Ильин Владимир Петрович: другие произведения.

Молодая девушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отношения сежду взрослым мужчиной и молодой девушкой.


  
   Молодая девушка.
  
   Даже не знаю, с чего бы начать своё изложение. Скажи мне кто 2 года назад, когда я оставил свою дражайшую половину, что смогу увлечься молодой девушкой, в лучшем случае рассмеялся бы. А то и в лоб заехал. И не просто увлечься, а по-настоящему влюбиться.
   Потому что всегда был противником неравных по возрасту браков. Где-то читал, и был согласен, что при разнице в возрасте в 20 лет выходят не за кого-то, а за что-то. Взрослый мужчина, по сути, покупает молоденькое девичье тело. А совершенно неопытная ещё девушка сразу получает многие жизненные блага. Их союз называется любовью, но все понимают, что за ней кроется.
   Вернусь к первой фразе. Даже не знаю, что заставило меня круто изменить своё мнение.
  
   Ещё в 6-ом классе я подрался с одноклассницей. Запустил в ней карандашом, когда в пылу спора иссяк запас слов. Она в меня тетрадкой, общей. Я швырнул учебник. Она хватила меня портфелем по голове.
   В силу непонятной обратной реакции я вместо озлобления влюбился. Впервые и на всю жизнь. Мы поженились сразу, как я вернулся из армии. Родили и воспитали сына и дочь. И на следующий день после Серебряной свадьбы я ушёл.
   Не стану хаить свою бывшую - в любом браке виноваты мужчины. Я был главой семьи, я где-то упустил, пожалел, пошёл на поводу, а не настоял. Она с годами не расслаблялась и всегда поддерживала фигуру. Вовсе не потому, что я так хотел. Добавь она хоть килограмм 30, для меня всё равно оставалась единственной и желанной.
   Беда подкралась на 20-ом году семейной жизни по телефонному проводу и сообщила жене, что её муж завёл подругу на стороне. Доверие между нами было всегда и в тот день тоже. Мы оба посмеялись над неуместной шуткой. Но через время она повторилась и моя супруга призадумалась. Хотя и сейчас смею утверждать - шутки были глупыми и совершенно беспочвенными. Однако, уже спустя год я начал уставать от проявления ревности, доселе мне незнакомой в принципе. А затем моя страсть начала утихать, что воспринялось как "подтверждение" надуманных обвинений.
   Меня хватило дотянуть до Серебряной свадьбы. Наутро я ушёл. Всё, здесь о своей прошлой жизни закончу.
  
