Икрамов Аскар: другие произведения.

Сын Адама

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Сто пятьдесят миллионов лет до нашей эры,
   где-то на краю Земли
  
   Я не знаю, что было до Него, я не знаю, что будет после меня и, к сожалению, не могу заглянуть за Апокалипсис. Но то, что происходит сейчас, думаю, заинтересует тебя не меньше. Не подумай, что это очередной дешёвый фантастический рассказ, нет. Жизнь, несомненно, причудливее всего, что может создать воображение человека. Если ты ярый приверженец той или иной религиозной конфессии, советую вышвырнуть эту книгу в окно, пусть её подберёт человек, действительно способный на разговор с Богом, а не имитирующий этот разговор ежедневно, как это делают все "верующие". О-ох! Как приятно иногда просто потянуть мышцы.
   Да, я потянулся. Прямо так, не слезая со своего места. А сижу я на огромном валуне, местами поросшем мхом, местами отполированном вечными ветрами, ем огромный двойной гамбургер и наблюдаю, как невдалеке мирно и безмятежно пасётся огромный бронтозавр. Слегка кружится голова. Наверно правы учёные, утверждающие, что в атмосфере юрского периода было гораздо больше кислорода. Я поднял руку и щёлкнул пальцами. Головокружение прекратилось и я смог сфокусировать взгляд на бескрайней синеве небосклона. Там высоко в безоблачном небе показался знакомый по фильмам и ещё более знакомый по моим новым воспоминаниям силуэт птеродактиля. Он безмятежно и почти мирно парил в воздухе. Это спокойствие, всеобщая медлительность меня поразили. После созданного моим воображением жужжащего и гудящего мира хоббитов, гномов и эльфов, куда я перенёс малыша Майка, эта Земля "ужасных ящеров" показалась мне куда более нереальной.
   Пьянящее чувство неограниченной, абсолютной свободы переполнило моё сердце и мощной волной подкатило к горлу. Их-ха! Я раскинул руки и закричал от счастья. Я счастлив, ибо сбылась моя мечта - я здесь среди динозавров. И в то же время глубоко в душе мне очень грустно, ибо моя мечта сбылась. Уже... Куда дальше? Бороздить не такие уж бескрайние просторы пространства и времени? Как же мало нужно человеку для счастья, подумал я, дожевывая последний кусок гамбургера. После непродолжительных раздумий я опять поднял руку и щёлкнул пальцами. В воздухе на уровне моего лица появился ещё один биг-мак. Я взял его повертел, в руках и медленно вздохнул. Почему-то грусть из далёких уголков души вдруг вылезла наружу. Эйфорию заменило чувство одиночества. Наверно надо было привезти сюда кого-нибудь из ребят или Корделию. Корди... Какую роль сыграет она в моей жизни? А может она - это Она. Ясно то, что я не зря её встретил. Я опять тяжело вздохнул. Определённо надо было кого-нибудь с собой взять. Я поднял руку и щёлкнул пальцами...
   Наверно Бог и Дьявол - это один и тот же большой шутник. Он в шутку создал Вселенную, а потом в шутку решил всё уничтожить. Но в последний момент стало жалко... А вообще, знаешь, нельзя быть абсолютно счастливым, не будучи абсолютно несчастным. Нося в суме истину, абсолютные знания, ты уже не можешь ими воспользоваться. Уфф! Мысли опять путаются. Пора домой в двадцать первый век. На умирающую Землю. Теперь мой дом на ближайшие пятьдесят - сто лет, как сказал Жерар, это плачущая планета. Плачущая от боли и страданий, которые ей приносят люди. Я часто думал о ней, о том, как просто сломать, уничтожить что-либо. Достаточно создать небольшой беспорядок и хаос поглотит всё. Я думал об этом, но ничего не мог предпринять. Арабы в таких случаях говорят: "Maktoub!" - "Так записано.Чему быть суждено - неминуемо будет". Но не больше того чему быть суждено.
  

* * *

  
  
   На заре человечества, когда время
   и место не имело значения.
  
   -... Отец, а где же тогда справедливость? - спросил Адам неторопливо идущего рядом с ним Создателя. В раю наступали сумерки. Птицы приготавливались ко сну - многие залетели в свои гнёзда, другие остались на ветвях прекрасных деревьев. Мать-лисица тихим лаем созывала своих малышей. Они резвились вокруг неё то отбегая поодаль, то прячась в норе.
   - Где она, Справедливость? - повторил свой вопрос человек, подхватывая лисёнка. Он почесал пушистый бело-оранжевый комочек и повернулся к Создателю, указывая на милое существо - Вот у собаки есть щенок, у птицы птенец, у рыбы малёк. Да и деревья приносят плоды, из которых можно вырастить другие деревья. Только у меня никого нет!
   - У тебя есть Ева, - возразил Создатель.
   - Я не это имел в виду, - несколько обиженно произнёс Адам. Хотя он прекрасно знал, что Всевышний и без его подсказок понимает, что человек хочет сказать.
   Создатель предполагал, что его любимец рано или поздно почувствует необходимость продолжить свой род, но всё же не думал, что это произойдёт так скоро. Ведь прошло всего шесть дней,... или лет,... а может тысячелетий? Трудно сказать, ведь в раю, где царит вечный покой, не может быть и речи о времени.
   - Ты можешь сотворить другой мир, населить его живыми существами, или изменить что угодно в этом,- медленно начал Создатель.- Но создание подобных себе есть счастье. Великое, божественное счастье. Не мимолётное удовольствие, не длительное наслаждение, но ни с чем не сравнимое счастье. Ты не можешь познать этого, ведь ты и так бесконечно счастлив. Я дал тебе всё то, что создал. Я дал тебе власть создать всё, что ты захочешь, что тебе нужно и не нужно. Если бы ты ко всему этому вдобавок обладал способностью порождать плоть от плоти твоей - ты стал бы мною.

* * *

   Наши дни,
   Беркли, Национальный Университет
   Когда это началось, мы жили в студенческом городке, кампусе, как у нас принято его называть. Забегая вперёд, скажу, что потом, после того как каждый пройдёт по своему пути, все туда же и вернулись. Мы это: Дарт Шнайдер по прозвищу Д'Артаньян, толстяк Робби, также известный как Портос, Джонжо МакНелли - наш Арамис, и я. Все мы чем-то похожи на персонажей Александра Дюма. Дарт вспыльчивый, агрессивный и просто невероятно энергичный. Он никогда не устаёт искать приключения на свою ... думаю, ты понимаешь? о чём я. Толстяк - любитель выпивки и шумных компаний. Веселый и жизнерадостный, толстяк Робби всегда мог найти дипломатичный выход из заварушки, устроенной Дартом, хотя его кулак тоже довольно часто становился главным аргументом. Основным оружием Джонджо был острый как меч самурая язык. Хотя, наверно я неправильно подобрал сравнение, потому что тема самураев ближе Дарту, ведь именно он изучал японскую культуру, долгое время занимался айкидо, изучал искусство ниндзя. У него даже был настоящий самурайский меч, подаренный японским послом. А Джоджо в университете изучал мифологию, что определило его дальнейший путь. Но об этом чуть позже.
   В тот вечер мы поехали на вечеринку, устроенную в честь дня рождения Вики, одной из подруг Дарта. Кроме неё там присутствовали несколько наших общих знакомых и её подруг. Вечеринка проходила так, как обычно проходят подобные мероприятия: громкая музыка заполняла собой все уголки дома, спиртное - от лёгкого пива до сшибающего с ног виски - лилось рекой. К счастью, все были настроены довольно дружелюбно и до драки в тот вечер не дошло. Все шло просто замечательно, и со спокойной душой я вышел во двор подышать свежим воздухом. Через некоторое время ко мне присоединилась хозяйка. Вики подсела на скамейку возле меня и протянула мне бутылку пива.
   - Спасибо, я не хочу, - вежливо отказался я.
   - В чём дело? Тебе плохо?
   - Да, нет. Мне хорошо, очень даже хорошо.
   - Тогда что? Может тебе принести что-нибудь покрепче.
   - Большое спасибо за заботу, но в этом нет необходимости. Я не пью.
   - Проблемы с печенью? - она вопросительно вскинула брови, но не дала мне ответить. - Хотя постой, ты ведь и не куришь!? Принципы? Придерживаешься здорового образа жизни?
   - Нет, Вики, дело не в этом.
   Я отрицательно покачал головой и перевёл взгляд на Луну, безмолвную свидетельницу нашей беседы. Представляешь: вечер, Луна, лёгкий ветерок треплет волосы, я сижу рядом с красивой девушкой и тихо беседую об... алкоголе. Ну нашла же она о чём говорить! Я медленно вздохнул. Со стороны казалось, что я не хочу отвечать на её вопрос, на деле всё обстояло именно так. Мне задавали этот вопрос сотню раз, и ещё ни разу я толком не смог на него ответить. После всех неудачных попыток я пришёл к выводу, что современная молодёжь не в состоянии понять простейших истин.
   - А в чём? - не отступала девушка.
   - Я не пью и не курю потому что... - я не смог подобрать нужных слов. - потому что... Скажи мне, для чего ты пьёшь, и я отвечу на твой вопрос.
   Вики улыбнулась.
   - Нет, - поспешил добавить я, - не подумай, что я собираюсь опротестовывать твои доводы. Просто, мне нужно знать, сможешь ли ты меня понять.
   - Это очень просто, Ватсон - Вики весело рассмеялась и положила руку мне на плечо. Сказывалось действие спиртного. - Я пью, чтобы расслабиться, получить удовольствие, немного забыться и сбросить груз повседневной суеты, - она ненадолго задумалась. - Что ты от меня ещё хочешь услышать? Ну, чтобы соединиться с Космосом.
   Она кивнула на Луну. Я обнял её за плечи, взял из её рук бутылку и отставил её в сторону.
   - А теперь я попробую тебе кое-что объяснить. Говоришь, чтобы получить удовольствие? А что есть удовольствие? Удовольствие - это такое состояние, при котором ты на протяжении небольшого промежутка времени чувствуешь себя хорошо. Если тебе хорошо достаточно долго, то это называется наслаждением.- Я понизил голос и медленно произнёс - Но иногда, очень-очень редко, встречаются люди, которым хорошо постоянно, везде и при любых условиях. Это, как ты сама понимаешь, счастливые люди. Им не нужно получать какие-то незначительные удовольствия, чтобы уйти от груза повседневной суеты, забыться и соединиться с Космосом...
   Я говорил эти слова так часто, что сам перестал понимать их смысл. В тот момент что-то заставило меня остановиться и прислушаться к моему же голосу, но со стороны. Я увидел себя и Вики, приютившуюся возле меня. Я увидел дом, шумную компанию, всё происходившее, но так словно был вне картинки, как если бы смотрел на экран телевизора. Мои же слова эхом отдавались в голове.
   - Ты хочешь сказать, что тебе не бывает плохо?
   Её голос с еле заметными нотками иронии вернул меня в реальность.
   - Нет, почему же, конечно бывает, - протянул я. - Речь не об этом. Просто я могу найти маленькое удовольствие даже там, где другие его не видят. Я радуюсь Солнцу, дающему свет и тепло; дождю, очищающему воздух; ветру, наделяющему меня внутренней энергией. Иногда даже сладкий чай может показаться райским удовольствием. Да-да, вот попробуй пару месяцев не притрагиваться к сладкому, а потом, однажды холодным, промозглым вечером, прибежав, домой насквозь промокшей и продрогшей, выпить кружку горячего чая, поймёшь всё сама. К примеру, йоги - спят на гвоздях и соединяются с нирваной, наивысшим блаженством. А знаешь, когда это происходит? Когда они...
   - Ложатся на мягкую кровать, - закончила за меня Вики.
   - Не совсем, - возразил я. - Йоги не ложатся на кровать. Они соединяются с нирваной, когда ложатся на землю. Вот видишь, земля, которая кажется тебе такой жесткой, что ты даже не можешь ходить по ней босиком, для йог представляет собой райское ложе.
   - Это он по себе знает, - сказал Дарт. Какое-то время он стоял возле окна и прислушивался к нашему разговору. Увидев удивление на лице моей собеседницы, он добавил - Айк спит на полу. Не прямо на полу, тоненький матрасик-то стеллит.
   - Кстати очень полезно для позвоночника, - как бы невзначай добавил я и продолжил урок философии. - Теперь посмотри, что тебя окружает: телевизор, радио, сотовый телефон, микроволновая печь. Всё это излучает различные виды волн и полей. Даже находясь в утробе матери, ты подвергаешься воздействию ультразвука. А после появления на свет тебя пичкают разными заменителями молока.
   - Детским питанием, - поправила она.
   - Ну, пусть детским питанием. Продолжая мысль, можно сказать пару ласковых и о нашем питании. Продукты производятся в ужасных условиях, вода проходит десятикратную обработку и умирает задолго до попадания в твой кран.
   - Ты ещё вспомни про выхлопные газы, пестициды, горы мусора.
   Также выползший во двор Джонджо влез в наш разговор в своей иронично-насмешливой манере и невольно сыграл мне на руку.
   - Ты не подумай, что я агитирую вас вести здоровый образ жизни, нет. Мне абсолютно безразлично, что с вами будет. Я хочу немного приоткрыть твои широко закрытые глаза. Вот представь себе, что ты две недели подряд ходишь в одном и том же нижнем белье. Почувствуй этот запах, это липкое прикосновение.
   - Фу, гадость!
   - Но если ты будешь ходить в одном и том же нижнем белье пару месяцев, то ты привыкнешь к нему. Это же происходит и с твоим телом. С самого рождения организм пытается защитить тебя, отчаянно борется за чистоту. А ты? Всячески мешаешь ему: ешь что-попало, пьёшь спиртные напитки, куришь. Подумай об этом, красавица, тебе ведь рожать. Что ты передашь своему ребёнку? На, выпей, - я протянул ей стакан минеральной воды. - Сама мысль, что ты хоть немного себя должна принести тебе удовольствие, несравнимое с алкоголем. Удовольствие твоему сознанию, душе, а не телу.
   - Созна-а-анию, душе-е-е. Один раз живём.
   Гасконец был в своей манере. Я уже слышал это и поэтому, не задумываясь, парировал:
   - Это всего лишь оправдание, отмазка. Если бы ты жил дважды, то сначала ты говорил бы: "А ладно, сейчас погуляю, а потом буду себе во всём отказывать". Во второй жизни ты сказал бы: "Что уж там, всё равно всё уже испорчено. Последний раз живу".
   - И что? Теперь уже и выпить нельзя?
   - Можно.
   Я устало вздохнул.
   - Я не собираюсь с тобой спорить. Я отвечаю на вопрос, почему я не пью.
   - Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким умрёт, - пошутил вовремя подоспевший Толстяк. - А вообще, зря вы докопались до Айка, он как всегда прав. У моего отца на заводе есть специальный прибор для очищения крови. Подключают человека к этому агрегату, он высасывает примерно пол-литра крови, фильтрует её и заливает обратно. Со всего организма набирается примерно стакан грязи.
   Разговор ушёл в другое русло, а я задумался о счастье. Что значит счастье для меня? И счастлив ли я сам? Да, определённо да. Потому что счастье - это покой. Ну, зачем человеку деньги, власть, бесконечные удовольствия, если нет душевного покоя, гармонии? И время. Время. Удивительная субстанция. Когда ты счастлив, ты не знаешь, что такое "время". Ты его не видишь, не слышишь, не ощущаешь. Ты живёшь во времени и без него. Но если ты постоянно за ним следишь, пытаешься угнаться за ним, пытаешься что-то успеть сделать, чего-то дождаться, значит, нет покоя, нет равновесия. А, следовательно, и счастья нет - ты живёшь рядом со временем.
   Вики поняла, что ребята, бывшие уже навеселе к тому моменту, не дадут нам побыть наедине. Она встала и сделала мне приглашающий знак.
   - Пойдём потанцуем.
   - Да, конечно. Ты иди, а я скоро подойду.
   Я проводил её взглядом, погрозил кулаком ехидно подмигнувшему мне Толстяку и потянулся за бутылкой. Пальцы коснулись горлышка, и неловким движением я опрокинул её. Бутылка откатилась на несколько футов. Мысленно выругавшись, я не понятно зачем потянулся за ней, но сколько не тянулся никак не мог достать. Тогда я мысленно придвинул бутылку чуть ближе в себе. Возникшая в воображении картинка была настолько реальной, что я не сразу понял, что бутылка ДЕЙСТВИТЕЛЬНО подвинулась ближе и оказалась в моей руке.
  

* * *

  
   - Ну а если я всё же захочу ребёнка? - не унимался Адам. - Такого маленького шалопая, вечно шумящего и ломающего всё, что попадётся в руки?
   - В принципе, нет ничего невозможного, - отвечал Всевышний. - Хочешь сына, будет тебе сын. Но для этого тебе придётся покинуть Эдем. Жить также как и все животные. Добывать себе еду, сооружать жильё, шить одежду. Ведь у тебя нет даже шкуры.
   Создатель посмотрел на человека своими добрыми прекрасными глазами, в которых Адам прочитал грусть. Этого раньше он не замечал. Творец бывал задумчивым, расстроенным. Однажды Он был немного огорчён. Это было, когда Он уничтожил гигантских ящеров и расселил по земле питающих молоком. Но грусть, печаль! Нет, такого раньше Адам никогда не замечал. И только тут человек понял, как сильно Создатель его любит. И что значит быть отцом. Отцом... Адам ещё сильнее захотел стать отцом. И пусть ради этого придётся покинуть Эдем! Он попытался скрыть это чувство, но сразу понял, как это глупо. Создатель прочёл его мысли и улыбнулся. Человек тоже улыбнулся и спросил:
   - А смогу ли я читать мысли своих детей?
   - Да, - ответил Творец. - Но не прямо, как ты делаешь это сейчас, а интуитивно. Ты будешь это чувствовать, понимать. А вот твой сын, твоих внуков - нет. А внук правнуков - да, и так далее... Конфликт отцов и детей... Для разнообразия.
   Создатель улыбнулся и посмотрел на Адама.
   - Ну а если серьёзно, тебе будет трудно понять своего сына, как мне тебя. Как мне тебя, - повторил Создатель и, толи в шутку, толи всерьёз, состроил задумчивую гримасу. - Так сказать, недопонимание.
   Тут уже в голосе Всевышнего явно слышалась ирония. Адам улыбнулся и с нежностью посмотрел не Него. Он тоже очень любил своего Старика. В этот момент ему захотелось отказаться от своей затеи, остаться дома. Ведь у него же есть всё, абсолютно всё. Он безраздельно господствует над всем и вся. Хм... Человек понял как же всё-таки красиво и утончённо Создатель управляет им. "Тебе будет трудно понять своего сына, как мне тебя", подумал Адам над словами Творца.
   - И ты не хочешь это изменить? - спросил человек после некоторого молчания.
   - А зачем?

* * *

   Повертев бутылку в руках, я вдруг осознал, что чувствую не прохладное прикосновение к стеклу, а тепло своих рук. Бутылка как бы стала частью меня, одним из моих органов. Я стал медленно жонглировать ею и подбрасывать её в воздух. Вдруг она замерла на уровне моего лица, продолжая медленно вращаться то в одну, то в другую сторону. Странно, подумал я, почему она повисла? Потому что ты так захотел, ответил голос внутри меня.
   - Эй, Айк, ну ты идёшь, - окликнул меня Дарт, приоткрыв дверь, - девушки тут уже изнемогают от тоски, а ты там сидишь и пялишься на ... - он осёкся на полуслове. - Что за..?
   Дарт медленно вышел ко мне и пристально, не моргая, уставился на висящую в воздухе бутылку пива. Самым странным было то, что остатки содержимого, не пролившиеся, когда я уронил бутылку, всё ещё находились внутри неё. Даже после стольких кульбитов в воздухе, в бутылке оставалось пиво!
   - Ты... - Дарт стал делать неопределённые жесты руками, подыскивая слова. - ... ты... э-э-э...
   - Кажется, я могу управлять предметами на расстоянии, - помог я ему сформулировать высказывание и, видя ошалелое лицо, подхватил Дарта за руку и потянул в сторону дома. - Пошли. Никому не слова, ОК?
   Дарт кивнул и последовал за мной. На пороге я столкнулся с одной из девушек и она налетела на столик. Раздался звон фужеров, а один из них, поставленный кем-то у самого края, качнулся и слетел со стола. Словно при замедленной съёмке, я увидел как он падает и зависает в нескольких миллиметрах над полом. Через какую-то долю секунды Дарт наклонился и подхватил его.
   - У-у-у, какой ты ловкий! - похвалила девушка моего друга.
   Но у него в глазах было скорее недоумение, чем гордость за свою великолепную реакцию. Я приложил палец к губам, делая другу знак. И тут перед моими глазами что-то промелькнуло. Как если бы я смотрел телевизор и кто-то быстро переключил канал, туда и обратно. Из-за быстроты я не сумел ничего рассмотреть, но мне показалось, что я вижу что-то до боли знакомое, какое-то место, где я был давным-давно. Видимо, это отразилось у меня на лице, я почувствовал как Толстяк, оказавшийся поблизости, положил руку мне на плечо.
   - Айк, с тобой всё в порядке?
   - Может поедем домой? - предложил Дарт.
   - Нет, всё нормально, всё хорошо, - я поднял руки в успокаивающем жесте. - Вы, мужики, веселитесь, а мне нужно кое над чем подумать. Девушки! Приношу свои извинения, но я должен вас покинуть.
   - Давай, я подброшу тебя до кампуса, - Дарт сильно волновался за меня.
   - Не надо, старик, у меня действительно всё в порядке.
   Ночью я видел странные сны. Я видел то место, которое вечером промелькнуло у меня перед глазами, я видел мужчину и женщину, сначала обнаженных, а потом одевшихся в примитивные одежды. Передо мной прошла вся их жизнь, они работали, болели и выздоравливали, у них рождались дети. Один из их сыновей показался мне особенно знакомым.
   - Эй, чувак, вставай, - Толстяк тряс меня за плечо, - вставай нам пора на занятия.
   - Всё, всё, я уже проснулся.
   - Ты, должно быть заплатил все налоги, раз спишь как убитый. Я бужу тебя уже минут двадцать.
   Я сел на кровати и натянул трико.
   - А вы разве не остались у девчонок?
   - Остались, но наш друг из Гаскони так за тебя переживал, что наказал мне за тобой заехать. Перекусим чего-нибудь? - Толстяк прошёл на кухню. - Так, что же вчера произошло?
   - Смотри! - я кивнул в строну чайника, который усилием воли поднял в воздух, поднёс к крану, включил воду и наполнил.
   - Вау, ни фига себе! Может, ты ещё и закипятишь его?
   - Может тебе ещё и шнурки погладить? - хмыкнул я, но из носика донёсся характерный свист кипения.
   Настал мой черёд удивляться, такого я не ожидал. Не поверив своим глазам и ушам, я похлопал ладонью по корпусу чайника, и тут же отдёрнул руку, чайник действительно кипел. Повернув ладонь к верху, я разглядел красное пятно - след оставленный раскалённой поверхностью, которое тут же исчезло. Я схватился за чайник, плотно прижимая к нему руки.
   - Ты что делаешь? - Толстяк схватил меня за плечо и оттащил от плиты.
   Мы оба посмотрели на мои обожженные, шрамы исчезли в мгновение ока.
   - Толстый, если я сплю, ты лучше разбуди меня.
   - Ты не спишь, Айк, во сне ожоги не остаются. Пойдём, в университете разберёмся.
   Трудно описать моё состояние в ту минуту. Любопытство и желание применить новые навыки смешивались со страхом перед неизвестным. А преобладало в этом диком коктейле всё же удивление. Хотя позже я буду удивляться гораздо сильнее.
   Придя на занятия, я решил поиздеваться над нашим лектором. Раньше он часто позволял себе шутки в мой адрес, любил ставить меня в неловкое положение. Нет, не подумай, что я храню обиды на него. Просто надо же куда-то девать энергию, клокочущую во мне. Даже при сотворении Вселенной сначала произошёл гигантский взрыв, и лишь после этого стали создаваться звёзды и планеты. Так и я, сначала смачно что-нибудь взорву, а потом уже пущу свои знания во благо народа.
   Лектор вошёл в аудиторию, как обычно поздоровался с нами и собирался сесть, но я резко отодвинул его кресло назад. Оно переместилось бесшумно, легко и естественно. И ровно настолько, чтобы моя жертва упала на пол, повалив на себя книги, записи и журнал. Аудитория взорвалась смехом. Как всегда, толпа была беспощадна, но лектор выдержал удар. Он встал, невозмутимо поправил костюм, собрал с пола свои вещи и начал занятие.
   - Микропроцессорные системы и комплексы...
   Я задумался над происходящим, пытаясь вспомнить всё, что происходило со мной в последние дни. Я перелистывал в памяти день за днём, но не смог припомнить ничего необычного. Очнулся я, почувствовав толчок в бок. Это Джонжо пытался незаметно вернуть меня с облаков на землю.
   - Ты что делаешь?
   - Пишу, - машинально ответил я, приходя в себя.
   Проследив за взглядом друга, я увидел свою ручку, которая моим почерком аккуратно выводила конспект, в то время как пальцы тарабанили по столу. Я резко схватил её, оглядываясь по сторонам не заметил ли кто эту странность. Через минут пятнадцать-двадцать я заскучал, обведя взглядом аудиторию и убедившись, что все заняты записыванием бестолковых мыслей нашего преподавателя, которые случайно забрели ему в башку в алкогольном бреду, я тихонько стёр с доски все чертежи и формулы и нарисовал огромную попу. Потом дорисовал остальные части тела. Получился шарж на нашего лектора.
   С занятий нас отпустили досрочно в связи с "умом непостижимой чертовщиной, творившейся на лекции". Именно такую формулировку преподнёс срывающимся взвизгивающим голосом наш учитель, представ бледным, как свежевыросшая поганка, перед деканом. По счастливому стечению обстоятельств Толстяк, учившийся на другом факультете, сбежал с занятий, а группа Дарта готовилась к предстоящему театрализованному выступлению перед детьми-инвалидами, и поскольку, никаких выдающихся талантов у нашего гасконского друга не было, он был предоставлен сам себе. Мы все встретились в условленном месте - возле будки с мороженым. Опередивший нас Толстяк уже успел купить себе эскимо и аппетитно ел его, полностью поглощенный этим процессом. День выдался жаркий, я заметил, что мороженное в руках друга стало подтаивать и невольно отметил про себя, что продавцам следовало бы его получше замораживать. В ответ воображение выдало картинку сильно застывшего эскимо, настолько сильно застывшего, что на поверхности образовалась корка инея и капли конденсата поверх неё. К тому что произошло не был готов ни я, ни счастливый обладатель холодного десерта. Толстяк собирался лизнуть мороженное, но язык и нижняя губа примёрзли к нему. Сигнал тревоги, колокольным боем раздавшийся у меня в голове, заставил соё подсознание сработать в обратном направлении и вернуть всё в нормальное состояние. На губе Толстяка остался небольшой след ожога. Он осторожно прикоснулся к нему пальцами и нахмурившись посмотрел в мою сторону.
   - Это не я. Не смотри на меня так! - попытался я оправдаться.
   - Утром ты взглядом вскипятил чайник, сейчас вмиг заморозил мой ланч. Как ты это делаешь?
   - Не знаю, Толстый, это получается само собой. Ты обещал во всём разобраться после занятий.
   - Ну что, братва, у кого какие идеи? - он по очереди посмотрел на Дарта и Джонджо и потёр подбородок. Ребята отрицательно покачали головами. - Одно из двух: либо наш мир - матрица, компьютерная программа, в которой всё возможно, а ты избранный и можешь делать, что захочешь...
   - Либо в мире есть мутанты-Х, - поддержал его Джонджо. - а ты главный мутант.
   - Глупости это, с Айком что-то происходит, а вы тут шутки шутите, - мрачно заметил Дарт.
   - Что значит столь серьёзный тон, о, сударь?!
   - Вы вспоминаете фантастические блокбастеры, а мне в голову пришёл фильм с Джоном Траволта в главной роли, "Феномен" называется, помните? Там у него образовалась опухоль в мозгу, которая активизировала паранормальные способности.
   Он повернулся ко мне.
   - Айк, тебе обязательно надо сходить к врачу, сделать энцефалограмму.
   - Энцефачё..? - переспросил я его, но нашу беседу прервала Люция, одна из предентеток на звание мисс Калифорния, грациозно проплывшая мимо нас. Опергидроленная блондинка в белом платье, чем-то смахивала на Мерлин Монро. Да будет так, решил я и поднял руку. Лёгкий ветерок появился ниоткуда и задрал полу, открывая всеобщему взору кружевное нижнее бельё. Ребята шумно сглотнули слюну и переглянулись. Я глубоко вздохнул и отошёл в сторону, чтобы сесть на скамейку.
   - Что бы ЭТО ни было, надо направить его в нужное русло.
   - Ой, только не надо про мир во всём мире, чистоту, добродетель, - насмешливо-умоляюющим тоном попросил Джонджо.
   - А что ты предлагаешь? Вот так задирать девкам юбки, или ты хочешь подшутить над деканом?
   - Для начала, стырим по паре гамбургеров. Толстый будет отвлекать продавца, я подойду поближе, а ты переместишь их мне в руки. И не забудь подогреть, Копперфильд.
   - Иди-иди, не забуду.
   В тот момент, когда ребята отошли, я снова "улетел" в другой мир. Перед моими глазами снова появились те мужчина и женщина в странных одеждах. Я увидел как они неловко жарили поросёнка на вертеле. "В первый раз", раздался голос в голове.
   - Ты просто супер, Айк. Чётко сработано!
   Я очнулся, когда Толстяк плюхнулся на скамейку возле меня, заглатывая половину хот-дога. Дарт стоял напротив меня, а Джонджо бежал в нашу сторону с четырмя стаканами колы в руках.
   - Всё уже закончилось? - спросил я Дарта.
   - Да, а что ты не знаешь? Ты же сыграл главную роль в этом спектакле.
   - Нет, Дарт, - я покачал головой и уставился в никуда. - У меня опять было видение.
   - И что же ты видел?
   - Не знаю... Вернее знаю, но... Я всё время вижу какого-то мужчину и женщину. Они живут то ли на необитаемом острове, то ли это было давно, в первобытном мире. Не знаю...
   - Так значит, тебя с нами не было в момент, когда мы тырили хот-доги.
   - Наверно, не было, - я растерянно пожал плечами.
   - Ты изменил программу и наш маленький преступный акт совершился сам собой, - услышали мы из набитого рта Толстяка. - Я же говорю - Матрица.
   Остаток дня мы провели в экспериментах над моими новыми способностями. Всех удивлял тот факт, что я нисколько не уставал ни физически, ни морально, словно силы черпались из какого-то бесконечного источника. Зато не прекращались приступы-видения. После того как я посмотрел "фильм" о жизни мужчины и женщины, мне стали являться другие люди, как я понял - их дети и внуки. Теперь я уже быстрее воспринимал увиденное, почти как при нажатии кнопки fast forward на видеомагнитофоне.
   Вечером у меня возникло сильное желание увидеть закат. Я купил себе пакет поп-корна и забрался на крышу одного из небоскрёбов, где имелась смотровая площадка. Передо мной открылся прекрасный вид гигантского красного светила, уходящего за линию горизонта, словно дракон, преклоняющий колени перед неизвестным героем - из его ноздрей всё ещё извергаются струи пламени, но сердце уже покорилось. Меня окружали влюблённые парочки, которые, обнимаясь и не замечая никого вокруг, прогуливались туда-обратно; молодые мамаши, тщетно пытавшиеся хоть чем-то заинтересовать своих сорванцов; люди преклонного возраста, чьи белоснежные головы играли роль красного фонаря светофора, заставляя детей сбавлять темп своего безостановочного бега, а молодых - уступать места.
   Я долго-долго смотрел на Солнце, в тот момент оно показалось мне не звездой, а дверью в иной мир. Я настолько глубоко ушёл в свои мысли, что не заметил, как вокруг меня никого не осталось.
   - Эй, братва, вы что тут все собрались? - услышал я чей-то голос.
   В исполненной миром и добротой картине этот возглас настолько резал слух, что заставил меня обернуться. Но...! Я уже сказал, что вокруг меня никого не осталось? Знаю, сказал. Так вот, рядом со мной никого не было. Но странным образом я чувствовал присутствие посторонних. Я стал метаться из стороны в сторону, ошарашено озираясь по сторонам. "Эй, братва, вы что тут все собрались" эхом отдавалось в голове. Не сразу я понял, что голос, произнёсший эти слова принадлежал мне самому.
   - Хотим посмотреть, каким ты был в жизни, - последовал ответ.
   - Да, бросьте, зачем вам это? - снова спросил кого-то я.
   - Ну, ты же видел нас при жизни. Вот и мы хотим на тебя посмотреть.
   Через некоторое время ощущение, что рядом со мной кто-то есть улеглось и я снова стал замечать людей, приходивших полюбоваться теперь уже ночным городом. По дороге в кампус меня мучили бесплодные размышления. Я отчётливо слышал голоса, но не видел никого, кому они могли бы принадлежать. Уж не галлюцинации ли это? Не схожу ли с ума?
   Ночью я плохо спал, мозг отказывался выключаться, выдавая странные, похожие на стимулируемые наркотиками сны. Я то видел бесконечные математические, физические и химические формулы, то слышал прекрасные музыкальные произведения, которые раньше никогда слышал. Произведения искусства различных культур сменялись различными достижениями науки той или иной эпохи. Я ничего не понимал! Устав от всего, я встал с кровати, прошёл на кухню и, налив в стакан немного молока, залпом осушил его. Приятные вкусовые ощущения и лёгкий холодок в животе вернули мне душевное равновесия, мне показалось, что теперь я засну глубоким, безмятежным сном. На пути к кровати я остановил перед дверью, ведущей в спальню Дарта. Я некоторое время неподвижно смотрел на него, а потом в голове вдруг стали возникать странные картины: мама Дарта, его подруга, они ругались из-за какого-то красного платья, я встаю между ними и пытаюсь их успокоить. Мысль о том, что я вижу сон Дарта, внезапно осенившая меня, больше огорчила меня, чем привнесла новые ощущения. Я понял, что перестаю контролировать себя, как если бы покинул свою тело и оно, как зомби, продолжало бы выполнять определённые заранее заданные действия. Я механически добрёл до кровати и тяжело опустился на неё, тщетно стараясь собрать в кучу разлетающиеся веером мысли. Ничего не получилось и я, сильно зажмурив глаза на несколько секунд, встряхнул головой в отчаянной попытке вернуть себе себя. Медленно поднимая веки, я на мгновение открыл глаза, чтобы тут же их закрыть, то, что предстало моему взору добавило ещё больше смятения в мою душу: осознавая, что сейчас на дворе ночь, я прекрасно всё видел, как это бывает при ясном безоблачном дне. Более того я мог взглядом прикасаться к предметам, которые теперь казались такими мягкими, податливыми. Я посмотрел на свой одёжный шкаф, почти физически ощущая прикосновение к отполированной деревянной дверце. Нет, я понимаю, что всё наше восприятие есть набор электромагнитных символов в мозгу, но как?, как может зрение передавать тактильные ощущения? Вместо ответа, я сильнее "надавил" на дверцу и проник внутрь, лицезря свои вещи, аккуратно разложенные по полкам. Продолжая "давить", я переместился через стену в соседнюю комнату, где жили наши знакомые. В ту ночь, ребята привели к себе девушек и... Не будем об этом. Я закрыл глаза и схватился за голову, вспоминая все матерные слова, которые знал. Потом схватил первый попавшийся учебник и стал читать его, но параграфы казались такими знакомыми, как если бы я когда-то давным-давно уже прочёл эту книгу. Я с силой швырнул книгу в угол комнаты, но она, не долетев несколько дюймов до стены, повисла в воздухе и медленно вернулась ко мне. Затем книга открылась и легла ко мне на колени. Я взял её в руки и всмотрелся в страницы испещренные графиками и формулами: это был учебник астрофизики - одной из моих любимейших дисциплин. Глаза сами уткнулись в один из абзацев. "Учеными из Пулковской обсерватории было подсчитано, что энергии в нашем Солнце осталось на двадцать миллионов лет, и после этого срока оно погибнет, превратившись в чёрную дыру". Я невольно хмыкнул, подсознательно понимая, что это величайшая в мире глупость.

* * *

  
   Всевышний сидел под огромным дубом и пил томатный сок из небольшой глиняной чашки.
   - Люди будут думать, что ты пьёшь нектар из золотого кубка, - сказал Святой Дух.
   - Да. А ещё они будут думать, что нас много, что мы сражаемся с Дьяволом и чертями, или что они сами управляют своими поступками.
   - Отчасти это так.
   - Отчасти.
   - Ты не хочешь открыть им истину?
   - Я сделаю им другую истину.
   Воцарилось молчание. Творец смотрел на Адама, как тот бродит по Эдему, разговаривает с Евой и затрудняется принять решение, которое он независимо ни от чего должен был принять. Такова Природа, таковы Законы.
   - Но одному ты всё-таки скажешь, - полувопросительно-полуутвердительно сказал Святой Дух.
   Всевышний согласился. Он посмотрел в будущее и ему стало грустно. Не из-за того, что придётся открыть истину, а потому что когда-нибудь придётся покинуть эту Вселенную и вернуться. Он посмотрел в тот день, когда мир...
   - У-у-у, никак ты загрустил? Эй, выше нос!
   - Не грущу я, не грущу. С чего мне грустить? Это всего лишь один из миллиарда миров.
   - Миллиона миллиардов, - поправил Святой Дух.
   - Какое самое большое число ты знаешь?
   - "Дофига", - ответил Святой Дух, подражая ещё не появившемуся молодёжному жаргону.
   Оба улыбнулись.
   - Посмотри в последний раз на этот порядок. Красота. Затишье перед бурей.
   - Уф-ф-ф, как только он уйдёт опять всё начнётся.
   - Так должно быть, мой друг. Так записано.

