Ильина Елена Алексеевна: другие произведения.

Лугару. Дети богов.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь своенравной Розалии, всю свою жизнь ненавидящей свое чужеродное ее понятиям происхождение, той жуткой безграничной ненавистью. Была предрешена еще задолго до ее рождения, чередой беспечных поступков безумного папаши. Юной девушке уготовано стать женой состоятельного бизнесмена и унаследовать отцовское состояние. Казалось, ей досталось все то, о чем мечтает любая женщина, перспективное будущее, прекрасный муж, огромное состояние и безграничная власть. Все бы нечего на первый взгляд, только вот жених оказывается потомком древнего рода Лугару, которым когда-то был ее отец, имеющий на нее определенные виды. Неужели, все решено? И выхода нет?! Как поступит в таком случае самолюбивая, избалованная девушка, примет волю судьбы со всеми ее прелестями оказавшись пленницей золотой клетки или все-таки решиться на отчаянный шаг, переступив через устои общества и желание семьи. Так, чего же она действительно желает? Богатства или свободы, и будет ли свобода такой сладкой, как казалась на первый взгляд. Рассказ состоит из пяти историй. Первые четыре содержат в себе пересказ определенных событий от лица главных героев. Последняя история завершается финальными событиями излагаемая от лица Розалии.

  ЛУГАРУ. ДЕТИ БОГОВ.
  Lugaru. Deti bogov.
  
  
   Жизнь своенравной Розалии,
   всю свою жизнь ненавидящей свое чужеродное ее понятиям происхождение, той жуткой безграничной ненавистью.
  Была предрешена еще задолго до ее рождения,
  чередой беспечных поступков безумного папаши.
   Юной девушке уготовано стать женой состоятельного бизнесмена и унаследовать отцовское состояние.
  Казалось, ей досталось все то, о чем мечтает любая женщина, перспективное будущее, прекрасный муж, огромное состояние и безграничная власть.
  Все бы нечего на первый взгляд, только вот жених оказывается потомком древнего рода Лугару, которым когда-то был ее отец, имеющий на нее определенные виды.
  Неужели, все решено? И выхода нет?!
  Как поступит в таком случае самолюбивая, избалованная девушка, примет волю судьбы со всеми ее прелестями
  оказавшись пленницей золотой клетки
  или все-таки решиться на отчаянный шаг,
  переступив через устои общества и желание семьи.
  Так, чего же она действительно желает?
  Богатства или свободы,
  и будет ли свобода такой сладкой, как казалась на первый взгляд.
  Рассказ состоит из пяти историй. Первые четыре содержат в себе пересказ определенных событий от лица главных героев. Последняя история завершается финальными событиями излагаемая от лица Розалии.
  
  
  История первая.
  Розалия.
  
  Глава первая
  
   Оборачиваясь назад, я часто задумываюсь, а правильно ли поступила, приняв именно такое решение. Влиявшее не только на мое никчемное существование, а жизнь семьи, моей семьи. Самых дорогих мне людей. Они остались там, позади, в моей прошлой жизни, к которой уже нет возврата.
   Теперь уже поздно, о чем любо сожалеть или раскаиваться. Я совершила поступок, перевернувший не только мое мировоззрение, а целого этноса. Я шагнула не просто наперекор решения семьи, а против целой системы. Существовавшей по крайне мере несколько тысячелетий.
  Я, Розалия Александровна Башкирова, девятнадцати лет. Совсем не давно проживающая в городке под названием Каменное что находится на южных территориях Волгоградской области. На границы с республикой Казахстан. Населением в двенадцать тысяч человек. Если большую их часть можно так назвать. Жила я в семье убежденного политика и домохозяйки. Нас воспитывали в строгости и изоляции от внешнего мира. Границы, которого начинались за территорией Каменного. Беспечно проводя свои школьные годы. Убивая свободное время молодежным увеселительными программами в компании верных друзей и подруг. Школу я закончила с золотой медалью. В новой жизни, аттестат мне так и не пригодился. Тем не менее, моя фундаментальная память, возвышала меня над сверстниками. К примеру, я в обширности владела зрительной и умственной памятью, была лингвистом. Запоминая все практически с ходу. Домашнее задания я никогда не делала, усваивая материал на уроках.
   Еще одной стороной моего образования, которым я занималась с полной отдачей это балет. Любовь к балету я унаследовала от мамы. В отличие, от нее я занималась очень серьезно. Планируя связать свое будущее именно с ним. Основные тренировки проходили по три четыре часа трижды в неделю. В дополнение к этому я упражнялась самостоятельно каждый день не мене полутора часа.
   В остальное время я росла строптивым ребенком. В отдельные периоды даже пацанкой, хулиганила, дралась, гоняла на автомобиле, распивала спиртные напитки на территории школы, курила марихуану. И так далее всего, наверное, и не перечислишь. В итоге я дважды получала практически условный срок и была в шаге от судимости.
   Моими спасителями неуклонно выступал отчим, занимающий на тот момент пост заместителя главы администрации Палласовского района, по кадровой политике. Его 'увесистый' голос пленил сердца законников. Еще одной стороной защиты было так называемое неизбежное будущее в лице Эдгара Шацкого и его семьи. Первому предстояло жениться на мне, а вторые, конечно, не желали иметь невестку-уголовницу, своего единственно сына, пусть даже носившей имя Башкировых. Так вот и приходилось охранникам правопорядка бесчисленное количество раз освобождать меня из под ареста. Бунтовала, я вероятно, пытаясь не само выразиться, а скорее поступить, так как не желали окружающие. Я слегка упрямый ребенок, даже чересчур в отдельные периоды.
  Удивительно, наверное, зачем это империи Шацких брать в снохи не образованную, безродную, не воспитанную нахалку. Да, дело все в моем папочке, которого я никогда не имела чести видеть. Да, к слову моя матушка встречалась с ним всего однажды. В ночь моего зачатия.
  А если быть точнее то дедушке, нужно сказать огромное СПАСИБО. Это ему пришло в голову укрепить и без того кровное родство не только финансовой частью, но и общими потомками. Вероятно, просто отписать мне состояние не выглядело столь благоразумно. Его прельщала идея выдать безродную внучку-полукровку, за сына состоятельного, уважаемого компаньона. А козырем столь успешной сделки, конечно, являлось беспрекословное распоряжение всеми активами Башкировых. Вот это им подфартило, скажу я вам, но вернемся к встречи моих родителей.
  Тогда маме было шестнадцать лет, а выглядела она куда эффектнее своих сверстниц. Длинные белокурые волосы, большие, выразительные, голубые глаза, цвета морской волны, вздернутый носик, пухлые губы, и ко всему прочему фигура обольстительницы.
  А мой папаша свихнувшийся, двадцатилетний, наркоман. Растративший свою жизнь в бессмысленном разгуле семейного достояния.
  Судьба распорядилась так, что им суждено встретиться. Тем вечером, ни чем не отличимым от остальных, предназначено было стать кульминационным. Изменившему все. Моя мама возвращалась из школы искусств, там она занималась балетом. Было поздно. В ноябрьскую пору сумраки наступали стремительно, быстро поглощая свет.
  Наталия Федоровна, так зовут мою маму, прошла большую часть пути. Ей оставалось менее двух сотен метров. Самых опасных метров в ее жизни. И вот когда она свернула в жилой массив отдел ее от дома. Пролегал через недостроенную спортивную площадку. Ее и настигла кара.
  Александр Башкиров пребывал в своем обычном коматозном состоянии. Вечер только начинался, горячая волчья кровь требовала приключений.
  Отец возник, словно из под земли. Будто бы вырвался из тьмы. Насильник скрутил свою жертву. Перед этим несколько раз, ударив ее по лицу. Он отнес девочку в подвал, нашего дома. Где в последствии, надругался.
  О времени проведенном наедине с папой, она мало распространяется. Отсутствующие 8 часов, господин Башкиров не просто зверски избивал маму и насиловал ее. Не изощряясь на ласки или сочувствие к юному девичьему телу. В какой-то момент Александр клеймил мою мать. Возвысив ее из жертвы аж в супруги и матери единственного зачатого ребенка. До этого момента отец не был женат и не имел детей. Через пять месяцев на свет появилась я. От чего такой малый срок. Не могут разгадать, и по сей день.
  С моим рождением мамины кошмары вернулись с новой силой. Откуда не возьмись, приехали новоиспеченные родственники отца. С претензиями на наследницу, то есть меня. Родственнички оказались членами великого клана. Клана Лугару. Великого народа людей-волков. Существование и происхождение, которых ранее не было известно человечеству. По меньшей мере, их большинству.
  
  
  
  ***
  
  
  
   Последнее заявление шокировало не только маму, но и добило бабушку. Перед ними открылся новый не изведанный ранее мир. Со всей своей многогранностью и яростью жизни. Распространяться о существовании людей-Волков запрещалось под страхом смерти. В юном возрасте я была свидетелем жестокого убийства целой семьи, людей прислуживающих Лугару, за одно единое упоминание глупца, решившего рассказать страшилку на ночь своим детям. Тогда умерло шестнадцать человек. Для общественности все выглядело несчастным случаем. Банальным стечением обстоятельств. Избранные знали истину.
   Как в последствии, я узнала, подглядывая в детстве за волками. При виде крови глаза Лугару вспыхивают лунно-желтым светом, выдавая их подлинную суть. Мои собственные глаза не сияли. Как я только не пыталась пялиться на кровь. Смогу ли когда-нибудь перевоплотился? Для меня это оставалось загадкой.
   Моя мама была поставлена перед фактом. Либо она хранит все открытое в страшной тайне, под угрозой смерти, и сохраняет место матери и воспитательницы ребенка. Либо умирает, а я передаюсь на воспитание в приемную семью. Конечно, мать приняла первый вариант. Я являюсь полукровкой. Получеловеком полу Лугару. В моей крови существовал ген волка. Который к подростковому возрасту должен был полностью поработить мою человеческую сущность. А как говорит история, не чего подобного не произошло. Я достигла совершеннолетия, не разу не перевоплотившись. Было это феноменом, мутацией или моим страстным внутренним сопротивлением человеческой сущности я не знаю.
  К тому времени отца уже не было в живых, он погиб под колесами грузовика, пьяного водителя. И я являлась единственной хранительницей отцовского состояния. Чета Башкировых прибыла с явным намерением отнять меня у матери, если та не захочет добровольно присоединиться к ним. После долгих переговоров и взаимных угроз. Бабушки и дедушки пришли к решению.
  Моя мама получает так называемый развод и освобождается от обязанностей возложенных на ее как на супругу волка. Она приобрела право повторно выйти замуж. Без страха на мучительную смерть. Такое наказание, по законам волков, ожидает неверного супруга. Возможность рожать детей и я останусь жить при ней, но носить буду их имя. Воспитываться при этом в человеческих традициях. Взамен маме надлежит переехать на указанное им место, то есть в город Каменное, в котором большинство населения Лугару, где мы по сей день и проживали. Так, по всей видимости, я буду находиться под их чутким присмотром, а по достижению мной девятнадцати лет беспрекословно передать меня семье мужа, которого подберут в предстоящие годы.
  Мама на удивление довольно быстро приняла предложение. Согласившись на все условия. И более того все мои родственники, по материнской линии, боготворили Башкировых.
  
  ***
  
  Когда мне было три года мама встретила Эдуарда Филипповича. Их интрижка быстро переросла в бурный роман, а затем счастливую и долгую супружескую жизнь. С ним мама обрела второе дыхание, она парила над землей. И словно святилась.
  Кстати, Эдуард Филиппович являлся членом тайного сообщества Лугару. И их приспешником. При этом по происхождению абсолютный смертный человек. как оказал в последствии его семья, одна из многих, состоящая на службе Волков вот уже многие столетия.
  В последствии появилась сестренка, Марианна, спустя два года Анжелина и год назад братик Максим.
  Эдуарда Филипповича я тоже очень любила и люблю до сих пор и именно его считаю своим отцом.
  Бабушка и дедушка Башкировы умерли спустя десять лет. После моего рождения. Их настигла трагическая гибель в Карпатских горах. Подробностей об их смерти мне насказывали. Виделись мы с ними не часто. Пару раз в год. Не более того. Их утрату я восприняла спокойно. Правда мама еще несколько месяцев носилась со мной как с новорожденной.
  К тому моменту имя суженного, стало достоянием огласки. На одной из рождественских встреч. Дедушка объявил...
  
  
  ***
  
  - мы долго и тщательно подбирали нашей внучке спутника жизни. И в конечном итоге пришли к единственно правильному решению. - проговорил седой семидесятилетний мужчина в дорогом костюме. Крепко сжимая мою детскую ладонь. В восемь я воспринимала такие вещи. Как детскую игру. Или сказку о принце. Но точно не как неизбежное суровое будущее.
  - Позвольте полюбопытствовать? - Спросил отчим. Разливая по бокалам шампанское - как его имя?
  - Шацкий. - произнес он. С неизмеримой гордостью. Похлопывая меня по руке. Не знаю должна ли была поблагодарить. Или что-то сказать. Может попрыгать, завизжать от переполняемой гордости, а мне безумно хотелось распаковать подарки. Моим сестрам было позволено уйти в свои комнаты. Так поступали всегда. Во время посещения моих родственников. Их радостные крики я слышала пару минут назад. Кстати мой волчьей слух, расширяет передо мной, границы человеческих органов восприятия. Я продолжала наряженная, словно новогодняя елка, сидеть в гостиной.
  - Родители этого мальчика довольно известные личности. - подтвердил Эдуард Филиппович. Сжимая губы в подобие улыбки. Располагаясь напротив нас. Поставил поднос с фужерами на столик.
  - Ты с ним знаком? - удивилась мать. Присаживаясь рядом с мужем.
  - С отцом да. - ответил он, делая большой глоток шампанского.
  - Эмиль бизнесмен. В его владениях несколько заводов и фабрик, а также сеть торговых центров по всему миру. К тому же мы с ним давние партнеры. - дедуля улыбнулся самой очаровательной улыбкой что когда-либо я видела - его жена, София, моя кузина, дочь брата моей матери. Работает в консульстве России в Казахстане. Но только в свободное время. В большее время уделяет семье и мужу. Как и подобает истинной Лугару. - дед акцентировал последнее предложение. Намекая на мое положение.
  - По всей вероятности они знатные люди - с дрожью в голосе проговорила мама - а как насчет жениха?
  - Не волнуйся милая - успокоила ее бабушка, отпивая шампанское. Она всегда появлялась в роскошных нарядах. Гармонирующих с богатством и стилем. - он замечательный парень.
  - И все же? - спросила, бабушка Мордвинцева, на время прекращая вышивание. .
  - Я понимаю вашу озабоченность. - начала Башкирова.
  - Вы полагаете, я передам единственное дитя, моего единственного сына в руки уличного шарлапая? - воскликнул Башкиров. Перебивая сою супругу.
  - Извините меня. - раскаявшись в сказанном пролепетала мама - я не могу свыкнуться с мыслью, что судьба моей дочери уже решена. Ей нет и десяти, а мы с вами говорим о предстоящей свадьбе.
   Комната на несколько мгновений погрузилась в неловкую тишину. Даже я не смела пошевелиться.
   Продолжая сидеть на просторном диване в центре комнаты. Освещенной, ярким светом комнатных ламп и торшеров. В углу бегали огоньки гирлянд развешанных на недавно убранной ели. Она была словно отражением меня самой в этом отвратительном платьем со стразами.
  - Эдгар... Эдгар с отличием окончил школу в Англии. - уже спокойным голосом продолжил он - умный и степенный. все прошлогоднее лето провел на стажировки в нашей фирме. Осенью того же года поступил в университет Оксфорда. Владеет нескольким языками. И на сегодняшний день имеет личный установочный капитал. Эдгар является одним из претендентов на пост вожака стаи.
  - Так ему уже...
  - двадцать два года.
   - Слишком большая разница. Вы не находите? - поинтересовался отчим.
  - От чего же. Вполне приемлемый возраст.
  - К моменту совершеннолетия Розалии Эдгару будет чуть больше тридцати. В финансовом плане он окрепнет. Я передам ему, узды правления моими предприятиями. И в плане создания семьи и рождения детей он будет готов.
  Я заметила, как мамина челюсть чуть ли не отвисла. Она побледнела как полотно. К слову по волчьим традициям совершеннолетие наступало с достижением 19 лет.
  - А как насчет ее. - мама ткнула в меня пальцем.
  - Она будет достойно обеспечена.
  - Двенадцать лет не большая разница. Вы сейчас сравниваете десятилетнего ребенка. На момент свадьбы Розалия станет полноправной Лугару. Окрепшей и готовой к деторождению.
  - Господин Башкиров прав, девочка она сейчас. В то время она станет женщиной. - подбодрила Мордвинцева.
  - Все верно сваха - на человеческий лад сказал он - я разговаривал с Эмилем и Софией. Они полностью одобрили мое предложение. Вопрос о не полнокровии, так же мы обсудили. Шацкие не станут, каким либо образом порочить честь внучки этой не вполне удачной стороной поступка моего покойного сына. И будут рады видеть мою внучку своей невесткой. Эдгар так же поддержал кандидатуру Розалии как будущей супруги. И поклялся мне соблюдать все законы нашего мира. Ты будешь в полной безопасности рядом с ним дорогая - обратился дедушка ко мне. Все еще продолжая удерживать меня за руку. Которая покрылась не одним слоем пота. - у нас с супругой более нет детей. Александр был единственным ребенком. Мария не смогла оправиться после тяжелых родов.
  - Я понимаю. Так, наверное, даже лучше. Безопаснее для нее.
  - По нашим традициям в шестнадцатилетние происходит первая охота и официальное обручение, но в связи со сложившийся ситуацией. Мы перенесем ее на более поздний срок. Ориентировочном за несколько дней до свадьбы. Под присмотром жениха, конечно.
  - А познакомимся мы с ними тоже перед свадьбой?
  - Ну что вы. Конечно, нет. Как я говорил первая охота открывает не только обращение. И принадлежность к стае, и ее иерархию. Но и знакомит подросший помет. В это время и происходят помолвки.
  - Розалия, расскажи нам лучше как твои успехи в обучении? - спросила бабушка.
  - Я закончила этот семестр с одной четверкой.
  - а... и что за предмет ты не смогла осилить?
  - Физика
  - позор. Какой позор Розалия. Тебе предстоит стать великой женщиной. И как ты сможешь это сделать с четверкой по физике?
  - У меня впереди семь лет обучения, я сумею исправить.
  - Все верно милая. Я надеюсь, ты не осрамишь честь Башкировых
   нет, дедушка - скромно ответила я.
  
  
  
  ***
  
  
   Знал бы дедуля, чем будет заниматься его чадо в подростковом возрасте?! То вероятно запер меня в темнице в этот самый день.
  
   Не знаю, отличается мое своенравие конкретной особенностью моего индивидуума. Или простое стечение обстоятельств тому виной? Я не передаваемо одними словами пренебрегала положением в обществе распорядившийся волей судьбы. Мне противно было все, что, так или иначе, имело дело с кланами Волков. Я противостояла им. Выполняла требование в точности до наоборот. Я смотрела на других, на других людей, которым повезло родиться в человеческой семье. В нормальных семьях, где принято существовать согласно двадцать первому веку. Используя все преимущества даруемые нам господом. У них нет такой привязанности к месту жительства. Люди свободно переезжают с места на место. Основывают новые семьи или стремятся к свободной жизни, и того уже прожить всю жизнь с родителями. Фанатичной мании преследования. Сохранения себя как вида соблюдение глупых традиций и правил. Жизни в гармонии с природой. Сейчас век новаций. Нужно идти вперед, развиваться, а не топтаться на одном месте в надежде на лучшее будущее.
  
  
  
  
  Глава вторая.
  
  
  - билет до Ростова, пожалуйста - с дрожью в голосе проговорила я, пытаясь унять озябшие руки.
   Не вольно обернувшись по сторонам. Стремительным взглядом охватила большую часть переполненного автовокзала Волгограда.
  
   Страх порабощал мой разум. Засев, где-то глубоко у меня в подсознании. Сердце в бешеном ритме отплясывала чечетку в моей груди. Дыхание стало прерывистым. Я еще раз оглянулась. Старик, читающий газету. Молодая мамаша успокаивающая капризного малыша. Беззаботные студенты, вроде бы все чисто. Я стала медленно, насколько позволяла стрессовая ситуация, вдыхать воздух, и столь же медленно выдыхать через рот. Через несколько минут организм успокоился.
  - С вас одна тысяча семьдесят три рубля - проговорила язвительная билетерша.
  - Вот возьмите - протянула купюры я.
  - Счастливого пути - послышался ее голос.
  - Спасибо
   Времени мешаться, у меня не было. Я быстрым уверенным шагом пересекла зал. Остановившись на мгновение перед входом в женский туалет. Снова огляделась. Никого.
   Засеревшись в кабинке. Скинула платье и туфли. Отправляя их в мусорное ведро. К ним присоединились и оставшееся на мне белье. Самое, проблематичное предстояло с волосами. Локоны как не что другое хранили запахи его владельца. Благодаря им выследить меня можно в два счета. Поэтому я прибегла к одной современной хитрости. Спасибо парфюмерии!!! зачесав волосы. Я крепким узлом скрутила их на затылке. А затем покрыла их слоем лака, по-моему, не много перестаралась. Используя весь флакон. И еще не много туалетной воды.
   На теле я вылила оставшийся воды и принялась расстегивать дорожную сумку. В которой хранились 'новые' вещи и рюкзак. Я натянула рваные потертые джинсы, такие же кеды. Фиолетовую футболку с большим синим зайцем по середине. По верх стильную черную толстовку. Закинув рюкзак на плечо. Я надела на голову капюшон, скрывающий большую часть лица. И непринужденно отправилась в сторону, где толпились студенты. В их компании я терялась, тем более мой сегодняшний прикид куда более подходил. На этом вокзале мои следы должны окончательно затеряться, таков был план, мой план. Время шесть сорок семь, через минуту автобус отправляется. К моему счастью, моя новая компания. Продолжила движение, в нужном мне направлении.
  - Ваш билет, - спросил кондуктор. Указывая мне на мое место. Я предварительно выбрала сидения в конце салона, возле окна. Шторку на всякий случай задернула. Опустилась пониже так, что от входа меня скрывали сидения.
   Автобус тронулся, медленно покачиваясь, он выехал с парковки. Остановился, пропуская встречные машины. И поехал снова, выезжая на улицу. В такое раннее время машин было мало, практически на каждом светофоре нам удавалось проехать на зеленый свет. Я не спала вот уже более суток. И не ела, наверное, столько же. Мой желудок предательски ворчал, сжимаясь болевыми позывами, а глаза слипались. Сама того, не замечая, я погрузилась в сон.
  
  ***
  
   Чем крепче я засыпала, тем сильнее расслаблялась. Погружаясь в мирный беззаботный сон. Я чувствовала, как на яву мое дыхание становиться спокойным, а сжатые в кулаки руки раскрываются.
   В своем сне я стояла на краю высокого утеса. Облаченная в летнее платье, свободного покроя, из легкого тончайшего нежно голубого шелка. Полы платья возвышались с каждым порывом ветра, подобно морским волнам. Распущенные волосы колыхались вместе с ним.
   Мне открывались зеленые луга и поля, высокие хвойные деревья. Я ощущала свежий утренний ветер. Рассвет, озаряющий небо розовыми лентами.
   Мне было так спокойно и так легко. Я словно была частью этого ветра. Частью чего-то больше... неописуемого простыми словами. Это состояние нельзя передать. Его можно было только чувствовать.
   С ветром пришло разнообразность запахов. Полевых цветов. Распускающихся словно в ускоренной версии. Пение сверчков и утренних птиц. Мелодично моего слуху. Взмахи крыльев ястреба, высоко в небе. Несущего добычу. Последние удары сердца полевой мыши, умеряющей в когтистых лапах птицы. Аромат пасущихся оленей на той стороне склона. Ленивые движения ящерицы.
  Мир раскололся на атомы.
   Слышала, видела, чувствовала острее. Живая картинка на миг перестал быть чем-то целым. Он показал многогранность. Я ощущала каждое движение, дыхание, цвет, запах в отдельности друг от друга. Все закодированное открылось для меня. Я смогла услышать удар падающей капли росы, скатившийся с зеленого листа молодой крапивы. Усердную работу муравьев, переносящих пойманную гусеницу в муравейник. Удары копыт пасущихся коней.
  Я продолжала стоять на том же месте. Боясь спугнуть столь очевидную красоту.
  Позади меня были слышны удары могучих лап. Бегущего бурого степного волка. Его пронзительный вой. Сковывающий леденящим холодом мою душу. Я почувствовала, как тело покрывается гусиной кожей, а сердце стало биться намного быстрее, и замирать с каждым повторным звуком и все же я не обернулась, ни разу. Мой взгляд все так же устремлен туда... в низ склона. Где с зорей расцветали бутоны жизни. Его приближение не страшило меня, а даже наоборот дарило защиту. Он словно был знаком мне.
  Волчий бег замедлился, а потом и вовсе перешел на ленивый шаг. Я чувствовала аромат шелковистости его шерсти, холодный и влажный черный нос. Спокойное и медленное дыхание и ритмичные удар мощного сердца.
  Он поравнялся со мной и тоже замер. Через какое то время наши взгляды встретились. Я утонула в больших удивительных глазах, цвета фиалки. Они светились, жили той прелестью жизни. В них горел не огонек, а целое пламя страсти, завораживающее меня. Я почувствовала утрату, я начала страдать. Тоска зарождалась в моей груди.
  Волк несколько раз поскреб землю. Нетерпимо удерживаясь на одном месте. Он словно приглашал меня. Присоединиться.
  Животное, высотой в холке достигающее моего плеча, сорвалось с места. Он непринужденно отбежал вперед, стал топтаться на одном месте, ожидая чего-то. Но чего?
  В этот самый момент я срываюсь с обрыва. Вернее, не срываюсь, а прыгаю. С силой, отталкиваясь босыми ногами. Земля стремительно приближается. Мои четыре лапы, с легкостью касаясь травы. Не замедляясь, я черной стрелой проношусь мимо радостного спутника.
  Мои чувства обострены.
  Я увеличиваю скорость. Вкладывая в каждое движение мастерство и умение, дарованное мне предками.
  В этот момент я в полной мере осознаю вкус жизни. Ее совершенную сторону. Я ощущаю полную и абсолютную свободу.
  Мы скрываемся за горизонтом.
  
  ***
  
  Меня пробудил резкий толчок. Наступила глубокая ночь. Я проспала часов шесть не больше. Автобус снизил скорость, а затем и вовсе остановился у обочины. Я настороженно выглянула из за своего укрытия. Все пассажиры спали. Их сопение эхом отдавалось по округе.
  - одну минуту начальник - послышался недовольный голос водителя. А затем звук, открывающийся двери. В салон, вошло двое здоровяков. В форме сотрудников ГАИ. Несомненно, это всего лишь фарс. Я раньше имела честь встречаться с ними. К сотрудникам правоохранительных органов эти двое не принадлежали. А состояли на службе семейства Шацких. Служившие цепными псами. Мужчины были довольно крупными. Ростом в два метра и весом не менее ста двадцати пяти или ста тридцати килограммов.
  - у вас все в порядке? - поинтересовался первый. Всматриваясь в лица пассажиров. Параллельно исследовал салон на запахи. Для человеческого глаза происходящее не уловимо. Им не понять животные инстинкты. Глаза моих преследователей сверкали бирюзовым светом.
   Я забилась в угол, вжавший в холодную металлическую стену. Я перестала дышать. Крепко зажав рот руками. И для полной уверенности зажмурила глаза.
  Волки к моему счастью не спешили перевернуть все верх дном. Ограничившись чутьем
  - в чем собственно дело? Вы разыскиваете кого-то? - не унимался водитель.
  - все чисто
  - да идем. Ее здесь нет.
  Я услышала обрывочный разговор. Уходящих мужчин.
  Автобус тронулся.
  Еще несколько минут я боялась вздохнуть полной грудью. Я так и сидела зажатой в комок. Между сидениями на полу. Крепко обнимая себя руками.
  
   Я продолжила свой путь, путь в неизвестность. В мир, в котором не было места для меня. Я шагнула на узкую тропу, имеющую билет в один конец.
  
  
  
  Глава третья
  
  
   Ростов прекрасный город. Я очаровалась им с первого мгновения. Не вообразимая красота сочетания обыденности обитания миллионного населения с архитектурно-культурным пейзажем города. Медленно погружаемый в сумраки ночи.
  Я сожалела о скоротечном отбытии. По моим планам в Ростове я не более двух суток. Ровно настоль мне позволяли скудные средства. Я привыкла жить на широкую ногу, так по-моему принято говорить. Мне не свойственны такие навыки как работа или труд. Я не чего не умею делать. Такие свойства мне не заложены в гены.
  Я предполагала затеряться в городе. Снять комнату в мотеле. Передохнуть. Вымыть голову. Ужасные слипшиеся волосы меня порядком достали. К тому же постоянный зуд отвлекает мое внимание. Приобрести несколько билетов. В разные пункты назначения. Этим я планирую заняться завтрашним днем, а пока вперед.
  - в гостиницу, пожалуйста - сказала я таксисту, располагаясь на заднем сидении прокуренного салона машины.
  - нет проблем - ответил молодой парнишка, окидывая меня оценивающим взглядом. Я почувствовала еле уловимый аромат желания. Улыбнулась про себя. Наш животный магнетизм, в девяносто процентов из ста влиял на людей именно таким образом. Оставшиеся десять при нашем появлении испытывали дискомфорт или страх.
  Из окна автомобиля я рассматривала открывающийся вид.
  Мысли при этом постоянно анализировали ситуацию. Из дома я вышла 22-37 часов, 23 апреля. Петляла по окрестной местности более суток. Хаотично меняя направления и виды транспорта. Меняла гардероб каждые три четыре часа. Мое беспорядочное перемещение должно было по крайне мере озадачить моих преследователей. И дать мне приличную фору. 25 апреля я отправилась из автовокзала Самары в Ростов. И спустя почти сутки, я здесь. У них, конечно, имелись свои преимущества. Неограниченные финансовые ресурсы. Кадры. Средства массовой информации.
  - с вас четыреста пятьдесят рублей.
  - что простите? - растерянно переспросила я.
  - четыреста пятьдесят рублей.
  - да, конечно.
  Поспешно расплатившись с водителем, я направилась в гостиницу.
  Большие стеклянные двери автоматически открылись передо мной. Яркий вестибюль, отделанный в красных тонах, был пуст. Приглушенный свет придавал обстановке какой то романтизм что ли. И только скучающий портье, выпрямился с моим появлением.
  - добрый вечер.
  - добрый вечер. У вас есть свободный номер? - спросила я, пытаясь выглядеть как можно старше своих лет. Тем более черный брючный костюм и туфли на высоком каблуке, приобретенные на 'блошином рынке' вокзала, должны были способствовать этому образу. А солнцезащитные очки скрыть мою внешность.
  - да, конечно. Какой...
  - мне одноместный. Бизнес класса. - перебивая его, проговорила я.
  - одну минуту. Передайте мне ваши документы, пожалуйста.
  - держите - протянула ему мой фальшивый паспорт. В котором изменились совсем немного данных. Отделяющие Розалию Башкирову от...
  - Роза Башкарова - утвердительно проговорил мужчина, возвращая мой документ. - Пройдемте, я вас провожу.
   Мы поднялись на третий этаж. Коридоры просторные. И хорошо освящены. Запахи сменяли друг друга. По ним, я смогла, без особых усилий, прочесть, какие номера были свободны, а какие нет. И кто их заселяет.
  - я утомилась сегодня. Попрошу вас не беспокоить меня до полудня. - останавливаясь в дверях, сказала я. - у вас имеется кухня?
  - все неприметно. Ужин подается в восемь вечера. По вашему желанию заказ могут доставить в номер. Или вы можете спуститься в ресторан - отчеканил парнишка. Раскрывая мне все прелести номера.
  - пожалуй, доставите сюда - я оглядела просторную кровать. - Суп харче, говяжью отбивную, хорошо прожаренную и чашку горячего шоколада.
  - стоимость заказа включить в счет?
  - да
  Как только осталась одна, я скинула ненавистные туфли. И сбросила в угол оставшиеся части моего гардероба. Нагишом прошла в ванную. Погрузилась в горячую воду с большим слоем пены.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Воспоминание первое.
  
  - ты хоть отдаешь отчет своим действиям! - воскликнула мама. Ее вид говорил сам за себя. Растрепанные волосы, бледность лица и отчаянные глаза. Она была в бешенстве.
  - да все нормально - в пол голоса проговорила я, покидая полицейский участок - что так кричать? Будто меня в первый раз задерживают?!
  - твое поведение возмутительно! Ты не вполне соображаешь, наверное? - продолжала тираду она. - тебе восемнадцать лет. Нам все сложнее освобождать тебя. И избежание наказание может привлечь внимание.
  - с головой у меня в порядке, если намекаешь на мое не вполне адекватное поведение?
  - так ты все-таки признаешь это?
  - вовсе нет.
  - Розалия мне еще никогда не было стыдно за тебя, так как сегодняшним днем - без эмоционально проговорил отчим. Открывая нам с мамой заднюю дверцу серебристого Лексуса.
  - все не так страшно.
  - ты серьезно? - чуть ли не прорычав, отрезала Наталия.
   Автомобиль тронулся. Водитель, милый мальчик, гнал по району на предельной для часа пика скорости. Мы несколько раз проскочили на красный свет.
  - Эдгар заслужил с твоей стороны более теплого приема нежели... очередное... происшествие, так сказать ЧП. - запинаясь шипела мамуля в мою сторону она не смотрела. Наверное, таким образом, пыталась меня наказать. Или ей просто было отвратительно мое лицо. - на протяжении почти восьми лет твое существование оплачивалось из его кармана.
  - не из его, а из средств Башкировых, и может, стоило родителям содержать своего ребенка, а не ...
   Я не успела договорить, как заполучила пощечину. Ее хлопок обжог лицо, оставляя красный след. Я судорожно пыталась унять жгучую боль.
  - не смей так говорить со мною! Я твоя мать и заслуживаю уважения!
  - а что заслуживаю я? Хоть кто-нибудь когда-нибудь спросил меня об этом? Чего хочу я? - говорила я на взрыв. Слезы катились градом по моему лицу. Я не могла унять нахлынувшую истерику. Допекли! - нет! Вы все решили за меня! Как себя вести и где жить! Вы и мужа мне нашли! Хочу ли вообще замуж?
  - угомонись. - сказал отец, протягивая мне носовой платок. Который я не приняла. Закрыв лицо руками, я облокотилась на колени. Мои всхлипы продолжались, но казалось это не кого особо не волновало. Голова болела. Количество выпитого спиртного отдавалось где-то в поджелудочной. Меня изрядно мутило.
  - Эдгар прибыл в положенный час. И вместо того чтобы на пороге нашего дома во главе с семьи стояла его невеста. Он увидел шиш с маслом. Нам пришлось впихивать сомнительные объяснения, которым он наверняка не поверил. Ты только подумай, в какое положение ты выставила жениха? - спокойно говорила мама. Будто читая доклад, а не нотации.
  - мне плевать.
  - ты опозорила его. Ты это понимаешь? Конечно, нет. Куда нам до тебя и твоих увлечений. - вставил свое слово отчим.
  - они всегда стояли выше интересов семьи.
  - мама я не хочу такой жизни. Быть узницей всю оставшуюся жизнь.
  - что за глупости ты говоришь? Да твой брак основан на расчете. И это не так плохо как ты думаешь. Ваша семья будет крепкой. Финансово обеспеченной. Ты сможешь заниматься всем, чем только пожелаешь, а страсть придет со временем. Если ты захочешь этого. Если ты откроешь Эдгару сердце.
  - не хочу я страсти с этим типом. Я вообще видеть его не желаю.
  - ты знаешь это не в твоей власти. Таков обычай твоего народа. - Эдуард Филиппович не мог, что бы не высказаться.
  - так значит я часть народа Лугару? Да мама, то есть я не часть человечества, не часть тебя?
  - ты мое сокровище - мать взяла мое лицо в сои руки. Пристально всматриваясь в мои глаза. - Я не смотря не на что рада твоему появлению. И если бы у меня был бы шанс повернуть судьбу назад, но при этом потерять тебя. То я не стала бы нечего менять.
  - тогда позволь мне жить с тобой. Человеческой жизнью.
  - я не могу. - с грустью прошептала, отстраняясь от меня. - много лет тому назад господь связал меня с народом волков. И с тех пор я живу этим миром. Как бы он не был жесток или не понятен мне, я принимаю его.
   - только будучи сплоченными, вам удастся сохранить свой род. - послышался голос отчима. - многие охотники до сих пор ищут вас. Выслеживают каждое мгновение. Они жаждут вашей смерти.
  - мы поступим так. Вечером, когда Эдгар прибудет к нам на ужин. Ты извинишься за свое отсутствие по причинам внезапного ухудшения состояния здоровья. Ты ведь совсем недавно перенесла грипп?!
  - фу мама как вульгарно так отвратительно лгать! У Шацкого наверняка дюжина прихвостней в городе. Он достоверно уведомлен о каждом прыщике на моем заде!
  - нет у тебя там прыщей.
  - я выразилась фигурально.
  - все ровно, нам нужно вести себя корректно. И ты будешь сама скромность.
  - да, мама - не охотно согласилась я. - только дайте мне аспирин.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  Время пролетело не заметно. Я, наверное, задремала. Мне снова снилась мама, как я скучаю за ней. Так хочется прижаться к ее теплым рукам.
  Послышался стук в дверь.
  
  - ваш заказ.
  С неохотой мне пришлось выбраться из ванны. По пути накинула полотенце, прикрывая наготу.
  - оставьте там - я указала в сторону кровати. Пропуская полноватую женщину, в белой униформе. Затем протянула официантке щедрые чаевые - благодарю. Если можно заберите посуду завтра
  - как пожелаете.
  Укутавшись в простыню. Скрестив ноги, я сижу на краю кровати и наслаждаюсь ароматами и вкусами своего ужина. Параллельно щелкаю каналы на телевизоре.
  Я не искала чего-то конкретного. Или надеялась не найти? К примеру, свое фото во весь экран с надписью ОСОБО ОПАСНА или РАЗЫСКИВАЕТСЯ. Внутренняя дрожь постепенно успокоилась. С первого взгляда все было, так как и прежде. Волноваться не о чем. По крайне мере на телевидении мое лицо не засветиться. Так значит, Шацкий решил искать меня своими силами или вовсе не ищет? Да такой вариант мне в голову даже не приходил. Что если меня ни кто не ищет? Повторила я. Так что тогда делать? Спокойно обосноваться где-нибудь. Да хоть в том же Ростове. Или продолжить марафон?
  Чего я боялась больше? Что меня ищут? Вероятно, могут найти? Или вовсе забыли о моем существовании? Меня никто не разыскивает? И не переживает как я там, на чужбине?
  В принципе все сложилось как нельзя лучше для моего женишка. Он получил в полное распоряжение состояние моего деда. И еще в придачу избавился от назойливой мухи-Розалии. И как я могла назвать себя мухой. Скорее прекрасной волчице. Что уж там скромничать. Да, крутая, из меня Лугару получается, за 19 лет еще не разу не обратившиеся в волка. Не принимающая участие в охоте и гребущая все сырое и кровавое.
   Возможно уделяя по больше участия в обыденной жизни Лугару. Я прониклась к своему второму я и даже смогла бы разбудить в себе волка, а я продолжа бежать. Бежать от семьи, своего происхождения и главное от себя самой. Да и Эдгар в принципе не урод. Все кто имевший с ним хотя бы одну встречу. Просто восхищались. Он становился их кумиром. Потенциально, попытавшись наладить отношения, я тоже прониклась к нему симпатией. Нет так нельзя, себя изводить, назад пути нет и сожалеть не о чем.
   Я одним махом опустошила все тарелки. Запивая все горячим шоколад. И довольно растянулась поперек кровати завернувшись с головой под одеялом, я довольно быстро погрузилась в сон, без сновидений к счастью.
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  
  Воспоминание второе.
  Пару дней назад.
  
  
   Я стояла в холле просторного особняка, построенного в викторианском стиле. Наш домик утопал в зелени и цветах. Его окружает неописуемой красоты большой сад. Из самых разнообразный деревьев и цветников. Одаривающие нас ароматными благовониями. Содержать такую красоту на песчаной местности, на которой и травинки не возможно вырастить, невероятное мужество и терпение. Это все мама и ее садовники. Она кропотливо день за днем приводила наше жилище в райский уголок.
  К слову, говоря, Башкировы не скупились. На строительство дома ушло целое состояние, а на его содержание и того больше.
  Я непринужденно облокотилась спиной об стену, руки сложила на груди. Наблюдала за сумасшедшей паникой царившей больше получаса. Мы ждали. Ждали появления дорогого гостя.
  - нет, эти цветы поставьте в гостиной. - указала мама на оплошность горничной - а орхидеи перенесите в столовую.
  - мама я не могу найти свои шпильки. - в бежала в комнату растрепанная Марианна - те который ты дарила мне на пятнадцатилетие - сморщив носик, теряя терпение.
  - с топазами? - уточнила она. Выравнивая цветы в букетах.
  - да. Да. Ты их видела? - с переполняемой радостью воскликнула сестра.
  - они в шкатулке на туалетном столике, дорогая.
  - точно, точно. - взбегая по деревянной лестнице, проговорила она.
  - Анжелина передай мне вот ту вазу. - мама указала пальцем на другой стол.
  Сестрица, приподнимая полы платья в пол, пробежала в указанное место.
  В нашем доме творилось что-то необыкновенное. Все куда то спешили. Что-то делали.
  Большие и светлые комнаты наполнились светом. По распоряжению моей родительницы включили все освящение. Я столько цветов видела только на похоронах. На каждом столике. В каждой вазе красовался уникально гармоничный букетик.
  
  Теперь, когда все на своих местах. Все одеты и готовы, семейство столпилось в опасной близости от меня.
  Бабушка со строгой элегантностью не изменяла своим привычкам. И как обычно в таких ситуация надевала строгий костюм. Подчеркивающий ее стройность. Ее посидевшие волосы с ювелирной точностью, волосок к волоску, возлежали на ее голове. Мама и мои сестренки, кстати, последние были точными отражениями первой. Белокурые блондинки с голубыми глазами. Как и полагалось, предпочли туалеты в красных и розовых тонах. Папа, он же отчим восседал на кресле с виски в руках. Сдержанно подчеркивая безмятежность.
  Я уложила верхние локоны на затылке, нижние ниспадали каскадом на плечи. Плате насыщенно синего цвета. Обнажающее мои худые плечи, второй кожей обтягивало мое тело. Полы платья достигали середина колена. Туфли на тонюсенькой шпильке, в тон туалету, завершали совершенный образ.
  - ну-ка встань, как следует - одернула меня бабушка.
  - все нормально - огрызнулась я.
  - нет, не нормально, юной леди так стоять.
  - ладно, ладно. Стою. - выпрямившись, ответила я.
  - девочки приготовитесь - прошептала мама. Оглядывая нас. - помните как нужно себя вести. Розалия тебя это касается в первую очередь. - она ткнула в меня пальцем.
  - все будет в ажуре.
  - только не переборщи с алкоголем - съязвила Анжелина.
  - Ха, ха, ха. - выдавила я.
  - за столом спиртное позволяется только нам и спутникам Эдгара. - папа указал на жену и тещу.
  - улыбнись - подбодрила меня Марианна, обнимая за плечи. - все будет тип топ. Вот увидишь.
  - это, не из моей сказки. Если бы все было тип топ, то Шацкий утонул сегодня утром в унитазе. - прошептала я в ответ.
  - он славный. Я его видела сегодня. Он там такой лапочка.
  - махнемся?
  - я не против.
  
   Мы с Марианной были лучшими подругами. Ее оптимизм в трудные периоды жизни, как нельзя лучше помогал мне. Она всегда поддерживала. Выгораживала перед родителями. Даже в далеком детстве, когда все мои сверстники конфликтовали с братьями и сестрами. Мы дружили. Не было игрушек моих или ее. Были только наши. И вот сейчас стоя в гостиной. Чувствуя ее горячие руки на своем теле. Я понимала. Что бы не произошло дальше. Мне всегда найдется место в этом сердце.
   С Анжелиной все произошло в точности до наоборот. С ней Марианне еще как-то удавалось найти сладить, а вот мне это не далось.
  - спасибо Денис. - проговорила мама кладя трубку телефона. - они подъезжают.
  - прощай беззаботная молодость. - выходя на улицу проговорила я.
  Черный лимузин в сопровождении двух вне дорожников въехал через широко открытые литые ворота. Пересекли обширную лужайку. Обогнули фонтан и припарковались в паре метров от нас. На дорожке из гравия. Охранники вышли первыми. Оставаясь возле машин. Отражали могущество своего господина. Мужчина, в черном костюме, одетый, как и все остальные, вышел из пассажирского сидения лимузина. Открыл заднюю дверцу. Выпуская мою судьбу.
   Настал кульминационный момент. Из машины непринужденно вышел высокий статный мужчина. Плотного телосложения. Шатен. В джинсах и кедах. И не заправленной белоснежной рубашкой. Он воссоздавал элегантность и легкость в каждом движении.
   Лучи уходящего солнца золотой нитью обрамляли все в округе.
  - добро пожаловать - проговорил папа, поживая Эдгару руку.
  - Эдуард добрый вечер. - взаимно пожимаю руку отчина.
  - мы скучали.
  - благодарю. Мне, несомненно, приятно ощущать теплоту и заботу вашей семьи. - с этими словами он бросил в нашу сторону короткий взгляд безразличия. По всей видимости, предназначавшийся мне. - Наталия, я уже просил вас сегодняшним днем обращаться ко мне на 'ты'. Мы практически родственники.
  - это все от волнения. - продолжила бабуля.
  - Эдгар наш дом и твой дом тоже. Мы будем рады тебе. - мама протянула ему свою тоненькую ручку, которую гость принял. Нежно касаясь ее губами. Фу, какой пафос.
  - мы уже извинились за отсутствие Розалии сегодня днем. - мама провела жениха ко мне. Эдгар стоял в шаге от меня. - дорогая, это Эдгар Шацкий. Твой будущий супруг. Эдгар это моя дочь Розалия. - представила нас мама.
  - она унаследовала вашу привлекательность.
  - благодарю. Вы мне льстите. - проговорила мама, самой ослепительной улыбкой, в ее арсенале.
  - Добрый вечер - я слегка поклонилась, изображая реверанс.
  - Розалия рад встречи с тобой. Как ты себя чувствуешь? - проговорил Шацкий, бархатным голосом.
  - грипп, сами понимаете - лукаво добавила я.
  - надеюсь сейчас с тобой все в порядке, цветочек? - плутовски спросил он. Оценивающе оглядывая меня. Словно игрушку в магазине.
  - да, и я не цветочек, попрашу вас так меня не называть!
   В ответ на его дерзость я так же окинула женишка взглядом. Хитро сузив глаза, а он принципе, не чего. Темно каштановые волосы. Локоны, которых рассыпанные по голове. Изображая идеальный беспорядок. Пару прядей упало на его лоб. Придавая моему врагу сексуальности. Открытый лоб. Бездонные фиалковые глаза. Высокие скулы Длинный прямой нос. Волевой подбородок. Полные губы, вытянутые в подобие улыбки. Его цвет кожи на несколько тонов темнее моего. Практически бронзовый.
   Его рубашка оказалась на пару верхних пуговиц, расстегнутой. Открывая мне могучую грудь. Обрамленной порослью густых волос. Я скользнула в низ. Его ноги идеальной длинны, как бы трудно, мне не было признаться в этом.
   Я почувствовала, как горячие губы коснулись моей холодной щеки, обжигая ее.
  - ты строптивая девчонка. Наш брак будет куда более интерес, чем я предполагал. - прошептал он мне на ухо. Так что его слова остались только между нами.
  - твоя жизнь превратиться в ад. Это ты не предполагал? - отрезала я, отстранившись. Наша так сказать семейная перепалка осталась тайной для окружающих. Человеческому уху не представлялось возможность такой низкой чистоты. Я, как и мой оппонент растянули губы в широкой фальшивой улыбке.
  - ну что мы все стоим на улице. Пройдемте в дом. Ужин будет подан с минуты на минуту. - предо мной возникла фигура матери. Она с легкостью воспользовалась предложенной рукой. И они первыми вошли внутрь. За ними последовал отец под руку с бабушкой. Анжелина не отставала. Мы с Марианной завершали шествие.
  - и как он тебе? - поинтересовалась сестра.
  - так себе. Пантов больше, чем мозгов - прошептала в ответ. Уверенная, что слух Эдгара куда более острый, чем мой.
  - ты не исправима.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - вы определились с датой? - спросил отец. Ловко управляясь с лобстером.
   Мы располагались в столовой используемой только 'по праздникам'. Ее нежно персиковые оттенки оттенялись большим темно шоколадного цвета столом. Большие окна в пол выходили во внутренний дворик. Открывая прекрасный вид на обширные степи. Расположенным в середине комнаты. И такими же стульями с высокими спинками. Сейчас стол накрывала белая ажурная скатерть. Сервировка блистала на ура, столовое серебро, фарфоровая посуда. Такое богатство мы позволяли себе с высоко поставленными гостями. Блюда, приготовленные приглашенным поваром из Волгограда. Завершали кульминацию.
   Мы рассажены в строгой последовательности, оговоренной заранее. В главе стола сидел папа. С права от него Шацкий, с лева, к сожалению я, дальше по мою строну Марианна и Анжелина. С права от Эдгара бабушка. По другую сторону стола, строго пропорционально от папы сидела мама.
  - я планировал сыграть свадьбу в конце весны. Сразу после дня рождения Розалии. Но так как это отлаживается вот уже два года. Мне прельстит любое...
  - так ты собираешься поинтересоваться моим мнением?! - иронично спросила я. Не сводя пристального взгляда.
  - Розалия! - послышался голос матери.
  - все в порядке Наталия Федоровна. Я действительно поступал эгоистически. Решая все организационные вопросы единолично. Не советуясь с мнением невесты.
  - ты занятой человек, Эдгар. Естественно, что свободного времени в твоем графике не сыскать.
  - тем не менее. Свадьба, прежде всего, должна быть идеальной в глазах Розалии.
  - точно. - подтвердила я.
  - Розалия, в какое время ты предпочитаешь выйти замуж?
  - никогда, было бы идеальным временем - сказала я только для уха Эдгара - я бы хотела получить образование. Может мы отсрочим бракосочетание на пару лет?! - продолжила парировать на аудиторию.
  - боюсь это не возможно. Мы и так откладывали свадьбу дважды. И все из-за не предвиденных обстоятельствах - мужчина светился. Он излучал животный магнетизм. То-то моя семейка без ума от него. До меня доносился приятный аромат его одеколона вперемешку с мускусным запахом собственного тела. Столь приятного и очаровывающего, что хотелось уткнуться в его грудь носом, прямо здесь и если бы хозяином благоухания не был Эдгаром, я так и поступила.
  - я оставалась на второй год не из-за 'неуспеваемости'. - не выдержала такого нахальства, я пыталась заглушить свои внезапно зародившиеся желания - А потому что я так хотела. Я прекрасно осведомлена об условиях договора между тобой и Башкировами. По которым, тебе надлежало жениться на мне после окончания школы. Или достижения совершеннолетия. Теперь директор уже выдал мне аттестат?! Я готова сказать, ДА. И я принимаю все твои условия. Поженимся в конце весны, все как ты хотел милый. - сказала делая ударение на последний слог. В комнате на какое то время воцарилась гробовая тишина. Все молчали. Даже официантки смолкли на кухне.
  - боюсь, что до окончания весны слишком долго ждать. - он улыбнулся мне ослепительной улыбкой, обратился к старшим, игнорируя мой тон и дерзость столь явную и открытую. - я прибыл собственно по этому поводу. Я прошу вас дать свое согласие на свадьбу в конце этой недели.
   Если раньше я кипела от злости. Ворчала и вредничала, то сейчас была просто ошарашена. Если еще мои глаза не выскочили из орбит. То в ближайшую минуту точно выскачут. Сердце усилило ритм. Его удары эхом отражались в моей голове.
   Если свадьба в конце недели. Это воскресение, если повезет. А сейчас вторник. ВТОРНИК!!! Максимум пять дней. И все я в клетке.
  - к... к чему... Ттакая спешка? - заикаясь проговорила я.
  - я слишком долго ждал. - теперь настало его время дерзить. Эдгар явно получал удовольствие от выражения моего лица.
  - о, Эдгар ты такой романтик. - послышался писк моей младшей сестры. Умела она вставить свое слово в не подходящий момент.
  - а свадебное путешествие будет? - спросила Марианна.
  - конечно дорогая. Пока я не могу раскрыть место, это сюрприз.
  - ваши родители прибудут? - поинтересовалась бабушка. Пока официанты подавали десерт.
  - они приедут к пятнице, на помолвку.
  - что мы успеем к пятнице?! Нужно определиться с банкетом. И приданным.
  - и свадебное платье.
  - а кто будет подружкой невесты?
  - мама мне нужно тоже обновить гардероб.
   Комната наполнилась гулом голосов. Каждый пытался вставить, что-то свое. Началась бурная дискуссия. Молчали только мы с Эдгаром, тупо уставившись друг на друга.
  - ты расстроена? - тихонько спросил он. На мгновение его лицо стало грустным.
  - ну что ты? Меня переполняют эмоции. - одними губами проговорила я.
  - как знаешь. - Шацкий молниеносно переключился в общий разговор - приданного не нужно. Покойные Башкировы позаботились об этом заранее. Все уже устроено.
  - банкет будет...
  - я позволил себе предложить нам провести церемонию прямо здесь. - будущий женишок развел руками - У вас чудесный сад. Пару гирлянд и все. И невесте будет спокойнее в родных стенах.
  - было бы чудесно, не так ли дорогая - воскликнул папа.
  - я за. - ответила мать.
  - на какое количество гостей нам подготовить банкет? - поинтересовалась бабушка.
  - с моей стороны прибудет не больше ста человек. И я беру на себя все финансовые расходы.
  - любезно с вашей стороны, Эдгар. С нашей стороны и того меньше.
  - и еще. С этого момента в вашем доме постоянно будут находиться мои люди. Без сопровождения вы не сможете покинуть эту территорию. Особенно это касается Розалии.
  - что за... - я нахмурила брови. Обложили со всех сторон.
  - ей угрожает опасность? - почти в один голос проговорили родители. На их лицах выражалось недоумение.
  - скорее нет, чем да. Но вам не стоит беспокоиться по этому поводу. С замужеством Розалия не только официально признается наследницей империи Башкировых - к слову говоря, я проживала все это время в тайне от стаи. И юридически признавалась их внучкой с момента заключения брака. - но и супругой претендента на пост вожака стаи. Многие завистники, через мою семью попытаются добраться и до меня. В особенности в период рождения наследников.
  - у тебя так все продумано.
   в нашем мире нужно быть на стороже. Особенно Лугару.
   Остаток времени мы провела молча. На вопросы не отвечала. В правду, говоря меня особо и не спрашивали. Как только мы вышли из-за стола, я в гордом одиночестве отправилась в свою комнату. Проигнорировав настойчивое приглашение остаток вечера провести в компании жениха.
  Я сидела на кровати. Когда послышались тяжелые шаги. И кто-то постучал в мою дверь. Я потеряла бдительность на какое-то время. Не смогла отличить запахи. В полной уверенности увидеть за дверью Марианну без церемонно ответила.
   тебе незачем стучать, проходи.
   Как по-семейному. Мне приятна твоя нежность, цветочек - улыбаясь, прошел в комнату. Он вальяжно развалился на моей кровати. По-другую строну от меня.
   Ты как посмел сюда прийти!!! - возмутилась я.
   Твоя мама любезно согласилась на наше уединение. Правда, она прелесть?! - высокомерно проговорил он. Взбивая подушку поудобнее. Правой рукой Эдгар больно ущипнул меня за бок, оставляя, по всей видимости, приличный синяк. - Полновата немного.
   Ты что сдурел!!! - вскрикнула я. Буквально выпрыгивая из кровати. - не смей меня трогать!!!
   ты моя невеста, а в скором времени и жена. - любовничек ловко хватает меня за руку. И с силой притягивает к себе. - с мирись с мыслью о физической близости. Я намерен каждую ночь исполнять супружеский долг. - В нос ударяет сильный запах мускуса. Какое то время мы лежим лицом к лицу его фиалковые глаза помутнели. Я попыталась встать, но куда там. Могучие руки сковали меня, в крепкие объятия. Во что есть мощь, я продолжаю сопротивляться. Нанося удары руками и ногами. Эдгар проворно скручивает руки зажимая их высоко над моей головой. А ноги прижимает своим телом. Безжалостно опускаясь на них. Вот так я оказалась лежа на спине под Эдгаром. Его сложившаяся ситуация явно удовлетворяла. С ухмылкой довольного кота, он продолжает осматривать мое тело. Тонкая материя платья сползла, еще больше обнажая ложбинку между грудей, а полы платья задрались до середины бедра.
   интересно, что у тебя под платьем? Не хочешь его снять? - продолжал дразниться он.
   Еще чего! Немедленно слезь с меня грязный подонок!
   Как мы выражаемся. Не оскверняй такой сладкий ротик ругательствами. - лицо Эдгара зависло в паре сантиметров от моего. Я видела и чувствовала его тело. Слушала тяжелое дыхание, обжигающее мою кожу.
   Я не имею понятия, что ты там возомнил о себе! Но имей ввиду ты мне отвратителен. Я призираю тебя!!! Ненавижу!!! - выкрикнула я ему прямо в лицо. Не сводя пристального взгляда.
   Сейчас меня охватило необычайной силы ярость, ненависть, злость, возможно обида на свою семью. Сразу так и не определиться в негативном чувстве. Однозначно я ненавидела Эдгара. Ненавидела все связанное с ним.
   Из последних сил мне удалось сморгнуть накатившиеся слезы. Собрав в груди всю боль и разочарование этой жизни я перестала сопротивляться. Проиграла бой, этот бой, но битва еще впереди.
   Эдгар почувствовал это. Он недоверчиво уставился на меня. Не меняя своего положения.
  - ты сдаешься?
  Тишина.
  - хочешь продолжения?
  Тишина.
  - ты так и будешь молчать?
  Тишина.
  Он продолжал говорить. Говорить. И говорить. Я молчала. Моя провокационная тишина. Достигла нужного результата.
  Эдгар слез с меня. И что-то бормоча себе под нос направился к выходу. Покидая комнату, он произнес.
  - хочешь ты этого или нет, но в воскресение ты станешь моей женой.
  
  
  
  ***
  
  
   Я чувствовала подавленность. На меня давили стены, и небо казалось низким. Воздуха предательски не хватало. Я постоянно чувствовала приступы паники. Головная боль не унималась. Тело постоянно бросало в дрожь. Обезболивающие не помогало. И успокаивающее тоже. Я не ела, кусок в горло не лез. Даже моя любимая на завтрак овсяная каша, казалась отвратительной.
  Я была призраком в собственно доме.
  С бледным лицом и темными кругами под глазами. Мое тело исхудало. Никакая диета не давала такого результата.
  Большую часть времени я проводила в своей комнате. Или кухне за чашкой крепкого кофе с коньяком. Прислуга старалась избегать меня. Они сочувственно поглядывали в мою сторону. Временами я слышала их разговоры.
  - бедняжка. Жалко на нее смотреть.
  - ее болезненный вид пугает меня.
  - еще бы. Родители тоже хороши, устраивают брак дочери.
  - а Эдгар не чего так симпатичный.
  
   Домочадцы в полную силу занимались предстоящим торжеством. К нам постоянно кто-то приезжал. Поставляли продукцию или элементы декорации. Из магазина свадебного салона привозили пару раз, доставляли разнообразные варианты платьев. Я критично игнорировала все. Шацкий не скупился, оплачивая всё. Позволяя моей матери развернуться с масштабом.
   Территорию дома мне запретили покидать. Я пыталась пару раз, вежливые охранники указывали мне на дверь, в обратном направлении.
   Ничем больше я не интересовалась. Даже занятия балетом забросила.
  
