Иланэль: другие произведения.

Кэйтлин

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Всегда интересовал вопрос: почему у некоторых вся жизнь- это движение по ровной плоскости, выдан полный комплект для счастливой жизни, родители, любящая семья, школа полная друзей, которые останутся настоящими друзьями до конца, любимые, дети, счастливая, незамутненная никакими страшными воспоминаниями, старость в кругу своих близких. А у кого - то с самого рождения отнято почти все, и стоит только что- то получить из набора, то, что ценишь больше всего на свете, тут же вынужден терять. Смирится ли героиня с тем, что она из вторых? Или научится бороться за свое, поставив на кон все, что у нее осталось- свою жизнь.
      Закончено. Выложено полностью.
    Lusia и Dina- девочки спасибо за все, за помощь, за поддержку, за редактирование этой истории.

   Часть 1.
   Глава 1.
  
  
   Мы с мамой, сколько я себя помню, все время переезжали. Городки, в которых мы останавливались на недолгое время, были похожи один на другой, как близнецы. Только и отличий, что или вокруг каких-то из них рос густой, тенистый лес, или, наоборот, раскидывалась выжженная палящим солнцем степь. А так... асфальтовая дорога, разрезающая весь городок на две половинки и убегающая дальше в неизвестное. Маленькие, отличающиеся только цветом, одноэтажные домишки с небольшим цветником около входных дверей. Магазинчик, в котором продавалось все, от семян цветов и лопат - до вечерних платьев и косметики. Небольшой бар, в котором по вечерам собирались чуть ли не все обитатели городка, накачиваясь пивом или сплетничая о соседях или редких приезжих, в который моя мама обычно устраивалась работать официанткой.
   Обычные лица, одни и те же разговоры, одни и те же вопросы, на которые мама запрещала мне отвечать и сама виртуозно избегала этих тем...Обычные люди, которых мы забывали, как только очередное наше пристанище скрывалось за поворотом.
   Став чуть старше, я пыталась задавать маме вопросы: почему мы все время уезжаем, почему у меня складывается ощущение, что мы прячемся. Но она всегда резко обрывала меня. И только когда мне исполнилось семь и я должна была пойти в школу, в один из летних вечеров, усадив меня на разваливающийся диван в нашей убогой комнате, которую мы снимали в очередном захолустье, мама устало потерла лицо руками и тихо, почти шепча, сказала:
   - Кэти, нам нужно поговорить. Я не могу сейчас рассказать тебе всего, но ты должна кое-что знать. Да, мы прячемся, от самого страшного в нашей жизни человека, от твоего отца. Да, у тебя есть отец..,- она задумалась и горько усмехнулась,- лучше бы его не было, но, увы, изменить я уже ничего не могу. Кэти, детка, ты никогда не должна никому говорить, что твой отец жив. Для всех окружающих он умер, давно, до твоего рождения. Ясно?
   Я кивнула, с трудом сдерживаясь от огромного количества вопросов, которые рвались с моего языка.
   - Котенок, осенью ты пойдешь в школу, здесь, в соседнем городке, но к зиме мы уедем. Тебе придется приспосабливаться в каждой новой школе, потому что мы так и будем переезжать с места на место, пока остается опасность, что он найдет нас.
   Она прерывисто вздохнула, вытерла скатившуюся на щеку слезу и, тряхнув головой, задорно улыбнулась:
   - Но зато я могу тебе обещать - это не будет вечно. Когда у меня кое- что получится, а я обязательно добьюсь этого, мы осядем с тобой в небольшом, уютном городе, где нам обеим понравится, и купим небольшой дом. Ты больше не будешь менять школу, заведешь себе настоящих друзей, закончишь её и поступишь в колледж. А я перестану скрывать свой диплом. Устроюсь на работу в школу, буду учить детей истории, радоваться спокойной, тихой и счастливой жизни и ждать тебя. Всегда.
   Она обняла меня и, чуть покачиваясь, еще долго рассказывала, каким она видит наш дом. Какие цветы мы посадим у порога, какие истории она будет рассказывать на уроках своим ученикам. Какая красивая, умная и свободная вырасту я, как смогу добиться в жизни всего, чего захочу, и никто не посмеет отнять у меня мои мечты.
   Ни в тот вечер, ни позже, я не стала задавать маме вопросы, которые терзали меня. Позже я очень пожалела об этом, но тогда мне ужасно не хотелось расстраивать ее. Я и так знала, что частенько, по ночам, когда мама думала, что я сплю, она горько плакала у себя в комнате, уткнувшись в подушку.
   Начальная школа была, наверно, самым счастливым временем моего детства. Дети моментально заводят знакомства и довольно отзывчивы и любопытны. Поэтому мне не приходилось прикладывать много усилий, чтобы каждый раз, попадая в новое место, обзаводиться друзьями. Наивные детские проблемы легко решались. Мама, будучи по образованию историком и искренне любя литературу, пристрастила меня к чтению, так что учеба давалась мне легко. Читала я запоем и любила делиться с окружающими почерпнутыми из книг знаниями и историями. Так что мой рот практически не закрывался, а вокруг меня все время крутилась стайка моих одноклассников.
   Хуже стало, когда я подросла и перешла в среднюю школу. Там уже я попадала в сплоченный коллектив, разбитый на группки, которые дружили, враждовали, объединялись для травли таких же, как я, изгоев. Так что завести с кем-то какие-либо отношения у меня получалось все реже и реже. И вскоре я совсем замкнулась и уже не пыталась знакомиться с кем-нибудь поближе. Хотя я все так же хорошо училась, это не спасало меня от травли одноклассников.
   Мы все так же часто переезжали, мама становилась все печальнее. Она замкнулась, очень уставала на работе и почти каждую ночь плакала. Пока, наконец, в один из вечеров она, копаясь в сети не нашла свою подругу по колледжу, с которой тут же списалась. Не знаю, о чем они все ночь переписывались, но на следующий день мама уволилась с работы, забрала мои документы из школы и мы поехали в городок, где жила мамина подруга, Ирен. Она-то и помогла маме устроиться воспитателем в детский сад, а меня взяла в свою школу, где с недавних пор директорствовала. Мы сняли маленький, но очень уютный домик на краю Лейка - так называлось место, где мы теперь поселились. И каким-то необычным образом все вдруг изменилось. Мама перестала плакать ночами, у меня постепенно появились подруги - и в школе, и на занятиях самообороны, на которые записала меня мама, как только мне исполнилось тринадцать.
   Как-то раз я случайно подслушала разговор мамы с Ирен. Та горячо убеждала ее, что не стоит так рисковать, покупая поддельные документы, что он давно уже забыл про нас и вряд ли ищет. Уверяла, что у Ники (так звали мою маму), за время скитаний и побегов развилась паранойя и стоит, наконец, успокоиться и начать просто жить. Вечером, когда Ирен уже ушла, я попробовала задать маме вопросы, на которые она когда-то обещала мне ответить, но Ники снова попросила меня подождать:
   - Осталось совсем немного, Кэти, потерпи, прошу тебя. Как только я достану необходимые бумаги и оформлю все, наша жизнь совсем изменится. Мы останемся жить здесь до твоего окончания школы, а потом ты уедешь в колледж. Я же переберусь в соседний городок, буду преподавать историю.
   И снова я согласилась подождать. И наверно, в нашей жизни все бы так и случилось, если бы мама не попала в автокатастрофу. Был совершенно обычный день, шел урок географии, когда в класс вдруг ворвалась Ирен. Вид у нее был слегка безумный. Найдя меня глазами, она кивнула мне головой на выход:
   -Кэйтлин, иди со мной. Это срочно.
   А уже в коридоре она рассказала мне, что мама в больнице. Врачи не уверены, что она доживет до вечера, и мы с ней немедленно едем туда.
   С этой минуты я помню все кусками, перед глазами все размыто. Вот мама, лежащая на высокой кровати в реанимации, опутанная какими-то трубочками. Перебинтованная нога на вытяжке, бледное, почти сине-белое лицо с запавшими, черными провалами глаз. Врач, который что-то объясняет Ирен. Ее слезы, текущие по щекам, и руки, которые все время прижимают меня к ее теплому мягкому телу. Часы ожидания на неудобном стуле в пустом, наполненном гулкой тишиной, коридоре. Кофе в бумажных стаканчиках, которые таскает мне Ирен. Моя голова абсолютно пуста. Я еще не осознала и не поняла, что случилось, и тем более не задумываюсь, что будет со мной, если случится страшное и мамы не станет. Поздний вечер, когда Ирен пытается отправить меня к себе домой, чтобы я поспала. И врач, который мягко предупреждает, что, скорее всего, ждать осталось совсем недолго - мама перестала сама дышать и только аппарат поддерживает ее жизнь. И, наконец, тот самый момент, оставшийся в моей памяти навсегда - когда я приближаюсь к кровати последний раз поцеловать еще теплую щеку мамы, но трубочки и провода уже убраны, тело мамы до подбородка прикрыто простыней. И рыдания Ирен за моей спиной. Мама умерла.
   Дни после похорон и сами похороны не оставили в моей памяти никаких следов. Я куда-то шла, что-то делала, кто-то что-то мне говорил, убеждал, заставлял подписывать. Ничего не помню, в голове стоял ровный, довольно громкий гул, который не давал мне сосредоточиться и, наконец, понять, что же произошло. Пришла в себя я только через несколько дней, проснувшись утром в незнакомой мне комнате. Долго лежала, пытаясь понять, где я. Потом все-таки решилась. Медленно, словно после тяжелой болезни, чувствуя неимоверную слабость, я сползла с кровати и отправилась на первый этаж, рассудив, что там обязательно должна быть кухня и кто-нибудь из людей, которые смогут мне объяснить, где я. Так и есть. Небольшая, залитая солнцем, наполненная никелированной блестящей утварью, бросавшей по стенам солнечные зайчики, комната резала мне глаза. И я не сразу заметила сгорбившуюся на стуле в углу, застывшую над чашкой и о чем то сосредоточенно размышлявшую, Ирен.
   - Кэт, ты очнулась?- Ее голос был хриплым и тихим, полным невыплаканных слез.
   - Где я? Где мама?
   Она дернулась, подняла на меня совершенно измученный взгляд:
   - Ты не помнишь? Ничего не помнишь?
   Этот вопрос заставил меня напрячься, что-то больно царапало меня внутри, тяжелым камнем давило в груди:
   -Нет, не помню. Хотя...что- то такое..,- и тут меня скрутило, я вспомнила все: больницу, последнее тепло моего единственного в мире родного человека, какие-то люди вокруг могилы, - и я обессилено сползла по стенке на пол.
   - Мама...ее нет? Больше нет?
   Ирен опустила голову, но ее голос звучал сухо и твердо:
   - Кэти, Ники больше нет, она разбилась на машине недалеко от города, никто не видел, как это случилось. Нашли ее через несколько часов после аварии и она потеряла много крови. Многочисленные травмы, сильнейшее сотрясение мозга - ничего уже сделать было нельзя. Мы помолчали, я боролось с желанием завыть, как раненный зверь, сопротивлялась мысли, что у меня больше никого нет. Что я никогда больше не увижу маму, не обниму ее, не услышу ее задорного смеха или мягкого, теплого голоса, рассказывающего мне, какая я умница и красавица. О чем думала Ирен и почему она так тяжело переживала смерть моей мамы, я тогда не задумывалась. -Кэт, нам нужно поговорить. Ники сама должна была рассказать тебе все, но...она все ждала, когда сможет купить документы на другое имя и устроиться уже основательно где-нибудь поблизости от меня. Не успела...
   Она помолчала и продолжила:
   -Ты должна знать и быть готовой. Сейчас мы позавтракаем, и ты будешь есть, потому что должна быть сильной. Так хотела твоя мама, Кэти. А потом мы сядем и я расскажу тебе все, что знаю и что мы будем делать дальше. Вставай, Кэт, иди умойся, переоденься и я жду тебя на кухне.
   Не знаю почему, но слова, что мама хотела, чтобы я была сильной, заставили меня подняться. Слезы жгли глаза, но я справилась, решив, что больше плакать я не буду, никогда. Так хотела моя мама и я выполню это ее желание. Умылась, стараясь не смотреть в зеркало, потому что оттуда на меня смотрело незнакомое мне, страшное, мертвое лицо. Переоделась и, сжав зубы, спустилась вниз. Поговорить нам и правда было необходимо. Мне всего шестнадцатый год, я несовершеннолетняя, родственников у нас, насколько я знаю, нет. Бабушка и дедушка со стороны мамы давно умерли, а вот про отца я старалась не думать, даже не вспоминать, словно опасалась, что он услышит мои мысли и явится сюда.
   Я что-то сосредоточенно жевала, внимательно слушая Ирену. То, о чем она рассказывала, было невозможным, невероятным, но это было правдой, я это чувствовала.
   - Кэти, твоя мама была моей самой близкой подругой с самого нашего детства,- я дернулась и посмотрела на Ирен с недоумением, мама никогда не говорила мне об этом. Наоборот, она всячески подчеркивала, что познакомилась с Ирен в колледже, где они обе учились.
   - Да, Ники скрывала это, на то были свои причины. Просто послушай меня, девочка, дальше ты сама все поймешь.
   Мы жили по соседству, наши родители дружили, так что совершенно неудивительно, что, сколько я себя помню, мы с Ники были всегда вместе. И в школе мы были не разлей вода, и в колледже, хотя там у меня появились и другие подруги, а Ники... Когда умерли, один за другим, ее родители, она сильно замкнулась, очень долго переживала, потому что у них была замечательная семья. Ники была единственным ребенком и ее очень любили и баловали. Смерть родителей сильно подкосила ее и она стала отдаляться от меня. Жаль, что тогда я не обратила на это серьезного внимания, мне так жаль..., если бы я тогда знала, то могла бы..., - Ирен простонала и надолго замолчала, закрыв лицо руками.
   - Тогда она и познакомилась с твоим отцом, Кэт. Я видела его мельком, но и этого хватило, чтобы постараться убедить Ники не иметь с ним никаких дел, но было уже поздно. Это был выпускной, очень суматошный год, много заданий и подготовка к экзаменам. Мой руководитель отправил меня на зачетную практику в другой город и мы с Ники практически не виделись. А когда я вернулась и, ужаснувшись, попыталась с ней поговорить, Ники уже меня не слушала. Дэстэр полностью подчинил ее себе. Он отвадил от нее всех малочисленных подруг, запретил одной ходить на вечеринки или в кино, заставил переселиться к нему, провожал на занятия и встречал ее около входа после них. Потом они расписались, Ники никого из нас не пригласила на свадьбу, я даже не уверена, что свадьба была. Мне Ник прислала смс-ку на телефон с коротким сообщением - "я вышла замуж". А сразу же после вручения дипломов они уехали.- Ирен горько вздохнула.
   - От нее пришло только одно письмо, почти сразу же после их отъезда. В нем лежала дарственная на мое имя - на дом, который ей оставили ее родители, на счет в банке. И маленькая записка, в которой Ники просила меня не писать ей, потому что Дэс читает всю ее корреспонденцию и она страшно боится, что он узнает о том, что она подарила мне все, что у нее было. Там еще было сообщение, что она беременна и ждет дочку и буквально пара строк, в которых она пожаловалась, что Дэс стал очень грубым, жестким, иногда даже жестоким по отношению к ней. А вскоре и я уехала в другой город на работу, потом перебралась сюда и мы потеряли друг друга. Когда я увидела послание Ники на форуме историков, я не поверила своим глазам. А уж когда она описала все, что ей пришлось пережить, проплакала всю ночь. Это снова была моя Ники, та, которую я знала и любила всю жизнь, но какой ценой она вернулась..
   Ирен внимательно посмотрела на меня:
   -Кэти, я должна тебе рассказать всю правду. Я с самого начала была против, чтобы Ники скрывала это от тебя, но ей не хотелось тебя ранить. Твой отец сущее чудовище, после родов он начал бить твою маму. Он унижал ее, не давал денег, она сидела дома, боясь высунуть нос даже во двор. Его родители обливали ее презрением, она превратилась в служанку в их доме. А когда он начал бить тебя, она убежала. Воспользовалась тем, что в тот день он дал немного денег на продукты, а его родители уехали в гости к младшей дочери. Собрала немного вещей, схватила тебя в охапку и села на поезд. Доехала до какой-то станции, там поймала попутку, затем еще одну - и так сумела скрыться. Ну, а потом она все время, каждые три-четыре месяца переезжала с места на место, пытаясь затеряться. Когда ты подросла, стало тяжелее, тебе нужно было ходить в школу. Ник рассказывала мне, что страшно переживала, что у тебя такая неустроенная жизнь. И тогда она придумала купить поддельные документы на другое имя, чтобы перестать скитаться по стране, надеясь, что тогда Дэс вас точно не найдет.
   - И? У нее получилось?
   -Нет, Кэт, она возвращалась как раз с переговоров с каким-то человеком, через которого и собиралась купить эти документы. Вроде все уже было договорено, но Ник разбилась. Весь ужас в том, детка, что теперь я не могу купить тебе документы на другое имя, мне необходимо сейчас же оформить над тобой опеку, чтобы тебя не забрали соцслужбы. А времени, чтобы искать, кто бы мог сделать поддельные документы, у нас нет. И придется оставлять тебя с твоим настоящим именем. А теперь, когда Ники так странно разбилась (она ведь никогда не гоняла, я точно знаю, она даже правил никогда не нарушала), я начинаю бояться, что твой отец все же отыщет тебя.
   - Может, он уже забыл про нас? Столько лет прошло?- я не очень пугалась того, что отец может появиться тут, я просто в это не верила. "Зачем я ему? Столько лет, может он уже давно женился еще раз и у него давно уже другие дети?".
   Ирен, подумав, мотнула головой:
   - Тут уже гадай не гадай, все равно изменить сейчас я ничего не могу, нам бы продержаться до твоего поступления в колледж. Уедешь далеко отсюда, может, к тому времени мне удастся что-нибудь придумать. А уж там и твое совершеннолетие подойдет. Я напишу дарственную на тебя на дом твоих предков, да и счет в банке я не трогала, еще тогда подозревая что-то нехорошее. Ладно, завтра же я займусь сбором документов и подам заявление об установлении опеки над тобой. Надеюсь, мне не откажут, у меня, как у директора школы, там есть связи.
   - Кэти, - ее голос стал мягким,- детка, я знаю, что тебе очень плохо. Родная, я все сделаю, чтобы мечты твоей мамы и свои ты смогла осуществить. Ее никто и никогда тебе не заменит, но я люблю тебя и все сделаю для тебя, чтобы тебе помочь.
   Ирен смотрела на меня полными слез глазами и я не выдержала, расплакалась. Она пересела ко мне, обняла меня и, гладя по спине рукой, тихонечко шептала, что мы справимся, что все у нас получится.
   Через несколько дней я вернулась в школу. Ирен собрала и подала все документы на опеку и даже заручилась обещанием директора соцслужб, что все будет решено быстро и в ее пользу. Мы забрали наши с мамой вещи из домика, который снимали, и я полностью переехала к Ирен. Она всячески старалась поддержать меня. Частенько вечерами она вытаскивала меня из моей комнаты, чтобы накормить чем-нибудь вкусненьким или посмотреть с ней какой-нибудь фильм, рассказывала какие-то истории про школу и учеников, помогала с уроками и дополнительными занятиями.
   Я хотела поступать в медицинский, так что химию и биологию приходилось учить дополнительно. Жизнь потихоньку налаживалась, только ночами мне иногда снилась мама и я просыпалась, уткнувшись в мокрую от слез подушку. Опеку вскоре утвердили и Ирен воспряла духом. Будущее уже казалось нам не таким страшным.
   Так и пролетел год. С Ирен мы сдружились настолько, что я стала ее считать своей родной тетей, а меня (иногда мне так казалось), она воспринимала как свою дочь. В школе все было по-прежнему, училась я отлично. У меня была цель и я старательно шла к ней, выделяя время только на уроки самообороны, на которых мой тренер потихоньку стал меня тренировать не только приемам обороны, но и учил меня наносить максимальный ущерб противнику, объясняя это так:
   - У тебя должен быть запас времени, пока он очухается, чтобы унести свою очаровательную задницу подальше. Ты не справишься с взрослым мужчиной, но правильно проведя прием, ты выведешь его из строя на время, которого тебе должно хватить смыться.
   И я старалась, в глубине души, я все равно помнила тот страх мамы, что отец когда- нибудь настигнет нас и хотя не верила в это, все равно старалась стать готовой к любым ситуациям.
   Или я, или Ирен, или мы обе все-таки накаркали. Он появился под вечер в пятницу, мы уже поужинали и поделились новостями. У Ирен в школу в скором времени должна была приехать комиссия и она переживала, как все пройдет. Я рассказывала, как прошел мой первый трудовой вечер в магазине тетушки Филы, в который я устроилась подрабатывать, хотя Ирен была категорически против. Но она же столь жестко отказывалась брать деньги со счета мамы для моего содержания, а я не могла согласиться, что полностью сижу у нее на шее. И вот в момент, когда мы опять заспорили, в дверь постучали. На пороге стояли знакомый полицейский и какой-то огромный мужчина с непередаваемым выражением на жестком лице. Ирен побледнела и судорожно вздохнула.
   - Вижу, Ирен, что ты меня узнала,- насмешливо произнес он и, потеснив Ирен от двери, вошел в прихожую.
   Он был действительно огромен, метров двух роста, с широкими массивными плечами. Длинные, перевитые мускулами руки достигали середины бедра. Плотное, на вид совершенно железное тело, длинные ноги. Черные, сросшиеся на переносице брови нависали над узкими карими, почти черными глазами, взгляд которых подавлял. Он, казалось, пригибает меня к полу, заставляя съежиться, исчезнуть, раствориться в пространстве и от невозможности сделать это хотелось заскулить.
   Отец, а это, несомненно, был он, молча рассматривал меня, стоящую напротив входа. И чем дольше длилось это молчание, тем бледнее становилась Ирен, и тем страшнее было мне. На какой-то миг его лицо исказила гримаса презрения и отвращения. Низким, пробирающим до самых пяток, голосом, он протянул:
   - Вылитая мать... Ничего моего.
   Резкий шаг ко мне, глубокий вдох - и вновь гримаса отвращения:
   - Ничего... Может и зря я..,- но тут же оборвал, как я поняла, проговаривать свои мысли вслух, выпрямился и непререкаемым тоном произнес:
   - Кэйтлин, я твой отец, Дэстэр Майло. Собирайся, ты уезжаешь, жить будешь в моем доме.
   -Но Дэстэр, - Ирен пыталась совладать со своим волнением, - я ее законный опекун и ты не можешь вот так просто увести девочку. Майкл!!- Обратилась она к полицейскому, молчаливо стоящему на пороге.
   Тот молча развел руками, а Дэс (у меня язык не поворачивался даже в мыслях назвать его отцом), неприятно ухмыльнулся и таким же непререкаемым тоном заявил:
   -Все бумаги готовы, извольте ознакомиться. Я ее родной отец и опека подписала мое заявление, теперь опекуном Кэйтлин являюсь я.
   Обернулся ко мне и рыкнул:
   - Ты все еще здесь? Марш собирать вещи, у тебя полчаса.
   Ирен рассматривала бумаги, которые ей протянул Дэс, и лицо ее все больше приобретало синеватый оттенок.
   - Дэстэр, но документы из школы! Девочке нужно будет переводиться в другую школу, а документы я могу подготовить только завтра с утра.
   Он раздраженно дернул щекой и проскрежетал:
   -Хорошо, завтра утром чтобы она уже стояла на крыльце с вещами и всеми документами. Если замешкаетесь - поедет без всего. И не вздумайте прятаться... не советую,- в этот момент мне стало дико страшно, потому что весь его вид, голос и тон подразумевали, что никакие шутки с ним не пройдут.
   Развернулся и, чуть задев плечом Майкла, отчего тот пошатнулся, вышел.
   В доме повисла тяжелая, гнетущая тишина, которую нарушил виноватый голос Майкла:
   -Ирен, прости, он не дал мне возможности даже предупредить вас. Он явился в участок уже со всеми документами и потребовал, чтобы я сопроводил его к тебе.
   Ирен отмахнулась от него и устало сползла на пол, вытянула ноги и простонала:
   - Что теперь делать? Майк, что нам теперь делать? Ты его видел? Как можно отдать ему Кэти? И Ники, она же на том свете проклянет меня за то, что я не уберегла девочку...
   Майк смущенно кашлянул:
   - Ничего сделать нельзя, Ирена, мы с начальником тщательно изучили все документы. Там есть все - и свидетельство о браке, и копия свидетельства о рождении Кэти, и разрешение опеки, и даже справка о доходах. Кэт придется ехать с ним и я вам искренне советую собрать вещи заранее, и не злить его. - Он поежился.- От него мурашки по всему телу бегут, даже у меня.
   Он еще раз откашлялся и, тихонько попрощавшись, ушел. А мы так и замерли, осмысливая, что сейчас произошло. Первой отмерла Ирен:
   - Кэти, нужно собирать вещи. Он имеет право забрать тебя и даже обратиться за помощью в полицию. На этот раз он выиграл. Идем, я помогу с вещами и мы подумаем, как мы можем связываться, чем я могу тебе помочь и как, вообще, оно будет..- И не выдержав, застонала.
   А я..я была раздавлена перспективой, которая открывалась для меня. Я не могла рядом с ним не то чтобы нормально себя чувствовать, я не могла дышать рядом с этим зверем.
   "И мне придется с ним жить? Да я же умру, просто умру, как только мы останемся один на один... А жить с ним несколько лет? Уехать в другой город, где у меня никого нет. Снова новая школа, а мои занятия? А друзья?" - волна ненависти поднималась во мне, - "Как он на меня смотрел? Как на кусок грязи, нечто невразумительное и отвратительное. И зачем ему нужно ломать мне жизнь, если я ему настолько не нравлюсь? Зачем я ему нужна?"
   Ни о каких отцовских чувствах, ясное дело, не могло быть и речи. Понятно, что я нужна ему зачем-то настолько важным, что он готов был столько времени тратить на поиски меня и мамы, терпеть меня рядом, содержать до моего совершеннолетия. Вопрос: зачем? И как только я найду ответ на этот вопрос, то найду и способ от него отделаться.
   В том, что я приложу все силы, чтобы однажды просто закрыть за собой дверь и забыть своего отца, я не сомневалась. После такой "дружелюбной" встречи не оставалось никаких сомнений в том, что мама не зря столько лет старалась спасти меня от него и подводить ее я не собиралась.
   "Значит, подбираем сопли. Никаких слез, никогда, я не собираюсь показывать ему свою слабость. Собираем вещи и пытаемся выработать хоть какой-то план. Ирен мне поможет". С этими мыслями я достала с антресолей чемодан и начала выбирать, что мне нужно взять с собой.
   Через несколько минут ко мне присоединилась Ирен. Выглядела она собранной, строгой и... злой. Злой настолько, что я чувствовала волны этой злости, которые растекались от нее. Я понимала, что она злится на себя, на нас, на то, что мы расслабились. Но вернуть все назад нельзя, а значит, я поставила себе еще одну галочку в своем плане: никогда не расслабляться, думать наперед, прикидывать чем может обернуться то или иное мое действие. Похоже, мне необходимо заняться изучением стратегии и тактики, чтобы банально выжить. Да, я опасалась, что у отца моя жизнь будет под угрозой и на тот момент даже представить себе не могла, насколько все было хуже.
   Общаться мы решили с Ирен через форум историков, в привате, но возникла проблема - мне необходимо было научиться прятать в компьютере все адреса, куда я буду заходить. То, что отец будет контролировать мое общение, нами даже не обсуждалось. А значит, мне придется учиться еще и компьютерным премудростям. Кое-что я, как и всякий подросток, умела, но мне требовались более углубленные знания, а значит, и этому я буду учиться.
   Вещи были собраны, все важное было обговорено и не один раз. Мы даже успели чуть поплакать последний раз, сидя в обнимку на диване в гостиной. Ирен, пряча глаза, шепотом уверила меня, что, как только я смогу уехать от отца, она перепишет на меня дом бабушки и переведет деньги, куда я скажу. А еще... запнувшись, она попросила меня пообещать:
   - Кэти, девочка, пообещай мне, если все будет совсем плохо - убегай. Слышишь? Найди любую возможность убежать, я тебя спрячу, я найду куда, придумаю. Только пообещай мне, что не сдашься, у тебя есть куда и к кому вернуться.
   Остаток ночи мы просидели молча, просто прижавшись друг к другу и думая об одном и том же. Каково мне будет там.
   Утро наступило внезапно. Вроде, только что за окном стояла непроглядная темень, а тут уже край неба загорелся и за окном проснулись птицы. До прихода отца оставались минуты.
   - Кэти, только не бойся, не показывай ему свой страх, свои слезы.- Ирен была очень бледной, ее трясло, - старайся не злить его, делай все продумывая, так, чтобы он не поймал тебя.
   Она крепко прижала меня к себе, поцеловала, и тут раздался стук в дверь. Мой персональный кошмар явился вовремя.
   Путешествие с ним было сродни экскурсии в ад, каким его я себе представляла. Молчание и лишь презрительные взгляды в зеркало заднего вида, когда он изредка смотрел на меня. Никаких вопросов, никаких замечаний, пока мы не приехали на заправку. Там он впервые ударил меня.
   Меня никто и никогда до этого не бил. Только на тренировках, но тогда ты готов к этому, а тут... когда щеку обожгло хлестким ударом, я даже сразу не поняла, что происходит. У меня никак не могло уложиться в голове, что меня ударили, на глазах всех посетителей магазинчика, куда я заглянула после посещения дамской комнаты купить пару шоколадок. Дэс, вырвав из моих рук злосчастные шоколадки, кинул их на стеллаж, взял меня за шкирку и поволок из магазина, молча закинул меня в машину и прошипел:
   - Прежде чем куда-то выходить из машины, получи мое разрешение. Ясно? Или тебе добавить?
   Я, распахнув глаза и потеряв дар речи, молча смотрела на него, не совсем понимая, за что он меня ударил. Щеку жгло и я явственно чувствовала, что она опухает.
   - Ты не поняла,- его рев прогремел на всю заправку и на нас начали оборачиваться люди, занимающиеся своими машинами.
   - Поняла, - я сглотнула и укусила себя за щеку, чтобы не расплакаться.
   Он захлопнул дверь и пошел расплачиваться на кассу, а я...сидела и осознавала, что мне придется намного труднее, чем я вообще могла представить.
   Вот так и дальше продолжилось наше путешествие, молча. Внутри машины просто осязаемо висели его раздражение и презрение и моя тихая ненависть. К вечеру третьего дня мы, наконец, добрались до места. Все, что я смогла разобрать в надвигающихся сумерках, напоминало мне все те же городки, по которым таскала меня мама. Небольшие дома по обеим сторонам дороги, промелькнула и скрылась за поворотом реклама при входе в магазинчик. Маленькая площадь, со стоящим на ней двухэтажным серым зданием (явно какая-то либо мэрия, либо здание Городского Совета), и неработающим фонтаном в центре площади. Еще несколько поворотов и машина тормознула около довольно вместительного двухэтажного дома с покатой крышей, на которой угадывалось маленькое окошко на чердаке, резным крыльцом, похожим на небольшую террасу и большими стеклянными дверьми. Около входа был разбит цветник и в воздухе удушающе пахло левкоями.
   Пока Дэс вытаскивал мои вещи из багажника, я стояла возле машины и осматривалась, мда... все тоже, все те же. Мне здесь не нравилось, хотя я отдавала отчет, что не нравится просто потому, что я вообще не хочу здесь быть. Но тут мое неприятие происходящего получило очередную подпитку. На крыльцо, вытирая руки об передник, вышла пожилая женщина, довольно высокая, с черными, как смоль, волосами, такими же узкими, как у Дэса, глазами и с абсолютно таким же выражением лица, угрюмым и раздраженным.
   - Дэс, сынок, приехал? Как добрался, все хорошо?- ее голос был низким и рычащим.
   - Да, мама, все нормально, вот... привез.- Он кивнул в мою сторону и снова занялся вещами.
   Женщина молча скривилась и, окинув меня внимательным взглядом, заявила:
   - Вылитая мамаша. Не понимаю, зачем ты приволок ее отродье. Видно же, что не нашей крови.
   - Мама!- Грозный рык - и отец потащил чемодан в дом. Бабушка, а это была она, поджала губы в ответ на окрик отца и мотнула мне головой:
   - Твоя комната на втором этаже. Ужинать будем через полчаса, не заставляй себя ждать...
   Повернулась и скрылась в темноте дома.
  
   Глава 2.
  
  
   Комната, которую выделили мне, была самой дальней по коридору, квадратной, с большим окном, которое выходило на задний двор. Вплотную к дому росло огромное дерево и очень удачно прикрывало ветками мое окно. Немного усилий и можно, выбравшись из окна на толстый сук дерева, незаметно покинуть дом.
   В самой комнате не было ничего лишнего. Стол возле окна, довольно старый шкаф, с огромным зеркалом на одной створке дверей, кровать, застеленная лоскутным покрывалом, небольшая тумбочка у изголовья. Все. Нет, никто меня в подвал запихивать не собирался, но и баловать меня какими-то излишествами тоже. Но это меня уже не трогало. То, как меня приветствовала бабушка, ясно дало мне понять, что здесь меня никто не ждал и ни на какие нормальные отношения рассчитывать не приходится.
   Разложила свои немногочисленные вещи, замерла напротив зеркала. В нем отражалась самая обыкновенная девочка. Чуть вытянутое лицо с белесыми бровями и ресницами, большие светло-серые глаза, тонкий нос, чуть тонковатые губы бледно-розового оттенка. Худая, угловатая, как все подростки, с длинными мосластыми ногами, никаких форм, ни груди, ни попы у меня не было. Единственное мое украшение - это густые, длинные, прямые, абсолютно белые волосы до талии, которые я убирала в пучок. Никто, кроме мамы, не знал, что если их обрезать коротко, они начинали завиваться в кудряшки. Но я терпеть не могла своего кудрявого вида и потому, отрастив волосы, никогда не стригла их. Бледная мышь, собственно, так коротко можно было обрисовать мой облик.
   Хотя Ирен всячески старалась убедить меня, что, когда я окончательно вырасту, у меня будет шикарная фигура и мне страшно повезло, потому что, как она горячо доказывала, мое лицо - это чистый лист бумаги, на котором, при должном умении, можно нарисовать что угодно. От женщины-вамп, до ангела. Я отмахивалась от нее, но, не желая расстраивать, все же научилась пользоваться косметикой практически как профессиональный визажист, а потом просто не стала ею пользоваться.
   Откуда они взяли, что я вылитая мама? Не знаю. Мама была красавицей, небольшого роста, с потрясающей фигурой, большими, зелеными глазами, яркой шатенкой. Я скорее была похожа на бабушку с маминой стороны и лицом, и волосами. Видимо, ненависть к маме перешла и ко мне.
   Оторвавшись от зеркала и убедившись, что у меня до ужина есть еще немного времени, я занялась важным. Поставила на свой ноут пароль, пытаясь хоть как-то обезопасить от контроля отца свою переписку, вытащила из кроссовки деньги, которые Ирен сунула мне перед отъездом. Их было не так много, но на билет до городка, где жили родители Ирен, хватило бы.
   - Это на всякий случай, Кэт, а вдруг тебе придется срочно бежать? А Дэс не будет давать тебе никаких денег? Ты смело можешь ехать к моим. Я предупрежу их, что ты можешь появиться, даже если ты не успеешь написать мне. Адрес запомни накрепко, никуда его не записывай. Приедешь к ним и я тебя спрячу,- как наяву услышала ее голос.
   Ладно, это оставим как запасной выход на черный день. Деньги я спрятала в плинтус возле окна, там он чуть отходил от стены. Флешку, на которую записала перед отъездом материалы по программированию и советы опытных программистов, как убирать свои следы в сети, убрала в потайной карман на джинсах. Вроде все, пора спускаться к ужину.
   Ужин прошел, как я и предполагала. Бабушка, которая тут же велела мне называть ее миссис Фиона, дед, которого мне никто не представил и который вообще сделал вид, что меня тут нет, Дэстэр, недовольно поморщившийся при виде меня - все уже ждали за столом. После того, как я села и уткнулась в свою тарелку, никто со мной не заговаривал. Но перед тем, как покинуть столовую, отец соизволил слегка ввести меня в курс дел:
   - В школу пойдешь завтра же, я тебя отвезу, заодно отдам твои документы. После уроков сразу домой. Дома будешь помогать бабушке, делать все, что она скажет. За твоей учебой буду следить сам. Без разрешения уходить со двора не смей. Попробуешь дерзить или не слушаться, плохо учиться, я тебя быстро поставлю на место. Прежде чем взять что-то в этом доме - будешь спрашивать разрешения. Все поняла?
   Да, похоже на тюрьму для малолетних преступников. Но выбора нет.
   - Да. Я могу ходить в городскую библиотеку, когда мне нужны дополнительные учебники?
   Отец хмыкнул:
   - И зачем они тебе?
   - Я собираюсь поступать в медицинский, нужно дополнительно заниматься.
   Он как-то отвратительно ухмыльнулся, переглянулся с Фионой и кивнул головой:
   -Только заранее предупреждай. Меня или бабушку.
   - Хорошо.- я поднялась, чтобы уйти к себе, но тут в разговор вступила Фиона.
   - После ужина помой посуду и убери на кухне. Готовить обед будешь себе сама, я не нанималась, продукты в холодильнике. Ужин вечером всей семьей - это традиция. В следующие выходные приедут родственники, придется показать всем наш позор.
   - Мама,- довольно жестким голосом остановил ее Дэс.
   Бабушка опять поджала губы, но замолчала, а я пошла мыть посуду и убирать со стола. Дэс с дедом ушли в гостиную и вскоре оттуда послышались звуки какого-то шоу. Фиона понаблюдала за тем, как я убираю, велела затем закинуть в стиралку мои вещи, бормоча:
   - Нечего тут грязью своей трясти..
   И, наконец, удалилась в свою комнату. Мда.. мне бы пережить приезд родственников, затем хорошо бы потихоньку исследовать город. Пока мы ехали, я видела невдалеке лес, такой матерый, густой темный ельник, может там есть какие- то дороги в соседние поселки. Еще отлично было бы устроиться подрабатывать, но что-то мне подсказывало, сейчас мне этого никто не разрешит. Ладно, разберемся потом, завтра в школу и меня это тоже не радовало. Буду мышью, чем я, по сути и являюсь. Чтобы выжить, я готова была стать настолько незаметной, насколько у меня получилось бы.
   Как ни странно, но в школе мне понравилось. Никто из моих одноклассников никакого внимания на меня не обратил, чего я и добивалась. Надев широкие джинсы и безразмерный свитер, волосы убрала в тугой пучок, смотрела в пол и, как только меня представили классу, тут же села за первую парту, напротив учительского стола. Пять минут гула в классе и все, больше я их не интересовала.
   На переменах я внимательно изучала карту городка и окрестностей, расписание автобусов, идущих в другие города, поездов, второстепенные дороги - все, что могло мне пригодиться. Читала учебники по программированию, видимо у меня были какие-то способности, это все давалось мне легко. Учеба не напрягала, программа в этой школе мало отличалась от прежней. Моих знаний хватало, чтобы продолжать отлично учиться.
  Я сильно отличалась - как от обитателей городка, так и от учеников школы. Все они были довольно высокими, с черными или темно-каштановыми волосами, с глазами цвета всех оттенков меда - от желтого до темно-коричневого и довольно замкнутыми малоэмоциональными лицами . Девушки и женщины отличались ярко выраженными формами и на их фоне я смотрелась, как замухрышка. Так что внимание парней мне не грозило.
   Дома тоже все пришло в какое-то равновесие. Съезд родственников, конечно, ничего нового не принес. Куча детей от совсем маленьких до моих ровесников, их родители - мои дяди и тети, двоюродные, троюродные и еще Бог весть какие, прибыли в субботу утром. Накануне Фиона заставила меня вылизать весь дом сверху донизу, помогать ей готовить какую-то прорву разнообразнейших закусок, салатов, мяса. Потом Дэс прочитал мне лекцию, как правильно себя вести при родных. А в субботу мне пришлось выслушать сто пятьдесят таких лекций, целый монолог о том, что я позор их семьи, кучу восклицаний о моей внешности и еще массу всего неприятного. Я слушала все это, сцепив зубы, и не поднимая взгляда от пола. Подавала и убирала тарелки, мыла посуду, раскладывала закуски на столе в саду - родственники устроили пикник с шашлыком и это после плотного обеда. Да, поесть они горазды.
   Наконец, этот день закончился, все разъехались по своим домам. Фиона с дедом (я случайно узнала, что его зовут Тео) ушли в свои комнаты, а отец довольно сухим тоном распорядился, чтобы я заканчивала убирать на улице и отправлялась спать.
   Все, первый семейный ужас пережили. Дальше, я надеялась, все будет проще и легче, но увы... Не прошло и пары дней, как отец избил меня. Правда, в этот раз я точно знала, что если попадусь - то не миновать мне отцовского гнева. Попалась. После уроков я решила быстренько сбегать на остановку автобусов, посмотреть, где кассы, нужно ли при покупке билета удостоверение личности, много ли там народа. И как назло, когда я внимательно изучала расписание около кассы, мимо проехала машина отца..
   Итог закономерен. Запихнув меня в машину, он с дикой скоростью погнал домой, а дома.. Ни бабка, ни дед даже не выглянули из столовой, когда он волок меня по лестнице наверх, рыча так, что тряслись окна. В комнате он пару раз ударил меня по лицу, держа перед собой, а потом со всего маху кинул на постель, просипев напоследок:
   -Увижу еще раз рядом с остановкой автобусов - убью.
   Отлежавшись, я поползла в ванную комнату и там, включив воду в душе, от души поревела. Ощущения были мерзкие. На глазах у многочисленных обитателей этого городка моей отец волок меня в машину, как грязную куклу, с таким отвращением на лице, что меня , когда я увидела, передернуло. И еще я плакала от страха, который давила в себе с той минуты, когда меня схватили за шкирку и до момента, когда он захлопнул за собой дверь моей комнаты. Давила, не желая показывать ему, что меня можно сломать. Отревевшись и слегка успокоившись, вернулась в комнату и прилегла. Идти на ужин не собиралась, видеть их не могу. Придя в себя, решила, что на время нужно затаиться, показать, что я страшно испугана Хотя я реально испугалась того, что может, он и не убьет в следующий раз, но покалечит запросто, не рассчитав свои силы. Мне нужно стать совсем незаметной и тихой, а когда они расслабятся, можно будет дальше искать возможность сбежать отсюда. Приняв это решение, отправила очередное послание Ирен, что у меня все нормально, не желая заставлять ее нервничать и переживать, и уснула.
   С того дня меня в доме было не слышно и не видно. Встречалась я со своими родственниками только за ужином, а до этого сидела в своей комнате, занималась. Сдавала потихоньку зачеты и раздумывала, что мне делать на летних каникулах. Хотелось устроиться на работу, чтобы иметь немного своих денег. Но вот к выбору работы и как попросить разрешения у отца, нужно было хорошо подготовиться. К своему стыду, я долго не могла решиться на разговор с ним. И только когда учеба в школе была закончена и весь класс бурлил от разговоров, кто и как сдал и кто и с кем пойдет на школьный вечер, я решилась. Естественно, ни на какой вечер идти я не собиралась, что и сообщила родственникам на одном из ужинов, решив, что это их только обрадует. Но просчиталась. Отец недовольно нахмурился и желчно поинтересовался:
   - А почему ты не собираешься идти? Все нормальные дети только об этом и говорят, ты нормально сдала зачеты...
   Я мысленно фыркнула, все зачеты с высшим баллом - это 'нормально сдала'?
   -.. почему ты игнорируешь своих одноклассников?
   Я собралась с мыслями и постаралась быть убедительной:
   - Меня никто не приглашал, а без пары идти не принято. И потом я очень отличаюсь внешне от остальных девушек, вряд ли кто-то меня пригласит в последнюю минуту.
   - Да, на лицо ты просто страшная,- вступила в разговор Фиона, а я молча потупила глаза.
   Отец согласно кивнул:
   -Ладно, на вечер ты не идешь. Что ты еще хотела спросить?
   Удивившись его наблюдательности, выдохнула:
   - Я хотела попросить разрешения устроиться на работу на лето в пиццерию возле школы. Там требуется посудомойка. Хочу немного заработать.
   Реакция была ожидаемой, отец нахмурился и почернел лицом:
   - Зачем тебе деньги?
   - Мне осенью нужно купить теплую одежду, а еще несколько новых учебников. Да и какие-нибудь платья тоже, наверно, нужны.- Соврала, не моргнув глазом, тщательно контролируя свой голос.
   - Посудомойкой???!! - Ого, голос у Фионы ничуть не уступает папенькиному, когда она злится.- Что скажут о нашей семье в городе?
   Я сделала вид, что замешкалась, потом подняла глаза на отца:
   - Ну, еще в школьную библиотеку нужен помощник. Можно устроиться туда.
   - Вот туда и устраивайся! По крайней мере, это хотя бы приличное место.
   Кажется, бабушка попалась на мою уловку. Именно в библиотеку я и хотела попасть на все лето. Школьников никого не будет, библиотекарь надолго там не задерживается, а я смогу спокойно найти все, что мне нужно, и заниматься.
   На том и порешил. И уже на следующий день я сидела в библиотеке, зарывшись в кучу книг, которые мне нужно было разобрать, подклеить, расставить на свои места. Уфф...получилось.
   Лето пролетело моментально. Денег я заработала не много, но на одежду, учебники и даже что-то отложить, хватило. Прочитала массу нужного и интересного, прошла по школьной программе вперед. Подружилась (если так можно назвать те отношения, которые у нас сложились) со школьным библиотекарем и даже пообещала ему приходить помогать после уроков. Короче, лето было самым спокойным временем с тех пор, как я приехала сюда. Чем занимались мои родственники и одноклассники, понятия не имела. Главное, что меня никто не трогал.
   Про мой день рождения, к моему великому облегчению, никто не вспомнил, только от Ирен мне пришло поздравление на форуме. Она все переживала, все время спрашивала, как я там. Но писать ей правду - это обрекать ее постоянно мучиться от чувства вины, что не уберегла меня. Она единственный человек, который за меня переживал по-настоящему, и я жестко решила для себя не жаловаться ей. Вот когда встретимся, тогда и расскажу.
   Первые дни в школе после каникул ничем не отличались от предыдущих, но прошло время и я случайно заметила, что меня, стараясь, чтобы это выглядело незаметно, внимательно разглядывает один из парней из параллельного класса. Причем, у меня сложилось странное ощущение, что интерес этот явно не сексуальный. Собственно, в сексуальный, я бы и не поверила. Моя внешность мало изменилась за лето. Я чуть подросла и, может, стала чуть менее угловатой, но все так же с успехом изображала невзрачную мышь. Нет, его интерес был...деловым, неприязненным? Да, от него ощутимо несло неприязнью. С каким-то подтекстом, который меня почему-то здорово напрягал.
   Это ненавязчивое внимание длилось пару месяцев, словно он присматривался и что-то взвешивал. Но ближе к Осеннему балу я заметила, что он ежедневно 'провожает' меня до дома, даже если после уроков я задерживаюсь в библиотеке. А еще, как-то на перемене я столкнулась при входе в столовую с самой стервозной и самой красивой девушкой школы. Это не я так считала, таково было общественное мнение, которое дошло даже до меня. Эта мадам, которая обычно смотрела сквозь меня, при этой встрече вдруг тормознула, обдала полным ненависти взглядом и прошипела:
   - Тварь...
   После чего, толкнув меня плечом, удалилась. Я с удивлением проводила ее глазами. Ничего не понимаю. И вот это все меня здорово напрягло. Загадки, которые множились, как грибы после дождя. То, что я так и не смогла пока найти ответ на главный вопрос: зачем я отцу, хотя явно было видно, что он с трудом меня переносит. Интуиция вопила, что спокойная жизнь закончилась и следует ждать больших неприятностей.
   Ну что ж, похоже, пришло время начать выяснять разными способами, что происходит. И я начала подслушивать, о чем говорят мои родственнички , когда меня нет рядом. Правда, толку от этого было мало. Я вздыхала и мечтала, что были бы у меня такие разные штучки, про которые я прочитала в сети, всякие подслушивающие чипы. Но увы, есть только я , мои уши и возможность вечером тихо прокрасться по коридору и замереть возле лестницы.
   Долгими пустыми вечерами я выслушивала всякую чушь о том, что младший сын тети Амины заболел, что брат отца поехал по делам на юг страны, о проблемах в бизнесе, о том, что молодняк распоясался и скорее бы вывезти их в лагерь, чтобы они сбросили пар...лагерь? А вот про лагерь было интересно. До этого времени ни одноклассники, ни взрослые вокруг никогда не упоминали ни о каком лагере. Но разговор про лагерь оборвался и больше ничего интересного я не узнала.
   Я теряла надежду, что смогу таким образом узнать то, что волновало меня больше всего. Но одна встреча - и события хлынули лавиной, словно камнепад из-за выскочившего маленького камешка.
   За пару дней до Осеннего бала парень, внимание которого меня уже злило (его звали Рик Мейсон, это я случайно услышала в коридорах школы, когда его вызывали к директору), догнал меня, когда я возвращалась домой.
   - Привет, ты Кэйтлин, дочь Дэстэра Майло. А я Рик, Рик Мэйсон, из параллельного.
   Я молча разглядывала его. Ну, он сам подошел, вот пусть теперь сам и объясняет, чего ему нужно. Он встречался с Марикой, той самой стервой, которая тогда вызверилась на меня. Я знала это совершенно точно, видела их в окно библиотеки как-то вечером, когда задержалась там. Они, спрятавшись в кустах, целовались, сидя на лавочке. Причем целовались по-взрослому, не скрывая страсти. Я тогда даже смутилась и пересела за другой стол, чтобы не подглядывать.
  Высокий, стройный, чем-то похож на моего отца. Черные, гладко зачесанные назад волосы, грубовато-жесткие черты лица, тонкие губы, которые нет-нет, да и кривятся в какой-то злой ухмылке, темно-карие, большие глаза остро поблескивают из-под насупленных густых бровей. Смазливый, но что-то в нем есть отталкивающее, что-то порочное.
   - Кэйтлин, ты такая нелюдимая. Ты уже здесь больше чем полгода, а ни с кем не познакомилась толком.
   Я молча пожимаю плечами, он же не ждет, что я кинусь ему объяснять что-то или оправдываться? Нет? Ждет? А вот не буду. Я его не знаю и, честно говоря, знать не хочу. Не то чтобы я боялась Марики, но тот ее тон и выражение красивого лица не оставляли иллюзий, что за свое она меня порвет на мелкие клочки.
   -Кэт, я могу тебя так называть? Может...
   - Нет.
   - Что?- Он запнулся и с удивлением вытаращился на меня.
   - Нет, ты не можешь называть меня Кэт. Я Кэйтлин.
   - Хм...Извини, Кэйтлин. Я хотел пригласить тебя на Осенний бал. Потанцуем, познакомишься с ребятами. Погуляем.
   - Рик, я не хожу на подобные мероприятия. Тем более, с незнакомыми молодыми людьми. И не танцую, не умею. - С самым искренним выражением на лице, какое смогла изобразить, я лгала ему.
   Я прекрасно танцевала, занятия с тренером сделали мое тело гибким и послушным. Ирен, после того, как боль утраты слегка утихла, выпихивала меня на все школьные праздники, а мои подруги не давали мне там стоять у стенки.
   - Так что извини, нет. Но думаю, такому парню, как ты, не составит труда найти девушку, которая с удовольствием составит ему компанию на балу. Извини, мне нужно кое-что купить,- не дожидаясь его ответа, я юркнула в магазин, мимо которого мы проходили.
   Через большую стеклянную витрину было видно, что он недолго потоптался около входа и, пожав плечами, ушел. А я помчалась домой.
   Вечером получила награду за долгое терпение, я услышала много нового...
   К ужину Дэс не явился и мне пришлось давиться салатом под недовольным взглядом Фионы, которая весь ужин что-то злобно бурчала про несносных девиц, наглых и отвратительных. Когда отец ворвался в дом, я, уже домыв посуду, сбежала к себе и теперь тихой мышкой сидела на своем посту.
   - Она дома?- рык отца можно было, не напрягаясь, услышать и в моей комнате.
   - Да, пришла вовремя, а что случилось?- Внизу застучали тарелками.
   - Она отказалась идти с этим молокососом на бал, что-то там типа не танцую, с незнакомыми не хожу... Принцесса,- потише и поспокойнее ядовито протянул отец, усаживаясь за стол.
   - Ну, просто заставь ее, в чем проблема?- Фиона явно была удивлена.
   - Мам, ты не понимаешь? Пока нельзя, она может насторожиться... и потом, она несовершеннолетняя, может, если что-то заподозрит, пожаловаться в соцслужбы. Еще не хватало, если они заинтересуются. Я и так не сдержался в прошлый раз, многие видели , как я ударил ее по лицу, а среди них были и люди..
   Они помолчали. А я пыталась понять, что значит ' среди них были люди'? А еще кто?
   - Если кто-то подтвердит этот факт, то будут проблемы. Еще эта подруга Ники, она наверняка с ней как-то общается. От нее недавно пришло письмо, где она поставила меня в известность, что будет наблюдать за Кэйтлин, чтобы я ее не обидел. Черт бы ее побрал!!!- отец явно был в бешенстве.
   - А все твое желание тогда приволочь эту суку сюда. И это ее отродье. 'Ой она сильно кашляет, ой ее нужно к врачу на рентген, ой она может умереть'- передразнила она кого-то. Сердце пронзила острая боль, Фиона передразнивала мою маму.
   - Если бы она тогда не поволокла девчонку в больницу, то та не заболела бы свинкой. И не заразила тебя. И сейчас ты бы спокойно был снова женат и детей бы нарож...
   Ее трескотню оборвал дикий рев отца:
   - Замолчи!!! Я просил тебя больше никогда не напоминать мне о том, что произошло!!!
   В столовой воцарилась абсолютная тишина, только было слышно тяжелое дыхание Дэса.
   - Я распоряжусь, чтобы щенок продолжил за ней ухаживать. Надеюсь, к весне она согласится встречаться с ним. А там все по плану. И мама, перестань ее все время шпынять, пусть расслабится.
   - Хорошо, сынок, хотя меня с души воротит, когда я ее вижу.- Фиона тяжело вздохнула и, судя по звукам, принялась убирать со стола. А я вернулась к себе в комнату. Что-то такое мелькало в моей памяти, свинка...детское заболевание, а для взрослых... Я кинулась к ноуту.
   Да, я все правильно вспомнила, не зря же собиралась поступать в медицинский. Свинка, совершенно детская болезнь, но для взрослых мужчин может обернутся катастрофой, бесплодием. И похоже, именно это и случилось с Дэсом.
   Теперь понятна и его ненависть к маме и ко мне. А вот зачем я ему в качестве дочери? Мало ли мужчин, у которых вообще нет детей, живут себе, припеваючи. У него полно племянников разного возраста, вполне могли бы заменить ему его детей. Не понимаю. А еще эта оговорка ' были люди' не давала мне покоя. Не говоря о том, что меня страшно злило, что этот хлыщ продолжает таскаться за мной по распоряжению отца.
   На бал я, естественно, не пошла. Дома все делали вид, что все хорошо, но в последний приезд родственников на выходные мне все уши продудели, что я уже взрослая девушка. Что мне пора обзаводиться кавалером, ходить на свидания, получать подарки. Дело дошло даже до того, что отец дал мне денег с наказом купить какие-то девчачьи тряпки и косметику, аргументируя все тем же, что, мол, я уже выросла и пора становиться девушкой.
   Надоело это все ужасно, но был и плюс, и даже не один. Фиона на время заткнулась и теперь на ужинах разговаривала только с Дэсом и дедом о всяких мелочах. И то, что мне дали больше свободы. Я теперь могла гулять по городу, не опасаясь, что отец изобьет меня прямо на улице, ходить в лес, гулять по окрестностям. Чем я и пользовалась.
   Мне все время не давали покоя те слова отца про ' и люди'. Почему-то казалось, что есть связь между лагерем, который находился недалеко от городка, судя по нескольким оговоркам Фионы и отца (я все так же продолжала подслушивать их), и теми словами. Если я найду этот лагерь и посмотрю что там и как - то догадаюсь, кого он имел ввиду, кроме людей. Так что я старательно скрывалась от Рика, который продолжал злить меня своим навязчивым вниманием, то приглашая в пиццерию, то предлагая прогуляться. И убежав от него, ходила в лес, заходя с каждым разом все дальше, но пока ничего не находила.
   В какой-то момент меня настолько достали его предложения, что в голову пришла довольно идиотская мысль - согласиться посидеть с ним где-нибудь в городе и поговорить начистоту. Рассказать, что я знаю, что он таскается за мной, потому что так велел мой отец и договориться с ним, что он оставит свои поползновения. И перед уроками, в ответ на его очередное приглашение погулять где-нибудь, я согласилась. Теперь, едва переставляя ноги, плелась на школьный двор, где мы и договорились с ним встретиться.
   Не доходя до поворота в раздевалку, я услышала голоса. Один из них мне точно был знаком, да и обладателя второго не трудно было узнать. Рик и Марика. Разговор был на повышенных тонах, периодически переходя на крик.
   - Ты!!! Мерзавец!! Ты с этой...
   -Марика, подожди, ну что ты ?
   - Отстань, убери руки, скотина. Ты за ней бегаешь, весь город смеется. И надо мной тоже. Убирайся, ненавижу тебя...- Девушка захлебывалась криком, а я с интересом прислушивалась. Кажется, сейчас я получу ответ на некоторые мои вопросы.
   - Марика, прекрати истерику. Ты же знаешь, я не могу противиться приказу вожака. Не могу. И ты не можешь, никто не сможет, даже наши родители. Так надо, потерпи.
   - Потерпи,- взвилась она,- сколько мне терпеть? Мама сказала, что ты на ней должен жениться...Ты..подонок, ты же говорил, что любишь меня, мы же строили планы, а теперь ты женишься..
   - Марика,- он гаркнул так, что у меня заложило уши.- Это не навсегда. Ты не понимаешь, я просто женюсь на ней, заделаю ей ребенка, потом второго и все...Мы будем вместе и все наши планы будут исполнены.
   - Ребенка!!??? Ты будешь трахать эту суку...эту моль без лица, сделаешь ей ребенка, а я должна буду ждать, пока ты наиграешься???!! И куда она денется после того, как вы заведете детей?
   - Марика, детка, успокойся, я люблю тебя, ты моя. Не думай о ней, детей заберет себе Дэс, а что с этой...ну...мало ли какие неприятности случаются с людьми. Автокатастрофы, например, или упала неудачно с лестницы.. Забудь, просто подожди меня. Через пару-тройку лет все закончится и мы уедем, вожак обещал мне оплатить нашу учебу в любом Университете, который мы с тобой выберем.
   - Я не могу смотреть, как ты ходишь за ней!!! Улыбаешься ей!!! Ты с ней будешь спать, а я молча должна смотреть на это???!!! Ненавижу!!! Почему ты не отказался??
   - Детка, я не мог. Помнишь, Дэс вытащил меня из той истории, ну с этим, заезжим козлом...Я обязан ему. И не выполнить приказ, а он приказал, я не могу. Все, заканчивай истерить. Мне еще тащиться с этой дурой сегодня в кафе. И не смей ей что-либо сейчас сделать, вожак порвет нас обоих за это.
   Я, пятясь задом, поспешила покинуть свой наблюдательный пункт. Вот и ответ, который я так жаждала получить. Сказать, что он мне не понравился, это ничего не сказать. Меня просто размазало морально то, что я услышала. Меня уже приговорили,, просто так. Нужны лишь мои дети и все. Больше ничего от меня не нужно. А зачем отцу мои дети? Хочу ли я это знать, даже не понимала. Сколько мерзости я должна была еще услышать, чтобы окончательно разобраться с тем, что происходит? А еще слова Рика о автокатастрофах, страшные догадки теснились у меня в голове и я сбежала в лес, чтобы никого не видеть и подумать.
   Болталась по лесу долго. Мыслить разумно не получалось, захлестывали эмоции. Болело сердце, от догадки, что мама не просто так разбилась на машине, что это не случайность. Болела голова от осознания, что пока я ничего не могу сделать, ни отомстить отцу за маму, ни убежать отсюда. Мне нужен был диплом об окончании школы, иначе, куда я могу поступить. Новые документы, а для этого нужны деньги, а работая официанткой или уборщицей, много не заработаешь. Голова пухла, ответов не было. Немного успокоившись, рассудила, что показывать Рику или кому-то другому, что я все знаю, нельзя. Иначе они могут и запереть меня где- нибудь, поженить нас, не спрашивая моего согласия и ждать, пока родится ребенок. Я допускала уже любую подлость по отношению ко мне, так что берем себя в руки и притворяемся.
   Никогда не думала, что так трудно будет держать маску приветливой, послушной девочки, когда хочется растерзать это самодовольное лицо отца, слушая за ужином его рассуждения о месте женщины на кухне и семье. Или не вцепиться в глотку Фионе, которая в очередной раз рассуждала о моем несносном характере и отвратительной внешности. Но я все вытерпела, даже иногда мило улыбалась Рику, мягко отказывая ему пройтись с ним по улицам или попить кофе. Раз за разом придумывая разные отговорки. Рик дико злился, это было видно по его лицу, но пока сдерживался.
   Так прошла зима. Весна была ранней и бурной, снег почти везде стаял и я снова отправилась в лес, пытаясь найти тот таинственный лагерь, толком не понимая, зачем меня туда несет. В этот раз я пошла в сторону, в которую еще не ходила и постепенно увлеклась разглядыванием следов на островках снега под деревьями. Там были следы белок возле обгрызенных шишек, несколько раз видела петляющие следы зайца, убегающего...кстати, а от кого убегал косой? Повернула с ту сторону и через несколько шагов увидела следы собаки, только какие-то огромные, след был больше чем моя ладонь. Это такие собаки есть в городе? Но, живя тут почти год, я ни разу не видела в городе собак. Вообще никаких, даже мелких. И кошек не видела, ни разу. Странно.
   Пошла по следам и тут возникло ощущение чьего-то не слишком доброжелательного взгляда. Меня передернуло и я здраво рассудила, что пора убираться отсюда. Если в лесу водятся звери с такими лапами, то встречаться с ними мне бы не хотелось. Чувствовала взгляд почти до опушки леса, а потом мне навстречу вышел Рик, откуда-то из-за кустов.
   - Привет Кэйтлин, гуляешь?
   В его голосе мне послышалась угроза. Я попыталась мило улыбнуться и слегка кокетливым тоном пустилась рассказывать, что да, нашла следы белок и как здорово, что тут так много зверья, вот и зайцы водятся, а я никогда не видела вживую зайца и прочую чушь, продвигаясь по направлению к дому.
   - Куда заспешила, Кэйтлин? Пойдем, я покажу тебе следы и других зверей..- от его улыбки похолодели ладони, слишком она была какой-то..предвкушающей.
   Он же не может пока причинить мне какой-то вред, он должен мне понравиться, а не пугать меня, что происходит?
   - Извини, Рик, я бы с удовольствием погуляла бы с тобой, но мне пора домой, отец велел сегодня не задерживаться.
   - Ну-ну, Кэйтлин, Дэс не будет возражать, если мы опоздаем немного. Я сам отведу тебя домой и извинюсь перед твоим отцом,- он схватил мою руку и настойчиво потянул обратно в лес.
   - Рик, я уже замерзла и ноги мокрые, пойдем, ты меня проводишь домой, по дороге поболтаем.- Я пыталась уговорить его по-хорошему, но интуиция подсказывала, что Рик взбешен и слушать меня не будет.
   Он рыкнул и дернул меня за руку:
   - Ты столько раз обламывала меня, сука, сейчас ты пойдешь со мной куда я скажу и будешь молчать .
   - Пусти меня, придурок, ты делаешь мне больно, моему отцу не понравится...-он рванул меня за собой так сильно, что я, клацнув зубами, влетела в него.
   Он перехватил мою руку и потащил за собой, я попыталась вырваться, извернулась и впилась зубами в его руку. От неожиданности он отпустил меня, а я рванула назад, пытаясь убежать. Правда, куда мне было тягаться с молодым здоровым, как лось, парнем. Догнал он меня быстро, вывернул руку, так что в ней что-то затрещало и руку пронзило острой болью, и с размаху дал мне пощечину, отчего моя голова мотнулась, а дыхание сбилось. Пока мы так боролись, он уже затащил меня довольно глубоко в лес и тут я вспомнила все приемы, которым меня учил тренер.
   Поджав ноги, я почти села на землю, дождалась, пока он обернется ко мне и с рычанием попытается поставить на ноги, резко распрямилась и ударила его своей головой в подбородок. Он схватился за лицо, а я снова побежала к опушке, которая уже едва просматривалась сквозь деревья. Тяжелый топот за спиной подсказывал, что он догоняет, я метнулась в сторону, пытаясь уйти от захвата, и тут мне в спину прилетел удар такой силы, что я ласточкой полетела вперед. А впереди меня ждало огромное, старое дерево, о ствол которого я и стукнулась головой. Последнее, что я услышала, это странный звук, как будто разбилось яйцо, и по лицу потекло что-то теплое. После чего я отключилась.
   Пришла в себя от страшной ругани надо мной:
   -Сууука, прибил бы прямо здесь, ненавижу, тварь...отыграюсь я на тебе потом, обещаю..,- мне еще раз прилетело, теперь в бок, видимо ногой, потому что там что- то треснуло и я снова потеряла сознание от боли.
   Резкий тошнотворный запах заставил меня вынырнуть из моего ничто. Но могла только слышать, сил открыть глаза или пошевелиться не было. Жутко бухало в голове, перед глазами танцевали какие-то оранжевые сполохи, тошнило. Рядом кто-то орал:
   - Ты что наделал, щенок..Я что тебе приказал?! Что с ней, ты избил ее?!! Придурок!!!
   - Простите мистер Дэстэр, я сорвался..
   - Идиот!!! Мама, что с ней? Ты можешь что-нибудь сделать, чтобы она пришла в себя?
   -Прости, Дэс...ее срочно нужно везти в больницу. Похоже, она умирает..
   - Черт, черт !!!! Теперь полиция влезет в это дело..
   'Умираю? Так рано?... Ну, и хорошо', - вдруг выдало мое сознание. ' Там мама, там тихо, там меня любят..', - после чего я окончательно отрубилась.
   Глава 3.
  