* * *

  
   Очередная бессонная ночь. Я снова и снова мысленно улетаю в далёкие времена, когда человек вскапывал землю палкой-копалкой и жарил мясо на костре. Зачем мне это? Что хочет показать мне моё подсознание этими бесконечными скитаниями? Едва часы пробили семь, я как ошпаренный вскочил с кровати и бросился будить Дарта. Не потому что, мы могли опоздать на занятия, а чтобы не быть один на один с проклятыми галлюцинациями. Быстро позавтракав, мы раньше обычного вышли на ещё пустую улицу, где редкие прохожие торопились домой, очевидно, после ночной смены. Вместо того чтобы прийти в норму, моя нервная система заработала в несколько раз интенсивнее. Причиной тому послужило то, что я видел: я видел людей, я видел их внутренние органы, я видел через них, сквозь стены, сквозь постройки, через толщу земли я видел канализационные шахты. Вдруг меня охватила паника и я зажмурил глаза. В голове оглушающим гулом вспыхнул ворох чужих мыслей. "Не-е-ет!", кричал внутри меня Айк Кейдж, пытаясь отторгнуть инородную субстанцию, разрывающую и без того раскалывающуюся черепушку. "Мне это снится, мне это снится", успокаивал я себя. Тут я неожиданно вспомнил как недавно на одну из вечеринок кто-то принёс целую пригоршню таблеток экстази. Мне тогда особенно настойчиво предлагали попробовать, в шутку пригрозив подсыпать в еду. Может они сдержали своё обещание и всё это наркотический бред? Но почему же он длится так долго?
   Пять странных дней прошло с того вечера у Вики. За это время моё миропонимание кувырком слетело с Эвереста и разбилось вдребезги о тех трёх слонах, на которых держится сознание современного человека. Я узнал, что растения тоже мыслят, что двадцать миль не предел человеческого зрения, что летать интереснее, чем телепортироваться, что лечить людей и животных можно просто прикоснувшись к ним. А на шестой день ко мне пришёл он. Этот высокий афроамериканец в белоснежном костюме показался мне необычайно знакомым и даже близким. Будто он мне брат или отец, или ...? Я сидел в кафе и ждал ребят, когда сначала почувствовал его присутствие, а потом и увидел его. Он сидел, спокойно потягивая кофе, и не смотрел ни на кого. На его лице играла блаженная улыбка. Мне захотелось покопаться в его мыслях. За последние несколько дней я разучился удивляться, но афроамериканец вернул мне этот навык. "Оно тебе нужно?" было единственным, что я смог прочесть. А дальше - непробиваемый блок. Я решил подшутить над ним, сделав из его кофе сосульку. "Полегче на поворотах, Айк. Я ведь ещё не совсем ослаб!" Я не сразу понял, услышал ли я это или прочёл в мыслях незнакомца. Только вот кофе продолжал дымиться. И откуда он знает моё имя? Может мне это показалось? Должно быть передатчик барахлит. Я похлопал ладонью по голове. "Не волнуйся с аппаратом всё нормально". Наверно, я нахмурился, потому что незнакомец посмотрел на меня и улыбнулся ослепительно белой улыбкой. Его безукоризненная внешность наводила на мысль об идеальном человеке. "Создан по образу и подобию Божьему" - промелькнуло в голове. Я попытался отогнать эти глупые, как мне тогда показалось мысли. Он тем временем взял чашку и пересел ко мне.
   - Салют, брат! Не терпится залезть в мою черепушку? Не надо торопиться, я тебе и так всё расскажу, только вот обрадуешься ли ты услышанному?
   Он вопросительно вскинул брови и выдержал паузу.
   - Ты уже видел кое-что и, думаю, не удивишься тому, что я тебе расскажу. Меня зовут Жерар. Я родился 250 лет назад во Франции, в деревне, название которой тебе ни о чем не скажет. Но сейчас речь не обо мне, а о тебе. Ты наверняка задумывался о том, что же с тобой происходит. Кроме матрицы с мутантами версий не было?
   - Была ещё версия с опухолью в мозге, - невольно вырвалось у меня. - Стоп! Давай всё по порядку. Откуда ты знаешь, как меня зовут?
   Незнакомец улыбнулся и сделал глоток кофе.
   - В глубине души я надеялся, что ты догадаешься. Ведь не зря же ты - избранный. Но наверно самостоятельно осознать высшую истину не дано ни одному смертному.
   - Слушай, кончай нести чушь, и давай перейдём к делу. Откуда ты меня знаешь?
   - Спешка! Да поначалу все торопятся. Я тоже торопился...
   Он ещё раз отхлебнул кофе и причмокнул губами, а затем пристально посмотрел мне прямо в глаза.
   - Я знаю не только тебя, но и всех остальных. Я знаю всех, всё обо всём ... да и всё могу. Но эти знания и навыки мне уже не нужны. Я передаю их тебе.
   - Передаёшь мне?
   - Да, для этого нужно шесть дней. На шестой день Бог создал человека, на шестой день человек покинул рай.
   - Слушай, Жерар, или как тебя там, я ничего не понимаю. И если в ближайшее время хоть что-нибудь не прояснится, я встаю и ухожу, ясно?
   - Ясно. Сейчас ты поймёшь, что тебе уже некуда спешить. Поэтому слушай и не перебивай. Мне многое нужно тебе объяснить. Хотя если чего-то не поймёшь, спросишь у Него сам. Тебе Он скажет всё, тебе Он даже откроет истину.
   - Кто?
   Вместо ответа Жерар помедлил немного и спросил:
   - А ты раньше верил в Бога?
   - Конечно. Он всегда мне помогал, поддерживал в трудную минуту. - Я отрешённо посмотрел в окно. Моя вера была отдельной темой для разговоров. У меня было много знакомых, среди которых и католики, и баптисты, и мусульмане, и буддисты, все они называют меня "умеренным атеистом", потому что я не признаю ни одну из религий, не хожу в церковь и на дух не переношу все эти ритуалы и обряды. Я считаю, что храм Божий находится внутри каждого из нас, нужно только заглянуть поглубже... - У нас даже есть условный знак - Солнце, услышал я собственный голос. Уйдя в размышления, я продолжал беседовать с Жераром. - Если оно вышло, значит у меня всё будет хорошо. Иногда, знаешь, бывает как в кино: тучи, небо пасмурное, но появляется маленькая дырочка, откуда проглядывает Солнце.
   - Или Он. Хотя нет, только Солнце. Он везде и нигде. Почему люди думают, что Бог на небесах?
   - Может потому, что сами не могут туда добраться?
   - Может.
   - Кажется, мы отходим от темы.
   Я помнил, что не надо перебивать, но непонятный разговор стал меня немного раздражать. Я начал рассматривать свого спутника. Аккуратная причёска. "Волосы отрастают на нужную тебе длину и перестают расти". Голубые глаза. "Цвет можешь выбрать любой". Голливудская улыбка. "Не поверишь, от природы такая". Я посмотрел сквозь одежду и увидел тело Аполлона. "Можешь сделать себе такое, если захочешь". И татуировка в виде молнии на правой ладони. Или это родинка?
   - Ладно, начнём по порядку.
   Жерар откинулся на спинку стула и отхлебнул кофе, причмокнув губами.
  

* * *

   Вставало Солнце. Они сидели на вершине небольшой горы и смотрели на простирающуюся перед ними равнину. Ветер ласково развивал их шевелюры. Они слушали божественную музыку. Адам знал, что это в последний раз. Последнее утро в Эдеме.
   - Есть ещё кое-что, о чём ты должен знать, сын.
   Создатель говорил как всегда тихо и неторопливо.
   - У меня есть один верный помощник - самый справедливый судья, искусный лекарь и совершенный убийца. Его зовут Время. Пока ты жил в Эдеме, его для тебя не существовало. Но тебе придётся с ним познакомиться, как только ты выйдешь в реальный мир.
   - Голод, холод, болезни, душевные страдания, а теперь ещё и Время. Что ещё? - хмыкнул Адам. - Не слишком ли высокая цена?
   Создатель не обратил внимания на грубый вопрос. Ему очень не хотелось отпускать Адама. Но таков принцип справедливости, один из двух основополагающих принципов мироздания, который даже Он не может обойти. Адам прикусил язык. Не следовало ему грубить. Словно прочтя мысли Всевышнего он тихо спросил.
   - А что если Тебе сотворить ещё одного человека?
   - Он тоже уйдёт, - последовал грустный ответ.
   - Почему?
   - Потому, что я тоже не могу иметь детей.
   - Но,...но,... я ничего не понимаю. Ты ведь сам сказал, что я отличаюсь от тебя тем, что я не могу родить сына. А как же мы с Евой? Разве мы не твои дети?
   - Просто у меня это ограничение проявляется по-другому. Ты вот мой сын, но уходишь от меня. Я создам другого, но и он уйдёт.
   - Тогда пусть в Эдеме живёт один из моих сыновей. Да! Уходя он оставит тебе своего сына, а тот, в свою очередь, своего и так до окончания времён.
   - Окончания времён никогда не будет.
   - Почему?- удивился человек. - Ведь людей станет всё больше и больше. И когда земля не сможет их нести настанет Апокалипсис!?
   - Нет.
   Создатель цыкнул и отрицательно покачал головой.
   - Сотворив природу, я наделил каждый листок, каждую мошку, каждое животное душой. Но не более того. И, чтобы родить сына, тебе придётся отобрать эту душу у какой-нибудь тростинки или зверушки. Когда вас станет всё больше и больше, природа будет тихо умирать. В конце, когда она, отдав все свои души вам, исчезнет, погибнете и вы, а ваши души вернутся растениям и животным.
   - Но кто же тогда останется, кто будет управлять всем этим?
   - Твой сын.

* * *

   Жерар лениво постукивал пальцами по столу и с любопытством рассматривал меня, непринуждённо улыбаясь. Потом он поднял руку и открыл ладонь. Открыл медленно, как это делают фокусники, показывая, что в руке ничего нет. Но у Жерара в руках и так ничего не было, ничто не должно было исчезнуть, но тем не менее он пытался привлечь моё внимание. Что ж, ему это удалось! Что дальше?
   - Видишь родинку? - спросил Жерар и, получив подтверждение, продолжил: - Этот замысловатый знак в форме молнии... или змейки, кому что видится - след ожога, который оставила кора дерева на руке Адама. Это было первое, с чем он соприкоснулся, покинув рай. Наверно, поэтому след был такой отчётливый. Хотя может просто аллергия, не уверен. Знаю точно, что это след проявился в виде родимого пятна у того сына, которого Адам отправил в рай. Этот знак стал отличительной особенностью так называемого Сына Адама.
   - Но у меня нет такой родинки.
   - Верно, нету. Она тебе и не нужна.
   - Почему?
   - Ты поймёшь это, когда встретишься с самим Адамом.
   - Я пойму что?
   - Что ты, последний из избранных, как две капли похож на нашего прародителя.
   Торжество в его голосе заставило меня снова усомниться в правдивости его слов. Я закрыл глаза руками и тоном окончательно запутавшегося человека спросил:
   - Жерар, а кто такой Сын Адама?
   Его брови медленно поползли вверх. Наверно, он и не думал, что человек может быть таким непонятливым.
   - Как ... - он даже запнулся прежде чем дать ответ, - Я тут так распинаюсь, а ты ещё не понял? Сын Адама - это человек, которому дана власть над всем миром.
   - Ого! Власть над всем миром! Что, прямо абсолютно всем?
   - Да. Над материей, энергией, пространством и временем.
   - Нет, этого не может быть!
   Жерар понял, что разговор предстоит о-очень длинный и заказал ещё пончиков.
   - Это правильно, что ты отказываешься верить в происходящее, мой друг. Человеку свойственно отторгать истину.
   - Почему? - спросил я, заметив, что Жерар остановился.
   - Это один из талантов, умений, навыков, называй как хочешь, который Создатель заложил в Адама. В своё время мир был создан не таким, каким ты видишь его сейчас. Он был совершенно иной. Адам и его сыновья переделывали его в соответствии со своими фантазиями. Многие виды растений и животных изменили свой облик, некоторые исчезли, какие-то появились. Поэтому учёные не могут проследить родословную многих представителей флоры и фауны. Поэтому, человеку характерно создавать действительность в своём воображении. Все делают это в различной мере. Девяносто пять процентов свободного времени человек проводит, фантазируя, представляя, как он поступил бы, мысленно исправляя совершённые ошибки, воображая, что он будет делать в ближнем и дальнем будущем. Некоторые искажают реальность, многие отвергают её вообще. Например, взгляни на сумасшедших. Они, то есть их разум, живут в другом мире. Или, например актёры, изменяющие себя, а следовательно, и истину, частью которой они являются.
   - Но ведь каждый по-своему актёр. Хоть немного.
   - Да именно поэтому человеку не дано добраться до истины.
   Я слушал его, а в голове с невообразимой скоростью возникали картинки, звуки, запахи, совершенно незнакомые, которые я тут же узнавал, непонятно как и почему. Миллионы лет истории пронеслись перед моими глазами за несколько секунд. Формулы, музыка, архитектурные шедевры: всё слилось в невообразимой мешанине. Я поднялся над своим городом, страной, над всей планетой и вдруг понял, что нахожусь внутри самого себя. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем закончился этот сон наяву.
   Я вновь сидел в кафе напротив Жерара.
   - Тебе наверно интересно, как ты это делаешь. Ну, в смысле, двигаешь предметы, перемещаешься в пространстве, проходишь сквозь стены?
   - Да и как же?
   - Ты слышал про тахионы?
   - Да, это гепотетические частицы, которые движутся быстрее скорости света. Их существование не было доказано.
   - Не было и не будет. Но тем не менее они есть. Все атомы состоят из тахионов, также как мы состоим из атомов, то есть в таком же соотношении размера. Вообще-то, атом - это маленькая планета, с гораздо более сложной структурой, чем люди себе представляют. Элементарная частица электрон - имеет ничтожную массу, но его энергия заставляет работать твой телевизор, сотовый телефон. Как ты это рассказывал Вики? Возникает электромагнитная волна. Элементарная частица фотон - не имеет массы, но фотонная волна, лазер, может разрезать даже алмаз. Ты поразишься, когда узнаешь обо всех возможностях света. Какую колоссальную энергию он в себе несёт. Элементарная частица тахион - имеет отрицательную массу, а его энергия в мириады раз превышает энергию света. Предупреждая твой вопрос, скажу, что масса двух соединённых тахионов положительна.
   Люди откроют энергию аннигиляции - соединение материи с антиматерией, энергию света, даже научаться управлять энергией нейтрино. Но они никогда не найдут самый сильный источник - человеческий мозг. Мысль это тахионная волна. Ничто на свете не может её остановить, она может управлять материй, пространством и временем.
   - Но, если все атомы, состоят из тахионов, значит, в принципе, все могут всё?
   - Нет. Взрывается только изотоп урана, а обычным фонарём не разрежешь даже пластилин. Аналогично и здесь: управлять происходящим могут лишь те тахионы, которые рождаются у тебя в мозгу.
   - По-моему ты говоришь о пси?
   - Пси-энергия это поверхностное проявление тахионов, также как солнечные батареи - жалкое подобие попытки извлечь энергию света.
   Я отрицательно покачал головой.
   - Этого не может быть! Это не может быть так просто! Создание целого мира, Вселенной, всего живого. Это ведь сложнейший процесс, который под силу только Богу. Он не может быть ТАК прост. Нельзя свести всё к твоей элементарной тахионной формуле.
   - Ладно! - Жерар махнул рукой. - Забудь об этом. Ты будешь возвращаться к этому вопросу сотни, тысячи раз во время своих скитаний.
   В голове опять образовалась каша. Я перестал чувствовать своё тело. Голос Жерара звучал где-то далеко.
   - Сейчас твой мозг готовится задействовать все ресурсы. Он будет работать на девяносто девять процентов. Вернее, на девять, девять, девять, девять...
   Я снова вернулся в реальность.
   - ...Короче, незадействованной останется лишь одна миллиардная часть.
   - А что будет делать она?
   - Отделять тебя от Него.

* * *

   Адам недоумённо огляделся по сторонам. Он не понял, что произошло. Только что они с Создателем и Евой стояли посреди райского сада и вдруг что-то случилось. Или нет? Непонятно, те же деревья, цветы. Те же птицы и животные. Но что-то в них не так. Он уже не чувствовал их, не мог прочесть их мыслей. А вон во весь опор мчится Тантор, верный пёс Адама, его первый друг и помощник. Он погладил собаку по голове и поёжился. Он ещё раз обвел всё взглядом и вопросительно посмотрел на Создателя.
   - Рай это не место, сын мой. Рай это такое состояние разума.
   Он немного помолчал.
   - Как тебе это тело? Дискомфорт пропадёт, когда ты привыкнешь к нему. Сейчас ты чувствуешь ветер, свет давит на твои глаза, ногами ты ощущаешь землю, хотя сам ещё не понимаешь этого. Кстати тебе следует защищать это место.
   Творец указал Адаму на пах. Тот сорвал первый попавшийся лист и закрылся им. Создатель обнял его за плечи.
   - Ну что ж, ты выбрал свой путь. Пришло время прощаться.
   - Время, - улыбнулся Адам.
   - Именно, - улыбнулся в ответ Создатель.
   Он повернулся к Еве.
   - Ты береги его. Он привык заниматься мировыми проблемами, так что тебе предстоит решать, как воспитывать детей, куда поехать отдыхать, чем запастись на зиму.
   Она обняла его и поцеловала.
   - Ты ведь не оставишь нас?
   - Нет. Я всегда буду рядом. Ну всё, идите.
   Они взялись за руки и пошли. Навстречу опасностям и радостям, трудностям и благам. Они пошли, чтобы однажды...

* * *

   Он улыбался. Улыбался как самый счастливый человек на свете. Глаза блестели как у ребёнка, получившего подарок от Санта Клауса.
   - Чему ты так радуешься? - спросил я у Жерара.
   - Наконец-то я вернусь на Землю.
   - То есть?
   - То есть всё это время, я был в раю.
   - Где?
   - Рай, мой друг, это не место, а состояние разума. Только вот трудно сказать, награда это или наказание. Не зря ведь Адам покинул его. И ещё! Есть одно "но", не забывай об этом.
   - Какое "но"?
   - Ты не можешь иметь детей.
   - В смысле, я не могу быть с женщиной?
   - Можешь. Но твоё семя бесплодно, да и основного инстинкта у тебя теперь нет. В общем, за девушками бегать не будешь.
   - Надеюсь, это всё?
   - Да. В остальном не будет ни забот, ни проблем и время будет невластно над тобой. Даже наоборот - ты будешь управлять им. Хочешь посмотреть как сроили пирамиды?
   - Не-е-ет, - протянул я. - Моя мечта - динозавры.
   - Ну динозавры, так динозавры. Только не торопись. Если слишком быстро всё увидишь, то потом будешь жутко скучать.
   - Не может быть.
   - Ещё как может. У меня на всё ушло несколько лет. А потом...
   - Слушай, а если я не хочу быть Сыном Адама?
   Я резко оборвал моего нового товарища. Но он и бровью не повел и также ровно продолжил:
   - ... больше двухсот лет искал тебя.
   Он поведал мне о том, что чтобы стать обычным человеком, нужно найти парня с родимым пятном в виде листа инжира. После этого можно передать ему свою силу.
   - К счастью, или, к сожалению, у тебя до этого не дойдёт.
   - Почему? - спросил я.
   В голове со скоростью молнии стали возникать ужасные картины: затонувший танкер с нефтью, браконьеры, вырубающие леса, огромные трубы, выбрасывающие тонны дыма в атмосферу.
   - Осталось лет пятьдесят, максимум сто, точно не скажу.
   - А дальше?
   - А что будет дальше, узнаешь только ты и твоя Ева.
   Я долго молчал. Мне нужно было побыть одному. Хотя, если верить его словам, я долго буду очень одинок. Пока Творец не пошлёт мне подругу.
   - Мы встретимся с тобой ещё? - спросил я после затянувшейся паузы.
   - Ты со мной да. Я с тобой нет.
   Он дал мне осмыслить сказанное.
   - Ну всё. Последний совет и последняя просьба. Не пытайся строить из себя мать Терезу. Не дари людям миллионы долларов, железное здоровье или вечную удачу. Не наказывай негодяев. Это не твоё дело. Принцип справедливости расставит всё по своим местам. Ты должен приходить на помощь только когда просят, лишь иногда, очень-очень редко.
   - А что за просьба?
   - У меня в голове мегатонны информации, которая мне больше не нужна. Удали всё это. Сделай меня обычным фермером, где-нибудь в Австралии.
   - Замётано. Может что-нибудь ещё?
   - Нет, не надо. Пошли, я познакомлю тебя с Отцом.
  

* * *

  
   Если кому-то Бог являлся в виде седого старичка, с доброй улыбкой, то передо мной Он предстал прекрасной женщиной с белоснежной кожей, иссиня чёрными волосами и такими же глазами. Он всё время меняет свою внешность, отсюда и мифы о различных богах и богинях. Мы медленно брели по пустыне, вслушиваясь как под ногами шуршит песок. Огромный диск Солнца лениво поднимался за горизонтом. Она улыбнулась.
   - Мне всегда интересно смотреть, как люди делают прогнозы, рассчитывают время жизни Солнца. Десять миллионов лет, пятнадцать миллионов лет. Жаль, что они не успеют понять, что время - не измерение, а живое существо, которое может быть и жестоким, и милосердным.
   Несколько минут мы шли молча, наблюдая как на заре природа переворачивается с одного бока на другой, ночные жители прячутся в свои укрытия, а дневные заспанно вываливаются из берлог. Пустыня. Она может быть более обетованной, чем густые джунгли.
   - А как ты выбираешь, кто будет следующим?- спросил я у Неё.
   - Ты уже знаешь, что в мире есть два основных закона: хаос и равновесие. Это то, что люди понимают как добро и зло. Создав этот мир, я сделала его идеально гармоничным, всё было упорядоченно, ровно. Но когда в него пришли Адам с Евой, они привнесли частицу непредсказуемости, я не планировала их действия и могла лишь созерцать результат. Они не были злыми, жестокими или порочными. Просто та мельчайшая крупица, тот квант хаоса, который возник в момент их покидания рая, перерос во все те человеческие грехи, которые мы сейчас наблюдаем. Это должно было случиться, потому что хаос - это составляющая жизни. Любой жизни, и даже моей.
   Но ты с самого рождения противился этому. Твоя аккуратность, стремление к чистоте, не только физической, но и духовной заставили беспорядок отступиться. Ты никогда не сомневался в своих чувствах, потому что не испытывал неприязни, а тем более ненависти к людям. В каждом человеке ты находил больше достоинств нежели недостатков. Такого человека как ты не появлялось на протяжении двухсот лет.
   - А мать Тереза и прочие подобные ей люди?
   - Если бы я взяла к себе Терезу, то она сильно страдала бы. Ведь я вмешиваюсь в жизнь людей крайне редко. В основном всё происходит под действием двух основных сил. А она волей-неволей стала бы помогать страдающим, обездоленным, а значит вмешиваться в работу Справедливости. Это могло бы лишь ускорить наступление хаоса.
  

* * *

   Утро после разговора с Жераром.
  
   Я вернулся домой, оглядел привычную для себя обстановку. Всё сильно изменилось, всё казалось таким прекрасным. Толстяк и Джонджо тихо посапывали в своих комнатах. Я подошёл к зеркалу. "Хочешь изменить мир, измени себя", - вспомнил я одну из лекций по психологии и придирчиво осмотрел с головы до ног своё отражение. Надо добавить чуть-чуть роста, сантиметров эдак до ста восьмидесяти пяти; немного округлить мышцы - бицепсы, трицепсы, полторацепсы; и чёрные как бездна глаза... ммм... я задумался. А зачем мне идеальная внешность? Чтобы нравиться женщинам? Мне это уже не нужно. С другой стороны, как говорил великий Омар Хайям:
   Человек хорош, коль светел изнутри.
   На блистательную внешность не смотри.
   И, в конце концов, все мы созданы по образу и подобию Творца. Так что... Я решил не трогать свою внешность.
   Проснулся Толстяк, его заспанное лицо и растрёпанная причёска могли вызвать улыбку даже у принцессы Несмеяны.
   - Ты где ходишь? Мог бы хоть позвонить.
   - Не мог. Там где я был нет телефона.
   - И где же это ты был?
   Я вкратце рассказал ему о своих приключениях.
   - Для начала сделай нам завтрак.
   - На, - я щёлкнул пальцами.
   На столе возникли три огромных гамбургера, молоко, кукурузные хлопья и графин с апельсиновым соком. Вместо того чтобы приняться за трапезу, Толстяк и Рыжий схватили ручки и начали писать список всего, что они хотели бы иметь и уметь.
   - Порше пишется с буквой е на конце?
   - Чуваки, не торопитесь. Сейчас я вам кое-что объясню. В мире есть две основные силы: беспорядок и равновесии. Беспорядок проявляется, например, когда вам вдруг, внезапно повезло. Вот как сейчас. Но потом в дело вступит равновесие, или как его принято называть - справедливость, и отнимет у вас ровно столько, насколько вам повезло. Помните, как Мефистофель сказал Фаусту: "Бери, что хочешь. А взамен? Взамен - душу"? Даже Создателя этот закон не обошёл стороной.
   Я помолчал некоторое время, давая им осмыслить сказанное.
   - Хорошо, что ты предлагаешь,- спросил Рыжий через некоторое время.
   - Я предлагаю ... другую жизнь.
   - Мы можем выбрать любую жизнь? На своё усмотрение? - Дарт удивлённо вскинул брови.
   - Я выбираю жизнь Блейда! Вампиры, "дневной гуляка", вечная война...
   Такой была мечта Джонджо, для которого я и создал другой мир, конечно, не такой скудный и мрачный, как в комиксах о добром вампире Блейде. Как я уже говорил, он изучал мифологию, и оборотни, вампиры, потусторонние силы были неотъемлемой частью жизни нашего Арамиса.
  

Джонджо.

   Штаб-кваритира ФБР
   Вашингтон, округ Колумбия
   Среда 9:43
  
   - Мне 28, я - начальник отдела расследований паранормальных явлений, - повторял про себя Джонджо, шагая по ярко освещённому коридору Эдгар Гувер Билдинг. Накрахмаленный воротник, стягиваемый галстуком непривычно сжимал горло и Джонджо инстинктивно потянулся к узлу, чтобы его ослабить, но тут же спохватился и сделал вид, что хочет его поправить и пригладить галстук. Он в очередной раз столкнулся плечом с каким-то агентом и, рассеянно извинившись, поспешил дальше, окончательно убедившись, что в термитнике, именуемом штаб-квартирой ФБР безопаснее смотреть вперёд, нежели в других направлениях. Жизнь здесь била ключом. Из каждого кабинета была слышна трель служебных телефонов, перемешиваясь с пиликаньем мобильников и хлопаньем дверей. Мужчины и женщины в деловых костюмах с личными бейджами на груди туда-сюда сновали из кабинета в кабинет. Их мысли были заняты делами государственной важности, а руки - папками, бумагами или небольшими дипломатами. Многие агенты приветствовали Джонджо традиционным "Доброе утро, агент МакНелли!", на что он отвечал кивком и лёгкой улыбкой.
   - Здесь! - подсказал внутренний голос и Джонджо повернул ручку темно-коричневой дубовой двери, на которой не было никакой таблички. Отдел располагался в самом углу западного крыла здания, поэтому даже без опознавательных знаков его легко было найти. Хотя такое, что кто-то искал сотрудников этого отдела, встречалось довольно редко. Чаще наоборот.
   Распахнув дверь Джонджо остановился на пороге, осматривая свои "владения".
   - ФБР, паранормальные явления! Не совсем то, что я просил, о мой незримый друг! Или тебе было бы приятнее, если бы я тебя называл Айк Всемогущий?
   - Айк, просто Айк, - ответил внутренний голос. - Будешь издеваться - пожалеешь. А насчёт того, что ты просил можешь не беспокоиться. Через пару часов, ты убедишься, что рекламный буклет тебя не обманул и в стоимость путешествия входит куча приключений.
   - В стиле Фокса Малдера? - недоверчиво спросил Джонджо.
   - Нет, не в стиле Фокса Малдера. Вместе с ним. Он работает в твоём отделе. Вместе с Даной Скалли. Входи, стоя на пороге много дел не раскроешь.
   Джонджо ещё мгновение переминался с ноги на ногу, а потом вошёл в небольшую приёмную. Её наличие уже свидетельствовало о том, что отдел Х не является рудиментом огромной машины, а занимает прочную позицию под неоновым солнцем федерального мира.
   Сразу около входа стоял стол, за которым сидела милая блондинка с небольшими очками на маленьком хорошеньком носике.
   - Эй! Она - федеральный агент! - одёрнул внутренний голос. - Что это за "милая блондинка, с маленьким, хорошеньким носиком"?
   - Должно, быть это - Шейла?
   - Шейла Сид, твоя секретарша.
   - Хм, между нами что-то есть?
   - Нет, но могу организовать.
   - Не надо, - Джонджо улыбнулся девушке. - По крайней мере, с этим я справлюсь сам. Какая она?
   - Умная, расторопная. Умеет не совать нос в чужие дела. Она - ваш делопроизводитель, Мак, причём хороший. Мелкая интрижка может вам обоим попортить послужной список.
   - Ладно, - Джонджо вздохнул и сделал шаг вперёд, прикрыв за собой дверь. - Хелло, Шейла!
   - Доброе утро, мистер МакНелли. Агент Дюк уже больше часа ждёт в вашем кабинете.
   Мимолётный взгляд поверх очков и девушка снова принялась стучать по клавиатуре, не отрываясь от жидко-кристаллического дисплея компьютера.
   Джонджо не пришлось долго искать свой кабинет, потому как в отделе их было всего два. На одной из дверей висела табличка с его именем. На другой - Фокс Малдер.
   - Никаких регалий, - отметил про себя Джонджо.
   - Будем считать, что ты скромность признак силы, Мак! Иди быстрее, Дюк и так тебя заждался.
   - Кто такой Дюк?
   - Твой лучший друг и напарник. Вы выросли вместе, вместе учились. Прошли огонь, воду, медные трубы, бетонные катакомбы, дремучие леса... Заходи, давай! Разберёшься на месте.
   Джонджо ещё раз посмотрел на чёрную табличку со своим именем и отворил дверь. Перед ним предстал просторный кабинет, обставленный в спартанско-фэбээровском стиле. Посреди комнаты стоял небольшой стол, к которому примыкал ещё один стол меньших размеров, образуя букву "Т". Рядом с меньшим столом стояло четыре мягких кожаных стула. Обстановку дополняли пара шкафов и компьютер, мирно покоящийся в дальнем углу. За столом на вращающемся кресле начальника сидел молодой человек, по внешнему виду скорее напоминающий топ-модель, нежели агента ФБР. Светло-синий пиджак, в отличие от форменного черного, поверх шёлковой рубашки лилового цвета, волосы, уложенные гелем, создавали образ легкомысленного данди, такого богатенького отпрыска влиятельного папаши. Но этот образ был лишь иллюзией, позволявшей выудить драгоценные крупицы информации там, где удостоверение агента было бессильно, так что даже начальство закрывало глаза на это маленькое отклонение от устава, заслушав очередной доклад об успешно завершённом деле. Когда мы вошли, Мейсон Дюк, обладатель роскошного внешнего вида и столь же блестящего ума, оторвал глаза от лежавшей перед ним газеты и посмотрел в нашу сторону. Убедившись, что в комнату вошёл именно тот, кого он ждал, Дюк резко поднялся с кресла и шагнул навстречу к Джонджо.
   - Где ты ходишь? - нетерпеливо спросил он. - Я ищу тебя уже битый час.
   - Да, кажется у меня сотовый не работает, - рассеянно ответил Джонджо, доставая из кармана мобильный телефон. Аппарат был выключен, и на попытку включения деловито выплюнул короткое "Low battery".
   - Тебе хоть иногда стоило снимать блок, - укоризненно произнёс Дюк и постучал пальцем по виску.
   - Так, это что? - обратился он ко мне.
   - Вы можете читать мысли друг друга и постоянно поддерживаете телепатическую связь.
   - Уже интереснее! Только что придумал? - На его лице промелькнула ирония, но он быстро переключил своё внимание на напарника. - Что стряслось?
   - Посмотри сам, - Дюк пододвинул газету и развернул её на нужной странице.
   "Девочка-подросток избила насильника", гласил заголовок, в который Дюк ткнул пальцем.
   - И что? - удивился Джонджо.
   - Старик, ты что головой ударился? - совершенно серьёзно спросил Дюк, а потом более весело добавил: - Это же наша девочка. Малышка начинает перерождаться!
   Прежде чем Джонджо успел задать мне очередной вопрос, открылась дверь и в комнату вошли два других агента. Я с удовольствием наблюдал, как расширялись глаза моего друга, когда перед ним во всей красе предстали герои самого популярного телесериала. Малдер, первым вошедший в комнату, пожал Джонджо руку, похлопал по плечу и немного безразлично спросил:
   - Так где же ты всё таки был?
   - Я... я хотел побыть один, - постепенно приходя в себя ответил Джонджо.
   В этот момент Скалли подошла к нему и чмокнула в щёку.
   - Это так непохоже на тебя! - воскликнула она. - Не хочешь рассказать нам правду?
   Она прищурила глаза и вперилась взглядом в лицо Джонджо. Малдер и Дюк последовали её примеру.
   - Гмммм, - Джонджо беспомощно развёл руками и все весело рассмеялись, полагая, что Джонджо пошутил.
   В этот момент взгляд Малдера упал на газету.
   "В ночь с 11 на 12 мая в Бейтауне, штат Техас, была совершена попытка изнасилования школьницы, возвращавшейся домой от подруги. Нападений совершил некий Метью Дилан, работник одного из техасских салонов Дженерал Моторс. Ранее подобных преступных деяний с его стороны не наблюдалось, более того, все коллеги и знакомые отзывались о Дилане как о добром и весьма порядочном человеке, у которого всё в порядке с личной жизнью.
   Но больше всего внимания привлекла к себе шестнадцатилетняя Барбара Фишер. Удивительно, как девочка ростом пять футов четыре дюйма и весом девяносто два фунта нанесла тяжелую черепно-мозговую травму и четыре перелома экс-футболисту. Она не использовала никакое оружие, да и секции восточных единоборств не посещала. На вопрос как у неё это получилось, девочка не дала каких-либо вразумительных ответов..."
   - Ну что ж, всё понятно! - Малдер шумно выдохнул и, отодвинув газету, присел на край стола, поворачиваясь лицом к остальным членам команды. - Мистер Дилан оказался добрым и весьма порядочным оборотнем, который совершенно случайно напоролся на молодого атланта.
   - Оборотень - это хорошо. А кто такой атлант? - Джонджо прикрыл глаза, исказив лицо задумчивой гримасой. Хотя на самом деле он ждал мой ответ.
   - Может тебе ещё справочник в руки дать?
   - А-айк, люди ждут.
   - Долго объяснять. Да и идти мне уже пора.
   - Стой, не уходи, - Джонджо беспокойно замотал головой.
   - Я буду рядом, - заверил я друга. - Только позови!
   - ... девочка в опасности, мы должны торопиться - продолжал тем временем Дюк, и Джонджо уловил беспокойные нотки в его голосе. - Если они догадаются, а рано или поздно они всё равно почувствуют это, то Барби придётся худо. Думаю нужно немного очистить Бейтаун от "ночных охотников". - Он ударил кулаком в ладонь и нахмурил брови. - С другой стороны и без того не малая психологическая нагрузка, усиливается обострённым вниманием со стороны общества, подогреваемым прессой. Больше всего Барби сейчас нужен покой.
   Малдер и Скалли дружно закивали в знак согласия, и все трое испытующе посмотрели на Джонджо в ожидании последующих распоряжений. Но так как он молчал, задумчиво потирая подбородок, Скалли взяла инициативу на себя:
   - Я думаю, вы ребята оставайтесь, - обратилась она к Малдеру и Дюку. - А мы с Маком съездим в Техас.
   - Нет, - возразил Джонджо. - Наверно будет лучше, если со мной поедет Дюк.
   Внутренний голос подсказывал ему, что Дюк имеет большее отношение к этому делу. Не зря же он так волновался!
   - Хорошо, - немного разочарованно согласилась Скалли. Чтобы скрыть грустные нотки в голосе она поправила золотисто-рыжие волосы и одёрнула бордовый пиджак, напуская на себя деловой вид.
   - Брось, Скалли, это их частное дело! Скромные друиды не должны лезть в дела атлантов, - Малдер обнял напарницу за плечи и, увлекая её к выходу, попытался направить её мысли в другое русло. - Мои друзья из мексиканского отдела сообщили о загадочных происшествиях и взрыве, прямо посреди джунглей.
   - Джунгли, Мексика! Нет, Малдер, только не это, - взмолилась Скалли. - Почему все наши расследования проходят так далеко от дома?
   - Ты же сама только, что хотела поехать в Техас, - удивился Малдер, выводя партнёршу из комнаты.
   - Я не хотела поехать, - упрямо возразила Скалли и, понизив голос добавила: - Я хотела выведать у Мака, где он пропадал всё утро. Я думаю здесь замешана женщина...
   Их голоса смолкли, когда они пересекли приёмную и вошли в свою комнату. Ребята несколько секунд молча постояли, обдумывая ситуацию.
   - Пора, - вполголоса сказал Дюк.
   Джонджо утвердительно кивнул. Они вышли в приёмную, где Шейла Сид ритмично стучала по клавиатуре, набирая какое-то письмо, и он запер дверь, а Дюк тем временем подошёл к секретарше:
   - Шейла, если директор спросит нас, скажите, что мы выехали по делу АТ12114Т.
   - Да, сэр, - она быстро сделала пометку в блокноте, лишь на секунду оторвавшись от экрана компьютера.
  
   Кинтана- Роо, Мексика,
   За два дня до этого
  
   Шериф Соледа шумно закрыл дверь и швырнул в урну пивную банку. Ему не хотелось, чтобы подчинённые видели как он пьёт в рабочее время, но после вчерашней гулянки пропустить немного пива, притупившего жуткую головную боль, было просто необходимо. Он обошёл заваленный бумагами стол и тяжело плюхнулся в кресло. Он зажмурил глаза и потер их ладонями, широко зевая при этом, когда в комнату зашёл Антонио Санчес, его верный помощник. Он был как всегда подтянут, гладко выбрит, на лице ни следа вчерашнего веселья. Санчес в отличие от своего шефа смог вовремя остановиться и вернулся домой уже в первом часу, что позволило ему как следует выспаться и с самого утра приступить к выполнению служебных обязанностей.
   - Что у тебя? - буркнул Соледа.
   - Похоже придётся попотеть, - не спрашивая разрешения, Санчес сел на стул напротив шерифа и положил перед ним папку с фотографиями. - Вот, что утром обнаружили патрульные.
   Шериф протянул свою огромную волосатую ладонь и придвинул фотографии к себе. Он двумя пальцами потер переносицу и, открыв папку, принялся изучать снимки, на которых была запечатлена небольшая поляна прямо посреди джунглей. Судя по развороченным деревьям, оплавленным камням и обожжённым стволам, на ней произошёл сильнейший взрыв. Его взгляд привлекла одна из фотографий, на которой были сняты останки небольшой обезьянки, по всей видимости - макаки.
   - Да, я тоже удивился, - прокомментировал Санчес. - Почему такая пугливая обезьяна не заметила приближающуюся угрозу и не сделала оттуда ноги?
   - А что взорвалось-то?
   - Не ясно? - Санчес пожал плечами и достал зубочистку. - Предварительный осмотр ничего не дал. Ни осколков, ни следов пластика, ничего.
   Соледа нахмурил брови. На проделки военных не похоже, на бандитские разборки тоже. Зачем кому-то взрывать что-то прямо посреди джунглей? Чтобы скрыть следы?
   - Может шаровая молния? - Соледа испытующе посмотрел на Санчеса.
   - Шаровая молния?! - удивлённо переспросил тот. - Посреди ясного неба, да ещё и в джунглях.
   - Н-да, наверно ты прав.
   Шериф снова вперился глазами в снимки, пытаясь найти хоть какую-то зацепку.
   - Но самое странное не это, - вычистив кусочек пищи из зуба, добавил Санчес.
   - А что? - Соледа смутно почувствовал тревогу.
   - Свидетели... местные описывают это примерно так: "Столб света, размером с луч мощного походного фонаря метался по джунглям уничтожая всё, потом их стало два, три, четыре, ... пока наконец их не стало так много, что они слились воедино". Как они говорят, звука взрыва не было.
   - Странно, очень странно, - шериф задумчиво потёр шею. - А где наша специалистка по странностям?
   - Пенелопа? Куда-то провалилась. Нигде не могу её найти.
  
