Ильина Яна Владимировна: другие произведения.

За что мне такое счастье? В прошлое.Книга 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 6.64*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Файл открываю на время. Целиком не выкладываю, чтобы не ушло на левые ресурсы.

   Пролог
  
   Похоже сбывались все мои страхи, преследующие последние годы: оказаться на улице в полуобморочном состоянии,беспомощной, не способной контролировать своё тело. Уплывающим сознанием успела зацепить мысль, что надо бы позвонить домой, чтобы приехали. Но накатившая темнота подхватила, сделав невесомой и бросила в небытие...
  
   Глава 1
  
   Сознание возвращалось,что не могло не радовать. Но вопреки ожидаемой машины "скорой помощи" или, на худой конец,унылой больничной палаты со специфическим запахом лекарств, расфокусированное зрение выдало непривычное для города зрелище:безоблачное небо, в обрамлении пушистых еловых веток и изумрудных листочков берез.
   Вся эта яркость больно резанула по глазам,заставив непроизвольно зажмуриться. Зато включились другие чувства,донеся лай собак и нарастающие крики. Но сильно поплохело после нескольких хлопков, раздавшихся с разных сторон. И, не успевшую оформиться мысль о том, что лежу на чем-то колючем до боли в спине, отодвинул липкий парализующий страх.
   "Выстрелы, ужас, смерть, террористы",- пронеслось в один миг в голове. И на одних инстинктах, перевернувшись на живот, я поползла к маячившим впереди кустам.
   Ужасная слабость и неудобное длинное платье неимоверно мешали продвижению, но страх за свою жизнь гнал вперёд, заставляя забыть о том, что терпеть не могу грязь и противных букашек.
   Вопрос:"Почему я нахожусь в лесу" перестал волновать, как нечто незначительное, и очухавшийся мозг включился в операцию по спасению любимого организма. "Надо затаиться, окопавшись поглубже".
   Лай собак заставил посмотреть на деревья, в поисках убежища повыше. Но, увидев ближайшие исполины и прикинув свои шансы забраться на одного из них, поползла дальше.
   Напугавшие меня звуки приближались, но сместились вправо. Подняла голову, чтобы взглянуть, что же все-таки происходит и, с замершим дыханием, увидела, как чуть в стороне от меня, несутся огромные серые зверюги, а от них не отстают люди на лошадях. Прямо как в исторических фильмах с охотой на оленей или кабанов. Только смотрю я на это почему-то не по телеку.
   Это настолько не вязалось с повседневной действительностью, что я просто зависла, будто словивший вирусов комп. Только и могла таращиться, не шевелясь, как лягушка в анабиозе.
   Привело меня в чувство подрагивание земли, которое ощутила всем телом. Отползла за ближайшее дерево, прислонилась к нему спиной.
   Чувствуя подкатывающую истерику, зажмурилась и уткнулась головой в колени. Стараясь дышать как можно тише, стала повторять про себя : "Только бы не заметили!".
  
   Когда звуки охоты стали удаляться, я поймала себя на мысли, что разобрала слова : "Вперёд ", "Пойдёт вдоль березняка ", " Забирайте левее ".
   Пытаясь осмыслить услышанное, перевела дух и на ватных ногах поднялась, держась за ствол дерева. И не сразу отреагировала на рычание справа. Когда же до опьяненного страхом сознания дошло, вскинула ресницы и уставилась на серое чудовище в нескольких метрах от себя .
   В оцепенении замерла, пытаясь не сползти обратно. В мозгу своевременно всплыла инфа, как вести себя при встрече с диким животным. И лишь поэтому осталась на месте (в мыслях с воплями умчавшись в закат), выпрямилась во все свои 160 см, собираясь резко закричать, надеясь ввергнуть зверя в шок, но меня опередил незнакомый голос :
  
   - Барт , ко мне !
  
   С трудом переведя взгляд от зверюги на говорившего, увидела странно одетого мужчину, сидящего на коне, а рядом с ним - ещё двух похожих монстриков. К моему облегчению, эти были привязаны за ошейники к поводкам, которые держал незнакомец. Он опять позвал " Серого " (как я невольно окрестила рычавшее на меня чудовище), и тот неспеша подошёл к хозяину.
   Мужчина спрыгнул с коня, привязал зверя и, обратив на меня все своё внимание, спросил:
  
   - Кто вы и что здесь делаете?
  
   И не успела я придумать, как же лучше ответить, его окликнул другой товарищ в такой же необычной одежде. Хотя, может я и придираюсь - сама выгляжу нетипично для простого жителя России.
   Ну а как я должна была одеться, собираясь на корпоративный бал - маскарад, будь он неладен?! Именно поэтому на мне сейчас было обалденное платье с тугообтягивающим лифом на манер корсета, рукавами-фонариками и многослойной пышной юбкой в пол . Перчатки до локтя, имевшие первоначально кремовый цвет, сползли к запястьям. Замысловатая прическа, с переплетением косичек и множеством шпилек, радовала растрепанностью. Изумрудного цвета платье, с отделкой под серебряные кружева, украсилось невообразимым количеством хвои, листьев и пятен грязи. Лишь босоножки на высоченных каблуках были при мне благодаря ремешкам, оплетающим икры.
   Но в данный момент внешний вид волновал меня в меньшей степени, чем вопрос выживания, так как посторонние мужики с их зверюгами доверия не вызывали .
  
   Вот так и стояла я, спиной почти сроднившись с деревом и, тщетно пытаясь скрыть панику, смотрела, как окружающее пространство наполняется новыми персонажами, словно сошедшими с экрана во время исторической ленты.
   Обращаться ко мне больше не пытались, зато активно обсуждали мою замершую персону.
   А потом моё внимание приковал к себе темноволосый мужчина, при появлении которого ропот стих. Он будто излучал уверенность, превосходство, не оставляя сомнений, кто здесь главный.
   "Теперь можно попытаться поговорить ",- решила я и, скинув оцепенение, осторожно пошла навстречу, невольно следя за сменой эмоций на лице незнакомца.
   Сдвинутые в неудовольствии брови и поджатые губы преображались на глазах, стоило ему остановить на мне взгляд. И гневная фраза, сочащаяся сарказмом, замирает на губах.
   А моя память подкидывает, что это же "ролевики" и, видимо это их очередная забава. Поэтому, успокоив себя выводами, обратилась к "главному" :
  
   - Здравствуйте! Помогите мне пожалуйста. Одолжите мобильник. Я заблудилась, дома,наверно, с ума сходят, - выпалила с извиняющейся улыбкой, глядя прямо в голубые глаза брюнета.
   Мужчина, не отрывая от меня взгляда и возвращая улыбку, грациозно спрыгнул с коня (кстати, очень красивого серого коня ) и, чуть склонив голову, поинтересовался, проигнорировав мою просьбу:
  
   - Кто вы, прекрасная незнакомка ? И как оказались в моих владениях? Кто вообще отпустил вас в лес одну? Страшно подумать, а если бы вас зацепило выстрелом ?!
   От такого напора я, невольно, попятилась. Не учла только, что под ногами далеко не асфальт, а пружинящая почва и, закономерно оступившись, начала заваливаться назад, нелепо взмахнув руками. И немедленно была прижата к мощному телу большими ладонями, жар которых чувствовался даже через его перчатки и ткань моего платья.
   Испуганно вскинув ресницы, окунулась в невероятную лазурь взгляда, и только чёрные зрачки, закрывающие почти всю радужку, привели в чувство:" Тут же толпа народа ! Ой, как неудобно-о-о !"
   Под пожирающим взглядом попыталась отстраниться, упираясь руками в твердую грудь. Запоздало сообразила, что сделала только хуже, почувствовав ускоряющиеся толчки под ладонями и усилившуюся хватку на спине и пояснице .
   В душе вспыхнуло раздражение, переходящее в злость. Трогать себя позволяла только своему бой-френду, млея от его страстных ласк, согретых обоюдными чувствами. А тут такое хамство: не соизволивший представиться мужик, вдавливающий меня в себя и распускающий руки, жутко подавлял своей высокой (на голову выше), твердокаменной (судя по ощущениям) фигурой и гипнотизирующим взглядом.
   Красавцем, правда, назвать его можно было с натяжкой. Никогда не нравился такой типаж: голубые глаза, высокий лоб с хищно загнутыми бровями, широкие скулы, немного выдвинутый вперёд упрямый подбородок и тонкие, чётко очерченные губы. Единственным, не вызывающим нареканий, был нос, прямой, в меру широкий, он сглаживал общее, не очень лестное впечатление. Тёмные длинные волосы, перехваченные на затылке, терялись за спиной.
   Костюм "ролевика" перекликался с эпохой царей, аристократии, барокко.
   Невольно пришла мысль, если без каблуков, я же буду как хоббит рядом с ним. Осознав, какая чушь лезет в голову, нахмурившись попросила :
  
  - Отпустите меня, пожалуйста. Я больше не падаю.
   Нехотя выпустив из железной хватки и отойдя на шаг назад, голубоглазый будто мысли прочитал:
  - Простите моё невежество. Разрешите представиться: граф Ольховский Алексей Дмитриевич.
   Тут его окликнуло сразу несколько голосов, пытаясь выяснить, что происходит: кто-то поинтересовался, соизволит ли милорд продолжить охоту, а девушка в великолепном костюме, с обидой в голосе пожаловалась, что она устала и ей скучно.
   Вот на неё я и переключила своё внимание и не сразу среагировала, когда меня подхватили под спину и колени. Не успела возмущённо высказаться, как горло перехватило от резкого взлёта, после чего ощутила себя сидящей на коне,а этот зарвавшийся "граф" уже пристраивался рядом, в наглую облапав меня под грудью, скользнул рукой до талии и вцепился в неё так, будто боялся упасть .
   Ударив его по руке, прошипела :
  
  - Больно..пустите,- с облегчением вздохнула, когда хватка ослабла.
   Над ухом прогремело :
  
   - Господа, кто желает продолжить развлекаться дальше - мой лес в вашем распоряжении,- и уже тише добавил, прожигая меня взглядом :
  
   - Я свой трофей уже нашёл, - послал коня вперёд. Сидевшая к нему боком, я чуть не скатилась назад, чем незамедлительно воспользовался наглец, заставив распластаться у него на груди .
  
   Когда явно недовольная толпа осталась далеко позади, я, выйдя из ступора, забилась в кольце его рук, рискуя оказаться под копытами :
  
   - Пустите, уберите руки! Это уже не смешно! Мне домой надо! Я не играю в ваши игры! Вы что, оглохли ?.. Отпустите-е-е !!!- Скатываясь в истерику, пыталась вырваться. Паника накатывала волнами понимания: я же совсем одна в этом лесу с толпой психов, которые могут сделать со мной всё, что вздумается ! А потом по-тихому прикопают под кустом и никогда больше не увижу родных, Димку своего любимого ..
   Не замечая мокрых щёк, поломанных ногтей и боли от железной хватки, пыталась дотянуться до глаз захватчика и расцарапать лицо .
   И со стоном боли обмякла, задрав голову и встретившись с взбешёным ледяным взглядом. Этот гад пребольно дёрнул меня за растрёпанные волосы, чуть не свернув шею, и, продолжая сжимать их на затылке, рявкнул в лицо, почти оглушив :
  
   - Убьёшься, дура! Не дергайся, не собираюсь я тебя трогать. Даже домой отвезу. А пока будь моей ..гостьей, - закончил, добавив сарказма .
  
   А я смотрела в его лицо сквозь опущенные ресницы и испытывала какое-то злорадное удовлетворение от набухающих капель крови на холёной физиономии этой сволочи. За весь свой страх, за его самонадеянность и тиранию. Ну не каменный век же :чуть что - за волосы и - в пещеру!
  
   - Знаете ли, мне казалось, в гости приглашают совсем по-другому. Боюсь, что вынуждена отклонить ваше щедрое предложение, - не осталась я в долгу, прямо сочась ядом. Королевская кобра удавилась бы от зависти .
  
   Ледяные глаза сузились, а рука на моём затылке начала явно наглеть , поглаживая шею и ныряя обратно в волосы. Второй рукой меня привели в вертикальное положение, обратив пристальное внимание на мою далеко не внушительную грудь, выдохнув в губы:
  
   - У тебя нет выбора, дорогая.
   И только потому, что я стремительно дёрнулась в сторону, желая избежать касания чужих губ своими, досталось моей шее, что тоже не обрадовало.
   Этот, на всю голову озабоченный, начал целовать беззащитную шею, прикусывая и увлажняя кожу языком.
   Не в силах прекратить произвол, я могла лишь издавать невнятные звуки. А он, наученный горьким опытом, перехватил мои руки своей лапищей, не давая добраться до лица.
   От безысходности глухо зарычала. А этот гад, обдавая истерзанную шею горячим дыханием, зашептал :
  
   - Вкусная девочка, горячая.. Ну, ну, успокойся,.. не съем я тебя.. сейчас.
  Скоро..скоро..- перемежая поцелуями, как в бреду повторял он.
  
   Я замерла от ужаса, переваривая услышанное. Сердце билось где-то в горле, мешая дышать.
   Наверно он увидел в моих глазах отголоски эмоций, и это заставило его немного отстраниться.
  Всё также пронзительно глядя на меня, глубоко вздохнул, поднял руку, чтобы убрать с моего лица растрепавшиеся прядки .
   Сидевшая едва дыша, вперив взгляд в землю, я непроизвольно вздрогнула. Он невесело усмехнулся и сказал то, чего никак не ожидала услышать:
  
   - Прости, что напугал. Не удержался. Ты такая..голову туманишь..
  
   Подумала в шоке: "Я ещё и виновата..обалде-е-еть !" От греха подальше, решила промолчать.
  А непредсказуемый "граф ", обняв покрепче, послал коня в галоп.
  
   Глава 2
  
   В молчании мы продвигались вперёд. Под мерное покачивание меня постепенно начало отпускать нервное напряжение. И голова сама завертелась по сторонам.
   Я начала замечать знакомые пейзажи, всё больше склоняясь к мысли, что нахожусь не так уж далеко от дома - места больно примечательные. Правда не было привычного шума машин, извещавшего, что трасса где-то рядом.
  
   Мы уже довольно долго ехали на красавце коне по пшеничному полю, к краям которого подступал лес. Высокие колосья щекотали открытые ноги, ласковое солнышко припекало, ветер остужал разгорячённое лицо, играя с моим безобразие на голове, некогда бывшем причёской.
   И как бы я не напоминала себе натянутую струну, всё же ощутимо расслабилась. Представила, что рядом мой Димка, а не этот кошмар. И что мы, в очередной раз сбежав ото всех, наслаждаемся обществом друг друга..
   Так, незаметно для себя, я задремала.
  
  * * *
  
   Резко проснулась, будто кто-то толкнул. Но нет, конь так и продолжал двигаться рысью. Вот только я себя обнаружила практически лежащей на чужой груди. Напряглась и попробовала выпрямиться. Да кто ж мне позволит ? И в подтверждении, над ухом недовольно проворчали :
  
   - Да лежи ты спокойно .
  
  И я решила покапризничать, чтобы некоторым жизнь мёдом не казалась.
  
   - Мне так не удобно. У меня спина болит, и шея затекла.
  
   Да-а-а, зря я это сказала! Ну кто же знал, что он полезет это исправлять? Терпеть бесцеремонные руки на своём теле не собиралась, но мои желания с самого начала не учитывались. Поняла, что начинаю "закипать" и угрожающе прошипела:
  
   - Что, нравятся истерики? Могу устроить!
  
   - Успокойся, я ни на что не претендую..пока,- пообещал, но руку всё же убрал.
   Пару раз глубоко вздохнув, решила, что нужно срочно менять тему и "брякнула" первое, что пришло на ум :
  
   - А что за страшные животные были на поводках? Я таких монстров никогда не видела.
   Мне снисходительно улыбнулись и пояснили:
  
   - Это охотничья порода собак - волкодавы.
   Округлив глаза, переспросила:
  
   - Волкодавы? Но они же не такие. Это что - генномодифицированная версия?
   Теперь недоумение пополам с изумлением читалось в глазах моего похитителя:
  
   - Да нет, обычные. Никто их не мумифицировал,- намёк на улыбку.
   Мои брови изогнулись в удивлении, но я решила промолчать. Ну мало ли, может он не расслышал?
   Начала озираться по сторонам, пытаясь выяснить, что за шум не даёт мне покоя с момента пробуждения. Обернулась через плечо и даже рот открылся от удивления .
   Не обращая внимания на соседа, пыталась осмыслить масштаб развернувшейся картины. Даже облокотилась на "графа", разглядывая через его плечо крестьянские домики, огороды, какое-то подобие площади, явно не представлявшую, что такое асфальт.
   И людей, одетых так, будто сейчас господствовало крепостное право и появление барина предполагалось как нечто само собой разумеющееся.
   Под ногами бегали куры, гоняемые детворой, гуси грозно били крыльями. Около сарая стояла лошадь, запряжённая в допотопную телегу .
   А немного вдалеке, возвышаясь над деревенской суетой, стоял особняк, окружённый высокими деревьями с одной стороны и тёмной лентой воды - с другой.
   Пытаясь рассмотреть степень помешанности взрослых людей на "ролевухах", крутилась, вертелась в разные стороны. В итоге у соседа лопнуло терпение и, облапав мою ногу от колена до бедра, он многообещающе прошептал:
  
   - Я же не каменный, дорогая. Продолжай в том же духе, и до поместья мы не доедем,- на последних словах скользнул губами по щеке.
  
  Я замерла и задала мучившие меня вопросы, с целью отвлечь:
  
   - Во что играете ? На Толкиенутых не похоже. Это Русь - Матушка что ли? Кто правит-то?
  
   - Её Императорское Величество Елизавета Петровна,- был вполне серьёзный ответ,- Ты откуда взялась, раз не знаешь таких вещей?
  
   - Вообще то тут недалеко, - и, не желая конкретизировать, спросила:
  
   - А до Москвы сколько?
  
   - Ну, вёрст семьдесят будет.
  
   - А в километрах можно? - поинтересовалась с издёвкой.
  
   - Не знаю. А что это такое - километры?- слишком серьёзный взгляд.
  
   - Километр - это эталонная единица измерения расстояния, - по инерции, как в школе объяснила я и только потом сообразила, что меня тупо разыгрывают. И при этом - такой кристально честный взгляд.
  
   - Ну, знаете.. Вы прикалываетесь? - слов просто не было!
   А этот.."граф", посмотрев на шпагу, висевшую сбоку, добил:
  
   - Я сегодня никого ещё не заколол,- мне показалась эта коварная насмешка в льдистых глазах?
  
   .............
  
   Продолжать этот бессмысленный разговор немого с глухим я больше не собиралась. И, отвернувшись, стала разглядывать оставшиеся позади домики, как бы для себя заметив:
  
   - Здоровые дядьки, а в игрушки играют, - поглядела на явно дорогую шпагу и сокрушалась дальше :
  
   - Столько денег вбухали! Лучше бы садик построили или детский дом поддержали!- Осуждающе посмотрела на "графа", но тот заинтересованно рассматривал меня, явно не задетый отповедью. Лишь на мгновение в глубине взгляда мелькнуло что-то пугающее, исчезнув так быстро, что я списала всё на свои расшалившиеся нервы.
  
   * * *
  
   Уже въезжая в ворота огромного поместья, "граф" напомнил о моём промахе :
  
   - Ты так и не сказала, как тебя зовут.
  
   Из принципа решила промолчать: "Он тут развлекается за мой счёт, а я должна ещё имя своё называть?! Не дождётесь!"
   От дальнейших препирательств нас избавили молодые ребята, одетые, согласно "сценарию игры ", как конюхи.
   " Граф " спрыгнул с коня, невольно вызвав восхищение стремительной грацией. И, не успев повернуться ко мне, чтобы помочь спуститься, увидел как я перекидываю ноги на другую сторону и, вцепившись в луку седла, спрыгиваю на землю.
   Моё торжество долго не продлилось. Едва преграда в виде коня начала движение, я, не долго думая, развернулась и рванула в сторону ворот.
   Придерживая платье и боясь обернуться, бежала, не чувствуя под собой ног, слыша приближающийся топот и невнятные ругательства. А спустя мгновение, меня, перехватив поперёк живота, дёрнули назад.
   Дико визжа и брыкаясь, тщетно пыталась вырваться. Жёсткое приземление на плечо напрочь вышибло воздух из лёгких.
   "Оно у него стальное, что ли ?" - подумала, вися вниз головой. Попыталась выпрямиться и пребольно получила по мягкому месту, а недовольный голос произнёс:
   - Не набегалась ещё? Хватит вести себя как дикарка. Успокойся!
   Я же слабеющим голосом взмолилась :
  
   - Поставьте обратно.. мне не хорошо, голова кружится .. М-м-м ..плохо-о-о..
   Увы, я не претворялась, действительно было паршиво: вниз головой всегда начинало мутить, в глазах темнеть, а в уши будто ваты набили и слабость накатывала неимоверная.
   Так что, когда мои слова в очередной раз проигнорировали, я обессиленно поникла на широком плече.
  
   Глава 3
  
   Сначала пришли звуки. Вернувшееся сознание подсказало, что мой мучитель громко ругает кого-то. Раздражение и нетерпение прямо сочилось из гневных выкриков. Его пытались успокоить на разные голоса.
   Пока он там кого-то "распекал", я анализировала своё самочувствие, попутно отмечая под собой мягкое и тёплое, а на лбу - прохладное и влажное. А ещё кто-то держал руку на моём запястье, наверно считая пульс .
   И стоило мне приоткрыть тяжёлые веки, как этот кто-то позвал "милорда", и наступила тишина, которой не дали долго насладиться.
   Знакомый и порядком раздражающий голос выгнал почти всех из комнаты. Остался только человек у кровати, видимо врач. Правда белого халата на нём я не обнаружила.
   А потом всё ушло на второй план, и я в восхищении завертела головой по сторонам.
   Всегда питала слабость к шикарным интерьерами в стиле барокко. А тут было чем восторгаться, начиная от цветовой гаммы: голубой цвет присутствовал в обрамлении золотых элементов интерьера, перекликался в гобеленах, балдахине над кроватью, декоративных подушечках, на обивке софы и кресел, варьируясь от нежно-голубого, до цвета предгрозового неба; заканчивая старинной мебелью с золотым напылением.
   И вроде ничего лишнего: кровать (человека на четыре) у стены, туалетный столик с маленьким стульчиком справа, комод по левой стороне "смотрит" на два больших арочных окна. Напротив кровати - софа и два кресла " обнимают " с трёх сторон журнальный столик.
   Я мысленно аплодировала местному дизайнеру, на некоторое время выпав из действительности, лишь краем глаза следя за переглядываниями двух мужчин.
   С трудом отведя взгляд от расписанного в стиле райских кущ потолка, настороженно попросила :
  
   - Не могли бы вы оставить меня одну? Мне нужно время, чтобы прийти в себя.
   Врач забормотал извинения и ретировался из комнаты. Я же, откинувшись на подушках, изображала умирающего лебедя.
   "Граф" не купился. Неспешной походкой хищника перед прыжком приблизился к кровати, сел и, склонившись надо мной, спросил:
  
   - Как ты себя чувствуешь? Что случилось?- провёл ладонью по моей щеке.
  
  Боясь пошевелиться, прошептала:
  
   - Я хочу отдохнуть. Мне всегда становится плохо вниз головой. - демонстративно сглотнула, закрыла глаза, и бровки - домиком, чтобы уж не сомневался.
  
   - Ладно, отдыхай, - прижался губами к щеке, глубоко вздохнул и, стремительно поднявшись, покинул комнату.
   Только я хотела облегчённо вдохнуть, как услышала звук поворачиваемого в замке ключа. Чуть не взвыла от огорчения, но вовремя прикусила губу.
   Так и лежала, пытаясь справиться с эмоциями и лихорадочно искала выход из ужасной ситуации. Даже не замечала мокрых дорожек, убегающих к вискам.
   "Родные уже тревогу бьют, подняли всех на уши!" И такая тоска взяла! Прямо физически ощутила мамину боль и заходящееся в тревоге сердце.
   " Только бы не говорили бабушке, она же не переживёт. (Я же долгожданная любимая и единственная внучка, свет в окошке).
   Папа..папочка, молча переживающий в соседней комнате, украдкой вытирает скупые слёзы. Всегда такой сильный, сейчас готов биться головой об стену от безысходности.
   Братик мой .. Ему можно пока не говорить ничего, пусть спокойно учится в Питере.
   Димка-а-а.. ч-чё-о-орт.., не хватает воздуха!"
   Сползла с кровати и, стоя на подрагивающих коленях, пытаюсь заставить себя дышать, проталкивать огромные комки воздуха и по-тихоньку выдыхать, отгоняя парализующую панику.
   " Дыши-и-и, давай дыши. Всё будет хорошо. Я сильная, всё выдержу..и обязательно вернусь. Я должна, обязана вернуться! Я всё сделаю, чтобы выжить, вы только дождитесь меня!"
  
   Если бы я только знала, что это всего лишь разминка перед настоящими потрясениями, то перестала бы бороться за каждый глоток воздуха, и с обречённым вздохом ушла бы в безразличное небытие, чтобы прекратить незатухающую агонию.
   Пока же с трудом справляясь с паникой и приводя дыхание в норму, обессиленно распласталась на полу.
  
   * * *
  
   Не знаю , сколько так пролежала , уткнувшись в мягкий ворс ковра , но в итоге,на ватных ногах доплелась до второй двери , надеясь , что за ней будет ванна. Нестерпимо хотелось снять грязное , а теперь ещё влажное платье и смыть с себя не только физическую грязь, но и весь пережитый стресс.
   Так и замерла с надеждой в глазах на пороге. Изысканной отделкой ванна безусловно поражала воображение , но сантехническая составляющая, в привычном понимании , отсутствовала напрочь . Ни душевой кабинки , ни , пардон , унитаза не наблюдалось .
   Зато по середине этого серебристо - голубого великолепия стояла красивая резная деревянная ванна , наполненная водой , от которой поднимался пар .
   В конце концов и удобства отыскались, правда в деревенском варианте, но не в моём положении капризничать. Хотя искренне недоумевала, зачем всё вокруг надо было подгонять под "средневековье ",уж для ванны могли бы сделать исключение .
  
   Провозившись больше часа, вынужденная мыться какими-то подозрительными средствами в глиняных баночках, вышла из ванны уже другим человеком. Ну, по крайней мере, чистой и готовой встретить проблемы с умытым лицом.
  
   Даже страшно вспомнить, когда глянула в маленькое зеркало: всегда стильно одетая, неизменно накрашенная, чтобы подчеркнуть выразительные зеленоватые глаза в обрамлении длинных ресниц, в меру пухлые губы и спрятать излишнюю бледность; с замысловатым плетением из кос на голове или легкомысленными каштановыми локонами; в любое время года на каблуках.
   В зеркале отразилось растрёпанное, местами запачканное страшилище, у которого были знакомые черты лица.
   Сразу вспомнились навязчивые домогательства и, реально оценивая свой внешний вид на тот момент, недоумевала: "Этот ненормальный "граф" ослеп что ли? Или обделён женским вниманием? Да бред же, вон как девушки на него заглядывались. Может, он вообще коллекционирует победы в постели? Вот это больше похоже на правду".
   Но чтобы не сподвигло его обратить на меня своё внимание, саму меня это никак не устраивало. Поэтому занялась поисками чистой одежды. Влезать в грязную тряпку, в которую превратилось моё платье, было выше моих сил, да и на каблуках далеко не убежишь .
  
  Спустя довольно продолжительное время бесплодных поисков, я до сих пор щеголяла в одной простыне и лихорадочно соображала, "что делать?"
   Шкаф и комод "порадовали" полупустыми полками, а то, что всё-таки нашла идентифицировать как полноценную одежду было, в принципе, не реально.
   Всевозможные шёлковые тряпочки убивали фривольным видом и разнообразными рюшечками, оборками и бантиками. Корсеты, кстати, тоже не спасли бы ситуацию, про ажурные чулки вообще промолчу.
   Со злости попинав это безобразие, призванное соблазнять, скривилась от воображаемой картины: стою я такая в этом полупрозрачным одеянии, все прелести выставив на всеобщее обозрение, а напротив памятником застыл "граф", вперив в меня пожирающий взгляд и захлёбываясь голодной слюной. Меня аж передёрнуло.
   Да-а-а, а перспективы-то и нет. Ладно хоть с обувью повезло. На ногах красовались бирюзовые балетки. Я уже начала приглядываться к занавескам, чтобы завернуться понадёжнее, как вдруг, дверь порадовала уже знакомым звуком на этот раз открываемого замка.
   Сердце зашлось в панике, сползая в пятки, а я рванула в ванну, оставив дверь чуть приоткрытой и замерла, едва дыша, боясь даже глазами хлопать. Из-за шума в ушах не могла услышать ни звука из комнаты, поэтому подкравшись к двери, заглянула в щелку .
   Облегчению моему не было границ и, выдохнув, не спеша вышла из ванной.
  
   В комнате находились две женщины, одетые как служанки при барине. Чепчики, скрывающие волосы, невольно вызвали улыбку, и я, не дожидаясь когда посетительницы выйдут из ступора, сказала:
  
  - Здравствуйте, подскажите пожалуйста, во что я могу одеться и может у вас найдётся фен? - Простынь на спине была вся мокрая от вымытых волос и я уже начала замерзать.
  
   Женщины, на вид лет под сорок, отмерев, присели в поклоне и одна ответила:
  - Барышня, платье я сейчас принесу, а вы пока садитесь ужинать,- и она указала на сервированный столик и, присев, поспешно вышла. А я, уловив, аппетитные запахи, поняла насколько проголодалась.
  Между тем , вторая женщина прошлась по комнате , зажигая свечи в ажурных подсвечниках
  Тёплый уютный свет залил роскошное помещение .
  
  Машинально поблагодарив , хотела задать очередной вопрос , но тут вернулась другая женщина с платьем в руках. Я аж залюбовалась произведением портновского искусства.
  "А ещё своё платье считала сногсшибательным?! Нда, сравнила воробья с лебедем".
  Ноги сами понесли меня вперёд, так захотелось рассмотреть, потрогать это великолепие .
  Женщина прошла к кровати и водрузила на неё ПЛАТЬЕ.
  - Барышня, как отужинаете, постучите в дверь, я помогут вам одеться.
   Я рассеянно кивнула, присаживаясь на кровать и трепетно проводя рукой по мягкому бордовому бархату. Нижняя юбка, кокетливо выглядывающая спереди, контрастного кремового цвета была расшита прозрачными стразами. Небольшие рукава-фонарики имели отделку такого же цвета, как и квадратный вырез горловины, отделанной тончайшим кружевом в тон.
  Само платье было сшито в лучших дворцовых традициях 18 века. А рядом с кроватью стояли бордовые туфельки на каблучках, украшенные миленькими бантиками со стразами.
   В очередной раз подивилась расточительству помещаных на играх людей. Тут нужно быть миллиардером, чтобы позволить себе такую масштабную реконструкцию царской России.
  
   Оторвавшись от впечатляющего платья, принялась ужинать, не замечая вкуса еды.
  Ну что поделаешь, если я помешана на всём красивом: будь то музыка, картины, вещи, природа, люди.
   Я могу бесконечно любоваться многоцветной яркостью радуги, в обрамлении зелени деревьев на фоне стального неба, подсвеченного солнцем и переливающимися как бриллианты каплями дождя. В такие моменты, как никогда хочется сказать: "И пусть весь мир подождёт!"
  
   Не раз попадала в неловкое ситуации в случае с людьми, когда взгляд невольно прикипал к человеку, любуясь правильными чертами лица, на котором завораживали миндалевидные глаза изумрудного цвета, а небольшие пухлые губы влажно блестели, как вишни после дождя.
   И, если в случае с противоположным полом такое внимание можно было оправдать, то с девушками это было несколько проблематично.
  Никогда не страдала особой стеснительностью и признаться человеку, что он красив и моё внимание не несёт в себе ничего большего, чем любование прекрасным, не было проблемой. Может звучит высокопарно, но именно так я и познакомилась с девушкой, в последствии ставшей моей лучшей подругой Надюшкой .
  
   Ей 23, а через месяц она станет замужней дамой. И не известно уже, буду ли я её свидетельницей в ЗАГСе, с учётом неопределённости моего положения.
   Мы буквально на днях с нашей подружкой Олькой выбирали свадебное платье и платья подружек невесты. Надин просто светилась от счастья. Неужели такое грандиозное событие омрачится моим исчезновением?
  
  В волнении я стала кусать губы, силясь унять слёзы.
  "Надюша, Надька .. бли-и-ин! Я не имею права тебя подвести, я вернусь. А ты будешь самой красивой и счастливой невестой!"
   Решительно встала, вытерла концом простыни слёзы, подошла к двери и постучала.
  Не успела отойти, как дверь распахнулась, явив ожидаемую помощницу.
  Та присела и выжидательно посмотрела на меня, а я не постеснялась напомнить:
  - Вы фен забыли.
  - Простите, барышня, я не знаю, что это,- и совсем уже тихо,- Но если вы объясните..
  Я не стала ждать окончания лепета, выпалив:
  - Послушайте, я здесь случайно оказалась и к вашим ролевым играм отношения не имею.Поэтому давайте без заморочек. Мне даже фена уже не надо. Одолжите, пожалуйста, телефон. Мама с папой с ума сходят .. Я только на минутку позвоню..,- замолчала, наткнувшись на недоверчивый, пугливый взгляд.
  - Вам запретили давать мне телефон, - скорее утвердительно пробормотала я.
  - Ну давайте сделаем по-другому: я пошлю смс-ку, что жива и здорова, или вы сами позвоните и успокоите моих родных. Пожа-а-алуйста! Ну вы же сама, наверняка, мама. Неужели вы бы не волновались, если бы ваша дочь пропала?
  Со слезами на глазах, сжав руки женщины своими ледяными ладонями, я умоляюще смотрела ей в глаза.
   И она, будто очнувшись, высвободила руки из моей хватки, аккуратно обняла и, по-матерински, стала гладить по мокрым волосам, приговаривая:
   - Тише, тише, барышня. Совсем замёрзли. Ну что же вы, испугались? Полно те.
   Ноги меня уже не держали, и я опустилась на ковёр, уже не сдерживая хлынувших слёз. Прислонилась к обнимающей меня женщине, слушая её успокаивающий голос:
  
   - Всё будет хорошо. Хозяин не плохой человек, он обо всём позаботился и родителей успокоит. Не надо так убиваться. Всё уже позади. Ох, виданное ли дело: оказаться в гуще охоты. Страх-то какой! Счастье, что собаки не задрали. А то как зверя чуют, совсем дикие делаются. Повезло вам, что хозяин там был. А то, что с егерей да конюхов возьмёшь? Эх ..
  
   После таких откровений я затихла, проникшись грозившей мне опасностью. Правда, осознание этого ни в коей мере не примиряло меня с хамским поведением "графа", но заставило ощутить благодарность.
   Истерика закончилась, и ей на смену пришёл стыд. "Ну, правда, как маленькая, перед чужим человеком.. Ужас ! Совсем нервы ни к чёрту!"
  Я поспешно вскочила с ковра.
  - Спасибо, мне уже лучше,- неуверенно улыбнулась,- Как вас зовут?
  
  - Маша я, барышня.
  
  - Ну какая я вам барышня? Аня меня зовут,- воскликнула, не удержавшись. И, кинув благодарный взгляд на Марию, пошла умываться и приводить себя в порядок. Хотя не тешила себя надеждой вернуть приличный вид лицу.
  Плакать мне нельзя категорически: глаза, нос и распухшая верхняя губа будут радовать краснотой ещё полдня.
  
  С помощью Марии облачилась в довольно увесистое платье, забраковав корсет и подобие нижнего белья, и в восхищении замерла перед туалетным столиком.
  Впечатление даже не портили подсохшие, но не расчёсанные волосы.
  Задушила в себе желание покрутиться перед зеркалом, так как ситуация не располагала к веселью.
  Пока Мария распутывала мои колтуны на голове, волосы совсем высохли и, несмотря на уговоры, я отказалась от сложной причёски и заплела простую косу .
  Поймала в зеркале осуждающий взгляд и, не выдержав, поинтересовалась:
  - Я могу выйти из комнаты ? - не услышав ответа, не отставала,- Ну, зачем-то же мне дали одеть такое красивое платье. Не для того же, чтобы сидетьв нём здесь весь вечер.
  И, видимо, оттаяв от моего самоуправства в отношении волос ( ну как же можно такие волосы портить простой косицей?), Мария выдала:
  - В поместье гости . Каждый день развлечения: господа охотиться изволят, вечерами музицируют, танцуют, в карточные игры играют. Матушка Его Сиятельства не переносит весь этот шум, мигренями мучается. Но, если честно, не любит делить внимание графа с кем-то ещё. Как господа стали съезжаться, отбыла в соседнее имение Добролюбовых.
  Они с тамошней маркизой давешние знакомые. Но как гости разъедутся - вернётся.
  
  - Понятно, - протянута я, переваривая услышанное. Для полного счастья мне ещё некой матушки не хватало.
  - Эх, и граф укатит в столицу за развлечениями. Вернётся, стало быть, к зиме. Скучно ему тут, вот и бывает наездами да с гостями,- вещала Мария голосом сказочницы.
  И, глядя на меня, задумчиво так проговорила:
  - А сейчас, чувствую, задержится Его Сиятельство в имении ..
  
  Её последние слова вывели меня из размышлений, что позволило увидеть расцветающую улыбку Марии.
  Оказалось, что она мне зубы заговаривала, в то время как умелые руки порхали по моей голове и творили своё "чёрное дело". Результат "злодейства" я сейчас и наблюдала в зеркале.
  К волосам, на манер ободка, были приколоты маленькие цветочки кремового цвета.
  В центре каждого сверкали стразы, создавая эффект драгоценных камней. По правой стороне они спускались к виску .
  Коварная Машенька перекинула косу мне на грудь, продемонстрировав такие же цветочки спирально оплетающие её.
   И с каким бы возмущением я не смотрела на упрямицу, но не могла не восхититься её мастерством, стараясь этого не показывать.
  А потом меня добили, заставив забыть о негодовании:
  - Его Сиятельство скоро придёт за вами.
  Я резко встала и, не в силах утихомирить зачастившее сердце, начала нарезать круги по комнате.
  И, словно в насмешку, над моими попытками успокоиться, раздался стук.
  
   Глава 4
  
   Я замерла у окна и в панике уставилась на дверь, пытаясь убедить себя, что мне ничего не грозит с таким количеством людей в доме.
  Мария, не дождавшись от меня реакции, пошла открывать.
  И через мгновение я встретилась с пристальным взглядом, который из оценивающего становился восхищённым. Видя, как в мерцающем пламени свечей загораются льдистые глаза, я со всей очевидностью поняла, что будь тут хоть в сто раз больше народа, это не спасёт меня от неизбежного. И это безумно меня пугало.
  
  Стыдно признаться, но, дожив до 21 года, я оставалась девственницей.
  Не скажу, что меня не трогала физическая близость, ещё как трогала. И много раз можно было лишиться этого недоразумения. В последнее время мы с Димкой неоднократно были на грани, но как-то так выходило - всё время что-то мешало закончить начатое.
  
  До свадьбы я ждать не собиралась, но, поскольку, знакомы были второй месяц и сблизились не сразу, на более тесное общение перешли совсем недавно.
  
  А до Димки было не до того . В школе на меня обращали внимание только старшеклассники ,
  но ко взрослым мальчикам относилась настороженно , не подпуская близко . Так , пару
  раз целовалась ..
  Потом в колледже , учась на экономиста , ходила на свидания , знакомилась в клубах ,
  но никто не зацепил так , чтобы я захотела чего-то большего , чем флирт .
  
  Подружки уже возмущаться начали , что с таким количеством ухажёров оставаться одной -
  это надо постараться . Даже дивиз мне придумали : " Как в музее - смотреть можно ,
  руками трогать нельзя " . Приколистки , блин !
  