   Сначала я услышала какой-то мерзкий писк, затем пришло ощущение боли и неудобства, где-то недалеко слышались голоса и я открыла глаза. Белый потолок, белые стены, какая-то трубка засунута мне в горло, она помогает дышать, небольшое жжение в руке. Скосив глаза, увидела капельницу, иголка которой торчала в моей руке. Похоже, больница и, похоже, я осталась жива. За стеклянной матовой дверью кто-то довольно громко ругался, один из голосов был мне знаком. Прислушалась, да, точно, папенька, собственной персоной:
   - Вы обязаны меня пропустить к ней, она несовершеннолетняя и моя дочь.
   - Она в коме, и речи нет о том, чтобы я вас туда пустил, это реанимация. Девочку привезли с очень сильным сотрясением мозга, избитой - у нее сломано ребро, вывихнута левая рука, многочисленные ссадины, потеря крови. Я сообщил в полицию и, пока следователь не разрешит, никого к ней я не пущу. Вам ясно?
   В ответ раздался рык Дэстэра.
   -Если вы продолжите буянить и рваться в реанимацию, я вызову охрану. Когда она придет в себя, вам сообщат, а сейчас покиньте помещение.
   За дверью воцарилась тишина. Дверь приоткрылась и в комнату вошел пожилой мужчина в зеленой униформе.
   Он посмотрел на какие-то приборы, которые кругом стояли возле моей кровати и, кивнув головой, обратил внимание на меня.
   - Очнулась,- он явно был рад тому, что я пришла в себя.- Сейчас я вытащу из твоего горла трубку и ты попробуешь дышать сама. Не бойся, это не больно, мы интубировали тебя, когда ты перестала дышать. Говорить не пытайся. Поняла?
   Я моргнула.
   Он аккуратно извлек из моего горла трубку и несколько минут наблюдал, как я дышу, потом нажал какую-то кнопку:
   -Сейчас придет медсестра, даст тебе попить и сделает укол. Тебе нужно больше спать.
   - Доктор,- с трудом прохрипела,- где я? Что со мной?
   - Ты не помнишь? В больнице, тебя привез твой отец. Ты была без сознания, сильно избита - серьезное сотрясение мозга, перелом ребра и еще по всякой мелочи. Ты помнишь, кто тебя избил?
   -Да.- Говорить было невыносимо трудно, да и горло горело, как-будто по нему внутри прошлись наждаком.
   -Я сообщил в полицию, к тебе на днях придет следователь, ты можешь ему все рассказать.
   В палату проскользнула невысокая, полная женщина с усталым лицом и доктор принялся давать ей указания, что и когда мне колоть и давать. После чего подмигнул мне и вышел в коридор. Медсестра, напоив меня, сделала мне какие-то уколы, после чего я моментально уснула.
   Несколько дней подряд меня, после пробуждения, кололи уколами и остальное время я спала как убитая. А потом пришел следователь полиции. Перед его приходом доктор осмотрел меня. Посетовал, что выздоровление идет очень медленно, зрачки глаз так и остались разного размера, что указывало на то, что сотрясение очень серьезное. Распорядился после визита полицейского отправить меня на томографию еще раз и пригласил его в палату.
   Высокий, черноволосый, массивный, подавляющий всех вокруг. Я мысленно застонала, следователь явно был из сородичей отца. Ну, а раз так, то особо болтать смысла не было, дело все равно прикроют. Это стало понятно сразу же после первых слов следователя.
   - Кэйтлин? Кэйтлин Майло? Я Редфорд Сней , следователь, я буду вести ваше дело. Вы помните, что с вами произошло? Зачем вы пошли в лес? Кто на вас напал? Может, вы сами спровоцировали нападавшего?
   - Да, я Кэйтлин, меня избил мой знакомый Рик Мэйсон, за то, что я отказывалась встречаться с ним. В лес я пошла погулять. Нет, я его не провоцировала. Напротив, просила успокоиться, проводить меня домой и поговорить.- С трудом прохрипела короткие ответы на тот ворох вопросов, какой он вывалил на меня, и замолчала.
   Он нахмурился.
   - Вы точно уверены, что напавший на вас, это Рик Мэйсон? Может, после сотрясения вы что-то путаете или не помните?
   - Точно.
   - Вы знаете об ответственности за дачу ложных показаний? Она предусматривает административный штраф или срок. Если вы лжете, то это потом может обернуться против вас.
   - Это Рик Мэйсон.
   Мистер Сней, раздраженно дергая руками, собрал бумаги, которые принес с собой, и холодным тоном поставил меня в известность, что придет еще раз, когда мне станет лучше и я смогу членораздельно говорить. Тогда и составит протокол, который я должна подписать. И бумагу о своей ответственности за дачу ложных показаний - тоже. По полу проскрежетали ножки стула, хлопнула дверь, следователь удалился от меня явно не в духе.
   Через несколько минут ко мне заглянул доктор и отправил меня на обследование. Ничего очень серьезного не обнаружилось и меня перевели в отдельную палату с туалетом и душем и я осталась в одиночестве. В больнице, вообще, было странно тихо, больных я не слышала. Медперсонала было мало - две медсестры, которые по сменам дежурили на этаже, доктор, его помощник, который иногда подменял его. И няня, которая еще и работала уборщицей. С ней я познакомилась в первый же вечер, когда меня переселили в палату.
   Лежа в сумерках, я размышляла, что мне делать дальше. Дело явно будет спущено на тормоза. Рано или поздно меня выпишут из больницы и придется возвращаться домой, а вот там меня ждет что-то очень и очень плохое. Рика теперь подсунуть мне, как мальчика, который в меня влюблен - не получится. После того, что он сделал, любой нормальный человек не подпустит его к себе и на пару метров. И что они придумают? Запереть меня, применить силу, дождаться, пока я рожу и..несчастный случай? Перспективы меня пугали.
   В палату бесшумно вошла совсем крохотная, полностью седая старушка, присмотрелась ко мне и тихим, мягким голосом поинтересовалась:
   - Если ты не спишь, деточка, то, может, я включу свет и уберу тут?
   - Конечно.- Я искренне улыбнулась ей, от нее веяло давно забытым теплом, как от родного человека.
   Она щелкнула выключателем, притащила из коридора ведро с водой и швабру и принялась сноровисто и быстро протирать пол.
   - А почему тут так тихо, словно никого нет, а где остальные больные?- Не выдержала и задала ей вопрос, который уже несколько дней волновал меня.
   -Детка, тут никого и нет, только ты. Больных вообще мало, а кто и заболеет, то приходит на прием, а потом долечивается дома.
   -Странно, обычно в больницах много народа, жителей в окрестных городках много, а болеют мало, очень странно.
   Она внимательно посмотрела на меня:
   -А ты разве не знаешь? Хотя да...,- оборвала себя и, закончив уборку, на минуту подошла ко мне, погладила по голове и с нескрываемой жалостью произнесла:
   -Тебе нужно быть сильной, девочка, очень сильной.
   А я растерянно промолчала. С покрытого глубокими морщинами лица на меня смотрели молодые, полные горькой тоски глаза.
   На следующий день , ближе к вечеру в палату явился отец. Он был не в духе, от взглядов, которыми он прожигал меня, можно было разжечь небольшой костер.
   - Очнулась? Какого черта ты поперлась в лес? И зачем ты лжешь, что на тебя напал Рик? Он все время был со мной, и я это могу подтвердить! Лучше признайся, с кем ты спуталась и кто твой любовник, к которому ты бегала на свидание.
   Я оторопела, вот значит, какую версию они будут отстаивать.
   - Я гуляла, просто гуляла в лесу. У меня нет никакого любовника и это легко доказать. И напал на меня Рик.
   Да, я сорвалась, может и стоило промолчать, но меня затопило холодное бешенство. Он собрался выставить меня лгуньей и гулящей девушкой? И это мой отец? Хотя, понятно, моя репутация его не волнует. Наоборот, когда он меня где-нибудь запрет, то потом можно будет рассказывать сказку о том, что дочь нагуляла где-то ребенка и бросила его на родственников, а сама куда-то уехала. И ему поверят.
   Отец смерил меня внимательным взглядом и хмыкнул:
   - То есть, ты будешь настаивать на том, что говоришь правду? - он нехорошо осклабился. - Ну-ну... зря. Сразу тебе говорю, ничего у тебя не выйдет. Об остальном поговорим дома, когда тебя выпишут. И учти, выпишут тебя скоро, я буду настаивать, чтобы долечивалась дома.
   Не дожидаясь моей реакции, он развернулся и вышел, с силой хлопнув дверью. А я заплакала: 'Мне конец'.
   В дверь тихонько проскользнула няня и, присев на край кровати, прижала меня к себе и принялась поглаживать по спине.
   -Ну, успокойся, тебе нельзя нервничать, голова будет болеть.
   А я не могла успокоиться, вместе с рыданием у меня вырвалось:
   -Лучше бы я умерла тогда. Все равно теперь никакой жизни не будет, они убьют меня.
   Няня обняла меня покрепче и прошептала:
   - Ночью я приду к тебе и мы поговорим, а сейчас ты успокоишься, и постарайся поспать. Нужно, чтобы ты быстрее выздоровела. Я помогу тебе, Кэти. Ради своего мальчика, я помогу тебе.
   Ночью, когда в больнице воцарилась оглушительная тишина, няня пришла в палату. Села ко мне на кровать и решительно начала:
   - Мой рассказ будет долгим, Кэт. Ты, как я поняла, совсем ничего не знаешь, к кому и куда ты попала. Я немного узнала о тебе, ты дочь мистера Майло. Твоя мама когда-то жила тут, но потом ходили слухи, что она сбежала отсюда. Как ты попала сюда опять?
   Моя интуиция подсказывала мне, что этому человеку я могу довериться и я, ничего не скрывая, рассказала ей о смерти мамы, о том, что я подслушала, о том, что произошло в лесу, что мне сказал следователь и что пообещал мне отец после моего возвращения домой.
   - Я так и думала. Кэйтлин, я сейчас скажу тебе одну вещь, в которую невозможно поверить. Но постарайся вести себя тихо. Сейчас сестры на посту нет, но мало ли, вдруг она вернется - тогда меня убьют за то, что я раскрыла тебе эту тайну. Твой отец и почти все жители вашего городка - оборотни.
   Я раскрыла рот. Это что, розыгрыш? Но няня не похожа на человека, который увлекается такими вещами. Но принять это я не могла, я что - в фэнтези?
   - А эльфов тут нет?
   Она грустно улыбнулась:
   -Это не добрая сказка, детка, с феями, эльфами и гномами. Это страшная реальность. Мало кто из жителей-людей знает о том, что рядом с нами живут оборотни. Они старательно хранят свои тайны. Я тоже не догадывалась об этом, пока не погиб мой сын.
   Она глубоко вздохнула и пару минут собиралась с духом:
   - Он был отличником, моя гордость. Собирался поступать в Университет, но перед выпускными экзаменами его вместе с несколькими друзьями отправили на Олимпиаду в ваш городок. Он выиграл ее и тем сильно разозлил одного мальчика - Рика Мэсона. Она сцепились и тот вызвал моего Рэя на поединок, который должен был состояться в каком-то лагере.
   Я навострила уши. Опять этот лагерь.
   - Они все вместе ушли из школы и больше моего мальчика никто не видел. Рик с друзьями уверял, что Рэя они не видели, что он ушел куда-то один. А через несколько дней полиция нашла растерзанное тело моего сына. Патологоанатом дал заключение, что его убил какой-то дикий зверь, и дело было закрыто. Несчастный случай. Друзья Рэя изменили показания и никто не хотел со мной разговаривать об этом.
   Няня горько улыбнулась и продолжила:
   - Я начала сама искать информацию, что же там произошло. Никаких слухов о диких зверях в нашем лесу никогда не было и я не верила, что все так просто. Я ездила в ваш городок, бродила по лесу и нашла этот лагерь. Кэти, я сама, своими глазами видела, как натаскивали молодых волков в этом лагере. Как они оборачивались, как среди них был и Рик и его дружки. Отомстить я не могу, я не справлюсь с ними, никак. Смерть моего мальчика подкосила меня, рассказать кому-то тоже нереально, мне никто не поверит. Да и не успею особо никому рассказать, меня убьют, сразу же. Волки тщательно охраняют свой секрет и не остановятся ни перед чем. Но тебе я помогу. Среди жителей окрестных городков бродят глухие слухи о пропавших девушках, официально они объявлены в розыск и числятся без вести пропавшими. Но я думаю, что они мертвы и их судьба была такой же, какая предназначается тебе. Волкам нужны женщины, которые будут рожать от них, потом детей воспитывают в волчьих семьях и выдают замуж или женят на чистокровных. Так они борются с вырождением. А ты дочь вожака и, если ты все верно поняла и у твоего отца больше не будет никаких других детей, а без детей вожак не может оставаться им, его смещают. Тебя никогда не отпустят. Он отдаст тебя чистокровному и дождется внуков - твои дети точно будут оборачиваться, а, значит, у него будут наследники.
   Она извиняющимся тоном продолжила:
   - Пару дней назад я подслушала разговор моего соседа с женой, он начальник полицейского участка, жаловался ей, что твой отец настаивает на закрытии дела, потому что ты неуравновешенная, легкого поведения особа. Вся в мать, которая так же сбежала к любовнику.
   В палате повисла тишина. Я молча обдумывала то, что она мне рассказала, и верила ей, потому что тогда все кусочки этой странной мозаики укладывались на свои места. Она думала о чем-то своем.
   - Кэти, тебе нужно бежать, отсюда, из больницы, другого шанса не будет. Через несколько дней тебя выпишут, твой отец уже написал заявление на имя директора больницы. У нас есть в запасе всего пара дней, нужно торопиться.
   - Как?!! Я даже еще ходить не могу.
   - Придется стараться, детка. Ты начинаешь потихоньку ходить, а я принесу тебе одежду сына, немного продуктов и денег. В выходные тут совсем никого нет. Только дежурный врач, который сидит внизу, сестра убегает домой вечером, она живет по соседству и охранник, который спит при входе. Достать твою одежду я не смогу, на меня сразу падет подозрение. Есть что-нибудь в твоих карманах, что может тебе пригодиться?
   - Деньги,- я вспомнила, что положила все деньги, которые откладывала, в потайной карман в джинсах, даже не понимая, зачем я это делаю. - В потайном кармане в моих джинсах лежат деньги, все, какие у меня есть.
   - Я принесу, ты сейчас подумай, куда ты можешь поехать. Лучше всего уезжать на электричках, доедешь до конечной, там большой транспортный узел, можно уехать в любую сторону. Так труднее будет тебя найти.
   На том мы и порешили. Она ушла домой, а я с трудом сползла с кровати и принялась прохаживаться по комнате, нужно было тренироваться.
   Неделя шла к концу и я все больше волновалась, получится ли у нас все то, что мы задумали. Я уже довольно уверено шастала по палате, пока никто не видел. Хотя, когда приходил доктор, я изображала почти смертельно больную. Страшно было, вдруг он решил бы выписать меня под выходные.
   Няня, ее звали Лика, улучив момент, когда никого на этаже не было, достала из моих штанов деньги и передала мне, потом она притащила сверток с одеждой, который мы прятали в ее каморке с ведрами. Сегодня она должна была принести продукты и карту железнодорожных путей, чтобы заранее выбрать, в какую сторону я рвану, когда уйду отсюда. От волнения холодели руки и тряслись колени, а тут еще под вечер меня приперся проведать никто иной, как мой несостоявшийся ухажер. Кто бы мог подумать, что он решится это сделать. Явно не я. Да, я точно наивная креветка, раз не могла додуматься, что стыда передо мной он не испытывает вовсе. Хорошо, что заслышав шаги в коридоре, я успела лечь в кровать и сделать вид, что дремлю.
   - Кэйтлин, привет.- Широкая ухмылка на лице, вполне цветущий вид.
   Я промолчала, стараясь смотреть мимо него.
   - Кэт, не дуйся, я пришел мириться.
   Что??!! Дуйся?? Мириться??? Он совсем совесть потерял.
   -Уходи, я не хочу тебя ни видеть, ни слышать. Иначе сейчас вызову сестру и тебя выдворит охрана.
   - Кэйтлин, не советую тебе меня снова злить. Нам все равно никуда друг от друга не деться и твое заявление в полицию никто не собирается даже рассматривать. Давай договоримся - ты не бузишь и мы попробуем стать друзьями.
   -Рик, я ясно выразилась. Убирайся!
   - Зря, потом пожалеешь,- он, нисколько не расстроенный, повернулся к двери и, уже взявшись за ручку, добавил:
   - Твой отец будет ОЧЕНЬ сильно не доволен ТОБОЙ.
   Я лежала неподвижно, но внутри бушевала буря. Ему даже не запретили приближаться ко мне, хотя он меня чуть не убил. Нет, сомнений не было, нужно убираться отсюда. Пусть я и до конца не пришла в себя, пусть я даже не представляю, куда мне ехать, плевать, потом буду разбираться.
   К родителям Ирен я ехать не планировала. Первое место, где меня будут искать, это дом Ирен, а потом дом ее родителей. Так подставить ее я не могла. Значит, поеду куда глаза глядят. Жаль, что у меня на руках нет даже удостоверения личности, и диплом я не получила. И моя мечта поступить в колледж, похоже, скончалась, даже толком не родившись.
   И вот час Х, суббота, вечер. Охранник на входе уже ушел в свою комнатку, к дежурному врачу приехала невеста и они развлекаются где-то в недрах больницы, медсестра убежала домой. Лика притащила мне рюкзак, бейсболку сына, свои кроссовки и ремень, которым я затянула широкий пояс штанов. Безразмерная толстовка поверх майки, ветровка с капюшоном, бейсболка, надвинутая на лоб. Я настолько отощала в больнице, что легко сошла за мальчика в одежде не по размеру.
   - Кэти, вот немного денег, вот карта района и страны, продукты я еще доложила в рюкзак. Не буду спрашивать тебя, куда ты отправишься. Не хочу знать, чтобы потом не рассказать, если вдруг что.
   Она крепко обняла меня, на секунду прижала к себе и срывающимся голосом попросила:
   - Если когда-нибудь у тебя будет шанс, не подвергая себя никакому риску- отомсти им, прошу тебя. За всех, кому они сломали жизнь.
   - Обещаю.- Я действительно собиралась отомстить. Не знаю, как и когда, но я никогда не забуду и не прощу.
   После этого мы больше не разговаривали. Она довела меня темными коридорами до первого этажа к черному входу, поцеловала в лоб и открыла дверь. Шаг, другой - и я за оградой больницы. Теперь нужно пройти три квартала вправо и повернуть, через пару кварталов наискосок - железнодорожная станция.
   Туда я добралась без приключений, села в первую же электричку, поданную к платформе. Несколько томительных минут, гудок, платформа тихо поплыла назад - и все, я свободна.
   Все эти дни, пока металась по стране, как загнанный заяц, пытаясь замести следы, я от волнения не могла спать, почти не ела и в конце концов в какой-то момент поняла, что сейчас упаду замертво. Нашла какой-то недорогой мотель в захолустье и сняла там комнату на пару дней. Спала я как убитая, просыпаясь только попить и сходить с туалет, и снова валилась на кровать. К концу второго дня, уже поздно вечером проснулась и стала думать, что мне делать дальше. Денег оставалось немного и нужно было куда-то устраиваться на работу. Решила доехать до какого-нибудь крупного города и там попробовать куда-то сунуться, официанткой или уборщицей.
   Но планы пришлось резко поменять. Еще в автобусе, идущем до Литл-Рок, почувствовала себя совсем плохо. Голова раскалывалась, в ушах стоял постоянный шум, ноги подгибались и я сошла на какой-то остановке в малюсеньком поселке. Пыталась найти какой-нибудь мотель, но безуспешно. Наступил вечер, меня вовсю уже морозило, я страшно боялась потерять сознание и брела по дороге, уже не понимая, куда. Может, попадется хоть какой-нибудь сарай, в котором я смогу отлежаться. Думать о том, что меня кто-нибудь найдет в бессознательном состоянии и сдаст полиции, было невыносимо. Проходя мимо какого-то небольшого строения, окна которого были темны, обратила внимания на летний домик в глубине заброшенного сада и, перевалившись с трудом через ограду, побрела к нему. Оставалась пара метров, уже предвкушала, как лягу там на пол и закрою горящие и слезящиеся глаза. Как вдруг ноги подвернулись и я упала на дорожку. Еще чуть подергалась, пытаясь встать, и потеряла сознание.
   Очнулась в комнате с занавешенными окнами. Было тепло, температуры не было, только слабость и сильная головная боль. Рядом никого. С трудом приподнялась на подушке, пытаясь разглядеть, куда я попала, и тут в комнату вошла пожилая леди с подносом в руках.
   - О, найденыш, пришла в себя. И кто ты, милочка? И как оказалась в моем саду? Советую не врать, иначе вызову полицейского.
   Мысли заметались, что рассказывать этой женщине не знала и, пытаясь выиграть время, хриплым голосом попросила попить.
   - И попить дам и лекарство, но сначала ты мне все расскажешь,- начала она командовать решительным голосом, но вглядевшись в мое лицо, почему-то передумала продолжать и, поддерживая мне спину, дала напиться мятного отвара. После чего потрогала мой лоб, протянула мне какую- то таблетку и со словами:
   - На вот, выпей и спи, поговорим завтра, когда проснешься, - вышла из комнаты, щелкнул дверной замок, и я осталась одна.
  
  
   Утром я проснулась от потрясающего запаха только что пожаренных блинчиков и свежесваренного кофе. За дверью раздавался тихий стук посуды и невнятный звук телевизора. Заворочалась, пытаясь встать. Очень хотелось в туалет и в душ, ночнушка неприятно липла к телу, волосы стояли дыбом. Пока я слезала с кровати и искала что-нибудь на ноги, дверь отворилась и вчерашняя леди заглянула в комнату:
   -Проснулась? Как себя чувствуешь? Голова?
   - Вроде нормально, только очень хочется помыться.
   -Иди в ванну, я пока накрою на стол, тебе нужно хорошо поесть. Халат и тапочки сейчас принесу.
   В ванной я провозилась недолго. Было страшно, что решит эта женщина. Стоит ей вызвать полицию - и моя участь решена. Больше шанса удрать у меня не будет. Решила рассказать ей правдивую, но отредактированную версию, про оборотней я рта не раскрою. Нет, я верила Лике, сама видела следы огромного волка на снегу, но попробуй рассказать кому-нибудь такое. Сейчас же поедешь под конвоем полицейского в сумасшедший дом. Наконец, решила выйти.
   Выдохнула и потопала на кухню, откуда раздавался голос диктора, читающего новости.
   Леди ждала меня, сидя за небольшим столом, покрытым красивой кружевной скатертью.
   - Ешь спокойно. Я уже позавтракала, посижу с тобой, чаю выпью.
   Я торопливо сжевала несколько блинчиков с медом, залпом выпила кофе и,
   сцепив руки под столом, замерла.
   - Меня зовут миссис Крич, Даяна Крич, можешь звать меня леди Даяна. А тебя как зовут?
   - Кэйтлин.
   -Ну, что ж, Кэйтлин, рассказывай, откуда ты, как здесь оказалась. Почему?- она не стала спрашивать как моя фамилия, словно не собиралась давить на меня.
   И я принялась рассказывать, с самого начала - как мы жили с мамой, как она погибла и меня взяла к себе Ирен, как приехал и забрал меня отец, и что произошло за время, пока я жила у него. Закончила тем, что совершенно не помню ничего после того, как упала на дорожке у нее в саду.
   - Я вышла позвать своего кота и наткнулась на тебя. Перетащила тебя в дом, переодела (вся твоя одежда была мокрой и грязной), дала тебе лекарства, у тебя была высокая температура. Нет,- она заметила вопрос в моих глазах,- я никому про тебя не рассказывала и никто тебя не видел.
   Она повернулась и щелкнула пультом от телевизора. На экране шли новости и буквально через пару минут я смотрела на свою фотографию из школьных документов. Внизу была надпись: разыскивается полицией, ушла из дома и пропала, Кэйтлин Майло , семнадцать лет, проживает и так далее... Видевшим просьба сообщить в ближайший полицейский участок.
   Внимательно рассматривая мое потрясенное лицо, леди Даяна выключила телевизор.
   - Ты думала, тебя не будут искать?
   -Нет, я знала, что будут, но вот так..На всю страну.- Я обхватила лицо руками и замерла. Мне не просто конец, меня возьмут на первой же остановке любого автобуса. Миллионы жителей нашей страны смотрят телевизор. Тысячи не поленятся и сообщат полиции, а долго убегать и скрываться, когда за тобой охотится полиция, это не реально.
   - Кэти,- леди Даяна с сочувствием смотрела на меня,- не отчаивайся. Я помогу тебе. Моя дочка...она два года как пропала.
   Женщина замолчала, вытерла выступившие на глазах слезы и глухо продолжила:
   - Она числится без вести пропавшей, но я сердцем чувствую, что она мертва, давно уже. Как раз, пару лет назад, в наших краях взяли серийного убийцу. Он убивал молодых девушек невысокого роста, с каштановыми волосами и в очках. Моя девочка и была такого типа. Он признал только доказанные случаи, остальные пропавшие так и не найдены, как и их тела. Но у меня остались ее документы, я отдам их тебе. Мы постараемся превратить тебя в нее, хотя бы стать похожей, и ты сможешь уехать уже под другим именем и спрятаться.
   - Почему?
   Она поняла, что я пыталась спросить, и грустно улыбнулась:
   - Ты спрашиваешь, почему я поверила тебе? А не объявлению твоего отца?
   Я кивнула головой.
   - Потому что я переодевала тебя. - Видя непонимание в моих глазах, пояснила:
   - У тебя все тело черно-синее от синяков, явно сломано ребро, ты даже без сознания застонала, когда я случайно его задела. Ты бредила всю ночь, а я сидела рядом и отпаивала тебя лекарствами. И я видела твоего отца. Он выступил по телевизору с обращением к тебе, чтобы ты вернулась домой. В его глазах не было волнения за тебя или горя, что ты пропала. Там были только ярая злоба и бешенство. Так не смотрит любящий отец и так не выглядит любимая дочь.
   - Спасибо,- я едва справилась со слезами, которые были готовы брызнуть из глаз.
   - Не благодари, не надо. Тебе нужна помощь, я могу ее тебе оказать. После того, как я видела глаза того маньяка, когда его судили, я уже не обманываюсь внешней картинкой. Точно такую же ярость я видела в глазах твоего отца.
   Она встала:
   - Так, сегодня ты еще спишь и приходишь в себя, я съезжу в соседний городок за краской для волос, здесь не стоит светиться. Я тебя закрою на ключ, кто бы ни стучал - не шевелись даже. Нельзя, чтобы тебя кто-то видел.
   Даяна уехала, а я заснула, только успев коснуться головой подушки. Когда она вернулась, не знаю. Проснулась я только поздним вечером, меня накормили и я снова уснула.
   На следующий день мы с Даяной отрезали мне волосы, которые тут же закрутились в мелкий бес, и покрасили их в каштановый с рыжиной. Так же я теперь пыталась привыкнуть к очкам, которые привезла миссис Крич. Стекла были простые, но само ощущение чего-то постороннего на лице дико раздражало. Даяна сняла со своего счета немного денег и отдала их мне, а когда я попробовала сопротивляться, пресекла парой слов:
   - Кэт, мне осталось совсем немного, дом я завещала племяннице, больше родственников у меня нет. Денег мне хватит и еще останутся, а тебе они нужны. Тебе необходимо уехать отсюда настолько далеко, насколько возможно. Там придется искать работу, снимать комнату, тебе нужна другая одежда, вполне возможно, полиция уже получила какие-нибудь описания. Не спорь со мной, девочка. Если уж ты решилась и смогла убежать, обидно будет попасться из-за каких- то денег.
   Я с благодарностью согласилась. Похоже, судьба повернулась ко мне другой стороной. Мне стало везти на людей, которые готовы были мне помочь.
   Вот, теперь я Мелори Крич, двадцати с половиной лет. Невысокого роста, с копной темно-рыжих кудряшек, в очках. Все это кардинально изменило мою внешность. Мы полностью поменяли мой гардероб. Длинная суконная юбка с небольшим разрезом, тяжелые ботинки на небольшом каблуке, короткая теплая куртка, замотанный на горле разноцветный шарф, в который я прячу подбородок. Я даже похожа на свою фотографию в новом удостоверении личности. А еще у меня есть диплом школы, с довольно неплохими оценками. Даяна купила мне ноут, отмахнувшись от всех моих возражений:
   - Пригодится. Тебе нужно выбрать куда ехать, разбираться в расписании автобусов, да и вообще, он тебе нужен.
   -Лори, - последние несколько дней она называла меня только так,- держись подальше от полиции. В их базе ты значишься, как пропавшая без вести, но есть одно но. Твое исчезновение связано с серийным убийцей и, если ты попадешь в полицию, тебя могут начать допрашивать. Или привезти сюда на опознание, а тут городок маленький, все еще помнят мою девочку и наша с тобой ложь откроется. Будь осторожна. Не верь никому и не расслабляйся, тебя, как я понимаю, искать будут не только полиция.
   Она, действительно, волновалась за меня, и когда пришло время прощаться, она расплакалась.
   - Мы не увидимся больше, детка. Я больна и не дождусь тебя. Постарайся прожить свою жизнь счастливо, за Мелори, ради меня. Все, беги, сейчас будет автобус, который отвезет тебя в районный центр, а там ты сама уже решишь, куда направиться.
   Мы обнялись - и я ушла, не оглядываясь. Я до конца жизни буду помнить эту женщину. И она оказалась права. Мы больше никогда не встречались.
  
   Глава 4.
  
   Первый мой опыт устроится на работу в каком-то Богом забытом городке окончился печально, хорошо, что ноги успела унести. Начиналось все более-менее нормально. Я, очарованная окружающим, как будто из сказки, пейзажем и поселком с разноцветными домами, решила остановиться тут надолго. В первом же магазинчике меня взяли на работу продавщицей. Я сняла номер в недорогой гостинице около магазина и я уже предвкушала, как пойду искать комнату в каком- нибудь из этих удивительно красивых домиков и буду тут жить, наслаждаясь огромными садами вокруг поселка и речкой, которая протекала прямо через город.
   Но буквально через неделю в магазин заглянули пара полицейских, и как я не убеждала вести себя спокойно, видимо, сжалась и напряглась - и этим себя выдала. Сцепив зубы, выбила им чек, дала сдачу, вымученно улыбнулась на отпущенный мне комплимент и только тогда почувствовала, как чей-то взгляд прожигает мне спину. Обернулась -, в дверях подсобки стоял сын хозяина, довольно мерзкий тип. Если бы я увидела его в первый же день, то нашла бы другую работу. Он окинул меня сальным, раздевающим взглядом и предвкушающе ухмыльнулся:
   - Что, нелады с полицией, детка? Ну... я буду молчать, конечно, если ты кое-чем со мной поделишься..
   Я оскалилась в широкой улыбке, а сама мысленно вспоминала расписание редких в этих местах автобусов. Похоже, не судьба мне жить в таком красивом месте, а жаль, мне тут понравилось. На обед я демонстративно отправилась в забегаловку около остановки, успела купить сэндвич, забежать в гостиницу за своими вещами и вскочить в автобус, который следовал дальше на юг.
   После такого негативного опыта я пересмотрела свой план и решила податься в большой город. Там на приезжих никто не обращает внимания и есть ты, нету тебя, всем все равно. Выбрала Джексон и не пожалела. Вот уже полгода, как я живу в небольшом доме, который сняла около работы. Работаю помощником и секретарем владельца небольшой мастерской, в которой чинят телевизоры, телефоны, компы и прочие электронные штучки. Владелец, мужчина среднего возраста, с явно темным прошлым. Иногда к нему заглядывают такие друзья, что даже я, наивный человечек, ясно вижу, что товарищи не понаслышке знают о зоне и тюрьме.
   По легенде я - сирота, что впрочем, недалеко от действительности, миссис Даяна вряд ли еще жива. И его жена миссис Долорес, после того, как я наотрез отказалась общаться с соседями на любые темы, кроме как о погоде, и на вопросы о том, что там у нас в мастерской творится, отвечала, наивно хлопая глазами, что, мол, чиним все, приносите и вам починим, у мистера Фреда, совершенно золотые руки, решила взять меня под свое крыло. Кажется, она воспринимает меня как свою, может не дочь, но точно родственницу, за которую они с мужем отвечают.
   Я, кстати, совершенно непротив, зато никакие крутые парни из этого района на меня даже глаз не поднимают. А еще Фред учит меня всяким техническим штучкам, как, например, собрать из ничего подслушивающее устройство. Или как открыть замок гвоздем. И прочими разными интересными вещами. Долорес никогда не задает мне вопросов про мою прошлую жизнь. Но они оба, похоже, давно догадались, что я от чего-то или кого-то скрываюсь, и старательно оберегают меня от излишнего внимания полиции. А неприметный старичок, один из друзей Фреда, с его молчаливого одобрения и с моего полного согласия, всерьез принялся обучать меня методам слежки и ухода от нее, всяким хитрым штукам, как на ходу поменять облик и как сбросить хвоста.
   Я прижилась в этом шумном, полном постоянной толкучки, громких криков, жары и запаха цветов, месте. По документам мне уже двадцать один и я даже отметила свой новый день рождения. Я не забыла свою мечту и потихоньку откладываю деньги на колледж, даже с дипломом Мелори у меня есть все шансы поступить туда. Вечерами я провожу все время с Долорес. Шумная, яркая, богато одаренная природой (великолепные черные волосы, большие, полные жизни и огня глаза, аппетитные формы), умная женщина.И кроме этого - прекрасный кулинар, она учит меня готовить. И за разговорами пытается наставить на путь истинный. Своеобразный , конечно, но ее знание жизни и людей обширно, и я, как губка, впитываю все, чем она делится со мной. Я абсолютно счастлива.
   И вот, когда я уже совсем поверила, что нашла свое место, все опять рухнуло.
  В тот день я с самого утра сидела в мастерской, наводя порядок в каталоге заказчиков и заодно проверяя документы для налоговой. Фреда, как всегда, не было, он предпочитает работать вечерами, а с утра любит поспать. И тут прибежал соседский мальчишка с запиской от Долорес, в которой она просила меня срочно прийти к ним домой. Я, не мешкая, схватила свой рюкзак и понеслась к дому Фреда. Никогда до этого Долорес не присылала записок, она просто выходила на улицу и звала нас, если что-то было нужно. Ее трубный голос прекрасно было слышно даже в подвале, не говоря уже о помещении мастерской.
   Когда я влетела на кухню, там уже было полно народу. Фред, его друзья, которых я уже хорошо знала, несколько неизвестных мне личностей, Долорес и мой добровольный учитель, все звали его по прозвищу Хват.
   Фред кивнул мне головой, продолжая раздавать какие-то указания народу. А Долорес, схватив меня за руку, утянула с уголок, где меня ждала чашка горячего чая с медом.
   Когда весь народ разбежался, Фред подсел к нам, позвал хвата, который о чем-то договаривался по телефону и, увидев мое испуганное лицо , нехотя заговорил:
   - Лори, детка, мой заказчик...тот, который заказал специальные штучки,- он выразительно поднял брови, на что я согласно кивнула.
   - Так вот он сдал меня полиции. Мой информатор уже сообщил - завтра с утра тут будет полно копов и шерстить они будут все и всех. Сейчас народ наводит порядок и в мастерской и в подвале, лишнее уберут...
   - А что будет с вами? С Долорес?- от огорчения я чуть не плакала. Мой мир, который я так старательно строила, разваливался у меня на глазах.
   - Ну, ну, детка, не плачь, скорее всего, меня заметут, может на пару месяцев, может чуть больше, но надолго, вряд ли. У них нет ничего против меня, кроме показаний этого козла. Выйду, мы с Дель переберемся куда-нибудь в другой штат, пора уже. Тут мы, пожалуй, засиделись. Вопрос другой, Лори, какие для тебя могут быть последствия, если ты попадешь в поле зрения полиции?
   Я задумалась. Эти люди ничего и никогда у меня не выспрашивали, они заботились обо мне как могли, я с теплотой и симпатией отношусь к ним и они заслуживают правды, пусть и не всей.
   - Последствия катастрофические. Я...ничего не знаю о жизни девушки, под чьим именем я живу, а она числится в базе полиции, как пропавшая без вести. Документы отдала мне ее мама, но она сразу предупредила, чтобы я не попадалась полиции. А когда они докопаются до моего настоящего имени - мне конец, в прямом смысле. И у меня не будет больше ни единого шанса.
   Я подняла глаза на сидящих вокруг. Фред хмурился, Долорес поглаживала меня по руке и о чем-то думала. Хват что-то сосредоточенно писал на бумажке.
   - Что-то подобное мы и предполагали. Значит так, Лори. Ты уезжаешь сегодня, твое имя и фамилию в документах о приеме на работу я не указывал, скажу, что была какая-то Лори Гамильтон. Долорес поможет тебе собрать вещи и скрытно уехать поздно вечером. Сейчас я принесу тебе денег за три месяца вперед, не спорь...-Фред грузно поднялся и вышел.
   Долорес грустно улыбнулась:
   -Ри, не расстраивайся, когда все закончится, мы встретимся. Я дам тебе адрес моей мамы, через нее ты всегда можешь узнать новости и связаться с нами. Пойдем, соберем твои вещи.
   Когда все было собрано, мы снова собрались в столовой. Фред сунул мне пачку денег с наказом не светить их, дал мне адрес мамы Долорес, наступила минута прощания и тут Хват протянул мне небольшой клочек бумаги.
   - Ри, если попадешь в безвыходную ситуацию, пойдешь по любому адресу из этого списка. Тут только те, кому мы с Фредом доверяем и для кого наше слово нерушимо. Они помогут, либо спрячут, либо сможешь отсидеться в укрытии. Пароль простой, ' Я Ри, от Фреда, принесла рецепт тортильи от матушки Меган'. Никому больше не доверяй. Ты еще такой желторотый птенец, что мало кто удержится, чтобы не использовать тебя, а ты даже не поймешь этого. Поняла? Не забывай наши уроки и будь осторожна.
   Я, сдерживая слезы, кивнула, обняла их всех по очереди и отправилась на дальнюю остановку автобуса. Мой путь лежал теперь на восток, в Сантакин.
   Вот уже несколько месяцев я слоняюсь по стране, никак не могу осесть где- нибудь. После солнечного, полного тепла и радости Джексона мне нигде не нравится и я ни в одном городке не задерживаюсь больше, чем на пару месяцев. Унылое настроение, одиночество, которое уже почти доканало меня, сожаление о моих друзьях, от которых так спешно пришлось уехать, овладели мною полностью. Тупая работа продавщицы или уборщицы (после работы у Фреда я стараюсь не светиться с документами), осознание того, что мне нельзя поступать под именем Мелори учиться, совсем выбило меня из колеи.
   К чему мне теперь стремиться, не знаю. Очень хочется увидеть и поговорить с Ирен, вот кто мог бы подсказать, что же делать дальше, где искать выход. Но я боюсь, боюсь подставить ее, попасться самой. И потом редко отправляю крохотные послания на форуме ей в приват, что у меня все хорошо и пусть она не волнуется. Я уже получила от нее письмо, в котором она рассказывала, как дико перепугалась, когда к ней в дом вломился Дэстэр, пытаясь отыскать меня. Как он ей угрожал и орал на нее, пока не убедился, что она даже не знала, что мне удалось убежать. После чего пригрозил ей и, пообещав, что меня поймают все равно и мне несдобровать, уехал. С тех пор ей кажется, что за ее домом следят.
   Очередной провинциальный городок, в этот раз я продавец в отделе игрушек и по совместительству уборщица. После работы, когда вся гудящая и орущая толпа расходится, я закрываю магазин и начинаю наводить в нем порядок. Живу рядом, через ограду в пристройке к дому, у какой-то глухой старушки. Вот и в тот вечер я уже расставила и рассадила по местам все игрушки, закрыла кассу и домывала полы. Было уже совсем поздно, суббота и народу в магазине было очень много, так что пришлось порядком задержаться. Я возилась в углу, где стояли велосипеды, как вдруг стукнула входная дверь, я забыла ее запереть. Выглянула и увидела молодого парня с бледным лицом, который старательно обшаривал глазами магазин.
   - Эй, магазин закрыт, все, приходи завтра,- я пыталась контролировать свой голос, не допуская в него страх.
   Он повернул голову в мою сторону и тут меня словно ударили поддых. В его глазах я увидела отражение своих собственных чувств. Тоска, безысходность, горечь и понимание, что обречен.
   - Что случилось?- у меня вырвался вопрос до того, как я вообще сообразила, что мне самой нужно меньше всего влезать в чужие проблемы.
   Он молча разглядывал меня, прикидывая стоит ли мне довериться. И пока он раздумывал, около входа зазвучали голоса. На его лице промелькнуло выражение ужаса, и тут я отмерла. Схватила его за руку и потащила в подсобку, там, заваленный коробками, стоял большой пустой вместительный шкаф, в который я его и запихнула. Быстренько покидала коробки назад, схватила швабру и несколькими взмахами вытерла отпечатки его ботинок. Едва успела, как в дверь постучали.
   - Полиция, мэм. Откройте, пожалуйста.
   Натянув на лицо жалкую улыбку, я распахнула двери.
   - Добрый вечер. Что случилось?
   - Мэм, я сержант Гарбовски, мы ищем одного человека - мужчина, возраст лет тридцать, вооружен. Вы никого не видели?
   - Добрый вечер, сержант. Я Мелори, работаю у мистера Фалька. Вот убираю...откладываю на колледж. Нет, никого не видела, все спокойно.
   - О, это ты живешь у миссис Леонтины? Такая симпатичная девушка и никуда не ходишь. Может, как-нибудь выпьешь со мной кофе у мадам Тренч?
   За его спиной раздался грубый, тяжелый голос второго полицейского:
   - Гарбовски, ты неисправим. Мы ловим преступника и он какая-то важная шишка, если подняли всех по тревоге, а ты опять клеишь девочек. Мисс, извините, что потревожили, закройте дверь на замок и вообще, идите-ка сегодня домой, завтра уберете. На улицах опасно.
   - Спасибо, господа, я, пожалуй, последую вашему совету. Всего хорошего и удачи.
   Они ушли, а я, выдохнув и пару минут постояв столбом, кинулась в подсобку.
   - Эй, ты еще здесь? Вылезай. Сейчас я выключу свет в магазине и погашу уличный фонарь, ты выскочишь, обойдешь магазин слева, там, между кустов есть проход, он ведет до калитки, она открыта. Запасной ключ от двери пристройки под глиняным горшком на террасе. Сиди тихо и не включай свет. Я приду позже.
   - Почему ты мне помогаешь?- Надо же, лицо спокойное, словно ничего не происходит и это не его ловит полиция, зато в глазах любопытство.
   А действительно, почему?
   -Наверно, потому что точно знаю, что ты чувствовал, когда зашел в магазин. Иди, пока тихо.
   Доубирала, закрыла магазин, включила якобы барахливший уличный фонарь и отправилась домой. Почему-то даже сомнений не было в правильности своих поступков, хотя притащить к себе домой человека, которого ищет полиция, будучи самой в розыске. Мда...
   Мой вынужденный сосед тихо сидел в комнате на диване, пока я раздевалась в крохотной прихожей и тащила сумки с купленными заранее продуктами в кухоньку. Только когда начала готовить, он пришел туда же.
   Особо мы не разговаривали. Я не хотела отвечать на его вопросы, потому не задавала свои, да и жизнь с Фредом и Долорес кое-чему меня все-таки научила. Он, видимо, тоже не горел желанием общаться, так что мы молча приготовили ужин. Я пожарила отбивные, мой молчаливый незнакомец, настрогал салат. Моментально проглотили все, что было на тарелках, и я пошла стелить ему на диване. Сама я спала за занавеской в углу, на старой скрипучей кровати, зато под периной всегда было тепло и уютно
   Утром его уже не было. Я даже не услышала, когда он уходил. Но судя по тому, что вокруг никакой паники не наблюдалось, его никто не видел. Ну и ладно.
   В наш город через неделю должен был заехать кандидат на выборы в Сенат, довольно известный актер Голливуда, и я не выдержала, решила, что обязательно пойду. А потом посижу в кафе и даже послушаю музыку, местный хор собирался дать по такому случаю концерт. Просто в какой-то момент я настолько устала бояться и ждать все время чего-то ужасного. Я не жила, а существовала и, наконец, решила бросить судьбе вызов и постараться как-то собрать себя в кучу и начать жить по-настоящему. Ну да, ну да... Судьба с радостью ответила мне...
   До праздника оставалось три дня и я, домывая пол, прикидывала, сколько у меня денег и хватит ли мне на новое платье и туфли, на праздник хотелось пойти нарядной. Да и потратить деньги на милые пустяки тоже было бы здорово. Дверь хлопнула и за моей, моментально окаменевшей спиной, раздался очень знакомый голос:
   - Кэти, детка, тебе идет новый цвет волос...Далеко же ты забралась, но мы тебя нашли. Папа будет так рад...
   Медленно, еще до конца не веря в то, что случилось, повернулась. Нет, все правда, передо мной стоял Рик. Ухмыляющаяся рожа, довольные, наглые глаза. За его спиной возвышался второй оборотень. Кажется, я видела его в школе, когда училась. МЕНЯ НАШЛИ!!!!
  Осознание, что я попалась, неожиданно помогло, шок прошел и я вышла из ступора. И тут меня накрыло холодное бешенство, похоже, кровь отца пробудилась во мне. Я просто так не сдамся.
   Я попятилась, резким движением опрокинула ведро с водой на ноги Рику, намочив его щегольские ботинки. И тут же ударила его носком ботинка по колену, вложив в этот удар всю силу, какую смогла. Он что-то прохрипел и наклонился, ударила обеими руками ему в грудь, Рик сделал шаг назад и, поскользнувшись, упал навзничь. Не мешкая, перепрыгнула через него и рванула в сторону подсобки. Удар в спину заставил меня согнуться и тут меня кто-то схватил за волосы и рванул на себя.
   - Майкл, сторожи дверь, - Рик не орал, но от его тона у меня по коже побежали мурашки. Он был уже за гранью разумного бешенства.
   - Рик, Дэстэр приказал не трогать ее.
   - Делай, что тебе говорят!!! А мы займемся тем, что все равно должно произойти, познакомимся поближе, да детка.,- вкрадчивый, полный торжества голос этого мерзавца раздавался возле моего уха.
   Я забилась, пытаясь ударить его ногами, выкручиваясь из его рук, внутри меня нарастала паника. Нет, только не это. Он не посмеет. Но у Рика похоже снесло крышу и, держа меня одной рукой, а хватка была железной, второй он пытался расстегнуть мои джинсы. Я изо всех сил заорала, Рику пришлось бросить попытки снять с меня штаны и зажать мне рот. Я кусала, как получалось, его руку, извивалась, лягалась и все равно понимала, что, рано или поздно, силы закончатся и он меня поимеет.
   Никакой надежды не осталось и от понимания, что конец неизбежен, решила довести его до того, чтобы если не убил, то хотя бы избил так, что я потеряю сознание. Глубоко вздохнула и вгрызлась в руку, зажимавшую мне рот. Не обращая внимания на то, что он уже пальцами ломал мне кости челюсти, продолжала сжимать зубы и пропустила момент, когда у дверей вдруг послышался какой-то шум, а потом все стихло.
   От боли слезы катились у меня из глаз, второй рукой Рик, захватив пальцами, выкручивал мне кожу на боку, еще немного, и она просто лохмотьями порвется и слезет, как отслоившаяся шкурка, но я упрямо догрызала руку и дожидалась удара по голове. Как вдруг неимоверная тяжесть опрокинула меня на пол и придавила так, что я не могла дышать. Несколько минут, которые показались мне вечностью, и тяжесть исчезла, а меня, кашляющую и пытающуюся вздохнуть, кто-то вздернул с пола и, похлопывая по спине, посадил около стойки.
   - Ну, привет, спасительница,- я в изумлении подняла глаза. Передо мной стоял тот самый парень, который несколько дней назад прятался у меня дома.
   Хохотнул, оценив мои круглые от изумления глаза, нахмурился, когда разглядел лицо:
   - Встать можешь?
   Я кивнула и с трудом, постанывая от боли, поднялась. Задрала край толстовки, разглядывая огромнейший, багрово-черный синяк, который оставил этот псих на моем боку, все вокруг него опухало и наливалось краснотой.
   Спасатель присвистнул, достал что-то из своего рюкзака и, не раздумывая, всадил шприц прямо в середину этого ужаса.
   - Не дергайся, сейчас боль пройдет, сможешь двигаться, главное, унести ноги быстро, а потом вылечим.- Вещи у тебя где? Дома?
   Мотнула головой, на большее меня сейчас не хватало.
   - Тогда пошли, брось все, на шум все равно скоро явится полиция, орала ты знатно, они и закроют потом магазин.
   - Почему?- едва смогла выдавить через силу.
   - Почему спас? - Он отчего-то улыбнулся. - Не люблю оставаться должным.
   Вещи я кое-как запихала в рюкзак, хорошо, что я уже привыкла жить налегке. Поверх рюкзака легла теплая куртка, я готова. Он подхватил мое барахлишко и потащил меня через кусты, на задворки пруда, где стояла его машина. Аккуратно и не торопясь проехался по каким-то тропинкам, вывернул на главную дорогу и мы помчались прочь из города, где так бесславно все могло для меня закончиться.
   И тут меня затрясло, так, что застучали зубы, я пыталась сдержать эту дрожь, но не получалось.
   - Эй, у меня в бардачке фляжка, возьми и сделай пару глотков. Иначе у тебя начнется полноценная истерика.
   Я нашарила панель, открывающую бардачок, на ощупь определила, что вот это плоское и округлое, фляжка. Вытащила и, скрутив колпачок, не раздумывая, хлебнула. Рот обожгло.
   - Что это,- едва смогла прохрипеть.
   - Виски. Не переживай, сейчас станет тепло и спокойно. Давай знакомиться, что ли, я Дэн. А ты?
   - Мелори,- продолжала хрипеть, дышать пока не получалось. Зато и правда, стало тепло.
   - А настоящее имя, какое? - Все таким же жизнерадостным и спокойным тоном спросил этот красавчик.
   Да, присмотрелась, пока мы тогда готовили ужин. Высокий, пониже Рика, но тоже не маленький, я ему еле-еле макушкой до подбородка дотянусь. Накачанный, гибкий, грациозный, широкие плечи, правильные, но живые черты лица, серо-зеленые глаза и блондинистые, с рыжинкой, волосы, собранные в короткий хвост.
   Я нахмурилась и с недоверием уставилась на Дэна.
   - Почему ты решил, что имя не настоящее?
   - Я, вообще-то, ехал к тебе попрощаться, мои дела здесь закончены, сказать спасибо. Как ни крути, ты меня тогда вытащила из такой задницы, что просто исчезнуть я не мог. И этих типов я срисовал еще раньше, они заходили во все магазины и кафе, которые встречались им по пути, и тут же выскакивали обратно. Значит, искали кого-то, но не знали точно где. Значит, не местные. А когда они вошли в твой магазинчик и не вышли обратно, я понял, что они нашли, кого искали. Поставил машину и поторопился, вижу , что не зря.
   Он помолчал:
   - А судя по тому, как ты решительно и спокойно действовала в тот вечер, ты не могла быть такой дурой и не сменить имени, раз пряталась. Значит, имя не настоящее.
   Я напряженно думала, врать сейчас ему не имело смыла, он видел, что творилось в магазине. И догадывался, что собирался сделать Рик, и помог мне. Решилась.
   - Кэйтлин, меня зовут Кэйтлин. И да, они искали меня. И нашли. И если бы не твоя помощь..- Я затихла.
   - Давай ты мне расскажешь свою историю. И пока ты будешь думать, стоит ли мне доверять, осознай, что твои документы уже засвечены, воспользоваться ими ты больше не сможешь. Они уже знают или очень скоро узнают, под каким именем ты там жила.
   Вот тут меня окончательно накрыло. В пылу схватки и потом, когда я собирала вещи и отходила от ужаса, я даже не думала, что делать дальше. А теперь этот вопрос встал в полный рост. Дэн был абсолютно прав. У меня опять ничего не было - ни документов, ни плана куда бежать, ни мыслей, как скрываться теперь, когда я снова бродяга без имени.
   Еще немного подумав, решила рассказать все как есть. Нет, про оборотней ни слова, а вот все остальное - почему бы и нет. Вдруг что-нибудь присоветует. Дэн явно был не простым парнем. Одно то, что он вырубил двух оборотней, наводило на мысли.
   - История длинная, тебе прямо все с начала рассказывать?
   - Да, ехать нам долго, лучше будет, если мы уберемся подальше, так что давай все с начала и с подробностями.
   По-моему, он слегка издевался, но по-доброму, так что огрызаться не стала.
   Я вздохнула и начала рассказывать заученную версию. Когда замолчала, думая, что на этом все, Дэн вдруг начал задавать непростые вопросы:
   - А почему твоему отцу так нужны были твои дети?
   - Наследники, он вроде как богатый человек и неофициальный вожак в том городе.
   - А чем ему мешала наследница дочь, тем более, что она, то есть ты, уже была и вполне взрослая? Отдал бы тебя просто замуж, за приличного на его взгляд человека. И зятя бы припахал на благо семейного бизнеса? Что-то ты мудришь, Кэт.
   Я отвернулась и закусила губу. Черт, он первый, кто не особо поверил моей урезанной версии.
   - Не хочешь говорить? Ладно. Тогда другой вопрос: тебе есть, где отсидеться?
   Я хотела отрицательно помахать головой, но тут вспомнила про адреса, которые дал мне Хват и кинулась искать эту бумажку. Где же она, меня охватила паника, неужели я ее потеряла? Дэн с недоумением смотрел, как я перерываю весь рюкзак, потом, расстегнув джинсы, начинаю стягивать их прямо в машине. А у него железная выдержка, только бровь приподнял, молчит. В это время я, нащупав потайной кармашек, вытащила из него вожделенную бумагу.
   - Включи свет, пожалуйста.
   Он молча щелкнул переключателем.
   Я внимательно изучала адреса.
   -А куда мы едем? В смысле, какой город будет поблизости.
   - Льюстон.
   Вот, значит, мне нужно оттуда добраться до Джерри и я спасена.
   - Да, я поеду потом в Джерри.
   Он лениво присмотрелся к списку адресов и заметно удивился.
   -Откуда у тебя эти адреса и фамилии? Интересный списочек. Не поделишься, кто такой щедрый?
   Я немного посомневалась, но все равно уже почти все рассказала:
   - Это дал мне помощник Фреда, у которого я работала, здесь мне помогут отсидеться.
   - А ты совсем не простая девочка, Кэти, совсем. Что бы Фред-Медведь доверил простой девчонке, которая у него просто работала, список его доверенных лиц...мда...
   И тут я не выдержала, огрызнулась:
   - А сам-то.. Откуда знаешь Фреда и то, что эти адреса - это его друзья?
   Дэн засмеялся:
   - Ладно, брэк. Понимаю, что ты пока не доверяешь мне и не обязана. Надеюсь, время поможет нам с тобой все прояснить. Спи пока, ехать мы будем долго, доедем, тогда поговорим.
   Уговаривать меня не пришлось, после такого стресса я еле сидела и, откинувшись на подголовник, моментально уснула.
  Проснулась, когда было уже ранее утро. За окном, по обеим сторонам дороги, мелькали одноэтажные дома.
   - Пригород Льюстона, - Дэн, не поворачивая головы, каким-то образом заметил, что я уже не сплю. - Сейчас остановимся в какой-нибудь забегаловке, поедим и поговорим. Я тут ночью кое-что придумал.
   Я не стала возражать. Хотелось в туалет, умыться, да и кофе выпить, чтобы окончательно проснуться, было бы здорово. И вот мы дожевывали свои горячие сэндвичи. Я, зажмурившись от удовольствия, допивала замечательный кофе, а Дэн посмеивался, глядя на мою счастливую рожицу.
   - Кэт, я тут подумал. Твои адреса, конечно, здорово. И пригодятся, наверно, когда-нибудь. Но,..существует одно но. Пока Медведь занят своими проблемами и сможет ли он на этот раз выкрутиться, никто не знает. Если выкрутится или сядет на чуток, тогда это одна ситуация - и все твои пожелания эти люди постараются выполнить.
   Увидев мой скептический взгляд, усмехнулся:
   - Ну, в переделах разумного, конечно. А вот если Медведь сядет надолго, тогда возможны и другие варианты. И вот они для тебя уже не настолько хорошие, а некоторые, откровенно плохие.
   Не дождавшись продолжения, не выдержала:
   - И что ты предлагаешь? Я правильно понимаю, что ты хочешь мне что-то предложить? И, кстати, почему ты называешь Фреда, Медведем?
   - Потому что это его кличка, ты не знала?
   - Нет, никто не называл его так при мне, да я и не спрашивала ничего.
   -Мда...все становится еще более странным. Ладно, это потом. Да, ты правильно понимаешь, я тут ночью подумал и решил тебе предложить вот что. Мы сейчас поедем к одному человеку, который может тебе помочь. И послушаем, что он скажет. А ты выберешь из того, что он может предложить, или откажешься - выбор за тобой.
   - Интересно,- я напряглась, - с чего вдруг незнакомый мне человек полезет помогать в этой ситуации?
   - Потому что я попрошу.
   - А почему ты попросишь? Почему ты продолжаешь мне помогать, когда мы уже давно квиты, ты спас меня, вывез на нейтральную территорию, почему дальше?
   Дэн внимательно уставился мне в глаза:
   -Потому что ты сказала тогда те слова. ' Я знаю, что ты чувствовал, когда вошел сюда'. Так вот, я тоже знаю, что ты чувствуешь сейчас. И просто хочу помочь,- тут он лукаво усмехнулся,- и может, ты мне, как девушка, нравишься?
   Я лишь криво улыбнулась на эту шутку и задумалась. Собственно, все, что мне сказал Дэн по поводу друзей Фреда, я и сама думала. И разные варианты развития событий предполагала. А Дэн уже не один раз помог. И вроде бы просто так, ему вряд ли от меня что-нибудь нужно.
   - Хорошо, поехали к твоему другу. Послушаем, что он скажет.
   - Это не друг. Это мой учитель.
   Хотела спросить, учитель чего, но осеклась. Интуиция подсказывала, что тут, как и с Фредом, не стоит задавать лишних вопросов. Ехали мы еще часов пять и остановились в густом лесу, перед огромными воротами. Дэн помигал фарами и ворота медленно начали открываться. И тут на меня накатила волна страха, куда я лезу? Это явно не домик в деревне или зал для тренировок в городе, это какой-то, Бог знает какой, объект и охраняют его, я мысленно присвистнула, очень даже профессионально и серьезно.
   Не успела рассмотреть, сколько народу окружило нашу машину, как мы уже тронулись и неторопливо проехали дальше. Потом был большой, широкий, основательный дом из серого камня, в котором нам почему-то не встретился ни один человек. Небольшая, но уютная комната с туалетом и душем, где меня посадили в широкое кресло и велели ждать. И несколько часов ожидания. Наконец, дверь открылась и Дэн пригласил меня на разговор.
  
