брюк ремня.
   - Не надо, - Драко забился в угол у изголовья тахты. - Пожалуйста, не надо.
   Крики сменились рыданиями. По щекам Драко бежали слезы.
   - Пожалуйста, не надо, - чуть громче попросил он. Его резко вздернули на ноги, и он оказался лицом к лицу с принцем.
   - Повтори, - вкрадчиво произнес он. Драко испуганно сглотнул. Шакур повернул Драко в сторону кровати, где Махкал грубо насиловал Гарри. Драко сжался от ужаса, судя по звукам и рыданиям Гарри, с ним такого еще не делали. Когда Махкал отстранился от брюнета, тот свернулся клубочком и тихо всхлипывал.
   - В шайран обоих, - приказал принц, оттолкнув от себя Драко. Юношей схватили за волосы и поволокли, обнаженных, по коридору. Сколько и куда они шли было не понятно. Наконец, они достигли места назначения, двери перед ними открылись и юношей втолкнули в темное, сырое и холодное помещение. С громким хлопком дверь закрылась, отрезая Гарри и Драко от света.
   - Гарри, - позвал Драко. Света было чуть-чуть, ровно настолько, чтобы видеть очертания предметов. - Ты как?
   - Выживу, - всхлипнул Гарри, а потом зло добавил. - На зло им выживу и не сломаюсь.
   Драко приблизился к Гарри и приобнял его осторожно, чтобы не причинять лишней боли и так доставшимся спине и ягодицам.
   - Так теплее, - объяснил он свои действия. - Здесь даже не на что лечь.
   - Это и есть шайран, место, где холодно, темно и сыро, нет никаких удобств, - сказал Гарри, всхлипнув. - Мне про него рассказывал Аббас.
   - Понятно, - кивнул Драко. - Расскажи что-нибудь.
   - Что? - спросил Гарри, начиная дрожать от пробирающего холода.
   - Как все это с тобой приключилось, - тихо произнес Драко.
   - Ты получил мое письмо? - спросил Гарри.
   - Да, но смог прочитать намного позднее. Если бы крестный не пролил на пергамент виски, я так бы и не узнал, что в нем, - вздохнул Драко. - Кстати, что это за заклинание.
   - Никакого заклинания, - улыбнулся Гарри и пошевелился, сразу же зашипев от боли. - Обычная маггловская шариковая ручка с исчезающими чернилами.
   - Хрмх, - неопределенно отозвался Драко.
   - Ты же знаешь, что случилось в Министерстве? - спросил Гарри.
   - Да, отец с трудом доказал, что он не при чем, - хмыкнул Драко.
   - Я был уверен, что твой отец справится, - кивнул Гарри. - Ты знаешь, что мы с тобой родственники?
   - Родственники? - удивился Драко.
   - Ага, моя мама не была магглорожденной, а Дурсли, оказывается, по крови мне не родственники, - произнес Гарри.
   - Объясни, - не понял Драко.
   - У твоего деда Абраксиса был брат? - вместо ответа задал вопрос Гарри.
   - Да, Лориан Малфой, но он погиб, давно, никто не знает как, - ответил Драко.
   - Его убили, и я знаю кто, - тихо ответил Гарри.
   - Как? Откуда? - Драко дернулся, растревожив и свои и Гарри раны.
   - Лориан Малфой не был родным братом твоего деда, - начал Гарри, но Драко его перебил.
   - Я это знаю, мы особо не афишируем этого, но дед, да и отец всегда хорошо о нем отзывались, очень тепло.
   - Да, Лориан остался сиротой в три года и твои прадедушка и прабабушка его забрали и усыновили, но не по полному обряду, а так, чтобы он мог воспользоваться наследством своих настоящих родителей - Келейны и Деверона Мраксов, - Гарри остановился, чтобы перевести дух.
   - Подожди, но Мраксы - предки Темного лорда, - воскликнул Драко.
   - Ага, Волдеморт мой двоюродный дедушка, он сын Меропы Мракс, сестры Деверона, и она была наследницей по закону, но их с Девероном отец обеспечил и сына, - продолжил рассказ Гарри. Юноши сильнее прижались друг к другу, ни одному из них не пришло в голову, что они враги. Сложившаяся ситуация примирила давних врагов.
   - Ты как-то совсем спокоен, после того, что этот урод только что с тобой сделал, - вдруг сменил тему Драко.
   - Драко, мне так испоганили душу, что как-нибудь то, что меня изнасиловали, я переживу, - тихо произнес Гарри. - Просто это было грубо и больно, не так как всегда.
   - Ты принадлежишь этому Махкалу? - спросил Драко.
   - Нет, принцу, но они с Махкалом меня делят на двоих, - усмехнулся Гарри.
   - Меня тоже, - горестно вздохнул Драко и поежился, прикусил губу от пронзившей спину боли. - Здесь холодно.
   - Да, очень, - согласился Гарри.
   - Знаешь, обычно люди после такого стараются, чтобы к ним не прикасались, - произнес Драко.
   - Драко, а как ты к этому относишься? Ты боишься прикосновений, тебе противно? - спросил Гарри с безнадежностью в голосе.
   - Это ничего не изменит, совсем, - тихо сказал Драко. - Надо себя пересились, научиться расслабляться и получать удовольствие, хоть какое-нибудь.
   - Вот и я о том же, - поежился Гарри.
   - А ты уверен, что ты Гарри Поттер, Золотой мальчик Гриффиндора? - поинтересовался Драко.
   - Знаешь, а шляпа хотела отправить меня в Слизерин, и я теперь знаю, почему, - прошептал Гарри, потом повернул голову к Драко. Их губы почти соприкоснулись. - Мы ведь выберемся отсюда?
   - Обязательно, Гарри, - выдохнул Драко. - Мы обязательно выберемся.
   Гарри прислонился лбом ко лбу Драко. Обоих сотрясала дрожь, как от холода, так и от боли, как душевной, так и физической. Обняв друг друга, чтобы хоть как-то сохранить тепло, они какое-то время сидели тихо.
   - Расскажи мне свою историю, Гарри, - тихо попросил Драко.
   Поделиться1013.05.2009 11:02
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 9. Вопросы и ответы

   Гарри задумчиво смотрел на противоположную стену. "С чего начать, как рассказать все то, что удалось узнать? Кто бы мог подумать, что я, голый, буду сидеть в обнимку с Малфоем, нет, с Драко, в какой-то тюрьме, пытаясь согреться" - Гарри откинул голову на стену, спина болела, да и ягодицы тоже, хотелось принять ванну, чтобы счистить с себя прикосновения, грубость и насилие. Он знал, что шрамов не останется, плети были обработаны специальным заживляющим составом, его просветили об этом после первой порки.
   - Как я уже говорил, твои прадед и прабабушка усыновили Лориана Мракса, дали ему свое имя, но усыновление шло по обряду, при котором он оставался и Мраксом. Лориан и Абраксис были на равных и преданы друг другу, но Лориан не ходил в Хогвартс, его определили в Дурмстранг. Вместе с твоим дедом учился и Том Марволо Реддл, будущий лорд Волдеморт, он же сын Меропы Мракс, вышедшей замуж за маггла Тома Реддла, которого много лет поила приворотным зельем. Однажды она забыла подлить ему очередную порцию зелья и оказалась на улице вместе с ребенком. Возможности выжить у Меропы не было и она оставила этот мир. Ребенок оказался в приюте, а в одиннадцать лет пошел в Хогвартс. Шляпа определила его в Слизерин, где учился и твой дед. И началась история становления Темного лорда Волдеморта. Очень большую роль в этом сыграл наш дорогой директор Хогвартса. Дело в том, что, если бы Дамблдор захотел помочь Тому Реддлу, то не было бы никакого Темного лорда. Но директор всеми силами подталкивал Тома к краю бездны, в которую тот и свалился, в конце концов, - Гарри вздохнул и облизнул пересохшие губы.
   - Темный лорд - полукровка? - тихо спросил Драко.
   - Да, его отец маг, а мать - потомок Салазара Слизерина и волшебница, - подтвердил Гарри.
   - Рассказывай дальше, - попросил Драко.
   - Это была вкратце история Тома Марволо Реддла, В это время Лориан учился в Дурмстарнге, был одним из лучших учеников, закончил его с отличием. Лориан и Абраксис по настоянию родителей через несколько лет оказались в окружении Реддла, хотя ни твоего деда, ни Лориана такая перспектива не прельщала. Но чистокровность, как понимаешь. Потом начались разногласия, особенно, когда Лориан женился на Франческе Де Скузо, итальянке-аристократке. Реддл был в бешенстве, что один из его слуг пошел против его желания и женился без его одобрения. Лориану и Франческе пришлось исчезнуть. Том нашел их во Флоренции, но убить удалось только Лориана, который отвлек внимание убийц, дав возможность Франческе и двумя их детям аппарировать. О смерти Лориана никому не было сообщено. Именно по этой причине твоя семья так ничего и не узнала, все еще считая, что он где-то прячется. Франческе удалось найти тело мужа и похоронить его. Как оказалось, Франческа была беременна и через семь месяцев после убийства Лориана она родила дочь, которую назвала Лилиан Анатолия Франческа. Она приехала в Англию, вместе с ней приехал ее второй муж Доминико Ле Стиа. Он не мог иметь детей, поэтому по обоюдному согласию было решено, что второй сын Франчески и Лориана пройдет полный обряд усыновления и станет наследником рода Ле Стиа. Доменико также очень обожал девочку и открыл на ее имя в Гринготсе сейф, который должен был пополняться до ее совершеннолетия, когда она и смогла бы им воспользоваться. Доменико долго уговаривал Франческу выйти за него замуж, она была против, но обстоятельства были таковы, что нужно было спрятаться. Ле Стиа подружился с Лорианом и его женой во Флоренции и аппарировала она именно к нему, когда Лориан вступил в бой с убийцами. К моменту появления в Англии они были женаты уже год. Свадьба состоялась за две недели до рождения Лилиан. Прожив в Англии полгода, она поездом направились в Шотландию, всей семьей, но произошло крушение. Выжила только маленькая Лилиана, ей было всего полтора года. Лилиану отправили в Лондон в детский приют, откуда ее и забрали через две недели и удочерили, - Гарри замолчал, чтобы перевести дух
   - Значит, дочь Лориана жив. Ты даже не представляешь, как будет счастлив отец. Он сделает все, чтобы найти кузину, мою тетю, - улыбнулся Драко.
   - Драко, Лилиан мертва, - тихо произнес Гарри.
   - ЧТО?! - воскликнул Драко. - Но как? Почему?
   - Она умерла, защищая своего сына, - тихо-тихо сказал Гарри.
   - Когда? - подавлено спросил Драко.
   - 31 октября 1981 года в Годриковой лощине, - прошептал Гарри. Драко несколько секунд усваивал информацию, которую только что получил. "Годрикова лощина? 31 октября 1981 года?" - озадачено подумал Драко, но тут как вспышка пришло осознание.
   - Ты?
   - Я сын Лилианы Анатталии Франчески Де Скузо Ле Стиа Мракс Малфой, - прошептал Гарри и уткнулся в свои колени. Драко сглотнул: "Поттер - мой кузен? Он мой кузен. Он внук Лориана".
   - Подожли..., - встрепенулся Драко. - Как ты все узнал?
   - Гринготс, - выдавил из себя Гарри.
   - Ты все узнал в банке? - решил уточнить Драко.
   - Да, я когда решил, что мне надо уйти, порвать с магическим миром, я пошел в банк. Там я переговорил с управляющим делами Поттеров, узнал много интересного и заблокировал все счета Поттеров. Также назначил содержание для Уизли и профессора Люпина, Ремуса, ну и моим родственникам, Дурслям. Перед самым уходом мистер Рофтур, управляющий делами, предложил мне пройти один ритуал. Так, просто, на всякий случай. Каково же было его удивление, да и не только его, когда всплыло, кто я на самом деле. Оказалось, что Дурсли мне совсем не родственники, никаким боком, Гарри снова замолк, явно не закончив свой рассказ.
   - Гарри, я не понимаю, когда крестный, - Драко помотал головой. - Профессор Снейп, мой крестный, был у нас и рассказал, что они все увидела, когда пришли за тобой, то сказал, ты был совсем плох. Ни один маг в нормальном состоянии, или даже в отчаянии не сломает свою палочку. Это же означало, что у тебя вообще ничего не осталось, никаких чувств, только обреченность.
   - Зелье, - прошептал Гарри.
   - Какое зелье? - не понял Драко.
   - Accerso sinus, - прошептал Гарри.
   - Чего? - Драко даже помотал головой, решив, что ослышался.
   - Accerso sinus pectus pectoris crusta suus, - произнес Гарри, поднимая голову. Драко резко передвинулся и оказался лицом к лицу с Гарри.
   - Ты совсем рехнулся? - вкрадчиво, с глухой угрозой в голосе поинтересовался Драко.
   - Драко, я не собирался выживать, - Гарри закрыл глаза.
   - Повтори, - произнес Драко, вцепившись в плечи Гарри.
   - Я не думал, что выживу, - четко произнес тот.
   - Мммм, - простонал Драко. - Что еще случилось в этом чертовом банке?
   - Выяснилось, что я никакой не полукровка, а настоящий чистокровный волшебник, да еще с такой родословной, что могут позавидовать даже боги, - голос Гарри стал отстраненным. - Все это выяснили уже гоблины, я тогда находился в прострации. Так что, я оказался наследником нескольких состояний, и потомком Салазара Слизерина, и именно это стало причиной того, что Волдеморт не смог меня убить. Слизерин не может убить Слизерина, закон рода. Мама умерла только потому, что отдала жизнь, чтобы мен защитить. В принципе, он не смог бы ей навредить, если бы не ее жертва.
   - Так, - Драко несколько секунд собирался с мыслями, потом продолжил. - Твоя мама, Лилиан, погибла от руки Темного лорда только потому, что отдала себя в жертву добровольно, давая тебе защиту. Правильно? - Гарри кивнул, но в темноте этого особо не было видно, но Драко и не требовалось подтверждения, вопрос был риторическим. - Ты не погиб, потому что ты из рода Слизерина, плюс жертва твоей мамы - защита крови. Чтобы она действовала, надо было жить с кровными родственниками Лилиан и поэтому тебя отдали этим магглам как своим единственным родст..., - Драко ошалело замер До него вдруг дошло, он судорожно вздохнул. - Но ведь...
   - Никакой защиты крови, данной моей мамой, на доме Дурслей никогда не было, - подтвердил Гарри мысли Драко.
   - Но тогда эта самая защита крови висит на..., - Драко сглотнул.
   - Твоем отце и Волдеморте, как моих родственников с кровью мамы, - тихо произнес Гарри.
   - Мерлин, прости, Гарри, - Драко был в шоке, он даже про холод забыл.
   - За что, Драко? - устало спросил Гарри.
   - За все, - тихо произнес Драко, садясь рядом с Гарри и касаясь своим плечом плеча Гарри.
   - И ты меня, - вздохнул Гарри.
   - Всегда, пожалуйста, кузен, - серьезно сказал Драко.
   - И тебе того же, - через силу улыбнулся Гарри.
   - Больше не враги? - спросил Драко.
   - Больше нет, - подтвердил Гарри.
   - Как ты узнал всю эту историю? - спросил Драко.
   - Дневник мамы и письмо Доменико Ле Стиа, - ответил Гарри.
   - Значит, твоя мама узнала, кто она? - Драко откинул голову на стенку, также как и Гарри.
   - Да, через два месяца после моего рождения. Она пошла в банк, чтобы в тайне от Джеймса Поттера открыть там сейф на мое имя. Она хотела, чтобы на сейфе была особая защита, ее попросили пройти ритуал. После того, как она пришла в себя от шока, ее провели в сейф, который оставил Доменико Ле Стиа, ее приемный отец. Там на самом видном месте лежало письмо, адресованное мама. В письме была вся история: жизнь Тома Марволо Реддла, Лориана и Франчески, самого Доминика. Ле Стиа держал в секрете то, что иногда видит будущее. Она написал это письмо за несколько дней до гибели и знал, что Лилиан останется единственной, кто выживет. Почему Доминико ничего не изменил, не перенес поездку, я так и не смог понять, - Гарри вздохнул.
   - Ты прочитал весь дневник? - Драко потер виски.
   - Только тот, что был в сейфе, до второго я так и не добрался, - произнес Гарри.
   - Второго? - переспросил Драко.
   - Да, он где-то в Годриковой лощине, но я так туда и не добрался, - вздохнул Гарри. - Я даже не знаю, где это.
   - Скажи, зачем ты использовал это зелье? - спросил Драко.
   - Ты ведь знаешь, что оно делает? - спросил Гарри.
   - Да, загоняет глубоко внутрь человека все его чувства, оставляя на поверхности только обреченность, - произнес Драко.
   - Это все, что тебе известно? - уточнил Гарри.
   - Ну, оно еще блокирует некоторые воспоминания и мысли. Те, которые хочет скрыть от всего мира, - произнес Драко и резко повернулся к Гарри, затем приблизил свое лицо к лицу брюнета. - Ты не хотел, чтобы кто-нибудь узнал.
   - Да, - подтвердил Гарри.
   - Но почему именно оно, Гарри? - воскликнул Драко.
   - Мне оно показалось в тот момент самым подходящим, - передернул плечами Гарри.
   - Дурак, какой же ты дурак, - Драко прижал к себе Гарри. - А если бы ты не вышел из этого состояния? Знаешь, я только за это могу сказать этим скотам спасибо. За то, что они вернули тебя из этой бездны.
   - Я знаю, - тихо прошептал Гарри, прильнув к Драко.
   - Нам нельзя здесь оставаться, Гарри, - прошептал Драко. - Мы должны выбраться.
   - Должны, - прошептал Гарри.
   Драко почувствовал, когда Гарри провалился в сон. Аккуратно опустив его на пол, Драко пристроился рядом и прижал юношу к себе. Он долго не мог заснуть, согреться никак не удавалось, Гарри также как и он сотрясался мелкой дрожью. Драко обдумывал все, что только что услышал.
   "Мерлин, как все оказалось сложно. Гарри чего-то не договорил, но не сейчас. Когда будет готов, расскажет. Как же так получилось, что мы оба оказались в одной ситуации. Мы, оба из одного рода, оказались постельными игрушками двух скотов, которым захотелось поиграть с красивыми мальчиками. Не получится. Теперь нас двое, а, значит, мы сильнее. Только надо, чтобы действие зелья совсем закончилось. Если он выпил его незадолго до свего ухода... Это, получается, в июне. Мерлин, эта ситуация стала стрессовой, и зелье перестает действовать. Но это же хорошо. Как же плохо, что нет палочки... Я обещаю, Гарри, мы выберемся, и ты окажешься в безопасности, в Малфой-меноре. Ты даже себе представить не можешь, как будет счастлив отец. Он даже будет готов пойти и убить этого морального урода, только бы с тобой все было хорошо. Какое же это счастье, что ты нашелся, внук Лориана", - с такой мыслью Драко провалился в сон.
   Рон, Гермиона, Джинни, Фред и Джордж сидели в купе Хогвартс-экспресс и мрачно смотрели в окно. Впервые за пять лет с ними не было Гарри. Они так и не смогли ничего толком выяснить. Ударом для всех оказалось похищение Ремуса. Ребята даже представить не могли, как на него надеялись. А теперь и эта надежда ушла в небытие.
   - Черт, - бросил сквозь зубы Рон. - Я сейчас мечтаю, чтобы в двери вошел Малфой и начал в нас кидать оскорбления. Я хочу, чтобы все вернулось.
   - Я знаю, Рон, - прошептала Гермиона, не отрывая взгляда от окна.
   - Что будем делать? - спросил Фред, на удивление серьезным тоном.
   - Искать истину, - Джинни решительным взглядом обвела своих братьев и Гермиону.
   - да, но с чего начать? - вздохнула Гермиона.
   - С вашего Поттера, - прозвучало от дверей купе. Они даже не заметили, как двери открылись. В проеме стояла Панси Паркинсон, Блейз Забини, Диана Гроув и Кребб с Гойлом.
   - А причем здесь Гарри? - устало произнесла Гермиона, пустым взглядом посмотрев на Панси.
   - Все началось с него, - сказала Диана.
   - То есть вы обвиняете Гарри в том, что случилось с Малфоем? - в голосе Джинни не было даже вызова, не то что гнева.
   - В том-то и дело, Уизли..., -Панси на секунду замерла и исправилась. - Джинни, мы не виним По... Гарри, но все началось с него.
   - Она права, - произнес Рон. На него уставилось девять пар глаз.
   -Так, вошли и закрыли дверь, - распорядилась Джинни. Слизеринцы втиснулись в купе и кое-как расселись. Удивительно, но десятерым подросткам удалось разместится в маленьком купе. Гермиона и Панси одновременно вскинули палочки и, не сговариваясь, кинули заглушающие чары.
   - Мда, мы уже и думать стали одинаково, - задумчив произнес Рон.
   - А ты изменился, Уизли, - Диана пристально смотрела на Рона.
   - Многое изменилось, - спокойно произнес тот в ответ.
   - Ты со мной согласился, Уизли, - сказала Панси.
   - Рон, - не гладя на девушку, произнес Рон.
   - Прости? - не поняла Панси.
   - Меня зовут Рон, Панси, - рыжий парень посмотрел прямо на Паркинсон. - И да, я с тобой согласился. Вся эта история началась с Гарри. Вернее, не с Гарри, а с того, что он узнал.
   - А что он узнал? - заинтересовался Блейз.
   - Что-то о директоре, - Джинни посмотрела в окно.
   - Почему вы нам это рассказываете? - Диана оглядела гриффиндорцев.
   - Многое изменилось, - повторила Гермиона слова Рона.
   - Я же говорила вам, что что-то произошло, - Диана посмотрела на Блейза и Панси.
   - Мы хотели с вами поговорить, нормально, по-человечески, - начал Блейз, потом вздохнул и продолжил. - Никто в Гриффиндоре, кроме вас пятерых, на разговор не идет. Вы изменились. Мы обратили внимание на это еще на вокзале. Поразился, что все эти ваши сопровождающие не заметили вашей показушной веселости и совершенно застывших улыбок.
   - Все было так плохо? - Джинни посмотрела на Блейза.
   - Насколько мы поняли, Джинни, кроме нас этого никто не увидел, - произнесла Панси.
   - И слава Мерлину за это, - вздохнул Фред.
   - Мы много думали после исчезновения Драко, а когда появились те статьи, что пропал и Пот...Гарри, начали сопоставлять все, что было за эти годы. Отец приехал из министерства и сказал, что поисковое зелье на Драко действует также как и на Гарри, - произнесла Диана.
   - Дважды два четыре, - отстраненно сказала Гермиона.
   - Что? - удивилась Диана.
   - Это маггловское выражение. Оно означает, что вы сложили все факты воедино и получили именно тот результат, который есть на самом деле. - пояснила Гермиона.
   - Надо запомнить, - хмыкнула Панси.
   - Мы тоже считаем, что и Гарри и Мал...Драко находятся в одном месте, или, по крайней мере, их похитили одни и те люди, и профессора Люпина тоже, - сказала Джинни. Слизеринцы в шоке уставились на девушку.
   - Профессора Люпина? - переспросила Диана. Гриффиндорцы кивнули. По купе пронесся вздох.
   - Совсем хорошо, - повесил голову Блейз.
   - Надо разбираться, - твердо произнесла Панси.
   - Надо, - согласилась Гермиона.
   - Заключаем мир? - поинтересовался Блейз.
   - Мир, - произнес Рон и первым протянул руку. После взаимных рукопожатий и заверений в купе наступила тишина.
   - Да, и кто бы мог подумать, что должно было произойти, чтобы Слизерин и Гриффиндор объединились, - задумчиво произнес Фред.
   - Потерять своих лидеров, - хмуро произнесла Гермиона.
   - Директор не должен знать, что здесь произошло, - сказала Джинни.
   - Вы ему не доверяете? - спросила Панси.
   - Да, - твердо ответил за всех Рон. - Нас Гарри предостерег.
   - Так, а вот это уже интересно, - Блейз, прищурившись, смотрел на Рона. - Объяснить не хочешь?
   - Что вы знаете об исчезновении Гарри? - вместо ответа спросил Рон.
   - Ну, что его похитили раньше Драко, - произнесла Диана.
   - Мда, врать у нас умеют, - хмыкнула Джинни.
   - А разве это не так? - Панси удивленно посмотрела на ребят.
   - Это совсем не так, - пробурчал себе под нос Джордж. Слизеринцы настороженно смотрели на гриффиндорцев.
   - Гарри ушел из дома, где жил летом, предварительно отравив зашифрованные письма определенным людям с предостережениями, - произнесла Гермиона.
   - Он сломал свою палочку, - Рон посмотрел прямо в глаза Блейза. Слизеринцы бледнели прямо на глазах.
   - Сломал палочку? - с дрожью в голосе переспросила Диана.
   - Просто сломал? Сам? - Винсент Кребб вцепился руками себе в колени
   - Да, просто сломал и ушел, - тихо произнесла Джинни.
   - Это должно быть что-то очень серьезное, - задумался Блейз. - Он всегда боролся. Если перестал бороться, значит, случилось что-то, что заставило его сломаться. И это не смерть Блека.
   - Мы тоже считаем, что дело не в смерти Сириуса, - согласилась Гермиона. - Он дал лишь туманные предостережения насчет Дамблдора. Всем, кроме профессора Люпина. Вы бы его видели после прочтения письма. Он ведь чуть профессора Снейпа не убил.
   - Даже так? - удивилась Панси.
   - Получается, что он написал профессору Люпину больше, чем всем остальным, - покачала головой Диана.
   - Да, но что было в письме, мы не знаем, - кивнул Джордж.
   - И что теперь будем делать? - спросил Грегори Гойл.
   - Вы двое выглядите такими потерянными без Драко, - Гермиона посмотрела на двух телохранителей Малфоя, те только повесили головы в ответ.
   - Так и есть, - кивнула Панси.
   - Скоро подъезжаем, - кивнул на окно Рон.
   - Нам следует подумать, что делать, - произнесла Диана.
   - Во-первых, надо выяснить, что на самом деле случилось с Гарри, - решительно произнесла Панси.
   - Как? - Джордж потер виски, голова раскалывалась.
   - Мой дядя легелиментор, - пояснила Панси. - Он поможет.
   - ты уверена, что надо привлекать кого-то со стороны? - спросила Гермиона.
   - Дядя не пожиратель. У нас с ним очень хорошие отношения. Он поможет, - Панси задумалась на мгновение, потом улыбнулась. - Обязательно поможет.
   - Значит, выясняем, что делал Гарри до своего исчезновения и наблюдаем за Дамблдором, - подвел итог Фред.
   - Пока да, - согласилась Панси. - Давайте встретимся в школе, завтра после уроков, подумаем, что и как делать. Я сегодня напишу дяде.
   - Хорошо. Завтра в выручай-комнате, - кивнула Джинни.
   - Где? - не поняли слизеринцы.
   - Встретимся на третьем этаже у лестницы, мы вам покажем, - произнес Рон.
   Обговорив все детали встречи, слизеринцы оставили гриффиндорцев и ушли в свое купе. Директор Хогвартса, да и никто вообще, не мог представить, что исчезновение двух лидеров факультетов послужит самому удивительному событию в истории - объединению непримиримых врагов. Дамблдор еще не знает, что его планы будут нарушены на корню несколькими слизеринцами и гриффиндорцами, которые влезут в самое пекло, чтобы вернуть своих друзей.
   Ни Драко, ни Гарри не почувствовали, когда их подняли с холодного мокрого пола и вынесли из темницы. Через некоторое время, вымыв безсознательных юношей, Азрар ругался на Аббаса и Алишера так, что казалось перед ними стоит кобра. В конце концов, не выдержав оба телохранителя ретировались, а евнух несколько долгих мгновений смотрел на юношей, которых устроил в одной постели. Что-то решив, он решительно вышел из комнаты и направился в южную башню. Минут через двадцать он стоял перед дверьми в КОРАЛ, женскую половину. Вдохнув, он толкнул двери и вошел.
   /Салиде/ - поклонился он богато одетой женщине.
   /Азрар, что привело тебя в такой час сюда?/ - женщина немного удивилась появлению евнуха сына.
   /Салиде, вы должн меня выслушить/ - Азрара упал перед женщиной на колени. Госпожа Анвар, салиде, мать его высочества принца Шакура в недоумении перевела взгляд с евнуха на свою подругу - Амани иль Карид, мать Махкала.
   /Говори/ - решилась она, наконец.
   Спустя час госпожа Анвар и госпожа Амани стояли около кровати, на которой спали два прекрасных создания - Данаб и Фиддах.
   /Они прекрасны/ - произнесла Амани.
   /Они действительно сильные мги?/ - спросила Анвар.
   /Судя по браслетам, я бы сказала, что очень/ - ответила Амани.
   /Они оба единственное препятствие для Махкала и Шакура/ - вздохнула Анвар.
   /Да, препятствие, но надо решить, как сделать так, чтобы мальчики перестали им быть/ - произнесла Амани. - /Мы поговорим с ними завтра, а потом решим, как поступить/.
   /Хорошо/ - кивнула Анвар, задумчиво глядя на блондина и брюнета.
   /Могу только сказать, что у наших сыновей безупречный вкус/ - улыбнулась Амани.
   /Я знаю, что делать/ - Анвар твердо посмотрела в глаза подруге.
   /Что ты задумала?/ - спросила Амани.
   /Побег. Мы устроим им побег/ - улыбнулась Анвар.
   /Тогда надо все подготовить/ - кивнула Амани, соглашаясь с решением проблемы.
   Поделиться1113.05.2009 11:03
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 10. Поиски выхода

   Время действия - середина сентября - начало октября
   Анвар и Амани с упрямым постоянством стали требовать от Азрара отчета о Данабе и Фиддахе. После заключения в шайране мальчиков поместили в одну комнату. Махкал и Шакур отбыли в тот же день по делам и их возвращение ожидалось только через три недели. Азрар сообщил, что принц и маг отбыли со своими телохранителями и третьим пленником, которого отдали Аббасу и Алишеру, но не вдавался в подробности. Азрар на свой страх и риск забрал мальчиков из шайрана сразу же по отбытии Саида, но и это оказалось уже поздно. Данаб заболел, Фиддах чувствовал себя не плохо, всего лищь легкая простуда. А состояние Данаба было довольно тяжелым, насилие не прошло даром для него.
   Азрар покидал комнату мальчиков только для того, чтобы отчитаться перед двумя самыми почитаемыми женщинами в Бель-Раиде. Именно Амани достала необходимые зелья для лечения Данаб. Тот находился в забытьи три дня и лишь на четвертый открыл глаза и то тольок для того, чтобы почти сразу провалиться в сон. Фиддах не разговаривал с Азраром, постоянно сидел рядом с темноволосым мальчиком и что-то тихо ему то шептал, то напевал. Азрар знал, что в той жизни они были врагами, и никак не мог понять такого быстрого перехода от долгой враждебности к нежности. Странно это было. Он постоянно наблюдал за ними, но так и не нашел причину, которая могла бы объяснить это. Своими размышлениями и сомнениями он поделился с двумя женщинами.
   /Чего именно ты не понимаешь?/ - Амани с легким недоумением посмотрела на евнуха.
   /Я знаю, что он враждовали до этой их встречи здесь. А сейчас Фиддах относится к Данабу с нежностью, из его глаз исчезли ненависть и презрение/ - поделился Азрар.
   /Мужчины/ - фыркнула Анвар. Азрар посмотрел на мать принца непонимающим взглядом.
   /Ох, Азрар, это же очевидно, как день Аллаха. Между мальчиками никогда не было ненависти как таковой. То, что происходило между ними, было завязано на их представлении о мире, в котором они жили. Тебе удалось кое-что узнать о Данаба, его жизнь не была сладкой и она оставила очень сильный отпечаток в его душе. Фиддах не смог просто в свое вовремя добиться его дружбы, это уязвило самолюбие мальчика, захотелось задеть побольнее/ - объяснила Амани.
   /Но почему сейчас он относится к нему иначе, отринув годы этой враждебности?/ - Азрар посмотрел на женщин.
   /Азрар, они оказались в одинаковых условиях, на равных/ - закатила глаза Анвар, про себя удивляясь недогадливости евнуха.
   /И что?/ - тот в недоумении смотрел на мать Шакура. Обе женщины застонали в голос.
   /Азрар, им нечего больше делить. У них сейчас одна жизнь на двоих. Им приходиться делать одно и тоже и сейчас у них есть общий враг и одна цель/ - как маленькому ребенку начала объяснять Амани.
   /Какой враг, какая цель?/ - Азрар совсем запутался.
   /Азрар, я всегда считала тебя сообразительным/ - Анвар с укоризной посмотрела на евнуха, тот недоуменно посмотрел в ответ, давая понять женщинам, что он, действительно, не понимает.
   /Азрар, Азрар/ - вздохнула Амани. - /Мальчикам ненавистна эта ситуация, они принимают то, что происходит лишь внешне, они не смирились. А Махкал и Шакур для них теперь враги, а цель - выбраться отсюда, и хорошо, если без мести своим обидчикам/
   /Хмм/ - озадаченно хмыкнул Азрар.
   /Не хмыкай/ - укоризненно сказала Анвар.
   /Значит, теперь у них нет причин для взаимной вражды, и это их сблизило/ - подвел итог Азрар.
   /Совершенно верно/ - подтвердила Амани.
   /И что теперь?/ - Азрар взглянул на двух женщин.
   /Самок лучшее, что можно было бы сделать, это отпустить их на все четыре стороны/ - произнесла Анвар.
   /Но, к сожалению, ни Шакур, ни Махкал на это не пойдут. Они не понимают, что сделать этих мальчиков своими таким способом они не смогут/ - дополнила Анвар.
   /Они их ломают/ - прошептал Азрар для самого себя, но обе женщины его услышали.
   /Совершенно верно/ - кивнула Анвар.
   /Дело в том, что они или сломают их окончательно и мальчики превратят в раболепных существ без признаков личности, либо станут наоборот люто ненавидеть обоих/ - Амани красноречиво посмотрела на евнуха.
   /Ты умен, Азрар, и мы видим, что мальчики тебе нравятся. Ты считаешь, что Шакур и Махкал неправы в своем отношении к ним/ - Анвар пристально смотрела на евнуха. Тот поежился на это заявление.
   /Все это останется между нами, Азрар. Нам только надо, чтобы ты был рядом с мальчиками, а дня через два привел их к нам для беседы/ - Амани прищурилась.
   /Зачем?/ - вырвалось помимо воли у Азрара.
   /Эту проблему надо решить, Азрар. Махкал и Шакур вместе, это радует нас безмерно, мальчики помеха, их надо убрать из отношений этих двоих. Мне нравятся они оба, но ни Махкал, ни Шакур не отдадут их добровольно/ а одни в пустыне они не выживут, им нужен взрослый, который бы помог/ - наконец, решила высказаться Анвар.
   /Вы хотите помочь им бежать?/ - Азрар в изумлении уставился на женщин.
   /Да/ - последовал краткий ответ.
   /Нам нужно время для подготовки/ - вздохнула Амани.
   /Тот, третий пленник, которого Саид отдал Аббасу и Алишеру, он знает обоих мальчиков, а Данаб ему очень дорог/ - после довольно длительного молчания выдал Азрар.
   /Что?/ - воскликнули обе женщины. - /Почему ты молчал?/
   /Не знал, что вы решите помочь мальчикам/ - признался Азрар.
   /Да, тогда времени потребуется больше/ - задумалась Амани.
   /Оташ, тот пленник, он оборотень и маг одновременно/ - произнес Азрар. Амани прищурилась и уставилась на евнуха. В гостиной повисло молчание.
   /Значит, они все-таки ввели свой проект в действие/ - задумчиво произнесла Амани.
   /Да/ - кивнул Азрар.
   /Как чувствует себя Данаб?/ - сменила тему Анвар.
   /Ему уже лучше/ - ответил Азрар.
   /Хорошо, через два дня он будет совсем здоров, и ты приведешь мальчиков к нам. А мы сейчас обдумаем, как нам лучше все устроить. Иди/ - махнула рукой Амани. Азрар поклонился женщинам и удалился из их гостиной, оставив их обсуждать свои планы.
   Он медленно шел по коридору, задумавшись над тем, о чем только что говорил с двумя женщинами. Несколько лет назад между ним, матерью Саида и матерью мага сложились дружеские отношения. Они позволили ему разговаривать с ними на равных, без упоминания титулов в приватной обстановке. Он знал, что обе женщины всегда надеялись на отношения между принцем и Махкалом, с тех самых пор, когда узнали об ориентации своих сыновей. В мире Джезказганов было возможно многое, а в мире магглов было доступно искусственное оплодотворение, так что о наследниках, как принца, так и главы Джезказганов не приходилось обеспокоиться, уж две какие-нибудь рабыни выносили бы наследников двух родов, не в первый раз, в конце концов.
   Никто не думал, что Шакур вот так отдастся Махкалу, тогда, когда в его жизнь войдут удивительных мальчика. Это было странно. Жизнь преподносит неожиданные сюрпризы. После появления Данаба принц расстался со своим гаремом, либо раздарив рабов, либо продав их. Сейчас на половине гарема жили только два человека - Данаб и Фиддах.
   Азрар отворил дверь и вошел в светлую комнату. На тахте спали юноши. Голова Данаба лежала на плече Фиддаха, а рука обнимала блондина за талию. Азрар подошел и потрогал лоб черноволосого юноши. Фиддах мгновенно открыл глаза.
   /У него нет температуры/ - с легким акцентом произнес блондин. Азрар присел на тахту.
   /Это заклинание хорошо работает. Ты быстро учишь язык/ - заметил он.
   /А у меня есть выбор?/ - скривился Фиддах под внимательным взглядом Азрара.
   /Выбор есть всегда/ - задумчиво произнес евнух.
   /Это/, - Фиддах обвел рукой комнату. - Не наш выбор/.
   Азрар пристально посмотрел на юношу, от него не ускользнуло то, что Фиддах сказал "наш". Он согласился с двумя женщина и их характеристикой происходящего между двумя мальчиками.
   /Фиддах, я вам обоим не враг/ - Азрар постарался придать голосу как можно больше искренности и спокойствия.
   /Неужели?/ - в голосе Фиддаха слышался явный сарказм.
   /Это правда. Я хочу вам помочь, обоим/ - евнух вздохнул.
   /Зачем они так поступили с Гарри? Если до этого они нормально к нему относились, зачем тогда он его изнасиловал? Гарри говорит, что справится с этим, но он человек и это все равно отложиться в его голове и сердце/ - тихо произнес Фиддах. Азрар почувствовал, как в белокуром мальчике назревает истерика. Он встал, достал таблетку, успокоительное, и подал ее Фиддаху вместе со стаканом.
   /Это успокоительное. Ты же не хочешь разбудить Данаба?/ - Азрар протянул мальчику стакан и таблетку. Фмиддах несколько мгновений смотрел на евнуха, затем чуть приподнялся, стараясь не потревожить Данаба и проглотил таблетку, запив ее водой.
   /Я хочу, чтобы ты знал, Фиддах, я постараюсь облегчить вашу жизнь, но мне нужна в этом и ваша помощь/ - Азрар вхдознул. Фиддах ничего не ответил на это, лег и чуть повернулся, так, чтобы оказаться лицом к лицу с Данабом, обнял черноволосого мальчика за талию и закрыл глаза. Азрар отошел от тахты и сел в кресло, задумавшись о том, что же делать дальше. Он разрывался между преданностью принцу, симпатией мальчикам и уважением к матерям принца и Махкала.
   Ремус с трудом поднялся на ноги и бросил злой взгляд на четырех мужчин, стоящих перед ним. Они приехали сюда несколько дней назад. Как сказал Алишер, на полевые испытания, испытания его силы. Махкал изменил действие его ошейника и браслетов так, чтобы он мог пользоваться магией, но не мог при этом навредить им. Ремус, конечно, попытался, за что и поплатился парой часов, провалявшись без сознания. Боль от ответного удара от ошейника и браслетов за неповиновение была раздирающей, хуже чем Круциатус в тройном размере. Придя в себя, Ремус, лишь стиснув зубы, молчал. А затем начались эти испытания. Он сначала не мог понять, как он может перекинуться в волка без луны, но это ему удалось, правда, после того, как Алишер его отхлестал кнутом, для улучшения сообразительности, как выразился Аббас. Трансформация прошла быстро и совсем безболезненно. Следующие три дня Ремус только тем и занимался, что учился перекидываться в волка в любое время по первому же желанию. К концу третьего дня стало получаться уже без постоянных ударов кнута по спине. А ночи принадлежали Адишеру и Аббасу, правда, однажды, его заставили делать минет и принцу и Махкалу. Ремус подчинился, загнав свою гордость и сопротивление куда подальше, дав себе зарок, что дождется подходящего момента и, захватив мальчиков, сбежит из этого ада.
   Пару часов назад начался новый этап эксперимента. От него потребовали, чтобы он превратился частично. Ремус с полным непониманием смотрел на стоящих перед ним мужчин. Ему в двух словах объяснили, что от него требуют, после чего он заявил, что это невозможно. Удар в челюсть от Аббаса стал полной неожиданностью. Ремус не удержался на ногах и рухнул на пол. Все неудачные попытки выполнить требование мужчин кончались сыпавшимися на многострадальное тело ударами кнута, спина нещадно горела, как и ягодицы. Его просветили, что никаких шрамов у него не останется, но боль от ударов была тем не менее сильной.
   /Оташ, тебе лучше выполнить то, что от тебя требуется/ - с угрозой в голосе произнес Алишер, поигрывая кнутом перед лицом Ремуса, в очередной раз поднявшегося с земли. Ремус стиснул зубы и молчал.
   /Оташ/ - Махкал подошел к Ремусу и вздернул ему голову за подбородок вверх. - /Мы ждем результата/
   /Я не понимаю, чего вы хотите/ - устало ответил Ремус, чуть коверкая слова, арабский язык ему еще до конца не был подвластен. Махкал несколько минут изучал стоящего перед ним обнаженного Ремуса, затем кивнул.
   /На сегодня хватит. Завтра продолжим/ - после чего Махкал ушел, оставляя Адишера и Аббаса с Ремусом. Ремус обреченно закрыл глаза, прекрасно зная, что сейчас произойдет. Его ожидания оправдались, он оказался зажат с двух сторон возбужденными телохранителями принца. Ремус был как бы раздвоен. С одной стороны, тело получала удовольствие, не раз бившись в оргазме, с другой стороны в голове сидело отвращение ко всему, что происходило. В своей жизни у Ремуса были женщины, но такого наслаждения от секса с ними он не получал. Это наводило на мысли, что он предпочитает мужчин или, в конце концов, играет в обеих лигах. Спустя пару часов он забылся тяжелым сном, чтобы утром проснуться от настойчивых рук, ласкающих его тело.
   Следующие дни прошли для него как в дурмане. Ничего не выходило, а это злило арабов, на него то и дело обрушивались удары кнута. Ему просто хотелось, чтобы его на время оставили в покое, но этого не происходило. Рано или поздно он должен был или сломаться, или же должен был прийти успех. Произошло второе. Тело осталось человеческим, но налилось мышцами,, лицо изменилось, стало получеловеческим, полу волчьим. И в состоянии волку и получеловека сознание было чистым, человеческим, никаких признаков зверя внутри.
   Очередной этап эксперимента был связан с тем, чтобы Ремус научился пользоваться магией как в облике волка, так и получеловека. Дни проходили в обучении, если это можно было так назвать, а ночами ему приходилось удовлетворять сексуальные потребности двух телохранителей. С каждым днем ему удавалось все лучше и лучше трансформировать как в волка, так и во вторую свою форму, с магией было сложнее. Конечно, его радовала перспектива не зависеть от полнолуния, но чего добивались эти люди. Ему все чаще казалось, что все произошло не случайно, а по какому-то ему неизвестному плану.
   Через три недели после того, как они приехали в этот забытый всеми кусок пустыни, они отправились в Бель-Раид. Ему сказали, что занятия будут продолжаться и там, и если он не хочет, чтобы с мальчиками что-то случилось, ему нужно лучше стараться. Ремус молчал на такие угрозы, а сам пытался запомнить все, что видел вокруг. Либо арабы стали беспечнее и считали, что он не предпримет никаких попыток к бегству, либо наоборот, ждали его действий. А он сам только тем и занимался, что искал выход из сложившейся ситуации, перебирая все возможные варианты, но пока ему никак не удавалось понять, что же делать. Он даже не знал, где держат Гарри и Драко. А сейчас это было первое, что он должен был выяснить.
   Три дня спустя они прибыли во дворец. Его сразу же увели в общие для него и телохранителей комнаты. Почему его не поселили отдельно, он не знал. Неприятным сюрпризом стало то, что его посадили на цепь, как собаку. Алишер лишь усмехнулся на недоуменный и одновременно злой взгляд Ремуса.
   /Не надо, Оташ, это не поможет/ - посмеиваясь, сказал Алишер. - /Неужели ты думаешь, что мы будем держать тебя просто так? Ты отнюдь не смирился со своей судьбой, хотя и с большим желанием расставляешь перед нами свои стройные ножки/
   Ремус стиснул зубы, застонав про себя. Алишер же рассмеялся, прекрасно поняв состояние мужчины, после чего вышел из комнаты. Ремус в сердцах стукнул по полу кулаком. Удара он не рассчитал, костяшки пальцев теперь были разбиты. Спустя некоторое время ладонь опухла. Ремус устроился на полу и провалился в беспокойный сон, в котором снова проигрывал все возможные ходы для побега.
   Азрар привел Данаба и Фиддаха в женщинам, как и договорились. Юноши не понимали, зачем их привели в эту гостиную. Когда вошли женщины, они растерялись, увидев добрые улыбки. Анвар выпроводила Азрара из комнаты, сказав, чтобы он явился за мальчиками часа через два.
   /Данаб, Фиддах, мы рады вас видеть/ - улыбнулась Анвар. - /Надеюсь, Данаб, ты уже лучше себя чувствуешь?/
   Данаб лишь кивнул головой. Оба юноши смотрели на женщин с подозрением.
   /Не смотрите так/ - улыбнулась Амани. - /Мы не собираемся ничего с вами делать/
   /У нас к вам предложение/ - произнесла Анвар уже более серьезным тоном.
   /Мы поможем вам сбежать отсюда/ - Амани пристально смотрела на юношей. У Фиддаха вырвался неопределенный звук из горла, Данаб молча, его лишь выдавали расширившиеся зрачки.
   /Мы не будем вам объяснять причины нашего поступка, но это будет правильно/ - начала свои объяснения Анвар. - /К сожалению, для организации вашего побега нам понадобиться время/
   /Сколько?/ - выдавил из себя Фиддах.
   /Около трех месяцев/ - ответила Амани.
   /Но нам нужна ваша помощь/ - Анвар пристально посмотрела на мальчиков
   /Какая?/ - спросил Данаб.
   /Вы должны перестать сопротивляться Шакуру и Махкалу. Вы должны научиться предугадывать любое их желание и выполнять его задолго до того, как оно будет произнесено/ - сказала Амани. Данаб закрыл глаза и медленно выдохнул.
   /Мы понимаем, что это трудно. Но нужно усыпить бдительность Шакура и Махкала. Мы научим вас, как все это делать. С завтрашнего дня вы будете проводить время в наших покоях, чтобы узнать все, что вам потребуется делать в эти три месяца/ - Анвар улыбнулась юношам.
   / Вы, правда, поможете нам вернуться в Англию?/ - спросил Фиддах.
   /Вам еще рано возвращаться в Англию. Вы не готовы/ - Амани с сочувствием посмотрела на мальчиков.
   /Но тогда.../ - Фиддах непонимающе посмотрел на женщин.
   /Всему свое время, Фиддах, всему свое время. Вы все узнаете. А теперь давайте пить чай/ - улыбнулась Анвар.
   Следующие две недели Данаб и Фиддах проводили в компании двух женщин, которые учили мальчиков быть соблазнительными, рассказывали о слабых и сильных сторонах их хозяев. Азрар рассказывал, что те любят в сексе. За эти две недели мальчики подружились с двумя самыми влиятельными женщинами в Бель-Раиде, а также с Азраром.
   Чем ближе становилось время приезда Махкала и Шакура, тем сильнее нервничала мальчики. Амани и Анвар успокаивали их, говоря, что им нужно вытерпеть всего два с половиной месяца. На что юноши заявили, что постараются изо всех сил.
   За день до возвращения принца, когда юноши уже покидали гостиную дам, Амани задала вопрос.
   /Вы знаете, кто такой Ремус Люпин?/
   Данаб замер на месте и повернулся к женщинам. Фиддах был не менее озадачен.
   /Он был нашим профессором в школе, а еще он друг родителей и крестного Гарри, то есть Данаба/
   /Он здесь/ - произнесла Амани.
   /ЧТО?/ - воскликнул Данаб.
   /Его схватили через две недели после тебя, Фиддах. Сейчас он в таком же положении, что и вы, а то и хуже. Он ведь оборотень?/ - Амани вопросительно посмотрела на юноше. Данаб кивнул.
   / Шакур и Махкал проводят над ним какой-то эксперимент/ - произнесла Анвар. Данаб застонал.
   /Мы попытаемся выяснить, в каком он состоянии. И поможем бежать вам троим/ - продолжила Амани. - /Теперь идите/
   Данаб и Фиддах, в сопровождении Азрара, вернулись в ту комнату, которую уже делили три недели. Евнух был достаточно сильно удивлен, что между мальчиками не возникло никаких сексуальных отношений, но Амани лишь усмехнулась на это, сказав, что мальчики притираются друг к другу, узнают друг о друге того, чего не знали раньше.
   - Как так получилось, что здесь профессор Люпин? - уставившись в стену, задумчиво произнес Драко.
   - Я не могу поверить, - помотал головой Гарри. - Ремус? Здесь?
   - Давай не будем об этом думать сейчас, - Драко лег на тахту и потянул Гарри за собой, тот лег рядом. - Госпожа Аман все узнает и нм расскажет.
   - Они приезжают завтра, - Гарри передернуло.
   - Ты в порядке? - Драко встревожено посмотрел на Гарри.
   - Я боюсь, - ответил тот.
   - Чего? - Драко замер в ожидании ответа.
   - Драко, займись со мной любовью, пожалуйста, - Гарри жалобно посмотрел на Драко.
   - Гарри? - Драко сглотнул.
   - Я никак не могу забыть тот день, - Гарри невидящим взором уставился в потолок. - Я не уверен, что у меня все получится завтра, если...
   Драко закрыл Гарри рот рукой, останавливая поток слов, затем наклонился и накрыл его губы нежным, легким поцелуем. Гарри потянулся к Драко, как утопающий.
   - Тшш, - Драко оторвался от губ Гарри. - Все хорошо.
   И была только нежность и ласка. Азрар замер в дверях, наблюдая за танцем любви, который устроили два прекрасных создания. Спустя какое-то время он тихо вышел и закрыл за собой дверь, оставляя любовников одних.
   - Гарри, ты уверен? - Драко посмотрел на Гарри, устроившись между раздвинутыми ногами черноволосого юноши. Тот только кивнул, его глаза были затуманены, а тело дрожало в предвкушении. Драко медленно и осторожно вошел в уже разработанную ранее дырочку. Это действо мало напоминало обычный секс, уместно все же было назвать это любовью.
   - Ты такой сладкий, Мерлин, как же хорошо, - простонал Драко. Гарри выгнулся под Драко, позволяя тому войти еще глубже. Темп постепенно нарастал. Гарри стонал не переставая, Драко вторил ему. Первым выпал из реальности Гарри, Драко же хватило всего нескольких движений, чтобы последовать за ним. Они почти сразу же провалились в сон, утомленные от нахлынувших чувств.
   А завтра начался новый период жизни, жизни по новым правилам.
   Поделиться1213.05.2009 11:03
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 11. Усыпить бдительность, чтобы сбежать.

   Амани и Анвар делали все возможное, чтобы сыновья не заметили их деятельности, лишние вопросы им были не нужны. Анвар несколько раз приглашала сына на чаепитие, и как бы исподтишка стала интересоваться его делами, гаремом, который вдруг исчез, отношениями с Махкалом. Сначала Шакур отнесся ко всему с подозрением, но Анвар не была бы дочерью шейха, если бы не смогла усыпить его беспокойство и на корню уничтожить подозрение. В конце концов, какая мать не тревожиться за свое дитя. Тогда же она попросила Шакура позволить ей общаться с двумя оставшимися гаремными мальчиками, вскользь упомянув, что видела их в коридор однажды, при этом поздравив сына с прекрасным вкусом в выборе мальчиков-одалисок. Шакур не нашел предлога отказать матери, и на следующий день Азрар привел Данаба и Фиддаха в гостиную Анвар, когда она там пила чай с Шакуром, Махкалом и Амани.
   Мальчики славно сыграли свою роль, не показав того, что знакомы с дамами. Он вели сели примерно и как покорные рабы, сидя у ног принца и мага с опущенными головами. Махкал и Шакур даже опешили на некоторое время. Они отвечали лишь тогда, когда получали разрешение от принца или мага, выполняли все их приказы. Конечно, это вызвало подозрение у обоих, но выяснять причины они не стали при своих матерях. Когда мальчиков отослали, Анвар упросила сына приводить мальчиков к ней, но одних, мол, они стесняются. Шакур махнул рукой и дал согласие, Махкал немного побурчал, но тоже согласился, что обоим подросткам это пойдет на пользу. Амани и Анвар вздохнули с облегчением. Если бы сыновья начали артачиться, все было бы на порядок сложнее. В тот же день они смогли доказать мужчинам, что ставить рабское клеймо на мальчиков еще рано. Было решено, что клеймо им поставят через три месяца. Когда за мужчинами закрылись двери, женщины переглянулись и торжествующе улыбнулись. Все шло по их плану.
   А план состоял в том, что в течение двух недель Данаб и Фиддах должны стать шелковыми, предугадывать и выполнять любое желание мужчин, даже провоцировать их на секс. Когда дамы озвучили этот пункт плана юноши чуть истерику не устроили, но их быстро привели в чувство: для побега все средства хороши. На восклицание Фиддаха: "Мы - не шлюхи", Амани резко ответила, что именно ми на данный момент они и являются, а могут остаться и на всю жизнь, только вот жизнь будет короткой, как только игрушка ломается - ее выкидывают. Амани понимала, что была слишком резка, но мальчики ей нравились, она не хотела допустить, чтобы к двадцати годам те оказались в каком-нибудь низкосортном бордели, где и умерли бы через год-два. Именно такую перспективу женщины им и расписали, что вызвало у ребят новый приступ истерики. В конце концов, юноши согласились сделать все, чтобы убраться из этой золотой клетки, где очень даже не плохо практикуется правило кнута и пряника.
   Все должно было выглядеть так, что они смирились, наконец, со своей долей. За две недели должно было упасть количество высказываний и неповиновений, мальчики должны были начать беспрекословно подчиняться желаниям мужчин и отдаваться им со всей страстью. На этом моменте оба юноши посмотрели на женщин, как на сумасшедших. Все эти разговоры проходили, за несколько дней до возвращения Махкала и Шакура во дворец. Те прислали матерям сообщение, что задержаться на четыре дня, давая женщинам время на подготовку мальчиков к их роли. Амани после взгляда юношей вызвала Азрара и сказала, что юноши нуждаются в обучении, причем обучение проходило под неусыпным оком дам. Данаб и Фиддах то краснели, то бледнели, но Амани пресекала всех их попытки, сказав, что за четыре оставшихся дня они должны стать искусными любовниками и соблазнителями. Когда стало понятно, что это не так просто, Амани отдала Азрару небольшую шкатулку, сказав, чтобы он натер масло юношей с ног до головы. Ни Данаб, ни Фиддах не придали это значения. До приезда принца оставалось два дня и две ночи. Отведя мальчиков в их комнату, которую они делили на двоих, пока не было принца, Азрар вернулся к Амани за инструкциями. Сказать, что он был в шоке, значит не сказать ничего. Масло было магическом, и вызывало похоть, причем действие длилось 12 часов, в течение которых оба будут изнывать и сами отдаваться каждому встречному-поперчному. Идея была в том, чтобы заставить юношей раскрепоститься и научиться всем сексуальным штучкам. А учителем будет Азрар. Евнух долго переводил дыхание, стоя за дверью апартаментов, их которых только что вышел. Придя в себя, Азрар понял, что ему понадобиться на ближайшие 12 часов.
   Отведя юношей в купальни и проведя омовение, он мягко втер масло в кожу ребят. В течение часа ничего не происходило, затем стало нарастать возбуждение, от которого юноши никак не могли освободиться.
   Вообщем, через двенадцать часов Данаб и Фиддах уснули сном мертвых, уставшие донельзя. Азрар только покачал головой. Урок удался на славу, вот только он боялся, что юноши, придя в себя, мягко говоря, могут не справиться с последствиями этой ночи. Мальчики справились, но много лестного высказали Амани. Азрар был в ужасе, все время ждал, что женщина сейчас прикажет их убить. Та же выслушали их с непроницаемым лицом, после чего приказала раздеться и продемонстрировать друг на друге все усвоенные за ночь знания. Азрара просто сдуло из комнаты, в таком ужасе он пребывал. Когда он вернулся, то в шоке уставился на двух молодых людей занимающихся любовью, по-другому их действия нельзя было назвать, прямо на глазах у двух женщин. Как им удалось уломать этих двоих выполнить приказ, он себе не представлял. Амани только улыбнулась ему торжествующей улыбкой.
   Этот день был посвящен правилам и идеям соблазнения, как это лучше делать, что именно надо делать. К вечеру оба юноши знали столько о вещах, о которых их друзья даже понятия не имеют, что можно было хвататься за голову. Азрар научил их правильно и соблазнительно раздеваться, поглощать пищу.
   К приезду Шакура и Махкала из двух юношей сделали первоклассных гаремных одалисок, способных любого завести с пол оборота, если не раньше, только все эти знания должны были проявиться не сразу, а постепенно. Данаб и Фиддах должны были стать к тому же первоклассными актерами.
   На пятый день приезда принца Фиддах и Данаб, наказанные вчера сидели в гостиной Амани и Анвар.
   /Молодцы, сегодня они вас трогать не будут, слишком злы, а завтра вы сами попросите прощения. Помните, что надо сделать?/ - Амани посмотрела на юношей, те вздохнули в ответ и кивнули. - / О, всемогущий Аллах, вы не на эшафот идете, в конце концов. Получайте удовольствие от этого. А то скажу Азрару чтобы снова натер вас маслом, даже Махкал не поймет, что это./
   /Мы все сделаем,/ - в один голос заявили юноши, в ужасе глядя на женщину. Ту ночь они до сих вспоминали, заливаясь краской стыда, и отказывались говорить о ней даже друг с другом, и в первую очередь друг с другом.
   /Вот и хорошо,/ - кивнула женщина. - /А сейчас мы хотели бы вам кое-что показать,/ - Амани и Анвар встали, юноши поднялись с подушек вслед за ними. Махнув мальчикам следовать за ними, женщины прошли к одной из задрапированных тканью стен. За слоем ткани оказалась неприметная дверь, они прошли по узкому проходу и вышли в небольшое помещение. Амани и Анвар направили юношей к дальней стене.
   /Смотрите и учитесь,/ - усмехнулась Амани. Мы вернемся за вами позже. - /Ах да, это ваш Ремус./
   Данаб и Фиддах в шоке посмотрели на женщин, а затем кинулись к отверстиям в стене, через которые можно было наблюдать за комнатой по ту сторону стены. Они сначала не придали значения звукам, которые раздавались, слишком те были приглушенными. Но взглянув в отверстия, оба отпрянули. Данаб резко развернулся, но женщин уже не было, а дверь, через которую они вошли, кстати, единственная в комнате, оказалась запертой.
   - Это Люпин? - наконец, озвучил свой вопрос Фиддах.
   - Они так сказали, - Данаб мотнул головой в сторону закрытой двери.
   - Если это он, то почему так выглядит? - снова задал вопрос Фиддах.
   - Драко, ты меня спрашиваешь? - Данаб устало посмотрел на блондина.
   - Да, нет, это был риторический вопрос, - Фиддах сел у стены, Данаб подошел к нему и пристроился рядом.
   - Что будем делать? - спросил Данаб. Фиддах прислушался к характерным звукам за стеной, потом повернулся к брюнету, несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, после чего Фиддах нежно накрыл губы Данаба своими. Поцелуй был нежным и легким, губы невесомо прикасались к губам.
   - Драко? - брюнет недоуменно посмотрел на сидящего напротив юношу.
   - Завтра мы начнем играть роль покорных и готовых на все гаремных мальчиков, которые при каждом удобном случае насаживаются на члены своих хозяев и выставляют свои развратные попки, чтобы их оттрахали, - блондин снова посмотрел в глаза брюнета. - Я хочу запомнить что-нибудь светлое, чтобы потом было ради чего жить.
   Данаб молча встал и скинул с себя одежду. Фиддах смотрел на него с улыбкой, а затем протянул руку и провел по обнаженному бедру до щиколотки, и потом вверх, но уже по внутренней стороне бедра. Данаб развел ноги, давая блондину больше пространства для действий. Тот не заставил себя долго ждать, буквально через несколько секунд плоть брюнета была захвачена в плен искусным ртом, дарящим наслаждение. Уроки пресловутой ночи были усвоены на высший бал. Юноши занимались любовью медленно и чувственно, так, словно это был их последний раз, они старались заполнить друг другом каждую клеточку своего тела. Они, конечно, старались не шуметь, но получалось плохо, и откуда им было знать, что звук проходить в эту потайную комнатку, но вот совсем из нее не выходит. Амани и Анвар застали самый пик, когда Драко извивался в оргазме под Гарри, который буквально через секунду последовал вслед за ним. Увидев двух женщин, юноши смутились, но те лишь улыбнулись им, сказав, как они прекрасны.
   А за стеной в это время уже в который раз бился в оргазме шатен, которому приходилось удовлетворять двух арабов с немаленьким сексуальным аппетитом. Все дни он проводил в раздумьях о том, как узнать, где держать Гарри и Драко, а также в составлении плана побега. Его не выпускали из комнаты, все время держа на цепи, единственно что он делал эти пять дней, так это исправно раздвигал ноги для своих хозяев.
   Два с половиной месяца спустя.
   - Как же мне все это надоело, - озвучил свои мысли блондин, крутя в руках жемчужный браслет.
   - А я как будто радуюсь безмерно, - раздался саркастичный ответ лежащего на тахте брюнета. Блондин повернул голову и посмотрел на друга, брата, любовника и возлюбленного, потом поднялся и плавным движением скользнул к распростертому обнаженному телу.
   - Хочешь поиграть? - насмешливо поинтересовался брюнет.
   - Нет, хочу просто взять, - заявил блондин
   - Бери, - раскинул руки в сторону брюнет. Блондин скользнул вдоль тела, подмял под себя смеющегося любовника и страстным поцелуем впился в его губы.
   / Какая прекрасная сцена/ - голос принца нисколько не помешал двум юношам продолжить целоваться. За два месяца они привыкли к тому, что принц и маг с радостью ив одушевлением наблюдают за их сексуальными играми, правда, вот сами они от этого радости не испытывали. Первый месяц они постоянно занимались любовью, что стереть из памяти прикосновения обоих мужчин. Сначала их брали по одному, а второй в это время дожидался в комнате, а на исходе первого месяца они оба одновременно оказались в постели с мужчинами. Подобную ситуацию они спровоцировали сами, так им было легче справляться. С тех пор их официально поселили вместе, хотя и Шакур, и Махкал были в курсе, что юноши находятся в одной комнате. Просто теперь им выделили большую комнату с выходом на террасу и в сад, где они получили разрешение гулять. Махкал и Шакур с каждым разом придумывали все более изощренные игры, в которых приходилось участвовать юношам, но те превосходно играли свою роль, хотя то один, то второй начинали плакать. Они оказались способными все это вынести только потому, что надеялись в скором времени исчезнуть отсюда. Еще одним минусом было то, что за все время они так и не смогли встретиться с Ремусом, хотя знали, что тот во дворце. Двум дамам постоянно приходилось успокаивать молодых людей, чтобы они не натворили чего-нибудь этакого и не запороли весь план. Амани заверила их, что Ремус сбежит вместе с ними. Женщинам юноши верили, хотя те и заставили их проходить через ад. Эти два с половиной месяца стали жуткой школой на выживание. Драко часто смеялся, что теперь они смогут если что, зарабатывать себе на жизнь собственным телом, это они умеют на славу. Смех в большинстве случаев был больше похож на истерику.
   /Мой принц не желает присоединиться?/ - блондин соблазнительно потянулся на брюнете, призывно глядя на Шакура. Тот улыбнулся в ответ.
   /Не сейчас, серебряный котенок, я посмотрю вас, продолжайте./
   Фиддах повернулся к Данабу, их взгляды встретились, там смешалось все: брезгливость и отвращение к наблюдателю, а также нежность, доверие и любовь друг к другу. Они научились настолько отрешаться от действительности и забывать, что за ними наблюдают, но не настолько, чтобы сказать что-нибудь лишнее. И сейчас они не отели, чтобы принц стал свидетелем их нежности, поэтому началась просто игра на зрителя, красивая, волнующая и возбуждающая. Да, они оба получали удовольствие, но все это было четко выверенной игрой для принца. Через час оба уставшие растянулись на тахте, сквозь полу прикрытые веки наблюдая за принцем. Тот поднялся с кресла, запахнул халат, он так и не присоединился к юношам, удовлетворяя себя сам, затем подошел к юношам и подарил каждому поцелуй в губы, прежде чем выйти. Он не увидел, как одновременно юноши вытерли губ, и соблазнительные улыбки превратились в гримасы отвращения.
   /Вы стали допускать ошибки,/ - произнес Азрар, изучая лица юношей, те подскочили на тахте, а затем облегченно вздохнули.
   /Мы не знали, что ты здесь/ - сказал Данаб.
   /Вас сегодня ждет еще одно испытание/ - Азрар сочувственно посмотрел на юношей.
   /Что еще они придумали? Кто-то выпустил еще какие-нибудь секс-игрушки, и он решили их опробовать на нас?/ - ядовито поинтересовался блондин.
   /Фиддах/ - Азрар укоризненно посмотрел на него.
   /Что, Азрар?/ - брюнет вздохнул и притянул блондина к себе, явно успокаивая того.
   /Вам придется присутствовать на званом ужине/ - Азрар посмотрел юношам в глаза. - /Обнаженными/
   /Что?/ - Данаб произнес вопрос таким тоном, что евнух судорожно сглотнул.
   /На ужине вы будете без одежды, более того, к вам позволено прикасаться любому гостю, но только прикасаться, если принц не позволит больше/ - Азрар говорил покойно, следя за юношами, те резко побледнели, затем Данаб рванулся в ванную, его начало рвать. Фиддах двинулся следом.
   - И за что нам это?
   - Осталось совсем чуть-чуть, - тихо ответил Азрар. Фиддах посмотрел в глаза евнуху.
   - Если мы доживем до этого часа икс.
   - Вы оба сильные, - покачал головой Азрар.
   - Да? И что же тогда Данаба сейчас выворачивает наизнанку? - яд просто сочился с уст Фиддаха.
   - Там будет и Оташ, - произнес евнух.
   - Что? - в дверях ванной появился Данаб.
   - Там будет и Оташ, - повторил Азрар. Данаб и Фиддах почти минуту смотрели друг на друга.
   - Ради этой встречи я пересплю со всеми гостями принца, если понадобится, - процедил сквозь зубы Фиддах.
   - Этого делать не придется, - уверенно произнес Азрар. - Принц не делиться своей собственностью. Ради вас двоих он распустил весь гарем. Он в постоянном восторге от ваших тел.
   - Ага, и как сказала госпожа Амани. Через пару лет захудалый бордель и смерть под забором, - пробурчал Данаб. Евнух посмотрел на обоих юношей. За два с половиной месяц они изменились. Игра заставила их жить в постоянном напряжении, но не показывать его. Только он знал, как тяжело им дается эта игра, а еще он видел, как Фиддах старательно выводит Данаб из его депрессии, как красавец-брюнет начинает проявлять свои чувства, и только ему суждено было видеть истинные чувства юношей, которые они питали друг к другу, все ту нежность и любовь.
   - Я надеюсь только, что через две недели нас здесь не будет, - прошептал Данаб. Фиддах нежно провел по его щеке и улыбнулся.
   - Я тоже, Гарри, я тоже. Мы стерпим и это, обязательно стерпим.
   - Да, и сегодня мы увидим Ремуса, - брюнет вздохнул.
   - Да, сегодня.
   Еще до начала ужина юноши сидели около тех мест, куда должны были сесть Махкал и Шакур, они уже были обнажены, хотя на голове были полупрозрачные вуали, за которыми четко рассмотреть их лиц было нельзя. Шакур действительно не любил делиться всем, а показывать своим гостям, насколько действительно хороши его котята, он не собирался. Азрар накормил мальчиков раньше, за ужином они не должны были есть просто потому, чтобы не открывать своих лиц.
   В восемь вечера в зал вошли принц, Махкал и гости. Данаб и Махкал сидели на своих местах на коленях, головы опущены, они даже не шелохнулись.
   /О, я никогда не видел у тебя этих двоих, Махкал/ - раздался довольно неприятный голос.
   /Не стоит, Амир. Они не продаются и даются в аренду/ - в голосе принца явственно прозвучала угроза. Махкал сел на положенное ему место рядом с принцем и сразу же притянул к себе Фиддаха. Юноша прильнул к магу, и тот с удивлением обнаружил, что юноша сотрясается мелкой дрожью. Махкал протянул руку и положил ее на плечо Данаба, который дернулся, но остался стоять в той позе, которую ему наказали показывать. Принц подошел к своему месту.
   /Они напуганы/ - прошептал Махкал, указывая глазами на мальчиков. Принц, не долго думая, усадил Данаба себе на колени, поглаживая его по бедру. Гости одобрительно загудели. Данаб чуть поднял голову и замер, глядя прямо на прекрасного, одетого в кожаные обтягивающие брюки Ремуса. Хотя тот и выглядел намного красивее и лучше того, каким его запомнил Гарри Поттер, но узнать его все же было возможно, если знать на что смотреть, а Данаб смотрел в глаза.
   Ремуса привели Алишер и Аббас, которые оставили его у стены. Ему сказали, что, скорее всего, ему придется сегодня развлекать кого-нибудь из гостей принца. За два с половиной месяца ему ничего не удалось узнать о мальчиков, ни единого слова. Он несколько раз участвовал в операциях принца, используя свои новые навыки. Удачно проведенные дела привели к тому, что его перестали сажать на цепь, но особой свободы он так и не получил.
   Войдя в зал, Ремус чуть не получил удар, увидев две склоненные головки - белую и черную. Как он не закричал в тот момент, он даже себе сказать не мог. Ремус не понял, в какой момент его глаза встретились со скрытыми за вуалью глазами юноши, он просто почувствовал. Ремус с трудом сохранял лицо, смотря как двое мужчин ласкают Гарри и Драко, но он понимал, что нельзя позволять своим чувствам вырваться наружу. Именно сейчас Ремус поблагодарил Алишера и Аббаса, да и того же принца за преподанные ему уроки. Ремус сглотнул, когда понял, что принц собирается взять юношу перед всей этой толпой прямо сейчас, кулаки непроизвольно сжались.
   /За твоей спиной дверь, не торопись, даже когда мальчики окажутся рядом с тобой. Никто не должен понять, что вы сбежали/ - шепот за спиной заставил Ремуса напрячься, но он не отрываясь смотрел на то, как принц насаживает дорогого ему мальчика на свой член, противно было вдвойне, потому что тоже самое происходило и с Драко. Ремус как-то отстраненно подумал, что его эта картина нисколько не возбуждает, в отличие от других. Боль в ладонях привела оборотня в чувство. Глаза потемнели от гнева, когда он заметил, с какой похотью гости наблюдают за принцем, магом и двумя юношами, при этом развлекаясь с мальчиками и девушками, которых им предоставили на этот вечер. Сейчас его радовало только то, что никому из них он сам не приглянулся, или его просто никто еще не заметил.
   Шакур был в каком-то непонятном угаре, ему хотелось брать и брать, ласкать такое прекрасно тело, которое отвечало на любое прикосновение. Он протянул руку и погладил по спине Фиддаха, который стонал под натиском Махкала. Принц не мог понять, в чем дело, почему разум туманиться. Взглянув на Махкала, он понял, что тот находится в таком же состоянии, как впрочем и все остальные.
   /Думаю, мы можем сейчас заклеймить наших котят,/ - вдруг предложил он, обращаясь к своему любовнику. Губы Махкала раздвинулись в улыбке, после чего он одобрительно кивнул.
   /Друзья мой,/ - принц сияющими глазами посмотрел на гостей. - /Вам сегодня предоставляется уникальная возможность посмотреть, как во дворце клеймят рабов./
   Принц успел выпустить из своих рук и не почувствовал сотрясшей юное тело дрожи и паники, а вот Махкал ощутил панику Фиддаха сразу. Он наклонился вперед и прошептал на ужо блондину.
   /Вы всегда знали, что это случится, мой серебряный котенок./
   /Это честь для наш,/ - раздались выкрики. Шакур щелкнул пальцами, за его спиной появился кто-то из слуг.
   /Не вмешивайся!/ - Ремус замер от прямого приказа, прозвучавшего за спиной шепотом. - /Пусть все идет так, как идет. Еще не время/
   /Я не могу так/ - прошептал Ремус, еле удерживая себя на месте.
   /Ты будешь делать так, как будет лучше. Если не хочешь, что все закончилось смертью мальчиков, не вмешивайся/ - голос прозвучал чуть громче, и Ремус определил, что принадлежит он женщине.
   /Все закончится сегодня/ - шепот принадлежал другому человеку. - /Главное, не вмешивайся. Мы скажем, когда ты сможешь начать действовать/.
   Ремус замер. Ему пришлось наблюдать за всей процедурой клеймения. Он содрогнулся, когда увидел жаровню и два железных прута в ней, воткнутых в горящие угли. Алишер и Аббас схватили юношей, связали им руки за спиной и прижали к полу. Ремус закрыл глаза и судорожно сжал кулаки, прорывая кожу ладоней ногтями. Крик обоих юношей был душераздирающим, в воздухе запахло паленой кожей. Юноши потеряли сознание. На левой предплечье обоих стояло клеймо - герб Бель-Раида - круг, в который были заключены два перекрещенных ятагана. Шакур поднял голову от созерцания меток на своих котятах и посмотрел прямо на Ремуса. Тому стало нехорошо от предчувствия. В следующее мгновение он стоял на коленях перед принцем, с обеих сторон его держали телохранители. Боль и темнота.
   Ремус медленно приходил в себя. Первое, что он почувствовал, это боль в предплечье, а только потом то, что его ласкают, причем очень требовательно. Рядом раздался всхлип. Ремус повернул голову и встретился со взглядом глаз из расплавленного серебра, оборотень по наитию протянул руку и нащупал тонкую ладонь и сжал ее. Ремусу чуть не выругался, когда увидел, как в глазах засветилась благодарность. Ремус не отрывал своего взгляда от глаз мальчика, пытаясь передать ему уверенности и спокойствия. Но все это было похоже на ад, тем более он не знал, где Гарри, а отвести глаза, чтобы осмотреться, боялся.
   Ремус не знал, сколько прошло времени, но он снова был у той стены, откуда слышал голоса, только теперь он сидел на полу, облокотившись на стену. Драко и Гарри были между принцем и Махкалом, которые то и дело ласкали юношей, разговаривая со своими гостями. Что будет дальше, Ремус уже знать не хотел, уже случившегося было более чем достаточно. Но его не покидало плохое предчувствие. И оно себя вскоре оправдало. Неизвестно что пили арабы, но вскоре они были пьяны, хотя явно опьянение не было алкогольным. Складывалось впечатление, что их напоили каким-то дурманящим зельем.
   /Наш Оташ заскучал/ - улыбка принца свидетельствовала о его несколько неадекватном состоянии. - /Котятки мои, развлеките наш Огонь/ - Шакур чуть подтолкнул Данаба, заставляя его встать. Махкал последовал его примеру. - /Идите и развлеките нас красивым зрелищем, как вы умеете/.
   Ремус сглотнул, в глазах был ужас, причем не только у него, вуалей на юношах уже не было. Шлепок по заднице заставил Данаба сделать несколько шагов вперед.
   /Вперед котята, мы ждем/ - глаза Шакура горели в предвкушении, затем он посмотрел на гостей. - /Мои котята могут любую ласку превратить в непревзойденное представление/ - в его голосе слышался восторг и гордость. Брюнет и блондин подошли к Ремусу, который сидел на полу и смотрел на них. В глазах обоих юношей плескалась паника и ужас.
   /Сделайте, как он приказал/ - раздался шепот. Юноши вздрогнули, они стояли у самой стены.
   /Госпожа Амани?/ - тихо спросил брюнет.
   /Выполняйте приказ. Так надо, Данаб. Быстрее, пока они не разозлились/ - голос женщины был очень настойчивым. Принц недобро прищурился, это не прошло мимо внимания Ремуса, который резко поднялся и привлек к себе брюнета, тот от неожиданности сначала попытался отшатнуться, но ему на спину легла ладонь блондина, которая надавила на него, заставляя прижаться к Ремусу.
   /Мы хотим все видеть, котятки/ - пьяно произнес Шакур. Махкал просто смотрел. Он пытался отделаться от дурмана, охватывающего сознание.
   /Десять минут, нужно всего десять минут/ - прозвучал шепот из-за стены.
   Ремус посмотрел в серебристые глаза и наклонился, Фиддах подался вперед, губы встретились.
   "Десять минут, надо продержаться десять минут", - Ремус почему-то был уверен, что через десять минут все будет хорошо. Он обнял обоих юношей и притянул их к себе. В этом объятии не было никакой страсти. Он надеялся, что одурманенные арабы ничего не заметят. Но надежда оказалась призрачной, принц потребовал активных действий. Ремус не знал, что делать, но инициативу на себя взял блондин, который повернул к себе лицо брюнета и завладел его губами.
   /Я сказал развлеките Оташа, котята/ - в голосе принца прозвучала угроза. Ремус ощутил, что обоих мальчиков бьет мелкая дрожь. Ремус вздрогнул, когда поймал затравленный взгляд зеленых глаз, поняв, что если до сих Гарри не сломался, то сейчас это вполне осуществимо. Он нежно погладил его по спину и улыбнулся, затем наклонился и также нежно коснулся алых припухщих губ.
   - Все будет хорошо, малыш, просто поверь мне, - прошептал он, между легкими касаниями.
   - Он сердится, ему требуются действия, - в панике прошептал блондин. Ремус повернулся к нему и заглянул в глаза, улыбнулся.
   - Малфои не сдаются, Малфои не плачут, Малфои всегда надменны и ко всему готовы. Помнишь, Драко? - Ремус пытался придать юношам уверенности. Драко нервно сглотнул.
   - Не могу, - прошептал он в ответ. Ремус продолжая поглаживать Гарри по спине, прикоснулся губами к губам Драко, завлекая его в более глубокий поцелуй. Принц настойчиво требовал представления. Гарри понял, что если сейчас что-нибудь не начать делать, то поркой они не отделаются, как и шайраном. Пока Ремус целовал Драко, Гарри наклонился и стал играть с соском Ремуса, в которое было продето тонкое золотое колечко с янтарной подвеской. У него у самого были такие же в сосках, только с изумрудами, а Драко - с алмазами - причуда принца. Ремус чертыхнулся про себя, понимая, что возбуждается от двух юных тел, прижатых к нему. Драко тоже склонился к груди Ремуса и завладел вторым соском, свою руку он положил на пах оборотня, и начал поглаживать. Ремус откинул голову назад, привалился к стене и глухо застонал. Он так и не смог понять, когда юноши успели стянуть с него штаны, очнулся лишь от прикосновения губ к своему члену. Ремус посмотрел вниз и столкнулся с двумя взглядами, изумрудным и серебряным, чуть виноватыми и вопрошающими. Оборотень был слишком возбужден, сейчас ему нужна была разрядка, сам он этого не мог сделать, неизвестно чем бы это закончилось, как для него, так и для мальчиков. Колени подогнулись, когда умелые язычки с двух сторон облизнули его плоть, он с трудом подавил стон, проклиная арабов с их маслами, зельями и всем остальным. Сделавшими его кожу и эрогенные места такими чувствительными. Драко взял полностью его член в рот и начал двигаться вдоль него. Ремус забыл обо всем, чувствуя лишь рот блондина и его руки на своих ягодицах, а также губы и руки Гарри на своей груди. В голове промелькнула мысль, что мальчики слишком умело его обрабатывают. Оргазм был бурным, Драко не упустил ни одной капли.
   - Прости, - Драко поднялся и виновато посмотрел на оборотня. Тот сначала удивился такой реакции юноши, а затем просто притянул его к себе в объятия. Его не волновало, как к этому могут отнестись все эти арабы.
   /Быстрее, одевайтесь,/ - раздалось за спиной Ремуса. Он резко развернулся, в открывшемся проеме потайного хода стояли две женщины и евнух. - /Вам пора уходить/.
   /Уходить?/ - подал голос Гарри.
   /Да, Данаб, уходить. Мы не смогли предотвратить этот вечер, но нам удалось направить его нам на пользу/ - произнесла Анвар.
   /Но оставаться здесь вам больше нельзя. Шакур зашел слишком далеко в своих желаниях. Мы не ожидали, что он пошлет вас ублажать Оташа, зная, кем он вам приходится/ - Амани сердито посмотрела на принца, который спал, положив голову на низенький стол.
   /Что с ними?/ - Ремус рассматривал бессознательных арабов.
   /Спят. У вас есть шесть часов, чтобы добраться до оазиса Курмахан. Там вас будут ждать и помогут исчезнуть на некоторое время, пока будут идти поиски/ - сказала Амани.
   /Мы просто кое-что подлили им в напитки. Мне жаль того. Что вам пришлось пережить. Слава Аллаху, что успели вам дать то зелье/ - произнесла Анвар.
   /Какое зелье?/ - опешил Драко, застегивая на себе черный верхний халат пустынников.
   /То, которое заменит вашу метку рабов на совсем другую/ - улыбнулась Амани. - /Я предположила, что им может придти нечто подобное в голову. Как оказалось, я была права/.
   /Вам пора/ - Анвар махнула рукой, чтобы они следовали за ней.
   Через двадцать минут они вышли за стены дворца, перед глазами была пустыня. Амани протянула Ремусу какой-то светящийся предмет.
   /Это магический компас. Идите только туда, куда показывает стрелка. Если вы отклонитесь от курса, то увидите черную стрелку, которая будет, показывать, куда вы в данный момент двигаетесь. У вас есть чуть больше пяти часов, чтобы добраться до оазиса/ - давала наставления Амани. Ремус кивнул.
   /Спасибо, госпожа Амани, госпожа Анвар/ - произнес Гарри.
   /Идите, спешите. Они проспят чуть меньше шести часов, а потом ринуться в погоню/ - Анвар обняла юношей, а затем подтолкнула в сторону от дворца. Драко дотронулся до ошейников. Амани улыбнулась.
   /Дойдите до оазиса. Фиддах. Там вы узнаете все остальное. Удачи вам и прощайте/
   Еще раз взглянув на женщин, затем закинув на себя небольшие котомки, которые им подал Азрар, они, уже не оборачиваясь, начали свой путь на свободу.
   Поделиться1313.05.2009 11:04
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 12. Поиски истины

