Linnea: другие произведения.

Возвращение с местью

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 4.84*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война закончена, Гарри победил, но никто не ждал, что он выживет. Его оставляют с тысячью галлеонов из всего его состояния. Если останется - умрет или сойдет с ума при помощи тех, кто был семь лет его наставниками. Он выбрал другой путь, который позволил тайнам проявиться. Он вернется, но будет ли он таким, как был когда-то, или в этом мир придет новый Темный лорд? Или сразу два? А может мертвые не так уж и мертвы?
    Автор фанфика: Linnea
    Бета/гамма: Теххи В/Алиандра
    Пейринг:ГП/ТВ ДМ/ГГ/РУ и многие другие
    Размер: макси || Глав: 39
    Отказ: Герои- Роулинг, фантазия - моя
    Ссылка на фик: Возвращение с местью
    Последнее обновление от: 11.02.2017 19:35
    Статус: в процеcсе


   Автор: Linnea
   Бета/гамма: Теххи В/Алиандра
   Пейринг: ГП/ТВ ДМ/ГГ/РУ и многие другие
   Рейтинг: NC-17  
   Категория фика: Слеш, гет  
   Размер: Макси
   Статус: В процессе
   Отказ: Герои- Роулинг, фантазия - моя
   Аннотация: Война закончена, Гарри победил, но никто не ждал, что он выживет. Его оставляют с тысячью галлеонов из всего его состояния. Если останется - умрет или сойдет с ума при помощи тех, кто был семь лет его наставниками. Он выбрал другой путь, который позволил тайнам проявиться. Он вернется, но будет ли он таким, как был когда-то, или в этом мир придет новый Темный лорд? Или сразу два? А может мертвые не так уж и мертвы?

Глава 1. Уход из магического мира

   Темноволосый юноша, наверное, лет семнадцати - восемнадцати, уткнулся лбом в стену и закусил себе запястье, чтобы не завыть в голос. Он стоял в двух переулках от "Дырявого котла". Уйти дальше просто не было сил. Он никогда не думал, что с ним могут поступить таким образом все те люди, за которых он отдал свое детство, счастье, ради которых потерял всех близких людей. Он стал убийцей ради них, а они выкинули его на помойку, вдоволь поиздевавшись. 
   Он пришел в себя в больнице Святого Мунго всего пять часов назад. Похоже, никто даже не предполагал, что он может прийти в себя. Несколько минут он прислушивался к голосам, проникающим через приоткрытую дверь. Сначала ему казалось, что у него слуховые галлюцинации. Все эти люди обсуждали награждение героев, а вел церемонию никто иной, как профессор Дамблдор. Гарри с трудом поднялся с больничной койки, хотя, в принципе, не мог этого сделать из-за своего состояния, но, то ли колдомедики были не правы относительно его физического состояния, то ли юноша пребывал в таком шоке, что смог встать на ноги. Не менее получаса Гарри слушал разговору по ту сторону двери. Ему казалось, что он находится в дурном сне, а как иначе можно было назвать то, что Дамблдор жив, и Снейп тоже, что о нем говорят лишь как о второстепенной личности. Все лавры победителя достались не ему. 
   Гарри сглотнул, обвел взглядом палату и обнаружил на стуле у окна кем-то забытый плащ с капюшоном. Юноша подошел к стулу, взял плащ, под ним обнаружились тонкая водолазка и брюки черного цвета. Под стулом стояли туфли, на сидении лежала записка. Гарри ее развернул и прочел: "Не пользуйся своей палочкой, ни в коем случае". Несколько секунд ушло на осмысливание этой строчки. Юноша положил записку обратно на стул, снял с себя больничную одежду и оделся, некоторую трудность доставили ботинки, завязать шнурки оказалось нелегким делом. Как только он попытался наклониться посильнее, позвоночник прострелило резкой болью, но он все-таки справился. Самым удивительным стало то, что никто не обратил на него внимания. Сначала Гарри это очень удивило, но затем он увидел еще несколько человек, которые также были в плащах с накинутыми на голову глубокими капюшонами, а затем услышал, как одна из колдосестер плюнула в сторону одного из них, прошипев: "Пожиратели, теперь прячут лица, чтобы никто не знал, кто приходит к этим ублюдкам. Министерство слишком добренькое к этим". Гарри проследил взглядом за одним из тех, о ком так нелестно отозвалась женщина. Теперь было понятно, почему никто не обратил на него особого внимания. Гарри беспрепятственно покинул больницу. Он еще в палате, одеваясь, принял решение, куда пойдет - в Министерство. 
   Сегодняшний день был просто полон сюрпризов. В Министерство пускали всех, кто желал посмотреть на вручение наград. Награждение проходило в атриуме, который расширили специальным заклинанием. Гарри стоял в стороне, в самом темном углу. На него никто не обращал никакого внимания, все взоры были обращены на помост, где сейчас стоял Альбус Дамблдор, посверкивая своими голубыми глазами за стеклами очков-половинок. Рядом с директором Хогвартса стояли Корнелиус Фадж - бывший министр, Руфус Скримджер - нынешний министр, Северус Снейп, Минерва МакГонгалл. Процедура вручения наград началась. Спустя два с лишним часа все ордена были вручены. За все это время ни разу не было названо имя Гарри Поттера. Ни разу. Чувствуя себя очень плохо, Гарри медленно вышел из атриума, держась за стену. Он прошел довольно далеко по коридору. Понимая, что не может устоять на ногах, Гарри привалился к стене, которой вдруг не оказалось. Юноша упал на колени прямо в нишу. Перед носом оказалась скамейка. С трудом на нее взобравшись, Гарри опустил голову между ног, пытаясь хоть немного унять тошноту. Сколько он просидел так, он не знал, но когда уже решил выйти и направиться вон из министерства, рядом раздались голоса. 
   - Руфус, вы же прекрасно все понимаете, - долетел до него голос Дамблдора. 
   - С мальчишки и титула Золотого мальчика Гриффиндора хватит, если он выживет, конечно, - этого голоса Гарри не узнал, а вот, о ком идет речь, понял сразу. 
   - Вот именно, если выживет, - усмехнулся Скримджер. 
   - Вы очень хорошо придумали со своей смертью, - Корнелиус кого-то похлопал по плечу. Гарри решил, что Дамблдора. 
   - О, не было никаких сомнений, что Поттер на это клюнет. Он просто до невозможности наивен и доверчив, - фыркнул Снейп. Гарри сжал кулаки и привалился к стене. К горлу подкатывала тошнота. 
   - Эти денежные вознаграждения, которые мы так щедро раздавали вчера..., - в голосе Скримджера звучали вопросительные нотки. 
   - О, не беспокойтесь о пустяках, Руфус, - с улыбкой ответил Дамблдор. - Это не деньги Министерства. 
   - Откуда они? - это уже голос Фаджа. 
   - О, есть тут у нас один доверчивый такой, - рассмеялся Дамблдор. Гарри с какой-то невообразимой ясностью понял, что речь снова идет о нем. Голоса удалились. Юноше стало жутко от того, что он почувствовал в себе невероятную ненависть ко всем этим людям - Дамблдору, Фаджу, Скримджеру, Снейпу и все, кто был сегодня в атриуме и даже не поинтересовался, а почему же орден не дали тому, кто в действительности отправил Волдеморта на тот свет окончательно. И дело было не в ордене, а просто в человеческих чувствах. Его выкинули сразу, как только он выполнил то, к чему его готовили. Если все это можно было считать обучением, как таковым. 
   Гарри еще немного посидел, а затем покинул Министерство, что в связи с празднованием победы было совершеннейшим пустяком. Казалось, что люди в эйфории забыли, что существует еще множество пожирателей, которые навряд ли смирились со смертью своего Лорда. Конечно, многие вздохнули свободнее, такие как Малфои, но они в то же время отнюдь не согласились выступать за светлую сторону. Как понял Гарри, Малфоям удалось в очередной раз избежать проблем, даже Люциусу. Всех троих он видел в атриуме, только стояли они в стороне и с очень брезгливыми выражениями на лице. Сейчас Гарри их понимал лучше, чем когда-нибудь. 
   Следующую свою остановку Гарри сделал в Гринготсе. Гоблины пришли в странное волнение, когда он попросил проводить его к своим сейфам. Юноша не представлял, что может увидеть, но такого он не ожидал. От всего состояния Поттеров и Блеков, которое еще оставалось в банке насчитали всего 1000 галлеонов. 
   Гарри пришел в себя только в кабинете директора Гринготса, куда его в бессознательном состоянии доставили гоблины. Состоялся тяжелый разговор между юношей и директором банка, в ходе которого выяснилось много чего интересного. Оказывается, как победитель Волдеморта, Гарри стал наследником всех его денег, которые хранились в Гринготсе. Темный лорд предпочитал пользоваться состоянием своих прихлебателей, а не теми средствами, что были в банке, да и показаться в нормальном мире он тоже не мог. Как только все эти деньги были переведены на имя Гарри, их тут же затребовал Дамблдор. 
   - Почему вы отдали ему все деньги? - спросил Гарри. 
   - Он подал от вашего имени прошение на данную операцию, - ответил директор. 
   - Но я никогда не давал ему такого права, - воскликнул юноша. 
   - Мне очень жаль, - гоблин сочувственно посмотрел на мальчика. - Но сейчас мы ничего не можем сделать. 
   - Поменяйте их на маггловские деньги, - Гарри протянул гоблину 1000 галлеонов. 
   - Что вы собираетесь делать? - директор Гринготса посмотрел на юношу, такого опустошенного и, можно сказать, убитого предательством того, кому верил, кого оплакивал, за чью смерть себя винил. 
   - Пусть этот мир катится ко всем чертям собачьим, - закричал Гарри, все-таки сорвавшись. 
   Через двадцать минут Гарри покинул Гринготс с восемью тысячами фунтов стерлингов, всем, что оставил ему волшебный мир, подачка от тех, кому верил. Гарри с неприятной усмешкой подумал, а если бы он пришел не сегодня, а скажем через неделю, то были бы эти тысяча галеонов все еще в банке? 1000 галлеонов и особняк Блеков - все, что осталось. Гарри вышел из Косого переулка, прошел через "Дырявый котел", не останавливаясь и не реагируя на людей. Спустя пять минут он завернул во второй переулок, заканчивающийся тупиком. Слезы полились из глаз градом. Он закусил запястье левой руки, чтобы не завыть в голос, а такое желание с каждой секундой становилось все сильнее. Гарри повернулся к стене лицом, уперся в нее лбом. Он не заметил, что прокусил запястье, и теперь кровь льется ему в рот, стекает по подбородку и руке. Тело и душа плакали, рыдали. 
   Гарри пришел в себя только тогда, когда почувствовал, что к нему на колени забралось что-то пушистое и маленькое. Когда он успел сесть на землю и облокотиться на стену. На колени к нему забрался грязный белый котенок, концы лапок, кисточка хвоста и треугольник на шее впереди были черными, а еще глаза - зеленые, прямо как у него самого. Гарри провел по пушистой, но грязной шерстке зверька, а тот заурчал, прижавшись к юноше и ища у него защиты и тепла. 
   - И что нам теперь с тобой делать, а, малыш? - спросил Гарри. Котенок мяукнул и посмотрел в зеленые глаза человека. Юноша вытянул из кармана плаща свою палочку, повертел ее в руках. - Ненавижу. Ненавижу вас всех, - палочка с треском сломалась в его руках. Гарри отрешенно посмотрел на обломки своей палочки, потом на выпавшее и опустившее на асфальт красно-золотое перо феникса. Юноша поднял перо и посмотрел на него долгим задумчивым взглядом. Затем на две части своей палочки в другой руке, затем отбросил от себя сломанную палочку, осторожно убрал перо в карман брюк, снял с себя плащ, прижал к груди котенка и вышел на улицу. Несколько секунд он смотрел сначала в одну сторону, затем в другую, что-то обдумывая, затем вернулся в переулок, зашел за мусорные баки и позвал. 
   - Кричер! 
   - Что от меня нужно грязнокровке и куда смотрит..., - ворчливо выдал появившийся с хлопком старый эльф. 
   - Меня не интересует, что там считаешь или смотришь, - Гарри даже не стал вслушиваться в ворчание домовика. - Мне нужно, чтобы ты закрыл особняк для всех. 
   - Закрыть? Для всех? - Кричер ошалело смотрел на своего хозяина, который в эту самую секунду стал самым настоящим его хозяином. 
   - Да, Кричер, закрыть, - кивнул Гарри, глядя на эльфа. - Кстати, они много вынесли из дома? 
   - Кричер постарался спрятать все самое важное и ценное, - эльф довольно усмехнулся. - Кричер не позволил всяким магглолюбцам, осквернителям рода и грязнокровкам забирать вещи из дома, но не все удалось спасти. 
   - Главное, закрой дом для всех. Никто не должен туда войти. Ты это можешь сделать, Кричер? - Гарри посмотрел на домовика. 
   - Кричер может это сделать, - кивнул эльф, пристально смотря на юношу. Эльфы были теми существами, которые могли почувствовать сущность мага, а он сейчас более чем чувствовал Гарри Поттера, а это ставило его выше многих из тех, кто когда-либо был его хозяином, даже молодой Регулус Блек. 
   - Тогда, закрой дом для всех, - произнес Гарри. 
   - Будет выполнено, хозяин. Кричер прямо сейчас этим и займется, - эльф с хлопком исчез. Гарри немного постоял, а затем решительным шагом, превозмогая боль в спине и дрожь в ногах, направился подальше от "Дырявого котла. В магическом мире его ничего больше не держало. Он двигался по улице, одетый во все черное, со смешными очками на носу. В кармане лежал тонкий магический портмоне, где было восемь тысяч галлеонов и красно-золотое перо. 
   Гарри не видел, как за его спиной, на углу улицы и переулка заклубился черный вихрь, из которого выступил мужчина лет пятидесяти-пятидесяти пяти, но совершенно седой. Что-то в этом мужчине было неправильно, но брюнет этого не видел. Мужчина пристально смотрел в спину удаляющемуся юноше. В его взгляде можно было прочесть и сочувствие, именно, сочувствие, а не жалость, и гордость, а также удовлетворенное торжество. 
   - Ты даже не знаешь, что натворил, Альбус Дамблдор. Все только начинается. Ты собственными руками создал из оружия света - оружие тьмы. Все только начинается. Мне осталось сделать последнее в этом жизни, вернее, в существовании. Ты ведь часто, Альбус, не мог понять, каким образом мальчик каждый раз выходит из всех переделок с минимальными потерями. Откуда тебе было знать, что твоему маленькому оружию помогают. Но мне удалось все-таки сделать так, чтобы мой малыш выжил. Я был с ним с самого рождения. Мое время истекло, но я сделаю ему последний подарок. Все только начинается, Альбус, все только начинается. 
   Вокруг мужчины заклубился черный вихрь, и он исчез. Чуть видимая струя воздуха поплыла за Гарри. Она догнала юношу через какую-то минуту, зависнув над его головой. 
   Гарри все брел и брел по улице. Как вдруг свернул в сторону небольшого магазинчика. Он так и не понял, почему зашел в оптику, просто появилось настойчивое желание там оказаться. Спустя сорок минут из магазина оптики вышел молодой человек с непослушными волосами и очках в тонкой металлической оправе с чуть затемненными стеклами-хамелионами. В зависимости от погоды и времени дня они были разными. Еще через пару часов Гарри оказался в общежитии. Ему выделили небольшую коморку, где стояли только кровать, что-то в виде топчана с жиденьким матрасом, но чистым, хоть и стареньким постельным бельем. Небольшое окно было занавешено простенькими золотистыми шторами. У окна стоял тумба, вместо стола и рядом стул. На двери, со стороны комнатки, было ввинчено три крючка для одежды. На покрывале, сложенном в ногах кровати лежало два полотенца, одно - для лица, второе - большое. На удивление оба полотенца были мягкими и пушистыми. Тут же лежал и белый махровый халат. Гарри повезло, в его комнатке имелся свой санузел, Душ за занавеской, которая прилипала к телу, небольшая раковина и унитаз. Маленькая комнатка с отдельным санузлом стоила пять фунтов. Остальные были дороже, хотя и проживало в них не меньше трех-четырех человек и душевые с туалетом были общими на этаже. 
   Гарри принял душ, разделся и лег на кровать. Ему было все равно, что она немного жестковата. В сон он провалился сразу и не видел, как вся комната засветилась каким-то серо-черным светом. Сначала появились очертания мужчины, затем постепенно он стал материальным. Мужчина взял стул, поставил его рядом с кроватью и сел, глядя на спящего юношу. Он бережно убрал упавшие прядки со лба Гарри, погладил его по волосам. 
   - Тебе многое пришлось пережить, малыш. Тебя все использовали. Хотя, конечно, не все. Твои друзья, Гермиона и Рон, они были честны с тобой до определенной степени, но и они не смогли увидеть тебя настоящего, не смогли поддержать именно тогда, когда больше всего нужны были тебе. Они просто люди в отличие от тебя, малыш. Дамблдор ведь так и не понял, почему ты выжил тогда, в хеллоунскую ночь. Он столько всего придумал для объяснения, но ничто из этого не было правдой. Самое ужасное, я не смог оградить тебя от твоих родственников. Дело в том, что темная магия, влившаяся в тебя вместе со смертельным заклятием, создала щит вокруг того места, в котором ты жил, но все было настолько необычно, что Дамблдор не смог увидеть в твоей защите тьму, тем более что ты сам ее преобразовал во что-то странное. Наш победитель, директор Хогвартса оказался не так уж и умен, как ему кажется. Он так и не смог обнаружить твоего хранителя, малыш. К сожалению, я не все смог предотвратить, не везде помочь, но самое главное, я не дал тебе умереть. Теперь ты знаешь правду, горькую, но правду. Я посижу с тобой, малыш, а ты спи. Я побуду с тобой этой ночью. У меня есть еще немного времени, но утром я уйду, передам тебе свой подарок и уйду, теперь уже навсегда. А тебе мой малыш, придется идти дальше уже без меня. Я не знаю, как тебе придется жить до тех пор, пока книга не даст тебе всех нужных ответов. Спи, Гарри, спи спокойно. Сегодня и больше никогда тебя не будут мучить кошмары. Это еще один мой подарок. Тебе больше не будут сниться убийства, смерти. И еще одно - я снимаю с тебя чувство вины за все, что уже произошло. Когда ты проснешься, твое мировоззрение поменяется, ты точно будешь знать, кто виноват во всем. Нет больше доверчивого невинного Гарри Поттера. 
   Было пять утра, когда мужчина вздохнул, наклонился и поцеловал Гарри в лоб, укрыл одеялом, еще несколько секунд и мужчина стал растворяться, исчезать. 
   - Мое время кончилось, малыш. Дальше ты идешь один. Я не знаю, какие ты примешь решения, но ты будешь жить, и однажды ты накажешь всех, кто виноват. Тебя никто не сможет отследить, малыш, я об этом позаботился от всей души. Сколько бы они не пытались, им этого не удастся. Прости, что ухожу, но мое время кончилось, я должен был умереть уже давно. Я оставляю тебе книгу пророка. Будь счастлив, малыш. Я буду следить за тобой оттуда, но вот помочь не смогу, но надеюсь, ты правильно сможешь воспользоваться ей. А теперь, до свидания. Когда-нибудь мы встретимся там. 
   Расплывчатые очертания мужчины наклонились и снова коснулись лба юноши, чуть ощутимо погладили по волосам. 
   - Я был твоим хранителем, малыш. Я - Геллерт Гриндевальд, желаю тебе счастья, ты его достоин, Гарри Поттер. До свидания. 
   Силуэт мужчины растворился. Вместо него на стуле лежала книга в кожаном переплете, на ней не было ни названия, ни имени автора. Книга не была очень толстой. Серо-черное дымка окутала юноша, но она не была агрессивной. Дымка ласково касалась тела Гарри, даруя ему спокойствие и нежность. Глаза распахнулись в тот самый момент, когда сияние стало прозрачным, но оно все также окутывало юношу. По губам Гарри скользила чистая улыбка, ничем не омраченная. Он встал и увидел книгу, медленно взял ее и положил себе на колени, провел кончиками пальцев по коже, перевернул обложку. Сначала лист был пустым, но через секунду стали появляться слова, написанные пером. 
   "Мой малыш, я ухожу, оставляю тебя один на один с этим миром. Ты теперь один, но я буду приглядывать за тобой. На первых страницах этой книги ты увидишь мое письмо к тебе, где я расскажу тебе правду о многих событиях в твоей жизни и моей. Я в курсе, что Дамблдор оставил тебя в нищете, что у тебя нет документов, но я знаю, ты справишься со всеми трудностями. В отличие от этой змеи слизеринской, которая считает себя лучшим зельеваром, я знаю, насколько ты умен. Просто тебе нужно время и соответствующее обучение, которого тебе не дали. Эта книга даст тебе все, что нужно. Ты сумеешь создать себе новую палочку. Я желаю тебе счастья и успеха во всех начинаниях. И не верь всему, что тебе говорили в Хогвартсе. Историю можно иносказать, но правда рано или поздно даст о себе знать. Я люблю тебя, малыш, и горжусь тобой. Твой Ангел-хранитель - Геллерт Гриндевальд". Гарри тупо смотрел на страницу, затем снова перечитал ее. Медленно слова стали принимать хоть какой-то смысл. Гарри еще раз перечитал послание. Поверить в такое было довольно сложно, но Гарри поверил, хоть и с третьего раза. Почему-то ему показалось, что впервые за долгое время ему точно никто не врет. Гарри отложил книгу на кровать, встал, снова посмотрел на книгу, но затем решительно вышел в ванную. Через секунду полилась вода. Гарри стоял под душем и думал о том, какие же еще новости он узнает из этой книги, а в том, что они будут, юноша нисколько не сомневался. 
   Через час Гарри покинул общежитие. За пояс брюк, под водолазку, была помещена книга, в карманах брюк перо и портмоне. Куда идти он не знал, он просто шел. Через несколько часов таких блужданий Гарри оказался в порту, купил билет на паром. Никто не спросил его документов, да их это и не интересовало. Гарри сел на паром и ночью отправился во Францию, без вещей, без документов, без знания языка, без каких-либо навыков жизни во взрослом магловском мире. Гарри Поттер сошел с парома рано утром во французском порту. Какое счастье, что в Европе для пересечения границ не нужны были паспорта. Юноша вышел на улицу, замер и стал осматриваться. Куда пойти, он не знал, поэтому пошел вслед за всеми. Через несколько часов он стоял в центре большого города на севере Франции. Если кто и обращал внимание на потерянного юношу в черной водолазке и такого же цвета брюках, то не пытался выяснить, что же происходит. Так было до тех пор, пока Гарри не оказался в кафе. Хорошо, что там понимали английский. Он заказал себе поздний обед и как раз пил чай с круассаном, когда за его стол присел довольно импозантный мужчина лет сорока, но очень ухоженный, в дорогой одежде. Их разговор длился несколько часов, они даже перешли в дорогой ресторан на главной улице города, где сидели в отдельной кабинке. В одиннадцать часов вечера Гарри сел в Мерседес мужчины и отправился в Париж.
   Исчезновение Гарри Поттера из больницы обнаружили только на третий день. Колдосестра, которая должна была приходить к нему ежедневно, вспомнила о своих обязанностях. Ее крик был слышан на всю больницу. Через час авроры опрашивали уже всех служащих. Выяснить ничего не смогли. 
   Дамблдор, Фадж, Скримджер и их приближенные были более чем недовольны таким обстоятельством. По идее, Гарри Поттер должен был очнуться очень не скоро, а то и вообще не проснуться. Именно Дамблдору стало известно, что мальчик побывал в Гринготсе, а это означало только то, что Гарри сам ушел из больницы и, возможно, своим тупым умом все-таки сложил все кусочки мозаики, особенно, если видел газеты. 
   - Куда этот чертов Поттер мог пойти? - Фадж зло выругался. 
   - Думаю, если он до сих пор не появился у своих друзей, то есть только два места, - скучающим тоном произнес Снейп. 
   - И какие же? - Скримджер посмотрел на зельевара. 
   - Литтл-Уининг, Тисовая улица, дом 4 и Гриммуальд-плейс, дом 12, - усмехнулся Снейп. 
   - Хмм, надо проверить оба адреса, - произнес Дамблдор, нахмурившись. 
   Проверка Тисовой улицы ничего не дала. Дурсли, конечно, боялись за свою жизнь, но оказали достойный отпор магам. Грюм, естественно, точно знал, что все в порядке и Гарри здесь не только нет, он вообще не появлялся на этой улице. А вот с домом на Гриммуальд-плейс, 12 произошел казус. Как бы члены Ордена не пытались проявить двенадцатый дом, тот никак не хотел показываться. Из окна библиотеки невидимого особняка три домовых эльфа пять дней подряд наблюдали одну и ту сцену. В течение всего дня на площади перед домом показывались маги, которые либо пытались вызвать дом, либо снять заклятия, которые делали его невидимым. Все было безрезультатно. 
   Даже появление на площади друзей Гарри не привело ни к чему. Это наводило на определенные мысли, но никто не хотел верить, что посредственный ученик, каким-то Макаром сумевший все-таки убить Лорда и при этом выжить, мог наложить на дом серьезные чары, которые даже Дамблдор снять не мог. Откуда же им всем было знать, что Гарри не появлялся на Гриммуальд-плейс, а только приказал закрыть дом от всех, чтобы спасти остатки того, что не успели вынести из особняка. 
   Рон и Гермиона еще несколько раз появлялись на площади, но результат был тем же. Конечно же, у них возникли вопросы и о том, почему Гарри не дали Орден, почему о нем не пишут в газетах, но что могли сделать два только что окончивших школу семнадцатилетних молодых человека против взрослых. Правильно, ничего. Вот все и молчали. 
   Следующим этапом в поисках Гарри стало зелье поиска, которое сварили в министерстве и опробовали на деле. Ноль. Зелье не показало, где мог бы быть юноша, но однозначно дало понять, что он жив. Целую неделю применяли зелья, одно сложнее другого, даже Снейп подключился. Результат был один - никакой. Мальчик жив, но местонахождение его неизвестно. Последнее средство, которое смогли применить чиновники, в том числе и Дамблдор - это попытаться отследить его палочку. Отрицательные результаты всех уже раздражали. Когда и тут все оказалось покрыто мраком, применили заклятие отслеживания места. Странным показалось то, что эффект был более чем двухнедельной давности. Снейп, Грюм, Фадж и Дамблдор аппарировали на место, которое указало заклятие - тот самый переулок, где Гарри предавался своему отчаянию. Сначала они ничего не могли найти, пока Грюм не наткнулся на две деревяшки. Когда он их поднял и сложил вместе, то никаких сомнений не осталось - палочка Гарри Поттера была сломана и теперь совершенно безжизненна. 
   В скором времени все-таки вышла статья, где говорилось об исчезновении юноши. Каких только предположений не строилось, но ни одно из них не соответствовало действительности. 
   Периодически процедура поиска по зелью возобновлялась, но результат всегда был один - жив и неизвестно где. Особняк Блеков тоже не собирался проявляться, да и на Тисовой улице следов мальчика не могли обнаружить. Так продолжалось недели, потом месяцы, а затем годы. 
   Постепенно о Гарри Поттере забыли. Лишь однокурсники и друзья, общаясь между собой, вспоминали о нем. Частенько в их разговорах были слышны недовольства по отношению к Дамблдору и его сподвижникам. Гермиона довольно быстро вычислила, что же произошло на самом деле. Ее вера в непогрешимость директора упала до нуля. Девушка работала в независимой компании, решив, что никогда не будет иметь дела с Министерством или Хогвартсом, пока этим миром управляют такие как Дамблдор. Рон все-таки стал аврором. Сразу после окончания Хогвартса они поженились. Невилл и Луна поженились в тот же год, да и Джинни вышла замуж за Дина Томаса сразу после школы. Джордж все также содержал магазин приколов, но не был тем весельчаком, как прежде. Все они, в конце концов, подружились с Драко Малфоем, который успел жениться, "родить" сына и даже развестись. Скорпиус Малфой остался с ним. Джинни, Рон, Гермиона и Джордж не жили в "Норе" и были в довольно прохладных отношениях со своей семьей, которая поддерживала директора. Именно это и было причиной того, что ни Джинни, ни Рон не могли продвинуться по службе в Министерстве, а Джорджу периодически строили препоны. Все это привело к тому, что Рон и Джинни стали работать вместе с Джорджем. 
   Жизнь продолжалось. Магический мир забыл о Гарри Поттере. Зря. Гарри Поттер не забыл об этом мире и он еще вернется. Вернется, чтобы мстить. 
   Как сказал Геллерт Гриндевальд: "Все только начинается". Конец никогда не бывает концом. Это всегда начало. 
   Тринадцать лет спустя после окончания школы Роза Уизли - дочь Рона и Гермионы, Уильям Лонгботтом - сын Невилла и Луны, Хелен Томас, - дочь Джинни и Дина, Скорпиус Малфой - сын Драко и многие другие впервые должны были отправиться в Хогвартс на обучение. Никто не знал, какой их всех ждет сюрприз. Но до отхода поезда еще целый месяц, а атмосфера в магическом мире начала накаляться.

Глава 2. Студент, модель, маг и высокооплачиваемая шлюха.

   Прошел целый год с тех пор, как Гарри сел в машину к Пьеру Мертье и уехал в Париж, ставший его пристанищем на этот год. Юноша долго не мог понять, что же такое увидел в нем этот статный изысканный мужчина, пока через три месяца не посмотрел на себя в зеркало. Он за всю свою не такую уж и долгую жизнь в зеркало-то смотрел всего пару десятков раз и то чаще без очков, чем в них. Свою внешность юноша находил заурядной и не стоящей внимания, фигура всегда была спрятана под нелепой одеждой на пять-шесть размеров больше, чем следовало. 
   Первым делом месье Мертье решил привести свое новое приобретение в надлежащий вид. Удивительно, но юноша, которого он заприметил в портовом городке на севере Франции и который сразу ему приглянулся, согласился на его довольно-таки своеобразное предложение. Только уже в машине по дороге в Париж Пьер понял, что юноше просто либо было все равно, либо ему просто не было, куда податься. В ходе разговора Мертье также понял, что юноша имеет какое-то странное образование. Полностью безграмотным его назвать нельзя: прекрасные знания астрономии, возможно, биологии, очень неплохие знания мифологии, как он считал, и абсолютный ноль в обычном образовании. Как выяснилось, юноша - сирота, до которого всем просто не было дело, и именно это Пьер хотел теперь исправить. 
   На следующий день по приезду в Париж Гарри уже лежал в глазной клинике. Операция была назначена на тот же день. Пьер все время был рядом, разговаривал с юношей, но заметил одну особенность. Гарри очень тщательно подбирал слова, словно боялся сказать что-то не то, проговориться. Понаблюдав за парнем в течение трех дней в клинике, Пьер пришел к выводу, что совершил одну из самых выгодных сделок за последние несколько лет. Как только он увидел парня в больничной пижаме по размеру, у него загорелись глаза. Фигура у Гарри была замечательная, но в этом еще предстояло удостовериться чуть позже. 
   Через неделю вынужденного бездействия Гарри выписали из клиники. На третий день ему в одноместную палату притащили книги с наказом как можно больше читать, чем юноша и занялся. Восстановление ближнего зрения шло полным ходом, и чтение играло в этом свою роль. Ощущения от того, что можешь видеть собственными глазами было просто поразительным, ошеломляющим. Первое время Гарри дергался от любого движения, пойманного боковым зрением, резко поворачиваясь в ту сторону. Яркость красок мира была такой насыщенной, что юноша заново изучал окружающий его мир. За одно это он был готов хоть сейчас отблагодарить Пьера, подарившего ему такую возможность. Но тот не собирался торопиться. 
   Второй этап занял также не много времени, всего каких-то три дня. Клиника пластической хирургии была одной из лучших в Европе. Операция по удалению шрама со лба, который все еще был отметиной Гарри, но уже более тусклой, прошла также удачно, как и по исправлению зрения. Юношу выписали на четвертый день, предупредив, что через два дня он должен явиться на перевязку и не в коем случае не мочить бинт. Пьер уверил врачей, что сам за всем проследит. 
   И, наконец, Пьер занялся своим самым любимым делом. За эти десять дней, что Гарри кочевал по клиникам, Мертье успел несколько изменить планы на юношу, не кардинально, но довольно заметно. Дав время Гарри отдохнуть от клиник, Пьер через десять дней, после того, как сняли швы и разрешили делать все, что его душе угодно, потащил юношу в салон красоты, где отдал в умелые руки мастеров. Пока Гарри сидел в уютной квартире на Монмартре, а Мертье отдал ему свою квартиру в мансарде, не очень большую, но уютную, Пьер просвещал его на счет того, что ему ожидать в ближайшее будущее. Было ясно, что необходимо нормальное образование, а не эти отрывочные знания накопанные непонятно где, и непонятно как. Гарри только усмехнулся, поняв, насколько все-таки магический мир не прав в своей ограниченности. Любой маг в магловском мире выглядит даже не белой вороной, а полным идиотом со всеми вытекающими последствиями, и только благодаря палочке они могут хоть как-то за себя постоять, а без палочки дорога только одна - в сумасшедший дом. Гарри с удовольствием лежал на кровати и поглощал книги по истории и географии, художественную литературу. Долгие часы мог рассматривать географические и астрономические карты. Пьер часто просто качал головой, осознав, сколько в юноше желания учиться. Ему каждый раз в голову приходила одна и та же мысль: "Кто смог так пренебречь этим ребенком, слишком рано ставшим взрослым?" Очень часто, когда Гарри считал, что его никто не видит, Пьер замечал в его глазах боль, отчаяние и безнадежность. Он все больше уверялся, что кто-то здорово потоптался в душе у парня. "Почему он согласился?" - этот вопрос в последнее время не давал месье Мертье покоя. 
   Салон затянулся на весь день. Сначала его отправили в парную, почистили кожу скрабами, сделали массаж, после чего он полежал в солярии. Кожа стала золотистой, надо сказать, что в последнее время юноша выглядел слишком бледным. Следующий, кто заполучил юношу, был парикмахер. Гарри никогда не думал, что стрижка и укладка могут продолжаться четыре часа, а именно столько мастер занимался его волосами. В последние полтора года волосы стали быстро расти, а он даже не думал с ними что-то делать, сейчас они спускались чуть ниже плеч и не так уж сильно и топорщились, но когда его повернули к зеркалу через четыре часа, юноша в шоке смотрел на себя в зеркале. Длину волос оставили, просто сделали современную рваную, как говорят, стрижку, несколько прядок приобрели бордовый оттенок на кончиках. На лице особенно выделялись яркие серьезные глаза. Когда за ним вернулся Пьер, Гарри как раз заканчивал делать маникюр, педикюр был уже сделан. Мертье довольно улыбнулся, рассматривая юношу. Он был уверен, что мальчик будет просто конфеткой, осталось только сделать последние штрихи. Ими они занялись уже на следующий день. 
   Поход по бутикам занял весь день. Пьер отдал Гарри в распоряжение продавцов, а сам сел на диван в примерочной для ВИП-персон. Гарри должен был, примерив вещь, выйти к нему, чтобы Мертье мог оценить стоит брать эту вещь или нет, и касалось это всего: от нижнего белья до пальто и шляп. Если сначала юноша стеснялся, то после двадцатой смены плавок, в которых вышел из примерочной перед ясные очи Пьера, уже перестал краснеть. Этот день полностью разучил парня стесняться своего тела, тем более что не заметить восхищенных взглядов продавцов, как девушек, так и парней, было нельзя. Спортивное тело с в меру накаченными мышцами, рельефный торс, тонкая талия - все это бросалось в глаза. Увидев парня только в плавках, Пьер с трудом скрыл улыбку довольства своим приобретением. Мучения Гарри закончились только в восемь вечера. Пьер приказал доставить все покупки по адресу квартиры юноши, а сами они отправились в дорогой ресторан, где состоялся первый урок для мальчика - урок поведения за столом. Гарри только возблагодарил всех, кого только можно, что они сидели в отдельной кабинке, и никто их не видел. 
   На следующий день началась учеба. В семь утра за Гарри приезжала машина и отвозила его на занятия. Танцы сменялись музыкой, затем следовали этикет и манеры, репетиторы появлялись в доме в шесть вечера и занятия шли до десяти. Пьер решил подтянуть юношу по всем предметам. Учеба давалась на удивление легко. Казалось, что, уйдя из магического мира, от всего того, что с ним происходило в последние почти семнадцать лет, Гарри стал лучше, способнее, у него проснулся интерес, он словно пытался успеть все и сразу, все, что пропустил за эти годы. 
   И только оставаясь в доме один, Гарри брал в руки единственные вещи, которые остались у него от магического мира - перо и неизвестно откуда взявшийся подарок Геллерта Гриндевальда. Книга пророка, как она была названа, но в ней не было никаких пророчеств, почти никаких, здесь было все - и дневники Геллерта, и его друга - того самого пророка, и описание различных заклинаний, как светлых, так и темных, и многое другое, но самое главное - Гарри обнаружил в ней пособие по беспалочковой магии. Он несколько недель думал над тем, следует ли ему заниматься магией вообще, или просто забыть о ней как о дурном сне. На место все поставил разговор с Пьером Мертье. 
   - Гарри, что с тобой произошло в этой жизни? - Пьер пристально смотрел на задумавшегося юношу. Они сидели в маленьком итальянском ресторанчике на берегу Сены. 
   - Что именно ты имеешь в виду? - Гарри нахмурившись, посмотрел на мужчину напротив. 
   - Я же вижу, - только и ответил Пьер. - Когда ты так смотришь, у тебя в глазах появляются боль и безнадежность. Такое чувство, что в твоей душе так потоптались, а потом еще и заплевали по самое не хочу. 
   - Хмм, - горестно вырвалось у Гарри. - Какое точное сравнение. Хотя, я ведь ничего не теряю, - и Гарри выдал Пьеру адаптированный под маглов вариант своей истории. К концу истории Мертье в ужасе смотрел на парня. 
   - И ты согласился на мое предложение? После всего этого? 
   - А ты считаешь, что у меня был бы выбор? Я все равно оказался бы на панели, но с тобой у меня есть шанс выжить в этом мире и прожить не пару лет в захудалой квартирке и быть забитым каким-нибудь клиентом, в конце концов. Я ведь не так уж и наивен, - Гарри серьезно посмотрел на мужчину перед собой. 
   - Для своих лет ты просто невероятно мудр, но с такой жизнью это и не удивительно. Эти люди просто..., - Пьер не нашел слов, чтобы выразить свое отношение к Дамблдору, которого Гарри в своем рассказе назвал мистером Дамбером, на всякий случай. - Я много думал над тем, что делать дальше, я имею в виду свое предложение. 
   - Пьер, - Гарри остановил мужчина взмахом руки. Они еще в первую неделю договорились, что будут на ты. - Я дал свое согласие, и буду делать все, что ты скажешь. Ты и так за последние три месяца сделал для меня больше чем кто-либо другой. Ты потратил на меня уйму денег, если я не ошибаюсь, сумма перевешивает уже полмиллиона франков. Мне ведь надо их отработать, - мимолетная улыбка скользнула по губам юноши. 
   - Ты не хочешь им всем отомстить? Они украли у тебя детство, твое имущество и деньги. Неужели ты все оставишь так? - Пьер посмотрел на юношу. 
   - Я не готов сейчас к мести. Они сотрут меня в порошок сразу, как только я появлюсь рядом с кем-нибудь из них, - произнес Гарри серьезно. 
   - Но ведь через несколько лет ты станешь богатым, и думаю, что очень богатым, - произнес Пьер. 
   - А можно заработать такие деньги, лежа на спине и предоставляя такие услуги? - усмехнулся Гарри. 
   - Я решил несколько изменить на тебя планы. Ближайшие три месяца тебя будут готовить к экзаменам за среднюю школу, после чего ты поступишь в университет на заочное обучение, чтобы получить высшее образование. Сразу после экзаменов мы пойдем в одно элитное модельное агентство, где тебя посмотрят, думаю, что проблем с заключением контракта не будет никаких, с твоей-то внешностью, - Пьер посмотрел на юношу. - Твоим агентом буду я, также как пока вести все твои финансовые дела тоже буду я. Я не собираюсь тебя обманывать. 
   - Хорошо, но что относительно твоего первого предложения? - Гарри взглянул на Пьера. 
   - Оно тоже остается в силе. С завтрашнего дня тебя начнут учить и этим премудростям. Ты должен быть лучшим, Гарри, во всем, - в словах Пьера скользнуло что-то странное, что заставило юношу посмотреть на мужчину внимательнее. 
   С этого разговора все изменилось. Гарри теперь усиленно занимался школьной программой. За всеми этими событиями юноша забыл про свой уже давно прошедший день рождения. Перед самым Рождеством Пьер повез парня в отдел образования, где ему предстояло сдавать экзамены по школьной программе среднего уровня. Конечно, не все ему давалось замечательно, но самое удивительное, химию он сдал хорошо. Похоже, проблема с зельями у Гарри была не потому, что он их не понимал, а потому что ему достался не тот преподаватель в свое время. Гуманитарные предметы не составили никакой проблемы, как и французский язык. Кстати, Пьер достал ему новые документы, где стояло Гери Ив Реттье, но были у него и документы, также полученные в полиции, на имя Гарри Поттера. Именно тогда-то и всплыла дата рождения Гарри - 31 июля 1980 года. С запозданием почти в полгода Пьер решил все-таки отпраздновать восемнадцатилетие парня. Они гуляли всю ночь, тем более что это еще была и рождественская пора. Великолепный золотой браслет с изумрудом стал подарком от Пьера. Надо сказать, что экзамены Гарри сдал совсем не плохо, не отлично, конечно, но достойно, если считать, что программу ему пришлось изучать в максимально сжатые сроки. Так что, результат был действительно достойный. Настоящим именем Гарри должен был пользоваться только в учебных заведениях, на Монмартре он пользовался французским эквивалентом имени - Гери. Пьер настоял, чтобы Гарри начал готовиться к поступлению в Университет, чему юноша уделял пару часов в день с утра. Обязательными стали часовые спортивные занятия. В мансарде был оборудован уголок, где теперь стояло несколько снарядов, частенько юношу можно было увидеть бегающим вдоль Сены. 
   После всех праздников - Рождества и Нового года Пьер пришел домой к Гарри. Им не осталось незамеченным, как юношу сунул под подушку странную книгу, судя по обложке старинную и очень дорогую. Решив, что это единственная оставшаяся реликвия от семьи, мужчина не стал задавать вопросов. 
   - Гери, - Пьер обращался к юноше на французский манер для того, чтобы тот быстрее адаптировался к своему имени. Гарри уже привык к своему новому облику и даже с удовольствием посматривал на себя в зеркало. Юноша поднял голову и улыбнулся мужчине. 
   - Слушаю. 
   - Думаю, мы можем приступить к двум следующим этапам нашего с тобой сотрудничества, - произнес Пьер. От него не ускользнуло, как дернулся кадык юноши. 
   - Я готов, - все-таки произнес Гарри, выдавив из себя улыбку. 
   - Гери, не надо ничего изображать. Я ведь понимаю, что тебе страшно, - Пьер подошел к юноше и положил руку ему на плечо. - Я пришел поговорить с тобой и обрисовать наши планы. 
   - Я слушаю, - Гарри сел на кровать и теперь смотрел, как мужчина поставил стул напротив него и сел. Несколько секунд было тихо, затем Пьер заговорил. 
   - Я считаю, что оптимальным вариантом будет, если ты будешь оказывать свои услуги не только дамам, но и мужчинам, я бы предпочел, чтобы твоими клиентами в основном стали мужчины, - Пьер решил быть предельно откровенным. Гарри был несколько шокирован таким поворотом событий. Хотя с ним и провели довольно серьезный ликбез на сексуальные темы, но ведь теория - ни практика. А он в обоих случаях был девственником. 
   - Хорошо, - наконец, вздохнул юноша. 
   - Я понимаю тебя, но твоя внешность больше благоволит богатым мужчинам, для дам ты будешь лишь мимолетным увлечением, а вот мужчины надолго станут твоими клиентами, - пояснил Пьер. Гарри кивнул, внимательно смотря на мужчину. 
   - На следующей неделе мы с тобой идем в "Элит Модел", контракт заключим в тот же день на имя Гери Реттье, - Мужчина вытащил из портфеля два десятка бутылочек. - Это контактные линзы, подбери сам цвет глаз, который будет у Гери. Не надо, чтобы все могли легко опознать в тебе одного и того же человека. 
   - Ты хочешь, чтобы у меня было несколько жизней? - уточнил Гарри, принимая контейнер для линз и бутылочки. 
   - Да, на учебе ты Гарри Поттер, подданный Великобритании, где я твой дядя по очень далекой линии. В модельном агентстве ты будешь Гери Ив Реттье, также как и здесь на Монмартре, а вот..., - Пьер замолчал. 
   - В качестве шлюхи, - усмехнулся Гарри. 
   - Где твои манеры? - притворно грозно воскликнул Пьер, затем рассмеялся. - Но, да, в качестве шлюхи, ты будешь Домеником. Это твой псевдоним. Кстати, в качестве модели, тебе, скорее всего, тоже придется оказывать такие услуги. 
   - Все пути наверх лежат через постель, - хмыкнул парень. 
   - Для таких красавчиков, как ты, несомненно, - серьезно кивнул Пьер. 
   - Что от меня требуется? - спросил Гарри, давно уже смирившийся с тем, чем ему придется зарабатывать на жизнь. Если его и шокировало предложение Пьера на счет мужчин, то не достаточно сильно. Он уже успел заметить, что обращает внимание, как на мужчин, так и на женщин. Возбуждали его особи обоих полов. Один из просветителей назвал это состояние - бисексуальностью. 
   - Завтра вечером ты должен будешь встретиться со своим первым клиентом, - произнес Пьер, следя за выражением лица юноши. Реакцией, адекватной для девственника, а Пьер это знал наверняка, были расширившиеся зрачки и чуть участившееся дыхание. За полгода парень научился владеть собой. 
   - Это мужчина? - спросил Гарри после минутного молчания. 
   - Да, граф де Кресси, ему сорок лет, невероятно богат. Именно он выиграл аукцион, на котором была выставлена твоя девственность, - если Пьер решил сегодня шокировать юношу по полной, то ему это удалось. 
   - Аукцион? - переспросил Гарри. 
   - Да, аукцион, - усмехнулся мужчина. - А сейчас нам с тобой нужно немного поработать над завтрашним днем. Хорошо, что твои прядки перестали быть красными, а то тебя бы везде узнали. Линзы не забудь одеть. Выбери облик для Доминика. 
   - Синие, - произнес Гарри. 
   - Значит, синие, - кивнул Пьер. - А теперь сними всю одежду. Ты, в конце концов, хоть и девственник, но шлюха, и краснеть тебе не позволительно. 
   - Ага, - скептически кивнул парень, чуть дрожащими руками расстегивая рубашку. Пьер про себя подумал, что стоит дать парню несколько уроков стриптиза, но это потом. Сейчас он сам наслаждался тем, как прекрасное тело, покрытое легким золотистым загаром освобождается от одежды. Пьер усмехнулся. - И трусы тоже. 
   Гарри скорчил гримаску, но трусы снял, оставшись под жарким взглядом мужчины обнаженным. 
   - Выйди на середину комнаты, - приказал Пьер. Гарри сделал так, как ему сказали, и повернулся лицом к вставшему со стула мужчине. Первым делом юноша хотел прикрыть пах, но поборол свое желание, лишь легкий румянец показывал его смущение. Пьер улыбнулся, продолжая пожирать его глазами, затем подошел и развернул юношу так, чтобы тот смотрел на себя в зеркало на стенном шкафу, которое было в полный рост. - Ты прекрасен, Гери, просто великолепен. 
   Руки Пьера опустились на талию, Гарри чуть вздрогнул, но не отстранился. Их взгляды встретились в зеркале, и юноша увидел, что в глазах Пьера горит желание. Он замер, ошеломленный таким взором, и не сразу понял, что мужчина начал его ласкать. Руки поползли по коже вверх. И вот уже оба соска в плену пальцев, затвердевая от настойчивых ласк. В следующее мгновение рука легла на шею, затем поднялась до щеки и голову повернули так, чтобы можно было завладеть губами юного восхитительного существа. 
   - Если бы я представлял, что ты такой, то первым у тебя был бы я, но я все же сорву некоторые плоды, пусть и не до конца, - прошептал Пьер, прежде чем накрыть чуть приоткрытые губы своими. Поцелуй был жарким, жадным, Пьер упивался тем, что стал первым, кто так целует этого юношу. Сначала несмело, но Гарри ответил, приоткрывая губы шире и позволяя языку Пьера нырнуть в свои глубины. Его язычок двинулся навстречу. - Ты прекрасный ученик, Гери, - оторвавшись от сладких губ, прошептал Пьер, склоняясь над изгибом так радушно подставленной шеи. Юноша плавился в руках мужчины, который все же себя сдерживал. Пьера удивило, что Гарри так легко доверился ему сейчас, отдавшись во власть полностью, без сомнения, но в то же время и радовало. Он уже сейчас, лишь чуть вкусив прелестей юноши, знал, что граф де Кресси будет постоянным клиентом Гарри, и кому-то надо будет отказывать ради графа, но это не имело значения. Де Кресси сделает все для того, кто ему понравится. И однажды Гарри сможет отомстить тем, кто так испоганил его жизнь. Себя он почему-то к таким людям не причислял, ведь и жизнь шлюхи не назовешь большим подарком, но Гарри был прав, другой дороги у него и не было, он в любом случае оказался бы на панели. Разница в том, получать сто баксов за ночь и несколько тысяч - существенна. 
   Пьер подхватил юношу на руки и уложил на кровать, сам опустившись рядом. Его рот накрыл правый сосок, прихватывая его зубами, и чуть потеребил. Из горла Гарри вырвался приглушенный стон. Рука Пьера обхватила член юноша, уже возбужденный, и начала его медленно ласкать. От каждой новой ласки Гарри выгибался, то и дело из горла вырывались стоны. Юноша был невероятно чувственен, нисколько не стесняясь того, что с ним сейчас происходит. Пьер скользнул вниз и обхватил губами головку члена юноши, заставив того замереть, чуть пососал, а затем вобрал в рот столько плоти, сколько поместилось, рукой же он играл с мошонкой. Мужчина переместился так, чтобы оказаться между ног юношу, раздвинув их руками и заставив согнуть в коленях, руками придавил бедра Гарри к кровати и удерживал его в таком положении, пока скользил вниз вверх вдоль члена юноши. Гарри вцепился в покрывало обеими руками, голова металась из стороны в сторону, из груди рвались стоны и вскрики. Пьер приостановился, и выпустил жаждущий разрядки член изо рта, и глянул на разметавшегося на кровати парня, такого сексуального в своей невинности и порочности одновременно. Действия Пьера вызвали протестующий стон у парня, что в свою очередь заставило мужчину усмехнуться. 
   - Я покажу, что ждет тебя завтра, малыш, не до конца, конечно, но подготовить тебя я могу, - хрипло произнес мужчина. Пьер до сих пор был одет. Мужчина поднял руку и погладил кончиками пальцев губы юноши. - Пососи их, малыш. 
   Гарри послушно вобрал в рот сначала два, а затем и третий палец. Мужчина наблюдал за ним с легкой улыбкой, затем отнял пальцы, чуть переместил Гарри, держа за бедра, согнул ему сильнее ноги и приподнял их, открывая больше вида на вожделенный вход. Влажные пальцы закружили вокруг ануса. Юношу запаниковал. 
   - Успокойся, тебе понравиться, - прошептал Пьер хриплым голосом. Указательный палец на фалангу вошел внутрь, Гарри дернулся. Пьер несколько секунд не двигался, а затем убрал руку, встал и отошел к комоду, просмотрел стоящие там баночки и взял в руки крем для рук, вернулся к юноше, который так и лежал на кровати с широко расставленными ногами. Пьер взял маленькую подушку и приподнял парня за бедра, подложил ее под поясницу, попка приподнялась. Открутив крышку, мужчина зачерпнул побольше крема, смазывая пальцы. Гарри с интересом и напряжением смотрел за действиями мужчины. Возбуждение несколько спало, но подготовка мужчины почему-то заставляла замереть в предвкушении. Наконец, Пьер вернулся к вожделенному входу, и смазанный палец начал проникать внутрь дюйм за дюймом. Гарри прикусил губу, но сопротивляться даже и не думал. Палец вошел полностью. Пьер ненадолго замер, а затем стал поворачивать палец то в одну, то в другую сторону, смазывая стенки ануса, а потом стал двигать им назад - вперед. Почувствовав, что парень освоился с проникновением, мужчина ввел второй палец, после трех движений он чуть расставил пальцы, продолжая ими двигать внутри парня. Третий палец все-таки вызвал легкий стон боли. Мужчина поменял угол и задел простату, Гарри тут же задохнулся от волны, побежавшей по всему телу. Пьер улыбнулся и теперь уже стал наращивать темп, каждый раз задевая заветную точку внутри. Пара движений, и Гарри сам начал насаживаться на пальцы. Мужчина наклонился и вобрал в рот восставшую плоть. Ритм толчков внутри синхронизировался с движениями рта на члене. Крик юноши и струя, ударившая в горло Пьера, возвестили о разрядке, тело расслабилось. Мужчина дал юноше немного времени, чтобы прийти в себя, и только затем с ехидцей в голосе поинтересовался. 
   - А мне помочь не хочешь? 
   - Мммм? - Гарри разлепил глаза и тут же покрылся румянцем, но не отвернулся. Когда до него дошел смысл вопроса, он прикусил на секунду губу, но все же взял себя в руки. - И что мне делать? 
   - Расстегни мне брюки и вытащи мой член, а затем возьми его в рот, как это делал тебе я. Вот и будет у тебя первый опыт минета, - сказал мужчина. Гарри привстал, осторожно расстегнул брюки на Пьере, затем, спустил их вместе с плавками, чуть помедлил, прежде чем обхватит член рукой и наклониться над ним, чтобы взять в рот. Не все, конечно, получилось, с первого раза, но Гарри старался. В первый раз Пьер отстранился и выплеснулся не в рот юношу, как ему хотелось, а себе на живот. Все в свое время. Они так и уснули вместе на кровати, после того, как приняли вместе душ, где игры продолжились. Юноша еще раз сделал мужчине минет, на этот раз уже намного лучше и даже частично проглотил сперму, которая не вызвала у него никакого отвращения. Спать они легли обнаженными, причем Пьер довольно собственнически прижал юношу к своей груди спиной, его член касался упругой попки. Ночью на кровать забрался белый котенок, находка Гарри недалеко от "Дырявого котла". Юноша прижал к себе пушистый комок и впервые в жизни спал счастливым безмятежным сном. 
   Утро началось с поцелуев и взаимного минета. Гарри решил, что ему нечего стесняться, если он собирается жить таким образом, то чего строить из себя поруганную девицу. Да, предательство людей быстро выбило из него наивность, высокие моральные качества и мечты о светлом будущем. Хотя, как он сам сейчас считал, оно-то как раз у него будет светлое. Да, Пьер продает его тело, но он будет получать от этого удовольствие и дарить его другим, зарабатывая деньги, чтобы однажды отомстить. Он уже занялся изучением беспалочковой магии, правда, пока безрезультатно, но у него все выйдет, в этом он уверен, а еще, перед приходом Пьера в книге появился еще один раздел, который его очень заинтересовал - Как вернуть то, что ушло за край. Речь шла о мертвых, которых можно вернуть на этот свет только в том случае, если у человека есть достаточно силы, а во-вторых, если он хочет что-то исправить или отомстить. Но для этого надо вернуть к жизни своего заклятого врага. Об этом ритуале забыли, мало кому хочется возвращать к жизни своих врагов, а Гарри уже решил, что если разберется со всем, то первым в этот мир вернется Волдеморт. Мир еще пожалеет о своем отношении к ним обоим. Главное, чтобы все получилось. 
   Подобрав одежду для вечернего выезда к графу де Кресси, Гарри и Пьер отправились на прогулку. Они неплохо провели время. В семь часов юноша вернулся домой, приводить себя в порядок, а Пьер решать свои вопросы. Гарри знал, что мужчина содержит пять публичных домов, два из которых были закрытыми и элитными. Предполагалось, что Гарри будет работать в одном из них, но юноша стал особым проектом, вне основного бизнеса мужчины. Пьер еще ни в кого не вкладывал столько денег. 
   В девять часов вечера из дома вышел молодой человек с завязанными в хвост черными волосами, с сережкой-гвоздиком в левом ухе и пронзительно-синими глазами. Кто бы из знакомых его сейчас увидел, подумал бы, что перед ними представитель семейства Блек. Черные обтягивающие брюки, черные туфли и синяя рубашка под цвет глаз составляли гардероб этого красавца. Через руку было перекинуто кашемировое пальто. Прохожие проводили юношу жаркими взглядами, пока он не пропал в недрах лимузина. 
   Гарри пытался привести свои чувства в порядок. Все-таки не так легко ему все давалось, как хотелось бы. К Пьеру он уже привык, и тот не раз вызывал желание до него дотронуться, а сейчас он ехал к совершенно незнакомому мужчине, с которым ему предстоит провести ночь и лишиться девственности уже по-настоящему. К моменту, когда они подъехали к особняку де Кресси, Гарри уже взял себя в руки. Перед ним открыли двери. Гарри изящно вылез из машины и в сопровождении дворецкого направился через центральный вход в особняк. Его провели в уютную гостиную, где подали чай и пирожные, сказав, что месье граф скоро будет. Гарри успел совершенно успокоиться и теперь с удовольствием пил чай. Он как раз взял третье пирожное, когда в гостиную вошел мужчина, которому сорока лет точно было не дать. Светлые волосы, серо-голубые глаза, тонкие черты лица, высокий, выше Гарри сантиметров на пятнадцать, а в Гарри было 178 см роста. Юноша не стал вставать, чтобы поприветствовать хозяина, он откинулся на спинку кресла и, глядя прямо на графа, откусил пирожное, нежно охватив его губами, даже не подумав, какую реакцию его жест может вызвать. А выглядело все это невероятно сексуальным. Де Кресси с удовольствием рассматривал расположившегося в кресле юношу. "Пьер не соврал, сказав, что это нечто особенное", - подумал мужчина и тут же нервно сглотнул, глядя, как этот юноша откусывает пирожное, глядя на него. В паху тут же заныло, он представил, как эти губы сейчас обхватывают его пенис. Член тут же отозвался на воображаемую сцену. 
   - Доменик, - Де Кресси подошел к юноше. - Смотрю, ты сладкоежка. 
   - О, они такие замечательные, - улыбнулся Гарри, чуть потянувшись, чтобы поставить чашку на стол. Граф взглядом проследил плавные линии тела. - Как мне к вам обращаться, граф де Кресси? 
   - Антуан, Доменик, - улыбнулся мужчина. Юноша плавным движением встал с кресла и теперь стоял в полушаге от графа и смотрел тому в глаза. Де Кресси провел тыльной стороной ладони по щеке юноши. - У меня были планы на сегодняшний вечер, но сейчас они кардинально поменялись. 
   - Вот как? - легкое удивление в глазах юноши не укрылось от мужчины. 
   - Я хочу видеть тебя, всего, - граф уже с трудом себя сдерживал, чтобы прямо тут не взять это сказочное создание, но помнил, что юноши девственник, хотя и верилось с большим трудом, настолько порочным он выглядел. 
   - Прямо здесь? - Гарри окинул взглядом гостиную. 
   - Да, прямо здесь, - произнес мужчина. Гарри, чуть прищурившись, посмотрел в глаза графа, чему-то кивнул и стал расстегивать рубашку. Через несколько секунд та с мягким шорохом упала к ногам юноши. Вжик, расстегнута молния. Юноша опускается в кресло, снимает обувь и носки, оставаясь только в брюках и плавках, затем встает, спускает брюки с бедер и те плавно сползают к щиколоткам. Гарри переступает ногами, освобождаясь от них. На нем даже не плавки, а стринги. Граф пожирает его жадным взглядом, но не делает попыток дотронуться. Юноша подцепляет пальцами резинку стрингов и, наклоняясь вперед, стаскивает их с себя. Гарри выпрямляется, надеясь, что предательский румянец не окрасил его щек. Быстрый взгляд в зеркало, вставленное в стеллаж, дает ему понять, что все в порядке. Юноша медленно поворачивается вокруг своей оси, давая возможность себя рассмотреть. Казалось бы, откуда все взялось? А все просто: за полгода, что Гарри готовился, он перечитал массу литературы на эту тему, а также просмотрел море познавательных фильмов, как художественных, так и документальных, а когда Пьер сказал ему о том, что главными его клиентами станут мужчины, он просветился и на этот счет, и теперь все свои теоретические знания воплощал на практике. Выходило совсем не плохо. 
   - Нравится? - кокетливо похлопав ресницами, спросил Гарри. 
   - Иди сюда, - хрипло произнес граф. Юноша подошел вплотную к мужчине. - Ты знаешь, какие чувства у меня вызываешь, маленький развратник? 
   - Честно? Не очень, - ответил Гарри. 
   - Как можно быть девственником и при этом настолько порочным и сексуальным? - рука Де Кресси прошлась по щеке, спустилась по шее и предплечью, задела сосок, пробежала по животу, погладила член по всей длине и скользнула между ног. Гарри чуть раздвинул ноги, давая графу больше пространства. Ладонь погладила сначала одно бедро с внутренней стороны, затем другое, потом поднялась выше и обхватила мошонку, сжала, но некрепко. Все это время мужчина и юноша смотрели друг другу в глаза. Вторая рука обвилась вокруг талии юноши и притянула его вплотную к мужчине. 
   - Раздвинь ноги, - прошептал граф в губы юношу. Гарри выполнил приказ и вторая рука начала хозяйничать между ног уже по полной программе. Антуан завел руку чуть дальше и провел по расщелине между ягодицами. - Боже, какой ты сладкий, Доменик. 
   - Так, возьми меня, - ласки мужчины уже возбудили парня. 
   - Обязательно, и не один раз, Доменик, не один, - пообещал граф, приникая к губам юноши в пожирающем поцелуе, сдерживать себя становилось все труднее. Он обхватил обеими руками юношу за ягодицы и вдавил его в свои бедра, при этом развел ягодицы в сторону. Оба были возбуждены. Понимая, что тут не место для подобного времяпрепровождения, Антуан подхватил юношу на руки и понес в свою спальню. Гарри спрятал лицо на плече мужчины, чтобы не показать, насколько смущен тем, что его видят слуги в доме, хотя на их пути почти никто не попался. Граф опустил юношу на свою кровать и отклонился, чтобы рассмотреть его получше. Гарри, синими глазами, смотрел на мужчину и видел в его глазах огонь желания и жажду обладания им. Это несколько напугало, но пути назад уже не было. Юноша раздвинул бедра и согнул их в коленях, принимая развратную позу. Он заметил, что мужчина оценил его жест, пожирая его глазами. Решив немного поэкспериментировать со своими знаниями, вычитанными из книг и высмотренными в фильмах, Гарри провел рукой по своим губам, провел по шее, чуть откинув голову назад, но так, чтобы видеть мужчину, поиграл с правым соском. Все это время мужчина, не двигаясь, стоял у него в ногах, пожирая глазами и следя жадным взглядом за движением руки. А рука прошлась по животу и сжала член, начала медленно и двигаться по возбужденному стволу, провоцируя графа на более активные действия. Гарри сам себе удивлялся. Ему действительно хотелось, чтобы этот красивый мужчина взял его, сделал своим, пусть лишь номинально, но сделал. Больше Антуан выдержать не смог, он быстро разоблачился и накрыл юношу собой, впиваясь в губы жадным языком. Гарри отзывался на любое его движение, ласку. Руки блуждали по всему этому восхитительному телу, требуя, подчиняя, и Гарри отдавался, тая в руках умелого мужчины. Юноша почувствовал, как смазанный в чем-то палец скользнул в него, осторожно и медленно, и начал его подготавливать, затем появился второй, а через некоторое время и третий. Гарри сам уже насаживался на эти длинные пальцы. Мужчина с удовольствием слушал стоны юноши, сам терзая его соски. Поняв, что больше не выдержит, граф вытащил пальцы, вызвав протестующий стон, смазал свой пенис. 
   - Повернись, встань на карачки, так будет легче, - прошептал он, горящими глазами глядя на раскинувшегося перед ним парня. Гарри с трудом понял, что от него требуется. Антуану пришлось даже его чуть шлепнуть по бедру, понуждая повернуться. Наконец, Гарри встал в указанную позу, опустив голову на руки, тело дрожало от удовольствия. Граф провел рукой по позвоночнику, затем похлопал по внутренней части бедра. - Раздвинь ноги пошире, - как только и этот приказ был выполнен, мужчина приставил смазанный член к разработанному входу и медленно стал вводить головку внутрь. Гарри сжал зубы, но подавить стона не смог. - Шшш, мой хороший, потерпи, потом будет так сладко и тебе, и мне. Терять девственность всегда больно. 
   Подождав, когда юноша привыкнет к первому вторжению, Антуан стал двигаться дальше, дюйм за дюймом, исчезая в теле юноши. Гарри всхлипнул от боли, ему казалось, что его раздирают на части, что сейчас внутри все лопнет, порвется, но терпел. 
   - Еще немного, малыш, потрепи, - покрывая поцелуями напряженную спину, приговаривал мужчина. Наконец, его бедра столкнулись с ягодицами юноши, а член полностью оказался внутри. Антуан замер, давая юноше время на то, чтобы свыкнуться с ощущениями. Мужчина с удовольствием почувствовал, как тело под ним начало расслабляться, он не спешил, но вот все напряжение в теле юноши пропало. Антуан выпрямился, взял Гарри за бедра и медленно стал выходить, до тех пор, пока внутри не осталась только головка, затем также медленно стал снова вводить свой член внутрь, и так несколько раз, затем он чуть сменил угол входа, надеясь на этот раз попасть в центр наслаждения юноши, и, о, удача, Гарри от быстрого толчка застонал, но не от боли, тело прошила волна восхитительной дрожи. Граф начал наращивать темп, норовя каждый раз попасть по заветной точке, что ему и удавалось. Юноша подавался навстречу каждому толчку, желая, чтобы Антуан вошел как можно глубже. С его уст только и срывалось: "Сильнее, еще, пожалуйста", а мужчине только этого и надо было. Он накрыл одно рукой член юноши и в такт своим толчкам стал дрочить юноше. Вместо стонов уже были вскрики, темп все увеличивался. Вскрик, и Гарри излился в руку графа, внутренние мышцы напряглись, сжимая напряженный член внутри, но мужчине понадобилось еще несколько движений, чтобы последовать вслед за юношей и излиться глубоко внутри него. Не выходя из Гарри, Антуан упал на него, подминая под себя. Только когда юноша под ним зашевелился, граф, наконец, вышел из его тела, откатился на бок и развернул парня к себе лицом, нежно целуя в губы и успокаивающе гладя по груди. Через минуту он понял, что снова начинает возбуждаться, ему никак не насытиться юношей, лежащим в его объятиях. 
   - В душ, - поднимаясь с кровати, произнес Антуан, потянув за собой и Гарри. Они вместе вошли в ванную, где граф затолкал парня в душевую, а затем туда же вошел и сам, сразу же притягивая его к своей груди спиной. Предметом его изысканий стали соски юноши, которые он теребил под теплыми струями воды. Для графа не было удивлением, что парень начал возбуждаться. Голова откинулась ему на плечо, открывая шею, которую он тут же стал покрывать поцелуями-укусами. Вдруг юноша извернулся и оказался лицом к лицу с мужчиной, улыбнулся и, скользя телом по обнаженному телу Антуана, опустился на колени. Еще мгновение и его губы накрыли головку члена, втягивая ее в рот. Мужчина привалился к стене, одна рука легла на затылок парня, понуждая его к более активным действиям. Гарри провел язычком по головке, вырывая стон из груди любовника, затем взял член поглубже и стал двигаться, каждый раз стараясь вобрать в себя как можно больше плоти, так что чуть не задохнулся. 
   - Не торопись, - удержал его за волосы Антуан. - Бери, сколько можешь, всему свое время, малыш. 
   Граф наслаждался еще не совсем умелым минетом, который ему делал юноша, но он оценил его энтузиазм и то, что тот сам решился на такое. Разрядка была бурной, хотя к ней и пришлось идти довольно долго. Антуан не настаивал на том, чтобы Гарри все проглотил, но кое-что юношу все-таки успел проглотить, прежде чем отстраниться. Мужчина помог юноше кончить, дроча его под струями воды. После этого оба забрались в кровать и уснули. 
   Антуан проснулся пару часов спустя. Один взгляд на часы дал ему знать, что сейчас было только два часа ночи. Доменик спал в его объятиях. Граф откинул одеяло, нежно провел рукой по обнаженной груди, затем опустил пониже и вобрал в рот сосок, заставляя горошину стать твердой и чувствительной. Второй сосок попал в плен пальцев. Юноша выгнулся и застонал, но пока еще не проснулся. Нескольких довольно простых ласк хватило, чтобы Антуан возбудился, ему тут же захотелось подмять парня под себя и войти в него, заставляя кричать от удовольствия. Продолжая терзать зубами и губами сосок, граф переместил руку на член юноши, затем рукой скользнул между ног, которые тут же раздвинулись, бедра приподнялись, позволяя сразу же добраться до вожделенного входа. Антуан поднял голову, оторвавшись от соска, и встретился взглядом с затуманенными желанием синими глазами. 
   Ночь была жаркой и долгой. Граф никак не мог насытиться юношей, беря его раз за разом во всех мыслимых и немыслимых позах. Не желая кончать сразу, и не давая кончить юноше, Антуан либо останавливался, либо замедлял толчки. Гарри под ним стонал, кричал, умолял, жаждал, но отдавался со всей страстью. Утомленные они уснули только в семь утра. 
   В одиннадцать часов в де Кресси прибыл Пьер. Антуан встретился с ним гостиной, той самой, где вчера его ждал Доменик. 
   - Пьер, - улыбнулся Антуан. 
   - Антуан, ты доволен? - Пьер с интересом рассматривал графа. 
   - О, да, это было бесподобно. Я еще никогда не видел, чтобы отдавались с такой страстью. Это невероятное сочетание порока и невинности. Язык не поворачивается назвать его шлюхой или хаслером, он жрец любви, - произнес Антуан, присаживаясь напротив Пьера. - Я надеюсь, ты все-таки пару раз в неделю будешь отпускать его ко мне. 
   - Можешь даже не сомневаться. Для тебя он всегда будет свободен, - заверил его Пьер с улыбкой на губах. 
   - Я сегодня переведу еще двести пятьдесят тысяч на твой счет. Доменик стоит этих денег, поверь мне. Ты продешевил, хотя о чем я говорю, - махнул рукой граф. 
   - Он уже уехал? - спросил Пьер. 
   - Нет, он спит в моей спальне. Для первой ночи я слишком сильно его уездил. Мы угомонились только в семь утра, - усмехнулся Антуан. - Думаю, сегодня он будет чувствовать дискомфорт в одном месте. 
   - Что ж, я рад, что смог тебе угодить, - улыбнулся Пьер. 
   - Более чем, мой друг, более чем, - Антуан мечтательно закатил глаза. 
   Гарри три дня приходил в себя после проведенной ночи с Антуаном. Пьер решил его поберечь, и только затем уже направлять к следующему клиенту. Все это время юноша просидел дома на диване в обнимку с котенком, которого назвал Фениксом, и книгой пророка. Он полностью ознакомился с ритуалом возвращения мертвых, теперь оставалось только выучить беспалочковую магию, но вот тут и была загвоздка, пока ничего не выходило, но юноша не собирался сдаваться. На исходе третьего дня появился Пьер и сказал, что завтра вечером он едет к следующему своему клиенту, который тоже, скорее всего, станет для него постоянным, а вот с утра, после этого сразу же направиться к Антуану, который хочет провести с ним день. После Антуана, на следующий день, а это будет четверг, они едут в модельное агентство на просмотр, вечером же у него будет еще один клиент, на этот раз дама. Пятница свободна до вечера, когда он снова отправиться на работу к очередному клиенту. Дни еще не были полностью расписаны, но уже сейчас представляли собой сплошные встречи. 
   Герхард Дермайер, финансист из Австрии, оказался приятным на вид мужчиной сорока пяти лет, который сначала устроил прекрасный ужин и легкий разговор, который позволил юноше расслабиться, и только спустя три часа от начала встречи, Гарри оказался в его постели. Немного выпитого вина раскрепостили парня. Можно было не сомневаться, что мужчина в каждый свой приезд будет требовать к себе именно Доминика, и плевать, что стоимость ночи с юношей исчислялась десятками тысяч франков. Пьер прекрасно знал, как подать товар. От Герхарда Гарри ушел с подарком, великолепным перстнем с рубином. Садясь в машину, юноша вспомнил разговор с Пьером, в котором тот сказал, что Гарри не должен гнушаться того, чтобы принимать подарки от своих клиентов, и они будут только его. Первый вклад с этой стороны был сделан. 
   Весь тот день Гарри провел с Антуаном. Граф устроил ему урок конной прогулки, выделил ему скакуна. Они очень неплохо провели время, и, в конце концов, оказались в постели, даря наслаждение друг другу. 
   Следующий день стал настоящим кошмаром для Гарри. Наружу вывели его третью личность - черноглазого Гери Ива Реттье. Черные глаза как-то сразу сменили облик, Гери выглядел совершенно иначе, чем Гарри Поттер и Доменик. Три абсолютно разных человека в одном теле. Как сказал Пьер, на теле не должно быть никаких отличительных черт, чтобы никто не мог сопоставить этих трех парней. 
   Директору агентства юный протеже Пьера понравился сразу. Ему тут же устроили фотосессию. Одевания и раздевания так замотали парня, что к середине дня он просто выдохся, но в четыре часа был заключен контракт с агентством, а также поступило первое предложение на фотосессию для спортивного каталога. Все договора были заключены и Гарри с чистой совестью отправился домой, готовится к встрече с очередным клиентом - женой испанского посла во Франции. Для этого рандеву Пьер предоставил одну из тайных квартир, которые держал для подобных встреч для своих элитных клиентов и друзей. Исабель Дельгадо в порыве чувств подарило Доминику платиновое колье с бриллиантами, а также длинную серьгу с алмазом, которую надела ему вместе его золотого гвоздика. 
   Пятничный вечер принес первый сюрприз. Месье Мишель Тюрон оказался почти шестидесятилетним мужчиной, но выглядящим очень молодо. Известный археолог и историк, профессор в Сорбонне и автор огромного количества книг, как документальных монографий, так и художественных романов. Даже автор полутора десяткой исторических любовных романов, правда, написанных под псевдонимом. Месье Тюрон оказался интересным рассказчиком. Самое смешное в этой ситуации то, что до постели у них дело в первый раз так и не дошло. Они всю ночь проговорили. 
   Так получилось, что эти четверо стали первыми и самыми главными клиентами Доминика, но постепенно появлялись и другие мужчины и женщины, но Пьер всегда шел навстречу этим четверым, отменяя другие встречи клиентов, вернее перенося их. Никто не соглашался на отмену рандеву с синеглазым Домеником. 
   Карьера Гери Ива Реттье тоже довольно быстро пошла вверх, и здесь тоже не малую долю сыграли постельные игры. Гери не раз предлагали получить контракт, если он переспит с владельцем журнала или фирмы, для которой делается каталогом, с распределителем показа и так далее и тому подобнее. Сначала по наущению Пьера Гарри поломался, но, в конце концов, ему особого труда не составило доставить определенное удовольствие всем этим женщинам и мужчинам, позарившимся на его тело. Мир моделей ничем не отличался от мира проституток высшего класса. Вскоре имя Гери Ива Реттье стояло в один ряд с лучшими мировыми моделями. Но было лишь одно исключение, против которого юноша не шел никогда - Англия. Никакие гонорары и уговоры не могли заставить его поехать туда. Он мог в поте лица работать на всех мировых показах, но как только в поле зрения появлялась Англию, Гарри вставал в позу. В конце концов, с этим смирились все. 
   А в это же время Гарри Поттер усиленно готовился к поступлению в Сорбонну на заочное обучение, и тут не маловажную роль сыграл месье Тюрон, встречи с которым у Доменика стали постоянными - 1 раз в неделю. Гарри выбрал себе направление - историю. Пьер поддержал его, тем более что видел его заинтересованность именно в этой области. Июль был насыщен экзаменами, которые юноша сдал превосходно, благодаря Мишелю, который оказался в приемной комиссии. Хотя месье Тюрон и разглядывал пристально Поттера, но, столкнувшись с яркими изумрудными глазами, отбросил мысль о том, что юноша может иметь какое-то отношение к Доменику. Пьер настоял, что все три личности одевались и причесывались по-разному, у каждого был свой стиль. 
   Пора экзаменов прошла, и Гарри Поттер оказался зачисленным на исторический факультет. Ему тут же назначили научного руководителя, с которым он, как заочник, должен был работать в течение года. Затем юноша получил документы, зачетки и был отпущен до первого сентября. 
   День рождения Гарри праздновал в охотничьем домике Антуана, где были только он, сам граф и Пьер. Приведя юношу в спальню, Антуан с хитрой улыбкой сказал ему раздеваться. Гарри с удивлением на него посмотрел, зная, что в столовой накрыт праздничный стол, где ожидал Пьер, который, кстати, еще несколько месяцев назад стал любовником Гарри Поттера. Юноша хмыкнул, но снял с себя всю одежду. 
   - Закрой глаза, - приказал Антуан. Гарри послушно закрыл глаза. Антуан подошел к нему со спины и поднял его руки, заложив их за голову. - Держи руки так и не опускай, и ноги раздвинь пошире, - прозвучало на ухо. Гарри чуть задрожал от этого голоса, понимая, что возбуждается, сцепил пальцы в замок на затылке, а затем раздвинул ноги пошире. Тут же ухо обдало жарким вдохом. - Маленький развратник. 
   Руки Антуана пробежали по спине, по ягодицам, бедрам и поднялись по животу к напрягшимся соскам, минуя напряженный член. Граф отошел. 
   - Глаза не открывай. Стой так, как сейчас, маленький развратник, - раздался смешок. Гарри замер в указанной позе, прислушиваясь к звукам в спальне. Что-то щелкнула, потом звякнуло. Антуан вернулся. Что-то легко на грудь и было застегнуто на шее, плотно ее обхватив. Граф пару раз ущипнул соски, затем что-то на них надел и чуть сжал. Напряженный член юноши дернулся. Соски побаливали, посылая разряды по всему телу, но сильной боли не было. Что-то опять звякнуло. Затем бедра обхватило что-то металлическое. Руки Антуана захватили член юноши у основания, чуть погладили, после чего что-то щелкнуло и на основании члена оказалось плотное кольцо. Еще один щелчок и Гарри почувствовал, как потянуло в сосках. Казалось, еще чуть-чуть и юноша кончит прямо сейчас. Рука графа сжала мошонку, перекатывая яички, затем Гарри почувствовал, что у основания их перетянули тонкой цепочкой, снова что-то щелкнуло. Между ног болталась какая-то цепочка, раскачиваясь, она задевало то одну ногу, то другую. В следующее мгновение Гарри понял, что Антуан присел перед ним. На щиколотках появилось какие-то металлические широкие браслеты. Пара звенящих звуков и легкий смешок графа. 
   - Протяни руки вперед, - приказал мужчина. Гарри подчинился, тут же на запястьях защелкнулись браслеты. Затем его повернули, юноша поежился. Соски побаливали, так же как и напряжение в паху было уже слишком сильным. Шепот на ухо. - Открой глаза. 
   Гарри открыл глаза и ахнул, дар речи просто пропал. На нем было одето что-то, состоящее из тонких цепочек, скорее всего, из какого-то металла, кое-где были вставлены какие-то камни. Держалось все это сооружение за счет ошейника и пояса на бедрах, скрепленных вместе в районе пупка, а также на кольцах, надетых на пуговки сосков. Одно кольцо надето на пенис, второе охватывает мошонку, вниз уходит цепочка, разделяющаяся на две, которые крепятся на браслетах на лодыжках. 
   - Что это? - наконец, смог выдохнуть парень, медленно выходя из шокового состояния. Антуан коротко хохотнул за его спиной. 
   - Нравится? 
   - Что это? - повторил свой вопрос юноша. 
   - О, это не даст тебе кончить раньше времени, а мы с Пьером получим много удовольствия, только созерцая твое столь изысканно украшенное тело, - усмехнулся Антуан, целуя парня в обнаженное плечо. Взгляд Гарри остановился на не очень длинной цепочке, также свисающей между ног. 
   - А это для чего? - Антуан не стал делать вид, что не понял вопроса. 
   - Хочешь пойти до конца или остановимся на этом? - вместо ответа задал он свой вопрос. Гарри задумался. Он прекрасно знал, что подобные игрушка, как кольца на пенис и мошонку, зажимы для сосков применяют во время сексуальных игр и при садо-мазо. Любопытство победило. 
   - До конца, - прошептал он. 
   - О, я нисколько не сомневался, что ты согласишься. Тебе понравиться, - Антуан задел руками соски в держателях, Гарри прикусил губу от боли смешанной с наслаждением, пронзившей тело. - Подойди к кровати, наклонись вперед и расставь ноги на ширину цепочки. 
   Гарри осторожно двинулся вперед. Цепочка была той ширина, что позволяла делать небольшой шаг, но не более того. Около кровати юноша наклонился вперед. Антуан подошел к юноше и погладил его по ягодицам, затем прикрепил цепочку к ошейнику на спине, раздвинул ягодицы и несколько раз провел по расщелине, поиграл со сфинктером, а затем Гарри почувствовал, что в него медленно ввели что-то шириной с палец и сантиметра четыре длинной, в следующее мгновение он охнул. 
   - Это расширитель, малыш, он подготовит тебя лучше, чем что-либо, к нашим сегодняшним играм, - усмехнулся граф. - А теперь выпрямись. 
   Гарри аккуратно выпрямился, Антуан тут же защелкнул цепочку на спине за кольцо на расширителе, а затем обернул вокруг каждой ноги цепочку, фиксируя расширитель внутри еще с двух сторон. 
   - Это не позволит ему выйти из тебя, - объяснил мужчина. - А теперь идем в столовую. 
   - Боже, ты хочешь, чтобы я в таком виде сидел за столом? - Гарри пришел в ужас. 
   - О, да, хочу, - усмехнулся мужчина. 
   - Я не пойду, - теперь в глазах появилась паника. 
   - Доменик, это только игра, - Антуан поднял указательным пальцем подбородок парня. - И ты прекрасно знаешь, что способен и не на такое. Я же вижу, как тебе все это нравится, - Антуан провел рукой по возбужденному члену мальчика, который уже изнывал и доставлял юноше некоторое неудобство. Вздохнув, Гарри медленно двинулся в сторону двери, затем миновал коридор и дошел до лестницы. Спускаться с лишним предметом в заднице и натягивающимися цепочками, которые дергали то соски, то член и яички было сложно. Каждое движение сопровождалось глухим стоном. 
   - Садист, - промычал юноша, спустившись с лестницы и замерев, чтобы прийти хоть немного в себя. 
   - Вперед, малыш, тебя ждут подарки, - шлепнул его по ягодице Антуан. Гарри бросил на мужчину мрачный взгляд, в котором явственно читалось обещание отомстить страшно и по полной программе. Юноша все-таки дошел до столовой, где попал под пожирающий взгляд Пьера. 
   - Только ты меня не рассматривай, как пирожное, - буркнул парень. 
   - Садись уже, ворчун, - снова хлопнул его по ягодице граф. Гарри попытался сесть на стул, но охнул, осознав, что это довольно сложно, хотя напряжение в члене и сосках стало меньше. 
   Весь праздничный обед прошел для Гарри в напряженной обстановке, каждое движение заставляло прикусывать губу, чтобы не застонать. Наконец, в конце обеда, мужчины сжалились над юношей, хотя это, конечно, как посмотреть. Гарри впервые был сразу с двумя мужчинами. Извиваясь под ласками мужчин, юноша был где-то на грани сознания и, когда все закончилось, просто провалился в небытие, свалившись на руки своих любовников. 
   Именно в этот день изменились отношения Антуана, Пьера и Доменика. Пьер, пока Гарри из небытия перешел в состояние сна, поведал графу правду об их юном любовнике. История Гарри Поттера потрясла Антуана, но сейчас ни Пьер, ни сам Антуан не могли ничего изменить. 
   После этого дня юноша больше времени проводил в доме Антуана, чем в свой квартире, постепенно, к первому сентября, Гарри перебрался в особняк де Кресси. Как оказалось, Антуан и Пьер были знакомы еще с детства, потом вместе учились в школе и университете. Пьер был из обедневшего дворянского рода, который потерял все свое состояние, когда ему исполнилось семнадцать лет, но они всегда поддерживали связь, а когда Пьер открыл сеть своих борделей, Антуан стал одним из его постоянных клиентов, но не только, граф вложился часть своих средств в бизнес друга. Самым лучшим приобретением и проектом и Пьер, и Антуан в последнее время считали именно Доменика, а теперь как выяснилось и Гери Ива Реттье. 
   Переезд в особняк графа дал Гарри возможность больше времени уделить книги пророка. У него начала получаться беспалочковая магия. Как только у него проявились способности к этой области магии, успехи пошли один за другим. Юноша, как ребенок, радовался тому, что мог теперь зажечь и потушить свет, призвать любой предмет. К первому сентября стало ясно, что еще пару месяцев, и все те знания, которые в него вложили в школе, будут ему доступны без палочки, а это значит, что и засечь его никто не сможет. Помимо этого Гарри еще несколько раз прочел все о ритуале возвращения, именно возвращения, а не воскрешения. А также продолжал изучать новые для себя дисциплины и знания, немалое место заняли темные искусства. 
   Первого сентября Гарри Поттер отправился в Университет. Здесь в какой-то мере было проще, заочное обучение оставляло время на остальную деятельность юноши. Получив задания на первый месяц, Гарри отправился в особняк, где в первый же день подобрал по всем темам необходимую литературу в библиотеке де Кресси, которую собирался обработать в ближайшие неделю - две. 
   Некоторые проблемы возникли на поприще Гери Ива, где директор модельного агентства Жанетт Сашель все-таки уложила парня в свою постель, но это позволило тому в течение пары месяцев войти в двадцати лучших моделей-мужчин. Он прочно расположился вверху таблицы, а это означало уже многотысячные контракты, исчисляемые не тремя нулями, а пятью. На данный момент Пьер оплачивал все налоги с доходов парня, с оставшейся части - 20% поступало на счет парня, а 80% уходило мужчине, откуда процентов тридцать он тратил на самого Гарри. За восемь месяцев с момента, когда юноша стал приносить деньги, Пьер полностью окупил все вложения, которые были в него сделаны, и стал приносить прибыль, часть из которой шла лично ему, не считая того, что все драгоценности и ценные подарки оставались у парня. Гарри всегда помнил, кто и что ему подарил, и чтобы сделать им приятное всегда надевал одно из подаренных ими украшений. На встречи с Исабель Дельгадо Гарри всегда приходил в подаренной ею серьге в первое рандеву. На встречах с Герхардом на воротничке рубашки был приколот золотой паук украшенный сапфирами. Именно с Герхардом Гарри провел четыре незабываемых дня в Швейцарии, в маленьком горном домике. Но больше всех Гарри любил подарки Мишеля. Это всегда были книги, которые теперь составляли его собственную библиотеку. 
   А тонкая когда-то книга пророка теперь была фолиантом на уже полторы тысячи страниц. Гарри иногда забывал обо всем, читая этот фолиант, написанный руками двух магов - Геллерта Гриндевальда и его друга Майкла Шая, который действительно был пророком. Они собрали все самое важное в этой книге. Первые тридцать страниц сейчас занимало оглавление. Если требовался определенный раздел, то Гарри указывал на него пальцем, читал определенную формулу и страницы книги покрывались нужным текстом. Книга была особенной, но именно она теперь формировала из Гарри Поттера настоящего мага. Именно в ней юноша узнал, что способности к беспалочковой магии могут проснуться только у сильных полукровок и чистокровных, которые не смешивали свои браки. Сейчас таких семей почти нет, так как никто из аристократов не побеспокоился о вливании в род свежей крови. Как оказалось из всех родов об этом за последние сто лет побеспокоились только несколько семей, и среди них Мраксы и Поттеры, а также еще раньше Малфои, только они скрестили свою кровь с магическими существами. 
   В начале октября Гарри начал подыскивать заброшенное здание, где мог бы провести обряд и создать сферу мира или покоя. Согласно ритуалу целый год возвращенному следовало жить в определенных условиях, а тут юноше понадобиться помощь домовиков, вернее Кричера. Гарри не знал, что на помощь придут три домовика, а не один, как он думал сейчас. 
   Дом был найден в самом конце октября на окраине Париже. Заброшенный, стоящий в стороне и скрытый от человеческих глаз - он был то, что нужно. 
   Подготовка к ритуалу началась. Первым из возвращенных должен был стать его заклятый враг - Томас Марволо Реддл, известный в миру как Темный лорд Волдеморт, чье имя до сих пор боятся называть.

Глава 3. Возвращение мертвых и непредвиденные результаты.