   Штаб-квартира ФБР
   Вашингтон, округ Колумбия
   Среда, 10:01
  
   В центре вселенского беспорядка именуемого рабочим кабинетом Малдера стоял рассадник хаоса - стол, заваленный чем попало. На столе лежали разные бумаги, отчёты, медицинские заключения, законченные и незаконченные дела, ожидающие когда же их наконец-то подошьют и отправят в шкаф, банковские счета. Единственное, что было сложено аккуратно, это остро заточенные карандаши, которыми Малдер швырялся в потолок в редкие минуты отдыха. Хотя самому Малдеру такое расположение предметов не доставляло ни малейшего неудобства и он, как старый морской волк, ориентирующийся по звёздам вместо географических карт, по косвенным признакам быстро находил нужную ему в данный момент бумагу, всем остальным членам команды, включая ловкую и энергичную Шейлу Сид, вести археологические раскопки кабинета Малдера предоставлялось не целесообразным, а то и не возможным. С другой стороны, говорить, что это кабинет Малдера было бы неправильно, так как приученная с детства к порядку и дисциплине Скалли тоже была "прописана" здесь. Но её скромных возможностей явно не хватало, чтобы осилить безудержный энтузиазм напарника, разрушающий всё на пути к цели. Ну, "разрушающий", это я конечно завернул.
   Скалли подняла со стула коробку с документами, поискала глазами свободный кусочек пространства, желательно плоской топографии и, не найдя такового, закинула коробку на верхушку шкафа, где коробка, неуклюже подбоченившись, легла на Бог знает сколько. С чувством частичного удовлетворения, что ей удалось хотя бы сесть Скалли сложила руки на коленях и горько вздохнула:
   - Выкладывай, что у тебя.
   - В Мексике, неподалёку от города Мерида зарегистрирован необычайно высокий уровень радиации, - бойко начал Малдер, пропустив печальный тон напарницы мимо ушей. - Вот снимки со спутника.
   Малдер протянул напарнице фотографии, на которых был отчётливо виден красный участок, обозначающий повышенную радиацию. Скалли удивило то, что снимок имеет довольно крупный масштаб, а значит и заражённый участок весьма мал. Повертев снимки в руках, она приподняла брови в беззвучном вопросе. Малдер продолжил:
   - Удивительно то, Скалли, что ни сейсмологи, ни метеорологи не зарегистрировали взрыва. Я знаю, что твоей первой мыслью был небольшой ядерный взрыв. Но это не так! Дело в том, что участок, который ты видишь на снимках - это глубокие, непроходимые джунгли. Устанавливать там испытательное оборудование, строить бункеры, доставлять саму боеголовку не просто проблематично...
   - ... а невозможно, - закончила за него Скалли.
   - Да! Ну, думаю, вариант с бандитскими разборками отпадает сам собой.
   - А что если там была секретная военная база, наша или мексиканская, которую другая сторона решила уничтожить?
   - Точечным ядерным ударом? - съязвил Малдер, но, наткнувшись на холодный взгляд напарницы, тут же принял серьёзный вид.
   - Может, на базе находилось ядерное оружие, которое случайно взорвалось, - предположила Скалли.
   - А сейсмологи и метеорологи в это время спали.
   - Да, ты же сказал, что никто ничего не зарегистрировал, - Скалли немного помолчала и пожала плечами. - Наверно, ты прав, Малдер, это явно признаки инопланетной деятельности в труднопроходимых районах мексиканских джунглей.
   - Не совсем так, - Малдер встал и принялся мерить комнату шагами. - Во-первых, это не труднодоступные районы. Недалеко от аномального места находится шоссе.
   - О! - Скалли торжественно подняла вверх указательный палец.
   - Не перебивай. Во-вторых, на этом шоссе в трёх километрах обнаружили машину одной из сотрудниц полиции. Её звали Пенелопа Бандерас, она была хорошо информированным друидом и ...
   Малдер уставился взглядом в фотографию летающей тарелки с надписью "I want to believe", висевшую на стене кабинета.
   - Что и? - в голосе Скалли не было нетерпеливости. Скорее интерес, она понимала, что там, где замешаны друиды, ведутся совершенно земные дела, но выходящие за рамки бытового мышления.
   - ... главной специалисткой по аномальным явлениям, - закончил Малдер.
  
  
   Бейтаун, Техас
   Среда, 12:33
  
   Выйдя из аэропорта, Дюк сразу же купил одну из местных газет. В отличие от "Вашингтон пост", где нападению был уделён один столбец на двадцать седьмой странице, здесь фотография Барбары Фишер красовалась на первой полосе, а подробности её личной жизни в который раз смаковались вездесущими репортёрами. Здесь говорилось, что девушка живёт у приёмных родителей, так как её родня погибла в авиакатастрофе, что у неё мало подруг в школе из-за её несносного характера и многое другое, о чём агенты знали и без жёлтой прессы. За последние несколько лет они несколько раз приезжали сюда, чтобы убедиться, что девочка нормально растёт и развивается. Фрагменты этих посещений стали вырисовываться в мозгу Джонджо сначала смутными картинами, а затем всё более и более чётко, укладываясь единой картиной. Джонджо стал "вспоминать" об атлантах, друидах, "ночных охотниках", всё больше удивляясь моей буйной фантазии, создавшей столь замысловатую картину мира.
   Кондиционер во взятой напрокат машине изрядно барахлил, а жара на улице, не смотря на то, что на дворе был только май, была невыносимая. Дюк нервно сжимал руль, напрягая свои сильные пальцы так, что белели суставы и мягкое резиновое покрытие руля жалобно издавало скрипящие звуки. "Они догадаются. Обязательно догадаются", размышлял он про себя. "Даже хорошо тренированный друид в таком возрасте не смог бы нанести столько увечий оборотню. Они обязательно догадаются" Желваки нервно подёргивались, делая и без того резкие черты лица ещё более угловатыми. "Хотя, в принципе, они знают, что к каждому атланту в период перерождения приставляется куратор". Хорошо, что организм атланта не восприимчив к никотину, иначе Дюк от нервного напряжения выкурил бы половину сигарет в Бейтауне.
   Джонджо улавливал ход его размышлений, но он ещё не совсем освоился в новой роли, поэтому его больше беспокоили чисто физиологические стимулы. Такие как жара и чувство жажды. Он ослабил узел галстука и снял пиджак.
   - Мак, мы ведь не на официальном задании, - нарушил царившее всю дорогу молчание Дюк, наблюдавший за последними действиями напарника с легкой улыбкой. - Ты бы мог одеться попроще. Я думаю, что если кто-то узнает, что к девочке приезжали агенты ФБР, ей придётся совсем несладко. - Он выдержал паузу и, убедившись, что Джонджо с ним согласен, предложил:
   - Дать тебе мою тёмно-синюю рубашку? Она хорошо подойдёт к твоим чёрным брюкам.
   - Давай, - согласился Джонджо, отмечая про себя, что у них одинаковый размер.
   Дюк припарковал машину у колледжа как раз в тот момент, когда звонок известил об окончании занятий. Он поднял переключатель коробки передач в положение N и до того как выйти из машины спросил:
   - Будем разговаривать с директором школы?
   - Конечно, нам же придётся забрать девочку на пару дней, - неожиданно для себя ответил Джонджо.
   - На пару дней? - переспросил Дюк. - Думаешь, это затянется?
   Джонджо кивнул и вышел. Он немного подождал пока Дюк закроет машину, обводя взглядом территорию школы. Дети всех возрастов высыпали во двор, обкидываясь бумажками и поливая друг друга из пластиковых бутылок из-под колы. Их свободная одежда, книжки в руках, разноцветные рюкзаки напомнили Джонджо о нашем старом добром капусе. "Нет, нет!", - услышал он мой голос и постепенно эти воспоминания сменились другими: Мичиганский Университет, а затем два года в Квонтико, в академии ФБР.
   - Вон она выходит! - Дюк хлопнул друга тыльной стороной ладони по руке и указал на светленькую девочку, спускающуюся по лестнице в окружении нескольких друзей.
   Они быстро пересекли лужайку и уже через несколько секунд оказались возле группы подростков, шумно обсуждающей тему последнего урока.
   - Привет, Барби! Как дела? - Дюк ослепительно улыбнулся, но его обаяние не возымело должного эффекта, и молодёжь настороженно затихла.
   - Здравствуйте, - тихо ответила девочка. - Чем обязана?
   - Меня зовут Мейсен, - представился Дюк и махнул в сторону напарника. - А это Джонджо. Мы можем поговорить?
   - Опять репортёры! Да что вы за народ такой? - раздался вместо ответа низкий голос одного из парней. Он протиснулся вперёд и обеими руками оттолкнул Дюка. Парень был крупный - высокий и массивный, очевидно, футболист или баскетболист. Он вложил в толчок всю свою массу, но Дюк даже не шелохнулся. Юноша удивлённо хмыкнул, его руки остались лежать на плечах Дюка, рука которого плавно легла на кисть парня. Раздался хруст суставов, от боли у парня подогнулись коленки и из горла вырвался сдавленный хрип.
   - Этот костюм стоит штуку баксов, так что не советую вытирать об него руки!
   - Дюк, отпусти его, - Джонджо обвёл взглядом ребят и спросил: - Мы что похожи на репортёров?
   Те дружно пожали плечами, стараясь не смотреть ему в глаза. Единственным кто не выказал страха, была Барби. Она внимательно посмотрела сначала на Дюка, затем на Джонджо, а затем нахмурив брови, воскликнула:
   - Кажется, я вас уже где-то видела!? Да, точно! Вы приезжали к моим родителям.
   Она потрясла вытянутым указательным пальцем перед носом Джонджо и цокнула языком. Потом шагнув к своему другу, она рывком подняла его на ноги и разгладила спортивку на груди и плечах.
   - Не волнуйся, это из ФБР, - успокоила она его.
   Дюк и Джонджо ошалело переглянулись, еле сдерживая смех.
   - А как ты узнала? - поинтересовался Дюк. Они никогда не говорили ни ей, ни её родителям, что они агенты Бюро, представляясь сотрудниками службы социальной защиты.
   Вместо ответа девочка подмигнула и весело зашагала в сторону скамейки. Дюк медленно поворачивая голову, проводил её взглядом, а после повернулся к Джонджо и приподнял левую бровь. "Кажется она начала улавливать наши мысли. Девочка прогрессирует быстрее, чем мы предполагали", отчётливо прозвучало у Джонджо в голове. Он мысленно чертыхнулся: "Ну, Айк! Ну, сволочь! Решил поместить меня в свою шкуру. Ну, доберусь я до тебя!"
   - Пошли! - мысленно скомандовал он, чтобы проверить как работает телепатическая связь.
   - Сам поговоришь, или как? - "услышал" он в ответ.
   - Ты начни, а я продолжу.
   Дюк кивнул. Они быстрыми шагами пошли следом за Барби, ощущая на спине взгляды тинейджеров, в замешательстве переминавшихся с ноги на ногу на ступеньках школы. Когда они с ней поравнялись, Барби уже села на скамейку, положив рюкзак на колени и сцепив пальцы. Джонджо сразу занял место возле девочки, а Дюк в нерешительности остановился.
   - Гм-м... Может нам лучше будет прогуляться? - он сделал приглашающий жест в сторону аллеи, ведущей из школы, но наткнулся на упрямый взгляд, плотно сжатые губки и крепко стиснутые пальцы девочки.
   - Мне и здесь хорошо, - коротко возразила она.
   - Да... ну... в принципе, ладно. Наверно, так будет лучше.
   Дюк не был похож сам на себя. Обычно спокойный, уверенный в себе... Его взгляд с поволокой - а-ля Казанова, мягкая грациозность, иногда излишняя вальяжность, придающая специфический шарм, сводили женщин с ума. Он в нерешительности посмотрел по сторонам и присел возле Барби, неловко вытянув руку на спинку скамейки за плечами Барби. Потом убрав руку, он поправил полу пиджака, хотя та и так лежала ровно, а после облокотился локтем о скамейку. Барби насмешливо посмотрела на него, и в уголках её губ заиграла лёгкая улыбка.
   - Первый раз сидишь так близко к женщине? - тихо спросила, трогательно заглядывая ему в глаза.
   - Что? - он не сразу понял, что Барби имела в виду, но потом заметил как Джонджо закрыв лицо ладонью сотрясался от беззвучного смеха. - Что? - на этот раз вопрос был обращён к напарнику.
   - Видел бы ты себя со стороны, - Джонджо прыснул от смеха и отвернулся.
   - А в чём дело? Что не так?
   - Ладно, - Джонджо глубоко вздохнул. - Давай делать то, ради чего мы сюда пришли.
   - Давай! Я просто не знаю с чего начать.
   - А ты начни с самого начала! - предложила Барби.
   - С самого начала? Хорошо! Началось это давным-давно, никто точно не помнит когда. Гм-м-м...
   Он замолчал, подбирая слова. Барби подняла руки и решила жестами, похожими на размахивания дирижёра, ему помочь.
   - Началось что?
   Дюк почесал ухо.
   - В общем, человеческий ген мутировал. С того момента, как на Земле посеяли жизнь этот изначально запрограммированный ген мутировал несколько раз.
   - Стоп! Стоп! Стоп! - прервала его Барби. - Ты хочешь сказать, что жизнь на земле кто-то "посеял"? - недоверчивость в глоссе девочки заставила Дюка усомниться в положительном исходе их затеи.
   - Да, - ответил он и посмотрел на друга, ожидая поддержки с его стороны. Джонджо утвердительно кивнул, когда Барби повернулась к нему.
   - Ни за что не поверю! - отрезала девочка.
   - Не важно, - махнул рукой Джонджо. - едем дальше.
   - Итак, последний раз ген мутировал совсем недавно, то есть давным-давно по человеческим меркам, но недавно, в масштабе эволюции жизни на Земле. Так появились оборотни, вампиры, гоблины: все те, кого мы называем "ночными хищниками"...
   - А леших с водяными среди них не было? - оборвала его Барби.
   - Леший, или иначе - лесной человек, это тот же Йети, - спокойно ответил Дюк.
   - А водяной - это оборотень, превращающийся в крокодила, - также спокойно добавил Джонджо.
   - Ребята, вы с ума сошли!
   - Тебе надо было взять с собой Скалли. Они нашли бы общий язык, - подумал Дюк.
   - Кто такой Скалли? - прозвучала мысль девочки.
   - Скалли - это фамилия Даны, - остановил их Джонджо. - Дюк переходи к сути.
   - Ты можешь нам не верить, - вслух произнёс Дюк. - Просто слушай как сказку.
   Тут он запнулся, увидев, что глаза Барби сузились, а пухленькие губки сжались в узкую полоску.
   - Она нашла в наших мозгах картины столкновения друидов с оборотнями и вампирами, - мысленно передал ему Джонджо.
   - Кто такие друиды? - неожиданно спросила девочка.
   - Первыми мутантов заметили кельтские шаманы, которых тогда называли друидами. Ты должна знать о них из курса истории. Они ещё поклонялись деревьям.
   - Угу, теперь вспоминаю, - закивала девочка.
   - Так вот, именно они придумали наиболее эффективный способ убийства вампиров - осиновый кол в сердце.
   Оба агента невесело усмехнулись.
   - Непонятно, почему именно осиновый, но в целом о-очень эффективно, - вставил Джонджо.
   - Друиды стали изучать мутантов-полукровок, определили их сильные и слабые стороны, нашли способы обезопасить людей от опасных контактов. Они стали убивать "ночных хищников" ещё в раннем детстве, делая вид, что приносят жертвы богам. Уже тогда друиды поняли, что существование новой ветви, другой расы людей надо держать в секрете.
   - А что дальше? - в голосе девочки был неподдельный интерес.
   - А дальше друиды нашли способ привить людям некоторые из биологических особенностей "ночных хищников". Это и колоссальная физическая сила, и нечеловечески высокая реакция и обострённые органы чувств. Конечно, первыми такими сверхлюдьми стали сами друиды. Вот почему, теперь мы так называем эту расу.
   - У меня действительно повышенная реакция, огромная сила, - девочка стала задумчиво рассматривать свои руки.
   - Нет, Барби, с тобой всё немного иначе, - хотел было возразить Дюк, но девочка пропустила его слова мимо ушей.
   - А почему вампиры пьют кровь? - спросила она.
   - Все "ночные хищники" питаются людьми. В тот момент, когда они нападают на людей, их организм вырабатывает специальные ферменты, такие вещества, которые не расщепляют проглоченное, как это происходит в обычном пищеварительном процессе...
   - Дюк, ты разговариваешь с шестнадцатилетним подростком. Не умничай-а! По-моему даже Скалли объяснила бы доступнее.
   - ... а, э-э-э... разбирают на кирпичики. Кровь доставляет эти кирпичики и они собираются в нужном месте.
   - Ты не объяснил, почему вампиры пьют кровь, - не отставала девочка.
   - Вампиры пьют кровь, потому что их организм не вырабатывает Т-лейкоциты.
   - Т-лейкоциты?
   На лице девочки было написано полнейшее непонимание.
   - Лейкоциты - это такие кровяные тельца, которые защищают организм. Из них состоит наша иммунная система. Они борются с микробами, вирусами и всё такое. На несколько тысяч "обычных", если можно так выразится, лейкоцитов, это могут быть и моноциты, и нейтрофилы, приходится один Т-лейкоцит, который даёт команду к уничтожению...
   - Дюк, иногда ты бываешь таким занудой! - подумал Джонджо. - Давай, Барби, я объясню тебе простым языком. У "ночных хищников" очень крепкий организм, способный к полной и быстрой регенерации практически любого органа. Они не болеют в человеческом понимании этого слова. У них не бывает гриппа, желтухи и других вирусных заболеваний. Но в их теле не хватает какого-то компонента. Вот, в случае с вампирами - это Т-лейкоциты. Если вампир вовремя их не получит, то очень скоро он умрёт, из-за того, что организм не сможет противостоять даже тем, микробам, которые всё время находятся внутри него. Например, в желудке много микробов, которые участвуют в пищеварительных процессах.
   - Так! - девочка подняла руки над головой. - Сдаюсь! Мой неподготовленный мозг не справляется с такой нагрузкой.
   Она встала и закинула рюкзак за плечо.
   - Но мы ещё не сказали тебе самого главного, - хотел было остановить её Дюк.
   - Ничего, скажем позже, - Джонджо поднялся и, положив руку на плечо девочки, повернул её к себе. - Барби, сейчас в твоём организме происходят изменения. Мы хотим показать тебя нашему доктору. Если ты, конечно, не возражаешь.
   Барби задумалась, взвешивая в голове свои планы на вечер. Джонджо прикоснулся к её мыслям и у его век появились еле заметные морщинки. Громкая музыка, пиво, которое ещё запрещено в их возрасте, тот баскетболист. Ха, да у него ещё и Харлей! Конечно, девочка не захочет поехать с нами к Линдси. Он сдержал улыбку, но в глазах заиграл весёлый огонёк.
   - Мак, как бы там ни было, мы должны её уговорить, - настойчивая мысль Дюка ворвалась, в размышления Барби. - Иначе нельзя. Жаль лишать ребёнка молодости, но у жизни свои планы. Не каждому выпадает судьба родится атлантом.
   - Атлантом? Что значит атлантом? - мысленно спросила девочка. - Это и есть то главное, что вы должны мне сказать?
   - Мы расскажем тебе по пути, - заверил её Джонджо.
   Барби поправила рюкзак на плече и рассеянно посмотрела в сторону школы.
   - Ладно, - выдохнула она через мгновение. - А где этот ваш доктор?
   - В Филадельфии. Идём, я отвезу тебя домой и поговорю с твоими приёмными родителями. А ты, Дюк, пока встреться с директором школы.
   Дюк кивнул и медленной походкой танцора-чемпиона пошёл к директору, вылавливая на ходу косые взгляды школьниц.
  
   Резиденция семьи Фишер
   Среда, 14:47
  
   Подъезжая к маленькому ухоженному домику, Дюк почувствовал приятный запах. Должно быть Нелли, приёмная мать Барбары, пекла пирог. Нелли была замечательной хозяйкой - аккуратной, умелой, расторопной, к тому же она обладала на редкость покладистым характером. Но к сожалению, всех этих достоинств не замечал её муж, который любил прогуляться что называется "налево". Самым неприятным моментом этой истории было то, что Нелли знала о похождениях мужа. "Люди!", подумал Дюк, "У каждого есть свои недостатки, свои слабости. То ли дело атланты!". Он остановил машину на другой стороне улицы, вышел и, не дожидаясь девочки, направился к домику.
   - Атланты, атланты! Кто такие атланты? - услышал он голос за спиной.
   - Всему своё время! - Джонджо понравилась роль наставника и он повторил: - Всему своё время!
   - Как скажешь, учитель Йодо!
   Кухня располагалась на первом этаже и выходила окнами на улицу, поэтому Нелли Фишер заметила их приезд и сразу вышла им навстречу, вытирая руки о подол фартука.
   - Добрый день, Джонджо! Рада тебя снова видеть.
   - Здравствуйте, миссис Фишер. Замечательно выглядите! Для вас что стрелки часов двигаются в другом направлении?
   Лицо Нелли озарилось лучезарной улыбкой, подтверждая тот факт, что жёны, мужья которых им изменяют относятся к комплиментам мужчин гораздо более чутко, чем остальные женщины.
   - Ты сегодня подменяешь Мейсона? - кокетливо спросила она, отстраняясь чтобы пропустить их внутрь.
   - Проходи, - Джонджо положил ладонь на спину Барби.
   Нелли провела рукой по щеке падчерицы и поцеловала её в другую, а затем провела их в гостиную, на ходу снимая фартук. Она указала Джонджо на диван, а сама устроилась на кресле напротив. Барби собиралась зашвырнуть рюкзак куда подальше и сесть на кресло-качалку, которое стояло возле камина, но Джонджо её мысленно остановил. "Иди, собирайся", скомандовал он. "Уже лечу, мой капитан", последовал ответ. Барби, что-то весело напевая, как птичка вспорхнула на второй этаж и скрылась в своей комнате.
   - Хочешь чего-нибудь выпить? - гостеприимность Нелли проявлялась в каждом слове.
   - Нет, спасибо. Я на службе. - Джонджо глубоко вдохнул густой аромат, которым была наполнена вся комната. - Это печенье или пирог?
   - Яблочный пирог, - улыбнулась Нелли. - Надеюсь, ты останешься на ланч?
   - Почему бы и нет! - воскликнул он и вдруг нахмурил брови. К аромату печёного примешался противный запах животного. "Мышь или крыса", подумал Джонджо. - Нелли, у вас завелись грызуны?
   - Не знаю, я сама их не видела, но, знаешь, где-то неделю назад Барби сказала мне об этом. Кстати, я рада, что ты пришёл, - на её лице отразилась тревога. - С нашей малышкой что-то происходит. Она не спит по ночам, мало ест, а иногда просто бросается на еду. Ещё до того случая... ну, ты понимаешь о чём я... она стала менее эмоциональной, как будто замкнулась в себе. А после, так вообще, как будто голову в панцирь втянула. - Нелли беспомощно развела руками. - Я не знаю что делать. Она отказывается со мной говорить.
   Она покачала головой и стала теребить салфетку, которую всё это время держала в руках.
   - Нелли, у Барбары всё в порядке. То, что она сумбурно питается и мало спит, это нормально. Мы с Мейсоном уже говорили, что малышка не такая как все.
   Нелли с нескрываемой надеждой посмотрела на него. Джонджо заранее придумал ответ, поэтому выдержав непродолжительную паузу, скорее чтобы придать значимость словам, а не чтобы протянуть время, добавил:
   - У Барби небольшое отклонение в гормональном составе. У неё присутствует небольшой процент мужских гормонов в крови. Вот почему она не проявляет эмоции, как это обычно бывает у девушек и ... именно поэтому она намного сильнее своих сверстниц.
   - А-а! Ну, тогда хорошо. У многих девушек наблюдаются такое, особенно в последнее время. - Нелли немного расслабилась, но потом резко собралась. - Надеюсь это излечимо?
   - Да, конечно, - как можно спокойнее заверил её Джонджо. - Я заберу её на пару дней в Вашингтон. Там мы сделаем всё необходимое, а потом я привезу её обратно.
   Нелли, не задумываясь, согласилась. У неё не было причин не доверять Джонджо, которой давно уже курировал Барбару, не заметно для неё самой. Они то Мейсоном Дюком, то с Даной Скалли, часто приезжали и всячески помогали семье Фишер, искренне прося беречь девочку.
   - Я готова! - Барби сбежала по ступенькам и Нелли заметила в её глазах тот блеск, который пропал за последние несколько месяцев. Вдруг она поняла, что Джонджо забирает её девочку, забирает навсегда. Нет, конечно он привезёт её обратно, но это будет уже совсем другая Барбара Фишер. Она поднялась навстречу дочери и обняла её, крепко прижимая к груди и тщетно пытаясь скрыть выступившие на глазах слёзы.
   - Хей, да ладно тебе! - Барби отстранилась и, увидев, что Нелли плачет, провела рукой по её лицу, смахивая слезинки со щёк. - Это всего лишь несколько тестов. Всё в порядке!
   - Всё не в порядке и она знает об этом, - подумал Джонджо. - Постарайся не затягивать этот момент.
   - Может откажемся от ланча?, - послала Барби ответную мысль.
   - Да, пожалуй, - Джонджо хлопнул ладонями по коленям и медленно поднялся.
   - Нелли, мы поедем.
   - Но... но вы ведь не поели?!
   - Заверни нам с собой в дорогу.
  

* * *

   Квартира Даны Скалли
   Арлингтон, Вирджиния
   Среда 14:23
   Отдел Х уже вёл расследования на территории штата Кинтана-Роо, занимающего большую часть полуострова Юкатан, поэтому Скалли хоть и сопротивлялась приводя такие доводы как "Это вне нашей юрисдикции", "Мы не имеем права вмешиваться в их дела", "Нас не будут финансировать", "И вообще, какое отношение это происшествие имеет к Соединённым Штатам и к ФБР в частности?", но всё-таки покорно смирилась после небрежно брошенной напарником фразы:
   - Мак всё уладит!
   - Ты всегда так говоришь, Малдер, когда хочешь влезть в очередную авантюру, - упрекнула Скалли своего напарника, заканчивающего последние приготовления к поездке. - Самое смешное то, что ты никогда не спрашивал его согласия. Мы осточертя голову нарушаем все мыслимые и немыслимые законы, а Маку потом приходится разгребать за нами мусор!
   - Скалли, неужели тебе совсем не интересно? Хотя бы одним глазком взглянуть за кулисы серых будней и увидеть что-то из ряда вон выходящее? Неужели ... - Малдер собирался продолжить, но встретившись с жёстким взглядом и плотно сжатым ртом Скалли замолчал.
   - Мне жутко интересно. Но я - профессионал, как в прочем и ты. Мы играем в высшей лиге и не выступаем бесплатно. Профессионалы не играют ради удовольствия, они работают. Работают за деньги. Конечно, Мак всё уладит. Вопрос в том, а нужно ли нам этом.
   - Не нам, Скалли. Это нужно "секретным материалам", - Малдер не нашёл что добавить, но понял, что в этом нет необходимости. Голова Скалли упала на грудь, руки тонкими канатами повисли вдоль тела и она тяжело вздохнула. Он победил, но чувствовал угрызения совести. Так было всегда, когда он выигрывал прения у Скалли. В спорах с Дюком, с которым Малдер часто был в паре, или с Маком, а обычно споры с Маком Малдер выигрывал, он не получал удовольствия победы. Малдера интересовала только истина. А вот с маленькой, но очень упрямой Скалли, до последнего гнувшей свою линию и ломавшуюся в последний момент, Малдер часто испытывал неприятный осадок. Поэтому он не любил давить на неё.
   - Хорошо, - неожиданно согласился Малдер. - Давай позвоним Маку.
   Категорически не соглашаясь с мнением Скалли в природе паранормальных явлений, методах ведения дел и прочих принципиальных вопросах, Малдер понимал, что ей нужно делать маленькие уступки. Хотя бы для поддержания взаимопонимания. Он вытащил из кармана пиджака мобильный телефон и набрал номер Джонджо.
   - Мак, - услышал он ответ с того конца.
   - Слушай, мы со Скалли решили нанести неофициальный визит в Мексику, - Малдер без прелюдий приступил к делу. - Там происходит что-то странное и чутьё подсказывает мне, что мы не ошибёмся, если предложим им свою скромную помощь.
   - Ёх-ты! И в первый раз вы решили узнать моё мнение?!
   - Ну-у..., - Малдер помялся, не желая говорить об отрицательном отношении Скалли к этой поездке. - ... да!
   - А это обязательно? Я имею в виду поездку. Ты думаешь найти там что-нибудь стоящее?
   - Дюк, за всё время нашей совместной работы сколько раз моя интуиция подвела нас?
   - Ладно, дай мне Скалли, - Джонджо сразу уловил беспокойные нотки в голосе собеседника, но опыт поодсказывал, что Малдер может откопать паранормальные явления, даже если те лишь надёжно скрыты в тени совершенно заурядных событий.
   Малдер нехотя протянул телефон напарнице.
   - Привет, Мак! Нашли девочку? - поинтересовалась Скалли. Она знала, что даже если расположить Джонджо к себе, то он всё равно примет объективное решение вопроса, ведь у атлантов снижен эмоциональный фон поступков. Тем не менее, она каждый раз интересовалась такими мелочами как настроение партнёров, их самочувствие и прочими невидимыми деталями обыденной жизни, незаметно для посторонних поддерживая теплые дружеских отношения.
   - Нашли, - подтвердил Джонджо. - Свозим её к Линдси, потом сразу рванём к вам на помощь. А вы первым делом найдите Альвареса. Хотя, нет... Я сам свяжусь с ним, он вас встретит. Действовать строго под его началом. Никакой самодеятельности. Только это...
   - Что, Мак?
   - Понимаю, что Малдеру говорить бесполезно, поэтому скажу тебе, - Джонджо перевёл дух, но Скалли поторопила его:
   - Да, Мак, я слушаю тебя!
   - Сильно не светитесь.
   - Не волнуйся, вообще светиться не будем. Там есть свои люди в чёрном, мы - просто наблюдатели. Тихо приедем, соберём образцы, сделаем анализы и сразу домой.
   - Ну, договорились!
   Скалли нажала кнопку сброса линии и передала аппарат сияющему, как нефритовая скульптурка Малдеру. Она закинула в сумку баллончик со спреем от насекомых и резко дёрнула молнию, известившую своим звонким жужжанием о готовности Леди Х к очередному крестовому походу.
   Малдер также хорошо экипировался. Он взял и зубную щётку, и бритвенный прибор, и ... , в общем, его титанический мозг не заботит такая глупость как комфорт. При всём при этом у него был талант - в самых тяжёлых ситуациях он имел прекрасный внешний вид. Скалли всегда удивлялась как ему это удаётся.
   В самолёте Малдер снова и снова просматривал фотографии, словно надеясь уловить важную деталь, пропущенную при первом осмотре. Скалли поначалу решила вздремнуть, но потом отказалась от этой мысли. В салоне было много свободных кресел, она нашла одно у окна и устроилась на нём, наслаждаясь открывавшимся из иллюминатора видом. Это кресло оказалось в том месте, где крыло самолёта крепится к его фюзеляжу, поэтому Скалли могла видеть мощные турбореактивные двигатели, висевшие под крылом. Она остановила свой взгляд на одном из них и задумалась о том, что все дела обычно так и начинаются. Они вдвоём с Малдером, без ребят, без группы поддержки, мчатся в какую-нибудь глубинку, или на секретный объект, следят за развивающимися там событиями, анализируют, дают заключение, а после, на машинах без опознавательных знаков приезжают "чистильщики" и всё уничтожают. Материалы следствия оседают в надёжно скрытых шкафах, а официальная версия передаётся в прессу. Я немного подумал и решил, что Джонджо было бы интереснее быть руководителем группы зачистки, чем вести дела, которые ничем не заканчиваются, поэтому я сделал их отдел "людьми в чёрном", которые скрывают от общественности самые сокровенные тайны правительства, работая под прикрытием ФБР. А так как Скалли занимала одно из передовых мест в его команде, то ей было о чём вспомнить, задумчиво уставившись на ревущий двигатель самолёта.
   Малдер сложил снимки друг на друга, постучал ими по раскладному столику, выравнивая пачку и аккуратно сложил их в папку. Предвкушение новой загадки вызывало приятный зуд в животе и Малдер сладко потянулся. На лице заиграла блаженная улыбка. Он поискал взглядом Скалли, задумчиво уткнувшуюся носом в иллюминатор и машинально вставил в ухо маленький круглый наушник, переключая внимание на экран висящего впереди телевизора. Мультики! Малдер любил мультики. Особенно про Микки Мауса. Как раз он то и шёл в тот момент. Несуразный, рассеянный Микки напоминал Малдеру его сестрёнку. Не потому что она была такой же неуклюжей или смешной, а потому что в каждом ребёнке есть этот шарм, который Уолт Дисней сумел мастерски передать в своём самом известном персонаже. Саманта. Эх, Саманта, я обязательно отыщу тебя, сжал кулаки Малдер. Мультфильмы, напоминая о пережитой трагедии, благотворно влияли на его жизнедеятельность. Они наполняли организм безудержной энергией. Скалли всегда говорила, что Малдера можно убить. Но остановить... Нет, остановить его не возможно.
   - Хотите чего-нибудь выпить, мисс?
   Скалли вздрогнула от неожиданности и обернулась. Миловидная стюардесса остановила свою тележку возле неё и замерла в ожидании.
   - У вас есть апельсиновый сок? - спросила Скалли после некоторых раздумий.
   - Да, мисс.
   Стюардесса протянула ей стакан, наполненный густой оранжевой жидкостью и Скалли прежде чем сделать первый глоток повертела его в руках. Потом она обернулась и посмотрела на Малдера, в руках которого также был стакан с апельсиновым соком. Совпадение? Или может люди, проводящие вместе много времени, становятся похожи? Малдер перехватил её взгляд и подмигнул. Временами Скалли казалось, что он тоже телепат. Она протянула руку между кресел:
   - Дай я тоже ещё раз взгляну на фотографии.
   - Держи, - Малдер вложил папку ей в руку.
   Поднявшись в воздух самолёт покинул серый от городского смога и официально окрашенных административных зданий Вашингтон, и взял курс через Атланту, Монтгомери и Мексиканский залив на самый большой город в мире. Малдер выглянул в окно, откуда с высоты семи миль были видны только белые хлопья облаков и тонкая паутинка автобанов. Он прикончил пакетик солёных сухариков, выданный бортпроводницей и отряхнул руки. Нет семечек, подумал Призрак, зато есть сухарики. Он вспомнил как отец учил его радоваться тому, что есть, а не сожалеть по поводу того, чего нет.
  