  
  ***
  
  
   Наступил вечер пятницы.
  - Розалия поторопись. Мы выезжаем через минуту - прокричала мама. Она все не могла свыкнуться с моим уникальным слухом. Ее мне было бы слышно на верхнее этаже, даже если она прошептала что-то.
  - я надеялась, что меня забудут. - уныло проговорила я, спускаясь по лестнице.
  - ты прекрасна, дорогая - сказал папа, целуя меня в щеку.
  - мы гордимся тобой.
  - я...
  - ты волнуешься. И это нормально. Все невесты проходят это, поверь мне. - пыталась подбодрить меня мать. - что еще будет в воскресение.
  
   ВОСКРЕСЕНИЕ!!! Чуть больше суток. Мне осталось чуть больше суток. От этих мыслей я вздрогнула.
  Я бегло окинула семью взглядом. И когда они успели прикупить такие платья! Даже бабушка надела вечерний туалет.
  
  
  ***
  
  
   Колонна наших машин, состоящая из трех автомобилей сопровождения, охранники Эдгара, и любезно предоставившего нам лимузина. Прибыла к парадному входу самого шикарного ресторана района. Под чудесным названием 'черная орхидея'. Папа обходительно помог нам выйти из машины. С такими платьями это становилось не преодолимо трудно.
   В вестибюле нас встретил швейцар.
  - добрый вечер - он с поклонам, приоткрыл нам дверь.
  - добро пожаловать в 'Черную Орхидею' - проговорил приближающий с другого конца вестибюля - гардеробщик любезно помог снять верхнюю одежду и молча удалился. - господин Шацкий уже ожидает вас.
  - благодарю Анатолий. - послышался голос приближающегося Эдарага. Сегодня он выглядел еще более сексуальным в этом строгом костюме, цвета слоновой кости и на пару тонов темнее галстуком. Его волосы зачесаны назад. Послышались восторженные стоны женской половины семейства.- я сам.
  - Эдгар вы великолепны.
  - я польщен.
   Мама под руку с будущим зятем прошла в зал. Папа следом вел меня. Бабушка завершала шествие окруженная моими сестрами.
   В ресторане царило умиротворение. Легкая музыка. Успокаивала меня. Зал был пуст. Вероятно, Шацкие предпочли уединение, арендовав все здание на сегодняшний вечер.
  За большим круглым столом располагались четверо. Двое мужчин и двое женщин. Они ослепляли своей красотой внешности и одеяния.
  - мама, папа прошу вас поприветствовать семью моей будущей жены. - Эдгар с легкостью парировал. - это Наталия и Эдуард родители Розалии. Галина Алексеевна бабушка. Позвольте представить мою семью Эмиль и София.
  - добрый вечер.
  - рады знакомству - мужчины поприветствовали друг друга рукопожатием, а женщины легким касанием, подобие поцелуев.
  - Розалия. И ее сестры Марианна и Анжелина, а это моя сестра Элизабет и ее супруг Шон. - Эдгар стремительно знакомил семьи. Помогая рассаживаться на указанные им места. Эдгар помог устроиться моей бабушке. Намериваясь в последствии уделить внимание мне, но к счастью я еще сохранила силы и ловкость. Стремительно обслужив себя сама. Жениха этот факт вероятно уязвил. Ему пришлось довольствоваться легкого касания моей руки.
  Удачно подобранный круглый стол. В дальнем конце зала. Так мы были все равны. Папа с мамой сидели поле Софии и Эмиля, затем бабушка. Мои сестры. Мы с Эдгаром и Элизабет с Шоном.
  - после стольких лет ожидания я как никогда рада знакомству с вами. - начала София. Женщина лет восьмидесяти, но на вид не больше сорока. Одно из преимуществ Лугару. Мы стареем намного медленней человечества. И живем значительно дольше. По меньшей мере, на пару сотен. К примеру, свекор со свекровью выглядели старшими братьями или сестрами, но никак не родителями.
  Вернусь к образу 'свекрушенции'. Она миловидна женщина с тонкими чертами лица. Каре, из огненно рыжих волос, с заниженными передними локонами зрительно удлиняли и без того длинную шею. Ее фиалковые глаза святились счастьем. Она будто отражала солнечные лучи. Так вот от кого Эдгар унаследовал этот цвет глаз.
  Эмиль смуглый шатен. Величественно возвышался над столом. Его черный костюм придавал бронзовой кожи еще более смуглый оттенок. Отец Эдгара столь же высокий и статный, как и его сын. По всей видимости, и не менее надменный.
  Золовка с мужем отличались большей скромностью, нежели их родственники. И все время ужина, вели себя тихо. Предпочитая слушать, нежели говорить.
  
  - я предлагаю выпить за знакомство - проговорил отчим. Поднимая фужер с шампанским.
  - поддерживаю - прозвенел голосок Софии.
  - салют.
  - а когда вы приехали - спросила мама
  - мы прибыли сегодня утром.
  - дорога надеюсь, вас не утомила?
  - не чуть. В Волгоград мы прибыли на нашем самолете. А в аэропорту нас встретил Эдгар.
  - ваш сын очень внимателен. - проговорила бабушка. Пытаясь своим тоном польстить не только его родителям, но как мне удалось распознать ее тон. Подчеркнуть мне его достоинства.
  - наш сын с самого раннего детства заботится о нас. Подчас уделяя нам больше времени, чем себе самому.
  - мама не стоит хвалить меня в присутствии невесты. Она еще решит, что я хвастун.
  - я не преувеличиваю. Ни с колечки. - продолжая с гордостью бессмысленную беседу - а твоей невесте стоит знать правду. С Эдгаром ты, Розалия будешь самой счастливой на свете.
  - мама, прошу.... Моя жена узнает все мои недостатки только после свадьбы, а то еще решит сбежать от меня.
  
   Внезапно я осознала. Точно! И как мне раньше не пришло такое в голову. Побег спасет меня от брака. Нелюбимого мужа. И золотой клетки. Пусть я не умею готовить, стирать и убирать. Не умею работать. Точнее никогда этим не занималась и пусть, научусь. Передо мной открывался огромный мир. Целая планета возможностей и решений. Я смогу отправиться куда захочу, и буду делать все, что только пожелаю. Устроюсь в балетную студию или официанткой в кафе. Сниму квартиру, а главное в моем новом мире не будет Эдгара Шацкого!!!
  
  - я бы хотел вернуться к поводу нашей встречи. - сказал Эдгар выходя из-за стола. В его глазах горел огонек. Правой рукой он достал из кармана красную коробочку. Открывая, ее он опустился на одно колено передо мной. Это выглядело так романтично и так эффектно. Чуть не прослезилась. Мои руки предательски дрожали. - Розалия, прошу тебя стать моей женой. - его взгляд околдовал меня. Я смотрела в его бездонные очи и боролась с собой. Боролась с желанием прильнуть к нему самым страстным поцелуем в моей жизни.
  - да, я согласна - прошептала я в ответ. И только когда холодный метал, покоился на пальце левой руки. И губы Эдгара скользнувший с ладони к моим губам. Я осознала все происшедшее.
  Его горячий рот коснулись моего. Он нежно ласкал пересохшие губы. Играя с ними языком. Вполне безобидный поцелуй переходил в более и более страстный.
  Стоя передо мной на одном колене Эдгар с явной не охотой отстранился. Продолжая удерживать мои ладони.
  - обещаю, ты станешь самой счастливой женщиной и супругой на свете.
  - поздравляем.
  - Эдгар Розалия мы рады за вас.
  Поздравления все сыпались и сыпались. Я почувствовала поцелуй матери и отца. Нежное прикосновение Софии. Прикосновение Марианны рассматривающей мое кольцо.
  Как в последствии, я узнала это колечко, принадлежало нашему общему предку. Бабушки Софии и моего отца Александра. И носило в себе глубокий смысл единения волчьих душ. Выглядело оно довольно экстравагантно. Толстое платиновое плетение, обрамленное большим рубином, окруженного россыпью изумрудов. Я вдруг почувствовала всю его тяжесть. Не только физическую, а прежде всего душевную. Эта погремушка имела большую цену, стоимость которой целая жизнь. Моя жизнь.
  
   Спустя какой промежуток времени. В котором, я уже не ориентировалась. Мне послышался голос Эдгара.
  - у тебя будет дюжина таких. - протягивая мне руку - потанцуем?
  - разумеется. - с притворной покорностью ответила я. Грациозно покачивая бедрами, шла я.
  По чудесному мгновению заиграла прекрасная медленная мелодия. Очаровывающая своими красками.
  Мы вышли на середину зала. Эдгар обхватил меня. Нежно прижимая к своей груди. Он излучал умиротворение. В некоторые мгновения я будто бы ощущала бескрайнюю, мощную и священную любовь. Бред конечно, Эдгар не чувствовал по отношению ко мне таких сильный чувств. Все, что угодно, но только не любовь, корысть, расчет, плотское желание.
  Его теплая ладонь на моей талии согревала. Принося с теплом успокоение. По всей видимости, мой партнер не хуже меня владел искусством танца. Вкладывая в каждое движение целый мир красок. Мы вальсировали. Слившись в одно единое целое. В две стороны одной монеты.
  
  
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  Москва.
  
   В городе я уже третий месяц. Мне удалось снять вполне приличную однокомнатную квартиру, за пятнадцать тысяч в месяц. Район конечно не ахти, да и сам дом, по-моему, в аварийном состоянии по крайне мере пару десятков лет, это точно. Постоянные перебои с горячей водой, а по утрам иногда и с холодной. Мебель древняя, в квартире пахло, а с потолка сыпалась труха, а про окна я вообще молчу. К ним я не прикасалась. Остерегаясь вероятности вывалиться с шестого этажа вместе с ними. Едкий запах плесени, в конец меня добил. И как люди могут жить в таких условиях. Других вариантом я не могла себе позволить. Карманных денег оставалось не так много. Большая часть, которых потрачена на 'идеальный побег'. С сегодняшнего дня я работаю над собой. Буду тратить разумно. Все скромненько. Готовить буду сама. В соседнем подъезде неплохой магазинчик. Где я закупила все продукты первой необходимости.
  
   В первую очередь следует привести в порядок свое новое жилище. Затем устроюсь на хорошую работу и постепенно свыкнусь с ролью обычной женщиной среднего класса. Осмыслить новое положение своей жизни казалось просто, но лишь в периоды размышления. В действии применить план, в реальности не так просто. С чего начать? Я никогда раньше не занималась подобными вопросами. Что вообще делала? Веселилась и развлекалась. Расшатывала нервы родителей. Доставляла неприятности Шацкому. Обновляла гардероб. Физическим трудом не богата. Всю работу по дому выполняла прислуга. Под руководством мамы. Она знает, что когда и где приобрести. Как воспользоваться. Я помню, как впервые увидела пароварку. Вообще то на кухню редко захожу практически никогда. Зачем? Прислуга приготовит и принесет все в указанную комнату. Тогда зайдя на кухню, увидела ее стоящую на столе. Долго ее крутила, туда, сюда. Что за хрень думала я? Потом уже вернувшийся повар открыл тайну.
  
   Я с большим энтузиазмом выдраила всю квартиру. Не оставляя и малейших признаков на нечистоплотность. Отправив весь хлам в мусорное ведро, сразу вынесла его в мусорный коллектор, как поступала наша горничная, слава богу, он имелся в доме. Затем отправилась в душ. Перекусив сомнительным бутербродом, я отправилась спать. Ближе к вечеру испытывая спазмы, вероятно нынешнее меню не устраивало моего желудка. Я отправилась на поиски работы. Обошла не счетное количество балетных студий и школ искусств. Затем заходила в магазины и кафе. Какие то непонятные мне организации. Но нигде меня не приняли. Я отчаялась найти хоть какую-нибудь работу. Желудок предательски ворчал. Решив себя побаловать. И тем самым хоть немного приподнять скверное настроение, зашла в одну забегаловку. Расположенную неподалеку от моего дома.
   В нутрии играла веселая заводная музыка. И шум разговоров. Сигаретный дым клубнями заполнял все пространство вокруг.
  Я тихонько присела за барную стойку.
  - желаете чего-нибудь? - спросил рыжеволосый бармен с седеющими прядями волос. Средних лет. Худощавого телосложения. Обтянутого в черные кожаные брюки и просторную рубаху.
  - да. Мне пиво и чипсы Lay,s с крабом.
  - прошу - протягивая мой заказ. - почему красивая девушка грустит?
  - вы всем посетителям задаете вопросы? - поинтересовалась я.
  - только прекрасным девушкам. Так что тебя гложет юное создание?
  - я сегодня убила весь день на поиски работы.
  - а результат я так понимаю, тебя не радует?
  - еще бы, я обошла пол Москвы. И везде мне показывали на дверь - уныло продолжила я.
  - и кем ты собираешься работать? - спросил он.
  - в идеале балериной.
  - отбрось детские мечты. Тут вся Москва одни балерины и модели, а в реальности? В реальном мире все обстоит куда хуже.
  - в действительности меня устроит все. Ну, практически все - поправилась я. Стараясь избежать неправильного вывода. Я сделала большой глоток холодного пива.
  - предлагаю работу официанткой в моем баре.
  - официанткой?! - с критичностью удивилась я
  - конечно. Не нужно так на меня смотреть. Мое предложение действует только сегодня. Завтра придут кандидатки из бюро и ты им не конкурентка. Уж поверь, неженок я вижу из далека. Мало вероятно, что в твоей прежней жизни, ты хотя бы наливала себе ... тоже пиво в стакан. - бармен указал пальцем на мой заказ.
  - а что мне нужно будет делать? - по-детски поинтересовалась я.
  - принимать заказы и разносить их по столикам.
  - а почему вы решили взять меня. Будучи уверенным, в моей некомпетентности? - задумалась я. Перебирая все варианты. Такого щедрого поступка.
  - когда-то много лет тому назад. Я был практически на твоем месте. И в свое время мне помогли.
  - я готова работать. - с энтузиазмом воскликнула я.
  - твоя смена начнется с девяти вечера и до трех ночи. До закрытия бара. Работать придется много. Так что сходи домой переоденься. И сними эти туфли. Иначе к полуночи будешь перемещаться босиком.
  
   С тех пор я официантка в баре. Мой рабочий график начинался с вечера и до закрытия, в лучшем случае до двух-трех часов ночи, а в худшем до рассвета. Я с быстротой и легкостью освоила все необходимые навыки моей первой работы. В коллективе быстро адаптировалась. С хозяином и барменом по совместительству я практически с роднилась. Мы часто разговаривали, шутили и смеялись. Михаил оказался забавным. С моими напарницами Настей и Викой подружились сразу после знакомства. Они очень веселые и забавные девчонки. В своем воплощении светлячки этого города. Девчонки немного старше меня. Две противоположности друг друга. Высокая и маленькая. Плотная и худая. Пепельная блондинка и жгучая брюнетка. Раскованная феминистка и скромная, застенчивая католичка. В реальности они из пригорода, но, как и все в поисках себя. Живут мои новые подружки вместе в съемной квартире. Так сказать гражданским браком. Я много слышала о подобных однополых отношения и раньше. А сейчас впервые оказалась в непосредственной близости. Не знаю если еще пару месяцев назад, мне задали вопрос, как я отношусь к лесбиянкам, я затруднилась бы ответить, а возможно прокомментировала все аморальную реплику в моем арсенале. Теперь же, Рядом с Викой и Настей я понимала, что это не так. Я изменила свое отношение. Чистая и светлая любовь двух людей. И не важно кем они являются. Прекрасно само по себе.
   Бегая между столиками, я часто обращала внимание, на их у краткие переглядывания. Взгляды полные любви и нежности. Наблюдая за ними я мечтала о подобном чувстве. Отношениях полных чудесных мгновений и ощущений. Я хотела встретить человека, с которым тоже вот так подобно двум прекрасным женщинам буду любить. Смотреть в чарующие очи. Касаться горячих рук. Ощущать жаркие поцелуи. Засыпать сладким сном, в объятиях любимого мужчины. И когда-нибудь умереть, не отстраняя пристального взгляда с его лица.
  
   Середина лета, пик жары и смога, горели торфяники. Я чувствовала запахи дыма намного острее остальных. Мои глаза постоянно слезились, к счастью в баре работал хороший кондиционер. Он меня и спасал. В остальном моя жизнь протекала более или менее в спокойном русле. Просыпалась ближе к полудню. Готовила себе, причем заметьте собственноручно. По началу кофе я варила просто отвратительный. От одного запаха меня мутило. Но потом с течением определенного периода времени я освоила эту науку. И яичница не подгорала. Жила я скромненько. Не сравнить с моей прежней жизнью. Питалась в основном полуфабрикатами. Не ахти. Скажу я, а куда деваться. Денег украденных у родителей совсем не осталось. Приходилось перебиваться на скромную заработанную плату. Как и большинство простых Россиян. Оставшиеся свободное время предпочитала проводить дома. За все время я лишь единожды ездила в центр. Прогуливалась по красной площади. Время шло. Не у молимо проносилось вперед. А страх оставался. Я продолжала просыпаться в холодном поту. Шугаться каждого шороха, маскировалась, петляла, запутывая свои следы.
   Работа приносила мне удовольствие. В баре я ощущала себя дома, в полной безопасности. Здесь я никогда не пряталась и не боялась быть найденной. Моей семьей и друзьями стали коллеги по работе.
   Временами я очень скучала по маме и Марианне, да и по остальным тоже. Увижу ли я их когда-нибудь? Хоть разок? Это вряд ли. Стоит только пересечь вражескую территорию как я окажусь в крепких тесках. Из которых, мне не удастся освободиться.
  
   Наступила осень.
   Желтая листва прекрасным дуновением ветра слетала с верхушек деревьев. Даря окружающей нас природе желто-красные яркие краски. Скрашивающие серую мглу. Дул холодный ветер. Проливные дожди сменялись изморосью. Царило уныние и скука.
  
   Первые часы работы вдохновляли меня. Я подобно метеору носилась между столиками и к барной стойке туда и обратно. Не считанное количество раз.
   Воспользовавшись советом моего начальника, данного мне еще в первый день работы, я надевала удобную одежду, как, к примеру, сегодня, красную футболку. Светлые джинсы и темные балетки. Волосы оставила распущенными. Не любила сковывать себя. Мои прямые черные, практически смольные локоны, достигающие пояса. Новая густая челка, прикрывающая брови придавала некую сексуальность нового образа. Современной женщины. Я пошла на это по совету Насти. Она любительница экспериментов. Дальше челки я не пошла.
   К середине рабочего графика, руки и спину сводила острая боль, кости ныли. Такое ощущение, что они ломались. Крошились на меленькие частицы, я едва могла пошевелиться. Я и раньше испытывала недомогания. Практически каждую ночь, но прежде отделывалась легкой тошнотой или небольшими головокружениями. Мой организм требовал. Жаждал чего-то. Я хотела... Вероятно, этому послужила обстановка. Пища с отсутствием витаминов и аминокислот. Новый режим. Трудовые будни. Наличие хорошего продолжительно сна. По всей вероятности физические нагрузки мне не подходили. По крайне мере сегодня.
  Чем глубже мир погружался во мраке, тем сильнее становилось мое недомогание. Головокружения усиливались. В некоторые моменты я не могла и шагу сделать. В страхе свалиться прямо здесь. Тошнота, подкатывающая с новой силой. Вырвалась наружу. Благо я успевала до дамской комнаты. Жидкость, вырывавшаяся из меня с противной зеленой слизью и скверным запахом. Казалось, отрывались все внутренности. Боли усиливались. Чудом я продержалась до закрытия бара. Михаил бросал на меня взволнованные взгляды. Но вопросов так и не задал. И во, что есть мочи, добежала до дома. В прихожей ноги подкосились. И я свалилась на пол. Выпуская очередную порцию зелени. В полу бреде доползла до ванной. И отключилась.
  Сколько времени прошло с той минуты я не знаю. Да и не важно это. Очнулась от неизвестного ощущения. Какой то невесомости. Я будто парила и в тоже время плотно, с силой прижималась к полу. Каждое, ощущение. Будь то дыхание или взмахи век. Все причиняло безумную боль, все тело крутило. Выламывая и выкручивая мышцы, кожу и кости. Я извивалась на холодном кафельном полу ванной. В предсмертных конвульсиях. Стоя на четвереньках. Я то и дело припадала лицом к грязным рукам. Глаза наполнялись слезами. Бескрайними реками, бороздившими лицо и шею. Я кричала, во, что есть мочи. Не сдерживаясь. Не чуть. Из моего горла то и дело вырывались стоны, сопровождаемые хрипами. Не подчиняемые моей воли. Изломленные пальцы в пивались в кафель. В кровь, сдирая кожу. И ломая ногти. Краем уха я, слыша как под моим натиском трескался пол. Рвотный рефлекс периодически накатывал с новой силой, опорожняя меня. Когда в желудке пищи уже не осталось. Изо рта пошла кровь. Густые сгустки. Запекшийся крови. Кусками выходили из меня. Я заводилась продолжительным кашлем. Прочищающие горло и легкие.
  - А...А...А!!! - вырвалось из меня.
  Еще один удар. Острым кинжалом, полоснувшим вдоль позвоночника. И я выгнулась подобно дуге. Спазмы, охватившие мое тело спровоцировали расслабление всех мышц моего тела. Я почувствовала, как по моим ногам горячими потоками полились собственные фекалии.
   Еще пару минут я боролась. Продолжала сражаться всей своей человеческой сущностью. Я билась, отстаивая свою жизнь. Новый огненные поток раскаленной лавы, охвативший меня, в объятиях смерти, был последним, что я помню.
  
   Там в небытие я летела. Парила среди белоснежных воздушных облаков, озаренных яркими лучами утреннего весеннего солнца. Я была подобно бесформенной материей. Поднималась в высь. Стремительно падала, но не касалась земли, а проносилась вдоль поверхности с необычайно быстротой, пугающей меня. Взлетая снова ввысь, скорость увеличивалась, сливая, все окружающие в размытые темные пятна.
  
  
  
  
  ***
  
  
   Темнота сгущалась.
   Я не могла разглядеть что-то дальше вытянутой руки. Брела на ощупь.
   Я шла по лесу. Не знакомому мне ранее. Все в округе наполнилось тишиной. Гробовой тишиной. Пугающей меня. Дыхание участилось. Руки задрожали. Нужно как можно скорее найти выход.
  Послышался долгий протяжной вой. Голос грубый и мощный. Он раздался совсем близко. Менее километра.
  Обострив все органы чувств. Ощутила тяжелое дыхание. Удары о землю могучих лап. Зверь приближался. Он укорял бег. Направляясь в мою сторону. По крайне мере волк один. Мог это факт как-то помочь не знаю.
  Подхватив полы платья, метнулась в противоположную сторону и почему я всегда оказываюсь в подобных нарядах?! Неужели в собственном сне я туплю, одевая неудобные туалеты. Или в этом тоже есть зашифрованная смысл? Надо призадуматься над этим. Как и ранее я без обуви. Если до этого такое положение мне не мешало. То теперь в темноте, в лесу, это создавала кучу проблем. Ступни ударялись о корни деревьев. Сбиваясь в кровь. Болевые ощущения не причиняли нетерпимой боли или чего-то с чем мне не под силу справиться. Кровоподтеки на ступнях. Оставляли следы на траве, которые укажут на мое местонахождение.
   Я пробежала огромное количество ненавистных метров. Животное настигало. Сокращая расстояние между нами. Его рев сопровождаемый воем вводил меня в ступор.
   Впереди мне показался дом. Маленький деревянный домик с крышей из камыша. Он располагался среди леса. На ее опушке. Жилище не ограждал забор или другое оградительное строение. Я беспрепятственно пробралась к его стенам. Дом явно жилой, в нем чувствовался человеческий дух. По меньшей мере, трех четырех человек, семьи. Они спали в одной из комнат, дверь заперта. Как я только не пыталась ее открыть, она не поддалась.
   Тем временем грозное рычание достигло края леса. На моих глазах из-за стволов деревьев и кромки растительности выпрыгнул огромный бурый волк. Я видела его прежде в своих других снах. Тогда он вел себя куда более дружелюбно, чем сейчас. Зверь замедлил шаг, наслаждаясь моим страхом, последними мгновениями жизни. Фиалковые глаза приобрели багровый оттенок. Они светились в темноте. Вжавшись в старую трухлявую стену дома. Из последних сил рванула в сторону. Возможно, существует еще одна дверь? Спотыкаясь и падая, запутываясь в мешавшем платье, я практически ползком обогнула дом, двери нет, ее просто нет. Вернуться и попытаться, забраться через единственное окно не было возможности. Волк следовал за мной. Нас отделяло пара метров. Перебарывая панические приступы, я заметила небольшую дыру, ведущую под дом. Спасение. Я в, что есть мощи рванула, обдирая в кровь все тело. Щепки глубоко входили в кожу. Пересиливая боль, я проползла как можно дальше от прохода. Пространство довольно замкнутое. Я едва могла пошевелиться. В проеме показались лапы волка. Пробраться ко мне он не мог. После непродолжительного рычания он удалился. Я на мгновение ощутила радость и спокойствие. И как видно рано. Над головой послышались, треск стекла, грохот и душераздирающие крики домочадцев. Он проник в дом, он убьет их.
   Все закончилось сравнительно быстро. Они умолкли на век.
   Прикрыв ладонью рот, пыталась унять нарастающую истерику.
   В тот же миг над головой раздались новые звуки. Волк принялся крушить дом. Нет! Он разламывал полы. Доски разделяющие меня от него. Я решила вернуться на улицу. Пока он будет занят разломом дома, у меня будет время уйти. Я обернулась к проходу, вот ужас! Его не было, на месте дыры красовалась каменная стена. Я огляделась в округе. Камень проходил по периметру здания, представляя собой фундамент. Как же я тогда пробралась внутрь. Как могли появиться царапины он щепок доски? Окинув взглядом свое тело, оно было совершенно целое и невредимое. Исчезли даже ссадины на ногах. Как такое возможно, выхода нет.
   Волк с прерывистыми гортанными звуками, расправился с препятствием, за несколько минут. Последние покрытия отлетели в сторону. Освещая меня ярким светом. Высоко крепленой лампочки. Я зажмурилась, постепенно привыкнув к новому освещению, с опаской открыла глаза. Я сидела в яме, действий никаких не происходило. Я выглянула. Волк смотрел на меня в упор. Он спокойно сидел на краю только что выломанного отверстия и просто смотрел на меня. Фиалки отражали нечто большее, чем просто жалость. Он жалел меня? Как может грубое безмозглое животное жалеть меня?! Сознательного человека и прекрасную женщину?
  
  
  
  
  Глава шестая
  
  
   Воспоминание третье.
   Свадьба.
  
  Утро. Воскресение.
  
   Этот день кульминационный в моей жизни должен был стать решающим. Сегодня не только устраивалась моя семейная жизнь. По-которой я к вечеру становилась Розалией Александровной Шацкой-Башкировой. Или просто госпожой Шацкой. Но и наследницей империи моих предков. Получала внушительное богатство. Неизмеримое, одним миллиардом долларов. Переезжала в дом мужа. Признавалась Лугару. И могла принять участие в охоте среди своей стаи.
  
   Ко времени, говоря. Клан Башкировых и Шацких имел одни общие корни. Соединенные по легенде двумя великими охотниками, принадлежавшими к вражеским племенам. Волей судьбы их жизни крепко переплелись. Узами сильнее, чем любая вражда, крепче ненависти. Любовью. О великой любви прекрасной Стефании и Лукаса ходят самые разные противолежащие легенды. По одной Стефания очаровала своего врага. С корыстной целью обезоружить врагов, соблазняя прелестями своего тела женщина не единожды отдавалась в руки мужчины. И вот когда наступило время уничтожить Лукаса. Стефания имела несколько совместных детей. Мать не смогла лишить жизни отца своих детей. Стефания не смогла, она поняла, насколько сильно привязалась к нему и ранним утрам они сбежали. Основав свой дом в степях.
  Подругой, Лукас похитил Стефанию из отцовского дома, в качестве трофея. Вспыльчивый бесстрашный нрав женщины пришелся по душе заядлому холостяку и войну. Вернуться в деревню со Стефанией он не мог. Там она могла стать лишь наложницей, рабыней не более того. Столь жестокой участи Лукас не желал возлюбленной. Он перекинул ее тонкое тело через круп лошади и отправился в путь. Путешествие длилось несколько месяцев, прежде, чем он нашел подходящее место для нового дома. За время пути Стефания прониклась душою к своему похитителю и с радостью возлегла на брачное ложе. Финал легенды гласит, два могучих наследника, двух разных народов. Возвысил их над остальными. Их потомство рождалось сильным, умным и благородным. В последствии от Стефании и Лукаса произошли множество детей, а от их детей дети. И так вплоть до нашего времени.
  
   Я проснулась. Глядя в свой резной потолок, виде фрески. Задумалась какое конкретное чувство я должна испытывать сейчас, я ведь выхожу замуж. Этот день в жизни любой девушки всегда играл важную роль. Свадьба сопровождалась суматохой и паникой. Ожиданием чего-то удивительного и прекрасного. Ну, или по крайне мере страх, ненависть, обиду, но я не испытывала никаких чувств. Абсолютно не чего. Потянувшись в удовольствие, я вволю зевнула, раскидывая руки по подушкам.
   Так, так. Я взглянула на настенные часы. Время одиннадцать ночь семь. Бракосочетание в три часа. У меня до кульминационного момента меньше четырех часов. А в резерве и того меньше. Мама предупредила, еще вчера. Она прибудет в сопровождении стилистов к двенадцати. Так, что понежиться в постельке мне осталось пятьдесят три, уже пятьдесят две минуты, воспользуюсь ими, накидывая одеяло, я с головой накрываюсь. Понежившись не много, отправилась в душ. Холодная вода должна была взбодрить меня. Маму я встретила в халате.
  
  
  
  ***
  
  
   В субботу утром, то есть вчера. К нам домой прибыл Шацкий младший. Проверить, как идут приготовления, которые к тому моменту были завершены. Чего только нельзя сделать под руководством моей мамы. Ей нужно сделать карьеру организатора, и не важно чего. Наталия соорудит все в лучшем виде.
   Вся территория особняка украшена цветными лампочками и лентами. Построен навес. Огромный белый шатер, скрывающий банкетный зал от палящего солнца. Столики, расставленные в шахматном порядке, для репетиции, накрыли белыми скатертями с розовыми лентами и бантами, приезжал оркестр, настраивали инструменты. Так, что практически весь репертуар мне известен. Довольно приличная музыка, грех не согласиться.
   Шацкий удивил меня, прекратив играть безумно влюбленного женишка хотя бы вчера. Прибыл без цветов, не пытался делать комплименты. Он вообще не желал меня лицезреть. Ссылаясь на плохую примету, видеть невесту перед свадьбой, тем не менее, я спустилась, позлить его. Я снизошла нагишом, обернутая в банной полотенце. С длинными мокрыми волосами, по которым все еще стекала вода. Я прошлась пару раз туда, сюда, якобы ожидала приготовления кофе, рассматривала принесенную почту. Пускай любуется, этого тела тебе не видать. Думала я. Весь промежуток времени рассаживания в нашем доме Эдгар искусно претворялся озабоченным хлопотами о свадьбе. Весь такой бедненький мальчик, сваливший на себя не посильную ношу, а в действительности корыстный злоб, присвоивший состояние моих предков, мое богатство. Когда кофе сварили, я распорядилась отнести большую чашку в мою комнату.
  Вечеринка в честь девичника, была так себе. Марианна пригласила несколько моих подруг, прошедших мамин кастинг, а может даже и Эдгар принимал в нем участие. Не удивлюсь. Мне последний день свободной жизни был по барабану. Я вообще не собираюсь с ним жить. Пускай получит наследство и катится на все четыре стороны. Участия в вечеринке не принимала. Через силу, напихав в свой желудков всего подряд я демонстративно молча отправилась спать. Настроение домочадцев, конечно, сразу спало на нет. Они не понимали моего упрямства. Не понимали, почему я по-прежнему продолжаю сопротивляться. Почему не открываю сердца для Эдгара. Я закрыла свою комнату на ключ. Так, чтобы мои родственнички не сумели попасть внутрь. Запертая дверь их не остановила. Посылая нравоучения с той стороны. Общей перепалки я не слышала. Да и не ответила бы им в любом случае пускай себе переживают. Будут знать как решать все за меня.
   На удивление я быстро заснула. Спокойным безмятежным сном.
  
  
  
  ***
  
  
   Я долго продолжала разглядывать свое отражение. Большие выразительные глаза. Высокая, стройная, слегка худощава, как и полагается балерине, с россыпью длинных черных волос большими кольцами, спадающими на мои плечи. Обрамлялись белой ажурной фатой ручной вышивки с золотыми нитями. Мою фигуру потягивало белоснежное платье расширяющиеся к низу, в виде перевернутой кувшинки. Лиф, которого обшит драгоценными камнями , а подол золотыми нитями и жемчугом. Скромное декольте. Оголяющие мои плечи. Скрываемые за полами фаты.
   Несколько раз повернулась в разные стороны, изучая свой наряд со всех ракурсов. В принципе, я выглядела потрясающе. Даже ситуация не смогла ухудшить мою внешность. Продолжая кружиться, возле зеркала я впала в подобие эйфории. Мне безумно захотелось ускорить процесс ожидания. Я представляла, как буду идти вдоль рядов. Как на меня зачарованно будут смотреть гости. Как впереди возле алтаря меня будет ждать возлюбленный, в моей жизни все не так. Парня на сегодняшний день нет. Любовными узами не страдаю. Чувств к будущему мужу не испытываю. да... везет так везет, не чего не скажешь. Не чего отчаиваться, вот выйду замуж. Мое наследство официально перейдет в управление мужа. Сбегу. Ну, поищет они меня пару месяцев для приличия и задут. Тем более Эдгару нет необходимости убиваться, по непутевой женушки. Ему нужно состояние он его получит, а я получу свободу, вот и все решено.
  
   ты ослепительна - послышался голос матери, она тихонечко вошла в комнату. Приподнимая шлейф длинного бирюзового платья. Мама обняла меня за плечи и нежно поцеловала - я рада за тебя.
   Спасибо - проговорила в ответ. Не выдавая признаков своего замысла. Продолжала смотреть в отражение.
   Рози. Ты так красива в этом платье - пропела Анжелина, впервые за нашу жизнь услышала от нее добрые слова. Поравнялась с нами.
   Анжелина. Тебе пятнадцать? - наигранно удивилась я ее зрелости не по годам. А прекрасное нежно алое платье придавало ей сексуальности.
   да. и я моложе тебя - шутливо проговорила она, принимаясь обнимать меня.
   Моя старшая дочь выходит замуж. Как быстро летят года - практически со слезами на глазах сказала Наталия, поправляя фату.
   Мама не нужно слез, ты прекрасна, молода и у тебя в запасе еще две дочери. И Максим из подгузников еще не вырос. Растить и женить тебе есть кого. - вздохнула я -пора идти?
   Подожди, бабушка и Эдуард хотели поцеловать тебя до церемонии. Спустя пару минут в комнату вошло трое. В нарядных платьях и костюмах. Они звонко смеялись. Заметив меня несколько потупились. Созерцание мое прекрасной внешности в ослепительном наряде. Потрясло их до глубины души. Кстати говоря, платье выбрала мама и Марианна. После сотни критично пересмотренных нарядов с моей стороны я удалилась, громко хлопнув дверью. Так, что я его увидела только сейчас. Родственники испугались, вероятно.
   Ну, все отойдите от нее. Дайте и нам полюбоваться внучкой - бабуля жестом руки приказала мне покрутиться. Оглядев меня со всех сторон, она сказала - лучшей свадьбы еще не было. Наша Розалия самая красивая невеста.
   Да только когда я буду выходить замуж, я буду красивей ее - высокомерно буркнула младшая сестрица.
   Угомонись Анжелина - одернула ее Марианна - до этого тебе придется пропустить для начала меня. Малявка.
   Девочки! - воскликнула мама. Поправляя макияж - вы у меня самые красивые.
   Давайте поторопимся - предупредил папа.
  
   Мои родные принялись меня целовать и желать долгой и счастливой супружеской жизни. Кто-то давал наставления и советы. Другие подбадривали и шутили по поводу первой брачной ночи. Я не слушала слова. Не понимала их значение. Не воспринимала как неизбежность или как должное. У меня был план, осуществляемый к концу дня. Я и только я знала это с каждым касанием, с каждым поцелуем. Я мысленно прощалась с ними. В последних объятиях я просила богов подарить им счастье, веселье и радость. Пусть я не увижу этого. Вероятно, не пожелаю благополучия в день замужества сестер. Не увижу их родившихся детей, не состарюсь вместе с ними, но я твердо была уверена. Они найдут в себе сил пережить мое предательство. Они поймут и примут мое желание.
  
  
  
  ***
  
  
   Я стою в холле второго этажа в полном одиночестве. В низу слышались множество голосов, знакомых не известных. Всего не более ста тридцати. Эдгар прибыл в компании своей семьи не много раньше, положенного времени. Они любезно беседовали. С гостями. Обсуждали нейтральные темы и все такое прочее. Будущая свекровь с почтенной вежливостью интересовалась различными мамиными антикварными безделушками. Женщины, по-видимому, быстро нашли общий язык. Общие темы и увлечения и не слова не проронили обо мне или Эдгаре. Эта тема словно была под запретом. Элизабет присоединилась к ним не много позже. Он почтила своим вниманием практически всю женскую половину гостей. Даже с моими сестрами успела поболтать. У последних, конечно язык без костей. Без стеснения, расспрашивая о личной жизни Эдгара его девушках и увлечений. Когда я услышала его имя, то сразу заблокировала их голоса. Мне не хотелось о нем не чего знать.
   Наша большая гостиная, теперь уже перестроенная в гостиную заполнилась гостями. Все расселись по местам. Заиграла музыка, свадебный марш, имя автора на ум не приходило. Досчитав до десяти я начала спускаться, наша лестница построена в виде изогнутой спирали, так, что когда я спускалась, гости могли наблюдать за моим не торопливым грациозным шагом, я словно плыла над полом. Сердце мое замирало с каждым аккордом. Когда ноги спустились с последней ступени, я оказалась в раю. Отделявшая меня от гостиной арка, украшенная жасминами, была превосходна. А то, что скрывалось за ней. Неописуемой красоты. Потолок украшен из тончайшего розового полога. Полы которого, обрамляли стены. Гости расположились в два ряда, меж них красная ковровая дорожка, усыпанная лепестками белых роз, ведущая к алтарю. И все в живых цветах. Я продолжала идти, гордо и высоко приподняв голову. Гости встали. Медленно прошла в положенные метры я оказалась в паре метров от Эдгара. До этого момента я не смотрела на него. Я глядела куда-то сквозь эти стены.
  Жених надел традиционный черный фрак. С белой рубашкой и галстуком-бабочкой. Его волосы аккуратно уложены. Он стоял прямо словно столб. Руки, сложив за спиной. Когда я оказалась на расстоянии вытянутой руки. Эдгар протянул мне ладонь. Я с не охотой приняла ее. И мы на мгновение оказались лицом к лицу. Глаза в глаза. Его фиалки плясали серебристыми искрами.
  Работник загса задала нам традиционные вопросы, предварительно пролепетав скучную речь.
  
  - да - ответил бархатный голос Эдгара, теперь уже мужа, с едва уловимой дрожью. Я почувствовала на себе его взгляд, Эдгар едва покосился в мою сторону. Стараясь быть не замеченным.
  - да - послышался мой уверенный твердый голос. Вздрогнув от удивления. Надела на его палец обручальное кольцо.
  - властью данной мне законом Российской Федерации, объявляю вас мужем и женой. - с улыбкой на устах проговорила женщина. Закрывая красную папку в которой мы ставили свои подписи. - жених может поцеловать невесту - продолжила моя мучительница.
  Шацкий повернулся ко мне в пол оборота. И одним стремительным движением привлек к себе. Я не ответила на его нежный поцелуй. Игнорируя все его попытки. Затем поведение мужа стремительно изменилось. Удерживая одной рукой тонкую талию, другой крепко обхватил мой подбородок. И с жадностью, какой-то ненасытностью прильнул в страстном жестоком поцелуе. Оказавшись замкнутой в его крепких объятиях, я едва могла шелохнуться. Эдгар полностью владел ситуацией. Горячие губы, пожирающие мой рот, усиливали натиск. Под таким давлением, от которого во рту чувствовался привкус крови. Моей крови. По телу пробежала легкая дрожь. Сменяющаяся теплом, нехватка кислорода, я приоткрыла губы, в попытке вздохнуть. Из груди вырвался легкий стон. Эдгар улыбнулся самой коварно-соблазнительной улыбкой. Воспользовался ситуацией. Теплый скользкий язык проник внутрь меня. Он играл с моим, доставляя необыкновенное удовольствие.
   Когда муженек отстранился, мои щеки пылали, губы распухли, а дыхание стало прерывистым.
   Первое, что я почувствовала крепкие объятия мамы и папы. Холодные руки четы Шацких. Нежное касание губ Элизабет - добро пожаловать в семью - проговорила она, отстраняясь. Уступая место другим. Я не помню что происходило после. Как мы вышли из дома, как пересекли лужайку, как вошли в шатер.
  
   Мы восседали, словно король и королева. На самом почетном, самым лучшем месте в шатре. Наш с Эдгаром столик находился несколько выше остальных. Так, что в придачу ко всему я имела потрясающий обзор. Поздравления все сыпались в наш адрес. Громкие тосты звон фужеров и все по новой, традиционные правила, мы исполнили. Первый танец, вальсировали мы замечательно. Когда два профессионала сливаются воедино, получается не просто танец, а шедевр. Наша страсть на площадке завила зрителей, я видела, как другие пары старались поспеть за нами, куда им до нас. Эдгар, правда чуть не испортил все настроение, через чур сильно прижавшись ко мне, я осторожно отстранилась. Всем своим видом указывая на дистанцию, супругу пришлось согласиться.
  Спустя незначительно промежутка времени, мы резали торт, традиционный, трех ярусный с куклами на верхушке. Эдгар стоял позади меня, я чувствовала его дыхание на своем затылке. Он держал нож для торта, моя ладонь лежала по верх его. Первый кусочек достался мне, вкусный бисквитный с твороженным кремом, как я люблю. Затем я накормила мужа, аккуратно не запачкав его лицо. Последовал такой формальный поцелуйчик, без моего участия.
  
  - я счастлив, видеть тебя своей супругой, цветочек. - прошептал муженек, с какой-то осторожностью касаясь моего запястья. С опаской - ты не хочешь мне что-нибудь сказать?!
  - а должна? - искренне удивилась его наглости. Женился на мне против воли. Заграбастал мое состояние. И еще хочет... общения? Вот ублюдок!!!
  - не знаю, мы женаты. Нам нужно общаться, это неизбежно. Ты не находишь? - Эдгар продолжал говорить без эмоций. Его одно тональная речь раздражала. Каменное лицо, изредка поигрывало скулами. Назревал наш первый семейный скандал.
  - да ты прав, нам стоит говорить. Пусть даже изредка.
  - почему?
  - почему, что?
  - ...ты считаешь у нас не получиться наладить супружеские отношения?
   у нас нет не чего общего. Мы из разных миров. Наш брак фикция. Ты это знаешь. Сейчас пытаешься быть вежливым или тактичным, это не к чему - продолжала свою тираду. Ковыряя вилкой в салате. - поверь.
   То как ты стонала от моих поцелуев говорит об обратном. - за живое уколол он. Улыбаясь кому-то из гостей, легонько кивнул.
   Это игра. - отрезала я. Самым резким тоном, на какой могла - я все жизнь играла. Мне отвратителен этот мир. - я окинула рукой вообразимое пространство - мне отвратителен ты и даже не представляешь, на сколько я ненавижу тебя.
   да ты права наш брак основан на расчете. И любезности здесь не уместны. - но имей ввиду на супружеский долг я намереваюсь исполнять, по крайне мере в удобное для меня время. - муж стал из-за стола. Опираясь руками о стол, с такой силой, что я думала столешница разлетится на щепки. - Можешь не беспокоиться наши чувства взаимны - с этими словами Эдгар покинул меня. Направляясь к выходу из шатра.
  
  
  
  ***
  
  
   Восемь, время начинало поджимать. Согласно моему плану, который должен был стартовать пятнадцать минут назад. После банкета Эдгар планировал отвезти меня в гостиницу, где забронировал номер-люкс. В мои планы это не входило.
   Непринужденно покинув свое место, я столь же беззаботно направилась в дом. Все были заняты. Танцевали, пели, веселились.
   Последние мгновения, сейчас решалось все. Если струшу, останусь в оковах на всю жизнь, по лестнице я поднялась практически бегом. В доме никого не было, оказавшись в своей комнате, заперла дверь. Достала из-под кровати большой целлофановый пакет и положила его на кровать. Быстрыми движениями скинула платье и туфли, аккуратно сложив их на другой стороне кровати. Кольцо подаренные Шацким положила на туалетный столик, так, что они не останутся не замеченными. Пусть вернуться хозяевам. Быстро ополоснувший, вынула из целлофана сумку. Достала из нее спортивные брюки и майку, надела легкую куртку. Волосы зачесала в высокий хвост. Я только сейчас заметила, насколько сильно дрожат мои руки. На мгновение закрываю глаза и глубоко вздыхаю воздуха, наполняя легкие.
   В сумке так же лежал большой рюкзак. Вещи на первое время, естественно новые и не хранившие мох запах, иначе Лугару выследят меня в два счета. Деньги, примерно сто двадцать тысяч рублей, больше у родителей нет наличности. Новый документ, я еще в четырнадцать получала паспорт, работники ошиблись. В последствии паспорт выправили. А с ошибкой остался у меня на руках. О нем никому не известно. Я видимо предчувствовала такой исход.
   В последний раз, окинув комнату, я шагнула из окна. Волчьи гены смягчили прыжок. С легкостью, приземлившись на ноги. Я быстрым шагом направилась к автостоянке. Как я и предполагала охраны нет. Расположившись в машине Элизабет, сестры Эдгара. Я рванула с места, темное облако пыли осталось позади. На воротах я не притормозила, удивленные побледневшие охранники, успевшие в долю секунды открыть двери. Стекла Вольво тонированы, по всей вероятности они решили, что за рулем хозяева. За несколько минут я покинула город. Вот им влетит! На посту ГАИ меня так же не остановили, за превышение скорости. Сотрудники поприветствовали лже Шацкую, почему? Я ведь сегодня стала Шацкой. Так можно принять их реверансы на свой счет. Забавно. На шоссе я еще сильнее вдавила падаль газа в пол.
   Страх ушел, и по крайне мере, сейчас я его не чувствовала. Прилив адреналина усилил реакцию, позволяя удачно маневрировать между потоками машин. Темнело, нужно как можно скорее избавиться от машины, куда бы ее припарковать?. На ум приходило лишь единственное место, в лесу есть одно местечко. Там высокий овраг скрывается под густыми зарослями смородины. Машину не много поцарапает, переживут. Я против золовки не чего не имею, конечно, но она сестра этого болвана. Пусть он ей и оплачивает ремонт.
   Скрежет металла оглушал, шипы наносили беспощадные удары. Автомобиль с легкостью проехал вниз. Зеленая листва маскировала мое убежище. Это надолго их не задержит. Я выиграю не больше пары минут, мешкать нет времени.
   Переходя на быстрый бег, я ощутила легкое головокружение. Вероятно, свежий лесной воздух ударил в голову. Не много снизив интенсивность движений, перешла на бег.
   Ночь вступила в свои права. Лес наполнился жизнью. Я любовалась 'лесным оркестром'. Продолжая бежать, не сбавляя темпа. Через несколько часов, почувствовала, как ноющие мышцы моего тела отражались резкой болью. Не удачное движение, электрическим разрядом растворившись во мне, я взвизгиваю.
   Я ненавидела всю свою жизнь все связанное с Лугару. Боролась с этим явлением как с чумой. Противостояла их обществу. Не смотря на мою волчью половину. Сейчас я радовалась преимуществам, дарованным мне предками. Я видела, и слышал абсолютно все в радиусе нескольких миль. Была уверена в полной безопасности. Мои способности превосходили возможности человека, но вот для Лугару я была не больше букашки. Сил одолеть полукровки чистокровного Волка не по силам. Люди-Волки на много сильнее, быстрее, ловчее, таких как я. Подобных мне, я никогда не встречала. Слышала множество историй о полукровках. Их зачастую убивали собственные родители. Как с той, так и с другой стороны. Позор неблагородных поступков стирались кровью. Нашей кровью. В редких случаях им удавалось бежать и прятаться всю жизнь. Такая участь ожидала и меня.
   Спустя пару часов я почувствовала легкое дуновения, оно освежало. Вода, на северо-западе река. Я слышала ее едва уловимое течение, ускоряю бег. Из последних сил с вырывающимися хрипами добираюсь до цели. Упав на колени, я взахлеб глотала холодную воду, горло болело. Каждый глоток давался мне с усилием воли. Небо затянуло тучами, царила полная тьма. В камышах переговаривались лягушки. Они успокаивали меня. Я не чувствовала себя так одиноко, на долго оставаться нельзя. Мышцы начинали болеть с новой силой. Перекинув рюкзак через плечи, побрела вдоль берега. В обратном направлении. Вода скроет мой запах, следы оборвутся на берегу. Погоня, разумеется, двинется в двух направлениях. Одни поспешат вдоль берега, по течению реки, то есть по прежнему маршруту, другие пересекут реку. Исследуя территорию на признаки мое присутствие, они не рассмотрят такой вариант.
   Удар! Яркий красный свет осветил все в округе. Молния разорвала небо на множество кусочков. В доли послышались раскаты грома, пошел дождь, сильный проливной ливень. С крупными каплями. Тут же значительно похолодало. Мое тело покрылось гусиной кожей. Волосы прилипли к лицу мешая в полном объеме видеть.
   На протяжении суток я буду кружить. Хаотично меняя направления. Я перемещалась бегом, на машине, украденной на заправке. На автобусе, поезде, самолете. Впереди лежал последний перевалочный пункт, город Самара. От туда я двинусь в Ростов. Отсижусь пару дней, передохну и двинусь в Москву. Столица огромный миллиардный город, затеряться там можно даже в одном квартале, Шацкому меня не найти.
   Я не ела, желудок сводил спазмами, отсутствие сна. Я выглядела как зомби, бледная кожа, темные круги под глазами, отвратительный запах, химические запахи сводили с ума.
   Отсидевшись около часа в подвале заброшенного дома, что в десятке метров от вокзала я решительным шагам двинулась вперед.
  
  
  
  
  
  
  Глава седьмая.
  
  
  
   Дни шли. Пролетали мимолетным мгновением. Оставляя на душе жестокий осадок печали, утраты, боли.
   Приступы охватывали мое тело практически каждый день. День за днем причиняя не выносимые страдания. Тело исхудало, мышцы постепенно превращались в кашу. Кожа приобрела бледный оттенок, я стала рассеянной. Плохо слышала, видела, чувствовала. Вероятно, не так четко как раньше. Несколько раз была в шаге от возможности оказаться под колесами автомобиля. Я элементарно не слышала его приближения, звук мотора был на расстоянии, на приличном. По крайне мере я так считала. Мне повезло. Скорость автомобиля была не высокая. И хоть замедленная реакция, позволила увернуться.
  Когда боль отсутствовала, я, как никогда прежде осознавала ценность. В те счастливые моменты, моего здравия, я ощущала всю сладость вкуса жизни. Ее многогранность. Яркость.
   Сбегая из дома, я не предполагала насколько все окажется сложно. В моем представлении была свобода. Свобода действий, решения, мыслей. После побега я должна была обосноваться в новом прекрасном мире. Где не будет Эдгара Шацкого, и его приспешников. Не будет Лугару, этих Людей-Волков со своими закорючками. Глупыми правилами замкнутой жизни. Отсутствия нормальных развлечений. Постоянного контроля со стороны моей семьи. Я, безусловно, любила их, жутко скучала, переживала. Как отразилось на них, мой побег? Эдгар, бесспорно, оторвался на славу, лишил родственников строптивой женушки, всей имеющихся привилегий. Отнял принадлежавший, теперь уже ему, наш дом. Лишил финансового благополучия. Ранее все средства оплачивались из счетов Башкировых. Вероятно, снял с должности отчима. От этих мыслей у меня скрутило желудок. Да конечно моей семье пришлось не легко. Возможно, и сейчас они продолжают страдать из-за меня. Так лучше, пусть родственникам придется приспосабливаться к новой жизни. Обеспечивать себя самим. Даже может быть придется сменить место жительства. Без меня им нет смысла оставаться в Каменном. Моя семья не заслуживает участи приспешников Лугару, никогда не заслуживала.
   В моем свободном мире, мне не представлялись, такие вещи, как к примеру. Ежедневная уборка. Отнимающая все силы. Я выматывалась, занудное очищение дома от пыли и грязи сводили с ума и почему моя квартира так пачкается? Я снимаю обувь в прихожей. Не открываю окон, невероятно. В моем прежнем доме мы снимали обувь, только когда ложились спать или принимали ванну. И дом находился в потрясающем состоянии. От чего такая разница не понятно. Я не замечала упорный труд прислуги. Может они ночью мели и мыли? Ко всему выше перечисленному мне еще и готовить приходится каждый день. Колдовство на кухне получалось не ахти как. Если с кофе и яичницей я более или менее подружилась, то с остальными блюдами общий язык так и не нашла. Нервничала, психовала. Иногда даже била посуду. При шинковки овощей не раз обрезала пальцы. Глубокие порезы долго не заживали. Когда приходил на работу перебинтованными руками Михаил смеялся. Он спрашивал - Кухонные ранения? - когда я надувшись направлялась за фартуком. Он смеялся мне в след. Работа стала еще одним препятствием. Жесткий график. Насыщенность рабочего дня, то есть ночи. Клиентов, хоть разгоняй. Не присядешь на секундочку. Вечно пристают, предлагают познакомиться. Иногда даже снять пытаются. Некоторые грубят, требуя к себе повышенного внимания. Знали бы кто их обслуживает, считали бы за честь. Уставшая я вырубалась, только коснувшись кровати.
  Да, самостоятельность представлялась как-то иначе.
  
  
  
  ***
  
  
   Мне вспомнился сегодняшний сон.
   Как обычно в такие мгновения. Он был не просто воображением моего мозга. Он был чем-то больше. Намного больше обычных сновидений. Ощущала его остроту. Чувствовала запахи. Воспринимала и осязала окружающие предметы. Я знала, что сплю. И в этом был вся опасность.
   Я сидела на высоком зеленом холме. С низкой шелковистой травой. И множеством полевых цветов. Ковром, покрывающим все окрестности. Окруженный непроходимым лесом. Стволы, которых возвышались к небу. Озаренного заходящем солнцем. Легкое дуновение ветра.
   Мои волосы распущены, и разделены на ровный рядок. Локоны, которых практически скрывали лицо без макияжа. Легкий сарафан в пол. Классического пошива. Из нескольких видов тканей постельных тонов. С шитых в толстую полоску, ноги босые. Я не видела себя со стороны, я просто это знала.
   Опираясь на согнутые в коленях ноги. Смотрела куда-то вперед. Я почувствовала как моих волос коснулась чья то рука. Нежное поглаживание. Незнакомец опустился на колени позади меня. Ощутила касание гребня. Он расчесывал меня.
  - как ты могла поступить так со мной? - проговорила мама.
   Так это она! Мое сердце в радостно выплясывала в груди. Слышать ее голос. Чувствовать запах. Видеть лицо.
  - как? - Повторила. С еще большими нотками отчаяния, боли, печали.
  - я не могла остаться. - ответила. Оборачиваясь. - ты это знаешь.
  - что ты не могла?! - в ее голосе звучало презрение. - поступить так как необходимо? Как требует долг?
  - я не... - мама оборвала меня. Пренебрегая мнением.
  - поставить собственные интересы ниже интересов семьи? В кое то веки поступить верно. Без упрямства? - ее тон не отражал гнева. Она говорила в одной тональности. Без эмоций. Лицо также не чего не воссоздавало. Мама разочаровалась, она ненавидела меня. Я смотрела в ее голубые глаза. И не видела прежнего огня, света, счастья. Наталия прекратила прикасаться ко мне. Отбросив гребень куда-то в сторону. Отстранившись словно от прокаженной, ее холодность, напугала меня. Я ожидала всего, самого худшего. В голове всплывали скандалы истерики уговоры. Да, все что угодно, но только не безразличие. Только не это. Я не была готова столкнуться с ним.
   Мама встала и пошла прочь. Ее тонкая фигура постепенно удалялась, она не обернулась.
  - мама! Мама! Прошу не уходи! - кричала я. По моим щекам потекли горькие слезы. В груди нарастала пустота. Черная дыра, разъедающая плоть. - я хочу жить человеческой жизнью. Понимаешь?! Мне ненавистны Лугару! - мама не обернулась. Ни разу, не фигура скрылась в гуще леса.
   Я продолжала сидеть на траве. Спрятав лицо руками. Мои всхлипы продолжались. Тело срывалось от боли.
   Что же я натворила? Потеряла единственное родное существо. Мамочку. Родную кровь. Она столько лет жертвовала собой ради моего благополучия. А я отблагодарила предательством.
   Как жестоко поступила судьба.
   Теперь я была на сто процентов уверена. Мама не ждет меня. Она смирилась утратой. Для них я умерла.
  
  
  
  ***
  
   В это утро я проснулась с тупой болью в голове. Пульсирующей в висках. С неохотой поднявшись с постели. Побрела в ванну. При мысли о холодном душе тело пробила дрожь. Сходу приняла решение изменить своей традиции и принять горячую расслабляющую ванну. Может после нее полегчает, хотя бы не много. Горячая вода с густой белой пеной эффекта не дала. Пытаясь принять удобное положения, вертелась в разные стороны. Головные боли не унимались. Я ощутила, как давление перешло на глаза. Они заслезились.
   Мои последние недомогания оставались загадкой. Ранее я никогда не болела. Даже простудными заболеваниями. К врачам не обращалась, прививки не делала. Мою медицинскую карточку вообще не заводили. С точки зрения человеческой медицины я феномен. Волчьей ген до сих пор помогал мне, так почему сейчас прекратил функционировать? Возможно, мое стремление избавиться от всего, с чем связано Лугару. Мое человеческое подсознание оказалось сильнее? Слабый людской ген возвысился над волчьем. Мое само внушение? Как бы там не было страдала я. В такие дни убирать, готовить, идти на работу не имелось сил. Отпрашиваться каждый раз не могла. В противном случае потеряю единственное средство дохода. Без средств, к существованию потеряю квартиру. Приходится, перебарывая боль, отрабатывала положенные часы. В последнее время принимала различные болеутоляющие средства. К несчастью безрезультатно. В такие моменты я походила на зомби.
   Удерживаясь одной рукой за раковину, другой на скорую руку вытерла тело полотенцем. Боль усиливалась, переходя в головокружения.
  