   Итак, мы расстались и я получил свободу. Полную, даже от квартиры. Многие думали, теперь загуляю и запью. Ну, со вторым напряг - пью всегда в меру. А с первым - обет безбрачия не подписывал.
   Взял кредит в банке, купил квартиру-двушку и принялся за ремонт. Благо в городе строительных магазинов аж 5 штук и в них всего навалом. Вернее, аккуратно разложено по прилавкам. Вот я и зачастил туда, особенно в один из них, на краю города. Там выбор побогаче.
   Но однажды зашёл с порога в первый зал и не увидел ни одного покупателя. Даже не понял вначале - с чего бы?
  -- Девушка, извините, - остановил я продавщицу лет под 40, идущую мимо с небольшой коробкой, - у вас, наверное, переучёт?
   Я давно её заприметил. Из тех, кто так стремится вновь стать ягодкой. Да только перезрела она со своим характером. Не знаком с её мужем, но каждый раз при встрече с его женой сочувствую этому мужественному человеку.
  -- Нет, - бросила она как огрызок, - у нас перерасчёт.
  -- Не понял?
  -- Валентина! Не груби покупателям, - прозвучал низкий мужской голос, - или точно рассчитаю.
   Из дверей с табличкой "Служебное помещение" вышел владелец магазина и обратился ко мне:
  -- Извините, у нас было небольшое совещание, мы только что открылись. Вы проходите, проходите.
   Ага, видимо, ей только что хорошо влетело. И вероятно за ту же грубость. В первом зале на прилавках, полках и в стеклянных шкафах лежали, стояли и висели железные игрушки для взрослых мужчин. Свёрла, метчики и лерки, молотки, ножовки, лобзики, дрели и прочая, прочая, прочая. Свой инструмент я раздал сыну и зятю. Пацанам на первое время он совсем не помешает. Тем более, что у сына руки растут из правильного места. А зять от папы уроков, похоже, не получал. Его больше мама жалела.
   Недавно прикупил здесь пару дрелей. Одну долбёжную, другую обычную. Отец учил меня: один инструмент - одна операция, есть стамеска, а есть долото. Долбить в новой квартире предстояло немало - опустить все розетки и пробить каналы под новые, перенести выключатели пониже и поудобнее для руки. По расчётам получалось - метров 50 канав долбить.
   Во втором зале стояло штук 20 образцов всяко-разных ванн, от детских пластмассовых до серьёзных джакузи. Душевые кабинки и всё необходимое по сантехнике. Красивое, блестящее и отражающее. Главное - приятное на ощупь. Прошлые разы я заглядывал именно сюда и полностью обновил ванную с туалетом. Теперь мне требовался третий зал - начинаю ремонтировать спальню.
   А в третьем зале оказалась новая продавщица. Она сидела ко мне спиной так, что не видно лица, и увлечённо читала книгу. Длинные седые волосы стянуты у плеч фигурной заколкой. Что-то не припомню здесь пожилых продавщиц. Валентина, верно, самая "старая" из них.
   Женщина почувствовала мой взгляд, обернулась и посмотрела через плечо. Вот те на, пожилая! Да ей 25 от силы. Новенькая. Наверное, одну из стареньких рассчитали. И крашеная. Вот женщины, вам достаются светлые волосы - их надо затемнить. Темные вытравить.
   Девушка положила книгу в прилавок и поднялась:
  -- Извините. Что бы Вы хотели?
   Молодая, стройная и очаровательная. Впереди вся жизнь. Бросил взгляд на "обручальный" палец - не окольцована. Соблазнит тебя какой-нибудь маменькин сынок или по жизни лентяй. Нарожаешь ему детей и сама потянешь семейную лямку. А пока мир ещё в розовых тонах.
   Но вслух сказал:
  -- Мы бы хотели старую спальню превратить в уютную комнату, - и повернулся в сторону обоев.
  -- А с ванной уже закончили?
   Я замер, пытаясь сообразить, откуда ей ведомо про мой ремонт в этой комнате. И теперь сам посмотрел на неё в пол оборота. Ё-моё, она не новенькая, раньше работала во втором зале и помогала мне отбирать материал для ремонта. У этой девушки богатое воображение. Но тогда была рыжей. И смотрелась совершенно по другому.
  -- Вас не узнаешь, но вынужден признать - этот цвет волос больше подходит.
   Это не комплимент. Его я позволяю себе в отношении ровесниц. Чем ниже спускаешься по возрастной лестнице, тем более двусмысленно он воспринимается. Сейчас я для этой девушки обычный покупатель, коих много. Сделай комплимент и наверняка перейду в разряд страждущих старпёров.
   Повернулся и вновь направился к стойкам с обоями. Рулонов 200, от самых дешёвых до безумно дорогих. И ни одного, чтобы мне понравился. Вышел из этих рядов, а девушка идёт мне навстречу и несёт из подсобного помещения 2 рулона.
  -- Посмотрите эти. Я помню, как долго Вы плитку отбирали. Мне кажется, эти на Ваш вкус. Мы их только получили.
   М-да, она ещё и проницательная. Оба рисунка - один другого лучше.
  -- Даже не знаю, какой и выбрать, - признался я, - хоть вперемешку клей их.
  -- Нет, - улыбнулась она, - это безвкусица получится. И нелепица. У Вас окно спальни куда выходит?
  -- А это имеет какое-то значение?
  -- Конечно же имеет, - она слегка удивилась моей неосведомлённости.
  -- Хорошо, на восток. Что мне это даёт?
  -- А Вы представьте - просыпаетесь утром, восходит Солнце. Ваша половина ещё спит. Вы открываете глаза и свет начинает играть вот на этом рисунке, - она приподняла левую руку с образцом, - присмотритесь, они немного отражают свет. А вечером, при свете настенного светильника, создаётся небольшой полумрак. Но вот эти обои, - подняла правый рулон, - лучше подходят в том случае, если окно выходит на закат. Заходящее Солнце оранжевое или красное.
   Эх, юность, юность, время мечтать. Нарвёшься ты однажды на грубую реальность. Будет тебе и заходящее Солнце и закат на восходе.
  -- Ну попробую, - я взял рулон утренних обоев, - Вы мне с ванной помогли, замечательно получилось. Доверимся и в спальне. От! - я мысленно дал себе подзатыльник, - извините, ради Бога, за каламбур. Нелепо вышло.
  -- Ничего, ничего, - рассмеялась она, - мне приходится выслушивать и не такое! Сколько Вам рулонов?
  -- 9.
  -- Хорошая комната, - быстро оценила девушка, - но я бы набралась смелости и предложила 7.
  -- Гм, наберитесь. А на место шести пустых полос что я повешу?
  -- Идёмте, - поманила она пальчиком.
   И мы, она впереди, я следом за ней, прошли за обойные стеллажи. Здесь выстроились футляры с фотообоями. Штук, наверное, 100. Но девушка не стала перебирать их, нахваливая. Она перелистывала большие фотографии на специальной стойке.
  -- Вот, посмотрите. Море, остров, группа играющих дельфинов на переднем плане в голубой лагуне. Деревья не просто зелёные пятна узнаваемой формы. Здесь проработана их структура. Даже птицы на ветках различимы. Эту красоту можно поклеить против кровати. если понравится Вам, то наверняка и Вашей половине.
  -- Главное, что нравится мне, - я на расстоянии оценивал красоту на фото.
  -- А жене?
  -- Что?
  -- Я говорю, жене понравится?
  -- Да это уже неважно.
  -- Почему?
   Чёрт, зачем брякнул?
  -- Девушка, оставим тему о половине. Мы расстались полгода назад.
   Начали заходить покупатели, но она смогла уделить мне время и на потолочную плитку, и на плинтуса под неё.
   Ремонт в квартире продолжался ещё год. Потому что стоит он денег, а у меня кредит немало высасывал из кармана. В магазине я стал постоянным покупателем и даже получил 5%-ную скидку. Фигня такая! Если товар продаётся за 2-3 цены, чего бы не скинуть 5%? Вот 25 я бы понял.
   И как-то незаметно для самого себя отношение к этой девушке начало меняться. Внутри себя я смотрел на неё иначе. Долблю каналы в бетонной стене под новую проводку, соседи тихо матерятся, а меня эта девушка незримо сопровождает.
   Просыпаюсь утром в своей новой спальне, лёгкий сквозняк теребит тюль и солнечные лучи скользят по обоям. От этого игра света и теней завораживает. Смотрю на дельфинов и хочется прыгнуть к ним в воду, устроить себе утренний моцион. Но бетонная стена позади служит весомым аргументом против рискованного поступка.
   И я иду в ванную, где плитка, смесители, душ, крючки для полотенец и полочки подбирались по вкусу этой девушки. И однажды мелькнула мысль - а взглянуть бы ей на эту красоту своими глазами! Но тут же осёкся - под каким предлогом? А главное - в качестве кого?
   Вариант с подругой на одну ночь даже не рассматривался. С ровесницами это нормально. Там мы оба понимаем, что друг другу и друг от друга требуется. Встречались, "общались". И мне хорошо, и она довольна. Никто никому ничего не обещает и после встречи не чувствует себя обманутым.
   А в этом случае..., вернее, после него, мне придётся выбросить своё бритвенное зеркало. Разбить большие, что приклеены на стену у ванны, и с коридора унести куда подальше. Чтобы не видеть эту рожу каждый раз при взгляде. Нет, не пойдёт.
   Я жил, работал, заканчивал ремонт уже в коридоре. Я многое умею, одного не могу - представить себя перед девушкой в роли не покупателя. Борьба с собой однажды мне надоела и я пошёл к своему старому приятелю. С которым ещё за одной школьной партой сидел. Теперь я свою квартиру купил недалеко от его дома и стал чаще заглядывать. Он так и не женился, но бабник ещё тот. И циник грубый, на всё имеет свой взгляд.
   Пусть он меня раздолбает в пух и прах, всё легче самобичевания. Но такой серьёзный мужской разговор без водки, что свадьба без невесты. Правда, и раньше с пустыми руками я сюда не заглядывал, часто сиживали.
   Поднимаясь по ступенькам, пришлось шарахнуться в сторону. Мимо пролетела такая... такая мощная русская баба. Как танк. Пакет из рук чуть не вышибла. И понеслась вниз.
   Я прошёл ещё один пролёт и позвонил в дверь. За мгновенье до нажатия кнопки услышал звук соприкосновения хрустальной вазы со стеной. Дверь распахнулась со словами:
  -- Да забери его!
   И в меня полетел лифчик.
  -- Спасибо, не пользуюсь, - я бросил его обратно.
  -- А, Санька, это ты, - Петя уже улыбался. Опустив взгляд на пакет, добродушно добавил, - ты как раз вовремя. Именно тебя сейчас я очень даже рад видеть. Ты проползай, не держи двери.
   Он протянул навстречу руку, я вошёл и пожал её. Под туфлями скрипнули мелкие осколки хрусталя.
  -- Взаимно. Может подметёшь?
  -- Пусть лежит! - ткнул он пальцем в пол, - дай душе успокоиться.
  -- А, так это от тебя подруга бежала?
  -- И пусть бежит, зараза! Планы она строить принялась, как хорошо нам будет, когда мы распишемся.
  -- Ты конечно согласился.
  -- Канешна, вон на полу моё согласие сверкает. Ладно, проходи на кухню, подмету.
   Когда он убрался в прихожке, я уже расставил, порезал и разложил. Пеца, я его так зову с детства, на ходу бросил взгляд на стол и оценил мои старания:
  -- Вазы с цветами не хватает.
   А потом развернулся и уставился на литровую бутылку:
  -- Однако... разговор, как я понимаю, предстоит долгий?
   Я промолчал. Он кивнул, вымыл руки и сел напротив:
  -- Чего глядишь? Наливай, а то уйду.
   Мы пропустили по первой.
  -- Колись, с чем пришёл? Наверное, хочешь вернуться обратно, а я должен найти оправдание, почему ты решил поступить именно так?
   Меня дрожь прошибла:
  -- Уж куда, куда, но обратно я уже не вернусь. Просто потому, что я невозвращенец. Ушёл так ушёл.
  -- Дай подумаю... ты решил жениться?
  -- Типа того.
  -- Типа? Ты изменил свои прынцыпам и решил временную подругу сделать постоянной?
   Я отрицательно покачал головой. Он задумался, перебирая в голове возможные варианты. А я пока налил ещё по одной. Пеца глянул на меня в упор:
  -- Сколько ей лет?
  -- Выпьем, - я поднял свой хрустальный "сапожек".
   Когда стопки вернулись на место, ответил:
  -- Она моложе меня на 20 лет.
   Видимо, он уже и сам сообразил, потому что даже не поперхнулся. А спокойно ответил:
  -- И я должен...
  -- Ничего ты не должен. Но объясни мне, если сможешь, причину, которая заставит вернуться меня к тем самым прынцыпам.
  -- Про растление малолеток слыхал?
  -- Каких малолеток? На 20, не на 30! Ей лет 26-28.
  -- Для тебя малолетка. Твоей Таньке 23 и эта тебе в дочки с успехом годится. Тебе баб не хватает?
   Перед моим взором пронёсся танк на полном ходу, и я содрогнулся:
  -- Ну уж нет, бабы меня не интересуют.
  -- Девочки?
  -- Давай, я тебе всё объясню.
  -- Попробуй, - усмехнулся он и сам разлил по стопкам.
  -- Я нормальный мужчина, не импотент...
  -- Кто бы сомневался.
  -- Рано или поздно в моём доме появится женщина. Не век же мне одному коротать. Я смотрю на женщин и ищу, но выбор ограничен.
  -- О как.
  -- Среди ровесниц или моложе лет на 10 в основном "всё занято". А те, что так и не вышли замуж, старые девы, как закоренелые холостяки.
  -- Только хуже.
  -- Верно, потому остаются лишь вдовы и разведённые. Если сравнить женщину в 20-25 и в 45, то разница видна не только в возрасте. В 20 у неё всё ещё впереди, она надеется найти хорошую партию. И своей внешности и фигуре уделяет большое значение. Если провести аналогию с цветком, то чем он красивее, тем больше...
  -- ...слетается опылителей.
  -- Пошляк ты, но где-то прав. Да, у девушки больше выбор. А у взрослой женщины семья уже есть. И дети, и квартира, и работа. большинство жизненных проблем решено. Мужчина свой, постоянный, искать не надо. Она уже чётко усвоила такое понятие, как "супружеский долг". Форма не нужна, можно добавить десяток-другой килограмм. И вдруг - бац, развод! Или муж умер. А она ещё не старая, её организм нормально работает. И ясное дело, выдвигает свои требования.
  -- Вот они и бегут ко мне, - самодовольно усмехнулся Петька.
  -- Ну да, в обратную сторону тоже неплохо получается. Среди этих женщин наверняка в нашем городе найдётся такая, что меня устроит. Но не ходить же мне по улицам с расспросами.
  -- Дай объявление в газету, сейчас это дело практикуется.
  -- Не факт, что она его прочитает. А если и прочтёт, необязательно откликнется. Я сам такие объявления смотрел, не нравятся они мне. И такой способ знакомства не нравится.
  -- По-моему, за 2 года холостяцкой жизни твоё мировоззрение начинает меняться. И я замечаю - не в лучшую сторону.
  -- Потому что отношение к женщинам стало более жёстким. Мне нужна не просто хозяйка и домработница, мне нужна подруга. С которой интересно будет жить.
  -- С ними со всеми интересно.
  -- Поначалу. А присмотришься - там ничего, кроме домашней суеты, тряпок и сериалов.
  -- Санька, ты меня удивляешь. Ты сейчас холост, не пьёшь...
  -- А это что? - указал я на стол.
  -- Поправлюсь - пьёшь очень редко. У тебя своя квартира, машина...
  -- Которую пора менять. Вот за квартиру рассчитаюсь, возьму кредит на машину.
  -- Тем более. Ты в отличной форме, гантели дома тягаешь. Ты знаешь, что среди баб неплохо котируешься?
  -- Да что ты мне со своими бабами! Пеца, я встретил девушку, в которой мне нравится всё. Даже то, что волосы крашеные. Я вижу её 2-3 раза в месяц, а хочу чаще. Вижу только в магазине, а хочу видеть и дома, и на природе, и в гостях. Я хочу, чтобы всегда и везде мы были с ней вместе. Мне хочется зимой, в самые крутые морозы, когда на ресницах оседает иней, обнять её и согреть своим дыханием.
  -- Зубы предварительно почистить не забудь. И у неё таки нет никаких недостатков?
  -- Есть один, я уже упоминал.
  -- Не помню.
  -- Она моложе меня на целое поколение.
  -- Или ты старше.
  -- Тоже верно. Мы немножко разминулись во времени.
  -- Так в чём проблема? Ты с ней разговаривал?
  -- Постоянно разговариваю, она ведь работает в строительном магазине. Но мы разговариваем как продавец и покупатель. Намекнуть же ей о чём-то я просто боюсь. Моё предложение закончится тем, что своим кулачком она заедет мне в глаз.
  -- С каких пор ты стал бояться получить по морде?
  -- Да не этого я боюсь, но на этом всё закончится.
  -- А я бы предпочёл получить в глаз, чем оставаться в неизвестности. Иди к ней и хотя бы намекни, что хочешь поговорить не про обои с плинтусами. А нет - возвращайся домой на свою кровать и бойся. Сначала бойся правой рукой, потом левой.
  -- Да пошёл ты, - дружески направил я, - как тебя бабы терпят с твоей пошлостью!
  -- А они и не терпят. Только с порога, такой нетерпёж в них просыпается.
  -- Ты их что, оптом приводишь?
  -- А то! Одна снизу терпит, другая сверху. Куда третью пристроить - сообразить не могу. Даже не знаю, что и сказать тебе с твоей девочкой.
  -- Ты скажи - почему отношения двух ровесников - это нормально, а когда взрослый мужчина и молодая девушка - это что-то вроде сделки?
  -- Потому что каждому козлу своё пастбище.
  -- Это я козёл?
  -- Пока сидишь здесь и вымаливаешь у меня индульгенцию, то да. А когда позовёшь к себе в гости и она накроет на стол, вот тогда побеседуем о смене твоего статуса. Я недавно видел твою дочку и смею предположить, что очень скоро ты станешь называться дедом. Ты понимаешь, что и у этой девушки тоже есть природное желание обзавестись нормальной семьёй и нарожать детей? Ты готов снова стать отцом?
  -- С ней - да. Я ещё успею их поднять и поставить на ноги. И даже внуков увижу.
  -- Тогда чего сидишь. Иди проспись и поутру со свежей головой вперёд. Получишь фингал - придёшь покажешь.
  