   Пять гриффиндорцев и пять слизеринцев сидели в выручай-комнате после первого дня занятий, который к тому же был не очень уж и удачным.
   Во-первых, еще вчера все испытали шок, когда услышали о новом профессоре по ЗОТИ, которым стал никто иной, как ненавистный гриффиндорцами, и любимый слизеринцами в кавычках Северус Снейп. Еще одной новостью стало то, что все уроки гриффиндорцев будут проходить вместе со слизеринцами. Рон долго смотрел на директора после этой новости, а затем просто покрутил пальцем у виска, выражая общее мнение довольно большого количества студентов, как гриффиндорцев, так и слизеринцев.
   Поздно ночью Рон услышал еще одну новость, совершенно случайно. Ему не спалось и он решил спуститься в общую гостиную, посидеть у камина и что-нибудь почитать, кстати, такая привычка у него появилась после исчезновения Гарри. Рон замер на лестнице, в тени, сидящие в гостиной его не видели, но вот он слышал весь разговор. Невилла он опознал сразу, а вот несколько других голосов он узнал с трудом. Не с первой попытки он понял, что один из голосов принадлежит Шеклботу, женский он опознал, как Тонкс, был удивлен услышав голос Билла, а вот еще два он так и не узнал.
   - Невилл, ты должен понимать, что об этом знать не должен никто.
   - Я понимаю, но они мои друзья, - голос Невилла звучал неуверенно.
   - Поттер тоже делал такую ошибку, - рыкнул кто-то.
   - Но..., - голос стал еще неувереннее.
   - Невилл, ты должен понять. Мы будем готовить тебя. Мы ошиблись, посчитав, что герой пророчества, это Гарри, - Рона затошнило.
   - Я понимаю. Мы должны тебя подготовить к последней битве.
   - Хорошо, я никому не скажу, - вздохнул Невилл. - Но, может быть, вы ошибаетесь, и все это Гарри.
   - Невилл, Поттер сбежал. Сам сбежал, он струсил.
   Рон не смог больше слушать и медленно повернувшись, ушел обратно в спальню. Но тошнота оказалась слишком сильной и Рон рванулся в туалет. Он так и не смог уснуть, а поговорить ни с кем пока не мог. Гермиона, близнецы и Джинни обратили внимание на его нервозность, а также на довольно странное отношение к Невиллу. Рон только отмахнулся, сказав, что все расскажет потом.
   Первой парой в тот деть были ЗОТИ, а значит, Снейп. Слизеринский декан, наконец-то, добился своего и теперь отрывался по полной, но отсутствием знаний страдали не только гриффиндорцы, но и слизеринцы, которые к тому же были и слабее своих оппонентов. Снейп выдал очередную, уже привычную порцию издевательств в сторону гриффиндорцев. Если Снейп надеялся задеть Рона Уизли, то он напал не на того. К удивлению всех Рон вообще не реагировал на Снейпа, даже когда тот вызвал его на дуэль, большей частью чтобы унизить, Рон только автоматически выдавал заклятия, был до абсурдного спокоен. Самое интересное в этой дуэли было то, что Рон не разу не ошибся. Казалось, что рыжий юноша вдруг утратил все присущие ему чувства, став какой-то машиной. Снейп, хоть и не показал свих эмоций, но был очень удивлен, когда через пять минут после начала дуэли со студентом, то все еще был на ногах и в сознании, более того, Снейп даже не мог его достать. Юноша умело пользовался щитами, а также выходил на атаки. В конце концов, Снейп был умелым дуэлянтом и где-то на девятой минуте все-таки выиграл, Рон устоял, но палочку потерял. Зельевар остановил дуэль, и даже начислил десять очков Гриффиндору, но с таким кислым выражением лица, словно съел целый лимон. Снейп получил задачку, на решение которой должен был потратить много времени, а его-то как раз у него и не было.
   Волдеморт точно взбесился, и непонятно, что было тому причиной: злость от исчезновения Гарри Поттера, или наоборот - радость. Пожиратели дневали и ночевали в замке Темного лорда, слава Мерлину, что он хоть вспомнил о том, что Снейп его шпион в стане Дамблдора и профессор Хогвартса. Круцио получали все, кто только мог и не мог тоже. Акции были сумасшедшими и по большей части ненужными, нелогичными, но тут он уже ничего не мог поделать.
   Остальные занятия в этот день были спокойными и прошли без приключений, а вот теперь за три часа до отбоя десять шестикурсников с двух враждующих факультетов сидели в выручай-комнате.
   - Ты где так драться научился, а? - Винсент Кребб с неподдельным восторгом смотрел на Рона.
   - Я вообще не знаю, что произошло на уроке ЗОТИ, - пожал плечами Рон. - Я ничего толком не помню.
   - Что? - Гермиона от удивления даже села мимо стула, она как раз возвращалась к своему месту от книжных полок, которые предоставила им на обозрение комната. Все постарались подавить смех, настолько нелепо выглядела гриффиндорская всезнайка, сидя на полу на пятой точке с открытым от удивления ртом.
   - А вот то, - произнес Рон. - Я просто отключился, было чувство, что моим телом руководит кто-то другой.
   - О, Уизли, какие мы слова наем, - саркастично заметил Блейз.
   - Книжки читаю, - в тон ему ответил Рон.
   - Эй, ты что сделал с нашим Уизли? - Панси делано изобразила ужас.
   - Жизнь заставила измениться, - отмахнулся Рон, после чего он помог подняться Гермиона, которая все еще продолжала сидеть на полу.
   - Панси, ты вчера хотела написать своему дяде, - Джинни сменила тему. Панси на секунду замерла и посмотрела на девушку.
   - Да, я написала, и даже получала ответ..., - Панси повременила секунду, потом добавила. - Джинни.
   - И? - близнецы оба уставились на девушку. Диана хмыкнула.
   - Вообщем, дядя Парис наймет какого-то мужика, который будет расследование у магглов, - произнесла Панси.
   - Детектив, - уточнила Гермиона.
   - Да, точно, детектив, - кивнула Панси. - Плюс к этому еще и кое-кто будет искать от магов.
   - Это хорошо, - кивнул Джордж.
   - Может быть, вы расскажете нам теперь подробнее события с вашей точки зрения, - Диана посмотрела на гриффиндорцев.
   - Вы знаете, что произошло в Министерстве, когда мы туда отправились? - спросила Гермиона. После кивка, девушка продолжила. - Там погиб крестный Гарри, последний родной для него человек. После смерти Сириуса...
   - Сириуса? Сириуса Блека? Убийцы его родителей? - почти одновременно воскликнули слизеринцы.
   - Сириус не убивал родителей Гарри, - в один голос возмутились гриффиндорцы.
   Следующие два часа слизеринцы и гриффиндорцы делились новостями из жизни друг друга, а в первую очередь Драко и Гарри. Да, многое из сказанного стало для обеих сторон откровением. Слизеринцы считали, что Гарри Поттер живет припеваючи и просто специально строит из себя не весть что и под стать этому невесть чему одевается, а вот гриффиндорцы были сильно удивлены, узнав о том, что Малфои отнюдь не такие снобы и сволочи, какими строят себя на публике.
   Ребята забылись и пропустили час отбоя, но даже не заметили этого и продолжали сидеть в выручай-комнате. После откровений они начали строить планы дальнейших действий. Было ясно, что показывать изменения в отношениях не стоит, они продолжат вести себя также, как и раньше, но теперь это будет только игра. Основной задачей они назвали слежку за Дамблдором. Решено было встречаться ежедневно и отчитываться обо всем увиденном.
   Так началась новая жизнь в Хогвартсе: уроки, наблюдения за преподавателями, особенно, за Дамблдором. В первый месяц они ничего не заметили, кроме того, что Невилл постоянно куда-то уходит. Причину и место походов Невилла Лонгботтома обнаружили слизеринцы. Оказывается, Невилл ходил в один из кабинетов на третьем этаже в заброшенной части замка, в северной башне, а ходил он туда на дополнительные занятия. Слизеринцы в тот вечер в шоке смотрели на беснующихся гриффиндорцев. Они и сами могли много чего сказать по поводу сложившейся ситуации, но принять Невилла Лонгботтома, как Героя магического мира они никак не могли.
   - Это чушь, он же придурок, - Диана вынесла свой вердикт только после того, как гриффиндорцы успокоились.
   - Скажи это директору и всем остальным, - буркнул Рон.
   - Да он убьет Темного лорда только в том случае, если в его присутствии взорвет котел со своим зельем, - фыркнул Блейз.
   - Я только не понял, а почему они считают Поттера трусом и предателем? - спросил Грегори Гойл.
   - Гарри, - машинально поправила Диана.
   - Ага, Гарри, - кивнул Гойл.
   - Ну, директору нужен герой, которым можно крутить и вертеть, а Гарри вышел из-под контроля, - пожал плечами Джордж. Близнецы сильно изменились за последний месяц. За все это время они,/ конечно, устроили несколько розыгрышей, но без особого энтузиазма.
   За это время они все изменились, во-первых, сдружились, хотя и постоянно подкалывали, зачастую довольно больно, но воспринималось это к концу месяца уже безболезненно, в драку никто не лезь. На второй неделе от начала учебы ребята стали помогать друг другу в учебе, поднатаскивая в знаниях. Больше всех доставалось Грегори Гойлу и Винсенту Креббу, за которых взялись Гермиона и Панси. Рон от всей души им посочувствовал, но потом только вздохнул, так как за него взялись Блейз и Диана. Близнецов оставили на них самих, посчитав, что эти двое, раз смогли открыть магазин и придумывать такие розыгрыши, справятся с повышением успеваемости собственными силами. Если поначалу юноши сопротивлялись, то под общим натиском Дианы, Панси, Джинни и Гермионы, пообещавшими спустить небо им на голову, они сдались. Конечно, все получалось не сразу, в основном у Грега, Винса и Рона, которые не отличались особым умом. К процессу обучения двух телохранителей подключилась и Джинни. Все понимали, что результатов сразу ждать не надо, но надеялись, что хотя бы к концу года смогут добиться успехов. Все больше загадок приносил Рон, который почему-то в присутствии Снейпа спадал в странное состояние. Если раньше он начинал раздражаться и запинаться при зельеваре и обвинять того в несправедливом отношении, то теперь становился уравновешенным юношей, который не реагировал ни на какие слова в свою сторону, был способен на ЗОТИ ответить четко почти на любой вопрос профессора, ну, естественно, если знал ответ. Снейп был немного удивлен, когда попытался на уроке войти в разум своего ученика и не смог пробить блок, но после уроков, на ужине, ему это удалось без труда. Загадка была на лицо.
   В начале второй недели октября ребята заподозрили, что директор знает об их совместных занятиях и встречах. Первой такое впечатление создалось у Гермионы, которая заметила странный взгляд директора, брошенный на них. Сначала она отмахнулась от этого, но чем больше думала, тем сильнее сомневалась. В конце концов, она просто затащила в одну из них около кабинета трансфигурации Панси Паркинсон.
   - Ты с ума сошло? - прошипела слизеринка.
   - У нас проблема и очень большая, - прошептала Гермиона.
   - В чем дело? - насторожилась Панси.
   - Дамблдор знает о нас, и ему это не нравится, - ответила гриффиндорка.
   - Ты не могла ошибиться? - Панси пристально посмотрела на Гермиону.
   - Нет, Панси. Мы не подумали о том, что директор не такой уж и дурак. Как нам все кажется. Он что-нибудь предпримет на наш счет, - покачала головой Гермиона.
   - Плохо. Я бы не поверила в это, если бы не ты рассказала, - задумчиво произнесла Панси. - Что будем делать?
   - Мне кажется, что встречаться в выручай-комнате теперь нельзя, - сказала Гермиона.
   - А где тогда? - Панси пристально посмотрела на гриффиндорку.
   - Давайте переберемся в туалет плаксы Мирттл, - предложила Гермиона.
   - Пфф, ты, наверное, шутишь? - Панси на секунду подумала, что Гермиона помешалась, но посмотрев на серьезное лицо гриффиндорки поняла, что девушка отнюдь не шутит. Решив данный вопрос, девушки двинулись на трансфигурацию, на которую опоздали на десять минут, ведя свой разговор.
   Вечером они собирались в туалете на третьем этаже. Последним прибыл Блейз, который был более чем взволнован.
   - Сюда идут преподаватели, сам старый дурак с ними, - влетев в туалет, воскликнул Блейз.
   - Надо убираться, - Джордж резко поднялся на ноги, до этого он сидел на полу у стены.
   - Не успеем, - покачал головой Блейз.
   /Чтоб ему провалиться куда-нибудь/ - прошипела Джинни. Ребята замерли на полу слове и посмотрели на девушку.
   - Что? - та удивленно уставилась на них.
   - Кажется, не только Гарри получил кое от кого подарочки, - задумчиво произнесла Гермиона, теперь уже все смотрели на самую умную гриффиндорку.
   - У нас нет времени, сейчас они будут здесь, и всем нашим отношениям придет конец, - Блейз нервно посмотрел на дверь. Вдруг Рон схватил сестру за руку и потянул к умывальнику.
   - Давай, - толкнул он ее к одному из них.
   - Что, давай? - не поняла Джинни.
   - Скажи, откройся! - Рон посмотрел на Джинни, как на дурочку.
   - Откройся? - Джинни беспомощно посмотрела на брата, остальные тоже были, мягко говоря, удивлены его поведением.
   - Да, на парселтанге, дура, - закричал Рон. - Быстрее, или нам всем конец.
   Рон так тряхнул сестру, что та не задумываясь выдала.
   /Откройся/ - один из умывальников ушел вглубь, открылся проход.
   - Все вниз, быстро, - Рон подхватил на руки сестру и прыгнул в проход. На секунду в туалете стало тихо, затем Грег, схватив Гермиону ринулся вместе с ней за Роном и Джинни. Когда преподаватели вошли в туалет плаксы Мирттл, там никого уже не было, умывальник закрылся за несколько секунд до того, как двери туалета начали открываться. Дамблдор, Филч, Снейп и МакГонагалл в недоумении смотрели на пустой туалет. Попытка разговорить привидение тоже не дало результата. Она твердила только одно - никого не было, никто не приходил, никого не видела. Дамблдор перед уходом окинул туалет еще раз внимательным взглядом. Он точно знал, что ребята были здесь (какое счастье, что Гарри отдал карту мародеров на хранение Дурслям, а те сняли таки ячейку в банке, куда и закрыли оставленные на хранение вещи), но вот как те умудрились выбраться, осталось для него загадкой. Дамблдор всю ночь думал, как такое могло произойти, и как он упустил такой момент, как возникшую дружбу между двумя враждующими факультетами, даже не так, между одним курсом - шестым. Первое время ему даже казалось, что он ошибается, но как бы ребята не пытались скрыть свои изменившиеся отношения, от него они не ускользнули. Некоторое время он наблюдал, но когда его подозрения подтвердились, а именно то, что десять человек объединились, и четверо из них Уизли, ему потребовалось быстро принять меры, чтобы все не зашло слишком далеко. Директор не мог учесть только нескольких фактов - причины и насколько стали близки эти десять человек, непонятные приступы у Рона, позволяющие ему вдруг на равных противостоять Снейпу, а также подарок Волдеморта Джинни, так кстати проявившийся в нужное время в нужном месте.
   Скатившись вниз, Рон встал на ноги, поднял сестру и оттащил в сторону, и очень вовремя. Буквально тут же началась куча мала, ребята вывались из трубы друг за другом и друг на друга.
   - Блин, мог бы и предупредить, - Блейз зло посмотрел на ухмыляющегося в сторонке Рона.
   - А зачем? - спросил Рон.
   - Я тебе дам, зачем, - Блейз двинулся на Рона, но его с двух сторон схватили Винс и Грег.
   - Блейз, если бы не он, неизвестно что еще было бы, - воскликнул Винс. Блейз медленно вздохнул, потом выдохнул, и кивнул двум слизеринцам, чтобы те его отпустили.
   - Колись, Рон Уизли, как ты догадался? - Диана с хитрой усмешкой смотрела на Рона.
   - Я же ходил с Гарри в тайную комнату на втором курсе, - пожал тет плечами.
   - Понятно, но вот как до тебя так быстро дошло, что Джинни может воспользоваться так кстати вдруг открывшимся даром? - в голосе появилась язвительность.
   - Хмм, вот еще один вопрос для размышлений, - произнесла Гермиона.
   - Ага, значит тогда, четыре года назад, этот Том Марволо Реддл, то есть Темный лорд, сделал небольшой подарок Джинни, - произнесла Диана, изучая Джинни, та в свою очередь поежилась под этим взглядом.
   - Интересно, как? - Блейз тоже изучающее смотрел на рыжую гриффиндорку.
   - Думаю, когда этот фантом из дневника забрал силы Джинни, а потом они вернулись, после исчезновения фантома, то Джинни передалось и кое-что от него самого, - произнесла Гермиона.
   - Да, а именно дар змееуста, - кивнула Панси.
   - А что там дальше? - Диана кивнула в сторону коридора.
   - Я не хочу туда идти, - вдруг заартачилась Джинни.
   - Джин, дневник уничтожен, а его самого здесь быть не может, - погладил по волосам сестру Джордж. Джинни вздохнула. Фред улыбнулся ей и произнес. - Все будет в порядке.
   Пройдя по коридорам, и дойдя до дверей, ведущих во внутренний зал, ребята замерли. У Джинни никак не получалось перейти на парселтанг, пока Кребб и Гойл не начали наступать на нее с видом разъяренных быков.
   - Теперь ясно, как можно заставить ее заговорить на парселтанге, - хохотнул Блейз, отчего заработал три неприятных взгляда от рыжих парней.
   Когда ребята вошли в большой зал со статуей, то задохнулись от смрада разлагающегося тела огромной змеи. Панси и Гермиона одновременно выбросили вперед палочки и выкрикнули заклинание сжигания . Диана, ворча себе под нос, наложила чары очищения воздуха. Минут через двадцать в зале было чисто.
   - И Гарри убил это в двенадцать лет? - Блейз уставился на Рона, но тот только кивнул в ответ. Блейз покачал головой. - Силен.
   - Так, кто же такой Гарри Поттер? Он смог воспользоваться мечом Гриффиндора и всякое такое, - задумчиво произнесла Панси.
   - Вот и мне это интересно, - кивнул головой Блейз.
   Всю ночь ребята обследовали тайную комнату Салазара Слизерина. На их счастье они не обнаружили ничего страшного. Лучшей находкой стал второй вход в тайную комнату, который выходил на первый этаж, в глубокую нишу за лестницей, которая вела со второго этажа и переходила в лестницу в подземелья. Находка была как нельзя кстати, а то они уже и не мечтали выбраться из Тайной комнаты своими силами. Конечно, в этот раз они не смогли осмотреть все вокруг, но теперь у них было новое убежище, правда проблема была в том, что провести их могла только Джинни.
   Под утро, благо на следующий день была суббота и они смогут продолжить свои изыскания. Перед самым уходом Винс вдруг предложил, что им нужны всем мантии-невидимки. На замечание Гермионы, что это довольно редкая вещь, он только хмыкнул и сказал, что все сделает сам.
   Утром на завтрак ребята заявились как ни в чем не бывало, даже устроили перепалку рядом со входом в Большой зал, для отвода глаз, что им удалось, хотя провести Дамблдора и Снейпа им не удалось. Зельевар был великолепным шпионом и понять, что происходит, ему удалось довольно быстро, как впрочем он за одну ночь нашел и причину происходящих событий. Исчезновение двух лидеров двух враждующих факультетов объединило близких им людей, не факультеты, а именно близких людей. Снейп решил не вмешиваться в ситуацию, а посмотреть к чему это приведет, тем более он был занять еще одной загадкой - странным поведением на уроках ЗОТИ Рона Уизли. Найти причины этому он пока не смог, хот подозрения у него появились. То, что дети были в женском туалете на третьем этаже, он понял сразу, знал он и другое, дети из него не уходили, а если бы на них были мантии-невидимки, то Дамблдор бы их все равно увидел, но тот был слишком удивлен, когда стало ясно, что в туалете никого нет. Если Дамблдор не обратил внимания на то, что именно в этом туалете расположен пресловутый вход в Тайную комнату, но становилось непонятным, как дети смогли в него войти, если им воспользоваться мог только змееуст, а таковым был только Поттер. Или нет? Снова загадка, которую предстояло решить. Снейп про себя выругался, глядя то на гриффиндорцев, то на слизеринцев. "Загадка на загадке", - чертыхнулся про себя Снейп. - "Еще и лорд вызывает чуть ли не каждый день, потом приходиться приводить себя в порядок после двух-трех круцио".
   Загадка проникновения детей в тайную комнату и загадка Рона Уизли все еще оставалась тайной за семью печатями для Снейпа.
   Команда из двух факультетов теперь проводила вечера и все выходные в тайной комнате, сначала ее изучая, потом пользуясь ее преимуществами. Каждый нашел себе то, что было интересно ему: Гермиона и Панси засели в библиотеке, близнецы - в лаборатории, Блейз нашел спортивный зал с огромным выбором холодного оружия. К Блейзу присоединились Рон, Винс, Грег, Джинни и Диана, началось обучение фехтованию.
   К рождеству ребята довольно сильно подтянулись в учебе и не выглядели на фоне Гермионы, Панси и Блейза уж полными неучами. Но более того, они снов утратили бдительность. За неделю до Рождества о таинственном поведении пяти слизеринцев и пяти гриффиндорцев стало известно еще кое-кому. Последний поход перед каникулами в Хогсмид превратился в трагедию.
   К этому моменту ребята были уже счастливыми обладателями десяти мантий-невидимок очень хорошего качества, но не настолько отличного, как была у Гарри. Винс так и не поделился своим секретом, как ему удалось добыть их, только сказал, что прислал их отец. Все попытки узнать подробности наталкивались на угрюмое молчание, Винс так и не сдался. Мантии стали большим подспорьем в деле конспирации и маскировки. Но в тот злополучный день они не взяли их с собой, и обученными магами тоже не были.
   На Хогсмид было совершено нападение. В суматохе и панике не сразу обнаружилась пропажа. Трое гриффиндорцев и трое слизеринцев были в ужасе. Из Хогсмида не вернулись Рон и Джордж Уизли, а также Панси Паркинсон и Грегори Гойл. Спустя несколько часов стало известно, что всех четверых захватили Пожиратели.
   Поделиться1413.05.2009 11:04
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 13. Война руками детей.

   Сначала, когда студенты прибыли в школу, взбудораженные и в шоке, не всем пришло в голову, даже преподавателям, проверить наличие студентов на месте. Все сразу занялись ранеными и погибшими. Первыми отсутствие двух своих товарищей заметили гриффиндорцы, еще бы пропало двое Уизли, а близнецы никогда не расставались. Сначала Фред подумал, что они просто разделились, но когда Гермиона в панике заявила, что с Хогсмида не видела Рона. Джинни, Фред и Гермиона облазили всю гриффиндорскую гостиную, потом отправились по коридорам школы, добрались до выручай-комнаты, где и нашли таких же расстроенных и растерянных слизеринцев, которые сообщили, что из Хогсмида не вернулись Панси и Грег. Узнав, что пропали также Уизли, слизеринцы впали в ступор. Несколько минут они все обдумывали ситуацию, когда пришли немного в себя и перестали паниковать, затем пришли к выводу, что в данной ситуации им может помочь только один человек - Северу Снейп. К нему они и направились.
   Снейп был занят в лаборатории, готовил запас лечебных зелий для больничного крыла. Он не сразу обратил внимание на то, что в лаборатории находится шесть студентов двух факультетов, а когда обратил, то с трудом сумел спрятать свое изумление.
   - Чем обязан такой компании? - В своей обычной манере поинтересовался Снейп.
   - Сэр, у нас пропало четыре студента. Они не вернулись из Хогсмида, - произнес Блейз. Снейп моментально утратил свой язвительный тон.
   - Рассказывайте, - приказал он, цепко смотря на шестерых студентов.
   - Мы все вместе были в Хогсмиде, нам надо было поговорить, много чего обсудить. Потом произошло это нападение, мы еле вырвались, - начал рассказывать Блейз.
   - Было такое странное ощущение, что они там специально ради нас, - вдруг вставила Гермиона с задумчивым видом. Снейп наградил ее сначала своим обычным взглядом, но затем призадумывался. Он ведь за первый семестр много чего заметил, в том числе и странную дружбу между гриффиндорцами и слизеринцами. Более того, обе группы студентов были связаны очень близкими отношениями с лидерами своих факультетов. Снейп не вмешивался, но старался быть в курсе всех передвижений десятки, но вот сегодня он их упустил, и вот результат.
   - Мисс Грейнджер, поясните, - требовательно сказал зельевар.
   - Мне могло такое только показаться, сэр, - неуверенно произнесла девушка.
   - Не думаю, Мисс Грейнджер, - жестко ответил на это Снейп. - У вас очень хорошо развита логика, в последнее время она у вас очень хорошо работает, вы даже учиться стали лучше, чем было до этого. Так что не думаю, что вы ошиблись.
   - Ну, просто они старались нас десятерых оттеснить в сторону, подальше от других, бросали заклятия, отрезая нам путь. Если бы не вмешались авроры, не знаю, что было бы, - произнесла Гермиона, после двухминутного молчания.
   - Двое Уизли, мисс Паркинсон и мистер Гойл, я правильно понял? - Снейп посмотрел на сначала на Гермиону, затем на Блейза. Оба кивнули в ответ.
   - Сейчас направляйтесь в свои гостиные. Я все доложу директору сам, а вы постарайтесь не афишировать своих отношений так явно. Пока, - Снейп выпроводил шестерку, а сам направился на доклад к директору.
   Конечно же, Дамблдор и преподаватели встревожились, но Снейп, внимательно следивший за директором, заметил какую-то искусственность его эмоций. Зельевару это очень пришлось не по душе, если не сказать больше. В Хогсмид были отправлены авроры на поиски ребят, но им удалось выяснить только то, что повергла в шок всю школу - четверо студентов были захвачены Пожирателями, причем и Паркинсон и Гойл не получили радушного приема.
   В следующие дни никто ничего не предпринимал, Волдеморт Снейпа не вызывал, а сам Дамблдор тоже не настаивал на том, чтобы зельевар выяснил, где могут быть ребята. Это насторожило всех Уизли, но они старались не подавать вида, а еще через пару дней Дамблдор проделал странный финт - в середине года он пригласил в школу на должность преподавателя ЗОТИ Люциуса Малфоя, удивив как студентов, так и Министерство. Снейпа вернули к преподаванию зелий без объяснений, только сказав, что так надо. Многие просто решили, что директор на старости лет совсем лишился рассудка, но кое-кто к этому отнесся по-другому, а именно друзья пропавших ребят. Они считали, что слишком многое теряют, а Дамблдор ничего не делает. Снейп старался сдерживать подростков, но получалось у него с большим трудом.
   Первым не выдержал этой пытки Винсент Кребб, и через своих родных, но не через отца, попытался выяснить, что же могло произойти с друзьями. Ответа пришлось ждать почти неделю. Ребята места себе не находили все это время. Когда стало известно хоть что-то, но при этом не заметно никаких действий со стороны взрослых, они решили действовать самостоятельно.
   Рон с трудом открыл глаза, все тело ломило от боли. В первую секунду он испугался, что ослеп и даже впал в панику. Понадобилось приложить много сил, чтобы понять, что слепота тут не причем, ведь глаза стали различать какие-то тени. Рон, стиснув зубы, встал на колени, облокотился о стену и поднялся на ноги. Его поразило то, сколько сил ему понадобилось на это вроде бы простое действие.
   - Что, в конце концов, произошло? - Задал он вопрос вслух, и недоуменно провел языком по губам. Голос звучал хрипло, как будто он не говорил как минимум месяц.
   - Рон? - Тихий шепот откуда-то слева заставил его вздрогнуть. Он медленно повернул голову в сторону голоса, прищурился и только после этого смог различить во тьме очертания человека. Рон пытался определить, кому принадлежит голос, так смутно знакомый. Голос повторил. - Рон?
   - Ээээ, Панси? - Не совсем уверенно спросил юноша.
   - Мерлин, ты в порядке, - девушка вскочила и бросилась Рону на шею. - Я боялась, что ты больше не придешь в себя.
   - Панси, где мы? - Этот вопрос уже несколько минут мучил юношу.
   - Рон? - Девушка немного отстранилась. - Ты что, ничего не помнишь?
   - Я не помню, как попал сюда, и почти не чувствую правую руку, - ответил юноша.
   - Тебе придется научиться пользоваться левой рукой, и колдовать ей тоже, - тихо ответила Панси и всхлипнула.
   - Ох, - только и смог выдохнуть Рон. - Что случилось?
   - Мы в плену, - Панси отошла от Рона, но не выпустила его левой руки из своей. Они сели у стены. - Ты помнишь наш поход в Хогсмид?
   - Да, - кивнул Рон.
   - Нас там ждали. Именно нас, Рон. Кто-то все-таки заметил наше общение и сдал нас Пожирателям. Они пришли за нами, только вот схватить сумели четверых.
   - Кто еще? - Рона пробила дрожь.
   - Грег и твой брат Джордж, - тихо ответила Панси.
   - Ты их видела? - Почти шепотом спросил юноша.
   - Да, но мне кажется, что это было так давно. Сначала они пытали нас вместе, затем стали водить по парам - я и ты, Грег и Джордж. Я иногда слышу их, но ты последние дни был..., - Панси сглотнула и уткнулась в плечо юноше. - Рон, ты не представляешь, как это было страшно. Я думала, ты сошел с ума. Ты меня не узнавал, даже говорить нормально не мог, только мычал или что-то бурчал себе под нос. Это случилось после того, как ты голыми руками убил Маркуса Флинта и покалечил МакНейра.
   - Что я сделал? - Рон был настолько ошеломлен, что еле выговорил вопрос.
   - Ну, когда они меня..., - голос Панси затих. Хоть Рона и считали тугодумом, но тут ему понадобилось даже меньше секунды, чтобы понять, чего именно не договорила девушка.
   - Они...? - Он не смог задать вопрос. Рон почувствовал судорожный кивок девушки, и прижал ее к себе. Панси постепенно перестала дрожать.
   - Ты тогда долго вырывался, орал на них, а когда Флинт... А потом ты вырвался. Рон, у тебя глаза были бешеные и такие же красные как у этого урода-полукровки. Ты бы видел из всех, - тут Панси нервно хихикнула. - На тебя ни одно проклятие не подействовало, а от трех авад ты просто увернулся. Я никогда не видела такой скорости. Это было даже лучше, чем на уроках у Снейпа. По-моему, у тебя есть какое-то наследие и оно начинает себя проявлять. Ты добрался до Флинта. Пока он не сдох, тебя не смогли оторвать от него. Ты превратил его в кусок мяса. А МакНейр теперь навряд ли сможет ходить не хромая. Их целители ничего не смогли сделать, ты ему почти ногу оторвал.
   - Панси, скажи, ты ведь сейчас пошутила? - В голосе Рона было столько неуверенности и ужаса, что Панси захотелось подтвердить, что это была шутка, но ложь здесь не поможет.
   - Нет, Рон, это не шутка, - покачала головой Панси.
   - Мерлин великий, я - убийца.
   - Прекрати, это не так. Я бы уже была мертва или еще что, если бы не ты, - твердо сказала Панси.
   - Было что-то еще? - С подозрением спросил Рон.
   - С того дня ты был невменяем. Волдеморт приказал тебя проверить с ног до головы и выяснить, что это было, но и поразвлекаться тебя тоже забирали. Но у тебя то ли болевой порог повысился, то ли ты стал не чувствительным, им было с тобой неинтересно. Ты даже на нож не реагировал. А если они тебя плохо связывали или заковывали, то сами оказывались под угрозой. Они даже меня перестали трогать, ты на них тут же бросался. Не знаю как давно, наверное, уже несколько дней, они за нами не приходят.
   - Черт, - по телу Рона прокатилась дрожь. - Я вообще ничего этого не помню. Совсем.
   - Я верю, Рон. Может быть, они и к лучшему, - тихо ответила на это девушка.
   - Да, наверное, ты права. Что у меня с рукой? - Сменил тему Рон.
   - Множество переломов, все срослись неправильно. Эти придурки не умеют накладывать целебные проклятия, - скривилась Панси. - Может и можно будет что-то сделать, но время уходит.
   - Значит, надо отсюда выбираться, - мрачно произнес Рон.
   - Как? - С отчаянием в голосе воскликнула Панси.
   - Придумаем, - еще более мрачно произнес Рон.
   В темноте камеры раздавалось только их тихое дыхание, оба молчали, обдумывая свое положение. Панси, наконец-то за долгое время почувствовала, что от сердца отлегло. Они так и задремали, сидя у стены и прижимаясь друг к другу. Разбудил их скрежет открывающейся двери их камеры. Рон так и не понял, что произошло дальше. Было ощущение, что внутри него проснулся какой-то невиданный зверь. Но их посетитель в следующее мгновение оказался впечатанным в стену с такой силой, что свалился на пол ненужным мешком, ударившись со всей силой головой об эту самую стену. Панси, моментально вскочила на ноги, и быстро оценив обстановку, схватила Рона за руку и потянула на выход.
   - Мерлин, Мерлин, Мерлин, - повторяла девушка. Она понятия не имела куда надо идти.
   - Стой, - прохрипел Рон, которого трясло от адреналина и ужаса. Девушка резко остановилась и уставилась на своего сокамерника. - А если там Пожиратели?
   - И что делать? - В глазах девушки плескалась паника. Рон посмотрел обратно в сторону камеры., потом хлопнул себя по лбу. - Палочка!
   - Пошли назад, - распорядилась девушка. Да, экстремальная ситуация заставила обоих быстро и четко принимать решения. Они вернулись в камеру, осторожно обыскали пожирателя, забрали ключи и палочку.
   - Тут семь ключей, - прошептал Рон. Панси направила на пожирателя его же полочку и наложила связывающее и обездвиживающее заклинания. На вопросительный взгляд юноши, она пожала плечами и ответила, что это так, на всякий случай.
   - Куда теперь? - Спросил Рон. Они стояли у дверей своей камеры. Наверное, удача решила быть сегодня на их стороне, ниоткуда не раздавалось ни звука.
   - Туда, - Панси указала вглубь темного коридора, который, как они думали, вел в подземелья этого замка.
   Они старались идти тихо, вдоль стены. Первым шел Рон, а Панси за ним. В коридоре было также темно, как и в камере, но кое-где были видны просветы. У первого того просвета они затаились. Оказалось, что свет падает сверху, этажа так с пятого из открытой двери. Рон посмотрел на Панси, указывая сначала на лестницу, ведущую к двери, а затем на коридор дальше. Панси кивнула на коридор. Рон замер на секунду, потом схватил Панси за руку и дернул за собой. Они быстро пересекли круг света и направились дальше вглубь коридора. Они еще дважды оказывались около лестниц. Пока им везло, никто не направился за ними в погоню, никто не встретился по пути. Но рано и поздно везение должно было закончиться. Так оно и произошло, правда, с несколько иными последствиями. Из коридора впереди уходило влево ответвление. Оттуда-то и вынырнули три пожирателя, между которыми, еле волоча ноги, шли Грег и Джордж в разорванной и перепачканной кровью одежде. Обе группы замерли в замешательстве. То ли страх, то ли еще что, но Панси резко вскинула руку с палочкой и первый Пожиратель оказался связанным, а Рон воспользовался уже своим излюбленным способом - бросил в рукопашную. По-видимому, все обитатели замка были в курсе его способности убить или покалечить человека руками. Поэтому второй пожиратель отступил назад, похоже это был новичок в гвардии Волдеморта. Третий же завязал с Панси бой. Время катастрофически уходило. Вдруг пожиратель рухнул на пол, а не него сверху навалился Грег, который все оставшиеся силы положил на то, чтобы вырубить своего охранника.
   - Где выход? - Прохрипел Рон оставшемуся в сознании пожирателю, наступая на него. У того руки тряслись так, что не получалось даже палочку толком поднять. Рон Уизли напугал своими безумными действиями ни одного пожирателя. - ВЫХОД ГДЕ? - Повысил голос Рон. Из-за хрипоты он звучал более зловеще.
   - Ттттт...та..ттам, - наконец, смог произнести пожиратель, указывая дальше по коридору. - Еее... есть ххх...хооод, ооон ннне охххраннняетттссся.
   Рон несколько секунд изучающе смотрел на пожирателя, затем, превозмогая боль в руке, он со всей силы съездил тому по челюсти.
   - Хлюпик, - резюмировала Панси, морщась от боли в плече, рассеченном брошенным пожирателем секо, наблюдая как пожиратель кулем оседает на пол.
   - Надо уходить отсюда, - привалившись к стене произнес Рон, чувствуя, что силы покидают его.
   - Рон, - Джордж, наконец, вышел из оцепенения. - Они сказал, что ты сошел с ума.
   - Они ошиблись, Джордж, - вместо Рона, произнесла Панси.
   - Черт, как же плохо, - простонал Грег. - Я лично прибью своего отца.
   - Грег? - Панси подошла к парню и помогла ему встать, правда сил на это она затратила немерено. В коридоре стояли четыре почти обессиленных подростка.
   - Нет, ты можешь себе представить, Панси, меня бил мой собственный отец. Тупой придурок, - чем дальше говорил Грег, тем сильнее распалялся.
   - Уходить надо, - более твердо напомнил Рон. - И почему их до сих пор нет?
   - Все, ребята, пошли, - распорядилась Панси и, помогая ковылять Грегу, пошла вперед. За ней устремились Рон и Джордж, держась за стену. Прилив адреналина схлынул, оставляя после себя упадок сил и слабость.
   - Наверное, на нашей стороне кто-то точно, - как-то невпопад сказала Панси. - Почему никто за нами не бросается в погоню?
   - Понятия не имею, - проворчал Рон.
   - Возможно, сегодня именно тот день, - устало произнес Джордж.
   - Какой? - Панси резко остановилась и чуть не упала, когда Джордж налетел на нее, но Грег успел подхватить обоих, хотя и у самого сил не было.
   - Ну, они какой-то набег планировали. Наверное, он сегодня, - Джордж по стенке съехал на пол. - Все, я больше не могу.
   - Надо, Джордж. Это наш единственный шанс. Я вообще не понимаю, почему мы до сих пор живы, - сказала Панси.
   - Вот и мне это интересно. Чего Волдеморт всем этим добивался? - Хмуро включился в разговор Рон. - И давайте уже двигать дальше. Пока живы, - уточнил он в конце.
   Ребята осторожно, еле переставляя ноги двинулись вперед. Всех четверых занимало несколько вопросов: как долго они были здесь, почему до сих пор живы, и если живы, то в чем причина их пленения? Заложники? Но для чего?
   Коридор стал уже, но возможность держаться за обе стенки только пошла ребятам на пользу. В воздухе стаял запах сырости и земли.
   - По-моему, мы идем по подземному ходу, - прошептала Панси, которая теперь шла в середине, вслед за Роном, который сейчас, даже не смотря на раны, был сильнее, чем Грег и Джордж.
   - Да, и идет он в подъем, - также тихо ответил Рон. - Надеюсь, мы отсюда выберемся.
   Им пришлось несколько раз останавливаться, чтобы перевести дух. Но погони не было, а это их даже беспокоило больше, чем если бы погоня была. Глаза, привыкшие к темноте, различали все мелочи. И вот, в один прекрасный момент, они поняли, что выбрались. Осторожно отодвинув зеленую завесу, Рон выполз из хода и тут же замер, услышав человеческие голоса. Люди ругались. Рядом появились друзья, все затаились в ожидании.
   - Черт, - еле слышно чертыхнулся Грег.
   - Судя по разговору, они нас ждут, но не там, где надо, - прошептала Панси.
   - Похоже, мы нашли еще один выход из этого замка, - шепотом высказал предположение Джордж.
   - Что будем делать? - Спросила Панси.
   - Убираться отсюда. Голоса там, значит, нам туда, - Рон указал рукой в противоположную от голосов в сторону. Осторожно передвигаясь в зарослях кустарника вдоль стены замка, четверо подростов начали удаляться от своих тюремщиков.
   - Их надо найти до прихода Темного лорда, - донесся до них крик. - Ты послал их сюда?
   Ответа они не услышали, но постарались ускориться. Кажется, издаваемое ими шуршание в траве привлекло внимание того, кого бы они меньше всего хотели видеть. Грег обернулся и вдруг, вскочив на ноги, схватил за шиворот Панси и Рона, рванул вперед. Джордж в шоке посмотрел сначала на него, затем назад. В следующую минуту он уже несся за тремя друзьями. За ними ползла Нагини, но она пока не увеличивала темпа. Грег, тяня за собой двух друзей, выбежал на открытую местность, за ними Джордж, и тут же выползла змея. Она словно играла со своими жертвами.
   - ВОН ОНИ! - Раздались крики, но никто не стал применять к ним проклятий, увидев, кто устремился за беглецами. Джордж нагнал уже потерявших силы друзей. В голове у него билась только одна мысль: "Аппарировать! Сейчас же!" Он обнял брата и двух слизеринцев, зажмурился. Джордж даже не подумал, что никогда не кого не аппарировал, да и у самого практики не так много было, а сразу троих, да еще себя... Одновременно произошло несколько событий: зубы Нагини скользнули по ноге Рона, оставляя кровавые царапины, Панси выкрикнула Аваду Кедарву и воткнула палочку позаимствованную у пожирателя прямо в глаз змее, Грег своим пудовым кулаком въехал той же змее по морде, вгоняя палочку вглубь ее головы, а закончилось все тем, что Джордж таки сумел аппарировать все четверых. На поляне перед мрачным замком остались стоять растерянные пожиратели, а на земле лежала мертвая змея - любимица Волдеморта. Кто бы мог подумать, что таким простым и можно сказать случайным образом будет уничтожен крестраж Темного лорда. А пожирателям придется туго, как только вернется их Господин, мало кто из них отделается легким испугом.
   На расчищенной от снега улице Хогсмида в субботу 01 марта 1997 года раздался оглушительный хлопок. Тут же кто-то завизжал, закричал. Гермиона повернулась на звук хлопка и так и замерла, глада на две рыжие макушки лежащих на земле юношей, обнимающих довольно плотного парня и черноволосую девушку. Гермиона нерешительно сделала один шаг в их сторону. Потом другой, третий, а затем сорвалась с места с оглушительным криком:
   - РОООООН!
   На ее крик из "Сладкого королевства" вылетели Дина и Джинни, а из "Кабаньей головы" Фред, Винс и Блейз. Они все ринулись за Гермионой, которая уже опускалась на колени перед истерзанной четверкой. Слезы градом текли из глаз девушки, она боялась притронуться к ребятам. Рядом на колени упали Джинни и Диана, а парни в ужасе стояли рядом с девушками.
   - Господи, за что? - Только и смогла прошептать Гермиона.
   - Дайте мне место, - раздался гневный рык Снейпа, который расшвыривал, не иначе, столпившихся вокруг студентов и магов. Наконец, зельевар пробрался к ребятам. Один взгляд на четверку и лицо Снейпа стало непроницаемым.
   - Мисс Грейнджер, мисс Уизли, мисс Гроув, мне нужна ваша помощь, - Снейп сурово посмотрел на девушек, те кивнули в ответ.
   - Что нам делать, профессор? - Гермиона вытерла слезы. Снейп четко раздавал инструкции. Юноши сбегали в магазин и притащили четыре теплых шерстяных пледа, в которые укутали бессознательных ребят. К этому времени в Хогсмид прибыли авроры, деканы факультетов и директор. Снейп, как всегда, дал характеристику происходящему: "Явились, когда уже не нужны".
   Укутывая Рона в одеяло и укладывая его на носилки, Снейп обратил внимание на ногу юноши. Сначала он даже посчитал, что ему показалось, но затем, он стал осматривать ногу более пристально. Студенты даже отступили на некоторое расстояние, когда по улице понеслись проклятия из уст зельевара.
   - Быстрее. Его срочно надо в больничное крыло. И СРОЧНО вызовите из Святого Мунго колдомедиков по ядам. СРОЧНО, я сказал, - аврор нервно сглотнул и кинулся выполнять приказ Снейпа
   - Нагини, - раздался тихий шепот Панси.
   - Панси, все хорошо, - Гермиона ласково погладила слизеринку по волосам.
   - Миона, - улыбнулась девушка. - У нас получилось.
   - Конечно, получилось, - сквозь слезы улыбнулась Гермиона.
   - Миона, Рона оцарапала Нагини, а мы с Грегом ее убили. Точно убили, - Панси начала говорить быстро.
   - ЧТО?! - Воскликнул Снейп, который в этот момент оказался рядом.
   - Нас аппарировал Джордж, но она успела задеть Рона, - тихо сказала Панси, сил у нее почти не было.
   - Вы убили Нагини? Змею Темного лорда? - Все-таки решил уточнить Снейп. Панси только кивнула в ответ, закрывая глаза и проваливаясь в такое приятное для нее сейчас забытье.
   - Мордред и Моргана, - воскликнул Снейп, растеряв все свое хладнокровие.
   Ребят довольно быстро доставили в больничное крыло, а минут пять спустя появились и колдомедики из Святого Мунго. Они провели в палате почти десять часов прежде чем объявили свой диагноз. Панси в крайней степени истощения, как физического, так и магического, ей понадобиться дней десять на лечение. Грегу и Джорджу - на неделю больше, поскольку оба будут довольно долго отходить от посткруцио, а вот с Роном все оказалось хуже всего, юноша впал в кому. Друзей пустили в палату только через пять дней.
   - Привет, - радостно воскликнула Панси, завидев делегацию из слизеринцев и гриффиндорцев, а затем слегка нахмурилась. - А вы что, не прячетесь больше?
   - Нет, - покачала головой Диана. - Не имеет смысла. Мы, кстати, выяснили, кто все это подстроил.
   - Вот как, - странным тоном протянул Грег, привстав с кровати. Девушки сглотнули, увидев какое было выражение лица у их друга.
   - Э, Грег, ты только спокойно, - Джинни постаралась говорить как можно спокойнее.
   - Я спокоен, Джин, но этот урод меня будет молить о смерти, но я ему не позволю подохнуть. Он всю жизнь будет ползать перед нами на коленях. Клянусь.
   - Мда, - только и выдал Винс, глядя на своего друга. Фред молчал, он как только вошел, сразу сел на кровать Рона и теперь не спускал глаз с младшего брата, словно надеялся, что тот от такого пристального взгляда очнется.
   - Все будет хорошо, - Даиана положила свою руку на плечо Фреда. - Он очнется, обязательно.
   - Фред, он сильный. Поверь, я знаю, - Панси серьезно посмотрела на юношу. Фред перевел взгляд на слизеринку, затем кивнул, что-то такое увидев в ее глазах, что его успокоило.
   - А что у вас происходило все это время? - Спросила Панси. - Я даже поверить не могла, когда мне сказали, что уже март. И, кстати, почему у тебя рука на перевязи, Блейз?
   - Хмм, ну, мы тут тоже не сидели сложа руки, - Винс немного виновато посмотрел на девушку.
   - Так, что вы натворили? - Панси вся подобралась.
   - Да, ничего, в принципе, - отмахнулась Гермиона. - Устроили в школе драку. Мы теперь изгои своих факультетов.
   - Почему? - В три голоса спросили больные.
   - Нас всех отправили на каникулы на два дня раньше, после того как стало известно о вашем исчезновении, - начала рассказ Джинни. - Тут такую бурную видимость создали по поводу ваших поисков, что было до жути противно. Наш добрый дедушка так сокрушался после каникул, мол вот какая беда, и при этом так насел с подготовкой Лонгботтома, что бедный мальчик уже еле волочит ноги, но, правда, прогресса у него на 1 процент с двумя дробями.
   - О, у Мионы нахваталась, - усмехнулась Панси. - Продолжайте.
   - Нам все это надоело до горькой редьки, - взяла слово Диана. - Слизеринцы стали вести себя по отношению к нам, мягко говоря, не очень. Ну, и когда на меня полезли, Винс уложил полгостиной мордой в пол. Снейп пришел, посмотрел, а заявил, что надо бы разобраться с полами, мол слишком скользко, и ушел.
   - Прямо так? - Панси и Грег с удивлением смотрели на слизеринскую часть команды.
   - Ага, - рассмеялись те в ответ.
   - Хотела бы я это видеть, - мечтательно произнесла Панси.
   - О, ты не видела, как на виду у всей школы сначала Джинни, а за ней и Гермиона влепили Лонгботтому такие пощечины, что он часа три ходил с отпечатками на обеих щеках. Я слышал, что пощечину негодования и праведного гнева нельзя убрать, но думал, это все небылицы. Ан нет, правда, - усмехаясь, поведал Блейз.
   - А Дамблдор? - Джордж, еле сдерживал смех.
   - О, снял с Гриффиндора сто очков, на что обе девушки послали его сажать капусту в огород, прямым текстом, - Фред заржал на всю палату. Трое больных с недоумением посмотрели на гриффиндорок, те только пожали плечами.
   - Девчата, это правда? - Грег с каким-то неподдельным восторгом уставился на девушек, когда недоумение прошло.
   - Ну, да, - немного смутившись, кивнула Джинни.
   - Вы послали Дамблдора сажать капусту? - Панси в изумлении смотрела на подруг.
   - Ну, там же были дети, но думаю, все поняли, что мы хотели сказать, - скривилась Гермиона.
   - Миона, ты это сделала? - Уточнила Панси.
   - Господи, да, сделала, - закатила глаза девушка.
   - Ух, ты, - наконец, выдохнула Панси. - И?
   - Отработка с Филчем до конца года, - усмехнулся Фред, но вдруг стал очень серьезным. - И мы кое-что выяснили, вернее, твой дядя, Панси.
   - Что? - Все трое больных подскочили на кровати.
   - Гарри действительно был в банке, после чего он побывал в Лютном переулке и приобрел одно очень страшное зелье, которое там и выпил, - Блейз сжал кулаки.
   - Какое? - Потребовала ответа Панси.
   - Accerso sinus pectus pectoris crusta suus, - выдал Блейз. Панси неверяще уставилась на парня.
   - Мерлин великий, - выдохнули в это время Джордж и Грег, обоим название зелья было знакомо.
   - Я надеюсь, что он жив, потому что когда он явится, я лично пропесочу ему все мозги, какие у него еще остались, - заявила Панси.
   - Становись в очередь, - усмехнулась Гермиона.
   - Что дальше? - В нетерпении спросил Грег.
   - Вообщем, кое-что в банке тоже удалось выяснить, - Джинни вздохнула. - Но немногое. Гарри - чистокровный волшебник, а не какой-то полукровка. Он заблокировал все свои счета. Это все, что сказали гоблины. Никто к деньгам Гарри теперь не подберется, пока не будет произнесена контрольная фраза, разблокирующая их. Насколько мы можем судить, Дамблдор не в курсе, что Гарри не полукровка.
   - Так, почему гоблины заговорили? - Спросил Джордж. - Они так обычно не поступают.
   - Не знаю, - покачал головой Фред.
   - Да, Гарри забрали на какую-то штуку, которая плавает по воде, только это не совсем корабль, - сказал Винс.
   - Яхта, Винс, яхта, - закатила глаза Гермиона.
   - Тебе, Миона, придется провести для нас ликбез по маггловедению, - усмехнулась Панси.
   - Да, без проблем, - отмахнулась та в ответ.
   - То есть, Гарри увезли по воде? - Уточнил Джордж.
   - Думаем, что и Драко тоже, - кивнула Джинни.
   - Интересные новости. Но вот что же такого узнал в банке про Дамблдора, что привело к такому результату? - Задумчиво произнесла девушка.
   - Вот это пока тайна за семью печатями, - сказала Гермиона. - Но Гарри в Лютном приобрел несколько зелий, вот только выяснить какие, не удалось. Твой дядя продолжает искать. Правда, после вашего исчезновения, он все усилия направил на поиски вас. Нам ведь почти удалось выяснить, где этот чертов замок находится.
   - Ладно, не стоит об этом. Откуда раны, Блейз? Это ведь не квиддич, - Панси пристально смотрела на юношу.
   - Поцапались с Пожирателями три недели назад. Меня задело каким-то черномагическим проклятием, правда, если бы не Фред, меня бы вообще здесь уже не стояло, - сказал Блейз.
   - Потрясающе, - закатила глаза Панси. - А чего вас на пожирателей-то потянуло.
   - А больше некому, - хмыкнула Гермиона.
   - В смысле? - Не понял Джордж.
   - Авроры всегда опаздывают, орден Феникса только лясы точить может, про Министерство я вообще молчу, - ядовито высказалась Джинни. - Так что военные действия у нас ведутся только руками детей.
   - Мда, грустно как-то, - сказал Грег.
   - Не то слово, - кивнул Блейз.
   - Теперь главное, чтобы Рон пришел в себя, - сказала Джинни.
   - Пусть только попробует не прийти, я сама его оттуда тогда вытащу, - угрюмо заявила Панси.
   С момента этого разговор прошел месяц. Двое слизеринцев и Джордж уже во всю наверстывали пропущенный материал, а вечером за компанию с тремя слизеринцами и тремя гриффиндорцами ходили на отработки к Филчу. Винс и Грег устраивали постоянные бои в гостиной Слизерина всем, кто косо посмотрит на их пятерку или не так выскажется по поводу их друзей-гриффиндорцев. Их дружба после таких событий стала намного крепче. Все попытки хоть как-то расстроить эти отношения ни к чему не приводили. Ну, не мог Дамблдор знать, что в библиотеке Тайной комнаты ребята обнаружили древний фолиант, в котором оказалось очень полезное зелье, нейтрализующее другие в организме: любовные, враждебные, даже отчасти яды. Накал страстей в двух гостиных с каждым днем становился все сильнее. Снейп наблюдал за всем этим с интересом биолога-экспериментатора, но очень быстро понял, что эта команда переиграла Дамблдора.
   8 апреля, в первый день пасхальных каникул пришел в себя Рон. Радости команды не было предела. Родители Рона, бывающие у сына два-три раза в неделю, вздохнули свободнее. Юноша очень быстро шел на поправку. Всей командой его за две недели подтянули по всем предметам. Сначала все просто радовались, но затем Гермиона обратила внимание, что Рон стал намного сообразительнее, усидчивее. Девушка поделилась своими подозрениями и наблюдениями с подругами.
   Покопавшись в библиотеке, девушки пришли к единственному объяснению - на Рона кто-то наложил магические ограничения. Им понадобилась неделя, чтобы вместе с Блейзом сварить необходимое для проверки зелье. Результат подтвердил их теоретические выводы.
   - Ну, и кому это надо было? - Зло поинтересовались хором близнецы.
   - А то вам ответ неизвестен, - разминая больную ногу, а оцарапанная змейкой нога постоянно давала о себе знать, фыркнул Рон.
   - Дамблдор, - хором заявили девушки.
   - Ну теперь ясно, что происходило с Роном в начале года на уроках Снейпа, - хмыкнул Блейз.
   - Да, ограничитель нарушился, - кивнула Панси.
   - Слушайте, я так и не понял, а чего Дамблдор взял в школу отца Драко? Нет, я ничего такого не хочу сказать. Учитель из него получился классный, даже лучше профессора Люпина. А в паре со Снейпом, вообще полный шик. Но все равно..., - Рон посмотрел на друзей.
   - Этот вопрос мучает всех, - улыбнулась Гермиона, устраиваясь поудобнее в объятиях Фреда. - Но ты прав, из лорда Малфоя вышел превосходный профессор ЗОТИ.
   - Так, давайте оставим эти темы, а займемся подготовкой к экзаменам. Осталось всего две недели, а мне между прочим сдавать СОВы, - остановила прения Джинни.
   - Не беспокойся, Джин, - Мы тебе поможем.
   До начала экзаменов никаких происшествий не произошло. Рон потихоньку набирал физическую форму, но его успехи по всем предметам не остались не замеченными. Гермиона несколько раз замечала пристальные, не очень довольные взгляды директора. После этого доза дезактивирующих зелий была повышена для всей десятки.
   Пора экзаменов ля пяти слизеринцев и пяти гриффиндорцев не стала чем-то тяжелым и нервным. Они совершенно спокойно сдали все экзамены на превосходно и выше ожидаемого, одна Джинни только пока не знала своих оценок.
   10 июня они отправились домой на Хогвартс-экспрессе, заняв одно купе. Но сейчас они чувствовали себя там свободно и комфортно. Пространственная магия покорилась девушкам к концу года. За два часа до приезда на вокзал на поезд был совершен налет пожирателей. Им снова пришлось вступить в бой, пока не прибыли авроры. Никто из них не проронил ни слова, пока не сели в свое купе. Именно там у Джинни сдали нервы. Блейз прижал девушку к себе и гладил ее по вздрагивающим плечам.
   - Где, черт возьми, были эти авроры? Они всегда опаздывают, - прошипел Рон.
   - Ты сам-то как? - Панси с нежностью посмотрела на своего парня. После его пробуждения из комы их отношения стали развиваться очень бурно. Инициатором стала сама Панси. Как-то так сложилось, что пары возникли сами: Фред - Гермиона, Джордж - Диана, Рон - Панси, Блейз - Джинни, только Винс и Грег пока были вне романтических отношений.
   - Нормально, но это неприятное чувство, - поежился парень.
   - Убивать всегда неприятно, но или мы, или они, - жестко сказала Гермиона, но руки у нее тряслись после пережитого.
   - Эти придурки, даже палочки у нас не проверили, - фыркнул Джордж.
   - Да пошли они, - всхлипнула Джинни, поднимая голову с груди своего парня.
   - Вот и молодец, сестренка, - ободряюще улыбнулся Рон.
   - Мы почти приехали, - сказала Панси.
   - Черт, а куда вы пойдете? - Фред вдруг встрепенулся. - Вам же нельзя домой.
   - Упс, - Блейз посмотрел на слизеринцев, а вот об этом мы не подумали.
   - А давайте к нам, - Джордж посмотрел на друзей с зеленого факультета.
   - Ну, да, потеснимся, - кивнула Джинни.
   - А ваши родители? - Неуверенно спросил Грег.
   - А мама не сможет вам отказать, - улыбнулся Рон.
   Через полчаса весь перрон был свидетелем необычного зрелища: довольного бурного разговора младших Уизли со старшими, а затем ухода пяти слизеринцев вместе с пятью гриффиндорцами в одном направлении. Так Блейз, Панси, Диана, Грег и Винс оказались под присмотром миссис Уизли в "Норе". Дамблдор запретил привозить слизеринцев на Гриммуальд-плейс, 12, но сама Молли там появлялась довольно часто.
   У ребят было чем заняться. Они прихватили с собой книжки из Тайной комнаты и продолжили свое обучение. Рон окончательно оправился и теперь учился пользоваться своими возможностями, после того как ограничитель пал. Ребята ничем не делились со взрослыми. Несколько раз в Норе появлялся Дамблдор, но ребята всегда уходили при его появлении, и это не укрылось от остальных. В Ордене Феникса стал намечаться маленький, но раскол, пока еще не заметный. Через две недели от начала каникул Панси и Гермиона нашли одно интересное зелье, ингредиенты для которого росли прямо в саду Норы. Через три дня оно было готово. Надо сказать, что после возвращения Джорджу, Рону, Панси и Грегу подобрали другие палочки у Оливандера. И теперь все эти палочки были замочены в котле с зельем. Через час Панси и Гермиона вынули оттуда десять чистых и освобожденных от чар палочек. Ребята теперь могли колдовать, не опасаясь разбирательств в Министерстве.
   - Все-таки, какая полезная вещь книги, - усмехнулась Гермиона трансфигурируя листик в роскошное покрывало.
   - Да, - улыбнулась Панси, присаживаясь на это самое покрывало. Молли в очередной раз убыла из дома, оставив подростков на самих себя. Мальчики последние несколько дней были заняты тем, что придумывали новые розыгрыши для магазина "Ужастики Умников Уизли".
   - Ноги моей там больше не будет, - раздался крик Молли Уизли. Девушки переглянулись и отложили книжки, прислушиваясь к довольно бурному разговору.
   - Молли, - голос Артура.
   - Нет, Артур. Дамблдор может катиться куда хочет. Нет, это просто уму не постижимо, - продолжала восклицать женщина. - И это он считает Гарри предателем. Рехнувшийся на старости лет дурак.
   - Молли, успокойся.
   - Не хочу я успокаиваться. Он мальчику всю жизнь испоганил, - продолжила разоряться Молли.
   - Я С ТОБОЙ СОГЛАСЕН! - Рявкнул Артур.
   - Правда? - Опешила женщина. Девушки стояли уже метрах в трех от пары старших Уизли, а на пороге доме были мальчишки.
   - Ну, наконец-то, кто-то еще понял это, - хмыкнул Рон. Молли оглядела ребят, потом чему-то кивнула.
   - Я не подпущу Дамблдора к этим детям. Нашел моду воевать детскими руками, - проворчала женщина. - Он мне больше не указ. Дети, завтра идем в Косой переулок. Будем наслаждаться мороженым и походами по магазинам. Зря что ли Гарри нам столько денег дал. Надо приодеться и в дом что-нибудь купить. Как вы на это смотрите?
   - Положительно, - вскликнули это самые дети.
   Никто из них еще не знал, какой сюрприз будет ожидать их в Косом переулке, и не только их.
   Поделиться1513.05.2009 11:05
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 14. Новая жизнь, новые способности.