  
  
  
  ***
  
  
   В баре работала не усердно. Пропуская заказы. Перепутывала столики. Недовольные посетители бросали на меня недовольные взгляды и что-то бормотали. Голоса сливались во едино. Перед глазами все плыло. Мое сердце переставало биться. Замедляя удары, практически до смертельного исхода. И увеличивало ритм до бешеной скачки.
   Благодарю Настю, она без ненужных вопросов выполняла мою работу.
   Я стою рядом с Михаилом. Пью кофе с коньяком. И курю сигарету. Последним увлеклась совсем недавно. Сигареты стимулировали организм. Заглушая хотя бы не надолго болевые ощущения. Сигаретный дым, а тем более никотин, поступающий с ним в организм. Был отвратителен сущности Волка. В последнее время, я более отчетливей различала две половинки меня самой. Горло обожгло. Я разразилась громким кашлем.
  - может тебе не стоит курить? - проговорил Михаил. Приготавливая очередной коктейль.
  - сигареты отвлекают меня - я не вдавалась в подробности, заглушила кашель несколькими большими глотками кофе.
  - без понятия от чего эта гадость может отвлекать?! - приподнимая брови, сказал он - а вот навредить. Сто процентов может.
  - не волнуйся все нормально.
  - нет, Роза не нормально. У тебя проблемы. Я вижу это. Все видят - он окинул взглядом помещение бара - я не знаю, во что ты вляпалась? На что подсела? Я знаю одно, тебе нужна помощь. Пока еще не поздно.
  - Михаил. Я не употребляю наркотики, если ты об этом. - наливая очередную порцию кофе - и не во что не вляпалась. - я посмотрела на него в упор. Каждое слово давалось с трудом, и усилием. - У меня сложный период. Возможно смена климата, обстановки. Ты сам знаешь, раньше я не работала. Вообще не чего не делала. Теперь приходится все выполнять самой. - ответ я сама не знала. Надеялась на лучшее. Может и вправду климат. Все лето торфяники горели. Большое скопление углекислых газов. И отходов. Я привыкла дышать свежем, чистым воздухом. Со временем свыкнусь.
  - вернись домой.
  - не могу.
  - почему нет? - поинтересовался он.
  - кроме уюта в доме, меня ждет жесткий режим. - с горечью проговорила вспоминая беззаботную жизнь. Возможно существование в качестве жены Шацкого не такая плохая идея? По меньшей мере, не работала. Нет нельзя так думать. Быть марионеткой в руках ненавистных Лугару, положение куда хуже, чем сейчас. - вот так.
  - у каждого есть свои обязательства.
  - да тебе легко говорить ты не моем месте.
  - послушай, Роза ты и вправду скверно выглядишь. Может тебе обратиться к врачу? - сказал мужчина, наливая в шейкер различные виды спиртного. Михаил мастерки приготавливал коктейли. В них присутствовал тончайший аромат и вкус.
  - иди сегодня домой. Отдохни немного. - пробормотал начальник.
  
  
  
  
  ***
  
  
   Я брела по пустующему проулку. Дул пронизывающий холодом ветер. Изморозь постепенно перерастала в настоящий дождь. Жизнь на мгновение вымерла. Сегодняшняя ночь не была похожа на все остальные предыдущие. Не спящий город внезапно опустел.
  Возможно, мое состояние закрыло бдительность. Я очутилась в неком панцире. Отделяющем меня от всего остального. Я шла. Едва переставляя ноги. Тело ныло. Охваченное новыми приступами ломки.
  
   Я услышала, как притормозил автомобиль. Черный Hummer. Вышедшие здоровенные парни, в черных кожаных куртках, направились ко мне.
  - пройдемте с нами - сказали они. Стремительно приближаясь.
  - не куда я не пойду, пропустите - пытаясь обойти их огрызнулась я. В эти мгновения я еще не вполне осознавала всю сложившуюся опасность. Очередные назойливые поклонники. Парни привыкшие брать все, что им пожелается.
  - сама пойдешь. Или помочь? - их тон быстро перерос в угрожающий. Я почувствовала, как от них начала исходить отрицательная энергия. Она словно пронизывала меня насквозь. Всеми фибрами своей души я чувствовала неизбежности трагического финала. В это самое время ощутила резкий запах. Чего-то необычайно знакомого. ВОЛКИ. Они принадлежат к Лугару! Вместе с их запахами я прочитала и вкус крови. Эти твари охотятся. На таких как я. Они предпочитают загонять не животных или людей. А наполовину себе подобных. Полукровок.
  - сейчас! - я рванула изо всей силы. Преодолевая страх и боль. Во что бы то ни стало я должна попытаться сохранить остатки своей жизни.
   Как оказалось незнакомцы быстрее. Они поймали меня за руку. С силой, заломив ее за спиной. За тем кто-то из них ударил меня по затылку.
   Быстро проходящая боль сменилась пустотой. Черная пелена предстала пред моими глазами. Я потеряла сознание. Постепенно погружаясь в небытие.
  
  
  
  
  
  Глава восьмая
  
  
  
  
   Меня пробудил зловоние гнили и плесени. Резкий запах ударивший в нос. С пробуждением вернулась головная боль и головокружение. Приоткрывая тяжелые веки. Увидела, что-то невероятное. Я сижу на грязном сыром полу, опираясь спиной о металлическую решетку, расположенную по всему периметру. В компании, по меньшей мере, дюжины чумазых мужчин и женщин, некоторые из них покрыты не одной загрубевшей, фиолетово с желтым, гематомой. От них источался страх. Он словно пронизывал пленников из нутрии. По неволе мне пришлось вздрогнуть. Я сидела в отдаленности от остальных. Большая, но очень низкая клетка, высотой не больше метра, с толстыми, слегка покрывшимися ржавчиной решеткой переходящей в крышу. Навес отсутствовал. В метре от меня валялись три глубокие алюминиевые грязные чашки. Хотя грязными их сразу и не назовешь, с такой тщательностью они были вылизаны. Клетка, в которой я проснулась, стоит по середине просторного двора, окруженного высоким каменным забором с колючей проволокой под напряжением. На самом пекле пронизывающего солнца, а ведь еще только утро. Я чувствовала, что утро, по сухости воздуха и песчаной почвы, можно предположить, мы находимся на юге. Где-то в пустынной местности. Возможно я еще на родном континенте. По всему периметру размещены высотные башни, с часовыми на верху. Да, мысли о побеге можно отложить. Так просто отсюда не уйдешь и мне в подтверждение, Попытки соседей тому подтверждение. Избиение здесь, наверное, дело обычное. Я очень устала и истощена. Желудок скручивал от голода. Хоть голова перестала болеть.
  Слегка передвинувшись, сгибая ноги в коленях. Посмотрела на товарищей по несчастью.
  - вы знаете, где мы? - тихонько спросила я.
  - в аду - шепотом ответил пожилой мужчина. Поднимая на меня глаза, полных боли и разочарования.
  - а если точнее? Я не очень помню вчерашний вечер. - пытаясь разобраться в ситуации говорила я.
  - неудивительно. - с нервным смешком - вчера как и позавчера ты была без сознания. Куда там, что-то помнить.
  - я... - в недоумении. Я даже почувствовала, как бледнею. - не может быть. Я вчера возвращалась с работы. И... как... потом... - заикаясь.
  - тебя принесли три может четыре дня назад. - присоединилась молоденькая женщина, примерно моего возраста. Ее спутанные каштановые волосы сосульками свисали на лицо. Она на два шага приблизилась ко мне. Оставаясь сидеть на коленях - все это время ты бредила. Мы думали ты умрешь.
  - у нее типичное, для большинства нас, борьба сущности. Волк борется с человеком - донесся еще один хриплый голос. Говорящего, я не видела. Он находился в конце клетки, скрываемый остальными. - ее так или иначе ожидает смерть.
  - не пугай ее.
  - разве я пугаю?! Она и сама это знает. Как и все мы в свое время. Кто-то выбрал человеческую сущность, а кто-то звериную - на последнем слове он сделал ударение
  - выбор у нас у всех был выбор.
  - его нет. Тебя спрашивали, когда засаживали гены? Или может, спросили, когда сюда волокли?
  - Лугару в нашей крови, в нашей плоти.
  - верно
  - мы не нужны не тем и не другим.
  - а почему нас здесь собрали? - неуверенно спросила я. Надеясь услышать, что угодно кроме правды, которую, я и так знала.
  - ты что с луны свалилась? - кто-то засмеялся.
  - вроде нет.
  - меня зовут Катерина Болгарова. Это Франциско Джексон... - перечисляя всех присутствующих по именам и фамилиям. Мои новые знакомые кивали мне в ответ. - А тебя? - спросила лохматая девчонка.
  - я Розалия - фамилию специально называть не стала. Что-то подсказывало, узнают, что я Башкирова, проблем будет не в поворот.
  -Розалия?! редкое имя. - Проговорила она. Рассматривая меня, словно под микроскопом. - ты откуда будешь родом? - в ее тоне читалось не простое любопытство. Она пыталась разболтать меня. Узнать как больше информации, оценить вероятные возможности содействия пленникам или может нашим похитителям? Верить в моем положении было не благоразумно.
  - я из Москвы. Воспитывалась с бабушкой. Сейчас сирота. - на последней фразе слегка помрачнела, нахмурив брови. Умело лгала я, что-то а это у меня не плохо получается. - родителей практически не знаю. Я их утратила в детстве. - произнести слово 'смерть' у меня не пошевелился язык. Такое слово сказать про маму не простительный грех, которых, у меня и так мешок и тележкой.
  - грустно.
  - мы все здесь для одной цели.
  - какой?
  - сытного обеда. - снова послышался хриплый голос.
  - для этого нам еще предстоит немного поразвлечь господ.
  - то есть?! - не желая признавать факты.
  - нас держат как скот и дворовую псарню. Примерно раз в неделю, хозяева предпочитают охотится. Вот мы и служим дичью. Они выбирают одного, двух не больше, и увозят. Как говорят, выпускают где-то в лесу. Дают фору. - он издал нервный смешок - Куда уж нам ровняться с их скоростью и чутьем. Так вот, погоняют пару десятков километров, потешат свое самолюбие и задирают насмерть.
  - а сбежать пытались? - не покидая надежду.
  - ха, ха, ха. - посмеялся хриплый голос.
  - сбежать? Глупая и наивная идея. Посмотри на меня, я пытался. Больше не стану - мужчина вытянул руку с ободранной кожей. С ее просто сняли кожу? Я округлила глаза.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
   Прошло невероятное количество дней, часов, секунд. Я сбилась со счета проведенному времени взаперти. Обстановка не менялась. Все начиналось и заканчивалось одинаково. Время делилось на завтрак и ужин. Утром, когда солнце еще не полностью вышло из-за горизонта приносили еду. Кормили нас дважды в день. Во время раздачи помоев, по-другому это пойло не назовешь. Охрана усиливала свою бдительность. Официанты приходили по двое, в сопровождении не меньше пяти вооруженных солдат, одеты они, кстати, в военную форму, не известной мне армии. С брезгливостью в нашу сторону. Буквально кидали чашки на грязный пол. Не пытаясь быть вежливыми или осторожными. Если чашка проливалась или переворачивалась. Ее не заменяли. И не доливали. К нам относились хуже чем к любой скотине. Мой обед не однократно отправлялся на пол, я не переживала по этому поводу. Пробовать эту гадость не решалась, одно запаха достаточно. Он с усилием проветривался к обеду. Свой поек отдавала соратникам по несчастью. Кормилась в основном в сухомятку. Раз в двое суток нам приносили черствый хлеб. Он конечно тоже не ахти. С муссом и волосами. Где продукт побывал до нашего стола не известно. Может и в свинарнике. Доедали мы точно за животными. Процесс поедания занимал у меня пару часов. Я ела не спеша, отделяла все не съедобное в сторону. Медленно растягивая мнимое удовольствие. Я похудела. Сбросила прилично. Чувствовала, как кости обтягивает сухая, бледная, почти пожелтевшая кожа. От грязи и пота покрылась прыщами, в добавление к едкому запаху пота. Хорошо, что здесь все, такие как я. Не чем не отличаются. В их компании я не бросаюсь в глаза.
  Жестокое палящее солнце сжигало все в округе. Оно выедало и испаряло остатки влажности. Сухой горячий воздух обветривал обнаженные участки моего тела. Кожа загрубела. Приобретая схожесть с шершавой коркой или шелухой. Рассматривая руки у меня наворачивались слезы. Вид у них желал лучшего. Неровные потемневшие ногти. С слоем грязи. Заусенцы. Царапины и ссадины. Я боялась представить, что у меня с лицом. Волосы точно стали похожи на Катеринины. Я вспоминала как увидела ее лохматую, с грязными спутанными свисающими сосульками локонами. Я явно выглядела куда хуже. Мои волосы были длиннее. И неженками. Сейчас я не мылась, не вероятное количество дней. Если не считать обливание со шланга, холодной водой с напором. Это так охранники не давали нам умереть в особо жаркие дни. И таким способом чистили клетку. В жаркий сухой день под струей леденящей воды лично я испытывала шок. После такой ванны облегчение наступало максимум на десяток минут. Затем наступало очередное изнеможение. Иссохшие потрескавшиеся губы от леденящего душа, ныли с новой силой. Одним плюсом стало облегчение моих страданий. К счастью я не испытывала той ужасной боли. Корежиться на четвереньках в присутствии этих... и потешать стражников. С наступлением сумерек температура резко понижалась. Настолько сильно, что при дыхании исходил пар. Согреться практически не удавалось. Сворачиваясь в клубок, зажимала руки на груди. Крепко прижимаясь к коленям. Мои соседи крепко прижимались, согревая друг друга. Обитала я на прежнем месте. В том самом где когда-то очнулась. С узниками я приятельски общалась, но не сблизилась. Предпочитая существовать особняком. Вероятно одиночество мой удел.
  Новая жизнь, еще одна, что-то их стало в последнее время слишком много. Я внутренне засмеялась. Мой истерический смех, встряхнул все фибры души и тела. Приобрела новый смысл, не стать очередной жертвой. За мое пребывание охранники приходили трижды. Они за частую отбирали кого-то конкретного. А однажды пришли и долгое количество не счетного времени выбирали. Оценивающе рассматривая нас. Разговаривали похитители на не понятном языке. В эти мгновения я впивалась, до боли, в стены клетки. Глаз не поднимала. Так страшно мне еще не было никогда прежде. Тело трясло, сердце выскакивало из груди. Дыхание становилось прерывистым. Я так не хотела быть очередной жертвой. Конец неизбежен, я это знаю. Вечность держать меня не станут. Но так хотелось прожить еще хотя бы день.
  Снов не видела. Да и не стремилась увидеть. Представляя прежнюю беззаботную жизнь. С кучей прислуги. Шикарном домом, мягкой постели, вкусной едой и милыми нежными родственниками. Я страдала еще больше. Боялась признаться себе в совершении, самой большой и страшной ошибке в своей жизни. Теперь брак не выглядел столь страшным, как считала раньше. Да, и Эдгар на фоне этого хауса был милым и практически родным мне человеком. По счету он никогда не причинял мне страданий. Относился в полнее нежно в совокупности всей ситуации. На все мои дни рождения, восьмое марта, рождественские праздники, день влюбленных и кучу других мероприятий присылал цветы и подарки, в оригинальности и со вкусом, а я относилась к нему с пренебрежением. Цветы отправляла в мусорное ведро, а подарки даже не распаковывала, и от чего-то не выбрасывала? Не отправила не одной открытки. Я брезгала им, конечно, Эдгар не испытывал, как в прочем и я, любовных чувств. Не ожидал долгой и счастливой жизни, но он стремился к этому. Он хоть что-то делал! А я? Вела себя как капризный ребенок. Не имела понятия, что и как мне делать. Жила в мире фантазий и грез. Сбежала и толку? Оказалась пленницей. Был ли тот короткий промежуток времени свободы действительно тем, чего я так хотела? Да, может быть, и как еще долго я смогла бы обманывать себя? Продолжать кропотливо работать за гроши, жить в маленькой разваливающийся квартире. Раньше я еще не когда не задумывалась об этом, а сейчас я в полной мере осознала, что такое счастье, что значит жить свободно.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  
   Этот день не предвещал не чего хорошего с самого утра. Предчувствие говорило мне об этом. Внутренний голос кричал во все горло, нужно, что-то делать, необходимо спастись. Они готовились к чему-то. К событию, которого я бы предпочла отсрочить. Завтрак нам не принесли. Единственное внимание с их стороны моя любимая холодная вода. Поливали нас тщательно, даже с усердием смывая грязь и мерзкий запах. Вдвойне усиливая нарастающий озноб. Через час примерно принесли чистую одежду и приказали переодеться. Я дрожащими непослушными руками стянула задеревеневшие джинсы и футболку. В место них мне протянули длинную мешковатую до середины щиколотки юбку и такую же кофту. В середине дня нас напоили. А затем под усиленной охраной переместили в грузовик.
  Между нами царила тишина. Все молчали. Я чувствовала как нарастает страх. Его клубни связывали по рукам и ногам.
  
  
  После нескольких часов путешествия в душном фургоне мы остановились. Послышался скрип металла. Дверь открылась. Ослепил яркий солнечный свет. Немного привыкнув к новому освещению мне удалось рассмотреть в узкую щель, лесную местность. Я почувствовала влажный, свежий горный воздух. Мы перемещались на север. В горы.
   ты выходи - солдат указал на одного из нас. - живо! - прокричал он грозным голосом.
  Выбранный пленник медленно прошел к выходу. Дверь тут же заперли. Мы притихли в ожидании дальнейших действий.
   прекрати хныкать! - Приказным тоном. - У тебя есть час. Вперед, не теряй времени.
   Вали давай - послышался еще один голос. Машины тронулась в путь.
  С периодичностью в несколько десятков минут события стали повторяться.
   нам необходимо объединиться - проговорил кто-то в темноте.
   Вместе мы сильнее
   возможно, удастся найти транспорт. На машине шансы возрастают.
   Не говорите ерунды. Спастись не получится. Эти твари выследят нас, сбежать не удастся.
  
  Я продолжала молча сидеть в углу. Впервые не зная, что делать. Наступил момент безысходности. Отсутствия какого-либо желание или стремления спастись.
  
  Когда в очередной раз выпускали следующую партию пленников, указали и на меня. Говорили те же самые слова. Я не слушала. Молча, направляясь по указанному направлению. Шла я, не спеша, подобно зомби. Наслаждаясь последними мгновениями жизни. Вернее удовольствия не испытывала. Я вообще не ощущала не чего. Ни гнева, ни страха, ни желания жить. С ней попрощалась еще в машине, а может и намного раньше. Не чувствовала запахов или дуновения ветра.
  
  Начинало темнеть. Лес медленно погружался во тьму. Босые ноги все чаще наступали в склизкую ледяную жижу, скопившуюся возможно после дождей. Все-таки осень. Ступни сводило судороги.
  Окружающая тишина неожиданно прекратилась. Будто кто-то включил звук. Окружающая природа наполнилась звуками, цветами и жизнью. На какое-то время, остолбенев, я замерла. Послышался вой. Удары лап о землю, покрытую упавшей листвой. Приближались волки. По количеству шагов и издаваемому рыку я определила их примерно шесть. Да точно шесть волков. Медленно оборачиваясь. Я ожидала, лицом к лицу, приближение моих палачей. Они не заставили себя долго ждать. Звери соперничали. Каждый из них желал оказаться первым. Стремительно пересекая оставшиеся метры. Я словно камень продолжала стоять. Не шевелясь. Страх по мере их приближения усиливал хватку. Пробивая мое тело электрическими зарядами.
  
   Пятьдесят метров... дыхание учащается,
   Сорок... сердце бьется в бешеном ритме,
   Тридцать... взмокшие ладони дрожат, подобно осиновому листку,
   Двадцать... дрожь, больше напоминающая ломку, усиливается, охватывая всю меня,
   Десять... страх пересиливает, я зажмуриваю глаза, до боли впиваясь ногтями в руки,
   Пять... безвольно падаю на землю, лицом вниз,
   Конец... последнее услышанное грозное рычание над моей головой. И тишина. Я погрузилась в темноту.
  
  
  
  История вторая
  
  
  Элизавет
  Отрывок из жизни.
  
  
  Глава первая
  
  
  
  
   На протяжении всей своей жизни я отстаиваю право на существование меня как личности, моих идей, и стиля жизни. Дело в том, что моя высокопоставленная семья одна из самых уважаемых семей в этом мире. Она славится воспитанием, дисциплиной и сторонницей старых традиций, вроде как быть всегда на высоте, соблюдать устои общества. Нашего общества, я Лугару, человек-Волк. Скрывающийся под покровом дня и ночи. Так сложились обстоятельства, приведшие наш народ к положению нелегалов на собственной земле.
   Мы живем большими сообществами. С тесным, в хорошем смысле этого слова, общением друг с другом. Наша стая эта одна большая семья. В которой каждый занимает определенную ступень иерархии и имеет перечень обязанностей. Такие как я, в частности проживаем в стороне от шумных городов и густо населенных участков. Общество людей нам не по душе. Они слишком материальны. В их обществе возникает пороки и не более того. Селимся как правила где-то в пустынной местности. Неподалеку от леса и водоемов. Предпочитаем оседлый образ жизни. Зачастую для сохранения нашего вида приходится прибегать к изощрениям. Так, например мы обучаемся вместе с людьми. В последствии поступаем на работу. Закрепляя за собой некое положение. В котором ведешь двойную жизнь. С одной стороны ты политик, бизнесмен, землевладелец. Что-то конкретно весомое, уважаемое для человечества. От чего возможно приобретение финансовых средств и влияние в той или области. Все это необходимо для твоей второй жизни. Полной свободы. Для просторных лугов, лесных угодий, прекрасных рек и озер. Которые будут неоспоримо принадлежать нам. Как частная не оспаривая собственность. Эти места мы называем домом.
   Мой любимый дом, в котором я провела свое детство и часть юности, находится на Кавказе. Окруженный дивным густым лесом, у подножья прекрасной горы. В паре километров протекает горная река, быстро перетекающая в водопад. Здание располагается внутри отвесной скалы. Защищая нас со всех сторон своим могуществом. И только фасад, с большими окнами от потолка до пола, выстроенный из мрамора говорит о его наличии. Дом и все окружающее всегда наполнено теплом, светом и удивительным свежим воздухом. Такого необычайного аромата нет более нигде. Эта земля принадлежит моей семье вот уже несколько сотен лет. Так, что все здесь находится в первозданном образе. Человеческие руки не допускались до нее. Деверья достигаются необычных высот. Одаривая нас своими прелестями, я обожаю охотиться. Нестись сквозь горизонт в компании стаи, не нечего лучшего.
   Сейчас я живу в семьей, а точнее стае. покойного брата моего отца. Бабушка, стильная штучка с внешностью модели, после смерти деда считается одной из самых завидных вдов Лондона, ее любимое увлечение проводить время в компании многочисленных любовников, из колледжа. Тетя Дафния, младшая сестра моего отца, преобразовалась в светскую львицу, гений популярных вечеринок и модных покупок от кутюр. Кузины, у меня их три, Джессика, Хилари и Лили. Им завидуют и подражают, восхищаются и ненавидят. Мнение окружающих закон, поступать, так как следует, так как все этого ждут, вот их девиз. Кузины настоящие аристократки до самого мозга костей. Они ходят в музеи, театры. Читают Шекспира. Но больше всего меня приводит в ужас, розовое. Не то, чтобы мне не нравился розовый цвет, это не так! Однако дом в розовых тонах, все твои близкие включая четверть университета, носят розовое. Согласитесь, сведет любого с ума. Все они, несомненно, милашки всегда в центре событий. Родственнички уподобились человечеству. Для них уже не существует такого понятия как охота. Или проживание за пределами города. Колонизационный образ жизни. У них нет понятий о возможности существования в одном доме на одинаковых условиях, практически на равных вожак и его супруга имеют куда больше преимуществ.
   Про папу нечего сказать, он либо там, либо здесь, занят тем или этим. В общем, его никогда нет дома. Большую часть времени проводит в поездках по миру. А еще есть старший брат. Эдгар. Он серьезный, умный, тактичный и добрый парень. Всегда уравновешенный. Его чертой, одной из них, является преданность и верность нашему миру. Именно ему предсказывают возглавить нашу стаю. Дело в том, что предыдущий вожак скончался пару лет назад. У него не было семьи. Она погибла от рук охотников. Тех не многих осведомленных о нашем существовании. Эта организация выслеживает и убивает Лугару По-одиночки. Эдгар обручен, его невеста еще совсем ребенок. Розалия, дочь Александра Башкирова. Она полукровка. Такое происхождение не редкость в наши дни. Такие казусы зачастую вырастают примитивными особями. В их телах и мозге сражаются две сильные личности. Доводящие своего хозяина до сумасшествия, если конечно, последнему не удастся перебороть одну из сторон.
  
  
   Сегодня я студентка последнего курса Лондонского Университета Международных отношений. Изучаю журналистику. В своих мечтах, я независимый журналист. Бороздящая бескрайние просторы нашей планеты Земля, а возможно и за ее приделами? На время обучения нам с мамой пришлось переехать на время в Лондон. В семью родственников отца. Они еще много десятков лет назад покинули стаю. И обосновались в Англии. С тех пор мы поддерживаем формальные отношения. И нам с мамочкой приходится терпеть их странное поведение.
   Одна из моих страстей это бейсбол. Не знаю, но только на поле, я могу выплеснуть всю энергию, быть собой. Провести несколько часов на тренировке лучшее время препровождение.
  - молодцы девушки! - звонко проговорила тренер, широким размашистом шагом, покачиваясь в стороны, двинулась в след за ними. Ее грубые черты лица и безобразно мускулистое тело напоминало камень.
  - хочешь? - спросила девушка, протягивая бутылку с водой. Миа Элиот, самое лучшее создание этого мира. Она не только моя лучшая подруга, но и единомышленник. Миа не принадлежит к голубой крови. Ее семья разбогатела в семидесятые годы, путем удачного капитала вложения. Элиот славится скверным характером, отсутствием всякого вкуса, заурядной внешностью и конечно чрезмерной любовью к острым ощущениям. Она играет на электрогитаре в своей группе. Миа любительница зрелых мужчин. Младшему из ее поклонников было 41 год. Впрочем, ей удается быстро менять кавалеров.
  - да. Вот только душ приму. - ответила я разминая выбитый средний палец правой руки.
  - мне хочется поскорее выступить против мальчишек.
  - ты же знаешь. Нам этого не позволят.
   Женская бейсбольная команда, только закончила тренировку. Сбросив потную и грязную форму девушки, отправились в душ.
  
   Мы вернемся немного назад, к тому времени, когда БРОНИНОСЦЫ покинули стадион.
  - мне стыдно за нее. Как может моя сестра, одна из Шацких быть такой дрянью. - юная Джессика Стредфорд, старшая из кузин Элизабет и ее на год младшая.
  Блондинка с голубыми сверкающими глазами, курносым вздернутым носиком. Она маленького роста, худощавого телосложения с пышной грудью. Ее женское обаяние очень нравилась мужчинам. В поклонниках ни когда не было отбоя. Где бы она не появилась всегда в центре внимания и обожания. Джессика считается первой красавицей и одной из самых завидных невест. Не гласно обрученная с графом Дереком Блейком.
  - ей просто не хватает мужского внимания детка. - ответил Карл, кто он такой спросите вы? Не больше чем надутая фигура, с милым девичьим личиком и атлетической внешностью. Он высокомерен. Самолюбив. Имеет задатки лидера.
  - с такой как она?! Хотелось бы верить, что на таких еще западают.
  - а она нечего! - добавил близкий друг Дерека. Руками, показывая ее волнующие изгибы
  - особенно вид сзади.
   Последняя фраза прервалась. Джессика дернула футболку своего бой-френда вниз, так, что его лицо оказалось на уровне ее. Внутри все кипело, а руки задрожали.
  - не говори так больше. - пристально уставившись в его глаза.
  - это шутка, такое чучело не может мне нравится. - он ей плутовски подмигнул - крошка, я говорил тебе когда-нибудь, как сильно я хочу тебя?! - лицо растянулось сексуальной улыбкой, блеск его карих глаз сводил с ума, в них так хотелось утонуть, а к губам прильнуть.
  - да. Но может, скажешь это еще раз! - не отводя от него глаз - Эрик?! - ее ярость мгновенно исчезла, а на душе во царило спокойствие.
  - я хочу тебя.- слегка коснувшись ее губ.
  - еще раз.
  - я хочу тебя!
   Прильнув еще ближе, они слились в страстном поцелуе. Его руки сползли, ниже по талии увлекаясь все глубже и глубже. Джессика приподнялась на носочки, обхватив ладонями его лицо и прижавшись к горячей плоти. И вдруг громкий крик разрушил идеальный мир гармонии.
  - построились олухи!!! - звон в ушах раздавался еще очень долго - тебя, Дерек это тоже касается, заканчивай облизывать свою подружку, которой тоже давно пара на площадку. И так, мы начнем этот год также как и закончили прошлый, то есть... Андре?
  - никаких неудач, сер. - ответил студент, выпрямившись как трость.
  - мы играем как и когда-то в прежнем составе за исключением Бобби Риджанальда - тренер потер подбородок - у него проблемы с потенцией. - сочувственно покачивая головой - И во избежание повторения подобного случая, дам вам ребята совет - он посмотрел на Дерека, капитана футбольной команды - не стоит раскрываться во время атаки. Особенно если ты не на поле.
  
   Тренировка шла своим чередом. Бейсболисты гонялись с мячом по полю, отрабатывая передачи, тактику атаки и защиту. В свободную секунду посматривали в сторону девчонок тренирующихся неподалеку. Их тончайшие фигуры, одетые в красно-черную форму, могли завести любого. Эти взмахи ног, прыжки в воздухе сложные поддержки!
  - это ты называешь тройной переворот? Еще раз.
  - Джесс мне кажется Майкл так на меня посматривает - восхищенно говорила Пэти, топчась на одном месте. - он точно в меня влюблен.
  - уймись. Он так на всех смотрит, включая охранника. - съязвила она.
  - до ну тебя.
  - продолжаем! Еще раз пирамиду. - скомандовала Джессика
  - я уже больше не могу - послышались тихие возгласы.
  - ногу сводит
  - и голова кружится
  - вы хотите сказать, что мы выступим на игре вот так? - возмущенно - без всякой подготовки?
  - нам не обязательно на игре демонстрировать сложные элементы. - эта фраза случайно вырвалась с уст девушки. О чем она еще очень долго будет жалеть.
  - что? Ты смеешь возражать мне. Я ваш капитан! - ее всю пробила дрожь ненависти, она повысила тон, так, чтобы ее слышали все, особенно парни - одна из наших привилегий перед другими, это несомненно то как наша команда подготавливается и как она выступает отдавая полную силу и вкладывая в нее душу. - девушка приблизилась к своей собеседнице - уясни это, ты не выдерживаешь тренировки из-за лишнего веса, и кроме того ты сучка!
  - я - заколебалась, опустила глаза - я...
  - для того, чтобы у тебя больше не возникало сомнений, 5 килограмм.
  - что?
  - 5 килограмм, ты должна сбросить к пятнице - Джессика положила руки на талию. Высоко приподняв подбородок.
  - не хилое наказание - Пэти поправила форму. Недоумевая.
  - да, кому-то придется сесть на воду!
  - а лучше сказать на воздух
  - в противном случае ты пропустишь игру. И наверняка вылетишь из команды.
   Послышался девичий смех. Её высмеивали и толкали. Анна несмела, поднять голову, ее лицо налилось красным цветом, а сглаз потекли слезы. Попасть в недружелюбие к Джессике означало крах, крах потерять место возле ее ног, а значит и популярность, что равносильно смерти. Приподняв голову, посмотрела в сторону мальчишек, усмехающихся над ней.
  - ты посмотри на нее
  - теперь не сладко придется
  - вот лошадь!
  - Джессика! - она побежала следом за 'королевой'
   Власть этой юной стервы была без граничная, ей под силу все. Джессика держит в своих руках студенческий мир. События, которого без согласия и, что не мало важно без присутствия не обойдется. Она из тех, кто пользуется своей красотой как оружием, смертельным оружием.
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  
   Я спускалась по лестнице, все как обычно иду молча думаю, об игре заправляю волосы под кепку в большую бежево-коричневую клетку, вот последняя ступенька. Как я получаю грубый удар в бок. Рюкзак соскользнул с плеча, учебники, тетради все разлетелось по сторонам. Я сильно споткнулась и чуть не упала. И нет этой дуре извинится, вместо того, чтобы наезжать. И меня называют провокатором!!!
  - смотри куда идешь! - выкрикнула я, поднимая упавшую кепку с пола.
  - сама смотри жаба.
  - что ты сейчас сказала? - переспросила, пытаясь успокоить гнев. Волчья кровь бурлила. В подростковом возрасте мы более агрессивны. Шагнула ближе. - повтори!
  - что слышала. Я назвала тебя жабой. - она остановилась. Обернувшись лицом. Желание завязать разборку превышало всякое чувство разума. Жалкая полукровка, выскочка. Перешла мне дорогу. Я не просто чистокровная Лугару, принадлежу древнему роду. Мы всегда находимся на вершине правления.
   Народ уже столпился в ожидании кровавой драки.
  - мне очень жаль. - пытаясь защитится - Видимо фантазия безмозглой курицы ограничена узким кругом чьих то трусов.
  - да они меня заботят. И тебе советую этим озаботится, а то так и умрешь старой девой. - в ее голосе слышались ноты насмешки.
  - я бы продолжила нашу дискуссию. - окинула оценивающим взглядом - Мы обещали себя хорошо вести - с этими словами я обернулась к сопернице спиной, желая мирно уйти. Преодолевая гнев, сделала несколько шагов.
  - жаба для тебя слишком. Ты ничтожество.
   Вы и теперь считаете меня неуравновешенной личностью. Такое на глазах у всего студенческого мира, не все выдержат спокойно. Вот и мне не стоит этого делать.
   - к черту обещание! - бросила я на пол куртку.
   С этими словами Лизи метнулась, в буквальном смысле этого слова, на обидчицу.
  Между ними завязалась настоящая война. Девчонки вцепились друг другу в волосы. Они катались по полу. Кричали и рвали на сопернице одежду. Толпа зевак потешалась над таким бесплатным зрелищем. Их крики и свист разнесся по всему зданию. Преподаватели не могли прорваться сквозь толпу. И только когда подоспел полицейский, им это удалось. К тому времени Элизабет сидела на Саманте, обеими руками обхватив ее голову, и со всей, что есть мощи била об пол.
  - Шацкая! - Выкрикнул учитель - немедленно прекрати!
  - держите ее крепче.
  - сильная девица.
  - слава богу! - Воскликнула она - я не знаю, что на нее нашло? Совсем крыша съехала. - прикинувшись та бедной овечкой.
  - она первая начала - огрызнулась я.
  - прекрати вести себя как... - он не нашел подходящего слова - офицер отвезите ее в участок, а я позвоню ее родителям.
  Громкие аплодисменты оглушили коридор.
  - я буду тебе писать. - кто то выкрикнул из толпы.
  - очень смешно, здесь больше нечего смотреть. Идите все на занятия.
   Девушку, заключенную в наручники увели прочь, тюремное заключение не страшило ее, она так сказать была там частым гостем. Как минимум раз в месяц. Марина удобно разместилась в камере, прижалась к согнутым в коленях ногах, уткнувшись в них лицом. Закрыла глаза, пытаясь заснуть. Только голова предательский кружилась и подступила тошнота.
   Саманта отправилась к медику.
   Через несколько часов за юной разбойницей приехал старый дворецкий Луи. Мужчине давно за семьдесят, тем не менее, он бодро выглядит и увлекается конным спортом. Не отменным спутником Луи является строгий костюм с галстуком.
  - Луи! Мой верный спаситель - воскликнула девушка. С трудом, открывая глаза. Не уверенно шагнула в размашку.
  - юной даме не престало находиться в подобных местах - он накинул на ее обнаженные плечи свой пиджак, недовольно покачивая головой - ваша матушка гневается.
  - гнев хорошая штука снять напряжение Луи.
  - я запомню
  - прикажи водителю, отвести меня сразу в университет. - приказала я. Удобно располагаясь на заднем сидении Бентли.
  - вы не желаете принять душ и переодеться?
  - приму душ и переоденусь там. Не хочу встречаться с мамой.
  - как скажите.
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  
  - не хрена себе! я опять проспала.- еле пробормотала девушка, 'отрывая' голову от подушки - стоит ли вообще вставать? - почесав затылок, она вытянулась широко зевая. Утро ни чем не отличалось от других ему подобных, не учитывая боли в спине и огромный синяк на предплечье. Я приняла ванну, оделась и спустилась к завтраку. В центре большой светлой комнате освещенной здоровенными окнами стоит овальный деревянный стол в стиле конца прошлого века. В центре ваза с тюльпанами. Стол накрыт и все уже собрались за завтраком.
  - у меня наверное обман зрения. - пробормотала девчонка .
   Во главе сидит молодая бабушка с право от нее мама, затем Джессика и Хилари. С лева тетя Даффни, Лили. А затем мое место. Все женщины одеты однообразно, оттенки розового, перемешенные с белым, сиреневым и желтым. Будь то костюм бабушки, платье Лили или блюза тетки. Папа с Эдгаром как в прочем всегда отсутствовали. Для сохранения мира и безопасности нашего народа им приходиться много работать.
  - салют!
  - доброе утро Элизабет - сказала матушка, бросив на дочь недовольный взгляд. - можешь сесть за стол.
  - не ужели ты не можешь найти в своем шкафу, что-нибудь по элегантнее? - спросила Хилари.
  - уступаю место 'всеми любимой и обожаемой' тебе.
  - быть в центре внимания, не значит делать, что-то предосудительное. - сказала мама, делая глоток кофе. Поведу нам, как провела вчерашний день.
  - нечего особенного. - буркнула в ответ.
  - послушай маму. Женщина должна быть элегантной. Ей должны восхищаться! - она окинула руками свою вполне достойную внешность.
  - а вместо этого ты дерешься словно мальчишка. - добавила бабуля, добавляя в чай немного сливок.
  - преобрази себя.
  - лучше и не пытайся. - с усмешкой пробормотала маленькая Лили - едва ли получится.
   Комок в горле мешал дышать, Лизи с трудом удавалось, справится. Давление со стороны родственников всегда угнетало. С каждым днем удавка с ужалась, оставляя все меньше свободы. К счастью вскоре они покинут Лондон. Уедут от этих сумасшедших кузин. В свой прекрасный милый дом. Расположенный на кавказских горах.
  - я такая, какая есть. Мой вид вполне соответствует студенческому образу.
  - не нужно быть снобом.
  - подумай, что скажут про тебя люди?
  - мне все ровно, что думают люди.
  - нет, тебе не все ровно.
  - нет, все ровно. Я прежде всего Лугару. Это меня заботит.
  - а как твой жених?! Что скажет он.
  - его вполне устаревает мой внешний вид - огрызнулась я. Представляя образ будущего мужа. Мы с ним знакомы уже много лет. Наша помолвка состоялась, когда мне было пятнадцать. Шон прекрасный, вполне адекватный мужчина. Несмотря на отсутствие безумной всепоглощающей любви. Между нами имелось куда большее. Мы прежде всего уважали друг друга.
  - такое отношение к будущему супругу не простительная грубость - добавила тетка
  - преобрази себя - настаивала бабуля.
  - мы не знаем, что и думать. Как поступать.- добавила тетка. Как в такие моменты мне хотелось врезать им. Они настолько крепко проелись человеческими вирусами, что напрочь позабыли о своей сущности.
  - эти кеды, порванные джинсы, обтягивающая майка тебе не говорили, нужно носить бюстгальтер! А эта кепка со скорпионом! Что за стиль? Юная дама.
  - сегодня мы устраиваем званный ужин в честь лорда Фаркуада и его супруги - она сделала большой глоток чая, слегка прищурив глаза от удовольствия. - тебе надлежит присутствовать. И найти соответствующий туалет.
  - как вы не можете понять? Мне не интересны светские вечеринки.
  - тем не менее. Тебе придется на них присутствовать. Я устала от твоих выходок, когда вы юная леди задумаетесь о своем поведении. И о том кто вы есть и кокой долг возложен на ваши плечи. - ее тон в голосе стал более жестким - в начале месяца состоится твоя свадьба с Шоном Уотерстоном.
  - а...а - девушка замерла и было не подавилась. - что?
  - вот тебе мое слово.
  - к чему такая спешка?!
  - подобные браки заключаются на протяжении многих столетий - добавила Дафния с улыбкой на лице - в этом нет, не чего необыкновенного.
  - я сейчас интересуюсь датой, а не целью брака?
  - о! ты все еще мечтаешь о любви? Ее не существует! - продолжила тетка, будто не слыша меня. Она явно наслаждается.
  - с каждым мгновением, прожитым вместе, познаешь, друг друга и тогда в влюбляешься.
  - Шон прекрасный молодой человек. - проговорила мать - и с Лизи они знакомы давно.
  - он прекрасный человек. Хороший собеседник. Он точно тебе понравится.
  - А почему вы не остановили свой выбор на ком-то из нашего клана? За чем нам чужак? Когда вы знакомили меня с женихом, много лет тому назад. Я рассчитывала на событие, которое поможет выйти из этой ситуации. Да, Шон прекрасный, зрелый мужчина. Хороший собеседник. И только!
  - это решение твоего отца и брата. Ты понимаешь человеческий мир материален. Для нашей безопасности мы должны обладать состоянием и властью. Это единственное, что ценят люди. - она намазала кусочек булочки маслом - поступим следующим образом. - воскликнула мать - к этому разговору, мы не возвращаемся.
  - а если нет? - спросила я.
  - а если нет, наша единственная дочь, сгинет в пучине без конечного небытия. Прими единственно правильное решение. - лицо Софии покраснело. Внутренняя ярость кипела. - в противном случае я оттащу тебя за волосы к алтарю!
  - уяснила юная леди? - спросила бабушка.
   прекратите повторять 'юная леди', 'юная леди'. Не такая я и юная, бабуля, Я постараюсь. - мисс. Стредфарт не любит когда ее так называют и внучка об этом хорошо известно. Семья тетки, включая бабушку. Слишком очеловечились. Они уподобились им. Их ценности и желания вращались вокруг фальшивого блеска - трепещу в ожидании встречи с ним.
   Он прекрасный мужчина. Я немного знакома с ним.
   Я бы предпочла создать семью внутри стаи.
   Не говори так, мы не стая. Мы не животные. - возмутилась побелевшая тетка.
   Мы, прежде всего Лугару. Если вы забыли об этом тетя! - с фальшивой улыбкой отрезала я.
   Не пререкайся, дорогая. - поспешила уладить нарастающий спор мама - я бы и сама предпочла сохранить нашу семью - не сводя с меня своих прекрасных глаз - от мысли, что ты переедешь в другой дом. Меня бросает в дрожь. Но таково решение Эдгара. Я не могу оспорить его. Твой брат любит тебя, он не посмел бы сделать тебя несчастной.
   Я знаю мама, и я уверена он прекрасен. Мой будущий супруг, но мысль покинуть на всегда наш дом, невероятна.
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  Немного о Шоне Уотерстоне
  
  
  
   Париж. Франция. Прекрасный город и прекрасная страна. Я прожил здесь практически всю свою жизнь. Я вождь стаи. За последние столетия изрядно покоценой конечно. Во времена крестовых походов и великих охот европейцы истребили нас практически под чистую. Зато выжившие приобрели невероятные способности. В моем ведение находятся одни воины. Мы сильнее и ловчее большинства наших сородичей. Вероятно, тому стало наказание, рождаемость потомства протекало у женщин невероятно тяжело. Беременности прерывались, а рождаемые дети были только мужского пола. Постепенно мы угасали.
   Мне не многим больше сорока. Вполне приемлемый возраст для создания семьи. К тому же если невестой является сестра Эдгара Шацкого. Моего давнего знакомого. Мы хоть и принадлежим разным стаям. Поддерживаем вполне дружеские отношения. Теперь еще и укрепленный родственными узами. Эдгар не раз предлагал мне объединить наши семьи. Создать самую сильную и крепкую общину. В таком союзе нам не стало бы равных. Конечно, с одной стороны это была бы не плохая идея. Возможно, новая кровь укрепила нашу силу, и сохранило деторождение. Это я размышляю так сейчас. В то время меня не прельщало этот союз. В котором я наверняка потерял главенство. Как я предположил после. Спустя нескольких месяцев после знакомства с Элизабет. Я понял. Шацкий дальновидно смотрел, когда представлял ее. Прекрасное нежное создание младшее меня вдвое. Ее тонкие черты лица. Прекрасные манеры и строптивый характер пленили мое сердце навсегда. И по поводу своих желаний я попросил ее руки. С довольной улыбкой друг принял мое предложение.
   Как стало известно из источников моя невеста обожает свои земли. Которыми я к сожалению не располагаю. Да у меня имеются несколько загородных домов, но разве можно сравнить несколько акров земли с раздольными лугами Шацких. Естественно Лизи будет страдать. Еще того, не подозревая, я задумался о соединение теперь уже практически моих семей.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - как вам это вино? - спросил парень. Сделав маленький глоток.
  - крепкое. - смутилась девушка. О этот совершенный мужчина! Думала Мишель. Высокий. Статный парень хорошего спортивного телосложения. У него длинные до плеч курчавые каштановые волосы. Сексуально спадающие на открытый лоб и щеки.. Овальное лицо с отчетливо выделенными скулами. Зеленые узкие глаза. Примой нос. Тонкие губы. На нем темно коричневый костюм с синей рубашкой.
   В ресторане звучала классическая музыка. Пригашенный свет придавал обстановке, еще более интимности.
   Очарование взгляда, улыбки даже тона в голосе приводили в дрожь, ее тело покрывалось все новым и новым слоем мурашек. Мишель была готова на все раде этих сладких губ. Она вся трепетала.
  - вы мне говорили, что принадлежите к одной из известных семей в Париже, не так ли? - спросил он, ловко управляясь с телячьей отбивной.
  - да вы правы. Мой отец премьер министр. - произнесла с улыбкой на лице. Вспоминая долг, возложенный на ее плечи. Каким бы не было наказание оно того стоит! Размышляла женщина.
  - а ваш муж?
  - он - женщина слегка прикусила мизинец - он министр иностранных дел.
  - о! наверное, вы часто остаетесь одна? - он опустил клубнику в вазу со сливками, и поднес к ее губам.
  - очень часто - женщина взяла губами ягоду, а затем облизала сливки с его пальцев.
  - вы само совершенство.
  - вы меня смущаете. - немного опустив глаза, женщина перегнулась через стол обхватив его за шею - довольно любезностей! Я больше не могу ждать! - отчаянно произнесла она.
  - может, не будем торопиться. Интимная близость для меня много значит. - я произносил эти слова словно приговор. - я не посмею вами овладеть, не убедившись в подлинности ваших чувств.
  - не пытайтесь меня соблазнить - женщина провела рукой в области декольте - вам уже удалось произвести на меня впечатление. Я могла сейчас сидеть дома. Я сижу с вами. Меня полностью устраивает. - Мишель влюбилась, словно наивная девчонка на первом свидании. Разумом, хотелось бежать без оглядке, а сердце удерживало.
  - может, потанцуем?
  - к черту танцы!
   Через мгновение их тела слились во едино в одном из ближайших мотелей. Порыв страсти не угасал. Они наслаждались, отдаваясь порыву чувств, словно в последний раз.
   Уотерстоном ловелас, покорение женских сердец его призвание. Приложение минимум усилий и максимальный результат. Сказать, что Шон Казанова, значит не сказать не чего. Он наслаждается женским обществом, разбиение их сердец не входит в его планы, оно выходит само собой. За ним следует репутация преступника и хулигана. Многие из его окружения, боятся и остерегаются. А не которые избегают встречи с ним.
  Шон любитель шумных заведений, сигаретного дыма и большого количества спиртного. Уличные гонки словно наркотик, адреналин в крови лучшее лекарство.
   Последний день в Париже подходил к концу. Ему предстояла поездка в Лондон, куда по приглашению семьи Шацких пребывал для узаконения отношений с будущей женой.
   Его знатное происхождение закрывало глаза на далеко не пристойное поведение. Многие прочили меня, в супруги своим дочерям и внучкам, а некоторые желали видеть в своей постели. Я как бы низко не опустился до человеческого уровня. Прежде всего Волк. И знаю цену своим словам.
   В Лондоне меня ждала прекрасная дива. Элизабет. Я уверен, нам удастся создать крепкий союз, основанный не только на расчете, но и любви.
  
  - добро пожаловать - слегка поклонился встречающий - рады вашему скорейшему возвращению.
  - мы то же рады - протягивая сумку - что нового.
  - все как обычно, сер. - слуга торопливо шагал в след за своим господином.
  - весна пора любви. - окинул взглядом проходящих мимо молодых женщин.
  - ваш батюшка озаботился поиском достойной невесты. - сказал он причудливо поклонившись. Встреча с Уотерстоном младшим придало новый смысл в жизни. Не отрывая глаз, от столь любимого и дорогого человека, продолжал смело шагать.
  - у моего безумного батюшки безумные идеи. - Шон сел за руль автомобиля, ожидая пока Роберт слаживал чемоданы в багажник.
  - вам стоит вести себя примернее, в период выборов батюшка несколько раздражительней обычного. - говорил чуть громче обычного.
   Дом старый дом. Не большой каменный особняк в стиле конца восемнадцатого века, расположенный среди густого парка не далеко от большого озера.
  Большую часть времени он пустует. Старый барон живет в городе и только в период празднеств переезжает за город. Овдовев двадцать лет назад, барон в серьез увлекся политикой оставив сына самому себе, и только верный слуга Роберт не оставлял мальчика ни на минуту. С самого детства он заменил ему родителей, а затем и верного друга.
  - Шон! - приветствуя, воскликнул отец. Старый Уотерстон слегка осунулся и постарел. На лице вырисовывались отчетливые морщины.
  - здравствуй папа - ответил сын, слегка прижавшись к его плечу.
  - можешь располагаться. Дом в твоем распоряжении - отец окинул взором комнату.
  - о! премного благодарен.
  - я не останусь. Мне предстоит много работы. - он поправил пиджак - Роберт в курсе всех мероприятий на которых тебе необходимо присутствовать.
  - несомненно. - буркнул под нос, удобно расположившись на диване - Роберт, распакуй мои чемоданы. Я немного вздремну.
  - политика сложная штука, сынок. То как ты себя поведешь, зависит моя карьера. - он взглянул на лежащего сына - выкинешь, что-нибудь я лишу тебя привилегии тратить мое состояние. - мужчина надел пиджак. Взял дипломат. Окинул взглядом беззаботно лежащего сына.
  - вот тебе и папино приветствие - прошептал я, уткнувшись в подушку. Спокойно отправляясь ко сну.
   Следующие несколько дней я проводил достаточно беззаботно. Вставал около 11 утра. Принимал горячий душ. Надевал брюки или джинсы. Туфли в их цвет. Рубашку в темных тонах на выпуск. Спускался к завтраку. Роберт чудесно готовит. В последствии, как правило, в сопровождении верного слуги отправляется на поиск адреналина, гонки без правил по улицам Лондона. считается одним из фаворитов. Мои навыки вождения сочетаются с бесстрашием скорости. Ко всему прочему, отлично разбирается автомеханики. Обедал в компании Роберта в одном из ресторанов города. Предпочтительно заказывая суп, шницель, салат, иногда тушеные овощи. Вечер как правило завершался бы в компании одной из моих подруг. Но не теперь. Я в полной степени должен заслужить уважение Лизи.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
   Я потрясен! - воскликнул я. Находясь под впечатлением неописуемой красоты раскрывшейся передо мной, словной распустившийся бутон. Я и раньше слышал о прекрасных владениях Шацких. Но сейчас? Столкнувшись можно так сказать лицом к лицу. Был ошеломлен. Девственные бескрайние просторы. Отрезанные от мира огромным куском. Над этими местами словно были не властны столетия эволюции. Каждый отдельный составной элемент окружающей среды, был самостоятельной независимой личностью. Играющей в композиции. - во истину райское место.
   Я же тебе говорила мой... то есть родительский дом - быстро поправила себе, моя любимая супруга - намного прекраснее любого курортного места. - продолжила Лизи. Погоняя свою рябую кобылу легким причмокиванием.
   Я вырос в человеческом мире. В нем нет. Да и не ценится все это - я окинул рукой окружающий пейзаж.
   Люди утратили связь с природой так и не породнившись с ней - присоединилась мама Элизабет.
  
   Мы неспешно прогуливались верхом. Семья Шацких в полном составе и я. Наши кони элитные скакуны, каждый из которых приличной стоимости. На что только не пойдешь, чтобы угодить юной супруге. Я долго размышлял о подарке ко дню свадьбы. Это могло быть ожерелье, кольцо или любая другая драгоценность, которых и так у нее в избытке. Подарить дом? Разве можно сравнить любой дом вот с этим? Конечно, нет, она всегда будет сравнивать его с отчим домом. Перебирая варианты, я вдруг пришел к мысли. У Шацких есть великолепный особняк. Луга и опля, реки и озера, Бескрайние просторы лесных угодий. А вот конюшни нет. В тайне от Лизи, договорился с Эмилем, который в свою очередь любезно предоставил мне все права. Я нанял архитектора. Мы вместе спроектировали чудесную двух этажную конюшню. На первом располагается просторные загоны. А на втором, имеющим отдельный вход с улицы. Жилые комнаты для рабочих конюшни. Так же под открытым небом был выстроен еще один большой загон, для прекрасных дней, когда кони могли бы нежиться на солнце.
  Мои люди отыскали самых лучших породистых скакунов. И двадцать две лошади были переправили их в дом жены. Ровно на количество лет Элизабет на день свадьбы.
  Подарок пришелся супруге по душе. Она не могла скрыть волнения радости переполняющие ее.
  
   вы слышали, американские стаи чрезвычайно активны? - спросил Эмиль. Едва удерживаясь в седле. Он хуже всех владел навыками верховой езды. Каждое движение давались ему чрезмерно тяжело. Окружающие терпеливо выслушивали его ворчания.
   Да я заметил. - ответил я. Не представляя дальнейшего исхода событий. Южно Американский кланы всегда отличались варварством и жестокостью. Они не раз нападали на своих сородичей с целью наживы и укрепления власти. А в последние годы к ним все чаще присоединялись и их северные соседи. Это очень мощный и жестокий враг.
   сейчас не самое подходящее время для подобных разговоров, не находите?! - возмутилась София. Не желая омрачать прекрасный безоблачный летний день. Разговорами, мягко говоря, не приятными. Ее костюм для верховой езды невероятно обтягивал. Представляя на всеобщее обозрение удивительную красоту и стройность.
   Боюсь, что война не за горами - срочно ответил Эдгар. Его мощная фигура с элегантной легкостью парировала над красным рысаком. - необходимо выработать стратегию. Более крепче скрепить нашу семью.
   С момента объединения наших с Шоном семей. Мы представляем прекрасный сильный, а самое главное крупный клан в Европе. - на самом деле мы не объединились под руководство одного вожака, которого кстати говоря у Шацких еще не выбрали. Насколько мне известно, это произойдет в крайние сроки после его свадьбы.
   Мало вероятно, что американцы решаться напасть на нас. Они должны располагать невероятными силами, которых у них нет на сей день.
   Наши земли отделены от них не только океанами, но и еще территориями других семей - продолжила моя молчаливая жена. Ее умение сделать или что-то сказать в нужный момент всегда меня поражало. Ее тоненький нежный голосок напоминал пение соловья. - если кто-то вздумает объявить войну. Мы узнаем об этом раньше, чем пострадаем.
   Не забывай о Розалии! - вставил Шацкий старший.
   Я не смог бы о ней забыть. Даже если бы захотел - мрачно буркнул в ответ. По всей видимости, тема, затрагивающая вопросы о предстоящей свадьбе не радовали его - следующей весной ей девятнадцать. Тогда и сыграем свадьбу
   ты не рад дружище? - переспросил я. Изучая нарастающую нервозность.
   Я не думаю, что она будет рада этому. Ее скверный характер порой пугает даже меня - его скулы играли, на серьезном лице - она сама черт.
   Думаю это явление скрасит семейные будни. - продолжил. Украдкой подмигнув улыбающийся супруге. Она, по всей видимости, тоже заметила его напряженность.
   Да, Розалия еще та штучка! - воскликнул тесть. Высоко поднимая брови. - она переплюнет своего отца. Покойного Александра.
   Уймись Эмиль - прошептала София. Обеспокоенная поведением своего сына. Грозно восседающий под нервно выплясывающим конем. Животное чувствовала нарастающую энергию волка, и начинало беспокоиться. Я частенько задумывался. Что именно испытывает Эдгар к будущей супруге. Как только разговор касался ее личности, он словно с цепи срывается. Становился ершистым. Возможно, ненависть к полукровки предстоящей занять место подле него. Или вероятнее всего более пылкие и нежные чувства. Он, возможно, любил ее.
   я не чего предосудительного не сказал. Тем более мы в кругу семьи. Нам не чего опасаться.
   Можно было бы... - она указала пальцем на практически почерневшего сына, продолжавшего сидеть словно камень.
   Вот еще. Кто из нас отец? Я или он? - огрызнулся хозяин дома. Морща нос.
   Порой я думаю, что он - посмеялась Лизи. Эдгар постоянно взваливал на себя столько ответственности и обязанностей. Будущий вожак имел одну отличительную черту. Или даже вернее, не отличительную, а отрицательную. Он всегда нес тяжелое бремя. Ставя превыше своих желаний и нужд, интересы семьи.
  
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  
   Когда мне сообщили о Розалии, я не просто обезумел от счастья за лучшего друга, я практически взлетел. Не воображая, какими последствиями, могут оказаться результаты такого поступка. Сомнений по этому поводу у меня не возникало и сейчас. Даже осознавая все кровавые последствия.
  Как я и предполагал Эдгар не долго колебался, а точнее вообще. С первых мгновений, услышав имя Розалии, друг с плохо скрываемым безразличием расспрашивал меня о подробностях. Немногим позже, когда я сообщил ему об угрожающей опасности ее жизни. Эдгар практически молниеносно, вылетел из кабинета, прихватив меня с собой.
  Немногим позже, когда мы в сопровождении моих людей, пересекали лесную местность, принадлежащую старым врагам.
  
  Мы безмолвно мчались, не издавая практически не звука, и тут Эдгар напал на след. Отдаленные огласки Розалии, доносились и до меня. След становился все более отчетливым. Мы бежали все быстрей и быстрей. И вот, когда приблизились к тому месту, где узкая тропа делает последний крутой поворот, изгибая скалистое ущелье, в отдаленности леса я услышал вой, а затем еще один. Нельзя терять не минуты. Стая начала охоту, несколько волков направлялись в нашу сторону. Не сбавляя темпа, деверь двинулся на них. Как вдруг до меня донесся еще один до боли знакомый аромат... Розалия находилась между нами. Эдгар, явно почувствовал его немногим раньше, увеличивая скорость, я стремительно низвергся вперед, бесспорно следуя за вожаком, уступая ему главенство отряда, отставая на десятки метров. Чем меньше оставалось разделяющих нас метров, тем отчетливее доносились ароматы. Доносились свежие ароматы человеческой крови. Розалия имела кровоточащие ранения. Ее песнь, раздавалась по всей округе, еще больше заводя азарты охоты.
  Розалия, утратившая по всей видимости остатки разума, продолжала стоять как вкопанная, не используя попыток спастись. Хотя бы немногим левее или правее, и ей удалось бы избежать эпицентра столкновения. Удалось сохранить вероятность выжить.
  Один из противников, также вырвавшийся вперед практически достиг Розалии, еще несколько мгновений и она окажется в его пасти. Я по-прежнему отставал на корпус, не в силах преодолеть череду последующих событий. Из горла Эдгара вырвался рык, прежде чем он совершил самый отчаянный и доблестный поступок, ускоряя пределы своих возможностей. Сбивая с ног сжатое в комок тельце девушки, закрыл ее своим корпусом, защищая от когтей и острых как лезвие клыков. Сил и возможности на нападение или хотя бы защиту у него не имелось. Враг по инерции пронзил его горло и грудь. Из глотки Эдгара, вырвался стон, больше похожий на скул. Брызнула горячая алая кровь, окропляющая все в округе. Безжизненное тело Эдгара упало на влажную землю. Затем, я услышал свой пронзительный жалобный вой.
  