   Гарри не зря выбрал именно ночь с тридцать первого октября на первое ноября. Это было не столько связано с тем, что вся его история началась именно в такую же ночь - семнадцать лет назад, но и то, что Антуан и Пьер уехали, оставив его одного на целых пять дней, а именно столько ему понадобиться, чтобы прийти в себя после ритуала возвращения Волдеморта на этот свет. Вернее, понадобится только эта ночь, а последующие две на восстановление, а вот четвертую он хотел оставить для тяжелого, но очень нужного разговора с Волдемортом. 
   Гарри прибыл в выбранный им дом в семь часов вечера. На счастье, ни одна из трех его личностей в эти пять, а если точнее - четыре, дня не была занята. У Гарри Поттера все зачеты были сданы и задания на новый месяц получены, а поскольку юноша занимался самостоятельно, то и проблем не было. У Гери Ива Реттье была неделя выходных, а вот потом начинался очередной кошмар с фотосессиями для очередного журнала и в конце неделе показ мод. Ну, а Доменик без Пьера мог спокойно прохлаждаться, тем более юноша заметил, с какой неохотой его любовники отпускали его на свидания с другими. 
   Мрачный дом был заброшен, к нему старались не подходить, этому способствовала, к тому же, и довольно неудобная дорожка, вся в колдобинах и ямах, заполненных грязью. С собой Гарри захватил только еду на четыре-пять дней, достаточную для трех-четырех человек и книгу пророка. Юноша порадовался, что научился без палочки накладывать уменьшающее заклятие, а то не дотащил бы все это на себе. Машину, подаренную ему Антуаном с большим опозданием на день рождение, Гарри оставил на платном паркинге, в трех кварталах от места своего назначения. Добравшись, наконец, до дома, и ругаясь себе под нос, юноша сгрузил припасы на стол в углу комнаты в дальнем конце дома. За два предыдущих вечера ему удалось хоть как-то привести дом в порядок, хотя это и объясняло, как именно этот порядок выглядел. 
   Гарри взял мел, обычный, вышел на середину комнаты и нарисовал круг довольно большого радиуса. Взяв книгу в руки, юноша вошел в круг и вздохнул, теперь наступило время действия. По всей окружности круга с внутренней стороны, Гарри стал рисовать символы и руны, чередуя их друг за другом, как было нарисовано в книге. На это ушло больше часа. Когда эта часть была завершена, юноша начертил один круг, в котором ему предстояло провести несколько часов, стоя. В малом круге была начертана руна жизни, которая должна была удержать его в этом мире и не дать провалиться в мир мертвых. Сделав несколько вдохов, Гарри встал прямо на руну, выкинул за пределы круга мел, затем, присев, поднял книгу, поднялся и закрыл глаза, собираясь с силами. 
   - Душа к жизни, разум к смерти, время остановить, барьер поставить. Жизнь тут, смерть там. Разум - проводник. Оградить пространство ступающего, позволить жизни возобладать над смертью, - начал читать ритуал Гарри. Он даже почти не заглядывал в книгу, успел выучить текст наизусть. По мере чтения формулы ритуала дом стал исчезать, таять. Если бы сейчас кто-нибудь посмотрел на это здание, то увидел бы довольно странную картину. Дом окутала серебристая дымка, в которой он исчез бесследно. На самом деле дом остался стоять на месте, просто дымка времени закрыла его от всех: от маглов, от магов. В этом доме время остановилось, защита была такой, что никто и никогда не смог бы проникнуть за его стены, пока время ритуала не закончиться - 1 мертвый - 1 год. 
   Гарри продолжал читать формулу. В какое-то мгновение он почувствовал, что тело становится легким, как пушинка. Никаких усилий для того, чтобы стоять спокойно, ему больше прилагать не надо было. Вот последние слова произнесены. 
   - Дорога разума - в страну смерти, душа привязана к жизни, тело остается в реальности. Разум идет за врагом, душа ждет, тело - это якорь. Время, защита и сила. 
   Никакой вспышки не последовало, просто Гарри вдруг увидел свое тело, стоящее в двух кругах, нарисованных мелом. Голые ступни касались руны жизни, в руках раскрытая книга, из которой он взял ритуал. Он не мог понять, каким образом смотрит на себя, но тут его потянуло куда-то, сначала медленно, потом быстрее, еще быстрее, а затем все замелькало со скоростью света. Он ничего не мог поделать: ни остановить свой полет, ни повлиять на направление. В голове была только одна мысль: "Надо найти Волдеморта. Надо найти Волдеморта". 
   Гарри ощущал себя целым, не разделенным, он даже мог разглядеть свое тело, не то, что осталось в комнате заброшенного дома, а то, что отправилось в неизвестность. Это казалось странным. Только сейчас, после проведения ритуала, юноша успел уже раз пятьдесят себя проклясть за то, что не изучил все подробно. Как всегда начал сначала действовать, а думать тогда, когда время вышло и повернуть вспять нельзя. 
   Движение начало замедляться. Гарри вздохнул поглубже, от быстрого переноса голова кружилась и тошнота подкатила к горлу. "Странно, не думал, что в этом состояние можно что-то чувствовать", - подумал юноша. Перемещение закончилась, и он понял, что под ногами твердая поверхность. Гарри начал действовать: повернулся вокруг своей оси, правая рука вытянута прямо перед собой. Как только линия замкнулась, юноша оказался точно в таком же круге, что рисовал на полу в доме: те же руны и символы, внешний и внутренний круг, только вместе руны жизни во втором, была изображена руна смерти. 
   "Ну, вот я и здесь", - вздохнул юноша. Вокруг него была только мгла, ничего дальше сияющего круга не было видно. - "Пора". 
   - Из жизни в смерть, из смерти в жизни. Я нить, что соединила вас. Бездна прими то, что я даю, но верни мне врага моего, которого я убил, следуя пророчеству, с кем борьба шла до последнего вздоха одного из нас. "И не сможет жить один, пока жив другой". Мы обручены смертью..., - Гарри не успел договорить слова призыва и завершить их нужной формулой. 
   - А ты смел, - бестелесный голос, никаких эмоций, просто констатация факта. 
   - Эмм, - Гарри не испытывал страха, только растерялся. 
   - Ну, и кто тебе понадобился? - легкая насмешка. 
   - Эээ, мой враг, - пискнул Гарри. 
   - И кто же твой враг, которого ты умудрился пристукнуть с молоком на губах, которое еще не просохло? - юноша понял, что над ним просто издеваются. - Чего молчишь? 
   - Ты кто? - наконец, выдавил Гарри из себя. 
   - Сам позвал, а теперь спрашивает, - кажется, на него обиделись. - Ты откуда такой вообще выискался? 
   - Эээ, - юноша понятия не имел, как себя вести в этой ситуации. По идее, все должно было пройти четко согласно ритуалу: призыв, формула, принятие дара бездной и возвращение домой, а тут происходило что-то совсем не то. 
   - Дар речи потерял? - ехидно поинтересовались у Гарри. 
   - Да, что происходит-то? Все же должно идти по другому сценарию, - воскликнул юноша. 
   - По сценарию..., - насмешливо протянул голос. - А если я не хочу по сценарию? Может, мне с тобой поговорить приспичило? 
   - Мерлин, да кто вы? - Гарри уже начало трясти от негодования. 
   - Бездна, - прозвучало в ответ, но это было сказано так, что юношу пробрало от макушки до кончиков пальцев. - Не трусь, - тут же голос снова стал нормальным и насмешливым. 
   - Бездна? - Гарри все-таки вышел из ступора. Краем сознания он поймал тот факт, что все еще стоит на своих двоих в круге на руне смерти босыми ногами. 
   - О, вернулся, я уж думал, ты так и будешь хлопать глазками и, как рыба, ртом воздух хватать, - съехидничали на вопрос юноши. 
   - А разве такое может быть? - Гарри сам себе мысленно стукнул по голове за такой дурацкий вопрос. 
   - Ну, давненько ко мне с такими просьбами никто не захаживал, - Гарри показалось, что его невидимый собеседник пожал плечами. - А тут ты с такими драматическими эскападами... Вот и решил: дай, думаю, поговорю с парнем, чего это ему так не живется без смертельного врага на белом свете. 
   - Чтобы вернуть родных, нужно сначала привести в жизнь врага, - процитировал книгу юноша. 
   - И кто тебе это сказал? Хотя, можешь не говорить, у вас, магов, всегда кто-нибудь чего-нибудь придумает такое этакое, а мне потом разбираться. 
   - Простите, - пролепетал парень, почувствовав себя виноватым. 
   - Да, ладно, с кем не бывает, - посочувствовал голос в ответ, а затем задорно поинтересовался. - Ну, так с чем пожаловал-то? Кого вытаскивать собрался? 
   - Вол... Волдеморта, - запнулся сначала молодой человек. 
   - Ух ты, - восхитился голос. - А тебе его в каком виде подать? 
   - В смысле? - Гарри этот разговор все больше напоминал беседу двух идиотов, причем одним из них был он сам. 
   - Хмм, смысл может быть разным, - задумчиво возвестил голос. - Можно в качестве рептилии, в которую он превратился, в конце концов, можно в качестве красавца, каким он и должен быть по своей природе, а можно и кусочкам, только в мире живых ему тогда точно показываться нельзя. 
   - Ну, и шуточки, - пробубнил себе под нос Гарри. 
   - Я все слышал, - тут же возвестил голос немного обидным тоном. 
   - Хмм, - хмыкнул юноша. 
   - Ну, так в каком тебе виде его подавать? - вернул голос разговор в прежнее русло. 
   - Слабо прожаренным и под яблочным соусом, - ляпнул в шутку Гарри. 
   - Оооо?! Надо запомнить. Я так понимаю, он тебе требуется живой и невредимый?! Значит, третий вариант отпадает. Беседовать с кошмаром, в который он превратился, не доставляет эстетического удовольствия. Из этого следует, что нам нужен красавчик "а-ля Томас Марволо Реддл", - голос словно разговаривал сам собой. Гарри понимал, что все идет совсем не так, как требуется по ритуалу. В книге не было не строчки о том, что бездна может говорить, да еще и шутить вот так. В это время голос продолжил рассуждать. - Тебе на вид лет восемнадцать, на крайний случай, двадцать. Ну, что ж, будем возвращать его... Ага, знаю. 
   - Эээ, а можно мне узнать о вашем решении? - Гарри встрепенулся, когда голос стал затихать, словно собеседник куда-то уходил. 
   - А? Что? А, ты об этом, - Гарри показалось, что собеседник стоит прямо за спиной, и впервые с момента начала ритуала испугался. - Что ж, мой юный друг, ты знаешь, что бездне нужно сделать подношение, но я хочу кое-что другое, чем все эти обычные жертвы, которые приносят ради высоких идеалов. 
   - И..., - Гарри сглотнул. - Чего вы хотите? 
   - Во-первых, мы с тобой на "ты" и больше никак. Во-вторых, ты позволишь мне пройти в мир живых, - юноша почувствовал, как невидимые руки легли ему на талию. 
   - Как? - вырвалось у него. Сердце колотилось, как бешеное, в висках стучало, на лбу выступила испарина. Вот тут ему действительно стало страшно. 
   - Это мое дело, но выйти я могу только с тобой, тем более ты мне нравишься, - голос был рядом, но странный потусторонний тон из него исчез. - Я помогу тебе сделать то, что ты задумал. 
   - Мерлин, - поежился юноша. 
   - Не бойся, я не причиню тебе вреда. Мне всегда было интересно, что там, среди живых, - произнес голос. - И ты - единственный шанс узнать, почувствовать самому. 
   - А люди...? - с трудом сказал Гарри. 
   - Не бойся, никто не пострадает. Я хоть и бездна, но все-таки не настолько страшный, - хмыкнул в ответ голос. 
   - А что тут-то будет без тебя? - решился на последний аргумент юноша. 
   - Да, нормально все будет, - сказал Бездна. - Я ведь большой, у меня много сознаний. 
   - Ты хочешь сказать, что часть сознания решила..., - Гарри не договорил. 
   - Да, Я решил, что мне стоит попробовать, - перебил юношу голос. 
   - Потрясающе, - вздохнул Гарри. - И во что я влип? 
   - Ты пока ни во что не влип, да и дальше не влипнешь, я же буду рядом, - насмешливо возвестил Бездна. - Да, если что, сможешь меня контролировать, я разрешаю. 
   - Спасибо, это такая радость, - съязвил Гарри. 
   - Что ж, начнем, - сказал голос. Гарри резко выдохнул, когда его до костей пробрал холод. На талии он все также чувствовал невидимые руки. Сознание куда-то уносилось, сердце билось все слабее. "Какое, к черту, сердце? Я же не должен вообще нормально чувствовать свое тело, если исходить из книги. Что происходит?" - Гарри пытался вернуть здравомыслие в голову, но все плыло так, что он все воспринимал сквозь дымку. 
   - Читай ритуал, только не упоминай дар, а предоставь выбор мне, - прошептал голос. Гарри подчинился и начал читать формулу ритуала с самого начала, сопротивляться он не мог, хотя и возникла такая мысль. После первой строчки вокруг юноши и его бестелесного собеседника на внешнем круге заклубился серебристый туман. После второй - от каждой руны в круге отделился ярко синий столб дыма, который пронзил туман. Третья строчка привела к тому, что от круга отделились его светящиеся дубликаты и расположились через каждые десять сантиметров, последний был чуть выше его головы. "Как в клетке", - пронеслось в голове в то время, как он все читать и читал ритуал строчку за строчкой. В какое-то мгновение он понял, что не заглядывает в книгу, да и книги в руках нет. Опустив взгляд себе под ноги, юноша увидел, что подарок Гриндевальда лежит в круге на полу, раскрытый на нужной странице, но ему не нужна помощь, слова сами всплывали в голове. По мере чтения ритуала образовавшаяся вокруг юноши "клетка" несколько раз меняла цвет. Гарри знал из книги, что после последнего слова, его сила должна притянуть Волдеморта и вытащить его в мир живых. Наконец, последнее слово произнесено, о жертвоприношении он сказал лишь, что отдает это на усмотрение Бездне. И вот тут-то все пошло совсем не так, как описывалось в книге. Хотя, если разобраться, то все уже давно пошло не так. 
   Туман, составляющий часть "клетки", вдруг потянулся к Гарри. Юноша выгнулся, боль была ужасающей. Туман стал проникать сквозь кожу прямо внутрь. Гарри казалось, что кости дробятся, стираются в порошок. Он не мог понять, почему еще стоит. "Так же не должно быть", - билась одна мысль в голове. Юноша не чувствовал, как крепче обвились вокруг него невидимые руки, удерживая его на руне смерти. Рот открывался в безмолвном крике. Вот вся серебристая дымка вошла в него, наполнив болью, и через секунду из живота вырвался ярок-зеленый луч, похожий на аваду и, проткнув мглу, рванулся куда-то в бездну, освещая на своем пути все. Юноша никак не мог потерять сознание, хотя сил уже не было терпеть. В ответ на его боль раздался крик, который долетал откуда-то издалека. Гарри начал отдавать свои силы, притягивая своего врага. 
   - Тшш, не так быстро, - услышал он где-то рядом, но разум не воспринимал слова. Последнее, что Гарри увидел, прежде чем сознание отключилось, это Томаса Марволо Реддла в возрасте около тридцати лет, и множество теней за его спиной. Сознание померкло, но уловило тихий шепот за спиной. - Так не должно было случиться. 
   Гарри уже не видел, как его самого и Волдеморта окутало светло-голубой дымкой, как между ними протянулись линии: от живота к животу, от сердца к сердцу. А потом их понесло, закружило, а рядом неслись тени. 
   Дом основательно тряхнуло. Защита стала еще сильнее, чем была. Маглы вообще забыли о существовании этого дома. Чары были настолько мощными, что любой бы маг задался вопросом, а кто же их наложил, насколько силен этот волшебник? Но никто не почувствовал всплеска магии, так как по магическим линиям силы он просто не прошел. Единственное, что удивило людей - это внезапно изменившаяся погода. Было солнце, а тут ни с того, ни с сего пошел дождь и резко похолодало. Всплеск прошел по стихиям, а эта область была не познана как маглами, так и магами. 
   Томас Марволо Реддл стоял посреди комнаты, расширенными глазами смотря на черноволосого юношу, лежащего в расчерченном круге. На груди юноши лежал ребенок, новорожденный ребенок, закутанный в одеяльце дымчато-голубого цвета. Том не знал, сколько он так простоял, но затем все-таки подошел к лежащим на полу. Как только он дотронулся до Гарри, всех троих окутало мягким туманом голубоватого оттенка, сквозь него можно было увидеть, что всех трое связаны между собой. Мужчина аккуратно, даже удивившись сам себе, поднял ребенка и положил на диван около спинки, затем также перенес на него и бессознательного юношу. Дыхание и у парня, и у ребенка было размеренным, ничто не говорило, что им угрожает опасность. Том сел в ногах Гарри и задумчиво смотрел на парня. 
   "Мда, это Поттер, тот самый Поттер, которого я долго и упорно пытался убить, но который, в конце концов, пристукнул меня самого, отправив в мир мертвых, при этом уничтожив все мои крестражи, вернул мне душу. Интересно, и чего он вдруг вытащил меня обратно? Ведь, вытащил же, я точно знаю, что жив. Только вот, зачем? А главное, как?" - мысли текли спокойно, без паники или удивления, просто констатируя ситуацию. Том медленно оглядел комнату, его взгляд упал на книгу, все еще лежащую в круге с символами и рунами. Мужчина поднялся с дивана, подошел к месту, в котором начался ритуал и поднял фолиант. На следующий час он был потерян для всего мира. Чем дальше он читал, тем сильнее возрастало удивление, Том периодически бросал взгляды на юношу. В доме стояла тишина. Мужчина решил, что здесь и сейчас их только двое, но он был не прав, совершенно не прав. 
   "Откуда у него эта книга? Если бы я был на его месте, то даже ради того, чтобы вернуть родителей, не стал бы вытаскивать своего кровного врага, который только и делал, как уничтожал всех вокруг тебя. Что же заставило тебя пойти на такой шаг? Какую жертву ты принес ради того, чтобы вернуть меня? И что же с тобой произошло? Ты уже не тот, каким я тебя помню. Ты сейчас больше похож на богатого избалованного мальчишку и слишком усталого от всего человека", - Том поймал себя на мысли, что не чувствует никаких прежних чувств к лежащему перед ним парню: не было ненависти или желания убить, задеть или унизить. А еще его очень интересовал ребенок. "Откуда взялся младенец? Это ребенок Поттера? От кого? Сколько ему сейчас? Судя по тому, как он выглядит, прошло не больше года, может, двух. Это не ребенок мелкой рыжей, определенно не ее. Что же происходит?" - решив оставить все это на потом, Том погрузился в чтение странной книги. Вернувшись в начала, мужчина обнаружил оглавление. Его заинтересовало самое начало, а именно обращение к Гарри. Сообразить, как пользоваться книгой, ему не составило труда. Спустя пятнадцать минут Том сидел в такой задумчивости, что не заметил, что в комнате их стало больше, чем трое. Тени приблизились. 
   Том резко поднял голову и уставился в ярко-синие глаза мужчины, который только что вышел из тени. Через секунду рядом с ним стояли еще трое - двое мужчин и женщина с длинными рыжими волосами. 
   - Блек, Люпин и Поттеры, - не особенно удивляясь, произнес Том. - Интересно, а как это ему удалось еще и вас оттуда заодно вытащить в один присест. 
   - Что происходит? - сердито спросила Лили. 
   - Твой сын вернул нас в мир живых, - усмехнулся Волдеморт. 
   - ЧТО?! - в один голос воскликнула четверка. Том расслышал массу шепотов, осознавая, что Поттер-младший, похоже, кучу народа притащил в мир живых. 
   - Это не возможно, - покачал головой Ремус Люпин. 
   - Но это так, - Том просто протянул книгу оборотню. А оборотню ли теперь? Фолиант снова был открыт на описании проведенного ритуала. Ремус погрузился в чтение, Лили читала из-за его плеча. Том же сосредоточил свое внимание на Блеке и Джеймсе Поттере. Он никак не мог понять, что же во всем этом лишнее. Осознание стало ударом. У Блека была палочка: "Черт, он же вместе с ней упал в Арку" 
   - Это Гарри? - тихо спросила Лили, не отрывая своего взгляда от юноши на стареньком диване. 
   - Гарри? - Сириус перевел взгляд на юношу. Глаза расширились от шока, Люпин также в изумлении рассматривал лежащего. 
   - Ну, я кровным врагом прихожусь только ему, так что это точно Гарри Поттер, правда, радикально изменившийся. Ничего от того мальчишки, какого я помню, не осталось, - произнес Том. 
   - Что? - Лили непонимающе посмотрела на мужчину, сидящего в ногах ее предполагаемого сына. 
   - Это Гарри, - прошептал Ремус. - Он изменился с тех пор, как мы виделись в последний раз, но это он. 
   - А ребенок? - Лили опустилась на колени рядом с диваном и осторожно провела рукой по щеке сначала сына, а потом младенца. 
   - Понятия не имею, я их вместе нашел на полу, когда мы оказались здесь. Одно могу сказать точно, мы трое как-то связаны, - Том поднялся с дивана и посмотрел на трех мужчин. Блек и Поттер смотрели подозрительно, но не делали никаких предположений, а вот Люпин лихорадочно искал ответ. Когда до него дошло, Том сразу это увидел. 
   - Но... зачем? - Ремус в очередном шоке переводил взгляд с Гарри на мужчину, и обратно. Том удивился, что оборотень не бросился на него в попытке убить. 
   - Хороший вопрос, - усмехнулся Волдеморт. 
   - Подожди... Он тебя убил? - Ремус еле удержался на ногах. 
   - Ну, раз притащил обратно, то естественно убил, - хмыкнул Том. 
   - Рем, ты о чем? - Сириус удивленно посмотрел на друга. 
   - Это же Тот-кого-нельзя-называть, - Ремус посмотрел на своих друзей. Сириус, Джеймс и Лили недоуменно смотрели на Люпина, до них никак не доходило, что тот только что сказал. 
   - О, боже, - вырвалось у девушки. Лили выглядела на свои двадцать один год, время там не властно, теперь получалось, что родители Гарри были почти одного с ним возраста. 
   - Ты..., - Джеймс уставился на Волдеморта, не зная, чем бы ему запустить в этого человека. Хотя поверить, что стоящий перед ним тридцатилетний мужчина может быть тем монстром, о котором они знали, было трудно. 
   - Ну, я, - кивнул Том. - Только не забывайте, что все мы уже успели умереть один раз, так что все в расчете. 
   - Зачем мой сын вытащил тебя? - Лили встала рядом с мужем и посмотрела на мужчину. 
   - Мне это тоже интересно, - усмехнулся Том. - Насколько я могу судить, идея в том, чтобы вытащить вас, но для этого надо было вернуть и своего врага. Если честно, я бы на такое не пошел ни под каким предлогом. 
   - Сириус, успокойся, - Ремус схватил Блек до того, как тот кинулся на Волдеморта, даже забыв, что он единственный, кто здесь находится с палочкой. - Думаю, у Гарри была причина для этого. 
   - Какая может быть причина для того, чтобы вытащить этого монстра с того света? - закричал Сириус. Гарри глухо застонал. Все сразу же притихли и уставились на юношу, который так и не пришел в себя. 
   - Ну, монстром его, честно, говоря, назвать сейчас довольно сложно, - задумчиво произнесла Лили, возвращая внимание на Волдеморта. 
   - Хорошо, Ремус подтверждает, что это наш Гарри, который в последней битве победил Его, - Джеймс кивком головы указал на Тома. - И теперь он его же и вытащил, и если судить по книге, чтобы вытащить нас. Странно как-то. Это ведь черная магия, а насколько я понял, он ею никогда не занимался. 
   - Да, победа была абсолютно светлой, - кивнул Волдеморт. 
   - Мне кажется, что гадать мы можем до скончания века, и правду так и не узнать, - Лили погладила сына по волосам. - По-моему, надо просто задать вопрос ему самому. 
   - Только вот ждет он здесь меня одного, а никак не всех, кого желал бы вытащить, - усмехнулся Волдеморт. 
   - Хмм, может, нам стоит спрятаться, пока вы разговариваете? - Ремус вопросительно посмотрел на когда-то Темного лорда. 
   - Думаю, это хорошая идея, - кивнула Лили, а затем строго посмотрела на Джеймса и Сириуса. - Никакие возражения не принимаются. 
   - Вот что значит сильная женщина, - хохотнул Волдеморт. - Но вам лучше поторопиться, он приходит в себя. 
   Четверо, вырвавшихся из объятий смерти, успели вовремя отойти в тень, как Гарри открыл глаза. Взгляд сфокусировался на мужчине, стоящего у него в ногах. Рядом зашевелился ребенок. Юноша повернул голову и изумленно уставился на младенца. Мозг отказывался воспринимать действительность. 
   - С пробуждением, Поттер, - насмешливо поприветствовал его Том. Гарри снова перевел взгляд на мужчину. 
   - Мда, - юноша осторожно сел на кровати, не отрывая взгляда от Волдеморта. - И все пошло совсем не так, как надо было. И что же Бездна такого сделал? 
   - Можно поинтересоваться, что именно ты имеешь в виду? - Том смотрел на юношу с легким интересом. - А главное, зачем ты меня вернул? 
   - А? - в глазах Гарри появилось недоумение, затем он тряхнул головой. - Я нашел способ вернуть родителей, крестного, Ремуса и многих других. 
   - И ради этого ты возродил меня? Не слишком ли большая цена? - Волдеморт на секунду подумал, что парень лишился ума после победы, но, судя по глазам, все было иначе. - Ты же вроде должен радоваться, праздновать, купаться в лучах славы. Ты теперь самый богатый молодой человек в Англии, да и не только..., - Том замер, услышав смех в ответ, который постепенно становился истерическим. 
   - Богатый, купаться в лучах славы, праздновать? - слова вырывались с болью и невероятной злостью одновременно. - А у меня ничего нет. ТЫ представляешь, а ДАМБЛДОР оказывается ЖИВ, это я должен был сдохнуть вместе с тобой. Он снял все деньги с моего счета. Они даже вшивого ордена мне не вручили. Когда я пришел в банк, там оставалась подачка. Думаю, если бы я пришел на сутки позже, там и этого не было бы. Меня выкинули, как не нужную вещь, за ненадобностью. О, у меня шикарная жизнь. Я - ШЛЮХА. 
   Волдеморт слушал всю эту речь с каким-то непонятным чувством. Лили закрыла рот ладонью, пытаясь сдержать крик. Трое мужчин до боли сжали кулаки и стиснули зубы. 
   - Сколько прошло с последней битвы? - Том спокойно задал вопрос. 
   - Сегодня должно быть второе ноября 1999 года, битва была 5 июня 1998 года. Считай сам, - ответил Гарри усталым голосом. 
   - Что ты имел в виду, говоря, что ты шлюха? - Том не выдавал своих эмоций. 
   - То и имел в виду, что зарабатываю себе на жизнь, продавая собственное тело, - без эмоционально ответил Гарри, а затем усмехнулся. - Мне еще повезло. Я обслуживаю только очень богатых людей за очень большие деньги. У меня, наверное, за последние полгода только драгоценностей на миллион долларов получено в подарок. Еще снимаюсь для разных журналов, но там чем выше ты в рейтинге, тем больше нужно под кого-нибудь ложиться. 
   - Гарри, почему? - Том впервые за все время назвал его по имени. Сейчас ему никак не удавалось понять, что же произошло за год, что Герой магического мира оказался в таком положении. 
   - Почему? - улыбка вышла горькой. - Я же сказал, я не должен был выжить. Нам с тобой только одна дорога была - умереть. Я всего лишь игрушка, которую все воспитывали так, как должно было. Меня и Дурслям то отдали только потому, чтобы я вырос тем, кем вырос. Меня использовали, затем вытерли ноги и выбросили за ненадобностью, предварительно отобрав все. Остался только дом Сириуса на Гриммуальд-плейс. Он им оказался не нужен. 
   - Но ведь ты же мог устроиться на работу, - Том пристально смотрел на парня, который уставился в пол. 
   - Ага, сейчас, - зло усмехнулся парень, поднимая голову. - Мне там дорога была бы либо в гроб, либо в отдельную палату для душевнобольных. Сильно сомневаюсь, что мне позволили бы жить, как нормальному. Особенно пришлось бы объяснять, как это Дамблдор выжил и с чего это меня никак не наградили, да еще и всех денег лишили, не только Поттеров, но и Блеков, завещанных мне Сириусом. Я ведь тебя вытащил не только потому, чтобы вернуть родителей, Ремуса и Сириуса. 
   - А зачем? - Том прищурился. 
   - О, с новым старым Темным лордом им придется бороться самим, пророчество-то я выполнил. Пусть ищут себе нового героя, - выплюнул Гарри. 
   - Хмм, - Волдеморт с изумлением уставился на парня. - Я надеюсь, ты пошутил? 
   - Нисколько. Я собираюсь им всем отомстить. Я не так хотел жить. Да, я смирился со своей судьбой. Получаю удовольствие, когда меня каждый вечер трахает кто-то из моих клиентов, ложусь под менеджеров, директоров агентств и показов, только чтобы урвать лучший контракт. Вот кем стал Гарри Поттер по прихоти таких, как Дамблдор, добрый светлый дедушка-маг, - голос Гарри сочился ядом. 
   - Мда, как-то это слишком, - Волдеморт сел на диван. Гарри повернулся и стал рассматривать ребенка, затем осторожно взял его в руки, и тут глаза открылись. Юноша замер от шока, глаза были трехцветными: внутри черные, как сама бездна, плавно переходили в темно-синий круг, который размывался в изумрудное кольцо. Том придвинулся поближе и тоже заглянул в эти удивительные глаза. 
   - Похоже, этот младенец точно наш, - тихо произнес он. 
   - В каком смысле? - Гарри ошарашено уставился на Темного лорда. 
   - В прямом, нас окутало каким-то сиянием, образовалась связь. Откуда у тебя ребенок? - Том внимательно посмотрел на юношу. 
   - До похода за тобой в бездну у меня его не было. Там все пошло совсем не так, как описано в книге. Я думаю, что и сам Бездна не ожидал такого, - задумчиво произнес парень. 
   - Бездна? - Том прищурился. 
   - Ага. Он самый, - кивнул Гарри. - Я думаю, что это он и есть, только вот, навряд ли он думал прийти в наш мир в таком виде. 
   - Весело же ты живешь, - усмехнулся Том. 
   - Ты не сможешь выйти из дома в течение года, - вдруг сменил тему Гарри. - Думаю, это осталось неизменным. Я буду приносить тебе еду и заходить каждый день. 
   - Хорошо, младенец, останется здесь, хотя в такой дыре ему не место, - Том посмотрел на младенца, а затем забрал его у Гарри. - Хмм, это девочка. 
   - Она красивая, - Гарри осторожно погладил малышку по щечке, та серьезными глазами смотрела на него. - И как мы ее назовем? Думаю, ее родители все-таки ты и я. 
   - Это можно проверить, но нужны ингредиенты для зелий и все необходимое, - Том взглянул на Гарри, а тот с каждым словом мрачнел. - В чем дело? 
   - Я не хожу в магическую часть мира, совсем, - произнес юноша. 
   - ТЫ живешь только в магловском? - Том удивленно смотрел на парня. 
   - Да, я не хочу, чтобы меня выследили, - поежился Гарри. - Мне это не нужно. 
   - Согласен, думаю, год мы можем подождать с этим, - кивнул Том. - Какое имя тебе нравиться? 
   - Кассандра, - тут же выдал юноша. 
   - Амелия, - улыбнулся том, глядя на младенца. - Будет Кассандра Амелия Поттер-Реддл. 
   - О, представляю, как кое-кого хватит сердечный удар, - хмыкнул Гарри. 
   - Да, пожалуй, - согласился с ним Том. - Насколько я понимаю, в доме времени как такого нет? 
   - Совершенно верно. Она и через год будет такой же, когда вы выйдете из дома, - Гарри улыбнулся, глядя, как ребенок пытается захватить в кулачок его палец. - Почему ты такой? 
   - Какой? - не понял Том вопроса юноши. 
   - Ну, ты же должен быть злым, - как-то по-детски произнес парень. 
   - Ну, душа у меня на месте, кстати, благодаря тебе, а так трудно сказать, что именно со мной произошло там и почему я такой теперь здесь, но все умения у меня остались, только палочки нет, - пожал плечами Том. Гарри встал, подошел к своему рюкзаку, и стал в нем копаться. Найдя то, что искал, юноша повернулся к Тому. В руках у него было зажато перо феникса. 
   - В книге есть раздел, посвященный созданию палочек, - Гарри протянул перо Волдеморту, тот в ответ переводил взгляд с Гарри на перо и обратно. Такого он вообще не мог ожидать. 
   - А твоя? - спросил он, наконец. 
   - Это из моей, - последовал ответ. 
   - Сломана? - не понял Том. 
   - Сам сломал, когда ушел из этого гребаного мира, - пробурчал Гарри. Том принял перо, все еще никак не способный осознать, как такое возможно. 
   - Ты отдаешь его мне, чтобы я сделал себе палочку? - уточнил Том. Юноша кивнул. - А ты сам? 
   - Я беспалочковую учу, - Гарри почему-то уставился в пол. - Книгу я тебе оставлю, ладно? 
   - Хорошо, - кивнул Том. 
   - Мне пора, меня искать будут, - юноша вдруг превратился в неуверенного подростка. 
   - Гарри?! - том осторожно уложил девочку на диван, а сам встал и подошел к юноше. Гарри как-то стразу напрягся. Ты жалеешь о том, что сделал? 
   - Нет, - воскликнул тот. - Нисколько. Я считаю, что все сделал правильно, и это шанс вернуть маму, папу, Сириуса, Ремуса. Я должен им воспользоваться. И потом, все ведь не так плохо, - на последнем предложении юноша улыбнулся. 
   - Когда тебя ждать? - спросил Том. 
   - Я вернусь сегодня попозже, надо купить все необходимое для Кассии, - произнес Гарри. 
   - Хорошо, - кивнул Том. Юноша покинул комнату, так и не увидев четверых наблюдателей. Том подошел к окну и наблюдал, как юноша выходить за пределы щита. Самое удивительное было то, что со стороны улицы увидеть ничего нельзя было, а вот из дома было видно все, даже щит. 
   - Я убью его собственными руками, - наконец, закричала Лили. 
   - Лили, успокойся, - Джеймс пытался перехватить жену. 
   - Этот урод испоганил жизнь моему сыну, - Лили повернулась к Тому, который теперь смотрел на девушку, клокочащую яростью. - Надеюсь, ты собираешься продолжить свое дело, правда? В более нормальном русле. Потому что я встану под твое знамя. 
   - Я, пожалуй, тоже, - высказался Ремус. - За Свет я уже боролся, ничего хорошего, по всей видимости, из этого не вышло. 
   - В это трудно поверить, но мой сын сам признался, что он шлюха, потому что его выкинули без копейки денег, - Джеймс еле сдерживал свою ярость. - Этого нельзя так оставлять. 
   - Я не понял, сколько прошло времени? - вдруг подал голос Сириус. 
   - Год с небольшим после битвы, которая состоялась на выпускной бал в Хогвартсе. Гарри сейчас восемнадцать, - ответил оборотень. 
   - То есть, вы все четверо согласны стать пожирателями смерти? - уточнил Том, смотря на четверку гриффиндорцев. 
   - Ну, тебе же нужны новые люди, - усмехнулась Лили. - Я не позволю Дамблдору так просто отделаться от того, что произошло. Он должен заплатить за все страдания моего сына. Почему-то у меня даже возникла мысль, что и наша с тобой смерть теперь не выглядит так уж четко, как это было до этого. Не уверена, но думаю, и тут замешан Дамблдор со своей свитой. 
   - Вынужден согласиться, - кивнул Том. - Кто-нибудь из вас знает всю историю Гарри Поттера от начала до конца? 
   - Частично, - скривился Ремус. 
   - Что ж, тогда присаживайтесь, думаю, я могу вас просветить. У меня был открытый канал с Гарри, я многое смог увидеть. Правда, тогда меня это не очень утруждало, но теперь я могу вам поведать, что именно сделал ваш доблестный директор для блага Гарри Поттера. 
   Следующие часа четыре Том во все подробностях воспроизводил то, что в свое время увидел в голове у мальчика. Лили сдерживала себя только потому, что держала на руках малышку. Джеймс отошел к окну и слушал Тома, стоя ко всем спиной. Сириус с помощью палочки ломал и восстанавливал стол, выпуская свою злость. 
   - Нам стоит спрятаться, Гарри возвращается, - произнес Джеймс. Четверо гриффиндорцев снова ушли в тень, вернее в маленькое помещение, которое располагалось в темном углу. Его и не было видно то, если не приглядываться. 
   Гарри принес с собой еще продуктов, детскую коляску, всякие пеленки, распашонки, памперсы, детские смеси. 
   - Оказывается сегодня третье ноября, а не первое. Я пробыл в смерти больше, чем предполагалась. Мне необходимо вернуться домой, иначе будет много вопросов, да и у меня есть работа, - юноша вздохнул, затем погладил малышку по щечке. - Я загляну завтра, но может и не получится. 
   - Хорошо, не беспокойся, все будет нормально, - Том с сочувствием посмотрел на парня, понимая, что именно он будет зарабатывать в этот год деньги. Сейчас Гарри считает, что здесь обитает только он и Кассандра, ему еще не известно, что кормить ему придется еще как минимум четверых, хотя Том и знал, что тут намного больше людей, просто не все еще приняли обратно облик. Том проводил парня до выхода и закрыл дверь, а затем вернулся наверх. Одного взгляда на гриффиндорцев хватило, чтобы понять, те тоже осознали, что будет делать Гарри Поттер. Чтобы все они выжили и, в конце концов, смогли выйти наружу, чтобы отомстить за все.

Глава 4. Изменения и воплощения.

   С момента возвращения прошло уже три недели. Все это время Поттеры, Люпин и Блек держались в стороне, хотя с каждым разом это становилось все труднее. Раз в три дня Гарри привозил продукты и вещи для малышки. Кассандрой в основном занималась Лили, мужчины строили все вместе планы на будущее, но частенько очень дельные советы поступали именно от девушки. Через неделю после возрождения их стало на одного больше. 
   Они тогда подскочили на месте, когда со второго этажа раздался грохот, а затем чертыханье. Сириус и Ремус первыми оказались наверху. 
   - Ээээ..., - Ремус посмотрел на Сириуса, затем снова перевел взгляд на рыжего парня. - Фред? 
   Рыжий юноша поднял голову и посмотрел на двух мужчин, потом нахмурился, и тут его взгляд упал на Лили, прижимающую к себе малышку, с нее перескочил на Джеймса. Фред потер глаза, потом снова посмотрел на Джеймса. 
   - Все, свихнулся, - решил парень вслух. 
   - Маловероятно, - хмыкнул Том, привалившись к косяку. 
   - Ремус, ты его знаешь? - Лили посмотрела на оборотня. 
   - Фред Уизли, один из двух близнецов, погиб минут за пятнадцать до меня, - представил рыжего Ремус. 
   - Так вы что, тоже умерли? - Фред уставился на Люпина. 
   - Да, - кивнул Ремус. 
   - Ну, тогда, значит, с головой у меня все в порядке, - парень потер висок указательным пальцем. - Привет, мистер Блек. 
   - Привет, Фред, - усмехнулся Сириус. 
   - Это что, рай или ад? Как-то я все себе по-другому представлял, - Фред огляделся вокруг. 
   - Ни то, ни другое, - сказал Том. - Ты жив. 
   - Хымм, - то ли хохотнул, то ли хмыкнул Фред. - Оттуда не возвращаются. Это только Гарри авада нипочем. 
   - Ну, все вопросы к Гарри, это он у нас такой, кто может все то, что другим не под силу, - усмехнулся Том. 
   - Ээээ, нас всех вытащил Гарри оттуда? - уточнил Фред. 
   - Да, у меня очень одаренный сын, - улыбнулась Лили. Фред непонимающе уставился на рыжеволосую красавицу, и тут же снова перевел взгляд на позабытого из-за новостей Джеймса. 
   - Ох, Мерлин, мистер и миссис Поттер, - Фред явно пребывал в шоке. 
   - Фред, приди в себя, - Сириус пощелкал пальцами перед носом рыжего. 
   - Что, собственно, происходит то? - Фред растеряно посмотрел на присутствующих. 
   - Ни, и сколько будем говорить? - Джеймс насмешливо посмотрел на Тома. 
   - Все, - решительно заявил Фред. - Я хочу знать все. 
   - Фред это может показать твою семью с не очень хорошей стороны, - тихо произнес Ремус. 
   - Я хочу знать, в конце концов, возвращением в этот мир я обязан именно Гарри, - решительность ни куда не делась. 
   - Что ж, - произнес Джеймс, - тогда пошли вниз, там хоть сесть можно. 
   Спустя четыре часа Фред метался по комнате, как лев в клетке. Темперамент у второго поколения мародеров был еще тот, а уж после выслушанной истории его, наверное, и самосвал бы не остановил. 
   - Как они могли? - Фред вдруг замер посреди комнаты, затем уставился на Тома. - Тебе пожиратели нужны? 
   - Мда, а тебя не волнует, что он столько лет измывался над всем миром, убивал людей, тебя вот убили из-за него? - Сириус насмешливо смотрел на парня. 
   - Лучше он, чем все эти..., - Фред сжал зубы, чтобы чего не ляпнуть. 
   - Ну, ты не один такое пожелание высказал, - улыбнулся Ремус. 
   - Вы тоже? - Фред обвел взглядом присутствующих. 
   - Неужели ты думаешь, что я так оставлю все это? Мой сын из-за этих моральных уродов зарабатывает своим телом, обслуживая богатых клиентов. Не такой судьбы я хотела Гарри, - взгляд у Лили был просто ледяным. 
   - Я тоже считаю, что их всех надо наказать, - сказал Фред. На этом они закончили разговор. На следующий день Фред увидел Гарри и, надо сказать, впал в ступор от того, каким красавцем тот стал. Том встречал Гарри с Кассандрой на руках. Удивительно, но и он, и Гарри очень бережно относились к малютке, как-то сразу признав, что она их общая дочь, даже не имея пока никаких подтверждений тому. Фреда долго приводили в нормальное состояние, пока он не смог адекватно выражаться. 
   - И это был Гарри Поттер? - было первое, что он сказал, придя в себя от шока. 
   - Да, это мой сын, - подтвердила Лили. 
   - Я убью их всех, - совершенно спокойно вдруг сказал Фред, глядя на оставленные юношей пакеты. 
   Следующие несколько недель ничего не изменили в жизни обитателей дома. Только Сириуса заставили заняться бытовой магией - приводить дом в более жилое состояние. Тот сначала хотел вручить Лили свою палочку, но девушка так на него посмотрела, что он молча стал заниматься тем, что ему сказали. Том только хмыкнул, поняв, что Лили Поттер, похоже, будет похлеще Беллы Лестрейндж. Но Лили была, если честно, пострашней, она была очень даже вменяемой. Да и Гарри стал появляться не ежедневно, а раз в три-четыре дня, и, зачастую, очень уставшим. 
   Тени, блуждающие по дому, все чаще стали появляться рядом с живыми. Можно было даже заметить, что среди них была женщина, еще один мальчик, где-то ровесник Фреда, и Том был почти уверен, что одна из теней Регулус Блек. Но никто из них пока так и не принял материальной формы. Сириус постепенно приводил дом в порядок, трансфигурируя или восстанавливая старые вещи. Все это делалось под чутким руководством. Том ожидал очередного визита Гарри, баюкая на руках девочку. 
   - Ох, - Лили вошла в комнату, и вдруг согнулась пополам, держась за живот. Том с интересом посмотрел на женщину. Его догадка, появившаяся несколько дней назад, все больше подтверждалась. 
   - Сириус, - крикнул он. 
   - Что? - Блек выглядел злым. 
   - Ты диагностирующие заклятия знаешь? - Том проигнорировал взгляд мужчины. 
   - Зачем? - рыкнул тот. 
   - Дай палочку, - вздохнул Том и протянул руку к Сириусу. Тот несколько секунд просто смотрел на протянутую руку, но затем все же вложил в нее палочку, правда, нехотя. Том хмыкнул. Затем подошел к Лили, которая села на диван и сейчас пыталась совладать с очередным приступом тошноты, пришедшим на смену резкой боли в животе. 
   - Диагностикс малимус артус, - Том навел палочку на девушку. Глаза Лили округлились, когда она поняла. Что за заклинание применил Том, но они стали ее больше, когда от живота пошло двойное свечение. 
   - Не может быть, - прошептала девушка. 
   - Почему же, очень даже может быть, - усмехнулся Том. - И, насколько я могу судить, на момент моего нападения ты уже была беременна. 
   - ЧТО?! - раздался возглас Джеймса, как раз вошедшего в комнату. 
   - Поздравляю, Джейми, ты будешь папочкой, - усмехнулся Том, глядя на ошарашенного молодого человека. 
   - Боже, - вырвалось у Лили, затем она накрыла ладонь свой живот, на лице расплылась улыбка, но в следующее мгновение она помрачнела. 
   - Лили? - забеспокоился Джеймс. 
   - Я представила, сколько еще нашему сыну придется..., - Лили отвернулась, когда на глазах появились слезы. 
   - Успокойся, дорогая, - Джеймс обнял жену. 
   - Джей, ему придется кормить еще одного ребенка, теперь уже своего брата или сестренку. Я не могу так, - Лили расплакалась. 
   - У нас нет выхода, и вам лучше бы спрятаться, так как он придет с минуты на минуту, - произнес Том, оглядев комнату, затем поморщился. Проход от входной двери до этой комнаты и саму комнату они оставили в первозданном виде. Мужчине жутко не нравилось обманывать парня, вытащившего его с того света, но тот просто не был еще готов к новости о воскрешении родителей и еще некоторого количества людей. Том повернулся и посмотрел в окно. - Быстро исчезли. 
   Все услышали, как стукнула входная дверь, затем раздались шаги, и в комнату вошел Гарри, нагруженный пакетами. Со вздохом облегчения юноша выставил груженые сумки на стол. 
   - Я не смогу приходить в течение недели, - произнес он, сев на диван и глядя на Кассандру. Том молча подошел и передал девочку парню. На лице Гарри расцвела чуть усталая, но искренняя улыбка. - Там, в черном пакете всякие составляющие для изготовления палочек. 
   - Где достал? - Том удивленно посмотрел на юношу. 
   - Побывал на магической улочке в Париже. Там же в пакете и все для зелий, - ответил Гарри. 
   - Почему ты пропадешь на неделю? - Том пристально наблюдал за юношей. 
   - У меня показ послезавтра в Мадриде, и зачеты в университете, - Гарри откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. 
   - Устал? - спросил Том. 
   - Да, все сложнее, чем я думал, - тихо ответил парень. 
   - Расскажи, - попросил Том, садясь рядом с юношей. Гарри открыл глаза и посмотрел на мужчину. 
   - Есть какая-нибудь возможность точно узнать, что Кассандра наша с тобой дочь? - задал вопрос юноша. 
   - Зелье родства, - кивнул головой Том. - Если ты приобрел все необходимые ингредиенты, то я смогу его сварить. 
   - Даже если и нет, я просто докуплю, - произнес Гарри, а затем чуть тише добавил. - Надеюсь. 
   - Гарри, в чем проблема? - Том немного забеспокоился. 
   - Мне приходиться изворачиваться. Я не могу просто взять деньги со своего счета, чтобы об этом тут же не стало известно Пьеру или Антуану. Они обеспечивают меня всем: одеждой, машинами, карманными деньгами. Если я возьму крупную сумму и ничего не куплю, это вызовет много подозрений, - с каким-то отчаянием произнес Гарри. 
   - Откуда ты берешь деньги? - Том положил руку на плечо юноше. 
   - Последний подарок Исабель, - Гарри опустил голову и вздохнул. Малышка смотрела на него своими изумительными глазками очень внимательно, подмечая все его движения, жесты. 
   - Кто такая Исабель? - спросил Том, нахмурившись. 
   - Одна из моих клиентов (Лили, стоящая у дверей и все слышавшая, только сжала кулаки, чтобы не выдать своего присутствия). Драгоценности, что мне дарят, только мои. Но и Пьер, и Антуан знают, какие ювелирные украшения принадлежат мне. Подвеска стоила девяносто тысяч, этих денег хватит месяца на четыре-пять, - сказал Гарри. "Как ты ошибаешься", - мысленно покачал головой Том. - "Дай, Мерлин, на два. Если вдруг все тени материализуются, этих денег и на месяц может не хватить". 
   - Значит, заложить уже имеющиеся драгоценности ты не можешь? - уточнил Том. Гарри только кивнул в ответ. - Как тебе удалось провернуть операцию с последним подарком? 
   - Я сразу же его отнес в ломбард, так что ни Пьер, ни Антуан понятия не имеют о нем, - вздохнул Гарри. 
   - Ты очень сильно зависишь от этих двоих?! - это была констатация факта. 
   - Я не могу уйти, не сейчас. С момента, когда все началось не прошло и года, - сказал Гарри. - Пьер рано или поздно меня отпустить. Он вкратце знает мою историю, только переведенную в магловский вариант. Он знает, что нужно будет отомстить. Но не думаю, что они отпустят меня раньше, чем через пять лет. 
   - По крайней мере, год придется тебе обходиться одному, чтобы обеспечивать этот дом, потом я смогу отсюда выйти, а значит, и возможности появится больше, - произнес Том. 
   - Я знаю, но с каждым днем становиться все сложнее приходить. У меня такое чувство, что Пьер и Антуан усиленно хотят меня сделать своей содержанкой, а это означает, что и возможностей появляться здесь у меня будет меньше, да и денег я не смогу добывать, - в голосе Гарри появилось отчаяние. - Значит, мне придется в ближайшее время любыми способами заполучить подарки и заложить их. Черт, как все сложно. 
   - Успокойся, - Том встал с дивана и стал ходить по комнате из угла в угол. "Ситуация патовая. Он не готов, но придется раскрываться перед ним, иначе он будет не владеть ситуацией, а это приведет к нехорошим последствиям", - думал Волдеморт. 
   - Мне пора, а то через полчаса меня хватятся, - поднимаясь с дивана, произнес Гарри. Юноше подошел к мужчине, передал ему девочку, перед этим поцеловав ее в щечку. Та в ответ расплылась в беззубой улыбке. 
   Том смотрел в окно и видел, как удаляется от дома фигурка юноши: плечи поникли, спина напряжена, голова опущена. 
   - Вот видишь, Касси, как иногда поворачивается жизнь, - задумчиво произнес Том. 
   - Том, что делать? - в глазах Лили стояли слезы. 
   - К сожалению, за эти 11 месяцев мы ничего не сможем сделать, тут все зависит только от Гарри, - вздохнул мужчина, поворачиваясь к остальным. 
   - Придется жить экономно, - произнес Джеймс. 
   - Это так, но если все остальные примут материальный облик..., - Ремус не стал договаривать. 
   - Еще и моя беременность, - прошептала Лили. 
   - Даже не смей, - Том сердито посмотрел на девушку. - Гарри всегда хотел семью, настоящую, полноценную. 
   - Боже, конечно, нет, я не собиралась ничего такого делать, - Лили в ужасе посмотрела на Тома. 
   - Мне вот интересно, а на меня кто-нибудь соизволит посмотреть? Хотя бы мой муж? - женский голос стал полной неожиданностью для всех. Ремус замер, а затем осторожно посмотрел на обладательницу голосу. 
   - Тонкс, - выдохнул он, на лице расплылась улыбка. Девушка бросилась в объятия мужа. 
   - Стоп. Муж? - Сириус с непередаваемым лицом смотрел на друга. 
   - Да, муж, - рассмеялась Тонкс, перекрасив волосы в золотистый цвет. - Привет, я Нимфадора Тонкс-Люпин, жена Рема. 
   - Мы уже поняли, - улыбнулась Лили. - Добро пожаловать в мир живых. 
   - Спасибо, - улыбнулась девушка. - Значит, всем мы обязаны Гарри. Он всегда был одаренным и неординарным мальчиком. Я так надеялась, что ошиблась, но, похоже, что это не так. 
   - Тонкс, ты о чем? - Ремус пристально посмотрел в глаза жене. 
   - Понимаешь, меня в последние полгода перед финальной битвой мучили подозрения, а потом я увидела Снейпа, разговаривающим с каким-то мужчиной. Я тогда решила, что мне показалось, но сомнения закрались, я так от них и не избавилась, - ответила Нимфадора. 
   - Осмелюсь предположить, мужчиной оказался Дамблдор, вроде как почивший в небытии, - саркастично заметил Том. 
   - Да, Волдеморт, все именно так, - кивнула девушка. 
   - Ты не удивлена? - Ремус чуть удивленно заглянул в глаза Тонкс. 
   - Нет, я ведь воспринимаю происходящее с самого начала, может первые пару дней было непонятно, - ответила девушка. 
   - И? - спросил Сириус. 
   - Я за Гарри, дядя, - усмехнулась Тонкс. - Даже если мне придется для этого встать под знамена Волдеморта. Знаете, до меня только что дошло, что Темный лорд был не так уж и плох. Он хотя бы не лгал и не жертвовал своими людьми понапрасну. 
   - Хмм, - Том с неприкрытым интересом смотрел на эту необыкновенную девушку. 
   - Я говорю то, что думаю, - вдруг стушевалась девушка. 
   - Что ж, новая армия Волдеморта набирает силу, - усмехнулся Джеймс, изучая содержимое пакетов. 
   На следующий день материализовались еще трое: Седрик Диггори, Регулус Блек и, непонятно как затесавшийся в эту компанию, Антонин Долохов, погибший в начале битвы от руки Люпина. Последующие дни показали, что Гарри надо срочно ставить в известность о происходящем. Появились Алисия Спинет, братья Лестрейндж, но уже вменяемые, пять неизвестных женщин, причем, две родились в начале двадцатого века, одна в девятнадцатом, одна в пятидесятых годах двадцатого, и последняя, жгучая брюнетка, была из шестнадцатого, несколько мужчин, часть из которых была пожирателями, но из ближнего круга никого. 
   - Все тени вернули облик? - Том осматривал обитателей дома. 
   - Да, больше никого нет, - кивнул Сириус. 
   - И что теперь? - спросила жгучая брюнетка. 
   - Мне вот интересно, как Гарри умудрился вытащить нас всех, таких разных? - Нимфадора обвела взглядом присутствующих. - Я понимаю, зачем надо было вытаскивать тебя, Том, но как тут оказались пожиратели вперемешку с аврорами и дорогими Гарри людьми? 
   - Ритуал пошел не так, как надо, - произнес Том. - Давайте обсудим ситуацию. 
   Совещание длилось несколько часов. Всех посвятили в перипетии произошедших за семнадцать лет событий. Единогласно было принято решение, что все они на стороне Волдеморта и Гарри, ведь тот не так просто же вытащил своего врага на этот свет. Том был несколько обескуражен тем, насколько легко бывшие авроры встали на его сторону, но на самом деле все было предельно просто - они знали, кому обязаны шансом снова жить - Гарри и Волдеморту. 
   - Похоже, в мир пришли два Темных лорда, - произнес Регулус. - Кто сильно пожалеет о том, что сделал. 
   - Да, пожалеет, это я могу точно обещать, - мрачно блеснув глазами, сказала Лили.
   Гарри устало прикрыл глаза. Показы закончились, но ему пришлось остаться в Мадриде на несколько фотосессий. Поддерживала его в Испании только Исабель, которая приехала погостить к родным, как было сказано мужу. Очередной дорогой подарок от женщины был заложен в ломбард - пятьдесят тысяч теперь, надежно спрятанные, лежали на дне чемодана. Завтра он возвращается в Париж, надо сразу же сдать все зачеты и курсовую, слава Мерлину, что все успел доделать. А еще он скучал, нет, не по Пьеру и Антуану, по Тому и Кассандре. Гарри даже не заметил, когда успел так прикипеть душой к этим двоим. Последнее время его мучил вопрос, а сможет ли он вытащить родителей, Сириуса, Ремуса, если Бездна теперь в этом мире, а еще он задавался вопросом, что Том прячет в доме, а то, что там что-то спрятано, он был полностью уверен, чувствовал каждый раз, входя в дом. Гарри не расспрашивал мужчину, давая тому время самому все рассказать. 
   - Доменик, - в комнату вплыла стройная женщина лет тридцати пяти с черными волосами и смуглой кожей, типичная испанка. 
   - Да, Исабель, - Гарри открыл глаза и улыбнулся. 
   - Почему ты мне все рассказал? - женщина присела на край дивана рядом с юношей. 
   - Не знаю, просто мне кажется, что из всех я могу доверять только тебе, - ответил парень. 
   - Спасибо за доверие, - Исабель провела ладонью по щеке юноши. - Тебе надо выспаться, ты совсем замотался. Пойдем. 
   Гарри уснул сразу же, как только голова коснулась подушки. Женщина еще долго просто смотрела на юношу, легонько перебирая его волосы. Все, что ей рассказал о своей жизни Доменик, было более чем ужасным. Такой красивый и молодой, а уже познавший столько горя. 
   Когда Гарри утром проснулся, то Исабель уже не было. На столе лежала большая бархатная коробка. Юноша открыл ее и увидел там изумительный комплект: черный металл, в который были вставлены сапфиры и изумруды. Здесь были диадема, ожерелье, браслет, перстень и серьги. "Я не могу это заложить. Они будут идеально смотреться на Касси", - подумал Гарри, проводя кончиками пальцев по ожерелью. 
   Спустя час Гарри покинул гостиницу и отправился в аэропорт. Полтора часа лета и он в Париже. Его встречал сам Антуан. "К Тому я не выберусь еще пару дней", - промелькнуло в голове у парня, когда граф завладел его губами в салоне лимузина. Юноша даже не сопротивлялся, когда тонкие пальцы мужчины начали раздевать его. Он уже привык, что секс может быть не только в спальне, в постели. 
   - Гарри, - Пьер вошел в спальню графа, не постучавшись, это уже было закономерностью. Юношу открыл глаза и зевнул. 
   - Черт, я опоздал в университет, - Гарри подскочил на кровати. 
   - Успокойся, сегодня воскресенье, ты совсем потерял счет времени. Но все-таки вставай, надо подкрепиться, а потом поговорить, - Пьер улыбнулся, а затем покинул спальню. Гарри поежился от нехорошего предчувствия. Не особо мудрствуя, юноша надел джинсы с низкой посадкой, которые не оставляли никакого сомнения, что белья на нем нет и черную майку, открывающую пупок. Небрежно собрав волосы в хвост и заколов их простенькой заколкой, парень покинул спальню. Ел он в гордом одиночестве. 
   В кабинет парень вошел, уже совершенно успокоившись, и вальяжно развалился в кресле напротив стола, за которым сидели Антуан и Пьер. 
   - Гарри, я хотел ввести тебя в курс твоего финансового положения, а также в ряд новшеств, которые вводятся с сегодняшнего дня, - произнес Пьер. 
   - Я слушаю, - спокойно произнес юноша, хотя внутри все замерло. 
   - Ты ведь знаешь, что до двадцати одного года ты являешься несовершеннолетним? - Пьер посмотрел на парня, тот кивнул. - Хорошо. Так вот, твоим официальным опекуном является Антуан. Можешь ознакомиться с документами, - мужчина протянул юноше пачку бумаг. Гарри пробежал глазами по тексту:. "Гарри Джеймс Поттер... 19-ти лет... сирота... под полное опекунство со стороны графа..." Юноша поднял голову и посмотрел на мужчин. 
   - Всеми твоими финансами до 21-ого года можем заниматься только я и Пьер, - вступил в разговор Антуан. - Всем обеспечиваю тебя я. Своими счетами ты пользоваться не можешь. В перечень имущества входят и подаренные тебе драгоценности. Они теперь хранятся в банке. 
   "Мерлин, они же полностью взяли меня под контроль", - паника нарастала как снежный ком, хотя внешне это никак не проявилось, если не считать напряженной позы. 
   - Еда, одежда, на мелкие расходы, машины и т.д. - этим всем тебя обеспечиваю я, - продолжил тем временем Антуан. 
   - А Доменик? - прокашлявшись, спросил Гарри. 
   - Доменика больше не будет, - произнес Пьер. "Все, это конец", - с отчаянием подумал юноша. - Как впрочем и Гери Ива Реттье. 
   Гарри был в ужасе, по-другому это не назвать. В какой-то степени встречи с Исабель и Герхардом были для него отдушиной, как и с теми, с кем он спал вроде бы за контракт. Игры Антуана и Пьера по большей части тяготили юношу. 
   - А месье Тюрон? - дружбу с профессором Гарри совсем не хотел терять. 
   - С ним ты можешь встречаться, - несколько нехотя сказал Пьер, Антуан дал согласие кивком головы. 
   - Теперь о твоих финансах. Меньше чем за год твой счет стал 785 тысяч франков, произнес Антуан. "Не так и много, чуть больше сто тысяч галлеонов. Мало", - подумал Гарри. Граф тем временем продолжил. - Драгоценностей у тебя на три миллиона. Твои клиенты были очень щедры. Все украшения прошли оценку. 
   - Хорошо, - кивнул Гарри. 
   - А теперь о твоем положении с этой минуты. Отныне ты только Гарри Поттер, студент исторического факультета. Ты находишься на полном содержании у меня и Пьера, - Антуан заметил удивленный взгляд юноши. - Неужели ты думал, что 785 тысяч, это половина от всех заработанных тобой денег? 
   - Это лишь десять процентов, Гарри, - произнес Пьер. 
   - Но ты обещал..., - в голосе юноше послышалась обида. 
   - А я свои слова держу, только всю сумму, тебе причитающуюся по нашему с тобой устному договору ты получишь только через пять лет, - произнес Пьер. 
   - Пять лет? - Гарри на секунду даже потерял дар речи. 
   - Да, два года до совершеннолетия и три после него, - кивнул Антуан. - Все это время ты живешь в этом доме на моем полном содержании. Все подарки твои, машины, и так далее. Ты сможешь уйти отсюда только после своего двадцать четвертого дня рождения. Я знаю твою историю, Гарри. Пьер мне все рассказал. Я знаю, что ты хочешь отомстить. Если твое решение останется неизменным по истечении срока договора, мы тебя отпустим. 
   - Я понял, у меня ведь все равно нет другого выбора, - Гарри постарался, чтобы в голове не было дрожи. Он чувствовал себя обманутым, преданным. - Но я хотел бы получить раз в три дня один свободный вечер, чтобы за мной никто не следил. 
   - Хорошо, - кивнул после недолгих раздумий Антуан - Мы дадим тебе свободный вечер раз в три дня, но ты должен пообещать, что не будешь заниматься проституцией или встречаться с прежними клиентами. 
   - Не буду, - кивнул Гарри, хотя он несколько покривил душой. Он собирался встретиться, хотя раз, с Герхардом и Исабель, но свободный вечер ему был нужен для посещения Тома и Кассандры. 
   - Значит, мы обо всем договорились? - Пьер вопросительно посмотрел на юношу, тот кивнул головой, понимая, что в какой-то степени стал птичкой в золотой клетке. 
   Антуан встал, обошел стол и, наклонившись, поцеловал юношу в губы. Гарри не сопротивлялся, загнал все свои чувства глубоко внутрь себя, отдаваясь только рукам, обнявшим его за талию.
   Том уже третий день смотрел в окно. Лили только качала головой, помешивая очередной зелье в котле. Ингредиенты подходили к концу. За производство палочек они пока не взялись. Мужчины за столом читали фолиант Гарри, что-то выписывая на пергаменты или в тетради, которые в последний раз принес юноша. 
   - Том, - позвала Лили мужчину. Волдеморт обернулся и уставшим взглядом посмотрел на девушку. - Он придет. 
   - Я знаю, что-то случилось. Его нет уже больше двух недель, - произнес мужчина, снова поворачиваясь к окну. 
   - Вас что-то крепко связывает, - задумчиво сказала Лили, поставив котел остывать, а сама подошла к Тому. 
   - Да, думаю, что это как-то связано с Касси, - Волдеморт с улыбкой посмотрел на девочку, спящую в колыбельке, стоящей рядом с ним. 
   - Знаешь, это удивительно, ты совсем не такой, как все думают, - Лили тоже смотрела на малышку. 
   - Опять же, все благодаря Гарри, он меня изменил в лучшую сторону, но при всем при этом..., - Лили закрыла ему рот ладонью. 
   - Я знаю, ты все тот же Волдеморт, только уже не сумасшедший. 
   Откуда-то с улицы раздался звук мотора. Том и Лили взглянули в окно. Рядом с крыльцом остановился вишневый феррари, новый подарок Антуана и из него вышел Гарри. 
   - Приехал, - возвестила Лили. Том сжал ей руку повыше локтя. - Что? 
   - Оставайтесь все на местах. Хватит уже его обманывать, он имеет право знать, что вы все живы, - произнес Том. 
   Гарри тем временем открыл багажник, вытащил оттуда семь больших спортивных сумки. Затем вернулся в салон. Том увидел в его руках черную коробку, в которых обычно хранят драгоценности. Наконец, раздался щелчок двери, и послышались шаги. Похоже, Гарри внес все сумки в дом. 
   - Том, помоги дотащить все это в комнату, - крикнул он. Сириус молча поднялся и вышел из комнаты. Почти тут же раздался глухой удар, словно что-то упало. В комнате все сидели, замерев, боясь дышать. 
   - Сириус, - то ли судорожный вздох, то ли крик души. 
   - Гарри, - было слышно по голосу, что Сириус сильно обеспокоен. - Успокойся, это действительно я. Я живой, благодаря тебе. 
   Сириус, поддерживая юношу за талию, ввел его в комнату. Глаза, так и не пришедшего в себя парня, бессмысленно пробегали по лицам. "Фред.... Седрик... Тонкс... По-моему, это Долохов... Ремус... А ее я не знаю... Кажется, ее зовут Алисия...", - мозг выдавал информацию, но до сознания никак не доходило то, что он видел. И тут глаза юноши остановились на рыжей красавице. 
   - Мама, - слетело с губ прежде, чем юноша обмяк в объятиях крестного. Разум просто не смог совладать с объемом информации. Гарри даже не заметил, что комната была приведена в порядок. 
   - По-моему, это было слишком, - жгучая брюнетка оглядела всех присутствующих. - Нельзя вот так, не подготовив. 
   - Рио, успокойся, он сильный, - Том уже стоял рядом с диваном, на который Сириус уложил крестника. 
   Гарри медленно выплывал из забытья. В голове билась мысль, что он только что видел тех, кого тут пока быть не может. Глаза распахнулись и утонули во взгляде таких же зеленых глаз. 
   - Мама, - еле слышный шепот. 
   - Здравствуй, сын, - улыбнулась сквозь слезы Лили, а потом наклонилась и обняла Гарри. Юноша посмотрел на мужчину, стоящего за девушкой. В глазах отразился шок. 
   - Наконец-то, я могу тебя обнять, сын, - Джеймс улыбнулся Гарри. 
   - Но как? - вырвалось у него. 
   - Это тебя надо спросить, - в своей излюбленной манере произнес Фред. Гарри перевел взгляд и уставился на рыжего парня, затем взгляд стал метаться по комнате, выхватывая лица людей. 
   - Я не понимаю, - прошептал он. Лили помогла ему сесть. 
   - Этого пока никто не может понять, - произнес Том, подходя к Гарри. - Но ты вытащил в один раз нас всех. 
   - Боже, - сорвалось с языка. - Это просто... 
   - Невероятно, - улыбнулась жгучая брюнетка, особенно, если судить, что я вообще пришла из шестнадцатого века. 
   - Как? - Гарри просто не способен был на другие слова. 
   - Ты и Волдеморт очень сильные маги, ваше слияние дало Бездне возможность материализоваться. Вас стало трое. Безграничная сила, которая, пытаясь выбраться в мир живых, захватила тех, кто вам был нужен, как она считала. И все за один раз. Я всегда знал, что это не весь твой потенциал, малыш, - у окна стоял седовласый старик, но выглядел лучше, чем Дамблдор. 
   - Гриндевальд?! - полуутверждающе спросил Гарри. 
   - Хранитель моего сына? - Джеймс посмотрел на старика. 
   - Да, я должен был исчезнуть, раствориться в воздухе, но ты смог даже меня вернуть, правда, не совсем в материальном облике, - улыбнулся Гриндевальд. 
   - Вы - приведение, - ахнула Тонкс. 
   - В какой-то мере, - кивнул старик. - Но я могу держать в руках предметы, даже колдовать, но не в прежнюю силу. 
   - Ох, нам хватит и ваших советов, - произнесла Лили. - И спасибо, что берегли моего сына. 
   Гриндевальд пристально посмотрел на девушку, затем на стол, где лежал фолиант, после чего кивнул, поняв, что здесь все в курсе событий. 
   - К сожалению, не совсем успешно, - произнес он. 
   - Вы и так сделали все, что смогли. Иначе все закончилось бы совсем не так, - сказал Джеймс. Эти разговоры дали время Гарри немного прийти в себя, хотя голова и кружилась от такой встречи. Юноша даже не придал значения, что здесь были пожиратели, главное, тут были Сириус, Ремус, Фред, Тонкс, мама и папа. 
   - Значит, мне больше не надо туда соваться, - вдруг воскликнул парень. 
   - Нет, не надо, - рассмеялся Гриндевальд. - Ты все сделал в первый раз. 
   - Все у меня как не у людей, - вздохнул парень. В ответ раздались смешки, постепенно переросшие в веселый смех, к которому присоединился и Гарри. 
   Наконец, все успокоились, перезнакомились. Фред потребовал подробного рассказа о жизни Гарри о случившемся. Юноша, конечно, не стал вдаваться в подробности, но видел, как по мере его рассказа мрачнели лица слушателей, видел. Как сжалась рука Рабастана и перо переломилось, как Тонкс прижимается к Ремусу, а мать украдкой вытирает слезы, как и другие женщины в комнате. 
   - Теперь все будет по-другому, - сказал Фред после того, как Гарри закончил свой рассказ. 
   - К сожалению, нет, - покачал головой юноша. 
   - Почему? - раздалось несколько недоуменных голосов. 
   - Я на пять лет попал под полную власть Антуана и Пьера. У меня есть лишь шесть часов раз в три дня свободного времени, когда за мной никто не следит, - произнес Гарри. 
   - О, Мерлин, - выдохнул Ремус. Лили в шоке смотрела на сына. 
   - Что произошло? - сжав кулак, спросил Том. 
   - То о чем я тебе говорил в последний раз. Доменик - высокооплачиваемая шлюха и Гери Ив Реттье - манекенщик больше не существуют. Гарри Поттер стал содержанкой графа Де Кресси, и в то же время этот самый граф будет моим опекуном до магловского совершеннолетия, наступающего в 21 год. Доступ к деньгам и драгоценностям мне закрыт, - произнес Гарри. 
   - Так нельзя, - воскликнула Тонкс. - Надо что-то придумать. 
   - Не надо. Просто мне нужно пережить эти пять лет, и все. А там я волен уйти. Думаю, за это время они со мной наиграются и не будут ничего придумывать, - покачал головой Гарри. Лили просто обняла сына и поцеловала его в висок. Довольно странно это смотрелось: мать и сын были почти одного возраста. 
   - Значит, нам надо придумать, как доставать продукты и все необходимое без помощи Гарри до конца истечения срока, - произнес Рудольфус. 
   - Пока в этом нет необходимости. Я успел заложить подарки Исабель и Герхарда. Это где-то около двухсот тысяч, - сказал Гарри. 
   - Если будем экономны, нам этого хватит, - произнес Рабастан. - Главное обеспечить девушек, Кассандру и Лили. 
   Гарри недоуменно посмотрел на Лейстрейнджа, пытаясь понять, что именно тот хотел сказать. 
   - У тебя будет брат или сестра, - улыбнулся Джеймс. Гарри перевел удивленный взгляд на мать. 
   - И когда успели? - вырвалось у него прежде, чем он успел прикусить себе язык. В комнате тут же раздался громовой хохот. 
   - Вообще-то еще восемнадцать лет назад, - сквозь смех произнесла Лили. 
   - То есть..., - Гарри переводил взгляд с отца на мать. Те кивнули. "Что-то как-то я не так реагирую, где вопли, где все остальное? Наверное, у меня шок, не иначе", - подумал парень, переваривая очередную новость. Реакция у него действительно была на все слишком спокойной, но это объяснялось как раз тем, что он провел ритуал возвращения, а значит, подспудно знал и ждал прихода остальных, может, конечно, и не всех, кого вытащил, но многих из них. 
   - Да, на момент смерти у меня была неделя беременности, так, что ближе к концу июля у нас в семье будет пополнение, - сказала Лили. 
   - Просто парадоксы одни, - вздохнул парень. 
   - Ну, ты у нас всегда был не от мира сего, так что теперь удивляешься? - хмыкнул Фред. 
   - Тебе не пора? - Том посмотрел на юношу. Тот опустил глаза на часы и вздохнул. 
   - Пора. 
   - Подожди, ты же хотел узнать твоя ли дочь Касси, - Лили вскочила с дивана и подбежала к котлу. - Нужна капля твоей крови, Тома и Касси. 
   Гарри встал, подошел к матери и протянул ей руку. Лили сделал быстрый укол. Красная капля упала в котел. Том повторил процедуру. Затем Лили взяла небольшую склянку и капнула кровь Кассандры, которую они взяли у девочки заранее. Сначала ничего не происходило, а затем над котлом заклубился туман, и появились буквы: 
   Кассандра Поттер-Риддл. 
   Отец: Томас Марволо Риддл 
   Мать: Гарольд Джеймс Поттер-Риддл 
   Дата рождения 01 ноября 2000 года. 
   - Эээ, но ведь сейчас 1999-й, или я ошибаюсь? - Рабастан в изумлении смотрел на слова. 
   - Думаю, это связано с тем, что в доме не действует время, - задумчиво произнес Гриндевальд. 
   - То есть, я буду носить ребенка не девять месяцев, а почти два года? - воскликнула Лили. 
   - Это действует только на уже рожденных. Твой ребенок родиться вовремя и даже будет расти нормально, он вне времени, - старик постучал пальцем по своим губам, размышляя. - Да, Гарри, ты нарушил все законы магии, какие только возможно. 
   - А он иначе не умеет, - усмехнулся Фред. 
   - Ладно, беги, - Том развернул парня к выходу и, подталкивая, пошел его провожать. - Все иди, проблемы тебе не нужны. Мы со всем справимся. С завтрашнего дня начнем заниматься палочками для всех, да и планами на будущее надо заняться. 
   - Я не хочу уходить, - голос у Гарри был жалобный. Том вздохнул и прижал парня к себе. - Мы со всем справимся, все переживем, и мы отомстим, Гарри. 
   - Я так на это надеюсь, - прошептал парень. Том просто поднял голову парня за подбородок и посмотрел ему в глаза. 
   - Ты должен верить, - прозвучало в тишине коридора. - Иди. 
   Том еще стоял за дверью, когда послышался звук мотора и шелест шин о гравий. У них еще будут проблемы, но они все преодолеют, со всем справятся. "Сейчас главное, чтобы Гарри не сломался. Надеюсь, знание того, что мы все здесь и всегда ему рады, поддержат его там, в этом бездушном и жестоком мире", - подумал Том. - "Ты дал мне шанс прожить еще раз эту жизнь, но уже с чувствами и нормальной внешностью, молодостью и настоящими друзьями рядом, а людей, которые сейчас его окружали, Том считал именно друзьями, единомышленниками. 
   Том повернулся и направился в комнату, где его ждали, откуда доносились голоса. "Все будет хорошо. Мы справимся", - как заклятие повторил Том, входя в комнату.

Глава 5. Союзы и их последствия.

   Время, казалось, застопорилось, минуты тянулись ужасно медленно. Но так было только для Гарри, вынужденного жить вдали от людей, с которыми он мечтал быть. Первое время юноша просто плакал в подушку. Антуан и Пьер ничего не говорили, хотя и знали о его состоянии. 
   Как бы Гарри не хотел провести Рождество с семьей, ему пришлось довольствоваться обществом опекуна и любовника, устроивших в Де Кресси бал, на котором и был представлен обществу юноша. Конечно, в зеленоглазом парне не узнали ни Доменика, ни Гери, хотя что-то неуловимое и было во внешности, но на шлюх мало обращают внимание. На бале оказались и Исабель с мужем, и Герхард. Сеньора Дельгадо посматривала на юношу и частенько посылала ему участливые улыбки. После рассказа юноши о том, кто он на самом деле, женщина прониклась к нему состраданием и еще большей любовью. Герхард же был не в курсе происходящего до сегодняшнего вечера, пока не получил письмо от Доменика, рассказавшего ему отредактированную под магглов версию событий. И сейчас немец постоянно пытался перехватить юношу, чтобы поговорить, но и Пьер, и Антуан, словно коршуны, стерегли свою добычу. 
   Бал большого впечатления на парня не произвел. Он все время мыслями возвращался в последнее посещение Дома, случившееся два дня назад. Он привез им настоящую пушистую елку и кучу игрушек и различных украшений для нее, подарки и продукты для праздничного стола. Надо было видеть восторг этих людей, когда они увидели все это великолепие.
   "Ретроспектива" 
   - А у нас нет для тебя подарков, - расстроилась Лили. 
   - Ну, что ты, мама, вы - лучший подарок для меня, - улыбнулся Гарри. В последние свои посещения юноша все время проводил с матерью и отцом, знакомясь с ними, узнавая, и еще больше проникаясь к ним любовью. Их совершенно не волновало, что они почти ровесники. В последнее перед Рождеством посещение родители все-таки вытащили из него все подробности его детства. О школьных годах они все выяснили у Фреда, который не стал ничего приукрашивать, или наоборот преуменьшать. Гарри тогда не видел, в какую ярость впала его мать после его ухода. Мужчинам с трудом удалось ее усмирить. Из нее полилась стихийная магия, способная разрушить все. 
   - Да, а на день рождения мы тебе подарим брата или сестренку, - рассмеялся Джеймс. 
   - А я не против, папа, - улыбнулся Гарри, и тут его взгляд упал на крестного. - Хмм, Сириус заигрывает с Рио? 
   - О, да, ты же понимаешь, что у нас тут замкнутое пространство, вот и заводятся романы, - улыбнулась Лили. - Если присмотришься, то увидишь, что Фред всегда рядом с Алисией, а Седрик с Каролиной (одна из девушек из девятнадцатого века), Рабастан ухаживает за Корделией (сестра Каролины), а Рудольфус вьется около Тамары (еще одна из пяти незнакомок). 
   - Мда, не хило у вас тут дела идут, - хмыкнул Гарри. 
   - Сын, что за жаргон, - притворно возмутился Джеймс. Гарри с лукавой улыбкой посмотрел на отца, вернее на его очки. - Что? 
   - Ничего, сам все узнаешь на Рождество, - сделал невинные глаза парень, а затем посмотрел на мать. - А с кем Том? 
   - С тобой, - просто ответила та. - Вы связаны. 
   - Хмм, - задумался Гарри, отыскивая глазами мужчину. - А почему ты не наряжаешь елку? 
   - Ну, я же с тобой, - возмутилась мать. 
   - Иди, я же вижу, как тебе хочется, - улыбнулся парень. 
   Гарри наблюдал, как девушки суетятся около елки, примеривая на нее украшения, как разгораются споры, что повесить, потом все приходят к единому мнению. 
   - Ты хорошо придумал, - Джеймс с одобрением посмотрел на сына. 
   - Так хотелось сделать вам всем приятное, - тихо произнес юноша. 
   - Ты и сделал, - сказал Том, подходя к юноше и передавая ему Кассандру, которая тут же пальчиками ухватилась за кулон, висящий на шее ее второго отца. Гарри с улыбкой смотрел на малышку, которая по сути еще и не родилась. Только в этом Доме он чувствовал, что у него есть семья, не только, где он сын, но и где он отец. 
   "Конец ретроспективы"
   Гарри встряхнул головой, пытаясь вернуться в реальность, не думать, как в Доме все сейчас садятся за праздничный стол. Бал начал его тяготить, и юноша выскользнул на балкон, откуда по галерее перешел в зимний сад. Он не видео, как вслед за ним направился Герхард. Гарри прошел в дальний конец, где устроился у фонтана на скамейке. Герхард остановился неподалеку, давая юноше насладиться тишиной и покоем. Гарри выглядел выжатым как лимон, грустным, совсем не радующимся празднику. 
   - Я хотел лично подарить тебе свой подарок, - произнес Герхард, присаживаясь рядом с юношей. Мужчину обрадовало, когда в глазах Гарри сверкнули искренние искорки радости. 
   - Я так рад тебя видеть, Герхард, - улыбнулся парень. 
   - Держи, - мужчина протянул юноше бархатную коробочку. Гарри аккуратно ее открыл - невероятное ожерелье из изумрудов, вплетенных в червонное золото. 
   - Красиво, - прошептал юноша, любуясь игрой света на драгоценных камнях. - Это мой подарок? 
   - Нет, это в приданное твоей дочери, - ответил мужчина. Гарри секунду испугался, но затем понял, что Герхард говорит о будущих детях. - А тебе вот это. 
   Гарри принял в руки шкатулку, открыл ее и замер. Сердце пропустило удар. Здесь было все: кусочки различных пород дерева, как раз того размера, чтобы делать палочки, какие-то травы, бутылочки с жидкостями. 
   - Я видел, что ты интересуешься этим, когда мы с тобой гуляли по улочкам, - произнес Герхард, а затем передал юноше большую энциклопедию деревьев и трав. 
   - Спасибо, - заворожено произнес Гарри, поднимая глаза на мужчину. - Знаешь, мой подарок тебе там, но я хочу сделать еще один. 
   - Гарри, Доменик, мне не важно кто ты, меня всегда интересовал только ты сам. А не твое имя. И они все дураки, если не узнали тебя, им нужно было тело, а мне нужен был ты, - произнес Герхард. 
   - Займись со мной любовью, - Гарри смотрел прямо в глаза немца. 
   - Здесь? - удивился тот. 
   - Да, здесь, - кивнул юноша, отставляя в сторону шкатулку и книгу, затем плавно поднялся и сел на колени мужчине лицом к лицу. 
   Антуан стоял в тени деревьев и наблюдал за юношей, плавящимся в объятиях немца. Почему он не вмешался? Просто что-то заставило его остановиться. Он понял, что Гарри сейчас прощается с Герхардом, как с любовником и как с другом. Граф видел, что праздник не доставляет юноше никакого удовольствия. Последнее время его подопечный стал задумчивее, грустнее. Он понимал, что в какой-то степени они с Пьером предали этого мальчика, но он должен был его получить, пусть и на пять лет, но боялся, что даже этого времени ему не хватит, чтобы насытиться юношей. Антуан тихо удалился, оставляя юношу и мужчину одних. 
   - Иди, - Герхард подтолкнул Гарри к выходу. 
   - Это все? - тихо спросил юноша. 
   - Да, малыш, так будет лучше и тебе, и мне. Ты сделал самый лучший подарок, какой я только мог мечтать получить. Иди, - Герхард снова подтолкнул Гарри. 
   Юноша двинулся к выходу из Зимнего сада, все время оборачиваясь на мужчину. "Господи, ну почему все так? Герхард был другом, настоящим, любящим. Ну почему у меня все не как у людей?" - с отчаянием подумал юноша. Он не стал возвращаться в зал, а сразу прошел в спальню, где скинул одежду и улегся в кровать. Слезы безмолвно капали из глаз. Он никак не мог их остановить. "Черт, мне уже двадцатый год, а я реву как девчонка", - смахивая рукой ручейки, думал Гарри. Вдруг кровать просела, его обняли и прижали к груди. 
   - Все будет хорошо, вот увидишь, - прошептал Пьер. Гарри и не заметил, как оказался убаюканным, и провалился в сон.
   А в это время в Доме обитатели начали распаковывать подарки от юноши. Джеймс вытащил из свертка небольшой чехол, и уже из него новые очки, в тонкой золотой оправе. Мужчина только теперь осознал, что за лукавый взгляд был у его сына. 
   - Он все-таки это сделал, - рассмеялась Лили. 
   - Ты знала, - Джеймс укоризненно посмотрел на жену. 
   - И что? - усмехнулась девушка, а затем повернулась к лидеру их сообщества. - Том, а что у тебя за подарок? 
   Том молча поднял за цепочку медальон. В центре серебряно-золотого диска были стилизованные в готическом стиле две буквы С переплетенные с расположенными ниже ТМР. 
   - Я так понимаю, две С - это Салазар Слизерин? - утверждено спросила Тонкс. Том кивнул. 
   - Это работа на заказ, - тихо произнес Ремус. 
   - Знаете, что до меня только что дошло, - вскочила со своего места Нимфадора. 
   - Дора, ты слишком активная, но слава Мерлину, ты перестала быть неуклюжей, - усмехнулся Сириус. 
   - Вы не понимаете. Уже прошло два полнолуния. Два! - Тонкс обвела всех взглядом. Все смотрели на девушку недоуменно, пока не раздался глухой стон. 
   - Я ни разу не перекинулся, - Люпин сидел с каким-то непередаваемым выражением на лице. 
   - Хмм, все чудесатее и чудесатее, - задумчиво произнес Гриндевальд, паря около стола. Сегодня он в отличие от других дней был в эфирообразном состоянии. 
   - Что вы имеете в виду? - на старика уставились все. 
   - Думаю, что там не существует всех этих заморочек, а когда вас обратно вытянуло, то сущность оборотня с вами не вернулась, но все же... Думаю, вы стали анимагом. Попробуйте, - Гриндевальд завис около Люпина. Ремус встал из-за стола, чуть отошел, сосредоточился и... перед всеми стоял матерый серебристый волк, только вокруг шеи был воротник золотого цвета. Геллер аж подпрыгнул. - Замечательно, впечатляет. 
   - Вау, - Тонкс погрузила руки в шерсть волка. - Красавец. 
   В следующее мгновение она отпрянула, так как на нее смотрел уже мужчина, а из-за стола раздались смешки. 
   Пока все хвастались подарками от Гарри друг перед другом, Том открыл коробочку, подписанную для Кассандры. Глаза мужчины расширились, пальцы стали поглаживать набор драгоценностей из черного металла с изумрудами и сапфирами. Рабастан, сидящий рядом с темным лордом, аж присвистнул, когда увидел это великолепие. 
   - Откуда? - только и спросил он. 
   - Это для Касси, но я понятия не имею, где Гарри взял это, - тихо произнес Том, все еще находясь под очарованием украшений. 
   - Странно, а я видела кучу игрушек для Кассии от Гарри, не думала, что он еще что-то ей подарит, - Рио удивленно посмотрела на присутствующих. Лили в это время рассматривала открытку. 
   - Это подарок не столько от Гарри, сколько от Исабель Дельгадо, - произнесла она. - Гарри пишет, что не смог ничего с ними сделать, потому что они идеально будут смотреться на Касси. 
   - Вот тут он прав, они словно специально сделаны для нашей девочки, - кивнул Том. 
   Они еще долго сидели, шутили, рассказывали смешные истории. Правда, всем не хватало Гарри. Ложась под утро спать, Лили тихо прошептала: 
   - Надеюсь, сын, ты тоже весело провел время. 
   - Я тоже, дорогая, я тоже, - вздохнул Джеймс, обнимая жену.
   Гарри все-таки удалось вытребовать у Антуана и Пьера сутки свободного времени с 31 декабря на 1 января. Юноше так хотелось провести хоть новый год с теми, кто был ему дорог. Гарри приехал к Дому в двенадцать часов дня, сразу после последнего экзамена за семестр. 
   - Гарри, какая радость, - насмешливо поприветствовал парня Фред. 
   - Я тоже безмерно счастлив лицезреть твою физиономию, - в тон ему сказал Гарри. 
   - Мое сердце разбито, - рыжий схватился за сердце, а затем, приоткрыв один глаз, спросил. - Где ты научился так язвить? 
   - Профессия обзывает, - усмехнулся тот в ответ. 
   - За себя нужно уметь постоять, - Джеймс обнял сына. - Как экзамены? 
   - Все сдал, никаких хвостов, - облегченно вздохнул Гарри. - Надо машину разгрузить. 
   Пока ребята занимались вносом сумок, вернее Гарри доставал их из машины и вносил в дом, а уже Седрик и Фред несли их дальше, девушки быстренько стали готовить чай и бутерброды. Гарри несколько минут смотрел за этим священнодействием, а затем со стоном стукнул себя по лбу. 
   - Вот, идиот! 
   - Гарри, ты чего? - все удивленно воззрились на парня. Юноша только махнул рукой, сосредоточился и громко позвал. 
   - КРИЧЕР! - Сириус и Регулус уставились друг на друга. Раздался хлопок и перед компанией появились три эльфа. Гарри от неожиданности даже покачнулся. Если бы не отец, то он уже сидел бы на пятой точке на полу. - Добби? Винки? Что вы тут делаете? 
   - Хозяин нашелся, - Кричер расцвел в улыбке, чего за ним никогда не замечалось. - Кричер так счастлив, что молодой хозяин нашелся. Мы так ждали. 
   - Добби и Винки пришли в дом Гарри Поттера сэра, - важно произнес Добби. - Мы помогали Кричеру наводить в доме порядок и держать оборону от предателей Гарри Поттера сэра. Добби и Винки всегда будут любить Гарри Поттера сэра и никому его не дадут в обиду. Дамблдор плохой, и он еще поплатится. Добби, Винки и Кричер не пустили его в дом Гарри Поттера сэра. Добби, Винки и Кричер всегда знали, что Гарри Поттер сэр нас когда-нибудь позовет. 
   - Добби, Добби, пожалуйста, остановись, - замахал руками Гарри. Остальные еле сдерживали смех, слушая домовика. Гарри посмотрел на Кричера. - Кричер, вы сможете обеспечить едой всех этих людей? 
   Домовик серьезным взглядом обвел помещение, в котором было сейчас тридцать человек, не считая Кассандры. Глаза Кричера расширились, когда он узнал Сириуса и Регулуса, затем эльф уставился на Гарри. 
   - Хозяин очень могущественный маг раз сумел вернуть столько мертвых в мир живых. 
   - Да, Кричер, Гарри у нас очень сильный маг, просто неординарный, - произнес Сириус. 
   - Простите, господин Сириус и господин Регулус, но я не могу назвать вас своими хозяевами, так как моим Хозяином является Гарри Поттер, а он хороший хозяин, настоящий, даже моя любимая хозяйка его называет своим внуком и наследником. 
   - Что? - ошарашено выдал Гарри. 
   - Хозяйка была на седьмом небе от счастья, когда хозяин закрыл дом для всех, - произнес Кричер. - И, да, мы можем прокормить всех. 
   - Добби и Винки будут забирать еду из Хогвартса, - на лице Добби появилась какая-то злая улыбка. 
   - Мда, Гарри, ты когда успел такую верность заработать у домовиков, а? - Рабастан с искренним изумлением смотрел на юношу. 
   - Ну, вы же все время твердите, что у меня все ни как у людей, - пожал тот плечами, чем вызвал улыбки у присутствующих. 
   Добби и Винки исчезли, а затем появились с огромным количеством еды, материализовавшейся нас столе. 
   - Вопрос пропитания решен, - потер руки Фред. 
   - Добби и Винки могут все, - загадочно выдал домовик. 
   - Не стоит, нам нельзя пока привлекать излишнее внимание, - покачал головой Том. Гарри подошел к нему и отозвал в сторону, доставая из рюкзака, лежащего в куче сумок шкатулку, подаренную Герхардом. Том с блеском в глазах перебирал образцы деревьев и трав. 
   - Гарри, это просто чудо, - Том искренне улыбнулся юноше. 
   - Я чуть не заплакал, когда увидел этот подарок, - признался юноша. 
   - Теперь мы точно сделаем палочки, а то те, что уже получились, просто никуда не годятся, - Том любовно погладил черное дерево. - Надо будет и тебе создать палочку. Беспалочковая магия, конечно, хорошо, но ты еще не совсем профессионально ей обладаешь. 
   - Согласен, - кивнул Гарри. - Я потратил десять тысяч галлеонов на ингредиенты, это треть от суммы, что есть. 
   - Сейчас проще, Гарри, о еде теперь не надо заботиться, - произнес Том. 
   Этот день был полон шуток и веселья. Сириус наколдовал музыку. Гарри, после выпитого вина о чем-то посовещался с Добби, после чего тот исчез, появившись через час с несколькими странными предметами, назначения которых никто не понял. Генератор Гарри завел сам, подключил колонки и музыкальный центр, а затем врубил все это, правда, не на полную мощность. 
   - Что это? - все тут же сгрудились вокруг странного музыкального инструмента. Гарри объяснил, как это работает. После этого Фред и Седрик обосновались рядом с музыкальным центром. Гарри был счастлив, этот праздник понравился ему больше, чем рождественский бал в Де Кресси. 
   Январь промчался быстро. На каникулы Антуан вывез Гарри на Гаваи, хотя парень предпочел бы остаться в Париже, но никто с его мнением считаться не стал. Плохо было то, что и Пьер, и Антуан вдруг оба воспылали ревностью. Она душила парня, преследовала. Гарри боялся, что скоро у него просто не появиться тех нескольких свободных часов. Юноша благодарил небо, что вспомнил о Кричере, потому что в середине февраля ему резко убавили деньги на мелкие расходы. До этого он получал около тысячи франков в неделю, которые в основном тратил на обитателей Дома. В конце февраля парень лишился машины. 
   - Что происходит? Вы мне не верите? Я же обещал, и не собираюсь свое обещание нарушать, - Гарри пылал от ярости. Просто крича на двух мужчин. 
   - Гарри, успокойся, - Антуан попытался урезонить парня, но тот отшатнулся и сбил дорогу китайскую вазу. Затем вылетел из столовой и пронесся по коридору к выходу. Влетев в конюшню, Гарри без седла влетел на Урагана, подарка Антуана на Рождество (надо сказать, что юноша стал замечательным наездником за полгода, благодаря графу и его конюшенным). Через секунду конь уже летел по полю от Замка. Гарри несся, не разбирая дорогу. Ярость закрывала ему все, он просто не заметил ветку, а в следующее мгновение с хрустом ударился о землю. Правая рука и левая нога изогнулись под немыслимым углом. Вокруг головы стала образовываться лужа крови. 
   Гриндевальд разговаривал с Рудольфусом, когда его накрыло жутким, липким страхом. 
   - ГАРРИ! - вырвалось из уст старика. Джеймс дернулся как от удара от крика. 
   - Что? 
   - Что-то случилось, очень плохое, - Гриндевальд стал беспокойно мигать и быстро перемещаться по комнате, так что у всех зарябило перед глазами. 
   - Что случилось? - влетела в комнату Лили. 
   - Не знаю, но..., - старик в ужасе уставился на тех, кто был в комнате. 
   - Геллерт, ты ведь можешь отсюда выйти? - с надеждой спросила Лили. Старик только покачал головой. 
   - Добби! - заорал Регулус. 
   - Ты чего орешь? - накинулись на его, но тут с хлопком появилось ушастое чудо и вопросительно уставилось на младшего Блека. 
   - Ты можешь выяснить, где сейчас Гарри? С ним что-то случилось, нам надо знать..., - Регулус не успел договорить, как Добби уже не было. 
   - Молодец, Рег, - Сириус смотрел на брата с благодарностью. 
   - Геллерт? - Лили уже еле держалась. 
   - Боль, темнота, что-то плохое, - старик никак не мог подобрать слова. Ему совсем это не нравилось, он не стал говорить, что чувствовал, как из Гарри уходит жизнь. Вдруг раздался плач Кассандры, которая просто надрывалась, словно тоже была в курсе того, что случилось с ее папой. 
   Антуан смотрел в окно, досадуя, что вот так поругался с ношей. Вот он нахмурился, глядя на Урагана, возвращающегося без седока. "Господи, только бы ничего не случилось. Боже", - Антуан вылетел из комнаты. Через пять минут была собрана поисковая команда. 
   Добби стоял над Гарри и в ужасе смотрел на неподвижного юношу. Он уже сделал все, что мог. Юноша был без сознания, но, по крайней мере, явно не мертв, но сколько ему потребуется времени на лечение. Вдали послышались голоса. Добби нырнул в кусты как раз вовремя, в поле видимости появились всадники. 
   - Господи, помилуй, - Антуан слетел с коня и опустился на колени перед юношей. - Гарри, прости. 
   - Нужен врач, немедленно, - закричал он. 
   Добби дождался, пока Гарри не засунули в карету скорой помощи и не увезли, и только потом отправился в Дом. 
   - Нужны восстанавливающие, укрепляющие, костерост, кровевостонавливающие, - тут же выдал Добби. 
   - Что? 
   - Гарри Поттер сэр очень сильно пострадал. Рука и нога сломаны, из головы кровь, много ушибов, в себя не приходит, - пояснил домовик. 
   - Быстро за дело, - распорядился Том. Никому не пришлось повторять дважды. Через минуту на огне уже стояли все котлы, которые были в Доме. 
   Врачи были в шоке, когда через два месяца выписывали парня из больницы без всякого гипса. Это был феномен. Но происшествие сделало и благое дело. Антуан и Пьер успокоились. Гарри стал усиленно наверстывать учебный план. Юноша как-то странно улыбался, что не давало двум мужчинам покоя, а все было просто - Гарри знал, кому обязан своей жизнь, кто готовил зелья, чтобы он так быстро пришел в себя и смог выйти из этой чертовой больницы. Том приготовил специальный костерост, так, чтобы кости срослись не за ночь, а за месяц. Ощущения, правда, были не из приятных, но юноша все понял. К сожалению, Гарри никак не мог попасть в Дом, он все дни проводил в университете и библиотеке, готовясь к экзаменам, сдавая пропущенные мини сессии. Но сейчас все было даже проще, связь держали через домовиков. Так что и Гарри, и обитатели Дома знали все новости. 
   В конце мая все палочки, наконец-то были закончены. Том усиленно всех подкалывал, на предмет того, что палочки получились темные: яды магических змей, части драконов или василиска, перья или волосы вейл. Палочки были изумительными, они готовились по более древним рецептам, чем даже у Оливандера. Самое интересное, что у Тома, Лили, Риолан, ставшей женой Сириуса (обряд провел Том), Фреда и Гарри (Тому каким-то непостижимым образом удалось создать ему палочку без участия самого юноши) в качестве ядра было несколько составляющих. У Тома - яд василиска, перо феникса из бывшей палочки Гарри и волос Кассандры, то есть частица Бездны, в качестве дерева выступил палисандр. Готовая палочка была выкупана в яде василиска и закалена на огне, поэтому имела черный цвет, ближе к кончику имелись три белых круга. Палочка Лили - из ясеня, расписанная вавилонскими рунами внутри имела волос вейлы и зуб дракона. У Риолан все было красным - красное дерево, сердце дракона и лепесток мандрагоры, цветущей раз сто пятьдесят лет. Фред особо не отличился - чешуя дракона и коготь дракона, заключенные в дуб. У Гарри в качестве дерева тоже оказался палисандр, как ядро выступили яд василиска, порошок из клыка василиска и волос Кассандры. Палочка также была закалена на огне, но купалась в соке мандрагоры. В общем, эти пятеро отличились. Как сказал, Сириус, мы ждем от вас пятерых великих и ужасных дел. Фред поддел Лили, пообещав ей место Беллы, за что заработал от нее ну очень неприятный взгляд. Палочки действительно были очень мощными. Дуэли, в которых участвовали эти четверо, кроме Гарри, были очень показательны. Том предположил, что у них у всех стояли какие-то ограничения на магию при жизни, а после возрождения те спали. Геллерт после долгих раздумий согласился с ним. 
   Гарри появился в Доме только в конце июня, сдав все экзамены и немного отдохнув после них. Антуан и Пьер перестали его контролировать. 
   - Слава Мерлину, - накинулась на него Лили. 
   - Не понял, а где остальные? - удивился Гарри стоящей тишине. 
   - Тренируются, - усмехнулась девушка. Гарри огляделся, подмечая, что с его последнего визита, состоявшегося в середине феврале, в Доме многое изменилось. Он стал комфортнее и явно больше. 
   - Пространственная магия? - Гарри вопросительно посмотрел на мать. 
   - Ага, мощные получились палочки. Оказывается, мы столько потеряли со временем, что даже жутко становится. И зачастую, нам подбирают не те палочки, которые нам нужны. Тебя должны посмотреть Том и Геллерт, возможно на тебя наложены ограничения, - сказала Лили. 
   - Потрясающе, - только и вымолвил парень. 
   - Как ты? - Лили обняла сына за талию. 
   - Нормально, но если бы не вы, быть мне калекой, - произнес Гарри. 
   - Хорошо, что Регулус так быстро отреагировал и нашел способ связи с тобой, - Лили вздрогнула. 
   - Все хорошо, мама. Я просто тогда был в ярости, сам, в принципе, виноват, - скривился Гарри. 
   - Мерлин, тебе еще четыре года жить с ними, - Лили сжала ладонь Гарри. 
   - Я справлюсь. Этот случай вправил им мозги, - твердо сказал юноша, а затем перевел тему. - И когда мне ждать братика или сестренку? Вы ведь с папой так и не провели познающую диагностику? 
   - Нет, будет сюрприз для всех, - улыбнулась Лили. 
   - Какие люди и без охраны, - в гостиную, устроенную на первом этаже, ввалились Фред, Седрик и Регулус, который был чуть старше их 
   - Рассказывайте, что у вас тут новенького, думаю, вы мне не все новости передавали с эльфами, - Гарри устроился на диване рядом с матерью и теперь смотрел на парней. 
   - Ну, у нас тут состоялась куча свадеб, - выдал Фред. Гарри озадаченно оглядел всех. 
   - Это не шутка, - в комнату вошел Том, а за ним Джеймс и Сириус. - Они из меня сделали специалиста по проведению брачных ритуалов. Хорошая, кстати, у тебя книжка, столько из нее почерпнули за это время. 
   - Кто женился? - Гарри, наконец, обрел дар речи. Фред, Седрик, Регулус и Сириус подняли руки, на которых сверкали обручальные кольца. - На ком? 
   - Риолан, - выдал Сириус. 
   - Сумасшедшая женщина, - пробурчал Гарри, за что заработал от матери легкий тычок, хотя на самом деле она сдерживала смех. 
   - Алисия - улыбнулся Фред. 
   - Каролина, - спокойно произнес Седрик. 
   - Оба брата Лестрейндж и Регулус, - усмехнулась Лили. 
   - Ничего себе вы тут устроили, - присвистнул Гарри. 
   - О, это еще не все новости, - теперь уже Лили смеялась в голос. - Все новоявленные жены на момент свадьбы оказались беременными. 
   - Что? - Гарри даже поперхнулся. Ему во всех красках стали рассказывать о том, что происходит в доме, как идут тренировки, как делали палочки, что учат, кто учит и так далее и тому подобнее. Уехал парень из Дома с чугунной головой от кучи новостей. Правда, перед отъездом у него состоялся разговор с Томом, смысл которого сводился к тому, что Гарри пора вплотную заняться магическими тренировками. 
   Теперь каждый приезд Гарри в Дом ознаменовывался двухчасовой тренировкой под руководством Тома. Юноша, к тому же, уговорил Антуана давать ему уроки фехтования и стрельбы: как из лука, так и из огнестрельного оружия. Граф, также, нанял учителя по самообороне. Началась усиленная подготовка к будущему. Том совершенно его не щадил, гоняя похлеще всех остальных, но все-таки у остальных тренировки проходили ежедневно, а у Гарри на каждый четвертый день. 
   23 июля у Лили начались роды. К счастью, Каролина была знакома с колдомедициной, а точнее с процедурой принятия родов. После двух часов мучений на свет появились близняшки - мальчик и девочка. Гарри, бывший в этот день в Доме, места себе не находил, волнуясь больше своего отца. Малышей назвали Саманта и Салазар. Том долго хохотал, сказав, что у Поттеров очень черное чувство юмора. Теперь ожидалось пополнение в семье Сириуса, но тут все были обеспокоены. Риолан очень тяжело переносила последние месяцы беременности. Но 31 июля случилось непредвиденное. 
   Гарри сидел в своей комнате в Де Кресси и вертел полученную записку от Исабель Дельгадо. Она срочно просила с ней встретиться в отеле Савой. До празднования его дня рождения оставалось еще часов шесть, так что время у него было. Предупредив дворецкого, что пойдет прокатиться, Гарри отправился на встречу. Там его ждал сюрприз. В номере никого не было, только на кровати стояла корзинка, рядом с которой лежало письмо. Гарри подошел к кровати и расширившимися глазами смотрел на спящего в корзинке младенца. Ему понадобилось довольно много времени, чтобы прийти в себя. Наконец, он распечатал письмо.
   "Дорогой мой, любимый человечек! 
   Я знаю, что поступаю подло, но я никогда не смогу воспитать нашего сына. Я столько от тебя скрывала. Гарри, милый, я знаю, кто ты. Я сама волшебница, ушедшая в мир маглов. Когда я услышала твою историю, то мне ничего не стоило все проверить и выяснить. Мерлин всемогущий, мне так жаль, что тебе пришлось все пережить. Гарри, я могла бы выдать малыша за сына Франко, но это невозможно - я давно не делю с ним постель, но и убить твоего мальчика, я не cмогла. Я наложила чары, чтобы никто не знал о моей беременности. Я знаю, что ты сможешь дать нашему с тобой сыну достойную жизнь. Я верю в тебя, любимый. Я так и не дала нашему сыну имя, это только твое право. Прощай, с любовью Исабель Лаурия Дель Рико". 
   Гарри осторожно вынул мальчика из корзинки, глазки открылись, но ребенок не заплакал. На Гарри смотрели темно-зеленые глаза, намного темнее его. 
   - Ну, здравствуй, Кристиан Гейвин Дель Рико-Поттер, - Гарри улыбнулся, он даже не задумывался, что делать с ребенком, это был его сын, а значит, он будет рядом с ним. Но не в Де Кресси, в Доме. Гарри положил малыша в корзинку и покинул отель. 
   Сказать, что все были в шоке - значит, ничего не сказать, но никому даже в голову не могло прийти не принять сына Гарри, Том спокойно уложил мальчика рядом с Кассандрой, а малышка тут же схватила мальчика за руку и сжала. В общем, спелись с первой секунды. Том и Гарри уединились в спальне лорда для приватного разговора. Как-то само собой случилось, что они поцеловались. Их давно уже тянуло друг к другу, связь-то была создана. Но они решили не форсировать события. 
   15 августа начались роды у Риолан, родилась красивая черноволосая девчушка, но случилась трагедия - Рио спасти не удалось. Сириус был безутешен, когда девочка открыла глазки, отдававшие красивым аквамариновым цветом, мужчина не задумываясь назвал дочку в честь матери - Риолан. Сириус не отходил от дочери, боясь потерять и ее. Только через месяц он стал приходить в себя. 3-его сентября на свет появилась Талия Люпин, через неделю - 10-го числа Рис Орион Блек, сын Регулуса. Начало октября было освящено появлением на свет еще одних близнецов - Фредерики и Фелиции Спинет-Уизли. А первого ноября, когда пали ограничения ритуала возвращения родились Миранда, дочь Рудольфуса, Родерик, сын Рабастана и Стефан, сын Седрика. 
   - Прямо, бэби бум, - высказался Гарри, пришедший 1-го ноября вечером в Дом, и, глядя на колыбельки, в которых спали его собственные дети, брат с сестренкой и еще 8 младенцев. 
   - Зато смотри, сколько новых жизней мы подарили, - улыбнулся Ремус. 
   - Как Сириус? - Гарри бросил взгляд на крестного. 
   - Уже лучше, но он действительно безумно полюбил Рио, а она вот так ушла, - Дора тяжко вздохнула. - А еще я хочу увидеть сына. 
   - Увидишь Тонкс, - тихо сказал Гарри. - Обязательно. 
   - Это было не время Рио, - прошептал Джеймс. 
   - Я с тобой согласен, ей было бы тяжело. Но это жутко, - передернул плечами Гарри. 
   - Да, - кивнули его собеседники. Они покинули детскую и спустились вниз, где был накрыт стол. Все поздравляли новоявленных папаш, когда Гарри вдруг расхохотался в голос. 
   - Гарри? - удивленно посмотрела на сына Лили. 
   - Я тут представил, как все эти детишки через одиннадцать лет придут в Хогвартс, - сквозь смех начал Гарри. - Стоит такая МакГонагалл и читает список: Поттер Саманта, Поттер Салазар, Поттер Дель Рико Кристиан, Поттер-Риддл Кассандра, Блек Рис, Блек Риолан, Лестрейндж Миранда, Лестрейндж Родерик, Уизли Фредерика, Уизли Фелиция, Диггори Стефан, Люпин Талия. На этом мы заказываем гроб его светлому магу Альбусу Вульфрику чего-то там еще Дамблдору. 
   В столовой стоял громовой хохот, воображение у всех было отличное. А действительно, ведь через одиннадцать лет 12 ребятишек пойдут в школу, и именно так будут звучать их имена. 
   - Антонин, - Гарри посмотрел на Долохова. - Зря ты не поддержал компанию по появлению в этом мире детей с фамилиями давно умерших магов. 
   - Ничего, я еще успею, у меня еще время есть, - хохотнул тот в ответ. 
   Год подошел к концу, он был насыщен событиями, как хорошими, так и не очень, но теперь начинался новый этап жизни. Что предпримут новые Пожиратели? Или не Пожиратели? Какую цель они будут преследовать в ближайшее время. Одно было ясно - Дом совсем исчез из поля зрения магов. Лили, Гарри, Фред, Рабастан и Том наложили столько чар и щитов на него, что позавидовал бы и Хогвартс. Дом так и остался для них Домом.

Глава 6. Интересные встречи.

