Илюхов Владимир Васильевич: другие произведения.

Молодильные Яблоки.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   Молодильные
  
  
  
  
  
  
  
  
   Владимир ИЛЮХОВ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   МОЛОДИЛЬНЫЕ ЯБЛОКИ.
  
  
  
  
   Пьеса-сказка в двух действиях.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.
  
  
  
   АЛЕНУШКА.
   БАБА ЯГА.
   ИВАН ЦАРЕВИЧ.
   ЦАРЬ ГОРОХ.
   СТОЛЬНИК.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ.
   СКОМОРОХИ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
  
  
  
   На сцене появляются СКОМОРОХИ. Они разыгрывают присказку.
  
   ПРИСКАЗКА.
  
  
   Эй, детишки, ребятишки!
   Эй, девчонки, и мальчишки!
   Хватит бегать, да кричать -
   Время, сказку начинать!
  
  -- А тугу, тугу, тугу,
   Потерял мужик дугу.
   Шарил, шарил, не нашёл,
   К своей барыне пошёл:
   -Барыня-сударыня,
   Где же твои детки?
   -В соломенной клетке.
   -Чего работают?
   -Шарики катают,
   Да в собак лукают
   А собаки злые
   Попа укусили.
   Побежал поп в конопли.
   Конопли трещат,
   Воробьи пищат.
   Воробьева жена
   Пирогов напекла.
   Я схватил пирожок
   Получил скалкой в лоб!
   - Я не тятькин сын,
   Я не мамкин сын.
   Я на елке рос,
   Меня ветер снес.
   Я упал на пенек,
   Стал кудрявый паренёк!
  
   Это присказка ведется,
   Сказка послее начнется!
   -В некотором царстве, (занавес открывается), в некотором государстве, (свет набирает полную силу), жил - был царь! (Кто-то становится царем, а лучше, будем это, называть так - превращается в царя). И звали его - Горох!..
   ЦАРЬ ГОРОХ. Смешно? Не смешно. Потому что, не имя красит человека, а человек - имя. У меня и дедушку так же звали - царь Горох. Однако, Горох Горохом, а память по себе, вон, какую оставил: как где чего хватятся, то сразу дедушку и вспоминают, - а при царе Горохе, мол, это было.
   - И был у царя сын...
   - Это - я! (превращается из скомороха).
  -- И звали его - Иван!
   ИВАН. Иван, да не дурак, а просто так - себе на уме.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Ваня, Ванечка, сыночек!
   ИВАН. Да ладно вам, папаня.
   - И вот однажды!...
   ЦАРЬ ГОРОХ. Какое там однажды? Однажды, да не вдруг...
   -Да, известно всем, что жизнь прожить, не поле перейти. Постарел царь-батюшка. И рученьки трясутся, и ноженьки дрожат...
   ЦАРЬ ГОРОХ. Стой, а ты кто такой?
   -Я то? Стольник... (превращается в Стольника). Стольник вашего величества, покорный ваш слуга.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Ну и что?
   СТОЛЬНИК. Вот я и говор: жизнь прожить, не поле перейти. Постарел наш царь-батюшка, - и ноженьки трясутся, и рученьки дрожат...
   ЦАРЬ ГОРОХ. И глазами обнищал. Вон, на том дереве ворону видишь? Да не туда смотришь! Вона она где!..
   СТОЛЬНИК. А, вижу.
   ЦАРЬ ГОРОХ. А я - нет.
   СТОЛЬНИК. Царь ты наш, государь, Горох наш ненаглядный. Не вели казнить, вели слово молвить!
   ЦАРЬ ГОРОХ. Молви, только поскорее, а-то, видишь, царь-то при смерти.
   СТОЛЬНИК. Слышал я, Царь-государь, что за тридевять земель, в тридесятом царстве, тридесятом государстве есть сад с молодильными яблоками и колодец с живой водой. Если съесть старичку то яблочко - помолодеет. А если водой той умыть личико - прозреет.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Очень хорошо! Составь-ка мне, милый, грамотку. Так, мол, и так: кто бы, ребятушки, нашелся из охотников, выбрался из избранников, привез бы мне этих яблочек, да живой водицы кувшинец! А я бы тому молодцу полцарства отписал.
   ИВАН. Не дело это, батюшка, в чужие руки царство-то отдавать. Да и долг мой сыновний велит, позаботиться о вас. А-то люди-то, что на это скажут? А потому, дай мне, батюшка, благословеньице с буйной головы до резвых ног - поеду я в дорогу, привезу эти вещи, и сдам тебе в руки.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Не знаю, что тебе и сказать...
   СТОЛЬНИК. А что же тут говорить? Говорите, мол, благословляю тебя, дитятко, на дела богатырские!
   ЦАРЬ ГОРОХ. Так-то оно, так. Да дитятко-то единственное, родное, да балованное. Ручки у него не натруженные, ножки не натуженные, жалко мне его от себя-то отпускать!
   ИВАН. Да, ладно, батюшка, причитать! Благословляй скорее, ничего со мною не станется. Али я не богатырь?! Да и расходу так меньше - что царство-то по чужим рукам разбазаривать? А не пустишь, - сам уеду!
   ЦАРЬ ГОРОРХ. Что ж, чему быть, тому не миновать: поезжай! Да смотри: перед людьми не гордись; перед товарищами не заносись; со старшими советуйся; слабых в беде не оставляй!
   ИВАН. Да, ладно. Прощай, батюшка.
  
   ИВАН, не поклонясь, уходит. ЦАРЬ ГОРОХ сидит пригорюнив-
   шись.
  
   СТОЛЬНИК. Что пригорюнился, царь-государь?
   ЦОРЬ ГОРОХ. Сам не пойму: вроде все по-моему вышло, а радости нет. Экое удумать: сына родного за молодильными яблоками в Злодеево царство услал. А зачем? Ну, омоложусь я, старый дурак, и будет меня мой Ванечка в люлечке качать! Тьфу, срамота! А все ты! Ты меня с пути сбил! Злодей ты, право слово, злодей!
   СТОЛЬНИК. Ну что вы, царь-батюшка, злодеи-то разве такие бывают?
   ЦАРЬ ГОРОХ. А какие? Ты на себя-то посмотри! Борода-то, борода! Как у разбойника!
   СТОЛЬНИК. Борода что, ваше величество? Бороду-то и снять можно (снимает бороду). Вы бы лучше на себя посмотрели: сами-то, сами?..
   ЦАРЬ ГОРОХ. Не твое дело: сами - с усами! Уйди, разлучник!
  
   СТОЛЬНИК отходит.
  
   О, хо-хо-нюшки! Ванечка, сыночек, вернись! Пропади они пропадом эти яблоки! Нет, не вернется! Скор шаг богатырский! Несчастный я царь, несчастный отец! Помру я с горя. О! Как неудобно сидя помирать! Пойду, прилягу. Стольник!
   СТОЛЬНИК. Здесь я, царь-батюшка.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Ты-то здесь, изверг, а где сыночек мой, Ванечка? Ну, что стоишь? Помоги-ка мне, стронутся...
   СТОЛЬНИК. Ась?
   ЦАРЬ ГОРОХ. Стронутся, говорю, помоги... не понял? Ну, с трона сойти.
  
   СТОЛЬНИК помогает. ЦАРЬ ГОРОХ уходит, причитая.
  
   СТОЛЬНИК. Царь в горе-печали, на свете не жилец. Ивана я тоже с глаз спровадил, - в путь-дорогу наладил. Съест его там Злодей Злодеич! А-то, и до него еще, где голову сложит, - мало ли диковин-то на белом свете? Иван-то с виду молодец, да не в меру гордец! Ничьёго доброго совета не послушает, тут его Злодей и скушает. Выходит, что я тут скоро хозяином буду! А вдруг, судьба за Ивана вступится? Или он от неё откупится? Вдруг, объедет он ее на Кривой, да с удачей вернется домой? Нет, не пришло ещё времечко мне, коварному, дома сидеть, надо за Иваном в оба глядеть! Побегу-ка я сам к Злодею Злодеичу, донос ему на Ивана снесу! Скажу, что вор идет, яблоки молодильные украсть хочет! (уходит).
  
   Свет меняется. На сцене опять СКОМОРОХИ.
  
   Чики, чики, чички!
   Березовые лычки!
   Летели две птички,
   Собою - невелички.
  
   Как они летели,
   Все люди - глядели,
   Где они садились -
   Все люди - дивились!
  
   Перемена декорации.
  
   Среди леса, на опушке,
   Да в бревенчатой избушке,
   Полотно на кроснах ткётся,
   Песня грустная поется,
   Сказка далее ведется!
  