  
  
  
  
  
  
  
  История третья
  Северо-Американские Волки
  
  
  
  Глава первая
  
  
  
  
   Ночь окутала темной пеленой маленький город под названием Ситко. Лесной массив окружающий его почти полностью, заметен снегом в эту пору в полнее естественный элемент, снег хоть и не таял. Но не имел зимней стойкости. При прикосновении белое покрывало прогибалось, превращаясь в мокрый рыхлый 'сахар'.
  На звездном небе высоко сияла полная луна.
  Черная пантера. Беззвучно пересекла лес. Ее скорость снижалась по мере приближения к городу. Как только в поле зрения появились крыши домов. Она совсем стихла. Каждое движение превратилось в танец.
  Кошка высоко приподняла голову, обнюхивая здешний, пропитанный влагой, воздух. Инстинкт подсказал ей следовать на запад. Столь же невидимо она перебралась через шоссе. Через две улицы хищница оказалась у цели. Небольшой деревянный особняк с черепичной, выгоревшей, крышей. На лужайке перед домом припаркованы две машины, Мерседес 1984 года выпуска и внедорожник, оба черного цвета.
  Кошка припала к земле. Пробравшись во внутренний двор, она со всей силы оттолкнулась от земли. Прижимая уши и зажмуривая глаза, она пробила окно. Звон бьющегося стекла разнесся по всей округе. Если до этого момента она действовала медленно и расчетливо предвидя каждой движении, то теперь двигалась подобно молнии.
  Пантера приподняла голову, короткими вдохами исследуя обстановку. Дом наполнен запахами пищи, а еще двумя взрослыми мужчинами, в другом конце дома. Они все еще не о чем, не подозревая, смотрели бейсбол. Взрослая женщина, укачивающая младенца на втором этаже, вторая комната налево. Еще двое детей постарше спали напротив.
  Животное угрожающе двинулось вперед. Первоначально требовалось разделить мужчин. Вместе они могли представлять угрозу.
  Мужчина тот, что моложе направился на кухню. Откуда послышался шум. Он не о чем, не подозревая, прошел мимо притаившегося врага. И только потом он остановился. Обаяние подсказывало ему присутствие чего-то чужеродного. Он резко обернулся. В коридоре, по которому парень только что прошел, стояла черная пантера. Высокая и довольно огромная. Ее глаза наполнились гневом.
  В два шага кошка приблизилась, и боле того, она приземлилась на его тело. Мужчина не успевший среагировать на ее нападение. Он лишь захрипел. Под натиском белых клыков пронзающих его горло. Кровь хлынула наружу. Кошка отступила. Оставляя умирающее тело позади. Теперь предстояло встретиться с его отцом, по всей видимости. Столкновение предстоит немного опаснее. Запах чужака, крови и смерти разнесся по всему дому.
  Мужчина просился вперед. Он обезумил, увидев на полу бездыханное тело сына. В одно мгновение и он уже волк. Они налетели друг на друга. Пантера оказалась намного проворнее, чем он ожидал. Она была подобно дьяволу. И вот когда сил на сражение не оставалось, а израненное тело предательски не слушалось. Хозяин дома издал последний рык, переходящий в пронизывающий вой. От него у остальных членов семьи пробежала дрожь. Испуганные они бросились прочь.
  Кошка за долю секунды расправилась с единственным противником, имеющим возможность потягаться с ней силами. Теперь предстояло догнать, нет даже смешно, просто убить.
  
  ***
  
   Я снова проснулась в холодном поту. Тело сковал леденящий холод. Меня вот уже несколько последних лет мучают невыносимые кошмары. И это не самое страшное в моей жизни.
  Со смертью мамы. В то время мне едва исполнилось тринадцать. Завершилось веселое беззаботное детство. Все когда-либо имело значение, потеряло всякий смысл. Я потеряла не просто мать или члена семьи. Она всегда было чем-то большим. Тем единственным, без которого все иное, кромешная пустота. Без начала и без конца. Я любила ее звонкий смех. Теплые нежные руки. Колыбельные. Как она восхитительно пела! Мы части единого целого. Я как сейчас помню ее неподвижное холодное тело в гостиной. Мама лежала на полу. Лицом вверх. В ее глазах отражался неимоверный ужас. Я нашла ее утром, собираясь в школу. Полиция тогда сказала 'причиной смерти является сердечный приступ' только вот мама сердечно сосудистыми заболеваниями не страдала. По крайне мере до той страшной ночи. Два года спустя погиб папа. Мы ехали из Лондона. Отец старался, как можно больше времени проводить с нами, а в особенности со мной. Я в отличие от братьев не могла свыкнуться с потерей. Возможно, они умело скрывали свои переживания, не знаю. В этот день Майкл, Питер и Себастьян остались дома. Компьютерные игры их интересовали больше, чем прогулка по городу. Около шестнадцати часов я с отцом выехала на шоссе. Наш дом находился в пригороде. Дорога занимала не больше получаса. Я вероятно заснула. День выдался тяжелый. Самой аварии не видела и причины мне не известны. Новенькая Toyota отца слетела с дороги, несколько раз перевернулась и загорелась. Я без единой царапины лежала в десятке метров. Без сознания, но все же невредимая. В автокатастрофе должны были погибнуть мы оба. Но этого не случилось. Жаль. Смерть единственное избавление от моих мучений. С тех пор я и мои младшие братья, живем в Лос-Анжелесе, на попечении нашей тетушки.
   Я аккуратно приоткрыла глаза полных слез. Меня всю колотило. Страх поразжал изнутри. Гусиная кожа окаменела. Острые коготки болезненно впивались в ладони. Единственный способ остаться в сознании. Украдкой рассматривала, нет ли кого за окном. Это глупость конечно. Кто может быть за окном семнадцатого этажа? Это просто не реально! Сказала я сама себе, заставляя полностью открыть глаза. Взгляд от окна пробежал вдоль стены, затем другой и еще одной. Никого! Темные углы тоже были пусты. Лампу зажигать не стала. Мне не хотелось будить мирно спящего Эммета. Тихонько отбросив одеяло. Медленно приподнялась, опираясь на левую руку. Опустила ноги на пол. Я осторожно пересекла мало знакомую комнату. Почти скрывшись за дверью, взглянула на окно. За ним не кого.
   Эти выходные мы с Эмметом проводили в Праге. Город сказка. Эти великолепные домики. С причудливыми крышами. Карлов мост.
   Мы остановились в одном из домов принадлежащих семье Эммета. Удобная просторная квартира. В центре столицы. С прекрасным видом. Мы отмечаем годовщину со дня нашего знакомства. Точнее пять лет. Это самые лучшие мгновения моей жизни. Только мы вдвоем. В самом замечательном городе в мире. Жаль, уже сегодня нам предстоит долгий перелет. Мы возвращаемся домой.
  - глубокий вдох. Мэри, ты параноик! - прошептала девушка, закрывая за собой дверь. Темнота всегда пугала. Еще самого детства. С возрастом всем свойственно перерастать подобные страхи. Я под эту категорию не подходила.
   Именно такие кошмары ее мучили, полные темноты и беззвучия. Иногда в них ей удавалось разглядеть черные силуэты. Передвигавшиеся так, словно им не были ведомы законы физики. Они искали ее. Именно ее. Тьма пришла за ней. Может это все бурная фантазия ее подсознания? А если нет? Что если в один прекрасный день, а точнее ночь. Тени отыщут ее. Что тогда? Сможет ли Мэри проснуться? Вопросов слишком много. Только ответов на них у девушки не было.
   На кухне первым делом включила свет. Пока варится кофе необходимо пара глотков холодной воды. После встречи с Эмметом Мэри по-настоящему ожила. С ним ей всегда было спокойно и уютно. Она чувствовала себя в безопасности. Только рядом с ним Она могла уснуть с выключенным светом. Девушка поражалась его выдержке. Практически каждую ночь ему приходилось ее успокаивать от ночных кошмаров. И уговаривать немного, вздремнуть, когда спать совсем не хотелось.
   Делая большой глоток крепкого кофе. 'На сегодня кошмаров достаточно' подумала она. Разглядывая полировку стола. Она сама того, не замечая, углубилась в воспоминания.
  Девушка вспомнила семнадцатое мая 1999 года. Когда она впервые увидела Эммета. Улыбка сама возникла на ее лице.
   Я как полная дура со всего размаха налетела на него. Разве разумный Лугару мог так оплошать! Книги разлетелись по коридору. Толпа студентов откровенно без стеснения пялились. Кого-то это даже рассмешило. В принципе неуклюжесть, робость, стеснение или дискомфорт не мое. Мне скорее свойственны противоположные качества, целеустремленность, уверенность, высокомерию честолюбие, хотя последние два качества я упорно отрицаю. И меня парой обескураживает упреки в мой адрес. Возможно, здесь проявляется еще одно мое качество упрямство. Первая встреча с Эмметом доказало обратное. Оказывается меня можно ввести в ступор.
   В физическом смысле мне при всем моем желании не удалось сбить парня с ног. Эммет, высокий и стройный, словно греческий бог.
   И тогда наверняка, я на сто процентов в этом уверенна, он мне подыграл. Эммет словно в отрепетированной сцене аккуратно и в то же время довольно быстро упал на спину, волоча меня за собой. Я седела на нем. Мои волосы растрепались, руки смертельной схваткой прижались к его могучей груди, а наши лица были в нескольких сантиметрах друг от друга. Эммет положил руки на мою талию. 'не в коридоре же милая?!' - произнес с какой то иронией. Мне на ухо. Прекрасная улыбка озарила лицо. Я замерла. Не имея сил оторвать взгляда. Улыбаясь в ответ. Я потеряла счет времени. 'Привет. - продолжил он. - Я Эммет Сальгари'
  'привет' не уверенно ответила я.
  'гм...если мы все же поднимемся. Нам удастся продолжить беседу в боле комфортной обстановке'
  Только сейчас Мэри осознала, они все еще лежат на полу. Она сверху оседлала его. Оторвав взгляд от чарующего незнакомца, девушка остолбенела. Коридор наполнился зеваками. Лицо загорелось красным пламенем. Хотелось провалиться сквозь землю. По телу пробежала легкая дрожь.
  Эммет умело без всякого усилия приподнялся на ноги, продолжая удерживать девушку за талию. На его фоне она казалась фарфоровой игрушкой в медвежьих лапах.
  'Ппрости. Я не хотела' еле слышно буркнула я
  'мне понравилось. Нужно будет повторить'
  'обязательно' - с дуру ляпнула я.
  'тогда до следующей перемены?!' - спросил он. Смешно сдвинув брови.
  'не уверена в своих возможностях'. - я слегка отстранилась, освободившись от сильных рук. Разум вернулся. Мне и не верилось в такое чудо.
  'после обеда?'
  'Мне нужно намного больше времени. Необходимо пополнить запасы физической силы. Иначе не выйдет...'
   Как не странно, но мой новый знакомый, рассудил сказанные мною слова по-своему. В конечном итоге за ленчем мы седели вместе. Он его друзья и я. Компания на удивление очень милая и приветливая. Я ощущала себя в ней своей после минуты общения. И больше того я была в числе ее лидеров. Мы смеялись и шутили. Найти родственные души за несколько минут! Чушь! Такого просто не может быть! Я много раз слышала от друзей и знакомых, но не верила им. Считала глупой выдумкой. Стремлением выделится. И я, Мэри Стюарт сижу в университетской столовой в окружении самых милых и чудесных Лугару на свете. Мне не когда раньше не было столь комфортно. 'Нужно по чаще сбивать с ног таких красавцев' - подумала я.
   С тех пор мы виделись так часто. Это стало традицией. Куда бы я не пошла, непременно встречала его. Эммет вел себя очень галантно. При встрече непременно приветствовал. В столовой отодвигал стул помогая мне сесть. А после ленча всегда провожал до класса. Первые впечатление складываемые от образа Эммета, желали лучшего. Он был Казанова, этакий ловелас. При других обстоятельствах я бежала бы от него проч. Он высок и статен. Как я уже говорила похожий на штангиста. Лицо большое и открытое. Каштановые волосы коротко подстрижены. А глаза, сверкающе карие. Но не в этом дело. Его лукавый взгляд. Сногсшибательная улыбка. Раскованность. Порой даже развязность поведения. Это пугало. Он мог повергнуть в ужас. Практически мыслями. Конечно, мне слышать их не приходилось. Такими талантами я не обладаю. При моем раскладе это даже странно. Или соблазнить. Он это мог. Девушки сами висли на него. Эммет имел огромное количество поклонниц. Меня это немного настораживало. Мой новый знакомый, наверное, с уверенностью можно сказать друг. Подобного по отношению ко мне не совершал. Все-таки мужчина и женщина могут быть друзьями!!! Я иногда улавливала на себе его взгляд. При встрече. Он мог чмокнуть в щеку. Обнять. По дружески конечно. До одного прекрасного дня, а точнее ночи.
   Мы отмечали день рождения. Мой день рождения, в одном из фешенебельных ресторанов Нью-Йорка. Эммет пришел с огромным букетом роз, белые прекрасные цветки, обрамленные розовой каемочкой. Из кармана он достал коробочку. И протянул ее мне. Открыв ее, я обнаружила кольцо с бриллиантом. Растерянная я продолжала смотреть на него, а как вдруг Эммет опустился на одно колено. Взял мою руку в свою и сказал:
   дорогая, милая, нежная Мэри, существует еще целое множество слов, которых ты несомненно заслуживаешь - с дрожью в голосе говорил он, с усилием воли не отстраняя от меня своих глаз. Он волновался его выражало все. И как Лугару он понимал я почувствовала запах его страха. - я прошу тебя оказать мне честь... выйди за меня замуж.
  Сердце вдруг екнуло. Или как там говорят в подобных ситуациях. Я почувствовала я вся горю. И не просто горю, а воспламеняюсь. И я ответила
   да, я выйду за тебя Эммет Сальгари. - прикоснувшись губами к его рту.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
   За шесть лет моего пребывания в Штатах я не разу не встречалась с Эмметом и его друзьями. Случая познакомится с ними у меня не было. Не знаю как такое могло случится. Мы часто посещали резиденцию Сальгари. Практически на все праздники. И учитывая тот факт... Мои новые друзья учились в Лос-Анжелесе. В городе ставшим моим новым домом.
   Когда Сесилия впервые привезла нас в Америку. Вождь и его свита встретила в аэропорту. Через несколько недель провели обряд принятия нас в стаю. Обычно для новичков этот процесс наиболее долгосрочен. Наверняка тетка приложила не мало усилий и весь свой интеллект. Это очень красочное событие. Вся стая собирается где-нибудь в долине. Вдали от посторонних глаз. В особенности от людей. Им не положено знать о нашем существовании. Все свидетели, их родственники, знакомые и вероятнее соседи подлежат немедленной ликвидации. Это не, потому что Лугару жестокие. Мы очень миролюбивые создания. Человечество склонно к агрессии. Все чужеродное. И превосходящее в силе и разуме. Пугает их. Они стремятся доминировать. Контролировать власть на земле. Глупцы!!! Они ведь все во лишь скот. Пасущихся на нашей земле. Забавно... мы скрываемся от собственной пищи.
   Лугару связаны между собой единой крепкой нитью. Мы всегда держимся стаей. Небольшими группами. Возможно, именно позволило нам так долго существовать в тайне от остального мира. Мира людей. Подобные мне не только тесно общаются и поддерживают тесную связь со всеми членами стаи. И в большинстве случаев и за ее пределами. Существуют в нашем мире и те кто предпочитает. Держатся обособленно. В стороне. Иные вообще предпочитают агрессивный образ жизни. Они часто нападают на плохо защищенные или отдаленные семьи.
  После смерти родителей нам пришлось переехать, а штаты. И тем самым мы перешли под покровительство нового вожака. Процесс нашей миграции стал довольно проблематичным. Как правило, стаю не возможно покинуть. И 'щенят' оставшихся без попечении родителей. Опекают кто-то из ближайших родственников. В отсутствие таких, попечением берутся семьи. Назначаемые вожаком. Мой с братьями случай один из таких. Кровных родственников мы не имели. За исключением троюродной тети. Принадлежавшей североамериканской стаи. Ее бабка еще в четырнадцатом веке перебралась в штаты. Следуя за своим изгнанным мужем. Мне не ведомо, как и за какую плату, и на каких условия Сесилии удалось увезти нас, но ей это произошло. В теткином доме всегда царило некое подобие рая. Большой открытый дом полный теплоты и уюта. Он некогда не спал. Помимо меня и братьев с теткой проживали ее муж, пятеро детей, две семьи деверей, насчитывающих одиннадцать Луару. Помимо постоянных жильцов у Сесилии постоянно кто-то гостил. И это в нашем мире в порядке вещей. Так было всегда и везде. И надеюсь, с течением времени древние порядки не утратят былой силы.
  
   После возвращения домой мы практически не виделись. Я осталась в Нью-Хейвене, а Эммет улетел домой. Я сильно переживала. Разлука пришлась мне не по душе. Довольствовалась встречами на выходных или короткими свиданиями в перерыве между моей учебой и его семейными делами. Эмилия обучалась последний семестр, практически уделяя все свое время работе. Она стажировалась у отца. Он у нее мэр Нью-Йорка. В полнее возможно она вскоре станет его приемником. А Тиджей отправился в Лондон. Парень в серьез увлекался английской литературой. После недолгих переговоров клан Великобритании любезно позволил чужаку 'вторгнутся' на их земли. Я осталась одна. На моем курсе друзей у меня не было, с людьми я не особо общалась.
   Через пару месяцев Соединенные Штаты, а точнее наш клан должна посетить одна очень важная персона. Она в своем роде земная королева, зовут ее Анел. Она принадлежит к прямым потомкам Живых Духов. И насчитывается е несколько десятков тысяч лет. Так по крайне мере гласит легенда. Сама я в нее не верила. Эммету предстояло организовать пышный прием, и все последующие мероприятия по развлечению высокопоставленной особы и ее свиты. На которых мне тоже надлежало присутствовать не только как Лугару, но и как невесте будущего вождя стаи. Да. Да все верно. Не официально конечно, но я считалась его невестой, изменить который дело времени. Мне нравится когда Эммет представляет меня 'Это моя Мэри' - говорит он. Крепко сжимая ладонь. Больше всего на свете мне хочется оказаться рядом. В его объятиях. Ощущать вкус поцелуя.
   Единственным моим утешением стали магазины, а вернее сказать многочисленные покупки ненужных бесполезных вещей. Отправляющиеся в последствии, скорее всего в мусорную корзину.
   Кошмары, стали навязчивой идеей моего разума. Иногда я ощущала его существование в реальности. Не могу описать это ощущение, когда знаешь наверняка сны не в силах настигнуть меня наяву, но при этом всеми кусочками своего тела чувствуешь его присутствие. Наверное все перепуталось. Я так боялась заснуть. И так боялась проснуться. Теперь я совсем запуталась. Сны изменились. Если раньше я видела кромешную тьму сковывающее мое тело. То в настоящее время, картинки обрели многогранность. Перенося меня в города, улицы или дома. Не когда ранее мне не ведомые. Не знаю, продолжала ли я ходить во сне. Засыпала и просыпалась я в своей кровати. О возможных перемещениях свидетельствовали лишь не значительные ссадины и синяки. Чудесным образом появляющиеся по всему телу.
   Эммету я не рассказывала. Да и не зачем ему об этом знать. Не хватало мне еще его переживаний.
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  
  -меня больше беспокоит прибытие Анел - мужчина сделал глоток виски, он крепко сжимал бокал. Джерар Сальгари не отличался излишней суетливостью. Ему свойственно спокойствие и расчетливость. В каждом действии этого пожилого, на вид шестидесятилетнего мужчины, выражается корысть. Стремление получить выгоду даже из самой незначительной мелочи.
  - нас уничтожают По-одиночки! - воскликнула женщина, на ее лице отразилось недовольство - а ты умиротворенно ждешь ее.
  - ты глупая женщина. - Джерар сделал еще один глоток.
  - моя глупость выражается в том, что я постоянно прислушиваюсь к твоему мнению. А это порой бессмысленно. Нет даже безответственно с моей стороны.
  - неужели ты не понимаешь. Я стремлюсь прославить наш клан.
  - прославить?- воскликнула она. В ее голосе послышался ужас. Будучи миссис Сальгари тот уже больше столетия. Женщина привыкла к поведению своего супруга, но сейчас, когда бездействие угрожает жизни стаи. Когда политика может отойти на второй план. Уступив место благоразумности. Она сделает все от нее зависящие лишь бы спасти остатки морали.
  - Анел одержима войной. Если мы будем с ней. Если поможем осуществить ее мечту. Она дарует нам бессмертие. И боле того власть не ведомую ранее.
  Мужчина сжимал кулаки, предвкушая будущею победу. Он видел, как тысячи Лугару покланяются ему. Почитают словно бога.
  Супруги еще очень долго спорили. К единому мнению они так и не пришли. Саре пришлось затихнуть. Приближались посторонние. Тем, кому не следует слышать их брань. В тяжелое время семья должна видеть сплоченность.
  Терраса оживилась. К завтраку поспевали все обитатели особняка. Солнце достаточно высоко поднялась в небе. Освещая поляну перед домом. Утро довольно холодное в этот день. Мерзкий порывистый ветер, налетающий с новой неуемной силой, сулил испортить весь день. С северо-запада проглядывались черные тучи. В воздухе пахло дождем.
  
  
  
  ***
  
  Утром как обычно позвонил Эммет. Мы долго проговорили. Успев друг другу рассказать обо всем произошедшем с нами с момента последнего разговора. И если беседа заходила на 'больной' для меня вопрос. Я конечно лгала. Ненавязчиво меняя тему. Эммет наверняка чувствовал это, но молчал.
   Его мысли были заняты. Прошлой ночью кто-то напал на Лугару. Стая из шести человек мертва. Это второе нападение за последнею неделю. Следов, или каких либо других вещей указывающих на убийцу нет. Приходилось увеличить патрули в городах и за его приделами.
  После занятий я прошла как обычно по магазинам. Заблаговременно приобретая новые туалеты для всех запланированных мероприятий. По моим подсчетам их было около пятидесяти. Нужен колоссальный запас! Званные обеды в честь гостей. Посещение театра, музеев. Все возможные игры. Больше всего я с замиранием сердца ожидала свадьбу Эмми, также включенную в основную программу мероприятий. На которой мне предстояло присутствовать в качестве подружке невесты. Больше всего раздражала 'большая королевская охота', так ее называл Сальгари старший, отец Эммета. Две недели жить подобно дикарям в лесу. С жалкой надеждой загнать дичь. Жалкой вероятнее только для меня. Остальные отлично владели навыками охоты. Я не плохо умела определять следы или отслеживать путь. Сам процесс... забивания жертвы меня не вдохновлял. Напасть на еще живое существо, будь то животное или человек. Впиться в него клыками. Рвать плоть, в ожидании смерти не по мне. Не люблю вид 'живой' крови. Я предпочитаю дождаться Эммета с добычей, которой он щедро делится.
  - вы готовы заказать?- спросил официант. Одет он банально. Черные ботинки из кожи и такого же цвета брюки. Белая рубашка. Галстук-бабочка. И конечно не отщемленная часть- фартук. Белый и довольно миленький. Нужно сказать тетке пускай купит такой же нашей прислуги.
  - думаю, да - ответила я, отводя взгляд от счастливой Эмми, рассматривающей кольцо на безымянном пальце левой руки. - мне бифштекс с кровью, морковный салат и малиновое суфле на десерт. - говорила я не отводя от него взгляда. Молодой человек смущенно отводил глаза. Его щеки налились краской. - из напитков... вероятнее Шор-де 69.
  - а вы? - он обратился к Эмили. Делая не уверенный шаг в ее сторону. Нервно теребя пустой поднос с белой ажурной салфеткой..
  - тоже самое - небрежно махнула рукой продолжая смотреть на кольцо - правда оно чудное?
  - несомненно.
  - мне не верится. Через две недели я стону миссис Таусенд. Эмилия Таусенд. - девушка просияла.
  - кх... - кашлянула я. Пытаясь привлечь ее внимание
  - ох, прости. - прикрывая левую руку правой. - мне так неловко.
  - тебе не за что просить у меня прощения - ответила я провожая взглядом официанта. - это мне стоит извиниться. Я ужасно тебе завидую. Как бы мне хотелось скорее выйти замуж. И не разлучаться с Эмметом не на секунду. - на душе заскребли кошки. Сейчас так хочется прижаться к его большой теплой груди.
  - не переживай. Мэри он обязательно женится на тебе. - успокаивающе проговорила она
  - не сомневаюсь. Куда он денется. мне бы хотелось ускорить этот процесс
  - ты же знаешь. Если не приезд Анел....- девушка оборвала фразу. Наблюдая за торопливой подачей блюд. Парень явно чувствовал себя не в своей тарелке. Мы иногда производили подобные ощущения на людей. Вероятнее у некоторых инстинкт само выживания хорошо развеет.
  -благодарю.
  -приятного аппетита - с этими словами он поспешно покинул нас. И на протяжении всего вечера старался избегать наш столик.
  Я принялась уплетать за обе щеки бифштекс. Мой любимый мало прожаренный, с кровью. Ум... Пальчики оближешь.
  Домой я попала за полночь. Бесшумно перемещаясь по дому. Стараясь не разбудить дотошную тетку. Пусть лучше отчитает меня утром. Чем выслушивать все сейчас.
  - Мэри!!!- послышался грозный голос позади меня.
  - ты еще не спишь? - вздрогнув от удивления, проговорила я.
  - я по твоему смогу заснуть. Зная, что ты еще не вернулась? - она сложила руки на своей большой груди. Втягивая живот. Так она поступала всякий раз, когда на что-то злилась. - есть в твоей голове хоть капля сострадания! Скорее бы Эммет женился на тебе. Тогда пускай сам с тобой носится.
  - извини - я почувствовала укол совести. Мне следовало вести себя куда более благодарной по отношении к ней. Она ведь искренне пытается помочь. Маленькая полная женщина излучала волшебство. У ней большая открытая душа.
  -.это все, что ты можешь мне сказать?
  - да
  - этот мир слишком жесток. Разгуливать до ночи самоубийство!
  - и кто по твоему сможет причинить мне вред? - огрызнувшись, ответила я
  - ты слишком уязвима. Больше чем любой другой Лугару, пойми!
  - тетушка не шуми, ты всех разбудишь - прошептала я. Медленно поднимаясь в свою комнату.
  - я еще не закончила Мэри! - продолжала она шуметь.
  - спокойной ночи. - с этими словами я ускорила шаг. Стремясь скорее скрыться с поля ее зрения. До меня еще несколько минут доносились крики тетки. Смысл слов сливался с рычанием в единую мелодию. Она всегда чересчур меня опекала. Порой даже больше чем собственных детей. Это раздражало. Приняв холодный душ. На посмотрела на часы. Час тридцать одна. Нужно как больше времени продержаться, попытаться не заснуть. Я надела короткую ажурную сорочку. Фиолетового цвета. С тонкими бретельками.
  Спать совсем не хотелось. Я лежала на спине, поперек кровати, поверх одеяла. Моя новая комната была гораздо меньше, чем в Англии. И обстановка не отличалась роскошью. Дома мы периодически меняли мебель во всем доме. Это случалось довольно часто. Сейчас я даже привыкла к ней. В своем роде привязалась. Уставившись в потолок, я разглядывала причудливые узоры, отражающиеся от торшера. Вот лошадь. А это напоминает кита или нет скорее на слона, если чуточку прищурить глаза.
   Прогремел гром. С открытого окна подул прохладный ветерок. Покрывающий мое тело сотнями мурашек. Я с неохотой приподнялась. Потягиваясь, я шагнула к окну. В тот же миг почувствовала что-то холодное и мокрое под своими ногами. - Боже мой!!! - воскликнула я. Теперь меня окружала пустынная улица в нескольких кварталах от моего дома. Мне она хорошо известна. Это один из районов принадлежащих нам. Здесь проживают только Лугару. Темные улочки. В домах отсутствовал свет. Не было вообще ни каких звуков. Страшно мне не было. Озябнув от холодного порывистого ветра, обжигающий мое промокшее от дождя тело. Я продолжала идти. Спутанные волосы прилипли к лицу, мешая мне видеть. В одно мгновение передо мною возникло что то черное. Внушительных размеров. Царила мертвенная тишина. Приглушая шум дождя и ветра. Оно не имело плоти, а лишь подобие воздушной материи. Замерев передо мною на мгновение, начала стремительно увеличиваться в размерах нависая надомною. И вот когда тьма окутала меня. Я ощутила легкое прикосновение. Содрогнувшись, я упала.
  В этот самый момент меня пронзила острая боль. Проходящая сквозь все тело. Я открыла глаза. Первое , что увидела причудливые узоры на потолке моей комнаты.
  - так это был сон. - сказала я. - просто сон.
  Часы показывали пять сорок три. Я перевернулась на живот, укрываясь одеялом. В этот самый момент ощутила ноющую боль в области предплечья. На том месте, куда коснулась меня тьма во сне. Виднелось багровое пятно. А вдоль всего тела. Проходили кровавые царапины. Они не кровоточили. Такое ощущение, что с момента их нанесения прошло по крайне мере сутки.
   Был ли это сон? Меня мучила неимоверная слабость. Я не могла думать, или двигаться, даже дышалось с трудом. Накрывшись кое-как одеялом, погрузилась в сон. Я чувствовала, как сновидения проникают в мой разум.
  
  
  
  ***
  
  
  Эммет гнал по шоссе. Увозя любимую прочь. Внутри все переворачивалось. Он то и дело переводил взгляд на нее. Будто бы боявшись, что она может исчезнуть. Девушка, умиротворенно свернувшись калачиком, дремала на переднем сидении. Мысли о прошлой ночи не давали покоя. Он мог потерять ее. Никогда больше не увидеть. Когда тетка позвонила и сообщила об исчезновении самого дорогого в его жизни. Эммет не раздумывая, прыгнул в машину. Тетка говорила в захлеб. Она была бледная словно полотно. А тело сковала дрожь.
  Некоторое время спустя после позднего возвращения Мэри домой. Сесилия на всякий случай заглянула в спальню к племяннице. Кровать была пуста. А окно открыто. Разбудив всех домочадцев, она обшарила весь дом, а потом и двор, но ее нигде не было. Решено было разделиться, и продолжить поиски на улице. К рассвету надежда не увенчалась успехом. Лизи так и не вернулась. Тетка вспомнила об открытом окне. Дождь наверняка забрызгал пол комнаты. она устало поднялась по деревянной лестнице. Повернула ручку двери и вошла в комнату.
  На кровати спокойно спала девушка. Ее сон был легким. Уголки губ то и дело растягивались в улыбке. Сисилия потихоньку подошла ближе. Из под одеяла виднелись грязные ноги. Волосы были влажными и спутанными. Но самое страшное. Огромный синяк на предплечье. Это бесспорно доказывало, ее отсутствие.
  Тревожить племянницу тетка не стала. Она так же тихо покинула комнату. Звонить Эммету было бесполезно. Он наверняка подъезжал к городу. Через несколько минут им предстоит долгий и неприятный разговор.
   Эммет ураганом влетел в дом. С грохотом, раскрывая дверь. Он подбежал к тете. Схватил ее за плечи и несколько раз тряханул.
   - вы нашли ее? - прокричал он - скажите, что нашли - отчаянно продолжал парень.
  - тише! - прошипела Сесилия. Освобождаясь от его рук - она еще спит.
  Сальваторе несколькими большими шагами пересек комнату, а затем и лестницу. Сердце бешено колотилось. Ладони вспотели.
  Он сидел подле нее. И смотрел. Просто смотрел. Не моргая и почти не дыша. Боялся. Страх проник в его разум.
  - Эммет - тихонько сказала девушка, открывая сонные глаза - что ты тут делаешь?
  - я соскучился - ответил он склонившись над ее головой - мне тебя не хватало.
  - мне тоже - девушка смотрела в его карие глаза.
  Элизабет обхватила ладонями его лицо и притянула к себе. Страстные поцелуй увлекал все глубже. Эммет отвечал взаимностью, но не намеревался идти дальше. А потом и во все отстранился.
  - мы не одни. В любую минуту кто-то может войти.
  - успокойся не кто не посмеет... - она попыталась поцеловать. Мужчина выпрямился и по серьезнел - да в чем дело???
  - где ты была прошлой ночью?
  - здесь. Ты что вздумал ревновать
  - мне позвонила Сесилия. Она сказала, что ты не ночевала дома. - он прикрыл руками лицо - и твой вид. Подтверждает ее слова.
  - я...- Мэри не могла найти слов. Да и, что можно сказать. - я не знаю. Был ли это сон. Или реальность. Я наверное ходила во сне. Опять.
  - твой истрепанный вид, я еще мог понять. Но синяки и царапины? - парень подошел к окну - кто посмел напасть на тебя? Кто он? Говори! Я чувствую его еле уловимый запах.
  - напасть? - удивилась я. Бегло пробегая воспоминания о прошедшем сне - какой еще запах - пахла я исключительно собой.
  - не лги мне - зарычал он устрашающее подходя к ней
  - ты что спятил!!! - воскликнула я. Приподнимаясь на ноги. Я стояла во весь рост, на кровати. Лицом к лицу с Эмметом.
  Мой устрашающий вид. Встряхнул его. Сейчас как не когда раньше чувствовала не преодолимую жажду крови. Мои увеличенные зрачки приобрели темно зеленый оттенок. Еще одно глупый упрек и я точно устрою ему взбучку.
  - прости, я не хотел на тебя кричать. - Почувствовав исходящую угрозу.
   Сальгари с осторожностью обнял ее.
  - никогда больше...
  - обещаю.
  Тетка весь день суетилась. Она начинала о чем-то говорить. Потом обрывала фразы. Мучили ее угрызения совести или страхи. Что бы то ни было. Женщина явно желала подальше отправить племянницу из этого города.
  Мы хотели остаться до ужина. Сесилия же буквально в тески вытолкнула нас за дверь. - немедленно уезжайте! - кричала голосом полным страхом. Крепко обняв племянницу. - я приеду в субботу и все объясню. Береги ее Эммет. И не при каких обстоятельствах не оставляй одну.
  
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  Меня зовут Лоран. Я Лугару. Аристократ семнадцатого века. (Родился я конечно гораздо раньше. Семнадцатый век мне наиболее приятен. Сожалею, что не имею возможности путешествовать во времени ).
  Этот мир некогда не вызывал во мне искренних чувств. Мог ли он быть моим жильем? Я существо, не имеющее дома и семьи. Подобные мне испокон веков господствуют на этой планете. Нам принадлежит все, включая всех обитающих на ней. Мне по душе бродячий образ жизни. Не могу по долгу задерживаться на одном месте. Это утомляет. Мы можем кормиться разнообразной пищей. Многие предпочитают человеческую еду. Я питаюсь исключительно людской кровью. Вместе с ней познаю и перенимаю все знания и умения.
  Сейчас мне предстоит посетить семью Сальгари. Каким то чудесным образом Анел удалось меня уговорить сопровождать ее. Вероятнее возможная война, скрасит суровые будни. Она одержима идеей найти дорогу в соседние миры. И вернуть былое величие нашему роду. Мы дети Духов Жизни. Изгнанные из рая. На вечные мучения земной жизни. Как могут повлиять на поиски Сальгари и их прихвостни мне не понятно. Не ординарный склад ума Анел всегда меня поражал. У нее наверняка в запасе целый алфавит запасных вариантов. Мне, почему-то вспомнился 1843 год. Тогда я еще прислушивался и соглашался с ее мнением. И она пользовалась этим.
  
  
  
  ***
  
  
  - Ох! Не говорите глупостей! - звонко соловьиной песней воскликнула девушка, высоко махнув рукой. Ёе изящная тоненькая ручка подобно птице взлетела вверх над головой, демонстрируя несогласие. Ладонь медленно повернулась запястьем в низ, а тонкие длинные пальцы прогнулись назад.
  - Я только пытаюсь высказать свое мнение... - робко произнесла собеседница поравнявший со своей госпожой. - Мне совершенно не хотелось этим вас задеть.
  Пожилая женщина ловко по девичьи восседавшая на резвом белом как снег скакуне. Старалась не отставать. Постоянно погоняла лошадь, слегка причмокивая.
  - тогда впредь Тара, не смейте его высказывать - также звонко, но с улыбкой проговорила Анел
  - День сегодня на удивление теплый.
  - Верно. Конец сентября... - девушка оборвала фразу, устремив свой взор, куда то в даль. Там почти за горизонтом виднелось маленькая черная точка. Постепенно она увеличивалась, а затем и вовсе разбилась на три. Пятна стремительно приближались, все четче обритая фигуры всадников.
  - так вот... я согласна с тобой - продолжила Анел. Говорила девушка медленно не торопливо, в прочем не только говорила, но и двигалась, дышала как-то по иному. Размеренно. Плавно. Грациозно. - за все прошедшие двадцать шесть дней осени это первый по настоящему теплый.
   Приближавшиеся незнакомцы не беспокоили. Угрозы они явно не предоставляли. В прочем от небольшого сражения утомившиеся стражники не отказались бы.
   День подходил к концу.
   Проселочная дорога, больше напоминающая болото, состояла из одной сплошной лужи, лежала сквозь широкий прекрасный луг полный разноцветных цветов, и наполненных головокружительными запахами. Это, наверное, единственное, что могло оправдать все переносимые дорогой мучения. Вид был действительно потрясающим. Утром, когда солнце просыпалось от сна, протягивая лучики по всей долине, царило радужное переливание всеми цветами радуги. А на закате, если не шел дождь, можно увидеть, как все вокруг погружается в мир сказки насыщенности и совершенства.
  - Мне казалось я так и умру среди этих проливных дождей и вечного холода - причмокивая, сказала Ахерн.
  - смерть?! О какой еще глупости вы говорите? - рассмеявшись. Звонкие колокольчики эхом разлетелись на всю округу. - Вы же знаете, мы не ....
  - ОСТАНОВИТЕСЬ!!! - выкрикнули приказным тоном. Когда-то черные точки, обретавшие силуэты всадников. Стояли в десяти метрах. В доспехах и не плохо вооружены. Мужчина в центре, высокий и довольно крупный весивший, наверное, килограмм сто двадцать, по всей видимости, командир, остановился на несколько шагов впереди от своих спутников. Одна рука держала поводья другая же непринужденно возлагала на рукояти сабли. За поясом виднелся кинжал. А за спиной острие копья. Другие худощавые больше напоминали юнцов, явно нервничали. Постоянно переглядывались. Грязные пальцы то и дело сжимали в тески свое оружие.
  - кто вы? И по какому праву вторглись на наши земли? - продолжал он, уже более смягченным тоном. Командир настороженно окинул взглядом довольно странную картину представленную перед ним.
   По старой размытой дождями дороге, которой вот уже несколько лет некто не пользуется, предпочитая новую, довольно удобную по своей расположенности и в основном из за песчаной почвы. Двигается большая колонна. Беженцев они не напоминали. Да и на завоевателей не похожи. Кем же они могли быть? Задавал себе вопрос Ефрон. Незнакомцы, по его беглым предположениям, их было около полутора, может двух сотен человек. Двигались верхом либо на повозках, пеших не было совсем. Богатое убранство бросалось в глаза. Первое и самое невообразимое, подобного он не видел за все прожитые сорок с лишним лет, бросившееся ему в глаза. Юная женщина. Божественной красоты. Она, наверное, ангел. Ангел. Повторил про себя Ефрон. Не старше двадцати пяти лет, с нежной оливковой кожей. Уверенно, с уловимым высокомерием восседала в седле по дамски. Из под больших ресниц выглядывали прекрасные глаза бардового цвета. Странные глаза! Прогремело у него в голове. Такие нежные и милые. Ангел. Точно ангел.
   Попав в плен, он не смог отвести взгляда, продолжая ею любоваться. Черные сверкающие волосы уложены трудно передаваемую прическу, каждый локон играл свою роль. Рассмотреть не удавалось, шляпка с тонкими полями скрывала ее.
   С огромным трудом Ефрону все же удалось вырваться из плена чарующего взгляда и оглядеть остальных. С права от нее высохшая подобно мумии, женщина почти не шевелилась. И только бездонные небесно голубого цвета глаза, метались из стороны в сторону. Будто бы разыскивая, что-то. Ее каштановые волосы разбавленные густой сединой аккуратно уложены на затылке. Скрепляли их три одинаковые платиновые с сапфирами гребня, изготовленные в виде бабочек. Бархатное платье с высоким воротом и длинными рукавами подчеркивали ее красоту. Он снова метнул взгляд на девушку. Как мог упустить богатое убранство. Она практически была усыпана драгоценными камнями, составляющими не отделимую часть нежно сиреневого платья, волнующее обегающее ее тело. Несомненно, все драгоценности меркли на ее фоне.
   С лева статный мужчина. Брюнет. Длинные курчавые волосы ниспадали до плеч. И столь же дорогое платье, что и у спутниц, украшенное золотыми нитями и драгоценными камнями. Небесно голубые глаза, как у старухи. Только наполненные ненавистью и пренебрежением. Его взгляд прожигал насквозь.
   Бросило в дрожь. По телу пробежал холодный ветерок. Ефрон поспешно отвернулся.
   Следом шли не чуть не уступающие в красоте и убранстве мужчины и женщины. Принадлежащих разному возрасту, превосходящее большинство это молодые или совсем юные.
   Сопровождавшая охрана, их было не больше полусотни, одеты в парадной красочной синих оттенков форме. Прекрасно вооружены. Замыкали колонну в более скромных платьях по всей видимости прислуга. В большей степени передвигающих в повозках.
   - Да как ты... - выкрикнул мужчина с пугающим взглядом, устремившись вперед. Казалось оливковая кожа приобрела смуглый оттенок. Именно сейчас Ефрон заметил их сходство. У прекрасной дамы была точно такая же кожа. - тебе стоило припасть к земле моля о пощаде! - угрожающим тоном продолжал он. Потянувшись левой рукой к клинку.
   Лоран, так его зовут. Метнул взгляд на одного, другого, третьего... в голове раскрывалась удивительная картина. Одного за другим сбивает с ног, дабы удлинить удовольствие. Нанести смертельные ранения не доставляло труда. Но зачем? Куда спешить? Стремительными выпадами лишает всякой надежды на спасение. Они в отчаяние пытаются сражаться..., все усилия четны. Не проходит и доли секунды, и вот их еще теплые окровавленные трупы лежат в придорожной лужи. Лоран надменно улыбнулся.
  - умерь свой пыл Лоран. - пропела девушка. Одним волшебным взмахом руки заставила колонну остановится. Все затихли. Во царила мертвенная тишина, если бы только не сверчки. Десятки пар глаз обратились в их сторону. - приветствую вас! - с ново пропела она. Поравнявшись с Лораном. Двигалась женщина грациозно, словно змея. Казалось и лошадь под нею танцует. - я Анел. А это мои путники - она широко улыбнулась, обнажая белые ровные зубы - мы путешествуем.
  - приветствую и я вас и ваших друзей. Мое имя Ефрон. Я военачальник здешних земель - Ефрон низко , на сколько было возможно поклонился прижимая руку к груди. - куда же вы держите путь? - недоумевая- впереди ведь горы.
  - верно мой друг. - подтвердила она - Горы, мы планируем пересечь в начале зимы.
  - так значит, вы планируете посетить город? - продолжал он. Избегая пленяющего взгляда.
  - в мои планы не входит поездка в город. - Анел улыбалась. Украдкой посматривая на своего младшего братца. Во всю развевавшего смертельные фантазии.
   Лоран отличался крайней жестокостью по отношению к смертным. Ему не нужны были причины убивать. Он просто убивал, любого повстречавшегося на пути случайных прохожих или отдельную семью, а порой целую деревню. Он охотник. И этим все сказано. Война его жизнь. Анел была его единомышленницей. Она единственная чье мнение могло быть услышано, и которая осмеливалась без страха за свою жизнь высказаться. Лоран не отличался красноречием. Ему свойственна молчаливость. Отстраненность. Уединение. Многие отрезки времени, именно отрезки, не минуты, часы или даже дни. А целые недели или даже месяцы, по смертным меркам, он мог провести в неподвижном молчаливом состоянии. Подобно статуи.
  'Лоран! Не нужно крови. Только не сейчас' - мысленно проговорила девушка
  'А когда? Обед, диктует нам правила' - выкрикнул парень.
  ' мне стоило сказать скоро. Только мы оба знаем, это ложь.'
  'тогда не лги себе'
  'побереги силы. На той стороне гор проливают кровь наши братья'
  'Анел прости. - Лоран почувствовал угрызение совести. Подобное случалось крайне редко. А ведь действительно она права. Сейчас когда он просто хочет очередной раз доказать самодовольным глупцам их обреченность. Родственные кланы. Собратья уничтожают свое вечное не тленное существование.
  'мне стоит поразмыслить над этим' - губы девушки растянулись в тонкую улыбку, заметную только острому взгляду Лорана. Анел почувствовала душевное равновесие. Сейчас как никогда раньше она ощущала беспокойство. Предстоящее разлука с братом тяжелым грузом лежала на ее сердце. Где и когда это случится она наверняка не знала. Единственное в чем не покидала уверенность, это непременно случится. И что тогда? Как в доли от него, Анел сможет огородить Лорана? От всех опасностей подстерегающих на каждой дороге.
   Не стоит далеко ходить за теми горами в эту самую минуту умирают бессмертные существа. Три клана. Три повелителя. Три некогда брата совета. Переступили через все разумные принципы. Они делят власть.
   В бессмертном царстве существует, как и в любом другом мире, правление. С зарождения времен на престоле восседает самый старейший и самый первый бессмертный на этой земле - король Баллок. Двенадцать других восседают подле него. Братья совета - так их зовут. Конечно, кровного родства между ними нет. Их связывает более крепкое и сильное чувство. Сейчас это чувство разорвано. Каждый преследует свои цели. царит лишь видимость мира его иллюзия. Все выжидают момента нанести смертельный удар.
  'и как ты думаешь, мне стоит себя вести? Наблюдая, как этот жалкий старик даже не пытается скрыть своих желаний' он взглядам метнулся к Ефрону. Тот в свою очередь постоянно сглатывал слюну, нервно ерзал. Словно петух выставлял грудь в перед. Демонстрируя былую, давно утраченную привлекательность. Женщина возбудила в нем страстные желания. Удержать которые ему казалось не под силу. И только капля здравомыслия удерживало в седле.
   Анел инстинктивно улыбнулась.
  - позвольте узнать? Время сейчас такое. По приказу герцога...- было, начал он. Женщина прервала его.
  - можете спрашивать.- начала она. Затем более быстрой мелодией - Нет. Нет. Я отвечу сразу. Мы остановимся на ночлег. А после перейдем горы.
  - пусть герцог не беспокоится нашим не долгим пребыванием на его землях - в разговор вступила старуха - передайте ему наши искренние пожелания процветания его края.
  - у герцога есть повод опасаться чужаков? - спросил Лоран
  - у старого герцога. Земля ему пухом - буркнул себе под нос - было пятеро детей. После кончины титул достался старшему из сыновей. - Ефрона явно насторожила неожиданная заинтересованность вспыльчивого незнакомца.
  - остальных отпрысков недалекого папаши, это явно не устроило? - продолжал Лоран. По дружески с улыбкой, только и в ней Ефрон видел смерть, он подъехал ближе, почти в плотную. - Не так ли?
  - после ожесточенных сражений все мертвы. - с дрожью в голосе пробормотал Ефрон уставившись на кольцо на безымянном пальце левой руки с большим, нет просто огромным серовато-белого цвета камня. Вероятно это нефрит. Подумал страж. Неловко отводя - Кроме моего господина и Стефана.
  - хм.. - Лоран объехал троицу слева на право. Теперь он стоял с права от Ефрона и лицом к семье.- заманчивая картина
  - не вижу в ней нечего замачивающего - возразила Анел - вместо того, что бы объединится. Они режут друг друга подобно скотине.
   Анел не была сторонницей брата убийства. Но если кто -то смел перечить, или еще хуже переходил дорогу. Вот тогда Анел показывала истинное лицо.
   С самого рождения она неплохой политик. Подчистую безвыходные ситуации девушка оборачивала в свою пользу. Ее большим другом и соратником являлась медлительность. К каждому даже самому незначительному вопросу. Где заночевать? Казалось пустяковая вещь, но нет! Анел продумывала все до последней детали. Какую поляну выбрать? На каком расстоянии от леса и воды? В овраге или на возвышенности? Как стоит расположить палатки? И еще множество вещей. На подобное у Анел уходило, по меньшей мере, пару месяцев как минимум. Преимуществом стало избежание двадцати семи сражений, четыре победы и не одной проигранной битвы.
   Возникла не ловкая тишина.
  - хм... -закашлял - полагаю мне пора. Желаю вам счастливого пути. Остерегайтесь. Здешние места полны разбойниками.
  - мы это учтем - в ее глазах блеснул огонек азарта. Это последний раз, когда Ефрон видел ее прекрасный взгляд.
   Стражник пустил коня в галоп двое других не отставали. Солнце почти село за горизонт. Воздух наполнился удушливой влажностью. Скорее всего ночью будет дождь.
  Путешественники тронулись в путь. Хлюпанье грязи под копытами лошадей и колесами повозок казалась, заполнила тишину. Все в округе ожило звонким смехом, и шепотом. Тара и Анел о чем-то спорили, к ним присоединились две молодые женщины. Мари и Грета. Все это время они держались позади, не осмелившись вмешаться в разговор. Спор стал более активным. И только Лоран держался по одаль. Застыв словно камень.
  
  
  
  ***
  
  
   Чрезмерная суетливость Анел вернула меня в реальность. Машина приближалась к большому каменному дому. Вероятно построенному в начале девятнадцатого века.
   Расположенный на открытой поляне. Усаженной разнообразными цветами. Приближаясь ближе я заметил. Практически все здание, имеющее строение в виде буквы 'П', покрывает хмель. Машины въехали во внутренний двор. Главным украшением которого бассейн, внушительных размеров.
  Первой вышли Анел и Ахерн я следовал за ними. По истине сестричка меня удивляет. Куда подевалась ее любовь к грандиозности. Еще пару лет назад она из дому выходила в сопровождении свиты. А тут взяла только меня, старуху, будь она трижды проклята,
  и человек пятнадцать охраны,
  Мы прошли в просторную белую гостиную. Она полна свежего воздуха и света. Комната обставлена в готическом стиле.
  Присутствующие припали к полу. Низко опускаясь на колени
  - добро пожаловать - Сальгари встал с коленей, еще раз низко поклонился. Прижимаясь губами к ее холодной ладони - вы осчастливили нас своим присутствием.
  - не вгоняйте меня в краску, брат мой - с лукавой улыбкой сказала она.
  - прошу вас - вождь, словно лис крутился вокруг нее. Утоляя жажду надменности и лести. С приездом Анел он планировал решить не маловажные вопросы, о которых в прочем чуть позже. - это Сара моя супруга, а это мой сын Эммет - он указал на женщину а затем на парня.
  - рад вам Анел - Эммет приветственно поклонился
  - а это Мэри Стюарт, будущая невестка - он указал на стоящую рядом с сыном девушку.
  - Анел - проговорила тоненьким голоском.
  Я окаменел. Она в нескольких метрах от меня. Высокая и статная. Ее хрупкое худощавое тело. Пробудило во мне низменные чувства. Весила девушка не больше пятидесяти килограмм. За чем мне ее вес подумал я. Может это машинальная оценка старого охотника? Я продолжил обследовать ее. Ноги стройные и длинные обуты в белые туфли с черным ремешком и открытым мыском обнажающие пальцы ног. Поднимаясь выше. Белое открытое платье, выше колен. Волнующе обтягивало незнакомку. Широкий черный ремень подчеркивал осиную талию. Сквозь тонкую ткань соблазнительно проглядывалась грудь. Ювелирная шея. Дурманила мой разум. Я видел пульсирующую вену. Шелковые волосы цвета миндаля рассыпались на плечи. Она прикрылась ими. Наши взгляды встретились. Я увидел изумрудные глаза, полных страха, выглядывающие из под густых ресниц. Она не чувствовала страха в данный момент. Я ощущал его присутствие в ее разуме, сердце и душе, если, конечно она у нас есть. Пухлые алые губы дрогнули. По ее телу пробежал холодок. Она поежилась. Крепко сжимая ладонь своего парня. Страхи делают ее еще сексуальнее. Мой пристальный взгляд явно смутил ее. Хорошо, что мое поведение не стало заметно остальным. Не хотелось подводить сестру. Особенно учитывая мой 'новый интерес'.
  - это Лоран - слова сказанные сестрой вернули меня в реальность. - мой старый друг - что то новое. Теперь я друг. Почему она скрыла наше родство, не предупредив меня.
  - приветствую вас господа. - я на мгновение замолчал. Произнося следующие слова, не сводя взгляда с чарующей девицы - дамы! Я очень рад знакомству с вами. - пожимая руку сыну хозяина дома. Нас разделял один единственный шаг. От моего присутствия Мэри покрылась гусиной кожей. Она тяжело дышала. Сердце бешено билось в ее груди. С чем связан испуг, я не знал. Но непременно узнаю.
  Перезнакомившись со всеми. Нас любезно пригласили отобедать. Сальгари посадил рядом со мной рыжеволосую Эмми. Скрашивать мое одиночество. Анел флиртовала. Что. Что, а это она умела. За столом еде предпочел оценку предполагаемым соперникам. В комнате не было не кого сумевшего оказать мне достойный отпор. Может Эммет? Он силен. Дружек моей соседке. При хорошем раскладе, не плох.
  Уже, будучи в своей комнате я лежал на просторной кровати. Вспоминая образ Элизабет
  - Мэри - произнес я вслух. Так ее называли за столом. - оставим ее на десерт. На закуску съедим рыжую. - во мне с новой силой пробудился дикий не управляемый зверь.
  Этим вечером мы посетили театр.
  Я, не изменяя своей свойственности, держался позади остальных.
  
  
  
  ***
  
  - я уверяю вас, у меня есть план. - с легким смехом проговорила Анел. Прикрывая губы ладонью. Она играла. По своей собственно поставленной пьесе. Теперь, когда последний вождь клюнул на ее удочку. Дело сделано осталось за малым...
  Свет потух. В зале во царила тишина. Открылся занавес. Заиграла приятная музыка.
  - поделитесь им - Джерар повернулся к женщине в полуоборот. Его совершенно не интересовал спектакль. В театр он сегодня пошел лишь из необходимости.
  - вы считаете проход на наших землях? - спросил отец Эмили, Томас.
  - терпение мои друзья. Все свое время. - столь же игриво ответила Анел - могу сказать, скоро очень скоро наступят другие времена.
   - не случится так, что эти новые времена погубят нас - почти с дрожью проговорила Сара.
  - что говоришь! - воскликнул не на шутку рассерженный супруг
  - ну что вы! - Анел нежно сжала ладонь женщины в своей. Холодное прикосновение электрическим разрядом пробежало по всему телу, оставляя за собой спокойствие и умиротворение. - ее волнение в полнее оправданы. Она, прежде всего мать.
  - так что же нас ждет? - спросила Сара, не обращая внимания на бурчания мужа и его недовольное шевелению на кресле. Прикосновение Анел отложилось таким спокойствием. Ее больше не волновало грядущее будущее, но любопытство не отступало.
  - возможна война.
  - война? - дернулся Сальгари.
  - да. Она неизбежна. Многие желают оказаться на вашем месте. Остальные не жаждут возвращения былых времен. Поэтому и сражения неминуемо.
  Анел осознавала всю степень опасности. И риск на который шла. Ведь в случае провала ее как минимум ждала смерть.
  - наш мир давным-давно погрузился во мрак. Многие из Лугару погибли под алчностью гнилых сердец - в этот момент я довольно театрально ударила себя по груди, в области сердца. Моя ладонь на мгновение замерла, а затем безвольно упала на колени. Я затрепетала ресницами. Воображаемо смаргивая якобы накатившиеся слезы. Забавно, но мне всегда доставляло удовольствие пускать пыль в глаза. - мы все устали проживать подкаблучниками человечества! Пора заявить о себе. Как только мы расправимся с Шацкими мир в наших руках. - с легкой улыбкой завершила свою тираду.
  - вы считаете Шацких угрозой для нас? Переспросил Таусенд.
  - разумеется. Они в последнее время укрепили свое могущество. К ним присоединился Шон Уотерстоном. Он с его войнами укрепили клан. Эдгар дальновидно подложил под него сестру, знал, что тот не устоит перед ее шармом. Как только мы уничтожим их. Нам не составит труда подчинить себе остальных.
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
   После прощания с братом. Он покинул ее почти сразу после знакомства с Ефроном. Не прислушиваясь к уговорам сестры, Лоран вздернул поводья лошади и умчался прочь. Им руководила, не утолимся жажда свободы. Свободы и приключений. За столь долгую жизнь. Утомляешься. И чем острее ощущения, тем слаще жизнь.
   Анел решила принять предложение настойчивого герцога. И посетить его замок. Ефрон почти каждый день приезжал с визитами. И расспросами. Анел остановилась на одной из чудесных полян не далеко от озера. Великие шатры, изготовленные из ручной вышивки золотыми нитями. И тончайшего шелка. Через семнадцать дней она прибыла в большой роскошный замок. Окруженный широким рвом с водой. Сооруженный, по всей видимости, этим летом. Перебравшись внутрь по деревянному подвесному мосту. Служивший также в качестве ворот. Перебравшись на другую сторону. Мост, грохотя, поднялся. И полностью закрыл дверной проем. На небольшом внутреннем дворике, напоминающей чулан. Из-за всевозможного хлама. С едким запахом плесени и тухлости. Он, вероятно, использовался крестьянами и солдатами. Повсюду валялись орудия труда, бутылки из выпитого спиртного. Корыта с водой и овощами. А вон там спали мужчины, удобно развалившись в стоге соломы.
  Послышался мягкий голосок. Он доносился из дальнего переулка.
  - почему меня не предупредили! Почему я должен выглядеть глупо?
  - мы не ожидали их сегодня. Они столько дней собирались. И тут на тебе...- Ефрон умолк. Заметив прекрасные глаза. Отсутствие Романа приободрило его.
  Гости продолжали восседать верхом. Дожидаясь приближения хозяев.
  - миледи! - воскликнул герцог. Размахнув руками.
  - благочестивый господин - ответила ровным тоном. Не отражающего эмоций. Она отстраненно наблюдала, оценивая обстановку. Анел читала его. Используя свои чувства. Рассказывающее всю подноготную своего господина.
   Стефан относился к той категории людей, имеющих незаурядную внешность. Он вполне мог затеряться в толпе. Тело его худощаво, возраст его не больше тридцати. Он напоминал мумию. С мертвенно бледным лицом. Черными кругами под глазами. Виднелся не здоровый взгляд. Он болен. И довольно давно. Пульс учащен. Сердечный ритм нарушен. Это затравленный молодой мужчина, страшащийся смерти. Он прячится днем укрываясь за стенами замка. А ночью лежа в постели всю ночь не смыкает глаз ожидая очередного наемника.
  Анел проникла к нему нежностью и теплотой не свойственной в обыденности ее жизни.
  - Стефан. Рада встречи с вами. - ловко спрыгнув на каменный пол. Продолжила она - благодарю за приглашение
  - это я должен благодарить. Вы...- он не мог найти слов. Красота и грация женщины парализовали его. Стефан склонил голову, легонько прижимаясь к ее ладони.
  - Ефрон! Рада вас снова видеть - она обратилась к солдату, с улыбкой протягивая другую руку.
  