  А потом я познакомилась с Димой ..
  
   * * *
  
  Конец весны радовал жаркой погодой под тридцать градусов , и я , вся такая летняя , в коротких
  кремовых кружевных шортиках и синей футболке с рисунком кошечки , на каблучках ,
  гуляла в парке около дома с любимым эрдельчиком Юттой .
  
  Это кудрявое чудо , как всегда , без устали носилась за мячиком , за мной , за птицами .
  И , дурачась со своей любимицой , я даже не заметила группу ребят , стоящую в стороне ,
  пока Ютка не подбежала к ним с влияющим хвостом .
  
  Я стала её звать , но она настолько разыгралась , что и не подумала подойти .
  Вместо этого припала на передние лапы , высунула язык и виляя коротким хвостиком ждала ,
  когда я к ней подойду , а потом рванула от меня . И так , дразня , убегала всё дальше .
  
  Тут уж мне стало не до смеха .
  У нас парк хоть и большой , но с противоположной от дома стороны , проходит дорога
  с оживлённым движением . И я реально испугалась , потому что в таком игровом
  настроении Ютка ничего не замечает вокруг .
  
  Проигнорировав смешки ребят и чей-то вопрос , я побежала за ней . Не сводя глаз с удаляющейся
  в сторону дороги чёрной кудрявой спинки , звала , обещая косточку , мячик да что угодно ,
  лишь бы привлечь её внимание .
   Бессильным слёзы застилали глаза , мешая видеть хулиганку .
  
  От пронзительного свиста аж дёрнулась , вскрикнув . Притормозила , чтобы увидеть
  как , обгоняя меня , бежит парень в сторону Ютки и пронзительно свистит .
  
  Дорога была уже совсем рядом , проносящиеся машины виделись во всех подробностях .
  И тут эта нервотрёпщица остановилась , заинтересовавшись новым человеком .
  Подбежала к нему и стала обнюхивать .
  
  Парень , не теряя времени , схватил её за ошейник , а она стала вырываться .
  Тут уже и я до них добежала , пристегнула поводок , опустившись на колени , уткнулась
  в её холку , капая слезами на шёрстку тихо выговаривала , как она меня напугала ,
  и что нельзя убегать .
  
  Обнюхав моё лицо и лизнув пару раз , Ютка уселась на задние лапы и затихла .
  А я , подняв зарёванное лицо , горячо поблагодарила молодого человека :
  
  - Спасибо огромное ! Я так испугалась , она неслась прямо на дорогу , дурная . Спасибо !- пыталась
  оправдать свою панику .
  
  Он присел на корточки рядом и , глядя в глаза , сказал :
  
  - Рад что помог , успел . Не плачь больше .
  
  Я смутилась и поспешно вскочила , крепко сжимая поводок и пытаясь за волосами спрятать лицо ,
  представляя как ужасно выгляжу с красными глазами и носом .
  
  Парень неспеша поднялся , оказавшись чуть выше меня и , протягивая руку , сказал :
  
  - Я - Дмитрий , - посмотрел выжидательно . Машинально протягивая руку в ответ представилась ,
  не поднимая головы :
  
  - Аня . А эту хулиганку зовут Ютта .
  
  Дмитрий мягко , но настойчиво сжал мою ладошку и не спешил отпускать . Я растерянно заглянула
  в тёмные глаза . Подметила довольно симпатичное открытое лицо с широкими скулами ,
  прямым носом , подбородком с ямочкой и полной нижней губой . А под прямыми бровями были
  шоколадные глаза , словно магнитом притягивающие своей бархатной глубиной .
  
  Заметив мой изучающий взгляд , задорно улыбнулся и потянулся к моему лицу , убирая волосы с глаз .
  
  - Так гораздо лучше , - вышло хрипло .
  
  Испытывая неловкость , попрощалась :
  
  - Ещё раз спасибо , Дмитрий .. Мне пора , - пробормотала с извиняющимися нотками в голосе .
  А он спохватился,что сейчас уйду,выпалил:
  
   - Давай я тебя провожу.
  
   - Ой нет,спасибо. Мне близко. Я в этом доме живу,- показала на свою старенькую пятиэтажку.
  
   Он сразу как-то сник и остановился. Обернувшись,неловко махнула на прощание и вместе с притихшей Юттой пошла домой.
  
   А там уже пришлось объяснять,почему у меня "глаза на мокром месте".
   К вечеру всё благополучно забылось, и в понедельник утром я,как обычно,пошла на работу,излучая хорошее настроение и радуясь тёплой погоде,безоблачному небу и весенней зелени вокруг.
  
   Вот уже второй год я работаю в филиале Сбербанка специалистом отдела маркетинга в дружном,а на корпоративах ещё и безбашенном коллективе. Мне очень нравиться моя интересная, местами творческая работа.
  
   Пронеся приподнятое настроение,как знамя, через весь день, вечером неспеша возвращалась домой,болтая с Надюшкой по телефону.
   А у самого подъезда чуть не выронила трубку от неожиданности.
  
   - Долго же ты гуляешь,красавица.
  
   - Вообще-то, я с работы,- ответила машинально,- Что ты здесь делаешь? - спохватилась,разглядывая вчерашнего спасителя.
  
   - Ну,во-первых,привет,- протянул мне руку,а у самого в глазах - смешинки.
  
   - Здравствуй,- не сделала попытки на ответный жест.
  
   Сообразив,что Надин ещё на связи,поднесла телефон к уху.
  
   - Надюш,прости,я перезвоню,- и отключилась,убирая трубку в карман.
  
   Шоколадные глаза,чуть прищурившись,разглядывали меня.
   Руку Дмитрий уже убрал,но в долгу не остался:
  
   - Эй,я же не кусаюсь !
  
   - Что,совсем? А я так надеялась,- поддразнила,состроив огорчённую моську.
  
   Он так заразительно рассмеялся,что я подхватила.
   Отсмеявшись,заинтересованно спросила:
  
   - Так что ты здесь делаешь?
  
   - Тебя жду.
  
   - Зачем?- задала я глупый вопрос,желая посмотреть на его реакцию.
  
   Дмитрий немного помолчал,обвёл взглядом двор и,в итоге,остановив его на мне,ответил:
  
   - Ладно,давай серьёзно. Ты мне понравилась,очень,и я хотел пригласить тебя в кино.
  
   В принципе,чего-то подобного я и ожидала,поэтому не удивилась,а,выдерживая паузу и задумчиво прищурившись,начала рассматривать Дмитрия.
  
   Этот неоднократно проверенный на ухажёрах способ безотказно сбивали излишнюю самоуверенность,отсеивая половину воздыхателей ещё "на подлёте".
  
   И если вчера было не до разглядывания,то сейчас,без спешки, подмечала всё новые детали: даже еле заметный шрам над правой бровью и маленькую родинку на левой щеке.
   Он ,наверно,много времени проводил на улице,потому что был загорелый. И ему невероятно шла белая футболка,облегающая спортивный торс,и простые синие джинсы,довольно низко сидящие на узких бёдрах.
  
   Нда-а-а,подозреваю,смотрелись мы вместе с ним нестандартно: он - весь такой непринуждённо спортивный и я - серьёзно деловая,в тёмно-синем костюме,с белым воротничком и строгой причёской.
  
   На вид Дмитрий - мой ровестник или чуть старше.
   "Худоват, конечно, но мамины пирожки и мои борщи быстро это исправят,"- подумала я.
  
   " Боже,что в голову лезет !"- отвела глаза,а щёки уже загорелись румянцем,что на моей бледной коже стало сразу заметно.
  
   Поймала себя на мысли,что очень хочу пойти с ним в кино или в клуб,или..да без разницы куда,только бы он сейчас не передумал и не ушёл.
  
   Явно задетый моим поведением, Дмитрий решил прервать затянувшееся молчание :
  
   - Ну как, подхожу ?
  
   Я окончательно смутилась и не нашлась с ответом.
  
   -Ты свободна завтра вечером ? Может сходим куда-нибудь ? - настаивал,не дождавшись реакции.
  
   И я,отбросив все оговорки,заготовленные для таких случаев,поспешно сказала:
  
   - Пойдём в кино !
  
   И он расплылся в счастливой улыбке.
  
   ..Вот с того памятного дня мы не расставались.
   Родители были рады,что у меня,наконец-то,появился "такой хороший мальчик".
   Так что про пирожки и борщ я "как в воду глядела".
  
   И всё у нас складывалось замечательно,до этого дня.
  
   ............
  
   И теперь,глядя в чужие ледяные глаза,поклялась себе,что ради нашего с Димой будущего стану бороться до последнего !
  
   Глава 5
  
   Мария испарилась,бесшумно прикрыв дверь и оставив меня наедине с опасным "графом",который неторопливой походкой поймавшего жертву хищника,направился ко мне.
  
   Решила ему подыграть,чтобы как-то сбить его настрой и торопливо спросила:
  
   -Чем обязана вниманию, Ваша Светлость?
  
   "Светлость",в свою очередь,притормозил и,нацепив на лицо бесстрастную маску,известил:
  
   - Я хотел бы представить тебя своим гостям. Но сначала желаю всё-таки услышать,как тебя зовут,- закончил он со сталью в голосе.
  
   Я благоразумно решила не нарываться:
  
   - Свиридова Анна Александровна.
  
   - Аннушка, значит,- оттаял "граф".
  
   - Анна Александровна,- заявила бескомпромиссно.
  
   - Анюта,Аня,Анечка, - настаивал вкрадчивым голосом, подходя ко мне.
  
   Отступать было некуда: позади-окно,сбоку-кровать,поэтому настойчиво попросила:
  
   -Познакомьте меня со своими гостями .
  
   Усмехнулся,разгадав мою хитрость,но с поклоном сделал приглашающий жест в сторону двери:
  
   - Прошу.
  
   - Спасибо,- старалась не поддаваться панике,проходя мимо.
  
   И только, переведя дыхание, взялась за ручку,как большие ладони легли по обе стороны от моего лица,а к спине прижалась скрытая под бархатом пиджака мощная грудь.
   Уткнувшись в мои волосы, "граф" хрипло сказал:
  
   - На едине можешь называть меня Алексей,- и,не спеша отстранившись, распахнул передо мной дверь.
  
   Дальше была уютная комната с камином,в той же цветовой гамме,что и спальня.
  
   По длинному коридору со множеством дверей,вышли на галерею с портретами в массивных рамах на стенах и,пройдя её насквозь, оказались возле широкой мраморной лестницы.
  
   У меня голова шла кругом от впечатлений и я безропотно шла под руку с хозяином,даже не пытаясь отстраниться,пришибленная окружающей роскошью.
  
   Спустившись в огромный холл,повернули налево,а впереди уже слышались голоса и смех на фоне негромкой,какой-то непривычной музыки.
   Я кинула неуверенный взгляд на сопровождающего и получила в ответ ободряющую улыбку,а потом он увлёк меня в распашные двери зала,как и всё в этом огромном доме,выполненного в стиле барокко.
  
   На фоне нежно-жёлтых стен висели картины,чередуясь с канделябрами на подставках с зажёнными свечами.
   По периметру мраморного пола, вокруг небольших столиков стояли изящные стулья,пару уютных диванчиков,обтянутые тканью с контрастным рисунком; большие вазы с цветами придавали завершённость интерьеру.
   А в дальнем конце зала красовался огромный камин.
  
   Выведя меня на середину,хозяин обвёл присутствующих пристальным взглядом,дожидаясь,когда все взгляды устремятся на нас.
  
   - Господа,а вот и наша прекрасная находка - Анна Александровна. Прошу любить и жаловать.
  
   Я моментально оказалась в кольце не скрывающих заинтересованности мужчин,которые начали незамедлительно представляться,склоняясь над моей рукой.
  
   Я даже не пыталась запомнить имёна,которые шли вместе с титулами настолько была ошеломлена разнообразием исторических костюмов.
   Взять хотя бы того улыбчивого брюнетка,с восхищением взиравшего на меня. Его наряд поверг меня в культурный шок: светло-коричневые узкие брюки скрывались в высоких чёрных сапогах и соседствовали с приталенным пиджаком горчичного цвета,из-под которого выглядывал оливковый жилет,расшитый золотом. На шее красовалось белое пенное кружево,с приколотой к нему брошью изумрудного цвета.
   И тут подтянулись девушки в шикарных платьях и блеске драгоценностей ,вызвав сравнение с экзотическими бабочками разнообразием цветов.
   С любопытством переводя глаза с одного наряда на другой,замечала недружелюбные взгляды,но лишь у одной девушки увидела неприкрытую неприязнь во взоре,которая заметив моё внимание, рансформировала ее в равнодушную маску.
   После представления женской части компании,мужчины с энтузиазмом принялись забрасывать вопросами,желая узнать хоть что-нибудь обо мне,предлагали бокалы явно чего-то алкогольного. Я не успевала реагировать на сыпавшиеся комплименты,предложения потанцевать,сыграть партию в карты.
   Ситуацию,как не странно,спас хозяин,заявив:
  
   - Прошу прошения господа,но первый танец - мой,- и , не дожидаясь моей реакции , увлёк вглубь зала. Я только сейчас заметила у дальней стены , сияющий в пламени свечей, чёрный рояль,а за ним расположившихся музыкантов.
  
   - Вальс,пожалуйста,- прозвучало приказом и по залу полились красивые звуки незнакомой мелодии.
   Гостеприимный хозяин слишком близко прижал меня к себе и,завладев левой рукой,закружил в вальсе. К нам присоединились ещё две пары. Я,конечно,сталкивалась с этим танцем пару раз,даже на выпускном в школе танцевала,но сейчас это было похоже на стихийное бедствие. Меня будто подхватил ураган и закружил в сумасшедшем вихре. Лишь крепкие объятия не давали оступиться и свалиться на пол.
   С каждым новым поворотом уверенного скольжения,чувствовала усиливающееся головокружение, поэтому попросила :
  
   - Алексей,остановитесь,пожалуйста. Голова сильно кружиться.
  
   Он так резко замер,что юбка моего платья закрутилась вокруг его ног,а я,по инерции, начала заваливаться на бок. Он тот час же подхватил меня на руки,не встретив с моей стороны сопротивления,потому что перед глазами у меня всё плыло,и я не сразу заметила,что уже лежу на диване,а чьи-то заботливые руки подносят к губам бокал. Послушно отпила,отметив,что это было шампанское.
   "Граф" сидел на краешке дивана,с беспокойством всматриваясь в моё лицо,а к нам уже спешили взволнованные гости.
  
   - Прости,я несколько погорячился,- проговорил глухо. Смущаясь под пристальным вниманием окружающих,сказала:
  
   - Всё в порядке,просто голова закружилась,- и,помолчав,добавила:
   - Это самый незабываемый вальс в моей жизни.
  
   Все сразу разулыбались. Стали звучать предложения о замене столь незадачливого партнёра или дать тому пару уроков танцев.
   Под эти шутливые подковырки я незаметно перевела дыхание,радуясь,что удалось разрядить обстановку.
   Рано расслабилась.
  
   - Милочка,шли бы вы отдыхать. Такому болезненному ребёнку самое место в детской,а не среди взрослых, - пытаясь задеть,на меня,с превосходством,смотрела блондинистая стервочка.
   Все взгляды скрестились на моей скромной персоне.
  
   Нет,я,конечно,понимаю,что выгляжу слишком молодо и не обладаю пышными формами. В клубах постоянно паспорт спрашивают и смотрят при этом так подозрительно.. А недавно какая-то тётечка из ТСЖ с порога заявила: "Девочка,позови взрослых". К такому я,обычно,относилась со снисходительной улыбкой. Но стерпеть этот пренебрежительный тон было выше моих сил. Поэтому манерно поднялась с дивана,сложила руки на груди и,скопировав её выражение лица,заявила:
  
   - Вообще-то,милочка,мне 21 и я уже вполне взрослая,чего не скажешь по вам,- и,смерив её скептическим взглядом,добавила:
  
   - Вы,явно,не доучились хорошим манерам,- и уже окружающим , сказав, "Простите", пошла на выход.
   Послышались смешки,кто-то прокомментировал:
  
   - А барышня-то с характером.
   - Натали,дорогая,осторожней. Не у вас одной есть коготки.
  
   А я,удаляясь от развеселившейся компании,спиной чувствовала ненавидящий взгляд.
  
   Хозяин не дал далеко уйти,схватив чуть выше локтя и нависая подобно грозовой туче, понизив голос,процедил:
  
   - Куда же ты, мой храбрый кролик ? Неужели хочешь показать, что боишься её ? Нет уж, доигрывай партию до конца,- и потащил меня обратно. С трудом вывернулась из стального захвата и разъярённо прошипела :
  
   - Я не собираюсь никому ничего доказывать и позволять зарвавшимся выскочкам самоутверждаться за свой счёт ! Вижу,что мне тут,мягко говоря,не рады,поэтому не намерена и дальше портить себе нервы,- и,повысив голос,закончила,- Играйте сами в свои игры,господа ! - со злости, утрируя, присела в небрежном реверансе и,задрав подбородок,походкой от бедра вышла из зала.
  
   Извинившись перед гостями,за мной тенью скользнул заигравшийся "граф",впрочем, не предпринимая попыток остановить. И плюнув на всё,я подошла к парадной двери и,распахнув её,стала спускаться по широкой лестнице,по обеим сторонам которой замерли каменные львы.
   Невольно залюбовалась вечерней лужайкой и красиво оформленными, разбегающимися в стороны дорожками,подсвеченными множеством фонарей. Услышав журчание воды,пошла на звук. Превосходная иллюминация позволила издалека разглядеть большой фонтан со скульптурами страстной парочки в центре парковой композиции.
   Помня о попутчике сзади,обошла сооружение по периметру и присела на противоположный бортик так,чтобы видеть замершую напротив фигуру. Опустила руку в воду,не удержавшись, забралась с ногами на бортик,обхватила колени,положив на них голову,в надежде привести мысли и чувства в относительный порядок.
   Вода журчала успокаивающе,капли таинственно мерцали в свете фонарей,прохладный вечерний ветерок остужал щёки: напряжение уходило,накатывало умиротворение,а затем сонливость..
  
   Но вдруг,словно обманчиво ласковые лапы,спрятавшего когти хищника,мне на плечи легли слишком горячие ладони. Напряглась и вскинула голову,чтобы встретиться с пристальным взглядом.
   Но "граф" просто стоял,не предпринимая никаких попыток к действию и я,осмелев,глядя прямо в глаза,сказала:
  
   - Послушайте,не надо на меня смотреть так,будто я вам что-то должна. Я не игрушка, я живой человек и мне здесь очень неуютно,- не выдержав его взгляда,отвела глаза и продолжила:
  
   - Я понятия не имею,как оказалась там в лесу,но мне очень нужно домой. И вы усугубляете моё и без того нервное состояние,втягивая в свои игры. А ещё ваши..настойчивые знаки внимания.. Простите,но мне это не нужно,у меня жених есть..,- и замерла от развивающегося в воздухе напряжения, которое вылилось в одну единственную фразу:
  
   - Я официально попрошу разрешения твоего отца ухаживать за тобой.
  
   - Зачем ?- проговорила в замешательстве,- последовал сногсшибательно логичный ответ:
  
   - Жених - ещё не муж. Партию вполне можно переиграть.
  
   С нескрываемой паникой в голосе,выпалила:
  
   - Что это значит ? - боясь подтверждения своим выводам.
  
   Но невозможный "граф" лишь загадочно улыбнулся,взял за руку и настойчиво повёл к дому,заметив:
  
   - Тебе отдыхать пора. Я провожу,вдруг заблудишься,- нахально усмехнулся.
  
   Поскольку освободить руку было не легче,чем выдрать её из застывшего бетона, я покорно шла следом.
  
   * * *
  
   Вскоре мы оказались перед знакомой дверью. Я поспешно пожелала "графу" спокойной ночи, мечтая оказаться по ту сторону резного полотна. Ну да,мечтать не вредно. Перехватив за руку,упёртый хозяин заставил остановиться,а затем, медленно,начал стягивать с меня перчатку.
  
   - Н-не надо,- к панике присоединилась нервная дрожь.
  
   - Ш-ш-ш,- перчатка полетела на пол,а горячие губы припали к ладони,наигравшись с которой,настойчиво прижал мою руку к своей груди и потянулся к губам.
  
   - Нет,- замотала головой в попытке избежать поцелуя,вжимаясь в дверь за спиной. Под нашей тяжестью она стала открываться и,не почувствовав преграды,я начала падать назад. Но сильные руки, в очередной раз, не дали встретиться с полом,а,приподняв припечатали к широкой груди. Затем одна рука,пропутешествовав вверх по спине,сжала в кулаке косу,не давая ни шанса уклониться,а настойчивые губы обрушились на мои сомкнутые.
   С неудовольствием отстранился и выдохнул в висок:
  
   - Не сопротивлялся,я сильнее тебя,но не хочу делать больно,- на это с яростью прошипела:
  
   - Укуш-ш-шу,- ответом была многообещающая улыбка:
  
   - Вредная жадная девчонка.
  
   - Сам ты..,- не дал договорить,сминая мои губы в очередной попытке поцеловать и резко дёргая за косу. Крик негодования и боли потонул в натиске его языка,ворвавшегося в рот и,по хозяйски исследовавшего мой язык. Помня о своей угрозе,попыталась укусить,но он вовремя среагировал и отстранился,поэтому со злостью вцепилась в его верхнюю губу. Охнув,не остался в долгу,впился в мою нижнюю губу так,что у меня брызнули слёзы из глаз. Поскуливая, разжала зубы. Боль оглушила,лишив сил сопротивляться,чем и воспользовались его теперь нежные губы и утешающий язык и руки,наконец-то, ослабили свою хватку,выпустив на свободу многострадальные волосы. Немного придя в себя,решила не упускать шанса. Резко оттолкнув,отвесила хлёсткую пощёчину. В бешенстве размахнулась второй раз, движимая одним желанием : причинить боль,уничтожить. Инстинкт самосохранения благополучно испарился. В затуманенном ненавистью сознании билась единственная мысль : " Как посмел..,не имеет права.., никто никогда даже пальцем не трогал без моего позволения !"
   Рука была перехвачена на подлёте,а меня,сжав поперёк талии,швырнули на кровать. И не успела я даже пикнуть,как была придавлена мощным телом,утонув в перине и лишившись воздуха. В тщетной попытке глотнуть кислорода,отчаянно забилась,силясь скинуть с себя неподъёмную тушу. С глухим угрожающим рычанием этот маньяк сжал мою шею,другой лапищей задирая пышные юбки.
   Перед глазами уже мелькали тёмные пятна,когда он приподнялся,и живительный воздух хлынул в лёгкие. Пока пыталась отдышаться,рука хозяйничала под юбками,неторопливо пройдясь по ноге вверх,сжала бедро,перетекла на живот и накрыла чувствительную плоть,скрытую под кружевными трусиками.
  
   - Нет,нет,нет,- выкрикивала,как заведённая,но длинные пальцы на горле пресекали все попытки к сопротивлению,удерживая довольно бережно,но надёжно. Невольно вскрикнула,когда низ живота прошила жаркая волна желания,откликаясь на нетерпеливые касания умелых пальцев,которые нестерпимо хотелось оторвать вместе с ощутимым проявлением желания,упирающимся мне в бедро.
   Я изо всех сил пыталась не застонать,кусая губы,от разгорающегося пламени внутри. А этот,с лишними конечностями,продолжал надавливать,сжимать,гладить,пожирая меня взглядом. Уже плохо соображая,вцепилась в покрывало,выгибаясь. Не заметила,как исчезла рука с шеи и оказалась на спине,сражаясь со шнуровой платья,а губы,больше не встретив сопротивления,заглушали мои несдержанные стоны.
   Пульсация внутри стала нестерпимой,а между ног очень мокро и я,извиваясь всем телом,мечтала погасить полыхающий пожар. С последним протяжным стоном меня выгнуло дугой,дробя сознание на тысячи осколков,а потом отпустило,подарив невесомую лёгкость и приглушая окружающие звуки.
   Подрагивающие пальцы,перестав терзать,успокаивающе поглаживали припухший бугорок,а из прижавшегося к шее рта,вырывалось хриплое дыхание.
   Со стыдом и ужасом пришло понимание,что моя чувственность,разбуженная Димой,сыграла со мной злую шутку.
   Не дав мне опомниться,этот озабоченный хрипло заговорил:
  
   - Никогда не провоцируй мужчину,особенно если он хозяйн положения. Ещё раз поднимешь на меня руку,и я отвечу,а потом доведу начатое до конца,не заботясь о твоём удовлетворении,- прикусил кожу на плече,будто ставя метку и,резко отстранившись,поднялся с кровати. А я лежала с задранными юбками,морально раздавленная,боясь лишний раз пошевелиться ,зажмурившись и едва дыша. Раздавшийся уже от двери голос,полоснул по натянутым нервам:
  
   - Жарких снов,сладкая,- пожелание заставило вспыхнуть лицо и судорожно вздохнуть. А потом я осталась одна,наедине со жгучим стыдом и беспощадно терзающим чувством вины.
   Перевернувшись на бок,сжалась в комок,подтянув колени к груди. Меня начала колотить нервная дрожь.
  
   Не знаю сколько пролежала так,уставившись в стену,безучастная ко всему,но когда изученная до мельчайших подробностей поверхность начала светлеть,оповещая о скором рассвете,меня затянул в свои неспокойные глубины сон.
  
   Глава 6 tdd>  
   " Боже,как же жа-а-арко ! Я сейчас расплавлюсь. Пи-и-ить! Дим,дай водички. Ох,я что, опять заснула загорая?"- вела я мысленный монолог,который выдавало затуманенное духотой сознание. Болезненный стон вырвал из липкого полусна. Комнату заливал нестерпимо яркий свет,безжалостно хлестнувший по глазам,заставив поглубже зарыться в подушку.
   Было жарко,как в парилке и ещё какой-то умник укрыл меня пуховым одеялом,заботливо подоткнув его со всех сторон. С трудом выбралась из импровизированного кокона,отметив,что сорочка на мне была вся мокрая,хоть выжимай,волосы,кстати,тоже. Поэтому все мои мысли сосредоточились на прохладном душе. Но сознание зацепилось за явное несоответствие : засыпала я в платье.
   Меня пробрал озноб от осознания,кто меня мог переодеть. Изо всех сил стараясь об этом не думать,гнана настойчивые картинки в тщетной попытке успокоиться.
   И, как в насмешку над моими стараниями,из недр скомканного одеяла,несмело выглядывала кроваво-красная роза.
   Застыв как кролик перед удавом,со сбившимся дыханием,уставилась на этот символ страсти и обещания. Стряхнув оцепенение,слетела с кровати,метнулась к окну,не сдержав бессильного стона. Задыхаясь от духоты и бесконтрольной паники,рванула створку окна,упав грудью на подоконник стала пить живительную прохладу. Голова начала проясняться,заставляя лихорадочно искать выход из незавидного положения. Я ни в коей мере не хотела повторения вчерашней демонстрации превосходства доминантного самца. Всё,что сейчас со мной происходило настолько не укладывалось в моё понимание человеческих отношений,что полностью дезориентировало.
  
   Поначалу просто смотрела на необычный пейзаж,но постепенно взгляд начал отмечать вычурные парковые композиции из скульптур,деревьев,аккуратно подстриженных кустарников и клумб всевозможных расцветок. Вдалеке,за аллеей деревьев,просматривалась грунтовая дорога.
   Заинтересованно разглядывая парк,никак не могла сообразить,что же меня смущает,но чем дольше всматривалась в раскинувшиеся просторы,тем настойчивее в голове билась мысль о побеге. Вон,например,за теми кустами,образовавшими живую изгородь, можно скрыться так,что из дома не заметят,а дальше,за часто посаженными деревьями,добраться до дороги, перебегая от одного исполина к другому. Забор не представлял серьёзной проблемы из-за низко нависающих ветвей,по которым можно перелезть на другую его сторону. А дальше,всё по той же дороге и до ближайшего леса недалеко.
   Оставалась только надеяться на какую-нибудь попутку,чтобы доехать до ближайшего населённого пункта, подальше от этого дурдома. А в дороге можно позвонить своим,ну не станет же водитель жадничать.
   Дело было за малым:как выбраться из комнаты. Ну,раз окно открывается и есть простыня необъятных размеров,то и это-не проблема. Самое сложное заключалось во времени: ждать ночи не представлялось возможным,так как оставлять меня в покое на целый день явно не собираются. Подтверждение этому сейчас находилось на кровати. Быстро схватив злополучный цветок,со злости вышвырнула его в окно:полегчало,правда ненадолго.
   Мысли вернулись в прежнее русло:когда устраивать побег. При свете дня,если и удастся добежать до дороги,то очень скоро моё отсутствие в комнате заметят по свисающей из окна простыне. А догнать меня можно на раз - я же пешком. По всему выходило,что вечер и ночь предпочтительней за счёт темноты.
   Но в таком случае надо что-то делать с озабоченным хозяином.. Ну не по голове же его приласкать чем-нибудь тяжёлым ? Увы,не мой вариант. Тем более ещё свежи были воспоминания о последствиях пощёчины.
  
  Мои невесёлые мысли прервал звук открывающейся двери и голос у порога:
  
   - Ой,барышня,вы уже встали,- входя с подносом в руках,проговорила Мария,вглядываясь в моё лицо. Но,увидев распахнутое окно,засуетилась,с явным намерением его закрыть. Не препятствуя,я,тем не менее с возмущением заявила:
  
   - Не закрывайте до конца,здесь очень душно. Я чуть не задохнулась,когда проснулась. Вот,вся сорочка мокрая,- продемонстрировала,добавив,- Мне в душ надо.
  
   Мария смотрела на меня в задумчивости,в итоге,выдала:
  
   - Его Светлость не велел выпускать вас из комнаты в своё отсутствие. Барышня,вы садитесь пока обедать,а я распоряжусь наполнить ванну.
   Насмешливо хмыкнув на столь пафосное обращение,с тоской подумала:"Ну нравится изображать барскую прислугу - да на здоровье! Меня б ещё не впутывали..Эх!" Сообразила,что хозяина нет и поинтересовалась как можно нейтральней :
  
   - А куда уехал граф ? Долго его не будет ? - подавая мне длинный шёлковый халат,расшитый райскими птичками,Мария ответила:
  
   - Да в город они поехали с гостями. Уж больно Её Светлость Наталья Георгиевна уговаривала милорда свозить её в театр,а то потом до осени ждать придётся. Так что прибудут господа только к ночи.
  
   Покивав с умным видом,принялась с аппетитом за еду: тушёное мясо с овощами,запечёную рыбку, лепёшки,пирожки с капустой,запивая ягодным морсом. При других обстоятельствах я не съела бы и половины, но надеясь на удачный исход побега,запасалась впрок,чувствуя себя,как тот волк из мультика "Жил был пёс"- э сэпасиба.
   Из соседней комнаты слышались голоса и плеск воды,но я не не обращала внимание ни на что,через силу доедая и анализируя полученную инфу.
   Всё складывалось как нельзя лучше для осуществления побега,что не могло не настораживать, поэтому многократно прокручивала план в голове,боясь ошибиться в мелочах. Так как понимала,что второго шанса не будет.
   С отсутствующим видом принимала ванну,одевалась в лёгкое домашнее платье,послушно сидела, давая Марии привести волосы в порядок. К счастью,она не отвлекала разговорами,с опаской поглядывая на меня,а когда собралась уходить,я окликнула её просьбой:
  
   - Машенька,не могли бы вы принести чай,бутербродов и фрукты? А то после ванны аппетит разыгрался. И одежду какую-нибудь попроще: лучше штаны и футболку. Я привыкла так дома ходить, - взгляд,будто у меня выросла вторая голова,я стоически проигнорировала. После продолжительной паузы, что-то решив для себя,она кивнула:
  
   - Ну,если дома..ладно,что-нибудь посмотрю,- и с неодобрением,- Ох,хозяину это не понравиться,- поспешно вышла.
   Я в недоумении посмотрела на закрывшуюся дверь. Оставалось только ждать возврашения Марии,а,затем,наступления темноты.
   -dd>   * * *
  
   К счастью,я получила всё,что просила и даже больше. Вот это больше и смутило: стоя перед распахнутым окном и закрепляя один конец растерзанной простыни,я красовалась в чёрных бриджах,белой рубашке и удлинённом жилете мятного цвета с серебряной вышивкой - немного великоватых, зато практичных,за исключением нелепых оборочек и рюшечек на рубашке. Но я готова была одеть даже костюм клоуна,если бы он принёс мне долгожданную свободу!
  
   Окинув прощальным взглядом комнату,в который раз убедилась,что постель радует глаз горкой подушек,имитируя спящую меня,а стул,подпирающий дверь,не заваливается вбок. С тоской перевела взгляд на изящные балетки на ногах. Но,как говорится:за неимением лучшего.. Зато красиво.. Я бы посмеялась,если бы не ужасное волнение пополам со страхом.
  
   "Ладно,не трусь. Первый шаг - самый трудный,"- подбадривала я себя,перекидывая ногу через подоконник.
   ...........
  
   Как это не странно,мой план оправдал свою состоятельность,но поняла я это только оказавшись за каменным забором. Пришлось,конечно хлебнуть страху,вися на простыне на уровне второго этажа и понимая,что ручки-то слабоваты. Но вовремя подключившиеся ноги,помогли благополучно добраться до земли и продуманным маршрутом добраться до стены,на которой обнаружились выступы.
   Было тяжело,обзавелась множеством синяков,но я это сделала и,не оглядываясь, побежала в "реальную" жизнь.
  
   Ночь побаловала безоблачным небом,светом яркой луны и мерцанием загадочных звёзд. А ещё непонятными звуками,настораживающими шорохами и даже волчьим воем. Не удивительно,что я была в панике,а липкий страх подбирался всё ближе. Пробовала отвлечься,напевая под нос,но, в итоге,нашла палку потолще и уже более уверенно двинулась вперёд.
  
   Под утро уже валилась от усталости,но топала с упорством носорога,опираясь на своё деревянное оружие. За столько часов так и не встретила ни одной живой души,что с одной стороны было хорошо отсутствием погони,а с другой - плохо для моих уставших ног. На ходу съела половину своих нехитрых припасов,а вот с водой возникли проблемы : водоёмов на горизонте не наблюдалось. Углубляться в лес,начинавшийся по обеим сторонам дороги побоялась,страдая топографическим идиотизмом. Заблудилась в трёх соснах - это про меня.
  
   Солнце уже подбиралось к зениту,когда я услышала приглушённый дробный топот. До уставшего сознания не сразу дошло,что это скачут лошади ( эй,я машину заказывала ! ),но,выйдя из ступора, рванула в лес,не разбирая дороги. Вот тут-то и порадовалась удобным штанам и множеству предусмотрительно позаимствованных шпилек,надёжно удерживающих густые волосы в пучке. Продираясь сквозь лесную растительность,истово молилась: " Боже,пусть проедут мимо,прошу! Пожалуйста,пожалуйста! "
   Перед глубоким оврагом остановилась,пытаясь выровнять дыхание. Из-за грохота сердца казалось,что преследователи близко.
   Минуты проходили в напряжённом ожидании. Птицы возобновили свою возню в кронах деревьев,а я так и оставалась одна.
  
   Переведя дыхание,задумалась,что же делать дальше. По всему выходило,что на дорогу лучше не возвращаться,да и вряд ли бы я её уже нашла. Оставалось только идти вдоль оврага,с наклоном уходящего вправо, что я и сделала. А спустя продолжительное время,услышала самый желанный звук за прошедшие полдня. Присмотревшись,разглядела за переплетением ветвей узкую ленточку живительной влаги.
   От переполнявших чувств чуть не сверзилась с крутого обрыва,чудом зацепившись за кусты, изрядно исхлеставшие лицо и руки. Но какая это мелочь,в сравнении с альтернативой сломать шею!
   Со второй попытки благополучно достигла дна оврага,вволю напилась,умылась. И мир сразу стал приветливей,солнышко-ласковым. Дальше шла ободрённая и настроенная на удачное завершение своего вынужденного путешествия.
   Когда узкий ручеёк превратился в стремительную речку,благоразумно перебралась наверх склона, и уже оттуда оценила изменившуюся местность: вдалеке поредевший лес не скрывал полноводную реку,в которую вливался приток,вдоль которого я шла. Ну что ж,оставалось теперь добраться до реки и идти вниз по течению до первой деревни,а может и города.
   Серьёзную проблему представлял усиливающийся голод,и я начала по маленьким кусочкам уничтожать остатки припасов,стараясь растянуть их хотя бы до вечера. Обнадёживало наличие пресной воды,но всё сильней сказывалась бессонная ночь : голова соображала через раз,а в теле господствовали усталость и ломота. Но я упрямо брела вперёд,понимая,что спать на голой земле смогу только если свалюсь в обморок от усталости. Любая мысль о копошащихся в траве жучках,паучках встряхивала не хуже энергетика.
   Может поэтому удалось добраться до моста,который я даже не сразу увидела,сосредоточив всё внимание себе под ноги,чтобы не упасть. В очередной раз попила воды и поплескала в лицо,немного взбодрившись. Не спеша переходить давно не ремонтированный деревянный мост,присела на бревно, служащее перилами.
   Вокруг не было ни души,и дорога,убегающая в обе стороны,была пуста.
   Под умиротворяющий плеск воды глаза слипались,и я сползла на край моста так,чтобы не упасть с него вниз,уговаривая себя : " Только на пять минут закрою глаза.."
  
   Через мгновение я уже спала.
  
   Глава 7
  
   " О-о-ох,мамочка..как же всё болит! Прям каждая мышца. Ой,помогите-е-е.. А лучше добейте.. Я что,вчера фитнесом перезанималась ?"
   Память не спешила приходить на помощь,дозировано выдавая картинки из недавнего прошлого. Но,собрав всю инфу в кучку,поняла,что дошла-таки до моста,а дальше - как отрезало.
   Под дробный стук копыт и ощутимую тряску,пыталась сообразить как меня нашли,чем мне это грозит и что делать. С опаской открыла глаза и тот час же наткнулась на заинтересованный взгляд детских глаз. То,что это милейшее создание девочка,сомнению не подлежало. Трогательная кукольная внешность,подчёркнутая красивым платьем,из-под которого выглядывали понталончики,настолько меня поразила,что я могла только растерянно хлопать глазами,удивляясь про себя : "Это мне так голову напекло или с голоду мерещится ?"
  
   - Няня,смотри,она проснулась,- выдало это чудо шести или семи лет. Проследив за её взглядом,увидела "няню": необъятных размеров женщина лет пятидесяти с опаской взирала на меня.
  
   - Здрасьте,- с трудом приняв вертикальное положение и потирая затёкшую шею,кивнула попутчицам. Да уж,спать на короткой лавочке в позе эмбриона чревато болезненным пробуждением, все прелести которого я испытывала сейчас на себе.
   Обвела взглядом крохотное помещение и,сделав однозначные выводы,что я вроде как в карете,вон и бархатные шторки с кисточками на окнах,спросила:
  
   - А как я здесь оказалась ?
  
   -Ой,а вы ничего не помните ? - растроилась девочка. Её каштановые кудряшки задорно подпрыгивали,когда наше транспортное средство проезжало по ямам и ухабам. Участливые доверчивые глазёнки сверкали серо-голубыми искорками в приглушённом свете кареты. Платье на девочке было небесно-голубого цвета в цветочек,с поясочком,рукавами-фонариками,рюшечками,оборочками. Ниже выглядывали так поразившие меня панталончики,потом белоснежные колготочки,а на ножках- синие туфельки с бантиками. Дополняли образ куколки голубые перчатки на маленьких ручках и лента в каштановых волосах,тоже голубая.
   Временно забыв о своих переживаниях,с восхищением рассматривала прелестное создание,а она ,в свою очередь,меня,потом вполне закономерно поинтересовалась:
  
   -А почему вы так странно одеты ?
  