   Ремус в очередной раз сверился с компасом, двигались они в нужном направлении. За весь путь троица только пару раз сбилась с пути. У них был еще час, прежде чем за ними начнется погоня, если судить по словам двух женщин.
   - Долго еще? - хрипло спросил Драко, устало опускаясь на песок у ног Ремуса.
   - Если судить по тому, как мы шли, сколько раз сбивались, то думаю, еще полчаса, и мы будем на месте, - ответил оборотень.
   - Тогда пошли, - устало произнес Гарри. - Если мы сейчас остановимся, то уже не дойдем до этого Курмахана.
   - Вперед, - решительно произнес Ремус, поднимая на ноги Драко.
   Почти пять часов в пути давали о себе знать. Радовало только то, что была ночь, и не очень жарко. Звери обходили их стороной, чувствуя более сильного и свирепого хищника. Они чуть не стали жертвой кобры, но тут помог Гарри, который минут пять извинялся перед этой красавицей пустыни. Та потом целый час сопровождали их, болтая с Гарри, который, в конце концов, стал переводить ее рассказ Ремусу с Драко, а рассказывала Хасшеси о пустыне, об оазисах и древних городах в песках. Потом она попрощалась и отправилась на охоту. Ремус и Драко испытали такое облегчение после ее исчезновения, что Гарри еще полчаса над ними подтрунивал. Но провести столько времени в песках, на своих двоих, было тяжелым испытанием.
   - Там! - воскликнул Драко, указывая на размытый пейзаж впереди. Оазис Курмахан стал выплывать из дымки впереди, стали заметны огни от костров.
   - Вперед, - ускорил шаг Ремус. Ему было легче, чем мальчикам, новые возможности дали и новые силы, и выносливость, на порядок выше, чем у обычных оборотней.
   Они не дошли до Курмахана совсем немного, когда на песок рухнул Гарри, а метров через пять и Драко. Ремус рванул к ребятам.
   /Мы поможем/, - раздался рядом с оборотнем тихий мужской голос. На плечи Ремуса лег теплый халат пустынников. Мужчина смотрел, как две тени подняли на руки уставших юношей и понесли к оазису.
   /Спасибо/, - только и смог произнести Ремус.
   /Мы вас ждали чуть позже/, - сказал голос.
   /Мы торопились/, - ответил оборотень.
   Они дошли до одного их костров, мальчиков уложили около него. Двое мужчин открыли свои лица и стали рассматривать юношей.
   /Рашид, надо на некоторое время оставить ошейники, чтобы они скрывали ауру, пока мы не придем в Зарбеду и не заменим их на свои, а сейчас лучше всего только снять некоторые наложенные чары/, - произнес один из них.
   /Действуйте/, - кивнул мужчина лет пятидесяти-шестидесяти, после чего повернулся к Ремусу. - /Приветствую тебя, Оташ, в стане хаи-джезказганов/.
   Оборотень напрягся, и это не осталось незамеченным арабом.
   /Не надо, мы не причиним вам вреда. Мы изгои, о нас мало кто знает. Мать Махкала - Амани была одной из нас, но когда Карим женился на ней, то не знал этого. Мы легенда еще более невозможная, чем история о джезгазганах. Амани рассказала нам о вашей ситуации. Мы поможем, но нам надо уходить. Насколько я понял, ты оборотень, и Махкал с принцем добились осуществления своей мечты. Мальчиков мы возьмем на лошадей, а тебе советую перекинуться и следовать за нами. Шес и Мурад составят тебе компанию, они анимаги/, - Рашид поднялся и отдал несколько приказов. Через несколько минут пять десятков всадников покидали оазис, двое везли юношей, которых усыпили.
   /Не перекидывайся пока/, женщина подошла к Ремусу и стала колдовать над его браслетами и ошейником, постоянно ругаясь вполголоса. - /Убила бы собственными руками за это/.
   /В чем дело, Шес?/ - Мурад посмотрел на женщину.
   /Махкал слишком много на себя берет/, - скривилась Шес. - /Ага, вот оно/.
   В следующую секунду Ремус согнулся о пронзившей тело боли, а затем вообще рухнул на колени. Еле отдышавшись, он бросил на женщину ну очень неприятный взгляд.
   /Извини, но иначе снять ограничения я не могла/, - виновато улыбнулась Шес. - /Он так намудрил с твоими браслетами и ошейниками.../
   /Пора/, - произнес Мурад.
   /Я освободила твою магию, оставила только несколько вещей, но это только на пользу, а еще убрала следящие и поисковые чары/, - прежде чем перекинуться сказала Шес. Перед Ремусом стояли две красивые почти идентичные дикие кошки. Ему понадобилось меньше секунду, чтобы перекинуться самому. Обе кошки подошли к нему и стали его изучать, затем одна фыркнула и помчалась вперед, вторая же ткнула мордой Ремуса в бок, понуждая последовать за первой.
   Все три дня пути Гарри и Драко продержали в сонном состоянии. Как объяснили Ремусу, юноши находятся в очень плохом эмоциональном состоянии, и лучше с их истериками разбираться уже на месте, а не верхом на лошади. Сам же оборотень чувствовал себя превосходно, семичасовые пробежки в образе волка пошли ему только на пользу.
   В конце третьего дня, на самом закате, они прошли через странную завесу. Шерсть волка встала дыбом, а он сам весь ощерился. Кошкам с трудом удалось обуздать его животные инстинкты. Через два часа они перекинулись в человеческие формы, и Ремус тут же приступил к допросу.
   /Что это было?/
   /Зарбеда, как и другие наши поселения, защищена. Мы ведь не зря являемся легендой даже среди джезказганов. Завеса скрывает нас от всего мира. Кстати, теперь можно убрать с тебя это красивые вещички, но это уже решит Рашид/, - с усмешкой ответила Шес, забавляясь состоянием Ремуса. Еще в пути оборотень узнал, что Рашид глава всех хаи, то есть отступников. Хаи владели магией еще на более высоком уровне, чем джезказганы. На одной из остановок Рашид обследовал мальчиков, после чего весь лагерь с упоением слушал, как он ругается, что продлилось не менее часа. Смысл сводился к тому, что он кое-кого лишит кое-чего и заставить съесть на обед это самое кое-что. Успокоившись Рашид объяснил Ремусу свою реакцию - мальчики были абсолютно не обучены, их магия скапливается под браслетами и ошейником, и еще неизвестно что бы случилось через полгода - год. Нужно было как можно скорее снять с них все это безобразие.
   Зарбеда предстала перед Ремусом в лучах уже почти закатившегося солнца. Не очень большое поселение, на две тысячи человек, и не все были арабами. Небольшие одноэтажные домики, чистенькие дорожки, при въезде огромная конюшня. В центре поселения располагалось большое здание - дом советов, как с усмешкой пояснила Шес. Именно туда они все и направились. Гарри и Драко все еще были под действием навеянного сна, их отдали на попечение целителей, а Ремуса увели в зал совещаний.
   /Оташ/, - Рашид подошел к мужчине и одним ловким движением освободил его от ошейника. Магия Ремуса сразу же вышла из-под контроля, но он быстро взял себя в руки. Рашид удовлетворенно кивнул. - /Пришло время поговорить о вашей дальнейшей судьбе. Сначала, мы хотели только помочь вам вернуться на родину, но ситуация изменилась. Твои мальчики не могут сейчас уйти, и не потому, что устали. Их магия слишком не стабильна, они будут не способны контролировать свою силу, если снять с них ошейники и браслеты. Мы их деактивировали на слежение и возможность соединения с ними, но контроль над магией не сняли. Думаю, что сейчас мы бы уже тут не стояли, а магглы бы пытались понять, кто это запустил в пустыне ядерную бомбу/.
   /Все так плохо?/ - напрягся Ремус.
   /С любой проблемой можно разобраться/, - улыбнулся Рашид. - /Надо их просто обучить. Хаи может стать любой/.
   /Вы предлагаете свою помощь в обучении?/ - уточнил Ремус, Рашид только кивнул головой.
   /Вам рано уходить отсюда. Я все дорогу думал, что с вами делать. И я принял решение, совет меня уже поддержал, поскольку шесть его членов были с нами в этом походе. Как только ваши метки рабов примут истинное значение, хвала Аллаху, Амани успела дать вам зелье, вы получите новые имена и оправитесь в Райхалан. Время там течет по-другому. Здесь пройдет всего несколько месяцев, а там - годы. Вот тут и пригодятся подарки Махкала/, - Рашид указал на ошейник и браслеты. - /Это очень древние артефакты, помимо того, что они могут служить как рабские атрибуты, скрывать ауру и сущность мага, ограничить полностью, как в случае с мальчиками, или частично, как в твоем, магию, они еще способно удержать человека в том жизненном цикле, который необходим. Я вижу, ты не понимаешь/, - Рашид посмотрел на недоуменное лицо Ремуса. - Сколько бы ты не носил эти вещички, ты так и остался бы молодым/.
   /Альтернатива вечной жизни?/ - тряхнул головой оборотень.
   /В какой-то степени, но носить их постоянно чревато. Это очень капризные артефакты. Махкал включил все их свойства. Я надеюсь, что они не успели нанести вам сильных увечий, все-таки прошло только полгода, как они на вас. Несколько дней вы еще пробудете здесь, потом я настрою только несколько функций и научу тебя как постепенно снимать ограничения магия у мальчиков. Выпускать все сразу нельзя/.
   /Он говорил, что никто кроме него не может обращаться с этими.../, - Ремус кивнул на браслеты и ошейник, которые лежали на подушке рядом с Рашидом.
   /Махкал много не знает/, - хмыкнул главный хаи. - /Пойдем, проведаем мальчиков/
   Гарри и Драко как раз разбудили, и они несколько затравленно рассматривали окружающих их людей, успокоились они только после того как увидели Ремуса.
   /Немного истощены, очень сильное нервное напряжение, в течение пары дней должен произойти взрыв, это неизбежно/, - доложил один из целителей.
   /Истерики?/ - спросил Ремус, целитель кивнул в ответ. Оборотень посмотрел на прижавшихся друг к другу парней и вздохнул.
   - Идите сюда, - позвал он. Мальчишки мгновенно оказались около него. Ремусу не составило труда понять, что же так напрягает юношей. - Все хорошо, мы выбрались.
   - Ты на нас не сердишься? - с надеждой спросил Гарри.
   - Глупый ребенок, - ласково улыбнулся Ремус и притянул обоих в свои объятия. Все время в пути по пустыне мальчики не вспоминали последние часы, а главное минуты в обществе принца, Махкала и их гостей. Их оставили одних, но никто ни о чем не говорил, еще было не время.
   Как и предвещали целители, через сутки ребята расслабились, и весь ужас последних шести месяц навалился на ребят, начались истерики, слезы. Обследовав Гарри, целители долго не могли поверить, что ребенок смог найти зелье, а потом еще и принять его. Истерики помогли, его намеренно доводили, чтобы он случайно не впал в состояние апатии снова и уже не смог бы вернуться назад. Сначала Драко усиленно мешал такой терапии, но затем ему объяснили, как обстоят дела, и он сам подключился к процессу "лечения". Это помогло ему самому справиться со своими проблемами. На Гарри была затрачена неделя, по окончании которой, он все-таки вернулся в реальность на радость всем. Глаза были живыми, со всеми оттенками эмоций и чувств. Правда, через пару часов он выслушал о Ремуса такую лекцию о своем идиотском поступке, что готов был провалиться под землю, но оборотень в конце своей грозной речи просто притянул подростка к себе и прошептал, что рад видеть его живым и относительно здоровым. Единственное, что не доставляло радости - это слова целителей, что психике Гарри был нанесен очень значительный вред, и не в последние полгода, а намного раньше. Ремус и Драко в один голос воскликнули.
   -ДАМБЛДОР!
   В один из вечеров после выздоровления Гарри Рашид попросил их рассказать свои истории. Рассказ растянулся на три вечерних посиделки. Для хаи стало откровением, что перед ними сидит сам Гарри Поттер. Они, оказывается, тоже о нем знали. На обдумывание всех историй у Рашида ушло три дня, одновременно с этим, наконец-то, приобрели совершенно другие очертания рабские метки. У Ремусу это был стоящий в огне полуволк - получеловек, держащий в руках полную луну. Рашид сказал, что имя Оташ ему подходить более, чем можно было представить. А вот с мальчиками случился очередной казус - их метки были абсолютно идентичны - на плече расположились одинаковые скарабеи, на панцире которых сверкала золотая руна - Аль-Харим, почти забытая во всем мире, кроме Аравии. Хаи с интересом рассматривали знак, вертели парней и так, и сяк, чего-то хмыкали, бурчали, а затем с усмешкой сказали, что мальчики еще себя покажут. Затем Рашид провел небольшой обряд, чтобы понять, какими способностями будут обладать мальчики. Как оказалось, Драко был способен ослеплять сиянием, за что и получил имя Малик, а Гарри мог почти растворяться в воздухе и перемещаться в другое место почти мгновенно в этом эфирообразном состоянии. Его назвали Асар. Ни Драко, ни Гарри еще не знали, что эти имена будут наводить в ближайшем будущем на Аравию самый большой ужас.
   На следующий день Ремус, Драко и Гарри направились в сопровождении десяти хаи в Райхалан. Переход должен был занять десять дней. Драко умел ездить на лошадях, положение обязывало, а вот Гарри пришлось тяжелее. В конце концов, они вдвоем оказались на одном жеребце. Ремус как и в прошлый раз путешествовал на своих четырех. Ребята в полном изумлении смотрели на его мгновенную трансформацию, Гарри даже протер глаза и посмотрел на солнце, чтобы удостовериться, что у него нет никаких галлюцинаций. На первой же стоянки они вдвоем насели на Ремуса с расспросами, и тому пришлось рассказать об эксперименте Махкала и принца. В разговоре с Рашидом, когда они рассказывали о своей жизни, оборотень опустил эту часть. Гарри и Драко даже не знали радоваться такой новости или нет, поэтому с вопросом в глазах смотрели на Ремуса, а тот улыбнулся в ответ, понимая, что в какой-то степени он уже больше и не оборотень. Еще одной странностью стало то, что юноши превратились в настоящих мальчишек, перестали быть слишком взрослыми, с непроницаемыми глазами. Ремус с удовольствием наблюдал за их играми в воде, когда они купались в оазисе, или как устраивали на стоянках игры в салочки. Казалось, они сбросили с себя груз ответственности и прожитых не таких уж и легких лет, а теперь наверстывали упущенное. Но на седьмой день пути оборотень заметил, что ехавший с ними целитель при взгляде на мальчиков хмуриться все сильнее.
   /Ташер?/ - Ремус остановился рядом с целителем.
   /Я не уверен/, - тот сразу понял, зачем подошел к нему Оташ. - /Прибудем на место и там разберемся/.
   /Это что-то серьезное?/ - спросил все-таки Ремус.
   /Как сказать, Оташ/, - покачал головой Ташер.
   В оставшиеся до прихода на место дни Ремус стал пристальнее присматриваться к мальчишкам, но ничего странного не заметил, ну кроме того, что те постоянно ребячились. В этом путешествии он также узнал и о чувствах юношей друг к другу, и даже стал случайным свидетелям их любовных игр.
   Они стояли около выложенных в круг камней - входа в Райхалан, город предков.
   /Сейчас вы наденете на себя ваши браслеты и ошейники. Это позволит вам вернуться сюда такими же, как вы ушли, ни минутой старше. Рашид настаивает, чтобы вы учились у Яруша пять лет. Здесь пройдет всего два с половиной месяца/, - объяснял один из сопровождающих.
   /Как такое вообще возможно?/ - Драко непонимающе смотрел на окружающих его людей, Гарри был с ним солидарен в этом вопросе.
   /Это тайны древности. Мы не знаем всех их разгадок. Но так захотели древние/ - последовал ответ. - /А теперь надевайте на себя эти побрякушки и вперед/.
   Райхалан располагался под песком, который держал защитный купол, не позволяя ему просачиваться в город. Ощущение было таким же, как попасть в сказки об Алладине, Синдбаде и тому подобное.
   /Не увидел бы сам, ни за что не поверил/, - восхищенно произнес Драко. Глаза перебегали со шпилей, на узкие улочки, белые стены домов, на возвышающийся дальше дворец. Ташер подтолкнул ребят вперед, он был единственным из сопровождающих, кто пошел с ними. Целитель провел их во дворец, где располагался совет и школа хаи. Сейчас здесь было всего двадцать учеников, но частенько приходили те, кто хотел поупражняться или выучить что-нибудь новое.
   /Мое имя Яруш, я ваш наставник на ближайшие пять лет/ - перед Ремусом, Драко и Гарри стоял мужчина в очень преклонном возрасте, но в то же время очень бодрый. Яруш позабавлялся озадаченными мордашками двух юношей, затем рассмеялся. - /Даже не пытайтесь, все равно не сможете высчитать, сколько мне лет. Поверьте очень много. И я старше того, о ком ты подумал Асар/.
   /Эмм, простите/, - растерялся Гарри.
   /Ничего, я могу пробить твою защите, даже не утруждая себя, но тебя неплохо учили, этим мы тоже займемся/, - Яруш осмотрел своих новых учеников, оценил Ремуса, а вот, когда стал внимательно присматриваться к мальчикам, нахмурился, затем перевел взгляд на Ташера, тот кивнул. - /А вот эту проблему надо решать срочно/.
   /Что-то не так?/ - Драко недоуменно посмотрел на старца.
   /Можно сказать и так/ - вздохнул Яруш. - /Насколько я понял, вы были личными рабами принца Шакура, его гаремными мальчиками, его и Махкала/
   Оба парня одновременно кивнули.
   /Махкала мало прибить/, - проворчал старец. - /И о чем он только думал?/
   /В чем дело?/ - Ремус постарался скрыть свой страх.
   /Он привязал мальчиков, магически привязал к себе и Шакуру. В последние дни ничего странного не происходило? Ну, они не впадали в детство или еще что?/ - Яруш смотрел на Ташера и Ремуса.
   /Они последнее время изменились. Действительно часто резвятся, как дети, что в принципе с их образом жизни им не свойственно/ - кивнул Ремус.
   /Их необходимо срочно привязать к какому-нибудь взрослому, пока не поздно. Сейчас им хватает друг друга, но придет день, когда им понадобиться взрослый/, - Яруш стал быстро что-то прикидывать в уме.
   /О чем вы говорите?/ - нахмурился Гарри.
   /Махкал наложил на вас сексуальную зависимость от взрослых мужчин, а в купе с артефактами, действующими по полной, они вызвали необратимый характер. Вам потребуется взрослый, который.../ - Яруш многозначительно замолчал. По выражениям лиц Драко и Гарри стало ясно, что они все поняли правильно.
   /Я не хочу ни от кого зависеть, да еще так/ - в голосе Драко ясно звучала паника.
   /Если все сделать правильно, этого не случиться. Вы освободились от пут принца и Махкала, а зависимость осталась. Вы пока ее не чувствуете, а вот через пару-тройку дней будет очень плохо. Надо срочно разобраться с этой проблемой, а выход я вижу только один/ - Яруш посмотрел на Ремуса.
   /Я не могу/ - отпрянул тот. - /Гарри мне как сын, да и Драко.../
   /Оташ, пойми. Ты всегда будешь рядом с ними. Вам еще ехать домой. Ни один хаи с вами не отправится, их дом здесь, а ваш там. Это единственный вариант. Ты сам все поймешь через день - два/ - Яруш спокойным голосом уговаривал Ремуса, затем отвел его в сторону и стал что-то очень тихо говорить. Драко и Гарри были в растерянности, не знали ни что делать, ни что сказать. С каждой минутой становилось понятно, что Ярушу удалось убедить Ремуса. Мальчиков никто и не пытался спрашивать, их просто отвели в ритуальный зал. Обряда они не запомнили, просто потому, что пребывали в некоторой прострации. Наложив необходимые печати и привязав Гарри и Драко к Ремусу, Яруш отправил их отдыхать в отведенный для них троих дом. У всех троих вокруг запястья появилась ритуальная татуировка - виноградная лоза, на тыльной стороне скрепленная кинжалом. О скарабеях Яруш промолчал, хотя и догадался о значении этого знака, но пока было рано отправлять мальчиков за их довольно страшным даром.
   Два следующих дня Ремус и мальчики знакомились с городом. Здесь оказалось около дюжины чайных, великолепная шашлычная, несколько кафешек, был даже вариант восточного базара. В городе постоянно кто-то был. Оказалось, что хаи живут везде, и их не так уж и мало, и в большей степени они не маги. Маги жили тайно, в пустыне. Такой симбиоз очень сильно удивил ребят, но им объяснили, что такая ситуация складывалась очень давно. Хаи-джезгазганы появились только две тысячи лет назад. Ремуса, Гарри и Драко научили заварить восточные чаи и правильно его пить, наслаждаться ароматом свежезаваренного чая, а также готовить восточный кофе с корицей. Во дворце они обнаружили огромную библиотеку, за которую любой современный маг просто удавиться без веревки, а они получили в нее свободный доступ. Их несколько удивляло, что пока не начались занятия, но Яруш лишь таинственно улыбался.
   Вечером четвертого дня пребывания в Райхалане все и началось. Гарри сидел на тахте и читал книгу, которую выпросил у Яруша - это была история древних цивилизаций, которой юноша после нескольких рассказов живущих в Райхалане людей просто заболел. Неожиданно его скрутило такая боль, что Гарри со стоном скрючился на тахте. Все попытки разогнуться заканчивались острыми приступами боли. В комнату влетел Драко, который был на кухне и что-то там мастерил.
   - Гарри, что с тобой? - блондин попытался прижать к себе юношу, но тот только застонал в ответ. Тогда Драко лег за спину Гарри и прижал к себе скрюченное тело. Боль потихоньку уходила, на ее место пришло возбуждение. Драко это почувствовал и стал нежно поглаживать Гарри, чтобы успокоить, но ничего не выходило. Спустя несколько минут с приступом боли пришлось уже бороться самому Драко. На пороге комнаты стоял Ремус, губы были напряженно стиснуты, жалваки ходили, пульс на шее был четко видел. Он прекрасно знал, что происходит с мальчиками, и помочь был только один способ. Нужно было сделать это раньше, но Яруш настоял, чтобы и Малик и Асар пережили этот день сполна, чтобы не было в дальнейшем никакого недопонимания в их отношениях.
   Ремус подошел к кровати и прикоснулся к щеке Гарри, нежно погладил ее, ощущая под пальцами бархатистую нежную кожу, которую не смогли огрубить не песок, ни несколько переходов. Мальчик потянулся к нему, но было рано. Сейчас он еще не соображает, он во власти того заклинания, которое наложил Махкал, и которое привело их троих к общей связи. Ремус отстранился. Драко потянулся к Гарри, юноши сплелись в объятиях и утонули в поцелуе. Они оба были поглощены друг другом. В душе Ремус надеялся, что его присутствие не потребуется, но умом понимал, что, к сожалению, Махкал был слишком хорошим магом и прекрасно сознавал, что делает. Стоны юношей возбудили и его. По ласкам ребят было видно, что им чего-то не хватает. Ремус на мгновение закрыл глаза, медленно выдохнул, затем открыл глаза. Мальчики уже были полностью обнажены. Ремус подался вперед и положил свои руки на спины юношей, требовательно погладил их. Те оторвались друг от друга и затуманенными, но вполне осмысленными взглядами посмотрели на него, затем сели и одновременно потянулись к Ремусу. Тот чуть отстранился и окинул взглядом две прекрасные юношеские фигурки. От такого зрелища возбудился бы и импотент. А ребята превратились в Фиддаха и Данаба, соблазняющих своего взрослого... товарища, друга, профессора? Гарри провел язычком по губам, встал на колени и соблазнительно потянулся, выставив себя на обозрение мужчины. Кровь ударила и в голову, и в головку. Драко в это время ласкал себя, водя одной рукой по груди, а второй по внутренней стороне бедра.
   "Они хоть понимают, что происходит?" - промелькнуло в голове у Ремуса, а потом он вспомнил слова Яруша, что первые полчаса мальчики будут вести себя с ним также, как обычно вели себя в постели с принцем и Махкалом, а потом это состояние спадет, и ребята поймут, где они и с кем. Вот этого-то Ремус и боялся. От всех этих мыслей остыл, а мальчишки вели себя как заправские гаремные одалиски, предлагая себя мужчине. Возбуждение снова стало накатывать на Ремуса волна за волной, до боли хотелось коснуться этих юных тел. В какой-то момент оборотне поймал на себе два изучающих, но немного испуганных взгляда. "Они пришли в себя?" - подумал мужчина.
   - Ремус, это то, о чем говорил Яруш? - немного испуганно произнес Гарри. Страх чуть ослабил возбуждение юноше, но лишь чуть. Ремус кивнул. - И что будет?
   - Я не могу больше, - прошептал Драко и скользнул к Ремусу, прижимаясь к мужчине. - Сделай что-нибудь.
   - Есть только один способ, - оборотень смотрел прямо в серебряные глаза Драко.
   - Я знаю, - шепот пришел с другой стороны. Ремус повернул голову и попал в плен изумрудных глаз.
   Казалось, мальчики поняли, что сегодня они не смогут удовлетворить друг друга, что им нужен кто-то третий, вернее, не кто-то третий, а именно Ремус. Они отбросили все свои сомнения и барьеры. Оборотень несколько секунд смотрел каждому в глаза, а затем притянул обоих к себе, и впился требовательным поцелуем в губы Драко, тот охотно раскрыл их, позволяя Ремусу углубить поцелуй. Когда воздуха уже стало не хватать, они отстранились друг от друга. Глаза Драко сияли, губы распухли. Юноша скользнул за спину Гарри и прижался к нему всем телом. Возбужденный член уперся в ягодицы. Гарри чуть подвигал попой, Драко застонал. Ремус наблюдал за этой игрой, а затем положил руку на затылок Гарри и втянул его в сладкий поцелуй. Волк внутри мужчины ликовал, получив такое пиршество. Оба юноши были так отзывчивы. Рука Драко скользнула между ягодиц Гарри и погладила вход. Все трое были возбуждены сверх меры, но при этом сходить это возбуждение и не собиралось. Ремус оторвался от таких вкусных губ и отодвинулся к стене, сев поудобнее, затем посмотрел на оставшихся на месте юношей, и поманил их к себе. Но Драко удержал Гарри на месте, развернул его боком к Ремусу и заставил опуститься на локти, затем провел рукой по внутренней стороне бедра, понуждая раздвинуть ноги. Поза был довольно развратной. Упругая попка смотрел вверх, дырочка была так заманчива видна, словно приглашала воспользоваться представившейся возможностью. Драко томно посмотрел на Ремуса, затем сексуально пососал свои пальцы, и только после этого обратил все свое внимание на Гарри. Блондин провел по внутренней стороне бедра, не касаясь мошонки, он провел ребром ладони между ягодицами, затем склонился и продела тот же путь языком. Гарри застонал от такой ласки. Ремус возбудился еще сильнее, он одним рывком стянул с себя рубашку, расстегнул ставшие тесными брюки, выпустил наружу свой член.
   - Просто смотри, - прошептал Драко, пристально взглянув на оборотня, тот кивнул в ответ, нервно сглотнув. Драко обольстительно улыбнулся и вернулся к прерванному занятию. Его язычок кружил вокруг ануса, а затем скользнул внутрь. Гарри ахнул и дернулся. Драко хмыкнул, снова облизал пальцы, и аккуратно ввел один в Гарри до самого конца, чуть повертел туда сюда и стал выводить, снова ввел, в следующий заход было уже два пальца, несколько толчков и стонов Гарри, и внутри уже три пальцы. Брюнет уже сам толкался навстречу пальцам. Ремус медленно водил вдоль своего члена. Он никогда не думал, что будет с таким удовольствием наблюдать за подготовкой.
   - Я больше не могу, Драко, - выдохнул Гарри, между очередными стонами. Блондин вытащил пальцы, Гарри разочарованно застонал. Драко заставил Гарри подняться на колени и повернул его лицом к Ремусу, сам остался за его спиной, говоря на ухо, но так чтобы слышал мужчина.
   - Тебя ждет что-то намного лучше моих пальцев. Посмотри как ему хочется войти в тебя, - Гарри задрожал, расширенными глазами глядя на стоящий член Ремуса. - Давай, малыш, покажи, как ты хочешь впустить его в себя.
   Гарри на коленях двинулся к Ремусу, глаза лихорадочно горят, на теле блестят бисеринки пота. Брюнет встал ногами по обе стороны от Ремуса. Драко был прямо за его спиной.
   - Давай, - шепнул блондин, скользнул рукой между ног Гарри и охватил плоть Ремуса, головка сочилась, двумя движениями юноша распределил естественную смазку по всему члену, после чего шепнул Гарри садиться. Медленно, очень медленно член оборотня погружался в тело брюнета, и вот Гарри уже полностью вобрал его в себя. Драко улыбнулся через плечо брюнета Ремусу и прошептал на ухо Гарри. - Не двигайся, пока я не скажу, вообще не двигайся.
   Драко скользнул к Ремусу и прильнул к его губам, быстро отдавая главную роль мужчине. Мальчики подчинялись ему. Где здесь была игра, а где нет, никто уже не знал. Юноши наслаждались этой сексуальной игрой, впервые идя на это по собственной воле. Возможно, полгода в гареме с извращенными желаниями двух арабов и сделали свое дело, но сейчас никого из троих это не беспокоило. Ремус и Драко самозабвенно целовались, при этом Ремус сходил с ума от нежного тесного горячего плена, в который был захвачена его плоть, а Гарри так и сидел нанизанный на член мужчины и ждал команды Драко, но желание было слишком велико. Юноша скользнул рукой к своему члену, начал его поглаживать, дернул бедрами, вызвав стон у Ремуса. Ему так хотелось почувствовать движение внутри себя. Драко оторвался от губ оборотня и через плечо посмотрел на Гарри, встретившись глазами с возлюбленным, он кивнул и Гарри стал медленно подниматься до тех пор, пока в нем не осталась только головка, а затем резко опустился назад. Удар пришелся прямо в простату, Гарри вскрикнул от волны наслаждения, пронзившей тело. Новое движение вверх и резкое падение, еще одно, затем снова. Комната наполнилась вскриками юноши, тяжелым дыханием мужчины. Драко встал на колени рядом с Ремусом, раздвинул ноги, облизал пальцы и завел руку назад, а вторую положил на член. Он медленно ввел в себя сначала один, потом два пальца, подготавливая, разрабатывая. Ремус от двойной картины: насаживающегося на его член Гарри и трахающегося себя пальцами Драко - еле сдержался, чтобы не кончить. Поняв, что уже готов, блондин скользнул вперед, не дал Гарри снова опуститься на член Ремуса, повалил на спину, расположился между ног и поцеловал жгуче и яростно, затем поднял ноги возлюбленного себе на плечи и плавным движением вошел. Драко склонился над Гарри и улыбнулся ему, замер. Ремусу не понадобилось делать больше никаких намеков. В следующее мгновение уже был внутри блондина и покусывал его за плечо.
   - Рем, двигайся, - простонал Драко. Оборотню больше ничего и не нужно было. Сколько это продолжалось, они не могли сказать, просто в одно мгновения друг за другом они стали сотрясаться в бурном оргазме.
   Ремус боялся открыть глаза, увидеть осуждающие лица мальчиков, когда они проснуться. Возможно, это конец, и они больше никогда не заговорят друг с другом, но он никогда не пожалеет о прошлом вечере. Сейчас, когда юноши спали головами на его плечах, а он обнимал их за спины, их руки лежали у него на груди, пальцы били переплетены. Ремус вздохнул и открыл глаза. Обе головы момента поднялись, серебряные и изумрудные глаза смотрели прямо на него, а у Ремуса в голове была только одна мысль - как же они хороши, как хочется коснуться их губ легким поцелуем. Никто не произносил ни слова, боясь нарушить этот хрупкий мир. Оборотень не выдержал первым, он скользнул вдоль обнаженной спины Гарри на затылок и привлек юношу в поцелуй, подумав, что умирать так с музыкой. Рему ожидал сопротивления, но его не было, губы покорно открылись, тело прижалось сильнее, возбуждая его...
   Через три часа они все-таки встали из постели. На кухне с довольным выражением лица восседал Яруш.
   /Прекрасно, я рад, что вы разобрались в своих отношениях. Надеюсь, что таких эксцессов, как было вчера у вас не будет, и вы будете наслаждаться обществом друг друга не раз в месяц, когда в этом возникнет необходимость/
   Гарри и Драко стояли пунцовые, поняв, что их утренним развлечениям был свидетель.
   /А чего это вы так краснеете? Вы же, в конце концов, были гаремными мальчиками, и не такое делали/ - удивился Яруш, затем стал серьезным. - /С завтрашнего дня начнется обучение. 12 часов в день/.
   И начался ад. Если Ремусу все давалось легче в силу того, что он был оборотнем, то парни через три дня после начала занятий даже встать с кровати не смогли, но никто не воспринимал их самочувствие, как возможность отлынивать от занятий. Их чуть не из-под палки гнали на тренировки. А ночью оба плакали на плече у Ремуса.
   Через шесть месяцев мышцы окрепли настолько, что 12-часовые тренировки уже воспринимались как все само собой разумеющееся. Но усталость давала о себе знать. После тренировок они валились на кровати и засыпали до утра. В первые два месяца они просто не могли думать о сексе, сил не было, поэтому созданная привязка к взрослым мужчинам срабатывала еще дважды, чуть не сведя парней с ума, после этого у них состоялся разговор, они разобрались во всем, тем более с виной Ремуса, которую он чувствовал перед парнями, наслаждаясь их телами, сомнениями и всем остальным. Как только они разобрались с этим, все пошло намного лучше.
   Первые два года они усиленно занимались изучением холодного оружия и как им пользоваться, а также физической подготовкой. Ремус постепенно стал выпускать понемногу их магию. Также наставники стали вводить в обучение магические предметы. У Гарри стали очень неплохо получаться зелья, но стойкое отвращение к этому предмету оставило юношу равнодушным. Яруш тогда выразился: "Ну, и Аллах с ним, главное, что может сварить то, что нужно". А вот Драко просто влюбился в зелья, старался узнать все, что только возможно.
   В конце второго года Драко, Гарри и Ремус впервые участвовали в боевой операции хаи, где-то на восточной границе пустыне. Там-то и пробудились силы Оташа, он был повелителем Огня. А уж когда он принял полуволчью форму, да еще стоя в огне, противник бежал, оглашая пустыню истерическими криками: "ШАЙТАН".
   Обучение продолжилось. Тренировки сменялись уроками. Теперь они уже занимались поодиночке, так как таланты у них были разные и наставники стали развивать самые сильные стороны каждого. Они периодически участвовали в стычках, даже убивали. После первого такого убийства понадобилась неделя, чтобы привести парней в чувство, причем приводили очень радикальными методами. После этого парни несколько дней не могли ни лежать на спине, ни сидеть, но никто не обращал на это внимания, занятия текли своим чередом.
   В конце четвертого года обучения или через два месяца после прихода в Райхалан Аравия заговорила о трех наемниках - Огне, Призраке и Ангеле - Оташе, Асаре и Малике. Они были быстры, молниеносны и смертельно опасны. Они могли пользоваться любым холодным оружием, прекрасно владели своими основными дарами и телом, чувствами и эмоциями. Научили их к этому времени и кое-каким премудростям магии хаи, но не сильно, упор делался на современную магию - чары, трансфигурацию, зелья, боевую магию, правда, с течением времени выяснилось, что ребята предпочитают противостоять магии с помощью своих даров и умения использовать холодное оружие. Выходило у них это очень даже не плохо.
   Первое испытание магии все трое прошли в конце четвертого года. Яруш отправил их в запретный город. Задание было простое, на первый взгляд, принести оттуда какой-нибудь сувенирчик. На самом деле все оказалось раз в сто сложнее. Город был просто напичкан всевозможными магическими ловушками, но они справились. Они вернулись в Райхалан через неделю, то есть чуть больше чем через месяц по времени города, с тремя огромными сундуками с драгоценностями. Один они отдали хаи, другой Райхалану, а третий оставили себе. После этот они еще трижды наведывались в Запретный город, что позволило собрать им очень богатое состояние.
   Экзаменом на конец обучения стала история со скарабеями Аль-Харим. Это была разновидность довольно неприятного дара, если не уметь им пользоваться с умом, а главное управлять. Скарабеи Аль-Харима подчинялись только своим носителям, которых среди магов Аравии не было уже несколько тысячелетий, а сам город скрыт от всего мира. Это было смертельное оружие, способное смести с лица земли целые государства. Либо мальчики должны были научиться управлять этим даром, или навсегда останутся в Райхлана, никто больше их оттуда не выпустит, они будут представлять для окружающего мира слишком большую опасность. Ремус, Гарри и Драко отправились в путь. Было такое чувство, что мальчиков ведет сама судьба, они точно знали куда идти. Яруш был прав, дар призвал своих носителей. Аль-Харим они нашли через десять дней. Величественный бело-золотой город, сверкающий в полуденном солнечном сиянии. Все в нем говорило о культе скарабея, он даже по форме напоминал этого жука.
   Ремус стоял на ступеньках огромного храма и смотрел на улице, в глазах застыл ужас. Огромное черное море стекалось к ногам двух замерших на площади юношей. Ничего не происходило, пока Гарри и Драко не оказались в центре этой площади. Ремус отстал от них, и решил заглянуть в храм, но его отвлек странный шум. И теперь он смотрел, как черная масса обволакивает, скрывая под собой двух самых любимых для него юношей. Но и двинуться с места он мог, словно прирос к этим ступеням. Как только черная масса поглотила Гарри и Драко, площадь осветилась ярким сиянием. Ремус задрожал, прямо на площади стоял огромный жук и смотрел на него. До оборотня не сразу дошло, что у жука четыре глаза - два серебряных и два изумрудных. Молчаливая гляделка длилась довольно долго, а потом вдруг жук распался на огромное количество маленьких, а прямо перед Ремусом стояли улыбающиеся Драко и Гарри. Скарабеи их признали. Несколько дней мальчики тренировались в призыве и контроле. Тогда же выяснилось, как же им плохо после применения этого дара. В первый раз Ремус чуть не вдарился в панику, так сильно мучились юноши.
   Когда стало ясно, что ребята более менее начали контролировать свой дар, то есть скарабеи перестали появляться в любое время, а только тогда, когда этого желали мальчики. Яруш сказал, что жуки признают только носителя дара, а остальных, мягко говоря, недолюбливали, но жуки ни разу не тронули Ремуса, словно признали его достойным их уважения, что ли. Помимо дара оборотень и юноши принесли из Аль-Харима массу оружия, ставшего началом их коллекции.
   По возвращении они узнали, что их наставнику осталось жить меньше года. Было решено прожить этот год в Аравии, в Райхалане. Им пришлось жить в двух временах, времени города, и реальном. Три месяца, которые навели такой ужас на некоторых людей, что те боялись покидать свои дома, но даже они не были преградой для Призрака, Ангела и Огня. Именно в это время в аравийской пустыне стали говорить о шайтане и его детях. Они могли проникнуть в любой дом, за любую стену. Но никогда не думали мстить Шакуру и Махкалу, ради женщин, помогавшим им сбежать. После того как они вернулись из Аль-Харима, в Райхалан пришел Рашид и рассказал, что принц и Махкал два года искали их, даже были в Англии, но три года назад поиски были прекращены. Правду принц и маг так никогда и не узнали. Это часть истории осталась в далеком прошлом. А целых три месяца в реальном времени Ремус, Гарри и Драко создавали себе очень специфическую репутацию - смертоносных, хитрых и абсолютно таинственных наемников. Способность накладывать заклинание памяти здорово помогала им в этом. Они трое стали прекрасно разбираться в людях, могли с одного взгляда определить, что за человек стоит перед ними.
   Их обучение было довольно специфичным. Никто не давал им всех знаний хаи-джезказганов, так как они должны были уйти в свой мир, но помогли развить те способности, которые выявили у всех троих. Гарри теперь был прекрасным воином, который владел холодным оружием просто виртуозно - шестом, ножами, мечами и бог его знает чем еще; он был довольно хорош в чарах и трансфигурации, знал, но был абсолютно равнодушен к зельеварению, что частенько стоило ему испорченного зелья, но зато был превосходен в боевой магии; плюс к этому дар, давший ему прозвище Асар - Призрак и, конечно же, скаребеи. Драко же до безумия нравились зелья, и он мог часами стоять над котлом, что-то просчитывая или экспериментируя, также он намного превосходил Гарри в трансфигурации, из оружия Драко предпочитал ножи; дар скарабея, и дар Ангела, как это называли, но причину такого его умения никто объяснить не смог, скорее всего, что-то было нечисто в родословной Малфоев. Ремус же был самым странным оборотнем во всем мире. Его волк мог выйти наружу по его желанию в любое время и спокойно сидеть внутри человека в полнолуние. В принципе, можно сказать, что он перестал быть оборотнем. Чары и трансфигурация были его коньком, а также случайно открывшийся дар повелителя огня. Он неплохо владел холодным оружием, но до мальчиков ему очень далеко. У каждого были свои плюсы и свои минусы, но вместе они были несокрушимой силой. Сейчас никто из хаи не смог бы сказать, что когда-то они существовали отдельно друг от друга - теперь они одно целое и за друг друга буду бороться со всем миром, если это понадобиться.
   В первых числах июня скончался Рашид, оставив все имущество трем своим последним ученикам, надо сказать, самым любимым, а через несколько дней после этого на борт английского лайнера "King Mооnlight" поднялось три пассажира, который на весь путь следования до Лондона стали самой главной темой для разговоров.
   Поделиться1613.05.2009 11:07
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 15. Возвращение домой.

   Капитан лайнера "King Moonlight" Джефри Саммерс уже не первую неделю любовался своими таинственными пассажирами. Это был очень красивый мужчина лет тридцати со светло-русыми волосами и двое юношей, один зеленоглазый брюнет, а второй - сереброглазый блондин. У всех троих волосы спускались ниже середины спины, но чаще всего они были или забраны в хвост, или заплетены в косу. Они всегда были вместе, никогда не появлялись поодиночке, занимали каюту класса люкс. С момента появления на борту лайнера они стали предметом разговоров. Трудно было быть вне разговоров, будучи в одежде диких пустынников, пусть и самой дорогой, но в то же время быть европейцами. Это действительно была загадка.
   Джефри с первой минуты стал пристально наблюдать за троицей, подмечая все нюансы их отношений. Между мужчиной и юношами была какая-то незримая связь, делая их единым целым. Первые дни они не появлялись нигде, но затем стали появляться на завтраке, затем выходить и к обеду и ужину, а затем появляться на прогулочных палубах. Капитану нравилось смотреть, как ветер треплет волосы двух молодых людей, когда те не связывали их. Это казалось какой-то изысканной игрой, когда смоляные пряди переплетались платиновыми. Юноши казались ожившими богами. Так казалось не только ему, но и всем, кто находился на лайнере, поэтому никто не досаждал троице своим вниманием, с ними не пытались знакомиться, только любовались издалека. Чем ближе они приближались к Англии, тем чаще можно было увидеть на кормовой палубе у самых перил брюнета и блондина. Старший мужчина всегда был за их спиной, рядом, но давая им свободное пространство. Никакие догадки не могли подвести людей к тому, чтобы понять, какие отношения связывают их. Какие только предположения не строились: и что они братья, и что мужчина, выглядящий чуть старше юношей их опекун, и даже, что он их отец, что они просто друзья, или даже любовники, а то и возлюбленные. И никто не мог предположить, что все они по-своему правы.
   Капитан Саммерс встряхнул головой, возвращаясь к реальности, и решительным шагом направился к своим таинственным пассажирам. Сейчас был тот удивительный момент, когда волосы юношей свободно спадали по спине, ничем не сдерживаемые. Юноши стояли так близко друг к другу и настолько неподвижно, что казались прекрасной работой древних скульпторов.
   - Вы что-то хотели, капитан? - неожиданный вопрос справа даже несколько напугал Саммерса. Капитан повернулся на голос и встретился взглядом с золотыми глазами третьего таинственного пассажира.
   - У нас есть традиция, в последний вечер прихода в порт приписки устраивать праздничный ужин. Я хотел бы пригласить вас и ваших спутников отужинать за капитанским столом сегодня, - произнес капитан. Ему было не по себе под этим изучающим взглядом таких необычных глаз.
   /Малик, Асар, капитан приглашает нас сегодня вечером за свой стол/ - Капитан распознал арабский, но вот диалекта не узнал. Оба юноши синхронно плавным движением повернулись к ним.
   - Капитан, - в один голос произнесли юноши на чистейшем английском.
   - Я хотел бы повторить свое приглашение, - Саммерс начал волноваться. По телу прошла дрожь. Серебряные и изумрудные глаза, казалось, прожигали его насквозь.
   - Благодарим вас, капитан, мы с удовольствием принимаем ваше приглашение, - сверкнув серебряными глазами, произнес блондин.
   - Тогда я буду вас ждать в восемь вечера, - улыбнулся капитан, почувствовав такое волнение, словно девушку приглашал на первое свидание. - Разрешите теперь откланяться, - Саммерс ретировался, ладони вспотели, а сердце выбивало какой-то неимоверный стук.
   Проводив капитана лайнера взглядом, брюнет вдруг тихо рассмеялся.
   /Я думал, они так и не решаться. Рем, ты выиграл пари./
   /Он был испуган,/ - усмехнулся блондин.
   /Драко, любой бы испугался, когда перед ним стоят два таких красавца,/ - хмыкнул Ремус. / Вообще-то, три,/ - фыркнул Гарри.
   /Капитану придется найти кого-то другого,/ - Драко по-хозяйски обнял брюнета за талию. - /Прости, милый, но ты только мой./
   /А я разве спорю?/ - игриво улыбнулся Гарри.
   /По-моему, нам надо спуститься в каюту, пока вы совсем не расшалились,/ - рассмеялся Ремус, увлекая обоих юношей с палубы. - /Тем более нам надо еще выбрать одежду на сегодняшний вечер. Надеюсь шокировать всех выходом Фиддаха и Данаба вы не намерены?/
   /Аллах помилуй,/ - воскликнули оба хором.
   /Это меня радует,/ - подозрительно взглянув на мальчиков, произнес Ремус.
   /Ну, что ты так смотришь? Мы не собираемся шокировать публику,/ - Драко состроил обиженную рожицу.
   /Драко, я вас обоих очень неплохо знаю, особенно, на что вы оба способны. Вы научились пользоваться всем, что дала вам природа, а принц сделал все, чтобы вы еще в придачу и гордились своим телом, а подать себя вы можете так, что любой удавиться только за то, чтобы увидеть даже маленький кусочек вашей обнаженной кожи,/ - выдав такую тираду. Ремус втолкнул обоих в каюту, затем вошел сам и тут же наложил на каюту заглушающие и запирающие чары. Но палочки в его руках не наблюдалось, но при сработавшем заклинании на пальце странно сверкало кольце. Ремус повернулся и посмотрел на ребят, которые игриво на него поглядывали.
   - Пороли вас мало в детстве, - проворчал он.
   - Ну, как говорится, никогда не поздно, - хмыкнул Драко.
   - А прямо сейчас? - ядовито спросил Ремус. Драко делано ужаснулся, а потом картинно свалился на колени перед Ремусом и, протянув к нему руки, плаксивым голосом протянул.
   - Господин, не надо, я выполню любое ваше желание, - и бухнулся головой об пол.
   - Кончай паясничать, а то действительно выдеру тебя, - скривился Ремус.
   - Давно пора, - буркнул Гарри и тут же оказался лежащим на полу под Драко.
   - Ты что-то сказал, милый? - вкрадчиво поинтересовался блондин.
   - Ну, что ты, дорогой, как я мог, - ехидно заметил Гарри.
   - Прекрати оба, - Ремус прошел вглубь гостиной каюты и сел в кресло. - Хоть сейчас вы можете не играть?
   Оба юноши мгновенно стали серьезными и тут же оказались на полу у ног Ремуса, глядя на него обеспокоенными взглядами.
   - Ремус? - Драко положил подбородок на бедро мужчины, тот запустил пальцы в платиновые волосы.
   - Рем? - Гарри заглянул в глаза оборотня. Но тот все продолжал молчать. Юноши переглянулись. Драко посмотрел на часы, времени было только час дня. Они поднялись с пола, взяли Ремуса за руки и потянули из кресла, затем за собой в одну из спален, быстро разоблачив мужчину, они уложили его в кровать, а сам легли с двух сторон. Драко настроил часы, чтобы они прозвонили в шесть вечера. Чтобы них было время приготовиться к праздничному ужину.
   - Спи, Рем, - прошептал Драко, устраивая голову на плече мужчины, Гарри проделал тоже самое, с другой стороны. Через десять минут все трое спали, укрытые легкой простыней. Ремус обнимал мальчиков за спину. Дыхание всех троих было спокойным и размеренным.
   А на лайнере полным ходом шли приготовления к ужину, на всех палубах. Главный зал, где всегда ужинали только богатые или те, кто мог себе это позволить, готовили стол, сцену, украшали зал. Капитан уже поставил в известность своих старших офицеров, что три таинственных пассажира сегодня будут за их столом, а также упомянул, что, по крайней мере, двое из них говорят на прекрасном английском. Но, как говорится, знают двое - знают все. Новость облетела лайнер за час и теперь все лихорадочно искали наряды, драгоценности, даже те, кто не хотел идти, теперь вознамерились обязательно присутствовать на ужине. Все магазины, которые в аренду предоставляли выходные платья и костюмы были опустошены за пару часов, в парикмахерские стояли очереди и мастера просто не успевали оказать свои услуги всем желающим. А виновники, вызвавшие такой ажиотаж на лайнере спокойно спали в своей каюте.
   Ровно в шесть вечера прозвонил будильник. Драко лениво повел рукой, и в комнате снова стало тихо. Драко сладко потянулся и свернулся под боком у Ремуса, намереваясь поспать еще. Но тут же получил щелчок по носу.
   - За что? - обиженно спросил он.
   - Вставать надо, раз обещали капитану быть за его столом сегодня, - насмешливо произнес Ремус.
   - Ты как? - раздался сонный голос Гарри.
   - Уже лучше, благодаря вам, - улыбнулся Ремус.
   - Это хорошо, - хором произнесли юноши, сладко потягиваясь.
   - А ну марш оба в душ, - скомандовал Ремус и столкнул обоих на пол.
   - Вот так всегда, - потирая ушибленное бедро, пробурчал Гарри. Вскоре Ремус услышал, как в ванной комнате полилась вода. Зная мальчиков, он занялся своими делами, раньше, чем через сорок минут они не выйдут, раз пошли вместе. Оборотень выбрал наряд, в котором пойдет на праздничный ужин, драгоценности к нему, после чего заказал немного перекусить. Закуски принесли как раз за несколько минут до того, как юноши все-таки выбрались из душа. Наказав им без него не есть, Ремус сам отправился в ванную. Через десять минут они уже сидели и поглощали легкий овощной салат, бутерброды и чай.
   - Вы уже выбрали, что одеть? - Ремус с интересом посмотрел на мальчиков.
   - О, да, - расплылись те в улыбке. Ремус усмехнулся в ответ на это, понимая, что те все-таки решили шокировать местную публику, вот только надеялся, что они не перейдут все границы.
   В половине восьмого мальчики удалились во вторую спальню переодеваться, а Ремус пошел в свою. Черные шаровары, черная рубашка, все из дорого шелка. Рубашка по вороту, открывавшему грудь была расшита золотом, сверху что-то наподобие мантии, только открытое и без рукавов цвета червоного золота, сапоги до колена из мягкой кожи, за голенище тут же был вставлен кинжал, инкрустированный камнями, на шее золотая цепочка с кулоном из оникса. Волосы Ремус сцепил золотой заколкой в хвост, но не в высокий, а у шеи. Выглядел он сейчас как арабский аристократ.
   Двери второй спальни открылись, и на пороге появились два юноши. Ремус несколько минут их разглядывал, затем вздохнул.
   - Бедные женщины, и не только.
   - Тебе не нравится? - невинно поинтересовался Драко.
   - Мне-то нравится, только сколько же из-за вас сегодня обмороков будет? - съехидничал Ремус.
   А посмотреть действительно было на что. Драко был одет в черное, как и Ремус, только расшитое серебром, а верхнее одеяние, спадающее до пола было жемчужного цвета. На шее блестела цепочка из белого золотого с кулоном, в который была вправлена жемчужина, волосы перехвачены бархатной белой лентой. Гарри же был одет в белые штаны и рубашку, тоже расшитые серебром, а наверх одеяние из изумрудного шелка, выгодно подчеркивающее его глаза. У него, у единственного, на верхней одежде была вышивка. На шею он одел серебряную цепочку с изумрудом. Волосы Гарри не стал убирать и оставил распущенными. Немного постояв и оценив наряды друг друга, они одновременно фыркнули. Ремус подошел к одному из сундуков и, открыв его, достал оттуда три кожаных пояса, украшенных камнями и драгоценными металлами. С жемчугом достался Драко, с изумрудами - Гарри, а с опалами и бриллиантами Ремус взял себе. Теперь они были готовы к выходу.
   Когда они появились в зале, то там уже было полно народу. На некоторое время в зале стало тихо, все взгляды были направлены на них.
   /Ну и чего они на нас так вылупились?/ - еле слышно произнес Гарри.
   /Ну, мы ведь как герои из арабских сказок/ - хмыкнул в ответ Драко.
   /Вперед, мальчики/ - усмехнулся Ремус, подтолкнув их вперед.
   Капитан поднялся со своего места, и улыбаясь, стал ждать, когда его гости пройдут до стола через весь зал. Всюду были слышны шепотки. Одежда и драгоценности стали еще одним поводом строить предположения. На этот раз большинство решило, что они все трое сыновья от европейских наложниц какого-нибудь шейха или эмира, а тот так любит их, что решил отправить подальше от гнева истинного наследника.
   - Господа Хабиб-Ахтар, рады, что вы приняли наше приглашение, - капитан указал на три стула рядом с собой, два слева, одно справа. Юноши сели рядом, а Ремус напротив.
   - Еще раз спасибо, капитан, - учтиво склонив голосу, произнес Ремус.
   - Мы, к сожалению, так и не смогли понять, кто из вас кто, - улыбнулась главный врач лайнера, обратившись к Ремусу.
   - Мое имя Оташ, - улыбнулся Ремус, затем указал на Драко -Малик, а это Асар.
   - Магдалена Де Рен, - представилась врач. Далее последовала процедура знакомства. Все присутствующие в зале не спускали глаз с капитанского стола, так что мистеру Саммерсу пришлось произнести небольшую речь, правда, она мало помогла, внимания меньше уделять не стали.
   - У вас очень интересные имена и фамилия, - произнес пожилой мужчина с легким французским акцентом.
   - Вы поняли, что они означают? - Ремус с интересом посмотрел на мужчину.
   - О, меня представили, но забыли сказать, что я профессор и занимаюсь изучением культуры арабских стран, особенно территории так называемых пустынников, - улыбнулся мужчина.
   /Хмм, интересно/ - проговорил Гарри.
   /Все-таки я не ошибся/ - с довольно сильным акцентом сказал профессор, затем перешел на английский. - Вы откуда-то с территории пустынников.
   - Вы правы, профессор, - на чистом английском произнес Гарри.
   - Откуда у вас такой хороший английский? - поразились люди за столом, при этом с интересом посматривая на молодых людей.
   - А как вы думаете? - спросил Драко.
   - О, слухов, которые ходят вокруг вас столько, что разобраться, где правда, а где домыслы сейчас уже не представляется возможным, - воскликнула судовой врач.
   - И что же такого про нас надумали? - с улыбкой поинтересовался Ремус.
   - О, последняя версия, которая родилась уже после вашего появления в этом зале, что вы трое сыновья какого-то шейха от его трех наложниц европейского происхождения, что его законный наследник решил вас убить, поэтому любящий отец отправил вас в цивилизованный мир, потому что очень любить, - высказал версию, подошедший в это время второй помощник капитана. Драко, Гарри и Ремус звонко рассмеялись
   - Хорошая версия, - отсмеявшись, сказал Ремус. - Правда, далековато от истины, но все же.
   - Может быть, поделитесь с нами своей историей? - было видно, что тема занимает многих.
   - Мы долгое время жили в Европе, вернее в Англии, где и родились, - серьезно ответил Ремус. - Затем произошли различные события, которые привели нас в Аравию.
   - Сколько лет вы прожили там? - профессор даже подался вперед, слушая Ремуса.
   - Семь лет, - последовал ответ.
   - Вы прекрасно говорите на арабском, - восхитился кто-то из гостей капитана.
   - Мы могли говорить на английском только друг с другом, так что пришлось освоить как официальный арабский, так и той местности, где мы жили, - пояснил Драко.
   - Так получилось, что у нас появился покровитель, который после своей смерти оставил все свое имущество нам, - продолжил Гарри. - Сейчас, нам уже не так хорошо в Аравии, как было при нем, и мы решили вернуться на родину, чтобы, наконец, разобраться с тем, отчего ушли много лет назад.
   - Вы...? - женщина немного замялась.
   - Мы родственники, в этом никто в зале не ошибся, - улыбнулся Драко. Капитан, не вмешивающийся в разговор, почувствовал, что тема разговора не очень нравится его почетным гостям, поэтому вмешался и сменил тему.
   Вечер был превосходным, еда великолепна. Как только тема была сменена, напряжение за столом пропало. Постепенно все стали наслаждаться вечером, а не гадать о личностях трех пассажиров. В конце концов, кто-то из дам осмелился и пригласил трех самых красивых на лайнере мужчин танцевать, а те к тому же оказались еще и прекрасными танцорами. Последний вечер на лайнере затянулся до раннего утра, и все разошлись по каютам только в половине шестого утра. В час дня лайнер должен был причалить в порт Глазго. Капитан обратил внимание, что все трое его гостей за весь вечер выпили от силы два бокала вина.
   Джефри Саммерс вышел на палубу и сразу же увидел всех троих, стоящих на своей любимой кормовой палубе. Впереди уже был виден Глазго, до швартовки оставался час. Сейчас все трое выглядели как обычно - в черных штанах и рубашках, сапогах их мягкой кожи, без какой-либо роскоши в отделке, но все равно было видно, что все трое богаты и респектабельны. Капитан направился к ним.
   - Добро пожаловать назад в Англию, господа, - с улыбкой произнес он.
   - Спасибо, - Драко повернулся к капитану.
   - Это так тяжело для вас? - вдруг вырвалось у Саммерса.
   - Мы очень многое оставили здесь, со многим придется разбираться, - тихо произнес Гарри.
   - Я думаю, у вас все получится, - капитану захотелось приободрить их.
   - Спасибо, - еще раз поблагодарил Драко.
   - Думаю, вам стоит собрать вещи, - улыбнулся Саммерс.
   - Все уже собрано, - сказал на это Ремус.
   - Мне пора на мостик. Приятно было с вами познакомиться. Вы внесли в этот круиз столько таинственности, что он теперь останется в памяти у всех. Но я с вами еще не прощаюсь, - капитан кивнул, и отправился на мостик, руководить швартовкой лайнера.
   Когда основной поток пассажиров уже схлынул, к сходням подошли Гарри, Драко и Ремус. Капитан лично провожал пассажиров. В руках у Драко был довольно большой сундучок, его-то он и поднес в качестве подарка высшим офицерам лайнера, как подарок за прекрасное путешествие. Попрощались они тепло. Внизу у сходней стоял лимузин, в который и сели так и оставшиеся таинственными пассажиры "King Moonlight". Проводив взглядом лимузин, Саммерс открыл сундук и замер в таком же восхищении, что и рядом стоящие офицеры. Капитан потянул за ручку и верхнее отделение поднялось и отъехало в сторону открывая второе, где лежало четыре бутылки вина, к горлышку были прикреплены аннотации на арабском, но рядом степлером приколот перевод. Все вино было 1258 года выпуска. Пять сортов раритета, стоимость которому беспредельно высока. В первом, верхнем отделении, лежал серебряный набор - кувшин и двенадцать кубков из серебра с драгоценными камнями.
   - Это же безумно дорого, - прошептал кто-то за спиной Саммерса.
   - Да, боюсь, что этот сундучок стоит столько же, сколько этот лайнер, - нервно хохотнул первый помощник капитана.
   - Господи, да кто же они такие? - вопрос так и остался открытым.
   Винный набор и четыре бутылки вина заняли свое место в каюте капитане, так решил экипаж. Надо сказать, что за последующие годы его не раз пытались украсть, но неудачно. Никто ведь не знал, что на подарок был наложены специальные чары. Когда капитан Саммерс был списан на берег, сундучок с подарком переехал в его дом, а затем стал реликвией семьи Саммерсов. Никогда никому не приходило в голову продать его.
   В Редиссон Сас Отеле в Лондоне все стояли на ушах, встречая богатых клиентов, снявших самый дорогой номер отеля, занимающий весь верхний этаж. Ровно в три часа к входу отеля подъехал лимузин, из недр которого вышли трое молодых мужчин, вслед за лимузином прибыл автомобиль с вещами клиентов. Потребовалось двенадцать носильщиков, чтобы все внести в номер. Когда весь персонал отеля удалился, троица вздохнула свободнее.
   - Ну, вот мы и дома, - прошептал Драко.
   - И что теперь? - Гарри посмотрел на Ремуса и Драко, он стоял у огромного панорамного окна, откуда открывался вид на Лондонский мост, Биг Бен и королевскую резиденцию.
   - Для начала, надо приобрести дом, где мы будем жить, наложить на него уйму всяких чар, - начал перечислять Драко.
   - Сначала надо идти в Гринготс, - перебил его Ремус, и ткнул пальцем в шесть сундуков на недоуменный взгляд юношей.
   - Мда, это точно лучше поместить в Гринготс, - задумчиво протянул Гарри.
   - Сейчас отдыхаем, а затем отправимся, - решил Ремус.
   В шесть вечера трое клиентов отеля вышли через центральный вход, в руках у них ничего не было, но это не означало, что у них ничего нет. На такси они доехали до улицы, которая располагалась в пятнадцати минутах ходьбы от "Дырявого котла". Зайдя в подворотню рядом с баром, троица накинула на себя легкие шелковые плащи с глубокими капюшонами. Они быстро прошли через бар. Том, владелец "Дырявого котла" недоуменно проводил взглядом три фигуры, а Ремус, Гарри и Драко уже стояли перед входом в Косой переулок. Ремус дотронулся кольцом до кирпичной кладки, проход открыл мгновенно, даже быстрее, чем это происходило с палочкой. Пройдя в арку, они остановились, впитывая в себя все то, что витало в воздухе. Последний месяц нападений пожирателей не было, поэтому люди стали более решительными, так что в этот час Косой переулок кишел посетителя. То тут, то там можно было увидеть наряды авроров, патрулирующих улицу. Окинув взглядом улицу, они направились к банку. На них то и дело бросали подозрительные взгляды, когда уже один из нарядов авровов двинулся в их сторону, Гарри, Драко и Ремус вошли в Гринготс.
   Гоблинов обычная черная мантия не провела, они сразу определили ее стоимость, и теперь сразу двое двинулись в сторону новых клиентов.
   - Чем можем вам помощь, господа, - с легким поклоном, поинтересовался один из них.
   - Мы хотели бы открыть у вас счет, - тихо, но твердо произнес Ремус, открывая ладонь, на которой лежал прекрасной огранки рубин. Гоблины сглотнули, посчитав стоимость камня.
   - Прошу за мной, господа, - гоблины устремились в одной из комнат, в которых обычно принимали очень важных клиентов.
   Закрыв за тремя магами двери, гоблины уставились на них. Ремус, Гарри и Драко скинули капюшоны и выпустили свою магию, зная, что ее никто, кроме находящихся в банке гоблинов, не почувствует. Наверное, впервые в жизни гоблины выглядели растеряно, они узнали двоих - Гарри Поттера и Драко Малфоя, хотя те и выглядели несколько иначе, чем обычно. А в это время Ремус и оба юноши освобождали свои карманы от маленьких сундучков, размером со спичечный коробок. Несколько взмахов рукой и на полу стоит шесть вместительных сундуков. Открыв их, они выставили на пол еще по шесть, которые через минуту тоже приняли свои истинные размеры. Гоблины молча наблюдали за всеми этими манипуляциями. Сейчас в комнате стояло тридцать шесть больших сундуков. Драко и Гарри переглянулись, после чего разом открыли крышки у двух сундуков. Один из гоблинов издал булькающий звук.
   - И это во всех сундуках? - сглотнул второй. Все трое одновременно кивнули.
   - Господа, это займет довольно много времени, - начали торопиться гоблины. - У вас есть время?
   - У нас его предостаточно, - хмыкнул Драко.
   Их перевели в кабинет директора, а все сундуки перенесли в оценочную, где около десятка гоблинов занялись осмотром и оценкой нового состояния. Ремус преподнес директору банка небольшую шкатулку, в которой находились довольно крупные камни. После этого отношение к ним еще более улучшилось. Они вели неспешную беседу некоторое время, после чего им отвели одну из гостиных, куда были доставлены ужин, газеты, а также отчеты по счету Ремуса и состоянию Гарри Поттера, который разблокировал свои сейфы и счета.
   - Лорд Поттер, нам необходимо решить с вами вопрос об остальном вашем состоянии, - директор Гринготса, мистер Рапрхауз посмотрел на блондина.
   - Я вас слушаю, - Гарри устремил внимательный взор на гоблина.
   - По поводу имущества Поттеров все ясно. К сожалению, с вашего счета было снято много денег до того, как вы его заблокировали, - немного виновато произнес гоблин.
   - Сколько? - только и спросил Гарри.
   - За год до вашего исчезновения - два с половиной миллиона, - Драко даже присвистнул, Ремус тоже был несколько удивлен такой суммой.
   - Это не считая моих указаний? - уточнил Гарри, на что последовал кивок. - Насколько я понимаю, деньги были сняты Дамблдором.
   - Да, - кивнул директор Гринготса. - Он пытался получить доступ к сейфам уже и после вашего исчезновения.
   - Кто бы сомневался, - ядовито заметил Гарри, затем спросил. - Он в курсе остального моего наследства?
   - Нет, у него даже таких предположений не возникло. Он понятия не имеет, что вы потомок Лориана Мракса и Слизеринов, к тому же де Скузо и Ле Стиа, состояние которых находится сейчас в нашем банке, - произнес гоблин.
   - Подождите, - Гарри пристально посмотрел на гоблина. - Ле Стиа и Де Скузо?
   - Да, вы единственный прямой потомок по обеим линиям, - кивнул гоблин.
   - Но ведь к Ле Стиа я не имею отношения, - помотал головой юноша.
   - Два месяца назад к нам поступило завещание графа Ле Стиа, - только и сказал гоблин.
   - Да, Гарри, это уже слишком даже для тебя, - рассмеялся Драко.
   - Мы сейчас подготовим вам отчет о всем вашем состоянии, - заверил гоблин, Гарри кивнул немного отстраненно, пытаясь переварить новости. Гоблины уже покидали комнату, когда юноша очнулся. - А можно задержать информацию о том, что счета Поттеров разблокированы?
   - Не беспокойтесь, лорд Поттер, никто не сможет воспользоваться вашими счетами после того, как вам исполниться семнадцать, а до этого времени мы сохраним все в секрете, - директор банка как-то хищно улыбнулся, после чего вышел, оставляя трех магов одних.
   - Они недовольны тем, что допустили опустошение твоих сейфов по линии Поттера, - серьезно сказал Драко.
   - Это и понятно, - кивнул Ремус. - Я бы тоже был недоволен, если бы меня на протяжении четырнадцати лет обманывали.
   - Ты о чем? - Драко и Гарри уставились на Ремуса, который мрачно просматривал отчет по счету Поттеров.
   - А то, что если убрать суммы, которые ты сам назначил на мое содержание, содержание Уизли и Дурслей, то за четырнадцать предыдущих лет твой счет был опустошен на двенадцать миллионов галеонов, Гарри, - Ремус взглянул на брюнета.
   - Я, наверное, в прошлый раз пропустил эту новость, слишком был шокирован другими новостями, - вздохнул Гарри. Драко пересел к нему на диван и обнял его, тот с благодарностью вздохнул и откинулся ему на грудь.
   - Оно и понятно, - кивнул Ремус. - Не хочешь поподробнее рассказать о том, что узнал о Дамблдоре?
   - Извини, Рем, но не очень. Единственное, что могу сказать, так это то, что он виноват в смерти моего деда, - устало произнес Гарри, прикрывая глаза.
   - Джонатана Поттера? - удивился Ремус, но Драко понял его сразу, как только почувствовал, насколько напряжен его возлюбленный.
   - Лориан, - прошептал Драко.
   - Лориан, - подтвердил Гарри.
   - Мерлин, сколько же всего совершил этот человек? - задал риторический вопрос потолку Ремус. В комнате стало тихо, никто не хотел говорить. Оборотень вскоре поднялся, трансфигурировал диван, на котором сидели юноши в широкую кровать, через четверть часа все трое спали. Гоблины несколько раз заходили в комнату, чтобы занести документы, но магов не будили, прекрасно сознавая, что здесь сейчас находятся маги, которые по размеру состояния входят в двадцатку самых богатых людей магической Англии, и это только то, что они привезли с собой.
   В девять утра оценка нового состояния была завершена. Гоблины взяли на себя смелость обменять содержимое одного из сундуков на наличность, причем по самой выгодной для клиентов цене. Сумма составила 12 миллионов галеонов. Все драгоценности были распределены по сейфам, разложены в витрины, отдельный сейф был отдан под оружие. Сундук с оружием был пространственным, так что его там оказалось на огромный сейф. В десять часов утра, когда маги, наконец, привели в себя порядок, были подписаны все документы. Сейфы числились за клиентами под именем Хабиб-Ахтар и доступ имели только Оташ, Малик и Асар. Они обменяли еще два сундука с камнями на галлеоны, чтобы иметь запас наличности, так как у них в ближайшее время предвиделись очень крупные покупки. Имя Хабиб-Ахтаров было внесено в список самых уважаемых клиентов банка. Гоблины сняли комиссию за свою работу, выдали трем магам бездонные кошели, в которых всегда была сумма не меньше тысячи, но не более десяти тысяч галеонов. Разобравшись с первым своим делом в Англии, Ремус, Гарри и Драко решили пройтись по Косой, зайти в агентство недвижимости, а также к Оливандеру. Уходя из банка, они услышали, как гоблины за спиной произнесли, удивив всех остальных клиентов:
   - Добро пожаловать в Англию!
   Поделиться1713.05.2009 11:07
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина
   Молли закончила жарить как раз, когда девушка закончила с сервировкой. Женщина повернулась к столу и удивленно воззрилась на Диану.
   - Мерлин, ты где так научилась накрывать на стол?
   - Меня учила мама. Говорила, что это обязательное умение для любой девушки, - улыбнулась Диана.
   - Это просто шедевр, - восхищенно сказала Молли. Сервировку оценили и остальные обитатели дома. Панси, Джинни и Гермиона пристали к Диане с просьбой научить их всем премудростям подобной науки. Девушка рассмеялась и согласилась, но сказала, что учить будет не только этому, а взамен попросила Гермиону научить ее вязать. Юноши только закатили глаза, заявив, что потеряли своих подруг. Завтрак проходил в веселой атмосфере, пока не раздался хлопок аппарации. Артур направился открывать двери. В очередной раз в гости заявился Дамблдор. Молли, хоть и была сердита на директора, но являлась гостеприимной хозяйкой. За столом после прихода Дамблдора стало чувствоваться напряжение.
   - Молли, я хотел бы обсудить вчерашнее, - начал директор, как только насладился вкусными блинчиками и ароматным чаем.
   - Я не собираюсь ничего обсуждать, - фыркнула Молли. - Свое мнение я высказала и менять его не собираюсь. Если вам что-то надо обсуждать, то вот вам Артур и говорите себе на здоровье сколько угодно, а мы с ребятами отправляемся на запланированную прогулку. Артур, - Молли повернулась к мужу. - Нас не будет до вечера, - Молли на секунду задумалась. - До позднего.
   - Хорошо, Молли, но если что-то будет не так, сразу же возвращайтесь, - кивнул Артур. Спорить с женой он не собирался, и так она ему полночи высказывала все, что думает об Ордене Феникса и о нем самом, в частности. Сказать, что Артур не был согласен с характеристикой жены, нельзя было. Очень во многом эта обычно спокойная женщина оказалась права.
   - Ребята, вы готовы? Все позавтракали? - Молли оглядела подростков. Те в ответ кивнули и встали из-за стола. - Тогда, пошли к камину.
   - Молли, куда вы собрались? - Дамблдор серьезно смотрел на женщину.
   - Тратить деньги, которые дал нам Гарри, - не оборачиваясь, произнесла Молли. - Пока, дорогой, - женщина попрощалась с мужем.
   У камина уже собрались все. Молли кинула в камин летучий порошок и кивнула ребятам. Те, называя адрес, по очереди входили в пламя и исчезали в зеленой вспышке. Последней уходила Молли, но перед тем как шагнуть в камин, она повернулась к директору Хогвартса и сказала.
   - Эта тема закрыта. Я никогда вам не прощу ни слов о Гарри, ни отношения к нему. Если бы вы поступили много лет назад по-человечески, то сейчас все могло быть по-другому, и, возможно, Джеймс и Лили были бы живы, а их ребенок не знал бы что такое ненависть и пренебрежение в том объеме, в котором их испытал за свою такую короткую жизнь. Я все прекрасно вчера поняла, мне не надо объяснять все дважды, а уж тем более врать прямо в глаза. Для вас Гарри был всего лишь оружием, которое способно убить Того-кого-нельзя-называть. И как только мальчик сделал что-то такое, что поставило под удар ваш план, вы, Дамблдор, стали быстро менять приоритеты и, главное, героя. Что ж, удачи вам, директор, но моей помощи вы не дождетесь. А этих детей, - Молли мазнула на камин. - Этих детей я вам не отдам и не позволю втянуть их в вашу игру. Мой сын чуть не умер, потому что вы не смогли обеспечить безопасность. И это не в первый раз, - с последним словом Молли шагнула в камин и исчезла в зеленом пламени.
   - Простите, директор, - пробормотал Артур, шокированный речью жену. Дамблдор кивнул, принимая извинения, но при этом задумчиво смотрел на камин. Ситуация осложнялась именно с той стороны, с которой он этого не ожидал. Причиной его прибытия сегодня в Нору было то, что он хотел настоять, но мягко, на том, чтобы слизеринцев отправили куда-нибудь подальше, а все Уизли перебрались бы в штаб.
   - Артур, нам надо поговорить, - Дамблдор посмотрел на рыжего мужчину.
   - Слушаю, директор, - Артур где-то внутри почувствовал, что разговор ему не понравится.
   - Ты должен сам понимать, что эти пятеро дети Пожирателей, - начал Дамблдор. Артур на мгновение позволил себе испытать гнев, но все-таки смог взять себя в руки. "Он действительно считает меня недоумком?" - это мысль поразила Артура до глубины души. - Вы должны...
   - Сэр, я думаю, что об этом вы должны говорить с Молли, - перебил Дамблдора Артур. - И я считаю, что дети не должны отвечать за грехи отцов.
   - Артур, ты должен понимать, - Дамблдор начал давить своей силой, но Артур уперся и ничего не хотел слушать.
   - Нет, сэр. Я все прекрасно понимаю, но выгонять их я не собираюсь, хотя бы ради собственных детей.
   Дамблдор понял, что разговора не получится, и отступил. Он прокручивал в голове множество вариантов, как исправить ситуацию, и корил себя за то, что поздно обнаружил возникшую между слизеринцами и гриффиндорцами дружбу. Он намеревался подкинуть Уизли Невилла, чтобы те стали еще большими друзьями, но за год произошло обратное. Уизли отдались не только от Невилла, но и от своего факультета. План на сегодняшний день состоял в том, чтобы поселить Невилла вместе с младшими Уизли, и слизеринцы в этот план ну никак не вписывались. Попрощавшись с Артуром, директор отбыл продумывать дальнейшую стратегию, а также план по изгнанию слизеринцев из Норы. Артур несколько минут стоял в задумчивости. "Это действительно уже не идет ни в какие ворота. Может быть, я чего и не понимаю, но не до такой же степени. Надо будет вечером поговорить с Молли, и предупредить ребят, чтобы были осторожнее с директором", - решив, таким образом, надвигающуюся проблему, Артур аппарировал в Министерство, работу-то никто не отменял.
   Первое, что он увидел, войдя в отдел, это расположившегося на краю его стола Александра Паркинсона, с очень задумчивым видом вертящего в руках перо.
   - Мистер Паркинсон, - произнес в качестве приветствия Артур, подойдя к столу.
   - Мистер Уизли, - спокойно, без каких-либо ноток презрения произнес Паркинсон.
   - Чем-то могу быть вам полезен? - учтиво спросил Артур, пытаясь понять причину появления мужчины.
   - Не могли бы вы уделить мне несколько минут? - вежливо поинтересовался Паркинсон. Работники отдела с нескрываемым интересом поглядывали на них. Артур жестом показал своему посетителю следовать за ним. Они прошли в маленькую комнатку, изолированную от остальных помещений.
   - Как моя дочь? - без предисловий выпалил Паркинсон. Артур посмотрел на мужчину долгим задумчивым взглядом, затем ответил.
   - Хорошо, она замечательная девушка. У нее роман с моим сыном.
   - Я знаю, - Паркинсон вздохнул и опустил голову. - Я люблю Панси, но ничем не мог ей помочь, ни ей, ни остальным. Я пытался, правда, - Паркинсон с отчаянием посмотрел на Артура.
   - Но это ничего не меняет, - покачал головой Артур. - Твоя дочь теперь живет в моем доме, есть за моим столом, дружит с моими детьми. Прости, Паркинсон, но ты трус. Малфой хоть смог противостоять вашему господину, правда, потом два месяца его собирали по частям, и сейчас большее, что может требовать от него этот красноглазый урод - это деньги. Малфой не может участвовать в рейдах. Какой же из него вояка, если без трости он не сможет пройти и десяти шагов.
   - Я ЗНАЮ, - выкрикнул Паркинсон. - Дети оказались сильнее нас. Ты не знаешь, как они дрались около поезда. Твоя дочь убила двоих, кинув такие мощные авады, что мы перепугались. И не только она, они все в том день убивали...
   - О чем ты говоришь? - ошеломленно спросил Артур.
   - Ты не знаешь? - чуть ли не истерично воскликнул Паркинсон. - Они убили у поезда 8 человек и ранили 12. Понимаешь, они запросто, с первого раза смогли применить аваду. Мы воюем с детьми, которые оказались сильнее, чем мы, взрослые. Нас мужеству учат дети, которые борются за свое будущее.
   Артур медленно опустился на стул. В голове стоял такой гул, что ни одна мысль не могла оформиться в более менее нормальную фразу. Они знали о нападении, знали, что дети пытались отбиться, но такого он не ожидал.
   - Я надеюсь, ты не бросишь мою дочь? - шепотом спросил Паркинсон.
   - Нет, - твердо ответил Артур, понимая, что действительно не сможет выставить слизеринцев из своего дома. За месяц он к ним привык и даже полюбил. Они оказались ничем не хуже остальных детей. Просто им по жизни прикрепили клеймо "слизеринец"
   - Это деньги для Панси, - Паркинсон положил на стол кошель. - Он бездонный, на тысячу галеонов.
   - Не стоит, - хотел воспротивиться Артур.
   - Я знаю, как трудно тебе приходиться, - тихо произнес Паркинсон.
   - У нас теперь есть деньги. Гарри позаботился о нас, прежде чем уйти, - непонятно зачем сказал Артур.
   - Поттер? Уйти? Он же, как и Драко был похищен, - Паркинсон в изумлении смотрел на Артура.
   - Похищен? Да, похищен, только уже после того, как ушел из дома, сломав свою палочку, - горестно сказал Уизли.
   Паркинсон в шоке смотрел на Артура, пытаясь переварить только что услышанное. Об исчезновении Поттера было известно мало, как, впрочем, и Драко, но такого даже помыслить было нельзя. "Что-то не чисто на светлой стороне", - пронеслось в голове у Паркинсона, но развивать своей мысли он не стал. Над такими мыслями стоило подумать позже и в одиночестве. Мужчина вытащил из кармана еще два кошеля.
   - Это для Блейза и Дианы, - указывая на кошели, произнес Паркинсон. - Мы любим своих детей, но ты прав, мы трусы. Наши дети сделали правильный выбор.
   - Я передам им, - Артур с сочувствием смотрел на мужчину, загубившему себе жизнь и не способному выбраться из ловушки, в которую сам себя и загнал.
   - Грейнджер с вами? - вдруг задал вопрос Паркинсон.
   - Да, с самого начала. Ее родители во Франции на конференции стоматологов, они звали с собой и девочку, но она решила остаться с нами. Должны приехать на следующей неделе, - Артур сам удивлялся своей откровенности.
   - Значит, с ней все в порядке, - вздохнул Паркинсон. Артур напрягся.
   - В чем дело?
   - Грейнджеры не вернуться. Они убиты два дня назад, в Париже, - Паркинсон посмотрел прямо в глаза Артура, тот застонал в голос.
   - Мерлин, как я скажу девочке, - а потом пришла мысль, почему же до сих пор никто об этом не сообщил. По-видимому, эта мысль отразилась на лице Артура.
   - Не могу сказать, Уизли, но, похоже, и у вас не все так хорошо, как и у нас.
   - Дети сейчас в Косом переулке. Если ты, конечно, хочешь посмотреть на свою дочь, - вдруг сказал Артур. - Только смотри издалека.
   - Я знаю, - кивнул мужчина в ответ. - Спасибо за все.
   После ухода Паркинсона Артур еще несколько минут сидел в комнатке, переваривая и анализируя весь разговор, а затем вскочил, поняв, что сейчас должен сделать. Через двадцать минут он уже во всю спорил и ругался с работниками отдела по опеке. Хотя Гермионе в марте исполнилось семнадцать, он намеревался взять над ней опекунство, чтобы никто не смог повлиять на девушку. У него ушел час, чтобы переспорить всех. Сотрудники отдела были от него в ужасе, такого Артура Уизли не знал никто. Забрав документы, подтверждающие его право на девочку, Артур уже собирался отбыть на свое рабочее место, когда его взгляд упал на формуляр на столе менеджера. Глаза Артура чуть не полезли на лоб - это была отказная Гойлов и Креббов от своих сыновей. Дама увидела его взгляд и ошеломленное выражение. До нее доходили слухи о том, что пять слизеринцев живут в доме Уизли. Она даже себе потом не смогла объяснить, почему предложила Артуру Уизли оформить опеку и над двумя этими мальчиками, тем более все еще несовершеннолетними и министерству так и так пришлось бы искать им опекунов. Оформление документов прошло намного быстрее, чем в случае с Гермионой. Надо сказать, что документы были магическими, и подписывал Артур не просто бумагу, а магическую клятву. В данной ситуации хватало только его желания и согласия. Дамблдор еще не знал, что все его попытки выжить слизеринцев из жизни Уизли, были на корню пресечены только что Артуром.
   Вернувшись в свой отдел, Артур воспользовался министерской совой, чтобы отправить Блейзу, Панси и Диане подарки от родителей с коротенькой запиской.
   Десять подростков с недоумением смотрели на камин в "Дырявом котле", из которого все еще не выходила Молли Уизли. Но вот, наконец, пламя вспыхнуло, и в зал бара вступила миссис Уизли.
   - Мам, что так долго? - Джордж с беспокойством посмотрел на мать.
   - Надо было кое-что кое-кому сказать, - поморщилась Молли.
   - Никак нашему директору? - хмыкнул Блейз.
   - Ему самому, - подтвердила женщина, а затем сменила тему. - Никто не хочет есть? А то можем тут перекусить перед началом набега на Косой переулок.
   - Вообще-то можно, - немного неуверенно произнес Винс. Девушки хмыкнули, но, оглядев парней, поняли, что они все не прочь еще что-нибудь закинуть в свои желудки.
   - Ну, тогда занимайте самый большой стол, а я пошла делать заказ, - распорядилась Молли. Прибытие Дамблдора здорово подпортила ребятам аппетит, а сейчас, когда они отделались от него, он вернулся. Ко второму завтраку присоединились и девочки. За шутками и прибаутками прошел целый час. Насытившись, они принялись обсуждать план сегодняшнего дня.
   - Куда сначала пойдем? - спросила Гермиона.
   - К мадам Малкин, - безапелляционно произнесла Панси.
   - Зачем? - удивились парни.
   - Раз, у семьи Уизли появились деньги, то необходимо их одеть, а в силу того, что с модой знакомы лучше всего мы, то и выбирать одежду надо нам, - Панси обвела слизеринцем пытливым взглядом.
   - Для начала мы зайдем в банк и существенно опустошим наш счет, чтобы хватило на все, - заявила Молли. - А потом к Мадам Малкин.
   В банке миссис Уизли пробыла не долго. Она сняла тридцать тысяч галеонов. Гоблины довольно долго с ней препирались, но все-таки вручили ей бездонный кошель на эту сумму, связанный с сейфом, заявив, что у них и так много работы, чтобы по пять раз за день обслуживать одних и тех же клиентов. Подростки с веселым недоумением смотрели на эту картину. На выходе из банка они задержались, бурно обсуждая, что надо купить в магазине одежды. И только эта задержка позволила им увидеть три закутанных в плащи фигуры, но ни те, ни другие не обратили особого внимания друг на друга. От троицы Уизли и компанию частично прикрывали другие люди, а те были слишком заняты своим обсуждением и лишь скривились на закутанные фигуры, приняв их за возможных пожирателей или явно темных магов.
   Нашествие такого количества покупателей, заявивших, что им необходимо подобрать полный гардероб для пяти подростков и их сопровождающей, заставило мадам Малкин просто закрыть магазин, тем более что выручка обещала перекрыть этот уже мало, что значащий факт. Молли сначала отнекивалась, но Диана и Панси были непреклонны. Через три часа юноши стонала в голос, особенно Уизли, которых вертели, крутили, одевали и раздевали каждые пять минут, но результат того стоил. Сейчас перед девушками стояли изысканно одетые юноши, которых осталось только причесать: на близнецах как влитые сидели черные кожаные брюки и безрукавки, на Роне были черные классические брюки и голубая рубашка, под цвет глаз. Девушки, что Гермиона, что Джинни в великолепных, подчеркивающих фигуру платьях были просто восхитительны. По ходу дела и остальные обзавелись гардеробом, не столь обширным, но обновок хватало. Мадам Малкин была на седьмом небе от счастья - покупатели оставили в ее магазине ни много, ни мало - 7 тысяч галеонов. Следующим пунктом похода стала парикмахерская, из которой они вышли еще пару часов спустя и сразу же направились в небольшое кафе пообедать. Во второй раз в жизни Рон смотрел на свою лучшую подругу, как на чудо. Ее каштановые волосы были заколоты вверх в красивой прическе. В салоне ее научили, как сделать так, чтобы волосы лежали гладкой волной, а не имели вид вороньего гнезда. Именно в кафе и прилетела сова от мистера Уизли. Блейз, Панси и Диана были несколько ошеломлены поведением своих родителей, а Винс и Грег скисли, понимая, что их-то отцы дали понять им, что обо всем этом делают, но друзья поддержали ребят, и не дали парням совсем уж впасть в уныние.
   - Все будет хорошо, ребята, - твердо сказала Молли, глядя на ребят. - Я вам обещаю.
   - Ну, теперь, можно и дальше, - довольно потирая руки, произнес Блейз.
   - Куда? - спросила Молли.
   - В магазин зелий, - хором ответили мальчики.
   - Так, вы туда, а мы в магазин "Все для дома", - категорично заявила Диана. На том и порешили. Как оказалось, сделали они это правильно, поскольку мальчики пробыли в магазине зелий два часа, и девушкам с Молли тоже понадобилось два часа, чтобы сделать покупки, а их было не мало: новые полотенца и скатерти, салфетки и шторы, постельное белье и много чего еще. После этого все единогласно решили, что надо поесть мороженое, и, сдвинув два стола вместе, сели на улице. На компанию то и дело поглядывали. Рядом со столом стояло восемь больших пакетов, в которых было куча уменьшенных. Сейчас весело смеясь, они с увлечением ели мороженое, пока их не прервало развернувшееся неподалеку действо. Они даже привстали, чтобы разглядеть все получше, да и не только они. Около книжного магазина, как раз напротив того места, где они сидели, стояли Люциус Малфой, опирающийся на трость, и профессор Снейп, а также еще множество магов. И всех их интересовало только одно событие: наряд авроров пристал к двум людям, закутанным в темные, но по идее очень легкие плащи, судя по тому, как те развивались от каждого движения.
   Покинув банк, Ремус, Гарри и Драко направились в конец Косой аллеи и зашли в один из ресторанчиков, скрытых от основного потока людей. Сели они за самый дальний столик, скинули свои плащи, вызвав вздох восхищения у официанток, которые еще никогда не видели таких красивых молодых людей. Заказав завтрак, молодые люди стали тихо переговариваться. Через некоторое особо любопытные официантки поняли, что что-либо узнать у них не получиться, говорили клиенты не по-английски.
   /Как думаешь, что предпримет директор, когда выясниться, что твои счета разблокированы?/ - Драко посмотрел на Гарри.
   /Как всегда, попытается влезть не в свое дело/ - скривился Гарри. - /Он уже не раз доказал, что никогда не собирался быть со мной честным/.
   /Да, этот его фокус с подписанным разрешением/ - покачал головой Ремус.
   /Он ведь попытается нас всех разлучить, особенно меня и Драко/ - фыркнул Гарри.
   /У него при всем желании не получится. Мы все уже давно не те, кем были. Не забывайте, что вас весь Ближний Восток боится как самого шайтана/ - усмехнулся Ремус.
   /Не вас, а нас/ - исправил Драко. - /Тебя вообще все принимали за самого настоящего шайтана/.
   /Что будем делать?/ - Гарри посмотрел на своих собеседников.
   /Жить по своим законам/ - Ремус посмотрел прямо в зеленые глаза. - /Из нас много лет делали марионеток, потом игрушек, затем убийц. Пора бы нам жить своей жизнью/.
   /Согласен/, - кивнул Драко, беря в руки вилку. Им как раз принесли заказ.
   /Я тоже согласен. Но директор тот еще фрукт/ - высказался Гарри.
   /И не таких ломали/, - проглотив кусок, хмыкнул Драко.
   /Приятного всем аппетита/, - насмешливо сказал Ремус. Плотно позавтракав, и полностью игнорируя пожирающие взгляды девушек, они откинулись на спинки стульев.
   /Асар, ты отошел после банка?/ - Ремус посмотрел на брюнета.
   /Это все надо переварить. Я, похоже, очень многое пропустил в прошлом году/, - ответил Гарри.
   /Ничего, разберемся по ходу дела/, - произнес Драко. - /Главное, что директор не в курсе того, кто ты на самом деле/.
   /Да, и тут возникает вопрос: а кто действительно герой этого чертова пророчества?/ - усмехнулся Ремус.
   /Подходят двое - я и Невилл/, - пожал плечами Гарри.
   /Ты отпадаешь сто процентов. Ты Слизерин, и убыть Слизерина тебе не под силу/, - серьезно сказал Драко.
   /Лонгботтом?/ - задал вопрос Ремус. Несколько секунд за столом было тихо, а затем оба парня чуть не свалились со стула от смеха.
   /Знаешь, если за этот год не случилось какого-нибудь сверхъестественного чуда, то сильно сомневаюсь, что Невилл способен на что-то большее, чем разбираться в травах/ - отсмеявшись, сказал Гарри.
   /Циник/, - хмыкнул Ремус.
   /Да нет, Оташ, все намного проще, Лонгботтом явно не дружит с магией/, - спокойно сказал Драко.
   /Ладно, закончили обсуждение. Я заметил здесь недалеко вывеску агентства недвижимости/, - прервал дискуссию Ремус. Расплатившись, они покинули ресторанчик и двинулись в указанном Ремусом направлении.
   - Будь их воля, они бы нас прямо в зале..., - Драко не договорил, так как Гарри просто зажал ему рот ладонью и укоризненно посмотрел прямо в серебряные глаза.
   - Мой дорогой, ну не стоит так эпатировать местное население, ты не Хаизе, - прошептал Ремус с насмешкой.
   - Я запомню, - хмыкнул Драко, освободившись от Гарри.
   Они потратили четыре с лишним часа в агентстве, но по истечении этого времени Ремус, Гарри и Драко стали полноправными хозяевами не очень большого особняка, всего в тридцати милях от поместья Малфоев. Они спокойно могли бы воспользоваться собственностью Лориана Мракса-Малфоя, но им необходимо было иметь собственность на имя Хабиб-Ахтаров, коими их и воспринимали пока в Англии. Оформление документов на собственность было магическим и требовалось поставить свое настоящее имя, но ведь никто и помыслить не мог, что эту небольшую заковыку можно обойти, так что на купчей стояло - Оташ, Малик и Асар Хабиб-Ахтар.
   В половине пятого вечера они вышли из здания агентства, переглянулись и вернулись в тот же ресторанчик, чтобы пообедать. Бедные официантки были готовы вывернуться наизнанку, лишь бы угодить таким клиентам, которые и после завтрака-то оставили до неприличия большие чаевые. Насладившись обедом в полной мере, они решили разделиться. Ремус должен был сходить в Лютный переулок, чтобы купить там кое-какие запрещенные ингредиенты, а Драко и Гарри, наоборот, в магазин зелий в Косом, чтобы прикупить все остальное с годовым запасом. Разделившись у входа в ресторан, каждый направился в свою сторону. До магазина зелий Драко и Гарри не дошли.
   Наряд авроров решил, что две закутанные в плащи фигуры выглядят подозрительно и направились к ним. Возможно, если бы они вели себя вежливее, ничего из дальнейшего не произошло бы. Пять авроров преградили Гарри и Драко дорогу.
   - Оголите левое предплечье, - грубо приказал командир наряда.
   - На каком основании? - спокойно спросил Драко, они с Гарри так и не скинули с головы капюшонов.
   - Ты мне тут не вякай, хренов пожиратель, - рявкнул командир авроров.
   - А если мы откажемся? - без каких-либо интонаций в голосе поинтересовался Гарри.
   - Азкабан вам и так уже обеспечен, ублюдки, - влез еще один аврор в разговор.
   - Думаю, нет, - задумчиво произнес Драко.
   - Да кто ты такой, чтобы тут вякать? - совсем распоясался аврор. Наряд состоял, по-видимому, из новобранцев, которые слишком много о себе возомнили. - Сейчас как арестуем вас, а там и прямая дорога в Азкабан.
   - Ты нас Азкабаном не пугай, - холодно произнес Гарри. Вокруг стали собираться любопытные.
   - Делайте, что приказано, - рявкнул командир. - Или сами, или мы заставим.
   - Силу примерите? - с каким-то странным интересом в голосе спросил Драко.
   - Уж будьте уверены, - зло сказал аврор.
   - Ну-ну, - усмехнулся Гарри. То, что произошло далее, было непонятно для свидетелей. Авроры вознамерились содрать с Гарри и Драко плащи и удостовериться в наличии меток Темного лорда. Уже были вскинуты палочки для произнесения обездвиживающего заклинания, как перед аврорами не оказалось двух фигур, а в следующее мгновение в шею командира авроров впился кончик кинжала и замер. А рядом раздался странный звук. Второй человек в плаще стоял за спиной авровов, а у него в руке прямо на глазах материализовался металлический шест длиной метра в два, два с половиной. Когда он, наконец, достиг окончательных размеров, Гарри крутанул его в руке над головой, раздался неприятный свистящий звук, а движение шеста стало сплошным. Словно в руке у него был диск. Кто-то в толпе ахнул. Авроры сыпанули в разные стороны. Кто-то из них кинул заклятием в Гарри, по толпе пронесся судорожный изумленный вскрик - Гарри выставил перед собой бешено крутящийся шест... Луч заклятия, налетев на эту преграду, растворился в воздухе. Легкое движение руки и аврор падает на колени, сбитый шестом, еще движение и кончик шеста точно бьет по руке аврора, выбивая у него палочку. Драко все также держит у горла командира авроров кинжал, тонкая струйка крови медленно стекает за ворот мантии, мужчина боится пошевелиться. Свист, и следующий член наряда летит на землю. Командиру казалось, что прошли часы, а на самом деле на все ушло каких-то несколько секунд. Но им на помощь уже неслись с трех сторон на помощь другие наряды. Взвизг, крик, и все увидели, как ближайший аврор пытается вырваться из странного чего-то, пришпилившего его к стене. Драко, понимая, что нужна его помощь, хотя нисколько не сомневался в том, что Гарри и так справится, просто времени потребуется больше, резким движением нажал на какую-то точку на затылке аврора и тот кулем рухнул к его ногам без сознания. Драко одним движением скинул с головы капюшон и смахнул полы плаща назад, чтобы не мешали двигаться. Неуловим движением и неизвестно откуда для свидетелей он вытащил пару кинжалов. Не сговариваясь, они с Гарри решили не применять магию, хотя с ее помощью, уже могло и не быть Косого переулка. Драко не видел, как несколько людей одновременно ахнули, увидев его волосы, одним из них был Люциус Малфой. Оттянув часть сил на себя, Драко дал время для Гарри, который воспользовался им для того, чтобы скинуть с себя плащ. До авроров не сразу дошло, что им противостоят мальчишки, которым дай бог лет по семнадцать. Гарри повернулся так, что оказался лицом к стоящим в кафе Уизли и компании. Изумрудные глаза сверкнули в лучах вечернего солнца. Авроры начали массированно обстреливать юношей, но те молниеносно уходили с пути луча, перемещались каким-то непостижимым образом, вот они тут, а в следующее мгновение уже в другой точке. Брюнет казался какой-то размытой в пространстве фигурой, а блондин сияющим пятном. Но вот одно из заклятий попало в Драко, но задело лишь руку по касательной. Всем показалось, что время замерло. Брюнет резко развернулся туда, откуда прилетело заклятие, там стоял еще один наряд авроров. Кто-то нервно сглотнул. Глаза юноши сияли каким-то потусторонним светом, белка не было совсем, только сплошной зеленый свет. Кто-то закричал. Авроры отпрянули, от юношей потянуло такой силой, что люди стали задыхаться.
   - СКАРАБЕИ! - пронеслось по переулку. Мгновенно странное ощущение силы исчезло, только юноши все еще представляли собой страшное зрелище: у обоих глаза были не человеческими, без белка, только расплавленное серебро и изумрудное сияние. Люди повернулись туда, откуда был крик. Метрах в двадцати от места событий стоял красивый мужчина с золотыми глазами, от него веяло магией, и он смотрел только на брюнета и блондина, словно пытался их успокоить. Наконец, мужчина начал двигаться, он спокойно обогнул авроров и подошел к юношам, притянул обоих к себе и обнял. Через минуту все странные ощущения исчезли, а юноши доверчиво прижались к мужчине.
   - Кто посмел? - рявкнул Ремус.
   - Да, кто вы такие, черт возьми? - выдохнул кто-то из авроров.
   - Что здесь произошло? - вкрадчиво поинтересовался Ремус, игнорируя вопрос.
   - Они потребовали у мальчиков оголить левое предплечье, довольно грубо, надо заметить, - сдал авроров какой-то мужчина из толпы. Ремус оглядел авроров как потенциальных самоубийц, прекрасно сознавая, что тут было бы опоздай он всего на пару минут.
   - ОСНОВАНИЯ, - авроры поежились от зрелища того, как золотые глаза начинают искриться кристалликами льда.
   - Проверка на принадлежность к Пожирателям, - раздался за спиной Ремуса голос Грюма. Ремус выпустил из объятий уже успокоившихся мальчиков, глаза которых вернулись к нормальному состоянию, и повернулся к Грюму, мрачно рассматривающему троицу.
   - А вежливо просить их никто не учил? - саркастично заметил Драко.
   - Сколько вам лет? - проигнорировав вопрос, рыкнул Грюм.
   - Будет семнадцать, - сказал Ремус. - Но это не относится к делу. Вы не ответили на вопрос Малика, - заметив, что его не поняли, оборотень уточнил. - О вежливости.
   Кто-то в толпе подавил смешок, явно давая понять, что вежливость и авроры в последнее время вещи не совместимые.
   - Мы должны быть уверены в безопасности наших граждан, - заявил аврор, прибывший с Грюмом.
   - От кого? - язвительно поинтересовался Гарри, не поднимая головы. Драко стоял рядом с ним плечом к плечу.
   - У нас война, между прочим, - съязвил кто-то слишком умный из авроров.
   - Да, неужели? И кто в этом виноват? - в том ему высказался Драко.
   /Малик, Асар, от вас опять веет скарабеями/, - предупредил ребят Ремус.
   /Извини, просто не думал, что они тут совсем без нас отупели/ - фыркнул Драко.
   - Вы кто? - удивился мужчина из толпы любопытных, глядя на троицу. Он уже много лет занимался языками, и наложенные чары позволяли понимать любой язык человечества планеты, но впервые жизни он столкнулся с языком, которого не знал.
   - О, извините, разрешите представиться, Оташ Хабиб-Ахтар, - чуть склонил в ироничном поклоне голову Ремус
   - Араб? - воскликнул кто-то из авроров.
   - И где их только учат? Наверное, на помойке, - пробурчал Гарри, но так, что его услышали те, кому это высказывание было предназначено.
   - А ваши спутники? - мужчина посмотрел на юношей.
   - Блондин - Малик, брюнет - Асар, - ничего не значащим голосом сказал Ремус, а затем добавил. - Оба Хабиб-Ахтар.
   - Ааа, - кивнул мужчина, у которого появилось вопросов еще больше, чем было до этого.
   - И, к вашему сведению, господа авроры, к пожирателям мы не имеем никого отношения. Мы только вчера сошли с борта "King Moonlight", можете проверить, - все это было сказано таким саркастичным голосом, что авроры подрастеряли весь свой гонор.
   - Прошу простить моих подчиненных, - Грюм угрюмо смотрел на Ремуса, ему никак не давала покоя мысль, что где-то он уже видел этого человека.
   - Что ж, надеюсь, в дальнейшем нас не будут поджидать такие вот..., - Ремус не стал договаривать фразы, давая всем возможность самим додумать, что он имел в виду. По лицам окружающих было видно, что поняли они мысль Ремуса с первого раза.
   - Даааа, так только наше уважаемое Министерство может встречать иностранных гостей, - ядовито протянул Люциус, подходя к троице. От голоса отца Драко еле сдержал дрожь и вцепился в руку Гарри. Люциус же протянул руку Ремусу и представился. - Люциус Малфой.
   Ни от кого не укрылась улыбка, скользнувшая по губам златоглазого мужчины. Честно говоря, Ремус забавлялся этой ситуацией. Люциус перевел взгляд на юношей и сделал тяжелый шаг вперед, опираясь на трость. Драко поднял голову и посмотрел на отца. Малфой-старший в растерянности замер, затем перевел взгляд на Гарри и столкнулся с изумрудным взглядом, потом снова посмотрел в серебряные глаза. Он уже собрался выдохнуть из себя слова, когда по улице прокатился полный паники крик.
   - ПОЖИРАТЕЛИ!
   Авроры бросились вперед, накладывая на ходу антиаппарационный щит. Гарри, Драко и Ремус переглянулись, мужчина кивнул, и все трое бросились вперед. Боя как такового не случилось.
   - В СТОРОНУ! - рявкнул Ремус. Авроры мгновенно послушались, а по улице вдруг понеслась прямо на пожирателей стремительная волна непонятных жуков, размером около 4 см. Люди стали отпрыгивать в сторону, кто-то стал искать причину этого нашествия, а затем просто замирали в шоке, глядя на двух юношей, которые стояли на колене, склонив голову, а руку держали на земле, именно от ладоней и начиналось нашествие. Пожиратели пытались кидать в жуков заклятия, но никакого вреда нанести не могли. У самых ног пожирателей жуки стали сбиваться в кучу, образуя одно существо, состоящее из множества. Через минуту на пожирателей двигался огромный жук, который поглотил под себя два десятка пожирателей, вознамерившихся доставить неприятности Косому переулку. Крики захлебнулись. Еще мгновение и жуки медленно растворились, оставив после себя лишь двадцать трупов.
   - Что это было? - нервно сглотнул Грюм, наверное, впервые в жизни, с ужасом глядя на подростков, которые уже поднялись на ноги.
   - Скарабеи, - ответил Ремус, но объяснять ничего не стал.
   - Скарабей - это ведь жук? - рядом с Ремусом раздался голос Гермионы. Оборотень и не заметил, как оказался в уличном кафе мороженом, рядом со столом Уизли и компании, давая возможность своим мальчикам действовать. Ремус повернулся и посмотрел на девушку.
   - Да, это жук, но не тот, о котором вы подумали, юная леди, - тихо произнес он. - Они бывают разные.
   - Ну, все, теперь пока она не откопает информацию, мы ее не увидим, - закатил глаза Фред.
   - Малик, Асар, - позвал Ремус. Оба юноши подошли к оборотню. Гарри поднял голову, вздохнул и замер, глядя прямо в карие глаза лучшей подруги.
   - Гер..., - Драко успел рвануть его в сторону раньше, чем он закончил, но девушке хватило и этого.
   - Гарри, - прошептала она. Ремус чертыхнулся про себя, мысленно пиная себя во все места за то, что забыл о том, что после такого действа мальчики слишком открыты для эмоций.
   /Уходите/, - приказал Ремус. Драко кивнул, обнял Гарри, и перед тем, как без хлопка исчезнуть посмотрел прямо в глаза Панси, которая так и замерла с его именем на губах. Джинни, расслышавшая шепот подруги, уставилась на златоглазого мужчину. Очень неуверенно она подергала его за рукав. Оборотень посмотрел на девушку, искусно пряча свое беспокойство.
   - Профессор Люпин? - вопрос был неуверенным, но то ли девушка увидела что-то в его глазах, то ли еще что-то, но интонации стали уверенными, и в голосе слышалось явное облегчение и радость. - Ремус Люпин.
   Ремус улыбнулся/ желая в данную секунду только одного - сбежать отсюда. Подростки подались ему навстречу, у них в глазах было столько неверия, надежды, радости и вопросов, множество вопросов.
   - Это, правда, вы? - с огромной надеждой в голубых глазах спросил Рон. Обмануть такие надежды Ремус не смог, и поэтому кивнул. Молли пребывала в глубочайшем шоке.
   - Мы скоро встретимся, ребята. Обязательно, - тихо произнес Ремус. - Не говорите пока никому. Хорошо?
   Подростки смятенно закивали головой.
   - До встречи. И не ищи ответов, Гермиона, не все они в книгах, - на прощание сказал Ремус. В следующее мгновение его уже не было.
   В Косом переулке все кишело, было в смятении, кто-то потешался над аврорами, которых уделали два почти семнадцатилетних парня, но и сами эти юноши вызывали, мягко говоря, страх. Демонстрация силы была оценена. Но был еще один человек, который наделся, что не ошибся, что действительно видел перед собой сына и Гарри Поттера, так похожего на исчезнувшего представителя семейства Малфоев.
   Поделиться1813.05.2009 11:08
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 17. В преддверие встреч.