   Ноябрь закончился, за ним так же быстро пролетел и декабрь. Если остальные жили, наслаждаясь свободой, общением, то Гарри начал медленно впадать в депрессию. А связано все было с Антуаном и Пьером. Хотя те и делали вид, что все в порядке и явно свою ревность не выносили на обозрение, но их постоянные взгляды жутко нервировали парня. Он стал похож на параноика. Каждый раз, направляясь в Дом, Гарри как минимум полчаса кружил по городу, ему все время казалось, что за ним следят. К сожалению, он был не так уж и неправ. 
   - Гарри, мы летим в Рим на Рождество, собирай вещи, - Антуан стоял в дверях кабинета, который выделил для Гарри. Юноша поднял голову от учебника и посмотрел на мужчину. - Ты меня слышал? 
   - Да, я все прекрасно слышал, - кивнул Гарри. - Мне вот интересно, мне дадут возможность сдать экзамены, или увезут прямо сейчас? 
   - А можно без сарказма? - Антуана покоробил тон юноши. - И, естественно, мы поедем после сдачи всех экзаменов. 
   Гарри, чтобы не ляпнуть ничего, просто кивнул и снова уткнулся в книгу. Антуан еще некоторое время постоял в дверях кабинета, после чего ушел, тяжко вздохнув. Не было никакого сомнения в том, что парень начал отдаляться от них. Граф, честно говоря, был расстроен тем, что юноша держал все в секрете. Для себя он решил, что по окончании договора отпустит Гарри, несмотря на то, что это будет трудно. За Пьера он ручаться не мог. Антуан подозревал, что у Гарри кто-то есть, кого он действительно любит. Зачем нужна была поездка в Рим? Дать юноше возможность вздохнуть, выйти из затянувшейся депрессии. Он был уверен, что Гарри чувствует слежку, устроенную за ним Пьером. 
   "Рим... Как бы я хотел там очутиться вместе с мамой и папой, Томом и остальными", - грустно подумал Гарри, отложив книгу на стол. Ему совсем не хотелось грубить Антуану, он ведь видел, что тот хочет как лучше, но это состояние зависимости его просто убивало. У него были свои деньги, но он не мог ими пользоваться. Конечно, можно было воспользоваться магией и все устроить, но Гарри не хотел идти таким путем, гриффиндорское благородство себя еще не изжило. Юноша прикрыл глаза, выкинул все мысли из головы. Из полудремы его вывело то, что кто-то запрыгнул ему на колени и теперь топтался своими лапками, устраиваясь поудобнее. 
   - Вот, скажи мне, Фауст, где тебя носило все это время? Тебя не было три месяца. А? - Гарри открыл глаза и посмотрел в такие же зеленые глаза. Никаких признаков вины в кошачьих глазах он не увидел. Юноша вздохнул. - Ты меня совсем не любишь. 
   На эти слова кот изящно выпрямился, положил лапы на грудь Гарри и потерся головой о подбородок юноши. 
   - Подлиза, - улыбнулся Гарри, запуская пальцы в мягкую длинную шерстку. - Наверное, Жан тебя вымыл, или, скорее, выстирал, раз ты такой чистенький и пушистый. 
   Фауст снова потерся о подбородок, затем устроился на коленях юноши и закрыл глаза, громкий рокот довольного кота заставил Гарри улыбнуться. 
   - Вредина, - Гарри взял книгу и продолжил чтение, одной рукой почесывая своего питомца за ухом. Кот за два года, естественно, вырос, но не стал домашним, особенно после переезда в Де Кресси. Он постоянно где-то пропадал, изредка навещая то ли хозяина, то ли друга. Их отношения трудно было охарактеризовать. Большим он не был, скорее среднего размеры. Гарри называл его беговым, поскольку носился Фауст с невероятной скоростью и предпочитал именно такой способ перемещения. За ним совершенно не наблюдалось ничего похожего на кошачью грацию и надменность. Замереть этот кот в одном положении надолго не мог, но и концертов тоже не устраивал. После прибытия в поместье графа Фауст направился на разведку, где его носило по несколько месяцев не знал никто. Работники не видели его на территории Де Кресси, пока кот не возвращался, заявляя о себе одним единственным мявом. Сегодня он, похоже, вернулся из своей очередной экспедиции. 
   - Гарри, чай подан в столовую, месье граф хотел бы видеть тебя за столом, - в кабинет заглянула Жюльетта, служанка в доме. 
   - Спасибо, Жюльетта, я сейчас спущусь, - улыбнулся Гарри. Хорошее настроение начало к нему возвращаться. 
   - О, месье Фауст вернулся, - девушка заметила белого кота на коленях юношу. Тот приоткрыл глаз, поглядел на девушку, затем встал, выгнулся, выпустил когти. 
   - Аааа, зараза, - воскликнул Гарри. - Больно же. 
   Фауст невозмутимо посмотрел на юношу, спрыгнул на пол и стремительной молнией вылетел за дверь. 
   - Вот, интересно, он степенно передвигаться вообще может. Все впечатление от своего же взгляда испортил, - задумчиво произнес Гарри. 
   - Он удивительный, - сказала Жюльетта. - Очень умный и хитрый. 
   - Надо было его не Фаустом назвать, а Салазаром, - проворчал Гарри. 
   - А кто такой Салазар? - Жюльетта вопросительно посмотрела на юношу. 
   - Это легенда, - выкрутился Гарри. - Он кто-то вроде Мерлина, только жил чуть позже и был Темным волшебником. Его символом была змея, и он предпочитал учить магии людей, обладающих хитростью и хладнокровием. 
   - Как змеи, - кивнула девушка. 
   - Да, как змеи, - подтвердил Гарри. 
   - Не, Фауст ему больше подходит, на змею он точно не похож, - покачала головой Жюльетта. 
   Гарри спустился в столовую, где на данный момент был только Антуан. Юноша не сразу увидел Фауста, расположившегося на стуле справа от хозяина дома. 
   - Мне вот, интересно, откуда у этого кота столько наглости? - Антуан посмотрел на стул, где свернулся клубочком Фауст. 
   - Мне тоже, - улыбнулся Гарри. 
   - Больше не злишься? - спросил граф. 
   - Извини, я был не в настроении, - виноватая улыбка скользнула по губам юноши. 
   - Все в порядке. Поедем в Рим, отдохнем, - Антуан внимательно посмотрел на Гарри. Тому показалось, что за словами мужчины было что-то еще, вот только он пока не понял, что. 
   Гарри собрал вещи для поездки тем же вечером. Следующие дни у него были заполнены экзаменами. Сейчас, когда не нужно было заниматься карьерой в модельном бизнесе и проводить все ночи, а то и дни, ублажая богатых клиентов, Гарри все время уделял учебе, взяв максимальное количество дополнительных курсов. Учеба давалась легко, профессора любили прилежного студента, не боящегося спрашивать, уточнять и устраивать диспуты на тему. Все это в купе привело к тому, что юноша стал одним из лучших учеников университета. Ему прочили выдающуюся карьеру. Поговорив со своим наставником, Гарри выбрал тему своей дипломной работы на окончание университета. Она была тесно связана с миром магии. Гарри хотел разобрать легенды и мифы и найти им подтверждение в реальном мире. Такая идея понравилась даже декану факультета, и он дал добро на изыскания. Теперь в течение четырех курсов Гарри должен был писать и курсовые на эту тему или близкую к его фундаментальному труду. Самое интересное, что к его изысканиям подключились преподаватели и часть студентов. В скором времени сей труд должен был стать уже всеобщим для исторического факультета. Заинтересовали Гарри и политология, и социология, а также психология. Если первая входила в курс, преподаваемый на истфаке, то две другие были взяты им в качестве дополнительных курсов. 
   Экзамены, как и предполагалось, были сданы на отлично. После последнего экзамена Гарри заглянул в Дом, который за прошедшие почти два месяца после того, как ритуал закончил свое действие, сильно преобразился. Бытовая магия, трансфигурация и черт знает что еще, но перед ним стоял прекрасный двухэтажный длинный дом. На третьем располагался чердак, переоборудованный мужчинами в тренировочный зал. Многие комнаты были расширены с помощью пространственной магии. Мебель в каждой комнате была из различных эпох и стилей, но смотрелось все это просто превосходно. Кричер, Добби и Винки просто сияли, а уж первый так особенно. Еще бы, в доме было столько магов, которых можно было назвать достойными, что он просто иногда терялся, кому прислуживать. Винки была первоклассным поваром и всегда стремилась приготовить что-нибудь изысканное и вкусное, но частенько занималась мелким "грабежом", унося из-под носа шеф-поваров различных ресторанов их готовые блюда. Лили долго смеялась, когда впервые обнаружила эту интересную особенность эльфийки. Но чаще всего еду доставали в Хогвартсе. Как оказалось, у Добби там остались друзья, которые были недовольны директором, и посчитали за честь помощь Гарри Поттеру, но вот куда именно уходит еда они не знали. Самое интересное, что Дамблдор никогда не интересовался тем, что происходит на кухне Хогвартса, а зря, многое мог узнать, но, увы, он не считал домовиков чем-то, что может стоить его внимания. 
   - Гарри, - Тонкс обняла парня, который ввалился в Дом, держа под мышкой недовольного Фауста. - А это кто? 
   - Фауст, - скривился Гарри, разжимая руку. Кот мягко плюхнулся на лапы и тут же пулей пролетел по коридору. 
   - Бешеный какой-то, - задумчиво проводила белого пушистика взглядом Тонкс. - Ты его где нашел? 
   - У Дырявого котла два года назад ко мне прибился. С тех пор всегда со мной, если так можно сказать, - произнес в ответ Гарри. - Не знаю, когда он умудрился пробраться в машину... 
   - Он был с тобой в университете? - удивилась девушка. 
   - Ага, был, сидел в машине и корчил всем рожи. Не кот, а одно наказание, - хмыкнул юноша, следуя за Тонкс вглубь дома. Откуда-то раздался возмущенный вопль. Гарри напряженно посмотрел туда, откуда раздался крик. 
   - Фауст, - сказал он и ринулся на помощь. Влетев в комнату, Гарри и Тонкс застали следующую картину. Взбешенная Лили смотрела на колыбельку, в которой между Касси и Крисом удобно расположился Фауст, при этом дети с обеих сторон вцепились в его шерстку и довольно смеялись. 
   - Ты вообще откуда взялся такой? - выговаривала довольному коту Лили. 
   - Мам, он мой, - улыбнулся Гарри. 
   - Привет, сынок, - поздоровалась Лили, и продолжила уже коту. - Как тебе не стыд... Твой? - девушка повернулась к сыну. 
   - Ага, его зовут Фауст, - улыбнулся Гарри, а затем посмотрел на кота. - И брысь уже оттуда. 
   Фауст посмотрел на Гарри своими зелеными глазищами, демонстративно развалился между младенцами и закрыл глаза. 
   - Зараза, - выразил всеобщее мнение Гарри. - Теперь его лучше не трогать - устроит скандал. 
   - Ну, у тебя и кот, - даваясь смехом, произнесла Тонкс. 
   - Да ну его, - махнул рукой юноша. - То пропадает по три-четыре месяца, а потом делает вид, что все так и надо, мол, я тут, чего суетишься. Оставлю тебя здесь, будешь знать. 
   - Мяу, - послышалось в ответ. Лили фыркнула. 
   - Он еще и доволен, - притворно обиделся парень. 
   - Что за шум, а драки нет? - в комнату вошел Джеймс. 
   - Гарри принес нам нового жильца, который уже, похоже, завел себе любимцев, - улыбнулась Лили, указывая на кота. Джеймс несколько минут рассматривал Фауста, а затем вынес вердикт. 
   - Бандит. Ты, сынок, надолго? 
   - Нет, пап, у меня вечером самолет в Рим. Антуан решил, что мне нужно развеяться, - ответил Гарри. 
   - И это ходячее бедствие ты решил оставить нам? - Джеймс кивнул на кота. 
   - Нет, это ходячее бедствие забралось в мою машину утром и отправилось со мной в университет, а я его даже не заметил, - улыбнулся Гарри. 
   - Смотрю, у тебя настроение улучшилось, - в дверях комнаты стоял Том. 
   - Да, я подумал, что пора заканчивать с хандрой, - улыбнулся Гарри. 
   - Это радует. Мы тут тоже подумали, - Том пристально посмотрел на юношу. - Может нам припугнуть твоих благодетелей? 
   Гарри посмотрел на Тома, потом перевел взгляд на родителей, а затем и на остальных, кто был в комнате. У всех на лицах было одно выражение. 
   - И кто сказал, что вы были истинными гриффиндорцами?! - закатил глаза парень. В ответ раздался мелодичный смех матери. Гарри подошел к колыбельке и осторожно вынул оттуда девочку. 
   - Привет, малышка, я так скучал, - Гарри поцеловал дочь, и снова уложил ее обратно, потянулся к сыну. Фауст приоткрыл глаз и грозно на него зыркнул. 
   - Эй, это, в конце концов, мои дети, защитник тут нашелся, - Гарри посмотрел на кота, но тот только вытянул лапу и выпустил когти. - Зараза. Я тебе это еще припомню. 
   В комнате уже все смеялись. Фауст тем временем опустил с уже убранными когтями лапу на Касси и мирно затарахтел. 
   - Ты где откопал это чудо? - Фред с нескрываемым интересом рассматривал кота. Гарри улыбнулся и рассказал о встрече с Фаустом. Через минуту он уже пожалел, что рассказал. 
   - Я им такую жизнь устрою, - ворчала Лили, пылая гневным взглядом. Том подошел к юноше и поднял его голову за подбородок. Гарри был чуть ниже его. Взгляды встретились. Гарри почувствовал, как Том мягко проникает в его разум. Не было тех вспышек видений, как со Снейпом, все было мягко и деликатно. 
   - Лили, думаю, у тебя появилось желание поговорить с твоей обожаемой сестрой, - произнес Том. Лили подняла взгляд на Темного лорда. Зеленый и синий взгляды снова перекрестились, но теперь зеленые глаза принадлежали Лили. Несколько секунд стояла тишина, затем девушка кивнула и усмехнулась. Гарри даже пожалел Петунию Дурсль, настолько улыбка матери была кривой и злобной. Том снова посмотрел на парня. - И не возражай. 
   - Я и не думал, - пожал тот плечами. - В конце концов, за все надо платить. 
   - Вот и умница, но ты не ответил мне на первый вопрос, - Том пристально взглянул в глаза Гарри. 
   - Пока не надо, я должен с этим справиться сам. Иначе снова начну сомневаться. Мне надо подрастерять свои гриффиндорские черты, - Гарри передернул плечами. 
   - Но если понадобиться помощь, ты нам скажешь, - Джеймс серьезно смотрел на сына. 
   - Да, пап, обещаю. 
   - Вот и договорились, но, смотри, не переусердствуй, - Том коснулся щеки юноши. 
   - Мы тут, кстати, придумали, как зарабатывать на жизнь, - Фред усмехнулся. 
   - Магазин приколов? - Гарри улыбнулся. 
   - Вот, всегда он все знает, - надулся Фред, за что заработал тычок от жены. 
   - Это идея очень хорошая, но мы также решили заработать на производстве зелий. Лабораторию сделали уже в подвале, - Том отошел к колыбельке, но детей не трогал. Зеленый глаз внимательно следил за ним. Мужчина хмыкнул, повернулся к остальным. 
   - А средств для открытия магазина хватит? - Гарри нахмурился. 
   - Да, мы все рассчитали. Еде у нас есть, бытовая магия работает. Дело в том, что у нас даже будет три дела: одно - магазин приколов, в него войдут Мародеры, Фред, Седрик и Лестрейнджи. - сказал Том. 
   - Спаси и помилуй, - вырвалось у Гарри, что в свою очередь послужила сигналом для смешков. 
   - Во-вторых, я, Лили, Антонин, и еще четверо, хорошо разбирающихся в зельях, займемся именно этим делом. Ну, и в-третьих, дамы открывают ателье мод, - Том посмотрел на Гарри. 
   - На то, чтобы все это приносило деньги, и существенные деньги, нужно время, - юноша серьезно посмотрел на всех. 
   - Да, мы все рассчитали. Раньше, чем подрастут дети, мы ничего не будем предпринимать. Твои слова о поступлении детей в Хогвартс натолкнули нас то, когда начать наше выступление, а пока мы будем только набираться сил, опыта и так далее, - кивнул Том. - Есть еще кое-что. Метка пока ни у кого не проявилась. И один человек в мире не знает, что Волдеморт жив. Я, оказывается, могу ее контролировать. 
   - Вот это здорово, - усмехнулся Гарри. 
   - Старых последователей я пока трогать не буду, а вот с новыми можно было бы поговорить, присмотреться, кто есть кто, - Том усмехнулся. 
   - Согласен, - кивнул Гарри. 
   Гарри еще некоторое время провел в Доме, затем попрощался на неделю и уехал. Фауст остался в Доме. Надо сказать, что за ночь он достал всех. Ему приспичило начать обход новых владений именно в эту пору. Но он не просто прошелся по углам, он заглянул в каждую комнату, потоптался на каждой кровати, вернее, ее обитателях. Отовсюду неслась брань и угрозы оторвать этому белому отродью хвост, лапы и голову. В конце концов, Фауст заявился к Тому. Мужчина резко открыл глаза, поняв, что на него смотрят. Наверное, впервые в своей жизни Темный лорд испугался, когда спросонья уставился в горящие изумруды. 
   - Садист, - воскликнул Том. Фауст же довольные произведенным эффектом, свернулся в клубочек под боком мужчины, зевнул и уснул. - Нет, ну точно садист. 
   В общем, Фауст стал всеобщим любимцем, а сам предпочитал общество Кассандры, Кристиана, Саманты, Салазара и, как ни странно, Тома, хотя именно ему больше всех пакостил. 
   Рождество в доме прошло весело и с размахом. Добби переправил из Хогвартса столько всякой еды, что ее хватило бы сотни на две человек. 
   Гарри и Антуан прибыли в Рим накануне Рождества. Здесь юноша еще не был. Антуан был на редкость нежен и обходителен. Они гуляли по улочкам города, заходили в различные соборы и лавочки. Рождественскую мессу Гарри слушал в соборе Святого Петра в Ватикане. Тут-то и произошло нечто интересное, чего юноша не мог ожидать. Оказалось, Ватикан не так прост, как кажется, даже сами божьи служители не знали всех тайн этого сооружения. 
   Гарри как раз рассматривал один из витражей, когда к нему подошел мужчина уже в преклонных годах. 
   - Что же привело сюда юного мага? - сказано это было по-французски. 
   - Откуда вы...? - Гарри осмотрелся. 
   - Не переживайте, мой юный друг. Ватикан не так прост, как это кажется маглам, - улыбка осветила лицо старика. - Идемте, ваш друг сейчас занят и он не вспомнит о вас как минимум часа два, а я вам покажу то, чего не видели даже маги в своем большинстве. 
   Гарри сомневался всего секунду, а затем двинулся за своим провожатым. Они нырнули за один из витражей, который оказался прикрытием входа в коридор. Длинный, освещенный чем-то вроде светлячков, только более ярких, он тянулся куда-то вдаль. Но они свернули раньше. Через некоторое время Гарри стоял посреди уходящей куда-то глубоко вниз огромной библиотеки. 
   - Мерлин, - вырвалось у него от изумления. 
   - Здесь собрано все, что когда-либо было написано магами, - произнес старец. - Ох, простите, мой юный друг, я не представился. - Аурелий, хранитель магической библиотеки времен. 
   - У меня нет слов, - Гарри горящими глазами смотрел на это великолепие - полки, заставленные книгами. 
   Аурелий вел его между уходящими вверх и вниз стеллажами. Гарри то и дело снимал с полки то одну, то вторую книгу, бережно проводил ладонью по ее переплету, затем открывал. Старик ему не мешал, лишь улыбался тому, как бережно и благоговейно юноша относился к этим сокровищам. 
   - Почему вы привели меня сюда? - тихо спросил Гарри у своего провожатого. 
   - Для этого места, я имею в виду не только библиотеку, а вообще весь комплекс, не существует разделения на темную и светлую магию. Это глупость, которая однажды пришла на ум человеку. Запомни, мальчик, не бывает только белого и только черного, всегда есть оттенки и то, что лежит между ними, то же относится к магии. Просто человек может в большей или меньшей степени склонить чащу весов в одну из сторон. В тебе это очень четко видно. Ты сознаешь, когда надо быть жестоким, а когда, наоборот, дать человеку второй шанс. И что-то в тебе еще есть. Сюда давно никто не приходит, мы не можем даже выбрать новых хранителей, но теперь я знаю, что однажды ты придешь сюда снова, чтобы занять место одного из нас. Может быть, ты даже приведешь с собой тех, кто также будет здесь хранителем. 
   - Это так странно, - Гарри провел рукой по корешкам стоящих книг. 
   - Сюда приходят лишь те, кто в этом нуждается. Маг не может войти в собор Святого Петра, если его сердце не открыто для этого. Мы почувствовали тебя сразу, мой юный друг. 
   - Добро пожаловать в святая святых магии, - раздался голос за их спиной. Гарри повернулся и увидел еще несколько таких же старцев, но все они выглядели бодро. 
   - Скажите, а дух здесь может жить, не боясь раствориться, исчезнуть? - вдруг спросил юноша. Они уже несколько месяцев искали способ оставить Геллерта в своем мире, но тот периодически терял связь и исчезал на несколько дней, теперь уже недель. Гриндевальд сказал, что рано или поздно уйдет насовсем, все-таки у него была несколько другая ипостась, чем у тех, кого Гарри вытащил и оживил. 
   - Да, здесь он даже сможет обрести плоть, - кивнул один из старцев. - Ты знаешь кого-то, кто этого хочет? 
   - Да, он мой друг, хранитель, кто оберегал меня многие годы и спас, не дал умереть. Я вытащил его оттуда, но он, в отличие от остальных остался призраком, хотя и может пользоваться магией, - быстро сказал Гарри. 
   - Ты удивительный юноша, расскажи нам свою историю, - от руки главного старца отделился шар, мягко коснулся лба Гарри. Юноша словно выпал из реальности. Когда все нормализовалось, он увидел сочувствующие взгляды вокруг себя. - Ты действительно удивительный маг, твоя дочь будет самым странным магом в этом мире. Не каждый смог сделать то, что сделал ты, но твой хранитель прав - Все только начинается. Как сказал один магловский писатель - есть преступление, а есть наказание, одно без другого не существует. 
   - Вы видели мою жизнь? - тихо спросил Гарри. В ответ он получил кивки. 
   - Пойдем, мы хотим сделать тебе несколько подарков, - старцы пошли к винтовой лестнице. 
   Антуан оглядывался вокруг, но нигде не мог увидеть своего юного протеже, но вот он наткнулся на темную макушку задумавшегося о чем-то юноши. Гарри был так погружен в свои мысли, что ничего не замечал вокруг. В руках у него был небольшой рюкзак. Граф нахмурился, он никак не мог вспомнить, был ли он у Гарри, когда они пришли в храм. А Гарри все еще не мог отойти от того, что увидел в этом странном месте. Ему сделали копии с трех сотен старинных книг, о которых, наверное, вообще ничего не известно в мире. Сейчас они мирно лежали в маленькой шкатулке в подаренном рюкзаке. Передали ему и пятьдесят магических перстней, для него и его друзей, драгоценности и несколько артефактов, как темных, так и светлых, а еще обещали снабжать ингредиентами, которые давно считаются пропавшими из мира. Перед тем, как Гарри снова вернулся в собор, из тайной совятни вылетел, наверное, самый странный филин, какого он когда-нибудь видел - дымчато-голубого окраса с синими главами. Это был подарок хранителя магических существ, которых выводили только здесь. Зверинец Гарри понравился жутко. Здесь было также, как и на ковчеге Ноя. Библиотекарь обещал ему помочь с его дипломной и курсовыми работами, поскольку также хорошо знал магловскую литературу, как и магическую. 
   - Извини, заговорился, - Антуан улыбнулся юноше. 
   - Смотри, - Гарри повернулся и взял со скамейки за собой ларец, в которой находилось монастырское вино трехсотлетней давности и два серебряных, украшенных драгоценными камнями кубков. 
   - О, сын мой, вы удостоились подарка от нашего Демиуса. Вы ему очень понравились, вы благословлены, - рядом с ними оказался кардинал Ватикана, с которым до этого разговаривал Антуан. - Демиус - легенда, что-то вроде духа этого собора. Последний раз такой подарок он делал, если не ошибаюсь лет семьдесят назад. Я приглашаю вас на нашу трапезу. 
   Гарри был восхищен Ватиканом, по которому теперь следовал уже по земле, а не под землей. Его даже представили самому Папе Римскому. Разговор постепенно перешел на тему Гарриной работы. Как это было ни странно, но священнослужителей тема заинтересовала, и, вскоре, уже разгорелся настоящий спор. Антуан с удивлением увидел такого нового для себя Гарри, умеющего отстаивать свое мнение, признающего ошибку, если ему смогли на них указать. В конце концов, Гарри дали допуск в библиотеку самого Ватикана, дело вообще неслыханное. Ему выразили желание увидеть окончательный вариант его работы здесь до того, как он выступит с защитой диплома. У Гарри голова шла кругом от такого насыщенного событиями дня. 
   Через два дня Гарри и Антуан посетили Венецию, где состоялась еще одна встреча, вернее, Гарри увидел лицо из своего прошлого. На одной из улочек Венеции, около ювелирного магазина с надменным выражением лица стоял Драко Люциус Малфой, собственной персоной. Гарри отошел в тень здания и теперь наблюдал за своим бывшим школьным врагом. Драко почти не изменился, был все таким же, только вот на лице появилось какое-то странное выражение. Из магазина выпорхнула блондинка и вцепилась в рукав Малфоя, что вызвало у того гримасу отвращения, но девушка этого не заметила. На руках у обоих были кольца. "Мерлин, Малфой, неужели не мог выбрать себе жену получше? У тебя что, испортился вкус, или это папочка так постарался?" - Гарри даже не думал, что у него может быть столько сарказма. Пройдя за парой, Гарри выяснил, что они остановились в том же отеле, что и он с Антуаном, только не в ВИП-апартаментах, а в обычном люксе 
   Вечером, гуляя по городу, они заглянули в одну лавку. Там была одна небольшая статуэтка, изображающая белого хорька с серебристыми глазами, инкрустированными алмазами. Антуан не мог понять, что вызвало такое странное лукавое выражение на глазах юноше, и уж совсем не понял причину покупки этой безделушки, хоть и дорогой. 
   - Подарок кое-кому из моего прошлого, - хохотнул Гарри на вопросительный взгляд графа. Антуану только осталось пожать плечами. По дороге Гарри купил небольшую открытку. Юноша отдал запакованный подарок портье с просьбой передать его Лорду Драко Малфою, как можно быстрее. Через двадцать минут работник отела стучался в номер Малфоев. Девушка приняла упакованный подарок, но взглянув на открытку. Скривилась. 
   - Дорогой, тут тебе подарок прислали. 
   Драко вышел с балкона и посмотрел на стоящий на журнальном столике сверток, провел палочкой, проверяя на проклятия, но все было чисто. 
   - Опять на тебя кто-то запал, - фыркнула жена. Драко одарил ее холодным взглядом, затем взял открытку. "Помнишь, как это было?" И все, больше ничего. Он осторожно развернул упаковочную бумагу, затем снял крышку. Номер огласился веселым смехом, из глаз потекли слезы. На него смотрел белый хорек, украшенный алмазами. На небольшом постаменте было сделана гравировка: Драко Люциус Малфой - Хорек... белый 
   - Уизли, я вас всех прикончу когда-нибудь, - сквозь слезы произнес Драко. 
   - Опять ты вспоминаешь этих плебеев, - скривилась девушка. 
   - Не трогай моих друзей, стерва, - выплюнул Драко, угрожающе прищурив глаза. Девушка тут же ретировалась восвояси. - Надо бы им тоже что-то такое найти, - если бы он только знал, как ошибся в определении адресата подарка, но осталось не так уж и много времени, когда правда выплывет наружу. 
   Гарри прекрасно провел время, днем наслаждаясь красотами сначала Рима, а затем Венеции, а ночью - получая наслаждение от ласк своего любовника, ставшего очень чутким и ласковым. Домой юноша вернулся в прекрасном расположении духа. 
   А в то же самое время, когда Гарри наслаждался отдыхом, на следующий день после Рождества в Англию, на Тисовую улицу аппарировали восемь человек: братья Лестрейндж, Том, Лили, Джеймс, Сириус, Ремус и Антонин Долохов. Трое пожирателей должны были охранять периметр. Сириус и Ремус заняли наблюдательный пункт у дома номер четыре, а вот Том, Лили и Джеймс направились прямо к двери. Кое-кого ждал очень неприятный сюрприз, так сказать, запоздалый подарок на Рождество. 
   Петуния вздохнула, они никого сегодня не ждали. "Кого там нелегкая принесла?" - идя к двери, раздраженно думала женщина. Открыв, она увидела перед собой рыжеволосую красивую девушку и двух мужчин. Одного в изящных очках в золотой оправе и второго - красавца-брюнета. 
   - Вы что-то хотели? - вопросительно спросила миссис Дурсль. 
   - Давно не выделись, Петуния, - зло улыбнулась Лили и легонько толкнула женщину в грудь, та отступила, что позволило троице войти в дом и захлопнуть за собой дверь. 
   - Мы знакомы? - Петуния была в шоке. 
   - Ну, надо же, я оказывается так сильно изменилась. Меня совсем не узнать, - голос Лили был просто пропитан ядом. 
   - Мама, кто там? - на пороге гостиной появилась довольно некрасивая девушка с животом где-то месяце на седьмом. 
   - Никак, жена твоего сыночка-борова? А скажи мне, дорогая, где мой сын? - Лили мрачно смотрела на сестру. 
   - Лили?! - выдохнула шокированная женщина. 
   - О, Джеймс, гляди, узнала, - съязвила Лили. Мужчины не вмешивались в спектакль, уверенные, что девушка сама справится. 
   - Но ты умерла, - воскликнула Петуния. 
   - А я вернулась, чтобы всем воздать по их заслугам, - Лили улыбнулась, но от этой улыбки всем стало только хуже. Было понятно, что пощады не будет. - Что ж, начнем. Том, я хочу, чтобы эта дрянь прожила жизнь моего сына в этом доме, от начала и до конца. 
   - Как пожелаешь, моя леди, - усмехнулся Том. - Нортус терра реалис, - палочка описала круг и уперлась кончиком в сторону бледной дрожащей женщины. 
   - Что вы делаете? - воскликнула беременная девушка. 
   - Уйди, а то роды наступят раньше времени, - зыркнула на нее Лили. 
   Пока Петуния металась и мычала на полу, а девушка закрылась на втором этаже, Лили, Джеймс и Том сидели в гостиной, ожидая прихода мужской половины этого семейства. Те появились в тот момент, когда терпение Лили было уже на исходе. 
   - Наконец-то, а то мы уже заждались, господа боровы, - фыркнула Лили, поднимаясь с кресла и наставляя палочку на Вернона. 
   - Кто вы такие, убирайтесь, - закричал тот, багровея на глазах. 
   - Закрой пасть, недоумок. Круцио, - проклятие слетело с кончика палочки плавно и легко, словно Лили всегда им пользовалась. Сняв эффект, Лили посмотрела на дрожащую тушу на полу, а затем на забившегося в угол Дадли. - Что, племянничек, помнишь своего кузена, Гарри Поттера? Я его мама, я пришла наказать тех, кто так с ним плохо обращался. Начнем. 
   Спустя пять часов из дома вышли три человека, сначала к ним подошли двое, а затем еще трое. Лили повернулась к дому, усмехнулась и описала круг палочкой. 
   - Домой, - приказала она. Мужчины только хмыкнули. "Я был прав, разумная версия Беллы, это нечто", - подумал Том, прежде чем аппарировать. 
   Только спустя час на Тисовую улицу прибыли авроры и команда зачистки. В округе все было тихо, даже слишком. Маги вошли в дом. Над лестницей висел плакат: "Да воздастся каждому по заслугам его..." Дурслей обнаружили в гостиной. На стене было написано: "И будет ребенок твой магом, плотью твоей и кровью. Смиришься ли ты такой участи или проклянешь дитя свое?", а ниже еще одна: "И месть сия свершиться с каждым, кто предал". Через полчаса в доме были Дамблдор, Фадж, Скримджер и Снейп. То, что это дело не рук Поттера стало ясно уже через минуту. Магия была странной. Кто-то явно мстил за Гарри, и этот кто-то был магом. Привести Дурслей в нормальное состояние не смогли. Всех троих отправили в Святого Мунго в отделение для душевнобольных. Только девушка была в норме, но Дамблдор был в шоке. Он видел жену Дадли, а сейчас перед ним стояла совсем другая девушка - никаких гнойничков на лице, волосы пушистые, лоснящиеся от блеска, шелковистые, а не как пакля, глаза обрамлены красивыми темными ресницами, сами глаза яркие, живые. Лили была мастаком на косметические чары с постоянным эффектом. В голове девушки крутилась фраза, сказанная ей рыжей красавицей? "Воспитай достойное дитя с именем Друсль, а не того урода, какими были они" Подарок в виде красивой внешности стал вообще для нее шоком, но теперь она могла надеяться на достойную партию, даже с ребенком на руках. Маги оказались не так уж и плохи. Снейп же прибывал в ауте, когда не мог влезть в голову девушки. Том все-таки мастер, да и посильнее сальноволосого ублюдка. 
   - Проверить младших Уизли, - приказал Дамблдор. Выяснить до конца, какие заклятия были наложены на Дурслей так никто и не смог. Вскоре, стало ясно, что помочь им никто не может. 
   Месяц после этого происшествия Уизли таскали в аврорат, даже арестовали Джорджа, но никаких улик не было, у всех оказалось алиби. Опросили всех, но толку не было. Да еще Малфой-младший вмешался в ситуацию, устроив скандал через независимую газету. Впервые с момента победы над Волдемортом в магическом мире открыто прозвучало имя Гарри Поттера. Лили и Том даже представить не могли, что вызвали небольшую революцию в Англии своими действиями. А люди начали задавать вопросы, пока шепотом, но и это уже было начало. 
   - Спасибо за подарок, - усмехнулся Драко, падая в кресло в доме Рона и Гермионы. 
   - Мы тебе пока ничего еще не дарили, - удивились те. Полчаса разборок ситуацию не прояснили. 
   - И кто мне, тогда, подарил этого Хорька? - Драко недоуменно посмотрел на друзей. 
   - Не знаю, да кто угодно, - пожал плечами Рон. 
   - Не думаю, дорогой, - Гермиона укачивала дочку на руках. - Это было напоминание, легкий намек. 
   - Гарри, - тихо сказала Джинни. Все посмотрели на девушку и только вздохнули, никто не поверил, что это мог быть он, а зря. 
   Каникулы закончились. С полным своим правом в действие вступил 2001 год. Настало время приводить планы в действие.

Глава 7. Тайное становится явным...

   После Рождества Гарри пришлось окунуться в учебу с головой. Этот семестр был довольно сложным и по количеству материала - объемным. Тем более, он перевелся с вечернего отделения на дневное, и теперь должен был появляться в университете ежедневно, включая субботу. На посещения Дома оставалось все меньше и меньше времени. 
   Надо сказать, что Дар, подарок Хранителей Ватикана, прибыл в Де Кресси почти в одно время с Антуаном и Гарри. Дымчато-голубой филин произвел фурор, но никого, кроме юноши к себе не подпускал. Гарри, правда, думал, что Дар отправится в Дом, но филин предпочел быть рядом с ним. Дар сам прилетал к Гарри в кабинет, чтобы пообщаться, но в конце января он вдруг пропал. Гарри обратил на это внимание на второй день. Решив, что должен выяснить причину, юноша отправился на неспешную конную прогулку. Своего питомца он обнаружил воркующим с белой полярной совой. Сердце пропустило удар, когда в этом птице Гарри опознал свою любимицу Хедвиг. Та нашла своего хозяина спустя столько времени. Пара свила себе "гнездо" в самом отдаленном участке парка, чтобы ей не мешали, но постоянно залетали к Гарри, чтобы посидеть с ним. Ни того, ни другую он не использовал для передачи сообщений, слишком обе птицы были заметны. Естественно, он проверил Хедвиг на наличии всяких следящих и маячковых заклятий, но ничего не было. Или Хедвиг не жила с людьми, или жила у тех, кто принял решение Гарри исчезнуть. 
   Единственное, что портило Гарри жизнь, это отношение Пьера. С Антуаном у него восстановились доверительные теплые отношения, а вот Пьер поглядывал на юношу с какой-то мрачной решимостью. Граф всегда был нежен с юношей, Пьер же, наоборот, казалось, хотел причинить ему боль, наказать за что-то. Гарри никак не мог понять, в чем он провинился перед мужчиной. В феврале он снова почувствовал за собой слежку, причем тотальную. Когда он не смог оторваться от преследователей, то отказался ехать в Дом, чтобы случайно не привести за собой хвост. Как только он выезжал за ворота Де Кресси, то просто затылком чувствовал, что за ним следят. И так было везде: на дороге, в университете, в кафе около корпусов. Он уже начал бояться с кем-нибудь разговаривать. Совсем плохо стало, когда подобную слежку он стал чувствовать и на территории имения. Одно было хорошо, он успел предупредить через Кричера обитателей Дома, что у него небольшие проблемы, и он сам должен с ними справиться, чтобы никто не вмешивался. 
   Однажды он вернулся из Университета на несколько часов раньше, голова болела нещадно. Гарри даже не знал, радоваться ему, что случай сложился так, или нет. Он стал свидетелем одного нелицеприятного разговора между Антуаном и Пьером. Гарри как раз проходил мимо кабинета графа, когда из-за приоткрытой двери донеслись слова, которые заставили юношу замереть на месте. 
   - Пьер, прекрати его преследовать, - голос Антуана звучал сердито. 
   - Антуан, это мальчик обязан мне всем. Он так или иначе оказался бы на панели, только навряд ли это привело бы его к такому результату. Его бы трахали все кому не лень за пятьдесят баксов в любой подворотне, - зло прошипел Пьер. 
   - Он прекрасно знает, кому всем обязан, не усугубляй ситуацию, сними слежку, - Антуан пытался вразумить друга. 
   - Я не позволю ему спать с кем-либо, кроме нас, - судя по звукам, Пьер что-то выпил залпом. 
   - Господи, Пьер, да не спит он ни с кем, - устало воскликнул Антуан. 
   - Я точно знаю, что у него кто-то есть, - упрямо твердил Пьер. 
   - Друг мой, пойми, своими действиями ты только отталкиваешь его, - Антуан уже еле сдерживался. 
   - Отталкиваю? Ошибаешься. Он не может мне противиться, или лишиться всего, - зло заявил Пьер. 
   - Что ты делаешь? - теперь злость уже вырывалось из уст Антуана. - Зачем ты его ломаешь? Неужели тебе мало того, что у него и так была жизнь не сахар. Ты сделал все, чтобы он не чувствовал себя ущербным и никому не нужным. Зачем тебе все это рушить своими собственными руками? 
   - У него кто-то есть, - упрямо тянул Пьер. 
   - И что? - наконец, взорвался Антуан. - Он держит свое слово, никуда не уходит, проституцией не занимается. Он молодой парень, у которого есть свои потребности и желания, и это не всегда секс, пойми уже. 
   - Я не собираюсь больше говорить на эту тему, - заорал Пьер. 
   - Тогда, хоть не делай ему больно, не уподобляйся насильникам, - выкрикнул Антуан, чем-то запустив в дверь. Гарри быстро скользнул в ближайшую дверь и прислонился к ней с другой стороны. Было слышно, как кто-то из мужчин быстро прошел мимо, явно злой. Гарри уже собирался покинуть свое убежище, когда раздался голос Антуана. 
   - Жан-Поль, я хочу, чтобы вы следили за Пьером, и если он не дай Бог что-нибудь сделает с Гарри..., - граф не стал договаривать. 
   - Не беспокойтесь, мы не допустим ничего подобного, - заверил мужской голос. 
   - Ох, Гарри, будь осторожен, Пьер совсем слетел с катушек, - проворчал Антуан, возвращаясь к себе в кабинет. 
   Юноша чувствовал себя не в своей тарелке после всего услышанного. Мало кому понравиться стать объектом такого внимания. "Надо срочно что-то делать", - лихорадочно думал Гарри. Он пробрался к себе, переоделся и сел на подоконник. У него ушел час на обдумывание сложившейся ситуации, после этого он покинул комнату в поисках Пьера. Тот нашелся в дальней гостиной, в очень мрачном расположении духа. 
   - Привет, я тебя что-то давно не видел, - Гарри улыбнулся и подошел вплотную к мужчине, сел около него на пол и положил подбородок ему на колени. - Чем занимался? 
   - Был занят, - отрезал Пьер. 
   - Чем? - Гарри удивленно поднял брови. - Я хотел с тобой покататься по городу. Надоело ездить одному. 
   - Попроси Антуана, - снова отрывисто произнес Пьер. 
   - Я хочу с тобой, как раньше, - вздохнул Гарри. - Я в чем-то виноват перед тобой? 
   - С чего ты взял? - напрягся Пьер. 
   - Ну, ты изменился, я себя чувствую так, как будто ты меня наказываешь, даже когда мы занимаемся любовью, - Гарри специально выбрал именно это слово. Пьер внимательно посмотрел в зеленые глаза. Юноша приподнялся и навис над мужчиной, потом коснулся его губ своими. Руки Пьера обхватили его за талию и потянули на себя. Гарри оказался сидящим на коленях мужчина лицом к лицу, его стройные ноги обхватывали бедра Пьера. И все равно мужчина действовал резко, подавляюще, подчиняя. Гарри хотел другого, но тут уже нечего было делать. Он решил идти до конца, полностью отдаваясь во власть мужчины. Спустя два часа он вернулся к себе в комнату, совершенно опустошенный. Он даже не заметил, что в кресле под гобеленом сидит Антуан. 
   - Ты в порядке? - спросил граф. 
   - Ох, - Гарри подскочил на месте. - Я тебя не заметил. 
   - Ты в порядке? - с нажимом повторил граф. 
   - Почему он так со мной поступает? Он же раньше был совсем другим, нежным, ласковым, - Гарри посмотрел на Антуана. 
   - Иди сюда, - мужчина протянул руку навстречу юноше, и тот с грустным вздохом подошел к нему. Антуан усадил юношу к себе на колени. Они так и сидели, пока Гарри не задремал. Легкий поцелуй в висок выдернул юношу из полудремы. 
   - Ммм. 
   - Давай-ка ты переберешься в постель, - улыбнулся Антуан. 
   Казалось, после этого дня все пошло еще хуже. Пьер становился все грубее. Антуан делал все возможное, чтобы Гарри не попадался на глаза друга. Ревность того довела до бешенства, не иначе. 
   В середине мая Гарри все-таки решил съездить в Дом, где не был с января месяца. На полпути он снова почувствовал слежку, ужасно навязчивую. Постепенно наращивая скорость, Гарри попытался уйти от преследователя. "Пьер, да что же с тобой такое?" - подумал Гарри, пролетая на желтый свет. Поворот, еще один, теперь по прямой, очередной светофор, снова поворот, снова светофор. Гарри пролетает его и тут же сворачивает в переулок, почти невидимый с улицы, о нем надо знать, чтобы свернуть. За спиной он услышал скрежет, визг тормозов и сильный удар. Юноша вылетел из машины и рванул на перекресток, надеясь, что это не он стал причиной аварии. Гарри проехал еще на зеленый свет, преследователь немного отстал, и именно он вылетел на перекресток уже на красный свет, и в него со всего маху влетела фура. Легкая спортивная ломборджини просто смялась от удара, водитель не мог выжить при всем желании. Гарри с ужасом смотрел на темно-бордовую машину, такую знакомую. Голова никак не хотела работать, разум не принимал того, что такая машина стояла в их гараже. Глаза уставились на покачивающуюся балерину, которая была прикреплена к зеркалу заднего вида в салоне автомобиля. Ту самую балерину, которую он год назад сам подарил Пьеру. 
   - Пьер, - выдохнул Гарри, ноги подкосились, он не мог сделать и шагу. 
   - Молодой человек? Вы его знаете? - рядом с Гарри вырос полицейский, которого юноша даже не заметил. Его немного тряхнули и повторили вопрос. 
   - Пьер Мерттье, - выдал Гарри. 
   - Вы его хорошо знаете? - полицейский допрашивал Гарри уже в салоне своей машины. Юноша даже не помнил, как там оказался. Он отвечал на вопросы на автомате, даже не сознавая, что говорит. 
   - Он один из двух моих опекунов. 
   - Вы можете назвать второго? - требовательно, но в то же время спокойно попросил полицейский. 
   - Антуан Де Кресси, - последовал ответ, когда Гарри собрался с мыслями. Его начала бить дрожь. 
   - Приведите сюда медика и скажите, что нужно успокоительное, - распорядился полицейский. Гарри так и не понял, когда его укутали в казенное одеяло и сделали укол. Он находился в прострации, не реагировал на окружающих. Чувство вины полностью завладело парнем. 
   - Гарри, - позвали его. - Гарри. 
   Юноша поднял голову и отсутствующим взглядом посмотрел на мужчину перед собой. Он его не узнавал, да и не знал, собственно говоря. 
   - Юношу надо доставить в больницу, он в шоке. Увидеть, как гибнет родной человек, это слишком для парня, - голоса проходили, словно сквозь толстый слой ваты. Гарри пересадили в машину скорой помощи и отправили в госпиталь. Парня так накачали успокоительным, что он вырубился. 
   - Гарри, - юноша со вздохом открыл глаза и тут же столкнулся взглядом с обеспокоенными глазами Антуана. 
   - Антуан, - всхлипнул парень. 
   - Ты ни в чем не виноват, - тут же сказал мужчина, прижимая голову парня к своей груди. - Это не твоя вина, а его паранойя. 
   - Если бы я не..., - рыдания прорвались наружу. 
   - Ты ни в чем не виноват, - повторял раз за разом граф, пытаясь успокоить юношу. 
   - Он... 
   - Нет, Гарри, он не выжил, - тихо сказал Антуан. Пришлось юношу снова накачивать успокоительным. На следующий день граф забрал своего подопечного домой. Пока он сам занимался оформлением документов и похоронами, Гарри опустошил бар в голубой столовой. Любой другой на его месте уже валялся бы без сознания, но, похоже, боль от вины и утраты не допустили такого исхода. Антуану тут же по приходу выдали, что и как происходит с юношей, и тот тут же бросился к нему. Никогда в жизни граф не забудет этой ночи. Пытаясь привести парня в более или менее транспортабельное состояние, он добился истерики, которая перешла в откровенный рассказ о жизни Гарри Поттера, без прикрас и изменений под маглов. Все это было сдобрено слезами, истерическим смехом пополам с такой болью, что Антуан чуть сам не задохнулся в этом кошмаре. Он даже сам не мог объяснить, почему поверил юноше, но поверил безоговорочно. Здесь было все: рождение, первый год жизни, убийство родителей, детство с Дурслями в чулане под лестницей, борьба с Волдемортом, убийство, смерти, предательство...а потому новый виток откровений: побег из мира магии, встреча с Фаустом, таинственная книга, встреча с Пьером, предложение, учеба всему, становление новой личности и характера, возрождение...и, уже шепотом: Том, родители, крестный, Кассандра, потом брат с сестрой, Кристиан - его сын и Изабеллы. Под утро речь стала запутанной, но и из нее можно было многое вынести - совы, которые работают как почтальоны, фамильяры, Дом... 
   Антуан уложил обессиленного и морально вымотанного молодого человека в спальне. Ему самому надо было принять решение, что делать дальше и как в этом случае поступить. По правде, он готов был отпустить юношу, но до совершеннолетия юноши еще два месяца, да и учеба... 
   Антуан сел за стол, достал перьевую ручку и начал писать на гербовой бумаге, которая по специальному заказу делалась для поместья де Кресси. Когда небольшое послание было готово, граф быстро вышел из дома, оседлал Дарка, своего любимца и отправился на прогулку до того места, где обитали Дар и Хедвиг. 
   - Мне надо, чтобы вы доставили, или кто-нибудь из вас, - Антуан чувствовал себя идиотом, разговаривая с птицами, но продолжил. Он верил Гарри и не думал, что такое можно придумать, даже, будучи настолько пьяным. Граф поморщился, представив пробуждение юноши. - Вот, надо доставить это письмо Тому. 
   Дар наклонил голову и проницательно посмотрел на графа, затем протянул лапку. Антуан на секунду опешил: "Черт, это не сказка". Он привязал письмо, а затем смотрел, как ввысь взмыли две птицы: белая и дымчато-голубая. Еще немного побродив по окрестностям, Антуан вернулся в дом, где засел в своем кабинете и погрузился в невеселые мысли. Ему еще необходимо было решить все вопросы с похоронами Пьера, поскольку у него не было никаких родственников в живых. Если честно, то Антуан был зол на друга за то, что тот оказался виноват в нынешнем состоянии Гарри.
   Сразу после Рождества в Доме началась бурная деятельность. Все как-то упустили тот момент, когда пропал Фауст. Просто в какой-то момент стало понятно, что белого бандита нет. Фред, Седрик и девушки осмотрели все в доме и в окрестностях, но недалеко. Ничего. Лили расстроилась, что они не смогли уберечь питомца сына. Пожалуй, исчезновение Фауста обрадовало только Тома, которого это чудо природы просто затерроризировало. Но, как говориться, счастье было не долгим. В одно прекрасное солнечное февральское утро пропажа нашлась посреди обеденного стола, откуда его пытались согнать три донельзя разозленных домовика. Но коту до них было, как до фени. 
   - Вернулся, значит? - Лили встала в позу - руки в боки и теперь, прищурившись, смотрела прямо в зеленые глаза кота. 
   - Мяу, - послышалось в ответ. 
   - Ах, мяу? А ты подумал, что бы я должна была объяснять твоему хозяину, когда бы он тебя не обнаружил в доме? - Лили, вовсю, выговаривала гулену. 
   - Мяу, - вырвалось у кота, причем глаза были виноватые-виноватые. 
   - А вот не прощу, - заявила девушка, резко разворачиваясь к стоящим за ее спиной домочадцам. Кто, втихую, уже смеялся, кто еще сдерживался пока. Фауст же сорвался со стола и уже через секунду терся об ноги Лили, преданно мурлыча. 
   - Вот ведь, подлиза, - усмехнулся Фред. Час спустя они выяснили причину загула Фауста. В доме появилось две очаровательные кошечки - короткошерстная шотландка и тайка. 
   - Он еще и Казанова, - вынес вердикт Седрик. 
   К этому времени они уже знали, что у Гарри возникли какие-то проблемы, но он хочет сам с ними справиться, тем более у него еще была и учеба. 
   В конце февраля все было готово для запуска магической аптеки по продаже зелий. Все документы были оформлены на Лилиану Джессику Эванс, что не вызвало никаких вопросов. С модным ателье тоже не возникло вопросов. У дам их девичьи фамилии были уже, по большей части, забыты в магическом мире. В планах оставался только магазин приколов. В первую очередь, полки аптеки были забиты медицинскими зельями. Ателье тоже не радовало успехами, но никто и не надеялся на быстрый взлет. Девушки занимались комбинацией старого и современного стилей и уже в апреле такие экспериментальные новинки появились в витринах и на стойках в ателье. Более того, девушки заинтересовались модой современного и не только магловского мира. В доме велись такие споры, что мужчины старались держаться в такие моменты от девушек как можно дальше. Одновременно с этим, Фред, Седрик, мародеры и братья Лестрейнджи, вовсю, занимались разработкой приколов. К апрелю, первая партия прошедших все тесты приколов поступила в продажу в небольшой лавочке на магической улочке в Париже. Бизнес помаленьку начал работать. 
   Проблема была только в одном - Гарри никак не мог попасть в Дом. 
   - Мне это не нравиться, - произнесла как-то вечером Лили. 
   - Что, дорогая? - уточнил Джеймс, пытавшийся накормить своего полуторагодовалого сына картофельным пюре. Том поднял глаза и тоже посмотрел на насупившуюся девушку, ставшую чуть ли не его правой рукой. Кассандра воспользовалась этой заминкой и плюхнула ручкой в тарелку, слава Мерлину, еда была теплой, а не горячей. 
   - Гарри последний раз был у нас в январе, почти сразу после возвращения из Рима, когда привез столько восхитительных новостей, - произнесла Лили. Тот приход и подарки, которые Гарри передал Тому, действительно, были невероятными, а уж рассказ поразил до самой глубины души. Геллерт, с радостью, отправился в Ватикан, ему хотелось воочию увидеть все те чудеса, свидетелем которых был Гарри. С тех пор Гриндевальда они не видели, правда, весточки от него раз в неделю приходили и частенько с различными рецептами или заметками из древних книг. 
   - Лили, мы все беспокоимся, - Тонкс посмотрела на подругу. 
   - Но это уже слишком, Гарри даже нормально с нами связаться не может, - нахмурилась еще больше Лили. 
   - Мы должны уважать его решение самому справиться с ситуацией, - сказал Том, оглядев всех. 
   - А если он не может позвать на помощь? - нахмурилась Тонкс. 
   - Он нашел бы выход, в конце концов, он маг или кто? - произнес Джеймс. - Мы не должны его опекать. Ему будет двадцать один год, и он прошел через столько, сколько нам всем вместе не снилось. 
   - Я согласна с этим, - произнесла Лили. - Но он мой сын, хоть и выглядит также как и я. Я за него беспокоюсь. 
   - Нам это всем известно, - улыбнулся Ремус. 
   - Мы должны что-то сделать, - сказала Лили. 
   - Все, она вошла в раж, - закатил глаза Джеймс. - Том, что ты сделал с моей женой? 
   - Хмм, по-моему, она сама такой стала, - усмехнулся мужчина. 
   - Эй, я, между прочим, тут сижу, - возмутилась Лили. - Рабастан, прекрати баловать своего крестника и моего внука. 
   - Лили, неужели я не могу побаловать своего крестника? - Рабастан посмотрел на девушку обиженным взглядом. 
   - На меня твои взгляды не действует, Рабастан, - усмехнулась Лили. 
   - Мерлин, что за женщина, - закатил глаза старший Лестрейндж. - Джеймс, как ты с ней живешь? 
   - А со мной она словно лань, - усмехнулся Джеймс. 
   - Кстати, вы с Сириусом уже пробовали перекинуться? - Том посмотрел на двух мародеров. 
   - Нет, после тех пяти попыток, даже не пытались, как-то не хочется снова заработать приступ головной боли, - покачал головой Джеймс. 
   - Господа, вы ушли от темы, - напомнила Лили. 
   - Лили, Гарри позовет нас, когда будет совсем плохо, - Том многозначительно посмотрел на девушку. Лили пристально взглянула мужчине в глаза. 
   - Том, ты что-то знаешь и молчишь? 
   - Мне почти удалось восстановить нашу прежнюю ментальную связь, только теперь она не вызывает у него приступов боли, как это было раньше, - пояснил Том. - Он в относительном порядке. Если возникнет угроза, я вмешаюсь. 
   - Мы вмешаемся, - поправила Лили. - И, Том, на будущее, не держи меня в неведении о том, что происходит с моим сыном, даже если ему через три месяца стукнет двадцать два. 
   - Забавно, матери с отцом и старшему сыну одинаковое количество лет. До чего докатился мир, - закатил глаза Рабастан. 
   - Я тебя лишу возможности общаться с Кассии и Крисом, Рабастан, - пригрозила Лили. 
   - О, всемилостивейшая Лили, не наказывай меня таким изуверским способом, - взмолился Рабастан, чем вызвал смех за столом. Подобные сцены не раз происходили, когда все вместе собирались за столом. 
   Следующие четыре недели не принесли никаких изменений. Гарри так и не появился. Лили видела, как начал хмуриться Том. Она уже начала предполагать, что он вот-вот вмешается в ситуацию. В середине мая Том просто места себе не находил, когда вдруг не смог прочитать эмоциональный фон. То ли юноша почувствовал, что у него восстановилась связь с Томом, то ли еще что, но юноша вдруг закрылся, поставил блок. 
   - Том? - Лили тронула его за плечо. Мужчина вздохнул, пытаясь успокоиться. 
   - Скажи Сириусу и Джеймсу, чтобы были готовы. Если через два часа Гарри не выйдет с нами на связь, пойдем его искать и прочистим мозги его опекунам, - сказал Том. 
   - Я с вами, - Лили упрямо посмотрела на Тома. 
   - А детей ты с кем оставишь? - ехидно заметил тот в ответ. 
   - Я пойду с вами, - непререкаемым тоном сказала Лили. 
   - Том, оставь это, ее все равно не переспорить, - в комнату вошел Джеймс. В это самое мгновение в окно раздался стук. 
   - Ух ты, это, наверное, от Геллерта, хотя это, по-моему, несколько другая сова, - Джеймс посмотрел на посланца через стекло, прежде чем открыть окно. - И вообще-то, это филин. 
   Том в это время отвязал от лапки Дара послание. 
   "Не знаю, как к Вам обратится, но сейчас, Том, мне требуется ваша помощь, чтобы привести Гарри в нормальное состояние. Я жду вас в своем имении. Антуан Де Кресси". Именно на такой форме послания, в конце концов, остановился граф. Вроде бы что-то сказал, на самом деле - ничего. 
   - Том? - Джеймс вздохнул и посмотрел на мужчины, который хмуро перечитывал послание. 
   - Собирайтесь, - приказал Том. 
   - Гарри?! - полувопросительно сказала Лили. 
   - Да, зовите Сириуса и Ремуса. Я пока ничего не понял, но Антуан в курсе, по крайней мере, знает обо мне, - пояснил Том. 
   - Я иду с вами, - заявила Тонкс. 
   - Женщины, - закатил глаза Том, но спорить не стал. Теперь осталось решить, как добраться в имение Де Кресси. Аппарировать можно было только туда, где ты хотя бы раз побывал, а в поместье они не были. Единственный вариант, который приходил в голову - это воспользоваться помощью домовиков. Все трое уже несколько раз переносились к Гарри, так что прекрасно могли провести и несколько магов. Оставив за главного Антонина Долохова, как самого разумного из всех, команда из шести человек в сопровождении трех эльфов отправилась прояснять ситуацию. 
   Они оказались метрах в ста от парадного входа в дом. К нему маги и направились, отпустив домовиков. Теперь они с чистой совестью могли аппарировать как сюда, так и отсюда в Дом. 
   - Мадам, месье, могу ли я вам помочь? - дворецкий с некоторым удивлением смотрел на неизвестно откуда взявшихся людей. Его внимание привлекли Лили и Джеймс, которые кого-то ему сильно напоминали, но вот кого, он никак не мог уловить. 
   - Мы бы хотели видеть месье Де Кресси, - произнесла Лили, опередив мужчин. Дворецкий смотрел на хорошо одетых людей и никак не мог решить, что ему делать. 
   - Спасибо, Жюль, я жду этих людей, - за спиной дворецкого появился сам Антуан, увидевший магов через окно. - Я - Антуан Де Кресси, и нам надо поговорить...

Глава 8. Переезд. Соединение.

   В гостиной стояла тишина, хотя там находилось достаточное количество людей, но даже дыхания не было слышно. Антуан рассматривал тех, кто оказался дороже всего для его мальчика, или уже не его, и он вообще никогда не был его мальчиком. Как трудно было разобраться в сложившейся ситуации. Пьер так и не смог понять Гарри Поттера, он видел в юноше только Доменика, да и, пожалуй, Гери Реттье, тех двух, кто приносил ему деньги. Ведь на том, чтобы эти двое перестали существовать, настоял именно он, Антуан. Граф до сих пор не мог понять, почему Пьер согласился, а уж его ревность была совершено непонятна. Почему до этого Пьер умудрялся воспринимать все как надо и просто пользоваться услугами юноши, а тут, вдруг, стал закатывать такие сцены? Теперь все эти вопросы останутся без ответа. Антуан постарался отмахнуться от этих мыслей, ведь сейчас необходимо было вернуть душевное равновесие Гарри. 
   - Не могли бы вы объяснить, каким образом узнали о нас? - Лили, наконец, нарушила тишину. Антуан сделал глубокий вдох, словно собирался нырнуть в холодную прорубь. 
   - Я позвал вас затем, что Гарри нужна помощь, - Антуан увидел, как напряглись его гости. - Вчера кое-что случилось. Насколько я могу судить, Гарри ехал к вам. За ним довольно долгое время следили по приказу Пьера. Но вчера что-то изменилось. Гарри успел проехать на зеленый, а его преследователь пересекал перекресток уже на зажегшийся красный свет. Гарри знал, что за ним следят, поэтому въехал в переулок и вышел из машины, когда услышал скрежет и звук металла. Он видел всю аварию, - Антуан на секунду замолчал, поднял голову и посмотрел прямо в глаза Тома. - Он узнал машину преследователя. 
   - Он знал того, кто за ним следил? - уточнил Сириус. 
   - Это был Пьер, - тихо произнес Антуан. - Он умер на месте. 
   - Гарри винит в случившемся себя, - Том не задавал вопроса, а констатировал факт. Антуан кивнул. 
   - Это не объясняет, откуда вы знаете о нас, - Джеймс с прищуром смотрел на сидящего перед ними мужчину, надо сказать очень красивого, чем-то напоминающего Малфоев, но без надменной маски на лице. 
   - Пока я занимался делами, связанными с похоронами, Гарри оставался в доме. Он напился, - Антуан прикусил губу. - Сильно. 
   - Насколько сильно? - вкрадчиво поинтересовалась Лили. Она была очень зла, но старательно держала себя в руках. 
   - Очень, - вздохнул Антуан. - Четыре бутылки виски, полные. Я вообще удивляюсь, что он не отравился. 
   - Четыре бутылки? - Ремус, Джеймс и Сириус переглянулись, явно находясь в шоке от известия. 
   - Он вам что-то рассказал?! - полувопросительно произнесла Лили. 
   - Думаю, почти всю свою историю, даже колдовал, только без палочки, - произнес Антуан. 
   - Выплеск эмоций, подогретый алкоголем, - кивнул Том. 
   - Но это означает, что он тогда почти невменяем был, - Тонкс прищурилась. 
   - Что конкретно вы знаете? - Лили уже приступила к допросу. 
   - О том, что всех вас он вытащил с того света, что проделать тоже самое с Пьером не сможет, так как вернуть можно только магов, что некий Том занимает все его мысли, и он почти уверен, что любит его, но этот самый Том когда-то был его смертельным врагом, что у них с Томом есть общий ребенок, хотя я не понял, что именно он хотел сказать, что у него также есть еще и сын от одной из клиенток Доменика, что безумно любит своих мать и отца, а те выглядят также как и он, они всего на год старше него самого, - перечислил Антуан. 
   - Мда, он много всего вам рассказал, - произнес Ремус. - Похоже, ему действительно плохо. 
   - Его прорвало, в какой-то степени это даже хорошо, - задумчиво произнес Том. 
   - Вы - Том? - Антуан посмотрел прямо глаза красивого синеглазого брюнета. Том машинально кивнул. Антуан отвел глаза и вздохнул. Все эти действия не укрылись от внимания Лили. 
   - Вы любите моего сына?! - почти не вопрос. Антуан вскинул голову и утонул в зеленых глазах, таких же, как у его мальчика. 
   - Очень, - не стал отпираться граф. - Но я знаю, что не смогу его удерживать. Я готов отпустить его с вами, но до окончания университета он находится на моем попечении, а это еще три года. К сожалению, Пьер оформил все юридически. Если Гарри выйдет из-под опеки, он потеряет все деньги и имущество. Я был против этих пунктов в документах, но Пьер, словно, с цепи сорвался. С того момента все и пошло наперекосяк. Он стал относиться к Гарри, как к своей собственности. 
   - Что вы имеете в виду? - Дора пристально уставилась на графа. 
   - Он что-то делал Гарри? - одновременно с Тонкс произнесла Лили. Мужчины напряглись. 
   - Он вдруг стал грубым, перестал считаться с желаниями Гарри, и не только в повседневной жизни. Я как мог пытался сгладить последствия..., - Антуан вздохнул и отвел глаза. 
   - Антуан, скажите, он насиловал моего сына? - слишком спокойно спросила Лили. 
   - Я бы не назвал это так, просто он предпочел в отношениях с Гарри грубый секс. В их отношениях не осталось места нежности, - тихо произнес Антуан. - Это сильно ранило Гарри. 
   - Хорошо, что он сам сдох, а то я бы его сейчас..., - проворчала Тонкс, но ее услышали все. Антуан в какой-то мере был согласен с девушкой. Граф отпустил бы Гарри, с болью в сердце, но отпустил бы, но он был совершенно не готов к этому. В голову пришла идея, безумная, но она могла решить все проблемы. Антуан не задумывался, что продлевает свою агонию. Находиться рядом с Гарри он считал лучшим выходом, чем вообще его не видеть. 
   - У меня есть к вам предложение, - решительно произнес Антуан. Он пошел ва-банк и говорил быстро, чтобы не успеть передумать, хотя мозг твердил, что будет лучше разом перерубить этот узел, пережить расставание и жить дальше, но сердце требовало другого, и он пошел на поводу у него. Том скептически посмотрел на мужчину. Он читал его как раскрытую книгу, даже легилеменция была не нужна. - Я хочу предложить вам мой дом. 
   - Вы понимаете, что делаете? - спросил Джеймс. 
   - Да, - твердо ответил Антуан, глядя в карие глаза отца Гарри. 
   - Вы понимаете, что после вашего признания о том, что Гарри ко мне неравнодушен, я вам его не отдам? - Том окинул мужчину испытывающим взглядом. 
   - Да, - твердый, но на полтона ниже ответ. 
   - И вы хотите находиться в одном доме с человеком, которого любите, и смотреть, как он счастлив с другим? - Лили спрятала все свои эмоции и выглядела почти равнодушной. 
   - Да, - прозвучало еще тише. Джеймс и Сириус переглянулись. 
   - Вы готовы сознавать и мириться с тем, что где-то за стенкой ваш любимый будет отдаваться другому? - в голосе Тонкс было что-то такое, что невозможно передать словами. 
   - Да, - почти на грани слышимости. 
   - Мерлин всемогущий, - вырвалось у Нимфадоры. - Вы понимаете, на что идете? Вы готовы раз за разом втыкать в собственное сердце нож? 
   - Я готов к этому, - спокойно и твердо произнес Антуан, посмотрев каждому из своих гостей в глаза. 
   - Вы сумасшедший, - вынесла вердикт девушка, но в глазах у нее было восхищение и сочувствие. Также на графа смотрели и все остальные. 
   - Не все маглы готовы уживаться с магами. Очень тяжело поверить в то, что сказка - совсем не сказка, а реальность, как она есть во плоти, - произнесла Лили. 
   - В этом поместье видели и не такое, - улыбка тронула губы графа. - Гарри здесь любят и будут защищать ценой собственной жизни. 
   - В том числе и вы, - утвердительно сказал Сириус. Антуан только кивнул в ответ. 
   - Нам надо подумать над вашим предложением и посовещаться с остальными, - сказал Том. - А сейчас я хотел бы увидеть Гарри. 
   - Да, конечно, - кивнул Антуан, поднимаясь с кресла. 
   - Сириус, переговори с остальными, и нам нужно антипохмельное зелье, а также восстанавливающее и... думаю, успокоительное, - Том посмотрел на Ремуса. 
   - Хорошо, мы аппарируем, - кивнул Ремус. Антуан вздрогнул, когда с хлопком четверо магов исчезли. В гостиной остались только Том, Лили и Джеймс. 
   Они прошли по дому. Антуан заметил, что все трое оценили дизайн помещений и были удовлетворены увиденным. Наконец, они достигли комнаты, в которой поместили Гарри. Лили, как только увидела свернувшегося клубочком сына, тут же кинулась к нему. Осторожно сев на кровать, он со вздохом погладила его по голове, потом провела по лбу, пытаясь разгладить морщинку, появившуюся из-за слишком сосредоточенного выражения лица. 
   - Ох, сынок, сколько уже можно тебя испытывать? Неужели ты так мало перенес, что судьба каждый раз пытается сделать тебе еще больней? - тихо произнесла девушка. Джеймс стоял за спиной жены и также смотрел на сына. Внутри у него все бурлило. Он был согласен с женой, понимал он и то, что сделает все, чтобы сын был счастлив и больше никогда не страдал. Джеймс повернулся к Тому. Глаза мужчин встретились. Антуан, наблюдавший за ними, понял, что они останутся в его доме, и это связано не с деньгами Гарри, а с тем, что здесь юноша в безопасности. 
   Хлопок оповестил о прибытии мага. Том повернулся и с удивлением увидел Рабастана Лестрейнджа, который с хмурым видом смотрел на кровать. 
   - Я вот чего не понимаю, ему мало по жизни досталось? 
   - Рабастан, познакомься с нашим хозяином, - Том указал на Антуана. - Граф Антуан де Кресси. 
   - Лорд Рабастан Лестрейндж, правда, для всего мира я слегка мертвый, - шутливо отвесил поклон Рабастан. Лили только хмыкнула на это. - Я зелья принес. 
   - Я думала, их Сириус принесет, - удивилась Лили. 
   - У них там развернулись целые дебаты, - усмехнулся Рабастан. 
   - По поводу? - Том нахмурился. 
   - Последние три часа вокруг дома бродят какие-то маглы. У нас, конечно, стоит защита и все такое, но это беспокоит. Они и убираться не собираются. Сидим как в осаде. Так что предложение месье Антуана пришлось как нельзя кстати, - пояснил Рабастан, и еще раз отвесил поклон Антуану. 
   - Я не поняла, а дебаты зачем? - Лили посмотрела на Рабастана. 
   - Эээ, как бы это выразиться... В общем вопрос в том, это будет Сириус или Антонин, - Рабастан стрельнул глазами в сторону Антуана. Несколько секунд стояла недоуменная тишина, а потом на лицах трех магов проступило понимание. 
   - Мерлин, - вырвалось у Лили. - Точно свихнулись на почве сидения в четырех стенах. 
   - Простите, если я вмешиваюсь не в свое дело, но не могли бы объяснить, - Антуан в недоумении смотрел на магов. Непонятно было и то, каким образом новый представитель появился прямо в комнате. Граф так и не заметил быстро отошедшего в сторону Добби, который теперь тихонечко сидел на стуле за его спиной. 
   - О, ничего такого, о чем вам стоило бы волноваться, - улыбнулся Рабастан, но тут же себе под нос добавил. - Наверное. Все пришли к единому мнению, что стоит принять ваше предложение, но вот есть одна маленькая проблема. 
   - Какая? - спросил Антуан, облегченно вздохнув, понимая, что Гарри останется в его доме, пусть и не в его постели. 
   - Вы маглы, а информация о магах должна быть закрытой, - пояснил Том. 
   - Непреложный обет, он и для маглов непреложный обет, - пожала плечами Лили. 
   - Мммм, - простонал Гарри. - Ох. 
   - Меньше пить надо, - тут же съехидничал Джеймс. Гарри с трудом открыл глаза и тут же их зажмурил. Свет болезненно ударил по глазам. Новый стон вырвался из груди юноши. 
   - Пей, горе ты мое луковое, - Том приподнял юношу и влил в него две бутылочки антипохмельного зелья. Скептически окинув парня взглядом, Том поднял его на руки и вынес в ванную комнату. 
   - Он действительно вылакал четыре бутылки виски в гордом одиночестве? - Рабастан с интересом посмотрел на Антуана. Тот со вздохом кивнул. - Мда, ему сейчас будет несладко. 
   Из-за приоткрытой двери доносился голос Тома, который отчитывал Гарри в хвост и в гриву, но при этом помогал держаться. Затем полилась вода. Том появился на пороге. 
   - Нужно полотенце, - а затем вернулся в ванную. 
   - Ааа, она же холодная, - взвизгнул Гарри. Рабастан подавил смешок под мрачным взглядом Лили. Джеймс меланхолично смотрел в окно. 
   - Меньше пить надо. Тебе сейчас другая вода не поможет. Ты, вообще, чем думал, когда столько пил. Тебя чему в Хогвартсе учили, балбес? - Том явно вошел в раж. 
   - Как тебя убить, - не остался в долгу Гарри. 
   - А что, остальных уроков у тебя не было? Ты бы хоть на досуге что ли прочел основы магии, бездарь, - тут же отозвался Том. 
   - Некогда было, - Гарри явно стучал зубами от холода. 
   - О, да, у нас же такие приключения были, - издевательским тоном стал перечислять Том. - Что у нас там было-то? Ах, да, сначала философский камень, потом василиск, затем беглый преступник и настоящий предатель, дальше тремудрый турнир, который непонятным макаром ты умудрился выиграть, на пятом курсе ты, вообще, влез в министерство и, как я слышал, в думоотвод Снейпа, и так далее, и тому подобное. 
   - Вытащи меня отсюда, я уже промерз весь, - простонал Гарри. 
   - Выпороть тебя надо как следует, но эту честь я отдам твоему отцу, - проворчал Том. - Иди сюда, а то уже посинел весь. 
   - А по чьей вине? - выбил дробь зубами Гарри. Через пять минут они вышли из ванны. Рабастан больше не смог выдержать, заржал как конь, сложившись пополам. Гарри выглядел как нахохлившийся воробей, завернутый в большое пуховое полотенце, а глаза были обиженные-обиженные. 
   - Кончай ржать, - юноша бросил на хохочущего мужчину злой взгляд. 
   - Надеюсь, ты больше не будешь так заливать себе глотку, - пряча улыбку, произнес Джеймс. 
   - И даже не смей говорить, что у тебя была веская причина, - добавила сурово Лили. Гарри шмыгнул носом, но тут к его губам поднесли очередную бутылочку с зельем, потом следующую и еще три. По лицу Гарри было сразу видно, что вкус у них был "отменный". 
   - Придурок малолетний, - Том все это время ворчал себе под нос. - А если бы убился? 
   - Ведь, живой же, - заикнулся Гарри, но тут же стушевался под взглядами магов, ничего хорошего ему не предвещавшими. По-видимому, именно в этот момент юноша понял, что именно не так в этой ситуации. Он как-то осторожно подошел к окну, выглянул, кивнул, повернулся к людям, осмотрел каждого, закрыл глаза, снова открыл. 
   - Хммымх, - давясь, выдал Рабастан. 
   - Вы откуда здесь? - наконец, задал интересующий вопрос Гарри. 
   - Нас вызвал Антуан, - спокойно ответила Лили. 
   - Антуан? - Гарри перевел взгляд на графа, потом снова посмотрел на мать, и тут воспоминания вчерашнего дня нахлынули на него лавиной. 
   - Мерлин, Моргана и Мордред, - глаза юноши в ужасе раскрылись. 
   - Спокойно, только спокойно, - Том тут же оказался рядом с ним. - Дыши ровно. Вдох-выдох, вдох-выдох. 
   Гарри с трудом, но справился с приступом паники и, теперь, виновато смотрел на стоящих перед ним людей. 
   - Тебе бы надо поспать, так что забирайся в кровать и баиньки, а мы пока займемся переездом, - распорядился Том. 
   - Переездом? - не понял Гарри. 
   - Антуан предложил нам свой дом в качестве убежища, а теперь спать, - Том шлепнул юношу пониже спины. Гарри как-то странно на него посмотрел. Вырубился он сразу, как только коснулся головой подушки. В одном из зелий был снотворный эффект, но с оттяжкой во времени. 
   - Никогда не видел его настолько открытым, - задумчиво произнес Антуан, глядя на спящего парня. 
   - Ему всю жизнь приходилось скрывать свои истинные чувства, а, зачастую, играть навязанную ему роль, - тихо произнес Том. - Как, впрочем, и мне. 
   - Ваше сиятельство, - в комнату вошел один из слуг. - В гостиной вас ожидают два джентльмена, которые были здесь уже раньше вместе с господами, - указал он на Тома и супругов Поттер, затем удивленно посмотрел на Рабастана и замер с открытым ртом, глядя на существо на стуле. Антуан проследил за его взглядом и сам чуть не уронил челюсть на пол. 
   - Добби, я думал, ты вернулся назад, - удивился Рабастан. Домовик энергично помотал головой, но не издал ни звука при этом, что безмерно удивило магов, знающих, какой на самом деле Добби. Оставив домовика присматривать за Гарри, Антуан и маги спустились в гостиную. 
   - Нам срочно нужно убираться из Дома, - воскликнул Ремус. 
   - В чем дело? - насторожился Том. 
   - Защита выдержит, но мы в этом доме застрянем. Мы не сможем сдержать магические выбросы, а это притянет к нам внимание, - пояснил Ремус. - Ненужное внимание. 
   Том повернулся и посмотрел на Антуана. Граф кивнул и повернулся к слуге, распорядителю в доме. 
   - Приготовьте комнаты..., - Антуан взглянул на Тома, как бы спрашивая, на сколько человек. 
   - Двадцать взрослых и 11 детей. Пар - 7, - ответил Том, поняв мужчину без слов. 
   - Все будут готово, - кивнул слуга, затем повернулся к магам. - Я рад видеть в де Кресси магов. 
   - Вы знаете, кто мы? - удивился Рабастан. 
   - Я - сквиб, - ответил мужчина и покинул гостиную. 
   - Сквиб? - недоуменно переспросил Антуан. 
   - Маг, рожденный без магических способностей, - просветила его Лили. Антуан помотал головой, пытаясь переварить информацию. Он не услышал тихого разговора между Сириусом и Джеймсом. 
   - Ну, и что решили? - насмешливо поинтересовался Джеймс, метнув взгляд в сторону их радушного хозяина. 
   - Джеймс, - прошипел Сириус. 
   - Сири, если ты расписал остальным внешность Антуана, то ты явно обратил на него внимание. Наши господа авроры явно заинтересованы друг в друге, так что на роль соблазнителя графа подходите только ты и Антонин, - усмехнулся Джеймс. Сириус одарил его мрачным взглядом, но про себя согласился с выводами друга. Ему действительно понравился мужчина, тем более, по натуре он был бисексуален, как и большинство мужчин в магическом мире, просто, с приходом магглорожденных несколько изменились взгляды, и гомосексуальные связи перестали выставлять на публику. 
   - Уймись, - прошипел он на друга, когда тот собрался еще что-то выдать в том же духе. Джеймс только усмехнулся, но заткнулся, лишь насмешливо поглядывая на друга. 
   В течение получаса Антуан с помощью Жана собрал всех, кто работал в поместье в большом зале на первом этаже. Маги хотели себя обезопасить, и Антуан прекрасно это понимал. Было решено, что те, кто не согласится на непреложный обет, будут подвержены стиранию памяти и уволены с выходным пособием. На удивление, таких не оказалось. Все внимательно выслушали довольно сказочную историю, поохали над демонстрацией волшебства, но предельно твердо заявили, что никуда уходить не собираются. Массовый непреложный обет забрал много сил у Тома и Лили, которые составляли основу клятвы. Джеймс увел жену в предоставленные им апартаменты, а Том, не задумываясь, отправился к Гарри. Скинув с себя одежду, он забрался под одеяло к обнаженному юноше. Обняв его за талию, Том со вздохом закрыл глаза и медленно погрузился в сон. Гарри немного повозился рядом с ним, а затем, устроившись поудобнее, прильнул к Тому. 
   Рабастан остался руководить переездом в де Кресси, остальные занимались срочными сборами в Доме. 
   - Что им тут понадобилось? - ворчал Рудольфус, то и дело бросая взгляды в окно на группу людей, со странным выражением смотрящих в пустоту, за которой скрывался Дом. 
   - Я думаю, что кто-то видел, как сюда приезжал Гарри, вот и пытаются теперь выяснить, что же тут такое и что нужно было молодому парню, - предположила его жена. 
   - Самое разумное объяснение, - кивнул Ремус, держа на руках Кассандру. - Надо сначала перенести детей. 
   - Да, а потом уже будем переносить вещи, - кивнул один из авроров - Дункан МакШерри. 
   Так и решив, Одиннадцать магов аппарировали цепочкой за Сириусом и Ремусом. Через несколько секунд они стояли посреди гостиной в де Кресси. Несколько девушек-служанок от неожиданности взвизгнули. Жюльетта быстро пришла в себя и осмотрела прибывших. Ее взгляд остановился сначала на Кристиане, а затем на Кассандре. 
   - Это дети Гарри? - спросила девушка. 
   - Почему вы так решили? - Джеймс с интересом посмотрел на француженку. 
   - Они на него похожи, очень, - улыбнулась девушка. - Пойдемте, комнату для них подготовили рядом с комнатой месье Тома и Гарри. Там есть дверь из комнату в комнату. 
   Детишек быстро определили по комнатам, оставив их на попечении девушек, которые с восторгом начали возиться с таким количеством детей, внезапно появившимся в поместье. Антуан же в это время проводил ревизию на кухне, а также обсуждал с поваром меню на ужин и на ближайшие дни. Граф видел, как горели глаза повара, которому предстояло ежедневно кормить такую ораву людей, а главное, что он теперь может готовить и как экспериментировать. 
   Устроив детей, маги вернулись в Дом. В первую очередь они собрали все самое ценное - драгоценности, деньги, и лаборатории. Все это было перемещено к центральному входу домовиками и несколькими магами. Антуан выделил в подвале несколько помещений для лабораторий, где теперь хозяйничали Ремус и Рудольфус, а Рабастан с помощью слуг Антуана распределял вещи в те комнаты, куда поселили их владельцев. На переезд ушел весь остаток дня. Мебель и все ненужное домовики вернули туда, откуда в свое время взяли. Возвращаться на Гриммуальд-плейс,12 они категорически отказались, так что, в де Кресси появилось трое очаровательных новых слуг, над которыми млели все остальные. Немного подумав, Антуан изменил статус служанок, переклассифицировав их в нянечек для малышей, а их работу себе забрали домовики. Конечно, маглы были шокированы такими изменениями и информацией, которую получили за сегодняшний день. Но, по крайней мере, они могли поговорить друг с другом о том, что происходит, чем они и занимались, сидя на кухне, после того, как все было распределено по местам и новые обитатели поместья занялись своими делами. 
   А перед группой маглов вдруг появился старый, несколько облезлый дом. Шок у них был еще тот. Несколько лет они пытались выяснить, что же за аномалия была в этом месте. Кстати, побывали тут и представители французских магов, но ничего достойного обнаружить не смогли, кроме странной пентаграммы. Решив, что побаловались маглы-сатанисты, каким-то образом сумевшие добиться эффекта, они отбыли восвояси, так и не узнав истины. 
   Гарри потянулся, медленно пробуждаясь, и тут же замер, поняв, что он не один, и рядом с ним лежит явно не Антуан. Запах был совсем другим. Открыв свои зеленые глаза, он тут же утонил в синих. Рука на талии стала тяжелей, придавив юношу к кровати. Том приподнялся и скользнул на Гарри, решительно толкнув коленом между ног юноши, побуждая того их раздвинуть. Больше Том откладывать их соединение не собирался, особенно, услышав от Антуана о чувствах юноши. Сам он давно уже хотел сделать Гарри своим и больше никому не позволять до него дотрагиваться. 
   - Что ты делаешь? - шепотом спросил Гарри. 
   - Ставлю на тебе клеймо принадлежности, - усмехнулся Том. - Мне надоели это игры, Гарри. 
   Юноша облизал вдруг пересохшие губы. Выглядело это очень соблазнительно, так что Том не удержался и тут же накрыл эти самые губы. Гарри вздохнул, от чего рот приоткрылся. Том не смог отказаться и скользнул языком внутрь. Он хотел быть нежным, но что-то внутри него говорило о том, что сейчас он должен действовать более агрессивно. Поцелуй становился яростнее. Том обхватил запястья Гарри и завел их над головой юноши, всем телом надавливая на тело под собой. Оба были возбуждены. Гарри согнул ноги в коленях и широко их развел, подвигал бедрами. 
   - Пшшш, - прошипел Том. - Еще раз так сделаешь, и я возьму тебя прямо так. 
   - Мммм, - простонал Гарри прямо его в рот. - Я люблю тебя, - тут же вырвалось у юноши. Том увидел, как испугался Гарри и попытался отстраниться. Мужчина еще сильнее сжал его запястья. 
   - Обними меня ногами, - хрипло произнес Том. Гарри помедлил всего секунду, а затем скрестил лодыжки за спиной мужчины. Том чуть сместился, так что его член теперь тыкался в расщелину между ягодицами, то и дело проходя по анусу. Гарри закусил губу и откинул голову, открывая шею, чем воспользовался мужчина, оставляя на коже засосы, словно клеймя парня. 
   - О, Мерлин, - простонал Гарри, когда Том, отпустив его руку, своей обхватил его жаждущий внимания пенис. Том с усилием начал поглаживать парня, вызывая у него из горла стон за стоном. 
   - Я так тебя хочу, малыш, - прошептал Том, целуя его в шею. 
   - Я твой, весь твой, - с придыханием ответил Гарри. Пара сильных движений, и Гарри с вскриком кончил. Сперма стрельнула ему в живот. Том окунул пальцы в беловатую жидкость и скользнул рукой между ног юноши, устремляясь туда, куда так мечтал попасть его член. Покружив по дырочки, Том протолкнул внутрь палец, входя сразу на всю длину. Гарри охнул и вцепился в плечи мужчине. Том помедлили, а затем стал делать размеренные осторожные движения, чтобы больше не травмировать любовника. Стон оповестил его о том, что все в порядке. Внутрь скользнул второй палец, движения чуть ускорились. Гарри дернул бедрами, стремясь насадиться поглубже. Том оценил такое рвение и добавил третий палец, тщательно готовя парня к вторжению. Сменив угол входа, пальцами достал простату, заставив парня выгнуться, что позволило войти еще глубже. Больше ждать уже не было сил. Том вытащил пальцы, провел ими по своему сочащему уже члену и направил его к вожделенному входу. Мужчина помедлил, затем встал между ног юноши, положил его ноги себе на плечи, приподнял за бедра и, взглянув в зеленые, затуманенные страстью глаза, одним толчком вошел внутрь. Гарри вскрикнул от боли и наслаждения. Первый же вход оказался настолько действенным, удар пришелся прямо в простату. 
   - Шшш, малыш, извини, но я не могу больше ждать, - прошептал Том, начиная двигаться. 
   - Ааа, Ооо, Мерлин, еще, - простонал Гарри, подаваясь навстречу каждому толчку. Где-то на периферии сознания Том пожалел, что не был первым для Гарри, но в ту же секунду на него обрушилась радостная мысль, что теперь юноша принадлежит только ему, ему одному. 
   Гарри, не сдерживаясь, стонал и вскрикивал, требуя еще, больше, сильнее, глубже. Он таял в руках своего любимого, отдавался ему со всей страстью и с полным доверием. Мир взорвался яркими красочными осколками, погружая юношу в нирвану. До того, как провалиться в безмятежное удовольствие он услышал вскрик последовавшего за ним Тома. 
   - Я люблю тебя, Гарри!

Глава 9. Невероятный ребенок.

   Гарри дышал спокойно, лицо было умиротворенным. Том кончиками пальцев провел по щеке, спустился на шею, затем ниже, обвел сосок. "Когда я успел влюбиться в него? Еще один твой подарок, Гарри? Вместе с жизнью ты в придачу снабдил меня еще и чувствами, о которых я никогда не имел понятия?" - Том с улыбкой рассматривал молодого человека в своих объятиях, которому пару часов назад признался в любви. - "Я не жалею, что сказал о своей любви. Я действительно тебя люблю и никому не дам больше причинить тебе вред. Мы ведь могли тебя вытащить раньше, но почему-то не делали этого. Странно, словно нас сдерживали от этого шага. Мы бы выжили, Гарри, обязательно выжили, мы ведь маги. Но что-то удерживало нас от помощи тебе. Но сейчас я точно знаю, что никогда тебя не отдам. Никогда и никому. Это так странно - любить. У меня есть ты, дочь и сын. Да, именно сын. Мальчика я тоже считаю своим ребенком, потому что он твой, от плоти и крови". 
   Гарри заворочался, устраиваясь удобнее под боком у Тома. Тот отвел, упавшую юноше на глаза, прядь. Он весь был в своих воспоминаниях и рассуждениях. Том пытался найти ту отправную точку, когда симпатия к этому неординарному молодому человеку превратилась в настоящую любовь. Он, даже будучи Волдемортом, всегда сознавал, насколько уникален этот ребенок.
   "Воспоминания Тома. 
   Тело женщины плавно опускается на пол после ударившей в нее Авады. Он даже удивился тому, как медленно тело падает на пол, словно в замедленном ритме. Красиво. Он отдернул себя и перевел взгляд на того, ради кого и пришел в этот дом. Маленький мальчик, чуть больше года от роду, смотрел на него большими яркими зелеными глазами. Целую минуту шла эта игра в гляделки. У него в голове даже появилась мысль просто забрать мальчика с собой и вырастить самому. Он тряхнул головой и стал искусственно вызывать в себе злость. Этот ребенок способен его убить в будущем, его надо уничтожить, но зеленые глаза, такие спокойные и умные для такого маленького ребенка, с интересом смотрели на него. Ему показалось, что мальчик прекрасно понимает, что тут произошло и что будет дальше, и нисколько не боится. Он поднял палочку, но до того, как завершить свою миссию, он все-таки решил удовлетворить свое любопытство. Заклинание окутало мальчика прозрачным коконом: ограничитель, отталкивающие чары, чары сокрытия. Он даже не успел удивиться, когда кокон лопнул, обдав его волной, смешанной с магией ребенка, даже с ограничителем она светилась сильнее, чем у многих взрослых магов. Два вида заклинаний он опознал, вернее руку того, кто их наложил. Только вот выводы он сделал неправильные. 
   - Авада Кедарва, - зеленый луч ударяет в лоб мальчика и с бешеной скоростью возвращается в него. Мыслей больше нет, осталось только удивление, но он понимает, что все еще жив, только вот без тела. Что же это за ребенок такой? 
   ****** 
   Десять лет кошмара, последние пару лет в теле другого человека не добавили ему хороших черт в характере. Он был зол и мечтал о мести, мести ребенку. Это стало его навязчивой идеи, но где-то глубоко внутри сидело любопытство и желание узнать получше, кто же это ребенок на самом деле. Он не забыл, что видел в ту ночь в доме Поттеров. 
   И вот он в Хогвартсе, пусть и на затылке у другого, довольно-таки неприятного типа. Он с самого распределения глазами Квирелла следил за ним, таким маленьким, меньше всех. Где-то, наравне со злобой, появилось недоумение - смешные и в то же самое время страшные очки, большая, на несколько размеров крупнее, чем нужно и явно с чужого плеча одежда, которой прямое место в помойке, наивный и доверчивый взгляд и столько недоумения в глазах. Чего он не мог понять, так именно того, кто вообще воспитывал так называемого Героя магического мира. Это было неправильно. Но злоба преобладала. Он хотел отомстить этому мальчишке за годы несуществования. Целый год он наблюдал и все больше удивлялся способностям мальчишки, которые даже сквозь три слоя ограничителей вырывались наружу. Дамблдор стремился сделать из своего оружия сквиба? Зачем такие ограничения? Или великий и светлый боится этого мальчика? 
   Боится! Вот такой он сделал вывод, когда тело Квирелла плавилось от рук Гарри Поттера. Защита матери, о которой он читал, вернее ему читали, была лишь сказкой для дураков. Сила мальчишки была уникальной. Вместе с полученным в очередной раз поражением внутри поселились первые зерна уважения. Но желания уничтожить мальчишку не пропало, а возросло. Ему не нужен был соперник за власть, особенно если это марионетка Дамблдора. 
   ****** 
   На втором курсе Поттера он и близко не приближался к Хогвартсу, хотя и чувствовал, что там происходит благодаря своему первому крестражу, сделанному случайно, кстати. Он знал, кто и как открыл тайную комнату. Из записей Джинни Уизли много интересного узнал о самом Гарри, а уж когда в дневнике стал писать мальчишка, у него чуть удар не случился, если бы, конечно, это было возможно. Полной неожиданностью стало известие о змееустости парня. Стоило задуматься, откуда это в мальчишке. Идею, которую высказал Дамблдор (об этом он узнал намного позже) он отмел как бредовую. Не мог он передать часть своей силы мальчишке, у того и своей хватало с избытком, а при таком уровне, хоть и с ограничителями, никому не нужна дополнительная подпитка. А это значит, что дар у мальчика врожденный. Потомок Слизерина? С какой стороны? Откуда такая сила в этом ребенке? 
   Битва с василиском стала еще одним откровением. Он не чувствовал страха у мальчика. Это было странно. В 12 лет сразиться с королем змей и победить? Сильно. Что его действительно поразило, так это появление Фоукса со шляпой и мечом. Только вот меч не имел никакого отношения к Гриффиндору, а раз Поттер взял его в руки, то быть наследником именно этого Основателя мальчишка ну никак не мог. 
   ****** 
   Год за годом Гарри Поттер поражал его своими неординарными похождениями, от которых зачастую кровь стыла в жилах взрослых магов. На четвертом курсе мальчишки вдруг активизировалась их связь. Он чувствовал, что мальчик видит его глазами. А это могло значить, что кто-то очень осторожно обнажает мозг мальчика, подставляя его под удар. Сразу вспомнились собственные школьные годы. Дамблдор со своими играми никак не хотел остановиться, гробя жизнь еще одного ребенка. На какую-то секунду появилось сочувствие к мальчишке, но оно было в корне задушено. Он настолько растравил себя, что идея убийства Поттера и возрождения стали основными, просто маниакальными. Он продумал весь план, до мельчайших подробностей. И все удалось, кроме последнего этапа - самого возрождения и убийства мальчишки. 
   Безумная дуэль, провалившееся возрождение совсем снесли ему крышу, а потом мальчишка воспользовался случаем и смылся. Ох, как он бесчинствовал. Но его, в то же время, удивило, что мальчишка, хоть и испытывал страх, смог выдержать. Любой другой уже валялся бы у него в ногах. Ненависть, смешанная с уважением - вот какими были его чувства. У него был достойный враг. Только никому, кроме себя самого, он никогда в этом не признается, да и себе лишь где-то глубоко внутри. 
   ****** 
   Следующий год подарил ему сам Дамблдор, приказавший Снейпу (а это он узнал совсем недавно) сломать блок в голове у мальчишки. С каждым днем, что он тайно посещал разум мальчика, о чем вообще никто не знал, он все больше проникался уважением к этому странному ребенку. Это было выживание, еще хуже, чем у него самого. Именно тогда, впервые, он подумал, что, возможно, мальчишке действительно было бы лучше умереть. Вот тогда и родился план. Но все, как всегда в случае с Поттером, пошло не так. Странные чувства к Поттеру, замешанные на противоречиях, нисколько не умоляли его ненависти и желания его уничтожить. 
   Битва в Министерстве показала ему мальчишку с еще одной стороны. Он потом долго не мог прийти в себя, обнаружив в мальчике темное начало. Смерть Блека Поттера почти сломала, но не совсем. 
   ****** 
   Потом пришло время крестражей. Два года гонки, смерть Дамблдора, доверие Снейпу (сколько ошибок сразу). А потом она - последняя решающая битва. Конец седьмого курса. Их дуэль была полна сюрпризов, но он ею упивался. Мощь мальчишки почти вырвалась наружу, вся. Он видел, как ломаются ограничители. Последняя мысль, прежде чем он провалился в бездну, была - невероятный ребенок, таких на свете больше нет. Он говорил Поттеру одно, но думал совсем о другом. Он умер с уважением к своему победителю.
   А потом он, вдруг, вернулся, увидел на полу того, кто должен был быть счастлив без него, но как же страшно все оказалось на самом деле. 
   Конец воспоминаний Тома"
   Гарри снова зашевелился, возвращая Тома в реальность. Мужчина наклонился и коснулся легким поцелуем губ юноши, затем прижал к себе этого невероятного ребенка и закрыл глаза. 
   А Гарри, в это время, путешествовал по странным мирам сновидений. Сначала он шел по зеленому ковру поля, трава сначала была совсем маленькой, но чем дальше он шел, тем выше она становилась. Сейчас он стоял в ней по пояс. Он был совсем один, но не чувствовал ни тревоги, ни даже маленького беспокойства. Здесь было спокойно и тихо. Гарри упал на спину, раскинул руки и теперь смотрел на чистое голубое небо. "Где я?" - лениво подумал он. 
   - Ты, наконец, обрел покой в душе, - последовал насмешливый голос. Гарри резко подскочил и уставился в насмешливые глаза Беллы Лестрейндж.- Успокойся, я мертва и возвращаться не собираюсь. Мне не место в твоем мире. Да и тут, я обрела свободу. 
   - Я не понимаю, - потряс головой юноша. 
   - Здесь нечего понимать, Гарри, - Белла села на землю и похлопала рукой рядом с собой. - Садись. Я ничего тебе не сделаю. 
   Гарри был в такой растерянности, что сел рядом с женщиной, которая когда-то стояла в списке его врагов то на втором, то на третьем месте. 
   - Ты - невероятный ребенок, просто уникальный, - с улыбкой произнесла женщина. Сейчас она выглядела спокойной и совершенно разумной. - Ты удивлен, что так выгляжу? - Белла посмотрела на него с лукавой насмешкой. Гарри кивнул. - В этом нет ничего странного, малыш. Я умерла, а со смертью умерло и мое безумие. Здесь я, наконец, стала сама собой. 
   - Почему невероятный? - Гарри просто не знал, что ему говорить. 
   - А какой ребенок еще способен на такое? - усмехнулась Белла. - Посмотри на свою жизнь. Любой другой или бы озлобился или давно уже лежал в могиле, а ты? Ты до сих пор вот здесь, - Белла коснулась его груди в районе сердца. - Самое чистое создание на свете, хоть и темное, - добавила она в конце. 
   - Я..., - но договорить Гарри не смог, Белла прикрыла ему рот ладонью. 
   - Не надо, - покачала она головой. - Живи. Ты вернул за один раз всех, кого надо. Передай мои пожелания счастья Рабастану и Рудольфусу. Они выбрали себе достойных жен. А я счастлива здесь. Живи и будь счастлив, но не забудь наказать тех, кто такое сотворил со всеми нами. 
   Гарри смотрел, как Белла поднялась на ноги и пошла по полю. Она действительно выглядела счастливой. Гарри прикрыл глаза, а когда открыл, то оказался в другом месте. Это была большая библиотека. Везде лежал большой слой пыли, словно уже столетиями никто не пользовался этим местом. Гарри разжал кулак и посмотрел на свою ладонь, на пол со звоном что-то упало. Гарри опустил глаза и увидел кинжал, он однажды видел его в руках у Беллы, а потом слышал от кого-то, что это ее оружие, она никогда не расстается с ним. Юноша поднял оружие. Не было никаких особых изысков, кроме вырезанных на стали рун, а на рукоятке было выгравировано имя владелицы, только под именем Беллы появилось имя Гарри, они изящно переплетались. Кажется, он стал владельцем кинжала. Только, почему Белла поступила таким образом? 
   - Добро пожаловать в святая святых этого места, - перед юношей стоял старик, он рассматривал Гарри очень внимательно, словно пытался что-то увидеть. Увидел и одобрительно кивнул. 
   - Где я? - спросил уже ничего не понимающий Гарри. 
   - Это неважно. Ты побывал в бездне, выполнил ее условие, а значит, получил возможность пройти по миру мертвых и получить несколько даров, которые сделают тебе те, кто получил здесь свободу, - ответил старик, беря юношу под руку и ведя вдоль стеллажей. 
   - Вы так говорите, словно мертвые не умирают, - неуверенно произнес Гарри. 
   - В каком-то смысле это так, - кивнул старик, но ничего объяснять не стал. Он подошел к одной из полок и вытащил книгу, отдал ее Гарри, затем развернул его и подтолкнул вперед. Юноша повернулся, чтобы что-то сказать, но никого уже не было, как не было и библиотека, только в руках у Гарри был старинный фолиант и кинжал. 
   Юноша стоял на поляне, а вокруг него возвышался лес. Вдруг раздался вой и из-за деревьев стали появляться волки. Гарри даже не сомневался, что это оборотни. Они взяли юношу в кольцо, но не нападали. Вот один из них перекинулся. Гарри его узнал - Фенрир Сивый. 
   - Здравствуй, пацан, - насмешливо поздоровался оборотень. 
   - Ты тоже хочешь мне что-то подарить? - напряженно спросил Гарри. 
   - В некотором смысле, - оскалился Сивый, потом вернулся к остальным, что-то вытащил из толпы и швырнул в юношу. Тот машинально поймал, уронив кинжал и фолиант. На руках у него оказался щенок, или волчонок? Гарри недоуменно поднял голову, но вокруг никого уже не было. "Да, что это такое?" - в сердцах подумал он. Подняв уроненные вещи и прижав к себе белого пушистого волчонка, Гарри по тропинке двинулся сквозь лес. У него было еще несколько странных и быстрых встреч, после которых остались подарки: ремень, семена какого-то растения и колбу с ядом какого-то животного, но какого он не понял. Наконец, юноша покинул лес. Перед ним стоял дом, с крыльца ему махали мужчина и женщина. 
   - Гарри, иди к нам, мы так давно тебя ждем, - с улыбкой произнесла женщина. Гарри все больше недоумевал, особенно, почему его все называют невероятным и особенным. 
   - Здравствуй, - поздоровался мужчина. 
   - Здравствуйте, - неуверенно сказал юноша. 
   - Проходи, - пригласила женщина. В доме был накрыт стол, за которым сидело еще несколько человек, один показался Гарри смутно знакомым, но вот кем он был, юноша так и не вспомнил. 
   - Мы рады тебя видеть, - произнес именно этот человек, старик неопределенного возраста. 
   - Кто вы? - спросил Гарри. 
   - Это неважно, - улыбнулась женщина, встречавшая его на пороге дома. 
   - Ты угощайся, Гарри, нам приятно видеть тебя в нашем кругу, - улыбнулся старик. 
   - Мы так сожалеем, что тебе пришлось пройти через все эти круги ада, но ты самый невероятный ребенок на свете, - сказала женщина. 
   - Почему вы все меня так называете? - Гарри даже закатил глаза. - Только не надо говорить о моей исключительности. 
   - Но дело в ней, но не во всем, - улыбнулся старик. - Гарри, ты ведь не понимаешь, что сделал? 
   - О чем вы? - не понял юноша. 
   - Гарри, ты в здравом уме полез в бездну за своим врагом? - с улыбкой спросила женщина. 
   - Да, - кивнул тот в ответ. 
   - Гарри, никто и никогда не делал этого в здравом уме, да еще и с такой мощной магической аурой, что сама Бездна решила с ним поговорить. Ты не представляешь, как здесь все выглядело, - мужчина, что стоял с женщиной и встречал его, с улыбкой посмотрел на юношу. 
   - Может быть, тогда объясните мне, - Гарри уже устал от этих недоговорок и двусмысленных фраз. 
   - Это тебе не нужно, - усмехнулся старик. - Главное, что ты невероятный. 
   - Опять двадцать пять, - обречено вздохнул Гарри. Люди за столом засмеялись. 
   - Не переживай, Гарри, это твое первой и последнее путешествие по этому миру, по новому миру Бездны. Он меняется и таким, каким его ты застал в первый раз и сейчас, он уже никогда не будет, - произнесла женщина. - Ты изменил свой мир, уже дважды. Ты попираешь законы магии и вертишь ими, как хочешь, - за столом снова раздались смешки. - Именно это делает тебя исключительным. Ты так мечтаешь увидеть и вернуть в мир живых родителей, что совершенно спокойно поднимаешь из мертвых самый страшный кошмар магической Англии, да и не только, так ты еще и умудряешься полюбить его, и его влюбить в себя. Ты непостижимым образом вытаскиваешь большую часть Бездны в мир живых, но превращаешь ее в новорожденную девочку, кровь от крови своей и плоть от плоти своей, - женщина серьезно смотрела на юношу. - Я могу гордиться тобой, мой внук. 
   Гарри судорожно сглотнул, теперь он понял, почему в последнее время эти женщина и мужчина так ему кого-то напоминали. Это были родители его отца. 
   - Тебе пора, Гарри, - произнес старик, вкладывая ему в руку свиток. - Мир мертвых тебе благодарен за подаренный здесь свет. Иди. 
   Женщина отцепила от блузки брошь, а мужчина снял булавку для галстука и передали их своему внуку. Старик достал небольшую котомку, куда сложили все подарки, полученные юношей за его странный поход, только волчонок остался у него на руках. Они все вместе проводили его, указали тропинку, по которой он должен идти. Гарри сделал несколько шагов и обернулся. Дом таял в дымке, а люди продолжали ему махать. И вот, все растаяло, Гарри сморгнул слезинку. Он снова стоял в поле, трава была ему по пояс. 
   - Привет, - раздался красивый девичий голос за спиной. Юноша обернулся и увидел красивую черноволосую девушку. Наконец, их взгляды встретились. Глаза Гарри расширились от шока. Трехцветные. У девушки были трехцветные глаза. 
   - Касси? - недоверчиво произнес парень. 
   - Привет, папа, - улыбнулась красавица. - Хотя, это не совсем так. Я - Бездна, здесь. В твоем мире я ребенок, - девушка издала смешок. - Такой же исключительной, как и мой папочка, вернее оба мои папочки. 
   - Ты красивая, - улыбнулся Гарри. 
   - Есть в кого, - усмехнулась красавица. 
   - Это сон? - спросил Гарри. Девушка только улыбнулась, но ничего не ответила. Они вместе сели в высокую траву. 
   - Не думай о плохом. Ты любишь и любим, рядом все те, кто никогда тебя больше не оставит. Поверь мне, я все-таки Бездна, я знаю людей, слишком много видела. Ты себе даже представить не можешь, как я благодарна тебе за то, что ты освободил меня. 
   - Я не понимаю, - Гарри недоуменно посмотрел на девушку. 
   - Это длинная и очень давняя история. Я уже и не помню, кем была тогда, в своей смертной жизни - мужчиной или женщиной. Нас, магов, тогда воспринимали как богов. Именно так появились Олимпийцы, а римляне затем просто переняли этот пантеон богов, - начала рассказывать девушка. - Не удивляйся. В каждой сказке или легенда, мифе есть доля правды, а то и большая часть. Я была одной из богинь, но в нашем пантеоне все было завязано на борьбе, соперничестве. Я - некромант и некромаг. Я и мои "друзья" не поделили эту жизнь, и однажды я очнулась во время проведения ритуала, где меня изгоняли в мир духов, но что-то пошло не так и я стала Хранителем Бездны, постепенно превращаясь в нее. Столько злобы было в моих "друзьях", что мир был темным и страшным. Души умерших страдали. Приходили и те, кто пытался вытащить своих родных, но в последнюю минуту они пугались и уходили, оставляя себя привязанными ко мне. Кто-то, конечно, дошел до конца, но единицы, а потом пришел ты, и я поняла - это мой последний шанс. Я никогда не думала, что смогу вернуться в смертный мир и смертной. Спасибо тебе. 
   Гарри смотрел вдаль и обдумывал слова девушки. Оказывается, ему на роду написано делать что-то исключительное и невозможное. Он снова отличился, в который раз. 
   - Гарри, - позвала девушка. Юноша повернулся к ней и улыбнулся, чистой и искренней улыбкой. 
   - Я никому не позволю причинить вред моей семье, - твердо сказала девушка. 
   - Это я должен тебя защищать, - улыбнулся Гарри. 
   - Ты и защитишь, но это чувство, что вы - самое дорогое в моей жизни перешло в тело Касси, она всегда будет стремиться защитить вас. Она, я, - девушка запуталась. - Я не совсем обычный ребенок. 
   - Я это знаю, - улыбнулся Гарри. - Ты и Крис - неожиданный подарок, о котором я даже мечтать не смел. 
   - Так не бойся нам этого показать, Гарри. Мы никуда не денемся, не растаем и не растворимся. Покажи нам свои настоящие чувства, как показал их Тому, - девушка поднялась на ноги. - Иди, он тебя ждет. 
   Дымка окутала Гарри, глаза закрылись, но он услышал легкий шепот. 
   - Будешь счастлив ты, будем и мы... 
   Гарри завозился и сильнее прижался к Тому, который моментально открыл глаза. Мужчина в шоке смотрел на... щенка, сидящего рядом с головой Гарри на подушке. Щенок лизнул юношу в щеку. 
   - Я сплю, - пробормотал Гарри, вызвав смешок у Тома. Щенок начал вылизывать юноше лицо. - Том... 
   - Это не я, - тихонько рассмеялся тот в ответ. Зеленые глаза распахнулись, в следующее мгновение Гарри уже сидел и в шоке смотрел на белого пушистика, виляющего хвостом и с восторгом смотрящего на своего хозяина. Затем он стал оглядываться, и, свесившись с кровати, поднял котомку, вытряхнул из нее содержимое. Том с удивлением смотрел на знакомый кинжал. 
   - Откуда у тебя это? - Том указал на него. 
   - Белла подарила, - сказал Гарри, и добавил. - Во сне. 
   - Что? - поперхнулся Том. 
   - Я все это получил во сне, - Гарри ошеломленно смотрел на своего любимого. - Его мне Сивый подарил, а это от бабушки с дедушкой, а еще я видел какой Касси будет в моем возрасте, - слова текли из Гарри бурной рекой, он быстрее стремился поделиться всем с Томом. - Нам надо большую охрану, она будет такой красивой, такой... 
   Том не выдержал и сделал единственно, что посчитал возможным в этот момент, заткнул Гарри рот страстным поцелуем. Он почувствовал, как юноша начал таять в его руках. Оторваться он уже не смог. Стоны музыкой звучали у него в ушах. Гибкое тело было таким отзывчивым, страстным, изящным, что невозможно было оставить хоть кусочек его не попробованным. 
   - Я люблю тебя, Гарри, - улыбнулся Том. 
   - И я люблю тебя, - улыбнулся юноша в ответ. - Теперь все будет хорошо. 
   Они заснули, в ногах у них расположился волчонок, который смотрел на двух своих хозяев, охраняя их сон. А двое мужчин спали безмятежным сном в объятиях друг друга, найдя, наконец, счастье. И никому больше не суждено причинить им вред, иначе они перевернут землю и уничтожат все на своем пути, чтобы отомстить. 
   Невероятный ребенок смог стать счастливым и подарил этому миру еще одного такого же невероятного ребенка, который в это мгновение открыл свои трехцветные глазки и заливисто рассмеялся, разбудив своего брата и няньку. Это был веселый, счастливый смех ребенка, у которого есть все.