   В магазин я вырвался дня через 3, работы много. Но свою Ольку не нашёл. На её месте работала новая девушка, в паре с той самой Валентиной. Не зная, как мне поступить, я обратился к новенькой.
  -- Извините, - говорю, - тут до Вас девушка работала.
   А слух у Валентины! Она с 5-ти метров разобрала мои слова, не взирая на стоящий в зале шум.
  -- Уволилась твоя Ольга, уж 2 недели как. Теперь другую станешь окучивать?
   Вот тварь! Будь она мужиком, сейчас бы через все прилавки просунул! А так сжал зубы и ушёл. Связываться с языкастыми бабами не в моих правилах.
   В машине 2 сигареты подряд выкурил. Я был взбешён и руки тряслись. Только минут через 10 пришёл в себя и смог нормально рассуждать.
   Где её теперь искать? Адреса не знаю, телефона нет. Возвращаться назад и снова нарваться на эту ... с насмешками, не хотелось. Может быть Олька устроилась в какую организацию, но по всем конторам не пройдёшь. В иные без пропуска никак.
   Дать в газету объявление? Или на местный телеканал? "Ольга, отзовись!" Кому? Постоянному покупателю, что полтора года помогала с выбором материалов для ремонта? Самому смешно. А может и вовсе переехала в другой город.
   Но остаётся маленький шанс, крохотный такой шансик, что она просто перешла в другой магазин, поближе к дому. Почему бы и нет? Раньше ездила на работу через весь город, а теперь выпала возможность устроиться поближе. Возможно такое? Очень возможно. Именно так и должно быть и никак иначе. Потому что не может быть такого, что я потерял её безвозвратно.
   И я отправился по магазинам. С утра до пяти работа, а затем обход магазинов, павильонов, киосков, ларьков, универмагов, бутиков и рынков. Ещё прихватывал заправочные станции и оптовые базы. И в железнодорожных кассах отметился. В авиа тоже. Проверил аптеки и оптики.
   Мне даже в голову не приходило, что в нашем небольшом городке столько торговых точек. Когда на карте не осталось пустых пятен, отправился по ближайшим посёлкам. Но месяц непрерывных поисков дал лишь отрицательный результат.
   С Пецей я виделся неделю назад и посетовал на свои пустые хлопоты. Сегодня мы разминулись на перекрёстке, но через минуту он вызвонил меня по сотовому:
  -- Ну что, нашёл своё седеющее счастье?
  -- Увы и ах, Петь. Видно она действительно уехала. Но теперь я возьмусь за конторы с проверкой.
  -- Да ну? А я ведь только что её видел.
   Блин!!! Люди, соблюдайте дистанцию!
  -- Петька, перезвоню.
   И что с того, что я резко торможу? Купи хорошую резину! А ты сам чуть у меня в салоне не остановился! Нечего было к моему заду пристраиваться, я не девочка! Фары целы, бампер цел? Ну и вали отсюда! Сам пошёл!
   Я перестроился, остановился у обочины и набрал виновника несостоявшегося ДТП:
  -- Где она?
  -- Я наверное не вовремя тебе отзвонился?
  -- Где она?!
  -- Да в центре видел, магазин там новый на днях открылся, фототехникой торгует.
  -- Петька, я тебя люблю!
  -- Пошёл ты со своей любовью знаешь куда?
  -- Ну?
  -- В фотомагазин, - и он отключился.
   Я засветился, как Новогодняя ёлка. И руки мелко задрожали. Всегда от волнения они предательски трясутся. Как у алкаша с бодуна.
  
   Этот магазин действительно появился недавно. На нём ещё висел плакат "Мы открылись!". Я вошёл внутрь. Скромное помещение - небольшой зал, метров 7 на 12. По периметру полки с компьютерами от карманного до домашнего. В центре 4 стеклянных шкафа-витрины с сотовыми телефонами, фото- и видеокамерами, биноклями, карманными линзами и подзорными трубами.
   Здесь было всё, не было Ольки. Я остановился у биноклей и тупо представлял, как иду с таким инструментом по улицам, продолжая поиски. А внутри поднималась злость на Пецу. Нашёл, чем шутить. Я его самого сейчас по лестнице спущу! Развернулся лицом к выходу. И чуть не сбил Ольку.
  
   Нелепая поза - правая нога занесена вперёд для шага, тело наклонено, правая рука согнута в локте, а левая ступня завёрнута внутрь. Стоп-кадр. Плюс застывшее от удивления лицо.
   Она поймала меня врасплох. Её хватило секунд на 5, потом закрыла лицо руками и залилась смехом. Я стоял и хлопал ресницами.
  -- Простите, - сквозь смех наконец-то прозвучал её голос, - простите, пожалуйста.
   Я молчал и не зная, как выбраться из глупого положения, просто переминался с ноги на ногу. Сто раз представлял себе - как и где её увижу. Даже речь тщательно отредактировал. А теперь ступор.
   Ольге удалось справиться с собой и теперь она смотрела меня, прикусывая нижнюю губу. Наверное, чтобы опять не сорваться. Ситуацию немного разрядил Пётр своим звонком.
  -- Извините, - попросил я Ольку и уже в трубку, - да, Петь?
  -- Получил?
  -- Что получил?
  -- В глаз, говорю, уже получил?
   Ох бы я тебя сейчас направил, но просто нажал "Отбой". Собрался с духом и сказал:
  -- Ольга...
  -- Прогрэсс, - улыбнулась она, произнося слово через "э", - раньше Вы именовали меня не иначе, как только "девушкой". А домашний ремонт закончили?
  -- Да, теперь с Вашей помощью я живу в очень уютной квартире. Ольга, я хочу Вам сказать... наверное, такие слова и такое предложение Вам делали не раз...
  -- Какое такое?
   Её лучистые глаза превратились в узкие щелочки, сквозь которые проглядывал хитрость.
  -- Ну... Вам наверное... уже многие парни... предлагали то... что...
  -- ...что хотите предложить мне Вы?
  -- Да, - сознался я и перевёл взгляд на свои туфли.
   Но их заслонила Олька. Она заглянула снизу в моё лицо и показалось, что она вот-вот опять рассмеётся. Чем ещё больше добавила мне смущения.
  -- А что Вы хотите предложить?
  -- А Вы мне в глаз не ударите?
  -- В глаз? - уголки её губ быстро-быстро пошли вверх, - ну, это зависит от того, что я услышу.
   Я выпрямился:
  -- Олька, посмотрите на моё честное лицо. Разве заслуживает оно ношения тёмных очков?
  -- Как? Как Вы меня назвали?
  -- Оль...га.
  -- Нет, прозвучало немножечко иначе.
   Её "ж" - это особенный звук, что-то среднее между "ж" и "ш". Не жужжащее или шипящее, а очень мягкий и приятный звук.
  -- Олька, - сознался я.
  -- Та-а-ак, - протянула Олька, - и что же за предложение?
  -- Только учтите - защитных очков у меня нет!
  -- Ничего, купим.
  -- Ну ладно, можете бить. Но прежде, чем Вы нанесёте роковой удар, давайте встретимся? Не у меня, не у Вас и не в ресторане. Просто встретимся в любом месте, где удобно Вам. Конечно же, если этого хотите Вы. Мне нужно с Вами поговорить. Всё, - я выдохнул, завёл руки за спину и плотно зажмурился, - можете бить.
  -- Не буду.
  -- Почему?
  -- Подожду встречи, а пока не за что Вас бить.
  -- Значит, Вы согласны, я правильно понял?
  -- Пока Вы всё правильно понимаете, - ни грамма серьёзности на её лице, - но я не дам Вам шанс собраться с мыслями.
  -- То есть?
  -- Вы на машине?
  -- Да, - неуверенно сознался я.
  -- Тогда ждите меня снаружи. Я оденусь и выйду.
  -- А как же работа?
  -- В этом магазине я управляющая и могу себе позволить отлучиться на час-другой.
  -- Ольга, рад за Вас. Искренне рад.
  -- Вы называли меня иначе.
   Я промолчал.
  -- Называйте и дальше Олькой, хорошо?
  -- Вам нравится?
  -- Угу, - она улыбнулась и ушла в свой кабинет.
  