* * *

  
   213 шоссе,
   Филадельфия, штат Пенсильвания,
   Среда, 22:48
  
   Они прибыли в первую временную столицу Штатов, когда неоновые вывески объявили о заступлении другой смены работников. На промысел вышли воры, грабители, девушки лёгкого поведения, многие из которых оказывались не теми за кого себя выдавали.
   - Вон, видишь мужика с бородкой? - Джонджо сидевший за рулём взятого напрокат автомобиля указал пальцем в сторону одного из жилых домов из двери которого мягкой кошачей поступью выскользнул довольно грузный мужчина. - Вампир, ищет донора.
   - И как часто они выходят на охоту? - спросила Барби обрадованная тем, что молчание, царившее всю дорогу наконец-то нарушилось.
   В самолёте она пыталась утолить нарастающее с каждой минутой любопытство, приставая к Джонджо с вопросами, но они с Дюком не стали ничего ей рассказывать при посторонних, а её телементальный аппарат был ещё не настолько хорошо развит, чтобы она могла полностью переключиться на телепатическую связь. К тому же Джонджо не хотел, открывать ей свои мысли, чтобы она не узнала лишнего. Нет, дело было не в секретах, не в государственных тайнах, будучи атлантом Барби и так будет знать всю подноготную, а вот именно этого она знать пока не должна. Вооружившись информацией, недоступной никому другому, ты должен действовать так как ты должен действовать, нравится это тебе или нет. Психика молодой девушки может быть не готова к тому, что её жизнь запрограммирована, что ей придётся делать что-то идущее вразрез с её представлениями о порядке, морали. И хотя атланты всегда пытались направить силу, которой были наделены, на сохранение мира и их помыслы были чисты, орудия и методы, которыми они добивались поставленных целей могли быть испачканы кровью невинных жертв.
   Барби не оставалось ничего другого, как слушать музыку, листая последний номер "Elle", в то время как Джонджо и Дюк вели тихую мысленную беседу.
   - Что было в школе? - спросил Дюк.
   - Директор - довольно опытная вампирша.
   - Насколько опытная?
   - Достаточно, чтобы понять, что молодой атлант - подарок судьбы.
   - Ага, тут ты прав. Вот только поймёт ли она, что Барби - атлант.
   - Конечно, без сомнений. Кстати, помимо директорши в школе я заметил ещё около восьми-девяти "охотников".
   - Да. Необычно высокая концентрация.
   - Я не об этом, Мак. Я о том, что девочку нельзя бросать на произвол судьбы.
   - И что ты предлагаешь? Ввести её в программу защиты свидетелей?
   - А что? Это идея.
   Они ещё долго перебирали возможные варианты как агенты ФБР с одной стороны и как члены общины атлантов с другой, но к окончательному решению так и не пришли. Барби видела, что они задумчиво потирают подбородки, но надеялась, что это не имеет к ней никакого отношения.
   - Нет, не часто, - ответил Джонджо, резко выворачивая руль, чтобы избежать аварии. Сбоку пронёсся фургон, весь разрисованный аэрозолем, за рулём которого сидел не совсем трезвый парень, по виду чуть старше Барбары. Рядом орали во всю глотку два его пьяных дружка. - Это, конечно, зависит от скорости метаболизма в организме вампира, но в среднем где-то раз в месяц, - продолжил мысль Джонджо, провожая укоризненным взглядом фургон.
   - А раз вы точно знаете, что он вампир, то почему вы его не убьёте? - Барби спросила так спокойно, можно подумать, что убийство для неё обыденное явление.
   - За что? - вступил в разговор Дюк. - За то, что он родился не таким, как все?
   - Это не наша война, - буркнул Джонджо. - Оставим это друидам. Мы занимаемся другим.
   - Но ведь он убьёт человека! - возмутилась Барби.
   - Не-ет, - Дюк покачал головой. - Они не настолько глупы, чтобы убивать людей. Обычно они оглушают людей и забирают у них сто - сто пятьдесят грамм крови вот и всё.
   - Забирают? То есть, как забирают? Ты хотел сказать "высасывают"?
   Джонджо с Дюк переглянулись и на их лицах заиграли улыбки. Джонджо посмотрел на девушку в зеркало заднего вида и с нескрываемой иронией в голосе спросил:
   - Нелли не ругала тебя за то, что слишком много смотришь телевизор?
   - Что? - недоумённо переспросила Барби, но поняв что это издёвка, стукнула кулаком по сиденью. - Эй, это не смешно! Если хотите чему-то меня научить - учите, если нет, то крайней мере не надо издеваться.
   - Тише, тише, красавица, никто над тобой не издевается, - успокоил её Джонджо и мысленно обратился к Дюку: - Она ещё слишком импульсивна!
   - Конечно! Перерождение долгий процесс. А ты хотел, чтобы вся клеточная структура изменилась за один день? - ответил ему Дюк, а вслух продолжил "курс молодого атланта": - Вампиры не высасывают кровь, так было раньше. Теперь они использую медицинские приборы, а многие договариваются с сотрудниками банков крови, больниц, госпиталей.
   - А-а, ясно, - девочка выковыряла кусочек пищи, застрявший между двумя передними зубами и, воспользовавшись повисшей паузой, спросила: - Ребят, вам не кажется, что пора бы мне рассказать о том, что происходит со мной? Что за перерождение? В кого я превращаюсь? Почему Джонджо сказал, что мы не занимаемся вампирами и что значит "это не наша война"?
   - "Ночные охотники" не так страшны ... - тихо, будто обращаясь к самому себе, сказал Джонджо.
   - Не так страшны как кто? - удивился Дюк.
   - Полукровки. Большинство из них не знают кто они и что с ними происходит, а у тех кто знает не выдерживает психика и они ломаются. Но хуже всего те, кто знает и могут с этим жить, но не хотят. Они пытаются стать не тем, кто они есть на самом деле, только вот природу не обманешь...
   Дюк, соглашавшийся с другом даже в спорных вопросах, сейчас был на его стороне на все сто, поэтому он лишь коротко кивнул и снова отвернулся и продолжил наблюдать за окружающим миром через своё окно.
   - Э-эй, люди! Я, кажется, вопрос задала.
   - Кто познал жизнь, тот не торопится, мой юный подован! - нарочито поучительно ответил Джонджо.
   Девочка сердито фыркнула и упёршись локтем в дверь автомобиля подпёрла кулачком голову. Чтобы чем-то занять себя она достала из кармана пачку жевательной резинки и закинула одну пластинку в рот, когда ночную тишину нарушил вой сирены. Барби резко обернулась и увидела сине-красные огни мигалки. Джонджо покосился на боковое зеркальце и также заметил "скорую", сигналом мощных фар просившую уступить дорогу. Он включил поворотный сигнал и перестроился на другой ряд, пропуская минивэн парамедиков. "Скорая" пронеслась мимо, обдав их струёй холодного ветра. После техасской жары ночная Филадельфия могла показаться обителью Снежной Королевы. Барби поёжилась и потянулась к своему рюкзаку, чтобы достать лёгкую куртку, которую она предусмотрительно взяла с собой. Она расстегнула застёжку и стала рыться в вещах, но вдруг услышала встревоженный голос Джонджо:
   - Дю-юк, - тихо протянул он.
   - Вижу-вижу, - отозвался напарник.
   Барби стала озираться по сторонам и заметила как слева к автомобилю несущемуся на скорости больше пятидесяти миль в час приближается крупное животное похожее издалека на пуму. Грациозность и видимая лёгкость движений поразили девочку, но больше всего её заставило удивиться строение тела существа, задние колени, которого были обращены вперёд, а не назад, как это бывает у всех кошек. Считанные секунды понадобились животному чтобы настигнуть минивэн и одни рывком запрыгнуть на его крышу. Рессоры машины самортизировали под дополнительным весом, шины дико заскрипели и автомобиль стало заносить из стороны в сторону, пока водителю наконец не удалось справиться с управлением. Но виновника потенциального ДТП похоже это волновало меньше всего. Монстр, а теперь уже Барби не сомневалась в том, что никакая это не пума, встал на задние лапы и, вцепившись одной лапой-рукой в мигалку на крыше "скорой", занёс другую над головой и с силой ударил по крыше. Его действия не оставляли сомнений - он собирался разворотить крышу и добраться до того, кого парамедики пытались спасти. Справа мелькнула ещё одна тень и Барби заметила, что на помощь к монстру огромными прыжками спешит его товарищ. Она подалась вперёд, чтобы получше рассмотреть существо, которое также запрыгнуло на крышу минивэна и вскрикнула от неожиданности - кресло, на котором мгновение назад сидел Дюк теперь пустовало. Увлёкшись погоней она не заметила, как Джонджо прибавил скорость й "сел на хвост" минивэну, ловко лавируя между попадавшимися на пути автомобилями. Не успела Барби задать вопрос, как их машина просела от сильного толчка и от крыши черной молнией отделилась человеческая фигура. Это Дюк, подумала Барби.
   - Конечно, Дюк, а кто же ещё? - раздалась отчётливая мысль Джонджо.
   Тем временем дюк приземлился между успевшим оказаться на крыше вторым монстром и тем, что небезуспешно пытался вскрыть крышу минивэна. Хотя монстры были ощутимо больше Дюка, под его весом минивэн качнулся сильнее и несколько раз задел задним бампером асфальт, выпустив сноп искр. Дюк наотмашь ударил одного монстра. Удар оказался настолько сильным, что монстр кубарем скатился в кювет. Второе существо вцепилось в Дюка и они оба слетели с крыши автомобиля на дорожное покрытие. Джонджо резко повернул рулевое колесо и остановил автомобиль в нескольких ярдах от них. Едва коснувшись асфальта противники вскочили на ноги и на мгновение замерли друг перед другом. Монстр оказался между Дюком и Джонджо, медленно и спокойно вышедшим из машины. Барби смогла рассмотреть существо. Ростом примерно шесть футов четыре дюйма, покрытое тёмно-коричневой шерстью, оно мелкими шагами отходило от Дюка. Из горла монстра вырывался глухой рокот, а мощные когти были готовы вонзиться в плоть. Но Дюка свирепый вид оборотня волновал меньше всего. Об этом явственно свидетельствовал труп другого монстра, валявшийся в канаве неподалёку. Голова оборотня была неестественно запрокинута, а из горла пульсирующими толчками вырывалась тёмно-бурая кровь. Дюк неподвижно стоял, опустив руки. Он присел на правую ногу, левая нога была выставлена вперёд, корпус слегка наклонён. Весь его внешний говорил о готовности к прыжку и Барби нисколько не сомневалась, что он одним прыжком настигнет монстра. Оборотень, почувствовавший, что перед ним не человек и даже не друид, резко метнулся в сторону и скрылся между зданиями. За сотую долю секунды до того как мозг Джонджо отдал приказ мышцам сократиться, он уловил мысль Джонджо остановившую его.
   - Стой! Пусть уходит, - скомандовал Джонджо и Дюк распрямился, расслабляя мышцы. - Быстро в машину.
   Дюк кинулся к автомобилю и, не открывая дверцу, акробатическим движением запрыгнул в окно. Джонджо также уселся на своё место и дёрнул на себя рычаг ручного тормоза, вдавливая педаль газа в пол. Двигатель взревел и автомобиль затрясся мелкой дрожью. Колёса со страшным скрежетом забуксовали по дорожному покрытию, а задняя часть машины юзом пошла в сторону. Выровняв таким не вполне традиционным способом машину, Джонджо отпустил ручной тормоз и машины, как собака, сорвавшаяся с цепи, бросилась вдогонку за "скорой", видневшейся вдалеке.
   Дюк вопросительно посмотрел на друга.
   - В "скорой" был вампир, - сразу пояснил Джонджо. - Это их разборка, пусть сами выясняют отношения. Мы не дали им раскурочить "скорую" и принести в жертву невинных людей. Дальше пускай что хотят, то и делают.
   Дюк кивнул и потянул за полы пиджака, чтобы расправить их и поудобнее усесться на кресле.
   - Ты смотри! - у него вырвался возмущённый возглас, когда огромный лоскут материи отделился от пиджака и остался у него в руке ярким напоминанием о короткой, но весьма запоминающейся схватке. - Когда найду, я выставлю этому ублюдку счёт!
   - Выстави счёт тому вампиру. Мы ведь ему жизнь спасли!
   - Точно! Я ему по самые помидоры счёт залеплю!
   - А что будет с тем, другим обротнем? - поинтересовалась Барби. Ей никогда не попадались упоминания в прессе или по телевидению о трупах монстров с порванными глотками, лежащих у самой кромки автострады. А схватка, подобная этой, далеко не единственная. Значит, подумала она, их должны как-то убирать... или эвакуировать.
   - Их не надо убирать, - пояснил Дюк. - Трансформировавшись тело оборотня становится очень нестабильным и после смерти полностью разлагается в течение полутора, максимум двух часов. А за это время его даже случайно никто не обнаружит.
   Сзади показались огни ещё одной мигалки и завывание сирен усилилось. Дюк высунулся в окно и Барби заметила, что его глаза приобрели красноватый оттенок.
   - Там везут полицейских, - констатировал Дюк.
   - Да! Как и в той машине - Джонджо кивнул на машину едущую впереди.
   - Как вы это делаете? - глаза девочки блестели как два огромных изумруда. Агенты лишь улыбнулись в ответ. Джонджо продолжал сосредоточенно вести машину, а Дюк чертыхнулся, заметив, что от полы его дорогущего пиджака оторвался целый лоскут.
   - А вампир? - не отставала Барби. - Ты же сказал, там вампир?
   Она впилась взглядом в щёку Джонджо и тому пришлось ответить.
   - Машина с вампиром и двумя другими пострадавшими уехала далеко вперёд. Нам нужно успеть нагнать их прежде, чем он попадёт в клинику.
   - Не волнуйся. Наверняка, они едут к Линдси. Уж она-то за ним присмотрит, - заверил друга Дюк и, стягивая пиджак, красноречиво посмотрел на оторванную часть полы и обвисший карман.
   - Есть у тебя запасной? - поинтересовался Джонджо.
   - Там, у Линдси, есть один.
   Дюк выбросил пиджак на заднее сиденье и более спокойным тоном спросил:
   - Как ты думаешь, что произошло?
   Джонджо развёл в стороны ладони, лежащие на руле и пожал плечами.
   - На первый взгляд всё очевидно - оборотни поцапались с вампиром или несколькими вампирами, потом вмешались полицейские, которых просто зацепили в потасовке. Возможно, есть и гражданские, случайно оказавшиеся поблизости от места происшествия, - Джонджо цыкнул, выказывая недоверие к обманчивой очевидности вещей.
   - Угу, мне тоже не нравится эта версия, - согласился Дюк. - Что-то здесь не так. Но и на нападение не больно-то похоже.
   - Друиды разберутся, - Джонджо махнул рукой и, быстро выхватив взглядом свободное место возле клиники, к которой они уже подъехали, припарковался.

* * *

  
   Клиника
   Филадельфия, Пенсильвания
   Среда, 23:17
  
   Дюк выскочил из автомобиля и бросился на помощь санитарам, вытаскивавшим пострадавших из машин.
   - Пошли! - коротко бросил через плечо Джонджо и лёгким бегом направился вслед за напарником.
   Они подбежали к "скорой", когда из неё на носилках вынесли двоих копов. У одного из них из груди торчала палочка от барбекю. У другого был проломлен череп. Доктора и санитары стали суетиться вокруг них, расспрашивая на ходу парамедиков о причинах травм.
   - Стой!
   Барби налетела на руку Джонджо, которую он вытянул в сторону, чтобы остановить девочку. Она заметила также, что поодаль притаился Дюк. В этот момент внутри неё что-то засвербило, застрекотало. Такое же чувство возникло у неё, когда на неё ночью напал грабитель. Барби увидела, что из машины выносят мужчину, кожа которого была настолько белой, что медицинские халаты казались грязными на её фоне. Вампир, подумала Барби. Очевидно, он был в полубессознательном состоянии и конвульсивно дёргался по пути в клинику, так как его руки были плотно прикреплены кожаными ремнями к перилам каталки. Едва его вытащили из машины, он открыл глаза и его лицо исказила гримаса ярости и боли. Титаническим усилием он напряг правую руку и рванул её в сторону. Кожаные ремни с треском полопались и в следующее мгновение он освободил и другую руку. Если в обессилившем от потери крови столько энергии, успела подумать Барби, то сколько же её у здорового вампира? Оказавшаяся рядом женщина парамедик схватила вампира за руку чуть ниже локтя и попыталась ввести успокоительное, но он отшвырнул её в сторону. Треск разрывающейся синей униформы парамедика вывел из секундного оцепенения окружающих и они поспешили ей на помощь. На руки вампира налегли четыре здоровенных санитара, со стороны головы подскочила женщина таких внушительных размеров, что при одном её виде любой здравомыслящий человек охладил бы свой пыл. Да вот только вампир был не совсем здравомыслящий, а к тому же ещё и не человек. Женщина прижала его голову к подушке и потянула каталку на себя. Со стороны ног на каталку навалился водитель "скорой". Процессия двинулась, но тут же остановилась. С диким рёвом вампир судорожными движения стряхнул со своих рук санитаров. Ухватившись за кисть женщины, он заломил ей руку и она неловко повалилась на землю. Вампир поднялся и, схватив одного из санитаров за ремень, перебросил его на другую сторону, сшибая как кегли всех кто был там. Он собирался вскочить на ноги, как вдруг его взгляд встретился с взглядом Дюка, и вампир оцепенел. Дюк спокойно сделал три-четыре шага и подошёл к вампиру. Сжав его запястье правой рукой, он зафиксировал его руку на каталке возле бедра. Левую руку Дюк положил поперёк груди вампира чуть ниже ключицы так, что локоть впился в одно плечо, а кулак - в другое. Вампир рухнул на подушку и со скрипом сжал челюсти, показывая свою беспомощность перед более могущественным существом. Та лёгкость с которой Дюк успокоил взбесившегося мужчину, то как он без видимых усилий приковал того к каталке ошарашили окружающих.
   - Мальчишки! Хорошо, что вы здесь! - уловила отчётливую мысль Барби. Широкие автоматические двери клиники, сделанные из толстого стекла, разъехались в стороны и из них вышла неописуемо красивая женщина. На ней была светлая водолазка и тёмные брюки. Ослепительно белый халат, слегка ушитый в талии, не скрывал изящество её идеальной фигуры, а спокойная грация движений могла бы вызвать зависть даже у принцессы. Если бы не упрямо сжатый рот и усталость в волевых глазах, она вполне могла бы украсить обложку "Пипл", сказала себе Барби, догадавшаяся, что перед ней и есть та самая Линдси.
   Женщина громко хлопнула в ладоши.
   - Эй, что стоим? - она метнула уничтожающие взгляды на своих подчинённых. - Быстро его в реанимацию!
   Очухавшиеся санитары подскочили со всех сторон и резко толкнули каталку в сторону двери. Дюк едва не потеряв равновесие, взмахнул рукой в воздухе. Вампир почувствовал, что второго шанса не будет и собрав все свои силы вырвался из захвата Дюка, повернулся на бок и собирался скатиться на землю, чтобы потом вскочить на ноги и убежать, но тонкие пальцы с аккуратным маникюром железной хваткой впились в его плечо. Линдси буквально пригвоздила его обратно и коротко бросила сдавившему горло вампира Дюку:
   - Электрошок!
   - Куда? - поднял на неё глаза Дюк.
   - В правый висок, - ответила Линдси. - Сильный, но очень короткий разряд, чтобы выбить правое полушарие.
   Дюк приложил два пальца к голове вампира и все услышали характерное жужжание. Голова вампира дёрнулась и повернулась в сторону, а тело безвольно обмякло.
   - Мейсен, ты присмотришь за ним. Роджер, да где же ты? - крикнула она через плечо одному из врачей. - Принимай клиента.
   Роджер Кессиди, заведующий отделением неотложной хирургии, выглядел окончательно измученным, но твёрдо держал себя в рука.
   - Как обычно, допамин ингибитор и кровь лошадиными дозами? - коротко спросил он, перехватывая каталку.
   -Да, и следи за энцефалограммой. Он может прийти в себя в любой момент. ­Джонджо, а ты поможешь мне. Быстро во второю операционную.
   Джонджо непонятно зачем кивнул и стремительно бросился вслед за ними.
   - Как... как он это сделал? - выпалила Барби, с трудом поспевая за ним. Рюкзак всё время слетал с плеча, когда она на полном ходу сталкивалась со спешащим по своим делам медперсоналом и она машинально закидывала его обратно. - У вас, что есть встроенный электрошокер?
   - Потом, - отрезал Джонджо и, остановившись возле палаты, куда разместили вампира, махнул в сторону Дюка. - Будь его тенью - куда он, туда и ты. Ни на шаг от него, поняла?
   Барби энергично закивала, но осталась стоять в коридоре, провожая взглядом Джонджо. Вторая операционная находилась в конце этого коридора и любопытство взяло верх. Барби медленно двинулась в ту сторону, но дорогу ей перекрыл возникший ниоткуда Дюк.
   - Куда, красавица? - тихо спросил он, разворачивая её за плечи. - Тебе ведь приказали находиться рядом со мной.
   - Я... тут... операция будет вон там, - она указала на двери комнаты. - Можно я просто посмотрю через окошко. Пожалуйста.
   Она могла не добавлять это "пожалуйста" и не смотреть так умоляюще, Дюк и так разрешил бы ей посмотреть за операцией. Он повернулся к Роджеру Кессиди, настраивающему многофункциональный реанимационный компьютер. Он уже подвёл кислородную трубку к лицу пациента и теперь укреплял провода на висках и груди. Барби заметила, что боковой карман халата неуклюже оттопыривадся.
   - Это полицейский электрошокер, - пояснил Дюк, перехватив её взгляд. - У вампиров в такие моменты доминирует правое полушарие мозга и, если его "выключить", то он превращается в обычного человека. Ну... то есть как превращается... Исчезает агрессия, жажда крови. Он начинает мыслить логически, а не на уровне инстинктов. Родж, я отлучусь на минутку? Если что, зови, ОК?
   - Иди, иди, - махнул рукой Кессиди. - Справлюсь, не в первый раз.
   Дюк развернулся на каблуках и медленно побрёл по коридору, лавируя между снующими туда-сюда медсёстрами.
   - Если вампир очнётся, мы почувствуем это, - заверил он девочку, подходя к металлическим дверям, в центре которых размещались большие стёкла прямоугольно формы.
   За стеклом происходило действие, в котором участвовали Линдси, Джонджо и ещё один врач. Из-под чепчика пробивались вьющиеся седые волосы, но его лицо сохранило свежесть и не было так изъедено морщинами, как, например, у приёмного отца Барбары.
   - Он - друид, - пркомментировал её мысли Дюк. - Их тело способно к регенерации. Конечно, не такой, как у "ночных охотников", но всё же... Поэтому они неплохо выглядят до самой смерти.
   - Значит, Шер тоже друид? - задумчиво посмотрела на него Барби.
   - Угу, и Сигурни Уивер тоже. Смотри, - он кивнул в сторону врачей.
   Джонджо заканчивал приготовления. Он уже помыл руки и надел перчатки. Сейчас медсестра помогала ему надеть халат и завязала на затылке концы повязки. Джонджо обошёл стол и нагнулся над полицейским.
   - А очки? - удивилась Барби, заметив, что только у Джонджо глаза остались незащищёнными от возможного попадания брызнувшей крови. Дюк только покачал головой в ответ и ещё раз кивнул в сторону операционной, мол, смотри - поймёшь сама. - Это ведь не такая трудная операция, - не умолкала девочка. - Зачем там друид, зачем Джонджо. Неужели не хватило бы опытного кардиолога?
   - Линдси хочет сделать всё по-быстрому, - объяснил Дюк присутствие Джонджо. - А друид там потому, что атланты пока не могут поставить такие операции "на конвейер" и люди пока не должны знать о них. Доктор Юджин посвящён в нашу тайну, Линдси ему доверяет. Он, скорее всего, будет заканчивать: промывать, зашивать.
   - Джина, мы позовём тебя, - сказала Линди медсестре и та направилась к выходу.
   - Извините, но вам нельзя здесь находиться, - мягко сказала Джина, выйдя из двери, но заметив Дюка поспешно извинилась и засеменила прочь.
   - Кажется, вы пользуетесь тут авторитетом, - с неприкрытым восхищением в голосе сказала Барби.
   - Да, мы часто тут бываем, - не принял комплимент Дюк, всё также уставившись через стекло на манипуляции врачей.
   - Так, хорошо! - раздался в мысленном эфире голос Линдси. - Джонджо, сейчас я вскрою грудную клетку, оголю сердце и выну эту чёртову палку. Теперь главное - от сердечной подсумки, я отрежу небольшой кусочек ткани, приложу к отверстию, а ты быстро "зашьёшь". Понял?
   - Roger, ты прикладываешь ткань, я шью, - ответил Джонджо наблюдая как Линдси сделала небольшой надрез и вставила расширитель рёбер. Ловко орудуя зажимами с тампонами и прижигающим аппаратом, Джонджо боролся с хлынувшей из перерезанных артерий и капилляров кровью.
   - Хорошо, что Барби этого не видит,- подумал Дюк.
   ­- Я не боюсь крови, - съехидничала девочка.
   Несмотря на уверенность в тоне, скоро она почувствовала подступивший к горлу комок. Через плотно прикрытые двери она слышала лязганье инструментов и ощущала запах крови. А вид подёргивающейся палочки, заставил всплыть в мозгу картинки обнажённого работающего сердца. Никогда чувства не работали так напряженно. Дюк обнял её за плечи, чтобы удержать, если она потеряет сознание. Её собственное сердце колотилось как отбойный молоток.
   Ещё несколько точных движений, беглый, но очень внимательный осмотр состояния сердца и близлежащих тканей.
   - За последние три дня, я уже четыре раза делала операции на сердце. Аккумуляторы окончательно посадила, - жаловалась Линдси, отделяя зажимом нужный участок подсумки.
   - Да, эти сволочи никогда не промахиваются, - поддержал её Джонджо. ­- Я думаю надо их немного успокоить.
   - Тише, тише, Джонджо! Не гони лошадей! Мы несколько тысячелетий управляем планетой, но никогда не вмешиваемся в дела "охотников".
   - Да?! А ты знаешь, что говорят старейшины? Идет большая миграция, "охотники" объединяются и готовятся что-то предпринять.
   - Вот и хорошо! Тут мы их и возьмём. Я тоже ой как давно не дралась! Ладно, пора заканчивать трёп. Ты готов?
   Линдси перехватила зажим в другую руку и на секунду замерла.
   ­­- Поехали! - она выхватила палочку и кровь хлынула волнами. - Отсос, - скомандовала Линсди, но доктор Оджин опередил её и уже приложил напоминающую мини-пылесос ручку аппарата к месту обширного кровотечения. Линдси плотно прижала кусочек ткани к сердцу и быстро разровняла его, заставив принять наиболее удобную позицию. - Разряд!
   Барби взрогнула, когда из глаз Джонджо "выросли" два белых лазерных луча и медленно поползли вдоль линии шва. В воздухе появилось бело-розовое облачко испаряющейся крови и мышечных клеток с поверхности сердца.
   - Но... - Барби запнулась, не зная что сказать. - ... как? Как такое возможно?
   - Пошли, - Дюк увлёк её за собой и потянул в сторону приёмной. - Всё что ты должна была увидеть, ты увидела. Теперь посиди на диване, отдохни. А я пойду на пост, а-то Линдси мне башку отвинтит.
   - Мейсен, - Барби задержала его руку.
   - Что? - Дюк обернулся.
   - Можно мне воды?
   - Ах да, конечно. Может кофе? Нет? Я сейчас принесу.
   Дюк помог ей устроиться на одном из пустующих диванов и лёгким бегом скрылся за углом. Барби прислонилась спиной к стене, закинула ноги и подтянула колени, опустив на них подборок. Её живые искрящиеся глаза опустели, явно выдавая глубокую задумчивость. Девочка ушла в свои мысли и не заметила как подошёл Джонджо и присел на корточки возле неё.
   - Тяжело? - спросил он, кладя свою руку на её.
   - Кто ты, Джонджо? - тихим голосом спросила Барби, а потом ещё тише: - Кто я?
   Она поправила ему чёлку, сбившуюся в сторону, когда он снял чепчик и стёрла с брови застывшую капельку крови.
   - Мы ведь не люди, да? - всё таким же бесцветным тоном продолжала она. - Мы мутанты?
   - Нет, малышка, мы не мутанты. Мы...
   Договорить ему не дал Дюк, быстро подошедший к ним. В его руке был стакан, на три четверти заполненный чистой водой. Он передал стакан девочке и, когда она рассеянно приняв его стала непонимающе вертеть в руках, подтолкнул за донышко к её губам.
   - Пей, всё хорошо.
   - У вас всё в порядке, агент МакНелли? - раздался за спиной голос одной из медсестёр.
   - Всё ништяк, - ответил за друга Дюк и, сверкнув ослепительной голливудской улыбкой добавил: - Но может быть ещё лучше если ты...
   - Ой, бабник! - Джонджо отмахнулся рукой. - Вали-ка ты отсюда.
   - Я - бабник? - возмущённо вскрикнул Дюк. - Ложь и провокация! Да такого однолюба в мире больше нет.
   - Правда что ли? - медсестра провела пальцем по его подбородку и, повернувшись, бросила на него кокетливый взгляд через плечо. - Нам ли вас не знать, агент Дюк!?
   - Вот так всегда! - Дюк рухнул на диван рядом с девочкой и расстроено хлопнул руками по бёдрам. Она тихо хихикнула, прикрывая рот ладошкой. Медсестра медленно удалилась, соблазнительно покачивая бёдрами, а через несколько секунд невдалеке раздался голос Линдси, очевидно, обращённый к этой самой медсестре.
   - А где мои мальчишки? - спросила она.
   - Они там, в приёмной, - последовал ответ.
   - Джонджо, а почему она называет вас "мои мальчишки"? - отвлеклась от тягостных раздумий девочка.
   - Может, потому что мы "её мальчишки"!? - предположил он, пожимая плечами.
   - А-а-а! Вот вы где!
   Линдси быстро подошла к ожидающим её федеральным агентам, широко раскинув руки в благодушном приветствии. Халата на ней не было и Барби завистливо покосилась на её точёную фигуру. Даже не смотря на растрёпанные волосы и минимум макияжа, Линдси выглядела сногсшибательно. Все трое поднялись на ноги и Джонджо, оказавшийся ближе, первым подошёл к ней. Линдси крепко обняла его и похлопала по спине.
   - Джонджо, мой мальчик, мы ведь даже не поздоровались! Дай-ка я посмотрю на тебя!
   Она положила тёплые ладони на его лицо и оттянула вниз веки.
   - Скажи "а-а", - попросила она, поворачивая его лицо из стороны в сторону.
   - Линдси, перестань! Я не твой пациент.
   Джонджо мягко убрал её руки и укоризненно добавил:
   - Ты прекрасно знаешь, что у меня не может проблем со здоровьем.
   - А я и не беспокоюсь по поводу твоего здоровья, - с улыбкой возразила она. - Я хочу получше запечатлеть в памяти твоё лицо, а-то вы так редко стали меня навещать.
   - Ч-то? - Джонджо выглядел слегка ошарашенным. - Мы приезжали на прошлой неделе. Дай-ка я посмотрю на тебя!
   Линдси отрицательно укнула и выскользнув из рук Джонджо так же крепко обняла Дюка.
   - Сколько ты не спала, Ли? - более серьёзно заговорил Дюк, пристально смотря на женщину.
   - С момента вашего последнего визита, а что?
   - А то, что тогда ты сказала то же самое.
   - Атлантам не требуется сон, - отмахнулась Линдси и повернулась к девочке. - Привет, малышка! Я так понимаю, ты та, ради кого крутые парни из федерального бюро соизволили навестить свою старушку?
   Джонджо и Дюк одновременно кивнули. Женщина протянула руку.
   - Будем знакомы, я - Линдси.
   - Барбара, - ответила девочка, пожимая протянутую руку. - Но друзья зовут меня Барби.
   - ОК, - кивнула женщина и, обведя взглядом присутствующих, предложила: - Поднимемся ко мне.

* * *

   Кабинет Линдси Доннер,
   Клиника,
   Четверг, 01:30
  
   Друг за другом они вошли в комнату, сначала девушки, потом Дюк. Джонджо немного постоял на пороге, потом решительно шагнул внутрь и Барби отчётливо услышала щелчок дверной "собачки". В комнате стояла кромешная тьма, но Линдси не торопилась включать лампы. Мягко направляя девочку за плечи, она усадила её на большой диван и подошла к окну, жалюзи на котором были опущены и плотно прижаты друг к другу. Должно быть главный врач заходила сюда последний раз, когда Солнце бессовестно палило прямо в глаза, отчего ей пришлось спрятаться за полосами пластика. Окна выходят на Восток, подумала Барби, несладко приходится этой леди на работе. Линдси потянула за верёвку и жалюзи взмыли вверх, издав сердитое жужжание. Распахнув окна Линдси несколько раз глубоко вдохнула свежий ночной воздух и, обойдя весь кабинет, примостилась рядом с девочкой. Дюк прошёл к противоположной стене комнаты, где стоял рабочий стол Линдси и, не спрашивая разрешения, плюхнулся в её кресло. Сместив в сторону историю болезни и какие-то счета, лежавшие на столе, он закинул ноги на стол. Джонджо подошёл к большому треугольному аквариуму, вписанному в угол. Неяркая подсветка аквариума была единственным источником света, но девочке показалось, что ни фэбээровцев, ни Линдси это нисколько не смущало. Да и сама она в считанные секунды привыкла к темноте и уже могла различать не только расплывчатые силуэты, а даже многие детали близлежащих предметов.
   - Ита-ак! Вы прозевали начало перерождения, - укоризненно произнесла Линдси.
   - Мы не прозевали, - стал оправдываться Дюк. - Мы работали над важным делом.
   - Прозевали, не спорь. И если бы не тот "охотник", то вы бы даже не удосужились взглянуть. А ведь уже даже телепатия начала проявляться. Значит прошло две-три недели минимум.
   - Линдси, ты права, - Джонджо понял, что оспаривать слова более мудрого атланта бесполезно. - Ты абсолютно права, но давай не будем заострять на этом внимание. Перейдём сразу к делу.
   - Хорошо, что ты хочешь, чтобы я сделала?
   Барби заметила как женщина слегка склонила голову набок, показывая готовность выслушать собеседника.
   - Я не знаю, - Джонджо повернулся к ней лицом и, заложив руки в карманы, прислонился к аквариуму спиной. - А что обычно делают в таких случаях? С чего начинается?
   - Начинается с того, что старший атлант берёт "юнгу" под опеку и они вместе плавают по морям-океанам. Атлант обучает его всем премудростям и следит за состоянием своего подопечного. Вы это прекрасно и без меня знаете, на своей шкуре испытали, - Линдси помолчала. - Кажется, это не то, что вы хотели услышать?
   Вместо ответа Джонджо почесал затылок, а Дюк взял со стола ручку и стал вертеть её между пальцами. Линдси пристально посмотрела на Джонджо. В её взгляде сквозила почти материнская забота. Тем не менее она с лёгкой иронией произнесла:
   - А ты как думал, привезёшь девочку ко мне, я осмотрю её, скажу, что всё в порядке и ты увезёшь её обратно?
   - Ну не можем же мы взять её с собой, - Джонджо развёл руками. - Завтра мы должны лететь в Мексику. Там в джунглях Малдер откопал какую-то загадку. Думаешь, надо взять Барби с собой.
   - А почему нет? - Линдси удивлённо вскинула брови.
   - Душные джунгли, кишащие москитами. Преступники, неизвестная аномалия. Это что, подходящие условия? - тоном закоренелого фэбээровца продолжал Джонджо.
   - Это не просто подходящие условия. Это идеальные условия. С вашей профессией, с вашим образом жизни наша красавица преобразится в считанные недели!
   В комнате опять повисла тишина. Парни явно не разделяли восторга Линдси.
   - К тому же, вспомни, как это было у тебя самого, - продолжала женщина. - Ты ведь перерождался дважды! И всё это время ты был рядом с Тенью, а Тень был рядом с тобой. Хотя он гораздо более занятой человек, чем ты. Но он находил возможности, находил свободные минуты, потому что это наш долг. Так заведено испокон веков.
   Линдси выдержала паузу, давая парням осмыслить сказанное. Они конечно согласятся, но должны прийти к такому решению сами, чтобы потом не было чувства, что их подтолкнули, принудили.
   - Может, мы пока не готовы взять на себя такую ответственность?! - подал голос Дюк.
   - Так, - Линдси ударила кулаком по подлокотнику кресла, показывая решительность в данном вопросе. - Ну-ка, дуйте домой, проспитесь. Завтра вы летите в Мексику. А мы с Барби тут немного побеседуем. - Линдси прошла к зеркальным дверям своего гардероба и раздвинула их в стороны. Порывшись в карманах своего пиджака, она нащупала ключи и кинула их Дюку. Ключи плавной дугой пролетели и легли точно в раскрытую ладонь. Это в кромешной-то темноте. Барби восхищалась грацией и остротой чувств фэбээровцев и, особенно, Линдси, которая к тому же уже много дней не спала.
   - Передайте привет Альваресу!
   - Есть, мэм! - бравые агенты отсалютовали и неспешно покинули комнату, а Линдси снова заняла место возле девочки.
   - Вот такие пошли мужики! - вздохнула Линдси, когда за ними закрылась дверь.
   - Да, верно, - согласилась Барби, хотя не совсем понимала о чём речь.
   - Нет, я шучу. Они - хорошие ребята. Дюка я воспитывала сама. А Джонджо вырастил лучший из нас. Его называют Тень. Ты познакомишься с ним. Скоро...
   Линдси облизнула губы и цокнула.
   - Есть, пить не хочешь?
   - Нет, - девочка покачала головой.
   - Тогда приступим. О ночных охотниках ты уже знаешь, - констатировала женщина. - Давай, теперь об атлантах. Мы появились на земле раньше, чем люди. Никто не знает точно когда, никто не знает точно как. Первые из нас навсегда похоронили эту тайну. Предвидя твои "почему?", сразу отвечу: потому что эти самые "почему? как? откуда?" и есть основа развития. Задавая себе вопросы о том, кто мы такие, мы продвинулись немыслимо далеко в плане познания Вселенной. Короче говоря, когда люди только начали осваивать металл, мы уже обладали удивительными знаниями и навыками, которые и передали своим "младшим братьям". Как нас только не называли! И богами, и ангелами, и атлантами. Кстати, тогда мы действительно были больше двух метров ростом и божественно прекрасны.
   - Да вы и сейчас довольно неплохо смотритесь! - не удержалась от невольного комплимента девочка.
   - Мы, моя хорошая, мы. Ты - одна из нас, не забывай об этом, - Линдси постучала указательным пальцем по носу девочки и продолжила свой рассказ: - ... но это в прошлом. Потом мы поняли, что сила - вещь страшная и её нужно скрывать. Мы скрылись с глаз людей и переселились далеко в горы, основав там свою маленькую страну - Шамбалу. Почему маленькую? Да потому, что вопрос демографии встал очень быстро. Продолжительность жизни атланта очень и очень большая - может исчисляться тысячами лет, то есть пока он не захочет уйти сам. К тому же, есть и другая сторона. Атлант должен быть там, где в нём есть необходимость, где он нужен, чтобы помогать людям. Поэтому первые из нас, сделали так, что мы не рождаем детей. Они вторглись в генетику человека и внесли туда кое-какие изменения. Теперь два человека с вероятностью один к пятидесяти миллионам могут родить на свет дитя, в котором есть все данные атланта. И вот, в период полового созревания, когда гормоны, приводят к изменению всего организма, древний механизм вырывается наружу и ты становишься ... ну, тем, кем становишься.
   - А что происходит в момент перерождения?
   - Многое, - Лидси отвела взгляд в сторону и призадумалась. - Во-первых изменяется скелет, строение внутренних органов. Это мы с виду такие же как люди. На самом деле мы отличаемся от людей больше, чем люди отличаются от обезьян. Например мы гораздо тяжелее. Средний вес атланта больше двухста пятидесяти килограмм...
   - Почему? - вопросы вылетали сами собой, хотя Барби прекрасно понимала, что Линдси ответит на них сама.
   - Кости атланта гораздо шире, - Линдси взяла девочку за руку. - Ты знаешь, что у людей две лучевые кости, - девочка кивнула в знак согласия. - А у атланта одна, но очень ёмкая. В ней и в некоторых других костях находятся электрические аккумуляторы.
   - А-а-а, так вот, что это было!
   - Ты имеешь в виду там, на улице, когда я сказала Мейсону отключить вампира?
   - Да, да. А лазеры? Они где располагаются?
   - Лазеры, фонари и прочие навороты находятся в глазах. Вообще, наши глаза - венец творений природы. Мы можем видеть в диапазоне, который обычному человеку неподвластен даже при наличии специальных приборов. Я, например, могу делать микрохирургические операции без микроскопа, а Джонджо... Джонджо может вырезать у тебя из мозга один нейрон. Настолько у него чувствительные глаза. Да и ты вот, сидишь в полнейшей темноте и прекрасно всё видишь. Другой удивительный орган атланта - кожа.
   Девочка удивлённо вскинула брови.
   - Кожа, а что в ней удивительного?
   - Наша кожа состоит из большего числа слоёв, она прочнее и её невероятно трудно разрушить. Прострелить кожу атланта практически невозможно. Резать - только лазером. Она горазжо лучше сохраняет тепло. Мы можем выдерживать температуру от минус двадцати двух градусов по Фаренгейту до плюс ста шестидесяти. Это не используя для обогрева наши электрические батареи. К тому же у кожи есть и другая функция. Через неё ты можешь... то есть сможешь в ближайшем будущем, Джонджо покажет тебе как, полноценно дышать. Со временем ты полностью перейдёшь на этот вид дыхания, а твои лёгкие постепенно уменьшатся и уступят место другим более необходимым органам.
   - Каким?
   - Ну, к примеру, у нас в организме есть небольшой запас водорода. Вступая во взаимодействие с кислородом, добытым из атмосферы, он превращается в воду. Так, мы можем долго обходиться без воды.
   Девочка тяжело вздохнула.
   - Слишком много для одного раза? Понимаю, - Линдси обняла девочку за плечи и прижала к себе. - Это сейчас кажется, что всего не запомнить, а за долгие годы, ты столько раз будешь пользоваться этими инструментами, что потом уже перестанешь замечать, а после даже будешь забывать, что дышишь не лёгкими, а вместо обычного сердца у тебя совсем другой орган.
   На некоторое время они обе замолчали - Барби переваривала полученную информацию, Линдси упорядочивала мысли и пыталась выбрать наиболее важные моменты - и комнату заполнили звуки ночного города. Отдалённый вой сирен, рёв двигателей и визг тормозов, указывали на то, что рядом проходит автострада. Под окном стрекотали сверчки, где-то за забором, ограждающим клинику, перебивая друг друга, мяукали кошки. Лёгкий ветер, врываясь через настежь открытые окна теребил женщинам волосы и, игриво погладив их щёки, уносился прочь. Барби улавливала сотни запахов - сильных и не очень, которые раньше не замечала. Различных запахи животных тонули в океане парфюмерии, в основном дешёвой. Сюда примешивались и всевозможные ароматы растений. Так они общаются друг с другом, напомнила сама себе девочка.
   - Линдси, - Барби вдруг подняла голову.
   - Оу!
   - Но ведь атланты такие могущественные не из-за того, что они лучше устроены, чем люди?
   - Само собой! Сила атлантов не в мышцах. Сила в разуме. Наша внутренняя скрытая энергия в тысячи раз больше, чем внутренняя энергия людей. И мы можем её пользоваться, когда в этом есть необходимость. Мы можем подчинять себе людей, управлять их сознанием, поведением, мыслями. Ты знаешь, в истории было много случаев, когда атлант направлялся в какую-ту область, в какую-то страну, чтобы возглавить её. А потом учёные, проводя раскопки, находили его останки и удивлялись почему структура его костей так отличается от скелета, характерного для жителей той страны.
   - Но если вы... то есть мы - такие могущественные, то почему мы не предотвращаем войны, эпидемии, другие, как бы это сказать, события что ли... ну, когда умирают тысячи, миллионы людей?
   - Это политика, малышка, не страны, не региона, а политика развития всего человечества, всей их расы. Не забывай, что мы не одиноки во Вселенной. Есть много рас, которые не против отведать человечины. Поэтому все эпидемии, все войны только помогают людям. Против болезней придумывают вакцины, лекарства, новые методы лечения, открывают новые антитела. На основе этого военные специально разрабатывают новые виды вирусов и антивирусов. А войны... войны во всех их проявлениях движут прогрессом. Ты знаешь, две мировые войны были спровоцированы.
   Глаза девочки округлились и от удивления у неё остановилось дыхание.
   - Спровоцированы? - выдохнула она. - Кем? Нами?
   -Да, и Черчилль, и Гитлер, и Сталин и многие другие - атланты. Сейчас они изменили свой внешний облик и спокойно живут дальше. Один из них был куратором Джонджо. В настоящее время он управляет Америкой.
   - Но зачем? - девочка отодвинулась от Линдси и стала пристально смотреть ей в глаза. - Зачем это надо?
   - В последнее столетие очень активно стали нападать на людей наши братья по разуму с Марса. А во время Второй мировой войны было разработано мощное психотропное оружие, велись исследования в области атомных технологий. Используя знания людей, мы смогли довести это до конца и снарядили большую экспедицию на Марс. Там наши представители показали, что и у нас есть в запасе пара козырей и при необходимости и можем надавать им по шарам. Туда, кстати, летал Тень, наставник Джонджо. Он и соорудил то лицо, которое потом заснял "Вояджер". Когда они вернулись, мы ещё активнее стали вооружаться, а в сорок девятом сбили марсианский космолёт около Розуэлла. Я тоже там была. Вот так!
   Девочка усмехнулась, а смотрящие в никуда взгляд остановился на аквариуме.
   - Да-а, - она покачала головой. - Когда Джонджо с Мейсоном начали рассказывать мне про вампиров, мне показалось, что меня разыгрывают. А теперь... марсиане, звёздные войны... по-моему, я сплю.
   - Понимаю, как тебе тяжело, - Линдси встала и кивнула в сторону двери. - Идём что-нибудь поедим.
  