   - Я не понял, где твое самообладание, а, Призрак? - Драко сердито смотрел на брюнета, которого кинул на кровать сразу, как только они переместились в свой номер в отеле.
   - Я не ожидал, - Гарри попытался подняться, но мгновенно был пришпилен к кровати двумя кинжалами с тонким узким лезвием, больше напоминающими спицы. Конечно, Драко не хотел причинить вреда своему возлюбленному, даже если тот провинился, поэтому лезвия прошили только рукава и легко вошли в матрас. Больших усилий, чтобы выбраться, предпринимать не надо было, но Гарри даже их не сделал.
   - Он не ожидал, - передразнил Драко, а затем вытащил кинжалы и улегся рядом. Следующую фразу он уже сказал спокойным тоном. - Ты, кстати, заметил, в какой компании были твои друзья?
   - Тот же вопрос могу адресовать тебе, - Гарри повернул голову в сторону своего любовника, кузена и друга.
   - Гарри, я когда-нибудь отрежу твой язык, чтобы он не действовал раньше, чем включатся твои мозги, - в двух шагах от кровати материализовался Ремус. Драко тихо хихикнул. Он не стал читать другу нотацию именно потому, что знал, Ремус выдаст Гарри по первое число за них обоих. Была у зеленоглазого брюнета такая фишка - говорить, прежде чем подумать. Из-за этого они даже пару раз чуть не провалили задание.
   "Ретроспектива"
   Ночной Кардиф ничем не отличался от дневного. На центральных улицах также сновали люди, базар работал круглые сутки, все кабаки были открыты. В отличие от большинства городов Кардиф жил по старинке. Можно было подумать, что двадцатый век до этого городка в пустыне не добрался. Время остановилось где-то в прошлом тысячелетии. Здесь даже было принято носить национальную одежду. Если в современных городах Аравии можно было увидеть женщин без паранджи, то тут о таком не могло быть и речи.
   В городе было несколько дворцов очень богатых арабов, которые постоянно устраивали местные склоки, иногда переходящие в маленькие войны. Были и зажиточные граждане, в основном купцы и торговцы, содержатели кафе и чайных домов. Но самым богатым в этом городе был Рафух Карим - торговец оружием, который не гнушался ничем, идя к своей цели, а, именно, обогащению любым путем. Его не любил весь город. Все попытки извести этого человека заканчивались провалом, а несколько дней спустя где-нибудь за городом находили трупы нападавших или их семей. Но всегда находились те, кто все-таки пытался снова и снова.
   И надо же было такому случиться, что Карим перешел дорожку хаи-джезказганам. К тому времени Оташ, Малик и Асар уже имели определенную репутацию среди своих, а именно хаи-джезказганов. Виртуозно выполненные операции по уничтожению врагов арабских магов и не только их привели к тому, что именно им было поручено отправить на тот свет Рафух Карима.
   Три дня в окрестностях дворца Карима можно было наблюдать странного то ли пса, то ли волка, который то появлялся, то исчезал бесследно. Никто не заметил, как на территорию дворца ступили два гибких юношеских тела. Пока Оташ отвлекал стражу на себя, мальчики пытались выяснить всю подноготную жизни своей жертвы: когда спит, что есть и когда, кто к нему приходит, его сексуальные предпочтения, кто из охраны является личным телохранителем и так далее. Им понадобилось всего два дня, чтобы узнать о Кариме все, что было нужно. Как и любому другому, этому человеку не было чуждо ничего человеческое.
   Уже уходя из дворца, они задержались в одной из комнаток, любуясь клинками, выставленными на обозрение на стене.
   - Ну, ни фига себе, - воскликнул Асар. Малик закатил глаза, понимая, что своим возгласом его возлюбленный выдал их с потрохами, у дверей комнаты стояла охрана, которая и не преминула ворваться на вскрик. Блондин только успел шепнуть другу не рыпаться и скинуть оружие, которым они были увешены. Через двадцать минут они уже сидели в одном нижним белье на стульях под мрачными взглядами десятка вооруженных до зубов мужчин и самого Карима.
   /Твой язык - твой враг/ - прошипел Малик.
   /Извини/ - прошептал Асар.
   /Будешь заглаживать свою вину долго и рьяно/ - прошипел блондин.
   /Как скажешь/ - Асар смотрел в пол.
   Естественно, арабы ничего путного не смогли добиться от двух подростков, да и навредить им они не успели. Оташу стало очень быстро ясно, что все пошло не по плану и он, преобразившись в свою третью ипостась - полуволка-получеловека, ринулся на спасение своих мальчиков. Невиданный зверь, слишком быстро двигающийся и уходящий с траектории полета пуль, выпускаемых перепуганными арабами, навел такого шороху, что Малику и Асару оставалось только воспользоваться предоставленной возможностью.
   Через час после нападения зверя, то есть Оташа, охрана обнаружила только комнатку, в которой и в помине больше не было холодного оружия, а также хладный труп Рафух Карима с отрубленной головой.
   Зато сколько Асар после этого выслушал эпитетов в свой адрес от Оташа, было не передать. Да и вину свою он замаливал самым приятным способом. В конце концов, его простили. Но вот язык за зубами держать он так и не научился.
   "Конец ретроспективы".
   - У меня вырвалось, - Гарри обиженно фыркнул на угрозу Ремуса.
   - Я тебя сейчас его лишу раз и навсегда, чтобы не вырывалось, - рыкнул оборотень и резко рванул к кровати, но поймал только воздух. Гарри за секунду до этого перемахнул кровать и оказался с другой ее стороны, а Драко откатился к изголовью и теперь со всем вниманием наблюдал за разборкой. Брюнет напряженно следил за Ремусом.
   - Рем, - во взгляде юноши появилось умоляющее выражение.
   - Вот, когда ты научишься управлять своими эмоциями?! - оборотень закатил глаза и сел на кровать, спиной к Гарри. Тот в свою очередь виновато вздохнул, забрался на кровать и подполз к мужчине, обхватил его руками за талию и положил подбородок на плечо. Ремус накрыл его ладони своими и чуть сжал.
   - Я постараюсь себя контролировать, - тихо произнес Гарри.
   - Фырх, - фыркнул Драко.
   - И не фыркай, пожалуйста, - Гарри зыркнул на возлюбленного.
   - А что я, я ничего, - тут же открестился блондин, а затем пробурчал себе под нос, зная, что его все равно услышат. - Как был гриффиндорцем, так им и остался, до мозга костей.
   - А ты у нас кто, змея слизеринская? - не остался в долгу Гарри.
   - Вам не надоело? - Ремус укоризненно покачал головой. Такие перепалки были постоянными и возникали не меньше одного раза в день.
   - Нет, - ответили те с одинаковыми улыбками на лице.
   - Дети, - закатил глаза Ремус. - Я просто поражаюсь вашей способности оставаться такими непосредственными, когда жизнь успела вас так пошвырять об стены.
   - Просто нам есть на кого опереться, - снова в один голос ответили парни. Драко скатился на пол и пристроился у ног Ремуса, положив голову тому на колени. Мужчина снял заколку, удерживающую волосы блондина, а затем с удовольствие погрузил в них свои пальцы и стал медленно перебирать серебристые прядки. Они часто вот так сидели, отдыхая от всего мира, и от учебы, и заданий.
   Ремус почувствовал, как расслабились его мальчики, начиная дремать. Он осторожно высвободился из объятий Гарри. Тот даже не проснулся. Об этой способности мальчиков спать при нем, ничего не опасаясь, Ремус узнал не так давно. Затем он поднял на кровать Драко, заклятием снял с них одежду и накрыл легким покрывалом обнаженные юные тела, а сам перешел в гостиную номера и сел в кресло. Ему было о чем подумать. Сегодняшний день раскрыл их инкогнито, причем виноват в этом был отнюдь не Гарри, а довольно-таки запоминающиеся глаза обоих парней - изумруды и расплавленное серебро. Ремус не сомневался, что Малфой-старший быстро разберется в сложившейся ситуации и поймет, кого видел в Косом переулке.
   - Рем? - чуть хриплый голос Гарри раздался за спиной Ремуса. Мужчина обернулся и скользнул по обнаженной фигурке, стоящего в дверях юноши.
   - Что, малыш? - Ремус поднялся и медленно подошел вплотную к брюнету, затем протянул руку и развязал бархатную ленту, стягивающую волосы подростка. Волосы рассыпались по спине.
   - Не надо сейчас ничего обдумывать, - тихо произнес юноша, поднимая на мужчину глаза.
   - Нам все равно надо решать, что делать дальше. И с друзьями, твоими и Драко, встретиться тоже придется и многое им объяснить. Мы не знаем, что происходило в этом мире за последний год. Я уверен, что ваши друзья нас не выдадут, - Ремус провел рукой по бархатистой щеке темноволосого юноши, а тот, как котенок, потерся об его ладонь. Мужчина опустил руки на талию юношу, привлек его к себе и проговорил в склоненную к его плечу макушку. - Тебе надо следить за своими реакциями. Однажды нас с Драко может не оказаться рядом, малыш, и это будет стоить тебе жизни.
   - Я постоянно ему об этом твержу, - фыркнул с кровати Драко, приподнимаясь на локте и глядя на обнимающихся любовников.
   - Ты слишком импульсивен. Эта жизнь должна была тебя научить не быть таким, но ты остаешься восторженным ребенком, которому хочется выразить свое восхищение или эмоции вслух, - Ремус провел рукой по спине Гарри и замер на ягодицах, подтянув юношу крепче к своему телу.
   - Я, правда, постараюсь исправиться, - глухо произнес брюнет.
   - Очень на это надеюсь, - скривив губы, сказал Драко, плавно соскальзывая с кровати и тягучим движениям направляясь к мужчине и юноше.
   - И что ты задумал? - Ремус пристально следил за кошачьими повадками блондина. Тот улыбнулся и, подойдя к Гарри, обнял обоих, так что брюнет оказался между ними. Зеленоглазый юноша откинул голову на плечо блондина, но смотрел только в золотые глаза мужчины. Поза была довольно провоцирующей, чем и Драко, и Ремус воспользовались. Блондин стал покусывать шею своего возлюбленного, а Ремус медленно отстранился и ленивыми медленными движениями стал рисовать одному ему известные узоры на обнаженной груди юноши.
   - Может быть, вы закончите уже меня мучить, - с придыханием выдавил Гарри, на что получил в ответ два смешка, а в следующее мгновение оказался на руках у Ремуса, который нес его к кровати. Уложив юношу на середину кровати, Ремус быстро скинул с себя одежду и устроился рядом с ним, с другой стороны от Гарри лег Драко, собственнически его обняв. Ремус нежно поцеловал Гарри, а затем и Драко, улыбнулся обоим.
   - Спите, - и закрыл глаза. Юноши переглянулись, но промолчали. Гарри поудобнее устроился в объятиях своего возлюбленного, возбуждение никуда не хотело уходить, да и Драко своими легкими касания не способствовал его уменьшению. Ремус сквозь полуприкрытые веки наблюдал за ласками юношей. - Я сказал спать.
   - Ремус, ты нас напугал, - воскликнул Драко, демонстративно положив руку себе на грудь. Мужчина приоткрыл один глаз, глянул на парней, а затем снова закрыл. Драко нахмурился. - Рем?
   - Что? - не открывая глаз, спросил оборотень.
   - Ну, Рем, - в голосе появились просящие нотки. Мужчина вздохнул и открыл глаза, посмотрел на двух красавцев.
   - Ладно, идите сюда, - юноши тут же оказались по бокам от мужчины.
   Люциус мерил шагами свой кабинет, нервируя второго человека, находящегося там же, в кабинете. Малфой-старший, как только они вернулись в Малфой-менор из Косого переулка, ринулся именно в этот кабинет. Его словно что-то притягивало сюда. Северус Снейп, следовавший за другом, все время боялся, что Люциус таки рухнет на пол, настолько быстро он двигался, хотя и знал, что с его поврежденной ногой ему стоит поберечься от таких забегов. Все стало ясно, когда хозяин поместья остановился перед одним из портретов, который так и не ожил, и было не совсем понятно мертв тот, с кого его писали, или же жив. Северус остановился за спиной друга и посмотрел на изображение молодого мужчины.
   - Они так похожи, - Люциус имел в виду живого юношу из Косого переулка и этого мужчина с портрета.
   - Вынужден с тобой согласиться, сходство на лицо, но этот мальчишка мне напомнил еще кое-кого, - произнес Снейп, усаживаясь в кресло.
   - Поттера, - развернувшись к нему, сказал Малфой.
   - Поттера?! - задумчиво протянул зельевар. - Пожалуй, хотя такое из Поттера никогда бы не вышло.
   - Северус, перестань уже. Ты столько раз сталкивался с мальчишкой и до сих пор веришь в то, что он посредственность? - Люциус скептически посмотрел на друга. - Прекрати уже его недооценивать.
   - Я только констатирую факт, - пожал плечами Снейп.
   - Мерлин всемогущий, как мне уже надоело тебе указывать на то, что это просто твое предвзятое мнение, которое очень далеко от истины, - Люциус, наконец, оставил в покое свою больную ногу, перестав метаться по кабинету, и уселся в кресло напротив зельевара. - Я просто поражаюсь твоему желанию не видеть очевидного.
   - Люциус, я..., - Снейп мрачно посмотрел на Малфоя, но тот перебил его своим фырканьем.
   - Ой, Северус, прекрати. Я прекрасно знаю, что ты сейчас собираешься сказать, но давай лучше, ты послушаешь меня, а я расскажу тебе занимательную историю из жизни Гарри Поттера.
   - Не считаю нужным заниматься подобной чушью, - скривился мастер зелий.
   - А зря, - усмехнулся Люциус. - Презабавная получается история.
   - Ну, и что ты там выяснил на свою голову? - съязвил Снейп, тем самым давая Малфою возможность рассказать о своих изысканиях.
   - Что ж, давай я тебя просвещу, мой скептически настроенный друг, - Люциус с усмешкой посмотрел на зельевара. - Начнем с самого начала. Наш Темный лорд, и не кривься, Северус. Итак, наш Темный лорд 31 октября 1981 года заявился в дом Поттеров в Годриковой лощине, который якобы находился под чарами Фиделиус, и хранителем был наш небезызвестный друг - Питер по прозвищу Хвост. Вот уж действительно, крыса она и есть крыса, ни взять, ни отнять. В живых, как ты знаешь, остался только сын Поттеров, которого вся магическая Англия прозвала Мальчиком-который-выжил. Поттер-старший не продержался против лорда и пяти минут, отправившись на тот свет еще на первом этаже, а вот миссис Поттер оказалась крепким орешком, но, в конце концом, и она отправляется на тот свет, предварительно отдав свою жизнь за жизнь сына. Дамблдор, по какой-то одному ему понятной причине, решил в одностороннем порядке, что Лили Поттер, в девичестве Эванс, дала мальчику защиту крови, и в связи с этим отправил мальчика к его кровным родственникам - сестре Лили Эванс, которые к тому же оказались законченными магглами со стойкой ненавистью ко всему магическому.
   - К чему ты все это ведешь? - Снейп хмуро смотрел на Люциуса.
   - Ты сначала дослушай, - сердито произнес Малфой. - Так, на чем я остановился? Ах, да. Мальчик попадает в дом маггловских родственников, которые нас ненавидят. А наш всеми уважаемый директор даже не удосужился сам передать ребенка из рук на руки, как подкидыша оставил на пороге дома и подложил сумбурное письмецо, которое толком-то ничего и не объясняло. Мне вот интересно, ты столько раз просматривал воспоминания мальчишки год назад, неужели ни разу не возникло сочувствия. Он, между прочим действительно провел 10 лет в чулане под лестницей и пахал хуже домового эльфа на своих родственничков. За все это время директор ни разу не проверил, как живется его маленькому герою в этом доме. Северус, ни разу. Он ничего не знает о магии, о себе и своих родителях, за всплески магии его наказывают. Цель Дурслей - выбить из него дурь. Каламбур получился, не находишь? - Люциус криво усмехнулся. - Но вот наступает одиннадцатый день рождения, и какое счастье - маленькая частички правды выходит на белый свет.
   - Люциус, откуда у тебя такие сведения? - Снейп, прищурившись, смотрел на друга.
   - У меня свои источники, и, можешь поверить, это все - правда, хотя ты и сам об этом знаешь, вот только признаваться не хочешь, - усмехнулся Малфой. - Но продолжим наш увлекательный экскурс в жизнь Героя магического мира. Пришла пора отправляться в Хогвартс и мальчику отправляют письмо, но не тут-то было. Родственнички устраивают такое, что можно просто диву даваться. В побеге от письма они забираются в такую глушь, что их упорству можно только позавидовать. Директор не находит ничего лучше, как отправить за мальчиком лесничего. Интересно, не находишь? Ко всем магглорожденным ученикам всегда приходят профессора, а за Мальчиком-который-выжил почему-то приходить полувеликан, который и умом-то особым не отличается. Но, как говориться, дело сделано. Это ходячее недоразумение неплохо промыло мозги мальчику, плюс недальновидное поведение Драко, и Гарри Поттер идет учиться в Гриффиндор, хотя шляпа настойчиво рекомендует ему Слизерин.
   - Слизерин? - непроницаемая маска на лице Снейпа дрогнула.
   - О, директор не потрудился тебе рассказать о таком маленьком пустячке? Какой нехороший человек, - язвительно выдал Люциус.
   - Откуда у тебя вся эта информация? - Северус подался вперед и пристальным взором уставился прямо в глаза своему собеседнику.
   - Еще раз повторю, у меня свой источник, который все это выяснил с полной достоверностью, а мне даже дал возможность на все то взглянуть самому, - Люциус откинулся на спинку кресла и с довольной ухмылкой посмотрел на мрачного Снейпа. - Но дело даже не в этом, а в том, что из всего этого следует. Я не буду рассказывать тебе о пяти годах учебы мальчишки в школе, они тебе известны, правда, отнюдь не полностью. Но сначала хочу тебя просветить в одной области.
   - Ну, давай, - скривился зельевар.
   - Ты ведь знаешь, что мировоззрение и основы магии дети чистокровный магов, а также полукровки впитывают с самого детства, в своих семьях, - Люциус замолчал, дождался кивка Снейпа и только затем продолжил. - Родители поощряют стихийные выбросы, активно стимулируют детей к ее проявлениям. Они растут, прекрасно зная о магическом мире, а также обо всех основах. В школу приходят подготовленные к обучению дети. С магглорожденными все несколько сложнее. Когда к таким будущим студентам Хогвартса приходит профессор, их приходится уверять в наличии магии в этом мире. Магглорожденные на порядок слабее, чем полукровки и чистокровные. В течение августа, после прихода письма таким детям устраивают что-то вроде летнего лагеря, о котором они никогда никому не должны рассказывать, где получают краткий курс в основы магии и немного теории, чтобы сразу же можно было окунуться в учебу. Среди магглорожденных редко, но встречаются сильные маги, например, такие как Гермиона Грейнджер, хотя тут все дело даже в ее усердии, а не силе. Итак, мы имеем нормально подготовленных к поступлению в Хогвартс детей. Но теперь вернемся к нашим баранам, то есть, Гарри Поттеру. Надеюсь, ты не забыл, что он у нас полукровка?
   - Нет, я это знаю, - мрачно проворчал Снейп. Люциус как-то странно усмехнулся.
   - Я и не сомневался. Он - полукровка, Северус. Значит, все основы магии и первоначальную теорию он должен был впитывать с детства, в своей семье, а как ты помнишь из моего рассказа, его за выбросы стихийной магии наказывали, он стал скрываться, подавлять ее в себе, чтобы лишний раз не слушать, какой он на самом деле урод. Ребенок, Северус, подавлял свою магию! Он ничего не знал о магии до 11-ти лет, то есть, получается, что рос как магглорожденный. Но, я еще раз тебе напомню, ОН-ПОЛУКРОВКА! Его никто в летний лагерь не направлял. Книжки, которые он купил с полувеликаном в Косом переулке, родственнички заперли от греха подальше, а его самого закрыли на пару десятков замков в захламленной убогой комнатке на втором этаже, где ни одна вещь не была целой. А из всего этого можно сделать только один вывод - он просто не мог ответить ни на один вопрос на твоем уроке, как не мог показывать результатов на других. У него не было основы, на которую следовало опираться, - Люциус замолчал и теперь смотрел на мрачного Снейпа.
   - Ты в этом уверен? - тихо спросил Северус.
   - Можешь поверить, я абсолютно точно это знаю, - кивнул Малфой. - Ты ведь обратил внимание, что довольно успешен мальчишка был только в ЗОТИ, и то только потому, что кое-чему его научил Люпин. А если быть уж совсем честным, то идеален он только в чарах Патронуса, на этом все достижения в учебе у мальчика заканчиваются. Он - посредственный ученик, имеющий невероятно мощный магический потенциал, который пропадает на пустом месте только потому, что ребенок понятия не имеет об основах и теории. Интересно у нас директор готовил победителя Темного лорда, не находишь?
   - Да, это многое объясняет, - Северус тоже откинулся на спинку кресла.
   - Я знаешь, чего не понимаю, как директору пришло в голову оправить мальчика обучаться окклюменции к тебе? Ни один учитель не сможет научить ученика этому, если между ними нет полного доверия и уважения. Ты же просто сломал все его имеющиеся блоки, которые и так держались на соплях из-за его жизни. А уж время для обучения было выбрано вообще аховое. Кто же учить такому после того, как видел воочию чью-то смерть.
   - Почему ты не воспользовался этой информацией в своих целях? - Северус прищурился.
   - Не важно, Северус, - ответил Люциус. - Но факт остается фактом, заметь. Мне продолжить, или ты и так все уже понял?
   - Не стоит, - покачал головой Снейп. - Ты мне что-то еще не рассказал?
   - Ты, как всегда, проницателен, - усмехнулся Малфой. - Что ж, вот тебе новость дня. Гарри Поттер - чистокровный маг.
   - Это невозможно, - безаппеляционно заявил Снейп.
   - Не будь в этом так уверен, - усмешка стала еще более явной. - Ты в курсе, что на доме Дурслей нет никакой защиты крови? Да, там есть кое-какая защита, но кровной нет, не было и не будет. А знаешь, почему? Потому что ее там и быть не может. Дурсли - не кровные родственники Гарри Поттера. Лили Эванс была приемной дочерью. Мне пока не удалось выяснить, из какого она рода, но точно - чистокровная. А теперь представь, что будет, если все это выйдет в свет? Чистокровный маг воспитывался как магглорожденный, и в школу пошел без должного уровня знаний, даже как грязнокровка. Он оказался по магическому развитию даже ниже их.
   - Разразиться скандал, - спокойно произнес Снейп.
   - Вот именно. Это будет СКАНДАЛИЩЕ ВЕКА! - кивнул Люциус.
   Артур ждал свою семью дома, когда получил известие о нападении на Косой переулок. Только он собрался уже рвануть туда, как через камин в дом ввалились все одиннадцать человек.
   - Вы в порядке? - кинулся к ним Артур.
   - Да, мистер Уизли, - кивнул Блейз. - С нами ничего не случилось.
   - Надеюсь, это старого возомнившего себя богом безумца здесь нет? - Молли сердито посмотрела на мужа.
   - Нет, его здесь нет, - покачал головой Артур. Подростки с интересом посмотрели на Молли, понимая, что она хотела выразиться совсем не так мягко.
   - Вот и замечательно, - вздохнула женщина.
   - Что произошло в Косом переулке? - спросил Артур.
   - Много чего, - Молли, не сильно вдаваясь в подробности, рассказала ему о происшествии, опустив момент о том, кем же на самом деле оказались трое неизвестных. Молодые люди снова бросили на женщину заинтересованные взгляды. Чтобы Молли Уизли что-то утаила от своего мужа? Такого еще никогда не было. Но не было, не значит, не должно однажды случиться. Кажется, такое время пришло.
   - Ну и дела, - пробормотал себе под нос Артур. - Завтра все газеты будут об этом кричать.
   - Это точно, - кивнул Винс. - Я вообще никогда не видел ничего подобного, а уж эти жуки...
   Так обмениваясь своими впечатлениями о прошедшем дне, а особенно о происшествии, все собрались на кухне за столом. Ребята и Молли всячески избегали момента, когда узнали, кто были три араба - не араба. Сначала они хотели убедиться, что Артур не донесет эту новость Дамблдору. Артур больше слушал, при этом обдумывал то, как поговорить с детьми, особенно с Гермионой. Вот так в лоб не заявишь девушке, что она осталась сиротой. Молли, наблюдавшая последние четверть часа за мужем, наконец, не выдержала.
   - Артур, что-то случилось?
   - Случилось, - вздохнул Артур. Молодежь тут же примолкла, настороженно смотря на мужчину.
   - Дамблдор чего-то потребовал? - Молли не добро прищурилась.
   - И он тоже, - кивнул мужчина. - Он довольно прямым текстом предложил мне выставить ребят из дома, но я сказал, что этот вопрос он пусть решает с тобой, это, во-первых, а во-вторых, дети за отцов не отвечают.
   - Он может свои требования засунуть..., - Молли многозначительно посмотрела на мужа. - Только пусть попытается.
   - У него не получится, - покачал головой Артур. - С сегодняшнего дня я являюсь опекуном Винсента и Грегори. Мне жаль ребята, но ваши родители оформили отказную.
   На парней было страшно смотреть. Оба как-то сразу сникли и были очень бледны, но поддержку друзей почувствовали сразу.
   - Ты оформил опекунство? - уточнила Молли.
   - Да, мне его предложили сразу, как только я заметил отказную. Никто даже сопротивляться не стал, - усмехнулся Артур, только вот ухмылка была горькой.
   - Артур, случилось что-то еще? - Молли напряженно смотрела на мужа.
   - Случилось, - Артур покрутил в руках кружку с чаем. - Мне так жаль, Гермиона, - мужчина поднял на девушку сочувственный взгляд. Та несколько секунд непонимающе смотрела на него, но она была очень сообразительной девушкой, много времени ей не понадобилось.
   - НЕТ! МАМА, ПАПА! - крик вырвался из самого сердца, слезы градом потекли по щекам. Панси, Джинни и Диана тут же засуетились вокруг девушки. Фред встал со своего стула, подошел к девушке, обнял ее и усадил к себе на колени. Гермиона уткнулась ему в плечо, сотрясаясь в рыданиях.
   - Как? - только выдавила из себя Молли.
   - Мне сказал отец Панси. Он сегодня был у меня и передал кошельки для Панси, Блейза и Дианы. Они гордятся вами, ребята, - произнес Артур на недоуменные взгляды детей. - Как сказал лорд Паркинсон, наши дети оказались смелее нас и выбрали правильную дорогу.
   - Как это произошло? - тихо спросила Панси, успокаивающе гладя по спине плачущую Гермиону.
   - Нападение в Париже. Лорд Паркинсон думал, что и Гермиона была с ними, - вздохнул Артур.
   - Это ужасно, - Молли украдкой вытерла слезы на глазах. - Когда же все это закончиться.
   - И что теперь будет с Гермионой? - Фред посмотрел на отца. - Дамблдор пожелает прибрать ее к своим рукам.
   - У него ничего не выйдет. Опекун Гермионы - я, - ответил Артур.
   - Папа, что-то произошло? Ты больше не веришь директору? - Рон, прищурившись, смотрел на отца.
   - Просто сегодня я со всей очевидностью понял, что меня считают абсолютно тупым и не способным понять очевидные вещи человеком, - произнес со вздохом Артур.
   - Добро пожаловать в наш клуб, - усмехнулся Джордж. - Гарри ведь не зря ушел из дома.
   - Да уж, - Артур поднялся из-за стола и отошел к окну. - За последний год столько произошло, что сильно изменило расстановку сил. Насколько я понимаю, директор желал прислать к нам Невилла, чтобы вы с ним подружились, а вы ему все планы спутали.
   - Это его проблема, - фыркнула Диана. - Только воевать вместо него мы не собираемся. И Гарри Поттера он навряд ли сможет вернуть в свои объятия.
   - Если только Гарри когда-нибудь будет найден, - задумчиво произнес Артур, глядя в окно, поэтому он и не увидел, как переглянулись одиннадцать человек за его спиной.
   - Ну, в этом мире ведь всякое бывает, - как-то туманно произнесла Панси.
   - Будем надеяться, - Артур повернулся к своей теперь уже такой большей семье.
   - Будем, - прозвучало в ответ.
   Поделиться1913.05.2009 11:08
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 18. Пора встречаться.

   Гарри потянулся от сладкой неги, которая волной проходила по телу.
   - Ммм, Драко, умеешь же ты устроить самое лучшее утро, - произнес Гарри, открывая глаза, и тут же утонул в золотых глазах Ремуса.
   - Хмам, - отозвался откуда-то ниже Драко. Гарри приподнял голову и посмотрел в серые глаза своего возлюбленного, который в эту секунду, решительно раздвинул ноги Гарри и устроился между ними.
   - И что ты хочешь сделать? - Гарри приподнял голову.
   - Сделать это утро еще лучше, - усмехнулся Драко и наклонился над уже почти вставшим членом Гарри. Ремус же решительно опрокинул юношу на подушку и завладел его губами.
   - Ммм, - Гарри потонул в ощущениях, которые дарили ему оба его любовника. Он даже не мог понять, хочет он ускользнуть из их объятий, или наоборот требовать большего. Но, похоже, Драко и Ремус все-таки решили ему отомстить за вчерашний промах в Косом переулке. И теперь отрывались, мучая его по полной программе. Никто из двух любовников даже не думал реагировать на всхлипы, стоны и просьбы Гарри, предельно медленно лаская юношу.
   - Я больше не могу, пожалуйста, - взмолился Гарри.
   - Малфои не просят, - хохотнул Драко.
   - Я не Малфой, - простонал Гарри.
   - Э, нет, дорогой, ты как раз Малфой, так что терпи молча или требуй, но не проси, - усмехнулся Драко.
   - Черт тебя подери, возьми меня уже, - закричал Гарри.
   - Как скажешь, милый, - усмехнулся Драко и одним движением скользнул в подготовленный вход. Гарри с глубоким стоном выгнулся. Ремус опустил руку и обхватил его член, а сам снова завладел губами.
   - Рем, - позвал Драко. Мужчина оторвался от губ черноволосого юноши и посмотрел на блондина. Юноша в ответ улыбнулся и замер, чем вызвал протестующий стон у Гарри. Ремусу не нужно было другого предложения, он плавно скользнул за спину Драко. Пока юноши целовались, а Драко не предпринимал никаких действий относительно Гарри, Ремус подготовил блондина и вошел в него. Спустя несколько секунд в спальне раздавались только стоны и вскрики трех человек, отдававшихся друг другу полностью, без остатка.
   - Мерлин, я даже встать не могу, - простонал Гарри, придя в себя после оглушительного оргазма.
   - Мгу, - отозвался Драко, даже не пошевелившись. Он как рухнул на второго юношу, так и остался лежать на нем.
   - Но вставать надо, - произнес бодрым голосом Ремус. Оба парня протестующе застонали. - Мы сегодня переезжаем в наш новый дом, если не забыли.
   - Вот скажи, - Драко все-таки нашел силы оторваться от Гарри. - Ты почему такой бодрый, а мы как две вареные морковки?
   - Ну, я вообще-то оборотень, хоть и необычный, - усмехнулся Ремус. - А вы должны бы уже тоже научиться не тратить всю свою энергию, но, наверное, молодость сказывается.
   - Ха, ха, ха, - скривился Гарри.
   - Все, оба в ванну, я сейчас к вам присоединюсь, - Ремус хлопнул Драко по упругим ягодицам. Драко укоризненно посмотрел на бодро поднявшегося с кровати оборотня, потом погладил себя по тому месту, куда угодил довольно ощутимый шлепок Ремуса.
   - А обязательно было меня бить? - капризно поинтересовался блондин.
   - Ванну, а то выпорю обоих, - грозно рыкнул Ремус. Парней сдуло с кровати в ту же секунду. Воспоминания о подобном наказании были у каждого, доводить оборотня до того, чтобы тот их выпорол, они большого желания не имели. Ремус
   "Ретроспектива"
   Очередная миссия чуть не закончилась плачевно. Все вообще должно было быть проще и пройти быстрее. Поселения с крепостью посреди песков считались довольно сложными для проникновения, но не для их троицы. Это был очередной раз, когда Гарри не сдержал свой возглас, и все пошло наперекосяк.
   Гарри поймали спустя три минуты, уйти ему не удалось, а использовать магию здесь было нельзя. Глава поселения, именующий себя шейхом Рашидом, долго рассматривал стоящего перед ним красивого юношу. Драко пока не обнаружили, да и его самого приняли за ночного воришку, которому каким-то чудом удалось проникнуть в крепость.
   - Станцуй мне, красавчик, - усмехнулся Рашид, потом отошел и бросил мальчику какие-то тряпки. - Переодевайся при нас, развлеки.
   Гарри знал, что в одиночку не справиться с десятью вооруженными мужиками, поэтому, стиснув зубы, скинул с себя одежду, напялил тряпки, которые оказались нарядом танцовщицы. Ему даже музыку включили. Юноша поблагодарил двух женщин, которые научили их с Драко восточным танцам. Правда, он не ожидал того эффекта, который вышел, а именно того, что Рашид затащит его в свою постель.
   Выбрался Гарри через окно в спальне Рашида, когда тот заснул, удовлетворенный сексуальными играми. Оташ ждал их с Драко в пяти милях от крепости. Блондин был уже там, и как только увидел Гарри, набросился на него с кулаками. Драка была солидной, синяков они себе наставили массу, пока Ремус не расшвырял их по углам. Через четверть часа они были в своем доме, где, недолго думая, разъяренный Ремус схватил ремень и отходил Гарри так, что тот ревел уже в голос. Досталось тогда и Драко, вознамерившемуся помочь Гарри.
   На следующий день Ремус выговорил парням все, что он о них думает, и сказал, что просить прощения за порку не будет, так как они оба ее заслужили своим безрассудством. И если еще когда-нибудь сделают нечто подобное, он все повторит.
   "Конец ретроспективы"
   Таких эпизодов было еще несколько, и, надо сказать, что парни все-таки увидели грань, когда Ремус может выйти из себя и просто придушить обоих. Это всегда были случаи, когда парни рисковали своей жизнью слишком сильно и находились на волосок от смерти. Если после первого раза Гарри несколько дней дулся на Ремуса и не разговаривал с ним, то после второго у него, похоже, все в голове встало на место, и понял, что наказание было ничем иным, как тем, что оборотня чуть не хватил инфаркт из-за него. После этого они старались не нарываться, но не всегда получалось, а Ремус стал использовать "экзекуцию" в качестве устрашающей меры, когда чувствовал, что парни перешли границу. Но в последние несколько месяцев к подобным угрозам он не прибегал, а сейчас выдал ее в шутку, прекрасно сознавая, что юноши так ее и воспримут, но с кровати все-таки встанут.
   Войдя в ванну, он застал уже знакомую картину. Кто бы сомневался, что парни не воспользуются ситуацией и не продолжат игры. Ремус скинул халат и присоединился к ребятам, которые оторвались друг от друга и тут же оккупировали его. Из ванны они вышли только через полтора часа, расплескав всю воду из джакузи на пол. Удовлетворенные они, наконец, оделись и спустились вниз, правда, уже на обед, а не завтрак. Прежде чем пойти в ресторан, Ремус объявил о том, что они съезжают, заказал такси и машину для багажа, а также назвал адрес, по которому их должны были отвезти. Портье лебезила перед ним, не переставала улыбаться. Да это и было понятно, ведь не каждый день у них такие клиенты бывают. Официант встретил их у самых дверей и проводил за столик в самом лучшем месте, провел ликбез о том, что лучше заказать, от ресторана им подали прекрасное белое вин, когда основным заказом они выбрали рыбу.
   Во время обеда Ремус и двое юношей решали вопрос, что им делать в первую очередь, это не считая обустройства в новом доме. Одно было ясно, в Ордене Феникса они показываться не собирались и если так уж получится, что их раскрыли, то держаться в стороне.
   - Ну? - Гарри посмотрел на Драко и Ремуса.
   - Что, ну? - невинно поинтересовался оборотень.
   - Ремус, - Гарри скривился и недобро посмотрел на мужчину.
   - Гарри прав, нам надо решить, что делать дальше, и это не вопрос переезда, - вздохнул Драко.
   - А что вы предлагаете? - Ремус посмотрел на своих мальчиков.
   - Благодаря Гарри наши друзья теперь знают, что мы здесь, - сказал Драко, укоризненно взглянув на возлюбленного, тот мило потупил глаза,
   - Да, но твой отец узнал тебя по глазам и, думаю, также он понял, кто стоял рядом с тобой, - произнес Ремус.
   - Он, правда, меня узнал? - голос Драко звучал неуверенно.
   - Да, узнал, я увидел это в его глазах, - сказал Ремус. - Ты ведь хочешь его увидеть?
   - Нам надо столько рассказать ему, - Драко сжал в своей ладони ладонь Гарри. - Малфои никогда не оставляют своих.
   - Ты уверен, что твой отец меня примет, и не только меня, но и Ремуса? - Гарри напряженно посмотрел на возлюбленного.
   - Гарри, отец будет на седьмом небе от счастья. Ведь столько лет шли поиски, и вдруг ты. Отец горы перевернет ради тебя, а Ремус всегда будет с нами, ему просто придется принять все наши отношения, это уже неизменно, - Драко улыбнулся своим партнерам.
   - Будем надеяться, что Дамблдор не узнает о нас до того, как мы появимся в школе, - скривился Гарри.
   - Поэтому нам надо встретиться с вашими друзьями и Молли, чтобы информация о нашем появлении до поры до времени осталась в секрете, - произнес Ремус.
   - Тогда, надо сначала встретиться с ними, - решил Гарри. - Думаю, они все в Норе.
   - Согласен, тем более с ними была Молли, - кивнул Гарри.
   - Тогда, поступаем следующим образом, - сказал Драко. - Следим за этой Норой, встречаемся с ребятами, а после отправляемся домой. Пора Малфоям войти в свое гнездо и занять в нем положенное место.
   - Я не Малфой, - усмехнулся Ремус.
   - Но связан с двумя из них очень крепко, так что, в принципе, тебя можно назвать Малфоем с чистой совестью, - усмехнулся ему в тон Драко.
   - Вот и мне он все время твердит, что я Малфой, - усмехнулся Гарри.
   - Ну, тебя-то как раз с чистой совестью можно назвать Малфоем, вернее полу-Малфоем, полу-Поттером, а заодно еще и Мраксом, - шутливо поддел парня Ремус.
   - Повезло мне, - скривился тот в ответ.
   - Так, закончили с посиделками, нам пора, - Ремус решительно отложил салфетку и встал из-за стола, бросив на стол деньги за обед. В фойе их уже ждали, сказали, что машина с багажом отправлена по указанному их адресу. Со всеми почестями гостей проводили до такси.
   Час спустя Гарри, Драко и Ремус входили в свой новый дом. Конечно, он располагался не в Лондоне и совсем не по тому адресу, который они назвали. Там они просто высадились, слегка изменили память служащим и уменьшив свой багаж, аппарировали к новому месту жительства. Территория их особняка на западе граничила по реке с поместьем Малфоем, что немного стало нервировать парней только сейчас, а не тогда, когда они покупали этот дом.
   - Успокойтесь уже, - строго произнес Ремус. Парни нервно посмотрели на мужчину, но сели на диван. Оборотень хмыкнул, настолько близко друг к другу сели парни. - С вами иногда можно умереть, даже не знаю от чего.
   - Мы спокойны, - скривился Драко.
   - Оно и заметно, - хмыкнул Ремус. - Идите выбирать спальни.
   - Эээ, спальню или спальни? - решил уточнить Драко. Ремус закатил глаза.
   - Спальню, куда уж я от вас денусь.
   - Мы тоже тебя любим, - крикнули парни, прежде чем скрыться на втором этаже. Особняк отличался от большинства поместий аристократов. Этот был всего лишь двухэтажным, но длинным и представлял собой букву Н, было и подземелье, но в один этаж. Здесь, в основном находился винный погреб, прачечная и несколько пустых помещений. На первом этаже располагались гостиные, столовая, в одном из крыльев кухня, два крыла слева занимала библиотека, пустая на данный момент, также на первом этаже располагался бальный зал и огромный холл перед центральным входом. На втором этаже в крыльях дома были расположены жилые комнаты, а по центру парочка салонов, кабинеты и два больших зала, на данный момент совершенно без мебели. Было понятно, что ближайшие дни они будут заниматься только приведением дома в порядок.
   Ремус спустя час аппарировал в Косой переулок и тут же направился в бюро по найму домовиков. Он взял на службу десять эльфов, затем заявился в книжный магазин, взял каталог и предупредил, что заказ у них будет большой. Владелец был просто на седьмом небе от счастья. Следующим место его следования стал магазин мебели. Ему сказали, что как только он по каталогу выберет то, что понравилось, заказ тут же будет отправлен по адресу, который он им оставить. Закончив со всеми делами, Ремус вернулся в дом, где они втроем приняли клятву у домовиков, которые решили стать полностью под их власть, а не просто находиться в найме. Эльфы принялись за уборку дома, а Гарри и Драко занялись установлением защиты. Парочка домовых отправилась в сад, чтобы и прилегающая территория тоже выглядела подобающим образом. Мальчики не стали особо заморачиваться с поисками чар, а просто установили на доме печать Скарабея, которая была похлеще всей защиты, наложенной на Хогвартс. На территорию же поместья были наложены чары попроще и из арсенала обычных магов, правда, арабских, а не английских. Как говориться, Гарри и Драко большему научились на Востоке, а не у себя дома. Сейчас оба понимали, что образование, даваемое в Хогвартсе не очень-то и много стоит, на самом деле. При серьезном столкновении с опасностью ни один студент нормально не выстоит, если только случай и фортуна не будут на его стороне. В данную минуту Гарри понимал, что выходил без больших потерь из всех своих приключений только благодаря какому-то невероятному везении.
   Три дня ушло на приведение дома в жилое состояние. Мебель была приобретена, книги заказаны, лаборатория для Драко оборудована. Теперь можно было заняться и более насущными делами. Хабиб-Ахтаров пока никто не трогал, что удивляло, если уж судить по тому, что они сделали в Косом переулке, но Авроров поблизости не наблюдалось. Или они были слишком тупы, или просто не знали, как к ним подступиться.
   На четвертый день утром Ремус и мальчики аппарировали в трех километрах от Норы. Обнаружить защиту на доме и прилегающей территории для них было делом нескольких минут. Они заняли свой пост и теперь занимались наблюдением. Вот, Артур аппарировал в Министерство на работу, вслед за ним ушел и Билл, который, кстати, впервые был дома за много времени. Три часа наблюдений дали понять, что все десять друзей находятся здесь.
   - Что будем делать? - тио спросил Драко.
   - Сегодня только наблюдаем, - произнес Ремус. - Беда в том, что на доме следящие чары, а, значит, наше появление не останется незамеченным.
   - Надо их выудить из дома, - задумчиво произнес Гарри.
   - Совершенно верно, иначе все пойдет насмарку и как только мы войдем на территорию Норы, тут же встретимся с Дамблдором, который как бы невзначай решит навестить Уизли, - кивнул Ремус.
   - Этот старик слишком много на себя берет, - проворчал Драко.
   - Ничего, каждый, в конце концов, получает по заслугам. Даже Дамблдор не будет исключением из правил, - тихо произнес Ремус. - Пора возвращаться домой.
   - А может нам стоит сначала встретиться с лордом Малфоем? - Гарри неуверенно посмотрел на Драко и Ремуса.
   - Ты уверен? - переспросил блондин, удивленный таким предложением.
   - Нет, но я думаю, так будет лучше, - сглотнул Гарри. - Друзья подождут пару дней. Мы же их предупредили, что свяжемся.
   - Хорошо, тогда завтра идем в Малфой-менор, - решил Ремус. Гарри поежился.
   - Все будет хорошо, вот увидишь, - Драко обнял партнера.
   Этот вечер они провели в тихой домашней обстановке и старались не думать о том, что может быть завтра. Гарри лежал на диване, головой на коленях у Драко. Говорить не хотелось, просто молчать. Ремус сидел и читал "Ежедневный пророк", знакомясь через него с ситуацией в Англии. Периодически он то хмыкал, то фыркал, выражая этим свое отношение к прочитанному. Драко же лениво перебирал волосы Гарри, который уснул, перенервничав в своем решении встретиться с дядей. Драко прекрасно его понимал, сам чувствуя себя не в свое тарелке от того, что завтра увидит отца, хотя и был уверен в том, что Люциус Малфой любит его больше всех.
   Утром, как ни странно, мальчики проснулись в кровати, хотя не один не помнил, как в ней оказался. Но одного взгляда на Ремуса хватило, чтобы понять, кто транспортировал их в более подходящее место для сна. Устроившись по обе стороны от мужчины, юноши одновременно чмокнули того в щеки. Золотые глаза тут же распахнулись.
   - Как спали? - Ремус внимательно посмотрел на своих мальчиков.
   - Хорошо, - улыбнулся Гарри.
   - Успокоились? Приступов паники больше не будет? - уточнил оборотень.
   - Обещать не будем, но постараемся, - ответил Драко.
   - Вот и хорошо, а сейчас - подъем, - распорядился Ремус.
   За завтраком они решили, что откладывать свой поход в Малфой-менор не следует, поэтому сразу после того, как перекусят, время отправляться к отцу Драко. Под конец завтрака Гарри опять кусал губы. Ремус покачал головой: "Можно только поражаться тому, как они оба остаются детьми после такого количества происшествий в жизни. Ни плен, ни судьба постельных мальчиков, ни жизнь наемных убийц, которые прекрасно выполняли свою работу, ни то, что было до этого, не заставило их потерять детские черты. Они должны были закалиться, перестать показывать свои чувства, но этого не произошло".
   - О чем думаешь, Рем? - Драко посмотрел на мужчину.
   - Да вот, подумал, что вся жизнь, которую вы уже прожили, нисколько вас не зачерствела, вы так же можете нервничать и бояться, восторгаться и удивляться, - ответил Ремус.
   - А это благодаря тебе мы остались нормальными, - сказал Драко, пересаживаясь на колени к Ремусу.
   - Так, никаких поцелуев, иначе мы дойдем до Малфой-менора только к завтрашнему вечеру, - строго произнес оборотень. Драко рассмеялся, но с колен слез, подтверждая слова Ремуса.
   - Драко прав, еще неизвестно как бы сложилась наша жизнь, если бы не ты, - сказал Гарри.
   - Ладно, ладно, сдаюсь, это я такой хороший, великолепный и вообще все на свете, но давайте мы эту тему закроем, - произнес Ремус, закатив глаза к потолку. Юноши еще громче рассмеялись.
   - Ох, как ты не любишь комплименты и благодарности, - поддел Люпина Гарри.
   - Сейчас получишь, - шутливо пригрозил Ремус. - И вообще, пора одеваться и выступать.
   На эту, казалось бы, довольно простую процедуру у мальчиков ушло очень много времени. Они перебрали, наверное, весь свой гардероб, подвергая каждую вещь скептическому анализу. В конце концов, Ремус не выдержал и кинул на кровать две пары дорогих черных брюк из тонкой шерсти, для Гарри он достал зеленую рубашку, для Драко темно-серую. Сверху были положены две черные шелковые мантии. Юноши одарили оборотня кривыми улыбками, но под строгим взглядом последнего все-таки оделись в предложенную одежду. Ремус удовлетворенно хмыкнул, глядя на красавчиков, рубашки выгодно выделили глаза обоих, а черный цвет еще больше подчеркнул и так уже стройные фигуры.
   - Все, на выход, - командным тоном произнес Ремус, и первым покинул гардеробную. Парни бросили последний взгляд в зеркало, удовлетворенно кивнули своим отражениям и направились за мужчиной. Не сильно заморачиваясь, они аппарировали к границам поместья Малфоев. Драко немного побаивался, что им придется ждать отца, чтобы войти на территорию Малфой-менора, но ничего подобного не произошло. Все трое спокойно прошли через охранные заклинания. "У нас что, с защитой совсем туго?" - подумал Драко. - "Сюда же никто посторонний войти не может".
   Люциус и Северус сидели в кабинете, когда сработало оповещение, что на территорию поместья кто-то вошел, но что больше всего удивило хозяина, так это то, что защита приняло все трех гостей за своих. Бросив взгляд на портрет Лориана Мракса-Малфоя, в очередной раз подивившись схожести юноши, который должен был бы быть по идее Поттером с этим портретом, до Люциуса вдруг дошло, кто может так свободно войти в поместье. Люциус даже забыл про трость, когда рванул к двери, вернее, попытался. Снейп вовремя успел подхватить друга.
   - Драко, - только и произнес Люциус, отвечая на невысказанный вопрос Северуса. Вместе они спустились вниз, чтобы дождаться гостей прямо у парадного входа. Люциус был так взволнован, что его обычное бесстрастное лицо сейчас выражало все испытываемые им чувства.
   Двери распахнулись и в холл вошли три человека. Мужчина придерживал обоих юношей за плечи. Люциус пожирающим взглядом уставился в блондина, даже подался вперед. Серые глаза встретились с серыми. Трость упала из ослабевших рук. Люциус сделал шаг вперед.
   - Драко, - на одном выдохе, ноги подломились. Драко бросился к отцу, ловя его до того, как тот рухнет на пол на колени.
   - Папа, - Драко обнял отца за талию, удерживая на ногах, но при этом уткнулся ему в плечо. Он был всего на голову ниже отца. В груди стало тесно, слезы выступили на глазах.
   - Мальчик мой, сын, Драко, - повторял отец в макушку сына. Снейп стоял чуть сзади с непроницаемым лицом, но что-то странное сверкало в его глазах. Взгляд зельевара был направлен на двух других мужчин, которые по идее не могли войти в поместье, но они были здесь. В темноволосом юноше ничего не осталось от Джеймса Поттера, так что принять его за Гарри Поттера мог бы только сумасшедший, а уж о мужчине вообще можно было гадать до скончания века. Ни одно предположение не могло даже близко подойти к тому, что было на самом деле.
   - Папа, - Драко поднял голову и посмотрел в глаза отца. Юноша был впечатлен, увидев дорожки слез на щеках мужчины. Люциус боялся выпустить мальчика из своих объятий, боялся, что тот просто исчезнет, как сон. - Папа, я вернулся.
   - Мерлин, я уже и не надеялся тебя увидеть, - прошептал Люциус.
   - Папа, я хочу тебя познакомить кое с кем, Драко повернулся к Гарри и Ремусу. - Папа, это Гарольд Джеймс, - Снейп хмыкнул про себя, губы чуть скривились, даже вчерашний разговор еще не мог до конца изжить из него чувства, лелеемые годами. Драко сделал небольшую паузу, а затем продолжил. - Мракс-Малфой-Поттер.
   В холле Малфой-менора повила тишина. Снейп впервые на людях поперхнулся, глаза выдали все удивление, которое он сейчас испытывал.
   - Прости?, - наконец, обрел дар речи Люциус, во все глаза глядя на Гарри, который просто вжался в Ремуса. Мужчина, почувствовав страх и неуверенность мальчика, обнял его и прижал к своей груди.
   - Папа, Гарри - внук Лориана, - произнес Драко. Люциус перевел ошарашенный взгляд на сына.
   - Не думаю, что разговор на эту тему уместен в здесь, - подал голос Ремус.
   - Кто вы? - потребовал Снейп. Ремус взглянул на своего школьного недруга и усмехнулся.
   - К вашим услугам, - усмешка стала еще ярче. - Ремус Люпин.
   Да, смотреть, как Северус Снейп хлопает ртом, как выброшенная на берег рыба, то еще удовольствие. Драко в это время высвободился из объятий отца, поднял и подал ему трость, а сам обошел к своему возлюбленному и любовнику, встав так, что никакого сомнения о том, что эти трое очень близки (правда, ни Люциус, ни Северус пока не могли понять насколько) не возникало.
   - Пройдемте в кабинет, там будет удобнее разговаривать, - предложил Люциус, все еще не отошедший от новости.
   Как только они все вместе вошли в кабинет, взгляд Гарри упал на портрет мужчины, на которого он был так похож. Портрет рядом забеспокоился и начал нервно переводить взгляд с Гарри на Люциуса.
   - Люциус, ты нашел Лориана? - спросил портрет.
   - Нет, отец, Драко утверждает, что это внук Лориана, - произнес Люциус. Гарри подошел к портрету, который не двигался и не говорил, так было всегда. Портрет Лориана так и не ожил после его смерти. Юноша коснулся портрета, и произошло то, чего не ожидал никто.
   - Здравствуй, - прозвучал в комнате красивый баритон. Гарри от неожиданности сделал шаг назад и оказался в объятиях Драко, который уже стоял за его спиной. - Не бойся, мой мальчик, ты ведь мой внук? Чей ты сын?
   - Лили, - ответил Гарри.
   - Не помню, чтобы у меня была дочь с таким именем, - нахмурился Лориан, проснувшийся от прикосновения своего потомка.
   - Мама родилась уже после того нападения, вы ее и не видели, - пояснил Драко.
   - Вы вместе? - Лориан посмотрел на двух юношей.
   - Да, - хором ответили парни. Северус с неприкрытым удивлением посмотрел на них, да и Люциус не остался равнодушным от такого заявления, только Ремус чуть заметно улыбнулся, что не укрылось от внимания наблюдающего за ним Снейпа. Заметил зельевар и особый взгляд, которым Люпин одаривал мальчиков.
   - Как интересно, - задумчиво произнес Лориан. - А как все? Твоя мама, бабушка, твои дяди? - в голосе портрета послышались нотки нетерпения.
   - Гарри - единственный, кто остался в живых, как до этого Лили, его мать, - ответил Ремус, зная, что Гарри сейчас не легко будет отвечать на вопросы.
   - Как? - воскликнул Лориан.
   - Это долгая история, - сказал оборотень.
   - У меня много времени, или вы очень заняты? - портрет окинул всех взглядом.
   - Лориан, - на портрете объявился Абрахас, который, наконец, смог пробраться на портрет своего брата.
   - Абрахас, - мужчины обнялись.
   - Это будет очень долгая история, - произнес Драко.
   - А вы куда-то спешите? - не удержался от своего фирменного взгляда и яда Снейп, только вот эффект оказался обратный, на удивление, на лицах Гарри и Драко появились их фирменные холодные улыбки. Казалось, что в одно мгновение, на лицах парней появилась холодная маска, похлеще, чем у него самого.
   - Нет, мы не спешим, - покачал головой Ремус. - Но разговор будет действительно длинный, и не очень приятным.
   Люциус тем временем подошел к сыну и Гарри. Он осторожно приподнял голову Гарри, который был на полголовы ниже его сына за подбородок и посмотрел в яркие зеленые глаза, в которых сейчас плескалось беспокойство.
   - Добро пожаловать в семью, Гарри, - произнес Люциус и, вытянув юношу из объятий сына, обнял. - Ты здесь в полной безопасности.
   - Я же тебе говорил, - шепнул Драко на ухо возлюбленному. - Малфои никогда не оставляют своих.
   В это же время в Нору заявился в очередной раз Дамблдор, которому стало известно о гибели родителей Гермионы. Девушка, услышав о его приходе, отказалась выходить из своей комнаты и засела там с другими девушками, а затем туда же ввалились и юноши. На кухне же Молли выговаривала директору все, что она о нем думает. Артур тихо сидел за столом и даже не пытался остановить разъяренную супругу. А та разошлась не на шутку.
   - И не смейте мне говорить, что делать, - кричала Молли. - Это мои дети. Да, ВСЕ! И не вам бы об это говорить. И не отвечают дети за своих отцов. Каждый делает свой выбор сам. Не стоит всех мерить одной гребенкой.
   - Я прибыл сюда по другой причине, Молли, - директор уже с трудом себя сдерживал, ему никак не удавалось вставить даже слово в монолог женщины.
   - Если вы хотите сообщить Гермионе о гибели ее родителей, - заявила Молли, не замечая удивления директора после этого заявления. - То девочка уже в курсе и не нужно травмировать ее еще больше.
   - Молли, ты должна понимать..., - начал Дамблдор.
   - Я ничего не хочу понимать, и оставьте уже детей в покое. Если уж вам так хочется делать из Невилла черте что, это ваше право, но МОИХ ДЕТЕЙ, не трогайте, - заявила Молли.
   - Сегодня вечером будет собрание, - сказал Дамблдор.
   - Вот и совещайтесь, - съязвила Молли. - Может до чего и досовещаетесь, а у меня ДЕТИ!
   С этими словами Молли покинула кухню. Артур еще несколько минут говорил с директором, после чего тот, в очень сердитом состоянии, покинул Нору. Еще бы, все его планы летели в черт знает какую яму. Каким образом Артуру удалось получить опекунство над Гермионой, да еще в придачу и над Креббом и Гойлом, но еще можно было убрать из дома трех слизеринцев, надо было только подумать как. Не знал директор того, что все уже решили за него, и он опять опоздал. Сегодня утром три семьи оформили документы, по которому передавали опекунство над своими детьми Артуру Уизли и его жене, а также перевели большую часть состояния, где-то три четверти, на имена своих детей. Радовало то, что все дети были единственными в семье. Также они знали то, что их действия могли стоить им жизни. Темный лорд не прощает обид.
   Поделиться2013.05.2009 11:08
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 19. Посиделки у камина.