  
   А меня вдруг снова обуял страх. Чтобы потянуть время, зашла в ванную комнату и уставилась в зеркало. Ну и видок. Темно-бордовые синяки на обеих щеках, следы пальцев Рика, ссадина на виске, разбитые губы, покрытые запеченной коричневой коркой/ Где-то в магазине я потеряла свои очки. Волосы дыбом. Красотка. Именно таким и помогают настоящие мужчины. Ухмыльнулась и направилась к выходу, чего уж мандражировать - как сложится, так и сложится. Нет - значит поеду в Джерри, попрошу новые документы и забьюсь куда-нибудь на время.
   Пока мы шли по каким-то запутанным коридорам, Дэн сосредоточенно молчал, что навело меня на нерадостные мысли. Похоже, ему не слишком удалось уговорить учителя помочь мне.
   Довольно большая светлая комната. Стол, заваленный бумагами, компьютер новейшей марки, большой, практически от пола до потолка сейф, и владелец кабинета. Высокий шатен с легкой сединой на висках, широкоплечий, крепко сбитый мужчина среднего возраста. Серые, пронзительные глаза, широкие брови, крепкий, красиво очерченный рот. Милая улыбка. Да, встретили меня вполне дружелюбной улыбкой и предложением присаживаться. Чуть в стороне я увидела небольшую нишу, в которой стоял маленький круглый столик. Заварочный чайник, три чашки, плошка с каким-то печеньем, плошка с медом.
   - Прошу вас, присаживайтесь. Чаю?
   Киваю.
   - Меня зовут Томас Морган, можете звать меня мистер Томас. Ну, или Морган, если хотите. Представьтесь, пожалуйста.
   - Кэйтлин,- одна губа трескается и на языке появляется вкус крови. ' Черт, как не вовремя'. Старательно облизываю губы и снова пробую говорить.
   - Кэйтлин Майло.
   - Майло, Майло,- бормочет он, расхаживая по кабинету. - Нет, не припоминаю. Ну что ж, Кэйтлин, во-первых, я хочу поблагодарить вас за то, что вы спасли моего ученика. Собственно, вы спасли ему жизнь, а меня, опосредованно, от очень больших проблем. Так что, будем считать, что я у вас в долгу.
   Дэн ловко разливает чай, не поднимая на меня глаз, подвигает сахарницу и плошку с медом, выходит за дверь и тут же возвращается с тарелкой, полной сэндвичей.
   - Ешь, ты завтракала только рано утром.
   Кивком головы благодарю, сильно хочется есть.
   - Дэн рассказал мне вашу историю и все, что произошло, чему он был свидетелем и слегка участником. Мы посовещались и если мы правильно понимаем ситуацию, вам нужны новые документы, помощь в изменении внешности и место, где вы могли бы осесть с новой легендой, которая бы подтверждалась какими-то свидетелями.
   - Да, мистер Томас.
   - Кэйтлин, у меня есть для вас два варианта предложений. И одно условие.
   Первый вариант простой: мы делаем вам документы, мои сотрудники меняют кардинально вашу внешность, кстати, вы ведь явно на самом деле выглядите не так. А как?
   Я откашливаюсь:
   - У меня длинные прямые , абсолютно белые волосы. Отличное зрение, но последнее время я носила очки с простыми стеклами, одевалась в юбки, хотя обычно носила штаны.
   - Интересно. Волосы, я так понимаю, покрасили, а кудри? Химия?
   - Нет, если отрезать мои волосы коротко, они сами завиваются.
   - Очень интересно,- Он просто светился от радости.
   Какого черта? Какое ему дело до моих волос и, вообще, тут что-то происходило, но я совершенно не могла понять, что. Оттого злилась и стала чувствовать себя свободнее.
   - Так вот, продолжим, прошу прощения, отвлекся. Мы меняем вам внешность, создаем легенду и парочку ваших 'давних знакомых' , которые в случае надобности подтвердят вашу историю. Дэн отвезет вас в то место, которое мы подберем, и вы будете там жить. Можете учиться, в местном училище, наверно, обзаведетесь семьей, детьми. И никогда больше не вспомните, что когда-то вы были совсем другим человеком. И про своих знакомых, любых, хороших, близких, каких угодно, не будете вспоминать. Для них вы умерли.
   А я вдруг подумала, что совершенно забыла о том, что до сих пор так и не поняла - как Рик и тот, второй меня нашли? Где я прокололась? И пока я этого не пойму, могу сделать ту же ошибку.
   - Ты думаешь, как они тебя нашли?- Слова Дэна заставили меня вздрогнуть и я с изумлением вытаращилась на него.
   - У тебя на лице все написано.- Он улыбался.- На самом деле все просто. Ты кому-нибудь писала?
   - Да, Ирен, это подруга моей мамы, я жила с ней, пока отец не забрал меня.
   - Писала на мыло?
   - В последнее время да, но я никогда не упоминала, где я. И не описывала ничего. Просто писала о себе. Хотя...я в последнем письме похвасталась, что собираюсь пойти на встречу с кандидатом в Сенат. - Я застонала, ' какая же я дура, законченная. Они же наверняка вскрыли почту Ирен и давно уже читали мои письма.'.
   - Да, вот потому тебе придется для всех твоих знакомых умереть. И правды ты не расскажешь - ни мужу, если решишь выйти замуж, ни детям, никому.
   - А второй вариант?- Мне почему-то отчаянно стало жалко себя. Нет, я понимала, что это - как раз то, о чем я вроде бы мечтала. Но все звучало так безжалостно и окончательно, что становилось безумно тоскливо.
   Морган сверкнул глазами:
   - Второй вариант другой. У нас тут некий обучающий центр, мы готовим специалистов - и широкого профиля и узконаправленных. Все студенты - сироты или числятся ими. У них у всех разные истории за плечами до тех пор, пока они не попали сюда. Но их объединяет одно - все истории такие же печальные, как и у тебя. Я думаю, что ты понимаешь, почему они сироты или считают себя таковыми. Центр - частное предприятие, но...скажем так, курируется государством.
   Он походил по кабинету, присел, отхлебнул остывшего чая, скривился и, выплеснув остаток в цветок, который тихо помирал на окне, налил себе свежего.
   - Так вот, если ты выберешь второй вариант, то будешь тут учиться.
   - Чему???!!- не сдержалась.
   - Ну..всякому- разному...К чему у тебя будут способности. Чему тебя обучал Медведь? Он же учил тебя чему-то, как я понял.
   - Да, я умею собирать из ничего всякие нужные штуки, подслушивающее устройство, например, или могу бомбу из подручных материалов собрать. Или телевизор починить.
   - Отлично. А Хват, как я помню, так зовут правую руку Медведя, обучал тебя...- он замолчал, давая мне возможность продолжить.
   -...уходить от слежки, сбрасывать хвост, менять облик за несколько секунд..
   - Мда...интересная ты девочка, Кэйтлин. Ну, вот примерно этому ты и будешь тут учиться.
   - Это как Джеймс Бонд, что ли?- я была не просто ошарашена, я была совершенно сбита с толку!
   Они оба оскорбительно заржали.
   Томас, вытирая выступившие от смеха слезы, с усмешкой прокомментировал:
   - Да, Бондом меня еще никто не дразнил. Кэйтлин, до Бонда нам тут всем далеко, так что не волнуйся, ты тоже сможешь найти что-то по душе.
   - Почему вы уверены, что у меня есть какие-то таланты? Может, я настолько обыкновенная, что ничему не научусь.
   И тут он мгновенно стал серьезным:
   - Ты точно не обыкновенная, Кэйтлин. У Медведя чутье на людей и его жена точно бы не стала с тобой возиться, не будь ты человеком со способностями. И Хват не стал бы тебя обучать. И они не хотят потерять тебя из виду, раз дали возможность укрыться от неприятностей. И поэтому, ты нам точно подойдешь.
   - Вы хотите через меня выйти на Фреда? Зачем? Если собираетесь причинить ему вред, то я отказываюсь, сразу же. Я им страшно благодарна, за все, и никогда не подставлю.
   - Кэт, ну что ты. Я же не прокурор. Кстати, а ты знаешь чем занимался Фред , что получил такую кличку?
   - Нет, я не спрашивала.
   - Редкое качество в человеке, такт и интуиция. - Он внимательно разглядывал меня.- Фред - медвежатник, человек, который грабил банки. И он просто волшебник - какие бы охранки там не стояли, какие бы запоры, любые, электронные, механические, охрана. Все равно он легко проникал туда и вытаскивал все, что хотел. Он легенда своего рода.
   - Мне все равно, чем они занимались.
   - Я не собираюсь причинять ему вред, Кэти. Я собираюсь привлечь его на свою сторону и дать ему возможность спокойно жить, иногда консультируя нас. Теперь ты должна выбрать, какой вариант тебе подходит, подумать можешь до завтра. Сейчас Дэн проводит тебя в комнату, покормит нормально, и ты можешь отдыхать. Обещаю, что бы ты не выбрала - мы все сделаем, как и договорились. Но...прежде чем ты уйдешь, условие. Ты расскажешь свою историю с теми подробностями, про какие ты умолчала. И прежде чем ты испугаешься, объясню. Кэти, нам очень важно узнать все, потому что моя интуиция просто кричит о том, что твои подробности - это ключ к некоторым нашим непоняткам и нестыковкам. А я привык доверять своему чутью.
   Вот оно. Все-таки не зря я тогда напряглась, что Дэн задает странные вопросы и не верит до конца в мою историю. Признаться сейчас - и куда я отсюда отправлюсь? В сумасшедший дом? Или меня прямо тут закопают?
   - Правильно ли я поняла, что если откажусь, то вы не станете делать все то, что предложили?
   - Умная девочка.- Морган был очень серьезен.
   - Отказываюсь. Везите меня...куда вы собрались меня отвозить? В город? Или до соседней полянки?
   Они оба вытаращились на меня.
   - Кэйтлин, ты что себе там надумала?- Дэн был ошарашен.- Ты, правда, думаешь, что я дам причинить вред человеку, который спас не только мою жизнь. Кэти, если бы я тогда попался, мне бы пришлось умереть, чтобы не допустить раскрытие операции. И я бы сделал это. И жизнь остальных участников была бы под угрозой. И потянулась бы цепочка очень больших неприятностей для нашего центра. Если ты не хочешь говорить - не говори. И мы не будем тебя заставлять. Посмотри на меня Кэт, пожалуйста.
   Я подняла глаза, Дэн был совершенно серьезен.
   - Ты боишься, что эти подробности, они настолько страшные? Когда Морган рассказывал о студентах, которые тут учатся, он приуменьшал степень ужасности некоторых историй. Поверь мне, подлость и жестокость людей безграничны. Мы слышали всякое, поверь. Или тебе стыдно? Ты можешь написать это или рассказывать, развернувшись к нам спиной? Нет, это не то. - Прервал сам себя.
   Он внимательно смотрел на меня, подмечая любые эмоции на моем лице.
   - Ты боишься, только чего-то другого. Что мы не поверим тебе? Точно. Почему, Кэт? Я не знаю другую такую девушку в твоем возрасте, которая смогла бы так хладнокровно и спокойно вести себя в тот вечер. Ты заслуживаешь того, чтобы тебе верили.
   - Послушай,- он подался вперед, продолжая смотреть на меня,- тут у нас есть особый отдел, который занимается необычным, тем, с чем иногда мы сталкиваемся на заданиях. И поверь, случаи бывали разные, иногда развитие ситуации можно было объяснить только вмешательством чего-то необъяснимого или сверхъестественного. Мы не отмахиваемся от такого, а изучаем.
   Я молчала.
   - Кэт, просто подумай, что рассказав нам все, ты, может, спасешь не одну жизнь наших ребят. Моя интуиция подсказывает, что нам еще придется столкнуться с теми, кто тебя искал. И чтобы тебе было проще, я сам расскажу, что меня тогда так удивило. Когда я вырубал того, кто стоял у двери, мне пришлось задействовать все свое умение и всю силу, потому что с первого раза выключить его у меня не вышло, чего давно со мной не случалось, даже с элитным спецназом. И когда он кинулся на меня, мне показалось, что у него глаза поменяли цвет на ярко-желтый и во рту..,- Дэн замялся,- у него во рту выросли клыки.
   В кабинете повисла тишина. Я сосредоточенно пыталась думать, не отвлекаясь на внимательные взгляды мужчин, которые прожигали меня с двух сторон.
   ' Сказать? Дэн уже озвучил то, что заметил. И да, ему это не привиделось, я сама видела, только не отдавала отчета в том, что вижу. У Рика в лесу тоже менялись глаза. И похоже, Дэн прав, они обязательно столкнутся с оборотнями, молодняк не собирается сидеть в захолустье, рожая детей и ведя мелкий бизнес. Они захотят власти и если им не помешать, то смогут получить ее.'
   - Я расскажу.- Какой хриплый у меня голос, кажется, я сильно волнуюсь.- Подробности простые - мой отец и жители поселка, в который он меня привез - они оборотни. Волки.
   Когда я закончила рассказывать, Морган молча метался по кабинету, а Дэн сидел и смотрел в одну точку.
   - Это многое объясняет!!! -От вопля Моргана я подпрыгнула.- Помнишь тот случай в Вайт-Крике, а тогда, когда мы потеряли Малыша Дика? Черт, у меня мысли разбегаются. Кэт, ты рассказала все, что знала?
   - Да, я сама узнала только в больнице, от Лики. Она их видела там, в лагере, может знать больше.
   - Значит так, ты идешь отдыхать, думать, выбирать. Завтра ты скажешь мне, что ты выбрала, и мы приступим к исполнению. А мы...мы сейчас устроим мозговой штурм...И,- он вдруг подошел и обнял меня,- спасибо тебе, девочка. За смелость. Ты даже не представляешь, какой подарок нам сделала.
   Дэн провел меня до комнаты, предупредил, что поесть мне принесут сюда, предложил лечь и отдохнуть, подмигнул и ушел. А я...я уже решила, что я выберу, одна мысль перевесила все. Если я выберу первый вариант- то никогда не смогу отомстить оборотням, я слишком слабая и мне придется скрываться всю жизнь. А вот второй вариант давал мне надежду, что когда-нибудь я смогу встретиться со своим отцом на равных. Я, не раздеваясь, легла поверх покрывала и уснула.
   Глава 5.
  
  
   Вот так началась моя следующая жизнь. Утром меня разбудил Дэн, притащив завтрак. Оба с удовольствием слопали горячие тосты с джемом, кофе был восхитителен, но пришла пора сдаваться. В кабинете нас уже ждал мистер Морган. Он, неожиданно светло, разулыбался:
   - Кэт, ты решила?
   - Да,- я совершенно не волновалась. Еще вчера для меня все стало однозначным и никаких сомнений у меня не возникло, ни тогда, ни сейчас.- Я выбрала второй вариант.
   Сзади облегченно выдохнул Дэн и положил мне на плечо свою руку:
   - Я рад, правда...- его шепот был едва слышен.
   - И я рад, - с иронией встрял Морган.- Кэт, у меня только один вопрос и ты можешь на него не отвечать: почему?
   Я немного посомневалась, стоит ли отвечать, я и так слишком много рассказала этим людям, но разум взял вверх над эмоциями. Они могли мне помочь в достижении моей цели и скрывать ее я не собиралась. Что-то мне подсказывало, что как раз эти двое меня поймут.
   - Я хочу отомстить.
   - Даааа...Фред никогда не ошибается в людях,- протянул Морган.- Я так и подумал и рад, что тоже в тебе не ошибся, девочка. Ну что ж. Сейчас Дэн зарегистрирует тебя в базе, тут ты будешь значиться как Лин, это производная от твоего имени. Потом проведет тебя по всему комплексу, ну...куда тебе можно будет ходить. Познакомит тебя с курсантами, получите на складе все, что тебе нужно. Кэти, твою одежду и твои вещи придется уничтожить, все. Ноут ты получишь новый, телефон пока не дам, извини, но тут он тебе не нужен. Что не понятно, спрашивай. И потом ты пройдешь тесты, преподаватели оценят твои результаты и тогда ты начнешь заниматься. Со всеми вопросами - ко мне. Все ясно?
   Мы оба покивали головой и отправились меня регистрировать. В небольшой комнате со множеством экранов и каких-то непонятных приборов меня занесли в базу данных, выдали мне пропуск, который позволял передвигаться по комплексу. Затем мы посетили склад, где милая пожилая тетенька, представившаяся Маргарет, выдала мне кучу одежды, начиная с белья и заканчивая несколькими платьями, которые она сунула мне со словами:
   - Джинсы, джинсы...Таким красавицам , как ты, иногда нужно и в платьях пофорсить.
   Отнесли все в, теперь уже официально, мою комнату и отправились на экскурсию. Да, я не ошиблась , предполагая, что это очень серьезный центр. Кроме двух наземных этажей, комплекс имел еще этажей пять, под землей. Чего там только не было: тренажерный зал, зал для занятий борьбой, оружейная, столовая, которая работала круглосуточно.
   Фантастически оборудованный компьютерный класс, просто классы для студентов, бассейн, огромный полигон для стрельб, подземный гараж с множеством машин, мотоциклов, еще какой-то, незнакомой мне техники. Глаза разбегались и мозг уже не воспринимал информацию. Дэн заметил, что я уже из последних сил плетусь сзади и решил, что на сегодня хватит.
   - Кэт, ты устраивайся у себя, а мне нужно еще кое-что проверить.
   - Ты собираешься сунуться к оборотням?
   - Черт, как ты догадалась?
   В ответ фыркнула:
   - Ты меня за дуру держишь? Что тут сложного, догадаться, когда такие новости, что вы обязательно начнете изучать нового противника?
   - Нет, Кэт, ты совсем не дура. Но я как-то не привык, что такие молодые девушки могут так быстро соображать и делать выводы. Прости.
   - Я не обижаюсь, просто я тут ночью подумала: я поменяла свой облик и поверь, не была похожа на себя, какую они меня знали. А только они зашли в магазин,при этом я стояла спиной к входу, как Рик тут же узнал меня. Почему? Они же оборотни...я тут подумала - это волки, значит, у них хороший нюх, и значит, они запоминают запахи людей, с которыми сталкиваются. Ну...как собаки, наверно.
   Дэн резко развернулся ко мне:
   - А это идея. Мы как-то выпустили это из виду...необходима консультация Леона,- мысленно он был уже где-то далеко.
   - Кэт, я тебя провожу сейчас до комнаты, на обед за тобой зайдет дежурный, а я...мне нужно это обдумать.
   Уже возле дверей моей комнаты я, немного смущаясь, попросила:
   - Дэн, ты...будь осторожен. Я мало знаю о всех их особенностях. И боюсь, Лика тоже мало чем тебе сможет помочь, если только покажет на карте, где этот лагерь. Ты там аккуратнее, ладно. И передай Лике - я помню о своем обещании, хорошо?
   Он как-то странно посмотрел на меня, обнял, чмокнул в нос и, слегка улыбаясь, пообещал:
   - Хорошо. Буду осторожен. И ты тоже. Никому не пиши, как бы тебе ни хотелось успокоить Ирен. И не трусь, тебе здесь понравится, я вернусь через пару недель, хорошо?
   Я уткнулась ему в грудь, сглотнула, криво улыбнулась и вошла в комнату.
   На следующий день за меня взялись преподаватели. И это был ад.
   Сначала проверили объем моих школьных знаний. Потом были тесты по предметно, более углубленные, потом на общее развитие, потом искали во мне скрытые таланты, психологические тесты, тесты на совместимость, физическое состояние. Меня на несколько дней загнали в медицинскую лабораторию, где всем заправляла уже знакомая мне Маргарет.
   Анализы, тесты, проверки - через несколько недель, когда я ввалилась в кабинет Моргана, я была выжата, как лимон. На его столе лежала довольно пухлая папка, содержимое которой он очень внимательно изучал.
   -Лин, добрый день. Дааа...выглядишь ты еще хуже, чем тогда, когда попала к нам,- по-доброму усмехнулся Томас. - Значит, вот твои результаты, по ним мы сейчас составим тебе расписание и с завтрашнего дня начнешь заниматься. Занятия у нас в основном у всех индивидуальные, только некоторые предметы будут общие.
   'Ничего себе, какое на меня досье уже составили'.
   - А мне, как заинтересованному лицу, можно, хотя бы вкратце, узнать, что там в результате получилось?
   - У тебя выявлены склонности к химии, биологии,..
   'это понятно, зря, что ли, я столько занималась'.
   -..довольно обширные знания истории и литературы,..
   ' А вот это уже можно сказать спасибо маме, это она старалась вложить в меня любовь к истории и чтению'
   - ..неплохие результаты по логике, тактике, стратегии, математике, программированию, склонность к технике и оружию, неплохая физическая подготовка, здоровье хорошее, только небольшое истощение, но это дело поправимое. С этим и будем работать. Ты готова?
   - Нет, - буркнула, обиженно рассматривая веселящегося Моргана.
   - А придется. Да, с Дэном все в порядке. Он еще задержится на несколько недель, когда появится, я разрешаю тебе поприсутствовать на его отчете. Думаю, что это будет нелишним. Ты свободна, расписание тебе принесет дежурный. Ты, кстати, познакомилась с студентами?
   - Да уж..,- распространяться о нашем знакомстве мне не хотелось.
   - Кэт,- Морган тут же стал серьезным,- если возникнут какие-то конфликты, ты обязана, -он выделил это слово интонацией,- сообщить мне. Люди тут разные, некоторые только попали сюда и еще не адаптировались, и могут возникать разные ситуации. Драки запрещены, вплоть до отчисления. Будь благоразумна, пожалуйста. И ты теперь не одна, совершенно не обязательно все возникающие проблемы решать самой. Договорились? Иди.
   Я выползла в коридор и, не торопясь, отправилась к себе. По дороге я вспоминала о том, как первый раз пришла в столовую.
   Как и было обещано, за мной зашел дежурный. Лохматый, невысокого роста, довольно добродушный парень постучал в дверь и, радостно улыбаясь, пригласил меня на обед.
   - Я Грин. А ты Лин? Это тебя привез в Дом Дэн?
   Я скептически поглядела на улыбчивого паренька. Давно я не общалась со своими ровесниками нормально. С тех пор, как отец увез меня к себе. В той школе мне и в голову не приходило с кем-то знакомится поближе. Ну, а про остальное время и говорить нечего, я старалась держаться от всех как можно дальше и тише.
   - Лин. Да, меня привез сюда Дэн. Еще вопросы будут?
   Грин широко улыбнулся, чем вызвал у меня приступ ярости, ' чего он все время лыбится? Или у него история жизни была не в пример лучше, чем у многих, в чем я сомневаюсь, либо он придурок, но не похож, либо это такая тактика, но со мной она не срабатывает.'
   Видимо, что-то из мыслей на моем лице отразилось, так что Грин перестал сверкать улыбками и заговорил нормально:
   - Да не злись ты, никто не будет приставать, если ты не хочешь. И расспрашивать не будет. У нас не принято. Захочешь, сама расскажешь что захочешь и кому начнешь доверять. Или никому и никогда не расскажешь. По-всякому бывает. Я не особо умею знакомиться с девушками, вот и с тобой, кажется, не вышло.
   - Врешь,- я уже не злилась, стало понятно, парень отрабатывает на мне разные тактики поведения,- прекрасно ты умеешь с девушками и с не девушками общаться. Захочешь, так и сами начнут вешаться.
   - Ого, а как ты..догадалась?- Он всерьез заинтересовался.
   -Опыт.
   Пока болтали, дошли до входа в столовую, Грин слегка притормозил:
   - Лин, а ты мне понравилась. Может, заключим договор - я тебе информацию по месту, ответы на вопросы, если возникнут.
   - А я тебе что?
   - Пока ничего.
   Моя поднятая бровь, похоже, подсказала незадачливому манипулятору, что я не страдаю доверчивостью.
   - Да ладно тебе,- заторопился он,- может, ты мне поможешь в предметах..,- увидев скептическую ухмылку на моем лице, вдруг как-то поник и признался,- я не закончил школу, скорее, даже не начинал почти, плаваю по всем предметам.
   На этих словах мы зашли в большое, уютное, светлое кафе. Обозвать столовой это было невозможно. Множество небольших столов, накрытых разноцветными скатертями, свежие живые цветы в вазах, дневной свет ярко освещал все вокруг. Возле входа располагалась стойка, за которой мелькала миниатюрная женщина пожилого возраста. С белоснежными седыми волосами, уложенными в прическу, небольшими наивными голубыми глазами и теплой улыбкой. Женщина была похожа на Мальвину. Я про себя ее так и окрестила, на деле же она оказалась миссис Глория.
   За несколькими столиками сидели студенты. Четверо парней почти одинакового возраста и две девушки, мои ровесницы. Грин прямо с порога принялся представлять сидящих:
   - Лин, познакомься. Это Крис, Том, Грег и Фил. И дамы, Ангелина, можно Геля и Марселла, можно Мари. А это Лин, прошу любить и жаловать.
   Молодые люди неожиданно отреагировали вполне дружелюбно, заставив меня напрячься. По мере того, как Грин называл их имена, каждый из них приветствовал меня.
   Кто-то, кажется Крис, помахал мне рукой, Том улыбнулся и коротко поклонился, Грег, не стесняясь, громко крикнул:
   - Привет прекрасной незнакомке.
   Фил мягко улыбнулся и сделал жест, приглашающий к нему за стол.
   А вот девицы оправдали все мои ожидания. Небольшая, худенькая, какая-то акварельная девочка с мягкими чертами лица и светло-русыми волосами, Геля, как назвал ее Грин, просто уткнулась в свою тарелку, не поднимая головы.
   Вторая же, яркая брюнетка с формами, которым позавидовали бы и оборотнихи (грудь просто-таки распирала ткань майки), черные как смоль волосы свисали до середины спины, темные глаза и большой чувственный рот, кривящийся в презрительной ухмылке. Она была красива такой, бросающейся в глаза, вульгарной яркостью. Мари с первой же минуты прожгла меня ненавидящим взглядом.
   Не, я даже не удивилась. К чему-то такому я была готова еще со времен средней школы и меня это совсем никак не трогало. Сколько я уже видела подобное, что у меня на все это выработался иммунитет.
   Кивнув всем, я пошла к стойке, когда за спиной раздался громкий, с визгливыми нотками голос местной примы:
   -Это приволок позавчера Дэн? Ну и овца... Дорогуша, с какой помойки он тебя вытащил?
   Не поворачиваясь, я спокойно разглядывала тарелки с едой, стоящие на раздаточном столе:
   - Добрый день, меня зовут Лин,- поприветствовала я Мальвину.
   - Здравствуй деточка, я миссис Глория. Если у тебя есть аллергия на что-нибудь, скажи мне, я буду это учитывать.
   - Нет, спасибо, я ем все и со мной все нормально.
   - Тогда выбирай, что будешь кушать. И приятного аппетита.
   - Спасибо,- улыбнулась, набрала на поднос несколько тарелок, стакан сока и прошла к свободному столу, за который тут же уселся Грин. Остальные молчали и, старательно делая вид, что заняты обедом, наблюдали за мной.
   -Эй, ты...- мадам не унималась,- ты не ответила, из какой мусорной кучи ты вылезла?
   Я подняла глаза, щеки Мари стали краснеть, а грудь заходила ходуном.
   - Можно подумать, тебя сюда привезли из дворца королевы Елизаветы.- Я откровенно и оценивающе обвела ее взглядом, хмыкнула и снова принялась спокойно есть.
   За моей спиной раздались едва сдерживаемые смешки, а Мари была готова просто лопнуть от злости. Ну, тут ничего нового. Куча молодых самцов, имеется альфа-самка, которая стремится привлечь все внимание этих самцов на себя, вторая ей явно не конкурент, потому мое появление вызвало желание меня сразу же опустить, показав, что царит тут только она одна и свое место мне уступать не намерена. Обычные такие животные игры. Как оно мне все надоело и совершенно меня не интересовало, так что я обратила внимания на Грина, тот явно наслаждался ситуацией.
   - Договорились.
   Он удивленно поднял брови. Затем, видимо, вспомнил, о чем мы разговаривали перед тем как войти в столовую, и радостно закивал головой:
   - Отлично. Закончу дежурство и я весь твой.
   Зараза, обязательно нужно было построить фразу так, что она прозвучала настолько двусмысленно!
   Я слегка поморщилась:
   - Ну, весь ты мне на фиг не нужен, но кое-что сгодится.
   Грин заржал и поднялся из-за стола.
   - Мне пора, зайду вечером, если ты не уснешь. Пока.
   К выходу потянулись и другие парни, с интересом оглядываясь на меня. Девицы же продолжили сидеть, явно тянули время. И вот в столовой мы остались втроем, не считая Глории, которая скрылась где-то в недрах кухни.
   -Ты, овца,- возле моего стола нарисовалась прима,- на Дэна даже глаз не поднимай, поняла. Он мой!
   Я лениво дожевала булочку с кремом, запила соком и с интересом уставилась на нее. Ого, тут не сопливых парней она себе пригребает, она глаз положила на серьезного мужчину. Надо же, как тут все запущено. Собственно, мне и до Дэна не было никакого дела, но если сейчас с ней согласиться, то потом она сядет мне на шею. Хотя меня немного удивляла моя реакция - раньше я вообщ, игнорировала любые выпады в мой адрес, но тут...
   Может, во мне наконец-то стала проявляться кровь отца, может, я действительно повзрослела, но позволять кому-то мной командовать или унижать меня больше не собиралась. Никогда.
   - А Дэн знает о такой интересной детали, что он твой? Нет? Хотя молчи, я спрошу у него, когда он вернется. Не люблю пользоваться недостоверной информацией..
   Она покраснела и, уже не сдерживаясь, заорала:
   -Ты...тварь, я тебя сейчас..
   Геля повисла на ее плече, испуганно смотря на меня огромными круглыми глазами:
   - Марселла, ты что...у тебя уже два предупреждения, еще одно - и тебя отчислят.
   Та отмахнулась :
   - Не отчислят. Такие, как я, редкость..
   Я сгруппировалась и для себя решала, стоит ли позволить ей первой начать драку, а в том, что она попытается, сомнений не было. Или нужно ударить на опережение, как советовали мне Хват и Долорес.
   И тут возле входа раздался жесткий, громкий голос:
   - Что тут происходит?- к моему столику подошел жилистый, состоявший из одних мускулов, высокий и опасный мужчина. Русые волосы, темно-серые глаза, рубленные черты лица. Он внимательно оглядел нас.
   - Ангелина, Марселла, почему не занятиях?
   Геля тут же вспыхнула нежным румянцем и, смущаясь, принялась многословно извиняться:
   - Простите, Мастер. Мы...замешкались, вот пока пообедали...сейчас же идем.
   А мадам, стрельнув в его сторону глазами, томно протянула:
   - А у меня освобождение, мааастер.
   - Записка от Маргарет есть?
   Она слегка стушевалась:
   - Я еще не ходила..
   - Тогда бегом в медкабинет. И после с запиской ко мне в зал. И еще раз позволите себе такие опоздания, будете наказаны, а тебе, Марселла, грозит отчисление, так вот я поспособствую. Бегом!!!- Он настолько жестко рявкнул последнее слово, что обеих девиц просто как ветром сдуло.
   Теперь пришла моя очередь.
   - Я мастер Клод. Преподаватель по физическим дисциплинам. А ты, как я понимаю, новенькая. Лин, кажется?
   - Да, я Лин. Добрый день, мастер Клод.
   - У нас с тобой встреча через пару дней. Владеешь какими- нибудь приемами? Занималась чем-нибудь?
   -Да, курсы самообороны., - про уроки Хвата я предпочитала молчать.
   -Неплохо. Применяла знания на практике?
   Эк, как он обтекаемо задает вопросы. И тут меня накрыло воспоминание моей попытки применить приемы там, в лесу с Риком. Звук лопнувшей моей головы от удара об дерево и темнота, накрывшая меня.
   - Лин, что с тобой, тебе нехорошо,- голос мастера едва доходил до моего сознания.
   Я потрясла головой:
   - Нет, со мной все в порядке. Да, применяла. Успехи, если вас интересует, отрицательные,- я не удержалась и криво улыбнулась.- Хотя.,. с какой стороны посмотреть, очнулась в больнице, зато живая.
   Он нахмурился:
   -Ясно.
   Он повернулся к выходу, и через плечо бросил мне:
   -Удачного дня, Лин. Жду к себе послезавтра, на весь день.
   Я допила сок, потом лениво сползала к стойке, взяла себе еще чашку кофе и пирожков, и отправилась к себе в комнату, ждать Грина. Вопросы у меня уже появились.
   У себя я, не торопясь, допила кофе, вытащила новый ноут, который мне уже принесли, подключилась к сети. О, да тут сначала включается локалка, в ней можно найти все учебные материалы, а так же справочники, да и еще какие редкие. А тут атласы и карты всего мира. Отлично. А еще можно посмотреть учебные фильмы на любые темы, от медицины до рукопашных боев. А вот скачивать ничего нельзя, только читать с экрана.
   Интересно придумано. Подключиться к сети можно, только отключив локальную сеть. Подключилась. И на экране тут же высветилась надпись. Студентам, оказывается, запрещается заводить электронную почту, регистрироваться в сети на любых форумах или сайтах, запрещено покупать что-либо в инет-магазинах и еще куча всего, что делать нельзя. И предупреждение красным - администратор следит за каждым выходом в сеть, нарушения караются полным отключением интернета. Во как. Хотя, понятно, центр не то место, про которое нужно знать посторонним. Да и про нас, точно будет лучше, если мы не будем мелькать где-нибудь, где нас может кто-то засечь. После моего оглушительного провала я не собиралась нарываться еще раз.
   С удовольствием выбрала себе фильм о жизни животных в локалке и с головой погрузилась в странные взаимоотношения богомолов.
   Грин явился сразу после ужина, на который я не пошла. Было откровенно лень, да и наелась в обед так, как давно уже не получалось. У меня еще оставались пирожки, принесенные из столовой. Кофе, правда, я выпила, но рассчитывала отправить за ним Грина и, когда он появился в дверях с двумя дымящимися чашками с кофе, усмехнулась:
   - У дураков мысли сходятся. Проходи, у меня еще есть пирожки.
   Он дурашливо улыбнулся, тряхнул головой:
   - Ты не пришла на ужин, как мне доложили, вот...принес хотя бы кофе. А тебя там ждали , - он уже не улыбался.
   - Наплевать. Давай, пристраивай чашки и начнем мы, пожалуй, с твоих проблем. С чем у тебя трудности? Конкретно.
   Он ссутулился, спрятал глаза и невыразительным голосом отчитался:
   - Я.,.я ходил в школу только до шестого класса, потом...не получилось. -Он помялся и продолжил, - химия, совсем не понимаю, физика, математика, и алгебра, и геометрия - ноль, история эта дурацкая, столько всякий королей, столько каких-то дат, я в них путаюсь.
   - Ясно. С химией нет проблем, с математикой помогу, насколько я сама знаю, я пока толком не уверена, что вашу программу сама сразу же потяну. С историей расскажу один секрет, там все просто, только сначала придется повозиться. Да и с остальным, думаю, справимся. Мне нужны большие листы ватмана, карандаши, маркеры цветные, что там еще у нас, скотч, линейки, кажется, все.
   Он встрепенулся:
   - О, черт, совсем забыл. Пойдем, я покажу, где на складе все это и еще тетради и все остальные письменные принадлежности можно взять.
   Мы бегом проскакали до склада, поздоровались с Маргарет и, набрав кучу всего нужного, отправились обратно в комнату. По пути мы пару раз столкнулись с еще какими-то студентами, которых на обеде не было, но попыток познакомиться никто не предпринял. И слава Богу, хватит мне на сегодня.
   Я сразу же начала командовать:
   - Расстели ватман на полу, сейчас я покажу, как составить таблицу по истории, которую и выучить проще простого и все на ней видно.
   Грин скис, но меня это мало волновало. Мы расчертили ватман на то количество стран, в одном регионе или соседних, про которые нужно было знать в определенный кусок времени. И поперек время по двадцать лет. И так у нас получилась таблица, которую мы и принялись заполнять. Какие цари, предводители, властители, вожаки и жрецы правили, какие битвы и с кем происходили, в какие годы, какой итог. Какие завоевания и прочее. Заодно рисовали небольшие генеалогические древа наиболее известных родов. Ну, и карты, конечно, не забывали. Провозились до ночи, зато Грин понял систему, и выглядел явно повеселевшим:
   - Кто тебя этому научил?
   - Мама. Она была историком.
   Он нахмурился, но ничего спрашивать не стал.
   - Ясно. Спасибо тебе, кажется, у меня даже в голове что-то начинает откладываться.
   Я засмеялась:
   - То ли еще будет, у тебя и химия уложится, и физика. Обещаю.
   - Лин, у тебя есть вопросы,- он выжидающе посмотрел на меня.
   - Есть. Что это за прима-балерина, которая так явно выпячивала свою грудь?
   Он прыснул:
   - Марселла. Ее подобрал где-то в бандитских притонах Фил. Он учит нас маскировке и умению преображаться. А еще слежке, преследованию, умению затеряться в толпе и прочим шпионским штучкам. Поговаривают, что она уговорила его взять ее с собой,...нууу.. определенным способом. Ей там, кажется, грозило нешуточное наказание, вот она и сбежала.
   Он потер лицо руками:
   - Лин, не связывайся с ней, она слегка стукнутая, может и с ножом полезть. Ее даже, насколько мы видим, не обучают многим вещам, так...по мелочи и..,- он замялся,- ей нет доступа во многие залы и похоже, она не задержится здесь надолго, она неуправляема. А еще похотлива, как кошка в течке.
   - А много еще студентов я не видела?
   - Ну, еще пятеро парней и три девчонки, они держатся вместе и ни с кем больше стараются не пересекаться. Они все нормальные, вроде бы, кроме Большого Билла, он такой же придурок, как и Марселла. Лин,- он взмолился, - я после дежурства, давай все на потом. Главное я вроде тебе рассказал, а там и сама разберешься, с моей помощью.
   - Ок, двигай к себе. Заниматься будем после ужина, каждый день.
   Раздался протяжный стон Грина, но я только улыбалась:
   - А ты как думал? Я тоже после ужина буду учить, вот вместе и будем...пахать.
   Рассмеялись и он, пожелав мне спокойной ночи, отправился к себе.
   И вот я ползу по коридору и подвожу некие итоги. Тесты сдавать я закончила, с Грином мы подружились, и, похоже, сильно сблизились, он мне нравился. Познакомилась я и с остальными студентами, правда, пока пересекались только в столовой, на занятия я не ходила.
   Большой Билл оказался еще более придурковатым, чем Марселла, которая все порывалась как-то уколоть меня, что, впрочем, ей не удавалось. Обычно я ее просто игнорила, а когда было настроение, подкалывала. Она туповатая, потому даже высмеивать ее лишний раз было лень. Зато она забавно бесилась, но руки не тянула. Видимо, мастер Клод сделал ей внушение или доложил Моргану.
   Большой Билл, или ББ, как его тут иногда называли, решил поначалу подъехать ко мне. Но после четкого указания направления куда ему двигаться, сказанного громким и спокойным голосом, стушевался и больше пока ко мне не лез. А самое смешное, что посылала я его вовсе не матом, а вполне литературными выражениями, взятыми из книг. Понял ли он, что я ему сказала, не знаю, но впечатление произвела, кстати, почти на всех.
   Только Крис тихо угорал в углу, опустив голову на стол, похоже, что мы с ним читали одни и те же книги. С ним, кстати, у меня тоже сложились нормальные отношения. Он даже иногда приходил на наши с Грином посиделки в какие-то моменты включался в обсуждение того или иного материала.
   А впереди у меня теперь занятия и практический материал. Ну что ж, можно сказать, пока все нормально. Только вот еще дождаться Дэна, хотелось бы услышать новости о моем отце и его планах.
   Глава 6.
  
   Дэн появился только через три недели, когда я уже потеряла всякое терпение и готова была бежать к Моргану, требуя начать поиски.
   За это время я обвыклась, начались мои занятия, в основном, индивидуальные. С ужасом ходила в спортзал к мастеру Клоду. Он еще в первый, тестовый день, довел меня до такого состояния, что из зала я убиралась ползком, в прямом смысле этого слова.
   Начиналось все более-менее. Доброжелательно поздоровавшись, Мастер попросил меня побегать по залу, сколько смогу. Ну...я отмотала кругов восемь, наверно. После чего Клод скомандовал напрячься и еще пробежать пару кругов, потом еще парочку, а когда я уже плелась с высунутым языком на плече, вдруг заорал:
   - Представь, что за тобой гонятся те, от кого ты спасаешься, беги!!!!
   И я рванула так, что сама себе удивилась. На адреналине я промчалась еще три круга, после чего, дыша, как загнанная лошадь, двинулась в сторону сложенных у стены матов, собираясь тут же рухнуть и отключиться. Ага, кто бы мне позволил.
   - Лин, не смей ложиться. Иди, встань вон в тот круг и потанцуй.
   - ЧТО???!! Потанцевать???!!!- От изумления я вытаращила глаза.
   - Да,- хладнокровно, не обращая на меня внимания, ответил Клод и занялся подбором музыки.
   А я озверела. ' Хотите, чтобы танцевала, да не вопрос, будут вам сейчас танцы!'. Стоя на месте, я, даже где-то с удовольствием, изобразила пару танцевальных приемов из танца живота. ' А что? Хорошо, ноги стоят, тело двигается и становится легче'. Сзади раздался рык Клода:
   - А ну, убрались за дверь, живо!
   После - звук захлопнувшейся двери и тишина.
   - Теперь показывай мне все приемы, какие ты изучила на курсах,- как ни в чем не бывало, Клод раскладывал на полу маты.
   Ну, я и показала. Сначала немного опасалась бить изо всех сил, но мастер быстренько привел меня в чувство и под конец я лупила, как могла. Правда, мои удары не достигали цели, почти никак, и тогда я гаденько похихикала про себя - и в ход пошли подлые приемчики Хвата.
   - Ай,- Клод, схватившись за ногу, оторопело таращился на меня.- Как это у тебя вышло? Я не видел движения.
   Я показала. Он вдруг ухмыльнулся :
   - Ааа...знакомые вещи...И как это Хват решил тебя научить такому?
   - Он помощник моего начальника...был..
   - Тогда ясно. Значит, Фред тебя принял в семью?
   Я пожала плечами. Откуда я знаю, куда меня приняли и кто. Вся моя жизнь - это сплошная тайна, и недоговоренности, и оговорки.
   - А вы что, все тут знаете Фреда?- Да, я была зла.
   - Лин, хороший оперативник всегда должен знать всех ярких представителей разных сообществ.- Клод хохотнул. - Продолжим!
   Затем он гонял меня на тренажерах, потом качала пресс, затем упражнения на гибкость. И после каждой нагрузки заставлял меня танцевать. И в конце подвел итоги:
   - В целом неплохо, Терминатором тебе не стать,- на этих словах я скривилась, а он улыбнулся.- Здорового мужика в честном бою тебе не одолеть, так что направление ясно. Будем тренировать гибкость, скорость и ...бег на длинные дистанции.
   На том мы с ним и договорились.
   Теперь каждый день у меня пара часов - это время незабываемых 'свиданий' с мастером. Не каждые занятия произвели на меня такое впечатление, но некоторые все же остались в памяти навечно. Например, общее для всех занятие по этикету, в частности, поведение за столом.
   Огромные столы, сервированные по всем правилам. Студенты, с выпученными глазами разглядывающие лежащее по разные стороны тарелок большое количество каких-то ножей, ложек, ложечек и вилочек, разной формы и размеров. Восхитительные ароматы, заставляющие сжиматься голодный желудок, и леди Анабелла, которая рявкает, как завзятый сержант, на тех, кто тянет руки к невозможно соблазнительной, еде, лежащей перед нами на огромных блюдах.
   - Сегодня мы будем изучать, какие столовые предметы для чего предназначаются и какие блюда чем берут и как правильно едят.
   По столовой проносится общий стон.
   - Итак, записываем и зарисовываем. Основные столовые приборы, закусочные столовые приборы, десертные, рыбные, чайная ложка, кофейная ложка, фруктовый прибор, нож для масла, его кладут на правый бок пирожковой тарелки, вилочка для фруктов, приборы для рыбы и морепродуктов...
   - На кой черт нам все это нужно?- В мое ухо жарко и разгневанно шипел Грин.- Я в жизнь не выучу, чем тут одно от другого отличается..
   Я пожала плечами и тут же вздрогнула. Леди Анабелла разъяренной тигрицей уставилась на нас:
   - А это для того, милый мой Грин, чтобы, когда ты на очередном задании попадешь в высшее общество, ни у кого не должно возникнуть ни тени сомнений в том, что ты занимаешь свое место по праву рождения и воспитания... Продолжаем!!!
   Я тупо зарисовывала формы бокалов и записывала, что и в какой бокал нужно наливать, и с тоской пыталась вспомнить, заныкала ли я ту пару пирожков, которую стащила в прошлый раз из столовой, или мы успели уже их сожрать.
   -... лангуста и омара разделывают специальными щипцами...устричный нож предназначен только для разделки устриц...
   Народ тихо зверел от запахов и вида еды.
   - На сегодня урок закончен, на следующем уроке будет полный опрос. Все свободны, до свидания.
   - А...как же еда?- Вот этот дрожащий, робкий голос, это голос Томаса?
   - А это банкет для преподавателей, у вас будет праздничный ужин и танцы. БИЛЛ!!! Руки убрал от тарталеток!!! Все на выход!!!!- кажется, леди Анабелла изволила гневаться.
   Мы, совершенно ошарашенные, вывалились в коридор и замерли возле входа.
   - А что, до ужина мы есть не будем? Я сейчас умру, - ага, это стон Криса.
   Я тихонько двинулась в сторону своей комнаты, но была схвачена Грином.
   - Ты чего?- он как-то голодно и настороженно смотрел на мои попытки тихо смыться.
   - У меня, кажется, остались вчерашние пирожки, - едва шевеля губами, прошипела ему на ухо.
   - Бежим!!!- Грин рванул меня за руку и мы помчались по коридору. За нами увязался Крис, который явно подслушал про пирожки и не собирался отставать. Уже потом, валяясь на мой кровати и старательно дожевывая пирожки, мы дружно решили, что это самый садистский предмет в центре.
   Много было всего интересного, но самым любимым предметом у меня так и осталась навсегда химия. Леонард, преподаватель, сумасшедший и гениальный ученый, учитель, в которого я влюбилась раз и навсегда, и который, обнаружив во мне родственную душу, позволял мне делать в лаборатории все, что моей душе угодно. Я даже один раз не выдержала, когда после устроенного мной взрыва разнесло половину лаборатории, а Лео только пожал плечами и попросил, правда настоятельно, помнить о правилах безопасности:
   - Лео, почему ты не сказал мне, что так делать нельзя? Почему ты разрешаешь мне любые эксперименты, даже заранее зная, что ничего из этого не выйдет?
   Учитель повернулся, какое-то время пытался осознать, чего мне от него нужно, затем грустно улыбнулся:
   - Лин, детка, если я скажу тебе: ' Ничего не выйдет', ты мне поверишь. И закроешь этот путь, навсегда. А это тупик, девочка. А вот если ты сама убедишься в том, что тут ничего нет, но твоя мысль может пойти дальше. Ты попробуешь что-то еще: изменить условия, поменять катализатор. Тогда, возможно, когда-нибудь ты создашь что-то новое. Потому что это творчество, Лин, а на пути творчества стоять нельзя. Иначе вместо творца получатся только исполнители.
   И вот у нас очередной урок. Я с предвкушением жду, что на этот раз придумал мой обожаемый учитель, и тут в кабинет ворвался дежурный.
   - Мастер Лео, Лин вызывают в кабинет мистера Моргана.
   Лео скривился:
   - Сегодня я собирался познакомить тебя с вирусами...Ладно, беги, Клоду я сам скажу, что ты не придешь...
   - Почему?- Я, правда, не понимала, я же ненадолго, что от меня нужно Моргану, вряд ли что-то серьезное.
   - Дэн вернулся, ...беги, беги..- Лео разулыбался, заметив, что я судорожно хватаю и запихиваю тетради в сумку и мчусь на выход.
   Как я донеслась до кабинета и никого по дороге не убила, сама не понимаю, ворвалась и застыла.
   Пред Морганом сидел заросший, какой-то обтрепанный, грязный, несчастный Дэн.
   Я с порога кинулась к нему:
   - Ты в...порядке?- С ужасом видя его руки, в кровавых мозолях, усталое, осунувшееся лицо, запавшие, обведенные темными кругами глаза.
   - Все нормально, Кэт, не переживай. Пришлось слегка вжиться в роль, твои...сородичи, крайне неприветливые люди...тьфу, звери..,- он улыбнулся.- Чужаков там очень не любят и не приветствуют, так что я играл роль бродяги, который ищет, где бы подзаработать немного денег. Вот устроился на лесопилку, кстати, принадлежит твоему отцу, работником на подхвате.
   Он потянулся всем телом и зевнул, стиснув зубы.
   - Пришлось уходить крайне аккуратно, чтобы не возникло никаких подозрений. Там все сурово. Из молодняка сформировали патрули. При тебе такое было?
   Я задумалась:
   - Скорее нет, обычно молодежь просто шлялась по улицам по вечерам, но большую часть времени просиживала в кафе.
   - Вот, а теперь они небольшими командами ходят по вполне определенным маршрутам. Тебя ищут, очень настойчиво. В договоренный с Томасом день...
   Я вопросительно взглянула на нашего начальника, который внимательно слушал Дэна и хмурился.
   - Мы из одного города послали письмо Ирен от твоего имени, что, мол, у тебя все хорошо, но какое-то время ты на связь выходить не будешь. И в другом городе засветили твои документы на имя Мелори. - Пояснил он.
   - Да, так вот. В этот день из города сорвалось не менее десяти человек... тьфу...Явно отправились по обоим адресам. Так что, Кэти, ни слова в сети, ни шагу с базы.
   - Да, Кэт, это приказ. И, Дэн, зови их уже так: 'люди Х'. Лучше, если мы не будем упоминать слово оборотни.- Морган мрачнел на глазах.
   - Лагерь я нашел, хорошо, что ты вспомнила про запах, Кэт, иначе я бы попался, как пить дать. Там такая охрана, что не подойдешь. Пришлось несколько дней убить на это. Видел, как тренируют молодняк. Морган, они создают отряды, причем, не просто отряды, а штурмовые. Кто-то из этих, он точно служил где-то в спецназе. Все тренировки явно оттуда.
   А я сидела и вспоминала свои мысли о том, что молодежь вряд ли удовольствуется жизнью в маленьком городке и рождением волчат. Не долго думая, озвучила и получила в ответ два очень пристальных взгляда.
   - А что? Это резонно.- Дэн задумчиво крутил головой, разминая шею.- Очень похоже, что у них продуманный план. Тогда надо искать связи и тех, кто с ними сотрудничает. Потому что это очень плохо. Видел, как они перекидываются, там такие лошади, Морган, с ними-то и в человечьем обличье справится сложно, а в зверином...Не дай Бог столкнуться.
   Дэн опять зевнул, потер лицо руками и чертыхнулся:
   - Черт, пару ночей пришлось не спать, сваливал, соблюдая все степени конспирации. Да, вот еще что. Люди, точнее девушки, стали пропадать чаще, это я по окрестностям поболтался. К Лике я не сунулся, извини, Кэт, но не рискнул. Кто его знает, что там с ней. Короче, Морган, не знаю, надо ли сообщать...выше. Но то, что это проблема и она большая и зреет давно - факт. И последствия будут ужасными.
   Мистер Томас задумчиво пожевал губу, вздохнул и стал выгонять нас из кабинета.
   - Идите уже. Дэн, тебе бы поспать, Кэти, иди, у тебя куча уроков и ,- тут он ухмыльнулся- репетиторство, так что давайте, валите. Мне работать и думать нужно.
   Вы вышли и Дэн тут же поинтересовался, что за репетиторство я себе нашла. Пока объясняла, он сначала как-то напрягся, а потом захохотал:
   - Ну, ты даешь, детка. Твое стремление спасать несчастного рядом, оно неистребимо. Иди, учись, а завтра удели мне весь вечер, хочу спокойно поговорить с тобой. Видел я твоего...Дэстэра, мразь, конечно, но твой этот ухажер, Рик - просто законченная тварь. Иди-иди, ничего особо страшного,- увидев мое лицо, Дэн приобнял, чмокнул в нос и пошел по коридору к себе. А я неторопливо пошагала в сторону крыла, где жили студенты.
   И тут мне сильно прилетело по голове. Впрочем, вопреки обычному ' тьма накрыла меня с головой', в этот раз сознания я не потеряла, только в голове зашумело и я покачнулась. Сзади кто-то схватил мои руки и зафиксировал за спиной, продолжая удерживать их. А передо мной нарисовалась наша королева.
   Да, крыша у Мари, видимо, покосилась окончательно, если она решилась с кем- то таким же придурошным напасть на меня возле кабинета Моргана. Страха не было. Я стояла и удивлялась, какими надо быть идиотами - не заткнули мне рот, не зафиксировали ноги...
   Решила послушать, чего они будут вещать, а уж потом действовать. Мари была в бешенстве. Размахивая перед моим лицом ножом, украденным из оружейной, она, плюясь слюной, шипела, глядя мне в глаза:
   - Я тебя, сучка, предупреждала, чтобы и близко не видела рядом с Дэном. Тварь... Не поняла меня? Сейчас я порежу твое смазливенькое личико...
   Тут я удивилась еще сильнее. Дело в том, что краску с волос мне смыли еще в первые же дни моего тут обитания, волосы превратились в какую-то серую, кудрявую паклю - краска была дешевой и плохо смывалась. Косметикой я не пользовалась, так что сейчас меня даже просто симпатичной назвать было трудно: ' она что, слепая?' А Мари продолжала нести какую-то чушь:
   - Тебе мало было завлечь Грина, мало было строить глазки Крису, так ты еще, дрянь, с Дэном собираешься уединиться на ночь? Ну все, сука, личика у тебя не будет. А потом тебя трахнет во все дырки он, - она ткнула пальцем мне за спину.- После чего на тебя никто больше не взглянет.
   А я решила, что, пожалуй, на этом пора этот цирк заканчивать и взмахнула ногой, метя в локоть той руки, которой она держала нож. Нож вылетел из руки Мари и, звеня, упал на пол. И тут же вторым ударом ноги, опираясь спиной на стоящее сзади тело ББ, а это, несомненно, был он (таким мерзким запахом пота и кислой отрыжки вонял только Билл), ударила ее в грудь. Мари с криком впечаталась в стенку, а я дико завизжала. Все, пара секунд - и мой любимый начальник стоял возле нас.
   - Что здесь происходит?- О, Морган не кричал, он говорил очень тихо, но от этого его голоса у меня мурашки проскакали по телу.
   Я, памятуя о приказе начальника, что обязана доложить, если будут конфликты, даже не собиралась ничего утаивать. Эти уроды так уже достали, что выгораживать их у меня не возникло и мысли.
   - Они напали на меня, когда мы расстались с Дэном. Ударили по голове, Билл держал меня за руки, Марселла собиралась порезать мне лицо ножом, после чего ее сообщник должен был трахнуть меня.
   О да, выражение лица Моргана в тот момент я долго еще не забуду - ошеломленное и в тоже время дико страшное. Он открыл рот, и тут эта дура опять кинулась на меня, пытаясь расцарапать мне лицо. Утихомирил ее в этот раз мистер Томас, короткий резкий удар поддых - и Мари повалилась на колени, пытаясь вдохнуть.
   - Билл, ко мне в кабинет,- скомандовал Морган, подхватив Мари за шкирку и, буквально, зашвыривая ее в комнату.
   - Мистер Томас,- Билл заблеял дрожащим голосом,- простите, это просто неудачная шутка, мы хотели пошутить...
   - В кабинет!!!!
   Он замолчал и, сгорбившись, поторопился прошмыгнуть мимо Моргана внутрь.
   - Лин, к Маргарет, пусть потом пришлет заключение! - Я, не споря, повернулась и по стеночке поползла в медкабинет.
  