  ***
  
   Хозяин удивился богатому внутреннему миру гостьи. Она не подчинялась законам природы. Спала довольно редко. Не больше раза в два три месяца. И если отправлялась в постель, то могла отсутствовать несколько дней. По началу ее быт пугал. Затем женщина все больше увлекала мужчину. Он не мог боле представить свою скудную жизнь без нее.
   С течением времени Анел рассказала тайну своего происхождения. Беседе получилась довольно длительная. Отнявшая у Стефана все силы.
  - вы полагаете, человечеству неизбежно суждено раствориться в вечности? - начал он, и тут же пожалел о сказанном.
  - брось Стефан! - Анел коснулась его подбородка. Заглядывая в глаза. - я все та же Анел. Которую ты знал. Во мне не чего не изменилось. Я была такой с самого рождения.
  - но ты. Ты ведь не человек.
  - да. Лугару родились намного тысячелетий раньше вас. Мы господствуем на этой земле.
  Она понимала всю тяжесть, возложенную на ранимую душу. Стоило ли открывать ему правду. Тем более, сейчас. После смерти его братьев. Это была необходимость. Продолжать оставаться в этом краю после стольких лет, не замеченной становилось затруднительно. Проходили года, мир менялся, люди старели, умирали. Года над Анел не властвовали. Было два выхода раскрыться или покинуть Стефана. Чепуха. Он стал ей другом. Единомышленником. Век человека слишком короток. Чтоб пренебрегать им. Еще лет тридцать и Стефан умрет. И тогда можно двигаться вперед.
  Мужчина вскоре свыкнулся с этой мыслью. Он расспрашивал о культуре и мышлении Лугару. И поражался о схожести их жизней.
  
  
  ***
  
  
  - Анел! Анел. - кричала Грета, врываясь в комнату госпожи.
  - в чем дело? Почему столько шума? - женщина приподнялась. Нехотя открывая глаза.
  - госпожа нас осаждают! - девушка остановилась в изножье кровати. Ожидая ее реакции.
  - кто нас осаждает? - Анел медленно приподнялась. Жестом, приказывая подать шелковый халат.
  - это братья Стефана.
  - о!
  Женщина медленно прошагала к туалетному столику. Опустилась на пуфик.
  - уложи мне волосы.
  Девушка торопливо начала расчесывать длинные волосы хозяйки.
  - куда торопишься? Все должно быть превосходно. Начни сначала. Ефрон! - выкрикнула она
  - да мадам - ответила входящая служанка
  - распорядись о горячей ванне
  - да мадам - поклонившись, женщина ушла.
  Анел разглядывала свое отражение. Любуясь им.
  Позавтракав, женщина приняла ванну. Хорошенько пропарившись в горячей воде. С лепестками роз. И другими пахучими травами. она надела платье с жестким корсетом.
  Утянув и без того тонкую талию. Анел простояла возле зеркала еще около получаса. Затем спустилась в низ. За ленчем ее одолевала тоска. Все куда-то подевались. Говорить было не с кем.
  К середине дня она вышла во внутренний двор. Оживленный. В былые времена здесь не сыскать и конюха. А тут половина жителей собралось. Все о чем-то спорили. Стоял общий гул. Поднялась на крепостную стену. Уже довольно раздраженная и утомленная.
   ну что за народ. Где их манеры? Разве так нужно вести военные действия! - возмущалась женщина, осматривая войско осаждающих крепость - для прекрасного военного переворота следует подготовиться. Уведомить противника. Назначить встречу. Изложить свои требования. И только потом производить кровопролитную бойню.
   О чем вы говорите, дорогая? - удивленно переспросил Стефан
   Прочитали бы брошюрку на худой конец. - словно не слыша продолжала женщина
  - Анел мы все умрем - отчаянно буркнул Стефан, не отрывая глаз от врагов.
  - отчаяние не мой конек.
  - посмотри их тысяч пятнадцать. - мужчина закрыл лицо руками. Стараясь не верить в происходящее - мы все умрем.
  - все во то... - уныло пролепетала она - посмотрите-ка, расположились тут весь вид загораживают.
  - нам следует принять какие-нибудь меры - спросил Ефрон.
  - да распорядитесь пусть принесут нам чаю.
  - госпожа я говорю, об укреплении!
  - я тебя поняла милый Ефрон. И где мой чай?
  - минуточку
  Женщина оглядела небрежное расположение осаждающих. Она не довольно покачала головой.
  Шатры располагались в довольной близости друг от друга. Конница опасности крепости не представляла. А вот пехота. Ей наверняка придется брать штурмом высокие стены.
   Слуги поспешно принесли маленький стол и несколько удобных кресел. Анел опустилась приглашая Стефана и Ахерн.
  - у... чай восхитителен Ефрон
  - благодарю Анел.
  - присядете с нами? - она спросила с еле уловимой улыбкой, жестом указывая на свободное место
  - не в коем случае госпожа - он смущенно отступил
  - садитесь, я вам говорю
  - благодарю - он присел на самый краешек.
  Чаепитие располагалось на крепостной стене. Открывающей вид на оккупантов.
  Все волновались. Вели себя довольно нервно. И только Анел была умиротворенна.
  - что скажите?
  - вы о чем - спросил Стефан
  - я о палатках - она махнула рукой в сторону противников
  - довольно хорошие. Из крепкой материи
  - а вы что думаете Ефрон?
  - палатки сгруппированы в центре.
  - верно. А еще они довольно близко друг от друга.
  - это так важно. Мне кажется, нам стоит обсудить защиту. Как нам уцелеть?
  - если мы нанесем удар первыми. Нам не нужно будет защищаться
  - и как поступим госпожа.
  - я предлагаю для начала допить чай
  ближе к закату нетерпимые братья Стефана попытались штурмовать замок. Как оказалось широкий ров выкопали на нужной дистанции. Длинные деревянные лестницы не могли помочь по ту сторону рва. Солдатам приходилось перебираться сначала через воду, а впоследствии укреплять ветхие лестницы вдоль стены.
  После заката. Когда подул нужный ветер. По велению Анел несколько добровольцев, во главе с Ефроном, отправились к противникам. Незаметно пробравшись в самый центр. Они подожгли палатки. Другие солдаты подожгли сухую траву. На лугу этой осенью ее было довольно много. Огонь молниеносно распространился по всей округе. Уничтожая все на свое пути. Оказавшиеся в кольце осаждающие бросали все и бежали прочь. Всю ночь долина сияла красным светом. К утру огонь погас, оставив лишь едкий запах гари. Все это время Анел и ее спутники сидели за столом, и пили чай. Возможно, при других обстоятельствах Стефан пару раз успел вздремнуть, но не сейчас. В минуты решающие его судьбу и судьбу семьи. Вернее того, что от нее осталось.
  
  
  ***
  
  
  Эммета пробудил раздирающий крик и звон, разбившийся посуды доносящийся с первого этажа. Мэри в комнате не было. Буквально выпрыгнув из кровати. Он пересек коридор, а затем и лестницу.
  Из кухни угрожающе двигалась черная пантера внушительных размеров. С огненными глазами. Она замерла лишь на мгновение. Длинный хвост описывал восьми образные фигуры. Кошка, издав яростное рычание, молниеносно двинулась в перед. В самый первый момент атаки парень не успел сгруппироваться. Острые бритвы когтей прошли по всему телу, оставляя за собой кровавый след. Эммет упал. Животное неспешно двинулось вслед за ним. Намериваясь прыгнуть. Тяжелая рука сбила кошку. Отлитая она сшибла журнальный столик. Под нею он сложился подобно карточному домику.
  Шум и крики разлетелись по всему дому. В гостиной, оказалось, еще пять Лугару в образе волков. Серый волк прыгнул на спину пантере. Другие окружали, отрезая путь к отступлению. Могучий черный зверь приподнялся на задние лапы, тряся всем телом. При первом удачном повороте под натиском кошачьих лап, волк сорвался со спины с визгом отлитая к стене на десятки метров. Пантера обладала ловкостью и силой. Подобно дьяволу в зверином облике. Она проносилась с одной стороны комнаты в другую. Скашивая своих противников. Комната наполнилась едким запахом желчи. На полу лежали пять волчьих трупов. Кошка встряхнула шерстью, смахивая капли крови.
  - рыыы....- прорычал мужчина. Стремительным прыжком он оторвался от пола. В воздухе Лоран обратился. В одно мгновение, не поддаваемое человеческому взору, на месте мужчины стоит внушительных размеров волк. Оскалившись, звери двинулись на встречу врагу.
  Волк и пантера налетели друг на друга. сходно двум стихиям. Они кубарем катались по полу. Острые клыки и когти пронзали плоть. Звериный рык оглушал.
  На мгновение волчья хватка ослабла. Пантера воспользовалась возможностью, скрывшись в темноте леса. Преследования и патрулирование окрестностей не увенчались успехом. Не чего подтверждающего о пребывании врага не обнаружено. Он словно исчез.
  
  
  ***
  
  
  - Мэри - послышался ровный мелодичный голос. Пробудивший меня от сна. Я открыла глаза. Передо мною, склонившись, седела Анел. С обеспокоенным видом. Окинув взглядом комнату. Гостиная. Но не та, что была вчера. Стены, пол мебель все порвано. Проглядывались глубокие царапины.
  - как ты милая? - спросил хозяин дома, сидевший напротив, укутанный в халат.
  - что произошло? Где Эммет? - проговорила я со страхом в голосе
  - не беспокойся все в порядке
  Я попыталась встать. Острая боль пронзила мое тело. Я вся буквально изрезана. Раны были глубокими и довольно болезненными. Я лежала на диване. В изножье сидит Анел.
  - что ты делала на кухне среди ночи? - послышался жесткий голос Лорана.
  Я машинально обернулась к камину. Шея невыносимо заныла. Я невольно застонала
  Мужчина стоял полуобнаженный. Его спина, грудь и руки подобно моим, изранены. Кровавые волосы сосульками ниспадали до плеч. Он удивленно наблюдал за царапинами, не заживающими с прежней скоростью свойственной детям Духов Жизни.
  - я не помню - рассеяно прошептала я - возможно я опять ходила во сне. - Его вопрос ввел меня в ступор. Я пыталась перекрутить последние моменты. Не чего! Я помнила, как ложилась спать. Как погрузилась в сон. И все. По телу пробежала легкая дрожь. Не ужели я не могу вспомнить момента нападения. Боль обычно пробуждает. Тем более такая точно пробудила бы.
  - ты лунатик? - удивилась Анел - что-то совсем новенькое. За все мои... - она буквально проглотила о своем возрасте - подобного не встречала.
  Она говорила без всякого чувства страха или тревоги. Ее наверное все происходящее забавляло. Теребя локоны волос. Анел успевала обратится ко все присутствующим. Проснулся весь дом. Они все толпились в комнате. Говорить или шептаться не решались. Вероятно опасаясь Лорана. Его гневный взгляд отражался в пламени огня. Казалось он мог руководить им. Оно ярко пылало. Когда скулы его напрягались, языки пламени обнимали камин.
  - у нее это с самого детства - добавил Сальгари. Широко зевая. В его глазах я видела страх. Господствующий в душе. Он пытался скрывать его. Но я чувствовала всеми кусочками своего тела. Подобный страх был практически у все присутствующих. И только Лоран заполнил сердце гневом. Я не могла понять на кого он злился. На Анел, которая привезла его, нерасторопную охрану, на меня, за лунатизм, на ловкую кошку. Или на себя....
  - не удивительно - проговорил Лоран - странно...
  - о чем это ты?
  - раны не затягиваются. - он говорил как-то растянуто. Будто осмысливая каждое слово. Его взгляд пополз по израненному телу. Следом он посмотрел на меня и тут же отвел взгляд на часы над камином. Они показывали четверть пятого.
  - я не понимаю вас, Лоран - сказал Сальгари, переворачиваясь к собеседнику в полуоборот - поясните нам.
  - тело детей Духов Жизни способно к быстрому самовосстановлению. Любое даже самое смертельное молниеносно затягивается, не оставляя следов. Раны, нанесенные потомками болезненны и долговременны
  - так значит это один из них
  - не все так просто. Одна из них, как вам известно, Анел. Находилась в своей комнате. На ней нет, не единой царапины, свидетельствующие о причастности. Второй мертв. Вот уже около ста лет.
  - восемьдесят три, если быть точнее - поправила Анел
  Во царила тишина. Молчание сменялось короткими вздохами. Неизвестность сжимала душу. Зародилось подобие страха.
  - а кто третий? Вы сказали их трое?
  - третий мой брат - сказала Анел - не неспособен находится в двух местах одновременно. - она украдкой переглянулась с Лораном
   В комнату вошел Эммет. Он тяжело дышал. На теле виднелись ранения. Футболка запачкана кровью. После долгой пробежки на его лице проглядывались маленькие капельки пота.. Склонившись над Мэри. Парень осторожно поцеловал ее в губы. Стараясь не касаться тела.
  - ты, наверное, устала. Я отнесу тебя в спальню.
  - да немного.
  Он приподнял меня с дивана. Нежно прижимая к груди. Я только, что заметила свой 'прикид'. Тоненькая цвета фуксии, майка и такого же цвета трусики. Вульгарно даже для меня. В следующий раз необходимо на всякий случай надевать, что-то более скромное. Следом осеклась. О чем я только думаю?! На мой дом напали. Многие пострадали. Мне бы следовало обеспокоиться этим. Не знаю, нужно поддержать семью погибших. Принять участие в поисках этой пантеры. В конце концов, осмотреть Эммета. Возможно, ему требуется медицинская помощь. Если верить словам Лорана, ранения опасны. Меня все это не волновало. Я не переживала. Меня не мучила боль утраты. От такого равнодушия и цинизма. Меня тошнило.
  
  
  ***
  
  
   Я лежал в своей постели. Мысли не давали мне покоя. Они властвовали в моем разуме. Размышления о прошлой ночи. Ночи, когда я не смог справиться. Не смог достойно защитить себя. Кто мог быть в облике пантеры?. Если это Анел, я почуял бы ее. несомненно узнал. Тем более она появилась в гостиной в легкой сорочке. Кожа не отражала ранений. От нее не пахло кровью. Сердце ровно билось. Заставить ее волноваться сложное дело. Ко всему прочему сестрица не любительница марать руки. Сама она никогда на свете не приняла в этом участие. На подобные вещи всегда найдутся фанатичные псы.
  А клан Сальгари не столь могуч для меня.
  Мои размышления прервала открывающаяся дверь моей спальни. Вошла Эмилия. Она быстрыми легкими шажочками пересекла комнату, забираясь под одеяло.
  - Тиджей уснул - проговорила она, покрывая мое тело жаркими поцелуями - нужно спешить в любую минуту он может проснуться.
  - зачем тогда пришла? Если боишься раскрыться? - я продолжал лежать, не реагируя на ее ласки.
  - я хочу тебя вот и все объяснения.
  Эмми торопливо расстегнула рубашку. Принимаясь за кожаный ремень.
  Безумство, охватившее ее в последние дни, не имели разумного разъяснения. О чем она только думала. В моменты желания. Чувство адреналина буйствовало в груди. Теплоту и нежность будущего мужа она меняла на короткие свидания. Нет, что за бред их нельзя назвать свиданиями. Это что-то меньшее. Возможно не истовое чувство. Вероятно, все невесты перед свадьбой теряют голову. Как она сейчас. Ведь отношения с Лораном не что иное, как секс. Да хороший безумный секс. И все. Они не любили друг друга.
  - тебе не мешает сменить имидж.
  - что? - удивленно приподнял брови. - подобного в свой адрес я еще не разу не слышал.
  - я честно говорю. Ты какой-то... ну слишком аристократичный что ли.
  - это плохо? - Роман заинтересовался. Возможно, она права. Он перевернулся. Прижимая девушку своим телом.
  - скажем волосы - она запустила в них руку - если их слегка подстричь. Ты будешь не вероятно сексуален.
  - я и так сногсшибательно сексуален! Ты вот сама прибежала ко мне в постель.
  - ты глубоко ошибаешься. Я пришла только за адреналином. С тобой чувствуешь себя на острие лезвия. Мне нравится экстрим.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  - ваше сердце - проговорила Ахерн. Подовая на стол свежее еще совсем теплое сердце молодого ягненка.
  Анел сидела в своей комнате. За небольшим столом с ажурной скатертью. Женщина, облаченная в сорочку, по верх которой надет халат, из того же материала. Волосы распущенны.
   Комнату освещал включенный торшер. На прикроватной тумбочки. Солнце еще не встало. По этому в спальне царил полумрак. За столом женщина сидела одна. Ахерн неспешно подавала завтрак. Сырое сердце. Французике булочки. Сметана. Свежий сок. И конечной чай и лимоном. Это ее обычное меню на утро.
  - благодарю Ахерн. - ответила госпожа приступая к разделке главного блюда. - не желаешь присоединиться ко мне? - спросила она обращаясь к брату. Стоящему в стороне.. он подобно привидению перемещался по комнате. Не уделяя внимания не чему и в то же время всему сразу.
  - нет, я не голоден сестра.
  - мои планы почти осуществлены. Я в шаге от победы. - само удовлетворяясь пропела женщина. Закрыв глаза от удовольствия. Она положила небольшой кусочек мяса себе в рот. Все так же их не открывая. - эти глупцы купились. Остается за малым...
  - ты не посветила меня - сказал Роман. Рассматривая картину на противоположной стене.
  - всему свое время дорогой
   ты мне не доверяешь? Сначала ты тайно встречаешься с южно-американскими волками. Затем отправляешься к северным стаям. Причем заметь неофициально. И вот теперь мы здесь. - в пол голоса проговорил мужчина опасаясь посторонних.
   Так все-таки не доверяешь?
  - отнюдь. Я всего-навсего не хочу рисковать.
  - чего же ты опасаешься? есть еще некоторые субъекты не желающие принимать мой мир.
  - тебе известно кто они? - спросил он, сосредоточившись на ее лице.
  - пока нет. Эмоции блокируются. - делая глоток сока - Скандинавский клан держит слово. Они стабильно наносят сокрушительные удары. Хоть с это кошкой оригинально придумано.
   с кошкой? - удивленно переспросил Роман. Приблизившись на шаг.
   Да это я их убедительно просила организовать несанкционированное вторжение на эти земли.
   - ты ошибаешься. Пантера не принадлежит Скандинавам. Она одна из нас.
  - о чем ты говоришь?
  - я о том толкую сестра. Котенок обладает довольно внушительной силой. И не просто силой. А могуществом потомков Духов Жизни. Не первого поколения конечно. Но довольно близкого родства.
  - хочешь сказать его изгнали после нас?
  - вероятно да.
  - кто он ты смог его узнать - Анел подскочила на месте. Продолжая завтракать девушка. Нервно постукивала каблуками своих туфель. Ее переполняли эмоции
  - нет запах мне не знаком. Возможно, он его блокирует.
  - кто среди наших обращался в кошек?
  - Луис - задумчиво произнес Лоран - и кажется Елена, она вообще любительница менять образы.
  - верно. - женщина встала из за стола. - но кто же из них? И с какой целью? Простым нападением не назовешь.
  - что если они прознали о твоих замыслах и теперь желают помешать
  - вероятно. Поступим следующим образом. Усилим охрану. Она нужна мне живой. Если наша пантера нашла путь сюда, то уж точно найдет и обратно.
   ты действительно хочешь уничтожить этот мир? - сказал Лоран, направляясь к выходу из комнаты.
   а почему бы и нет? Тебе и самому не вполне приятен нынешний режим.
   Да с этим я не спорю. Если духи придут в этот мир они, вероятно, не станут делить власть с девицей посмевшей не однократно... так сказать путавшей им все карты.
   В мои планы не входит становиться придворной дамой, мой друг. Я планирую место куда более высокое. Значительно выше Лоран. Ты понимаешь суть.
   Да Анел теперь мне ясно.
   Тогда прошу, верь мне - женщина молниеносно пересекла разделяющие их метры, остановившись. Она продолжила говорить, обжигая его лицо горящим дыханием и запахом свежей крови - Ты все, что у меня есть. - я на сто процентов была уверена в верности брата. Нет он не способен придать мня. Он предан мне.
  
  Я вдруг вспомнила разговор, состоявшийся пару недель назад.
  - ваш план на удивление продуман - проговорил высокий статный мужчина с лысиной на голове. Он всегда рассчитывал каждый свой шаг на несколько дней вперед. Александр был уверен в своем превосходстве и доминировании. Кстати говоря, он лидер группы охотников на оборотней, да именно оборотней. Видите ли, такие как Александр считают Лугару и другие народы существами, вырвавшимися из глубин ада. С целью уничтожения земли. Смешно конечно. Мой новый друг в это верит. Пусть. Мне даже это на руку. Его фанатичное увлечение. Он часть игры, моей игры. Постановка так построена, что Александр мелкая пешка, играющая роль короля.
  Для него я очаровательная сирота, дочь погибших родителей миллионеров. Последнее сыграло решающее действие на поведении 'букашки'. Я якобы одержима местью. И пойду на все раде уничтожения оборотней, всех до последнего. Александр в мечтах растратил практически все мое состояние. А меня в ближайшем времени видит в своей постели. Как все-таки приятная вещь, как чтение чужих мыслей. Я от нее просто балдею.
  - мои люди проработали его тщательно. Какой толк от аналитиков, если не квалифицированная помощь?! - продолжала парировать я.
  - Анна - так я ему представилась - мы непременно уничтожим этого монстра - Александр практически коснулся моих губ. Мне пришлось применить профессиональный навык. Ловко уклонившись, я отошла к окну изображая печаль. - мои люди готовятся. Они тренируются каждый день, по шесть семь часов. Хоть сейчас готовы выступить около полторы сотни бойцов. К концу лета еще пол тысячи.
  - сейчас не нужно. Я укажу дату и время.
  - может ты отужинаешь со мной? - почти робко произнес он.
  - я не могу Александр. Пока знаю, что убийца моих родителей на свободе. Не могу. Прости.
  - я понимаю. - в данный момент он настолько был решителен, наверное напал на его оборотней в одиночку.
  - помоги снять тяжесть груза с моей души. И я твоя. - эротично произнесла. Обжигая его лицо горячим дыханием. - продолжай тренировать солдат. Приобретите все необходимое оружие. И жди. Я позову тебя - нежно, даже невинно касаясь его губ.
  
  
  ***
  
  
  
  
  Я сидел в тени старой ели. Читая Онегина в оригинальном издании. Я старался концентрироваться только на Пушкине. Избегая не нужных мыслей. Я порядком устал. Меня убивали бесконечные длинные дни. Посвященные бессмысленной болтовне.
  Я вдруг почувствовал не преодолимую жажду. Жажду людской крови. Нужно срочно подкрепиться. Не далеко есть маленькая ферма. Ее в полнее достаточно для насыщения. Я пересек аллею. Меня заставило остановиться чрезмерное количество обнаженных женщин купающихся в бассейне. Нагота не когда прежде не искушала меня. Я ощутил их теплые тела. Горячую кровь и свежее мясо. Тряхнув головой, я заставил себя очнуться. Убийство, себе подобных не обрадует Анел. И полагаю, испортит все ее планы. Мне следовало как можно скорее покинуть дом. Я молнией пронесся внутрь.
  Эмилия играла на фортепьяно в оранжевой гостиной. За приметив меня она не принужденно остановилась, имитируя усталость. Держалась на расстоянии. Не попадая в подозрение. Перед в ходом в мою комнату девушка подошла. В коридоре не кого не было, и она осмелела.
  Комната располагалась в конце коридора в южно крыле особняка. Отдаленность меня устраивала. Только вот солнце. С самого утра и до заката пропекала спальню. Я открывал шторы только поздним вечером. Выветривая невозможную духоту. Комната обставлена в восточном стиле шестнадцатого века. С множеством тончайшего полога. И бархатных подушек.
  - почитаешь для меня? - спросила Эмилия, просовывая тонкую ладонь мне под рубашку.
  - попроси тТиджея - ответил отстраняясь. Сегодня я не настроен играть.
  - а я прошу тебя. - не отступала она.
  Еще в начале коридора я почуял аромат жасмина. Сейчас возле моей двери он усилился. Пропуская Эмми вперед, прошел следом. Настороженно окинув комнату быстрым взглядом. Спальня просто кричала жасмином. Закрыв за собой дверь я быстро прошел, пытаясь найти источник запаха. Все вроде бы лежало на своем месте. Как и когда я ее покинул сегодня утром.
  Эмилия запрыгнула на кровать. Прыгая словно ребенок, она напивала не знакомую песню.
  Я обеспокоился. Вероятно, беспокойством это чувство назвать нельзя. Я вошел в азарт. Гардеробная и ванная комната были пусты. Они едва сохранили аромат. Вернувшись в спальню, я столь же сильно его ощущал. Добавился запах Эмили и мой. Но они не заглушали его. А лишь добавляли. Это говорило об одном. Она все еще здесь.
  - подпевай - послышался звонкий смех.
  - Мне приятнее слушать тебя. - не обращая на нее внимания буркнул я.
  Не принуждено обследуя комнату. Каждую деталь. Я использовал исключительно силу своего инстинкта. Мне не хотелось подключать Эмми, ей не следовало этого знать. Я определил хозяина 'жасмина', им была не кто иная как Мэри. Довольно таки странно в свете сложившихся обстоятельств она явно не переваривала мое общество. За исключением невинного завтрака. Так что ей здесь понадобилось. Что она искала. И нашла ли.
  Я остановился возле комода. Она открывала его. Я коснулся клинков. Они все еще хранили ее прикосновения.
  Как мне поступить. Отыскать ее убежище и потребовать объяснения. Или подождать. Понаблюдать каким способом Мэри попытается выбраться отсюда. Я задвинул ящик.
  - хочешь меня? - спросила девушка. Обнимая меня сзади за талию. Ее горячие руки ласкали мою грудь.
  Я только сейчас о ней вспомнил. Эмми так упорно старалась сохранить свою интрижку в тайне. А тут своими собственными руками все разрушила. Нужно ей подыграть. Я попалил ее на кровать, жадно срывая одежду. Она отвечала на мои призывы. Послышались тяжелые стоны. Без всяких предварительных ласк и нежностей я грубо вошел в нее, заполняя ее. Эми стонала . Мои мощные удара продолжали нарастать. Накал страстей был невероятным. Я снова и снова входил в нее долгими, глубокими толчками, приводя в состояние экстаза. Не желая, чтобы это заканчивалось, не желая отпускать ее, Эмили впилась ногтями в мои плечи. Я двигался все быстрее и быстрее, пока тело женщины не забилось в экстазе. Этого было недостаточно; по крайне мере для меня. Эмили довольно растянулась на кровати
  
  
  Эмилия несколько минут назад ушла. Я лежал на кровати. В одних брюках. Сложив руки над голову. Я все еще не смог определить, где прячется Мэри. Меня переполняли эмоции. Девушка умело блокировала все попытки ее вычислить. Но сможет ли она устоять против моем любимом даре. Я приподнял руки перед собой. Ладони держал на небольшом расстоянии друг от друга. Сконцентрированная энергия нарастала. Она начинала заполнять все вокруг. Я управлял ею. Теперь соединившись с воздухом. Приняв его облик и подобие. Она обследовала каждый миллиметр комнаты.
  Лизи лежала под кроватью. Щеки ее горели розовым пламенем. Почти обнаженная. На ней крошечные трусики, а поверх кусок марли. Называемый пляжной туникой. Я ощутил эластичность ее тела. Упругость груди. Просматриваемую сквозь прозрачную кофту. Она сжалась. Крепко прижимаясь к полу. Девушка почти не дышала. И совсем не шевелилась. Я ощутил горячий воздух, выдыхаемый из ее ноздрей. Вероятно, она начинала задыхаться. Позволить ей умереть вот так я не мог. Раскрыть ее мне тоже не хотелось. Я смогу получить выгоду из сегодняшнего поступка. Следовало предпринять одно верное решение. Дать ей уйти. Пусть некоторое время считает себя в безопасности.
  
  
  
  ***
  
  Я решила все-таки найти доказательства своей правоты. Эдгар слушать меня не желал. Любые возражение принимались в штыки. Он кричал. Упрекал в мое упрямстве. Казалась вся семья, обратилась против меня. Анел укрепляла позиции. Завоевывая все новых союзников. Мне приходилось сторониться и избегать подобного рода беседы. Я не желала сориться любимым, но и ему потакать я не могла.
  Я сидела возле бассейна. Спустив ноги в воду. Игриво плескалась. Сегодня у меня довольно хорошее настроение. Я чувствовала необычайный прилив энергии. Мысли то приходили, то уходили. И тут вдруг я решила найти доказательства лжи Анел. Площадка перед домом была довольно оживлена. Я еще раз нырнула. Прохладная вода отогнала все сомнения и на сто процентов была готова осуществить свой план. Купалась я сегодня в бикини. Лугару не комплектуют своей наготы. Для нас обнаженное тело в полнее естественный элемент. После обращения мы остаемся совершенно голыми. Да и в облике волков мы не надеваем одежды. Я обтерлась полотенцем. Накинув наверх пляжную тунику.
  Первым делом необходимо определить первую жертву. С кого начинать я не знала. В таких делах у меня довольно мало опыта. Я прошла на лужайку. За домом, где часто устраивают пикники. Обычно расположены столики. За одним из которых сидят Мария Сальгари и Агнесс Таусенд, мать Тиджея. супруги их, несомненно, сопровождают Анел. Я взглянула на гараж. Машины припаркованы. Потенциально, они располагаются в кабинете. Проскользнув вдоль аллеи. Я заметила Лорана. Он что-то читал. Книга довольно объемная. Чтение займет времени как минимум до полудня. Нужно рискнуть. Вернувшись к бассейну. Здесь по прежнему спокойно. Я прошла ближе к входу. Оглянувшись по сторонам, я не заметила любопытных глаз. Дверь, гостиная, лестница заняли у меня не больше четверти минуты. Коридор еще один. И вот я у цели. Для полной страховки я прислушалась. Тишина. На стук ни кто не ответил. Дверь на мое счастье оказалась не запертой. В комнате царил полумрак. Плотные шторы закрывали окно. Они не только не пропускали свет, но и воздух тоже. Я обследовала комод, верхний ящик занимали старые книги. Страницы пожелтели. И рассыпались при прикосновении. В следующим ящике лежали два клинка. Они изготовлены и драгоценных металлов и украшены ценными металлами. Я коснулась лезвия, холодный металл обжигал кожу. Нижние ящики занимали белье. Я раскрыла шкаф. Он был довольно полон.
  - все таки у него не одни брюки. - прошептала я улыбаясь. Я заглянула под кровать. И под каждую подушку лежащую большой стопкой в дальнем углу. И ванной комнате я тоже не чего не нашла. В том числе бритвенных принадлежностей. И других мужских штучек.
  Меня словно ошпарил ледяной ветер. Я почувствовала приближающиеся шаги, а затем и разговор. Голоса я непременно узнала. Это Лоран и Эмми. Глупость, какая то, что их может связывать. Они не когда раньше не разговаривали и даже не приветствовали друг друга. Времени на размышления у меня не было. Я должна была спрятаться. Ловким движением протиснулась под кровать. Собрав все силы, я практически прекратила дышать. Лоран превосходный охотник одно не ловкое движение и я попалась.
  Эмми вела себя довольно раскованно и более того, она предложила себя. События разворачивались так стремительно. И вот они на той стороне кровати. Я слышу стоны, срывающиеся с их губ. Странную вибрацию кровати. Сколько я так пролежала не помню. Только пока они занимались сексом. Я вся горела, мои щеки пылали от стыда, а тело от нахлынувшего желания. Я отчетливо начинала понимать. Их связь не спонтанная. Она значительно давно изменяет своему парню.
  Подруга покинула комнату. Мужчина продолжал лежать на кровати. Наверное, он потерял бдительность раз не уловил тончайший запах моего пребывания. Что, очевидно, играло мне на руку.
  Тело мое затекло. Я почувствовала холодный ветерок. Лоран открыл окно. Сам он направился в душ. Это был единственный момент бежать.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  Я стояла, прижавшись к стене. В сумраке меня едва можно заметить. Почти не дышала. Я прислушивалась к разговору, а самое главное к передвижению. Нельзя допустить обнаружить себя. В конце соседнего коридора чувствовалась суета. Меня ищут.
  - найдите его!!! - прогремел разгневанный голос Анел. Шаги усилились. Охотники ищут жертву. Оставаться на одном месте равно самоубийству. Не обходимо во что бы то не стало выбраться на улицу. Усиливая инстинкты Лугару. Я почувствовала легкое дуновение свежего ветра. Окно в комнате по коридору на право. Колебаться нет времени. Собрав волю в кулак, я со всей возможной мне скорости рванулась по коридору. Избегать невидимости становилось труднее. Окно! Воскликнула я у себя в голове. Не снижая скорости. Прыгнула в него. Мир замер. Я не предполагала такому развороту событий. Внизу. В том самом месте, где мне предстояло приземлиться стояли два волка. Ну, все я пропала!!!! Единственным вариантом спасения вернуться в комнату, из которой я только, что с легкостью выпрыгнула. И найти другой выход. Поздно. Я стремительно приближаюсь к земле. Выступ! Развернувшись на сто восемьдесят градусов. Я ухватилась за пятисантиметровый камень. Когти с силой впились в него. Удержаться, повиснув на одной руке будет не просто. Я взглянула вверх. Окно в недосягаемости. Остается крыша. Я ползла по кирпичной стене. Пальцы предательски немели. Я то и дело сползала в низ. Еще пол метра и я у цели. В низу послышались шаги. Мужчины осматривали стены. Свет фонарей стремительно приближался ко мне. Если я сейчас же не преодолею себя, меня обнаружат. В тот самый момент, чья то сильная ладонь обхватила мою руку.
  - ТЫ!!! - почти вскрикнула я
  - тише - прошипел он - кого я тут пытаюсь спасти?
  - мне не нужна твоя помощь - злобно ответила я. Принимать помощь от самого ненавистного и ужасного Лугару на всем белом свете, выше моих сил. Он сидел на самом краю. Все также удерживая руку. - отпусти - с дуру ляпнула я. Осознавая безысходность ситуации
   - отпустить - он перевел взгляд на землю - как скажешь. Если ты этого конечно хочешь. Поспеши с ответом - он кивнул в сторону приближающегося света.
  Я в замешательстве. Быть пойманной мне не хотелось. И принимать помощь Лорана себе дороже.
  - так что решила?
  - я...
  Он с легкостью подбросил меня вверх. Я взлетела над ним. И в тот же миг поймал. Удерживая за талию, тихонько опустил на металлическую крышу.
  - желаешь меня отблагодарить? - лукаво спросил он. Усаживаясь на корточки. В его голосе чувствовалась печаль. Он был грустен.
  - не желаю - жестко ответила я, усевшись рядом, растирая онемевшие пальцы. - я тебя не просила. И без тебя обошлась как-нибудь. - сгибая ноги в коленях. Посмотрела на него. Он улыбнулся. И в тоже миг помрачнел. Не знаю, сколько мы так просидели в полной тишине. В доме тоже все затихло. Насколько мне удалось расслышать. Поиски прекратили. Жильцы разбрелись по своим комнатам.
  - что ты здесь делала? - сурово произнес Лоран.
  - не твое дело. - буркнула я не удостоив его даже взглядом. Я злилась на него. За все и не за что. А в особенности за свои желания. Как же глупо я себя вела. Зачем вообще полезла в комнату Анел? Толком не чего не узнала. Куда там у этой дамочки все просчитано до мелочей. Теперь еще и попалась, в лапы этому олуху. Думать совсем не хотелось. Воспоминания сами овладели моим разумом. Я не могла поверить в свои чувства. Я любила Эммета, желала провести с ним всю свою долгую жизнь. Родить ему кучу детей. И умереть в глубокой старости.
   Лоран пробудил во мне не объяснимые чувства, точнее желания. Я хотела его. Его плоти, тела, горячих страстных поцелуев. Мне приятно ощущать некую опасность, исходящую от него. Видеть суровый взгляд. Мой тон и равнодушие, бесстрашие, точнее сказать сумасбродство приводили в ярость.
  - не играй со мной - его тело угрожающе напряглось. Его грусть сменилась азартом хищника.
  - да неужели.
  Лоран прижал меня к холодному металлу. Сковывая своим могучим телом. Не в силах пошевелится. Я смотрела в глаза, строясь сдерживать нахлынувший гнев.
  - Лоран! - я впервые с момента нашего знакомства, произнесла его имя.
  - я способен узнать все и без твоих слов - мужчина стремительно приблизился к моей шеи. Медленно и очень осторожно прокусывая ее. Два острых клыка разорвали кожу. Кровь хлынула в его рот.
  Моментально проходящая боль сменилась легкой возбужденностью. Я ощутила прилив необычайной силы желания. Мое тело прогнулось. С губ сорвался глухой стон. Силы покинули меня. Оставляя усталость. Вернее изнеможение. Я с трудом могла дышать. Тело становилось холодным. Вероятно, я умирала.
  Приоткрыв тяжелые веки. Я обнаружила себя лежащей на своей кровати в доме Эммета. Меня окутывало теплое одеяло. Комната хорошо освещалась солнечным светом. Точно, уже полдень. Попытки встать не увенчались успехом. Я не смогла оторвать даже головы. Медленно вспоминая прошлый вечер, а вернее ночь. Я коснулась двух отметен на шеи. Они все еще болели. Значит, события реальны.
  
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  
  Охота.
  Практически вся наша семья собралась на берегу реки. Непринужденно развалившись, на хорошо освещенной и прогретой за день поляне. Я стою в компании Эммета. Он нежно обнимает меня за плечи. Успокаивая. Прекрасно понимая как я не люблю подобные мероприятия.
  Мои босые ноги касаются сырой после дождя холодной земли. Все члены семьи, одеты, а точнее раздеты, одинаково. На ногах отсутствует обувь. Верхняя часть обнажена. У некоторых представительниц женского пола надеты легкие туники. Я в их числе. Все с нетерпение ожидали начала охоты. Предвкушая азартную игру.
  С первыми лучами уходящего солнца. Пребыла Анел в сопровождении Лорана и своей свиты.
  - сегодня знаменательный день. - проговорил Сальгари. Надменно оглядывая стаю - мы собрались здесь, для того чтобы возродить традицию наших предков. Сбросить тесную одежду и покинуть ненавистный облик. Сегодня мы будем истинными Лугару! - вожак передал слово Анел жестом указывая в ее сторону. Женщина медленно, подобно кошке поднялась на скалу. Ее длинные полы платья волочились длинным змеиным хвостом вслед за хозяйкой.
  - я приготовила вам сюрприз - улыбаясь во все зубы, пропела она - там. За склоном нас ожидает дичь. Я как вы, наверное, знаете, предпочитаю охотиться на человеческих существ. Но люди слишком слабы. - Анел медленно принялась расстегивать платье. Подоспевшая Ахерн принялась ей помогать - моим новым увлечением стали полукровки. Эти ничтожные существа нашего порока. В трех километрах к северу от нас, с форой в два часа, 'пасется' наш обед - перебарывая своей гордости - кто первый отловит щенков, , я дарую звание лучшего охотника этого дня. Вперед! - с последним словом она срывает платье. И в полном обнаженном теле. Совершенном теле, когда-либо я видела раньше с спрыгивает в низ. Меня не удивил ее волчьей облик, в котором она коснулась земли. Белая, как свежий снег. Ее шелковистость отражалась свечением тысяч бриллиантов.
  В стремлении получить первый приз. Вслед за Анел от остатков одежды избавились и все остальные. Две сотни волков с рычанием и пронзительным воем бросились вперед.
  Я продолжала стоять на том же месте. Эммет поцеловал меня и ушел вслед за стаей. Казалось все закончилось. Осталась только я и мои мысли. Но нет в тени ели стоял Лоран. И почему он всегда под деревьями лазает? Его надменная самодовольная улыбка напугала меня. Тело пробила дрожь. Сейчас, что-то должно было произойти, что-то очень нехорошее. Со мной...
  Лоран медленно двинулся в мою сторону.
  
  
  
  
  
  
  История четвертая.
  
  Эдгар.
  
  Глава первая
  
  
   Я часто прихожу к водопаду, это самое мое любимое место. Здесь всегда можно остаться наедине с собой, поразмыслить, обдумать ближайшее будущее. Просто уделить немного времени для себя. Я жуткий трудоголик, работа, работа и еще раз работа, это основное мое занятие. Для защиты своей семьи я готов на все, по этому необходимо балансировать между двумя гранями. Я ее опора.
  Расположившись на отвесной скале выступающей над порогами реки. Холода камня я не ощущал никогда, это часть моей сущности. Большинство времени проводимого вдали от человечества перемещаюсь исключительно босиком. Люблю чувствовать соприкосновение моей кожи с травой, камнем, замлей, водой, да чем угодно. Лишь бы это было частью природы. Мне нравилась отстраненность, уединенный замкнутый мир. По природе своего происхождения мне приходится много времени проводить в мегаполисах. Руководить фирмой отца дело не простое. Я много путешествовал, объездил практически весь мир и еще не встречал прекраснее места, чем мой дом. Я горжусь своим происхождением, я Человек-Волк. Нет не оборотень, как многие предпочитают считать подобных мне, я Лугару, нечто более могущественное и древнее.
   Я вдруг, непроизвольно улыбнулся. Чтобы это могло значить?! Я окончательно сошел с ума? По крайне мере на полпути к этому, уж точно... как такое могло произойти в прекрасно сбалансированном мире ума и расчета.
   Как могла моя жизнь перевернуться с ног на голову. Причины скрывались глубоко внутри. В далеком прошлом...
  
  
  
  ***
  Около десяти лет назад.
  
  
   Я стоял возле окна, всматриваясь в красочные огни ночного Нью-Йорка. Там внизу, за окном, мир жил своей большой суетливой жизнью. Город погрузился в прелестный мир развлечений, большинство человечества закончили трудовой день. Теперь перед ними открывалась жизнь, их истинные натуры выходили наружу.
   Продолжая наблюдать за ними, я не переставал думать, рассуждать, порой мой мозг никогда не отдыхает. Ему не свойственны эти качества. Теперь же меня не покидало ощущение приближающихся перемен. В это время мне нужно было рассуждать логически. Необходимо было приложить максимум сил, все эмоции, воспользоваться ораторским искусством. Да, даже не знаю, что еще, но отказаться от предложения Себастьяна Башкирова. Он отцов компаньон, и по совместительству лучший друг, а еще и родственник со стороны моей матери. Мы тесно общаемся и потому знаем подноготную каждого из нас. Александр Башкиров единственный сын Себастьяна вырос без пристрастия к семье и стае. Он предпочитал растрачивать бесценные мгновения жизни впустую, уподобившись человечеству. Себастьян всячески пытался исправить позорное поведение сына, но все впустую. Чтобы Башкиров старший не предпринимал сын продолжал с еще большим рвением нарушать законы Лугару. Все больше проводя времени за пределами наших земель, в городах и странах людей. Со временем мы узнали о пристрастии к алкоголю и наркотикам. Александр постоянно влипал в различные неприятности и нам приходилось не однократно прилаживать не малые силы для бесконфликтного урегулирования. Себастьян отчаялся спасти остатки чести сына, а вскоре и во все отрекся от него, не выдержав позора. Вождю большой могущественной стаи не подобает иметь гнилого отпрыска, так по-моему он однажды сказал мне. Вскоре до нас дошли вести о еще одном нелепом поступке, Александр напал на малолетнюю девчонку. И все было бы как раньше за исключением одного... экс наследник клеймил человеческую женщину, и не просто возвел ее в супруги, он еще и умудрился зачать ей ребенка. Себастьян, да, и все мы переживали. Действия куда хуже, чем могли представить. Полукровка представляла не малую опасность дальнейшей судьбы стаи. Она фактически имела права на престол, и с компанией недругов могла разрушить наш мир. Мы рано начали беспокоиться, как говориться беда не приходит одна. К несчастью приходит еще одна новость, окончательно разбившая сердце Себастьяну. Его единственный сын погиб, нелепая смерть под колесами грузовика. Водитель, впрочем, как и сам погибший, оказался изрядно пьян и не справился с управлением. Если бы не опьянение, Александр мог остаться жив. Через мерное употребление вредных для волчьего организма одурманивающих элементов, в конец лишили способности владения телом и разумом. Теперь, когда сын мертв, остается только решения вопроса касающегося его дочери. Да, кстати у Александра родилась девочка. Мы с отцом предполагали, что Себастьян примет решение о ликвидации всех участников подтверждающих так или иначе пороки сына, но как видимо мы ошиблись. Старое сердце вздрогнуло. Он не решился отнять жизнь единственного существа, пусть и наполовину, носившего его гены. Вскоре чета Башкировых отправилась к семье пострадавшей девочки. Она воспитывалась с матерью, без отца. Последний умер за долго до трагических событий. Перед ними в одночасье открылся новый неизведанный ранее мир. Многогранный осколок вселенной, к которому они, так или иначе, теперь имели самое прямое отношение. Отказаться от новорожденного ребенка юная мать не смогла, безоговорочно принимая все поставленные условия. Так они оказались в одном из наших поселений, в городе Каменное. Это не большое поселение заселено кланом Лугару и людьми служившими нам. Такое соседство не самый лучший вариант ,выхода нет. Неизбежное тесное существование избытки современного мира.
  
  События вроде как вернулись в обычное русло. Жизнь продолжилась так, как будто не чего не произошло. Мы продолжали работать в городах, укрепляя власть. В свободное время стремились вернуться на наши земли, и казалось уже не что не сможет разрушить мировоззрение, а судьба преподнесла еще один сюрприз.
  Однажды Себастьян вызвал меня в свой кабинет. Я по привычке вошел без стука. Несколько месяцев практики в этом офисе давали мне права беспрепятственного перемещения.
   вы вызывали меня Себастьян? - спросил я в недоумении, приветственно кивая сидевшему напротив Башкирова моему отцу. Машинально перебирая в памяти все произошедшее за сегодняшний день, плавно принимаясь за вчерашний день. Нет, не чего, все было в норме, в порядке вещей, ситуации не выходили из под контроля. В офисе было все в порядке. Тогда с чего бы моему отцу приезжать в США без предупреждения, в такой спешке вызывать меня к начальнику. Возможно, что-то произошло дома. Мама? Или может Элизабет? Обостряя органы чувств, собеседники не источают ни гнева, ни горя.
   Прошу Эдгар присядь. - слова отца возвращают меня к реальности. Я прохожу к столу. И уверенно усаживаюсь за большой овальный стол, служивший местом для переговоров. - Эдгар ты уже взрослый мужчина. Тебе практически исполнилось двадцать два года. - продолжил ровным, даже немного слащавым голосом - ты на отлично закончил школу. Сейчас обучаешься в Оксфорде. Имеешь все перспективы на дальнейший успешный карьерный рост и стабильное будущее.
   Я прекрасно осведомлен о своих достижениях. - слишком грубо произнес я, о чем сразу же пожалел. - может мы сразу перейдем к делу?
   Молодец сын. Ты обладаешь хваткой истинного бизнесмена! - удовлетворенно воскликнул отец.
   Может, для начала скажешь, почему не предупредил о приезде? Я бы мог, встреть тебя. - более мягко сказал, наблюдая за поведением собеседников. Я умело могу читать чужие лица, и сейчас на сто пятьдесят процентов уверен, эти двое что-то задумали.
   Я не хотел отрывать тебя от работы. Тем более у нас имеется не хилая служба охраны, путь отрабатывают свой хлеб.
   Мило отец - без эмоции. - как мама и Лизи?
   У них все прекрасно. Я разговаривал с вашей бабушкой, договорился о разрешении пребывания твоей сестры и матери во время обучения в университете.
   Может им лучше остаться в России?
   Нет. Ни в коем случае. Образование в Англии намного перспективнее.
   Я имел в виду не образование, а скорее образ жизни наших английских родственников - с улыбкой произнес я. Вспоминая, насколько они погрузились в человеческое общество. Ни бабушка, ни тетка и даже не ее дети больше не считали себя частью волчьего мира, отказавшись от нашего дара.
   Все будет, отлично не переживай.
   Я бы хотел перейти к делу - вмешался Себастьян, о котором мы успели забыть. - как я уже сказал твоему отцу. - Башкиров нервничал, его выдавали глаза. Волк не когда бы не стал их прятать, а он то и дело отводил их в сторону. - прямых чистокровных наследников, я не имею. Мой сын отказался принять наш мир, а мне пора озаботится о приемнике.
   Вам еще рано задумываться о смерти - перебивая его, поспешно произнес я.
   Я стар Эдгар, очень стар. И мне будет намного спокойнее, если я буду, уверен в завтрашнем дне. Буду знать о безопасности нашей стаи. - мужчина немного сделал паузу, справляясь с нарастающим дыханием. - размышляя я пришел к выводу, что ты единственный достойный кандидат. Ты бы мог прекрасно справиться с руководством нашей семьи и всеми активами фирмы. Тем более Эдгар, ты мне практически как сын, а если учитывать наше родство, ты мой двоюродный племянник.
   Да, но как быть с вашей внучкой? - поспешно переспросил я, понимая, что в нищете он ее не оставит. И с чего я о ней вспомнил?
   Дело в том... - было, начал отец, но его поспешно перебил Себастьян.
   Она входит в условие сделки.
   Сделки? - удивляясь его хладнокровности. Как можно собственную внучку, пусть и наполовину человека, вписывать в сделку, так как будто она имущество, дом или машина.
   Эдгар, ты взрослый мужчина. Я знаю, у тебя всегда имеется женщина, одна из твоих фавориток, наверное, до сих пор спит в твоей постели. Я в этом уверен. - внезапно у Себастьяна открылись новые потоки силы. Он стал уверенней и смелее, страх покинул его тело. Несомненно, он был прав, в моей постели всегда находилось место для прекрасной женщины. Она принадлежала к народу Лугару, несомненно. Хорошо, что современные обычаи стали немногим проще. Мы имели возможности вести половую жизнь до вступления в законные браки. В противном случае мне пришлось сохранить свою девственность для жены, а человеческими женщинами я не интересовался никогда. - но теперь перед тобой стоит нечто большее, чем просто секс или другие плотские утехи. Рано или поздно каждому из нас предстоит найти опору, свою жизнь. Создание семьи и рождение детей главная цель, без продолжения рода мы просто погибнем.
   Не нужно читать мне лекции о деторождении, я прекрасно осведомлен. Так значит, женившись на ... - вспоминая, ее имя. Вот неудача я имени ее не знаю.
   Розалия - выручил отец.
   Да, Розалия, точно. Так вот я женюсь на Розалии и в придачу получаю акции этой фирмы - указывая пальцем на окружающую меня роскошь - и всех других компаний. Приобретаю статус вашего приемника на пост вожака и все я типа наследник, а как же... Розалия?! - недоумевая - она просто часть наследства?
   Не нужно драматизировать.
   Само ее наличие уже опасность для нас. Все это время я скрывал ее существование, она может быть очень опасна в чужих руках. Если я не узаконю ее или не передам в руки будущего вожака. Розалия, и ее потомки, всегда будут вторым звеном тем, кто смогут оспорить любое правление, а это прежде все раскол. И рано или поздно разрушит наш мир. Поэтому ты, женившись на ней беспрекословно и бесспорно, овладеешь всем.
   А если она не согласится? Что если она предпочтет быть не женой вожака, а вожаком? Такого варианта вы не предвидели? - продолжил парировать я. Еле справляясь с нарастающими эмоциями. Мне предлагали взять в жены человеческую женщину? Фу как низко!
   Розалия предпочтет тратить нежели работать -продолжал предполагать Себастьян. Да он много не знает о будущих выходках его ненаглядной внучки это она в детстве маленький без ропотный ребенок. - тем более в хороших мужских руках у жены не останется времени на размышлений о работе - Башкиров произнес эти слова с таким грязным или даже похотным намеком на постель. От чего мне стало не по себе, представляя нас обнаженными. Фу, какая мерзость!!!
   так стоп!!! - практически прокричал я. Это воспоминание всплыло спонтанно и как я мог забыть о такой важной и существенной детали как возраст. - ей должно быть... восемь. Ей восемь лет!!! я не стану жениться на ребенке!
   Ей вскоре исполниться десять. - спокойно добавил отец. Казалось, этот разговор доставляет ему одно удовольствие.
   Это совсем другое дело! - парировал я - Вы, что мне предлагаете ждать, когда моя женушка достигнет половой зрелости?
  Да вот денек так денек, не чего не скажешь. Власть и богатство в придачу с малолетним ребенком, которого самого нужно еще воспитывать, а не делать с ней детей.
   Не спеши делать выводы. Это сейчас ей десять, а к моменту заключения брака она достигнет совершеннолетия.
   Свадьба не сейчас? - огромный камень облегчения упал с души.
   Нет, я не монстр, поверь. Все не обходимые документы мы подпишем сейчас, а с женитьбой к тебе переходит полноправная власть. После чего ты официально представляешь Розалию как свою спутницу и мою внучку. Необходимые документы, подтверждающие этот факт, я подготовил.
   Это выгодная сделка, соглашайся - предложил папа.
   Я даже не знаю что сказать...
   тебя, вероятно, гложет ее происхождение? - в самую точку. Она же фактически человек. Полукровки в редком случае воспринимают волчьи гены в полном объеме. Их организм постоянно находится в противоречии. В особенности к двадцати годам их существование проходит в муках боли. Редко кто проживает больше тридцати - сорока лет. По меркам Лугару, ничтожный срок, мы долговечны. Сто, сто пятьдесят лет, а то и в двести, намного реже конечно. С другой стороны для меня поставлен вопрос о необходимости сосуществования с ней, именно с ней.
   Так каков будет твой ответ?
   Я согласен - мрачно ответил я.
   У меня будет одна просьба...
   да я слушаю
   я и сам не испытываю доблестных чувств по отношению к людям. - на его лице отразился мрак - но мне бы не хотелось такой судьбы для Розалии. Пообещай, что никогда и не за что не оскорбишь ее происхождение.
   Да конечно, я обещаю. Я женюсь на вашей внучке и приложу все усилия для создания мира, в котором она будет счастлива. Я буду уважать ее. - словно заученные слова проговорил я. Как бы не выглядели мои взгляды на человечество или полукровок. Я не посмею опуститься настоль, что бы унижать ее. Вероятно, нас не будут связывать крепкие страстные чувства, это точно, а вот уважение, это гарантировано.
   Она воспитывается с матерью. Сейчас Наталия замужем за Эдуардом, он наш работник. Поэтому вы всегда сможете получить всю достоверную интересующую вас информацию.
   По такому поводу я предлагаю выпить шампанского - воскликнул радостный отец.
  
   Не многим позже стоя, у этого самого окна, я прекрасно понимал, на, что подписался. Меня ожидала неизбежная судьба в объятиях не любимой женщины.
  Через несколько месяцев Башкировы погибли. Их смерть стала чередой кровавых смертей обрушились на наш народ. Виновников нам так и не удалось найти, действовали профессионалы. Приближались смутные времена. Как будущему главе стае мне предстояло разработать стратегию.
  Однажды к нам прибыл с дружеским визитом мой старый друг Шон Уотерстон. Он управлял небольшим поселением Лугару, его солдаты славились могуществом. Это были отважные мужчины с храбрыми сердцами и бесстрашным духом. Одним недостатком его народа была большая смертность новорожденных детей, в особенности женского пола. Большая часть мужчин не имели жен и не могли продолжать род. Все это навело меня на одну удачную мысль. Брачный союз с подрастающей Элизабет мог укрепить власть, а преудачном стечении обстоятельств и объединит кланы. Мой народ многочисленнее по сему оспорить мое правление зять не сможет. Да и захочет, если в его сердце разожжет огонь моя сестренка. С прекрасными внешними и умственными данными, а еще безграничную любовь к дому Лизи удастся все, что она пожелает. В этом я уверен.
  
  
  
  
  Глава вторая.
  
  
  
  
   Года неумолимо проносились вперед, время шло. Я становился взрослее, возможно в некоторых вопросах и мудрее.
   После окончания университета в полную силу отдался карьере, с головой уйдя в работу. Смерть Себастьяна Башкирова принесла мне не только неограниченную власть и полную непоколебимую свободу. Она преподнесла еще множество негативных факторов таких, к примеру, как разлука с семьей. Теперь преимущественную часть жизни проводил за границей. Международные компании требуют полной отдачи сил и времени. Мне пришлось практически навсегда покинуть наш дом. Я все реже и реже проводил в нем выходные и праздники, все чаще просиживая в офисе. Я и сам не заметил, как глубоко увяз в бесконечной рутине. Работа, сравниваемая скорее с наркотиком. С каждым разом, задерживаясь на несколько минут после окончания рабочего дня, подсаживался на очередную сильную дозу, плавно перетекающую в часы. Как с истечением короткого срока, все чаще время неумолимо проносится сквозь пространство и ты уже не замечаешь, как стрелки часов пересекают полночь.
   Моя сестра после окончания школы переехала вместе с мамой в Лондон. Она поступила на факультет международных отношений, изучает журналистику. Ее умственные способности помогут достичь всего, чего она только пожелает. Под маминым присмотром я не волнуюсь о ее нравственном поведении. Меня скорее больше беспокоит безвыходное соседство с родственниками. Бабушкой, братом и сестрой отца, а также кузинами, вот их стоит опасаться. О человечность сожгла их сердца, не чего не сохраняя от волков. Конечно, студентка Элизабет приобрела не мало человеческих привычек, хулиганила, буйствовала. В общем, поведение желало лучшего. Мама, бесспорно, переживала, названивала практически каждый день. Мне приходилось выслушивать бесконечную тираду, к этому, за шесть лет обучения я привык, со временем конечно. И не воспринимал все так трагично. Я всегда был и буду, уверен в умственных способностях своей младшей сестренке. Как бы она не отрывалась, студенческие годы на то и студенческие, чтобы веселиться и жить без хлопот. Я убежден, как только Лизи вступит во взрослую самостоятельную жизнь, где ей предстоит стать супругой моего друга Шона и сыграть важную роль в объединении наших кланов, она поступит, так как следует истинной Лугару.
  