   Гарри сидел перед камином в небольшой гостиной. Он не видел, что уже довольно долгое время является объектом пристального наблюдения. Снейп все же решился поговорить со своим бывшим, и, скорее всего, будущим учеником. Почему-то он нисколько не сомневался в том, что и Драко, и Поттер вернутся в Хогвартс. Он смог принять изменения, произошедшие за год в школе, смог он принять и дружбу между определенной частью гриффиндорцев и слизеринцев, но принять Поттера, даже после разговора с Люциусом, было выше его сил. Или ему так казалось? Юноша, сейчас сидящий в кресле и задумчивым взглядом уставившийся на огонь, словно был им зачарован, вообще ничем не напоминал того Поттера, которого он увидел 6 лет назад на распределении и имел сомнительное удовольствие был его профессором по зельям, и о ком, то и дело, слышал в течение пятнадцати лет. Этот молодой человек был почти копией портрета в кабинете Люциуса, и его, скорее, можно было назвать Мраксом-Малфоем, чем Поттером.
   А Гарри просто отключился от всего внешнего. Почему он так спокоен и не боится нападения? Просто поверил? С такой-то жизнью?
   Огонь завораживал, гипнотизировал. Гарри погрузился в воспоминания. На губах блуждала странная улыбка, истинного объяснения которой никто не мог бы даже представить Он не думал ни о чем плохом, что случилось в его жизни. Почему-то, глядя на огонь, он всегда вспоминал танцы - жгучие, соблазнительные, наполненные истомой или страстью. Ему вспомнились уроки, о которых даже Драко и Ремус не имели никакого понятия. Это была его тайна. Все началось, когда они стали заниматься по индивидуальной программе в Райхалане. Ни Драко, ни Ремус не знали, чему точно он учиться, хотя между собой они и делились сведениями и умениями. Всеми, кроме этого. Гарри сам себе не смог бы сказать, почему он так и не рассказал своим любовникам, самым близким людям, об этой своей страсти.
   - Вы еще долго будете так стоять, или все-таки присядете, - отрывая взгляда от огня, произнес Гарри. Снейпу удалось скрыть свое удивление, затем он хмыкнул и расположился во втором кресле у камина. Юноша так на него и не посмотрел.
   - И к какому выводу пришли? - спокойно спросил Гарри спустя какое-то время. Зельевар даже после того, как устроился в кресле, продолжил свое изучение.
   - Вы научились контролировать свои эмоции? А как же ваша ненависть к Ужасу Хогвартса? - ядовито поинтересовался Снейп.
   - Я никогда вас не ненавидел. Да, не понимал, не принимал того, как вы ведете себя, особенно по отношению ко мне, - спокойно произнес Гарри. Зельевар сжал губы, его раздражало, что мальчишка не смотрит на него. А Гарри тем временем продолжил. - А прозвище Ужас Хогвартса - вы сами себе создали. И да, я научился себя контролировать. Неужели вы полагали, что иначе я смог бы выжить? - Гарри все-таки повернулся и посмотрел на мужчину. Снейп поразился полному покою, светившемуся в зеленых глазах - не было даже намека на раздражение или еще какие-то чувства, что еще год назад бушевали в этих очах.
   - Что ж, возможно, вам все это пошло на пользу, - скривился Снейп. В ответ раздался тихий, но красивый смех.
   - А вы совсем не меняетесь, - в зеленых глазах зажглись задорные искорки. - Скажите, профессор, неужели вы никак не можете отойти от тех стереотипов, которые сами себе нарисовали, и увидеть меня таким, какой я есть? Неужели, маленькое представление в Косом переулке, которому вы стали свидетелем, не заставило вас взглянуть на меня иначе? Или вы никак не можете отделаться от имиджа Гарри Поттера - высокомерного, наглого сынка Джеймса, одного из мародеров?
   - Не слишком ли много вы на себя берете? - прошипел Снейп.
   - Не думаю, - покачал головой Гарри. - Просто вы никак не можете оставить прошлое в прошлом. Знаете, говорят, что сын за отца не отвечает, но это не относится к нашему миру, миру магии в Англии.
   - Что вы имеете в виду? - Снейп почувствовал, что ему стал интересен этот разговор. Этот Гарри Поттер говорил спокойно, разумно и не поддавался на провокации, но зато сам провоцировал, причем очень завуалировано.
   - О, для всех Люциус Малфой - Пожиратель смерти, значит, его сын должен пойти по его стопам. То же самое происходит почти со всеми слизеринцами, а уж если тут учились их родители..., - Гарри многозначительно помолчал. - Нам еще до начала занятий навешали ярлыков на всю оставшуюся жизнь. Как же, гриффиндорцы безрассудны и храбры. Но ведь не все такие, также как и не слизеринцы изворотливы и лживы.
   - Но Слизерин - факультет, где действительно учатся изворотливые, те, кто сто раз подумает, прежде чем бросаться в омут с головой, - зельевар специально упустил "лживы" из своего объяснения.
   - Вот именно, но их представляют как лживых, способных нанести укус исподтишка, - Гарри посмотрел в черные глаза. - Мне вот интересно, кто это придумал.
   - Почему? - Снейп все больше вовлекался в это странно возникший разговор.
   - Змеи мудрые создания. Они никогда не нападают первыми, если их не потревожить. Змея быстрее уползет, чем попадется на глаза человеку. Да, среди них есть хищники, но это все естественный отбор природы, - Гарри чуть усмехнулся уголками губ, затем повернулся и посмотрел вглубь комнаты. - А как ты думаешь?
   - Я с тобой согласен, - раздался голос Драко, который вдруг вышел из тени. Снейпу снова удалось скрыть свое удивление. Эти двое, вернее, трое его поражали с каждой минутой все больше. Он даже не знал, что Драко находится в комнате. Блондин подошел к ним и уселся на подлокотник кресла Гарри. Зельевар увидел, как пальцы крестника стала поглаживать брюнета по волосам, касаясь шеи.
   - То же самое можно сказать и о гриффиндорцах, да и об остальных факультетах, - сказал Гарри.
   - Крестный, может, прекратишь изображать из себя злого страшного декана Слизерина? - усмехнулся Малфой-младший. Снейп только бросил на него свой фирменный взгляд.
   - Знаешь, мне даже стало казаться, что там, в кабинете, во время нашего рассказа сидел совсем не мой крестный и известный всему миру мастер зелий Северус Снейп, а кто-то другой, - Драко посмотрел на Гарри. Тот улыбнулся и кивнул. Снейп шутки не понял, или не захотел.
   - Хмм, - Гарри перевел взгляд на зельевара. Наверное, именно в эту минуту Снейп и понял, что перед ним совсем другие люди, что те Гарри Поттер и Драко Малфой выросли, слишком быстро выросли.
   - Мда, - выразил свое мнение Драко, глядя в потемневшие глаза Снейпа, если такое вообще могло произойти с его черными очами. - Крестный, до тебя только дошло, что наш рассказ не был шуткой?
   - Прошлое не всегда способно отпустить, если ты сам его не отпустишь, - тихо сказал Гарри, снова переводя взгляд на огонь. Драко некоторое время смотрел на своего возлюбленного, лениво перебирая его распущенные волосы. Снейп же просто за ними наблюдал, поражаясь тому, как эти двое подходили друг другу.
   - У него всегда появляется такой вид, когда он смотрит на огонь, - сказал Драко, переводя взгляд на крестного. - Я так и не смог понять, что это значит. Это какая-то загадка, известная только Гарри. Он выглядит... Даже не знаю, как сказать, счастливым что ли.
   Снейп согласился с оценкой крестника. Гарри действительно выглядел счастливым с этой еле уловимой, такой загадочной улыбкой на губах, с отблесками огня в глазах.
   - Я думал, ты останешься с отцом и Ремом и послушаешь нашу историю до конца, - Драко снова посмотрел на Снейпа.
   - Мне было интересно..., - Снейп не успел договорить, как крестник за него докончил предложение с усмешкой.
   - Поизучать своего самого ненавистного ученика.
   - Это ты сказал, а не я, - усмехнулся зельевар.
   - Если бы ты только знал, - вздохнул Драко.
   - Все действительно было так плохо? - впервые на памяти Гарри у "сальноволосого ублюдка" в голосе появились сочувствующие и ласковые нотки.
   - Этого не рассказать словами, - тихо сказал Драко. - Если бы мы не встретились там или же остались бы врагами, мы бы не выбрались оттуда и закончили жизнь где-нибудь в канаве рядом с дешевым борделем, как какие-нибудь подзаборные шлюхи.
   - Главное, что вы здесь, - сказал Снейп.
   - Но чего нам это стоило, - отозвался Гарри. Зельевару казалось, что юноша не слышит их разговор, ни на что не реагирует, но снова ошибся.
   - Все давно прошло, - Драко взял в свою руку ладонь Гарри и сжал ее.
   - Как давно вы вместе? - Снейп все-таки не удержался от вопроса.
   - Мы? Почти с самого начала, а с Ремом - с побега, - ответил Драко.
   - С Люпиным? - помимо воли вырвалось у зельевара.
   - Да, но здесь не было выхода, и помочь ты не сможешь. Нашу связь не разрушить. Англичане с такой магией не знакомы, впрочем, как и европейцы, - вздохнул Драко. - Но мы ни о чем не сожалеем. Нас устраивает то, что, в конце концов, получилось.
   - Что с ним случилось? - ребятам даже не надо было уточнять вопроса, чтобы понять, о ком же идет речь.
   - Эксперимент, слава Мерлину, удачный, - коротко ответил Гарри. Отблески огня играли на его волосах, коже, выгодно подчеркивая его красоту и изящество.
   - О чем ты думаешь? - не выдержал Драко. Его всегда интересовало, что же такого было в огне, что его возлюбленный так улыбается. Гарри повернулся к Драко и посмотрел ему в глаза. Снейп кожей ощутил, как разумы молодых людей соединились. "Что за? Это ведь не легелименция и даже не окклюменция", - Снейп был почти растерян, но в тоже время и заинтригован. А Драко все больше окунался в воспоминания Гарри.
   "Ретроспектива"
   Ночь в пустыне всегда была прохладной, а иногда и холодной. Гарри, а вернее, Асар медленно приближался к тому месту, которое довольно долгое время было местом его заточения. Караван почти достиг цели своего путешествия. И вот, наконец, он увидел дворец Шакура бен Даира. Сегодня ему предстояло развлекать принца, его любовника и их гостей. Нет, развлечение не носило сексуального характера, почти. За прошедшее время он изменился, и узнать в нем Данаба, конечно, можно было, но стоило поднапрячься для этого. Фигура стала более изящной, но в тоже время менее женственной или годной только для гаремных мальчиков. Он уже был воином, и очень способным.
   Эта комната, выделенная ему слугами принца, находилась недалеко от места основного действия. Он слышал голоса и смех, музыку и звон кубков. Прямо перед ним лежали стилеты и кинжалы, которых никто не видел, да никто его и не проверял на наличие оружие. Убить Шакура и Махкала? Возможно, оно того стоило, но память услужливо подкидывала ему лица двух женщин, матерей эти двух мужчин. Асар решительно убрал оружие. Он не будет их убивать. Пока. А вот и его выход.
   Арабская мелодия зазвучала громче. Шакур и Махкал впились в тонкую фигурку, выплывшую из-за незаметной двери и плавно переместившуюся в центр. По мере того, как музыка становилась громче и быстрее, юноша в танце, страстном и возбуждающем, сбрасывал с себя верхнюю одежду. Теперь на нем были белые шаровары, такая же рубашка, но лицо скрывала вуаль, не дающая разглядеть лицо. Кружась в танце по залу, Асар приблизился к принцу, встал к нему боком и стал провокационно водить бедрами. Шакур не сразу заметил поясок, но когда заметил, дернул за него. Асар в это время сделал движение бедром в сторону руки принца. Шакур, словно обжегшись, отдернул руку. Юноша тем временем другим боком повернулся к Махкалу, продолжая круговые движения бедрами в такт музыке, при этом еще и изгибаясь. Магу не понадобилось много времени, что понять, что от него требуется. Поясок на другом бедре развязался, и белые шаровары спали. Под ними оказались другие, но почти прозрачные, не скрывающие стройных ног и бедер. Асар в танце стал двигаться по залу. Он хорошо видел, какими глазами на него некоторые смотрели, что уж говорить о принце и Махкале. Белая рубашка незаметным для всех движением упала на пол, под ней короткая откровенно прозрачная безрукавка, без застежек спереди. Единственная плотная ткань прикрывала пах юноши, но ягодицы были полностью открыты, да еще шея и запястья были закрыты черной тканью. Никому и в голове не могло прийти, что под ними скрываются ошейник и браслеты, когда-то одетые на него самим Махкалом. Музыка становилась все жарче, движения все быстрее, но и все более страстней. Последний аккорд и юноша исчезает за заветной дверью, не дав никому сообразить его остановить. В зале стоял густой запах вожделения.
   Когда все очнулись и начали искать искусного танцора, то естественно, они его не обнаружили. Никто и не заметил, что в охране одного из гостей появился лишний человек.
   "Конец ретроспективы"
   Гарри с улыбкой посмотрел на покрытые румянцем щеки Драко. Юноши не заметили, как зельевар покинул комнату при первых же признаках растущего сексуального напряжения между молодыми людьми. Гарри положил руку на пах возлюбленного. На губах появилась удовлетворенная улыбка.
   - И ты об этом вспоминаешь, когда смотришь на огонь? - что-то странное было в голосе блондина.
   - Я вспоминаю сам танец, не людей, которые его видели, а танец, - сказал Гарри.
   - Я хочу это увидеть, - заявил Драко. - Почему ты скрывал?
   - Не знаю, просто это казалось...
   - Таким личным, - закончил за него блондин. - Ты был божественен, и это, как маленькая месть им.
   - О, да, месть оказалась совсем не маленькой, - усмехнулся Гарри, расстегивая брюки на Драко. - Они искали танцора не меньше, чем Данаба и Фиддаха. Только вот никто не знал, кто привез с собой это маленькое чудо, которым они захотели обзавестись, - и Гарри накрыл возбужденный член партнера своими жаркими губами. Драко выгнулся и застонал. Долгого минета просто не получилось, особенно с таким талантливым ртом. Гарри выпил все, что ему дал возлюбленный, а затем с видом кота, объевшегося сливок, посмотрел на Драко. Тот не преминул вернуть ему должок.
   В то время, когда Гарри, Драко и Снейп были в одной из малых гостиных второго этажа, в кабинете остались Ремус и Люциус. Малфой хотел знать все, что произошло с его сыном и племянником. Он до сих пор не мог прийти в себя от того, что нашлись потомки Лориана, и кто бы мог подумать, где. Но это еще больше усугубляло обстановку, а именно вопросы с воспитанием Гарри до школы, да и его поступление в Хогвартс тоже. Если еще можно было отмахнуться от Гарри Поттера и воспользоваться ситуацией, чтобы надавить на Дамблдора или Министерство, то оставлять безнаказанным отношение к Мраксу-Малфою было нельзя. Как никак, а задета гордость рода, причем ни одного. В данном случае, трех. Кто бы мог подумать, Малфои все-таки получили в род Поттеров, а те из поколения в поколения отказывали Малфоям в возможности соединить два рода. И вот нежданно-негаданно это случилось. На лице Люциуса появилась ехидная улыбка.
   - Можно узнать, что же вас, лорд Малфой, так порадовало? - Ремус посмотрел на Люциуса.
   - Поттеры даже сами, не зная, все-таки соединились с нами, - усмехнулся блондин, а затем серьезно добавил. - А теперь я хотел бы услышать, что тебя связывает мальчиками, как долго вы вместе и главное, что ты с собой сделал?
   - Хмм, - хмыкнул Ремус. Начал свой рассказ Ремус с того момента, как получил письмо от Гарри, но так и не открыл его содержания. До этого, когда они сидели все вместе, Гарри рассказывал о своей жизни после Хеллоуина 1981 года и до момента побега. Затем они сделали перерыв, и Гарри ушел в малую гостиную, к камину. За ним тенью скользнул Драко. Ремус после его ухода сказал Люциусу, что ребятам будет сложно рассказывать о первых днях своего плена. Малфой согласился, тем более Ремус был в курсе всего.
   Снейп вернулся в кабинет как раз тот момент, когда Люпин рассказывал об эксперименте, строенном арабами над ним. Зельевар внимательно слушал рассказ, не перебивая. Люциус даже усмехнулся про себя, заметив, что старый друг даже забыл о том, кто такой Люпин и за что же он так ненавидит это создание.
   - Я дам тебе изучить мою кровь, только не смотри на меня взглядом плотоядной акулы, - усмехнулся Ремус. Люциус впервые в своей жизни увидел смутившегося друга. Снейп действительно смутился. Он не смог скрыть своего явного интереса к проблеме.
   - То есть, ты уже не оборотень? - уточнил Люциус. Ремус как-то странно усмехнулся и перекинулся в свою полуформу.
   - Кхмрмх, - вырвалось у двух мужчин, но через секунду перед ними снова сидел красивый златоглазый мужчина.
   - Я хочу услышать продолжение истории, - Люциус подался вперед и уставился на Люпина.
   Рассказ был тяжелым, как для Ремуса, так и для слушателей. Оборотень не утаивал реального положения вещей, но при этом все-таки смягчил кое-какие эпизоды. Ни Снейпа, ни Малфоя это не ввело в заблуждение. Они несколько часов просидели в кабинете у камина. Оказалось, что на картины пробралось довольно много представителей семейства Малфое, но никто не комментировал рассказанное. Было в этой истории намешано все, многое вообще не воспринималось разумом, но он оба уже видели достаточно, чтобы понять, история правдива.
   - Трудно было бы поверить, что вы столько лет провели в каком-то заклятом городе, а на самом деле прошло всего ничего, если бы я об этих городах не знал, - наконец, нарушил молчание Лориан.
   - Ты о них знаешь? - удивился Абрахас.
   - Да, как и слышал легенду о золотом скарабее. Но никогда, даже во сне, не мог подумать, что ими будут мои внуки, - кивнул Лориан.
   - Эта сила угрожающа, но после ее использования Гарри и Драко очень уязвимы. Они не боги, хотя и могут такими восприниматься. Ничего дается просто так, - сказал Ремус.
   - А что теряешь ты, используя свой дар? - Лориан посмотрел на мужчину.
   - Мне нужны мальчики, как источник силы, или любой другой сильный маг. Жажды убивать у меня нет после этих экспериментов, но после силы огня, мне нужна подпитка. Гарри и Драко - сильные маги, они делятся, но я не могу их ослаблять. Это чревато, - серьезно произнес Ремус.
   - Были прецеденты? - как-то в один голос спросило несколько голос. Ремус только мрачно кивнул.
   - Сильные, но уязвимые, - задумчиво произнес Лориан.
   - Я не хочу, чтобы они ввязывались в эти разборки, - сказал Люциус.
   - Они уже в них по уши. Неужели, ты думаешь, что эта скотина оставит Гарри в покое? Сомневаюсь, - Ремус смотрел прямо на Люциуса. Малфой откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, пытаясь успокоиться.
   - Мы никуда не собираемся ввязываться, пока не тронут нас. Змея кусает, когда ее потревожили, - раздался голос Гарри.
   - И давно вы здесь? - Снейп резко развернулся в сторону парней, сидящих в тени на диване в обнимку.
   - С середины рассказа, - вместо них ответил Ремус.
   - Мы не слышали, как они вошли, - Люциус нахмурился.
   - А они не входили, - пожал плечами оборотень.
   - Но тогда как? - Люциус переводил взгляд с юношей на Люпина.
   - Перенеслись, - был ответ.
   - Не было хлопка, - мрачно оповестил всех Снейп.
   - Это не аппарация, - усмехнулся Драко, и вдруг растаял прямо на глазах мужчин, а через мгновение материализовался на подлокотнике кресла отца.
   - Что? Как? - загомонили портреты.
   - Кажется, вы многому научились, - задумчиво произнес Снейп, наконец, начиная признавать умения и возможности обоих своих учеников. В ответ он услышал три одинаковых хмыка.
   - Вопрос в том, что делать дальше, - вздохнул Ремус.
   - Гарри и Драко придется вернуться в Хогвартс. Магический контракт не позволит их перевести в другую школу. Шестой курс не был основным, поэтому тут все прошло спокойно, - произнес Люциус.
   - Это мы знаем, - кивнули оба парня, уже успевшие переселиться на подлокотники кресла Ремуса.
   - И? - решил подстегнуть их Снейп.
   - Мы вернемся в школу, - сказал Гарри. - Диплом, в конце концов, никто не отменял. Но мы не собираемся плясать ни под чью дудку.
   - И нам надо встретиться с нашими друзьями, - закончил за него Драко.
   - Они все у Уизли, - сказал Люциус.
   - Знаем, видели, но туда не попасть. Везде защита. Как только сунемся, Дамблдор уже будет в курсе дела, - Гарри задумался.
   - И палочки надо купить, - дополнил его Драко.
   - Палочки? - недоуменно произнес Люциус.
   - Ну да, - кивнули оба парня.
   - Вы же колдуете? - теперь уже недоумевал Снейп.
   - Колдуем, но не хотелось бы, чтобы кое-кто узнал об одной нашей способности, - скривился Ремус.
   - Беспалочковая магия? - Люциус, если честно, был впечатлен.
   - Не совсем, просто у нас другой проводник, - Драко не стал вдаваться в подробности, а Снейп и Люциус поумерили любопытство, решив, что получат ответ, когда троица будет готова. Они еще некоторое время обсуждали предстоящие дела, после чего ушли в спальни. Отдыхать тоже надо. И Люциус, и Северус видели, что все трое свернули в одну спальню. С этим им надо было смириться. Вернулись в Англию совсем другие люди, по сравнению с тем, что было. Для них прошел ни год, а несколько больше времени, пусть они и выросли всего на год.
   Поделиться2113.05.2009 11:09
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 20. Встреча с друзьями

   Люциус стоял в дверях спальни и смотрел на трех спящих на кровати красивых мужчин. Он вынужден был признаться, что выглядели они рядом друг с другом просто шикарно. Гарри и Драко спали, прижавшись с двух сторон к мужчине.
   - В жизни бы не подумал, что можно вот так любоваться обнаженными мужскими особями, - произнес шепотом за его спиной Северус.
   - Красиво, - вздохнул Люциус.
   - Да, даже слишком, - согласился зельевар, подавшись назад и давая место другу, чтобы закрыть дверь.
   Мужчины спустились вниз, в столовую, где принялись за завтрак.
   - Как ты к этому относишься? - поинтересовался Северус, внимательно глядя на друга.
   - Как это ни странно, но спокойно, - ответил Люциус. - Ты заметил, как Гарри и Драко красиво смотрятся рядом друг с другом.
   - Да, они идеально подходят друг другу, - согласился Северус.
   - Ты, кажется, начинаешь по-другому воспринимать Гарри, - заметил Люциус.
   - Нельзя не заметить тех изменений, которые произошли, - вздохнул зельевар. - Они стали другими, все трое. Сейчас узнать в этом гордом черноволосом юноше Гарри Поттера просто не возможно. Возможно, я действительно был слишком предубежден против него, но смог бы он стать таким, если бы не все эти испытания?
   - Не знаю, но я даже боюсь подумать, что было бы, если Гарри не ушел тогда, год назад, - прошептал Люциус.
   - Никто так и не узнал бы правду, - раздался спокойный голос юноши, который как раз входил в столовую.
   - А Драко и Люпин? - поинтересовался Снейп.
   - Они еще спят, - сказал Гарри.
   - А почему ты встал? - спросил Люциус.
   - Наверное, я все-таки слишком сильно нервничаю, - признался парень.
   - Почему? - Снейп пристально смотрел на юношу.
   - Моя жизнь делает новый поворот, и в то же время я вернулся к тому, от чего попытался сбежать год назад, - Гарри сел за стол по левую руку от Люциуса, напротив зельевара. Гарри посмотрел на хозяина дома. - Могу я задать вопрос?
   - Конечно, - кивнул Люциус.
   - А где миссис Малфой?
   - Хмм, - Люциус скривился, как от зубной боли.
   - Нарцисса посчитала, что муж калека ей не нужен, - с легкой ядовитостью произнес Снейп. Гарри удивленно посмотрел на Малфоя.
   - Только из-за того, что вы хромаете? - кажется, ему это было совсем не понятно.
   - Я потерял доверие Темного лорда, особенно после того происшествия в Министерстве, а уж после исчезновения Драко, которое кое-кто использовал в своих целях, мне пришлось туго, - признался Люциус.
   - Не мир, а бардак, - проворчал Гарри. - Люди рвутся к власти, калеча других, и даже не оглядываются. Светлые, темные - разница никакой.
   - Хмм, - теперь уже хмыкнул Северус, с интересом глядя на юношу.
   - Гарри, я надеюсь, вы останетесь в моем доме? - полувопросительно спросил Люциус.
   - Скорее, это вы переедете в наш, - твердо сказал Гарри. - У вас защита тает, и как я думаю, это связано с вашей женой.
   - Ага, я тоже обратил на это внимание, когда мы прибыли, - с зевком оповестил вошедший в столовую Драко, затем посмотрел на Гарри. - Ты чего вскочил в такую рань?
   - Не спалось, а вас будить не хотел, - улыбнулся Гарри. Драко плюхнулся рядом с ним, но на стул около отца, на который Гарри не сел. Люциус только сейчас оценил это. Юноша оказался знаком с этикетом.
   - Кхм, - на губах у Гарри появилась лукавая улыбка. Он посмотрел на Люциуса и сквозь смех произнес. - Вам еще придется заняться моим воспитанием.
   - Вот как? - бровь взметнулась вверх.
   - Да, дядя, с этикетом и манерами я знаком в основном для арабского мира, да с тем, что мне успел рассказать Драко, - признался Гарри. Люциус почувствовал, как груди разлилось тепло. Он даже не думал, что так быстро услышит слово "дядя" из уст Гарри, а оно слетело легко и без запинки.
   - Это будет еще то бремя, - фыркнул Ремус, присаживаясь рядом со Снейпом.
   - Почему? - зельевар посмотрел на красивого мужчину рядом.
   - Он, по какой-то, только ему известной причине, считает этикет и манеры пустой тратой времени, но при этом старательно их придерживается, особенно, когда знает, что делать. Но заставить его выучить что-то можно только из-под палки, - с ухмылкой сказал Ремус, целенаправленно избегая взгляда Гарри. Юноша же смотрел на него укоризненным и обиженными глазами, словно его только что принесли в жертву.
   - Рем, зачем? - сдерживая смех, спросил Драко. Люпин поднял голову и взглянул в серые глаза парня. Драко поежился, потом перевел настороженный взгляд на отца. Ни от Люциуса, ни от Северуса это не ускользнуло.
   - В чем дело? - спросил Люциус.
   - Эти двое могут довести до инфаркта, особенно, когда они вместе, - серьезно сказал Ремус. - Сейчас, конечно, стало лучше и они чувствуют грань, за которую...
   - РЕМУС! - в два голоса закричала парни.
   - Что, Ремус? Теперь у вас будет три соглядатая, может, хоть это убережет..., - мужчина не договорил, схлопотав заклинание онемения сразу от обоих своих любовников. Люциус и Северус смотрели на это с некоторым замешательством.
   - Заплатите, - произнес Ремус, почти мгновенно сняв с себя немоту.
   - Как вы пользуетесь магией без палочек? - спросил Люциус. Тут же три руки взметнулись вверх, демонстрируя браслет.
   - Через браслет? - удивился Северус.
   - Ну, магическим проводником, может быть все, что угодно, стоит только задать нужные параметры, - пожал плечами Гарри, потом как-то странно посмотрел на зельевара. - Профессор Снейп, вы не могли провести для меня и Драко несколько тестов и подтянуть нас на уровень школьной программы?
   Зельевар ошарашенно уставился на Гарри. Еще бы, он только что видел демонстрацию невербального заклинания онемения... Снейп повернулся к Люпину и нахмурился, затем снова Гарри, еще больше нахмурился.
   - Что это было за заклинание? - наконец, задал он вопрос.
   - Онемение, насколько я понял, - ответил Люциус.
   - Ага, а луч у него какой при невербальном посыле? - съязвил Снейп. Люциус нахмурился, припоминая, затем также ошарашенно стал переводить взгляд с одного на другого.
   - Быстро, - усмехнулся Драко.
   - Что, быстро? - Люциус, прищурившись, посмотрел на сына.
   - Я думал, уйдет больше времени, пока вы поймете, что это не то заклинание, которым пользуются все, - пожал плечами Драко, затем посмотрел на крестного. - Это, кстати, одна из причин, почему нам надо подогнать свои знания под стереотипы Хогвартса, да и потренироваться стоит. Мы, конечно, не собираемся скрывать своих навыков, но и демонстрировать их каждому встречному поперечному тоже не стоит.
   - Что ж, мудрое решение, - кивнул Снейп. - Я займусь вами.
   Гарри только склонил голову в знак благодарности, затем снова стрельнул глазами на Ремуса. Тот только насмешливо на него посмотрел, после чего спокойно занялся завтраком.
   - Что намерены делать? - спросил Северус, глядя на парней.
   - Надо как-то вытащить всех из Норы, чтобы была возможность встретиться, - вздохнул Драко.
   - Они сегодня в полдень будут в Косой аллее, - вдруг сказал Люциус.
   - Эмм? - четыре пары глаз уставились на хозяина поместья.
   - Люциус, кто твой осведомитель? - Северус подозрительно посмотрел на друга. Тот усмехнулся, отпил из чашки и только после этого назвал имя.
   - Гермиона Грейнджер.
   - Что б тебя..., - выругался зельевар. - Как тебя угораздило с ней связаться?
   - Зря ты так, Северус, девушка она замечательная, умная, многое знает, до еще большего доходит своим умом, а остальное находит логически. Она оказалось просто кладезем информации и идей, - сказал Люциус с усмешкой.
   - И когда успел наладить контакт? - скривился Северус.
   - Еще до того, как дети попали в застенки Темного лорда, - сказал Люциус.
   - ЧТО?! - в три голоса вскричали остальные свидетели этой беседы. Малфою и Снейпу пришлось рассказывать Гарри, Драко и Ремусу о том, что же произошло во время их годичного отсутствия. Весело жилось не только им троим, как оказалось. По крайней мере, теперь частично стало понятно, почему слизеринцы и гриффиндорцы были вместе.
   Пока в Малфой-меноре шли разговоры и продолжался обмен новостями и событиями последнего года, В Норе тоже не было спокойно, в плане новостей. Как ни странно это звучит, но появление лордов Паркинсон, Гроув и Забини никаким образом ни сказалось на защите, вернее тревога не сработала, а должна была быть. Складывалось впечатление, что ее просто нет.
   - Странно, - произнес Артур вместо приветствия, отходя от порога дома и впуская нежданных гостей.
   - Насколько я знаю, у вас тут довольно сильная защита стояла, - Александр Паркинсон прищурился и посмотрел на чету Уизли.
   - По крайней мере, еще вчера поздно вечером стояла, - кивнула Молли, но на ее лице было очень ясно написано, что она думает и кого винит в отсутствии защиты. Лорд Гроув мог поспорить, что услышал, как женщина прошипела себе под нос: "Ну, я ему устрою сладкую жизнь, старый козел". Почему-то он даже не сомневался, кого имеет в виду эта только на вид добрая домохозяйка.
   - Надо бы помочь с восстановлением защиты, - сказал Забини.
   - Да, но это может пять минут подождать, - кивнул Паркинсон.
   - Ох, простите мое не гостеприимство, - спохватилась Молли. Через минуту на столе стоял ароматный чай и море выпечки. Гроув откусил кусок пирога и не сдержал стона удовольствия, даже зажмурился. Четыре человека удивленно на него посмотрели.
   - Что? - Гроув пожал плечами. - Вы только попробуйте, это просто восхитительно. Все трое мужчин отдали должное кулинарным способностям миссис Уизли.
   - Почему бы вам не открыть свой кулинарный магазинчик, а лучше просто пекарню, небольшую, но свою? - Гроув пристально смотрел на женщину. Молли покраснела от похвалы и в то же время от бессилия.
   - У нашей семьи нет таких средств, - сказал Артур. - А тратить то, что нам выделил Гарри, мы просто боимся, а вдруг что-нибудь случиться, хотя вот Молли и начала постепенно обновлять все в доме, да и девочки помогают ей.
   - Молли, все ваши дети уже взрослые, - сказал Паркинсон. - Сейчас самое время заняться чем-то другим. А пекарня - это действительно ваше, Дерис прав.
   - Деньги, - напомнил Артур.
   - А, Мерлин, да получите вы деньги, - махнул рукой Забини.
   - Вы ведь не за этим сюда пришли? - решила уйти с этой темы Молли.
   - нет, конечно, - покачал головой Александр Паркинсон и положил на стол довольно пухлую папку. - Это документы о передаче Блейза, Дианы и Панси под вашу опеку, а также документы о переводе двух третей всех наших состояний на наших детей.
   Трое мужчин видели по лицам Молли и Артура, что те прекрасно понимают, что именно они сделали и чем им это грозит.
   - Это сумасшествие, - прошептала Молли.
   - Мы знаем, но наши дети в отличие от нас смогли сделать правильные выводы. Отдавать их под опеку наших родственников нельзя, - сказал Забини. - С вами у них есть шанс выжить.
   - Мы все для этого сделаем, - сказала Молли очень серьезным тоном.
   - Поэтому мы и пришли к вам, - кивнул Гроув.
   - На ваш счет в Гринготсе каждый из нас перевел по сто тысяч галлеонов, - продолжил Паркинсон.
   - Зачем? Мы и так относимся к вашим детям, как к своим, - сказала Молли.
   - А вот это как раз и будет наш взнос на пекарню, - улыбнулся Гроув.
   - Мам, соглашайся, - раздался голос одного из близнецов. Начиная с этого лета, в семье впервые в жизни стали различать близнецов. Из девушки как-то сумели развить у парней их индивидуальные черты.
   - Фред, как давно ты здесь? - Артур посмотрел на сына.
   - Достаточно, чтобы услышать много интересно, - ответил парень, потом посмотрел на гостей. - Доброе утро лорд Паркинсон, лорд Забини, лорд Гроув.
   - Доброе, Фред, - кивнул с улыбкой Паркинсон, остальные тоже склонили головы в приветствии.
   - Послушайте сына, Молли, - сказал Забини.
   - Мам, правда, ты так печешь, что можно не заметить и съесть собственную руку, - улыбнулся Фред.
   - Я подумаю, - вздохнула Молли, но глаза у нее горели. Артур только покачал головой, понимая, что идея жене понравилась, да и ему самому, если честно.
   - Так, что там с защитой на Норе? - вдруг спросил Фред.
   - А нет защиты, сняли ее, - тут же запетушилась Молли, отошла к плите, стала там громыхать, нот ее бубнеж услышали все, поскольку никто не говорил, а следил именно за ней. - Повыдергала бы всю его бороденку. Правду говорят, бес в ребро, удаль по мозгам, только у этого козла явно моча в голову ударила.
   Фред зажал рот руками и теперь старательно сдерживал себя, чтобы не заржать в полный голос, у него даже слезы побежали по щекам. Четверо мужчин тоже оценили ее ругань по достоинству, особенно зная, кому она предназначается.
   - Папа, - Панси пролетела мимо Фреда и упала в объятия отца, который так крепко обнял дочь, словно боялся, что она ему привиделась.
   - Отец, - Блейз остановился рядом с Фредом, ноша за руку держал свою девушку - Джинни.
   - Блейз, - Забини-старший встал и подошел к сыну, притянул его к себе и обнял, потом с улыбкой посмотрел на стоящую девушку. - Ты выбрал себе достойную подругу, смелую и верную.
   - Отец, это Джинни, - Блейз снова взял девушку за руку.
   - Очень приятно с вами познакомиться, мисс Уизли, Джинни, - произнес Забини-старший.
   - Мне тоже, сэр.
   - Папочка, - Диана порхнула мимо всех и тут же оказалась рядом со своим отцом. Завтрак превратился в долгие посиделки и обмен новостями по всем фронтам. На кухне не было только Гермионы, но, наконец, появилась и она.
   - Я, конечно, прошу прощения у всех, но в полдень мы должны быть в Косом переулке, я имею в виду мы вдесятером и миссис Уизли.
   - Герм? - Фред удивленно посмотрел на свою девушку.
   - Зачем? - удивленно спросила Джинни. Гермиона странно улыбнулась и повела плечом.
   - У нас назначена встреча, вы что, забыли? - изобразив недоумение, спросила Гермиона. Напускное выражение лица никого не обмануло. Четверо мужчин поняли, что для их ушей эта информация не предназначена.
   - Герм? - Диана полувопросительно посмотрела на девушку и одними губами произнесла: "Гарри и Драко?" Гермиона кивнула. На лице Дианы появилась улыбка. Ее отец с удивлением понял, что это улыбка облегчения. Было видно, что и остальные, кого касалась эта новость, тоже разобрались, что же хотела им сказать Гермиона.
   Следующий час, пока молодежь прихорашивалась, взрослые занялись установкой всевозможных щитов. Молли даже сама предложила, чтобы были поставлены и темномагические, в конце концов, в доме такое количество детей, да еще и отпрысков аристократических древних родов. Пока они все работали, Молли усиленно поливала ругань Дамблдора, правда, не называя его имени. Вот уж кому икалось-то сегодня. Наконец, защита была поставлена и трое мужчин, попрощавшись со всеми, удалились. Было видно, что Блейзу, Панси и Диане, мягко говоря, не по себе. Они понимали, что возможно, видят своих отцов в последний раз и могут никогда больше не увидеть матерей. Это было страшно, и они все сознавали ужас данной ситуации. Они все стояли, взявшись за руки, и смотрели, как трое мужчин идут к барьеру, после которого можно аппарировать. Вот все трое оборачиваются, на их лицах грустные улыбки, они помахали руками и аппарировали, только на землю упали три конверта. Артур поднял их и передал адресатам. Блейз, Диана и Панси спрятали их, не желая сейчас расстраиваться еще сильней, чем это уже есть, да и читать их нужно в одиночестве.
   Ровно в двенадцать вся честная компания прибыла в Косой переулок. Народу тут было достаточно. Казалось, люди намеренно забывают о том, что происходит вокруг и пытаются забыться, гуляя на главной магической улочке Англии. Сейчас здесь было полно авроров. Ребята даже увидели Тонкс и Кингсли, мелькнуло еще несколько знакомых лиц, в том числе и однокурсники, но те проигнорировали из, словно они грязь какая под ногтями, да их это и не трогало.
   - Привет, - раздался тихий голос за спиной у Гермионы. Девушка отошла от своей компании к книжному лотку. Гермиона резко обернулась и утонула в зеленых глазах стоящего перед ней юноши.
   - Гарри, - задушено прошептала девушка и тут же вскинула руки и обняла его за шею. - Мерлин мой, Гарри, - слезы потекли из карих глаз. Гермиона уткнулась лицом в плечо парня и теперь тихо плакала. Ей уже казалось, что тогда, в тот день это был просто мираж, но вот он, стоит перед ней, пусть совершенно другой, сосем не похожий на себя, но она узнает эти глаза из тысячи, из десятков тысяч, из миллионов. Она точно знала, что это ее лучший, ее первый настоящий друг, как и Рон, больше чем друг - брат.
   - Шшш, Гермиона, все хорошо, - прошептал Гарри, осторожно обняв девушку. - Приведи всех в дом номер 15, на второй этаж, комната 3. Мы ждем, - Гермиона даже не заметила, как парень исчез.
   - Мион, ты чего, плачешь? - рядом с ней появилась Панси и сразу же встревожилась.
   - Надо найти всех, я знаю, где нас ждут, - прошептала девушка, утирая слезы.
   Спустя четверть часа они вошли в достаточно большую комнату и увидели сидящего в кресле мужчину, который вроде бы являлся Ремусом Люпином и двух ношей - зеленоглазого и сероглазого. Дверь за вошедшими закрылась. Все смотрели друг на друга, но вдруг Панси слетела с места и тут же накинулась с кулаками на Гарри.
   - Придурок недоделанный, какого черта ты влил в себя это зелье, а? - при этом девушка со всей силы колотила опешившего парня по всеми, что попадалось на пути. Гарри даже не сразу отреагировал, так что ему удалось отведать, насколько же сильна слизеринка. Наконец, ему удалось перехватить девушку, развернуть ее к себе спиной и прижать к груди, но та стала пытаться его лягнуть.
   - Уймись, женщина, - рявкнул Гарри. - Больно же.
   Именно после этих слов в номере раздался смех, разряжая обстановку.
   - Больно ему? А ты представляешь, что с нами было, когда мы узнали, что ты эту дрянь выпил, тупой идиот, - горячилась Панси.
   - Идиот тупым быть не может, на то он и идиот, - нравоучительно произнес Гарри.
   - Не придирайся к словам, - топнула ножкой слизеринка, потом извернулась и чмокнула парня в щеку. - Привет, чудовище гриффиндорское, - потом внимательно посмотрела на Гарри и исправилась. - Хотя, скорее, красавец гриффиндорский.
   - И вам того же, храбрая слизеринка, - насмешливо ответил Гарри.
   - Эээ, без оскорблений, - делано надулась Панси, но тут перед девушкой встал Драко.
   - Привет, Панс, - произнес блондин. Девушка просто повисла у него на шее и зашмыгала носом, вдруг выпрямилась и со всей дури заехала ему кулаком в скулу. Хоть Драко и попытался уйти от удара, вскользь ему досталось.
   - Тебе не кажется, что мы стали терять сноровку? - нахмурившись, спросил Гарри.
   - Нет, просто, по-моему, мы совсем не ожидали таких вот действий, особенно от беззащитных девушек, которых когда-то знали.
   - Что ж, теперь есть, если что, кому капать вам на мозги, - усмехнулся Ремус, поднимаясь из кресла.
   - Тебя совсем не узнать, Ремус, - произнесла Молли.
   - Да, пришлось измениться, хотя и не по своей воле, - с улыбкой сказал Ремус.
   - А вам так идет, - произнесла Диана и тут же смутилась.
   - Спасибо, мисс Гроув, - поклонился Люпин.
   - Вы, и, правда, классно выглядите, - сказал Грег. - Ну, по сравнении с тем, что было.
   Они не успели больше ничего сказать, как в окно постучала сова. Молли удивленно смотрела на сычика Рона, затем впустила взъерошенного совенка и отвязала послание.
   - Я ему точно повыдергаю все бороду, козлу такому, мудак, - выдала женщина на удивление спокойным тоном. Двенадцать подростков уставились на Молли удивленными взглядами. Ремус, не спрашивая разрешения, заглянул в послание.
   "Молли! Защиту снова сняли, остались самые крохи. Были авроры, в доме все перевернуто верх дном. Потребовали выставить Блейза, Панси и Диану. Они еще не знают, что у нас есть все права на них. Снимите номера в гостинице и будьте осторожны, в Нору лучше пока не возвращаться. Артур"
   - Урод, - продолжала разоряться Молли. - Я ему такое устрою...
   Ремус успел в двух словах поставить своих любовников в курс дела, поэтому Драко вдруг прервал женщину на середине ее до ужаса спокойного монолога.
   - Миссис Уизли, а как вы относитесь к мужским парам?
   - Он у ме... Что? - Молли удивленно воззрилась на блондина, да и остальные тоже. Первыми стали переводить взгляды с Гарри на Драко Панси и Гермиона. Потом на их лицах появились понимающие улыбки. - А как я должна к ним относиться? Когда-то это было нормой в волшебном мире.
   - Когда-то, но не сейчас, - сказал Гарри.
   - Вы вместе? - поинтересовалась Молли, глядя на парней. Те кивнули. - Вы красивая пара, очень гармонируете.
   - Ага, и втроем смотритесь тоже хорошо, - вдруг сказал Винс. Троица переглянулась, что не ускользнуло от цепких глаз их друзей.
   - Вы что, втроем? - уточнила с удивлением в голосе Джинни, снова последовал кивок.
   - Ух, ты, вырвалось у Дианы.
   - Круто вы замутили, - высказался Рон, потом шагнул к Гарри и сгреб его в объятия. - Я бы тебе сейчас двинул бы по морде, за все хорошее, но не буду, у меня правая рука теперь не рабочая, а левой не так уж и хорошо получается.
   - Что с рукой? - тут же потребовал ответа Драко.
   - Пожиратели, - скривился Рон.
   - Блин, вы, чем тут занимались без нас, а? - Драко обвел ребят мрачным взглядом.
   - Да, все понемногу, - сказала Джинни. - Мы и, правда, рады вас видеть.
   - Мы вас тоже, Джинни, поверь, мы вас тоже, - улыбнулся Гарри и чмокнул девушку в щеку.
   - Ох, надо заказать гостиницу..., - задумчиво начала Молли. Разговор у них получался какой-то рваный, все время перескакивал с одного на другое, даже выказать своих чувств не у всех получалось. Столько всего произошло, что приходилось все строить заново, вспоминать друг друга.
   - А, о чем это я, - стукнул себя по лбу Драко. - Я хотел вам предложить перебраться к нам в дом.
   Молли удивленно посмотрела на юношу.
   - В Малфой-менор? - вырвалось у Панси.
   - Нет, у нас рядом поместье, - покачал головой Гарри.
   - Так, это вы его купили, - воскликнула Диана.
   - Да, - кивнул Ремус. - В поместье такая защита, что ее никто снять не сможет, даже Дамблдор, он даже войти не сможет.
   - Ну, если мы вас не стесним, - неуверенно сказала Молли.
   - Нисколько, - покачал головой Драко. - Дом большой, еще и места останется.
   - У нас все вещи остались в Норе, даже переодеться не во что, - проворчал Грег. - И что им все неймется?
   - Каждый рвется за власть и все плевать, что они идут по головам, - сказал Гарри.
   - Ты изменился, и не только внешне, - тихо сказал Гермиона.
   - Мне пришлось, подруга, - также тихо ответил Гарри.
   Пока Ремус и Молли писали записку для Артура, ребята переговаривались, но никто не затрагивал вопросов их жизни в прошедший год. На это будет еще ночь, целая ночь, когда все они будут и смеяться, и переживать, и плакать, и вместе страдать.
   Ровно полчаса спустя все Ремус, Гарри и Драко аппарировали всех к себе домой. Еще час спустя авроры стали свидетелями странного явления. В Норе появились домовики, которые сноровисто собрали по сундукам вещи, всякую разную утварь и бесследно со всем этим исчезли. Не вернулся домой и Артур Уизли, убывший после обеда на работу. Отследить куда исчезли Уизли и их вещи оказалось не возможным. Дамблдор рвал и метал, особенно, когда получил известие, что чета Уизли имеет опеку над всеми пять слизеринцами.
   А в новом доме также появились Люциус и Северус, которого хозяева решили задобрить сразу, поэтому отвели его в лабораторию. На ужин зельевар пришел в самом лучшем расположении духа, даже поддержал разговор и пошутил пару раз, чем вверг и своих студентов и гриффиндорцев в довольно долгий ступор, после чего ретировался, а молодежь устроилась на полу около горящего камина, чтобы поделить своей жизнью за прошедший год.
   Поделиться2213.05.2009 11:09
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 21. Поле боя или как портить жизнь своим пешкам и не только им.

   Гермиона шла по коридору из библиотеки. У нее глаза горели каждый раз, когда она в нее заходила, а по спине побежали мурашки. Тут были такие книги, которые ни министерской, ни хогвартской библиотеке даже не снились. Откуда все это богатство было у трех мужчин, она даже думать не хотела. Она проводила в библиотеке по два-три часа в день, часто просто бережно, с каким-то благоволением проводя рукой по корешкам древних фолиантов. Они жили в этом доме уже неделю, общались, веселились, разговаривали, но в какой-то момент Гермиона заметила, что рассказывают в основном они, а вот Гарри и Драко осторожненько так, незаметно уходят от темы о своих приключениях.
   Девушка остановилась и прислушалась. Откуда-то, почти неощутимо, на грани сознания, улавливалась тягучая мелодия. Гермиону потянуло туда, как магнитом. На лестнице она столкнулась со своими подругами.
   - Слышишь? - Панси указала на верх лестницы.
   - Ага, она то почти не слышна, то становиться громче, - кивнула Гермиона. - По-моему, это откуда-то с верхнего этажа, или даже с чердака.
   - Я тоже так думаю, - кивнула Панси.
   - Ну, идем, посмотрим? - спросила Джинни. Девушки двинулись вверх, переговариваясь между собой.
   - А где остальные? - спросила Гермиона.
   - Парни на улице, типа пытаются играть в квиддич, Драко и профессор в лабораторию, варят какое-то зелье. Ну, очень заняты, - усмехнулась Диана. Лорд Малфой в кабинете, разбирается с делами, миссис Молли с ним. По-моему, отец Драко помогает ей с финансовым планом по созданию пекарни. Мистер Уизли на работе, кстати, Ремус убыл с ним. А вот, где Гарри, не знаю.
   - Ух, ты, откуда столько информации? - Гермиона даже удивилась.
   - Пообщалась с домовиками. Они тут своеобразные какие-то. Не знаю, где их Ремус нашел, - покачала головой Диана.
   - Смотрю, у тебя с легкостью получается называть профессора Люпина по имени, - заметила Джинни.
   - Он сам просил себя так называть, - пожала плечами слизеринка. - Удивляюсь, что вы не можете.
   - Мы стараемся, - усмехнулась Гермиона.
   - Слышите, музыка стала громче, - заметила Джинни, призывая подруг к тишине.
   - Откуда-то оттуда, - показала рукой Гермиона. Они прошли по коридору, вышли к небольшой винтовой лестнице и поднялись по ней. Перед ними на маленькой площадке оказалась дверь, чуть приоткрытая. Откуда и доносилась восточная томная мелодия. Панси заглянула первой. Она так и замерла, глядя на плавно двигающую под звуки гибкую фигурку в почти прозрачной одежде.
   - Ничего себе, - прошептала она.
   - Что там? - шепотом спросила Джинни. Панси открыла дверь пошире, и девушки теперь как завороженные следили взглядом за черноволосым юношей. Вдруг Гарри замер, резко обернулся и уставился на неожиданных зрителей.
   - Я тоже так хочу, - наконец, обрела голов Диана. - Научишь?
   - Это было..., черт, у меня даже слов нет, - вырвалось у Гермионы. Девчонки не могли оторвать взгляда от фигуры Гарри, просвечивающей через одежду. Было видно, что юноша нисколько не стесняется того, что его рассматривают.
   - Ну и? - усмехнулся он.
   - Отлично, - в тон ему выдала Панси и уже специально окинула его оценивающим взглядом. Гарри усмехнулся, подошел к стулу у небольшого круглого окна и накинул на себя халат.
   - Так, ты можешь научить? - спросила Диана.
   - Ты хочешь научиться восточным танцам? - Гарри посмотрел на девушку с легким любопытством.
   - Я бы тоже не отказалась, - кивнула Гермиона. - Это было красиво итак...
   - Возбуждающе, - закончила за нее Джинни, потом умоляюще посмотрела на Гарри. - Научи.
   - Научи, научи, научи, - насели девчонки на парня.
   - Ладно, ладно, только успокойтесь, научу, - стал отмахиваться от наседающих его девушек Гарри.
   - Ты где научился так танцевать? - спросила некоторое время спустя Джинни. Они расположились в следующей комнате, оформленной в восточном стиле, на подушках и лакомились сладостями.
   - Что это? - показывая на нечто белое в одной из ваз, спросила Джинни.
   - Рахат-лукум, попробуй, тебе понравиться, - улыбнулся Гарри.
   - Ммм, правда, вкусно, - зажмурилась рыжая.
   - Почему-то мне кажется, что об этом месте даже Драко не знает, - задумчиво произнесла Гермиона.
   - Это сложно объяснить, - Гарри отвел взгляд, потом лег на спину и уставился в потолок. - Я хоть и рассказал Драко о моей страсти восточными танцами, но...
   - Слишком личное, только твое? - спросила Панси.
   - Да, - кивнул Гарри.
   - Ты выглядел таким спокойным, живым, сексуальным. У меня даже слов не хватает, чтобы описать все свои ощущения, когда я увидела тебя, двигающегося под эту музыку, - тихо произнесла Диана.
   - Мы не скажем никому, Гарри, - Джинни серьезно посмотрела на парня.
   - Ты ведь забыл закрыть дверь, так? - спросила Гермиона.
   - Да, забыл, хотя обычно более внимателен, - кивнул Гарри и повернулся на бок, подпер рукой голову и теперь смотрел на четырех девушек.
   - Что тебя мучает? - спросила Панси.
   - Это так очевидно? - грустно улыбнувшись, задал свой вопрос Гарри.
   - Ты нервничаешь, встаешь одним из первых, частенько стараешься остаться один, - начала перечислять симптомы Панси.
   - Да, - Гарри закусил губу. - Драко ничего не говорит, ждет, когда я сам все расскажу, как и Ремус, а я не могу.
   - Почему? - Гермиона серьезно посмотрела на парня.
   - Я просто не знаю, с чего начать, - тихо сказал юноша.
   - Начни с начала, - предложила Диана.
   - С начала, - усмехнулся тот. - Чтобы начать с начала, надо вспомнить слишком многое, даже то, что произошло задолго до моего рождения.
   - История тянется так издалека? - нахмурилась Панси.
   - Очень издалека, Панс, очень, аж от дедушки Драко. И еще не известно, кто в этой истории темный, а кто светлый, - усмехнулся Гарри.
   - Ничего себе замечаньице, - пробормотала Джинни.
   - Гарри, вы с Драко ведь так нам ничего и не рассказали о том, что делали весь этот год, - заметила Гермиона.
   - Я не очень хочу многое из этого вспоминать, подруга, - тихо произнес Гарри. - Однажды мы расскажем, может быть, не все, но хотя бы часть.
   - Все было так плохо? - спросила Диана.
   - Не все и не всегда, но было тяжело, очень, - признался Гарри.
   - Ты теперь дома, Гарри, - Джинни положила руку ему на локоть. - Все будет хорошо, все плохое закончилось.
   - Не все, Джин, не все, - вздохнул Гарри. - Мы еще не раз увидим пакости со стороны и Дамблдора, и Волдеморта. А сейчас, давайте-ка, начнем наш первый урок.
   Артур уже неделю каждый день ходил на работу из Хабиб-Ахтар-менора, как прозвали новое поместье, и все время с тревогой ждал какой-нибудь реакции Дамблдора. Ему-то было понятно, что ситуация в мире после появления этих самым "Хабиб-Ахтаров" изменилось, вот только не так много людей знало истинное положение вещей, в том числе он. Пока Дамблдор не объявлялся, но его положение в отделе точно изменилось, что-то незримо витало в воздухе. Сегодня утром вместе с ним из дома отправился и Ремус, у того были какие-то дела в Гринготсе и Косом переулке.
   Артур как только вошел в отдел понял, сегодня что-то будет. Как оказалось, интуиция работает очень даже на славу. На столе лежало "приглашение" посетить аврорат, немедленно. Мужчина вздохнул и отправился на допрос, уж в этом он не сомневался.
   - Мистер Уизли, вы быстро, - усмехнулся встретивший его аврор, провожая в комнату для допросов.
   - Решил не тянуть, - просто ответил Артур.
   - И правильно, - усмехнулся аврор. Артур на мгновение поймал краем глаза движение, когда его вводили в это убогое помещение. Ему даже показалось, что это был Дамблдор. Хотя подобная ситуация его не удивляла. Ему сейчас казалось, что все это и было спровоцировано директором.
   - Мистер Уизли, в вашем доме проживало трое детей Упивающихся смертью, - начал аврор.
   - Они до сих пор проживают со мной, - спокойно ответил мужчина.
   - Но в доме вы не появляетесь уже неделю, - сделал слегка удивленное лицо, которое даже барана бы не ввело в заблуждение.
   - И что? - спросил Артур.
   - Где вы проживаете? - задал вопрос аврор, пристально глядя на Артура.
   - Я арестован? - напрямик спросил мужчина.
   - Нет, - покачал головой аврор.
   - Тогда, это не ваше дело. А Блейз, Панси, Диана, Винс и Грег, а также Гермиона находятся рядом со мной на вполне юридических началах. Все документы на опеки над всеми шестерыми у меня имеются. Так в чем собственно проблема? - Артур начал заводиться.
   - А каким образом вы получили опеку? - спросил аврор.
   - Не ваше дело, - заявил Артур.
   - Вы порочите имя работника Министерства, - заявил аврор.
   - Так в этом все дело? - с сарказмом произнес Артур. - Ну, если я так уж порочу ИМЯ РАБОТНИКА МИНИСТЕРСТВА, могу написать заявление об увольнении.
   - И чем займетесь? - усмехнулся аврор.
   - Не ваше дело, - отрубил Артур. - Еще ко мне вопросы есть?
   - Что вы, нет, если будут, мы вас найдем, - оскалился аврор.
   - Это навряд ли, - пробубнил себе под нос мужчина, затем покинул комнату допросов. Он решительным шагом добрался до своего отдела, влетел туда, сел за стол, плюхнул перед собой пергамент и быстро на нем застрочил, затем пару раз им взмахнул, осушая, и направился к начальнику. Закрыв за собой дверь, он положил перед главой отдела свое заявление.
   - Артур, зачем ты кипятишься? Ну, выкинул бы этих детишек, и всего делов. Зачем тебе такие проблемы? - начал тот его успокаивать, даже не замечая, что добивается совершенно иной реакции.
   - Заявление подпиши, - холодно сказал Артур.
   - Ну, зачем ты так? Они же тебе никто. Ты только проблемы себе наживаешь. Все же знают, они упивающиеся, прихвостни Того-кого-..., - начальник заткнулся, как только встретился с разъяренным взглядом свого сотрудника. Глава отдела внутренне содрогнулся, почему-то решив, что в таком состоянии человек без задней мысли просто может пустить ему между глаз Аваду.
   - Ты подпиши, а я уж как-нибудь сам разберусь, с кем я буду жить и где, - Артур еле сдерживался. Начальник подмахнул подпись, Артур вырвал у него заявление, глянул на него, затем швырнул снова на стол перед начальником, и вылетел из кабинета. Он быстро побросал свои личные вещи в коробку, подхватил ее и стремительным шагом отправился вон. В дверях остановился и обернулся. Оглядел уставившихся на него людей, скривился.
   - Мне вас всех просто жаль. Не удивительно, что Волдеморт вас всех так пугает, - Артур еще раз скривился, когда при имени Темного лорда все присутствующие вздрогнули. - Вы же его боитесь, готовы под стол залезть, даже говорить, что все это глупость, его нет, он умер шестнадцать лет назад. Так спокойнее, да? За вас воюют дети. А вы даже не дает им право на нормальное существование. Так легче? Навешать ярлыков и наблюдать, что из этого получится? Должен вас разочаровать, так не бывает. Рано или поздно придется принимать решение. И лучше рано, чем поздно, потому что это поздно может действительно стать слишком поздно, - после чего громко хлопнул дверью за собой. В кабинете стояла мертвая тишина. Артура Уизли все в основном знали как заядлого любителя всех маггловских технических средств, им он известен был, как спокойный тихий подкаблучник, который никогда никому не перейдет дорогу. Этого Артура Уизли, выдавшего только что им речь, они не знали.
   Сам же Артур пронесся по Министерству, влетел в Атриум, не обращая ни на кого внимания, и аппарировал с площадки.
   - Засечь, - прозвучал приказ. Авроры моментально выполнили его. Из тени вышел Дамблдор и задумчивым взглядом посмотрел на площадку. Он слышал весь этот идиотский допрос, который не дал определенных ответов, но в то же время показал, что один из его соратников и верных пешек вышел из-под контроля.
   - Подкаблучник, он и есть подкаблучник, - пробормотал себе под нос Дамблдор.
   - Аппарация не очень далеко от поместья Малфоев, - подошел к нему один аз Авроров, член Ордена Феникса.
   - Отправляемся туда, - решил Дамблдор. Спустя несколько минут они стояли на пустынной дороге. Дамблдор сразу почувствовал исходящую от места силу, от него просто несло магией, и, что самое интересное, он понять не мог, какая это магия. Вот что его сейчас беспокоило. Авроры попытались пробиться вперед, но их откинуло назад, довольно мягко, надо сказать. Вторая попытка закончилась довольно ощутимым пинком от защиты. А еще, Дамблдор никак не мог понять, что стоит за защитой. Он не мог увидеть здания и того, что стояло вокруг него. Такого никогда раньше не было.
   - Может, он отсюда к Малфоям попер? - предположил один из молоденьких Авроров.
   - Проверьте, - распорядился Шеклбот, - возглавляющий этот отряд. Он отправил к поместью Малфоев всех тех. Кто не входил в Орден. Дамблдор пытался все-таки добраться до Уизли и заставить их действовать так, как ему выгодно. Не любил он, когда кто-то пытается сорваться с его поводка.
   - И могу я узнать, что вы все здесь делаете? - раздался за их спиной холодный голос. За их спиной на дороге стоял богато одетый мужчина. По описанию он был как раз тем иностранным, который остановил двух ношей в Косом переулке, перебивших с два десятка пожирателей.
   - А вам какое дело? - захорохорились авроры.
   - Вы стоите на моей земле, - холодно произнес Ремус, а это был он. - У вас есть документ, дающий вам право здесь находиться? Нет, прощу удалиться.
   - Вы не понимаете, - воскликнул молоденький аврор.
   - Я все прекрасно понимаю, - было видно, что Ремус абсолютно спокоен. Авроры потихоньку стали вынимать палочки, но тут раздалось несколько хлопков и на дороге перед Ремусом встали пять домовиков с довольно разъяренными выражениями на лице. Авроры стушевались, а глаза Дамблдора посверкивали. Ремус повернулся именно к нему.
   - Не знал, что директора школы являются узнать о своих будущих учениках к ним домой. Кажется, до сегодняшнего дня это не практиковалось, не так ли?
   - Будущих учеников? - переспросил Дамблдор.
   - Да, те двое юношей из Косого переулка первого сентября станут вашими учениками, - кивнул Ремус. - Но, я не вижу смысла в вашем здесь присутствии.
   - Я хотел бы познакомиться с ними заранее, - ухватился за идею Дамблдор.
   - Нет, - резко ответил Ремус. - Не считаю нужным.
   - Послушайте вы, - разъярился один из авроров.
   - Не вынуждайте меня применять к вам силу, - спокойно ответил Ремус.
   - Вы один, а эти ниче..., - в следующее мгновение аврор лежал мордой на дороге. Его так шандарахнуло. Остальные же смотрели, как один из домовиков похлапывает себя по рукам, словно говоря, что дело сделано.
   - Я бы на вашем месте не лез, куда вас не просят, - в голосе не было угроз, но впечатление от спокойствия этого человека заставляло авроров дергаться.
   - Мы получим предписание, - заявил Шеклбот.
   - Это ничего не меняет. Вам нужно будет его предъявить кому-то из хозяев, а для этого пробиться сквозь защиту. Желаю удачи, господа, - Ремус спокойно прошествовал мимо этого скопища людей. Дамблдор с интересом наблюдал, как подернулся воздух, и тут же все стало прежним, только вот мужчины не было видно. Это действительно было что-то новенькое в защите.
   Вторая группа узнала, что вот уже неделю в поместье Малфоев никого нет, только домовики, и что есть довольно серьезные бреши в защите. Дамблдор переглянулся с Шеклботом. Они оба подумали об одном и том же. Чего они не могли предугадать, так это того, что их опередят.
   Ремус по прибытии в дом сразу направился на поиски Люциуса. Блондина он нашел в кабинете, где были также Молли, Артур, Северус и Драко. Артур был зол, очень зол.
   - Так это они тебя тут разыскивают, чуть ли не с собаками? - усмехнулся Ремус.
   - Черт, проследили аппарацию, - хлопнул себя по лбу Артур.
   - Не беспокойся, в поместье даже сова не залетит, если я, Драко или Гарри не дадим на то разрешение. А вот из Малфой-менора надо все срочно вывозить, а то останетесь без своего имущество и семейных реликвий, - Ремус посмотрел на Люциуса.
   - Только этого сейчас не хватало, - застонал Люциус.
   - Так, я собираю всех, - решил Драко. Через пятнадцать минут в холле дома стояли все, кто проживал в поместье, включая эльфов. Задача была одна, собрать все, что скажет Люциус и перенести в этот дом. Драко, правда, обратил внимание на странное поведение девушек, на их покрасневшие лица. Он решил, что тут замешан Гарри, но с этим он уже будет разбираться ночью.
   В первую очередь в новый дом были отправлены все портреты и картины. Пока ребята справлялись со сбором всего видимого, а эльфы упаковывали малфоевскую библиотеку, мужчины отправились в тайные хранилища. Они примерно рассчитали, что у них есть часов шесть, чтобы забрать все самое ценное. Они, естественно, не успели выскрести все, но основное и то, что могло привести Люциуса в Азкабан, из Малфой-менора забрали. В доме остались эльфы, которые пытались скрыть все остальное. Через полчаса, как с последними "сокровищами" из Малфой-менора ушли "похитители", защита поместья была разнесена в пух и прах через образовавшиеся бреши. Авроры с удивлением смотрели на пустые стены, где красовались квадраты, показывающие, что здесь когда-то висели картины. Не было никаких ваз, антиквариата. Домовики разом исчезли, попрятались. Во время обыска что-то пошло не так, и стало рушиться левое крыло здания. Когда авроры увидели это, вылетели на улицу, чтобы застать следующее картинку. Красавцы кони из личной конюшни Люциуса галопом неслись в сторону нового скрытого поместья, за ними неслись три борзые. Авроры только и смогли, что заметить, как быстро скрылись в конюшне два эльфа. Стало ясно окончательно и бесповоротно - Люциус Малфой оставил Малфой-менор, и кажется, на совсем. Оставалось только вернуться на базу и сообщить все начальству. Но сначала они заглянули на дорогу, ведущую в поместье незнакомцев, которые очень даже заинтересовали министерских сотрудников. Протоптавшись там, и даже попытавшись силой взломать защиту, они получили достойный отпор. Затем явился очень рассерженный домовик и заявил от лица хозяев, чтобы они не лезли не в свое дело и убирались вон, иначе испытают на себе отклик защиты по полной.
   Все это кино жители поместья смотрели на специальном "экране", созданном Ремусом. Видели они и обыск в Малфой-меноре, и как животные неслись в их сторону, поэтому подняли защиту, впуская их за периметр защиты. Люциус скривился, смотря, как его родовое гнездо превращается в развалины. Молли даже положила ему на руку свою ладонь, поддерживая. Родовое гнездо Уизли теперь тоже долго не увидит своих хозяев, если вообще увидит.
   - Потрясающая ситуация, - прокомментировал все это действо Абрахас Малфой с картины за спиной довольно пестрого общества, собравшегося в этой комнате. Он сидел на картине вместе с Лорианом, но тот все свое внимание уделял внуку.
   Всем стало ясно, что на долгое время самым безопасным местом для них всех становиться именно это поместье. Как сказали Гарри, Драко и Ремус, снять с него защиту не сможет даже Волдеморт. Не такой уж он и всемогущий.
   Поделиться2313.05.2009 11:10
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 22. Попытка разобраться.

   Драко и Ремус проснулись одновременно и теперь любовались спящим между ними Гарри. Тот лег спать вчера задолго до того, как в спальне появились двое его любовников, и все еще спал теперь. Драко и Ремус, если честно, были удивлены, что Гарри все еще в кровати, поскольку тот уже давно оказывался на ногах, когда они имели честь проснуться. Драко провел кончиками пальцев по груди Гарри, ногтем задев сосок. Ремус скинул с них простынь, открывая взору великолепные тела. Серебристые и золотые глаза встретились. Они поняли друг друга без слов.
   Гарри застонал во сне, по телу разливалась нега. Он никак не мог вырваться из сна, но уже краем сознания начал понимать, что что-то не так, что сон стал сливаться с реальностью, но проснуться все равно не получалось. Новый стон, вырвавшийся из груди, и он стал вырываться из цепких лапок сна.
   - Ммм, - тело выгнулось навстречу жадным губам и рукам, он открыл глаза. Осознание затопило его: оба его любовника воспользовались ситуацией и тем, что он, наконец-то, с утра оказался в одной с ними постели. - А другого способа разбудить меня вы не нашли? - голос был полон сарказма и в то же время был насыщен чувственной хрипотцой.
   - О, нам показалось, что это самый удачный способ, - усмехнулся Драко, скользнул вверх и тут же завладел губами Гарри, а тот охотно подчинился. Его бедра были крепко прижаты к постели, а проворный рот и язык дарили неслыханное наслаждение. Руки Драко были везде, они ласкали, гладили, щипали, доставляли неслыханное удовольствие. Драко чуть сместился, давая возможность мужчине поучаствовать в этой утренней игре под названием "наконец-то, Гарри с нами". Ремус решительно раздвинул ноги Гарри, стройные ноги легли на плечи оборотня. Драко протянул ему баночку с любрикантом, и через пару секунд смазанный палец проник внутрь Гарри. Юноша приподнял бедра, позволяя своему старшему любовнику делать с ним все, что заблагорассудиться. Драко с хитрой ухмылкой на лице принялся его ласкать со всем имеющимся усердием, словно поставил себе цель заставить черноволосого юношу кричать от наслаждения без перерыва. Гарри плавился в руках своих любовников. Легкий вскрик и стон наслаждения дал Драко знать, что оборотень овладел его любимым. Серебристые глаза уставились в зеленые, в обоих взорах было столько страсти, что не поддаться ей они не могли. Ремус вышел из своего темноволосого юного любовника, вызвав у него стон разочарования, но его место тут же занял блондин, легко проникнув внутрь. Драко замер, ожидая действий Ремуса, а затем начал медленно двигаться назад, насаживаясь на пальцы оборотня, а затем также медленно входил в возлюбленного. Драко в очередной раз глубоко вошел в Гарри и остановился, затем выгнулся, принимая в себя Ремуса с протяжным стоном. Жар тел, дыхание страсти, движение и стоны - все это танец любви, который нельзя остановить, если он не дойдет до самого конца.
   Гарри лежал лицом к Драко, со спины его обнимал Ремус. Они не спешили вставать, их никто не тревожил. Возможно, остальные предполагали, чем они тут занимаются. Гарри медленно погружался в сон. Драко тоже провалился в дрему незаметно для самого себя. Ремус еще некоторое время наблюдал за своими мальчиками, а потом накрыл их простыней и оставил одних. Уже выходя из комнаты, он заметил, что у их страсти был молчаливый зритель - Лориан Мракс-Малфой. Тот с картины грустно улыбнулся оборотню, а затем снова перевел взгляд на спящих ношей.
   - Они прекрасны, - прошептал он.
   - Да, они совершенно особенные, - кивнул Ремус и вышел. Он, также как и юноши, давно уже не стеснялся того, что кто-то может увидеть их. Не в том мире они провели столько лет и не в том положении, чтобы смущаться. Было ясно, что Лориан все это понял сразу, когда встретился взглядом с Ремусом. Они, он, Абрахас, Северус и Люциус услышали довольно много, но в то же время понимали, что рассказано было отнюдь не все и, возможно, даже меньше половины из того, что на самом деле произошло с этими троими за этот год, а для них за более длинный срок. Стоило посмотреть на них, увидеть их в компрометирующей ситуации, как сразу становилось понятно, что они таковой данную ситуацию не считают, для них это было совершенно нормально, они просто не видели в ней ничего, что могло бы их смутить, скорее, невольные зрители будут краснеть и запинаться, а не эта троица.
   Лориан с улыбкой Мона Лизы на челе смотрел на двух спящих юношей. Он понимал, что ничто и никогда не сможет разлучить этих двоих. Его внуку пришлось слишком многое пережить в своей такой недолгой жизни. Тихий вздох пронесся по комнате. Глаза Лориана чуть затуманились, он погрузился с воспоминания давно минувших дней.
   "Ретроспектива.
   - Я не понимаю причины для этого, - юноша лет шестнадцати пристально посмотрел на своего одногодку, чьи платиновые волосы развевались на легком ветру, не стянутые ни заколкой, ни лентой, что увидеть можно было очень редко.
   - Почему? - удивился блондин.
   - Абрахас, зачем? Я понимаю, что этот человек взял на себя идею продвижения чистокровных, но, если честно, я не понимаю, зачем все это делать таким способом, - вздохнул темноволосый юноша.
   - Лори, что с тобой? - Абрахас Малфой посмотрел на своего брата.
   - Я не понимаю, почему отец так восторгается этим человеком, - Лориан Мракс-Малфой в сердцах бросил камень в пруд, тот с громким "бултых" ушел на дно.
   - Лори, этот человек наследник Салазара Слизерина..., - начал Абрахас, но тут же заткнулся, поняв, что ляпнул. - Мерлин...
   - Дошло, наконец, - скривился Лориан.
   - Этот Темный лорд, твой родственник, что-то вроде твоего дяди, - поежился Абрахас.
   - Вот теперь встает вопрос: а мне что делать? - под конец своей фразы Лориан уже кричал. - Ты знаешь, как о нем ходят разговоры?
   - Отец не распространялся, - покачал головой Абрахас.
   - Эйб, у нас в Друмстранге о нем говорят многое. Ходят слухи, что он убил всех своих родственников, чтобы остаться единственным потомком Слизерина. И? Я что, следующий на очереди? - Лориан насупился и сел на берегу, кидая в пруд камешки.
   - Отец не позволит этому случиться..., - тихо, немного неуверенно произнес Абрахас...
   Конец ретроспективы".
   Лориан встряхнулся, пытаясь отделаться от неприятных воспоминаний. Тогда все было очень странно. Волдеморт не пожелал его убивать, поскольку по закону Лориан не был потомком, который мог претендовать на наследие Слизерина. Пожалуй, именно это спасло его от участи быть погребенным, в лучшем случае, под двумя метрами земли.
   Лориан вздохнул, снова переводя взгляд на, в принципе, можно сказать, двух своих внуков. Он был рад тому, что эти двое смогли найти свое счастье и не побоялись проявлять его при всех. Сейчас было страшно только по одной причине - Том Марволо Реддл, потерявший свой человеческий облик и явно свихнувшийся. Этот человек и при его-то молодости был отнюдь не лучшим человеком, а сейчас, судя по тому, что он услышал за последнее время в этом доме, совсем свихнулся. Беда была в том, что Волдеморт оказался втянут в защиту самого Гарри. Убить, как таково, Гарри он не сможет, а вот вред причинить еще как. Только вот убить он его не может магически, но существует же много других способов, в конце концов, никто не отмел ножей или ядов. Одно было хорошо, что магически зацикленные люди зачастую просто забывали о том. Что можно убить обычным маггловским способом. Радовало, пожалуй, еще и то, что родственничек желал убить Гарри собственными руками, а, значит, как это ни странно звучит, у Гарри было больше шансов остаться в живых.
   Лориан хорошо помнил все перипетии своего личного знакомства с Волдемортом, а затем и жизнь под полным его контролем. Темный лорд на правах прямого родственника со стороны Слизерина жутко давил на него, отслеживал каждый шаг и действие. Встреча с Франческой была такой отдушиной для нее, а женитьба на ней принесла столько счастья, но жить им не дали бы. Выход был только один - побег.
   Лориан нахмурился, он никак не мог разобраться с собственной смертью, поскольку что-то в ней было не так. Он никак не мог вспомнить лицо убийцы. Единственно, что он помнил, что никогда среди упивающихся не видел этого лица, но опознать его или описать не мог, словно, что-то закрывало его от него.
   Драко потянулся и открыл глаза. С улыбкой он посмотрел на возлюбленного, который доверчиво прижался к нему. Блондин осторожно выскользнул из кровати, накрыл простыней Гарри и погладил его по длинным распущенным волосам.
   - Ты очень его любишь, - заметил Лориан.
   - Он этого достоин, - ответил юноша, нисколько не стесняясь присутствия портрета и своей наготы. - Гарри очень много испытал в своей жизни. Я до сих пор не знаю, что же он такое узнал о Дамблдоре, что заставило его сломать свою палочку и уйти в никуда. Я не хочу требовать от него ответа, давить на него. Он все расскажет сам, когда будет готов. У Гарри есть секреты, которыми он не хочет или не готов делиться. У него была слишком тяжелая жизнь. И каждый имеет право на то, чтобы иметь что-то только свое.
   - Ты очень мудр, Драко, - улыбнулся Лориан. - Если бы я мог, я бы оградил его от всех бед. Которые свалились на него за такой малый срок его жизни. К сожалению, это еще не конец, и без поддержки ему не справиться.
   - У него есть я, Рем, мой отец и наши друзья, - твердо сказал Драко.
   - Мне нравиться, что на первое место ты поставил себя и Ремуса, поскольку именно вы двое олицетворяете для него семью и любовь, - Лориан был серьезен.
   - До школы осталось всего несколько дней, и, если честно, я не знаю, как к этому относиться, - вдруг признался Драко. Он сел на кровать, прикрываться он не стал, в конце концов, ничего такого Лориан не увидит, чего не видел раньше. Магическое общество довольно спокойно относилось к мужским парам, пока не стало слишком быстро уподобляться маггловскому.
   - Что тебя беспокоит? - Лориан серьезно смотрел на юношу.
   - Мы уже несколько недель занимаемся с крестным и отцом, даже мистер и миссис Уизли подключились. В принципе, никаких проблем я не вижу. Мы колдуем несколько иначе, но и проблем не будет и с палочками. Правда, купить их надо не у Олливандера, мне так кажется, - Драко все это говорил несколько задумчиво. Ни Лориан, ни он не заметили, что за их разговором сквозь полуприкрытые веки.
   - И? - Лориан вопросительно посмотрел на блондина. Он пока не понимал, в чем проблема.
   - Я не уверен, что нам так уж надо туда ехать, - передернул плечами Драко.
   - К сожалению, надо, - покачал головой Лориан. - Вы должны получить диплом Хогвартса.
   - Может, было бы лучше, если бы мы этот год отучились в Друмстранге. Нас с Гарри там приняли бы с распростертыми объятиями, - Драко сам не верил в то, что говорил.
   - Понимаешь, Драко, вы с Гарри сейчас здесь, вы оба живы, - начал Лориан.
   - И что? - Драко посмотрел на портрет.
   - Вы с рождения записаны в Хогвартс. Понимаешь, Драко, дело в том, что вы оба отпрыски богатых древних аристократических семей. Гарри, даже если его считали полукровкой, все равно был аристократом. Дело в том, что в Англии существует неписанное правило, которому вынуждены подчиняться аристократы - как только становиться известно, что в семье будет ребенок, его тут же записывают в Хогвартс. И не просто записывают, а подписывают нерушимый контракт. Вас не смогут принять ни в какую другую школу. Вы обязаны закончить Хогвартс. Вы можете отказаться, бросить, но рано или поздно контракт заставит вас вернуться, даже если вам будет двадцать пять лет.
   - Это одна из причин, почему близнецы вернулись в школу? - спросил Драко.
   - Да, одна из причин. Они, правда, не догадываются, но их желание, мотивированное тем, что нужно прояснить ситуация, была подогрета тем, что Хогвартс требовал их назад, - кивнул Лориан, и улыбнулся, наблюдая, как Гарри поднялся, бесшумно скользнул вперед и обнял не ожидавшего этого Драко сзади за шею.
   - Гарри, ты меня напугал, - воскликнул блондин.
   - Прости, - Гарри наклонился и поцеловал любимого в плечо. Драко чуть повернулся и захватил губы Гарри в плен.
   - Вот так надо просить прощения, - заявил Драко, оторвавших от сладких губ. - Все учи тебя и учи.
   - Так, я, что, сопротивляюсь что ли? - пожал плечами Гарри и мило улыбнулся. Драко только вздохнул, затем потянул Гарри вперед и усадил его перед собой.
   - Вы прекрасны, - улыбнулся Лориан.
   - Спасибо, - произнес Гарри.
   - Все, что вам пришлось пережить, сняло с вас многие ограничения, но вы все же не позволяете себе вести себя вызывающе на людях, - заметил Лориан.
   - Ну, это только между нами. Нам ничего не стоит раздеться, даже устроить секс перед публикой. Нас этому учили, и мы не раз это делали, - Драко пожал плечами. - Просто, мы не будем этого делать, если нам или нашим близким не угрожает опасность, а это будет единственный выход спасти их.
   - Это ведь было тяжело? - тихо спросил Лориан.
   - Нам пришлось себя сломать также, как они ломали нас, чтобы выбраться из того кошмара, в который нас засунули без нашего желания, - сказал Гарри.
   - Но вы справились, - в глазах Лориана появилась гордость за этих двух юношей.
   - Давайте вернемся к теме школы, - сказал Драко. Лориан сразу понял, что мальчик не хочет говорить об их пребывании на Востоке.
   - Да, - Гарри нахмурился. - Ребята получили обычные письма, а мы с Драко, надо сказать, странноватые.
   - Письма ученикам составляются магически. Ни директор, ни преподаватели не знают, кому и как они уходят. В прошлом году магия вас не тронула, тем более не могла найти, а сейчас вы здесь и Хогвартс вас чувствует. Поэтому вам двоим, скорее всего, рекомендуется вернуться в школу для завершения образования. Я прав? - Лориан посмотрел на парней.
   - Да, там так и было написано - рекомендуется, - скривился Драко. - А также еще что-то такое, что подразумевают угрозу, как мне показалось, хотя в словах вроде бы ничего такого не было.
   - Да, Хогвартс знает, что вы сильные маги, очень сильные. Дело в том, что школа в какой-то степени питается эмоциями и силой студентов, - Гарри и Драко в шоке уставились на Лориана. - Нет, нет, ничего такого, - поспешил тот уверить их в безопасности. - Хогвартс сколько забирает, столько же и дает. За это, кстати, говорит появление феникса в тайной комнате.
   - То есть, это не директор пытался спасти Гарри, а сам Хогвартс? - уточнил Драко.
   - Совершенно верно, - кивнул Лориан.
   - А откуда ты все это знаешь? - Гарри положил голову на плечо блондина и с любопытством посмотрел на своего деда.
   - У Волдеморта очень интересное собрание фолиантов и книг. Именно, в его библиотеке я и познакомился с истинным описанием Хогвартса, составленным одним из потомков Основателей в шестнадцатом веке, и основанной на данных собранных с момента основания школы, - пояснил Лориан.
   - Хмм, - Драко нахмурился. - Мне вот интересно... Ты говорил, что дети аристократов уже с момента зачатия определены в Хогвартс, а что с остальными? Я точно знаю, что, например, к Гермионе приходила МакГонагалл, а к Гарри - Хагрид.
   - С Гарри и так все ясно, - скривился Лориан.
   - Директор знал, что я должен пойти в школу, поэтому и послал за мной. Он знал, как я живу у Дурслей, а, значит, должен был понимать, что меня не очень-то захотят отпускать, - Гарри был задумчив.
   - Да, а Хогвартс должен был дать ему знать, что ты не получаешь посланные письма, - кивнул Лориан. - Что касается не аристократических семей, где ребенок признан наследником и равным. Здесь все несколько сложнее. Список магглорожденных детей, которые должны будут поступить в школу ложиться на стол директора в конце учебного года, то есть десятого июня, а первого июля все такие дети отправляются в специальный летний лагерь, где получают знания по основам магии, чтобы начать нормально учиться. Если полукровка живет со своим родителем магглом, то он также поступает в этот лагерь..., - Лориан замолчал, когда увидел выражение лица, которое появилось у его внука. Драко сжал Гарри в объятиях, но чувствовал, что не сможет его сдержать.
   Драко закрыл глаза и настроился на местонахождение Ремуса, а затем перенесся в беловатой дымке.
   - Рем, помоги, я не смогу его удержать, - закричал Драко, как только оказался в кабинете отца, где были оба Уизли, его отец, крестный и Ремус. Молли ойкнула, когда увидела двух обнаженных парней, появившихся из ниоткуда. Люпину даже не пришлось дважды повторять, он бросился к мальчикам сразу, как только увидел их. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, все совсем плохо.
   - Что произошло? - Ремус посмотрел на Драко, прижимая к себе Гарри. Драко так и не выпустил руки возлюбленного из своей ладони, хотя и знал, что сейчас усмирить Гарри способен только Ремус. Это было странно, но для того, чтобы не выпустить магию из-под контроля и ему, и Гарри были достаточно находиться в объятиях Ремуса. Друг друга они удержать не могли от взрыва, поскольку были совершенно одинаковыми по силе и по сути. Драко взглянул на отца с благодарностью, когда ему на плечи опустилась отцовская мантия, прикрывая его наготу. Северус же своей накрыл Гарри.
   - Так, что случилось, сын? - повторил вопрос Ремуса Люциус.
   - Мы разговаривали с Лорианом о Хогвартсе, - начал Драко.
   - Я рассказал ребятам, как происходил поступление тех или иных детей в Хогвартс, - чуть виновато продолжил Лориан, появившийся на портрете Абрахаса.
   - После чего произошел всплеск? - Ремус внимательно посмотрел на портрет.
   - Когда я рассказал о летнем лагере для магглорожденных и не знающих основ магии полукровок, - пояснил Лориан.
   - Ну, вот он и узнал, что его отправили в школу чуть ли в роли сквиба и белой вороны. - вздохнул Люциус. Ремус нахмурился и посмотрел на Малфоя-старшего.
   - Ты хочешь сказать, что Гарри не был в этом летнем лагере? - уточнил он.
   - Да, и это мне известно точно, - кивнул Люциус.
   - Хрен старый, - воскликнула Молли. - Да, я ему всю бороду повыдергиваю, волосок за волоском. Так бы опустила бы ему на голову что-нибудь тяжелое, чтобы мозги вправить.
   - Молли, дорогая, успокойся, - Артур пытался успокоить разбушевавшуюся жену.
   - Я-то все никак не могла понять, чего это Гарри так с трудом все понимает, а оказывается все так просто, - прозвучал голос от двери. Взрослые посмотрели на Гермиону, за ее спиной стояли и остальные.
   - Давайте переместимся в гостиную, а то тут места уже не хватает, - предложил Снейп.
   Ремус сел на диван, держа спящего Гарри на руках, рядом с ним, прижавшись, пристроился Драко.
   - Гермиона, объясни, что ты имела в виду? - Молли все еще не отошла от своего взбешенного состояния. Попадись ей сейчас директор, ему бы сильно не поздоровилось.
   - В этом году мы выяснили, что на Роне были чары ограничения, и там много чего еще. Они стали как-то странно исчезать, особенно, в присутствии профессора Снейпа, - девушка посмотрела на зельевара. - Ну, вы помните, уроки ЗОТИ, когда Рон вдруг становился другим.
   - А потом наше похищение. Рон вдруг стал не вменяемым, когда эти уроды попытались меня изнасиловать. Он просто голыми руками начал их убивать. Знаете, как было страшно, когда он просто одним движением отрывал им руки, - Панси передернулась. Рон просто погладил ее по руке, девушка положила голову ему на плечо.
   - Вот об этом вы не рассказывали, - Молли вдруг сразу успокоилась.
   - Знаете, не особенно хочется вспоминать обо всем этом, - мрачно отозвался Рон.
   - Получается, что на Рона были наложены какие-то ограничивающие чары без нашего ведома? - теперь, похоже, начал заводиться Артур.
   - Так, давайте попробуем разобраться, - подал голос Ремус. - Мы имеем Гарри, которого убрали от магии подальше, при этом на нем также были ограничения и более сильные, чем это вообще было бы нужно. Его никто не учил основам магии, и он прибыл в Хогвартс полностью неподготовленным. Поскольку узнал о том, что волшебник за месяц до похода в школу. Выучить что-то сам он тоже не мог, поскольку родственники все закрыли в чулане, а его самого в комнате, выпуская только для готовки завтрака и работ в саду.
   - Есть еще Рон, которого, похоже, прочили в друзья Гарри с момента убийства родителей Гарри, - вдруг сказала Гермиона.
   - В какую игру играет этот паук? - Молли подскочила в кресле.
   - Молли, спокойно, - Люциус сам еле держался и был согласен со всеми формулировками, которыми одаривала директора женщина.
   - Должен сказать, Люциус, на Драко тоже были ограничения. И только благодаря тому, что ты учил его темной магии, это позволило ему не оказаться в учебе на том же уровне, что и Рону и Гарри, возможно, еще Джинни, но то ли ее не посчитали угрозой, то ли еще что..., - Ремус посмотрел на всех проницательным взглядом.
   - Дамблдор просто решил поиграть в какую-то одному ему известную игру? - Диана прищурилась.
   - Думаю, да, но вот чего он не ожидал, так это того, что главная его марионетка обрежет свои ниточки и пойдет своим путем. На пути Гарри появились арабы, которые сочли его идеальным подарком для своего принца, сексуальным подарком. К большому несчастью, или, возможно, к счастью, смотря как на это посмотреть, среди похитителей оказались маги. Гарри скрыли от мира. Причем скрыли так, что найти его оказалось невозможно. Беда была в том, что Гарри прочитали, а там нашли очень много того, что было связано ни с кем-нибудь, а с Драко, который невероятно понравился главному магу и принцу..., - Ремус многозначительно замолчал.
   - Похищение Гарри, которого приняли за бродяжку, потянуло за собой цепь событий, - задумчиво произнесла Гермиона. - Следующим стал Драко, который должен был стать второй игрушкой принца. Потом он вычислили тебя, Ремус, как того, кто искал Гарри. Когда ты подобрался слишком близко, тебя просто выкрали. Насколько я понимаю, когда они поняли, что ты оборотень и маг, тебя решили похитить, а не убрать.
   - Совершенно верно, - кивнул Ремус.
   - Ага, исчезновение Гарри, а потом еще и пришедшие от него письма с предупреждениями, заставили нас сплотиться и отдалиться от директора, - теперь включился в разговор Джордж.
   - Да, и это же привело к нашему объединению уже в поезде, - кивнула Диана.
   - Ниточки стали рваться одна за другой. Рон стал лучше учиться. Мы довольно сильно подтянули..., - Панси нахмурилась. - А может быть так, что на нас всех были ограничения?
   - Вполне, но думаю, их никогда не было на Гермионе, - сказал Ремус.
   - Не понимаю, - покачала головой гриффиндорка.
   - Дело в том, что магглорожденных перед отправкой домой проверяют, - тихо сказал Люциус. - Любые чары были бы обнаружены, и тут же началось бы расследование.
   - На чистокровных и полукровок никто внимания не обращает, поскольку на них могут быть чары, наложенные родителями, - произнес Северус.
   - И естественно, никто не проверял Гарри, - сделал заключение Винсент.
   - Цепочка потянула за собой другие действия, а точнее, она стала причиной того, что чары стали слабеть, а то и вообще исчезать, - тихо сказала Диана.
   - Вот именно, - кивнул Ремус.
   - Я одного не понимаю, чего добивался директор, - нахмурилась Джинни. - Если он считал Гарри героем пророчества, то должен был бы его научить всему, а вместо этого он делает его посредственностью, если не хуже. Объясните мне, зачем?
   - Возможно затем, что не я являюсь героем этого чертово пророчества, - отозвался Гарри, не открывая глаз.
   - Почему ты так решил? - спросил Ремус, в голосе проскользнула ничем не скрытая нежность.
   - Просто в голову пришло, - Гарри открыл глаза. - Если посмотреть на все события, которые произошли, то мне тут пришло в голову, что мы так и не сблизились с Невиллом, да и с Симусом и Дином, но эти трое как-то странно общались между собой... А потом этот его Патронус, который у него получился на занятиях АД.
   - А Гарри прав, - нахмурился Рон. - Если вспомнить, то Невилл ничего кроме травологии не знал, а тут вдруг у него получился телесный Патронус.
   - Знаете, мы ничего не выясним, пока не окажемся в школе и не увидим реакции Дамблдора на возвращение Драко и Гарри, - сказала Гермиона.
   - Хорошо, давайте пока закроем эту тему, и поговорим после первого сентября, - кивнул Люциус. - Сегодня отдыхаем, а завтра едем в Косой переулок за всеми принадлежностями. А теперь все брысь отсюда. - это относилось к молодежи.
   Ремус отнес Гарри в их комнату и уложил в кровать.
   - С тобой остаться? - спросил он.
   - Я посплю, ты иди, - улыбнулся Гарри. Ремус провел по волосам Гарри и поцеловал его легким, нежным поцелуем.
   Гарри уснул почти сразу и не почувствовал, как за его спиной расположился Драко и нежно обнял. Сегодня день оказался эмоционально насыщенным и все постарались разбрестись по дому парочками. Было, о чем подумать и поговорить.
   Поделиться2413.05.2009 11:10
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 23. Пора в школу.