   А пока шла, задумалась.
   Я менялась и мне не понравились те изменения, которые я сейчас видела. Та Кэйтлин, что скрывалась с мамой, болтаясь по стране, не стала бы рассказывать Моргану, что произошло. Она вообще не стала бы дразнить Мари, уйдя в полный игнор. Было бы от этого лучше, не знаю, но то, что я сделала, сильно взволновало меня. Почему? Потому что хотела выжить? Но Мари не такая уж опасная угроза мне, хотя...получить нож в спину вероятность была, и не малая. Страх. Вот что руководило мной последнее время. Глубинный страх, который появился после появления в моей жизни отца.
   Я все время чувствовала себя загнанным зверем и подсознательно стремилась убрать любую, даже гипотетическую угрозу себе, любыми способами. И мой выбор остаться в центре тоже был обусловлен не только жаждой мести. Сейчас я четко понимала, что второй, очень веской причиной был страх. Я стремилась найти защищенное место и научиться быть сильной.
   И это плохо, потому что я не пыталась быть осмотрительной и осторожной, я от страха начинала нарываться и выводить ситуацию на критический уровень, чтобы действовать. И это могло в какой-то момент стать причиной моего провала.
   Это было второй темой моего разговора с Дэном, когда на следующий день, он, прямо с утра, заявился ко мне:
   -Ты сегодня освобождаешься от занятий. Может, пойдем, выпьем кофе?
   - Нет, Дэн, я хотела поговорить. Сначала объясни мне, что будет с ними, ББ и Мари?
   Дэн как-то посмурнел и замялся:
   - Кэйтлин, сначала я должен тебе кое-что объяснить. Ты уже поняла, что всех студентов готовят по-разному и учат разному, кто на что сгодился, если коротко. И бывает...отбраковка. Когда становится ясно, что человек, в силу своих психологических особенностей или умственного развития, не может ничем быть полезен. Это, возможно, с твоей стороны, выглядит жестоко, но тут не детский центр для сирот. Это засекреченная, очень серьезная организация, про которую знают только несколько людей в правительстве. Мы не благотворители, Кэт. Мы ...шпионы, убийцы, киллеры, телохранители...все вместе, вся наша работа направлена на защиту интересов государства.
   Он тяжело вздохнул:
   - К нам попадают разные, очень разные люди. И редко, но бывает, когда эти люди...они становятся угрозой. Марселлу подобрал Фил, за что ему Морган уже так навалял, что мало тому не показалось. Он спал с ней там, на воле, пока работал в том бандитском притоне и просто пожалел ее, когда эта идиотка в очередной раз нарвалась и там. Притащил сюда и спал с ней тут, все это время. Морган был против с самого начала, но мы решили присмотреться. Ее вполне можно было использовать...ну...сделать из нее роскошную путану и внедрить куда-нибудь в элитный бордель.
   Он опять вздохнул:
   - Никто ее не обманывал, она прекрасно знала, что мы ей предложили, на большее, увы, она все равно не тянула, и ее все устроило. Она бы занималась тем, чем с удовольствием занималась на воле и получала бы деньги за сведения, которые бы вытаскивала из клиентов. Но у нее оказалась мания величия. Мало того, что она вообразила себя роковой красоткой, которую все тут хотят. Она решила, что незаменима и уже несколько раз нарывалась на драки с девочками, да и парням, кто осмеливался послать ее в ответ на ее предложения, мстила. Ну, вот..результат, как говорится, на лицо.
   - Дэн, но это же откровенный идиотизм, напасть на меня возле кабинета Моргана.
   - Они оба не отличались особым умом, Кэт. Да и перед этим Морган уже решил, что с нового года их отчислят. Билл тоже даже на простого телохранителя не тянул, откровенно говоря. И тогда она придумала, что, раз их все равно убирают из центра, отомстить тебе. Марселла с чего-то решила, что ничего ей за это не будет, все равно отчисляют. А Биллу затуманила мозги сказками про то, что она давно влюблена в него, и что они вместе уйдут отсюда и устроятся где-нибудь на воле. Этот телок решил ей помочь в осуществлении мести. Он и правда не собирался тебя ...хм..насиловать.., - Дэн окончательно опустил глаза в пол и рассказывал мне все это сухим, невыразительным голосом.- Просто думал попугать и не знал, что Марселла на самом деле собирается воспользоваться ножом.
   - Дэн, а что теперь? Они же...могут рассказать про центр там, а вдруг это услышит кто-то..лишний?
   - Нет, котенок, они ничего не расскажут.
   У меня глаза полезли на лоб:
   - Вы их убили?
   Он встрепенулся:
   - Кэт, ты чего? Офигела? Кто их будет убивать, кому они нужны? Твой любимый Лео давно уже разработал сыворотку. Она вызывает стойкую амнезию. Они просто ничего не вспомнят.
   - Никогда???!!- Я была поражена.
   - Ну, лет через пятьдесят, если мозги не пропьют, может, что-то и вспомнят. Все, Кэт, их в центре уже нет и больше можешь не вспоминать. Это был неудачный эксперимент. Забудь.
   - Дэн, я вот еще что хотела рассказать..,- я совершенно откровенно поделилась своими мыслями о том, что явилось для меня неприятным открытием, про свой страх и про то, что мне ужасно не нравится, в какую сторону я меняюсь.
   Он долго молчал:
   - Это происходит со всеми, Кэти, в какой-то момент. И ты очень умная девочка, раз заметила и проанализировала все так быстро. Это неизбежно, котенок. Но...главное, что ты это видишь и теперь будешь отслеживать. Это такой откат, после стольких лет напряжения и бегства. Если правильно подходить к этому и перенаправить свой страх в другую сторону, не позволять ему брать верх, то это только на пользу. Поверь мне. И я еще кое-что хотел тебе сказать, Кэт. Вы не команда, вас не учат ею быть. Возможно, даже в какой-то момент, кому-то из вас придется, увидев, что другой в опасности, уйти, стиснув зубы, чтобы не провалить свое задание. Это реальность, многие из нас через это прошли, и я хочу, чтобы ты это понимала изначально. Это не игрушки, девочка, мы вынуждены погружаться в такое дерьмо, знать такие откровенно мерзостные тайны - и про чиновников, и про высших должностных руководителей, и про богатых столпов общества, что иногда хочется на все плюнуть, и пусть этот мир сам себя сожрет. Но это наша работа, Кэт. Можно сказать, мы защищаем простых людей, но это будет вранье. Мы защищаем государство, которое, в свою очередь, обязано дать защиту слабым. Вот такие дела, котенок.
   - Знаешь, я подумаю над этим. И мои друзья, а их очень мало даже здесь, все равно останутся моими друзьями, и я буду защищать их.
   - А вот в этом я не сомневаюсь,- он улыбнулся и потянул меня на выход,- пойдем, все-таки попьем кофе, я расскажу тебе про твой городок, у меня куча новейших сплетен в загашнике.
   Мы весь день провели вместе. Про городок, где я жила с отцом, мне было не очень интересно, а вот про планы людей Х, как теперь с легкой руки Моргана мы их обзывали, разговаривали мы долго. Я старалась вспомнить поведение своих бывших одноклассников, поведение людей, обрывки разговоров, все, что могло помочь Дэну для анализа ситуации. Мы оба понимали, что это обещает стать огромной угрозой для людей.
   С момента выдворения Мари и ББ из центра, я с удивлением заметила, что народ расслабился. Теперь общие уроки проходили намного веселее и как-то активнее, что ли. Девчонки перестали дичиться и с удовольствием стали общаться со мной. А на уроках леди Анабеллы и вовсе все подкалывали друг друга, с азартом путаясь в многочисленных ложках и щипцах.
   Как-то, на уроке маскировки Дили, у которой был явный талант визажиста и косметолога, вымолила разрешение поэкспериментировать со мной. Оказывается, у нее давно чесались руки попробовать свои умения на моей шкурке. Глядя на меня огромными, оленьими глазами, она умоляюще сложила руки на груди - и я сдалась.
   - Ладно, черт с тобой, валяй.
   Она моментально преобразилась, глаза загорелись каким-то нехорошим огнем, руки требовательно схватили меня за волосы:
   - Сначала маску для волос, какой у тебя природный цвет?
   - Белый.
   - Я так и думала. Закрой глаза и не о чем не думай.
   Три часа, три нескончаемых часа она мазала меня какими-то мазями. Терла, смывала, снова намазывала, жужжала какими-то приборами, выщипывала мне брови, что-то подстригала и красила. И вот момент истины. Меня повернули на кресле к зеркалу и скомандовали открыть глаза.
   - Ух.., - передо мной в зеркале сидела абсолютно незнакомая мне девушка. Белые, прямые, чуть приподнятые феном у корней волосы обрамляли тонкой рамой чуть продолговатое лицо. Светлая светящаяся кожа лица, темно-серые, тонкие, правильной формы брови, а длинные ресницы чуть темнее бровей приглушали сияние глаз. Розовый блеск не скрывал форму губ, нежный тон румян подчеркивал высокие скулы. Та, зеркальная девушка была очень даже симпатичной.
   - Вот!!! Я всегда подозревала, что ты красавица,- Дили просто светилась от счастья.- У тебя удивительное лицо, просто чистый лист, работать с таким одно удовольствие. Обещай, ты вот так сейчас пойдешь в столовую, должна же я погордиться своей работой и своей моделью.
   Подавив тяжелый вздох, я покорно отправилась с девчонками на обед. Вопли восхищенных мальчишек заставили Дили смущенно краснеть и радостно улыбаться, а я тихо попыталась смыться к себе, но в коридоре нарвалась на Моргана.
   - Так-так, и кто это у нас такооой,- эта ехидна была счастлива возможности постебаться.- Ой, это у нас Лииин... Ну, что ж, Дили точно станет работать у нас в центре, прекрасная работа. А ты...ты у нас вполне можешь претендовать на место скрытого телохранителя у богатого оболтуса, в роли его девушки.
   - Скажете тоже, мистер Томас.- Настроение было паршивым.
   - Лин, я не шучу, скрытыми телохранителями могут быть только красивые дамы, иначе никто не поверит, что они просто любовницы. А ты просто красавица.
   Я аж задохнулась от возмущения, это значит, я буду играть роль любовницы??? Но тут же одернула себя: ' А что, собственно, ты хотела? Будешь. Тебя учат всему, чтобы ты могла приносить пользу, тебя защищают, с тобой возятся...нужно будет, и любовницу сыграешь.'
   - Ой, выбрось ты из головы пока все это,- Морган стал собранным и серьезным,- когда это все будет и будет ли вообще. Сейчас у тебя другая задача. И кстати, через пару месяцев мы с тобой поедем к твоим старым знакомым.
   Я похолодела, тонкая струйка ледяного пота поползла по спине: ' Отец???!! Я не готова!!! Совсем еще не готова!!!' мысли метались в голове и колени стали подгибаться.
   - Кэт,- голос Моргана вырвал меня из начинающейся истерики.- Кэйтлин, возьми себя в руки. Так никуда не годится, девочка. - Он жестко смотрел мне прямо в глаза.- Я понимаю, что ты еще только начала учится, но дело не в учебе Кэт, дело в тебе. Ты должна что-то сделать с твоим страхом, иначе он тебя сожрет. Смотри, я даже не сказал тебе, к кому мы едем, а у тебя уже паника началась.
   Он с какой-то затаенной грустью смотрел на меня:
   - Мы едем к Фреду, они разобрались со своими проблемами и осели на севере страны. Мне необходимо договориться с ними о сотрудничестве, а ты, я думаю, будешь рада повидать друзей. Ну, и как мой помощник в переговорах.
   Паника моментально схлынула, оставив после себя потные, озябшие ладони и слегка трясущиеся колени. И тут мне стало дико стыдно. Кажется, я покраснела и мистер Томас увидел это.
   - Кэйтлин, тебе просто жизненно необходимо переплавить свой страх в здоровую, холодную злость. Это придаст тебе силы и уверенности, а так...ты просто в какой-то момент превратишься в слизень, трясущийся от страха, и ничего, слышишь, ничего не сможешь предпринять. И погибнешь.
   Я кивала головой, соглашаясь с Морганом. Он был абсолютно прав.
   - Думаю, после поездки к Медведю я займусь этим. Тебе нужно попасть 'в поле' и там попробовать свои силы. Поймешь, что ты уже немало знаешь и умеешь, почувствуешь вкус победы. А теперь беги на занятия.
   И снова потянулись дни, наполненные учебой. Мастер Клод теперь гонял меня на стрельбищах, оружие я до этого и в глаза не видала, только в фильмах, но справлялась на удивление неплохо. А вот с холодным оружием все было ужасно, от одного ощущения ножа в руках меня скручивало. Как решать эту проблему, ни он, ни я пока не знали.
   Лео частенько теперь давал мне практические задания на сообразительность и разрешал работать в лаборатории одной, даже по ночам. За что на него ужасно ругался Морган, глядя на мое вытянутое, серое лицо и шаркающую походку. От недосыпания я иногда напоминала себе зомби. А в целом, мне страшно нравилось здесь. Только по Дэну очень скучала, он давно не приезжал, мотаясь по стране.
   Но вот подошло время нашего отъезда. Вю дорогу я дремала, а мистер Томас пытался впихнуть в меня инструкции по поведению. Зачем они мне, я так и не поняла, я-то ехала к одним из самых близких мне людей.
   Небольшой поселок, укрытый в густом лесу, почти никаких благ цивилизации. Проселочная дорога, про которую надо знать и еще попробовать ее найти. Несколько деревянных домов, правда, со спутниковыми тарелками на крышах, отсутствие прохожих на единственной улице. Да, Фред приложил немало усилий, чтобы найти такое место, где можно было бы без опасений лечь на дно. Первое, что я увидела и почувствовала, яркие глаза Долорес, наполненные слезами, и ее крепкие объятия:
   - Ри, детка, как же я соскучилась,- она потащила меня в дом, не обращая внимания на угрюмого мужа и стоявшего за его спиной беззвучной тенью Хвата. Морган вышел из машины и, демонстрируя пустые руки , что-то объяснял Медведю.
   Пока я, сидя на кухне и помогая нарезать салаты, рассказывала Долорес мои злоключения, мужчины как-то договорились и уже за столом все немного расслабились. Первым решил заговорить Фред:
   - Ри, девочка, у тебя все нормально?
   - Да,- я сияла от счастья, что у моих друзей все закончилось хорошо.- Я так скучала, очень боялась за вас, не знала, как узнать, как у вас дела и нервничала.
   - Да мы-то ничего,- Фред все-таки очень странно поглядывал на Моргана, который делал вид, что абсолютно не замечает этих взглядов, наворачивал стряпню Долорес и во всеуслышание нахваливал ее золотые руки.
   - Фред, все хорошо,- я искренне посмотрела на своего бывшего начальника, - правда, все хорошо. Сотрудник Моргана спас меня. Меня нашли и...если бы не Дэн, то вряд ли бы мы с вами встретились.
   - А вот меня как-то мучают подозрения,- голос Хвата был все такой же, тихий, чуть хрипловатый,- а не поспособствовал ли этот некий Дэн сначала тому, что тебя нашли? А потом такой принц на белом коне? А?
   - Нет, - Морган отодвинул от себя тарелку, с сожалением посмотрел на то, что там осталось, и повернулся к Хвату. - Девочка перед этим спасла Дэну жизнь, спрятав его от полиции, когда он...не важно. И Дэн просто заглянул к ней перед отъездом, решив отблагодарить, может денег подбросить, может пару номеров телефонов дать, кто бы мог, если что, помочь. Он рассказывал, что сразу было видно, у девочки неприятности, она все время была как натянутая струна. Но когда он увидел, какого размера эти неприятности, то решил привезти ее к нам. И знаешь, Фред, это самое правильное его решение для всех нас. Я, как вы уже поняли, представляю ту самую контору, про которую ходят всевозможные слухи, и мне нужен договор с тобой и твоей семьей.
   -Интересно,- Фред буравил его подозрительным взглядом,- ладно, Ри, совсем еще ребенок и поверила вам, с чего ты решил, что я такой же наивный? Я не связываюсь с легавыми, мы с вами по разные стороны баррикад.
   Морган протяжно вздохнул:
   - А мы и не легавые, и на какой мы стороне я уже давно не знаю. Ты ведь наслышан про наши подвиги, полиция давно уже охотится и на нас. И я бы не стал приезжать, если бы не одно но...Пусть Кэйтлин сначала расскажет свою историю, потом я дополню, и тогда ты поймешь, что мы столкнулись с чем-то более страшным, чем бандиты, воры или маньяки, и всем нам, подчеркиваю, всем нам придется договариваться, чтобы выжить. Кэт,- повернулся ко мне.
   И я рассказала все, с самого начала. Где-то в середине рассказа Долорес взяла мою руку и тихонько сжала, Фред хмурился, Хват, внимательно, не сводя с меня глаз, что-то аккуратно записывал в свой блокнот. В момент, когда я упомянула про оборотней, ожидала недоверчивого смеха, но реакция была неожиданной: мужчины многозначительно переглянулись и продолжили молча слушать. Когда закончила, мистер Томас подался вперед и продолжил:
   - Дэн нашел этот лагерь, вот,- он кинул на стол пачку фотографий, на которых я увидела знакомые лица одноклассников, потом фазы оборота, потом стаю ужасных, устрашающе огромных зверей, резвящихся на поляне.
   За столом висела давящая тишина. Фред рассматривал фотографии и передавал их Хвату. Долорес молчала, не отрывая взгляда от последнего фото, лежащего на краю стола, на котором черный волк одним движением зубастой челюсти разрывал пополам какого-то бомжа.
   - Ходили слухи,...- Фред говорил крайне неохотно,- конечно, им никто не верил, но слухи были, да. Хват?
   - Да, я даже помню, кто первый заговорил об этом. Хромой Том, царство ему небесное. Пропал, с концами пропал, давно уже, пару лет, как никто его не видел. А тут вон оно что.
   - Что ты хочешь от меня?- Что-то решив для себя, Фред так же подался вперед.
   - Мои предложения для тебя: я закупаю все твои изобретения, оптом, тебе не придется больше искать сбыт, светиться перед полицией, мне нужно все, что ты можешь сделать. В деньгах не обижу, оформим все, как получение наследства, а потом еще что-нибудь придумаем. И главное, что нужны твои связи и информация. Любая, самая бредовая, от всех, шлюх, бандитов, осведомителей, купленных полицейских, все, что они могут рассказать. Дэн с командой уже занимается сбором информации в финансах, прослеживают любые переводы со счетов отца Кэт и его сородичей, команда хакеров сейчас будет ломать любые защиты всех организаций, которые имеют связи с этим поселком.
   Томас замолчал, покрутил головой и вопросительно посмотрел на Фреда.
   - А зачем я полезу в это?- Но я уже видела, что Фред согласен, как-то неуловимо изменилось его лицо. Что-то в этой истории было личным, затрагивающим их напрямую. Я это чувствовала. - Ну, у нас есть очень неприятное предположение, что они готовят штурмовые отряды, и ...они аккумулируют большие денежные средства у себя на подставных счетах. Мы пока не знаем, сколько вообще оборотней в стране, сколько у них власти и денег, но что-то готовится, я это нюхом чую. И еще, я не подавал никаких рапортов, никому. Те, кто нас прикрывает, ничего не знают.
   - Умное решение,- улыбка Хвата была на редкость неприятной.- А почему?
   - У меня есть подозрение, что кто-то там, наверху, договорился с ними.
   -Ну, этого следовало ожидать,- Фред грузно поднялся и принялся ходить по комнате.- Это и я тебе могу сказать, даже не читая твоих бумажек. Кое-что до нас долетало, что есть вроде какая-то крупная организация, которая ведет дела с чинами из правительства, и она неприкосновенна. Думаю, это твои люди Х, мутанты, мать их...- он посмотрел на меня и оборвал фразу.
   - Кэт останется с нами.- Долорес была непреклонна.
   Томас с досадой возразил:
   - То, чему у нас учится Кэт, даст ей возможность самой защитить себя, если придется.
   - На пару месяцев,- поставил точку в их споре Фред, -я кое-чему подучу малышку, у нее дар к этому, а потом заберешь к себе. Но учти, Морган, за нее ты отвечаешь головой. Мы приняли ее в семью.
   Морган задумался и кивнул. - Пусть остается, заодно помните, она засветила свои последние документы, так что Кэт никогда не работала с вами, она просто...племянница, пусть вон.. Хвата. По новым докам она родилась тут недалеко, легенда у нее железная, следите только, чтобы никто лишний ее не видел. И, кстати, помните, запах - у этих тварей нюх звериный, они запоминают любые запахи, любого, кто им встречался.
   Он встал и хлопнул меня по плечу:
   - Учись, девочка. А мне пора, через пару месяцев загляну, заодно уже и счет оформим. И доки на наследство будут готовы, и связь наладим. Никаких переговоров с компьютера или телефона.
   - Договорились,- мужчины вышли провожать Моргана, а меня Долорес повела на второй этаж. Там, в конце коридора была комната, которую она мне приготовила.
  Глава 7.
  
   Эти два месяца пролетели , как один большой, наполненный теплом, светом и любовью семьи, день. Утром, едва я просыпалась, спускалась в кухню к Долорес и там, под ее руководством училась готовить. Потом мы пили с ней чай и вели неспешные беседы обо всем. А еще, Долорес учила меня разбираться в людях, языку тела, умению распознавать жесты, мимику лица, чувствовать ложь.
   Она оказалась удивительным учителем, все сказанное ею тут же демонстрировалось мне на практике. Учила она меня и умению лгать самой так, чтобы это воспринималось всеми, как правда. Рассказывала она и про отношения мужчины и женщины, откровенно. Я смущалась, мне было крайне некомфортно, но Долорес, видя мое смущение, расстроилась:
   - Ри..Ой,- она запнулась,- Кэт, я рассказываю тебе то, что мать должна рассказывать своей дочке. Это, конечно, должно было происходить раньше, много раньше, но...Так уж у нас у всех вышло.
   Присела напротив меня, сцепив руки перед собой:
   - Ты...ты нам как дочь, Кэти. И...мы больше не сможем пережить потерю, я, во всяком случае, точно. У нас с Фредом была дочка, малышка Софи. Мы тогда жили на севере, в небольшом городке около Сиэтла. Ей было всего шестнадцать, когда она пропала. Возвращалась из школы после занятий танцами, по дороге через лес. И как будто просто растворилась в воздухе.
   Она порывисто вздохнула, ее голос задрожал:
   - Искали ее долго. Фред поднял все свои связи, чуть с ума не сошел. Понимаешь, люди никогда не рассказывают полиции все, но между собой они обсуждают и можно, при наличии осведомителей, узнать многое. Но тогда ничего не помогло, совсем. Хотя Фред задействовал всех, кого мог. А сейчас...после твоего рассказа и фоток Моргана мы подозреваем, что ее схватили и украли оборотни. Было там одно странное поселение, жители которого не общались ни с кем. И вели себя крайне странно и были очень похожи, на тех, с фотографии. И в школе они бывали. Теперь я думаю, что это были они, волки. Фред готов мстить, он не простил и не забыл, как я чуть не умерла тогда от горя, да и сам он души не чаял в нашей доченьке.
   -Кэт,- она подалась вперед, глядя на меня полными слез глазами,- мы считаем тебя дочерью, которую Бог подарил нам еще раз. Я знаю, что у тебя была мама, которую ты очень-очень любила, но надеюсь, ты когда-нибудь примешь нас, как своих родных. Позволь нам стать ими.
   Я закивала головой, вытирая ползущие по щекам слезы. Она пересела ко мне, обняла и продолжила рассказывать:
   - Теперь нам есть ради чего жить. Здесь, с нами, твой дом, где тебя всегда примут. Мы всегда будем на твоей стороне, Кэти, всегда будем любить тебя и защищать, как можем.
   Тот разговор оставил очень тяжелое впечатление. С одной стороны, я радовалась, я считала Фреда и Долорес своими родными еще там, в Джексоне. А с другой - больно было за них обоих, да и...смущало меня то, что я как будто заменяла ту, которую они искренне любили. Словно я какая-то замена чему-то. Решив, что разберусь потом, оставила пока эти мысли.
   Фред никаких подобных эмоций не проявлял. Но учил меня требовательно, заставляя по сто раз повторять то, что рассказывал. После обеда мы просиживали в его мастерской часами, где я паяла, разбирала и собирала всевозможные узлы, схемы, соединения от разных устройств: мини-камер, подслушивающих, датчиков, и прочего разного шпионского оборудования. Вскоре я могла с закрытыми глазами собрать из пары проводков все что угодно.
   Хват тоже не обошел меня своим вниманием, по вечерам он учил меня использовать, как оружие, любой предмет. Начиная с ножа и заканчивая обыкновенной ручкой. Я поначалу возмущалась, что это подло, вот так, со спины наносить удары. Но тут вся семья выступила единым фронтом:
   - Если это в какой-то момент спасет тебе жизнь, значит, ты должна это знать, а главное, уметь и заставить себя применить!!- Долорес аж пыхтела от возмущения.
   - Кэт, -Фред был спокоен,- это необходимые навыки. Поверь мне, девочка, Морган не будет тебя прятать от мира на базе все время. Когда-нибудь ему придется отправить тебя на задание и мы все тут хотим, чтобы ты потом вернулась к нам, живая и невредимая. Я обещаю, что найду возможность вытащить тебя из команды Моргана, но пока ты там, ты должна уметь все, что сохранит тебе жизнь. Долорес перед твоим отъездом еще научит тебя, как ведут себя шлюхи, как соблазнить мужчину, и как вовремя унести от него ноги.
   Я открыла рот от изумления.
   - Да, детка, зато это тебе пригодится. Вдруг придется прикинуться жрицей любви, чтобы избежать подозрения или проникнуть куда-то.- Долорес не выглядела довольной, но настроена была решительно. А Хват только молча посмеивался, глядя на мое возмущенное лицо. А затем, так же молча показал на полянку, где мы отрабатывали удары. И мы продолжили.
   Начальник появился, как и обещал, ровно через два месяца, среди дня, без предупреждения. Его машина просто въехала на стоянку около дома и из нее вылезли Морган и Дэн. Я завопила от восторга и кинулась другу на шею. Очень сильно соскучилась, да и новости хотелось узнать. Мне никто ничего не рассказывал, хотя несколько последних недель какие-то люди то и дело появлялись возле дома и так же стремительно исчезали.
   Дэн, смеясь, покрутил меня на вытянутых руках и, поставив на землю, отправился знакомиться с моими друзьями. Фред с Хватом приняли его холодно, с большим подозрением, а Долорес...она несколько минут всматривалась в лицо Дэна, после чего рассмеялась, обняла его и потянула за собой в дом.
   Новости были нерадостные. Сидя за столом и быстро глотая приготовленный нами ужин, мужчины рассказывали, что накопали за это время. А накопали многое. Куча неизвестных фирмочек, которые перечисляли деньги на счета отца, вроде как за лес, но Дэн точно был уверен, что такой объем лесопилка отца не потянула бы, никак. Масса каких-то странных закупок у посредников, которые были известны, как ненадежные, практически, у бандитов.
   Связи с наркоторговцами, торговцами оружием, у меня волосы стояли дыбом. Фред в свою очередь, доев, кивнул нам, чтобы быстро убрали со стола и помогли расстелить на нем карту, на которой по всей стране стояли странные отметки.
   - Это возможные поселения оборотней. Я привлек только проверенных людей, они задействуют своих, но аккуратно, чтобы не поползли слухи. Так что будет не быстро. Зато я уверен, что информация не пойдет дальше, чем следовало.
   - Может, вам перебраться куда-то в более защищенное место?- Морган испытывающе смотрел на Медведя.- Мы сюда просто не успеем, если что.
   - Не стоит,- как ни странно, но ответил ему Хват,- мы в безопасности. Тут есть, кому помочь, если что. А вот девочку берегите, вы обещали.
   Дэн недоуменно посмотрел на меня, а Долорес поддакнула:
   - Кэт вернется к нам, потом, когда все будет закончено. Не дело это для молодой девушки, да и вы сами понимаете, не ее это все.
   Я внимательно наблюдала за мистером Томасом. Он нахмурился, а потом неожиданно, все так же хмуро, улыбнулся.
   - Я и не собирался ее держать там навсегда. Найдем способ перевести ее в запас, чтобы не было лишней суеты и требований стереть ей память.
   - Договорились. Кэт, пойдем со мной, соберем все, что мы приготовили для Моргана, следующая партия через месяц, как договорились. - Фред махнул мне и мы отправились в мастерскую паковать уже готовые коробки. А там мне снова вручили листок бумаги с секретными адресами.
   - Выучи и уничтожь. Это адреса "скорой помощи", придешь - и тебя переправят ко мне или окажут любую помощь. Поняла?
   На секунду он крепко прижал меня к себе и едва слышно прошептал:
   - Думай, всегда думай, прежде чем действовать. Никогда не торопись. Все. Иди, дочка. Пора.
   Дэн всю дорогу обратно пытался отвлечь меня от невеселых мыслей. Он травил какие-то байки, вспоминал , как орал Лео, когда узнал, что меня не будет два месяца, как передавали приветы мои мальчишки, которые сейчас ушли на первое задание.
   Я отреагировала только на новости о Грине и Крисе. Морган, видя мое взволнованное лицо, поспешил 'обрадовать' меня новостью, что у меня скоро тоже первое задание.
   - Не сложное, но важное. И не трясись ты так,- не сдержался начальник,- все ты помнишь и все ты умеешь, хватит паниковать, Кэт.
   Это он прав, я впала в состояние неконтролируемой паники, когда услышала, что и мне вскоре придется выйти в мир. В голове метались испуганными птицами черные мысли о моей полной никчемности: ' Я ничего не умею!!! Ничего не помню!!! Я все провалю, аааа..'. Дэн, посмеиваясь, приобнял меня и тихим шепотом начал успокаивать:
   - Кэти, котеноооок..слышишь меня? Все хорошо. Ты все вспомнишь, мы подготовимся, да? Ничего там сложного нет. Мы с тобой все разберем, и план дома, и все, что ты должна будешь сделать...успокойся, моя хорошая, ты справишься, я в тебя верю.
   Вот так под смешки одного и воркование другого мы доехали до базы. И понеслось, учеба, потом занятия с Дэном. Мы досконально разобрали план огромного дома, в котором мне придется работать, так, что я могла с закрытыми глазами пройти куда угодно. Лео, который страшно соскучился и, узнав , что мне предстоит, потихоньку насовал мне кучу каких-то запаянных ампул: со снотворным, с меняющей запах жидкостью,с ядом. Да-да, мой учитель дал мне небольшой флакончик с ядом,'на всякий случай', как он выразился.
   Потом меня мучил мастер Клод, на отлично оценив мои новые навыки превращать в оружие любой предмет, до которого я могла дотянуться. Времени на страх у меня просто не осталось и, когда Морган объявил, что осталось всего три дня и сейчас я узнаю, куда меня пошлют и что нужно сделать, паники не было. Зато появилось любопытство и...злость, на все.
   На судьбу, которая заставила меня делать совсем не то, к чему я стремилась, жить не той жизнью, которой я хотела жить. На отца, из-за которого моя жизнь с самого начала пошла кувырком, на обстоятельства, на маму...Я встряхнулась, это нервы, злиться смысла не было. Нужно было, как всегда, просто выжить.
   И вот мое задание. На словах все просто. Я, сирота из приюта, немая и слабослышащая, должна была попасть на работу в огромный концерн, в один из его филиалов, уборщицей, чтобы поставить подслушивающие жучки производства Фреда в кабинет генерального и его зама. Собственно, все. Но...как всегда есть это но.
   Готовили меня старательно, Дили превратила меня в серенькую, невзрачную, страшненькую девушку с дебильным выражением лица, с огромным дешевым слуховым аппаратом на оттопырившемся ухе. Квартирка, размером с картонную коробку, которую я якобы снимала, располагалась рядом с офисом филиала. Связь решили держать через закладку в супермаркете рядом с домом, а так я должна была вести абсолютно правильный образ жизни, проверять меня будут и это понимали все. Потому контакты исключены, любые. Если что, уходить через людей Фреда. Если я на грани провала, то экстренный телефонный звонок от дальней родственницы - и я должна немедленно уходить. Короче, ужас.
   Но вот я уже стою на ступенях у входа в офис, мое резюме рассмотрели и вызвали смс-кой на собеседование. Вдох-выдох, холодный пот стекает ручейком по спине. Я, держа лицо недалекой, малосообразительной дурочки, дергаю за ручку и открываю дверь. Все, пошла.
   Ого, а они неплохо устроились. Огромный холл с большими зеркальными окнами, серая, похожая на камень шершавая плитка на полу, простенки наполовину закрыты дорогими пластиковыми панелями, с текстурным рисунком под дерево, верхняя часть стен матово-бежевая. Живопись освежает ровную поверхность небольшими яркими пятнами. О, да это даже не копии, а вполне неплохие работы современных недорогих художников. Турникет делит холл на две части, рядом будка для охраны. Серьезно, трое охранников при полном параде, сканер при турникете, дальше, в глубине холла, стойка секретаря.
   Молоденькая, хорошенькая кукла за стойкой сразу же реагирует на мое появление, но молчит, внимательно наблюдая за тем, как я робко подхожу к охраннику, стоящему перед турникетом. Краем глаза вижу, как в зеркальном окне отражается полное недоразумение - я. Из серии 'бедненько, но чистенько. Серые волосы, забранные в прилизанный пучок, растерянные прозрачно-серые глаза, сероватая кожа лица, тонкие бесцветные губы, сжатые в нитку. Черный плащик, с голубым шарфиков на шее, темно-синие туфли на небольшом, устойчивом каблуке. В руках большая синяя сумка из тех, что так любят домохозяйки. Вытаскиваю заранее отпечатанный листок и подаю его охраннику.
   Он внимательно читает пару строк: ' Добрый день. Я, Марта Льюис, приглашена на собеседование, на сегодня в 12-00. Я немая и слабослышащая, огромная просьба, говорите так, чтобы я видела ваше лицо, я читаю по губам. Спасибо.'
   По мере прочтения, у молодого, довольно симпатичного парня глаза потихоньку лезут на лоб, но вышколены они будь здоров. Он молча отдает мне мой лист и показывает, что я могу пройти к стойке секретаря. Сканер тихо пищит и на нем загорается красненькая лампочка, охрана напрягается, но я вытаскиваю телефон с парой номеров, приюта и моей 'дальней родственницы', на роль которой определили старую, глухую, практически в маразме бабушку и, положив его в окно будки, прохожу дальше.
   Сканер заткнулся, телефон внимательно осматривает, а потом просвечивает уже другим сканером второй охранник, дядька в годах, с неожиданно цепким взглядом. Он возвращает мне телефон и они оба отворачиваются.
   И я спешу к кукле, назначенное мне время уже на подходе, а я страшно не люблю опаздывать. Секретарь так же внимательно читает мой лист, сверяется с чем-то в компьютере и протягивает мне другой лист:
   ' Добрый день, мисс Льюис. Вам следует проследовать на второй этаж, лифт справа, в кабинет номер 12, к начальнику отдела кадров миссис Крейт. Вас ждут'.
   А организовано все прямо на высшем уровне. Приятно. Я киваю, все время мысленно повторяя 'ты немая, ты немая, не вздумай открыть рот', и отправляюсь к лифту.
   - Это что такое сейчас было ?- За моей спиной оживает третий охранник.
   - Новая уборщица,- голосок у куклы звонкий, как ручеек.
   - А почему молча?
   - Она немая и глухая, прикинь, какой ценный кадр, никому, никогда и ничего, да и еще и не услышит. Если бы еще слепая была...- она звонко смеется, а я с каменным лицом дурочки спокойно жду прихода лифта.
   На втором этаже все еще более ухоженное и дорогое, полы мраморные, мыть будет тяжело, каждая капля, высохшая на таких полах, видна за версту. Стены выкрашены свето-салатовым, живые цветы в горшках, картины, теперь уже очень приличная графика. А вот и кабинет. Стучусь, выдыхаю и открываю дверь.
   За столом сидит моложавая, красивая дама со стервозным выражением лица, окидывает меня оценивающим взглядом, чуть кривится, но машет рукой , указывая на стул перед столом.
   А тетка опытная, глядя мне в глаза и четко артикулируя, произносит:
   - Добрый день мисс Льюис, мы рассмотрели ваше резюме, вы нам подходите. Вы сирота?
   Киваю, соглашаясь.
   - Живете неподалеку?
   Киваю. Интересно, к концу беседы моя голова останется на шее или отвалится.
   - У вас будет испытательный срок на три месяца, работать начнете с завтрашнего дня с девяти утра и до восьми вечера. Убирать будете пока на втором и третьем этаже...Как же не вовремя эта клуша сломала ногу,- шипит она, не разжимая губ, а я мысленно усмехаюсь. Еще бы она не сломала. Дэн долго охотился на нее, чтобы все выглядело правдоподобно и чтобы даже свидетели были, что это все несчастный случай.
   - Мисс Льюис, в конце коридора есть каморка для уборщиц, там найдете все вам нужное. За любое нарекание вы будете уволены. Свои телефоны и компьютеры,- тут она скептически смотрит на меня, но договаривает,- приносить в офис запрещено. Курить запрещено. Вступать в личные отношения с сотрудниками компании запрещено.
   Лицо ее вдруг приобретает удивленное выражение, она словно раздумывает, найдется ли такой смельчак, который бы попытался вступить со мной в личные отношения. Видимо, придя к выводу, что нет, она слегка расслабляется и продолжает:
   - Зарплата на первые три месяца- шестьсот долларов, после окончания испытательного срока - повысим вдвое. Если вы будете нам полезны, вас переведут на уборку третьего и четвертого этажа, тогда зарплата составит полторы тысячи долларов. Вам все понятно?
   Я снова киваю головой.
   - Тогда я с вами прощаюсь, банковскую карточку вам заведут в бухгалтерии, получите ее завтра на выходе. Аванс на нее перечислят через две недели. Всего хорошего, мисс Льюис.
   Я встаю, кивком головы и прижатой к груди рукой прощаюсь и выхожу обратно в коридор. Сразу же иду в каморку для уборщиц. Да, там действительно есть все, что нужно, даже новый халат висит на вешалке. На полочках в шкафчике перчатки, платок, аккуратные закрытые тапочки стоят внизу и главное, все моего размера. Подозрительно, но ладно, поглядим дальше.
   Быстро прохожу через холл, кивая, прощаюсь со всеми и выхожу на улицу. Свобода. Оглядываюсь и, уже не поднимая головы, торопливо отправляюсь в супер. Нужно сообщить, что меня взяли и закупить продуктов - в холодильнике в моей квартирке почти ничего нет, а, возвращаясь в восемь вечера после полного рабочего дня, готовить я уже не смогу.
  
   Первые дни на работе были даже в чем-то забавными. Я, тихонько шаркая тапочками, медленно передвигалась по этажам, выделенным мне для уборки.Это были этажи для различных служб - сбыта, закупок, бухгалтерии, кадров. Куча народу, много кабинетов, в которых к концу дня творился тихий ужас. Вот почему мне приходилось убирать и после того, как у всех рабочий день уже заканчивался.
   Народ сперва от меня шарахался, я бы тоже шарахнулась - темно-синий халат ниже колен, серый пучок на голове, бледная кожа и большая черная блямба на ухе. Лицо блаженной. Глаза полузакрыты (я ведь не буду объяснять, что я так высматриваю камеры наблюдения), на попытки позвать - не реагирую, я же глухая. А что аппарат есть, так он дешевый и ни фига не помогает. Сзади за ручку тащу тележку, надо отдать должное хозяевам - все оборудование, даже для уборщиц, высшего качества. Тележка идет так, как будто она машина типа Мерса, ее совершенно не слышно. Кстати, мне пригодится.
   А потом просто перестали обращать на меня внимания. Вот так я мотаюсь по двум этажам уже три недели. Проверки были смешные - то охранник начнет орать в конце коридора, что меня вызывают в бухгалтерию, то сотрудник за спиной начнет делиться впечатлениями о моем облике с окружающими. Смешные они. Мне все равно, голова забита другим - как бы мне побыстрее сделать 'карьеру' и попасть на четвертый и пятый этажи. Там кабинеты начальства и огромный зал для серверов, в которых и хранится вся информация о хозяйственной и не очень деятельности фирмы.
   От мысли, что я тут буду торчать три месяца только испытательного срока - резко становилось плохо. Дома вела себя образцово, работа, магазин или библиотека. Да-да, я записалась в районную библиотеку, беру там любовные романы, читаю по вечерам, запоем. Еще у меня в комнате стоит маленький телевизор, но на всякий случай я включаю его без звука. Не думаю, что они полезут проверять мою квартиру, но все лишнее убрала в тайники, которые оборудовал тут Дэн, молчу как рыба даже дома, от греха подальше, как говорится.
   Выяснила расположение всех камер и заодно узнала, что камеры не пишут изображение, а работают он-лайн. На третьем этаже есть скромная дверь, куда мне поначалу запретили заходить, так вон там и сидят наблюдатели. Все изображения со всех камер выведены на большой, во всю стену экран. А выяснила случайно, мне повезло. Один из охраны приволок из столовой тарелку с супом, не успел поесть, что ли, короче они ее вывернули прямо на стол. Крик , шум и меня отправили там убирать. Охранника, кстати, уволили. Протирая пол и лазая между столами, заодно внимательно изучила все провода в этой комнате, куда и что подключается, и как можно это все отключить, если понадобится.
   Первая зацепка есть. А вот через несколько дней случился неприятный сюрприз. Придя домой после посещения магазина, я увидела, что моя метка на двери отсутствует. Опа, ко мне приходили с обыском? Не торопясь, как всегда, вошла, разгрузила сумки, включила чайник и пошла в комнату переодеваться, и тут на руке тихо и беззвучно завибрировали часы.
   Внешне самые дешевые простые часы из супера, а вот внутри...Это был и крохотный сканер, определяющий наличие вокруг камер слежения и подслушивающих жучков, и мини-компьютер. Если нужно, даже сигнал бедствия можно послать и включить маячок. Поделка Фреда, одна из самых навороченных, он подарил мне их еще перед моим отъездом. ' Значит, были гости. Интересно, а что они тут оставили? Ага, крутимся на месте, идем к дивану, потом к телевизору, в ванне все чисто, в туалете тоже, на кухне ничего. Значит, комната, мини-камера около окна, она же и пишет звук, тайники не нашли, а вот зачем кинулись проверять так тщательно - вопрос. То ли подозрения появились, хотя откуда бы, то ли мне светит-таки повышение, а вот это уже лучше'.
   Мои предположения оправдались. Утром, едва я только приползла на свой этаж, за мной примчался охранник и поволок за руку в кабинет кадровика. Стерва выглядела странно, оскал на ее лице, видимо, означающий улыбку, откровенно пугал.
   - Мисс Льюис, нам понравилось, как вы выполняете свою работу, и начальство решило вас повысить. Теперь, с завтрашнего дня вы убираете четвертый и пятый этажи нашего офиса. Вот договор, ваш испытательный срок закончен, подпишите. Теперь вы наш работник на постоянной основе. Вот карточка - ключ от всех дверей на этих этажах, не потеряйте. Потеряете, подадим на вас в суд. Вот подписка о неразглашении,- тут она слегка запнулась, глядя на меня, тряхнула головой,- на этажах своя униформа для уборщиц, все найдете в конце коридора, там есть своя комната. Убирать тщательно, документы на столах не трогать, не перекладывать, ничего не читать. Все ясно? Свободны.
   Я, слегка офонаревшая, вывалилась в коридор и задумалась. Не иначе как Дэн приложил свои руки к происходящему. Так оно и оказалось, как впоследствии я узнала от Дэна, Томас приказал ускорить мой рост по карьерной лестнице, ему крайне стало необходимо знать, что происходит в этой фирме.
   И как оказалось, не зря.
   Первый день я на новых этажах. Кругом роскошь, все дорогое, натуральное, вылизанное. Работы тут мне предстоит намного больше.
   Сначала наведалась в комнату уборщиц. О да, униформа для уборщиц поразила, такой же халат, только черный, черный платок, черные тапочки, блеск. Теперь я черная вдова, или ночная мышь. Ну и видок у меня, сама пугаюсь, когда случайно вижу в зеркале. Теперь убираем коридор, вычисляя камеры, ага. Теперь ищем комнату, где сидят наблюдатели, на втором этаже изображения выводились только с камер с первого по третий этаж. Вот она, родимая. Тряпку вперед - и я нагло открываю дверь карточкой.
   На мое появление отреагировали все, кто там сидел. Совершенно ошарашенные лица вначале, пока я жестами объясняю, что мне нужно убирать у них, и полные изумления, в конце. Но надо отдать должное - вышли. Остался только старший, который внимательно следил за тем, как я ползаю на коленях, протирая полы и попутно вытирая пыль со всех проводов, змеящихся повсюду. Быстро, но тщательно убрала, кивнула вместо спасибо и потопала дальше. Ага, все то же самое: огромный экран, в кабинетах по две камеры, в серверной целых пять - так, что они перекрывают все пространство. Плохо. Но выкрутимся, если нужно. А теперь навестим главного.
   Кабинет был роскошным. Темные деревянные панели по стенам, украшенные тонкой, ненавязчивой росписью. Дорогая солидная мебель, огромное крутящееся кресло, и в углу - небольшой открытый стеллаж, в котором расставлены фарфоровые фигурки. Ничего себе, настоящий Meissen! А главный эстет, да еще и очень богатый.
   Начинаю уборку, присматриваясь, как половчее воткнуть жучок, куда бы его засунуть так, чтобы не нашли. Нет, в первый же день я не собираюсь ничего делать. Ясно же, пока не снимут наблюдение с моей квартиры, пока тут не привыкнут, тихо ползаю и убираю. Замираю на несколько минут возле стеллажа с фигурками, удивительная красота и такая тонкая работа, сплошное очарование. Приношу тазик с чистой теплой водой и стараясь не дышать, вытираю каждую слегка влажной тряпочкой, потом так же аккуратно ставлю на место. А вот к столу даже не подхожу, там навалена куча бумаг, ну его...Быстро мою пол, заодно уже вижу, куда пристрою жучок. Затем выкатываюсь вон, путь мой лежит в кабинет зама.
   Там все попроще, никаких коллекций, зато стоит два стола и оба не видны под бумагами. Мою, убираю, вытираю, чищу и отправляюсь дальше. Хочу сегодня же заглянуть в серверную, хотя толком не понимаю, зачем. Но интуиция подсказывает, что лишним не будет.
   А вот там сюрприз, в ней круглосуточно сидят дежурные. Это я выяснила, пока, не торопясь, наводила там порядок. Сначала куча мужиков поржала надо мной, а затем стали ругаться, чья очередь дежурить в День Благодарения. А значит, если я получу приказ что-то сделать с серверами, то план нужно продумывать сейчас. Вопрос, как сделать так, чтобы весь народ убрался отсюда? Мда, задачка...Зато интересно.
   Бесит, все бесит! Мало того, что теперь работы вдвое больше, правда и зарплату мне повысили ( демонстративно покупаю себе в магазине конфеты или пирожные), так и эти придурки все время пытаются меня позвать. Слепые, что ли, не видят аппарат на ухе? А когда уже разъяренные вспоминают, что я ни фига не слышу, хватают за руки, особенно почему-то любят подойти со спины. Я, конечно, подскакиваю и таращусь в ответ, а эти..идиоты радуются.
   Генеральный просто свинья, каждый день вывожу из кабинета кучу всякой дряни. А еще он совершенно не в состоянии запомнить, как меня зовут, потому обычно начинает орать что-то типа: 'Эй, ты!'. Но главное, что у меня из квартиры убрали-таки камеру. Видимо, я настолько вжилась в роль недалекой уборщицы, что тратить на меня человеко-часы, чтобы все время наблюдать, посчитали нецелесообразным.
   Ура!! Я тут же влепила жучок и главному и его заму и даже на всякий случай в серверную, пусть будет. Обнаружить их невозможно, Фред просто гений. Если через три дня в закладке не будет никакого распоряжения от Моргана, начинаю операцию по собственной эвакуации отсюда.
   Накаркала. Еще с утра было какое-то тянущее нехорошее предчувствие. Убрала на этаже, покивала всем встречным, вымыла кабинет зама и отправилась к генеральному. Вроде, все как всегда, вот уже остались только фигурки, которые я с удовольствием протираю каждый раз, разглядывая и запоминая эту красоту. Слышу, как за спиной открывается дверь и директор начинает орать мне: ' Мари, нет вроде не так..Эй, как тебя там, Мора, Мира, тьфу, .' подходит, встряхивает за плечо. Я , конечно же, подпрыгиваю, думая про себя 'что, теперь начальству пришло в голову поразвлекаться, что ли?', оборачиваюсь - и вижу его бледное лицо с капельками пота на лбу.
   - Уходи, уберешь завтра. А сейчас иди домой, я отпускаю.
   Киваю, поворачиваюсь к двери - и внутри все скручивается в узел от страха. На пороге, очень внимательно глядя на меня, стоят три мужские, огромные, высокие фигуры, от которых так и несет опасностью.
   Неторопливо собираю тряпки, щеточки, складываю на тележку, а сама, стараясь не трястись, держу лицо. В голове бьется только: 'ты немая, ты немая, держи лицо, ты немая'.
   Мужчины не отрывают от меня взглядов, а я стараюсь мельком, искоса рассмотреть тех, кто сейчас так сильно напоминает мне сородичей. Нет, внешне они совершенно другие - серые волосы, голубые глаза. Но весь их облик внушает опасение, от них веет силой, жестокой силой и что-то внутри меня чувствует их силу и вопит от страха.
   Уже на выходе, когда они, не особо торопясь, расступаются, давая мне возможность выйти, я слышу вопрос от старшего, преграждающего мне путь. Это явный альфа, вожак, он самый мощный из их троицы:
   - Вы проверяли эту?
   - Да, конечно, мистер Кайл. Она сирота, глухая, да и немая в придачу. Никого из родственников, кроме старой бабки. Никуда не ходит и ни с кем не общается. Работает без нареканий, любопытства не проявляет.
   - Чем-то она меня настораживает,...- задумчиво разглядывая меня, старший не спешит уступить мне дорогу. А я из последних сил, собрав всю свою волю в кулак, поднимаю на него голову и безмятежно и вопросительно смотрю на него, жестом показывая, что мне нужно пройти.
   - Да ну, мистер Кайл, она не совсем нормальная, дурочка, короче говоря. Выглядит, конечно, ужасно, но совершенно безобидная.
   Мистер Кайл отходит, я выхожу в коридор и тащу тележку за собой в каморку. Дверь за моей спиной закрывается и последнее, что я слышу, это слова старшего:
   - Дик, проверь ее еще раз, тщательно.
   Зайдя в комнату для уборщиц, я тихо сползаю по стене и замираю. Сил нет, но осознание того, что оборотни связаны с этой фирмой и явно тут не первый раз, что нужно предупредить Моргана, что, оказывается, их все-таки много и они разные, приводит меня в сознание. Переодеваюсь и иду в магазин, предварительно написав довольно большую записку. Пока эти на совещании, я успею положить ее в тайник, а потом придется 'лечь на дно', о чем и сообщаю в первых же строках своего письма.
   Домой пришла почти мертвой. От переживаний подкашивались ноги, но я должна была вести себя как обычно и потому потащилась готовить ужин. Затем, включив телевизор, как всегда влезла на кресло, поджав ноги, и погрузилась в раздумья, машинально перелистывая страницы книги, которую держала в руках.
   Интуиция подсказывала, что задание усложнится. А еще я мучительно соображала: если я их почувствовала, могут ли они чувствовать меня, как полуоборотня? Или нет? Во мне, согласно полученным результатам всех медицинских обследований - ничего, отличающегося от любого другого человека, не обнаружено. Все, как и у всех. Остается только надеяться, что я для них ощущаюсь, как обыкновенный человек, а проверить меня собираются, так у старшего просто паранойя.
   Интуиция , как всегда, не подвела. На следующий же день в библиотеке, в которую я поплелась после работы, меня чуть не сбила с ног какая-то размалеванная девица как раз в тот момент, когда я тащила стопку книг на стол к библиотекарю.
   Помогая собрать мне разлетевшиеся по всему залу книги, она чуть заметно подмигнула мне и ловко сунула в мою руку записку.
   Так и знала, в послании Морган изменил задачу. В закладке меня будет ждать флешка с вирусом, который нужно будет запустить в закрытую сеть из серверной. А потом мне предписывалось убраться оттуда так, чтобы никаких подозрений не возникло. То есть, найти или придумать веские причины. Мда...придется разрабатывать новый план, пока меня проверяют, буду сидеть и думать.
   За мной походили, правда, не долго, всего пару недель. Я, краем глаза, видела , как мелькали в офисе явные сородичи этой троицы. Парни были помоложе, с белыми волосами, но глаза точно такие же, голубые, холодные как лед, жестокие. Забавно, что наши дамы, которые изо всех сил строили глазки любым приезжающим на переговоры партнерам, этих старательно обходили по кривой дуге, даже не пытаясь флиртовать или просто знакомиться.
   Потом все как-то разом затихло. Я выждала еще пару недель, заготовила все необходимое, заранее притащила все в каморку и вот он день Ч. Если все пройдет удачно, то сюда я больше не вернусь.
  
  
   День не задался с самого начала. Как только я прибыла на работу, заметила, что народ чем-то сильно озабочен, все вокруг носились, как ужаленные. Прислушиваясь к разговорам, выяснила, что сегодня прибыли те самые странные заказчики, в которых я почувствовала оборотней. И если генеральный с самого утра заседает с их главными представителями в кабинете, то часть их сидит в разных отделах, изучая какие-то документы. Что-то там с договором пошло не так и это вызвало проверку. Плохо, для меня очень плохо. Ладно, начинаем убирать, заодно потренируюсь становиться совсем незаметной, а там посмотрим. В конце концов, отложу на пару дней свою операцию. Уж лучше провозиться подольше, но сделать все по-тихому.
   Идея стать незаметной была классной, но провальной. Эти оборотни, словно специально, встречались мне весь день, то в коридорах, то в кабинетах. И в отличие от наших служащих, которые ко мне давно привыкли и просто не замечали, эти пристально наблюдали за мной, не стесняясь обсуждать друг с другом мою убогую внешность и мою странность. К концу дня я просто кипела от возмущения. Так грубо, с таким презрением даже наши охранники, люди маловоспитанные, обо мне не говорили. Но зато, когда где-то ближе к вечеру волки уехали, генеральный, совершенно вымотанный сложными переговорами, тут же умёлся домой. А после отбытия начальства народ тихо засел у себя, дожидаясь окончания рабочего дня. Стало тихо и я решила не откладывать свою задумку.
   Кто его знает, что будет завтра, а если эти...опять явятся? И мало ли что они там накопают в этих своих договорах? Да и свербело у меня внутри от мысли, что наши приложили к этому сегодняшнему бедламу свои руки.
   Потащилась со своей тележкой в комнату наблюдателей. Там, не обращая внимания на мужчин, полезла под столы, как обычно, собираясь вымыть не только пол, но и протереть все провода. С собой у меня было одно изобретение Лео - жидкость, без запаха и цвета, она имела очень интересные свойства, легко разъедала оболочку проводов и загоралась от малейшей искры. Кстати, потушить ее было практически невозможно.
   А еще одно изобретение Фреда обеспечило мне возможность незаметно протащить эту жидкость на себе. В халат была воткнута булавка, с небольшим камешком вместо ушка. В камешке была залита эта жидкость и, стоило правильно нажать на него, она выливалась туда, куда мне было нужно.
   Я долго ворочалась под столами и когда перебралась вытирать провода и розетки под экраном, на который и транслировалось изображения с камер, все уже давно не обращали на меня внимания, сплетничая о шухере на фирме, который устроили сегодня оборотни. А вот и розетка, осторожно вытащила булавку, выдавила в розетку жидкость. Все, обратной дороги нет, время пошло и у меня не больше получаса.
   Выскочила из-под стола, собрала свои тряпочки, покатила тележку в кабинет к генеральному. А вот теперь спокойно делаем вид, что у нас сегодня большая уборка, тут и буду дожидаться сигнала пожарной сирены.
   От волнения мне казалось, что прошло несколько часов, а сигнала все не было. Я одергивала себя, не позволяя выскочить и посмотреть, что творится в наблюдательской, заставляя спокойно протирать статуэтки. И вот долгожданный сигнал, теперь нужно подождать, пока народ эвакуируется на первый этаж, пройти в серверную и... По коридору слышался топот и крики, я старательно намывала стеллаж, про себя молясь, чтобы никто не заглянул в кабинет начальства. Наконец все стихло и, оттащив тележку в коридор, я сунула нос в компьютерную комнату. Вроде никого, только в воздухе слегка ощущался запах горелого, метнулась к главному компьютеру, вставила флешку, теперь нужно подождать.
   Руки откровенно тряслись, права Долорес, это не для меня, точно. Мне бы в лаборатории сидеть, возиться с пробирками, в крайнем случае, в мастерской, собирать с Фредом всякие замечательные вещи. Оперативник из меня никакой, это уже понятно даже мне. Напряжение последних дней грозилось вырваться из-под контроля и превратиться в истерику. Так, все, вирус закачался, теперь нужно сделать так, чтобы меня нашли где-то совсем далеко отсюда, и, желательно, без сознания.
   Тележку бросаем на этаже возле лестницы, сама быстро лезу в комнату наблюдателей, открываю дверь и отшатываюсь, вся комната в огне. Так, меня точно не заметили в серверной, задачу выполнила, пора уносить ноги. Теперь нужно спуститься и изобразить надышавшуюся дымом, ничего не соображающую особу в панике. Поехали... Когда меня нашли, я на самом деле была уже на грани обморока, дым был черный, жирный, с ужасным запахом, химия и горящий пластик . Я тихо сползала на карачках уже на второй этаж, когда меня схватил за шкирку кто-то из охранников и, матерясь, поволок вниз.
   - Кирк, ты ее нашел?
   - Да, мать вашу...Как вы могли забыть про нее?
   -Тащи ее вниз, там скорые приехали. Да кто знал, где ее носит, сирена же сработала, а то, что она глухая, все забыли. Живая?
   - Да вроде шевелится, но у нее все лицо черное, наверно, дыма наглоталась. Даже не знаю, выживет ли.
   Внизу меня сунули в машину скорой помощи, где мной занялись врачи.
   - Острое отравление продуктами горения, и, кажется, у нее аллергия.
   Не кажется вам, милый доктор, а так и есть. Я, на всякий случай, еще и съела одну очень интересную таблеточку, которая вызывает аллергию и сильную. Так что спасайте меня, увозите в больницу и поскорее, пока сюда начальство не примчалось.
   Из больницы, где меня даже навестили мои коллеги, перед которыми я изобразила умирающую (с большим успехом, надо сказать) и с которыми я отправила свое заявление об увольнении, я вышла только через три недели, раньше не торопилась.
   Пусть они там разбираются, отчего у них случился пожар, почему не сработала система пожаротушения и всякое остальное. А про меня пусть забудут, ни к чему это все. Да и встречаться с оборотнями я не хотела, а так...все получилось. Мне подписали заявление, видимо, решив, что я не знаю о том, что могу подать в суд на работодателя, требуя компенсации за лечение и моральный ущерб. Поэтому, со мной нужно быстро распрощаться. Выписали меня утром, так что я собрала вещи в своей квартирке, отправила письмо хозяйке об отказе от аренды и в этот же день уехала ' к бабушке', предварительно пожаловавшись соседям на плохое самочувствие и на то, что я теперь дико боюсь офисов и пожаров. Все, искать меня не будут. Здравствуй, свобода.
   Первым, кого я увидела после такого изнурительного и долгого отсутствия , был Дэн. Он встретил меня еще на подъезде к базе.
   - Ну как ты, малыш? Выглядишь ужасно. Что, переволновалась?
   Я, сдерживая слезы, закивала головой. Только сейчас, когда меня отпустило напряжение от мыслей, что меня могут догнать и вернуть, что волки или начальство что-то заподозрили или увидели, что я провалю задание, я почувствовала, как же устала.
   - Ничего, так у всех бывает. Кэт, ты молодчина. Сейчас пойдем к Моргану и там ты расскажешь все, да и нам есть чем поделиться. Такие новости, Морган хватается за голову.
   Докладывала я, сидя за столом, уставленным всевозможной едой. Наверно, они оба даже испугались от моего тощего вида. Кроме бледности, я в больнице еще сидела на прописанной мне диете из-за приступа аллергии, которую сама себе же организовала. Так что, да, откормить меня , мысль была правильная.
   Запихивая в рот все, что попадалось под руки, рассказывала, опуская описания своих переживаний. Зато вот ощущения от первой встречи с оборотнями описала подробно и поделилась своими сомнениями, могут ли они меня почувствовать. Морган задумался, а вот Дэн сильно напрягся. Отчиталась, как прошла основная операция, как затихарилась в больнице, и потребовала полного рассказа от них -мне было дико любопытно.
   - Ну, то, что я организовал тебе стремительную карьеру - ты поняла,- начал Дэн, а я засмеялась, вспоминая недовольное лицо начальства.
   - Когда тебе удалось поставить жучки, мы начали писать все, круглые сутки, на всякий случай. Да и разговоры из комнаты, где стоят сервера, оказались довольно содержательными. Фирма, как мы и предполагали, и не только этот филиал, торгует оружием, полицейским оборудованием, спецмашинами. Причем все это нелегально, в документах ее деятельность обозначена как торговля строительными материалами и строительной техникой. Когда прибыли оборотни, мы узнали, что готовится большая сделка, они покупают большую партию оружия, пятнадцать тысяч стволов, радиоприборы и пара спецмашин. И тогда мы устроили засаду на тех, кто вез эту парию оружия, захватили перевозчиков и изъяли оружие для себя.
   Дэн досадливо покрутил головой:
   - Теперь с ними работают наши спецы, всего они, конечно, не знают, но хоть что-то. Потому-то волки и устроили разборки тогда, в твой последний день там. Оборотни, мы за ними проследили, живут на севере страны. Это большое поселение, больше напоминающее город, где люди есть, но большинство волки. Теперь мы следим за ними, так же мы обнаружили там похожие лагеря для молодняка. А еще узнали, что существуют еще несколько больших стай, где-то ближе к югу. Ищем.
   - Подожди, а зачем им оружие?- я в полном шоке уставилась на Дэна.
   Они с Морганом переглянулись, помолчали, ответил мне мистер Томас:
   - Кэти, это секретная информация, но, похоже, они собираются взять власть в стране. Не сегодня и не завтра,- заметив мое потрясенное лицо, рыкнул он,- и не в ближайшие годы, точно. Но что будет лет через пять, я не возьмусь предсказывать. И они точно имеют какой-то единый центр управления, каких-то волков или других оборотней, если они есть, кто управляет всей этой шарагой. И кто-то из людей, на самом верху, с ними связан, я это чую.
   Он сгорбился за столом и закрыл лицо руками:
   - Потому и не докладываю своему начальству,- он поднял палец вверх, подразумевая, видимо, куратора из правительства.- Боюсь нарваться на того, кто прекрасно сам обо всем об этом знает. Так что молча собираем информацию и, по возможности, рушим им планы. А там посмотрим, есть у меня пара задумок. Кстати, Кэт, про свои подвиги никому ни слова, ты просто выполнила не сложное задание, училась ставить жучки в строительной конторе. И все. Поняла?
   - Конечно, мистер Томас. Я еще думаю, что нужно поделиться информацией с Фредом.
   Они оба с ухмылками посмотрели на меня:
   - Кэт, ну ты что? Мы передаем все, что узнали, Фреду сразу же, как и он нам. Беги в свою комнату, завтра у тебя снова начнутся занятия, ты и так пропустила уйму времени, Лео рвет и мечет.
  
  
   Глава 8.
  