   Аэропорт городка Мерида
   Кинтана Роо, Мексика
   четверг, 4:58
  
   Малдер вышел на трап и немного постоял, прежде чем начать спускаться. Он встал и встряхнул головой, потянул мышцы, но почувствовав толчок в спину, пошёл по ступенькам. Его тело продолжало мелко трястись, а голова гудела от постоянного равномерного шума. Если из Вашингтона они прилетели на комфортабельном Боинге "Американ Эйрвейс", то от Мехико до Мериды им пришлось добираться на летающем корытце местных авиалиний. Потрёпанный самолёт с винтовыми двигателями трясло мелкой дрожью, подкидывало как мячик на воздушных ямах и вообще... конечно Малдер был готов к любым трудностям, но когда желудок прилипает к носоглотке... уфф, могло бы быть и получше. Недалеко от единственной взлётно-посадочной полосы стоял мощный Хаммер, издали напоминающий большого чёрного жука. Риккардо Альварес, приехавший в городок на свей машине, стоял, скрестив руки на груди и прислонившись спиной к своему боевому коню.
   У фэбээровцев не было лишнего багажа, только ручная кладь, поэтому они сразу с трапа направились в сторону Альвареса, представлявшего атлантов в южной части Мексики. Альварес крепко пожал федералам руки и открыл заднюю дверцу, приглашая Скалли занять место. Неизбалованная мужским вниманием и заботой Скалли одарила его улыбкой и что-то пробормотала, благодаря атланта. Не перевелись на свете мужчины, подумала она, кутаясь в свой пиджак. Даже не смотря на то, что у атлантов нет такого понятия как "слабый пол", у них не принято ухаживать за женщинами так, как это принято у людей, при всём при этом, Альварес каждый раз проявляет учтивость в отношении Скалли. Не то что этот, блин... Она покосилась на своего напарника, который уже начал атаковать мексиканца вопросами.
   - Ты на машине, Рик, это значит, что приехал не только ради нас, - полувопросительно предположил Малдер.
   - Задача номер один, - тоном робота из старых фильмов ответил Альварес. - не дать агенту Малдеру натворить делов на моей территории. Задача номер два - выяснить обстоятельства, приведшие к непонятным разрушениям недалеко от двести тридцатого шоссе.
   - Начал ты, само собой, с более лёгкого, - Малдер улыбнулся. - И что ты успел выяснить?
   - Практически ничего. Я сталкиваюсь с подобным впервые.
   - А со своими ты связывался? - спросил Малдер подразумевая атлантов.
   - Да. Старейшины покачали головами и дали команду расследовать тщательнейшим образом, - Алварес хмыкнул и тыльной стороной ладони провёл по брови. - Им оттуда легко говорить, а у нас ни одной зацепки.
   - А ты сам как думаешь, что это могло бы быть? Есть какие-нибудь признаки постороннего вмешательства.
   - В том-то и дело, что нет. Да, радиация сумасшедшая. Да, компас превращается в вентилятор. Но смысла-то нет. Ну, зачем кому-то понадобились джунгли?
   Малдер задумался, но Альварес сразу прервал его размышления.
   - Нет, агент Малдер, инопланетян тут нет. Однозначно. Ты ведь подумал о катастрофе? Нет, если бы они появились в поле Земли, мы почувствовали бы это. За последние несколько лет тут никого не было.
   - А может они появились раньше и находились здесь, скрывая своё присутствие?
   - Ну, и дальше?
   - А потом попытались что-то предпринять и ... ну, пока не знаю. Может что-то пошло не так.
   Малдер пожал плечами, а с заднего сидения донёсся вкрадчивый голос Скалли, которая сразу подхватила идею Альвареса.
   - А взрыв откуда? Катастрофы на ровном месте не происходят.
   - Взрыв?! - в тоне мексиканца сквозило неподдельное удивление. - Я не стал бы использовать такие громкие термины. - Фэбээровцы в свою очередь удивлённо уставились на него. Казалось, очевидный для них факт не являлся столь же ясным для Альвареса. - Кажется, вы путаете причину и следствие. Если есть что-то разрушенное, это ещё не значит, что был взрыв.
   - С одной стороны ты прав, - Малдер задумался ещё больше. - Думаешь, это может быть естественного происхождения? Я имею в виду, что кто-то в природе может сделать такое? Какое-то неизвестное науке животное, типа Гадзиллы.
   - Всё может быть, агент Малдер. Всё может быть.
   Альварес подъехал к небольшому домику, ничем не выделявшемуся из вереницы таких же невзрачных построек, прижимавшихся друг к другу как напуганные овцы. Утро уже окончательно утвердило свои полномочия и агенты смогли оценить всю прелесть жизни в маленьком городке. Маленьком, это, конечно, относительно. Если считать, что в Мехико больше двадцати миллионов, то миллионный Мерида можно назвать и маленьким, и тихим, и спокойным. Агенты вслед за мексиканцем вышли из Хаммера. Скалли машинально отметила про себя, что движение на улицах не столь оживлённое, по крайней мере пока, а Малдер присмотрелся к домику, который должен был стать их полевым штабом на ближайшие несколько дней. Двухэтажная постройка общей площадью три тысячи квадратных футов, небольшой дворик, сзади крытая помещение, раньше служившее загоном для животных, а теперь переоборудованное в гараж. Ничего яркого, ничего бросающегося в глаза. Малдеру было любопытно кому же принадлежит этот коттедж, но он не решился спросить. Мексиканец ответил сам:
   - Домик принадлежит моему другу. Сейчас он переехал в столицу, а когда услышал, что здесь что-то произошло, согласился нам помочь и разрешил воспользоваться его жильём. Проходите.
   Альварес первым вошёл внутрь и сразу распахнул ставни, впуская в комнату свежий воздух. Во всём доме чувствовался застоялый запах нежилого помещения, но агенты быстро к нему привыкли. Несмотря на то что, обстановка была достаточно скромной - диван, три кресла, старенький телевизор длинный туалетный столик из недорогой породы дерева и шкаф в углу - мебель и занавески на окнах были подобраны со вкусом, так что в доме чувствовался уют. На первом этаже располагались только гостиная и кухня, поэтому Скалли не дожидаясь приглашения поднялась по винтовой лестнице наверх. Размеры помещений на первом этаже и количество спален, а их было три, навели Скалли на мысль, что раньше здесь жила довольно большая семья.
   Малдер бросил свою сумку на диван и вопросительно посмотрел на Альвареса. Тот удивлённо вскинул брови.
   - Распакуюсь вечером. Не будем терять время.
   - Так ведь сейчас, только шесть утра!
   - Да. Это значит, что мы успеем осмотреть место происшествия до того, как у полицейских начнётся рабочий день. А потом сразу поедем к шерифу.
   Временами Альварес задумывался над вопросом, кто же из них атлант, он или этот неудержимый Призрак Малдер, столько энергии в этом специальном агенте ФБР.
   - Хей, Скалли! - Малдер окликнул напарницу. - Ты идёшь?
   - Минутку! - донеслось сверху и через несколько секунд Скалли сбежала по ступенькам вниз. - Риккардо, а что у мексиканцев мыться и принимать душ считается дурной привычкой?
   - О, я забыл вас предупредить! В доме одна ванная и один туалет. - Альварес указал пальцем на дверной проём в восточной части гостиной. - Там.
   - Дайте мне одну минуту, - Скалли скрылась в темноте коридора, ведущего в ванную, а через мгновение оттуда послышался звук льющейся воды.
   Альварес и Малдер переглянулись.
   - Женщины! - улыбнулся Малдер, пожимая плечами.
  
   Место происшествия,
   Кинтана-Роо, Мексика,
   Четверг, 7:13
  
   Хаммер вильнул к обочине и остановился. Четыре широкие покрышки грозным шуршанием гордо показывали, что полностью контролируют дорогу. Но после того как двигатель умолк, наступила тяжелая гнетущая тишина. Скалли громко хлопнула дверью, чтобы хоть как-то её нарушить.
   Альварес шагнул к деревьям, возвышавшимся плотной стеной по обе стороны дороги. Дальше джунгли. Скалли мысленно похвалила себя за то, что она совсем недавно прикупила для таких целей лёгкие но, очень даже прочные ботинки и тёмный камуфляж женского покроя. "Рано радуешься!", пронеслось в голове и, увидев улыбку не лице мексиканца, она поняла, что это он послал ей мысль.
   - Почему? - спросила она тихо, чтобы идущий позади Малдер не услышал вопрос. Ну а Малдер, он, даже если бы расслышал всё равно не вник бы. Он был поглощён изучением окружающей обстановки и глазами искал какую-нибудь зацепку, что-либо что помогло бы понять, откуда здесь появился столь мощный источник энергии.
   - Сейчас поймёшь, - неопределённо ответил Альварес.
   Они вышли на небольшую расчищенную площадку, где стояло два трейлера и три внедорожника. Между автомобилями был разбит полевой лагерь - палатка, перед палаткой стол с оборудованием и ноутбуком. Внутри трейлеров также находилось оборудование для замера уровня радиации, забора биологических образцов и много другое, что могло бы пригодится в подобной ситуации, входило в обычный комплект и достаточно намозолило глаза и специальным агентам и Альваресу. Первое, что бросилось в глаза Скалли были двое людей в защитных костюмах. Они вышли из джунглей и неуклюжей походкой направились к трейлеру. В руках одного из них был специальный фотоаппарат с мощной линзой, обеспечивающей сверхвысокое разрешение снимков. Другой нёс контейнер с образцами грунта и флоры.
   - Вот, что ты имел ввиду! - Скалли потёрла шею и горько хмыкнула. Она ненавидела тяжёлые, громоздкие костюмы, в которых к тому же о-очень душно.
   - Мои люди здесь уже третий день. Мы исследовали всё в радиусе трёх километров. Предвидя ваши вопросы, агент Малдер, сразу скажу: мы исследовали абсолютно всё, каждый сантиметр земли, каждое деревце и животное.
   - Животное? - Малдер насупил брови.
   - Да, а что вы удивляетесь? - Альварес протянул агентам снимки змеи, рассеченной пополам, словно лазерным лучом, обгоревшую обезьянку, останки крупных жуков и ещ несколько других подобных фотографий. Малдер рассматривал каждый снимок подолгу и чересчур внимательно. - В джунглях обитает большая часть флоры планеты. В этом нет ничего удивительного.
   - Удивительно не это, Рик. Удивительно то, что что бы ЭТО ни было, оно не спугнуло животных.
   - Видите ли, агент Малдер, здесь столько удивительного, что мы уже устали удивляться. Экипируйтесь, посмотрите на всё своими глазами.
   Малдер быстро запрыгнул в костюм одного из только что вернувшихся помощников Альвареса и успел в нём освоиться, пока Скалли нехотя залазила в подобранный с большим трудом специальный костюм. Снаряжение для женщин ниже пяти футов четырёх дюмов вообще большая редкость. А если учитывать её миниатюрную фигурку... Тяжело пыхтя Скалли дважды проверила все молнии и заклёпки, прежде чем они тронулись в путь. Альварес сел за руль маленького внедорожника-вездехода и они стали медленно углубляться в джунгли, которые теперь казались немного неестественными - стекло надёжно защищало от веток и надоедливой мошкары, шлем приглушал звуки, а главное - исчезли запахи, только воздух с техническим привкусом, нагнетаемый установкой на спине. Дорога заняла порядка десяти минут. Единственная фраза, обронённая по пути принадлежала мексиканцу.
   - Джонджо вышел на связь, - бросил он, слегка повысив голос. - Говорит, они уже в пути, скоро будут здесь.
   Агенты кивнули, насколько это позволяла защитная одежда. Скалли с трудом сохраняла равновесие, когда вездеход накренивался и подпрыгивал, натыкаясь на булыжники и огромные корни, торчащие тут и там. Она вспотела, ей хотелось пить, хотелось вздохнуть, а эти десят минут показались вечностью. Несколько лет назад она защитила диссертацию по теме "парадокс близнецов Эйнштейна". В двух словах парадокс можно описать так - один из близнецов отправляется в путешествие со световой скоростью и возвращается молодым через много лет, тогда как оставшийся на земле брат становится стариком. Теперь, хватаясь за борт вездехода одной рукой и потирая ушибленную пятую точку другой, Скалли думала иначе. Она думала, что улетевший брат может состариться за полчаса, если на него наденут защитный костюм, а ракету будет так трясти. Только Малдеру всё нипочём. Скалли бросила рассерженный взгляд на напарника. Почему так, подумала она, он погружается в свои мысли и ему не страшны ни тряска, ни душная атмосфера, хоть конец света! Ох уж этот Призрак! Действительно Призрак.
   - Приехали, - Альварес вылез и подал руку Скалли. Малдер медленно вывалился и сразу поплёлся к огромной просеке, видневшейся сквозь деревья. - У вас плохой вид, мэм! Что-то не так?
   - Всё в порядке, Риккардо, - Скалли вымученно улыбнулась. - Кстати, ты можешь называть меня "сеньорита", я не обижусь.
   В уголках глаз мексиканца появились морщинки, озаряя лицо внутренним светом.
   - ОК, - согласился он.
   - А ты уверен, что с тобой ничего не случится?
   - Не должно. Вы же знаете на что способен наш организм!
   - Да-да, - Скалли пошла вслед за мексиканцем к просеке, опираясь на его плечо. - Хотела бы я родиться атлантом.
   - У каждой медали две стороны, мэм... сеньорита, - философски заметил Альваврес. - Вам десять минут тряски показались вечностью, а у меня вся жизнь на этом вездеходе.
   Сделав ещё несколько шагов в гуще непроходимых лесов, они очутились в эпицентре того, что можно было в равной мере называть зоной аномального выброса энергии, либо территорией паранормальных разрушений. Чушь какая-то, подумала Скалли шагнув на площадку неправильной геометрии примерно двадцать на двадцать пять ярдов. Всюду валялись толстенные сучья и огромные стволы деревьев с ровными, идеально гладкими линиями среза. Ни одна бензопила не сможет сделать такого.
   - Как будто здесь поработали лазером! - вырвалось у ошеломлённой женщины.
   - Взгляни на это.
   Скалли заметила, что Малдер вертит в руках поднятый с земли камень, часть которого была расплавлена. Теперь Скалли стала осматривать почву под ногами, везде находя такие местами, а кое-где и полностью оплавленные камни.
   - Идите сюда.
   Альварес жестом поманил агентов к себе, достал из кармана пару резиновых перчаток и не спеша натянул их на ладони, пока агенты осторожно ступая подошли к нему. Мексиканец присел на корточки, смахнул опавшую листву и фэбээровцы увидели воронку, похожую на те, что оставляют противопехотные гранаты.
   - Похоже, что здесь взорвался фугас, - предположила Скалли.
   - Вы невнимательны, сеньорита, - Альварес провёл рукой по поверхности воронки и подобрал горсть земли. Он распределил землю по ладони и смахнул мелкие крупинки, оставляя только самые большие куски. - Что по-вашему это такое?
   Альварес поднёс ладонь к самым глазам агентов и с удовольствием наблюдал как у Малдера напряглись желваки, а у Скалли расширились глаза. На его ладони лежало стекло, земля превратившаяся в стекло.
   - Но такого не может быть, - удивилась Скалли. - Направленный луч энергии такой мощности.
   - Удивляет не то, что энергия была направлена, - подал голос Малдер. - А то как она была направлена.
   Он поднял голову и стал озираться по сторонам. Потом он резко сделал несколько шагов в сторону и максимально задрал голову наверх. Постояв так некоторое время, он поднял указательный палец и стал водить им из стороны в сторону, описывая странные дуги и окружности и одновременно делая мелкие шаги. В таком малопонятном постороннему человеку танце он приблизился к воронке и ткнул пальцем в неё.
   - Угу, именно так, - подтвердил Альварес. - Луч шёл не сверху вниз, а снизу вверх. Идёмте.
   Он поднялся и отошёл на дюжину ярдов, снова присаживаясь на корточки. Картина повторилась: мексиканец смахнул мусор и, набрав в руку земли, отобрал большие куски, превратившиеся под воздействием чудовищной температуры в стекло. Малдер подошёл к нему, но не стал всматриваться в землю или окружающие предметы. Он внимательно посмотрел на мексиканца.
   - Это ведь только начало, Рик. Говори, что ты раскопал?
   - Таких воронок несколько. Здесь там, чуть подальше и в самом центре площади. От этой, - он кивком указал на землю перед собой - идёт полоса. Такое ощущение, что источник энергии тащили. Причём на земле отпечатки человеческих рук. Как будто кто-то полз в то время, когда выделялась энергия.
   - Ты думаешь, кто-то мог выжить в такой момент? - в Скалли проснулся медик.
   - Дело в том, сеньорита, что полоса находится на одинаковом расстоянии от следов. Либо кто-то ползал точно по этой траектории уже после происшествия, что практически невозможно, если учитывать колоссальную радиацию. Либо этот кто-то и управлял лучом, толкая установку, или оружие, или что у него там было перед собой.
   - Именно перед собой, - уточнил Малдер.
   - Да, структура разрушения неровная. Местами выброс энергии был больше, местами меньше. В тех местах, где выброс больше, контакт нашего загадочного друга с землёй резко уменьшался. Этого бы не произошло, если бы источник энергии волочился за ним.
   Малдер отрешённо закивал и побрёл дальше к середине площадки, где разрушения достигали своего пика.
   - А здесь что, Рик?
   - Здесь самый большой сюрприз, агент Малдер. Здесь проследить ход движения луча становится невозможным. Складывается впечатление, что луч разделяется, вернее, лучей становится несколько, они практически параллельны друг другу, хотя и имеют очень широкий угол рассеяния. Не как ровный луч лазера, а как у ручного фонаря. Кстати, здесь же мои люди нашли на земле волокна одежды, предположительно форменной. Да и вмятины на земле такие, будто кто-то здесь валялся.
   - Ну что ж, - Малдер хлопнул ладонями перед собой и повернулся к вездеходу. - Думая здесь мы закончили. Остальное всё есть у тебя на снимках, образцы в контейнерах, - Малдер сначала посмотрел на мексиканца, тот медленно прикрыл веки в знак согласия, а потом перевёл взгляд на Скалли. - Поехали?
   - Да, поехали, - ответила Скалли.
   - Что мы имеем? - Малдер стал размышлять вслух. - В Мексике объявился профессор Франкенштейн, который породил Годзиллу в человеческом обличии.
   По его тону невозможно было определить говорит он серьёзно или шутит.
   - А других версий у тебя нет? - спросила Скалли, пытаясь скрыть иронию в голосе.
   - А у тебя есть? - неожиданно серьёзно спросил Малдер.
   - Предположим, что кто-то изобрёл ручную установку, испускающую лучистую энергию и обладающую колоссальной мощностью, - вкрадчиво предположила она.
   - И что? Приехал её испытывать в джунгли? - усмехнулся Малдер.
   - А где её испытывать? - Скалли не хотела огрызаться, поэтому напустила на себя чересчур спокойный вид.
   - На полигоне, - просто ответил напарник.
   - А чем тебе джунгли не полигон?
   Обмен колкостями обещал перерасти в настоящую перепалку, но тут вмешался Альварес.
   - Тем, что рядом находится небольшое поселение индейцев.
   Оба агента как вкопанные остановились и обернулись. Они моментально забыли о своих разногласиях и теперь серые клетки обоих заработали на полную мощь. Только вот Малдер думал о возможных свидетелях, а Скалли о людях, требующих карантина и медицинской помощи.
   - А почему ты молчал? - удивился Малдер.
   - Где они сейчас? - перебила его Скалли.
   - Мы их обследовали и эвакуировали на случай рецидива.
   - Надеюсь, ты дал указания, чтобы им предоставили соответствующее лечение? - продолжала расспрашивать Скалли.
   - Нет. Обследование показало, что никто из них не подвергся воздействию радиации. Это ещё одна загадка, сеньорита. На расстоянии всего лишь нескольких сот ярдов уровень фоновой радиации резко снижается. А через милю исчезает совсем.
   У Малдер зачесалась щека и он инстинктивно поднёс руку к лицу. Раздался стук, когда рука Призрака уткнулась в стеклопластик защищающий лицо. Малдер тихо ругнулся, а Скалли с Альваресом насмешливо заулыбались. Обстановка разрядилась, хотя головы всех продолжали активно переваривать полученную информацию.
   - Ты уже разговаривал с этими людьми? - спросил Малдер Альвареса.
   - Нет, только собирался.
   - ОК, значит есть возможность не надоедать им своими вопросами дважды, - Малдер стал продираться сквозь гущу растений к вездеходу.
   - Ха, с каких это пор ты стал думать о других? - усмехнулась Скалли в его широкую спину.
   Отмахиваясь от листьев и веток и мысленно благодаря людей Альвареса, которые проделав этот путь десяток раз прорубили достаточно свободную тропу, агенты добрались до машины. Мексиканец ловко запрыгнул на сиденье и повернул ключ зажигания. Двигатель отозвался коротким урчанием, закашлялся и заглох. Альварес хлопнул по рулю и прищурился. Его губы плотно сжались в узенькую полоску. Севший на переднее сидение Малдер вопросительно посмотрел на него.
   - Электромагнитная аномалия, - пояснил мексиканец. - Временами появляется сильное поле, которое выводит из строя всю электротехнику.
   - И долго это может продолжаться? - упавшим голосом спросила Скалли, ужаснувшись от одной мысли, что ей придётся провести в скафандре ещё неизвестно сколько.
   - Не-а. Несколько минут, потом отпускает. Мои ребята считают, что поле блуждает, но поймать его так и не получилось.
   Ещё несколько минут прошли в полной тишине. Даже сквозь приглушающий слой шлемов агенты слышали характерные для джунглей жужжание, стрекотание, лающие и свистящие звуки. Скоро нервы Скалли не выдержали и она спросила Альвареса:
   - Может попробуешь ещё раз?
   - Рано. Оно ещё пока здесь.
   - Ты его чувствуешь? - у Скалли такой вид, будто её выжали, причём несколько раз. Но когда она увидела, что уголки губ мексиканца слегка приподнялись, он дала ему звонкий подзатыльник: - Заводи, давай!
   Мексиканец снова привёл в действие стартер и через мгновение они опять затряслись по лесному бездорожью.
  
   Полевой лагерь "людей в чёрном",
   Кинтана-Роо, Мексика
   Четверг, 9:22
  
   Один из помощников Альвареса расстегнул липучку прикрывающую молнию, расстегнул саму молнию и помог Скалли снять шлем, после чего она несколько раз жадно вдохнула, наслаждаясь тем, как густой, влажный воздух обволакивает дыхательные пути. Она откинула прилипшие ко лбу волосы и поискала глазами свой рюкзак. Что бы там ни было она оставалась женщиной, жутко вспотевшей в дурацком костюме радиационной защиты, и сейчас ей больше всего хотелось привести себя в порядок, умыться, а лучше принять душ, а потом переодеться. А ещё ей хотелось пить. А ещё ей хотелось есть. И вообще, почему они должны искать непонятно что в джунглях, куда даже черти бояться заходить, потому что заблудятся. Спокойно, Дана, держи себя в руках. Ты здесь каких-то два часа, а уже хнычешь. И что? Я - женщина и хоть иногда могу позволить себе быть капризной. Ой, ладно. Где мой рюкзак? Скалли повернула голову, до предела напрягая шейные мышцы, и посмотрела в сторону палатки, но тут ей на колени что-то упало. Она резко обернулась и увидела, что это Альварес положил перед ней её вещи. Чёрт, он опять читает её мысли. Блок, надо ставить блок. Мексиканец сел перед ней на корточки и стал нервно потирать ладони.
   - Простите, сеньорита. Я не хотел вас обидеть. - Он встретился с ней взглядом и Скалли прочитала в его глазах подтверждение искренности сказанных слов. - Просто, ваши мысли настолько эмоционально окрашены, что не просто бросаются в глаза, а ослепляют своей силой. Они... как бы это сказать... забивают "эфир".
   - Нет, нет, Риккардо. Не оправдывайся. - Скалли убрала жучка, севшего на щёку мексиканца и, понизив голос, добавила - Большое спасибо.
   - Палатку разбили специально для вас. Вы можете там переодеться и отдохнуть, - он протянул к ней руку ладонью вверх, а другой сделал широкий приглашающий жест - там же есть и несколько бутылок с минеральной водой.
   Она опёрлась на его руку, тяжело вздохнула и поднялась. С того самого момента, как они вернулись в лагерь, Скалли плюхнулась на ближайший перевёрнутый ящик и больше не поднималась. Только стянула с головы шлем и всё. Она спокойно переносила и физические нагрузки, и тесноту костюма, и другие неудобства. Скалли могла выдержать многое. Что её раздражало, так это то, что в такие моменты внутри неё просыпалась капризная девчонка и Скалли приходилось с ней бороться. И так каждый раз. Ей уже надоело воспитывать эту несносную капризулю. А главное - Малдер всегда замечал это. Он нутром чуял, что Скалли не ладит сама с собой, но всегда делал вид, что всё так и должно быть. Вот и сейчас - он быстро переоделся, просмотрел результаты предварительных анализов, что-то на ходу перекусил и опять с чем-то носится взад-вперёд. И никак, никак не подаст вид, что Скалли без причины действует ему на нервы. Хоть разок упрекнул её, хоть мимолётом обронил бы словечко, что она - всегда такая собранная и дисциплинированная - сейчас развесила сопли на каждой ветке. Она бы бац ему в ответ что-нибудь смачное и дело с концом. А он! Он опять улыбается своей загадочной улыбкой. Позовите Леонардо, пусть нарисует этого гада. Скалли поднялась и почувствовала, как захрустели суставы, затвердевшие от долгого неподвижного сидения. Очутившись внутри палатки она заметила, что движения стали более лёгкими, как будто кто-то включил резервный источник питания. Да, организм стал разгоняться. С чего бы это, спросила она сама себя и тут же ответила. Палатка была совсем нежилой. Здесь не было спальных мешков, которые должны были свёрнутыми лежать в одном из углов, не было запаха, который должен был появиться, если бы тут два дня спали и ели люди. Сама мысль, что кто-то работает в таком же изнуряющем режиме, без сна, без отдыха, перехватывая что-то на ходу, не ощущая вкуса еды, машинально меняя одежду время от времени, заставляла почувствовать себя в своей тарелке. Ты на своём месте, ты должна делать свою работу, как можно быстрее и правильнее.
   Скалли достала из рюкзака зеркало и попыталась причесаться. Укладке конец, сказала она своему отражению, косметика на джунгли не рассчитана, а такая рубашка Пьеру Кардену даже не снилась. Ну и чёрт с ним! Она встряхнула головой и насколько получилось распушила волосы. Быстрыми движениями нанесла помаду и провела губкой по щекам. Ты супер, Скалли, даже когда не хочешь этого признавать, услышала она голос Джонджо. Он говорил так всегда, с самого раннего детства, когда ещё они жили по соседству и Скалли панковала с его сестрой. Джоджо всегда отличался изумительной проницательностью в области человеческих взаимоотношений. Он всегда мог понять, что чувствует человек, едва появившийся в его поле зрения. А ещё он всегда был готов протянуть руку помощи. Может поэтому его выбрали... Скалли вышла из палатки.
   Малдер сидел верхом на вращающемся стуле и жевал конец ручки. За его спиной стоял стол, на котором деловито мерцал экран ноутбука. К ноутбуку серым кабелем был подключен тот самый фотоаппарат, которым пару часов назад делались последние снимки. Сбоку от ноутбука лежал сотовый телефон постоянно подмигивая и напоминая что, через инфракрасный порт организован выход в Интернет. Наверно Малдер, выходил в базу данных ФБР, а оттуда к себе, в архив "секретных материалов".
   Рядом с Призраком, облокотившись нижней частью спины о стол, стоял Альварес. Судя по спокойному тону беседы, он организовал мозговой штурм и каждый из специалистов предлагал свою версию.
   - Знаете что! Меня сейчас не так беспокоит, кто это сделал, - Альварес переводил взгляд с одного члена группы на другого, заглядывая каждому в глаза, как будто рассчитывая найти там ответ. - Русские шпионы, "ночные охотники", наркобароны - я готов принять любую версию. Мне больше интересно как это сделали. Сделать направленный взрыв такой мощности, чтобы он выжег не только поверхностный слой почвы, но и дошёл до грунта, где столько песка, что аж образовалось стекло!
   В поддержку своих слов он достал из кармана полевой куртки стёклышко и поднял его на уровень глаз.
   - С теоретической точки зрения такое возможно, - вступил в разговор бородаты мужчина, сидевший прямо перед Малдером и говоривший с сильным испанским акцентом. - Возможно, кто-то смог получить чистую энергию плазмы и создать направленный луч.
   - А испытания решил провести в джунглях, чтобы никто не заметил, - добавил щуплый очкарик, обладавший тем не менее громким и уверенным голосом и резкими и точными движениями. - Но ошибся в расчётах. Не смог просчитать радиацию и электромагнитные аномалии.
   - А как же животные? - спросил Малдер и отъехал на стуле в сторону.
   Перед присутствующими появилась картинка на экране ноутбука, где была тушка маленькой обезьянки, с виду похожей на мартышку. Вся нижняя часть тушки полностью отсутствовала, словно её отсекли самурайским мечом. Только края среза были прижжены, чёрная спёкшаяся кровь облепила все внутренние органы, не успев, однако, вытечь наружу.
   Скалли неуверенно сделала шаг в сторону собравшихся. Альварес повернул лицо в её сторону, показывая, что он её заметил, хотя Скалли прекрасно знала, что он знает, чем она занимается буквально каждую секунду.
   - Присоединяйтесь, доктор Скалли, - Альварес поднял стоявший за ним стул и, потеснив своих ребят, поставил его прямо в центре полукруга. Скалли села и сложила руки на коленях, откидываясь на матерчатую спинку. После всех тех сидений, на которых ей пришлось побывать за последние сутки, этот раскладной пикниковый стул показался ей троном. Скалли поджала губы и отрешённо посмотрела на экран. Дав ей время освоиться Альварес спросил: - Что вы думаете по этому поводу?
   - Установку могли привезти за несколько дней. Так что животные успели к ней привыкнуть.
   - А люди, обслуживающие установку, жили здесь же? - усмехнулся Малдер.
   Скалли пожала в ответ плечами.
   - Твоя версия, Малдер? - она закинула ногу на ногу и скрестила руки. - Гоблин? Какой-то лесной житель?
   Малдер по опыту знал, что когда Скалли заняла оборонительную позицию, переубедить её невозможно. Да он и не собирался. Пока. Пока у него не было веских аргументов и ясных идей.
   - Что говорят индейцы? - перевёл тему разговора Альварес, обращаясь к психологу группы, которому было поручено выведать всё у местных жителей.
   - Говорят, что ничего не знают, ничего не видели. Они сильно напуганы. Намёка дают понять, что Чупакабра вернулся. Пускают себе кровь в жертву духам, чтобы те их защитили.
   - Ты будешь доволен, Малдер, - Скалли ехидно посмотрела на напарника. - Гоблин-невидимка с миниатюрным ядерным реактором - хороший экспонат для музея Х-файлов.
   Малдер вынул изо рта ручку, посмотрел на её обгрызанный конец и снова отправил её обратно. У Скалли явно начиналась хандра. Ничего, это пройдёт. Просто, сейчас её не надо трогать, не надо спорить и препираться с ней. Ядерная установка, генератор плазмы. Нет, это явно не то. Интуиция подсказывала Призраку, что здесь замешаны силы природы. Но какие?
   - Гоблинов в этом районе нет. - отрезал Альварес. - За это я могу поручиться. Кроме меня за это могла бы поручиться Пенелопа Карерас, здешний друид. Она работает в полицейском участке и отвечает за спокойствие в этом районе.
   - А почему могла бы? - Малдер встрепенулся, в глазах загорелись огоньки.
   - Она исчезла примерно в то же время, когда произошли события, - ответил Альварес.
   - Мы должны поговорить с шерифом, - Малдер рывком поднялся на ноги и отодвинул стул. - Идём Скалли.
   - Агент Малдер! - Альварес встретился с ним взглядом. - Мы должны зачистить территорию.
   - Подождите приезда Мака. Может он что-нибудь заметит. А пока ищете следы. Любые. Всё несвойственное для джунглей. И ещё раз попытайтесь смоделировать выброс энергии.
   Альварес кивнул Малдеру и протянул ему ключи от Хаммера.
   - Если хотите я дам вам кого-нибудь в сопровождение.
   - Нет, спасибо, - поблагодарила его Скалли. - Думаю, мы сами найдём дорогу.
   - Туда доберётесь, - согласился мексиканец. - Обратно Джонджо вас приведёт.
  