Глава 10. Простая обыденная жизнь.

   Спустя пять лет.
   - Гарри, - Том повернулся к своему партнеру и мужу вот уже четыре года. Молодой человек у окна обернулся и улыбнулся. К этой его искренней и теплой улыбке было так легко привыкнуть, что если она исчезала с утонченного красивого лица, все сразу начинали искать причины, беспокоиться, чуть ли не устраивать истерики. Удивительно, но именно Лили всегда держала марку и почему-то загадочно улыбалась, пока остальные метались. 
   - Да, Том. 
   - Не хочешь покататься? - Том склонил голову на бок. 
   - С удовольствием, - Гарри плавной походкой подошел к мужу и обвил руками его талию. Том тут же мимолетно коснулся губами губ молодого человека, предвкушая более изысканное блюдо чуть позже. Гарри взглянул на Тома и прищурился. - Ты что-то задумал? 
   Том лукаво улыбнулся. Гарри насторожился, такая улыбка могла привести к различным результатам и не всегда она заканчивалась в его пользу, нет, не в негативном смысле, но все же. Как-то так получилось, что роль жены в их паре оказалась у него. 
   - Том? - Гарри попытался выбраться из объятий мужа. 
   - Доверься мне, - улыбнулся тот соблазняюще. 
   - Это частенько выходит мне боком, - пробормотал Гарри, но вырываться перестал. Том достал черный шарф из кармана и завязал молодому человеку глаза. Лукавая улыбка, взмах палочкой и еле слышное заклятие. Том бережно раздел дезориентированного мужа, а затем вытащил то, что уже несколько дней не давало ему покоя ни днем, ни ночью. Великолепная сбруя, в которую однажды обрядил Гарри Антуан. И сейчас осторожно, со всеми предосторожностями, Том начал надевать ее на своего соблазнительного мужа. Зацеп на сосках, ошейник щелкнул и обхватил красивую шею, на бедра лег ремешок, вот и надето кольцо на пенис и мошонку. Том отошел на несколько шагов и удовлетворенно рассмотрел своего мужа. Гарри в этом странном одеянии выглядел настолько порочно, что Том почувствовал, как от одного созерцания его член стоит в полной боевой готовности, но он не собирался торопиться. Он подошел к юноше с последним предметом этого бесстыдного костюма. Надо сказать, что Том был единственным, кто мог наложить Гарри дезориентирующее заклинание и Империо, правда, последнее довольно быстро спадало, но минут двадцать молодой человек не мог сопротивляться. Выяснили они все это опытным путем. Том наклонил юношу, заставил его раздвинуть ноги, затем взял смазку и слегка обработал анус мужа, после чего вставил в него небольшой искусственный член, все это закрепил, помог Гарри нормально встать, и снял заклинание. 
   - Ох, - вырвалось у Гарри, когда он покачнулся и для равновесия, выставил ногу вперед. - Ты наложил на меня..., - молодой человек замер, глаза расширились. - Мерлин, где ты это взял? 
   Том наслаждался румянцем, покрывшим лицо мужа и яростью, горящей в любимых зеленых глазах. 
   - Ты залез ко мне в голову, - обвиняюще прошипел юноша. 
   - Вообще-то, со мной поделился Антуан, - Том прислонился к стенке, пожирая глазами Гарри. 
   - Прибью, - вынес тот вердикт, сверкая глазами. 
   - Нам пора на конную прогулку, - невозмутимо произнес Том, хотя в глазах у него бесились черти. 
   - ЧТО?! - опешил Гарри. 
   - Ты сказал, что с удовольствием со мной прокатишься, - невинно улыбнулся Том. 
   - В таком виде? - сглотнул Гарри. 
   - А мне нравится, - улыбка стала откровеннее. 
   - Я никогда не выйду в этом из комнаты, - заявил Гарри, складывая руки на груди. От резкого движения он прикусил губу, так как сбруя дала ему знать о своем наличии. Член начал подниматься, что снова послужило причиной румянца на лице молодого человека. Том подошел к шкафу, достал оттуда мантию и надел ее на мужа. 
   - Пошли, - и двинулся к двери. 
   - Том, - возмутился Гарри. Мужчина усмехнулся, взял мужа за руку и потянул за собой. - Прекрати, я не пойду в таком виде. Я не хочу больше поз... 
   Рот ему заткнули обычным способом, то есть поцелуем. Том постоянно так делал, причем не только наедине. Воздуха перестало не хватать. Мужчина оторвался от таких сладких губ. 
   - А теперь пошли, если хочешь получить разрядку, - усмехнулся Том. - Я мечтал об этом с той секунды, как Антуан рассказал об этой интересной одежке и о тебе в ней. 
   Гарри прикусил губу и двинулся за мужем. Возбуждение прокатывалось по всему телу. У входа они встретили Антуана, Рабастана, Сириуса, Антонина и Седрика. Том прошествовал мимо, мило улыбаясь, а Гарри одарил Антуана злым взглядом, обещавшим возмездие. Эффект портили прикушенная губа и лихорадочно блестящие глаза. 
   - Мой бог, он это сделал, - в ужасе глядя в спину Тому, прошептал Антуан. - Я труп. 
   - Антуан, ты о чем? - отвлекся от разговора Антонин, расслышавший мужчину. 
   - Гарри меня убьет, - повесил голову граф. 
   - За что? - не понял Седрик. 
   - Том все-таки надел на него эту..., - Антуан в ужасе посмотрел на своих собеседников. Мужчины повернулись в сторону двух своих товарищей. Том как раз сажал Гарри на лошадь перед собой. Из горла юноша вырвался стон. 
   - Мордред и Моргана, - вырвалось у Рабастана, когда до него дошло, о чем идет речь. 
   - Не знаю, Антуан, думаю, сначала надо выжить Тому, который это проделал, - усмехнулся Сириус. 
   - Это не смешно, - поежился Антуан. 
   - Нет, но я бы с удовольствием подсмотрел за ними, если бы так не боялся потерять голову, - усмехнулся Рабастан. 
   - Господи, вы же женаты, - воскликнул Антуан, хотя впадать в шок от таких заявлений он прекратил еще года три назад. 
   - Но это не мешает нам наслаждаться прекрасными и волнующими сексуальными играми других, если становимся случайными свидетелями такого действа, - пожал плечами Седрик. 
   - Ага, особенно, если это Том и Гарри, - кивнул Рабастан. 
   - Извращенцы, - закатил глаза Антуан, но тут поймал два очень странных взгляда - Сириуса и Антонина. - Ладно, мне пора заняться делами, - и быстро отправился в дом. Вслед раздался насмешливый голос Антонина. 
   - Ты все равно не сбежишь, Антуан. 
   - Зато скроюсь на время, а вы остынете, - себе под нос произнес он, хотя прекрасно понимал, что ни Антонин, ни Сириус никогда ничего не забывают, особенно, если это касается его лично. 
   Лошадь шла неспешным шагом, но каждый ее шаг заставлял внутри Гарри двигаться искусственный член. Он начал постанывать при каждом движении, откинулся на Тома и закрыл глаза. Соски ныли, член стоял, в попке все горело от желания. Лошадь остановилась, Том приподнял Гарри. 
   - Вытяни из-под своей попки подол мантии, - прошептал мужчина. Гарри выполнил просьбу, теперь он касался оголенными ягодицами крупа лошади, что стало дополнительной стимуляцией. Они въехали в ту часть парка, где мало кто бывал. Одно движение, Гарри только успел взвизгнуть, как оказался обнаженным. 
   - Том, что ты делаешь? 
   - Осуществляю свою мечту, - прошептал Том, пробежав пальцами по груди молодого человека. Тот протяжно в ответ застонал и выгнулся, тут же охнул. Любое движение приводило сбрую в новое положение, а значит, что-то оказывало возбуждающее действие. 
   - Том, я больше не могу, - простонал Гарри. Мужчина соскользнул с лошади, снял с нее свою драгоценную ношу и понес на руках вглубь парка. Тут недалеко была беседка, именно туда он и держал путь. 
   Это был необыкновенный день, полный страсти, неизведанных ранее желаний, любовных игр и нежности. 
   - С днем рождения, любимый, - прошептал Том на ухо молодому человеку, когда тот открыл глаза после очередного оргазма. 
   - Мерлин, я совсем забыл, - шокировано воскликнул Гарри. - Сволочь, ты получаешь подарки, а день рождения у меня. 
   - Тебе не понравилось? - насмешливо спросил Том. 
   - Знаешь же, что понравилось, - улыбнулся Гарри и потерся щекой о грудь мужа. 
   - Желания иногда надо осуществлять, - Том поцеловал Гарри в макушку. 
   - Ты их очень часто приводишь в реальность, - хмыкнул молодой человек. - Правда, я потом не могу никому в глаза смотреть. 
   - Ммм, я тут подумал, не буду ка я с тебя снимать эту штучку, посидишь за столом в ней, - усмехнулся мужчина. 
   - Том, - воскликнул шокированный Гарри. 
   - Да, так и сделаем, - ухмылка стала откровеннее. 
   - Сволочь, - отвернулся парень. 
   - Еще какая, любовь моя, еще какая, - поднимаясь, произнес Том, затем поднял своего партнера и понес к лошади. 
   - Хорошо хоть эту штуку в меня... хммфф, - его снова заткнули. 
   - Еще раз вякнешь в таком духе, обязательно вставлю, - усмехнулся Том, прервав поцелуй. Гарри посмотрел на него обреченным взглядом. 
   Их никто не видел, когда они вернулись домой. Том сдержал обещание и сбрую с Гарри не снял. Тому пришлось одевать тонкую водолазку свободного покроя, но без рукавов, чтобы скрыть свой секснаряд. Пока он одевался, Том услышал много эпитетов в свой адрес, а также тихих угроз в адрес Антуана. 
   - Ты хочешь сделать Антонина и Сириуса несчастными? - с невинным видом поинтересовался Том. 
   - Что? - нахмурился Гарри, оторванный от идеи номер двадцать семь: как убить графа. 
   - Ты хочешь сделать Антонина и Сириуса несчастными? - повторил Том. 
   - Нет, - рявкнул Гарри. 
   - Тогда прекрати строить планы по убиению Антуана, тем более я благодарен ему за этот наряд и поданную идею, - усмехнулся Том. 
   - Сволочь, - Гарри с гордо поднятой головой прошествовал в комнату своих отпрысков. 
   - Папочка, с днем рождения, - тут же раздались крики двух прелестных черноволосых деток. 
   - Спасибо, мой хороший, как провели день? - Гарри уселся на пол рядом с сыном и дочерью. 
   - О, бабушка водила нас зоопарк, потом были в кафе мороженом, потом в цирке на представлении. Так жалко, что тебя и папы не было, но бабушка сказала, что папа делал тебе особенный подарок, - на одном дыхании высказала Касси. Гарри мысленно застонал: "И сколько народу знает о сегодняшнем представлении?" 
   - Папочка, пойдем в столовую, там уже все ждут, - потянули молодого человека к выходу шестилетние детки. Хотя внутри него ничего не было, сбруя все равно давала о себе знать, возбуждая его. Вечер обещал стать испытанием. "Ничего, Том, вот, приспичит мне, затащу в первый же угол и заставлю меня удовлетворять", - мстительно подумал парень. 
   События пяти лет: 
   Двадцать шесть лет, очередной день рождения, пятый год счастья - вот что это было. После той ночи сновидений Гарри действительно перестал прятаться, в открытую стал проявлять свою любовь к Тому и детям. Постепенно прошлое стало отходить, отпускать его, но не настолько, чтобы забыть о предательстве. Первое время его радость омрачало только грустное лицо Антуана. Но в один прекрасный день все изменилось. 
   Гарри был в шоке, когда услышал, как из комнаты родителей доносятся крики. Там явно была ссора, но вмешаться он побоялся. Вечером за ужином Джеймса не оказалось, а мать выглядела донельзя довольной. Гарри это несколько насторожило, но Том его увел раньше, чем он успел что-либо выяснить. А утром на завтраке появился преобразившийся Сириус. Его глаза горели жизнью, ушла грусть. Гарри сначала никак не сопоставил факты, пока случайно не подслушал разговор Рабастана, Рудольфуса и отца. 
   - Сириус просто ожил, - Рабастан ухмыльнулся. 
   - Что с тобой сделала Лили? - это уже Рудольфус. 
   - Догадайся, - бросил Джеймс. 
   - Что-то мне кажется, что слухи по поводу ваших отношений в школе были правдой, - усмехнулся Рудольфус. 
   - Ай, да, Лили, - восхитился Рабастан. Гарри сделал правильные выводы из этого разговора. 
   Именно после этого началось внезапное соперничество между Антонином и Сириусом за внимание Антуана. Сириусу понадобилось два месяца, чтобы уложить в свою постель графа, Антонину еще месяц. Весь дом следил за этим своеобразным треугольником. Сириус и Антонин не устраивали дуэлей, ссор, выяснения отношений. Просто однажды они прекратили эту странную игру, примерно через год после переезда в особняк - Антуан оказался одновременно с обоими мужчинами. 
   - Любовь на троих, - объявил после той ночи Антонин за завтраком, вогнав в краску Антуана. 
   - Понятно, - было им ответом от всех остальных. Антуан был удивлен такими странными отношениями среди своей новой семьи, а все эти люди стали ему дороги. Но все рано, иногда, он украдкой с грустью смотрел на Гарри, стоящего или сидящего в объятиях Тома. Последующие четыре года ничего не изменили в отношениях трех мужчин, они все еще были вместе. 
   Постепенно, стал налаживаться и бизнес. Именно Антуан подал идею создания ателье и в обычном мире. На раскрутку ушло два года, и сейчас Ателье Теар было лучшим в Европе по пошиву вечерних женских нарядов. Именно у них старались закупаться для Венских балов. Сейчас, спустя четыре года с момента открытия, компания была одной из самых известных в Европе, было открыто несколько фирменных магазинов и в других странах. Не менее известным было и Ателье в магическом мире. Французские маги одевались только в Теаре, как и закупали приколы в "Шутках изо дня в день". Про аптеки, которые, как грибы, стали расти на магических улочках в Европе, и говорить не стоило. Один англичанин даже открыл аптеку Ворси на Косой аллее, но как свое предприятие, но все зелья и ингредиенты закупал только у Ворси, то есть имел дело напрямую с Томом и Лили. Именно он и передал им информацию, что Северус Снейп пытался найти этих неизвестных, но очень искусных зельеваров, превзошедших его в умении варить зелья. Начали поступать довольно внушительные дивиденды. Из нищих они перешли в разряд среднего класса, которые многое могут себе позволить. В магловском мире все шло намного лучше. Они все-таки открыли магазинчик приколов, где кое-какие разработки пустили в продажу, не все конечно, но достаточно. Магазин буквально за год окупил себя и начал давать стабильный средний доход. Была построена оранжерея, где стали выращиваться необходимые для зелий растения, а в зверинце появились довольно-таки странные для обычного мира зверушки. Гарри и Том предпочитали бывать в террариуме. 
   Фауст и Вайт на удивление быстро и без проблем нашли общий язык. Сейчас Вайт был матерым волком, но, наверное, самым необычным - белым, с голубыми глазами. Фауст сопровождал его везде, даже перестал пропадать неизвестно где. Оба зверя так и отдавали предпочтение Касси и Крису. 
   Дети росли счастливыми в заполненном любовью доме. Гарри обожал своих сына и дочь, а также брата и сестренку. Его часто можно было увидеть рядом с детьми, каждый вечер он сам укладывал их спать, пел колыбельную или рассказывал сказки. Постепенно, это превратилось в некий ритуал. Частенько рядом сидел Том и любовался своей семьей, которой у него никогда не было и могло бы не быть, если бы не этот невероятный, такой любимый человечек. Дети обожали Гарри не меньше, чем он их. Как только начали говорить, то Том превратился в папу, а Гарри - в папочку. Даже маленькие они не разу не задали вопроса, почему у них два папа, а у остальных есть мамы, для них ситуация была сама собой разумеющейся. Год назад у них начались выбросы магии. Особенно отличалась Касси. 
   Гарри спокойно доучился до диплома, написал его на высший балл. Тема то была удивительной, а материала ему достали столько, что можно было не одну диссертацию написать. Сейчас он раз в неделю читал факультативный курс в университете по теме своего диплома. За эти пять лет Гарри вместе с Томом не раз ездили на раскопки или просто попутешествовали по историческим местам. Когда малышам исполнилось по три, они стали и их брать с собой. Частенько, с ними выбирался и еще кто-нибудь, но чаще всех Поттеры. 
   Через год после переселения в Де Кресси Том сделал Гарри предложение, юноша даже не задумывался над ответом. Церемонию проводил начальник отдела регистрации браков в Министерстве магии. Так Гарри и Том стали Поттер-Реддлами, эту же фамилию имели оба их ребенка. Том официально их усыновил по всем магическим правилам в тот же день. Дома их ждала грандиозная магическая свадьба. Месяц спустя пара заключила и магловский брак в Амстердаме. Зачем? Просто им так захотелось. На свадьбе в де Кресси брачный ритуал проводил Геллерт, откопавший какой-то древнейший обряд. Теперь никто не смог бы разрушить связь между Томом и Гарри, даже если бы захотел. 
   Гриндевальд в свое удовольствие окопался в библиотеке Хранителей. Обретя человеческое тело, перейдя из эфирного состояния в материальное, Геллерт был на седьмом небе от счастья. Он мог ненадолго покидать Ватикан и оставаться в человеческом теле, чем и пользовался довольно часто, чтобы побывать со своей семьей, коей и считал всех вернувшихся с того света. От него они и получали выписанные рецепты, советы и много чего еще. Жизнь шла своим чередом. 
   Антуан отдал в распоряжение Гарри все его имущество, а также имущество Пьера, завещанное мужчиной юноше. Напоминание о трагедии на время поселило грусть на лице молодого человека. 
   Пять лет прошли в счастливом времени, никто из них не думал о том, что происходит за стенами их мира, да и не нужно им было это пока. А ситуация в Англии накалялась. Магическое общество все больше стало напоминать полицейское государство. Младшие Уизли оказались почти вне закона, Малфои держались на плаву, но стали подумывать об отъезде. Драко, наконец-то, развелся со своей женой, естественно, отвоевав себе сына. Случилось и неожиданное - между Драко и Гермионой разразился бурный роман, но и от мужа она уходить не хотела. Рон, вообще, как-то философски отнесся к данной ситуации, они подружились еще сильней. Теперь оба мужчины смеялись, глядя на очаровательных детей - рыжего мальчика и белокурую девочку. Девушка умудрилась родить близнецов, у которых были разные отцы - Гарольд Уизли и Лорелея Малфой. Вот такие бывают на свете чудеса. В принципе, эта связь и помогла Уизли не оказаться на самом дне. Драко влил довольно приличную сумму в бизнес приколов, став еще одним полноправным партнером. Ему поручили ведение всех финансовых вопросов.
   Гарри потянулся, в сосках сразу потянуло. Он как сытый кот посмотрел на мужа, которого трижды за вечер вытаскивал его из столовой под предлогом то поговорить, то мозги вправить. Том с такой же довольной улыбкой разговаривал с Сириусом и Антуаном. Ни у кого никаких сомнений не вызывали отлучки этой шикарной пары. 
   - Итак, друзья мой, - повернулся ко всем Том. - Думаю, пришло время начать нашу подготовку к триумфальному возвращению домой. 
   - Давно пора, - раздались в ответ довольные мужские голоса. 
   - Во-первых, пора заняться нашими малышами и приобщать их к магии, - продолжил Том после одобрительных выкриков. 
   - Согласна, и, думаю, тут неплохо было заручиться поддержкой Ремуса, у которого есть опыт в преподавании, - внесла предложение Лили. 
   - Не думаете ли вы, что стоит и поучить их нашим наукам? - произнес Антуан. Такое предложение тоже было встречено с одобрением. 
   - Что ж, тогда завтра займемся разработкой планов и претворением их в жизнь, а сейчас я хотел бы забрать своего мужа для долгой приватной беседы, - хищно улыбнулся Том. Тут же послышались смешки. 
   - Сколько можно? - закатил глаза Антонин. 
   - Спроси у Антуана, - усмехнулся Гарри. У графа расширились глаза. 
   - Только не говори..., - начал он, но усмешка молодого человека сама за себя ему все сказала. - Господи, как ты?.. 
   Гарри только рассмеялся, следуя за мужем. В дверях он обернулся и показал всем язык. 
   - Мальчишка, - улыбнулась Лили. 
   - Счастливый мальчишка, - исправил ее Сириус. 
   - Антуан, так что там? - Антонин пристально посмотрел на графа. 
   - Он все еще в ней, - произнес тот в ответ. Тот, кто был в курсе, ошалело уставились на дверь, а затем загоготали. Остальным так и не удалось выяснить причину такой реакции. 
   А завтра начинался новый этап их жизни. Кому-то очень не повезет, очень.

Глава 11. Научиться доверять и время действовать.

   - Папочка, смотри, - вопль огласил всю округу, а Гарри только усмехнулся, смотря на летящую на метле дочь. Семилетняя Кассандра, казалось, родилась верхом на метле. Джеймс, когда увидел ее первый полет, а он состоялся год назад .... На рождество всем отпрыскам такой подарочек сделали Мародеры и братья Лестрейнджи. К сожалению, у всех одиннадцати деток оказалась предрасположенность к данному виду перемещений. И теперь матери каждый раз хватались за сердце, когда видели свое потомство в воздухе. 
   - Успокойся, - шепнул Том, обнимая мужа за талию и прижимая к груди. - Они у нас смелые, но осторожные. 
   Гарри повернул голову так, чтобы заглянуть в глаза любимого. Том воспользовался этой ситуацией и накрыл его губы своими. Молодой человек тут же подался ему на встречу. 
   - Если бы тут никого не было, то воспользовался ситуацией, - оторвавшись от Гарри, прошептал Том. 
   - Вчера тебя это не остановило, - залился румянцем Гарри, припомнив, как муж устроил стриптиз с его участием прямо в кабинете в присутствии Сириуса, Антонина и обоих Лестрейнджей. А те даже не подумали покинуть кабинет, пока их не выдворили. 
   - Там не было детей, - усмехнулся Том. 
   - Папа, папочка, - помахали им Касси и Крис. 
   - Когда ты уезжаешь? - спросил Том. 
   - Мы, - исправил его Гарри. Том удивленно посмотрел на мужа. Гарри с нажимом в голосе сказал. - Вы трое едете со мной. 
   - Куда хоть на этот раз? - Том со вздохом посмотрел на Гарри. 
   - В Рим, - ответил с улыбкой тот. 
   - Эммм? Раскопки в Риме? - удивился мужчина. 
   - Не совсем. Небольшая диссертация. Мне предложили повысить свой социальный статус, - усмехнулся Гарри. - Пообщаемся с Геллертом. 
   - Тема, - заинтересовался Том. 
   - Римский пантеон богов и его сходство и различие с греческим. Это для магловского мира, для магического - насколько реальны предположения о том, что Римский и Греческий божественные пантеоны богов были всего лишь магическими общинами, - сказал Гарри. 
   - Интересные темы. Ты под каким именем публикуешься? - Том сердито посмотрел на Гарри. 
   - Откуда ты узнал? - удивился молодой человек. 
   - Навеяло твоей темой, - фыркнул Том, и, подхватив Гарри на руки, решительным шагом направился в дом. На пороге он обернулся и крикнул. - Касси, Крис, спускайтесь вниз, на кухне много пирогов и чай, а мне надо с папочкой поговорить. 
   - Конечно, папа, - раздался крик в ответ. 
   - Том, поставь меня землю, - попросил Гарри, но мужчина одарил его таким взглядом, что молодой человек признал за лучшее замолчать. Том быстро прошел по дому, пинком ноги открыл дверь, вошел, также ногой за собой закрыл дверь, прошел в спальню и швырнул мужа на кровать, но тут же за лодыжки притянул его ближе к краю. 
   - Хмм, прекрасный вид, - Том окинул взглядом стройное тело. 
   - Том, прекрати, - Гарри попытался встать, но тут же был опрокинут назад. Том прижал его своим телом, при этом разведя ноги мужу, потерся об него. Гарри прикусил губу. - Ты просто сексуальный маньяк. 
   - С таким-то мужем? - хохотнул Том. - Гарри, да от тебя оторваться невозможно. Ты такой сладкий, - Том начал раздевать мужа. 
   - Том, ну, прекрати, - взмолился Гарри. - Ты меня уже..., - договорить ему не дали, заткнув самым действенным способом. Руки заскользили по обнаженному торсу, уделяя особенно много внимания затвердевшим пуговкам сосков. 
   - А ты сам-то уж как ненасытен, мой хороший, - прервав поцелуй, усмехнулся Том, и накрыл ладонью пах молодого человека. Гарри повел бедрами вверх. - Ах, какая прелесть, - ухмылка мужчины стала шире. - Покажи мне, как ты меня хочешь, - и с этими словами Том встал с кровати и теперь горящими глазами смотрел на распростертого на кровати молодого человека, ставшего невероятно красивым к своим двадцати пяти годам. Никто в здравом уме и твердой памяти не смог бы сопоставить Гарри Поттера того и Гарри Поттера этого, это были разные люди, даже внешне. Молодой человек потянулся с кошачьей грацией, на припухших от поцелуя губах играла соблазнительная улыбка, затем сел, сбросил рубашку, расстегнул джинсы и стал медленно их стягивать с себя. Том приподнял бровь, поняв, что муж не надел сегодня нижнего белья. Через минуту на кровати растянулся обнаженный красавец. Глядя прямо в глаза Тома, Гарри согнул ноги в коленях, раздвинул их пошире и провокационно приподнял бедра, руки он вытянул над головой. 
   - Ах ты, - притворно возмутился Том. 
   - Ты сам взял меня в... жены, - усмехнулся на последнем слове молодой человек. 
   - И как ты хочешь, чтобы я тебя взял? - любуясь мужем, поинтересовался Том. Он никогда не ревновал Гарри к прошлому, иногда он даже был благодарен всем тем любовникам, которые столькому научили этого грациозного юношу, что ему никогда не было с ним скучно в постели, да и не будет. Гарри легко шел на контакты и сексуальные авантюры, хотя иногда и артачился. Том улыбнулся, вспоминая, как они уже дважды повторили свой опыт, состоявшийся на прошлое день рождение Гарри. 
   - А как ты хочешь? - томно спросил молодой человек, поведя бедрами. 
   - Ммм, парадом командую я? - усмехнулся Том. 
   - Ты всегда им командуешь, - Гарри призывно облизнул губы и приподнял бедра выше, опираясь на лопатки и пятки. 
   - Встань на колени ко мне спиной, - приказал Том. Гарри с готовностью поднялся, но не спеша, а с грацией. - Ближе к краю. 
   Гарри усмехнулся, сдвинулся на край. Ему пришлось раздвинуть ноги, чтобы встать вплотную к мужу. Это было что-то новенькое в их постельных играх. Внезапно ему на глаза легла повязка, затем Том поднял ему руки над головой и связал запястья, просунул свою голову в образовавшееся кольцо. Гарри пришлось выгнуться вперед, чтобы удерживать равновесие. Том хмыкнул, взмахнул палочкой. Напротив появилось зеркало, в котором отражалось очень непристойная картина. Молодой муж был откровенно шикарен и шокирующ в такой позе. Еще один взмах палочкой и хитрая улыбка. Кто-то будет очень изумлен, когда сможет увидеть все, что произойдет в этой комнате через минуту попозже. У Тома давно уже появлялись мысли запечатлеть их игры, но только для себя. 
   - Раздвинь свои стройны ножки пошире, - прошептал Том на ухо мужу, при этом глядя в зеркало. Гарри выполнил эту полупросьбу-полуприказ. Мужчина заскользил по совершенному телу, лаская каждый открытый участок кожи, а открыто перед ним было все, причем очень откровенно. Том долго мучил соски, чередуя боль с наслаждением. Гарри выгибался, еще более подставляясь под изощренные ласки. 
   - Мерлин, Том, - простонал молодой человек. 
   - Держись, - прошептал Том, смотря в зеркало, ему безумно нравилась его затея и ее реализация. Одна рука устремилась к паху, но обхватила не подрагивающий стоящий член, а яички, а вторая стала поглаживать ягодицы, но ее целью была расщелина между ними. Том не был нежен, но и намеренно не причинял боль. Рука с ягодиц исчезла, взмах палочки и рядом на кровать падает баночка. Том быстро окрутил крышку и обмакнул в содержимое пальцы обеих рук. И снова занялся яичками и поглаживанием ануса. Гарри дрожал, стонал и, то выгибался, то, наоборот, стремился прижаться к нему посильней. Том так и не разделся. Палец быстро и мягко вошел внутрь, вызывая стон. Мужчина не собирался быть нежным сегодня, поэтому движения были резкими и точными. Гарри охнул, когда при следующем толчке муж задел простату. Два пальца, затем три, губы искусаны, удержать стоны наслаждения нет никакой возможности. Член так и остался без внимания. Том вынул пальцы, вызывая разочарованный стон у Гарри, но спешить он никуда не собирался. Мужчина провел ладонями по бедрам мужа, поднялся по бокам до подмышек, затем по запрокинутым за его голову рукам. Не развязывая рук, Том снял их со своей шеи, поднырнув вниз, а затем толкнул юношу в спину вперед, но удержал за бедра, так что тот оказался на коленях с широко раздвинутыми ногами. Быстро расстегнув брюки, он их чуть приспустил, только настолько, чтобы вытащить свой изнывающий член. Пара движений и смазка разнесена по всей длине. Взяв Гарри за бедра, Том одним резким движением вышел по самое основание, вырвав у мужа вскрик. Все-таки это было болезненно. Несколько секунд покоя, а затем бешеный ритм с самого начала. Гарри даже просить не мог, только вскрикивать, насаживаясь на член мужа. Разрядка было бурной и накрыла обоих с головой. Том упал на Гарри, придавив его к кровати. 
   - Так бы и оставался в тебе вечно, - прохрипел мужчина, немного придя в себя. Он не спешил покидать такое жаркое и сладкое пространство внутри любимого. 
   - Нас бы не поняли, - хохотнул Гарри, затем добавил. - Хочу в душ. 
   - Ээээ, нет, мой хороший, не сейчас, - усмехнулся Том и встал. Снова движение палочкой и очищающее заклинание. Гарри не успел ничего сделать, как вокруг лодыжек обвились веревки и развели ему ноги еще шире. Узел на запястьях исчез, но точно такие же веревки обвили руки и развели их в сторону. Он оказался распят на кровати лицом вниз. 
   - Том? - подозрительно позвал Гарри. 
   - Что? - невинно поинтересовался муж. 
   - Что происходит? - Гарри начал нервничать. 
   - Просто я с тобой еще не закончил, - произнес Том, затем поднял Гарри над кроватью за бедра и подложил под них валик. Так что теперь молодой человек лежал с торчащей к верху очаровательной попкой. 
   - Что ты задумал? - в голосе появилась паника. Легкий шлепок ладонью по ягодицам стал полной неожиданностью для молодого человека. 
   - Каждый твой неверный или утаенный ответ, будет стоить тебе удара по этой столь мною любимой части твоего тела, - совершенно серьезно произнес Том. 
   - Я ничего от тебя не ута... Ай, - воскликнул Гарри от довольно ощутимого шлепка по ягодицам. 
   - Не ври мне, - с легкой угрозой сказал Том. - А теперь поговорим. Джеймс, - тут же крикнул Том. 
   - Что ты делаешь? - воскликнул Гарри, зардевшись. 
   - Вызывает отца своего мужа, чтобы провести воспитательную беседу с рукоприкладством, - заявил Джеймс, появляясь на пороге спальни своего сына и его мужа. 
   - Том, - в голосе Гарри появились просящие нотки. 
   - Ты сам виноват, - спокойно произнес Том, погладив Гарри по попке. - Мы задаем вопросы, ты отвечаешь, предельно честно. Неверный ответ..., - Том вложил в шлепок довольно много силы, Гарри вскрикнул со всхлипом. - Если тебя не воспитывали до этого, то это не значит, что сейчас уже поздно, любимый. 
   - Итак, Гарри, кого ты отправил в Англию разведывать ситуацию? - спросил серьезным голосом Джеймс. 
   - Я никого... Ай, Ай, - два шлепка друг за другом пришлись по ягодицам. 
   - Не ври, - сказал Том. 
   - Я не вру, - воскликнул Гарри и тут же задохнулся от боли. На этот раз Том вложил достаточно силы, чтобы в глазах молодого человека появились слезы. К своему стыду, он также чувствовал и возбуждение. 
   - Гарри, не делай себя хуже, - пригрозил Джеймс. Молодой человек, старше собственного сына на год, чувствовал себя довольно спокойно в этой, довольно шокирующей, ситуации. Естественно, он оценил фигуру юноши, но желания обладать им у него не было, все-таки сын, но зрелище было возбуждающим. 
   - Я ничего не делал, - воскликнул Гарри. - Ай, не надо, - тут же сорвалось у него с губ. 
   - Прекрати увиливать, - рявкнул Том и со всей силы приложил заколдованную ладонь об попку мужа. Молодой человек дернулся и закричал. Было действительно больно. 
   - Гарри, ты не один сейчас в таком положении. Неужели ты думал, что вы сможете провернуть это за нашими спинами? - спокойно спросил Джеймс. - И скажи спасибо, что экзекуцией занимается твой муж, а не я, как твой отец. 
   Гарри прикусил губу, с глаз побежали слезинки, ягодицы горели, чувство унижения было достаточно сильным, но к нему примешалась еще и вина. Он должен был догадаться, что их раскроют. Оба мужчины почувствовали изменения в Гарри. Путы исчезли. Том перевернул мужа и прижал к себе. 
   - Какой же ты еще ребенок, честное слово, - сказал он. - Так и хочется поставить тебя в угол для острастки, только ты уже слишком большой. 
   - Давай, выкладывай, что вы с Седриком и Фредом наворотили, - Джеймс накинул на Гарри халат и сел рядом. 
   - Ничего мы делали, просто попросили кое-кого проверить, как идут дела в Англии, - сказал Гарри. 
   - Да неужели? - съязвил Том. - Мне вот интересно, ты доверяешь нам во многом, а тут вдруг стал действовать за спиной. Почему? 
   - Я доверяю вам всем, - воскликнул Гарри. 
   - Нет, Гарри, не доверяешь, - покачал головой Джеймс. - Ты всегда был один, даже имея друзей, ты был один. Ты привык принимать решения один, как тебе казалось. После всего случившегося ты, наконец, решил сделать что-то сам, втянул тех, кто подходит тебе по возрасту. Ведь Седрику было семнадцать, когда он погиб. Сейчас вы с ним ровесники, как и с Фредом. Эти двое подошли в самый раз. Хотя я и старше тебя всего на год, для тебя я отец. Том - твой муж, любовник, возлюбленный, отец твоих детей. 
   - Все не так, - прошептал Гарри. Том привлек его к себе и поцеловал в макушку. 
   - Надо было выпороть тебя уже давно, - вздохнул он. - Рассказывай. И как во всем этом замешан твой персональный ангел-хранитель? 
   Гарри удивленно посмотрел на ухмыляющихся Тома и Джеймса. 
   - А ты думал, мы ничего не узнаем? - раздался насмешливый голос Лили. - Гарри, мы все поняли почти в тот же день, только не вмешивались, все надеялись, что ты нам все расскажешь. Но шли дни, потом недели, превращающиеся в месяцы. А ты все молчал. 
   Гарри вздохнул и уткнулся лбом в плечо мужа. Он понимал, что родители и Том правы, он так до конца и не смог поверить в свое счастье и не смог полностью довериться всем этим людям 
   - Я подумал, что наши партнеры в Англии, те, что открыли филиалы наших фирм в Косом переулке, вполне могут собрать кое-какую информацию. Естественно, не влезая в подробности и в политику. Седрик и Фред переговорили с ними, сказали, что мы хотели бы прозондировать почву для нашего возможного переезда в Англию, - тихо произнес Гарри. 
   - Как в этом замешан Геллерт? - спросил Том. 
   - Он подсказал, что конкретно нужно узнать, а также сказал, куда надо заглянуть, чтобы проверить, на месте ли то, что он там оставил, - ответил Гарри. - Оказывается, не все его состояние отошло к нашему глубоко уважаемому директору. 
   - Причина нашей поездки в Рим, - Том пристально посмотрел в зеленые глаза Гарри. 
   - Джеймс Эйвори, Люциус и Драко Малфои и Александр Паркинсон, - честно произнес Гарри. 
   - Они будут там? - уточнила Лили. 
   - Да, я просто хотел к ним присмотреться, - Гарри уставился поверх плеча мужа, чувствуя, как тот закипает словно чайник. 
   - Вот не знаю, что с тобой сейчас сделать, - проворчал Том. - В Рим мы поедем, но сейчас ты доверишься нам полностью. 
   Гарри вопросительно посмотрел на мужа. Том достал бархатную черную повязку и завязал ею глаза Гарри. Молодой человек почувствовал, как кончик палочки Тома уперся ему в висок. Несколько слов. Гарри попытался что-то сказать, но ни одного звука не сорвалось с его губ. Он почти впал в панику, когда Том тихо прошептал ему на ухо. 
   - Ты должен нам довериться, полностью. Ты должен понять, что у тебя есть семья, - Том взял юношу за руку, и стал его одевать, сам. Затем также за руку вывел его из комнаты, провел в обеденный зал. Антуан с удивлением просмотрел на это представление. 
   - Урок доверия, - прошептал ему Антонин. 
   - Он опять что-то натворил? - также шепотом поинтересовался граф. 
   - Все то же, мы просто устали ждать, - ответил Сириус, сидящий с другой стороны от своего любовника. 
   - А это не слишком? - Антуан скептически посмотрел на молодого человека с завязанными глазами. - Что вообще происходит? 
   - Он не может видеть, не может говорить, - спокойно произнес Антонин. 
   - По-моему, это жестоко, - дернулся Антуан, но Сириус положил руку ему на бедро. 
   - Антуан, все намного хуже, чем ты думаешь. Гарри необходимо полностью довериться. Мы все его семья, но он все еще продолжает жить прошлым. Если мы все не научимся полностью верить друг другу, то ничего у нас не получится. Это урок доверия не только для Гарри, это испытание для нас всех. 
   - Это как? - не понял граф. 
   - Гарри не может говорить, а значит, придется научиться его понимать. Это тяжело, - сказал Антонин. - Не многие из нас слишком хорошо знают Гарри, этим почти все сказано. Тебе это может показаться варварством, но Гарри должен научиться доверять своей семье, а мы должны понять его. Том знает, что делает, поверь. 
   - Все равно, это жутко, - сказал Антуан. 
   - Не беспокойся, - улыбнулся Антонин. - Все будет хорошо, а Гарри, наконец, поверит, что мы никуда не собираемся от него деваться. 
   Том усадил Гарри, сел рядом. Молодой человек чувствовал себя неуютно, ему надо было полностью положиться во всем на Тома, и, похоже, не только на него. Сейчас каждый выбор будет делаться за него, поскольку сказать, чего он сам хочет, он не может. Это трудно, поскольку именно сейчас он и сам осознал, что, хоть все и наладилось в его жизни, он все еще один в толпе, как было всегда. Только тогда им руководили, а он думал, что это его выбор, а последние семь лет он прожил, считая, что выбор сделал сам и просто подвел себя под ситуацию. Но, кажется, все надо было делать по-другому. 
   - Мы никуда не денемся, любимый, - прошептал на ухо Том. 
   - А почему у папочки глаза завязаны? - недоуменный голосок Криса, заставил взрослых повернуться к вошедшим в столовую детям. А те, в свою очередь, с интересом разглядывали Гарри. Молодой человек вцепился в руку Тома, начала нарастать паника. Том свободной рукой обнял его за талию и притянул к себе, поцеловал в висок, и только затем повернулся к сыну и дочери, в глазах которых горело любопытство. 
   - Это игра такая, называется - Доверься, - улыбнулся он детям. 
   - А нам можно в нее поиграть? - раздались тут же голоса. 
   - Можно, но вы не сможете ничего видеть, - сказал Том. 
   - Ух, ты, мы хотим, - заявил Салазар. Джеймс улыбнулся, переводя взгляд со старшего сына на младшего. 
   Игра началась. Маленьких решили задействовать всего на обед, а вот Гарри предстояло провести в таком виде столько времени, сколько понадобиться. И не все будет так просто, как может показаться на первый взгляд. 
   - Фуууу, - воскликнула Рианон, отталкивая от себя руку отца. 
   - Доверяй, но проверяй, - рассмеялся Сириус, поднося ко рту дочери кусочек дыни взамен шпината, который она так не любила. 
   - Риа, что? - воскликнула тут же Касси. 
   - Папа мне шпинат подсунул. 
   - Бееее, - тут же раздался возглас Криса. Антонин расхохотался, а именно у него на руках сидел мальчик. 
   - Крис! - Касси попыталась извернуться из объятий Рабастана. 
   - Касси, успокойся, просто твой братишка слишком доверился, вот его и накормили кое-чем. 
   - Все нормально, Касс, я теперь все нюхать буду, - рассерженным голосом произнес Крис. Гарри даже позавидовал детям. Те хоть поговорить могли, а он сам ничего сказать не мог. Пока все было нормально, но чем ведь черт не шутит. В следующее мгновение он резко подался назад, какой-то еле уловимый запах заставил его отклониться. Том хмыкнул. 
   - Молодец, - шепнул он Гарри на ухо. - Обоняние у тебя неплохо развито. Не подловить. Все будет хорошо. 
   - А почему папочка молчит? - вдруг спросила Касси. 
   - А у папочки задачка сложнее, - ответил Том. 
   - Аааа, - протянула девочка, кивнув, решив, что данного ответа ей достаточно. Гарри сжал руку Тома. 
   - Что, мой хороший? - с легкой насмешкой спросил Том. Гарри вздохнул, и тут ему в голову пришла идея. Они никогда после возращения из Бездны этого не делали, но сейчас вполне можно было попробовать. Молодой человек сконцентрировался. 
   /Сволочь/, - выдал он ментально, когда все-таки добился своего. Том дернулся, что не осталось не замеченным Джеймсом. 
   - Так, так, так, Гарри, а у тебя очень даже неплохо работают мозги в экстремальных ситуациях, но так дело не пойдет, - усмехнулся Том и поставил блок от Гарри. Тот мысленно застонал, понимая, что проиграл, поддавшись своим эмоциям. Кажется, урок действительно будет тяжелым. За столом же стоял смех, поскольку ребятишкам игра понравилась, и они постепенно учились узнавать по запаху то, что им дают, с каждым подношением становясь все подозрительнее и осторожнее. 
   Когда все набаловались, Том увел мужа в их спальню, усадил на кровать, а сам отошел, наложив небольшое заклинание, притупляющее у Гарри слух. В комнату вошел Антонин и, переглянувшись с Томом, подошел к Гарри. Он осторожно провел по щеке, затем по шее молодого человека, лаская его. Сначала ничего не происходило, но затем Гарри резко отклонился, выставив руки перед собой. Как только Антонин попробовал до него дотронуться, Гарри попытался уклониться от прикосновения. Том снял заклинания немоты и слуха. 
   - Как ты догадался, что это не я? - спросил он. 
   - Руки..., - Гарри замер, ему понадобилась минута, чтобы понять, что он может говорить. - Я прекрасно знаю твои руки, да и запах не тот, у тебя другой одеколон. 
   - Хорошо, - кивнул Том. - Повязку я с тебя не сниму, сам ты ее тоже снять не можешь, но голос оставлю. 
   - И на том спасибо, - раздраженно выдал Гарри. 
   - Ты хоть что-нибудь понял? - спросил Антонин. 
   - Не сомневайся, понял, - сказал Гарри. - Это сложно, я слишком сильно... 
   - Ты слишком долго жил один, - исправил его Том. - Но тебе пора понять, что те, кто живет в этом доме, никогда тебя не предадут. А сейчас мы хотели бы услышать твой рассказ о том, что же вам троим удалось выяснить. 
   Том поднял Гарри на ноги и провел его по коридору до кабинета, где собралась вся их компания, в том числе и хозяин поместья. 
   - Мы слушаем вас, - произнес Том, садясь за стол. 
   - Мы просто хотели прояснить ситуации изнутри. Все, что пишется в газетах здесь, ровным счетом ничего не объясняет, - начал Седрик. - Идею подал Гарри, Фред за нее ухватился. Переговаривать с нашими английскими партнерами ничего не стоило. Тем более, им самим не нравится то, что там происходит. 
   - И что же вы выяснили? - прищурилась Лили. 
   - У власти сейчас все также стоит Скримджер, но за ним явно Дамблдор, и вся политика диктуется именно этим человеком. Довольно высоко запрыгнул Снейп. Он является чуть ли не единственным патентованным зельеваром, не считая нас, конечно. С нами у них бороться не получается. А в силу того, что есть закон о монополии, то сделать они ничего не могут. Этот закон никто тронуть не может - начнутся проблемы, которые никому не нужны. Самое интересное в этой ситуации то, что мы со Снейпом находимся на одном уровне и вместе занимаем нишу в 85 процентов английского магического рынка зелий, но у нас есть преимущество, мы сами выращиваем растения и, зачастую, животные ингредиенты, поскольку у нас свои зверинцы, - Седрик замолчал, чтобы глотнуть воды. 
   - Обо мне уже пару лет никто не вспоминает, газеты молчат. Судя по всему, это дело рук Дамблдора и Министерства. Но ходят слухи о каких-то сборищах, где не раз я упоминался, - включился в рассказ Гарри. 
   - Откуда сведения? - поинтересовался Грег, один из четырех вернувшихся бывших пожирателей не ближнего круга. О том, что они когда-то могли быть на стороне Темного лорда, мало кто мог знать, тем более, что двое из четырех были аврорами. 
   - Случайная информация, - произнес Фред. - Подслушанный разговор между Драко Малфоем и моими братьями - Роном и Джорджем. Встречи проходят где-то в магловском Лондоне. 
   - Их еще не поймали? - удивился Ремус. 
   - По-моему, их и не собираются ловить, - покачал головой Седрик. Том в это время снял с Гарри повязку, повернул ему голову за подбородок к себе и пристально посмотрел в глаза. Молодой человек только виновато вздохнул. Том покачал головой, но, все же, поцеловал его в губы. 
   - Что ты имеешь в виду, что не собираются? - поинтересовался Сириус. 
   - Им позволят играть в тайные общества, но все под жестким контролем. Что не смогло удержать министерство, так это наше появление на экономическом рынке, - сказал Седрик. 
   - Каким образом во всем этом оказался замешан Геллерт? - задал вопрос Том. 
   - Ему было довольно просто проникнуть в английское министерство и немного там пошуровать, - сказал Гарри. - И не смотри на меня так, это не наша идея. Он сам предложил. Мы трое были против. 
   - Извини, Том, но может пора задействовать уже наш план? - Грег посмотрел на мужчину и своего лидера. - Осталось четыре года, прежде чем дети должны будут пойти в школу. 
   - Пожалуй, - кивнул Том. - Что ж, Грег, Натан, Дрейк и Макс, собирайтесь, вы вылетаете в Англию. Пора готовить почву к нашему переезду. 
   - Том, можно попробовать сделать там филиалы наших фирм: особенно ателье, в Европе они пользуются большим спросом, - произнес Антуан. - Меня никто не знает, никто и подозревать не будет. 
   - Нас тоже, - усмехнулись девушки, вернувшиеся в этот мир из другого времени. - Из нашей компании они знают только Дору, Лили и Алисию а им пока незачем ехать в Англию, побудут тут с детьми, а мы начнем наш бизнес там. 
   - Не уверен, что это хорошая идея, - покачал головой Рабастан, глядя на жену. 
   - Дорогой, мы прекрасно справимся с ситуацией, тем более, мы там будем не одни, - Корделия кивнула в сторону четырех мужчин и Антуана. 
   - Рабастан, они справятся, поверь, да и женщин мало кто будет подозревать, - сказал Сириус. 
   - Если что, быстро назад, порталы будут всегда при вас, - мрачно согласился Рабастан. 
   - Антуан, ты отвечаешь за создание филиалов наших компаний в магловской Англии, - вынес решение Том, но его прервал Антонин. 
   - Думаю, я и Сириус можем прокатиться с ним. В магической части показываться не будем. 
   - Нехорошая идея, - покачал головой Джеймс. 
   - Джейми, мы не будем соваться никуда, где могут быть волшебники, просто поможем Антуану. 
   - Если сунетесь, сам прибью вас, - пообещал Том, затем продолжил. - О нашем бизнесе в магической части отвечают Каролина, Корделия, Натали и Тамара. Грег с командой ведут разведку и обеспечивают дамам охрану и безопасность. А мы, - Том посмотрел на братьев Лестрейндж и Гарри, - отправляемся в Рим. Надо бы взглянуть на наших бывших соратников. 
   - Эээ? Ты о чем? - удивился Рабастан. 
   - В Риме будут Малфои, Паркинсон и Эйвори, - пояснил Том. - Заодно поможем Гарри с его диссертацией на научное звание, да еще будет возможность покопаться в библиотеке Хранителей. 
   - Вот это дело, - кивнула Лили. 
   - Так, дальше. Лили, ты отвечаешь за наш бизнес по зельям и всему, что с ним связано, Алисия и Дора - на вас ателье. Седрик и Фред - вы, как всегда, на магазинах шуток. Его филиал тоже будем переносить в Косой, но надо подумать, как это сделать лучше, - Том повернулся к Грегу. - Выясни все об "Ужасных ужастиках Уизли", - Грег кивнул, давая понять, что все сделает. - Джеймс и Ремус, на вас обучение детей. Пора браться за них в полную силу. Сегодня же надо разобраться с палочками для них. Больше ждать нельзя. Надо подготовить детей к магической жизни. Не хочу, чтобы они пошли в школу с таким же уровнем, что и все остальные дети. 
   - Не беспокойся, мы займемся, - кивнули Джеймс и Ремус. 
   - Регулус, тебе задача, надо съездить в Болгарию и пошерстить там по моим тайникам, может, что и осталось нетронутым. Координаты я тебе дам. 
   - Будет сделано, - кивнул Регулус. 
   - Остальные, усиленные тренировки и охрана поместья, поскольку тут остаются, в основном, дети, - Том посмотрел на оставшихся восемь мужчин, из которых пятеро были из пожирателей, а трое бывшие авроры. Мужчины кивнули. - Касси и Криса мы хотели сначала взять с собой, но сейчас думаю, что лучше они пусть остаются и занимаются со всеми остальными. Дора, - Том пристально посмотрел на девушку. - Не перетруждайся. 
   На лице Тонкс появилось странное растерянное выражение, затем она посмотрела на мужа и покраснела. 
   - Что? - не понял Ремус. 
   - У нас будет пополнение, - насмешливо сказал Том. 
   - О, поздравляем, - тут же раздалась многоголосье. 
   - Я еще не делала тест, откуда ты знаешь? - Нимфадора посмотрела на Тома. 
   - Я вас женил по старинным обрядам, каким-то образом теперь могу точно сказать, что ты беременна, - ответил Том. Дора помолчала немного, затем повернулась к Грегу. 
   - Грег, попробуй узнать что-нибудь о нашем с Ремом первенце - Теде. Он, скорее всего, живет с моей мамой. 
   - Я постараюсь, - улыбнулся Грег. 
   - Так, в лабораторию, делать палочки нашим детям, - подвел итог собрания Том. Уже выходя из кабинета, Том придержал Грега и тихо сказал, чтобы его, кроме Грега и стоящего рядом Гарри никто не слышал. - Если с ребенком Доры и Рема не все в порядке, заберите его оттуда и переправьте сюда, если понадобиться, вместе с матерью Доры. 
   - Я все понял, первым делом этим вопросом и займусь, - кивнул Грег. - Мы пошли готовиться. Думаю, завтра уже и вылетаем разными рейсами. 
   - Правильно, - кивнул Том, потом повернулся к Гарри. - Когда мы вылетаем? 
   - Через три дня, - ответил парень. 
   - Что ж, начинаем активные действия, - произнес Том. - У нас четыре года, чтобы все подготовить и с триумфом появиться в Англии. Время пришло.

Глава 12. Найти решение или открыть клетку.

   - Гарри. Сколько ты еще намерен терпеть к себе такое отношение? - резкий голос Геллерта Гриндевальда вырвал Гарри из отстраненного состояния. Молодой человек отвернулся от окна и посмотрел на призрака, который стоял и укоризненно смотрел на него. 
   - Геллерт, - устало произнес Гарри. 
   - Он прав, Гарри, - в комнату ввалились Седрик и Фред. - То, что случилось сегодня выходит уже за все рамки. У нас вот не возникает ни желания за вами подсматривать, ни, тем более, устраивать над тобой экзекуции. 
   - Гарри, это побочный эффект от ритуала. Ты же понимаешь, что он прошел не так, как надо. Ты не должен был вытягивать всех за один раз, - Геллерт подошел к молодому человеку. 
   - Я не могу понять, почему ты позволяешь так им вести себя с собой? - Седрик смотрел на Гарри. 
   - Ты боишься, что если скажешь - нет, то снова останешься один? - тихо спросил Фред. В глазах Гарри мелькнуло и тут же исчезло затравленное выражение. Но все трое успели его уловить. 
   - Мерлин, Гарри, - всплеснул руками Геллерт. 
   - Ты сам посадил себя в клетку, - заявил Седрик. - И забиваешься в нее все сильнее. 
   - Гарри, у меня складывается впечатление, что ты просто не можешь стать свободным, ты снова подчиняешься, - Геллерт нахмурился. 
   - Я не буду удивлен, если Том все это делает специально, - буркнул Фред. Гарри встрепенулся и посмотрел не него удивленным взглядом. Фред скривился. - Что ты так меня смотришь? Гарри, по большей части, ты сам виноват в том, что происходит. Ты помнишь наш разговор, когда мы придумывали план с разведкой в Косом переулке? Я ведь говорил, что не стоит все держать в секрете. Кто настоял? Ты. 
   - Я помню, Фред, - кивнул Гарри. 
   - Подумай лучше, что не так в твоем положении, - сказал Седрик. 
   - Ты обеспечен, у тебя все есть, ты получил отменное образование, которое котируется как в магическом, так и в магловском мире, у тебя есть семья, прекрасный муж, который полностью тебя удовлетворяет, как в переносном, так и в прямом смысле. Ты его тоже, поскольку ни в каких связях на стороне Том не замечен. У вас двое прекрасных малышей, чего не многие однополые пары могут иметь. У тебя есть, где жить, что есть, большая семья. Чего тебе не хватает? - Фред смотрел на молодого человека рядом с собой. 
   - Чего ты так боишься, что не веришь в собственное счастье и так унижаешься. Ты же не чувствуешь от этого никакой радости. Ты этим отравляешь себе всю жизнь, - продолжил Седрик. 
   - Я счастлив, - заявил Гарри, но в голосе не было твердости. 
   - Нет, Гарри, ты ведешь себя как все та же шлюха, которой стал после ухода из магического мира и был целых полтора года. Ты удовлетворяешь все желания Тома, и не только его, кстати, хотя напрямую и не спишь больше ни с кем. Ты не разу не сказал ему, чего хочешь сам, - заявил Геллерт. 
   - Не правда, - воскликнул Гарри. 
   - Правда, - жестко прозвучал голос Тома. 
   - Нет, - помотал головой Гарри. 
   - Это так, мой дорогой супруг, - голос Тома звучал холодно. - За все время наших отношений и после нашей свадьбы ты ни разу не высказал ни одного желания. Ты принимаешь подарки, соглашаешься, делаешь, что тебя просят, но ты ни разу не сказал, чего хочешь сам. Единственный раз, когда ты принял решение за последние восемь лет, это года выбирал факультет, на котором учился. Все остальное время тебе диктовали условия, и ты их просто выполнял. Так было при твоей жизни у Дурслей, затем в Хогвартсе. 
   - Я..., - Гарри сглотнул, у него пропали все слова. 
   - Я знаю, что должен поступать с тобой по-другому, но еще два года назад осознал, что что-то все-таки пошло в этом ритуале не так. Если бы ты хоть раз воспротивился, я бы начал бороться с тем, что веду себя как твой хозяин, - Том стоял довольно далеко от Гарри, а тому хотелось, чтобы его обняли. 
   - Ты не ведешь себя так, - сказал Гарри, обхватывая себя руками. 
   - Веду, и знаю, что могу спокойно поставить тебя на колени и заставить лизать землю, по которой хожу, - заявил Том. Гарри поднял голову и посмотрел на Тома, страшась там увидеть презрение, но ничего такого там не было. Молодого человека начало трясти. - Ты даже не замечаешь, насколько сам, по собственной воле наступил на свою гордость и превратился в безропотную жену. 
   Гарри медленно поднялся с кровати, его затошнило. Покачиваясь, он прошел в ванную и только успел склониться над унитазом. 
   - Ты нашел решение проблемы? - Геллерт посмотрел на Тома. 
   - Мы весь последний год пьем блокирующее зелье, которое изобрела Лили, - тихо сказал Том, обеспокоено смотря на закрытую в ванную дверь, из-за которой были слышны звуки, явно говорившие, насколько же Гарри плохо. 
   - И? - Геллерт нахмурился. 
   - Сегодняшнее представление с поркой было всего лишь представлением, тут Фред прав, и да, сегодня мы его не принимали. Я не знаю, почему на Фреде и Седрике и еще на нескольких людях ничего не сказалось, и почему мы в таком состоянии, я не знаю, - сказал Том. 
   - Я думаю, то, что Гарри вытянул вас всех одним махом, сказалось на том, что что-то существенно изменилось. Думаю, что те, кто не был связан с темными заклятиями или борьбой с силами зла остались прежними и их не тянет на темную сторону уж так явно, а вот остальные..., - Геллерт пристально посмотрел на Тома, который не отрывал взгляда от двери в ванную, откуда не раздавалось ни звука. 
   - Ты считаешь, что нас окружает Тьма, которая заставляет так поступать? - спросил Том. 
   - Вы ведете себя так только со слабыми или с теми, кто позволяет вам так к нему относится, - заявил Геллерт. 
   - А Гарри позволяет, - со вздохом сказал Фред. 
   - Совершенно верно, - кивнул Геллерт. - Если вспомнишь, то и с тобой, и с Седриком они тоже себя так вели, поначалу. 
   - Мы воспротивились, - утвердительно сказал Седрик. 
   - Верно, - кивнул Том. - Вы почти сразу сказали: Нет. 
   - Мордред, - выругался Фред. - Что мешает Гарри? 
   - Ты сам ответил на свой вопрос, - вздохнул Геллерт. 
   - Он боится, что если скажет "нет" или выскажет свое желание, то от него все отвернутся, и он снова окажется один? - полувопросительно сказал Седрик. Том и Геллерт одновременно кивнули на это заявление. 
   - Мне нужна помощь, - тихо произнес Гарри, появляясь на пороге ванной. Он был до жути бледен, в глазах - затравленное выражение. - Помогите. 
   Том еле успел подскочить к нему, когда Гарри просто провалился в обморок. 
   - Что это? - воскликнул Фред. 
   - Его силы сейчас отступили. Он держался, долго, слишком долго. Сейчас, когда, наконец, пришло понимание, и он стал сам собой, осознал все, лопнули натянутые струны, - произнес Геллерт. 
   - Теперь все будет хорошо? - спросил Седрик. 
   - Это долгий путь, но начало положено, - сказал призрак. - Мне пора. Помогите Гарри, не оставляйте его один на один со своими мыслями и болью. Если он уйдет в себя, то мы можем вообще его потерять. 
   - Мордред, нам утром вылетать в Рим, - простонал Том. 
   - Не меняй ничего, только детей не бери с собой, постарайся заставить его высказывать свои желания, не только в том, что касается выбора еды, но и его предпочтений в сексе, - заявил Геллерт и исчез. 
   - Что ж, пора переходить к следующему этапу, - задумчиво сказал Том, поглаживая Гарри по волосам. 
   - Ты о чем? - насторожился Седрик. 
   - Зелье, оно, конечно, хорошо, - сказал Том. - Но надо выяснить, в чем причина такого нашего состояния. 
   - Ага, никому не нужны маньяки типа Беллы, - усмехнулся Фред. 
   - Вот именно, - кивнул Том. - Побудете с ним? 
   - Конечно, не переживай, - кивнул Фред, садясь на край кровати. Том провел тыльной стороной ладони по щеке Гарри, наклонился и легонько поцеловал его в губы, после чего вышел. 
   - И что ты думаешь по этому поводу? - Фред посмотрел на Седрика. 
   - Трудно сказать, но проблема не только у Гарри. Знаешь, у него она хотя бы понятно с чего взялась, а у них-то у всех, попробуй - разберись, - вздохнул Седрик. 
   - Да, но я все-таки не понимаю, почему у нас с тобой все в порядке, у Ремуса и Тонкс, да и не только у них, - Фред нахмурился. 
   - В принципе, я согласен с тем, что ритуал пошел неправильно, в него вмешалась сама Бездна, но эффект какой-то странный, тебе не кажется? - скривился Седрик. Молодые люди даже не заметили, что Гарри уже не в обмороке, а просто лежит с закрытыми глазами и слушает их, заодно припоминая свои рассуждения в ванной. 
   "POV Гарри. 
   Почему я сам этого не замечал? Что со мной не так? Неужели, я действительно думаю, что если скажу, чего хочу, то от меня все отвернуться? Мерлин, как же мне плохо. Я не хочу терять их. Но я ведь не теряю? Нет? Или все-таки теряю? Том был так холоден. Я ему больше не нужен? 
   Мерлин, помоги мне. Я не хочу остаться один. НЕ ХОЧУ! Я боюсь, до жути, до смерти, что они все уйдут, не туда, а просто оставят меня и будут жить, а я не смогу даже подойти к ним. Что со мной не так? ГОСПОДИ, ПОМОГИ МНЕ! 
   Конец POV Гарри" 
   - Я не знаю, что мне делать, - сказал Гарри, напугав и Фреда, и Джорджа. 
   - Мордред, предупреждать надо, у нас чуть сердце не остановилось, - воскликнул Фред, но тут же обеспокоено спросил. - Как ты? 
   - Плохо, - честно сказал Гарри, открыв глаза. - Я понятия не имею, что делать. Это все происходило не специально. 
   - Поверь, мы это знаем, - сказал Седрик. - Мы поэтому и не смогли сразу разобраться в происходящем. Все выглядело так естественно со всех сторон, пока не стало настораживать в последний год. 
   - Я не знаю, как это исправить, - вздохнул Гарри. 
   - Ты справишься, Гарри, - серьезно и твердо сказал Фред. - Ты справился тогда, когда узнал, что волшебник, справился, когда на тебя возложили мисси по устранению Тома, когда узнал о предательстве, когда был шлюхой. Теперь ты тоже справишься. Но ты все время забываешь, что ты уже не один. 
   - Я знаю, - тихо сказал молодой человек. 
   - Знать и понимать - это разные вещи. Ты должен перестать бояться жить, Гарри, - сказал Седрик. - Повернись, наконец, к жизни лицом и сердцем, перестань прятаться за барьеры и комплекс Героя. Как Герой ты уже все сделал, тебя выкинули за ненадобность. Стань самим собой. 
   - Седрик, я понятия не имею, какой я, - грустная улыбка осветила лицо Гарри. 
   - Ты светлый и чистый, стремительный и импульсивный, справедливый, настоящий друг. Ты умеешь смеяться и радоваться, но знаешь, что такое одиночество и пренебрежение. Ты - человек. Гарри, живой и чувствующий, - Седрик коснулся щеки молодого человека. - Ты ведь даже не знаешь, что из твоих глаз давно исчез тот огонь, что в них горел. Гарри он был там в Доме. Он стал исчезать в последние годы. Ты загнал настоящего Гарри глубоко в себя. Так нельзя. Вернись назад. 
   Гарри отстраненно смотрел в потолок, ему трудно было смириться со всем тем, что случилось за этот день. Он понимал, что Том перешел границу, но только сейчас понял, что воспринял все, как само собой разумеющееся. Он стал ратовать за правило: "Бьет - значит любит". Но это неправильно, и он понимал это? Да, частью своего сознания, но разум и тело давно уже загнали остатки рационального сознания глубоко внутрь, куда добраться было почти невозможно. Он не сопротивлялся, не возмущался. Сейчас он понимал, что все это было связано с тем, что он боялся вызвать своим отказом или каким другим действием уход Тома. 
   - Я люблю его, очень, - тихо сказал Гарри. 
   - Мы это знаем, но, в то же время, это не повод загонять себя в роль безропотного раба и куклы в золотой клетке, с которой могут делать все, что заблагорассудится, - ответил на это Седрик. 
   - Том тоже тебя любит, очень. Он понимает, что делает что-то неправильно, и попытался бороться с этим, только вот ты ему не захотел помочь, - произнес Фред. - Я ни в коем разе тебя не обвиняю. Ты и сам-то не понимал, что происходит. Но теперь все должно измениться, Гарри. И без твоей помощи Том не справится. 
   - Вам двоим надо уехать отсюда и разобраться в своих отношениях, построить новые, - в комнату вошел Антуан. Гарри улыбнулся, но как-то вяло. 
   - И куда? - спросил он. 
   - Для начала в Рим, а там еще куда-нибудь. Здесь вам трудно будет разбираться со всеми проблемами, которые у вас возникли. Возможно, стоит сходить к психологу. С такими вещами не шутят, Гарри, - Антуан сел рядом с молодым человеком на кровати. - И так уже прошло много времени. 
   - Тебя не пустили на собрание? - насмешливо спросил Фред у графа. 
   - Нет, я ушел оттуда. Там такие жаркие споры идут, что скоро воздух начнет трескаться, - хмыкнул Антуан. 
   - И до чего они дошли? - скептически спросил Седрик. 
   - Ну, когда я уходил, Лили поставили за главную выяснить все об этом ритуале, о возможных осложнениях и тому подобное, и такое прочее. Они решили больше не пить то зелье, что принимают, - Антуан посмотрел на Гарри. - Будет тяжело. Насколько я понимаю, это довольно сильно ослабляло их жестокость, что ли. 
   - Хмм, если Гарри сможет воспротивиться, то они отойдут, успокоятся и начнут относиться нормально, - сказал Фред. 
   - Не забывай, Гарри долгое время подчинялся, они об этом помнят, могут начать давить своей силой, - оборвал восторг Фреда Седрик. 
   - Все у меня как не у людей, - вздохнул объект обсуждений и поднялся с кровати. 
   - Ты куда? - спросил Антуан. 
   - Пойду к Касси и Крису, посижу с ними, - улыбнулся Гарри и вышел из своей спальни. Фред, Седрик и Антуан тоже ее покинули, но пошли в ближайшую гостиную. 
   Гарри тихонечко вошел в комнату Касси. Девочка тут же повернулась к нему и заулыбалась. 
   - Я думал, ты спишь, - Гарри с искренней улыбкой сел на кровать дочери. Кассандра тут же бросилась ему на шею. 
   - Я так люблю тебя, папочка. И тебя, и папу. 
   - Мы тоже тебя любим, солнышко, - прошептал ей в макушку Гарри. 
   - Расскажи мне сказку, - попросила девочка. 
   - Что ж, давай подумаем, - задумчиво произнес молодой человек, а затем начал свой рассказ. - Жил на свете один принц. Ему не повезло в жизни, - Гарри обернулся на стук двери. Босыми ножками по полу прошлепал Крис, забрался на кровать Касси. 
   - Я тоже хочу сказку, - обижено промолвил ребенок. Гарри поцеловал его в макушку, укрыл обоих, сам сел в ногах, облокотившись о спинку кровати. - Так о чем это я говорил? 
   - О принце и что ему не повезло, - напомнила дочь. 
   - Да, точно. Принц был еще маленьким, когда умерла его мама, она так и не стала королевой, потому что полюбила обычного простолюдина, и король не простил ей этого, но и простолюдин оказался нехорошим человеком. Принца отправили в страшный приют, где его не любили. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, к нему пришел человек и рассказал, что он необычный ребенок и ему надо учиться в специальной школе. Принц обрадовался, он еще не знал, что ничего в его жизни не изменится. Человек, что пришел к нему, был учителем в этой школе. Он поставил себе задачу изводить Принца. Тот терпел, сколько мог, его сердце становилось все тверже и черствее, а потом умерло. Его душа раскололась, и каждый осколок спрятался в какой-то вещи. Шли годы, в мире началась война, и противостояли друг другу в ней как раз Принц и его учитель. А потом появился пророк и сделал предсказание, что родится тот, кто сможет уничтожить Принца, превратившегося в зло. Принц узнал об этом и поспешил убить того, кто мог бы уничтожить его, но маленький мальчик остался жить, потеряв обоих своих родителей... 
   - Это грустная сказка, - нахмурилась Касси. Гарри лишь улыбнулся, но улыбка не была радостной. Он продолжил повествование. 
   - Тот же человек, что был учителем Принца и привел его в специальную школу, а теперь занимал пост директора, решил спрятать маленького мальчика. Он отправил его к родственникам, которые сразу же возненавидели ребенка. Мальчик жил в чулане под лестницей. 
   - А Принц? - спросил Крис, заинтригованный рассказом отца и его странно-грустным голосом. 
   - Принц пропал на долгие годы, так как тоже пострадал, придя в дом маленького мальчика, отмеченного судьбой, - сказал Гарри. - Пока Принц набирался сил, мальчик рос, никому не нужный, всеми презираемый и ненавидимый. Его родственники сделали все, чтобы с мальчиком никто не хотел общаться. Он полол грядки, стирал, мыл посуду, убирался в доме, готовил еду. Никто не пришел, что бы помочь ему. Наконец, прошло десять лет, и в дом пришел человек, чтобы рассказать о школе и о том, кто он и кто его родители. Так мальчик впервые узнал вкус лжи, но он и не думал о своих родственниках, он уже привык к тому, что для них он ничто. И вот спустя много-много лет второй мальчик шел в новый мир, как в сказку. 
   - И опять все было плохо? - Касси и Крис не лежали, а сидели прижавшись к отцу и чуть не смотрели ему в рот. 
   - Не совсем так, - грустно сказал Гарри. - По крайней мере, так казалось со стороны. В отличие от Принца у мальчика появились друзья, но появился и персональный враг, хотя он мог бы быть и другом, стоило всего лишь разобраться в своих отношениях и предпочтениях. Мальчик и его враг стали лидерами своих факультетов. Из года в год Судьба посылала ему разные приключения и испытания. Друзья были всегда рядом, но вернулся и Принц, который так и не оставил попытки убить мальчика. Они противостояли друг другу все ожесточеннее и ожесточеннее. После четвертого курса мальчика Принц, наконец, вышел на свет и уже не собирался больше действовать исподтишка. Он стал усиленно собирать вокруг себя своих старых сторонников. И стали гибнуть люди, сначала лишь знакомые мальчику, а потом и те, кого он считал своей семьей и друзьями. Начало этому кошмару положил крестный, - в этот момент голос Гарри дрогнул. На его плечо легла рука и мягко сжала. Молодой человек обернулся и увидел Тома, который смотрел на него с нежность и сочувствием. 
   - А что было дальше? - потребовал Крис, Касси смотрела на него таким же взглядом, желая узнать всю истории до конца. Дети чувствовали, что это не просто история, они ощущали боль своего папочки. 
   - А потом пришла битва, в которой должны были встретиться мальчик и Принц. И никто не сможет жить, пока жив другой, - сказал Том. 
   - Папа, ты тоже знаешь эту историю? - глаза Криса расширились. Том, взял на руки мальчика, сел рядом с Гарри, обняв его одной рукой за плечи и притянув к себе. Криса он устроил у себя на коленях. Касси же забралась на руки к Гарри. Том прижал к себе мужа так, чтобы его голова опустилась ему на плечо. 
   - Битва была страшной, - продолжил Том рассказ. - Погибло много людей, в том числе и родные для Мальчика. И вот, наконец, мальчик и Принц встретились, и началась дуэль. 
   - Мальчик убил злого Принца? - Касси вся напряглась. 
   - Да, мальчик убил злого Принца, - сказал Том. - Но и сам чуть не погиб. Он долгое время лежал в больнице. Но сквозь сон он услышал о предательстве тех, кто должен был ему помогать. 
   - Директор, - хором воскликнули дети. 
   - Да, он предал маленького героя, обокрал его, забрав все деньги, которые завещали ему родители и крестный, - сказал Том. 
   - Фуу, он плохой и жестокий, - заявила Касси. - Мальчик отомстил за это. 
   Том загадочно улыбнулся. 
   - Мальчик решил на время спрятаться, исчезнуть. Ему нужно было время, чтобы осмыслить все, понять и принять неизбежное. А потом он встретил Принца, сердце которого освободил от зла. 
   - Они полюбили друг друга? - спросила Касси. 
   - Да, они полюбили друг друга, очень сильно, - улыбнулся Том и погладил дочку по волосам. - У них появились двое детей, мальчик и девочка. И теперь им оставалось только наказать предателей, которые заставили Принца отдаться Тьме и так поступили с мальчиком, который освободил их от Зла. 
   - Значит, это еще не конец истории? - уточнил Крис. 
   - Нет, еще не конец, - покачал головой Том. - А вам уже пора спать. 
   - А можно мы сегодня поспим вместе? - с мольбой посмотрела на него Касси. 
   - Но только сегодня, - разрешил Том. - Укладывайтесь. 
   Том обнимал Гарри за талию, прижимая к своей груди. Дети улеглись, и мужчина потянул мужа на выход. У самых дверей их догнал голос Касси. 
   - Папа, вы ведь рассказывали свою историю, да? Это ведь ты - Принц, а Мальчик - это папочка? 
   - Ты всегда такая смышленая, - улыбнулся Том. 
   - Мы обязательно отомстим им всем за вас, - сонно заявил Крис. 
   - Обязательно, - сверкнув своими необычными глазами, твердо сказала Касси. Том вздохнул и вывел Гарри из комнаты. Они молча прошли в свою спальню. Молодой человек был странно тих. Том развернул его к себе и притянул в жадный поцелуй. 
   - Чего ты хочешь? - Том пристально посмотрел в глаза мужа. - Чего? 
   - Том, - по щеке медленно побежала слезинка. 
   - Ты мне веришь, Гарри? Веришь, что я люблю тебя больше жизни? - Том не отпускал молодого человека. 
   - Я знаю это, - кивнул Гарри. - Я также люблю тебя. Я готов отдать за тебя все. 
   - Это самое большое счастье, - Том прижал к себе мужа и стал поглаживать по спине. - Мы справимся с этой проблемой, Гарри, обязательно. Мы теперь точно знаем, с чем имеем дело. 
   - Знаешь, а мне ведь это нравится, - тихо, в плечо Тома, произнес Гарри. 
   - Что? - Том чуть отстранил молодого человека от себя. 
   - Все, наши сексуальные игры, твои фантазии, желания, - сказал Гарри. - Мне нравится быть в этой сбруе. Даже эта порка, если бы она закончилась сексом... 
   - Ничего себе у тебя фантазия, - присвистнул Том. - Но, давай, мы ее воплотим в жизнь, когда разберемся с нами проблемами. 
   - Том. Возьми меня, сейчас, - прошептал Гарри. - Нежно. 
   Это не походило ни на что, так нежен и осторожен Том был только в начале их отношений. Это было щемящее, лишь на вдохе и выдохе. Они так и уснули, не разжав объятий. Ни Гарри, ни Том не проснулись, когда в комнате с легким дуновением ветерка появился Геллерт. Он долго смотрел на спящих обнаженных мужчин. 
   - Что ж, дверца клетки открылась, давая Гарри немного свободы, и только от него зависит, как он распорядится этим. Но начало излечению положено. В Томе я не сомневаюсь, как и в остальных. Они сильные. Дамблдор, ты сломал моего мальчика, но я буду не я, если не верну ему его самого, - с этими словами Геллерт исчез. Начало положено и теперь можно было начинать путь назад, который начнется через несколько часов.

Глава 13. В погоне за призраком.

   Люциус с улыбкой смотрел на трех молодых людей, сидящих на бортике бассейна. Девушка полулежала в объятиях блондина. Ее ноги лежали на коленях рыжеволосого парня. 
   - Удивительно, никогда бы не подумал, что буду с умилением на них смотреть, - хмыкнул Эйвори, тоже не отводящий взгляда от красивой троицы. Он уже не первый раз смотрел на них вот таким вот взглядом, когда в нем сочетается легкая зависть и в то же время радость за чужое счастье. 
   - Они сделали моего сына счастливым, - Люциус посмотрел на бывшего однокурсника и друга, которым тот стал уже после окончания второй войны с Темным лордом. 
   - Это сразу видно, - кивнула Катарина Забини, сидящая рядом с Нарциссой Малфой. 
   - Да, это так, - кивнула блондинка. - Гермиона оказалась более ведьмой, чем многие из чистокровных. 
   - Как они вообще стали встречаться? Насколько я понял, они не были близкими друзьями в школе, - произнес еще один мужчина за их столиком. 
   - Да, такое трудно было предположить, - Нарцисса задумчиво покусала нижнюю губу. - В школе они действительно были врагами, я бы даже сказала, что к пятому курсу они стали Врагами, именно с большой буквы. 
   - С чего все началось? - мужчина был полон любопытства. 
   - Драко рос очень высокомерным ребенком, и это была наша вина, - вздохнул Люциус. - Он всегда считал, что получает то, что хочет, а тут появился какой-то замухрышка-очкарик и послал его вместе с одолжением о дружбе, - Люциус усмехнулся. 
   - Все началось с Поттера? - уточнил мужчина. 
   - Да, Альберто, с него, - кивнула Нарцисса. 
   - Тогда, что же объединило их? - кивнул мужчина на молодых людей. 
   - Тот же самый Поттер, - сказал Эйвори. 
   - Предательство, я думаю, - произнес Люциус. - Светлая сторона, победители, стали делить власть, победу и лавры. Знаешь, - Люциус посмотрел на итальянцев, - на церемонии вручения наград я впервые в жизни утратил контроль над своими эмоциями. Они не разу не произнесли имени истинного победителя Темного лорда, присвоили все лавры себе. Я ведь тогда был в Святого Мунго и даже заглянул к нему в палату. Ни охраны, не медиков, а на табличке не его имя, так, безымянный мальчишка. Думаю, его потом просто перевели бы в отделение для душевнобольных, а через некоторое время придушили бы подушкой во сне. Конец истории. 
   - То есть, мальчика использовали как агнца? Выполнил свое дело и может спокойно отправляться за родителями? - Альберто поежился. Ему трудно было понять такое отношение. - Почему вы уверены, что все было не так, как вы только что рассказали? - итальянец вопросительно посмотрел на Люциуса. 
   - Кое-что удалось выяснить через старые связи, а остальное рассказала Гермиона. Эта девушка всегда была умницей. Она подмечала то, что не видел больше никто. Часто она просто не говорила о своих наблюдениях, пока не получала им полное подтверждение, - Люциус с улыбкой взглянул на Гермиону, которая чему-то загадочно улыбалась, слушая Драко, что-то нашептывающего ей на ушко. 
   - Поттер исчез из больницы, чему все оказались слишком удивлены, поскольку, как выяснилось, все думали, что он не способен передвигаться на своих двоих, - продолжила рассказ мужа Нарцисса. - А он взял и ушел. 
   - Позднее, это уже я узнал у Гермионы, - его палочку нашли недалеко от "Дырявого котла", с магловской стороны, сломанной. Все попытки найти его провалились. Довольно долгое время Орденцы вели дежурство за домом на Гриммуальд-плейс, особняком Блеков, единственным имуществом, которое досталось мальчику, - сказал Люциус. 
   - Подождите, - Альберто нахмурился. - Поттеры же были очень богатыми, если я не ошибаюсь. 
   - Не ошибаешься, - зло усмехнулся Люциус. - Только вот все имущество бесследно исчезло в карманах "светлой, победившей стороны". 
   - Они обворовали своего героя? - итальянец поперхнулся от изумления. 
   - Ты правильно все заметил, - кивнула Нарцисса. - Они именно обворовали Своего героя, причем не только забрали состояние Поттеров, но и Блеков, которое мой кузен завещал своему крестнику. 
   - Мамма миа, - мужчина покачал головой, у него в голове все это не укладывалось. - А вообще что-нибудь о Гарри Поттер известно? 
   - Все попытки его обнаружить не привели к успеху. Гермиона и Рон тоже побывали в особняке, вернее, рядом с ним, - продолжила Нарцисса. - Она потом нам сказала, что сразу поняла, что Гарри в этот дом не возвращался. А через некоторое время дом просто исчез, и ни на какие действия магов не отвечает. Такое бывает только в двух случаях. 
   - Да-да, я знаю, - кивнул итальянец. - Или хозяин приказывает закрыть дом для всех, кроме себя, или магия дома принимает такое решение, поскольку не принимает своего нового хозяина. 
   - Все решили, что это второй вариант, - сказал Люциус. 
   - А вы так не думаете? - Альберто, прищурившись, смотрел на Малфоев. 
   - Понимаешь, - Нарцисса вздохнула. - Я абсолютно точно знаю, что особняк Блеков признал хозяином Гарри. Ему тогда было еще только пятнадцать лет. Я не знаю, каким образом Сириусу удалось провернуть все под самым носом у Дамблдора, но он провел черномагический ритуал и передал права хозяина мальчику, а сам стал кем-то вроде распорядителя в доме. 
   - Хмм, вы об это не рассказывали, - нахмурился Эйвори. 
   - Да, как-то всегда было недосуг, - отмахнулась Нарцисса. 
   - Вы абсолютно уверены, что Гарри Поттер жив и здоров, - это было утверждением. Итальянец смотрел на своих английских друзей. 
   - Для этого есть много оснований. Одно из них случилось в Венеции несколько лет назад. Драко тогда еще был женат. Он получил очень своеобразный подарок. Когда выяснилось, что это не Гермиона и никто из Уизли, а также все остальные, то чисто логическим путем вышли на единственного человека. Кто мог так вот пошутить, и, в то же время, напомнить о себе, - улыбнулся Люциус. 
   - Гарри Поттер, - кивнул итальянец. 
   - Гарри Поттер, - подтвердила Нарцисса. 
   - Так, как же все-таки они сошлись? - Альберто снова бросил взгляд в сторону бассейна. Драко и Рон как раз вытаскивали из воды свою красавицу-шатенку. 
   - Просто, причины для ненависти больше не было, и, неожиданно, они все оказались по одну сторону баррикад, только в этот раз на защиту Гарри Поттера встали слизеринцы, - усмехнулся Люциус. 
   - Гермиона каким-то странным образом получала информацию, которую даже Люциус узнать не мог. Она до сих пор не говорит, что у нее за связи. Джордж продолжал заниматься своим магазином, в одиночку пытаясь справиться со смертью брата-близнеца. Рон и Джинни, постепенно, стали отдаляться от семьи, когда поняли, на какие деньги живет семья. В этом их просветила Гермиона. Разрыв был шумным, тем более все они пытались прояснить ситуацию с Гарри. Это стало причиной, по которой ни Джинни, ни Рон не могли добиться успеха на работе. В конце концов, они все бросили и ушли к Джорджу, который к тому времени тоже порвал с родителями и старшими братьями, - Нарцисса замолчала, и сделал глоток из стакана с соком. 
   - Их пытались задавить, - продолжил за жену рассказ Люциус. - Понадобилась помощь экономистов. На этой почве они и сошлись с Драко. Так в "УУУ" стали работать слизеринцы продавцами, консультантами и бухгалтерами. Дело стало расти. Через некоторое время я вложил в них довольно приличную сумму. Спустя какое-то время, Министерство уже ничего не могло сделать, поскольку в этот бизнес были влиты средства почти всех чистокровных семейств. Они опоздали с тем, чтобы окончательно разорить младших Уизли. 
   - До последнего времени все было хорошо, но во Франции появился соперник и очень сильный, - сказала Нарцисса. 
   - До сегодняшнего дня интересы УУУ и французов еще не пересекались, - заметил Эйвори. 
   - Мы все время удаляемся от темы первоначального разговора, - усмехнулся Альберто. - Как эти трое оказались вместе? 
   - Хмых, - Нарцисса хмыкнула с легкой усмешкой на губах. - Их отношения зародились еще до развода Драко, хотя с женой он уже не жил почти год. Скорпиус все время проводил любо со мной, либо с Люциусом. Ей до ребенка не было никакого дела, а Драко пропадал в магазине, приводя бухгалтерию "УУУ" в порядок. Сначала была только дружба, а потом между Драко и Гермионой возник роман. Очень бурный. Много было злословия, а Рон молчал. Уже потом он признался, что так боялся потерять жену, что решил позволить им быть вместе, но и сам уходить не собирался. 
   - Да, Джинни и Джордж тоже не вмешивались в ситуацию. Никто даже не понял, когда треугольник превратился в трио, - усмехнулся Люциус. - То, как сейчас выглядят Гермиона и Рон - заслуга Драко. Он их одел, причесал, научил манерам. Оказалось, что маглорожденная ведьма оказалась более воспитанной и приверженной чистокровным традициям, чем многие из девицы из древних семей с чистой кровью в тридцатом поколении. 
   - А как вы к этому отнеслись? - Альберто посмотрел на двух старших Малфоев. 
   - Наш сын счастлив, а это главное. Гермиона подарила ему замечательную дочь, - улыбнулась Нарцисса. 
   - Они все вместе живут в Малфой-меноре? - уточнил итальянец. 
   - Да, хотя у них есть квартира в Косом переулке, но все дети в поместье. Так безопаснее, - сказал Люциус. 
   - Да уж, Малфой-менор никогда не видел столько маленьких детей одновременно, - улыбнулась Нарцисса. 
   - А с кем они сейчас? - спросил Альберто. 
   - В поместье, вместе с Джинни, - сказал Люциус. 
   - А вы пытались найти Поттера сами? - вдруг сменил тему итальянец. 
   - А мы и не прекращаем этих попыток, но до сих пор нет никаких результатов, - сказал Люциус. Он бросил взгляд в сторону бассейна. Драко снова что-то шептал на ухо Гермионе, а та, в ответ, хитро посматривала на насторожившегося Рона, который переводил взгляд с жены на блондина. Девушка потянулась, быстро вскочила на ноги и подала руки молодым людям. Те поднялись, помогли ей накинуть халат, после чего все вместе отправились в сторону фойе отеля. 
   - А как реагирует на исчезновение Поттера английское министерство? - итальянец весь был в этом рассказе. Таких подробностей о давней истории, у которой оказалось очень захватывающее продолжение, он даже не мечтал услышать. 
   - Его признали мертвым. Мол, раз никто и ничто не может его найти и даже дать намек на то, что он жив, значит, мертв. Конец истории, - фыркнул Эйвори. 
   - Думаешь, он где-то здесь, в магловском мире? - итальянец оглянулся, обвел находящихся за столиками и у бассейна людей. 
   - А ты бы поверил, что мальчик, который столько раз избегал смерти и выходил сухим из воды во всех своих приключениях, взял и просто умер? - Люциус посмотрел на Альберто. - Я вот не верю. 
   - Ага, особенно после того венесуэльского подарка, - хмыкнула Нарцисса. 
   - Это ты про хрустального Хорька? - рассмеялся Эйвори. 
   - О нем, родимом, - хмыкнул Люциус, в следующую секунду он нахмурился. Его внимание привлекла пара, выходящая из бассейна - два темноволосых мужчины. Молодой человек обернулся. Люциус еле подавил в себе вздох разочарования. Юноша был, может, чуть старше девятнадцати лет и из-под лохматой челки сверкнули карие глаза. Разглядывая паренька, Люциус вынес вердикт: "Хастлер". В какой-то момент ему показалось, что это может быть Поттер, уж очень знакомо у этого юноши топорщились волосы в разные стороны. 
   - А вдруг, гуляя по улицам Рима мы могли бы его встретить? - загорелся энтузиазмом итальянец. 
   - Может быть, может быть, - тихо сказала Нарцисса. 
   - Давайте переберемся в бар. Здесь сейчас станет намного шумнее, - предложила леди Забини. И действительно, у бассейна появлялось все больше детей и молодых людей.
   Драко, Рон и Гермиона поднялись в свой номер. Девушка направилась к балкону, а Драко удержал рыжего молодого человека за талию рядом с собой. Гермиона открыла балконную дверь и впустила свежий воздух, который теперь развевал легкую, почти прозрачную тюль. Вид с балкона открывался изумительный. Когда она обернулась к своим спутникам, то увидела, как Драко жестко целует ее мужа, не давая тому даже возможности сопротивляться, да тот особенно и не пытался. Халат валялся на полу, а блондин ловко подцепил плавки под резинку и потянул их вниз. Драко развернул Рона лицом к девушке, сам прижался сзади, давая понять рыжему, как же его возбудил этот поцелуй. Пальцы блондины пробежали по уже почти вставшему члену любовника, затем обхватили его и начали двигаться вверх-вниз. Рон застонал и откинул голову на плечо Драко, тот наклонился и поцеловал его в шею, второй рукой надавил на низ живота, понуждая молодого человека прижаться голой попкой к своему паху. 
   - Мы, как-то, обещали Мионе показать, как любим друг друга, - прошептал блондин на ухо рыжему, а затем прикусил его за мочку, вызвав еще один стон. Рон задрожал, его взгляд уперся в девушку, которая уже сидела в кресле и наблюдала за ними жадным взглядом, но при этом даже не делал попыток подойти к молодым людям. Драко же полностью отдал свое внимание Рону, постанывающего в его объятиях. Гермиона, как завороженная, наблюдала за двумя мужчинами. Казалось, те совсем забыли, что у них есть зритель. Драко развернул к себе рыжего лицом и впился в губы страстным, жадным поцелуем, заставляя любовника подчиниться своему напору и желанию, а Рон и не думал сопротивляться. Он реагировал на каждую ласку блондина. Рыжий просто плавился в объятиях Драко... 
   - Ммм, знаете, а наблюдать за вами также интересно, как и самой принимать участие, - Гермиона потянулась на кровати, она лежала между двумя своими мужчинами. 
   - Жена, ты что-то стала слишком много себе позволять, - делано нахмурился Рон. 
   - Ой, Рон, да пусть она делает что хочет, - Драко приподнялся над Гермионой и посмотрел на рыжего молодого человека. 
   - А теперь сознавайтесь, мальчики, это ведь не первый раз, когда вы устраиваете вечеринку без моего участия, - насмешливо поинтересовалась Гермиона. 
   - Хмм, - как- то вдруг стушевались оба. 
   - Ну, и когда был первый раз? - девушка уже веселилась вовсю. 
   - Когда ты была беременна, - признался Рон. 
   - Оболтусы, - Гермиона села между ними на колени и легонько стукнула обоих по груди. - И чего молчали? 
   - Ну, - замялся Драко. 
   - Неужели, меня боялись? - звонко рассмеялась девушка. 
   - В какой-то степени, - пожал плечами Рон. 
   - Точно оболтусы, но самые любимые, - Гермиона чмокнула обоих в щеки, затем соскочила с кровати. - Одеваться, мальчики, идем гулять в город, - и скрылась за дверью ванной. 
   - Знаешь, я тут даже решил, что видел Гарри, - вдруг сказал Рон, повернувшись к Драко лицом. 
   - Ты о том мальчишке в бассейне? - тут же отреагировал Драко. Когда Рон кивнул, он продолжил. - Я даже чуть не позвал его, подошел почти вплотную, а потом увидел карие глаза и что он совсем еще мальчишка. 
   - Да, разочарование полное, - кивнул Рон. 
   - А ведь он мог измениться, - в дверях ванной стояла Гермиона. 
   - В смысле, - не понял Рон. 
   - Ну, вдруг он прическу изменил, очки снял, шрам тоже мог исчезнуть, не знаю даже, - передернула плечами девушка. 
   - Все возможно, - согласился Драко. - Но он мог и не меняться. Не забывай, Миона, его давно уже никто не ищет, кроме нас. Возможно, он перестал быть магом. 
   - Нееет, Драко, поверь, он маг и очень сильный, - Гермиона странно улыбнулась. 
   - Ты что-то знаешь? - Драко и Рон мгновенно встрепенулись. 
   - Просто догадки, парни, просто догадки. Правда, есть кое-что, - тут же призналась она. 
   - Миона, не томи, - потребовал Рон. 
   - Мне одна книжка попалась в руки, древняя и давно забытая, насколько можно судить, поскольку слой пыли на ней говорит, что в руки ее не брали лет триста, если не больше, - улыбнулась Гермиона. - Так вот, там написано, что маг может поменять свою ауру, если в его жизни произойдет что-то такое, что изменит его отношение к событиям прошлого и настоящего. Думаю, наше сближение тоже связано с этим. Просто трое из Уизли и бывшая Грейнджер теперь не такие светленькие, как были раньше. 
   - Ты думаешь, что это правда? - уточнил Рон. 
   - Миона никогда не ошибается, - улыбнулся Драко. - И это многое объясняет. 
   - Вот-вот, все же ищут прежнего Гарри, а он навряд ли остался прежним, как и мы, Рон, - кивнула Гермиона. - И все, хватит, пошли гулять. 
   Через полчаса они уже покидали отель, предварительно поставив в известность Люциуса. Рон, выходя из дверей, зачем-то посмотрел в стекло и запнулся. Драко успел его поддержать. 
   - Ты чего? 
   - Померещилось, - передернул плечами парень, даже оглянулся, но ничего такого уже не увидел, да и не мог увидеть. Рон действительно посчитал, что зрение с ним сыграло шутку, а эта самая шутка, прислонившись лбом к холодной поверхности зеркала в лифте, сейчас поднималась на верхний этаж отеля. И угораздило же их въехать в тот же самый отель. 
   Гермиона шла между двумя своими мужчинами. Она была счастлива, с улыбкой смотрела на окружающих, и, в какой-то момент, поймала себя на том, что пристально изучает всех черноволосых мужчин примерно двадцати пяти-двадцати семи лет. Взглянув на своих спутников, она поняла, что те попутно занимаются тем же. 
   - Так, парни, все хватит, я хочу мороженое, - решительно заявила девушка и потащила Рона и Драко к столику в открытом кафе. Они полакомились итальянским мороженым, выпили по чашке кофе и снова двинулись на осмотр достопримечательностей. Наконец, их достал туристический гам, и троица свернула на узкую безлюдную улочку. По ней они вышли к небольшому мостику. Гермиона успела остановить своих мужчин, и они остались в тени, наблюдая за двумя молодыми черноволосыми людьми на середина мостика. Тот, что был помоложе, сидел на парапете, обнимая второго ногами за бедра, а руками за шею. Вдруг молодой человек засмеялся счастливым смехом, откинул голову назад, длинные волосы заструились по спине. Мужчина притянул его к себе, одну руку положил на шею своему партнеру и впился в его губы страстным, жадным поцелуем. Гермиона скосила взгляд на своих мужчин, которые, не отрываясь, наблюдали за парой. Девушка тоже вернула свое внимание двум незнакомцам. Те стояли к ним боком, но даже так было видно, что оба очень красивы и счастливы вместе. Мужчина стянул своего спутника с насеста и притянул еще ближе в свои объятия. Гермиона закусила губу, когда увидела, как более старший выдернул из-за пояса брюк младшего брюнета полы рубашки и заскользил ладони по спине. 
   - Нас же могут увидеть, - донесся до троицы чуть задыхающийся голос молодого человека. Мужчины говорили на французском, а благодаря Драко и Рон и Гермиона очень хорошо его знали. 
   - Здесь мало кто ходит, малыш, - ответил второй мужчина. - Но если ты стесняешься... 
   Именно в эту минуту молодой брюнет обернулся и посмотрел точно на Гермиону. Зеленые глаза распахнулись от легкого шока, что кто-то стал свидетелем их чувств друг к другу. Они лишь какую-то долю секунды смотрели глаза в глаза, а затем раздался характерный хлопок двойной аппарации. 
   - Маги? - растеряно вырвалось у Рона. 
   - Это просто какая-то погоня за призраком, - пробормотала себе под нос Гермиона. 
   - Ты о зеленых глазах парня? - тихо спросил Драко, девушка в ответ только кивнула. 
   - А у него и, правда, глаза как у Гарри, - прошептал Рон. 
   - Ребята, так нельзя, - Гермиона решительно посмотрела на своих спутников. - Мы в каждом брюнете пытаемся найти Гарри. Это действительно, чем дальше, тем сильнее похоже на погоню за призраком. 
   - Да уж, погоня..., - вздохнул Драко. 
   - А мы ведь, и точно, в каждом встречном поперечном пытаемся вычислить Гарри. Вот и сейчас..., - Рон махнул рукой и повернулся обратно в ту сторону, откуда они пришли. 
   - А Рон прав, из всех этот парень больше всех мог бы быть Гарри, только..., - Драко сделал какой-то замысловатый жест. 
   - И чем же? - скривился Рон. 
   - Маги, - только и сказал Драко. 
   - Да, эти двое маги, - кивнула Гермиона. - Черт, как же все странно. 
   - Знаете, а второй мне тоже показался смутно знакомым, - задумчиво произнес Драко. - Только никак не могу понять, откуда. 
   - Все, закончили эту охоту за Гарри, - решительно подхватив, своих парней под руки, Гермиона направилась с ними на площадь, а оттуда в отель, где их уже ждали. 
   Во время ужина Рон вдруг замер и застонал, чем обратил всеобщее внимание всех сидящих за столом на себя. 
   - Рон? - Драко пристально смотрел на своего любовника. 
   - Мы, когда уходили, помнишь, я сказал, что мне померещилось? - Рон поежился. 
   - Ну, - хором поторопили его Гермиона и Драко. 
   - Мне показалось, что я увидел Джорджа, только немного другого, - как-то странно произнес Рон. - А потом эта встреча с зеленоглазым брюнетом и его спутником... 
   - Рон, все, хватит... Это уже погоня даже не за одним призраком, а за целым полком, - покачала головой Гермиона. Молодые люди поведали своим старшим товарищам о своих приключениях в городе и встрече с двумя французскими магами. 
   - Да уж, действительно, погоня за призраком, - покачал головой Люциус, признавая тот факт, что и сам в каждом сверстнике-брюнете сына ищет Гарри Поттера. Почему? Возможно, в надежде, что тот поможет исправить все то, что натворили, и слава Мерлину, что не от его имени, "светлые победители". 
   Никто за этим столом в ресторане гостинице не знал, что за ними наблюдают три пары очень внимательных глаз, прибывших рано утром гостей отеля. Один из них был таким же рыжим, как и Рон Уизли. Теперь им нужно было только дождаться двух мужчин, чтобы решить, как действовать дальше. Они не думали, что в первый же день своего пребывания в Риме, столкнуться с бывшими знакомыми и, можно сказать, друзьями.