   Никто не задавал мне провокационных вопросов и я просто радовалась, что все мальчишки вернулись с задания - живы, и слава Богу. А что и кто там делал - лишние знания, лишние печали. Но видно было, как все изменились, стали строже, что ли, в глазах Грина и вовсе проскальзывала какая-то взрослая тоска.
  Через несколько дней после моего возвращения у нас появился новый преподаватель, Найк. Программист, хакер, он производил странное впечатление полной и безусловной отстраненности от всего. Светлый короткий жесткий ежик волос, неожиданно темные глаза на одутловатом лице, холодный, словно замороженный голос. Он читал нам лекции по программированию, а мне чудилось , что перед нами сидит какой- то робот, который не испытывает никаких чувств и практически не видит и не слышит нас. Он мне не нравился ровно до того момента, когда Дэн, видя мое отношение к Найку, по секрету не рассказал его историю.
   Найк - гениальнейший хакер и довольно известен в этих кругах. Как-то, поддавшись на спор с одним из приятелей (как потом выяснил Дэн - подкупленным бандитами), он взломал защиту на компьютерах небольшой, ничем не примечательной фирмочки. И увидев, чем она занимается, пришел в ужас.
  Работорговля - девушки, дети, юноши похищались с целью продажи в тайные гаремы богатых извращенцев. Их сажали на наркотики, а потом, когда они теряли товарный вид, их продавали на плантации куда-то в глубинках Южной Америки. Пока Найк раздумывал, идти ли сдаваться в полицию (как ни крути, он совершил уголовное преступление) и прикидывал, как можно, оставаясь в стороне, отдать им эту информацию, за ним пришли.
  У него на глазах убили всю его семью: отца, маму и младшего брата. Его самого долго пытали, требуя, чтобы он работал на них, и когда он уже почти сломался, Дэн вытащил его оттуда, попутно вырезав всех охранников. Найк это все видел и впал в какой-то эмоциональный ступор. Его лечили где-то в закрытом военном госпитале, потом Морган забрал его к себе, но состояние Найка внушало им опасения. Прогнозы врачей были нерадостные, возможно, он так и останется бесчувственным до конца своей жизни.
  Не знаю, насколько оправдались бы опасения врачей, если бы не Крис. Он просто с головой ушел в тайны программирования. Оказалось, у него большие способности к этому, потому он все время теребил Найка, терзая того вопросами по любой теме, просил позаниматься с ним дополнительно. Таскал его с собой в столовую, следил, чтобы тот ел, спал. Крис стал его тенью и, в конце концов, притащил его ко мне в комнату на наши посиделки. Сначала Найк просто молча сидел, забившись в угол и вряд ли слышал, о чем мы там говорим или чем занимаемся. Но тут вмешался случай.
  В один из вечеров, когда я снова и снова буквально впихивала в Грина химию, Крис что-то опять разглядывал на мониторе ноута, а Найк просто молча смотрел в окно. Грин забастовал:
  - Слушайте, я больше не могу. Ну не идет эта химия у меня, не понимаю я, никак. Я вообще не понимаю, как ты можешь добровольно проводить столько времени в лаборатории Лео и сидеть над колбочками.
  - Грин, мне нравится заниматься экспериментами, нравится химия, я хотела стать врачом..,- тут я прикусила язык, рассказывать о своем прошлом мы никогда не пытались и не спрашивали других. Но в этот день, похоже, все было странным.
  - Врачом? Это, наверное, здорово. А я хотел быть водителем-дальнобойщиком, - Грин грустно смотрел куда-то в сторону, - хотел уехать, далеко-далеко, чтобы больше никогда не видеть своего отца.
  - А я не хотел жить,- я даже не узнала голоса Криса, настолько это был незнакомый, сухой, какой-то хрипящий голос человека, который прошел через что-то совсем страшное.
  Мы все переглянулись и я, видя, как Найк оторвал взгляд от окна и посмотрел на нас, вдруг решилась:
  - Мы с мамой все время убегали от кого-то....
  Когда я замолчала, Грин рассказал про свою жизнь. Потом Крис, иногда вытирая слезы, рассказывал о том ужасе, в котором он жил в детстве. Я ревела навзрыд, не скрываясь, потому что то, о чем говорил Крис - это был просто ад.
  А после...После мы впервые услышали настоящий голос Найка, он был полон боли и ненависти, тоски и вины. Он монотонно и невыразительно рассказывал, как он виноват в смерти своих близких, как после того, что случилось, ему совершенно незачем жить и он до сих пор не понимает, почему он еще не умер.
  - Я знаю, почему я жива,- я делилась с этими мальчишками самым сокровенным, самым тайным, что прятала в самой глубине души.- Я хочу отомстить. За маму, за себя, за свою несуразную, поломанную жизнь, за то, что я делаю совсем не то, что хотела бы...Я хотела спасать людей, а стала...- голос сорвался и я затихла.
   Мальчишки посмотрели на меня и задумались.
   Разошлись мы под утро. Хотя больше ни о чем не говорили, просто сидели вместе и молчали, но это было какая-то...приятная, объединяющая нас тишина. Никто из нас не клялся, что будет молчать об историях остальных - это было само собой разумеющимся, но я абсолютно не сомневалась, что никто и никогда не расскажет это больше никому.
  Дэну я, конечно, раскололась, что мы поделились секретами и историями своей жизни, без подробностей, просто как факт. Правда, об оборотнях я, естественно, умолчала. Не стоило вешать на мальчишек еще и эту тайну. На мое удивление, он просто принял информацию к сведению и не ругал меня. А увидев мое изумленное лицо, улыбнулся:
  - Кэт, мы знаем истории всех, но мои друзья, моя команда тоже в какой-то момент сами рассказали о себе. Значит, вы приняли друг друга настолько, что смогли довериться. Не переживай, это пошло на пользу вам всем, а в первую очередь Найку. Я надеюсь, Крис и вы сможете теперь вытянуть его.
   Прошло время. Да, Найк постепенно оживал и с энтузиазмом принялся делать из нас хакеров. С Крисом у него, несомненно, получилось, а вот со мной...Нет, программист из меня вышел, ну...какой-то, а вот гений.. увы. Да и не стремилась я к этому, мне вполне хватало химии и моего драгоценного Лео. Смешно было наблюдать, как Крис с Найком превратились в сиамских близнецов. Расставались ли они на ночь, не знаю, но над этой парочкой скоро не прикалывался только ленивый. Намеки, иногда совсем пошлые, насмешки, правда не злобные, подмигивания - все это в один прекрасный момент довело Криса так, что удивились все, даже Дэн, который обедал в тот день со мной в столовой.
   Обычно спокойный как танк Крис, после очередного намека об их с Найком отношениях, взорвался и орал так, что слышно было в коридорах, и проходящий народ начал заглядывать в дверь, не понимая, что происходит.
   - Достали!!! Уроды, комики доморощенные!! Мы просто занимаемся вместе, а если в ваших тупых мозгах видится нечто иное...дебилы!! Я нормальный мужчина...нормальной ориентации. И Найк тоже, ему вообще Дили нравится!!!
   У сидящей напротив нас с Дэном Дили случился ступор, ее глаза стали, как у анимешек - круглые и большие, а рот стал похож на букву 'О'. От смущения она дико покраснела и не могла выдавить из себя ни слова. Все замерли, глядя на нее, один Крис продолжал самозабвенно орать, перечисляя, какие тупые вокруг идиоты.
   Потом, почувствовав что-то неладное, заткнулся, огляделся и, осознав, что он сейчас ляпнул, со стоном рухнул на стул:
   - Черт!!! Найк...Он же никак не мог ей признаться.
   Дэн, схватив меня за шкирку, поволок из столовой, зажимая мой рот второй рукой. А я, едва сдерживаясь, чтобы не заржать в голос, продолжала наблюдать за Дили. И заметила, как та, отмерев, посмотрела на Найка, который в свою очередь в тот же момент решил глянуть на свою симпатию. Они снова замерли, но уже глядя друг другу в глаза. Кажется, что-то может и получиться, было бы здорово.
   За нами тихо выскальзывали остальные участники эпохального события и, беззлобно посмеиваясь, разбегались по кабинетам. Короче, через какое-то время Дили и Найк стали парой. Теперь ко мне в гости вваливалась просто огромная толпа и я требовала себе комнату побольше... Дэн посмеивался, что из нас получается отличная команда.
   Прошло несколько месяцев и меня неожиданно вызвал к себе Морган.
   - Собирайся, Кэт, ты едешь с Лео. У него возникли какие-то новые идеи, для реализации которых ему приспичило выехать в джунгли, он потребовал, чтобы ты ехала с ним. Значит, так - боем с оружием и рукопашной будешь заниматься со старшим охраны или с Лео, если уговоришь его. Он прекрасный боец. Машину...поднатаскают охранники, там отличный полигон для езды. Если там сможешь ездить, то станешь асом. - Он нехорошо заржал, а во мне зародились смутные подозрения.
   - Этикет потерпит. Общие предметы ты и так отлично знаешь, от химии и биологии не отвертишься. Лео считает, и небезосновательно, что сможет сделать из тебя повторение себя. Что там у нас еще? Вернешься, поедешь к Фреду, если все будет спокойно. Он уже напоминал, что ты давно у них не была.
   Не волнуйся, - Морган заметил мой встревоженный взгляд, - у них все нормально. Фред поднял всю свою сеть и собирает информацию о новых поселениях людей Х. А Дэн проверяет их связи в бизнесе и в верхах. Плохая картинка вырисовывается. Скажу прямо, они везде - в банках, в бизнесе, в полиции, в политике... Да, уже даже в полиции. Пока только в нижних рядах, но время...Оно работает на них, нам нужно что-то совершенно иное и убойное, иначе мы просто не справимся и не успеем.
   Мистер Томас был явно расстроен.
   - У меня надежда только на Лео, он гений. Только он сможет придумать что-то такое, что даст нам шанс. Поезжай, Кэт, только будь осторожна, Лео еще тот экстримал.
   Когда я, не успевшая даже попрощаться с друзьями, стояла с сумкой и рюкзаком на пороге своей комнаты, пытаясь сообразить, все ли я взяла, в комнату просочился Дэн.
   - Котенок, я постараюсь заглянуть к вам, если выкручусь со временем. Посмотрю, как вы там устроились. Не грусти.- Он чмокнул меня в нос и проводил до ворот.
   Там уже нарезал круги разъяренный учитель. Смерив Дэна уничтожающим взглядом, скомандовал отправляться. Погрузились, поехали. Дааа... пара суток, которые прошли в дороге, надолго мне запомнятся. Машины, потом частный самолет, потом еще один самолет побольше, потом вертолет, ночевка в каком-то заброшенном аэропорту, больше напоминающем руины, несколько километров пешком, снова вертолет. К концу пути я уже не следила, куда и сколько мы идем или едем. Поэтому, как только мы добрались и Лео скомандовал размещаться, меня хватило лишь на то, чтобы вползти в первую же свободную комнату и рухнуть на кровать, даже не раздеваясь.
   Очнулась только утром, все тело болело так, как будто на мне возили поклажу, прошлепала в ванную комнату. А ничего так все устроено, даже и не подумаешь, что за стенами дикие джунгли. Последние километры мы ехали на вездеходах, по-другому сюда не попасть. Умылась и, переодевшись, отправилась на улицу. Надо же осмотреться, куда меня притащил мой неугомонный учитель.
   Окружающая картинка впечатляла. Небольшой вырубленный кусок джунглей, окруженный забором с колючей проволокой, кажется под током, несколько приземистых зданий. Одно из них - наш комплекс. Где-то внизу, этаже так на третьем вниз, большая лаборатория, это я помнила по рассказам Лео. Вот здание для охраны, рядом с ним большая вышка, на которой всегда дежурит один из охранников. Это подстанция, в лаборатории огромное количество приборов и электричество необходимо постоянно. Маленькая полянка для занятий, на ней уже кто-то тренируется, большой гараж и на этом все. Миленько, ничего не скажешь. Сколько мы тут проторчим, один Лео ведает, мда...
   Прогулялась до полянки, нашла старшего охраны и, не откладывая, договорилась о занятиях с ним или с его замом. Лео мне как-то просить не хотелось. Достаточно, что он меня целый день держит при себе в лаборатории. Поинтересовалась, а что тут с кухней, завтраками и обедами. Старший вопросительно посмотрел на меня:
   - Лин, разве тебе Лео не говорил?
   - Что??- чувствуя засаду, я напряглась.
   - Готовить тут, кроме тебя, некому.
   - Как???!!!
   - Ну, в прошлый заезд была кухарка, но ее укусила змея, кстати, смотри себе под ноги, их тут немерено. Лео ее вылечил, но она категорически отказалась сюда приезжать. Склад полный, готовить есть из чего. Но из нас никто особо не умеет, так...что-нибудь типа сэндвичей сделать можем...- он со скрытой насмешкой наблюдал, как меняется выражение моего лица.
   - Убью!!!!- Рванула в дом с ярко выраженным желанием прибить своего, пусть и обожаемого, но такого придурка-учителя.
   Лео я нашла на кухне, он, что-то мурлыкая себе под нос, с любопытством разглядывал содержимое холодильника.
   - Лео!!!! - от моего крика даже у меня заложило уши.- Это как все понимать, мне необходимо заниматься, ты будешь постоянно требовать моей работы в лаборатории, а тут еще выясняется, что готовить, кроме меня, некому?
   - Лин, девочка моя, ну что ты так возмущаешься? Я настоял, чтобы сюда завезли самую продвинутую кухонную технику, на складе полно полуфабрикатов, готовить будем по очереди, я кое-что могу, Олеф отлично готовит...Ну пойми ты, нельзя сюда сейчас тащить посторонних, никак.
   Я сдулась.
   - Ладно, если по очереди...Только ты мне теперь должен.
   - О, я даже знаю, чем смогу тебя отблагодарить,- Лео закатил глаза,- это будет сюрприз...Кстати, Лин, готовка очень успокаивает,- он подмигнул мне и, вытащив продукты, начал готовить завтрак.
   Как выяснилось, готовил он восхитительно, мне до него было, как до Луны. Олеф, старший охраны, да и еще несколько ребят тоже отлично готовили. Это они решили подшутить надо мной и посмотреть, как я отреагирую, так что готовка не стала проблемой. Зато я отомстила, в свое дежурство я несколько дней подряд готовила блюда мексиканской кухни по рецептам Долорес - с перцем, острыми соусами и томатами. Народ запивал это все большими порциями напитка из лайма и мяты, терпел, но потом Олеф прислал парламентеров с просьбой иногда готовить и европейские блюда. А в качестве извинений пообещал взять меня с собой в джунгли.
   Вскоре все наладилось, мы обустроились, наладили работу лаборатории. И потекла довольно размеренная, спокойная жизнь. Утром, едва встав, шла на полянку и разминалась с Олефом или его замом, Стилсом, затем стрельбы. Потом мы шли завтракать и меня утаскивал к себе Лео. Сам он занимался чем-то своим, судя по всему, очень секретным, даже мне не разрешая лезть в его записи. А я готовила всевозможные вакцины, сыворотки, проращивала ядовитые растения и кормила подопытных животных. Да, по приказу Лео в первые же дни охранники притащили в лабораторию обезьян, которых поймали в джунглях. На них-то Лео и проверял свои созданные вирусы.
   Так проходил день, а вечером начиналось волшебство.
   По вечерам, когда работа была закончена, а жаркая липкая духота дня спадала и сменялась теплым, но приятным вечером, мы с Лео устраивались на открытой терраске около входа. Бокал вина у него в руке, сок в моей, и мы отправлялись путешествовать по миру, забредая в разные времена его существования.
   Лео рассказывал мне про страны, где он побывал, города, места, известные своей неординарностью, погружался в историю какой-нибудь страны и тут же читал лекцию о нравах, традициях, особенностях жителей, архитектурных памятниках и любопытных законах или величайших войнах, которые гремели на этих землях. Он обладал таким талантом рассказчика, что я, завороженно слушая его, 'видела' своими глазами, как одна эпоха сменялась другой, как строились или разрушались величайшие творения человечества, как двигались по землям мира огромные войска, оставляя после себя пепелище.
   Мы 'гуляли' по самым известным и прекрасным городам мира, неторопливо 'разглядывая' мощеные камнями улочки и дома, стоящие по обеим сторонам этих улочек, каждый из которых был произведением искусства. 'Любовались' картинами, скульптурами, мозаиками и фресками в музеях, 'смаковали' всевозможные десерты в любимых кафе Лео или 'посещали' известные пафосные дорогие рестораны. От этих рассказов у меня в душе что-то оживало. Мне так хотелось увидеть все это в реальности, потрогать руками, вдохнуть чудесные ароматы. После его историй об архитектуре или живописи тянуло самой увидеть и оценить, восхититься творениями рук человеческих.
   И у меня появилась мечта, за которую я была безумно благодарна Лео - после того, как все закончится, отправиться путешествовать. Увидеть, попробовать, оценить все, о чем он мне рассказывал. А Лео, словно почувствовав эту мою мечту, все больше и больше дразнил мое воображение потрясающими рассказами о местах, где почти не ступала нога человека, и которые он объехал сам, будучи совсем молодым.
   Закончилось все довольно трагично. Олеф, памятуя о своем обещании взять меня как-нибудь с ними, выпросил разрешение у Лео и ранним утром мы с тремя охранниками отправились на несколько дней глубоко в джунгли, за новыми обезьянами.
   Путешествие оказалось тяжелым. Идти целый день в середине отряда через прорубленное переплетение веток и лиан, в тяжелой влажной духоте, было ужасно, даже моя подготовка не помогала. Шли налегке, а казалось, что с полной выкладкой тащимся в какой-то чудовищной парилке. Так что, когда Олеф скомандовал привал, я просто рухнула на землю и закрыла глаза.
   Крик Олефа и резкая боль в ноге случились одномоментно. Глянула на ногу и с омерзением увидела, как от меня неторопливо отползает какая-то черно-зеленая змея, толщиной с мою руку. Приехали...я упала на нее и получила то, чего заслужила. Дальше все смазалось в какую-то фантасмагорическую картинку .
   Олеф режет на мне ткань брюк и вкалывает укол с противоядием. Голова начинает кружиться, все вокруг приобретает странные цвета и формы. Потом волна жара прокатывается по всему телу и я перестаю чувствовать ноги, после чего, прохрипев Олефу, что противоядие не помогает, теряю сознание. Последняя мысль: ' Боже, как же глупо ТАК умереть'.
   Не в этот раз. В голове шумит так, что, кроме этого гула, я ничего не слышу. Перед глазами, когда пытаюсь их открыть, пляшут всполохи света, сильно тошнит. Но все вместе это означает только одно - я еще жива, что не может не радовать. Приоткрыла глаза в последней попытке разглядеть, где я. На мгновение увидела лицо Лео, только какое-то странное, и снова ушла в темноту.
   Окончательно очнулась глубокой ночью. Отблески ночника давали слишком мало света, чтобы рассмотреть, где это я, но лицо Лео, прикорнувшего на кресле около кровати, было видно.
   Итак, судя по всему, я выжила. Тело чувствую, даже ноги вполне поддаются приказам мозга, хорошо. Правда, болит все нестерпимо, словно меня много часов подряд колотили палками. И голова тяжелая, да и зрение не очень, лицо Лео все время расплывается. Но в целом не так все страшно, как казалось. Попробовала встать, очень хотелось пить и в туалет, но тут в кресле подскочил Лео. Ошарашено оглядел все вокруг и посмотрел на меня:
   - Лин, ты очнулась?!!- Кинулся ко мне, проверяя температуру, посветил фонариком в глаза,- зрачки все еще расширены. Зрение смазанное?
   -Пить...
   - Да, сейчас...- поддерживая спину, дал мне выпить какой-то довольно горькой микстуры, взлохматил свои короткие волосы,- почему не сработало противоядие? Я все проверил, на обезьянах все работает. Тебя принесли почти мертвую, было парализовано все тело, ты еле дышала. Пришлось применять свои новейшие разработки, я их даже не проверял еще.
   - Лео, в туалет хочу..,- голос хрипел и сильно болело горло.
   Учитель подхватил меня на руки и отволок в ванную комнату, посадил на табурет и вышел, прикрыв дверь. Закончив со всеми делами, помыла руки, опираясь на стенку, протерла мокрыми руками лицо. Только собралась звать Лео, как он уже ворвался в ванную и отнес меня на кровать, которую уже успел перестелить.
   - Ты две недели была без сознания, бредила, кажется, убегала от кого-то, а еще все время звала маму. Я уже думал, что у меня не получится тебя вытащить,- выглядел он ужасно: впалые щеки, темные круги вокруг глаз, серое, изможденное лицо.- Никак не могу понять, почему противоядие не помогло. Придется все проверять, надо поймать ту змею, может это какой-то мутировавший вид?
   Так, зная своего учителя, я забеспокоилась. Для него непонятное - это вызов, он ведь больше ничем не сможет заниматься, будет только разгадывать эту загадку. А у нас задание и вообще, жаль его, столько времени убьет на то, что многие уже знают. Да и все равно он докопается, такого настойчивого и упрямого человека я еще не знала.
   - Лео, а где все?
   - Спят, я отправил всех отдыхать. С тобой по очереди сидели все, кто здесь живет, боялись, что мы тебя потеряем. А я все время провел в лаборатории, пытаясь создать хоть какое-нибудь лекарство, которое бы тебе помогло.
   - Сядь, я знаю, почему не сработало противоядие, - мысленно попросила прощения у Моргана, но Лео работает с нами, да и несколько человек уже знают правду про оборотней. Про меня, в конце концов, все равно когда-нибудь придется рассказать правду всем оперативникам, чтобы не подставлять их. Так почему не сейчас?
   Лео встрепенулся, подвинул кресло ближе к кровати и уселся, выжидающе глядя на меня.
   - Лео, я не совсем человек. Я наполовину оборотень, кажется волк. Точно не знаю, я не видела, как оборачивается мой отец.- выпалила не раздумывая, чтобы дальше не сомневаться, и замолчала, давая возможность Лео осмыслить то, что я ему сказала. И совершенно обалдел, услышав его ответ:
   - Черт, надо было догадаться...Как мне в голову-то не пришло???!!! Идиот...Ну конечно же, на меня-то эти противоядия тоже не действуют...- он вскочил и начал метаться по комнате, а я, с разинутым ртом, не отрываясь, пялилась на него.
   - Ты...ты тоже..., у меня не находилось слов.
   Он обернулся, замер и вдруг улыбнулся, такой какой-то извиняющейся, грустной улыбкой.
   - Да, я тоже...полукровка , как и ты. Оборотень. Мой отец волк, белый.
   Вот это поворот. Я потеряла дар речи и в голове крутились странные мысли: 'А почему я не подумала, что таких, как я, может быть много? Почему Морган об этом не думает? Не всех же полукровок убивают, или всех, а мы смогли сбежать?'.
   Отмерла:
   - А ...Морган знает?
   Лео очень странно смотрел на меня, словно ждал чего-то или пытался увидеть в моем лице, тряхнул головой и включился в разговор:
   - Нет, не знает. У меня, в отличие от всех, кто работает на него, нет за спиной страшной истории...ну, почти нет. У меня была прекрасная семья и вполне счастливое детство. Стая, в которой я родился, живет на самом севере, занимается бизнесом, добычей, обработкой леса. Она совсем небольшая, моя стая белых волков. Лицо разгладилось, губы чуть изогнулись в легкой теплой полуулыбке:
   - Мама чистокровный человек, она училась вместе с отцом в колледже. Они полюбили друг друга и отец настоял на разрешении им пожениться. У них трое детей, кроме меня. Я с детства знал, что мне предстоит завести детей с волчицей, а потом я могу уйти, куда захочу. Ну, это так планировал отец. Там все получилось немного жестче, но в результате все сложилось нормально. У меня есть братья и сестра, двое сыновей, правда, видеть их я не могу, так мы договорились с вожаком стаи, где я вырос. Они не должны знать меня, раз я покинул стаю. И еще я поклялся никогда не рассказывать об оборотнях, никому. Меня отпустили, хотя вожак сначала был против, но мой отец настоял. Он самый сильный волк после вожака и пригрозил, что, если мне не дадут уйти спокойно, он бросит вызов. Я уехал, учился, путешествовал по миру, мой отец богатый человек...тьфу...оборотень. Семья оплатила мое обучение, затем я стал подрабатывать, потом получил приглашение работать на правительство. А когда ко мне проявили интерес совсем другие люди, Морган забрал меня на работу на базе. А ты? Судя по всему, у тебя совсем другая история?
   Я кивнула, подумала и рассказала ему все. Лео был потрясен:
   - Никогда не слышал, чтобы в моей стае кто-то так решил обойтись со своим ребенком, да и у соседей такого никогда не было. И девушек не похищали, чтобы заставить их рожать.
   -Ты уверен? Ты точно уверен, что у тех же соседей не было ничего подобного? Подумай, Лео, если вас так мало, а часть рождается полукровками, которые могут уйти потом из стаи, кто остается?
   Он замолк, задумался, рыкнул что-то:
   - Не знаю, Лин. Не буду сейчас утверждать, что точно могу поручиться за то, что такого не было. Но никаких слухов и никаких рассказов о таком я не слышал. Мои родители, семья точно подобного не делают.
   - Я верю, Лео, но видишь, у всех все по-разному.
   - Лин, я хочу попросить тебя, не рассказывай про меня Моргану. Не надо. Я вернусь, сам расскажу, потом...
   - Хорошо. Я не стану рассказывать. Не переживай. Нужно приходить в себя, работы, небось, много, все опыты остановились. Хватит мне валяться, каникулы закончились,- я пыталась пошутить, но Лео отреагировал совсем не так, как я ожидала.
   - Ты, когда сможешь вставать, поедешь обратно. Я больше не намерен рисковать тобой, хватит. Я чуть с ума не сошел, пока ты тут без сознания лежала.
   - Но почему???!!
   - Потому что...Я решил, пока все равно не понимаю, куда двигаться дальше в работе, посижу тут, подумаю. А ты едешь на базу. И не спорь. - Он повернулся и вылетел из палаты, а я так и осталась сидеть, разинув рот, не понимая, что это сейчас было.
   И ведь не шутил, зараза. Едва я смогла на трясущихся ногах доползти до кухни, он отправил меня с несколькими ребятами из охраны обратно на базу. Вспоминать обратную дорогу мне до сих пор неохота, я едва выжила. И первые же слова, которые я услышала от любимого начальника, звучали язвительно, но с нотками опасения:
   - Кэйтлин, ты выглядишь чудовищно, сейчас же к Маргарет. И не спорь.- Томас встревоженно разглядывал мое , подозреваю, довольно бледное лицо.
   - Кэт, ну как же так! Я тут, понимаешь, из тебя Нэнси Уэйк ваяю, а ты до сих пор даже не научилась смотреть себе под ноги. Стыд и позор мне, как учителю.
   - Мистер Томас..,- мне и правда было стыдно, так опростоволоситься.
   - Что, мистер Томас,- он откровенно издевался,- это ты еще Дэна не видела, вот он-то тебе много чего скажет...кхм...в разной форме. А уж про Фреда я просто промолчу. Иди уже, чучело.
   - Мистер Томас, я...понимаете, Лео никак не мог понять, почему не подействовало противоядие. А Вы ведь его знаете, он бы не остановился и копал бы до конца. Я ему все рассказала.- Виновато повесила голову, собственно, я нарушила клятву о неразглашении, хотя совершенно не жалела о том, что сделала.
   - Ладно, Кэт, это уже все равно. Почти все оперативники знают с чем мы имеем дело. И я все равно собирался рассказать это всем сотрудникам, ну...может, кроме студентов, да и то, им тоже вскоре предстоят жаркие дни. Все плохо, Кэт, очень плохо. Люди Х активизировались, куча каких-то фирм переводит деньги на определенные счета, начинают захватывать крупные компании, внедряя своих представителей, скупают акции. Волки в полиции делают головокружительную карьеру. Пока армия не задета, но...кто его знает, что там будет дальше, и мне нужно, чтобы Лео что-то придумал. Так что я скоро поеду туда к нему или вызову сюда, и будем думать. А ты иди, пока тебя Дэн не поймал. Маргарет тебя ждет.
   Пока шла к Маргарет, потряхивало. Я понимала, что Дэн меня не убьет, конечно, но предвкушающее лицо Моргана наводило на очень нехорошие мысли. Наш милый доктор отыгралась на мне по полной программе. Все, что могла со мной сделать, кроме вскрытия - сделала и выпустила меня, только убедившись, что все более-менее нормально.
   - Лин, никаких чрезмерных нагрузок несколько дней, питаться регулярно, увижу, что пропускаешь обед или ужин - будешь лежать в лазарете. Через пару недель придешь, я повторю обследования.
   - Спасибо, миссис Маргарет, я буду осторожна. Обещаю.
   Смутилась, глядя на скептическое выражение ее лица, и отправилась к себе, а там меня уже ждал мой личный кошмар. И все прогнозы Моргана просто померкли перед тем, что мне устроил Дэн.
   Орал он знатно, с упоминанием всех моих родственников - и ныне покойных, и еще живых. Правда, быстро выдохся и, уже более-менее успокоившись, уселся на мою кровать и велел рассказывать все, буквально по минутам. Радуясь, что так легко отделалась, я вывалила на него все, чем мы занимались в этом Богом забытом месте. Не утерпела и, захлебываясь от восторга, поделилась с ним радостью от рассказов Лео. Тихонько попискивая от избытка чувств, забыв про время, все говорила и говорила, пытаясь вспомнить и поделиться с Дэном всем, что так сильно запало мне в душу.
   А когда замолчала, с огромным удивлением обнаружила, что Дэн какой-то хмурый и недовольный, не поняла чем, потому что он быстро сбежал куда-то, велев мне отдыхать. Похоже, что последнее время я перестала понимать, что вокруг меня происходит.
   Через две недели Маргарет признала меня абсолютно здоровой и я отправилась к Моргану, потому что у меня обнаружилась проблема. Морган о чем-то беседовал по телефону, потому я, заглянув, помахала рукой, что, мол, я подожду и выкатилась было в коридор, но Морган, рыкнув что-то в трубку, велел мне вернуться обратно.
   - Ты-то мне и нужна, Лин, садись. У тебя что-то срочное?
   - Нет, мистер Томас, скорее странное.
   Он иронично выгнул бровь:
   -Кэт, девочка, не пугай меня, у тебя появилась шерсть?
   Вот зараза. Вечно он издевается, как только есть возможность.
   -Нет, шерстью я не покрываюсь,- буркнула, надувшись,- у меня появился нюх.
   Морган откинулся на спинку кресла.
   -Тааак, а вот с этого места поподробнее...
   - После того, как я вернулась, я начала слышать все запахи. Все абсолютно. Чую, как пахнет любой сотрудник, знаю, сидя в своей комнате, что Глория приготовила на обед. В оружейной просто с ума схожу от запаха пороха и оружейного масла. И это усиливается.
   - Не было печали..,- Морган почесал ухо и впился в меня взглядом, полным тщательно скрываемого любопытства.
   - А как пахну я? - Его неожиданный вопрос поставил меня в тупик.
   Я аккуратно наклонилась к нему и, краснея, принюхалась. Со стороны это, наверно, выглядело забавным.
   - Табаком, хорошим, с вишневыми нотками, еще мужской парфюм Moschino. А еще едва слышный запах сосны и тающего снега.
   Морган слегка завис, открыв рот.
   - Да, дорогая, ты полна сюрпризов. Этого я никак не ожидал. Интересно, что подействовало, укус змеи или рецепты Лео, но, похоже, в тебе просыпаются особенности твоих предков с той стороны. Надеюсь, шерстью ты все-таки не обрастешь.
   - Не смешно,- я обиделась.
   - Да какой там...Кэт, придется тебе учиться с этим как-то жить. Я подумаю, может, фильтры какие-нибудь придумаем. С другой стороны, ты теперь точно будешь чувствовать своих сородичей, да и если тебе попадется на пути человек, то, к счастью, ты теперь сможешь его узнать даже под гримом. Ну, если только он не воспользуется специальной жидкостью, наподобие той, которой пользуемся теперь мы. Ладно, это второстепенная задача. Есть еще кое-что.
   Он вскочил и начал метаться по кабинету, заложив руки за спину.
   - Мне только что звонил мой хороший друг. У него огромная фирма и по секрету тебе скажу, он спонсирует многие мои проекты так, что это не знают там..- Его палец указал на потолок.- Потому я всегда стараюсь ему помочь, если что. А тут такое дело. Его фирму пытаются разорить. Против него играют на бирже, его акции кто-то пытается скупить, причем по дешевке. Все это началось недавно и неожиданно. Он давний игрок в этом бизнесе, все давно поделено и устоялось, а тут такой пердимонокль ... Я подозреваю волков - так что вводим в игру тебя, в натуральном виде, чтобы тебя узнали, если есть кому.
   Он повернулся и признался:
   - Не хотел тебя показывать, рано еще. Но ситуация критическая. Так что будем ловить их на живца. Будешь его телохранителем, по легенде - его девушкой. Поболтаетесь на приемах, сходите куда-нибудь в пафосное место, покрутитесь на виду. Если среагируют, то мы сядем на хвост и выясним, от кого идет угроза. Через пару недель будь готова. Пусть Дили приведет тебя в нормальный вид - будешь красоткой, но узнаваемой. И, Кэт,- он замялся,- не бойся, помнишь, я тебя учил, должна быть холодная ярость, а не страх, подчиняющий тебя полностью.
  
  
  
   Глава 9.
  
   Эти две недели надо мной издевались все, кто получил карт-бланш от Моргана. Дили превращала меня в красотку, мастер Клод гонял меня, как сидорову козу, на полигоне, леди Анабелла брала реванш за пропущенные уроки этикета, еще чуть-чуть - и я взвою. Но тут прилетел волшебник...точнее, просто зашел за мной после урока вождения, схватил в охапку и скомандовал:
   - Быстро собрала вещи, мы уезжаем на три дня. С Морганом я договорился.
   Я вытаращилась на Дэна с немым вопросом, но тот только щелкнул меня по носу:
   - Котенок, не тормози, быстренько ноги в руки, жду тебя на выходе.
   - А...а куда?..- я даже начала заикаться.
   - Не задавай никаких вопросов, это сюрприз, - он улыбнулся какой-то шальной, мальчишеской улыбкой и исчез.
   Я, с колотящимся от волнения сердцем, собирала небольшую сумку, даже не соображая, что беру с собой. Почему вдруг я так разволновалась, не понимала, но что-то мне подсказывало - все это неспроста. Выскочила на крыльцо и Дэн тут же подхватил мою сумку, засунул меня на переднее сидение и мы на приличной скорости куда-то рванули.
   Пять часов дороги, сначала я рассказывала Дэну еще какие-то мелочи про свою жизнь в джунглях, потом он делился историями из своей жизни и частично из своего боевого прошлого и настоящего, а потом я позорно задремала и проснулась, только когда мы приехали в аэропорт.
   - Дэн, куда мы едем? Зачем?
   - Все потом, Котенок. Значит, молчи и только кивай головой. Мы с тобой молодожены, Лана и Мэтью Люис. У нас медовый месяц. - Он чмокнул меня к щечку и поволок к стойке регистрации. И только там до меня дошло, что мы летим, и не просто летим, мы летим в Европу, в Прагу. Оооо...
   Три дня сказки, застывшее каменное кружево старинных домов на узеньких мощеных улочках прекраснейшего города, шпили католических церквей, витражи и мозаики. Удивительный, потрясающий, поражающий и затягивающий мир древнего города. Я с первых же минут просто раз и навсегда влюбилась в этот полный загадок и сюрпризов город. Я даже не всегда замечала, рядом ли Дэн, настолько была поглощена удивительной атмосферой и красотой вокруг.
   А еще в последний день, когда ноги уже не держали и ходить мы уже не могли, а просто сидели на парапете Карлова моста через Влтаву, Дэн впервые поцеловал меня. По-настоящему. Я настолько обалдела, что молча продолжала таращиться на него после того, как он, нежно поглаживая мой подбородок, пальцами приподнял мое лицо и посмотрел мне в глаза.
   - Котенок, ты что? Ты...тебе..,- Дэн вдруг начал запинаться,- тебе не понравилось? Я...тебе не нравлюсь?
   И тут меня пришибло. Я до сих пор старалась не признаваться себе, что давно уже была тайно влюблена в него. Каждый раз, когда он появлялся, у меня внутри загорался тихий огонек какой-то светлой, удивительно теплой радости. А от мыслей, что может когда-нибудь он обратит на меня внимание, дико краснела. И тут вот оно...А я сижу с видом полной дурочки и не могу вымолвить даже полслова.
   Дэн с возрастающим волнением все вглядывался в мои глаза. Я краснела, бледнела, а потом меня словно пронзило понимание того, что я в любой момент могу его потерять. Он уйдет на очередное задание и...Или со мной случится что-то нехорошее. У нас так мало времени и совсем нет будущего, пока, во всяком случае, его нет. И я потянулась к нему, зажмурив глаза. Кстати, пах Дэн потрясающе, медом и горячим солнцем в жаркий летний день. Убойное сочетание.
   Целовались мы до рассвета и всю обратную дорогу и...Короче, когда мы ввалились в кабинет Моргана, то по нашему виду все было понятно.
   - Кэт, к себе, тебя ищет мастер Клод. Дэн, останься.
   Я, старательно пытаясь не улыбаться, выскользнула за дверь и тут же приникла ухом в небольшой щелке, которую предусмотрительно оставила.
   - Ты что творишь? Дэн, ты в своем уме? Ты понимаешь, чем это все может закончиться?
   - Морган, заткнись, я все понимаю. Она - моя.
   Тут дверь распахнулась, я, получив по лбу, отлетела. А Морган, ехидно улыбаясь, громко скомандовал:
   - На счет три, чтобы была уже на полигоне. Два...
   На счет три меня в коридоре уже не было. А еще я светилась, переполненная счастьем. И ничего больше не боялась.
   Перед заданием я успела навестить своих родных. Первое, что я услышала от Долорес, когда выпала из машины в ее объятия, было:
   - Ой, Кэти, ты влюбилась!- Черт, я и забыла, что такт у Долорес отсутствовал как класс, ее голос как всегда был громким и звонким.- Фреди, наша девочка влюбилась!!!
   Ой, мама, что сейчас будет... Медведь (теперь я точно знала, что свое прозвище Фред получил вовсе не потому, что был медвежатником, какие там к черту банки и сейфы), разъяренный, как настоящий медведь, огромный и страшный, Фред пер на Дэна, который уже успел выйти из машины и услышал вопли Долорес. Он стоял и лыбился, как кот, объевшийся сливок. Блиииин, я же ничего ему не говорила, не признавалась, хотя он и спрашивал меня, умильно заглядывая в глаза. Было стыдно, ужасно стыдно. Кажется, я покраснела.
   Фред тем временем орал на Дэна:
   - Ты соображаешь хоть чуть-чуть???!! Вы оба под ударом! А что с ней будет потом? Только посмей прикоснуться к ней хоть пальцем...убью,- выдохнул он так, что я лично ему поверила сразу.
   - Я люблю ее,- взгляд Дэна был напряженным, но стоял он все так же расслабленно,- и да, я думал о том, что будет потом. Когда все закончится, мы уйдем из отряда и поженимся.
   Фред аж задохнулся:
   - А она? Она тебя любит?- Все дружно повернулись в мою сторону.
   Долорес, предательница, ловко подцепила мой подбородок своей рукой, приподняла, всматриваясь в мои глаза и все так же громко оповестила всех окружающих:
   -Любит, ой как любит. Светится вся, как солнышко.
   Сзади донесся смешок Хвата, который весь спектакль молча простоял в стороне, ехидно ухмыляясь.
   - А что будет, если...- Медведь не закончил, проглотив рвавшиеся с его губ слова, но и так было понятно, о чем он спросил.
   Дэн зло посмотрел на него:
   - Если со мной что-то случится, Морган отправит ее к вам, сразу же. И она останется с вами, и больше не будет участвовать в этом.- Голос его был хриплым и злым.- Я не позволю, чтобы с ней что-то случилось, просто не позволю.
   - Так, хватит вам, вон уже девочка расстроилась. Идемте все в дом, у меня пирог в духовке. Фреди, заканчивай нападать на нашего будущего зятя, у нас тоже не всегда все солнечно было, выкрутились. И у них все будет хорошо, я чувствую.- Долорес, схватив меня за руку, потащила на кухню, явно собираясь выпытать все.
   Мужчины, все еще бросающие друг на друга недобрые взгляды, побрели за нами, а Хват, весело скалясь, ушел загонять нашу машину в гараж.
   К тому времени, когда мы накрыли на стол и позвали всех ужинать, мужики уже угомонились и что-то серьезно обсуждали, тыча по очереди в карту. Кажется, они помирились, во всяком случае, Фред уже не смотрел на Дэна зверем и даже разговаривал довольно спокойным тоном. Хват, как всегда, только криво ухмылялся.
   Все эти два дня, которые мы у них проторчали, мой названый отец с Хватом собирали для меня 'тревожный чемоданчик' с таким количеством разнообразнейших штучек, что я почувствовала себя Бондом по полной программе. Ей-Богу, такое ощущение, что меня отправляли на войну. Вечером, перед нашим отъездом, Дэн выложил на стол пачку бумаги:
   - Вот всевозможные варианты развития событий, мы с Морганом постарались предусмотреть все. И вот планы отхода, если вдруг что-то пойдет не так. Кэт, выучи все наизусть, я еще тебя погоняю по плану местности и по вариантам твоих действий.
   Медведь снова нахмурился:
   - Не нравится мне все это.
   - Мне тоже,- Дэн был собран и так же хмур.- Но Кэти не придется делать ничего особенного, она только должна засветиться на приемах, походить по выставкам, по ресторанам. Нам важно понять, кто пытается отжать фирму Карла. Если это волки, то, увидев Кэт, они начнут действовать, и мы тут же их просчитаем и прищучим. Нам нужно время.
   Полночи мы разбирали все эти отходы, норки, запасные выходы, от меня все требовали шпарить наизусть, что я буду делать если то.., или куда побегу, если это..К утру я просто отрубилась, сидя на стуле, и чего они там еще нарешали, не знаю. Но рано утром меня впихнули в машину, мои родные велели Дэну звонить все время и мы отбыли.
   А на базе я услышала, что вернулся Лео и, не заходя в комнату, полетела в лабораторию.
   Я так радовалась, что он все-таки вылез из той жопы мира, в которой сидел все это время, но Лео почему-то был на редкость неразговорчив. Он хмурился, часто ерошил волосы, что было признаком того, что он сильно волнуется. А еще он старался не смотреть мне в глаза.
   - Кэт, я тут услышал, что тебе придется изображать пару богатого придурка? Я кое-что приготовил, ну, тут вот, несколько разных флаконов с разной начинкой, пригодится. Вот инструкция, что и под каким номером. Выучи и сожги, чтобы никто не знал, где у тебя что. Еще вот этот баллончик с распылителем, это жидкость, которая отбивает у зверей нюх полностью, срок действия где-то час, не знаю, как подействует на оборотней, но, наверное, с час у тебя есть. Положи так, чтобы он был всегда с тобой. Вот еще иголки и булавки, кончики смазаны нервно-паралитическим ядом, опять же, не знаю, как будет действовать на оборотнях, но пару держи при себе. Если не убьет, то хотя бы на время может вырубить, а время дорого.
   - Лео, я так рада тебя видеть. Ты с Морганом разговаривал? И спасибо тебе за все. Я вообще-то планирую развлекаться, а вы так переполошились, будто я еду на фронт,- я пыталась пошутить, видя, какой он стал странный. Но учитель не реагировал ни на мои шутки, ни на улыбки, наоборот, только все больше хмурился.
   - Да, я все ему рассказал. Томас был в шоке, все пытался орать на меня, почему, мол, не рассказал раньше. Но потом успокоился и кое о чем попросил. Вот провожу тебя на задание и поеду обратно, дел невпроворот.
   - Лео, - я замялась,- что-то случилось?
   - Нет!! - Даже отпрыгнула, настолько резко прозвучал его ответ.- Нет, Кэти, все нормально, извини, я просто устал.- Он пытался улыбнуться, однако улыбка была настолько кривой, что я еще больше забеспокоилась, но приставать дальше не решилась. Договорились с ним, что пересечемся в столовой, и я пошла к себе, укладывать свой оборонно-наступательный запас.
   Перед ужином ко мне заглянул Дэн и я, все-таки очень обеспокоенная тем, как выглядит учитель, пожаловалась ему, что с Лео что-то не так и я волнуюсь. Реакция Дэна меня потрясла, довольно холодный и резкий тон, они что, сегодня, сговорились?
   - Ничего с твоим драгоценным Лео не случилось. Хватит забивать себе голову чепухой, лучше подумай, что ты могла забыть и что тебе может пригодиться. Гардероб весь собрала?
   Мои мысли тут же переключились в сторону этого кошмара. Такое количество вещей приводило меня в ужас. У меня в комнате уже стояло три огромных чемодана, битком забитых разными нужными всякой девушке из высшего общества вещами. И Дили грозилась приволочь, по меньшей мере, еще два.
   - Дэн, куда мне столько! Я что, с этим Карлом года три жить буду?- Дэн в ответ заскрипел зубами и поволок меня на ужин. А потом...случилось странное. Перед самым входом в столовую Дэн вдруг развернул меня к себе и стал целовать так, что у меня просто затряслись коленки и ноги перестали меня держать. Сквозь плавающий у меня перед глазами розовый туман я краем глаза увидела знакомую фигуру в глубине коридора. Учитель. Он стоял и смотрел на нас с Дэном, потом резко развернулся и ушел.
   - Дэн,- я с трудом выпуталась из его объятий,- зачем?
   - Потому что ты моя, и он должен это знать.- Голос был ледяным. Странный ответ, я так и не поняла, зачем Лео знать о наших отношениях с Дэном, но переспрашивать не рискнула. И так Дэн выглядел ...злым.
   А утром узнала, что Лео уже уехал, и расстроилась. Вернусь, обязательно поговорю с Дэном, пусть перестанет так себя вести. Мне не нравилось, что мои отношения с учителем так переменились, для меня Лео был близким человеком, где-то между старшим братом и учителем, любимым учителем.
   Так, собралась, сейчас у меня впереди встреча с мистером Карлом Клинтоном, моим нынешним 'бой-френдом'. Ой, что-то колени так и норовят подогнуться, страшно.
   А ничего так красавчик, холеный, высокий, мускулистый мачо. С темными волосами и, как на рекламной фотографии, синими глазами. Представляю, как все тетки, видя перед собой такой экземпляр, просто готовы повеситься ему на шею. То-то Дэн все дорогу до особняка скрипел зубами так, что было слышно даже на заднем сидении, а Морган ржал как стадо жеребцов, любуясь на гримасы Дэна.
   Представлял меня Морган:
   - Кэйтлин Лавара, твой телохранитель. Карл Клинтон, список Форбс десятое место, твой, Кэти, 'бой-френд'. Прошу любить и жаловать.
   - Паяц,- Карл фыркнул и доброжелательно улыбнулся мне,- какие у тебя, оказывается, девушки есть. Вот же засранец ты, Морган, прячешь такую красоту. Кэйтлин, можно я буду звать тебя Кэти? Очарован, просто покорен. - Он склонился к моей руке, лукаво подмигивая.
   Да, Дили превзошла самое себя. В этой хрупкой, почти прозрачной, словно фарфоровая кукла, девушке, с длинными белыми волосами, огромными серыми, как грозовая туча, глазами, я ни за что бы себя не узнала, если бы не наблюдала процесс превращения собственными глазами.
   - Конечно, Карл, зови меня Кэти.- Старательно улыбаясь, я все пыталась понять, во что я опять вляпалась.
   - Так, голубки, потом поворкуете, сейчас нужно все обговорить и согласовать.- Морган прекратил лыбиться и тут же превратился в то, что он и есть на самом деле. Жесткий, умный, хищный начальник самого крутого отряда в стране.
   Остаток дня мы отрабатывали мою легенду: где мы познакомились и как, откуда я взялась, где жила раньше. Договаривались о том, по каким каналам будем обмениваться информацией, 'тревожные сигналы', отходы, наши действия при плане А, плане Б, этих планов у них собралась целая папка. Полностью составили план наших вылазок с Карлом и договорились, что вторым телохранителем будет Грин. Я была рада, что рядом будет мой друг, и перестала так сильно трястись.
   - Карл, береги девочку. На нее, как мы предполагаем, будет вестись охота отдельно от тебя, так что, если что-то почувствуете, пусть лучше будете выглядеть параноиками, чем она попадет к ним в руки.- Морган волновался за меня больше, чем за само задание.
   - Что, все так плохо?
   - Да, смотрите в оба и не рискуйте. У вас простая задача - покрутиться везде, посмотреть, кто и как будет проявлять свое внимание, и свалить, если вдруг ситуация изменится. Если все будет тихо, вы через пару недель 'уедете' куда-нибудь на острова отдыхать. Мы будем отслеживать твои счета, кто будет покупать твои акции и вообще... - он неопределенно покрутил рукой.
   Попрощались скомкано, я отправилась обживать свои апартаменты, Карл пошел провожать Моргана. Дэна я так и не увидела. Заранее договорились, что из слуг в особняке остаются только домоправительница, шофер, повар и пара горничных, которым было запрещено пока покидать особняк. Зато завтра с утра должен был прибыть Грин - официально, и еще трое охранников - через черный ход.
   Найк с Крисом тоже перебазировались сюда. Им выделили отдельное крыло, и они тут же кинулись подключать свои навороченные компьютеры и еще какие-то приборы. Светить их в офисе Карл не хотел, а Морган был только 'за'. Ему тоже не нравилось раскрывать лица тех, кто у нас работает.
   Завтра наш с Карлом первый выход. Идем на выставку известного художника, в самую крутую галерею города. Черт, нужно подготовить наряд и продумать макияж. Хотя Дили все мне рассортировала и подобрала, но нужно распределить мой оружейный запас на себе так, чтобы под теми тряпочками, что у меня валялись в чемоданах и в которых я отныне должна была щеголять, ничего не было видно.
   Вечером повалялись на диване подле телевизора вместе с Карлом, потрепались ни о чем, каким-то странным образом зацепились языками об историю страны и...Вечер получился очень и очень приятным. Карл оказался человеком очень эрудированным, большим любителем и знатоком истории. Мы с огромным удовольствием проболтали несколько часов, даже успели поспорить об истории Вечного города. Провожая меня до дверей апартаментов, он искреннее поблагодарил за прекрасно проведенное время.
   - Кэти, ты просто драгоценность. Я очень рад, что мне выпала честь познакомиться с тобой. Удивительно, давно я так замечательно не проводил свои вечера. Спокойной ночи, чаровница.
   Вот же...Искуситель. Я, захлопнув за собой двери, сначала покраснела от смущения, а потом рассмеялась. Каким бы он ни был фантастическим, на меня это не действовало. В моем сердце давно уже царил только Дэн.
   Наш первый выход 'в свет' прошел на ура. Выставка оставила меня равнодушной, я не любитель современного искусства, да и не особо в нем разбираюсь. А вот яростные, ненавидящие, завистливые взгляды, которые прожигали мне спину все то время, пока мы с Карлом дефилировали по галерее, позабавили. Как я и предполагала, почти все женщины, встречающиеся нам на пути, мечтали в этот момент быть на моем месте. Фальшивые улыбки, больше напоминающие оскал, сопровождали каждый наш шаг. Многие из посетительниц были знакомы с Карлом и все время пытались каким-либо образом привлечь его внимание. Но он оказался на высоте, мягко, но непреклонно пресекал эти попытки, просто кивал в ответ, не останавливаясь поболтать ни с кем и уделяя все свое внимание только мне.
   Я, честно пройдя первый ряд выставленных картин, заскучала и пожаловалась ему на ухо, что полный профан в современном искусстве, на что получила такое же честное признание, что он полностью со мной солидарен. Посмеялись, настроение пошло вверх. Карл вообще оказался человеком крайне приятным в общении и удобным в совместном проживании, с ним было настолько легко, что даже удивляло. Побродив еще с полчаса, мы решили закончить свои попытки познать то, что не давалось, и отправились в ресторан.
   Пообедали, поболтали, вокруг все было тихо и спокойно, никаких подозрительных лиц не наблюдалось. Решив, что на первый раз хватит, мы вместе поехали в его офис. Там я на всякий случай проверила пути отхода, побаловалась, пытаясь взломать защиту, которую поставил Найк, просмотрела сегодняшние биржевые сводки. Пока все было тихо. Остаток дня мы опять провели дома, смотрели новый нашумевший фильм про театральную звезду, хохотали, как сумасшедшие, над комментариями Карла, которыми он сопровождал каждую сцену фильма, и наслаждались вкусным ужином. Ничего себе задание, да это просто какой-то райский отпуск. Несколько дней все также ничего не происходило и я уже начала сомневаться, что на фирму Карла поимели виды именно оборотни, когда, наконец, на приеме, посвященном сбору средств в какой-то очередной Фонд помощи, не почувствовала сородичей.
   Точно, моя чуйка не обманула - вот они, стоят возле входа, плотной небольшой толпой. И главное, что заставило меня сильно напрячься, среди них были как и похожие на моего отца - черноволосые, огромные, с карими глазами бугаи, так и серые, те самые, которых я видела тогда в кабинете генерального на фирме, где трудилась в славном образе уборщицы.
   Сильно сжав на секунду пальцы Карла, я показала ему глазами на вход, где стояли давно ожидаемые нами 'клиенты'. Как и договаривались, мы начали аккуратно перемещаться по залу, все время останавливаясь возле каких-то знакомых Карла, которым он представлял меня, как свою девушку. Оборотни грамотно рассредоточились по залу и ненавязчиво пытались взять нас в коробочку, мы так же аккуратно ускользали, этакие игры в догонялки для взрослых. Я незаметно подала знак Грину, который (как и все телохранители на этом приеме) находился чуть в стороне и не отсвечивал, чтобы он был настороже, и чуть слышно скомандовала Карлу, что пора делать ноги. Совершенно ни к чему нам сегодня с ними общаться. Он кивнул головой, мы незаметно начали перемещаться к выходу, все так же беззаботно болтая с подходящими к нам людьми. И тут нас все-таки 'поймали'.
   - Мистер Клинтон? Рад встрече с вами. Простите за беспокойство, но давно хотел с вами познакомиться. Я мистер Кайл и у меня есть несколько отличных предложений для вас. Очень выгодных.- Он выскользнул из-за спины.
   Опа, это был все тот же волк, который возглавлял ту делегацию, с которой мне пришлось столкнуться. Меня он демонстративно не замечал, из чего я сделала вывод, что меня не узнали, ну и ладушки. Карл, сжав мою руку, продолжал все так же вежливо улыбаться:
   - Здравствуйте мистер Кайл. Извините, но мы с моей девушкой отдыхаем. И я на приемах о делах предпочитаю не говорить. Еще раз извините, но нам уже пора, да, крошка?- он склонился ко мне, ласково целуя краешек уха.
   - Да, милый, я бы хотела еще успеть кое-что сделать. Ну, ..помнишь, о чем мы договаривались. - Хлопаю глазами и призывно улыбаюсь, глядя только на Карла.
   - Но мы могли бы встретиться в ближайшее время?- А волк злится, это видно и чувствуется по запаху. От него все сильнее пахнет зверем - такой неприятный, шибающий в нос запах мокрой шерсти и еще чего-то неуловимого.
   - Да, запишитесь на прием у моего секретаря. Но...у меня сейчас личное на первом месте. Так что я не обещаю, что встреча будет в ближайшие дни. Всего хорошего.- Карл ведет меня под руку к выходу. Волки, которые нас уже слегка окружили, нехотя расступаются. Грин пристраивается сзади и мы выходим, спускаемся к машине, рядом с которой я вижу еще парочку оборотней, они, не отрываясь, следят за нами. Уезжаем спокойно, но через пару поворотов Грин рапортует, что за нами хвост.
   - Похоже, все уже выяснилось.- Карл вытягивается на заднем сидении,- это ведь они, я не ошибся?
   - Нет, не ошибся. Это они. Нужно срочно связаться с Морганом. На мой взгляд, как-то слишком нахально они лезут к тебе.- Я пытаюсь просчитать, что они предпримут дальше, и пока теряюсь.
   Когда мы добрались, Морган уже построил Найка с Крисом по закрытой связи. Сидя в кабинете, мальчики уже рыли носом землю, ища информацию. И теперь он домогался нас, требуя все рассказать в мельчайших деталях. Я рассказала свои впечатления. Особо отметила, что оборотней на приеме было много - кроме тех, кто был в зале, еще десяток блокировал все выходы и стоянку машин. Карл делился своими впечатлениями, потом мужчины долго обсуждали, что еще можно от них ждать, стоит ли встречаться с этим Кайлом, нужно ли мне уезжать, так как главная задача выполнена. Решили, что я пока остаюсь, но из дома мы не высовываемся. Морган дал задание охране и отключился, а мы отправились отдыхать.
   Несколько дней было довольно тихо, а потом события понеслись, как лавина. Найк зафиксировал несколько попыток взлома счетов Карла, в СМИ появились туманные намеки на то, что фирма Клинтона на грани банкротства. Карл нервничал и все порывался отправиться в офис, я с трудом удерживала его дома. И тут снова объявился Морган. Как он просочился в дом, что его не заметили даже наши охранники (за что тут же на месте огребли), не знаю, у него свои секреты и колоссальный опыт, но он принес хорошие вести.
   - Завтра ты встречаешься с представителем Госдепартамента, твоя фирма получает большой государственный заказ. Подпишешь все документы предварительного договора и начнешь действовать дальше.
   - Как??!! Откуда???- Карл был в полном шоке.
   - Ну...я через своего начальника, аргументируя, что и для дела очень надо, и твоя репутация безупречна, пробил эту идею не устраивать тендер, а просто отдать этот заказ тебе. И мы воспользовались тем, что они сами запустили утку в СМИ, что, мол, ты скоро разоришься, и уговорили твоих партнеров продать пакет твоих акций, и по мелочи еще скупили, теперь они тебе не страшны. Тридцать пять процентов теперь у меня, у тебя пятьдесят один, прорвемся, - Морган счастливо улыбался, глядя на ошарашенное лицо Карла.
   Они разрабатывали план, как провести Карла на встречу, чтобы волки потеряли его на время, пока не подписаны все бумаги. Я вместе с Крисом пыталась отследить, где засел хакер оборотней, когда позвонил Дэн.
   - Волки активизировались, в поселениях идет общий сбор молодняка и их куда-то отправляют, мой информатор не может выяснить куда, подключаю Фреда.
   Морган насупился.
   - Нет, это еще не то, у нас есть время. Как только закончится эта история с Карлом, ты отправишься к Лео, ему нужна твоя помощь. Пора тебе, наверное, перебираться на базу, что-то мне совсем все перестало нравиться.
   - Морган, мы не можем сейчас все поломать. Был же план - Карл закончит все дела и мы вместе, чтобы все видели, уедем 'отдыхать'. Там ты его спрячешь, а я уеду к Лео. Ничего страшного же не происходит, почему нужно сейчас так грубо все засветить?- Я начала злиться.
   - Интуиция вопит, что тебя нужно убирать из этой истории.- Морган тоже злился.- Мне Дэн голову оторвет, если с тобой что-нибудь случится. А что твои родственники со мной сделают, я даже думать не хочу.
   - Я остаюсь, я такой же сотрудник, как и все остальные. И, кстати, меня тоже учили и готовили ко всему. Мистер Томас, я справлюсь.
   Он недовольно поморщился и нехотя кивнул.
   - Ладно, хотя чувствую я, что зря тебе разрешаю, ох, зря...
   На следующий день Карла под большой охраной скрытно вывели из дома, и он уехал на встречу, а я вместе с Грином отправилась в офис, собираясь дожидаться Карла там.
   Спокойно доехали до главного здания, поставили машину на стоянку и прошли к входу и тут меня что-то царапнуло внутри.
   - Грин, а где охрана? Ты кого-нибудь видишь?
   Грин резко остановился, но я, продолжая идти, прошипела:
   - Не дергайся! Как только они поймут, что мы насторожились, тут же кинутся. Ты сейчас спокойно вернешься к машине и быстренько мчишься отсюда. Нужно предупредить Карла, чтобы сюда не приезжал. Пусть его Морган прячет до подписания контракта, а потом отправляет куда-нибудь подальше.
   - А ты?
   - Я пройду к зданию и постараюсь их отвлечь, у меня тут недалеко спрятано то, на чем я смогу уехать, уведу их за собой. У меня все пути отхода отсюда просчитаны.
   - Лин, ты охренела? Я не могу тебя бросить!!!
   - Грин, мать твою...ты понимаешь, что будет, если у них получится схватить Карла? Уходи, я справлюсь, ничего со мной не случится. Иди сейчас, сделай вид, что что-то забыл в машине, там рядом второй выезд, гони изо всех сил.
   Про себя я молилась, чтобы Грин сумел уйти от них, я уже явственно чувствовала, что вокруг нас с десяток волков. Они организовали засаду. Как только Грин сядет в машину, я побегу в сторону хозяйственной части и складов. Какое счастье, что Дэн заставил меня выучить все эти бесконечные планы А,Б,С...я знала, что там есть протоптанная тропка к дырке в заборе, ведущая к стоянке, где Дэн оставил для меня мотоцикл. Да, стараниями охранников на базе в джунглях и мастера Клода я таки научилась водить все, что можно. Больше всего я любила мотоциклы и Дэн сделал мне фантастический подарок - отличный MTT Turbine Superbike, безумно дорогой и самый быстрый в мире.
   Сзади раздался звук заведенного двигателя, визг шин по асфальту и я побежала, краем глаза видя, как из дверей выскакивают черноволосые огромные фигуры.
  