   Полицейский участок
   Кинтана-Роо, Мексика,
   Четверг, 12:02
  
   Вопреки своему желанию приехать к началу рабочего дня, агенты попали в участок, когда тот уже ожил. Шериф и его помощники разъехались по вызовам. Знание Скалли испанского ограничивалось несколькими фразами, но ей удалось понять младшего офицера, предложившего им подождать в приёмной до возвращения шерифа. Им даже кофе предложили. Склли взяла два пластиковых стаканчика и села на кушетку возле Призрака.
   - Надеюсь, он говорит по-английски, - улыбнулся Малдер, жалея о том, что не воспользовался предложением мексиканца и не взял помощника.
   Скалли отхлебнула горячий, но абсолютно безвкусный напиток.
   - Знаешь, я готова выслушать твою идею, - сказала она не поворачиваясь к нему.
   Малдер сдержал улыбку, но по плотно стиснутым губам и прищуренным глазам можно было прочесть лёгкое недоумение. Будто он безмолвно задавал вопрос "Уверена?". Скалли знала это выражение, ей не нужно было смотреть на напарника, чтобы уловить его мысли. На самом деле Скалли не хотелось сидеть в тишине. У неё начиналась депрессия, хотелось уткнуться в плечо Малдеру и разрыдаться. Усилием воли отгоняя дурное настроение она завязала разговор.
   - Не было никакой установки, Скалли. Ты же физик, сама подумай. Неважно, что предполагают люди Альвареса. Не плазма это. И не мини-аннигилятор. Нет, - Малдер покачал головой и недоверчиво посмотрел на стаканчик в своих руках. - Что бы там ни было, оно естественного происхождения.
   - Это не возможно! - вырвалось у Скалли. - Я скорее поверю в аннигилятор.
   Малдер сразу затих.
   - Прости, - Скалли сбавила обороты. - Твои предположения. Духи восстали и начали мстить животным, забредшим на их территорию?
   Неприкрытая ирония не задела Малдера. Его идеи всегда казались Скалли бредовыми. Ну и что, что он оказывался прав в ста случаях из ста. Мрачное настроение напарницы стало передаваться и Малдеру. Он почесал голову и продолжил разговор:
   - Духи? Может быть. Но мне кажется, дело в другом, - он выдержал паузу и сделал глубокий вдох. - По-моему, кто-то поставил неудачный эксперимент. Ты же знаешь, как "ночные охотники" стремятся заполучить мировое господство. Но у них нет шансов, пока они не раздобыли крупный козырь. А что если они попытались скрестить своё ДНК с ДНК какого-нибудь животного?
   Скалли приподняла брови и склонила голову набок.
   - Фосфорирующие рыбки, электрические скаты, медузы? - она пошевелила пальцами в воздухе, изображая щупальца мистического существа. - Кто-то у кого в организме может рождаться свет и электричество?
   - Что-то в этом роде, - предположил Малдер.
   Широко распахнув дверь, в участок вошёл шериф. Агенты встали и шагнули ему навстречу. Рука Малдер инстинктивно потянулась к удостоверению, но он быстро опомнился и сделал вид, что поправляет пиджак. Шериф остановился напротив их и протянул свою широкую ладонь.
   - Миссис Скалли? - спросил он на американский манер. Если бы не жуткий акцент, наверно, получилось бы довольно официально, а так, было похоже на дешёвую пародию.
   - Мисс, - поправила его Скалли. - Но здесь меня называют "сеньорита".
   - Понял, - он повернулся к Малдеру.
   - Малдер, - представился Призрак, пожимая руку шерифа. - Здесь меня называют "агент Малдер".
   Оба агента старались шутить, показывая неофициальность своего пребывания в Мексике, но на лице шерифа не дёрнулся ни один мускул. Все его вид выдавал тревогу, а нервные движения указывали ещё и на волнение, которое шериф плохо контролировал.
   - Меня предупредили, что я должен предоставить вам все материалы, которые вы запросите, - сказал он как можно бесстрастно. - Чем я могу быть вам полезен.
   - Нас интересуют два вопроса, - быстро начал Малдер. В этот момент шериф повернул и широкими шагами направился в сторону своего кабинета. Призрак сразу последовал за ним, продолжая говорит в спину шерифу. - Во-первых, Пенелопа Карерас и всё что с ней связано. Во-вторых протокол допроса свидетелей взрыва в джунглях.
   Шериф также как и в первый раз, не церемонясь, рывком распахнул дверь своего кабинета. Она ударилась о стену, издав при этом жалобный звук. Малдер вошёл в кабинет и только теперь оглянулся. Далеко позади, заткнув руки в карманы, медленно плелась Скалли. Она без какого-либо любопытства смотрела по сторонам.
   - Протокол я вам дам, - Малдер резко обернулся на звук голоса шерифа. - Это не проблема. А что вы хотели бы насчёт Пенелопы?
   - Как нам известно она исчезла? - Малдер пристально взглянул на шерифа.
   - Да, это верно.
   - А есть ли какие-нибудь намёки на то, что её исчезновение связано с происшествием в джунглях?
   - Ну-у, - протянул шериф. - Мы ничего такого не нашли. Но если учесть сам род занятий Пенелопы... вы ведь тоже по этой части?- неуверенно спросил шериф, и прочитав в глазах Призрака подтверждение, более твёрдо продолжил: Такая версия не исключается.
   - А над чем она работала в последнее время? - задал Малдер наводящий вопрос.
   - Вы знаете, хотя она работала на меня, Пенелопа часто не отчитывалась передо мной, из-за ... - он стал размахивать рукой, подбирая выражение.
   - Да-да, это понятно, - поддержал его Малдер. - А можем мы взглянуть на её кабинет? Шериф Соледа!
   Малдер заметил, что шериф не слушает и проследил за его взглядом. В дверном проёме стояла Скалли, уперевшись руками в косяк. Полы костюма разошлись в стороны, открывая белую блузку, плотно облегающую тело молодой женщины. Малдер повернулся к собеседнику. В глазах шерифа не было и намёка на пошлые мысли, скорее, удивление. Призрак решил закончить разговор и встал.
   - Покажите, где кабинет мисс Карерас, - попросил он шерифа.
   Шериф поспешно встал и провёл их к небольшому кабинету.
   - Вот, это здесь - шериф указал на дверь.
   Малдер пропустил напарницу и закрыл дверь, предварительно извинившись перед полицейским:
   - Вы понимаете...
   - Да-да, - шериф молниеносно повернулся и пошёл прочь, но пойдя несколько шагов посмотрел через плечо. - Если что-нибудь найдёте, дайте мне знать.
   - Непременно, - ответил Малдер, понимавший чувства шерифа как никто другой.
   Он плотно прикрыл дверь и подошёл к Скалли, усевшейся в кресле Пенелопы Карерас. Призрак упёрся рукой о стол и стал сверлить глазами напарницу.
   - Что? - взгляд Малдера могли выдержать единицы. Скалли в их число не входила.
   - Что происходит?
   - Я пытаюсь поставить себя на место Пенелопы Карерас. Вот, - она широко повела руками, - села на её место, проникаю мыслями в её работу...
   - Скалли, - оборвал её Малдер. - Не паясничай. Если у тебя начинается депрессия, ты можешь вернуться домой. - Он отвернулся, чтобы Скалли ненароком не заметила, как лицо выдаст его. - Да, мне будет тебя не хватать. Да, мне будет без тебя тяжело. Но я выдержу. - Он наклонил голову и закрыл глаза рукой. Потом резко убрал руку и выпрямился, откидывая голову назад. - Я смогу сделать это.
   - Ай, ладно, - Скалли улыбнулась и стукнула его кулаком по спине. - Мог не отворачиваться. Я и так знаю, что ты туфтовый актёр.
   - Туфтовый?! У тебя в словаре есть даже такие слова? - Малдер так искренне, почти по-детски, удивился. - Ты смотри! - он погрозил ей пальцем. Скалли опять играючи замахнулась, но Призрак выставил перед собой руки: - Ну, всё. Давай работать.
   - Давай! Что будем делать?
   Столь нехарактерная для Скалли смена настроения поставила даже такого специалиста в области труднопроходимых дебрей человеческого характера как Малдер в тупик. Он смотрел на шкаф с бумагами, стоящий прямо перед ним и вроде знал, что начинать поиск надо с него, но никак не мог приступить к делу.
   Скалли опять села на кресло и придвинулась к столу светло-коричневого цвета. Один из четырёх выдвижных ящиков, расположенных по обе стороны, поддался легко, словно им пользовались каждый день помногу раз. В нём оказали ручки, чистая бумага и прочие канцелярские принадлежности. В двух других царила атмосфера, примерно напоминающая нормальную женскую сумочку - в ней свой, понятный только хозяйке порядок: компьютерные дискеты, ополовиненная губная помада, салфетки со следами той же помады, жвачка, блокнот с записями, понятное дело на испанском, фотографии, ксерокопии документы, опять таки на испанском. Скалли сгребла всё это в первый подвернувшуюся под руку коробку и дёрнула последний ящик.
   - О-па! - Скалли сильнее дёрнула ручку, но ящик не сдвинулся ни на волосок.
   Малдер обернулся и в два счёта оказался возле ящика. Он присел на корточки и посмотрел в скважину. Скалли была не в настроении с ним спорить и отодвинулась в сторону. Призрак достал из кармана перочинный ножик и стал что-то искать глазами. Скалли подумала, что раз уж она решила ему не мешать, то, может, стоит ему помочь? Она достала из первого ящика скрепку, распрямила её и протянула Малдеру. Он воткнул скрепку в замочную скважину, покрутил там её, нащупывая характерный ответ язычков замка, потом вставил ножик и повернул замок.
   - Гм-м-м, - Призрак довольно улыбнулся.
   Сейчас облизнётся, подумала Скалли. Не зря же его назвали Фоксом.
   Малдер стал осторожно извлекать содержимое. Там оказалось несколько папок, одна из которых оказалась довольно увесистой. Те что поменьше Малдер протянул напарнице, а самую большую открыл сам.
   - Это картотека "ночных охотников", зарегистрированных в этом районе, - совершенно спокойно констатировала Скалли.
   - Ага, а кто-то говорил, что гоблинов здесь нет, - съехидничал Призрак.
   - Гоблинов действительно нет, - заупрямилась Дана, листая дела. - А у тебя что?
   Она заглянула в папку Малдера. Призрак поднялся и положил дело на стол перед напарницей.
   - Гоблинов может и нет. Зато есть очень старый и, соответственно очень сильный оборотень.
   - Айда, - прочитала Скалли ярлычок. - Просмотрев несколько снимков, датированных от тысяча девятьсот второго до восемьдесят восьмого годов, она стала листать записи. - Родилась в восемьсот тридцать четвёртом.
   Брови Скалли поползли наверх.
   - Ну, ты же не думаешь...
   - Думаю!
   - Да, перестань Малдер, - Скалли откинулась на спинку. - Они давно объединились в Колонию, заключили перемирие с друидами.
   - Какое перемирие, Скалли. Мы сами регулярно с ними дерёмся.
   - Не с ними, - продолжала напирать Дана. - Мы сражаемся с одиночками, отвергающими законы Колонии.
   - Хорошо, - пожал плечами Малдер. - А что если это Колония и дала задание Айде, разработать новое оружие, чтобы они могли поднять восстание?
   - Вечно тебе видятся заговоры. Ты просто не можешь жить спокойно.
   - Сама подумай, - Малдер заговорил очень быстро, не давая напарнице перебить себя. - Удалённое от цивилизации место, один-единственный друид, джунгли. Может не сама Айда, а кто-то под её началом. Она организовывает невидимость, неприкосновенность, достаёт материал, а некто Франкенштейн ставит чудовищные опыты.
   Малдер закончил также резко, как и начал. Скалли постучала кулаком о ладонь и искоса посмотрела на напарника.
   - Что ты предлагаешь?
   Малдер кивнул на выведенный аккуратным почерком адрес. Чернила давно выцвели, указывая на то, что жительница "особняка на Холме Веласкеса" не собирается покидать своё жильё в течение ближайших нескольких сот лет.
   - Дом на Холме Призраков, - Скалли вспомнила броскую рекламную вывеску новой кинокартины. - Не нравится мне это.
   - А мне нравится.
   Они побросали все дела в коробку и быстро покинули участок.
  
   Особняк Аиды,
   Кинтана-Роо, Мексика,
   Четверг, после обеда
  
   Не то чтобы особняк был на отшибе, не то чтобы он был окружён непробиваемой защитой. Просто он был какой-то мрачный, под стать своей хозяйке. Уже издалека фэбээровцы заметили нечто вроде массивных колонн, увенчанных огромными головами львов, распределённых на равном расстоянии вдоль забора. И хотя было понятно, что это всего лишь архитектурное украшение, казалось, что это львы защищают обитателей особняка. А забор, как бы между прочим, просто так проложен между ними. Подъехав ближе, они смогли различить узорный орнамент на стенах, где были запечатлены схватки первобытных людей с саблезубыми тиграми; ягуары, которым покланялись индейцы майя и ацтеки; другие большие кошки в основном в моменты охоты. И хотя воздух был по южному тёплым, от поместья повело холодом.
   Уже у самых ворот агенты заметили, что даже верным историческим традициям оборотням не чужды веяния технической революции. В глазах львов были спрятаны камеры, а из пастей торчали стволы пулемётов.
   Малдер остановил Хаммер футах в пятидесяти от ворот, вышел и, не спеша подошёл к зуммеру. Скалли осталась стоять возле открытой дверцы машины. Призрак не успел даже вытянуть палец, чтобы нажать на кнопку, как раздался звук установок, открывающих ворота. Перед Малдером вырос огромный верзила с длинными сальными волосами, испещренным шрамами лицом, кривым от множественных переломов носом и тупым бессмысленным взглядом. Верзила крепко сжимал рукоятку АК-74. Почему я не удивляюсь, подумал Малдер.
   - Что вам надо? - спросил верзила по-испански. Картину типичного вышибалы дополнял хриплый прокуренный голос, выдающий короткие, незамысловатые фразы.
   - Айда. Просто поговорить, - Малдер приспустил веки и сказал это тихо.
   Его тон и то, что он говорил по-английски, заставили Скалли напрячься. Она знала как Малдер не любит таких головорезов. Он тоже от него обычно не в восторге. Взаимная наглость может перерасти в настоящую схватку и Малдер наломает дров. Скалли подошла к ним.
   - Айда отдыхает. Не думаю, что она тебя примет, - верзила ухмыльнулся и сплюнул прямо под ноги Малдеру. Призрак никак не отреагировал. Его взгляд по-прежнему впивался в нахальную рожу.
   - Скажи ей, что у нас есть разрешение Колонии.
   Скалли посмотрела через ворота на особняк и его окружение. Тёмные тона стен, песчаная окраска дорожек и полное отсутствие растительности. Не было даже газона.
   По дорожкам медленно подтягивались другие телохранители, держа наперевес нелегально купленное русское оружие. Один из них передёрнул затвор, вгоняя патрон в ствол. Верзила услышал сухой щелчок, его улыбка стала ещё шире, а Малдер ещё больше прищурился. Теперь он уже смотрел исподлобья. Скалли подумала о своём пистолете, скромно приютившемся в напоясной кобуре.
   - Забирай свою шлюшку и вали отсюда, - прохрипел верзила подходя в плотную к Призраку.
   Скалли схватила Малдера за запястье и, потянув, заставила сделать шаг назад. Она чувствовала, как сжался его кулак. Рука стала каменной, как и лицо, на котором двигались только широко раздувавшиеся ноздри. Дана протиснулась между ним и верзилой и примирительно подняла руку.
   - Всё в порядке, мы уходим. Пойдём Малдер.
   Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы оттащить не на шутку разозлившегося Малдера к машине. Скалли обернулась и убедилась, что верзила, а за ним и ещё несколько охранников, по-прежнему стоят у ворот. Она вплотную подошла к Малдеру, который открыл дверцу, но садиться не торопился.
   - Малдер, у нас ничего не выйдет, - шепотом произнесла Скалли, повернув лицо в сторону, чтобы охранники не слышали их разговор.
   - Выйдет, Скалли. И ты знаешь это, - Малдер не отводил глаз от оскорбившего его охранника и нисколько не понизил голоса. Сейчас то, что его могут услышать, волновало Призрака меньше всего. Ему хотелось внутрь. Скалли успела только покачать головой, как Малдер продолжил: - Мы можем разнести этих оловянных солдатиков, даже не вытаскивая пистолеты.
   - Ты что?! Опомнись! - Скалли пыталась скрыть волнение и говорить как можно тише. - Наша задача - защищать людей, а не убивать их. Мы не имеем права использовать данную нам природой силу против людей.
   Видя, что у Малдера не мелькнуло и мысли уехать, Скалли стала силой запихивать его в Хаммер.
   - Садись! Да садись-же!
   Наконец Малдер поддался и сел в машину, резко захлопнул дверцу. Он яростно стукнул ладонью по панели перед собой, выплёскивая часть бурлившей внутри него злобы. Скалли обошла машину и села на сиденье водителя. Рука автоматически потянулась к ключу зажигания, но Малдер перехватил её руку. Другой рукой он облокотился о сиденье Скалли и пристально посмотрел уже на свою напарницу.
   - Нам не обязательно убивать их, - несколько спокойнее начал он. - Мы можем просто пройти незамеченными.
   - И что?
   - Что что? Мы должны поговорить с Айдой. Мы должны узнать чем она занимается. А вдруг у неё действительно есть секретная лаборатория, где над людьми ставятся ужасные эксперименты? Мы обязаны, Скалли.
   - Ты в своём уме? - Скалли задыхалась от непроглядной тупости напарника, временами выползающей наружу. - Если ты прав и Айда там не одна, нам крышка. Хорошо, бой два на два, даже на их территории, мы выдержим. А что если их там больше? А что если там повсюду фотодатчики, лазеры и сенсоры движения? Она узнает о нашем визите. Поднимется тревога, подтянутся эти головорезы. К чему эти ненужные жертвы?
   - Но если я прав? - не унимался Малдер. - Что если я прав? Тогда дорога каждая минута. А что если какой-нибудь мутант вырвался наружу. Ты подумала о том, что может произойти рецидив, но уже в более людном месте? Скалли, мы должны увидеться с ней. Как ты не понимаешь, Карерас исчезла не просто так. Наверняка, она что-то узнала и её убрали. Давай отъедем на пару миль, а потом тихо проберёмся и просто посмотрим. Просто посмотрим, - с нажимом повторил Призрак, активно жестикулируя.
   - Нет, Малдер. Нет, нет и ещё раз нет.
   Скалли отчаянно затрясла головой. Золотисто-рыжие волосы разметались в стороны, задевая лицо Призрака. Она положила руки на руль и посмотрела на особняк, тщательно взвешивая все варианты.
   - Я не понимаю, почему мы не можем подождать пару часов до прилёта Мака, взять с собой бригаду Альвареса и провести полноценный рейд? Почему мы должны пробираться тайком, с риском последовать за Пенелопой Карерас?
   Телефон расположенный в нижней части передней палении автомобиля зазвенел так неожиданно, что агенты вздрогнули. Скалли вытянула указательный палец и нажала кнопку громкой связи.
   - Алло, - ответила она.
   - Сеньорита, это Риккардо, - раздалось из динамика. - У вас всё в порядке?
   - Да, Риккардо. А почему ты спрашиваешь? - удивилась Скалли.
   - Я чувствую тревожные импульсы, исходящие от вас. Вы уверены, что вам не нужна помощь?
   - Вообще-то, нужна. Но не сейчас. Если что, я тебе позвоню.
   Скалли нажала кнопку сброса и опять сложила руки на руле. Её отрешённый, задумчивый взгляд был устремлён прямо. Малдер не торопил напарницу. Он поёрзал в широком кресле, устраиваясь поудобнее, и стал с интересом рассматривать особняк, сгорая от любопытства и нетерпения попасть внутрь. Охранники всё также стояли у ворот, очевидно предполагая, что незнакомцы предпримут попытку атаковать их. Малдер подмигнул верзиле, которому минуту назад чуть было не оторвал башку. Напряжение спадало, уступая место разочарованию.
   Затишье продолжалось недолго. Скалли завела мотор и перевела рычаг на задний ход. Резко набрав скорость, она одновременно вывернула до предела руль и нажала на тормоз. Машину отбросило немного в сторону и развернуло на сто восемьдесят градусов. Вдавив педаль газа в пол, Скалли уверенно направляла огромный военный внедорожник прочь от особняка. Не смотря на то, что бронированный автомобиль весил больше трёх тонн, по-армейски жесткая подвеска заставляла его подпрыгивать на всех попадающихся под колёса кочках и ухабах. Малдер решил временно разгрузить свои серые клетки. Он упирался руками и ногами и постоянно следил за дорогой, чтобы ненароком не удариться об что-нибудь головой. Так они ехали, пока особняк полностью не исчез из виду. Затем также решительно Скалли сбавила скорость и свернула с дороги. Найдя проплешину в густой растительности, она свернула туда и Хаммер, подминая под себя всё попадающееся на пути стал углубляться в джунгли. Пятнадцать ярдов и Скалли нажала на тормоз.
   - До приезда Мака у нас есть ещё несколько часов, - деловито продекламировала она. - Максимум, что мы можем сделать - это следить за поместьем. Если что-нибудь обнаружим, сразу вызовем Альвареса.
   - В чём тебя не упрекнёшь, Скалли, так это в непрактичности.
   Малдер открыл бардачок и стал в нём рыться. Там он нашёл несколько документов, пару компакт-дисков, а в самой глубине то, что искал - цифровую камеру-бинокль. Скалли усмехнулась и подумала, до чего же Малдер любит всякого рода приспособления. Обычно он использует любую технику попадающуюся под руку, а тут прямо подарок. Он повесил свою новую игрушку на шею и поспешил за напарницей, которая уже удалилась на приличное расстояние, грозя потеряться из виду.
  
   Городок Мерида,
   Кинтана-Роо, Мексика,
   Четверг, 21:59
  
   Самолёт отчаянно заскрипел покрышками колёс и остановился. Малдер неотрывно следил за ним в бинокль, хотя их Хаммер находился всего в десятке ярдов от взлётно-посадочной полосы. Призрак теперь на всё смотрел через линзы бинокля. Он разглядывал дорогу, дома, джунгли, делал наезд, отъезд, словно ему только что стукнуло десять и Санта подложил ему под ёлку цифровую новинку. Время от времени, поймав в видоискатель что-нибудь интересное Призрак нажимал кнопку записи и тут же скидывал полученный материал на карманный компьютер, найден в том же бардачке.
   Он повернулся к Скалли и она увидела как в больших круглых линзах прямо как в мультике моргнули зелёно-карие глаза, увеличенные сильной оптикой.
   - Дай сюда, а! - Скалли выхватила игрушку у Малдера из рук. Он состроил обиженную гримасу. - Ты используешь аппаратуру не по назначению, - сказала она тоном наставницы.
   - И какое у неё назначение? - удивился Малдер.
   - КПК нужен для спутниковой навигации, а бинокль - она приложила его к глазам - чтобы рассматривать отдалённые предметы.
   - А я что по-твоему делаю?
   -Ты ... не знаю. Зачем меня, например, рассматривать. Я что, отдалённый предмет?
   - Ты не просто отдалённый. Мы с тобой, можно сказать, живём на разных планетах.
   На трапе появился Джонджо и помахал им рукой. Скалли поспешно спрятала бинокль и вышла навстречу своему начальнику и его спутникам. Малдер последовал примеру напарницы, лениво вываливаясь из машины. В дверном проёме самолёта показалась миленькая мордашка Барби перед которой раздувался огромный розовый шар жевательной резинки. Шар лопнул и Барби сбежала по ступенькам, весело размахивая рюкзаком.
   - Что нашли? - без приветствия начал Джонджо.
   - Ничего, - ответила Скалли, по-матерински нежно обнимая девочку. - Как ты, крошка?
   Она повернулась к напарнику.
   - Это Малдер, - представила она его.
   - Малдер? - девочка нахмурила брови.
   - Меня зовут Фокс, - улыбнулся Малдер.
   - Фокс? Ты что индеец?
   - Он не индеец, - Джонджо не дал Малдеру отшутиться. - Прыгай!
   Он открыл перед девочкой дверцу и подтолкнул её в спину. Дюк уже обошёл машину и сел с противоположной стороны. Широкий с виду Хаммер оказался не таким уж просторным изнутри. Огромный бугор трансмиссии, проходящий от мотора к заднему мосту через весь салон, толстые двери с пуленепробиваемыми стёклами плюс жесткие сиденья не сулили приятной поездки.
   - Альварес одолжил у друга небольшой домик, - заговорила Скалли, не оборачиваясь. - Я вас отвезу туда, а дальше...
   - Мы не устали, - отрезал Дюк. - И можем сразу поехать на место происшествия.
   - Вы, может и нет. А вот Барби выглядит измученной.
   Она посмотрела на Дюка в зеркало и сдержанно улыбнулась.
   - Ты решил действовать под прикрытием или как?
   Малдер тоже присмотрелся к Дюку через боковое зеркало. На Дюке были светлые брюки от Гуччи и кожаный пиджак. Прикид дополнялся блестящими золотыми часами и ещё более блестящей самодовольной улыбкой. Малдер подумал о том как нелепо Дюк будет выглядеть в тропическом лесу, но промолчал.
   - Или как, - Дюк потёр щёку. - Мы попали в передрягу и я порвал свой костюм. Это всё, что мы нашли у Линдси.
   - Наркобаронов Дюк берёт на себя, - ухмыльнулся Джонджо.
   - А лучше - обворожительную Айду, - буркнул Малдер.
   - Кого? - Дюк нахмурился.
   - Мы обнаружили здесь довольно опытную женщину-оборотень, - пояснила Скалли. Они не употребляли слово "старый" в отношении охотников из-за отсутствия смысла. Сотня-другая лет не делали "ночного охотника" старым - организм не изнашивался, в маразм они не впадали. Поэтому среди друидов и атлантов распространённым был термин "опытный", а совсем старых охотников они называли "древними". - Малдер считает её виновницей происшествия в джунглях.
   - А что произошло-то?
   - Аномальный выброс энергии. Ничего пока не ясно.
   - К тому же пропал здешний друид, - добавил Малдер.
   - Угу, - подтвердила его напарница. - Вот Малдер и подумал, что Айда организовала лабораторию по созданию мутантов, один из которых порезвился в джунглях.
   - Айда, - медленно произнёс Джонджо, словно смакуя во рту это слово. - Странное имя. Как-то нехарактерно для здешних мест.
   - Вот-вот, - подхватила Скалли. - А узнаете, кто она по другую сторону - упадёте.
   - И кто же? - в один голос спросили атланты.
   - Львица!
   - Занесло девицу за три девять земель, - хихикнул Дюк.
   - Разберёмся, - сдержанно высказался Джонджо.
   Машина подъехала к домику, гаражная дверь которого была распахнута настежь - Альварес их уже ждал. Скалли пришлось здорово попотеть, чтобы уместить огромный Хаммер в ворота явно рассчитанные на легковой автомобиль.
   Барби выбралась из машины и потянулась. Суставы отозвались сухим хрустом, затёкшие за время переездов конечности ныли. В ноздри ударил сырой застоялый воздух, с неприятными запахами горючего и смазочных материалов. Девочка поправила рюкзак на плече и медленно пошла вслед за фэбээровцами, аккуратно делая каждый шаг, чтобы не споткнуться в полутёмном помещении. Она валилась с ног от усталости, но стойко держалась, пообещав самой себе, что будет хорошей девочкой.
   Через некоторое время она почувствовала на плече руку Дюка, который задержался, чтобы закрыть двери.
   - Нам налево, - подсказал он, увлекая девочку за плечи.
   - Откуда ты знаешь?
   Линдси сказала, что Барби должна вести себя как пятилетний ребёнок, задающий нелепые с точки зрения взрослого вопросы, ломающий игрушки, чтобы узнать, как они устроены. "Не бойся казаться смешной или глупой. Самые большие глупости приводят к революциям".
   - Я подключаюсь к мозгу Мака и вижу его глазами, - ответил Дюк. - Звучит сложнее, чем есть на самом деле. Мы ведь поддерживаем постоянный контакт, и часто передаём зрительную или звуковую информацию друг другу. Это, знаешь, как две сетевые карты у компьютеров - они каждую секунду посылают "пустышки", чтобы узнать, кто есть рядом. А когда ты связываешься с кем-то через сеть, моментально выдают информацию. Я конечно не специалист, но, по-моему, система работает так.
   - А это наша малышка, - раздался голос Джонджо из соседней комнаты.
   Барби вошла в гостиную, где посреди комнаты стояли Джонджо и высокий мужчина Барби попыталась определить его национальность, но сразу отказалась от этой мысли. С одной стороны, он говорил с лёгким акцентом, у него была смуглая кожа, тёмные глаза и жгуче чёрные волосы. Но с другой - он был так похож на стоящего возле него Джонджо. Схожие черты лица, голос, та же величественная осанка и манеры сильного, гордого человека. Он не был похож ни на одного из тех мексиканцев, которых Барби видела до этого у себя в Техасе. Барби решила, что в нём намешано много кровей. На мужчине был фартук, и, судя по доносившимся с кухни запахам, он готовил ужин.
   Скалли устроилась на кресле. Она сняла туфли и поджала ноги под себя, оперевшись рукой о спинку. Малдер возился с привезённым Джонджо ноутбуком.
   - Твоя протеже? - спросил мексиканец, осматривая девочку с ног до головы. У него был такой же пронзительный взгляд, как и у Линдси, как и у фэбээровцев. Барби вдруг почувствовала себя голой и беспомощной.
   - О-о-о! Не стоит беспокоиться, - мексиканец широко улыбнулся и прижал девочку к груди. - Мы теперь одна семья. Комнаты на втором этаже. Устраивайся! Ужин через десять минут. Ванна вот здесь, - он указал на другой выход из гостиной.
   На ужин они поели телячие отбивные и какое-то национальное мексиканское блюдо из картофеля и фасоли. Обсуждение работы решили отложить, поэтому во время еды велась лёгка непринуждённая беседа. Альварес интересовался делами Линдси, Тени и многих других, кого Барби пока не знала. Он вспоминал случаи, когда ему довелось встречаться с ними.
   - Ладно, - прервал рассказы мексиканца Джонджо, вытирая губы салфеткой. - Спасибо за вкусный ужин.
   Он отодвинул тарелку.
   - Теперь давайте подумаем, что нам делать.
   - Может встанем со стола, - предложила Скалли. - Разговор будет длинным.
   Все выразили своё согласие и дружно покинули кухню, рассаживаясь на диван и кресла. Малдер устроился на полу возле низкого столика, на который он положил компьютер.
   - Если Скалли говорит, что разговор будет длинным, значит у нас ничего пока ещё нет, - тихо сказал Барби Дюк.
   - Сначала ты, Риккардо, - первым дал слово мексиканцу Джонджо.
   - Я получил сигнал бедствия в понедельник. В тот же день я и мои ребята прибыли сюда, оцепили территорию и стали проводить расследование. Рабочей версией было испытание оружия массового поражения, купленного наркоторговцами на чёрном рынке.
   - А зачем им это? - удивился Джонджо.
   - Тут много экстремистских группировок, которые хотят, чтобы Кинтана-Роо получил независимость, - пояснил мексиканец. - По мере расследования мы пришли к выводу, что никакое это не оружие. По крайней мере не массового поражения. Разрушения носят локальный характер, радиация не распространилась дальше двух километров, к тому же повсюду видны следы пребывания человека. То есть человека без какого-либо защитного оборудования. До сих пор мы думаем, что это лазерная установка какого-то нового образца, способная атаковать не только лучом, но и электромагнитом, и заражать радиоактивными элементами и всё такое. Эта версия подтверждается показаниями свидетелей.
   - Кто свидетели? - спросил Джонджо.
   - Местные индейцы. Они говорят, что в ночь с воскресенья на понедельник видели блуждающий по джунглям луч света. Ну, вы понимаете, что в таких случаях трудно найти двух очевидцев, дающих одинаковые показания. Кто-то говорит, что лучей было несколько. Кто-то - что был не луч, а огромный вертикальный столб. Но в целом, картина такая.
   - А что с Пенелопой Карерас? - спросил Малдер, не отрываясь от своего занятия.
   - Мы не искали её, - ответил мексиканец, немного подумав. - Даже друид имеет право на отдых, может заболеть, - он посмотрел на Скалли - захандрить. Всё может быть. Когда мы только приехали, никто и не думал её искать. А потом как-то было не до неё. Зачем "ночным охотникам" такое оружие? Убивать людей, тех кто даёт им жизнь? Зачем?
   - Хорошо. К Карерас вернёмся позже. Скалли, - Джонджо повернулся к ней, но она только пожала плечами.
   - Я затрудняюсь делать выводы. Есть местность, подвергшаяся воздействию, при котором произошёл колоссальный выброс тепла, радиации и, возможно, света. Блуждающее электромагнитное поле мы тоже видели, но совсем необязательно, что оно появилось тогда же. Есть животные, убитые непонятным образом. Создаётся впечатление, что это был лазер, но это тоже не факт. У меня есть версия, что кто-то выстрелил по джунглям из космоса. Возможно русские, возможно наши. Ещё нельзя снимать со счёта Китай, у которого также есть военные спутники. Ну, ещё может быть и шаровая молния, которая повела себя странно в атмосфере перенасыщенной, кислородом и другими газами. В джунглях ведь столько растений, перегной, да всё, что угодно. Но версия с космическим оружием мне нравится больше. Мексы подумают, что это янки, янки подумают, что это русские и так далее. Концы в воду, вот и всё. Так, наверно, думал тот, кто это сделал.
   Джонджо потёр подбородок. В комнате повисла тишина, нарушаемая щёлканьем клавиш ноутбука. Малдер невозмутимо продолжал ковыряться в различных базах данных, по крупицам собирая информацию. Джонджо повернулся к нему, беззвучно приглашая выложить свои предположения. Малдер захлопнул ноутбук и сцепил руки, положив их на его крышку.
   - Я до конца не уверен, - спокойно начал Призрак. - Но у меня есть предчувствие, причём усиливающееся с каждой минутой, что это нечто, натворившее делов в джунглях, имеет натуральный характер.
   Малдер не торопился продолжать. Он тщательно обдумывал каждое слово. Его монолог больше походил на размышления вслух.
   Барби обвела взглядом всех присутствующих. Скалли выковыривала невидимые частички грязи из под ногтей. Альварес взял из раскрытой на столе папки фотографии и внимательно рассматривал одну за другой. Дюк неподвижно сидел возле неё так близко, что она чувствовала тонкий аромат его туалетной воды. Дорогой туалетной воды, запах которой можно уловить только при очень близком контакте. Он вытянул руку на спинку и Барби положила голову ему на плечо. Джонджо встал и подошёл к окну.
   - Ты думаешь, что мы имеем дело с Фантомом, использующим энергию потусторонних сил? - спросил он Малдера.
   - Нет, - Малдер покачал головой.
   - Он думает, что мы имеем дело с мутантом, выведенным в лаборатории Айды, - вставила Скалли.
   - Что-то вроде этого, - согласился Призрак.
   - Айду проверили?
   - Угу, - кивнула Скалли.- Пять часов следили за её поместьем.
   - Судя по твоему тону, ничего, - предположил Джонджо.
   - Я проверил её по всем базам, - Малдер не пытался оправдываться, он просто излагал ход дела. - Она несколько раз собирала совет Колонии. Не так давно Колония перевела ей большую сумму денег, а в записях Карерас указывается, что незадолго до этого она усилила охранную систему и наняла несколько весьма хорошо обученных людей. Думаешь, это просто так?
   - Может быть, - Джонджо прикусил губу.
   - А может быть и нет, - добавил Дюк.
   - Ну, ладно. Давайте, навестим её.
   Все поднялись, подбирая верхнюю одежду.
   - Что прямо сейчас? - Барби удивлённо повернулась к Дюку.
   - Конечно, а когда? - в свою очередь удивился Дюк. - Ночного охотника навещать надо ночью.
   Он сначала неопределённо развёл руками, но потом спохватился. Скалли, услышав слова девочки подошла к ним.
   - Наша крошка устала, - вступился за девочку Дюк. - Ей надо отдохнуть.
   - Какой разговор! - подал голос Малдер. - Пускай остаётся. Здесь ей ничего не угрожает. Поспит, отдохнёт.
   - И упустит такую возможность, - Джонджо вопросительно посмотрел на Альвареса. Тот кивнул, соглашаясь с его идей.
   - Нет, - опешил Дюк. - Старик, ты же не собираешься...
   - А почему бы и нет?
   Они выехали на двух машинах - огромном Хаммере и маленькой неприметной легковушке, невесть откуда раздобытой мексиканцем. Барби оккупировала переднее сиденье Хаммера, за руль которого села Скалли. Малдер приютился сзади. Атланты заняли места в легковушке. Барби подметила, насколько сильно просел автомобиль под тяжестью не таких уж массивных на первый взгляд тел и как натужно взревел двигатель, когда они тронулись.
   Скалли вела машину одной рукой, отпуская руль во время переключения передач. Другую руку она вытянула в окно, наслаждаясь прохладным прикосновением ветра к ладони. На её лице было написано блаженство, которое человек обретает на время, перемещаясь в мир своих фантазий и грёз. С возрастом это происходит всё реже и реже. Но даже серьёзная рациональная Скалли не утратила эту детскую черту.
   Барби восхищалась спокойствием этой сильной женщины. Для неё пока ещё не существовало границ между атлантами, друидами и теми, кого последние называю "ночными охотниками". Она проводила параллель между Даной и Линдси, сравнивая их. Чаша весов находилась в равновесии. Если не считать тех лазеров, которыми Джонджо сделал операцию, и которые наверняка были у Линдси.
   Сейчас Барби воспринимала всех их, как людей, играющих в сумасшедшем спектакле, но её импонировало то, что ей в этом спектакле уделяется одна из главных ролей. Серьёзные мужчины и женщины в разных частях света относились к ней с почтением по той же причине, по которой она потеряла всех друзей за последний месяц - она стала не такой как все. Барби до предела открыла окно и, сложив на дверце руки, положила на них лицо, вдыхая аромат леса, приносимый бьющей в лицо струёй воздуха. Она видела в зеркальце Малдера. Вернее только силуэт его лица. В темноте облачённый в чёрный костюм она казался её похожим на привидение. Как-то она уловила мысли Джонджо в которых он назвал Малдера призраком. Она не была уверена, но визуальному образу самого загадочного из всех фэбээровцев сопутствовало именно это прозвище. А оно ему подходит, подумала Барби.
   - Скалли, - девочка развернулась.
   - Оу, - откликнулась Дана. Она вернулась из мира грёз. На лбу появились морщинки, уголки рта опустились. Обе руки легли на рулевое колесо и плотно сжались.
   - А почему... почему вы все подчиняетесь Джонджо? Почему даже Линдси и Риккардо, которые, оказывается, гораздо старше его, становятся как бы ведомыми в его присутствии?
   - Они тебе ещё не рассказывали?
   - Нет.
   - Хм, странно, - Скалли убрала с лица прядь волос, которые развевались в разные стороны, подчиняясь капризам ветра. - Я не знаю имею ли я право это тебе говорить.
   - А почему нет? - настаивала на своём девочка.
   - Наверно, ты права. Думаю ничего страшного не случиться. Ведь рано или поздно ты всё равно узнаешь об этом, - Скалли сбросила скорость, потому что даже мощный Хаммер с широкими колёсами и бугристыми протекторами стало сильно заносить. А уж едущую сзади легковушку бросало из стороны в сторону как игрушку. Извилистая дорога явно пыталась сбить с толку нежеланных гостей, то изменяя направление, то вовсе исчезая из виду. - Видишь ли, у атлантов тоже есть свои герои, лидеры, вожаки, называй как хочешь. Точнее, один лидер. Нет, есть ещё и мудрейшины, живущие в затерянном городе. Но они берегут свою силу, свои знания для этого лидера, Протоса, как они его называют. Атланты сами выбирают Протоса. Им должен стать самый сильный из них. Тот чей организм, а главное - мозг, может выдержать такую нагрузку.
   - Какую нагрузку?
   - Понимаешь, атланты не просто крутые ребята, наводящие порядок. Они - защитники планеты Земля. Так вот, когда планете угрожает опасность, атланты должны её защитить. Если они не могут справиться, то используют специальный ... ну ... как бы канал, что ли. Они подключаются к энергетическому полю Земли, открывают все свои источники, все резервы, объединяют всё это и концентрируют в одной точке - в том самом Протосе. Он должен распорядиться этой энергией и уничтожить опасность. Так было, например, когда Тень летал на Марс. Они решили, что могут стереть людей с лица Земли и захватить планету. Тень использовал силу Протоса и после этого марсианам пришлось переселяться на другую планету. А Тень оставил там памятник в виде человеческого лица.
   Барби внимательно слушала, а когда Скалли замолчала, предположила:
   - Это скорее не сила, а власть. Возможность использовать силу самой Земли.
   - Да, к тому же многократно умноженную, через энергетические запасы атлантов. У них ведь не мозг, а преобразователь энергии. И усилитель тоже.
   Барби высунулась из окна и посмотрела на еле поспевающую за Хаммером легковушку. В голове появились чужие мысли, она стала выхватывать обрывки беседы, которую атланты вели между собой. Скоро ей надоело слушать обсуждение стратегий теневого правительства, планирование дальнейших шагов в отношении отбившихся от Колонии охотников и она попыталась расширить область охвата. Джунгли безмолвствовали, Скалли с Малдером были поглощены деталями дела. Барби посмотрела вперёд и послала импульс. Вдруг её лицо исказилось, словно она прикоснулась к чему-то горячему, сердце бешено застучало, на лице проступили капельки пота.
   - Ты чувствуешь её? - спросила Скалли, заметив состояние девочки.
   Барби кивнула и попыталась успокоиться.
   - Мы уже близко, - сказала Дана.
   В этот момент машина стала раскачиваться на неровностях дороги, а двигатель заурчал, как потревоженный волкодав, потащив машину в горку. Вдалеке показалось поместье, сперва показавшееся девочке средневековым замком. Её глаза видели в темноте не так хорошо, поэтому она решила подключиться к зрению Джонджо. Это оказалось действительно не так сложно, но чтобы разглядеть картинку, Барби пришлось прикрыть глаза. Она довольно отчётливо увидела окружающие поместье стены, со странными, плохо сочетающимися, но объединённые одной тематикой рисунками. Джонджо долго рассматривал их. Жаль, что нельзя было рассмотреть цвета, картинки предстали перед глазами девочки в оттеках серого. Потом он перевёл взгляд на трёхэтажный дом, выполненный в европейском стиле, или, по крайней мере, отреставрированный на современный манер. Высокие окна светились мягким, приглушаемым занавесками светом. Перед домом стояли фонари, напоминающие те, которые обычно ассоциируются со старым Лондоном. Света было много, как и звука. Дом шумел, как встревоженный улей. Когда они подъехали совсем близко Барби смогла различать отдельные звуки: лай собак, кто-то играет на фортепиано, грубый мужской смех.
  