Глава 14. Начало пути.

   Франция, поместье Антуана.
   Гарри вздохнул и посмотрел с улыбкой на Тома. Все вдруг и резко изменилось. Стоило ему рассказать о своих страхах, как стены вокруг него начали рушиться, давление исчезло. Это могло только радовать. Удивительно, как много сделала обычная сказка, рассказанная на ночь детям. До этого момента Гарри находил отдушину только в Крисе и Кесси, но теперь он понял, что у него действительно есть семья. Они только целовались в эту ночь и больше ничего. Том был до ужаса нежен. Гарри уснул в его объятиях, понимая и сердцем и разумом, что может больше ничего не бояться. Он проснулся очень рано и, стараясь не разбудить Тома, перебрался на подоконник. Было много о чем подумать: как жить дальше, как поступить со всеми планами и что делать с их отношениями. Одно он знал точно - особо сильно ничего менять ему не хотелось, но, в то же время, он хотел иметь возможность и самому влиять на их отношения, чтобы они перестали быть односторонними и положением "раб-господин". Конечно, ему не очень легко будет простить выходку Тома и отца, да и всех, кто участвовал в его "укрощении", но также понимал, что во многом сам виноват. Он давно уже не был тем Гарри Поттером, который бы со своей импульсивностью бросился на амбразуру, высказал всем свою ненависть и закрылся бы в какой-нибудь комнате, лелея свою боль и обиду. Он давно уже вышел из того возраста, во-первых, а во-вторых, здесь были не те люди, которые позволили б ему строить из себя обиженного ребенка в двадцать шесть лет. 
   Гарри снова посмотрел на Тома. Себе и сейчас он признался в том, что действительно любит этого странного мужчину, с которым когда-то, в той жизни боролся до конца, до смерти одного из них. "А что было бы, если б победил Том?" - задал он себе вопрос. 
   - Не было второго шанса у всех тех, кто сейчас составляет нашу с тобой семью, не было бы Криса и Кесси, и всех остальных малышей, ты никогда бы не узнал о предательстве..., - Том смотрел прямо зеленые глаза своего возлюбленного. 
   - Ты снова читаешь мои мысли? - с легкой улыбкой спросил Гарри. 
   - Ты слишком громко думаешь, - улыбнулся синеглазый мужчина в ответ. - И много моя золушка надумала, сидя на этом неудобном подоконнике? - Том подошел к Гарри, даже не удосужившись накинуть на себя ничего из одежды. 
   - Много чего, - Гарри провел кончиками пальцев по обнаженной груди своего мужчины. 
   - И? - Том перехватил его руку и поднес к губам, запечатлел на пальчиках невесомый поцелуй. 
   - Думаю, нам пора выходить из тени и готовить свое возвращение в Англию, - сказал Гарри. 
   - Ну, это мы и вчера решили, и вроде все обсудили, - Том нахмурился и обеспокоено посмотрел на молодого человека. 
   - Я помню, но я немного о другом. Надо действовать более активно, - усмехнулся Гарри. 
   - Что ты предлагаешь? - Том стянул своего любовника с подоконника, и через мгновение тот уже полулежал в его объятиях в их общей постели. Мужчина боялся спугнуть этот момент, когда Гарри сам взял инициативу в руки. 
   - Надо завоевать серьезные позиции в Министерстве и начать монополизировать некоторые очень важные области экономики, - Гарри обернулся и посмотрел на Тома. 
   - Не с нашими именами, - покачал головой мужчина. 
   - Том, не все наши имена известны, - усмехнулся Гарри. - Многие забыты, их могут воспринять как дальних родственников. Никто не будет, например, разбираться с тем, откуда у Сириуса фамилия его жены. Ты ведь прекрасно знаешь, что те, кто сейчас у власти очень даже беспечно относятся к некоторым вещам. Они не ждут ничего, что может пошатнуть их власть. 
   - Внешность, - сказал Том. 
   - Мы пока используем тех, кто не будет сильно бросаться всем в глаза своей внешностью, - сказал Гарри. 
   - Так, тогда с теми, кто едет у нас в Англию, все в полном порядке, надо только сказать, что они должны действовать более агрессивно, - задумчиво сказал Том. 
   - Да, и притом, надо сделать так, чтобы наш бизнес приколов схлестнулся с УУУ, но при этом не убил его, - кивнул Гарри. 
   - Как ты это себе представляешь? - Том был несколько озадачен. 
   - Один рынок, значит, уже конкуренция, но мы должны выставить на продажу в Англии тот товар, который не выпускается УУУ, - сказал Гарри. 
   - Хмм, каждый займет свою нишу, но при этом все равно останутся конкурентами, - Том прищурился. Он, конечно, никогда не сомневался в уме Гарри, но до такого сам не додумался, а все было предельно ясно. Его возлюбленный мыслил одновременно масштабно и, в то же время, узконаправленно, уделяя внимание мелочам. - Есть еще предложения? 
   - Да, с нами в Рим летят Фред, Рабастан и Сириус, затем Сири улетит в Лондон к Антуану, но чтобы не показывался в магической части под страхом смерти, - твердо сказал Гарри. 
   - Зачем тебе эти трое в Риме? - Том вопросительно приподнял бровь. 
   - В Риме сейчас Малфои, если я не ошибаюсь, там же и Эйвори. Старая гвардия старается держаться вместе, - сказал Гарри. 
   - Откуда у тебя эта информация? - Том повернул молодого человека к себе лицом. 
   - Помнишь нашего владельца лавки, торгующего ингредиентами и нашими зельями? - чуть насмешливо произнес Гарри. 
   - И? - Том ожидал продолжения. 
   - Он оказался на удивление осведомленным во многих областях и большее время уделяет сбору информации о бывших Упивающихся. Это у него что-то вроде хобби, а деньги любят все, особенно министерские чиновники, которым всегда мало, - сказал Гарри. 
   - Уж ни за твои ли деньги он собирает информацию? - хмыкнул Том. - И когда ты стал таким, даже не знаю, как сказать. Слово циничный не очень подходит здесь. 
   - Просто я перестал был всеверящим в добро мальчиком в тот момент, когда понял, что с моей жизнью сделали Дамблдор, Фадж, Скримджер и Снейп, - скривился Гарри. 
   - Я рад, что ты не тот наивный ребенок. Ты стал намного сильнее, но тебя сломали. Я только вчера понял, что мы были не правы в своей попытке вылечить тебя подобным. Я ведь почти доломал тебя, - Том погладил любовника по щеке. Гарри поластился как котенок. Том улыбнулся и наклонился вперед, завладевая губами молодого человека в нежном поцелуе. - Ты знаешь, как я тебя люблю? 
   - Как? - улыбнулся Гарри. 
   - Сильно-сильно, что даже готов достать тебе звезд с небес, и солнца, и луч, и ясный месяц, - шептал между короткими поцелуями Том. 
   - Я все хочу, - шепнул ему Гарри со счастливой улыбкой на лице. Щемящая нежность, чувство тепла и безграничного доверия - вот, что сейчас было на душе у Гарри. Но их самым бесцеремонным образом прервали, хорошо хоть ничего такого они еще не успели. 
   - Папочки, бабушка говорит, что вам уже пора вставать, - восторженный вопль Кассандры постепенно стихал, и теперь она пристально смотрела на двух замерших мужчин. Гарри вдруг залился румянцем и уткнулся в шею мужа. 
   - Мерлин, нам надо научиться закрыть двери, - пробормотал он. 
   - Вообще-то, они были заперты, причем не только на ключ, но и на заклинание. Похоже, нашей с тобой дочери на это наплевать, - несколько ошарашено произнес Том. Он помнил, как закрывал дверь и накладывал дополнительно запирающие чары. 
   - Папочки? - Касси вдруг с разбегу запрыгнули к ним на кровать. 
   - Что, моя крошка? - улыбнулся Гарри, уже преодолев свое смущение. 
   - Бабушка сказала, - на этом месте Том хмыкнул. Ну не вязался у него образ Лили с образом такой любящей и доброй бабушки, особенно если учесть, что девушка была всего на год старше собственного сына. Касси нахмурилась и посмотрела на Тома. - Что? 
   - Ничего, моя радость, - покачал тот головой, пытаясь скрыть рвущийся наружу смех. 
   - Ты где потеряла Криса? - спросил Гарри. 
   - Он изучает книжку, по которой бабушка будет нас учить магии, - важно выдала девчушка. - Это так здорово, правда. 
   - Правда, малыш, - Том привлек дочь к себе и чмокнул в макушку. 
   - Вставайте, деда сказал, что у вас через четыре часа самолет, а билеты вы еще не купили и вещи не сложили, - заявила девочка, сползая с кровати. - И еще он сказал, чтобы вы не задерживались с ом..., - запнулась она на незнакомом слове. - С омомве..., нет не так. С омовением, вот. А что это? - невинные трехцветные глаза уставились на родителей. 
   - Я откручу Джеймсу уши, - пробормотал себе под нос Том. 
   - Ничего такого, малыш, это когда душ принимают, - давясь смехом, пояснил Гарри. 
   - Так это же называется мыть, а не это - омомве..., омовение, - Касси удивленно смотрела на своего папочку. 
   - Ну, у одного и того же действия может быть много разных слов, его описывающих, - сказал Гарри. 
   - Аааа, - протянула девочка, потом чему-то хмыкнула и скрылась за дверью. 
   - Ну, и кто у нас растет? - спросил Том. 
   - Знаешь, а мне жаль Хогвартс, - вдруг сказал Гарри. 
   - Почему? - Том удивился такой смене разговора, а также сказанной фразе. 
   - Понимаешь, наши дети растут не в стандартной обстановке чистокровных семей, это раз. Два, мы позволяем им очень многое - они здоровы, веселы и, в то же время, очень коммуникабельны. Они все как братья и сестры. У них полно любящих родственников, - сказал Гарри. 
   - О, да, - усмехнулся Том, поняв, куда клонит его молодой муж. - Нестандартное мышление у наших деток точно присутствует. 
   - Вот именно, а это здорово будет им помогать, зато создаст очень большую кучу проблем для их преподавателей, - рассмеялся Гарри. - Эти дети будут задавать такие вопросы на уроках, на которые будет очень трудно найти достойный ответ, если его вообще будут знать профессора. 
   - Что ж, через четыре года мы посмотрим на все это собственными глазами, - Том поднялся, а затем потянул за собой Гарри. - Нам надо поспешить с омовением. 
   - Пошли, - улыбнулся молодой человек. 
   Через полчаса они вошли в столовую, где собралась вся семья. Антуан, как обычно сидел между Сириусом и Антонином, на коленях которого с книжкой примостился Крис и что-то требовал ему объяснить. 
   - Друзья мои, планы несколько меняются, - оповестил всех с порога Том. 
   - И? - на него уставилось море глаз. 
   - Во-первых, с нами в Рим едут Рабастан, Фред и Сириус, который оттуда отправится на подмогу Антуану в Лондон. С Антуаном едет Антонин, но чтобы и духу твоего не было в магической части, - Том бросил угрожающий взгляд на Долохова. Тот в ответ кивнул. 
   - А зачем мы вам в Риме? - Сириус удивленно посмотрел на двух лидеров их небольшой, но очень дружной общины. Он сразу заметил, что Гарри изменился, пусть и не сильно, но тот явно стал увереннее в себе. 
   - Поиграем в одну игру, - усмехнулся Гарри. 
   - И в какую же? - спросил Рабастан. 
   - Поймай призрака, - рассмеялся молодой человек. 
   - А я тут причем? - не понял Фред. 
   - А ты подумай, - глаза Гарри горели лукавым огнем. Лили даже засмотрелась на него. Он впервые был настолько расслаблен и счастлив. "Слава Мерлину, кажется, все налаживается", - пронеслось у нее в голове. 
   - Близнец, - кивнул Регулус, чему-то хмыкнув. Фред недоверчиво посмотрел на Гарри. 
   - Ты же не собираешься?.. - он поверить не мог. 
   - А почему бы и нет. Надо сначала посмотреть на их реакцию, так сказать, подготовить их к неизбежному, - усмехнулся Гарри. - А то представьте себе: входят Малфой и Эйвори в переулок, а там я вместе с Томом. Они бедненькие начинают отступать, и тут понимаю, что сзади тоже кто-то стоит, оборачиваются, а ты им: "Как поживаете, друзья?", - Гарри посмотрел на Рабастана. - Они же там и помрут. 
   - А с чего ты взял, что они и меня узнают? - хмыкнул Том. Гарри странно на него посмотрел. 
   - Ты не помнишь? - спросил он. 
   - Чего? - не понял Том. 
   - Ты, когда умирал, стал таким, как сейчас, - тихо произнес Гарри. 
   - ЧТО?! - за столом после этого выкрика установилась тишина. 
   - Видели бы вы лица всех тех, кто был на том поле боя, - произнес Гарри. - Примерно также как сейчас с вами произошло, но более масштабно. Оказывается, Волдеморт был очень даже красивым мужчиной. Малфои точно тебя видели, они стояли рядом, Эйвори там тоже был, ну и кое-кто еще. 
   - Понятно, тогда у них точно сердечный приступ будет, - хмыкнул Том. 
   - Что ж, поиграем, - усмехнулся Рабастан. - Мне кажется, будет весело. 
   - Они остановились в Ле Плаза Рояль. Мы въезжаем туда же, но в гранд номера. Светиться лишний раз нам тоже не нужно, а вот понаблюдать за нашими друзьями стоит, - сказал Гарри. 
   - Кстати, мы тут кое-что выяснили, - сказал Джеймс. - Том может манипулировать меткой. Она есть у всех, но скрыта, поскольку он ведь умирал. Так вот, если он не хочет, она не появиться, а если захочет - то будет во всей красе. 
   - Хмм, - Гарри задумался. - Выборочно, значит. Это нам на руку. Кстати, а почему мы сразу об этом не подумали? 
   - Подумали, просто тебе было не до этого. С самого начала ждали каких-то известий из Англии, что метка вдруг снова появилась у Упивающихся, но этого не произошло. Мы стали копаться в этом вопросе, и вот результат, - пояснил Том. 
   - Вы уж меня простите, но времени почти не осталось, - заявила Лили. 
   - Хорошо, начинаем наши игры, - усмехнулся Том. 
   Они вылетели именно тем рейсом, каким и собирались. Антуан заказал им гранд-номера в отеле и оплатил их кредиткой, хотя это могли они сделать и сами. Сам он вместе с группой, отправляющейся в Англию, вылетал в девять вечера. Задач было море и, как сказал Том, действовать нужно было, в отличие от первоначального плана, агрессивно. 
   Рим: Том, Гарри, Рабастан, Фред и Сириус. 
   Они добрались до отеля без всяких проблем и заселились в большой номер, где у каждого была своя спальня. Естественно, Гарри въехал в одну с Томом спальню. Спустя час они отправились на встречу с Геллертом, так что даже не думали начинать сразу свои игры. До собора Святого Петра добрались без приключений. Нырнуть в секретный проход им ничего не стоило. 
   - Ох, выбрались-таки, - довольно улыбнулся Гриндевальд. Тому было более чем приятно находиться в материальном теле. Великий маг был полностью погружен в научную работу, которая могла принести пользу его родным, а таковыми он считал всех, кто окружал в последние годы Гарри, его мальчика, которого он считал чуть ли не своим внуком. 
   Они уже несколько часов были здесь. Фред застрял в лаборатории с одним из хранителей. Том, Рабастан и Геллерт что-то увлеченно обсуждали, тыкая в древний фолиант. Гарри же сидел у камина и с легкой улыбкой наблюдал за ними. 
   - О чем задумался, юный маг? - рядом с ним появился еще один из Хранителей. 
   - Знаете, я не могу понять, зачем было очернять того же Геллерта Гриндевальда? - Гарри посмотрел на старца рядом с собой. - Он же не потому стал вот таким, как сейчас, что все это мое влияние. 
   - Я понимаю тебя, - кивнул старец, присаживаясь напротив молодого человека. - И ты прав. Он всегда был таким. Геллерт не является ни светлым магом, ни темным, как и ты теперь, как и твой муж. Но если Геллерт был таким с самого начала, то тебя и Тома ломали, заставили оказаться по разные стороны и бороться. Вы с самого начала должны были быть, если можно так выразиться, серыми. Для вас нет разницы - Свет, Тьма, для вас магия едина во всех своих проявлениях. 
   - И снова мы возвращаемся к Дамблдору, - вздохнул Гарри. 
   - Да, снова, - кивнул старец. - Этот человек всегда был пауком, который умело плел паутину, в которые вы с Томом угодили с самого рождения. Он расписал вашу жизнь. Его первой ошибкой стало то, что он потерял контроль над своей мухой, которая смогла выбраться и превратиться во что-то страшное, а вторая стала прекрасной бабочкой, но ночной. Вы с мужем совершенно свободно можете пользоваться любой светлой магией, но светлыми вы не являетесь и никогда не будете. Преданные ими не бывают. Вы оказались сильнее его паутины и смогли выбраться, надо сказать, оригинальным способом. 
   - Таких людей надо останавливать, - сказать Гарри. 
   - Не дай своему сердцу заполниться ненавистью и местью, будь справедлив и только тогда ты останешься самим собой и сможешь добраться до истины и наказать всех тех, кто оказался предателем не только тебя, - старец взял в свои руки ладони Гарри. - Ты смелый и умный молодой человек, ты будешь жить долго, однажды, ты придешь сюда и станешь хранителем в этом месте вместе со своим мужем и своей семьей. Тебе отпущен очень долгий срок. Ты увидишь многое и запечатлеешь историю в книгах, которые когда-нибудь прочтет такой же смелый мальчик, которому нужна будет наша поддержка. 
   - Вы же говорили, что хранители не вмешиваются в ход событий, - улыбнулся Гарри. 
   - Ну, мы ведь живые, нам многое не нравиться, поэтому мы все-таки иногда вмешиваемся, - хитро подмигнув молодому человеку, старец удалился. 
   - Не устал? - Том опустился на корточки перед Гарри. 
   - Нет, - улыбнулся тот в ответ. - Знаешь, я люблю тебя. 
   Том ничего не сказал в ответ, лишь загадочно улыбнулся, затем взял Гарри за руки и потянул из кресла. Они покинули эту обитель знаний и покоя и направились в отель. Том утянул молодого человека на крышу, где стоял большой телескоп. Настроил его и подозвал Гарри. 
   - Взгляни. 
   Гарри взглянул в телескоп. Там, на небосклоне светила яркая голубовато-зеленая звезда, очень далекая. 
   - Она твоя, - прошептал Том, обняв Гарри сзади. Только тут молодой человек обратил внимание, что рядом с телескопом лежала шикарно оформленная папка. Он потянулся, взял ее в руки открыл. Там лежал сертификат, где значилось, что звезда N 12586СР отныне называется звездой Гарри Поттера. 
   - Ты все-таки подарил мне звезду, - прошептал Гарри. Он повернулся в объятиях мужа и уставился в синие глаза, горящие любовью и нежностью. 
   - Что ты хочешь, чтобы я сделал для тебя? - спросил Том в миллиметре от губ молодого человека. 
   - Подари мне себя, - прошептал Гарри прежде, чем отдаться во власть сладкого поцелуя. Том лишь на секунду опешил, а потом в его глазах появилось странное выражение. Он подхватил Гарри на руки и вынес с крыши. На спальню были наложены заглушающие чары. Том посмотрел на Гарри, затем скинул с себя всю одежду и улыбнулся. 
   - Я весь твой, - произнес он. - Только твой. 
   Гарри медленно поднялся с кровати, он был все еще одет. Том не мешал молодому человеку, а тот начал заново изучать своего любовника и мужа, только теперь в доминантной позиции был он. Том пошел до конца, позволяя Гарри все, что тому придет в голову и, в конце концов, со стоном принял в себя молодого мужа. Теперь они были на равных. 
   На следующий день выяснилось то, чего никак не ожидалось. В отеле вместе с Малфоями, Эйвори, Катариной Забини оказалась молодая пара по фамилии Уизли. Рабастан первым обнаружил этот факт, а Фред к этому времени успел смыться в обитель Хранителей. Что-то он там вчера с одним из старцев готовил в лаборатории, что загорелся этим не на шутку. 
   - Я в шоке, - Рабастан ворвался в номер и замер. 
   - Что случилось? - поинтересовался Гарри, усмехнувшись. 
   - Я только что видел, как Драко Малфой обнимался с рыжим, а также держал в объятиях твою подружку - Грейнджер, кажется, - выпалил Рабастан, падая в кресло. Гарри недоуменно посмотрел на мужчину, затем под пристальным взглядом Тома и Сириуса подошел к Рабастану, потрогал его лоб. 
   - Вроде не горячий, - пробормотал молодой человек. Сириус и Том не выдержали, расхохотавшись в голос. 
   - Да, ну тебя, - отмахнулся от Гарри Рабастан. 
   - Извини, конечно, но я не думаю, что это возможно, - покачал головой Гарри. Они спорили, наверное, час на тему того, возможно это или нет. В конце концов, Гарри это надоело, и он утянул Тома на прогулку по улочкам Рима. Рабастан и Сириус тоже решили пройтись, но уже по барам. 
   Фред с довольной улыбкой прошествовал через фойе отеля. Он так и не понял, что же заставило его обернуться. Молодой человек чуть не выронил свою драгоценную ношу, когда понял, кого увидел. 
   - Рон, - они смотрели в глаза друг другу в отражении, но когда Рон начал оборачиваться, Фред рванул за колонну, а оттуда в лифт. У него чуть сердце не ушло в пятки от такой неожиданной встречи. - Прибью Гарри. Хотя, навряд ли он знал об этом. Только я не понял, что он делал вместе с Малфоем? - Фред ходил по гостиной номера и размышлял в слух. 
   В этот день он уже больше никуда не выходил. Второго раза его сердце точно не выдержит. 
   Гарри был невероятно счастлив. Они с Томом и не пытались скрыть своих отношений. Если кому-нибудь что-нибудь не нравилось, это была их проблема. Том радовался такому Гарри. Казалось, тот сбросил с себя все путы и многотонный груз и теперь дышал полной грудью, заряжая всех своим счастьем. Они прошлись по старым улочкам, посидели в тишине маленького храма, любуясь впечатляющей мозаикой, выложенной в треугольных окнах, затем пообедали в небольшой ресторанчике, сидя за столиком на улице. Том уже еле держался, он вдруг увлек своего молодого мужа на тихую улочку и не остановился, пока они не оказались на небольшом мостике с узорными литыми перилами. Том усадил юношу на них и, обняв за талию, начал целовать. Ему было совершенно все равно, увидят ли их. Сейчас он просто хотел целовать это чудо, которое принадлежало только ему одному. 
   - Том, что с тобой? - с улыбкой спросил Гарри. 
   - Ты только мой, - прошептал Том, уткнувшись ему в плечо. Гарри обхватил его ногами и обнял за шею. 
   - Я всегда был только твоим, тебе не кажется? - прошептал молодой человек, глядя на мужчину счастливыми глазами. - Я только сейчас это понял. Я всегда был только твоим. 
   - Мерлин, Гарри, ты хоть понимаешь, какое ты чудо? - Том со стоном припал к его губам, словно путник в пустыне, который, наконец-то, добрался до источника. 
   - Ты же мне поведаешь? - спросил Гарри, когда поцелуй прервался. 
   - Обязательно, но сейчас я хочу тебя чувствовать, - Том снова стал его целовать. Гарри отклонился и запрокинул голову, звонко и счастливо рассмеявшись, а затем сам припал к таким желанным губам. Он почувствовал, как Том выдернул из-за пояса брюк его рубашку и стал гладить его по обнаженной коже спины. 
   Гарри ощутил, что на них смотрят, но не презрительно, а как-то заворожено, с легкой белой завистью. Он повернул голову в сторону и увидел трех молодых людей. У него ушло меньше секунды, чтобы понять, кого он видит перед собой. Том тоже посмотрел на трех молодых людей, державшихся слишком близко друг к другу, можно сказать, даже интимно. Мужчина прижал к себе мужа, улыбка скользнула по его губам, а в следующую секунду их затянуло в трубу аппарации. Выпали они в гостиной своего номера, напугав трех их спутников. 
   - Нас ни для кого нет, - подхватив Гарри на руки, выпалил Том, направляясь в спальню. Рабастан только хмыкнул. 
   - Кстати, Рабастан, ты был прав, эти трое вместе, - успел выкрикнуть Гарри прежде, чем его успели заткнуть поцелуем. 
   - Кажется, у них наступил новый медовый месяц, - хмыкнул Сириус. - Так, а теперь делитесь всей информацией. 
   - Ну, насколько я смог понять сейчас, Гарри и Том получили подтверждение тому, что Драко Малфой общается с Роном Уизли и Гермионой Грейнджер. 
   - Ты обратил внимание на слова Гарри? - уточнил Сириус с ухмылкой. - Он сказал, что они ВМЕСТЕ. 
   - Не может быть, - в шоке выпалил Фред. - Что должно было случиться, чтобы Рон стал общаться с Малфоем, да еще и спать с ним? Хотя... 
   - Что, хотя? - спросил Сириус. 
   - Они были одеты так, словно одеваются у модных кутюрье, да и манеры больше подходят к аристократам. Со мной все ясно, я живу со всеми вами и вы меня этому научили, но на это нужно время. Значит, и Рон, и Гермиона должны уже давно состоять в таких отношениях. Родители бы этого не одобрили..., - Фред посмотрел на Сириуса. 
   - Я попытаюсь прояснить ситуацию с вашей семьей, - Сириус без слов понял безмолвную просьбу молодого человека. 
   - Что ж, игра в призраков, то и дело появляющихся на пути у наших давних друзей, будет очень интересной, - задумчиво сказал Рабастан, затем посмотрел на дверь спальной, где закрылись двое влюбленных мужчин. - Но это завтра. 
   - Да, завтра... 
   Англия: Антуан, Антонин и другие. 
   Они прилетели в одиннадцатом часу вечера, пока прошли все досмотры и выбрались из аэропорта, был уже час ночи. Проблема была в том, что никто не имел визуального представления о месте, где находился небольшой домик Антуана, который тот держал в пригороде Лондона, так что добирались на такси. Уставшие и вымотанные все сразу завались спать, почти все. 
   Антуан сделал несколько необходимых дел, после чего тихонько прошел в спальню, которую занял Антонин. 
   - Я думал, ты не придешь, - мужчина приподнялся на локте и теперь смотрел, как раздевается его любовник. 
   - Куда я от тебя денусь, - усмехнулся Антуан. 
   - От меня и Сириуса, - исправил его Долохов. 
   - Вот именно, - Антуан нырнул в кровать и прижался к любовнику, отдаваясь в его умелые руки. 
   На следующий день началась бурная деятельность. Антуан и Антонин начали прорабатывать все, что касалось их бизнеса в магловской части Англии, а вот в на Косой аллее люди с удивлением смотрели на богато одетых молодых людей, которые с надменным видом осматривали улочку. Дамы через некоторое время направились в агентство недвижимости, а мужчин, которые, кстати, держались в стороне от девушек, чтобы никто не подумал, что они вместе - им пока этого не нужно было, отправились в Министерство, на разведку. 
   Игра началась. В Англию прибыла новая сила, способная противостоять существующей власти.

Глава 15. Странная игра.

   Гермиона с задумчивым видом вошла в лифт и сразу же повернулась к мужчине, стоящему у задней стенки спиной к ней, даже не обратив на него своего внимания. Она была так погружена в свои мысли, что ничего вокруг не замечала, а, наверное, стоило бы, поскольку за ее спиной сейчас стоял не кто-нибудь, а Сириус Блек. Да, мужчина не выглядел таким, каким она его помнила - уставшим, забитым бывшим преступником, отсидевшим в Азкабане безвинно двенадцать лет. Сейчас это был аристократ до мозга костей, безупречный, ироничный и молодой, с живыми глазами, в которых всегда горели искринки смеха. Но девушка, к безмерному облегчению Сириуса, не обратила на него внимания, лишь на мгновение мазнула взглядом. Возможно, позже она поймет, что видела что-то странное, но не сейчас. Сириус прикрыл глаза и теперь рассматривал одного из двух лучших друзей своего крестника. Он был вынужден признать, что Гермиона похорошела, и это было даже преуменьшением. "Скорее всего, у нее уже есть ребенок", - подумал Сириус, окинув оценивающим взглядом стройную фигурку. А посмотреть была на что: высокая полная грудь, которая заманчиво выглядывала в вырез светлой блузки без рукавов, тонкая талия, подчеркнутая темно-коричневым ремешком, стройные бедра, выгодно обтянутые узкой юбкой выше колена и на три тона темнее блузки, на ногах красовались босоножки на высоком каблуке, волосы небрежно собраны на затылке и заколоты шпильками. Смотрелось все это вместе просто превосходно. "Красавица", - вынес вердикт Сириус и чуть заметно улыбнулся. Он помнил совсем другую девушку, этакую синий чулок. - "Замечательно выглядит, держит себя не хуже любой аристократки, прекрасный выбор одежды и макияжа".
   Лифт подал звонок, что они прибыли на первый этаж. Девушка сделала шаг вперед, но мужчина, который спешил войти, толкнул ее плечом так, что она чуть не упала. Гермиона уже готова была упасть на пол, когда ее подхватили сильные руки и удержали в вертикальном положении. 
   - Соблюдать приличия все же стоит, - услышала она чуть брезгливый голос с красивыми бархатными нотками. Она сразу поняла, что реплика была адресована тому мужлану, который ее чуть не снес. 
   - Благодарю вас, сэр, - Гермиона хотела уже повернуться и посмотреть на своего невольного спасителя, но тот уверенно подтолкнул ее к выходу, оставаясь чуть в стороне за спиной. 
   - Не стоит, это долг джентльмена - помочь попавшей в беду очаровательной даме, - чуть насмешливо прозвучало в ответ. - Приятного для, моя леди. 
   Гермиона повернулась, но увидела только удаляющуюся спину темноволосого мужчины в белой рубашке. Она поймала себя на том, что рассматривает обтянутые тонкой дорогой тканью брюк ягодицы своего спасителя. "Так, Гермиона, тебе не хватает двух твоих мужчин?" - задала она себе вопрос. - "И все-таки, какая попка", - не удержалась она от комплимента.
   Девушка прошла в ресторан, огляделась и улыбнулась, увидев Нарциссу, которая отсалютовала ей стаканом с соком. Гермиона прошла между столиками и присела за стол. 
   - С добрым утром, дорогая, - улыбнулась Нарцисса. - А где Рон и Драко? 
   - Они так умиротворенно спали, что мне стало жалко их будить, - улыбнулась в ответ девушка. 
   - Советую тебе салат из морской капусты с ореховым соусом. Я просто в него влюбилась, - Нарцисса жестом пригласила официанта. Гермиона последовала совету и заказала себе завтрак. Тут ее взгляд наткнулся на знакомую фигуру. Мужчина сидел к ней спиной. За его столом было еще четыре человека, но рассмотреть их она не могла. Их довольно хорошо прикрывали огромные листья пальм и фикусов. 
   - Что тебя так заинтересовало в этом мужчине? - Нарцисса проследила за ее взглядом. 
   - Он помог мне не переломать себе все ноги, когда какой-то слишком спешащий индивид снес меня на своем пути, - рассказала Гермиона. - Но я так и не смогла его рассмотреть, хотя задница у него даже очень. 
   - Гермиона! - рассмеялась Нарцисса. - Ты только не делись такими замечаниями со своими мужчинами - умрут от зависти. Но соглашусь с тобой, со спины он выглядит очень даже, - тут же подмигнула ей леди Малфой. - Кстати, как вы вчера прогулялись? 
   - Да, вот об этом я и думаю все утро, да и весь вчерашний вечер и полночи, - поморщилась Гермиона. - Помните наш разговор об охоте за призраками? 
   - Конечно, - серьезно кивнула Нарцисса. 
   - Все бы ничего, но мы вчера свернули на одну из тихих улочек и вышли к мостику через узкий канал и чуть не потревожили пару, расположившуюся там, мужскую пару, - Гермиона на секунду замолкла, затем продолжила. - Это была красиво. Они выглядели такими счастливыми, невозможно счастливыми - мужчина, наверное, ваш ровесник и молодой человек, думаю, нашего возраста, оба темноволосые, шикарные. Он излучали такую любовь и счастье, что от них исходили волны, в которых хотелось греться. 
   - Жаль, я этого не видела, - Нарцисса со всем вниманием слушала девушку. 
   - Они оказались магами, - Гермиона посмотрела на женщину. - И у молодого человека были зеленые глаза. 
   - Ох, - Нарцисса с сочувствием посмотрела на девушку. 
   - Так хотелось поверить, что это Гарри, - Гермиона чуть виновато улыбнулась. 
   - Миона, у него все хорошо, мы должны в это верить, - Нарцисса накрыла своей рукой ладонь девушки. 
   - Я верю, но все еще надеюсь увидеть его однажды, - призналась Гермиона, и перевела взгляд на стол, где сидел ее спаситель. Как раз в это время из-за него поднялся молодой человек и пошел к бару. Глаза Гермионы шокировано распахнулись. "У меня такое чувство, словно я видел Джорджа", - вспомнились ей ночные слова Рона. 
   - Миона? - Нарцисса обеспокоено посмотрела на девушку, затем перевела взгляд на объект изучения. Такие рыжие волосы были только в одном известном ей семействе - Уизли. - Не думала, что у кого-то могут быть такие же волосы. 
   - Я тоже, - кивнула Гермиона и обратила внимание на принесенный ей завтрак. - Теперь я понимаю, почему Рон принял его за Джорджа. 
   Обернись она в этот момент, то навряд ли осталась бы в сознании, поскольку Фред Уизли, а это был он, как раз пошел обратно к своему столу, и его лицо было видно всем.
   В скором времени к дамам присоединились мужчины, в том числе Драко и Рон. Они не видели, как пятеро мужчина покинули зал, а в дверях зеленоглазый брюнет обернулся и бросил на их столик лукавый взгляд. Спустя буквально минуту после их ухода к столу, где сидела большая компания, подошел официант. У него на подносе лежал вчетверо сложенный пергамент. 
   - Сеньор, - обратился он к Драко. - Вам просили передать. 
   - Кто? - беря записку, уточнил блондин. 
   - Сеньоры уже покинули ресторан, - учтиво ответил официант. Драко развернул записку. Красивым калиграфическим почерком было написано: "Надеюсь, мой подарок не встретился со стеной, а все же стоит на самом видном месте. Прекрасно выглядишь, Хорек". Блондин недоуменно смотрел в записку. Гермиона, озадаченная его реакцией, заглянула в текст. 
   - Простите, - окликнула она официанта почти мгновенно. - Как выглядел тот, кто написал эту записку? 
   - Ммм, такого молодого человека не забудешь. Яркая внешность, - улыбнулся мужчина. - Наверное, он ваш ровесник, черные длинные волосы, и очень запоминающиеся зеленые глаза, словно изумруды. 
   - Спасибо, - выдохнула Гермиона. - Гарри. 
   - Не может быть, - покачал головой Рон. 
   - Это уже какое-то наваждение, - произнес Драко. - У меня такое чувство, что с нам играют, как кот с мышами. 
   - Очень верное сравнение, - кивнул Люциус. 
   - Но если это Гарри, то почему он..., - Рон мотнул головой. 
   - Неправильно заданный вопрос, Рон, - нахмурился Люциус. - Не почему он не подошел, а почему дает нам знать, что он рядом, что он все-таки жив. 
   - Знаете, мне кажется, что что-то происходит, но мы пока этого не видим, - вдруг сказала Гермиона. - Что-то такое грядет, и связано оно с Гарри. Не думаю, что это ностальг... 
   - Миона? - Нарцисса позвала внезапно молчащую девушку. 
   - Знаете, на кого был похож тот второй мужчина на мосту? - повернулась она к двум своим мужчинам. 
   - Что-то было знакомое в нем, но никак не могу вспомнить, где я его видел, - признался Драко. 
   - В последней битве у Хогвартсе, - произнесла девушка. - У ног Гарри. 
   - Что? - нахмурился Рон. Он перебирал воспоминания, хотя не особо охотно, но никак не мог понять, кто же был у ног Гарри. - Когда? 
   - В самом конце, Рон, в самом конце, - произнесла Гермиона. 
   - В конце он прибыл эту красноглазу..., - Рон поперхнулся. - Иди ты! 
   - Гермиона, просто есть сходство, - покачал головой Драко. - И не похож он был. 
   - Ладно, ладно, я тоже могу ошибаться, - пошла на попятную девушка, да ей и самой казалась эта мысль абсурдной. 
   - Если бы это был ОН, Миона, метка бы вернулась, - тихо произнес Люциус, показывая свое левое чистое предплечье. - Мы все видели, что Поттер его убил, окончательно. Оттуда не возвращаются. 
   Знал бы он, насколько не прав.
   Пятеро мужчин устроились в гостиной своего номера. Они были в прекрасном расположении духа, поскольку наметили уже себе пару "жертв" на сегодня. 
   - Гарри, зачем ты решил напомнить о себе Драко? - спросил Сириус. 
   - Не знаю, просто захотелось, - пожал тот плечами, удобнее устраиваясь в объятиях своего мужа. 
   - Они ведь начнут искать, - Фред посмотрел на друга. 
   - Они все время ищут, сюда по их реакциям. Гермиона и Рон ведь не зря общаются с Малфоями, в Англии явно случилось что-то, что перевернуло их представления о мире, - сказал Гарри. 
   - И почему у меня такое чувство, что в этом замешаны родители? - риторически произнес Фред. 
   - Я разберусь, - посмотрел на рыжего молодого человека Сириус. 
   - Ты будешь сидеть в магловском Лондоне, как и Антонин, - тут же заявил Том. - Не хватало мне еще, чтобы вас двоих видели в Косом переулке, да и вообще в магическом мире. 
   - Там, помимо меня, хватает людей, чтобы все выяснить, - спокойно ответил Сириус. - Я просто попрошу Грега навести справки. 
   - Вот так-то лучше, - кивнул Том. - Не лезьте там на рожон. 
   - Не беспокойся, дух авантюризма во мне, конечно, присутствует, но безрассудство кануло в лету, - произнес Сириус. - Я прекрасно понимаю, что стоит на кону.
   На этом тему закрыли и больше к ней не возвращались. Со стороны Тома это не было недоверием или сомнением, просто он посчитал нелишним напомнить, чтобы Сириус поостерегся и предупредил о том же Антонина. Вернувшийся Темный лорд отличался от себя прежнего тем, что имел чувства, он дорожил тем, что предложила ему Судьба, а вернее Гарри, его невероятный муж. 
   - Думаю, можно начинать, - улыбнулся Гарри, затем плавным движением поднялся, после чего наклонился и поцеловал Тома в губы жадным поцелуем. 
   - Ммм, ты становишься настоящим лисом, Гарри, - простонал тот в ответ, когда молодой человек оторвался от него, отсалютовал всем и направился к двери. 
   - Уж, какой есть, - последовал ответ. У самой двери Гарри обернулся. - И, Сириус, не убей свою кузину, не хочется делать Малфоя вдовцом. 
   - Ах, ты..., - не успел отреагировать брюнет, как молодой человек уже скрылся за дверью под дружный хохот трех других мужчин. 
   - А он справился, - улыбнулся Фред. - Действительно справился. 
   - Он сильный. Все, что ему было нужно - это верить в себя и в нас, - произнес, вставая, Том. 
   - Знаете, а я не смог бы выжить, не смог бы снова поверить, заставить себя жить, - тихо произнес Сириус. - Я помню, каким был там, в Азкабане, и после него... 
   - Ты не прав, Сириус, - Том опустил руку на плечо мужчины. - Ты уже сделал, нашел цель, которая позволила тебе жить. У тебя прекрасная дочь и два любовника, которых, как бы ты ни старался доказать обратное, ты обожаешь. 
   Сириус улыбнулся, в этом Том был прав. У него была прекрасная дочь, замечательная семья, пусть, не всегда нормальная, или всегда ненормальная, смотря с какой стороны посмотреть, двое возлюбленных, которых он уже ни на что не променяет. Лишь на мгновение тень омрачила его лицо. Как бы Сириус не хотел, чтобы этого никто не заметил, Том был слишком проницательным человеком, но пока оставил свои вопросы при себе. 
   - Что ж, думаю, пора, - Рабастан поднялся из кресла. - Надеюсь, ни Эйвори, ни Малфоя не хватит удар. 
   - У меня есть идея получше, в номер ввалился жутко возбужденный Гарри. 
   - Мерлин, у тебя сем пятниц на неделе, - закатил глаза Том. 
   - Так вот, о чем это я? - Гарри его даже не слушал. - Ты же говорил, что можешь манипулировать меткой, - молодой человек уставился на своего мужа. 
   - Да, могу, - кивнул Том, начиная понимать, куда же клонит это неугомонное чудо, успевшее переделать все их планы уже в пятый раз. 
   - Вот, представь их лица, когда метки вдруг появятся у них на руках, - продолжил в возбуждении Гарри. 
   - Ага, - усмехнулся Фред. - Мы их за чей счет хоронить будем? 
   - Да, не такие они слабаки, - отмахнулся Гарри. 
   - Даааа? - скептически протянул Фред. - Аристократы, голубая кровь, и все такое, сердце слабое, нервы и того хуже... 
   - Фред, ты хоть когда небылицы сочиняешь, сам уж не завирайся, - усмехнулся Рабастан. 
   - Пошли, - потянул за собой мужа Гарри на выход. Остальная троица присоединилась к ним. Первый объект для своего эксперимента они нашли у бассейна. Компания расположилась в растительном уголке на втором этаже, откуда им все было хорошо видно. У бассейна расположились Драко, Гермиона и Рон. Гарри знал, что Драко получил метку после своего побега с Астрономической башни вместе со Снейпом. Хотя он, в конце концов, потом выступил на стороне светлых сил, факт оставался фактом - метка у него на руке была и исчезла, как все считали, вместе с гибелью Темного лорда. Гарри с интересом наблюдал за троицей. Он за эти годы, может, и вспоминал свою прежнюю жизнь, но всегда отстраненно, словно речь шал не о нем. Ему казалось, что все забыли о его существовании, что друзья давно женаты и живут в Норе, но вот такого феномена он точно не ожидал. Он был полностью уверен, что это не просто дружба. Все эти вроде бы незначительные касания, наклоны головы, сведущиму человеку говорили очень много. Гарри с удивлением приподнял бровь, глядя, как Драко наклоняется к Рону и легко целует того в губы, затем отодвигается и идет к барной стойке за напитками. 
   - Ничего себе ситуация, - пробормотал Сириус, не понаслышке знавший об отношениях между Серебряным принцем и Золотым трио. - Что-то в Англии явно протухло. 
   - Я, конечно, много повидал в свои годы, - Рабастан задумчиво смотрел вниз. - Но такого даже во сне не мог вообразить. Истинный, такой весь из себя аристократ Малфой и с предателем крови и грязнокровкой, прости, Гарри. 
   - Ничего, с этим мало уже что поделаешь, - отмахнулся тот в ответ, тоже весь погруженный в разворачивающиеся действия внизу. Троица выбрала очень удачное место и видно их было только с того места, где сидели "многоуважаемые мертвые и исчезнувшие с лица земли", поэтому они и вели себя довольно вольготно и свободно. Драко вернулся с тремя стаканами сока и розеткой с мороженым, которое передал Гермионе. Блондин сел не на свою лежанку, а забрался за спину Рона и прижал его к своей груди, мягко и ненавязчиво лаская открытые участки кожи рыжего парня. 
   - Мда, - только и выдал Фред, наблюдая за всем этим "безобразием", как он выразился пару минут назад. 
   Том закрыл глаза и сосредоточился только на Драко. Они видели, как парень зашипел и схватился за левое предплечье. Рон и Гермиона тут же ринулись к нему. Было видно, какой ужас испытали все трое, обнаружив ярко-черную метку Волдеморта на руке Драко. Та, как будто специально, мигнула и исчезла. Через минуту троицы уже не было, они так быстро ретировались, что сомнений не оставалось - пошли разбираться, а, скорее всего, делиться новостями со старшим поколением.
   - Знаешь, Гарри, это все-таки была не очень удачная идея, - покачал головой Фред. 
   - Не знаю, не знаю, но надо же их как-то подвести к тому, что через несколько лет в мире снова объявится Темный лорд, причем не новый, а что ни на есть старый. Я даже продумал всю стратегию, - усмехнулся Гарри. 
   - Да? Поделись, - насмешливо произнес Том. 
   - А все надо будет сделать так, чтобы меня даже в мыслях не могли приписать к этому делу. Я знаю, что первым делом с появлением Волдеморта всплывет мое имя, как того, кто взял его имя, поэтому все должны увидеть того, кем ты был до своей безвременной кончины, - пояснил Гарри. 
   - Ага, это сразу всем даст знать, что ты тут не при чем. Но тебя вспомнят по другой причине, - Сириус пристально посмотрел на Гарри. 
   - Ага, как героя пророчества, который и должен завалить Волдеморта, - кивнул с ухмылкой Гарри. 
   - Что-то я не пойму, ты снова хочешь выступить на стороне якобы света, - начал Фред, нахмурившись, но Гарри его перебил. 
   - Ни за что, - скривился он. - Все просто. Вместо Гарри Поттера они должны найти могилку, даже не так, место захоронения праха. Кровушкой я как-нибудь поделюсь, чтобы не было вопросов. 
   - Ну, с нашими друзьями из Ватикана проблем проделать подобную операцию не будет, - задумчиво произнес Том, которому все больше начинал нравиться план мужа. 
   - Ага, они находят, что Гарри Поттер умер, - кивнул Рабастан. - Героя нет, а Волдеморт тут как тут. Дамблдор начнет готовить другого мессию. 
   - Во-первых, это будет либо Невилл Лонгботтом, либо, действительно, кто-то новый. Трелони вполне способна выдать еще одно проро..., - Гарри замер, а затем ехидненько так посмотрел на своих собеседников. Те поняли его еще до того, как он озвучил свою идею. 
   - Гарри, ты хочешь обречь какого-нибудь ребенка на такую же участь, что была у тебя? - не поверил Фред. 
   - Вообще-то он хочет, чтобы пророчество было точное и касалось именно Гарри Поттера и больше никого, - усмехнулся Том. - Я прав, любимый? 
   - О, да, - кивнул он. - Пророчество должно появиться за месяц два до поездки детей в Хогвартс, а смерть Гарри Поттера случиться через пару часов после самого пророчества. Думаю, Геллерт и остальные нам помогут провернуть эту небольшую операцию с фальсификацией так, чтобы ни у кого не возникло вопросов о правдивости происходящего. 
   - Главное, чтобы не объявилась какая-нибудь очередная Трелони и не изрекла еще чего-нибудь, касающегося нас. 
   - Будем надеяться, что этого не случиться, - скривился Гарри. 
   - Хорошо, с этим понятно, - кивнул Сириус. - Что тогда относительно тебя, Кассии и Криса? 
   - А мы будем Риддлами, семьей лорда Слизерина, - усмехнулся Гарри. - Я муж, Касси - наша с Томом дочь, а Криса Том уже усыновил, у него тройная фамилия, но в Англии в книге магических детей их точно нет, Геллерт проверял. Только не спрашивайте как, он не сказал. Их имена появятся сразу в списке первокурсников. 
   - Да, веселый у кого-то будет денек в тот момент, - усмехнулся Рабастан. 
   - Да, я как представлю эту самую новость, когда мирок поймет, что Гарри Поттер тю-тю, - усмехнулся Фред. - Хочется уже на это посмотреть. 
   - Потерпи еще немного, посмотришь, - криво улыбнулся Гарри. - И я посмотрю. 
   - Знаете, мне тут пришла в голову одна мысль, - вдруг сменил тему Сириус. - Если Том - лорд Слизерин, то его имущество должно было остаться в банке. Навряд ли кто-то смог получить доступ к этим сейфам. 
   - Хмм, ты, пожалуй, прав, - кивнул Том. - Я раньше не предъявлял прав на титул и имущество Слизерина. 
   - Тогда, его и не могли забрать, - кивнул Гарри. 
   - Надо попробовать, - кивнул Том. 
   - Только не сразу, все надо делать постепенно, нагнетать обстановку, - сказал Гарри. 
   - Что ж, с этим решили, теперь идем нагонять страх на наших дорогих друзей, - закрыл эту тему Том. Мужчины поднялись со своих мест и направились на поиски тех, над кем собирались то ли поиздеваться, то ли пошутить.
   В ближайшее время им не удалось обнаружить искомые объекты. Предполагалось, что те сейчас пытаются выяснить, что же случилось с Драко. Том выяснил, где находятся номера Малфоев и их друзей, после чего направился туда. Он остановился за дверью номера Люциуса, закрыл глаза. Придушенный вопль, да и не один, заставил его улыбнуться, а затем ретироваться подальше. Эйвори открыл дверь номера и выглянул. Он заметил мужчину, стоящего у окна, спиной к ним, но тот не мог так быстро отойти от двери, если бы стоял рядом с ней, когда загорелась метка на его руке. 
   - Извините, вы никого здесь не видели? - вежливо он обратился к мужчине. Тот медленно повернулся, улыбнулся, покачал головой и вошел в лифт, который как раз остановился на этаже. Эйвори медленно осел на пол. 
   - В чем дело? - Рон помог мужчине подняться с пола. 
   - Я только что видел Рабастана, - прошептал тот, глядя круглыми от шока глазами на всех остальных. Метки так и не пропали, теперь горя на их руках. 
   - Лестрейнджа? - переспросила Нарцисса, хлопоча вокруг мужа. 
   - Его, - подтвердил Эйвори. 
   - Он мертв, - покачала головой Гермиона. - Может быть, кто-то сильно похожий? 
   - Не знаю, - заикаясь, выдал тот в ответ. 
   - Неспроста все это, ой, неспроста, - пробормотал Рон.
   Метка так и не пропала, нагоняя на Малфоев и иже с ними плохое настроение. Вот уже трое суток с ними происходило что-то странное. Сначала Эйвори, утверждаший, что видел мертвого товарища, потом его видела Катарина Забини, заявившая, что мужчина очень похож на Рабастана, даже слишком. Этим утром Гермиона чуть не лишилась дара речи, столкнувшись нос к носу с Фредом, правда, такую встречу никто не планировал. И вот теперь Нарцисса ехала на лифте на свой этаж. Двери открылись, она шагнула из лифта и с кем -то столкнулась. 
   - Простите, - женщина подняла голову и утонула в синих глазах. Она смотрела в лицо мужчине и никак не могла понять, что не так. 
   - Ничего, Нарцисса, - автоматически ответил тот, обошел ее и вошел в лифт. Когда двери закрылись, и лифт поехал вниз, Нарцисса Малфой поняла несколько вещей: во-первых, мужчина назвал ее имя, во-вторых, она вышла не на том этаже, и, в-третьих, она поняла, кого только что видела. 
   - Сириус! - вырвалось у нее.
   Нарцисса, как метеор, ворвалась в свой номер, где опять собралась вся компания и, как раз, обсуждала странную встречу Гермионы с парнем, слишком похожим на Джорджа Уизли. 
   - Я только что видела Сириуса, - выпалила Нарцисса. На то, чтобы успокоить женщину ушло полчаса. Они вообще перестали что-либо понимать. Гермиона задумчиво смотрела в окно. Ей эти странности не нравились с самого начала, слишком много совпадений. "Что-то за всем этим должно стоять", - думала она. 
   - Мордред, - воскликнул Драко, рассматривая свою чистую руку. - Да, что происходит-то? 
   Гермиона вздохнула, затем подошла к телефону и набрала номер рессепшена. 
   - Простите, вы не могли бы сказать, в вашем отеле не останавливался сеньор Блек? - поинтересовалась она. Все присутствующие в комнате уставились на нее. Никому до этого не приходила в голову такая простая мысль. - Вы уверены? - переспросила Гермиона. - Сеньор Блек все еще в отеле? Нет? Когда? Только что? Простите, он был один? Спасибо, нет, нет, ничего. 
   - ЧТО? - Рон был весь в нетерпении. 
   - В отеле действительно проживал Сириус Блек и четверо его друзей, их имен они не знают, поскольку все было оплачено картой известной организации. Что она помнит, так это то, что двое людей были примерно нашел возраста и у одного очень запоминающееся зеленые глаза, но никакого шрама на лбу, - поведала она все, что только что выяснила. 
   - Это мог быть Гарри? - полуутвердительно произнес Рон. 
   - Это мог быть кто угодно, Рон, - покачала головой Гермиона. - Либо все это правда, либо кто-то очень жестоко пошутил. 
   - Что-то как-то мало походит на шутку, - проворчал Люциус. 
   - Согласна, но если это правда, то о чем нам хотели сказать и кто? - Гермиона вздохнула. 
   - Так, давайте-ка собираться домой, в Англию, - произнес Люциус. - У меня такое чувство, что это только начало. 
   Знал бы он, насколько оказался прав, никогда бы не покинул Италию.

Глава 16. Андромеда Тонкс

   Сириус прибыл в Англию более ранним рейсом, чем Малфои и их друзья. Он все же мог понять, зачем Гарри нужно было разыгрывать весь тот спектакль в отеле. Его цели он так и не понял, и все же был уверен, что Гарри не все им сказал. Их тогда удивило, что Гарри выбрал именно такой способ напомнить о себе. Зачем? Сириус, как и Том, знали, что рано или поздно Гарри озвучит свои цели. Они стали ему полностью доверять, понимая, что и у него могут быть секреты. 
   Сириус сразу же по прибытии направился в особняк, который Антуан прикупил в респектабельном частном районе Лондона. Похоже, его не ждали так рано. Он спокойно прошел в дом, поскольку охрана была предупреждена о нем, да и у него, к тому же, была смарт-карта для входа. Сириус спокойно вошел в дом. Кстати, для принятых работников вход в дом был закрыт - тут, в данный момент, хозяйничал Кричер, что вполне устраивало мужчин. 
   Сириус прошел сразу на второй этаж, поскольку думал, что навряд ли в этот час обнаружит обоих своих любовников, сидящими в какой-нибудь гостиной и попивающими английский чай. Им самое время было находиться в спальне. Как всегда, он не ошибся. Сириус некоторое время наблюдал за ними незамеченным, как он считал. 
   - И долго ты там будешь стоять, как неприкаянный? - насмешливо поинтересовался Антонин, взглянув на прибывшего из Рима любовника. 
   - Ммм, прекрасно смотритесь вместе, - отозвался Сириус, медленно двигаясь в сторону кровати. На ходу он скинул с себя одежду и отдался на волю своих любовников. Встреча прошла на высшем уровне. 
   Со следующего дня Антонин и Сириус развили бурную деятельность. Пока Антуан занимался вопросами бизнеса в магловской части Англии, двое магов поставили перед бывшими аврорами, а теперь уже своими друзьями спецзадачу - выяснить все об Андромеде Тонкс и Тедди Люпине. 
   - Грег, надо выяснить все очень тихо, - произнес Сириус. - У меня не очень хорошее предчувствие. 
   - Почему, Сири? - Антонин взглянул на любовника. 
   - Не могу объяснить, просто ощущение такое, - передернул плечами Сириус. - После Азкабана, когда кое-кто все-таки понял, что я не виновен, я все лето скрывался, даже не мог встретиться с Гарри. В общем, меня тогда укрыли Роми и ее муж. 
   - Дамблдор об этом знал? - мрачно поинтересовался Антонин. 
   - Знал, Тони, в том-то и дело, что знал, - вздохнул Сириус. 
   - Кстати, о Дамблдоре, - подал голос Грег. - Мы тут пошерстили. Неприятная складывается картинка, хочу вам сказать. 
   - Рассказывай, - в один голос приказали оба мужчины. 
   - Ситуация в стране еще хуже, чем при Волдеморта. Тот хоть за какие-то идеалы бился, пусть и шел по головам, заливая себя кровью, - Грег поежился. - А эти, победители хр..., - Грег скривился, но все же остановил себя от того, чтобы выругаться. - В общем, в Англии - скрытый террор. Кто не смог защититься или найти покровителей в стане противника, как младшие Уизли, давно сгинули. Люди боятся рта открыть. 
   - Стоп, что там про младших Уизли? - Антонин подался вперед и уставился проницательным взглядом на Грега. 
   - Трое ушли из дома - Джордж, Рональд и Джиневра. Двое последних одно время работали в Министерстве, но вместо того, чтобы подниматься по карьерной лестнице, спустились по ней ниже некуда, а это герои войны. Насколько удалось узнать, детки слишком много хотели понять и узнать, особенно это касается вопроса с Гарри. В конце концов, на все плюнули и ушли работать к брату в магазин, - Грег на секунду замолчал, затем продолжил. - Магазину ставили палки в колеса, но тут объявились слизеринцы. Младшие Уизли не побоялись обратиться за помощью к своих бывшим однокурсникам с зеленого факультета. И пошло-поехало. Никто уже не смог ничего сделать. Если бы кто-то из ребят исчез, Малфои бы подняли крик. Была надежда на развал, когда у супруги Рональда сложился бурный роман с Драко Малфоем, но, к большому удивлению всех, он перерос в трио, где никто не лишний. 
   - Да, мы в курсе, - кивнул Сириус. - Видели их в Риме. Эти трое действительно вместе, в полном смысле этого слова. 
   - Все странности связаны с миссис Уизли. Эта девушка - блестящий гений. Откуда она черпает информацию и как ей удается отмазать некоторых своих знакомых, мне до сих пор не понятно. Она стойко не переносит Хогвартс, даже не появляется там, хотя остальные иногда и ездят в свою альма-матер, - продолжил свой рассказ Грег. - Старшие Уизли полностью преданы директору, нисколько не сомневаются в его правоте и его действиях. Кстати, живут они на деньги Гарри, получили четверть всего его состояния, причем, из твоего сейфа, Сириус. 
   - Грег, а скажи-ка мне, откуда столько информации? - Антонин был несколько удивлен, что за такой малый срок удалось столько выяснить. 
   - Ну, есть еще те, кто любит деньги, а есть те, кто хочет все поменять, - усмехнулся тот в ответ. - Насчет Уизли знают все. Даже в "Ежедневном пророке" писали, особенно о романе, да и о дальнейших событиях. Люциусу Малфою удалось заткнуть им рты, но не без труда. Все же аристократы постепенно вернули свое положение, но ограничений все еще хватает. Некоторые личности очень словоохотливы, а в Лютном переулке можно купить за деньги все. 
   - Не светились бы вы в Лютном, - покачал головой Сириус, Антонин согласно кивнул. 
   - Все под контролем, поверьте, - сказал на это Грег. - Теперь насчет твоей кузины, Сириус. Вот тут начинается самое интересное. Она живет в Хогсмиде и воспитывает сына Нимфы и Ремуса. Внук для нее - все. Но она очень нервная, вздрагивает от каждого шороха. Ее, кстати, вынудили жить там. Кое-что удалось окольными путями выяснить. Мне кажется, что кое-кто боялся, что она потребует себе имущество Блеков. 
   - Вот даже как, - протянул Сириус, и откинулся на спинку стула. - Так, Грег, их можно вытащить так, чтобы для многих это стало полной неожиданностью? 
   - Без проблем, устроим в лучшем виде, - кивнул Грег с ухмылкой. 
   - Тогда сейчас это первоочередная задача для вас, - произнес Сириус. 
   - Никаких проблем, - кивнул Грег. Через два часа вся группа перебралась в Хогсмид и усилила наблюдение за Андромедой. Сириус и Антонин присоединились к Антуану и дела сразу сдвинулись с места. 
   В это же время Каролина, Корделия и Тамара довольно хорошо покрутились и со дня на день их ателье, филиал французского дома мод должно было открыться. К ним отнеслись довольно приветливо, но в то же время девушки чувствовали напряжение. Еще бы, вдруг появились из ниоткуда представительницы древних родов, о которых несколько десятилетий не было слышно. Объяснение устроило всех: мол, уехали, как только началась война, а сейчас вот решили вернуться, но мужья пока во Франции, поскольку у них там дела. А сами они решили попробовать, вдруг получиться закрепиться. Если все будет хорошо, переедут уже всей семьей, вместе с детьми. Конечно, к ним присматривались, но ничего подозрительного за тремя девушками не было обнаружено. Сначала всем казалось, что с ними легко будет справиться, но спустя пару дней после их приезда и появления в Министерстве рядом с ними появилось несколько мужчин, в качестве охраны. 
   Огромное удовольствие в Министерстве испытали, когда туда пришли регистрировать филиал французского магазина шуток. Им показалось, что появился реальный шанс убрать младших Уизли, которые были им как кость в горле. Джордж пристально следил за новыми конкурентами, с которыми у него раньше не было точек соприкосновения. Ему все это казалось каким-то непонятным. Что-то во всем происходящем было странное. И владелицы ателье, и представители магазина шуток были предельно вежливы, но, в то же время, не подпускали никого к себе близко. 
   Было ясно, что план по завоеванию Англии вступил в свою силу. Особого интереса у власть имущих новые лица не вызвали, поскольку ничего особенного по их мнению не представляли. 
   Грег ждал и, наконец, его ожидание увенчалось результатом. Он переглянулся со своим напарником. 
   - Сегодня, - прошептал Грег и получил в ответ кивок. 
   Андромеда Тонкс, в девичестве Блек, была напугана, серьезно напугана. Последние несколько дней она всеми фибрами души чувствовала, что за ней и Тедди наблюдают. Она пыталась найти источник этого зудящего взгляда, но не могла, что еще сильнее заставляло ее быть осторожной. Но как объяснить ребенку, что нельзя выходить из дома? Да и не хотела она пугать еще и внука. 
   С того самого момента, как произошла последняя битва, все пошло не так, совсем не так. И дело было даже не в смерти Доры и Ремуса. Андромеда была в шоке, когда узнала, что Гарри Поттера просто забыли, причем надавили на всех значимых лиц так, что никто даже не посмел задать вопрос, а где же мальчик. Андромеда в первый день после победы заглянула в больницу и ужаснулась. Она сразу поняла, что мальчика, того, кто им всем дал возможность, наконец, перестать бояться, никто лечить не собирается. Ей не составило понять, что кто-то славно разыграл свою партию, а вскоре поняла, кто. Она уже тогда начала бояться, и оказалась права. Как-то быстро стали пропадать недовольные. Андромеда была уверена, что Гарри, крестник ее кузена или мертв, или в Азкабане, или под чужим именем спеленут в одной из палат для душевнобольных в Святого Мунго. Именно тогда она и решила, что нужно бежать, но не успела, к сожалению, не успела. 
   К ней явились авроры и очень доходчиво объяснили, где ее место и что ей следует делать, чтобы Тедди Люпин остался с ней, ведь мальчик был сыном героев войны. Сколько же цинизма было в том, что мертвым раздавали ордена, а живых замуровывали так, чтобы они не смогли сказать ни слова. Лишь однажды она почувствовала, что что-то не так. Чуть позднее она смогла это соединить с тем, что закрылся особняк Блеков на Гриммуаль-Плейс, 12. И она поверила, что "эти победители" уничтожили крестного ее внука. Андромеда в тот день сидела в кресла-качалке, баюкала Тедди и плакала. Она оплакивала мир, который погряз в цинизме и лицемирии. Но что могла сделать она? Ничего. Ее могли также легко уничтожить, как других. Она не могла оставить маленького Тедди этим людям, просто не могла. И она молчала. Ее заставили продать дом и купить другой в Хогсмиде. Хорошо, что были деньги и она смогла открыть свое дело. Сначала это была маленькая пекарня, где она готовила вкусные домашние пироги и булочки. Первые несколько лет за ней наблюдали, следили, приходили с проверкой, якобы узнать, не нужно ли чего матери погибшей героини. Но она-то прекрасно сознавала, зачем они приходят. Другие бы поверили, но не она. Все-таки, Блек, а этим многое сказано. 
   Она через пятые на десятые руки узнавала новости. Для нее стал полной неожиданностью развал семейства Уизли и уход младших из дома. Еще большей неожиданностью стало сближение двух самых близких друзей Гарри Поттера и его первого школьного врага Драко Малфоя. 
   Постепенно, о ней забыли. Тедди рос веселым беззаботным ребенком, как казалось всем вокруг. На самом деле, мальчик отличался острым умом и серьезностью. Он быстро понял, что мамы и папы рядом нет, что от людей стоит держаться подальше. Росло и дело миссис Тонкс. Маленькая пекарня превратилась в великолепное и очень известное кафе "У Доры". Здесь уже работали наемные работники, поскольку от посетителей не было отбоя, здесь всегда можно было найти великолепные чай и кофе, а к ним всевозможные булочки, пирожные, пироги и тому подобное. Андромеда успокоилась, решив, что все самое плохое позади, хотя ей и ставили палки в колеса, словно не хотели, чтобы у нее были деньги на воспитание внука, но она справилась со всеми злопыхателями и чиновниками. И вот снова... 
   Андромеда пыталась понять, что происходит, кому понадобилось опять нагонять на нее страх. "Что им нужно? Зачем?" - Андромеда осторожно осматривала окрестности. Но нигде не могла найти соглядатая. Она знала, что это не паранойя. Слишком хорошо научилась чувствовать опасность. Через год Тедди должен был пойти в Хогвартс, Дамблдор уже предупредил, что следующим летом мальчик получит письма, хотя день рождения у него в январе и на момент поступления ему исполниться только десять. Андромеда боялась этого времени, просто всеми внутренностями чувствуя, что директор Хогвартса что-то задумал. 
   - Бабуля? - Тедди осторожно взял ее за руку. 
   - Что, мое солнышко? - улыбнулась Андромеда, взглянув на внука. 
   - Что-то не так? - спросил ребенок, проницательно глядя на бабушку. 
   - Почему ты так решил? - Андромеда напряглась. 
   - Ты все время оглядываешься, смотришь на людей, прямо как тогда, когда я был маленький, - поделился своими наблюдениями Тедди. Андромеда только вздохнула. Неужели, она надеялась, что ребенок ничего не заметит. Тедди сжал в своей ладошке ее руку. - Бабуля, может, уедем, спрячемся? 
   - Если бы все было так легко, - прошептала та в ответ. 
   - У нас совсем-совсем нет родственников, которые смогли бы нам помочь? - Тедди расширившимися глазами посмотрел на бабушку. Андромеда уже собиралась ответить, как замерла. В голове вертелось только одно имя - Малфой, вернее, Нарцисса. 
   - Пойдем-ка, Тедди, - Андромеда решительно отправилась к дому, где на первом этаже располагалась пекарня и кафе, а на втором жилые помещения, в которых они и обитали. 
   - Бабуля? - Тедди прикусил нижнюю губу и посмотрел на бабушку. 
   - Маленький мой, собери только самое важное, хорошо? - Андромеда взглянула на внука, тот в ответ кивнул и побежал в свою комнату. Она же сама направилась в свою спальню. Из тайного сейфа были вытащены драгоценности, деньги, кое-какие артефакты, которые ей удалось сберечь. Все это она сложила в небольшой ларец и уменьшила его. Она понимала, что взять надо как можно меньше вещей. 
   Они просидели до глубокой ночи в ее спальне. Тедди задремал, но Андромеда понимала, что если не сейчас, то уже никогда. Они спустились вниз. Андромеда оставила на стойке письмо для Элизы, своей помощницы. Насколько она могла судить, та о многом догадывалась и спокойно могла на некоторое время их с Тедди прикрыть. Они осторожно вышли из дома и, крадучись, отправились в сторону от центральной улицы. 
   Андромеда не заметила, как за ней по другой стороне улицы двинулись две фигуры, закутанные во все черное. Она подняла внука на руки, хотя тот и был довольно тяжелым уже. Она как раз собралась аппарировать, когда ей зажали рот, затем обхватили руками, прижимая и ее, и Тедди. Следующее, что она почувствовала, это неприятное ощущение аппарации. 
   Она медленно выплывала из своего забытья. Где-то на периферии звучали мужские голоса. Вот она выхватила тонкий голос Тедди и распахнула глаза. Над ней был красивый белый потолок с лепниной. Сама она лежала на удобной мягкой кровати, на ноги накинут легкий плед, почти невесомы и явно сотканный из чего-то очень дорогого. Андромеда села и осмотрелась. Она находилась в очень богатом доме, сомнений не было: дорогая мебель, антиквариат, но ничего вызывающего. Дверь в комнату была приоткрыта. Андромеда спустила ноги на пол и утонула в пушистом ковре. Она тихо прошла к двери и прислушалась. 
   - Значит, все, что рассказывают, это неправда? - услышала голос Тедди. Тот явно хмурился, задавая вопрос. 
   - Неправда, малыш, - услышал она красивый мужской голос. 
   - А я увижу моего крестного? - снова вопрос от Тедди, но уже с надеждой в голосе. 
   - Обязательно, - улыбку на лице мужчины она могла почти чувствовать. "О каком крестном идет речь?" - подумала она, но тут же получила ответ. - Гарри - удивительный человечек, прямо как ты. 
   - А почему он раньше не пришел и не забрал нас с бабушкой? - поинтересовался Тедди. 
   - Он не мог, - произнес второй мужской голос. - Гарри очень сильно обидели в магическом мире. Ему нужно было самому прийти в себя, а потом найти вас. 
   - И теперь он нашел? - с любопытством ему не свойственным спросил Тедди. 
   - Да, теперь нашел. 
   - А почему вы нас украли? - Андромеда не смогла сдержать улыбка. Она впервые за долгое время чувствовала покой и свободу, что было довольно странно, если судить о том, что их похитили. 
   - Нас могут найти? - произнес Тедди. 
   - Не здесь, маленький метаморфик, - усмехнулся один из мужчин. Андромеда поняла, что это тот, который говорил первым. 
   - Вы так много знаете обо мне и бабушке, - тихо произнес Тедди. 
   Андромеда решила выйти и посмотреть. Кто же эти "добрые похитители" и откуда знают Гарри. Она открыла дверь и вошла в светлую комнату, выполненную в серо-голубых тонах. На диване сидел Тедди. Перед ним на стеклянном столике стояли фрукты, сок в высоком стакане. А сам он уплетал мороженое, смакуя его, как заправский дегустатор. Напротив в креслах сидели двое мужчин, одетых в дорогие рубашки и брюки, но при этом бывших с босыми ногами. Одного она точно не знала. А вот второй показался ей знакомым, что-то в нем было, но она никак не могла вспомнить. 
   - Бабуля, - Тедди аккуратно поставил на стол вазочку, а потом подбежал к ней. - Дядя Антуан и дядя Тони сказали, что это мой крестный Гарри забрал нас. 
   - Мадам Тонкс, - поднялся один из мужчин из кресла. Он говорил с легким французским акцентом. "Антуан", - поняла Андромеда. И тут она поняла, кто второй. 
   - ДОЛОХОВ?! - выдохнула она громким шепотом. Вот это был действительно шок, ведь она точно знала, что Антонин Долохов погиб во время последней битвы. 
   - Миссис Тонск, - склонил тот голову в приветствии. 
   - Что это значит? Как вы?.. Почему вы говорите о Гарри? - Андромеда напряглась, она была в шоке. 
   - Возможно, на эти твои вопросы смогу ответить я, - раздался такой знакомый и в тоже время уже забытый голос. Андромеда медленно повернулась и начала оседать на пол, безостановочно шепча: 
   - Сириус... Сириус... Сири... Сири..., - она бы точно упала, если бы Антуан ее не подхватил. 
   - Сириус, вот всегда ты так появляешься, - возмутился Антонин. - Гарри тогда тоже чуть с ума не свел. Ну, нельзя же так, в конце концов. Это все-таки твоя сестра..., - продолжить ему не дали. Сириус быстро пересек комнату и заткнул его самым действенным способом - поцелуем. Андромеда с удивлением смотрела как ее кузен целуется с другим мужчиной. Она ничего не имела против таких отношениях, но как-то совсем трудно данный аспект связывался с Сириусом, поскольку тот был законченным бабником. Наверное, все это отразилось у нее на лице, поскольку поддерживающий ее Антуан хихикнул, по-другому и не скажешь. 
   - Поверьте, это совсем не сон, - произнес Антуан. 
   - Вы ведь магл?! - полуутвердительно произнесла Андромеда. 
   - Совершенно верно, - улыбнулся Антуан. Андромеда слегка удивленно на него посмотрела. Ей никак не удавалось понять, что делают в одной компании Сириус, Долохов и магл. 
   - Не нагружайся, Роми, - улыбнулся Сириус. Так ее называл только он. 
   - Но как? Ты же умер, еще раньше, чем он, - указала она на Антонина. 
   - Это долгая история, - усмехнулся тот. 
   - Привет, - Сириус присел перед Тедди, который за всем следил с умопомрачительной рожицей на лице. 
   - Ты - Сириус Блек? Крестный моего крестного? - уточнил мальчик. 
   - Да, Гарри будет от тебя в полном восторге, - улыбнулся Сириус, затем присел рядом с Тедди. - Мороженое вкусное? 
   - Очень, - разулыбался мальчик, волосы у него приобрели рыжий цвет и вернулись к светло-русому, как у Ремуса. - А мой крестный сейчас где? 
   - В Риме, вместе со своим мужем и другом, - ответил Сириус. 
   - МУЖЕМ?! - воскликнула Андромеда. Трое мужчин взглянули на нее и чуть не рассмеялись. 
   - Присаживайся, Роми, нам есть, что тебе рассказать, - произнес Сириус. 
   Андромеда долго молчала, переваривая рассказ сидящих перед ней мужчин. Тедди давно уже спал, уютно устроившись на руках ее кузена. 
   - Это все настолько необычно, - наконец, подала она голос. - Но Дамблдор меня найдет и все может быть еще хуже, чем было до этого. 
   - Если вы беспокоитесь о письме, мадам, то его нет в доме, - сказал Антуан. Макс забрал его, слегка навел беспорядок, а кто нужно скажет, что вас похитили из дома. 
   - Допрос..., - начала Андромеда. 
   - Роми, успокойся, мы все предусмотрели, - произнес Сириус. - Завтра утренним рейсом ты и Тедди летите во Францию. Вас встретит Рабастан и сопроводит в де Кресси. 
   - Рабастан? - нахмурилась Андромеда. - Рабастан Лестрейндж? 
   - Он самый, - кивнул Антонин. 
   - Что еще вы мне не сказали? - Андромеда мрачно посмотрела на трех мужчин. 
   - Ты все узнаешь на месте, - сказал Сириус. - Трудно будет поверить словам, так что лучше будет, если ты все увидишь собственными глазами. 
   Андромеда была спокойна. Она и так уже успела наудивляться, но чувствовала, что рассказали ей отнюдь не все. Да, ее посвятили в полную и правдивую версию жизни Гари Поттера с момента его исчезновения. Но вот о том, каким образом Сириус, Антонин Долохов, а теперь еще и Рабастан Лестрейндж оказались живы, упомянули лишь вскользь, не вдаваясь в подробности. Жизни Гарри можно было только сочувствовать, но этот мальчик вызывал восхищение. Столько пережить и остаться способным на счастье? Надо быть сильной личностью. 
   Андромеда так и не уснула этой ночью. Она обдумывала все, что произошло за эти годы, и была счастлива, что, похоже, жизнь подарила ей и Тедди шанс жить спокойно и больше не бояться. 
   Мужчины посадили их на самый ранний рейс до Парижа. 
   - Ничему не удивляйся, Роми, но тебя ждет большой сюрприз во Франции, - прошептал он, когда обнимал сестру. Андромеда только и успела, что недоуменно посмотреть на него, прежде чем ее подтолкнули в направлении терминала. Тедди был в восторге от перелета и возможности оказаться в небесах, пусть и в металлической птице, как он выразился. Андромеда рассказывала ему о магловском мире и его достижениях, но одно дело рассказать, а другое увидеть. Полет прошел без проблем, она раньше летала на самолетах, а Тедди все перенес просто замечательно. Он так очаровал стюардесс, что его провели по всему салону и рассказали обо всем, что ему было интересно. 
   Андромеда начала нервничать уже перед самой посадкой. Сердце было просто не на месте. Она ощущала, что сегодня произойдет что-то необычное и невероятно хорошее. Рабастана она увидела сразу, тот, хотя и изменился, но было в нем что-то такое, что указывало на его принадлежность роду Лестрейнджей. Она сразу уловила тот момент, когда Рабастан узнал ее. Мужчина решительно направился в их сторону. 
   - Мадам Тонкс, приветствую вас на французской земле, - он галантно поцеловал Андромеде руку, а затем посмотрел на Тедди. - Тед Люпин, добро пожаловать. 
   - Спасибо, сэр, - немного стушевался ребенок. 
   - Идемте, машина нас уже ждет, - Рабастан подхватил сумку Андромеды, подал ей локоть и повел их к выходу. У самого входа стоял черный ролс-ройс с тонированными стеклами. Водитель открыл перед ними дверь. Тедди сразу же уселся у окна. Рабастан повел палочкой и сделал окно с его стороны светлым, хотя с внешней стороны ничего и не изменилось. 
   - Спасибо, - улыбнулся ребенок. Андромеда взяла на заметку, что мужчина колдовал при магле совершенно спокойно, да и тот не проявил никакого удивления, словно это было обычным делом. 
   - А на эту штуку можно подняться? - вдруг спросил Тедди, указав на Эйфелеву башню. 
   - Конечно, и мы обязательно там побываем, и во многих других местах тоже, - отозвался Рабастан. С этой минуты мальчик и мужчина не умолкали. Андромеда даже была рада этому, поскольку имела возможность подумать и присмотреться. 
   У нее перехватило дух, когда они въехали в де Кресси. Тедди уже весь извертелся, получив массу впечатлений с самого утра. 
   - Мы прибыли как раз ко второму завтраку, так что со всеми сейчас и познакомитесь, - улыбнулся Рабастан. Они вышли из машины. - Пьер, мы прибыли. 
   - Я вижу, месье, - улыбнулся Пьер. - Все уже в столовой. Мадам Тонкс, месье Люпин, добро пожаловать в де Кресси. 
   - Благодарю, - ответила по-французски Андромеда, порадовавшись, что научила Тедди говорить на этом благородном языке. 
   Они почти дошли до места назначения, когда Рабастан приостановил ее, потянув за локоть. 
   - Андромеда, позволите так вас называть? - после кивка он продолжил. - Ничему не удивляйтесь. Хотя думаю, что потрясение для вас будет еще то. Там за дверью много людей и есть те, кого вы уже не надеялись увидеть. 
   Андромеда чуть напряглась, но в это время Пьер открыл двери и произнес в зал. 
   - Гости прибыли, - и отошел в сторону, пропуская вперед Тедди. Мальчик вошел и замер под огнем огромного количества глаз. Андромеда встала за ним и теперь пробегала взглядом по присутствующим. Девочка лет шести соскользнула со стула и медленно пошла к ним. Андромеда никак не могла отделаться от ощущения, что видит маленькую Нимфадору. 
   - Привет, - произнесла девочка на французском. 
   - Привет, - немного растеряно произнес Тедди, его волосы вдруг поменяли цвет. Реакция девочки поразила и его и Андромеду. Она вдруг взвизгнула и повисла на шею у Тедди и чмокнула его в щеку, затем повернулась к остальным и довольным голосом оповестила. 
   - Это мой брат. 
   В это момент в другом конца зала открылась еще одна дверь. Если бы не Рабастан, Андромеда не устояла бы на ногах. Там стояли Ремус и Нимфадора. Андромеда просто пожирала их глазами. А Талия Люпин тянула Тедди уже к ним. 
   - Мамочка, папочка, смотрите, Тедди приехал. 
   Тедди замер, на глазах появились слезы. Вот они, живые, настоящие, его родители. "Я знал, что мечты сбываются", - подумал он прежде, чем броситься в раскрытые объятия родителей. 
   - Мерлин великий, спасибо, - прошептала Андромеда. 
   - Вообще-то, Мерлин тут не причем, - произнес Рабастан. - Спасибо надо говорить Гарри и больше никому. 
   - Где он? - тут же развернулась Андромеда. 
   - Все еще в Риме, они должны вернуться на днях, - произнесла красивая рыжеволосая девушка. 
   - А ты наша тетя? - к ней подошли двое ребятишек - Рис и Рио. 
   - Простите? - не поняла Андромеда. 
   - Ну, вы же Андромеда Блек? Да? - уточнил Рис. - Я Рис Орион Блек, а это моя кузина - Риолан Валентина Блек. 
   - Что? - Андромеда никак не могла понять, что происходит. 
   - Роми, спокойно, дыши ровно, - тут же рядом оказался Регулус, затем проворчал. - Надо было ее все-таки подготовить. 
   - Рег? Что тут вообще происходить? - вырвалось у нее чуть истерично. 
   - Это все Гарри, - улыбнулся Регулус. - А Рис - мой сын, Рио - дочка Сириуса. 
   - Мне надо прилечь, - произнесла Андромеда. По ее щекам текли слезы радости. Вот два ее кузена, которых она считала погибшими, дочь и зять, и у нее есть племянник и племянница, и очаровательная внучка. Что еще нужно для счастья? 
   Это был день разговоров. Как только Андромеда пришла в себя, она потребовала все ей рассказать. Через несколько часов она уже была в курсе всей истории. На нее смотрели немного напряженно, но Андромеда дала понять им всем, что поддерживает их во всем. Виновные должны быть наказаны. Для нее начался новый период жизни. Андромеда была несколько обеспокоена тем, что Дамблдор может их найти, но ее успокоили, сказав, что она и Тедди находятся под чарами Хранителя, которые намного древнее Фиделиуса и почти неизвестны. За этот день не все успело уложиться в голове, но она была счастлива, впервые за долгое время свободна и спокойна. 
   Исчезновение Андромеды Тонкс и ее внука вызвало переполох в Англии. Все это было еще более странным, потому что нашлись три свидетеля, которые утверждали, что их похитили три человека, даже было получено их описание. Попытки найти их по горячим следам ничего не дали. След обрывался в дверях дома Андромеды. Дамблдор рвал и метал. Пешка его будущей игры исчезла, бесследно. И, главное, он не знал, кому могли понадобиться эти двое. Малфоев он отмел сразу, как и Уизли. У тех и без этой парочки хватало проблем. Появление конкурента заставило тех напрячься. Через неделю стало ясно, что поиски ничего не дают. Все указывало на то, что на Тонкс и Люпина-младшего наложили чары Хранителя. Вслед за этим Малфоев и Уизли-младших потащили в Аврорат. Гермиона после такого общения несколько дней выхаживала своих мужчин, как и Нарцисса Люциуса. 
   Обстановка начала накаливаться. Такого отношения к своей семье Люциус уже не мог оставить без внимания.

Глава 17. Какой ты, оказывается, Гарри...