   - Дарья Михайловна,где ваши манеры ? - одёрнула малышку женщина. Её унылое серое платье гармонировало со строгим выражением лица,подчёркивая контраст с приветливостью девочки.
  
   - Прошу прощения за бестактный вопрос,- пробормотал несправедливо обиженный ребёнок,садясь неестественно прямо и опуская глазки. Не успела я возмутиться поведением няни,как мы остановились.
   Дверь открылась,Дарья поспешно выскочила наружу,а женщина,обернувшись ко мне и увидев,что я так и продолжаю сидеть,сказала приказным тоном : 3dd>  
   - Идёмте!- и с трудом выбралась через узкую дверь. Вздохнув,последовала за ней,пригнулась,чтобы не удариться головой о низкий проём и чуть не столкнулась лбом с мужчиной.
   Под пронзительным взглядом серо-голубых глаз,оказавшихся напротив моих,попятилась назад.
  
   - Успокойтесь. Всё в порядке. Вам никто не причинит зла,- отступая,попытался убедить он меня. Видя,что не спешу ему верить и выходить,продолжил:
  
   - Уже поздно. Моей дочери нужно поужинать и отдыхать,- окинув меня взглядом, -Вам,кстати,тоже. Поэтому давайте пройдём в дом. Там и поговорим спокойно.
  
   Выбираясь наружу,с опаской смотрела по сторонам. Обернулась,чтобы увидеть наше средство передвижения..карету чёрного цвета с золотой отделкой на дверях и рисунком парящей птицы по середине. Во дворе длинного двухэтажного дома стояло множество разных карет.
  С недоверием оглядываясь вокруг,задала мучивший вопрос:
  
   - А вы путешествуете с дочерью и няней ?
  
   - Да,летом в столице тяжело для ребёнка. Мы едем в поместье.
  
  У меня отлегло от сердца. Это точно были не мои преследователи,но с толку сбивала одежда : черный камзол с серебряной отделкой на бортах,по низу и на отворотах рукавов; узкие чёрные штаны,заправленные в высокие сапоги. Треугольную шляпу с тремя длинными перьями мужчина держал в руках и изучающе смотрел на меня,терпеливо ожидая моих действий. Решив,что он не представляет угрозы и я выясню всё позже,пошла к дому. Тем более терзающий всё сильней голод не способствовал мыслительному процессу.
   Оказавшись внутри,остановилась,изучая просторное помещение. Наверно так должна была выглядеть придорожная гостиница на Руси : всё пространство до стойки со служащим было заставлено деревянными столами и скамьями вдоль них,оставляя небольшой проход в середине,по которому,обогнув замершую меня,стремительно прошёл мой провожатый.
   Поговорив о чём-то с полноватым немолодым мужчиной в переднике,вернулся ко мне, продолжавшей ошеломлённо рассматривать зал и его немногочисленных посетителей,которые были одеты, как и все в последнее время - в одежду позапрошлого века,а может и позапозапрошлого.
   Приблизившись,тронул за локоть,привлекая внимание и вынудив меня непроизвольно дёрнуться в сторону. Поняв неадекватность своей реакции на простое прикосновение,с опаской встретилась с пристальным взглядом. Мужчина не стал ничего комментировать,лишь посторонился,приглашающе кивнув:
  
   - Прошу.
  
   На полпути нас перехватила пухленькая молодая девушка и,приседая,зачастила:
  
   - Ваше Сиятельство,следуйте за мной. Ужин подан. Комнаты готовы. Ванну уже наполняют. Милорд, будут ещё распоряжения ?
  
   - Спасибо,Стеша. Пусть приготовят комнату для барышни и,пожалуй,платье,- в задумчивости глядя на мой нестандартный наряд,протянул девушке какую-то монету. С поклоном поблагодарив и бросая на меня заинтересованные взгляды из-под опущенных ресниц,девица удалилась.
   А мужчина,сняв перчатки и чёрный камзол,под которым оказалась светло-серая рубашка и чёрный расшитый жилет ( мрачноватый какой-то ),подошёл ко мне и представился:
  
   - Меня зовут князь Михаил Андреевич Репнин.
  
   - Свиридова Анна Александровна,- памятуя о привычке "игроков" целовать руку,спрятала свои за спину. Реакцией мне была вздёрнутая бровь. Но,заметив мой голодный взгляд,неизменно возвращающийся к накрытому столу,решил отложить вопросы и с просьбой отошёл к тумбочке с кувшином и миской.
  
   - Анна Александровна,помогите мне,пожалуйста,- замер в ожидании. А я в недоумении смотрела на него,силясь понять,о чём меня просят.
  
   - Я бы хотел сесть за стол с чистыми руками,- пояснил Михаил Андреевич.
  
   - Ой,простите,я вас не поняла,- покраснев,начала оправдываться. Поспешно подошла,взяла кувшин и,смущаясь, начала лить воду на подставленные ладони. Поблагодарив и вытерев руки,у меня забрали кувшин,в который,оказывается,я вцепилась мёртвой хваткой. Быстро сполоснув свои руки хотела поскорее отойти,но "князь" (блин,а чё не король?) остановил меня:
  
   - Подождите,ещё не всё,- и,намочив край полотенца,стал оттирать моё,видимо,грязное лицо,как маленькой.Возмутившись,забрала полотенце и,не найдя в комнате зеркала, тщательно умылась. На свой вопросительный взгляд получила ответ:
  
   - Так-то лучше. Давайте ужинать.
  
   - А где ваша дочка,- спохватилась я,опускаясь на предложенное место и чуть не вскочила,когда меня со стулом подвинули ближе к столу. Пробормотав "Спасибо", наблюдала,как невозмутимый "князь" садится напротив,кладёт салфетку на колени и ,умело управляясь с ножём и вилкой,приступает к еде, успевая ответить:
  
   - Она с няней наверху. Её накормят и уложат спать,не беспокойтесь,- Я бы предпочла поесть в компании девочки и няни,лишь бы не оставаться наедине с мужчиной,но в точности повторила действия соседа по столу,пытаясь не набрасываться на еду. Мне казалось,что ничего не пробовала вкуснее жаренного мяса с кисло-сладким соусом,запечённого картофеля, солёных огурчиков,и рыбного пирога. Правда к вину так и не притронулась и это не осталось не замеченным.
  
   - Вам не нравиться вино ?
  
   - Нет,что вы. Уверена,что оно вкусное,но я хочу иметь трезвую голову..ну,вы понимаете..
  
   - Да,безусловно,-"князь",как мне показалось,демонстративно взял бокал,отпил,разглядывая меня.
   "Видимо пришло время разговора",сделала я вывод,не спеша,впрочем начать первая. Поняв это,он пожал плечами и начал "допрос":
  
   - Ладно. Мне бы хотелось сначала выяснить,почему вы были на мосту одна,без сознания и так странно одеты.
   Я слушала,изучая позаимствованную обувь,соображая,как бы ответить не усугубляя своего положения.
   - Михаил Андреевич,мне очень не хочется что-либо выдумывать,врать вам,но я вас совершенно не знаю и не представляю,как вы отреагируете. Моя откровенность может стоить мне свободы,а то и жизни.
  
   - Я же обещал,что вам никто не причинит вреда,- с оскорблённым видом воззрился на меня.
  
   - Ну вы же не знаете о чём речь. А если вы измените своё..
  
   - Так,стойте!- перебил собеседник,- кто же вас так обидел,что вы не доверяете слову дворянина ? Я бы его поучил манерам.
   И я не выдержала,со злостью цедя слова:
  
   - Боже,мне до чёртиков надоели ваши игры: титулы эти нелепые,костюмы средневековые. Как вы организовали такую масштабную реконструкцию? А может у вас тут секта помешанных на всём старинном? Вон,даже дочь свою одели как куклу. Да мне всё равно,я в ваши игры не играю! Оставьте меня в покое! Дайте только позвонить и я уйду,- отвернулась,чувствуя подкатывающую истерику и стараясь дышать глубоко. Меня резко развернули,потрогали лоб,с опаской заглядывая глаза.
  
   - Послушайте Анна. Вы пережили какую-то трагедию,что плохо сказалось на вашем психическом здоровье. И только поэтому я пропущу вашу тираду мимо ушей,- поглаживая мои предплечья, успокаивал этот странный человек. С улыбкой поинтересовался:
  
   - И чем вам не угодил мой титул? А с одеждой что не так. Я,конечно, не щёголь столичный..
   Устало перебила:
  
   - Ну, нет титулов в 21 веке. Телефон есть,интернет,спутники,а титулов нет,- с недоверием отстраняясь,ответил:
  
   - Не знаю,что будет в далёком будущем да и никогда не задумывался. Я предпочитаю жить настоящим,потому что жизнь быстротечна и непредсказуема,и не стоит растрачивать её впустую,грезя о том,чего нам никогда не увидеть. Так что я рад,что по праву рождения мне достался титул и моя дочь сможет подобрать себе достойную партию,когда вырастет.
  
   Глядя в эти предельно серьёзные глаза,я поняла,что он говорит правду. Хоть убейте,но так не разыгрывают,не врут и не претворяются.
   Огромными от ужаса глазами вцепилась в его лицо,сглотнув вязкий комок страха,прохрипела:
  
   - Какой сейчас год ?- ожидая ответа,забыла как дышать.
  
   - 1758,- успела увидеть непонимающий взгляд.
  
   А дальше - спасительная темнота..
   Глава 8
  
   Раздражающие,настойчивые голоса ввинчивались в уши, мешая отрешиться от ненормальной, жуткой действительности. Беседовали трое. Слов я не воспринимала,зато оценила тон : приказной, взволнованный,извиняющийся, уверяющий, нетерпеливый,расстроенный,одёргивающий,заискивающий.. Открыв глаза,уставилась в потолок. В оглушённом открытием сознании билась только одна мысль: " Всё,это конец ! Некуда возвращаться. Больше никогда не увижу любимых людей,не прижмусь к родному теплу."
   Я не замечала катившихся из глаз солёных капель,что наступила тишина и кто-то присел рядом. Уйдя глубоко в себя,пыталась постичь,как меня занесло в прошлое,почему это произошло именно со мной.
   Не реагировала на утешающие слова и руки,баюкающие меня словно ребёнка,как ещё сутки ехали в карете до живописной усадьбы "Воронцово": всё это осталось за пределами моего восприятия. Я действовала на одних рефлексах,выключив эмоции и двигаясь как робот,в глубине души снова и снова переживая произошедшее.
   Князь старался не оставлять меня одну или поручал приглядывать за мной кому-то из прислуги.
   Пришла в себя на восьмой день,осознав себя сидящей в глубоком кресле около пылающего камина. Немногочисленные свечи создавали уютную атмосферу в пахнущей книгами комнате. Но холод пустоты внутри не смогли бы растопить и миллиарды плазменных звёзд.
   Усмехнулась,пришедшей мысли : " А в этом веке земля держится на слонах,стоящих на гигантской черепахе ? О,глупость лезет в голову - живу,однако." Наверно последнее произнесла вслух,потому что послышался скрип и звук торопливых шагов. Потом в поле зрения попало симпатичное лицо князя,с волнением и надеждой вглядывающегося в мои глаза.
  
   - Да всё нормально. Жить буду,- сиплый от долгого молчания голос даже не узнала.
  
   - Расскажи,что случилось,тебе станет легче. Я помогу,сделаю всё,что скажешь. Уничтожу всех твоих обидчиков ! - горячился князь. С невесёлой улыбкой ответила :
  
   - Благодарю вас, Ваше Сиятельство,но помочь мне не сможет никто,разве что - время.
  
   - Оставь ты эти церемонии,- произнёс с досадой,- Лучше ответь,что собираешься делать,где твоя семья.
   На последнем слове,спрятав лицо в ладонях,позорно разревелась. Пытаясь успокоить,меня,как маленькую,гладили по волосам,шепча обещания. Видя бесплодность своих действий,князь подхватил меня на руки и сел в кресло,устроив на своих коленях,а я,вцепившись в лацканы сюртука,поливала его слезами, выплёскивая все свои переживания.
   Когда рыдания стихли,я могла только всхлипывать,обессиленно прислонившись к надёжной груди. И,уже засыпая,прошептала на пределе слышимости :
  
   - Что бы я без вас делала..Спасибо. Я всё вам расскажу,но потом,когда смогу об этом говорить,- и уже не слышала:
  
   - Конечно,девочка. Спи,я обо всём позабочусь.
  
   * * *
  
   С этого дня я поселилась в усадьбе "Воронцово",полностью оправдывающей своё неофициальное название "Беспечное". Жизнь здесь текла будто вне времени. Гуляя по летним дорожкам огромного парка с прудами и любуясь замысловатой архитектурой декоративных башен у главного въезда,деревянным господским домом, павильонами, флигелями,устроенными клумбами я постепенно приходила в себя,примиряясь с действительностью.
  
   Поначалу заикнулась по поводу неприемлимости по местным правилам нахождение незамужней меня в холостяцком доме,на что получила непреклонный ответ:
  
   - Мы всем скажем,что ты гувернантка моей дочери. Перестань тревожиться,ты под моей защитой и любому,кто посмеет бросить на тебя косой взгляд,не поздоровится !- Больше мы к этой теме не возвращались.
  
   Подмосковное лето выдалось сухим и жарким,что позволяло проводить почти всё время на улице. Но как же я скучала по коротеньким шортикам и футболкам,вынужденная париться в длинных платьях.
   Михаил Андреевич старался расшевелить меня, отвлечь от преследующих переживаний, придумывал развлечения и втягивал нас с Дашей в свои забавы. Мы даже рыбу ловили в пруду. Боже,сколько было счастья,когда малышка поймала свою первую рыбку!
   Каждый день катались на лошадях и я умилялась маленькой наезднице,смело посылающей своего пони "Непобедимого" в галоп. Я,правда,то же не была новичком,частенько отправляясь с подружками на конные прогулки. Но сидеть боком,было крайне неудобно и я прилагала все усилия,чтобы не упасть. В итоге, упросила князя найти мне подходящую одежду и,уже с удовольствием, скакала в мужском седле по окрестностям парка наперегонки с Михаилом Андреевичем,шокируя обитателей усадьбы.
   А ещё он рассказывал очень интересные истории о жизни при дворе, о родовой усадьбе, смешные казусы,в которые с завидным постоянством влипали аристократы в погоне за славой,деньгами и женщинами. Невообразимые по своей глупости пари,вплоть до того: " Кто войдёт в дверь клуба в данный момент ". В общем, аристократия маялась от скуки,придумывая всевозможные,подчас неадекватные развлечения.
   А строгие правила этикета и морали ставили в тупик своими двойными стандартами. Ох, уж мне это: можно иметь хоть нескольких любовников и обладать безупречной репутацией, если об этом не стало общеизвестно. И,в то же время,репутация девушки считалась загубленной,если её застали наедине с целующим её мужчиной.И ни кто не будет разбираться,что вообще-то она была против. Мол, сама виновата. Эта извращённая логика меня просто убивала. Но именно во время таких бесед я оттаивала,забывая о своих проблемах. Мне было действительно интересно узнать много нового о прошлом.
   А ещё я была благодарно князю за возможность спокойно пообщаться,не ощущая себя объектом вожделения. Он относился ко мне с отцовской теплотой и заботой,я постоянно чувствовала незримую поддержку и участие в своей судьбе.
   С его дочерью Дашенькой мы сразу нашли общий язык,и,спустя какое-то время она начала воспринимать меня как старшую сестру. Даша,как обладательница бойкого характера,всегда переполненная кипучей энергией,в сочетании с пытливым умом и яркой красотой,обещала прибавить немало седых волос своему отцу в скором будущем. Но в то же время не была капризна или заносчива, осознавая своё высокое положение в обществе и связанную с ним ответственность.
   Когда князь был занят делами,мы вдвоём изучали живописный парк,в сопровождении няни, Антонины Степановны. К слову сказать,она оказалась не безнадёжна. Доброй её,конечно,не назовёшь,но всё чаще она радовала нас своей улыбкой,преображающей почти суровые черты лица.
   Ещё я вспомнила,наверно,все настольные игры из своего детства. Дашуле очень понравилось делать снежинки,кораблики,оригами из бумаги,поделки из природного материала. В отсутствии современных канцтоваров приходилось выкручиваться подручными средствами. Вы когда-нибудь пилили жёлуди ножом для вскрытия писем ? А я обзавелась таким опытом. Ну не брать же охотничий тесак князя,рискуя оказаться без пальцев.
   Потом мы перешли на написание палочек,закорючек и цифр. Буквы я предусмотрительно обходила стороной,понимая,что тут нужен учитель,тем более Даше всего семь лет и всё у неё впереди. Я лишь надеялась,что Михаил Андреевич не откажет своей любимой доченьке в получении образования и не ограничится танцами,вышиванием и музицированием. Кстати,малышка играла на рояле гораздо лучше меня,а звонкий голосок неизменно попадал в ноты.
   Вечер у нас заканчивался сказкой из моего времени,так как местные произведения были мрачноваты и написаны больно мудрёным языком. Когда Дашуля засыпала,я допоздна засиживалась в гостиной у камина,слушая очередную увлекательную историю князя. И,порой,засыпала в удобном кресле. Сонную,меня не раз транспортировали в кровать на ручках,как маленькую.
   А ещё часто мучили кошмары, в которых видела родителей, бабушку, Диму, теряющихся в плотном тумане. Выбиваясь из сил, бежала следом, звала, но они удалялись, пропадая вдали.
   Просыпаясь в слезах, подолгу всматривалась в небо, посылая мольбы и проклятия в пустоту за чудовищный поворот в моей судьбе.
   В одну из таких ночей, после очередного кошмара, я спустилась в библиотеку, в надежде уснуть за чтением чего-нибудь нудно-поучительного и застала там ещё не ложившегося князя.
   В нерешительности застыв на пороге и кутаясь в длинный восточный халат, удостоилась понимающего взгляда.
  - Опять кошмары ? - дождавшись моего кивка, продолжил,- Что же тебя мучает, девочка моя?- и мне так захотелось выговориться, что я не сдержалась: ?dd>   - Я потеряла всех своих близких и любимого человека,- глухо проговорила, застыв перед камином,вглядываясь в игру пламени.
   - О, Боже! Как это произошло ?
   - Внезапно, даже слишком.
   - Да-а-а, как бы оно не происходило, с этим невозможно смириться. И мне остаётся только сожалеть, что ты понесла такую утрату,- подходя ко мне и заключая в объятия, посочувствовал князь.
   - Вы тоже кого-то лишились?- догадалась я.
   - Жены. Моей дорогой Ольги Николаевны, которая изменила всю мою жизнь,- и Михаил Андреевич рассказал мне свою историю.
  
   * * *
  
   Рано потеряв родителей, семнадцатилетний Михаил унаследовал титул князя и внушительное состояние. И сразу попал под дурное влияние опекуна-повесы, которого волновали только развлечения в любых проявлениях, а не племянник. Кое-как закончив гимназию юный князь присоединился к дядюшке в его беспробудных кутежах. В течении нескольких лет пьянки-гулянки затмевали всё, к чему когда-то стремился княжич и наделали много шума в столице, вызвав недовольство и порицание Высшего Света. Дело чуть не дошло до остракизма.
   Всё закончилось внезапно, но вполне предсказуемо, с пистолетным выстрелом ревнивого мужа, жена которого имела любовную связь с непутёвым опекуном.
   Михаил будто очнулся, понимая, что если не возьмётся за ум, его ждёт такая же судьба. На пару лет уехал в "Воронцово", привёл в порядок все свои финансовые дела. А вернувшись обратно в Петербург, постепенно, с неимоверным трудом, принялся приобретать репутацию человека солидного и надёжного во всех отношениях. Но лишь женившись на графине Астафьевой, заставил считаться с собой, заняв прочное положение в Сенате с подачи её отца, графа Астафьева Николая Гавриловича.
   Через три года счастливого супружества появилась Дашенька. К сожалению, Ольга Николаевна этого не пережила, скончавшись от родовой горячки, оставив безутешного князя с разбитым сердцем и младенцем на руках.
   Вот это крошечное создание и спасло его от необдуманных поступков. Всю свою нерастраченную любовь и нежность он отдавал дочери, получая в ответ море тепла и обожания.
   Так они и жили, пока, как снег на голову (а точнее, рыба на берег) не свалилась я. Почему они приняли меня как родную - понятия не имею. Но теперь и мне перепадала изрядная доля отцовской заботы и сестринской любви.
   Вот только меня очень огорчало то, что я не могла без оглядки влиться в эту замечательную семью, имея за спиной свою собственную и стремясь к ней всей душой.
  
   Глава 9
  
   "Беспечное" всегда будет ассоциироваться у меня со спокойствием и надёжной крепостью, обретшего покой путника, где я переродилась духовно, восстав как феникс из пепла, переплавив скорбь в светлые воспоминания, расправила крылья, стряхнув груз утраты. Утешилась тем, что любимые мои живы, здоровы и всё у них будет хорошо.
  ......
   Так незаметно пролетело два с половиной месяца, и наступала пора князю с дочерью возвращаться в столицу, в мой самый любимый город на Земле - Санкт- Петербург. Я прекрасно понимала, что он сильно отличается от Питера 2015 года,и тем больше мне не терпелось познакомиться со старым городом.
   В конце августа всё было готово и с утра мы двинулись в путь в уже знакомой карете с охраной из шести конных мужчин. По словам князя, добираться до столицы будем дня четыре, останавливаясь на станциях пообедать, переночевать и размять затёкшие мышцы.
   В то время, как мы втроём тряслись в карете, развлекая сами себя насколько это возможно в ходящей ходуном карете, князь предпочитал ехать верхом на стройном гнедом Вулкане. Про дороги тактично промолчу, придерживаясь правила : либо хорошо, либо ничего. А в целом, путешествие вышло познавательным. Я не упускала случая понаблюдать не только за проносившимися пейзажами, деревеньками с жизнерадостной детворой, провожающей нас весёлыми криками, но и за встречающимися барышнями, по-возможности перенимая манеру поведения и речи, чтобы не сильно отличаться от местных аборигенов. В какой-то мере я уже привыкла к здешней моде, игнорируя неудобные корсеты, но в столице стоило что-нибудь придумать им на замену. Оставшиеся до неё полдня я, как приклеенная, выглядывала в окно, с замиранием сердца высматривая знакомые места и строения, ликуя в душе, когда подъезжая к центру города, таких оказалось великое множество.
   Повернув на Садовую, мы миновали Гостиный Двор и несколько домов. Въехали в кованные ворота и через широкую парадную арку попали во внутренний двор шикарного дворца.
  Центральная трёхэтажная часть главного фасада была декорирована сдвоенными колоннами и пилястрами, арочные окна оформлены широкими наличниками. Выкрашенный в пастельный жёлтый цвет с белоснежными элементами декора, дворец был построен в стиле пышного и нарядного барокко.
   Я даже не заметила, как выбралась из кареты: всё моё внимание было приковано к этому шедевру архитектуры, именуемому Воронцовским дворцом. Князь, в тщетной попытке привлечь внимание, с понимающей улыбкой подхватил меня под руку и повёл знакомить с "домом" и его обитателями.
   Если со вторым разобрались быстро, хотя,подозреваю, я и половины прислуги не видела, то изучение пятидесяти парадных залов решила отложить на будущее, ограничившись двумя ближайшими.
   Дарья, с рождения привыкшая к роскоши дворца и знавшая его как свои пять пальчиков, с радостным возгласом умчалась в свои комнаты, в сопровождении порицающей её действия Антонины Степановны.
   Эх,в моё время эта непосредственность и открытое проявление эмоций только приветствовались.
   Ну вот, опять я, как мазохистка, неизменно возвращаюсь мыслями назад в своё будущее.
  И как-то разом померкло окружающее великолепие. Даже непривычная для Петербурга тихая солнечная погода давила затишьем, как перед бурей, заставляя себя чувствовать пчелой, завязшей в киселе.
   Михаил Андреевич, отдававший распоряжения, уловив резкую перемену в моём настроении, поспешил ко мне.
   - Анечка,что такое ? Тебе плохо ? - с беспокойством вглядываясь в моё побледневшее лицо. Неопределённо мотнув головой, я прошептала:
   - Мне страшно.. Не спрашивайте, сама не знаю почему, но у меня такое чувство, что должно что-то случиться,- пытаясь привести в порядок с чего-то расшалившиеся нервы, извиняясь сказала:
   - Я глупая, да ? Совсем вас наспугала. Не знаю, что на меня нашло. Всё ведь хорошо ?- неуверенно закончила, ища подтверждения в его глазах.
   - Конечно хорошо,- привычно успокаивающе обняв, заверил князь,- И я позабочусь, чтобы так оно и было. А сейчас тебе нужно поесть и отдохнуть и сразу почувствуешь себя лучше. Обед принесут в твою гостиную,- вымученно улыбнувшись и поблагодарив за заботу, пошла за девушкой, просившей следовать за ней.
   Дорогу я даже не пыталась запомнить,сразу запутавшись в этом изобилии коридоров и роскоши интерьеров. В конце концов, меня довели до резной двери, за которой оказалась, как и всё в этом умопомрачительном до помпезности дворце, гостиная,спальня, ванная комната и огромный гардероб. Спальня и гостиная радовали присутствием каминов.
  
   Первым делом я смыла с себя дорожную пыль, потом пообедала, в повседневное платье из лёгкой ткани оливкового цвета с жёлтой отделкой, заплела косу и направилась к двери, в надежде найти Дашину комнату.
   Но эта непоседа опередила меня. Влетев ураганом и плюхнувшись на мою мягкую большую кровать под тёмным балдахином, зачастила:
   - Аннушка, как тебе понравились твои комнаты ? Ты уже видела бальные залы ? А папину библиотеку ? Правда большая ? А когда мы пойдём в парк ? Я покажу тебе там моё любимое место, где видна набережная. Ой, я столько всего пропустила! Княжна Извольская совсем зазнается,она же оставалась тут летом и знает все-все новости и сплетни,- под конец сникло это неугомонное чудо, но тут же просияв, закончило:
   - А мы к бабушке Катерине в гости съездим. Екатерина Ивановна нам всё расскажет!- я уже еле сдерживалась, чтобы не рассмеяться в голос.
   - Конечно поедешь, но сначала познакомишь меня с домом и парком, и ..
   - С оранжереей и бассейном. Там можно купаться целый год,- похвасталась Даша.
   - Обязательно с бассейном,я люблю плавать. Но только завтра. Мы с тобой устали трястись в карете, поэтому сейчас немножко поиграем, и я расскажу тебе сказку на ночь..
  ......
   Закрыв за собой дверь комнаты уснувшей малышки, нерешительно оглянулась в поисках провожатого. "Наверно пройдёт не одна неделя, прежде чем я смогу ориентироваться в этом многообразии помещений",подумала с тоской.
   Чтобы не стоять на месте, открыла ближайшую дверь, за которой оказалась уютная гостиная в жёлто-зелёных тонах. Ожидаемо пустая. Не долго думая, заглянула ещё в семь роскошных комнат. В итоге, сообразив, что так и до завтра никого не найду, пошла прямо по коридору, в надежде встретить хоть одну живую душу.
   Удача улыбнулась спустя три поворота около окна с видом на парк. Молодой человек в форменной ливрее красно-синих тонов гасил основную часть свечей, оставляя лишь необходимые и меня заметил не сразу. С его помощью я всё-таки попала в свои комнаты, где меня поджидала горничная, которую мне в помощь определил князь. Представилась она Варварой и была не намного старше меня. Поскольку переодеться и умыться я могла и сама, то попросила её прийти утром. Плутать по дворцу в очередной раз отчаянно не хотелось.
   Уже приготовившись ко сну, долго стояла у окна, вглядываясь в ночной Петербург давно минувшего столетия, в тщетных попытках понять, что же произошло, раз я оказалась в прошлом.
   За этим занятием и застал меня Михаил Андреевич, постучав и получив разрешения войти.
   - Так и знал,что ты ещё не спишь.
   - Ну да,не спится. А вы почему бодрствуете?- поинтересовалась, заметив усталый вид собеседника.
   - Да засиделся. Корреспонденции много накопилось,- устало потёр лицо,- Хотел убедиться, что ты в порядке,- присел вслед за мной в противоположное кресло, вгляделся в моё лицо.
   - Всё нормально, насколько это возможно,- помолчав довольно продолжительное время, собираясь с духом, продолжила:
   - Помните, вы хотели знать, как я оказалась на том мосту, где вы меня нашли? Так вот.. Я очнулась во время охоты какого-то аристократа,- не стала конкретизировать,- Он почему-то решил, что имеет на меня права,- вздохнула,- В общем, пробыла я в его доме около двух дней,- князь аж подобрался, стиснув челюсти, и я поспешила заверить:
   - Слава Богу, всё обошлось. Ничего плохого он мне не сделал. А вечером я сбежала. Сутки плутала по лесу, потом вдоль оврага вышла к мосту. Всю ночь не спала и голодная была, наверно поэтому уснула так крепко, что проспала нашу встречу,- закончила с улыбкой. Но князь не спешил веселиться:
   - А поведай-ка мне, Аннушка, имя этого аристократа,- попросил вкрадчиво. Я благоразумно соврала:
   - Да он не представился.
   - Вот как,- сверлил меня настойчивым взглядом собеседник. И я взмолилась:
   - Михаил Андреевич, не смотрите так на меня. Всё в порядке, честно. Он даже хотел просить разрешения у папы, чтобы ухаживать за мной. Ерунда, конечно, но всё-таки,- тёмные брови выгнулись в недоверчивом удивлении, но князь подуспокоился, не стал комментировать:
   - Ладно,Анюта, ложись отдыхать. День был утомительный. А поговорить мы можем и завтра,- и, пожелав спокойной ночи, оставил меня одну.
  
   * * *
  
   Утро, начавшееся размеренно, даже лениво, трансформировалось в кипучую деятельность, когда, приведя себя в порядок, в сопровождении Варвары, я вошла в столовую с огромным столом и таким же количеством стульев. А на противоположных его концах сидели князь и Даша, завтракая и попутно общаясь с незнакомыми мне людьми.
   Рядом с князем, видимо, сидел секретарь : полноватый мужчина средних лет с незапоминающейся внешностью, в тёмно-сером костюме и в парике пепельного цвета. Он что-то записывал в блокнот, макая перо в чернильницу.
   Другой посетитель - юноша с тёмно-русыми волосами до плеч, одетый слишком броско в красный камзол, с золотым шитьём и белоснежным жабо на груди, завтракал недалеко от Даши и беззастенчиво её смешил. Кто он и почему ведёт себя так вольно я не знала и не смела задавать вопросы.
   Не ожидая увидеть посторонних, я замерла, пытаясь припомнить, как следует себя вести и нервничая под заинтересованными взглядами. Михаил Андреевич поднялся и поспешил прийти на помощь, представив посетителей, которые тоже вскочили, как ошпаренные при моём появлении.
   Первый, действительно, оказался личным секретарём Его Сиятельства - барон Ларионов Сергей Игнатьевич, а второй - младшим братом покойной жены князя, виконт, наследник графа Астафьева, Василий Николаевич.
   - Анна Александровна - гувернантка княжны,- просветил молодых людей князь. А я, вспомнив принятое здесь приветствие, присела, старательно изображая реверанс.
   - Простите, что помешала, Ваша Светлость. Я думала, Дарья Михайловна уже позавтракала и хотела забрать её на занятия,- князь в недоумении посмотрел на меня, и, видимо, вспомнив, как мы договаривались вести себя на людях, поддержал, видя нетерпение малышки и готовность следовать за мной не позавтракав :
   - Ничего страшного. Дарья освободится чуть позже, а вы пока зайдите на кухню,- верно истолковал моё появление в столовой. Благодарно кивнув, я выскользнула в коридор, успев расслышать:
   - Дашенька, а можно мне поприсутствовать на ваших занятиях ? Обещаю не мешать,- "Ну ё моё, совсем нельзя расслабиться! Что нужно этому мальчику?",запаниковала я, слишком хорошо помня бесцеремонность одного графа.
   Варвара опять не подвела, дожидаясь неподалёку. С её помощью я быстро добрались до столовой для прислуги с более скромной обстановкой. Быстро позавтракала и заодно познакомилась с тремя девушками, убирающими в спальнях третьего этажа. А заметив пристальное внимание со стороны лакеев, поспешила на выход.
   Уже на подходе к выделенным мне комнатам, была перехвачена дядечкой в форменной ливрее с сообщением, что княжна ожидает в жёлтой гостиной. "Ну хоть не потолстею. Утро только началось,а я уже намотала столько кругов", размышляла, следуя за вездесущей горничной.
   Подходя к нужной двери, я застыла в восхищении, прислушиваясь к виртуозному исполнению энергичной мелодии. "Когда Дашуля успела так научиться?", в нетерпении дёрнула дверь на себя, спеша высказать ей своё восхищение. Да так и застыла, наблюдая неожиданную картину: за роялем сидела Даша, с обожанием глядя на своего дядюшку виконта, который, собственно, и музицировал.
   Не успела я опомниться, как ко мне подбежала малышка в своём лимонном платьице и потянула к инструменту, не уставая щебетать, как здорово, что приехал её любимый дядюшка, как он замечательно играет на рояле и что я должна обязательно послушать.
   С обречённостью приговорённого последовала за ней.
   - Анна, вам не кажется, что вы слишком молоды для гувернантки ? - огорошил недоверчивый мальчик, внимательно разглядывая меня.
   " Приплыли. Что это ещё за наезд ? С каких пор я должна оправдываться перед этим мальчишкой? " Я уже готовилась поставить его на место, когда вмешалась Даша:
   - Анна Александровна учит меня считать, писать закорючки, рассказывает очень интересные сказки и ещё много-много всего.
   - Вот как?.. Вы музицируете,- сменил тему, но не скептический взгляд.
   - Да, немного,- мои три года по классу фортепиано на большее не хватало.
   - Прошу,- подвинулся на длинной скамеечке, не спеша вставать. "Да что ж такое?" - меня жутко раздражала эта нелепая ситуация, когда заносчивый мальчишка начал строить из себя хозяина, притом ,будто выражая неудовольствие самим моим присутствием.
   - Аннушка, ну пожалуйста. Я ни разу не слышала, как ты играешь,- не в силах разочаровать ребёнка, я села, замерев перед клавишами. Вынужденное соседство ужасно нервировало.
   - Смелее (это он мне?),- подбодрил бесячий пацан, наконец-то вставая. С облегчением выдохнув, я начала играть незамысловатую детскую песенку про котёнка и щенка, спиной чувствуя прожигающий взгляд.
   С последним аккордом поднялась, желая прекратить назязаное общение.
   - Дашенька, а теперь нам нужно заниматься,- прервав бурные восторги в отношении моей игры, повела растерявшуюся малышку из гостиной, бросив через плечо:
   - Всего хорошего, Ваше Сиятельство,- не удержалась от сарказма.
   - Я не прощаюсь, сударыня,- ответил в том же тоне, взбесив язвительностью.
   Про себя поминая его по матери, я заставила тело неспешно "выплыть" в коридор.
   Притихшая Даша, поинтересовалась, с беспокойством глядя на меня:
   - Аннушка, дядя тебя чем-то обидел ? Он, вообще-то, хороший, но ещё молодой, горячая голова,- явно повторив уже слышанное от взрослых, оправдывала своего кумира Дашенька. И я поспешила её успокоить:
   - Ну что ты, конечно он хороший. Просто у нас немного времени: сначала занятия, а потом, ты обещала показать мне парк. Помнишь? - тот час же забыв свои переживания, малышка с азартом потянула меня в нужную сторону.
   Часа через два, отпустив девочку с няней пообедать и отдохнуть, сама пошла на поиски князя. Заворачивая за угол, в надежде, что верно выбрала направление к кабинету, услышала позади шаги и, не успев обернуться, была буквально внесена в ближайшую комнату.
   Вскрикнув от неожиданности, ударила нападавшего локтем. Видимо, удачно, так как тот, охнув, разжал руки, и я метнулась за ближайшее кресло. И уже оттуда уставилась на хмурившегося Василия, потирающего правый бок.
   Мой вопрос : " Что ты себе позволяешь ?" и его возмущённое :" Ну и острые у тебя локти!" совпали, и мы непримиримо уставились друг на друга. Медленно сложив руки на груди он проветил:
   - Я же сказал, что не прощаюсь.
   - Слушай, не знаю, что ты там вообразил..,- но он бесцеремонно перебил:
   - А я тебе сейчас расскажу,- глядя сверху вниз, облил меня презрением,- но сразу предупреждаю: охомутать князя я тебе не позволю ! Думаешь, понравилась княжне, втёрлась в доверие, похлопала своими красивыми глазками и Его Светлость тебе руку и сердце предложит с титулом и состоянием в придачу ? Сто раз ха-ха! Как давно вы с ним любовники ? Месяц, два ? Это не будет длиться вечно. Он насытиться твоими прелестями и бросит!
  
   Я стояла как громом поражённая от незаслуженных, нелепых обвинений, и злые слёзы застилали глаза. Обретя, наконец, способность говорить, выпалила:
   - Безмозглый мальчишка! Как ты смеешь ? Ну ладно, допустим, ты меня не знаешь, понятия не имеешь, на что я способна. Но так оскорбить Михаила Андреевича, только предположив, что он помыслит привести в дом, где живёт его дочь, любовницу! Ты с ума сошёл или настолько испорчен? Так не суди других по себе! И думай головой, прежде чем что-нибудь ляпнуть,- с трудом сдерживалась, чтобы не разреветься, но с гордо поднятой головой, обойдя по широкой дуге этого паршивца, уже в дверях, добавила:
  
   - Дом большой. Надеюсь, больше не увидимся,- бросилась в свою комнату, надеясь не заблудиться. А вслед донеслось:
   - Чёрт, стой! Анна, остановись!-в этот раз проведение сжалилось, и я нашла свою комнату в считанные секунды. Заперла дверь и дала волю из последних сил сдерживаемым слезам.
  "Так меня ещё никто не оскорблял. И главное кто ? Сопляк несчастный ! Сволочь малолетняя!!! Взял и настроение испоганил."
   В парк с Дашей я не пошла, сославшись на плохое самочувствие. И, попросив меня не беспокоить, весь вечер пыталась успокоиться. Обед и ужин проигнорировала, напрочь лишившись аппетита из-за зарвавшегося мальчишки.
  ......
   Князь уехал по делам на весь день, передав, что завтра приедет мадам Роза составлять для меня гардероб. Повздыхав над непреклонностью Михаила Андреевича в этом вопросе, легла спать.
   А на следующий день, отлучившийся с утра пораньше князь, лишил меня возможности поспорить с ним по поводу уместности в моём гардеробе роскошных платьев. " Ну какой смысл наряжать гувернантку дочери? Пусть даже таковой являлась только на людях. Мне всё равно некуда одевать такую красоту."
   Мадам Роза, владелица знаменитой швейной мастерской, активно прикрывалась распоряжением Его Сиятельства одеть меня по-максимуму красиво и элегантно. Мне же хотелось схватиться за голову, понимая сколько может стоить это расточительство. Поэтому и спорила с мадам по любому поводу из-за дурацких оборок, рюшечек, ну и, конечно, корсетов и слишком смелых декольте.
   Одна лишь Дашуля, крутившаяся всё время рядом, получала большое удовольствие от всей этой суеты, с восторгом "охая" и "ахая", разглядывая очередной эскиз будущего платья.
  Для неё я с удовольствием придумала парочку платьев. Теперь дело было за мастерицей, в умении которой я даже не сомневалась.
   Вот никогда бы не поверила, что можно провозиться с выбором фасонов, тканей и отделки всё утро и весь день, обедая практически "на ходу". Отдохнуть смогла только вечером, откинувшись на скамейке освещённого парка и наблюдая как Дашенька качается на качелях, в очередной раз обсуждая сегодняшний день.
   Уложив малышку и проведя в кабинете оставшийся вечер, коротая время перед камином за чтение Шекспировской нетленки "Сон в летнюю ночь" и получая огромное удовольствие, поглаживая кожаный переплёт, перелистывая желтоватые страницы, не в силах надышаться запахом книги, так и не дождалась князя.
  