   Особняк Айды.
   Кинтана-Роо, Мексика.
   Четверг, около полуночи.
  
   Машины остановились прямо у ворот и, хотя Хаммер был немного впереди, Скалли и Малдер дождались пока атланты поравняются с ними, пропуская Джонджо вперёд. Ворота распахнулись настежь, открывая перед незваными гостями внутреннее пространство особняка. Возле ворот стояла будка охраны, из которой выполз уже знакомый Малдеру и Скалли верзила. К нему, угрожающе выставив стволы автоматов и ручных пулемётов, быстро присоединились две дюжины других мужчин.
   В уголке рта верзилы тлела сигара. Он вынул её из пухлых губ и выдохнул едкий дым в лицо Джонджо.
   - Здесь нет никого, кто был бы тебе рад, - бросил он с нескрываемым отвращением в голосе.
   - А я что, Санта Клаус, чтобы мне были рады?
   - Проваливай отсюда, пока шары на месте.
   - Ты сам отойдёшь или сделать так, чтобы тебя отнесли в сторону?
   Голос Джонджо не выражал ни волнения, ни злобы, ни угрозы, ничего кроме лёгкой иронии. Лёгкая насмешка заставила верзилу вспыхнуть от гнева.
   - Ты - слабак, - почти шёпотом сказал он. Его щека стала подёргиваться, а костяшки пальцев побелели, сжимая ствол автомата.
   - А ты - сильчак, - поиздевался над ним атлант. - И что дальше?
   - Я тебя закопаю, ублюдок, - заревел верзила.
   Жилы на его шее выпирали так, словно вот-вот порвутся. Он поднял оружие, но тут же отбросил его и повалился на землю. Стиснув виски ладонями, он завыл от боли. На глазах изумлённых охранников верзила сначала свернулся калачиком, приняв позу эмбриона, потом резко выпрямился, тело судорожно затряслось, переворачиваясь с одного бока на другой. Изо рта пошла густая пена, кривые, жёлтые зубы стучали как отбойный молоток.
   Барби чувствовала мощную мысленную волну, исходившую несколько секунд от Джонджо, пока остальные охранники не побросали оружие на пол и не подняли руки. Джонджо прекратил атаку и тело верзилы расслабилось. В его глаза вернулась осмысленность и он медленно поднялся на ноги.
   - Сюда, - сказал он, показывая дорогу рукой.
   Барби вопросительно уставилась на Альвареса, оказавшегося ближе всего к ней в тот момент.
   - Контроль разума, - пояснил мексиканец. - Он сделает всё, что Мак ему прикажет. Пошли, тебя ждёт первый урок.
   Он подал ей руку и они последовали за остальными членами команды.
   Особняк Айды слегка разочаровал Барби. Она представляла себе роскошь, стены, увешанные дорогими картинами, огромные люстры, или даже канделябры, но ничего подобного там не было и в помине. Современное жилище не отстающего от времени человека. В углах стояли мощные кондиционеры типа зима-лето, на стенах в виде красивых архитектурных украшений висели мощные лампы дневного света, которые усилили своё свечение, когда гости вошли в комнату. По-видимому, сработала автоматика. Значит, дом действительно насквозь напичкан электронными системами слежения, подумал Малдер, мысленно благодаря Скалли за то, что она вовремя остановила его.
   Выйдя на середину просторной залы, атланты остановились. Барби обратила внимание, что и Скалли с Малдером тоже заметно напряглись, скорее всего инстинктивно, заметив, как навстречу к ним медленными шагами приближалась крупная мулатка в длинном платье из полупрозрачного материала, застёгнутом на три из шести пуговиц. Её карие глаза, сосредоточенно и спокойно смотрели на стоящего впереди Джонджо. Она даже не обратила внимания на превратившегося в зомби верзилу-охранника, пройдя мимо него, как прошла бы мимо обычной колонны.
   - Протос! - тихо произнесла она. Её голос был низким, мягким и в создаваемом просторным помещением эхо казался обволакивающим. - Чем обязана такой чести?
   - Ты так гостеприимна, Айда! - ответил Джонджо. - Может, хоть сесть предложишь?
   - Не думала, что Протосу нужно специальное приглашение.
   Айда повернулась к ним спиной и пошла к дальней стене, у которой полукругом стояло несколько больших кожаных кресел. Она первой заняла одно из центральных мест и закинула ногу на ногу. Полы платья сползли, обнажая бёдра, под упругой кожей которых перекатывались крепкие мышцы.
   - Не похоже чтобы она нас боялась, - шепнула Барби Альваресу.
   - А чего мне бояться? - наигранно удивилась женщина-оборотень, услышав слова девочки и переведя взгляд на неё. - Четырёх атлантов и двух друидов? - В её голосе звучала небрежность, а на лице было написано презрение. - Если бы вы хотели убить меня, было бы достаточно только одного из вас. К чему такая большая делегация?
   - А зачем тебе такая защита? - издалека приступил к делу Малдер. - Отчаянные головорезы, лазеры, бункер.
   - Я старая, беспомощная женщина, - Айда рассмеялась над своей шуткой. - Вдруг какой-нибудь негодяй захочет потревожить последние дни моей жизни.
   - Какие дни? - вырвалось у Призрака.
   - Но ведь если на меня нападут, эти дни станут последними! - Айда явно издевалась над ними.
   - Жизнь прекрасна тем, что она конечна и столь быстротечна, - этим философским замечанием, Джонджо указал Айде на то, что и она не бессмертна, и перешёл прямо к сути дела: - Что произошло в джунглях, Айда?
   - А что произошло в джунглях? - Айда непонимающе посмотрела на Джонджо, потом обвела взглядом всех присутствующих. Руки, свободно лежавшие на подлокотниках сцепились в замок. Насмешливое выражение лица сменилось на тревогу. Даже могущественный оборотень понимает, что может кончить плохо, тем более, когда вмешиваются атланты. А если он при этом ничего не понимает и не может оценить ситуацию, то разборка может кончиться, не успев начаться.
   Джонджо выдержал паузу, перед тем как продолжил.
   - Я, кажется, задал вопрос, - холодно проговорил он.
   - Возможно в джунглях что-то произошло, - попыталась оправдаться Айда. - Оборотни не имеют к этому никакого отношения. Даю тебе слово, Протос.
   - Ты вынуждаешь меня, Айда. Мне придётся применить силу.
   - Я... я действительно ничего не знаю.
   Спесь уступила место страху. Обострившиеся от ощущения опасности чувства Барби стали доставлять мозгу недоступную прежде информацию о сидящей перед ней женщине. Девочка почувствовала резкий запах адреналина и услышала как быстро застучало сердце Айды.
   - Мы можем осмотреть дом? - вмешался Малдер.
   - Конечно, - согласилась Айда. - Мне нечего скрывать.
   Она поднялась и с грацией, свойственной только большим и очень сильным кошкам, повела их по комнатам дома. Айда либо не понимала, что агенты ищут, либо очень искусно делала вид, что не понимает, но первым делом она повела их на второй этаж, где располагались спальни с огромными кроватями. Они обошли несколько комнат, в которых несколько столетий подряд останавливались гости Айды. Большинство из них после этого не возвращались домой.
   Но это агентов сейчас волновало меньше всего. Малдер с явным нетерпением ждал, когда же Айда проведёт их в подвал. На третьем этаже располагался рабочий кабинет Айды, которая по образованию была химиком. Должно быть, кроме философского камня, она искала и лекарство для себя и своих братьев. А может и нет. Довольно непривычно на фоне высоченных полок просторной библиотеки, уставленной древними манускриптами, писаниями и книгами выглядели столы с микроскопами, подключенными к жидкокристаллическим мониторам компьютеров, системные блоки, которых были спрятаны так, чтобы было трудно извлечь винчестеры, хранящие секретную информацию.
   Приглядевшись, Малдер заметил, что на крайней полке много современных изданий и научных журналов. Он вошёл с заметным разочарованием на лице.
   - Это то, что мы ищем? - тихо спросила Скалли.
   Малдер отрицательно покачал головой. Он подошёл к центральному компьютеру и, постучав по клавишам, определил файлы, изменённые за последнюю неделю. Таких оказалось около дюжины. Открыв их и пробежав глазами, он красноречиво посмотрел на напарницу и опять покачал головой. Атланты разбрелись по комнате и стали рассматривать книги, написанные столетия назад.
   - Письменность - величайшее из достижений человечества! - воскликнул Дюк.
   - Да нет, - возразил Альварес. - Это мы их научили.
   Барби повертела в руках маленький сканер, похожий на тот, которым определяют подлинность денежных купюр.
   - Это для чтения очень старых книг, - пояснила ей Скалли. - Такие книги могут рассыпаться, если их открыть. Поэтому используют такое устройство, чтобы переводить текст на компьютер, не раскрывая книги.
   Она стала ходить между столами, разглядывая содержимое реторт и пробирок. В одной из пробирок на самом донышке лежал красный порошок. Скалли встряхнула сосуд, чтобы получше разглядеть содержимое, самые крупные кристаллы которого были размером с рисинку.
   Рядом с рабочим кабинетом находилась просторная веранда, откуда открывался замечательный вид на уходящую вниз дорогу, теряющуюся в бескрайних джунглях. Пока атланты изучали её кабинет, Айда стояла, прислонившись к перилам. И хотя на дворе стояла ночь, пусть и лунная, но всё же довольно тёмная, а видимость ухудшалась яркими фонарями особняка, Айда, как и все оборотни обладала отличным ночным зрением. Ветер развивал её длинные блестящие волосы. Она обернулась и посмотрела на сверлившего её глазами Малдера.
   - Вы довольны? - спросила она.
   - Покажи нам подвал.
   - Там погреб. Больше ничего нет.
   Малдер взял её за руку чуть ниже плеча и потащил вниз. Айда стиснула зубы, но покорно пошла за ним. Вход в погреб был на задворках дома и представлял собой длинную лестницу из почти тридцати узких ступеней. Джонджо остановил Малдера и, подняв крышку подвала, осторожно ступил в темноту. Зрение моментально подстроилось под освещение и он стал различать контуры предметов. Почувствовав под ногами твёрдую землю, он окликнул Дюка и остальные последовали за ним. На поверхности остались только Альварес и Барби. Он подвёл её к самой лестнице, осторожно придерживая за плечи.
   - Соберись! - сказал он девочке. - Закрой на мгновение глаза.
   Она покорно опустила веки и глубоко вдохнула.
   - Не напрягай глаза, они сами сделают то, что тебе нужно, - объяснял мексиканец. - Просто смотри вниз и попытайся уловить хоть что-то, за что они смогли бы уцепиться, какой-нибудь отблеск, тень падающую на стену. А уже потом вокруг этого станет появляться картинка.
   Девочка стала шарить глазами и увидела край одной из ступенек. Как и сказал мексиканец, Барби сразу же смогла разглядеть и другую ступеньку, примыкающую к той, что она заметила первой. Потом и все остальные, пока обзор не стал настолько чётким, что девочка уверенно шагнула в погреб. Пробежав на одном дыхании всю лестницу, она оказалась в помещении, ярко освещаемом мощной лампой. Барби вскрикнула и отшатнулась от двери, инстинктивно прикрывая рукой лицо. Она уткнулась во что-то мягкое и поняла, что за спиной стоит Альварес. Мексиканец положил свою ладонь поверх руки девочки.
   - Тише, тише. Сейчас пройдёт.
   - Глаза... - прошептала девочка. - Болят ... так сильно.
   - Это ничего, - успокаивал он Барби. - В них происходят изменения. Скоро они деформируются и боль отпустит.
   Через некоторое время мексиканец убрал руку и Барби смогла оглядеться. Фэбээровцы и Айда стояли в дальнем углу погреба. Женщина оправдывалась, активно жестикулируя руками.
   - Здесь больше ничего нет, - уверяла она. - Там только рефрижератор.
   - Хорошо, - настаивал Малдер. - Можно мы сами убедимся в этом?
   Женщина повернула ручку и потянула на себя тяжёлую дверь, обеспечивающую герметизацию помещения, которое действительно оказалось большим холодильником. Тёплый воздух погреба клубами врывался в комнату, ухудшив видимость на несколько секунд. После того как он стабилизировался, атланты увидели огромные куски мяса, разложенные по полкам. Больше ничего в комнате не было.
   - Пусто, - разочарованно выдохнул Малдер.
   - А что ты тут хотел увидеть? - возмутилась Айда. - Горы трупов? Завод по изготовлению человечины?
   Малдер рассеянно посмотрел на напарницу. Та лишь пожала плечами в ответ.
   - Других подсобных помещений нет? - спросил Призрак оборотня.
   - Нет. Для чего?
   Малдер повернулся к Джонджо.
   - Ты можешь проверить её слова?
   - Она не врёт, - уверенно ответил Джонджо. - Но если хочешь, мы можем проверить и по-другому.
   Он широкими шагами направился к выходу, на ходу отдавая мысленную команду:
   - Все наверх! Риккардо, дай мне нашу крошку.
   - Я не думаю, что она готова, Мак.
   - Она сможет, - твёрдо ответил Джонджо.
   Он подхватил Барби на руки и с лёгкостью ракеты-носителя поднял её наверх. Выйдя на воздух, Джонджо взял девочку за ладошку и повёл к стене, окружающей особняк. Барби слегка волновалась, не понимая, что ей предстоит сделать. Джонджо встал к стене и положил руки на плечи девочки.
   - Повернись спиной.
   Барби повиновалась и теперь перед её глазами был весь особняк с прилегающим участком. Слева у ворот столпились охранники, стоявшие неподвижно, как мраморные изваяния. Справа за происходящим наблюдали: Малдер - с нетерпением, Скалли - как обычно спокойно, Альварес - как добрый дедушка, всем своим видом подбадривая девочку, Айда - с жуткой ненавистью в глазах и беспомощной яростью в глубоко душе.
   - Забудь о них, - услышала она голос Джонджо из-за спины. - Посмотри на дом. Попробуй мысленно прикоснуться к нему.
   - Угу, - кивнула Барби, так и не понимая, что он от неё хочет.
   - Сначала это приходит как видения. Как будто тебе кажется. Потом всё четче и четче.
   Он говорил это так тихо, так успокаивающе, словно хотел загипнотизировать девочку. Поначалу ей показалось, что именно из-за его слов она увидела внутреннюю обстановку дома. Смутно, расплывчато предстали перед ней жилые комнаты, затем кабинет с древними книгами, маленький чердак.
   - Стоп! - остановила девочка саму себя. - Я ведь не могу помнить это. Я же не была на чердаке.
   Она встряхнула головой, чтобы прогнать мираж.
   - Эй, не сбивай настройку, - Джонджо сжал её плечи. - Ты уже в двух шагах.
   - Я... я... но этого не может быть!
   Барби взволнованно повернулась к нему. Её лицо сияло от возбуждения.
   - Я вижу... вижу через...
   - Ага, - Джонджо снова повернул её к дому. - Теперь осмотри подвал и канализацию.
   Несколько минут Барби напряженно шарила глазами под домом, изучая каждое ответвление, каждую выемку. Потом встревожено посмотрела на атланта.
   - Я ничего не вижу. Может...
   - Да, нет, - рассмеялся он. - С тобой всё в порядке. Ты ничего не видишь под домом потому, что там ничего и нет.
   - Фокс ошибся?
   - Не знаю, - ушёл от ответа Джонджо. - Вообще-то, обычно он не ошибается.
   Малдер, предчувствуя неладное, двинулся к ним. Его плащ широко развивался, но движения Призрака были плавными и неторопливыми.
   - Ничего? - спросил он Джонджо.
   Атлант покачал головой. Малдер стиснул челюсти от разочарования и на его скулах заиграли желваки.
   - Уходим?
   - Нет пока. Есть ещё одно дело.
   Джонджо красноречиво указал глазами на Барби.
   - Ты уверен?
   - А разве есть риск?
   - А ты не подумал, что ей, - Малдер кивнул в сторону оборотня - нечего терять.
   - Мы успеем её остановить.
   - Ребята, вы о чём? - вмешалась в разговор Барби.
   - А ты не подумал, - напирал Малдер - что куколка ещё не превратилась в бабочку, что она не спала почти сутки и чисто по-человечески устала.
   - Подумал, - Джонджо склонил голову и отвёл глаза, принимая правоту Призрака. - Но не можем же мы упускать такой шанс. Где ещё мы найдём такого подопытного?
   Малдер посмотрел на девочку.
   - Ладно. Удачи! - бросил он и двинулся в сторону остальных.
   - Удачи? О чём он, Джонджо? Я имею право знать, что происходит?
   - Ничего страшного. Мы познакомим тебя с Айдой, вот и всё.
   Смысл его слов дошёл до девочки, когда они подошли к остальным членам группы, образовавших широкое кольцо, в центре которого стояла женщина-оборотень. Она поняла, отводимую ей роль гораздо раньше Барби, но не выглядела ни испуганной, ни даже взволнованной. Она скинула платье, нисколько не стесняясь своей наготы, и, гордо подняв голову, испепеляющим взглядом смотрела на девочку. Айда несколько секунд крепко сжимала кулаки, потом резко распрямила пальцы и Барби заметила, что из подушечек вылезли огромные когти. Барби с ужасом посмотрела ей в глаза. Зрачки Айды вертикально удлинились и загорелись зеленоватым светом.
   - Ничего не бойся, - подсказывал Джонджо. - Слушай свои инстинкты. Они всё сделают за тебя. Как в прошлый раз.
   - Да. Только в прошлый раз тот мужик был похож на мужика. А эта, это...
   Айда полностью преобразилась. Острые как бритва клыки размером с палец взрослого человека обнажались каждый раз, когда она предупреждающе рычала. Ей тело изменило структуру, стало массивнее и на вид гораздо крепче. Словно на человека надели маскарадный костюм крупной африканской кошки. Она стала кружить вокруг девочки, сначала на задних лапах, а потом опустила и передние, изготовившись к прыжку. Барби не смогла уловить молниеносный бросок. Она вдруг почувствовала на себе жуткий вес туши львицы, когда та прижала ей к земле. Мощные лапы опустились на грудь девочки, а разинутая пасть была в дюйме от горла.
   - Ну-ка, соберись! - услышала Барби в голове приказ Джонджо.
   Она схватила одной рукой львицу за горло, а другую, сжав в кулак, что было сил ударила голове. Барби вдруг поняла, что она гораздо сильнее львицы, что она может удерживать её на вытянутой руке. Движения кошки уже не казались такими стремительными. Барби подобрала колени и обеими ногами пнула львицу в живот, одновременно делая сальто назад, и ещё в полёте успела сделать несколько сильных ударов. Айда подлетела на три фута и, едва коснувшись лапами земли, снова кинулась на девочку, но та отразила прыжок мощнейшим ударом ногой в голову. Тело оборотня обмякло и рухнуло прямо у ног Джонджо.
   - Ха, а вы волновались, - торжественно улыбнулся он.
   Барби замерла, отчаянно пытаясь совладать со своим дыханием. Внезапно она почувствовала жуткую слабость во всех членах, ноги отказались держать и она упала на колени. Джонджо подхватил её и посадил на руку. Барби обвила его шею руками и положила голову на плечо. Фэбээровцы тронулись, остался только Альварес, который бережно перенёс безвольно повисшее на его руках тело женщины-оборотня в дом.
   - Я её убила? - спросила Барби, когда Джонджо усаживал её на заднее сиденье Хаммера.
   - Нет. С ней будет всё в порядке. К утру она оклимается.
  
  
   Полевой лагерь "людей в чёрном",
   Кинтана-Роо, Мексика
   Пятница, 4:25
  
   - Хорошо, давайте подытожим.
   Они спорили уже больше часа, но так и не пришли к единой точке зрения. Блуждая в потёмках, каждый выдвигал гипотезы и только Малдер твёрдо стоял на своём - к происшествию причастна Айда, нужно её расколоть. Скалли воздерживалась от комментариев этого пункта расследования, но продолжала гнуть свою научно обоснованную линию. Мол, взрыв - следствие выброса метана, шаровая молния, какой-то неизвестный ранее причуд Природы, что угодно только не следствие разумного вмешательства. В крайнем случае, неаккуратные действия военных. Атланты не торопились делать выводы, не имея на руках веских доказательств той или иной версии. И Дюк, и Альварес пытались сгенерировать комбинацию из предположений Скалли, Малдера и специалистов Альвареса.
   Барби нехотя выползла из палатки, когда Джонджо прервал мирную, но обещающую затянуться беседу. Она тщетно пыталась расслабиться и забыться сном, который унёс бы её подальше от этого сумасшествия. Дышать было трудно из-за повышенной влажности воздуха, который к тому же был жутко холодным. Москиты кусали так, будто соревновались, кто выпьет больше за один укус. Девочка подошла к разведённому на середине расчищенной поляны костру, вокруг которого расселись все члены группы и выставила руки.
   - Кроме того, что было здесь, - Джонджо развёл руками - непосредственно на месте происшествия... я имею в виду следы взрыва, или что там было, у нас есть две вероятные зацепки. Одна из них Айда. Нельзя исключать её причастность. Хотя...
   Джонджо замолчал.
   - Хотя никто ничего не уловил, когда мы с ней разговаривали, - продолжил Дюк.
   - Я сразу прикоснулся к её мозгу, - вступил в разговор Альварес. - Я, конечно, не стал проникать глубже, но если бы что-то было, если бы она в недавнее время думала, или говорила, а тем более управляла засекреченным проектом и пыталась бы держать это внутри себя, то я точно что-нибудь да и увидел бы. Но там нечего не было.
   - А я сосредоточил внимание на её внутреннем состоянии, - поддержал его Дюк. - Она не заволновалась, когда ты спросил её о происшествии, Мак. Она действительно слышала о нём впервые.
   - И тем не менее, - Малдер пристально посмотрел на Альвареса. - Ты не стал проникать глубже.
   - Понимаешь, там, у неё в голове несколько сотен лет видео, звуковой и прочей информации. Да она связана между собой и нащупав ниточку, можно распутать клубок. Но эту ниточку надо найти. Представь себе видеоархив, в котором трёх часовые кассеты на сто лет просмотра.
   - Триста тысяч кассет, - быстро подсчитал в уме Дюк.
   - Мы можем быстро выловить, что у неё в оперативной памяти, что у неё сейчас в голове. А воспоминания, или то, что она забыла, но храниться в её подсознании... - Альварес покачал головой.
   Снова повисла тишина. Барби пристроилась возле Скалли, накрывшей её своей курткой, и прислушалась к треску сучьев в костре. Девочка жадно втянула тёплый густой воздух и прикрыла глаза, оперевшись о плечо Даны. Со стороны они были похожи на двух сестёр, устроившихся на пикнике где-то невдалеке от города.
   - Но есть и другая зацепка, джентльмены, - продолжил Джонджо. - Местные индейцы.
   - Есть, - подтвердил Альварес. - Я разговаривал с ними. С большинством из них. Они также ничего вразумительного сказать не могут.
   - А что невразумительное они говорят?
   - Столб света в джунглях. Потом два, три, четыре. И всё. Одни говорят, что дух леса пробудился, другие шепчутся про Чупакабру.
   - Одним словом, ничего, - Джонджо положил подбородок на руки и закусил губу. - Они - наша соломинка. Больше нам не за что ухватиться.
   - Если только... - Малдер задумчиво посмотрел на Джонджо.
   - Если только что?
   - Тебе нужно самому сходить туда. Возможно, ты что-нибудь найдёшь. Возможно, мы что-то упустили. К тому же, твои чувства сильнее наших приборов, ты можешь найти зацепку номер три.
   Джонджо кивнул.
  
   На рассвете они решили последний раз бросить взгляд на уже очищенную территорию, где произошло аномальное явление. Малдер опять облачился в костюм радиационной защиты, а Скалли отказалась идти. Между атлантами разгорелся спор надевать ли костюм на девочку и брать ли её вообще. Альварес утверждал, что Барби выдержит вредное воздействие; Джонджо был солидарен с ним, добавляя, что даже если радиация и возымеет какое-либо влияние, то с ходом перерождения её организм сам внесёт нужные коррективы; Дюк настаивал на том, что на столь раннем этапе излучение может изменить генную структуру ДНК и привести к непредсказуемым последствиям; Скалли предлагала вообще не мучить ребёнка и оставить её в лагере, от греха подальше. Пришлось связаться с Линдси, которая дала добро и "экспедиция" в составе Малдера, трёх атлантов и открытого вездехода заколесила вглубь джунглей.
   - Стоп! - резко выкрикнул Джонджо и сидевший за рулём Дюк убрал ногу с педали газа.
   - Чё ты орёшь? - спокойно осведомился Дюк.
   - Я так... для профилактики... гланды разминаю, - попытался отшутиться Джонджо и уже более серьёзно добавил: - я, кажется, что-то заметил.
   Он вытянул палец и указал куда в сторону. Дюк несколько минут напряженно смотрел туда, потом резко спрыгнул на землю и быстрыми шагами стал удаляться от вездехода. Пройдя около пятидесяти футов он встал на колено и стал ощупывать землю, как это делают следопыты. Барби оперлась о его плечо и посмотрела вниз.
   - Что ты ищешь? - спросила она.
   - Ты ничего не чувствуешь? - удивился Дюк.
   - Не-а. А что я должна чувствовать?
   - Вдохни поглубже, - раздался из-за спины голос Джонджо.
   Барби несколько раз втянула носом воздух. Пахнет растениями, что ещё? Впервые за всё время пребывания в джунглях она явно ощутила, что она в джунглях. Здесь, вдали от лагеря, где нет шума приборов, гудения генераторов, гомона человеческих голосов, она услышала голос леса - пение птиц, пронзительные крики обезьян, какие-то щелчки... Она поискала глазами источник такого странного звука и вдруг увидела небольшое насекомое похожее на богомола, сидящее на огромном листе папоротника в нескольких футах от девочки. Чувства девочки резко обострялись. Она вдруг осознала, что видит неверно маленькие предметы и слышит звуки недоступные человеческому уху.
   - Ну! Что чувствуешь? - спросил Джонджо.
   Барби сделала ещё один вдох и развела руками.
   - Похоже на запах ребёнка. Совсем маленького.
   - Именно! - поддержал её Дюк. - Это запах ребёнка. А это, - он указал на ствол папоротника, - его следы.
   Барби прищурилась, напрягая зрение, и увидела отпечатавшиеся на растении, в том месте куда показывал Дюк, дактилоскопические полосы маленькой ручонки. Такие линии она стала находить повсюду, куда бы не посмотрела.
   - Здесь определённо был ребёнок, - выдохнула девочка. - Причём совсем недавно!
   - Ага, - кивнул Дюк. - Вопрос в том, насколько недавно - до происшествия, после или во время.
   - Во время происшествия - не мог, - категорично заявила девочка.
   - Почему? - поинтересовался Дюк.
   - Да, и мне интересно "почему?", - подал голос Малдер.
   - Да просто потому, что... - бойко начала девочка, но тут же остановилась, понимая, что не может дать разумного ответа.
   - Что-то вы увлеклись!
   Джонджо разочарованно покачал головой.
   - Может вы не заметили, но здесь о-о-очень много человеческих следов. Вполне возможно, что кто-то из местных, прошёл через лес с ребёнком на руках.
   - Но ты же сам сказал, что здесь что-то не так! - возразил Дюк.
   - Да, я так сказал. Чутьё подсказывает, что здесь, - Джонджо повёл руками, - всё и началось.
  
   К семи утра всё было разложено по своим местам. Оборудование упаковали в коробки, образцы - в контейнеры, последние сноровисто запихнули в трейлеры и расселись по машинам. Лагерь свернули за каких-то полчаса, не оставив никаких следов того, что здесь больше недели велись поисково-исследовательские работы. Заурчали двигатели и чёрная техника без опознавательных знаков двинулась прочь из джунглей.
   Барби дважды больно ударилась головой о стекло дверцы, когда Хаммер тряхануло на очередном пне, объезжать который сидевшая за рулём Скалли не удосужилась, и она подложила руку. Теперь по стеклу стучали костяшки пальцев, но скоро девочка перестала обращать на это внимание.
   - Куда теперь? - подумала она про себя.
   - К индейцам, - ответил Джонджо.
   Он сидел на переднем сиденье и молча смотрел по сторонам. Джонджо воздерживался от комментариев к технике вождения Скалли, крепко державшей руль строго в одном положении. Мощная машина шла напролом, подминая под себя всё попадавшееся на пути. За ними ехали трейлеры, а завершали процессию две легковушки, в одной из которых ехали Малдер с Дюком, а в другой - Альварес и его помощник.
   - И что, мы вот так всей кучей завалимся к бедным индейцам и скажем: "Хелло, братва, мы тут решили заглянуть на огонёк!"?
   - Не-а. Альварес заберёт своих ребят и уедет. К индейцам поедем только мы.
   Действительно, как только машины выбрались на дорогу, Скалли свернула направо, а трейлеры вырулили налево и, набрав порядка семидесяти миль в час, помчались на запад. В зеркале мелькнуло отражение Шевролета, в котором ехали двое других агентов. Оно было настолько маленьким, что Скалли пришлось сбавить скорость, дав возможность Дюку догнать их.
  
  
   Поселение индейцев Анасази
   Кинтана-Роо, Мексика.
   Пятница, 9:20.
  