   Андромеда со счастливой улыбкой на глазах любовалась целой кучей детей, которые с восторженным визгом крутились на карусели. Она видела, как Тедди сжимает ладошку своей родной сестренки, как его глаза лучатся счастьем. Она даже мечтать не могла о том, что получила несколько недель назад. Андромеда перевела взгляд на столик, за которым расположилась большая компания взрослых: супруги Поттер и Люпин, а также Регулус и оба Лестрейнджа, оставшиеся без своих благоверных. Она встретилась с глазами с Регулусом, тот тепло улыбнулся ей, а затем вернулся к дискуссии, которое завязалось за столом. Андромеда перевела взгляд дальше. Чуть в стороне стояли Гарри и Том. Они настолько гармонично смотрелись вместе, что ни у кого из маглов даже не возникало мысли не воспринимать их как единое целое. 
   Андромеда снова перевела взгляд на карусель. Столько детей, самых неожиданных, воспитанных в совершенно других традициях, чем магические дети. Карусель, наконец, остановилась, детишки высыпали на площадку. Кассандра и Кристиан сразу же бросились к своим родителям. 
   - Папочка, ты должен на горки пойти с нами, ну, пожалуйста, - затормошили они Гарри. 
   - Я, конечно, гриффиндорец, но не до такой же степени, - проворчал Гарри, вызвав заливистый смех у Тома, чем привлек внимание остальных. 
   - Что? - Лили пристально посмотрела на сына и зятя. 
   - Кажется, наконец-то, в Гарри стали изживаться гриффиндорские черты, а на их место пришли так тщательно скрываемые слизеринские, - пояснил Том. 
   - И чем же ты руководствуешься при изречении сей мысли? - Джеймс насмешливо посмотрел на зятя. 
   - Его собственными словами, - не менее насмешливо ответил Том. 
   - Может быть, вы уже прекратите говорить обо мне так, словно меня здесь нет, - возмутился Гарри. - И вообще, мы пошли на американские горки, - и, гордо вздернув головой, в сопровождении поднявших восторженный гвалт детей отправился на эти самые горки. 
   - Ну-ну, - усмехнулся ему вслед Том, после чего сел за столик к остальным. - Посмотрим, что с тобой будет после этого аттракциона. 
   - Да, мне даже не хочется знать, каково это, - поежилась Лили. 
   - Ну, я буду не мародером, если этого не попробую, - задумчиво произнес Джеймс. - Рем, ты со мной? 
   Ремус с непонятным выражением на лице посмотрел на друга, затем решительно встал. 
   - Гриффиндорцы, - бросил им вслед Рабастан. 
   - От слизеринца слышим, - тут же парировали Ремус и Джеймс. 
   - Не понял, это нас что, таким изощренным способом обвинили в трусости? - Рабастан посмотрел на брата и Регулуса. Через секунду трое слизеринцев уже решительно нагоняли гриффиндорцев.
   - Это их таким изощренным способом взяли на понт, - хмыкнула Лили. 
   - Да, очень по-слизерински, - фыркнул Том, оставшийся в гордом одиночестве в окружении трех красивых леди. - Но, зато, теперь, мы можем нормально и серьезно поговорить. 
   - Что-то случилось? - сразу же напряглись три женщины. 
   - Нет, успокойтесь, - улыбнулся Том. - Я хотел решить несколько организационных вопросов, но разговаривать в присутствии этой пятерки иногда очень сложно. 
   - Согласна, - усмехнулась Нимфадора. 
   - Так, о чем ты хотел поговорить? - Лили посмотрела на Тома. 
   - Во-первых, я считаю, что посылать Тедди учиться в любую из школ высшая степень безрассудства. Он сейчас проживает в кругу очень сильных и талантливых магов, так что я предлагаю оставить его на домашнем обучении до нашего возвращения в Англию, - произнес Том. 
   - Это было бы неплохо, - кивнула Андромеда, которая уже некоторое время беспокоилась на этот счет. - Но занятия должны быть постоянными, а не просто отрывочными - когда кто окажется свободным. 
   - Об этом я тоже подумал, - кивнул Том. - Андромеда, я предлагаю тебе место директора, - он насмешливо сделал поклон в ее сторону, - нашей маленькой импровизированной школы. 
   - Ты, наверное, пошутил? - Андромеда недоверчиво посмотрела на него. 
   - Нисколько. Я думаю, что это идеальный вариант. Ты составишь расписание занятий, и, уже исходя из него, мы будем составлять наш график дня. Дети должны быть подготовлены к нашему возвращению в Англию. Они не среднестатистические маги и я никому не позволю равнять их со слабыми, - сказал Том. 
   - Да, с этим я полностью согласна, - кивнула Дора. - Мама, ты и так уже жаловалась, что тебе нечем заняться и остается только присматривать за детьми. Это идеальный вариант, тем более детей, действительно, пора учить. 
   - Что ж, - помолчала немного Андромеда. - Мне, в принципе, нравится эта идея. 
   - Вот и прекрасно, с этим вопросом решили, - удовлетворенно кивнул Том. 
   - Том, тебя ведь беспокоит Гарри, так? - Лили пристально посмотрела на него. 
   - В некотором роде, - кивнул тот в ответ. - Я перестал понимать его мотивы. Знаешь, то, что мы проделали в Риме с Малфоями, было довольно жестоко. 
   - Том, ты был в свое время еще более жесток, - усмехнулась Лили. - Но я поговорю с сыном, поскольку считаю, что он для чего-то все это провернул. Гарри не бросается из крайности в крайность просто так. 
   - Да, но он молчит, - нахмурился Том. 
   - Том, дело не в доверии с его стороны, - покачала головой Лили. - Я думаю, он сам пока не понимает полностью той идеи, которая вертится в его голове. 
   - Знаете, он очень сильно изменился, - произнесла Андромеда. - В нем появилась жесткость и, я бы сказала, жестокость, которой, в свое время, у него не хватало. Это удивительно, что в свое время он смог тебя победить, прости. 
   - Почему? - Том пристально посмотрела на нового члена их большой семьи, хотя, не правильно, не нового, а, наконец-то, соединившего с семьей. 
   - Он был слишком наивным и доверчивым, легко манипулируемым. Даже все эти смерти не заставили его сердце зачерстветь, а ведь так и должно было быть. Хотя, не думаю, что кто-то ставил на то, что он выживет в этой войне. Вы оба должны были сгинуть раз и навсегда. Дамблдор в какой-то мере был прав. Та игра, которую он затеял когда-то, должна была окончиться смертью обоих героев. Это его ошибка, что один из вас выжил, - Андромеда посмотрела на своих собеседников. - Не стоит пренебрегать, как ты считаешь, незначительной фигурой, та может дойти до конца игры и выбиться на высший уровень, что и сделал Гарри, но он еще и сменил правила игры так, что этого никто и не заметил. 
   - Да, Гарри привел с собой новых игроков, - усмехнулась Дора. 
   - Причем таких, которых никто не ждет, - кивнула Андромеда. - Я не особо сильно была знакома с Гарри лично, но знаю его довольно хорошо, особенно с момента рождения Тедди. Он замечательный человек. И сейчас это его тепло к близким людям не исчезло. Сейчас я могу сказать, что Дамблдор ошибся, считая, что смерти сделают его сильнее. Он был бы намного сильнее и могущественнее, если бы были рядом его родные. Его не сломало предательство, не сломало то, как он должен был жить после своего побега, слава Мерлину, удачного. Но я также знаю и другое. Он будет непреклонен к своим врагам. Англии придется или его принять, или она захлебнется в собственной крови. 
   - Гарри не настолько кровожаден, - покачал головой Том. 
   - Поверь мне, у него не будет сочувствия к некоторым людям, совсем. И думаю, Снейп и Дамблдор будут жить долго и больно, - серьезно произнесла Андромеда. 
   - Знаешь, а я согласна с Андромедой, - задумчиво протянула Лили. - Я как-то наблюдала за его индивидуальной тренировкой. Том, я почти уверена, что на месте манекенов он видел живых людей. Он будет безжалостен к своим врагам, но, в то же время, невинные могут быть спокойны. Хотя, я не вижу там невинных. 
   - Почему? - нахмурилась Дора. 
   - Все смирились, - тихо произнесла Андромеда. 
   - Да, основной массе людей ничего не грозило, но они даже не задали вопроса. Все же в порядке, Темный лорд сгинул, и не важно, что главный герой даже не был упомянут, а другие присвоили его славу и заслуги, при этом тайно обокрав, - мрачно сказала Лили. 
   Дора уже собралась что-то сказать, но их прервал веселый гомон голосов. Они обернулись и увидели спешащих к ним детей и мужчин. 
   - В следующий раз, когда во мне взыграет дурь, стукни меня чем-нибудь, - падая на стул рядом с Томом, простонал Гарри. - Чтоб я еще когда-нибудь решился на такую авантюру... 
   - Тебе так не понравилось? - вкрадчиво поинтересовался Том. Гарри повернулся к нему, несколько секунд смотрел прямо ему в глаза, затем подался вперед и прошептал на ухо мужу. 
   - Я предпочел бы другие воздействия, более приятные, - голос постепенно становился все более сексуальным. - Я бы лучше поскакал на тебе, чем на этой сидушке. И впечатлений больше, и наслаждение острее. 
   Том ощутил, как дрогнул его член из-за слов мужа. "Ты поплатишься за эти слова, дорогой", - мстительно подумал он, при этом предвкушая интересные вечер и ночь.
   Они еще долго пробыли в парке развлечений. Дети были в полном восторге. Они так устали, что на обратном пути просто клевали носом, сидя в микроавтобусах, которые специально были приобретены для массовых выездов. 
   Лили наблюдала за сыном и зятем. Их отношения были очень гармоничными и доверительными, но, все же, Гарри хранил в себе массу секретов, которые пока никто не знал. Она согласилась с Андромедой - ее сын стал жестче, и в нем появилась жестокость, которая пока спала, но, в то же время, он мог быть милосердным. Это хорошо, что он так сочетает в себе все эти черты.
   Гарри и Том перенесли спящих Касси и Криса в их комнаты, где уложили в кровати. 
   - Так, что ты там говорил о более остром наслаждении и более приятных впечатлениях? - прошептал Том на ухо Гарри, обняв его за талию. 
   - А ты хочешь мне все это доставить? - прижавшись к мужу, поинтересовался Гарри. 
   - О, да, и даже сам не прочь все это испытать, - шепнул ему на ухо Том, а затем выпустил из объятий и подтолкнул в сторону спальни. 
   - Ммм, мне это нравится, - потянулся Гарри, войдя в комнату и наблюдая, как муж с особой тщательностью накладывает на спальню всевозможные чары. 
   - Не провоцируй, - мрачно посмотрел на него Том. Гарри как-то странно улыбнулся, а затем снова потянулся, повел бедрами, затем лениво провел ладонями от шеи, через соски на живот и остановился только, когда почти накрыл свой пах. Том смотрел на него, как завороженный. Улыбка не сходила с губ Гарри. Он стал медленно расстегивать одежду. Тома словно пригвоздили к место. "Странно, мы уже столько лет вместе, должен бы привыкнуть, но меня с каждым разом влечет к нему все сильнее", - подумал Том, наблюдая, как рубашка падает на пол. Стриптиз был просто отменным, ленивым и завораживающим. Том наслаждался персональным "раем". Брюки в паху давно уже натянулись, член требовал выпустить его на волю. Гарри, медленно сексуально двигаясь, остался совершенно голым, не считая нескольких золотых украшений. Гарри стал ласкать себя под жадным взглядом мужа. Он теребил свои соски, заставляя из стать еще более чувствительными. 
   - Иди сюда, - хрипло приказал Том. Уж что-что, но даже в таком возбужденно состоянии он был способен оставаться лидером. 
   Гарри улыбнулся, затем подошел к окну, оперся руками на подоконник, раздвинул ноги и выпятил попку. 
   - Если ты так хочешь, то возьми меня, - игриво произнес он, подвигав попой. Том в мгновения ока оказался рядом. У него появилось желание наказать этого совратителя, который чуть не заставил его кончить, только от того, что делал сейчас. 
   - Развратник, - прошептал он на ухо мужу, обняв его и прижавшись пахом к его заднице. 
   - Да, но только твой, - ответил тот. 
   - Только мой, - прошептал Том, начиная ласкать такое податливое тело, отвечающее на каждое его движение. Когда Том ворвался в его тело, Гарри выгнулся и протяжно застонал, поощряя мужа на продолжение. Он принимал его со всей охотой, реагируя на каждый толчок, каждую ласку. 
   - Еще... Да, так... Оооо, - стонал Гарри. Том стремился исполнить каждую мольбу, срывающуюся с губ мужа...
   Спустя часа два Гарри пошевелился, устроил голову на плече Тома и стал выводить непонятные узоры у того на груди. Том не хотел нарушать эту полную очарования тишину. 
   - Ты считаешь, что я был не прав в Риме? - вдруг спросил Гарри. 
   - Смотря из чего ты исходил, выбрав такой метод для "шутки", - нейтрально ответил Том, поглаживая Гарри по спине. 
   - Хмм, если бы я мог объяснить, - пробормотал тот в ответ. 
   - Возможно, еще не настало время, чтобы ты сказал, - предположил Том. 
   - Ты хоть знаешь, какой ты хороший? - Гарри поднял голову и взглянул в синие глаза своего любимого. 
   - Если бы не ты, не знал бы, - Том приподнял голову и чмокнул его в нос. 
   - Ммм, мне так с тобой хорошо, уютно, - прошептал Гарри, прижимаясь к мужу сильнее. 
   - Ты таким образом даешь мне знать, что не прочь продолжить наши игры сегодняшней ночью? - усмехнулся Том. 
   - Том, - укоризненно взглянул на него Гарри. - Ты же знаешь, что я в любое время готов на такие подвиги, если партнером являешься ты. 
   - Дааа? - протянул Том, переворачиваясь и опрокидывая мужа на спину. - Не хочешь поиграть? 
   - Ммм, - выгнулся под ним Гарри. - С удовольствием, и я даже знаю, как. 
   - Вот как? Я внимательно тебя слушаю, - Том с интересом посмотрел на мужа. 
   - Ты мне доверяешь? - Гарри заглянул ему в глаза. 
   - Ты прекрасно знаешь, что да, - кивнул Том. 
   - Тогда встаем, - сказал Гарри. Они вместе поднялись с кровати. - Том, встань тут и поставь ноги на ширину плеч, - произнес Гарри, отойдя к столу, где лежали их палочки. Он взял свою, а заодно и черную бархатную ленту. 
   - Гарри? - недоуменно позвал Том. 
   - Том, - ответил Гарри с лукавой усмешкой. - Доверься мне. 
   - Хорошо, - кивнул Том, хотя и чувствовал себя несколько неуверенно. Такого игривого Гарри он еще не знал. Тот же, в свою очередь, зашел ему за спину, завязал ленту, закрепил ее заклятием, чтобы никто, кроме него, не смог ее снять с глаз Тома. Следующее, что почувствовал Том, это легкое касание ветерка ко всему телу. Он опознал заклинание: во-первых, на некоторое время тело теряло чувствительность, вообще, а во-вторых, немного дезориентирующее. Ты ощущал тело, но не чувствовал, что с ним делают. На секунду появилась паника, но тут же ушла, он знал, что Гарри ему вреда не причинит, а вот в следующее мгновение он заинтересовался, что же такое пришло в голову его такому непредсказуемому мужу. Последнее время у них был обычный секс, приятный, воодушевляющий, но все-таки обычный, а они с Гарри были натурами творческими... 
   Гарри обошел вокруг Тома и как-то плотоядно усмехнулся. Теперь его путь лежал к заветному ящику в комоде, о котором, имеется в виду ящик, Том и понятия не имел. Гарри вытащил "свое сокровище" и открыл его. Том слышал, что что-то звякнуло, но понять, что именно не смог. Гарри разложил на столе непонятно что, а затем провел над этим чем-то палочкой. На столе появилась сбруя, но не та, которую когда-то надевали на Гарри Антуан и Том. Судя по вставленным в нее камням, она с самого начала предназначалась Тому. 
   Гарри схватил свой презент для мужа, переложил его на кровать и занялся вплотную Томом. Сначала надел ошейник, который плотно охватил шею, затем на талию лег широкий кожаный пояс, чуть поиграл с сосками, чтобы они затвердели и тут же надел на них изящные защипы, которые сверху пристегивались цепочками к ошейнику, а снизу к поясу. Именно они и не позволяли с легкостью снять их. На основании члена мужа Гарри надел металлическое кольцо-ограничитель. С каждой секундой его улыбка становилась все плотоядней. На запястьях и на лодыжках оказались широкие браслеты, за которые можно было "распять" Тома между двумя столбами или на кровати. Гарри закрепил все цепочки и усмехнулся, отойдя на несколько шагов, чтобы оценить полученный результат. Увиденное ему понравилось. Гарри взглянул на свой ящик и хмыкнул, что не понравилось Тому, который все слышал, но понять, что же именно делает муж, не мог, и это ужасно нервировало. Что Том уже успел понять о своем молодом муже, так это то, что тот мог быть совершенно непредсказуемым и менять свои планы по пять раз на дню. Гарри потянул Тома за руку, подвел к столу. 
   - Наклонись вперед, - попросил он. Том беспрекословно выполнил просьбу. Гарри нежно, но решительно заставил его раздвинуть ноги пошире. И снова та же плотоядная улыбка на лице. Ему даже было все равно, что на данный момент Том ничего не чувствует. Гарри смазал в смазке пальцы и осторожно ввел один внутрь мужа, разрабатывая его. Наконец, Гарри решил, что можно приступать к следующему этапу. Из ящика он достал средних размеров дилдо и осторожно ввел его внутрь, затем закрепил специальными зажимами и цепочками. Он даже облизнулся от представшего ему вида. 
   Гарри накинул на себя халат, затем одел Тома и потянул его за собой, все еще не снимая с него чар. Он провел его по коридорам поместья и вывел на улицу. Том шел спокойно, не ощущая, что под ногами трава. В какой-то момент он зашипел и вздрогнул. Гарри улыбнулся и ускорил шаг, чары начали рассеиваться, а, значит, Том сейчас во всей красе испытает непередаваемые ощущения. 
   - Ох, - выдохнул Том и замер. - Гарри, что ты сделал? - он пока еще не мог полностью осознать всего, чары дезориентации пока действовали. Гарри хмыкнул и снова потянул Тома за собой. - О, Мерлин, - Том был в шоке, осознав, что кое-что находиться в одном интересном месте. Ощущения пришли внезапно и все сразу, но они уже достигли места назначения. Гарри ввел его в беседку, стянул халат, что-то прошептал, взмахнув палочкой. Напротив Тома появилось зеркало в полный рост, такое же за спиной, с помощью которого Том мг увидеть свой тыл. Гарри отошел в сторону, на расстояние, позволяющее ему быть в относительной безопасности, после этого он взмахнул палочкой. Повязка растворилась. Тишина была оглушающей. Гарри наблюдал за выражением лица мужа, которое менялось со стремительностью скоростного поезда: неверие, шок, ужас, гнев, ярость, снова шок... 
   - Я тебе отомщу, - повернув голову к Гарри, процедил Том. 
   - А мне нравится, - усмехнулся тот. - И я не прочь для тебя нарядиться в Мою сбрую. 
   - Я тебе это припомню, - сказал Том и добавил. - В ближайшее время. 
   - Хмм, - мыкнул в ответ Гарри, а потом невинно-невинно поинтересовался. - Тебе совсем не нравиться? Совсем не возбуждает? 
   - Иди сюда, - даже в этой ситуации Том умудрялся диктовать свои условия. Гарри усмехнулся и скинул халат, представ перед мужем во всей своей красе... 
   Они так никогда и не узнают, что у их страсти были свидетели. Не только им показалось, что эти последние теплые деньки можно потратить на романтические страстные свидания. Те, кто все видел, навсегда запечатлели в своей памяти двух мужчин, полностью поглощенных друг другом, но они никогда и никому не скажут, насколько это было прекрасно.
   На следующей день Андромеда занялась созданием школы в поместье, благо, учеников у нее будет более чем достаточно. Она развила бурную деятельность и привлекла к себе в помощники Дору и Лили, единственных женщин, оставшихся в поместье из семьи. 
   Тома же атаковали мужчины, в первую очередь братья Лестрейндж и Регулус. 
   - Том, - Рабастан живописно упал перед своим лордом на колени и молитвенно сложил перед собой руки, преданно глядя в глаза Тому. Гарри фыркнул, еле удерживаясь, чтобы не рассмеяться. 
   - Шут, - бросил Том, взглянув на это явно рассчитанное действо. 
   - Ну, Том, - протянул Рабастан. 
   - Что нужно? И уже поднимись с колен, тут и без тебя хватает, кому полы чистить, - съязвил Том в ответ. Рабастан вздохнул, но с колен поднялся. 
   - Отпусти нас к женам, - жалобно попросил он. 
   - Нет, - тут же последовал твердый и категоричный ответ. 
   - Мой лорд, - Рабастан встал. 
   - Рабастан, прекрати, это не поможет, - Том оторвался от бумаг и посмотрел на мужчину. Рабастан сник. - Но я могу отпустить вас на несколько дней к Антуану, - чуть погодя добавил Том, усмехнувшись. Рабастан несколько секунд смотрел на него с недоверием, впрочем, как и стоящие у стеночки Рудольфус и Регулус. 
   - Правда? - недоверчиво переспросил Регулус. 
   - Идите, уже, и прихватит с собой Седрика и Фреда, пока они совсем не свихнулись на почве взыгравших гормонов, - махнул рукой Том. 
   "Просителей" сдуло из кабинета. 
   - Чтоб в четверг были дома, - успел крикнуть Том в еще не закрывшуюся дверь. 
   - Как прикажете, мой Лорд, - раздался громовой крик из-за двери, сопровождающийся топотом ног. 
   Гарри только покачал головой, прекрасно понимая мужчин. Ему самому было очень даже хорошо и уютно, муж все-таки был под боком. Гарри усмехнулся и повернулся, взглянув на склоненную над бумагами голову Тома. Затем он бросил взгляд на дверь, на секунду задумался, глаза налились решимостью выполнить задуманное. 
   Том не обратил внимания на шорох за спиной. Все его мысли были заняты бумагами, которые нужно было разобрать, пока их не стало еще больше. Неожиданно, руки Гарри легли ему на плечи, заставив вздрогнуть. Том поднял голову и уже собрался повернуться к мужу, как тот скользнул вперед и уселся на стол прямо перед ним... обнаженный. Том судорожно сглотнул. Гарри улыбнулся. Провел кончиком языка по губам, поставил ноги на подлокотники кресла. У Тома просто снесло крышу. "Что происходит с Гарри?" - это была последняя здравая мысль на довольно долгое время. И, естественно, о заглушающих чарах они забыли, хорошо хоть кабинет и так был довольно изолированным, а детям строго настрого было запрещено сюда входить, а то пришлось бы им краснеть под любопытными взглядами толпы ребятишек.
   Гарри настолько удачно отвлек своего мужа, что мужчины успели быстро собраться и смотаться в Лондон на несколькодневное свидание с обожаемыми деловыми женами. Гарри даже понятия не имел, насколько они были ему благодарны за отвлечение Тома, иначе им пришлось бы прослушать нудную лекцию о том, что и как они должны делать, куда ходить, а куда нет. В общем, отбыли они без получения нотаций и в превосходном настроении. А Гарри, удовлетворив мужа, а заодно и себя, упорхнул из кабинета, оставив Тома с его бумагами. Гарри ушел помогать Андромеде. Та мечтала его уговорить заняться, наравне с ней, преподавательской деятельностью. 
   - Гарри, ну, что тебе стоит? Ты прекрасный маг, я же наслышана, как ты занимался в школе со своими однокурсниками, - Андромеда пристально смотрела на молодого человека. 
   - Хмм, - произнес тот и огляделся. Сейчас рядом никого не было. Лили и Дору вызвали в ателье, туда прибыла какая-то очень богатая и титулованная особа. 
   - Гарри, в чем дело? - спросила Андромеда, почуяв, что они все понятия не имеют о некоторых вещах, касающихся Гарри. 
   - Ты никому не скажешь? - Гарри как-то заговорщицки подмигнул ей. 
   - Хочешь клятву? - поддержала его тон Андромеда. 
   - Я лучше тебя в напарницы возьму, - хмыкнул молодой человек. Андромеда приподняла бровь. Гарри усмехнулся - ты ведь знаешь, чем я занимался после побега, - утвердительно произнес он. Андромеда кивнула, она была заинтриговано. Гарри продолжил. - Ну, это было не очень долго. Все в курсе, что после смерти Поля мне отошло все его имущество, чего никто не сообразил, так это того, что ко мне отошел и весь бизнес Поля. 
   - Ты имеешь в виду бордель? - уточнила Андромеда. 
   - Не только, - усмехнулся Гарри. 
   - Подожди, ты владелец борделя? - вот теперь до нее дошло. 
   - Самого лучшего в Париже, - рассмеялся Гарри. - Я, сначала, хотел его продать, но меня уговорили этого не делать. Тогда я решил потихоньку его слить, чтобы потом сбыть... 
   - Но..., - Андромеда выжидательно посмотрела на него. 
   - За последние три года бордель "У Доменика" стал самым элитным заведением не только в Европе, - улыбнулся Гарри. - Его доходы превышают все мыслимые цифры. 
   - Доменика? - нахмурилась Андромеда. - Подожди, Доменик - это же... 
   - Да, и именно он является владельцем этого заведения. Я его все-таки продал, сам себе, - Гарри снова весело рассмеялся. - Кстати, это теперь не только магловский бордель, но и магический. В него не так легко попасть. 
   - Ты закрыл его чарами? - уточнила Андромеда. Гарри кивнул. - Я хочу увидеть этот твой бордель. 
   - Сегодня вечером, - сказал Гарри. - Тома и родителей не будет, у них какие-то переговоры. 
   - Хорошо, - Андромеда была возбуждена возможностью влиться в тайную жизнь Гарри. Она поняла сразу, что об этой стороне молодого человека никто не знал. Гарри доверился ей, и для нее это значило очень много. "Я никогда не предам твоего доверия", - глядя на молодого человека, подумала она.
   В доме все, кто остался, были слишком погружены в предстоящие переговоры, что не обратили внимания на Андромеду и Гарри, кстати, Том запретил своему мужу работать. По его словам, он и так обеспечивал всю семью целый год, а до этого ее и себя. Как только все ушли, а Дора и Ремус перебрались к детям, Гарри и Андромеда исчезли, отправившись в его заведение. 
   Андромеда была в шоке, когда перед ней предстал замок шестнадцатого века с великолепной прилегающей территорией, уютными беседками и укромными закоулками. Навстречу им вышел мужчина, очень приятной наружности, но в летах. 
   - Гарри, мы тебя сегодня совсем не ждали, - улыбнулся он, легко сбегая по ступенькам вниз навстречу ему. 
   - Мишель, - Гарри нежно обнял мужчину. 
   - Андромеда, познакомься, это Мишель Тирон, мой друг, наставник, учитель, а теперь еще и управляющий всем этим бардаком, - Гарри обвел великолепной здание и прилегающую территорию рукой. - Мишель, это друг моей семьи, бабушка моего крестника - Андромеда Тонкс, когда-то Блек. 
   - Мадам Тонкс, - Мишель галантно склонился к ее руке и поцеловал. 
   - О, можно просто Андромеда, - та почему-то зарделась. Она нашла мужчину очень симпатичным. "Ха, а я был прав", - довольно улыбнулся Гарри. 
   Вместе с Мишелем они показали Андромеды весь Замок, ну, и кое-что еще. Та была в восторге от всего. Если сначала она думала, что это неправильно - так эксплуатировать молодых людей, то ее мнение кардинально поменялось, когда она послушали и посмотрела на происходящее в этих стенах. Сюда, зачастую, приходили те, кто был одинок в своей семейной жизни или вообще по жизни. А работали только те, кто сам по собственной воле выбрал себе такую профессию. Андромеда обратила внимание, что и юноши и девушки прекрасно изъясняются на нескольких языках, хорошо начитаны, очень образованы. Она послала Гарри вопросительный взгляд и получила на него кивок. Гарри давал этим молодым людям образование, которому многие могли только позавидовать, и он давал им шанс в будущем заняться чем-то другим, уйти в любое время. 
   Они сидели в уютной комнате управляющего вдвоем с Гарри. 
   - Гарри, а сколько лет Мишелю? - спросила она. 
   - Шестьдесят четыре. Он профессор истории, но его выкинули, как ненужную вещь, когда он серьезно заболел. Как-то так получилось, что его быстренько лишил всех денег. Вот такие родственнички, - вздохнул Гарри. 
   - А как?.. - Андромеда обвела взглядом комнату. 
   - Я случайно увидел его на улице, - признался Гарри. - Мы тогда с Крисом ездили в... больницу, - заминку перед последним словом женщина заметила. - У меня тогда чуть инфаркт не случился. 
   - Я к тому времени жил уже в трущобах, где за квартиру надо было платить десять франков в неделю. Из университета меня попросили, - Мишель спокойно подсел к ним и продолжил рассказ. - В бытность Гарри Домеником, я стал одним из первых его клиентов, правда, мы в основном говорили, спорили, дискутировали. 
   - Я предложил Мишелю это место, - закончил Гарри рассказ. 
   - А я согласился, и нисколько не сожалею, - улыбнулся Мишель. 
   - Я бы никогда не сказала, что вам уже седьмой десяток, - покачала головой Андромеда. 
   - Это все благодаря Гарри, - признался Мишель, а затем повернулся к молодому человеку. - Не знаю как, но все уже в курсе, что ты здесь, так что от встречи с Изабель тебе не отвертеться. 
   - Она здесь? - Гарри вскочил и вылетел за дверь. 
   - Изабель? - озадачилась Андромеда. "Я где-то слышала это имя", - нахмурилась она. 
   - Мать Кристиана, - тихо произнес Мишель. 
   - Они поддерживают связь? - удивилась Андромеда. 
   - Да, с тех пор, как Крису исполнился год, - кивнул Мишель. - Они стали друзьями, но интимной близости меду ними нет. Для Гарри существует только Том. 
   - Я знаю, в этом я даже не сомневаюсь, - улыбнулась Андромеда. - Но все же я удивлена, что он никому кроме меня об этом не рассказал. 
   - Вот такой он, наш Гарри, - улыбнулся Мишель. 
   - Да, такой, - улыбнулась Андромеда в ответ. На сердце у нее было так тепло, а в компании с этим очаровательным мужчиной так легко и уютно, что она не замечала времени, и они говорили, говорили, говорили...
   Они вернулись домой уже очень поздно, но им повезло, Том, Лили и Джеймс еще не вернулись. Хотя Дора и Ремус их хватились, но все же решили, что Гарри показывал Андромеде ночной Париж, как и обещал. 
   - Какой ты, оказывается, Гарри..., - услышал Том странную реплику, произнесенную задумчивым голосом Андромедой, когда остановился перед открытой дверью одной из гостиной, откуда лился приглушенный свет. 
   "Какой ты, оказывается, Гарри...", - Том усмехнулся, соглашаясь с такой оценкой. Он знал, что его молодой муж преподнесет еще немало сюрпризов в ближайшем будущем. Но мог ли кто-то предположить, что Гарри начнет действовать намного раньше, чем они собирались. Ведь месть - блюдо холодное, а у него было два персональных врага - Дамблдор и Снейп, и он собирался их наказать и наказать по-своему, даже если те никогда не узнают, что это его рук дело. Сам-то он будет об этом знать.
   А, в это время, в сторону Англии летел маленький самолет, на борту которого были четыре человека, но особую ценность имела одна - красивая рыжеволосая зеленоглазая девушка, точная копия Лили Эванс ,и по совместительству, одна из самых профессиональных итальянских портовых шлюх Лючия Морелли, которую Гарри за три года превратил в настоящую аристократку с безупречными манерами. Мстить, так по-крупному. И Снейп еще горько пожалеет о том, что сделал. И, да, Гарри все спланировал уже давно, также, как и начал готовиться уже давно, с той самой минуты, как узнал правду.

Глава 18. Начало положено...

   Снейп был все тем же, нисколько не изменился, разве что, тщеславия прибавилось. Он вышагивал по Косому переулку, не торопясь, степенно, с гордо поднятой головой, и с презрительной миной поглядывал на окружающих. На глаза попалась рыжая головка. "Еще один Уизли", - скривился он. Снейп был счастлив, когда Поттеровский выродок пропал с его поля зрения. Он выполнил клятву, данную Лили. Ее щенок пережил эту войну, а дальше - не его проблема. Правда, когда тот исчез, ему пришлось поработать, что еще больше увеличило его ненависть к этому несносному, противному гриффиндорцу. Снейп нисколько не чувствовал себя виноватым, что денежная премия за участие в войне пришла к нему прямо со счета этого самого мальчишки. 
   Последние пару лет Дамблдор два-три раза в год проверял, не нашелся ли этот маленький гаденыш, но результат был таким же, как тогда, сразу после его исчезновения. Жив, вроде, здоров, но где и с кем - непонятно. Снейп был рад, что тот не мозолит ему глаза. Далеко - и ладно, можно жить с чистой совестью. А вот с чистой ли? 
   Снейп вошел в кафе, заказал себе коньяк, кофе и мороженое. Его черные пытливые глаза рассматривали всю улицу, отмечая всех, кто здесь был. Первым дело бросалась в глаза стильная вывеска открывшегося недавно ателье, которое специализировалось на всех видах одежды, как мужской, так и женской. Снейп туда еще не заглядывал, но оценить уже успел, поскольку видел новые мантии и костюм на Синистре. Той обновки шли просто невероятно. 
   Дверь ателье открылась и на пороге появилась красивая молодая женщина. Нежно-голубая мантия была расстегнута, открывая вид на великолепный бело-синий костюм, явно дорогой и очень модный. Снейп скривился, ему не суждено оказаться рядом с такой красавицей, несмотря на статус героя и обладание орденом Мерлина первой степени. Вокруг него, в основном, вились охотницы за славой. Девушка сошла на тротуар и медленно двинулась в сторону также недавно открывшегося магазина приколов, конкурента оставшегося в живых близнеца Уизли. На лице Снейпа появилась кривая усмешка. Он был уверен, что теперь бизнесу Уизли придет конец, и Дамблдор, наконец, сможет вздохнуть спокойно. Отколовшаяся часть этого большого семейства действительно стояла Министерству, Дамблдору, да и Снейпу вместе с ними, костью в горле, особенно после того, как младший Уизли, Грейнджер и Малфой-младший объединились в трио, что стало полной неожиданностью для всех. 
   "А вот и они", - скривился он, увидев появившихся на улице вышеозначенных людей. - "Быстро же они оклемались, однако". Драко, все же, выглядел несколько бледновато, но держался прямо и надменно. Но Снейп увидел то, чего не видел больше никто. Его с двух сторон поддерживала чета Уизли - вроде бы шли под ручку, а на самом деле оказывали Драко помощь. 
   - Тамара, - прозвучал женский голос. Снейп отвлекся и оглянулся. Еще одна девушка из ателье окликнула ту, что его покинула. 
   - Что, Каро? - обернулась Тамара к подруге. 
   - Зайди к месье Реверьену, - скорчила уморительную рожицу Каролина Диггори, хотя ее фамилию по мужу никто здесь не знал. 
   - Сладкоежка, - рассмеялась Тамара Лестрейндж, жена Рудольфуса. - Так уж и быть, зайду. 
   - Я тебя люблю, - крикнула Каролина и упорхнула обратно в кафе. 
   - О, мадам Тамара, - на пути девушки появилась мадам Малкин. Снейп был несколько обескуражен тем, что оба магазина остались существовать, поделив между собой рынок по каким-то странным критериям. Более того, владелицы магазинов стали чуть ли не подругами. Их частенько по утрам видели в кофейне, где они наслаждались горячим напитком и обсуждали последние новости. 
   - Странные они, это французы, - услышал Снейп реплику рядом с собой. За соседним столиком сидела пара лет под сорок и также наблюдала за происходящим. 
   - Мистер Снейп, это просили передать вам, - склонился рядом с ним официант, держа на подносе белоснежный конверт. 
   - Кто? - нахмурился зельевар. 
   - Он уже ушел, сэр. Я раньше никогда его здесь не видел, - последовал ответ. Снейп аккуратно, двумя пальцами взял конверт. Обратная сторона оказалась черной, на ней золотом было вытеснено - Северусу Снейпу. Тот, в свою очередь, поводил над конвертом палочкой, проверяя на различные заклятия. Но все было чисто, что странно. За его манипуляциями наблюдали четыре человека, сидящие в разных местах. Снейп вскрыл конверт, и на стол выпали три предмета: лист бумаги, сложенный вчетверо, прекрасно выполненная камея, изображающая черную метку Волдеморта, поверх которой располагался тот самый феникс, что был символом Ордена феникса. А вот значение и смысл третьей вещи Снейп даже при большом уме не смог бы понять - кожаный круг с вытесненным на нем черепом и скрещенными костями. Откуда Снейпу было знать, что такие "Черные метки" присылали когда-то пираты приговоренному бывшему товарищу, о чем Гарри вычитал в известном романе Стивенсона. 
   Снейп с благоговейным ужасом смотрел на камею. Кто-то напомнил ему о прошлом, о том, что он служил двум господам. Значение другой вещи он не понял. Снейп решительно потянулся к сложенной бумаге - он сразу понял, что это не пергамент. Тисненая, рифленая бумага с водяными знаками его заинтересовала. Развернув ее, он увидел напечатанный старинным витиеватым шрифтом текст: "За все нужно платить, Снейп! За все!" Сомнений не оставалось, это была угроза, ему лично. Остановив свое желание скомкать никчемный лист бумаги, Снейп аккуратно его сложил, затем убрал все три вещи обратно в конверт, бросил деньги на столик и только после этого поднялся. Кивнув официанту, он решительно двинулся к выходу. Неожиданно, женщина, сидящая за столиком недалеко от выхода, встала из-за стола и сделала шаг к выходу, но была сбита Снейпом, который не успел отреагировать на ее действия. 
   - Надо смотреть..., - гневно начал он и осекся. Снейп очень захотелось протереть глаза кулаками, встряхнуть головой. Он даже отшатнулся. 
   - Простите, я не ожидала, что кто-то идет, - красивым мелодичным голосом заспешила извиниться причина происшествия. - Ради Мерлина, простите. 
   - Все в порядке, - через силу выдавил из себя Снейп, неспособный оторвать глаз от лица незнакомки. 
   - Может быть, вы составите мне компанию, как знак моего извинения? - мило улыбнулась женщина. Снейп не сразу сообразил, что ему говорят. 
   - А? Да, да, конечно, - поторопился он согласиться. 
   Трое оставшихся мужчин усмехнулись. Их работодатель был прав, поймать этого неопрятного мужчину будет легче легкого - определенная внешность, доброжелательность, улыбка - и он готов. 
   "Он обделен женским вниманием", - вспомнились им слова работодателя. - "Единственной женщиной в его жизни была Лили Эванс, та, на кого сейчас так похожа Лючия. Он так и не смог простить того, кому удалось завоевать ее сердце, и также ненавидел ребенка, рожденного ею от другого". 
   "Ничего, мой юный господин, он заплатит за вашу боль", - усмехнулась про себя Лючия, продолжая улыбаться мужчине с сальными черными волосами и большим с горбинкой носом. Единственное, что в нем могло привлечь, это черные омуты, но в них не хватало человечности и тепла. - "Хладный труп", - пришла к выводу Лючия. - "Такого и не жалко". 
   - Ох, это так приятно, а то я никого здесь не знаю, - произнесла Лючия. 
   - Вы не англичанка? - спросил Снейп. 
   - Я не помню, - пожала в ответ плечами женщина. Она выглядела младше Снейпа, но определить ее возраста точно он не мог. 
   - Не помните? - нахмурился он. 
   - В результате несчастного случая я потеряла память. Один месье вывез меня из Англии и с тех пор я жила в Европе, - улыбнулась Лючия. 
   - О, и как давно это случилось? - в нем заговорил шпион. 
   - Ну, сейчас у нас 2004 год, значит почти двадцать три года назад, - улыбнулась Лючия. - Кстати, меня зовут Лили, это единственное, что я помню точно. 
   Снейп замер, как кот, готовый прыгнуть на сидящую на земле птичку, но тут бы, наверное, лучше подошло другое сравнение - он шел как мышь на запах сыра, находящегося в мышеловке. "Ох, как же легко тебя поймать. Ты ведь теперь будешь копать только в одном направлении и совершенно не увидишь того, что будет происходит у тебя за спиной", - усмехнулась Лючия. 
   - Северус Снейп, - представился зельевар. В голове он уже лихорадочно перебирал варианты. После получения письма он не мог поверить, что такая встреча была случайностью. А уж в рассказ этой женщины, так похожей на Лили Эванс, он не поверил ни на йоту, как и ожидалось. Им нужно было всего лишь занять Снейпа расследованием, а этой цели они точно добились. 
   - Расскажите о себе, Северус, - с улыбкой попросила Лючия-Лили. 
   - Хмм, - тот отвлекся от своих мыслей... 
   Они уже часа три сидели в кафе и говорили, говорили, говорили. Лючия рассказывала о своей жизни в Италии, об учебе и друзьях, нередко переходя на итальянский, которого Снейп не знал. Сам же он не был столь многословен, выдавая только самое необходимое. Но странно для него было другое: с этой женщиной к нему вдруг вернулись прежние ощущения и эмоции, забытые со времени ссоры со своей Лили. Он поймал себя на мысли, что не хочет, чтобы эта Лили оказалась в чем-то замешанной. Его раздирали противоречия: желания требовали одного, а шпионский опыт твердил другое. "Я все выясню", - поклялся он себе, продолжая наслаждаться неожиданным подарком в этом день, он даже о странном послании забыл. 
   Возвращающаяся в ателье Тамара мельком взглянула на сидящих в кафе и изумленно замерла. Снейпа она узнала сразу, да и даму рядом с ним. Если бы она не знала точно, как сейчас выглядит Лили Поттер и где она точно находится, то решила бы, что это она. "Ну, надо же, как бывает", - усмехнулась она и поспешила в ателье, поделиться с подругами последними новостями и наблюдениями. 
   В то же самое время Дамблдор сидел у себя в кабинете в Хогвартсе и наслаждался очередной партией лимонных долек. Некоторое время назад он узнал о том, что ему приписывают такую привычку, и решил попробовать. На удивление, ему понравилось, и вскоре он пристрастился к долькам. И вот он сидел и с наслаждением отправлял одну за другой в рот. Вдруг камин вспыхнул, и из него вылетел красно-золотой конверт, можно сказать, выполненный в гриффиндорской манере. Дамблдор с сожалением отложил лакомство и взялся за палочку. Он сейчас повторял все те же действия, что и Снейп в Косом переулке. На конверте, да и внутри него не было ничего страшного, но это на первый взгляд. На стол выпали несколько предметов: сложенный втрое лист, подписанный на имя Альбуса Дамблдора, камея с изображением странного животного, помесью акулы, феникса, змеи и паука. Директору не составил понять, что кто-то таким вот образом дал ему понять, кем его считает. Он, хоть и выглядел, зачастую, придурковатым гением, на самом деле таковым не являлся. И понять намек ему не составило труда. Если бы сейчас кто-то его увидел бы, удивился. Дамблдор от счастья потирал руки. Как же, в последнее время жить стало скучно, а тут кто-то посмел выступить против него. Некоторое время назад Дамблдор стал уже подумывать о том, чтобы начать новую игру, и вот, кажется, она сама пришла к нему. Что его не устраивало, так это непонимание и незнание правил игры. Но, как заметил тот, кто прислал конверт, в нем очень хорошо сочетались черты акулы, паука и змеи, ну и, пожалуй, феникса, поскольку исчезать и появляться он умел с достоинством. 
   "Ну, это мы еще посмотрим, кто кого", - задорно сверкнув глазами, подумал директор. Он взял сложенный лист и развернул его: "Пауку можно оторвать лапки, из змеи сцедить весь яд, акулу лишить зубов, и феникс не сможет возродиться из пепла, если этот самый пепел развеять по ветру. Удачного дня, профессор, и сейчас, и в будущем! Эта игра будет долгой. Я очень хочу увидеть один момент, который произойдет через некоторое время. Мне интересно, у вас будет сердечный приступ или вы, наконец, лишитесь голоса на продолжительный срок? Мы еще встретимся". Но подпись была действительно странной в письме: "Не друг, не враг, не единомышленник - Правосудие". Дамблдор нахмурился. Ему не нравилось то, что он видел и читал. Кто-то смеет ему угрожать. 
   Стук в двери кабинета прервал его размышления. 
   - Войдите, - произнес он. Дверь открылась, и вошла его заместитель - Минерва МакГонгалл. Губы плотно сжаты, взгляд укоризненный и чем-то разочарованный. Бывший гриффиндорский декан осталась на своем посту, но дала ему ясно понять, что она рассержена его отношением к Поттеру. Дамблдор считал, что врагов надо держать ближе к себе, так, чтобы можно было быстро пресечь какие-либо направленные против него действия. А МакГонгалл стала врагом, но сил бороться у нее не было. 
   - Альбус, к вам прибыли эти господа. А в моем кабинете ждут три молодых человека, которые прибыли на вакансии преподавателей, - чопорно произнесла Минерва. Они договорились поддерживать на людях прежние отношения. 
   - Спасибо, Минерва, - чуть нахмурившись, произнес Дамблдор, поскольку знал тех, кого МакГонагалл ввела в кабинет. - Я поговорю с кандидатами после того, как решу вопросы с этими господами. 
   Минерва кивнула и гордо покинула кабинет. Ей не нужны были объяснения. Будь ее воля, ее ноги бы не было в Хогвартсе, а, возможно, и в стране. 
   - Вам удалось что-то выяснить? - Дамблдор поднялся из-за стола и посмотрел на двух членов обновленного Ордена Феникса. 
   - Ничего, сэр, - покачал головой один из них. - Никаких данных о Тонкс и младшем Люпине выяснить не удалось. 
   - Плохо, - Дамблдор стал ходить по кабинету. - Есть какие-нибудь подробности их исчезновения? 
   - Хотя свидетели говорят почти одно и тоже, нам удалось выяснить, что их воспоминания ложные, - подал голос второй. 
   - Вот как? - приподнял бровь Дамблдор. - Значит, все-таки похищение, но несколько другое, чем нам было представлено. 
   - Совершенно верно, - кивнул первый. - И Малфои, так же, как и младшее поколение отступников Уизли тут не причем. 
   - Да, да, я в курсе, - отмахнулся Дамблдор. Проблема пропавших Андромеды и Теда Люпина его очень сильно занимала. Его взгляд упал на полученное недавно письмо. Кто-то еще вступил в игру, и ему, Альбусу Дамблдору, необходимо выяснить личность Мистера Икс, и чем быстрее, тем лучше. 
   - Сэр, мы стали по вашей просьбе приглядывать за этими приезжими, - снова подал голос второй. 
   - И? - Дамблдор с интересом посмотрел на мужчин. 
   - Они ни с кем, кроме друг друга, особо не контактируют. Владелицы ателье довольно неплохо сошлись с мадам Малкин, что, если честно, удивляет, - сказал первый. 
   - Есть что-то интересное? - поинтересовался Дамблдор. 
   - Нет, сэр, - покачали головой мужчины. 
   - Продолжайте наблюдение, но не думаю, что они что-то затевают, - произнес Дамблдор. - Просто решили вернуться домой, когда все успокоилось. Таких на свете немало. 
   - Да, и их налоговые вливания в бюджет министерства очень значительны, - произнес первый. 
   - Вот как? - Дамблдор с легким удивлением посмотрел на него. Его эти прибывшие из Европы дамочки и несколько молодых мужчин, а также те, кто стали представителями зельедельческой фирмы в Англии, не особо интересовали. Но вот информация, что те очень богаты, привлекла его внимание. Денег много не бывает. 
   - Да, они слишком быстро здесь раскрутили филиалы своих фирм, - произнес первый. - Исходя из того, что мы выяснили, они, в конце концов, собираются перевести весь свой бизнес в Англию, а Европе оставить представительства. 
   - Что ж, ясно, - кивнул Дамблдор. - наблюдайте, мало ли что. 
   - Да, сэр, - два одинаковых кивка. 
   - Проведите очередную проверку на Поттера, - приказал директор. - То, что многие поверили в его смерть, нам на руку. Это упрощает очень многое. 
   - Да, сэр, - кивнули оба мужчины. 
   - Свободны, - отпустил их взмахом руки Дамблдор. Те бесшумно вышли из кабинета. В правдивую историю Гарри Поттера после его исчезновения был посвящен узкий круг людей; вернее, они знали лишь самую малую часть правды, состоящую в том, что он все еще был жив. Дамблдор был удивлен, что мальчишка смог так спрятаться, не иначе, кто-то ему помог. Но кто мог оказаться настолько сильным, чтобы спрятать парня от самого Дамблдора? Первое время директора очень беспокоило это, но, затем, когда парень не появился в первый год, потом во второй, он успокоился. И теперь он лишь для профилактики проводил эту проверку, совершенно уверенный в том, что мальчишка сломался после всего. Возможно, он вообще стал сквибом, и только остаточная магия дает им понять, что он жив, но определить его местонахождение не представляется возможным. Мальчишка ничего не умеет, так что его место - в каких-нибудь трущобах, зарабатывать себе на хлеб телом или подаянием. "Что ж ты не сдох там, на этом поле? - с досадой подумал Дамблдор. - Все было бы намного проще". 
   Наконец, он встряхнул головой и пошел на встречу с тремя кандидатами на освободившиеся должности. Войдя в кабинет Минервы МакГонагалл, он увидел троих довольно молодых мужчин: один был примерно возраста Северуса, а двое других точно не достигли тридцатилетнего рубежа. 
   - Господа, рад приветствовать вас в Хогвартсе, - мило улыбаясь "А-ля-добрый-дедушка", Дамблдор поприветствовал мужчин. Те улыбнулись в ответ. - Итак, давайте познакомимся. 
   Спустя два часа увлекательных разговоров о жизни Хогвартс приобрел трех новых преподавателей. Снейп снова потерял возможность стать профессором ЗОТИ. Двое других заняли должности профессоров по истории магии и магловедению. Все оказалось даже проще, чем казалось на первый взгляд. 
   В семь часов вечера в номере люкс Редиссон Сас отеля собралась вся четверка. 
   - Я не понимаю, почему Доменик считает этих людей такими умными и опасными, - произнес шатен. 
   - Макс, ты читал собранные на них досье, - Лючия передернула плечами от легкомысленного тона парня. - Доменик все точно рассчитал, - кстати, она была единственной, кто знал настоящее имя их работодателя. 
   - Думаешь, он предвидел такой исход ситуации? - еще один молодой человек недоверчиво посмотрел на нее. 
   - Поверьте мне, предвидел, - кивнула Лючия. Она усмехнулась, вспоминая свою жизнь чуть больше трех лет назад. Доменик оказался очень таинственным человеком, скрытным, явно познавшим в своей недолгой жизни море боли. 
   Лючия была обычной портовой шлюхой, за исключением того, что она была к тому же еще и волшебницей, которая оказалась без денег и возможностей. Чуть больше трех лет назад на ее пути встретился удивительный человек - Гери Реттье, красивый манекенщик. Спустя какое-то время, она узнала его как Доменика, а год назад он рассказал ей правду. Сначала они стали просто друзьями, хорошими друзьями. Они обменивались письмами, телефонными звонками. Лючия была рада, когда узнала о Томе и семье Гарри. Она спокойно приняла его решение о возрождении Темного лорда, поскольку считала, что юноша прав. Лючия знала, что никогда не позволит себе потерять доверие Гарри. Он вытащил ее из трущоб, затем она переехала в его славный бордель, поскольку ничего больше не умела. Она получила прекрасное образование и такую жизнь, о которой не могла бы и мечтать. И мало кто знал, что хоть она и имела лицо Лили Эванс, на самом деле сходство не было полным, просто ее очень хорошо научили накладывать грим. 
   Самое интересное, что план мести был предложен именно Лючией, а Гарри уже потом весь его обдумал, подправил и привел в действие. И вот они в Англии, чтобы наказать Снейпа и Дамблдора - личных врагов Гарри Поттера. Почему эти двое, она не вдавалась в подробности. Если Гарри так решил, значит, у него на то есть основания. В отличие от многих, Лючия была посвящены во все планы Гарри. Она знала, что будет дальше, но у нее была своя миссия в этой войне, пока еще тайной. Лючия улыбнулась, и та улыбка ничего хорошего Снейпу не предвещала, а Дамблдор понятия не имел, кого пригрел в стенах своей школы. 
   Через несколько дней после этих событий Гарри получил краткое послание: "Начало положено. Все идет по плану". Том, наблюдавший за своим мужем, заметил странную улыбку, прежде чем бумага вспыхнула. Молодой человек поднял голову и посмотрел прямо в глаза супруга. И тот сразу понял, что Гарри, наконец, готов вывалить ему под ноги все распиханные по шкафам скелеты, которых, как предполагал Том, было более чем достаточно. Гарри встал со ступенек и подошел к мужу. 
   - Не хочешь прогуляться? - улыбнулся он. 
   - С удовольствием, - Том подал Гарри руку. 
   Что ж, время истины настало. Андромеда с улыбкой смотрела им вслед. Она поняла, что начало новой игре положено, только за ниточки в этот раз дергали они, а не кто-то другой. Тому предстояло узнать своего мужа до конца. Гарри, наконец-то, стал самим собой, соединил все разрозненные личности в одну, переборол все свои страхи. Теперь, он был готов.

Глава 19. Английские посетители.

   Три года пролетели как мгновение. 
   Гарри стоял около окна и смотрел на веселящихся детишек, которые радовались такому нежданному в предместьях Парижа снегу. В столовой все готовилось к празднованию дня рождения сразу нескольких детей: Кассандры Поттер-Риддл, Стефана Диггори, Родерика Лестрейнджа, сына Рабастана и Миранды Лестрейндж, дочери Рудольфуса. Начиная с июля месяца, всегда получалось так, что именинников было больше одного. А эти четверо родились 1-го ноября, и они были последними, кому исполнялось 9 лет. Можно бы сказать, что они младшие в семье, но это не так. Младшим стал Рей Люпин, проказливый двухлетний малыш, родившийся под бой часов, знаменующий Новый год. Тедди, как самый старший среди этой "кучи" шустрых и сверх меры умных деток, был признан среди них лидером, которому все без исключения подчинялись, в том числе и Рей, как только стал хоть что-то соображать. Тедди уже было одиннадцать, но кроме этого в его положении ничего не поменялось. Ну, если не считать того, что теперь у него была палочка, сделанная специально для него. Программа обучения становилась все сложнее, но дети с восторгом окунулись в мир магии, теперь они сами могли колдовать, тем более, палочки они получили еще в свои шесть лет. Это были палочки именно для обучения - простенькие и незамысловатые, в общем, тренировочные, а вот в одиннадцать им обещали торжественно вручить их собственные палочки. Дети первые полгода теребили взрослых, когда же им будет одиннадцать лет, сколько до этого осталось дней, но затем успокоились, когда поняли, что и с тренировочными могут делать ого-го сколько разных интересных вещей. 
   - Месье "Арри'"- отвлекла его от наблюдения за детьми появившаяся в кабинете служанка. 
   - Да, Жанетт, - повернулся тот и взглянул на женщину. 
   - К вам пришли, - доложила та. - Месье и мадам находятся в бирюзовой гостиной. 
   - Благодарю, - кивнул Гарри. Жаннетт, в лучших традициях средневековых домов, склонилась в глубоком реверансе, затем вышла. Гарри снова повернулся к окну. Дети все так же весело обстреливали друг друга снежками. На губах молодого мужчины появилась улыбка. Он отвернулся, вздохнул - надо было принимать гостей. Он вышел из кабинета, прошел по коридору. Перед дверью гостиной он на секунду замер, затем решительно ее открыл и вошел. Опыт, полученный им после ухода из магического мира, а также жизнь с Томом и остальными научили его держать лицо в любой ситуации. И сейчас только это помогло ему, во-первых, не споткнуться, во-вторых, не выдать себя, что он знает присутствующих. А это действительно было тяжело. На диванчике, воркуя друг с другом, сидели... Лючия и Северус Снейп. 
   - Мадам, месье, - склонил голову Гарри и выжидательно уставился на странных посетителей. 
   - Месье Гери, - тут же защебетала Лючия, вскочив. - Я так рада, что вы смогли нас принять. Простите, что мы к вам так, без предупреждения. 
   Будь он прежним Гарри Поттером, челюсть давно уже каталась бы по полу, а сам он сидел на полу на пятой точке с глупейшим видом. 
   - Чем могу вам помочь? - Гарри любезно указал им, что они снова могут присесть. Затем он дотронулся до черной кнопки на столе. Северус в недоумении посмотрел на него. Дверь открылась, и вошел лакей. 
   - Поль, будьте добры, чай для месье и мадам, а мне кофе, как обычно, - произнес он. 
   - Слушаюсь, - кивнул тот и испарился. Гарри видел легкое недоумение в глазах Снейпа, а, значит, Лючия точно ему сказала, что хозяин дома маг. Гарри несколько секунд позволил себе насладиться этим зрелищем. Еще бы, теперь он точно знал, что зельевара можно застать врасплох. Победа и несколько лет спокойной жизни, а также Лючия, его верная Лючия сделали свое дело - Снейп расслабился. Гарри не позволил своему торжеству выйти наружу. - Чем могу вам помочь? 
   - Лили сказала, что вы могли бы меня свести с владельцами гербалогической фермы и зельедельческой лаборатории "Ла бутик ансьен", - Снейп посмотрел на молодого человека, сидящего перед ним. Его несколько беспокоили эти яркие, проницательные и совершенно непроницаемые зеленые глаза. Казалось, молодой мужчина прожигает его взглядом, норовя заглянуть в саму его душу. 
   - Да, я знаком с владельцами этой корпорации, - кивнул после непродолжительного молчания Гарри. - Но с какой целью, вы намерены с ними встретиться, мистер Снейп? 
   Северус прищурился. Он не ожидал, что его узнает какой-то француз из богатого рода. И снова Гарри все увидел на его лице. "Стареешь, Снейп", - усмехнулся он про себя. 
   - Дело в том, что данная фи... эээ... корпорация является лучшим поставщиком некоторых ингредиентов. Такого качества больше ни у кого нет. Я бы хотел заключить с ними долгосрочный контракт на прямые поставки данных ингредиентов, - произнес Снейп. Он все никак не мог решить, как вести себя с этим человеком. Сомнений в том, что перед ним сидит аристократ, не было никаких. Но, в то же время, молодой человек вызывал у него странное ощущение. 
   Гарри как раз собирался ответить, как дверь резко распахнулась, и в комнату влетел вихрь под названием Салазар Поттер. 
   - Га..., - договаривать он не стал. Что-что, а чувство опасности у детей было развито очень хорошо. Им сказали, что при чужих нельзя называть имена взрослых, они, естественно, пытались выяснить, почему. Данные объяснения оказались удовлетворительными, чтобы научиться себя контролировать, тем более, взрослые долгое время их тренировали. Салазар замер и теперь бросал настороженные взгляды со старшего брата на двух незнакомых ему людей. 
   - Что случилось? - улыбнулся Гарри. 
   - Я потом приду, - мальчик снова зыркнул на Снейпа. Тот подавил желание поежиться. Он понимал, что это просто его воображение, и мальчик абсолютно не похож на Поттера, ну, не считая глаз. Салазар в последний раз окинул серьезным, совсем недетским взглядом Снейпа и скрылся за дверью. 
   - Ваш сын? - вежливо поинтересовался Снейп. Мальчик был похож на сидящего перед ним мужчину. 
   - Брат, - спокойно последовал ответ. Снейп снова не сумел скрыть своего удивления, пусть и мимолетного. "Это сколько же лет его родителям? У них разница, ну лет в пятнадцать, точно", - подумал зельевар. Дверь снова распахнулась, на этот раз на пороге стоял другой зеленоглазый черноволосый мальчик - Кристиан. Гарри вздохнул и посмотрел на мальчика, одними глазами спрашивая, что тому нужно. Кристиан проигнорировал взгляд своего папочки, все внимание он обратил на Снейпа. У того появилось желание проверить, все ли в порядке с его одеждой. Кристиан удовлетворенно фыркнул и вылетел из гостиной, хлопнув за собой дверью. 
   - Тоже ваш брат? - с улыбкой спросила Лючия, прекрасно зная, что это как раз был сын Гарри. 
   - На этот раз - мой сын, - чуть улыбнулся в ответ Гарри. 
   - Я бы сказал, что они почти близнецы, - заметил Снейп, уже успевший вернуть себе свою привычную маску невозмутимости. 
   - У нас есть, на кого быть похожими, - произнес Гарри. Снейп каждой частичкой своей души почувствовал какой-то вызов в этом вроде бы незначащем ничего предложении. 
   - Месье Гери, вы поможете моему жениху? - Лючия состроила забавную рожицу. 
   - Почему бы и нет, - раздался обволакивающий в бархат голос от двери. Вот этого посетителя даже Гарри не услышал. Прислонившись к стене, рядом с дверью стоял единственный и неповторимый Том Риддл. Оттолкнувшись от стены, Том прошел к креслу Гарри и устроился на подлокотнике. - Так что вас интересует, мистер Снейп? 
   Тот снова почувствовал что-то странное, прозвучавшее в, казалось бы, обычной фразе. Подобная реакция начинала его беспокоить. Не давала ему расслабиться и внешность обоих мужчин. Они казались странно знакомыми, но Снейп точно знал, что никогда не видел их раньше и не был знаком. Списав все на свое больное воображение, Снейп начал успокаиваться. 
   - Я уже объяснил месье Гери, что хотел бы заключить контракт с корпорацией, - произнес он, начиная раздражаться от того, что ему не могут ответить сразу на поставленный вопрос. 
   - И какая мне от этого выгода? - Том склонил голову на бок. Снейп на секунду опешил. 
   - Простите? - посмотрел он на Тома. 
   - Какая мне выгода заключать с вами контракт? - спокойно произнес Том. От Снейпа не ускользнуло, что мужчина поглаживает первого мужчину по шее, при этом совершенно не прячась. Сомнений, в каких отношениях состоят эти двое, уже не было. 
   - Вы имеете отношение к "Ла бутик ансьен"? - задал вопрос Снейп. 
   - Мой муж один из совладельцев корпорации, - усмехнулся Гарри. Вот такого поворота событий Снейп совсем не ожидал. 
   - О, прелестно, - прощебетала Лючия. Том окинул ее чуть насмешливым взглядом, затем положил руку на шею Гарри, заставив тот чуть заметно поморщиться.
   -Что вы имеете в виду, говоря, какая вам выгода от заключения контракта со мной? - произнес Снейп. 
   - То и имею, - Том перевел взгляд на него. 
   Снейп же пытался изучить обоих мужчин. На первый взгляд, разница в возрасте у них была незаметна, но зельевар каким-то десятым чувством понял, что пусть ненамного, но старшим в этой паре был именно второй мужчина - синеглазый брюнет, который, навскидку, был лет на пять-десять старше зеленоглазого. Ответы обоих мужчин раздражали Снейпа - за последние лет десять он привык, что ему ни в чем не отказывают, но три последних года стали для английских зельеваров и аптекарей какими-то роковыми. Гербалогические фирмы не выдерживали конкуренции с французским магнатом, который в Европе уже стал монополистом. Он подмял под себя почти все маленькие фирмочки, которые теперь были отделениями корпорации и очень этому радовались, поскольку на общий счет отправляли всего лишь пятнадцать процентов прибыли, остальное шло на выплату зарплат и доход бывшего владельца фирмы, который все так же продолжал ею руководить. Многие фирмы таким вот способом оказались вытащены из банкротства, а уж условия были просто царскими. За такое можно и поработать под вывеской "Ла бутик ансьен", тем более, количество покупателей сразу выросло в несколько раз. 
   Корпорация вышла на английский рынок два с половиной года назад. Сначала все ждали, что они продолжать свою политику поглощения, но те вдруг стали просто выживать своих конкурентов. Постепенно, одна за другой фирмы загибались. На данный момент в рабочем состоянии оставались только фирма Лонгботтомов и еще одна. Цены на ингредиенты резко выросли, поскольку достать некоторые из них было просто невозможно в Англии, а "Ла бутик ансьен" весь свой товар поставлял "со своих полей", а, значит, цены были высокими. 
   Снейп сначала как-то не переживал по этому поводу, пока год назад не начал ощущать отсутствие необходимых ингредиентов. Именно тогда он и заинтересовался французами, стал собирать на них досье. Ему удалось выяснить, что под таким же название с магловском мире существует фармокологическая корпорация, которая использует магию, адаптированную для маглов. Лекарства с маркой данной компании пользуются большим спросом. Он даже достал на анализ несколько таких лекарств. Ему затем оставалось только поражаться мастерству французских зельеделов, которые так ловко соединили вроде бы несочетаемые компоненты. 
   И вот теперь он сидит напротив одного из совладельцев "Ла бутик ансьен". И как ему ответить на вопрос, что он будет иметь с того, что заключит контракт с ним, Снейпом? Он уже понимал, что оба мужчины прекрасно осведомлены о его личности, а, значит, его звание лучшего мастера зелий не только Англии, но и Европы, для них авторитетным не является. 
   - Единственное, что я могу сказать, увеличится ваш доход, - наконец, произнес он. 
   - И вы не скажете ничего по поводу того, что моей корпорации будет престижно иметь прямой контракт с выдающимся мастером зелий? - насмешливо произнес Том. 
   - Вы знаете, кто я, и, раз задали свой вопрос, значит, это вас не прельщает, - ответил Снейп. 
   - Прекрасно, радует, что вы это понимаете, - в голосе Тома очень четко прозвучал сарказм. - Тем более, у меня работают все остальные выдающиеся зельевары. 
   И что можно было ответить на подобное замечание? Правильно: ничего. Вот Снейп и промолчал. Но он прекрасно понял, что никто тут с ним считаться не будет. 
   - Почему у вас такое отношение ко мне? - вдруг задал он вопрос. Ему хотелось понять, откуда такое неприятие обоих мужчин к нему, ведь они незнакомы. 
   - Скажем так, мы не особо приветствуем англичан, - последовал ответ от Гарри. 
   - Почему? - включилась в разговор Лючия. 
   - Ваша страна довольно странно поступает со своими героями, должен заметить, - усмехнулся Том. - Я бы сказал, совсем странно. 
   Снейп нахмурился. Он прекрасно понял, на что сейчас намекает, а, вернее, прямым текстом указывает мужчина. 
   - Но в Англии сейчас все в порядке, - произнесла Лючия. 
   - Вы так в этом уверены, мадам? - Том пристально на нее посмотрел. 
   - Вообще-то, пока еще мадмуазель, у нас в следующем месяце свадьба, - произнесла Лючия. Гарри поперхнулся и закашлялся, хорошо, что это можно было списать на то, что он как раз сделал глоток из своей чашки с уже холодным кофе. 
   - Дорогой, ты в порядке? - заботливо спросил Том. 
   - Да, ненавижу холодный кофе, - ответил Гарри, затем с улыбкой посмотрел на Лючию. - Я за вас очень рад. 
   Снейп был почти уверен, что услышал какой-то подтекст в этих словах. Он не понимал этих двоих, совсем не понимал. Одно он знал точно: эти двое с ним играют. 
   - Давайте вернемся к причине вашего визита в наш дом, - произнес Том. - Я, в принципе, не вижу причин для отказа вам, ну, кроме, пожалуй, личной неприязни к англичанам, - он не стал пояснять, что неприязнь не распространяется на всех англичан, а только на определенный круг. 
   - Но вы все же вышли на рынок Англии, - заметил Снейп. 
   - Да, но это всего пара процентов со всех наших доходов, - ответил Том. - Хотя, должен заметить, магазин приколов и шуток, а также ателье пользуются большим спросом. 
   Снейп замер, он прекрасно понял, о чем идет речь. 
   - Вы хотите сказать..., - начал он. 
   - Да, обе структуры входят в корпорацию де Кресси, - кивнул Том, наблюдая за зельеваром. Что ж, месье Снейп, давайте поступим так. Завтра с утра я соберу совет совладельцев, после этого мы встретимся, скажем, часиков в двенадцать на Дебюсси, там есть прекрасный ресторанчик "У мадам Шантре". Там я и дам вам окончательный ответ. 
   - Хорошо, - кивнул Снейп. Только многолетний опыт позволил ему себя сдержать. Его просто-напросто выставляли из дома, хоть и в вежливой форме, но прямым текстом. 
   - Поль, - позвал Том. Дверь тут же открылась, словно тот стоял за ней и только и ждал, когда его позовут. - Проводи мадам и месье. 
   - Слушаюсь, - склонил тот голову, а затем посмотрел на "гостей". Снейп поднялся, подал руку своей невесте. Он не заметил, как она и зеленоглазый мужчина переглянулись, не расслышал он и того, как Лючия одними губами произнесла: "У Доменика, сегодня". Гарри едва заметно кивнул. Через минуту Том и Гарри остались одни. 
   - А он сдал, - после некоторого молчания произнес Том. 
   - Да, и довольно сильно. Расслабился, - кивнул Гарри. 
   - Знаешь, а она могла бы быть старшей сестрой твоей матери, и все же я рад, что она не копия Лили, - произнес Том. - Итак, что это был за визит такой, и когда она успела стать невестой Снейпа? 
   - Понятия не имею, но сегодня мы с тобой идем в бордель, где и выясним все подробности, - сказал Гарри. - А сейчас пора уже поздравлять наших именинников.
   "Размышления Тома" 
   Удивительно, казалось бы, ничего особенно за эти три года не произошло, но, в то же время, произошло очень многое. Гарри, наконец-то, выдал все свои секреты. Вернее, с их открытия все и началось. Мерлин, как же я был в тот момент на него зол. Хотелось просто перегнуть его через свое колено и отодрать по его очаровательной попке, чтобы неповадно было в будущем творить подобное. Я рад, что ничего тогда такого не сделал. Иначе не было бы у нас той идиллии, которая сложилась сейчас. Гарри не стал более доверчивым...хотя не так. Гарри сильно повзрослел, все его действия стали более зрелыми, что ли. Он перестал скрывать от нас свои планы, стал советоваться, высказывать свое мнение, которое, кстати, в нашей семье очень значимо. Его идеи постоянно претворяются в жизнь кем-нибудь из нас или наших людей. 
   Да, я тогда неделю с ним не говорил, даже съехал из спальни. Никто в наши отношения не вмешивался, и это хорошо. И все пришло в норму, когда, однажды, я проснулся в занимаемой мной гостевой спальне и под боком нашел своего несравненного мужа. А потом мы всей толпой, почти в полном составе, заявились в бордель... даже вспоминать стыдно, что мы в тот вечер творили. Никогда не думал, что мы все такие авантюристы, правда, после той оргии туда наведываются все-таки только неженатые. И слава Мерлину, иначе бы этот дом превратился в кромешный ад. Полтора года назад к нашей семье присоединился еще один член - Мишель Тирон, ставший супругом Андромеды. Пара теперь разрывалась между поместьем де Кресси и борделем, где Мишель по-прежнему оставался управляющим. Но сейчас ему стало легче, поскольку всегда кто-то мог прийти ему на помощь. 
   Эти три года стали настоящим прорывом для наших компаний, которые были объединены в корпорацию де Кресси. Мы, все же, решили использовать в брэнде фамилию Антуана, чтобы не создавать проблем, так же представлялись и в обществе. Сейчас мы одна из самых богатых семей не только в Европе, и всего мы добились собственными мозгами. 
   И вот наступило время, когда можно было начинать более активные действия в Англии. Все уже готово для нашего наступления. Под носом у Дамблдора сидят четыре наших человека. Лючия все-таки смогла добиться того, чтобы этот ублюдок сделал ей предложение. Поверь мне, Снейп, твое счастье будет недолгим. Если я правильно понял Гарри и оценил эту женщину, тебя ждет удар в самое сердце, ведь она верна только одному человеку, и этот человек не ты, Северус. 
   Но все, пора заканчивать размышлять и вспоминать, а то Касси на меня уже косо смотрит... 
   "Конец размышлениям Тома" 
  
   - Солнышко мое, прости, - Том подхватил дочь на руки. 
   - Папа, ты последнее время слишком много думаешь, - серьезно произнесла девочка, вызвав смех у всех, кто был рядом. 
   - Больше не буду, - клятвенно пообещал Том, опуская дочь на пол, затем пробурчал себе под нос. - По крайней мере, сегодня. 
   - Да, да, милый, это абсолютно верное дополнение, - раздался за спиной такой любимый голос. Гарри обвил его талию и прижался грудью к его спине, положив свою голову Тому на плечо. 
   - У тебя странный взгляд, - произнес Том. 
   - К нам снова гость, и снова из Англии, - прошептал Гарри. - Пойдем, что ли? 
   - Ну, пойдем, - вздохнул Том. - И что их всех сегодня-то к нам тянет? 
   Бросив пару слов Рабастану, Гарри и Том вышли из зала, где проходило празднование дня рождения, и направились в этот раз в снежную гостиную, выполненную в голубовато-серо-белой гамме. 
   В комнате оказался снова неожиданный гость, вернее, два. В креслах, напротив друг друга сидели Джордж Уизли и Невилл Лонгботтом. 
   "Ну и ну", - только и смог выразить свое удивление Гарри. Он переглянулся с Томом, и они вместе уставились на гостей. 
   - Господа, - поприветствовали они разом Джорджа и Невилла. Те в ответ поднялись и представились. 
   - Чем мы вам можем помочь? - спросил Том. 
   - Нам посоветовали обратиться к вам, - произнес за двоих Джордж. 
   - Мы слушаем вас, - Гарри сел в кресло, а Том снова, как и в прошлый раз сел на подлокотник. - Да, простите, мое имя Гери, а это мой муж - Этьен, - под такими именами они оба и были известны в европейском, как магическом, так и магловском мире. 
   - Простите нас за такой визит, но вы единственные, кто может нам помочь, - тихо произнес Невилл. - Моя гербалогическая ферма не выращивает такие травы. 
   - Вы хотите заключить с нами контракт? - удивленно произнес Гарри. 
   - Дело не в этом. Нам требуется несколько зелий. Ребенок моей сестры в тяжелом состоянии, - Джордж, закусив губу, посмотрел на двух мужчин перед собой. 
   - В чем дело? - нахмурился Том. 
   - Во время очередной..., - Джордж скривился и на секунду замолк, словно подбирал нужное слово, более корректное, что ли, - проверки в доме наших друзей, один из авроров столкнул с лестницы ребенка. У моей племянницы непереносимость к некоторым компонентам костероста... 
   - Мы все поняли, - остановил его объяснения Том. Он уже собирался щелкнуть пальцами и вызвать домовика, как его руку перехватил Гарри. Том удивленно взглянул на мужа. 
   - Нельзя, - последовал ответ. 
   - Прости, забыл, - до Тома дошло, что он чуть не прокололся, поскольку двое гостей точно знали их домовиков, а, значит, возникли бы вопросы. 
   - Насколько тяжелое состояние у девочки? - спросил Гарри, обращаясь к Джорджу. 
   - Стабильно плохое, - вместо рыжего ответил Невилл. - Я работаю с теми же аптеками, что и вы. Мистер Маршал посоветовал обратиться к вам, как к тем, кто выпускает очень редкие зелья. Он сказал, что у вас есть какой-то аналог костероста... 
   - Сейчас меня интересует состояние девочки, чтобы дать вам то, что ей поможет, также мне нужно знать, на что у нее непереносимость, - взял в свои руки разговор Том. 
   Спустя двадцать минут "допроса" он встал и покинул гостиную. 
   - И как наказали аврора? - вдруг спросил Гарри, нарушая установившуюся тишину. 
   - Вы смеетесь? - Невилл даже поперхнулся. - Кто его будет наказывать? Это же был несчастный случай, - последние слова он уже произнес ядовито. 
   - Что вообще у вас в Англии происходит? - Гарри подался вперед. 
   - Если бы знать, - горько произнес Джордж. - Если все так и пойдет, то будет еще одна война... 
   - Ага, вот когда пожалеешь, что Гарри прибил этого урода... Тогда хоть жить было можно. А сейчас..., - Невилл махнул рукой, выражая свое мнение о делах на родине. 
   - Гарри, как я понимаю, это Гарри Поттер? - уточнил Гарри. 
   - Да, - кивнул Джордж. - Я даже рад, что он не участвует во всем этом. Правда, надеюсь, он все-таки жив и счастлив, - на секунду лицо мужчины озарила грустная улыбка, но тут же пропала. - И надеюсь, далеко от Англии. 
   Гарри потихоньку стал вытягивать из них информацию. Через своих осведомителей они знали достаточно многое, а вот о настроении в обществе и в определенных кругах лучше было узнать из первых уст. Чем Гарри сейчас и занимался. 
   Том вернулся в гостиную, неся в руках небольшую шкатулку. Он протянул ее Джорджу, откинув крышку. Внутри находилось несколько склянок, к каждой прилагалось описание и способ применения. 
   - Сколько мы вам должны? - спросил Джордж. 
   - Это личные запасы, - отмахнулся Том. - Вам лучше поспешить, мы откроем для вас камин, для более удобного перемещения. 
   - Вы..., - у Джорджа не было слов. 
   - У нашего сына также непереносимость к костеросту, пришлось искать что-то новое и более эффективное, - сказал Том. 
   - Спасибо, - прошептал Джордж. 
   - Сочтемся, мистер Уизли, - отмахнулся Том. - Идемте. 
   Они все вместе прошли в каминную комнату, не очень большую, и единственную, где камин был подключен к магической сети. Гарри провел палочкой, которую вытащил из прикрепленного к руке чехла, над камином. В нем тут же вспыхнул огонь и издал забавную трель. 
   - Прошу, - улыбнулся он гостям. Невилл прошел первым, назвав пунктом назначения Малфой-менор. Джордж уже собирался войти в камин, даже шагнул в него и начал произносить место, когда обернулся. 
   - Менор, - закончил он говорить. Все успели заметить шок, который проявился на лице мужчины, прежде чем он исчез. 
   - Фред! - рявкнул Том. 
   - Извини, я не ожидал, - произнес тот. Руки у него тряслись. Гарри быстро наполнил стакан виски и подал ему. Тот чуть полстакана на себя не разлил, благо, Гарри сам решил его напоить. - Я знаю, что мы однажды встретимся, но сейчас я не был готов увидеть его в нашем доме. 
   - Успокойся, - произнес Том. - Идемте к детям, нам еще сегодня в бордель топать, на встречу с Лючией. 
   Остаток вечера они провели с детьми, наказав слугам, чтобы те никого больше не впускали. Оказалось, больше они никому и не нужны. Уложив спать своих чад и оставив их на попечении женской половины семьи, мужчины отбыли в бордель, как бы непрямолинейно это не звучало, они поехали на деловую встречу с Лючией. 
   Именно она рассказала им, что в Англии начала образовываться новая сила, недовольные постепенно сплачивались вокруг Малфоев, что привлекло к ним излишнее внимание. Правда, обвинить их никто не может, поскольку ничего вроде бы предосудительного те не делают. Проверки в Малфой-меноре Аврорат устраивает чуть ли не через день. 
   - А у нас все готово, - закончила свой доклад Лючия. - Снейп полностью в моих руках. Дамблдор настолько рад, что у него три таких преподавателя, что даже не видит, что те делают у него под носом. Они все расслабились. 
   - Хорошо, - кивнул Том, затем повернулся к мужу. - Как считаешь, сейчас устроить нашу с тобой задумку, или немного повременим? 
   - Можно и сделать, - сказал Гарри, и взглянул на Лючию. - Когда у вас свадьба? 
   - 10-го января, - ответила та. 
   - Устрой так, чтобы числа 25-го января вы оказались в Косом переулке. Будет одно небольшое представление только для Снейпа, - усмехнулся Гарри. 
   - Без проблем, - усмехнулась в ответ Лючия. - Он мне отказать не может ни в чем. Знаете, хоть одно приятно, хотя нет, есть две вещи - он богат и хорош в постели, все остальное..., - она многозначительно замолчала, вызывая смех у мужчин. 
   - Кто предал раз, предаст другой, - произнес Гарри. 
   - Да, и это сказано о нем, - кивнула Лючия. 
   - И ты готова вот так пожертвовать своей судьбой ради Гарри? - Джеймс пристально посмотрел на женщину, которая довольно сильно была похожа на Лили, но на ту, прежнюю, а не на эту, что вернулась с того света. 
   - Почему же только ради Гарри? Меня ждет безбедная жизнь и имя Героя-мужа, - усмехнулась Лючия. - Когда все закончится, он будет у меня на таком коротком поводке, что даже тявкнуть без моего позволения не сможет, не говоря уже о других потребностях. 
   - Вы жестокая женщина, - рассмеялся Рабастан. 
   - Нечего было творить произвол и калечить жизнь своего ученика, - жестко сказала Лючия. - Я знаю, через что прошел Гарри, сама испытала все эти прелести на себе. Нам повезло по жизни, кому-то нет. И происходит все это только по вине таких как Снейп. Мне нетрудно играть свою роль, потому что я знаю, чего хочу и что получу в ответ. И, честно, - она откинулась к спинке кресла и блаженно зажмурилась, как объевшаяся сметаны кошка, - Он действительно хорош в постели...
   На этой позитивной ноте они и закончили свои ночные дебаты.

Глава 20. Вернуть богатства.

   Рождество и Новый год собрали в Де Кресси всю огромную семью, даже тех, кто был занят и не смог прибыть на день рождения детей. Прибывшие из Англии сообщили, что ребенок, пострадавший из-за произвола авроров в Малфой-меноре, в полном порядке. Люциус Малфой подал в Министерство заявление, но на данный момент оно затерялось где-то в недрах бумажной волокиты. А главное, все понимали, что никто этой жалобе не даст хода, даже имея доказательства вины аврора. 
   - Все было бы нормально, если бы прекратили притеснять аристократию, - рассказывал Грег. - Они словно специально создают условия для бунта. За эти годы, а ведь прошло уже одиннадцать лет, все чистокровные семьи худо-бедно успели выбраться из ямы, в которую их загнали победители. Аристократы, даже, несмотря на все притеснения и постоянные проверки, смогли поднять голову и вернуть себе те позиции, что у них были раньше, ну, кроме, пожалуй, мест в Министерстве. Зато свой капитал они смогли восстановить довольно оригинальным способом, - усмехнулся Грег. 
   - То есть аристократы очень недовольны тем, что происходит у них дома? - уточнил Гарри. 
   - Совершенно верно, - кивнул Грег. - И знаете, как они вернули себе все потерянные деньги? 
   - Грег, может быть, ты уже скажешь нам, и не будешь тянуть кота за хвост? - разозлился Рабастан. 
   - Они перенесли свой бизнес в магловский мир, - улыбнулся Грег. - Причем так классно сделали: никто не может доказать, что в их продукции используется магия. А, между тем, она там действительно используется. Например, Паркинсоны создали серию развлекательных центров по всей Англии, очень популярных у магов. У Малфоев - несколько кондитерских и строительная корпорация, пользующаяся очень большим спросом. Нотты открыли рестораны. В общем, за эти семь-девять лет они смогли вернуть то, что потеряли, а кое-кто даже увеличил капитал. 
   - Хмм, интересно, - задумчиво произнес Том. - И Министерство ничего по этому поводу не делает? Они же уже один раз почистили аристократов, что им мешает сделать это еще раз? 
   - Гоблины, - усмехнулся Грег. 
   - Гоблины один раз уже выдали Министерству состояния своих клиентов, - Лили посмотрела на Грега. 
   - Да, тогда выдали, почему - пока непонятно, но, как выяснилось, там что-то произошло, и министерских чиновников вместе с аврорами в прямом смысле слова вышвырнули из Гринготса, - включился в разговор Дункан МакШерри, когда-то, до своей смерти, работавший в Аврорате. 
   - Значит, Гринготс снова стал надежной структурой, которая не выдает своих клиентов? - усмехнулся Гарри. 
   - У меня такое чувство, что это связано с тобой, - Дункан посмотрел на Гарри. 
   - Почему? - отозвался тот. 
   - Думаю, когда они поняли, что случилось с состоянием Поттеров, а также то, что ты не имеешь никакого отношения к опустошению своих счетов, гоблины провели расследование. Что-то они там нашли и резко перестали сотрудничать с Министерством. Гринготс - это крепость, и если гоблины не хотят, чтобы ты туда вошел, ты не войдешь, - произнес Дункан. 
   - Поздновато спохватились, - фыркнул Гарри. 
   - Да, но теперь доступ к семейным и личным сейфам имеют только соответственно члены семей и арендаторы, невзирая на наличие ключа, - ответил Дункан. 
   - Значит, мы можем теперь не беспокоиться о своих средствах? - уточнил Том. 
   - И все же, я бы не стал им так доверять, - произнес Гарри. 
   - Я согласна с сыном, - Лили обвела всех взглядом. - После того, что случилось, не хотелось бы потерять все из-за нашей же ошибки. 
   - В таком случае, мы можем оставить наш основной капитал в Банке Ле Шурель, тем более, по времени работы он нам подходит больше. Все-таки мы туда приходим только ночью, - произнес Том. 
   - Да, в поместье можно создать сейф, где будет храниться необходимая нам сумма и резерв, остальное оставим в Ле Шурель, - сказал Гарри. 
   - Нам следует быть осторожными, - сказала Лили. - Мы уже один раз потеряли все. И сейчас то, что мы имеем - это деньги, заработанные нами самими. 
   - Верно, - кивнул Том. - По сути, вернуть наши состояния не получится. Имущество Поттеров разошлось еще до официального оглашения Победы. Из него платили взятки, затем награды. Состояние разошлось по огромному количеству людей. Думаю, основные средства давно уже канули в небытие, и доказать этого мы все равно не сможем. Так же и с остальными. 
   - Кричер, - вдруг позвал Гарри. На него посмотрели в недоумении. С хлопком появился домовик. 
   - Хозяин что-то хочет? - поинтересовался Кричер. 
   - Скажи, пожалуйста, до того, как я закрыл дом на Гриммуальд-плейс,12, оттуда много вещей, составляющих ценное имущество Блеков, было вынесено? - задал вопрос Гарри. Кричер на несколько секунд задумался. 
   - По моим подсчетам, библиотека опустошена чуть меньше чем на половину, пропала часть фамильного серебра, некоторые дорогие картины, статуэтки, вазы, - последовал отчет об убытках. 
   - А хрономикон Блеков? - спросил Регулус. 
   - Хрономикон был закрыт в тайнике в кабинете, его так и не обнаружили, а вот тот сейф, что находился в спальне хозяйки, вскрыли, - пожаловался Кричер. 
   - Значит, и фамильных драгоценностей нет, - мрачно произнес Сириус. Гарри что-то усиленно обдумывал. Лили встала с дивана и подошла к сыну. 
   - Что ты задумал? - шепотом поинтересовалась она. 
   - Не уверен, - ответил тот. 
   - Давай обсудим, может быть, все вместе придем к правильному выводу? - предложила Лили. 
   - Послушайте, - повысил голос Гарри. - А можно сделать так, чтобы фамильные вещи... ну, не знаю, отомстили, что ли? 
   - Ты имеешь в виду, наложить на них кровное проклятие? На расстоянии? Мол, все те, кто не имеет к определенному роду отношения, не могли носить, например, драгоценности? - уточнил Рудольфус. По блеску в его глазах было понятно, что он с полуслова ухватил идею Гарри. 
   - Да, - кивнул тот в ответ. 
   - Вообще-то, действительно, можно, - задумчиво произнес Том. На его лице расцветала такая улыбочка, что можно было только посочувствовать тем, у кого есть вещи, не принадлежащие им. 
   - Успеем до праздничного стола? - спросил Гарри. 
   - Постараемся, - усмехнулся Том.
   Нарцисса решила пройтись по Косому переулку сразу после окончания всех праздников, но, естественно, не в одиночестве. Компанию ей составили Джинни и Гермиона. Все три женщины были очень сильными ведьмами, так что постоять за себя в случае чего могли, а Гермиону, если честно, в Министерстве побаивались. Она могла перевернуть любую ситуацию так, что противник оказывался виноватым во всех грехах, даже если не имел к ним никакого отношения. 
   Женщины как раз вышли к ломбарду, когда Нарцисса бросила взгляд на витрину и замерла. Это ожерелье с крупными яркими сапфирами она хорошо помнила. Когда была совсем девочкой, видела его не раз на шее у тетки - Вальпурги Блек. 
   - Нарцисса? - Джинни обеспокоено посмотрела на нее. 
   - Мерлин, что оно тут делает? - прошептала та вместо ответа. 
   - Нарцисса, Вам знакомо это ожерелье? - Джинни проследила за взглядом блондинки. 
   - Оно из коллекции фамильных драгоценностей Блеков, - Нарцисса посмотрела на своих спутниц. - Значит, это правда, что все их состояние оказалось Мерлин знает у кого. 
   - Зайдем? - Гермиона тоже не отрывала взгляда от витрины. Нарцисса кивнула. 
   Они вошли в лавку. Глаза Нарциссы пробежали по прилавку и стеклянным витринам. Она сразу же выхватывала взглядом знакомые вещи: вот этот браслет она видела в свое время на руке Беллы, а это кольцо Рудольфуса, перстень из серии сапфирового сокровища Блеков. Гермиона прошла внутрь и стала бродить по магазину. Она остановилась около одной из витрин, где лежал прекрасный рубиновый браслет. Гермиона очень пристально его рассматривала и вдруг замерла, глядя на очень характерный вензель. Это был браслет, принадлежащий Поттерам. Гермиона знала по памяти вензели и гербы почти всех аристократических семей, но особенно хорошо она знала вензели Поттеров, Малфоев, Блеков и еще ряда семей. 
   - Могу я вам помочь? - откуда-то из подсобного помещения вышел хозяин лавки. 
   - Откуда у вас в лавке столько фамильных драгоценностей исчезнувших родов? - Гермиона повернулась к хозяину. В ее голосе можно было различить нотки ярости. 
   - Их приносят последние дней пять, - произнес хозяин. - Сдают, в основном, мне. Я посылал в Малфой-менор сообщение о том, что мне стали приносить драгоценности Блеков, но никто не ответил. 
   - Мы ничего не получали, - заявила Нарцисса. 
   - Чертово Министерство, - чертыхнулся хозяин. - Надоели уже. 
   - Почему их сдают вам? - спросила Джинни. 
   - Проклятие на них, - ответил хозяин. 
   - Не было на драгоценностях Блеков проклятий, - недоуменно произнесла Нарцисса. 
   - А теперь есть, никто не может носить драгоценности, если не имеет прямого отношения к роду, - заявил хозяин лавки. - Вот к Горбину книги блековские приносят, говорят, они, вдруг, стали очень агрессивными. 
   - Как интересно, - прищурилась Гермиона. - Или это отсроченное во времени проклятие, которое, в конце концов, активизировалось, или что-то еще. 
   - Кто-то, конечно, может выкупить их, но надеть на себя - никогда. Чревато очень серьезными последствиями, - заявил хозяин. 
   - Сколько вы хотите за все эти драгоценности, не только Блеков, - произнесла Нарцисса. 
   - Я прекрасно понимаю, что продать все эти вещи не в моих силах. Цена, которую я давал за них - это лишь десятая, а то и сотая часть их реальной стоимости, - произнес хозяин. 
   Нарцисса о чем-то задумалась. 
   - Мистер Крокан, если мы составим договор, вы поможете нам собрать имущества Поттеров, Блеков и Лестрейнджей, которое появится в продаже? - задала она, наконец, вопрос. 
   - Конечно, - произнес хозяин лавки. Ему даже не надо было думать над этим, ведь платить будут сами Малфои. - Если появится что-то других семей? - спросил он. 
   - Сообщайте, - кивнула Нарцисса. - И назовите сумму, которую вы уже потратили на все эти предметы, - она обвела рукой витрины, - и я накину десять процентов. 
   Спустя два часа Нарцисса и две ее спутницы покинули лавку, унося старинный сундучок, в котором сейчас лежали все, что Крокан уже успел заиметь в своем магазине из "проклятого" имущества. Договор между Нарциссой и Кроканом состоял в том, что он скупал все, что имело отношение к пропавшим родам и чье имущество захватили Министерство и Дамблдор. Нарцисса оплачивала все со своего личного счета. После свадьбы Люциус не влил ее приданое в общее состояние Малфоев, оставив все права за супругой, которая могла пользоваться своими деньгами так, как ей заблагорассудиться. Люциус всегда давал ей столько средств, что необходимости в использовании этого "резерва" до сих пор не возникало. Теперь же у них был шанс собрать кое-что из имущества Поттеров, Блеков и так далее в одном месте, то есть у Малфоев. 
   - Так мы хоть частично вернем состояние Гарри, - произнесла Нарцисса. 
   - Да и Сириуса тоже, - кивнула Джинни. 
   - Все-таки интересно, что же происходит, - задумчиво произнесла Гермиона. - Ни с того, ни с сего вдруг на фамильных предметах нескольких родов проявились проклятия... как-то верится с трудом. 
   - Да, но тут есть несколько загвоздок, - произнесла Нарцисса. - Из Блеков в живых остались только я и Андромеда, частично к ним можно отнести Драко и Теда. Но никто из нас никаких проклятий не накладывал, это точно. Колдовство это явно темномагическое. 
   - К Блекам можно отнести и Гарри, как крестника Сириуса, - произнесла Джинни. 
   - Если бы Гарри воспользовался магией...хотя, если аура его магии изменилась, то Министерство его бы не засекло, - тут же исправилась Нарцисса. 
   - Почему у меня такое чувство, что Итальянская история только что получила свое продолжение? - Гермиона посмотрела на своих спутниц. 
   - Ты думаешь, что Рабастан Лестрейндж и Сириус живы? - спросила Джинни. 
   - Не знаю, - покачала головой Гермиона. - Но что-то происходит. Только вот кончик этого клубка ухватить пока не удается. 
   Они вернулись в Малфой-менор и сразу же собрали своих мужчин в кабинете, чтобы поделиться с ними новостями. Люциус поддержал супругу в ее начинании. Собрать такие ценности в одном месте было очень удачной идеей.
   Дамблдор уже в пятый или даже десятый раз читал донесение о странных происшествиях, связанных с имуществом некоторых родов. В последние несколько дней творилось нечто очень странное, он и сам на это обратил внимание. Желая ознакомиться с одной из книг из библиотеки Блеков, он чуть без руки не остался, так от нее полыхнуло. Снять проклятие он так и не смог, и пришлось все блековские книги спрятать в отдельное помещение, поскольку те никого к себе не подпускают ближе, чем на метр, награждая очень неприятными проклятиями. 
   - Что скажешь, Альбус? - Корнелиус Фадж посмотрел на директора Хогвартса. - Странно, да? 
   - Да, наводит на определенные мысли, - задумчиво кивнул Дамблдор. 
   - Это все Малфои, - прорычал Грюм. 
   - Нет, они не могут наложить такие сильные заклинания, - покачал головой Дамблдор. - Но провести еще одну проверку в Малфой-меноре все же будет нелишним. Не стоит давать им расслабляться. 
   - Будет сделано, - рыкнул Грюм. - Надо, вообще, запихнуть их в Азкабан. 
   - Не стоит сейчас, - покачал головой Дамблдор. - Если тронем Малфоев, завопит слишком много недовольных, и не только аристократов. 
   - Альбус, вы же не думаете, что..., - начал Фадж. 
   - Именно, что думаю, - жестко сказал Дамблдор. - Наша политика очень многим не нравится, они молчат, пока мы все делаем тихо, но если мы проведем какую-нибудь показательную акцию... 
   - Тогда, может, по-тихому, - предложил Грюм. 
   - Пожалуй, надо бы их немного припугнуть, - согласился Фадж. 
   - Не сейчас, - покачал головой Дамблдор. - Будет слишком много подозрений. 
   - Ничего, подождем, а там и время придет, - осклабился Грюм. 
   - Но с проверкой нагряньте, пусть подергаются, да и еще к кому-нибудь, - кивнул Дамблдор. - Нельзя давать им расслабляться. 
   - Да, чуть не забыл, все французики наши вдруг отбыли, - выдал еще один человек к комнате, до сих пор молчавший. 
   - Куда? - не поняли его остальные. 
   - А не знаю, мы смогли их проследить только до того момента, как они сели в эти движущиеся кареты маглов у Дырявого котла и отбыли в неизвестном направлении. Отследить их мы не смогли и до сих пор не можем понять, где они вообще проживают, - последовал ответ. 
   - Плохо, - Дамблдор жестко посмотрел на мужчину. Было понятно, что он очень не в духе от этого ответа. Но, все же, он не стал развивать этой темы и заговорил на другую. - Надеюсь, в ближайшую неделю все будет в порядке, не хотелось бы испортить Северусу свадьбу. 
   - Не волнуйся, Альбус. У Северуса будет самая лучшая свадьба, - улыбнулся Фадж.
   Десятого января в Большом зале Хогвартса праздновали знаменательное событие - Северус Снейп женился на очаровательной женщине, которая настолько завладела его мыслями, сердцем и душой, что никого, кроме нее, для него больше не существовало. 
   Все было выполнено по высшему разряду: оформление, гости, еда. Северус настоял на магическом обряде, и провести его согласился САМ Дамблдор. Директор был счастлив за своего человека, что тому на пути встретилась такая очаровательная женщина, да еще и похожая на его первую любовь. Естественно, он проверил соискательницу руки и сердца зельевара, но ничего предосудительного на нее не нашел. Женщина ему нравилась, и она делала Северуса счастливым, так что очень глубоко Дамблдор не копал. Но ему бы и не удалось ни до чего докопаться, Гарри очень хорошо спрятал все концы. 
   Сама церемония была очень торжественной и пышной. Лючии удалось заставить Северуса несколько изменить имидж, хотя на нем была черная одежда, но она была очень высокого качества. Сама же невеста была в белом платье, расшитом серебром. Дамблдор по такому случаю обрядился в парадную, красную с золотом мантию. Он провел церемонию в лучших традициях магического мира, соединив, наконец, Северуса с любимой им женщиной. 
   Свадебное пиршество продолжалось до глубокой ночи. 
   На следующий день в поместье де Кресси уже рассматривали колдографии этого знаменательного для Снейпа события. Дамблдора бы удар хватил, если бы он знал, что в его окружении, очень близком окружении, находятся аж четыре шпиона, и одного из них он сочетал браком со своим человеком. 
   - Что ж, Лючия заполучила себе мужа, - улыбнулся Гарри. - В принципе, ей можно было бы посочувствовать, но на самом деле она получила то, что хотела. Эта женщина способна вить веревки из Снейпа, и тот будет ее слушаться во всем, даже не осознавая этого. 
   - Умная женщина, - усмехнулся Рабастан, но, тут же, получил тычок от своей супруги. 
   - Пора приводить в действие твой план, Гарри. - Том посмотрел на мужа. 
   - Что ж, думаю, это будет весело, - переглянулись супруги Поттер.
   Спустя сутки Том и Гарри отбыли на Сицилию, у них должна была состояться одна очень серьезная деловая встреча, которая, в скором времени, даст интересный результат. Им даже не пришлось уговаривать человека выступить на их стороне. Как только они переступили порог его дома, тот заявил, что поможет им. Последний этап операции по подготовке к возвращению в Англию пришел в действие.
   Крокан был несколько озадачен: он знал, что все, кто владел имуществом Лестрейнджей, Блеков или Поттеров, старались от него по-быстрому отделаться, только вот сам не всегда был первым, кому-то удавалось перехватить их. Кто-то еще скупал вещички этих родов и совсем не скупился на суммы. 
   Дункан и Грег по возвращению из Франции развернули деятельность по выкупу вещей. Знали они и о договоре, заключенном Нарциссой Малфой с Кроканом, и позволяли части вещей попадать к ним. В конце концов, они не всегда успевали проследить за продажей, а так были уверены в том, куда попадает вещичка. 
   Тем временем, восемнадцатого января из Франции вылетела семья из четырех человек, которой предстояло сыграть всего один спектакль, рассчитанный на одного зрителя. А из Сицилии в Англию направлялся еще один человек, роль которого была намного более существенной и грандиозной для дальнейшей истории магической Англии.

Глава 21. Жизнь в Англии или Малфои в осаде.

   Джордж после посещения имения де Кресси во Франции находился в каком-то странном состоянии. Никто не мог вызвать его на откровенный разговор: он словно замкнулся в своей скорлупе от внешнего мира. Сам же, в это время, пытался понять, что же такое он увидел, прежде чем перенестись в Малфой-менор.
   "Не привиделось ли?" - размышлял он. Нескольких секунд, в течение которых Джордж видел в каминном зале де Кресси молодого человека, не хватило, чтобы понять, кто это был. Это мог быть и обман зрения, так могло пошутить и подсознание, выдав яркую картинку того, что в дверях застыл или он сам, или... Фред. Ведь рыжие волосы, голубые глаза - это еще не признак того, что человек был из семьи Уизли. 
   - Джордж, - в небольшую гостиную на третьем этаже Малфой-менора вошел хозяин дома. Мужчина явно был в не лучшем настроении.
   - Люциус, - Джордж перевел на него свой взгляд и нахмурился. - Что-то случилось?
   - Очередная проверка из Министерства, - фыркнул блондин, напомнив этим рассерженного кота.
   - Опять?! Они же тут были две недели назад, за два часа до Рождества, испоганив нам весь праздник, - воскликнул Джордж.
   - Знаю, и мне это уже надоело, - Люциус тяжело опустился в кресло. - Очень хочется кому-нибудь свернуть шею. Но я, собственно, не об этом. Гермиона, Джинни, Дин и Драко вместе с детьми отправляются на время в магловский дом Дина. Там они будут в безопасности, и авроры туда не сунутся, иначе у них будут проблемы с магловскими властями.
   - Каким образом? - недоуменно спросил Джордж.
   - Дин заявил в полицию, что подвергается преследованию со стороны какой-то секты, которая уже достала его с женой и семью кузена, - усмехнулся Люциус. - Впервые в жизни могу сказать, что благодарен тому, что Дин у нас маглорожденный. Около его дома дежурят магловские авроры с сегодняшнего дня. 
   - Хмыхм, - хмыкнул Джордж. - Дин неплохо придумал.
   - Да, его знание маглов нам очень на руку, и, если бы не он, мы бы не добились таких успехов в магловском бизнесе, - кивнул Люциус.
   - Что требуется от меня? - спросил Джордж.
   - Я хочу, чтобы вы с Роном составили мне компанию. Драко здесь оставлять нельзя, он все еще не оправился от прошлого раза. Лечить его придется еще месяца два, а то и три, прежде чем все последствия того общения с аврорами, наконец, пройдут, - произнес Люциус.
   - Да и детям тут делать нечего, - кивнул Джордж. - Но думаю, что Анджелине и Нарциссе тоже лучше тут не светиться. Мало ли что может прийти в голову этим уродам.
   - Да, пожалуй, ты прав, - вздохнул Люциус. 
   - Никаких проблем, я тут, Люциус, - заявил Джордж. - Только интересно, что на этот раз понадобилось Министерству от нас?
   - Они хотят найти какие-нибудь доказательства того, что Малфои являются организаторами заговора против существующей власти, - в комнату вошли Драко и Гермиона. И именно ей принадлежали последние слова. 
   - Они не могут знать, что..., - начал Джордж.
   - Нет, но они подозревают, тем более, Малфой-менор слишком часто стали посещать другие аристократы - это раз; во-вторых, чистокровные сильно поправили свое состояние и, наконец, стали заявлять о себе. Позволить им начать диктовать условия новая власть не может, - Гермиона, как всегда, все раскладывала по полочкам. - Сейчас необходимо найти место, где можно будет устраивать встречи так, чтобы не вызывать подозрений. Малфой-менор должен перестать привлекать к себе внимание властей.
   - И откуда только ты черпаешь столько интересной информации? - ехидненько поинтересовался Джордж.
   - У меня свои источники, - усмехнулась Гермиона.
   - Это бесполезно, Джордж, она не выдает своих профессиональных секретов, - фыркнул Драко. - Но тут я вынужден с ней согласиться. Встречи надо переносить в другое место, иначе Азкабан нашей семье покажется песней.
   - Что ж, будем разбираться по ходу дела, - кивнул Люциус, соглашаясь с молодыми людьми. - Гермиона, Драко, вам не пора?
   - Да, мы уже уходим, - кивнула молодая женщина. - Мы предупредим остальных о происходящем и попробуем решить вопрос с местом для встреч.
   Люциус и Джордж вышли из гостиной вместе с ними, чтобы проводить домочадцев. У камина уже собралась вся семья. Некоторое время Нарцисса препиралась с мужем, но тот настоял на ее уходе. Анджелина же спорить не стала, понимая, насколько все сложно. Она только посмотрела на мужа, одними глазами прося его быть осторожным. 
   Неожиданно вспыхнул камин, и в нем появилась голова Луны Лавгуд, теперь уже Лонгботтом. Она недоуменно посмотрела на толпу перед камином.
   - Эээ, я, кажется, не вовремя, - неуверенно произнесла она.
   - Что-то случилось? - Гермиона была уверена, что что-то случилось.
   - Нева забрали в Аврорат на допрос, - сказала Луна.
   - Почему? - воскликнул Дин.
   - А Мордред их всех знает, - скривилась Луна. - Они перевернули весь дом верх дном. Уроды, прибила бы..., - было видно, что молодая женщина в очередной раз приходит в ярость. - Мебель поломали, в теплицах потоптали травы. Ну, ничего, не получат нужных растений, попляшут. А французы такую стоимость заломят..., - теперь в голосе было злорадство. - Закроем к Моргане ферму, пусть локти кусают...
   - Луна, Луна, успокойся, - Гермиона, как и остальные, была в шоке. Луна Лавгуд никогда не вела себя так, как сейчас. Казалось, ее ничто не может вывести из себя. Но все когда-нибудь случается в первый раз. 
   - Так, Луна, бери сына и давай сюда. Пересидишь с нами, - чуть ли не в приказном порядке заявила Джинни. 
   - Пора что-то делать, - мрачно высказал общую мысль Рон.
   Через пять минут Луна с сыном и небольшим чемоданом уже была в Малфой-меноре, а еще через пять в поместье остались только Люциус, Джордж и Рон. 
   Семья была эвакуирована аккурат вовремя, так как тут же прибыла сова с предписанием снять защиту поместья и пропустить авроров. 
   - И зачем ее вообще снова устанавливать? - пробурчал Рон и тут же предложил громче. - Может, нам вообще посоветовать им тут поселиться? Чего бегать сюда каждые две недели? А так будем под неусыпным надзором. Могут даже в спальне ночью толкаться, вдруг, чему новому научатся.
   Люциус и Джордж дружно расхохотались, представив авроров, которые записывают в свои блокноты, кто, с кем, когда и сколько раз.
   Через полчаса прибыли авроры с очередной проверкой. Наглости и хамства им было не занимать. И они сильно вознегодовали, когда стало понятно, что, кроме троих стоящих перед ними людей, больше в поместье никого не было. На вопрос, где остальные, Люциус надменно съязвил, что это их никоим образом не должно волновать, поскольку ордер у них только на осмотр имения, а не на допрос членов семьи. И добавил:
   - Мне слишком дорога жизнь моих внуков, чтобы подставлять детей под неуверенные и неумелые действия некоторых особо ретивых господ.
   Намек был очень прозрачный, и старший группы авроров тут же скривился, будто лимон раскусил. 
   Авроры проводили осмотр, особо не стесняясь. В стороны летела мебель с распоротой обивкой, сломанные столы. Тем временем, Люциус демонстративно вооружился письменным планшетом и стал записывать. На вопрос одного из авроров, чем это он занимается, Люциус в той же манере ответил, что подсчитывает стоимость нанесенных убытков, чтобы подать в Гаагский международный магический суд. Столь серьезная угроза, видимо, подействовала, и после этого авроры стали осторожнее. Пока они совали нос в каждый угол, Люциус спокойно связался с кем-то через камин. Ему не успели помешать, и через каких-то пятнадцать минут в Малфой-менор прибыла команда оценщиков, которые стали ходить за аврорами и подсчитывать нанесенный ими ущерб имуществу Малфоев. Когда на пол упала древнекитайская ваза эпохи Минь, которую никакое репаро уже не могло восстановить, один из оценщиков как-то странно ухмыльнулся и что-то сказал по-немецки. Люциус сидел в кресле большой гостиной и скучал. Он сейчас даже пожалел, что ему раньше не пришла в голову столь великолепная мысль, но уж теперь-то им произвол с рук не сойдет. 
   Наконец, все закончилось. Авроры и чиновники министерства, которые в таких рейдах их сопровождали, прошли в гостиную. Не успели они что-либо сказать, как один из оценщиков заговорил.
   - Лорд Малфой, на данный момент ущерб составляет 321 000 галлеонов, не считая морального вреда, причиненного вам лично и вашей семье.
   Люциус недоуменно посмотрел на оценщиков.
   - Это что же они такое сломали? - кивнул он на авроров. 
   - Разбита ваза династии Мин, - последовал ответ. 
   Люциус болезненно скривился и взглянул на горе-аудиторов:
   - А ведь это была фамильная ценность. Ее подарил Абрисиусу Малфою, моему деду в восьмом колене, его друг Ли Шунь Чао, великий китайский маг. Между прочим, это он в свое время открыл явление аппарации. Эта амфора передавалась старшему сыну Малфоев в день женитьбы из поколения в поколение. И где вас только таких берут? - вздохнул он. - Не иначе, набрали по объявлению на остановке "Ночного рыцаря".
   - Мистер Малфой, - тут же вскинулся один из чиновников.
   - Для вас - Лорд, - отрезал Люциус, резко поднявшись.
   - Лорд Малфой, нам начинать процесс? - улыбнулся оценщик, явно уже зная ответ. 
   - Естественно, - кивнул Люциус.
   - О, должен также отметить, что обыск был проведен с нарушением всех законодательных норм, - заметил оценщик. - Что ж, мы вынуждены откланяться, дела, знаете ли.
   - Извините, а не могли бы вы заглянуть в поместье Лонгботтомов? - вдруг спросил Рон. - Там несколько часов назад также был обыск. Леди Лонгботтом жаловалось, что господа авроры потоптали редкие ингредиенты и порушили чуть ли не половину мебели.
   Оценщики приняли стойку, как охотничьи собаки, почуявшие добычу. Министерским ничего не оставалось, как только злиться, но действовать сейчас было только в ущерб себе. Но было понятно, что так просто они этого не оставят. Когда поместье опустело, Рон поинтересовался, почему Люциус раньше не пригласил оценщиков. Малфой-старший только и смог развести руками, мол, не до этого было. Все трое понимали, что все обошлось без рукоприкладства со стороны авроров только благодаря присутствию этих самых оценщиков. 
   - Пора смываться отсюда, - заявил Джордж.
   - Да, уходим, - кивнул Люциус. 
   Через полчаса они уже входили в довольно просторный дом Томасов, доставшийся Дину после смерти родителей, и все же он был тесноват для такого количества людей. Они не стали аппарировать напрямую в дом, поскольку подобное действие могло привлечь не только внимание авроров, но еще и всех остальных нежелательных в данном случае элементов. Так что они сначала прошли через камин в "Дырявый котел", как до этого сделало все остальное семейство, а оттуда аппарировали в небольшой переулок рядом с домом Томасов. Немного пройтись - никому не повредит. 
   Люциус не знал о существовании одного очень странного свидетеля всего произошедшего в Малфой-меноре, который затем отправился с докладом о случившемся к своего хозяину.
   О свадьбе Снейпа они узнали, уже живя в этом доме. Ох, сколько злословия было по этому поводу. Никто не остался в долгу и прошелся по зельевару и его невесте. Только Гермиона задумалась по поводу личности невесты. Она хорошо помнила фотографии Лили Эванс, которые показывал ей Гарри в свое время. Внешность, имя - все это вызывало множество вопросов, которые пока оставались без ответа.
   Но даже в этом доме их не оставляли в покое, вернее, попытались не оставить. Через три дня после заселения к ним в дверь позвонили. На пороге стоял магловский полицейский, который попросил мистера Дина Томаса проехать в участок и опознать одного из задержанных, который странно выглядел и пытался проникнуть в дом. Вернувшись домой, Дин поведал, что маглы задержали одного из молоденьких авроров, того самого, который чуть не убил его дочь. Дин его, естественно, опознал, и накатал соответствующее заявление. Конечно, он понимал, что полицейским подправят память, но попытаться все же было нужно, а вдруг повезет. А пока аврора будут вытаскивать свои, тому предстоит познакомиться с нравами магловских преступников в камере предварительного заключения. 
   Через пару-тройку дней после этого наряд полицейских схватился с группой людей, пытавшихся проникнуть на территорию дома Томасов. Схватить никого не удалось, и полицейских на улице прибавилось. Было понятно, что возвращаться в Малфой-менор нельзя, но оставаться тут тоже опасно. Связаться с остальными семьями через совиную почту было невозможно, поскольку их семья находится в осаде, и любая ошибка будет чревата очень серьезными последствиями. Новости до них доходили лишь через домовиков: пять эльфов отправились с ними сюда и снабжали теперь всем необходимым, так как выходить из дома тоже было опасно. Через домовиков они и узнали, что магазин "УУУ" чуть ли не разгромлен, арестован Блейз, который оказал сопротивление, что Невилла так пока и не выпустили из Министерства, что рядом с Малфой-менором дежурит группа авроров.
   - Они решились на серьезные действия, - вынесла вердикт происходящему Гермиона. 
   - И что теперь делать? - вздохнула Луна.
   - У тебя есть полномочия решать серьезные вопросы, связанные с фермой? - спросила Гермиона.
   - Да, мы владеем ею в равных правах, - кивнула Луна и пристально посмотрела подругу, ожидая объяснений.
   - Что ж, Министерство хочет проблем? Оно их получит, - усмехнулась Гермиона. - Нам надо попасть во Францию.
   - Де Кресси, - понял Джордж и кивнул. 
   - Да, думаю, они согласятся на вливание фермы Невилла в свою корпорацию, - заявила Гермиона. - Но я предлагаю и "УУУ" тоже...
   - О, это будет удар по нашему Министерству, - усмехнулся Джордж. - И где они теперь будут плащи и шляпы-щиты заказывать?
   - Осталось решить, как нам попасть во Францию, - произнес Люциус. 
   - Придется отвлечь наших сторожей, чтобы кто-то мог добраться до аэропорта и улететь во Францию, - сказала Гермиона. 
   - Вот ты и полетишь, - заявил Рон. - Доверенности оформим прямо здесь, на это у нас есть ты.
   - Я не могу оформлять доверенность сама на себя, - возразила ему жена.
   - Думаю, надо лететь и Люциусу, документы оформим на него, - сказала Нарцисса.
   - Согласна, - кивнула Луна. 
   - Значит, Люциус и Гермиона, - подвела итог Нарцисса. - Осталось решить, как им выбраться из дома. Отсюда аппарировать не стоит, эти точно установили следящие артефакты.
   На составление плана ушла вся ночь. Гермиона подготовила все необходимые документы, в том числе и магловские паспорта. Рано утром из дома Томасов вышли парами: сам Дин с Джинни, Джордж с Анджелиной, Драко с матерью и Луна с Роном. Авроры и полицейские, следившие за домом, пришли в некоторое недоумение, когда пары разошлись в разные стороны. Им ничего не оставалось, как разделиться и последовать за ними. Нарцисса вошла в один из дорогих салонов красоты, а Драко аппарировал к Дырявому котлу, где сел в ожидающее его такси и отправился обратно домой. Авроры ничего не понимали, поскольку совершенно не могли воспринять логику происходящего. Джордж и Анджелина топтались по супермаркету, причем так, чтобы вокруг них было много народу. Дин и Джинни затерялись в недрах огромного магазина мебели. В конце концов, авроры-недоучки потеряли свои объекты. 
   А тем временем в доме Томасов произошло кое-что непонятное. Авроры, оставшиеся следить на улице, понимали, что в доме сейчас в основном находятся дети, но, когда двое из них все же проникли внутрь, там уже никого не было. 
   За пятнадцать минут до вторжения авроров произошло следующее: помощь пришла оттуда, откуда ее вообще не ждали. Неожиданно перед Люциусом и Гермионой, которые все-таки ожидали нападения и были готовы дать отпор, появился домовик, ужасно знакомый домовик.
   - КРИЧЕР?! - Гермиона была в шоке.
   - Хозяин просил вам передать, что камин в особняке Блеков открыт, и дом ожидает гостей, - эльф взмахнул рукой, и у одной стены образовался настоящий камин.
   - КРИЧЕР?! - Гермиона немного пришла в себя. 
   - Леди Гермионе требуется помощь. Дом Блеков - идеальное место, в которое никто, кроме хозяина, не может никого впустить. Никто, кого хозяин не одобрит, не переступит порога дома на Гриммуальд-плейс, 12, - заявил Кричер. - Вам надо поторопиться.
   - Гермиона, некогда разговаривать. Бери детей и вперед, а я оставлю записку остальным, - произнес Люциус.
   - Лорд Малфой должен идти вместе с молодой леди, - покачал головой домовик. - Кричер сам все расскажет остальным господам и проведет их в Блек-холл.
   Что и говорить, помощь пришла с неожиданной стороны, можно даже сказать, с нежданной. Не особенно разбираясь, что происходит, Люциус и Гермиона переправили в особняк Блеков детей, и только оказавшись в безопасности, задумались над тем, что же это значит. А мысль была одна: дом-то принадлежал Гарри, и он, похоже, был в курсе всего происходящего, и даже того, что Малфои и их окружение оказалось в затруднительном положении. На столе в гостиной дочка Гермионы и Драко обнаружила сложенный лист пергамента, на котором красивым почерком было написано несколько строк о том, что они могут находиться в этом доме столько, сколько им нужно. Подписи не было. Почерк Гермионе был неизвестен. Ну, откуда она могла знать, что почерк у ее друга сильно поменялся? Но в голове билась только одна мысль: Гарри жив и где-то рядом. 
   После того, как прибыл сильно перепуганный Драко, Люциус и Гермиона отправились в Хитроу, чтобы все же завершить свой план. Кричер же дождался возвращения всех остальных в дом Томасов, оттуда переправил их в Блек-холл и отбыл в неизвестном направлении, оставив новых жильцов обживаться. Леди Вальпурга встретила их очень даже приветливо, порадовавшись, что теперь будет с кем поговорить. На вопрос, появлялся ли тут Гарри, она ничего не ответила, ни опровергнув, ни подтвердив этого факта.
   Гермиона спокойно приобрела билеты на первый же рейс до Парижа, на который, на их счастье, уже началась посадка. Люциус невозмутимо шел к трапу самолета, демонстрируя безмятежный аристократизм, и лишь нервно сжимаемая трость выдавала в нем сильное напряжение. Он впервые пользовался услугами аэролиний и понятия не имел, чего можно было ждать. Через час самолет поднялся в воздух, и Люциус смог оценить полет в алюминиевой птице, сидя у иллюминатора.
   Они не знали, что в то же время из Франции вылетел самолет с несколькими людьми на борту, которые должны были разыграть один небольшой, но очень значимый спектакль. 
   В то же самое время Лили Снейп, она же Лючия Морелли, уговаривала своего мужа прогуляться 25 января по Косому переулку, походить по магазинам, посидеть в ресторанчике. Слишком долго уговаривать не пришлось, ведь зельевар был готов на все ради своей обожаемой жены. 
   Одновременно с этим Аврорат получил иск из международного магического суда, в котором предписывалось принести извинения пострадавшим лордам Малфою и Лонгботтому, последнего, к тому же, выпустить, наконец, на свободу, а также возместить нанесенный ущерб в добровольном порядке. Если все эти действия не будут выполнены в течение трех дней, начнется суд, который будет проведен в зале Визенгомота в Англии, как в стране, где все эти события имели место.
   Гарри расслабленно развалился на диване в кабинете своего мужа, который был занят какими-то жутко серьезными бумагами.
   - Может, уйдешь куда-нибудь? - Том обреченно посмотрел на Гарри.
   - Мне и здесь хорошо, - отозвался тот.
   - Гарри, - прорычал Том.
   - Что? - приподнял тот голову и посмотрел на мужа.
   - Брысь отсюда, ты мне мешаешь, - заявил Том.
   - Пфф, - отозвался Гарри и снова разлегся на диване. Его муж только вздохнул. Ему действительно было тяжело работать в присутствии этого зеленоглазого красавца, который в столь пленительной позе развалился прямо у него под носом. 
   Дверь открылась, и в кабинет вошел Рабастан. Он перевел взгляд с Тома на Гарри и усмехнулся. 
   - Забери эту нечисть отсюда, - потребовал у Рабастана Том.
   - Это я-то нечисть? - обиделся Гарри и демонстративно покинул кабинет.
   - Слава Мерлину, - вздохнул Том. - Не понимаю, что иногда на него находит.
   - Это не на него находит, а ты не можешь удержать кое-что..., - начал Рабастан, но тут же замолк под угрожающим взглядом.
   - Что привело тебя ко мне? - задал вопрос Том. Ответ он получить не успел, в кабинет постучали. - Войдите.
   В дверях застыл мажордом.
   - Месье Этьен, в доме гости, они хотели бы переговорить с владельцами корпорации, - произнес Поль. Том и Рабастан переглянулись.
   - Кто? - спросил Том.
   - Они представились как лорд Люциус Малфой и мадам Гермиона Уизли, - последовал ответ. 
   - Что, собственно говоря, происходит? За месяц уже столько англичан к нам заявилось, и все почему-то знакомые, - пробубнил Рабастан, затем обратился к Тому. - Пойдешь?
   - Не я, - покачал головой Том. Рабастан кивнул, понимая причины такого решения.
   Люциус изучал красиво обставленную гостиную в ожидании хозяев. Насколько он мог судить, это была та же гостиная, в которой тогда были Невилл и Джордж. Гермиона сидела с закрытыми глазами, в руках у нее был бокал с легким белым вином, который ей подала служанка. Люциус же наслаждался коньяком.
   Дверь открылась, и Люциус, изобразив на лице улыбку, встал. Улыбка замерла на лице, словно приклеилась. 
   - Ну, здравствуй, Люциус, - усмехнулся вошедший под руку со смутно знакомой девушкой мужчина.
   - Регулус, - прошептал Малфой.