   Наш город молодой, всего 35 лет, как построили первый, ещё брусовой дом. С началом БАМа стало приезжать много людей в надежде хорошо подзаработать и купить авто. Я был тогда пацаном, но хорошо помню ту весёлую, дружную жизнь. Народ вкалывал по полной программе, жил где придётся, но никогда не унывал. Часто собирались по избушкам, общежитиям и баракам семейные кампании по поводу и без. У взрослых застолье, у детворы игры в соседней комнате.
   Новый город построили на широкой, почти плоской сопке, прямо в тайге. Деревья валили только на строительных площадках и дорогах. Потому многоэтажки поднялись посреди леса, не чувствуется оторванность от природы. Во дворах школ и детских садов вообще остались нетронутые участки.
   Множество простых небольших сквериков. Но есть один парк отдыха. Здесь несколько аттракционов для детворы и аллеи для отдыхающих. А на входе установлен памятник погибшим в Великую Отечественную. Вроде бы правильно, но меня смущает тот факт, что из нашего города там не мог погибнуть ни один по причине разности во времени.
   В соседнем посёлке, который заложили ещё в конце 20-ых годов, стоит подобный памятник. И стоит по праву - 300 местных жителей не вернулись с фронта.
   Ну да ладно. До этого сквера минута езды от магазина. Мы молча проехали по улицам через перекрёсток, припарковались возле памятника и пошли по одной из аллей.
   Я понимал - Ольга уже догадалась, что я хочу сказать. Но от меня требовалось вслух подтвердить её мысли. Вроде бы приятный момент - объяснение. Возможно, за ним прячется наше общее счастье. Но чувствуешь себя, как хвостатый студент на строгом экзамене.
  -- Олька, сколько у нас времени?
  -- Час точно есть, а потом мне могут позвонить.
  -- Мне этого хватит.
   Она молчала и я попробовал:
  -- Олька, я понимаю, что мы находимся в разной возрастной категории. И по годам я гожусь Вам в отцы. Я был женат, у меня есть сын и дочь. А скоро появится внук... или внучка. За последние полтора года, что имел возможность общаться с Вами, из обычной молодой девушки, которых в городе очень много, Вы стали для меня очень близким человеком. Я не думал и не хочу думать - кто лучше, Вы или другая. Неважно, молодая она или моя ровесница. Я не хочу сравнивать Вас с кем-то. Ваши вкусы, манеры и привычки мне уже немного знакомы...
  -- Постойте, - прервала она, - нет, давайте присядем.
   Мы приземлились на первую свободную скамейку и она перехватила инициативу:
  -- Я понимаю, я всё понимаю. Ведь уже давно вышла из того возраста, когда молоденькой девушке невдомёк, с какой целью завлекает её взрослый дядечка. Вы не первый, кто просит меня о встрече. Мне делали разные предложения и в разном виде. Были и длинные пространные речи, и намёки, и щепки со шлепками случались, - она улыбнулась, - и в глаз приходилось давать. Но я не видела среди этой "группы товарищей" ни одного, на кого можно положиться. Кому можно доверять и знать, что ему требуется не только моё молодое тело. Я не видела среди них мужчин. Только кобелизм и ничего больше. Взгляды у всех, словно раздевают тебя.
   Один специально выдумывал поводы, чтобы лишний раз на меня полюбоваться. Ему потребовался килограмм гвоздей, а я шурупы подсунула. И ничего, он даже не понял. В другой за дрелью пришёл, а я лобзик всучила. Даже не возмутился. Но однажды появился с супругой. Я его вроде бы случайно "дорогим" назвала. Весь магазин собрался тогда на драму посмотреть. Больше он не появлялся.
   За то время, что Вы занимались ремонтом, я не услышала с Вашей стороны ни одного намёка, не увидела ни одного непристойного взгляда. Вы всегда относились ко мне уважительно. Не как к молоденькой продавщице, которая получает свою зарплату за то, что обязана Вас обслуживать. А как к взрослой женщине, которой свойственно собственное мнение.
   Вы сегодня в одно маленькое слово вложили больше теплоты, чем вся эта компания вместе в своих речах.
   Я невольно изумился:
  -- В какое слово?
  -- Вы назвали меня Олькой. В нём выразились все Ваши чувства, - она вдруг рассмеялась, - видели бы Вы себя, когда застыли словно статуя! Что самое обидное - позади Вас целая витрина фотокамер, а снять нечем. Хотя нет, будет кадр! У нас же в зале по углам камеры закреплены. Я Вам потом покажу, хорошо?
  -- Олька, мне не надо моё изображение.
  -- Надо моё?
  -- И Ваше не надо.
  -- Не надо..?
  -- Да. Я не умею знакомиться. Но не хочу видеть Ваше фото на своей домашней полке. Я хочу видеть Вас вживую. Я хочу дарить Вам цветы по поводу и без. Потому что хочу, а не так положено. Хочу в выходной день, когда не надо никуда спешить, заварить крепкого кофе и принести Вам в постель. И тем ароматом разбудить. Я хочу, чтобы Вы увидели своими глазами ту квартиру, в ремонте которой Вы же принимали самое непосредственное участие. И не просто увидели, а там и остались. И не на ночь, не на месяц - навсегда.
   Она посмотрела на меня внимательно.
  -- Олька, я хочу, чтобы Вы стали моей женой, - я кивнул головой, - да?
   Она тоже кивнула:
  -- Ага.
   И тут же залилась смехом, прикрывая лицо руками. А я сидел мрачнее тучи, не понимая причину. То ли сморозил какую-то глупость, то ли она меня попросту развела и уже причислила к товарищам в "группу".
  -- Ну всё, всё, - принялась она успокаивать сама себя, - простите меня. И выбросьте плохие мысли из головы. Я понимаю Ваше состояние, но я ни о чём плохом не подумала, правда. Мне смешно стало из-за того, что... взгляните сами сейчас со стороны на нас же самих. Мы сидим здесь, обсуждаем очень важный вопрос, который касается нас обоих и нашего будущего.
   Олька сделала паузу, давая мне возможность самому увидеть причину комизма. Но что-то я туплю малость. Она объяснила:
  -- Вы предлагаете мне выйти замуж за незнакомого мужчину! Кто Вы, незнакомец?
  -- Ай, ё-моё! Вы же действительно не знаете моего имени. По паспорту я Александр.
  -- Александр, - она села прямо и попробовала моё имя на слух.
   Но серьёзность ей совсем не шла и она ту же исправила:
  -- Санька и Олька. Во! - выставила вперёд два кулачка с поднятыми большими пальцами, - звучит! И как звучит! Можно, я Вас так буду называть?
  -- Только после того, как мы перейдём на "ты".
  -- А когда мы перейдём на "ты"?
  -- Когда Вы меня под руку возьмёте.
  -- Ну тогда встаём.
   Мы поднялись, я согнул левую руку в локте, она просунула свою правую ладошку и мы зашагали дальше.
  -- А куда мы идём?
  -- В будущее, - махнул я свободной рукой.
  -- А там, в будущем, - махнула она своей, - никакого кафе не просматривается? Так хочется чего-нибудь вкусненького.
  -- Я надеюсь, наше будущее голодным не окажется.
  -- Как хочется Вам верить.
  -- Стареешь, девушка, стареешь. Только под руку взяла, а уже состарилась. Как я дальше с тобой буду?
  -- Я? - изумилась она, - и в чём же моя...гм... старость выражается?
  -- Мы ведь уже на "ты".
  -- Ой, точно, - она приникла к моему плечу, - Санечка, прости Олечку.
   Мы медленно шли и вели первую в нашей жизни беседу не о строительных материалах. Вопреки моему ожиданию, на нас никто не пялился и не выражал признаков возмущения тем, что "взрослый дядечка" идёт под руку с молодой девушкой. И тут я вспомнил такую же прогулку из своего недавнего прошлого. А вслух произнёс:
  -- Давно я не гулял в этом парке с молодыми девушками.
  -- Очень давно?
  -- Да уж пару месяцев, пожалуй.
  -- Так, так, та-а-ак.
  -- Представляешь, она была даже тебя моложе.
  -- Ей, наверное, лет 20? - предположила Ольга с заметным напряжением.
  -- 23, это была моя дочь.
   Мы остановились и Ольга выдохнула:
  -- Ты только что избежал смертной казни.
  -- Вот кафе, - указал я вперёд, - предлагаю скромно отпраздновать моё помилование.
  
   И уже там, присев за свободный столик, мы продолжили.
  -- Олька, такой вопрос - тебя не смущает то, что мне 47 лет?
  -- Тебе 47? - наигранно изумилась она, - я бы дала 46. Нет, меня это нисколечко не смущает. У тебя была семья, есть дети и уже весь ветер из головы выветрился. Ты надёжный и добрый, а это самое главное. А теперь мой вопрос?
  -- Всё поровну, - кивнул я.
  -- А тебя не смущает, что у меня ещё нет детей? Ведь я же захочу стать матерью. Будет ли у тебя желание вновь возиться с пелёнками и не спать ночами?
  -- Я бы призадумался, если бы ты отказалась от такого желания. Вот это был бы хороший повод для размышления.
  -- Но, - добавила она, - маленькое такое "но". Я не могу пока принять твоё предложение. Вернее, я принимаю его, но с небольшой отсрочкой.
  -- Тебе надо уехать?
  -- Нет, я только получила хорошую работу и отпуск ещё не скоро. Дело в том, что я тебя почти не знаю. Не знаю твоих вкусов, привычек, манер и взглядов. Может ты храпишь по ночам? И я буду мучиться до утра с выбором - задушить тебя подушкой или просто столкнуть с постели?
  -- Дельфины тебе этого не простят.
  -- Дельфины? - она задумалась, вспоминая и слегка нахмурила лоб, - они ещё живы?
  -- И даже тебя ожидают, - заверил я, - всё ещё плещутся в своей лагуне. Давай, мы сделаем так - тебе необходимо время на размышление. Возьми день, два, месяц. Взвесь все "за" и "против" исходя уже из нового положения. Если придёшь к выводу, что наше знакомство имеет шансы на продолжение, то мы сделаем следующий шаг. Скажем, ты переедешь ко мне на неделю. Ты просто живёшь у меня, у тебя будет своя комната. В этом случае мы оба получаем возможность для тесного общения. Если за эту неделю мы не надоедим друг другу, возьмём ещё неделю. Или месяц. По моему нормально. Как на твой взгляд, Солнышко?
  -- Солнышко? Так меня не называли.
  -- О-о-о, я тебе столько имён могу придумать.
  -- Заманиваешь? - в этот момент она показалась мне такой милой и родной!
   Все женщины, которых я знал, вдруг поблекли в своей красоте. Все мои заботы, планы и проблемы ушли за горизонт. Осталась одна-единственная женщина на свете, ради которой хотелось жить. Взять её на руки, прижать к себе и никогда не разлучаться.
   По Олькиным глазам я понял, что на моём лице сейчас отражаются все чувства. Но поскольку с её стороны ещё не прозвучало "да", я сгрёб себя в кулак и отвёл взгляд. Ольга положила свою ладошку поверх моей:
  -- Саша, я согласна, но дай мне 3 дня.
  -- Даю, - согласился я и увёл разговор в другое русло.
   Через пол часа её присутствие потребовалось на работе. Я отвёз Ольку, мы обменялись телефонами и договорились, что она позвонит мне, когда сочтёт нужным и скажет о своём решении.
   Дома в это вечер я навёл идеальнейший (с моей точки зрения) порядок. И провёл строгую инспекцию всех тёмных мест на предмет обнаружения женских принадлежностей и аксессуаров. Ну уж не святой я, конечно.
  