   Свет. Избушка бабы ЯГИ. В избушке баба ЯГА и АЛЕНУШКА.
   ЯГА ткет. АЛЕНУШКА сидит, и смотрит перед собой. На коле-
   Нях у неё лежит, забытое рукоделье.
  
   БАБА ЯГА (поет на мотив колыбельной).
   Я для своей кровиночки
   Вытку кусок холстиночки.
   Вымочу в чистой реченьке,
   Высушу в чистом полюшке.
  
   Вышью узоры броские.
   Будут наряды ноские.
   Будет светлее солнышка
   Внучка моя Аленушка!
   Ах, красота-то, какая! Ах, ах, расстаралась бабушка, расстаралась для внученьки своей! Рук своих не жалела, старалась, не в полруки делала. Ах, да бабушка Яга! Ай, да мастерица! Богатое у тебя приданое будет, Аленушка, внученька моя!
   АЛЕНУШКА. Ах, бабушка, не приданое мне надо ткать, а саван.
   БАБА ЯГА. Что ты, что ты такое говоришь, касатка! Не пугай ты меня, старую.
   АЛЕНУШКА. А я и не пугаю, бабушка. Не будет мне жизни за Злодеем Злодеевичем, чудищем поганым!
   БАБА ЯГА. А кто тебе сказал, что он чудище? Такой же он, как все люди, не отличишь даже. Да, вот портрет-то твой, что я ему посылала для ознакомления, он в золотую раму вставил, и тебе прислал. Пишет, что копию с него снял, и у себя во дворце повесил (показывает портрет). Красотища, глаз не отвести! А щедрый какой!..
   АЛЕНУШКА. Не щедрость это, бабушка. Сколько он народу-то щедростью своей разорил, по миру пустил, обездолил. Нет, не щедрость это, а торг бесстыжий. Меня он этим золотом купить хочет.
   БАБА ЯГА. В золоте-то что плохого? Стала бы ты у меня в шелках, да бархате ходить, брильянтами бы уши завесила...
   АЛЕНУШКА. А глаза от людей чем? Что ты говоришь, бабушка? Где он ступает, там свет белый меркнет, птицы петь перестают, цветы вянут. Увяну и я, как цветочек лазоревый!
   БАБА ЯГА. Не рви ты мне сердце, милая! Разве я тебя за Злодея отдать обещалась? Все батька твой, колдун кривой, правды не знавший, добра не видавший! Через то и матушка тебя до срока осиротила. Не я ль тебя, внученька, вынянчила, не мне ль тебя и пожалеть, кровиночка ты моя! Жалко, пуще жизни своей жалко, да что же поделаешь! Стерпи, смиришь, Аленушка. Стерпится, - слюбится, так люди-то говорят.
   АЛЕНУШКА. Нет, не будет того, бабулечка.
   БАБА ЯГА. Ой, горе, горюшко! И вступиться-то за тебя некому!
   АЛЕНУШКА. Неужто же, некому, бабушка?
   БАБА ЯГА. Ах, золотиночка, ты моя! Богатырь-то может и найдется, да пустая это затея. Мало тут одной силы богатырской. Надобно еще и оружие заветное, меч, на людском горе закаленный. Дается он во всякие руки, да не всякого слушается. В дурных-то руках рассыплется, да опять под камень уйдет. Прежде всего, богатырю надо горем людским проникнуться, чужую беду, как свою принять, - тогда Злодею от того меча спасенья - нет!
   АЛЕНУШКА. Бабушка, ты все можешь, сделай так, чтобы явился сюда добрый молодец.
   БАБА ЯГА. Да уж идет один. С виду, вроде, подходящий. Только пустое это все: чужие беды его не трогают. Пусть уж мимо идет, чем попусту...
   АЛЕНУШКА. Бабушка, милая, не отводи его. Не только за себя прошу - за всех обездоленных. Повремени, увидишь, что я придумала!
  
   АЛЕНУШКА убегает.
  
   БАБА ЯГА. Да где ему со Злодеем биться?
  
   БАБА ЯГА пробует ткать.
  
   Ну, до чего хорошо холстинка получилась! До того хорошо - хоть плачь! А может и победит Иван царевич Злодея? Чего не бывает... вздор! Гиль! Чего не бывает, того - не бывает! Размечталась, старая. С крутой-то горы, ан, и - яма! Не успеет Иван меча добыть, а главное, сердце свое против Злодея укрепить. Что же - заберет Злодей Аленушку? Нет, не жить мне без неё, а Иван, какой никакой, а богатырь. Да что я пустой надеждой сердце рву? Понапрасну сердце свое трачу. Колдовать надо, отводить Ивана стороной. Прости, Аленушка - колдуй, Яга!
   (Колдует). Колдуй, Яга,
   Костяная нога!
   У рек берега
   Распрямитеся!
   Все тропинки вспять
   Повернитеся!
   Торная дорога -
   Прочь от порога!
  
   Стук в дверь.
  
   Кого это леший принес?
  
   Входит ИВАН ЦАРЕВИЧ.
  
   Не успела, значит. Зря колдовала. Ну, чему быть, того - не миновать!
   ИВАН. Здорово, бабуля.
   БАБА ЯГА. Кому бабуля, а кому и баба Яга.
   ИВАН. Извиняюсь, коли, что не так.
   БАБА ЯГА. Не простите, не извините, а извиняюсь - то есть сам уж себя извинил. Ох, неуч. Нет, бес толку он сюда пришел: и горю нашему не поможет, и сам пропадет, голову сложит.
   ИВАН. Что ты там бормочешь, старая? Или гостю не рада?
   БАБА ЯГА. Рада, не рада, а принимать надо. Ну, зачем явился?
   ИВАН. Устал я, старая, притомился, а ты сразу - зачем явился?. Ты меня сперва напои, накорми, спать уложи, а потом уж и спрашивай. Порядка не знаешь.
   БАБА ЯГА. Ах ты, наглец! Ты меня еще будешь порядку учить? Ну, что ж - прощу! (приглашает Ивана к столу).
  
   На столе, как по волшебству, появляются кушанья.
  
   Садись, ешь, пей! Чем богаты, тем и рады!
  
   ИВАН садится за стол, ест.
  
   А портрет - то Аленкин убрать надо. А то Ивану на глаза попадется, он влюбится, и силком его потом отсюда не выгонишь (прячет портрет под подушку). Так то спокойнее (Ивану). Ну, не наелся еще?
   ИВАН. Что, бабра, язык почесать не терпится? Не стесняйся, спрашивай.
   БАБА ЯГА. Пентюх ты, пентюх. Мне тебя и спрашивать не о чем - я про тебя и так все знаю: звать Иваном, родом из некоторого царства, сын царя Гороха, идешь туда - сам не знаешь куда. За молодильными яблоками. Вот и скатертью дорога.
   ИВАН. Экая ты ласковая.
   БАБА ЯГА. Какая есть. (Про себя) Нет, так просто его не выгонишь. Да еще Аленка вот-вот вернётся. Тогда все, и сам пропадет, и нас погубит. Какой из него защитник? Хвастлив, неотесан. (Ивану) Ну, попил - поел и иди, дело не ждет.
   ИВАН. Извиняюсь, конечно, бабуля, но я еще не отдохнул, как следует.
  
   ИВАН стелет плащ на лавку, берет с постели подушку и
   видит Аленкин портрет.
  