   Глава 10
  
   Вот уже неделю мы не видели князя,который уходил засветло,а возвращался глубокой ночью,если вообще возвращался. Он передал всего одно послание : не скучать и ни в чём себе не отказывать. Чем и занялись с энтузиазмом исследователей,облазив весь не маленький парк,поделенный на зоны разнообразными декоративными стилями. Той же участи подверглась оранжерея и почти все бальные залы,восхищающие роскошью,продуманной до мелочей. И, потихоньку, я начала ориентироваться во дворце,ну,по крайней мере, в направлениях уже не путалась.
   И всё бы ничего,если бы не длительная отлучка князя. Меня,начавшую уже всерьёз переживать, успокоила Варвара,заверив,что такое поведение иногда характерно для Его Сиятельства,тем более,что он отсутствовал в столице целое лето. Вот и навёрстывает упущенное,улаживая свои дела. Это объяснение позволило немного расслабиться. "Ну что я в самом деле ? Князь взрослый человек и не обязан передо мной отчитываться."В его отсутствие гости не беспокоили,оставляя лишь карточки и приглашения. Но,помня о безобразной выходке графёнка Васи,я предпочитала лишний раз не выходить из комнат,отдавая поручения лакеям.
   Тем не менее,это не спасло меня от нежелательного внимания,когда постучав в дверь,мне передали предписание явиться пред светлые очи графини Астафьевой. Варя,видя моё побледневшее лицо,засуетилась. А я с надеждой спросила:
   - Может сказать,что я заболела?-Варя,сделав большие глаза,помотала головой и просветила, доставая из гардероба новое платье:
  
   - Что вы,барышня,это Екатерину Ивановну не остановит. Она ещё и с лекарем сюда явится вас лечить. Самое разумное-не заставлять её долго ждать.
  
   - Варя,ты что ? Я в этом не пойду,- ошарашенно глядя на голубое платье в цветочек,с кружевной отделкой,запротестовала я,- Мне нужно что-нибудь попроще: серое,очень свободное,ну,то с кружевным воротником,- настойчиво перерывала гардероб.
  
   - Анна Александровна,я не думаю,что стоит..
  
   - Варенька,думать будешь потом. Мне нужно это платье !- стиснув её плечи,умоляюще воззрилась на свою горничную. Видя мою непреклонность,она кивнула и полезла в недра огромного шкафа,в итоге,выудив то,что я искала. Переодеться было минутным делом. Какое счастье,что мадам Роза оказалась знатоком своего дела. Она быстро поняла то,что я хочу вместо традиционного корсета и воплотила в жизнь мою идею. Это позволило создать визуализацию присутствия этого орудия пыток не в ущерб моему удобству.
   Спешно заколола косу шпильками на затылке,повязала лёгкую косынку на груди и,получив неуверенную улыбку Вари,вылетела в коридор. Сменить изящные домашние туфли,увы,забыла.
  
   По дороге пыталась смирить зачастившее сердце,предвидя грядущие проблемы. "Ох,неспроста явилась графиня,вот носом чую - что-то будет". Перед дверью,решив,что "перед смертью не надышишься", чинно вплыла в гостиную,поздоровалась и,присев в реверансе,ждала дальнейшего развития событий,не поднимая глаз,чтобы не выдать своего раздражения. Всё-таки тяжело,в моральном плане,пресмыкаться перед людьми,мнящими себя выше других,следуя субординации. Я-то привыкла,что все люди равны,а тут такое: одно крепостное право чего стоит. Правда князь всегда хорошо обращался с подневольными,и за это я его безмерно уважала. Чего ожидать от графини - я понятия не имела.
  
   Спустя продолжительную паузу раздался снисходительный голос :
  
   - Столько шума и всё из-за этой невзрачной девочки ? Невероятно!- сарказм так и сквозил в словах. Но я сдержалась,не желая подводить князя. Звук приближающихся шагов скрадывал толстый ковёр, поэтому полной неожиданностью стала твёрдая рука,ухватившая меня за подбородок,задирая голову вверх. От такого неприемлемого обращения я дёрнула головой,освобождаясь от жёсткой хватки и рассмотрела, наконец,графиню.
   Женщина лет пятидесяти,на пол головы выше меня,с пронзительными серыми глазами под надменно вскинутыми бровями, с тонким аристократическим носом и упрямым подбородком взирала на меня с неудовольствием. На голове у неё был белый пышный парик. Парчовое платье бронзового цвета поражало обилием золотого шитья и драгоценных камней. Хмыкнув при виде моего потрясённо-восхищённого взгляда, графиня высказалась : ыdd>  
   - Да мы имеем тут непочтительную,строптивую девчонку,склонную к маскарадам,- обращаясь к кому-то в глубине гостиной. Проследила за её взглядом и даже дыхание перехватило от неожиданности: небрежно облокотившись о каминную полку,меня "сканировал" сынок этой грозной женщины - Василий собственной персоной.
   "А я ведь всеми силами избегала встречи с ним! Небось,уже растрезвонил всем, какая я корыстная и падшая. У-у-у,ненавижу!", убийственным взглядом уставилась на посмевшего заявиться нахала. С удивлением отметила смущение на его лице и опущенный взгляд.
   Поэтому пропустила последние слова графини,на счёт чего она и начала сокрушаться:
  
   - Замечательно ! Она ещё и непочтительная,рассеянная и невоспитанная. Как вообще князь вас терпит,дорогуша ? Не за сомнительные же прелести ?
  
   Ну нет,это было уже слишком. Чтоб вас ! Я не нанималась в козлы отпущения. В общем,я не выдержала,посмотрев прямо в жёсткие глаза :
  
   - Вы меня простите,конечно,Ваша Светлость. А,знаете,можете не прощать - переживу. Вы делаете такую же ошибку,как и ваш сын,- убийственный взгляд в сторону,- Ваши неверные выводы оскорбляют хозяина дома,хотя вы не имеете на это право. И если в случае с вашим сыном всё можно списать на молодость и глупость,то в вашем.. 6dd>  
   Звук пощёчины звонко разнёсся в тишине гостиной,прервав мою гневную речь. С трудом удержалась на ногах,а из рассечённой губы побежала тёплая струйка. Заметила,что Василий пребывает в таком же шоке как и я,но пришёл в себя,едва графиня замахнулась ещё раз :
  
   - Матушка, прошу вас,не надо !
  
   Но остановила разъярённую женщину Дашенька,со слезами бросившись ко мне в едва открывшуюся дверь.
  
   - Ваша Светлость,не бейте Аннушку ! Пожалуйста! ! Не делайте ей больно,умоляю вас ! - вцепилась в меня девочка,испуганно глядя на графиню. И этот молодой да глупый,видимо найдя совесть,увещевал мать :
  
   - Мы все погорячились. Я тоже виноват перед Анной. А она вообще не соображала,что говорит. Ну что с девчонки возьмёшь? Простите её,матушка. Вы всегда так великодушны,- незаметно оттеснил от меня графиню.
   Мне же было абсолютно наплевать на сиятельных самодуров. Всё моё внимание сосредоточилось на маленькой храброй девочке,отчаянно цепляющейся за меня. Опустившись рядом с ней на колени,стала её успокаивать : гладить по спинке,целовать мокрые щёчки,тихо приговаривая :
  
   - Ну тише,тише,моя умница,защитница. Всё хорошо,успокойся. Мне не больно,- соврала я,- Я ведь тоже не должна была ругать твою бабушку,и она не хотела делать мне плохо. Так получилось. Но мы больше так не будем. Тише..- Дашенька перебралась ко мне на колени и доверчиво уткнулась в шею,постепенно успокаиваясь. А я рассказывала ей,что папа обещал свозить нас в цирк,где много разных дрессированных зверей, и что мы не должны ему ничего говорить о случившемся. Ведь мы же не хотим расстроить такого замечательного папу. К счастью,малышка соглашалась. Афишировать скандал мне категорически не хотелось. Успевшая неплохо узнать Михаила Андреевича,я не беспочвенно опасалась,что он пойдёт выяснять отношения с графиней. И это могло кончиться катастрофой.
  
   От невесёлых мыслей меня отвлекла Её неуравновешенная Светлость,нависая,словно туча :
  
   - Ладно,девочка,твоя преданность князю и забота о моей внучке делает тебе честь. Но прощать тебя я не намерена. Надеюсь,ты не дашь больше повода ставить тебя на место. Можешь и дальше исполнять свои обязанности,но учти : я глаз с тебя не спущу. И допусти ты хоть малейший промах..,только посмей позариться на князя - я тебя уничтожу! - и смерив меня,сидящую на ковре и прижимающую притихшую Дашеньку,задумчивым взглядом,вышла. А графёнок,задержавшись на пороге,выдал уже знакомую фразу:
  
   - Я не прощаюсь,- поспешил за матерью. Мне же было абсолютно параллельно прощается он там или как. Моя голова была забита только одной проблемой : " Чем отвлечь Дашулю,чтобы она скорее забыла об этом кошмаре?"
   Просидев так довольно долго,заметила закрывающиеся глазки малышки. " Бедный ребёнок, такое потрясение,вот организм и включил защитный механизм : сон - лучшее лекарство."
   С трудом поднялась с уснувшей Дашенькой на руках и поспешила в её комнату. Уложив малышку и посидев рядом,пошла,в поисках уединения,в оранжерею. Дойти до неё мне не дали настойчивые руки,вызвав ощущение дежавю. Морально опустошённая,даже не пыталась сопротивляться,когда меня втолкнули в помещение и прижали к закрывшейся двери. Я лишь обречённо вздохнула и устало прикрыла глаза.
   А потом распухшей губы коснулась прохладная ткань,заставив поморщиться,и упрекающий голос забормотал,вынуждая в удивлении уставиться на графёнка.
  
   - Разве можно быть такой глупой ? Я думал,что ты умнее. Сказать такое матушке ! Тебе жить надоело ? Не могла помолчать ?- выговаривал мальчишка,аккуратно оттирая засохшую кровь.
  
   - Не могла. Я ничем не заслужила такие обвинения,- загорелись мои глаза непримиримым огнём и я пошла в наступление,- Почему вы спешите предположить самое плохое,гадкое,мерзкое ? Изваляете человека в грязи и наслаждаетесь,видя его мучения. Так нельзя ! Это не правильно !- опешив от моего напора,графёнок отошёл от меня на пару шагов,с опаской глядя сверху вниз и выставив вперёд ладони:
  
   - Спокойно,я не ругаться с тобой пришёл,а извиниться за нанесённые оскорбления. Я понимаю,что ни меня,ни мою матушку это не извиняет,но князь- не посторонний нам человек и вокруг него постоянно вьются охотницы,привлечённые его состоянием и высоким положением. А он слишком "мягкий" и подчас не способен дать отпор настойчивым мадам. Поэтому матушка,негласно,взяла эту роль на себя. За весну троих спровадила. И мы думали,что ты очередная искательница богатого мужа. Ну,понимаешь,.. появилась внезапно,да и князь гувернантку собирался взять только в следующем году,с рекомендацией матушки. Согласись,слишком непредсказуемо и подозрительно.
   И,в итоге,получилось то,что получилось. Прости..- закончил,виновато заглядывая в лицо. Проанализировав свои ощущения,честно ответила :
  
   - Простить не могу,но зла держать не буду. И,чтобы быстрее всё забылось,нам нужно избегать друг друга. Со своей стороны я сделаю всё для этого,- непреклонность моего взгляда не оставляла сомнений в словах.
  
   - Не сомневаюсь,- прозвучало язвительно,- Эти дни ты удачно меня избегала. Я ещё тогда хотел извиниться,когда понял,что ты не такая,как я думал. Потом предупредить,что матушка планирует нанести визит.Её кто-то основательно накрутил,поэтому она изначально была настроена так непримиримо.
  
   - Ой,только не говори,что это не ты,- попросила с издёвкой.
  
   - Что? Ты думаешь,это я ей наговорил про тебя? - негодовал мальчишка,- Знаешь,я привык проблемы решать сам,а не бежать к матери или отцу с жалобами. Да за кого ты меня принимаешь ? Это даже оскорбительно!
   Не сдержавшись,хмыкнула :
  
   - Что,не нравиться ощущение? Добро пожаловать в клуб незаслуженно обвинённых.
  
   - Да ладно тебе! Я всё осознал и униженно прошу прощения,- произнёс с улыбкой,опускаясь на колени и раскинув руки,придавил мою юбку. От нелепости ситуации и невозможности сдвинуться с места,схватила его за руку,пытаясь поднять :
  
   - Ну что ты делаешь? Встань сейчас же! Хватит паясничать. Ты ведёшь себя как ребёнок.
  
   Этот хохмач,не торопясь подниматься,уставился куда-то мне под ноги,парировал :
  
   - А ты разве нет?- и,поднявшись,закончил,- Когда в следующий раз решишь поиграть в простушку,не забудь сменить обувь. А то,знаешь ли,твоё кошмарное платье как-то не вяжется с этими милыми туфельками,- выразительно посмотрел на носки выглядывающей из-под моего платья обуви. Не найдя аргументов в свою защиту,но желая оставить последнее слово за собой,заявила с претензией :
  
   - А с чего это ты мне тыкаешь? Мы с тобой даже не друзья,на брудершафт не пили. И вообще я старше.
  
   - Вряд ли ты старше моих почти девятнадцати лет.
  
   - Боже,восемнадцать лет-совсем мальчишка. А мне двадцать один,чтоб ты знал,- с чувством превосходства задрала нос.
  
   - Ты это серьёзно?- не поверил графёнок.
  
   - Мне нет смысла врать. И вообще я должна идти,- отворачиваясь и идя на выход.
  
   - Подожди,не убегай. Ну что ты такая обидчивая?
  
   - Я хочу быть рядом,когда Даша проснётся,- обречённо вздохнула,-Ума не приложу,как помочь ей всё это забыть.
  
   - Я с ней поговорю,- пообещал мальчик Вася.
  
   - Смешно.. А ты знаешь,что сказать напуганной,растерянной девочке? Ваше общение вряд ли переходило на такой скандальный уровень. Это ощутимый удар по психике малышки.
  
   - Я не стал бы так драматизировать,- предваряя моё возмущение,поучительно поднял указательный палец,- Ты забываешь,что она потеряла мать. Конечно Дарья была слишком мала,чтобы помнить Ольгу,но эта трагедия навсегда оставила след в её душе. И,несмотря ни на что, она улыбается,смеётся. Рядом с тобой она вообще преображается. За эти месяцы,что вы провели вместе,малышка очень изменилась,расцвела. Я поразился произошедшим переменам,но сначала не разобрался,что это твоя заслуга. Теперь я это вижу. И только в твоих силах помочь ей забыть произошедшее сегодня.
  
   - Ладно,раз ты так считаешь,- немного растерялась я от прочувствованной речи. Но быстро взяв себя в руки,пытливо посмотрела на графёнка.
  
   - Ты же понимаешь,что князь не должен узнать о случившемся?
  
   - Почему?- добил мальчишка идиотским вопросом. Всплеснув руками от избытка чувств,я начала наступать:
  
   - Ничего глупее не слышала. Какой же ты ещё маленький. Да я не про рост,- успокоила, увидев возмущение на лице графёнка.
  
   - Неужели ты не хочешь,чтобы князь тебя защитил? Ведь иметь врага в лице моей матери равносильно самоубийству.
  
   - Я думаю,мы поняли друг друга. И поскольку ничего плохого в отношении Его Светлости я не замышляю,то и опасаться мне нечего.
  
   - Ну,я бы не был так уверен,зная матушку. А если у Михаила Андреевича на тебя далеко идущие планы ? - вот честно,не поняла о чём это он. Удивляясь моей недогадливости,пояснил:
  
   - Если князь попросит твоей руки,ты согласишься?- я очень некультурно замерла с открытым ртом,глупо хлопая глазами.
  
   - Чему ты удивляешься?- поинтересовался несносный мальчишка,- Матушка не зря беспокоилась. У тебя есть все шансы стать княгиней.
  
   - Ты издеваешься,да?- с негодованием вытаращилась я на него,- Сначала обвиняешь в корысти,теперь сводничаешь.. Всё,я ухожу,иначе мы серьёзно поругаемся. Прощайте,Ваша Светлость!
   С чего-то развеселившийся графёнок хмыкнул,произнеся ставшее привычным:
   - Я не прощаюсь,Анна. До свидания.
  
  Глава 11
  
   Если раньше я переживала из-за отсутствия князя, то сейчас это стало просто спасением и позволило сохранить в тайне конфликт с графиней. Губа моя зажила, будто ничего и не было, а Дашенька вернулась к своему беззаботному состоянию. И поскольку конец сентября радовал тёплыми погожими деньками, всё свободное время мы проводили с ней на улице .
   К сожалению, самоуверенный графский сынок не внял моей настойчивой просьбе и каждый день являлся во дворец, беспардонно влезая во все наши дела. Появляясь к завтраку, вежливо приветствовал нас и беззастенчиво садился напротив меня, напрочь лишая аппетита пристальным взглядом.
   Наши занятия стали просто невыносимы с непрекращающимися комментариями наглого мальчишки, сбивали серьёзный настрой Даши, превращая всё в балаган. Ругаться было бесполезно - мальчишка переводил всё в очередную шутку, доводя своим легкомыслием до бешенства. Пыталась выставить его из комнаты. Ага, проще сдвинуть мой шкаф с платьями. Я мысленно его уже придушила раз сто. Мои недвусмысленные намёки, по поводу нежелания его видеть, полностью игнорировались. Прилагая титанические усилия чтобы сдерживаться, стала вести себя будто он предмет интерьера. Он тоже сменил линию поведения, с настойчивостью носорога втягивая меня в свои проказы, вызывая безудержный смех Дашули .
   К примеру, по комнате во время занятий летали самолётики, а писчие перья с завидным постоянством оказывались у меня в волосах. Ну детский сад какой-то. Я недоумевала, чего добивается несносный мальчишка, доводя меня .
  
   Один раз додумался привезти своего пса Маркиза - русского охотничьего спаниеля . Этот небольшой дружелюбный пёсик, белый с рыжеватой головой, ушами и пятнами на спинке, настолько утомил нас, что даже я в ту ночь спала без задних ног, что уж говорить о Дашеньке. А эти бесконечные букеты из осенних цветов и кленовых листьев, преподносимые наигранно торжественно. Поначалу я не брала эти дары осени , и вся эта красота немедленно украшала мою причёску. Ну как я могла тягаться с графёнком, под метр девяносто, который крепко удерживая за талию, пристраивал цветочки-листочки в моих волосах. Дарья, смеясь и подсказывая, помогала творить это безобразие.
   Или обычная коробка конфет , превратившая нас троих в шоколадных поросят. Причём начали не мы с Дашей, хотя не скрою, что с энтузиазмом размазывала шоколад по его наглой физиономии, в то время, как он пытался накормить меня конфетами.
  
   Все эти проказы наглядно продемонстрировали, какой же Василий ещё мальчишка. Но постоянная улыбка и смех Дашеньки вскоре примирили меня с его нахождением рядом. И я уже с любопытством ждала следующего дня, гадая, что он придумает в очередной раз. И Василий пока не разочаровывал.
  
   Сегодня мы искали куклу, которую графёнок привёз малышке и спрятал на просторах парка. Записки с подсказками приводили то к статуи нимфы, то к каскадному фонтану, а то и в розовый куст. Забавляющийся больше часа Василий сжалился только когда я ободрала шипами все руки, и в обмен на желание сказал, где спрятал фарфоровую куклу. Видя радость малышки, я проглотила своё недовольство, лишь закатила глаза из-за лукавой улыбки графёнка, чувствуя подставу. И не ошиблась.
  
   Привыкшая ездить по-мужски, сидя боком на пегом жеребце, вцепившись в луку седла, я с опаской взирала на подстрекателя, ожидая очередной подлянки. Какого лешего ему приспичило покатать меня на своём коне - понятия не имею. Но таково было его желание. Поэтому я позволила подсадить себя в седло . Шустрая малышка, с удовольствием поддерживающая виконта в его авантюрах, от нетерпения прыгала рядом.
   - Дядя, покатай Аннушку ! Ну, поехали уже!
   Держа коня под узцы, Василий ободряюще улыбнулся , интересуясь :
   - Готова ?
   - А что-нибудь изменится, если я скажу нет ? - продолжала хмуриться я.
   - Просто держись крепче. Если что - я рядом.
   - Как будто это должно меня успокоить, - огрызнулась. Не имея возможности сесть по-человечески ,я откровенно трусила, пряча это за грубостью.
   Василий, неспеша, тронул коня вперёд. Продвигаясь по дорожкам вокруг дворца, я постепенно приноровилась удерживать свою тушку в непредназначенном для верховой езды платье в неудобном положении и попросила прибавить скорость.
   Вспомнилось "Воронцово" и наши с Михаилом Андреевичем весёлые заезды на лошадях вокруг усадьбы, и счастливая улыбка озарила моё лицо. Растеряв шпильки, крупные локоны беспрепятственно рассыпались по плечам. Как же сейчас мне было хорошо и свободно! Я даже глаза закрыла и подняла лицо к небу, наслаждаясь пригревающим солнцем и ласковым ветром.
   И не сразу сообразила, что конь больше не двигается. Открыла глаза, выискивая причину остановки, а эта причина завороженно смотрела на меня.
   - Почему стоим ?- привела в чувство застывшего графёнка, всё также молча изучающего меня. Дашенька, с детской непосредственностью, прокомментировала :
   - Аннушка, ты такая красивая,вот дядюшка и засмотрелся,- смутившись, я начала слезать с коня. Меня перехватили уверенные руки. Василий помог спуститься,но вот отпускать мою талию явно не собирался.
   На мой гневный шёпот "Что ты творишь,мальчишка ? Здесь же ребёнок!", даже не отреагировал. Помощь пришла откуда и не ждали уже.
   С вежливого " Добрый день, Василий ", в котором , тем не менее, сквозило недовольство. И меня, наконец-то, отпустили, оборачиваясь к князю и возвращая приветствие.
   - Здравствуйте, Ваша Светлость,- заглушил радостный крик :
   - Папочка, мы так скучали ! - и я с облегчением улыбнулась направляющемуся к нам Михаилу Андреевичу, внимательный взгляд которого, оценив увиденное, остановился на виконте.
   - Меня не было больше недели и я хочу наверстать упущенное время. Если у тебя ко мне дело, я займусь этим завтра,- такого князя я ещё не видела и меня поразила эта перемена.
   Василий, сообразив, что его спроваживают, откланялся, напоследок бросив на меня не поддающийся определению взгляд. А Михаил Андреевич, взял Дашеньку за руку, подхватил меня под локоть и, улыбаясь, направился во дворец.
   Малышка без конца болтала, делясь произошедшим в его отсутствие. К счастью, даже не заикнулась о скандале с графиней, что меня очень обрадовало. Но чем чаще упоминался Василий, тем более мрачнел князь , пытливо поглядывая на меня. И , в итоге, после ужина, меня позвали в кабинет, для серьёзного разговора.
  
   С замиранием сердца я опустилась в кресло для посетителей, опасаясь поднять взгляд на князя, замершего напротив. Умом-то я понимала, что не сделала ничего плохого, но чувствовала себя виноватой под пристальным вниманием .
   -Во-первых, я хотел бы извиниться за своё отсутствие. Пришлось улаживать кое-какие дела. Если бы я знал, что Антонина Степановна слегла с простудой и тебе пришлось взвалить заботу о моей дочери на себя, то бросил бы всё и приехал,- с раскаянием оправдывался князь.
   - Ну что вы такое говорите, Михаил Андреевич ? - почти перебила я, - Уверяю вас, мы с Дашенькой замечательно провели время.
  
   В кабинете ненадолго установилась тишина. Я ждала продолжения разговора, а князь сидел, положив подбородок на переплетённые пальцы, с видом человека, решающего трудную задачу. И, видимо, приняв какое-то решение, выпрямился, положив ладони на стол.
   - Прежде чем я озвучу причину, по которой тебя позвал, расскажи-ка мне, Аннушка, что связывает вас с виконтом? Как часто он здесь бывал в моё отсутствие ?
   Смутившись, я всё же честно ответила.
   - Он каждый день приезжает с Дашей поиграть.
   - С Дарьей ли ? -перебил, не сводя с меня пристального взгляда.
   - Я понимаю, о чём вы. Но уверяю, что не давала Василию повода думать, что мы друзья. Чаще всего я злюсь на него за глупое ребячество. Он просто мальчишка, который доводит меня изо дня в день. Но не смотря на это, он замечательный дядя для Дашеньки, хотя и с замашками старшего брата,- высказала я всё как на духу.
   - А что, если я скажу, что он был не частым гостем в моём доме до твоего появления.
   - Я даже думать об этом не хочу, и воспринимаю его только как дядю Дашеньки,- возмущённая нелепостью не высказанного, но подразумевающегося утверждения, я даже вскочила с кресла.
   - А к моей дочери ты относишься как к младшей сестре? - сбил мой настрой князь, заставив замереть в нерешительности. И это даже вопросом не прозвучало.
   - Ну, да, - непонимающе уставилась на собеседника. А он тепло улыбнулся и продолжил :
   -Вот поэтому я и позвал тебя. Как это ни странно, но я очень привязался к тебе, Анечка. Ты стала членом нашей семьи. И иначе, как старшей дочерью, я тебя уже не воспринимаю. Поэтому мне противно изображать на людях хозяина и почти прислугу. И я решил исправить это недоразумение. Я признаю тебя своей внебрачной дочерью, которую недавно нашёл. Бумаги уже готовы, поверенный прибудет завтра.
  
   Это было, как удар по голове. Я села, чудом не промахнувшись мимо кресла, "уронив" челюсть и расширенными от изумления глазами смотрела на оживлённого князя. Припомнив всё, что знала о текущем веке, неверяще помотала головой, пробормотав :
   - А как же ваша репутация ? Это же будет скандал. Вы не можете так поступить с Дашенькой. Тем более это не правда, мы с вами даже не похожи, - приводила любые аргументы, лишь бы отговорить Михаила Андреевича от этой авантюры. Но он ни в какую не собирался отступаться от своей идеи.
   - Не волнуйся ты так. Через несколько месяцев это уже не будет свежей новостью, её заменят другие. Я попрошу графиню Астафьеву взять тебя под своё покровительство. С её помощью и поддержкой таких же влиятельных подруг ты быстро войдёшь в высшее общество. А через год-два никто и не вспомнит о скандале, связанном с твоим появлением.
  
   При упоминании графини мне чуть плохо не стало. И всё усугублялось абсолютной уверенностью князя в правильности своего решения. Понимая, что переубедить его сейчас не легче, чем остановить поезд, я всё же попыталась :
   - Михаил Андреевич, давайте поговорим об этом позже. Не нужно завтра поверенного. Такое решение не принимают в спешке.
  
   - Анечка, я думал об этом с середины лета и у меня было достаточно времени, чтобы убедиться в правильности своего решения. Ну что тебя смущает? Ты нас с Дашей не любишь? - применил Михаил Андреевич запрещённый приём.
   - Так не честно! Вы же знаете, что стали мне очень дороги. Вы спасли меня не только тем, что приютили, а в большей степени тем, что меня перестали мучить по ночам кошмары и я уже не напоминаю бледное приведение. Нет, я не забыла своих родных, это не возможно. Но вы с Дашенькой не дали мне погибнуть от горя, стали близкими людьми,- в смущении потупилась,- И всё же считаю ваше решение поспешным. Дайте мне немного времени..
   - Хорошо, я дам тебе неделю,- поднимаясь из кресла,пообещал Михаил Андреевич. Я тоже встала и сразу попала в крепкие объятия.
   - Всё будет хорошо, Анечка. Я обещаю,- но вопреки прозвучавшей уверенности, я с ужасом поняла, что если не удастся отговорить князя, графиня Астафьева меня со свету сживёт, изрядно попортив нервы дорогому мне человеку.
   Бесповоротно потеряв покой после разговора с князем, уснула с навязчивой мыслью: " Нужно срочно поговорить с Василием."
  
   * * *
  
   Но ни на следующий день, ни даже через три дня он так и не появился. И я, уставшая от изводящего ожидания, бросилась к Варе, надеясь, что она подскажет, как передать послание.
   Когда реакции на мою записку с просьбой встретиться не последовало, моя сообразительная горничная сама поехала добиваться моей встречи с виконтом.
   Увы, порадовать меня ей было нечем. Из общения со слугами ей удалось узнать, что хозяин где-то пропадает,возвращаясь изрядно "навеселе" лишь под утро.
   Я, конечно, была в отчаянном положении, подгоняемая истекающей неделей, но являться посреди ночи в холостяцкое жилище, чтобы поговорить, была не намерена. Поэтому решила ограничиться посещением театра, в который, по словам всё тех же осведомителей, собирался наведаться неугомонный Василий нынче вечером. И моя неизменная помощница взялась помочь мне в этом деле.
   На мою удачу,князь тоже решил провести вечер вне дома, и я, по традиции, поцеловав Дашеньку и пожелав ей спокойной ночи, в сопровождении Варвары тенью выскользнула из дома.
   Просторный плащ с капюшоном и тёмное время суток позволили остаться незамеченной. А, выйдя на Садовую, поймать извозчика не составило труда. Карета,видимо, не подозревающая о существовании рессор, привезла нас на Васильевский остров и остановилась на тускло освещённой набережной Невы.
   Не дав рассмотреть каменное строение, Варя потащила меня внутрь, спеша преодолеть высокую лестницу.
   На входе нас встретил почтенный дядечка, одетый в парадный камзол и напудренный парик. О чём там Варя шепталась с ним я не услышала. Но смерив меня цепким взглядом, силясь рассмотреть лицо под капюшоном, он провёл нас на второй этаж и с поклоном удалился.
   - Ждите здесь, я приведу Василия Николаевича,- не удержавшись я хохотнула, прикрыв рот рукой. Балбес Вася - вот это больше соответствовало действительности, а не это официальное обращение. Бросив на меня вопросительный взгляд, так и не поняв причину моего веселья, Варя исчезла за ближайшей дверью. А я предусмотрительно отступила в нишу.
   Ждать долго не пришлось. Из открывающихся дверей грянул хохот, а потом знакомый голос начал возмущаться:
   - Варя, я не собираюсь ни с кем разговаривать. Я занят! И вообще, я что,не имею права сходить в театр в дамой и чтобы меня не беспокоили!?
   Поняв,какой промах совершила, я вылетела из своего убежища и бросив Варе "Я ошиблась. Пойдём", рванула в сторону лестницы, ругая себя на все лады.
   А спустя пару мгновений в спину неверяще понеслось:
   - Анна? Cтой! Подожди! Да остановись,тебе говорят!- догнал, сгрёб в охапку, запихнул в нишу,проигнорировав и моё сопротивление, и гневное шипение. Тяжёлая ткань портьеры упала занавесом, отрезая от окружающего мира, а темнота опустилась на плечи, не позволяя рассмотреть нахального графёнка. Поэтому, куда там попали мои кулаки и коленки - понятия не имею, но после очередного оханья мои запястья перехватили, а немаленькая тушка буквально распластала меня по стене. Полузадушенно пискнув, затихла.
   - Что ты здесь делаешь? Зачем хотела меня видеть? А Его Сиятельство знает,где ты пропадаешь? Что-то я сомневаюсь..,-хмыкнул издевательски. Запах спиртного ударил в лицо,заставив поморщиться и сказать совсем не то, что хотела:
   - Василий, ты что пьян? С ума сошёл? В твоём возрасте..
   - Ой, вы посмотрите на эту леди-нравственность!-не дал договорить,- Я могу делать всё, что пожелаю и в няньках не нуждаюсь.
   - Да пожалуйста. Отпусти меня и иди делай. Хоть с моста прыгай,- обида требовала сделать ответную гадость, а темнота только подстёгивала,- Не смею вас больше задерживать, Ваша Светлость.
   - И сделаю!- горячие губы впиваются в мои, и я от потрясения даже забываю как сопротивляться, чем беззастенчиво пользуется эта пьянь малолетняя.
   Углубив поцелуй с привкусом вина, потерял бдительность, за что тут же поплатился, получив пощёчину. Ну, или куда там попала - в темноте не разобралась.
   - Ты что творишь, мальчишка?-напустилась на него, опять прижатая к стене,- А ну отпустил, живо!
   - Чтобы ты опять меня ударила? Нет уж. Мне хватило,- был злой ответ.
   - Так какого чёрта ты полез целоваться? Иди, со своей спутницей воплощай свои эротические фантазии,- припомнила, что его дама ждёт.
   - Может я с тобой хочу.,- выдохнул в волосы.
   - Я этого не слышала! Понял? - в который раз попыталась освободить руки,продолжая настаивать,- Не порти моё хорошее отношение к тебе. Ни мне, ни тебе этого не надо. Ты протрезвеешь и будешь жалеть,-смягчилась я,- Отпусти меня, а завтра приезжай, пожалуйста. Нам нужно серьёзно поговорить. Может случиться кое-что непоправимое, и мне нужна твоя помощь. Договорились? - расслабившись,теперь уже я подалась к нему,уговаривая, - Ну же, отпусти,будь хорошим мальчиком.
   Чёрт, зря произнесла последнюю фразу. Уже успокаивающийся Василий напрягся и прорычал в лицо:
   - Я мужчина, наследник графского титула, а ты постоянно тыкаешь меня в мои, без малого 19 лет. А я всего на два года тебя младше и давно не ребёнок. Но ты не желаешь этого замечать, как и моих чувств!
   Вот честно, я была в шоке. Только и смогла оторопело пробормотать:
   - Вась, какие чувства? Ты знаешь меня без году - неделя. И потом, вспомни, какими ты кидался обвинениями при нашем знакомстве, а сам.. Ну, может, ты и увлёкся мной, дальше что? Любовницей твоей я не стану, ни за что..
   - Я и не предлагаю любовницей,- лёгкий поцелуй в висок, а руки уже начали наглеть: оставив в покое запястья, спустились к груди. Одна тут и задержалась, поглаживая, а вторая, переместившись на поясницу, крепко прижала к нетрезвому обладателю этих, по моему мнению, лишних конечностей.
   - А если у меня серьёзные намерения?- договорить ему я не дала, на ощупь прижав ладонь к его губам.
   - Василий, ты смерти моей хочешь? Да проще застрелиться, чем твоя матушка будет долго и упорно меня уничтожать. И вообще, я замуж не собираюсь. Забудь этот бред!
   Но до пьяного сознания было не достучаться. Ладонь поцеловали,грудь уже томительно ныла от настойчивого поглаживания, а рука зарывшись в волосы,не дала уклониться от сводящих с ума губ. И я, неосознанно, отвечаю на смелые ласки его языка, цепляясь за отвороты камзола, плавясь и задыхаясь от нахлынувших ощущений, животом чувствуя силу его желания. Последнее обстоятельство резко привело в чувство, заставив со стоном вырваться из плена губ.
   Свой хриплый голос даже не узнала:
   - Стой. Василий, остановись,- последнее уже стонала,когда, проложив дорожку из поцелуев по шее до смелого декольте, этот малолетний соблазнитель добрался до груди и, стянув платье до локтей, через прозрачную сорочку обхватил сосок губами. Обострённое темнотой возбуждение, смело здравый смысл и любые мысли о сопротивлении, заставляя неосознанно выгнуться навстречу жадным губам и нетерпеливым рукам, пробирающимся через ворох юбок к бёдрам.
   Мы настолько увлеклись, что не заметили как уронили какую-то статую, находящуюся в нише. И лишь страшный грохот, остановил наше безумство.
   Замерев в страстных объятиях, оглушённая срывающимся дыханием, чувствуя дискомфорт от неудовлетворённости, поспешно отпустила мягкие волосы, в которые зарылась моя рука,прижимая его голову к груди. Дальше попыталась отодрать его руки от кружевных трусиков, но обнаглевшие конечности не собирались сдавать позиции. Только обещание ударить, убедило Василия отпустить меня, окончательно сбив весь настрой. Исторгнув мученический стон, он поправил мои юбки и молча отошёл. Потом, с шуршанием, мне на плечи опустился плащ, скинутый в порыве страсти.
   Приведя себя в относительный порядок, накинула капюшон и, не в силах произнести ни слова, взялась за портьеру, намереваясь поскорее уйти, пока со стыда не сгорела. Но упрямый мальчишка не дал так просто сбежать. Дёрнул на себя, страстно поцеловал и, подхватив на руки, вышел в ярко освещённый холл театра, проигнорировав моё возмущение.
   Представление ещё не закончилось, и Варя куда-то подевалась. Но малолетний диктатор не дал как следует осмотреться, легко сбежав по лестнице, направляясь на выход. Он слишком торопился, поэтому капюшон у меня слетел, приковав заинтересованные взгляды служащего театра и толпившихся в вестибюле людей. И, в частности, один конкретный взгляд, в котором читалось узнавание, неверие и злость, переходящая в многообещающий прищур.
  
   * * *
  
   Холодным вечером карета увозила нас всё дальше от театра.
   С трудом запихнув сопротивляющуюся меня в узкую дверь, Василий притянул меня к себе на колени и, сжав в крепких объятиях, уткнулся в мои волосы, не спеша нарушать тишину.
   Я тоже затихла, переваривая произошедшее и мечтая провалиться сквозь землю. Ведь хотела всего лишь поговорить, спросить совета, расчитывая на помощь, уверенная в его незаинтересованности, равно как и графини, в признании меня дочерью князя.
   " В какой момент всё пошло не так? Ну понятно, он - пьяный нахальный мальчишка, отягошённый подрастковым максимализмом, но я-то.. Совсем с головой дружить перестала? Как же так? Теперь всё ещё больше запуталось и нужно срочно исправлять ситуацию."
   Поэтому еле выбравшись из неуступчивых рук, пересела напротив и осторожно поинтересовалась :
   - Василий, ты же понимаешь, что произошедшее было недоразумением, ошибкой. Мы должны сделать вид, что ничего не случилось. Так будет лучше. И вообще, тебе не стоило пить, а мне приезжать сюда. Хотя, ты сам вынудил меня. Не надо было игнорировать мои просьбы,- насупилась я, сложив руки на груди.
   - А что мне оставалось делать?- взглянул с вызовом,- Князь дал понять, что не доволен моими визитами. А как он смотрел на тебя! Будто готов растерзать любого, кто рискнёт приблизиться. Чёрт..
   - Не выдумывай, тебе показалось,- ещё не хватало, чтобы опять начал швыряться идиотскими обвинениями. Я тогда точно взорвусь.
   - Я по-твоему слепой что ли? И вообще, не собираюсь я ничего забывать. Может, мне понравилось,- самодовольно улыбнулся, вызвав жгучее желание хорошенько его встряхнуть.
   - А мне нет!- соврала, желая уколоть побольнее, чтобы остудить пыл,- И не смей делать глупости. Ты не имеешь права меня трогать.
   - Под глупостями ты подразумеваешь предложение руки и сердца?- решил шокировать, пристально наблюдая за мной. Вот только не расчитал, что это вызовет совсем противоположную реакцию.
   - Не смешно. Я сделаю вид, что ничего не слышала.
   - Ах так! Ладно, я приеду завтра с утра,- с оскорблённым видом уставился в окно, но резко повернувшись, подался ко мне, заставив отпрянуть от неожиданности,- И не делай глупостей. Поняла?- вернул мои же слова. Я только головой покачала от такого хамства и, оттолкнув, не дожидаясь помощи, выскочила из остановившейся кареты.
  