   Случилось так, что Ольга позвонила мне на следующее утро:
  -- Саша-а-а, - протянула она в трубку
  -- Да, моя радость.
  -- Здравствуй. У меня тут небольшая проблема возникла. Поможешь?
  -- Считай, что она возникла у нас. Что от меня требуется?
  -- Не позволь остаться мне на улице. Меня выселяют!
  -- Ого! Ты не платишь за квартиру?
  -- Ещё как плачу! И плачу и плачу. Просто моя хозяйка недавно умерла. Приехали её родственники-наследники, хотят сделать в квартире ремонт и выставить на продажу. Они дали мне 3 дня на поиск квартиры.
  -- Так ты своей не имеешь?
  -- Ага. И теперь мои акции резко идут вниз?
  -- О! Теперь у меня есть дополнительный повод предложить тебе комнату в своей квартире! Слушай, бездомная прелесть, переезжай ко мне? Я с тебя ни копейки не возьму, а ещё и приплачивать стану. В виде всей зарплаты.
  -- Вот как раз об этом я и хотела поговорить.
  -- О моей зарплате?
  -- Ну..., - якобы задумалась она, - эту тему мы ещё успеем обсудить.
  -- Хорошо, когда тебя забирать, откуда и какой вместимости подгонять грузовик?
  -- Но у меня ещё нет новой квартиры.
  -- Уже есть, о своей я упоминал? Адрес давай.
   Забирал я Ольгу на своей машине. Из вещей 3 большие сумки с одеждой, одна с книгами, ноутбук и ещё две с аппаратурой.
  -- Разведывательной, что ли?
  -- Почти, - кивнула она, - я тебе потом всё расскажу и покажу.
   И выносили, и заносили мы их за 2 раза. Дома я выдал Ольге небольшое ЦУ:
  -- Пусть вещи пока стоят, ты походи по квартире, осмотрись и можешь осваиваться. Я отгоню машину и вернусь. Потом освободим тебе место в шкафу...
  -- И я там буду жить?
  -- Ты, конечно, девушка стройная, но вряд ли там поместишься. Нет, Солнышко, там поселятся твои вещи.
   Вернулся я, однако, через час - товарищ по гаражу о помощи взывал. И в пару магазинов забрёл - пакет вкусностей Ольке и букет белых хризантем для неё же. Ещё не знаю, какие цветы в её вкусе, но очень надеюсь, что для первого случая эти пушистые красавицы лишними не окажутся.
   Мне на 40-тие подарили такой же. До того момента я даже не подозревал, что мне, мужчине, подобный подарок доставит удовольствие. Что уж говорить о женщинах.
   В моё отсутствие Ольга переоделась в домашнее платье, распотрошила холодильник и приготовила замечательный ужин. Я даже и не представлял, что такое возможно из обычных продуктов.
   Цветы прошли на "ура", ну и плюс маленький поцелуй. Пока ужинали, она немного рассказала о себе. Вышла замуж в 18 лет и через 4 года семья распалась. Из-за отсутствия детей, муж хотел подольше пожить для себя.
   Ольга переехала в наш город и поступила в торговый институт на заочное отделение. Который закончила в прошлом году, но получить более-менее приличную работу не удавалось.
   С покупкой собственной квартиры на зарплату продавца рассчитывать не приходилось. Но теперь, с получением новой работы забрезжил свет в конце тоннеля. Так что квартира была съёмной, вернее, их было 2, одна за другой.
   Потом мы вместе освобождали место в одном шкафу для верхней одежды и в другом для белья. Наверное приятно раскладывать по полочкам бельё 44-го размера, но Олька лишила меня этого удовольствия, указав пальцем на дверь в другую комнату.
   И ещё оставалось много времени для моего повествования о себе, привычках, вкусах, манерах, предпочтениях.
   А на ночь постелил ей в спальне, себе в зале на раздвижном угловом диване
  -- Мне в спальне, это, чтобы я с первого дня привыкала?
  -- Не, с первой ночи. А поутру сама оценишь игру света на своих обоях.
  -- Красиво?
  -- Увидишь.
   Мне приснилось, что я вновь бреду по вчерашней алле в поисках своего счастья. Она сидела на той же скамейке и протягивала мне руки навстречу. Я не стал себя сдерживать, обнял свою Ольку и прижал к себе. И сжимал объятия всё крепче, боясь вновь потерять. Пока она не взмолилась сдавленным голосом:
  -- Санька, отпусти! Ты задушишь свою любимую женщину.
   Я открыл глаза и с ужасом обнаружил, что лежу в постели со своей "квартиранткой" в объятиях. Это что же, я во сне перебрался в спальню?! Всё, нашему будущему подписан приговор, ни один суд его не отменит. Но, окинув взглядом комнату, понял, что лежу в зале. Вот только...
  -- Ты здесь как оказалась?!!
  -- Ну...я..., - голос провинившегося ребёнка, - я лежала на этой широченной кровати... на одну сторону лягу... на другую переберусь...
  -- Ты там не заблудилась?
  -- Вот потому я тихонечко и просочилась к тебе под одеяло. Рядышком с тобой так тепло и уютно. И я быстренько уснула. А ты во сне сжал меня тисками. Мне приснилось, что стены рушатся. Не прогоняй меня, а?
  -- Не прогонять?
  -- Ага, - ну просто сама Мисс Просительность.
  -- А как же твои 3 дня на раздумье? Ты же согласилась с моим предложением и сама определила срок?
  -- Ну... я и подумала. Вчера подумала ночью, сегодня на работе подумала. И теперь... подумала.
  -- Что же ты решила?
   Конечно же, я и так всё понял. Но так хотелось услышать эти слова от неё.
  -- А давай, мы будем считать, что 3 дня уже истекли? А та первая неделя началась?
  -- Давно началась? - попросил я уточнения.
  -- Ну вот только что. Только не проси меня сказать большего, ладно?
  -- Ладно, я буду молчать. Я вообще считаю, что ещё сплю, а ты мне снишься.
  -- Ты не сильно будешь возражать, если твой сон мы посмотрим вместе?
  -- Я бы ответил, но я же сплю.
  
   Вы, наверное, ждёте, что сейчас я всё брошу и начну в деталях описывать, как мы с Олькой, взявшись за руки, улетели куда-то в заоблачную высь? И укажу примерное время, сколько мы там летали. И сколько раз. Не дождётесь! Олька моя и всё, чем мы занимались, наше. Можете подключать своё воображение и рисовать картины, но я их озвучивать не стану.
   Представьте себе Ольгино удивление, когда она проснулась у меня на плече, но в спальне. Я решил её немного разыграть.
   Открыв глаза, она сладко потянулась и поцеловала меня:
  -- С добрым утром.., Санька.
  -- С добрым утром, Олька.
   Перевела взгляд на стены и глаза начали округляться.
  -- Что-то не так? - забеспокоился я.
  -- Я же... мы.. я не здесь засыпала.
  -- Вот те на. Я в зале лёг, ты здесь.
  -- А что...
   Она села и внимательно осмотрелась. Потом бросила взгляд на себя и обнаружила, что одежда отсутствует. Тут же ладошки изобразили подобие...э-э-э... ну того, чем Пеца в меня бросал при входе.
  -- А где моя ночнушка?
  -- Ночнушка? - удивился я.
   Удивился искренне, потому что, перенося Ольку, я напрочь забыл про неё.
  -- Да, ночнушка! Где она? И как здесь оказался ты? Ведь ты точно в зале ложился.
  -- Оль, ну ты же сама меня позвала.
  -- Я?!
  -- Ну да. Ты кричала - "Саша, мне холодно. Иди ко мне. Согрей меня". Я и пришёл. Не надо было?
   Указательный пальчик её правой руки зажил самостоятельной жизнью. Для начала он указал в грудь свое обладательницы:
  -- Я тебя... звала?
   Я молчал с видом врача, который даёт последний шанс больному амнезией вспомнить своё имя. Палец указал на меня, вверх, на постель и вернулся к хозяйке. Взгляд проследовал тот же путь. И её и мой.
  -- А между нами...
  -- Что?
   Мне просто не хватило терпения. Олька в этот момент выглядела до того растерянной и одинокой, что я отбросил одеяло, обнял её и крутанулся так резко, что у меня комната поплыла перед глазами. В итоге Ольга, лежащая справа от меня, теперь оказалась по левую сторону.
  -- Лапушка, всё было. Всё, что ты помнишь, не приснилось. Вернее, оно снилось, но сразу нам обоим.
  -- Ты... ты..., - она едва не срывалась на смех, - ты приговариваешься к наказанию! Так меня разыграть! Погоди, ещё не вечер. Я в долгу не останусь.
  -- Скажи, а чашечка обещанного кофе в постель не загладит мою вину?
  -- Кофе?
  -- В постель.
  -- Нет, в постель не надо, а на красивом подносе можно.
  -- Извиняй, подносом ещё не обзавёлся - некому было приносить. На блюдечке сойдёт?
  -- С голубой каёмочкой?
  -- На нём.
  -- Неси, - она махнула ладошкой.
   А я расцвёл, обратив взгляд на освободившееся от этой ладони место.
  -- Неси, - потребовала Ольга и вернула руку назад.
  
   Ольга сидела на постели и уже в рубашке, в моей. До пояса укрыта одеялом, на нём большое блюдо для тортов, в левой руке чашка, правой держала кусочек торта. И только что не мурлыкала:
  -- Со мной такое впервые. Мой муж никогда мне кофе не только в постель, но и на кухне не делал. "Это не мужское дело, сама готовь".
  -- Моя жена любила готовить, но никто из нас не носил кофе в спальню.
  -- Почему?
  -- В начале в голову не приходило, а потом уже не хотелось. Семья держалась пока дети учились.
  -- А мне почему принёс?
  -- Так тебе невозможно не принести. Такая картина любого порадует.
   Я сидел рядом со своей чашкой и не мог не любоваться красивым цветком в моей доселе холостяцкой квартире.
  -- Пусть этот "любой" гуляет. Только для тебя и только за кофе.
  -- Какие проблемы? Я и завтраки в спальню налажу.
  -- Уж нет, не отбирай мою часть домашних забот. Теперь я стану готовить. Ты не против?
  -- Даже возражать не хочу, - заверил я и ушёл мыть чашки с блюдом.
   А Олька за это время успела прихватить платье и спрятаться в ванной. О чём поведал шум воды из душа. Это был наш первый выходной день.
  