   Ой, да возможно ли чудо такое?!
   БАБА ЯГА. Что, хороша?
   ИВАН. Не в сказке сказать, не пером описать. Красота неземная, небывальщина!
   БАБА ЯГА. Как это небывальщина? Это внучка моя, Аленушка.
   ИВАН. Слушай, бабка, познакомь?
   БАБА ЯГА. Ах, ты, бессовестный! Едва через порог переступил, ни имени, ни звания не сказал...
   ИВАН. Ты же сама про меня все знаешь.
   БАБА ЯГА. Мало ли, а порядок? Да у тебя, поди, и другие дела есть. Тебя отец родной ждет, вот и поезжай, не задерживайся. Дорога твоя далека, нелегка, а сторона та небом высока, светла, ласкова. Там среди белого песка стоит зеленый холм. У подножия его бьет ключ с живой водой, а на вершине растет яблоня с молодильными яблоками. Давай, поезжай!
   ИВАН. Поеду, поеду. Уймись, старая! Вот только Аленку дождусь, погляжу на неё! Такая ли раскрасавица?!
   БАБА ЯГА. Такая, такая! Ещё краше!
   ИВАН. Да-а? Ну, тогда, я... остаюсь!
   БАБА ЯГА. Да ты дело пытаешь, аль от дела лытаешь?!
   ИВАН. Вот погляжу, и поеду.
   БАБА ЯГА (про себя). Как же, поедешь ты тогда.
   ИВАН. И потом: мне невеста нужна. Красавица. Вот я и решил, что Аленушка мне подходит.
   БАБА ЯГА. Ты-то ей подходишь ли, горе горькое?
   ИВАН. Аль я не богатырь?
   БАБА ЯГА (заголосила). Ой, горе ты мое, горькое!
   ИВАН. Ты чего взвилась, старая? Или жених не по душе?
   БАБА ЯГА. Да лучше нам и не сыскать, хоть весь свет обойди! Только не дождалась Аленушка своего счастья! Унесло ее чудище поганое! Унесло в чужую сторонушку!
   ИВАН. И она согласилась?
   БАБА ЯГА. Кто же ее, голубушку, спрашивал. Схватили под белые руки, унесли на черных крыльях!
   ИВАН. Вот незадача-то! Из-под носа Злодей невесту украл. Такую красавицу. Не прощу, поганому! Говори, старая, где Злодей обитает?
   БАБА ЯГА. А там же, где яблоки молодильные растут, там страна чудища поганого. Небо там черное, жара красная, пески там черные. И стоит на них черный холм...
   ИВАН. Погоди, ты же говорила, что там и пески белые, и небо синее, потому там и яблоки молодильные растут?
   БАБА ЯГА. А разве я отказываясь? Только там они и растут. Все остальное сгорело от зноя, потому что солнце там злее полымя...
   ИВАН. Ну, старая, у тебя семь пятниц на неделе - чему и верить, не знаю.
   БАБА ЯГА. Вижу я, что тебе Аленушка не дорога.
   ГОЛОС АЛЕНУШКИ. Бабушка, иду, спешу, придумала!
   ИВАН. Зовет кто-то.
   БАБА ЯГА. Эхо это, эхо.
   ГОЛОС АЛЕНУШКИ. Бабушка!
   ИВАН. Какое же это эхо? Это человек живой! (смотрит в окно). Бежит кто-то?
   БАБА ЯГА. Это тебе кажется.
   ИВАН. Да это же Аленушка!
   БАБА ЯГА. Видение!
   ИВАН. Да нет же, это она!
   БАБА ЯГА. Нет, это ты спишь, это тебе кажется!
   ИВАН. Да не кажется!
   БАБА ЯГА. Ты - спишь!
   ИВАН. Не сплю!
  
   В избушку вбегает АЛЕНУШКА.
  
   АЛЕНУШКА. А вот и я.
   ИВАН. Аленушка!
   БАБА ЯГА (Ивану). Спи!
   ИВАН. Сплю!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ засыпает, падает.
  
   АЛЕНУШКА. Кто это?
   БАБА ЯГА. Иван царевич. Добрый молодец - как ты просила.
   АЛЕНКА. Что же ты с ним сделала?
   БАБА ЯГА. Ничего - напоила, накормила, да спать уложила. Как он и просил.
   АЛЕНУШКА. Разбуди сейчас же.
   БАБА ЯГА. Стоит ли? Он тут от твоего портрета чуть с ума не сошел, а живую увидит, совсем тронется.
   АЛЕНУШКА. Ну, что ты такое говоришь, бабушка?
   БАБА ЯГА. А что я такого говорю? Разве неправда? Ведь ты же у меня красавица. А этот... какой-то Алеха, без подвоха. Разбужу, не выгонишь. А вдруг, Злодей явиться? Нам-то ничего, а его не помилует.
   АЛЕНУШКА. Ах, бабушка, как он хорош!
   БАБА ЯГА. Кто, Злодей?
   АЛЕНУШКА. Да нет, Иванушка.
   БАБА ЯГА. Ничего особенного, и не таких едала. Тьфу, тьфу, тьфу, - видала, видала.
   АЛЕНУШКА. Что-то, бабушка, мне за Злодея замуж идти совсем расхотелось.
   БАБА ЯГА. Что делать, девушка?..
   АЛЕНУШКА. А вот что, бабушка: не буду я Злодея дожидаться, уйду, куда глаза глядят.
   БАБА ЯГА. И то -беги, касатушка!
   АЛЕНУШКА. Я переоденусь до неузнаваемости. Одежду я себе давно припасла, а сегодня, видно, время пришло. Погоди, я сейчас тебе покажусь.
  
   АЛЕНУШКА выбегает в соседнюю комнату.
  
   БАБА ЯГА. Ишь, чего удумала! А может и правда, обойдется? Этот еще на мою голову. Ладно, Аленка уйдет, я его разбужу, и - прощай, Ваня! А-то и съем! Фу, фу, фу! Что на старости-то выдумала? Всех разгоню! А Злодей явиться, одна оборону держать буду!
  
   Вдруг тень накрывает землю, а когда проясняется, видно,
   Что в дверях стоит Злодей Злодеич, с виду, человек как
   человек.
  
   Ты, Злодей?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Что, старая, не ожидала? Или гостю не рада?
   БАБА ЯГА. Незваный гость, как в горле кость.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Подавилась, значит? Ну, прокашляйся, да веди меня в красный угол - не по чину мне у порога-то топтаться.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ идет к лавке, видит ИВАНА ЦАРЕВИЧА.
  
   А это кто? Человек! Зачем он тут? Уж не Аленушкин ли это,
   сердечный друг?
   БАБА ЯГА. Что ты! Это прохожий, посторонний человек. Идет по своей надобности, тебя это не касается.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А если посторонний, что же ты его не съела?
   БАБА ЯГА. Так это... Вошел только. Мы еще и не познакомились толком. Как же можно, как следует, человека не узнав, есть его? Я, чай, не дикарка какая-нибудь. И потом - аппетит у меня уже не тот, что прежде был, - пропал.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А нюх у тебя не пропал? Богатыря приютила!
   БАБА ЯГА. Да какой он богатырь? Тощей-то, какой. Навару и ложки не будет. А с богатырей знаешь, какой навар?
  
   ЗЛОДЕЙ понимающе, кивает.
  
   То-то. А у этого ещё молоко на усах не обсохло. Не столько волею он тут, сколько неволею - батюшка его, царь Горох, послал его за моложальными яблоками.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ну, тогда ещё встретимся. Вообще-то, все эти людишки таковы: сперва их неволею гонят, потом их силой не остановить. Насмотрелся я на них. А этот за яблоками, говоришь? Ну, тогда, пущай - все равно, мимо меня не промахнется. Так, где же Аленка? Зови.
   БАБА ЯГА. Зачем это?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Жених я ей. Видеть хочу.
   БАБА ЯГА. Это до свадьбы-то?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Давай, давай, зови. Я, чай, ее сто лет не видел.
   БАБА ЯГА. Какие сто лет? Ты что городишь-то? Ей завтра 17 всего.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Да это я так, к слову. Зови!
   БАБА ЯГА (про себя). Вот, лишенько! Что делать-то? А, была, не была, обману! И раньше обманывала, а сейчас и совесть велит. (Громко). Нет моей Аленушки! Нет моей кровиночки! Убежала!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Как это убежала?
   БАБА ЯГА. А вот этого я не знаю, - плакала, плакала, да и убежала.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Чего бы это ей плакать?
  
   За дверью, где скрылась АЛЕНУШКА, шум.
  
   А там у тебя кто?
   БАБА ЯГА (громко). Нет там никого.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А! Там она.
   БАБА ЯГА. Нет моей Аленушки! Нет моей красавицы!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А ну, перестань, купоросится!
  
   ЗЛОДЕЙ крадется к двери, прислушивается, бросается в другую
   комнату, и выводит оттуда, упирающуюся АЛЕНУШКУ.
   Она одета в мужской наряд.
  
   Ага! Сговорились! А это кто?
   БАБА ЯГА. Что уж теперь... Руби мне голову - все я!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Я так и знал! Меня не проведешь! Что, еще один жених объявился? Говори, кто это?
   БАБА ЯГА. Так это... Это... Кто?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Что мямлишь? Говори, кто это? Не тяни! А то у нас, у злодеев, терпение тонкое, в любой момент лопнуть может!
   БАБА ЯГА. А у меня, так уже и лопнуло!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Кто это?
   БАБА ЯГА. Не ори на меня, обезьяна!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Что?
   БАБА ЯГА. Что слышал. Ты что, думал, она тут сидит, да тебя, обезьяну, дожидается?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ (про Аленушку). Это кто такой?
   БАБА ЯГА. Песни поет, да приданое шьет?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Это, это кто такой?
   БАБА ЯГА. А ее и след простыл!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Это кто? Кто это?
   БАБА ЯГА. Ищи ее теперь! Поди, поймай!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. И поймаю!
   БАБА ЯГА (показывая на Аленушку). Это - Алешка! Слуга Ивана царевича.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. И поймаю! От меня не убежишь!
   БАБА ЯГА. Шут с тобой! Что его ловить-то? Вот ведь он перед тобой стоит, никуда бежать не собирается.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Где стоит? Где она?
   БАБА ЯГА. Да ты кого ловить-то собираешься? Приди в себя-то!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Это ты с кем так разговариваешь? Это ты кого обезьяной-то назвала?
   БАБА ЯГА. Когда? Что ты, сердечный мой. Разве бы я посмела? Вот оно, горе-то, что с тобой сделало! А ты бы нос не вешал, а бежал бы по ее следам, авось отыщешь, догонишь, поймаешь.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ага, я побежал, я поймаю!
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ убегает.
  