   Уже к девяти утра Солнце стало припекать настолько, что фэбээровцы скинули свои пиджаки, и было видно, как мокрые от пота рубашки прилипают к телу. Ночью было прохладно и не так душно, но уже к утру воздух в джунглях изменился настолько, что казалось будто он со скрежетом проходит по дыхательным путям. Барби невольно вспомнила фильм об Индиане Джонсе, о том как отважный герой Харрисона Форда весь израненный, грязный и усталый носился неизвестно где в поисках приключений. Так и они сейчас приближались к резервации индейцев. Никто толком не знал, что они там найдут и найдут ли вообще.
   Едва приблизившись к посёлку, они заметили, что чёрный Хаммер вызвал переполох среди местных жителей. Мимо них пробежали мальчишки, бросая на ходу палки, с которыми играли, и что-то пронзительно выкрикивая на своём наречии. Агенты остановили машину и решили оставить её здесь, а остальную часть пути проделать пешком, чтобы иметь возможность получше осмотреться и не упустить какую-нибудь важную деталь. Они шли всего две-три минуты, когда навстречу им вышли жившие в поселении мужчины. В руках они несли винтовки старого образца. Шестеро крепких мужиков, шесть идеально вычищенных стволов, невольно прикинула про себя Барби. А у нас - четыре пистолета и ... пожалуй всё.
   - Скалли одна может сделать из них игрушку Лего быстрее, чем ты скажешь "мама" - ухмыльнулся Дюк, поправляя свой стильный костюм, выглядящий в этом захолустье также нелепо, как фрак на дискотеке.
   Тем временем один из мужчин вышел вперёд и что-то сказал по-испански. Скалли подняла руки, прерывая индейца и медленно произнесла:
   - Мы врачи из Соединённых Штатов. Мы здесь, чтобы помочь вам. Кто-нибудь говорит по-английски?
   - Нам не нужна помощь, - грубо отрезал индеец, сильно коверкая слова. - Это наша земля. Проваливайте, янки.
   Атланты неподвижно следили за остальными мужчинами, а Призрак разглядывал близлежащие строения. Скалли подошла вплотную к индейцу. Её большие зелёные глаза светились добротой и состраданием, а слипшиеся волосы и усталое лицо указывали на то, что плохих намерений нет и в помине. Единственное, что портило
   - Мы не причиним вам зла. Мы хотим помочь. В джунглях не так давно был большой взрыв... много радиации... ветер мог принести её сюда. Если мы не вмешаемся, пострадают ваши дети и дети ваших детей. - она положила руку ему на плечо. - Давайте забудем на один день, что мы - янки, а вы должны охранять свою землю. Один день, я прошу только один день.
   - Хорошо, - согласился индеец после некоторых раздумий. - Что вы собираетесь делать?
   - Нам нужна комната, где мы могли бы осмотреть и побеседовать с каждым жителем резервации. А ещё я и моя сестрёнка были бы благодарны, если бы принесли нам немного воды, чтобы мы могли умыться.
   - Следуйте за мной.
   Он коротко объяснил ситуацию своим друзьям и те опустили оружие и разбрелись по своим делам. Потом индеец провёл их к своему домику, где гостеприимно позволил им воспользоваться ванной, накормил довольно вкусным завтраком и поведал всё, что знал о взрыве. У индейца, которого звали Бенито Ривера были дети, а страх за них оказался сильнее гордости. Так, не совсем правдивый, но весьма дипломатичный подход помог агентам заручиться поддержкой главы общины.
   Вызывая по одному жителей резервации, они проводили обследование со всей тщательностью, которую могли имитировать. Скалли делала медицинский осмотр, заставляла показывать язык, проверяла реакцию зрачков на свет, использовала радиационный дозиметр и прочие глупости; Малдер мягко и тактично вёл допрос, задавая одни и те же вопросы, дабы не вызвать подозрений у главы резервации, выступавшго в роли переводчика; атланты делали вид, что ведут запись происходящего и фиксируют данные в журнале и на мобильном компьютере, а сами тем временем проникали в мозг человека, пытаясь найти, если и не объяснение происшедшего в джунглях, то хотя бы намёк на то, с чего нужно начинать думать, чтобы додуматься.
   После того, как человек выходил из комнаты Малдер незаметно бросал взгляд на Джонджо, но тот всякий раз отрицательно качал головой. К вечеру через тесную гостиную Риверы прошли больше двухста человек. Замученная от монотонности Скалли подняла руки.
   - Хватит. Я устала.
   - Мы не должны останавливаться, Скалли, - возразил ей Призрак. - Я чувствую, что ключ к разгадке совсем близко. Истина где-то рядом, нужно только найти.
   - Истина всегда рядом, Малдер. Она была рядом и будет рядом. И никуда она от нас не убежит. Так, что на сегодня хватит.
   Для придания весомости своим словам Скалли хлопнула ладонью по столу, поднялась и неподдельно сладко потянулась. Суставы сухо захрустели, а онемевшие конечности отказывались подчиняться. Скалли и Малдер умоляюще посмотрели на Джонджо, только она просила отдыха, а он - продолжения расследования. Джонджо встал и прошёл на кухню, где Ривера готовил ужин.
   - Сколько ещё человек осталось? - спросил он индейца.
   - Много, - неопределённо ответил Ривера. - Но уже довольно поздно и вряд ли кто-то согласится прийти.
   - А что если мы сами пойдём к ним?
   - Это возможно.
   Джонджо вышел к остальным и первым делом обратился к Скалли.
   - Не хочешь погулять на свежем воздухе?
   - Хочу, - охотно согласилась Дана. - Но если ты скажешь, что мы продолжим работу на улице, я повешусь.
   - Да ты что? Зачем же на улице?
   - Пойдём по домам? - предположил Малдер.
   Джонджо кивнул и обернулся, услышав, что в комнату вошёл Ривера. Он побрился, переоделся и выглядел гораздо лучше, чем утром, когда они впервые его увидели.
   - Поужинаем или сначала пройдёмся по соседям?
   - Не-а, сначала поедим, - вмешалась Барби.
   В первом доме, куда агенты нагрянули после ужина, жила пожилая пара. Два замечательных старичка, сумевших сохранить нежные отношения на протяжении нескольких десятков лет. Пожилой индеец так ласково обнимал свою старушку, что агенты невольно заулыбались, а заинтригованная Барби последовала примеру Джонджо и Дюка и также залезла к ним в память, чтобы хоть немного посмотреть на их жизнь. Оказывается, старики прошли тяжёлый путь: им пришлось с оружием в руках отстаивать свои права, они подвергались гонениям, голодали, работали на плантациях, пережили две эпидемии, одна из которых унесла их единственного ребёнка. Удивительно, что после всего этого, в их сердцах не было зла, ненависти, внутренней грязи, а лишь свет, сквозивший в каждом слове, в каждом жесте.
   - Барби, ты идёшь?
   Девочка резко обернулась на голос Скалли и увидела, что остальные фэбээровцы уже вышли и направляются к следующему дому. Она сбежала по ступеням, взяла Дану под руку и они медленно побрели вслед за Дюком, кожаный пиджак которого маячил впереди.
   - Сильно устала? - поинтересовалась Скалли.
   - Нет, - ответила девочка. - Если не задумываться о том, что я не сплю уже четвёртые сутки подряд, то всё в порядке.
   Обитателями следующего дома оказались брат и сестра, родители которых уехали десять лет назад на заработки, но так и не вернулись. Дети жили на попечении главы общины, а потом, рано повзрослев, стали заботиться о себе сами. Девушка собиралась выйти замуж, но не могла этого сделать, потому что не хотела оставлять братишку одного. Она думала, что он не сможет жить один и пустится во все тяжкие. Брат же в последнее время подсел на наркотики. Он тщательно скрывал это, зная как такая новость подействует на сестру, поэтому мысли о наркотиках лежали на самой поверхности и заглушали все остальные. Хотя, в принципе, он был неплохим парнем и всегда заботился о сестре. Всё это Барби узнала также порывшись в закромах их душ. С каждым часом ей становилось всё интереснее и интереснее. Её новые возможности открывали невообразимые перспективы.
   В третьем доме их встретила большая семья. Мариано Чавесу, старшему мужчине в семье, на вид было около пятидесяти пяти - шестидесяти лет, его жене Хуаните - можно было дать все семьдесят, так старо она выглядела. Также с ними жила сестра Мариано Изабелла, оставшаяся старой девой по прихоти их матери, желавшей чтобы дочь всегда была рядом с ней. Кроме них в доме жили дети Мариано и Хуаниты - сын Феликс с женой и двумя детьми, старшая дочь Фрида со своим малышом, муж после очередной пьянки выгнал её из дому, и младшенькая - Эмилия, которую ещё не успели отдать замуж.
   Переступив порог Джонджо и Дюк переглянулись, но Барби не успела уловить их мыслей. Они перебросились парой фраз и их мощные сканеры заработали на полную катушку, ощупывая мысли каждого обитателя дома. Осматривая Мариано, Скалли заметила, что у него на руке - от локтя до запястья идёт рана длиной шесть-семь дюймов. На вопрос, где он порезался, индеец ответил, что неосторожно обращался с инструментами, когда чинил машину. Скалли удовлетворил такой ответ и она продолжила осмотр, но вскоре натолкнулась на такую же ссадину у старшей дочери - Фриды. Та оправдалась тем, что споткнулась в лесу о капкан, поставленный местными, и ободралась о него.
   Скалли отозвала друзей в сторону и потирая лоб сказала:
   - Не нравится мне это. Два одинаковых пореза, причём с абсолютно ровными краями. Такое ощущение, что они нанесли их себе сами.
   - У них в обычаях есть такое, - поддержал её Призрак. - Они пускают себе кровь, чтобы отвадить злых духов.
   - Мы сразу заметили, что они чего-то бояться, - вставил Дюк. - Сразу как вошли в дом.
   - А что они скрывают? - Малдер испытующе посмотрел сначала на Дюка, а потом на Джонджо.
   - Точно сказать не могу, но у них у всех в голове вон тот мальчишка, - Дюк кивнул в сторону малыша, с которым играла Барби. - Сын Фриды.
   Малдер внимательно посмотрел на ребёнка.
   - Что же в тебе такого, сын Фриды? - спросил он вслух. - Ладно, мужики, ищите дальше. Мы уже совсем близко.
   Младенец, которому было всего пару лет отроду, всё время прятался за маму, но когда подошла её очередь, он остался в стороне. Барби подняла его на руки и он не испугался её, а наоборот стал дёргать за нос, щипать и царапаться, заливаясь громким смехом и что-то невнятно бормоча. Замечательный малыш, подумала Барби. Жаль, что пришлось тебя разбудить в такое позднее время, но ничего не поделаешь, мы должны найти того, кто набедокурил в джунглях. В этот момент к ним подбежал семилетний сынишка Феликса и стал что-то объяснять Барби по-испански. Девочка пожалела, что отказалась в колледже от курса испанского. На помощь ей пришёл отец мальчика.
   - Он говорить, что первый раз видит женщину с белыми волосами, - сказал Феликс, потрепав сына по голове.
   - О, вы говорите по-английски! - обрадовалась Барби.
   - Да, немного.
   Феликс присел рядом с ней и усадил сына на колени.
   - Знаете что меня удивляет? - спросил он.
   - Что?
   - Что группа американских врачей, совсем непохожих на врачей, а больше похожих на военных, оказывается в мексиканской глубинке без переводчика.
   - На самом деле нас было гораздо больше, мы разделились и переводчик ушёл с другой часть группы, - не моргнув глазом, соврала Барби.
   - Да-а, наша крошка делает успехи! - передал Джонджо Дюку.
   - Точно, ещё чуть-чуть и она переплюнет нас, - подтвердил Дюк.
   - Заткнитесь оба - отрезала девочка, а вслух сказала - у вас такая большая семья, Феликс.
   - Да уж, и такая шумная!
   - Зря вы возмущаетесь. Я, вот, мечтаю о такой семье.
   - Почему? - удивился он.
   - Я - сирота, - Барби сжала губки и натянуто улыбнулась. - Они - девочка кивнула в сторону фэбээровцев, - моя семья.
   - Мне очень жаль. Простите за бестактность.
   - Ничего страшного, вы ведь не могли знать об этом, - Барби положила руку на ладонь Феликса, а другой резко схватила младенца, едва не выпавшего у неё с рук.
   - Он у нас такой, - рассмеялась Феликс. - Оставишь на секунду и поминай, как звали.
   Он взял ребёнка к себе и несколько раз подкинул в воздух. Малыш залился смехом Подошла Фрида и, быстро выхватывая малыша, укоризненно посмотрела на брата.
   - А семейный альбом у вас есть? - вдруг спросила девочка.
   - Да есть, - кивнул Феликс. - Хочешь посмотреть?
   - Давайте! - охотно согласилась Барби.
   В её глазах сверкнули грустные огоньки, она наклонила голову и посмотрела в сторону. Феликс оставил её наедине с нахлынувшими воспоминаниями. Через минуту он вернулся неся две больших папки, из которых торчали различные по возрасту и размеру снимки. На одних была запечатлена свадьба Мариано и Хуаниты, они здорово потёрлись за прошедшее время и на чёрно-белой бумаге в разные стороны паутинкой разбегались трещины. Другие, более современные, рассказывали о семейной жизни Феликса, в различных ракурсах были сняты дети. Все фотографии были аккуратно подписаны, жаль, что Барби ничего не понимала, а Феликс как назло пошёл на осмотр к Дане. Ничего, кроме имён и дат. На самых последних страницах она нашла фотографию малыша Фриды.
   - Диего, чего-то там, - прочитала она вслух, и улыбнулась. - Значит, тебя зовут Диего. А вот ещё Диего, - Барби вытащила очередную фотографию со смешным карапузом и машинально повернула, чтобы прочитать надпись. - Антонио возле фонтана.
   Барби нахмурила брови.
   - Что за Антонио? Это же Диего!
   Она стала быстро перебирать фотографии, выбирая те, на которых был запечатлён сын Фриды.
   - Диего, Диего, Диего, - шептала она, пробегая глазами подписи. - Упс, а вот и ещё Антонио. Феликс!
   Девочка вскочила и двумя прыжками подскочила к Скалли, которая прослушивала сердце индейца, чтобы протянуть время, давая атлантам возможность потормошить его память. Барби уткнулась в плечо Скалли и протянула индейцу фотографию.
   - Феликс! Кто это?
   - Это Антонио, - не задумываясь, ответил Феликс. - Близнец Диего. Он умер полгода назад.
   Джонджо швырнул в дипломат журнал, в котором деловито выводил каракули за секунду до этого, и в мгновение пка очутился рядом с девочкой.
   - Как он погиб? - спросил атлант индейца и Барби почувствовала, как усилился импульс ментального сенсора, проникающего в мозг Феликса.
   - Болезнь. У него была какая-то врождённая аномалия.
   - Он лжёт, - услышала Барби мысль Дюка.
   - Вижу-вижу, - ответил Джонджо, но вслух лишь высказал свои соболезнования по поводу гибели ребёнка. Он показал Скалли на часы и растопырил пальцы.
   - Пять минут, поняла, - кивнула Дана и продолжила методично поверять Феликса.
   Джонджо взял Малдера под локоть и они вышли из дома. Девочка выскочила вслед за ними. Сразу же появился и Дюк.
   - Парень врёт, - начал Джонджо приглушённым голосом. - Похоже тот второй ребёнок оказался в джунглях во время происшествия.
   - А как он там оказался? - не удержался от вопроса Малдер.
   - Не знаю. Он тоже не знает.
   - Ну, ладно. Что дальше.
   - Индейцы - народ верующий. Они думают, что это Кукулькан гневается. Чтобы уберечь ребёнка, они объявили всем, что он умер, а сами отправили его город к каким-то знакомым. А те шрамы... это жертвы богам. Они думали боги насытятся.
   - Что-то я ни черта не пойму, - Малдер потёр лоб. - Взрыв был неделю назад, а они отдали ребёнка за полгода до этого?
   - Да нет же, - вмешался Дюк. - История про полгода - это для нас. Они боялись, что мы найдём ребёнка и поможем найти его злым богам.
   - Да, - поддержал его Джонджо. - Поэтому на фотографиях нет близнецов вместе.
   - Близнецов вместе могло не быть, чтобы не тревожить рану матери, - возразил Призрак.
   - Малдер, - Джонджо удивлённо уставился на Призрака. - Он же жив.
   - Ты не понял, я имею в виду версию для нас? - махнул рукой Малдер. - То есть если мы вдруг спросим, почему их нет вместе.
   - Короче, люди, что спорить-то, - Дюк красноречиво посмотрел на часы. - Нужно ехать искать ребёнка.
   - А вы адрес друзей откопать можете? - спросил Малдер, поворачиваясь к лестнице, по которой уже сбегала Скалли.
   - Канэчно, - в один голос ответили атланты, подражая мексиканскому акценту.
   - Да вы что все с ума по сходили, - Скалли аж раскрыла рот от удивления. - Может вы не заметили, но вообще-то сейчас поздний вечер! - Она обвела всех укоризненным взглядом и остановилась на Джонджо. - Я понимаю, что всё это в интересах следствия, но это же ребёнок. Двухлетний ребёнок. Имейте совесть, вивисекторы вонючие!
   - Да-да, ты абсолютно права, - поспешил успокоить её Джонджо. - Мы найдём его завтра утром.
  
   Мерида.
   Кинтана-Роо, Мексика.
   Суббота, 10:12.
  
   Малыш бегал по двору, окружённому высокой металлической решёткой сетчатого типа. Вокруг него резво из стороны в сторону прыгал годовалый щенок Лабрадора. Женщина потрепала собаку по голове и приказала уйти на место, подкрепляя свои слова выразительным жестом рукой в сторону будки, расположенной где-то за домом. Увидев чёрный Хаммер и выходящих из них людей в чёрных костюмах, женщина встревожено подхватила ребёнка на руки, прижала к груди и уже собиралась скрыться в доме, как вдруг Скалли громко окликнула её.
   - Извините, мэм, вы мне не поможете? - крикнула она и помахала рукой.
   - Да, что вы хотите.
   - Скажите, здесь есть где-нибудь поблизости аптека?
   - Есть, - кивнула женщина. - Примерно в двух кварталах отсюда.
   - О-о! - расстроено выдохнула Скалли. - Мы уже были там. К сожалению того, что нам нужно у них нет.
   - Есть и другая аптека немного подальше. Правда она меньше, но туда привозят новые лекарства.
   - Как вы думаете, вот этот препарат там есть?
   Скалли протянула женщине сложенный вдвое листок. Та машинально опустила ребёнка на землю и сорванец сразу же бросился наутёк. Скалли красноречиво улыбнулась, наблюдая за тем, как малыш стал лупить собаку совком для уборки мусора.
   - Хороший у вас малыш! Сколько ему уже?
   - Чуть больше двух, - ответила женщина и её взгляд потеплел. Сладу с ним никакого, уже всё перепробовали - и по-хорошему, и по-плохому. Всё ни по чём. Уже и не знаем, как воспитывать.
   Тут женщина переключилась на листок, заполненный непонятными каракулями на латинском языке, и пожала плечами:
   - Я ничего не понимаю в этом. Но там вам скажут наверняка.
   - Понимаете, мы - врачи. Приехали делать сложную операцию, а нужного лекарства нет. Времени совсем мало и если мы не найдём его, человек может умереть.
   Женщина сочувственно прицокнула языком и стала рассказывать Скалли, где расположены все известные ей аптеки. На это ушло почти пятнадцать минут, в течение которых Малдер нетерпеливо барабанил пальцам по приборной панели Хаммера, наблюдая, как атланты замерли у забора.
   Когда ребёнок спрыгнул на землю и помчался прочь от женщины, Джонджо подошёл вплотную к забору и положил руку на сетку. Его лицо выражало полную сосредоточенность и концентрацию, а между бровями, как королевские гвардейцы на посту, замерли морщины. Барби почувствовала, как мысленная волна осторожно побежала от мозга атланта к малышу. Девочке захотелось тоже прикоснуться к сознанию ребёнка, но вдруг...
   - Хей!
   Стоящий рядом Дюк звонко щёлкнул пальцами, отвлекая Барби на себя.
   - Даже и не думай об этом, - пригрозил он, стараясь говорить как можно тише.
   - А что? - удивилась девочка.
   - Нельзя, - коротко отрезал Дюк.
   Объяснения Барби получила только когда они отошли обратно к машине. Дюк открыл дверцу и плюхнулся на сиденье, а она облокотилась о крышу и снова повернулась в сторону Джонджо. Дюку пришлось подёргать её за куртку, чтобы она обратила на него внимание.
   - Крошка, я же сказал - нельзя, - укоризненно проворчал он и пригрозил ей пальцем.
   - А что такое?
   - Понимаешь... - Дюк помолчал подбирая слова. - Сознание ребёнка - вещь очень, очень хрупкая. Ты ещё не умеешь контролировать свой сканер и можешь здорово ему навредить.
   - Насколько сильно? - нахмурила брови девочка.
   - Вмешательство на таком уровне может привести к изменению личности человека.
   - А-а-а!
   Барби наигранно состроила гримасу удивления и Дюк в отместку на издевательство ущипнул её за бедро. Девочка вскрикнула и отпрыгнула в сторону. В этот момент вернулся Джонджо и занял место в машине, предварительно подтолкнув Барби, которая уселась между ним и Дюком. Его лицо ничего не выражало, но хорошо знающие его фэбээровцы подметили, что он очень разочарован. Даже раздираемый любопытством Малдер не решился задавать вопросы, понимая, что Джонджо сам всё выложит, когда посчитает нужным. Он нетерпеливо посмотрел на напарницу, которая слишком уж рьяно играла свою роль и энергично кивала, подтверждая, что поняла, куда следует двигаться, когда женщина активно жестикулируя, описывала дорогу.
   - Скалли, отбой!
   Мысль Джонджо оказалась настолько мощной, что Дана тут же обернулась, а Малдер покосился на его отражение в зеркале. Скалли поспешно поблагодарила женщину и лёгким бегом быстро вернулась за руль. Уже через десять минут они вернулись в домик Альвареса.
   Джонджо уселся верхом на стул, сцепил руки на его спинке и положил на руки подбородок. Задумчивый взгляд остановился на маленькой вазе, стоящей на столике. Малдер принялся мерить шагами комнату, а Скалли сначала с излишней аккуратностью размещала пиджак на спинке своего стула, а потом стала приводит в порядок причёску. Повисла неловкая тишина, которую все боялись нарушить. Наконец, Джонджо вышел из транса и осмысленно посмотрел на окружающих.
   - Нету там ничего, друзья мои! - выдохнул он, разочарованно хлопнув в ладоши.
   - Как?! - в один голос воскликнули все.
   - Вот так! Нету и всё.
   - Ты хочешь сказать, что ребёнок ничего не видел? - расстроено спросил Малдер.
   Джонджо промолчал.
   - Да ладно, - махнул рукой Призрак. - Попробуем зайти с другой стороны.
   - Конечно, - поддержал его Дюк, - сдадим пробы на экспертизу, пороемся в Х-файлах, звякнем мудрейшинам. Да, неужели не прорвёмся?
   - Дело не в этом, - тихо сказал Джонджо. - Малыш видел нечто. Единственное... - он шмыгнул носом, - я ни черта не смог разобрать.
   - То есть? - опешила Барби. - Как ты мог не разобрать? Что, и такое бывает?
   Джонджо нервно потёр шею и встал.
   - У тебя есть фонарь? - спросил он Малдера.
   - Да, - ответил Призрак. - Там, в сумке.
   Джонджо прошёл к креслу, на котором валялась сумка Малдера и достал из бокового кармана небольшой продолговатый предмет, оказавшийся кожаным футляром. В нём лежал фонарь, со встроенным электрошокером - весьма эффективная вещица для борьбы с "охотниками". Малдер всегда возил его с собой, но в ход пустить не довелось, потому что чаще всего он его забывал в сумке, а когда брал с собой, то до противостояния дело не доходило. Джонджо жестом приказал зашторить окна а, когда Скалли с Дюком быстрыми движениями перекрыли путь солнечным лучам, включил фонарь и помахал им, изображая джедая из "Звёздных войн".
   - Мне трудно классифицировать то, что там увидел в голове ребёнка, но кое-что из этого я могу вам показать. Примерно так...
   Он поднял фонарь до уровня лица и направил его по диагонали вниз.
   - Сначала то-оненький лучик, потом он дребезжит, - Джонджо мелко потряс фонариком, - и быстро движется...
   - Стоп! Стоп! Стоп! - прервал его Малдер, разводя руками. - Кто движется? Луч или источник?
   - Э-эмм, наверно, источник, - предположил Джонджо и, чтобы не заострять внимания на этой детали быстро продолжил: - Дальше луч врезается в дерево, - он направил луч на стоящую рядом Скалли, - и сносит его ко всем чертям.
   Джонджо несильно толкнул Скалли в плечо, приговаривая:
   - Давай же, дерево, падай!
   - А-ах! - Скалли театрально вскинула руки и плюхнулась на диван.
   - Вот, примерно так, - удовлетворённо пробормотал Джонджо.
   - И всё? - удивился Малдер.
   - Нет, конечно, не всё. Но, чтобы показать, что было дальше, мне потребуется несколько фонарей и целая куча агентов Скалли в роли деревьев.
   Увидев, как у Малдер от удивления отвалилась челюсть, Джонджо поднял руку, мол, спакуха ребята, ща всё объясню. Он опустился на колени.
   - Самой интересный момент такой, - Джонджо опёрся свободной рукой о пол и стал выписывать фонарём замысловатые пируэты в воздухе. - И вот так! - он поводил фонарём прямо перед носом. - Это с учётом того, что вы не видите меня, а видите только сам луч.
   - Хорошо, а что насчёт источника? - не унимался Призрак.
   - Ничего, - пожал плечами Джонджо.
   - Но как такое может быть? - подала голос Барби.
   - Может, - кивнул Дюк. - Мозг ребёнка отличается от мозга взрослого человека. То есть, физиологически он такой же, а функционально - нет. Ребёнок запоминает только то, что ему не знакомо: новые образы, звуки, запахи. А то, что уже знакомо отправляется в глубинные мнемонические структуры, в те области, которые в дальнейшем будут работать автоматически.
   - Как это? - удивилась девочка.
   - Ну, так. Вот ты можешь вспомнить, что с тобой было в возрасте двух-трёх лет?
   - Нет, не могу, - согласилась Барби.
   - Так, люди, я всё равно не могу понять, почему ребёнок не запомнил источник излучения, - спросил Малдер и его взгляд замер на месте.
   - Этого мы пока не знаем, - ответил Джонджо.
   Скалли раздвинула шторы и облокотилась о подоконник, скрестив руки на груди. Вдруг зазвенел стоящий на тумбочке у стены телефон. Старый зелёный аппарат надрывался, грозя развалится, если кто-нибудь не снимет трубку.
   - Рик, - шепнул Джонджо и подошёл к аппарату. - Да, - бросил в трубку.
   Некоторое время он прислушивался к словам собеседника, лишь изредка кивая головой.
   - Где? - спросил он и, получив ответ, положил трубку на рычаг, разворачиваясь лицом к остальным. - Аномальное явление в городке Сан Фернандо. Быстро в машину!
   - Но... - возразил Малдер.
   - Что? - Джонджо нахмурился, ожидая сопротивления агента Малдера в связи с незаконченностью текущего дела.
   - Насколько я помню, Сан Фернандо находится в Тринидаде и Тобаго. Как Альварес мог узнать о происшествии в другой стране?
   - Городок Сан Фернандо находится в штате Тамаулипас, сто миль от границы с Соединёнными Штатами. Ещё вопросы будут?
   - Нет, - твёрдо ответил Призрак, упаковывая фонарь в сумку и вешая её на плечо.
   - Неужели? - Скалли аж оторопела. - Ты не собираешься добивать взрыв в джунглях?
   - У меня странное предчувствие.
  
   Сан Фернандо
   Тамаулипас, Мексика
   Воскресенье, раннее утро
  
   Стрелка спидометра снова застыла на отметке девяносто миль в час, а это могло означать только одно - за рулём снова Скалли. Барби помянула добрым словом всех святых, чертыхнулась, когда машина резко вильнула в сторону и девочка чуть не вылетела в лобовое стекло, но вместо этого, следуя за крепкой рукой Джонджо, оказавшейся на её плече за секунду до виража, впечаталась в сиденье. Она покосилась на своего спасителя. Казалось что Джонджо задремал, но девочка ясно слышала разговор, который они с Дюком вели телепатически. Атланты вспоминали своё детство, которое они провели в Цинцинати, маленьком городке штата Огайо, прежде чем переехать в Вашингтон. Сестра Джонджо была близкой подругой Скалли, что в последствии привело к тому, что курировавший Джонджо и Дюка Тень завербовал Дану в ФБР. Уже тогда, в ранней молодости, Скалли водила машину хуже, чем заправские дальнобойщики. Она не признавала неровностей дорожного покрытия, собирая все ямы и рытвины и, как выразились бы профессиональные гонщики, "жестко атакуя бордюры". Благо единственная машина, за руль которой она садилась был отцовский Додж-пикап, привыкший к выходкам Даны. Всё бы ничего, если бы Скалли не подрезала других водителей... Прошло много лет. Но тяга к лихому вождению так и не пропала, а в руки уже повзрослевшей и ставшей весьма уравновешенной Скалли опять попался пикап, теперь уже военный Хаммер. Ну как тут не тряхнуть стариной!
   Рассветало. Справа лениво поднимался диск Солнца насыщенно красного цвета. Через люк на крыше автомобиля в салон врывался свежий утренний ветер. Девочка достала из рюкзака бутылку минералки, купленной во время последнего пит-стопа на какой-то придорожной забегаловке, отвинтила крышку и сделала маленький глоток. Она подержала воду во рту, смачивая высохшие за ночь язык и нёбо. Они были в дороге уже почти сутки и Барби чувствовала дискомфорт - ноги и спина затекли, поспать толком не удавалось, особенно когда за рулём была эта...
   Машина стала резко сбрасывать скорость и все открыли глаза. Сидевший впереди Малдер долго зевал и тёр глаза, атланты переглянулись и Дюк высунулся через плечо Скалли. Впереди у обочины на противоположной стороне дороге стояла неприметная легковушка серо-коричневого цвета.
   - В чём дело? - спросил Дюк у Скалли.
   - Кажется это ребята Альвареса, - ответила Дана.
   Действительно, когда Хаммер окончательно затормозил, фары легковушки дважды мигнули. Скалли также дважды просигналила в ответ. Водитель легковушки кивнул и развернул автомобиль, становясь перед Хаммером.
   Опять замелькали дорожные столбы. Барби безучастно смотрела в окно. Указательные надписи обозначили пятьдесят миль до Сан Фернандо. Значит, отсюда до её дома каких-нибудь... триста, может четыреста миль. Хочу домо-ой! Барби уткнулась в плечо Дюка и собиралась было зареветь. Ведь она девочка, в конце концов, и имеет право иногда поплакать. Собиралась, но не стала.
   Вдали показались дома ещё одного маленького городка. По пути их машину приветствовали совершенно незнакомые Барби люди. Скалли отвечала им, улыбаясь и кивая, Малдер - по-индейски поднимал руку.
   Скоро едущая впереди легковушка моргнула стоп-сигнальными огнями и остановилась. Скалли увела Хаммер в переулок, подальше от любопытных глаз, наивно полагая, что сможет остаться незамеченной в таком маленьком городке.
   На этот раз штаб расположили в тесной квартирке ветхого четырёхэтажного дома. Ни ультрасовременного оборудования, ни снующих туда-сюда экспертов здесь не было. Только Альварес и три его помощника, включая встретившего их водителя.
   Мексиканец коротко поздоровался с фэбээровцами, предложил им занять места, сел сам, вытаскивая из кармана ручку, которую стал методично вертеть между пальцами. Другой рукой он прикрыл глаза. Один из его помощников помог Скалли скинуть верхнюю одежду и пододвинул единственное в комнате кресло. Дюк также снял свой кожаный пиджак, оставаясь в одной белоснежной футболке, и аккуратно развесил его на спинке жёсткого деревянного стула.
   - Давай-давай, Рик, не томи!
   Джонджо сделал нетерпеливый жест, подгоняя Альвареса, но тот не отреагировал. Когда он убрал руку от лица, все увидели насколько озабоченным он выглядел. Джонджо, удивлённый таким состоянием повидавшего на своём веку мексиканца, откинулся на спинку, скрестил руки и стал ждать. Тишина нарушалась звуками, доносившимися из соседней комнаты, где помощники Альвареса, разбирали какой-то металлический прибор, тихо переговариваясь между собой. Через минуту мексиканец начал:
   - Первый раз такое вижу.
   Он снова замолчал, почесал губу прямо под носом и стал выстукивать ручкой ритм популярного шлягера. Барби от нечего делать поёрзала на стуле, чем привлекла внимание Альвареса.
   - Риккардо, мы ехали сутки и страшно устали. Если ты не собираешься нам ничего рассказывать, может... мы пойдём отдохнём, ум-м?
   Так прямолинейно, так по-детски открыто! Она украдкой посмотрела ему в глаза, и тут же, жутко засмущавшись, отвернулась, замечая, как все заулыбались. Больше всех смелая выходка девочки развеселила Дюка, который громко рассмеялся и нагловато-шутливым тоном обратился к мексиканцу.
   - Понял? Чип и Дейл тут, понимаешь, летят на помощь, а ты разводишь ботву! Или колись, или катись на фиг, уловил чиста?
   Альварес тоже понял, что зря он так накалил атмосферу, ведь нескольким атлантам и друидам, объединившим свои усилия, под силу любая, самая неразрешимая на первый взгляд задача. Собравшись с мыслями, он стал чётко излагать суть дела.
   - Буквально пару дней назад у нас тут появился гоблин. Как его сюда занесло - непонятно. Возможно, мы его и не обнаружили бы, если... если бы он не убил другого гоблина. Причём не просто убил, а просто порвал на куски прямо на глазах свидетелей. Самое странное то, что он вступил в схватку, защищая человека.
   - Возможность того, что они не поделили добычу, отпадает? - задал вопрос Джонджо.
   - Однозначно, - категорично возразил Альварес. - Не думайте, что на этом всё. Странности продолжаются. Меня вызвали сюда, когда отвечающие за эту территорию друиды развели руками в недоумении. Мало того, что они прозевали проникновение в их зону такого сильного "охотника", они ещё и не смогли понять, куда он делся сразу после того, как... ну, как уничтожил другого гоблина. Друиды из соседних областей в один голос говорят, что у них не было и следа подобного объекта. Потом приезжаю я и обнаруживаю дырку от бублика. Гоблина как будто и не было. Хотя друиды оцепили город. Оцепили очень оперативно и плотно. Это вы и сами видели. Проскользнуть мимо них он не мог. Потом мои ребята скоординировались с друидами и стали прочёсывать местность, но... пфф!!!
   - Да-а, дела! - покачал головой Дюк. - Теперь, если можно, поподробнее о самом гоблине, о том, кого замочили и о-о-о... свидетелях.
   Альварес сложил пальцы кольцом, показывая дырку от бублика, которую они имеют на данный момент.
   - О том, кто был убит, информации много, но ничего, что могло бы хоть косвенно помочь, в его досье нет. Свидетелей, как я уже сказал много, а толку от этого, как всегда никакого - показания противоречивые. Вы ведь понимаете, это у вас там, в Вашингтоне люди могут отличить яка от тура, а здесь народ в основном... да что там, в основном - практически весь необразованный, а к тому же ещё и суеверный. Вот они и мелят, что на ум приходит, что им бабушка в детстве на ночь рассказывала.
   - Давайте, выедем на место, - предложил Малдер. - Там будет понятнее, с чем мы имеем дело.
   - Да уж, - усмехнулась Барби, - в джунгли мы сходили, сразу стало гораздо понятнее.
   - Молчи!
   Дюк больно ущипнул её за бок. Она айкнула и поморщилась, но извинится так и не удосужилась. Хотя Малдер пропустил её слова мимо ушей, погрузившись в свою думку. Когда они вышли из здания, Барби жалобно посмотрела на Альвареса.
   - Риккардо, я с Даной больше не поеду! - простонала она.
   Уголки губ мексиканца поползли вверх, когда он просмотрел в её мыслях фрагменты их переезда. Тяжёлой рукой он похлопал её по плечу.
   - Радуйся! Ехать никуда не придётся. Нападение произошло в двух шагах отсюда.
   - Да, тут весь город - два шага, - бросил им вдогонку шедший сзади Дюк. - Жалко машину заводить. Пока сядешь в неё, пока выйдешь, времени уйдёт больше, чем на саму поездку.
  
   - Вот тут всё и случилось, - Альварес указал рукой на небольшую постройку.
   - Чем тут занимаются? - спросил подоспевший Малдер, подмечая, что двухэтажное здание, с облетевшей местами серой штукатуркой и тяжёлыми решётками на окнах никак не может быть жилым.
   Они постояли перед зданием и прошли немного вперёд
   - Здесь и парикмахерская, и мастерская, и маленький магазинчик,- быстро пояснил мексиканец. - Отсюда, из магазина около восьми часов вечера вышла Марианна Фрейтас, прошла примерно тридцать метров, до того дерева, - он вытянул палец в сторону одного из огромных дубов, росших по обе стороны от дороги, проходящей мимо здания, - и подверглась нападению.
   - Что ты расскажешь нам о самой Фрейтас, Рик? - поинтересовался Призрак, отходя к тому месту, куда указал перст мексиканца.
   Он тщательно осматривал дерево, на котором ещё остались следы фиолетового порошка, обычно используемого экспертами для обнаружения отпечатков пальцев, пока Альварес выуживал из памяти биографию потерпевшей.
   - Обычная женщина сорока восьми лет. Здесь родилась, здесь выросла... Замужем, двое детей, оба в Мехико, учатся в национальном университете.
   - Раньше в контакты с "охотниками" вступала?
   Альварес отрицательно цыкнул.
   Дюк задрал голову и стал рассматривать кроны деревьев, высказав вслух предположение, что гоблин мог укрыться в них или даже уйти по веткам, как Берроузовский Тарзан. Малдер расхаживал между деревьями, часто наклонялся вниз к самым корням. Его пристальный, неморгающий взгляд скользил по земле, словно он пытался найти следы "охотника", упущенные вездесущими экспертами. Он достал из кармана ручку и стал расковыривать самые маленькие щёлки.
   - Что он делает? - шепотом спросила Барби Дану. - Видно же, что тут уже всё облазили.
   - Тшшш, - Скалли приложила палец к губам. - Он ищет истину. Не мешай!
   Они продолжали молча наблюдать, как Малдер опустился на колени, не обращая внимания на то, что его колени упёрлись в голую землю, а брюки сразу же покрылись пятнами. Движения стал стеснять натянувшийся пиджак. Призрак резко выпрямился, снял его и повесил на ближайшую ветку. Потом он снова опустился на колени и продолжил ползать.
   - Кажется, у Малдер свой метод осмотра места происшествия! - Барби локтем ткнула в бок Скалли.
   - Ага, - Дана хихикнула, - метод называется "Сунь нос везде, куда пролезет".
   Барби подавила смешок.
   - Удивительно то, - вступил Джонджо, - что работает безотказно.
   В этот момент Малдер поднялся на ноги и повернулся лицом к остальным. Словно подтверждая слова Джонджо, он вытянул перед собой ручку, на кончике которой свисал длинный тёмный волос. Скалли холодно встретила торжествующий взгляд и протянула напарнику прозрачный пластиковый пакет, зажав его между двумя тонкими пальчиками. Малдер опустил находку в пакет так осторожно, будто это была величайшая драгоценность в его жизни.
   - Что это значит? - спросила раздираемая любопытством Барби.
   - Не знаю, - честно ответил Призрак и пожал плечами.
   Девочка вопросительно посмотрела на Дану.
   - Ну-у! Если даже Малдер не знает... - съязвила та.
   - Малдер не знает - никто не знает, - произнёс Дюк немного задумчивым тоном, всё также продолжая изучать верхний ярус крон.
   За придорожными деревьями начиналось нечто вроде парка, хотя парком в нашем понимании это назвать нельзя - густые деревья, растущие настолько близко друг к другу, что под ними даже в самый солнечный день царит лёгкий полумрак; несколько выцветших видавших виды скамеек, на которых признавалось в любви не одно поколение Сан Фернандцев; заросшие вьюнами и другими сорняками дорожки, которые некогда были аккуратно вымощены серой плиткой, а теперь...
   Дюк мысленно залез на дерево и представил себя на месте гоблина, который решил скрыться таким необычным путём. Он стал рисовать траекторию его движения, прыгая с ветки на ветку, цепляясь за сучья и прижимаясь к стволам. Дюк не спеша шёл по парку, за ним гуськом последовали все остальные.
   - Здесь не пройдёшь, - прервал его Джонджо, перехватывая взгляд друга, обращённый на одно из оливковых деревьев.
   Вокруг только пальмы да небольшие фиговые деревца. Остаётся только эта олива.
   Дюк не ответил. Он широко раскинул руки, жестом приказывая всем замереть и оставаться на одном месте. Они зашли уже достаточно глубоко и могли быть полностью уверены, что ни один из экспертов и ловивших гоблина друидов здесь не был, поэтому оставался шанс найти отчётливые следы. Но с первого взгляда на земле никаких следов обнаружить не удалось. Поэтому они, осторожно ступая, собрались под сенью оливы и, так как там было довольно чисто, присели отдохнуть и поразмыслить.
   - Облом, - сухо констатировал Джонджо.
   - Почему? - удивилась девочка.
   - По ней, - Джонджо постучал кулаком по дереву, которое мелко затряслось, шурша листвой, - проскочить невозможно. А на земле следов нет.
   - Ну почему невозможно, - возразила девочка и, с лёгкостью запрыгнув на нижнюю ветку, ловко вскарабкалась футов на двадцать вверх. Потом также легко и быстро она спустилась и спрыгнула, мягко приземлившись прямо на то место, откуда начала.
   - Одно дело ты, - покачала головой Скалли. - Ты маленькая лёгкая, и, учти, ты залезла и слезла, а он двигался на большой скорости. Мак прав: либо Дюк ошибся, либо мы чего-то не заметили.
   - Не то чтобы не заметили, - Малдер пристально посмотрел сначала на Скалли, а потом на Джонджо, - скорее, не учли.
   - Чего же, интересно?
   - Мы не учли того, что это может быть женщина! Тот волос, который я нашёл, вполне мог быть её волосом.
   - У девяти индейцев из десяти длинные волосы
   - Нет, Фокс, это исключено, - твёрдо сказал Альварес. - Если бы ты видел, что стало со вторым "охотником"...
   - А что с ним было? - спросил Призрак настолько спокойно, что казалось будто он уже знает ответ.
   - Его разорвали в клочья, причём куски валялись в десятках метров друг от друга. Сотворить такое женщина, даже самая сильная и беспощадная "охотница", просто не могла.
   - М-да, - Малдер потёр мочку уха, выражая согласие с неопровержимым фактом, но продолжил развивать свою мысль. - И тем не менее, допустим, мы имеем дело с женщиной.
   - Даже если так, - проговорил Джонджо, поднимая вверх указательный палец, - всё равно мы имеем кучу неясностей. Например, то, что спрыгнув с той пальмы, - он указал на дерево, предшествовавшее по траектории движения тому, под которым они сидели, - на эту оливу, она должна была переломать все ветки. Да и вообще, ни на одном дереве нет следов бегства. Дюк ведь мысленно определял дорогу, а не по следам. А ведь гоблин, не важно он это или она, должен был уносить ноги и здорово наследить - частицы кожи, волосы и всё такое. Ничего ведь нет! А самое главное, объясните мне, как можно прорвать плотный кордон друидов?
   - Там дальше есть небольшая речка, - заметил Альварес, кивнув через плечо. - Может там найдём что-нибудь.
   В этот момент Барби громко вскрикнула, вскочила на ноги и стала энергично тереть ладошкой о джинсы.
   - Что случилось? - встревожено спросила Скалли, подхватив руку девочки и поворачивая её ладонью вверх.
   - Обожглась, - исчерпывающе объяснила Барби, бросив красноречивый взгляд в сторону кустарника, огромные серо-зелёные листья которого стелились по земле наподобие придорожного лопуха, только в несколько раз больше.
   Она неосторожно облокотилась на безобидное на первый взгляд растение и на руке тут же появилась целая дюжина глубоких порезов. Присмотревшись, агенты заметили, что края листьев имеют ясно выраженные зазубрины, а само растение покрыто шероховатой кожицей. Эдакий мексиканский вариант крапивы. К тому же оно выделяло желтоватый сок, очень похожий на кислоту, который даже разъел брюки Малдера, также как и Барби не обратившего внимание на огромного растительного хищника.
   Скалли достала из кармана платок, чтобы остановить кровотечение, но Джонджо дал ей знак вернуться на место, усаживая Барби к себе на колени.
   - Не отрываясь, смотри на рану, - стал давать он настоятельные указания, показывая на себе, что нужно делать. - Прикажи своей коже затянуться.
   - Кожа! - звучно вымолвила девочка. - Затянись!
   Результат, может быть, и был, но никто его не заметил, поскольку ссадины по-прежнему кровоточили и алая кровь скатывалась по предплечью, угрожая запачкать джинсовую рубашку с огромной эмблемой техасского телевидения на спине, которую Барби подарили после того, как она выступила в ток-шоу, посвящённого нападениям насильников на девочек-тинейджеров. Джонджо нехотя взял у Скалли платок и тщательно вытер руку девочки. Он устало вздохнул и положил указательный палец на ладонь девочки.
   - Чувствуешь моё прикосновение?
   - Конечно! - усмехнулась девочка.
   Он стал плавно водить пальцем вокруг раны. Глаза девочки медленно расширялись по мере того, как порез становился всё меньше и меньше, пока не исчез совсем.
   - О! - выдохнула она наконец. - Чудесное исцеление!
   - Ничего чудесного, - возразил Джонджо. - Всё что для этого нужно - это чтобы ты перевела своё мысленный взор на больное место. Так ты направишь туда большое количество кровяных телец, которые затрамбуют рану и передадут нужные питательные элементы клеткам кожи, чтобы они моментально регенерировали.
   На радость Барби от заумной лекции по анатомии атлантов их отвлекли остальные агенты. Они поднялись на ноги и, стряхивая крупинки грязи с одежды, что-то бурно обсуждали. Джонджо последовал их примеру, отведя от лица издающую бархатистый аромат ветку оливы.
   Солнце было почти в зените, заставляя зайчиков плясать на ветвях и листьях при малейшем дуновении ветерка, придавая им различные оттенки голубовато-зелёного цвета. Где-то вдалеке, громко щебеча и перекликаясь, в воздух поднялась стая попугаев.
   - Да-а, - сказала Барби, прицокнув языком, - никогда бы не подумала, что у попугаев тоже защитная окраска.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Джонджо, пытаясь тем временем вникнуть в дискуссию, устроенную остальными.
   - Ну, в зоопарке они выглядят такими пёстрыми и... броскими, что ли. А здесь, в джунглях их и не заметишь, если специально не присматриваться.
   Вдруг Малдер нахмурил брови и пристально посмотрел на девочку.
   - Что ты только что сказала? Повтори!
   Барби слегка опешила
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"