   Когда она появилась посвежевшая, то позвала меня в зал:
  -- Пойдём, аппаратуру покажу.
  -- Да, да, да, я совсем забыл о твоих шпионских принадлежностях. На какую страну работаешь?
  -- Сейчас узнаешь.
   Мы занесли две её сумки на середину комнаты и пока она их разбирала, я свернул свою постель. Ольга вынула из одной треногу, подобную я у теодолитов видел. Привела её в рабочее положение и установила наверху какую-то приспособу со шкалами и винтами с фигурными ручками. Прикрепила сбоку небольшой электромоторчик и запитала его от сети через адаптер. Движок тихо заурчал.
   Затем из другой сумки появилась фотокамера с объективом и упокоилась на верхней площадке. Замечательный профессиональный "Кэнон", но объектив "Юпитер". Я следил за сборкой, как за манипуляциями фокусника. Только не понимал общего смысла конструкции.
  -- Не догадываешься, что это?
   Она отошла в сторонку, давая мне возможность рассмотреть сооружение со всех сторон.
  -- Ну... поскольку в этом авангарде присутствует фотокамера, то смею предположить, что на выходе должны получаться фотографии.
  -- Верно, - кивнула тайная разведчица.
  -- Вся установка - это своего рода штатив, - продолжил я, - насчёт движка никаких мыслей. Он вроде бы работает, но ничего не происходит.
   Ольга довольно улыбалась:
  -- Происходит и ещё как! Весь этот "авангард" имеет точное назначение - с его помощью я снимаю небо. Это называется астрофото.
   Я обошёл установку вокруг и более внимательно всё осмотрел:
  -- Так, девушка, в фотографии и немного понимаю. Я слышу, как работает мотор, но не вижу никакого движения.
  -- А движение неба ты замечаешь?
   Я молчал и она продолжила:
  -- Это движение на глаз незаметно. Но за сутки оно совершает полный оборот вокруг Земли.
  -- Вернее, Земля вращается вокруг своей оси, - внёс я умную поправку.
  -- Ну да. Вот эта установка поверх треноги, монтировка, имеет две оси вращения. Одна из них выставляется на Полярную звезду, которая всегда неподвижна. Почти неподвижна, она ближе всех к полюсу. А моторчик вращает верхнюю площадку вокруг этой оси. И с той же скоростью, что и движение неба.
  -- То есть этот фот всегда направлен в одну и ту же часть неба. А зачем? - не понял я.
  -- Ты небо видишь каким, чёрно-белым?
  -- Ну.., - я попытался вспомнить, когда вообще на него смотрел, - не скажу, чтобы так, но... звёзды иногда и красноватыми кажутся.
  -- Нет, я говорю про само небо. Его мы видим чёрным, а звёзды в основном белые. Мы видим нечто, вроде стоп-кадра. Наши зрачки в полной темноте имеют размеры примерно 6-8 миллиметров. И глаза неспособны накапливать свет. Они конечно обладают небольшой инерционностью. Это свойство помогает нам видеть полное изображение на экране телевизора...
  -- Хотя там на самом деле лишь одна яркая точка, бегающая по строкам и кадрам. Это я знаю. Постой, дай мне самому попытаться сообразить на основе своих знаний о фотографии. Увеличивая время экспозиции, можно получать более яркое изображение. Своим инструментом ты заставляешь фот смотреть в одну точку неба. И вероятно, всё это время он собирает свет на матрицу. Верно?
  -- Ты моя умница, - Олька подошла ко мне и погладила по голове.
  -- Но что можно разглядеть в небе с помощью этого объектива? Люди наблюдают через очень мощные телескопы.
  -- А он ничего не увеличивает, он всего лишь фокусирует приходящий свет. А фотографирую я очень большой участок неба. Ты представляешь, сколько можно собрать света хотя бы за один час? А за 2, за 3? Млечный Путь даже при самых благоприятных условиях виден лишь как светлая полоса. Я покажу тебе его другим.
   Она достала свой ноутбук, водрузила на мой письменный стол и через пару минут я увидел насыщенное и, главное, цветное изображение. Здесь собрались тысячи звёзд. Из одного угла в другой они складывались в широкую неровную полосу, но очень яркую. Я бы сказал, что в центральной части их просто много больше, чем по краям. Полоса во многих местах прерывалась (или перекрывалась) тёмными пятнами. На общем фоне хорошо различались отдельные яркие звёзды, от которых исходило по нескольку лучиков. Я пересчитал - по 12.
  -- А.., - сообразил я, - эти лучи появились благодаря лепесткам диафрагмы в объективе. Верно?
   Ольга заглянула на экран, где я указывал на самую яркую звезду:
  -- Денеб, красавчик. Его даже летом видно у нас, несмотря на белые ночи. Конечно же там нет никаких лучей, но с ними лучше. Не просто яркие пятна, а что-то узнаваемое. Мы ещё в детстве рисовали звёзды такими. Нравится картинка?
  -- М-м-м... думаю. А дальше? Вот ты сфотографировала небо, - я кивнул на ноут, - а дальше? Куда эти снимки идут?
  -- Никуда, они у меня остаются, - очень серьёзно ответила Ольга.
  -- То есть, это просто твоё увлечение?
  -- Это не просто увлечение. Это настолько интересное занятие, что я отдаю ему всё свободное время.
  -- Давно отдаёшь? - спросил я серьёзно.
  -- С прошлого года, с весны. Тогда снимала с простого штатива, но там выдержки подходили лишь в несколько секунд. Осенью была дома, обзавелась на рынке вот этим богатством, - она указала на монтировку, - какая-то старушка продавала. Дед, говорит, помер, всё небом увлекался. Там ещё один парень подошёл, перебить хотел. Я на него так набросилась! Что он убежал. Но снимаю только с балкона, он как раз в моей комнате находился. Представляешь, тёмными вечерами, когда небо чистое, я выносила своё оборудование на балкон. Выставляла Полярку, несколько пробных кадров и потом съёмка на несколько часов. А следующими вечерами после работы складывала кадры на компьютере.
  -- Как понять "складывала"? Это не реальное изображение, это монтаж?
  -- Монтаж, но не в том понимании. Здесь десятки кадров обрабатываются в специальной программе. Свет от звёзд суммируется. Даже если звёзды очень слабые и глазом едва различимые, то на выходе получаются очень даже светлыми. А весь шум убирается.
  -- Угу. Можешь показать мне свои фото? Ну те, что у тебя получались год назад с простого штатива. Хочу сравнить.
  -- Да там смотреть не на что, ерунда такая.
  -- Но ты их не удалила?
  -- А смеяться не будешь?
  -- Я? Только вместе с тобой. Показывай.
   Прогресс оказался явным. Свои первые работы Олька хранила на лазерном диске. Очень тёмное небо и блеклые пятна звёзд. Множество похожих снимков. Видимо, делала пробу за пробой, но без подвижек вперёд. А затем резкий скачок. Сразу пошли светлые кадры, но фокус оставлял желать лучшего.
  -- Это я узнала, что есть специальная программа, скачала и начала в ней тренироваться, - пояснила Олька, - а вот здесь уже снято с монтировкой, после моей поездки. Видишь разницу?
  -- И явную. Ещё я вижу твоё неуёмное желание. Ты одна снимала?
  -- Пробовала поделиться своим увлечением с подругами.
  -- И?
  -- Мягко говоря, они меня не поняли.
  -- Называли мечтателем и романтиком? Пора уже о детях думать, о семье, домашнем уюте, а ты ерундой занимаешься?
  -- Ты прямо слова их повторяешь, - Ольга смотрела на меня без улыбки и с некоторой настороженностью.
  -- Я не повторяю, все их мнения мне знакомы. Больше всего тебе от Валентины перепадало?
  -- Да... откуда ты знаешь?
  -- Опыт. Если бы ты поступила именно так, как это делают все, а именно - вышла замуж, нарожала кучу детей и пошла тянуть лямку, пока муж с друзьями отдыхает, это было бы вполне нормально. С их точки зрения. А ты, я озвучиваю их мнение, занялась чёрт знает чем. Но в отличие от них я рад за тебя. Во-первых, не знаю, чем бы закончились мои поиски и кого бы я нашёл в конечном итоге.
  -- А во-вторых?
   Олька смотрела мне в глаза и подошла вплотную:
  -- Во-вторых?
  -- Во-вторых, я рад такому раскладу. И приветствую твоё занятие. Можешь полностью на меня рассчитывать. Потому что одна домашняя суета достаёт. Но ты давай, не отвлекайся, листай фоты дальше, завлекай меня.
   Она издала победный клич, повисла на моей шее и принялась целовать в обе щеки попеременно. Я ничего не мог понять и попытался пробиться сквозь это мелькание губ:
  -- Девушка...чем я заслужил.. такую высшую...степень похвалы?.. Я никогда...ничего подоб...ного не получал...Я ничего та...кого не сделал. Я...
   Я умолк, потому что Олька наградила меня поцелуем в губы. Но словно испугавшись своего поступка, вдруг резко отпрянула от меня, сделала шаг назад, склонила голову и свела руки за спину. А затем тихо произнесла:
  -- Санечка, прости Олечку...пожалуйста.
  -- Ничего не понимаю. Простить тебя?
   Она дважды кивнула головой, не поднимая её.
  -- Но за что?!
  -- А ты меня простишь?
  -- Знаешь, на кого ты сейчас похожа?
   Отрицательный жест головой.
  -- На провинившегося ребёнка.
   Один кивок.
  -- Хорошо, повинную голову меч не сечёт. Ты приговариваешься к амнистии. В чём твоё преступление?
   Я сделал шаг вперёд и обнял Ольку. Её невозможно было не обнять.
  -- Я устроила тебе момент истины.
  -- Чего...устроила?
  -- Пока я пила утренний кофе, то решила для себя, что никаких недель и месяцев на узнавание тебя не будет. Если ты примешь и поймёшь моё увлечение, то всё остальное уже не важно. А если рассмеёшься мне в лицо, то я сегодня же ищу другую квартиру.
  -- Стало быть, экзамен я успешно сдал?
   Она вновь кивнула и посмотрела мне в глаза:
  -- Не сердись на меня?
  -- Олька, любимый мой человечек. Да занимайся ты хоть собиранием марок, ловлей бабочек зимой в тайге или расшифровкой древних текстов, для меня это не повод для насмешек. Я тебя давно выбрал и принимаю такой, какая ты есть. И так же помогал бы в поиске редкой филателии, бегал с сачком по сугробам или восстанавливал священные речи древних фараонов. Ты можешь довериться моему прошлому семейному опыту?.. Да что ты всё киваешь?
   Тут я уже не смог удержаться, чтобы не поцеловать её.
  -- Так вот. И мой опыт, и опыт моих знакомых говорит об одном и том же. Если в семье нет уважения друг к другу, такая семья обречена. Потому что каждый начинает тянуть одеяло в свою сторону. У супругов должны быть точки соприкосновения помимо дома и детей. В противном случае они становятся неинтересны другой стороне и начинаются поиски утешения где-то там, за пределами семьи. Или через день устраиваются скандалы для разнообразия. Нет, Олька, я через это уже прошёл. Я хочу, чтобы даже через 30 лет наше утро начиналось так же, как и сегодня. И сделаю всё, что в моих силах, для ухода от возможного скандала. Но для начала...давай, оставим фотки и чего-нибудь забросим в рот. Как ты?
  -- Я готовлю! - она подарила мне ещё поцелуй.
   И взявшись за руки, мы пошли на кухню, словно дети в садике. Удивительно, но через оба дверных проёма прошли без тесноты.
   Пока Олька готовила тесто на оладьи, я курил на балконе и слушал её воспоминания о себе самой:
  -- На мои 20 лет папа сделал подарок - цифромыльницу. Ну, это помимо прочих вещей. Я тогда была на седьмом небе от счастья. Сначала перефотала всех родных и знакомых. Но как фотомодели они мне быстро наскучили. И я вышла на улицу. Снимала интересные облака, похожие на зверушек. Бабочек, жучков, паутинку в росе, закаты, отражения в луже. Не знаю, от кого у меня это. Папа к фотографии вообще ровно дышит, я сама в детстве терпеть не могла уроки рисования. А взяла фот в руки и до сих пор не хочу останавливаться. Он у меня до сих пор в сумочке лежит. 2 года назад папа сделал вообще королевский подарок на мой юбилей - подарил Кэнон.
  -- Я смотрю, ты любишь своего отца. Сколько ему?
  -- 50 на будущую весну.
  -- 50...моему брату было 50 этой весной. А маме?
  -- А мамы у меня нет.
  -- Умерла? Извини.
  -- Для меня умерла. Она бросила нас, когда мне было пол года. С каким-то иностранцем укатила в лучшую жизнь.
  -- Кем отец работает, Оль?
  -- Дальнобойщиком.
  -- Да?.. Как же он тебя поднимал?
  -- С бабушкой на пару. Он в рейс, бабуля со мной. Знаешь, какая она?
   Олька оставила тесто, сжала кулачки пальцами вверх на уровне пояса и сделала пару ударов по воздуху.
  -- Боевая бабуля, до сих пор деда осаживает.
  -- Дед любит повыступать?
  -- Что ты, он у нас мирный. Просто не пьёт месяц-другой, а потом "в отрыв" уходит. Его слова. 2-3 дня "гужует" со стариками на гаражах. Домой вернётся, бабушка ему взбучку устраивает. Слушай, - она вновь оставила своё занятие, - а ведь я до сих пор не знаю, кем ты работаешь?
   Я загасил окурок, перебрался в кухню и принялся ей помогать - нарезать буженину и готовить салат.
  -- Что молчишь? - она толкнула меня пятой точкой, сама уже выпекая оладьи.
  -- Да вот думаю, поверишь мне или нет?
  -- ?
  -- Ты наверное скажешь, что это счастливое везенье для тебя. Но я - профессиональный фотограф. Это мой хлеб.
  -- Ты - ...фотограф?!
  -- Ты оладьи не забывай переворачивать.
  -- Нет, это не просто везенье, это белая полоса у меня началась. Вначале я наконец-то нахожу хорошую работу. Потом появляешься ты и делаешь предложение. Меня выселяют, но тут же у меня вновь появляется крыша над головой. Ты не отвергаешь моё увлечение и к тому же оказываешься фотографом. Работаешь в фотосалоне?
  -- И там тоже... слушай, может я буду печь? Ты их точно спалишь.
  -- Нет! - дёрнулась она и продолжила выпечку.
  -- Кроме своей основной работы я снимаю свадьбы, юбилеи, торжества и т.д. и т.п.
  -- Снимаешь на видео?
  -- Нет, банкет на видео - это для ленивых. Я получаю по 200, а иногда и по тысяче за хороший одиночный кадр. За весь вечер делаю по 20-30 снимков, но таких, за которые мне и платят. Непонятно? Я - самый трезвый человек во время торжества, моё дело - ловить момент и печатлеть его. И приходится немало покрутиться. Правда, иногда не все рады, что попали в объектив, и приходится удалять кадр... порою очень ценный.
  -- Полюбопытствовать мона?
  -- Мона.
  -- Много за месяц набегает?
  -- О, ну это уже пошёл разговор о моей зарплате.
  -- Ну да.
  -- На основной работе я имею 20 штук всего. Банкеты дают ещё по 20-30. Однажды за месяц они принесли мне 50, было такое, пришлось повертеться.
  -- Ого! У меня сейчас тоже 20, но через месяц будет 25, а ещё через чуть-чуть аж 30. Представляешь? В двух соседних посёлках пока идёт ремонт помещений, а потом там откроют филиалы нашего магазина. И всё повиснет на мне.
  -- Неплохо на круг выйдет, Золотце! Никто не скажет, что я тебя одел да обул. Ты вполне и сама в состоянии.
  -- А пусть говорят, что хотят.
   Она закончила с выпечкой, переставила блюдо на обеденный стол и какое-то время мы ели молча, потом она посмотрела на меня, словно увидела впервые:
  -- Слушай, я наконец тебя вспомнила.
  -- О как, пока ела, успела забыть? - рассмеялся я.
  -- Нет, я всё время мучилась тем, что твоё лицо мне вроде бы знакомо.
  -- Я у тебя в магазине стройматериалы покупал.
  -- Нет, ещё до того.
  -- Того?
  -- Ага. 3 года назад я была свидетельницей на свадьбе у подруги, а ты снимал там всех. Точно, это был ты.
  -- Почему нет? Я много свадеб наснимал, мог и на вашей оказаться. Но и это не последняя статья в моих доходах.
  -- Ого! Ты ведёшь "репортажи с мест событии"?
  -- Нет, я продаю свои снимки.
  -- Избавь меня от грязных подозрений?
  -- Нет, нет, Солнышко. Эта статья не зовётся шантаж. В интернете есть фото-банки, там выставляются снимки на продажу. Принимается всё - и природа, и люди, и макросъёмка, и технологические процессы и много чего ещё. Я только начал двигаться в этом направлении, но пока успеха мало.
  -- А в чём проблема?
  -- Да вроде и снимки качественные, и просматривают их часто, но берут редко или вообще не берут. Из полутора сотен только 5 купили. За полгода.
  -- А можно на них взглянуть?
  -- Взглянуть-то можно, - равнодушно произнёс я, - мои коллеги уже смотрели. Снимки отличные, вид замечательный, а не берут.
   Мы позавтракали, ушли в зал и я загрузил свой компьютер. Подключился к интернету и вышел на сайт своего фотобанка. Нашёл один из своих снимков, самый перспективный на мой взгляд.
  -- Вот смотри, сейчас он имеет размеры 3 на 4 сантиметра.
  -- И смотрится неплохо, - заметила Ольга.
   Кадр отображал зимнюю лесную опушку. Я снимал одиноко стоящую молодую сосну против низкого Солнца. Это дало длинную тень, падающую в мою сторону по снегу. Само Светило пряталось за ветвь взрослого дерева, стоящего поодаль. К тому же стоял лёгкий туман, сосёнка резко контрастировала своей чёткостью на фоне леса.
  -- Да, и просмотров у него уже сотня. А теперь представь себя на месте редактора некоего глянцевого журнала. Ты ищешь снимок для обложки. Или для настенного плаката-календаря. В таком размере тебе понравился кадр, теперь увеличим его.
   Я щёлкнул мышкой по маленькому изображению и комп выдал в ответ новую страницу, увеличив кадр до размера 9 на 12 сантим и под ним список цен, за которые возможно купить изображение при различных размерах. Максимальной значилась 5500 рублей.
  -- Сколько?! - у Ольки глаза вышли наружу, - это за столько его можно купить?!
  -- Да, но моего там лишь половина. Вторая остаётся в банке и это правильно. Я хочу добиться того, чтобы мои фото уходили по максимальной цене. Но верхний предел полученного пока 317 рэ. Ладно, не о цене речь. Взгляни на это увеличенное изображение глазами того самого редактора, которому мелкий снимок понравился, а увеличенный он отклонил. И скажи мне, что не так?
   Ольга внимательно изучила его, отступила назад, приблизилась к экрану, присела рядом и выдала резюме:
  -- Мне, Ольге, снимок понравился. Это не монтаж, такую красоту действительно можно встретить в наших краях. Здесь всё реально - и деревья, и снег, и низкое Солнце. Даже морозный туман и тени ты хорошо выловил. Но как редактор, извини, я бы его не купила. Он не стоит заявленных денег.
  -- ?!! Не стоит?! Это мой лучший кадр из зимней серии!
  -- Чур, не обижаться, - спохватилась работница печати, - тебя интересовало непредвзятое мнение?
  -- Хм, ладно, - согласился я, - можешь объяснить, что не так? Снимок нравится всем, кому я показывал. Я надеялся, что в банке он сразу уйдёт по максимальной цене. Но он вообще застрял - просмотров полторы сотни, покупки ни одной.
  -- А у тебя оригинал сохранился?
   Олька указала пальцем на экран.
  -- Конечно, мы такие вещи называем исходниками.
   Я заглянул в нужную папку и открыл фото. Олька взяла мышку, увеличила до 100% и прошла по всему полю.
  -- А, ну...конечно...вот, что меня смущало.
  -- Что ты нашла? - забеспокоился я.
  -- Смотри, при малых размерах изображение обещает много чего. Но при больших идёт недоработка. Вот, - она придвинула сосёнку, - здесь.
  -- Так я же снимал против Солнца...
  -- Но её надо проработать.
  -- Если я её проработаю, остальное уйдёт в пересвет.
  -- Извини. Меня, как редактора, такие детали не интересуют. Мне нужен красивый и качественный рисунок, то есть изображение. Как их сделать - забота фотографа, не моя. Всё? Я могу выйти из образа?
  -- Давай, строгий у тебя редактор. Начинаю уважать твоего работодателя. Теперь мне нужна Олька со своей фантазией.
  -- Она уже здесь, - Олька положила правую ладошку на моё плечо и склонила голову, - как вариант можно попробовать снять со вспышкой.
  -- Тогда тень станет слишком светлой, а снег вообще запылает.
  -- А если рядом поставить белый экран? От отбросит назад часть света.
  -- И тем самым опять осветлит тень. К тому же таскаться с экраном по лесу...нет. Тьфу ты чёрт! Всё, что мне требовалось, это хороший подзатыльник. Можно ведь сделать 2 снимка, на одном проработать светлые участки, на другом тени...
  -- ...потом сложить их в Фотошопе и стереть непроработанные участки, - продолжила Олька.
  -- Во! - обрадовался я.
   Заиграл мой сотовый, непривычно молчавший с утра. Я открыл Ольке папку со своими снимками природы:
  -- Любуйся.
   И ушёл в спальню. Это звонил отец очередного жениха и "забивал" моё время на 3 недели вперёд. Только он отключился, как я вновь потребовался на ближайшую среду для хроники проводов на пенсию. Знаю я его, будущего старика, 150 тысяч зарплата, пенсия светит около 10-ти. Как же, он сразу на неё уйдёт! Это лишь повод для хорошего банкета и подведения итогов. Не вижу смысла отказываться, на таких вечерах народ очень щедрый. Но и я не перебарщиваю, снимки только наутро отдаю, чтобы их по трезвому могли оценить. Иначе можно быстро лишиться клиентов.
   Я отметил в своей записной книжке дни и время. Выходило так, что на следующей неделе у меня уже остаётся лишь 3 свободных вечера. Ничего, это жизнь.
   Вернулся в зал, Олька просматривала папку с насекомыми. Её глаза словно бы светились. Она услышала меня и повернулась:
  -- Научи! Научи меня снимать так же!
  -- Нравится?
  -- А может не нравиться? Ты не пробовал их отправить в фотобанк? Они ведь должны пойти.
  -- Вот за них я по 317 рублей и имею. Берут почему-то лишь малого формата, а по максимуму ещё никто не соблазнился. Если хочешь поучиться, одевайся. Погода сейчас самое то - хорошее Солнце и облака ходят, яркий свет прикрывают. Только одень джинсы и блузку какую-нибудь не яркую, однотонную.
  -- Светло-голубая пойдёт?
  -- Лучше бы тёмно-зелёную. Ничего, у меня в гараже есть рабочая куртка новая.
  -- А зачем? - удивилась она, - я постараюсь не пачкаться.
  -- Так это не для тебя, это для летающих фотомоделей, чтобы не спугнуть. К тому же возьмём не Кэнон, а мой Люмикс. Он в нужный момент может не издавать никакого звука. Это тоже плюс. И в нём есть режим макросъёмки.
  