   БАБА ЯГА. Беги, родной, беги, милый... чтоб тебе споткнутся и лоб расшибить!
   АЛЕНУШКА (бросается к Яге). Бабулечка, золотко мое! Спасла, родимая!
   БАБА ЯГА. Надолго ли...
   АЛЕНУШКА. Ничего, милая, сама, чай, видела, что Злодея перехитрить не мудрено.
  
   В дверях появляется ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Незаметно, наблю-
   дает за ними.
  
   Что-нибудь придумаем.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Шутить со мной вздумали. Рады - радешеньки, что Злодеюшка, как дурачок, будет по свету бегать, Аленушку ловить. Как смешно! Только смеётся хорошо тот, кто смеется последним. Так то, меня не проведешь. Сами побегаете у меня. Сами Аленку упустили, сами и ищите её. А ты, Алешка, передай своему богатырю: если он хочет молодильных яблок для своего отца достать, - пусть Аленку найдет, и ко мне приведет. Тогда и яблок получит, а может быть чего подороже, а не согласен - так не добраться ему до них. Вот так то, старая! Пусть он побегает, а я дома посижу.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ гордо исчезает.
  
   БАБА ЯГА. Ох, чтоб тебя. Вот уж истинно про кого сказано: голова - то с куль, да в голове - то нуль.
   АЛЕНУШКА. Буди ИВАНА, бабушка, я с ним пойду.
   БАБА ЯГА. Что ты, милая, ведь Иванов путь в царство Злодея! Попадешь в руки к поганому.
   АЛЕНУШКА. А выбора у меня теперь нет: назвался груздем, - полезай в кузов. Злодей меня знает как Алешку - слугу Иванова. Надо им и быть, покуда молодильные яблоки не добудем.
   БАБА ЯГА. Да ведь яблоки эти он под залог дает, а залог тот - твое счастье.
   АЛЕНУШКА. Не беспокойся, бабушка, буди Ивана, пойдем, а там видно будет.
   БАБА ЯГА. Ну, похоже, делать нечего.
  
   БАБА ЯГА будит ИВАНА.
  
   Вставай, богатырь, сам себя проспишь.
  
   ИВАН пробуждается.
  
   ИВАН. Ой, крепко же я спал. Погоди, а где Аленушка? Или мне она во сне привиделась?
   АЛЕНУШКА. Оборотись, молодец.
   ИВАН, Аленушка!
   АЛЕНУШКА. Ошибся, молодец, я младший брат Аленушки...
   ИВАН. А она - то где? Ах, да, вспомнил! У Злодея Аленушка, спасать её надо.
   АЛЕНУШКА. Я с тобой пойду, Иван Царевич.
   ИВАН. Не детское это дело - Злодея воевать.
   АЛЕНУШКА. Со злом бороться - дело и малого и старого. А обо мне не суди поспешно - золотник мал, да дорог. Бери меня в товарищи, не ошибешься.
   ИВАН. Богатырю такие ли товарищи нужны.
   БАБА ЯГА. Ты, Царевич, голову высоко держи, да нос не задирай. Ты еще сам не знаешь, кто тебе нужен, кто дороже всех. Кто тебя лесными дорогами поведет, кто тебе меч заветный как найти укажет.
   ИВАН. Что еще за меч такой?
   АЛЕНУШКА. Пойдем, я тебе по дороге все расскажу.
   БАБА ЯГА. Соглашайся, Аленка во многих науках преуспела.
   ИВАН. Как ты сказала, Аленка?
   АЛЕНУШКА. Алешка, Алешка она сказала. Алексеем меня кличут.
   ИВАН. Ну что ж, идем, Алексей. Только, чур, в пути меня слушаться, в дороге не отставать, на подвиг раньше меня не соваться, устанешь - не жаловаться.
  
   Уходит, не прощаясь с БАБОЙ ЯГОЙ.
  
   БАБА ЯГА. Вот невежда - ни тебе спасибо, ни тебе прощай. Как тебя с таким отпускать? Пропадешь!
   АЛЕНУШКА. Ничего, образуется. Прощай, бабулечка.
   БАБА ЯГА. Ни к чему прощаться, увидимся. Вот тебе, родная, клубочек. Бросишь его на землю...
   АЛЕНУШКА. Знаю, все знаю. До встречи (уходит).
   БАБА ЯГА (вслед). О мече заветном не забудьте.
  
   Свет постепенно меркнет. Избушка БАБЫ ЯГИ погружается
   во мрак. Появляются СКОМОРОХИ.
  
   СКОМОРОХИ. Пряжа тонкая прядется,
   А дорога дальше вьется.
   От родимого крыльца
   Вдаль уносит молодца.
   Сказка быстро говорится,
   Богатырь быстрее мчится!
   Пожелаем: в добрый путь!
   А нам время - отдохнуть!
  
   Свет гаснет полностью.
  
   Занавес.
  
  
  
   КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ.
  
  
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
  
   Прибаутка.
  
   СКОМОРОХИ. - Ты зачем?
   - Бруска просить.
   - Зачем брусок?
   - Косу точить.
   - Зачем коса?
   - Траву косить.
   - Зачем трава?
   - Коней кормить.
   - Зачем кони?
   - Дрова возить.
   - Зачем дрова?
   - Печь топить.
   - Зачем топить печь?
   - Маленьким ребятам
   Пряники печь.
   Пусть они их кушают,
   Да сказку нашу слушают.
   Собрались ли все? Не слышу!
   Ну-ка - громче! Ну-ка - тише!
   Ну-ка хлопните в ладоши:
   Раз, два, три, четыре, пять! -
   Будем сказку продолжать!
  
   Царство Злодея. Дворец, яблоня с молодильными яблоками
   Четко видна граница, отделяющая злодейское государство от
   От остального мира. Тишина, зной.
  
   Зайка трусишка
   По полю бежал.
   В огород забежал,
   Морковку нашел,
   Капустку нашел,
   Сидит, грызет!
   Ай, кто-то идет!
  
   Появляется СТОЛЬНИК. Топчется у границы, боится перерес-
   тупить.
   СТОЛЬНИК. Так вот, значит, какое оно царство Злодея! Тридевять земель прошел, не боялся. А тут шаг ступить осталось, - боюсь. Не уйти ли, пока не поздно? Нет, от самого себя не убежишь. Как только пришло мне в голову моё дело не доброе, так уж тут я душою был, в царстве Злодеевом. Ну, шагаю!
  
   СТОЛЬНИК ставит ногу за границу царства ЗЛОДЕЯ.
   Раздается ГОЛОС.
  
   ГОЛОС. Кто в царство Злодеево пожаловал?
   СТОЛЬНИК. Я - Стольник царя Гороха.
   ГОЛОС. Что надо?
   СТОЛЬНИК. Дело у меня к Злодею Злодеичу
   ГОЛОС. Личное?
   СТОЛЬНИК. Как сказать.
   ГОЛОС. Как есть, так и говори.
   СТОЛЬНИК. Пожалуй, личное.
   ГОЛОС. Злое или доброе?
   СТОЛЬНИК. Как для кого.
   ГОЛОС. Понимаем. Ждите, примут.
   СТОЛЬНИК. Слушаюсь! А ждать-то долго ли? Эй, кто там есть, отзовись!
   ГОЛОС. Будете шуметь - съедим.
   СТОЛЬНИК. Я, в смысле, поскорее бы хотелось.
   ГОЛОС. Поспешишь, людей насмешишь.
   СТОЛЬНИК. Просто, хотелось бы знать...
   ГОЛОС. Будете много знать, скоро состаритесь. Желаете убедиться?
   СТОЛЬНИК. Нет, что вы! Просто, интересно...
   ГОЛОС. Любопытной Варваре на базаре нос оторвали. Хотите на себе попробовать?
   СТОЛЬНИК. Я все понял, молчу... (сам с собой). Может, сбежать, пока не поздно?
   ГОЛОС. Вам поздно.
   СТОЛЬНИК. Но...
   ГОЛОС. Стой, поганец, где стоишь, и не рыпайся! Злодей Злодеич скоро тебя примут, только не могу сказать точно - на второе, или на первое!
   СТОЛЬНИК. Ох, и что мне дома-то не сиделось? Жил у царя Гороха, как сыр в масле катался. На всем готовом был. И обут, и одет. Есть, пить подадут... Жалование получал хорошее. Советовал всем, что хотел. И слушались. Так нет, - самому поцарствовать, захотелось. А ведь это уже не советы давать, а самому разных дураков слушать. Как стану царем, всех советчиков сразу по боку. Никого слушаться не буду. Даже сам собой советоваться перестану. Или посоветую себе одно, а поступлю по своему. Или, как Злодей Злодеевич прикажет. Тут у нас гармония и наступит. Мы посоветуемся, он прикажет, а вы выполняйте. Все эти людишки у меня вот где будут! Ивана сразу Злодею выдам. Папу Горохового сам съем - дело привычное. Ох, и заживем мы без царя-то в голове! Злодею Злодеичу это понравится. Только бы он меня раньше времени не съел, не выслушав.
  