Глава 22. Призраки из прошлого

   Лили Снейп, она же Лючия в "прошлой жизни", была довольна тем, как складывалась ее судьба. Она повстречала Гарри, который круто изменил ее жизнь, указал цель и дал возможность, наконец, стать самой собой. Ей нравилось свобода, независимость и возможность делать все, что заблагорассудится. Любой другой мог бы подумать, что человек с таким прошлым вполне способен успокоиться и почить на лаврах, таким образом предав своего "работодателя", ведь сейчас у нее было все, о чем еще не так давно она даже мечтать не могла. Лили имела чистую репутацию, у нее был муж, который имел большой политический вес в новой Англии, могущественных покровителей, свой дом и многое другое. 
   Да, наверное, любой другой отказался бы от своего "работодателя", но не Лючия. И это была даже не благодарность. Она иногда смеялась, говоря о том, что в ней проснулись гриффиндорские черты характера. Об этом хогвартском факультете ей, в свое время, рассказал Гарри. Она считала, что все должны получить по своим заслугам. И то, что замужество было всего лишь средством достижения поставленной цели, ничего не меняло: Северус был сам виноват в том, что оказался не на той стороне и не смог увидеть в юноше того, что она увидела сразу. 
   Тот факт, что сейчас Гарри общался в основном с темными магами, не делал его хуже, он не ожесточился. Но он смог, наконец-то, стать самим собой, и теперь ему не обязательно было соответствовать навязываемым ему рамкам. 
   - Дорогая, - в комнату вошел Снейп. 
   Лили улыбнулась, оглянувшись на него. Ей удалось то, что оказалось не под силу больше никому: теперь он носил более элегантную одежду, хотя за основу оставил все тот же черный цвет. Она могла не любить этого человека, но эстетически тот должен был смотреться рядом с ней на все сто процентов. - Ты хотела пройтись по Косому переулку. 
   - О, ты составишь мне компанию? - обрадовалась Лючия-Лили.
   - С удовольствием, заодно прикуплю себе ингредиентов, - ответил Снейп.
   - Ты когда-нибудь способен думать о чем-то другом? - пожурила его супруга. 
   - Безусловно, - кивнул тот с серьезным видом. - Но если я могу совместить приятное с полезным...
   - Все-все, я все поняла, - рассмеялась женщина, подошла к мужу и мягко его поцеловала. - Пойду, переоденусь.
   Лючия выпорхнула из комнаты, чувствуя взгляд мужа на себе. 
   Снейп сейчас был действительно счастлив. Он давно перестал верить в то, что когда-нибудь в его жизни будут такие светлые моменты. Но вот появилась она. Конечно, она была сильно похожа на ту Лили, которую он помнил по школьным годам. Снейп никогда не ассоциировал ее со своей молодой любовью, ну, может быть, только в самом начале их отношений. Эта его Лили и характером, и манерами была другой, и это ему нравилось. Жить с той Лили он бы вряд ли смог, а для этой готов был перевернуть мир, стоило ей только попросить. Он знал, что Дамблдору не нравится его такая привязанность к жене, но тут он уже ничего не мог, да и не хотел поделать.
   В ожидании жены в холле их прекрасно обустроенного, кстати, стараниями миссис Снейп, дома, Северус предвкушал прекрасный день в обществе супруги. Наконец, Лили появилась на лестнице. Он не спускал с нее взгляда, и она видела в его глазах гордость и бесконечную любовь. Лючия-Лили уже не сомневалась, что супруг полностью принадлежит ей, но торопиться она не собиралась. Начинать активную игру было рано, еще рано.
   - Лили, ты прекрасно выглядишь, - улыбка тронула губы Снейпа. Такая, казалось бы, малость - улыбка, но она до неузнаваемости изменила суровое лицо зельевара, и Лючия невольно залюбовалась мужем. "Хмм, и все-таки он хорош. Ему стоит чаще улыбаться". Женщина тряхнула головой, выкидывая странную мысль из головы. 
   - Идем? - с улыбкой спросила она. 
   - Идем, - подтвердил Северус, предлагая ей руку. 
   Они решили аппарировать в "Дырявый котел", и уже через него пройти в Косой переулок. Спустя минут десять они уже разглядывали разношерстную толпу, которая также выбрала это время для посещения магической улочки. Субботний день позволял многим родителям забрать своих отпрысков из Хогвартса и устроить им неплохую прогулку по Косому переулку.
   Снейп огляделся. Его взгляд сразу же наткнулся на Малфоевский клан. Драко держал на руках свою дочку, ту, что родила ему Грейнджер. С левой стороны от Драко расположился Рон, напротив же них сидели Томасы. Также, здесь была Нарцисса, а вот остальных не наблюдалось, в том числе и Люциуса. 
   - Ты не хочешь с ними поздороваться? - поинтересовалась Лючия-Лили.
   - Мы давно уже по разные стороны, - нехотя произнес Снейп.
   - Ты тоже считаешь, что именно они "мутят воду"? - она посмотрела на мужа.
   - Это вполне возможно, - спокойно ответил Северус, и тут же перевел разговор на другую тему. - Итак, дорогая, чтобы ты хотела сделать в первую очередь?
   - Хмм, кажется, я слышала, что сегодня должен быть какой-то аукцион, - задумчиво произнесла Лючия-Лили. 
   - Да, есть такое дело, - кивнул Северус. - Думаю, это будет интересно. С удовольствием посмотрю, что они выставили на этот раз. 
   Они прогулялись по переулку и, заметив яркую вывеску "Аукцион", вошли в довольно просторное помещение. Там уже было много народу. У дальней стены стояла кафедра аукциониста, вокруг нее сновали работники, расставляя ящички с лотами. Перед кафедрой располагались стулья для тех, кто собирался участвовать в аукционе. 
   - Сэр, мэм, прошу вас, - один из работников, мило улыбаясь, проводил их к посадочным местам и выдал билет с номером, который те могли использовать, если им что-то придется по душе. 
   Зал постепенно заполнялся. Сюда же пришел Драко вместе со своими. Северус не мог бы даже сам себе сказать, как так получилось, что все эти люди оказались в одной компании. Обратил он внимание и на двух мужчин в капюшонах. Это не было редкостью на аукционах, поэтому к таким людям здесь и не цеплялись. Впрочем, со скрытыми лицами было немало людей, но эти двое по какой-то неведомой причине привлекли его внимание.
   - Дамы и господа, - аукционист ударил молоточком по специальной планке. - Мы начинаем торги. Первый лот...
   Аукцион продолжались уже почти час, но ничто не привлекло внимания Северуса и его супруги, хотя та ради азарта несколько раз включалась в торги, предварительно договорившись с мужем, до какой суммы ей можно поднимать цену. Снейпы были богаты и могли себе позволить перебивать цену довольно существенно. И все же Северус обратил внимание, что его Лили не собирается платить за вещь больше, чем она того стоит. Это ему сильно импонировало. 
   - Лот тридцать три, - произнес аукционист. - Плащ-неведимка Гарри Поттера.
   В зале стало тихо. Даже Снейп замер. Если честно, он считал, что эта вещь потеряна навсегда. "Вот как?" - промелькнуло у него в мозгу. - "Это было бы интересно, если бы вещь Поттеров оказалась у меня". Он так и не смог переступить через свою ненависть к этой семье. Снейп приготовился к торгам. Чего он не заметил, так это мелькнувшего выражения на лице супруги.
   - Первоначальная цена - 100 галлеонов, - объявил оценщик. "Как же мало мы стоим", - усмехнулся про себя Снейп.
   - 110, - выдал он цену.
   - 120, - тут же отреагировала Нарцисса.
   - 1000, - раздался хриплый мужской голос, чуть приглушенный капюшоном. В помещении все зашептались. Такого резкого поднятия цены еще ни разу сегодня не было. 
   - 1100, - не остался в долгу Северус.
   - 2000, - отреагировал незнакомец.
   - 2100, - Снейп мрачно посмотрел на этого чудика. "И ему не жалко таких денег?" - подумал он.
   - 3000, - спокойно поднял тот цену.
   - Извините, сэр, - оценщик посмотрел на этого "ненормального". - Вы уверены, что за эту вещь готовы выплатить такие деньги? Поймите, она, конечно, удивительная, но все же можно купить новую...
   - Таких, как эта, на свете больше нет, - последовал ответ. - Моя цена 10 000 галлеонов. 
   Никто от шока не мог проронить ни слова. Молоточек, не дожидаясь следующего предложения, три раза стукнул по планке. Лот продан. Снейп в раздражении понял, что эта вещь прошла мимо него. 
   А еще он заметил, что незнакомец также является объектом пристального внимания со стороны Нарциссы и Уизли. Неожиданно мужчина повернулся в сторону Снейпа, и зельевар резко подался назад. На долю секунды ему показалось, что он смотрит в лицо Блека. Того самого Блека, что вот уже столько лет покоится за завесой в Арке Смерти. 
   - Дорогой? - Лючия-Лили озабоченно на него посмотрела.
   - Ничего, все в порядке, показалось, - произнес Снейп. "Он просто похож", - уверял он себя, пытаясь поближе рассмотреть незнакомца, чтобы удостовериться, что это всего лишь обман зрения. Но тот плотно завернулся в просторный плащ и больше не поворачивался.
   Торги продолжились. Через какое-то время был выставлен на продажу семейный альбом Гарри. На этот раз Нарцисса не поскупилась и выкупила его. Незнакомец сдался, но перед этим некоторое время изучал леди Малфой, потом чему-то кивнул и позволил ей выиграть торг, а вот поттеровскую метлу "Молния" он выкупил, не позволяя никому на нее даже позариться. 
   - Да кто он такой? - прошипел Снейп.
   - Может быть, он просто поклонник Поттера, - пожала плечами Лючия-Лили, про себя улыбнувшись. Она-то как раз прекрасно знала личность неизвестного.
   - Благодарю всех за столь интересные торги, - с улыбкой произнес аукционист. - На сегодня это все. Всем хорошего дня.
   - Дорогой, может быть, пойдем в кафе? - предложила Лючия-Лили. - Я бы не отказалась от чашечки ароматного кофе.
   Казалось, они сегодня будут всюду встречаться с Малфоями и иже с ними. Те пришли в то же кафе спустя минут десять. Снейп наблюдал, как Рон рассматривает альбом, выкупленный Нарциссой, и что-то комментирует на ухо Драко. И вдруг блондин поднял взгляд и натолкнулся на Лили-Лючию. Глаза его округлились, он начал что-то взволнованно шептать рыжеволосому молодому человеку, и они вместе посмотрели на его, Снейпа, Лили. Зельевар даже имел представление о причинах такого интереса. Лили Поттер и его Лили были очень похожи. Настроение начало портиться.
   - Нужно быть осторожнее, малыш, - оторвал его от раздумий приятный женский голос.
   - Ох, - вырвалось у его жены. Взгляд Лючии-Лили был направлен в сторону двери. Северус поворачивался очень медленно.
   "Что?.." - он замер в шоке. Там стояла пара с двумя детьми. И все бы ничего, если бы они не были похожи, пусть и отдаленно, на Поттеров. С таким же изумлением на них смотрели и со стороны столика, где сидели Малфои со своей компанией. 
   - Она так похожа на меня, - прошептала Лючия-Лили и поднялась со своего места.
   - Ты куда? - Северус дернулся.
   - Я сейчас, - улыбнулась ему жена и прошла вперед. Семейная пара с двумя детьми заметила ее приближение. В глазах второй женщины появилось удивленное выражение. Снейп наблюдал, как две женщины переговариваются, правда, не слышно, о чем.
   - Ох, - снова воскликнула его супруга. - Надо же, у нас даже имена одинаковые. 
   Снейп испытывал странное чувство дежа вю. Он просто не мог понять, что происходит. Сначала был мужчина, похожий на Блека. Хотя там было лишь мимолетное "видение". Теперь вот эти...
   - Дорогой, - Лючия-Лили вернулась за столик. - Представляешь, ее зовут также как меня. А детки какие очаровательные.
   Снейп снова обратил свой взор на "пришельцев". Его внутренний взор исправил кое-что в мальчике: взлохматил и укоротил волосы, одел в мешковатые большие одежды, нацепил на нос круглые очки. Зельевара передернуло: образ полностью совпал с тем Поттером, которого он увидел первого сентября 1991 года в Хогвартсе. У него появилось подозрение, что отец этого сорванца и есть Гарри Поттер. А тот в свою очередь повернулся и посмотрел на него. "Карие", - сделал вывод Снейп. Это его как-то сразу успокоило, а вот то, что у женщины оказались зеленые глаза, да еще и такие знакомые, выводило из себя. 
   - Папа, - мальчик дернул отца за рукав, и мужчина прервал контакт. Снейп мог поклясться, что в этом взгляде было что-то странное, даже пугающее. Он не знал этого человека, а тот, казалось, имел к нему какие-то претензии.
   - Северус, - в кафе буквально ввалился Грюм и сразу же направился к Снейпу. Девочка еле успела отскочить в сторону, чтобы не попасть ему под ноги.
   - Я думаю, вам следует извиниться, - догнал Грюма в спину холодный голос женщины. Тот резко развернулся и уставился в разъяренные зеленые глаза матери обиженного ребенка. Бывший аврор поежился, тем более она показалась ему смутно знакомой. Грюм перевел взгляд на жену Снейпа, и снова поежился. 
   - Не стоит стоять в дверях, - рыкнул он.
   - Да, брат был прав, - выдал мальчик. - Они тут точно все психи.
   - Сын, - укоризненно посмотрел на него отец.
   - А что? Неправда? - мальчик изобразил на лице невинную мордочку. 
   - Идем, - вздохнула женщина, выводя свою семью на улицу. Грюм успел расслышать ее тихое: - Что-то все пошло не так. 
   Лючия нахмурилась. Все должно было произойти не так. Либо настоящие Лили и Джеймс сильно изменились, либо никто из присутствующих не смог провести параллели. Похоже, Снейпа больше поразила встреча с Сириусом Блеком, чем со своей первой любовью. Сказав, что ей нужно "припудрить носик", Лючия удалилась в дамскую комнату. Там она достала небольшое зеркало, зачарованное так, что она могла связаться с тем, с кем ей надо, при условии, что тот находится на связи. 
   - Сириус, - позвала она.
   - Да, Лючия, - тут же отозвался тот.
   - С Поттерами не прошло, - сказала она. - Нужен ты. 
   - Сейчас буду, - отчеканил Блек и отключился. Лючия посмотрела на себя в зеркало, усмехнулась сама себе и вернулась к мужу, который аккурат получил их заказ. С ними за столом устроился и Грюм. В еде Снейп был гурманом и любил вкусно приготовленную пищу. Лючия-Лили была мила и непосредственна внешне, но Северус уже успел ее узнать достаточно, чтобы понять, насколько она хорошая актриса.
   - Мерлин, - прервал их обед возглас Нарцисса. Та даже поднялась со своего стула и смотрела на вошедшего мужчину. Лючия смогла скрыть свою улыбку и теперь ждала реакции мужа. Тот снова обернулся к двери. Его тряхнуло, губы превратились в тонкую линию. Казалось, он сейчас начнет метать громы и молнии. Нарцисса начала медленно оседать на пол, и если бы не Рон, то точно бы упала. Сириус поглядел на их столик, затем посмотрел прямо в глаза Снейпу, усмехнулся.
   - БЛЕК! - рявкнул Грюм, вскочив. Сириус отвесил им шутливый поклон и вышел. Грюм рванул за ним, но никого уже не увидел. Словно им всем это привиделось. 
   - Это была дурная шутка, - тихо проговорил Северус.
   - Дорогой, с тобой все в порядке? - Лючия накрыла своей рукой руку мужа. 
   - С меня достаточно на сегодня призраков из прошлого, - решительно бросая на стол салфетку, произнес он.
   - Может быть, тогда вернемся домой? - предложила его жена.
   - Сначала заглянем в Хогвартс, я хочу переговорить с Альбусом, - сказал тот, подавая супруге руку. 
   Он не видел, какими взглядами обменялась компания с Малфоями во главе. У них уже был опыт таких встреч, дающих хорошую пищу для размышленй, хотя в чудесное воскрешение Сириуса Блека верилось с большим трудом.
   А тот, в свою очередь, стоял в небольшом переулке около кафе, закрываемый широким плащом Антонина. Теперь им оставалось только ждать, какая реакция последует на это маленькое представление.
   Спустя час в кабинете директора Хогвартса был собран почти весь Орден Феникса, чтобы обменяться своими впечатлениями. Альбус Дамблдор выслушал факты всех сторон и предложил высказать свое мнение.
   - Это чья-то глупая шутка, - буркнул Северус. Мужчина, сидящий у окна, скрыл свою улыбку. Его пригласили в орден всего пару месяцев назад, и теперь он мог собирать необходимую информацию из первых рук. Дамблдор даже представить не мог, какую пригрел на груди "змею".
   - Это все Малфои! - пошла в наступление Молли Уизли.
   - Не думаю, - покачал головой Снейп. - Нарцисса чуть обморок не упала, увидев этого... самозванца. 
   - И все равно, они тут замешаны, - продолжала настаивать Молли.
   - В этом есть резон, - потер бороду Дамблдор. - Только они могли достать частицу Блека для оборотного зелья. Но, все же, думаю, Северус прав. Это чья-то дурная шутка.
   - Что будем делать? - Артур Уизли преданно посмотрел на директора.
   - Надо усилить надзор над Малфоями и всеми, кто с ними связан, - начал говорить Дамблдор. - Где-нибудь и когда-нибудь они проколются. И надо найти этих шутников. Никто не имеет права так жестоко шутить над людьми. Блек - не Блек, Поттеры - не Поттеры, а такого допускать мы не можем.
   Распустив основную часть людей, Дамблдор попросил задержаться Грюма и Северуса.
   - В последнее время происходит что-то очень много всяких странностей. Это настораживает, - начал директор. - Мне кажется, что эти сегодняшние "призраки" как раз тесно связаны с этим. 
   - Думаешь, они попытаются? - нахмурился Грюм.
   - Да, для этого сложились все предпосылки. И центр всего этого крутится вокруг Малфоев, - кивнул Дамблдор. - Северус, ты можешь восстановить контакт с этой семьей?
   - Не думаю, мне отказано в доступе в их дом, - покачал головой Снейп.
   - Плохо, - сказал директор. - Это решило бы много вопросов. 
   - А вы не думаете, что есть кто-то еще? - спросил зельевар.
   - Третья сторона? - задумчиво протянул Дамблдор. - Я не уверен, что это возможно. И зачем кому-то еще влезать в наши дела? Это аристократы, потерпевшие поражение, но оставшиеся живыми и свободными. Они успели укрепить свои позиции и подправить финансовое положение, и, как гидра, снова подняли свою голову. Пора уже раз и навсегда отрубить ее им. Но спешить не будем. Все надо делать постепенно. И никакие призраки из прошлого нам не смогут помешать...
   А тем временем в Де Кресси-холле один из хозяев готовился к тому, чтобы явиться взору гостей, столь неожиданно прибывших в этот дом. На его губах играла ехидненькая улыбка. Его спутница была внешне спокойна, но и в ее глазах сверкали хитрые искорки. Что и говорить, им нравилась сложившаяся ситуация, а также возможность поиграть в комедию положений с людьми, которых они когда-то знали. 
   Тем временем, Люциус изучал красиво обставленную гостиную в ожидании хозяев. Насколько он мог судить, это была та же гостиная, в которой тогда были Невилл и Джордж. Гермиона сидела с закрытыми глазами, вращая в пальчиках бокал с легким белым вином, который ей подала служанка. Люциус же наслаждался коньяком.
   Дверь открылась, и аристократ, изобразив дежурную дружелюбную улыбку, встал... и застыл в изумлении. 
   - Ну, здравствуй, Люциус, - усмехнулся вошедший под руку со смутно знакомой девушкой мужчина.
   - Регулус, - прошептал Малфой.

Глава 23. Странная встреча.

   - Ну, здравствуй, Люциус, - усмехнулся вошедший под руку со смутно знакомой девушкой мужчина.
   - Регулус, - прошептал Малфой. Такого он совершенно не ожидал. Все собранное в кулак самообладание рухнуло куда-то в небытие. Он уже успел встать, чтобы поприветствовать хозяев, но так и сел обратно в кресло, едва не промахнувшись. И, даже если бы такой конфуз случился, это было бы простительно: не каждый день видишь того, кто, по твоим сведениям, мертв уже не менее трех десятков лет. Люциус лихорадочно схватил со столика бокал с коньяком и опрокинул его в себя. Ему просто катастрофически нужно было выпить, чтобы прийти в себя. 
   Гермиона в недоумении переводила взгляд с одного участника этой встречи на другого. Глаза видели, но разум не воспринимал. Молодая женщина, вошедшая в эту уютную гостиную вместе с мужчиной, которого Люциус назвал Регулусом, была ей знакома. Она точно это знала, только вот разум отказывался воспринимать видимое как факт. 
   - Гермиона, может быть, тебе налить что-нибудь покрепче вина? - с улыбкой и тихой усмешкой спросила Алисия, а именно ее отправили на эту встречу вместе с Регулусом.
   - Но как?.. - наконец, обрел дар речи Малфой, глядя на друга своих юношеских лет. - Ты же...
   - О, надо же, я все-таки дождался того момента, когда ты не смог подобрать и двух слов, - рассмеялся Регулус, помогая своей спутнице сесть на диванчик и располагаясь рядом.
   - Ты же мертва, - воскликнула Гермиона, сумевшая, наконец, оформить свою мысль в слова. Она смотрела только на Алисию. Та после ее слов оглядела себя, даже потрогала, мол, гляди, вроде все на месте, даже осязаемо.
   - Нуууу, я даже не знаю, - протянула Алисия. - Рег, может, ущипнешь? Ай! - тут же взвизгнула она. - Я сказала ущипнуть, а не калечить.
   - Ну, прости, не думал, что у тебя такая чувствительная кожа, - фыркнул в ответ Регулус. Гермиона встряхнула головой, словно пыталась отделаться от какой-то навязчивой мысли или галлюцинации. Суда по выражению лица Люциуса, тот тоже не был уверен в здравости своего ума.
   - Мы приехали сюда встретиться с хозяевами..., - начала Гермиона, лишь бы что-нибудь сказать. Ее попытка выглядела очень смешно, поскольку она была растеряна. И перевод разговора на деловую тему ей казался сейчас самым простым выходом взять ситуацию и свое состояние хоть под какой-то контроль. 
   - Не думаю, что тебе этого очень хочется, - перебила ее Алисия. - По крайней мере, одного из них ты вряд ли восприняла бы адекватно.
   - Да что здесь происходит? - воскликнула Гермиона, теряя выдержку.
   - Живем мы тут, миссис Уизли, - усмехнулся Регулус. - Или вас стоит называть Уизли-Малфой?
   Гермиона поперхнулась. Этот человек, похоже, знал больше, чем полагалось. Хотя она и не скрывала своей связи с Драко, но так еще никому в голову не приходило ее называть. 
   - Регулус, объясни..., - начал Люциус, но тут дверь отворилась, и в гостиную влетел мальчик лет трех, весь в слезах.
   - Рей, малыш, что случилось? - Алисия мгновенно оказалась рядом с ребенком, присела перед ним на корточки. Мальчик обвил ее ручонками за шею, уткнулся в шею и разрыдался сильнее. Люциус и Гермиона с некоторым недоумением смотрели на происходящее. - Что случилось? Кто тебя обидел?
   - Они меня не берут..., - всхлипывая, поведал ребенок. Гермиона и Люциус даже не сразу поняли, что именно он говорил. Все-таки ребенок был маленький, и речь была еще не совсем идеальной. 
   Дверь снова распахнулась и в комнату вошла красивая девочка. Гермиона в шоке смотрела на темноволосую красавицу с трехцветными глазами. "Мерлин, а такое вообще бывает?" - пронеслось у нее в голове.
   - Извините, - девочка присела в реверансе. - Тетя Алиса, можно, я заберу Рея? 
   - Что у вас там случилось? - Регулус посмотрел на девочку.
   - Да ну их, - скривилась та в ответ. - Рей, пойдем сказки читать. 
   Малыш осторожно повернулся в сторону красавицы, потом зашевелился на руках у Алисии. Та спустила его на пол, и Рей потопал к Кассандре. Девочка взяла его за руку и вывела из гостиной. Гермиона успела заметить, как у мальчика волосы поменяли цвет, став вдруг розовыми. 
   - Метаморф? - вырвалось у нее.
   - Гермиона, ты же взрослая ведьма, а все время так поражаешься, - усмехнулась Алисия. - Ну, метаморф, и что?
   - Метаморфы очень редки, - произнес Люциус. - Насколько я знаю, единственным явным метаморфом за последние лет двадцать была моя племянница - Нимфадора. 
   В ответ Алисия только усмехнулась, но более ничего не сказала.
   - Люциус, может быть, мы перейдем к делу? - Регулус позвонил в колокольчик. 
   - Мы подумали, что вы можете нам помочь, - произнес Малфой, уже успевший хотя бы внешне взять себя в руки. 
   - В чем? - Алисия чуть подалась вперед.
   Гермиона с немым изумлением наблюдала за беседой. У нее появилось стойкое ощущение, что эти двое прекрасно знают обо всех затруднениях Малфоев и всех, кто с этой семьей связан. Если сначала она не поняла, что за Регулус был перед ней, то, успокоившись и поподробней рассмотрев темноволосого мужчину, обнаружила его явное сходство с Сириусом, хотя внешность у него не настолько яркая. Но сомневаться не приходилось, перед ней сидел настоящий Блек. 
   "Если мне не изменяет память, то Регулус Блек должен быть мертв", - рассуждала она. - "Хотя, в то же время нет никаких доказательств его смерти. Тело не было найдено, никто не видел, чтобы его пытал или убил  Волдеморт. 
   Единственное, что известно абсолютно точно, Регулус Блек украл медальон, обманув даже Лорда. А вот его дальнейшая судьба совершенно неизвестна", - Гермиона, полуприкрыв глаза ресницами, стала наблюдать за Блеком. Тот держался уверенно, как хозяин. Но она-то знала, что хозяевами тут были двое черноволосых мужчин. Она перевела взгляд на его спутницу. - "Алисия Спинет. Ты же погибла во время последней битвы. Мне это точно известно: я видела, как ты упала. Слышала крик Анджелины, а потом кто-то сказал, что в тебя попала Авада. Тогда откуда же ты здесь взялась, живая и здоровая?"
   - Миссис Уизли, насколько я понимаю, представлять юридическую сторону интересов Люциуса будете вы? - Регулус посмотрел на притихшую молодую женщину.
   - Совершенно верно, - кивнула та в ответ. 
   - Что ж, в таком случае..., - Регулус посмотрел на Алисию. Гермиона могла с полной уверенностью сказать, что те не ведут ментальной беседы, но явно понимают друг друга с полувзгляда. - Хмм, думаю, с нашей стороны вполне может выступить Антуан, только придется вызвать его во Францию.
   - Или же нам всем прокатиться в Англию..., - усмехнулась Алисия в ответ. 
   - Регулус, может быть, ты все-таки объяснишь, что происходит? Я все эти годы был уверен, что ты мертв, - наконец, не выдержал Люциус. Регулус склонил голову на бок и некоторое время смотрел на Малфоя изучающим взглядом.
   - Могу сказать, что очень многие заплатили слишком высокую цену в этой войне, - произнес Регулус. - А уж аристократы тем более. 
   - Жизнь после войны..., начала Гермиона.
   - Мерлин, только не надо, - фыркнула Алисия. - тебе же лучше чем кому-либо известно, каким образом наша "Светлая сторона" выказала благодарность своему Герою. 
   - Я давно уже не отношусь к этой, как ты сказала, "Светлой стороне", - скривилась Гермиона. 
   - Ну, это я и так вижу, - усмехнулась Алисия. 
   Молодые женщины отсели от мужчин, которым было о чем поговорить, и расположились у окна. За ним был прекрасный вид на внутренний двор, где играли дети. Гермиона сразу увидела нескольких девочек, а у уже знакомой красавицы на руках сидел тот самый маленький мальчик по имени Рей. 
   - Интересно, чьи они? - задумчиво произнесла Гермиона вслух, даже не замечая этого.
   - Наши, - улыбнулась Алисия.
   - И твои? - Гермиона с легким удивлением посмотрела на собеседницу. Она все никак не могла привыкнуть к тому, что та жива. Хотя объяснений ведь могло быть много, а в том кавардаке, который в тот момент царил на поле брани, неудивительно, что кто-то неправильно поставил диагноз или посчитал кого-то безнадежным и оставил умирать. Она такому бы и не удивилась теперь.
   - Вон, - указала рукой на группу девочек Алисия. - Рыженькие.
   - Красивые, - улыбнулась Гермиона, вспомнив своих детей. - А вот та девочка? - Гермиона снова смотрела на красавицу. Эта девочка очень сильно отличалась от всех - что-то в ней было экзотическое. В последнее время Гермиона увлеклась мистикой, и особенное удовольствие ей доставляли книги Лорел Гамильтон, серия ее книг о Мерри Джентри. И сейчас ей казалось, что эта девочка словно сошла со страниц книг этого автора. 
   - Кассандра, - с какой-то особенной теплотой произнесла Алисия. - Она - самый необыкновенный ребенок, если честно. 
   Гермиона рассматривала детей, и какое-то странное чувство появилось в груди, словно она точно знала, чьи это дети. Вдруг из-за деревьев вылетел всадник. Он тут же осадил коня и теперь двигался степенным шагом. Кассандра мгновенно обернулась, на ее лице засияла улыбка. Она помахала мужчине рукой. Гермиона пристально следила за всадником. Тот в ответ тоже помахал. Мальчишки всей гурьбой побежали к нему. Мужчина спешился и тут же поймал в объятия двоих черноволосых мальчишек. Гермиона никак не могла отделаться от мысли, что и его она знает, но вот откуда? И еще, она была уверена, что вся сегодняшняя встреча была подстроена. Возможно, непредвиденным фактором оказался ребенок, но все остальное - четко продуманный сценарий, даже вот эти посиделки у окна. 
   "Но что именно от меня требуется?" - пыталась понять Гермиона. Когда начался конструктивный диалог, они с Люциусом смогли взять себя в руки. Она совсем не сомневалась, что им помогут. Почему? Интуиция после окончания войны работала как часы, и еще ни разу ее не подвела. А сейчас Гермиона понимала, что происходит что-то, чего никто не замечает, но что будет иметь очень серьезные последствия в будущем, очень близком будущем. 
   - Алисия, ты можешь мне честно сказать, что здесь происходит? - повернулась она к своей собеседнице. 
   - А как тебе этот всадник? - вместо ответа задала свой вопрос та. 
   - Алисия, - в голосе Гермионы проскользнуло раздражение. - Я же понимаю, что вы нас ждали, и то, что вышли к нам именно вы, тоже было спланировано...
   - Ты всегда была умной девочкой, - перебила Алисия. - И все же, приглядись к всаднику. Он сейчас уже достаточно приблизился к дому, чтобы его можно рассмотреть более подробно. 
   Гермиона стиснула зубы, но повернулась к окну, чтобы вновь посмотреть на темноволосого мужчину, который вел под уздцы своего красавца-коня. 
   "И что я должна в нем увидеть? Почему Алисия так настойчиво меня толкает на наблюдение именно за ним?" - Гермиона прищурилась. Мужчина был приблизительно ее возраста. Длинные волосы заплетены в косу, чтобы не мешали при верховой еде. Стильная и дорогая одежда смотрелись на нем просто идеально. "Грация и сексуальность", - решила Гермиона, глядя на темноволосого  мужчину. Тонкие черты лица выдавали в нем аристократа, как, впрочем, и все его движения и манеры. Как-то некстати перед глазами появилась увиденная в Италии картинка, когда двое красивых мужчин целовались на мосту. Ну, да, она была уверена, что это - тот самый молодой мужчина, который смеялся в объятиях другого. 
   - Гермиона, ты не о том думаешь, - услышала она тихий голос Алисии. - Смотри сердцем, а не глазами.
   Гермиона раздраженно фыркнула собеседнице, затем снова обратила свой взор в окно. В этот момент молодой человек поднял голову, и Гермиона смотрела теперь прямо в изумрудные глаза. В глаза, которые ее знали. Мужчина чуть улыбнулся и кивнул ей так, словно они были старыми и очень хорошими знакомыми. Это была не ухмылка, а именно улыбка. Так обычно приветствуют друзей. В голове шумело так, словно она стояла у железнодорожного полотна, а мимо проносился Хогвартс-экспресс. 
   "Все не может быть так просто", - потрясла головой Гермиона. Она никак не могла поверить в то, что она смотрит сейчас именно на того, кого хотела увидеть уже одиннадцать лет, за кем гналась, как за призраком. 
   - Гермиона? - голос Алисии долетал до нее, как сквозь вату. Она сейчас всей душой была там, где стоял этот молодой мужчина. Она мысленно отбрасывала незнакомый лоск, и чем больше это делала, тем сильнее под этой новой внешностью красивого аристократа проступал он - угловатый, но ловкий и симпатичный Гарри Поттер, ее школьный друг. Гермиона не видела, как Алисия бросила украдкой взгляд на мужчин, и, удостоверившись, что те не обращают внимания на них, кивнула сама себе. Казалось, что сейчас происходит что-то еще, что неизвестно более никому, кроме Алисии и Гарри, который сейчас смотрел на Гермиону. Она была ему очень хорошо видна с того места, где он стояла. Окно от потолка до пола, у которого расположились молодые женщины, позволяло ему смотреть ей в глаза. 
   - Тебе что-нибудь налить? - вопрос смог вернуть Гермиону на эту "грешную землю".
   - Да, и чего-нибудь покрепче, - хрипло отозвалась она, все еще не спуская глаз с друга детства и юности. 
   Перед ней появился фужер с коньяком, Гермиона залпом проглотила жидкость и быстро задышала, чтобы погасить жар в горле. 
   - Я не могу в это поверить, - наконец, произнесла она. - Я столько лет мечтала об этой встрече, но он просто пропал. Знаешь, а ведь в Англии все уверены, что Гарри умер. Он ведь не прослеживается, а в последнее время никто не может толком сказать, жив он или мертв. 
   Алисия молчала, она понимала, что девушке нужно выговориться. Им самим-то было проще, они имели возможность наблюдать за своими родными, правда, удержаться от контакта всегда было тяжело, но они уже научились быть рядом и в то же время далеко по отношению к своим родственникам, живущим в Англии. 
   - Мне кажется, что это сон, - продолжала Гермиона. - Я вот сейчас проснусь, и все это окажется лишь моим сном, очередной погоней за призраком. Я так устала видеть во всех черноволосых и зеленоглазых молодых людях Гарри..., - она нервно сглотнула. - Я сейчас просто проснусь...
   - Пойдем, - Алисия поднялась, взяла за руки Гермиону, и, вытащив ее из кресла, потянула  к выходу. Регулус лишь проводил их слегка напряженным взглядом, но ничего не сказал. Люциус же, похоже, вообще не обратил на женщин внимания. Гермиона, если бы сама была в более нормальном состоянии, то обратила бы внимание на то, насколько необычно выглядит лорд Малфой. 
   В то время когда Гермиона и Алисия в окно наблюдали за всадником,  Люциус и Регулус за коньяком имели свою беседу
   Люциус, будучи старше своей спутницы, и, естественно, умудренней опытом, понимал, что все не так просто, как может показаться. И если минимальные  надежды, что Регулус мог выжить и просто прятался все это время, еще могли бы иметь место, то Алисия Спинет точно была полностью и безвозвратно мертва, ибо он сам видел, как гроб с телом девушки опустили в землю. В начале беседы разговор все больше шел о событиях в Англии. Регулус всеми возможными способами делал так, чтобы он, Люциус, не имел возможности задать интересующие его вопросы. Регулус воспользовался его состоянием и взял весь разговор под свой контроль, и Люциусу пришлось смириться с этим, по крайней мере, на время. Он делал вид, что все в порядке, и отвечал на очень продуманные вопросы своего давнего друга. 
   "Странно, почему у меня такое чувство, что он просто напросто не хочет говорить о себе и о том, что происходит в этом доме. Почему? Что срывают эти стены? Или кого?" - задумался Люциус. - "Если вспомнить, каким отсюда вернулся Джордж, то... А то - что? Что такого увидел Джордж, что заставило его несколько дней находиться в прострации? Или кого он тут увидел?"
   - Люциус, а ты ничего не знаешь об Андромеде? - вдруг ворвался в его размышления голос Регулуса. Блондин удивленно на него посмотрел. "Он же никогда не интересовался старшей из своих кузин! - пронеслось в его голове. - Почему именно этот вопрос?"
   - Знаю, что она жила в Англии со своим внуком. Но совсем недавно вдруг пропала, говорят, уехала с острова, - как можно спокойнее и с нотками равнодушия произнес Люциус, украдкой следя за младшим из братьев Блеков. От него не укрылась быстрая улыбка, словно, Регулус получил тот самый ответ, на который и надеялся. 
   - Регулус, скажи, насколько велика вероятность, что нам помогут? - Малфой посмотрел на сидящего напротив мужчину.
   - Вам уже помогают, - откинулся тот на спинку своего кресла. Люциус ждал продолжения, но его собеседник лишь молча улыбался.
   - Что происходит? - наконец, не выдержал Малфой.
   - Ты уже раз сотый за время нашей встречи задаешь этот вопрос, - усмехнулся Регулус.
   - И ответа, судя по всему, я не дождусь? - раздраженно бросил Люциус.
   - Почему же? Ответ всегда можно получить. Стоит лишь правильно задать вопрос, -услышал Люциус за своей спиной. Он резко вскочил на ноги и обернулся, неуловимым движением выхватывая палочку. 
   - Палочку-то убери, размахался тут, еще глаз кому-нибудь выбьешь, - фыркнул Рудольфус, проходя вперед и усаживаясь в кресло рядом с Регулусом. 
   - Сядь, Люциус, пока не грохнулся на пол, - усмехнулся Рабастан. Кстати, именно он так и напугал Малфоя, узнавшего голос, как только он зазвучал. 
   Люциус переводил взгляд с одного на другого братьев Лестрейнджей. 
   - Что происходит? - севшим голосом пролепетал блондин.
   - Тебе не надоело еще повторять одно и то же, как попугай? - склонил голову на бок Рабастан.
   - Я сплю, я просто сплю..., - начал повторять Люциус, закрыв глаза.
   - Это вряд ли, - тут же вернули его на "землю". 
   - Я видел, как вас сразило аврорской авадой. - выкрикнул Люциус. - У меня галлюцинации.
   - Тебе придется поверить, мой друг, в реальность происходящего, - серьезным голосом произнес Регулус. 
   Люциус снова вскочил с кресла, заметался по гостиной.
   - Да, оказывается, Малфой - тоже человек, - задумчиво протянул Рудольфус, глядя на метания блондина. Тот вдруг замер, схватился за голову и рухнул как подкошенный. 
   - Надеюсь, это просто обморок от переизбытка информации, - хмыкнул Рабастан.
   - Ага, компьютер сдох, как только получил информацию, противоречащую заданной программе, - хохотнул знакомый с магловскими технологиями Регулус. 
   - Кто бы мог подумать, - Рудольфус подошел к лежащему на полу блондину. - Я вот никогда не предполагал, что удостоюсь такого зрелища.
   - Кончайте глумиться, - сердито глянул на Регулуса и брата Рабастан. - Надо его доставить в гостевую комнату. Не оставлять же на полу лежать.
   - Да, конечно, папочка, - усмехнулся Регулус, наколдовывая носилки. 
   - Какое счастье, что сюда пришел не сам Том, - вдруг расхохотался Рудольфус. - Тут бы уже не обморок был, а настоящий инфаркт с летальным исходом. 
   Пока эти трое транспортировали несчастного Малфоя в гостевую комнату, Алисия провела Гермиону по дому, нарочито медленно, словно проводила экскурсию. А целью был некий зал, где сейчас находился один из главных действующих лиц всей этой истории. Наконец, они вошли в небольшой кабинет, площадью буквально десять квадратных метров. Как только дверь открылась, стоявший у окна Гарри повернулся к молодым женщинам лицом.
   - Здравствуй, подруга, - с легкой улыбкой произнес Гарри.
   - Гарри, - выдохнула Гермиона. Больше сил у нее просто не осталось. Гарри только успел рвануть вперед и подхватить обмякшее тело до того, как оно упало на пол. 
   - А я тебя предупреждала, - хмыкнула Алисия. - И будешь ты опять ходить за Томом хвостиком, вымаливая у него прощение.
   Гарри только усмехнулся на это. "Завтра, завтра начнется следующий, самый главный этап, который и приведет нас, в конце концов, в Англию, и каждому воздастся согласно его поступкам. Я знаю, Герми, ты поможешь. Ты так же жаждешь справедливости, как и я", - укладывая девушку в выделенную ей гостевую комнату, мысленно произнес Гарри. 
   Алисия не знала, что Том был в курсе всей той "аферы", которую закрутил его молодой, но очень хитрый муж. Правда, сам он решил лишь понаблюдать за тем, что получится у Гарри, и получится ли вообще.

Глава 24. Я убью тебя, Поттер!

   Гермиона приходила в себя очень медленно. Последнее, что она помнила - это Гарри Поттер, живой и невредимый, стоящий прямо перед ней. Глаза резко распахнулись, и девушка села в кровати. И первое, что она увидела, открыв глаза - большие, любопытные глаза Добби. "Вот, куда делся этот странный эльф! - пришло ей в голову. Мысль постепенно обретала понимание. Воспоминания прошлого дня медленно, но верно заполняли память. Только вот, вчера ли все это произошло?
   - Где твой хозяин? - мрачно поинтересовалась она, переварив все случившееся с момента ее появления в этом странном доме, где ожил призрак, за которым она уже гоняется без малого одиннадцать лет. 
   - Господин Гарри сейчас в своем кабинете, - немного чопорно объявил Добби. "Все-таки, это не сон", - удовлетворенно подумала она. 
   - Веди меня к этому..., - она никак не могла подобрать нужное слово, чтобы охарактеризовать своего друга.
   - Молодая госпожа собирается привести себя в порядок? - поинтересовался домовик.
   "Будь это приличным, пошла бы так!" - зло подумала она, но вслух сказала:
   - Естественно.
   Она гордо вскинула голову и направилась в ванную комнату. Все-таки, влияние на нее Драко было очень сильным. Под его руководством она превратилась в настоящую аристократку, пытаясь оставаться, правда, при этом самой собой. 
   Добби ждал ее в комнате, пока она приводила себя в порядок в роскошной ванне. Ей не понадобилось много времени на то, чтобы навести марафет. Настроение у нее было воинственное, по-другому и не скажешь. 
   - Я готова, - выйдя из ванной, произнесла она.
   - Пусть госпожа следует за мной, - сказал Добби и чинно направился к двери. Ей оставалось только удивляться такому странному поведению домовика. Во-первых, он ведь мог ее просто аппарировать к своему хозяину, а вместо этого, подобно обычному магловскому слуге, повел ее по коридорам. Во-вторых, во времена ее учебы в Хогвартсе Добби был домовиком, который пытался пойти против собственной природы, крича на каждом углу о собственной свободе. Сейчас же он выполнял некие обязанности с достоинством истинного дворецкого и явно считал, что занимает особое место в этом доме. По ее мнению, такое поведение больше подходило бы Кричеру. 
   Двигаясь по коридорам поместья вслед за домовиком, она успевала отмечать, с каким вкусом здесь все отделано, насколько удачно соединены господствующий магловский стиль и последние чудеса техники с потайными магическими приспособлениями, и это казалось чем-то нереальным. Гермиона всегда считала, что соединить эти две вещи невозможно, но, как оказалось, была неправа. 
   Наконец, они достигли нужной двери. Добби открыл ее и сделал приглашающий жест...
   - Сейчас я вижу только такой выход из ситуации, - услышала она чуть изменившийся баритон Гарри. Тот стоял, облокотившись на стол. Она смотрела только на него.
   - Доброе утро, Гермиона, - хозяин кабинета заметил девушку. На его лице расцвела радостная улыбка, а глаза ярко сверкнули изумрудным светом. Именно это ее и вывело из себя. 
   - Доброе? Доброе?! - она буквально взорвалась негодованием и схватила первое, что попалась ей под руку. Хорошо, что это оказалась подушка, а не ваза тринадцатого века, что стояла на небольшой тумбе справа от нее. Она даже не замечала, что помимо нее и Гарри в кабинете находятся еще как минимум четыре человека. 
   - Сволочь! Да я тебя..., - в брюнета уже летела следующая подушка. - Мы тут на изнанку выворачиваемся, оплакиваем его! Совсем уже с ног сбились! В голову всякая чушь лезет! А он... А ты..., - у нее от возмущения даже слова закончились. Она подскочила во время этой тирады к Гарри. На последнем слове она размахнулась и влепила своему другу пощечину. Звук был звонким и впечатляющем, силы в нее было вложено много и от души. 
   - Неужели кому-то все-таки удалось, во-первых, заставить тебя замолчать и, во-вторых, врезать тебе по твоей смазливой физиономии? - насмешливо поинтересовался один из присутствующих при этом спектакле. Этим одним оказался Фред. Правда, и ему понадобилось время, чтобы прийти в себя от бурной реакции Гермионы Грейнджер, которая к тому же теперь была Уизли, то есть его снохой.
   Гермиона, которая уже набрала воздуха, чтобы выложить этому зеленоглазому негодяю все, что она о нем думает, поперхнулась собственным возмущением и замерла. Голос она узнала сразу, но при этом была абсолютно уверена, что Джордж сейчас в Англии с обоими ее мужьями. Она боялась повернуться и удостовериться в том, что там сидит живой человек. Как поверить, что голос принадлежит Фреду, который мертв? Это не мог быть он, а увидеть незнакомца с таким голосом она не хотела, слишком сильное было бы разочарование.
   - Гермиона, бить меня было не обязательно, - совершенно спокойно произнес Гарри, потирая щеку. Рука у девушки была тяжелой, и в пощечину она вложила все свое негодование. От большего урона его спасло вмешательство Фреда: если бы тот не заговорил, Гарри пришлось бы применить к подруге силу, чтобы не оказаться в ближайшее время всему в синяках. Фред подарил ему время, которое он и собирался теперь использовать, чтобы перехватить инициативу. Как же он ошибся.
   - Не обязательно? Не обязательно?! - снова начала заводиться молодая женщина. - Да, ты просто издевался над нами, как хотел. Мы, как настоящие идиоты, поверили Дамблдору, этому... этому... Не важно, кому...Но мы поверили, правда, ненадолго. А ты... Ты просто смылся, даже не дав нам возможности хоть что-то тебе объяснить. И ты ведь давно уже знаешь, что мы сами по себе, что давно уже не с Дамблдором и его прихвостнями. Но ты даже открытки не прислал, чтобы сказать, что жив. Обычной открытки. Вот, наверное, потешался, когда мы, как придурки, реагировали на любого лохматого черноволосого парня. Смешно было, да? Такое мне даже в страшном сне не могло присниться. 
   Гарри, уже решивший, что подруга будет только выговаривать ему, как всегда делала в школьные годы, снова просчитался. Он расслабился, и зря. Три первых удара он пропустил. Поморщившись от удара в плечо, явно будет синяк, он попытался перехватить руки женщины. Правда, остановил "избиение" не он.
   - Не бейте моего папочку! - сердито выкрикнула Кассандра. Девочка стояла в дверях кабинета и гневно смотрела на женщину, посмевшую делать то, что, в принципе, было позволено только дедушке с бабушкой и папе. 
   Гермиона замерла с занесенной для удара рукой. Как-то то, что у Гарри могут быть дети, ей в голову совсем не приходило. Он у нее почему-то всегда ассоциировался только рядом с Джинни, и неважно было, что та вышла замуж за Дина. "А ведь это могло послужить причиной того, почему он с нами не связывался", - отстраненно подумала она, но тут же отринула эту мысль, как безумную. Не могла быть у Гарри такой сильной обида за то, что Джинни вышла за другого. Тут было что-то другое, посущественней. 
   Она повернулась, чтобы посмотреть на дочь Гарри, и была поражена красотой и завораживающим светом этих необыкновенных трехцветных глаз, несмотря на их  сердитое выражение. Но даже это не помешало ей заметить схожести девочки с Гарри, так что сомневаться, чья она дочь, не приходилось. 
   - Твоему папочке, - Гермиона вложила в последнее слово всю свою язвительность, - уши оторвать надо. 
   - Уши оторвать папочке может только папа, - на полном серьезе заявила Кассандра, вызывая приглушенные смешки у присутствующих, ненароком ставших свидетелями воссоединения друзей. "Папа?!" - недоуменно отметила Гермиона. Она, наконец, отреагировала на тех людей, что кроме нее, Гарри и его дочери, находились в этом помещении. Она, конечно, была не кисейной барышней и в обморок падать не стала. Но даже для нее это было слишком. В результате, Гарри чуть не огрели схваченной с письменного стола статуэткой. Тот успел увернуться и теперь укоризненно смотрел на подругу. 
   - Хорошо, что существует заклинание "Репаро", - заявил он. Гермиона смерила его гневным взглядом.
   - Поттер, ты во что опять вляпался?! - в стиле "аля-заучка-Грейнджер" поинтересовалась Гермиона, испытующее глядя в зеленые глаза. 
   - Почему сразу вляпался? - обиделся тот.
   - Почему?! - хохотнула Гермиона. - А как еще можно это назвать? - она обвела рукой присутствующих. - Уж, прости, но не каждый день можно увидеть мирно сидящими на диванчике девятнадцатого века умерших лет так десять-одиннадцать назад людей. 
   - Привет, Гермиона, великолепно выглядишь, - мило улыбаясь, произнесла Нимфодора, пытаясь при этом оттянуть внимание разгневанной молодой женщины от Гарри. Она приветственно помахала еще и рукой. 
   - А, может, они не умерли? - сказал Гарри, провалив план Тонкс в зародыше. 
   - Поттер, я тебя сейчас придушу! - прорычала Гермиона, возвращая внимание другу. "Так, надо взять себя в руки. Я же, в конце концов, взрослый мужчина", - начала уговорить себя мысленно Гарри. Он почему-то почувствовал себя сущим ребенком рядом с Гермионой, словно вернулся в Хогвартс, в те времена, когда она читала ему и Рону нотации. 
   - Не надо душить папочку! - Кассандра мгновенно оказалась рядом и встала между Гермионой и своим отцом. 
   - Она так шутит, солнышко, - Гарри присел на корточки перед дочерью и попытался ее отвлечь. - Ты что-то хотела, детка?
   - Да, - кивнула та, нахмурившись. - Мы хотели бы узнать, сегодня уроки будут? Мы сидим в кабинете, а никого нет. Все сегодня какие-то странные. 
   Гермиона наблюдала за этой сценой, попутно понимая, что у нее явно заторможенные реакции. Почему? Так ведь в кабинете сидит Тонкс. Тонкс! Которая, по сути, должна быть мертвой и мирно покоится на кладбище Героев! А еще сидит Фред, на похоронах которого она лично присутствовала.
   - Эмм, - Гарри задумался, затем улыбнулся. - Солнышко, попроси дядя Регулуса с вами позаниматься.
   - Дядя Рег вместе с папой приводит в порядок красивого дядю с белыми волосами, - объявила Кассандра, вызывая сдерживаемые смешки у присутствующих. Даже Гермиона не смогла удержаться от улыбки 
   - Эмм, - теперь Гарри растерялся. - Ну...
   - Ладно, не тужься, - усмехнулась Алисия. - Я возьму детей на себя.
   - Ты - мое спасение, - расцвел Гарри. - Спасибо, Ал!
   - Рада видеть тебя, Гермиона, - обратилась Алисия к гостье, и до той, наконец, дошло, почему эта женщина показалась ей знакомой, и это странное чувство узнавания не оставляло ее с момента встречи. 
   - Алисия Спиннет?.. - озвучила она свою догадку. 
   - Вообще-то, Уизли, - буркнул Фред. 
   - А тебя я вообще сейчас кастрирую, - мрачно отреагировала на его реплику Гермиона.
   - Общение с Малфоем испортило тебя, - тихо посетовал Гарри. К его несчастью, он был услышан.
   Гермиона повернулась к нему с таким выражением на лице, что Кассандра испугалась. Гарри успел схватить дочь на руки и повернуть к себе лицом, а то от подруги осталось бы мокрое место, в худшем случае. Чего-чего, а сил у малышки Касси было очень много, не зря же она по сути своей была бездной. Было уже несколько эксцессов, когда сила девочки выходила наружу. Утихомирить этот фонтан магии могли только ее отцы. 
   - Солнышко, давай, ты пойдешь с тетей Ал, а мы поговорим с этой тетей. Она мне ничего не сделает, - Гарри посмотрел на дочку. Та обернулась и зыркнула на Гермиону.
   - Эта тетя постоянно пытается с тобой что-то сделать, папочка, - заявила Кассандра. - Я папе на нее нажалуюсь.
   - Эээ, Касси, милая, вот папе на тетю Гермиону жаловаться не надо, - тут же выдал Гарри в ответ.
   - Почему? - дочь удивленно посмотрела на отца. 
   - Эээ, тогда нам придется папу отрывать от тети, а мы ведь не хотим, чтобы папа сделал кому-то что-то плохое, - с надеждой в голосе произнес Гарри. В кабинете снова раздались смешки.
   - Если вы сделаете папочке больно, то я все расскажу папе, а папа может быть очень страшным, если захочет, - объявила Кассандра, после чего соскользнула с рук отца и направилась вон из кабинета.
   - Вот, Поттер, учись, как надо ставить людей на место, - хмыкнул Фред, за что тут же заработал подзатыльник от сидящего рядом с ним и смутно знакомого Гермионе человека. 
   "Где-то я его уже видела? Но где?" - разглядывая еще одно действующее лицо, думала она. Внезапное осознание чуть не заставило ее осесть на пол. 
   - Поттер, ты, вообще, чем занимаешься, а? - повернулась она к другу. 
   - А в чем проблема? - состряпал тот на лице невинное выражение. 
   - В чем? Да тебя прибить надо, некромант чертов, - начался третий раунд "бешенства" Гермионы. - Они мертвы!
   - Вообще-то, нет, - возразил Гарри. - Они вполне даже живы и, как видишь, здоровы.
   - Поттер! - зарычала Гермиона. - Я тебя сейчас убью, сволочь ты недоделанная!
   - Вообще-то, мисс Грейнджер, - вмешался еще один человек в разговор, - ах, простите, миссис Уизли, сволочь он вполне даже доделанная.
   Гермиона медленно повернулась и посмотрела на улыбающегося Ремуса Люпина. Голос любимого учителя ЗОТИ, а также друга, старшего друга, не узнать она не могла. Но даже не это привлекло ее внимание. Мужчина выглядел просто замечательно, у него даже седина из волос исчезла, да и вид был просто шикарный, и на его руках сидел мальчик лет трех-четырех. Сомневаться в том, что это ребенок Тонкс и Люпина, не приходилось. У нее стало закрадываться подозрение, что ей просто все это снится. 
   - Гермиона, - позвал Гарри.
   - Ненавижу тебя, - с каким-то отчаянием в голосе произнесла та в ответ. На нее накатила усталость. Напряжение и шок от встречи с Гарри и живыми мертвыми начали медленно, но верно перерастать в истерику, только вот на нее совсем не было сил. Сейчас ею владело только одно желание: придушить друга, чтобы больше так не мучиться. 
   - Ну, прости, - что-то в его голосе покаяния слышно не было. Гермиона взглянула на Гарри и вздохнула. 
   - И кого ты еще на этот свет вернул? Надеюсь, Волдеморта ты оставил там, где ему и положено быть? - кто же знал, что она попадет настолько точно с первого раза. Какое-то неловкое молчание, установившееся в кабинете, а также Гарри, смотрящий куда угодно, но не на нее, сказали ей больше, чем она хотела бы.  Никто не успел отреагировать, настолько быстро она сомкнула руки на шее друга, желая его придушить уже раз и навсегда.
   - Будьте добры, отпустите шею моего мужа, - раздался спокойный голос Тома. - Мне он нужен еще живым, да и нашим детям тоже. 
   Гермиона, не размыкая рук на шее Гарри, оглянулась через плечо. Волдеморта она узнала сразу, не зря же тогда была рядом и видела превращения полуящерицы в красивого мужчину. 
   - Поттер, ты такая сволочь! - объявила она другу, но от его шеи отстала. - Тебе что, было ма..., - договорить она смогла, поскольку именно в этот момент до нее дошло, что именно ей сказал Темный лорд. - МУЖ?!
   - Гляди, а не сразу дошло, - хмыкнул Фред.
   - Какой муж?! Гарри, ты совсем рехнулся?! - закричала Гермиона. - Нет, это все сон, просто сон. Ай!
   Она посмотрела на Гарри, который пребольно ее ущипнул. И даже после этого не верилось в реальность происходящего. 
   - Гарри, что ты опять сделал? Сколько можно уже говорить о том, что мы семья, и если ты что-то хочешь провернуть что-то этакое, то лучше поделиться своими планами с остальными, - начал выговаривать Том своему молодому мужу. Гермиона с огромным удивлением смотрела на эту сцену. Она даже не заметила сначала, как Ремус мягко проводил ее к дивану и усадил между собой и Тонкс. 
   - На это стоит посмотреть, - тихо произнесла последняя. На что именно, Гермиона не совсем поняла. Сейчас все ее внимание было сосредоточено на двух черноволосых мужчинах. 
   - Знаешь, я вынужден согласиться с твоей подругой, тебя прибить мало, - со вздохом сказал Том.
   - Ты был слишком занят, и я все делаю не один, - Гарри кивнул на присутствующих.
   - Но ты все делаешь в отсутствии своего мужа и родителей, - заявил Том. - Джеймсу и Лили это вряд ли понравится. А уж как мне это все надоело. 
   - Том, я ничего от тебя не скрываю. О моих планах ты знаешь, - Гарри вздохнул. - Ты же сам говорил с пророчицей.
   - Но ты решил вмешать в эту историю свою подругу. Мне ты об этом ничего не говорил, - Том пристально смотрел на мужа.
   - Эта идея появилась вчера, - сказал Гарри.
   - Какая идея? Куда ты собрался меня втянуть? Поттер, мне школьных лет хватило за глаза и за уши, - взвилась Гермиона.
   - Риддл, - спокойно бросил Том.
   - Что? - не поняла Гермиона.
   - Гарри давно уже носит мою фамилию, - пояснил Том, взглянув на молодую женщину. 
   - Идиотизм какой-то, - закрыла она лицо руками. Все это было полным абсурдом, какой-то дурной шуткой. 
   - Кстати, а что там с нашим вторым гостем? - вдруг спросил Гарри.
   - Люциус в шоке, - последовал ответ.  - У него чуть инфаркт не случился, когда он меня увидел. Так на колени с воплем "Мой Лорд" и рухнул.
   Гермиона с удивлением отметила, что этот человек может еще и иронизировать. 
   - Знаете, мне надо отдохнуть, что-то слишком много для меня событий за одно утро. Гарри какой-то не такой, Тонкс, Ремус, Фред, Алисия, вот Седрик, и в придачу еще и Волдеморт, а на закуску Поттеры..., - ее голос делался все тише и тише, а потом она просто обмякла. Том секунду смотрел на нее, потом повернулся к мужу и отвесил ему легкий подзатыльник.
   - Законченный гриффиндорец, - тяжко вздохнул он. - Убить тебя мало, интриган недоделанный. Если тебя не убьет кто-нибудь другой,  то однажды это сделаю я.
   Гарри только фыркнул на это, обняв мужа за талию и положив подбородок ему на плечо.
   - Я тоже тебя очень люблю, - произнес он тихо-тихо. - А теперь поведай нам, как прошла встреча с Люциусом.

Глава 25.  Как довести Люциуса.

   Утро наступило неожиданно. Люциус почувствовал, как на него кто-то смотрит, очень пристально смотрит. Осторожно, чтобы не спугнуть наблюдателя, он повернулся на бок, приоткрыл глаза и посмотрел на того, кто посмел потревожить его сон. Метрах в двух от кровати стояли двойняшки. Глаза блондина шокировано распахнулись. А какой еще могла быть реакция человека, когда он видит две усовершенствованные копии Гарри Поттера, причем одна из них щеголяет в платьице. 
   - Эээ, - впервые в жизни не смог он найти слов, чтобы адекватно отреагировать на ситуацию.
   - Доброе утро, - вежливо поприветствовала его девочка. - Вы кто?
   - Лорд Люциус Малфой, к вашим услугам, юная леди, - заниматься светским разговором в подобном положении ему еще не приходилось, особенно лежа в кровати. Блондин чуть не поперхнулся, когда девочка присела в реверансе.
   - Саманта Лилиана Поттер.
   - Салазар Габриэль Джеймс Поттер, - кивок головы со стороны мальчика. 
   - Наследник Поттеров? - Люциус чуть приподнялся, чтобы разговаривать с этими двоими хотя бы не лежа.
   - Наследник - наш брат, - последовал серьезный ответ. 
   Люциус уже просчитывал в голове различные варианты, когда в комнату вошла красивая женщина. Сначала ему показалось, что это супруга Снейпа, но в следующее мгновение он понял, что перед ним как раз находится оригинал, по образу и подобию которого создали копию для Снейпа.
   - Сэм, Сал, почему я должна искать вас по всему дому? - начала отчитывать детей женщина мелодичным голосом. Но тут она перевела взгляд на кровать. - Люциус?! 
   Она явно не ожидала, что в комнате кто-то есть. У Малфоя появилось ощущение, что он попал в какой-то кошмар, причем совершенно абсурдный. Женщина казалась знакомой. Она его знала, а вот он, несмотря на странное чувство дежа вю, не мог ее вспомнить. 
   - Так, нам пора - лорду Малфою надо привести себя в порядок, а мы ему мешаем, - стала она торопливо выводить детей из комнаты. Ужа из-за двери он услышал. - Почему вы не ушли сразу, как только увидели, что комната занята?
   - Мама, а этот Лорд подумал, что мы - дети Гарри...
   Люциус недоуменно смотрел на двери. Очень хотелось протереть глаза и удостовериться, что он не спит. И, если это были не дети Гарри, то чьи они тогда были? И что за дурдом здесь происходит? Вчерашний день стал восстанавливаться в памяти в мельчайших подробностях: был Регулус, которого он считал давно уже умершим, причем от руки Лорда, девушка, потом... А что, собственно, было потом? Кажется, он перебрал спиртного в компании Регулуса, предавшись воспоминаниям о прошлом и решению насущной проблемы. Но память, как всегда, услужливо подкинула ему истинное воспоминание вчерашнего дня, а именно - появление во время разговора братьев Лестрейндж. Еще двоих совершенно точно отправившихся на тот свет, но по какому-то странному обстоятельству оказавшихся живыми. В голове билась какая-то мысль, он все пытался за нее ухватиться и понять, что тут не так. 
   - Поттеры, - воскликнул он, слетая с кровати. - Дети сказали, что они Поттеры, но что они тогда делают в этом доме? Доме, где обитают Пожиратели, тем более, одни из самых кровожадных. 
   Стук в дверь прервал его метания по комнате. Он подозрительно посмотрел на дверь, затем сел в кресло окна.
   - Да, - вышло несколько насторожено.
   - О, замечательно, ты уже проснулся, - радостно поприветствовал его Регулус. 
   - Объясни мне, что происходит в этом доме, - потребовал Люциус, не утруждая себя утренним приветствием. Нервы снова дали сбой. Слишком невероятной была ситуация, чтобы спокойно на нее реагировать. А он все же был человеком, живым человеком со своими эмоциями. 
   - Никогда не думал, что настанет такой день, когда неприступный обладатель Ледяного Взгляда покажет миру, что он человек, - усмехнулся Регулус.
   - Мне не смешно, - вызверился тот в ответ. - Вчера передо мной возникли три давно умерших человека. Сегодня я вижу две уменьшенные копии Поттера, правда, в аристократическом варианте...
   - Хмм, не знал, что Джеймс и Лили вернулись, - пробормотал Регулус, перебивая Люциуса.
   - Джеймс и Лили? - поперхнулся блондин. - ДЖЕЙМС и ЛИЛИ?! - истерика совсем не красила Малфоя. - О чем ты говоришь? Поттеры мертвы! Мертвее не бывает.
   - А Поттерам закон не писан, - в комнату ввалились Лестрейнджи с нехорошими такими ухмылками. 
   - А вам он тоже не писан? - Люциус зло посмотрел на бывших соратников, родственников по линии Блеков и друзей. 
   - Не, нам он писан, - хмыкнул Рудольфус. - Он не писан Поттерам, которые, выполняя что-то, умудряются сделать нечто совершенно немыслимое. 
   - Папа, - в комнату ворвался вихрь, именуемый Рисом Орионом Блеком, и повис на шее Регулуса. Люциус с непередаваемым выражением на лице изучал ребенка.
   - Интересно, что с ним будет, когда он увидит всех наших и остальных? - шепотом спросил Рабастан у брата. К сожалению или к счастью, блондин его расслышал и очень медленно повернулся к Лестрейнджу. 
   - И чего мне еще ожидать? - мрачно поинтересовался он, понимая, что сюрпризы на этом явно заканчиваться не собираются. Последовавшего на вопрос ответа он совершенно не ожидал, как и появления нового действующего лица, да какого! 
   - Меня!
   Люциус медленно перевел взгляд на дверь, где, прислонившись к косяку плечом, стоял Том. Малфой просто смотрел, воспринимая глазами то, что видит. Информация через зрительный нерв проходила, но до мозга явно не доходила, поскольку никакой реакции не следовало. А должна бы быть, поскольку предсмертное изменение внешности Лорда произошло на его глазах. Стоящий перед ним мужчина выглядел так же. 
   - Мой Лорд? - неуверенно спросил Люциус.
   - Что-то долго до тебя доходит, - хмыкнул Том. - Лю..., - Том изумленно замер, глядя, как у блондина закатываются глаза, и он оседает на пол в глубоком обмороке. 
   - Да, слабенький какой-то Малфой стал, - подхватив бессознательное тело, задумчиво протянул Рабастан. - Как-то я даже не ожидал, что он так может. 
   - Если он каждый раз будет падать в обморок, то мы еще долго ничего не решим, - покачал головой Том, проходя в комнату. - Надеюсь, у мисс Грейнджер нервы покрепче. Иначе у нас тут скоро будет лечебница для душевнобольных. 
   - А Гарри сейчас с ней? - Регулус с любопытством бросил взгляд на дверь, явно желая оказаться на том спектакле, который сейчас разыгрывается на второй сцене. 
   - Да, с ней, - хмыкнул Том. - Меня поражает, каким зачастую неуверенным он становится, когда дело касается прошлого, особенно некоторых людей, с которыми он был тесно связан. Например, с той же мисс Грейнджер. 
   - Он опять что-то скрывает? - усмехнулся Рудольфус.
   - Он постоянно что-то скрывает. С этим уже ничего нельзя поделать. Мне иногда кажется, что бордель - это всего лишь верхушка айсберга, а вот то, что находится под водой, будет стоить мне сердечного приступа, - рассмеялся Том. - Кстати, Саманта, Салазар, Кристиан и Кассандра намного искушеннее него в искусстве сокрытия секретов и построения планов. Даже сейчас у Гарри частенько все написано на лице. Нет, я признаю, что он многому научился, в том числе и скрывать свои эмоции, но не тогда, когда его окружают родные люди. Я не всегда понимаю мотивов его эмоциональности. Я не знаю, какие у него тайны и что он задумал, но в том, что это так, уверен, - Том хмыкнул. - На самом деле, мне сейчас хотелось бы посмотреть, как он справляется со своей подругой. Мне кажется, он ее боится. 
   - Почему? - нахмурился Рабастан, устраивая поудобнее у себя на коленях Риса, который со всем вниманием прислушивался к разговору старших магов.
   - Малыш, - Том посмотрел на ребенка. - То, о чем мы говорим, очень большой секрет.
   - Я знаю, - серьезно кивнул мальчик. - Я никому не скажу, - и тут же с непосредственным любопытством спросил. - Дядя Гарри, правда, такой? Это, как мама говорит, да? Когда все восприминается...
   - Воспринимается, - исправил сына Регулус. - Но да, мама права. А теперь бегом к остальным. У Вас же должны быть уроки.
   - Я люблю тебя, папочка, - соскользнув с колен Рабастана, улыбнулся ребенок и почти мгновенно испарился из комнаты. Вопрос так и не был озвучен, как в принципе и не дан на него ответ. 
   - Ох, мне иногда кажется, что они с такой скоростью когда-нибудь..., - Рудольфус замолчал, глядя на очередную скоростную молнию, влетающую в почти закрытую дверь. Фауст затормозил в центре комнаты и, как завороженный, уставился своими кошачьими глазами на самое большое достояние Малфоев - платиновые волосы. Все четверо уже минут пять знали, что блондин пришел в себя, но виду не подавали. А сейчас они наблюдали, как это "исчадие ада", по какому-то недоразумению оказавшееся в теле кота, с осторожной грацией крадется к Люциусу. Фауст одним движением запрыгнул на кровать, устроился на подушке, несколько секунд смотрел на волосы, затем вытянул лапу и коснулся их, осторожно, словно боялся обжечься. Снова потрогал, затем еще раз. Мужчины уже еле сдерживали смех. Фауст, поняв, что волосы не несут никакой опасности и очень даже мягкие и красивые, подполз поближе, положил на них голову, потеревшись при этом об щеку блондина, и удовлетворенно заурчал. Люциус шокировано распахнул глаза и замер. Это стало последней каплей, и мужчины расхохотались в голос. 
   - Поверить не могу, - сквозь взрывы хохота всхлипнул Рабастан. - Этот монстр слушается только Гарри, четырех младших Поттеров и Лили. На всех остальных ему плевать, причем далеко и обильно. Поздравляю, Люциус, ты снискал любовь Фауста, самого непревзойденного из котов мира маглов и магов и принадлежащего Гарри Поттеру, ой, извини, Гарри Риддлу. 
   У Люциуса было очень сильное желание снова свалиться в спасительный обморок, только вот тот почему-то не спешил его накрыть. Слишком много информации: живые мертвецы, смеющийся Лорд, Поттеры, дети, Гарри Поттер, который теперь вроде как Рид... На этом месте мысленных дебатов с самим собой Малфой резко сел с кровати, смахнув при этом Фауста, которому это не очень понравилось, так что он со всем усердием всадил в некстати подставленную ему руку свои длинные и острые когти.
   - Вау, я даже не уверен, что баньши так смогла бы, - восхищенно выдал Рабастан, когда дикий ор Люциуса перешел в болезненное шипение. 
   На руке остались четыре глубокие царапины. Фауст, довольный проделанной работой, развалился на кровати и теперь одним глазом наблюдал за блондином. А у Люциуса, по-видимому, отказали мозги, потому что он не нашел ничего умнее, как грохнуться на колени и выдать:
   - Мой Лорд...
   - Люциус, встань, не пристало гордому аристократу, хоть и потерявшему лицо, унижаться, - усмехнулся Том. - К тому же, Темный лорд Волдеморт, насколько тебе известно, почил с миром от руки общенационального героя Гарри Поттера, которого то же самое общество выкинуло из своей жизни на помойку, - а вот это уже было сказано холодно. 
   Малфой медленно поднялся, не спуская глаз с Темн..., с человека, который когда-то был его Господином. Этого господина он не знал, как и не знал, чего от него ждать. Он вдруг вспомнил, как Рабастан назвал Поттера. По-видимому, что-то такое отразилось в его глазах, что мужчины перед ним хмыкнули. 
   - Присаживайся, Люциус, пора обсудить то, что привело тебя и твою почти невестку в наш дом, - произнес Том. - Тебя удивляет, почему Рабастан сказал, что Гарри теперь Риддл? Все просто. Он - мой муж по законам и маглов, и магов. 
   Малфой даже не пытался скрывать своих чувств. После всего случившегося это, по меньшей мере, было смешным. Все-таки, не каждый день узнаешь столь шокирующие новости. Но в следующий момент он представил лицо Дамблдора, когда тот узнает, что Поттер стал мужем Волдеморта...
   - Когда он об этом узнает, будет несколько поздно уже, - усмехнулся Том, легко прочитав своего столь явно открывшегося бывшего слугу. - Сначала ему предстоит узнать новость о том, что Героя у них не осталось. 
   - Что? - непонимающе спросил Люциус. 
   Том демонстративно посмотрел на часы и усмехнулся.
   - Как раз сейчас прямо на виду нескольких сотен невольных свидетелей одна очень известная и уважаемая пророчица делает предсказание, касающееся будущего магической Англии. Занимательное, надо сказать, такое пророчество.
   Англия, то же время. Атриум Министерства магии.
   Эту даму узнавали сразу. Гортензия Де Беланкур, проживающая на Сицилии итальянка французского происхождения, была самой известной пророчицей, к которой не так просто было попасть на прием. Кому-то удавалось. Более того, кое-кому удалось ее уговорить на авантюру, которая должна была очень сильно повлиять на целое общество. Пророки обычно на такое не подписываются, но эту женщину заинтересовали два молодых человека, к тому же, в ее жизни давно уже не было приключений. Пусть она всего лишь задаст направление, но зато она сможет досмотреть весь спектакль до самого конца. 
   - Мадам Де Беланкур, - перед пророчицей предстал лебезящий молодой человек, получивший от Фаджа еще час назад приказ доставить сию даму к нему. За час он ничего не добился. 
   - Я ничего никому не должна в этой стране, - выдала та в ответ, не давая ему договорить. - Поразительное убожество. Это насколько низко надо было пасть, чтобы так..., - она обвела рукой Атриум Министерства, выражая свое презрение ко всему вокруг. - Высокопарно и лицемерно...
   Как раз в этот момент в Атриум из недр здания вышли Фадж, Скримджер, Дамблдор и Снейп с супругой, по пятам за ними двигались оба старших Уизли и Грюм с Кингсли. Никто не видел, как один из сопровождающих пророчицу мужчин подал ей знак. 
   Мадам Де Беланкур вдруг замерла на месте, глаза закатились, от нее повеяло магией, которая окутала ее подобно кокну. 
   - И вернется Безымянный, что имеет множество имен... Вернется тот, кого называть не принято в мире этом... И вернется он из последнего осколка... И противостоять ему сможет лишь тот, кто дважды пережил смерть от руки его... Только Лев, рожденный Обезьяной, сможет низвергнуть в Бездну Козерога, рожденного Котом..., - почти загробным, но очень громким голосом провещала она. Кто бы знал, чего его стоило произнести эту ахинею. Когда Гарри передал ей текст "пророчества" она три дня билась в истерике, напугав свою свиту. Одни Лев с Обезьяной и Козерог с Котом чего стоили. Она была уверена, что в этот бред никто не поверит. Ага, сейчас!
   Гортензия вернулась из некоего мира и уставилась на притихших, очень напуганных людей. "Они что, поверили в эту... в эту...", - да, такого удивления ей еще не приходилось испытывать. Особенно поразило ее выражения лиц нескольких людей. Дамблдор сосредоточенно думал. При желании можно было увидеть, как крутятся шестеренки его мозга в расчетах и построениях. Снейп был мрачен и медленно поглаживал левое предплечье. Фадж, Скримджер, и Уизли явно испытывали страх, как и все те, кто понял, о чем пророчество. Непонятливых можно было пересчитать по пальцам. "Они поверили", - констатировала Гортензия, честно говоря, неприятно удивленная, ибо считала, что этот блеф не сработает. Но он сработал, да еще как. Осталась последняя сцена спектакля - и все. Она вздохнула и начала падать, изображая обморок. Все знали, что великая Де Беланкур после произнесения своих пророчеств теряет сознания. Тем временем, ее помощник, посвященный в перипетии истории, сделал видимым шар, который обычно появляется в таких случаях. Теперь никто уже не поверит, что это всего лишь слова. Пророчество произнесено, шар на месте, а свидетелей хоть отбавляй. Заткнуть слухи уже не получится, как ни пытайся. 
   Тишина вдруг прорвалась шепотками, которые становились все быстрее, и все громче звучало одно имя. 
   - Это Гарри Поттер... Она говорила о Поттере... Только он дважды смог выжить после Авады от Его руки... Надо найти Поттера... Это она о Поттере...
   Дамблдор вздохнул, понимая, что изменить что-то уже не получится никоим образом. Кто же думал, что этой дамочке взбредет впасть в транс именно здесь и выдать пророчество, да еще такого содержания. 
   - Что делать? - прошептал ужасно напуганный Фадж.
   - Искать Поттера. - рыкнул Грюм. - Пусть заканчивает то, что не доделал.
   - Интересно, и как вы собираетесь его уговаривать после всего, что вы с ним сотворили? - Кингсли как-то странно посмотрел на них. - Думаете, он захочет спасать тех, кто его обворовал?
   - Кингсли, - Грюм завращал своим магическим глазом и злобно зашипел на своего аврора. Что-то в последнее время Кингсли все чаще озвучивал подобные мысли. 
   - Гарри все поймет, - уверенно произнес Дамблдор. "Еще бы он не понял", - усмехнулся он. - "Этот тупой, наивный мальчишка будет только рад, чтобы ему позволили снова почувствовать себя значимым. Мы же его вытащим из ямы, в которой он теперь живет. Ведь работает, наверное, в какой-нибудь грязной забегаловке официантом, а живет в трущобах. Он нам будет благодарен за возможность снова жить нормальной жизнью. Все будет, как в прошлый раз. Надо только все обдумать, все рассчитать и преподать так, чтобы у него не было никаких сомнений". 
   - Надо искать мальчишку, - кивнул он. 
   - Где? - взвизгнул Фадж.
   - Корнелиус, держи себя в руках, - Дамблдор кинул осуждающий взгляд на столь  неадекватного мужчину. - Мы здесь не одни. А искать надо в трущобах. Куда же еще мог податься ничего не умеющий мальчишка.
   - Я займусь, - рыкнул Грюм, утаскивая за собой Кингсли.
   И ни один из них не знал, что во Францию полетело сообщение: "Игра началась".

Глава 26. Гарри Поттер умер? Гарри Поттер умер!

   - Идиотизм, - вынесла вердикт Гермиона, совершая очередной круг по комнате, в которой собрались она, Люциус Малфой, Гарри, Том (так было легче его назвать, по крайней мере, как-то забывалось, кем он некогда был), супруги Поттер, Ремус и братья Лестрейндж. 
   - Почему? - потребовал ответа Гарри, не спускавший с подруги глаз, пока она вытаптывала в ковре дорожку. 
   - Да никто в это не поверит, - фыркнула девушка.
   - Не скажи, - протянул он в ответ. - В пророчество все поверили, даже Дамблдор. Вон, уже и объявили о поиске героя.
   - Гарри, я не сомневаюсь в том, что данная часть плана прошла на ура, - отмахнулась от его язвительности Гермиона. - Этот этап был продуман просто великолепно: действующие лица, место и время, свидетели. Не подкопаешься. Но как ты представляешь себе следующий этап? Очень трудно будет инсценировать твою смерть так, чтобы в нее поверили сразу и безоговорочно. 
   - Поэтому я и прошу тебя помочь, - заявил Гарри в ответ. 
   - У меня нет мыслей на этот счет, вообще, - развела она руками.
   - Скажи, почему ты решил активировать этот план почти на два года раньше срока? - поинтересовался Том. До этого момента никто в разговор Гарри и Гермионы не вмешивался. 
   - Кстати, да, - Рудольфус вопросительно уставился на молодого человека. 
   - Если мы не поторопимся, то и спасать в Англии уже будет некого, - вздохнул Гарри. - Нынешняя власть и так сделала уже все возможное, чтобы уничтожить то хрупкое равновесие, которое держалось в последние годы. Самое смешное во всей этой истории то, что Темным Лордом по сути был не Волдеморт. Черное оказалось белым, а белое - черным. Кто же мог подумать, что Дамблдор и компания окажутся такими сволочами, идущими к безграничной власти по головам. И ладно бы под раздачу попал только я...
   - Ты, вообще, о чем говоришь?! - возмутилась Гермиона, встав перед другом в позу разъяренной фурии. 
   - Да, будь добр, объясни свои слова, - Лили поддержала ее, но в более спокойной форме.
   - Дело в том, что я могу понять Дамблдора, по крайней мере, мог бы, если бы он выбрал жертвой противостояния только меня, - Гарри отошел к окну. - Я не думаю, что должен был выжить в последней битве. И не думаю, что вышел бы из Мунго. Меня либо отправили бы в психиатрическое отделение, либо придушили ночью подушкой. Герой не может быть живым.
   - Цинизм, - сквозь зубы выдала Гермиона. - Но, к сожалению, ты прав. Выдать тебя за мертвого они не смогли. Не знаю причин, но именно из Министерства пошли слухи, что ты так устал от всего, что решил на неопределенный срок покинуть магический мир, чтобы подлечиться и успокоить свою расшатанную нервную систему. 
   - Даже так? - недобро усмехнулась Лили. - А они случайно так не забыли поведать обществу, что обчистили своего Героя до нитки, оставив ему в качестве подачки 1000 галлеонов?
   - ЧТО?! - Гермиона ошарашено уставилась на мать своего друга, с которой сейчас была почти ровесницей. 
   - Ты не знала? - Гарри тоже посмотрел на нее. 
   - Знала кое-что, но гоблины все также не дают посторонним сведения о счетах своих клиентов, - Гермиона нахмурилась.
   - Да, но они запросто выдали все деньги Поттеров и Блеков стороннему лицу, - презрительно фыркнул Гарри. - Правда, сейчас они очень сильно этим расстроены. Но дело сделано.
   - И все же, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что понял бы Дамблдора? - Том напряженно смотрел на своего мужа. 
   - Война не бывает без жертв, - передернул плечами тот в ответ. - И понял я это уже после того, как эта самая война для меня закончилась. Понимаете, она закончилась для меня, для Вас, но не для Англии. Появление нового Темного лорда - это только вопрос времени. И следующая война будет намного страшнее, чем все предыдущие вместе взятые, если что-нибудь не предпринять. То, что происходит сейчас - это выживание. Дамблдор и его соратники уничтожают магический мир Англии. Наша с вами страна сидит на пороховой бочке, и мы сейчас все пристально следим за фитилем, а до взрыва остались считанные сантиметры. И если все оставить так, как есть, то...
   - Англии мы больше не увидим, - мрачно закончил за него Джеймс. - Она утонет в крови еще больше, чем было в последний раз.
   - В этот раз не останется ничего, за что можно было бы бороться впоследствии, - вздохнул Гарри. - Первым делом просто вырежут аристократию, затем - остальные чистокровные семьи, которые не входят в высшие слои общества. Аристократам удалось восстановиться после того, что уже было сделано, больше им такой возможности не дадут. Уничтожение этого слоя общества и чистокровных, держащихся в нейтралитете, приведет к тому, что старые традиции и знания будут безвозвратно потеряны. 
   - Уничтожение будет полным, - кивнула Гермиона. - Они уже сейчас сжигают древние фолианты, которым цены нет, только за то, что там содержится якобы темная магия. 
   - С каких пор? - Джеймс нахмурился. 
   - Началось почти сразу после того, как "светлая сторона" победила, - фыркнула Гермиона. - Эту информацию тщательно скрывают, но это так. 
   - Как удалось выяснить? - Том заинтересовано посмотрел на нее.
   Гермиона многозначительно промолчала.
   - Тайна, покрытая мраком, - саркастично выдал до сих пор молчавший Люциус. - Она даже своим мужчинам не говорит, откуда у нее такая информация. 
   - И не скажу, - улыбнулась Гермиона. - Знают двое - тайна, знают трое - знают все. 
   - Хороший принцип, - одобрительно кивнула Лили. - И я вынуждена согласиться с Гарри. Нам нужно начинать действовать уже сейчас, через два года может оказаться слишком поздно. События развиваются очень быстро и совсем не так, как хотелось бы. 
   - И мы возвращаемся к вопросу об инсценировке гибели Гарри Поттера, чтобы в это поверили все, - фыркнул Рудольфус.
   - А если на сцену вновь выйдет Гери? - Ремус задумчиво тер подбородок.
   - В смысле? - Лили возмущенно посмотрела на друга.
   - Гери известен как модель, причем очень востребованная, - Гарри уцепился за идею. - Предложения на участие в показах приходят до сих пор. 
   - И как ты себе это представляешь? - Джеймс прищурился. 
   Гермиона переводила взгляд с одного Поттера на другого. Она не совсем понимала, что они сейчас имеют в виду, но четко сознавала, что понятия не имеет, как жил ее друг с момента своего исчезновения. 
   - На это уйдет время, не меньше трех-четырех месяцев, - произнес Гарри. - Сначала надо снова примелькаться, поучаствовать во всех показах, чтобы мое лицо начало светиться во всех таблоидах.
   - Вы о чем? - у Гермионы появилось нехорошее предчувствие. 
   - Девять лет назад я начал карьеру модели, надо сказать очень успешно, - ответил ей Гарри. - Нам нужно, чтобы ни у кого не было сомнений, что Гарри Поттер погиб, и чтобы об этом говорили долго и много.
   - И? - насторожилась его подруга. 
   - Гибель известной и дорого оплачиваемой модели со скандальной репутацией..., - Гарри многозначительно замолчал. 
   - Спать с кем попало..., - Том резко встал. 
   - Я что, совсем с ума, по-твоему, сошел? - возмутился Гарри. - Скандальную репутацию можно создать и другим способом. 
   - Интересно, как? - съязвил неуспокоенный Том. 
   - А ты будешь рядом в качестве моего постоянного бойфренда, - в тон ему ответил муж.
   - А что, может сработать, - Рудольфус чему-то покивал, затем посмотрел на остальных. - Модель гей, рядом ревнивый бойфренд, только надо тебя загримировать, или под оборотное какое, Том. Бары, клубы, пара-тройка фото в непристойных позах, развязное поведение, пара заигрываний, какой-нибудь пьяный дебош - и, вуаля, нужная нам репутация создана. Журналы будут наперебой печатать статьи о Гери и тебе. 
   - Главное, чтобы они не связали Гарри и Де Кресси, - произнесла Лили. 
   - Не свяжут, - покачал головой ее сын. - Только нам нужно сделать так, чтобы информация просочилась в магический мир. И вот тут уже мы позаботимся, чтобы имя Гери связали с Гарри Поттером.
   - Ну, это я обеспечить могу, - заявила Гермиона. 
   - Скажи, дорогая, а есть то, чего ты не можешь? - поинтересовался Люциус.
   - Об этом, мой дорогой Люциус, вы узнаете первым, - усмехнулась Гермиона, затем повернулась к другу. - Думаю, это может сработать. Но как ты провернешь свое возвращение в модельный бизнес?
   - Просто приму последнее предложение, пошлю Тома как моего агента оговорить условия контракта, - сказал Гарри. - Мама, - он посмотрел на Лили, - тебе придется взять на себе Касси и Криса. Нам с Томом придется на время съехать из этого дома. Нужно, чтобы папарацци начали за нами охоту. А приводить их к де Кресси... Сами понимаете.
   - Хорошо, - Гермиона задумалась. - Значит на это уйдет три-четыре месяца. Как ты собираешься обставить свою смерть?
   - Ссора, выпивка, быстрая езда, авария, - пятью словами объяснил план Гарри.
   - Знаете, я думаю, это сработает, - задумчиво протянул Ремус. 
   - Главное, чтобы Дамблдор не нашел тебя раньше, - фыркнула Гермиона. 
   - Да уж, - скривился Рудольфус. 
   - Гермиона, а ты можешь сделать так, чтобы со своими поисками Дамблдор и иже с ним не сунулись дальше Англии? - Рабастан пристально смотрел на нее. Гермиона повернулась к нему. 
   - И с чего вы взяли, что я на такое способна? - задала она вопрос. 
   - Почему-то мне кажется, что ваш источник сидит в Министерстве, и на очень высокой должности, - усмехнулся Рабастан. На Гермиону все смотрели с любопытством, но спрашивать ничего не стали. Судя по всему, источник у молодой женщины был основательный, и подставлять такого человека не стоило. Сведения из первых рук им еще ой как могли понадобиться. 
   - Все может быть, - улыбнулась Гермиона. - Думаю, с задачей я справлюсь. И, пожалуй, все это может сработать. Только вот...
   - Три-четыре месяца - длинный срок, - произнес вместо нее Люциус. - В Англии за это время может случиться многое. Министерство не оставит нашу семью в покое.
   - Вы живите на Гриммуальд плейс, - предложил Гарри. - И мой вам совет, затаитесь. Управление фермой Невилла и магазином Уизли мы возьмем на себя. Вам сейчас лучше лишний раз никому глаза не мозолить. 
   - Да, и остальных попросите притихнуть, - Том посмотрел на Люциуса. - Нам нужно, чтобы на эти три-четыре месяца мы не были вынуждены действовать на два фронта. Сейчас главное сделать так, чтобы Англия осталась без своего Избранного.
   - Хорошо, - кивнул Люциус. - Думаю, на этот срок все залягут на дно.
   - Связь будем держать через Кричера и Добби, - сказал Гарри. - Теперь надо решить, как вас переправить обратно в Англию, чтобы вы не попались аврорам или фениксовцам. 
   Обсуждение продлилось еще около часа, после чего было решено, что Гермиону и Люциуса отвезут на машине. Это было лучшей гарантией того, что их не встретят в Аэропорту или в морском порту. Тоннель под Ла-Маншем виделся всем лучшим выходом. И уже сразу после ужина новые союзники (или все же старые) отбыли. Правда, перед этим у Гермионы и Гарри состоялся приватный разговор. И, как бы все остальные ни старались услышать, что происходит в кабинете, им это не удалось. Вышедшие через некоторое время оттуда молодые люди выглядели такими же, как и вошли туда. Но в глазах молодой женщины светилось нечто такое, что те, кто это заметил, только посочувствовали некоторым личностям, проживающим в Англии.
   Люциус и Гермиона в сопровождении двух бывших Пожирателей, некогда отошедших в мир иной, без лишних проблем добрались до места назначения - особняка Блеков в Лондоне. Сопровождающие сказали, что им есть, где остановиться, и что они сами с ними свяжутся, а также напомнили, что камин теперь работает только на связь, пройти через него нет никакой возможности. И исчезли.
   Домочадцы тут же окружили вернувшихся посланцев. Те, конечно, поделились результатами своей поездки, но вот о том, с кем именно они встретились в прекрасном французском имении, и Гермиона, и Люциус умолчали. Скрывать от родных такую информацию было неприятно, но принцип Гермионы в данном случае подходил как нельзя лучше. 
   На следующий день после возвращения Гермиона исчезла на несколько часов и вернулась только к обеду. 
   - Так, мои дорогие, - заявила он с порога, - надо кое-что обсудить. 
   - Что случилось? - Драко напряженно уставился на свою любовницу, которую, в принципе, вполне можно было назвать его женой. 
   - Вы в курсе нового пророчества? - уточнила она у всех.
   - Да, читали в Пророке, - кивнула Луна. - Довольно-таки определенное пророчество, хочу сказать. 
   - Да, очень определенное, - кивнула Нарцисса. 
   - Так вот, - Гермиона обвела всех взглядом, - в поисках Гарри авроры начали прочесывать Лондон. Они считают, что он может быть где-то неподалеку. 
   - Откуда у тебя такая информация? - прищурился Джордж. - Никак не могу понять, откуда ты ее берешь. 
   - Это неважно, - отмахнулась Гермиона. - Министерство и Дамблдор поверили в пророчество полностью, и теперь все силы направили на то, чтобы найти Гарри и снова взвалить на его плечи ответственность за весь магический английский мир. 
   - Меня больше интересует другое, - Рон задумчиво водил пальцем по столу. - Получается, что мы нашли не все крестражи, и Волдеморт вернется?
   - Пророчество говорит об этом, - кивнула Гермиона.
   - Вы в него верите? - вдруг спросила Джинни. 
   - Главное, в него верит Дамблдор, - сорвалось с языка у Гермионы. Она скривилась, поняв, что сболтнула лишнее. 
   - Мио, что ты от нас скрываешь? - Драко мгновенно ухватился за ее слова. Та только закатила глаза, но стойко молчала. 
   - Скажем так: нам выгодно, чтобы Дамблдор верил в это пророчество, - пришел ей на помощь Люциус. 
   - Пророчество - липа? - Джинни выжидательно переводила взгляд с Люциуса на Гермиону. - Все сделано, чтобы найти Гарри? 
   - В некотором роде, - буркнула Гермиона. 
   - Ладно, оставим эти тайны на вашей совести, - вдруг пресекла дальнейшие расспросы Нарцисса. - Только имейте в виду, что легко вы потом не отделаетесь.
   - Кто бы сомневался, - проворчал Люциус. 
   Малфои и Уизли оказались в некотором роде взаперти в особняке на Гриммуальд плейс, 12. Связь с внешним миром у них была, в том числе и каминная, но лишний раз покидать дом они не собирались. Через неделю они заметили на улице несколько подозрительных личностей. И было непонятно, то ли они тут караулили Малфоев, то ли предполагали, что в особняк может наведаться Поттер. Пророк вдруг "взорвался" огромным количеством статей о своем герое: какой он хороший, какой милый, какой способный. Обитатели особняка читали все это с кривыми минами на лице. Как же все-таки было противно.
   А тем временем Министерство предпринимало массу шагов по поиску своего Героя, который к тому же стал героем еще одного пророчества. Кое-кто в полный голос говорил, что, если Поттер не добил эту сволочь в первый раз, то должен довести все до конца. Все эти разговоры были на руку Дамблдору, который отправил на поиски и фениксовцев. Только вот результатов не было, по крайней мере, первые три недели, а затем началась какая-то чехарда. Гарри видели то там, то здесь, то вообще в Ирландии. Авроры и орденцы вынуждены были мотаться по всем точкам, но результата это не приносило. Однажды они даже решили, что вот она - удача. Увы, парень оказался всего лишь похож, и то не слишком. Никто точно не мог сказать, а как, собственно, должен выглядеть Поттер на данный момент. Джеймс дожил всего до двадцати лет, Гарри видели в последний раз в семнадцать-восемнадцать. А сейчас ему было двадцать девять лет. Все лишь могли предполагать, как он может выглядеть, но не более того. 
   Поиски продолжались. Снейп и зельевары Министерства варили поисковые зелья. Но и тут было что-то запредельно странное. Зелья показывали какой-то несусветный результат, словно Поттер был не один, и, к тому же, существовал кто-то, кто старше Гарри и по возрасту, и по положению. А такого, как всем было известно, не могло быть вообще. Все списали на не очень качественные ингредиенты, которыми приходилось пользоваться в связи с тем, что из продажи постепенно стали исчезать компоненты для зелий, а стоимость остальных взлетела до небес. Никогда еще в магическом мире не было таких высоких цен. 
   Министерство слишком поздно обратило внимание на изменения в магазине Уизли, о вливании фермы Лонгботтома во французскую компанию, которая вдруг перестала поставлять ингредиенты в Англию. Когда к ним отправили запрос, то был получен лаконичный ответ: "А у нас никто не делал заказов". В связи с поисками Поттера Министерство и Дамблдор упустили несколько важных моментов, с которыми теперь надо было разбираться. Но вставал закономерный вопрос - как?
   Четыре месяца пролетели быстро, а результатов все не было. Гарри Поттер словно находился везде и нигде. Но никто в мире магии (почти никто) не был готов к тому, что произошло в один из дней.
   Гарри и Том перебрались в Париж, купив себе квартиру в пентхаузе в элитном районе города. Возвращение Гери Ив Реттье на подиум было встречено с огромным энтузиазмом. Правда, многих напрягал мрачный блондин, постоянно тусующийся рядом с одним из самых красивых мужчин-моделей. Модельеры и устроители показов и фотосессий чуть не пищали от восторга: Гери из юноши превратился в сногсшибательного мужчину, который  внешне тянул всего лет на двадцать пять. Его взяли в оборот не то, что с первых дней, а в первую же секунду его появления в агентстве. Фотосесии для известных модных журналов, показы, вечеринки - вот такой стала жизнь Гарри. Если бы не Том, он бы не выдержал этой гонки.
   За два месяца им удалось, надо признаться, не без использования Империо,  вернуть Гери Реттье в первую десятку лучших моделей Европы. Журналы и газеты пестрели его лицом и телом. Бульварные газетенки печатали пикантные фото, где Гери был запечатлен вместе с Томом. Причем некоторые фотографии были более чем откровенными. Они постоянно присутствовали на всех значительных вечеринках и приемах, зачастую эпатируя публику. Но таким, как Реттье, позволено было многое. Несколько раз папарацци были свидетелями сцен ревности, устраиваемых блондином своему любовнику. Не было и дня, чтобы какая-нибудь газета не опубликовала статьи или заметки о модели, ведущий разгульный образ жизни, позволяющей себе шокировать публику...
   Четыре месяца вдали от своих, четыре месяца напряженнейшей работы неизвестно кем, игры на публику - это был Ад. У него не раз за это время сдавали нервы, и он был готов все бросить, и только благодаря Тому Гарри удалось все довести до логического финала.
   И вот наступил тот самый день икс, когда Гарри Поттер должен был, наконец, найти покой. В этот вечер Гери и его любовник находились в одном из престижных клубов Милана, где проходил показ нижнего мужского белья. В конце показа многие стали свидетелями напряженного, но пока еще тихого разговора между моделью и блондином. Было видно, что последний наговорил своему визави слишком много неприятного. Затем все видели, как Реттье планомерно напивается, опрокидывая в себя все, что находится в пределах досягаемости. Где-то в полночь несколько фотографов и журналистов, а также гостей клуба стали свидетелями бурной ссоры, когда после хлесткой пощечины блондина Гери вылетел из клуба, сел в машину и сорвался с места. В последнюю секунду блондин успел плюхнуться на пассажирское сидение. 
   Машина неслась по дороге на бешеной скорости. На Вилла Терралисте была небольшая вечеринка, на которой по чистой случайности оказалась магическая журналистка и колдограф. Вот им-то и удалось запечатлеть невероятный полет дорого авто и взрыв, в котором, как они узнают через час, погибли модель и его агент-любовник. 
   Натали Терполи давно не имела никаких эксклюзивов, и такой шанс, как эта авария, был одним из тысячи, чтобы вернуться в журналистику. Плохо было то, что касалось все только магглов. Она обреченно вздохнула и забыла бы о своей возможности, если бы не конверт, который нашла следующим утром на своем рабочем столе в редакции. Она поверить не могла в то, что там увидела. Из документов выходило, что Гери Реттье и Гарри Поттер - одно лицо. И уже в утреннем выпуске Итальянской ежедневной магической газеты на первой полосе красовалась статья и колдографии с места происшествия. 
   А Гарри и Том, к этому времени вернув себе свою внешность, возвратились в родные пенаты де Кресси. Все прошло удачно, осталось только уповать на то, что проверка на идентификацию личности пройдет именно так, как они надеются. Через пять минут после аварии в Англию уже летела весть - "Дело сделано". Оставалось разыграть последний акт пьесы - и действия можно переносить в Англию.
   Гермиона, получив весточку, вместе с обоими своими мужьями, Нарциссой, Луной и Джинни с Дином отправилась на Косую аллею. Они побродили по магазинам, а затем уселись в кафе, где было полно народу. Она украдкой оглядела зал. Глаза блеснули - Снейпы были на месте (Гарри посвятил ее в тайну миссис Снейп), здесь был и Грюм, и еще несколько лиц, для которых и будет разыгран следующий спектакль. 
   Когда стало известно, что местом последнего дня жизни Гарри Поттера станет Милан, Гермиона выписала итальянскую газету. Не все ее поняли, но не стали спрашивать. У каждого могут быть свои причуды, тем более, она уже несколько лет читала французскую прессу, а в последний год оформила подписку и на испанскую. 
   - Что-то мне газету не прислали, - вдруг произнесла она.
   - Какую? - обреченно вздохнул Рон.
   - Итальянскую, - фыркнула Гермиона.
   - Мерлин, и что ты находишь в них? - закатил глаза Драко. 
   - Знаешь, они довольно интересные, надо сказать, - пожала плечами Гермиона. И тут в кафе залетела сова и спланировала к Гермионе.
   - А вот и твоя газета, - фыркнула Джинни. Гермиона подняла голову и встретилась взглядом с миссис Снейп, та чуть улыбнулась только уголками губ, давая понять, что пора начинать. 
   - Ты же не будешь читать прямо здесь?! - возмутился Рон.
   - Я только гляну одним глазком, - умоляюще посмотрела на него жена. 
   - Рон, пусть смотрит, иначе мы потом столько от нее услышим, - махнул рукой Драко. И Гермиона развернула газету...
   - ГАРРИ?! - воскликнула она. Весь зал мгновенно уставился на нее.
   - Что? - Рон мгновенно уставился на первую полосу. Драко встал со своего стула и переместился ей за спину, чтобы прочитать текст статьи. Итальянский он знал так же хорошо, как и французский. И именно благодаря блондину Рон и Гермиона знали его не хуже. 
   - Мерлин всемогущий, - вырвалось у Драко.
   - Что там? - Джинни напряженно следила за троицей. Весь зал следил за ними, затаив дыхание.
   Снейп не сводил взгляда с Малфоев и Уизли. Ему было интересно, что же такое было в этой газете, что у его крестника (хотя они давно уже не разговаривают) такое выражение лица. 
   - Поттер погиб, - мрачно произнес Драко, поднимая глаза и глядя прямо на Джинни. 
   - Мерлин, - простонала Гермиона. - Как же так?
   - Как погиб? - вырвалось у Луны.
   - Вылетел с дороги на крутом повороте, машина взорвалась. Он погиб вместе со своим... - Гермиона поперхнулась, - Любовником.
   "Мерлин, как им удалось это провернуть?" - подумала она. На душе было неспокойно. Так инсценировать аварию ей казалось невозможным. 
   Когда она подняла голову, то заметила, что несколько столиков уже пустуют. Она с трудом смогла скрыть торжествующую улыбку, но кое-кто все же ее заметил. Дин пристально смотрел на нее. "Кажется, все не так, как кажется".
   Лидеры новой магической Англии засели в кабинете Министра. На столе лежало огромное количество прессы, как магической, так и магловской. И все они касались одной персоны - французской высокооплачиваемой модели Гери Реттье. Молодой человек не был похож на Поттера, но в статье итальянской журналистки были приведены такие доказательства, что приходилось верить. Естественно, без проверки они это оставлять не собирались. Во Францию и Италию отправились две группы, которые должны были получить либо неоспоримые доказательства, либо опровержения факту идентичности.
   Группа, отправленная в Италию, проверила все обстоятельства, предшествующие аварии, не гнушаясь использовать сыворотку правды, а после нее Обливиэйт. Картинка, касающаяся Гери Реттье, была та еще. Этот молодой человек просто не вписывался в рамки пьедестала, на который Гарри Поттера возвела пресса в последнее время. Слишком развязный, гей, чуть ли не шлюха, а, может быть, таковым и являлся, хотя доказательств тому не было - ну, не укладывалось в голове, что Поттер мог стать таким. Выяснив все это, группа решила провести идентификацию тела, чтобы все-таки увериться в его подлинности. Только вот останки уже отбыли во Францию, более того, им сказали, что уже сегодня будут похороны. 
   Французская же группа получила массу доказательств, что Гери и Гарри - одно лицо. Им очень ненавязчиво подкидывали сведения и информацию, которая и привела их в департамент, где они уже черным по белому смогли прочитать, кто есть кто. 
   Объединившись, обе группы рванули на кладбище. Вот там-то их ждал первый удар: останки были кремированы, более того, разобрать, что кому принадлежало при жизни, было невозможно. Взрыв был настолько мощный, что тела разорвало. Более того, кремировали их с какими-то химикатами, так что идентификацию можно было вообще не проводить, все равно ничего толкового не даст. Но вот кое-какие вещи сохранились. Именно по ним и установили, что в машине действительно был Гарри Поттер, хотя магический отпечаток и был смазанным. Этого оказалось для Англии достаточно. Но Министерство не успело, и одна из частных газеток успела-таки выдать материал о гибели Гарри Поттера, а также некоторые подробности его личной жизни. 
   Английский магический мир замер. Есть Пророчество. Есть вероятность, причем стопроцентная, появления Того-кого-нельзя-называть. И есть смерть Избранного. Чего теперь ждать?
   Гарри сидел у окна и читал, когда в спальню вошел Том. 
   - Ты в порядке? - поинтересовался синеглазый мужчина у своего мужа. 
   - Да,- кивнул Гарри. - Знаешь, меня все-таки удивляет, как они поверили во всю эту хрень, которую мы нагородили.
   - Во-первых, мой хороший, - вытянув мужа из кресла и усадив его к себе на колени, произнес Том, - Мы все великолепно спланировали. И это сработало.
   - Дааа, неужели все так плохо? - скривился Гарри.
   - Это уже неважно, главное, все получилось, - Том вздохнул. 
   Эти четыре месяца были ужасными. Они оба устали до предела и до сих пор еще не пришли в себя, особенно Гарри, работавший просто на износ. 
   Том погрузился в воспоминания. Последние детали операции продумывались до мелочей. За три километра от места аварии их ждали Ремус, братья Лестрейндж, Джордж и Седрик. Тут же лежали два оглушенных типа, которым предстояло умереть вместо Гарри и Тома. Узнав их послужной список с помощью легиллименции, Гарри чуть не прикончил их раньше срока - педофилы не нравятся никому. В общем, было не жалко. Усадили их обоих в машину, с помощью магии ее разогнали, довели до нужного места и одновременно с падением автомобиля бросили в него взрывное заклятие. За восемь часов все следы магии стерлись, так что найти какие-то улики было невозможно. Да и они позаботились об этом, подчистив территорию, загодя отведя глаза маглам. 
   - Пришло время второго пришествия Волдеморта, - вдруг хмыкнул Гарри и лукаво посмотрел на мужа.
   - Если пришло, значит, возродится, - усмехнулся Том.
   - Надо бы устроить что-нибудь такое помпезное, - Гарри задумался.
   - Твою бы фантазию, да в мирное русло, - покачал головой Том. - Давай, планы ты будешь строить завтра, а сейчас - спать.