   Мы запаслись провизией и на весь день уехали в лес, Олька проявила желание набираться мастерства в умении фотографировать. Оказалось, что у неё уже много освоенных азов. Как и в технике фотографии, так и в фототехнике. Она быстро разобралась с новым для неё Люмиксом:
  -- В принципе, всё так же, как и в Кэноне. Интерфейс другой, но отличий, особенных отличий не вижу.
  -- Это поначалу. Первый его минус - он не зеркальный, родной объектив вшит намертво. Но так же намертво вшит и экран у Кэнона, а у Люмикса его можно крутить под любым углом. Но матрица шумит много больше зеркалки, особенно на больших ISO.
  -- Это ты о чувствительности? - она состроила глазки.
  -- Олька, дай камеру.
  -- Что ты увидел?
  -- Тебя. Сощурься заново.
   Первые полчаса я снимал её саму. Абсолютно не умеет позировать! Мне приходилось объяснять и разжёвывать всё так же детально, как и для тех, ну очень молоденьких девушек, что приходили ко мне с просьбой сделать им портфолио. Которое они разошлют в разные места в надежде устроиться фотомоделями. Там я выполнял работу, отрабатывая заработок. И хотя не все они имели даже маломальские шансы, не разочаровывал их раньше времени. Мало ли какие чудеса случаются.
   С Олькой было проще, свободнее и приятнее. Отличный кадр вышел, когда она минуты 2 сидела на коленях, подняв вверх правую руку и согнув её в локте. А я подстраивался под освещение и задний план. Она сидела неподвижно, я медленно перемещался перед ней, смотря через видоискатель. И уже сделав кадр, успел заметить большую бабочку, примостившуюся на её ладонь. Олька дёрнулась, королёк упорхнул и я дал камеру:
  -- Полюбуйся.
   Надо было видеть её глаза, когда она рассматривала снимок при увеличении. Размером с крылья:
  -- Где она?
  -- Кто?
  -- Бабочка.
  -- Ну вон же, на твоей ладошке.
  -- Нет, я не то хотела спросить...я...я её не почувствовала. Слушай, так смотрится...словно её нарочно посадили в мою ладонь.
  -- О, - отметил я, - хочешь сделать хороший кадр - замри. Насекомые не любят движений, особенно резких. Некоторые очень пугливы, они плохо позируют. Это те, кто обладает хорошим зрением. Осы, пчёлы, стрекозы, некоторые бабочки. И клопы. Для них надо хороший объектив, чтобы снимать с расстояния. И понятно, зеркалку под него. А вот пауки то ли видят плохо, то ли смелые по натуре. Их хоть в объектив засовывай. Хотя однажды попался мне один трусливый. Я ему муху подсовываю, а он улепётывает в тёмное место.
  -- А шмели?
  -- Считается, что они позируют, но не замечал. Они садятся на цветок на очень короткое время. Только настроишься, уже пересел. Бегаешь за ними.
  -- Но у тебя же есть отличный кадр?
  -- А я свою тактику избрал. Захожу на поляну с цветами и замираю, нацелившись настроенной камерой. Сижу и жду. Иногда минут 10 никого, а потом друг за дружкой череда пролетает и позирует, только спуском работай. О, дай камеру.
   Она уже не крутила головой по сторонам и протянула фот медленно, боясь спугнуть неизвестного кого. Я аккуратно принял инструмент, выставил очень короткую выдержку, загрубил диафрагму и открыл вспышку.
  -- Зачем? Такое Солнце яркое!
  -- Замри, - тихо попросил я.
   Поймал в искатель осу, провёл её к ближайшему цветку и нажал спуск.
  -- Полюбуйся, - передал камеру Ольге.
   Она увеличила снимок и ахнула:
  -- Вот это красота. Научи?
  -- Всё просто...
  -- ...когда умеешь.
  -- Ну да, сейчас ты и сама попробуешь. Смотри - чтобы снять объект в движении, необходимо ставить короткую выдержку. Чем она короче, тем чётче. Правда, и перебор здесь не нужен - небольшая скорость, хватит и 1/250, допустим. Быстрее летит, может и 1/500 не хватит. Выбросишь пару сотен кадров в корзину, начнёшь немного ориентироваться. Но с уменьшением выдержки матрица получает меньше света. Диафрагма здесь не особенно поможет. Открывая её, ты уменьшаешь глубину резкости. Или простыми словами - при диафрагме 11 и объект в самом фокусе, и те, что подальше, буду чёткими в кадре. А при 2,8 задний план размоешь однозначно. Если твой сюжет строится именно на этом, что ж, я не против. Поэтому приходится включать вспышку, чтобы света добавить. Это также даёт эффект - проработанный передний план контрастирует с задним, плохо освещённым и малость размытым. В итоге всё внимание будущего зрителя сконцентрируется на объекте съёмки.
  