   Появляется ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ты стольник царя Гороха? Ну, говори, с чем ко мне пожаловал. Если советовать пришел, учти: у меня этих советников было, - за год не перевешаешь. Но я, как видишь, управился. А не хочешь на веревке болтаться, я тебя могу в статуй превратить. У меня как раз одной для комплекта не хватает. В красивом месте будешь стоять. Хочешь там, хочешь тут, но чтобы с глаз - никуда.
   СТОЛЬНИК. Смилуйтесь, я пригожусь!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Согласен, значит? Молодец, значит, искусство любишь.
   СТОЛЬНИК. Помилуйте, я вам живым пригожусь!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. На что ты мне живой-то?
   СТОЛЬНИК. Пригожусь. Прикажите только, умру!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Приказываю, - умри!
   СТОЛЬНИК. Как, прямо сейчас?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Это уж как у тебя получится, - прямо ли, криво ли... вижу, не можешь. Зачем же было обещать? Прибегут, ах, ах - ох, ох! А как до дела дойдет, все у вас причины какие-то. Подожди, а что это у тебя за пазухой?
   СТОЛЬНИК. Донос это.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. На кого?
   СТОЛЬНИК. На Ивана, царского сына.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Так, интересно - доноси.
   СТОЛЬНИК. Идет сюда Иван царевич.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Знаю, дальше доноси.
   СТОЛЬНИК. Хочет яблок молодильных из вашего сада.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. И это знаю. Дальше.
   СТОЛЬНИК. А разве мало?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Значит мало. Знаю я зачем Иван сюда идет, а вот зачем ты пришел? С добром, или со злом?
   СТОЛЬНИК. Так это, как для кого.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Врешь, братец, так не бывает. Зло, оно для всех - зло! А ну, теперь быстро отвечай: Иван этот, часом, не дурак?
   СТОЛЬНИК. Опять осмелюсь утверждать, сто для кого, как!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А вот это бывает. Ох, и хлопот с этими Ваньками! с этими дураками. Ни окрика они не бояться, ни злата, ни серебра не берут, ни слов волшебных ни понимают! Тысячи лет живу, насмотрелся я на них. Дураки разные бывала, а слова свежего от них не слыхал, все одно кричат: - Умри, злодей! Как будто это от меня зависит. Сам-то я этого сделать не могу. А у них не получается. Даже если и ихняя возьмет, все равно возрождаюсь. Причем из самых лучших их же слов и побуждений. А они все едет, едут и едут, Ваньки-то. Видать, тоже, бессмертные.
   СТОЛЬНИК. Устали?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Не-то, чтобы устал, а надоело все. На душе неспокойно. Бояться, вдруг, чего-то стал. Приснилось мне, что в мой дворец пробрался солнечный зайчик. Стал я его ловить, а поймать, не могу. Так и не поймал, и со злости - помер! Не знаешь, к чему сняться солнечные зайчики?
   СТОЛЬНИК. Не смею сказать.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Говори, велю.
   СТОЛЬНИК. Быть может это - совесть?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Совесть? Да, откуда ей у меня взяться-то?
   СТОЛЬНИК. А может, завелась какая малюсенькая?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ах, ты, рыло! Совесть то, чай, не моль - в барахле неводится.
   СТОЛЬНИК. Да разве вы барахло?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А кто же я, по-твоему? Добро, что ли? Ты к кому пришел-то? К кому ябеду-то свою притащил? Как зовут-то меня, как величают, помнишь?
   СТОЛЬНИК. Злодеем Злодеевичем.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. То-то! Злодей я, Злодей! Злодей, а не какое-нибудь добро среднего рода. Насмотрелся я на этих добреньких. Совесть-то им вместо седла навьючена, чтобы удобно на них, на добреньких, ездить было. У меня, конечно, всего много, а вот совесть убога.
   СТОЛЬНИК. Все-таки, у каждого она своя...
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Нет, это ты, брат, шалишь. Этакая=то, только погода бывает - сегодня плохая, завтра плохая. А совесть она уж либо есть, любо ее нет.
   СТОЛЬНИК. Ну, я уж и не знаю, что сказать.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А не знаешь, так молчи. А то превращу тебя в мышь белую, чтобы кошкам виднее было. Ладно, не дрожи! Понравился ты мне. Не знаю, правда, надолго ли. Опять же, превратишь тебя в мышь, ты же сразу в крупу заберешься. Трави тебя потом.
  
   СТОЛЬНИК смеется.
  
   Плохо смеешься, неискренне.
   СТОЛЬНИК. Я буду стараться.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Старайся, только не очень. Я вообще-то тишину люблю. Так что, думай.
   СТОЛЬНИК. Хорошо, я буду, думать.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Я не люблю, когда рядом со мной, кто-то думает больше, чем я. Это настораживает. Иди лучше, сорви мне яблочко с молодильной яблони. Эй, слуги мои невидимые, пропустите его без шума. Иди, может, у тебя получится.
  
   СТОЛЬНИК срывает яблочко, передает ЗЛОДЕЮ ЗЛОДЕИЧУ.
  
   (Откусив от яблочка). Тьфу! Червивое! Да не суетись ты. И другие такие же будут. Тысячи лет - одно и тоже! То ли неурожай, то ли руки у нас с тобой такие... Ладно, пойдем во дворец, в холодке потолкуем. Эй, слуги мои невидимые, глядите тут: в царство моё Ивашку впустите тихо, без шума. А как только он к яблоне притронется, гремите в колокола, бейте тревогу, зовите меня на расправу. Я его, как вора судить буду. Идем.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ и СТОЛЬНИК уходит.
   Появляются СКОМОРОХИ.
  
   СКОМОРОХИ. Ах, злодеи, лиходеи!
   Знать, придумали затею,
   Ну, а проще говоря,
   Как сгубить богатыря!
   Но Иван не лыком шит -
   Меч заветный не иголка,
   Отыскать его недолго.
   Да Аленка на подмогу.
   Подождем ещё немного:
   Распахните шире глазки -
   Смотрим продолженье сказки!
  
   СКОМОРОХИ уходят, или превращаются, в ИВАНА ЦАРЕВИЧА
   и АЛЕНУШКУ. У пояса ИВАНА ЦАРЕВИЧА заветный меч, АЛЕ-
   НУШКА в мужском костюме.
  