Глава 27. Встреча с Дамблдором.

   Англия всегда отличалась какими-то крайними действиями. Если верили во что-то, то все вместе, если надо было бороться, то сидели в своих раковинах в ожидании чуда. Победа - значит, все порадуемся. Поражение - что ж, есть, на кого спустить всех собак и кому перемыть все косточки. Удивительная способность жить в своей скорлупе. Есть герой - прекрасно. Он всех спасет, выполнит то, что надо, а мы тихо посидим дома, и "поболеем" за его успехи. А  если он вдруг не идеальный - что ж, есть о чем поговорить длинными зимними вечерами у камина. А после победы будет совсем неплохо, если герой не будет маячить и напоминать всем о том, как же им плохо жилось совсем недавно. 
   История 1981-го года повторилась, словно круг замкнулся, и теперь все пошло по новой. Тогда главного злодея победил ребенок пророчества. О нем вскоре забыли, и не вспоминали бы вообще, если бы была возможность, и если бы были уверены, что мальчик не появится в один определенный момент. Никому не было дела до малыша, подарившего всем годы спокойствия. С глаз долой - из сердца вон, ну почти так. Конечно, все были поражены тем, каким в мир вернулся Гарри Поттер. Какой-то герой был невзрачненький, потрепанный и, мягко говоря, забитый. И так просто было перемывать ему косточки, верить "в святая святых" - Пророк. И неважно, на самом деле ты веришь во весь это бред, или тебе делать больше нечего, как посудачить на тему "самой горячей новости".
   Когда на церемонии открытия Поттер, главный герой, не появился, никто особо не придал этому значения. По крайней мере, основанная масса населения. Как-то не пришло никому в голову, что героя вообще могли обделить знаком признания его действий во благо отечества. И даже хорошо, что героя нет. Чувствовать смущение, что обязан всем мальчишке-недоучке, пусть и довольно сильному в магическом плане. С глаз долой - из сердца вон. И плевать, куда делся герой. Нет - и слава Мерлину, совесть никого не мучает. 
   Но вот напасть: спустя одиннадцать лет, чуть ли не столько же, что и в прошлый раз, история снова вернулась. Кое-кто на это обратил внимания. У кого-то из маглорожденных даже вырвалось, что "Бог троицу любит", мол, в третий раз все должно решиться окончательно. Никому даже не пришло в голову сомневаться, что новое пророчество, да еще и высказанное одной из самых известных предсказательниц, может быть липой. Более того, вся масса была абсолютно уверена, что пророчество все о тех же - Том-кого-нельзя-называть и Гарри Поттере. До сих пор имя темного мага было под запретом. Даже это дурацкое прозвище - Тот-кого-нельзя-называть - произносили шепотом и, озираясь по сторонам, словно боялись, что от одного только произнесения вслух тот моментально появится рядом. 
   Пророчество взбудоражило все общество. В большинстве своем все в один голос говорили, что Поттер должен доделать то, что не сделал. Пересудов было больше, чем нужно. "И вернется Безымянный, что имеет множество имен... Вернется тот, кого называть не принято в мире этом... И вернется он из последнего осколка... И противостоять ему сможет лишь тот, кто дважды пережил смерть от руки его... Только Лев, рожденный Обезьяной, сможет низвергнуть в Бездну Козерога, рожденного Котом...", - эти слова знали уже в каждом доме. Если первое пророчество не знал почти никто, то это с момента произнесения стало общеизвестным. И будь на месте мадам Беланкур кто-то другой, можно было бы посмеяться и забыть, но эту женщину уважали во всем мире. Чтобы встретиться с ней, записывались на годы вперед. 
   Пророчество произнесено. Главные герои ясны. Осталось их свести, и можно жить дальше, ничего не меняя. Главное, столкнуть их пораньше, чтобы случайно не попасть под раздачу. Аксиома "Моя хата с краю" в действии. Да вот незадача - герой взял и отправился на тот свет, ни с кем не посоветовавшись, да еще и такой аморальный образ себе создал за годы своего отсутствия. Герои такими быть не могут. Герои - чистые и светлые, чуть ли не с нимбом на голове. Газеты ежедневно писали, выдумывая подробности, которых и в помине никогда не было. Такая жаркая тема, такая возможность "погреть руки", сделать карьеру. Герой - гей, и, похоже, не гнушается тем, чтобы спать с кем попало. В первое мгновение все как-то позабыли о пророчестве. Такая тема для бурного обсуждения у камина по вечерам. А потом, как обухом по голове - а побеждать-то темного лорда некому. Пророчество-то слишком уж однозначно назвало обе стороны. Никто другой не подходит, да и вот так просто уже не переубедишь. Массы, они, конечно, массы, стадный инстинкт всегда существует и работает, но мозги, все же, у людей есть. 
   Дамблдор, получив известие о том, что Гери Реттье и Гарри Поттер - одно лицо и действительно погиб, сдаваться не собирался. Нет тела - нет возможности получить доказательства. Ему нужно было точно знать, нужно было подтверждение. Ему удалось копнуть намного глубже, чем кому-либо удавалось. Всплыло имя Антуана де Кресси, правда, как друга Пьера, который был опекуном Поттера. Как ему это удалось, если маги старательно все подчистили с этой стороны, непонятно. По-видимому, где-то все-таки они оплошали.  
   Чтобы во всем удостовериться полностью, Альбус Дамблдор собственной персоной отправился во Францию, чтобы встретиться с де Кресси и уточнить интересующие вопросы. К счастью, о поездке знала Лючия, поскольку весь разговор происходил при ее участии в ее со Снейпом доме. Она сразу же предупредила своего работодателя, так что к появлению в Де Кресси незваного гостя все было готово. 
   - Кто вы и что делаете здесь? - дворецкий мрачно глядел на старика в странном одеянии, прекрасно зная, что это за одеяние, и кто вообще этот старик. Дамблдор, естественно, прибыл не один. И да, Дамблдор, как и Снейп, не сложили два и два, и не получили четыре. Северус понятия не имел, куда его возила жена на встречу с французскими "магнатами" в сфере выращивания ингредиентов, а также изготовления зелий. Она сделала все возможное, чтобы он не знал ни точного места нахождения особняка Де Кресси, ни тем более названия.
   - Мы хотели бы поговорить с месье де Кресси, - улыбнулся своей самой радушной улыбкой Дамблдор. Прибыл, конечно, он не один, как же можно. 
   - Месье де Кресси очень занятой человек..., - начал Пьер, все сильнее раздражаясь. Еще бы: последние сутки перед прибытием этих англичан дом стоял буквально на ушах. Необходимо было убрать следы пребывания здесь огромного количества людей. 
   - Пьер, месье Антуан готов их принять, - в холле появилась девушка-служанка. Весь спектакль был отрепетирован от и до, каждый знал свою роль. - Господа, следуйте за мной. 
   Грюм, без которого Дамблдор в последние пару лет вообще никуда не двигался, что-то проворчал себе под нос. Англичане не могли не заметить, что им не рады, и это еще мягко сказано. Они, не очень довольные таким приемом, да еще и в доме магла, пусть и очень богатого, шли за девушкой. Та остановилась у одной из дверей, постучала, а затем заглянула внутрь. 
   - Месье Антуан?
   - Да, Жанетт, пусть входят, - услышали они мужской голос, причем, сказано было так, словно обладатель голоса отмахивался от мухи. Дамблдор нахмурился. Так его еще нигде не принимали. 
   - Проходите, - распахнув перед "гостями" двери, произнесла девушка. 
   Англичане оказались в прекрасной, если не роскошной комнате. Том с Лили постарались. Стены были отделаны нефритом, на несколько тонов светлее была мебель, высокие и большие арочные окна смотрели на парк де Кресси и лужайки перед домом. Окна выходили не на фасад здания, а на его обратную сторону, поэтому вид был более домашний, но не менее ухоженный. 
   - Чем могу помочь? - Антуан бросил ничего не выражающий взгляд на своих гостей. Он сразу стал говорить на английском, сильно подозревая, что не все из прибывших знают французский. Уже само то, что он заговорил с ними на их языке, унижало англичан. Они пришли в дом, им нужно было что-то от Антуана, а не наоборот, и им следовало обратиться к хозяину на его родном языке.  Дамблдор это знал, и прекрасно понял, что их, пусть и вежливо, но опустили. 
   - Мы хотели бы поговорить с вами о Гарри Поттере или Гери Реттье, - очень вежливо произнес директор Хогвартса. 
   - Так о Гарри Поттере или Гери Реттье? - усмехнулся Антуан.
   - Насколько я понимаю, это один человек, - нахмурился Дамблдор. У него появилось предположение, что все же это два разных человека. В это очень хотелось верить. 
   - Смотря, с какой стороны посмотреть, - Антуан мило улыбался, правда, улыбка так и не затронула его глаз. 
   - С какой нужно, с той и смотри, - буркнул Аластор, недобро глядя на аристократа. Будь его воля, он бы вытряс из него всю нужную информацию, а потом стер память. 
   - Ну, Гарри Поттер был студентом Университета, изучал историю. Превосходным студентом. Кстати, вон его фотографии, - Антуан небрежно махнул в сторону стеклянных полок, на которых располагалось огромное множество рамок с фотографиями. Двое сопровождающих Дамблдора и Грюм отошли туда. Да, первые фотографии были действительно Поттера. Там он был почти таким же, каким они его помнили, только волосы не растрепаны, и глаза - зеленые-зеленые. Чуть дальше была одна фотография несколько вызывающего толка. На ней был иной юноша: волосы по-другому уложены, глаза другого цвета, улыбка другая, нахальная, что ли, и поза вызывающая. Да и одежды на нем почти не было, а та, что была... не пристало приличному человеку так одеваться и выглядеть. И чем дальше они изучали фотографии, тем откровеннее те становились. На одной вообще юноша был абсолютно голым, да еще и занимался непристойностями прямо в кадре. 
   - Хмм, - выдал Грюм. - Это ведь тоже Поттер, только что-то с волосами сделал и с глазами. 
   - Вообще-то, это Гери Реттье, - усмехнулся Антуан. - Но вы правы, он и есть Гарри Поттер, его вторая личность. Была и третья, но не хочется вас шокировать еще больше, - он издевался над англичанами. 
   - И что же еще более ужасного, чем это, он делал? - один из сопровождающих директора брезгливо указал на фотографии. 
   - Вам так хочется это знать? - усмехнулся Антуан. 
   И тут дверь открылась, впуская внутрь не кого-нибудь, а третью личность Гарри Поттера - Доминика. Черные волосы спадали до самых ягодиц (ура магии), синие глаза смотрели на мир насмешливо и почти похабно. И какое счастье, что маги выглядят младше своих лет, так что Доминику можно было дать года двадцать четыре, не меньше. Англичане во все глаза уставились на это чудо света. А посмотреть была на что. Надо сказать, что Доминик сильно отличался и от Гарри Поттера былых времен, и того, которого рассматривали на фотографиях прихвостни Дамблдора, и от Гери Реттье. Но Доминик не был похож и на Гарри Поттера-Реддла нынешнего времени. Этот Гарри взял все самое лучшее от всех трех своих личностей, ассимилировал и вынес на публику. В общем, нынешнего Гарри не узнал бы никто, и никто не смог бы его внешне соотнести со старым Гарри, с Гери и с Домиником. Все-таки, жизнь круто его изменила. Так что никто из присутствующих гостей в гостиной даже подумать не смог, что их герой у них под носом. Англичане его рассматривали с совершенно непередаваемыми выражениями на лице. Еще бы. На молодом человеке были ужасно сильно обтягивающие кожаные брюки, низко сидящие на бедрах, торс был оголен, выставляя на обозрение публики цепочку, закрепленную в колечках, вставленных в соски. Такое же колечко сверкало в пупке.
   - Мне скучно, - состроив мордашку, выдало это чудо. - Я посижу с тобой?
   - Иди сюда, - похлопал по ручке кресла Антуан, стараясь не улыбаться. Такого Гарри ему еще не приходилось видеть. И как он вообще решился на такую авантюру под носом у своего врага, де Кресси тоже не понимал. Доминик, виляя задом, проплыл к своему "любовнику" и уселся на пол у его ног, положив голову тому на колени, после чего стал с интересом рассматривать "гостей".
   - Это кто? - поинтересовался он у Антуана. 
   - Они пришли узнать о Гарри Поттере и Гери Реттье, - усмехнулся граф. 
   - Ааа, жаль, что Гери не стал дальше работать с нами, - посокрушался Доминик. 
   - Где работать? - Дамблдор не очень хотел знать ответ. Он чувствовал, что ответ ему не понравится, он его почти знал, но надеялся, что ошибается. 
   - Как где? В борделе, - улыбаясь от уха до уха, причем как-то уж слишком сексуально, выдал Доминик. Гарри просто наслаждался представлением. Ох, какое было лицо у англичан, когда они это услышали. 
   - В борделе? - хрипло уточнил мужчина лет так тридцати. Гарри его не знал, никогда раньше не видел. 
   - Ага, - кивнул Доминик. - Его Пьер привел. Лакомый был мальчик. Клиенты от него с ума сходили. Всегда брали его на всю ночь. Но он потом предпочел работать в модном бизнесе. Хотя там тоже. На показ попасть можно только в том случае, если ты свою попку подставил под всех организаторов. А Гери кого хочешь мог ублажить. От него что мужики, что бабы млели. Эх, не связался бы с этим Этьеном, жив бы остался. Совсем этот его замучил своей ревностью. Поговаривали, что Этьен Гарри в садомазо посвятил, - он специально произнес имя Гарри, а не Гери. 
   - Гарри? - уцепился за имя Дамблдор, внимательно слушавший разглагольствования шлюхи. 
   - Ну, да, английское имя не очень звучало, вот его и переделали в Гери, а последние три буквы фамилии читаются наоборот. Вот так Поттер стал Реттье, - Доминик был просто находкой для шпиона. Так легко выдавал секреты, что просто жутко.
   - А его внешность? - Дамблдор посмотрел на фотографии, сравнивая Поттера и с Реттье. 
   - Пффф, ничего проще, - фыркнул Доминик. - Куча средств для волос, цветные линзы для глаз, другая одежда, - и, вуаля, прошу любить и жаловать - Гарри Поттер становится Гери Реттье, и никому не приходит в голову, что это один человек. Тем более, Гарри Поттер - подопечный графа де Кресси, а Гери - Пьера. 
   А вот это стало новостью. Информации о том, что граф стал опекуном Гарри, у англичан не было. Они знали только про Пьера, и что тот проживал в де Кресси последние годы и был опекуном Гери Реттье. 
   - Вы понимаете, что отправили мальчика по..., - Дамблдор сердито смотрел на Антуана. 
   - Мы отправили? - вкрадчиво поинтересовался Антуан, резко подавшись вперед. Вся его небрежность и насмешливость исчезли. Как-то в одно мгновение он превратился в хищника. Доминик склонил голову на бок и с каким-то зоологическим интересом наблюдал за  англичанами. 
   - Как, вы сказали, вас зовут? - уточнил он.
   - Профессор Альбус Дамблдор, - директор бросил несколько неприязненный взгляд на шлюху. Насколько бы тот ни был хорошим источником, это не меняло того, что он продает свое тело за деньги. 
   - Ааа, так вы та самая сволочь, которая украла у Гарри все его деньги и чуть не отправила его на тот свет, - протянул Доминик с каким-то странным выражением на лице и интонацией в голосе. 
   Палочки англичан мгновенно оказались направленными в сторону хозяина дома и его шлюхи. 
   - Магия в этой комнате не действует, - холодно, мгновенно перейдя из состояния расслабленности и сексуальной неги в тонус хищника, произнес Доминик, поднимаясь на ноги. 
   - Что? - Грюм, да и остальные удивленно уставились на него и Антуана. 
   - Магия здесь не действует, - усмехнулся граф. - Неужели вы думаете, что мы не знаем, кто вы? Если бы Гарри был жив, вы бы в поместье не попали. Оно было открыто для вас, поскольку мы знали, что его смерть заставит вас выползти из вашей норы, чтобы удостовериться в этом факте. Что ж, жаль, что Гарри так и не смог вам отомстить, а он хотел, очень хотел. Но жизнь модели и секс затянули его в свои сети. 
   - Вы магл, - утвердительно бросил Грюм. 
   - Кто вам такое сказал? - усмехнулся Антуан, вытаскивая палочку и быстро создавая серию простеньких бытовых чар. Англичане напряглись. - Ах, да, забыл сказать, что магия тут только ваша не действует. А вот моя и Ника вполне. 
   - Вы маг? - на Доминика уставились с ошеломлением. 
   - Ну, маг, - пожал тот плечами. 
   - Вы узнали все, что хотели? - Антуан холодно посмотрел на Дамблдора.
   - Я хотел бы получить какие-нибудь вещи Гарри, - произнес тот на это. 
   Доминик встал, подошел к стеллажу, взял с него медальон и кинул англичанам. Один из мужчин его поймал. 
   - Внутри локон волос Гарри, - сказал Антуан. - Вы ведь хотите удостовериться, что он мертв.
   - Мы должны быть уверены, - только и сказал Дамблдор. - Спасибо, что уделили нам время. 
   - Хмм, - усмехнулся Антуан.
   Англичане двинулись к дверям, но не дошли до нее, как Доминик задал им вопрос. 
   - Вас совесть не мучает?
   - Что, простите? - Дамблдор резко развернулся в его сторону. 
   - Да вот, мне интересно, вас совесть не мучает? Мертвые во сне не являются? - Доминик слишком пристально смотрел на директора. Его действительно интересовал этот вопрос. 
   - А почему она меня должна мучить? - спокойно поинтересовался Дамблдор. 
   - Да, действительно, почему? Какая может быть совесть у бессовестного человека, - тихо, но все же различимо произнес Гарри. Да, эту фразу сказал именно Гарри, а не Доминик. Дамблдор несколько секунд на него смотрел, удивляясь странным метаморфозам в этой юной шлюхе. А затем англичане вышли. За дверью их ждал настоящий эскорт, который и сопроводил их к выходу с пожеланием никогда больше в этом доме не появляться. Но тут Дамблдор вспомнил, что оставил в кресле, в котором сидел одну свою вещицу. Дворецкий, скривив лицо, все же повел его и Грюма обратно, по дороге бормоча какие-то малоприятные вещи в адрес незваных гостей. 
   Как только Дамблдор сотоварищи покинул гостиную, Антуан резко дернул на себя Доминика. 
   - Играешь с огнем, милый, - прошептал он. 
   - Том, я не собираюсь с тобой заниматься любовью, когда ты все еще Антуан, - выдал Гарри. 
   - О, нет, дорогой, сейчас здесь только Антуан и Доминик, - усмехнулся Том. Да, усмешка Тома на лице Антуана - это жутковато. 
   - Какие у тебя, оказывается, фантазии, - протянул Гарри, почти мгновенно преобразовываясь в Доминика (всего-то и надо было вернуть на лицо сексуальную развратную улыбочку и дать телу поддаться жару желания)- разгульную, но очень дорогостоящую проститутку. - А хватит ли у вас денежек, мой дорогой граф, чтобы оплатить мои услуги?
   - О, у меня хватит, моя маленькая и такая сладкая шлюшка, - улыбнулся Том, все же Том, а не Антуан. - Сними с себя эту тряпку.
   Доминик соскользнул с его колен, встал, а затем начал себя оглаживать, поиграл с сосками, медленно провел руками по груди, животу, затем развязал завязки на боках, затем повернулся к "графу" спиной и стал медленно стягивать с себя брюки, обтягивающие его бедра и ноги, как вторая кожа. По мере стягивания их вниз он наклонялся, давая Антуану увидеть свою попку и кое-что в ней. 
   - Ах ты, шалунишка, - хохотнул тот. - А фантазии не только у меня. Иди сюда, бесстыжее создание. 
   Именно в этот момент дверь распахнулась. Они резко повернулись в сторону входа и узрели две перекошенные и красные физиономии, и было ли это от смущения или гнева, им было все равно. 
   - Господа забыли свои вещи, - дворецкий спокойно прошествовал в гостиную, взял оставленный Дамблдором футляр и столь же спокойно вышел, прикрывая за собой дверь. Замок щелкнул, отрезая любовников от остального мира. Пара секунд - и раздался взрыв хохота. Гарри уткнулся мужу в плечо, чуть не плача от смеха. 
   - Нет, ты видел их рожи? - заикаясь от смеха, спросил он. 
   - А представь, если бы ты в это время скакал на моем члене? - заикаясь не меньше, выдал Том все еще в облике Антуана. Гостиную потряс новый приступ хохота. 
   Дверь тихо отворилась, и в комнату просочился Фред. Он несколько секунд смотрел на смеющихся супругов, затем столь же тихо удалился. То, что этим двоим нужно немного уединения, он понял сразу, стоило только взглянуть на обнаженного Гарри. 
   - Хмм, а мне понравилась мысль - посвятить тебя в садомазо, - вдруг серьезным голосом произнес Том. 
   - А то мы этим не занимаемся, - хмыкнул Гарри, затем поерзал на коленях у мужа. - Может, ты все-таки займешься мной любимым?
   Спустя три часа Дамблдор смотрел на результаты проверки, которые однозначно говорили, что Поттер мертв. Поттер-то, может быть, и был мертв, вот только директору  совсем не пришло в голову проверить, какому именно Поттеру принадлежали волосы. 
   Английская верхушка власти пребывала в озадаченно-депрессивном состоянии. Героя-то у них не было. В магической Англии медленно, но верно нарастала паника. 
   А в это время в особняке Де Кресси в Лондонском предместье с комфортом обустраивалась вся "мертвая" компания. Теперь, действительно, началась игра. Пора кому-то заплатить по выставленным счетам. 
   Лили Поттер с предвкушающей улыбкой смотрела в окно. "Начнем, господа, этот танец", - усмехнулась она.

Глава 28. Возвращение в Англию.

   - Гермиона, Люциус, будьте добры, объяснитесь, - Нарцисса гневно смотрела на мужа и невестку. Даже несмотря на то, что девушка официально не была женой Драко, в семье Малфоев ее считали таковой. 
   - О чем ты, дорогая? - попытался отвлечь жену Люциус. 
   - Вот об этом, - она потрясла газетами, в которых уже не первый день мусолили тему о гибели Гарри Поттера и его крайне развратном образе жизни. 
   - А мы с Гермионой здесь причем? - сделал круглые глаза мужчина. 
   - О, не надо мне тут изображать из себя невинную овечку, - фыркнула леди Малфой. - Я вижу тебя насквозь. Что случилось во Франции? И насколько написанное в этих бульварных газетенках правда?
   - А я говорила, что они докопаются до истины, - проворчала Гермиона. 
   - Он не мертв, - прищурился Драко. 
   - Нет, и в де Кресси мы встретились с Гарри и еще кое с кем, - вздохнула молодая женщина, понимая, что скрывать уже что-либо поздно.
   - И вы молчали?! - Рон еле сдержался, что не налететь на свою супругу. Вернее, он бы это сделал, если бы его не перехватил более спокойный Драко. 
   - А что ты хотел? Они попросили нас пока ничего говорить, чтобы у всех была нормальная реакция, и никто ничего не смог заподозрить, - разозлилась Гермиона. - Я вообще считала, что вся эта история выеденного яйца не стоит. Но кто же знал, что в нашей стране у власти одни идиоты. 
   - То есть, Волдеморт вернулся, и Гарри снова предстоит стать героем пророчества и бороться с ним? - уточнила Джинни. 
   - Хмм, - Гермиона и Люциус переглянулись. 
   - ЧТО?! - рявкнули все, кто был в комнате, требуя ответа. Эти двое явно что-то скрывали. 
   - Мы..., - начала Гермиона, но тут они почувствовали, как защита дома пропустила кого-то внутрь, причем оповещающие чары не сработали. Люциус быстро пробежал взглядом по всем, пересчитывая. Семья была в сборе. Тогда кто явился в дом, да еще так, словно защита его знала?
   Джордж, Рон и Драко уже стояли у двери с палочкой наготове. Остальные тоже насторожились и держали свое оружие под рукой. Дверь в гостиную, где происходил весь этот разговор, отворилась, и вошли двое. 
   - СИРИУС! - воскликнула Нарцисса, глядя на своего кузена. Благо по Италии она уже знала, что он предположительно жив. Но тут ее взгляд остановился на втором человеке. - Регулус?! - неуверенно обратилась она к синеглазому брюнету. Братья были очень похожи, но все же можно было увидеть и различия. 
   - Здравствуй, кузина, - усмехнулся Сириус. - Ты, как всегда, обворожительна. Годы идут тебе только на пользу. 
   - СВОЛОЧИ! - леди Малфой, наконец, пришла в себя, и ринулась в атаку на двух своих родственничков. Те не успели клониться от двух хлестких пощечин. - Мы вас похоронили, оплакали. А они... они гуляют себе по миру.
   - Это не совсем так, - прижимая руку к горящей щеке, сказал Регулус. Сириусу удалось скрутить кузину, и теперь он ее удерживал, надо сказать, с трудом.
   - Собственно, мы зачем пришли, - произнес Сириус, передавая Нарциссу ее мужу. - Хотели удостовериться, что с вами все в порядке. 
   - А объяснить вы ничего не хотели? - ядовито поинтересовался Драко. 
   - Объяснять вам все будут Том и Гарри. Они у нас главные, - серьезно произнес Сириус. 
   - Том? - уточнила Джинни. - Тот самый Том? 
   - Да, тот самый, - кивнул Сириус. - И прежде чем ты сейчас начнешь кого-то в чем-то обвинять, все совсем не так, как кажется на первый взгляд. Могу пока только сказать, что Волдеморта, а, вернее, Тома Реддла, лорда Слизерина, с того света вернул именно Гарри. А за ним и еще кучу народа. Например, меня и Регулуса. 
   - Вернул с того света? - ошарашено повторил Драко. 
   - Поттер - он ведь и есть Поттер, - усмехнулся Сириус. - Ему никакие законы не писаны.
   - Я хочу его видеть, - заявила Джинни. 
   - Увидишь, они должны сегодня-завтра прибыть сюда, - усмехнулся Регулус. 
   - Сюда? - уточнила Гермиона, обводя рукой вокруг себя, словно спрашивая: "В этот дом?"
   - Нет, у нас есть свой особняк, где проживает вся наша большая и несколько странноватая семья, - усмехнулся Сириус. - Кстати, половина из них вам знакома. 
   - Я ведь тогда видел Фреда, да? - тихо спросил Джордж. - Когда уходил из вашего дома во Франции. Мне ведь не показалось?
   - Не показалось, - серьезно кивнул Сириус. - Фред жив, как и Ремус, и Тонкс. 
   - Вы знали?! - Нарцисса гневно уставилась на Люциуса и Гермиону. 
   - Они не смогли бы рассказать, - вступился за них Регулус. - Нам нужно было, чтобы все было очень натурально, чтобы, глядя на вас, все поверили, что вы не замешаны. 
   - Значит, вся эта история о Гарри как о шлюхе - всего лишь слухи и сплетни? - спросила Джинни. 
   - К сожалению, нет, - Сириус тяжело вздохнул. - Дамблдор оставил во всех сейфах Гарри всего лишь 1000 галлеонов. И то они достались парню только потому, что он пришел в банк в тот день. Чуть позже - не было бы и этого. Ему удалось кое-что услышать, кое-что увидеть. В общем, магический мир показал ему свое лицо во всей красе. Гарри ничего не умел. И первый человек, который оказался у него на пути, был владельцем борделя. 
   - О, Мерлин, - Нарцисса в шоке уставилась на кузена. 
   - Дамблдор выкинул игрушку, которая сделал свое дело, - усмехнулся Регулус. - Ему было неинтересно, как она. То есть, Гарри, будет жить дальше. И если бы не новое пророчество, то и не вспомнил бы. 
   - Пророчество ложное, не так ли? - прищурился Драко. 
   - Слизеринцы всегда умели делать верные выводы, - усмехнулся Сириус. 
   - Зачем? - потребовала Джинни. 
   - Месть, - жестко ответил Регулус. - Каждый должен ответить за то, что натворил. Этот мир не достоин того, что для него сделал Гарри. Пришло время платить. Мы ждали того, чтобы наши дети достигли одиннадцати лет, но события стали набирать обороты, и пришлось активизироваться раньше. Кое-что мы уже сделали. Англии приходится с нами считаться, иначе она не будет получать нужных ингредиентов. А зелья, сами понимаете, очень важная сторона жизни магического мира. 
   - Гарри вернулся мстить? - уточнил Джордж.
   - А ты не стал бы этого делать, если бы узнал, что кое-кто все за тебя решил, и не в твою пользу? - жестко спросил Сириус. 
   - Просто я давно уже для себя сделал вывод, что Гарри не вернется, - признался Джордж. 
   - Месть - блюдо холодное, - усмехнулся Регулус. - И время пришло. 
   - Мы можем встретиться с Гарри? - спросила Джинни. 
   - Да, я дам вам знать, когда они с Томом прибудут, - кивнул Сириус. 
   - Что-то случилось? - Гермиона пристально на него посмотрела.
   - Дамблдор кое-что откопал и сегодня заявился в де Кресси, - произнес он. 
   - ЧТО?! - воскликнули Люциус и Гермиона. 
   - Все в порядке, все просчитано и уже сто раз отрепетировано, - усмехнулся Регулус. - Он получит сегодня неопровержимые доказательство того, кем по его вине стал Гарри, а также что тот мертв. 
   - Каким образом? - нахмурилась Нарцисса. 
   - Проверка на смерть не говорит, кто и когда умер, она просто констатирует, что тот, кому принадлежит частичка с тела - мертв, - усмехнулся Сириус. 
   - Зелье родства, идентификации, - тут же пошла в атаку Гермиона. 
   - Покажет, что волос принадлежит Поттеру, - улыбнулся Регулус. 
   - Но оно также покажет, что он жив, - покачал головой Драко, а затем встрепенулся. - Если только волос действительно не принадлежит мертвому Поттеру, и не обязательно Гарри.
   - Сто баллов Слизерину, - поаплодировал ему Сириус. 
   - Вы все продумали, - покачали головой Нарцисса. 
   - У нас было девять лет на то, чтобы составить план мести, - сказал на это Регулус. - Да, на самом деле мы пришли попросить вас, чтобы вы завтра прогулялись в Косом переулке. Только детей не берите. 
   - Почему? - насторожилась Джинни. 
   - Завтра будет первое выступление Темного лорда, - усмехнулся Сириус. - Ничего особенного, но вам лучше оказаться вне подозрений. Думаю, отделаетесь легким испугом и парой-тройкой царапин. Сильнее всего достанется тебе, Люциус. 
   - Месть за предательство, - кивнул тот, понимая, что именно хотят сказать эти двое Блеков. 
   - Да, так что придется тебе потерпеть, - произнес Регулус. 
   - Если это отведет от нас подозрения, то переживем, - сказала Нарцисса. 
   - Во сколько нам нужно быть в Косом? - спросил Драко. 
   - Нападение планируется на два часа, - произнес Сириус. 
   - Лучше всего будет оказаться там, часа за полтора, и не всем, - заявила Гермиона. - Думаю, Рон, Драко, Джордж, Люциус и Нарцисса, возможно, Джинни. 
   - Да, так будет лучше, - кивнул Сириус. - Нам пора. И ведите там себя спокойно, не привлекайте внимания тем, что вы чего-то ждете.
   - Не учи ученого, - буркнул Люциус. 
   Покинули дом Блеки уже через камин, оставив для Малфоев и их друзей свой каминный адрес для связи на всякий случай. Мало ли что может случиться. 
   ***
   Гарри и Том отбыли из де Кресси спустя несколько часов после того, как их покинули незваные гости. Они долго еще не могли успокоиться, вспоминая лица Дамблдора и Грюма, когда те увидели обнаженного и возбужденного Доменика, готового отдаться хозяину поместья. На долгие годы эти воспоминания будут доставлять им невероятную радость и возможность позубоскалить. 
   Наконец, они снова все собрались вместе. Только на этот раз в Англии, в маггловской ее части. Теперь им предстояло наладить быт уже на новом месте. В Кресси-холле, как они обозвали английский особняк, имелся камин прямой доставки во французское имение. Никто работу там не отменял, тем более, Мишелю все еще надо было следить за борделем, а остальным - за своими предприятиями. Второй камин был напрямую подключен к особняку Блеков и начал действовать сразу же после визита туда Регулуса и Сириуса. Третий камин был официальным, и через него можно было постучаться в Кресси-холл, правда, это не означало, что желающему пообщаться ответят. 
   Личные апартаменты Гарри и Тома располагались в левом крыле на третьем, последнем этаже. Им специально выделили покои именно там, поскольку они включали в себя общая спальню, гостиную, два кабинета, гардеробную и ванную. Собственный мирок, где можно спрятаться. Конечно, у всех остальных были также замечательные комнаты, однако самые просторные  - именно эти. 
   Самое смешное, что в том же левом крыле на третьем этаже поселились также Сириус, Антуан и Антонин. Так что крыло с легкой руки Седрика и Фреда обозвали голубым царством. Никто спорить и обижаться не стал. Раз так получилось, то так уж получилось. 
   Остальные домочадцы разбрелись по дому, найдя каждый себе апартаменты по вкусу. Ниже этажом в том же левом крыле расположили всех детей. Андромеда дала им немного времени освоиться, а затем призвала к порядку и вернула к занятиям. 
   Время шло, и обитателям Кресси-холла нужно было подготовить младшее поколение к школе как можно лучше. Если им не удастся за это время расправиться с Дамблдором, то дети должны быть готовы к встрече с ним. 
   В день приезда Гарри и Тома должна была состояться первая вылазка новых Пожирателей. Сами "Темные лорды" участия в ней не принимали - им еще нужно было прийти в себя после переезда. И, пока они "чистили перышки" в своей ванне, явно наслаждаясь обществом друг друга, Лили Поттер повела свою боевую бригаду на Косой переулок. 
   За несколько дней до запланированного нападения женщины собрались вместе и обсудили новую "униформу" для боевых действий. Черный плащ и маску как атрибуты Пожирателей было решено оставить, но внести существенные изменения. На левой стороне плаще появилась метка - череп, а перед ним змея, обвивающая меч, который протыкает феникса. Несколько зловеще, но сразу дает понять, кто и против кого выступает. И маски теперь были не белые, а черные, перечеркнутые справа налево красной полосой в два пальца шириной. Выглядело это еще более жутко, чем было когда-то. Метку на левых предплечьях тоже сделали, только она отличалась от той, что была у бывших Пожирателей. Эту метку они могли сами призвать и сами же убрать. И никакие чары не позволили бы ее обнаружить, как бы и кто бы ни пытался это сделать. Модифицировали в новую метку и "Морсморде". Раз уж новая, то пусть везде будет новая. Заклинания теперь звучало, как "Морсмордерер". 
   Ровно без пяти минут два группа из тринадцати человек аппарировала в Косой переулок.
   ***
   Люциус нервничал. Чего ожидать в качестве наказания от новых Пожирателей, он не знал. Да и вообще все могло пойти совершенно не так, как было запланировано. Он боялся за свою семью, которая давно уже была очень многочисленной. Сейчас он сидел в кафе и выискивал глазами своих. Вот Нарцисса и Джинни стоят у витрины магазина "Все для дома" и что-то обсуждают. "Женщин нельзя отпускать за покупками", - мысленно улыбнулся он с нежностью. У своего магазина, который теперь принадлежит "французам", разговаривают Джордж, Рон и Драко. Причем последний собственнически обнимает второго, совершенно не реагируя на неприязненные взгляды, которые на них бросают. Люциус в который раз уже вынужден был признать, что мальчики рядом смотрятся очень хорошо. А уж если все трио собирается вместе, то с ними никто не может соперничать. 
   И вдруг... они появились настолько неожиданно и бесшумно, что в Косом даже не сразу сообразили, что что-то не так. 
   - Ты только посмотри, какие они все беспечные, - раздался насмешливый женский голос, приглушенный маской. - Повеселимся, детки?
   Люциуса передернуло. Почему-то в голову пришло сравнение с Беллой. 
   - АААААААААА, - до кого-то дошло. - Вызовите авроров! 
   - Силенцио, глупышка! - елейно обратилась к вмиг заткнувшейся дамочке Пожирательница. 
   - Какие люди!!!! - радостно воскликнул голос у Люциуса за спиной. - Вы только посмотрите, друзья мои, какой у нас тут фрукт! Будет больно, - тут же тихо, почти на самое ухо. 
   Делать резкие движения Малфой не мог просто потому, что в бок ему упиралось что-то твердое и острое, очень похожее на нож. 
   Его вывели из кафе. Он оказался в неком кругу из пяти Пожирателей. Остальные кидались заклятиями, круша то, что считали нужным. Никого не убивали, да и под заклятия люди попадали как-то выборочно, только в панике на это почти никто не обратил внимания. 
   - Круцио, - почти ласково произнесла женщина. Люциус рухнул на колени, кусая губы, чтобы не закричать. У этой Пожирательницы силы было немеряно, и она ее не пожалела. Где-то на краю сознания появилась мысль: "А почему никто не может скрутить мордредову дюжину?" А ведь и правда, нападающих было всего тринадцать человек - главарь и двенадцать его подчиненных. Откуда же им было знать, что эти самые Пожиратели воспользовались определенными знаниями и навеяли ужас на окружающих. Да, сильно стараться не приходилось: англичане были трусливы по своей природе. Паника только дала время Лили и ее команде развернуться. Щит на определенный участок - и вуаля, у них есть примерно сорок пять минут, чтобы порезвиться, пока авроры прорвутся внутрь. Все-таки приятно иметь друзей среди Хранителей, особенно если один из них еще и член семьи. 
   Лили усиленно изображала из себя фанатичку. Ее смех разносился по всему переулку и вызывал безотчетный ужас у всех, кто его слышал. Нет, в нем не было безумия или истеричности. Он был издевательский, холодный и даже злой. 
   Люциус уже перестал сдерживаться, крича в полный голос. Никто и не пытался прийти ему на помощь. Драко, Рон и Джордж были оттеснены в магазин, где их и заперли. Они только и могли, что наблюдать за тем, что происходит на улице. Нарциссу прижали к стене. Она не пыталась дергаться, когда поняла, что удерживает ее Регулус. Джинни загнали в магазин. Несколько лавок было разрушено, кое-кто попал под заклятия, но все это было вполне поправимо. 
   И тут появились авроры, прорвавшиеся сквозь щит. 
   - Морсмордерер, - вскинула палочку Лили. Знак засиял во всей красе. - Уходим. Детки, мы с вами не прощаемся, - и снова рассмеялась. И тут она увидела Снейпа, который спешил на место происшествия с аврорами. Она секунду смотрела на него. - ТЫ СЛЕДУЮЩИЙ, СНЕЙП! ТЫ СЛЕДУЮЩИЙ! Я ТЕБЯ УНИЧТОЖУ! - и аппарировала. 
   - Это Лестрейндж, это была Лестрейндж, - понеслись истерические вопли по Косому переулку.
   - Отец, - закричал Драко, выбравшийся, наконец, из магазина. 
   - Люциус, - с другой стороны спешила Нарцисса. 
   Малфой-старший лежал на земле. Любое движение причиняло боль. Но он сейчас вспоминал другое - то, что слышал через боль, и то, что говорилось лично для него: "Ждем вас завтра у нас. Камин открыт". А потом ему в руку вложили колбу с зельем со словами: "Снимет все болевые ощущение. Выспитесь хорошенько сегодня". Его пытали, но он знал, на что шел. 
   - Люциус, - Нарцисса опустилась рядом с ним на колени. Несколько авроров прошли мимо.
   - Так и надо этим сволочам, - услышали Малфои.
   - Значит, вот какое отношение у нашего дорогого министерства к тем, кому они должны быть благодарны за свою победу, - леди Малфой выпрямилась. Ее глаза сейчас сияли яростью и ненавистью. 
   - Мама, - попытался утихомирить ее Драко. 
   - Может быть, это наше любимое министерство виновато в том, что победителю Волдеморта пришлось пойти на панель и торговать своим телом, чтобы выжить? - Нарциссу понесло. 
   - Дорогая, - прошептал Люциус, которому сын уже помог сесть. 
   - Сколько ему там оставили в банке? 1000 галлеонов? А ведь мальчик был очень богат, его состояние исчислялись миллионами. Так вы отблагодарили своего героя? Обокрали его? Вышвырнули вон? - Нарцисса стала наступать на авроров. Люди вокруг "навострили уши". Ничего подобного они не знали. 
   - Нарцисса, - хватил ее за руку Снейп. 
   - Убери от меня свои руки, мразь, - выплюнула та ему в лицо. - Ненавижу. Надеюсь, что вы все будет плакать кровавыми слезами, когда Они до вас доберутся. Теперь-то вас некому спасать. 
   - Вы бы сами спасались, - усмехнулся аврор. - Видать, ваш Лорд не любит предателей. 
   - А вы за нас не беспокойтесь, - недобро усмехнулась Нарцисса. - У нас дом защищен, да и из страны нам есть куда уехать. А вот вам-то есть куда податься, господин аврор? 
   - Да я вас сейчас арестую, - взвился тот. 
   - Леди Малфой, - перед Нарциссой появился Добби. Та на него удивленно взглянула. Домовик тронул ее за руку, и они исчезли. 
   - Твою же, - выругался аврор. 
   - Воевать с женщинами вы умеете, это мы уже поняли, - на авроров смотрели "француженки". - На детей вы так же нападаете? Что-то вас не было видно тут, когда эти господа громили улочку. 
   - Ваш-то магазин не пострадал, - зло бросил в ответ аврор. 
   - Чары надо уметь накладывать, - ответили ему насмешливо. И тут снова появился Добби, который тут же унес Люциуса и Драко. 
   - Везет некоторым, - зло фыркнул аврор. 
   Снейп пытался вспомнить, где уже видел этого домовика, но память никак не хотела выдавать нужную информацию. Все мысли были заняты последними словами той Пожирательницы и ее полными ненависти глазами. Ненависти к нему. Северус посмотрел на метку в небе. Та отличалась от старой и несла в себе скрытый, но понятный ему смысл. Врагом эти новые силы считали Орден феникса. Понял он и то, что сегодняшнее нападение было всего лишь демонстрацией, легкой прогулкой. Им дали понять, что все только начинается.

Глава 29. Собрание ордена Феникса

   - Но надо же что-то делать, - Фадж драматически заломил руки, не переставая при этом носиться по кабинету, как загнанная мышь. 
   - Корнелиус, сядьте, - рявкнул Дамблдор. Ему уже осточертело наблюдать за метаниями одного из своих соратников. 
   - Альбус, они напали средь бела дня, - голос на последнем слове стал тоньше и перешел в визг, испуганный визг, надо сказать. - А Поттер сдох, чтоб ему пусто было. Почему за ним никто не следил? Надо было держать его в Мунго...
   - Фадж, выключи свою истерику, - рыкнул Грюм, которому тоже надоело смотреть на перетрусившего политика. 
   - Вы слышали это пророчество, оно..., - визги начали переходить на уровень ультразвука. 
   - Любое пророчество можно повернуть так, чтобы оно было выгодно нам, а подготовить героя не так уж и трудно, - Дамблдор задумчиво смотрел в окне. 
   - Альбус? - Грюм с недоумением посмотрел на лидера их компании. 
   - Ни одно пророчество не несет за собой определенности, - продолжил директор Хогвартса, словно бы и не заметил, что к нему обратились. - Все эти видения очень двусмысленны, если не больше. Стоит лишь нажать на нужные рычаги, как нам поверят. 
   - Где найти этого нового героя? - Снейп, чуть прищурившись, смотрел на своего начальника. 
   - Как там точно звучит пророчество? - Дамблдор оглядел своих сторонников. Он специально сделал вид, что не помнит, как звучали те слова, снова перевернувшие мир с ног на голову, по крайней мере, в его понимании. 
   - И вернется Безымянный, что имеет множество имен... Вернется тот, кого называть не принято в мире этом... И вернется он из последнего осколка... И противостоять ему сможет лишь тот, кто дважды пережил смерть от руки его... Только Лев, рожденный Обезьяной, сможет низвергнуть в Бездну Козерога, рожденного Котом..., - спокойно произнес на это его верный зельевар. 
   Никто из этих занятых делом мужчин не обращал внимания на сидящую чуть в стороне миссис Снейп. Казалось, та задремала и ее совершенно не интересует, что тут происходит и о чем говорят все эти люди. На самом деле Лючия слушала присутствующих очень внимательно, стараясь не пропустить ни слова. 
   - Безымянный - несомненно, Том, - начал делать раскладку Дамблдор. - У него действительно множество имен. Том Риддл, Волдеморт, Тот-кого-нельзя-называть. Второе предложение еще более точно указывает именно на это. 
   - Как и то, что дважды от его руки смерть принимал только Поттер, - хмуро сказал Снейп. - И противостоять ему сможет лишь тот, кто дважды пережил смерть от руки его... Сильно сомневаюсь, что найдется еще один такой вот "исключительный человек". 
   - Северус, это пророчество, а значит, Герой не может быть мертв, - уверенно произнес Дамблдор. 
   - Но что значат эти Лев, Обезьяна, Кот, Козерог? - взвизгнул Фадж. 
   - Знаки зодиака, - скучающим голосом поведала Лючия. - Кстати, очень распространено в маггловском мире в виде астрологии. 
   - Эээ? - все удивленно уставились на женщину, о которой уже успели забыть. 
   - Дорогая? - Снейп вопросительно посмотрел на жену.
   - Лев, рожденный Обезьяной, - Лючия выпрямилась в своем кресле. - Лев - это период с 23 июля по 23 августа, Козерог - 22 декабря - 20 января. Существует китайский гороскоп, в котором каждому году присвоено животное. Например, 1980-ый - это год Обезьяны, а Кота - 1928 год. Цикл состоит из двенадцати лет. Так, что прибавляя, например, к названным датам число 12, вы получите следующий год, который будет ознаменован Котом или Обезьяной. Насколько я помню, Гарри Поттер родился 31 июля 1980 года, то есть он Лев, рожденный Обезьяной. А когда родился этот ваш Темный лорд?
   - Козерог, рожденный Котом..., - вздохнул Дамблдор.
   - Пророчество о Том-кого-нельзя-называть и Поттере, - схватился за волосы Фадж. 
   - Прекрати истерику, Корнелиус, - прикрикнул на него директор. На самом деле это пророчество не давало простора для иных изъяснений. Слишком как-то все выстраивалось в логическую цепочку. Да и намешано все тут было, по его мнению, громоздко. 
   - Прекратить? - взвизгнул Фадж. - У нас нет выбора. Люди...
   - С каких пор тебя интересуют люди? - едко усмехнулся Дамблдор. - Ты потребленец, Корнелиус. Ты получаешь от них власть, обираешь их с выгодой для собственного кармана, и тебе плевать, плохо им или хорошо. Так что не делай вид, что тебя заботит чужое благополучие. 
   - Это может подорвать их доверие к нам как к власти, - впервые в разговор вступил Кингсли Шекклбот, который до этого со странным выражением на лице смотрел на стену перед собой. Ему с момента посещения Косого переулка что-то не давало покоя. Все случившееся там имело какой-то странный подтекст. Но он никак не мог понять, что же его так беспокоит. 
   - Это не проблема, - отмахнулся Скримджер. 
   - Люди и так недовольны, - аврор посмотрел на тех, кто сейчас сидел в комнате. - Аристократы с удовольствием встанут в оппозицию, и плевать им на все, даже на то, что снова придется ползать на коленях перед змееподобной личностью...
   - Господин министр, - в двери всунулась голова верного и очень преданного секретаря. 
   - Что? - рявкнул тот в ответ. 
   - Из Гринготса пришло сообщение, - поежился молодой человек. Дамблдор мягко улыбнулся, чтобы приободрить парня, которого сам на это место и устроил. - Там кто-то потребовал аудита нескольких счетов. 
   - Каких? - насторожился Грюм. 
   - Поттеров, Блеков, Люпина, Тонксов, Лестрейнджей, Долохова, - перечислил молодой человек. 
   - Потребовал аудита? - уточнил Дамблдор. - На каком основании? 
   - Насколько я понял, на Поттеров и Блеков была доверенность от самого Поттера. То есть, от Гарри Поттера, - юноша нервно сглотнул, заметив, какими глазами на него смотрит начальство. Угораздило же его заполучить себе их в таком количестве. - На проверке Люпинов и Тонксов настаивала сама миссис Тонкс... 
   - Андромеда Тонкс? - директор нехорошо прищурился. С того момента, как эта женщина исчезла вместе с внуком, Дамблдор мечтал снова заполучить ее в свои руки, а вернее, мальчишку, и желательно без своевольной бабки. 
   - Да, сэр, - кивнул молодой человек. - Про две оставшиеся семьи не знаю точно. 
   - Нам только этого не хватало, - буркнул Грюм. - От Поттера одни неприятности. 
   - Кстати, доверенность от Гарри Поттера составлена два года назад, и в ней написано, что проверка должна начаться именно сегодня, - закончил выдавать не слишком приятные новости секретарь. 
   - Спасибо, Парис, - кивнул Дамблдор. Молодой человек вышел и закрыл за собой дверь. Что-то ему перестало нравиться место его работы, и особенно занимаемая должность. "Может, уволиться", - то и дело в голове возникала малодушная мысль. 
   - А мальчик, похоже, на вас был очень зол, - заметила Лючия. 
   - Что вы имеете в виду, Лили? - директор с прищуром посмотрел на миссис Снейп. 
   - Доверенность написана два года назад; требование об аудите с определенной даты, - пожала плечами женщина. - Месть - блюдо холодное. Даже его смерть не остановила запущенный механизм. С кем-то он своими планами явно поделился. 
   Грюм и Дамблдор переглянулись. В голову им пришла одна и та же мысль. 
   - Доменик, - озвучил ее бывший аврор. 
   - Какой Доменик? Что за Доменик? - тут же послышались голоса. 
   - Высокооплачиваемая шлюха международного масштаба, - как ни странно, ответ снова пришел от Лючии. 
   - Откуда вы знаете? - Дамблдор насторожился. 
   - Я долго жила в Европе, Альбус, - усмехнулась женщина. - Не слышать об одном из самых удивительных борделей, где работают неординарные проститутки? О них, конечно, громко не говорят, но порой достаточно и слухов. Доменик входит в список десяти самых красивых и высокооплачиваемых шлюх. Его если и покупают, то не на час. Да и чаще всего парень работает как эскорт. И это уже больше хобби, чем работа. С ним не боятся показываться в обществе, хотя там почти все знают, кто он на самом деле. 
   - А о Гери Реттье вы слышали? - директор пристально смотрел на жену своего зельевара. 
   - Гери? - Лючия чуть недоуменно приподняла брови. - А почему вас интересует именно эта модель? Мальчик, безусловно... Ааа, да, простите, он же оказался Гарри Поттером. Я как-то подзабыла. 
   - Так знаете? - Грюм аж весь подался вперед, впиваясь в нее волшебным глазом. 
   - Слышала, - кивнула Лючия. - Он появился в свое время из ниоткуда. И мгновенно взлетел на самый верх хит-листа моделей. Было сразу понятно, что он не гнушается ложиться под всех этих устроителей, модельеров, директоров агентств. Иначе ему не удалось бы так быстро взобраться на самый верх. Потом поползли слухи, что он не прочь и подзаработать, подставляя свою задницу богатым мужчинам. Предприимчивый мальчик. 
   - Почему вы раньше не сказали? - Фадж обвиняюще на нее посмотрел. 
   - Вы не спрашивали, - пожала она плечами в ответ. - В Европе магическое общество хоть и спрятано от магглов, но все же живет в одном мире. Такого резкого контраста, как здесь, в Англии, не наблюдается. Поэтому нет ничего удивительного в том, что маги вписываются в жизнь магглов. Я несколько удивлена, что мистер Поттер выбрал такую жизнь. Все же он победил вашего Лорда, - Лючия обвела всех взглядом. Она не спрашивала, не обвиняла, но все же некоторые личности почувствовали себя неуютно. 
   - Мальчишка уже и так очернил себя, - рыкнул Грюм. - В такого Героя не поверят. 
   - Дело не в том, что не поверят, дело в том, что о нем говорится в пророчестве, - спокойно выдала миссис Снейп. - Вы можете выставить кого-то другого, заставить в это поверить весь мир, но это не изменит того факта, что сказано оно было именно о вашем Поттере. Все, что вы сможете сделать, это лишь затянуть события, растянуть противостояние. Но я не уверена, что Он будет сидеть сложа руки и ждать, пока вы готовите своего героя. Не думаю, что у него не хватит мозгов самому вот так же просчитать все события. Хотя есть и плюс. Отсутствие настоящего героя может его расслабить настолько, что удастся противопоставить ему что-то существенное. 
   Мужчины с изумлением смотрели на женщину. Все-таки в большинстве своем они воспринимали женский пол как нечто, способное только примерять наряды и придавать лоск им, мужчинам, одним своим присутствием рядом. Вон, как изменился рядом с такой красавицей Снейп, а ведь фактически зельевар каким был, таким и остался. Просто Лили-Лючия своей красотой сгладила все его недостатки. Многие гадали, что же могло привлечь в этом человеке такую женщину. 
   - Лили, а что бы вы предложили в этой ситуации? - Дамблдор даже удивился, что столько времени не мог распознать в этой женщине дар. Он умел привечать таланты. И все же даже независимо от того, что он не обращал на нее внимания, она оказалась именно в его окружении. 
   - Для начала надо понять, что происходит, и давно ли это происходит, - произнесла она в ответ. - Такое не случается за один день. 
   - Это точно, - буркнул Кингсли. 
   - Возможно, из вашей идеи что-то и выгорит, так что вполне можно и заняться подготовкой нового героя, - пожала Лючия плечами. 
   - Лонгботтом, - воскликнул Фадж. 
   - Ага, и пошлет он вас по такому адресу и в таких выражениях, что мало не покажется, - в голосе аврора прорезался сарказм. - А уж, что вы выслушаете от его супруги, я вообще молчу и тихо краснею в сторонке, что довольно сложно с моим цветом кожи. 
   - Кингсли, - Дамблдор бросил раздраженный взгляд на Шеклбота. Хотя и сам понимал, что будет именно так, как сейчас сказал этот темнокожий мужчина. Как-то за делами и усилиями удержать власть он потерял контроль над своими игрушками, столь долго лелеемыми. Кто же мог подумать, что те же Грейнджер и Уизли будут настолько верны Поттеру. Вот он не верил в их "дружбу до гроба". Зря. И Лонгботтом, когда они виделись в последний раз, даже не впустил их на территорию своего поместья. А Лавгуд просто высказала ему прямо в лицо все, что о нем, директоре, думает и где, собственно, она его видала. Выражений молодая леди не выбирала. И откуда только что берется. А уж о том, чего наслушались авроры, когда леди Лонгботтом явилась забирать своего супруга из Аврората, где его продержали пять суток, по Министерству уже ходили легенды, с каждым часов обрастающие такими подробностями, что оставалось только за голову хвататься. И все бы ничего, но весь мелкий клеркский персонал был в восторге от того, что начальству не сидится беззаботно в своих креслах.
   - Знаете, - Шеклбот встал и оглядел сидящих, - я думаю, вы не понимаете, что происходит. Не понимали тогда и не понимаете сейчас. 
   - Объяснись! - рявкнул Грюм. 
   - Люди могут молчать, но это не значит, что они не понимают, что происходит, - направляясь к двери, произнес аврор. - И да, думаю, мне это больше не понадобится, - на пол упал аврорский значок, дверь закрылась. 
   - Альбус, - взвизгнул Фадж. 
   - Пусть идет, он все равно ничего не знает такого, что может нам повредить, - спокойно произнес директор. Именно по этой причине он и не стал останавливать Кингсли. Давно уже чувствовалось, что тот недоволен политикой новой власти. - Установите за ним слежку. Возможно, он выведет нас на кого-нибудь. 
   - Хмм, а это идея, - кивнул Грюм. 
   Лючия сквозь опущенные ресницы смотрела на соратников своего мужа. Она никак не могла понять, как такой человек как Северус мог оказаться в этой компании. Снейп не гнался за властью, умел думать, распутывать клубки интриг. И вдруг он в самой гуще, да еще и в такой грязи. Что-то тут было не так. Она нахмурилась. "Неужели его вера в Дамблдора настолько сильна?" - задавалась она вопросом. 
   Заседание властолюбцев продолжалось еще долго, и, в принципе, они разработали план своих дальнейших действий, не без помощи Лючии, получившей очень четкие указания от своего работодателя. В Англии еще не знали, что уже начали жить в рамках мести некогда обиженного мальчика. 
   ***
   Появление в Гринготсе троих красивых, но невероятно развязных молодых парней вызвало фурор. Не каждый день увидишь смазливых мальчиков, способных заставить покраснеть гоблинов, и ладно бы покраснеть - способных этих самых гоблинов соблазнять. Многие, бывшие в этот день в банке, так и забыли вернуть свои челюсти на законное место. 
   Трое молодых людей, эпатируя публику, предъявили документы и доверенности старшему менеджеру, затем уселись в соблазнительных позах в кресла и стали обозревать народ с видом, словно подыскивают себе партнеров на часок-другой, чтобы скрасить вечернее время, а может быть, и ночное. 
   А гоблины в это время в ажиотаже бегали по этажам, передавали из рук в руки бумаги, хватались за голову, но при этом очень-очень-очень довольно лыбились, что пугало впечатлительных магов. 
   - Дооом, - протянул на весь холл молодой человек с каштановыми волосами, в которых выделялись ярко-красные пряди. 
   - Ммм, - отозвался красавец, сидящий в центре. 
   - Долго они еще? Что тут непонятного-то? - не меняя интонации, протянул его спутник. 
   - Это дело нелегкое, - приоткрыв глаза, сказал этот самый Дом. - Пока проверят, пока удостоверятся, пока довольно потрут руки...
   - Дооом, скучно, - выразил свое мнение второй его товарищ, капризно надув губы.
   - Ну, так проветрись, займись чем-нибудь, - отозвался молодой человек, так и не открыв глаз. Он прекрасно знал, что сейчас все взоры - от заинтересованных до недоброжелательных - направлены на их троицу. Первоначально он совершенно не собирался выводить на сцену Доменика. Но тот так заставил удивиться Грюма и Дамблдора, что этим следовало воспользоваться. Правда, надо было быть осторожными: все же эти двое старых магов не были глупцами и вполне могли прийти к решению убрать неугодного им человека, тем более какую-то шлюху. Он резко выпрямился и открыл глаза. На губах появилась предвкушающая улыбка. 
   - Ммм, ты что удумал? - поинтересовался шатен с красными прядями в волосах. Маггловская косметика, натуральный парик, линзы - и вуаля, узнать Фреда Уизли просто невозможно. А именно он и был одним из двух спутников Гарри. Вторым был Седрик, тоже очень сильно замаскированный, причем собственной супругой. Почему-то женской части их большой семьи пришла по душе эта идея.  
   - Кажется, я знаю, как еще подпортить нервы нашему Дамбику, - прошептал Гарри. 
   - Кому? - поперхнулся Фред. Седрик вылупился на него не менее ошарашенным взглядом. 
   - Дамбику, - совершенно серьезно произнес Поттер, который уже довольно долгое время был Реддлом, а то и вообще мог с чистой совестью именоваться супругом лорда Слизерина. 
   - Дом, ты меня, конечно, прости, но ты с Томом говорил? - Фред настороженно посмотрел на друга. - Знаешь, мне как-то по голове получать не хочется. 
   - Пока еще нет, - покачал головой Гарри. - Но обязательно поговорю, и уже сегодня. Он, конечно, будет не в восторге, но всю прелесть моей затеи прочувствует. 
   - Вот этого-то  я и боюсь, - пробормотал Седрик. Диггори и Уизли прекрасно знали, на что способен их друг и куда может завести его фантазия. 
   - О, какие люди, и, главное, по нашу душу, - усмехнулся Гарри. На его лице появилась очень порочная улыбочка, мгновенно преобразовавшая его в Доминика. Седрик и Фред проследили за его взглядом, и последовали его примеру. - Альбус Дамблдор, неужели вы решили со мной поздороваться? Хотя нет, я думаю, ваши шпионы уже доложили вам о цели моего визита в этот храм сокровищ, и вы прибежали наставлять меня на путь истинный, - сарказма он сдержать не смог. 
   - Таким как ты, выродок, не место в цивилизованном обществе, - Грюм наклонился вперед и прошипел эти слова прямо в лицо молодому человеку. Гарри поморщился. 
   - Вам никто не говорил, что мыться, как и зубы чистить надо ежедневно? - выдал он с брезгливой миной на лице. - И потом, я вам не давал права мне тыкать, и уж тем более читать мне нотации. Вы мне не дед, не отец, не брат, и даже не муж. Так что держите свое мнение при себе, господин Грюм. Я здесь лишь для того, чтобы исполнить волю моего друга. И, поверьте, я ее выполню. И вам, господа, стоит очень быстро решить, что делать. Поскольку, я не сомневаюсь, откроются такие тайны, о которых вы и не подозреваете. Кстати, как там поживает ваше новое пророчество? Нашли уже нового Героя? Или пока не придумали, на кого повесить новые обязательства? Жаль, нельзя на десять лет засунуть в какую-нибудь дыру очередного ребенка. Лорд-то ваш уже вернулся. А героя нет... 
   - Дом, - Фред встал и пожил руку на плечо друга. Похоже, у Гарри столько всего нагорело на душе, что он сейчас мог наделать глупостей. 
   - Я спокоен, - произнес Поттер. 
   - Я вижу, - чуть скептически усмехнулся Фред. Седрик встал с другой стороны. На всякий случай, чтобы удержать друга от опрометчивого поступка. 
   - Никто не давал вам права разговаривать со мной в таком тоне, молодой человек, - произнес Дамблдор, приняв тон разговора Доминика. Его неприятно поразило то, что эта шлюха столько знает. Поттер никогда не славился тем, чтобы поделиться историей своего жизни до Хогвартса, да и времен учебы тоже. Но этот человек знал, и не просто знал. Он переживал за этого мальчишку, которого он, директор, сам отправил на смерть. И сейчас Дамблдор в очередной раз пожалел, что мальчишку не придушили еще там, на поле боя. 
   - Господа, прошу вас следовать за мной, - дальнейшее развитие событий остановил гоблин. Директор дернулся идти, но был остановлен.
   - Вас это не касается, - было сказано решительно и не слишком приветливо. Профессору дали понять, что не рады его присутствию здесь. 
   - Мне нужно знать, зачем вы решили проводить ревизию счетов Блеков и Поттеров, - заявил Дамблдор. 
   - Вас, господин Дамблдор, это не касается, - снова повторил гоблин, но уже с угрозой в голосе. -  У нас есть предписание мистера Поттера о проверке. Более того, сейчас у нас есть все основания полагать, что банк ввели в заблуждение, и с некоторых счетов были незаконно, без санкции владельцев, сняты суммы. Когда будет проведен аудит, вам дадут знать, а сейчас не мешайте нам работать. Следуйте за мной, господа, - это уже было сказано трем молодым людям, предоставившим доверенности. 
   Проходя мимо директора, Гарри не удержался:
   - За все нужно платить, Дамблдор. За любым преступлением следует наказание. Не надо было трогать Гарри Поттера. Теперь вы будете пожинать то, что посеяли. Это только начало, директор. Только начало.
Глава 30. Несколько разговоров

   - Напасть и убить, представить нападением какой-нибудь шпаны или выродков из Лютного, - распалялся Грюм, расхаживая по кабинету туда-сюда. Его деревянная нога слишком громко клацала об пол, свидетельствуя о том, насколько ее владелец зол. 
   - Сейчас это будет выглядеть слишком подозрительно, - покачал головой Снейп. - Если с этой шлюхой что-нибудь случится в ближайшее время, сразу же встанет вопрос о преднамеренности преступления. 
   - Да, кому эта шлюха нужна?! - рыкнул Грюм. 
   - Не скажите, - покачала головой Лючия. После ее выступления сегодня утром на собрании к ней начали прислушиваться и даже следовать некоторым ее советам. 
   - Что вы имеете в виду? - нахмурился Дамблдор. 
   - Как я уже сегодня говорила, Доминик - очень известная личность в определенных кругах, - произнесла женщина. - Его услугами пользуются очень влиятельные люди, причем как магглы, так и маги. Если с ним что-то произойдет, то вопросы возникнут в любом случае. Эти люди хоть и не будут кричать на каждом углу о своих связях со шлюхой, но наймут специалистов, чтобы выяснить причины его гибели, а затем еще и отомстят, даже если будет доказано, что произошел несчастный случай. 
   - Но это всего лишь шлюха, - недоуменно воскликнул Фадж. 
   - Всего лишь? - Лючия посмотрела на него с пренебрежением. - Этот мальчик зарабатывает за час столько, сколько вы за год.
   - ЧТО?! - на нее уставились в полнейшем шоке. 
   - За возможность оказаться рядом с ним на один вечер люди на дуэлях бьются, платят бешеные деньги, - женщина обвела всех взглядом. - Толстосумы обязательно найдут тех, кто будет виноват в гибели Доминика. И копать будут основательно и глубоко. 
   - Но... - Фадж, похоже, снова решил сказать, что они говорят просто о шлюхе. 
   - Корнелиус, - Лючия посмотрела на него неодобрительно. - Поймите, вы создадите себе серьезнейших врагов из половины аристократии Европы, в том числе и министров всех основных стран, то есть Франции, Испании, Бельгии, Германии, Италии. Они все кувыркались с этим мальчиком в одной постели  и не гнушались появляться с ним в общественных местах и на приемах. Так что я бы поостереглась на вашем месте называть его просто шлюхой. И он образован похлеще вас всех вместе взятых. 
   - Что вы имеете в виду? - повторился Дамблдор. 
   - У него два высших образования: маггловское и магическое, - пояснила Лючия. - Он знает несколько языков, начитан, прекрасно разбирается в этикете. То, что вы видите в нем шлюху, всего лишь игра. Ему скучно. 
   - СКУЧНО?! - взревел Грюм. 
   - Именно скучно, - кивнула женщина. - Скорее всего, он к тому же хотел вас эпатировать. Этот мальчик прекрасно знает себе цену, а также осведомлен о своих способностях и возможностях. Я не стала бы с ним ссориться. 
   - Он лезет туда, куда его не просят, - рыкнул старый аврор. 
   - Исходя из того, что я слышала от вас, да и от людей вокруг, вы сами создали себе ситуацию, из которой должны теперь выпутываться, - пожала плечами Лючия. 
   - Вы нас осуждаете? - взвизгнул Фадж. 
   - Не судите и не судимы будете, - снова пожала плечами женщина. - Вам нужно было думать, прежде чем делать то, что вы натворили. Вы допустили ошибку, оставив этого мальчика в живых. Никогда не оставляйте хвостов, чтобы потом вас не укусили за то место, на котором вы сидите. 
   - А я говорил, - зыркнул на Дамблдора Грюм. 
   - Вы позволили Поттеру уйти, затеряться в мире, окружить себя людьми, которые посчитали, что могут и должны ему помочь, - закончила Лючия. 
   - Мы не можем допустить, чтобы дело Поттера всплыло и взбудоражило общественность, - встревожился Дамблдор. 
   - Вы опоздали, - спокойно бросила женщина. - Доминик уже здесь, он занят аудитом. Его появление в Гринготтсе привлекло внимание аристократов. А эти люди способны сложить два и два, чтобы получить четыре. Не надо считать, что в мире все глупы. Сейчас вам нужно обложить себя документами, чтобы на вас не спустили всех собак. Гоблины весьма недовольны вашим вмешательством в свою деятельность. У них появился повод дать вам пинка под зад, и они им воспользуются. 
   - А не слишком ли много ты знаешь об этом Доминике? - с подозрением посмотрел на миссис Снейп Грюм. Его "Постоянная бдительность" как нельзя лучше сработала в этот момент. 
   - Собрать о нем информацию, имея некоторые связи, не так уж и трудно, - усмехнулась Лючия. - И вы позорите моего мужа, предполагая, что я имею отношение к одной из древнейших профессий. А кроме того, мы с вами, - она подчеркнула "вами" так, что у каждого, сидевшего здесь, пробежал мороз по коже, - на брудершафт не пили.
   - И все-таки, по-моему, слишком много, - остался при своем мнении Грюм. 
   - Нам надо решить, как выйти из сложившейся ситуации, - задумчиво теребя бороду, произнес Дамблдор. - Я склонен доверять мнению Лили. И мне не хотелось бы привлечь к нашей стране излишнее внимание. И так все не слава Мерлину. 
   ***
   - Гарри, - Том раздраженно уставился на мужа, пребывающего в облике Доминика. - Вот скажи мне, почему у меня последние пару лет руки чешутся выдрать тебя за милую душу? Что ж тебе не сидится на месте-то? Приключений не хватает? Так я тебе их обеспечу!
   - Я всего лишь стараюсь посильнее задеть Дамбика, - флегматично пожал плечами Гарри. 
   - Тебе сколько лет? Что ж у тебя в одном месте шило-то никак не затупится? - взревел его муж. - Я тебе его сейчас как вырву, так вырву! - Том начал наступать на Гарри, который осторожно отодвигался, следя за разъяренным мужчиной. - У тебя двое детей! Да они и то умнее тебя будут!
   - Том, - позвал Гарри. 
   - Я с 1928-го года Том, - рявкнул муж. 
   - Ну, прости, - состроил жалобное личико Гарри. 
   - Нет тебе прощения, - хмуро выдал Том. - Когда же ты повзрослеешь? Столько испытаний, столько всего, а ты иногда напоминаешь мне мальчишку, у которого детство в одном месте никак не кончится. Умный парень, семья, серьезные планы готовишь и тут же выкидываешь такое, что мне волосы на себе рвать хочется. Ты хоть подумал, что Дамблдор может пожелать тебя устранить к чертовой матери?
   - Я не идиот, и риск просчитан, - произнес Гарри. 
   - А меня ты спросить не забыл? - Том снова разозлился. - Мне надоело о твоих закидонах узнавать последним. Я ведь запру тебя в спальне и не выпущу оттуда, пока все не закончится. 
   - Том, - молодой мужчина вздохнул. Следовало ожидать, что реакция мужа будет такой. Слишком многое он держал от своего супруга в тайне. Когда-то терпение Тома должно было иссякнуть. И, кажется, такой момент был очень близок. 
   - Свою затею о Доминике можешь выкинуть в мусорное ведро. Я не позволю тебе рисковать собственной жизнью. Мне нужен живой муж, - безапелляционно заявил Том. - Что бы там Лючия ни наплела о Доминике Дамблдору и остальным, это может не остановить их от попыток тебя устранить. 
   - А было бы весело, - буркнул Гарри. 
   - Что? - вкрадчиво так поинтересовался Том, волком глядя на супруга. 
   - Нет, ничего, - постарался тот откреститься. 
   - Раз ты ведешь себя как ребенок, то как к ребенку я и буду к тебе относиться, - взвился Риддл. - Марш в спальню и только посмей оттуда выйти, пока я не разрешу. Я серьезно, Гарри. Ты не хочешь знать, что будет, если ты нарушишь мой приказ. А теперь прочь с моих глаз. 
   Гарри не стал спорить и ретировался из кабинета мужа. Сейчас что-либо говорить Тому было бесполезно. Да и за собой он признавал вину. Что уж говорить, но подчас выходки он устраивал отнюдь не безобидные. Его только удивляло то, что сначала все делали все, что он задумал, а потом уже читали ему нравоучения, указывая на аморальность и жестокость его поступков.
   POV Гарри 
   Может, обратиться к колдомедикам? Что-то странное творится. Может, со мной что-то не так? Не могло же посещение Бездны пройти для меня без последствий. И почему я раньше не обращал внимания на то, что они сначала действуют со мной заодно и только потом понимают, что выходка была совершенно неуместной? У меня какой-то дар убеждения? Бред. И все же стоит эту теорию проверить.
   Конец POV Гарри
   Гарри вошел в апартаменты, которые занимал вместе с мужем. Он сразу же направился к секретеру, достал чернила, перья, пергамент. Пожалуй, в возникшем вопросе он мог обратиться к Хранителям. Те точно найдут в своих архивах какую-нибудь информацию. 
   ***
   - Ты в порядке? - в кабинет Тома вошла Лили. 
   - Я когда-нибудь самолично прибью твоего старшего сына, - вздохнул тот в ответ. 
   - Я уже наслышана о его выходке, - кивнула леди Поттер. - Не пойму, чего его так заносит?
   - Вот именно - заносит, - кивнул Том. 
   - Ты считаешь, что у Гарри проблемы с психикой? - Лили серьезно посмотрела на зятя. 
   - Не знаю, но чем дальше, тем больше я склоняюсь к этой мысли, - сказал Том. - Отсутствие детства, адреналиновая учеба, убийства, предательство, работа шлюхой, встреча с Бездной - все это не могло пройти для него бесследно. 
   - Нам нужен хороший менталист, - произнесла Лили. - Надо понять, что у него в голове творится. Мы кое-как справились с его комплексом героя и жертвы. Здесь уже своими силами никак не получится. 
   - Да я даже не пытаюсь сам влезть к нему в голову, - согласился Том. - Я только больше наврежу, чем помогу. 
   - Тогда пора искать колдомедика, и вам вместе с Гарри его посетить, - кивнула Лили. - Надеюсь, это не вызовет у него бури негодования. 
   - За его реакцию ручаться нельзя, - усмехнулся Том. - Я иногда совершенно не понимаю, что он выкинет в следующее мгновение. Как все прошло? - сменил он тему. 
   - Замечательно, - хмыкнула Лили. - Они все расслабились. А авроры затем еще и показали себя с "наилучшей стороны", не оказав помощи Люциусу. Видел бы ты леди Малфой. Ледяная-то она ледяная, а внутри такой огонь. Ого-го просто. Одно загляденье было за ней наблюдать. Думаю, пара таких нападений, и атмосфера, которая была после твоего возрождения, станет такой же. Надо всего лишь напомнить им, что жизнь отнюдь не сахар, и о своих героях забывать не стоит. 
   - Да, я даже удивлен, что Дамблдор со своими шавками все еще не придумал, кого бы подсунуть под это пророчество, раз уж Герой отправился на тот свет, да еще и так запятнал свою светлую репутацию. 
   - Я почти уверена в том, что они попытаются подсунуть под него кого-то, кто вроде бы подходит, - кивнула Лили. - Что будем делать дальше?
   - Твоя группа устраивает мелкие нападения. Все по плану: Годрикова Лощина, Уизлиевская Нора, еще раз Косой, а затем Хогсмид. Погромите слегка, поразвлекайтесь. Только Блеков, что одного, что другого держи в узде. Эти двое, если увлекутся, такого натворят, что мы потом год будем последствия разгребать, - сказал Том. 
   - Хорошо, - кивнула Лили. - С нападениями проблем не будет. Старые "друзья" пока не готовы, и стоит нам на пару недель замереть, а затем внезапно напасть, как все пройдет без сучка без задоринки. 
   - Нам бы своих людей в Министерстве, - вздохнул Том. 
   - А вот тут, к сожалению, проблема, - покачала головой женщина. - Любой новый человек вызовет массу вопросов. Если можно было бы устроить все по-тихому, то да. А так, новичок пройдет через настоящие круги ада, прежде чем возьмет в руки хотя бы швабру с ведром. Это я чисто гипотетически. 
   - Могла бы не уточнять, - улыбнулся Риддл. - Но да, Дамблдор не допустит непроверенных людей к власти. Сейчас под их пятой почти все, кто хоть как-то может повлиять на общественное мнение. Заткнуть любого ничего не стоит. Вон, даже аристократы по своим норам сидят. Понимать-то они все понимают, но жизнь близких дороже. 
   - А если мне с Джеймсом помелькать? - задумчиво произнесла Лили. - Не могут же их не заинтересовать особы, которые так сильно похожи на погибших в 1981-ом году Поттеров?
   - Тебя по стопам сына понесло? - саркастично поинтересовался Том. - Или у вас это семейное? Шило в мягком месте пониже талии? Я потом как должен объяснять вашим детям, что их родители попали под шальное проклятие перепуганных добропорядочных граждан Англии?
   - А яда-то сколько, - восхитилась Лили. - И потом мы же Поттеры, у нас всегда с мозгами все набекрень было. 
   - Оно и видно, - фыркнул Том. - А если серьезно, то не думаю, что стоит пока вас светить. А вот Сириусу вполне можно в свете помаячить. Тело его найдено не было. А то, что из Арки никто не возвращался, не факт. И... Ай... ФАУСТ!!! - Том в негодовании уставился на кота, который с невинным выражением на морде облизывал лапу, усевшись у ног мужчины. 
   - Не знаю, и почему он так тебя "любит"? - насмешливо протянула Лили. 
   - Я его когда-нибудь прибью, - прошипел Том. 
   - Гарри обидится, - тут же вставила свои пять кнатов женщина. 
   - Нет чтобы своего хозяина драть, так эта мерзость хвостатая только в меня когти выпускает, - пожаловался мужчина. 
   - Мяу! - словно подтверждая сказанное, подал голос Фауст. 
   - Брысь отсюда, вредитель, - фыркнул Том, но никаких иных действий к пушистому созданию не предпринял. 
   - Иди сюда, Фауст, - позвала Лили, похлопав по коленям. Кот вальяжной походкой подошел к ней, запрыгнул на колени, потоптался и с комфортом улегся, подставляясь под ласкающую руку. 
   - Зараза, - глядя на все это безобразие, изрек Том. Кот приоткрыл один глаз и посмотрел на него, явно издеваясь, потому что по-другому ситуация уже не воспринималась. Лили тихо посмеивалась. Но при этом Фауст умудрился разрядить обстановку и немного расслабить мужчину, заведенного очередным безрассудным поступком мужа.
   - Что ты намерен делать в ближайшее время? - спросила она у Тома. 
   - Сейчас для меня главное понять, что с Гарри, - ответил тот. - Если с этой проблемой можно справиться, то в первую очередь ей и заняться. Оставлять на потом нельзя. Неизвестно, чем все может закончиться. И пока ты будешь наводить ужас на магический мир, я постараюсь наладить связи с бывшими соратниками. И начнем мы с Малфоев и компании. Мы кое-кому задолжали объяснения. 
   - Это да, - кивнула Лили. - Но я хотела у тебя попросить разрешение на одну личную операцию. 
   - Снейп? - уточнил Том. 
   - Он, - кивнула женщина. - Есть у меня одна идейка, но нужно вытащить Лючию. 
   - Без фанатизма, - предупредил Том. 
   - Не беспокойся, я не собираюсь оставлять своих детей сиротами, - серьезно произнесла Лили. - Но и оставить его сволочизм безнаказанным я тоже не могу. 
   - Я понимаю, - кивнул мужчина в ответ. - Сейчас я тебя понимаю как никогда. Если кто-то так предал мое доверие и мою просьбу о моих детях, я бы тоже сделал все возможное, чтобы наказать такого человека. 
   - Ладно, иди разбирайся со своим мужем, - улыбнулась Лили. - А я пошла искать своего, в очередной раз куда-то запропастившегося. Мне иногда кажется, что некоторых личностей нельзя подпускать друг к другу на пушечный выстрел. 
   - В этом я с тобой согласен, - усмехнулся Том. 
   - Удивительно, что Сириус более-менее остепенился, - покачала головой женщина. 
   - Это влияние его любовников, не иначе, - фыркнул мужчина. 
   Они вместе вышли из комнаты, причем Лили несла на руках изображающегося сон кота. Тот и не подумал даже пошевелиться. Ему было удобно и хорошо, а неудобства других его совершенно не волновали. 
   Откуда-то с первого этажа доносился веселый детский смех и собачий лай еще одного необычного питомца Гарри, притащенного им вообще из собственного сна. Немного постояв в коридоре, Том направился в спальню, надеясь, что чувство самосохранения у мужа все-таки есть, и тот выполнил его приказ.
   POV Тома 
   Что, Моргана побери, творится с Гарри? У него если не одно, так другое. Я понимаю, что столько приключений, опасностей сделали его адреналиновым маньяком. Да, это не так заметно, но все же. Что-то все-таки Дамблдор с ним сделал. Не мог он сам по себе стать таким. И шутки его жестокие, и капризы. Могло быть это влиянием какого-нибудь проклятия или все же это воздействие моего крестража? Как разобраться в этой проблеме?
   Конец POV Тома
   Гарри нашелся там, где ему и положено было быть - в спальне. Том с легкой улыбкой смотрел на раскинувшегося на кровати мужчину. Риддл подошел и сел на край, разглядывая расслабленные во сне черты лица любимого. Сейчас Гарри выглядел очень спокойным. На его губах играла еле заметная улыбка. Том наклонился и легонько коснулся губами губ спящего. Ресницы затрепетали, и глаза распахнулись. Улыбка никуда не пропала, а стала ярче, нежнее. Зеленоглазый мужчина вскинул руки на шею своего мужа и потянулся вверх. 
   - Мы так давно не были вместе, - промурлыкал Гарри. 
   - Всего-то несколько дней, - улыбнулся Том. 
   - Можно сегодня ты будешь только мой? - спросил его Гарри. 
   - Я всегда твой, и, конечно, я буду рад провести сегодняшний день в постели со своим мужем, особенно если он будет ласков и покажет мне, как сильно меня любит, - проворковал Том, подминая по себя супруга. 
   ***
   - Рон, - Гермиона умоляюще посмотрела на мужа через Драко. Обычно они ложились так, что в центре была либо она, либо Рон, но сейчас рыжий демонстративно на нее дулся. 
   - Скажи ей, что я с ней не разговариваю, - Рональд посмотрел на Драко. 
   - Мион, он с тобой не разговаривает, - стараясь не давиться от смеха, произнес блондин. 
   - Детский сад, - вздохнула молодая женщина. - Не могла я ничего рассказать. Вот явится сам к нам, будешь ему все претензии высказывать. 
   - Я ему не только претензии выскажу, - Рон сел на кровати и раздраженно посмотрел на жену. - Я ему всякое желание так шутить отобью. 
   - Да пожалуйста, - фыркнула Гермиона. - Я еще и добавлю. 
   - Как ты, такая всегда разумная, могла ввязаться в эту авантюру? - Рон уставился на нее. 
   - Как будто кто-то спрашивал моего разрешения, - буркнула она в ответ. - А то ты не знаешь, какой Гарри? Он, может, и изменился внешне, а как был ходячим магнитом для неприятностей, так им и остался. Это только он мог додуматься вернуть обратно Темного Лорда, влюбиться в него, а потом еще и стать его мужем, причем любимым. 
   - Пусть только появится, - с угрозой в голосе проговорил Рон. 
   - Иди уже ко мне, рыжик, - притянул его к себе Драко. - Воинственный ты мой! - потрепал он Рона по волосам. 
   ***
   - Проникнуть в Хогвартс проще, чем в Министерство, - произнес Джеймс. - Если судить по тому, что происходит в стране, то проверки проходят именно в последнем заведении. Посмотрите, как легко шпионы Гарри стали преподавателями. 
   - К моменту, когда наши дети пойдут в школу, она должна принадлежать нам, - заявил Рабастан. 
   - Осталось составить план нашего проникновения в Хогвартс и закрепления там, - задумчиво протянул Регулус. 
   - Не нравится мне, что мы все это обсуждаем без Тома и Гарри, - покачал головой Ремус. 
   - Сначала нужно продумать все, а потом уже идти с готовой идеей и ее решением к Тому, - заявил Джеймс. - Да и не до нас ему сейчас. Гарри в очередной раз выкинул фортель. Не думаю, что Том оставит все как есть. 
   - Фред и Седрик тоже получили свое, - усмехнулся Рудольфус. - Надо быть осторожнее. Мы не должны проколоться, пока не станет уже слишком поздно, чтобы  все остальные могли среагировать. 
   - Когда следующая вылазка? - спросила Ремус. 
   - Послезавтра мы идем в Годрикову Лощину, - в комнату вошла Лили. - И на вашем месте, я перестала бы строить заговоры за спиной Тома. Он ведь быстро вспомнит свои прошлые навыки, а я еще и запрещу вас после этого лечить. Все ясно?
   - Да, мой командир, - отсалютовал ей Джеймс. 
   - Опять детей бросили на Андромеду? - покачала головой Лили. - А кто их к школе готовить будет? 
   - Все-все, уже идем, - тут же засобирались мужчины и стали гуськом покидать облюбованную комнату. 
   - Как Гарри? - тихо спросил Ремус, остановившись рядом с Лили. 
   - Том отправил его в спальню, а сейчас пошел к нему. Есть кое-какие подозрения, будем надеяться, что все придет в норму, - вздохнула женщина. "Сколько уже судьба может бить моего сына?" - подумала она с грустью.

Глава 31. Игры супругов

   Том несколько вдохнул и выдохнул, прежде чем войти в собственную спальню. Надо было успокоиться, хотя желание выпороть мужа было очень велико. Даже для гриффиндорца у Гарри были слишком безбашенные действия. Все чаще появлялись мысли о психической проблеме, которую следует решать, и чем быстрее, тем лучше. 
   Поняв, что вроде бы успокоился, Том открыл двери и вошел. Гарри сидел в кресле лицом к входу. Явно ждал. Да и выражение на лице было таким, что сразу стало понятно, сейчас будет разговор долгий и тяжелый. 
   - Нам надо поговорить, - произнес Гарри. 
   - Надо, - кивнул Том. - Я тебя слушаю, - и сел напротив мужа. 
   - Я понимаю, что ты не одобряешь моего поведения, - Гарри закусил нижнюю губу. - И понимаю, что у нас... у меня, проблема с доверием. Хотя, не с доверием, а... - Гарри вздохнул. Трудно было подобрать слова, правильные слова, чтобы объяснить любимому человеку, что не так. Том молчал. - Я слишком привык к тому, как жил, и даже появление у меня семьи не может искоренить из меня прошлые привычки. Я знаю, что тогда решения были не мои, не самостоятельные, но они мне такими казались. Я только один единственный раз принял собственное решение, когда решил воскресить тебя. Конечная цель была иной, но факт остается фактом. Моя жизнь во Франции тоже не была написана мной. Я плыл по течению, делал то, что мне предлагали. 
   - И что же происходит сейчас? - Том прищурился. 
   - Свобода - это не то, что мне нужно, - вздохнул Гарри. - Мне нужен контроль, даже в сексе. Я слишком долго был кем-то еще и так и не обрел своего собственного я, или же оно так глубоко... 
   - А, возможно, ты и есть все эти личности, которые ты играешь по отдельности, - кивнул Том. 
   - Да, возможно, - согласился с ним Гарри. - Но я не об этом. Мне не хватает...
   - Я уже понял, контроля, - спокойно произнес Том. 
   - У меня слишком много свободного времени, и в голове начинает играть дурь. Том, я уже не раз подумывал о сексе на стороне, но останавливался, - Гарри снова закусил губу. - Когда мои клиенты применяли ко мне элементы БДСМ, я чувствовал себя в своей тарелке. Действия Дамблдора тоже можно рассматривать с этой позиции, детство у Дурслей. Том, я мазохист, и мне нужен садист. Может, и не в критическом варианте, но это так. 
   - Подчинение, боль, унижение, - Том пристально смотрел на мужа. - Неожиданно, если честно.
   - Но подумай, - начал Гарри. 
   - Нет, сейчас я вижу, что ты прав. Твое детство, школа, предательство людей, которых считал друзьями и наставниками, годы проституции - это все не могло не наложить на тебя отпечатка. Взрыв адреналина, после которого наступал покой, вот чего тебе сейчас так не хватает, - Том встал и отошел к окну. - Ты ищешь способ вызвать такой же взрыв в крови, чтобы на некоторое время можно было отключиться, побыть спокойным, - он повернулся к мужу. 
   - Да, - коротко произнес тот в ответ. 
   - И что ты предлагаешь? - Том пристально смотрел на Гарри. 
   - Я вижу только один выход - секс, причем жесткий, - ответил тот. 
   - Хмм, - Том окинул мужа взглядом с головы до кончиков пальцев. - Раздевайся! - приказ прозвучал неожиданно. На секунду Гарри замер в замешательстве, но затем поднялся с кресла и начал быстро снимать с себя одежду. Через минуту он стоял перед супругом голым. Том подошел к нему вплотную, провел рукой по груди, ущипнул сосок, коснулся живота, сжал член, а затем отступил. - Кажется, нам следует посетить один специальный магазинчик, чтобы удовлетворить твои специфические потребности.
   - Том? - Гарри настороженно смотрел на мужа. 
   - Скажем так, мне нравится твоя идея держать тебя под контролем. И если жесткий секс с элементами БДСМ позволит удерживать тебя от сумасбродства, я буду только рад этому, - Риддл усмехнулся. - И потом, мы, кажется, действительно нашли друг друга. Мне не хватает возможности причинить кому-то боль. У меня это так же в крови, как и у тебя - терпеть боль и унижение. Так что ты та еще пара. Нам следовало раньше разобраться в наших предпочтениях. 
   - Их еще следовало понять, - усмехнулся Гарри. - Когда отправимся в магазин?
   - Сейчас, - осклабился в хищной улыбке Том. - Мне уже не терпится поиграть с тобой. А уж какое у меня было желание выпороть тебя... Кажется, теперь я могу с чистой совестью его ис