  
   Глава 10
  
   Да, это тебе не на тренировках бегать, где можно и остановиться, когда сил не осталось, Клод только лишние пару кругов назначит. Тут с тебя шкуру спустят, если поймают. Здоровы они бегать, вот сразу понимаешь, что не люди. Черные молнии метнулись в мою сторону с такой скоростью, что были едва заметны. Хорошо, что я уже нырнула в дырку, размеры которой позволяли пролезть только ребенку или такой худой и тощей, как я.
   Эх, рано обрадовалась, за спиной раздался скрежещущий звук ...чего???? Разрываемой проволочной ограды? Я прибавила скорости. Оставались последние метры до моей вожделенной цели, когда я поняла, что не успею, вот никак не успею, в спину уже дышал один из этих уродов. Ну что ж, посмотрим, чему я научилась. Резко развернулась, на меня летела со скоростью пушечного ядра огромная туша одного из сородичей. От него несло диким зверем так, что чувствовалось на несколько метров вперед. Ага, они дико злы. Плохо...
   Легкий разворот в сторону на одной ноге, пропускаем мимо себя тело, удар рукой, в которой зажата булавка с ядом, спасибо тебе, Лео. Волк, не останавливаясь, пролетел дальше. Затем попытался остановиться и метнуться назад, но уже начал действовать яд, его движения замедлились, он терял координацию. А я, уже не обращая на него внимания, добежала до мотоцикла, нажала кнопку запуска двигателя и, пока мой отпечаток сканировался, напялила на себя шлем. Ручку газа до упора - и вперед.
   Пришлось здорово попетлять между машинами. Волки очень грамотно пытались зажать меня в углу парковки, но у меня тут был припасен еще один сюрприз - возле нескольких брошенных машин, которые уже больше года явно никуда не выезжали, мы с Дэном поставили несколько досок, наклонив их так, что можно было использовать как трамплин. Пришлось использовать - перепрыгнув через ряд машин, стоявших у выхода, я просочилась в полуоткрытую калитку для пешеходов и рванула вперед по улице. Оборотни метнулись обратно, сейчас попробуют ловить на машинах.
   Мне нужно уйти на другую сторону реки. В этой части города деваться некуда, за городом заповедник, переходящий в глухой лес. Там они меня поймают моментально, не удивлюсь, если меня там уже ждут. Значит, будут ловить на подъездах к мостам. А вот вам!!! У нас и тут кое-что есть - маленькая такая заготовка.
   Я неслась по боковым улочкам, выкрутив ручку газа до упора, мне нужно было выиграть время. Как же хорошо, что Дэн заставил меня выучить все наизусть! Перед глазами стояла карта района и мне только и надо было, что отмечать повороты. Вот тут сейчас уходим направо, через старый дом, где нет ограды, выезжаем на соседнюю улочку, вот тут есть небольшой ход, только и можно, что протиснуться пешком или просочиться на мотоцикле, между двумя сараями. А теперь попробуем выехать на главную улицу, до моста осталась буквально пара кварталов.
   А вот и наши 'друзья' - несколько черных машин неслось мне наперерез, пытаясь прижать меня к бордюру. Поворот, еще один, вылетаю к старому мосту. Еще до всех событий Дэн заставил меня научиться проезжать через него по одной-единственной балке, которая соединяла обе части разобранного моста. Опаа, я на той стороне, а машины, визжа тормозами , вынуждены останавливаться. Сейчас кто-нибудь из них обернется и двинется за мной в образе волка, это мы предусмотрели, так что играем дальше, господа.
   Все лицо под шлемом было мокрым от пота, страха не было, только адреналин кипел в крови. Я помнила все мельчайшие детали этой местности, практически действовала на автомате, лишь бы только Грин успел уйти, а я...Азарт переполнял меня, заставляя улыбаться, у меня все получится.
   Заехав в небольшой лесок, про себя еще раз поблагодарила Дэна. В притороченном к мотоциклу саквояже были собраны все необходимые мне вещи, в том числе и подаренные Лео разнообразные препараты. Облилась сама жидкостью для подавления запаха, обрызгала землю вокруг препаратом, отбивающим нюх у волков. Вколола себе стимулятор и двинулась в сторону дороги. Тут есть очень нехорошее место, довольно густой лесопарк, где можно ждать засады, а вот потом я точно уйду от них, главное, прорваться тут.
   Не повезло... Они ждали меня сразу же за поворотом. Часть волков рванула за мной по дороге, часть мелькала среди стволов деревьев, я выкрутила ручку газа до упора, только бы удержать мотоцикл. Сколько мне тут еще ехать? Минут десять, плохо, очень плохо, они догоняют. Придерживая руль одной рукой, закопалась в сумке, там должен быть один флакон. Лео говорил, что это разъедающая все жидкость, если плеснуть ее так, чтобы попала на часть оборотней...Может, поможет.
   Вытащила округлую бутылочку, зубами открутила пробку, примерилась...Нужно подпустить их поближе. Чуть сбавила скорость, волки торжествующе завыли. А они совсем обнаглели, думаю, что раньше они не позволяли себе средь бела дня практически в центре города оборачиваться, гнаться за кем-то и выть во всю глотку. Значит, скоро они начнут действовать.
   Собралась, чуть развернулась и широким замахом вылила назад все, что было в бутылочке, пытаясь попасть на догоняющих меня оборотней. За спиной раздался дикий визг. Есть!! Попала!! Прибавила газу, но тут слева от меня один из самых крупных самцов резко ушел в сторону, помчавшись практически перпендикулярно дороге. Чего это он? Черт, там же крутой поворот, он вылетит как раз мне навстречу.
   И тут меня пронзила мысль, что вот также убивали мою маму! Они загнали ее на дороге, а потом кто-то, может и сам отец, выскочил на дорогу. А она пыталась объехать и не удержала машину на дороге, улетев в кювет. Ненавижу!!!! Меня охватила такая жгучая ненависть, что я с трудом держала мотоцикл, желание убивать захлестнуло с головой. Мерзкие твари! Вычислила я его точно, уже выходя из поворота увидела, как на самой середине дороги в человеческом обличье стоял ...Рик.
   Сволочь! Сердце готово выпрыгнуть из груди, какая же все-таки сволочь, я ненавижу его даже больше, чем отца. Неужели он думает, что я побоюсь его сбить? Ну и зря. До упора выкрутила ручку и понеслась, целясь прямо в него. Мне уже было абсолютно все равно, что будет потом, сумею ли я удержать мотоцикл или улечу, как мама, в ближайшее же дерево. Как он почувствовал, что я не сверну, не знаю, но в последний момент раздался глухой удар, он отпрыгнул и я достала его только колесом скользящим ударом на излете. Мотоцикл завилял, я вцепилась в руль, с трудом удерживая мощную машину, пролетела еще несколько метров и впереди увидела просвет.
   Лесопарк заканчивался, уже виднелись дома, широкая дорога с едущими по ней машинами, волки начали отставать. Сейчас они сообщат, в каком районе я нахожусь, но и тут их ждет сюрприз, на этом наши с Дэном придумки не закончились. Все-таки Дэн гений, его планы предусматривали все мыслимое и немыслимое, и везде у него были свои заготовки.
   Проехав пару километров, свернула на небольшую заправку, тут меня должны ждать. Ага, вот и они, парни из команды Дэна уже шустро подгоняли крытый грузовичок самого затрапезного вида. По поставленным доскам взлетела в кузов, заглушила мотор и щедро облила все убивающей всякий запах смесью. Выпрыгнула, парни быстро затаскивали доски внутрь.
   - Лин, ты как?
   - Все нормально, уезжайте, они скоро будут тут. Я действую по плану, передайте Дэну, что все хорошо.
   Не особо торопясь, прошлась в сторону домов, тут недалеко есть канализационный люк, мне туда.. Брр, какая гадость, вонь такая, что выбивает слезы из глаз, бреду по узенькому карнизу, периодически соскальзывая в вонючую, полную всякой дряни воду. Едва слышно попискивают где-то недалеко крысы, ненавижу крыс! Главное тут не перепутать повороты - темень, ничего не видно, приходится держаться за стену рукой, чтобы не промахнуться с выходом. Кажется, вот этот пятый поворот налево, сейчас должен быть большой спуск вниз, а там сбоку - если не знаешь, ни за что не найдешь - лесенка вверх. Вот и она, лезу, мечтая о ванне и горячем чае.
   Вылезла, вокруг темно (только сквозь большие щели старого дровяного сарая пробивается дневной свет), вся мокрая и вонючая, как скунс. Сзади раздался какой-то шорох, я, моментально похолодев, замерла, прислушиваясь, неужели нашли??? Нащупала нож, закрепленный на ноге, вот и пригодится умение драться с завязанными глазами. Снова шорох, я пригнулась, едва заметное движение воздуха мазнуло по щеке, сейчас, еще секунда и...
   - Кэт, котенок,- едва слышный шепот и у меня подкашиваются ноги от внезапного облегчения, с тихим воем опускаюсь на пол.
   -Кэти, ты что?- Дэн подхватывает меня на руки и прижимает к себе.- Ты ранена? Что с тобой?
   - Дэн...как же ты меня испугал, я уже готовилась драться...и умереть.
   - Не смей так говорить, никогда, слышишь!- Он стискивает меня так, что еще чуть, и у меня затрещат ребра.- Я никому не позволю ничего с тобой сделать, никогда.
   - Откуда ты здесь,- я начинаю приходить в себя,- ты же должен быть на базе? Как Грин, он успел? А Кайл, его спрятали?
   - Сколько вопросов, котенок. Все в порядке и с твоим ненаглядным Грином и Кайла Морган увез на базу. Волки носятся по всему городу, пытаясь отыскать хотя бы тебя, так что мы сейчас уходим отсюда. Я привез тебе переодеться, возле двери стоит канистра с водой, ополоснись, переодевайся и быстрее. Нужно отсюда убираться.
   - Дэн, я начинаю сердиться,- почему ты здесь?
   Он мнется, потом вдруг прижимает меня к себе и шепчет на ухо:
   - Я не мог ждать тебя там, просто не мог. Я с ума сходил, представляя, что они тебя поймают, или еще хуже, ты разобьешься. Я торчал в городе, отслеживая сообщения моих ребят, как только Поль отчитался, что ты оставила мотоцикл им и ушла в канализационный люк, я рванул сюда, чтобы помочь.
   Вот что ты будешь с ним делать! Нет, я понимаю его, возможно, зная, где он и что ему угрожает, я бы тоже не смогла сидеть на месте. Но...я давно уже не ребенок, столько времени потратила на то, чтобы научиться давать отпор. Тогда, зачем он меня все время продолжает опекать!? Хотя...мне приятно, правда. Видимо, прорывается еще детская тоска и мечта о защитнике, о том, кто придет и сможет защитить нас с мамой и нам не придется больше убегать. А Дэн из таких. Он никогда не бросит, он всегда будет рядом и поможет, он будет заботиться о семье, защищать ее даже ценой собственной жизни.
   И пусть он не так красив, как Карл, или не так образован, как Лео, но он надежный, и самое для меня главное - для него на первом месте всегда буду я, я и наши дети. Не работа, не бизнес, не исследования, а я, это ощущалось и чувствовалось во всем - во всех его поступках, действиях, заботе обо мне.
   Пока думала, успела ополоснуться, переоделась: джинсы, майка, сверху теплая толстовка, волосы убрала под капюшон, темные очки на нос - все, я готова.
   - Кэт, я сейчас иду к машине, она стоит за углом, ты идешь после, незаметно проскользнешь в заднюю дверь и ляжешь на пол за передними сидениями. Мы уезжаем из города.
   - А куда? На базу?
   - Нет, это сюрприз,- он мимолетно прикоснулся рукой к моей щеке и невесомо погладил ее.
   Да, опять сюрприз, на этот раз мы прилетели на Гавайи. Боже, какое счастье! Солнце, вокруг улыбающиеся лица, какие-то парни и девушки танцуют прямо на улице и никому нет никакого дела до нас. Не нужно все время быть настороже, оглядываться, ловить и запоминать взгляды, людей, подмечать движения, жесты, держать все под контролем. Мы одновременно и среди людей в толпе, и совершенно наедине, вдвоем. Это лучшее, что я могла бы сейчас желать.
   -Дэн.., - оборачиваюсь к нему, - спасибо!!!
   Первые несколько дней я спала, просыпалась, что-то быстренько ела и снова засыпала, как хомяк, ей-богу. То ли организм так отреагировал на стресс, то ли вокруг была такая атмосфера, что я впервые за свою жизнь смогла расслабиться и довериться миру, но спала без всяких сновидений, как убитая.
   Каждый раз, когда я открывала глаза, Дэн сидел возле моей кровати, то что-то читая на ноуте, то просто думая о чем-то, но всегда был рядом. И только на четвертый день к вечеру, открыв глаза, я поняла, что все, выспалась. Бунгало, которое снял Дэн, стояло особняком, последнее на этом пляже в самых кустах, так что мы были как бы отрезаны от общей жизни. Я прогулялась к океану. Черное, опрокинутое, висящее прямо над головой (кажется, руку протяни и достанешь) небо. Зеркальная гладь океана слегка колышется и вместе с ней колышутся отраженные звезды, лунная дорожка убегает к горизонту, и тишина, потрясающая тишина вокруг - теплая, мягкая, безопасная. Погуляла по берегу и вернулась, как вовремя - Дэн уже стоял на пороге, пытаясь отыскать меня взглядом.
   - Голодная?
   - Нет, Дэн, пошли купаться? Пойдем, там так здорово...
   Он улыбался расслабленной улыбкой человека, который больше никуда не спешит и ничего больше не желает.
   - А спать ты больше не хочешь?
   - Нет, кажется, выспалась. Сколько дней я уже в спячке?
   - Четыре. Ничего, Кэт, это стресс. Зато теперь ты отдохнула. Пойдем, я там собрал какие-то твои вещи, нужно разложить, и да, купальник лежит сверху,- я взвизгнула и повисла у него на шее.
   - Я мигом, только переоденусь.
   Купались мы долго. Сначала плавали наперегонки, потом лежали на воде и рассматривали звезды. Под конец Дэн начал нырять, решив, что мне нужно обязательно подарить красивую ракушку, а я смеялась, потому что в той чернильной темноте, что нас окружала, не то что ракушку, своих рук не было видно. Вернулись глубоко за полночь, поужинали и Дэн рухнул спать, а я, взяв ноут, решила покопаться в новостях.
   Не найдя ничего интересного, вскоре тоже уже спала. Так и потянулись дни наших неожиданных каникул, Морган нас не беспокоил и мы с полным на то правом бездельничали, наслаждаясь отдыхом.
   С утра мы либо катались на лодке, которую Дэн взял напрокат, либо я училась кататься на доске, а Дэн терпеливо помогал мне, либо уезжали на другой остров и просто бродили в толпе, радуясь всяким мелочам. Иногда мы собирали с собой корзинку с едой и уплывали на небольшой остров недалеко от нас, ныряли с аквалангом или просто валялись на песке, разговаривая обо всем на свете. Только вскоре я заметила, как аккуратно Дэн обходит темы о своем прошлом, он менял тему, стоило только спросить его о его детстве или юности. Я сначала не обращала внимания, потом насторожилась, а потом, не выдержав, прямо спросила, почему он избегает рассказывать мне о себе. Не доверяет?
   Надо было видеть, как поменялось выражение лица Дэна. Сначала он оторопел, затем нахмурился, а потом и вовсе стал отстраненно вежливым и чужим.
   - Дэн, что случилось?- я разволновалась.
   - Ничего, все хорошо.
   - Я вижу, как все хорошо. Почему ты становишься таким...далеким и чужим, когда речь заходит о том, чтобы рассказать что-то о себе?
   - Кэт, я не думаю, что это интересные темы для разговоров.
   - А я думаю. Я ничего о тебе не знаю, совсем, кроме смешных прибауток о твоих подвигах на ниве борьбы со злом.
   Он отчетливо скрипнул зубами, затем вздохнул и таким же холодным тоном, явно едва сдерживая злость, спросил:
   - Что ты хотела бы знать, Кэт?
   -Все, все, что хочешь мне рассказать.
   - Ничего не хочу..,- его неожиданная грубость сильно задела и я замолчала.
   Несколько минут тишины и едва слышный шепот:
   - Кэти, прости...я не могу, понимаешь, не могу. Я очень люблю тебя и страшно боюсь потерять. Настолько, что боюсь - узнав о моем прошлом, ты просто не захочешь иметь со мной ничего общего.
   - Что за глупость...Дэн, ну сам подумай, причем тут твое прошлое? Если бы ты узнал, что меня, например, тогда изнасиловал Рик и я не смогла убежать, а долго сидела под замком у отца и рожала бы детей, а потом смогла вырваться оттуда - ты бы не захотел иметь со мной ничего общего?
   - Ну конечно же, захотел бы, при чем тут все это, - он был искренен.
   - Тогда почему ты так плохо думаешь про меня? Почему я должна отказаться от тебя? Ты же знаешь, что мальчишки рассказали мне свои истории, разве я поменяла свое отношение к ним?
   - Потому что это другое. Совсем другое, Кэт. И я ревную тебя к этим засранцам, ревную и не могу с собой справиться. Ты так возишься с ними, словно они тебе родные. И к твоему драгоценному Лео, на которого ты смотришь иногда так, словно он Бог. И я даже не хочу вспоминать, что я пережил, пока ты торчала в особняке этого красавчика.
   - Глупости какие. Мне никто не нужен, кроме тебя. Они мои друзья, понимаешь. У меня так мало в жизни было друзей, которые бы все про меня знали и любили меня такой, какая есть, что беречь их - самое малое, что я могу сделать.
   - Я понимаю, но пока не могу. Не спрашивай меня, пожалуйста.
   Мне пришлось смириться, но с того момента я чувствовала себя неуверенно. С одной стороны, я понимала, что, видимо, в его детстве было что-то совсем страшное или унизительное, что не давало ему покоя. С другой, мне было страшно обидно, что он не верит мне, даже мальчишки решились тогда вывернуть наизнанку свою душу и это сблизило нас, сделав родными людьми.
   А Дэн теперь просто избегал разговоров. И это меня убивало, было так больно и обидно, что однажды я даже не выдержала и заплакала. Ночью, лежа в кровати, зажимая руками рот, чтобы он не услышал, тихонько рыдала в подушку. Я чувствовала себя одинокой.
   - Котенок, ты что? Что случилось?- Он появился настолько бесшумно, что я даже вздрогнула.- Кэти, почему ты молчишь? Тебе больно? Ты заболела?- он прижал меня к себе, завернув в одеяло, и пытался разглядеть мое лицо, попутно касаясь губами век, определяя, нет ли температуры.
   - Все нормально, - хлюпала носом и ожесточенно отбрыкивалась от его рук.
   - Котенок, ну как же нормально, ты плачешь...почему?
   - Ты не хочешь мне рассказывать о себе, почему от меня ты ждешь, что я каждый раз буду открывать тебе свою душу? - я злилась, очень сильно злилась на него.
   Он разжал руки, осторожно положил меня на постель, укутал в одеяло и ушел, бросив через плечо только одно слово:
   - Ясно.
   С той ночи между нами что-то изменилось. Нет, Дэн все так же был заботлив, все так же пытался баловать меня, но я чувствовала, что он отгородился какой-то стеной, которая все ширилась и ширилась между нами, он мрачнел и все больше замыкался в себе. Что делать, я не знала и решила, что как только вернемся, я поеду домой, поговорю с Долорес - кроме нее мне никто, наверное, не сможет помочь разобраться в том, что происходит. На том и постаралась успокоиться и больше внимания уделять Дэну, он тоже слегка повеселел и даже как- то ожил.
   Однажды, гуляя по городу, мы попали на гавайскую свадьбу, нас затянуло в общий хоровод, потом мы выпили за здоровье молодых, потанцевали и, присев чуть в стороне, с удовольствием наблюдали за зажигательными плясками местной молодежи.
   И что меня дернуло за язык, понятия не имею:
   - Дэн, я ты когда-нибудь любил..,- он с изумлением повернулся ко мне.
   - Я люблю тебя. - Я знаю, но до...ты влюблялся когда-нибудь? Я нет, все время ждала, что мы скоро уедем, и совсем не обращала внимания на мальчишек, а потом и вовсе перестала забивать себе голову чепухой.
   Он задумчиво смотрел на невесту и не торопился отвечать, затем, явно нехотя заговорил:
   -Да, любил..Когда мне было семнадцать, я встретил ее на улице, какие-то ублюдки пытались затащить ее в подворотню... Меня тогда страшно избили, но мне удалось отогнать их и мы успели убежать. А потом я лежал у нее дома и ее мама выхаживала меня. Она была удивительная - сильная, яркая, до безумия красивая, черные волосы, большие, полные огня и жизни глаза, роскошная фигура и удивительный голос, завораживающий, как у сирены.
   Он надолго замолчал:
   - А что случилось потом?- не выдержала я, да, мне было любопытно, а еще...чуточку больно.
   - Она бросила меня через полгода, ушла к главарю банды того района, где они жили, после уехала куда-то в Нью-Йорк и я не знаю, что с ней стало потом. Я любил ее много лет, все мечтая, что встречу где-нибудь и мы будем вместе.
   Да, права была Долорес, когда говорила, что 'если не знаешь, что ты будешь делать с ответом, не задавай вопрос'. Мне стало неприятно от этих откровений Дэна, но сама виновата, потому быстренько сменила тему, пожаловавшись, что устала и хочется есть.
   А через несколько дней усвоила и то, о чем все время предупреждала Долорес, 'не буди лихо, пока оно спит'. Мы гуляли по нашему острову, вяло споря, пойти домой и приготовить что-нибудь самим, или зайти в наш любимый ресторанчик, где обалденно готовили рыбу. Победила я, просто схватив Дэна за руку и потащив его в открытые двери ресторана. Прошла к столику, стоявшему чуть в стороне от дверей, и только собиралась позвать официанта, как за спиной услышала редкой красоты женский голос:
   -Даниэль! Это ты? Бог мой, ты стал...такииим..,- голос уже просто мурлыкал.
   Я оглянулась и увидела растерянного Дэна, которого обнимала фантастически красивая женщина.
   Черные волосы вились локонами, спускаясь до талии, золотистая кожа светилась, глаза, редкого бирюзового цвета с такой радостью и обожанием смотрели только на Дэна, полностью игнорируя остальных посетителей ресторанчика, что становилось неловко, словно я подсматривала за ними в спальне. Роскошная фигура, с тонюсенькой талией и очень пышными формами, которыми незнакомка сейчас из-за всех сил прижималась к моему парню, его совершенно обалделое лицо.
   - Лаура?- неверящий взгляд, сменяющийся радостью узнавания. - Откуда ты тут?
   Дэн обнимает и сильнее прижимает ее к себе. Я в полном шоке продолжаю стоять около стола, про меня уже никто не вспоминает.
   - Ой, мы тут решили отдохнуть, вчера приехали, познакомься, мой друг, мистер Рассел, он занимается инвестициями. А ты какими судьбами?
   - Я на отдыхе, вот со своей девушкой, Кэйтлин,- Дэн явно растерян,- Кэт, познакомься, моя давняя подруга, Лаура.
   Она окидывает меня слегка презрительным взглядом, небрежно кивает и снова полностью переключается на Дэна.
   - Дэн, давай посидим с нами, я так соскучилась, не поверишь, совсем недавно вспоминала тебя, какой ты был герой даже в твои семнадцать, теперь-то ты уже совсем мужчина... такой...просто глаз не отвести.
   Лаура утягивает его за свой столик, где сидит совершенно невзрачный человек. Вот ты на него смотришь - и видишь округлое одутловатое лицо, серо-водянистые, близко посаженные глаза, белесые брови, чуть курносый нос, отворачиваешься - и через пару минут не можешь вспомнить, как он выглядит. Они усаживаются, Дэн оглядывается и, поднявшись, подходит ко мне:
   - Кэт, ты что? Пойдем, ты же хотела есть.
   - Знаешь, аппетит пропал, может мы пойдем домой,- я все еще пытаюсь держать себя в руках.
   - Кэти, это мой друг, я так давно не видел ее,- похоже, он злится. - Если хочешь, иди домой, я скоро приду, только поговорю с ней. Молча поворачиваюсь и ухожу, чтобы через четыре часа застать их в том же ресторане, только уже порядком подшофе. Раскрасневшийся Дэн, не замечая меня, стоит на коленях перед своей утерянной возлюбленной, да-да, только слепой не мог бы понять и соотнести описание той девушки, которую он любил и мечтал встретить, с этой удивительно красивой, властной женщиной. Он объясняется ей в любви, признается в том, что мечтал о ней много лет, ждал их встречи.
   А она, заметив меня за его спиной, наклоняется и впивается в его рот страстным поцелуем. Глухой стон Дэна, и это оказывается последней каплей для моей выдержки.
   Дальше я помню события очень отрывисто, кусками. Внутри словно все заледенело, только глухой болью тянет сердце и в голове полная пустота.
   Вот я собираю вещи в нашем бунгало, вот заказываю такси, аэропорт, самолет куда-то. Несколько часов лета у меня перед глазами стоит эта картинка - торжествующее выражение лица этой стервы, Дэн, уткнувшийся в ее колени, умоляющий ее о любви, невзрачный человечек, ухмыляющийся мне в лицо. Потом снова аэропорт, какое- то такси странного вида, а потом резкий укол в шею и темнота...
   Очнулась от яростного шипения...ой, а голос-то знаком, очень знаком. Фиона. Здравствуй, милый дом. Интересно, а мои родственнички, как они нас выследили? И как, главное, смогли-то? Мы же вроде оторвались от всех хвостов...Хорошо, что в центр не поехали, что бы было, если бы они узнали, где мы базируемся? Хотя для меня плохо, очень плохо. Морган думает, что я с Дэном, Дэн...в груди что-то сильно потянуло, больно...даже думать не хочется. Короче, надежды для меня нет, придется как-то выкручиваться самой, зря что ли столько занималась.
   - Зачем ты ее опять приволок? Она же шлюха, таскалась с этим богатеньким уродом. Кстати, а он куда делся? И откуда взялся этот босяк, с которым она отдыхала? Дэстэр, кому она теперь нужна, такая...
   Голос отца был раздраженным:
   - Мама, помолчи. Мне нужны внуки, еще немного - и мне бросят вызов, тот же Рик вон, зубы скалит, сопляк. Так что мне все равно, с кем она там спала, главное, чтобы не беременная была и не подцепила чего-нибудь. Завтра вызови Стэна, пусть посмотрит и проверит на беременность и на венерические заболевания. Рик появится дня через три, как раз успеем. А потом пусть забирает, увезет на заимку и держит там, пока она не родит..
   - Зря ты, сынок, меня не слушаешь, от этих тварей у тебя всегда одни неприятности, что мать ее покойница была, что эта...Лучше бы ты не связывался с ними больше. Чувствует мое сердце, добром не закончится.
   - Мама!!! Приведи лучше ее в сознание. Надо до нее донести, что если будет рыпаться, будет плохо, я уже готов придушить ее сам, а если Рик это сделает, то и ..., - отец не договорил, что-то рыкнул и вышел, а Фиона загремела какими-то склянками.
   Так, значит таки родственнички. Нужно думать, как свалить отсюда раньше, чем приедет этот садист, он меня точно придушит или покалечит. Если у меня будут сломаны ноги, это не помешает мне выносить ребенка, а он точно до этого додумается. У меня есть только три дня. Пока просчитывала варианты, мне в нос сунули отвратительно вонючий кусок ваты, не сдержалась, чихнула и пришлось открыть глаза.
   Надо мной склонилась моя бабушка, черт бы ее побрал.
   - Очнулась, потаскуха. Дэс, иди сюда, эта...пришла в себя, не знаю, сможет ли говорить, но слышать услышит,- она с ворчанием отошла к столу, что-то там опять перебирая и позвякивая каким-то стеклом. За стеной послышались шаги и в комнату влетел мой биологический отец.
   - Кэйтлин? Слышишь меня? Ну, вот ты и попалась, девочка. Хватит, потаскалась, погуляла, пора и долг семье отдавать. Что-то мне подсказывает, что ты отлично знаешь, что я для тебя приготовил. Так что особо разливаться соловьем тут не буду, через три дня приедет Рик, станешь его..содержанкой, тебе ведь не привыкать. Жениться обойдетесь, меньше Марика будет злобствовать, легче тебе будет пережить этот кусок жизни. Родишь двоих, как родишь, так мы тебя и отпустим...
   Тут, видимо, на моем лице так выразительно нарисовалась скептическая ухмылка, что отец подавился словами и бросив в сторону:
   - Запри ее здесь на время, потом поставлю решетки на окна у нее в комнате, будет жить там. А пока...усыпи ее..- ушел.
   Снова резкий укол в шею, да что б вас...уроды...и темнота.
   На следующий день я пришла в себя уже в своей комнате, на окне тяжелые решетки, из которых, как я ни ковыряла, даже шурупчика не смогла вытащить. Меня переодели и ничего из того, что было спрятано в моих вещах у меня не осталось, сумку тоже не было видно. Вот это я попала. Весь день бродила по комнате, пытаясь сообразить, как можно вырубить Фиону, когда она придет в мою комнату, но увы...папаша тоже был не дурак и ко мне приходил только он. Притаскивал поднос с едой, из приборов только столовая ложка. Они что, думают, что я тут горло себе перепилю? А вот фиг, обойдутся. Уроды, я еще им горло перегрызу. Зубами.
   Прекрасно понимала, что против здоровенного мужика, я, даже после такой подготовки, без ножа или оружия не тянула никак. Справиться с ним у меня не было ни малейшего шанса. Тяжелых вещей в комнате не было, оставалось только ждать, может, с заимки смогу удрать.
   Страшно было так, что внутри все время что-то болело от волнения. Я дико боялась встречаться Риком, просто до истерики, почему-то из всех волков для меня самым ужасным был он. Только стоило представить, что он доберется до меня, меня охватывала паника. Так прошло два дня. В ночь перед приездом Рика я не спала, мысленно прощаясь со всеми, я была уверена, что мне не выжить. Одна надежда, вместе со мной утяну на тот свет и его.
   И вот утро последнего дня, громкие шаги на лестнице, дверь распахивается - и в дверном проеме, широко расставив ноги, с ублюдочной похотливой улыбочкой, стоит мой личный кошмар.
   - Ну что, детка, вот и встретились. Ты мне за все заплатишь сполна. Будешь корчиться от боли и орать так, как никогда не орала. Я тебе это обещаю.
   - Рик,- за спиной этой твари стоял Дэстэр, только вот даже в мыслях я не могла теперь назвать его отцом.- Мне нужны здоровые внуки, а если ты ее будешь истязать, ребенок может пострадать. Не смей ее калечить, пока не родит.
   Рик скривился, злобно блеснул глазами и с вызовом ответил:
   - Ты отдал ее мне. Мы договорились. Тебе дети, а мне - эта мерзавка.
   Дэстэр предупреждающе зарычал.
   -Ладно, не бухти, будет тебе здоровое потомство. А тебя, детка - тут он улыбнулся так, что у меня волоски на всем теле поднялись от охватившего меня ужаса,- ждут ночи дооолгие, со мной. Очень долгие.- он предвкушающе оскалился.
   - Идем, Фиона соберет ее и усыпит, а ты пока займись делами, пока тебя не будет, Сэм заменит. Введи его в курс дела.
   В комнату проскользнула Фиона и пока она наклонялась надо мной, я успела плюнуть ей в лицо, после чего, уже сквозь тьму, в которую я падала, почувствовала удар по лицу.
  
  
  
  Глава 11.
  
   В очередной раз прихожу в себя, и опять смена декораций. Кто-то несет меня на руках, запах от него отвратительный, тошнотворный, пахнет затхлой землей и мокрой шерстью. 'Рик! Куда он меня тащит, на заимку? Кажется, что-то такое упоминал Дэстэр. То ли вкололи мне меньшую дозу, то ли организм уже привыкает к этой дряни, очнулась я явно раньше, чем они рассчитывали, нужно использовать.' - Мысли вяло текут в одурманенной голове, а ведь необходимо собраться, это единственный шанс, хоть как-то попробовать побороться за себя.
   Приоткрыв глаза, я оглядываюсь. Да, это Рик и он уже затаскивает меня в дом:
   - Сэм, оставь тут парочку охраны, но чтоб я никого не видел и не слышал. И пусть не вмешиваются. Что бы они не слышали. Ясно?- его голос звучит предвкушающее.
   - Чертов садист. Тебе Дэс голову свернет, если ты ее покалечишь. И правильно сделает. Я бы никогда не отдал тебе свою дочь.
   - Поговори у меня, Дэс отдал ее мне и не твое дело, что с ней будет.
   - Не указывай мне, я не подчиняюсь тебе, мне приказывает вожак, а не ты.
   - Тогда просто убирайся отсюда.
   'Мда, а не все тут, оказывается, любители поиздеваться, хотя мне это ничем не поможет. Ладно, хватит думать, нужно действовать и внезапно',- я расслабленно продолжала висеть на руках Рика, ожидая того, единственного момента, когда смогу его ударить.
   Небольшая деревянная избушка, кое-как слепленная из бракованных досок, скрипучая лестница на второй этаж, комната, решетки на окнах, огромная кровать посредине ..черт, с наручниками у изголовья и что- то там еще в ногах, но я не разглядела. Плохо...
   Вот сейчас...Он кидает меня на кровать, наклоняется, чтобы застегнуть на моей руке наручник - и тут я ртом впиваюсь в его сонную артерию и стискиваю зубы. Человек быстро бы потерял сознание, а вот эта тварь...он мычит, пытается отодрать от себя, но я, вцепившись руками в его одежду, все сильнее сжимаю зубы, мечтая, чтобы он все-таки отключился. Резкий удар по почке, черт, как больно...ого, боль из резкой переходит в тягучую, ноющую, похоже, писать кровью мне уже обеспечено.
   Жесткий захват, так, что затрещали ребра, но потом руки чуть разжимаются - он боится меня убить или покалечить так, что никаких детей не будет. Пользуюсь этим и вгрызаюсь в шею так, что в рот уже течет его кровь. И тут он нажимает мне точки под челюстью, перед глазами вспыхивает яркий свет от боли и, застонав, я выпускаю его шею. Все. Он выиграл.
   Резкий удар в лицо и пока я пытаюсь проморгаться от крови, что заливает мне глаза, он защелкивает наручники у меня на руках. Зато ноги пока свободны, бью его ногой, попадаю в челюсть, его вой и он бросается на меня, прижимая к кровати своим тяжеленным телом, захлестывает на одной ноге петлю и затягивает. Второй ногой безуспешно пытаюсь въехать ему еще раз, но вот уже и вторая зафиксирована. Рик, тяжело дыша, сползает с меня, трогает свою челюсть, кривится.
   -Ну, ты сучка...ничего, сейчас моя очередь, чем громче будешь орать, тем меньше тебе достанется. Посмотрим, как тебе понравится вот это...
   Широким шагом пересекает комнату и достает из ящика плеть. Жесткая ручка и витой кожаный хвост с сердечником из чего-то явно твердого. Пара взмахов, слышится свист рассекаемого воздуха. Рик примеривается, мах рукой - и меня перепоясывает дикая боль. Он бьет с оттяжкой, так, что кожа лопается и вспухает кровавыми полосами, еще удар, еще, я кусаю до крови губы, не желая давать этому мерзавцу возможности порадоваться.
   - Ты будешь у меня кричать, будешь...сука...будешь умолять меня прекратить,- кажется, у него окончательно сорвало крышу.
   'Запорет до смерти',- эта мысль на секунду вызывает жалость к самой себе, но потом вдруг приходит какое-то холодное спокойствие, 'лучше так, чем вытерпеть его в себе и рожать от него. Надо его еще сильнее разозлить, иначе опомнится и остановится.'
   - Пошел ты...урод,- едва слышно, сипло выталкиваю из себя слова, пытаясь не стонать.- Что ж так...легонечко, даже бить не умеешь?
   В ответ слышится рык, и плеть вспарывает воздух с совсем жутким звуком. Ощущение, что меня сейчас располовинят надвое, рассекут до костей позвоночника. Одна грудь, куда приходятся основные удары, уже ничего не чувствует. Только бы не потерять сознание, я страшно боюсь отключиться и тогда эта гадина перестанет меня бить, смысла для него не будет. Полезет насиловать, а я даже не смогу сопротивляться, хорошо, что сейчас я еще в одежде. Хоть какая-то защита, пока.
   И тут раздается звонок телефона. Рик матерно рычит, продолжая меня избивать, но телефон не умолкает и плеть летит в стену, разбрызгивая вокруг себя капли крови и оставляя на стене причудливый отпечаток.
   - Да!!!! ...Дэс, какого черта тебе надо, я занят твой дочуркой..- он не орет, он хрипит от переполняющей его ненависти и злобы.- Что???!!!! А сами?!!! Ладно, сейчас буду...твою мать...- Рик поворачивается ко мне и, приглядевшись, меняется в лице.
   - Черт...упрямая скотина, что ты меня заставила сделать...ладно, лежи тут, жди меня , я скоро вернусь, сладкая...Продолжим наши игры, но бить я тебе больше не буду, иначе и правда сдохнешь..
   Рик выскакивает за дверь, через стенку слышны его команды охранникам:
   - В комнату не входить, голову сверну. Охранять, никуда не отходить от дома, ясно? Головой за нее отвечаете.
   Слышен звук мотора , потом все стихает. Я выдыхаю и расслабляюсь, больно везде, так, что слезы текут сами по себе, но разлеживаться нечего. Я умею снимать наручники без ключа, а там и ноги смогу освободить, что дальше, посмотрим.
   Я смогла, выбив большой палец, снять наручники с правой руки и теперь возилась с левой, пытаясь не спешить, хотя от мыслей, что не успею, холодело внутри. Как вдруг дверь начала открываться. Черт...неужели охрана полезла вопреки приказу...
   Но в дверь, совершенно бесшумно, просочился мужичок. Такой обыкновенный трудяга-рабочий, сухонький, чуть сгорбленный, невыразительное лицо, только глаза острыми буравчиками впивались во все, на что падал его взгляд.
   Огляделся, посмотрел меня, покачал головой:
   - Кэйтлин? Привет от Медведя. У меня есть рецепт этой чертовой тортильи, которую готовит матушка Меган.
   И я заплакала, правда, услышав пароль, я совершенно расклеилась, слезы текли по моему лицу и никак не останавливались. Михась, так он представился, осторожно отвязывал меня от кровати и потихоньку успокаивал:
   - Ну, девочка, потерпи, не плачь, сейчас мы отсюда уберемся. А Доли тебя поставит на ноги, она умеет, знаешь, как нас потрепали однажды с Фредом, думали уже Богу душу отдадим, а нет, Долорес вытащила нас обоих, с того света. И тебя вылечит. Вот же сволочь эта...так девчонку изуродовать...
   Отвязав, он стянул меня с кровати и поставил на пол.
   - Сможешь идти? Нам нужно быстро уезжать отсюда, я устроил небольшой пожар у них на лесопилках, на обеих, но долго они с ним возиться не будут, он скоро вернется...
   - А охрана? - Я их отстрелил, из арбалета, ну, тот, который Фред придумал, а иголки мне дал Хват, которые ты ему оставляла. Ну, а потом...прирезал я их, дочка. Теперь смотрю на тебя и думаю, что зря им подарил легкую смерть. Ну, ты как?
   - Я справлюсь, пойдем.
   Осмотрела себя, да, видок ужасный, майка висит клочьями, пропитанными кровью, пара рваных дырок на джинсах, но там все еще терпимо, а вот живот...кровавое месиво, как и грудь.
   - Я тебе свою рубашку сейчас дам, прикроешься, и куртку, чтобы не застудилась, у меня тут мотоцикл. Тебе придется терпеть и держаться, Кэт. На голову наденешь шлем. Пошли.
   Он, поддерживая меня, спустился по лестнице, вывел из дома, протащил мимо сарая, где я краем глаза увидела лежащие тела пары оборотней, и подсадил на старый, замызганный мотоцикл раритетного вида.
   - Не смотри на него так, зато внутри у него все супер. Фред постарался, этого зверя еще никто не догнал, вот только как ты...сможешь удерживаться столько времени, мы не будем останавливаться нигде, чтобы не поймали. Я боюсь за тебя, тебе срочно нужен врач, но это уже Доли будет разбираться.
   Михась срезал с меня остатки майки, аккуратно, отводя глаза, натянул свою рубашку, сверху накинул куртку, поморщился:
   - Если станет совсем плохо, скажи, не молчи.
   Я кивнула головой, соглашаясь. Слететь на скорости с мотоцикла - верная смерть. Надела шлем, обхватила его талию руками и прижалась к нему всем телом. Закусила губы от резкой, как от ножа, боли и закрыла глаза. Мы рванули вперед. Я улыбалась, у меня теперь точно была семья, родные, которые меня любят. И я победила.
   Почти двое суток какими-то окольными путями мы добирались до дома Фреда, останавливались всего несколько раз - сходить в туалет, попить воды или если я чувствовала, что сейчас могу отключиться. Михась гнал мотик по таким тропинкам, что, наверное, не всякий местный знал, как тут можно проехать. Я даже не выдержала и поинтересовалась как-то, откуда он знает так хорошо здешние места. На что Михась усмехнулся и рассказал, что он одно время промышлял контрабандой, так что все тайные дороги в стране для него не секрет. И оглушил меня внезапным своим решением:
   - Я тебе по завещанию оставлю карту, где все эти тропки помечены.
   - Почему мне-то?- я и правда не понимала, с чего он решил меня таким образом осчастливить.
   - А ты подойдешь. Сильная, терпеть умеешь.- Одобрительно покивал головой и резко поменял тему. - Этого, черного, который тебя так...Убьешь?
   - Да,- холодная ненависть затопила меня по самое горло.- Я ему весь долг верну, с процентами.
   - Правильно, дочка. Нельзя оставлять таких врагов за спиной. Запомни это навсегда. Он уже не остановится, пока вы не встретитесь. Ладно, потерпишь еще чуток? Мы уже близко.
   Через несколько часов мы остановились возле дома Медведя, к нам бежала белая, как снег, Долорес. Хват уже распахивал ворота гаража, а Фред буквально отдирал мои руки от тела Михася. А когда они втащили меня в дом и сняли куртку с рубашкой, Доли вскрикнула и заткнула себе рот передником.
   - Тихо.- Фред стал черным, как туча.- Тихо всем. Доли, врача из города вызывать нельзя, а Пэна, царство ему небесное, пристрелили пару месяцев назад. Придется тебе самой разбираться.
   - Фреди, может позвонить Моргану, у них есть врач?
   - Нет, пока никому ни звука, что мы вытащили Кэти. Я им больше не доверяю, где этот сосунок был, когда ее схватили?
   Михась что-то тихо стал рассказывать Фреду на ухо.
   - Все равно, никому ни слова. Михась, я с тобой сейчас рассчитаюсь и тебе нужно лечь на дно. Эти твари будут тебя искать.
   Я, шипя от боли, вклинилась в их разговор:
   -Михась, запах, они запоминают запах. Возьми у Хвата, я оставляла...и поменяй все - табак, который ты куришь, еду, всю - через несколько недель после того, как все изменишь, станешь пахнуть по-другому, а до этого используй жидкость, убирающую любой запах. Это очень важно.
   Мужики, отводя глаза от моего тела, вздохнули, а Михась, потрепав мою руку, поблагодарил:
   - Спасибо, дочка. Ты это...давай выздоравливай, тебе еще вон сколько дел нужно сделать. Карту я Хвату оставлю, он тебе ее потом отдаст. Фред,- он повернулся к Медведю,- у тебя отличная дочь выросла. Кремень девка, даже не пикнула ни разу.
   Фред заскрипел зубами и скомандовал:
   - Долорес, сделай что-нибудь, чтобы ей не было больно и давай напиши, что из лекарств нужно. Хват, собирайся, мы потом уедем.
   -Куда?!!!- Долорес вытаращилась на Медведя. - Куда это ты собрался?
   - Доли, я убью его.
   До меня не сразу дошло, что он говорит о Рике и тут я подпрыгнула на кровати:
   - Нет, папа, нет.- Вокруг все замерли, я сама оторопела, как вырвалось у меня слово 'папа', даже не поняла. Долорес села рядом с кроватью и заплакала, уткнувшись в мою руку, а Фред просто закаменел рядом.
   - Я сама, это мой долг. Я убью его сама. Хват, ты поможешь мне подготовиться?
   Хват одобрительно кивнул головой и потащил Фреда на улицу, приговаривая:
   - Фреди, девочка права, ей это нужно сделать самой. Иначе она всю жизнь будет вспоминать этот кошмар.
   - Я не хочу, чтобы Кэт стала убийцей.
   - Тут не может быть по-другому, Фреди. Такая вот поганая жизнь.
   Мужчины ушли, а Долорес, что-то приговаривая про себя, принялась стаскивать с меня джинсы, обмывать от крови мой многострадальный живот и ноги. Когда она увидела грудь, со свистом втянула в себя воздух и севшим голосом пообещала:
   - Я тоже помогу тебе приготовиться, Кэт, а если нужно, сама убью этого подонка. Не переживай, девочка, я знаю травы и знаю, как убрать эти страшные следы с твоего тела, почти ничего не останется.
   Через несколько дней приехал Морган. Понятно было, что они потрясли своих информаторов и новость, что меня уже вытащили, стала неактуальной. Правда они страшно поругались с Фредом, мой названый отец орал так, что слышно было в доме даже сквозь звук телевизора, который Долорес сама приглушила, с любопытством поглядывая через занавеску.
   - Да не переживай ты так,- увидев напряженный взгляд, она поспешила меня успокоить,- Фред нормально относится к Моргану. Пока ты на задании была, Морган помог Фреди, вытащил его ребят от волков на севере. Это он просто за тебя переволновался. Сейчас поорут, может, морды друг другу набьют и успокоятся. А ты давай, спи, я тебе отвар сейчас дам, и нужно спать.
   - Мне нужно поговорить с Морганом. Я не знаю, как меня выследили волки и куда делся Дэн,- при его имени непроизвольно скривилась.
   Долорес внимательно и долго меня разглядывала, склонив голову:
   - Я позову его, когда ты проснешься.- Помолчала. - Ничего не хочешь рассказать?
   - Пока нет. Потом.- Говорить о Дэне я не хотела ни с кем, даже с Долорес.
   - Спи, детка, я пойду, накормлю их, вроде уже орать перестали.
   Разговор с Морганом был тяжелым, одно меня успокоило - Фред сразу же рассказал мне, что его люди присматривали за мной даже на Гавайях, а когда меня схватили и повезли в мой городок, сразу же перезвонили Фреду. И он отправил ко мне на выручку Михася, тот единственный мог просочиться там так, что никто и не заметил.
   А Морган добавил, что то, что меня увидели, просто случайность, которые иногда бывают. Глупая, нелепая, но случайность. Просто в самолете летел один из членов стаи моего биологического отца, увидел меня, заметил, что я слегка неадекватна и затащил в такси, на котором и сам собирался ехать домой. А укол...он биолог и воспользовался снотворным для животных, которое всегда таскал с собой.
   Глупо, ужасно глупо, если бы я была внимательнее! Я бы засекла его интерес к себе и могла бы улизнуть... Про Дэна только спросила, знает ли Морган, что с ним и, услышав, что Дэн вернулся на базу, прервала Моргана вопросами, что со мной будет дальше.
   Мой начальник, виновато поглядывая на Фреда, стоявшего в дверном проеме со скрещенными на груди руками, рассказал, что им нужна моя помощь:
   - Кэти, я понимаю, что ты пережила, и готов был отпустить тебя, совсем. Но...Лео, ты ему нужна, он создает нечто такое, что поможет решить нам проблему с волками раз и навсегда. И он просит, чтобы ты приехала,- тут он поймал разъяренный взгляд Долорес и уточнил,- ну, когда придешь в себя. Я тут лекарства привез, от Маргарет, и мальчишки тебе передают приветы, и вообще, мы тебя ждем.
   Рык Фреда - и Морган быстро и скомкано прощается со мной:
   - Выздоравливай, Кэти. И...не злись на него, он потом все объяснит..,- замолкает, видя как каменеет мое лицо, а потом все-таки договаривает, - он как неживой, Кэт.
   Долорес выталкивает его из комнаты и, приглушив голос, шипит ему:
   - А она...живая что ли? Ты бы видел, что с ее телом этот ублюдок сделал, на ней живого места не было! А твой этот...даже не вспоминай про него, Кэти ничего мне не рассказывала, но в прошлый раз она вся светилась, а тут...у нее мертвые глаза, Морган. Слушать ничего не хочу...Проваливай.
  
   Мы все-таки поговорили с Долорес, в чем, я, собственно, и не сомневалась, она кого хочешь раскрутит, если ей надо. Неожиданно для меня, когда я закончила рассказывать про свои печальные приключения, пытаясь незаметно стереть слезы со щек, Доли села на кресло и задумалась.
   - Кэт, а ты не думала, что у него были свои основания вести себя так, как он повел? Это не похоже на него, совсем.
   - Что ты хочешь сказать, Дол? Что он ни в чем не виноват?
   -Нет, Кэти, виноват, только в другом.- Она надолго замолчала, глядя в окно.- Ты ведь ему верила, всегда. Я видела. Ты ехала с ним куда угодно, даже не спрашивая, куда он тебя везет?
   - Да, тогда верила.
   - Вот. А потом перестала. Точнее поверила в тот спектакль, который разыграли перед твоими глазами. Почему, детка?
   Я задумалась:
   -Он не доверился мне, не стал рассказывать про себя. И я перестала верить ему.
   - Вот в этом он и виноват, Кэти. Он своими руками уничтожил то, самое хрупкое и наверное, самое важное, что было между вами - доверие. Понимаешь, я вот сейчас вспоминаю всю нашу жизнь с Фреди, он обманул меня только один раз, когда пообещал, что найдет Софи. И не смог. Возможно, никто бы не смог. Я помню, как тяжело пережила это все, в том числе и то, что мой Фред, совершенно того не желая, обманул меня. Я ушла тогда от него, долго болела, жила у мамы, все думала, думала. Знаешь, сколько раз он приезжал, просил меня вернуться! А потом я вспомнила, что он всегда говорил мне правду, какой бы страшной она ни была. Каким бы монстром он не выглядел в каких-то ситуациях, он всегда рассказывал мне все. И я простила ему эту невольную ложь.
   Она повернулась ко мне:
   - Знаешь, он теперь очень осторожно что-то обещает мне и если не уверен, то честно говорит об этом. Он страшно боится, что снова невольно солжет. И тогда я больше не прощу его. Твой Дэн сделал самую большую ошибку в его жизни. Уж не знаю, что там у него за 'страшная история', скорее всего, она просто унизительна для него, как для мужчины, потому он и боялся рассказать тебе...Но этим самым и разрушил многое.
   Она встала, потрепала меня по голове и направилась к двери:
   - Он мне понравился, детка, он любит тебя. И ты любишь его, это было видно тогда, это видно и сейчас. Вам нужно поговорить, только потом, когда ты будешь готова его услышать. Спи, котенок, тебе нужно выздоравливать, скоро приедет Морган. Опять будет ныть, что ты ему нужна. Поедешь?- Она повернулась, придерживая дверь.
   - Да. Волки - это самое страшное, что с нами происходит и, пока мы не разберемся с этим, я буду работать с Лео, с мальчишками, да хоть с Морганом, все равно... А все остальное...потом, посмотрим. После Лео я вернусь сюда, Доли, поживу с вами.
   - Тут твой дом, Кэт, ты же знаешь, мы всегда рады тебе. Котенок, - она замялась, потом нехотя продолжила,- я знаю, что ты не сможешь меня назвать мамой, ты ее помнишь и любишь, но ты для меня дочка, как и для Фреди.
   - Доли...прости...
   - Да нет, котенок, я все понимаю...не переживай.
   - Я люблю вас и могу пообещать тебе, что мои дети точно будут звать тебя любимой бабушкой.
   Она засмеялась рваными всхлипами, утерла глаза:
   - Спасибо, Кэти, наверное, это самое лучшее из того, о чем я мечтаю. Спи. - Она осторожно прикрыла за собой дверь, я пыталась подумать о том, что она мне сказала, но все равно было очень больно вспоминать тот день, закрыла глаза и вскоре уснула.
   Морган явился через неделю. Вид у него был заморенный, он о чем-то тихо, но очень горячо и темпераментно поговорил с мужчинами, поел с Доли на кухне и поднялся ко мне.
   - Ты как, Кэти?
   - Все хорошо, мистер Томас, встаю, уже хожу. На самом деле мне страшно надоело валяться в кровати, но Долорес не выпускает меня на свободу.
   - Кэт, твоя задача выздороветь, так что, раз Долорес считает, что тебе рано вставать - будешь лежать. Я приехал просто повидать тебя, приветы передать, народ скучает, Маргарет рвется приехать и помочь Долорес тебя лечить. Глория все переживает, как ты тут.
   - Морган, не морочь мне голову, какие новости про волков?
   Он стал серьезнее, а я принялась внимательно разглядывать его - а глаза-то совсем ввалились, седины прибавилось, вон виски совсем белые, осунувшееся лицо, все выдавало сильнейшую усталость.
   - Волки...пока в основном тихо, даже попытки прибрать к рукам крупные компании прекратились. Карла они так ведь и не нашли, договор он с правительством подписал, теперь работает...удаленно,- Морган улыбнулся.- Ну, они и притихли, полагая, что сейчас службы безопасности всех более-менее солидных компаний возьмутся проверять партнеров и клиентов. Информацию мы забросили, ждем-с..
   Он сел на край моей кровати, облокотившись на стенку и вытянув ноги.
   - Что касаемо этого твоего урода...долго они тушили пожар, мои поздравления тому, кто это провернул. Лесопилок у них теперь нет, строят новые. Потом, когда обнаружили твое исчезновение, дико поругались - твой отец, эта мразь и еще какой-то волк, Сэм, кажется... Теперь ищут, даже вознаграждение объявили. Ну, сама понимаешь, не поскупились... Ладно, это все ерунда, пусть ищут. Лео просил тебя, пока болеешь, почитать все о ядах, он тут тебе на мыло перекинул какие-то материалы...и подумать. Это я тебе его цитирую, поняла,- Морган тепло улыбнулся. Ноут я тебе привез, новый, защиту Найк поставил, пользуйся. А я, пожалуй, поехал, столько дел...
   - Морган, ты что-то скрываешь...
   Он вздохнул, поковырял пальцем дырочку в стене, еще раз вздохнул:
   - На нас сверху давят. Скоро выборы, мой начальник, он же мой друг, который всегда прикрывает нас, в результате может потерять должность, выпрут на пенсию и гуд бай... Похоже, наша главная задача, пока мы еще существуем в этом виде и под прикрытием - волки. А потом...- щелкнул меня по носу, - а потом, котенок, мы исчезнем. Все, ну кроме тех, кто решит перейти служить дальше. Есть у меня пара задумок, не хочу связываться другими начальниками, да и пора завязывать с играми в шпионов и разведчиков, хватит... Вот такие дела, Кэт. Все, я убежал. Поправляйся скорее, ладно?
   Он был совершенно не похож на себя и вел себя странно. И когда чмокнул меня на прощание в нос, я окончательно офигела - явно творилось что-то совсем нехорошее. Нужно было возвращаться на базу, но сначала изучить документы от Лео и встать на ноги.
   Искренне не понимаю, зачем Лео отправил мне эти материалы, вторую неделю сижу и читаю о всевозможных ядах на земле. Растительные яды естественного происхождения, животные яды, ну в этих я более-менее разбиралась, в прошлый раз как раз этим и занималась. Змеиный яд, яд пауков, пчелиный, яд медуз и прочее, трупный яд, синтетические яды...Господи, что же Лео такое придумал, что я столько копаюсь в описаниях - симптомы отравления, какое лечение или оно совсем отсутствует. Потом подумала и бросила ломать голову. Встретимся, объяснит.
   Вчера приехала Маргарет. Сначала Доли приняла ее в штыки, но они о чем-то побеседовали и смотрю, даже вроде как подружились. Теперь на пару возятся со мной, то какие-то мази, то отвары. Раны почти зажили, но вот шрамы, похоже, останутся, хотя Долорес клянется, что постепенно станет незаметно. Но меня это не волнует, меня вообще после всего, что случилось, перестало волновать многое, словно внутри меня все заморозилось.
   Не было азарта, чтобы разгадать загадку Лео, не было желания что- то делать. Я словно со стороны наблюдала за всеми, не вовлекаясь даже в разговоры. Это состояние мне нравилось - покой самое нужное мне сейчас. Меня пытались встряхнуть, Доли рассказывала что-то смешное из их жизни, Маргарет совала мне какие-то таблетки, но безрезультатно, я оставалась такой же холодной безэмоциональной рыбой.
   Не добившись результата, Маргарет настояла, чтобы я вернулась на базу, собираясь там сделать какие-то тесты и анализы, и через пару дней мы вместе приехали в Центр. Я первым делом отправилась к Моргану. Мне не давало покоя его странное состояние, когда он приезжал ко мне, сердцем чувствовала, случилось что-то такое, что даже его, человека достаточно циничного и опытного, пробрало до самых печенок.
   Постучала, заглянула в кабинет, опасаясь увидеть там Дэна, не хочу его видеть, совсем. Но повезло, Морган сидел, склонившись над бумагами, один.
   - Кэт, ты вернулась?- с радостью отложил внушительную пачку в сторону и потянулся,- как ты, детка? Маргарет поставила тебя на ноги?
   - Нормально со мной все, хочу сразу же уехать к Лео, там долечусь, если нужно. Тем более, что он не меньше Маргарет разбирается во всем.
   - Э нет, пока она тебя не отпустит, никуда ты не поедешь, не хватало, чтобы она оторвала мне голову.
   - Мистер Томас, что случилось,- я открыто посмотрела ему в глаза,- я знаю, что-то произошло. Вопрос что.
   Выражение его лица стало угрюмым, он поперекладывал ручки на столе, поворошил бумажки, посмотрел на меня:
   - Не знаю, даже...стоит ли тебе рассказывать. Тебе и так досталось, Кэт.
   - Я по самые уши во всем этом, Морган, так что давай, выкладывай. Я должна понимать, что происходит.
   С веселым изумлением он поразглядывал меня, потом лицо стало грустным и потерянным:
   - Ты выросла, девочка, так быстро и так жестко... Мы нашли захоронения на землях волков.
   - Захоронения?- Не поняла даже сначала, о чем это он, потом до меня дошло,- девушки? Вы нашли девушек, которые пропадали?
   Он сухо кивнул головой, голос его стал хриплым и безжизненным:
   - Много девушек, Кэти, в разном состоянии...Это ужасно, судмедэксперт дал заключение, они все рожавшие, некоторым не больше шестнадцати, им перегрызли горло или сломали шею, он еще работает, но... Мы вскрыли могильники тайно и потом все обратно закопаем. Я не могу привлечь полицию, Кэт, я даже не готов сообщать обо всем наверх.., - он замолчал. Я, оглушенная этим известием, не знала, что сказать, а Морган, с какой-то ледяной отстраненностью, вдруг добавил,- я многое видел в жизни, и страшное в том числе. Но ужаснее этих ям я ничего не помню. Нет им никакого прощения, Кэти и угрызений совести у меня не будет...
   Мы помолчали. А что тут скажешь, это не укладывалось в голове. Нет, я знала, что девушки пропадают, были подозрения, что они мертвы, но что бы вот так..как в концлагерях, получить что хотели и убить...От осознанного затошнило.
   - Морган, я, пожалуй, поеду к Лео прямо сейчас. С ребятами со всеми все в порядке?
   Он вдруг как-то подобрался, покивал головой, разрешая уехать. Но когда прозвучал вопрос про мальчишек, он напрягся:
   -Кэт, а ты не хочешь...
   -Нет!!!- я прервала его вопрос о том, хочу ли что-либо знать о Дэне.- Спасибо, Морган, я пойду собираться.
   Он проводил меня печальным взглядом, но ничего больше не сказал. Маргарет, ворча, собрала мне в мешок лекарства, которые я должна была пить у Лео, написала ему записку и отправила меня восвояси.
   Через трое суток я уже стояла на пороге лаборатории, в объятиях моего учителя.
   -Кэт, девочка, как ты?- шептал он мне в волосы, крепко прижимая к себе.- Я чуть с ума не сошел, когда узнал, что с тобой случилось, хотел ехать к твоим родственникам, лечить тебя, но Морган запретил. Сказал, что Долорес не подпустит к тебе никого из нас. Я так переживал, Кэти...- полушепот, полустон.
   -Все хорошо, Лео, правда, все хорошо.- я готова заплакать.
   - Кэт, - он чуть отодвигает меня,- пойдем, я посмотрю тебя, у меня есть мазь, которую я сам сварил. Проверял на ребятах, все раны затягиваются, прямо на глазах.
   - Тебе записка от Маргарет и мешок с лекарствами, она там все написала и анализы какие-то...еще она тесты делала. Только давай сначала поедим, ужасно проголодалась..
   Лео хмурится, хватает меня за руку и тянет на кухню.
   -Конечно, я такой дурак последнее время, тебе нужно поесть. Я там приготовил, твое самое любимое.
   Пока я ем, он, сидя с чашкой чая, читает письмо Маргарет, хмурится, вытаскивает все упаковки таблеток на стол, разглядывает их и еще больше хмурится.
   - Кэти, а...нет, почему тут успокоительные, я понимаю, но почему тут сильные антидепрессанты. Кэт, у тебя депрессия?
   - Не знаю, понимаешь, мне все равно что происходит. Словно со стороны на все смотрю, и ничего не трогает, совсем. Но мне так спокойнее, Лео.
   - Я отменяю тебе все назначения. Ты мне веришь?
   Еще бы. Если я кому и верю, так это своему учителю, ну, и названой семье. Похоже, сейчас больше никому. Слишком сильно ударило меня все произошедшее.
   - Да.
   - Тогда сделаем так: я сам назначу тебе необходимые препараты и дам свою мазь, будешь мазать все шрамы. Ну и жду, что ты приступишь к работе.
   - Лео,- встрепенулась я,- а зачем ты мне прислал материалы по ядам? Я всю голову сломала, на фига? Нет, я честно все изучила, но... зачем оно нам?
   Учитель улыбнулся:
   - А затем, чтобы ты отвлеклась и перестала переживать заново все, что с тобой произошло. Я не знаю ничего лучшего, что могло бы вытащить тебя из состояния ступора и заторможенности, чем работа. Твое любопытство к миру, к знаниям сродни моему, потому я решил, что то, что помогает мне, поможет и тебе. Твое задание, девочка - сделай универсальное противоядие, на все виды ядов.
   -Нет,- увидев мой офигевший взгляд, поспешил ответить,- не на все - одно-единственное, пусть пока на каждый вид - свое, но в перспективе..Это здорово поможет нашим ребятам, а там...посмотрим. У меня свое задание от Моргана, буду в лаборатории, тебе отдаю свой кабинет, я его уже переоборудовал.
   - А почему мне нельзя в тобой, в лабораторию?
   Лео замялся:
   - Там будет не совсем безопасно, Кэти, я не позволю тебе там находиться. Извини, детка, но нет.
   Я допивала ароматнейший кофе, учитель о чем-то задумался, изредка поглядывая на меня, морщился и я не выдержала.
   - Что, настолько подурнела?
   Он сначала не понял, заморгал, а потом разозлился:
   - Кто подурнел, Кэт? Ты? Ты просто устала и вымоталась, ты перенесла ужаснейшие вещи, ты повзрослела Кэти. Ты так сильно повзрослела. У тебя изменился взгляд, выражение лица, ты стала чуть циничнее и строже. И это меня печалит, слишком все рано и слишком быстро. Если бы я мог уберечь тебя от всего этого, я бы сделал это, не раздумывая, но у меня нет права...- он замолчал, потом коротко извинился и ушел.
   Про право я не поняла, но решила не заострять, слишком учитель выглядел странно, он был словно растрепанный. Скорее даже не внешне, хотя от того утонченного красавца, всегда выглядевшего безукоризненно, ничего не осталось, а внутренне. Он часто перебирал какие-то бумаги, много суетился, ерошил свои волосы. Было видно, что он чувствует себя не в своей тарелке.
   На следующий день я заняла кабинет Лео и приступила...Сильно сказано, приступила, я скорее начала думать. Перебирая описания ядов, решила, что начну эксперименты с животных ядов. У меня не хватало образцов и некоторые змеи вокруг нас могли бы послужить донорами. Уговорить Лео меня отпустить - это была целая эпопея. Сначала, как я и подозревала, он категорически отказывал мне, потом аргументировал, что можно обойтись и тем, что есть, что он пошлет охранников одних, потом еще какую-чепуху.
   В конце концов он сдался, но поставил условия: сначала он закончит работу над какой-то прививкой, потом мне вколет все, что посчитает нужным, и только потом, с полным инструктажем, как себя вести в джунглях и после сдачи мной краткого экзамена, отпустит, недалеко и не надолго. И вот я сдаю основы по выживанию в джунглях старшему охраны, все тому же Олефу, который так же был страшно недоволен тем, что я собралась идти с ними. Гонял он меня знатно, я вспомнила даже то, чего не знала, но наконец он с тяжким вздохом отпустил меня собираться.
   За неделю до выхода, Лео вызвал меня к себе. Когда примчалась, внутренне опасаясь, что мне сейчас запретят идти, застала странную картинку - Лео метался по лаборатории, ероша волосы и кусая губы.
   - Лео, что случилось?- я ужасно перепугалась, а вдруг что-то с мальчишками? Или с Морганом? Или..,- одернула себя, не додумывая дальше, подавила панику и накинулась на учителя. - Что-то произошло? На базе??
   - Извини, Кэт, что напугал, все нормально, - еле выдавил он, заметно было, что соврал. Увидев, что я не поверила, продолжил, - На базе все хорошо, это я нервничаю, прости. У меня не выходит то, что я должен сделать. Прости, детка, я не хотел тебя волновать. Мне нужно сделать тебе укол, прививку против многих заболеваний, которых в джунглях полно.
   Я торопливо закатала рукав, делая вид, что все нормально, но в душе разливалось какое-то странное чувство тревоги, нет, не ощущение опасности, но предчувствие какой-то беды. Лео суетливо взял шприц, подошел ко мне, вдруг замялся, отвел глаза, затем, видимо, что-то окончательно для себя решил и воткнул иглу.
   - Тебе нужно лежать до завтра, я зайду к тебе, если будет нехорошо, голова закружится, тошнить начнет или заболит что-то - немедленно вызывай меня. Я тебя сейчас провожу.
   Я хотела отказаться, но ноги подогнулись, волна слабости прокатилась по всему телу, слегка затошнило. Лео подхватил меня на руки и отнес к себе в комнату, аргументируя тем, что она гораздо ближе к лаборатории, чем моя, уложил меня в постель и пристроился рядом на кровати, изредка трогая мою руку. Через какое-то время уснула.
   Проснулась бодрой, замечательно себя чувствующей и страшно голодной. На кухне никого не было и я принялась готовить завтрак на всех, решила, что будут блинчики с начинкой, сладкой или мясной. Пока возилась, в голову пришло несколько идей, как совместить кое-какие компоненты в моем противоядии, которые никак не хотели совмещаться, порадовалась. День начинался удачно. Пока все ели, нахваливая мои кулинарные таланты, обратила внимания, что Лео прячет от меня глаза, словно чувствует себя виноватым, но спросить при всех не решилась. А потом уже закрутилась с записями, сборами и вспомнила только тогда, когда мы с отрядом уже топали на прорубленной дороге к ближайшей деревне.
   Оттуда мы отправились на далекое озеро, где, по слухам, водились ядовитые улитки-конусы, яд которых мог мне понадобиться. Плохо было только одно, связи с базой у нас не было. Лео категорически запретил пользоваться чем-либо, чтобы нас не засек кто-нибудь слишком любопытный.
   Добирались до озера несколько суток и каждая ночевка вызывала во мне страх, мне под любым кустом чудились теперь змеи. Я судорожно проверяла по сто раз каждую травинку на месте привала, команда ржала надо мной, а у меня развивалась паранойя. А еще меня мучила необъяснимая тревога, словно что-то должно было случиться, не понимала с кем, но на сердце все время как будто лежал тяжелый камень.
   До озера мы добрались без приключений, наловили улиток, нашли парочку интересных для исследования жаб, которые были покрыты ядовитой слизью. Купаться, несмотря на присущую мужчинам определенную безбашенность, после того, как я прочитала лекцию, чем опасен 'укус' улитки, никто не решился, и мы вскоре двинулись дальше, отыскивая и вылавливая местных змей.
   А однажды утром я вскочила с полным ощущением, что пришла беда. Сердце стучало так, что в ушах шумело, было настолько тоскливо, словно я осталась в этом мире совсем одна, как будто умер кто-то, настолько родной и близкий, что мне без него не жить. Огляделась, вроде все спокойно, дежурный разводил костер, часть мужчин собирала вещи, остальные сидели у костра, о чем-то тихонечко переговариваясь. А на душе скребли кошки и с каждым мгновением чувство какой-то невосполнимой потери усиливалось.
   - Олеф, мы возвращаемся.
   Старший сначала недоуменно, а затем с нарастающей тревогой смотрел на меня.
   - Что случилось? Ты на себя не похожа.
   - Не знаю, но что-то происходит, очень плохое. Я,- запнулась, не зная, как его убедить, решила говорить правду,- чувствую. Понимаешь, интуиция подсказывает, что нам срочно нужно вернуться.
   Думала, что сейчас нарвусь на насмешку, но на удивление, Олеф тут же распорядился, что экспедиция сворачивается, и велел всем собраться:
   - Мы возвращаемся. Собирайтесь.
   Все занялись сбором вещей, а я не выдержала и задала вопрос:
   - Почему ты мне поверил?
   - Я знаю, кто ты, Морган предупредил. А еще верю в интуицию, когда-то мне такое вот предчувствие спасло жизнь. Да не волнуйся ты так,- увидел, как расширяются мои глаза на новость, что он в курсе моей инаковости.- Я и про Лео знаю, я же старший, мне положено. И я никому нечего не скажу, не переживай. Я и так слишком много видел странного в жизни, и очень давно работаю с Морганом, ты можешь мне доверять, Кэт.
   Обратно мы неслись по уже по знакомому маршруту, сократив привалы до минимума, но все равно пусть домой занял несколько суток. А когда мы влетели в ворота и я накинулась на дежурного с вопросами, все ли у них в порядке, охранник, пряча глаза, сообщил, что заболел Лео.
  
   Глава 12.
  