   После подписания договоров о браке с Розалией и всех вопросов связанных со стаей. Я возложил на себя ответственность за содержание невесты и ее семьи, посчитав своим долгом обеспечить безбедное и достойное существование. Общения с малолетними девчонками я никогда не имел, за исключением моей сестры. Они практически одного возраста и если воспринимать Розалию как кузину, а не будущую жену, вполне адекватно можно существовать. На все большие праздники, особенно на дни рождения и рождество я отправлял в Каменное подарки. Не обделяя вниманием никого из членов моей будущей семьи. Мама еще в детстве приучила нас к одному очень важному, по крайне мере для меня, правилу. Если хочешь подарить подарок, выбирай его сам. Знак внимания сопровождается не просто отчетностью действий, а вложением в предмет, не важно, какой материальной стоимости, любовь и теплоту. Юная Башкирова достойна внимания. Розалия же мои подарки не распаковывала, цветы в лучшем случае отправлялись на кухню, в худшем прямиком в урну. К нашим отношениям невеста относилась критически. Все связанное со мной она просто ненавидела. Я чувствовал это даже на расстоянии в сотни тысяч километров. Поведение указывало и на брезгливость к народу Лугару. Девчонка просто ненавидела нас, она буйствовала и сражалась.
  С течением времени, из маленькой девчонки она превратилась в девушку. В прекрасное небесное создание, со строптивым нравом и жаждой к развлечениям. Я в полной мере осведомлен ее жизнью. Периодически Наталия или Эдуард информировали меня о достижениях моей прелестной невесты, а также параллельно осведомляла служба охраны. При чем первые преподносили все самое лучшее и в отредактированной форме, вторые же прямыми достоверными фактами разрушали все иллюзии. Наблюдая за взрослением Розалии, читая отчеты, рассматривая фотографии, иногда просматривая рапорты сотрудников правоохранительных органов. Открывал для себя новый не изведанный ранее мне мир. Единственный потомок Башкировых, была словно созданием из другой параллельной вселенной. Ее жизнь была полна яркости красок, насыщенностью музыки, огромным симфоническим оркестром. Ее вкус к жизни, стремление к независимости, упрямство, целеустремленность, увлекали меня все больше и больше. Не замечая, как все чаще достаю из ящика стола ее снимки, повторно перечитываю отчеты, как улыбаюсь при этом. Думая о ней все чаще и чаще, я не мог заснуть без образа Розалии, ее запаха, ее голоса, ее вкуса...
   Постепенно утопая в тайном наблюдении за жизнью девушки, мне не представлялось возможным прожить мгновения без информации о ней. Ранее присылаемые сообщения, дважды в месяц, участились до еженедельных. В последствии и этого мне становилось недостаточно, я требовал от подчиненных ежедневных отчетов. Получая письмо, по подростковому, с дрожью в руках, открывал конверт. Меня переполняли разнообразие чувств и ощущений. Прежде всего, эмоции радости, вот сейчас открою страничку и смогу увидеть фотографии, Розалия превосходно выходила на них, и не важно, будто профессиональный портрет или случайный не за планируемый ею снимок охраны. Смогу прочесть строки, описывающие бурно прожитых дней, с трепетом перелистывая страницы. Поведение невесты по мере взросления ухудшалось, превращаясь в акты протеста. Она буйствовала, хулиганские выходки стремительно перерастали в преступные акты.
  Зная, о ее страстном увлечением балетом, и в большой степени поощрял это увлечение, насколько это было мне позволено. Я отправлял билеты в большой театр на премьеры новых постановок. Предлагал нанять квалифицированного профессионала, в нашей стае имелись несколько известных балерин, но Розалия категорически противостояла моим намерениям, уничтожая все попытки на корню. Ее леденящий тон голоса на той стороне трубке телефона, обжигающий очередным пренебрежительным отказом, возвращал меня на грешную землю. И быть может все происходящее должно было охладить мой пыл. Я словно ослеп, да именно ослеп, не замечая неоспоримых фактов. Наблюдая и восхищаясь расцветающей красотой и независимостью, я все глубже погружался в одержимость ею, в тот созданный мною идеальный образ. Я окончательно и бесповоротно влюбился.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  
   В последнее время участились международные стычки. Конфликтные ситуации с каждым разом поражали своей кровожадностью и масштабностью действий. В суматохе партизанской войны страдали все, как Лугару так и люди.
  Однозначно южно-американские стаи принимали непосредственное участие, в этом не стоило и сомневаться. Стоял вопрос, кто руководил ими, в одиночку провернуть полномасштабные операции они не имели, ни сил и ни возможности. Я предчувствовал страшное неизбежное будущее. Каждое нападение несло в себе определенный глубоко продуманный смысл. Все началось много лет тому назад, первым громким шагом стало убийство четы Башкировых, за ними последовала череда еще более громких и кровавых преступлений. Обезглавив клан, убийцы предполагали оставить стаю без вожака, лишить ее единого правителя и защитника. О заключенном договоре, между мной и Себастьяном ни кому не было известно, это оставалось тайной, как в прочем и существование Розалии. По завещанию, оставленному скорее для иллюзии окружающих, приемника из числа ближайших кровных родственников, должен огласить нотариус, в 2012 году, то есть когда Розалия достигнет совершеннолетия, и мы заключим брак.
  
  
  Глава третья
  
  
  
  
   Не изменяя своим привычкам, я прибыл в город Каменный точно по расписанию. Мой автомобиль в сопровождении охраны припарковался на стоянке у особняка Башкировой. Прекрасный безоблачный денек, на улице сияло солнце, лучи которого отражались о полировку моей машины, ветра практически не было, маленькие порывы обвевали разнообразием запахов, только я не мог радоваться этому чуду. С самого утра меня одолевало чувство страха, сегодня предстояло первое знакомство с невестой. И не уже ли так быстро пролетело практически десять лет, я все еще помню, как покойный Себастьян предлагал ее руку.
  В реальность меня вернул открывающий заднюю дверцу машины водитель, покашлявший для привлечения внимания. Я улыбнулся в ответ. И когда я успел превратиться в тряпку, волнуюсь перед встречей с девушкой. И не важно, что ей предстоит стать моей женой, чем она может отличаться от остальных представительниц прекрасного пола. Розалия, несомненно, умна, привлекательна, независима, и что в этом особенного? Да толком не чего, это ее положительные стороны, выделяющие из толпы и только. За мои прожитые годы я не однократно встречался с разными типами женщин, и никто из них до сих пор не приводили меня в состояние оцепенения.
  - так соберись - проговорил в пол голоса, подбадривая себя. На больших порожках ведущих к дому меня ожидали... я окинул быстрым взглядом присутствующих и не нашел среди них невесты. Глубоко вздохнув, осмотрел более внимательным и скрытным взглядом, не выдавая своего волнения. Нет, ее точно нет. По мере приближения я почувствовал страх, он глушил все остальные чувства, за ним последовало волнение, разочарование и стыд. Что же могло произойти, еще вчера днем все было в норме, я уведомил Башкировых о приезде, уточнил время и цель визита. Переводя взгляд на Наталию, нервно потирающую вспотевшие ладони, Эдуарда покрывающегося все новым и новым слоем гусиной кожи, бабуля казалась спокойнее всех, ее выдержке можно только позавидовать. Не чего страшного не произошло, по-видимому, их доченька совершила очередную выходку, только теперь приуроченную к моему визиту. Так сказать сюрприз. И чего я ожидал, теплого и трепетного приема, или счастливого визга... конечно, нет, за одну ночь ее отношение ко мне не могла измениться в точности наоборот.
  - добрый день - приветственно произнес я. Пожимая руку Эдуарду и целуя ладони дамам.
  - с приездом - ответил мужчина. Вытягивая губы в фальшивой улыбке. Его все еще мучил озноб, он еще отчетливее ощущался через прикосновение.
  - Эдгар, дорогой. - Наталия улыбнулась очаровательной улыбкой. Я был наслышан ее ослепительной красотой, но сейчас в реальности женщина представлялась еще прекрасней. - Как мне приятно видеть вас. - ее холодные губы коснулись лица, Наталия по матерински расцеловала мои щеки.
  - благодарю. - проникаясь к женщине всей теплотой моей души.
  - прошу вас, познакомься это Галина Алексеевна бабушка Розалии
  - мадам
  - приятно познакомиться. - потускневшие от старости глаза, наполнились слезами радости. Меня приветствовали, как близкого долгожданного родственника, вернувшегося в родной дом. - Какая я вам 'мадам', можете называть меня просто по имени
  - тогда ответная просьба, вы тоже будете обращаться ко мне на 'ты'. Мы в скором времени породнимся. - я практически полюбил их как родных детей.
  - разумеется
  
   Хозяева гостеприимно пригласили меня пройти в дом. Мы расположились в уютной маленькой гостиной, с окнами, выходящими на восток. Комната, по всей вероятности, всегда была наполнена теплом и светом, а персиковые акценты, присутствующие в меблировке предавали ей уют, мягкий диван, кресла и пара картин, завершала композицию гардина, обрамляющая большое окно.
  Расторопная прислуга в считанные секунды подала чай с лимоном, на серебряном подносе красовались вазочки со сладостями и фруктами.
  
  - а Розалия не спустится? - заинтересованно спросил я, поражаясь их попытке утаить правду. В другом конце дома, были слышны разговоры прислуги. Они перешептывались, их язвительные высказывания, относящиеся в сторону Розалии, удивляли. Оказывается, невеста не ночевала дома. После продолжительных поисков, хозяевам предстояло найти выход из сложившийся ситуации. Забавно, если девушки нет в доме, а ее нет, в этом я уверен, что мне сообщат родители.
  - все дело в том, что девочка заболела. - поспешно ответила Наталия. Она лгала, и если я не имел возможности слышать на большом расстоянии, женщину выдавала дрожь в голосе и поспешность ответа, а также чрезмерно натянутая улыбка.
  - что-то серьезное? - переспросил я, подыгрывая им
  - не стоит беспокоиться, обычная простуда. - добавила Галина Алексеевна, протягивая мне чашку с чаем.
  - у нее утром подскочила температура, и мы решили отправить ее к врачу - будущая теща жестом предлагающая сладости, пыталась уйти от прямого взгляда. Ее терзала совесть за вынужденную ложь, стыд за неблагоразумное поведение дочери. Хорошо, что испытываемый ранее страх ушел на задний план, только опасения с их стороны, мне и не хватало.
  - по всей вероятности, Розалия не уложилась в срок и не много задерживается.
  - в округе буйствует грипп. Я предпочла подстраховаться, в доме с детьми это необходимая мера.
  - вы все правильно сделали. - делая большой глоток горячего чая, я чувствовал как где то внутри меня зарождается еще более сильный и неуправляемый интерес, жажда обладания ею.
  - ты разочаровался, наверное, не встретив невесту у порога? - с осторожностью проговорила Наталия, преобладающий материнский инстинкт взял верх, она желала удостовериться в подлинности моих чувств.
  - если быть честным то да, - на мгновение печально проговорил, ощущая полноту утраты, всматриваясь в страдающие материнские глаза, поспешил исправить натянутость разговора - но я опечалился еще больше, если бы узнал, что Розалия пропустила визит к врачу из-за встречи со мной. У нас будет достаточно времени.
  - прошу познакомить с моими младшими дочерьми - женщина указала на входящих в комнату молоденьких девчат. Они были копией матери, и с возрастом я уверен, в полной мере унаследуют всю привлекательность - Марианна и Анжелина.
  - добрый день - в два голоса ответили, кем там они мне будут приходиться... свояченицы, кажется.
  - рад знакомству дамы - поприветствовал в ответ. Чрезмерно поспешно для человеческого восприятия поднявшись с кресла, моя реакция на мгновения испугала присутствующих, я пересел отделяющие нас метры и поцеловал их холодные ладони. Девушки продолжали стоять у входа не решаясь пройти дальше, их возможно напугала моя стремительность или быть может проявленная галантность, я часто забываю в России не принято целовать женщинам руки. - позвольте представиться меня зовут Эдгар Шацкий, я жених и будущий супруг вашей сестры.
  - девочки не нужно толпиться у дверей проходите - требовательно высказалась мать. Дочери послушно, не желая попадать под горячую руку, расположились в комнате. Я вернулся на свое место.
  - вы и в правду собираетесь жениться на Розалии? - с детским голоском спросила младшая из сестер. В ее тоне читалось недоумение, она явно не воспринимала Розалию как достойную кандидатку.
  - теперь нет... - шутливо проговорил я, протягивая руки в подобие объятий собеседнице. Послышался смех. Больше всех смеялась раскрасневшаяся Анжелина, ей льстили сказанные слова - на самом деле, безусловно, да. Мы ценим и уважаем традиции нашего народа, мой долг жениться на Розалии и приложить все для создания крепкой и долголетней жизни.
  - а что если не хочешь жениться?
  - мы не воспринимаем брак как, что-то носильное, это прежде все семья, которая цениться, и гарантирует продолжения рода и безопасности стаи.
  - ну а если? - не унималась она.
  - в большинстве случаев браки заключаются внутри клана, будущие супруги сами вольны выбирать себе спутников. Этот шаг определяет их дальнейшую судьбу, мы все живем для благополучия общества, играя в ней определенную роль, а вожак обеспечивает сохранность традиций. - переводя дыхания, я заметил повышенную заинтересованность в продолжении рассказа - иногда, как в нашем с Розалией случае, брак заключается основываясь на... - расчете, слишком грубое высказывания, необходимо подобрать что то по проще - ... желании родителей. Мы все взрослые личности и должны понимать необходимость таких союзов. Моя сестра недавно вышла замуж, и ее супруга выбрал я, а не она. И могу откровенно сказать, Элизабет счастлива.
  - и она не сопротивлялась? - в разговор вступила слегка побледневшая Марианна, вероятно, девушка переживала судьбу сестры.
  - с Шоном договорился много лет назад, Лизи тогда была ее возраста. - указывая на Анжелину - и не относилась к замужеству серьезно, они много общались и знали друг друга, он скорее был для нее братом, нежели женихом. После назначения дня свадьбы Элизабет конечно противилась, не желала покидать приделов стаи, в частности именно это ее беспокоило больше всего. Она взрослая и самостоятельная женщина и как только сестра поняла это, она смерилась. Теперь Шон принадлежит нашему клану.
  
   Немного позднее по дороге в отель я получил полную информацию о ' визите к врачу' так сказать. На самом деле моя милая невеста находилась за решеткой полицейского участка. Ее арестовали за превышение допустимой скорости в несколько раз и нахождение в нетрезвом состоянии. Вот так грипп!!! События принимают все более интересные повороты.
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
   Наступил вечер. Машина припарковалась на лужайке возле дома, как и утром, я сидел в салоне с чувством волнения, словно испытывая дежавю.
  
  - добро пожаловать - проговорил Эдгар, поживая руку.
  - Эдуард добрый вечер. - взаимно пожимаю руку отчима Розалии.
  - мы скучали.
  - благодарю. Мне, несомненно, приятно ощущать теплоту и заботу вашей семьи. - с этими словами я бросил в сторону невесты короткий взгляд, подстраховывая себя, она присутствовала. - Наталия, я уже просил тебя сегодняшним днем обращаться ко мне на 'ты'. Мы практически родственники.
  - это все от волнения. - продолжила бабуля.
  - Эдгар наш дом и твой дом тоже. Мы будем рады тебе. - Наталия протянула мне свою тоненькую ручку, которую я с радостью принял, нежно касаясь ее губами.
  - мы уже извинились за отсутствие Розалии сегодня днем. - хозяйка дома провела меня к невесте. Стоя в шаге от Розалии, не мог насытиться ее созерцанием, я так бесконечно долго ждал этого момента, что казалось, прошла целая вечность прежде наступил долгожданный день. - дорогая, это Эдгар Шацкий, твой будущий супруг. Эдгар это моя дочь Розалия. - представила нас она. Я не мог оторвать от нее голодного взгляда. Образ с фотография вдруг ожил, она живая, нежная. Ниспадающие каскадом локоны, цвета воронова крыла, обворожительно обрамляли совершенное созданное скульптором личико. Большие черные глаза, маленький вздернутый носик, пухлые соблазнительные сочные губы, обнаженные плечи. Второй кожей обтягивающее плате, насыщенно синего цвета, полы которого достигали середина колена. Завершали совершенный образ длинные стройные ноги, обутые в туфли на тонкой шпильке.
  - она унаследовала вашу привлекательность. - практически заикаясь выговорил, пытаясь прийти в себя.
  - благодарю, вы мне льстите. - проговорила Наталия, улыбаясь в ответ.
  - Добрый вечер - Розалия поклонилась, изображая реверанс. Ее тон и резкость движений напомнили мне о ненависти, все тело напряглось, девушка едва сдерживалась от грубости.
  - Розалия рад встречи с тобой. Как ты себя чувствуешь? - выговорил я приветственно целуя ее руку.
  - грипп, сами понимаете - с нескрываемой ложью отозвалась, будучи уверенной, в моей осведомленности. Она открыто демонстрировала антипатию, бросая мне вызов.
  - надеюсь сейчас с тобой все в порядке? - хитро осведомился я, по-прежнему пребывая под впечатлением.
  - да. - ответила Розалия оценивающе анализировала меня, по кошачье прищурив глаза.
  
   Не знаю, что на меня нашло, я внезапно почувствовал непреодолимое желание откликнуться на ее вызов, защититься, сверкнуть интеллектом. Ее ершистость кошки завела меня вполоборота, я испытал азарт, адреналин свирепствовал в моих сосудах.
  - ты непослушная девчонка. Наш брак будет куда более увлекательнее, чем я предполагал. - прошептал он ей на ухо.
  - твоя жизнь превратиться в ад. Это ты не предполагал? - отрезала она, наполнив голос шипением или скорее рычанием, поспешно отстранилась, к несчастью. Ощущать аромат ее кожи, в непосредственной близости было слаще кислорода. Я непреднамеренно улыбнулся.
  - ну, что мы все стоим на улице, пройдемте в дом. Ужин будет подан с минуты на минуту. - Предо мной возникла фигура Наталии. Она с легкостью воспользовалась предложенной мною рукой.
  - и как он тебе? - поинтересовалась у Розалии Марианна.
  - так себе. Пантов больше, чем мозгов - язвительно прошептала в ответ. Уверенная, в моих слуховых способностях.
  - ты не исправима. - с насмешкой отразила первая.
  
  
  
  ***
  
  
  - вы определились с датой? - спросил Эдуард, не отрываясь от поглощения пищи.
   Мы сидели в просторной столовой. Как и в малой гостиной, где мы пили утром чай, в комнате доминировал персиковый оттенок, что единственно оттеняли яркость массивный стол и сервант, Наталия чрезмерно увлекалась райскими красками.
  За столом я занимал удачное место для обозрения и общения, слева Эдуард, справа Бабушка, напротив хмуро сидела Розалия, далее от нее сестры и Наталия.
  - я планировал сыграть свадьбу в конце весны. Сразу после дня рождения Розалии. Но так как это отлаживается вот уже два года. Мне прельстит любое...
  - так ты собираешься поинтересоваться моим мнением?! - иронично потребовала невеста, не сводя пристального взора.
  - Розалия! - прозвучал возмущенный голос Наталии.
  - все в порядке Наталия Федоровна. - успокаивающе выговорил я, не отнимая пристального взгляда - Я действительно поступал эгоистически. Решая все организационные вопросы единолично. Не советуясь с мнением невесты.
  - ты занятой человек, Эдгар. Естественно, что свободного времени в твоем графике не сыскать.
  - тем не менее, свадьба, прежде всего, должна быть идеальной в глазах Розалии. - испытывая наслаждение.
  - точно. - подтвердила она, меняясь в лице.
  - Розалия, в какое время ты предпочитаешь выйти замуж?
  - никогда, было бы идеальным временем - выговорила она, предназначая слова только для моего слуха - я бы хотела получить образование. Может мы, отсрочим бракосочетание на пару лет?! - продолжила девушка парировать на аудиторию, не снимая с лица фальшивую улыбку.
  - боюсь это не возможно. Мы и так откладывали свадьбу дважды. И все из-за не предвиденных обстоятельствах - вспоминая причину отсрочки.
  - я оставалась на второй год не из-за 'неуспеваемости'. - не выдержала Розалия. В гневе ее внешность становилась еще соблазнительней. - А потому что я так хотела. Я прекрасно осведомлена об условиях договора между тобой и Башкировами. По которым, тебе надлежало жениться на мне после окончания школы. Или достижения совершеннолетия. Теперь директор уже выдал мне аттестат?! Я готова сказать, ДА. И я принимаю все твои условия. Поженимся в конце весны, все как ты хотел милый. - проговорила делая ударение на последнем слоге. В комнате на какое то время воцарилась гробовая тишина, все молчали. Даже официантки смолкли на кухне. Неожиданная откровенность ошеломила, я не был готов к этому.
  - боюсь, что до окончания весны слишком долго ждать. - я улыбнулся ей ослепительной улыбкой, все на, что я был способен в данную минуту. Игнорируя столь явную и открытую дерзость. - я прибыл собственно по этому поводу. Прошу вас дать свое согласие на свадьбу в конце этой недели. - предвещая вспышку разнообразных эмоций.
  - к... к чему... Ттакая спешка? - заикаясь проговорила девушка, побледневшая словно полотно.
  - я слишком долго ждал. - чересчур жестко выговорил я.
  - о, Эдгар ты такой романтик. - проговорила Анжелина, от чего сразу же заработала суровый взгляд.
  - а свадебное путешествие будет? - спросила Марианна.
  - конечно дорогая. Пока я не могу раскрыть место, это сюрприз.
  - ваши родители прибудут? - поинтересовалась бабушка. Пока официанты подавали десерт.
  - они приедут к пятнице. На помолвку. - родственники отвлекли меня от главной виновницы событий, я на несколько мгновений оставил ее без присмотра.
  - что мы успеем к пятнице?! Нужно определиться с банкетом. И приданным. - Наталия окунулась в предстоящую суматоху.
  - и свадебное платье.
  - а кто будет подружкой невесты?
  - мама мне нужно тоже обновить гардероб.
   Комната наполнилась гулом голосов. Каждый пытался вставить, что-то свое, началась бурная дискуссия. Молчали только я и Розалия, беспристрастно не отводя друг от друга взгляда - ты расстроена? - тихонько спросил, испытывая непреодолимое чувство вины. Я заметил, как она сморгнула накатившиеся слезы, а затем почувствовал источающий запах страданий.
  - ну, что ты? Меня переполняют эмоции. - одними губами проговорила Розалия, скрепя зубами от злости.
  - как знаешь. - обращаясь к остальным - приданного не нужно. Покойные Башкировы позаботились об этом заранее. Все уже устроено.
  - банкет будет...
  - я позволил себе, предложить нам провести церемонию прямо здесь. - этот дом вполне удовлетворял всем требованиям - У вас чудесный сад. Пару гирлянд и все. И невесте будет спокойнее в родных стенах.
  - было бы чудесно, не так ли дорогая - воскликнул Эдуард.
  - я за. - отозвалась Наталия.
  - на какое количество гостей нам подготовить банкет? - поинтересовалась бабушка.
  - с моей стороны прибудет не больше ста человек. И я беру на себя все финансовые расходы. - предполагая сыграть скромную не шумную свадьбу.
  - любезно с вашей стороны, Эдгар. С нашей стороны и того меньше.
  - и еще. С этого момента в вашем доме постоянно будут находиться мои люди. Без сопровождения вы не сможете покинуть эту территорию. Особенно это касается Розалии.
  - что за... - выкрикнула невеста, нахмуривая брови.
  - ей угрожает опасность? - почти в один голос проговорили родители. В комнате запахло беспокойством.
  - скорее нет, чем да. Но вам не стоит беспокоиться по этому поводу. С замужеством Розалия не только официально признается наследницей империи Башкировых - превосходно скрывая истинные мотивы поспешной регистрации, осведомлять людей о вероятной кровопролитной войне, не самая лучшая идея
  - у тебя так все продумано.
  - в нашем мире нужно быть на стороже. Особенно Лугару.
  Остаток ужина Розалия провела в молчании, демонстративно игнорируя всяческие попытки привлечь ее к разговору. Я слышал, как она с оглушительным треском хлопнула дверью, грязно выругавшись, скрылась в своей комнате.
  
  - не бери в голову, это ребячество и только - поспешил утешить Эдуард. Протягивая скотч и сигару- желаете?
  - благодарю, я не курю. - ответил я, принимая стакан с напитком и отмахиваясь от сигареты, проявляя воспитанность собеседник так же не закурил. Начиная испытывать злость, я сделал несколько больших глотков алкоголя, уравновешивая дыхание. И сколько еще эта маленькая стерва будет продолжать портить мне жизнь?!
  - Розалия чересчур избалована - контактировала Галина Алексеевна, указывая зятю на бутылку мартини, стоящую в баре соседней комнаты - обслужи и нас с Наталией.
  - мама вы рановато осведомляете, Эдгар еще не женился на Розалии, вот когда он узаконит отношения, поставите его перед фактом - Наталия перевела жестко сказанные матерью слова в шутку. Прибегая к излюбленному способу скрывать правду за занавесом комедии.
  - да уже поздно по-моему - иронично улыбнулась она.
  - Эдгар не переживайте, я уверен, после свадьбы все наладится - Эдуард по-отцовски поддержал, ссылаясь на упрямство дочери. Раздал принесенные фужеры женщинам.
  - я привык - равнодушно ответил, не желая продолжать этот разговор. Меня выводили из себя стремление урегулировать конфликт с помощью бесконечного обсуждения, который, кстати, не к чему не приводил. Свояченицы, извинившись, покинули нас. Не направившись наверх к сестре, как я предполагал сначала, а отправились прямиком на улицу.
  - чем занимаются ваши родители?
  - мама уже много лет как домохозяйка - с радостью вспоминая семью, я так скучал по ним - а отец, он практически полностью передал узды правления в мои руки. И в частности уделяет время обустройства благополучного существования клана.
  - обычно у вашего народа принято иметь много детей, а у вас только одна сестра - заинтересованно спросила Наталия, радуясь перемене темы разговора - это связано с положением твоей семьи?
  - да, мы обычно очень плодовиты - с улыбкой на губах произнес я, представляя, как они фантазируют по поводу нашего с Розалией потомства. - Мама так и не смогла оправиться после тяжелых родов.
  - извините, за некорректный вопрос, я не знала - раскаиваясь в сказанных словах
  - не берите в голову.
  - а у сестры есть дети? - спросила бабушка, постукивая костлявыми пальцами по подлокотнику дивана.
  - как я уже говорил она замужем, детей пока нет, но ожидаются к концу года.
  - так она беременна? - практически в один голос, наполненных нотками радости.
  - да, Лизи в положении.
  - поздравляем.
  - спасибо.
  
  Немногим позже мы перешли от взаимных расспросов о благополучии семейств, а то без этого мы не имели представления, кто как живет. Мы с Эдуардом увлеклись политикой. Обсуждая инновационные реформы, запускаемые с начала этого года. Женщины тихонько перешептывались. Погрузившись в предстоящую суматоху, приуроченную к свадьбе. Я слышал, как они перечисляли магазины, офисы, различные компании и работника ЗАГСа, договориться с которым им не представляло большого труда.
  
  
  - извините, что я нарушаю правила приличия - в два шага пересекая разделяющие меня с баром метров, оставляя на столешнице, полупустой стакан скотча - мне бы хотелось побеседовать со своей невестой - требовательным тоном проговорил я, непринужденно приближаясь к выходу из комнаты - наедине - в завершении добавил я.
  - разумеется, мы все взрослые люди и не возражаем - немного встревожено ответил Эдуард, вероятно, опасаясь реакции дочери Жестом руки, державшей спиртное, предложил пройти.
  - не стесняйтесь Эдгар, нам будет спокойнее, если у вас с Розалией наладятся доверительные отношения - Наталия ослепила меня очаровательной улыбкой. Демонстративно высказывая всем своим видом и тоном, о свободе моих действий. Ее слова слегка озадачила.
  - разговор не займет много времени - отчитался я, акцентируя на первом слове. Избегая двусмысленности посещения спальни молодой девушки - я не коем образом не затрону чести вашей дочери.
  - мы вам доверяем - отмахиваясь от моих объяснений. - Слащевский на прошлой недели завез новые модели украшений - в полголоса продолжила Наталия, обращаясь к мужу.
  - утром необходимо заехать в его магазины - восторженно добавила Галина Алексеевна.
  - вы в скором времени поженитесь, вам необходимо общаться.
  -смелее - промурлыкала бабуля, потягивая очередную порцию мартини - было бы чего лишать - прошептала она, не задумываясь о моих способностях.
   И я прекрасно помнил, помнил, как Розалия лишилась невинности, года три тому назад. На заднем сидении 'Мазерати' цвета аквамарин. Как, сейчас помня, то злополучное утро, как служба охраны доставила большой конверт, из плотного картона. Ранее меня извещали исключительно электронной почтой, что уже настораживало. С дрожью в руках я разорвал его словно бумагу. Ожидая увидеть хладный труп девушки, как осознал после лучше бы так оно, и было, но самое страшное ожидало меня впереди. Высыпая на стол множество фотографий и пачку, скрепленной скобой бумаги. Которые подробно и четко расписывалось действия моей невесты. Сбежавшей из дома, а в последствии уйдя от преследования охраны, на своем новеньком автомобиле, подаренным мною на ее шестнадцатилетние. Факты, подтверждаемые не только письменными отчетами, фотографиями, а также снимками спутника. Констатировали, череду страшных событий, завершившихся на пустынной стоянке кинотеатра, в салоне моей машины. В тот момент мне было невыносимо тяжело и хреново, нельзя не описать, не пересказать словами. Такое можно только почувствовать на собственной шкуре. Как и прежде поступки Розалии, носили в себе не столь глубокое понимание или смысл. Не изменяла своим привычкам, типично вымещала на моей репутации и чувствах. 'Мазерати', доставленная тем утром, курьерами в Каменное с букетом белых роз и открыткой, была подарком на шестнадцатилетние Розалии. Символизирующий начало официальных отношений и помолвки.
   Непристойное поведение юной Башкировой, оставалось под покровом тайны. Обсуждению оно никогда, как впрочем, и остальные выходки, не подвергалось. Насколько мне было известно ее неоднократно запирали, а после последних событий на заднем сидении, под домашним арестом она провела месяц. И бесспорно лишилась 'Мазерати', автомобиль отправился в гараж. Хозяйка не разочаровалась потери, она же подаренная МНОЙ.
  Соучастника, так сказать, тех событий я собственноручно отправил к праотцам. Этот юный секс герой прекрасно осознавал всю череду последствий его поступков. Тем не менее пошел на это, за, что жестоко поплатился.
  
  Не знаю, за чем вообще мне пришло в голову поднимается в ее комнату. Возможно чересчур, вызывающее поведение в мой адрес в конец меня задолбила. И я решил объясниться с ней как взрослый мужчина, с которым ей придется прожить всю жизнь. Тихонько постучал в ее дверь. Ожидая обрушения тирады ругательств. В ответ послышались удивительные слова, слегка озадачившие меня.
   тебе незачем стучать, проходи. - Розалия должна была почувствовать мое присутствие. И от чего такое кардинальная перемена отношения
   Как по-семейному, мне приятна твоя нежность - улыбаясь, прошел в комнату. Окидывая просторное помещение, обустроенное с излишнем подростковым вкусом. В центре небольшая разобранная еще со вчерашнего вечера кровать, туалетный столик, напротив, в углу книжный шкаф, с беспорядком распложенными книгами, несколько из который валялись рядом на полу.
   Ты как посмел сюда прийти!!! - возмутилась, прокричала девушка.
   Твоя мама любезно согласилась на наше уединение. Правда, она прелесть?! - парировал я. Взбивая подушку поудобнее, расположился по другую сторону кровати. Правой рукой, щипая ее за тонкую талию, чтобы подразнить ее немного, добавил. - Полновата немного.
   Ты что сдурел!!! - вскрикнула побелевшая Розалия, буквально выпрыгивая из кровати. - не смей меня трогать!!!
   ты моя невеста, а в скором времени и жена. - контактировал факты, без проблем притягивая ее к себе. - с мирись с мыслью о физической близости. Я намерен каждую ночь исполнять супружеский долг. - продолжал издеваться я, в кое кто веки получая удовольствие. Она попыталась встать, но ни тут то было. Я сковал ее, сопротивление, в крепкие объятия. По началу, позволяя наносить удары, она брыкалась подобно молодой кобылке, ударяя меня руками и ногами. Проснувшийся животный инстинкт продолжал доминировать, ее сопротивление непременно необходимо сломить. Добиться своей цели. Утомившись, в бесконечной возне я проворно завел руки за ее голову, а ноги зажимая между своих бедер. На мгновение, я оторопел. Подомной лежала потрясающая женщина, раскрасневшаяся от сопротивления, ее щеки налились яркостью краски. Растрепанные волосы, упавшие на лицо акцентировали блески черных глаз и пухлости нежных губ. Платье практически сползло, обнажая ложбинку между грудей сверху и буквально все снизу. Я почувствовал усилившийся запах ее тела, сводящий меня с ума.
   интересно, что у тебя под платьем? Не хочешь его снять? - последние слова вырвались сами собой. Я все еще не мог здраво мыслить.
   Еще чего! Немедленно слезь с меня грязный подонок! - не сводя с меня пристальных полных ненависти глаз.
   Как мы выражаемся. Не оскверняй такой сладкий ротик ругательствами. - склонившись над нею.
   Я не имею понятия, что ты там возомнил о себе! Но имей ввиду, ты мне отвратителен. Я призираю тебя!!! Ненавижу!!! - выкрикнула Розалия, мне прямо в лицо.
  Я почувствовал, как ее ярость набирает обороты. Она электрическими зарядами пронзала меня насквозь. Невеста практически мгновенно изменилась, прекращая сопротивляться. Ее неожиданная капитуляция, настораживая еще больше чем закипание, минуту назад.
   - ты сдаешься? - осторожно спросил я.
  Тишина.
  - хочешь продолжения? - подразнивая, ответа я так и не услышал.
  Тишина.
  - ты так и будешь молчать? - теряя терпение ее настойчивости или упрямству, или тому и другому вместе взятому. На что она также не ответила
  - твое упрямство меня в конец заколебало - пробурчал я себе под нос, направляясь к выходу.
  - хочешь ты этого или нет, но в воскресение ты станешь моей женой. - произнес я скрываясь за дверью.
  
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  
  
   Прошедшая неделя то тянулась бесконечно долго, то наоборот стремительно завершалась. К воскресению было практически все готово за исключением нескольких мелочей, и отсутствия свадебного платья. Розалия критиковала всех и вся, вышвыривая работников свадебного салона за дверь. Наталия убедила меня в спокойствии, и я повиновался.
  В течение недели я несколько раз приезжал в их дом. Делая незначительные распоряжения сотрудникам, и в глубине души, убеждая себя в удачном стечении обстоятельств. Общество Розалии я стремительно избегал, продолжая чувствовать муки совести. Не стоило мне вообще подниматься в ее комнату, и уж тем более говорить и поступать, так как сказал и сделал. Еще больнее было наблюдать и слышать разговоры семьи и прислуги, Розалия замкнулась, плохо ела и практически не выходила на улицу. Ее желтизна кожи и темнота под глазами говорили сами за себя. В моем присутствии, невеста, ощущая, вероятно, мои страдания продолжала издеваться, мелькая в полуобнаженном виде.
  
  
  
  ***
  
  
   Наступил вечер пятницы. Я со своей семьей расположился в прекрасном ресторане под названием 'Черная Орхидея'. Мои родители и Элизабет с Шоном прибыли сегодняшним утром. Мы решили арендовать все заведение на весь вечер, преследуя желания остаться в кругу родных.
  - как подготовка к свадьбе - спросил Шон.
  - все отлично.
  - а настроение? Готов к мальчишнику? - не унимался он, в предвкушении потирая руки.
  - ты о чем? - не понимая, переспросил я.
  - о традиционной кульминации подобных вечеринок - с двусмысленностью ответил Шон.
  - никаких стриптизерш! - возмутилась мама, бросая на нас грозные взгляды - это маленький город, еще не хватало сплетен и пересудов.
  - София, я имел в виду, клубную вечеринку - поспешно ретировался он.
  - знаю я ваши вечеринки. Ты, между прочим, женат на моей дочери - покровительственно указала она на сидящую рядом с Шоном свою дочь - помни об этом.
  - не смогу забыть, даже если захочу - слащавым голосом проговорил зятек, трепетно целуя руку Лизи. Эти двое были счастливы, не смотря не на что. Да, между ними не было бурных чувств, срывающих все границы. Их брак основывался на уважении и понимании. Шон никогда причинял ей боль, испытывая к моей сестренке трепет. В ответ на его искренность и уважение Элизабет одаривала мужа заботой и лаской.
  - а захочешь? - играючи поинтересовалась сестра.
  - не в коем случае.
  - так ты говоришь, Розалия не покидает приделов дома и не выкинет очередную глупость? - мягко заявил отец, щадя мои чувства.
  - дом плотным кольцом окружает охрана. Ей не удастся тайно покинуть его пределы, а в особняке 'выкидывать' не чего. - без эмоционально ответил я.
  - будем, надеется, что ты прав.
  - а вот и они - произнесла мама, услышав звуки подъезжающих машин.
  - я встречу их - произнес я, выходя из-за стола.
  
  - добрый вечер - он с поклонам, приоткрыл им дверь.
  - добро пожаловать в 'Черную Орхидею' - проговорил приближающий с другого конца вестибюля - гардеробщик любезно помог снять верхнюю одежду, молча удаляясь. - господин Шацкий уже ожидает вас.
  - благодарю Анатолий. - поспешно освобождаясь от его услуг.- я сам.
  - Эдгар вы великолепны. - проронила Наталия
  - я польщен. - предлагая ей свою руку.
  
  - мама, папа прошу вас поприветствовать семью моей будущей жены. - указывая на прибывших - это Наталия и Эдуард родители Розалии. Галина Алексеевна бабушка. Позвольте представить мою семью Эмиль и София.
  - добрый вечер.
  - рады знакомству - мужчины поприветствовали друг друга рукопожатием, а женщины легким касанием, подобие поцелуев.
  - Розалия и ее сестры Марианна и Анжелина, а это моя сестра Элизабет и ее супруг Шон. - произносил я помогая рассаживаться на свои места. Розалия демонстративно проигнорировала мою помощь, стремительно усаживаясь за стол.
  - после стольких лет ожидания, я как никогда рада знакомству с вами. - начала мама.
  - я предлагаю выпить за знакомство - проговорил Эдуард. Поднимая фужер с шампанским.
  - поддерживаю - учтиво согласилась мама.
  - салют.
  - а когда вы приехали - спросила Наталия
  - мы прибыли сегодня утром.
  - дорога надеюсь, вас не утомила?
  - не чуть. В Волгоград мы прибыли на нашем самолете, а в аэропорту нас встретил Эдгар.
  - ваш сын очень внимателен. - проговорила бабушка. Пытаясь своим тоном польстить не только его родителям.
  - наш сын с самого раннего детства заботится о нас. Подчас уделяя нам больше времени, чем себе самому.
  - мама не стоит хвалить меня в присутствии невесты. Она еще решит, что я хвастун. - с улыбкой произнес я, желая изменить тему разговора.
  - я не преувеличиваю. Не с колечки. - продолжая с гордостью бессмысленную беседу - а твоей невесте стоит знать правду. С Эдгаром ты, Розалия будешь самой счастливой на свете.
  - мама, прошу.... Моя жена узнает все мои недостатки только после свадьбы, а то еще решит сбежать от меня.
  
  - я бы хотел вернуться к поводу нашей встречи. - сказал я, выходя из-за стола. Правой рукой он достал из кармана красную коробочку. Купленную еще в Америке, опускаясь на одно колено перед невестой, я открыл ее. Не отнимая престольного взгляда, ожидая ее реакции - Розалия, прошу тебя стать моей женой.
  - да, я согласна - прошептала она в ответ, сопротивляясь разделяющим ее чувствам. Не теряя времени, я надел на ее палец кольцо, а затем поцеловал. В поцелуй я вложил максимальное количество нежности и ласки, не желая шокировать или смутить ее. Соприкосновение с ее холодными, дрожащими, сухими как пустынный песок губами, наполнили меня блаженством не испытываемым никогда ранее.
  - обещаю, ты станешь самой счастливой женщиной и супругой на свете. - произнес я отстраняясь, продолжая удерживать ее руку.
  - поздравляем. - послышались коллективные выкрики. Кто-то даже облегченно вздохнул, радуясь примерному поведению Башкировой.
  - Эдгар Розалия мы рады за вас.
  Поздравления все сыпались и сыпались. Родственники принялись целовать нас, с пожеланиями долгой и счастливой жизни. Женская половина отняла руку Розалии, разглядывая украшение.
  
  - у тебя будет дюжина таких. - уверил я, заметив с каким смятением невеста разглядывает кольцо - потанцуем? - протягивая руку.
  - разумеется. - с притворной покорностью ответила она. Грациозно покачивая бедрами, выходя на танцплощадку.
  
  Наш первый в жизни танец представлял собой сражение двух личностей. Где целью стояло доминирование, Розалия не уступала мне в профессионализме, грациозно отдаваясь ритму вальса. Ее тонкое тело, обтянутое платьем, с гибкостью кошки извивалось под напором моих па. Наши тела слились в один единый механизм танца. Плотное соприкосновение, рука на ее талии..., ее запах..., ее обжигающее дыхание на моей груди..., огненный взгляд... все о чем я мог только желать.
  
  
  
  
  Глава пятая
  
  
  
  
  
   Утро. Воскресение.
  
  
  
   Стоя в большой комнате перестроенной для венчания, где я бывал неоднократно за прошедшие шесть дней, не мог налюбоваться искусным совершенством сочетаний красок. Комната парила, утопая в цветах. И как еще вчера, я мог не заметить всего этого. Возможно, тогда я не стоял во фраке, перед алтарем в ожидании невесты. Мое сердце бешено стучало в груди, вытанцовывая чечетку, руки предательски начинали дрожать.
  
  Заиграла живая музыка, свадебный марш Рихарда Вагнера. Зал затих, устремив свои взоры к цветочной арке. Я медленно обернулся, следуя их примеру. Элизабет восседающая в первом ряду с права от меня ободряюще улыбнулась, вселяя в мою душу и сердце надежду. В мгновение и через арку прошла, нет скорее, пронеслась, паря белоснежным облаком, Розалия. Она шла прямо, гордо приподнимая голову. Вот только глаза опустила вниз, ее лицо не выражала эмоций Парой секунд спустя Розалия, облаченная в самый завораживающий свадебный наряд, поравнялась со мной, миновав красную ковровую дорожку, усыпанную лепестками белых роз. Я как последний идиот, с трудом сдерживался, сохраняя остатки самообладания. Не смотреть на нее с восхищением не имелось сил,
  Работник ЗАГСа задала нам традиционные вопросы, предварительно прочитав, красивую и долгую речь, как не старался в никнуть в смысл этих слов, у меня не чего не получалось.
  
  - да - ответил я с дрожью в голосе, боковым зрением наблюдая за поведением, а главное за ответом Розалии
  - да - послышался ее уверенный твердый голос.
  - властью данной мне законом Российской Федерации, объявляю вас мужем и женой. - с улыбкой на устах проговорила женщина. Закрывая красную папку в которой мы ставили свои подписи. - жених может поцеловать невесту - продолжила женщина.
  Я повернулся к супруге в пол оборота, одним стремительным движением привлекая к себе. Мой нежный вполне безобидный поцелуй остался без ответа, выпуская наружу непреодолимое желание терзающее меня с самого начала церемонии. Удерживая одной рукой ее талию, а другой крепко обхватил подбородок, с жадностью, и ненасытностью прильнул в страстном жестоком поцелуе. Оказавшись замкнутой в моих крепких объятиях, она едва могла шелохнуться, я полностью владел ситуацией. Усиливая натиск, я почувствовал привкус крови, ее крови. По телу пробежала легкая дрожь, сменяющаяся жаром. От нехватки кислорода, Розалия приоткрыла губы, в попытке вздохнуть. Из груди вырвался легкий стон. Я усмехнулся, самой коварно-соблазнительной улыбкой в моем арсенале, воспользовавшись ситуацией, буквально пожирая ее губы и язык п достигая необыкновенного удовольствия. Когда я все-таки отстранился, ее щеки пылали, а губы распухли от поцелуев.
  
  
  Последующие события проносились стремительно, я не успевал опомниться, как от одного ритуального действия мы переходили к другому. Не важно танцевали мы или резали торт, жена продолжала с холодным отвращением сторониться меня. Попыток повторить пылкие поцелуи я не стремился, опасаясь, наверное, быть отвергнутым.
  - я счастлив, видеть тебя своей супругой. - после долгих раздумий прошептал я, желая пробудить в ней хотя бы симпатию в мою сторону, с осторожностью касаясь ее запястья. - ты не хочешь мне что-нибудь сказать?!
  - а должна? - искренне удивилась она, будто бы мы были чужими посторонними друг другу людьми.
  - не знаю, мы женаты. Нам нужно общаться, это неизбежно. Ты не находишь? - продолжал говорить без эмоций. Очередной раз, сталкиваясь с холодным безразличием.
  - да ты прав. Нам стоит говорить, пусть даже изредка.
  - почему?
  - почему, что?
  - ...ты считаешь у нас не получиться наладить супружеские отношения?
   у нас нет не чего общего. Мы из разных миров. Наш брак фикция. Ты это знаешь. Сейчас пытаешься быть вежливым или тактичным, это не к чему - продолжала свою тираду, ковыряя вилкой в салате. - поверь.
   То как ты стонала от моих поцелуев говорит об обратном. - вспоминая поцелуй. Улыбаясь и легонько кивая, взволнованной Элизабет, по всей вероятности, услышавшей нашу перепалку.
   Это игра. - отрезала Розалия. Самым резким тоном, на какой могла - я всю жизнь играла. Мне отвратителен этот мир. - окинула рукой вообразимое пространство - мне отвратителен ты, и даже не представляешь, на сколько я ненавижу тебя.
   да ты права наш брак основан на расчете. И любезности здесь не уместны. но имей ввиду супружеский долг, я намереваюсь исполнять, по крайне мере в удобное для меня время. - вставая из-за стола. С силой опираясь руками о стол, сражаясь с внутренними эмоциями . - Можешь не беспокоиться наши чувства взаимны - с этими словами я покинул ее. Направляясь к выходу из шатра.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
   Раздался визг тормозов, а затем с темпом набирающую скорость машину, по звуку очень похожую на 'Вентли' Шона. Я встревожено оглянулся в поисках возможных ЧП. На первый взгляд казалось все, как и прежде, гости веселились. Шон в сопровождении Элизабет направлялся к столику, танцы стремительно утомляли беременную сестру, зять бережно помог ей сесть. Мои глаза молниеносно пересекли всю территорию парка, и не чего. В окружении царила атмосфера веселея. И только... Розалии, моей новоиспеченной жены ни где не было. Я усилил животные инстинкты, выпуская волка наружу. Я не мог найти ее, не запаха, не голоса. Стремительно, практически охваченный паникой я взлетел на второй этаж. Не под рассчитав силу толчка, выломал дверь, она с треском отлетела в другой конец комнаты. И тут я увидел платье на кровати, еще хранившее тепло своей хозяйки, а затем и кольцо лежащее на туалетном столике. Мое тело словно перестало жить. Я почувствовал тяжесть всего своего тела, души и страданий. Опустившись на край кровати, я закрыл лицо руками, склоняясь над коленями.
  Видимо мое беспокойство заметили родные, и поднялись вслед за мной.
  - Розалия?! - тихим, хрипящим голосом спросила Наталия. заворожено уставившись на одеяние.
  - она сбежала - отчаянно ответил я, не отнимая рук.
  - как такое могло случиться! - воскликнул отец - ты гарантировал мне безопасность!
  - я так устал...
  - она не могла... она бы так не поступила - погружаясь в истерику, проговаривала мать сбежавшей невесты.
  - она не могла?! - не унимался отец, вышедший из себя дерзостью невестки - да она только и занималась тем, что совершала очередные пакости! Которые нам после приходилось разгребать - его голос оглушил стены.
  - мы сможем ее найти - заикаясь, проговорил испуганный гонором отца Эдуард
  - найти? Ты говоришь мне ее еще и искать. Эта мерзавка только что опозорила моего сына. Она опозорила нашу семью и клан, в конце концов. И мне ее еще искать! Я начну поиски только для того чтобы ей голову оторвать.
  - успокойся Эмиль. - поспешила мама, блокируя нарастающий гнев - сейчас не время для эмоций. Необходимо продумать дальнейшие действия.
  - не о чем здесь думать!
  - Эмиль. - настойчиво проговорила она, принуждая умерить пыл.
  - прошу, Эдгар найди ее - умоляюще просила Наталия, падая мне в колени.
  - Розалия не могла далеко уйти. - приходя в себя, и поднимая ее с коленей. Этой женщине не за что премодной извиняться, я сам виноват - Шон возьми своих людей и отправляйтесь на юг, не исключено , что машина отвлекающий маневр, отыщите ее след звони. Я отправлюсь с охраной на север - на выходе из комнаты, обернулся - Эдуард предупреди сотрудников ГАИ.
  - конечно.
  
  На 'Бентли', было установлено устройство GPS, нам без труда удалось найти направление Розалии, если конечно в машине все еще была она. Оказавшись в лесу и наблюдая за искореженной грудой металла, автомобиля умело припаркованного в кущирях, я окончательно пришел в себя и более того взбесился.
  - вы двое- указывая на охранников - остаетесь возле машин, возможно она кружит и вернется назад. Смотрите в оба. И да... - на последок - не сообщайте Шону о состоянии машины. - этот вопрос мне хочется решить самому. Видимо не обойдется без приобретения нового.
  - ОК.
  Увеличивая скорость, мы практически нагнали, но девчонке удалось перехитрить нас. Она продолжила путь по реке, не по течению как мы предполагали, удаляясь от города, а против него, возвращаясь назад. Мы потеряли драгоценные минуты, ей удалось уйти.
  Перекрывая все выходы из города, я расставил своих людей на всех возможных и не возможных путях отхода. Мы перевернули всю округу, и не чего. Розалия словно продала душу дьяволу, она будто сквозь землю провалилась. Как только удавалось учуять похожие следы, запахи исчезали. И только спустя сутки мы поняли ее потрясающий маневр, Розалия глушила запахи, используя химические средства, не совместимые с волчьим чутьем. И теперь гарантировать ее местонахождение хотя бы в пределах области, не имелось возможности.
   Я потерял ее навсегда...
  
  
  
  
  
  Глава шестая
  
  
  
  
   Время неумолимо проносилось вперед. Оставляя после себя горький осадок разочарования, утраты и пустоты. С уходом единственной женщины навеки поселившейся в моем сердце, я лишился часть себя, что-то умерло у меня в груди. Возвращаясь в обыденности моей привычной жизни, я более не испытывал не горестей не радостей, не чего. Даже роды Элизабет, произведших на свет близнецов, не могли пробудить во мне полноты счастья. Отыскать Розалию так и не удалось. Даже ее примерное местонахождение мне не было известно. С родителями она тоже не связалась.
  
  Я в очередной раз прочитывал держащий перед собой документ, так и не мог сосредоточиться на его содержимом. Как вдруг послышались тяжелые и быстрые шаги, пересекающие вестибюль моего Нью-йоркского офиса, стремительно приближающиеся ко мне. С грохотом открылась дверь, пропуская вперед Шона.
  - у меня ахренительные новости - практически задыхаясь от прерывистого дыхания, прокричал он.
  -тебя не учили стучаться?! - иронично произнес я, не отрывая взгляда от бумаги.
  - есть вещи, по важнее, правил хорошего тона.
  - и какие, к примеру? Родственные связи?
  - мне известно местонахождение Розалии - его слова огромным топором рассекли реальность.
  - откуда, после практически двух лет поисков ты узнал, где она? - заикаясь, спросил я, не веря своим ушам, отбрасывая чертов договор в сторону. Меня затрясло от переполняемых эмоций. Могла ли она действительно находиться именно там? А если да? То, что тогда, как поступить...
  - прекрати размышлять - возвращая меня в реальность, произнес он. - она в опасности, нужно спешить, если ты все еще хочешь ее вернуть, если нет. У тебя потрясающая возможность овдоветь.
  - это ты о чем сейчас? - не на шутку встревожившись.
  - Розалия сейчас на севере
  - где?
  - на северных границах США.
  - то есть здесь в Америке? - тупо уставился я.
  - да ее перевезли из России, несколько месяцев назад.
  - кто? Зачем?
  - некая Анел, довольно таки стервозная дамочка, любительница охоты. И ее меню состоит из полукровок.
  - о боже... - все, что мог произнести.
  
   В мы с Шоном в сопровождении небольшого отряда направились, инкогнито конечно, на земли Северо-Американских волков. Такой поступок был чреват серьезными последствиями грозившими нам по меньшей мере обострением и без того шатких отношений, а в худшем войной. Но в данный момент не чего не имело смысла кроме спасения Розалии. Ее жизнь стала превыше всего остального. Я был готов рискнуть собой, благополучием моего народа, безопасностью и жизнью. Все ради нее.
   Оставляя автомобили в тенистой местности высоких сосен, избавились от мешающей верхней частей одежды, ринулись в путь. Шон предположительно знал территорию проводимой охоты, возглавил нас. Как он бегло пересказал мне в двух словах, по дороге к северу. О Розалии ему стало известно от одного давнего знакомого промышляющего различного рода услугами. Этот тип не принадлежал не одной стае, беспрепятственно перемещаясь по всей территории земли. Вот так он, однажды выполняя очередное поручение, щедро оплачиваемое, кстати, узнал в одной из пленниц мою жену. Первый принимал два года назад участие в не увенчавшихся успехом поисках последней, и соответственно имел отличное представление о ее внешних данных. За отдельное вознаграждение Даниэль сообщил расположение и точное время начала охоты. И вот теперь мы здесь.
  
   Перемещались пеше, пересекая густые заросли леса. В волчьем облике, поиски сокращались вдвое, а то и втрое. Мы молчаливо неслись, не издавая практически не звука. И тут я напал на след. Отдаленные огласки Розалии. След становился все более отчетливым. Мы бежали все быстрей и быстрей. И вот, когда приблизились к тому месту, где узкая тропа делает последний крутой поворот, изгибая скалистое ущелье, в отдаленности леса я услышал вой, а затем еще один. Нельзя терять не минуты. Стая начала охоту, несколько волков направлялись в нашу сторону. Теперь уже не только мы знали об их присутствии, но и они о нашем. Отступать не имело смысла, мы раскрыты. Сражение неизбежно. Не сбавляя темпа, я двинулся на них. Как вдруг до меня донесся еще один до боли знакомый аромат... Розалия находилась между нами. Увеличивая и без того невероятную скорость, я стремительно полетел вперед, возглавляя отряд, бесспорно последовавший за мной, отставая на десятки метров. Чем меньше оставалось разделяющих нас метров, тем отчетливее доносились ароматы. Супруга разбила в кровь ноги, и возможности спастись у нее не оставалось. Мое сердце громкими стонами ударялось о грудь, дыхание перешло в рычание. Когда расстояние сократилось до минимума, так, что теперь мы могли воспринимать противников не только обонянию, но и осязать их.
  Дюжина матерых волков с играющими под шкурой мышцами, огненной стрелой неслись на нас. Розалия, утратившая бдительность остановилась точно посередине между нами. Она стаяла как камень, белым полотном, не смеющая шелохнуться, шепча что-то невнятное. Из последних сил, преодолевая боль и усталость, не снижая темпа, вступили в открытую схватку.
  Один из противников, также вырвавшийся вперед практически достиг Розалии, еще несколько мгновений и она окажется в его пасти. Из моей глотки вырвался последний рык, прежде чем я совершил самый храбрый и отчаянный поступок в жизни. Сбивая с ног сжатое в комок тельце девушки, закрыл ее своим корпусом, защищая от когтей и острых как лезвие клыков пронзающих по инерции теперь уже мое горло и грудь. Из моей пасти вырвался стон, брызнула алая теплая кровь. Затем, я услышал пронзительный жалобный вой Шона.
  
  
  
  
  История пятая.
  Часть первая. Пробуждение.
  
  
  
  
   '...На заре времён, когда жизнь ещё только зарождалась в нашем мире, на свет появились бессмертные - Живые Духи. Обладающие даром творения. С истечением множества тысячелетий, блуждания в холодной бескрайней тьме вселенной. Духи-Природы создают живых существ, из крови и плоти. В силу не известных обстоятельств первыми живыми творениями, стали Волки. С течением промежутка времени за волками последовали и другие создания. Духи-Природы и их потомки обладали даром перевоплощения, меняя внешность, они проживали целые века. Кто-то из них предпочел внешность лисицы или медведя, прекрасных тюлений или бабочек. Другие олицетворяли первоначальные образы, так зародился великий народ, носивший имя Лугару.
   Духи-природы радовались своим творением. Гордость за своих детей пленила сердца праотцев, взамен за преданность своих детей. Духи подарили им безграничную власть, магию стихий, открыли порталы в другие миры. Гибкий ум и стремление к самосовершенствованию, в завершении передали тайну бессмертия.
  В то время народ Лугару процветал. Создания жили в гармони друг с другом и с природой в целом. Как и любая другая цивилизация имеет свое начало, ее пик и... и неизбежный конец, она сгорает. Умирая от собственного могущества, так и великой империи Лугару, было суждено погибнуть. Под алчной жестокой всепоглощающей сущностью. Духи-волки уподобились человечеству. Убивали, грабили, насиловали. Одержимые жадностью, алчностью, жестокостью. Воспринимая материальные ценности, а не духовные. Утратили связь с природой.
  Увидев падение своих потомков, Духи-природы опечалились. Покидая вселенную, они закрыли порталы между мирами. Отняли дар бессмертия. Наказывая сыновей своих. Выпустили духов смерти. Настала Великая Ночь. Ночь, уничтожившая с лица земли почти всего живого.
  О том времени почти не осталось воспоминаний. Эта трагедия изменила облик вселенной, земля раскололись на материки, выросли горы и острова, моря и океаны разъединив семьи Людей-волков. Это было время жестоких перемен и испытаний. Численность людей-духов сократилась в десятки раз. Они стали уязвимы перед новым господином мира. Человеком. Их жизнь королей превратилась в жалкое существование в тени господина. Многие века человек устраивал охоту на благородных созданий, истребляя их практически вчистую.
   По приданию великие Духи-Природы вернуться в мир Лугару. С первой каплей пролитой кровью Волков. Когда их дети сойдутся в великой битве.
   Праотцы издадут долгий вой, наполненный древними силами. И каждый Лугару, в какой бы точке этого Света он не находился - услышав его и устремился к Порталу, дабы соединится со своим народом и войти в мир Духов-Природы и где нет Человечества.
  
  
  
  
  Глава первая
  
  
  
  
   Рождение и смерть две грани одной плоскости, граничащие в одном пространстве, времени и месте. Единственный барьер, отделяющий одно от другого, так называемая жизнь. Свойство, вещество или элемент нашего существования, промежуток которого нельзя предугадать, каждый имеет свой. Вступая в тернистый путь, мы открываем дверь, ведущую в коридор жизни, завершающийся еще одной дверью, смертью. Раньше я часто задумывалась, что представляет собой жизнь. Является она частью плоскости, разграниченной определенными отрезками или этапами, так называемыми дверями. Или все же она имеет образ круга, тогда становится под вопросом начало и конец. Вероятно, жизнь разделяет, что-то на до и после, преобразовывая вечность, а может быть, и смерть открывает дверь в новое рождение и жизни после смерти не существует, вместе с адом и раем. Тогда умирая, мы навсегда исчезаем из этого мира.
  Для каждого существа вступившего на тропу испытаний, выстраивается определенный конструктор неизбежностей, исправить или изменить, которые нам не под силу. Будем мы богатыми или бедными, мужчинами или женщинами, человеком, зверем или птицей, решать не нам. А вот насколько он будет прекрасен, ярок и удивителен, зависит только от нас...
  