   30 августа ознаменовалось походом в Косой переулок за всем необходимым для обучения на седьмом курсе. Большинство семей оставляет сбор к школе на последний перед Хогвартсом день, то есть на 31-ое августа, когда Косой переулок превращается в столпотворение и народ зачастую сталкивается друг с другом по поводу и без. Они выбрали для похода 30-ое число только потому, что все-таки сейчас на магической улочке будет намного спокойнее, хотя и сейчас народу будет достаточно.
   Они аппарировали из своего поместья, вернее из поместья Гарри и Драко, ставшего для довольно большой компании домом. Появились они, как ни странно это может звучать, в небольшом темном тупичке рядом с Дырявым котлом с маггловской стороны. Гарри очень аристократично сморщил носик, чем вызвал веселье у всей честной компании, которые дружески начали его подкалывать. Парень только отмахнулся от них с улыбкой.
   Они гурьбой ввалились в бар и гордо прошествовали через него под удивленные взгляды посетителей и завсегдатаев. Еще пара минут и они в Косом переулке. Пока все шумно решали, куда пойти в первую очередь, Гарри потянул в сторону Малфоя-старшего и Снейпа.
   - Гарри? - Люциус посмотрел на племянника. Он еще дома заметил, что юноша чем-то озабочен.
   - Вы не подумайте ничего такого, просто я не понимаю... - начал Гарри.
   - Чего же? - с обычной усмешкой произнес Снейп, хотя уже успел убедиться в том, что парень даже в его предмете стал асом, задевало его только то, что юноша был абсолютно равнодушен к зельям, что и сказывалось на результате зачастую.
   - За все время, что мы здесь, я ни разу не видел, чтобы вы уходили. Он вас не вызывает к себе? - Гарри пристально посмотрел на мужчин.
   - Ты помнишь наш разговор? - спросил Люциус, опираясь на трость сильнее. Воспоминание, как всегда, отозвались в больной ноге.
   "Ретроспектива.
   - Отец, каким образом ты повредил ногу? - вдруг спросил Драко, подняв голову от книги. Почти вся компания находилась в библиотеке. Кто делал домашнее задание, а кто и просто читал. Гарри и Драко повторяли пройденный за пять лет материал, а также то, что друзья успели выучить за прошлый год.
   - Это долгая история, - поморщился Люциус.
   - А если в двух словах? - Гарри тоже оторвался от книги.
   - Мой провал очень не понравился Темному лорду, это в двух словах, - ответил мужчина.
   - И ничего не смогли сделать? - уточнил Гарри, кивнув на ногу, которую Люциус всегда клал на специальный стул, чтобы она меньше болела.
   - Он решил, что, покалечив тебя, что-то решит этим? - в голосе Драко появилось недоумение. Юноши вообще редко проявляли свои чувства, даже при тех, кто теперь обитал в их доме.
   - Странное решение, - согласно кивнул Гарри. - С таким увечьем вы не сможете участвовать в его рейдах, да и выполнить задание будете не в силах. Не вижу смысла.
   - Может быть, его и не было, этого смысла, - подала голос Гермиона, не отрываясь от пергамента, на котором строчила эссе для Снейпа.
   - Может быть, - чуть ли не хором задумчиво произнесли Гарри и Драко, затем вернулись к своему чтению. Никто тогда не понял, зачем вообще был затеян этот разговор, который по идее так и не был закончен.
   Конец ретроспективы".
   - Да помню, - кивнул Гарри, быстро провертев тот разговор, в принципе ничего не объяснивший.
   - Я не нужен Лорду, как тот, кто может бегать за магглами, разбрасывая направо и налево непростительные заклятия. Участвовать в забавах тоже не могу, поскольку час стояния на коленях или просто по стойке смирно может уложить меня в кровать на пару дней, - начал свои объяснения Люциус.
   - Дядя, я не думаю, что ОН оставил тебя в покое, так что ему от тебя нужно? - Гарри склонил голову на бок.
   - Сейчас я для него представляю только один интерес, - скривился Люциус.
   - Финансовый, - полуутвердительно сказал Гарри.
   - Финансовый, - подтвердил Малфой-старший.
   - То есть, Малфои стали его дойной коровой и сделать тут ничего нельзя, поскольку как только ты скажешь что-нибудь наперекор ему, можно лишиться головы уже навсегда, - сделал вывод Гарри.
   - Совершенно верно, - кивнул Люциус.
   - А с вами что не так, профессор? - Гарри перевел взгляд на Снейпа.
   - А что со мной не так? - язвительно спросил тот.
   - Вас-то он почему не трогает? - юноша не отступал.
   - Ну, почему же не трогает? Я вот ему каждый день зелья варю и переправляю к нему. А это дело хлопотное, как вы уже знаете, - яда в словах меньше не стало.
   - Вы варите для него что-то такое, из-за чего он не может пока от вас избавиться, регулярно получая сваренное вами зелье, - утвердительно сказал Гарри.
   - Поттер, и где вы только так успели поумнеть и обзавестись логическим мышлением? - насмешка была явной, но было в ней что-то еще, очень сильно напоминающее уважение.
   - Гарри, оставь отца и крестного в покое, пора заняться покупками, - Драко обвил рукой возлюбленного за талию. Казалось, ну что такого, только Драко выдали глаза - он слышал все, о чем они говорили, и ясно дал понять, что тема не закрыта.
   - И что вы решили? - насмешливо поинтересовался Гарри.
   - О, сначала магазин мадам Малкин, потом книжный и канцелярский, затем в аптеку, после зайдем куда-нибудь пообедать, а потом мы с тобой идем за палочками, - выдал программу Драко. Надо сказать, что сегодня ни Гарри, ни Драко, ни Ремус решили не выделываться, поэтому одеты были строго, изысканно, дорого, но согласно традициям английского магического общества.
   Столь раннее утро было подарком небес хотя бы потому, что улочка еще была пуста, но магазины и лавочки уже открылись в ожидании покупателей. Такой ранний поход был идеей Гарри и Драко, которые пока не хотели светиться перед всем магическим миром. Длинные волосы обоих парней были перехвачены лентами и завязаны в низкий хвост. Внешне совершенно другие, чем год назад, они вызывали интерес окружающих, желающих выяснить, кто же эти двое в такой странной компании. Да, удивляться действительно было чему - Малфой и семейство Уизли в одном месте и совершенно спокойно общаются.
   - Чем могу вам помочь? - отвлеклась от своего занятия мадам Малкин, когда звякнул колокольчик на входной двери. Женщина изумленно раскрыла глаза, увидев такую большую компанию.
   - вот этих молодых людей надо снабдить всем необходимым к седьмому курса Хогвартса, - сказал Люциус.
   - Какой факультет? - поинтересовалась мадам Малкин.
   - Шесть гриффиндрорцев и шесть слизеринцев, - усмехнулся Снейп.
   - В одной компании? - вырвалось у женщины. Она оглядела ребят и пробормотала. - А я думала, что это шутка была такая, - затем встрепенулась. - Так, вам понадобятся три стандартные черные мантии с эмблемами факультетов, две парадные, одна для выпускного бала, красно-золотые и зелено-серебряные для первого, - перечисляла дама, вызывая у ребят просто оторопь. - Три вечерних костюма и один карнавальный.
   - Зачем? - Джинни все-таки не утерпела. - И я учусь на шестом курсе.
   - Вам тоже не повредит все это иметь, - отмахнулась женщина. - Так, какие ткани предпочитаете?
   - Лучшие и дорогие, мадам Малкин, - заявил Люциус.
   - И вот для двух этих молодых людей еще и полный гардероб, у них почти нет европейской одежды, - усмехнулся Ремус, за что заработал два гневных взгляда. Заниматься примеркой и выбором одежды оба не любили, но вот нарядиться - очень даже. С мантиями разобрались быстро. Пока девчонки ходили мимо вешалок с новинками и выбирали себе наряды для балов, мадам Малкин под руководством Люциуса, Молли и Ремуса одевала Гарри и Драко. Те отдали предпочтение классике, которая смотрелась на них просто шикарно. Через два с половиной часа основная масса всего была закуплена, сложена и уменьшена.
   - Вы забыли про костюм, - всплеснула руками мадам Малкин. Она с удивлением наблюдала, как оба юноши обернулись и посмотрели на златоглазого мужчину, который тоже себе подобрал несколько вещей. На лицах парней появились ехидные улыбки.
   - О, мадам, не беспокойтесь, наряды у нас для этого случая есть, - улыбка Драко стала шире. Ремус покачал головой и закатил глаза, а вот остальные заинтересовались, что же имели в виду парни. Но получили единственный ответ: "Узнаете в свое время". Покупками все остались довольны. В книжном и канцелярском все было приобретено быстро и только качественного производства, в аптеку отправили только разбирающихся в ингридиентах магов, чтобы не толпиться. Пока Драко, Снейп, Блейз и Гермиона закупали ингредиенты, остальные расположились в небольшом кафе, заняв все столики, вернее, они их сдвинули. К моменту прихода "зельеваров" стол уже был накрыт. Они весело переговаривались, пока обедали, не обращая внимания на людей, которые с удивлением поглядывали на странную компанию. Народу в Косом переулке с каждой минутой становилось все больше, а такая пестрая компания, как их, естественно, привлекала внимание, особенно в такое время, когда все боялись лишний раз высунуть нос на улицу. Казалось, их компанию совершенно не волнует, что где-то есть Тот-кого-нельзя-называть и, вполне возможно, что сейчас он посылает очередную группу в рейд с целью кого-нибудь убить. Не обошли их своим вниманием и авроры, правда, пока еще только на расстоянии.
   Драко и Гарри вдруг резко собрались, что-то в их осанке изменилось, а такому человеку как Снейп не составило труда это заметить. Изменения были почти невидимыми, но для опытного шпиона со стажем, не составило труда увидеть их. Он бросил взгляд на Ремуса, тот хоть и улыбался, глаза были серьезными, он словно чего-то ждал. Снейп осторожно перевел взгляд на улицу. "Понятно", - мысленно кивнул он сам себе. Пока еще авроры не несли угрозы для их компании, но трое из них то ли подспудно чего-то ждали, то ли у них была очень хорошо развита интуиция. Спустя десять минут он остановился на первом предположении, когда в кафе ввалилась группа из семи авроров и прямиком отправилась к ним. За пару минут до того, как они вошли в кафе, Гарри и Драко провели небольшую передислокацию. Теперь они сидели спиной ко входу и были ближайшими, к кому могли подойти авроры. Дальше с обеих сторон от них располагались близнецы, затем Джинни и Гермиона, затем супруги Уизли. Местоположение слизеринцев, а также Люциуса было просто недоступно. Чтобы добраться до них, надо было поднять всех остальных. Ремус сидел с ними, для безопасности, напротив него Снейп, который наблюдал за двумя своими удивительными студентами. Руки Гарри и Драко лежали на столе, палочек не было, их пока вообще не было, надо сказать. На запястье красовались браслеты, которые очень даже неплохо, если не сказать больше, заменяли им волшебную палочку.
   - Вам что-то надо, господа? - Люциус подал голос первым, глядя на незваных гостей за их столом.
   - Проверка, - выплюнул командир авроров.
   - Мне кажется, или они с первого раза не понимают? - меланхолично спросил Гарри, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Да ты..., - молодой аврор проглотил дальнейшее выражение, когда на него уставились два взгляда, серебряный и изумрудный. Никто не успел заметить, когда это оба юноши успели подняться со стульев, даже не сдвинув их хотя бы на сантиметр. Командир авроров увидел мелькнувшую на губах златоглазого мужчины улыбку. Молоденький аврор начал заикаться. - Этттто ттте паррннни...
   Аврорский наряд чуть отступил.
   - Ага, значит, все-таки чувство опасности у них есть, - усмехнулся Драко.
   - Мы вас арестуем, - заявил еще один особо умный. Гарри посмотрел на командира этой группы и мило так улыбнулся, что старший аврор поежился.
   - И где вы их набираете? Последнее время недобор в школу? Стали брать всех, кто не смог устроиться в этой жизни получше? - Гарри выжидательно уставился на мужчину.
   - В аврорскую школу отбор... - начал аврор, но не командир отряда.
   - Судя по интеллекту ваших новобранцев этого не скажешь, - Гарри даже покачал головой, как бы сочувствуя старшему поколению авроров, которым приходиться общаться с таким контингентом. Юноша усмехнулся и нарочито медленно закатал рукав на левой руке. - Удовлетворены?
   Драко прекрасно понял, что же делает Гарри, и последовал его примеру. Естественно, там не оказалось никаких меток, их там и не могло быть.
   - Вы хотите их посмотреть у всех, или только у определенных людей? - улыбка была только на губах, но вот выражение глаз отнюдь не радовало тех, кто его видел.
   - Малфой, - выплюнул молоденький аврор.
   - Не лезь в пекло наперед батьки, - нравоучительно произнес Гарри, вспомнив одно из выражений, вычитанных в книге русского автора, которую читал на корабле. Гермиона опустила голову, скрывая улыбку.
   - Это, во-первых, - Драко оскалился. - Во-вторых, для вас он лорд Малфой.
   - Законов вежливости никто не отменял, - поддакнул ему Гарри. - Но если вы так уж просите..., - Гарри повернулся к Малфою-старшему. - Дядя, ты не мог закатать рукав на левой руке, - при этом Гарри пристально смотрел на Люциуса. Что-то такое было во взгляде юноши, что заставило его спокойно закатать рукав. Все, кто был за столом прекрасно видели метку. Гермиона непонимающе посмотрела на Гарри и замерла, увидев, как у того по виску медленно бежит капля пота, а глаза выдают, что он слишком напряжен. Девушка перевела взгляд на авроров, которые недоуменно смотрели на руку лорда Малфоя.
   - Но как же..., все же..., - пролепетал один из авроров.
   - Вас интересует кто-то еще? - язвительно поинтересовался Драко. Командир что-то тихо сказал своим, потом странным взглядом окинул всю компанию и задержал взгляд на Гарри, словно хотел что-то спросить, но не решился. Авроры, бурча себе под нос вышли, явно не понимающие ни реакции своего командира, ни того, что увидели. Как только они скрылись из вида, Гарри со стоном начал оседать на пол. Драко подхватил его за талию и усадил на стол.
   - В чем дело? - забеспокоились все.
   - Слишком много сил потратил на то, чтобы создать иллюзию, - спокойно ответил Ремус.
   - Так, они все-таки не видели метку, - кивнула сама себе Гермиона.
   - Мисс Грейнджер, вы всегда умели складывать кусочки мозаики воедино, - усмехнулся Ремус.
   - Надо купить палочки и сваливать отсюда. Еще одной такой проверки мы не выдержим, - сказал Драко, затем повернулся к Гарри и с нежной заботой обратился к нему. - Ты как?
   - Нормально, только тошнит немного, - признался тот.
   - Силы много, знаний тоже, но все это требует и огромных затрат, - задумчиво произнес Снейп.
   - К сожалению, да. Мы с Драко не могли помочь Гарри. Этим умением обладает только он. Будь их побольше, он сейчас бы лежал без сознания, - тихо сказал Ремус. - Давайте так, Гарри и Драко со мной и Северусом пойдет за палочками, остальные домой. Мало ли что еще взбредет в голову аврорам.
   - Согласен, - кивнул Люциус.
   - А защита нас пропустит? - Джинни скептически посмотрела на Ремуса.
   - Джинни, мы давно уже ввели вас в список тех, кто может беспрепятственно входить и выходить из поместья. Чего вы не можете, это провести в дом того, кого мы не одобрили, - усмехнулся Драко.
   - А нам сказать об этом вы забыли? - ядовито поинтересовалась Диана. Драко только пожал плечами на это.
   Через десять минут они разъединились. Одна группа, большая, отправилась домой, а Драко и Гарри в сопровождении Северуса и Ремуса пошли в магазин Олливандера.
   В лавке с момента, как тут побывали оба мальчика, ничего не изменилось, даже владелец нисколько не изменился. Он пристально смотрел на двух молодых людей, словно что-то для себя решал.
   - Наверное, я не хочу этого знать, - решил он, наконец. Четыре человека недоуменно на него посмотрели, даже Гарри забыл о своем не очень здоровом состоянии, что почти сразу на нем и сказалось. Снейп молниеносно сделал к нему шаг и поддержал, не давая парню упасть.
   - Спасибо, - искренне улыбнулся молодой. Северус кивнул, но не отошел, продолжая поддерживать юношу. Драко и Ремус переглянулись и улыбнулись друг другу, решая не вмешиваться. Гарри и Северус за последнее время стали общаться более цивилизованно, но все же довольно часто проскальзывало между ними прошлое. Снейпу все еще тяжело было оставить прошлое в прошлом, но постепенно он перестал видеть в Гарри только сына Джеймса Поттера.
   - Что ж, приступим, - Олливандер выложил на прилавок десятка два палочек, явно не простых. Драко скептически посмотрел на них, затем с большой неохотой снял с себя браслет, чтобы не заглушать свою магию. К моменту, когда он взял в руки последнюю палочку, лавку уже успели восстановить девятнадцать раз.
   - Может, не надо? - тихо спросил он, криво глядя на последнюю.
   - Ничего страшного, юноша, - казалось, Олливандера это только заводит. Он сейчас был похож на маньяка: глаза сверкали, на щеках здоровый румянец, а сам весь аж подпрыгивал. В общем, через пару секунд стало ясно, не подходит. Ремусу лениво повел рукой, восстанавливая разгром. Его старая палочка слушалась его беспрекословно. Олливандер повернулся к Гарри. - Думаю, вам они тоже не подойдут, - после этого замечания старик исчез в недрах своего магазина.
   - Не хотелось бы выделяться, - поморщился Гарри.
   - Да уж, нам это совсем не нужно, - согласился с ним Драко.
   Процедура поиска палочки продолжалась еще два часа Теперь уже и Олливандер был озадачен. Он совершенно был уверен, что одна из его особенных палочек подойдет этим молодым людям, но ничего подобного не произошло. Как-то не верилось после их демонстрации своих способностей, что обычные палочки им подойдут, но ситуация складывалась такая, что приходилось в это поверить. На прилавок легли палочки с обычными составляющими. И естественно через минут десять оба парня стали обладателями своих палочек. Что поразило Олливандера, так это реакция палочек на магию ребят. У Драко оказалась палочка из бука с сердцем дракона, а у Гарри все тот же тис, но внутри порошок из рога единорога. В принципе, эти палочки еще никому не подходили, поскольку сердце дракона и бук вроде как не взаимодействуют друг с другом, так же как и рог единорога с тисом. Или просто не было тех, кто мог разбудить эти палочки. Вот такие мысли витали в голове у Олливандера. По какой-то причине он решил не ставить в известность Дамблдора о своих покупателях. У него возникли за эти часы кое-какие подозрения относительно клиентов, но высказывать свои предположения он не стал, решив посмотреть, что из всего этого, в конце концов, выйдет.
   Выйдя из лавки Оливандера, Драко скривился, наблюдая за курсирующими по Косому переулку аврорами. Связываться с ними не хотелось, так что все четверо быстренько аппарировали под внимательными взглядами тех, кто был приставлен за ними наблюдать. Попытка отследить конечный пункт ни к чему не привела, о чем и уведомили заинтересованных лиц.
   Следующий день был занят сборами, на чем опять же настояли в первую очередь Гарри и Драко, чтобы первого с утра не носиться по всему дому в поисках того, что было забыто или не забыто. Затем юноши занялись тем, о чем уже не раз переговаривались друг с другом. Они решили изготовить индивидуальных посредников магии вместо палочек для всех домочадцев. В конце концов, палочку могут выбить, сломать или еще что-нибудь. Они закрылись в лаборатории на несколько часов и чего-то бубнили, варили и вообще не понятно, что делали, но в результате за ужином всем были выданы посредники. Миссис Уизли получила широкий браслет, такой же был у ее мужа. Люциусу и Северусу они сделали медальоны, парням цепочки с мужскими кулонами под знаки зодиаков по датам рождения каждого. Девчонкам они подарили такие же кулоны, но более изящные по форме. Все эти вещи были зачарованы так, чтобы никто кроме дарителя или самого владельца не мог их снять, причем был один нюанс, никто не смог бы их снять даже сам, если бы оказывалось хоть малейшее давление. В принципе, можно было сказать, что все было сделано так, что снять их могли бы нормально только Гарри и Драко. Когда парни объяснили, что именно они подарили всем, то таких изумленных лиц, наверное, никто никогда не видел, а потом началось что-то невообразимое - всем захотелось попробовать. Хорошо хоть Ремус выгнал экспериментаторов на улицу. Мягко говоря, все были потеряны на этот вечер.
   Впервые в жизни Уизли спокойно проводили утро первого сентября: никто не носился по дому, не ругался и не кричал. Подъем состоялся в восемь утра, все успели привести себя в порядок, плотно и вкусно позавтракать и даже свободное время осталось. В десять минут одиннадцатого они аппарировали с площадки под пожелания успеха от Лориана и Абрахаса. Появились они всей толпой в небольшом закутке, который был скрыт от магглов специальными чарами. Все вещи были зачарованы на уменьшение, сов они выпустили на волю еще дома, только у Фреда в руках была клетка с питомцем Гермионы. Они спокойно прошествовали до барьера, который без проблем преодолели. На платформе было уже немало народу, так что их появление не осталось незамеченным. Повсюду стали раздаваться шепотки, кое-кто даже пальцем на них показывал. Слизеринцы воротили нос, гриффиндорцы презрительно фыркали.
   - Даааа, - протянул Драко. - Весело у вас тут.
   - А ты как думал? - усмехнулась Панси.
   - Не стоит с этими общаться, - перед компанией встал Теодор Нотт. Драко в своей манере приподнял бровь и выжидательно посмотрел на однокурсника, который его не узнал.
   - И по какой же причине? - полюбопытствовал Гарри.
   - Эти, - взмах руки на ребят, - изгои в школе. С ними не стоит общаться, испортите репутацию, это я вам как новеньким говорю, - Нотт с удивлением смотрел, как двое парней начали весело смеяться, после чего отодвинули слизеринца в сторону и прошли вперед, увлекая и остальную компанию, которая и не пыталась скрыть улыбок и усмешек. У третьего вагона они остановились, недолго поговорили с взрослыми, после чего пошли искать купе, слава Мерлину, что не все еще были заняты. Пара движений от Гарри и Драко, и вот купе уже вместительное и удобное, как раз на двенадцать человек. Чтобы не мешали, они сразу же наложили запирающие чары и чары от подслушивания, на всякий случай. Миссис Уизли снабдила их едой, а сладости они и сами купили, так что никто им был не нужен. За время поездки к ним в купе не раз пытались прорваться, но не тут-то было. Наконец, через несколько часов пути они подъехали к конечной остановке. Хогвартс ждал сюрприз, который кроме Снейпа был больше никому не известен. Он еще тридцать первого числа вернулся в школу и теперь ожидал явления Малфоя и Поттера пред ясные очи директора и остальных.
   Гарри и Драко ступили на платформу Хогсмида и втянули в легкие воздух с улыбками на лице, потом переглянулись и дружно двинулись в сторону карет. Драко впервые видел фестралов, поэтому первым делом подошел к ним. Многие студенты с удивлением наблюдали за его действиями. Те, кто знал, кто именно тянет кареты, слегка поежились. Не так много людей на самом деле видели фестралов, а тут какой-то семнадцатилетний парень. Драко последний раз провел по морде животного, а затем легко вскочил в карету, где тут же уселся рядом с Гарри, положив подбородок на плечо задумавшегося возлюбленного.
   - Странно возвращаться, да? - тихо спросил он.
   - Более чем, - кивнул Гарри. - Столько всего произошло.
   - Мы все уже не те, что были, - тихо сказала Гермиона.
   - Да, совсем не те, - Драко оглядел ребят. - Вопрос только в том, насколько это понимают те, кто решил поиграть с миром. Часто люди не понимают, что ломают жизнь другим в угоду собственным амбициям.
   - Давайте не будем спешить, - произнес Гарри. - Думаю, в течение недели станет ясно, какую позицию займет директор.
   - Но поддаваться ему вы не собираетесь? - уточнила Гермиона.
   - Нет, - одновременно ответила парни.
   - Мы другие, совсем не те, что исчезли отсюда год назад, и всем придется смириться с таким положением вещей, - сказал Драко.
   - Мне интересно, а как вы собираетесь появиться? - Винс поглядел на обоих парней.
   - Хмм, думаю после распределения, - улыбнулся Гарри.
   - Ага, нас же считают новичками, - не менее хитро улыбнулся Драко.
   - Что ж, тогда увидимся на распределении, - улыбнулась Гермиона. Винс, Грег, Фред и Гермиона первыми покинули карету, оставив двух юношей внутри. Те переглянулись, усмехнулись и стали ждать, когда все уйдут, чтобы уже после этого беспрепятственно войти в школу. Им все-таки нужно было время, чтобы набраться храбрости и переступить порог Хогвартса.
   Поделиться2513.05.2009 11:10
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 24. Прибытие

   - Добро пожаловать, дорогие студенты, - встав со своего места и перекрывая все звуки в зале, провозгласил Дамблдор. - Рад приветствовать вас всех в стенах Хогвартса. Пришло время распределить наших маленьких новых друзей, - директор хлопнул в ладоши и двери Большого зала раскрылись, впуская колонну первокурсников, которых было довольно много, наверное, десятка четыре, ведомых МакГонагалл.
   Гермиона рассматривала детей с немного грустной улыбкой, ее ладонь лежала в руке человека, которому она не задумываясь доверила бы свою жизнь. Кто бы мог подумать, что этим человеком окажется не Рон Уизли, а его брат - Фред. Сам Рон сидел немного мрачный. Его можно было понять, его девушка сидела за слизеринским столом, а там было еще хуже, чем за гриффиндорским. Ребята еще до того, как вошли в зал, обратили внимание на Невилла Лонгботтома. Тот довольно сильно изменился за лето, только вот совсем не в лучшую сторону. Никто не сомневался, что с ним занимались все лето, это было видно даже по фигуре, но сразу бросалось в глаза то, что в Невилле появилось слишком много апломба. Да и еще одна вещь была, которая заставила их скривиться - вокруг Невилла стал образовываться свой круг. Вокруг же них самых сложилась ситуация с буферной зоной. Возможно, будь на то воля гриффендорцев, они впятером сейчас не сидели бы за своим столом... Только вот был ли он их столом? Видимо, зачинщикам, которые устроили им бойкот в прошлом году, основательно прочистили мозги, вот их пока и не трогали. Никто из них не сомневался в том, что все это не надолго, через какое-то время, а возможно уже и сегодня, обязательно что-нибудь случится.
   Гермиона вздохнула и вернулась из своего мира грез, снова возвращая свое внимание малышам, которые со страхом и восторгом оглядывали зал. "Неужели, мы такими же были? Вот так смотрели на этот зал? У них на личиках столько эмоций. Неужели я такая же была? Вот так без умолку болтала? Мерлин, как они меня терпели?" - Гермиона с удивлением смотрела на рыженькую кудрявую девчушку, которая действительно болтала без передыху. Ей на секунду показалось, что история повторяется, и это не новые дети стоят, а она смотрит в какое-то зеркало и видит там их, какими они были шесть лет назад. Она даже поежилась от такого всплеска собственного воображения. Кто бы мог подумать, что такое может прийти в голову.
   - Герм, ты в порядке? - на ухо ей прошептал Фред.
   - Да, просто смотрю на них и вспоминаю нас, - также шепотом ответила ему девушка. - Смотри, вон я, вон Драко, а это Гарри и Рон...
   - Новое поколение, история может повториться, - задумчиво произнес Рон, услышавший слова подруги.
   - Надеюсь, так далеко, как у нас, не зайдет, - поежилась Гермиона.
   - Я тоже, - кивнул Рон. - Кстати, где Гарри и Драко?
   - Когда мы уходили, они все еще сидели в карете, - сказала Гермиона. - Я их понимаю, трудно возвращаться сюда. Их не было год, а для них и того больше. У них давно уже своя жизнь. Они ведь многого не рассказали. Я читала книги по странам Востока, там много написано о гаремах арабских шейхов, правда, в основном там жили женщины. Поверьте, это мало привлекательно.
   - Они и о том, что было после побега, не очень-то распространяются, - тихо сказала Джинни.
   - Вы заметили их реакцию? - спросил Джордж. - Они как боевая машина, всегда готовая к залпу. Да, они бывают импульсивны, но они всегда готовы атаковать или, наоборот, защищаться.
   - Я думаю, когда они будут готовы, они все сами расскажут, им просто нужно больше времени. Мы ведь тоже не все рассказали. Гарри вот даже Драко долго не признавался, что тан..., - Джинни прикусила язык.
   - Что Гарри делает? - трое ее братьев уставились на нее.
   - Эээ, ничего, - Джинни чуть отодвинулась от Джорджа. - Это секрет Гарри, когда захочет, расскажет все сам.
   - Но вы в курсе? - парни посмотрели на двух девушек, те кивнули в ответ, но по их глазам было видно, что они не скажут больше не слова, так что парням оставалось только сдаться.
   Они снова вернулись к наблюдению за процедурой распределения.
   - Кто-нибудь слышал, о чем пела шляпа? - спросила Джинни.
   - Нет, прослушали, - покачали четверо остальных. Они стали рассматривать преподавательский стол. С правого края от них сидел Снейп, как всегда мрачный и черный, хотя они уже успели увидеть совершенно другого человека. В центре стола сидел Дамблдор, прикрывая одной рукой другую, словно не хотел, чтобы кто-то видел, что у него с рукой проблема. Основной персонал был тем же, только на одном месте сидел новый человек. Ребята переглянулись, пытаясь понять, а что собственно происходит. Они предполагали, что Малфой будет и дальше вести у них Защиту, но, похоже, это было не так, а судя по тому, что они видели, именно новичок за столом преподавателей станет их новым профессором по ЗОТИ, а Снейп в очередной раз будет мучить их зельями.
   ***
   Гарри и Драко покинули карету уже после того, как все исчезли в замке. Они медленно двигались по дорожке, пытаясь впитать в себя все, что увидели. Гарри не чувствовал себя так, словно вернулся домой. Это чувство у него было только рядом с теми, кто жил с ними в одном доме. Хогвартс перестал быть тем местом, которое он считал сказкой и домом. Они толкнули дверь вместе и, набрав воздуха в легкие, вошли в замок.
   - Странно, - произнес Гарри.
   - Что именно? - спросил Драко.
   - Раньше я входил в эти стены с таким восторженным чувством, а сейчас..., - Гарри замолчал.
   - Словно это всего лишь стены, - тихо закончил Драко, но затем встрепенулся, взял Гарри за руку и подвел к стене. Он положил руку Гарри на кладку, затем накрыл его ладонь своей. - Прислушайся, - прошептал он, обняв другой рукой Гарри за талию и, прижавшись к его спине. - Это место делали не люди. Директор всего лишь человек, но не он хозяин этого места. Он пришел и также уйдет, а Хогвартс останется стоять, даже если весь мир будет против него. В этих стенах многовековая история, Гарри. Ты не должен ассоциировать замок с определенным человеком.
   - Мне придется заново к нему привыкнуть, - тихо сказал Гарри. - Кажется, я изменился сильнее, чем думал.
   - Все будет хорошо, Гарри, - Драко положил подбородок ему на плечо, их пальцы, лежащие на стене переплелись.
   - Я так не хочу, чтобы мы оказались в разных спальнях, - прошептал Гарри.
   - А кто нас остановит, Гарри? - усмехнулся Драко.
   - Давай, пройдемся по замку до того, как заявимся в Большой зал, где на нас будут смотреть с изумлением, растерянностью, ненавистью, неодобрением, - сказал Гарри.
   - А нас с тобой это должно волновать? - усмехнулся Драко. - Но по замку я пройдусь с удовольствием.
   Они не спеша, шли по коридорам, касаясь стен, заново знакомясь с замком, который покинули так давно, в какой-то степени не совсем по своей вине. Воспоминания наплывали на них одно за другим. Вот здесь должна была состоятся их первая дуэль, на которую Драко не явился, здесь Гриффиндорцы прятались от Филча и повстречались с Пушком, первый разговор, первая встреча, очередная стычка, сколько же всего было в их жизни. Они вспоминали, впитывали заново, но уже совершенно с другими чувствами. Они повзрослели слишком быстро, чтобы все воспринимать как прежде.
   Медленно они приближались к сердцу Хогвартса - Большому залу. Пора было объявить миру о своем возвращении. Они остановились перед самыми дверями, которые, кстати, были открыты, но находились в тени, поэтому из зала их никто не видел, а вот они могли рассмотреть почти все, что там происходило. Гарри и Драко смотрели на директора, это было почти незаметно, если бы они не были научены обращать внимание на определенные вещи, а сейчас они видели, что директор озадачен и даже могли сказать чем. Дамблдор знал, что в школу должны приехать два юноши-араба. Но те не наблюдались в пределах видимости, и, скорее всего, именно это вызвало беспокойство у директора.
   -Ярдли, Даррелл, - прозвучало последнее имя, и темноволосый мальчик направился к табуретке со шляпой.
   - ГРИФФИНДОР, - шляпа даже не успела опуститься на голову ребенка. Стол красно-золотых взорвался аплодисментами, приветствуя двенадцатого новенького на своем факультете. Как только мальчик плюхнулся рядом с уже приобретенным в Хогвартс-экспрессе другом, Гарри и Драко одновременно сделали шаг в Большой зал. На них не сразу обратили внимания. Дамблдор поднялся со своего места, как всегда сверкая добродушной улыбкой и уже хотел начать говорить, как посмотрел вдоль зала на вход, где и обнаружил двух молодых людей - блондина и брюнета.
   - Молодые люди? - полувопросительно обратился он к юношам. Те синхронно начали двигаться по залу и в полной тишине успели преодолеть четверть зала, когда раздались первые шепотки. Кое-кто узнал парней, поэтому и шепотки стали все громче. То и дело раздавалось.
   - Это те парни, из Косого. О, а что они тут делают? Они будут учиться в школе? Они не похожи на арабов.
   Под аккомпанемент этих шепотков, под взглядами профессоров и студентов Гарри и Драко дошли по середины зала. На них были черные мантии, но в тот момент, когда они оказались в центре Большого зала, их мантии приобрели цвет своих факультетов - у Гарри - гриффиндорская, у Драко - слизеринская. При этом никто не смог бы сказать, как именно это произошло.
   - Позеры, - усмехнулась Гермиона. Ей, да еще, пожалуй, десяти человекам в зале было известно, как это произошло. Гарри и Драко посмотрели друг на друга, после чего каждый направился к своему столу, Гарри в сторону Гермионы и четверых Уизли, а Драко к своим друзьям.
   - Эй, парень, иди к нам, - крикнул Симус. Гарри остановился и окинул его пронзительным взглядом своих зеленых глаз, бесстрастных глаз. Симус поежился, когда понял, что кроме затягивающей в себя пустоты он ничего не может разглядеть в этих глазах.
   - И что дает тебе право думать, что я сяду рядом с тобой и теми, кто тебя окружает? - равнодушно холодным голосом спросил Гарри. В этом голосе не было даже малой доли интереса.
   - Молодые люди, - Дамблдор все же решил вмешаться. Ни Гарри, ни Драко ни на секунду не подумали, что директор впал в ступор, тот всего лишь дал себе время просчитать следующие свои ходы и понять, как себя вести. Гарри и Драко, пока еще не разместившиеся за своими столами, оба повернулись к директору. Тот довольно долго смотрел на Драко.
   - Мистер Малфой, рады вашему возвращению в школу, - наконец, произнес он. В зале раздались удивленные возгласы.
   - Профессор, - склонил голову Драко, приветствуя Дамблдора.
   - Это Малфой? - раздался донельзя удивленный выкрик в зале.
   - Какая проницательность, - полным сарказма голосом, в своей излюбленной манере, в которой говорил с первого по пятый курс, выдал Драко, одаривая несдержанного студента ироничным взглядом. Слизеринцы смотрели на него с каким-то непонятным выражением на лице. Некоторые же студенты стали переводить взгляды с него на Гарри, словно пытались вычислить, кто же тогда второй. На Гарри же смотрел уже весь преподавательский состав. Только если Драко все-таки можно было узнать, учитывая, что данный цвет волос есть только в одной магической семье, то вот с брюнетом все было совсем не так просто. Стоящий рядом с изгоями Гриффиндора юноша не то, что мало был похож на Гарри Поттера, он был на него совсем не похож. Так за год люди меняться не могут, если только им кто-то кардинально не помог, а никто не мог бы даже подумать, что Поттеру кто-нибудь стал бы помогать в этом деле. Для всех Гарри Поттер был всего лишь невысоким очкариком в мешковатой одежде и с растрепанными волосами, которым ни один парикмахер не смог бы найти "успокоительное".
   - Молодой человек, почему вы решили, что ваше место на моем факультете? - подала голос МакГонагалл, поднявшись со своего стула за преподавательским столом.
   - Потому что так оно и есть, - спокойно ответил Гарри.
   - Каждый студент проходить распределение, и выбор делает она, - покачала головой гриффиндорский декан.
   - Профессор, Гриффиндор - мой факультет, - улыбка пробежала по губам Гарри, но тут же исчезла.
   - Да, почему? - удивленно воскликнул Хагрид, который вообще мало что понимал в происходящем.
   - Ну..., - Гарри посмотрел на потолок. - Может быть..., - он перевел взгляд на своих друзей. Гермиона закатила глаза и покачала головой. Гарри вернул взгляд на профессоров. - Потому что я - Гарольд Джеймс Поттер.
   Было тихо как на кладбище. Если на Малфоя реагировали все-таки как-то в голос, то тут было слышен каждый звук. Тишина просто звенела в воздухе. Двое молодых людей стояли у столов своих факультетов и смотрели на преподавательский состав. Бело видно, что единственным человеком, который спокойно отнесся к представлению, вернее, не отреагировал на него как все, был Снейп. Пожалуй, только Гарри и Драко, и еще несколько студентов, узнавших мужчину, могли бы увидеть, как у того то появляется, то исчезает мимолетная улыбка из глаз.
   - Гарри Поттер? - наконец, пришел в себя Дамблдор. Для него впервые сложилась ситуация, когда он действительно не знал, как реагировать. Юноша, стоящий рядом с изгоями-гриффиндорцами просто не мог быть Гарри Поттером. На лице молодого человека появилась улыбка, он словно знал, что именно думает директор и через несколько секунд стало ясно, что тот точно понял, о чем же Дамблдор думал.
   - Хотите удостовериться, что я - это я? - усмехнулся брюнет. Драко только хмыкнул на это.
   - Это необходимо, - сказал Дамблдор.
   - А если мою личность подтвердит Ремус Люпин, этого будет достаточно? - усмешка стала шире.
   - Блин, ты не можешь быть Гарри Поттером, - воскликнул Колин Криви.
   - Неужели? - тон Гарри резко изменился. - И с чего вдруг такое предположение?
   - Я знаю, как он выглядел, - решительно произнес Криви, но его прервал смех, Гарри и Драко рассмеялись, но как-то очень холодно.
   - Криви, тебе стоило знать, что люди могут меняться, - произнес Драко.
   - Ну, не так же, - скривился тот в ответ.
   - Спокойно, друзья мои, - Дамблдор пристально смотрел на Гарри. - Мы должны удостовериться в том, что ты действительно Гарри Поттер.
   - А моего слова, господин директор, вам будет недостаточно? - с насмешкой спросил Драко.
   - Мистер Малфой, мистер Поттер, проследуйте в больничное крыло для проведения процедуры опознания, - в голосе директора появился холод.
   - Как пожелаете, хором ответили молодые люди и отвесили директору два кивка, после чего развернулись и столь же синхронно покинули Большой зал.
   - Дорогие друзья, сейчас вы прослушаете несколько моих объявлений, после чего мы вас оставим и попробуем прояснить ситуацию, - начал Дамблдор. Затем последовал знакомый уже всем процесс запрещений и пожеланий. Под конец директор представил нового преподавателя ЗОТИ, им оказался молоденький аврор, с неизвестной фамилией, Марк Уорнер, как посчитала Гермиона, очередной член ордена Феникса. Как только был провозглашен пир, Дамблдор в сопровождении этого самого нового профессора, а также Снейпа и МакГонагалл покинул Большой зал. Их путь лежал в больничное крыло, где сейчас должны были находиться оба молодых человека. Дамблдор не мог понять, как же этот брюнет мог оказаться Гарри. В этом юноше не наблюдалось ничего, что могло бы напоминать того, прежнего Поттера, а еще то странное событие в Косом переулке... Если юноши те, за кого себя выдают, то стоило быть очень осторожным, поскольку и происшествие в Косом переулке, и наложенная на их место жительства защита говорили об очень многом. А таких сильных магов стоило опасаться: держи друзей близко, а врагов еще ближе. Наверное, только в этот момент он понял, что с уходом Гарри Поттера не все было так понятно, как ему казалось на первый взгляд.
   Они вошли в больничное крыло, где на одной кушетке сидели Гарри и Драко, причем очень близко друг от друга. Мадам Помфри уже хлопотала вокруг парней.
   - О, они в полном порядке, здоровье просто выходное, физическая форма превосходна, - объявила колдомедик вошедшим.
   - Спасибо, Поппи, - кивнул Дамблдор, потом повернулся к Снейпу. - Северус, будь добр, веритасерум, пожалуйста, - его отвлекли два одинаковых хмыка, раздавшихся со стороны юношей. Снейп мельком взглянул на парней, но те были совершенно спокойны. Он накапал в два бокала по три капли сыворотки, после чего залил их водой и подал юношам. Драко выпил первым, а Гарри пока держал его в руках, не торопясь пить. Он пристально посмотрел на своего возлюбленного, глаза того чуть остекленели, но только для тех, кто это видел, а вот Гарри знал совершенно другое.
   - Драко, не скажешь этим милым господам, как меня зовут? - с насмешкой произнес Гарри.
   - Гарольд Джеймс Поттер, - чуть отстраненным голосом произнес Драко.
   - А ты кто? - не менее насмешливо спросил Гарри.
   - Драко Люциус Малфой, - последовал столь же отстраненный ответ.
   - Это вы устроили то представление в Косом переулке? - задал вопрос новый профессор ЗОТИ. Снейп про себя выругался, мальчикам совершенно не нужны были такие проблемы в первый же день. Но было что-то такое в поведении Драко, что заставляло зельевара думать, что тот каким-то образом сопротивляется сыворотке, но не он один мог это заметить.
   - Вопросы надо задавать конкретные, - наставительно произнес Гарри.
   - Мистер Поттер, почему вы не пьете? - МакГонагалл кивнула на стакан в его руке.
   - Анафилактический шок, - отстраненно произнес Драко. Пятеро взрослых с удивлением посмотрели на блондина.
   - Мистер Малфой, что вы имеете в виду? - спросила мадам Помфри, не совсем поняв использованный Драко термин. Гарри мило улыбнулся, но что-то в его лице заставило Снейпа насторожиться очень серьезно. Парень сделал всего один глоток из стакана, глядя прямо на профессоров. Секунд десять-пятнадцать ничего не происходило, а потом Гарри с глухим стоном согнулся пополам, на его руках появились характерные пятна, явно говорящие, что он аллергик. Драко несколько зло посмотрел на Дамблдора, затем вытащил из кармана бутылочку и уже хотел ее влить в Гарри, когда его руку за запястье сжал новый преподаватель ЗОТИ.
   - Руку уберите, если не хотите получить труп Поттера на собственную шею, - прошипел он. - У нас всего еще минут пять есть, прежде чем он не начнет задыхаться, а затем не впадет в кому, в лучшем случае.
   - Что с ним? - Поппи Помфри уже во всю суетилась вокруг парня, который начал тяжело дышать. Воздух из легких с каждым вздохом вырывался с все большим хрипом.
   - Вы так и будете стоять и мешать мне? - Драко говорил спокойно, но вот его глаза говорили о том, что он отнюдь не был так уж спокоен, как хотел казаться. В серебряных озерах горело пламя, готовое в любую секунду вырваться наружу. Дамблдор это понял, поэтому решил не нагнетать и так уже довольно серьезную ситуацию.
   - Марк, отпусти мистера Малфоя, - попросил он. Как только Драко оказался свободен, Он моментально влил в рот Гарри "противоядие".
   - У Поттера аллергия на составляющие компоненты сыворотки правды? - Снейп пристально посмотрел в глаза крестника. Он в первую же минуту стал помогать Помфри, чтобы не допустить усугубления состояния юноши. Никто не обратил внимания, или же предпочел об этом промолчать, что Драко сам по себе вдруг ни с того, ни с сего сбросил с себя действия веритасерума. Как говорится, для решения этого вопроса будет еще время.
   - Да, - кивнул Драко. Гарри постепенно начал дышать ровнее, хрипы стали уходить.
   - Мерлин, зачем же вы приняли его, если знали о таком? - всплеснула руками колдомедик.
   - Вы же все равно заставили бы его принять, не поверили бы на слова, - пожал плечами Гарри, медленно поднимаясь. Было видно, что его мутит. Он посмотрел своими невозможно зелеными глазами на Дамблдора. - Поверьте, я Гари Поттер, вам это даже в Гринготсе подтвердят. Уж гоблины бы не открыли счета Поттеров, если бы это был не я, ведь так?
   - Где вы все это время были. Мистер Поттер? - воскликнула гриффиндорский декан.
   - Это не важно, - произнес юноша. - Там, где я был, меня больше нет. И не надо делать предположений, что я находился у Волдеморта или стал его приверженцем. Меня не было в Англии вообще, так же как Драко и Ремуса.
   - Вы были вместе, все трое? - нахмурился Дамблдор.
   - Да, мы били вместе, - кивнул Гарри, но тут же покачнулся, потеряв равновесие. Снейп подхватил его и усадил. "Что же могло вызвать такую реакцию? Это не игра, как с сывороткой", - его мысли бежали быстро.
   - Мистер Малфой, вы приняли перед посещением Хогвартса антидот к сыворотке правды? - спросил Дамблдор.
   - А вы считаете, что мы должны все вам рассказать? Извините, но нет, - покачал головой Драко. - Нас такая расстановка сил не устраивает. Все это замечательно, конечно, но наши тайны станутся при нас, уж простите.
   - Вы студенты этой школы, и если я посчитаю вас угрозой для остальных... - сверкнув глазами, начал Дамблдор, но тут же замер, почувствовав, что на него направлена волна магии. Было ощущение, что никто больше ее не ощущает. Директор посмотрел в глаза Гарри и увидел там угрозу, угрозу для себя, которая явно читалась в этих зеленых глазах.
   - И все же мне нужно доказательство, - решил он настоять на своем.
   - Вы действительно так хотите знать ее? Не пожалеете об этом? - что-то в голосе Гарри было такое, что встревожило Дамблдора. Он понял, что разговоры с этими юнцами нужно вести в другой обстановке и в присутствии других людей.
   - Что ж, мы поговорим в другое время и в другом месте об этом, - решил, наконец, для себя дилемму Дамблдор. - Могу лишь сказать, добро пожаловать в Хогвартс, Драко, Гарри, - он посмотрел на обоих молодых людей, которые и близко не были теми, кто когда-то отсюда ушел. И ему теперь предстояло подумать, как вести себя с этими двумя, а, главное, как их вписать в свои планы.
   - Что ж, думаю, Гарри останется здесь на эту ночь. Поппи, присмотри за ним, - распорядился директор, разворачивая всех остальных на выход.
   - Я останусь с Гарри, - спокойно произнес Драко. Сказал так, что было ясно, ставит в известность, ни более, ни менее. Дамблдор, прищурившись, посмотрел на него, но ничего не сказал, лишь кивнул в знак согласия. Он решил не спорить с этими двумя, пока не поймет, как поступать дальше.
   Эта часть истории закончилась, но ее обсуждение шло во всех гостиных, особенно в гриффиндорской и слизеринской. И там, и там поглядывали на изгоев, которые отнеслись к возвращению двух пропавших парней, очень спокойно, что могло означать, что они были в курсе происходящего еще до их появления в Большом зале. Если в Малфоя поверили все, то в наличие живого и здорового Поттера верили мало. Какие только не строились предположения, и не только среди студентов. Новый день постепенно вступал в свои права, а в больничном крыле двое молодых людей спокойно спали, установив вокруг себя защиту. Потом будет день, будет и время разбираться с тем, что он принесет. Пока проблемы были у других, а не у них.
   Поделиться2613.05.2009 11:11
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 25. Неожиданный союзник.

   Драко потянулся, но понял, что сделать это довольно сложно, поскольку кровать на удивление узкая, и к нему прижато такое родное любимое тело. Тут же нахлынули воспоминания, не сказать, что бы приятные. Парни не ожидали приема с фанфарами, но и подобных наглостей от директора тоже не ждали. Они, конечно, обо всем позаботились, но надеялись, что до Сыворотки все-таки не дойдет. Мечтать не вредно, как говориться.
   -- Ммрм, - отвлек его от размышлений легкий мурлыкающий голос рядом. Драко перевел взгляд на лицо Гарри. Тот наблюдал за своим любовником сквозь полуприкрытые веки.
   -- А тебе не кажется, что издавать такие сексуальные звуки в данном помещении, ну совсем не целесообразно? - поинтересовался Драко.
   -- Тебя что-то не устраивает? - улыбнулся Гарри в ответ.
   -- Меня-то как раз все устраивает, но не думаю, что та же мадам Помфри будет в восторге, когда увидит, как ты скачешь на мне, - ухмыльнулся Драко.
   -- Проверим? - лукаво поинтересовался Гарри.
   -- О, Аллах, Восток превратил тебя в бесстыдника, - закатил глаза Драко, а затем резко перевернулся и, оказавшись верхом на брюнете, надавил коленом на его бедра, а тот и не думал сопротивляться, охотно раздвинул ноги. - И все-таки я считаю, что это не место.
   -- Драко, милый, с каких пор ты стал таким щепетильным в выборе места, где можно предаться изысканному удовольствию по насыщению плоти невероятной истомой? - выдал Гарри, при этом его глаза смеялись.
   -- Ты сам-то понял, что сказал? - Драко даже приподнялся, чтобы посмотреть в глаза своего возлюбленного. Он всегда любовался искорками в глазах Гарри, когда у того вдруг появлялось игривое настроение, как сейчас. Он прекрасно понимал, что у его возлюбленного появилась идея шокировать всю честную публику, и нисколько не возражал против этого, но заниматься любовью на виду у всех он точно не собирался. Хотя устоять перед Гарри было сложно. Тот всегда добивался своего. Драко хмыкнул, вспомнив небольшое происшествие в Бухаре, где они выполняли одно задание
   Ретроспектива
   Они уже несколько часов наблюдали за объектом. Жара стояла невыносимая. Ремус был на другой точке, более близкой к объекту, а их оставил тут, вдвоем. Они находились на стене почти два метра толщиной и столько же высотой. На верхней плоскости была неглубокая выемка, в которой и разместились парни. Их почти не было видно снизу, чего не скажешь о домах в несколько этажей за стеной. Но ребята были накрыты специальной тканью, которая делала их незаметными, плюс еще и отвлекающие чары.
   -- Меня уже достала эта жара, - прошипел Гарри, сбрасывая с них обоих защитный плащ, затем стащил с головы тюрбан, скинул надоевший верхний халат, оставшись в безрукавке и шароварах, заправленных в сапоги из тонкой кожи. Драко переместил взгляд на поблескивающую серьгу в соске своего парня и облизал губы. Гарри отреагировал моментально, но не так, как предполагал Драко. - Пить хочешь?
   Блондин, чьи волосы были спрятаны в повязанном на голове черном платке, посмотрел в глаза любимого и только тут понял, что над ним в самом прямом смысле издеваются.
   -- Балбес, - бросил он и отвернулся, возвращаясь к наблюдению за объектом. - А охлаждающие чары?
   -- Ммм, - раздалось в ответ, затем тонкие, но сильные руки повернули его и уложили на спину. Гарри навис над своим партнером и теперь смотрел на него странным взглядом.
   -- Асар, нам нельзя его упустить, - Драко не особо противился действиям своего напарника.
   -- Никуда он не денется, если не от нас, так от Ремуса, - заявил Гарри.
   -- Ага, а мы после этого от Ремуса куда денемся? - ехидно спросил Драко.
   -- Он не рассердится, - спокойно заявил Гарри.
   -- Да? И почему это? - Драко приподнял бровь в своей излюбленной манере. Гарри только хмыкнул, но объяснять ничего не стал. Вместо этого он наклонился и припал губами к губам блондина. - Придурок, - оторвавшись от губ Гарри, выдал Драко, но был совершенно не против продолжить, что они и сделали. Если вокруг себя они и установили заглушающие чары, то вот плащ обратно они не накинули, а заодно разрушили отталкивающие чары. Так что у их страсти в скором времени оказалось несколько свидетелей. Придя в себя, парни поняли, что клиента они упустили, по крайней мере, его не было там, где он был до их небольшой игры. Они спустились со стены с обратной стороны, то есть со стороны жилых домов.
   -- Никому не позволено презирать наши законы, - перед ними вдруг появился толстый араб, который размахивал руками и брызгал слюной в разные стороны.
   -- Наступили новые времена, а, значит, и новые порядки, - нагло заявил Гарри, после чего чем-то дунул в сторону толстяка, обхватил Драко за талию и переместился от греха подальше.
   Конец ретроспективы
   Драко улыбнулся. Через несколько дней после этого случая они узнали, что в Бухаре действительно изменились порядки, и все гомосексуальные пары стали вести себя более открыто, а считается, что Аллах, как и любая другая религия, не признает однополых отношений. Но тут уже ничего нельзя было сделать, никакие гонения не помогали. На них даже Ремус не орал и не пытался научить их уму разуму, только посмеялся над чудачествами своих мальчиков.
   -- Чему улыбаешься? - поинтересовался Гарри.
   -- Вспомнил наше с тобой маленькое рандеву в Бухаре и твои слова о новом порядке, - ответил Драко.
   -- О, было весело, - улыбнулся Гарри. - Особенно после того, как мы покинули город.
   -- Я так понимаю, ты собираешься сейчас поступить подобным образом, только в масштабах Хогвартса, - понимающе произнес Драко.
   -- Ну, я думаю, некоторые личности надо сразу поставить на место, причем не только словами, - усмехнулся Гарри.
   -- Какой-то кровожадный сегодня, - в тон ему ответил Драко, а затем атаковал юношу под собой. Поцелуи постепенно становились все более жадными и страстными. Парни, хоть и были заняты, но о заглушающих чарах не забыли. Драко скользнул по телу возлюбленного вниз, заодно стаскивая с него пижамные штаны. Спали они без рубашек, но уж совсем и сразу шокировать преподавательский и обслуживающий персонал они не стали.
   -- Вообще-то, - хрипло начал Гарри, - ты же не хотел никого шокировать.
   -- Сейчас только начало седьмого, мы вполне можем немного покуролесить, - усмехнулся Драко и прижал бедра брюнета к кровати, после чего накрыл своим ртом стоящий член любовника. Он с удовольствием "мучил" Гарри. Когда же парень уже был почти на грани, Драко ухмыльнулся и прошептал смазывающее заклинание. Гарри удивленно вскрикнул, поняв, что на этот раз снизу решил быть Драко. Проказливо улыбнувшись, Драко начал сам себя готовить, заставляя Гарри смотреть. Тот лишь в ответ прикусил губу, но старался лежать тихо, смакуя будущее удовольствие. Драко оседлал его бедра и с улыбкой стал медленно насаживаться на член возлюбленного. Они в унисон застонали. Медленные движения сводили с ума, еще больше разжигая страсть.
   Что-то все-таки стало причиной беспокойства колдомедика, и она выглянула из своей комнаты, расположенной здесь же, в больничном крыле. Женщина замерла, зрачки расширились, она даже забыла, как дышать, когда увидела этот танец любви. Нет, это не был обычный секс между двумя подростками с взбушевавшимися гормонами. Эти двое точно знали, что и как делать, чтобы доставить друг другу максимальное удовольствие. Если первой ее реакцией было немедленно предпринять какие-нибудь меры, то буквально секунду спустя она уже забыла об этом. Мадам Помфри тихонько прикрыла за собой дверь, оставив молодых людей одних. Такой любви мешать нельзя: она искренняя, настоящая, и только поэтому она ушла, не дав им знать, что все видела. Но ей даже было невдомек, что эти двое почувствовали ее присутствие сразу, как только она появилась на пороге своей комнаты.
   -- Ммм, пора вставать, - тихо произнес Драко, потянувшись. Они немного вздремнули после секса, но всего каких-то минут двадцать.
   -- Не хочу, - скривился Гарри. - Может, попросим мадам Помфри оставить нас тут на сегодня? Пусть проведет тесты какие-нибудь на принадлежность.
   -- Мистер Поттер, мне не нужны никакие тесты, чтобы с определенной точностью сказать, что вы - это вы, как бы в этом не сомневался господин директор, - тут же раздался голос колдомедика.
   -- Вы так уверены, что мы не под оборотным зельем? - усмехнулся Драко.
   -- Ох, мистер Малфой, в отличие от большинства людей, пересекающих двери больничного крыла, я точно знаю, кто сюда вошел, - сказала колдомедик и как-то странно улыбнулась.
   -- А наш уважаемый директор об этом знает? - хмыкнул Гарри. Красноречивый взгляд женщины многое им сказал, а именно то, что не все происходящее в стенах школы было известно Дамблдору.
   -- Ай-яй-яй, мадам Помфри, - покачал головой Драко, но его глаза при этом смеялись. Женщина оценила их чувство юмора, но она также поняла, что оба юноши давно уже не те, кого она помнила.
   -- Мистер Поттер, в вас что-то изменилось, вернее, добавилось, - сказала она с серьезным видом.
   -- Скажем так, я узнал правду о своем происхождении, - также серьезно ответил Гарри.
   -- Вы не полукровка, - утвердительно произнесла женщина. На вопросительные взгляды парней она пояснила: - У меня стоит такое же опознавание, как и у гоблинов в Гринготсе. Неплохо быть в хороших отношениях с магическими существами, - усмехнулась она в конце.
   -- Ай-яй-яй, мадам Помфри, - Гарри повторил ту же фразу Драко.
   -- Мы все люди, и нам свойственны тайны, - заявила женщина
   -- Вы знали все эти годы, что я не полукровка, - задумчиво глядя на женщину, сказал Гарри.
   -- В том-то и дело, что нет. Впервые у меня появились такие подозрения только на вашем пятом курсе. Дело в том, что я сама вношу данные об учениках в систему, а о вас мне было известно... - мадам Помфри многозначительно посмотрела на юношу.
   -- Что моя мать была магглорожденной ведьмой, - закончил за нее Гарри.
   -- Совершенно верно. Но чем ближе вы становились к совершеннолетию, тем отчетливее система стала видеть истину. И только вчера, когда вы вошли в больничное крыло, проявитель показал вас как чистокровного мага, но с довольно близкой аурой к мистеру Малфою, - закончила колдомедик.
   -- Мы - кузены, - признался Драко.
   -- Но у вашего отца не было братьев или сестер... - женщина нахмурилась. - Мерлин всемогущий, брат вашего деда...
   -- Вы очень проницательны, мадам Помфри, - усмехнулись парни. Колдомедик несколько секунд пристально на них смотрела. Она видела один портрет Лориана Малфоя, который когда-то сделала подруга ее матери и хранила в своем доме, поскольку была влюблена в этого красавца. И сейчас она замечала общие черты.
   -- У меня тут кое-что осталось от старых времен, так что провести идентификацию будет не сложно. Надеюсь у вас, мистер Малфой, нет никаких странностей в родословной? - поинтересовалась мадам Помфри.
   -- Нет, я всего лишь Малфой, единственный наследник своего отца, - усмехнулся Драко.
   -- Тогда вы будете лить собственную кровь, а вот на мистера Поттера я потрачу свои запасы. Надеюсь, они покажут только Поттера, как и раньше, - задумчиво произнесла женщина
   -- Мадам Помфри, а разве кровь не должна показывать истину сразу? - нахмурившись, спросил Драко.
   -- Вот что значит не достаток образования. Из школьной программы убрали очень много полезной информации, а многие необходимые знания просто запретили. А наказание за их использование - Азкабан. Только определенные категории людей могут их применять. Я когда-то готовилась стать специалистом в кровной магии, для лечения безнадежных больных. Это очень закрытая специализация. Так вот, пока маг не знает всей информации о себе, кровь будет показывать только то, что ему известно точно, - женщина окинула парней серьезным взглядом. Она понимала, что эти двое сейчас ее оценивают, пытаются проанализировать ее поведение и причины такой откровенности. Ей хватило несколько минут, чтобы принять решение и встать на сторону этих двоих. Она поняла сразу, что ни Поттер, ни Малфой не встанут ни на одну из существующих сторон. Их поведение в Большом Зале говорило само за себя.
   -- Мадам Помфри, давайте заключим сделку, - предложил Драко. Женщина молчала, ожидая продолжения. - Мы понимаем так, что вы не собираетесь нас выдавать, но мы также привыкли, что за все надо платить. Мы предлагаем вам некоторые наши знания в области целительства, которые получили за прошедший год. Это восточные знания...
   -- Что же с вами такое произошло, что вы перестали верить людям? - это не совсем было вопросом, да и ответа она на него не ждала.
   -- У нас был тяжелый год, - тихо сказал Гарри. - Но было в нем как хорошее, так и плохое.
   -- Что ж, если вы готовы поделиться со мной таинственной информацией, кто я такая, чтобы говорить "нет". Может, это поможет спасти чью-то жизнь, - кивнула женщина. - Только я не буду считать ваше предложение платой за мое молчание. Я и так не собиралась ничего говорить. Я колдомедик - нейтральная сторона, - заявила женщина. В ее голосе не было никаких ноток обиды.
   -- Вы странная женщина, - сделал вывод Гарри.
   -- И столько хранить втайне от директора, - дополнил Драко.
   -- Не все люди такие, как о них говорит общественность. Нам всем свойственно ошибаться, - женщина посмотрела на парней. - И Дамблдор не исключение из правил.
   -- Мы знаем, - сказал Гарри. - Только ошибки - это одно, а преднамеренные действия - это другое, - мрачно закончил брюнет.
   -- Отдыхайте, я сегодня оставляю вас в больничном крыле. Не думаю, что вам хочется начинать боевые действия против всего Хогвартса в первый же день, - усмехнулась мадам Помфри.
   -- Спасибо. Вы не против, если мы немного поспим? - поинтересовался Драко.
   -- Пожалуйста, даже можете сдвинуть две кровати, так вам будет удобно, - кивнула женщина. - Мистер Поттер, - она посмотрела на Гарри, - у вас действительно аллергия на компоненты Сыворотки правды или это было хорошее представление? Вам уже давали его в прошлом, и такого эффекта не было.
   -- Побочный эффект, заработал полгода назад, - скривился Гарри. - Не было никакого представления.
   -- Странный вы, мистер Поттер, - покачала головой женщина. - Отдыхайте, я вас разбужу часика через два-три, чтобы осмотреть.
   -- Хорошо, - кивнули парни, уже устраиваясь на ложе из соединенных кроватей. Через десять минут оба уже спали. Мадам Помфри несколько минут наблюдала за ними. "Этим мальчикам многое предстоит сделать и исправить чужие ошибки, я чувствую", - подумала она, направляясь в свою медлабораторию.
   ***
   Дамблдор провел в задумчивости всю ночь. Если возвращение Драко Малфоя на первый взгляд не несло за собой чего-то серьезного, то вот сам факт появления Поттера уже был большой проблемой. Что Малфой? Ну, появится у Люциуса с этим фактом больше привилегий у Волдеморта. В этом он даже не сомневался. Верил ли он, что этот уверенный в себе красавец-брюнет действительно является Поттером? К сожалению, сомневаться почти не приходилось. Был только маленький шанс на это, но реакция Уизли и Грейнджер только подтверждала, что это он.
   -- Что же такое произошло, что он стал таким? - задумчиво произнес Дамблдор, глядя в пространство. - Почему он сошелся с Малфоем? Что послужило катализатором их отношений? Он слишком изменился. Это уже не тот мальчик, который учился в этой школе пять лет, и которым так легко было манипулировать. И этот его побег... - директор замолчал, затем поднялся со своего места и стал ходить из угла в угол, обдумывая то, к чему может привести неожиданное возвращение Поттера. Ему были известны настроения, которые гуляли в обществе, а они были довольно разными, но очень многие продолжали верить в Гарри Поттера, Мальчика-который-выжил. Проблема сейчас была в том, что за таким Поттером, которого поддерживает Драко Малфой, пойдут чистокровные, а это может повлечь за собой третью силу. Сам он не видел двух арабских мальчиков в Косом переулке, когда они неизвестным заклинанием или, что это еще было, уничтожили два десятка Пожирателей, даже особо не вспотев. Если это были Поттер и Малфой - дело плохо. Ему не нужны были неподконтрольные фигуры, а, значит, придется менять тактику и стратегию и, естественно, заставить этих двоих плясать под его дудку. Придя к такому решению в восемь утра, Дамблдор направился на завтрак. Негоже директору отсутствовать в первый учебный день.
   ***
   Не только директор этой ночью пытался понять, что происходит. В гриффиндорской гостиной произошло спонтанное собрание факультета, которое случилось сразу, как только все студенты оказались в общей гостиной. Бедные первокурсники никак не могли понять, что происходит и как напуганные зайчата схоронились в самом дальнем углу.
   -- Это не Поттер! - кричал Дин Томас.
   -- Ты на самом деле думаешь, что мы не узнаем Гарри? - саркастично поинтересовалась у него Джинни.
   -- Вы все врете, - заявила Лаванда Браун.
   -- Неужели? И на чем же основано такое заявление, а, Лав-лав? - Рон с вызовом посмотрел на девушку. Он специально назвал ее этим прозвищем, прилипшее к ней в прошлом году из-за частой смены мальчиков, которых она называла своими бой-френдами.
   -- Поттер никогда так не одевался и не выглядел. - Джинни и Гермиона расхохотались - ничего смешнее они еще не слышали.
   -- Да, Браун, я, конечно, знал, что ты кроме сплетен ничего в своих мозгах удержать не можешь, но никогда не думал получить этому такое подтверждение, - фыркнул Джордж.
   -- Вы за это заплатите! - побледнела та от злости.
   -- Всегда, пожалуйста, хоть прямо сейчас, - теперь уже фыркнул Фред. - Только вот, к вашему сведению, это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ГАРРИ ПОТТЕР! И с этим вам придется смириться. И он с Драко Малфоем.
   -- Кстати, как хотите, так и понимайте последнее предложение, - усмехнулась Гермиона.
   -- Я думал, вы на стороне Света, но вы стали якшаться с этими Пожирателями, - Невилл вызывающе посмотрел на пятерку.
   -- Идиот, - закатила глаза Джинни. - Ты, правда, веришь, что именно ты сможешь победить Волдеморта?
   В гостиной стало тихо. Кроме Гарри никто не был способен так спокойно и без запинки произнести имя Темного лорда, а тут вдруг Джинни Уизли выдает такой финт.
   -- Ты посмотри на себя, - скривилась Джинни и посмотрела на Невилла с жалостью. - Ты даже не можешь не вздрогнуть, слыша его имя. Даже не имя, а придуманное им самим прозвище.
   -- А ты-то с чего вдруг стала звать его по имени? - Колин Криви странно посмотрел на рыжую девушку.
   -- Как однажды сказал один человек, почти всем вам знакомый, это всего лишь имя, - ответила девушка.
   -- Я не собираюсь спать в одной комнате с этой, - Лаванда презрительно мотнула рукой в сторону Гермионы.
   -- А мы с этой, - закудахтали шестикурсницы на Джинни.
   -- Что ж, тогда вам придется освободить одну комнату, в которую мы поселимся все пятеро, поскольку никто из нас не желает находиться в одной комнате с такими, как вы, - заявил Фред.
   -- С чего это мы должны... - тут же взъерепенился Симус.
   -- А ты не слышал о летнем происшествии в Косом, когда два подростка уделали авроров? - с милой такой улыбочкой акулы поинтересовалась Джинни. - Так вот, одним из них был НАШ Гарри, а вторым, как вы понимаете, - ДРАКО. Надеюсь, больше ничего объяснять не надо? Или вы хотите сами испытать на себе, каков же новый Гарри Поттер? Желаю удачи. Не обессудьте, если я постою в сторонке, далеко в сторонке. А теперь я хочу спать, и мне глубоко плевать, где будете спать вы. Мы занимаем одну из комнат префектов. Вы сами создали такую ситуацию на факультете, вот и пожинайте плоды.
   -- Стерва, - тут же понеслось ей вслед.
   -- Еще какая! - последовал довольный ответ Джинни. - Вы даже не представляете этого!
   Они действительно заняли одну из комнат префектов, а именно ту, что должен был занять Невилл. Хорошо, что Джинни и Гермиона был очень не плохи в расширении пространства, но сделать вещи статичными им пока не удавалось, так что парням пришлось спать на полу - кровать они единогласно отдали девчонкам.
   А вот в слизеринкой гостиной ничего не произошло, поскольку пятерка их изгоев там просто не появилась. Они предпочли попроситься на ночлег к своему декану, а тот особо не стал противиться. Так что они как раз и были первыми посетителями Большого Зала на следующий день. К половине девятого вся школа уже была на завтраке, в том числе и директор, появившийся позже обычного - пятнадцать минут девятого. Ни Драко, ни Гарри так на завтрак и не явились. Не видели их и на уроках, и в обед и даже на ужин. Друзья уже стали переживать и направились в больничное крыло. Но ничего особенно не происходило. Ребята до обеда просто проспали, затем явился директор, но мадам Помфри не позволила мешать парням. Она так и сказала, что не позволит им МЕШАТЬ. Директор был в некотором замешательстве от использованного колдомедиком слова. Но самое главное он получил - результаты тестов и проверки личности. В школу прибыли никто иные как Поттер и Малфой. У него неприятно кольнуло сердце. Появилась мимолетная мысль, что он теряет контроль над ситуацией. Он еще не знал, настолько эта мысль была верной. Подчинить Скарабеев невозможно, особенно таких, у которых много лиц, но сердце и душа - одна на двоих или даже на троих. Год обещал быть интересным, но этого пока никто не знал.
   Поделиться2713.05.2009 11:12
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 26. Правила поведения для Гриффиндора и Слизерина.