   Глава 12
  
   Стоило ли удивляться, что проворочавшись полночи, я пропустила завтрак, элементарно проспав. В спешке умылась и не успев одеться, была прервана стуком в дверь.
   Вернувшаяся вчера минут на десять позже меня Варвара, заглянула в комнату, с просьбой спуститься в кабинет. Я даже предположить боялась, зачем Михаил Андреевич хочет меня видеть. В спешке одела домашнее сиреневое платье в цветочек, атласные туфли, перехватила волосы лентой и - вперёд, навстречу неизвестности, надеясь, что князь не знает о моей вчерашней глупой вылазке.
   Постучала и вошла, сияя улыбкой, которая моментально померкла, стоило мне увидеть посетителя князя. Отвратительно бодрый Василий, одетый непривычно официально в чёрный камзол с бронзовой вышивкой и классически повязанным шейным платком, не спускал с меня горящих глаз, в то время как князь следил за моей реакцией. И от него не укрылось смятение, вспыхнувшие щёки и затравленный взгляд на дверь, что он и прокомментировал :
   - Как интересно.. Вижу, ты догадалась, по какой причине Василий Николаевич приехал с утра пораньше .
   А я молчала, уделив всё своё внимание узору на ковре и чувствуя на себе настойчивые взгляды.
   - Анна, виконт попросил твоей руки. И, что самое интересное, он даже не подозревает о нашем разговоре, то есть делает предложение гувернантке моей дочери, - проницательный взгляд , брошенный вскользь на неугомонного мальчишку, вернулся ко мне,- В любом другом случае я бы ему объяснил, как он неправ и отправил домой. Но сейчас слово за тобой,- Василий явно был не согласен с князем, намереваясь высказаться, но Михаил Андреевич ещё не закончил :
   - Поэтому, прежде чем ты дашь ответ ему, что скажешь на моё предложение? - я в ужасе забыла как дышать, сообразив, насколько двусмысленно это прозвучало. И реакция Василия была однозначной:
   - Что? Вы..? Ваше Сиятельство, я в любом случае не отступлюсь. Вчера я скомпрометировал Анну Александровну и намерен на ней жениться.
   -Нет! Боже, Василий, что ты несёшь?-схватилась за голову,- Ну подумаешь, пару раз поцеловались, девственности так не лишаются. А моя осталась при мне, поэтому тут нечего обсуждать!- ответом мне было шокированное молчание. Ошалевшая от заявления виконта, не учла я , что мои собеседники не из раскрепощённого 21 века. "Ну и чёрт с ним! Лучше сейчас со всем разобраться , чем потом разгребать последствия от недомолвок. Всё равно терять уже нечего."
   - Михаил Андреевич, я бы хотела оставить всё как есть. Так будет спокойнее для всех,- и, не давая возразить, продолжила, - Со временем вы увидите, что я была права.
   Но непреклонный князь не собирался отступать :
   - Как же ты не понимаешь? Мне противен этот фарс. Я хочу законно сопровождать тебя на прогулках, свозить в оперу, в театр, представить своим друзьям, ввести в Высшее Общество , да просто пообедать как нормальная семья, - он уже стоял рядом, стискивая мои ладони и проникновенно заглядывая в глаза, - Анечка, ты только представь, как обрадуется Даша, что ты станешь её сестрой.
   Глядя на князя сквозь пелену слёз, я понимала, что начинаю сдаваться. Но отдавала себе отчёт, что все мы ещё пожалеем из-за моей бесхребетности.
   - Сестрой?- недоумение Василия спасло меня от немедленного ответа Михаилу Андреевичу, который одним махом отрезал мне все пути к отступлению :
   - Анна - моя дочь. И я хочу объявить об этом всем, чтобы не возникало больше никаких недоразумений,- красноречиво посмотрел на виконта, который, явно в шоке, опустился в ближайшее кресло, переводя обалдевший взгляд с князя на меня. Окончательно остановив его на мне, просветлел лицом и выдал, не обратив внимание на то, что я в отрицании качаю головой.
   - Ваша Светлость, я не собираюсь отказываться от своего предложения. И хотел бы просить разрешения объясниться с Анной наедине.
   Видя моё несогласие, князь благоразумно посоветовал :
   -Василий, я считаю, что твоё предложение несколько несвоевременно, в данных обстоятельствах. Когда поуляжется шум, вызванный появлением моей старшей дочери, тогда, если не передумаешь, мы и поговорим.
   Я не смогла скрыть облегчения и торжествующую улыбку, за что удостоилась угрюмого взгляда и непреклонного :
   - И не надейся, я не передумаю,- после чего попрощался и, бросив на меня обиженный взгляд, покинул кабинет.
  
   Оставшись наедине с князем, неудовлетворённым моими отговорками, ожидаемо дождалась :
   - Анечка, что между вами произошло и где вы вчера успели встретиться? - начал он вкрадчиво.
   - Михаил Андреевич, ничего ужасного не случилась,- поспешила успокоить,- Как вы знаете, Василий не появлялся несколько дней, а мне нужно было с ним поговорить . Он даже на записки не отвечал, и я, поддавшись порыву, не подумав о последствиях, поехала в театр, надеясь там поговорить. Так что я в большей степени виновата. Но я и подумать не могла, что он испытывает ко мне отнюдь не дружеские чувства,- запутавшись взглядом в уже изученном ранее рисунке ковра, нервно теребила кружево на рукаве, испытывая не самые приятные ощущения от того, что приходится оправдываться , в сущности, из-за такой ерунды, как поцелуй.
   - Понятно,- князь намеревался добавить что-то ещё, но я поспешно перебила :
   - Прошу вас, отговорите Василия от этой глупой затеи. Он слишком молод, чтобы думать о браке. Он же как ребёнок : захотел - дайте ему и всё тут. А жена - не игрушка, так просто не бросишь. Жалеть потом будет, что поспешил. Но самое главное - я-то против. В ближайшие несколько лет я даже думать о свадьбе не собираюсь,- упрямо посмотрела на князя, показывая свою непреклонность.
   - Хорошо, я понял и полностью с тобой согласен. Буду беспощадно отказывать всем твоим воздыхателям, до поры до времени,- пообещал, улыбнувшись,- Но я надеюсь, мы решили наш вопрос положительно. Ты разрешишь мне признать тебя своей дочерью? - и мне ничего не оставалось, как кивнуть. А потом, приподняв над полом, меня закружило по комнате, осыпав счастливым смехом. И, видя неподдельную радость Михаила Андреевича, я не могла сдержать счастливых слёз.
  
   * * *
  
   А со следующего дня всё завертелось с космической скоростью.
   Было объявлено, что князь Репнин, после долгих лет бесплодных поисков, покрытых некой тайной, нашёл-таки свою старшую дочь. И в честь сего знаменательного события, в Воронцовском дворце, на первое декабря намечался грандиозный бал, с невообразимым количеством приглашённых. Как же я боялась этого события, стараясь отсрочить его всеми возможными способами. Но платья уже шились, приглашения были разосланы , и не было ни одного ответившего отказом.
   Ещё одна моя головная боль - графиня . Уж и не знаю, что ей сказал Михаил Андреевич, когда через день она злобной фурией влетела во дворец, но уходила эта взрывная особа вполне в благодушном настроении, первой удостоившись приглашением на бал в мою честь. А в ответ "осчастливила" заверениями обязательно там присутствовать.
   Заинтригованный Петербург шумел как разбуженный улей, обсуждая сенсационную новость. От посетителей не было отбоя. Но князь, понимая моё смятение , оградил от назойливого любопытства и предпочитал принимать гостей единолично, обещая познакомить со мной только на балу.
   У меня же были свои свои развлечения, помимо бесконечных примерок. Каждый день к нам наведывался учитель танцев - месье Бернард - эпатажный мужчина лет под сорок, смешно картавящий и беззастенчиво флиртующий направо и налево, что абсолютно не мешало ему добиваться от меня блестящих результатов в обучении танцевальным па.
   В общем , мы с Дашулей весело и с пользой проводили время, активно готовясь представить меня во всей красе Высшему Свету.
  
   Василия я не видела уже около месяца, но даже себе не собиралась признаваться, что была огорчена этим обстоятельством. Если честно, мне очень не хватало того дурашливого, непринуждённого общения, которое у нас сложилось в отсутствие князя. И мне было бесконечно жаль, что он придавал всему этому отнюдь не дружеский подтекст. Но я надеялась, что хоть на балу он объявится, и мы сможем уладить возникшее недоразумение, ведь на данный момент он был моим единственным другом, которого я была не намерена терять, не смотря на все его недостатки.
  
   Глава 13
  
   И вот я стою перед большим зеркалом в золотой раме и, смотря на красавицу в отражении, пытаюсь уговорить себя успокоиться и спуститься вниз. Варвара, вся издёргавшись, уговаривает меня поторопиться. Но я всё стою, не в силах сделать ни шага, разглядывая великолепное платье сливочного цвета, со слишком смелым, на мой взгляд, декольте, припорошенным тонким кружевом. А поднятые наверх причёской волосы, открывают обзор, приковывая взгляд к виднеющейся груди парой длинных локонов.
   Дальше платье плотно обхватывает талию, как страстный любовник. Вот тут некстати вспомнился бесстыжий виконт, и с трудом обретённое спокойствие отправилось ко всем чертям. Щёки, шея и грудь вспыхнули нездоровым румянцем, а низ живота затопила жаркая волна бесконтрольного желания. Пришлось до боли прикусить губу, чтобы не застонать.
   От обиды на предательское тело хотелось просто разреветься, сорвать это дурацкое платье, забраться под одеяло и выплакаться. Всё-таки последний месяц был очень напряжённый в моральном плане, и я боялась, что могу сорваться из-за любой мелочи.
   Только понимание ответственности и неспособность подставить дорогого мне человека заставили собрать силу воли в кулак, сделать много глубоких вдохов, пристально смотреть на себя в зеркало, снова и снова подмечая что-то новое в своём отражении.
   Вот россыпь мелких бриллиантов на широкой юбке переливается в ярком свете, что аж глазам больно. Те же бриллианты, но крупнее украшают шею, уши и запястье на правой руке, вплетены в волосы, с той лишь разницей, что служат они обрамлением для потрясающих изумрудов, подчёркивающих мои зеленоватые глаза. Но контраст светлого сияющего платья и каштановых, с медным отливом, волос завораживает больше блеска драгоценных камней.
  
   В очередной раз успокоившись и не давая себе больше времени на раздумья, устремилась на выход, спешно стуча каблучками очаровательных кремовых туфелек, тоже расшитых бриллиантами.
  
   Обеспокоенный князь встретил меня за первым же поворотом. Я аж залюбовалась: жемчужно-серый камзол с серебряной отделкой и такие же узкие штаны чуть ниже колена, белоснежные гольфы и туфли с пряжками. Шейный платок завязан уж больно замысловато - не иначе камердинер постарался. Волосы князь не стал скрывать под париком, предпочтя убрать чёрной лентой за спину. Таким щеголеватым я его ни разу не видела.
   В свои 39 лет Михаил Андреевич был подтянутым привлекательным мужчиной и неизменно вызывал интерес у дам, но приводить в дом новую хозяйку явно не спешил.
   Из размышлений меня вырвал взволнованный голос :
   - Аннушка, что случилось? Почти все собрались и ждут только тебя. Меня чуть не растерзали самые дотошные матроны. Пойдём скорее.
   А всё на что меня хватило прозвучало до обидного жалко :
   - Мне боязно. А вдруг они не примут меня? Это же на вас отразиться. Я не просто так была против..,- мной начала овладевать паника.
   - Тише, девочка моя, я же с тобой,- боясь помять моё платье, но желая поддержать, сжал мои даже в перчатках холодные руки,- Всё будет хорошо, я уверен. Выброси из головы ненужные переживания и просто будь собой. Это твой праздник - блистай и не о чём не думай.
   К сожалению, я не чувствовала такой же уверенности, но вымученно улыбнулась и под руку, по сути со вторым отцом, спустилась по мраморной лестнице. Под любопытными взглядами разряженных гостей вошла в один из бальных залов в красно-золотых тонах.
  
   Несколько сотен пар глаз скрестились на мне: рассматривая, оценивая и начиная обсуждать. Нарастающий шум прервал князь, всунув в мою подрагивающую ладонь бокал и, постучав по своему, привлекая внимание.
   - Дамы и господа, ни для кого не секрет с какой целью мы здесь собрались. И я спешу поделиться своим счастьем, что обрёл свою старшую дочь. Прошу любить и жаловать - княжна Репнина Анна Михайловна!- меня, конечно, напрягло это новое обращение, но я, наравне со всеми подняла бокал и пригубила вкусное шампанское. А потом последовала бесконечная череда имён и титулов, запомнить которые не представлялось возможным.
   Отвлекая на себя внимание и давая временную передышку, одним из первых мне был представлен граф Астафьев Николай Гаврилович с супругой. И я, наконец-то, познакомилась с этим, без преувеличения, выдающимся человеком лет под шестьдесят, отцом Василия.
   Аура властности и надменности окружавшая его, заставляла всех без исключения аристократов, находящихся рядом, в почтении расступаться и опускать взгляд. Мне и самой захотелось забиться в самый тёмный угол, лишь бы не привлекать его внимание. Но я вынуждена была сделать глубокий реверанс и застыть под проницательным взглядом.
   В некоторой степени стала понимать, с чего у графини такой тяжёлый характер. С таким-то грозным мужем наверняка тяжело.
   И каково же было моё удивление, когда скупая улыбка преобразила строгое лицо, делая схожесть с сыном очевидной. С той лишь разницей, что лицо Николая Гавриловича было испещрено морщинами, оставившими отпечаток прожитых лет и имело более резкие черты : высокий лоб, аристократический нос с горбинкой, чувственный изгиб полноватых губ. Из-под прямых седых бровей на меня устремился цепкий взгляд тёмно-серых глаз. Волосы скрывал белый парик с крупными локонами.
   Роскошный камзол тёмно-синего цвета был щедро расшит золотой тесьмой, облегая колоритную фигуру. Такого же цвета парчовые штаны были заправлены в высокие чёрные сапоги. Завершал безукоризненный образ белоснежный шейный платок, завязанный классическим узлом.
   По правую руку от Его Сиятельства шествовала незабвенная графиня, по лицу которой не возможно было угадать, то ли она намерена уничтожить меня, то ли облагодетельствовать. Как всегда гордая, заносчивая, сверкающая множеством бриллиантов, в платье из золотой парчи с синей отделкой и глубоким декольте. Такой же белый как и у графа парик венчал голову.
   Чета Астафьевых, играя на контрасте цветов в одежде, присутствующих в обоих нарядах, настолько впечатляюще смотрелась вместе, что вызывала восхищение безупречным вкусом.
   Однако же, отсутствие Василия рядом со своими родителями неприятно огорчило.
   Но баритон графа, закончившего меня разглядывать, не дал сосредоточиться на своих переживаниях :
   - Михаил Андреевич, рад тебя поздравить с красавицей дочерью, о которой много наслышан,- и уже мне,- Добро пожаловать в семью, сударыня. Можете расчитывать на наше расположение и поддержку.
   При этих словах графиня чуть заметно поморщилась, но промолчала, быстро взяв себя в руки.
   - Благодарю вас, Ваше Сиятельство,- потупилась я, несмело улыбнувшись.
   - Право первого танца несомненно принадлежит вашему отцу. Но я надеюсь, Анна, вы потанцуете со мной чуть позже,- он не спрашивал, а констатировал, не оставляя ни малейшего шанса отказаться. Да никто бы и не помыслил противоречить такому человеку. Вот и я не была дурой:
   - Почту за честь, Ваше Сиятельство,- отозвалась, приходя в ужас от приглашения графа.
  
   Когда сиятельная пара удалилась, я смогла перевести дыхание. Поэтому возобновившиеся представления аристократов уже не вызывали столь сильных эмоций, и я смогла вести себя более свободно, начав отвечать улыбкой на представления и комплименты. Такая непривычная для меня вещь, как бальная карточка, была заполнена в мгновении ока желающими со мной потанцевать. Те же, кому не посчастливилось оказаться в этом списке не отчаивались и, окружив меня двойным кружком, соревновались в обходительности и остроумии друг перед другом, ужасно смеша своей наигранной пафосностью и глупой непосредственностью. Я уже и не вспоминала о своём первоначальном желании малодушно сбежать при виде любопытной толпы.
   Но бдительный Михаил Андреевич периодически разгонял наш веселящийся кружок, чтобы представить очередного гостя, среди которых не часто, но всё же встречались адекватные барышни. Остальные же высокомерно задирали нос и, явно, видели во мне соперницу.
  
   По условному знаку князя я поняла, что пришло время первого танца - полонеза и поспешила занять своё место. Когда музыканты, на поставленных амфитеатром скамейках, заиграли первые аккорды, мы рука об руку величественно заскользили по паркету, а гости присоединялись, образуя колонну и повторяя за нами фигуры танца.
   В целом, всё оказалось не так страшно,как я себе напридумывала,а после бокала шампанского даже всеобщее внимание перестало напрягать. Так что вальс, обещанный графу Астафьеву, я пережила вполне достойно, умудряясь поддерживать непринуждённую беседу. Партнёром граф оказался превосходным, за годы практики отточив своё мастерство. И лишь последняя фраза, прозвучавшая перед тем, как поблагодарить за танец и проводить к князю, заставила меня ощутимо напрячься в ожидании неприятностей :
   - Я не намерен сейчас отвлекать вас от гостей, Анна, но расчитываю услышать вашу историю в более подходящем месте.
   - Конечно, Ваше Сиятельство,- отозвалась не дрогнувшим голосом, холодея в душе. А потом, извинившись, ретировалась в дамскую комнату, недоступную для гостей.
   В тусклом освещении, пробираясь практически на ощупь, добралась до гостевых комнат, куда звуки бала практически не долетали. Без спешки приведя себя в порядок и успокоившись тем, что граф не монстр, поэтому не стоит его бояться, ободряюще улыбнулась своему отражению в зеркале и вышла в коридор.
   А вот обнявшие меня руки были полной неожиданностью. Вскрикнув прямо в губы нападавшему, попыталась оттолкнуть, упираясь в грудь ладонями. Сообразив, что так ничего не добьюсь, пустила в ход колено, врезав по самому уязвимому месту. Хоть юбки и смягчили удар, но меня сразу же отпустили, со стоном уткнувшись мне в грудь. Отпихнув болезного, кинулась бежать, не разбирая дороги и натыкаясь на предметы интерьера в полутёмном коридоре. Увы, недалеко.
   "Да что за привычка у местных озабоченных сволочей, лапать без спроса?" Пылая праведным гневом, отчаянно сопротивлялась попыткам затащить меня в ближайшую комнату. Ещё и эти дурацкие перчатки. В них невозможно выцарапать глаза офигевшему гаду, зато есть замечательные каблуки, которыми я с энтузиазмом слона потопталась по ногам нападавшего.
   Ну, что тот виртуозно ругается я не удивилась, только полной неожиданностью оказался знакомый голос, что несколько дезориентировало, а этой малолетней заразе позволило беспрепятственно занести меня в комнату, освещённую лишь льющимся из окна светом луны. Настойчивый поцелуй заглушил начавшее зреть во мне возмущение. И я с ужасом осознаю, что не смотря на пережитый страх, меня накрывает волной неконтролируемого, дикого желания.
   Внизу живота будто образовалась тянущая пустота, требовавшая наполнения, грудь болезненно ныла, остро реагируя на вдруг ставшую грубой ткань платья.
   "Да что за напасть такая? Почему я так реагирую на этого сопляка?- опомнившись, начала бороться за возможность уйти, в первую очередь с собой, а уже потом с Василием.
   - Что ты вытворяешь, гад малолетний? Прекрати! Хватит, я сказала!- запаниковала, уворачиваясь от настырных губ,- Я всё отцу расскажу, он тебя прибьёт,- выдвинула самый весомый аргумент. Не учла только одного:
   - Убить - не убьёт, но выйти за меня заставит,- дерзкие ладони уже хозяйничали на моей груди, сводя с ума и вырывая полузадушенные стоны. Предательское тело требовало продолжения сладкой пытки, а разум вопил, что я не животное, подчиняющееся древнему инстинкту. Но как же было трудно бороться с навязчивой похотью, которая выметала из головы все разумные мысли.
   - А я на зло тебе выйду за другого,- раздираемая противоречивыми желаниями, ляпнула не подумав,- Если гормоны покоя не дают,сходи..(блин, как он тут называется? О!) в бордель сходи, а меня оставь в покое. Понял?
   - Я тебе выйду,- прорычал в запальчивости и, не особо церемонясь, потащил вглубь комнаты. Когда подо мной оказалась высокая кровать, я наградила бессовестного мальчишку парой оплеух, после чего меня жёстко тряхнуло, а весь такой грозный Василий посмел опять повысить голос:
   - Ты сейчас дождёшься. Ещё раз дёрнешься и я тебя свяжу,- от такого произвола я буквально озверела и меня понесло:
   - Не дорос ещё, сопляк бесстыжий. Я тебе руки оторву и хозяйство заодно, чтобы головой начал думать. Уйди, извращенец малолетний! Отстань!- я уже начала выбиваться из сил, придавленная развалившемся на мне телом. Да, если честно, вырываться с каждой минутой хотелось всё меньше и я нарочно злила Васю, расчитывая остудить пыл, задев гордость. Но им сейчас владело чувство куда сильнее, побуждая целовать мои глаза, скулы, губы, оставлять на шее влажный след, томительно медленно продвигаясь к жаждущей прикосновений груди. И я с ужасом понимала, что утрачиваю здравый смысл вместе с отговорками.
   - Вась, да подожди. Ты делаешь мне больно. У меня синяки будут,- предприняла очередную попытку прекратить настойчивое соблазнение,- Ну остановись, пожалуйста. Давай поговорим,- заинтересовался, даже грудь перестал ласкать.
   - Ты согласна стать моей женой?- нда, не иначе возбуждение негативно повлияло на логику. Темнота не позволяла нормально разглядеть его лица, но энтузиазм в голосе лучше любых слов показал как сильно он этого хочет.
   - Нет. В ближайшие пять лет я точно не собираюсь обзаводиться мужем. Мне всего-то двадцать один год.
   Насмешливо хмыкнул:
   - Вот именно. Тебе уже двадцать один год. Через пару лет ты будешь уже старой девой и тогда вряд ли найдёшь себе мужа.
   " Ага, напугал ежа голой, пардон, филейной частью. Да это было бы лучшим выходом из ситуации". Не удержалась от иронии:
   - Ну ты-то меня дождёшься?- задумался, а я, видя перемены в его настроении, выбрала другую тактику, принуждая себя лежать не шелохнувшись,- В-а-а-ась, я не хочу замуж. Я ещё не нагулялась.
   Не впечатлился. Очередная отговорка была откинута не задумываясь. А он вернулся к изучению моего тела, настойчиво потянув лиф платья вниз, освобождая изнывающую грудь.
   - У тебя будет всё, что пожелаешь,- уткнулся в шею,перемежая шёпот поцелуями,- Балы, оперы, театры здесь и в Европе,- трепетно обвёл подушечками пальцев освобождённую из батистового плена сорочки грудь и, не дожидаясь моих возражений, накрыл сосок губами.
   "М-м-м, какой контраст горячего языка и прохладного воздуха, когда он перебирается ко второй груди, сражаясь с моими юбками.
   - Любые драгоценности,- поцелуй в губы и упрямая рука, стягивающая чулок, чтобы наконец добраться до голой кожи, распаляя меня, и без того держащуюся на осколках здравомыслия.
   - Наряды, какие вздумается, особенно прозрачные. А ещё лучше неодетой..,- звук рвущейся ткани возвестил о том, что моё кружевное бельё пало жертвой похоти перевозбудившегося Васи,- Р-р-р, я тебя сейчас съем,- и моё невысказанное возмущение пошло лесом, проглоченное алчным поцелуем. Я честно пыталась прекратить это помешательство, но есть же и у меня предел выдержки. Невозможно выстоять, когда каждая клеточка твоего напряжённого тела стремиться получить разрядку, посылая доводы рассудка далеко и надолго. И я, отвечаю на поцелуй так, как и хотела, подчиняя своему напору, заставляю стонать, побуждая к более решительным действиям.
   Зато Василий, видимо, не до конца утратил самообладание и у него было ещё, что мне сказать. Поэтому, с титаническим усилием оторвавшись от моих губ, прохрипел:
   - Я всё для тебя сделаю,но если посмеешь мне изменить, я тебя убью.
   В наступившей тишине меня оглушил бешеный стук собственного сердца. Это позволило с трудом вынырнуть из дурмана вожделения и осознать себя полуголой, в страстных объятиях, как и прежде одетого Васи, бесстыдно открытую для него. Понимая, что проиграла своему похотливому телу, предприняла безнадёжную попытку образумить хотя бы его:
   - Вась, миленький, мы должны остановиться,- умоляла срывающимся шёпотом, впрочем не торопясь убирать рук, проникших под бархатный камзол,- Подумай, что будет с отцом и Дашенькой, когда станет об этом известно.
   - Не станет,- скользнув рукой к низу живота, принялся настойчиво доводить меня до невменяемого состояния. Но я, не успокоилась и, чередуя стонами, шептала:
   - Это мой праздник..Я должна там быть..Меня и так долго нет.,гости всё поймут.. и тогда моей репутации - конец.. будет жуткий скандал..
   - Я с радостью женюсь на тебе.
   - Не хочу-у-у,- противореча себе, распустила его шейный платок, и, небрежно откинув в темноту, притянув голову к себе, набросилась на его шею, целуя, покусывая и зализывая укусы языком, заставляя стонать, поощряя к более решительным действиям. А потом впилась зубами в плечо, не задумываясь о причиняемой боли, переживая мозгоплавительный оргазм, выпивающий силы и оставляющий в голове горстку пепла вместо мыслей.
  
   " Боже, кто бы мог подумать, что эти длинные музыкальные пальцы, так поразившие меня своей завораживающей игрой на рояле, столь же виртуозно подарят мне ошеломительное удовольствие." И, естественно, Василий не собирался останавливаться, проникнув в меня пальцем, вынуждая с протяжным стоном выгнуться на смятой постеле.
   Я лишь вяло вскрикнула,когда он натолкнулся на доказательство моей невинности, уже не помышляя его останавливать, наоборот, предвкушая, как он наполнит меня, окончательно сводя с ума. Поэтому не придала значение замершей руке, напрягшемуся словно камень телу и судорожному вздоху у виска. Мне было слишком хорошо, уютно и лениво в крепких объятиях поразительного мальчишки, который ме-е-едленно убрал руку, не издав ни звука, прижался щекой к моему животу и стиснул так, что я охнула от боли.
   - Вась, ты мне рёбра сломаешь,- попыталась оттолкнуть,- Да что с тобой?- удивилась произошедшей в нём перемене.
   - Не шевелись,- прохрипев, сжал кулаки и впечатал их в кровать по бокам от моих бёдер. Сбитая с толку, я напряжённо замерла, слушая его неспокойное дыхание и животом ощущая колотившую его дрожь.
   А потом Вася поступил совсем уж нелогично: с глухим рычанием поднялся, отдёрнул моё задранное платье и чуть ли не бегом ринулся к двери, не соизволя объяснить своего поведения. А спустя пару секунд, от порога приказал хриплым, напряжённым голосом:
   - Мы продолжим, но не здесь и не сейчас. Жди здесь, я пришлю Варю,- даже дверью не хлопнул. Кремень, мать его. Если бы я не была так распалена и одновременно зла на него, то, безусловно, восхитилась бы его выдержкой. Правда даже в таком взвинченном состоянии я признавала, что он не тот хамоватый, несдержанный мальчишка каким виделся мне изначально.
   Приводя себя в порядок, насколько это было возможно после произошедшего безумства, изумлялась, чёрт знает откуда взявшемуся у Васи самообладанию.
  
   * * *
  
   Подоспевшая Варя, едва разглядев мой застывший силуэт на фоне арочного окна, разожгла в комнате свечи. И в ужасе замерла, увидев помятое платье, сбившуюся причёску и, что самое неприятное - поняла чем я тут занималась, глядя на мои припухлые красные губы и пунцовый румянец на щеках и шее.
   - Варенька, не смотри так, пожалуйста,- отворачиваясь, в смущении спрятала лицо в ладонях,- Потом судить будешь, а сейчас помоги, прошу тебя,- но она продолжала стоять, явно не отойдя от шока. Поэтому я подошла к ней и, несмело боднув головой в плечо, жалобно забормотала:
   - Ну, дура я, заигралась и испортила все твои труды. Варь, прости меня. Я без тебя не справлюсь.
   Машинально погладив меня по спине успокаивающим жестом, она отмерла и, заглянув в глаза, участливо спросила:
   - С вами всё в порядке? Вас никто не обидел?
   - Разве что Бог мозгами обделил,- прошептала, невесело ухмыльнувшись,- Совсем не соображаю, что творю. А теперь рискую вызвать скандал,- развела руками, кивнув на платье.
   - Идёмте скорее,- поторопила Варя, беря меня за руку и увлекая вглубь коридора. Пройдя окольными путями, ворвались в мои комнаты, и она принялась за дело:
   - Скорее умывайтесь,- когда мы общими силами стянули с меня платье. Оставшись одна в ванне, скорее одела недостающую часть нижнего белья, взамен безнадёжно испорченных трусиков, пребывая в смятении от преследующих воспоминаний и тихо ненавидя себя за настойчивые мысли о продолжении.
   В рекордное время облачили меня в изумительное лиловое платье, щедро расшитое золотыми узорами птиц и цветов на парчовой ткани. Декольте соответствовало местной моде, слегка прикрывая верхнюю часть груди, а рукава до локтя заканчивались белым кружевом. Причёска осталась такой же, только Варя соорудила её заново, попутно инструктируя:
   - Танца четыре вы уже пропустили, поэтому извинитесь и придумайте оправдания для кавалеров. Я ведь правильно понимаю, что ваша бальная карточка вся заполнена?- получив от меня кивок, продолжила,- Ну, главное на мазурку успеете, а там и ужин скоро. Делайте вид, что замена платья так и была задумана раньше. Конечно, это преимущество Императрицы переодеваться по пять раз за один бал, но сегодняшний приём в вашу честь и вас не осудят. Кстати, кто будет вашим сопровождающим?- заглянув в ридикюль, так и висевший у меня на запястье, протянула Варе карточку.
   - А,вижу. Князь Волынский Павел Сергеевич. После мазурки на ужин вы идёте вместе,- потупившись, смущённо пробормотала,- Анна Михайловна, будьте осторожны. Вторая смена платья не допустима.
   - Да, спасибо, Варя, я поняла,- послала ей улыбку через зеркало.
   - Ну всё, я закончила. Поспешите.
   Бросив взгляд на своё роскошное отражение, быстро сменив бальные туфли в тон лиловому платью, поблагодарила Варю и опрометью вылетела в длинный коридор. Величественно спустилась всё по той же парадной лестнице, что и пару часов назад, на этот раз чувствуя себя королевой, раздавая лёгкие поклоны и наслаждаясь восхищёнными взглядами, обращая внимание на помпезную роскошь вокруг, незамеченную раньше из-за ужасного волнения. Тысячи свечей озаряли окружающее великолепие: дорогие ковры на лестницах и в коридорах, великолепные картины на стенах, тропические растения создавали атмосферу райского сада, душистая вода струилась в специально устроенных фонтанах. Вдоль стен многочисленных залов с комфортом расположились гости постарше, предпочитая вести светские беседы и перекусывать, в боковых комнатах вокруг ломберных столиков собирались для игры в карты, в то время как молодёжь флиртовала на паркете, грациозно отплясывая очередной танец.
   И стоя посреди этого шумного великолепия, я испытывала непреодолимое желание ущипнуть себя побольнее, чтобы наконец проснуться в своей небольшой, но такой привычной и родной комнатке типичной "хрущёвки". Разве могла я хоть на миг предположить, что всё так обернётся? Что я делаю в этом дивном прошлом, в котором Пётр Первый уже выстроил Петербург, но ещё не родился Пушкин?- недоумевала с лёгкой улыбкой на губах, завидев спешащего ко мне Михаила Андреевича.
   - Анечка, куда ты подевалась? Твои партнёры по танцам тебя потеряли, я беспокоился. И почему ты рано переоделась?- допытывался князь, увлекая меня в сторону.
   - Понимаете. Тут такое дело. В общем, я нечаянно порвала платье,- промямлила, сгорая от стыда.
   - Понятно. Ну раз теперь всё в порядке.. Вон и князь Волынский спешит к началу мазурки,- кивнул, приближающемуся молодому человеку лет двадцати пяти, одетому в парадный мундир, выдававший военный чин князя. Мужчины раскланялись и Павел Сергеевич повёл меня в круг танцующих. Сделав положенный реверанс в ответ на поклон партнёра, выпрямилась, приветливо улыбаясь, пока князь занимал место позади меня, подчиняясь зазвучавшей музыке и правилам танца. Почувствовав пристальное внимание со стороны, повернула голову и встретилась с горящим взглядом серых глаз, повергших меня в трепет. И если бы не мой требовательный учитель танцев - месье Бернард, я бы непременно опозорилась, оступившись от неожиданности и нахлынувших чувств. А так, даже с такта не сбилась, позволяя партнёру меня вести, касаясь руки и, с отсутствующим видом, копируя его движения.
   Последующие часы превратились для меня в пытку, в которой на чувственном огне поджаривалась моя никчёмная выдержка.
   Глава 14
  
   Сижу во главе длинного стола, уставленного всевозможными деликатесами, фарфоровой посудой, хрусталём, серебряными столовыми приборами напротив Михаила Андреевича, не имея возможности даже докричаться до него из-за чудовищного расстояния. И остаётся только с благодарностью впитывать тёплую ободряющую улыбку, усиленно изображая заинтересованность бессмысленным щебетанием молоденькой графини Головиной слева и вниманием обходительного немногословного князя Волынского по правую руку. Безусловно, я была бы более приветлива и общительна, если бы не парочка мило воркующих голубков, неизменно притягивающих мой недобрый ревнивый взгляд. Василий и тут успел отличиться, сопроводив княжну Левашову к столу и, усадив её через пару гостей от меня, занял место рядом. При этом кинул такой взрывоопасный взгляд на меня, что я поспешила включиться в оживлённую беседу своих соседей, почувствовав болезненный спазм внизу живота и жаром вспыхнувшие щёки. Краем глаза заметила, как он нарочито медленно склоняется над её ручкой, свободной от перчаток, целует, едва касаясь, и смотрит при этом прямо мне в глаза.
   "Когда я успела уставиться на него как последняя дура, представляя себя на месте этой смазливой барышни?" Я готова была придушить гадкого виконта, а ей выдрать космы. Как назло, моя реакция не ускользнула от Василия, образовав в душе дьявольскую смесь из желания, ревности и жгучего стыда. Я чувствовала себя на грани, боясь взорваться и прилагая титанические усилия , чтобы не закатить Василию скандал.
   Переведя взгляд на озабоченного моим хмурым видом Михаила Андреевича, через силу улыбнулась, в надежде успокоить его. А потом уделила всё своё внимание Павлу, слушая так, будто нет ничего интересней новой оперы Кристофа Глюка "Орфей и Эвридика", на которую он меня ненавязчиво так приглашает. Не задумываясь, согласилась, желая позлить Василия.
   Конечно, я понимала, что поступаю отвратительно, флиртуя напоказ и давая беспочвенную надежду в общем-то симпатичному, обходительному и достойному молодому человеку, не заслуживающему, чтобы им воспользовались, в стремлении побольнее уколоть нахального мальчишку, по сути, бросившего меня полчаса назад, уже готовую на всё. А теперь вот сидит, гад, сладко улыбается красивой пухленькой княжне, явно моложе меня. "Сволочь!!! Не прощу! Подойдёшь ты ещё ко мне! Пожалеешь!"
   Теперь уже я принялась с азартом общаться с соседями, даже с трогательно наивной Ксенией (графине Головиной), у которой выспросила обо всех модных развлечениях в столице. И, не удержавшись, с живейшим любопытством поинтересовалась у княжны Левашовой, прислушивающейся к нашей непринуждённой беседе:
   - Ольга Владимировна, как вы находите последнюю оперу Глюка? Видите ли,- заговорщически понизив голос, подалась к ней, интригуя слушателей и заставляя притихнуть, чтобы отчётливо услышать то, что было предназначено для ушей одного конкретного виконта,- Павел Сергеевич был столь любезен, что пригласил меня в оперу,- притворно вздохнула,- Уж и не знаю, может стоило бы сходить в театр? Кстати, не подскажите, какую пьесу нынче дают?- мило улыбнулась, скользнув взглядом по мрачному Василию, рассеянно выслушивая ответ княжны, попутно отрезая кусочек персика и медленно поднося к губам, отправила в рот, касаясь языком сочного плода, смакую, прикрыв глаза. И как завершающий штрих-облизала уголок рта, ощущая как горят губы под жарким взглядом. "Я заставлю тебя мучиться, мальчишка."
   К концу ужина я всласть потешила своё уязвлённое виконтом самолюбие, то жестом, то словом задевая его чувства и, видя как он сатанеет, следя за мной почти не отрываясь, забросив свою даму. Окружающие не придавали значения его поведению, вовлечённые мной в разговор о лошадях, с удовольствием рассказывая о своих любимцах, расписывая их достоинства. Кто-то даже предлагал прогулку по парку на лошадях. Многие поддержали, в общем-то, неплохую идею. А я, в задумчивости прищурившись и улыбнувшись лишь губами, перевела взгляд на виконта, склонив голову к плечу, приподняла брови, как бы интересуясь, стоит ли мне присоединиться к любителям конных прогулок. Наградой мне был гневный взгляд и в отрицании качнувшаяся голова.
   В общем, беседа увлекла всех, кроме угрюмого Василия. Даже когда был объявлен последний танец - котильон, на нашей половине стола никто не спешил присоединиться к выстраивающимся парам. Увы, у меня, как у виновницы торжества, не было выбора. Я была обязана встать в первую пару.
   Так что, одев перчатки и поднявшись из-за стола, с помощью предупредительного Павла, поблагодарила его за интересно проведённое время, в ответ удостоившись порции комплиментов.
   Но тут нас бесцеремонно прервал Василий, пригласив на завершающий танец. И я с огромным удовольствием ответила "Нет", аргументировав это тем, что мой партнёр скоро подойдёт, демонстративно помахав перед его носом бальной карточкой. Помрачнев и коротко кивнув, виконт, не медля, пригласил очередную красотку, при этом зло поглядывая на меня. " А не надо было меня бесить, дорогой!",ядовито ухмыльнулась, следуя за своим кавалером и занимая место ведущей пары.
   По своей сути котильон - это танец-игра, с набором туров вальса, галопов, мазурки, польки и обязательной переменой партнёров. Причём новых кавалеров выбирали девушки, что было очень волнительно. Даже я прониклась всеобщим возбуждением, предвкушая как "поиграю" с Васей.
  
   Более часа я развлекалась, кокетничая направо и налево с разными мужчинами , молодыми и не очень. Сыпала шутками, не скупилась на комплименты и улыбки, обаяв своей приветливостью даже девушек. Я уж и забыла, что хотела подразнить Василия, получая огромное удовольствие от непредсказуемого танца, фигуры которого нужно было повторять за кавалером-распорядителем. С ним в паре я и начинала танец. В бальной карточке он был записан как граф Морозов - вполне симпатичный мужчина лет тридцати пяти, уделивший слишком пристальное внимание моему декольте, чем вызвал молчаливое неудовольствие. За эту провинность я ни разу его больше не приглашала.
   Окончание танца ознаменовалось туром вальса, и, по своей прихоти, я оказалась в объятиях Павла, скользнув мимо ожидающего Васи. Мне всё больше нравился сдержанный князь. Правда, я рассматривала его как надёжного друга и очень надеялась на его деликатность и понимание, собираясь во время похода в оперу расставить все точки над "и".
  