   Домой мы добрались вечером, но Солнце стояло ещё высоко. Приготовили ужин, сварили на завтра и ещё успели разобрать снятые кадры. Вначале я доверил этот процесс начинающему фотографу, а затем отдал ей дежурство по кухне и сел сам. Она поудаляла много своего брака, но пожалела множество моих ляпов.
   Конечно, для неё они едва не шедевр. Но если я сохранял бы такие кадры, уже давно забил винт под завязку. Из множества однотипных сюжетов, пусть и очень замечательных, оставляю несколько самых-самых, остальное в корзину. А вот редкий кадр, даже не очень удачный, оставляю в отдельной папке до тех пор, пока не смогу сделать его лучше.
   Вечером, когда стемнело, а во второй половине лета ночь у нас наступает поздновато, я взялся стелить себе в зале. Раздвинул диван, достал постель и... затылком почувствовал взгляд.
   Ольга стояла в дверях, прислонившись к проёму, смотрела на меня и в её глазах читалась такая обида!
  -- Почему?
   Прямой вопрос требовал не менее прямого ответа.
  -- Присядь, Оль. Иди сюда и присядь рядышком.
   Я отбросил постель, сел сам и левой ладонью похлопал по дивану
  -- Я боюсь, - она прижала кулачки к своим губам и смотрела на меня широко раскрытыми глазами.
  -- Здрасте-насте. В списке возможных претендентов на обижание тебя - я на самом последнем месте. И оттуда разгоню всех тех, кто меня опережает.
  -- Я не Настя, - виноватым голосом, - я Олька. Ты хочешь сегодня лечь один, да ведь?
   Я поднялся, подошёл и обнял её.
  -- Лапочка, посмотри на ситуацию с другой стороны. Сможешь?
  -- Покажи?
  -- Посмотри моими глазами. Мне нередко прилетает от злодейки-судьбы. Иногда под дых, иногда пинок под зад. Поначалу я возмущался - за что? С годами начал понимать - а за то! Где-то нагрешил, где сподличал, а где-то попросту ошибся. Но за всё мне пришлось расплатиться, даже за мелочи. Никогда я не получал обратного. Всё, что я имею хорошего, добился сам. И вдруг судьба снизошла и решила наградить меня таким щедрым подарком. И я вновь задаюсь вопросом - за что? Что я сделал такого хорошего, что теперь могу смотреть этому подарку в глаза и шептать ему тёплые и нежные слова?
  -- И ты не поверил своему счастью и решил от меня избавиться? И теперь я посплю немного в спальне, пока не подберу себе квартиру в аренду, да?
  -- Нет, - я сильнее прижал её к себе, - не так. Я очень боюсь, что решение с твоей стороны может в будущем показаться тебе скоропалительным и ты обвинишь меня в том, что я соблазнился моло...
   Я не смог договорить, она поцелуем закрыла мне рот и долго не отпускала. А потом слегка отстранилась и прищурив глазки предложила вариант оправдания:
  -- А если это тебе за все те пинки и поддыхи? Если то было не наказание, а аванс?
  -- И как узнать?
  -- Застилай диван обратно.
  -- Э... зачем?
  -- В спальню пойдём, там объясню.
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
   Молодая девушка стр. 29 из 29
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"