   АЛЕНУШКА. Стой, Иван царевич. Здесь царство Злодея начинается. Места тут нехорошие. Шагнешь, через границу и никто уже там за нас не вступиться. Нет там от Злодея спасения.
   ИВАН. Мне теперь бояться нечего. Вот он меч заветный! Я с этим мечем, надо всеми богатырями верх возьму, какое ни наесть войско побью, а сам невредим останусь.
   АЛЕНУШКА. Этот меч не столько закалкой крепок, сколько плечом богатырским, сердцем беззаветным, к чужим бедам отзывчивым. Вспомни, что бабушка говорила?
   ИВАН. Пустое, - бабушкины сказки.
   АЛЕНУШКА. Зря я, царевич, с тобой связался. На себя мне, видно, надо надеяться.
   ИВАН. Бросить меня хочешь? Ты же помощь мне обещал, яблоки молодильные достать? Как я без них к батюшке своему вернусь? Меня батюшка, если я слово не сдержу, наследства лишить может.
   АЛЕНУШКА. Так ты разве не ради батюшкиного здоровья стараешься?
   ИВАН. Отчего, - я батюшку люблю. Я и слово богатырское давал, что яблоки достану.
   АЛЕНУШКА. Ты и меч брал, слово давал: со злом бескорыстно биться, за всех обиженных заступаться.
   ИВАН. А я от своего не отказываюсь. Хоть сейчас Злодею голову отсеку! Мне теперь-то, с мечом заветным, это дело плевое. Прославлюсь на все царство. Люди песни обо мне петь будут, сказки сказывать! Так что я теперь, и без тебя, Алешка, управлюсь: Злодея побью, яблоки заберу, Аленку освобожу, и замуж за себя возьму. Все царевичи, глядя на мою жену, мне обзавидуются.
   АЛЕНУШКА. А что ты делать станешь, как Аленушка замуж за тебя идти откажется? Она хвастунов-то не любит.
   ИВАН. Вот освобожу, ее от неволи, так ей деваться некуда будет, поневоле полюбит.
   АЛЕНУШКА. А как не захочет она из одной-то неволи в другую идти? Поклонится тебе в пояс, поблагодарит, а сердце-то свое другому отдаст?
   ИВАН. Вот еще. Так-то не положено.
   АЛЕНУШКА. Что же делать-то, - насильно мил не будешь. Девичье сердце непредсказуемо.
   ИВАН. Много ты, безусый, в сердце девичьем понимаешь. Да она, как только меня увидит, сразу мне на грудь падет и - под венец! Свое счастье я достану хоть из голого камня.
   АЛЕНУШКА. Достанешь и месяц руками, и птичку, за облаками.
   ИВАН. Перестань насмехаться, а-то, как возьму тебя за пояс, да припечатаю к сырой земле! Ну, поборемся?
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ поднимает АЛЕНУШКУ над землей.
  
   До чего же ты легок, молодец.
   АЛЕНУШКА. Пусти!
   ИВАН. Ну, чья взяла?
   АЛЕНУШКА. Отпусти, говорят!
   ИВАН. Как же ты, Алешка, на свою сестру похож! Просто, одно лицо! Будто с тебя портрет писан.
   АЛЕНУШКА. Да отпусти же, медведь!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ ставит АЛЕНУШКУ на землю.
   Сила есть, ума не надо.
   ИВАН. Однако хватит лясы точить, - где Злодей? Веди меня к нему!
   АЛЕНУШКА. Иди! Тебе, я вижу, провожатые не нужны.
   ИВАН. Тебе, я вижу, сестры не жалко - струсил.
   АЛЕНУШКА. Пусть так.
   ИВАН. Ну и сиди тут, осторожничай.
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ приближается к границе ЗЛОДЕЕВА царства.
  
   АЛЕНУШКА. Стой, царевич! Не на прогулку мы сюда пришли. Слуги у Злодея невидимы, не считаны...
   ИВАН. Вот он меч заветный. Чего мне с ним бояться? И яблоня вот она, только шаг ступить.
   АЛЕНУШКА. Как сделаешь ты этот шаг, тут же шум пойдет...
   ИВАН. А вот, проверим! (переступает границу). Тихо.
   АЛЕНУШКА. Тихо. Ой, неспроста это.
   ИВАН. Ну и помощник мне достался, - всего боится. Какая-то девица красная, а не богатырь!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ идет к яблоне.
  
   АЛЕНУШКА. Остановись, Иванушка!
   ИВАН. Некогда, сейчас яблок молодилных нарву, потом Аленушку выручать примусь...
   АЛЕНУШКА. Остановись! Я всю правду тебе скажу, откроюсь перед тобой!
   ИВАН. Некогда мне теперь тебя слушать!..
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ подходит к яблоне, но только притрагивается
   к ней, раздается шум, гром, колокольный звон, барабанный бой.
   Появляются ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ и СТОЛЬНИК.
  
   ЗЛДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Он?
   СТОЛЬНИК. Он!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ты, чей такой, молодец?
   ИВАН. Я, сын царя Гороха, - Иван царевич
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ай, срам-то какой! Царский сын, воровать пошел. Попросил бы у меня яблочек, неужели бы я царскую просьбу не уважил? Да и сам в гости собрался, а без подарка. А ведь я, кажется, наказывал: с пустыми руками ко мне не приходить.
   СТОЛЬНИК. А, все они нынче такие. Учишь их, учишь!..
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Эй, слуги мои невидимые, взять его. В темнице, сопляка!
   ИВАН. Это ты мне, богатырю, такое говоришь? А ну-ка, вот он,
   меч-то заветный!
  
   ИВАН выхватывает из ножен меч. Меч какой-то тусклый,
   ржавый. ИВАН сечет им слуг невидимых, но меч в руках
   его рассыпается. Руки невидимые хватают его, силы неве-
   домые виснут на нем, держат крепко, не пошевелишься.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. В подвалы его!
   АЛЕНУШКА. Стой, Злодей! Это я виноват: не передал я царевичу твоей просьбы, меня и наказывай.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Почему не передал?
   АЛЕНУШКА. Потому, что твоя просьба унизительна для богатыря.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Какой он богатырь - себялюбец он! Меч-то заветный не по руке ему оказался, в прах рассыпался, под землю ушел. Он для меня теперь, меньше, чем пустое место. А вот тебя, Алешка, за слова твои дерзкие, я по заслугам накажу! Слуги мои неведомые, Ивашку отпустите, Алешку в цепи, вместо него.
   ИВАН. За что, злодей, Алешку-то полонил?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. За то, что меня ослушаться посмел, не передал тебе моего повеления, - чтобы ты сюда, без Аленушки являться, не смел.
   ИВАН. А разве Аленушка не у тебя в плену томиться?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Не притворяйся, поди, сам все знаешь.
   ИВАН. Ничего не понимаю.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Вот, вернешься домой без яблок, отец тебя за это наследства лишит, - тогда поймешь!
   СТОЛЬНИК. Погодите, вашество, можно вас на два слова...
  
   СТОЛЬНИК отводит ЗЛОДЕЯ ЗЛОДЕИЧА в сторону.
  
   Не стоит, Ваньку, живым отпускать.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Пусть идет, бестолковый он человек.
   СТОЛЬНИК. А вот и нет. Он и сейчас вас обманывает. У него, когда он из дома-то уходил, никакого товарища не было.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ну, так в дороге повстречались.
   СТОЛЬНИК. Так-то оно так, да вы приглядитесь к Алешке-то.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ну, посмотрел.
   СТОЛЬНИК. А?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Что, а?
   СТОЛЬНИК. Замечаете?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Что я замечать-то должен? Ты говори прямо, а то у меня от злости, в глазах темнеть начинает.
   СТОЛЬНИК. Алешка-то ростом мал. Станом гибок. А нога-то, нога? Легкая.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ну, так что? Юноша.
   СТОЛЬНИК. А губки-то? Алые. А брови? Стрелками. Точь в точь, как на портрете, что во дворце висит.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А! Не может быть.
   СТОЛЬНИК. Она это - Аленка.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А вдруг ошибка?
   СТОЛЬНИК. Долго ли проверить.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Как?
   СТОЛЬНИК. Придумаем. А пока, велите Ивана в темницу отвести.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Да зачем он тут? Пусть берет яблоки и отправляется на все четыре стороны. Эй, слуги мои невидимые! Ведите Алешку во дворец, а Ваньку - вон из моего царства. Да яблочек в шапку ему отвесьте!
   СТОЛЬНИК. Ему бы голову отрубить, а вы - яблочек!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Не жалей, они же червивые. Выполнять!
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ и СТОЛЬНИК уходят. Силы невидимые
   уводят АЛЕНУШКУ во дворец, а ИВАНА ЦАРЕВИЧА выб-
   расывают за границы злодеева государства, наполнив его
   шапку яблоками.
  
   ИВАН (один). Стыд-то какой! Как маленького под руки вывели, шлепков надавали, а чтобы не плакал, - яблок в шапку насыпали. Вот так богатырь! Вот так прославился! Меч заветный в руках рассыпался. Друга не послушался, загордился. Теперь сам на свободе, а товарищ за меня ответ держит. Но, довольно жаловаться! Теперь я жизнь начну сызнова, с меча заветного. Потерпи, Алешенька, вот я меч добуду, уж теперь его из рук не выпущу. А нет, я со Злодеем голыми руками драться буду! Сам пропаду, а тебя вызволю!
  
   ИВАН уходит. Появляются ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ и СТОЛЬНИК.
  
   СТОЛЬНИК. А я, говорю, девица это!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Сомневаюсь я.
   СТОЛЬНИК. Да вы подойдите к ней незаметненько, да в щечку чмокните!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А вдруг это молодец?
   СТОЛЬНИК. Да не сомневайтесь, девица. А стоит девицу в щечку поцеловать, она засмущается, зарумяниться, и от стеснения без чувств падет!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А ну, как не падет?
   СТОЛЬНИК. Как это не падет?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Так это!
   СТОЛЬНИК. Да не бойтесь вы. А то, хотите, я сам проверю?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Хочу.
   СТОЛЬНИК. Смотрите вот тут в щёлочку. Увидите, как я ее поцелую, как она зардеется и как без чувств падет.
  