   Гарри свободной, чуть летящей походкой, и к тому же совершенно бесшумной, двигался по коридорам Хогвартса к единственной цели - входу в гостиную Гриффиндора, студентом которого и являлся. Четверть часа назад мадам Помфри выпустили их с Драко из больничного крыла. Парни быстро попрощались и направились в свои гостиные, наводить порядок, как сами выразились. Наконец, перед ним предстала Полная Дама, которая с интересом взирала на него.
   - Чем-то могу вам помочь, молодой человек? - поинтересовалась она, когда молчание затянулась. Гарри стоял перед ней, облокотившись о стену, и задумчиво взирал на портрет.
   - Вообще-то, я студент этого факультета, но пароля я не знаю, так как мне его, скорее всего, специально не сказали, - скучающим тоном произнес юноша. - И вот теперь я думаю, может, мне вернуться в больничное крыло и попросить мадам Помфри приютить меня еще на одну ночь?
   Полная дама в абсолютной растерянности смотрела на этого красивого брюнета. Она не помнила такого ученика. Если бы он был, она бы его точно запомнила.
   - Я вас не помню, - покачала она головой, немного придя в себя от шока.
   - Это не удивительно, - ответил Гарри. - Меня здесь не было целый год, а до этого я выглядел, мягко говоря, не товарно.
   - Дааа? - удивленно произнесла дама. - Но с Гриффиндора... О, Мерлин, вы Гарри Поттер.
   - Да, мадам, - улыбнулся юноша и учтиво раскланялся с ней, в традициях чистокровных.
   - О, вам это годичное отсутствие в Хогвартсе пошло на пользу. Вы стали таким очаровательным юношей, таким учтивым, - Полная дама сама зарделась от своих комплиментов молодому человеку. - Думаю, я могу вас пропустить.
   - Буду очень вам признателен, - улыбнулся Гарри. - С вами приятно поговорить, мадам.
   - Ох, ну что вы, - мило покраснела Дама и открыла проход.
   Гарри скользнул внутрь и сразу же остановился, окидывая гостиную проницательным взглядом профессионального убийцы. Он сразу же определил местоположение студентов, моментально понял расстановку сил, выяснил, откуда может грозить опасность. Конечно, ему тут ничего не угрожала в той степени, чтобы беспокоиться, но выработанные навыки действуют уже автоматически. Юноша улыбнулся, вот только улыбка у него была отнюдь не приятной.
   - Явился, - раздался шепот в оглушительной тишине, установившейся в гостиной, когда все, наконец, заметили его присутствие.
   - Имеете что-то против? - Гарри лениво посмотрел на автора реплики, совершенно точно его определив. Это был шестикурсник, учащийся в одной с Джинни группе.
   - Ты предатель, - выплюнул тот, презрительно скривившись.
   - Да, ну? - что-то странное скользнуло в голосе Гарри, словно маленькая змейка, спрятавшаяся в траве, но уже готовая ринуться в атаку.
   - А что, нет? Ты как трус сбежал, а Невиллу теперь приходиться за те..., - шестикурсник остановился и поежился, не договорив.
   - Что, НЕВИЛЛ, тяготит тебя участь избранного героя Света? Не хочется умирать во славу всего магического мира? Ай-яй-яй, как нехорошо. Ну надо же было такому случиться, Гарри Поттер передал свою корону другому, - Гарри явно издевался. Его можно было бы сравнить с Малфоем, если бы не было так страшно. На самом деле, ничего похожего на поведение Драко в Гарри сейчас не было. Зеленые глаза разве что инеем не покрылись, но на губах играла странная загадочная улыбка.
   - Не смей издеваться над Невиллом, - закричала Лаванда. - И тебе еще стоит доказать, что ты Поттер.
   Гарри, наверное, никогда не было так смешно, как в этот момент. У него от смеха даже слезы выступили на глазах.
   - Я НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН, - смех оборвался в одно мгновение, а вкрадчивый тон Гарри пробирался в самую душу. - Тем более что-то доказывать. Это ваши проблемы, верите вы в это или нет. Мне как-то плевать, что вы думаете.
   - Дамблдор с тобой разберется, самозванец, - выпалила четверокурсница.
   - Диагноз, - протянул Гарри. - К сожалению, не лечиться.
   - Что? - на него посмотрели в недоумении.
   - Дурость, говорю, это диагноз, и он не лечиться, - фыркнул Гарри.
   - Да ты... - тут же раздались крики.
   - МОЛЧАТЬ! - нет, Гарри не кричал, он говорил вполне нормальным голосом, но в нем было столько стали, причем обоюдоострой, что в гостиной тут же стало тихо. От юноши веяло какой-то странной силой. Гарри специально ее выпустил. Он не собирался ни с кем спорить, что-то объяснять. Их дороги давно разошлись. Для него существовало всего несколько человек, за которых он готов был бороться, и все. Остальные его не интересовали.
   - Ты не смеешь здесь командовать, Поттер, - подал, наконец, голос Невилл.
   - Ба, да вы посмотрите, кто голос у нас подал, - усмехнулся Гарри. - Тебе как, Невилл, корона героя голову не жмет? И ты, как я погляжу, решил, что я все-таки тот самый Поттер. И как, тебя лучше готовят к последней битве? Или, как и меня? Тебя еще не отправили на дрессировку к моим родственникам? Это же у нас там проходят мастер-класс по обретению волевых качеств мальчиков-которые-выжили и должны убить самого темного мага за последнее столетие.
   - Это все ложь, - выкрикнул еще кто-то.
   - Да, неужели? Интересно, а кто из нас лучше знает, как жилось Гарри Поттеру, вам или мне? - Гарри сузил глаза и обвел холодным взглядом гостиную.
   - Ты специально все это говоришь, - новый выкрик.
   - Это ваши проблемы, - пожал плечами Гарри. - Вы можете верить во что угодно, только когда правда станет известна, а она станет известна, не притворяйтесь идиотами, что ах, Великий Мерлин, и как же мы все этого не заметили. Хотя, о чем это я... - парень махнул рукой, а затем уже более мрачным голосом продолжил. - Значит, так. Вы не трогаете меня, я не трогаю Вас.
   - Да что ты о себе возо... - Финиганн замер, боясь пошевелиться. Никто и не заметил, когда в руке у Гарри появился длинный шест, острый конец которого уперся в шею Симуса. Кто-то потом скажет, что был быстрый свистящий звук перед тем, как эта штуковина заставила семикурсника замолкнуть. Оружие исчезло столь же быстро, как и появилось. Никто и не заметил, как оно собралось в небольшой цилиндр, и спряталось в рукаве у юноши.
   - Повторяю для особо непонятливых: ВЫ не трогаете МЕНЯ, Я не трогаю ВАС! По этому пункту есть еще вопросы? - Гарри обвел гостиную взглядом, встретился глазами с друзьями. Почти никто, кроме них, не заметил, как на несколько мгновений оттаял лед в зеленом взоре, но когда он продолжил обводить остальных взглядом, там снова был один холод.
   - Ты слишком много на себя берешь, - фыркнула Лаванда. - Тебя здесь никто не боится.
   - Джинни, будь хорошей девочкой, объясни данной леди, в чем она не права, - Гарри посмотрел на рыжую девушку с теплой улыбкой и каким-то странным выражением лица. Гермиона озадачено переводила взгляд с Гарри на подругу, как и братья Уизли. Сейчас происходило что-то, чего они не знали. Джинни плавно поднялась с дивана, на котором сидела вместе с Гермионой и подошла вплотную к Браун.
   - Я вчера сказала, что когда Гарри будет с вами разбираться, я постою далеко в сторонке, помнишь? - с улыбкой спросила рыжая девушка.
   - И что? - фыркнула Лаванда.
   - И ничего, - улыбнулась Джинни, затем резко сделал молниеносное движение рукой. Лаванда только успела вскрикнуть и задохнуться от ужаса. Ее длинная, почти до талии коса лениво покачивалась в руках рыжей гриффиндорки. Лаванда схватилась за затылок, волосы были срезаны аккуратно, как раз у самой шеи.
   - Ты, ты..., - со слезами пыталась что-то сказать Браун. Джинни покрутила отрезанную косу.
   - Это за прошлый год, Лав-Лав, когда вы издевались над Гермионой, - Джинни усмехнулась. - Кстати, этой игрушкой, - в руке девушки появился клинок с средней длины лезвием, но очень тонким, шириной в два пальца, - меня научил пользоваться Гарри. Надеюсь, демонстрация прошла удачно?
   Тишина была неоспоримым ответом на этот вопрос. Джинни, покручивая косу, вернулась на диван.
   - Переходим ко второму вопросу, - прервал молчание Гарри. - ВЫ не трогаете МОИХ друзей, Я не трогаю ВАС! Демонстрация нужна? Хорошо. Теперь для особо непонятливых. МОИ друзья - это Гермиона Грейнджер, Фред, Джордж, Рон и Джинни Уизли, Винс Кребб, Грег Гойл, Панси Паркинсон, Диана Гроув, Блейз Забини. Вы задеваете их, получаете ответ от меня. Ясно?
   В ответ он увидел несколько кивков.
   - А чего это ты не назвал Малфоя? - фыркнула Парвати. Гарри недобро улыбнулся, так, что у тех, кто был поближе к нему, по телу пошла дрожь.
   - ВЫ не трогаете МОЮ семью, Я не трогаю ВАС! - Гарри прислонился к стене и ждал реакции.
   - Да нужны нам твои магглы, - фыркнул кто-то из шестикурсников. "Идиоты", - услышал Гарри бурчание Гермионы.
   - К вашему большому сожалению, магглы, то есть небезызвестные всем Дурсли, не являются моими родственниками. Лили Эванс была в семье приемным ребенком, - Гарри усмехнулся. - Итак, мы подошли к самой интересной теме, детки. Гарри Поттер на самом деле в энном поколении чистокровный маг. А теперь повторимся, ВЫ не трогаете МОЮ семью, Я не трогаю ВАС! - Гарри обвел всех странным взглядом.
   - Ну, и кто твоя семья? - скривился Симус.
   - А это вам придется выяснить опытным путем, - усмешка стала несколько зловещей. - Да, забыл предупредить, ко мне лучше со спины не походить, могу убить ненароком. Итак, последний вопрос, где я буду спать?
   - С нами, - фыркнул Рон.
   - Дааа? - Гарри в усмешке приподнял бровь в стиле "аля-Малфой". - Ну, тогда, показывайте.
   И шестеро друзей удалились, провожаемые настороженными взглядами, а в некоторых случаях и полными ненависти.
   - Пошли к директору, - прошептал Дин на ухо Невиллу. - С этим надо сразу что-то делать. Он слишком много о себе возомнил. И пятеро семикурсников - Лонгботтом, Патил, Браун, Финиганн и Томас отправились поведать Дамблдору о случившемся.
   ***
   В то же самое время, когда в гриффиндорской гостиной Гарри объяснял своим однофакультетникам правила общения с собой любимым, Драко был занят почти таким же делом, но уже в слизеринской гостиной. Правда, там все было не так мирно.
   Драко, так же как и Гарри, не знал пароля от входа, но в отличие от своего возлюбленного, ему было у кого спросить.
   - Привет, крестный, - ввалился он в апартаменты своего декана с улыбкой до ушей. Кроме Снейпа он там застал и пятерых своих друзей. - Хмм, так, детки, собрали свои вещички, мы идем налаживать живой контакт.
   - Драко? - Диана посмотрела на парня, как на больного белой горячкой.
   - Давайте, давайте, не надо надоедать нашему любимому декану. Ему бедненькому еще надо отдыхать от нас, бестолковых...
   - Драко, прекрати паясничать, - рыкнул на него Северус.
   - Крестный, ты пока в гостиную не приходи. Ну, скажем часика так два-три, - Драко оскалился. Снейп пристально посмотрел на крестника и посочувствовал всему факультету вместе взятому. - Все, за мной. Кстати, пароль знаете?
   - Знаем, - мрачно выдал Блейз.
   - Не дрейф, мой друг, все путем, - усмехнулся Драко.
   - Где он провел все это время, и к тому же набрался подобных выражений? - ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотала Панси.
   - Гордость чистокровных, - фыркнул Драко пароль. Вход открылся, и он словно царствующая особа вплыл в гостиную. Диана еле сдержалась, чтобы не засмеяться над таким преображением друга.
   В гостиной тут же стало тихо, все смотрели на вход, где в позе короля вселенной стоял Драко Малфой со своей свитой, правда, несколько мрачноватой, при улыбке до ушей на лице блондина.
   - Ну-с, начнем, - оповестил всех Драко.
   - И что же ты решил начать, Малфой, крыса? - Нотт поднялся с кресла и посмотрел на однокурсника.
   - О, Нотт, приятно тебя видеть? Предплечье не жжет? - Драко словно специально нарывался на неприятности.
   - Ты тут больше никто, предатель, - скривился Нотт.
   - А ты, значит, кто, - сделал вывод Драко. - Ну, и каковы же ставки у его величества, короля Слизерина? Хотя ты, конечно, на него не тянешь. Мелковат как-то, - уже никто не сомневался, что Малфой издевается, даже не пряча свои фразы за двусмысленностями.
   - Малфой, шел бы ты отсюда, и сброд свой забира... АЙ..., - Булстроуд оказалась пришпиленной к обивке дивана длинными странными клинками. Никто и не успел заметить движения Драко, метнувшего их в девушку.
   - Так, на всякий случай, я не промахнулся, - оскалился в улыбке Драко. Веселье исчезло из его глаз, сменившись каким-то странным серебряным огнем. Почти мгновенно обстановка в комнате изменилась, на Драко было уже направлено два десятка палочек. Но тот только усмехнулся и сделал какой-то пас рукой, быстро заставивший слизеринцев потерять палочки, да и не только их. Теперь все они валялись кучей у его ног. Нотт и трое шестикурсников бросились на него с кулаками, но были остановлены двумя парнями, выступившими из-за спины Драко. Двое тут же свалились на пол, еще двое отлетели к задней стене. В них ударили заклинания, выпущенные Панси и Дианой. Блейз лениво поигрывал палочкой, следя за остальными. Нотта это не остановило, он поднялся и снова бросился на Драко.
   - Фи, как не благородно, - сморщил свой аккуратный носик Драко, но уже после того, как выкрутил руку Теодору и приставил ему к горлу нож. - Как не стыдно.
   - Малфой, ублюдок, - просипел тот в ответ.
   - Ну, что ты, Тео, я самый какой никакой законнорожденный в магическом браке. Так что, ублюдком я быть просто не могу, - пожурил его Драко елейным голосом, затем надавил на руку, вынуждая Нотта опуститься на колени. Нож у горла даже не дрогнул, но ран не наносил.
   - Я отомщу, - просипел Нотт от боли.
   - Нотт, ты не понимаешь, - усмехнулся Драко. - Ты совсем не понимаешь.
   - Урод, тебе конец, будешь таким же инвалидом как твой отец, или вообще сдохнешь, - зло выкрикнул Нотт.
   - Вот, придурок, не стоило ему упоминать отца Драко, - покачала головой Панси.
   - Кто еще так думает? - вкрадчиво поинтересовался блондин, а затем последовал приказ, как удар хлыста. - Руки поднимите.
   Это было настолько неожиданно, что вверх взметнулись руки почти всех присутствующих.
   - Ай-яй-яй, мы, оказывается, все так думаем, - хищно улыбнулся Драко. В руках у него появились еще два клинка, которые он стал вроде бы небрежно крутить в руках. С каждым кругом скорость все нарастала, и в какой-то момент все осознали, что не видят кинжалов, а только сплошные искрящиеся круги в руках блондина. Мгновение и оба кинжала входят в стену по самую рукоять рядом с головой дернувшегося шестикурсника. Сейчас Драко напоминал готового к прыжку хищника, страшного и опасного, который, наконец-то, загнал в ловушку свою жертву. Но Слизерин, не Гриффиндор. Эти все-таки пришли в себя и толпой кинулись на шестерых студентов, надеясь смять их числом. Никто не почувствовал магии, просто все скопом нарвались на щит, который Драко установил перед собой и друзьями.
   - Понятно, - мрачно кивнул Драко. - Придется объяснять по-другому.
   После этих слов он просто вышел в толпу. Пятеро слизеринцев пытались поймать Драко взглядом, но у них плохо получалось. Юноша двигался настолько быстро, что это казалось невероятным. Через пятнадцать минут гостиная Слизерина представляла поле боя, в центре которой стоял блондин с чуть выбившейся из хвоста прядью волос. Кто не успел растечься по стене, стонал, лежа на полу.
   - А теперь правила нашего общения: Вы меня не трогаете, я не трогаю вас! Вы не достаете моих друзей, я вас не трогаю! Вы меня не замечаете, не знаете и даже думать обо мне не можете! Всем все ясно? - Драко обвел стенающую и перепуганную гостиную.
   - Тебе конец, - простонал кто-то.
   - Значит, не ясно, - сделал вывод Драко. - Придется объяснить еще раз.
   - Не подходи, урод, - истерично заверещал кто-то из поверженных.
   - Мы друг друга поняли? - задал вопрос светским тоном блондин. - Мне не хотелось бы начинать все сначала, а то спать хочется, а завтра занятия.
   - Все поняли, все, - несколько выкриков в ответ.
   - Вот и хорошо, - улыбнулся Драко, и тут же скомандовал. - Друзья мои, за мной!
   Через пятнадцать минут они освободили одну из спален на первом уровне, выкинув оттуда вещи бывших постояльцев, и обосновались там вшестером.
   ***
   - Профессор Дамблдор, и что теперь делать? - плача, задала вопрос Лаванда.
   - Я с этим разберусь, - директор хорошо скрывал свое состояние, но рассказ гриффиндорцев его неприятно поразил. - Мисс Уизли получит наказание, не беспокойтесь, мисс Браун. А с мистером Поттером мне придется очень серьезно поговорить. Если он считает, что ему все позволено, то он глубоко ошибается.
   - Да, он вел себя так, как будто весь мир вертится вокруг него, - поддакнул Дин.
   - Что ж, идите, а мне надо подумать, - отпустил гриффиндорцев Дамблдор. Когда за студентами закрылась дверь, директор в сердцах стукнул по столу кулаком. Поттер слишком многое заставил идти совсем не по плану. - Мальчишку надо убрать и как можно быстрее, от него одни проблемы.
   Директор поднялся со своего места и подошел к камину, бросил туда летучего пороха и, сунув голову в камин, произнес:
   - Змей!
   - Альбус?! Что-то случилось? - раздался в ответ довольно молодой голос, возможно мужчины лет тридцати-тридцати пяти.
   - Мне нужно, чтобы Волдеморт в ближайшее же время узнал о возвращении Поттера, и что тот в школе, - произнес Дамблдор.
   - Мальчишка объявился? - удивления в голосе не было.
   - Да, но он теперь помеха, - мрачно сказал директор. - Мальчишка неподконтролен, а такая пешка нам не нужна. От него надо избавиться и как можно быстрее. Через две недели первый поход в Хогсмид будет.
   - На две недели раньше?! - полуутвердительно сказал его собеседник.
   - Да, подготовьте все, мальчишка должен умереть!
   - Я все понял, Альбус.
   Директор вернулся в свое кресло и задумался. У него было еще две недели, чтобы разобраться в ситуации. Если что-то измениться, то этот вариант можно будет отменить, но лучше подстраховаться. А вот Волдеморт пусть узнает о появлении мальчишки. Он постарается возобновить их связь через шрам. Дамблдор нахмурился. Он стал вспоминать, четко выстраивая образ Поттера в своей голове. Ничего не получалось. Тогда он встал, достал думосбор и вытянул в него воспоминания за последние два дня, когда он видел вернувшихся юношей, и окунулся в серебристый туман. Кадр за кадром, эпизод за эпизодом - он становился все мрачней. Да, это были Малфой и Поттер, никаких сомнений, но также он окончательно понял, что эти двое опасны. С каждым просмотренным эпизодом ему становилось понятным и то, что каким-то образом парни связаны между собой.
   - Они опасны, - задумчиво произнес Дамблдор. - Что ж, я присмотрю за вами в течение двух недель. Если же вы так неподконтрольны, как мне кажется, вам обоим придется умереть. Это будет мое последнее слово.
   Приняв решение, директор несколько успокоился и смог, наконец, лечь спать.
   ***
   Снейп уже полчаса мерил гостиную своих апартаментов из угла в угол. Его так и подмывало пройти в слизеринскую гостиную и проверить все ли там в порядке, но в то же время он понимал, что Драко должен сам установить правила общения слизеринцев с собой.
   Еще через полчаса он не выдержал и все-таки направился на разведку. Он вошел в гостиную и замер. Там был ужасающий погром, правда, студентов уже не было. Северус несколько секунд смотрел на это безобразие, затем развернулся и ушел, бросив чуть слышно:
   - Убирать тут будете сами, и не дай вам Мордред, если к завтраку останется бардак.
   Снейп усмехнулся, похоже, Драко довольно ясно дал понять, кто и куда должен смотреть, и что говорить в его присутствии. Он как-то не сомневался, что вечер в гриффиндорской гостиной был не менее насыщен событиями. И через пару минут он в этом полностью уверился, когда увидел удаляющиеся спины пяти гриффиндорцев - нового Героя и его свиты. Гарри Поттер навел шороху, раз эти побежали жаловаться директору. "Стоит предупредить мальчиков", - решил Снейп, поскольку Дамблдора он никогда не недооценивал. - "Что ж, посмотрим, как будут развиваться события, но вот Люпина, Люциуса и обоих Уизли стоит предупредить!".
   Поделиться2813.05.2009 11:12
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 27. Планы сильных мира сего.

   Волдеморт, прищурив свои красные глаза, в которых не было ничего кроме злости и бешенства, смотрел на "вестника". Тот уже был и не рад, что пришел с подобными новостями к своему повелителю.
   -- Значит, Поттер вернулся, да еще и в компании Малфоя? - зловеще уточнил Волдеморт. "Вестник" нервно сглотнул, уже даже не мечтая о Круцио, как о самом легком пути, который получил бы сейчас.
   -- Да, мой лорд. Они сейчас в школе, - голос дрогнул.
   -- КРУЦИО! - луч ударил, выгибая тело и заставляя кричать в полный голос. Темный лорд был слишком зол для того, чтобы контролировать силу своих заклятий. Пожиратель замолк, как только боль прекратилась.
   -- Убирайся, - последовал приказ. С трудом превозмогая боль и ужас, Пожиратель поднялся на ноги. Колени подгибались, кости, казалось, превратились в желе, тело не хотело двигаться. - ВОН! - Собрав все силы, Пожиратель аппарировал, пока его не прибили.
   Волдеморт был в ярости. Такое он испытал год назад, когда вдруг потерял всякую связь с мальчишкой. Он несколько раз пытался связаться через шрам с Поттером, но все было глухо, словно тот умер. И что теперь? Его персональный враг, мальчишка из пророчества, вернулся, так еще и дружит с Малфоем и, естественно, с этой группой отщепенцев.
   -- ХВОСТ! - рявкнул он.
   -- Мой лорд, - пресмыкаясь, в зал втек, не иначе, Петтигрю, который, похоже, караулил под дверью.
   -- Выясни, что твориться в Хогвартсе, откуда взялся Поттер, и последи за Снейпом. Мне перестало нравиться, как он себя ведет, - прошипел Волдеморт.
   -- Да, мой лорд, как прикажете, - залебезил Хвост, тут же исчезая за дверью. Он слышал, как раздалось несколько хлопков аппарации. Лорд явно кого-то вызвал. Из-за двери послышались крики. Хвост гаденько усмехнулся, довольный, что не ему приходится сейчас орать перед повелителем, корчась от боли. Он давно уже не испытывал на себе Круцио, что давало ему возможность чувствовать себя выше всех остальных. Теперь еще следовало выполнить с успехом поставленную задачу. Хвост аппарировал на окраину Хогвартса, где превратился в крысу, и направился на разведку.
   Волдеморт в это время наблюдал за мучениями своих слуг: Паркинсона, Забини и Гроува. Если он нисколько не сомневался в верности Кребба и Гойла, то про этих троих такого не мог сказать. Недолго думая, он послал еще один зов, но столкнулся с кое-чем, что его безмерно удивило и разозлило еще больше. Он не смог дотянутся до Люциуса Малфоя, который был его денежным мешком. Ни на что другое тот уже не был способен, побывав под пытками своего хозяина. Трое мужчин уже даже кричать не могли, да и двигаться тоже. Они давно ждали нечто подобное, но ждать и получить ќ- разные вещи. Все трое были уверены, что это конец. Они уже мысленно прощались со своими детьми. Волдеморту доставляло удовольствие смотреть на их мучения, он, как дементор, питался чувствами, только в данном случае болью и страхом, а того и другого сейчас было в избытке. Удар хлыста, одного из темномагических проклятий, стал неожиданным для мужчин. Крик заглушила яркая боль, а затем для всех троих наступила благословенная тишина. Спустя пару часов они пришли в себя в камерах подземелий резиденции своего лорда. Лучшее, что могло их ожидать, это участь Люциуса Малфоя, которому не могли помочь даже колдомедики.
   Волдеморт тем временем пытался прояснить для себя всю сложившуюся ситуацию. Сначала кто-то как-то в одно мгновение уничтожил целый отряд, напавший на Косой переулок. Ничего толкового выяснить по поводу неизвестных магов не удалось. Никто даже не знал, кто они. Вот это-то и было самым противным. Уже немало народу поплатилось за невыполнение задания. Проблема была в том, что никто не мог ни описать магов, ни сказать, что именно они совершили. В бредни про полчища пауков или жуков он не верил, как и в то, что это были мальчишки. На данный момент незнакомые маги были приоритетом в его планах. Привлечь на свою сторону таких сильных людей - дело чести. Если же нет, то от них стоило быстро избавиться, очень быстро. Такие не держат нейтралитет. И вот сегодня ему сообщают, что вернулся Поттер, этот надоедливый мальчишка, который никак не сдохнет. Появилась мысль, что Дамблдор специально устроил весь спектакль, чтобы скрыть свою золотую пешку на время. С директора станется, в этом он еще в свое время убедился. Хвост его пока еще не подводил, так что можно было надеяться на получение более ли менее достоверной информации. Не нравилось ему и то, что Снейп молчит, хотя должен был в первых рядах явиться к нему с докладом. А теперь еще и до Малфоя не дотянуться. Снять метку никто не мог, в этом он был полностью уверен. Тогда что могло случиться?
   Новый вызов, более неприятный, заставляющий корчиться от боли.
   ***
   У семикурсников первыми на сегодня стояли зелья. Дамблдор еще в прошлом году вынудил Снейпа принять в свой класс всех желающих, и таких оказалось слишком много, а все из-за Лонгботтома, который должен был теперь пойти в авроры вместо Поттера. Сейчас перед Снейпом сидели гриффиндорцы и слизеринцы. Расстановка сил была, надо сказать, очень интересная. У окна вольготно, с улыбками расположились одиннадцать студентов. Зельевар оценил то, как они сели: те, кто знал зелья сели с теми, у кого они не очень получались, четко распределив между собой приоритеты, а это значило, что сегодня будет, как минимум, шесть хорошо выполненных зелий. В центральном ряду расположились гриффиндорцы, а у дверей - слизеринцы. При таком раскладе компания "изгоев" была в численном превосходстве. Половина первого урока была посвящена проверке знаний за последние шесть лет. Судя по тому, как быстро скрипели перья "изгоев", у них проблем не было. С гриффиндорцев, как всегда, взять было нечего, а слизеринская часть и так уже потеряла все свои мозги, которые наблюдались в другой половине кабинета, там, где все было хорошо. Полчаса пролетели быстро. Снейп собрал тесты и раздал задания на практическую часть. Каждая пара получила свое зелье по изученным в прошлом материалам.
   Снейп сел за стол и начал наблюдать. От него не укрылось, что Гарри что-то тихо объясняет Грегу, а тот внимательно его слушает и, когда что-то непонятно, переспрашивает. Гермиона была занята тем же, только в отношении Винса. Панси и Рон уже приступили к выполнению задания. Зельевара несколько беспокоило, что Гарри сидит с Гойлом. Хотя Поттер и стал достаточно хорошо разбираться в зельях, но из-за своего равнодушия к ним у него часто получался совсем не тот эффект, который ожидался. "Что ж, посмотрим, что будет сегодня", - вздохнул Снейп, переводя взгляд на остальную часть класса, которую вообще не хотел бы видеть в своем кабинете.
   Все шло нормально, пока в середине второго урока резкая боль в левой руке не заставила его зашипеть. Гарри поднял голову от стола и прищурился. Зельевар вздохнул и замер. Боль пропала, и зов перестал поступать, словно Темный лорд передумал, или... Снейп поднял голову и пристально посмотрел сначала на Драко, затем на Гарри. Если крестник был спокоен, лишь чуть вопросительно на него смотрел, то вот напряженное лицо Поттера сказало ему больше. Гарри не поднимал головы, продолжая работать. Через пять минут Снейп заметил, что юноша в основном стал руководить, а все действия выполнял Грегори, следуя четким указаниям Гарри. Снейп нахмурился, когда увидел, как брюнет закусил нижнюю губу.
   -- Все, время вышло, - встал Снейп. Сегодня, к безграничному удивлению многих, зельевар не ходил по классу, никого не доставал и ничего не комментировал, так что даже у Лонгботтома и Браун в котле что-то булькало, правда, совсем не то, что было нужно. До конца урока оставалось еще минут семь, как раз, чтобы проверить практическую работу на глаз. Начал он со слизеринцев. Нотт, Булстроуд и остальные еле тянули на Удовлетворительно, но он, как обычно, не озвучил сего, лишь похвалил. Теперь пришла очередь гриффиндорцев.
   -- Мистер Лонгботтом, у Кроветворного зелья какой должен быть цвет? - вкрадчиво поинтересовался Снейп.
   -- К-к-крас-с-сный, - заикаясь, произнес тот.
   -- А у вас он какой? - ядовито спросил зельевар.
   -- З-з-зеленый, - последовал ответ.
   -- Аааа, так это зеленый, - понимающе хмыкнул Снейп. Слизеринцы захихикали. - Троль, Лонгботтом, - объявил Снейп. - Жду вас завтра в восемь вечера вместе с восьмифутовым эссе по этому зелью.
   -- Но... - начал Невилл.
   -- Минус десять баллов за пререкания, - тут же остановил его возражения зельевар. Гриффиндорцы потеряли еще тридцать баллов, пока он рассматривал их варева.
   Снейп перешел к группе "изгоев".
   -- Что ж, вынужден признать, что в этом классе есть те, кто действительно способен сварить что-то более менее напоминающее зелье, а не непонятно что и непонятно для чего, - произнес зельевар. - Мистер Забини, Превосходно, мистер Уизли, мисс Гроув, Превосходно, мисс Грейнджер, мистер Кребб - Выше ожидаемого, - отдавал он должное зельям. Наконец, остались только Поттер и Гойл. Зелье было хорошим, чуть более тягучим, чем следует, но все же хорошим. Он даже поздравил пару и только после этого посмотрел на Гарри. Юноша был уже на грани обморока.
   -- Урок окончен, все свободны, - произнес он непререкаемым голосом. Часть студентов вымело из кабинета уже через пару секунд. С губ Гарри сорвался стон и он начал завалиться на бок. Драко подскочил к нему.
   -- Идиот, придурок, зачем надо было оттягивать на себя всю боль, а? - шипел он на своего парня.
   -- Что он сделал? - Снейп чуть дар речи не потерял.
   -- Оттянул боль от метки на себя, - бросил Драко, продолжая заниматься Гарри. - Да отпусти ты уже ее, придурок. Герой долбанный, всегда тебе надо поступать по-гриффиндорски.
   Гермиона с каким-то странным выражением наблюдала за ними, но молчала. Она с каждым днем находила в этих двоих что-то новое, планомерно откладывала в голове, чтобы потом обдумать.
   -- Отпусти, говорю! - прикрикнул Драко. Гарри, сцепив зубы, лежал в объятиях своего любовника. Снейп же колдовал над различными зельями, пытаясь понять, что же может сейчас понадобиться. Вдруг начало еле ощутимо покалывать метку, жар и боль медленно давали о себе знать. Только сейчас до зельевара дошло, что же такого сотворил Гарри.
   -- Действительно, придурок, - вырвалось у него. - Сколько ты терпел? - тряхнул он парня за плечи.
   -- С того мгновения, как поступил вызов, - процедил сквозь зубы Гарри.
   -- Идиот, - Снейп даже не знал, что сказать на это - обругать или восхититься. Просидеть почти полтора часа под вызовом, ощущая все прелести этой боли, даже ему не хватило бы сил. - Так, разбирайтесь, а я пошел.
   Северус стремительно двигался по коридорам к кабинету директора, где поставил того в известность о зове, но Дамблдор не спешил его отпускать. Боль постепенно становилась сильнее, но была терпимой, а это означало, что большую ее часть сейчас получал Гарри.
   -- Скорее всего, он уже в курсе о возвращении Гарри, - начал директор. - Думаю, он потребует у тебя ответа, почему ты ему не доложил.
   -- Что-нибудь придумаю, - прошипел Снейп, хватаясь за руку и кривясь.
   -- Иди, мой мальчик, иди, - улыбнулся Дамблдор. "Мордред, как будто в магазин за печеньем отпускает", - передернулся зельевар. Он прошел через камин в Кабанью голову, а оттуда аппарировал на зов. Кто бы сомневался, что встретят его не столь радушно, как хотелось бы.
   -- Круцио! - прошипел такой знакомый ненавистный голос. Северус упал на колено и прикусил губу, но не издал ни звука. Всегда считал это ниже своего достоинства. - Ты заставляешь себя ждать, Северус.
   -- Мой лорд, - прохрипел в ответ зельевар, - начались занятия, и я не могу уйти просто так, тем более Дамблдор перестал мне полностью доверять. У меня нет возможности покидать замок без согласования с ним.
   -- Круцио! - тут же последовал ответ от Волдеморта. Снейп прокусил губу и еле подавил стон, ногти оставили глубокие следы на ладонях. Боль скручивала кости, но позволить себе слабость зельевар не мог, от этого зависела не только его жизнь. - Расскажи мне новости, Северус.
   -- В школе объявились младший Малфой и Поттер, - смысла скрывать это он не видел, да и Волдеморт, скорее всего, был в курсе.
   -- Они явились вместе? - уточнил лорд.
   -- Да, и судя по отношениям, они очень даже ладят, - кивнул Снейп.
   -- Что с Люциусом? - поинтересовался Волдеморт. Северус поднял голову и посмотрел на одного из своих хозяев. Он не совсем понял вопрос, хотя мозг тут же начал строить предположения. "Что могло случиться за несколько дней от начала учебы? Если бы что-то случилось, мы бы уже знали. На доме такая защита... Защита! Мерлин, она не пропускает зов. Что ж за магию эти трое используют?" - ему удалось не выдать всей гаммы своих эмоций и остаться почти бесстрастным. К сожалению, это почти Волдеморт и заметил, хорошо хоть интерпретировал по-своему.
   -- Значит, ты понятия не имеешь, что происходит, - сказал Волдеморт. - Ты меня разочаровываешь, Северус. Я был лучшего о тебе мнения. Я жду твоего доклада.
   "И что ему говорить?" Снейп, тщательно подбирая слова, выложил вполне правдивую версию появления Гарри и Драко, но довольно далекую от истинного положения дел.
   -- Мне нужно знать больше, - прошипел Волдеморт. - Мальчишка должен быть у меня. Займись этим.
   -- Который? - вырвалось у Снейпа. Вместе с Круцио он получил ответ. Кто бы сомневался, что, как всегда, Волдеморта может заинтересовать только Поттер. Спустя два часа лорд отпустил Снейпа восвояси, надавав ему кучу заданий, почти невыполнимых в своем большинстве.
   Первым делом по возвращении зельевару пришлось идти к директору и давать теперь уже другой доклад. Кто бы знал, как ему все это надоело. Он бы сейчас с удовольствием закрылся в доме Ремуса в лаборатории и занялся любимым делом, но нет, оба хозяина раздирают его на части. "Разменная монета, которой трудно расплатиться, поскольку она нужна", - горько усмехнулся Снейп.
   -- Северус, - Дамблдор сверкнул на него глазами. - Смотрю, все прошло замечательно, мой мальчик.
   "О да, не считая двух-трех Круцио, довольно сильных, все было просто замечательно", - язвительно прокомментировал про себя зельевар веселый тон директора.
   -- Да, все в порядке, - кивнул он.
   -- Что потребовалось на этот раз? - Дамблдор изучающее смотрел на Снейпа.
   -- Он в курсе возвращения Поттера и Малфоя, не может дотянуться до Люциуса, и потребовал устроить мальчишке ловушку в первый же поход в Хогсмид, - выдал он информацию.
   -- Так, так, так, - застучал пальцами по столу директор, что-то просчитывая в уме. - Значит, он все же ориентируется на Гарри, а не на Невилла. Что ж, нам это на руку, очень даже на руку. Действуй, как он велит.
   -- Вы собираетесь отдать ему Поттера? - совершенно спокойно произнес Северус.
   -- Ну, что ты! Мы устроим свою ловушку, мой мальчик, - улыбнулся директор, только вот Снейпа это совсем не обмануло. "Да-да, конечно, - саркастично заметил он про себя. - Так Гарри и будет играть по твоим правилам. Смотри зубки не обломай, этот орешек не съедобный". Раздражение волнами поднималось изнутри, хотелось побыстрее скрыться в своих подземельях.
   -- Иди, Северус, мой мальчик, ты все же неважно выглядишь, - разрешил директор. "Ну, хоть на этом спасибо", - скривился про себя Снейп.
   Он уже почти подошел к своим комнатам, когда услышал разговор. Он не смог увидеть говоривших, но тема была уже излюбленной не только для школы - Поттер и Малфой. Это явно были слизеринцы, которые намеревались передать всю известную им информацию своим родителям, которые затем передадут ее лорду. "Малолетние идиоты", - подумал он. План подростков по досаждению двум парням заставил его усмехнуться. Школа, похоже, еще не поняла, кто вернулся сюда. Ему было жалко всех этих детей, которые решили сделать Гарри и Драко своими врагами. Он знал, что они оба поставили перед своими факультетами абсолютно одинаковые условия для общения с собой: "Не тронь меня, не трону я". За эту неделю, кажется, все подзабыли об этом. Гарри и Драко не нарывались, общались только со своим кругом. Проблемы в основном возникали у Джинни, которая была на год младше остальных, но та оказалась той еще штучкой. Все, кто пытался хоть как-нибудь ее задеть, нарывались на ответ с ее стороны. Рано или поздно, конечно, что-то должно было случиться, о чем он и сказал своему крестнику, на что Драко ответил, что у них с Гарри все под контролем.
   "В школе будет война", - решил про себя Снейп, когда слизеринцы ушли, не заметив его. Он был полностью уверен, что все планы, как Волдеморта, так и Дамблдора рухнут, столкнувшись с планами самих молодых людей. Их совершенно неправильно воспринимают, а значит недооценивают. Даже зная, что совершили Гарри и Драко в Косом переулке, директор не придает этому значения, не воспринимая юношей, как именно тех парней, сильных магов, способных уложить два десятка авроров за какие-то секунды. "Все, надо отдохнуть", - подумал Снейп, закрывая за собой дверь. Тишина стала настоящим раем. Северус сел в кресло, закрыл глаза и расслабился.
   ***
   Волдеморт рвал и метал. Ему необходимо было понять, что происходит и почему. Появление Поттера снова переворачивало все с ног на голову. Лонгботтома он не считал достойным противником. Он всегда мечтал убить мальчишку Поттеров лично и здорово бесился, когда тот исчез. Позднее пришла какая-то извращенная радость, что мессия света, скорее всего, отправился в мир иной. Он немало повеселился над попытками Дамблдора перевести стрелки на второго мальчишку, который даже по его извращенным темным меркам не годился Поттеру в подметки.
   Он приказал Хвосту следить за Поттером, Малфоем-младшим и Снейпом, зельевару - подготовить похищение Поттера, но план был всего лишь в проекции, совершенно сырой и не обдуманный. Соглядатаев в Хогвартсе у него хватало, так что в курсе событий он будет, а на план и все его аспекты у него был почти месяц, все успеет обдумать и не раз обыграть, было на ком.
   -- Теперь займемся нашими странными магами, которые уничтожили моих людей, - прошипел он на парселтанге, обращаясь к Нагини, своей верной спутнице. Та лишь лениво подняла голову и посмотрела на него. - Надо выяснить, кто они такие и откуда взялись.
   -- Хозяин, если они так сильны... - начала змея.
   -- Вот именно, от таких надо избавляться или ломать под себя, - ответил Волдеморт.
   -- Что ты намерен делать, хозяин? - поинтересовалась Нагини.
   -- Найду этих магов, затем решу, что с ними делать, но сначала накажу за смерть моих слуг. Через месяц Поттер будет в полной моей власти. Он будет умирать долго и мучительно, - по губам скользнула довольная улыбка. Все его планы сводились только к убийству. Наверное, никто не мог или боялся указать ему на тот факт, что если перебить всех, то никого не останется, и будет неинтересно править миром. Просто править будет некем.
   Волдеморт снова послал зов Малфою, но опять наткнулся на тишину. Он перестал чувствовать Люциуса. Значит, тот либо нашел зелье, блокирующее действие метки, либо умер, а в этом стоило удостовериться.
   -- Мой лорд, - перед ним на колени опустилась Белла, его любимица и ярая сторонница. Она появилась еще до того, как метка обожгла ее руку болью. Это было похвально, такая преданность и желание служить.
   -- Белла, выясни, что с Люциусом. Не тронь его пока, - приказал он. Глаза женщины сверкнули маниакальным светом, на губах появилась какая-то кривая торжественная ухмылка, после чего она аппарировала к своему отряду. В ней он был уверен и знал, что вскоре получит ответ на интересующий вопрос.
   Волдеморт откинулся на спинку своего трона и погрузился в раздумья, которые больше раздражали, чем радовали. Его просто убивало то, что он никак не может сломить сопротивление этого мира, а следовало сделать это уже давным-давно, но каждый раз на пути появлялась помеха и чаще всего в лице какого-то недоученного мальчишки-полукровки Поттера.
   -- Скоро я завоюю этот мир, утоплю его в крови и на глазах всех этих идиотов отсеку голову надоедливому мальчишке, - прошипел он.
   ***
   Не он один предавался своим раздумьям и строил далеко идущие планы. Дамблдор словно получил подарок и теперь радовался как ребенок. Эту неделю он пристально следил за Поттером и Малфоем, и, хотя те вели себя спокойно, никуда не вмешивались, ему это не нравилось. Он все больше склонялся к мысли, что с ними что-то нужно делать. Он так и не принял окончательного решения, а теперь сама судьба пошла ему на встречу. Естественно, он даст Волдеморту захватить Поттера, и пока тот будет радоваться своей мнимой победе, у них появится время подготовить Невилла. Все будет замечательно, просто превосходно. Это именно то, что поможет им выиграть еще времени.
   Дамблдор довольно улыбнулся. Все проблемы, как всегда, можно решить чужими руками. Было и много других проблем, но эта казалась ему первостепенной. Он также собирался разобраться с этим странным происшествием в Косом переулке. Дамблдор не считал, что Поттер и Малфой имеют к нему какое-то отношение, слишком это звучало неправдоподобно. Если бы он знал, что в данную минуту точно такие же мысли бродили в голове его извечного врага, наверное, подавился бы, но он этого не знал, а только строил свои грандиозные планы.
   Поделиться2913.05.2009 11:12
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 28. Ловушка для Поттера.

   Следующая пара недель прошла в относительном спокойствии. Надо сказать, что школа, вернее, студенты присматривались к Гарри и Драко, пытаясь понять, что же это за супчики такие и с чем их едят. Особо никто не нарывался. Нет, конечно, были "смертники", которые лезли на рожон, но их быстро ставили на место. Самое интересное, что нынешний мессия света и его свита держались от них подальше. Да, бросали тяжелые и неприязненные взгляды, но не лезли. А Гарри и Драко, что раздражало многих, вообще всех игнорировали. За глаза они уже успели получить прозвища Ледяных Королей, правда, ни тот, ни другой не могли понять, почему, за что. Возможно, им надо было посмотреть на себя со стороны. Многие видели перед собой надменных, равнодушных аристократов, которые лишь по случайному стечению обстоятельств уделили внимание окружающим людям. Это бесило и раздражало большую часть студентов, особенно слизеринцев, которые были приверженцами Темного лорда.
   Дамблдор наблюдал, но не приближался. Ему уже после первых дней стало понятно, что эти двое не будут ему подконтрольны, а значит, не смогут быть полезны в будущем. Для себя он все решил, поэтому с нетерпением ожидал первого похода в Хогсмид.
   Северус был настороже с той самой минуты, как понял, что собирается сделать директор. Связаться с Люциусом и Ремусом, а заодно и с четой Уизли ему удалось только через несколько дней. Договорившись о встрече, Снейп в пятницу после ужина разыграл небольшой спектакль, в который поверили все, кто находился в тот момент рядом. Директор отпустил его на встречу с Лордом, как он считал, а Северус тем временем отправился в небольшой бар в маггловской части Англии, где его уже ожидали.
   -- Северус, в чем дело? - тут же пошел в наступление Люциус. Он очень беспокоился о сыне и племяннике, которого только нашел. Люциус никак не мог отделаться от чувства, что если не будет постоянно знать, где и что делают Гарри и Драко, то снова их потеряет, уже навсегда. Поддержка Ремуса хоть немного, но успокаивала его.
   -- У нас проблема, - пояснил Снейп.
   -- Волдеморт не достучался до Люциуса? - небрежно поинтересовался Ремус.
   -- Ты знал? - Снейп еле удержал себя, чтобы не вцепиться в него.
   -- Предполагал, - кивнул Ремус. - Мальчики вложили в медальон несколько чар, которые просто перекрыли все виды уже имеющихся связей. Насколько я понял, тебе они не стали этого делать.
   -- Гарри перекрыл зов метки и держал ее полтора урока, - скривился Северус, но тут же нахмурился, увидев выражение лица Ремуса. - Что?
   -- Я когда-нибудь собственными руками удавлю этого мальчишку, - прошипел Ремус, явно рассерженный новостью. - Давно его не пороли.
   -- Насколько я знаю, его вообще не пороли, - фыркнул Снейп.
   -- Ошибаешься, - что-то в тоне Ремуса было такое, что Северус взглянул на него внимательнее.
   -- ТЫ?! - удивился он.
   -- Они иногда переходят все границы. У меня пару раз кончилось терпение. Сидеть они не могли почти неделю, - признался Ремус. - Теперь угроза поркой довольно быстро приводит их в чувство.
   -- Что такого страшного в том, что сделал Гарри? - Молли очень внимательно следила за разговором.
   -- Он вытянул всю боль из метки и перетянул ее на себя, при этом становясь слабее на некоторое время. Любое его действие, основанное на магии, имеет свою цену, - пояснил Ремус.
   -- Сильные, но слабые, - задумчиво произнес Люциус, вспомнив примерно такой же разговор, состоявшийся не так давно.
   -- Им сейчас нужно быть предельно осторожными, - сказал Ремус. - Не растрачивать свои силы, не ослаблять себя. У них два врага, не один.
   -- Хмм, - Снейп нахмурился. - Вот и я об этом.
   -- Что еще случилось? - воскликнула Молли.
   -- Волдеморт приказал мне устроить ловушку для Гарри в первый же поход в Хогсмид. Наш дорогой директор сказал следовать инструкциям неукоснительно, - произнес Снейп.
   -- Значит, он хочет подставить Гарри, выигрывая тем самым время, - задумчиво произнес Ремус, постукивая пальцами по столу.
   -- Что ты имеешь в виду? - Артур с интересом посмотрел на него, да и остальные ожидали ответа.
   -- Мы предполагали, что директору не понравиться возвращение Гарри. Считали, что Драко, как такового, он трогать не будет, а вот с Гарри решит поступить двумя способами - вернуть под свой контроль или убрать. Дамблдор очень умен... - Ремус замер, затем посмотрел на Люциуса. - Думаю, ты должен знать, Люциус.
   -- В чем дело? - насторожился тот.
   -- Гибель твоего дяди, Лориана Мракса-Малфоя не была случайной, - произнес Ремус.
   -- Он ушел, сбежал от Темного лорда, - кивнул Люциус. - Тот такие вещи не прощает.
   -- Дело не в этом, - покачал головой Ремус. - Я не знаю, что именно известно Гарри, но он обмолвился, что это Дамблдор виноват в смерти его деда. Я тогда подумал, что он говорит об отце Джеймса, но Гарри назвал имя Лориана.
   -- Так, так, так, - произнесла Молли. - Наш мальчик очень многого не договаривает.
   -- Гарри вообще очень скрытный. Он рассказал не мало, но и много умолчал, храня в себе. Я уверен, что и Драко всего не знает, - сказал Ремус, вздохнув. - Ему приходилось выживать одному.
   -- Но он не один, - воскликнула Молли.
   -- Дайте ему время, - произнес Ремус. - Ему просто нужно больше времени. И Молли, Артур, не удивляйтесь тому, что Джинни очень хорошо владеет кинжалом.
   - ЧТО? - глаза у обоих Уизли чуть не вылезли из орбит.
   Ретроспектива.
   Ремус бесшумно двигался по дому... Его дом... Кто бы мог подумать, что когда-нибудь у него будет не просто дом, а настоящее поместье, защищенное даже лучше Хогвартса - оплота обороны и защиты в последнее тысячелетие. Что-то насторожило его. Это крыло не было жилым, и они сюда редко забредали, но сейчас здесь кто-то был. Ремус скользнул к двери и замер. Из помещения раздавались приглушенные голоса, но Ремус никак не мог понять, чьи. Любопытство победило, и он, тихо отворив дверь, заглянул. Это был большой зал, но разделенный на несколько частей восточными перегородками. "Хмм, все-таки Гарри создал в доме восточный уголок. Кто бы мог подумать?", - усмехнулся про себя Ремус. Голоса стали громче.
   -- Кисть должна двигаться легко. Представь, что в ней нет костей и ты можешь выгнуть ее так, как хочется, - Ремус узнал голос Гарри.
   -- Почему ты говоришь, что не надо всегда бросать с силой? - мужчина недоуменно остановился и прислушался. Гарри был с Джинни и что-то ей объяснял. Он выглянул из-за очередной ширмы и замер. В руках у молодых людей были кинжалы, и Гарри показывал девушке, как ими владеть. Судя по успехам Джинни, занятия проходили уже не первый день. "Интересно, а как они объясняют свое отсутствие?" - задумался Ремус, но затем вспомнил, что Джинни за обедом сказала, что хотела бы отдохнуть, а Гарри исчез, как всегда, бесшумно и бесследно. Теперь стало ясно куда. Он не будет выдавать секрета этих двоих. - Гарри, почему ты решил меня научить? - вдруг задала Джинни вопрос, который интересовал и Ремуса.
   -- В отличие от нас, ты будешь много времени одна. У тебя должно быть преимущество, способ заставить их не лезть к тебе, - ответил Гарри.
   -- Защита, - задумчиво произнесла Джинни. - Пожалуй, это будет действенной мерой, чтобы ко мне не лезли.
   -- Вот именно. А теперь продолжим, - серьезно произнес Гарри.
   Ремус еще несколько минут понаблюдал за ними, замечая, что успехи юной леди очень даже впечатляющие. Из Гарри бы вышел превосходный профессор.
   Конец ретроспективы
   -- Так вот откуда это, - заметил Снейп, усмехнувшись.
   -- Что еще случилось в школе? - Молли выжидательно посмотрела на зельевара.
   -- Мисс Браун одним ловким движением руки лишилась своей роскошной косы под корень. Джинни заработала два месяца отработок со мной, - усмехнулся он под конец. - Почему-то все решили, что я буду лучшей кандидатурой, мол, я ведь так не люблю гриффиндорцев.
   -- И чем же занимается на отработках Джинни? - усмехнулся Артур.
   -- Делает домашнее задание, а чаще всего варит зелья вместе со мной. У нее прекрасные способности и чутье к зельям, - сказал Северус, не приукрашивая. Он еще на обычных уроках это заметил, но выделять гриффиндорцев напрямую было нельзя, так что он приобрел себе ученицу другим путем.
   -- Дамблдор перестал замечать то, что делается у него под носом? Слишком уверен в себе? - казалось, Ремус просто рассуждает вслух.
   -- Возможно, - кивнул Снейп. - Он сейчас слишком зациклен на Гарри и Драко и я не уверен, что его планы так уж приятны для нас.
   -- Что ж, думаю, нам пора вступать в игру, - решительно произнес Ремус.
   -- Что ты предлагаешь? - спросил Артур.
   -- Сначала надо обезопасить остальную часть вашей семьи - Билла и Чарли. Вызовите их в поместье. Работа для них найдется и тут. Перси? - Ремус вопросительно посмотрел на Уизли.
   -- Бесполезно, - скривилась Молли. - Я давно уже вычеркнула это из состава нашей семьи.
   -- Понятно. Тогда двое старших, пока Дамблдор о них не вспомнил, - кивнул Ремус. - Гарри и Драко надо предупредить о Хогсмиде. Они, конечно, сунуться туда, но тут ничего страшного. Главное, чтобы до этого не тратили силы понапрасну.
   -- Я прослежу, - кивнул Снейп, потом с интересом посмотрел на Люпина. - Тебя нисколько не тревожит эта ситуация?
   -- Нет, - покачал головой Ремус. - Обе стороны сильно ошибаются в отношении мальчиков. Не верят в то, что они - очень сильные маги, способные при желании уничтожить мир. Это их проблема. Для меня главное, чтобы оба выжили и были счастливы. За этим я и прослежу.
   -- Может быть, не стоит им ходить в Хогсмид? - неуверенно предложила Молли, беспокоясь о благополучии двенадцати детей, которых она уже давно считала своими.
   -- К сожалению, Гарри и Драко должны. Нам с ними необходимо встретиться, вернее им со мной, - произнес Ремус.
   -- Это как-то связано с вашими узами? - поинтересовался Люциус.
   -- Да, если этого не сделать, у них просто начнется ломка. Поверьте, зрелище не из приятных, - покачал головой Ремус.
   -- Сделать что-то можно? - спросил Северус, уже в уме начиная просчитывать, какое зелье может помочь разорвать узы.
   -- Говорят, нет, - нахмурился Ремус. - Но, возможно, тебе удастся создать что-то, что позволит нам находиться вдали друг от друга больше месяца.
   -- Хмм, Ремус, ты сейчас говоришь?.. - Молли чуть покраснела.
   -- Да, они оба зависят от меня. Месяц - это промежуток времени, когда они могут обходиться без близости со мной, плюс максимум неделя, но эта неделя будет неприятной, - пояснил Ремус.
   -- Надо найти средство, - нахмурился Люциус. - Если с тобой что-то случится...
   -- Знаю и готов дать все, что понадобиться, - сказал Ремус, затем усмехнулся. - У тебя, Северус, появилась возможность меня изучить.
   Снейп только усмехнулся на это, но даже не стал скрывать своего торжества по этому поводу. Ему действительно было интересно, кем же стал Люпин и как стал таким, какой он сейчас.
   Ничего особенного эта встреча не дала, лишь то, что Северус должен следовать приказам двух своих хозяев, которые, по сути, ими уже не являлись. Тем для размышления у Северуса было предостаточно. Знания юношей были необычными и зачастую очень странными, но такими, которые помогали выжить и не дать никому подобраться к ним слишком близко.
   В оставшиеся до прогулки в Хогсмид недели Снейп занялся изучением юношей. Он несколько раз провел диагностики, взял их кровь, получил ее также у Ремуса и стал искать способ создать, если не блокиратор уз, то хотя бы средство, которое бы смягчило ломку у парней. Естественно, он поставил ребят в известность о планах Волдеморта и Дамблдора. У него появилось странное чувство, когда он смотрел в их бесстрастные лица, что эти два зарвавшихся властолюбивых кошмара его жизни сильно пожалеют, что связались с этой парочкой. Уже не приходилось сомневаться: образовалась третья сторона, сильная и способная на многое.
   Гарри и Драко ничего не предпринимали, позволяя директору считать, что все более ли менее под контролем. Они не очень хотели, чтобы все их силы были известны врагам, но и прятаться не собирались. Конечно, можно было отказаться от прогулки, но тогда неизвестно, что будет дальше, а давать кому-нибудь узнать о своей слабости они не могли.
   Наконец, двадцать седьмого сентября студенты, желающие прогуляться в Хогсмит, собрались в холле перед парадным входом в замок. Гарри усмехнулся. Их с Драко предположения оправдались полностью - Невилл со своей свитой остался в школе. Явно пожелание директора. Одним из сопровождающих, как и ожидалось, был Снейп. Можно было подумать, что директор просто подставляет своего шпиона, но это было совсем не так. Дамблдор знал, что защитит Снейпа от любых обвинений. Что ж, игра началась.
   Дамблдор смотрел в окно своего кабинета на удаляющуюся процессию. Он обратил внимание на то, что группа "изгоев" держалась несколько в стороне, но была спокойна. Это его радовало. Он даже усмехнулся, представляя, в каком состоянии те вернуться назад. Его даже не интересовало, что он подставляет под удар огромное количество детей. Но цель оправдывает средства, не так ли? И кого таким образом хотел успокоить директор? Он не видел, как Гарри обернулся и посмотрел на окна его кабинета, как сверкнули зеленые глаза. Казалось, Гарри знал, о чем думает директор.
   Хогсмид, как всегда, жил своей жизнью. Сегодня он был оживленнее, чем обычно. Все кафе и магазины были открыты. Кто же упустит свою выгоду? Конечно, никто. Гарри и Драко с друзьями ни в чем себе не отказывали, веселились, покупали всякую ерунду, в общем, наслаждались возможностью отдохнуть. И все же юноши были предельно собраны, ожидая нападения. Когда последовал знак от Снейпа, о котором они договорились заранее, Гарри и Драко покинули ребят, настрого запретив тем высовываться. Все было устроено так, словно Гарри в чем-то заподозрил Снейпа и решил за ним проследить. Если уж все продолжают считать его идиотом, это их право, и он не собирался их разочаровывать... поначалу. Они разыграли весь спектакль по нотам. Никто не знал, что Драко давно уже был на месте и за всем следил. Он видел пять Пожирателей, которые дожидались его возлюбленного. Они хотели их только обезвредить и бросить здесь. Но затем Драко заметил кое-что еще. Все-таки директор решил удостовериться, что Гарри попадет к Волдеморту, и подослал своих людей. "Сволочь старая", - скривился Драко, наблюдая за ситуацией. Наконец, из-за угла появился Снейп, который дошел до условленного места и замер. Почти в открытую вслед за ним показался Гарри. Брюнет был спокоен и даже расслаблен, но это внешне. Драко знал, что Гарри уже выявил всех врагов и точное их местоположение.
   -- Потти, какая встреча! - выползла из своего укрытия Белла. "Идиотка", - закатил глаза Драко. - А где же твой любовничек? Говорят, ты подставляешь свою задницу моему никчемному племяннику.
   -- Белла, Белла, и кто тебя учил так разговаривать? - притворно покачал головой Гарри. - Ты же выросла в аристократической семье, а разговариваешь как базарная баба. Интеллекта у тебя меньше, чем у курицы.
   Драко улыбнулся, слушая, как любимый издевается над его сумасшедшей теткой. Гарри полностью держал обстановку под контролем. Он сразу ощутил, когда в пределах его ощущений объявился Ремус. Пока все шло очень даже хорошо.
   -- Ах, ты маленький... - Белла вскинула палочку. Гарри усмехнулся. Она все еще была несдержанной, а значит, уязвимой. Никто не успел заметить, что произошло. Просто палочка Беллы в ее же руках щелкнула и треснула. Из нее торчал тонкий клинок без опознавательных знаков. Снейп частенько такие видел в руках у своего крестника и теперь не сомневался, откуда тот прилетел, вернее, от кого.
   -- Хватайте, мальчишку, - распорядился Долохов, направляя палочку на Гарри. Снейпу не хотелось в это ввязываться, но ему просто не оставляли выбора. Заклятия полетели во все стороны. Пожиратели были обескуражены тем, насколько легко и плавно двигался Поттер, а главное, быстро. А затем произошло нечто странное. Поттер вдруг исчез, схватив что-то, полетевшее в его сторону. "Портал", - запоздало понял Снейп.
   -- Твою ж... - Драко мгновенно оказался в самом центре замершей борьбы. Пожиратели оказались застигнуты врасплох, и им ничего не оставалось, как аппарировать. Снейп последовал за ними. Он был уверен, что Поттер попал к лорду.
   Портал действительно был прямой дорогой в резиденцию Волдеморта. Его там, конечно, ждали, но несколько другим способом и в другом сопровождении. Гарри спокойно приземлился посреди зала. Повернувшись к трону, Гарри хмыкнул.
   -- Привет, Томми. Извини, но мне некогда, - юноша схватил первого же Пожирателя, оказавшегося на расстоянии вытянутой руки. Что и как он сделал, осталось для всех загадкой. Как раз в то самое мгновение, когда Снейп и остальные появились в зале, Гарри оттуда исчез, подмигнув зельевару.
   Люди Дамблдора уже собирались смыться с места событий, как раздался хлопок и появился Поттер, который отбросил от себя тушку в плаще Пожирателя.
   -- Спасибо за доставку, - насмешливо он бросил своему средству передвижения.
   -- На кой черт ты ловил эту штучку, паршивец?! - начал наступать на него Ремус, правда, Орденцы его не опознали.
   -- Хотелось взглянуть на рожу Волдеморта, когда я так появляюсь, - усмехнулся Гарри. - Оно того стоило.
   Ремус, злой как черт, схватил обоих парней и потащил за собой. Наблюдатели последовали за ними. Ремус резко остановился, оттолкнул от себя ребят, развернулся. Его зрачки стали вертикальными. Никто ничего не успел понять, но через минуту все наблюдатели были в ненадлежащем для слежки состоянии. Гарри стоял молча и ждал, прекрасно понимая, что если сейчас что-нибудь сделает или скажет, то проблем огребет по самое не хочу.
   -- За мной, - скомандовал Ремус, и решительно направился к дому, который был куплен им на прошлой неделе для встреч с ребятами.
   -- Ты его разозлил, - поделился своими впечатлениями Драко.
   -- Знаю, - кивнул Гарри.
   -- Вот объясни, с чего ты вообще решил наведаться в гости к родственнику? Кто он там тебе? Двоюродный дед?
   -- Скорее, дядя, - поморщился Гарри. Договорить они не успели. Похоже, Волдеморт был очень зол. Раздалось множество хлопков, возвестивших о появлении Пожирателей, целью которых был все тот же Поттер.
   -- Вот ведь... - в сердцах вырвалось у Гарри. Он взмахнул рукой и произнес что-то странное на незнакомом почти всем языке. Трое Пожирателей свалились на землю уже без сознания. Драко лихо орудовал кинжалами, посылая их направо и налево. Но то ли Ремусу все это надоело, то ли у него чесались руки наказать Гарри, и он вдруг резко изменился. Кто-то сдавленно охнул. Перед Пожирателями стояло взбешенное создание, которого они никогда не видели.
   -- Шайтан в действии, - сыронизировал Драко, разглядывая спустя пару минут бессознательные тела на земле.
   -- Надо бы активировать защиту и Снейпу, - задумчиво произнес Гарри. - Хватит ему уже бегать к Волдеморту по поводу и без.
   -- А что делать с Дамблдором? - поинтересовался Драко, собирая свои тонкие кинжалы.
   -- Надо будет, поставим на место, - пожал плечами Гарри. - Ай! - Гарри скривился, правда, не столько от боли, сколько от выбора наказания Ремусом. Тот схватил его за ухо, как маленького нашкодившего щенка. Но по мнению Ремуса, он таким и был. Правда, и наказанием это не было.
   ***
   Волдеморт был в ярости, и еще в какой. Досталось всем, правда, Снейпу в меньшей степени - тот свою задачу все-таки выполнил. Северус так все обставил, что виноватой оказалась Белла. И как бы хорошо к ней не относился Темный лорд, получила она больше всех. Ну, кто мог подумать, что парень заявится к нему в логово собственной персоной, пробудет там всего несколько секунд, успеет надерзить и смоется в неизвестном направлении и неизвестно как.
   Посылая в Хогсмид карательный отряд, он думал, что мальчишка будет у него всего через несколько минут. Отряд не вернулся вообще, а через несколько часов стало известно, что все находятся в камерах Аврората в Министерстве, - 20 человек, которые несли какую-то ахинею о странном существе, чуть не перегрызшем им глотки. Ярость просто затапливала его. Появление Поттера снова путало все его планы, и операции стали провальными. "Что ж он за мальчишка такой?" - злобно думал темный маг, мечтая придушить парня собственными руками и наблюдать, как из его глаз исчезает свет жизни.
   ***
   -- Альбус, операция провалилась, - поведал Дамблдору голос из сквозного зеркала.
   -- ЧТО?! - директор чуть не разбил поверхность кулаком.
   -- Не знаю, что пошло не так. Но он вернулся обратно через минуту, - последовал ответ. - Ловушка не сработала.
   ***
   Ловушка для Поттера. Как же все было хорошо спланировано, но все пошло прахом. Теперь обеим сторонам нужно было заново все обдумать и снова приложить массу усилий, чтобы понять, как действовать дальше. Только вот никто не мог ожидать, что мальчикам надоело быть объектами для развлечения всех, кого попало, и они сами начнут действовать, еще больше путая карты двух властолюбивых и морально беспринципных личностей.
   Поделиться3023.05.2009 22:04
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 29. Не стоит забывать о предупреждениях!