   Бросив все вещи на крыльце, я помчалась в комнату Лео и, влетев туда, замерла на пороге. Он, белый как мел, просто сгорал от ужасающей температуры. Сухие, потрескавшиеся до крови губы едва шевелились, он бредил, иногда что-то хрипло вскрикивая. Дико похудевший, с запавшими мутными глазами, он выглядел ужасно. Белки глаз от потрескавшихся сосудов стали красными, неряшливая щетина выступала на впалых щеках, волосы на голове слиплись в мокрый ком. Я кинулась к нему, об его лоб можно было зажигать спички. Не меньше сорока градусов, а то и больше. Не знаю, какая нормальная температура у оборотней, но то, что он очень серьезно болен, не вызывало сомнений. За мной в комнату примчался Олеф, увидев Лео, он покачал головой.
   - Плохо...очень плохо выглядит.
   - Олеф, его нужно положить в ванну, сбить температуру. Позови ребят, я наберу воды, обмоете его и пусть чуть-чуть полежит. А я сейчас посмотрю, что у нас есть из лекарств.
   Пока я вытряхивала все наши запасы, в том числе и экспериментальные, парни вымыли Лео. Температура чуть понизилась и я слегка успокоилась. Отправила охранников отдыхать, а сама кинулась брать у Лео кровь, пытаясь определить, чем это он так умудрился заразиться. Пока суетилась возле приборов, Лео начал бредить, были отрывочные возгласы о каком-то вирусе, мольбы о прощении, сожаление о чем-то, чего он не успел сделать или сказать.
   Никакие уколы жаропонижающего не помогали. Я обтирала его льдом, принесенным из кухни, обкладывала мокрыми простынями, но все безуспешно. Ему становилось все хуже.
   Анализы крови мне ничем не помогли, я никогда не сталкивалась с таким вирусом, он пожирал и разрушал эритроциты и склеивал клетки в большой гигантский мешок с какой-то дикой, пугающей меня скоростью. Иммунитета почти не осталось, потому что макрофаги были уже уничтожены. Я даже не представляла, что можно сделать, чтобы помочь ему победить болезнь. Плакала навзрыд, сидя подле него, осознавая, что я совершенно ничего не могу сделать. Поздно ночью он притих, а затем пришел в себя.
   - Кэт...- он даже не хрипел, а просто шептал.- Кэти, я так боялся умереть до того, как увижу тебя.
   - Лео,- я кинулась к нему,- Лео, ты очнулся.., сейчас дам тебе попить и ты мне только скажи, что за вирус у тебя в крови, что я могу сделать, какие лекарства тебе дать, чтобы помочь. Лео, не молчи, я сделаю все что скажешь, только не уходи...
   Он с трудом поднял свою руку, погладил легонько по моей щеке и попытался улыбнуться. Жуткое зрелище.
   - Ничего, котенок, больше сделать ничего нельзя. Я виноват сам. Не заметил, что уже заразился своей новой разработкой и поздно сделал себе прививку, которую сделал и тебе. Это последствия моей рассеянности. Теперь это уже не остановить - если выживу, то только чудом.
   -Нет!!! Я не дам тебе умереть.., у меня подкосились ноги от ужаса.- Нет, можно же что-то сделать, хоть что-то...Лео, не молчи, я могу дать тебе кровь и у нас есть запасы крови в холодильнике, сделаем переливание..
   - Кэти...посиди со мной, просто посиди. Я уже делал переливание, не помогло. Все, уже все, осталось только ждать, к утру все либо закончится, либо... еще поживу. Послушай меня внимательно, девочка, не перебивай, я могу в любую минуту опять отключиться.
   Он пытался держаться, слабое подобие улыбки появлялось и пропадало на его губах.
   -Там, на моем столе в лаборатории, лежат несколько конвертов. Один из них для тебя - его прочитаешь последним. В остальных формулы и состав того, что я создал. Я выполнил задание Моргана, но...Я чувствую себя убийцей целого вида, котенок, и это так страшно. Геноцид - теперь это относится и ко мне. И мне больно, дико больно от того, что я, по сути, являюсь убийцей своего народа, своих родных.
   Он с такой тоской посмотрел на меня, что у меня захолонуло сердце.
   - Кэти, обещай мне, что ты постараешься не доводить все до последней черты, найдешь слова и возможности остановить это безумие. Обещай мне, девочка, это последняя моя к тебе просьба.
   - Лео, я обещаю, я сделаю все, что бы ты ни попросил сейчас.- Я зарыдала.- Не уходи, я прошу тебя! Теперь я прошу тебя, не бросай меня, не надо.
   Он слабеющими руками притянул меня к себе и, уткнувшись в мою шею, прошептал:
   - Ты даже не представляешь, что я готов отдать за то, чтобы остаться с тобой. Душу бы продал за еще несколько месяцев счастья с тобой рядом, Кэти. Не плачь, прошу тебя, родная, не плачь. Твои слезы рвут мне душу.
   Затем он как-то слабо ухмыльнулся, глядя вверх, что-то неразборчиво сказал, посмотрел на меня и снова потерял сознание. Остаток ночи я боролась с его агонией, снова был бред, только Лео теперь все время звал меня и рвался куда-то. Потом затих, к утру на несколько секунд пришел в себя, улыбнулся своей такой знакомой, светлой улыбкой - и перестал дышать.
   А у меня остановилось сердце. Сколько я сидела там, на кровати, сжимая в своих руках его руку, не знаю. Пришла в себя, только когда Олеф аккуратно старался разжать мои пальцы, приговаривая:
   - Кэт, приди в себя, девочка. Лео умер.., Кэти, отпусти. Нужно похоронить его, по такой жаре это нужно сделать к вечеру.
   - Нет,- от непролитых слез жгло глаза, голос был как у запойного наркомана, хриплый, напоминающий карканье.- Его нужно сжечь, он всегда хотел, чтобы его сожгли и пепел высыпали в реку. Он не хотел могилы.
   Олеф с сочувствием погладил меня по плечу:
   - Как скажешь, Кэти. Раз Лео хотел закончить свой путь в пламени, значит, так и сделаем. Иди, отдохни, девочка, мы сами тут все подготовим. Иди...на тебя страшно смотреть.
   Я вместо своей комнаты отправилась в лабораторию Лео, нашла там несколько конвертов и принялась просматривать все документы, что в них были.
   Состав вируса, формулы, описание. Лео и впрямь выполнил задание Моргана. Он создал вирус, убивающий только оборотней, причем сразу, практически за сутки. Ничто не могло их спасти, кровь разрушалась молниеносно, и к концу дня, когда пациент заболевал, все уже было кончено. Полукровки, подобные мне или ему, по расчетам Лео должны были только сильно переболеть, как тяжелым гриппом. Часть из них могла погибнуть, но большая часть выживала, теряя способность рожать оборотней. А для людей вирус был неопасен, небольшая простуда с легкой температурой, три дня - и человек выздоравливал без всяких осложнений. Все-таки Лео был гением.
   В другом конверте - формула прививки для полукровок, там же была приписка, что эту прививку Лео сделал мне перед тем, как мы ушли в экспедицию. Теперь я была неинтересна для волков ни в каком виде. После этой прививки я не могла забеременеть от оборотня, каким бы чистокровным он ни был, а тем более от полукровки. Все, я могла теперь рожать только от человека, и мои дети будут только людьми.
   От всего, что произошло в последние часы, от того, что я прочитала, голова шла кругом. Я смотрела на последнее письмо Лео для меня. Душа кричала, что не стоит читать это сейчас, что я узнаю нечто такое, что разорвет мне сердце. Но я так многим была обязана Лео, что черт с ним, с моим сердцем! Все равно у меня осталось от него совсем чуть-чуть. Нет больше одного из самых родных мне людей. Собралась с духом и открыла незапечатанный конверт.
   'Дорогая моя девочка! Если ты сейчас читаешь это мое письмо, значит, меня уже нет. Прости...прости меня, я так боялся причинить тебе боль и именно это сейчас сделал. Жизнь полна сюрпризов, и не всегда приятных, девочка. Я не верю в перерождение, но я так много видел в жизни странного, необъяснимого, сам родился в стае волков, встретил тебя - мое чудо, мою единственную любовь. Вдруг мне еще раз повезет и душа снова родится в этом мире?
   Да, Котенок, я люблю тебя, уже давно, с тех пор, как увидел у себя на уроках. Ты такая же как я - живая, любознательная, увлекающаяся, умная. Если захочешь, ты станешь знаменитым ученым, у тебя есть для этого все возможности. И мне дико жаль, что меня больше не будет с тобой рядом.
   Я смог подавить свою ревность и отпустить тебя, потому что чувствовал, что ты не видишь во мне мужчину, только учителя и друга, и я был счастлив даже в таких ролях. Я смог отпустить тебя, видя вас с Дэном. Потом я страшно пожалел, что отдал тебя этому мерзавцу, который так обидел тебя и подставил.
   Но если судьба дарует мне еще одно чудо и в следующей жизни моя душа найдет тебя, а я в это верю, то я больше не отпущу тебя, Котенок, никогда. И никому не отдам. Не плачь, мое сердце, не надо. Отпусти меня, я найду покой, который мне так сейчас необходим. Слишком тяжело мне далось задание, которое дал мне Морган. Я сначала отказался, но когда он мне прислал фото захоронения этих несчастных девушек, я пришел в ужас. Если мои сородичи творят такое, их нужно остановить! Но не убивать, котенок, среди нашего народа есть разные волки, поверь мне, не все такие, как в твоей стае.
   Я выразить не могу, как мне больно от того, что я придумал и создал оружие, против которого они бессильны, но и позволять им дальше творить подобное - нельзя. Обещай мне, свет мой, что ты попробуешь найти какое-то решение, чтобы волки остались живы. Я верю тебе, всегда верил. Целую тебя моя девочка, будь счастлива.
   И...знаешь, прости его, как бы я не был зол на него, он тебя любит не меньше моего, я это знаю. Навсегда твой Лео.
   P.S. А теперь о делах. В конвертах, которые, надеюсь, ты уже видела, лежат все документы, которые позволят тебе в любой момент воссоздать этот вирус. В моем сейфе стоят пробирки, помеченные красным - это вирус, помеченные синим - это вакцина, которая позволит оборотням выжить, даже заразившись, я все-таки не смог не сделать ее.
   Только ты будешь знать состав и формулы, ты одна и никто другой. Это твоя страховка от правительства и спецслужб, от Моргана, от всех, кто попытается надавить на тебя. Только ты можешь ее сделать, все формулы лежат в том же сейфе, забери эти документы себе и держи где-нибудь в банковской ячейке, в другой стране. Предупреди, что если с тобой что-то случится, секрет этой вакцины уйдет к волкам, а для того, чтобы волки не прельстились этой возможностью уберечь свой вид, не попытались тебя шантажировать или похитить, в том же конверте лежат расчеты возможных мутаций, которым этот вирус можно подвергнуть - ты сможешь легко сделать мутированный вирус, против которого вакцина уже не поможет. Вот так вот и будешь держать все подальше от себя и твоей семьи. Надеюсь, я все предусмотрел.
   Как бы я хотел увидеть тебя еще один раз...девочка моя... Прощай. Я люблю тебя.'
   Я сделала все, как приказал Лео. Спрятала документы, которые были предназначены только мне, собрала и упаковала все, что забирала с собой, вылила и уничтожила все реактивы и все записи, которые оставались в лаборатории, выгребла все из его сейфа и убрала в свои вещи. Запечатала лабораторию и тут за мной пришел Олеф.
   Не знаю, как это смогли сделать ребята, но выстроенная дощатая платформа, обложенная дровами и сухими листьями, уже стояла посередине полянки, на которой мы часто тренировались. На ней, словно живой, но спящий, лежал Лео в своем шикарном костюме, с цветами в руках. Олеф взяв горящий факел, поджег с нескольких сторон дрова, и вскоре платформа пылала, играя бликами огня на лице Лео, и казалось, что он улыбается. И вот этого я вынести уже не смогла. Зарыдав, я опустилась на землю и, больше не поднимая глаз, проплакала все время, пока догорал костер. Олеф оттащил меня в комнату на руках, вколол мне снотворное и, укрыв одеялом, тихо вздохнул и ушел.
  Пепел, собранный на месте кремации, я собрала в небольшую коробочку и, как только мы отъехали от дома, попросила Олефа свернуть к ближайшей речке, там и высыпала останки Лео в воду. Как он и просил. Остальной путь до базы я помню урывками, настолько я устала и была опустошенна.
   Сразу же по приезде я отправилась к Моргану, лелея надежду, что Дэна там не будет. Постучала, заглянула в кабинет, Морган встретил меня с недоумением и растерянностью:
   - Кэйтлин???!! Почему ты тут? Что случилось? - в его глазах зарождалась тревога.
   - Лео умер, - я села на стул и затихла, глядя на то, как этот сильный, уверенный мужчина сгорбился и закрыл лицо руками.
   - Нееет...Как?
   Я начала свой печальный рассказ. О том, как прошли эти недели, чем мы занимались, пока я была там, как почувствовала неладное и мы сразу же вернулись, как я пыталась спасти его, как похоронили. Рассказывала и плакала. Под конец я предупредила Моргана:
   - Мистер Томас! Умирая, Лео попросил меня, и я все сделаю для того, чтобы исполнить эту просьбу. Если вы не собираетесь договариваться с волками, а просто решили их убить, то я не отдам вам формулы вируса, справляйтесь сами. И я требую, чтобы меня включили в состав группы, которая будет на переговорах.
   Морган, с окаменевшим лицом сидел, не глядя на меня, а тут с изумлением вскинул глаза:
   - Девочка, мы тебе жизнь спасли, ты больше всех нас ненавидела волков, и тут ты мне такое заявляешь. А как же желание отомстить?
   - Мистер Томас, отомстить я хочу совершенно определенным волкам, а убить весь вид, независимо от того, кто и в чем виновен или невиновен - геноцид. Лео умер из-за того, что страшно переживал все это. Неужели мы не попробуем хотя бы узнать, какие они, оборотни - такие, как мой биологический отец, или такие, как семья Лео?
   - Да, детка, ты все время просто ставишь меня в тупик.- Он с силой растер руками свое лицо.- Переговоры, говоришь...
   Он замолчал и уставился в одну точку, размышляя о чем-то. Стараясь не мешать, я сидела тихо, как мышь, разглядывая его, и обратила внимание на то, что и Морган выглядит плохо. Явно несколько суток не спал, глаза красные, отекшие, под глазами сильные синяки, небритое лицо, уже порядком заросшее щетиной, помятая рубашка, выглядывающая из-под пиджака. Похоже, мои новости не единственные.
   - Кэйтлин,- отмер он,- Лео был и моим другом и ...мы постараемся выполнить его последнюю просьбу. Мне дико жаль, что именно я и мой приказ явились причиной его такого расстроенного состояния и это привело к таким страшным последствиям. Будем искать возможности. Но теперь и ты мне пообещай - если мы все придем к выводу, что там не с кем или не о чем договариваться - то ты сделаешь достаточное количество вируса и мы его применим. У меня нет выхода, Кэт, я не могу сообщить правительству о существовании оборотней - там много разных течений, разных людей. И я могу стопроцентно уверить тебя, что вирус применят сразу же. А если мы не отдадим формулы, начнется такое давление на нас на всех, что даже мой опыт и мои покровители никого из нас не спасут.
   Он налил мне воды, сам выпил из стоящего перед ним стакана и нервно передернул плечами:
   -Есть большая вероятность того, что кто-то в верхах связан с оборотнями и тогда они могут начать претворять свой план в действие прямо сейчас - будет бойня. И пусть мы успеем применить вирус, все равно погибнут многие и нас постараются убрать первыми. Ты это понимаешь, девочка?
   - Понимаю, но мы должны попробовать. У нас же есть информация о поселениях оборотней, есть даже сведения, что они разные, нужно больше узнать о них, может взять языка? Или найти тех оборотней, кто знал и любил Лео? Попробовать договориться?
   - Кэт...это не все плохие новости у нас.- Морган явно прятал глаза.
   - Что?
   - Пропала одна из наших команд. Они не выходят на связь, посланный за ними человек тоже пропал бесследно.
   - Кто?
   -Морган запнулся, потом выдохнул:
   - Команда Дэна. И он взял с собой Грина, Тома и Грега.
   Я сидела в полном оцепенении. Сердце сжалось, только не Грин и не мальчишки, и не сейчас и...Дэн...мы так и не поговорили. Не знаю, хотел он мне что-то объяснить или нет, я всячески избегала его. А теперь, если они уйдут, как Лео...За что мне все это? Почему мой отец здравствует и процветает, почему этот подонок Рик живет и радуется жизни, а мои друзья уходят один за другим? Не позволю...
   - Куда они направились?
   - Кэт, ты что задумала? Туда сунулся мой самый опытный оперативник и тоже пропал. Мы знаем только, что там вроде как собираются строить цех по производству наркотиков. И к этому причастны оборотни. Я теперь думаю, что там и охрана из оборотней и вообще, это большей частью их проект. Им нужны деньги.
   - А где это, Морган?
   Он изучающе уставился на меня:
   - А тебе зачем?
   - Морган, я только что потеряла одного из самых близких мне людей, там сейчас пропал член моей команды, мои друзья. Ты что думаешь, я тихо отсижусь в стороне? Я поеду к Фреду, мы подумаем, что можно сделать, что знают об этом его информаторы.
   -Прости, Кэт,- он устало вздохнул,- прости...я боюсь еще и тебя потерять. Это место где-то на границе Мексики и Гватемалы. Точнее не скажу, Дэн как раз и повел своих искать точное место. Кэйтлин - обещай мне прямо сейчас, что все, что вы узнаете с Медведем, расскажешь мне, и что ты одна не сунешься туда.
   - Томас, не переживайте, я не самоубийца и не собираюсь просто так погибнуть по дурости. Все, я уехала. Свяжемся по закрытому каналу, когда что-нибудь станет известно.
   А в коридоре меня уже поджидал Крис. Схватив за руку, поволок в комнату Найка, по дороге шепотом рассказывая новости.
   - Я увидел Олефа и подумал, что надо поискать тебя, он бы ни за что не приехал один. Выглядишь ужасно,- констатировал по дороге, мельком взглянув на меня, - у нас тут плохие новости.
   - Я уже знаю, Морган сказал, что команда Дэна пропала..,- всхлипнула, едва сдерживая слезы, - и Грин с ними и Грег...
   -Ты не все знаешь,- Крис перебил меня, не дослушав,- пойдем, мы кое-что нашли.
   Втянул в комнату, тщательно запер дверь, мимолетом обнял и легонько толкнул к Найку, который прижал меня к себе.
   - Привет Лин, как ты?- Отстранил, увидел мое лицо и замер.- Что-то еще случилось, у тебя вид, как будто ты умерла и тебя поднял какой-нибудь некромант.
   Я заревела, прижимаясь к его груди:
   - Лео умер. Мы похоронили его, сожгли на костре и вернулись сюда. Я сама высыпала его прах в реку.
   У меня словно прорвало плотину слез. Если я держалась с момента смерти Лео при охране, при Моргане, то тут я была со своими, теми, кто поймет, кем для меня был Лео и как мне сейчас плохо без него. И уж совсем в глубине души, болело от того, в чем я не хотела признаться даже самой себе. Дэн...я представить не могла, что больше его не увижу, даже его предательство отошло в сторону, я любила его до сих пор, оттого-то и рыдала как сумасшедшая.
   - Ну и дела..,- Крис расстроенно развел руками и сел на кровать.- Что- то последнее время у нас только плохие известия, чего не коснись. Команда Дэна тоже так странно в одночасье пропала с концами, и еще один парень, я его знаю, работал для его внедрения.
   Найк молча гладил меня по голове. Потом вытащил из кармана платок и потихоньку начал вытирать мои слезы. Я уже не плакала, только иногда всхлипывала и хлюпала носом.
   -Кэт, ты знаешь, куда отправились Дэн с ребятами?
   -Куда-то на границу Гватемалы и Мексики, точнее Морган и сам не знает, там вроде строится цех по производству наркотиков. И там, похоже, охрана или все работники - волки.
   - Ну, все не могут быть волками, производство-то очень вредное, а нюх у них сама знаешь какой, они не смогут там работать. Скорее всего, охрана и боссы. Мы тут кое-что нарыли, что может подсказать, где этот цех находится. Я сломал защиту одной очень подозрительной фирмочки. Так вот, они заказывали кое-какие строительные материалы в Мексике. И доставка в один поселок как раз где-то на границе, а поселок-то давно заброшен. Думаю, это то, что нам нужно.
   Найк, сочувственно глядя на меня, продолжал вытирать мое лицо и рассказывать.
   - Ты же, я правильно понимаю, не бросишь это дело?
   Я забрала платок, буркнула спасибо и села на кровать к Крису.
   - Нет, я хочу посоветоваться с Фредом, только он может в этой ситуации узнать что-то, что нам поможет. Отметьте мне на карте, где этот поселок и, пока я буду у Медведя, пошарьте еще, вдруг еще что-то найдете.
   -Только не вздумай лезть туда одна,- Крис требовательно дернул меня за руку.
   - Слушай, меня никто не отпустит одну, мне Медведь сам лучше голову открутит. Да и Морган добавит. Я просто хочу найти это место и посмотреть, что там можно узнать и где ребята.
   - Тогда договорились, ты едешь к Фреду, мы старательно ищем любую информацию, сброшу тебе все, что мы найдем, по закрытому каналу. - Найк решительно уселся за ноут.
   Я обняла Криса и велела не трепаться.
   - Моргану ни слова. - Еще бы,- Крис с Найком ухмыльнулись одинаковой улыбочкой,- он и нам голову открутит, не задумываясь. Кэт, будь осторожна.
   Кивнула и отправилась в лабораторию. Мне нужно было еще кое-что собрать в оружейной и еще раз перечитать документы Лео.
   На самом деле, я не собиралась все рассказывать своим родственникам, подозревая, что меня и правда никто никуда не отпустит, запрут в комнате, и все. Могут, вполне. Одна Долорес легко сможет это сделать, не говоря уж об отце или Хвате. Даже слушать не будут, но...все было странно.
   Доли молча прижала меня к себе, как только я вышла из машины, потом меня так же молча обнимал Фред и даже Хват потрепал на по плечу, сочувственно поглядывая на мое, наверно ужасное, лицо.
   -Лео умер,- хлюпнула носом, но удержалась от слез.
   - Мы знаем, детка, Морган звонил.
   Долорес утянула меня к себе и, пока она готовила, я рассказывала ей, как страшно мне было там, когда я осознала, что не могу ничем помочь, как больно, когда он ушел. Рассказала ей и о письме Лео, о чем умолчала Моргану. Она внимательно слушала, а потом просто присела рядом, обняла и, покачивая меня в своих объятьях, прошептала:
   - Этого человека ты никогда не забудешь, Кэт. Это главное. Он всегда будет с тобой. Как и мама. Как мы, когда нас не станет. Не плачь, солнышко, я знаю, это больно, но отпусти его. И тебе, и ему станет легче. Он бы не хотел, чтобы ты так убивалась.
   После ужина никто не расходился. Фред кивнул Доли, чтобы убирала со стола, вытащил карту и скомандовал:
   - Показывай.
   Я выпучила глаза:
   - Что?
   - Кэти, думаешь мы дураки? Понятно, что ты собираешься туда, одна не пойдешь. Даже не рассчитывай. Показывай, где это место. Что там? Что может быть? Кто охрана? Давай, девочка, я знаю, что ты кое-что знаешь и больше, чем Морган, будем изучать и планировать.
   И вот тут я в полной мере поняла, что такое семья. Что это такое, когда за тебя, когда готовы помочь всем чем могут и даже больше. Когда понимают с полуслова, с полувзгляда. Благодарно улыбнулась:
   - Мальчишки нашли какую-то фирмочку, которая заказывала строительные материалы и доставку вот сюда. - Отметила на карте точкой.- Поселок заброшен уже давно, а рядом там (я посмотрела на карте со спутника) густые джунгли. Так что вполне нам подходит. Охрана, я думаю, точно оборотни, но у меня теперь есть кое-что для них.
   Да, я говорила про вирус. С той минуты, когда я узнала, что ребята пропали, во мне не осталось никаких сомнений, что я могу его применить, если на карту будут поставлены жизни моих друзей...и жизнь Дэна.
   - Ясно. Хват, давай отмашку информаторам, пусть тащат все, что могут узнать. Будем пока собирать информацию и готовиться. Хват пойдет с тобой.
   Я невежливо вылупилась на папу.
   - А ему-то зачем это все?
   - Ты дочь моего друга, а ему я обязан жизнью, считай, отдаю долг,- Хват неожиданно улыбнулся,- потом, ты еще маленькая. Одну мы тебя все равно не пустим, но Фред уже стар, да и раздобрел больше меры, ему уже не потянуть это. А у меня семья - это вы, больше никого нет и не будет. Так что, не задавай глупых вопросов, котенок. Пошли, подберем оружие.
   - Я кое-что захватила с базы,- похвасталась мужчинам.
   - Вот и пойдем, покажешь.
   Доли только погладила меня по спине и махнула рукой:
   - Иди, Кэт. Вечером посидим все вместе.
  
   Глава 13
  
   Собирались мы долго и основательно: я выложила все, что взяла в оружейной, Хват переворошил всю кучу и, одобрительно хмыкнув, отодвинул ее в сторону. Затем начал подбирать оружие, а я занялась пробирками с вирусом. Первое, что я сделала, это прививки от вируса Хвату и Фреду и предупредила, что сделаю и Доли.
   Затем уселась думать, как распылить вирус, если придется его применить, захватив как можно большую площадь, чтобы оборотни заболели все сразу. Нам не нужна была огласка и не нужно было, чтобы они успели подать сигнал тревоги на 'землю'. Пока возилась с распылителем, переделывая из бытового, Фред показывал Хвату свое новое изобретение, похоже было на маленький арбалет, который заряжался иглами.
   - И что я этой иголкой могу сделать?- Ирония в голосе Хвата была слишком явной.- Уколоть оборотня, что бы он почесался?
   - У меня есть яды с собой, намажем концы иголок смесью, которая моментально парализует того, в кого они попадут,- миндальничать я не собиралась.
   Они оба тут же повернулись ко мне, Фред нахмурился и пророкотал:
   - Дочка, я не хочу, что бы ты убивала.
   - Пап, это неизбежно. Я сама не хотела, но..Я не позволю погибнуть моим друзьям, просто не могу. Мне хватило потери Лео, больше никого из близких людей я просто так не отдам.
   Хват положил руку на плечо моего отца и сжал ее, останавливая наш спор. Действительно, спорить было не о чем, я не собиралась отступать, все, хватит! Сколько можно как мама бояться всего вокруг, убегать, быть порядочным человеком и терять все, что дает судьба, только потому, что кто-то сильнее и считает себя вправе отнимать у меня все, что мне ценно.
   Занялась иголками, затем почистила еще раз все оружие, которое брали с собой, аккуратно упаковала небьющиеся флаконы с вирусом, аптечку, пока Хват собирал какие- то дротики и метательные ножи. Усмехаясь, он выдал мне огромный тесак, который должен был висеть на поясе, мой уже пристрелянный пистолет, несколько тонких и острых ножей, а пару булавок с ядом закрепили в одежде. Связь планировали держать на полностью закрытом канале. Положили карту местности, на которую Хват нанес все известные дороги и тропинки с карты Михася. Остальное решили упаковать завтра, а сегодня еще нужно было составить маршрут, по которому мы попробуем пробраться в тот район.
   -Хват, мы полетим на самолете или может у Моргана вертолет взять?
   - Нет, мы пойдем "дорогой контрабандистов", подкинут на машине в одно местечко, а потом только ногами. Не стоит вообще кому-либо знать, куда и как мы отправились. Да и привлекать внимание неизвестным вертолетом... нет, Кэт, пойдем по старинке. Оно вернее.
   - А если пока мы туда ползем..они убьют ребят?- Голос задрожал, стоило мне только представить, что возможно кто-то из моих друзей уже мертв.
   - Не думаю.. Скорее они посадят их работать там, как рабов, после уберут, а сейчас..вряд ли. Все, Кэт, отставить все переживания, что будет там и как. На месте разберемся. Поняла?
   Кивнула и занялась подгонкой одежды, нужно было, чтобы все сидело как влитое. Вечером все вместе сидели, как всегда, на кухне, ужинали и разговаривали о какой-то неважной ерунде. Долорес, постаревшая и какая-то потерянная, все время пыталась положить мне вкусный, с ее точки зрения, кусочек, но также не обмолвилась ни словом о нашем предстоящем походе. Разошлись рано, нужно было отдохнуть, пока была такая возможность.
   На следующий день еще раз проверили все, что берем с собой, упаковали все в рюкзаки: сухой паек, воду, аптечку, оружие, бинокли, приборы ночного видения, которые очень мало напоминали классический вариант - Фред полностью переделал их так, что теперь они были похожи на обыкновенные очки от солнца.
   - Вроде все, - мой названый отец явно нервничал, чем привел меня в полное изумление. Я никогда до этого не видела, чтобы Фред вообще хоть как-то реагировал на любую ситуацию. Обычно он был спокоен и сдержан, как скала.
   - Сегодня ночью и отчалим, меньше глаз будет на дорогах. Нас заберет Сэл, я уже договорился, докинет нас до границы с Мексикой, дальше, как решили. Фред, пока будем в дороге, никакой связи с нами не будет, режим тишины будем держать, пока не доберемся до места, там оглядимся и отзвонимся. Если что, я постараюсь дать сигнал, в любом случае вы будете знать, что с нами.- Хват был спокоен и собран, в отличие от меня - хоть я и пыталась скрыть свои эмоции, но куда уж мне. Лицо иногда дергалось, руки нервно оглаживали рубашку и штаны, пытаясь одернуть их вниз, и я все время облизывала сохнущие губы. Но сдаваться не собиралась, никто кроме меня не сможет работать с вирусом, значит, и выбора у меня нет, да и не было. За ребятами я пошла бы куда угодно и на что угодно. Долорес, тоже явно нервничающая, позвала нас поесть перед отъездом и, не желая ее расстраивать еще больше, я попыталась взять себя в руки.
   Ночью подъехала невзрачная старая машина пикап, на которой обычно развозят мелкие партии продуктов, мы загрузились, и, глядя на Долорес, глаза которой были полны жуткого страха и тоски, крикнула в окошко:
   - Я вернусь.
   Мы тронулись, а Фред обнял Доли за плечи и не отрываясь смотрел нам в след.
   Ехали довольно быстро по старым, заброшенным дорогам, изредка встречались полупустые разваливающиеся поселки, типа тех, в которых мы когда-то скрывались с мамой, и от этих воспоминаний у меня испортилось настроение. Что ждет нас впереди? Выходить из машины Хват мне запретил, только иногда выскакивала сходить в кустики, а за едой в забегаловки ходил Сэл, который оказался старым знакомым Хвата. Похоже, они когда-то давно вместе занимались контрабандой. Он с удовольствием рассказывал нам новости и слухи, ходящие в их среде.
   - Поговаривают, что теперь тропы контрабандистов кто-то чистит, но не полиция, целые команды вырезают. Помнишь Хромого Билла? Так вот он с ребятами пропал, не дойдя до перевалочного пункта, где они должны были скинуть часть груза. Исчезли без следа, парни искали их, шутка ли, несколько десятков килограммов чистейшего кокаина пропало. Трикси, их босс, на уши всех поставил - и ничего. Только и нашли место, где вроде что-то произошло, крови там осталось много, а тел нет. Потом поползли слухи, что появились какие-то бандиты, вроде их пули не берут, стреляешь по ним, а им все равно. Парни напряглись, многие легли на дно. Плохое время, Хват, чтобы переться в ту сторону.
   Хват внимательно выслушал все, о чем рассказывал Сэл, и тут же напрягся:
   - Сэл, а покажи-ка мне на карте то место, где кровь нашли.
   - Да где-то на границе с Гватемалой, помнишь, там был такой заброшенный блиндаж, ну, после партизан остался, когда они там у себя друг друга резали? Вот где-то в той стороне.
   Хват совсем посмурнел. Как я правильно понимала, это и было примерно там, куда мы с таким упорством лезли. Ну что ж, собственно это все только подтверждало - волки влезали в наркоторговлю и контрабанду по-взрослому, убирая конкурентов, невзирая на количество трупов.
   Через несколько дней в одном совершенно пустынном поселке Хват скомандовал вылезать:
   - Кэт, на выход, мы приехали. Сэл, ты не видел меня уже пару лет и даже не помнишь, как я выгляжу. И знаешь, старый пропойца, ложись-ка ты тоже на дно на время, жалко будет, если мы больше никогда не выпьем по стаканчику.
   Сэл встревожено повернулся к нам:
   - Что, слухи правдивы?
   - Не болтай понапрасну, Сэл, просто исчезни на время. Все, пора. Кэт, уходим.
   Махнув на прощание рукой Сэлу, который тут же развернул машину и дунул в обратную сторону, мы отправились по едва заметной тропинке в сторону границы.
   Вот уже несколько дней мы с Хватом ползли, иногда в прямом смысле, по непролазным джунглям. До этого я мысленно стонала, пока мы двигались по тропинкам указанным на карте Михася, но теперь я понимала, какая была дура, это ж мы просто гуляли по вполне приличным местам. Не то, что сейчас. Жара, дикая духота, весь комбез мокрый от пота и кажется, что в ботинках хлюпает от сырости. Пользоваться мачете Хват категорически запретил, мы вообще пытались скользить - если мое передвижение можно было так назвать - через джунгли, стараясь делать это бесшумно.
   Перед тем, как внедриться в джунгли, я обрызгала нас жидкостью, убирающей любой запах и периодически опрыскивала наши следы веществом, отбивающем нюх у оборотней. Ночевали мы обычно даже не ставя палатку, просто бросали спальники на землю, которую внимательно осматривал перед этим Хват. Затем он окружал нас веревкой, через которую вроде бы, как он мне объяснил, змеи и прочие гады не должны были перелезть.
   Первое время, я от недоверия к его словам всю ночь дергалась, когда казалось, что рядом что-то шуршит или по мне кто-то ползет, но вскоре я так умоталась, что мне было уже абсолютно все безразличны все змеи этого региона. Я равнодушно смотрела себе под ноги и носком ботинка отбрасывала попадающихся иногда гигантских сколопендр или небольших змей в сторону, даже не морщась. Хват только посмеивался, глядя как я быстро привыкаю к окружающему нас животному миру. Наконец нам стали попадаться явные следы чьей-то жизнедеятельности, это были не животные, и мы сбавили скорость. Теперь Хват частенько уходил вперед, заставляя меня иногда ждать его подолгу, пока он рыскал по окрестностям.
   И вот мы наконец, добрались. Как рассказал Хват, в дне перехода от нас с давних времен стоял большой, довольно неплохо сохранившийся блиндаж, который, как я уже знала, использовался контрабандистами для передачи грузов или просто стоянок. И вот сейчас там творится нечто интересное. Часть джунглей вырублена, возле блиндажа строятся еще несколько зданий по тому же типу, народу не так уж и много, но хватает, все вооружены до зубов, большая часть из них похожа на тех моих сородичей с фотографий, а вот часть другая, Хват описал их как серых. Неужели мальчики мистера Кайла? А что, собственно, меня так удивляет, уже и так понятно, что волки объединяются, вопрос только в том, все ли оборотни готовы начать войну, или все-таки есть часть тех, кто пойдет на уступки и переговоры и смогут ли они удержать своих сородичей в узде? Вопросы, вопросы..
   Договорились пару дней последить за распорядком дня у наших зверушек, постараться определить, где держат пленников и можно ли их вытащить, не особо себя засветив. Хват сначала был категорически против, чтобы я тоже подходила к лагерю, но я-то их уже знала хоть как-то, потому могла увидеть что-нибудь нужное, что Хват в отличии от меня мог и не заметить, и ему пришлось нехотя согласиться.
   И вот мы уже два дня по очереди сидим около лагеря, записывая все мало-мальски значимое, что происходит у оборотней. Хотя что у них тут может происходить? Да почти ничего. Довольно вяло шло строительство, рабочие, похоже захваченные контрабандисты, едва переставляя ноги, таскали камни на места будущих построек, часть охраны шастала по периметру лагеря, часть отсиживалась в палатках, где хоть как-то можно было скрыться от солнца. Вокруг лагеря лес был вырублен, и большая полоса открытого пространства не позволяла подойти ближе, из-за этого не все разговоры можно было подслушать, а лезть на рожон, чтобы поставить жучки Хват не разрешил:
   - Что там важного можно услышать от охраны. Вот если боссы приедут, тогда можно рискнуть. А так..
   - А ночью? Можно попробовать подобраться и кинуть парочку на территорию, - я была полна нетерпения и энтузиазма, вновь увидев ненавистные рожи, похожие на отца и Рика, я кипела от возмущения и ненависти.
   - А волки видят ночью так же как люди? Или у них другое зрение?- Да, умеет Хват обламывать, а я даже не задумалась об этом. Все-таки оперативник из меня, как из лошади балерина.
   Где держат пленников, мы нашли, но на этом все. Яма, в которой они находились, располагалась посреди лагеря, возле палаток охраны, и добраться туда потихоньку не было ни единого шанса. Как они там, все ли живы, узнать не удалось, я рвалась туда и все время теребила Хвата, который отчего-то тормозил. Но он стойко посылал меня к черту чего-то ожидая, и оказался прав. На четвертый день в лагерь явилось начальство.
   Среди прибывших оборотней знакомых не было, но сразу стало понятно, что это начальство, судя по тому, как забегали охрана, пиная попадавшихся под ноги рабочих. Вскоре их вообще загнали в блиндаж и поставили отдельного охранника. Особо выделялась тройка оборотней, два серых, очень похожих на мистера Кайла, встреченного мною как-то в чужой компании, и еще один - явно сородич моего отца, черные волосы, темно-карие глаза, здоровый как бык, он был главным среди этой делегации. А серые, судя по всему, только гости, которые знакомятся с объектом.
   Жаль, что Хват меня не послушал, и не дал поставить жучки, но кое-что мы все-таки расслышали: во-первых, была дана команда увеличить скорость постройки, и главное, этот урод после окончания работ приказал убрать всех посторонних с площадки. А на вопрос, что делать с пленниками в яме, распорядился отдать их охране:
   - Пусть разомнутся ребята, поиграют, поохотятся. Только не долго, иначе кто-то из них может уйти. Через пару дней как раз и рабочих уберете и с этими позабавитесь. Новая партия уже нормальных строителей прибудет через пять дней, так чтобы тут было чисто и никаких подозрений ни у кого не возникло. Если что - голову всем оторву.
   - Босс, - старший охраны явно был в недоумении.- А что, строителей потом отпустим?
   - А ты как думал, придурок, мы тут всех закапывать будем? Они по контракту работать будут, кто нам оборудование будет налаживать? Ты со своими головорезами? Все, вопросы потом задашь, сейчас пойдем, покажешь улов. Кто на этот раз?
   - Да непонятно, босс...какие-то они странные, не полиция, но..,- они удалились к яме, которую кругом обступила охрана, и мы уже больше ничего не слышали.
   Ждать больше было ничего, как только начальство свалило, мы начали операцию. Я страшно боялась, что волки начнут охоту, не дожидаясь, пока горе-контрабандисты дотянут весь запас камней до площадок.
   -Хват, а что мы будем делать с захваченными контрабандистами? Они запаникуют и ломанутся в джунгли, а отпускать их нельзя - они же заразятся, как и оборотни, и заболеют, и если кто-то вырвется, начнется пандемия. А у меня только иголки с парализующим веществом, снотворного нет.
   -Кэт,- я поразилась перемене, которая с ним произошла. Если в самом начале, когда мы только познакомились, я воспринимала его довольно пожилым человеком невзрачной внешности (сухонький такой старичок со спокойным характером), то когда узнала поближе, поняла, что не такой уж он и старик - скорее, просто мужчина среднего возраста с железной выдержкой и огромным опытом. Теперь передо мной стоял матерый убийца, из тех, кто убивает молниеносно и не задает лишних вопросов. Мне и раньше было понятно, а теперь я видела наглядно, почему он правая и левая рука Фреда. Меня передернуло.
   - Кэти, у нас нет другого выбора, мы уберем их всех. Не возражай,- оборвал он меня, не успевшую даже открыть рот.- Ты их не знаешь, а я с частью из них знаком, про остальных слышал. Поверь, тут последнее отребье, это тебе не Михась или Сэл. Они не лучше волков, которые их захватили. Что ты думаешь, они сделают, как только волки умрут и мы пойдем вытаскивать твою команду?
   Я пожала плечами.
   - Они схватят нас, просто потому что со всеми мы не справимся и это станет понятно сразу же. Как там парни, ни ты, ни я не знаем, могут ли они помочь нам сейчас, неизвестно. А в том, что эти ублюдки просто продадут нас куда-нибудь на ближайшую плантацию, нет никакого сомнения. А с тобой они еще и..,- он замолчал, красноречиво недоговорив, хотя и так понятно, что он хотел сказать.
   -Но, Хват, они же люди...и пока ничего не сделали, а мы просто убьем их, вот так...
   -Кэт, я и Фред были против, чтобы ты шла сюда, помнишь? Ты настояла, утверждая, что ради своих друзей ты пойдешь на все. Пришло время, Кэти, когда нужно пойти на многое. Прости, девочка, но это был твой выбор, мне жаль, но другого пути у нас нет. Иначе мы не спасем твоих парней и погибнем сами и главное - ты не выполнишь обещание, данное Лео.
   Он замолчал и смотрел на меня, ожидая моего ответа. А я...оглушенная, сидела и думала, чем я тогда лучше тех же волков? Они схватили их и убьют потом, играя с ними в охоту, а мы просто перестреляем их, как куропаток, только потому что они оказались не в том месте и не в то время.
   - Котенок,- Хват поднял мое лицо пальцами,- на руках этих людей больше крови, чем на лапах волков, поверь мне, здесь нет приличных людей, просто нет. Это самые страшные банды, которые я знаю. И занимались они не поставкой продуктов - убийства, наркотики, оружие, работорговля, сутенерство.
   - Хорошо,- голос хрипел, невыплаканные слезы жгли глаза.
   - Тогда готовься, сразу, как только скомандуют отбой - твой выход, Кэт. И... детка, я горжусь тобой, знай это.
   Засунула все свои переживания в самый дальний угол души, переключившись на подготовку к началу операции. Проверила распылитель, определила направление ветра, посчитала скорость, с которой вирус разлетится по лагерю, заправила флаконы.
   - Хват, если ветер не переменится, то нам нужно будет подойти поближе. Но оставаться на этой стороне. Наши тоже заболеют, но это мы решим потом, сейчас главное, чтобы ветер был довольно сильным.
   Сцепила руки за спиной и приготовилась ждать. От ужаса того, что я собиралась сделать, болело где-то внутри. Но Хват прав, у нас просто нет другого выхода, а значит, за своих я убью, если нужно. И пусть я стану убийцей, все равно я уже не та девочка, которую растила мама, я изменилась, и давно. Видимо, такая моя судьба.
   Ближе к вечеру охрана, сгоняя всех в блиндаж, громко похохатывая, с предвкушением обсуждала предстоящую охоту. В подробностях вспоминая, кто и когда участвовал в подобном. Здесь в качестве охраны был в основном молодняк оборотней, наверное тот, который воспитывали в лагерях. И теперь стало ясно, куда девались пропавшие люди, которым не повезло наткнуться на этих ублюдков, когда их выпускали поохотиться. Наконец прозвучал отбой и потихоньку все в лагере затихло.
   Вытерев дрожавшие, мокрые от пота руки об штаны, я волевым усилием заставила себя успокоиться. Глубоко вздохнула, вставила флакон начала распылять вирус, обходя лагерь по огромной дуге, следуя за Хватом, который страховал меня впереди. Затем мы спрятались недалеко от лагеря, проверили свое оружие, особенно уделяя внимание мини-арбалетам, в которых были заряжены иглы для людей, и стали ждать рассвета. Мне казалось, что прошло уже много часов, а солнце все так и не вставало. Зато Хват рядом совершенно спокойно дремал, привалившись к стволу дерева и прикрыв глаза.
   - Хват, как ты пережил первое убийство?
   Он приоткрыл один глаз:
   - Котенок, не забивай себе сейчас голову всякой мутью. Когда все закончится, вернемся домой, и тогда Медведь, я и даже Доли поможем тебе справиться с этим. Каждый из нас поделится своим опытом. Кэти, чтобы выжить, чтобы защитить свое, иногда нужно и убивать. Это жизнь. А первый раз у меня было все просто - либо я, либо он. Выбор я сделал.
   Я снова задумалась, хотя понимала, что сейчас не время и не место. Но я же поклялась убить Рика и отомстить отцу, я все равно выбрала: стать убийцей, но больше не быть жертвой. Как все сложно в жизни! Я не хотела этого выбора, не хотела жить такой жизнью. Как так получилось, что я была вынуждена принять все это? Не знаю, может, если бы мама не стала всю жизнь убегать от него, а пошла бы в полицию, уехала бы в другую страну, в моей жизни что-нибудь бы изменилось? Постаралась выкинуть все из головы, как советовал Хват, и настроиться на то, что будет дальше, отключив все эмоции. Небо стало светлеть и мы, прячась за кустами, приблизились к лагерю. Охраны не было видно и вообще, в лагере стояла неестественная тишина.
   - Все, соберись Кэт, на любое движение - стреляешь из арбика, повторю, на любое. Наши сидят так, что не выберутся, остальные нам враги. Поняла? Не тормози, детка, иначе мне придется лечь с тобой тут рядом, потому что Фред меня убьет, если с тобой что-то случится. А у меня еще есть планы на жизнь,- он усмехнулся и потрепал меня по голове.- Все, Котенок - вперед.
   И мы двинулись. Картинка была страшной. Те оборотни, что стояли в дозоре, лежали на земле, покрытые глубокими кровоточащими язвами, они были без сознания, некоторые уже умирали и были похожи на сломанные куклы. Я проходила мимо и старательно отводила глаза. Смотреть на них было больно и неприятно, но жалко их не было, в голове все еще звучали их восторженные вопли по поводу охоты на людей. О том, как пьянит запах страха от убегающей добычи, как волнует кровь бег по джунглям, как восхитительно рвать тело жертвы, упиваясь ее теплом и мягкостью.
   Мы прошли почти половину поселения, когда из блиндажа начали выскакивать пленники. Моментально оглядевшись, некоторые из них кинулись поднимать оружие, брошенное умирающими волками.
   - Парни, скорее, тут такое...Охрана вся дохлая, какая-то девка появилась,- это один из них увидел меня.
   Хват благоразумно спрятался за кучу мусора и махнул мне рукой:
   - Стреляй Кэт, Бога ради, не тормози.
   И мы начали стрелять. Движение, нажимаю на спуск, еще выстрел, еще. Люди рефлекторно хватались за те места, куда попадали иголки, на пару секунд замирали, а потом падали, так и не поняв, что же их убило. Несколько человек, успевших схватить оружие, залегли, и вскоре в нашу сторону начали раздаваться выстрелы. Хват жестами показал мне сидеть на месте, а сам серой тенью скользнул куда-то в сторону. Я пряталась за кирпичной кучей, изредка высовываясь, чтобы не пропустить движения в мою сторону, но из блиндажа никто больше не выходил, а стрелявшие прижимались к земле и видно их не было. Вскоре стрельба затихла и с их стороны раздался голос моего друга:
   - Кэт, не стреляй, это я. - Хват поднялся во весь рост и помахал мне рукой.- Тут все чисто. Только вот нужно пересчитать, не ушел ли кто. Иди к яме, посмотри, что там с нашими друзьями, а я тут еще посмотрю и проверю.
   Он отправился по территории, пересчитывая лежащих вповалку на земле людей и оборотней, а я поплелась к яме, боясь даже думать о том, что я сейчас там увижу. А еще у меня точно не хватило ума пересчитать, сколько тут волков и пленников, а вот Хват...
   Да, мое призвание это лаборатории, это уже совершенно очевидно. Учил же меня Хват, и Фред тоже, и на базе, сколько нужного и важного впихивали в меня все это время мои учителя - и вот итог, мне даже в голову не пришло просто сосчитать. Терзая себя такими мыслями, подошла к яме, встала на колени и заглянула внутрь, в нос ударил жуткий запах гниющей плоти, испражнений, пота и грязного, больного тела. Отшатнулась, закрыла нос завязанным на шее платком, и снова наклонилась внутрь. Внизу в темноте едва угадывались тела моих друзей. Никто не шевелился и я, ополоумев от страха, что они мертвы, завыла, срывая голос:
   - Грин, Грег !!!! мальчики...кто-нибудь есть живой...Кто-нибудь, откликнитесь!!!! - я орала, уже не сдерживая слезы, а внизу стояла все такая же пугающая тишина.- ДЭН!!!
   Наконец, когда я была уже почти на грани помешательства, снизу раздался хриплый, неузнаваемый голос, полный неверия в происходящее:
   - КЭТ???!! Это ты? Кэйтлин?- голос Дэна невозможно было узнать, но сердце подсказывало, что это он.
   - Мы вас сейчас вытащим, потерпите!! Сейчас, еще чуточку, только потерпите... - вскочила, оглядываясь по сторонам, ища Хвата. И тут сзади меня кто-то прижал к себе, стиснув ребра, и холодное острие ножа прижалось к моему горлу.
   Запах подсказал мне, что это человек. Пах он отвратительно, кисло-прогорклый запах тела смешался с запахом жевательного табака и еще чего-то, жутко омерзительного.
   -Не дергайся, киса, а то я порежу твое мягкое горлышко, будет очень жаль, потому что у меня в планах еще поиграть с тобой. Сейчас твой напарник, - передо мной уже стоял Хват с каменным выражением лица, но в совершенно расслабленной позе.- Да-да, вот этот хмырь сейчас бросит все свое оружие. Быстро!!!- Он заорал так, что у меня в ушах зазвенело.
   Хват все так же спокойно, не меняя позы, выпустил из рук пистолет, который шлепнулся у его ног и выкинул уже бесполезный арбик, у него давно закончились иголки.
   - Отбрось ногой пистоль в сторону, живо, иначе твоя детка ляжет тут навсегда.
   Хват, так же не торопясь, откинул ногой пистолет, не отводя от меня своего взгляда.
   - Теперь ты, киса,- он нагнулся и с шумом втянул запах моих волос,- а ничего так телочка, сладкая. Бросай все, что у тебя есть, детка, и тогда больно не будет, обещаю, просто поиграем, ну...может чуточку...
   Я выбросила вперед свой арбалет, вытащила и выкинула пистолет, затем дротики. И когда почувствовала, что он расслабился, скользнула рукой в потайной карман, в котором в ножнах был спрятан нож. Меня переполняла жуткая ярость. Эта тварь держит меня тут, когда внизу умирают или уже умерли мои друзья, им нужна помощь - судя по запаху, они все изранены и каждая минута промедления может кому-то из них стоить жизни. Рефлексии, страха, жалости - ничего не было, было только желание убить этого ублюдка. Я, не замахиваясь, воткнула из-за всех сил нож в него, куда-то в область паха, рванула в сторону от его ножа, почувствовала резкую боль в шее, затем теплую струйку, потекшую вниз под комбинезон, развернулась и снова ударила, теперь уже в область сердца, затем еще раз, еще..
   Чьи-то руки оттащили меня и сильно сжали. Голос Хвата раздавался в ушах, только я все никак не могла понять, что он говорит, потом в сознание пробились его слова и я перестала выдираться:
   - Кэт, все, котенок. Он мертв. Все, остановись...
   Перед нами лежала огромная, похожая на гориллу туша, с длинными, заросшими густыми волосами руками, мерзкой рожей, с полудебильным выражением на ней. Вонючая, отвратительная туша моего несостоявшегося убийцы.
   Хват о чем-то договаривался с парнями, лежащими в яме, а меня выворачивало рядышком, за кирпичной кучей. Я никак не могла остановиться, внутри все скручивалось от жестких рвотных спазмов, в носу стоял отвратительный запах свежей крови, в голове шумело. Хват, осознав, что я так и не пришла в себя, заставил меня выпить какой-то жутко крепкой гадости, правда, всего пару глотков. Затем умыл меня из фляги, перевязал мне шею, которая до сих пор кровоточила и, встряхнув, попросил:
   - Детка, осталось совсем чуть-чуть, но мне нужна твоя помощь. Я не смогу их достать один. Соберись, прошу тебя.
   Я покивала головой. После выпивки ощущения затуманились, запахи перестали меня терзать, внутри разливалось тепло, мне стало намного лучше и я начала соображать. Вытащить ребят оттуда можно было только соорудив подъемник, глубина была больше шести метров. Кто из них в каком состоянии, не понятно, значит, придется что-то придумывать.
   Из досок, каких-то найденных Хватом блоков и веревок мы соорудили нечто, напоминающее подъемник для строителей, и я полезла вниз. От вони кружилась голова, состояние вообще было ужасным. Про себя я горячо молилась всем Богам, что только бы все обошлось и все остались живы. И я больше никуда, хватит изображать Мату Хари, если я ею совершенно точно не являюсь.
   Внизу был ад, наверное, он именно такой. Несколько человек, связанных по рукам и ногам, валялись друг на друге. Грязные, вонючие, залитые засохшей кровью, своей и чужой, распухшие, покрытые синяками лица, грязь...ужас...
   Первым я вытащила Грина. Упираясь изо всех сил, втянула его на подъемник, предварительно проверив, что пульс есть, но очень слабый, крикнула Хвату, чтобы он тащил наверх. А я, схватив лежавшего рядом Грега, пыталась напоить его водой из фляжки. Затем вытащили Тома, потом кого-то из парней Дэна. Сам он наотрез отказался подниматься, пока все его ребята не очутятся наверху. И вот, наконец, и мы с Дэном поднимаемся вверх. Я уже перерезала все веревки на руках и ногах ребят. Но они столько времени были связаны, что вокруг стоит общий стон боли из-за затекших конечностей, нужно всех проверить - не дай Бог гангрена.
   Возились мы долго, сначала поили всех водой, я обрабатывала раны и пыталась хоть чуточку отмыть их от крови. Хват растирал всем конечности, таскал мне воду и на костре готовил какой-то горячий супчик из пакетов:
   - Кэт, мы их всех не утащим отсюда, а убираться нужно срочно. Кто его знает, кого сюда еще принесет и когда.
   - Они заражены, Хват, понимаешь, три дня они будут болеть и еще несколько дней карантина нужно выдержать вдалеке от людей. Но они все ранены, им нужна медицинская помощь, некоторые совсем больны. Я не могу помочь так, чтобы это не угрожало их жизни, Грег особенно плох..
   - Может, уйдем в джунгли, там отсидимся? - Хват выглядел спокойным, но я чувствовала, что он тоже волнуется.
   А тем временем ребятам стало хуже, начала подниматься температура, Дэн был без сознания. Я уже была близка к панике, когда наконец сообразила, кто поможет.
   Хорошо, что я далеко! Потому что, если послушать Моргана и то, что он обещал сделать со мной, когда мы встретимся, то проще было дождаться волков и сдаться им. Пусть бы отвезли к папочке, только бы не попасть в руки моего злого, как тысяча гремучих змей, начальника. Орал он так, что трубку пришлось держать поодаль от уха, выдавал такие обороты, что даже мое шоковое состояние не помешало мне обратить внимание на парочку, которых я раньше не слышала. Наконец, успокоившись, он начал конструктивный разговор:
   - Так, ладно, засранка, я тебя потом увижу, поговорим..,- от избытка чувств, Морган срывался на какое-то змеиное шипение.- Докладывай, с кем ты, кто жив, что произошло, какая нужна помощь.
   - Мистер Томас, хватит...Вы же сами догадывались, что я все равно пойду за мальчишками, я не могла не попытаться помочь. Мы с Хватом...
   - Аааа!!!- снова заорал Морган,- я и с Фредом побеседую, авантюристы чертовы! Почему не сказали, я бы мог организовать тебе еще парочку спецов.
   - Не перебивайте,- я уже злилась.- Все живы. Но многие в очень плохом состоянии, я не смогу тут на месте организовать нужную помощь. Скоро сюда могут нагрянуть оборотни с новой партией строителей. Нужно убираться отсюда как можно скорее, никто из ребят не в состоянии идти своими ногами, а мы всех не вытащим. И еще, самое главное, я распылила вирус, оборотни мертвы, но парни все заражены и, если мы не хотим пандемии, то нужен карантин, суток пять как минимум, а лучше пару недель. Нужен врач и оборудование. Но врач тоже заразится. Что делать?
   Морган посопел в трубку и начал командовать:
   - Готовьтесь к эвакуации, я пришлю парочку вертолетов, скинь мне координаты. С ними прилетит Маргарет, сделаешь ей и вертолетчикам прививки, но все они останутся с вами, лишние руки не помешают. Они знают, куда вас отвезти, там и посидите пару недель. Все необходимое будут доставлять по твоему звонку. И..Кэт, чертова девка, спасибо тебе..Но голову я тебе откручу, даже не сомневайся.
   Он отключился, а я пошла радовать всех, кто еще был в сознании, что мы спасены.
   Вертолеты прилетели на следующий день, как пилоты умудрились посадить их на крошечном пяточке среди огромных деревьев - загадка. Но спасибо им огромное, таскать носилки через непролазные джунгли - та еще задача, однако благодаря тому, что сели они почти рядом с лагерем, мы довольно быстро эвакуировали всех раненых. С Дэном я старалась не пересекаться. Им занимался Хват, а потом и Маргарет, хотя он, пока не потерял сознания, все пытался поговорить со мной. Я стараясь не обращать внимания на осуждающие взгляды Маргарет и вопросительные Хвата, обихаживала Грина и Грега, особенно Грега, он был самым тяжелым. Волки, как мне рассказал Грин, устроили на него небольшую охоту и его ноги и руки представляли собой разорванные куски мяса. Мы все время держали его на снотворном, а когда появилась Маргарет, мой первый вопрос был про него:
   - Маргарет, что с ним будет? Он сможет ходить?
   Она задумчиво разглядывала перевязанные наспех раны на ногах, затем, мрачнея, осмотрела его всего:
   - Ничего не могу обещать Кэт, но я постараюсь. Ты же понимаешь... оперативником ему не быть уже точно, но он сможет стать аналитиком, например. Не переживай за него, главное, что он жив. Морган что-нибудь придумает. Мы своих не бросаем.
   - Маргарет, карантин должен длиться пару недель, прививки, что я вам сделала, могут не сработать. Как ты сама знаешь, это все экспериментальные образцы, никто никаких опытов не проделывал. Как оно все будет проходить у раненых - я понятия не имею.
   - Кэйтлин, не волнуйся, мы справимся, вместе справимся. - Она погладила меня по плечу.
   И вот мы на какой-то заброшенной станции, в одном из каньонов, кажется на территории Нью- Мексико, где-то около Санта-Фе. Небольшой одноэтажный дом с несколькими комнатами, закрытый колодец, из которого насос качал воду в дом, ржавый гараж, вертолетная площадка, и бескрайняя пустыня вокруг. Все тут было настолько тоскливо и веяло такой безнадегой, что моей и так покореженной психике пришлось совсем туго.
   Несколько дней мы, не разгибаясь, занимались обустройством дома и лечением раненых. Дэн пришел в себя, по поводу Грега у Маргарет были оптимистичные прогнозы, Хват с пилотами наладил подачу воды и подключил электричество, продукты нам забросил еще один вертолет, который не стал садиться, а просто сбросил контейнер вниз.
   Жизнь налаживалась и только со мной становилось все хуже. Сначала я просто просыпалась ночью от кошмаров, которые преследовали меня, затем я с трудом могла заснуть, а потом и вовсе перестала спать. Воспоминания о том, как мой нож входил в податливое тело, как раз за разом я вонзала его в грудь несостоявшегося насильника, как он падал, заливая своей кровью землю, сны, как стреляла по людям, а они падали, умирали, а потом поднимались и шли ко мне, скаля свои искореженые рожи, не давали мне сомкнуть глаз...Все это привело к моему срыву и Маргарет решительно потребовала, чтобы я возвращалась на базу и легла в госпиталь. На что обычно молчаливый Хват решительно возразил:
   - Кэт поедет со мной домой. Там ей окажут любую нужную ей помощь. И это не обсуждается, Маргарет,- заметив, что она открыла рот, собираясь спорить с ним, жестко пресек возражения.- Прошло полторы недели, все раненые более-менее стабильны. Никто из вас не заразился, а те, кто заболели, уже здоровы, все обошлось. Так что завтра мы уезжаем.
   Хотя было видно, что Маргарет страшно недовольна, возражать она не стала, и я пошла собирать вещи, намереваясь потом зайти и попрощаться с ребятами. В комнате меня ждал Дэн.
  
   Глава 14.
  
  
   - Кэт, выслушай меня, пожалуйста,- он едва начал ходить и сейчас сидел на кровати, с трудом удерживая тело в вертикальном положении.- Пожалуйста, дай мне объяснить все, а потом сама решишь, что делать.
   Я молчала. Не то чтобы мне было все равно. Сердце еще болело от его поступка, его недоверия. Но я настолько была измотана, настолько хотела и не могла спать, что все казалось слегка нереальным, и спорить с ним у меня банально не было никаких сил.
   - Я дурак, Кэт. И то, что я полный идиот, понял только тогда, когда вернулся через пару дней, а тебя не было в бунгало. И на острове тебя уже тоже не было. Кэт, я вернулся, как только меня отпустили из полиции, где я дал показания и сдал всю банду, обезвредив ее перед этим. Вернулся и не нашел тебя. Я искал тебя по всему острову, пока не понял, что ты уехала...А когда узнал, что с тобой случилось - тогда я просто проклял себя за все. Я не собирался возвращаться к Лауре, я даже не поддался ее обаянию. Я играл, Кэт, играл, потому что увидел ее спутника, и по фотороботу (который есть и у нас), узнал босса одной из самых кровавых банд, которая промышляла похищениями и убийствами богатых людей. Сначала я подумал, что Лаура просто попала им на глаза, и собирался вытащить ее, скрутив этого козла и сдав его полиции. Но в какой-то момент заподозрил, что и она участвует в похищениях и в курсе всех планов руководителя. Тогда решил сыграть влюбленного идиота и попасть к ним в банду, чтобы обезвредить ее полностью. Не учел только одного - что ты мне не поверишь. Точнее, поверишь в тот спектакль, что я разыграл. Мне в голову не могло прийти, что я своим страхом и нежеланием делиться с тобой своей жизнью уже разрушил то доверие, которое между нами всегда было. Банду я сдал полиции, а вот тебя потерял...и себя тоже... И теперь думаю - а оно того стоило?..
   Он сглотнул, помолчал и продолжил:
   - Мне нужно было понять, что я своими руками все уничтожаю, понять и остановиться, подумать, поговорить с тобой. Но, как всегда, я был слеп и уверен, что у меня есть еще время и что ты всегда будешь мне верить. Прости меня, Кэт, прости...я сам не знаю, как мне теперь добиться твоего прощения. Когда я узнал, что по моей вине ты попала к отцу и что потом с тобой там сделали...я готов был ползти к тебе на коленях, убить своими руками эту гниду. Но Морган сказал мне, что ты не хочешь меня видеть, совсем, даже слышать про меня не желаешь. Это меня добило. Я подбирал команду, которая помогла бы мне истребить всю стаю твоего отца, но снова вмешался Томас. Он мне как старший брат, Кэти, он спасал меня много раз, я не смог пойти против него. А он категорически запретил любые действия против стаи Дэстэра, пока Лео не завершит свои эксперименты...А потом, когда Лео умер, Томас рассказал мне, о чем тот просил тебя.
   Он поднялся, держась за стену, дошел до двери, оглянулся:
   Я не знаю, как еще просить у тебя прощения, просто хочу, чтобы ты знала - я люблю тебя, больше жизни люблю,- и вышел.
   А я молча повалилась на кровать и закрыла лицо руками. Не было никаких эмоций, были лишь страшная усталость и нежелание вообще что-либо знать. Я выгорела.
   Возвращение домой не выглядело триумфом. Пусть мы и выполнили то, за чем пошли, но мое состояние к тому времени, когда мы появились на пороге своего дома, оставляло желать лучшего. Я не спала к тому времени уже четыре дня и напоминала свежевыкопанного зомбика, хлопающего глазами и не реагирующего ни на что. Сказать, что Доли ругалась, это не сказать ничего. Даже у Хвата что-то дрогнуло в лице и он благоразумно сбежал под защиту Медведя, который тоже огреб по полной программе. Мне же до всех этих страстей было фиолетово, и когда Доли более внимательно разглядела выражение моего лица, то, плюнув на мужчин, с ужасом потащила меня на кровать.
   Она вколола мне какое-то совсем убойное снотворное. И я провалилась в свои кошмары и не вылезала из них до утра, видимо, плакала и орала, потому что утром с изумлением обнаружила, что говорить я не могу, сорвала горло, а рядом со мной сидела вся моя троица и видок у них был...Насупленный Фред что-то едва слышно буркнул Хвату, они резко подхватились и уехали, а еще через пару часов передо мной сидел маленький старичок, напоминающий Санта-Клауса.
   Нет, я знала, что казалось бы общее сообщество людей живет совершенно разной жизнью и делится на свои маленькие миры, которые только иногда пересекаются, а так у каждого из них своя жизнь и свои люди во всем, но чтобы так...
   У Фреда обнаружились такие связи, что я поверить не могла. Ко мне приехал редкий специалист по выведению из шока людей, подвергшихся насилию или тех, кому самому пришлось совершить нечто ужасное.
   И вот этот Санта, видимо, уже знакомый с моей 'историей болезни', ни о чем меня не спрашивая, понажимал какие-то точки на моем теле, осмотрел меня, а потом, прожигая тяжелым, совсем неподходящим для такого милого облика самого доброго дедушки в мире, взглядом, заставил меня рассказать всю мою жизнь.
   - Детка, ты расскажешь мне сейчас все, что с тобой происходило с самого момента твоего осознания, как девочки Кэти. С полным перечислением всех чувств, эмоций, мыслей в каждой ситуации. Приступаем.
   - Но...доктор, я не помню всего..,- я откровенно растерялась.
   - Смотри мне в глаза, все вспомнишь. Ты же хочешь прийти в себя и не попасть в милое заведение с мягкими стенами и отдельной закрытой палатой?
   Меня передернуло и я начала рассказывать. Просидели мы с ним целый день, Доли, стараясь быть незаметной, принесла нам поесть и тут же, повинуясь взгляду этого странного доктора, быстренько свалила из комнаты. Мистер Кинг, как он представился, часто прерывал меня, заставляя описывать тот или иной момент моей жизни, заново переживая все эмоции, которые я тогда испытывала, иногда возвращаясь обратно и снова заставляя меня повторять свой рассказ.
   Кое-что разрешал опустить, кое-что просто слушал, не отпуская моего взгляда. И когда к вечеру я добралась до сцены, когда меня пытался убить этот ублюдок, то накал моих переживаний снизился настолько, что я довольно равнодушно рассказала ему и о том, как я его убила, и как переживала это все, как меня рвало, как потом ухаживала за мальчишками и что чувствовала, когда Дэн пришел извиняться.
   Все. Выдохнула и заткнулась, радуясь возможности помолчать. Мистер Кинг пошлепал губами и неожиданно предложил мне нарисовать все мои еще оставшиеся страхи на бумаге. Затем, после того, как я полтора часа возюкала маркерами по бумаге, пытаясь изобразить то, что еще меня пугало, с удовольствием рассмотрел их и протянул мне спички.
   - А теперь сожги их, Кэт, и покончим с этим.
   Недоверчиво подожгла, с немалым изумлением понимая, что мне уже гораздо легче и появляется какой-то интерес к происходящему. Дождалась, пока все сгорело, и поинтересовалась:
   - Вы гипнотизер?
   Он захохотал:
   - Нет, детка, я просто хороший специалист и знаю некоторые техники влияния на сознание и работы с подсознанием. Ты крепкая девочка, Кэти, с тобой будет все хорошо. Просто на тебя навалилось всего так много и так резко, что ты чуточку сбилась. А теперь все в порядке. Можешь спокойно спать. Воспоминания о том, что с тобой произошло, останутся, но они больше не будут такими болезненными.
   Если вдруг что, Фред снова позовет меня, но не думаю, что это случится. Ты почти справилась сама, детка. Теперь спать. Отдыхать, любоваться красотами и пока ничего не делать. До свидания, милый ребенок.
   Едва успела попрощаться и тут же уснула. Ночью мне не снилось ничего, и это было счастьем.
  