   СТОЛЬНИК уходит во дворец. ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ подсмат-
   ривает. Стольник, с воплем вылетает из дворца, сбивая с ног
   ЗЛОДЕЯ ЗЛОДЕИЧА. Оба падают. Появляется АЛЕНУШКА.
  
   АЛЕНУШКА (нарочитым басом). Над богатырем шутки шутить вздумали! Вели, Злодей, меня в темницу вести.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ну что, пала?
   СТОЛЬНИК. И все-таки девица это, драгоценным вашим здоровьицем клянусь!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ты своим здоровьем клянись. Или нечем? Все уже молодец выбил?
   СТОЛЬНИК. Да девица это, девица!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А если она, то, что же не ласкова?
   СТОЛЬНИК. Как это не ласкова? А разве стал меня молодец по щекам бить?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Да она тебя не только по щекам била, но и по другим местам! Говорил, зардеется, а он белый, как полотно стал. А вот ты, как самовар пылаешь.
   СТОЛЬНИК. Кто же с первого раза откроется. Гордость не позволяет.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А вот я его за гордость-то в темницу, а тебя за глупость в мышь белую превращу!
   СТОЛЬНИК. Вы бы сами попробовали, вашество. Вам-то она точно откроется. А дел-то, только в щечку чмокнуть.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Я еще с ума-то не сошел, с парнями целоваться.
   СТОЛЬНИК. Вашество, верное средство есть. Теперь наверняка действовать будем, хитростью: возьмем два сундука. Один пусть будет с оружием, а другой с нарядами, да украшеньями девическими. Поставим их тут, и как бы невзначай, выпустим сюда Аленку...
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Алешку.
   СТОЛЬНИК. Аленку!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Алешку!
   СТОЛЬНИК. Ну, пусть Алешку, пока. А как выйдет она, Алёшка сюда, мы и увидим, что он - Аленка! То есть, она не он, а он не она! Или наоборот?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Он - она. Она - он! У меня уже голова от них кругом идет. А особенно от тебя. Ты говори, как мы узнаем-то, кто есть кто?
   СТОЛЬНИК. Очень просто: молодец к оружию бросится, а девица начнет наряды примерять!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Хитро. Эй, слуги мои невидимые, два сундука сюда! Один с оружием, второй с нарядами девичьими! (появляются сундуки). А теперь, зови Алешку.
   СТОЛЬНИК. Аленку.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ты зови того, кто есть. А кто будет, увидим.
   СТОЛЬНИК. Эй, молодец, явись пред ясные очи хозяина нашего.
  
   Выходит АЛЕНУШКА.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Вот что, Алексей, посиди-ка под солнцем, пока мы в прохладе, твою участь решать будем. Да не вздумай бежать. Слуги мои хоть и не видимы, да смотрят зорко! Смотри, черты не переступай!
   СТОЛЬНИК. Пойдемте, ваше Злейшество, нам оттуда все хорошо будет видно.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ и СТОЛЬНИК уходят во дворец, но неза-
   метно выглядывают в окна.
  
   АЛЕНУШКА. Черты я никогда и не переступала. Сама в неволе, да душа на воле. Ах, Иван царевич, не послушался ты меня, загордился. А ведь как бабушка тебе говорила: держи голову высоко, да нос не задирай!
  
   Сундуки, зазвенев, открываются.
  
   Что это? Что в этих сундуках? В одном оружие, в другом наряды девичьи. К чему бы все это? Наряжаться, вроде, мне ни к чему. А вот кинжал поострее выбрать надо, пригодится.
  
   АЛЕНУШКА достает из сундука с оружием кинжал.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ (показываясь, Стольнику). Ну, что я тебе говорил? Молодец.
   СТОЛЬНИК. Неужели я ошибся? Нет, смотрите, смотрите!
   АЛЕНУШКА (у сундука с нарядами). До чего наряды хороши! А, украшения! Вот, примерить бы? Нет, нельзя. Вдруг, увидят, как Алешка каменья самоцветные примеряет? Если только шубку на одно плечико накинуть? (Оглядываясь, набрасывает на себя шубку).
   СТОЛЬНИК (Злодею Злодеичу). Что я говорил - девица это!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Это ничего не значит - я тоже шубу ношу.
   СТОЛЬНИК. А вот, погодите, еще и до золота, и до каменьев дело дойдет.
   АЛЕНУШКА (любуясь собою в зеркало). Вот бы Иван меня сейчас увидел, вот бы удивился (передразнивает Ивана царевича). Ах, Алешка, ничего-то ты в сердце девичьем не понимаешь! (Смеется). Ой, ожерелье-то какое! Примерить бы. Ой, гляди, Аленка! Да никто и не увидит. Я только на один миг приложу, да одним глазком погляжу.
  
   АЛЕНКА примеряет ожерелье, серьги...
  
   СТОЛЬНИК. Пора!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Погоди, дай убедиться, как следует.
   АЛЕНУШКА (вынимает из сундука шапку). Ах, какая шапка!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ой, беда!
   СТОЛЬНИК. Что такое?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Шапка-то соболиная!
   СТОЛЬНИК. А вам жалко. Не бойтесь, не пропадет.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Да лучше бы пропала! Шапка-то, невидимка! Наденет, и ищи ее, свищи. Даже слуги мои невидимые ее ловить не станут.
  
   АЛЕНУШКА собирается примерить шапку.
  
   (Кричит). Брось шапку! Не смей ее надевать!
  
   АЛЕНУШКА, пугаясь, непроизвольно надевает шапку и исчезает.
  
   СТОЛЬНИК. Пропала!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Поймать! Схватить! Слуги мои...
   СТОЛЬНИК. Кого теперь, хватать-то? Что они могут-то, слуги ваши! С чудесами этими!..
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Нет, шалишь! Слуги мои невидимые, границу на запор! Встать всем плечо, к плечу, чтобы ни туда, ни сюда мышь не проскочила! Видимая она или не видимая, а никуда не денется! Как-нибудь да себя объявит...
   СТОЛЬНИК. Смотрите! Вроде ветка на яблоне качнулась, словно, кто-то яблочко сорвал.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Лови ее!
  
   Оба бросаются неведомо на кого. Слышится смех АЛЕНУШКИ.
  
   СТОЛЬНИК. Поймали?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Нет!
   СТОЛЬНИК. И я чуть, чуть не поймал.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Занавесочка качнулась.
   СТОЛЬНИК. Ветер.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. В моем царстве ветра не бывает.
   СТОЛЬНИК. Почему?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Не залетает.
   СТОЛЬНИК. Отчего?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Брезгует.
   СТОЛЬНИК. А как же тучи?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ни одной. Они на мои злодейства, смотреть стесняются.
   СТОЛЬНИК. Значит и дождь?..
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Ноль внимания.
   СТОЛЬНИК. А вы?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. А я - фунт презрения. Вот, только земля трескается, да леса горят. Плевать, на мой век - хватит. О, опять штора качнулась. Быстро, как будто прогуливаемся, к шторе, шагом марш!
  
   Бросаются на штору, но ловят только сами себя. Смех АЛЕ-
   НУШКИ.
  
   СТОЛЬНИК. Во дворце!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. За ней!
  
   Оба скрываются во дворце.
   Перед царством ЗЛОДЕЯ появляется ИВАН ЦАРЕВИЧ.
   Следом за ним спешит отец его, царь ГОРОХ.
  
   ЦАРЬ ГОРОХ. Погоди, погоди, Иванушка! Не поспеваю я за тобой.
   ИВАН. А нечего вам, батюшка, за мной ходить. Моя во всем вина, мне и ответ держать.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Да ты погоди, Ваня. Я что приехал-то, что сказать хотел: зачем мне молодость, людей смешить? Не нужны мне эти яблоки.
   ИВАН. Яблоки-то, батюшка, вот они. Яблоки-то я достал, да честь свою потерял. Был у меня меч богатырский, да я не о деле душой болел, а о славе своей пёкся, то и друга потерял, и любовь, и сам себя.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Эх, фалалей ты, медный лоб, бестолочь! Сидел бы уж дома, на печи, не позорил бы отца, не бахвалился попусту! Все, собирайся, домой поедем. Дома хорошо, солнышко не то, что тут, ласково светит, птички поют.
   ИВАН. Как же я, батюшка, после такого позора людям в глаза смотреть буду?
   ЦАРЬ ГОРОХ. Что ж, видимо всякий молодец на свой образец. Всякий родится, да не всякий в дело годится. Но ты, все-таки, царевич - кто посмеет тебя упрекать! Будем мы с тобой у окошечка сидеть, да за речку глядеть.
  