   Спустя неделю после событий в Хогсмиде Гермиона почувствовала, что происходит что-то странное, причем исходит это от директора. Просто больше никто бы не решился подлить ей в еду зелье. То есть, решиться-то, конечно, решился, но вот сам бы до такого не додумался. Подаренные Гарри и Драко артефакты, которые они же и создали, дали всем знать, что с едой стоит быть поосторожнее. Так что уже несколько дней они лишь делали вид, что едят в Большом зале, а на самом деле питались на кухне у эльфов, предварительно все же проверяя еду на наличие всяких посторонних ингредиентов. Гарри и Драко пока никак не реагировали на действия директора, даже не дали ему понять, что в курсе его махинаций по поводу Хогсмида.
   Волдеморт после той неудачи словно с цепи сорвался. Нападения в разных частях страны. За последние два дня пропало около двух десятков людей, причем не только магглов. На данный момент никого так и не нашли. А это наводило на довольно-таки неприятные мысли. Что могло понадобиться этому монстру? Что он снова придумал? Исчезновения людей наводили на мысль, что тот что-то готовит, а в силу того, какие знания блуждали у сумасшедшего маньяка в голове, ожидать можно было чего угодно и когда угодно.
   Гермиона нахмурилась. Она никак не могла отделаться от ощущения, что за ней следят. Просто чувствовала всем своим существом чей-то взгляд, но стоило ей обернуться, как все пропадало. И вот сейчас она пыталась поймать этого надоевшего уже наблюдателя. Девушка вытащила из кармана зеркальце и сделала вид, что поправляет прическу. Она держала его так, чтобы видеть, что делается у нее за спиной, и осторожно поворачивала, пока не заметила блик. Человек явно находился под чарами. "Спасибо зеркалам", - усмехнулась Гермиона.
   На мгновение в зеркале можно было поймать того, кто находился под маскировочными чарами. Об этом мало кто знал, поэтому и не использовал зеркала по назначению. Гермиона уже давно поняла, что в Хогвартсе их очень многому не учат, и сейчас хорошо понимала чистокровных, которым приходилось равняться в своих знаниях не на самых сильных, а на слабых. Ей, как магглорожденной, повезло родиться сильной ведьмой, но кое-каких высот ей никогда не добиться - просто сил не хватит.
   Удовлетворенно улыбнувшись, Гермиона убрала зеркало в карман и встала.
   -- Мадам Пинс, вы не отложите для меня эти книги? - с улыбкой поинтересовалась она у библиотекаря.
   -- Конечно, дорогая, - приветливо ответила та. - Профессор Снейп передал мне твое разрешение на использование Запретной Секции, - добавила она уже шепотом, затем огляделась и еще тише произнесла. - Только осторожнее, что-то профессор Дамблдор не очень рад такой возможности.
   -- Спасибо, - одними губами поблагодарила ее Гермиона. Она была несколько удивлена тем, что библиотекарь ее предупредила. Отсюда вывод: в школе стали замечать действия директора и не одобряли их. И тут Гермиона решила воспользоваться помощью женщины. - Мадам Пинс, скажите, кто сидит за второкурсниками Рэйнвекло?
   Библиотекарь удивленно на нее посмотрела, затем перевела взгляд в нужную сторону. Несколько секунд она хмурилась, затем достала из стола какой-то приборчик и поставила его на стойку перед собой. Мадам Пинс помрачнела и перевела взгляд на Гермиону.
   -- Это твой однокурсник, Симус Финиган, - произнесла она, затем проворчала. - И как он посмел сюда явиться, нацепив на себя чары. Есть же, в конце концов, правила.
   -- Мадам Пинс, оставьте все как есть, - попросила Гермиона. - Мы сами с этим разберемся.
   -- Хорошо, - после паузы ответила библиотекарь, но тут же добавила. - Будьте осторожны.
   Гермиона еще раз улыбнулась и вышла из библиотеки. Она не сомневалась, что Финиган тут же направится вслед за ней. Чего она никак не могла предположить, так это того, что дорогу ей перекроют слизеринцы. "Мерлин, а этим-то чего от меня надо?" - вздохнула девушка.
   -- Вам так нужны неприятности? - поинтересовалась она. - Вам, действительно, так не мила ваша жизнь, что вы решили встать на пути у Драко и Гарри? Мало было того, что они уже продемонстрировали?
   -- Заткнись, грязнокровка, - выкрикнула одна из слизеринок. - мы сейчас лишим тебя твоих волос, а потом посмотрим...
   -- Ты их лишишься быстрее, - за спиной слизеринцев, в основном девушек, появилась Джинни, крутя в руках кинжал. - Если интересуют подробности, обратись к Браун, она просветит.
   -- Вы...
   Часть слизеринок ринулась на Гермиону, часть - на Джинни. Если Гермиону они все-таки могли достать, то приближаться к вооруженной Джинни посчитали опасным, поэтому держались находились на расстоянии вытянутой руки.
   -- ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ? - рявкнула мадам Пинс, вышедшая на шум. - Возмутительно, такая орава на двух беззащитных девушек. По десять баллов с каждого студента Слизерина. Мисс Грейнджер, вам нужна помощь.
   -- Ничего, мадам Пинс, я обойдусь, - произнесла Гермиона, вытирая кровь с разбитой губы. Она мрачно оглядела слизеринок, затем посмотрела на Джинни, которая столь же мрачно смотрела на "врагов".
   -- Я думала, вы умнее, - произнесла Джинни. - Оказывается, ошибалась. Что ж, с вами разберется Драко. Не думаю, что он будет уж слишком церемониться.
   -- Да, что он может? - фыркнула одна из девиц.
   -- Мне жаль тебя, - со странными интонациями в голосе произнесла Джинни, затем повернулась к подруге. - Идем, Гермиона.
   -- Уизли, ты на уроки ходишь одна... - произнесла одна из слизеринок. Джинни повернулась и посмотрела на говорившую. Никто не успел понять, когда и как она успела выбросить вперед руку. Просто вдруг рядом с головой слизеринки промелькнул кинжал и ударил в стену.
   -- Атракитао, - произнесла Джинни формулу, которой научил ее Гарри. Призвать этот кинжал с помощью Акцио было невозможно. - Советую все же быть осторожными. Я еще не очень хорошо владею кинжалами, вдруг вместо того, чтобы промахнуться, я попаду в цель, - с улыбкой произнесла Джинни, затем подхватила Гермиону под руку и двинулась в сторону лестниц.
   -- Стерва, - полетело ей в спину.
   -- Тем и живем, - насмешливо отозвалась Джинни, не оборачиваясь.
   Девушки прошли в центральный холл, где были выходы на движущиеся лестницы. Там Джинни магией убрала последствия небольшой потасовки с лица подруги, и они продолжили свой путь в гриффиндорскую гостиную. Гермиона чувствовала присутствие Финигана. То, что тот не вмешался и не помог, о многом говорило, даже более чем. Они еще в прошлом году поняли, что факультет не будет им помогать, что считает их предателями. Ситуация с возвращением Гарри и Драко только усугубилась. Сейчас даже нельзя было сказать, чем вообще все это может закончиться.
   Войдя в гостиную, Гермиона поморщилась. Все разговоры с их приходом умолкли, а лица явно говорили: "Явились". Джинни чуть слышно вздохнула. Тут за их спиной открылся проход. Тычок в спину был очень ощутимым, так что Гермиона сделала даже пару шагов вперед.
   -- Не стой на дороге, Грейнджер, - бросил Финиган, проходя мимо.
   -- Насладился представлением? - Гермионе захотелось его задеть. Симус резко развернулся и уставился на нее. Гермиона усмехнулась. - С чарами у тебя, Финиган, не очень. Плохо стараешься, - после чего с гордо поднятой головой прошла к лестнице.
   -- Герми! - вскрикнула Джинни, метнувшись вперед. Луч заклятия прошел по касательной, но все же задел Гермиону. Джинни уже наставила палочку на пятикурсника.
   -- Уроды, - мрачно выдала она.
   -- Убирайтесь из нашей башни! - гриффиндорцы, похоже, решили выступить единым фронтом. Джинни склонила голову на бок и посмотрела на них, как на экзотических насекомых, которые вряд ли выживут в климате Англии. Что-то было в ее взгляде, что заставило многих занервничать.
   -- Мне кажется, или вы тут собираетесь устроить нам показательный суд? - произнесла она.
   -- Вы предали Гриффиндор, - выступил вперед Колин Криви. - Якшаетесь со слизеринцами...
   -- Криви, ты сам-то понял, что сказал? - перебила его Джинни.
   -- Убирайтесь из гостиной и не появляйтесь здесь, - было видно, что сейчас начнется что-то малопривлекательное.
   -- Ага, а парням вы этого сказать, значит, не можете? - уточнила Джинни с усмешкой. - Легче все высказать нам? Ах, какой храбрый факультет! Ну, прямо львы! - Джинни уже издевалась.
   -- Да ты... - в наступление пошла Лаванда, но тут же заткнулась, поскольку на нее уставились две палочки. Судя по лицам Гермионы и Джинни, те были готовы использовать не просто обычные заклинания, а что похуже.
   -- Я на вашем месте не выступала бы. В отличие от вас, мы уже повидали кровь, и на наших глазах умирали пожиратели от нашей же руки, - Гермиона говорила так, словно это был какой-то пустяк.
   -- Не пугай! Здесь все пуганные! - раздался выкрик.
   -- Не заметно, - раздался вкрадчивый голос за их спиной. Все как по команде развернулись. Часть гриффиндорцев подалась назад. У многих на лице появилось выражение: "И как давно он тут?"
   -- Нас не запугаешь, Поттер! - выступил вперед Колин Криви.
   -- Ааа, - протянул Гарри со знанием дела. - Значит, все-таки Поттер. Уже прогресс.
   -- Вам нечего тут делать! - Лаванда попыталась сказать все это с вызовом. Не получилось.
   -- Вот скажите мне, что из того, что я сказал вам второго сентября, для вас осталось непонятным? Или у вас у всех память отшибло? - Гарри посмотрел на каждого. Гриффиндорцев сильно нервировало то, что он сидел в расслабленной позе и говорил так, словно ему скучно. На самом деле они очень сильно ошибались. Гарри никогда не был расслаблен внутри так же, как снаружи. Это была пружина, готовая в любую секунду распрямиться и выстрелить. И лучше бы гриффиндорцам не знать, что будет, когда это случится.
   -- Ты нас не запугаешь! - пискнул кто-то. Гарри лениво посмотрел на храбреца.
   -- Спорим? - спросил он.
   -- Ты трус, сбежал... - скривился Колин.
   -- Опять двадцать пять, - вздохнул Гарри. - Мерлин, и вот таких вот надо спасать! Зачем? - он устремил свой взгляд на Джинни. - Вот скажи, сестренка, на кой черт спасать вот таких? Что хорошего они могут дать миру?
   -- Невилл спасет всех! - высокопарно выкрикнул кто-то из пятикурсников.
   -- Да пожалуйста. Пусть только не надорвется, - благожелательно произнес Гарри. - Мне ведь не жалко. Я в сторонке постою, полюбуюсь на ваши потуги. Думаю, весело будет.
   -- Да ты... - словарный запас Лаванды, похоже, ограничивался всего четырьмя буквами.
   -- Ну, я, - издевательски произнес Гарри, затем резко встал, заставив всех резко податься назад, настолько неожиданно он это сделал. - Мне вот интересно, вы всегда такие безалаберные? Или у вас просто в последнее время мозги вышли из строя?
   -- Мы... - Дин Томас вышел вперед, но подходить к Гарри не стал - его все-таки опасались.
   -- Да, да, я знаю, вы - гриффиндорцы, храбрые и безрассудные, - вздохнул Гарри.
   -- Ты сам учишься на этом факультете, - девочка-пятикурсница посмотрела на него своими голубыми глазами.
   -- Вот именно, я на нем учусь, - усмехнулся Гарри.
   -- Тебе самое место в Слизерине, куда тебя и отправляла шляпа, - выплюнул Финиган. Никто не заметил, как на долю секунду опасно сузились глаза Гарри.
   -- Но отправила она меня в Гриффиндор, и, по-моему, этого достаточно, - заявил он слишком спокойным голосом.
   -- Ты - позор нашего факультета! - выкрикнула Лаванда. - На тебя такие надежды возлагались, а ты сбежал, как последний трус. Твои родители переворачиваются в гробу...
   -- Зря она это, - вполголоса произнесла Джинни и отошла к Гермионе, которая стояла на лестнице, ведущей в комнату старост факультета, одну из которых они всей своей компанией и заняли.
   -- Они стыдятся, что у них такой сын... - никак не могла остановиться Лаванда.
   -- Вы не поняли, - покачал головой Гарри. Молниеносное движение вперед и Лаванда в испуге отшатнулась, поскольку Гарри оказался рядом с ней. - Я не люблю повторять дважды, Браун. Что в словах "Вы не трогаете меня, я не трогаю вас" было вам всем не понятно? Теперь вы напросились сами. Я вас предупреждал.
   -- Ты нам угрожаешь? - выпятил вперед подбородок Колин.
   -- Нет, - резкий разворот. Колин отшатнулся, глядя в зеленые глаза, в которых не было ни одной эмоции, но можно утонуть. - Я констатирую факт, - резкий выброс руки вперед, непонятные слова и странная улыбка на лице Гарри - вот и все что увидели гриффиндорцы, прежде чем все свалились на пол без сознания. Создавалось впечатление, словно их всех просто выключили, как свет выключателем.
   -- Гарри, что ты сделал? - поинтересовалась Гермиона.
   -- В отличие от Драко, я не люблю демонстрировать силу кулаками, - произнес Гарри, брезгливо разглядывая тела. - Я действую немного иначе.
   -- Они нажалуются, - сказала Джинни.
   -- Не смогут, - усмехнулся Гарри. - Все попытки сказать, написать, показать, нарисовать и тому подобное приведут только к тому, что они начнут блеять, тявкать и так далее.
   -- А что именно ты сделал? Ведь не это будет следствием твоего заклинания? - Гермиона с интересом смотрела на друга.
   -- Нет, не это, - улыбнулся Гарри. - Гриффиндор в ближайшее время потеряет изрядное количество баллов.
   -- Ну, это не страшно, - махнула рукой Джинни.
   -- Я тоже так считаю, - кивнул Гарри. - Надо бы сделать отдельный вход в наши комнаты, а этот закрыть. Надоело мне иметь дело с этими малолетними идиотами.
   -- Тогда можно будет к нам и остальных позвать, - улыбнулась Гермиона. - Мы же можем переделать комнаты так, как нам надо.
   -- Да, это будет решением всех проблем, - кивнул Гарри. - Надоело мне все это.
   -- Тогда пошли исправлять наши комнаты, - решительно произнесла Гермиона, но тут же замялась. - Только ведь это Хогвартс... Директор все узнает.
   -- Не раньше, чем мы этого захотим, - фыркнул Гарри, поднялся к девушкам и они вместе прошли в свои переоборудованные уже однажды комнаты.
   ***
   Тем временем Драко получил исчерпывающую информацию о том, что произошло около библиотеки. Он как раз забегал к мадам Помфри, чтобы передать ей кое-какие зелья из арабского арсенала, когда туда же прибыла и мадам Пинс, пожелавшая уточнить, была ли здесь Гермиона. Драко вытянул из нее все, что произошло во время и после стычки, так что теперь он следовал в слизеринскую гостиную в весьма боевом настроении. Встречающиеся ему на пути студенты старались ретироваться куда подальше, настолько кровожадное выражение было на лице у блондина.
   Но он не дошел до гостиной. Услышав приглушенный стон, Драко замер и прищурился. Затем резко развернулся в сторону звука. Дверь в полутемном коридоре была плохо видна, но не для него. Драко вскинул руку, раздался щелчок.
   -- Люмос, - бросил он, небольшое помещение осветилось яркой вспышкой света. И так мрачное настроение Драко упало ниже нуля, хотя казалась, что ниже некуда. На полу в изодранной мантии и с синяками на лице лежал Блейз, а к стене была цепями прикована Панси. В серебряных глазах вспыхнули молнии. Несколько арабских слов, и девушка свободна. Драко опустился на колени рядом с Блейзом, приводя его в надлежащее состояние своей магией. Он в первую очередь нуждался в помощи.
   -- Панси, они что-нибудь с тобой сделали? - взглянул он на подругу.
   -- Нет, не успели, что-то их спугнуло, - всхлипнула та в ответ.
   -- Где Диана? - спросил он.
   -- На дополнительных у Флитвика. Там караулят Винс и Грег, - простонал Блейз.
   Драко понадобилось четверть часа, чтобы привести друга в порядок и успокоить Панси. Затем они пошли в гостиную. Всю дорогу Блейз и Панси нервно посматривали на Драко, который был, мягко говоря, в очень странном состоянии. По пути они встретили Северуса. Тот возвращался с очередной беседы с директором, и его настроение также оставляло желать лучшего. Одного взгляда на Драко ему хватило, чтобы понять: слизеринцы явно нарвались на неприятности в лице его крестника. Секунду подумав, Северус решил посмотреть на экзекуцию, а, насколько он знал Драко, это будет именно она.
   Драко вошел в гостиную и мрачно оглядел сидящих. Он сразу заметил тех, кто напрягся, увидев за его спиной Панси и Блейза. Этого хватило, чтобы вычислить виновных. В том, что это слизеринцы постарались, он не сомневался ни минуты.
   -- Не стоит игнорировать мои предупреждения, - холодно произнес он. - Вижу, моя предыдущая демонстрация не возымела успеха. Что ж, придется повторить.
   Драко решительно двинулся в сторону вскочивших слизеринцев. Те настороженно за ним наблюдали, готовые отразить его атаку. Чего никто не ожидал, так это того, что Драко внезапно окажется них за спинами. Несколько резких еле уловимых для глаза движений, и парочка слизеринцев, корчась, падает на пол. Драко двигался настолько быстро и четко, что смотреть на его действия было одним удовольствием.
   Северус, как вошел, сразу стал в тень так, что его не было видно. Он наблюдал за своим крестником с восхищением. Он не особо боялся, поскольку знал, что Драко не действует в полную силу. Если бы это было так, то, пожалуй, студентов в Слизерине стало бы на порядок меньше. Намного больше его интересовало другое. Как долго еще Гарри и Драко будут маяться дурью? Он понимал, что оба юноши дают Хогвартсу шанс. Только вот ни студенты, ни тем более директор этого шанса не увидели. Оставался вопрос: на сколько хватит терпения у Гарри и Драко?
   Пока Северус предавался своим размышлениям, Драко во второй раз уложил на пол всех, кто в данную минуту находился в гостиной и осмелился снова выступить против него. Те, что поумнее, давно ретировались или прижались к стенке и безропотно ждали конца сего представления-наказания, то есть в основном младшекурсники.
   -- Вам повторить правила нашего сосуществования? - поинтересовался Драко, сдув прядь волос, выбившуюся из хвоста. В ответ - тишина. Драко обвел взглядом поскуливающих однофакультетников. - Надо же, какое единодушие. Прямо как в прошлый раз. Только, по-моему, в прошлый раз вы что-то не уяснили, раз мне пришлось вам вторично вдалбливать простые истины. Спрашиваю еще раз, вам правила нашего сосуществования ясны?
   И снова ответом на его вопрос была тишина. Драко скептически посмотрел на всех, в том числе и на младшекурсников.
   -- Хмм, не радует, - произнес он. - Что ж, тогда будем закреплять материал иначе. Повторяем правила все вместе, хором.
   Северус еле подавил смешок, настолько комично сейчас выглядели слизеринцы, которые ожидали чего угодно, но только не последней фразы Драко.
   -- Итак, кто помнит первое правило? - Драко упал в кресло, перекинул ноги через подлокотник и обвел всех взглядом. - Ну, я жду?
   -- Мы не трогаем тебя, ты не трогаешь нас, - пискнул второкурсник из-за дивана.
   -- Умница ты моя, - похвалил его Драко ласковым голосом. - Такой маленький, а такой сообразительный. И как тебя зовут, воробушек?
   -- Найджел, - пискнул мальчишка, над спинкой дивана были видны только макушка и испуганные голубые глаза.
   -- Вот, Найджел, представляешь, а они, - Драко обвел рукой до сих валяющихся пор на полу старшекурников, - таких простых вещей запомнить не могут. А ты, такая умница, все с первого раза уразумел, - продолжал вещать Драко, затем вдруг резко сменил тон и добавил. - Нужна будет помощь, приходи.
   -- Сп-п-пасиб-б-бо, с-с-сэр, - заикаясь, выдавил из себя мальчик.
   -- Пожалуйста, - мило улыбнулся Драко. - И не стоит так нервничать, я не кусаюсь.
   -- Правда, что ли? - пискнул первокурсник, выглядывая из-за той же спинки дивана.
   Этого уже Снейп выдержать не мог, но благо, что засмеялся не только он, так что можно было придерживаться имиджа. Драко и Гарри действовали на него как-то расслабляющее.
   -- Правда, моя ласточка, - пропел Драко. Макушки исчезли за диваном, было слышно, что детки там шепчутся.
   -- Ты нас не тронешь? - одна голова снова высунулась и поинтересовалась насущной проблемой.
   -- Вы правила помните? - вместо ответа уточнил Драко.
   -- Да, сэр, - тут же раздался стройный хор голосов.
   -- Тогда свободны, - по-королевски махнул рукой Драко. Пол гостиной как сдуло ветром. Драко обратил свой взор на все еще лежащих. - Так, друзья мои, а теперь внимание. Двигаться вы сможете часа через два. Можете тут полежать, подумать, может, до чего и додумаетесь. Сказать вы тоже ничего не сможете, как в прочем и написать. Желаю счастливого отдыха, - Драко поднялся. - И это было последнее предупреждение. Поверьте, вы не хотите знать, какой я в гневе.
   Слизеринцы что-то замычали, но Драко уже не обращал на них внимания. Вместе с друзьями и так и не замеченным Снейпом он покинул гостиную. Драко особо не распалялся, но чувствовал, что пройдет не много времени прежде, чем кто-нибудь снова решит что-то выкинуть в надежде доказать свое превосходство. А значит, надо быть готовыми. Если он сам и Гарри не боялись, то вот остальные могли оказаться в довольно неприглядной ситуации, еще хуже, чем сегодня. "Пора принимать действия, - решил Драко. - Иначе кто-нибудь пострадает".
   Поделиться3123.05.2009 22:05
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 30. Дамблдор делает ход.

   Дамблдору не нужно было даже думать, кто виноват в проблемах, возникших в Гриффиндоре. Если там проблема, то виноват теперь во всем был Гарри Поттер. Директор так пока и не разобрался, что же собой представляет этот парень сейчас. Поттер изменился и очень сильно. Ситуация с похищением вообще вырывалась из контекста. Он был уверен, что мальчишка окажется у Волдеморта, там его так замучают, что либо он там и сдохнет, либо они его спасут, но он станет прежней марионеткой. Ан, нет, Поттер порталом смотался к темному лорду в гости, а затем вернулся назад буквально через минуту-две, прихватив с собой какого-то Пожирателя. Дамблдор хорошо помнил переданные ему слова мальчишки: "Спасибо за доставку". Что Поттер имел в виду, говоря это?
   О случившемся в гостиной Гриффиндора Дамблдору узнал часа два спустя, когда к нему прибежал Невилл. Выяснить, что именно и как такое произошло, не удалось. Любая попытка указать на человека заканчивалась массовым блеянием. Как директор не пытался снять заклинание, у него ничего не получилось. Он даже не смог поймать нить магии, которая была вложена в заклинание. В голове появилась мысль, что же за магию использует Поттер, что ее даже понять невозможно, и где он ей научился.
   Время, что Гарри и Драко провели в школе с момента своего появления, показало, что ребята очень хорошо подготовлены. Они явно пользовались магией и хорошо тренировались все это время. Вопросов по поводу их странного похищения и исчезновения на целый год становилось все больше. Кому надо было похищать именно их, и для какой цели? Подготовка? Но к чему? Оставалось сделать только одно, чтобы выяснить ситуацию - пригласить Поттера для приватной беседы.
   Ночь была полна размышлений, и на завтраке в понедельник Гарри должен был получить записку от него с настоятельной просьбой прибыть на приватную беседу. Дамблдор следил за мальчишкой. Он никак не мог перестроиться, хотя и видел, что мальчишкой Гарри назвать уже было трудно. Что заставило этого парня стать почти таким же, как Малфой, но со своей индивидуальностью. На ум пришло сравнение: "Гриффиндорский змей". Да, не зря шляпа хотела направить Поттера в Слизерин, не зря.
   - Северус, что это твои слизеринцы такие помятые? - вдруг повернулся он к Снейпу с вопросом. - Неужели опять была вечеринка?
   - Да, была, - кивнул Снейп.
   - И ты решил их проучить, чтобы в будущем неповадно было? - поинтересовался Дамблдор, стреляя взглядом по слизеринцам.
   - Иногда полезно, для профилактики, - отозвался Северус. "Чтоб ты подавился когда-нибудь. Неужели так сложно сидеть на своем месте и не мешать другим жить", - подумал зельевар со злостью, которая нисколько не отразилась на его лице.
   Наконец, завтрак подошел к концу. Первыми Большой зал покинули как раз изгои во главе с Поттером и Малфоем. Дамблдор чертыхнулся про себя. Он за наблюдением и размышлениями забыл отправить записку, но это в принципе не было проблемой. Директор быстро поднялся из-за стола и покинул зал через преподавательский вход. Поймать первого попавшегося ученика было просто. Ему-то он и дал записку для Поттера, послав к классу трансфигурации, где и должен был быть урок у семикурсников Слизерина и Гриффиндора.
   МакГонагалл уже во всю вещала новую тему, когда ее самым бессовестным образом прервали, постучав в дверь. Голова четверокурсника ее собственного факультета просунулась в узкую щель.
   - Профессор МакГонагалл, - пискнул мальчишка и протянул записку. Гриффиндорский декан недобро поджала губы, но подошла и взяла записку, развернула. Линия губ стала еще тоньше.
   - Мистер Поттер, вас ждет директор, можете забрать свои вещи, - это было сказано таким тоном, что сомневаться в том, что на урок он не вернется, не приходилось. Драко пристально посмотрел на своего возлюбленного. Поговорить они еще не успели, но по гриффиндорской части своей команды слизеринцы уже поняли, что и у них вчера состоялись разборки. Гарри был спокоен, и это внушало, хотя бы частично, что все будет нормально. Гарри кивнул Драко. спокойно собрался и, кивнув МакГонагалл, покинул кабинет.
   Гарри не торопился, особого желания отправляться на рандеву с директором у него не было. Он чувствовал, что его вполне нормальное настроение, как только он переступит порог директорского кабинета, будет катастрофически падать. Нога за ногу он двигался по коридору. На лице у него застыла усмешка, ему так и не сказали пароля к горгулье, хотя это не было такой уж большой проблемой. . Те знания, что он получил у джезгазганов, позволяли ему беспрепятственно пройти эту помеху. Единственное, о чем думал сейчас, это специально МакГонагалл не передала ему пароль, или все же забыла.
   Наконец, он остановился у входа в директорский кабинет и посмотрел на каменную горгулью.
   /Ты меня впустишь? Или мне тут так и прохлаждаться, пока его Величество старый дурак меня соизволит впустить?/ - на арабском поинтересовался Гарри. Несколько секунд ничего не происходило, затем горгулья повернула к нему голову и уставилась на него. Гарри хмыкнул, расслабленно прислонился к стене и стал ждать решения каменного изваяния.
   /Ну, иди/, - наконец, изволила та ответить. Вход открылся. Гарри оттолкнулся от стены и вошел. Лестница понесла его к дверям кабинета. На секунду он замер, а затем постучал.
   - Войдите, - раздалось в ответ. Гарри вошел. На лице Дамблдора сияла его улыбка "доброго, все понимающего дедушки". Гарри никак не отреагировал. Просто прошел внутрь и сел напротив директора. Про себя он только покачал головой. Двух товарищей, находящихся под чарами невидимости в кабинете, он определил сразу, но давать знать об этом директору он пока не собирался.
   - Рад, что ты пришел, Гарри, - произнес Дамблдор. Гарри чуть наклонил голову на бок и с интересом посмотрел на директора. "Так-так, а мы решили изменить тактику", - усмехнулся про себя Гарри. - "И что же это должно значить? Решил меня напоить меня сывороткой правды? Извини, не получиться", - Гарри осторожно погладил себя по рукаву, под которым прятался браслет, тот самый, который когда-то на него надел Махкал. "Вот, когда скажешь ему спасибо", - усмехнулся снова про себя Гарри.
   - Профессор, - учтиво кивнул Гарри. Ему было интересно, что же задумал Дамблдор.
   - Думаю, нам с тобой надо поговорить, - улыбнулся директор. - Может быть, чаю?
   - Я только с завтрака, профессор, благодарю, но нет, - ответил Гарри.
   - Гарри, где ты пропадал весь прошлый год? - перешел в наступление Дамблдор. Гарри даже удивился, что директор пошел напролом, ну, не в его это было правилах.
   - Не думаю, что могу ответить на этот вопрос, - ответил Гарри. Он заметил секундную вспышку удивления в глазах Дамблдора. "Не понял", - подумал он.
   - Гарри, ты не видел профессора Люпина? Может быть, он был там же, где и ты, - Дамблдор смотрел на Гарри, но тот почувствовал, что спокойствие у директора напускное. Сам же он справится со своим удивлением так быстро, как Дамблдор, не сумел. "Что ха дурацкие вопросы? Или вы, директор, не поняли, что Ремус - это Ремус?" - размышлял Гарри. - "Ай, да ситуация!" Дамблдор же его удивление интерпретировал по-своему.
   - Ох, Гарри, ты не знал... Мне так жаль, - начал он вещать. Гарри подавил желание встать и покинуть кабинет как можно быстрее. Внутри начал вскипать гнев, но усилием воли Гарри загнал его глубоко внутрь себя. Выпустить пар у него будет время попозже. Дамблдор тем временем продолжил. - Мы предположили, что все же Ремус Люпин был там же, где и ты, и Драко. Как жаль, что это не так. А где же вы с Драко были?
   "Так, давай, Гарри, рассуждать здраво. Просто так директор не стал бы лезть напролом. Не идиот же, в конце концов. Тогда чего же он прет? Хмм, когда я ответил на его первый вопрос, у него в глазах все-таки было удивление. От чая я отказался...", - размышлял Гарри. В следующую секунду ему захотелось стукнуть себя по лбу и застонать. - "Идиот, какой же я идиот, зелья никогда не будут моим предметом. Это же надо забыть о модифицированной форме сыворотке, нацеленной на определенный объект. Только эта зараза на меня не подействовала и дело не в браслетах..." Гарри оторвался от своих размышлений, когда понял, что директор очень внимательно его изучает. "Шайтан, прокололся", - понял Гарри.
   Дамблдор не сразу понял, что сыворотка, нацеленная на Гарри и пропитавшая воздух комнаты, не подействовала. Если ответы на первые вопросы он все-таки списал на то, что рано задал свои вопросы, то после того, как юноша задумался и вообще перестал отвечать на его вопросы, понял - сыворотка не действует. И сразу же снова встал вопрос - а Поттер ли сидит перед ним?
   - Гарри, что случилось летом? Почему ты сломал свою палочку? Тебя кто-то заставил это сделать? - Дамблдор все решил удостовериться до конца в своих подозрениях.
   - А это теперь имеет какое-то значение? - вопросом на вопрос ответил Гарри. - Это уже сделано и назад ничего не воротишь.
   - Но это помогло бы нам разобраться и найти способ тебе помочь, - произнес с доброй улыбкой директор.
   - Сомневаюсь, - покачал головой Гарри. - Причины, толкнувшие меня на такие действия, останутся при мне.
   - Гарри, Гарри, ты не оставляешь мне выбора, - сокрушенно покачал головой Дамблдор и кивнул в сторону одного из своих людей. Но прежде чем тот успел что-либо предпринять, Гарри уже не было в кресле. Дамблдор подивился такой реакции, но он сразу заметил, что Гарри следить за обоими членами Ордена, которые находились в кабинете. К сожалению, Гарри оказался спиной к камину и буквально в полуметре от него. Наступление на него двух мужчин отвлекло его от других возможных опасностей, так что вовремя среагировать на вспыхнувшее пламя и нападение сзади юноша не успел. Удар по голове отправил его в небытие.
   Дамблдор встал из-за своего стола и подошел к лежащему на полу юноше. "И кто сказал, что в Косом переулке тогда был он. Хотя реакция у него неплохая", - подумал директор.
   - Забирайте его, - бросил он своим людям. - Узнайте, кто он. Сыворотка на него не подействовала, так что, у меня есть все основания полагать, что это не Поттер.
   - Не беспокойся, Альбус, - кивнул мужчина лет сорока с обветренным лицом, на его мантии красовался значок аврора. Двое других подхватили Гарри под руки и шагнули в камин.
   - Что ж, через пару часов я буду знать о тебе все, даже если ты Поттер или же если нет, - произнес Дамблдор. Он уселся за свой стол и снова углубился в чтение документов, которые занимали его вот уже несколько дней. Он пытался понять логику нападений Волдеморта. А какая логика могла быть у сумасшедшего, и кем надо было быть, чтобы искать логику там, где ее и в помине не было.
   Гарри пришел в себя сразу. Не было никакого постепенного выхода из забытья. Он просто вдруг рывком сел. На ногах и руках были путы, но вот браслеты никто с него снять не смог, вернее, их просто не увидели и не почувствовали.
   - Пришел в себя? - то ли спросил, то ли констатировал один из его пленителей. - Теперь поговорим.
   - И с чего вы взяли, что я собираюсь с вами разговаривать? - поинтересовался Гарри.
   - У нас все говорят, - усмехнулся второй.
   - Ну-ну, - Гарри оглядел всех троих. Перед ним явно были авроры, люди Дамблдора. Директор, поняв, что первый вариант не подействовал, решил действовать по-другому. Вообще-то Гарри мог довольно спокойно уйти отсюда. Ну, не спокойно, с боем, но все же мог. Но сейчас его интересовало, что же задумал директор и что именно эти трое у него должны выяснить.
   - Что ж, начнем, пожалуй, - усмехнулся тот, кто ударил его по голове, вывалившись из камина. - Круцио.
   Гарри был готов, чего-то подобного он и ожидал. Держать боль его учили довольно долго, так что, надо сказать, довольно-таки слабенькое более проклятие было сравнимо, конечно, не с укусом комара, но все же. Гарри даже не поморщился, а прямо смотрел на мужчину.
   - Круцио, - присоединился к нему второй. Результат был тем же, и это при том, что первый своего проклятия не снял. Через пару минут уже было три Круцио одновременно.
   "Так дело не пойдет", - прикусив губу, подумал Гарри. Сил на сдерживание себя уходило много, так что он мог себя опустошить и тогда действительно возникли бы проблемы.
   - Кто ты, отвечай! - орал на него аврор. Гарри даже не прислушивался к ним. Ему необходимо было сосредоточиться на собственном освобождении.
   - Секо, - вдруг ударило в него ножевое заклятие. "Урод!" - мрачно подумал Гарри. Пока кровь заливала ему руку, сам он пытался выровнять дыхание.
   Процесс был довольно однообразным: вопрос - проклятие, снова вопрос - еще одно заклятие. То, что Гарри молчал, только выводило из себя его тюремщиков еще больше. Складывалось ощущение, что им доставляет радость причинять кому-то боль. "И чем они лучше Пожирателей?" - как-то отстраненно подумал Гарри. С путами на ногах он уже справился. Хотя те все еще висели на нем, но уже ничего из себя не представляли.
   - Отвечать, выродок! - брызгая слюной, рявкнул старший из троих. - Кто ты такой? Где настоящий Поттер! Круцио! Почему Поттер сломал свою палочку? Секо!
   Путы на руках рухнули, но сил действовать пока не было, слишком много затрачено сил на удержание себя от криков и снятие пут с рук и ног.
   - Ты у меня заговоришь, недоносок! Поттеры уже раз сто, наверное, прокляли, что у них такой бесхребетный сын родился, да еще и смылся, подставив другого вместо себя, - продолжал издеваться "аврор". Гнев, который Гарри так тщательно упрятал в кабинете директора, волной вышел наружу. Никто из экзекуторов не обратил внимания на то, что вокруг их пленника вдруг стали появляться довольно крупные жуки. Сначала один, вот их уже десяток. Когда они обратили внимание на сей довольно странный факт, стало уже поздно. Гарри поднялся, его одежда была рассечена не одним Секо, по груди, рукам, по бедру текла кровь из ран. Он поднял голову и кто-то из мужчин ахнул. На них смотрели нечеловеческие глаза, не было ни зрачка, ни белка, только изумрудное, пышущее пламя. Помещение, больше напоминающее камеру вдруг наполнилось странным стрекотом.
   - Авада Кедавра, - не выдержал один из тюремщиков. Ярко-зеленый луч ударил в стену позади того места, где только что стоял Гарри, но самого юноши там уже не было. Никто не успел увидеть того момента, когда он просто ушел в сторону от луча.
   - АААА, - понесся крик ужаса по помещению, ударяясь в стену, пол, потолок. Жуки, почувствовавшие опасность, грозящую носителю силы скарабеев, ринулись в атаку. Гарри, использовав один из своих даров, полученный при обучении у джезказганов, медленно оседал на пол от бессилия. Помещение заполнилось криками ужаса и боли, но Гарри этого уже не слышал, провалившись в темноту. Часть жуков стали образовывать вокруг него кокон, чтобы ничто и никто не мог навредить ему. Тишина, вдруг накрывшая помещение, была оглушающей. На полу лежали три трупа, в глазах которых застыл ужас, губы скривлены, тела изогнуты под немыслимым углом.
   ***
   Драко дернулся и уронил черницу и перо.
   - Мистер Малфой! - одернула его профессор Вектор.
   - Простите, профессор, - отозвался Драко. Его вдруг начало знобить.
   - Драко? - Гермиона накрыла своей рукой его ладонь, обеспокоено глядя на блондина.
   - Ничего, просто обеспокоен, - через силу улыбнулся Драко. - Гарри слишком долго находится у Дамблдора.
   Он весь урок пытался привести в порядок свои мысли, но беспокойство только нарастало. После древних рун пришло время обеда, на котором вся компания вновь собралась вместе. Узрев Дамблдора за столом преподавателей, Драко перевел взгляд на гриффиндорский стол. Гарри там не наблюдался. Это довольно сильно его обеспокоило. Когда Гарри не появился и к концу обеда, Драко почувствовал нечто сродни панике. Было заметно, что и гриффиндорская часть их компании нервничает из-за отсутствия Гарри.
   Драко поднялся из-за слизеринского стола и спокойной походкой направился к профессорам. Он остановился напротив директора.
   - Профессор Дамблдор, не подскажите, где Гарри? - поинтересовался он.
   - Я отпустил его еще два часа назад, - с улыбкой произнес тот в ответ. Драко чуть прищурился. Он не мог сказать, что именно ему не понравилось в ответе директора, но что-то там все-таки было.
   - Мистер Малфой, мистера Поттера не было на уроках? - уточнила МакГонагалл.
   - Нет, не было, - произнес Драко.
   - Это вопиющее..., - начала Спраут. Драко вдруг резко выпрямился, его глаза странно блеснули, он к чему-то прислушивался. Дамблдор пристально следил за ним, как и Снейп. Драко вздрогнул, затем перевел взгляд на директора. Что-то жутко не человеческое сверкнуло в его глазах.
   - В совершаете ошибку, - тихо произнес Драко, глядя на Дамблдора, затем резко развернулся и устремился к выходу. Все, кто видел, как он двигается, могли поклясться, что Малфой не касался ногами пола, а словно плыл по воздуху.
   Покинув Большой зал, Драко устремился на улицу, вон из Замка, куда-нибудь, где можно выпустить свою ярость и страх за возлюбленного. Он не мог позволить себе выпустить скарабеев на волю в Замке, это могло быть чревато очень серьезными последствиями. Вылетев на улицу, он устремился в Запретный лек. Как только деревья сомкнули свою ветки над его головой, Драко рухнул на колени. Казалось, земля вздыбилась вокруг него, выпуская наружу жуков, которые стали нарезать вокруг него круги, двигаясь то в одну, то в другую сторону. Затем один поток двинулся по часовой стрелке, а второй против. Драко так и стоял на коленях, чуть раскачиваясь взад-вперед. Если бы сейчас кто-нибудь попытался прорваться к нему, то закончил бы свою жизнь уже раз и навсегда, скарабеи просто не подпустили бы его к носителю силы. Драко оказался как бы заперт в своем мире и понятия не имел, что делается за его пределами, а на него уже смотрели кентавры, что-то высчитывая в своих умах.
   Неожиданно все прекратилось. Драко пришел в себя от легкого касания маленьких лапок к тыльной стороне своей ладони. Драко посмотрел на руку, там топтался маленький скарабей, посверкивая золотым панцирем.
   - Где же ты, Гарри? Что случилось? Что сделал Дамблдор, что ты выпустил наружу силу? - прошептал Драко. Он еще некоторое время находился под сенью леса, пытаясь успокоиться, и только после этого направился обратно в Замок. Выйдя из леса, он замер. Метрах в десяти перед ним стояли все его друзья, довольно сильно напуганные, надо сказать.
   - Драко, что случилось? - Панси заметно потряхивало.
   - Это как-то связано с Гарри, да? - тут же подключилась Джинни. - Это потому что его не было на обеде?
   - Я не знаю, где Гарри, но точно знаю, что Дамблдор соврал мне. Он сделал самую большую ошибку, которую только мог, - тихо произнес Драко. - Гарри никогда не был ему врагом, как таково, и даже готов был оставить все, как есть, но Дамблдору все мало...
   - Драко? - неуверенно произнесла Гермиона. - Ты думаешь, что директор что-то сделал Гарри?
   - Я это знаю, - Драко прикрыл глаза. - Вопрос в том, что теперь сделает Гарри. А в том, что он не оставить все так, как есть, я уверен.
   - Значит, война? - уточнил Блейз.
   - Война, - тихо произнес Драко, оглядев друзей. Те не особо были удивлены исходом ситуации, но было видно, что все обеспокоены исчезновением Гарри, и неизвестно, где друг может находиться, и все с ним в порядке. Оставалось только ждать и надеяться.
   ***
   Ремус с утра чувствовал, что должно что-то произойти, но не подавал вида, чтобы не беспокоить домочадцев. Предчувствия у него были не совсем хорошие, но вот определить, с чем это связано, он никак не мог. Не был он уверен и в том, что связано это с мальчишками. Ментальной связи у них друг с другом не было, но где-то на уровне подсознания все же такая связь существовала.
   Чем ближе день приближался к обеду, тем сильнее становилось его беспокойство. Теперь он уже был уверен, что что-то случилось в Хогвартсе. Как назло связь с Хогвартсом, а именно со Снейпом через камин оказалась заблокированной. Это только еще больше уверило Ремуса в том, что Дамблдор сделал-таки свой ход.
   "Надо было настоять, чтобы мальчишки сдали в Министерстве ТРИТОНы и не пошли в школу", - подумал он. Его, пусть и не проявляемое внешне, беспокойство было замечено и супругами Уизли, и Люциусом, и даже двумя портретами. Ремус уговаривал себя не срываться с места и не лететь в Хогвартс очертя голову, дать мальчикам самим разобраться, дождаться от них весточки, но давалось ему это с трудом.
   - Будем ждать, - произнес он, глядя на остальных. Люциус и Артур кивнули, но было видно, что им не по себе. Ремус повторил. - Будем ждать.
   Поделиться3223.05.2009 22:05
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 31. Приключения Гарри

   Гарри пришел в себя от того, что в стало вдруг холодно. Сейчас он не спешил подниматься, поскольку все тело болело. Наконец, вздохнув, Гарри сел, но тут же привалился к стене, у которой лежал, закрыл глаза. Голова кружилась. "Блин, потерял слишком много крови", - выругался он. Сделав несколько глубоких вздохов, он открыл глаза. Три трупа у противоположной стены не вызвали у него никаких эмоций. Ни они первые, ни они последние. Никакой жалости к этим не лучшим представителям рода человеческого Гарри не испытывал.
   - Надо встать и найти все мои вещи, - произнес Гарри вслух. Собрав волю в кулак, он осторожно, держась за стену, стал подниматься на ноги. - Сволочи, уроды, - ругался он сквозь зубы.
   Подняться удалось с первого раза. Теперь следовало осмотреться. Слева от Гарри в углу у противоположной стены. Именно туда ему теперь и надо было добраться, поскольку на столе он уже заметил принадлежащие ему вещи.
   Держась за стену, Гарри начал свое движение в заданном направлении. Силы убывали слишком быстро. Его подташнивало, а перед глазами, как в калейдоскопе то и дело сменялись цветные звездочки и кружочки. Складываясь в незатейливые рисунки. У него ушло довольно много времени, чтобы преодолеть эти десять метров до стола. Наконец, пункт назначения был достигнут.
   - Мог бы, воскресил и еще раз убил, - проворчал юноша, опираясь руками на стол и пытаясь хоть немного отдышаться и успокоиться. - Ладно, надо забирать свое и мотать отсюда, пока еще кто-нибудь не заявился в гости. Второй раунд я навряд ли переживу. Интересно, а чего это я так попался-то? Подействовали манипуляции Дамблдора? Он, блин, мне устроил такую головную боль своими попытками пробиться ко мне в разум, что мне от нее теперь вовек не отделаться.
   Гарри стал рассматривать вещички на столе. Он забрал свой медальон, цепочку, что когда-то принадлежала его матери. Палочка заняла свое место в кобуре, а кобура на руке. Двигать левой рукой было тяжело, поскольку на нее пришлось большинство Секо, пущенных его тюремщиками. Разобравшись со своими вещами, Гарри стал рассматривать остальные, которые составляли пять шестых всего, что было на столе.
   - И кого вы, уроды, тут еще пытали? Светлые, блин. Да, Пожирателям до Вас еще учиться и учиться, - ворчал парень. Если сначала он просто хотел посмотреть, что тут есть, то через пару минут решил забрать все с собой, благо мешок, куда все это можно было смахнуть со стола, нашелся рядом, на стуле.
   Покончив с этим, Гарри задумчиво уставился на дверь. То, что она закрыта, он нисколько не сомневался. Посмотрев на три трупа, Гарри вздохнул. Большого желания лазать по их карманам у него не было, но это был единственный вариант найти ключ, который не обнаружился на столе. Брезгливо скривившись, Гарри двинулся к трупам. Он осторожно опустился на пол около ближайшего к нему и стал обшаривать его одежду. При этом с его лица не сходило брезгливое выражение, оно наоборот становилось все сильнее.
   - И как назло, ключ будет у последнего, где-нибудь в заднем кармане, - проворчал он, продолжая обыскивать покойника. Как и ожидалось, нужного ключа у того не обнаружилось. Гарри переполз к следующему. Когда с тало ясно, что и у этого нет ключа, Гарри с тоской посмотрел на третьего. "Ну, и где мне взять сил, чтобы его перевернуть? Это же не аврор, это боров какой-то для скотобойни откормленный", - мрачно подумал юноша. Передвинувшись к туши, Гарри попытался его все-таки перевернуть. С пятой попытки ему удалось это сделать, причем уперевшись в стену и толкая ногами.
   - ..., - по помещению пронеслась отборная брань, причем и на английском, и на арабском языке. Ключа в заднем кармане штанов доблестного аврора не обнаружилось. Теперь следовало перевернуть труп обратно на спину, чем Гарри и занялся. Он уже вымотался заниматься непонятно чем и непонятно где. Наконец, с помощью многих усилий и отборной брани, аврор принял спино лежащее положение.
   - Ну, и где искать этот долбанный ключ? Забадало уже тут мариноваться, - ворчал Гарри, при этом сноровисто обшаривая труп. Ко всему этому Гарри испытывал брезгливое отношение, поскольку никогда не занимался мародерством. Правда, он и сейчас не имел к мародерству никакого отношения, ведь ничего из личных вещей трупов он не брал.
   - ..., - новый поток брани сотряс стены камеры. - Ну, и где мне теперь искать этот ключ,...?
   Гарри устало привалился к стене и закрыл глаза. На лбу и висках выступила испарина. На эти действия он затратил слишком много сил, а толку не было никакого. Ключ как был лишь заветной мечтой, так ею и остался.
   Немного придя в себя, Гарри снова стал осматривать помещение. За этими делами он забыл о головной боли и головокружении, но теперь те снова дали о себе знать. "Думай, думай, шайтан тебя побери", - ругал сам себя парень. Вдруг его взгляд зацепился за что-то торчащее между каменными плитами пола. Ключ! Гарри вздохнул с облегчением. Он вытащил его из щели в полу, затем поднялся сам, шатаясь, вернулся в столу и забрал сумку с теми вещами, что сложил в нее со стола. Теперь можно было отсюда убираться. Ключ подошел идеально, тем более он был зачарованным, никакая Алохомора тут бы не помогла. Открыв дверь, Гарри оглянулся, последний раз окинул взором трех бывших авроров и вышел.
   "Так, и куда теперь?" - поинтересовался он у себя, сначала глянув направо, затем налево. Пару минут он стоял, прислушиваясь к звукам. Где-то далеко, очень далеко, сквозь стены звучали голоса, как минимум два. Гарри открыл глаза и посмотрел налево, именно оттуда шли голоса.
   - Что ж, налево, так налево, - буркнул он себе под нос. Сейчас он двигался довольно уверенно, поскольку смог отключить в своем сознании рецепторы боли, правда, часа через три это будет ему стоит ой как многого. Пока он двигался по коридору подземелья, как Гарри уже успел сообразить, никто ему так и не встретился. Это и озадачивало, и радовало одновременно. Не было никаких доказательств и того, что он тут не единственный пленник, по крайней мере, в этой части коридора. Наконец, появилась лестница. Гарри не позволил себе остановиться и передохнуть, зная, что это может стоит
   му жизни. "Да, Рем, прости, но, кажется, я все-таки вляпался по самое не хочу. Ты был прав, я гриффиндорский идиот, который сначала делает, а потом уже думает. Клянусь тебе, я исправлюсь, как только выберусь отсюда", - корил сам себя Гарри.
   Подъем дался ему все же труднее, чем движение просто по прямой. Голоса стали намного громче. Гарри определил, что они исходят из приоткрытой двери, четвертой слева. "Главное, проскочить незаметно", - подумал юноша, продолжая свой путь по коридору, как он думал, к выходу. Его желанию не суждено было сбыться. Когда до двери оставалось всего пару шагов, та открылась и в коридор вывалился молодой парень, лет так двадцати-двадцати двух, явно аврор-стажер, по совместительству член Ордена Феникса. Гарри и парень замерли посреди коридора и уставились друг на друга. Все реакция у Гарри, пусть и довольно заторможенная упадком сил оказалась быстрее. Невербально выполненный и отправленный в аврора с помощью браслета Петрификус Тоталус свалил того на пол с довольно громким стуком.
   "Ну, вот, теперь еще и драться придется", - огорченно подумал Гарри, а затем рванул со всех ног вперед. Цель была одна - спрятаться за угол и уже оттуда пулять в противника заклятиями.
   - Пленник сбежал, - понеслось ему вслед вместе с несколькими лучами. Шарахнувшись в сторону, Гарри сильно ударился плечом о стену, но удачно избежал встречи с проклятием. Еще два шага и он свернул за угол. "Их не двое", - констатировал парень, в котором взыграл адреналин, делая его существом, которому сейчас и "море по колено".
   Быстро высунувшись из-за угла, Гарри оценил расстановку сил и приступил к боевым действиям. Он понимал, что единственный для него выход, это уложить всех, кто сейчас пытался добраться до него, причем сделать это нужно быстро и с первого раза. "Была не была", - с азартом подумал он.
   Спустя несколько минут он устало сполз по стене на пол и уткнулся лицом в колени. Адреналин схлынул, оставляя после себя только усталость и желание свернуться клубочком и уснуть, но Гарри не был бы тем, кем являлся сейчас, если бы шел на поводу у своих желаний.
   "Вставай, шайтан тебя задери2, - приказал сам себе Гарри. Стиснув зубы, он заставил себя поднять, затем осмотрел дело рук своих. То есть еще четверых валяющихся в отключке членов Ордена, как он думал.
   - Да, Дамблдор всегда привечал у себя под боком непонятно что. Один Мундугас Флетчер чего стоит. А тут вообще какие-то отбросы общества, - пробормотал парень. - И где он их только находит. Ладно, пора отсюда топать, а то опять кто-нибудь нагрянет.
   Развернувшись, он потопал в сторону выхода. Но, наверное, сегодня действительно был не его день. На улице его уже ждали, причем пожиратели. Что они тут забыли? Или их привлек довольно сильный всплеск магии? Если так, то тут вскоре могли появиться и авроры министерства. А это для Гарри было уже лишним.
   - Да что за день такой сегодня1 - в сердцах воскликнул он, глядя на шестерых Пожирателей, наставивших не него свои палочки. - Ну, что вам всем сегодня-то неймется, а? Сила моих больше нет!
   - Эээ, - выдал один из противников. На большее его просто не хватило. Во-первых, они понятия не имели, кто перед ними. Во-вторых, этот парень представлял собой довольно плачевное зрелище: шатался из стороны в сторону, одежда в разрезах, залита кровью, причем его собственной. В-третьих, их послали сюда нанести удар по дамблдорским прихвостням. Кто-то сдал темному лорду это место. А тут вот этот парень, от силы лет семнадцати, да еще и в гриффиндорской мантии, явно студент Хогвартса. И спрашивается, что с ним делать?
   - И что с ним делать? - поинтересовался один из Пожирателей.
   - Так, вы двое проверить все внутри, - распорядился старший команды. - Этого берем с собой, - указал он на Гарри.
   - А моего мнения вы спросить не хотите? - язвительно поинтересовался Гарри.
   - Да ты на своих двоих-то еле стоишь, куда тебе с нами тягаться, - бросил один из Пожирателей.
   - не скажи, - покачал головой Гарри. - Я в таком состоянии троих ухлопал, еще четверо лежат в коридорчике. Им еще часа четыре отдыхать, а потом и объяснить-то толком не смогут, чего тут приключилось на их голову.
   - Ты идешь с нами, - твердо заявил старший.
   - Неа, - покачал головой Гарри. - Мне с вами не по пути, извняйте, - Гарри ясно снова нарывался на неприятности, столь издевательски разговаривая с Пожирателями.
   - Ах, ты, мелкий недо..., - вскинулся один из противников, но договорить не успел, свалился от невербального заклинания. Да, Гарри сильно погорячился, когда решил, что справится и с Пожирателями. Увернуться от очередного посланного в него Ступефая он не успел. Полет до стены и удар отправили его в небытие уже в который раз за сегодняшний день. "Опять!" - была его последняя мысль.
   Пробуждение было не очень хорошим, намного хуже, чем даже в последний раз. Гарри попытался потянуться, чтобы размять немного мышцы, каждая отозвалась болью, заставив его застонать.
   - О, гляди-ка, наш герой пришел в себя, - раздался насмешливый голос. Гарри все-таки переборол себя и открыл глаза. "Твою..., опять камера!" - констатировал он. Самое ужасное, что напротив его клетки, а иначе эту камеру назвать было нельзя, снова стоял аврор. - "Что же день такой! Так, надо уносить ноги".
   Аврор так никогда и не сможет объяснить, что же произошло в тот день. Просто, когда он пришел в себя, камера была пуста, причем закрыта снаружи. Самое интересное, его группа так и не успела оформить этого парня. В общем, они решили не говорить о нем. Мол, не было его и все тут.
   Гарри же, выбравшись из камеры, нашел свою сумку, снова забрал свои вещи и ринулся прочь из Аврората, благо отдел. В который он попал, был не в самом Министерстве, а располагался в Косом переулке. Гарри экспроприировал черную мантию у входа и уже собирался выйти на улицу, как его взгляд упал на зеркало. "...", - долго и со вкусом ругался Гарри. Сил на иллюзию у него не было, поэтому, решившись на отчаянный шаг, Гарри свернул в туалетную комнату. Ему все же понадобилось довольно много времени, чтобы привести себя хотя бы в относительный порядок. Из отдела вышел уже обычный паренек в черной мантии, правда с распухшим шрамом через правую щеку. Оказывается, одно из секо пришлось ему на лицо.
   Гарри решил, что на сегодня его приключения закончились, раз в Аврорате ему повезло и все прошло без сучка и задоринки. Ага, говорят, мечтать не вредно.
   Он как раз двигался в сторону выхода из Косого переулка, чтобы из Дырявого котла через камин заявится в свое имени и попросить Ремуса о помощи, когда в переулке раздались хлопки аппарации, а вслед за этим на улицу упал антиаппарационный барьер. Гарри обернулся и увидел очередную партию Пожирателей. Да, зрелище было еще то. кучка пожирателей, наводящая на всех ужас, и парень со шрамом хохочущий на всю улиц так, что из глаз у него текли слезы в три ручья. Для Гарри это было уже слишком, и нервы просто не выдержали, вырвавшись в смеховую истерию. Пожиратели решили, что никому не позволяя над ними смеяться, так что в Гарри полетел целый букет проклятий. Он был уже не в том состоянии, чтобы предпринимать хоть какие-то действия. Оставалось только одно средство, которое позволит ему выжить, но правда, на это уйдут последние его силы. Рывок сквозь антиаппарационный барьер Пожирателей вытащил его буквально за мгновение, когда в него должен был попасть луч Авады, правда, секо и парочка еще неприятный проклятий все же в него попали. Но это было только начало, ему еще нужно было прорвать защиту Поместью.
   ***
   Ремус дернулся как от удара, когда зазвенела защита поместья, пропуская внутрь посетителя. Защита сразу опознала Гарри, но так просто аппарировать в поместье, даже они трое не могли. А то, что сейчас происходило, могло означать только чрезвычайную ситуацию.
   - Мерлин всемогущий! - вскликнула Молли, в ужасе гладя на свалившегося кулем на пол Гарри. Под юношей стала образовываться лужа из крови. Артур и Ремус тут же рванулись к парню.
   - Дарли, немедленно зелья: крововостанавливающие, успокоительные, от порезов... Все, что есть, - приказал Люциус, после секундного замешательства.
   Следующие полчаса вся деятельность поместья крутилась вокруг Гарри, который так пока и не пришел в себя.
   - Я убью Дамблдора, - жутко спокойным голосом произнесла накаченная успокоительным под завязку Молли. - Этот старикашка слишком много на себя взял.
   - Рем, - прошептал Гарри.
   - Малыш, как ты? - рядом с Гарри сидел Люциус. он первым и отрегировал на юношу.
   - Дядя, надо привести меня в порядок к ужину в Хогвартсе. Я должен там быть. Нельзя, чтобы Дамб... считал, что ему все позволено, - прошептал Гарри.
   - Ты хоть понимаешь. Что нам придется с тобой сделать, чтобы привести тебя в порядок за несколько часов? - воскликнул Ремус.
   - Рем, я знаю, я после ужину сразу же уйду к Северусу, я клянусь.
   - И все-таки, это Дамблдор, - констатировала Молли. Стакан в ее руке лопнул. Люциус поежился, настолько у женщины было сейчас решительное и свирепое выражение на лице. Он уже посочувствовал Дамблдору, поскольку понял, что эту женщину он не хотел бы иметь в качестве своего врага. За эти несколько недель, что он тесно общался с Уизли, он понял, что именно представляет собой эта пара, да и дети тоже. С Биллом он уже составил астрономические планы на внедрение некоторые бизнес-идей в маггловском мире, что обещало бешеные прибыли, да и создание пекарни Молли шло полным ходом.
   - Он решил, что ему все позволено, - сказал Гарри. - Рем, я готов.
   Ремус вздохнул и покачал головой.
   - Артур, Люциус, мне понадобится ваша помощь, - произнес он. - Молли, тебе лучше уйти. Это будет более, чем неприятно.
   Выставить Молли им так и не удалось. Она простояла у окна все то время, что Ремус поил Гарри какими-то неизвестными зельями, некоторые он вкалывал ему прямо в венку маггловскими шприцами. Она не двигалась даже тогда, когда Гарри заходился в надрывном крике. Удерживать парня становилось все труднее, к этой задаче подключился и Чарли, который вернулся в дом их зверинца, который был устроен на территории парка при поместье.
   Час спустя в объятиях Люциуса лежал обессиливший от крика Гарри, но на его теле не было единого шрама.
   - Так, это восстановительное, - протянул ему последнюю бутылочку Ремус.
   Еще пятнадцать минут спустя Гарри мягко высвободился из объятий дяди и встал. Ничег не говорило о том, что почти два часа назад этот парень был почти при смерти.
   - У тебя только два с половиной часа, потом будет..., - Ремус пристально посмотрел на Гарри.
   - Я знаю, - кивнул тот в ответ.
   - Гарри, что случилось? - спросила Молли, она стояла ко всем спиной и смотрела в окно.
   - Во мне умер гриффиндорец, - жестко ответил Гарри. Ремус резко выпрямился. Артур и Люциус поняли, что Ремус знает, что означают эти слова.
   - Дамблдор зашел слишком далеко, - Молли обернулась. Артур сглотнул. В глазах его жены мелькало такое бушующее пламя ярости, что казалось, оно спалит все вокруг, если вырвется из этих глаз. И, кажется, он только что понял, что означают слова: "Во мне только что умер гриффиндорец". В его жене он тоже умер, и виной всему только один человек.
   - Война, - произнес Ремус.
   - ВОЙНА! - жестко ответил Гарри, затем стремительно вышел из комнаты, ему надо было спешить в Хогвартс. Там его очень ждали, даже те, кто этого еще сам не знал.
   Поделиться3310.06.2009 07:02
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 32. Возвращение Гарри.

   Ужин в Хогвартсе начался, как всегда, вовремя. Уже через пять минут все были в Большом зале. Наверное, время приема пищи было единственным способом собрать всю школу в одном месте. Даже квиддич не имел такой силы.
   Дамблдор восседал в центре преподавательского стола с неизменной улыбочкой на лице, от которой коробило тех, кто реально понимал, что за ней стоит: фальшь, интриги и много чего еще. К сожалению, истинное лицо директора видели не все, и даже не большинство. Но вот с десяток студентов знали настоящую сущность Дамблдора не понаслышке. К сожалению, им пришлось с ней столкнуться лицом к лицу.
   -- А он доволен, - тихо произнесла Гермиона, наблюдая за директором.
   -- А что ему сделается? - фыркнул Джордж.
   -- Он считает, что может делать все, что ему заблагорассудиться. Ведь никому и в голову не придет обвинять его в несчастном случае или еще в чем-нибудь, - проворчал Фред.
   -- Вот это-то мне и не нравится, - мрачно отозвался Рон.
   В последнее время у него очень сильно болела голова, но он пока ничего никому не сказал. Все началось примерно через неделю после прибытия в Хогвартс. Самое странное в этом было то, что боль всегда начиналась в месте укуса Нагайны, затем поднималась к вискам, где уже прочно обосновывалась. Вот и сейчас у него жутко ломило в висках. Уже не раз на ум Рону приходило, что его ситуация чем-то напоминает случай с Гарри. Только у Гарри связь с Волдемортом была через шрам, а у него...
   Вот об этом думать не хотелось. После того, что Панси и Винс сделали с любимицей Волдеморта, та не могла выжить. Или все же могла?
   -- Меня сейчас больше интересует, куда пропал Гарри и как в этом замешан наш директор, - тихо пробормотала Джинни. Она действительно сильно волновалась. У нее и Гарри сложились очень хорошие отношения. Она беспокоилась о нем, как о брате, самом любимом из всех. Драко старательно прятал свое беспокойство, но она видела его, ощущала, что еще больше ее тревожило. Знала она, что и остальные тоже заметили состояние блондина. Джинни к тому же боялась, как бы Драко чего не выкинул. Она знала, на что он способен и как может нанести удар.
   -- Почему-то у меня такое чувство, что Гарри не покидал кабинета директора, по крайней мере, добровольно, - пробурчал Рон.
   -- Почему ты так думаешь? - Гермиона насторожилась.
   -- Дамблдору не нужен непонятный игрок на поле, тем более, уже отыгранный, - снова буркнул Рон и потер висок. Джинни нахмурилась, она уже не раз ловила брата на этом.
   -- Рон, что у тебя с головой? - решилась она задать вопрос.
   -- Болит, - только и ответил тот.
   -- И давно? - уточнила Джинни. Рон недоуменно на нее посмотрел. Пришлось девушке объяснить: - Я не в первый раз за несколько дней вижу, что ты то и дело потираешь виски и морщишься.
   -- С неделю где-то, - неохотно произнес Рон. Отреагировать на его слова никто не успел. В дверях с сияющей улыбкой появился собственной персоной Гарри Поттер. Он несколько секунд покрасовался там, давая всем себя заметить, особенно Дамблдору, а затем ленивой походкой направился к гриффиндорскому столу, к своим друзьям.
   Драко пристально за ним наблюдал. Панси держала его за руку и чуть не вскрикнула, когда он сдавил ее ладонь.
   -- Драко, больно, - пропищала она чуть слышно. Тот ослабил хватку, но глаз с Гарри не спускал. Ему хватило одного взгляда, чтобы все понять. Возлюбленный явно находится под действием временного восстанавливающего зелья. Уже сейчас можно было заметить, что не все в порядке. Судя по всему, у Гарри остался час, прежде чем эффект сойдет на нет и начнется ломка, в прямом смысле слова.
   -- Что? - прошептала Диана, глядя на друга.
   -- Все плохо, - резковато ответил Драко. Ему хотелось подойти к Гарри, обнять его, увести отсюда, уложить в кровать и помочь всем, чем только сможет. Но нельзя было этого делать при директоре. Драко перевел взгляд на преподавательский стол. Дамблдор все также улыбался, но взгляд голубых глаз за очками-половинками стал более жестким. Директор пристально изучал Гарри, словно пытался что-то в нем найти. На лице Северуса не было видно ни единой эмоции, но Драко был уверен, что тот все же смог заметить кое-какие нестыковки в поведении и состоянии Гарри. Не сомневался он и в том, что Дамблдор тоже заметил, что с Гарри не все хорошо.
   -- Мистер Поттер, - директор поднялся со своего места. - Никому не позволено прогуливать уроки, в том числе и вам. Никто не будет спускать вам такое пренебрежение школьными правилами. Поэтому я назначаю вам...
   -- Не стоит делать того, о чем вы пожалеете, директор, - Гарри даже не повернулся в его сторону. Джинни обеспокоено на него смотрела. Да и остальные видели, как по виску Гарри сбежала капелька пота, а в глазах застыла боль, которую он пытался скрыть.
   -- Ты в порядке? - шепотом спросила Джинни.
   -- Нет, - последовал короткий и честный ответ.
   -- Что вы себе позволяете, мистер Поттер? - Дамблдор изобразил праведный гнев. Гарри медленно развернулся. Драко поежился, ощутив, какая волна гнева исходит от возлюбленного.
   -- А что вы себе позволяете, директор? Или все же перестали гнушаться методов Волдеморта? - процедил Гарри, и ментально ударил по разуму директора, вспарывая его в одно мгновение. Ему не нужны были ни мысли, ни планы этого человека, только показать ему кое-что. Дамблдор рухнул в кресло с легким стоном. Никто и никогда не мог проникнуть в его разум, да еще и так легко. Гарри медленно выдохнул. - Не думайте, что вам все позволено. Вы не так всемогущи, как вам кажется, директор. Отнюдь не так.
   -- Мистер Поттер, - МакГонагалл не могла понять, что происходит, но угрозу в голосе парня она почувствовала сразу.
   -- Если директор выкинет такой финт еще раз, я церемониться не буду. Я говорю в последний раз: ВЫ НЕ ТРОГАЕТЕ НАС, МЫ НЕ ТРОГАЕМ ВАС. Больше предупреждений не будет. Поверьте, вам не нужна война еще и со мной, - все это Гарри произнес очень четко, чуть ли не слогам.
   -- Ты нам угрожаешь? - вскочил со своего места Симус.
   -- Ты все правильно понял, - Гарри на него даже не взглянул.
   -- Мистер Поттер, за подобные мысли исключают из школы, - Дамблдор уже успел прийти в себя.
   -- Правда? А оно вам надо? Вы так хотите, чтобы правда вышла наружу? - насмешливо поинтересовался Гарри. - ВЫ В ЭТОМ УВЕРЕНЫ, ДИРЕКТОР? ВЫ, ПРАВДА, ХОТИТЕ, ЧТО БЫ ВСЕ ЗДЕСЬ УЗНАЛИ О ВАШИХ МАХИНАЦИЯХ И ОБ УБИЙСТВЕ МОЕГО ДЕДА?
   Драко удивленно посмотрел на партнера. Вокруг Гарри разве что вихря не было, который бы показывал всем наглядно, в каком он гневе. Брюнет словно почувствовал, что на него смотрят. Он повернулся и встретился взглядом с Драко. Несколько секунд прямого контакта. Почти все в зале почувствовали, что что-то происходит, что-то серьезное. Драко медленно встал.
   -- Отец знает? - спросил он.
   -- Даже не сомневайся, - усмехнулся Гарри.
   -- Да вы - Пожиратели, - вскочил кто-то из пятикурсников Гриффиндора, но тут же замолк, только раскрывая рот. Джинни фыркнула. Она успела заметить еле уловимое движение руки Гарри. Да, мало кто знал, что им всем теперь не нужны палочки.
   -- Знаешь, Салливан, - Джинни бросила презрительный взгляд на мальчика. - Ты - дурак, и не лечишься.
   -- Мисс Уизли, - Дамблдор понимал, что все это нужно срочно прекращать. Терять свой авторитет он не имел права.
   -- Она Уизли уже шестнадцать лет, так что ваши возгласы праведного гнева тут ничего не изменят, - фыркнул Гарри.
   -- Мистер Поттер, - теперь уже снова решила вмешаться МакГонагалл.
   -- Профессор, поверьте, не стоит вам вмешиваться в мой конфликт с этим человеком, - холодно произнес Гарри.
   -- Вы студент этой школы... - начала гриффиндорский декан.
   -- Я могу прямо сейчас сдать ТРИТОНы, причем результаты у меня будут прямо таки выдающиеся, - фыркнул брюнет. - Так что угроза исключением из Хогвартса для меня ничего не значит.
   -- Так чего ты тут делаешь? - выкрик от гриффиндорцев.
   -- Посмотреть в глаза человеку, который испоганил жизнь не только мне и моим родителям, но и более дальним родственникам, - спокойно бросил Гарри. - Каждый должен отвечать за свои поступки, - при этом он смотрел только на директора. Так что сомнений в том, кого он имел в виду, не оставалось. Странным было и то, что остальные преподаватели не вмешивались.
   -- Я поставлю вопрос перед попечительским советом, - МакГонагалл вышла из себя.
   На губах Гарри появилась улыбка, которая явно говорила, что он победил. Драко уже давно понял, что за игру затеял любимый. После того, как тот мысленно показал ему, что произошло в кабинете директора, Драко был готов тут же прибить старика, чтобы одной проблемой в обществе стало меньше, но Гарри решил "утопить" Дамблдора, лишить его всего.
   -- Давайте, профессор, - кивнул Гарри. - Если этого не сделаете вы, сделаю я. Пора всем уже узнать правду. В конце концов, она того стоит. А теперь простите, я устал. Нелегко выдерживать пытки авроров, особенно если те садисты и являются членами некоего Ордена, - Гарри развернулся и под почти полную тишину покинул зал.
   Рон несколько секунд недоуменно смотрел перед собой, пока до него не дошел смысл сказанного.
   -- Мама его убьет раскаленной сковородкой, - пробормотал он, затем сорвался с места и ринулся за лучшим другом. За ним последовали и остальные друзья.
   Гарри обнаружился у лестницы, ведущей в подземелья. Он сидел, опершись на стену и склонив голову вперед.
   -- Гарри, ты как? - Джинни опустилась рядом с ним на колени. Брюнет поднял голову и затуманенным взглядом посмотрел на друзей.
   -- Помогите дойти до Северуса, - еле выговорил он.
   -- Дурак, и не лечишься, - почти нежно произнес Драко, помогая ему подняться.
   -- Не мог иначе, - простонал тот в ответ.
   -- Вот я и говорю, дурак, - сказал блондин. Грег несколько секунд смотрел на них, затем подошел, без всяких усилий поднял Гарри на руки и молча понес к комнатам слизеринского декана.
   -- Спасибо, - прошептал Гарри и закрыл глаза. Боль накатывала волнами, сознание мутилось.
   -- Что с ним? - Гермиона схватила Драко за руку.
   -- Действие зелий закончилось. Он на одном адреналине был, теперь вся боль, что была, снова возвращается, - немного сумбурно ответил Драко.
   -- Ты знаешь, что случилось? - Джинни обеспокоено поглядывала на брюнета. Грег шел очень осторожно, чтобы не потревожить Гарри.
   -- Не все, но догадываюсь, - мрачно бросил Драко. - Директор еще за это ответит. Авроры, значит, - вдруг произнес он.
   -- Гарри решил выступить против Дамблдора открыто, - произнес Рон, но вдруг покачнулся и со стоном начал оседать на пол. Если бы не Блейз и Джордж, он бы упал.
   -- Рон! Рон! - Панси бросилась к своему парню. - Открой глаза. Я говорю, открой глаза.
   Рон с трудом разлепил веки. Голова просто трещала, а место укуса пульсировало болью. Винс, не долго думая, подхватил друга на руки и устремился к Снейпу. Кажется, у зельевара будет два пациента, а не один.
   Их уже ждали. Снейп стоял в дверях своих апартаментов. Он просто посторонился, позволяя всем войти. Рона и Гарри он приказал отнести в одну из гостевых спален, где стояли две кровати.
   -- Поттер, во что вы опять вляпались? - вздохнул Снейп, обследуя парня.
   -- В директора, Северус, в директора, - еле слышно ответил тот.
   -- Помолчите уж, - отмахнулся от него зельевар. Он нахмурился: "Круцио, еще куча всякой гадости. Да где ж его так?" Снейп поднял голову и посмотрел в зеленые глаза. Картинка была настолько реальной, что Северус вздрогнул. Зрительный контакт разорвался, но картинка оставалась. Снейп понял, что это именно тот вид ментального воздействия, который он уже однажды видел у Гарри и Драко. Гарри не показал все, только основные моменты своих сегодняшних приключений, на большее у него просто не было сил. Снейп просто не знал, как реагировать. Он, конечно, понимал, что Дамблдор не добрый дедушка и не старик-чудак, но такое...
   Влив в парня зелье сна без сновидений, Северус осмотрел Рона. Такая же порция отправила того в царство Морфея.
   -- Драко, ты знаешь, что с твоим партнером? - Снейп посмотрел на крестника.
   -- Физические повреждения, истощение, - произнес тот в ответ, глядя на огонь. Он сидел на полу, на шкуре перед камином в гостиной. - Несколько зелий кратковременного действия, которые быстро поставили его на ноги, но ничего не залечили. Сам прием этих зелий болезненный, а уж после него боль в несколько раз сильнее. Ему теперь лечится в два раза дольше, чем обычно.
   -- Ясно, - кивнул Снейп. - Такое уже было?
   Драко кивнул, погружаясь в воспоминания.
   Ретроспектива
   Они не успели. Как так вышло, что Ремус попался, они понятия не имели. Что могло стать причиной того, что Рем попал в засаду? Мысли были только одни - их кто-то предал или подставил. Возможно, сам клиент.
   И вот теперь они стояли недалеко от высокой стены, за которой находился один из самых дорогих для них людей. Они дождались ночи и только тогда начали действовать. Бесшумно преодолев стену и обезвредив несколько охранников, юноши разделились. Им нужно было быстро и незаметно осмотреть как можно больше помещений.
   Драко обнаружил Ремуса на подземном этаже. Пришлось вырубить одного из охранников, чтобы завладеть его ключами. Оказалось, что эти уроды сломали Ремусу ногу. Выход был только один - напоить зельем, чтобы можно было уйти отсюда. Аппарировать не стали, засекли бы. Они уже добрались до ворот, а Гарри все не было. Неожиданно в той стороне, которую обследовал брюнет, раздался выстрел.
   -- Вот ведь, - тихо выругался Драко. - Рем, уходи, я за Гарри. Встретимся в оазисе Кермаша, - и исчез в тени. До оазиса было как раз два часа, ровно столько, чтобы действие зелья еще не успело закончиться.
   Драко рванул на помощь своему возлюбленному. То, что он увидел, на секунду-другую заставило его застыть в ужасе. Похоже, выстрел попал в цель, и теперь с десяток крупных разозленных мужчин ногами избивали хрупкого паренька на полу. Ярость была такой мощной, что в живых в этой комнате не осталось никого. Влив в любимого нужные дозы зелий, Драко потащил его на выход. Они тогда ушли только чудом. Это было одно из первых их заданий.
   Драко всегда с ужасом вспоминал, как последующие две недели наблюдал за мучениями Ремуса и Гарри, хотя последнему досталось намного больше.
   Конец ретроспективы
   -- Драко? - блондин вздрогнул и посмотрел на Джинни, которая уже несколько минут пыталась до него достучаться. - Иди, ложись, время уже позднее. Тебе надо отдохнуть.
   Драко поднялся на ноги, но направился в ту комнату, где поместили Рона и Гарри. Он лег рядом с возлюбленным и, обняв его за талию, погрузился в беспокойный сон.
   ***
   Гриффиндорская команда нового Избранного была в курсе того, что директор собирался сделать с новоявленным Поттером, поэтому появление сияющего парня стало для них настоящим сюрпризом. Некоторые из них даже не смогли отреагировать на дальнейшие события.
   И вот теперь они сидели в кабинете директора, где полным ходом шло обсуждение того, каким образом Поттеру удалось выбраться оттуда, куда его забрали. Когда Дамблдору сообщили о трех мертвецах в камере, тот даже подумал, что теперь сможет надавить на Поттера, но его тут же обломали, сказав, что никакой магии на трупах не обнаружено. Казалось, авроры умерли от ужаса. Колдомедики констатировали разрыв сердца. И все же это была удача, и можно было шантажировать мальчишку, как думал Дамблдор.
   Невилл вообще перестал понимать, что происходит. Слова Поттера об аврорах из Ордена его удивили. Сам он верил директору безоговорочно и вот такие эскапады в отношении уважаемого человека ему не нравились.
   В результате этого собрания было решено устроить "изгоям" веселую жизнь. Сам же Дамблдор обдумывал ситуацию. Он не оставил без внимания высказывания мальчишки. "Откуда он узнал? Кто ему мог сказать и когда?" - думал директор. Естественно, ему не нужно было, чтобы правда о некоторых его делишках вышла наружу, а, значит, Поттеру нужно закрыть рот раз и навсегда. Вот только где-то внутри у него появилось чувство, что он опоздал, что стоило прислушаться к словам мальчишки и не трогать их. Но, к сожалению, колесо уже было запущено, и остановить его не было ни сил, ни возможности.
   ***
   Нагайна, полуслепая после полученных травм, но не менее опасная, легко двигалась по коридорам темного мрачного замка. Ей не нужно было зрение, здесь она знала каждый уголок. Вот только после того, как ее чуть не убили, - вернее ее убили, но она почему-то выжила, - в ней что-то изменилось, словно что-то пропало. Что-то, что делало ее той Нагайной, какой она была. А еще она стала ужасно раздражительной, и только хозяин мог заставить ее выпустить жертву из своей хватки. Если бы не это, то Замок давно бы уже опустел, а хозяин остался без слуг. Ее стали бояться еще сильнее, чем раньше.
   Сегодня хозяин был даже более злым, чем когда-либо. Она не знала и не понимала, чем это вызвано, но относила это к тому, что слуги хозяина снова сделали что-то не так.
   Волдеморт был в ярости. Мало того, что эти бездари не смогли выполнить простейшее задание, так еще и не справились с полудохлым мальчишкой, который еле стоял на ногах. Но даже не это вызвало его гнев. Этот парень показался ему знакомым, но он никак не мог вспомнить, что в его чертах, увиденных в воспоминаниях этих идиотов, зацепило его. Странное это было ощущение, словно всплывало что-то давно забытое, но тесно с ним связанное.
   В последнее время все вдруг стало таким неясным, перевернулось с ног на голову: появление неизвестно откуда Поттера, которого он даже рассмотреть не успел; непонятные юнцы со странными способностями; "исчезновение" Малфоя; странное поведение Снейпа. Вопрос был только в одном - замешан тут Дамблдор или тот тоже оказался в такой же ситуации, когда приходится разбираться с непонятностями. Лорд надеялся, что да.
   Поделиться3411.06.2009 17:51
  -- Автор: Linnea
  -- Мать всея Слизерина

Глава 33. Начало наступления.

   С утра пораньше Люциус и Ремус отправились в Министерство. Еще вчера стало понятно, что Гарри, каким бы сильным и способным он не выглядел, требуется защита, и в первую очередь не от Волдеморта. Также было ясно, что следует обращаться не в Аврорат, где слишком много влияния именно директора Хогвартса. Надеяться на министра тоже не приходилось, но вот некоторые отделы, очень даже серьезные, возглавляли аристократы, в том числе и подвластные Темному Лорду. То, что информация об истинном наследии Гарри станет известна Волдеморту, ни Ремуса, ни Люциуса не беспокоило. Возможно, но не факт, что это несколько остановит Темного Лорда от нападений на Гарри. По крайней мере, заставит того выяснить правду, так точно. А это даст им время придумать, что делать дальше.
   Министерство встретило Люциуса и Ремуса своими обычными звуками. Казалось, чтобы ни происходило в мире, на это учреждение ничего не могло повлиять. По коридорам сновали люди с папочками, на жестких диванах сидели посетители, ожидая своей очереди сначала к секретарям отделов, а затем уже к чиновникам, к которым их послали. То и дело была слышна ругань. А рабочий день начался каких-то полчаса назад. Можно было подумать, что Министерство работает круглосуточно.
   Путь Люциуса и Ремуса лежал сначала в отдел опеки над сиротами. Они решили начать с него, привлекая по ходу дела и другие, заинтересованные департаменты. Они довольно неплохо представляли, какой ажиотаж вызовет то, с чем они прибыли в Министерство.
   В отделе почти никого не было. Их прибытие заинтересовало всех работников, поэтому на них посматривали с любопытством.
   -- Лорд Малфой, что привело вас к нам? - появился перед ними начальник отдела.
   -- Хотелось бы разобраться, кто засунул моего племянника на воспитание к маглам, - произнес Люциус. Раздались приглушенные ахи и охи. Начальник отдела - Стивен Дракфорт - изумленно уставился на стоящего перед ним блондина.
   -- Вашего племянника? К маглам? - уточнил он, немного придя в себя.
   -- Совершенно верно, - кивнул Люциус. Стивен засуетился, провел обоих мужчин к себе в кабинет, приказав секретарю принести чай и сладости. Этим делом он решил заняться сам. Тут явно было что-то неправильное и захватывающее одновременно.
   -- Итак, я вас внимательно слушаю, - Стивен действительно приготовился внимательно слушать.
   -- Начнем с того, что я только этим летом узнал о том, что мальчик - мой племянник, - произнес Люциус. - Мы долгое время не могли вообще ничего узнать об этой линии нашей семьи.
   -- Вы, случайно, говорите не Мракс-Малфоях? - решился на уточнение Дракфорт.
   -- Именно о них я и говорю, - подтвердил Люциус.
   -- То есть вы нашли прямого потомка Лориана Мракс-Малфоя? - Стивен уже чуть ли не подпрыгивал на стуле.
   -- Именно так, - кивнул Люциус, чуть скривившись. Он не любил, когда его прерывали.
   -- О, это же замечательно, - восторженно воскликнул Дракфорт. Складывалось ощущение, что это его родственники нашлись.
   -- Да, но оказалось, что в живых на данный момент остался только внук Лориана, мой племянник, - продолжил Люциус. - Ему было чуть больше года, когда погибли его родители, а до этого в столь же юном возрасте в результате несчастного случая погибла вся семья его матери.
   -- О, как печально, - снова воскликнул Стивен.
   Ремус сидел с отрешенным выражением на лице, хотя на самом деле, он пытался абстрагироваться от этого слишком эмоционального человека, который восклицал по поводу и без.
   -- Да, теперь мне бы хотелось знать, каким образом чистокровный ребенок оказался у маглов, которые не являются даже его родственниками, - вкрадчиво произнес Люциус.
   -- Чистокровный? - пискнул Дракфорт. Он предположил сначала, что отец ребенка был маглом или маглорожденным, но если это не так, то ребенок не должен был оказаться в магловской семье.
   -- Совершенно верно, - наконец, подал голос Ремус, сверкнув своими золотистыми глазами. Казалось бы, ничего такого, но он при этом выглядел как дикий кот, готовый вот-вот напасть на жертву, которую уже некоторое время выслеживал.
   -- Но ведь такое невозможно! - воскликнул Дракфорт.
   -- Вы это моему племяннику скажите, - скривился Люциус.
   -- Могу я узнать имя ребенка? - Стивен просто чувствовал, как горит под ним кресло.
   -- Гарольд Джеймс Мракс-Малфой-Поттер, - спокойно так произнес Люциус, следя за реакцией начальника отдела опеки. Забавно было наблюдать за сменой эмоций на лице Дракфорта: от непонимания и недоумения до осознания и ужаса.
   -- Поттер?! - голос явно подвел Стивена, и получился какой-то мышиный писк.
   -- Да, Поттер, тот самый Мальчик-который-выжил, - кивнул Люциус. - Может быть, вы мне объясните, как так получилось, что никто ничего не знал? И почему Гарольд оказался у маглов, если по идее он должен был воспитываться в ближайшей по родственным связям семье, хотя бы Поттеров?
   Через пятнадцать минут все работники отдела опеки носились по Министерству так, словно от этого зависели их жизни. В принципе, так оно и было. Ну, а сарафанное радио сработало еще лучше. Понадобилось еще минут пятнадцать, чтобы все, кому надо, узнали, что происходит. В отдел опеки потянулись люди.
   Люциуса и Ремуса пригласили к министру, который теперь и сам был не рад, что сидит в этом кресле. Совершенно не важно, что события произошли задолго до принятия им этой должности. Если сведения подтвердятся, все шишки упадут на него. Ничего умнее, как подольститься к двум мужчинам, он не нашел. В общем, Люциуса и Ремуса пытались задобрить. А Министерство стояло на ушах, даже в Гринготс послали запрос. Вот оттуда-то и пришли первые документы, естественно не все, но кое-что, что четко обрисовывало ситуацию. Исходя из них, десятка два сотрудников разных отделов окопались в архиве. Итог изысканий был в некотором роде плачевным... для Министерства.
   Перед министром лежала довольно увесистая кипа документов, полностью и безоговорочно подтверждающая тот факт, что Гарри Поттер был чистокровным волшебником, и многим оставалось только мечтать о такой родословной. И что ему оставалось делать? Правильно, пойти навстречу Малфою, подавшего иск на Дамблдора, который, во-первых, лишил его племянника, во-вторых, посмел распоряжаться ради собственной выгоды чистокровным ребенком, а, в-третьих, вспомнил Люциус и о дошкольной подготовке. Естественно, все эти факты подтвердились документально. Люциус и Ремус знали, что это не "убьет" Дамблдора, но нервы ему помотает хорошо, да и репутацию подпортит. И оба понимали, что вылезет из всего этого директор вполне даже сухим, но необходимо было потянуть время, чтобы разобраться с соратниками Дамблдора. Чем сильнее они оголят его тылы, тем слабее он будет, и тем легче затем будет с ним справиться.
   Сейчас в Министерстве готовилось слушанье Визенгамота, где ответчиком должен был выступить глава этой структуры. Интереснейший факт в истории, надо сказать. Многие понимали, какая поднимется буча, если все это скрыть. Кем бы многие из аристократов не считали Гарри Поттера, как бы его не ненавидели, но сейчас, когда факт его чистокровности вышел наружу, вся аристократия встанет на его сторону. Защищать своих было в их интересах и традициях. А это также означало, что Поттер может оказаться по другую сторону баррикад. Министр попал в очень двусмысленную ситуацию. В какую бы сторону он не кинулся, вторая тут же выступит против него. В конце концов, он просто самоустранился, решив, что пусть стороны сами разбираются между собой, а он просто подождет в сторонке.
   Люциус и Ремус потягивали прекрасный виски из личных запасов министра, пока тот решал рабочие вопросы в приемной.
   -- А они перепугались, - констатировал Ремус.
   -- Беспрецедентный случай, когда чистокровный маг оказывается на уровне даже еще ниже, чем маглорожденный, - произнес Люциус. - Так этого никто не оставит, в том числе и семьи Пожирателей. Ведь теперь появится шанс перетянуть Гарри на свою сторону, а, значит, в его убийстве будут не заинтересованы, в том числе и Темный Лорд.
   -- Если он не так невменяем, как кажется, - покачал головой Ремус.
   -- Он не дурак, чтобы не понять причины, по которой не смог убить Гарри в младенчестве. Их противостояние гроша ломаного не стоит. Они не могут убить друг друга, - произнес Люциус. - Тем более кровная защита у Гарри от Малфоев, а заодно и от самого Лорда. Да он может в Гарри кидать Авадой хоть каждую минуту, толку будет ноль.
   -- Что ж, своими действиями мы выигрываем немного времени, - вздохнул Ремус.
   -- Осталось понять, что же задумал Гарри, - кивнул Люциус. - Он перед о