   * * *
   Отзвучал последний аккорд моего первого бала, и настала пора провожать гостей.
   Неожиданно бальные залы наполнились лакеями с корзинами цветов, и мужчины, разобрав благоухающее многообразие, преподносили букеты своим дамам, выражая благодарность за проведённый вечер. Меня об этом ритуале никто не предупредил, решив, что такие вещи я должна знать. Вот тут-то и случился конфуз, и я, в замешательстве, наблюдала за спешащими в моём направлении кавалерами, старающимися опередить друг друга.
   Михаил Андреевич не растерялся, и со словами :"Этого следовало ожидать", заслонил меня от назойливого внимания.
   - Господа, я всё понимаю, но ваши дамы не должны остаться без цветов,- заставил тормознуть немаленькую толпу князь. Его наперебой стали заверять, что правила этикета соблюдены, и дамы получили свои букеты, поэтому они с чистой совестью могут выказать мне своё расположение, а кто-то и вполне определённые намерения. Поскольку возражений больше не последовало, под конец вереницы из целующих мою руку, я утопала в цветах, едва удерживая яркую охапку.
   Павел, терпеливо дожидался, когда я, наконец, освобожусь. В своей неторопливой манере подошёл, вложил мне в переполненные руки один единственный цветок - белую розу, проникновенно заглядывая в глаза.
   - Счастлив был познакомиться, Анна Михайловна.
   - Благодарю. Я тоже рада нашему знакомству,- ответила со смущённой улыбкой.
   - Я нанесу вам завтра визит, чтобы уточнить, когда вам будут удобно посетить со мной оперу.
   - Хорошо. Приезжайте, Павел Сергеевич.
   - Буду с нетерпением ждать встречи,- с поклоном, отступил в сторону. А я стала озираться, выискивая, куда бы пристроить все эти цветы и идти провожать гостей.
   Вдруг мои руки внезапно опустели, а заставший врасплох бесцеремонный Вася, сгрузил всё лакею, не заморачиваясь на аккуратном обращении с цветами, кое-где усеявшими пол. Вернулся ко мне и, не давая опомниться, пристроил мне в волосы свою бутоньерку возле правого виска. Потом достал из кармана красную ленту. Игнорируя мой протест и аккуратные попытки отстраниться, не привлекая лишнего внимания, повязал её мне на запястье.
   Кто-то ахнул, и я обнаружила, что не все покинули зал. Стоят теперь, с каким-то странным выражением на лицах, словно ожидая чего-то.
   - Ну и что происходит,- зашипела приглушённо,- Что это значит, Вася? - кивнула на новое украшение.
   - Я прилюдно заявил о своих намерениях ухаживать за тобой,- какой серьезный мальчик. Всё по правилам решил сделать, не воспользовался возможностью переспать со мной по-быстрому. Крыльев только не хватает, и нимб где-то потерял. "Всё, я злая.."
   - А меня ты спросил? Тебе русским языком сказано - не собираюсь я замуж! Совсем дурак, да? - сорвав ленту, сунула ему в ладонь, с трудом удерживаясь от крика,- Запомни раз и навсегда: я сама буду определять рамки нашего общения и не позволю диктовать мне условия. А будешь настаивать, то больше меня не увидишь,- и повысив голос для любопытных, продолжила:
   - Всего доброго, Василий Николаевич.
   И опять нескончаемая вереница гостей в холле, раскланиваясь с князем и со мной, продвигалась уже на выход. Многих я запомнила в лицо, кого-то вовсе видела впервые, а были и такие, с кем охотно продолжила бы знакомство. Но это всё потом, завтра, хотя, вероятней всего, через неделю. В моральном плане я была выжата как лимон, поэтому мечтала поскорее забраться в горячую ванну как минимум на час и, наконец-то, расслабиться.
   Радужные мечты оттеснило на задний план прощающееся семейство Астафьевых, натянув мои и без того расшалившиеся нервы до предела. С намертво приклеенной улыбкой поблагодарила всех троих за визит, пожелала доброй ночи, намеренно отводя глаза от Василия. Вот только, как бы я ни старалась скрыть своё волнение за опущенными ресницами, предательский румянец выдавал меня с головой. Но этого кое-кому показалось мало и наглая зараза по имени Вася сграбастала мою руку для поцелуя, склоняясь намеренно медленно.
   Чёрт! У меня аж дыхание сбилось и в жар бросило. И всё это под ну очень внимательными взглядами князя, графа с графиней, я уж молчу про толпу народа, с жадностью ловящую каждое слово.
   - Василий, ты перегибаешь палку. Все уже и так обсуждают твой опрометчивый поступок с лентой. Отпусти девочку,- меньше всего я ожидала заступничества графини, поэтому с изумлением уставилась на неё. Скользнув по мне взглядом, она ухватила сына под руку и тому ничего не оставалось, как сопроводить её к поджидающей карете, напоследок добив меня горящим в глазах желанием.
   - Да-а-а, я и не заметил, как он вырос. Однако, каков нахал,- проронил задумчиво Михаил Андреевич.
   Я бы выразилась гораздо резче, но вздохнув, промолчала. Не хотелось больше разговоров, танцев, пустого флирта. Помотал мне сегодня нервы Вася, впрочем, как и всегда, а в совокупности с насыщенной программой бала, мне вообще памятник полагается, за то что не сбежала куда подальше от чересчур любопытной толпы. Князь, почувствовав моё состояние, не стал мучить распросами, провёл по щеке, затянутой в перчатку рукой.
   - Ты была великолепна,-коснулся губами лба,- Иди отдыхай, девочка моя.
   Не удержавшись, прижалась щекой к надёжной груди, остро нуждаясь в душевном тепле и ласке.
   - Спасибо за всё,- улыбнулась устало,- доброй ночи,..папа,- выдохнула, смутившись и быстрее побежала к себе. Поэтому не увидела радостную улыбку, озарившую лицо князя и тихого пожелания в след:
   - Доброй ночи, девочка моя.
  
   Глава 15
  
   Следующую неделю я отходила от бала: никуда не выезжала, никого не принимала, а просто беззаботно проводила время в кругу семьи. Даже Михаил Андреевич забросил на время свои дела, пропуская заседания Сената. Да и в порту сейчас было затишье, так как товар, прибывший на прошлой недели из Старого Света, находился уже на складах.
   Но в эти, казалось бы, безмятежные дни, я была далека от спокойствия нерадостным открытием в отношении наследника графа Астафьева. С сожалением вынуждена была признаться себе, что не на шутку увлеклась вздорным мальчишкой и, не видя его все эти бесконечные дни, по вечерам мучилась от сводящей с ума тоски, тихо ненавидя себя за неуместные чувства, запрещая себе даже думать о нём. Всё тщетно. " Боже, ну почему этот несносный Вася так основательно влез под кожу, отравляя моё существование чувством ревности и томления? Как вытравить мысли о нём, если тело постоянно напоминает о сводящих с ума губах и настойчивых руках?
   Так не могло больше продолжаться, иначе я рисковала заработать нервный срыв. Поэтому, пусть с опозданием, но побывала в опере с Павлом, проветрив больную мыслями о Васе голову.
   Перед представлением пообщалась с сёстрами Калугиными: Ульяной и Ларисой - приветливыми девушками, побывавшими на моём балу. Раскланялась с их маман баронессой, ответила на приветствие немолодого графа Швецова, улыбнулась застенчивому виконту Арбеневу и добродушной княгини Куракиной, в сопровождении сына и дочери.
   Однако же и здесь не обошлось без волнения, когда к нам приблизился статный красавец лет под тридцать, с вьющимися тёмными волосами до плеч, пронзительным взглядом карих глаз и улыбкой на чувственных губах, попросив Павла представить его мне.
   - Полковник Бекетов Никита Николаевич,- отрапортовал без особого энтузиазма князь, с меланхоличным безразличием наблюдая как склоняются над моей рукой, не сводя заинтересованного взора, осыпают изысканными комплиментами, завлекая безупречными манерами и яркой красотой.
   " Ну, не думает же этот резвый полковник, что я куплюсь на красивую обёртку, не замечая порочного взгляда, представляющего меня в развратных позах? Очередной похотливый кобель на мою голову." Не разделяя его восторгов по поводу нашего знакомства, сдержанно реагировала, мечтая, чтобы он поскорее отошёл. Дураком Никита Николаевич, видимо, не был, и, смерив меня более пристальным взглядом, с вежливой полуулыбкой, откланялся.
   И без того немногословный Павел, будто, глухой стеной отгородился, а меня это не в коей мере не устраивало, поэтому я не собиралась молчать:
   - Павел Сергеевич, что-то не так? Кто этот человек?-не стала ходить вокруг да около. Когда я уже решила, что не дождусь ответа, он подал голос:
   - Бекетов - бывший фаворит Императрицы Елизаветы Петровны,- и не слова больше. Я обалдело уставилась на невозмутимого Павла. "Однако.. Хотя, что ему от меня нужно было? Или он со всеми такой..порочный?" Удивление быстро сменилось недоумением. И я поинтересовалась у князя, увлёкшего меня вверх по парадной лестнице, через широкий коридор в отдельную ложу.
   - Ваше Сиятельство, мне стоит что-то ещё знать об этом человеке?- ловя ускользающий медовый взгляд, нетерпеливо ожидала ответа, пока он усаживал меня на обитый красным бархатом стул. Только заняв соседнее место, развернулся ко мне и, отбросив хладнокровие, пылко проговорил:
   - Анна Михайловна, я же вижу, вы - умная барышня и сами поняли, что с этим человеком не стоит связываться. Я не сплетник, поэтому не стану распространяться о его "подвигах", просто хочу вас предостеречь. Придворная жизнь развращает. Будьте осторожны, не оставайтесь с ним наедине.
   - Хорошо. Я вас поняла. Спасибо, Ваше Сиятельство,- я была очень признательна за искреннюю заботу.
   - Прошу вас, не надо так официально. Я буду счастлив, если вы станете звать меня Павел,- такой серьёзный горящий взгляд заставил в смущении спрятать глаза за опущенными ресницами.
   Он собирался добавить что-то ещё, но тут стали гаснуть свечи, и мы обратили всё внимание на нарядную сцену, оформленную в стиле Древней Греции. А вскоре я позабыла обо всём на свете, окунувшись в разворачивающуюся перед глазами трагедию, до слёз сопереживая влюблённым, вынужденным расстаться. Я абсолютно не знала итальянский язык, но благодаря яркому таланту актёров, усиленному музыкальными ариями завораживающих голосов, происходящее на сцене было понятно. vdd>   В антракте мы не стали покидать ложу. Правда Павел позаботился о напитках, а я опять начала воспринимать окружающую действительность, хотя лучше бы этого не делала, замечая чересчур любопытные взгляды со всех сторон. "Пялятся так, будто у меня выросла третья рука или я сижу тут полуголая. Ну что за люди?" Лучше бы представлением наслаждались, а то так и наблюдают не скрываясь, хотя перерыв давно закончился. Что не так с моей высокой причёской, поднятой наверх или с нежно-розовым платьем с более чем скромным декольте? Ну не сверкаю я как на балу гроздьями драгоценных камней, ограничившись ниткой жемчуга на шее и запястье, да парой серёжек в ушах. Просто и со вкусом, как заверил Михаил Андреевич, оценив мой внешний вид. "Нет,ну чего так глазеть? Весь настрой сбивают." Какой-то неотступный взгляд сверлил левую щёку, обжигая настойчивостью. Я даже неосознанно потёрла зудящую скулу, переведя обеспокоенный взгляд в сторону раздражителя, но так и не поняла кто это мог быть.
  
  Когда актёры вышли на поклон, минут десять им рукоплескал весь зал, слышались восторженные выкрики "браво,"к которым присоединилась и я, находясь под впечатлением от великолепного представления. Павлу даже пришлось взять меня за руку и вывести в переполненный коридор - мыслями я находилась ещё там, на сцене.
   Лавируя между оживлённо общающимися аристократами, я чуть не налетела на пару, стоявшую ко мне в пол-оборота. Извинившись, поспешила пройти мимо, но что-то неуловимо знакомое заставило пристальней взглянуть на светловолосую девушку и потрясённо застыть на месте, встретившись с отнюдь не удивлённым оценивающим взглядом. И сразу вспомнилось моё вынужденное пребывание в поместье графа Ольховского и эта вздорная Наталья. "Как же тесен мир! Просто кошмар!"
  Благодаря Павлу я не осталась безмолвно таращиться на призрак из прошлого и не увидела, как неспешно повернулся её кавалер, провожая мою напряжённую спину ледяным взглядом, вспыхнувшим фанатичным блеском. Только когда князь привёл меня к гардеробу, помог одеться, задумчиво поглядывая, а потом вывел в морозные сумерки, посадил в карету и расположился напротив, вкрадчиво поинтересовался:
  - Анна Михайловна, что вас так напугало в фойе? - Вот так сразу, не стал ходить вокруг да около. Ну и что я могла сказать?
  - Одна девушка показалась знакомой. Но я обозналась,- с чего-то стала оправдываться.
  - Но почему у вас в глазах был страх?- не удовлетворился отговоркой.
  - Может потому, что меньше всего ожидала её здесь увидеть да и лучше бы не встречала никогда. Неприятное знакомство. Павел, давайте сменим тему,- а то такой чудесный вечер грозил закончиться паршиво. Поэтому перестав отводить глаза, открыто встретила участливый взгляд князя и, признательно улыбнувшись, от души поблагодарила, радуясь, что не осталась дома.
  Вежливости Павлу было не занимать, как и умения делать красивые комплименты. Так, слово за слово, пролетело время за приятной беседой, и дорога из Петроградского района показалась слишком короткой.
  
  * * *
  
  Со следующего дня я перестала прятаться от посетителей, и, не прошло и часа, как жёлтая гостиная заполнилась посетителями, желающими познакомиться поближе, пообщаться и банально посплетничать, непринуждённо попивая чай с домашним печеньем. В основном это были молодые люди, с которыми познакомилась на балу. Был здесь и граф Коробов - симпатичный кареглазый мужчина, подаривший мне букет розовых лилий; князь Молчанов, явившийся с коробкой умопомрачительно пахнущих пирожных, был чересчур разговорчив и суетлив, на мой взгляд; барон Каверин, отнюдь не являясь эталоном красоты, с миндалевидными глазами, полными губами, широкими скулами и носом с горбинкой, обладал настолько мощным магнетизмом, что неизменно привлекал взгляды женской половины, но вел себя очень приветливо и открыто, без заносчивости и превосходства, присущего избалованной вниманием аристократии. Он вручил мне охапку прекрасных белых роз.
   Ульяна Калугина пришла без сестры, сославшейся на усталость после посещения вчерашней оперы. Я, конечно, плохо разбиралась в здешней моде, но её персиковое платье поражало обилием рюшечек и оборок, делая похожей на праздничный торт, однажды заказанный на день рождения директора нашего банка.И вообще я заметила, что молодёжь старалась избегать париков, завивая свои волосы в мелкие кудряшки.
   Дочь графа Орлова - Полина, как бы невзначай, начала допытываться, как я нахожу князя Волынского. С недоумением глядя на неё, честно ответила, расписав все достоинства Павла, но так и не смогла понять какое ей дело до моего к нему отношения.
  А вот с баронессой Васильевой можно было поболтать более продуктивно, так как Елена оказалась просто хранилищем полезной информации благодаря своей кузине, являющейся фрейлиной Императрицы. Так я узнала, что была на волосок от настоящего потрясения, лишь из-за участившихся недомоганий не удостоившись присутствия Елизаветы Петровны на своём балу, которая за день до этого слегла с простудой. Я не смога скрыть своего облегчения, отчего баронесса так и вцепилась в меня взглядом, и чтобы не вызывать лишних пересудов, я отошла к барону с князем, интересуясь, не желают ли они ещё чаю. Но неотступные мысли о несостоявшемся знакомстве, настойчиво лезли в голову. Как бы не было сильно моё любопытство, инстинкт самосохранения вопил, что лучше не попадаться проницательной Императрице на глаза.
 
  Тепло распрощавшись с гостями, сумевшими отвлечь меня от навязчивых мыслей о Васе, невольно задумалась: почему же он не пришёл, хотя его многообещающий взгляд буквально кричал о скорой встрече? Что-то внутри меня рвалось к нему, желая находиться рядом, но разум пока осаждал глупые чувства, напоминая, что ничего хорошего из этого не выйдет. Одна часть меня радовалась, надеясь, что упрямому виконту маман всё же промыла мозги, заставив отступиться от меня.
  За размышлениями не заметила, как ноги привели меня в музыкальную гостиную, где я подолгу слушала игру сидящей за огромным роялем Дашеньки. Зимнее солнце, решившее побаловать город своим скудным сиянием, отражаясь в глянце черного монстра, слепило глаза. Но я, как завороженная, не спеша приблизилась и опустившись на скамеечку, стала задумчиво перебирать клавиши, уйдя с головой в свои переживания.
  Игнорировать и дальше приглашения на всевозможные балы мы с князем не имели права, рискуя навлечь неудовольствие приглашающей стороны. А новогодний Императорский бал в конце декабря вообще исключал отказ явиться. Так что болезнь Елизаветы Петровны лишь отсрочила неизбежное. И учитывая, что моё появление стало сенсацией, царственная особа пожелает удовлетворить своё любопытство и посмотреть на дочь князя Репнина. Я боялась даже предположить, что может произойти. Да нет, я не пессимистка, просто, учитывая, всё, что произошло со мной за каких-то полгода, глупо было надеяться на чудо. Тем более предчувствие, к которому с некоторых пор начала прислушиваться, угнетало какой-то роковой неизбежностью, заставляя холодеть ладони и в панике сжиматься сердце. И становилось абсолютно ясно, что в этот раз так легко я не отделаюсь.
  А ещё этот Василий, чтоб его.. Смутная тревога, мешаясь с тоской по нему, сводила с ума, сжимая внутренности в тугой комок нервов. Я перестала понимать,что ему нужно на самом деле. То он пылает страстью, настойчиво доводя меня до исступления, заставляя забыть обо всём, кроме потребности стать единым целым, то флиртует направо и налево, недвусмысленно давая понять, что на моём месте может быть любая, так же в экстазе выгибаясь навстречу этим музыкальным пальцам.
  Будто обжёгшись, вскочила, опрокинув скамейку и в смятении уставилась на чёрно-белые клавиши, вспоминая как он трогал их, пархая и скользя, почти физически ощущая эти же касания на своей груди и бёдрах.
  " Дьявол! Я схожу с ума!" Дыхание сбилось и шумно рвалось из лёгких, когда низ живота скрутило спазмом желания, а волна жара прокатилась по телу, вынуждая ладонями упасть на злополучные клавиши, извлекая резанувший слух диссонанс, и тут же снова отпрянуть. На ватных ногах двинулась прочь, продолжая гореть, словно в лихорадке. Как в бреду дошла до своей комнаты, цепляясь за стены в поисках поддержки и, не помня себя, рухнула на постель, заглушая подушкой отчаянный стон неудовлетворённой самки.
   
  "Боже, дай мне сил не наделать глупостей!"
  
  Глава 16
  
  В качестве моральной помощи я стояла за кулисами домашнего театра Вяземских и с замиранием сердца ловила каждый жест юной исполнительницы. Это был триумф младшей княжны Репниной. Закончив играть, это чудо в белом платье поклонилась и под громогласные аплодисменты, скрылась за кулисами, чтобы тут же попасть в мои объятия.
  - Солнышко, какая же ты молодец! Просто великолепно!- моему восторгу не было предела и я в радостном порыве, подхватив малышку на руки, звучно чмокнула в щёчки.
  - Аннушка, пусти. Я же не маленькая,- наигранно возмутилась, безудержно смеясь, когда я закружила её по гримёрной.
  Заметив прибалдевшие взгляды готовящихся к выступлению, поставила Дашулю на пол.
  - Ладно, пойдём искать папу,- заговорщически подмигнула.
  - В следующий раз нам нужно вместе выступать: я буду играть, а ты споёшь,- с энтузиазмом принялась строить планы малышка.
  - Ну конечно, дорогая,- пообещала опрометчиво,- выбравшись из-за кулис, мы прокрались на свои места рядом с князем.
  После представления - разговоры ни о чём и неизменный чай со сладостями.
  Вечером - приобщаюсь к искусству в опере или в театре. На следующий день - до посинения танцую на балу очередного князя, графа, маркиза. Около полудня с трудом продираю сонные глаза, насильно впихиваю в себя обед и понеслась..
   Привожу себя в порядок перед выездом, второпях целую сестрёнку на ночь, укутавшись в шубу, трясусь в роскоши кареты по булыжным проездам, чтобы попасть в ослепительную тысячами свечей роскошь, где, под волшебную музыку, снова и снова кружиться в танце,улыбаясь и флиртуя, меняя партнёров на своё усмотрение. Высший Свет перестаёт быть пугающим сборищем напыщенных чужаков, являя всё больше знакомых лиц, охотно принимая меня в свои коварные объятия, затягивая в нескончаемый водоворот светской жизни, оплетает знакомствами, сковывает условностями, заманивает изысканными манерами и комплиментами, покоряет безупречной выправкой настоящих мужчин, позволяет блистать, одаривает поклонением, подчиняет своим правилам, даря иллюзорность свободы. И, в конечном итоге, ты всеми силами желаешь вырваться из этого "дня сурка", слишком поздно понимая невозможность соскочить с заведённой карусели под названием Высший Свет, выпивающей все силы, выматывающей до предела бесконечными развлечениями, обернувшимися рутиной, заставляющей при любых обстоятельствах "держать лицо".
  Слишком быстро мне приелась обязанность развлекаться. У многих на осознание этого уходили годы. Теперь я отчетливо поняла, почему даже на молодых лицах читалась откровенная скука и перестала их за это осуждать. А кое с кем была даже в приятельских отношениях. Так, например, граф Мещерский с надменным видом подпирающий стенки на балах и намеренно игнорирующий заинтересованные взгляды женской половины присутствующих, оказался очень интересным собеседником, исколесившим пол Европы к тридцати годам. В последствии, продолжив знакомство, Сергей охотно делился впечатлениями. Ну и время он выбрал для путешествий: начало семилетней войны, в которой столкнулись интересы таких крупных держав, как Россия, Франция, Австрия с одной стороны и Пруссия, Англия и Португалия - с другой. Да и в самих странах не было спокойствия. Как вообще он остался жив, здоров осталось для меня загадкой.
   А узнали мы о его приключениях после того, как на очередном балу я вытащила его на котильон. Такого непрекрытого недовольства, исчезнувшего за скучающим выражением лица, я не видела ещё ни у одного партнёра по танцам и впоследствии припоминала ему это, посмеиваясь над всегда невозмутимым графом, краснеющим, как маков цвет. Вообще, у нас сложилась своя тусовка или как было принято называть - кружок по интересам, в который вошли баронессы Калугины, смешливая рыжеволосая Ульяна и начитанная кареглазая Лариса, Полина-графиня Нарышкина,с которой мы сошлись на почве игривого соперничества за князя Киреева, но, в итоге, взяв по бокалу шампанского, оставили Игоря Семёновича, оказывающего нам обеим знаки внимания, ни с чем, в последствии долго оправдывающегося за своё поведение. Сжалившись над бедолагой, даже приняли его в свои ряды борющихся со скукой. Был тут и харизматичный барон Каверин Николай Кирилович, недавно получивший звание порутчика и щеголяющий новой блестящей формой, заставляя томно вздыхать впечатлительных барышень.
  Ну, куда же без Павла, моего верного рыцаря, неизменно следующего за мной, но тактично не настаивающего на чём-то большем, чем дружба. С ним мне было надёжно, как за каменной стеной.
  Баратаев Иван Игоревич был самым старшим в нашей компании. На данный момент князю исполнилось тридцать четыре года. Весьма стильный, импозантный мужчина с аккуратными усиками и испаньолкой "а-ля Ришелье". Всегда присутствующий в нашем компании, но предпочитающий покровительственно взирать на все проказы со стороны. Именно он заставлял меня краснеть и трепетать под насмешливым порицающим взглядом тёмных глаз, в очередной раз став свидетелем моих коварных планов, к воплощению которых с энтузиазмом приступали все посвящённые, но не вмешивался, желая развеять скуку и посмотреть на результаты нашего "злодейства".
   Ну что поделаешь, если карты оставили меня совершенно равнодушной. Вот "фанты" - совсем другое дело. И если, по-началу, всё начиналось с безобидных заданий, вроде выпрошенного платка или украденного поцелуя, то, втянувшись, я научила их использовать фантазию по-максимуму.
  А сегодня я собиралась сделать что-то очень плохое. И не планировала втягивать в эту авантюру никого. Если всё же попадусь, то неприятности будут ждать меня одну, а не всю нашу бесшабашную компанию.
   Вообще-то, по сути своей, я - миролюбивая натура, если нарочно не задевать. Но меня не просто задела давняя знакомая - Наталья, эта бесячая белобрысая дрянь, с которой по неволе приходилось сталкиваться в общественных местах. Терпеть завуалированные оскорбления, презрительные взгляды и распускание сплетен я больше не собиралась. Чаша моего терпения переполнилась, и я, пылая жаждой мести, стала по крупицам собирать информацию о ней.
  И безумно обрадовалась, предвкушающе потирая руки, когда Михаил Андреевич показал мне приглашения на балы, в числе которых оказалось послание от князя Велесова - отца этой заносчивой стервы. Мой выбор был молниеносным, я с трудом скрыла злорадство во взгляде. Даже из ангела можно сделать демонюку, если довести. А я отнюдь не являлась ангелом. Поэтому предстоящий вечер и половину ночи строила козни, готовясь к изящной мести, представляя реакцию нахальной гадины.
  Насущные проблемы удачно отвлекали от мыслей о пропавшего куда-то Васе. Он не появлялся уже недели две ни на балах, ни в опере с театром, ни в парках. Его никто не видел- я ненавязчиво наводила справки. Ну не спрашивать же у его матери. Представляю, что она мне устроит.. Поэтому я по-тихоньку сходила с ума от беспокойства и даже ревности.
   После всего, что между нами произошло, он просто взял и исчез. Ну и кто он после этого?
  ...........
  И вот настал день справедливого возмездия.
  Сегодня я - сама безмятежность и намеренно не реагирую на ненавидящий взгляд, пытающийся прожечь во мне дырку, с тех пор, как вместе с князем вошла в шикарный особняк Велесовых, своей помпезностью кричащий о достатке его обладателя.
  Кстати, сам приветливый хозяин мне понравился, чего не скажешь о его супруге, с расчётливостью во взгляде оценивающей новых гостей. Их действующая на нервы дочь стоит рядом, отцу моему скалится, напрочь игнорируя меня.
  "Ну-ну. Не долго тебе радоваться, дорогая."
  К слову сказать, не меня одну она подставляла. Опасаясь открыто выступать против меня, пакостничала за спиной, понимая, что могу и ответить. В то время, как более робких девушек оскорбляла "в лицо", цепляясь то ко внешности, то к нарядам, а то и к низкому происхождению. "Ну говорю же: сволочная девка".
  Но после моего сегодняшнего сюрприза она надолго забудет о своих оскорблениях, занятая основательно подмоченной репутацией.
  Совсем отказаться от помощи я не смогла, поэтому честно рассказав обо всём Варваре, позволила самой сделать выводы и, в итоге, заручилась её поддержкой.
  С некоторых пор Варя стала моей компаньонкой. Михаила Андреевича даже уговаривать не пришлось, он давно понял, что я отношусь к ней как к подруге, сделав не только помощницей, но и доверенным лицом. По-скольку я не считалась юной девушкой, приближаясь к возрасту старой девы, то и уступки были существенные. И молодая компаньонка вполне сошла с рук, в то время, как сопровождающими становились, в основном, дамы преклонного возраста.
  Надо было видеть её ошеломлённое лицо, когда я, улыбаясь во весь рот, сообщила радостную новость.
  Являясь старшей дочерью обедневшего баронета, она не надеялась удачно выйти замуж и вынуждена была искать работу, так как помимо неё, в семье было ещё трое младших сестер.
  С пшеничными волосами, васильковыми глазами, со здоровым румянцем на круглом личике и аппетитными формами она бы имела великое множество воздыхателей в двадцать первом веке. Здесь же, в свои тридцать лет, осталась старой девой из-за отсутствия приданного, хотя была очень привлекательна.
  Чтобы она соответствовала новому статусу, князь обновил её гардероб. Понятно, что платья не отличались роскошью, зато выгодно подчёркивали достоинства фигуры. И что-то мне подсказывало: не долго ей осталось ходить незамужней, потому, что, не смотря на заносчивость аристократии в целом, были и такие, кто предпочитал любовь холодному расчёту.
  Вон как поглядывают на неё, скромно сидящую у стены, но выделяющуюся из длинного ряда компаньонок. И танцевать приглашают.
  Но сегодня мы с ней были сосредоточенны на деле, не выпуская друг друга из вида.
   Я честно протанцевала половину вечера, а потом покинула нашу развесёлую компанию, якобы, отлучившись в дамскую комнату, украдкой подав знак Варе следовать за мной.
   На широкий балкон с балюстрадой, опоясывающий левое крыло особняка и тянущийся вдоль крайних гостиных, добирались порознь. Сюда гости могли беспрепятственно выйти подышать свежим воздухом после духоты и запаха духов, которыми буквально обливалось практически всё Высшее Общество.
  Сейчас балкон был пуст, потому что мороз стоял не шуточный и чтобы не превратиться в сосульку, надо было действовать очень быстро. Поэтому, пробежавшись до нужных окон, стала в творческом беспорядке раскидывать вещи: тоненькую сорочку небрежно бросила на подоконник, пару перчаток и лёгкий шарфик- на пол. Подоспевшая Варя добавила чулки и понталончики, до безобразия прозрачные.. Получилась живенькая композиция, лучше любых слов намекающая на интим. А по-скольку безобразие было под окнами княжеской дочери, то выводы напрашивались сами собой, остальное дорисует воображение, а злые языки разнесут со скоростью пожара. И пусть это было слишком очевидно, на показ, но жадные до скандалов аристократы вцепятся в Велесову клещами, после чего ей не будет никакого дела до других.
  Закончив на балконе, мы с Варей чинно вплыли в главный зал, где веселье, подогретое горячительным, нарастало, как снежный ком.
  Теперь дело было за малым: то есть за лакеем. И я, для отвода глаз покрутишись в зале минут двадцать, улизнула вглубь дома, затаившись в дальней гостиной, где освещение было приглушённым.
  Без проблем ориентируясь в большом доме, я была безмерно благодарна Вареньке, где-то доставшей план поместья.
   Услышав звук шагов, в очередной раз выглянула из дверного проёма и вскрикнула от неожиданности, уткнувшись взглядом в шейный платок, туго обхватывающий чью-то шею. Отшатнувшись, испуганно взглянула в знакомое лицо, насмешливо взиравшего на меня князя Баратаева.
  - Не пугайтесь, Анна Михайловна. Это всего лишь я.
  "Как же не вовремя"- не смогла скрыть досады.
  Поняв, что ему не рады, князь аж подобрался весь и вопросительно вскинул бровь.
  - Что вы здесь забыли?- прозвучало сухо.
  - Я устала и искала уединения,- отводя глаза, выдала первую пришедшую на ум отговорку, лихорадочно соображая, как бы его спровадить. Ведь князь - не дурак, на раз распознает ложь.
  - Позвольте составить вам компанию, я тоже утомился,- явная провокация, с целью посмотреть на мою реакцию.
  - Ваша Светлость, не думаю, что это приемлемо..,- начинаю паниковать, отступая подальше от не сдвинувшегося с места князя.
  - Неужели вы меня боитесь?-насмешливое недоумение.
  - А нужно?- напряжённо замерла, задав встречный вопрос, не в силах рассмотреть выражение лица в полумраке комнаты.
  - Хм,- задумчиво,- Меньше всего я хотел бы, чтобы вы меня боялись.
  - Хорошо,- облегчённо выдохнула, как оказалось - рано.
  - Может я помешал свиданию?- вкрадчиво так, подходя ближе.
  По-началу опешив, возмущённо выпалила на одном дыхании, не особо задумываясь, что проговорилась:
  - Не говорите ерунды! Просто мне нужен был лакей, чтобы кое-что передать,- по моим испуганным глазам князь понял, что "копает" в нужном направлении.
  - Анна, давайте вы расскажете мне всё, как есть, ничего не выдумывая,- подойдя вплотную, слегка тронул за подбородок, желая видеть мои глаза, которые я упорно прятала за опущенными ресницами,- Прошу, не разочаровывайте меня ложью. Вы же не такая,- аккуратно, словно боясь спугнуть, взял моё лицо в большие ладони, скрытые белоснежными перчатками, пристально вглядываясь в уже пылающее лицо. А я начала тонуть в тёмной глубине завораживающего взгляда, манившего загадочным блеском.
  "Боже, какие красивые глаза, немало повидавшие, будто обещающие открыть заветные тайны. Невозможно оторваться!"
  И тут князь качнулся вперёд, тоже находясь словно под гипнозом, соединяя наши дыхания, но останавливаясь в сантиметре от моих губ. От резкого движения, моргнула, избавляясь от наваждения и от нежных рук, продолжавших удерживать моё лицо. Затаив дыхание, перевела потрясённый взгляд на его губы, так и манившие поддаться соблазну.
  - Я мог бы увлечься вами, Анна,- многообещающий шёпот и руки, ненавязчиво скользнувшие на талию.
  - Не надо,- я боялась дышать,- Прошу вас..
  - Почему?- успокаивающе погладил между лопаток, вызвав толпу мурашек,- Я же вижу, что не противен вам.
   Стараясь смирить бешеное биение сердца, произнесла срывающимся голосом:
  - Я бы предпочла иметь такого друга, как вы. Любовника можно завести без проблем, только свистни - толпа набежит. А настоящих друзей днём с огнём не сыщешь,- просяще вглядываясь в серьёзное лицо, надеясь, что поймёт,- Будьте мне другом, прошу вас, Иван Игоревич.
   Отступил на шаг, глядя под ноги, потом вообще отвернулся, начал ходить по комнате, нервно запустив руку в волосы. В итоге, застыл передо мной с "нечитаемым" выражением лица.
  - Я согласен быть вашим другом.
  Несмело улыбнувшись, по старой памяти протянула руку для пожатия, запоздало сообразив, что здесь так не принято. А пальцы уже скрылись в большой ладони, бережно подносимые для поцелуя. Модные усики и бородка щекотно прошлись по руке, невольно вызвав улыбку.
  - Кстати, я был на балконе, вас искал, а нашёл нечто занимательное,- выжидательно воззрился на меня, резко побледневшую. Вот тут-то моя выдержка меня и покинула, и я в ужасе уставилась на него.
  - Спокойнее, дорогая. Я же пришёл к вам, а не к хозяину. И хотя бы за это заслуживаю правды.
  Обречённо вздохнув, кивнула:
  - Ладно,- направилась вглубь скудно освещённой гостиной. Расположившись около догорающего камина, протянула руки к огню и, грея замёрзшие пальцы, стала рассказывать, боясь поднять глаза на князя..
  -Я ошибался в тебе. Не предполагал, что ты способна на такое коварство,- задумчиво так,- Знаешь, моя кузина стала бы на тебя молиться, если бы узнала. Много нервов ей княжна потрепала, даже после замужества не оставила в покое. Да и не ей одной. И если рассуждать здраво, я с тобой согласен в одном: её нужно проучить. Поспорил бы с твоими методами, но раз уж отступать некуда, я тебе помогу. Кстати, не боишься её мести?- испытующий взгляд.
  - А как она узнает? Кроме вас меня никто не видел.
  - Лакей может проговориться. Да скорее всего так и случится.
  Я это понимала, но другого выхода не видела. Ошиблась, поражённо выслушав князя:
  - Анна Михайловна, отдайте мне записки, я сам этим займусь,- решительный такой.
  - Ещё не хватало вас втягивать,- решительно встала, тем самым показывая, что разговор окончен. Князь тоже был упрям, поднявшись следом за мной:
  - Вам придётся не сладко, когда всё откроется.
  - Вам тоже.
  - Положитесь на меня, позвольте помочь вам.
  - Зачем вам это нужно?
  - Я же ваш друг. Не забыли?- насмешливый взгляд,- И не хочу, чтобы у вас были неприятности.
  - Вот и я не хочу для вас проблем.
  - Отдайте и я сделаю так, как вы и хотели. Обещаю,- упрямый, красивый, опасный - он стоял напротив и сдаваться явно не собирался.
  Под настойчивым взглядом достала стопку небольших карточек, всё ещё колеблясь.
  Подойдя вплотную, князь не без труда забрал записки из стиснутых пальцев.
  - А теперь идите и ни о чём не думайте. Дальше - я сам.
  Под неумолимым взглядом, всё ещё сомневаясь, неуверенно двинулась на выход. И когда была уже в дверях, дождалась:
  - Дорогая, вы потанцуете со мной чуть позже?- ожидание с предвкушением.
  - Боюсь, что все танцы уже обещаны,- сникла, почувствовав разочарование князя,- Но когда придёт время котильона, я выберу вас.
  - Благодарю. Буду ждать с нетерпением,- и никакой излюбленной насмешки.
  ..........
   Князь не подвёл, записки попали по назначению и часть гостей увидела скандальную картину, следуя тексту послания, выйдя на балкон. Кому не посчастливилось увидеть всё своими глазами, по перешёптываниям и шокированным охам-вздохам, чуть позже узнали причину ажиотажа.
  Я тоже была поражена приоткрытым окном в комнате Натальи, отлично помня, что оно было наглухо закрыто. Вывод напрашивался сам собой: "Иван Игоревич импровизировать изволил. А ещё меня стыдил коварностью.. Ну-ну."
  В общем, план сработал идеально, и гости приняли всё за "чистую монету", а Наталья отправилась далеко и надолго. Конечно скоро всё выяснилось, но многие не поверили в её невиновность, всем же не объяснишь. И пришлось ей уехать в какое-то отдалённое имение, убиваться по испорченной репутации и лечить раненную гордость.
  А я очень надеялась,что моё злодеяние заставит её пересмотреть свои поступки и изменить поведение.
  Да, это было жестоко, но я ни разу не пожалела, видя, с каким облегчением вздохнули девушки, над которыми она завела привычку издеваться.
  
   Глава 17
  
  Время неумолимо бежало вперёд, подбрасывая всё новые испытания, ни на минуту не давая передохнуть. И только я начинала думать,что плохое уже позади, случались ещё большие неприятности. Хотя, моё попадание в прошлое вряд ли сможет что-то переплюнуть. Но будто само провидение расставляло ловушки, подталкивая в нужном направлении, предвкушая полномасштабную катастрофу, коротая меня безжалостно сломает.
  
  За всеми этими увеселениями и праздным времяпровождением я не заметила, как подкрался Новый Год и, как следствие, грандиозный Императорский бал-маскарад, который пугал меня до икоты. Чтобы хоть чуть-чуть отвлечь, Михаил Андреевич, уехавший сразу после завтрака, обещал свозить меня в оперу вечером.
  Весь день я провела с Дашенькой, забывая обо всех переживаниях. Мы с ней ничем конкретным не занимались, только гуляли по оранжереи, любовались цветами, побрызгались в фонтане там же, побегали по необъятному замку, добавив няне седых волос, грелись перед камином в моей гостиной, устроившись на мягком ковре и обложившись декоративными подушечками. Я рассказывала ей истории из своих детских книжек, плетя косички. А потом мы пили душистый чай с персиковым пирогом.
  Это были часы незамутнённого счастья, которых мне так не хватало в череде бесконечных развлечений Высшего Света.
  А потом пришла Варя, по привычке желая помочь одеться к выходу. Пока мы с ней занимались моим внешним видом, Дашуля с энтузиазмом примеряла мои шляпки, большие для неё туфли и перчатки, красуясь перед зеркалом, вызывая невольную улыбку. Перебрала немногочисленные флакончики с духами, спросив разрешение, долго любовалась украшениями, осторожно доставая их из резной шкатулки, отделанной драгоценными камнями. А потом - опять шляпки, веера, шали.
  Так что одевание превратилось в весёлую забаву, которую и застал князь, получив разрешение войти. Оценив наши с Варей старания, одобрительно кивнул.
  Мне и самой очень нравилось розовое парчовое узорчатое платье модного фасона с маленькими рукавами и отделкой белоснежным кружевом. Длинные атласные перчатки укрыли руки выше локтя. Крупные локоны были подняты в высокую причёску, украшенную шпильками с жемчужинами. Шею обвивали две нитки жемчуга.
  Сам князь был одет, как всегда, не броско, но со вкусом.
  Пожелав малышке спокойной ночи, мы покинули гостиную.
  Одевшись в холле и спустившись по парадной лестнице, с комфортом разместились в шикарной карете, с родовыми гербами на дверцах.
  