  
   ИВАН. Выходит, нашел село без собак, и гуляй без палки? Нет, батюшка, век, обнявшись, не просидишь. Я друга подвел, мне его и выручать. Правда, один я, без Алешки, заветного меча не нашел, но товарища я из беды голыми руками вырву!
   ЦАРЬ ГОРОХ. Опомнись, Ванька! Не дури! Только голову попусту сложишь.
  
   ИВАН бросается к границе ЗЛОДЕЕВА царства, но силы
   невидимые не пускают его. Появляется БАБА ЯГА.
  
   БАБА ЯГА. Да, был у тебя меч в руках, да душа сидела в пятках, а теперь, все при тебе, а оружия по руке нет. Ну, да это дело, не беда! Не быть мне бабой Ягой, если я тебя не выручу.
  
   В руках БАБЫ ЯГИ появляется меч.
  
   Вот он меч богатырский, держи.
  
   БАБА ЯГА бросает ИВАНУ ЦАРЕВИЧУ меч.
  
   ИВАН. Спасибо, бабушка!
   БАБА ЯГА. Ну, а теперь покажи, чем меч богатырский крепок!
  
   ИВАН выхватывает меч из ножен. Меч сверкает.
  
   Ишь, как сияет - как огнем облитый!
   ИВАН. Эй, слуги злодейские, прочь с дороги!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ пробует мечом неведомую силу ЗЛОДЕЯ.
   Слуги ЗЛОДЕЕВЫ стоят крепко.
  
   Ах, ты, куколь - трава сорная, под ногами путаться!
  
   Меч свистит, и словно струны лопнули, словно светлее стало.
   ИВАН ЦАРЕВИЧ врывается в царство ЗЛОДЕЯ.
  
   Эй, Злодей, где ты прячешься? Иди, рассчитаемся! Бери мою голову, да подавай свою!
  
   Появляется АЛЕНУШКА. Она в том наряде, как украсилась.
   Шапка-невидимка у нее в руках.
  
   АЛЕНУШКА. Иванушка!
   БАБА ЯГА. Аленка, а ну, иди к бабушке! Не мешай добру молодцу. А ты, что меч опустил?
   ИВАН. Познакомь с внучкой, бабушка?
   БАБА ЯГА. Я вот тебя сейчас с клюкой своей познакомлю! Опять дождемся, что меч поржавеет, да в пыль обратится.
   ИВАН. Скажи, красавица, где злодей прячется?
   АЛЕНУШКА. Во дворце меня ищет. За моим смехом, да за эхом гоняется. Возьми шапку-невидимку. Незамеченным к Злодею подойдешь.
   ИВАН. Не воровать я сюда пришел, а дело правое вершить - так побью! (уходит).
   ЦАРЬ ГОРОХ. Молодец! Весь в меня. Вот теперь я и за него, и за царство свое спокоен. Да и за тебя, красавица.
   БАБА ЯГА. Что дрожишь, голубушка?
   АЛЕНУШКА. Боязно, бабушка. Пойду, погляжу?
   БАБА ЯГА. И не думай, не женское это дело.
  
   БАБА ЯГА и ЦАРЬ ГОРОХ, разговаривая, отходят в сторону.
   АЛЕНУШКА томится одна. Появляется СТОЛЬНИК.
  
   СТОЛЬНИК. Погибель моя пришла! Злодей он Злодей и есть! Погубитель мой! Вместо того чтобы за меч хвататься, да с Иваном драться, а он зайчиков солнечных ловит. А где же их всех переловишь, если их от меча Иванова тысячи по стенам прыгают. Как-то самому спасаться надо, вон бежать! (замечает Аленушку). А, попалась, красавица! Мне за нее Иван не то что жизнь мою, но и царство свое в придачу отдаст.
  
   СТОЛЬНИК подкрадывается к АЛЕНУШКЕ, хватает ее.
  
   Попалась!
   АЛЕНУШКА. Пусти, а-то Ивана позову, хуже будет!
   СТОЛЬНИК. Хуже не будет. Учти, если он меня живым не отпустит, то и тебе не жить!
  
   СТОЛЬНИК выхватывает у АЛЕНУШКИ из-за пояса кинжал.
   На шум оборачивается БАБА ЯГА и ЦАРЬ ГОРОХ.
  
   ЦАРЬ ГОРОХ. Ах, ты изверг! Повелеваю: отпусти Аленушку.
   СТОЛЬНИК. Отпущу, если вы похлопочите за меня перед сынком своим.
   БАБА ЯГА. Ах ты, козел вонючий! Да не баба Яга я что ли, чтобы тебе спуску давать! Брось, злодей, нож!
   СТОЛЬНИК. Как бы не так!
   БАБА ЯГА. Усни! Стань, как бревно бесчувственное, спи!
  
   СТОЛЬНИК засыпает, падает.
  
   ЦАРЬ ГОРОХ. Гляди-ка, уснул. Хоть дрова на нем коли.
   БАБА ЯГА (Алёнушке). А ты, лентяйка, не могла сама с ним справиться? Чему я только тебя учила.
   ЦАРЬ ГОРОХ. Что же, он теперь и будет под ногами колодой лежать? А хотите, каменным болваном поставим?
  
   Ставят СТОЛЬНИКА на ноги, БАБА ЯГА колдует.
  
   Упади с неба пламень,
   Превратись Стольник в камень!
  
   Гром гремит, молния сверкает! Стольник обращается в камень.
  
   ЦАРЬ ГОРОХ. Страх-то, какой! Ну и сватьюшка досталась!
  
   Шум во дворце. Выбегает ИВАН ЦАРЕВИЧ.
  
   ИВАН. Выходи, Злодей, выходи на смертный бой!
  
  
   Появляется ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Он потерян.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. В глазах все так и пляшет! Вот он сон-то! Всюду зайчики, зайчики, зайчики! Умру я от своего злобного бессилия!
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ обращается к каменному СТОЛЬНИКУ.
  
   Посоветуй же, что-нибудь, что стоишь, как каменный?
   ИВАН. Отвечай, Злодей, где Алешка, товарищ мой?
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ замахивается мечом. От взмаха меча дробясь
   и блистая, разлетаются солнечные зайчики. ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ
   пытается их поймать.
  
   ЗЛОДЕЙ. Я должен их всех словить, всех передавить!
   ИВАН ЦАРЕВИЧ. Где Алексей, я тебя спрашиваю?
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Скажите ему, чтобы он меня не мучил. Аленка, скажи, что ему еще надо?
   АЛЕНУШКА. Иван царевич, обернись, разве ты не узнаешь меня?
   ИВАН. Аленушка, ты Алешка? Вот, конфуз-то!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ прячет меч в ножны. Зайчики исчезают.
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ становится прежним.
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ. Пропали зайчики. Опять в моей душе сила злодейская закипает. Ну, Иван, захотел ты меня великого погубить, умри же сам! (обнажает меч!).
   ЦАРЬ ГОРОХ. Берегись, сынок!
  
   ИВАН ЦАРЕВИЧ не успевает выхватить свой меч. Он борется
   со ЗЛОДЕЕМ ЗЛОДЕИЧЕМ в рукопашную.
  
   АЛЕНУШКА (колдует).
   С ясного неба упади пламень,
   Зло на земле превратись в камень!
  
   ЗЛОДЕЙ ЗЛОДЕИЧ превращается в камень.
  
   Ой, бабулечка, получилось!
   БАБА ЯГА. Вот и правильно, ясонька: бешеной-то собаке хвост рубят по уши!
   ИВАН. Как же, Аленушка, я тебя раньше не разглядел?
   АЛЕНУШКА. А слепой был, Ванечка, только себя видел.
   БАБА ЯГА (к статуям).
   Один был велик,
   Всё за небо хватался.
   Другой был мал -
   По земле валялся,
   А конец один -
   Два сапога пара!
  
   Действующие лица превращаются в СКОМОРОХОВ.
  
  
  
   СКОМОРОХИ (зрителям).
   И вам будет ясно, что добро-
   Не золото и не серебро.
   А добрые люди,
   Да доброе дело!
   А наша сказка
   К концу подоспела!
  
   Занавес.
  
   К ОН Е Ц .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   16 00 12,
   ВОЛОГДА. Ул. Козленская, д. 93, кв.36.
   Илюхов Владимир Васильевич.
   (дом. Тел. 75-17-83.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   28
  
  
   5
  
  
  
  
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"