  
  
   Мягкая воздушная постель, наполненная ароматами чистоты и свежести, бережно покрывало меня с головой, как в старые добрые времена в Каменном. Пение птиц, яркое солнце, пробивающее свои лучи сквозь плотные шторы, рассеивала сумраки комнаты, отдаленные голоса, приглушаемые толщиной стен и расстоянием, напоминали о несовершенстве этого мира. Я все еще жива.
  Донеслись приятные отголоски свежо сваренного кофе и аппетитно приготовленного завтрака, в животе предательски заворчало, отдавая эхами боли. Потянувшись в удовольствие, я с новой силой ощутила холод шелковых простыней и голод, охвативший мой разум. Наверное, мама распорядилась приготовить омлет как я люблю, с разными видами, мелко порубленных колбас, грибами, свежими томатами, сыром и зеленью, подумала я. В желудке тут же почувствовались толчки. Откидывая одеяло, я встала на мягкий шерстяной ковер, и когда мамуля успела его постелить? Ощутила слабость всего тела и небольшое головокружение. Ощупывая подножье кровати, я так и не сумела найти халат или что-то заменяющее его. Не справляясь с голодом, подобно сомнамбулизму, решила отправиться, в чем есть, мы же семья и стыдится мне не чего, они и не такое видели. С густым сумраком я едва могла справиться, двигаясь по инерции. Ковер быстро сменился холодным каменным полом, будоражащим меня. В коридоре оказалось так же темно, и почему никто не додумался включить свет. Спустившись по лестнице, я прошла еще несколько десятков метров, приглаживая спутанные волосы, прежде чем ароматы пищи усилились до предела, за массивными дверями, едва поддавшимися моему напору, я оказалась в огромном зале, наполненном теплом, светом и гулом нескольких сотен голосов. С моим приходом в комнате неожиданно затихло, казалось, никто не смел даже, дышать. Преодолевая усталость и слабость, я подняла глаза... с трудом скидывая занавес дурмана. Премодною открылась необычная картина, кухня, в которую я только что входила, внезапно, очутилась совсем другой незнакомой мне раннее комнатой. Она имела размеры в десятки раз превышающие площадь всего моего дома, и наполнена рядами длинных столов, за которыми восседали неизвестные мне люди. Они по всей вероятности завтракали, когда я вот так бесцеремонно их побеспокоила. Сотни глаз устремились в мою сторону. Я замерла, в поисках мамы, папы, бабушки или хоть кого-нибудь знакомого и все без толку. Только сейчас осознавая происходящее, я проснулась в неизвестной мне кровати, неизвестном доме и сейчас стою в короткой практически полупрозрачной сорочке, обнажающей большую часть моего тела, в окружении, по меньшей мере, сотни чужаков. Как, когда, каким образом и почему я оказалась здесь, мне не было понятно, еще вчера была дома с мамой... Обстановка начинала накаляться, принимая угрожающую сторону. Кем бы ни были эти люди, они тайно похитили меня и перевезли в это странное место. Единственным спасением было как можно быстрее уносить от сюда ноги. Побеждая страх, электрическими импульсами пронзающими тело. ...нет постойте. Я, кажется, начинаю вспоминать. Москва, меня похищают, затем держат в клетке и вывозят в лес... где... оказываюсь в качестве дичи. Замирание сердца..., приближение волчьей стаи... удар... Переполняемые воспоминания, эмоции и ощущения мощным ударом накрыли мой разум и тело. Я развернулась на месте и во что есть мочи бросилась вперед, а точнее назад.
  - Розалия подожди!!! - донесся где-то вдалеке, знакомый мужской голос. Сомневаться нельзя, необходимо как можно быстрее найти выход. Все помещение погружено во мрак, моему восприятию он не поддавался, и как я не старалась просмотреть, хоть что-нибудь волчьим зрением, было тщетно.
  - остановись, прошу - повторил он, значительно ближе.
  Продолжая петлять в лабиринтах этого странного здания, я то и дело натыкалась на различные предметы, в том числе и мебель, несколько раз вслед за мной раздавались звуки бьющегося стекла и неодобрительные стоны вслед за ними. Падая и снова вставая, я бежала и бежала, пересиливая тошнотворные приступы паники и крика. В конец вымотавшись, я забилась в угол, вжимаясь в комок. Пыталась осилить шумное дыхание, зажимая рукой рот, я прислушалась. Шаги приближались, они медленно и уверенно направлялись в мою сторону, проворно избегая столкновений. Шаг, еще один и еще. Он остановился в полуметре от меня и с шумом опустился на колени.
  - Розалия успокойся, тебе не чего бояться, ты дома - проговорил он, протягивая мне руку - Идем со мной. - Я с силой отбила ее, уже не сдерживая рыданий.
  - не трогай меня! - выпуская наружу всю силу страданий.
  - я не причиню тебе боли, поверь - обнадеживающе повторил он, повторяя попытки дотронуться до меня. Нет, сегодня им не заполучить моего тела, я сильными стремительными и довольно не точными ударами ног и рук отмахнулась от наглеца, забиваясь вглубь укрытия. Мою грудь раздирали муки, страх, усталость, и неизбежность. Вырвавшиеся истерические крики, с болью обжигали горло.
  - Розалия, девочка моя не плачь - дотрагиваясь легким касанием руки, он провел ладонью от предплечий до изгиба кисти, оставляя после себя холодное пламя - все хорошо.
  - не трогай - ответила я, отмахиваясь, нет скорее отдергивая руку, с меньшим рвением. Позволяя снова касаться меня. - отпусти, прошу - практически заикаясь проговорила я, продолжая всхлипывать.
  - иди ко мне - спокойным завораживающим тоном проговорил мужчина с осторожностью, притягивая меня за руки. Сил на достойное сопротивление у меня не осталось, а безнадежное упорство выглядело по-детски неуклюжим. Я покорно повиновалась своему похитителю, который в свою очередь заключил меня в крепкие объятия. Мое первое и последнее сопротивление ушло, на нет, как только ощутила всю их осторожность, нежность, заботу, почувствовала до боли знакомый аромат мускуса.
  Зарывшись лицом в его могучей теплой груди, я отдала все силы, выпуская наружу всю мощь страданий и боли.
  - тише, все хорошо поверь. - убаюкивающим голосом проговорил он, укачивая словно ребенка. Мужчина крепко обнимая за плечи, нежно касаясь меня, поглаживая голову и волосы. - я с тобой.
  - может позвать врача? - донесся женский голос, наполненный тревоги.
  - не нужно мама, я сам. - не отнимая ласк, сказал он.
  - как скажешь. Нам лучше вернуться и продолжить завтрак - ответила женщина, покидая комнату.
  - я принесу успокаивающее - послышался еще один голос, на этот раз довольно молодой женщины.
  - спасибо, Элизабет.
  
   Мужчина с легкостью поднялся на ноги, продолжая удерживать меня в объятиях, покидать которые, мне совсем не хотелось. Большая горячая грудь в сочетании глухого биения мощного сердца даровали безмятежность. Я с силой и страхом потери наступившего блаженства, ухватилась за ткань футболки. Спустя пары минут я погрузилась в сон.
   Очнулась я уже, будучи в постели, в которой проснулась этим утром, укутанная по шею в одеяло, с остатками ощущений ароматов моего спасителя. Теперь здесь было много уютнее, кто-то все-таки догадался открыть окна, наполняя комнату светом. Открывая тяжелые веки, я увидела перед собой сестру Эдгара, сидящую на краю кровати.
  - вот выпей, это успокоит тебя - сказала она, приветливо улыбаясь, протянула стакан с прозрачной жидкостью, напоминающей воду.
  - что это? - подозрительно осведомилась я, поднимаясь выше на подушки.
  - это успокоительные сборы - улыбнулась Элизабет, продолжила, будто бы читая мои мысли - это не причинит тебе вреда.
  - спасибо - ответила я, возвращая практически пустой стакан. - как я очутилась здесь?
  - ты не чего не помнишь? - подавая мне аппетитный омлет, тот самый, что пробудил меня этим утром.
  - нет, я помню как была в лесу... - произнесла я, покрываясь гусиной кожей. - как за мной гнались волки... и все.
  - ты в нашем доме, на территории наших земель на Кавказе.
  - как я сюда попала?
  - ты ведь помнишь моего супруга, Шона? - все еще сомневаясь в трезвости моей памяти, свела тонкие брови в одну линию образовывая небольшую морщинку, анализируя мое состояние. - так вот, он узнал от своих источников о твоем месте нахождении и тут же сообщил все Эдгару.
  - а что потом? - проговорила я, с аппетитом уплетая завтрак.
  - после они поехали и спасли тебя - я заметила, как ее лицо наполнилось печалью, приобретая багровые оттенки.
  
  ЭДГАР!!! боже как я могла забыть о нем?! У меня просто вылетело из головы. Я ведь бросила его на нашей с ним свадьбе и сбежала. Скрываясь, бесчисленное количество дней и теперь, когда я оказалась у него в руках, в полной его власти мне пришел конец.
  
  - почему ты сбежала? - неожиданно произнесла она, складывая опустевшие тарелки и чашки на поднос, стоящий на туалетном столике. - как ты могла так поступить с Эдгаром?
  - у меня не оставалось выбора - остерегаясь посмотреть ей в глаза - другого выхода просто не было.
  - выход всегда есть. Он был у тебя. - более строгим, но в то же время не враждебным тоном произнесла золовка, возвращаясь на свое место.
  - да, и какой, к примеру? - иронично сказала я, по шею укрываясь одеялом - может стать счастливой женушкой твоего брата?!
  - не нужно так о нем. Эдгар спас тебя, рискуя своей жизнью. - и почему она так смотрит на меня. Так будто я одна во все виновата.
  - это ты сейчас о чем? - не понимая, переспросила, осматривая апартаменты отведенные мне. Вполне приличная просторная комната, с доминирующими красно-золотыми оттенками. Круглой в центре комнаты кроватью, с белоснежным пологом балдахина, свисающим с потолка до пола, в изголовье, при желании мог скрыть всю кровать. Там же располагались три большие окна, с гардинами, заправленными в буф, в классическом стиле. Справа туалетный столик, прямо две двери, ведущие, я так понимаю в ванную и гардеробную комнаты. - твой брат слюнтяй, он так же как и я его не выношу. Не противостоял воле родителей и не смог признаться себе в этом, вот у меня хватило смелости... а у него нет.
  - что? 'Эдгар тебя не выносит?' что за бред? - воскликнула она - тебя похитил враждебный клан, и вступить на их земли, пусть даже с целью освободить члена семьи, чревато серьезными последствиями. Эдгара не остановило это, он без размышлений ринулся спасать тебя. Я не знаю, имею ли право рассказывать, но будь, что будет. - колеблясь произнесла Лизи, располагаясь в изножье кровати, полулежа опираясь на правую руку. - Шон рассказал мне, что Эдгар получил ранения, заслоняя тебя своим телом. В тот день брату чудом удалось остаться в живых. Его с серьезными ранениями доставили в ближайшую клинику, где провели сложную операцию, а после отправили домой. Ты кстати все это время была без сознания, до сегодняшнего дня, а так называемый 'на дух, не выносящий тебя' муженек от твоей постели не отходил.
  - не чего себе! - искренне удивилась я, вылезая из-под одеяла, легла рядом с новой родственницей. - правда?
  - точно тебе говорю, мой братец не равнодушен к тебе - Элизабет просияла улыбкой, все больше увлекая меня в омуты разговора.
  - с чего бы вдруг?
  - может, он всегда был без ума от тебя...
  - его поведение говорило об обратном.
  - тебе виднее.
  - а какой сегодня день?
  - среда. 23 мая 2013 года
  - ого... - все, что смогла произнести.
  
   С Элизабет мы практически с первых мгновений разговора подружились. Я приобрела в ее лице настоящего верного друга, а точнее подругу, которой у меня никогда не было, за исключением Марианны конечно. В ее присутствии я не ощущала беспокойства или неудобства, для меня она стала дорогим существом, не воспринимаемым как Лугару, к ней я не испытывала отвращения.
  За проведенное вместе время, мы обсудили буквально все, о чем только можно было говорить. Лизи рассказала, как продолжались мои поиски, как я произвела фурор, сбежав сразу после свадьбы. Утерев нос самодовольному Эдгару, привыкшему к женскому вниманию. Она упомянула о маме, как та переживала. Меня огорчило не желание матери прибыть в дом Шацких, после последних событий. За этим наверняка стоит указания супруга, мама не смогла бы не приехать. Я, между прочим, все еще намериваюсь оставить Эдгара, не воспринимая аргументов подруги.
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  - ты готова? - спросила Элизабет, предлагая мне шоколадного цвета блузу, отличавшуюся чрезмерным пафосом, ее мне как-то пре подарила бабушка. Полное отсутствие верхних пуговиц, которые, кстати, начинались с середины груди, исключали возможность прикрыть довольно откровенное декольте, а рюшечки, волунали спускающиеся с ворота, зрительно увеличивали грудь, С учетом сложившихся обстоятельств она категорически не подходила не к месту и не к времени. Я отмахнулась.
  - нужно что-то другое - пробурчала в ответ, в поисках приличной одежды. Продолжая переворачивать несчитанное количество сумок, перевезенных, буквально сразу после моего побега. Так мне по крайне мере сказала Лизи. В порыве гнева мама распорядилась освободить комнату от занимаемых мною вещей, все упаковала и транспортировала в дом мужа, до сих пор смешно и странно произносить слово 'муж', не сравнимое и глупое ощущение. Теперь сумки и картонные коробки заполняли практически все пространство, небольшой, по меркам этого дома, гардеробной, всего пятнадцать квадратных метров. Что бы пробраться к вещам сложенным в дальнем углу приходилось исполнять акробатические трюки, перепрыгивая или переползая с одного крошечного пространства к другому.
  Моя спальня, в прочем, как гардеробная и ванная предназначались для двоих, но я несравненно рада отсутствию 'соседа по комнате', вдоволь наслаждаясь шикарном убранстве комнат. Особенно меня вдохновляла потрясающая ванная, в фиолетовых тонах, из различного размера плиток, оформленными с дизайнерским подходом. Большое зеркало, над каменной или выполненной под натуральный камень столешницей. Не разбираюсь в таких вещах, того же оттенка, под нею удобные раздвижные ящики для туалетных принадлежностей, полностью укомплектованный, с акцентом на мои предпочтения. Раковин, кстати их две, единственный недостаток, напоминающий о супружестве, располагалась в центре, перпендикулярно входу в комнату, разделяя следующее пространство на две изолированные части, по левую сторону от нее туалет, скрываемый массивными листьями пальмы, по правую сторону ванная, круглой формы, напоминающей кровать, и душ, расположенные параллельно друг другу.
  Мое место обитания меня практически устраивали, пока, двое суток с момента пробуждения провела в строгой изоляции, от внешнего мира не покидая пределов спальни. Лицезреть ненавидящие меня лица как-то не хотелось, да, и встречаться с Эдгаром мне не прельщало, вдруг еще вздумает переехать ко мне, а еще я от чего-то, и сама не понимаю, почему испытывала муки совести, усиливающие с каждым напоминаем о побеге.
  С Эдгаром мы не общались, после того как он отнес меня на руках в спальню, успокаивая расшатанные нервы, больше не появлялся, сейчас же нет необходимости демонстрировать игры в чувства. Он добился желаемого, я его жена, и к тому же благополучно заперта, все просто замечательно складывается.
  Вчера вечером, принося ужин, Элизабет упомянула распоряжение Эдгара, гласившего строгого присутствия на завтраке и всех последующих трапез, а также непрекословное исполнение его требований. В ответ на это, я попросила передать, о том, а не пошел бы он .... в не цитируемые слова. Как оказалось, Эдгар предвидел и это, на что Элизабет пересказала: 'тогда мне придется притащить ее насильно, и я не стану изощряться на любезности', подчеркивая интонацию с ударением на глаголы. Столь странное и жесткое требование подтолкнуло подчиниться, избегая конфликтных ситуаций. Теперь мне предстоит перевернуть не одну сумку, прежде чем отыщется нужный гардероб. И тут я достала любимые светлые джинсы, когда-то обтягивающие второй кожей, сейчас должно быть будут слегка свободны, и подчеркнут худобу ног.
  - где пуловер? - воскликнула я, сама, испугавшись звонкости голоса.
  - какой именно? - переспросила подруга, испуганно осматривая груду беспорядочно валявшейся одежды.
  - малиновый.
  - он, где то... вот он! - торжествующе протягивая его. - тебе бы не мешала прибраться здесь, если хочешь, могу помочь.
  - я не намереваюсь оставаться здесь настолько долго - скрывая негативные эмоции, ответила я, разглядывая достоинства выбранного туалета.
  -нужно поспешить, если мы не хотим опоздать. - поторопила Лизи, пробираясь к выходу.
  - сейчас только причешу волосы - проговорила, поспешно удаляясь в ванную. Как я в это мгновение переживала, волнение усиливалось с каждой минутой неизбежно приближающей к финалу. - может все таки проигнорировать требование твоего брата?
  - не стоит, если ты, конечно, не жаждешь оказаться в столовой перекинутой через плечо - Лизи двусмысленно улыбнулась, иронично закатывая глаза - уверенна, ты получишь удовольствие...
  - фу, - отбрасывая возникающие образы - какая же ты пошлячка!
  - лучше признайся, ты без ума от своего мужа.
  - это ты лучше смирись с моим безразличием к его персоне.
  - тогда зачем столько времени наряжаться? - она бросила в сторону моего совершенного образа.
  - я скорее скрываю свои прелести, а то еще твой братец навыдумывает чего-нибудь...
  - так я и поверила - продолжала издеваться девушка, наслаждаясь моей суетой
  - идем. - сказала я пропуская ее в коридор.
  
  Всю дорогу мы молчали, я отдавалась внутренним диалогам, успокаивая разгулявшиеся нервы. Еще бы проживать не в самом лучшем обществе, в тесном кругу Лугару, где единственным человеком была я. В Каменном по крайней мере присутствовало достаточное количество людей, скрашивающих унылое существование. Маме мне так и не разрешили позвонить, ссылаясь на особое указание господина вожака, это я так его в шутку называла. Оказывается, эти дикари существуют без всяких средств связи, нет ни телефонов, ни Интернета, ни телевизоров, даже газеты не выписывают. Единственное преимущество сохранялось за господином Шацким, имеющим в своем распоряжении все средства информации, хранились они под замком в личном кабинете, вход в который, без ведома хозяина, строго запрещен. Мне предстоит обсудить льготные условия этих ограничений, я все-таки не принадлежу к их стае.
  Дорога к лестнице ведущей на этаж ниже, заняла приличное время, и как мне удалось в первый день, преодолеть весь этот путь засчитанные минуты? Все пространство лабиринтов коридора, было выполнено из камня, от чего в помещении сохранялась прохлада, к ночи переходящая в холод. Естественное освещение отсутствовало, заменяемое электрическими лампами, включаемые придвижении, которые подключили, только щадя мое неумение двигаться в полной темноте.
  По мере приближения к лестнице жизнь бурлила звонким ключом. Появление Элизабет воспринималось как чудесное явление, ей радостно улыбались и справляли о здоровье малышей. На меня же бросали пренебрежительные взгляды полные ненависти. Их отрицательные эмоции пронзали насквозь, оставляя за собой желчный осадок и головную боль, при чем только у меня.
  - успокойся, не нужно так переживать - легонько касаясь моего запястья - ты сумеешь найти сними общий язык.
  - это мало вероятно - ответила я, избегая очередного потока энергии.
  - доброе утро - Элизабет поприветствовала, входя в столовую - смелее - прошептала мне.
  Комната предстала пред мною в новом удивительном свете, напоминающем школьную столовую с одной стороны, и торговый рынок с другой. Огромное необъятное пространство, в пару сотен квадратных метров, с высоким резным потолков, изображающим волчью охоту. Освещением служили зеркала, отражающие солнечный свет, пропускаемый из целой стены окон от потолка до пола, отсутствие штор мама непременно бы заметила. Как мне запомнилось столовая заполнена столами, различной длинны, за ними располагались группы Волков, так и не приступившие к трапезе, будто ожидая чего-то.
  - каждый Лугару занимает определенное значимое место в стае - послышался голос Элизабет, шагавшей на два шага впереди меня - мы что-то вроде королевской семьи...
  - поэтому вы такие снобы?! - иронично заключила я.
  - за этим кроется твое обаяние - не сдавалась собеседница.
  - а случаем мое обаяние не влияет на...
  - тсс... нас могут слышать - перебивая меня - так вот продолжу знакомить. Несмотря на положение в клане каждый обязан выполнять определенную работу, приносящую пользу общественности.
  - какую, например - поинтересовалась я, приближаясь к буфету, за которым каждый получает свою порцию завтрака.
  - вот, к примеру, кто-то готовит или моет посуду - она указала на поваров, в белых фартуках, другие убираются по дому, третью следят за садом или животными.
  - прям все как у нас - нашла, чем удивить, прислуга она и есть прислуга, а еще говорит о положение в обществе.
  - да не все, дорогая. Наш клан это большая семья, мы в той или иной степени имеем друг с другом родственные связи. Тем не менее, подразделяемся на более маленькие, обычно состоящие из родителей и детей. Каждая группа обязана выполнять строгие указания вожака, расписанные на предстоящую неделю. Сегодня они нас обслуживают, а на следующей недели будем мы их. - проговорила Лизи, передовая мне поднос с едой.
  - в плане работы вы все равны? - удивляясь еще более сложному сюжету.
  - верно - продолжила она, продвигаясь в сторону окон - мы живем сообща.
  - то есть, у вас нет слуг? - медленно воспринимая информацию, почувствовала, как мои брови сошлись в одну линию.
  - нет.
  Я не заметила, как мы оказались возле нашего столика, с двумя пустующими стульями. Родители и муж Элизабет, а также грозно восседающий Эдгар. Благо мне придется сидеть не рядом с ним.
  - доброе утро - проговорила подруга, занимая свое место.
  - доброе утро - проговорила я, следуя ее примеру. Поставила поднос на стол и опустилась на стул, ощущая пристальные взгляды, кажется всех присутствующих сразу.
  - я рад, что ты не ослушалась моего приказа - послышался бес эмоциональный голос Эдгара. Его шоколадные оттенки рубахи придавали его внешности еще более суровый вид.
  - а я рада сохранить целостность своих костей - парировала я, внезапно ощутив прилив сил и энергии. Вероятно, присутствие супруга и ненависть к нему способствовала этому. С аппетитом, разглядывая завтрак.
  - ты это о чем? - непонимающе переспросил он, не отнимая пристального взгляда. За столом царило опасное безмолвие присутствующих.
  - я о твоей не способности - провокационно недоговаривая фразы. Семейство Шацких испуганно переглянулись, не знаю что их так страшило моя вольность или гнев сына и брата. Шон не скрывал улыбок, явно наслаждаясь выступлением.
  - какой такой не способности? - практически выходя из себя, проговорил Эдгар, окончательно отказавшись от еды.
  - сил маловато, а к тому же и ума - непринужденно ответила, уплетая еду, я даже не взглянула в его сторону.
  - на что это у меня не хватит сил, да, еще и ума? -поразился вожак оценивая меня оценивающим взглядом.
  - на все - огрызнулась я.
  - сил отшлепать тебя хватит - прорычал он, с намеком на двусмысленность, знает паршивец за что задеть.
  - смешно
  - еще нет, вот когда перегну тебя через колено - проговорил с блеском потемневших глаз - тогда будет смешно.
   Кусок в горло после таких слов не лез, я лениво ковырялась в еде, борясь с приступами тошноты. Теперь, когда меня ни кто и ни что не могло защитить, будучи собственностью Эдгара Шацкого, я пребывала в огромной опасности.
  - я не думою, что подобные разговоры уместны за столом - сказала София, буквально моментально снижая напряженную обстановку.
  - мне кажется не плохой способ разнообразить скучность обыденных завтраков. - продолжил Шон, едва сдерживая смех.
  - обыденность будней, я тебе скрашу - с ироничной угрозой прошептала свекровь.
  
  
  ***
  
   После завтрака как полагается все направились по своим делам. Избегая приведения угроз мужа в реальность, я последовала за Элизабет и Софией. Они трудились в саду, ухаживая за цветами и деревьями. Шон и Эмиль культивировали землю в отдаленности, уединяясь мужской компанией. Эдгара к счастью я не замечала.
  - я не могу понять, зачем вы работаете? - анализировано спросила я. Избегая неловкого молчания, сидеть в тишине, на лавочки и наблюдать за кропотливой работой скучновато. - у вас полным полно народу, есть кому можно поручить копаться в земле или наймите людей?
  - дело не в отсутствии денег или не желании привлекать посторонних - ответила София, делая акцент на последнем слове .
  - в обыденности будней мы равны - продолжила золовка, ловко управляясь секатором - и труд, к тому же не в тягость, а скорее в радость.
  - в радость?! - поражаясь их глупости. Эти создания имеют буквально все, главное, не считанное состояние, а трудятся сами. И еще в придачу получают удовольствие, я же говорила они сумасшедшие.
  - физическое соприкосновение с природой обогащает наши души. Как приятно любоваться цветами, распустившими бутоны - свекровь указала на цветники - или по осени собрать богатый урожай.
  - да, но пусть этим занимаются садовники.
  - мы и есть садовники, на этой недели.
  - глупо как-то, как можно получать удовольствие физически изнуряя себя?!
  - тебе этого не понять
  - от чего же. Объясните, может и пойму.
  - ты вроде увлекалась балетом?
  - да - с грустью вспоминая безвозвратно утративший талант - было дело.
  - для достижения отличных результатов, тебе приходилось выкладываться по полной, прилаживая максимум сил и умений. Так и для процветания нашей цивилизации, мы не нуждаемся в слугах. Собственноручное вложение труда сохраняет вкус и ценность жизни.
  - человеческая страсть к инновациям губительна для природы. Мы же стремимся сохранить девственность природы, считая себя ее неотъемлемой частью.
  - я заметила, у вас нет электричества
  - в нем мы не нуждаемся. Как должно быть тебе известно, Лугару прекрасно видят в полной темноте.
  - ту часть электроэнергии необходимой для поддержания техники мы используем горную реку
  - обалдеть, если весь погрузиться в энергетический кризис, вы его даже не заметите?
  - точно подмечено
  
  - так почему ты сбежала? - неожиданно произнесла София, не отрываясь от прополки грядок.
  - я не хотела выходить замуж за нелюбимого мужчину?
  - ты когда-нибудь любила? - неожиданно спросила она, пронзая меня насквозь твердостью материнского взора.
  - кажется, нет
  - тогда по какому такому принципу ты решила, что не полюбишь Эдгара?
  - просто знаю - ответила с полной решимостью, не произнося в слух неоспоримые доводы его происхождения.
  - я знаю о нетерпимости к моему народу, я только не могу понять, а свою сущность ты также ненавидишь? - будто читая мои мысли.
  - я человек - настойчиво произнесла я, не желая вспоминать отцовские гены.
  - вовсе нет - произнесла она, удаляясь.
  - не бери в голову, мама все еще переживает за твое не совсем благородное поведение.
  - а по-моему в полнее приличное - посмеялась я.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Обед.
   Все повторилось, как и утром. Мы только немного постояли в очереди за обедом, напоминающей школьную столовку. Все непринужденно веселились, шутили и смеялись. Практически не замечая меня, в отличие от прошлых дней, когда мое появление вызывало всеобщую парализацию. Я не стала своей, но и не была чужой, занимая нейтральное положение, в полнее устраивающее меня.
  
  Немного о цивилизации народа Лугару. Как я узнала из рассказов, во время общения с Лизи и ее подругами, семья или кланы Волков отличаются друг от друга по многим критериям. Одни сливаются с человечеством, основывая территории в городах, другие сторонятся людей, избегая их общества, основывая поселения в отдаленности, а третьи ведут отшельничий образ жизни.
  Культуру других кланов мне не поведали, а вот семейство Шацких основало свое общество на демократии. Все равны, не зависимо от степени родства по отношению к вожаку, во-первых, в клане практически все в той или иной степени родственники, а во-вторых, Эдгар проповедовал равенство. Одевались они как не странно вполне обычно, исключением являлось маниакальное стремление избавиться от обуви. В столовую, к примеру, они пребывали в обуви как в совершенно типичные люди. Разговоры, увлечения и стремления практически совпадали с нашими. Единственное продолжающее меня удивлять, так это работа, они относились к труду как к нечто особенному и увлекательному.
  
  - как ты провела сегодняшний день? - поинтересовался Эмиль, периодически бросая на меня равнодушные взгляды.
  - нормально, спасибо - ответила, озадачившись неожиданностью его внимания.
  - чем занималась? - не унимался он, продолжая допрос. И что ему ответить, чем я там занималась?!
  - гуляла в саду и общалась с вашими подданными - немного запинаясь, честно ответила я, практически уверенная в его осведомленности.
  - 'с нашими подданными'?! - иронично процитировал, - и это все чему ты уделила времени за...шесть часов? - буквально минуту в минуту уточнил он, продолжая поглощать борщ. Кстати, на обед сегодня был борщ, с ржаным хлебом, картофельное пюре с овощами и говяжьими котлетами, вместо вина подавали родниковую воду или сок. Пользовались люди-волки приборами из чистого серебра, что свидетельствовало о безвредности данного металла к их восприятию, отпадают россказни киноиндустрий.
  Вчера или днем раньше, не помню точно, когда я рассматривала забавные узоры столовых приборов выполненных с акцентом на природу, Элизабет рассказала о ценности этих приборов имеющих возраст в пару сотен лет.
  - вроде да. - неуверенно ответила, посматривая на безмятежно обедающую Лизи.
  - не начинай Эмиль - отозвалась София, не испытывающая сантиментов в мою сторону, но и всячески улаживающая нарастающие конфликтные ситуации.
  - Лизи говорила ты работа в баре? - спросил Шон, рассматривающий меня и мою жизнь как научный опыт.
  - да, я работала официанткой - нехотя отрываясь от тарелки. Чувство голода практически порабощал, промежуток времени между завтраком и обедом излишне огромен. Мне захотелось перекусить еще в одиннадцать часов, а сейчас начало второго. Да еще постоянно отвлекают своими расспросами.
  - и как успехи?
  - я приобрела хороших друзей.
  - и только?
  - работа приносила удовольствие? - неожиданно вступил в разговор Эдгар. Услышать его нежный бархатный голос, оказалось мучительно тяжело.
  - разносить выпивку пьяным байкерам не самая приятная вещь. - вспоминая грязных пропахшие спиртным, под слоем пота, здоровенных мужиков, обычный контингент посетителей.
  - тебе было не приятно? Ого! А я думал ты получаешь удовольствие от всех своих выходок.
  - это не выходки, как ты считаешь - сквозь зубы выговорила в ответ - моя работа была частью самостоятельной жизни, моим собственным выбором и решением. -вкладывая в слова всю энергию решимости. - у меня не было достатка, но там я была абсолютно счастлива и совершенно свободна.
  - да неужели?! - не унимался Шацкий, практически забыв об обеде - по-моему, детский каприз дочки богатых родителей.
  - свобода выбора.
  - упрямство.
  - целеустремленность.
  - безответственность.
  - мечта. - бросая друг в друга словами, мы не отнимали пристальных взглядов.
  - сбылись твои мечты? - провокационно произнес муженек.
  - практически, за исключение некоторых нюансов... - отражая удар.
  - каких, к примеру? - мы с Эдгаром постепенно перешли в открытую схватку
  - их не так много
  - вот как?! - с натянутой улыбкой проговорил он. - хм.. уверен ты сможешь их решить?
  - нет не чего, с чем бы я не смогла справиться. - насмешливым тоном.
  - не сомневался - удаляясь из столовой - ты избалованная, ленивая, нахалка и очередной побег не решение проблем.
  - что?! - возмутилась я, не справляясь с вырывающийся наружу гневом - а ну стой!!! - прокричала, поднимаясь из-за стола - вернись! Мы не договорили.
  Эдгар не обращая внимания, оставил поднос с нетронутым обедом, и направился к выходу.
  - Эдгар! - освободив мощь нарастающих эмоций, пулей выскочила из-за стола, молниеносно пересекая территорию комнаты, игнорируя осудительные взгляды клана.
  
  
  
  ***
  
  
  
  - как ты смеешь так со мной говорить? - врываясь в его кабинет, до этого момента являющимся для меня недоступным, дверь с грохотом закрылась, оглушая пространство. - отвечай!
  - снизь тон, пожалуйста. - совершенно спокойно сказал Эдгар, поднимая на меня уставший взгляд. Он успел не только удобно расположиться за столом, но и приняться за работу. Кабинет практически кричал викторианским стилем. Я успела отметить уют и теплоту мягких тонов, большой камин с горящим паленом, яркими красными угольками, вытанцовывающими забавные узоры, отапливал помещение. Комната практически утопала в технике, как прекрасно снова увидеть все это: телевизор, магнитофон, ноутбук... и главное телефон.
  - я требую извинений!
  - прекрати орать!
  - я жду - более сдержано, весь пыл истратила, гоняясь за ним в полной темноте.
  - что ты хотела? - проговорил он, набирая что-то на клавиатуре.
  - прежде всего, извинений - вальяжно расхаживая мягкому ковру и наслаждаясь теплотой камина. И почему в моей комнате его нет, мерзну постоянно. - затем, мне холодно и я хочу камин в спальню, а еще свет, мне трудно перемещаться в полной темноте, а...
  - запросы не хилые. Может что-то еще, принцесса? - издеваясь, произнес он.
  - телефон - ткнула в аппарат пальцем, не поддаваясь провокации, я умнее - хочу позвонить маме.
  - остановись не все сразу.
  - чего ждать? Я здесь, и телефон уверенна исправен.
  - верно он работает. Только звонить ты не станешь.
  - еще как стану. - практически касаясь трубки.
  - не смей! - прорычал он, оставляя след гусиной кожи на моем теле. Я замерла.
  - но почему?
  - я так хочу. - твердо ответил Шацкий, играя скулами на лице.
  - я все поняла - практически улыбаясь - ты хочешь, чтобы я просила тебя, умоляла? - сталкиваясь с еще одной гнусной чертой 'спутника жизни', вот так дедушка с бабушкой постарались!
  - м... - в предвкушении - с удовольствием выслушаю.
  - не дождешься сукин сын! - выкрикнула я, бросаясь на него с кулаками.
  - какие не пристойные выражения. Ты супруга главы клана, ты пример для всех... - ловко избегая столкновения со мною.
  - так все прекрати
  - дай позвонить маме
  - заслужи
  - ты о чем?
  - две недели ты палец о палец не ударила - занимая прежнее место, смотрел на меня как на неретивого сотрудника. - трудись как все, получишь свой телефон.
  - не стану я работать! - выкрикнула, ощущая бледность лица.
  - нам не о чем говорить - демонстративно уткнувшись в монитор.
  - ладно - безнадежно буркнула я - только работу выберу сама и завтра Даш позвонить.
  - ха, ха, ха - наигранно скорее прошипел, нежели посмеялся - максимум через неделя. Я тебя знаю и осведомлен твоими играми. Договор в силе, если работаешь в полный график.
  - ты скотина! - вылетая из кабинета, услышав его удовлетворенный смех.
  
  
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  
   Решиться на работу было намного легче, нежели воплотить ее в реальность. На следующее утро, после разговора с Эдгаром, я решительно направилась трудиться. Первым и довольно спонтанным решением стало партнерство с группой Элизабет. Они в это время трудились на ферме, да у Шацких имелась крупная ферма. Разводили все виды крупного и мелкого рогатого скота, а также птиц. Большое белое каменное здание, окруженное просторным загоном, находилось в нескольких километрах севернее дома. Рядом с постройками расположен домик охраны.
  Пробудил меня будильник со звонкими ударами в другом конце комнаты, я намеренно отставила его подальше, так чтобы отключить звонок необходимо было встать, иначе отключила бы и, перевернувшись на другой бок, спокойно продолжила сон. Время показывала три сорок пять, у меня максимум пятнадцать минут на сборы. Более или менее умывшись холодной водой, пришла в себя, почистила зубы, расчесала волосы, туго зачесав в хвост, чтобы не мешал. Время раннее и довольно прохладное запастись теплой одеждой, приготовленной вчерашним вечером, джинсы, майка, футболка, толстовка и удобные кеды, все я готова.
  Около входа меня уже ждали, практически все семейство Шацких, за исключением Эдгара. Этот лентяй дрыхнет, наверное.
  - доброе утро - поприветствовали меня.
  - в такую рань, утро добрым не бывает. - недовольно ответила я, и зачем торопиться на ферму такую рань. Животные сами еще спят.
  - раз все в сборе поторопимся - скомандовал Эмиль, первым выходя в прохладную ночь или уже уместно сказать раннее утро.
  За все пребывание на землях Шацких сегодня я впервые выходила за пределы границ дома. Это несколько пугало меня. На улице, нас ожидали еще около пятидесяти человек, все они работали на ферме.
  - готова? - поинтересовалась Лизи, указывая мне на припаркованную машину, пикап.
  - мы поедем на машине?
  - если хочешь, можешь отправиться со всеми пешком, но учти они быстро бегают - произнесла она, намекая на способности Лугару. Заняла место водителя
  - а почему Эдгар не работает сегодня? - любопытство взяло верх, усаживаясь рядом.
  - соскучилась?
  - скажешь тоже - хмурясь, произнесла я - меня волнует вопрос, почему я работаю, а он нет?
  - одно из преимуществ вожака. А еще у него неотложные дела в городе.
  - в городе? - произнесла я как нечто невозможное - он далеко?
  - около трехсот километров.
  - ого! Недалеко мягко сказано.
  - решила сбежать? - осторожно произнесла Элизабет, внимательно наблюдая за моей реакцией.
  - нет - грустно произнесла в ответ - очередной побег не решит сути проблем. Если мне удастся уйти, то это будет добровольный поступок.
  - я слышу слова взрослой женщины - сворачивая на парковку моей новой работы.
  - возможно, Эдгар меня отпустит.
  - ты действительно все еще хочешь уйти?
  - да, это не мой дом и здесь нет, не чего моего. Я ощущаю себя чужой. Пустым бесформенным сосудом.
  - глупости - отмахнулась она, указывая направление - твои предки жили здесь многие столетия. Твой отец и его родители считали его своим домом, а ты их наследница и имеешь полноправный возможности проживания в нем.
  - а если вождь изгонит меня.
  - ему это не под силу. Так как ты не передумала? - с надеждой в голосе и сердце сказала подруга, пронзая меня ослепительностью взора.
  - стоит попробовать. - воодушевленно произнесла я, ощутив прилив сил и энергии. В этот самый момент я действительно желала остаться здесь навсегда. Земли и все окружающее, и наполняющее ее было чуждо и неизвестно мне. От чего существование становилось намного интереснее и увлекательнее прежних лет.
  
  
  
  ***
  
  
  
  Первым делом мы отправились в коровник, предстояла дойка. Когда я увидела численность рогатых кормилец, чуть не обомлела, но к счастью напарниц было достаточно и управились мы за считанные десятки минут. Элизабет провела короткий основной инструктаж, акцентируя на правилах пользования доильным аппаратом. На корове пятой, наверное, у меня самой получилось укрепить эти штуковины, как их там сосковые селикаторы. После того как коровы закончились, к моему огорчению, вошла в азарт. Затем собранное молоко во флягах, мы транспортировали в цех переработки молочных изделий. В этом здании, отдаленном от фермы, занимались производством молочных продуктом, переработке шерсти во втором крыле, а в третьем акцентировали работу с мясо производства. Все получаемые изделия употреблялись и хранились исключительно для собственного использования, Шацкие не вели экспорт товаров.
  
  Не так то сложна эта работа и чем меня Эдгар пытался напугать. Отработаю неделю позвоню маме, и может, даже вернусь домой. Я была полна решимости.
  - готова? - послышался голос Лизи.
  - к чему? - в недоумении спросила, практически направляясь в дом на завтрак.
  - вычистить коровник - спокойно ответила она, протягивая мне лопату.
  - это еще зачем? - рассматривая инструмент, лопаты мне и раньше доводилось видеть, но чтобы держать в руках, а еще работать ею это впервые.
  - животных сейчас гонят на пастбища, необходимо вычистить все... э...их испражнения.
  - ладно, давай уже приступим - безнадежно ответила - поспешим, я есть хочу.
   Через минут пятнадцать я стерла руки в кровь. Ужасные волдыри, во внутренних фалангах, пальцы раздулись подобно воздушным шарам. Каждое движение давалось с трудом сопровождаемое резкой болью и невозможностью шевельнуться. И это было еще ничто по сравнению с болью, когда волдыри прорывались, освобождая наружу жидкость, и теперь с деревянной поверхностью черенка лопаты касалась живая плоть. Как я не старалась, унять накатывающиеся слезы они предательски катились по щекам.
  Лизи да и все остальные соратники по работе с легкостью справлялись с нею, не испытывая тяжести или дискомфорта. Я не заметила, как к нам присоединился Эдгар. Он трудился в дальнем углу, без рубашки. Представляя на показ рельефный узор его торса, играющий под напряжением. 'Вот скотина' первое, что пришло мне в голову. Теперь отступать или халтурить не имело возможности. Почувствовав хоть частичку моей слабости, усталости, голода, он непременно воспользуется ситуацией.
  Эдгар резко обернулся, наши взгляды на мгновение встретились. Его фиалковые глаза в этот момент до боли напоминали мне знакомый, родной и любимый взгляд. Словно дежавю. Отведя глаза в сторону, я принялась доказывать свое право на телефонный звонок, прямо как в тюрьме.
  Натянув рукава толстовки до самых кончиков пальцев, жестко ухватила за ручку и принялась грузить навоз в тележку. Ткань, плотно прилагающая к ладоням, сдерживала трение, сохраняя остатки кожи.
  - все управились - проговорила подруга отставляя инструменты в сторону - сейчас из шланга польем и закончили.
  - что работать сегодня не нужно? - по-детски наивно спросила я.
  - нет только до двенадцати - счищая сильным напором воды остатки фекалий, которые в свою очередь быстрыми ручьями стекали в канализационные решетки. - в весенне-летний период коров доят три раза в день.
  - ясно, урок животноводства.
  - о боже! - воскликнула она, обхватывая мои ладони - твои руки. Почему ты мне не сказала? Тебе нужно к врачу.
  - пустяки - на зло проходящему мимо мужу ответила - я обработаю сама.
  - не в коем случае. Идем со мной.
  Пожилая медсестра аккуратно обработала раны, практически не доставив боли. Ее пронзительный взгляд серых глаз изучал меня на протяжении всего приема.
  - благодарю - рассматривая перевязанные кисти.
  - по аккуратнее милая, у вас чувствительная кожа - выбрасывая использованные ватные тампоны - смените работу, я думаю, Эдгар пойдет вам на встречу.
  - я в этом не уверенна.
  - передайте мои указания мужу.
  - Лучше оставить все как есть.
  - не чего, я с ним поговорю.
  Немногим позже приняв холодный бодрящий душ, я отправилась в столовую, не дожидаясь появления Лизи. Оказавшись в полу мрачном коридоре, совсем одна я поначалу испытала панику. Преодолевая панические приступы, шагнула вперед, с каждым движением страх уходил на затворки, оставляя после себя уверенность и твердость намерений. Используя все силы остроты чувств, я ощутила приятные запахи, указывающие верное направление.
  В столовой мне довилось быть в числе первых посетителей, наверняка самых голодных.
  - привет - произнесла я, входя в помещение. Как не удивительно в ответ послышались приветственные возгласы.
  - что у нас сегодня? - подходя ближе к буфету.
  - салат из свежих томатов и морепродуктов с зеленью под оливковым маслом. Тосты, булочки с корицей, чай и кофе.
  - Мм... - аппетит разыгрался - как хочется кушать - откровенно сказала я.
  - здесь все такие - сказал один из поваров, указывая на собравшихся по эту сторону.
  - я так понимаю, едите вы только в полном сборе?
  - верно. Меня кстати Люком зовут. - улыбаясь протянул через столешницу длинную кофейного цвета руку. Его внешность практически схожая с обложкой глянцевого журнала, с виду латиноамериканец, лет двадцати пяти, с голубыми глазами, ослепительной улыбкой и одним маленьким минусом, собственно и обозначающим 'Практически', небольшой рост. Всего метр шестьдесят.
  - я Розалия
  - я знаю, ты супруга Эдгара.
  - да есть такое дело.
  - может чашку кофе?
  - она мне явно, не помешает.
  - я слышал у тебя сегодня первый рабочий день - наливая из кофеварки большой красный керамический стакан.
  - Как видишь - показывая ладони. - спасибо.
  - не за что. - страдальчески указывая на мои ранения - Бывает Располагайся, через пару минут все соберутся.
  - присоединишься к нам? - послышался голос из одиноко сидящих за столиком.
  - с удовольствием
  - я Марк, это Сьюзи, Александр, Даниэлла и Айша.
  - привет.
  - ты тоже из любителей покушать?
  - после такой изнурительной утренней нагрузки, да.
  Мы довольно мило и доброжелательно беседовали. Порой даже смеялись. Компания самых нетерпеливых оказалась радушный прием, некоем образом не ущемляя мое происхождение или поступки. Все хранили молчание, за исключением семейства Шацких.
  Постепенно столовая стала наполняться домочадцами, и нам пришлось разойтись по своим столикам.
  - приятного аппетита - сказал Люк, протягивая мне завтрак с двойной порцией салата.
  - У Розалии появились поклонники! - пролепетала Элизабет усаживаясь за стол вслед за мной. Все остальные соседи уже заняли свои места.
  - да мы подружились - ответила, без тени скромности, ощущая пристальные, осудительные взгляды свекра и свекровью. Эдгар молчал, и казалось даже, не замечал моего присутствия.
  - как твои руки? - поинтересовался Шон, наблюдая за поведением шурина. Вообще муж Лизи отличался повышенным чувством юмора, таким оптимистом, способным найти все положительно там, где его даже нет.
  - нормально, мне дали обезболивающие. - намериваясь в один момент закончить трапезу. Как только поднесла вилку ко рту, иллюзия разрушилась.
  - ты намеренна продолжить работу? - тщательно рассматривая нас.
  - естественно - ответила скорее Эдгару, нежели Шону.
  - как отреагировал Эдгар? - не унимался он.
  - он так переживал... едва сдерживал рыдания
  - и как это происходило? - с ехидной улыбкой, обратился к шурину.
  - она может не работать - пристально посмотрел на собеседника, и тоже, скорее обратился ко мне.
  - он у меня такой заботливый! - мы положили новый уровень общения, передовая недовольства, через Шона.
  - да, что там я?! это она, самая замечательная жена!
  - где уж там мне? Супруг не позволяет перетруждаться, так мило - скорчив забавную рожицу.
  - буквально все держится на ее хрупких плечах - столь же пафосной улыбкой, отразив удар - если бы не она?!
  - все хватит!!! - воскликнул Эмиль, с грохотом поднимаясь - достаточно! Сколько можно слушать вашу брань! Прекратите! - продолжал выкрикивать он, покидая комнату. Вслед за ним удалилась и София.
  - не чего себе! - на мгновение искренне, это чувствовалось, улыбнулся. Поражаясь стремительному взрыву эмоций, уравновешенного отца.
  - я его никогда таким не видела - тихонько продолжила Элизабет, все еще опасаясь быть услышанной родителями.
  - он сам виноват - ткнула пальцем в мужа.
  - Я? - поразился он.
  - кто же еще? Устроил тут детский сад. - наконец то приступая к поеданию салата.
  - ты первая начала
  - я вообще молчала - серьезно уставившись на него. Сейчас, когда нас разделяла площадь стола, и я в полной мере могла ощутить его аромат и красоту, е несчастью зачаровывающую меня все больше. Я обомлела, правда на мгновение. Надо скорее валить от сюда, а то еще решу остаться - это все... ты! - мы все уставились на хохотавшего Шона.
  - и еще потешается - шутливо ударил его по плечу Эдгар.
  - вы такие забавные - сквозь смех, проговорил он.
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  
  
   Через пару дней, к моему большому удовольствию, мучения закончились, Шацкие перешли работать на кухню. Былые навыки, полученные в Московской квартире пригодились. Наблюдая за грациозными движениями Элизабет, да и все остальных я буквально схватывала на лету, совершенствуя мастерство. Практически к обеду первых трудовых будней на кухне я поняла, что люблю это занятие и мне очень нравиться готовить, что-то придумывать или усовершенствовать. Конечно, трудилась не в качестве шеф-повара и даже не из числа его помощников, а только разнорабочей. Принеси, подай, почисти и так далее. Привыкнуть к раннему подъему мне не удастся никогда, это точно. Двойная доза крепкого кофе спасала в таких ситуациях, взбадривая тело и разум.
  - передай соль - неожиданно обратился ко мне Эдгар, протягивая длинную мускулистую руку.
  - одну минуту - в одно движение, отставляя чашку с кофе и направляясь к полкам со специями - вот держи
  - благодарю - ответил, не удосужившись даже взглянуть на меня. Кропотливо работая над приготовлением лазаньи.
  - может, я могу чем-то помочь? - поинтересовалась, желая приложить свои труды к жмоты шедевру
  - сможешь потереть сыр? - поднимая на меня фиалковый взгляд.
  - да - в нетерпении ответила я, немедленно приступая к работе.
  - осторожнее, не поранься - горячим прикосновением удерживая мою ладонь, в дюйме от острых зубцов и очередных травм. Сейчас мир остановился, уничтожая все в окружении, за исключением нас двоих. Приятный аромат его тела, огненное дыхание, его рука на моей. Как в этот момент хотелось прикоснуться, податься немного по ближе ощутить его поцелуй... момент был утерян, Эдгар отстранился.
  - может завтра приготовим овсяную кашу? - проговорила первое пришедшее в голову.
  - было бы не плохо. Я с детства не ел каш
  - а я обожаю каши - скромно улыбаясь в ответ
  - тогда обязательно приготовим
  - а что у нас на обед
  - не торопись - устанавливая в духовом шкафу нужную температуру - подумаем об этом после завтрака. Я голоден, если продолжим говорить о еде мне придется съесть тебя - двусмысленно произнес он, заставляя меня краснеть. И когда я успела превратиться в краснеющую девицу! Что за бред со мной происходит в этом доме?
  - прекратите бездельничать - послышался голос Софии, адресованный по все видимости нам - у нас еще уйма работы. Эдгар помоги отцу, он явно не справляется с блинчиками, а ты - она ткнула в меня пальцем - перемели зерна кофе.
  - идем работать - смешно закатывая глаза.
   Кстати говоря, кухня обустроена по последнему писку той самой моды. Вся техника и меблировка выполнена из натуральных материалов, а электроприборы известных марок. Только вот подчистую они пользуются ручными устройствами, избегая лишнее использования электричества. Жмоты, что сказать.
  - только не говорите, что варить это - указывая на огромное количество кофе - придется в турке?
  - нет, есть кофеварка - указывая скорее на бочку, чем кофеварку - если не тяжело свари его.
  - она только загубит кофе
  - я думая мама Розалии нужно учиться. Если загубит этот не беда приготовит следующий
  - Элизабет права, пусть варит - подоспел Шон, раскладывая в вазочки сметану и джем.
  И в правду первая партия кофе отдавала странным привкусом, его пришлось вылить. Следующий бочонок слегка пригорел. Трагедия не столь масштабна, Шон посоветовал разбавить его горячим молоком и подавать что-то типа кофе с молоком. Так я и поступила. Осталось только не поджечь и молоко в придачу.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  - привет моя госпожа - проговорил Люк.
  Я помогала Эдгару, Эмилю и Шону обслуживать посетителей так сказать. Чему была безмерно рада. Вспоминая былые времена в Москве.
  - мы поменялись местами, теперь я обслужу тебя. - отвлекаясь от работы.
  - что ты желаешь к блинчикам сметану или джем?
  - пожалуй, и то и другое - обворожительно улыбнулся.
  - ОК - устанавливая на подносе весь ассортимент меню.
  - странный запах? - вероятно, эксперименты над кофе все еще сохранили запах.
  - это новый рецепт
  - не отвлекайся - грозно возвышаясь надомною, проговорил Эдгар, легонько, но при этом настойчиво отодвигая меня в сторону
  - ты что?
  - иди лучше помоги маме - требовательным тоном
  - я хочу остаться здесь
  - НЕТ! - увеличивая жесткость, отнял поднос предназначающийся Люку. - вперед, за работу
  - приятного аппетита - практически бросая в лицо словами. Вот так вот и пришел конец мимолетной гармонии.
  - благодарю - произнес побледневший, внезапно начавший заикаться мужчина, поспешно удалившись от накалившейся ситуации
  - хам!
  - незачем его злить - прошипела София, протягивая груду тарелок - аккуратнее не разбей
  - стараюсь госпожа - отразила я
  
  
  
  
  Глава пятая.
  
  
  
  
   Не нужно было вчера так поздно ложиться спать. Теперь вот не позволительно проспала на работу и панически опаздывала на завтрак. В спешке, натягивая на себя первое попавшееся белье, услышала быстрые шаги, открывающуюся дверь
  - чем ты тут занимаешься? - проговорила Лизи.
  - я проспала.
  - Эдгар рвет и мечет, он не позволил мне подняться в твою комнату еще утром. Пока Шон отвлек его я прибежала к сюда
  - все идем.
  - чем занималась вчерашним вечером, тебя не было в комнате? - спросила она, стремительно покидая мои покои.
  - мы гуляли
  - гуляли? - удивительно произнесла она - и с кем?
  - с Люком и его друзьями
  - ты понимаешь, что поступила не благоразумно
  - от чего? - переходя с быстрого шага, практически в бег - мы сидели в парке, не чего криминального в этом нет!
  - ты замужем - одергивая мою руку - и оставаться наедине с мужчиной, можешь только с позволения мужа
  - все верно наедине, но там было около десятка твоих соплеменников. И мы просто разговаривали. И еще мой муж, которого я кстати не выбирала, мне не хозяин, что бы за каждым шагом спрашивать его разрешения.
  - ну все сейчас, что-то будет - проговорила она, сменяя темп на более медленный и грациозный.
  В столовой буквально пропитанной электрическими импульсами царило удивительное молчание, как в тот первый день моего пробуждения. Завтраки розданы, все заняли свои места, за исключением нас с Лизи конечно. Чем ближе мы приближались к нашему столику, тем отчетливее становился грозный образ вожака, моего мужа и мучителя в одном лице.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
  - вы опоздали!!! - прорычал муженек, прожигающим тоном.
  - извиняюсь, это я не уследила за временем - поспешно отозвалась Элизабет, защищая меня. Складывалось такое впечатление, что Эдгара боялась даже его собственная семья.
  - не извиняйся Лизи, это все я проспала - бросая вызов, произнесла я. Разглядывая однообразность завтрака, фантазии у повара явно отсутствовала.
  - По-твоему это веский аргумент? - еще более угрожающе, хорошо, что я не всегда испытывала страх.
  - а разве нет?! - удивленно произнесла я - завтрак в семь утра довольно рановато.
  - по твоему мы должны изменить расписание из-за возможности дать тебе времени подольше понежиться в постели? - белея словно полотно.
  - я говорю сейчас не о себе а...
  - а о ком, ты еще можешь говорить, как не о себе любимой?!
  - прекрати на меня наезжать! - с не менее грозным тенором выкрикнула я, не стесняясь привлечь постороннее внимание. И без того пристальное.
  - я констатирую факты - сжимая губы в тонкую линию - единственное чем ты себя утруждала за прошедшую неделю так это посещение общественной столовой и то с опозданием.
  - я опоздала всего лишь раз!
  - дважды если быть точным, в понедельник ты тоже опоздала.
  - а...
  - на вас смотрит вся стая. Перенесите выяснение отношений в более уединенное место - прошептал Эмиль, создавая впечатление самого спокойного.
  - пусть все знают, какая она лентяйка
  - Эдгар!
  - сам ты лодырь. - игнорируя просьбу родителей - Только и знаешь, приказы отдавать, на большее ты не способен.
  - ты сама палец о палец не ударила за всю свою жизнь. Привыкла существовать за чужой счет.
  - что ты сказал!!!
  - что слышала, ты и сейчас живешь за счет моей семьи, которая работает в отличие от тебя. Ты даже чашку кофе не заслужила.
  - так вот как значит! - выкрикнула я - и пей его сам - произнесла я, выплескивая содержимое чашки прямо в его лицо.
  Зал ахнул.
  Продолжать лицезреть, стекающие кофейные капли, было довольно опасно, я поспешно удалилась. Сменяя быстрый шаг на бег, как только скрылась из поля зрения. В дверном проеме комнаты я вздохнула с облегчением, как оказалось слишком поспешно. Эдгар быстрым движением запер ее, зашвыривая меня внутрь. Я отлетела в сторону, удачно сохранив равновесие.
  - ты, что сдурел!
  - как ты смеешь втаптывать меня в грязь в присутствии родителей и стаи! Кто ты вообще такая! Скажи кто! - прорычал он, выпуская всю силу гнева, поражая все в округе.
  - я твоя жена - ляпнула первое, что пришло в голову
  - моя жена говоришь? - угрожающе приближаясь - так соизволь вести себя соответственно - заключая меня в жесткие объятия. Когда я отвернулась, игнорируя попытку поцелуя, Эдгар с силой намотал мои волосы на руку, нагибая голову под нужным углом, целуя меня. В ответ я больно укусила его губу, ощущая выступающую кровь. Казалось, это его только подзадорило. Супруг, игнорируя все мои удары, укусы лягания ногами. Перекинул меня через плечо, пересек спальню и безжалостно швырнул на постель. Не успев с реагировать на одно действие, как тут же последовало следующее, он оказался сверху, подчистую уничтожая остатки одежды.
  На все мое сопротивление Эдгар отвечал еще большим напором страстных ласк и головокружительных поцелуев, одурманивающих разум. Сопротивление переросло в любовное сражение, уничтожающее подчистую былые убеждения, желания и веру. Долгий томительный поцелуй, на мгновение вернувший меня в страшную реальность, где я осознала множество вещей, а главное череду тайных желаний скрытых глубоко в моем разуме и сердце. Комната наполнилась звуками тяжелого прерывистого дыхания, перерастающего в хрипы.
  Внезапно Эдгар остановился, глубоко вздохнув, открыл зажмуренные на доли секунд глаза и произнес страшные слова, не вписывающиеся в его действия и намерения.
  - извини, я не должен был так себя вести - поднимаясь с кровати, направился к окну.
  - за что? - прошептала я, все еще под действием адреналина.
  - я веду себя как зверь, не удивительно, что ты нас ненавидишь... - еще более печально произнес муж. Покрывая меня ледяным холодом его слов.
  - я не...- хотела сказать, что уже ненавижу их, ну, по меньшей мере, не всех, но Эдгар перебил меня.
  - последние двенадцать лет я живу только тобой. Единственная цель, смысл... да все что угодно заключается в тебе, словно водоворот, затягивающий в омут. С твоим приходом в моей жизни пролетел ураган, уничтожающий все на своем пути. - прогремел он, выпуская все силу ненависти. От его криков я вздрагивала покрываясь гусиной кожей - Ты уничтожила мою жизнь, ты уничтожила меня. - проговорил последнее предложение, снижая тон, а затем начал совершенно не знакомым мне ранее тихим печальным болезненным голосом - Я не знаю когда именно мое банальное увлечение переросло в нечто большее и глубокое. Я наблюдал за твоим взрослением практически с первых дней... твоя страсть, воля к свободе, независимость открыли для меня новый совершенно не изведанный яркий, головокружительный мир, твой мир. Мне хотелось стать частью этого мира, частью тебя самой, но как бы близко я не приближался ты непременно отталкивала меня... - я почувствовала, как практически слезы скатились с его глаз. Эдгар в последнее мгновение сморгнул их. - я помню как ты практически доказала нетерпимость ко мне использовав заднее сидение 'Мазерати' или твой побег - напрягая скулы - искал тебя, обчесывая все окружности, по началу жаждал убить тебя, отхлестать, просто прижать к груди, но я был слеп, практически глуп. Не понимал или не хотел понять, ты никогда не будешь моей... все это время, я поступал, так как желал, как хотел только я, не замечая твоих кричащих поступков об обратном. Когда я вошел в твою комнату тем днем, ты так побледнела и шарахнулась в сторону, что еще раз подтвердило ненависть, брезгливость и страх. Все что ты смогла испытать к моей персоне. Ничто не сможет пробудить в тебе нежные чувства, ни ласки, ни угрозы, ни что... - я прекрасно припоминала этот случай, тогда и вправду чрезмерно эмоционально среагировала на его появление.
  На какой то период воцарилась полная тишина, теперь понимаю, почему ее иногда называют гробовой. Услышать искренность его слов, огненной плеткой хлыставшие мою совесть, оказалось намного тяжелей.
  - я хочу позвонить маме - стараясь сдерживать нарастающую боль.
  - маме? Да она знать тебя не хочет.
  - не лги мне
  - я сообщил Наталии о твоем спасении сразу по прибытии домой и пригласил ее к нам. Но вот только она не пожелала встречаться и более того, высказала не желание даже общаться по телефону.
  - ты лжешь! Этого не может быть!
  - можешь верить чему угодно, мне все равно. Я устал, как я устал. Заставляя тебя работать, в обмен на звонок я рассчитывал на твою слабость, но и здесь обложатся. Ты продолжала работать, не смотря не на что.
  - она любит меня - сдерживая нахлынувшие слезы
  - вероятно. Ты свободна, можешь покинуть дом в любое удобное для тебя время.
  - мне можно уехать? - не веря своим ушам. Вот так просто взять и уехать?
  - да давно нужно было тебя отпустить. Я распоряжусь о подготовке транспорта и закажу билет
  - и я смогу уехать куда пожелаю
  - да
  - а...
  - Прощай, Розалия.
  Эдгар молча покинул мою спальню, дом и наверное жизнь. Проревев несколько часов в подушку я молча не произнося не слова собрала маленькую дорожную сумку намереваясь покинуть дом сегодня же. Внизу Луи передал мне мои подлинные документы и кредитную карту.
  - в аэропорт вас доставит водитель. Билет заказан, вы можете сами выбрать страну и город.
  - благодарю.
  Лизи в комнате не было, а идти в гостиные мне не хотелось я молча не останавливаясь не на мгновение села в машину и навсегда покинула этот мир.
  