  Едва вошли через предусмотрительно распахнутые двери в просторный холл массивного особняка с белыми колоннами и рельефными скульптурами по фасаду, являющегося зданием театра, к нам тот час же устремились шикарно разодетые знакомые. Заметив Полину Нарышкину и князя Киреева, улизнула к ним, чтобы перекинуться парой слов. Понятное дело, подтянулась знакомая молодёжь и, в итоге, Михаилу Андреевичу пришлось вытаскивать меня из веселящейся тусовки, так как я потеряла счёт времени, поэтому в свою ложу мы попали не скоро.
  Оперой не дали насладиться любопытные, жутко нервирующие взгляды. Поэтому, когда в антракте зрительный зал практически опустел, я осталась в ложе передохнуть от навязчивого внимания, попросив задёрнуть портьеры и закрыть двери. Князь удалился, пообещав принести чего-нибудь освежающего. Чувствуя, как начинает болеть голова, поудобней устроилась в кресле и прикрыла глаза, наслаждаясь приятным полумраком.
  Моё уединение беспардонно прервали, ненадолго впустив шум из коридора. Не успела я повернуться, чтобы узнать, кому понадобилось моё внимание, как чьи-то руки в перчатках стиснули плечи и, заставив выпрямиться, прижали к спинке кресла.
  Первой мыслью было отчитать бессовестного Васю, который посмел притронуться ко мне после того, как пропал, не сказав ни слова. Но он не позволил обернуться и высказать всё, что заслужил, а в наглую начал целовать беззащитную шею, прихватывая позвонки зубами, уделил внимание чувствительной коже за ушком, прикусив мочку и вызвав толпу мурашек. Но я не собиралась так просто сдаваться и попыталась вывернуться из соблазняющих объятий. За что получила глухой рык и болезненный укус в основание шеи.
  - Ай! Совсем рехнулся? Мне больно!- рассердилась не на шутку и начала всерьёз отбиваться.
  И вот тут-то я сообразила, что это не мой несносный виконт, когда слишком сильные руки, как пушинку выдернули меня из кресла и, не дав опомниться, притиснули лицом к стене, наваливаясь сзади твердым, слишком большим телом, не давая нормально вздохнуть. Руки перекинулись на грудь, с силой сжимая и причиняя боль даже через платье. А сам урод непрерывно трётся об меня промежностью.
  Я буквально билась в истерике, распятая на стене, как бабочка энтомологом. Но все мои попытки вырваться, гасились жестокими руками, оставляющими болезненные отметины на нежной коже. Выбившись из сил и глотая слёзы, я могла лишь жалко всхлипывать да придушенно шептать: " Не надо.. Пустите.."
   Когда же руки коснулись шеи, лаская кожу вместе с жемчугом и сомкнулись на ней, чуть сжав, от ужаса я забыла, как дышать. Правда мелькнувшая мысль, что меня сейчас будут убивать, сменилась сумасшедшим облегчением, едва пальцы двинулись к губам, обрисовав их контур, по скулам и остановились, накрыв глаза ладонями.
   А через мгновенье, вывернув голову набок, горячие губы впиваются в мой приоткрытый рот, безжалостно захватывая язык, стиснув голову так, что невозможно шелохнуться.
  Потом, с недовольным рыком, также неожиданно, как и появился, ненормальный исчезает, зло хлопнув дверями.
  А ноги меня уже не держат, и я буквально падаю на пол, больно ударяясь коленями и зажимая рот руками, чтобы не заорать в голос. Рыдания сотрясают съёжившееся в углу тело и ужасом произошедшего рвут на части душу.
  
  Я потеряла счёт времени, не представляя сколько просидела на полу, уткнувшись в колени и, будто оглохнув, не слыша гремевшей музыки. Меня словно выпотрошили изнутри, полностью отрезав эмоции, оставляя апатию, вынуждая действовать на автопилоте: поднялась, села, достала платок, вытерла слёзы, поправила причёску и стала тупо пялиться в одну точку над сценой.
  Не сразу заметила, что я одна, князя до сих пор нет. И только подорвалась бежать на поиски, как он влетел в ложу какой-то взбудораженный и подавленный. Ничего не объяснив, закутал меня в тёплый плащ, сунул в руки шляпку и буквально потащил по пустынному коридору к лестнице, на первый этаж и, чуть ли не бегом, до кареты.
  
  По дороге домой не проронили ни слова, думая каждый о своём. Лишь изредка я ловила на себе мимолётные взгляды явно чем-то озабоченного князя.
  Расстались в холле вообще как-то странно: едва закрыв дверь, Михаил Андреевич порывисто обнял меня, со словами "Анечка, иди в свою комнату" и, не подумав раздеться, ушёл в сторону библиотеки, на ходу нервно срывая перчатки.
  А я еле дождалась, когда наполнят ванну, с Вариной помощью спешно избавившись от платья. Потом, начала остервенело смывать чужие прикосновения, ужасно сожалея, что не могу с такой же лёгкостью избавиться от навязчивых мыслей, снова и снова переживая весь этот кошмар.
  " Ну и где галантные кавалеры, сдувающие пылинки с полуобморочных барышень, пафосно воспетые в стихах и сонетах современников своего времени? Повымирали все что ли? Это просто невыносимо! Я так устала отбиваться от озабоченных козлов. Я к маме хочу, в свой родной и понятный двадцать первый век".
  
  В эту ночь меня снова мучили кошмары, где я никак не могла убежать от жуткого чёрного силуэта, неизменно настигающего. Всё бежала и бежала, захлёбываясь беззвучным криком, не в силах прекратить этот ужас.
  ...........
  Проснулась поздно и ещё долго уговаривала себя вылезти из уютного тепла. Когда же начала выбираться из-под одеяла, охнула от боли и, оттянув сорочку, поражённо уставилась на синяки на груди. В панике осмотрела многострадальную плоть, крутясь перед зеркалом в чём мать родила и обнаружила россыпь синяков на предплечьях и на бедре. "Это не пальцы, а клещи какие-то. Чтоб они отвалились!- негодовала, одеваясь. На завтрак даже не взглянула - аппетит испарился ещё вчера.
  И вообще, в доме было как-то непривычно тихо. Но больше всего настораживало отсутствие моего любимого будильника: Дашенька всегда забегала по утрам обсудить планы на предстоящий день. А сейчас уже двенадцатый час и меня никто так и не побеспокоил. " Странно как-то".
  Осаждаемая невесёлыми мыслями, пошла на поиски князя, не представляя как рассказать о вчерашнем. Встретившаяся на пути горничная, подсказала, где его искать.
  Не добившись реакции на стук, заглянула в кабинет и с недоумением воззрилась на Михаила Андреевича: он сидел за массивным письменным столом в пол оборота ко мне, ссутулившись и подперев рукой подбородок, и, что меня сильно удивило и взволновало, со стаканом в руке. Глубоко уйдя в свои мысли, даже не прореагировал на моё появление. Только когда подошла к столу, оказавшись в поле зрения, он вздрогнул и перевёл на меня мутный, усталый взгляд.
  А я пребывала в шоке, поняв, что князь пьян и ещё даже не ложился, глядя на его вчерашнюю одежду и неуверенные попытки подняться из кресла.
  - Отец, что происходит?- стараясь, чтобы голос не дрожал.
  Справившись с креслом и тяжело опираясь на стол, он посмотрел на меня с каким-то отчаянием, а потом отвел глаза:
  - Всё нормально, Анечка. Иди к себе.
  - Зачем?- мне всё больше не нравилось непонятное поведение князя,- И куда все подевались? Даша ещё не заходила ко мне. Это на неё не похоже,- недоумевала я. Ответ ясности не внёс, запутав ещё больше.
  - Я попросил графа Астафьева, чтобы ты и Дарья пожили в его доме некоторое время,- и пресекая мои закономерные вопросы, закончил:
  - Девочка моя, не спрашивай почему - я не отвечу. Но это для вашего же блага. Николай Гаврилович и Екатерина Ивановна позаботятся о вас.
  "Ага я представила, как "обрадовалась" графиня такой просьбе. Но сейчас это меня мало волновало".
  - У вас неприятности, да?- чуть ли не плача.
  - Не волнуйся обо мне, Анечка. Нужно уладить кое-какое дело, и потом вы вернётесь домой. Сейчас же мне важно, чтобы мои девочки были в безопасности.
  Я и думать забыла о своих проблемах, в замешательстве слушая князя. А уловив обречённость в интонациях, моей выдержке пришёл конец, и я, всхлипнув, бросилась к нему, в такие надёжные объятия, уже не сдерживая слёз, с мольбой заглядывая в глаза.
  - Отец, что случилось? Расскажите мне. Вместе мы со всем справимся,- и видя, как он в отрицании мотает головой:
  - Не держите меня в неведении. Это сводит с ума, заставляет выдумывать всякие ужасы происходящего. Что или кто вам угрожает?- настаивала я. Но князь был непреклонен, добавив жёсткости в голос:
  - Нет, Анюта, я сам со всем разберусь, но мне нужно знать, что вы в порядке и у меня развязаны руки. Варвару и Антонину Степановну я отсылаю с вами. Боюсь, что отказаться от Императорского бала не представляется возможным, поэтому прошу тебя не отходить ни на шаг от графа с графиней, которые будут тебя сопровождать, как и Варя. Одна никуда не отлучайся,- мы уже перебрались ближе к камину,- Я приеду отдельно, но буду рядом, когда тебя представят Императрице. Потом тебе лучше оставаться рядом с графом,- инструктировал Михаил Андреевич, глядя в огонь.
  - Но как же..
  - Так надо, просто поверь мне. Неужели я поступил бы так, не имея в том необходимости?
  Да, возразить было нечего, поэтому я сделала самое разумное в данном случае: подойдя, крепко обняла, поцеловав в колючую щёку.
  - Я сделаю всё, как вы сказали. Только берегите себя, ради нас,- но услышала совсем не то, что ожидала:
  - Обещаю, я сделаю всё, ради вашего благополучия,- прозвучало как клятва,- Побудь пока в своей комнате. Варя скоро вернётся и поможет собрать всё, что тебе понадобиться.
  - Ладно,- ещё раз обняв, покинула кабинет, едва сдерживаясь, чтобы не побежать.
  
  Очертания предметов расплывались из-за непрерывного потока слёз, и все коридоры, по которым проносилась сломя голову, казались запутанным лабиринтом, из которого никогда не найти выход. Поддавшись панике, плохо соображала где я нахожусь, куда бегу и, главное, от кого.
  Даже не поняла, как оказалась в оранжерее, в которой, не смотря на декабрь, цвели лилии и орхидеи и зеленели экзотические растения.
  Без сил опустилась на ближайшую скамейку и замерла, отрешившись от действительности, с головой уйдя в свои переживания.
  
  Что за нафиг..Какого чёрта происходит вообще? Такое ощущение, что я не угодила кому-то там, в небесной канцелярии, поэтому меня планомерно сводят с ума, подбрасывая всё более изощрённые испытания, наслаждаясь потом, как я трепыхаюсь в пустой надежде вырваться из этого порочного круга, чтобы попасть в очередное болото проблем. И кому-то очень нравится наблюдать за моими метаниями, в поисках выхода. Я прям слышу этот издевательский смех, показывающий всю тщетность борьбы.
   "Ну точно, схожу с ума. Эх, обидно-то как."
  
  Сборы и переезд прошли будто в тумане: ну собрали тучу платьев, туфель и прочей нужной ерунды, которую потом вывозили в больших сундуках. Я не спрашивала, куда мы едем и в окно не смотрела, лишь мазнула взглядом по Неве и Петропавловской крепости справа.
  Даже графская чета, встретившая довольно дружелюбно, не вызвала обычного подобострастия. Как и роскошная комната, которую обвела безразличным взглядом.
  Да что уж там, меня даже не смогла расшевелить счастливая малышка, которая была рада погостить у дедушки с бабушкой. Я как могла, показывала заинтересованность её рассказом о "небольшом путешествии". Но Дашенька хорошо успела меня изучить, поэтому притихла под боком, наблюдая за игрой пламени, а вскоре и вовсе заснула.
  .....
  Через два дня я была представлена Императрице, неподражаемой Елизавете Петровне.
  
   Глава 18
  
   Вращаясь в Высшем Обществе, я была в курсе всех значимых событий, как прошедших, так и намечающихся. Поэтому не стало сюрпризом несколько непривычное расположение Зимнего дворца Елизаветы Петровны, планировавшегося как временный, занявшего огромный городской квартал на Адмиралтейском Лугу и перегородившего даже сквозной проезд по Большой Морской от Невской перспективы до Кирпичного переулка. Свой очередной шедевр Растрелли построил и отделал в рекордные шесть месяцев, параллельно возводя тот Зимний дворец, ставший в последствии известнейшим музеем Эрмитаж, который на данный момент радовал возведёнными стенами под крышей, облепленными строительными лесами.
   А ещё по Петербургу ходили тревожные слухи об ухудшающемся здоровье Императрицы, в связи с чем она уже не могла так безудержно развлекаться на балах, и бесшабашное веселье с её участием подёрнулось налётом умеренности и затаённой опаски. Правда это не мешало Елизавете Петровне оставаться собой и, как всегда, планировать все балы, маскарады до мельчайших деталей.
   Так к приглашению на новогодний маскарад было предписание явиться в голубых нарядах с серебряной отделкой, напудренных париках и в масках, закрывающих лицо до подбородка. Но упаси Боже при Императрице спрятаться за маской - это являлось прямым оскорблением и не трудно догадаться, что каралось очень сурово.
  
  Предыдущий день графиня ни на минуту не дала расслабиться, добиваясь от меня идеальности во всём, будь то усвоенные правила этикета и заканчивая тем, чтобы грациозно пятиться лицом к трону да ещё и с поклоном на полусогнутых. После этого цензурных слов у меня просто не осталось, и всё, что я могла себе позволить - это придушенно порыкивать да закатывать глаза, когда не видела графиня.
  Не удивительно, что следующим утром я сбежала на галерею, полюбоваться чудным видом, открывающимся на заснеженный парк, а потом увлеклась разглядыванием предков графа. Ну, если совсем честно, одолело любопытство: захотелось посмотреть на портрет Василия. "Куда же ты запропастился, несносный мальчишка?"- в который раз задавалась вопросом.
   Дальше я заметила его поразительное сходство с графом на портрете, сделанном, видимо, после свадьбы с Екатериной Ивановной, кстати, очень красивой в молодости.
   Заинтересовавшись, стала продвигаться вглубь длинной галереи, пытаясь разобраться в родственных связях. Тут меня и нашла Варвара:
   - Анна Михайловна, ну наконец-то! Её Светлость негодует, куда вы подевались. Вам же нужно готовиться к маскараду.
   - До него ещё уйма времени. Так что можешь сказать графини, что не нашла меня. Я позже спущусь,- из-за всех переживаний, подогретых тиранией графини, мои слова прозвучали резче, чем хотелось бы, и Варя заметно опешила, пролепетав:
   - Как вам будет угодно,- намереваясь уйти.
   - Варя, прости,- остановил её мой окрик,- Я сегодня не в духе. Волнуюсь перед балом. Всё же сама Императрица..,- принимая отговорку, Варя кивнула.
   - Анна Михайловна, я всё понимаю. Сама очень волнуюсь, хотя увижу Её Императорское Величество только издалека. А уж как вам должно быть страшно. Вон и не завтракали ещё сегодня,- как всегда принялась опекать.
   - Аппетит пропал,- отмахнулась я.
   - Так нельзя, совсем себя заморите. Идёмте, я распоряжусь насчёт обеда. Поедите спокойно у себя, а то в обморок ещё упадёте во время бала, вот конфуз-то будет,- признавая правоту, последовала за ней, не испытывая, впрочем, чувства голода.
  После ванны меня ждало небесно-голубое платье с открытыми плечами и умеренным декольте, которое украшало лишь серебряное шитьё и - ни каких камней. Сегодня Императрица будет блистать, а все остальные - должны лишь служить её обрамлением. Поэтому из украшений на мне красивый, но далеко не самый шикарный комплект из некрупных сапфиров.
  Парик же меня привёл в ужас, и я ни в какую не стала его одевать, пока его не постирали и не высушили. Только потом, скрипя сердце, одела это безобразие, присыпанное сверху рисовой пудрой, опасаясь, что в неподходящий момент он просто свалится у меня с головы. По настоянию графини пришлось подвести глаза и губы. Ещё никогда я так не расстраивалась из-за отсутствия нормальной косметики, вынужденная краситься каким-то суррогатом. Не удивлюсь, если вылезет сыпь.
  
  .........
  
  В карете было неспокойно и сумрачно, как и у меня на душе, но я ободряюще улыбнулась Варваре, которая боялась шелохнуться, пришибленная близким соседством титулованной графской четы. И тут тишину нарушила Екатерина Ивановна:
  - Анна, князь не назвал причины, по которой вы нуждаетесь в защите, но мы позаботимся о Дарье и о тебе.
  - Благодарю вас,- пробормотала, не понимая к чему ведёт графиня,- Я понимаю, что вы не обязаны были..
  - Вздор! Мы приняли тебя в свою семью и не допустим, чтобы хоть один волос упал и с твоей хорошенькой головки,- перебил граф. И уже обращаясь к Варе:
  - А вы, барышня, глаз с Анны не спускайте и, если что, - живо бегите ко мне.
  Испуганно кивнув, моя верная компаньонка пролепетала:
  - Непременно, Ваша Светлость.
  - Анна, ты девочка не глупая, так что будь осторожна. Ни с кем не выходи и будь постоянно на глазах.
  - Не волнуйтесь, я буду осмотрительной, Ваша Светлость.
  
  * * *
  
  И вот звучит зычный голос церемониймейстера, представляющего нас с князем Её Императорскому Величеству, и мы застываем перед троном, с которого на нас снисходительно- заинтересованно взирает сама Елизавета Петровна. И меня хоть и раздирает любопытство, но я не смею поднять глаз, почтительно застыв в глубоком реверансе. Сердце заходиться, щёки пламенеют неестественным румянцем, ладони ледяные и влажные - в общем, паника у меня, на грани обморока.
   А Михаил Андреевич умудряется даже бодренько так, вежливо поприветствовать Императрицу. На что она отвечает приятным грудным голосом, поздравляет с обретением дочери, отпускает какую-то шутку про некого министра и смеётся ей громче всех. Далее присоединяется ещё один голос, но я так и не решаюсь осмотреться, разглядывая свои стиснутые пальцы, застыв неестественно прямо каменным изваянием за левым плечом Михаила Андреевича, молясь, чтобы меня не заметили.
  Когда, казалось бы недолгая беседа подошла к концу, и можно было бы откланяться, переведя дух, неизвестный как-бы невзначай замечает:
  - Что-то дочь ваша слишком молчалива, князь. Да и выглядит так, будто сейчас лишиться чувств. Сударыня, вам плохо?- и все как-то разом уставились на меня.
  Как же мне захотелось хлопнуться в обморок! Но мощная волна адреналина прошлась вдоль позвоночника, и голова поневоле поднялась, а глаза распахнулись, чтобы встретиться с тёмным, внимательным взором под выразительными дугообразными бровями. Рослый мужчина слегка за тридцать, с припорошенными сединой, зачесанным назад волнистыми волосами, открывающими высокий лоб, оценивающе разглядывал меня в ответ. А я, почему-то, не могла перестать разглядывать его, уж больно он был красив. Но не смазливой слащавой красотой, а какой-то мужественностью, проявляющейся в правильных чертах лица: в подбородке с ямочкой, чуть длинноватом прямом носе, в твердости изогнутых губ, таящих интригующую улыбку, в красивом разрезе тёмных глаз с поволокой.
  Он не имел подтянутой фигуры, скорее наоборот: красный парадный камзол с какими-то орденами и синей лентой через плечо, скрывал полноватое телосложение. Но даже это не портило очарование мужчины.
  Следующая реплика убила уйму нервных клеток и заставила оторваться от незнакомца, так как исходила из уст самой Императрицы:
  - Что Иван Иванович, поразил своей красотой ещё одну девочку? Да ладно. Хорош, хорош голубчик, ничего не скажешь,- соизволила хмыкнуть царская особа,- Ну, что же ты, княжна стушевалась?
  - Простите, пожалуйста,- от ужаса я уже несла что-то не то, склоняясь в очередном поклоне, поясняя тихо,- Я первый раз при дворе и сильно растерялась,- рискнула взглянуть на статную и очень красивую женщину в золотом платье на троне. На вид ей около сорока пяти, но жизненная энергия и, я бы сказала, харизма, так и исходят от неё, струятся из синих лучистых глаз, выражаясь в манере держать себя, даже в повороте головы, слегка склонённой к левому плечу.
  Невольно отметила некое сходство между Шуваловым (а именно им оказался тот запоминающийся мужчина) и Елизаветой Петровной, как внешне, так и в плане поведения и непринуждённой грации обоих. На мой взгляд они идеально подходили друг другу - просто картинка, которой можно любоваться часами. Но я была не в музее, и, в данный момент, на меня взирала самая настоящая Российская Императрица из династии Романовых, вызывая восхищение и невольный трепет.
  - Не велика беда, скоро обвыкнешься,- реагируя на мой лепет, заявила монаршая особа,- А отчего ты, князь, за муж её не выдаёшь? Женихов, поди, толпами гоняешь?- прищуренный взгляд переметнулся на опешившего, как и я, отца,- Смотри, Михаил Андреевич, в девках засидится - никто потом не возьмет.
  - Ну что вы, Ваше Величество, у Анечки много предложений, но я хочу подобрать дочери самого достойного мужа, поэтому у меня жёсткий отбор,- вышел из положения отец.
  - Ну, что ж, похвально, князь. Но не тяни с этим,- напутствовала государыня.
  - Непременно, Ваше Величество,- очередной степенный поклон и нас милостливым взмахом руки отпускают к остальным гостям, со смешанными чувствами поглядывающими на нас с князем.
  - Боже, я чуть не поседела от страха,- не смолчала, увлекаемая отцом вглубь залы, не замечая ничего и никого вокруг, взбудораженая недавним общением.
  - Ну что ты, девочка моя, все хорошо. Ты держалась достойно,- одобрительный взгляд слегка отогрел скованные напряжением внутренности.
  - Боже, какой позор. Я, как последняя дура, пялилась на государыню и её фаворита. Ужас!- жаловалась отцу шёпотом, спрятавшись за веером, запивая свой конфуз вином.
  - Анечка, ничего страшного не случилось. Самое волнительное уже позади. Но умоляю, будь осторожней, вспомни о чём мы с тобой говорили.
  Я уже и думать забыла о какой-то там непонятной опасности, а отец меж тем продолжал:
  - Сейчас я отведу тебя к графу. Чуть позже к вам присоединится князь Волынский,- и, видя моё недоумение, пояcнил,- Я попросил Павла Сергеевича сопровождать тебя сегодня, потому что могу ему доверять.
  - Но с вами мне было бы спокойнее,- расстроилась я.
  - Со мной сейчас небезопасно, поверь мне.
  - Ладно, ведите к графу,- а сама вцепилась в локоть отца, не желая его отпускать, остро нуждаясь в его поддержке.
  ......
  Гремит торжественная фанфарная музыка, и пары начинают двигаться в едином порыве вслед за ведущей парой. Все такие великолепные в голубых нарядах с налётом серебра, с гордой осанкой, строгие и собранные, следуют за своей Императрицей в сияющем золотом наряде, степенно плывущей словно солнце по лазоревому небосклону. И где-то среди танцующих затерялись мы с Павлом, как песчинки, подхваченные неспешным потоком.
  Лёгкий шаг с небольшим приседанием, два, три, четыре - изящных шажка, не забывая тянуть носочек. Рука почти невесомо придерживает широкую юбку. И снова акцент на первый шаг, затем три лёгких, грациозный наклон головы. И снова, и снова.
   Лёгкое скольжение теперь уже вокруг партнёра..
  - Анна Михайловна, о чём же вы так задумались, что игнорируете меня?- выдернул из невесёлых дум голос Павла.
  - Простите меня, Павел Сергеевич. Я не хотела вас обидеть, просто переволновалась. Ведь не каждый день меня представляют Великой государыни.
  - Ну что вы, Анна Михайловна. Я хорошо вас знаю, чтобы предположить, будто вы намеренно избегаете общения.
  Благодарно улыбнулась, но тут же сникла и поделилась:
  - Павел Сергеевич, у меня такое ощущение, что я допустила промах, слишком пристально разглядывая государыню, ну.. и её фаворита,- скатилась на смущённый шёпот,- Я так перенервничала, надеясь остаться незамеченной, что была поражена, насколько она современна..э-э-э, то есть, великолепна,- скорее поправила себя, чуть не проговорившись и не сказав, что не ожидала увидеть женщину, с лёгкостью вписавшуюся бы в современное общество двадцать первого столетия. Под старинным платьем и высоким париком скрывалась самодостаточная женщина с гибким умом, проницательная, напористая, знающая себе цену, этакая бизнесвумен. Я так и вижу её во главе какой-нибудь миллиардной империи.
  
  - Думаю, ей польстило ваше искреннее восхищение,- оборвал Павел мою бурную фантазию. "Что-то у меня разыгралось воображение ",- В противном случае, вам бы указали на неприемлемое поведение. Так что не принимайте всё близко к сердцу,- ведя по центру зала размеренным шагом, Павел незаметно пожал мою ладонь, подбадривая.
  - Спасибо, что пытаетесь подбодрить, но боюсь, напрасно. Лучше расскажите о вашем официальном представлении Высшему Обществу.
  - О, это было незабываемо. Я очень боялся сделать что-нибудь не так,- чуть склонившись ко мне, но не нарушая рисунок танца и не сбиваясь с ритма, откровенничал Павел,- Всё время смотрел под ноги во время танцев, боясь наступить на ноги барышням,- смущённая улыбка,- Но честное слово: мне несказанно повезло быть представленным во время традиционного бала, потому что первый маскарад привёл меня в ужас. Вот представьте, Анна Михайловна: все дамы прибыли в серебряных мужских костюмах на манер французского придворного платья, с длинным париком под широкополой шляпой. А мужчины, виданное ли дело, явились в дамских платьях с фижмами, просто с невообразимыми, едва не падающими причёсками, приклеенными мушками, обмахиваясь веерами. А уж как резво отплясывали - не передать. Елизавета Петровна, та ещё затейница, в то время закатывала такие маскарады, что столица ходуном ходила, а Европа была просто потрясена размахом невероятных увеселений. Это в последние годы Императорские балы стали проходить более спокойно,- Павел был замечательным рассказчиком, и я порядком развеселилась, пытаясь не смеяться слишком громко.
  - Жаль, что я не застала те времена,- не притворно вздохнула,- Я люблю экстравагантные выходки, а уж если они происходят с одобрения государыни, тут уж - сам Бог велел..
  - Не замечал за вами склонности к авантюрам,- неожиданно подколол Павел.
  - Ну, я же приличная барышня, Павел Сергеевич,- лукаво стрельнув глазками, наигранно потупилась.
  - С вами не поспоришь, Анна Михайловна,- ослепительная улыбка в ответ.
  .......
  - Варя, хватит переживать. Бери пример с меня,- отсалютовала ей бокалом,- Я тоже по-началу дёргалась, но.. бокал шампанского, заметь, вкусного шампанского, и - жизнь налаживается. Ну, Варь, никто тебя не осудит за пару глоточков, зато расслабишься. Я же права, Павел Сергеевич?
  - Несомненно, сударыня,- снисходительно улыбнулся.
   Сделав перерыв в танцах, мы отошли к буфету, где к нам присоединилась Варвара, словно наседка пасущая мою скромную особу.
  - Хорошая моя, тебе не обязательно ходить за мной по пятам. Граф с графиней и так не сводят с меня глаз.
  - Анна Михайловна, я должна присматривать за вами, а не развлекаться,-сама строгость.
  - Ну что ты в самом деле, я же не маленькая, чтобы за мной так приглядывать. Я же не делаю глупостей. Не правда ли, Павел Сергеевич?
  - Конечно нет, Анна Михайловна,- забавляясь нашей беседой.
  - Кстати, вас не нервируют настырные взгляды со всех сторон,- еле сдерживала желание почесаться или передёрнуть плечами.
  - Сейчас в меньшей степени, но я не первый год вращаюсь в Высшем Обществе. И вы тоже привыкните со временем.
  - Что-то я сомневаюсь. Так и хочется проверить, не просверлили ещё дырку на спине.
   Непринуждённый лёгкий смех Павла - это редкое зрелище, доложу я вам.
  - Пока нет. Вы прекрасны, как всегда.
  - Мы меня прямо обрадовали. Какое облегчение,- так и продолжалось наше неформальное общение, шутливыми подначками и смехом.
  - Ой, а вот и многоуважаемый Иван Игоревич с Полиной Викторовной,- обрадовалась хорошим знакомым,- Рада вас видеть, друзья мои.
  - Добрый вечер, Павел Сергеевич. Анна Михайловна, вы бесподобны, как всегда. Если не секрет, о чём вы так мило беседовали с государыней?
  - Умоляю, князь, не напоминайте об этом.
  - Что так? Неужели вы вызвали неудовольствие Елизаветы Петровны и поэтому балуетесь шампанским?- проницательный какой.
  - Нет. Я чувствовала себя глупо, поэтому сейчас злюсь.
  - Анна Михайловна, со стороны всё выглядело вполне пристойно, даже ваше повышенное внимание Ивану Ивановичу,- беззлобно хохотнула Полина, прикрывшись веером.
  - Полина Викторовна, и вы туда же. Я тут пытаюсь забыть свой конфуз, а вы безжалостно напоминаете. Ну, не специально я. Не ожидала просто, так получилось,- шампанское делало своё дело и я разговорилась,- Готова поспорить, что каждый из вас робел на своём первом балу и совершил то, за что теперь стыдно,- насмешливо обвела друзей лукавым взглядом. И по выражениям лиц поняла, что попала в точку. А потом, не сговариваясь, мы от души посмеялись.
  Сдобренное новой порцией шампанского, веселье набирало обороты и в нашей увеличившейся компании. И плевать я хотела и на свой косяк, и на сверлящие взгляды. Мне хорошо и легко.
   Но всё же с затаённой грустью подумала, что Василий идеально вписался бы в нашу тусовку.
  
  Глава 19
  
  - Сударыня, вам просили передать,- склоняется передо мной лакей, протягивая записку на подносе.
  - Благодарю,- с несходящей улыбкой взяла сложенный листок, попросив Павла подержать бокал.
  - О, тайный поклонник?- насмешливо прокомментировал Иван Игоревич.
  - Сплюньте, князь. Этого ещё не хватало,- но игривое настроение кануло в бездну, стоило вчитаться в безжалостные строки: "Жду вас в левом крыле. Никому ни слова, тогда никто не пострадает."
  
  Правильно мама говорила, что алкоголь - это зло. Иначе я не проигнорировала бы голос рассудка, наставления отца и свои обещания и не сорвалась бы с места, извинившись перед друзьями, с упёртостью барана ломанувшись на выход, желая запихать возмутительную записку в глотку дерзнувшей угрожать сволочи.
  Услужливый лакей подсказал, где находится это чёртово левое крыло.
  Под заинтересованными взглядами всё реже попадающихся гостей, я шла через анфиладу бальных залов, с яростью распахивая очередные двухстворчатые двери с золочёным орнаментом.
  - Анна Михайловна, стойте!- на окрик запыхавшейся Вари даже не обернулась,- Вам нельзя здесь быть одной. Вернитесь, прошу вас!
  Не глядя, протянув ей записку, бросила через плечо:
  - Если хочешь помочь, беги за отцом и графом.
  Мгновение, два, три за спиной было тихо, а потом - полный трагизма голос:
  - О Боже, вы идёте на верную гибель. Опомнитесь Анна Михайловна, никто не посмеет навредить Их Сиятельствам. Вы только зря погубите себя. Позвольте мужчинам разбираться с этим,- наплевав на условности и ухватив за руку, Варя потянула меня обратно. Но я вырвала ладонь и напустилась на неё:
  - Как же ты не понимаешь? Я не буду сидеть в кустах и со стороны наблюдать как кто-то вредит моим родным. Хочу решить это раз и навсегда. Чтобы моим близким угрожал какой-то больной выродок? А вот обломится! Я его уничтожу,- проходя мимо очередного камина, захватила увесистую кочергу. "Уж с таким-то оружием не пропаду."
  - Уходи, Варя, это мои счёты,- я была склонна считать, что это тот самый напавший на меня в опере и желала поквитаться.
  - Сударыни, вам помочь?- возникший словно из воздуха лакей, ужасно напугал, заставив шарахнуться в сторону.
  - Нет,- я опомнилась первая,- Хотя..подскажите-ка, любезный: мне нужно в левое крыло. Я правильно иду?
  - Вам надо вернуться в соседний зал, сударыня. Вторая дверь по правую руку. Вам туда.
  - Благодарю,- поспешила в указанном направлении, приказав:
  - Иди, Варя. Я всё равно сделаю по-своему.
  - Ладно, я-за Их Светлостью,- выдохнула Варя и убежала.
  А я оказалась в сквозном коридоре, который терялся в полумраке скудного освещения. Здесь было заметно холоднее и, поёжившись, я упрямо двинулась вперед.
  
  * * *
  
  Стук каблучков гулко разносился по мраморному полу, не застеленному коврами, вторя оглушающему биению частившего сердца. Нервно сжимая кочергу, напряжённо всматривалась вглубь коридора, не забывая поглядывать по сторонам.
  И пропустила момент, когда из глубины очередного зала выступил он..
  Я аж сбилась с шага, заметив мощную фигуру в сером с маской на лице.
  - Кто ты? Какого чёрта тебе нужно?- пылая праведным гневом,- Как ты смеешь мне угрожать? Отвечай! Или ты вынудил меня прийти, чтобы тобой полюбоваться? Учти, маска тебе не поможет, трус!
  "О, как его задело-то. Рыкнув, он двинулся в мою сторону. Обманчиво расслабленная походка, заставила насторожиться и крикнуть:
  - Стой где стоишь, ненормальный!- но он и бровью не повёл, продолжая надвигаться,- Только подойди - я ударю,- перехватила кочергу двумя руками, поднимая повыше.
   И действительно ударила, вложив весь свой гнев, целясь в грудь, так как разница в росте не позволяла и мечтать дотянуться повыше. Но он без усилий уклонился, а потом ещё и ещё, плавно скользя, словно танцор на паркете.
   Громоздкое платье мешало передвигаться свободно и быстро, но я и не думала отступать, замахиваясь вновь и вновь, начиная бесится, так и не достигнув цели.
  И ушам своим не поверила, когда, устав, после бесполезных попыток настучать по голове этому гаду, услышала смех. Снисходительный такой, почти издевательский смех, будто со мной забавлялись, как с глупой мышкой. Словно в подтверждении нелестных выводов, он с лёгкостью скользнул мне за спину и провёл рукой вдоль позвоночника. На что я нервно отреагировала, ткнув увесистым оружием куда-то назад.
  Взбешёный рык был мне ответом, и расплата последовала незамедлительно.
  Кочерга молниеносно выдерается из рук, раня ладони сквозь шёлк перчаток и с лязганьем падает на пол. Жестокие руки, словно тиски, перехватывают поперёк груди и шеи, больно сдавливая ребра, перекрывая кислород и прижимают спиной к безжалостному зверю. Отчаянно вцепившись в душащую конечность, пытаюсь отодрать её от горла и сделать полноценный вдох. Бесполезно! Остервенело борясь за каждый драгоценный глоток воздуха, теряю парик, рассыпая шпильки. От страха и недостатка кислорода перед глазами уже мелькают тёмные пятна и подкашиваются ноги.
  И тогда, в полубессознательном состоянии меня, как пушинку, подхватывают на руки и куда-то несут. Обвиснув тряпичной куклой, я пытаюсь надышаться прохладным воздухом и не потерять сознание. Иначе всё - мне конец! Он сделает со мной всё, что взбредёт в больную голову.
  А потом становится совсем темно и, распахнув глаза, я понимаю, что нахожусь уже не в коридоре, а скорее в кабинете, заметив массивный стол на фоне окна, залитого лунным светом.
  Сгрузив меня в кресло, похититель закрывает дверь, отходит к окну. С треском распахивая ставни, впускает стылый воздух с ледяным крошевом.
  Я пришла в ужас, сообразив, как бы абсурдно это не звучало, что меня реально похищают. И, стащив со стола какую-то статуэтку и книгу, приготовилась сопротивляться.
  Сначала в ход пошло ни в чём не повинное печатное издание, явившись полной неожиданностью для похитителя, опять кроме рычания не издавшего ни звука.
  Мне стоило неимоверных усилий усидеть на месте, подпуская его поближе. А когда он начал склоняться надо мной, то со всей дури припечатала статуэткой ненормальному по голове и, оттолкнув его от себя дрожащими руками, помчалась к двери.
  До вожделенной свободы оставалось лишь преодолеть её. Но куда мне было тягаться в неповоротливом платье с молниеносностью нападавшего, который настиг, не успела я коснуться ручки.
  Безжалостно схватив за растрёпанные волосы, потащил к окну.
  Тут уж я орала, как резанная, сыпя проклятиями и обещаниями мучительной смерти, пока он не швырнул меня на подоконник, вышибив воздух из лёгких. И у меня появилась возможность разглядеть балюстраду под окном.
  "Всё продумал, гад. Ну кто же ты такой?"
  - Помогите!- вцепившись мертвой хваткой в деревянный выступ, крикнула в морозный сумрак.
   Рыкнув, стремительно запустил руку в мои волосы, оттягивая голову назад. И пугая до дрожи, заглянул в распахнутые от страха глаза.
  - За что? Что тебе нужно?- просипела с отчаянием.
  И когда он начал склоняться надо мной, я зажмурилась от ужаса, не в состоянии смотреть в глаза своему ожившему страху.
  Бархат маски коснулся виска, заставив судорожно вздохнуть, а жаркий шёпот ворвался в сознание:
  - Ты - моя.
  - Да с чего ты это взял, ненормальный?- вышло машинально, всколыхнув в душе волну негодования и протеста. Но я так и не узнала, как бы он отреагировал на моё возмущение. Из коридора послышались громкие голоса, а спустя мгновение на дверь обрушились сильные удары, и строгий голос потребовал "открыть, именем государыни". Но взбешённый маньяк за спиной лишь сильнее стиснул меня своими лапищами, не желая отпускать и уже понимая, что его безумная идея провалилась.
  Трясясь под порывами ледяного ветра, я затаила дыхание, терпя ненавистные объятия и молясь, чтобы он скорее исчез, оставив меня в покое.
  Дверь неохотно поддавалась, и я не выдержала:
  - Убирайся! Они сейчас выломают дверь и тебе - конец,- на что он невнятно выругался и, развернув к себе лицом, навалился всем телом, опрокидывая на промёрзший подоконник и стискивая мои запястья над головой своей лапищей. Не успела я пискнуть, как он, приподняв маску, впивается в мои дрожащие губы яростным поцелуем.
  А дверь уже трещит и рвётся с петель, поэтому ненормальный нехотя отстраняется и, скользя губами по щеке, выдыхает:
  - Я приду за тобой,- стаскивает меня с подоконника, без усилий запрыгивает на него и скрывается в начавшейся метели.
  Вслед ему многообещающе кричу:
  - Я буду ждать, чтобы пристрелить тебя,- а в ответ - затихающий смех.
  