   Прошло несколько недель. Новости мне никто не рассказывал, да я и не особо рвалась узнавать их. Единственное, что сказал мне Фред, что с мальчишками все в порядке, всех перевезли на базу и даже Грег выздоравливает. Ну и хорошо, остальное меня пока мало волновало. Я наслаждалась отдыхом, неспешными разговорами с Доли, посиделками на кухне и вечерами в обществе моих названных родителей. Строить какие-то планы на будущее было смешно, оно было настолько неопределенным сейчас, что говорить о чем-либо не было никакого смысла.
   Недалеко от домика родителей я, гуляя по лесу, нашла небольшое озеро, слегка заросшее камышом, и все дни, когда Доли и мужчины были заняты, проводила там. По моей просьбе Хват сколотил мостки, и я неожиданно для себя увлеклась рыбалкой. Ну что...худо-бедно, но пару среднего размера карпов я притаскивала каждый вечер и с удовольствием помогала Долорес жарить, запекать или готовить на гриле свежепойманную рыбу. Мне ужасно нравилась эта спокойная, в чем-то ленивая тихая жизнь без всяких планов, без тревог и спешки. Но всему всегда приходит конец.
   Как-то вечером к нам приехал Морган. Замотанный, уставший, страшно злой и какой-то растерянный начальник с порога накинулся на меня:
   - Кэт, я все понимаю, но пришло время выполнить просьбу Лео. Или не выполнить, как карта ляжет. Мне удалось добиться согласия всех стай волков, о которых мы узнали, собраться на разговор. В нейтральном месте с оговоренным количеством участников. О чем пойдет разговор, они не знают, но нам нужно подготовиться к разговору. Да и к любым ситуациям тоже. Как оно там пойдет...Сама понимаешь, волки вспыльчивы, амбициозны, вряд ли разговор выйдет спокойным, так что надо быть готовым и к тому, что начнется война и придется применить вирус.
   - Одна она не поедет,- голос Фреда был холоден и спокоен.- Мы с Хватом тоже должны быть там.
   - Нет!!- Это я сейчас сказала? Сама удивилась, но внутри чувствовала себя уверенно.- Вам нельзя. Нужно, чтобы кто-то остался вне внимания волков, иначе нас потом как куропаток отщелкают. Они не должны знать, кто еще в курсе их тайны, сколько нас и где мы живем. В этом залог нашего выживания. И ваши покровители, босс,- перевела взгляд на Моргана,- они тоже не должны знать лишнего. Иначе нас сдадут.
   Морган одобрительно усмехнулся:
   - Совсем взрослая. Ситуация с покровителями, как ты говоришь, детка, совсем поганая, скорее всего, будет принято решение нас расформировать и рассовать по спецвойскам. И вот этого я не допущу, скорее мы все тогда просто выйдем в отставку и рассредоточимся по городам и весям страны. Ляжем на дно. И похоже, нам придется вести переговоры от своего имени. Мне не нравится, что творится в верхах, и я не намерен докладывать об оборотнях своему начальству, да даже президенту не собираюсь, политики...мало ли о чем они договорятся или не договорятся с волками...Рисковать не будем.
   Фред немного поворчал, что малявка еще ничего не понимает, а уже командует. Но Хват с Доли поддержали меня и мы все-таки пришли к соглашению. Мы Морганом уезжаем готовиться к переговорам, а вот Хват и Медведь займутся поиском и абонированием на подставных лиц банковских ячеек и раскладыванием туда документов так, чтобы отследить, кто, куда и что положил, было невозможно. Найк с Крисом были задействованы в отслеживании финансовых потоков, Дэн с командой, как мне проговорился Морган, занялись наблюдением за оборотнями. Время утекало сквозь пальцы как вода, а сделать нужно было еще массу вещей, так что все пахали в поте лица, не разгибаясь.
   И вот пришел день, когда на кону стояло существование людей, как таковое. Либо мы договоримся, либо...дальше думать не хотелось.
   Решили собраться в загородном доме Карла, который он с удовольствием отдал Моргану на несколько дней в полное его владение. Пришлось повозиться. Камеры наблюдения далеко на подступах к дому, сканеры для обнаружения взрывчатых веществ, всевозможные жучки, датчики движения, звука - чем только Фред не нашпиговал дом сверху донизу. Долго спорили с Морганом, стоит ли мне брать с собой распылитель с вирусом, так как совершенно не понимали, чем мы можем обеспечить свою безопасность. Число охраны было строго оговорено, а оборотни явно сильнее людей и каждый вожак приедет со своей охраной. Проверять, действует ли на них серебро, как утверждалось в фэнтези, мы не собирались, смешно...В сказки я не верила и поэтому настаивала, что возьму распылитель с собой, во всяком случае, хоть умрем не одни.
   А Фред с Хватом позаботятся, чтобы и остальные оборотни в течение недели покинули этот мир. Морган был против, настаивая, что если вдруг вирус попадет им в руки, они смогут со временем придумать антивирус, а меня, чтобы создать новое оружие, уже не будет.
   Короче, все-таки решили, что распылитель я беру. Только использую его, если нам всем точно придется умереть. Надо было видеть лицо моего названого отца, который присутствовал при этом разговоре. Он был мрачнее тучи и все порывался уговорить меня остаться дома. Не вышло. Тогда, пользуясь тем, что я чувствовала себя виноватой перед ним, всучил мне арбик, заставив намазать иглы самым смертоносным для теплокровных ядом из тех, что у меня были.
   И вот этот день. К десяти часам, как и договаривались, начали подъезжать машины с волками всех известных нам стай. Первыми приехали белые волки. Их вожак, довольно старый, но еще могучий мужчина огромного роста, с белыми как снег волосами и голубыми глазами, настороженно оглядывая нас с Морганом, представился мистером Гридом.
   - Добрый день, мистер Грид, прошу Вас пройти в зал переговоров.- Морган был любезен и вежлив. А я молча рассматривала членов этой стаи. Они все чем-то напоминали мне Лео. У всех белые волосы разных оттенков, глаза от темно-синих до светло-голубых. И все здоровые как лоси.
   Затем приехали представители рыжих и золотых волков, соответственно мистер МакГон и мистер Сорэн. Потом явился мистер Кайл, с парой серых собратьев, затем белые, только с черными и карими глазами. Какой цвет был у волков - не знаю, но выглядело впечатляюще - такие накачанные блондины с неожиданно смуглым цветом лица и черными глазами. Их вожака звали мистер Лэй.
   Затем явился мой папенька, конечно же, вместе с Риком и, кажется, Сэлом, если я не ошиблась. Увидев меня, отец скривился так, как будто проглотил касторки, а у Рика перекосило рожу и в его глазах зажегся очень нехороший огонек. Последними явились еще одни серые, глаза у них были желтыми, а пепельные волосы отливали слегка золотистым оттенком. Мистер Гармс, прошу любить и жаловать...
   Я иронизировала про себя, чтобы подавить свой страх, бояться было категорически нельзя, они чувствуют его сразу же, так что я наблюдала все с совершенно невозмутимым лицом и шутила про себя, стараясь удержаться в хорошем настроении. Тем более, что рядом был Морган, а по всему дому скрытно передвигались все наши оперативники и несколько охранников Карла.
   Проводив всех в переговорный зал, Морган увлек меня за собой, в соседнюю комнату:
   - Кэт, держись. Нельзя струсить, нельзя показать хоть чуточку слабости - сожрут. Ты мое главное оружие, что бы ты не увидела или не услышала - держи лицо, поняла? И ничему не удивляйся. Все, с Богом. Если все пройдет как надо, напьюсь вечером, вдрызг напьюсь.- Он мечтательно закатил глаза и потянул меня в зал с нашими гостями.
   Зайдя в зал, сели во главе круглого стола и Морган начал свою заготовленную речь.
   - Добрый день, господа. Спасибо, что согласились приехать и выслушать нас. Я, полковник Морган, представляю одну организацию, название которой вам ничего не скажет, но у нее обширные связи и широкие полномочия.
   - Насколько широкие? - Мистер Кайл ехидно улыбался, глядя на нас.
   - Обширнейшие.- Морган оскалился в такой же ехидной улыбке.- Прошу вас выслушать меня, не перебивая, а то мы так долго будем разговаривать ни о чем.
   Кайл заткнулся, но очень нехорошо, скажем так, обещающе посмотрел на Моргана.
   - Мы собрались здесь, чтобы поставить вас в известность, что ваша тайна раскрыта, мы знаем, что вы все, сидящие здесь, оборотни. Волки. Белые, золотые, рыжие, серые, черные.- перечислил он, глядя на собеседников.
   Повисла тишина, которую прервал Кайл. Откинувшись на спинку кресла, он лениво протянул:
   - Вранье. Сказки, вы нас тут собрали, чтобы пересказать какое-то второсортное фэнтези, мистер Морган?
   Томас, с тем же невозмутимым выражением лица, открыл папку, которая лежала перед ним, и вытащил первый конверт, достал оттуда стопки фотографий и веером пустил по столу. А там...ребята молодцы, постарались на славу...На фото были запечатлены волки: оборачивающиеся, на охоте, на работе, дома, молодняк, тренирующийся в лагерях...
   Оборотни напряглись, раздалось какое-то невнятное рычание, но вскоре все затихли. И тут раздался рокочущий голос мистера Грида, такой бас, что я невольно вздрогнула:
   - Хорошо, мистер Морган, мы поняли. Вы про нас знаете...как много Вы знаете, могу я поинтересоваться?
   - Намного больше, чем Вам может показаться, мистер Грид, - Морган был все так же учтив.
   - Ясно. Чего вы хотите?- Пока вожак белых был спокоен, в отличие, например, от моего папеньки, который явно начал волноваться.
   - Чего мы хотим, мы расскажем потом, а сейчас я сначала введу вас в курс дела. Во-первых, в эту минуту,- Морган посмотрел на часы,- ваши счета чистятся моими людьми, у вас больше нет на них ни цента. Ваши акции скупили по моему распоряжению, и ни у кого из вас больше нет ни одного контрольного пакета, ну не будем считать фирмы-мелочевки, те, ПОКА,- выделил он тоном,- оставили в покое.
   - Это невозможно,- перебил его вожак золотистых, судорожно набирая какой-то номер на мобильнике.
   - Вы можете проверить, я подожду.- Морган сел в кресло и обвел глазами сидящих за столом.
   Оборотни кинулись выяснять, что же произошло, и через несколько минут вокруг нас в зале сидели разъяренные звери, которые были готовы разорвать нас на части. Сзади я уловила движение, краем глаза увидела, что мастер Клод вытащил пистолеты и был готов к нападению. Кстати, пули были разрывные со смещенным центром тяжести и маааленькой добавкой, микрокапсулой с ядом внутри, который так или иначе мог замедлить раненного волка настолько, что с ним мог справиться и человек. Да, я не собиралась рисковать, и мой названый отец был со мной солидарен, это было наше с ним изобретение.
   - Объяснитесь, мистер Морган,- в голосе Грида явно слышалось бешенство, но пока он сдерживался.
   - С удовольствием.- Морган слегка поклонился присутствующим.
   -Рассматривайте это как предупреждение. Мы не раскроем вашу тайну при нескольких условиях. Первое: вы немедленно прекращаете подготовку к перевороту в стране и захвату власти, распускаете свои отряды молодняка и прекращаете рейдерские захваты фирм.
   -Позвольте, мистер Морган,- в разговор вступил самый спокойный из волков, рыжий, мистер МакГон. - Могу я полюбопытствовать, с чего Вы взяли, что мы вообще этим занимаемся и есть ли у Вас доказательства?
   На что Морган с любезной улыбкой снова достал из папки стопку бумаг и ловко разбросал по столу каждому из сидящих по файлу, в котором лежали документы..
   - Прошу ознакомиться.
   Вновь повисла тишина, прерываемая только шелестом листов. Затем Грид вдруг пробормотал:
   - Это немыслимо. Кто из вас это сделал?- Он обвел взглядом сидящих вожаков и вновь погрузился в чтение. Когда же дочитал, встал и хлопнул рукой по столу: -Мистер Морган, мы принимаем Ваши условия. Вожаки, которые это задумали и начали осуществлять, будут наказаны. Мы проведем свое внутреннее расследование и надеюсь...
   - Не торопитесь, мистер Грид, это еще не все.- Морган не собирался разрешать кому-либо брать власть в этом зале.- Это только одно из условий, и кстати, у нас есть возможности заставить вас прекратить все это. Даже если кто-то из вас не послушает приказ этого вашего Совета.
   На недоверчивые взгляды оборотней Морган уже не обращал никакого внимания.
   -Следующим условием будет прекращение строительства лабораторий по производству наркотиков и дальнейшего их распространения, убийства людей, захвата складов с оружием и прочих ваших штучек.
   У некоторых из присутствующих полезли глаза на лоб.
   - Даже не буду спрашивать, есть ли у Вас доказательства,- голос Грида заметно охрип.
   - Есть.- Морган невозмутимо открыл папку.- Хотите ознакомиться?
   И тут же снова по столу заскользили файлы с фото и документами.
   -Пока изучайте, а я, с вашего позволения, продолжу. Кэйтлин, прошу.
   Я встала, не торопясь говорить, посмотрела на отца:
   - Также у нас есть условие: любому из полукровок, который не желает заводить детей с оборотнем, чтобы потом оставить их в стае, а самому исчезнуть или в лучшем случае удалиться из стаи, будет предложено сделать прививку, после чего он вам больше будет не интересен - у него никогда не будет детей от оборотня, только от чистокровного человека. И больше никогда и никто из вас не будет похищать человеческих девушек, которые после изнасилования рожают вам детей, и после этого умирают в страшных мучениях, или от так называемых 'несчастных случаев', а детей отдают бездетным папам оборотней на воспитание. И тренировать ваш молодняк на людях вы также больше не будете. Никогда. Каждое исчезновение любого человека будет теперь расследоваться под нашим контролем и не дай Бог там найдутся ваши следы..
   Зал взорвался негодованием, только Кайл, отец с Риком и мистер Гармс сидели молча, злобно посверкивая на меня глазами.
   - Это невозможно, с чего Вы взяли, что говорите такие страшные вещи? Вы в своем уме, девушка?- на меня практически орал золотистый волк, мистер Сорэм.
   -Это оскорбление, мисс, будьте любезны представиться. Ни одному волку не придет в голову убивать детей, девушек, женщин - это просто невозможно. Наши полукровки просто отдают долг семье, а потом они могут жить своей жизнью .- Грид был в ярости.
   Я, пережидая крики, продолжала внимательно разглядывать присутствующих. А ведь часть из них явно знала, о чем я говорю, может и не практиковала подобное, но тайной для них это не явилось.
   - Я - Кэйтлин Майло, биологическая дочь мистера Дэстера, сидящего тут.- в зале повисла тишина,- и я прекрасно отдаю себе отчет в том, что я сейчас сказала.
   Морган молча сунул мне конверт с фотографиями найденных нами захоронений. Я разбросала фото по столу, а Морган встал и от него пошла такая волна ярости, что даже я поежилась, а волки заткнулись.
   - Вот доказательства - фото тех девушек и мальчиков, кому не повезло встретиться с вашими ублюдками, заключение судмедэксперта о том, что все девушки погибли после родов, а также выводы о том, чем были нанесены смертельные раны. Их загрызли или разорвали волки, чудовищной величины. Это сделали оборотни и некоторые из вас, тут сидящих, причастны к этому.
   Золотистый волк поперхнулся, разглядывая фото, белый просто посерел лицом, а рыжий вскочил, дрожа от злости:
   - Кто это сделал? Чьи волки посмели сотворить такое?
   В зале стояла тишина. И я снова заговорила:
   - Точно знаю, что подобное практиковалось в стае Дэстэра.
   - Дрянь,- отца прорвало,- ты просто врешь, потому что хочешь мне отомстить.
   - Да? - я подняла бровь,- а не расскажешь коллегам, за что я, по-твоему, должна отомстить? За то, что ты убил мою мать? За то, что меня два раза чуть не убил твой урод, которому ты меня отдал, лишь бы он сделал мне детей, которых ты собирался воспитать как своих наследников? А меня бы прикопали в ближайшем лесочке после того, как этот ублюдок натешился? Или его пара решила бы удавить меня после всего, чтобы я не отсвечивала. Или со мной бы случился несчастный случай? Хотя нет, какой несчастный случай, после того, как он чуть не запорол меня до смерти кнутом!
   - Кэйтлин, о чем Вы говорите?- мистер Лей настороженно слушал меня и был чем-то сильно расстроен.
   - Вот о чем,- я не успела ответить, как Морган уже раскидывал фотографии, на которых была изображена...я... черт, когда он успел? Мое исполосованное, разорванное в мясо тело, грудь, живот, порванный в хлам, это как-то жутковато смотрелось на золотистом деревянном столе.
   - Это Кэт, после того, как ее чудом спасли, вырвав из рук помощника и следующего претендента на роль вожака стаи - Рика, сидящего сейчас рядом с мистером Дэстэром.- Спасибо Моргану, я бы скорее всего сорвалась, а так он давал мне возможность придти в себя.
   В зале повисла такая тишина, что было слышно как злобно сопит Рик. Глаза у волков округлились до размера блюдец, отец, взяв в руки фото, на несколько секунд оцепенел, а потом заорал:
   - Рик, ублюдок, я запретил тебе ее калечить!..Что ты наделал, придурок?
   - Ты ее отдал мне, тебе нужны были наследники, а теперь ты не вожак, я брошу тебе вызов, как только вернемся, у тебя больше не будет наследников,- раззявленный в крике рот, глаза, полные безумия, да он просто бешеный и больной. Смотреть на Рика было страшно.
   - Это ужасно!!!
   - Такого никогда не было!! Свою дочь!!! Девушек!!
   - Разобраться на Совете, это нарушение всех наших договоренностей!!! Они нас подставили!!!
   Зал звенел от возмущенных криков волков.
   - ТИХО !!!!- Оу, а мистер Грид, кажется, главный у них, потому что все немедленно замолчали.- Мисс Кэйтлин, от имени Совета оборотней, как главный вожак приношу свои извинения за поведение Вашего отца. Мы разберемся во всем, что Вы и мистер Морган нам рассказали, и примем меры, я даю свое слово. Если хотите, Вы можете поселиться в любой из выбранных Вами стай, Вам будут представлены все материальные и финансовые ресурсы. И отец выплатит Вам большую компенсацию. Мистер Морган, все участвующие в похищении и убийстве девушек будут строго наказаны. Обещаю, подобное никогда не практиковалось волками, и не будет впредь.
   - Минуточку, мистер Грид, это еще тоже не все. Кэт?
   - Да, я продолжу,- горло немного свело, но я стояла с невозмутимым, надеюсь, выражением лица,- как уже упоминал мистер Морган, мы имеем возможность заставить вас выполнить наши требования.
   - Это каким образом?- мистер Кайл собственной персоной. Но он уже не сидит в расслабленной позе, наконец-то и до него дошло, что играем мы по-крупному и с нами придется считаться.
   - Моим учителем и мной, мистер Кайл, был создан вирус, совершенно неопасный для людей, но убивающий волков в течение суток. Полукровки болеют, но большая часть выживает, волки - смертность сто процентов.
   Все ошарашено смотрели на меня, пытаясь осознать, что я сейчас им сообщила.
   И как вы все понимаете, - подключился Морган,- стоит только нам разослать фотографии и документы, которые вы уже видели, по разным СМИ, в стране тут же начнется паника и вас начнут уничтожать. Все население начнет на вас охотиться и вы в любом случае не сможете дать отпор всему народу. Дальше, избиратели потребуют от правительства и президента решить этот вопрос и тут наш вирус...сколько, как вы думаете, они будут думать? Пару часов? Или чуть больше? Времени у вас просто не останется, вирус убивает молниеносно. Так что вам придется принять ВСЕ наши условия и требования, господа.
   - Вы считаете, что мы вам должны поверить на слово, что этот вирус существует?- Да, Кайла-таки проняло, но он еще пытался бороться.
   - А разве вам не доложили о происшествии на границе Мексики и Гватемалы, где ваши оборотни принимали участие в строительстве лаборатории по производству наркотиков, где они захватили контрабандистов и заставляли их строить нужные вам здания, а затем там случилось несчастье, все умерли...буквально за сутки? А, мистер Кайл? Разве мистер Дэстэр не сообщил вам о такой досадной случайности? - Вот это триумф Моргана! Его ехидный голос заставил Кайла сначала покраснеть, а затем побелеть, когда он услышал, ЧТО сказал ему Морган. А на отце не было лица, кажется кто-то очень сильно поплатится за то, что сделал. Ну, судя по тому, как остальные волки вызверились на этих двух оборотней.
   - Значит, это правда,- убито поинтересовался Грид, к нашему с Морганом обоюдному удивлению, и, заметив мое потрясенное лицо, пояснил,- мне доложили об этом случае, случайно там оказался мой человек, информатор из местной полиции.
   -И что вы собираетесь делать?- голос у него был совсем потухший.
   - Вы соберете Совет всех стай мира, да-да, я про него тоже знаю,- вот это да, вот же...Морган, даже нам ничего не сказал. - Вы решите все с теми, кто все это начал, и подпишите договор с нами, в котором будут прописаны все пункты и все условия, на которых мы обязуемся молчать.
   - А гарантии?
   - Никаких. Только наше слово. И кстати, если вам вдруг придет в голову, что проще от нас избавиться...ну вы понимаете...документы о вас и формула вируса будет разосланы всем правительствам Земли даже в случае нашей смерти. И вы никогда не сможете вычислить всех, кто знает о вас и имеет доступ к ячейкам, в которых хранятся все документы. Надеюсь, все вы нас хорошо поняли.
   - Чудовище,- о, а вот и мой папахен проснулся.- ты чудовище, этот же твои сородичи...
   - Чудовище, - а я и правда была с ним согласна,- только это чудовище ты создал своими же руками. Ты сам отдал меня, еще совсем ребенка, в руки этому уроду. Тогда я в первый раз попала в больницу, но тебя не волновало, что я могла умереть или то, что он собирался меня изнасиловать. Мне не было и семнадцати...А потом охотился за мной по всей стране...тебе было все равно, когда вы поймали меня во второй раз и только чудо тогда спасло меня...Я вас ненавижу, за все, за маму, за мою поломанную жизнь. Я хотела стать врачом, а ты сделал из меня убийцу, нечего теперь изображать что-то. Только ради своего учителя, которому я дала слово попытаться остановить это безумие, я сейчас сижу здесь и разговариваю с вами...
   Так, все, хватит, меня понесло. Усилием воли попыталась успокоиться, замолчала, кивнула Моргану и вышла из комнаты. Мне нужна была передышка.
  
   Не торопясь прошлась по холлу, кивнула выглянувшему из-за угла Томасу и направилась к выходу. Что там они решат, я и так узнаю. Все, что я хотела сказать - сказала, а слушать обвинения отца или ловить на себе гневные осуждающие взгляды волков - увольте. Хотя забавно, это я чудовище, а они? Только что они узнали, что творили их сородичи, но ведь и ежу понятно, что если бы у нас с Морганом не было возможности заставить их выполнить все наши условия, то вряд ли они подписали бы договор и уж точно мой отец и Кайл отделались бы только внушением или чем-то подобным. Зато теперь я была уверена - вожаками им не быть, а что еще прилетит им бонусом, посмотрим. Возможно, и смерть. Они подставили всех оборотней так, что те теперь полностью зависят от нас, а для волков подобное нестерпимо. Ладно, поживем - увидим.
   Пока размышляла, успела выйти в парк. А ничего так Карл устроился, старинный дом на французский манер, заново разбитый парк с огромными, уходящими в небо соснами и мягкой травой под ногами, тенистыми аллеями, ведущими вглубь. Кусты цветущих роз яркими пятнами освежают темную зелень вокруг. Пройтись, что ли, подышать воздухом, пока там народ занят подписанием предварительного договора? Зря расслабилась...
   Как только сделала пару шагов по тропинке, ведущей к небольшой полянке с фонтанчиком, за спиной раздался рык:
   - Ну что...сучка, вот и встретились...
   Я резко обернулась. Напротив, сверкая бешеным взглядом, стоял мой личный кошмар. Не прошло и получаса, и вот мы один на один.
   - Что тебе нужно, Рик? Все кончено, людям больше не придется вас бояться. Вы теперь на поводке.- Страха я не испытывала, как и ненависти, скорее презрение, отвращение, усталость и опустошение.
   Он снова зарычал, потихоньку частично перекидываясь:
   -Ненавижу тебя...ты, дрянь, сломала мне все мои планы, сломала мне жизнь. Теперь мне не стать вожаком. Грид уже ясно выразился, что вожаков в стаи, которые участвовали во всем, о чем вы там наболтали, будет избирать Совет..Но я отомщу, сука...ты у меня будешь помнить каждую секунду, что я буду с тобой...Я тебя сейчас искалечу, потом трахну...так, что орать будешь, гадина, а только потом порву твое горло и выпью твоей крови..
   А он реально больной! Как давно он двинулся, не знаю, еще в школе можно было заметить что-то странное в его глазах. Но сейчас он слетел с катушек окончательно и, похоже, возврата уже не будет. А значит, мне придется с ним драться, охраны я рядом не вижу, будем надеяться, кто-нибудь сидит на камерах и успеет...
   Пистолет, как и распылитель, я, дурища, оставила в сумочке на столе около Моргана...вот дура, влетит мне от начальника и от Фреда тоже... На мне брючный костюм, хорошо, хоть не платье или юбка, в потайном кармане арбик...и все. Черт, надо было так вляпаться! Но времени на раздумья не осталось, убежать не смогу, он, обернувшись окончательно, догонит, и тут мне каюк. Значит, драка...
   Не отводя взгляда, скинула пиджак, сняла балетки, хорошо, что перед походом в джунгли отрезала волосы, теперь за косу не ухватит. Мягким настороженным шагом пошла по кругу, нужно выбрать время и выстрелить иглами, это через несколько минут даст мне возможность слегка уровнять шансы, он замедлится и тогда... Рик, стоя на месте, только слегка поворачивался, стараясь угадать, куда я в следующую секунду двинусь. Пытаясь отвлечь его, поинтересовалась:
   - А чего ты ко мне вообще привязался? У тебя с твоей Марикой и так были бы дети, на фига тебе нужно было выполнять приказ отца?
   Он оскалился:
   - Любопытная? Ну, перед смертью тебе можно... Ты была такая...высокомерная дрянь, все время такая недоступная, ледяная, надменная. Смотрела на нас как на животных... Очень хотелось заставить тебя выть от боли, корчиться у моих ног и просить, умолять меня пожалеть тебя..
   Я искренне удивилась:
   - Ты совсем, что ли? Я на вас и не смотрела вовсе, и про то, что вы и есть животные, узнала только в больнице. Не лез бы ко мне, давно бы уже учился где-нибудь вместе со своей...волчицей.
   Он дернулся, а я воспользовалась моментом и выстрелила из арбика, который уже давно прятала за спиной. Хорошо, что меня Хват перед походом натаскал так, что пусть Рик и двигался с немыслимой скоростью и часть иголок ушла в молоко, остальные все-таки попали. Он небрежным жестом смахнул их со своего тела, клокочуще засмеялся:
   - Что это, Кэт, последняя надежда? Милая, тебя ничто не спасет, я в ярости, и я сильнее, чем твоя охрана, чем любой из них...
   Метнулся ко мне, но я успела отскочить в сторону, еще рывок, кувырок, и сразу же назад. Он двигался смазанной тенью и мне все труднее было уходить от его захватов. И видно было, что он играет со мной, как с мышью. Но прошло немного времени и он стал замедляться...А вот и мой шанс. Яд начал действовать. Подсечка, удар по шее, отскок, Рик начал злиться, а еще он догадался, что с ним что-то не то.
   - Ведьма...что ты мне вколола? Думаешь дождаться, пока я умру? Не выйдет!!!!- Он рванул ко мне, трансформируя руки в лапы с огроменными когтями, и я не успела отскочить. Один взмах его лапы, и у меня порвана рука и бедро, теплая кровь заструилась по телу. Двигаться и уворачиваться сразу стало тяжелее, я уже не могла так легко скакать по поляне и быстро теряла силы.
   Рик, глаза которого горели каким-то потусторонним, желтым огнем, торжествующе захохотал, поднял голову и завыл:
   - Время пришло...сукаааа!!!
   Все как будто замедлилось, вот он оказывается возле меня, вот его лапа тянется к моему горлу, я прикрываю глаза, стараясь не смотреть на него, резкий рывок, кто-то откидывает меня в сторону.
   - Лапы убрал, шавка...
   Дэн!!! Он закрывает меня свой спиной и я не вижу выражение морды Рика, зато слышу, как холодным язвительным тоном Дэн 'опускает' этого и так сумасшедшего оборотня.
   - Что, шакал, сил хватает только с женщинами воевать? Хотя какой ты шакал, так...псина облезлая, из подворотни. Сейчас ты уже никто, да и вряд ли станешь. Я убью тебя за то, что ты, мразь, посмел тянуть руки к моей любимой женщине...
   Рик уже хрипит от бешенства и бросается на Дэна, раздается выстрел. У волка подламывается одна лапа, отличный выстрел, коленная чашечка вдребезги...Я пытаюсь сказать Дэну, чтобы он не убивал его, война с оборотнями нам не нужна. Но сзади меня прижимают к себе и знакомый голос шепчет в ухо:
   - Помолчи, Кэт. Он сразу же приговорил этого урода, когда узнал, что тот сделал с тобой. Даже если он сможет справиться с Дэном, значит, пойду и убью его я, или Грег, или Томас... Мы его приговорили. Поняла?
   Киваю головой. А те двое продолжают разговаривать:
   - Что, сопляк, без оружия не можешь?- Рик тоже пытается язвить, но Дэн абсолютно спокоен.
   - Бешеных собак просто отстреливают, псина. Ты не достоин боя, ты больной ублюдок, которого нужно просто убить и забыть. В тебе нет ни чести, ни достоинства, мразь.
   Он снова стреляет, Рик падает на колени, собирается с силами и бросается на Дэна в последней попытке достать его. Последний выстрел и голова Рика разлетается на куски. Этот мерзавец наконец-то мертв. Я обмякаю в руках Грина и с его помощью ползу в сторону дома, вся спина уже мокрая от крови.
   - Пойдем, воительница, тебя нужно перевязать.
   Навстречу нам из дверей вылетают сначала охрана, Морган, а затем и волки, видя меня, измазанную кровью, застывают. И тут вперед выходит Дэн, который, оказывается, все время шел сзади.
   - Рик мертв, он напал на Кэти. Хотя...он все равно умер бы. Мы не прощаем попыток убить наших друзей, запомните это, волки.
   Томас кивает Грину, чтобы тот отвел меня в дом, а сам поворачивается к вожакам стай и внимательно разглядывает их.
   - Хорошо. Мы сами бы приговорили его, таким даже среди оборотней не место,- Грид, похоже, решил не обострять отношения и хочет поставить точку.
   Уходя, вижу, как бледнеет отец, глядя на отрезанную голову своего помощника, которую Дэн бросил на ступени дома, под ногами волкам. Но мне уже не до чего, очень холодно и меня начинает трясти.
  
  
   Глава 15
  
   С помощью Грина добралась до какой- то незакрытой комнаты и пока они с Томом суетились вокруг, вцепилась в чашку горячего чая, которую откуда-то приволок Том.
   - Что он от тебя хотел?- горящие глаза мальчишек буквально впились в меня, требуя ответа.
   - Он? Рик? Хотел убить. Я ему жизнь сломала...,- тут неожиданно для себя хихикнула, затем еще раз и залилась истерическим смехом, до слез.- Представляете, Я! ЕМУ! СЛОМАЛА!!! ЖИЗНЬ!!!..Это я-то, которая мечтала только об одном - никогда их не видеть..
   Смеялась, а скорее плакала пополам со смехом долго, мальчишки успели перевязать меня, впихнуть какое-то успокоительное и Том по моей просьбе приволок мою сумку.
   - Морган распорядился отвезти тебя к Фреду. Там, вместе с Морганом, Дэн, и они вместе дожали волков. Те молча подписывают договоры и собираются дальше работать с Морганом в связке.- Глаза у Тома были круглыми.
   - Грин, ты меня отвезешь? Я хочу тебя познакомить со своими назваными родителями.
   - Да куда я от тебя денусь.- Грин ласково похлопывает меня по плечу,- поехали, воительница ты моя. Гроза волков.- Ржет, зараза.
   Все вместе вываливаемся на крыльцо дома и тут я буквально сталкиваюсь с отцом, который вместе с Сэлом явно дожидается меня.
   - Кэйтлин! Удели мне, пожалуйста, минут пять. Я хочу, что бы ты кое-что знала.- Тон нейтральный, как будто в его просьбе нет ничего важного.
   Разговаривать у меня нет никакого желания, а тем более с ним. Грин напрягается, пытается отодвинуть его с нашего пути и тут Дэстэр просит меня еще раз:
   - Кэт, прошу тебя, пять минут, не больше.
   Я поворачиваюсь к нему и замираю. У него такое лицо, трудно объяснить, но возможность поговорить со мной для него очень важна.
   - Хорошо,- еле заставила себя согласиться.
   - Кэт, я не убивал твою маму, это несчастный случай,- видя, как скривилось в недоверчивой гримасе мое лицо, заторопился,- рядом с вами живет маленькая стая, формально подчиняющаяся мне. У них в тот день обернулся в первый раз сын старшего стаи и удрал в лес. Бегал, гонял зверей в лесу и выскочил на дорогу, а там машина твоей матери. Он не собирался ничего делать.Просто Ники запаниковала, увидев волка-оборотня, и решила, что это за ней, и набрала скорость, ну и...не справилась с управлением и улетела с дороги. Прямо в дерево. Мальчишка не сразу признался отцу, что он натворил. Тот полез в архив, узнать, чем они могут компенсировать семье погибшей, и увидел мою фамилию. Я отправился искать тебя и забрать домой, тебя могли отправить в приют или приемную семью.
   - Лучше бы отправили, заодно и фамилию бы сменили, точно бы к тебе не попала.- я была абсолютно искренна.
   Отец поморщился, оглянулся на Сэла:
   - Я собирался отпустить тебя, после того...как..,- он замялся,- после рождения детей, хотел оплатить тебе учебу в колледже. Я помню, ты хотела пойти в медицинский...
   - Да ты что?- от сказанного меня просто перекосило,- Ты не собирался меня убивать, если перевести на человеческий, но если бы Рик пришиб бы меня, не сильно бы расстроился.
   - Мы вырождаемся,- тихо и виновато заметил Сэл, - не знали, что делать, и вот...
   - А мне плевать, нужно было разбираться со своими чистокровными, заставили бы волчиц рожать и сидеть дома, а только потом ехать учиться, а не ломали бы жизнь людям, которые ни в чем не виноваты. Все, мне надоело, ты все сказал?- обратилась я к отцу.
   Он кивнул.
   - Значит, надеюсь, больше не увидимся, потому что в следующий раз я буду смотреть только на твой труп.
   - Ты сделаешь это?- А ведь он так до конца и не поверил, а зря.
   - Ни минуты не засомневаюсь. По мне, лучше бы вас совсем не было.
   Развернулась и потопала к машине. Меня тут же подхватил под руку Грин и вскоре мы уже подъезжали к дому Фреда. Нормально познакомить Грина со своей семьей, естественно, не удалось. Увидев, в каком виде я опять заявилась домой, Долорес спустила всех собак и на меня, и на Грина, и на Моргана, хорошо, его тут не было.
   Пока она перевязывала меня, продолжая выносить мне мозги, Грин уже вовсю болтал с мужчинами и в какой-то момент Хват вклинился в монолог Доли, примирительно пробурчав:
   - Хватит, Дол, все вышло хорошо. Теперь этот урод мертв, а если бы он еще оставался жив, то совершенно неизвестно, на что бы он решился и как бы он охотился за Кэт. Тут мальчишка рассказал, что он видел. Так вот, я думаю, что Рик совсем сошел с ума, и слава Богу, что Дэн успел убить его и теперь бояться нечего.
   -Ну..,- протянул он, подумав,- не совсем уж нечего, но Рика уж точно.
   Доли замолчала и остаток вечера мы в красках описывали им, что же происходило на встрече. А на следующий день приехал начальник и тоже полдня отчитывался, чем же закончилась наша авантюра.
   - Договор, предварительный, подписали все. Кайла и Дэстэра волки накажут сами, как они выразились, своими методами, вожаками им уже не быть, как и их помощникам. Там вообще собрались чистить все их стаи, молодняк разберут по другим стаям, часть отправят в Европу, под присмотр других оборотней. Любая пропажа любого человека будет теперь расследоваться и под нашим контролем, и под их. А вот другие новости совсем не радостные.
   Он тяжело вздохнул:
   - Как я и думал, пришел-таки приказ о нашем расформировании. Мой...покровитель отправлен в отставку, правда у нас есть еще месяц. Так вот я думаю - пора исчезать, хватит, пожалуй, мне, да и всем остальным, горбатиться на правительство. Что скажешь?- обратился он к отцу.
   Фред усмехнулся:
   - Да все уже готово, Морган, документы с помощью твоих ребят на всех уже есть, лежки подготовлены, деньги..используем бабки оборотней. Собирай тех, кому доверяешь, и раздавай доки. Ну и пусть сами выбирают, куда и кто поедет.
   - Вы о чем?- Я, открыв рот, с изумлением наблюдала за их разговором.
  - Мы начинаем новую жизнь, Кэт.- Морган улыбался так открыто, такой счастливой улыбкой, что я задохнулась от удивления. Он, оказывается, был еще совсем молодым, довольно симпатичным мужчиной, а когда улыбался, становился просто красавцем.- Каждый из моих ребят сам теперь выберет свою судьбу. Мы все в отставке, считай с сегодняшнего дня. Будем работать на себя. Кэт, думай, чем бы тебе хотелось заняться, все пути перед тобой.- засмеялся, хлопнул меня по плечу и пошел с мужчинами в дом. Доли звала всех пить чай.
   - Грин, ни фига себе...повороты. А ты куда теперь?
   Мой рыжий и лохматый друг задумчиво чесал в затылке:
   - Не знаю, я бы в спецвойска пошел. Ну...или в полицию, мне нравится все это, оперативная работа. Поговорю с Морганом, все равно свои люди нужны везде. А ты?
   Я тоже задумалась.
   - Тоже не знаю, пока ничего не хочу. И уж точно не хочу быть ученым-химиком.
   Он понятливо покивал в знак согласия, протянул мне руку, поднимая меня с земли, и потащил домой:
   - Пошли чай пить, времени теперь у нас сколько хочешь.
   Я отгородилась от всех дел и лениво возилась на озере. Новостей не слушала, отмахиваясь от всех, кто пытался мне что-либо рассказать. Хотя вокруг все были охвачены какой-то горячкой, куда-то ездили, с кем-то все время вели какие-то переговоры, но все это проходило мимо меня. Я наконец-то наслаждалась состоянием, когда мне нечего было желать, бояться и не о чем думать, отмахиваясь от любых попыток втянуть меня в разговоры о дальнейших планах.
   Через несколько дней к нам в гости приехала Маргарет, а вот ей удалось меня удивить, да еще как. Вместо пожилой милой тетеньки перед мной стояла симпатичная женщина чуть за тридцать пять, стильно одетая, легкий макияж, красиво уложенные густые, цвета шампанского волосы. Увидев мое лицо, рассмеялась:
   - Маски сброшены, Кэт, мы все работали под прикрытием, я сверхсекретное оружие Моргана...была,- она снова улыбнулась.- Теперь вот, в кои-то веки, в нормальном виде хочу пожить свободной жизнью. Пойдем, поболтаем?
   Мы провалялись с ней на озере весь световой день, болтая обо всем.
   - Я и Морган хотим осесть в соседнем городке,- лениво расслабляясь на солнце, рассказывала Мар, так она просила ее называть, - решили наконец жить вместе.
   Подняла глаза на меня:
   - Мы с ним давно знакомы, я была подругой его жены. Когда она погибла, Морган чуть не сорвался. Хорошо, что ему на пути попался Дэн, и Томас усыновил мальчишку и принялся его учить жить совсем другой жизнью. Он нам как сын, Кэт.
   А я вновь почувствовала тянущее и болезненное чувство в душе от того, что даже это о Дэне я узнаю от посторонних людей.
   - Кэт, он расскажет тебе обо всем, дай ему время. Он...много пережил и даже нам не рассказывал всего, но ты бы видела его, когда его нашел Томас. Не обижайся, девочка, ему очень трудно, он действительно любит тебя, просто ему нужно это понять до конца.
   Я чуть поморщилась и Мар оставила эту, неприятную для меня, тему.
   - Вы поженитесь?
   - Скорее всего да, будем играть роль самых обычных людей, я даже знаю, чем займусь. Да и Клод будет рядом.- Маргарет потянулась и чуть заметно улыбнулась на мое изумление.
   - Что, все собираются поселиться неподалеку?
   - Кэт,- она приподнялась на локтях, - ты же не думаешь, что все закончено? Впереди у нас только передышка, думаю, лет так на десять. Просто оборотни сейчас слишком ошарашены, чтобы что-то предпринимать, но ты правда думала, что это все - уже навсегда?
   Я ошалело смотрела на нее. Да, я так и думала.
   - Детка, какой же ты еще все-таки ребенок. Все еще впереди. Так что заканчивай валяться на пляже, лучше включи мозги и помогай решать проблемы устройства всех. Мальчики, Крис с Найком, уже открыли небольшую компьютерную фирму. Кстати, жди приглашения на свадьбу, Найк и Дили женятся. Дили открывает небольшой салон, они будут жить тут недалеко. Морган боится отпускать их подальше, а то Найк опять куда-нибудь без присмотра вляпается. Грин пошел работать в полицию, пока рядовым в спецвойска, а там...посмотрим. Грега Морган устроил аналитиком к Карлу, так что твоя очередь, детка.
   Я, совершенно выбитая из колеи всеми этими новостями, всю ночь провела без сна, пытаясь разобраться, как я хочу дальше жить и к чему я намерена быть готовой. И к утру встала уже с готовым планом.
   Для начала я собрала свою семью и поинтересовалась, собираются ли они куда-нибудь уезжать. И когда получила ответ, что им всем хотелось бы остаться тут, выложила то, что придумала.
   И уже на следующий день я ехала к Ирен. Моя семейка была категорически против, чтобы я ехала одна, пришлось применить тяжелую артиллерию - сказала, что тогда удеру и даже адреса не оставлю, куда поехала. Хват что-то поворчал себе под нос, но смирился, а Фред вывалил на меня кучу условий, при которых он меня отпустит. Согласилась на все, оставила адрес Ирен, ее телефон, и отправилась.
   Подозревая, что кто-нибудь по поручению Фреда все равно будет присматривать, ехала совершенно спокойно. У меня после гибели Рика внутри пропал страх, совсем. Умом я понимала, что не все волки приняли и согласились на наши условия, что может найтись какой-нибудь придурок, который решит, что моя смерть принесет им какие-то выгоды, но все равно бояться я перестала. И так легко стало, я даже не представляла, какую тяжесть все это время тащила внутри, словно что-то душило меня, а теперь исчезло.
   Хорошо, что я додумалась предварительно позвонить Ирен перед тем, как вломиться в дом, где она уже не жила. Оказывается, она вышла замуж и они перебрались поближе к родителям. Муж Ирен тоже работал в школе, он преподавал физику и был слегка не от мира сего, потому не помешал нам проболтать почти сутки.
   Я взахлеб рассказывала ей, как мне пришлось туго у отца, как я бежала, как скиталась по стране, боясь обратиться к ней за помощью, чтобы не подставлять ее. Как мне попадались на пути разные люди, как помогали мне, и как я обрела семью. Ирен пообещала, что обязательно выберется вместе с мужем к нам в гости, очень ей хотелось увидеть тех, кто заменил мне родителей. Одной тайны я ей не раскрыла, ни к чему ей было знать об оборотнях, ни к чему подвергаться лишней опасности, тем более, что они с мужем собирались завести детей.
   Ирен быстренько организовала продажу дома моих бабушки и дедушки, перевела полученные деньги на счет, где еще лежали деньги для мамы, и на все это написала мне дарственную. Она все порывалась уговорить меня остаться с ней, но я смогла ее убедить, что с моими назваными родителями мне будет лучше, аргументируя тем, что Фред для меня лучшая защита от биологического отца, чем ее муж. Договорились регулярно созваниваться и я отправилась обратно домой. На обратном пути с грустью поняла, что я переросла заботу Ирен, что с Фредом и Доли я чувствую себя свободнее, легче. Она так и не поняла, насколько я изменилась за это время.
   План мой был прост и разрешал все наши сомнения. Я хотела открыть на озере базу отдыха с небольшим рестораном, маленькой гостиницей и несколькими кемпингами на берегах. Ловля рыбы и охота позволяли нам зарабатывать деньги, а также принимать у себя наших друзей так, что это не бросалось в глаза. И в глубине леса мы могли построить какие угодно склады, лаборатории и подземные хранилища для нашей дальнейшей деятельности, если она понадобится. Семья была в восторге и, как только я вернулась с деньгами, Фред, смотавшись к Моргану, молниеносно оформил куплю - продажу огромного куска леса и всего озера. Подозреваю, что начальник выделил ему и часть денег, которые мы, попросту говоря, тиснули у оборотней.
   Бригада, присланная Томасом, начала строительство. Моя семейка теперь металась по окрестностям, покупая оборудование для кемпингов, ресторана, Хват контролировал и организовывал перевозку содержимого складов с базы, вокруг носилась и крутилась целая туча народа, от чего я страшно уставала. И в один из дней, плюнув на все, отправилась на дальний конец озера посидеть в тишине и подумать о своей жизни дальше.
   Уселась на длинных мостках и, задумчиво кидая в воду крошки хлеба, на которые сбежалась вся подводная мелочь, разрешила себе вспомнить Дэна. Мы с того дня, когда он стал на мою защиту, так больше и не виделись. И не разговаривали. Даже Маргарет ни слова не сказала о том, где он, чем занимается, что собирается делать дальше. А я не спрашивала, было нестерпимо больно от того, что он даже не позвонил, ни строчки в электронке, ни привета через Моргана. Ничего. А я ждала...вот сейчас признавалась себе, что все это время ждала, что он придет, сядет рядом и расскажет мне все. О себе, о нас, о том, что он думает и чувствует. Накрутила себя так, что потекли слезы, потянулась в карман за платком и тут кто-то обнял меня сзади, прижимая к себе.
  
   - Кэти...- тихий шепот, а у меня сразу же высохли все слезы. Дэн!!
   - Котенок, как же я соскучился...Прости меня...нет, не поворачивайся, я кое-что должен тебе рассказать...а так...у меня не хватит духу.
   Он крепко-крепко прижал меня к себе и, тихонько раскачиваясь и запинаясь, начал свой, нелегко дающийся ему, рассказ.
   - Своего отца я никогда не знал, моя мать была проституткой, сначала работала в борделе, потом совсем спилась, начала употреблять наркотики и ее хозяин выгнал на улицу. Там она и работала. Притаскивала клиентов к нам домой, мы снимали комнату в каком-то полуразрушенном доме в самом неблагополучном районе. Только я тогда мало что соображал, был совсем маленький и помню, что все время хотелось есть. Мать часто забывала обо мне, и когда мне стукнуло шесть, я начал собирать бутылки и выпрашивать мелочь около суперов, чтобы купить немного еды себе и ей.
   Пауза, давящая тишина, и закаменевший, собирающийся с силами Дэн у меня за спиной:
   - Она в конце концов совсем перестала соображать из-за наркотиков и в один ужасный день притащила домой какого-то уголовника. Сказала, что это теперь мой папа, который в первый же день сильно избил меня и отобрал все деньги, которые я смог набрать. Затем он начал посылать меня собирать мелочь, но уже теперь отбирал ее, как только я приходил домой. Так что пришлось покупать и есть сразу же, как только удавалось наскрести хотя бы несколько центов. Потом он начал заставлять меня воровать и когда я ничего не приносил - издевался надо мной...
   Он зарылся в мои волосы, подышал, а затем продолжил.
   - Мать он заставлял принимать клиентов на дому, а потом и продавать наркотики, а деньги забирал себе. Мозгов у нее не осталось, она даже не узнавала меня и в тот вечер, когда эта мразь в очередной раз била меня, потому что за целый день мне не удалось найти денег, она, проходя мимо, захихикала и предложила отчиму меня продать. Я слишком поздно понял, что нужно было убегать раньше...поверить не мог, что мама могла такое сказать обо мне. И поплатился за это...
   Он тяжело дышал мне в затылок, было понятно, что ему нестерпимо признаваться в таком, но он снова продолжил.
   - Он в тот же вечер нашел какого-то извращенца и продал меня ему на пару ночей...Меня сначала накачали наркотиками, чтобы не сопротивлялся, а потом...потом меня изнасиловал этот подонок, который купил меня...весь день я провалялся у него дома, совершенно не соображая, что происходит, даже не болело ничего, а к вечеру... Когда я понял, что он сделал, я ударил его по голове тяжелой литой пепельницей, которая стояла там на столе, попал в висок, и он умер...
   Дэн замолчал, снова переживая этот кошмар, а я плакала от жалости к тому маленькому, несчастному мальчику, которым когда-то был Дэниэль.
   - Потом я убежал, пролез в товарный поезд и уехал черти-куда, шлялся по улицам, пока меня чуть не прибили до смерти местные. Случайно попал под облаву и меня отправили в приют, а обнаружив следы насилия, в больницу, где я ничего не сказал, я вообще не мог тогда говорить. Затем комиссия отправила меня в приемную семью, где приемный отец оказался садистом, который измывался над нами, как только мог придумать. Я убежал, потом еще одна приемная семья и снова я подался в бега. А потом меня, полумертвого после жуткой драки, подобрала леди Краф.
   Я почувствовала, как он улыбается, голос потеплел, стал мягким:
   -Она была старой, больной женщиной, но для того, чтобы получить надо мной опеку, скрывала свою болезнь. Я даже не представляю, сколько усилий ей пришлось приложить, как у нее получилось, но опеку она получила, и это была самая светлая часть моей жизни - жизнь у нее. Леди Катрин учила меня всему. Бегло читать, грамотно писать, вести себя, как приличному человеку, рассказывала мне на ночь сказки и сидела со мной, когда я болел. Она научила меня любить, потому что сама любила меня.
   Он порывисто вздохнул:
   - Это было целых шесть лет настоящей человеческой жизни, с днями рождения, друзьями, она отдала меня в спортивную школу, пирогами по воскресеньям, поездками в парки...А потом она умерла, сердечный приступ...я пришел из школы, а дома меня уже ждали из комиссии по делам несовершеннолетних детей...И снова приемная семья. Из которой я убежал на следующий день, не мог видеть никаких приемных родителей...подростковая банда, грабежи, драки, убийства...Единственное, я никогда не принимал наркотики, на всю жизнь запомнив, во что они превращают людей. Потом повстречал Лауру и после ее предательства совершенно слетел с катушек. И сидеть мне в тюрьме, если бы в один из вечеров я не повстречал Томаса.
   Дэн отпустил меня, и даже чуть отодвинулся:
   -Мы тогда промышляли грабежами, избивали и грабили лохов, которым не повезло очутиться в этом районе, и, увидев такого...лощеного, импозантного гуся, который нагло шел посередине улицы, тут же накинулись на него. Он тогда покалечил всю нашу банду, кроме меня...Не знаю, почему он тогда обратил на меня внимание, но, скрутив, оттащил меня к себе домой. Всю ночь мы разговаривали, не помню точно, что он мне говорил...он даже не стал расспрашивать меня, просто сказал, что если я такой дурак, что готов подохнуть через пару лет в тюряге, в которую я однозначно попаду, причем очень скоро, то могу валить на все четыре стороны. А если хочу что-то изменить в своей жизни, то он мне поможет.
   Еще раз вздохнул:
   - Не знаю, почему я доверился ему тогда, наверно потому, что вспомнил миссис Катрин и разрешил себе поверить людям еще раз. И не прогадал. Томас стал мне учителем, старшим братом, отцом, всем на свете. Они с Маргарет превратили меня в нормального человека, заставили закончить школу, затем Томас взял меня к себе и принялся обучать всему, что он сам умел и знал. Преподаватели на базе вскоре даже стали хвалить меня, потом я выбрал себе направление, стал хорошим оперативником, и началась моя полноценная работа на государство.
   Он замолчал, а я, давясь рыданиями, не могла посмотреть на него.
   - Кэт, я...я понимаю, что тебе противно видеть меня.. Не давая ему продолжать, обернулась и обняла его за шею, уже не сдерживая своих рыданий.
   - Котенок, ты плачешь...не надо,- растерянно и бестолково он пытался вытереть мои слезы, а я все крепче прижималась к нему.
   - Дурак...мне просто дико жаль того маленького Дэна, того несчастного мальчика, который...- у меня перехватило горло и, не договорив, я снова зарыдала.
   Дэн замер, потом осторожно приобнял меня: - Я тебе не противен, после...после всего?
   Замотала головой.
   Он схватил меня, прижимая к себе всем телом, а затем...он целовал меня так, как будто больше никогда не сможет этого делать. Как утопающий, он схватился за меня и покрывал мое лицо горячими, нетерпеливыми поцелуями.
   - Прости меня, простиии, любимая моя, я так боялся, что навсегда потерял тебя... И сказать боялся, потому что...это отвратительно, я сам себе отвратителен...Это мерзко, гадко...
   - Не говори так, не надо..я люблю тебя, мне просто было очень больно от твоего недоверия..а то, что ты рассказал, мы забудем, уже забыли, это ничего не меняет. Я тебя очень люблю...
   Вернулись мы только вечером, в дом ввалились, обнявшись. Вся моя семья минуту молча разглядывала нас, а затем Фред с плохо скрываемой угрозой заявил:
   - Если еще раз ты ее обидишь....
   - Никогда.- Дэн смотрел ему прямо в глаза.- Никогда больше.
   Доли, скрывая усмешку, махнула рукой:
   - Значит, пора ужинать. Заодно мы поделимся нашими планами на будущее. Первое мое условие - чтобы вы родили нам внуков, и как можно скорее...
  
   Эпилог.
  
   Прошло десять лет.
   Я возилась на кухне, дорезая салат, когда, хлопнув входной дверью, в комнату ворвалась Долорес. Вид у нее был встревоженный:
   - Кэти, там... Иди посмотри, приехали клиенты, но...
   - Доли, в чем дело? Что случилось?
   - Посмотри сама, мне кажется, приехали волки.
   Не торопясь, вымыла руки и потихоньку вышла в зал нашего ресторана. Не то, чтобы я хвалилась, но он пользовался среди окрестных жителей большой популярностью. Еще бы..Как готовила Доли, ни разу больше нигде не пробовала такой потрясающе вкусной еды.
   На днях мы ждали гостей - Криса, Найка с Дили и их дочерью Ванессой, которая удивляла даже меня. Мелкая обворожительная принцесса, вся в кудряшках и локонах, рюшечках и бантиках, пошла в папочку и уже сейчас ломала зашиты на военных базах, просто играя с папой в игру: 'а что будет, если сделать вот так?' Также к нам обещал заглянуть Грин, который стремительно делал карьеру, он уже возглавлял спецотдел. И я предвкушала встречу с моими любимыми друзьями.
   Действительно, Доли оказалась права, за последним столиком на террасе и впрямь сидели оборотни. Стая золотых, как мне помнится, самые выдержанные и спокойные волки. Ага, вон и вожак, как же его звали-то..О! Мистер Сорэн? Точно.
   - Добрый день, господа. Мистер Сорэн. Что будете заказывать?
   - Миссис, добрый день - хм..мистер Сорэн улыбался вполне доброжелательно.- На Ваше усмотрение, мы слышали, что кормят тут божественно...И, миссис Кэйтлин, вы уделите нам немного Вашего времени? У меня к Вам небольшой разговор.
   Удивил золотой. Но что им нужно? Ладно, посмотрим. Страха во мне не было, хотя Дэн и Хват, забрав нашего старшего, Лео, которому уже стукнуло восемь, ушли на несколько дней в лес, осмотреть нашу территорию и заодно потренировать сынулю.
   Бедный мальчик, в него впихивали все свои умения все взрослые, которые его окружали, не отставали от родителей дедушки и бабушка, Морган с Маргарет, даже мастер Клод, частенько заглядывая к нам в гости, и то предлагал Лео пройти с ним на полигон. Ужас...Но я не протестовала, в ушах так и стояли слова Мар, которые она мне тогда сказала, что все это только передышка...И я, и мой муж хотели, чтобы наши дети были готовы, если что.
   Младший, Крис, сейчас сидел с дедом в мастерской. Вот кто точная копия Фреда, всякие механизмы - наше все. И дед в нем души не чает, каждый день они старательно пытаются свалить сразу же после завтрака, чтобы засесть в мастерской и там погрузиться в сладостный мир механики.
   Подала завтрак нашим гостям и присела с чашкой чая на свободный стул.
   - Так чему я обязана такому визиту?
   Сорэн вдруг поморщился:
   - Кэйтлин, Вы позволите Вас так называть? Я, как Вы должны знать, выступал и выступаю за выполнение всех наших договоров, признаюсь честно, моя стая совсем небольшая, мы живем уединенно, воевать я не собираюсь и буду оказывать всяческую помощь тем, кто эту войну сможет предотвратить.
   - К чему такое длинное вступление, мистер Сорэн?
   - Мы узнали, что снова начали пропадать девушки, только теперь есть одна особенность, они все похожи на вас.- Он испытывающе посмотрел на меня,- внешностью. Длинные белые волосы, серые глаза, небольшой рост. И они не рожали, им просто разорвали горло. И это все происходит на землях вашего..,- он запнулся, - Дэстэра, точнее на его бывших землях. Как Вы, наверное, знаете, вожаком там стал Митч, из клана рыжих волков. Подобрать подходящего вожака из черных Совету не удалось. Слишком там все было запущено, и с молодняком, и со старыми волками. Часть стаи вообще переселили на земли белых, где за ними приглядывают.
   - Это ведь не все, что Вы узнали, Сорэн,- я сильно напряглась.
   - Да, Кэйтлин, мы узнали кто замешан в этом, Марика, подруга Рика. Она так и не простила Вам смерти своей пары и начала убивать похожих на Вас девушек, рассчитывая начать войну с людьми.
   - Не боится, что я просто использую вирус, а я его использую, даже не думая ни минуты. Вам все было объяснено заранее, она знает на что она толкает свой народ?
   - Она не в курсе про вирус, Совет постановил не разглашать это среди всех оборотней. Я, кстати, выступал против этого решения, но меня не послушали. Я хочу это изменить, иначе это будет повторяться вновь и вновь. Мне нужна ваша помощь, Кэт.
   - В чем?
   - Мы убираем Марику и ее помощников, а Вы с вашим...с мистером Морганом еще раз собираете Совет, где потребуете всех поставить в известность про то, каким оружием против нас вы располагаете. Кэйтлин, у меня трое волчат, я не хочу, чтобы моя семья и моя стая перестали существовать только потому, что каким-то молодым идиотам снится мировое господство.
   Я задумалась.
   - Мистер Сорэн, Вы ведь не торопитесь? Могу я предложить Вам пожить на базе несколько дней? Порыбачите, можете поохотиться в нашем лесу, вечером должен приехать Морган, а завтра вернется мой муж, тогда я смогу ответить на Ваше предложение.
   Он в знак согласия покивал головой, а я отправилась готовить им отдельный домик, попутно набирая номер Моргана. К вечеру у нас уже был полный дом гостей. Кроме Моргана примчалась Мар, с собой они еще притащили Клода, который на пару с моим начальником открыли спортзал, где тренировали мальчишек. И спортивный клуб, где занимались взрослые. Маргарет устроилась работать в городскую больницу врачом и уже стала заведующей отделением.
   Вся эта толпа, вместе с Фредом и Доли, требовала от меня подробностей нашего разговора и порывалась потеребить мистера Сорэна, но я настаивала, что надо дождаться Хвата и Дэна. Без них такой вопрос решать я не хотела. Хорошо, что муж вернулся раньше, чем они обещали, а на мой вопрос, с чего это они так поторопились, он обезоруживающе улыбнулся:
   - Я почувствовал, что ты волнуешься.
   Удивительно, но из закрытого, довольно властного и жесткого человека вышел такой заботливый, замечательный муж, который действительно чувствовал меня даже на расстоянии. Мы до сих пор нежно любили друг друга. А еще он фанатично обожал наших детей, сколько внимания он уделял мальчишкам...он всегда был рядом, всегда отвечал на все их вопросы, занимался с ними, хотя они и так были избалованны вниманием любящих их людей. Но даже на этом фоне Дэн выделялся тем, что мальчишки и я всегда были у него на первом месте.
   С Сорэном мы договорились довольно быстро и, пока Морган оповещал волков о новой встрече, от Сорэна пришло известие, что с Марикой покончено, как и с ее подельниками. На Совете по моей просьбе Морган дал ознакомиться с документами и протоколом допроса Марики, которые нам любезно предоставил Сорэн и он же выступил на нашей стороне, после чего мы жестко потребовали поставить всех оборотней в известность о том, что случится, если подобное повторится опять.
   - Мы вас предупреждали, уважаемые. Если в этот раз среди вас нашелся умный и дальновидный волк, и крайние меры с нашей стороны не были приняты, то это не значит, что в следующий раз мы снова пойдем вам на уступки.- Морган был в бешенстве.- Это последнее предупреждение.
   Волки были растеряны, оказалось, что если первые годы за стаями черных и серых, которые и затеяли это все, наблюдение было тотальным, то после стольких лет все расслабились. И вот результат. Мы снова подписали дополнения к договорам, Совет взял на себя оповещение всех оборотней, а Морган после этого заседания разослал среди наших людей дополнительные инструкции.
   Ну вот...эта история пока закончена. Но теперь мы не намерены расслабляться, жизнь показала, что даже угроза вымирания целой расы не останавливает фанатиков от ужасных поступков. Ну что ж.. Мы ждем и мы готовы.

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"