  
  
  
  Глава шестая
  
  
   Время тянулось бесконечно долго, раскрывая меня для предательски накатившихся слез, мыслей и желаний... что-то немыслимо тяжелое скопилось в моей груди, пожирая остатки гордости и чести. Тосковала, покидая особняк Шацких, я утратила что-то очень важное и дорогое моему разбитому сердцу и раненой душе. Что именно я не могла понять, от чего боль становилась еще невыносимей.
  Поздним утром самолет приземлился в аэропорту Волгограда. Меня никто не встречал. Наверное, Шацкие не удосужились сообщить маме о моем приезде. Проходя по терминалу, я чувствовала присутствие людей. Их запахи отличались от ароматов Лугару. Теперь это точно знала. В нашем поведении было больше резкости, больше угловатостей что ли. Человечество стремится вперед, не обращая внимания на прелести окружающих просторов. Множество человеческих радостных лиц встречали родственников, друзей или знакомых. Приветствие сопровождалось рукопожатиями и поцелуями. Счастливая атмосфера буквально пронзала меня из нутрии, уязвляя мое одиночество. Смольный, задымленный воздух некогда любимого города показался невыносимо противным.
  
  Такси остановилось у ворот моего любимого дома. С первых мгновений я поняла, что здесь с моего ухода не чего не изменилось, все осталось по-прежнему. Прекрасный растущий сад, распустившиеся цветники. Они продолжали жить. Мое отсутствие, несомненно, нанесло свои незабываемые отметки, тем не менее, они не угасли, не опустили руки, а наоборот развивались, уходя далеко вперед.
  Охранники безоговорочно пропустили меня внутрь. Растерянно приветствуя кивком головы.
  - привет Марк - произнесла я хриплым голосом. - мама дома?
  - да.
  Ропотной походкой я подошла к двери. Немного колеблясь, постучаться или войти так? Чем больше размышляла, тем сильнее ощущала неловкость ситуации. Взяв в руку двери, ощутила холод металла.
  В доме царила тишина, конечно, все жильцы присутствовали только не решались выйти первым.
  - Розалия? - все еще сомневаясь, произнес Эдуард. Папочка как я скучала. Слезы предательски накрыли лицо.
  - зачем ты пришла? - послышался грозный голос мамы, вошедшей в комнату вслед за отцом. Сейчас она больше похожа на грозную императрицу, нежели мать.
  - я...
  - что ты? Что ты хочешь нам сказать? Ну, давая, найди очередную лож! - бросая в меня словами будто бы камнями. - Мерзавка! Мне стыдно за твое поведение. Каждый день каждую минуту прожить в ожидании очередного поступка порочащего семью. Что на этот раз, кто виноват. Будешь сваливать все на Александра, которого в жизни не видела или может на свое поведение? Отвечай! Молчишь. А знаешь почему? Так я тебе скажу, во всем, что ты нам смогла продемонстрировать, виновата лишь ты сама и никто более. Я вырастила маленькую эгоистку. Ты всегда поступала, так как было удобно для тебя, пренебрегая нашими чувствами, желаниями и болью. Ты просто собралась и уехала, а что до нас? Кто мы тебе? Временно прибежище или удачная возможность избежание наказания? - я совсем не заметила, как она приблизилась буквально в плотную. Остановившись в полуметре от меня, так что я могла рассмотреть морщинки, которых раньше не было. Темные круги под глазами, прекрасно для человеческого зрения, замаскированные тональным кремом. Моя милая и прекрасная мама состарилась из-за меня.
  - прости. - на что Наталия влепила самую жгучею и массивную пощечину сбивая меня с ног. Я свалилась на пол, оказавшись перед нею на коленях.
  - я не заслуживаю вашего прощения, я знаю это. - продолжала говорить не отнимая пристального взгляда от ее наполняемых слезами очей - вы правы я всегда поступала опрометчиво не взирая на ваше положение и чувства. Пренебрегала любовью и заботой. Я воспринимала все это как данное, что-то неотъемлемое не взирая на способность лишиться самого дорогого в моей жизни, потерять вас. Я ненавижу себя за это. Прошу дайте мне шанс доказать, нет скорее заслужить вашу любовь и заботу - выпуская наружу скопившиеся рыдания. С ними справиться уже не смогла.
  Мама опустилась подле меня, крепко охватывая ладонями мое лицо.
  - я всегда знала, что ты вырастишь необычным ребенком. Знала это еще, будучи беременной и ты стала такой. Я не знаю, что не вправе винить тебя Розалия за твое происхождение, но именно оно стало основой всего этого. Если бы у меня имелась возможность исправить ту злополучную ночь, но при этом лишиться тебя. Я не стала бы нечего менять. Потому что люблю тебя, во, что бы то ни стало. - с этими словами мама покрыла нежными ласковыми поцелуями мое лицо и руки. Крепко прижимаясь к материнской груди, я осознала цену счастья. К нашим объятиям присоединились остальные, произнося самые ласковые и удивительные слова, кричащие радостью моего возвращения.
   Я дома.
  
  
  
  
  История пятая.
  Часть вторая. Дети природы.
  
  
  Глава первая
  
  
  
  
   Прошло почти два месяца, а точнее сорок шесть дней и восемнадцать часов, с того момента как я покинула особняк Шацких. Прошедший промежуток времени тянулся невероятно и бесконечно долго. Каждый час выглядел годом, а день казался вечностью. Меня уже не что не могло радовать и доставлять блаженство, так как было раньше, до свадьбы, во времена издевательств над Эдгаром. Где каждый момент, каждое действие или шаг приносили с собой море наслаждений и удовольствий, не обращая внимания на всю их гнусность. Сейчас я не хотела этого, всего того, чем занималась раньше. Меня тянуло к подвигам, к поступкам за которые принято награждать, или хотя бы хвалить. Во мне зародилось сильное чувство самосохранения, защиты своей семьи. Возможно, стала мудрее, я повзрослела, возмужала, смешно даже. Если и в какой-то мере переросла подростковый период, какое отношение ко всему этому имеет он! Полный идиотизм. Разве возможно тратить такое количество времени, думая о ... Ну вот опять!
   Я скучала, тосковала по бескрайним просторам, по свежему насыщенному горному воздуху, как не странно по работе, меня тянуло назад, подобно магниту или свету так манящему светлячков в ночи.
   В прошедшее время я достигла новых высот, все меньше ощущая перепады температуры, не воспринимая ни холода, ни жары. Мой организм приспособился или скорее адаптировался к новому миру чувств и восприятий. И сейчас сижу на кресле качалке, небрежно завернувшись пледом, под сильным порывистым ветром приносящем большие капли, переходящие в проливной дождь. Мерзость и слякоть вступившей в свои права, осени, принесли с собой не унылость или раздражение, а напротив аппликацию запахов и ощущений. Все чаще на замену солнечным дням приходили сумраки, теплым ласковым лучам, объятия пронзающего, словно миллионам частиц разбитого стекла, ветра. Я чувствовала температуру, влажность и давление воздуха, не выходя на улицу, но мои знания не приносили ощущения. Некий невидимый плащ служил и грелкой и кондиционером одновременно. Я приобрела даже нечто большее, чем просто знания, это был дар, мой собственный талант, связывающий меня с природой в один целый механизм существования.
  
  
  - дорогая - проговорила мама, выходя на веранду. Она, как и прежде излучала чудесный яркий свет счастья - ты можешь простудиться, зайди в дом.
  - все хорошо, мне не холодно. - ответила я, продолжая наблюдать за стекающим каплям, ударяясь крышу они отскакивают на крупные листья клена, приобретающие различные оттенки от бледного до практически грязно-зеленого цвета. Разукрашенные умелой кистью художника в яркие желтые, песочные и оранжевые оттенки и конечно мои самые любимые кирпичные с отголосками красного. Под силою порыва ветра дождинки плавно, подобно отрепетированному танцу, продолжали свой полет, завершающийся спиралеобразным объятиям перил, затем словно прощальным жестом, падали в небытие, исчезая под покровом травы.
  - звонил Эдгар - настороженно проговорила она, наблюдая за моей реакцией
  - и что хотел? - стараясь не выдавать нарастающие эмоции. О ее волнении, я узнала практически сразу после входа на террасу, а о причине только сейчас
  - он просит нас отправиться в путешествие на пару месяцев - остановившись в метре от меня, облокачиваясь на перила - в Австралию.- воодушевленно произнесла мама, будто Австралия моя самая заветная мечта.
  - пусть сам и едет. - равнодушно ответила, недоумевая его безграничной наглости. - Мне не нужны его подачки
  - ты, наверное, не совсем поняла. - Проговаривая каждое слово- Это необходимо, скорее, для нашего блага
  - ты это о чем? - еще больше запутавшись.
  - Шацким объявили войну и так как мы принадлежим к числу его людей, а ты и вовсе член его семьи. - мама безжалостно пронзала меня любящим и нежным взглядом, приводящий меня в ступор - Нам угрожает не меньшая опасность в случае...
  - их гибели?! Ты это хотела сказать? - на мгновения выходя из плена ее глаз.
  - вероятно да
  - черт
  - ...и еще твоя машина доставлена пару минут назад.
  - избавляется от моих вещей. - пробурчала нежели проговорила я, разминая запястья.
  - собирай вещи. - сказала она, направляясь в дом. Затем остановилась, в паре метров от входа, обернувшись произнесла - Не увлекайся, только самое необходимое, все остальное приобретем на месте. - намекая на способность упаковать практически все - К вечеру нужно покинуть дом. - донесся ее голос, чуть позже.
  - хорошо, иду - лениво ответила я, нехотя вставая с кресла.
  
  Собирать в принципе было нечего. Все вещи остались в доме мужа, я благоразумно взяла самое необходимое, и сейчас не было необходимости выбирать.
  
  Какой то период времени я торжествовала, чувствуя уязвление Эдгара, так отчаянно стремившего сохранить мир и процветание своего народа, делая рискованные ставки. Как мне хотелось увидеть их лица, суровое выражение Эдгара и его родителей, полагающие, что мир в их руках, потеха так потеха.
  Тем не менее, на меня продолжало давить чувство вины, пусть и не прямого отношения к войне, но все же принимающая к ней косвенное участие. Беспокойство не давало мне покоя. Какая то часть, преимущественная часть, требовала вернуться. Она желала принять участие в сохранении моего вида, и когда я успела свыкнуться с мыслью о кровности с волками?! Потенциально, физический труд окончательно мог лишить меня рассудка. Другая часть меня, и она явно находилась в меньшинстве, настаивала остаться, продолжая человеческое существование. Тем более переезд на другой континент открывал безграничные перспективы. Выбор, выбор, выбор... как сложно предпринять неминуемое решение, при этом не потерять суть себя самой.
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
  - нам нужно поговорить - уверенно произнесла я, молниеносно врываясь в спальню родителей.
  - что-то случилось? - дрожащим голосом проговорила мама, медленно, словно в замедленной съемке опускаясь на кровать.
  - я не поеду в Австралию
  - Розалия, сейчас не время показывать свой нрав - продолжил отец, прекращая увлеченно читать сегодняшнюю газету, отлаживая ее в сторону.
  - вы не поняли...
  - Рози, девочка моя - практически панически сказала мать, бледнее на глазах - если Шацкие проиграют... нам как их союзникам грозит неизбежная смерть
  - я понимаю это и соглашаюсь с решением Эдгара, отправить вас так далеко, правильное решение.
  - теперь я совсем не понимаю тебя. - настороженно переглядываясь с Эдуардом.
  - поясни?!
  - вы отправляйтесь в Австралию и начинайте новую жизнь, в которой больше не будет опасности.
  - а как же ты? Я не оставлю тебя здесь одну! - практически выкрикивая.
  - мама, я допустила в своей жизни достаточно ошибок, и искренне сожалею, что доставила вам всем столько боли. Сейчас у меня появился шанс, стать кем-то, кем мне суждено было родиться, кем я всегда хотела быть, не осознавая этого. Стать истинной Лугару.
  - но...
  - я отправляюсь домой. К своей стае и если мне суждено погибнуть, пусть это случиться в попытке отплатить предкам за подаренное чудо.
  - не может быть! - послышался голос не входящей, а практически вбегающей в комнату бабушки.
  - ты не поедешь с нами? - спросила Анжелина, впервые излучая беспокойство за мою персону. В мгновение и комната наполнилась всеми членами семьи, даже няня с маленьким братиком на руках, присоединилась к нам.
  - нет, я вернусь к мужу.
  - но ты никогда не хотела быть его женой! - не унималась, неожиданно проникшая сочувствием, слова которой плавно переходили в рыдания.
  - верно, Анжелина - обнимая сестру - тем не менее, мой долг вернуться.
  - ты никому не чего не должна - всхлипывая на моей груди
  - это долг себе самой.- ощущая мудрость в каждой букве своих слов.
  - вернувшись ты обречешь себя на неминуемую смерть - дрожащим голосом прошептала мама, отчаянно не мирившись с моим уходом. - я не смогу потерять тебя еще раз. Это не справедливо.
  
   Столпившись в спальне, вокруг меня, семья опасалась моего очередного исчезновения, словно я могла в любую минуту пройти сквозь стену или испариться в воздухе.
  
  - я знаю мама и все же прошу отпустить меня. - вложившая слова уверенность, силу, решительность, отвагу и наверное любовь. - отпусти меня...
  
   Покидая отчий дом, я навсегда лишалась возможности вернуться назад. И не по причине нежелания или невозможности, а от внутреннего чувства, сообщившего мне. Прощаясь с семьей, мы давали друг другу обещания, непременно увидится, осознавая неизбежность этих клятв. Я больше не увижу этот город, этот дом. Я больше никогда не увижу этот изумительный мир...
  
  
  
  
  
  Глава вторая
  
  
  
  
  Не имею понятия, сколько времени заняла дорога, от Каменного до черт знает, какого места, не обозначенного не на одной карте мира. Я гнала на максимально, порой даже рискованной, скорости. Учитывая горные серпантины и практически отсутствующую связь gps-устройства. Дороги я не знала, поэтому перемещалась в слепую, отважно даже для меня.
  И вот когда практически находилась у цели, можно было с удовольствие вздохнуть от облегчения. Оказалась, меня здесь не ждут и более того не желают впускать на территорию стаи. Охранники, будь они не ладны, в конец меня достали своим рассуждением и нахальством. Указывая на дверь, и не скупясь в выражениях. Я приняла мое излюбленное решение. Метод, которым некогда пользовалась, упорство плюс желание и чуточка отваги, ровняется успех.
  Переключив рычаг, я максимально сдала на зад, практически скрываясь за утесом. Уйти из вида мне не прельщало, так мои мучители не получат всю мощь моих желаний и не достигну нужного эффекта. Удерживая педаль сцепления, я несколько раз усердно газанула. Выпуская наружу все могущество двигателя, машина металась на месте издовая пронзительное рычание и выпуская клубы дыма из под колес. Затем, когда мужчины поняли мою задумку, вызывающе расположившись по середине дороги, язвито, улыбнулись. Я отпустила сцепление, в полную силу вдавила педаль газа в пол.
  - ну что девочка покажем класс! - обращаясь к тачке. Испытывая всю полноту адреналина, захлестнувшего мой разум и сердце.
  Мазерати рванула вперед. Чувствовала каждое трение, каждый оборот двигателя, чуяла вкус бензина, касание шин. Машина молниеносно достигла шлагбаума, перегородившего путь, раскидывая мужчин в стороны. Серьезных ранений они не получат, в этом я абсолютно уверенна, ловкость Волков все-таки. Треск дерева, звон и скрежет металла, летящие щепки, и только затем я ощущаю само столкновение. Мощным тупым ударом, пронзая грудь. Вероятно, грудная клетка соприкоснулась с рулем. На мою удачу подушки безопасности не сработали, в противном случае освобождение, заняло больше времени. Я продолжила движение, не сбавляя скорости и не глядя в зеркало заднего вида. И так ясно все живы и точно намериваются меня преследовать. Иного и не ждала.
  Проселочная дорога, все в духе Эдгара, наполнялась после меня клубком пыли, а акустическое пространство шумом. Такая сверх звуковая ракета, с целью и желанием.
  Умелые охранники отставали не меньше пары метров, предупредительно сигналя. Что еще больше провоцировало на увеличение задора. Дорога извивалась подобно скользкой проворной змее, хаотично меняя направления. В руках чувствовалось напряжение от постоянного усилия и резких движений. Через несколько минут, к моему преследованию присоединилось еще три машины. Перерезать путь им так и не удалось, позорно волочились в хвосте.
  - Вот черт!!! - выругавшись.
  В сотне метров виднелась желаемая цель. Дом практически достигнут, но вот не задача охранники решились на отчаянный шаг, открыв стрельбу на все еще первую леди стаи! Первая и вторая очереди патрон, удачно со свистом пролетела, мимо теряясь в лесу. А вот третья достигла мишени, одновременно с характерным глухим звуком пронзая задние колеса. Сочетание высокой скорости, резкого поворота, в который я практически вошла и взорвавшиеся шины, привело в адскую смесь. Подбрасывая машину в воздухе, а затем по инерции запрокидывая, по удаче в нужную сторону. Мазерати синхронно перевернулась десятки раз, превращаясь в груду металла. Вспахала ухоженный газон лужайки, со скрежетом подминая под себя последний уцелевший куст роз, остановилась, прямо перед входом в дом. Оставаясь в подвешенном состоянии, машина приземлилась на крышу, я медленно открыла глаза, голова все еще кружилась. Медленно и очень осторожно я вздохнула и выдохнула, пошевелила руками и ногами, кажется, обошлось кости целы. Отпуская руль, я отстегнула ремень безопасности, беспощадно падая вниз. Чья-то сильная рука бессердечно выкинула меня из салона, приземляя на траву.
  - ты что совсем сдурела? - Прорычал муженек, вот так он рад меня видеть.
  - привет - хохоча, ответила я, продолжая ощущать адреналин в крови.
  - лучше не двигайся, кости могут быть повреждены - донесся голос свекрови.
  - со мной все в порядке. Правда! - продолжая лежать на спине. Взволнованный Эдгар обследовал мое тело. Ощупывая легкими осторожными прикосновениями.
  - ты цела - склонилась надо мною, испуганная Лизи, так же осторожно касаясь лица.
  - да, я уже сказала
  - почему ты так безответственно себя ведешь? - наконец-то закончив осмотр, произнес он.
  - это не я, а твои псы
  - не смей так отзываться о моей семье!!! - прогремел он, шарахаясь от меня как от прокаженной.
  - я говорю о тех глупцах, что посмели препятствовать моему возвращению домой! - уверенно поднимаясь на ноги. Оппоненты последовали моему примеру - а затем бросили вызов, решив посостязаться в умении управлять автомобилем, третье и самое отвратительное. Открыли огонь по члену твоей семьи, по наследнице Башкировых и твоей жене! По Розалии Шацкой-Башкировой! - бросая словами как аргументами. Моя речь потрясла не только побледневшего мужа. Пораженного дерзостью охраны, моими словами или и тем и другим одновременно.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
  - здесь все по-прежнему - удовлетворенно проговорила я, осматривая апартаменты, в которых за время отсутствия не чего не изменилось.
  - мы не смели что-либо поменять... - ласково отозвалась Лизи, скользя в нежном бирюзовом платье. Ее распущенные волосы каскадом ниспадали на плечи, превращая хозяйку в лесную фею.
  - правильно, а то я бы вам задала! - шутя, сказала, переворачиваясь к ней лицом.
  - почему ты ушла не попрощавшись?
  - я не нашла тебя в спальне, а лицезреть домочадцев не имелось сил и желания. - вспоминая всю силу былого гнева.
  - тогда что привело тебя назад?
  - многое - я с нетерпением обняла подругу за плечи, удовлетворяясь за долгое время разлуки. - например ты, я скучала!
  - я тоже... - отвечая всей теплотой.
  - а еще не могла позволить прогулять все состояние наших предков без меня! - хохотав проложила, не выпуская Элизабет из объятий.
  - кхм... - прокашлял Эдгар, робко входя в комнату. - я не помешал?
  - нисколько - поспешно ответила Лизи, отстраняясь - я как раз собиралась уходить. Еще увидимся!
  - пообедаем вместе.
  - вероятно, присутствие сестры разрядит обстановку - неуверенно прошептал он, указывая на дверь, за которой минуту назад скрылась Лизи - я ее верну.
  - не стоит - отозвалась я. Жестом, предлагая занять любое место в спальне, не любезно оставлять топтаться на входе своего мужа. Тем более мне предстоит наладить с ним дружеские отношения - прошу, проходи.
  - благодарю - как-то официально отозвался он, приближаясь на несколько шагов.
  - мама расстроилась из-за цветов? - разрушая неловкость тишины.
  - не больше чем из-за Кашпо - с искренней улыбкой ответил Шацкий.
  - там было еще и Кашпо?! - иронично закрывая лицо руками - Не видать мне прощения!
  - это точно.
  
  Эдгар по-ребячьи смущенно сторонился моего приближения, каждый раз отступая на шаг. Если я смела подступить. В нем играло множество противоречащих эмоций испытываемых по поводу моего внезапного возвращения. Мама сдержала слово, не уведомив зятя. Супруг явился в комнату за ответами, вопросы на которые он так и не задал. Не хватало мужества или напротив остерегался их мощи. Я чувствовала так же стыд, за произнесенные слова и совершенные поступки, в последний день нашего общения. Не каждый мужчина способен найти в себе силы, так спонтанно выложить все на стол, отвергающей его особе. Я понимала его чувства они мне даже льстили. Знать, что на свете существует, по крайней мере, один безумный мужик, сумасшествие которого зависит от моей собственной персоны, приятно, знаете ли. Тем не менее по отношению к Эдгару я не испытывала не чего подобного. Мою голову не сносило от мыслей, желаний или чувств. Безусловно, Шацкий удивительно привлекателен, сексуален и чуток. Только все не то, я не люблю его той любовью, о которой мечтает любая женщина.
  
  - что ты здесь делаешь? - переходя к сути.
  - разговариваю с тобой...
  - я имел в виду не сейчас, а что ты делаешь здесь вообще, в моем доме?
  - не так то уж и в твоем - стрельнув глазками, немного игры не помешает - этот дом принадлежит нам в равных долях или ты забыл свой демократический лозунг 'Все равны'!
  - желаешь получить плату, но ведь я отдал тебе кредитку на ней достаточно средств. Или все истрачено? - нахмурив брови, подошел к окну. И что его так тянет вечно по окнам шарить! Избегает прямого контакта.
  - не успела - слегка обиженно пробурчала в ответ, удивляясь его способности мыслить так мрачно в моем отношении. - заправилась пару раз, и только
  - ты вернулась, так странно. Когда, наконец, получила долгожданную свободу, возвратилась в клетку.
  - я вернулась домой. - твердо произнесла, поравнявшись с ним. Пришло время открыть все карты - Не буду лукавить, я всегда считала все связанное с Лугару и с тобой лично ужасным, страшным, мерзким, ущемляющим мою сущность и свободу. И только когда оказалась дома, в привычной обстановке, я поняла насколько сильно тоскую по всему этому. По дому, работе, по всем вам, по тебе... Неожиданно очутиться в окружении человечества, стало невыносимо одиноко и безжизненно. Я желала вернуться так сильно как не желала не чего прежде. Осознав всю мощь стремлений, особенно после слов матери, сообщившей о предстоящей войне. В тот момент меня не смогли бы остановить даже горы. - истерично посмеялась, сама не ожидая серьезности намерений - если не учитывать нескольких пропущенных поворотов...
  - как только добьешься желаемого, ты захочешь уйти, так было и будет всегда. - пессимистически ответил Эдгар, электризуя воздух.
  - нет, поверь я не лгу. - касаясь его плеча - я совершила в своей жизни достаточно ошибок и ты в праве не доверять моему слову. Я не прошу прощения не по тому, что не хочу этого, а потому что не имею на это права... И только ободном прошу, позволь доказать право быть членом стаи.
  
  Эдгар некоторое мгновение пристально смотрел в мои глаза, не смея даже моргнуть, будто опасаясь спугнуть. Что конкретно творилось в его голове мне не в силах узнать. Его раздумье затянулось, я нетерпеливо переступила с ноги, на ногу.
  Он по дружески взял мою ладонь в свои руки и поднес к губам, нет, не целуя как я ожидала и желала, а просто вздохнув ее аромат столь же без эмоционально вернул ее на место.
  - ты права это твой дом и каждый вправе в нем проживать. Это не дает тебе полномочий считаться членом клана. И как только наступит явная угроза, ты беспрекословно покинешь это место вместе с остальными. - проговорил Шацкий как утверждение.
  - как скажешь! - без раздумий согласилась я, не исключая возможности не сдержать слово.
  - добро пожаловать домой.
  
  
  
  
  
  
  Глава третья
  
  
  
  
  - Как такое может быть?! - искренне удивилась я, всматриваясь с подозрением в лица новой семьи.
  Мы расположились в малой кремовой гостиной, предназначенной для уединения, нежели обсуждения военной стратегии. В беседе участвовали Шацкие старшие их дети, Шон, начальник охраны Дени и я.
  Подчеркивая, что мое присутствие было не желательным. И только упрямство и может чуточка настойчивости позволило пройти 'фейс контроль'
  - вполне реально - твердо проговорил Эмиль, высказывая недовольство к моей персоне.
  - Анел удивительное создание! - воодушевленно произнес Шон, за что получил смачный шлепок от супруги.
  - за что? - улыбаясь, спросил, потирая затылок.
  - тебе не помешает
  - нет времени на глупости - отчеканил свекор, одаривая дочь, строгим взглядом.
  - действительно остается слишком мало времени - Эдгар опустился на подлокотник кресла, напротив меня. В котором восседала его мать, нет, мама так лучше звучит.
  - как с укреплением внешних границ? - осведомилась София, обнимая сына за руку, в ней как никогда ранее читалась тревога. Женщина как любая мать прежде все переживала за дальнейшую неизбежную судьбу детей.
  - с этим все в порядке - ответил Дени.
  - я по-прежнему считаю, укрепить позиции нужно именно здесь
  - Эдгар мы это обсуждали и неоднократно.
  - да ты прав отец, обсуждали... - успокаивающе целуя дрожащие пальцы матери - отряд на границе не способен предотвратить или задержать Анел. Это глупая растрата и без того малочисленного войска.
  - как быть с людьми? - медленно освобождаясь от удавки страха.
  - человеческие селения эвакуированы практически полностью, а те, кто еще не уехал, отбудут к концу недели.
  - если Анел не хитрит нападение произойдет в пять сорок пять минут утра, двадцать третьего декабря - Эдгар бегло о бросил нас спокойным взглядом, его вид демонстрировал умиротворенность и многие другие положительные чувства. И только мне было известно его подлинные ощущения, терзающие его душу и сердце. Супруг знал о неизбежной гибели большей части его стаи, а может и всей. Двадцать третьего числа наступит закат вечности, конец неизбежен.
  - дети и старики покинут стаю, числа пятнадцатого не позже - добавил Шон, заигрывая с женой. У них наступил странный период бурных эмоций, страстных взаимоотношений. Будто они пытались насладиться последними мгновениями...
  - стоп, стоп - в недоумении выкрикнула я, приводя присутствующих в замешательство - откуда вам известны такие подробности? Может эта ваша Анел нападет завтра или прямо сейчас, а?
  - как бы тебе объяснить?
  - да уж постарайтесь
  - Анел принадлежит к очень древнему роду и является одним из первых потомков богов.
  - разве дети богов не покинули землю?
  - так и есть
  - она и еще несколько особей были изгнаны из мира Лугару за предательство.
  - и сколько детей остались в живых? - переспросила я, смотря на мужа. Желая привлечь его к диалогу со мной.
  - Анел и ее брат Лоран - сухо, но все-таки ответил он.
  - только двое? - не унималась я
  - остальные погибли, много веков тому назад
  - их возврат позволяет верить им?
  - дело в том, что Анел очень деликатный и точный волк - отвлекаясь от созерцания Элизабет - она очень медлительна и стремительна в то же время. Прежде чем совершить шаг, женщина продумывает до мелочей практически все.
  - да девица еще та! - улыбнулся Дени.
  - ее тонкость особенно тщательна, проявляется в военных действиях.
  - то есть прежде чем напасть она позвонит? - удивляясь ее глупости, и что в ней такого уникального. Обычная дура.
  - можно сказать и так - задумчиво произнес Эмиль.
  - Анел доставляет удовольствие не просто чистая победа. Напасть и уничтожить не ее конек.
  - обнадеживающе - поспешила успокоиться я.
  - не торопись. Присылая сообщения о намерениях совершить военный акт, она продумывает все практически до мелочей.
  - уведомляя нас Анел надеется на достойное сопротивление. - сумбурно ответил Эдгар поднимая на меня фиалковые искры глаз. - на масштабное сражение. Жертвы ее не интересуют, ей нужно зрелище
  - вот извращенка! - ляпнула я, и тут же пожалела о сказанных слова. Вдруг собеседники решат адресованные слова и в их сторону.
  - есть немного - подбодрил Эдгар. Замечая мое замешательство.
  - она раньше нападала на кого-нибудь?
  - да
  - и сколько у нее поражений?
  - их нет...
  - она не разу не проигрывала войну? - дела наши в ж...пе, про себя добавила я.
  - верно
  
  
  
  
  ***
  
  
  
   С каждым днем, неизбежно приближающим нас к этой злополучной дате, в атмосфере усиливался страх. Внешне каждый член клана предотвращал любые возможности панической ситуации. Особенно это проявлялось в присутствии детей. Для них жизни протекала в обычном спокойном русле. Каждое утро все просыпались, чтобы отправить на работу, а после собраться в столовой на завтрак. Исключением являлись массовое возвращающиеся члены семьи, работающие или отсутствующие по другой причине. Количество стаи значительно увеличилось по моим приблизительным подсчетам тысяч десять. Места в доме резко уменьшилось, да и трапезничали в несколько этапов.
  
  Эдгар, Дени и Шон руководили тренировками и военной стратегии. Укрепляя физическое могущество и дух. В одной из таких тренировок присутствовала и я. Захватывающие ощущения и незабываемые эмоции! Полуобнаженные мужчины и женщины, главное мужчины, с чарующей внешностью демонстрировали навыки и умения владения рукопашным боем. В первые мгновения с постоянно вздрагивала, ожидая серьезных ранений и травм. А после даже приникла к болельщикам. Выкрикивая кричалки, как на соревнованиях. По количествам побед и полным отсутствиям поражений лидировали двое. Шон и Эдгар соответственно. В сражении друг против друга им так и не удалось достигнуть определенного успеха. Каждый соперник был уникален по-своему и обладал оригинальными способностями. Эдгар быстр, но Шон ловчее, Эдгар сильнее, а Шон тактичнее и легче массивного вожака. Бой завершился на обоюдной ничьей.
  
  - можно мне тоже? - спросила я, приближаясь к Эдгару. Обратиться за помощью именно к нему выражала не просто банальное обращение, а целую систему. Прежде всего, уважение, почет, стремление наладить колкие отношения, демонстрируя перед кланом, прежде всего.
  - можно что?! - недоумевая, произнес муж, вытирая тыльной стороной руки выступивший пот на лбу. - идите, я догоню вас - бросил удаляющимся волкам.
  
  Я на мгновение застыла, завораживаясь его атлетической фигурой и мощью мускулов проявляющихся под смуглой кожей, его широкой груди с блеском капель пота, его торса, черной дорожки волос спускающихся от пупка до...
  
  Обширная лужайка, на которой планируется провести основные сражения. Поляна являлась препятствием вражеских войск для вторжения в особняк. С других сторон им не подойти. Плотно исследована и отработана для наилучшего достижения успеха.
  
  - я хочу потренироваться
  - не к чему, ты не будешь участвовать в сражении. - твердо отчеканил он, пронзая меня уничтожающим взглядом.
  - я прошу не разрешения участия в битве, пока...
  - это не обсуждается!
  - А о возможности укрепить, точнее, приобрести навыки сражения - надавливая на его слабость - пригодиться, вдруг на меня нападут...
  - не посмеют... - по-хозяйски ответил он. Клюнул все-таки.
  
  Несмотря на усталость и занятость Эдгар уделил мне практически два часа. Доступно и профессионально объясняя и практикуя основные методы и приемы рукопашного боя. Шацкий оказался способным учителем, не отвлекаясь на мое присутствие как женщины его любимой женщины. Сейчас я для него была не больше чем ученик, одна из тех, кого он обучал несколькими часами ранее. И это благородно.
  
  - нам действительно грозит опасность? - прошептала, едва поспевая за его размашистыми шагами. Мы возвращались в дом.
  - да, Анел умеет уничтожать...
  - не спеши...
  - ты о чем? - не понимая, остановился он.
  - ты быстро ходишь, я практически бегу, а с учетом интенсивности тренировки до дома мне сил не хватит.
  - ОК - улыбаясь - так о чем я?.. а да, Анел стратег.
  - тогда мы умрем?
  - есть такая опасность...
  - так спокойно об этом говоришь?! - удивляясь спокойствию его состояния.
  - это всего лишь смерть.
  - всего лишь смерть - одергивая Эдгара за руку - мы умрем, нас больше не будет!
  Муж успокаивающе обнял, потирая плечи.
  - смерть не конец, а только начало. - ободряюще улыбнулся, будто говорил не о гибели, а о чем то совершенно естественным, каждодневным.
  - ты веришь в рай и ад? - воспринимая объятия как нежное теплое покрывало, словно мы лучшие друзья или стареющие супруги.
  - нет не в ад и рай, это человеческое восприятие смерти. - откровенно потешаясь над моим суеверием. Как мне нравились такие мгновения, когда лицо Эдгар приобретало вполне совершенное состояние, с волосами, неуклюже рассыпанными по голове и упавшими локонами на лоб. Притягательной улыбкой, открывающей без стеснения, или точнее без фамильярности. Когда не нужно было думать о своем поведении или положении в обществе, когда можно было просто быть собой - Лугару после смерти переходят в миры наших праотцев, в свободные миры природы.
  - заманчиво
  
  - ты все-таки добила ее...
  - не поняла?!
  - я о Мазерати
  - я тоскую по ней.
  - правда?!
  - да, она мне нравилась!
  - тогда почему каждый твой заезд завершается ЧП?! - интересующие сузив глаза, в которых не читалась боль или гнев, этого больше не было. Размышлять о причинах такого спокойного восприятия моего бурного прошлого не хотелось. Возможно, он простил?
  - судьба?! - уклончиво предположила я - как думаешь?!
  - вероятно, ты права - с улыбкой проговорил он, ну почему я не могу любить его!!! крутилось в моей голове. Ведь он само совершенство, лучше его просто не может быть. - но машины тебе больше не видать.
  - а я рассчитывала на Ламборгини или Порше?! - вполне невинно произнесла в ответ, не рассчитывая дожить до апреля...
  - о! - удивляясь моим запросам - я хотел ограничиться набором кастрюль! - вероятно намекая на традиционные подарки замужним женщинам.
  - только если в комплекте с машиной! - толкая его локтем в бок.
  - ну и запросы у моей женушки, пара ее сменить - пропел бархатистым голосом, наэлектризовывая воздух. Легонько подтащив меня к себе он, обхватывая за талию, угрожающе, но только в сексуальном плане, нависая надомною. Его глаза потемнели, приобретая черноту, дыхание участилось, а биение сердца перешло в танец. Губы Эдгара холодным мрамором накрыли мой рот, лаская его в робком неуверенном поцелуе. И только когда в ответ на его ласки я ответила стоном, вырывающимся из моего рта. Он в полной мере овладел ситуацией лаская все тело и душу. Долгий томительный поцелуй перешел в более страстный и головокружительный, предвещающий намного больше... как вдруг...
  - Кхм...
  - о боже! - вырвалось у меня, отскакивая от мужа
  - ну что вы это всего лишь я - надменно произнес Эмиль. Одаривая нас уничтожительным взглядом, как двух пойманных подростков.
  - ты что-то хотел отец? - сдерживая прерывистое дыхание.
  - не время придаваться прелюдиям сын. Анел нарушила слово...
  - не может быть!!!!
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
  
  
  
  - где гарантии причастности Анел? - совершенно адекватно поинтересовался Эдгар входя в свой кабинет.
  В комнате уже располагались все правление стаи, одарившие нас странными взглядами улыбками. И как я мога забыть о их обаянии?!
  - это ее люди - Шон бросил на стол несколько фотографий, с подтверждающими изображениями - я проверил
  - не понимаю почему, она никогда раньше не нарушала слова.
  - все когда-нибудь бывает в первый раз.
  - верно, сейчас у нас есть преимущество в численности и могуществе в лице Шона и его стаи - пролепетала София
  - тем не менее, вторгаться на сутки раньше указанного срока?
  - возможно, произошли какие-нибудь события, подтолкнувшие ее на этот шаг? - предположила Элизабет, жестом предлагая мне место рядом с ней. И я с удовольствием приняла его.
  - неплохо было бы узнать какие? - Эдгар опустился на край стола, потирая переносицу.
  - на это нет времени - отозвался свекор, грозно восседая за столом и при этом совершенно умиротворенно потягивая кофе.
  - сколько осталось времени?
  - Семен сообщил о паре часов
  - пара часов?! - бросая на меня странный взгляд - и что он делает в городе, разве не все люди не покинули его?
  - некоторые пожелали остаться...
  - им грозит опасность!
  - они же все погибнут! - вырвалось у меня.
  - да вероятно - с сочувствием произнесла София - не переживай, твои родители покинули Каменное.
  - мама, Розалия, Элизавет вы немедленно покинете дом! - командным голосом выкрикнул вождь. - Луи отвечает за вашу безопасность.
  - нет! - отважно произнесла подруга приподнимаясь с места - я останусь здесь!
  - это не обсуждается! собирайтесь!
  - мои дети в безопасности, и лучше я умру, здесь защищая их право на жизнь, нежели умру от их утраты! - я и не знала, что Лизи может разговаривать подобным тоном - я умею драться, это в моей крови, или ты забыл!
  - не забыл! - прорычал в ответ - мама и Рози вперед, не время терять времени!
  - Эдгар милый...
  - мама! Нет, только не этим тоном!
  - вся моя семья здесь. Мой муж и мои дети - она взглянула на всех присутствующих и на меня тоже, что конечно льстило - я останусь. Тряхну стариной! - задорно пролепитала она, пытаясь пошутить. Накалившуюся обстановку нельзя разрядить в воздухе пахло смертью. Я чувствовала кровь, наступающую опасность, а главное усиливающийся чувство само защищенности.
  - Эдгар! - выкрикнул вбегающий в кабинет Дени - атака началась!
  - Розалия?!
  - я тоже останусь
  - откуда такой патриотизм?! - подходя практически вплотную
  - за свою жизнь я не сделала не чего хорошего, так может, удастся искупить его сегодня?! - совершенно не испытывая страха перед смертью, пока что.
  - ты даже не умеешь перевоплощаться?! - бросил как аргумент, беря мое лицо в свои ладони - ты можешь умереть...
  - не страшно
  - мне страшно - крепко целуя меня на глазах у семьи. Я ответила всей страстью и нежностью, на какую способна.- держись рядом.
  Ну, вот и все пришло время умереть. Первая посетившая меня мысль. Нет настолько удрученно думать просто невозможно, впереди битва необходимо как то подбодрить себя!
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  
  
  - я правлю кланом не так долго, что бы воспевать далекие времена и могучие подвиги. За свою жизнь, я не достиг не чего знаменательно или запоминающего. Все чем могу гордиться это любовью к вам, к друзьям, к клану и семье. - говорил последние наставления стаи, мы все собрались на той самой лужайке, где несколькими часами назад тренировались. Зимняя погода резко сменилась. Температура поднялась, снег начинал таять, небо затянуло черными, как ночь тучами, летал запах дождя. - Сейчас на нас нападут вражеские войска, ожидать от них пощады или милости не возможно, такова их суть. Поэтому я возможно в последний раз, призываю вас исполнить мой приказ, просьбу, пожелание... - приближение чужаков чувствовалось даже мне, с моим не вполне волчьим нюхом. Анел расположилась в ущелье укромном месте защищающим ее непреступными расщелинами и прекрасным обзором. Первой атакой она нанесла сокрушительный удар, используя всю хитрость и предательство. Она послала людей. Тех кто считает себя охотниками на оборотней. Экипировка человеческих войск численность в маленькую армию была полностью укомплектована. В арсенале имелись зенитные установки, два вертолета и дюжина внедорожников. - перед нами стоит задача не просто отстоять этот дом или землю, а жизнь нашей стаи. Наших детей и внуков. Во все силы, в последние капли крови, в последнее дыхание, сражаться, и не отступать. За нашими спинами семья... как бы не был могуч враг, они не имеют наш союз, нашу связь с природой. Проиграем мы, погибнут потомки. Наша смерть принесет нам успокоение богов, смерть войска Анел вечные мучения. - Эдгар обошел по кругу, выходя вперед, обернулся, осматривая нас жадным прощальным взглядом - Вперед! За Лугару! За волков!
  
  Тысячное войско волков двинулось вперед навстречу смерти. Зенитная установка косила нас под откос. Тем, кому хватало сноровки уклоняться добивали пулеметчики с вертолетов, а тем временем машины приближались. Пули не могли убить, а вот серьезно ранить это да. А так легко добить раненого волка, пронзив его острием металла. Брызги крови разлетались по всей округе, окрашивая белый снег в алое полотно.
  Я с Софией и еще несколькими волками осталось под укрытием деревьев, с замиранием сердца наблюдая за печальной картиной.
  - нужно сбить вертолеты - в нетерпении выкрикнула я
  - но как? Нам и близко к ним не подобраться
  - где твоя машина? - обратилась к свекрови, еще толком не представляя что собираюсь деласть, влюбом слычае на колесах мои шансы возрастают.
  - в гараже, наверное, а тебе зачем?
  - сейчас увидишь - откладывая страх на второй план - Питер ты сможешь отвлечь пилота?
  - если нужно да
  - отлично.
  Мы со всех ног бросились к дому, в максимальной спешке выгнали машину, слава богу, ключи они из зажигания не вынимали, возись еще с проводами...
  со всей скорости, на которую была способна toyota civic, и на кой х..й соблюдающей правила дорожного движения спортивный автомобиль? Нужно будет после спросить. Я рванула вперед. Адреналин в крови увеличивался, подобно обороту двигателя и внутренняя дрожь прошла.
  Максимально приблизившись к месту битвы, месиву, от не прикасающихся пулеметных очередей, расшвыривающих мой народ, на несколько десятков метров, сровнявших мою землю с мясорубкой. Машины достигли придела столкновения с нашей стаей и теперь могли наносить смертельные удары, лишить головы и все. Приблизившись в поле зрение, я ужаснулась количеству раненых и убитых. Сидящий рядом Питер со звуком выдохнул.
  - настал наш час - бросила я, ему, вжимая педаль газа в пол - когда эти мудаки клюнут и максимально близко приблизятся твоя задача прыгнуть на вертолет.
  - ты что реально?!
  - да от трения он потеряет равновесие и наши смогут его сбить, давай!
  Все вышло практически так как я планировала. Мы выехали на лужайку и помчались на врагов, маневрируя между своими.
  - РОЗАЛИЯ!!! - услышала я крик Эдгара. Но меня это не остановит. Солдаты, заметив приближающуюся тачку, восприняли это как крик отчаяния, наверное, но все же клюнули. Один из вертолетов прервал поголовное уничтожение моего вида и переключился на меня. Я начала беспорядочное вождение, избегая прямой езды и постоянно входя в крутые повороты и дрифт так что прицельно пулемет нанести выстрелы не мог, а массивная конструкция вертолета не поспевала за худышечкой toyota. - давай!!! - крыша автомобиля отлетела в сторону и к несчастью не задела железяку, но скорость Питера удалась он с усилием оттолкнулся о машину и прыгнул на встречу с металлом. В воздухе, преображаясь в волка. Столкновение с стокилограммовым зверем сыграло свою роль. Вертолет пошатнулся, теряя равновесие, наклоняясь под углом. Это замешательство использовали мои соратники огромной когтистой лапой подминая под себя все и всех. Я услышала жалобные предсмертные крики людей и звук раздираемой плоти.
  В нашу сторону направился второй вертолет и теперь у меня не было козыря да и Питер увлекся так что в машине я осталась одна. Мешкать времени не было нужно, что-то было предпринимать и срочно! Рванула вперед. Единственно, что пришло в голову. Хаотичное передвижение не актуально пули то и дело пронзали корпус автомобиля и еще немного и БУМ, взорвется бензобак. Я металась туда и сюда не понимая, что же мне делать. Слишком углубившись в тыл врага, не имела возможности вернуться и помощи ждать не от кого, если только эти солдафоны... в последнюю минуту мне пришла еще одна мысль, настолько глупая и сумасбродная, что я не стала ее обдумывать, а просто газанула.
  Меня от зенитной установки отделяла пара десятков метров, приближение неизбежно, даже если им удастся меня задеть или убить, не дай бог, машина продолжит движение по инерции и влюбом случае я в выйгрыше. Холодный метал предательски свистел у меня над головой угрожая задеть и вот... сильный толчок или скорее мощный бросок, выкидывающий меня из салона. Я отлитая в сторону и сильно ударяюсь головой о камень.
  Дени в облике волка сумел настигнуть меня и освободить из объятий смерти подставляя собственное тело под смертельный удар. Хлынула кровь, он упал.
  - НЕТ!!! - выкрикнула я, припадая к земле. Он пожертвовал собой ради меня. Он умер вместо меня.
  Как я и предполагала toyota продолжила движение, уничтожая укрытие врагов. Прогремел оглушительный взрыв. Тыл уничтожен.
  
  
  
  Глава пятая
  
  
   Меня трясло не то от холода не то от страха или от того и другого вместе взятого. Я старалась сдерживать порывы, отвлекаясь на что-то более приятное. Может белый песчаный пляж, хотя нет, все бело теперь будет ассоциироваться с кровью и смертью. Тогда может теплое одеяло, разожженный камин и бокал вина, отличная идея, мне нравится. Главное так согревающее...
   Темнота продолжала сгущаться. Наполняя этот несовершенный мир остротой испытаний. После продолжительных атак охотников за нечестью, так, по-моему, они себя называют, перед нами предстала новая еще большая опасность. Бесчисленные количество окровавленных трупов. Как с нашей, так, и со стороны противников, беспорядочно разбросанных по полю, позаботится об их почестях просто нет времени. Выжившие либо доживали последние мгновения вечности, либо были близки к этому. Мое тело изрядно потрепанное, все же уцелело от серьезных ранений. Пострадала только одежда, лохмотьями свисающая с туловища. Оголенные участки тела не имели значения, По-крайней мере сейчас.
  
  Колонна Анел двинулась вперед.
  Ее стая подобно змеюки спустились вниз, рассредоточиваясь по периметру. Как полагается императрице, в центре восседала ее величество Анел. Ее трон с высокой спинкой, на котором ее вынесли на руках. Насколько я могла рассмотреть на приличном расстоянии, на девице не чего не было. Да точно она сидела обнаженная. И все ее приспешники подражали ей.
  - убить всех! - выкрикнула она, оглушая хриплым голосом всю округу, указывая жестом руки в нашу сторону, не утомляя себя возможностью встать. Враги покорно двинулись на нас.
  - и что теперь? - спросила я, обнимая Эдгара и если бы только знать, что эти объятия последние в моей жизни я не отрывалась от них до последнего вздоха...
  - укройся в лесу, так безопаснее - целуя в меня макушку, его горячие объятия, сладкий запах пота, мускуса и крови пленили и согревали одновременно.
  - я буду ждать тебя - вкладывая в поцелуй трепет, нежность, страсть, желания...
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  
  Я сидела на коленях возле высокого массивного дуба, скрывая лицо, уткнувшись в колени и зажимая уши руками. Слышать и видеть происходящие не имелось сил. Впервые мгновения, когда мужество еще имелось в моем разуме, я стояла, пристально уставившись, не сводя взгляда. Наблюдая за развернувшейся передо мною картиной. Эдгар повел свой клан, за собой выкрикивая воодушевленные возгласы.
  Моя семья бежала, выпуская наружу внутреннего зверя, волка. В одном быстром мощном толчке отрываясь от земли, они преображались в истинную натуру. В огромных матерых с играющими мускулами под разновидной шерстью. Волчьи лапы касались сырой земли, превращенной в слякоть смешанного снега, почвы, крови и первых капель проливного дождя.
  Две мощные стихии сошлись воедино. Две волны одного цунами. Звери мчались навстречу друг другу, из глотки вырывались угрожающие звуки. Когда первые ряды настигли противника, раздался омерзительный скрежет зубастой пасти, и всхлип крови из разорванных артерий, и треск ломающих костей, и жалобные протяжные вои утраты, и последние звуки уходящего дыхания...
  Если до этого момента у меня имели самые неприятные и отвратительные мгновения жизни, то теперь они были не чем по сравнению с этим. Не выдерживая, я в рыданиях упала на колени, пытаясь укрыться от этого кошмара. Теперь единственное, что я могла слышать так это собственный крик, переходящий в глухой хрип.
  Из небытия меня вывел раскат грома и сверкание молнии, и в декабре то. Отрывая тяжелую голову, я увидела пустоту. Поднимаясь на ноги, пошла в сторону, где некогда была смерть. Дождь прекратился, где-то вдали пробивались первые лучи восходящего солнца. Поле, покрытое умершими телами, в человеческом обличии, подобно багровому покрывалу.
  Я искала знакомые лица и с дрожью вглядывалась в лица умерших, опасаясь увидеть среди них Лизи или Эдгара. Погибло практически половина клана, оставшиеся переживали серьезные ранения и боль утраты. И тут я видела рыдающую Софию, потом Элизабет и Эмиля и Шона. Они склонились над чем-то, нет над кем-то... подбегая, ближе я испытала шок. В луже собственной крови с изуродованном, безжизненном телом лежал Эдгар. Его глаза были крепко закрыты, а голова повернута под неправильным углом. Падая перед ним на калении, я с сумасшествием начинаю его трясти, бессознательно пытаясь привести в сознание - Эдгар, прошу, вставай! Нет, Эдгар! Нет!
  Когда силы окончательно покинули меня, я упала на холодные окаменевшие останки супруга, содрогаясь от безутешных рыданий. Мой милый Шацкий навеки застыл, приобретая фиолетовые оттенки, некогда прекрасного совершенного тела. И почему только сейчас потеряв его навеки, я осознала всю боль и пустоту утраты?! Он умер его не вернуть и мне придется с этим жить...
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
   Мы кремировали тело Эдгара в тот же день, на отвесной скале подле водопада, где когда-то он любил уединятся. Теперь он с ним навсегда...
  
   Проход, как предсказывали предки не открылся, и боги не извергли на нас свой гнев, оставив страдать в одиночестве на этой грешной земле.
  
   Я отказалась унаследовать престол, передовая все права Эдгару младшему, он сын Элизабет и любимый племянник мужа. Шацкий поступил бы также, я уверена в этом. Временными исполнителями вожака назначила Лизи и Шона.
  
   Анел впервые проиграла битву, позорно сбегая с поля боя, ее, кстати, так и не нашли. Ее брат Лоран как оказалось не так прост, как казался на первый взгляд. В последнее мгновение он сдал позиции сестры, демонстративно покидая ее ряды. Хотя этот шаг, не каким образом не повлиял бы на исход битвы. Лоран получил свободу и покинул наши территории, отправляясь в свободные земли.
  
   Мэри еще один феномен этой планеты, была дочерью Детей-Природы, богов, и ее предназначение было в уничтожении этого мира. Родители, которых она считала родными всего лишь маленькая хитрость богов. Ее мать умерла в тот день, когда она впервые непроизвольно обернулась в пантеру, и непроизвольно стала причиной смерти. Тот же факт последовал и с отцом. Были подозрения спланированного развития событий. По каким то причинам она не сумела, воспользоваться этой силой или не захотела, мне подлинно не известно. Как бы там ни было, она смешала карты Анел, выпуская на свободу черную кошку... Ее дальнейшая судьба мне неизвестна, если честно и неинтересна. Она направилась вместе с Лораном. Возможно, они начнут свой мир вместе, а может каждый даст начало своей.
  
   Мама несколько раз приезжала ко мне. Они живут в Сиднее, и постепенно налаживают жизнь. Марианна вышла замуж и сейчас ожидает третьего ребенка, вот такая она плодовитая. Анжелина увлеклась гонками, вся в меня, ее мастерство принесло ей успех. Она выступает в формуле-1, и является перспективной гонщицей.
  За последние годы я превратилась в мумию, и не только внешне, но и внутренне в душе.
  
   Посветила свою жизнь служению стаи, мы вернулись в привычный ритм и обыденность существования клана, которым я гордилась и чтила. Замуж я более не выходила и отношений с мужчинами не имела, гордо неся бремя вдовы. С родителями Эдгара я сблизилась, чувствуя, друг к другу нежные теплые чувства. И все же молчаливо избегая затрагивания темы утраты...
  Те приступы, что когда-то одолевали меня в Москве, более не повторялись. Это значит, я в полной мере могу считать себя волком, гены зверя победили. Невероятно, наверное, но я так и не разу не обратилась.
  Я жила короткими выбросами адреналина в крови, разжигаемого экстремальными поступками. Стремясь ускорить свой конец.
  И он неизбежно настиг меня. Не так как я ожидала умереть в свободном полете..., финал встретил меня в постели, которой не суждено было стать супружеским ложем. Я умирала в окружении моей семьи, и даже весельчак Шон содрогался от рыданий.
  Если загробный мир существует, я с легкостью встречу его...
  Чем крепче я засыпала смертным сном, тем сильнее расслаблялась..., боль уходила. Погружаясь в мирный беззаботный сон. Я чувствовала, как на яву мое дыхание становиться прерывистым, а сжатые в кулаки руки раскрываются, глухие удары сердца, тук, тук. Испуская последний вздох.
   Я умерла двадцать первого мая две тысячи двадцать четвертого года, от сердечной недостаточности, пережив супруга на десять лет.
  
  Смерть не конец, а только начало...
  
  
  
  
  
  
  Эпилог.
  
  
   Я стояла на краю высокого утеса. Облаченная в летнее платье, свободного покроя, из легкого тончайшего нежно голубого шелка. Полы платья возвышались с каждым порывом ветра, подобно морским волнам. Распущенные волосы колыхались вместе с ним. Меня одолевало странно чувство дежавю, я уже где-то видела это место?!
   Мне открывались зеленые луга и поля, высокие хвойные деревья. Я ощущала свежий утренний ветер. Рассвет, озаряющий небо розовыми лентами.
   Мне было так спокойно и так легко. Я словно была частью этого ветра. Частью чего-то больше... неописуемого простыми словами. Это состояние нельзя передать. Его можно было только чувствовать.
   С ветром пришло разнообразность запахов. Полевых цветов. Распускающихся словно в ускоренной версии. Пение сверчков и утренних птиц. Мелодично моего слуху. Взмахи крыльев ястреба, высоко в небе. Несущего добычу. Последние удары сердца полевой мыши, умеряющей в когтистых лапах птицы. Аромат пасущихся оленей на той стороне склона. Ленивые движения ящерицы.
  Мир раскололся на атомы.
   Слышала, видела, чувствовала острее. Живая картинка на миг перестал быть чем-то целым. Он показал многогранность. Я ощущала каждое движение, дыхание, цвет, запах в отдельности друг от друга. Все закодированное открылось для меня. Я смогла услышать удар падающей капли росы, скатившийся с зеленого листа молодой крапивы. Усердную работу муравьев, переносящих пойманную гусеницу в муравейник. Удары копыт пасущихся коней.
  Я продолжала стоять на том же месте. Боясь спугнуть столь очевидную красоту.
  Позади меня были слышны удары могучих лап. Бегущего бурого степного волка. Его пронзительный вой. Сковывающий леденящим холодом мою душу. Я почувствовала, как тело покрывается гусиной кожей, а сердце стало биться намного быстрее, и замирать с каждым повторным звуком и все же я не обернулась, ни разу. Мой взгляд все так же устремлен туда... в низ склона. Где с зорей расцветали бутоны жизни. Его приближение не страшило меня, а даже наоборот дарило защиту. Он словно был знаком мне.
  Волчий бег замедлился, а потом и вовсе перешел на ленивый шаг. Я чувствовала аромат шелковистости его шерсти, холодный и влажный черный нос. Спокойное и медленное дыхание и ритмичные удар мощного сердца.
  Он поравнялся со мной и тоже замер. Через какое то время наши взгляды встретились. Я утонула в больших удивительных глазах, цвета фиалки. Они светились, жили той прелестью жизни. В них горел не огонек, а целое пламя страсти, завораживающее меня. Я почувствовала утрату, я начала страдать. Тоска зарождалась в моей груди. Как мне не хватало его, его запаха, его улыбки, его глаз, бархата его голоса. И все же я боялась спугнуть возможное видение. И только когда Шацкий заговорил, поняла, что этот он реален, как и этот мир.
  - я ждал тебя - произнес Эдгар приобретая человеческую внешность.
  - я скучала - запрыгивая в распростертые объятия, крепко обхватывая его руками и ногами - он и вправду существует! Мир Лугару!
  - я же тебе говорил - усиливая хватку, зажимая меня в тески - а ты не верила, цветочек
  - я столько раз просила не называть меня так... - не отрывая своих глаз от его - Он прекрасен!
  - М... да
  - ты же умер и я тоже. Но почему мы снова живы? - растерянно произнесла я, опасаясь возможной утраты, вдруг Эдгар должен покинуть меня.
  - смерть не конец, а только начало вечной жизни - обнюхивая мою голову
  - и ты меня не покинешь? - опасаясь услышать ответа, не желанного ответа.
  - не а, теперь тебе некуда бежать - лукаво произнес он, кусая меня за мочку уха - ты прекрасна, как никогда!
  - а ты голый! - не оставляя без внимания тот факт, что мой супруг стоял передо мною в чем мать родила - странно мы столько лет женаты, а первой брачной ночи у меня не было - двусмысленно произнося слова, вкладывая в них всю силу соблазнения, чтоб понял...
  - ты не одна такая у меня тоже не было! - смешным девчачьим голосом промурлыкал он - исправим это недоразумение. Идем, я покажу тебе наш новый дом - отстраняясь от меня, я с неохотой повиновалась.
  Эдгар-Волк несколько раз поскреб землю. Нетерпимо удерживаясь на одном месте. Он словно приглашал меня, присоединиться.
  Животное, высотой в холке достигающее моего плеча, сорвалось с места. Он непринужденно отбежал вперед, стал топтаться на одном месте, ожидая чего-то. Но чего?
  В этот самый момент я срываюсь с обрыва. Вернее, не срываюсь, а прыгаю. С силой, отталкиваясь босыми ногами. Мое тело повинуется внутреннему инстинкту, заложенному природой, как способность дышать. Земля стремительно приближается. Я испытываю настолько сильный выброс адреналина, что человечеству не ведомо такое чувство. Мир взрывается новой остротой ощущений. Четыре лапы, с легкостью касаясь травы. Не замедляясь, я черной стрелой проношусь мимо радостного спутника.
  Мои чувства обострены.
  Я увеличиваю скорость. Вкладывая в каждое движение мастерство и умение, дарованное мне предками.
  В этот момент я в полной мере осознаю вкус жизни. Ее совершенную сторону. Я ощущаю полную и абсолютную свободу.
  Мы мчимся прочь за горизонт...
  
  
  За свою смертную жизнь я совершила достаточно ошибок.
  Боги простили меня, предоставляя новый шанс.
  Простит Эдгар? Думаю да, а со своей совестью я сама разберусь.
  Передо мною открывается бесконечное, неисчерпаемое счастье в лице моего нежного, милого, любимого мужа, я найду себе занятие поинтересней, угрызений совести!.
  Если меня спросят, любила ли я когда-нибудь.
  Я отвечу, нет, не любила..., я люблю!
  
  
  
  КОНЕЦ
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Гончаров "Лучший из миров"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) С.Елена "Избранница Хозяина холмов"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"