  Глава 20
  
  В камине напротив кровати весело пылает огонь. Немногочисленные свечи придают роскошной комнате сказочный вид.
  Но ни это, ни горячая ванна с лавандовым маслом, ни треть стакана виски внутри не помогли мне уснуть, зная, что где-то там, за стенами этого дома, затаился маньяк, который, по не известным причинам, не оставит меня в покое.
  Меня вновь и вновь осаждают воспоминания кошмарного вечера, перешедшего в изматывающую ночь. А перед глазами так и стоят до ужаса пугающий взгляд в прорезях чёрной маски.
  .........
  Когда дверь с грохотом ввалилась внутрь, и в злосчастную комнату ворвалась толпа в парадных мундирах во главе с Михаилом Андреевичем и Шуваловым Иваном Ивановичем, освещая кабинет чадящими факелами, я так и стояла у распахнутого окна, невидяще вглядываясь в снежную ночь и дрожа всем телом.
  Не смогли отогреть даже родные руки, накинувшие тёплый камзол и оттащившие от окна, позволяя присутствующим оценить беспорядок и мой потрёпанный вид и, сделав правильные выводы, послать гвардейцев в погоню.
  Потом меня уводят из выстуженной комнаты, и мы с отцом следуем по запутанным переходам, в окружении гвардейцев в компании с Шуваловым и Астафьевыми, а в конце идет перепуганная Варя.
  В большом, светлом кабинете меня сажают поближе к камину, укутывают в мягкий плед и осторожно расспрашивают о случившемся, словно ожидая истерики и потока слёз. Но я - скорее робот или зомби, с замороженными эмоциями, отвечаю заторможено и односложно. На большее меня просто не хватает. Я и хотела бы заплакать, выплеснув пережитое, но отчего-то не могу.
  
  Меня не долго мучили вопросами. Да и что я могла сказать? Кроме высокого роста несостоявшийся похититель ничем не отличался от большинства гостей, а в темноте, при всём желании, я не смогла разглядеть деталей внешности и одежды.
  Графиня, с несвойственным ей сочувствием, находилась рядом, то держа меня за руку, то неуклюже обнимая. Было заметно, что она не привыкла успокаивать кого-либо, и тем ценнее была её забота.
  
  - Анна Михайловна, мне искренне жаль, что вам пришлось пережить такой ужас. Я сделаю всё, чтобы подлец был найден и понёс заслуженное наказание. А пока вас будут охранять солдаты из личной гвардии Её Императорского Величества,- обойдя письменный стол, Иван Иванович сочувственно заглянул в мои потухшие глаза.
  - Благодарю вас,- прозвучало безэмоционально.
  - Сударыня, клянусь вам, никто не узнает о случившемся. Я обо всём позаботился. А сейчас езжайте домой, вам нужно отдохнуть,- склонился над моей рукой, едва касаясь запястья.
  Я лишь отстранёно кивнула, мысленно послав его заботу о моей репутации куда подальше. Меня волновало совсем другое.
  Уверенная, что это не конец и следующее нападение не за горами, я собиралась встретить ненормального во всеоружии и дать ему отпор. А для этого мне нужно срочно научиться стрелять из старинного пистолета и, сносно владеть холодным оружием.
  Полностью полагаться на охрану было бы слишком легкомысленно и трусливо. Поэтому я собиралась начать тренировки сразу же, как только получу одобрение отца, оставшегося во дворце решать мои проблемы.
  
  ........
  Нет, ну я поражаюсь мужской логике! Вместо того, чтобы научить меня защищать свою жизнь и честь, мне выделили трёх телохранителей - серьёзных немногословных мужчин под тридцать, следовавших за мной буквально всюду в пределах дома и оставляющих в покое только в моих комнатах. Да и то, предварительно обследовав их.
  И каждый час мою охрану проверял главный дядечка.
  Не имея возможности выйти на улицу, я чувствовала себя как заключённая в доме графа. Я старалась не беситься и не грубить, осознавая, что эти меры оправданы, но в итоге, понимая и свою правоту, не выдержала: подловив сурового с виду дядечку, зажала его в углу и шантажом вынудила показать мне приёмы владения шпагой.
  Минут двадцать внимательно следила за умелыми выпадами Виктора Антоновича, а потом меня известили, что граф желает со мной побеседовать.
  "Спалили, что б тебя", злилась я, топая в сторону кабинета.
  Подняв руку, чтобы постучать и получить разрешение войти, вдруг резко передумала, услышав имя "Василий". Притаившись за неплотно закрытой дверью, с замиранием сердца стала прислушиваться, в надежде узнать, где же тот пропадает.
  - Я не думаю, что он нужен здесь,- не соглашается графиня.
  - Пусть тоже приглядывает за Анной, а не бумажками занимается,- граф настойчиво.
  - Николай, мальчик наконец-то занялся делами семьи, не стоит его отвлекать.
  - Знаю я его дела. Небось, юбки девкам задирает да деньги просаживает в карты. В Москве тоже полно развлечений,- отмахивается граф, а я стою, раня ногтями ладони и еле дышу от подслушанной правды, которую всё это время гнала прочь, не желая верить очевидному.
  - Ты несправедлив. Он , безусловно, посещает балы. С чего ему становиться затворником? Но и дела не бросает. Утром я получила письмо от его секретаря. Тот пишет, что Василий - умный мальчик, быстро вникает во всё и имеет свежий взгляд на вещи. Так что не наговаривай на сына.
  - Он меня очень порадовал. Но с чего вдруг, в разгар сезона, вздумал заняться делами, да ещё в Москве? Раньше-то со своей корреспонденцией еле справлялся.
  - Поверь, пусть лучше так, чем ходит хвостом за Анной.
  От неожиданности я рефлекторно толкнула дверь, неосознанно открещиваясь от заявления графини и привлекла к себе внимание.
  - Анна, тебя не учили, что подслушивать не хорошо?- произнесла Екатерина Ивановна насмешливо.
  - Прошу прощения, Ваша Светлость, я не хотела,- вошла, с виноватым видом, присела в реверансе.
  - Ну да. И ослушалась вчера не специально, хотя обещала быть осторожной,- справедливо напустилась на меня графиня.
  - Простите, что подвела вас. Но я хотела сама разобраться,..он угрожал..,- сникла, понимая, как глупо звучат оправдания, казавшиеся на тот момент уместными.
  - Ох, Анна. Неужели ты надеялась договориться с ним? Не разочаровывай меня, девочка. Таких, без разговоров, вызывают на дуэль, чтобы пристрелить, как бешеную собаку- граф, вздыхая, качает седой головой,- Даже дураку понятно, что этому ублюдку от тебя надо. А ты поступила глупо и недальновидно, преподнеся ему себя на блюдечке.
  - Николай Гаврилович, полно те. Анна извлекла урок и так глупо поступать больше не будет. Так ведь?- пытливо глядя на раскаявшуюся меня, кивающую, от стыда не в силах сказать и слова.
  - Вот и хорошо,- произнесла Екатерина Ивановна, привлекая меня к себе,- Мы все очень испугались за тебя. Пойми, Анна, в любой ситуации нужно быть осмотрительной и думать о своей репутации, иначе ты не сможешь найти себе достойного супруга,- поучала графиня, а я покаянно кивала, хоть мне и было плевать на замужество. Поэтому я вспомнила об услышанном и робко попросила:
  - Ваша Светлость, простите, что невольно подслушала ваш разговор. Но я согласна с Её Светлостью: думаю, что не стоит беспокоить вашего сына, пусть занимается своими делами,- с мольбой глядя на графа, надеялась, что он передумает возвращать Василия.
  И так проблем выше крыши, не хватало ещё бороться со своими глупыми чувствами и желаниями. Как говорится "С глаз долой - из сердца вон".
  - Ничего, ему полезно побеспокоиться, может за ум возьмётся,- граф был уверен в своей правоте.
  - Николай Гаврилович..,- начала упрямиться графиня, но тот был непреклонен:
  - Я всё решил, Катерина Ивановна. Анна, а теперь собственно то, зачем я тебя позвал. Я же ясно выразился по поводу оружия. Так в чём дело, Анна?- потребовал ответа недовольный граф.
  - Ваша Светлость, я не брала в руки оружие. Просто попросила Виктора Антоновича показать, как с ним обращаются,- не стала скрывать.
  - Зачем?- не менее требовательно.
  - Я по-прежнему считаю, что мне нужно брать уроки фехтования, раз уж упражняться в стрельбе в центе столицы неприемлемо,- противоречить графу было чревато последствиями, но я не имела права отступать, понимая важность самообороны.
  - Если потребуется, мы добавим ещё охранников, но я не желаю, чтобы ты вела себя как мальчишка, размахивая шпагой, рискуя пораниться,- граф не собирался идти на уступки.
  - Я буду осторожна, обещаю.
  - Знаю я твои обещания. Нет уж..
  - Николай Гаврилович, каждая уважающая себя барышня берёт уроки фехтования. Нынче это модно,- неожиданно поддержала меня графиня.
  - Какая глупость! Молодёжь уже не знает чем себя занять,- сокрушался граф.
  - Эту моду ввела сама государыня, и не нам её судить,- Екатерина Ивановна умела убеждать,- Позволь девочке развлечься. А то совсем зачахнет, сидя дома. Да и гвардеец Коробов не раз обучал юнцов. О нём отзываются, как об опытном воине и человеке, знающим своё дело.
  Граф вскинул бровь, с немым вопросом глядя на супругу.
  - Да, я навела справки. Должна же я знать, кто находится в нашем доме,- не смутилась Её Светлость, выжидательно следя за Николаем Гавриловичем.
  После довольно продолжительного молчания, граф вынес вердикт с кучей оговорок: тренировкам быть.
  С трудом сдержав победный вопль, с достоинством поблагодарила графа, а графине послала признательную, благодарную улыбку.
  
  * * *
  
  - Анна Михайловна, не стоит вкладывать столько силы в каждый удар - вы быстро устанете и это будет на руку противнику,- я уже вся взмокла и выбилась из сил, а Виктор Антонович даже не запыхался.
  Он вообще оказался очень терпеливым наставником и мужественно сносил моё бессистемное махание шпагой, в которое я периодически скатывалась, захваченная азартом противостояния, признавая, что сбить с толку противника мне безусловно удастся. Нужно только научиться использовать это преимущество, комбинируя с традиционными приёмами.
  - Барышня, легче..спокойнее..,- в очередной раз пытается урезонить Виктор Антонович,- Вы не пират, берущий судно на абордаж во время шторма.
  - Я должна ещё думать о том, красиво ли смотрюсь со стороны?- с недоумением уставилась на него, переводя дыхание,- Вы считаете, нападающий это оценит и будет слёзно молить о прощении?
  - Анна Михайловна, не мне вам объяснять, как должна вести себя приличная барышня, даже не смотря на то, что она одета неподобающе и со шпагой в руках,- парировал строгий наставник.
  - То есть, вы намекаете, что я - неприличная барышня?- прищурившись встретилась с внимательным карим взглядом, заводясь от его невозмутимости.
  - Я так не сказал.
  - Но думаете,- злясь всё сильнее.
  - Нет.
  - Что нет, Виктор Антонович? Вы пытаетесь меня оскорбить?
  - И в мыслях не было, Анна Михайловна,- вот и раздражение проявилось.
  - И чем вам не угодил мой вполне приличный наряд?- продолжала допытываться, чувствуя себя очень даже комфортно в чёрных бриджах над белыми гольфами, белоснежной батистовой рубашке с широкими рукавами, отделанной кружевом на воротнике и манжетах, в приталенном жилете, расшитом золотой тесьмой. Катерина Ивановна позволила разорить своего сына на подходящую одежду для моих тренировок, которую он носил лет в четырнадцать-пятнадцать. Правда пришлось довольствоваться своими домашними туфлями, по-скольку у Васи не нашлось обуви моего размера.
  - Вы прекрасно выглядите, сударыня,- решил отмазаться бывалый вояка.
  - О, к чему пустые комплименты?- закатила глаза и, устав ходить вокруг да около, спросила напрямую,- Признайтесь: почему вы согласились обучать меня фехтованию? Я же вижу, что вам не нравится, хоть вы и пытаетесь скрыть это за невозмутимостью.
   Терпеливо обведя взглядом бордовую гостиную, с освобождённой от мебели серединой и выходом во внутренний парк, Виктор Антонович честно ответил:
  - Таким просьбам не отказывают.
  Меня вся эта ситуация ужасно задела:
  - Да не вопрос, сударь, я попрошу у графа другого учителя,- резко развернувшись, поспешила уйти, пряча не прошенные слёзы и чувствуя себя полной дурой.
  - Анна Михайловна, на что вы обижаетесь?- недоумевает мужчина,- На правду? Вам же не нужна красивая ложь, не так ли? И я был честен. Так в чём дело? Я не понимаю.
  Ну вот, теперь мне ещё и стыдно от своей несдержанности.
  - Простите меня, Виктор Антонович,- не оборачиваясь, пытаюсь оправдаться,- Дело не в вас. Я скоро на стены бросаться начну, сидя безвылазно дома. Это просто невыносимо,- под конец уже шепчу, еле сдерживаясь.
  На плечо ложится твёрдая рука, разворачивая меня к собеседнику и сразу же отпуская.
  - Слезами здесь не поможешь. Вам нужно сбросить это напряжение,- и отойдя на приемлемое расстояние, принимает стойку, командуя,- На позицию, сударыня. Мы же не хотим, чтобы вас застали врасплох? Защищайтесь!
  Не пролитые слёзы были моментально забыты вместе с раздражением.
  
  Глава 21
  
  По прошествии двух недель мучений я уже не валилась от усталости после двадцати минут махания шпагой, а вполне сносно отвечала на выпады, умудряясь сбивать с толку бывалого вояку нелогичностью действий, разрушая шаблонную технику фехтования. Руки и ноги привыкли к ежедневным нагрузкам и уже не отваливались на следующий день, заставляя по-началу стонать от боли, а, сжигая уйму калорий, я заметно похудела, хотя, казалось бы, куда больше.
  Катерину Ивановну это обстоятельство волновало больше всего. Она вечно сетовала, что неприлично быть такой худой, и я, вскоре, растеряю всех воздыхателей. Правда последних не становилось меньше. Не смотря на то, что со злосчастного маскарада у Императрицы я не появлялась в Высшем Обществе, желающих попасть в дом Астафьевых становилось всё больше, но далеко не все удостаивались чести выпить чаю в компании графини.
  Свободное от балов время позволило возобновить занятия с малышкой, оставляя проблемы за пределами помещения, некогда служившего Васи классной комнатой. Я частенько ловила себя на мысли, представляя, как он садился вон за тот стол и, выполняя очередное задание, поглядывал на живописный парк, желая, чтобы скучный урок поскорее закончился.
  Кстати, не замечала за Дашенькой желания поскорее закончить занятия. Наоборот, мы бывало засиживались, забывая про обед, занятые совместным рисованием на скрепленных листах или составлением необычного панно из подручных материалов.
  Единственное, что я категорически запрещала Даше - это присутствовать на своих тренировках, не желая навязывать ей своё вынужденное увлечение, которое нравилось мне всё больше, ведь малышка старалась подражать мне во всём.
  И, если на первых занятиях с Виктором Антоновичем держалась из чистого упрямства, то сейчас получала огромное удовольствие, ощущая шпагу, как продолжение руки, а, приходя в свои комнаты, подолгу отмокала в ванне, чувствуя приятную усталость в мышцах и лёгкость в голове.
  ......
  Вот уже полчаса я истязала себя отработкой отвлекающего манёвра, чтобы перехватить шпагу противника серединой своего клинка и кругообразным движением сместить её с линии нападения, уводя вверх, а затем нанести удар. И острие клинка с наконечником на конце упирается в грудь учителю.
  - Очень хорошо, Анна Михайловна. Но не забывайте, конец шпаги должен быть на уровне груди противника, а не вашей,- киваю - поняла, исправлюсь,- А теперь обман с выпадом из средней дистанции.
  Встала в боевую стойку, отведя левую руку назад, чтобы выполнить обманный манёвр, но неуместный окрик за спиной заставил дрогнуть клинок, что чуть не стоило Виктору Антоновичу испорченного мундира, а может чего и посерьёзнее.
  В бешенстве разворачиваюсь, чтобы высказать неугодному посетителю всё, что о нём думаю, да так и застываю с направленной на него шпагой.
  Сердце пропустило удар и забилось где-то в горле, мешая дышать, в груди заныло.
  И без того вспотевшее лицо залилось румянцем, когда поняла, что жаркий раздевающий взгляд оставил меня как минимум без одежды. Поспешила отвернуться и отойти в сторону, в шоке осознав, что и сама занималась тем же, поглощая взглядом высокую фигуру.
  Титаническим усилием спрятала всколыхнувшиеся чувства за чопорностью и, разглядывая эфес шпаги, обратилась к Василию:
  - Доброе утро, Ваша Светлость. Какой сюрприз. Мы вас не ожидали и несколько заняты. Поэтому, если у вас нет никакого дела ко мне, я бы хотела продолжить,- спина уже горела от пронизывающего взгляда да и не только она. Представляю, как бриджи облепили бёдра, а наглый мальчишка всё пялится.
  - С каких пор, Анна Михайловна, вы балуетесь оружием? Кто вам позволил?- прохладный, покровительственный тон очень задел.
  - Сударыня, разрешите вас оставить,- после приветствия, Виктор Антонович, не зная куда себя деть, поспешил ретироваться.
  - Вы не забыли, что должны неотлучно находиться при мне для обеспечения безопасности?- поинтересовалась слишком резко.
  - С Его Светлостью вы в безопасности, сударыня.
  - Вы думаете?- окатила насмешкой,- Нет, лучше проводите меня в мою комнату. Мне нужно привести себя в порядок, если на сегодня мы закончили,- и, отдав ему оружие, пошла на выход, сделав максимально безразличное лицо, игнорируя виконта. hdd>   В дверях Василий заступил мне дорогу. Не позволив ускользнуть, схватил за талию, оттесняя в сторону.
  - Сударь, не смею вас задерживать,- обратился к наставнику, не отрывая от меня взгляда пронзительных глаз.
  Я не стала устраивать сцен, но дождавшись, когда останемся одни, перестала сдерживаться:
  - Какого чёрта ты командуешь? Зачем вообще приехал? Как будто у меня проблем мало,- вывернувшись из его рук, отступала вглубь гостиной, не позволяя больше коснуться себя, настороженно следя за неторопливой походкой Василия, преследующего меня.
  - Я разочарован, Анна,- разглядывая меня с головы до ног, он неумолимо приближался,- А где же:"Ваша Светлость, я так рада вас видеть"? Не такого приёма я ожидал, дорогая,- и, сделав неожиданный рывок в мою сторону, поймал за руку, настойчиво привлекая к себе. А я, вместо возмущения, напряжённо замерла, боясь шелохнуться и вдохнуть знакомый запах, смешанный с сандалом. До боли прикусив губу и поверхностно дыша, держалась из последних сил.
  Руки так и зудели от желания скинуть перчатки и, сорвав ленту, зарыться пальцами в его тёмные волосы. Почувствовать гладкость щёк, трепетно обвести контур манящих губ - всё то, что он позволял себе делать, касаясь меня, будто погибающий в пустыне, дорвавшийся до вожделенного глотка живительной влаги.
  Но, видя как он с глухим стоном склоняется к моим горящим губам, еле отыскала в себе силы хрипло прошептать:
  - Уходи. Оставь меня, пожалуйста,- обречённо опустив голову, закрыла глаза.
  Сжав подбородок, он заставил встретиться со своим злым взглядом, задав только один вопрос:
  - Почему?
  - Так будет лучше,- ничего умнее в голову не пришло да и не стал бы он сейчас слушать объяснения.
  Опустив руки, он смотрел, как я спешу его покинуть.
  - Лучше для кого?- крик в спину.
  - Для всех,- не оборачиваясь на ходу.
  - Ты постоянно думаешь о других, а не о себе,- догоняя и прижимая меня к стене, неосознанно поглаживая плечи,- А чего ты сама хочешь? Забудь обо всех и ответь себе честно: что лучше для тебя?
  "Да сколько можно испытывать моё терпение, которое и так ни к чёрту?" Столько всего навалилось в последнее время, да ещё сижу тут, как узница. Достало всё!
  Ну, меня и понесло:
  - Ты действительно хочешь правды? Услышать, что я ужасно по тебе скучала? Как запрещала себе думать о тебе? Как сгорала от ревности, представляя, где ты можешь пропадать и чем заниматься,- не замечая, как вцепилась в его камзол, уже кричу, метая громы и молнии из глаз.- Или как до безумия хочу тебя целовать, твоих рук на своём теле. Ты это хочешь услышать?- бушевала я, встряхивая замершего истуканом Василия,- Да,да,да, чёрт тебя подери, я хочу тебя! Я это сказала! Доволен!? Ну что ты молчишь, невозможный мальчишка?- взгляд глаза в глаза, того и гляди искры посыпятся.
  Но так и не дождавшись словесной реакции, отцепилась от него и продолжила спокойнее:
  - Только фишка знаешь в чём? Я не имею права поддаться своей слабости, как бы этого не хотела. Потому что я - взрослый человек и понимаю какие будут последствия и как придётся расплачиваться за них. Поэтому буду бороться с тобой и, в первую очередь, со своими желаниями. Ясно? А теперь отпусти меня. И учти, я больше не желаю возвращаться к этой теме.
  - А ты жестокая, хотя с виду - сущий ангел,- наконец подал голос ошарашенный Василий, так и прижимая меня к стене.
  - Лучше я буду плохой и жестокой для тебя одного, чем развратной и беспринципной в глазах близких. В силу своего возраста ты мне, конечно, не поверишь, но это и для твоей пользы тоже.
  - Чушь! Я понять не могу, почему ты всё усложняешь? Если бы ты стала моей женой, все проблемы решились бы сами собой. Зачем ты рвёшь мне душу своим ошеломляющим признанием, а потом разбиваешь сердце безжалостным отказом?- упираясь стиснутыми кулаками в стену, заводился Василий,- Тебе нравится сводить меня с ума? Я и так ни о ком, кроме тебя, думать не могу, никого не замечаю. Ты меня изводишь даже ночью. Постоянно снишься в таком виде..,- судорожно вздохнув, уставился на мои губы,- Ну что мне с тобой делать, Аня?- в отчаянии стиснул меня в объятиях страдалец.
  - Оставить в покое,- остудила его пыл,- Самое разумное, забыть меня. Не видеть, не слышать, не думать.
  - Очень смешно. Особенно, когда хочется совсем другого, видя тебя в этих обтягивающих штанишках, не оставляющих простора фантазии,- и наглые руки легли на мои ягодицы, прижимая к возбуждённому телу.
  Не сдержав стона, я уткнулась ему в грудь, выдохнув:
  -Вась, ты меня совсем не слушал?
  - Ты слишком много говоришь, но я услышал главное - ты меня хочешь.. Теперь я точно не намерен отступать. Сегодня же поставлю в известность родителей и попрошу твоей руки у князя. А весной сыграем свадьбу,- с воодушевлением шептал Василий, забираясь горячими ладонями мне под рубашку.
  Ему удалось притупить мою бдительность чувственными прикосновениями, но, услышав о свадьбе, я нашла в себе силы его оттолкнуть, воскликнув в сердцах:
  - Дурак! Ну сколько можно повторять: я не выйду за тебя. Понял? А отец не пойдёт против моей воли.
  - Посмотрим,- он был так же не прошибаем, как и я,- Если понадобится, я получу благословение самой государыни, но добьюсь тебя,- скрестив руки на груди, упрямо уставился на меня, устремив взгляд в вырез распахнутой рубашки. Я же начала судорожно приводить себя в порядок, злясь от невозможности унять сводящее с ума желание.
  - Не понадобится. Если не успокоишься, я сделаю так, что ты видеть меня не захочешь, может даже возненавидишь.
  Моментально приблизившись, Василий жадно накинулся на мои губы, исступлённо целуя, а оторвавшись, многообещающе прошептал:
  - Не успокоюсь,- и так же неожиданно отпустил, заставив покачнуться.
  А я стояла на подгибающихся ногах и кипела от негодования, прожигая стремительно удаляющуюся спину возмущённым взглядом.
  
  Понимая, что упёртый мальчишка натворит бед, я решила его опередить и пойти на крайние меры: поведать Катерине Ивановне о бредовой идеи сына по поводу свадьбы. С этой мыслью поспешила привести себя в порядок, чтобы отправиться на поиски графини.
  Провозившись в ванне больше часа, оделась в розовое домашнее платье и, узнав у лакея, где находится Её Светлость, решительно постучалась в дверь кабинета графа.
  Дождавшись разрешения войти, ошарашенно замерла в дверях под пристальным вниманием трёх пар глаз.
  - Проходи, Анна. Мы как раз собирались послать за тобой,- неожиданный переход графа на "ты" сбил с толку. И я вошла, переводя настороженный взгляд с графа на графиню, а, увидев довольную наглую физиономию Василия, сразу догадалась, что он натворил.
  - Ваша Светлость, что вам наговорил ваш сын?- потребовала, боясь услышать ответ.
  - Всего лишь поставил в известность, что намерен сделать тебе предложение руки и сердца,- выжидательно глядя на меня, проговорил граф.
  Бросив раздражённый взгляд на виконта, постаралась исправить неудобное положение, в которое он меня загнал:
  - Пожалуйста, не обращайте внимание, он так шутит или слегка не в себе,- переведя взгляд на графиню, заверила,- Я не собираюсь даже рассматривать такой вариант.
  - И чем же тебе не угодил мой сын, Анна?- поджав губы и прищурив глаза, Катерина Ивановна выглядела оскорблённой.
  А я была до такой степени шокирована её реакцией, что с непониманием уставилась на неё, бессвязно поражаясь:
  - Но как же.., ну тогда.., вы же сами..
  - Что я сама? Была против, чтобы ты морочила голову князю? Я ведь не знала, что ты его дочь. Согласись, сейчас другая ситуация..
  - Ах, вот оно что,- непочтительно перебила,- Вам стала выгодна эта партия, когда Михаил Андреевич признал меня своей дочерью,- обличительно разглядывая супругов, сложа руки на груди.
  - Не забывайся, девочка,- гневно пригрозила графиня, всколыхнув воспоминания о нашем с ней знакомстве,- Ты не царевна, чтобы говорить о выгоде. Наш сын любит тебя, и мы не станем препятствовать его счастью,- на что граф важно кивнул, выражая полное согласие с супругой,- Не скрою, что лично я предпочла бы в невестки тихую, послушную девушку, которой было бы легко руководить. Но, заглядывая вперед, я понимаю, что ты будешь нашему мальчику поддержкой и опорой. А со временем станешь образцовой графиней и приобретёшь вес в обществе, диктуя свои правила.
  "Вот уж не думала, что обо мне такого высокого мнения. И что такого сказать, чтобы избежать дурацкой свадьбы? Вот засада..",- ломала голову, непримиримо поглядывая на молчаливого Василия, не сводящего с меня выжидательного взгляда.
  "Нет,ну какой подлец! Сам всё решил, наплевав на мои слова. С родителями поговорил. И стоит,гад, довольно ухмыляется, как котяра, обожравшийся сливок и понимающий, что ему ничего за это не будет, даже ещё дадут. Ой, держите меня, щас кое-кому глаза красивые повыцарапаю."
  И он, поняв по кровожадному выражению моих глаз, что сейчас ему устрою, аж подобрался весь, согнав улыбочку с лица.
  - Я не выйду за тебя,- холодно, констатируя факт.
  - Потрудись объясниться,- парировал язвительно.
  - Не хочу.
  - Чушь!- делая шаг ко мне.
  - Я не люблю тебя,- закипая.
  - Врёшь, дорогая!- ещё шаг.
  - Да как ты смеешь?- не собираясь отступать, вздёрнула подбородок, понимая, что при родителях он не позволит себе распускать похотливые ручонки.
   Он и не спешил меня касаться, но подойдя не позволительно близко, понизил голос:
  - Ну как знаешь, сама напросилась,- и отчётливо так, на весь кабинет, не отрываясь, глядя в глаза,- Я тебя скомпрометировал, не единожды.
  Потрясённая тишина, в которой нервно звучит мой голос:
  - Вот теперь ты несешь чушь.
  - Да неужели? Напомнить, что было в театре, а на твоём балу?- не позволил отстраниться, схватив за локоть.
  - Замолчи!- шиплю, вырывась.
  - Что, и дальше будешь отпираться?
  - Так, молодые люди, мне всё понятно,- остановил перепалку граф,- Василий, ты сегодня же попросишь благословения у Михаила Андреевича. Уладим пару вопросов и сыграем пышную свадьбу на "Красную горку".
  Моё возмущение проигнорировали, так же как и Васино:
  - Я думал на пару месяцев раньше.
  - А есть куда торопиться?- красноречивый взгляд на мой живот заставил нас в едином порыве воскликнуть:
  - Нет!
  - Тогда, не гони лошадей, сын,- осадил граф.
  - Ваша Светлость, я не согласна,- предприняла очередную попытку достучаться.
  - А кроме "не хочу" и "не буду" есть весомые аргументы?- я сникла под насмешливым взглядом, так и не решившись что-нибудь соврать.
  А получив разрешение удалиться, спешно покинула роскошный кабинет, кипя праведным гневом на упёртое семейство Астафьевых.
  
   Глава 22
  
   Ноги сами привели к трофейному залу - гордости графа, на стенах которого висели головы несчастных, убитых им животных.
   Как-то раз, зайдя сюда, я была в шоке и потом всегда избегала эту комнату жестокости. Но сейчас внутри ничто не дрогнуло. Жалость была погребена под злостью и жаждой мщения. Не зря же я сюда заглянула, ведь кроме чучел здесь была знатная коллекция огнестрельного и холодного оружия, которое находилось повсюду: висело на стенах, хранилось под стеклом, в шкафах и на стеллажах.
   И вот, влетев в просторное помещение разгневанной фурией, я сорвала со стены первую понравившуюся шпагу, отбросила ножны и начала остервенело наносить удары по воображаемому противнику, не сдерживая силу и резкие выкрики, ведя мысленный монолог:
   "Какая же я была наивная дура, романтизируя прошедшие века! Грандиозные балы, красивые платья, честь, достоинство, принц на белом коне и, конечно, неземная любовь. Ага, щаз, размечталась.
   На самом деле, паришься на балу в неудобном платье, часто помирая со скуки и лицемерных улыбок, пустых разговоров, среди надушенных до отвращения людей. И не дай Бог привлечь внимание представителя Высшего Света, непременно мнящего себя центром вселенной, готового бросить вызов по любому пустяку, чтобы выпустить пар на очередной бессмысленной дуэли - диктат и тирания, процветающие махровым цветом, обеспечены.
  Да за девушку здесь, всю её жизнь, решают другие. Сначала отец, потом муж, который непременно, пойдёт искать развлечения на стороне, просто потому, что у аристократов мода такая, иметь любовницу."
   И я бы считала такой порядок вещей нормой, если бы родилась в это время, впитав с молоком матери принятые правила поведения. Но я-то - другая.
   У нас это считается дикостью, пережитком прошлого. Вот поэтому из-за самоуправства Астафьевых я была злая, как чёрт и чувствовала необходимость выплеснуть накопившийся негатив.
   Тут уж я не задумывалась о технике и выверенности движений. Увлечённо рубила с плеча в полную силу, держа клинок двумя руками.
   "И-и-эх!" Шпага резко опускается и со страшным лязганьем напарывается на другую, высекая сноп искр. От силы удара становится больно рукам и я с трудом удерживаю клинок.
   - Совсем идиот, да?- кричу на безголового мальчишку,- Лишние руки есть, что ли?
   Но он будто не слышит:
   - У тебя неплохо получается, только слишком мощно. Но, в любом случае, я не желаю, чтобы ты впредь брала в руки оружие,- потянулся забрать у меня шпагу. Наивный дурачок.
   Опомнившись от такой наглости, я пошла в наступление.
   - А мне плевать на твои желания,- сыграв на замешательстве Василия, теснила его к выходу,- Ты же не считаешься со мной. Вот и я не собираюсь идти тебе навстречу.
   Ловко уходя от моих выпадов, он мог только обороняться, боясь причинить мне вред, чем я беззастенчиво пользовалась.
  Сам напросился. В конце концов, не я пришла выяснять отношения.
   Увы, неудобная юбка ужасно мешала, не позволяя быстро передвигаться и при резких выпадах сковывала ноги. Но я не собиралась уступать наглецу.
   - Аня, не глупи, отдай шпагу,- грозно хмурится.
   - С чего вдруг? Мне надо упражняться,- серия обманных ударов заставляет его бестолково метаться из стороны в сторону, вызывая у меня невольный смех.
   - Ты дождёшься сейчас,- багровеет мальчишка,- Когда мы поженимся, я займусь твоим воспитанием.
   - Собой займись, сопляк,- всё, довел,- Никогда мы не поженимся!
   Клинки яростно скрещиваются, как и взгляды, почти ненавидящие.. Никто не собирается отступать. Но у меня, от несправедливости, злости на порядок больше.
   - По-хорошему ты не понимаешь. Ну, тогда не обижайся..- и, не давая опомниться, ухожу влево, приставляя лезвие к его боку, заставляя замереть. Прижимаюсь к нему, насколько позволяет юбка и, свободной рукой ухватив за волосы, тяну, запрокидывая голову малолетнего тирана, чтобы угрожающе прошипеть :
   - Я никому не позволю диктовать мне условия. Если я сказала "нет", значит не выйду за тебя. Подрасти сначала, а потом поговорим. Заодно чувства свои проверишь,- насмешливо,- Может, раз десять влюбишься ещё.. А сейчас не смей меня доставать,- оттолкнув от себя, опять отгораживаюсь шпагой,- Уходи.. Уходи, я сказала!- срываюсь на крик, нервничая под взбешённым взглядом.
  Когда почти невменяемый Вася ринулся ко мне, я испугалась, что он напорится на остриё и опустила клинок.
  Мгновение - оружие падает на пол, а меня, протащив по залу, впечатывает в стену, по соседству с чучелом глухаря, вздёргивая вверх за запястья.
  - Я знаю чего ты добиваешься,- звереет на глазах,- Твоя игра в стерву не поможет. Я не отступлюсь и не дам тебе ни дня отсрочки.
  - Хватит! Ты не будешь решать за меня,- пытаюсь освободить руки.
  - Ну нет. Ты сама дала мне карт бланш своим признанием. Так что можешь отрицать всё, беситься сколько хочешь, но я знаю, что ты меня любишь.
  - Да с чего ты это взял? Не люблю я тебя. Более того, ты меня бесишь своими поступками и нелогичными выводами,- он лишь нагло ухмыльнулся, чем окончательно взбесил,- Не будь дураком, не путай любовь с желанием. Если бы я не сказала тебе "нет", ты бы живо успокоился и не приставал. А тут вдруг тебя отвергли, такого распрекрасного. Как же так? Задели твою гордость, по сути, бросили вызов. И ты упёрся, как баран, что с места не сдвинешь,- разошлась я.
  Василий слушал тираду молча, лишь мрачнея с каждой фразой да сильнее сжимая мои запястья. Но меня было уже не остановить.
  - А теперь ты просто не можешь соскочить и будешь упорно твердить о своей, якобы, неземной любви, непременно добиваясь свадьбы. Ну и кто ты после этого, как не упёртый мальчишка?
  - Дура! Я на самом деле тебя люблю,- всё-таки сорвался.
  - Сам ты дурак! Так не любят!
  - Да что ты знаешь о любви, стерва бессердечная?- прорычал в лицо и неожиданно отпустил. Сжав кулаки и окатив презрением, он резко развернулся, рассыпая волосы по плечам и скованно двинулся на выход.
  Эх, мне бы промолчать. Сама же добивалась, чтобы он оставил меня в покое. Но я была на эмоциях и взбешена не меньше его.
  - Да побольше твоего, идиот несчастный. Уж поверь, я знаю, что значит любить и быть любимой.
  Пока он переваривал услышанное, застыв, словно чучело, каких в этом зале было слишком много, я успела себя обругать раз двадцать за несдержанность.
  - Так вот в чём дело,- наконец, обернулся,- Кто он?
  " О-о-о, ревнивец проснулся,"- Я лишь глаза закатила за неимением цензурных слов.
  - Я спросил "кто он"?- повысил голос, стремительно возвращаясь.
  А я отгородилась от него стойкой с оружием, с тоской глядя на валяющийся слишком далеко клинок.
  - Какая разница? Мы не можем быть вместе,- усталый вздох.
  - Почему?- допытывался настырный ревнивец.
  Ну не объяснять же, что между мной и Димой - века и я понятия не имею, вернусь ли когда-нибудь домой.
  - Ты не имеешь права задавать такие вопросы. Ты мне не отец и не муж,- сложила руки на груди, упрямо вздернув подбородок.
  - Будь уверена, я это исправлю,- тоже скрестил руки.
  - И не надейся..
  Исчерпав аргументы, но оставшись при своём мнении, мы напряжённо замерли, разделяемые ненадёжной преградой с оружием, непримиримо уставившись друг другу в глаза.
  Постепенно его взгляд опустился на мои губы, смягчаясь и загораясь совсем иными чувствами. И я, неосознанно, сделала то же самое, буквально ощущая его горячие губы на своих, словно в беспамятстве облизнув нижнюю губу и прихватив её зубами.
  На что Василий, тоже не отдавая себе отчёта, подался мне навстречу, и закономерно наткнулся на стеллаж, сдвигая его.
  Лязг потревоженного оружия отрезвляет, и я, хмурясь, понимаю, что дело опять скатывается в интимную сторону. Невнятно выругавшись с досады, я подобрала юбки и метнулась к выходу.. Ушла не далеко..
  Рывок, и я прижата к его груди, спиной ощущая сумасшедшее сердцебиение. Его руки обжигают прикосновениями живот и грудь.. Нестерпимо хочется откинуть голову назад и найти его губы, но приходится собрать остатки воли и напряжённо замереть.
  - Хватит вечно ругаться. Ты же этого не хочешь,- раздувая волосы учащённым дыханием, утыкается в затылок, вызывая толпу мурашек,- Ну почему мы никак не можем договориться?- Тяжкий вздох,- Стоит мне увидеть тебя, и вся моя выдержка летит ко всем чертям,- натянуто, будто признаваясь в чём-то постыдном,- Я же не собирался с тобой ругаться,- руки ожили, заскользив по телу и вызывая томление,- Мне ужасно хочется тебя поцеловать.
  И вот он уже стоит передо мной, прожигая горящим желанием взглядом, от которого я прячу своё смущенное лицо у него на груди, борясь с желанием обнять.
  Осторожно, чтобы не спугнуть, он взял его в ладони, поднимая вверх, обвёл нижнюю губу, принуждая раскрыться.
  Понимая к чему опять это приведёт, я честно попыталась отстраниться, наплевав на предательское тело, требующее его несдержанных прикосновений. Но он мгновенно уловил намёк на бунт и закрыл мой рот лишающим воли поцелуем..
  Деликатное покашливание не сразу оторвало нас друг от друга. Загородив меня собой, Василий недовольно уставился на так не вовремя появившегося отца.
  - Вижу у вас всё сладилось. Ну вот и хорошо,- Николай Гаврилович заинтересованно разглядывал сына, сжимающего меня в объятиях, уткнувшуюся тому в грудь,- Василий, ты бы не торопился, чтобы не пошли пересуды и не пришлось переносить свадьбу. Ты же понимаешь, нам скандалы не нужны?- посуровел граф.
  - Да, отец. Не волнуйся, я буду держать себя в руках,- пообещал натянуто и нехотя меня отпустил.
  Извинившись, я и чуть ли не бегом припустила в свою комнату.
  Уяснив, что в этом доме мне не найти понимания, отправила отцу записку, с просьбой приехать. А пока всеми силами старалась избегать неугомонного графского наследничка, часами осаждавшего мою комнату и явно не собирающегося возвращаться к себе.
   Но если он думает, что я сдамся, его ждёт жестокий облом. И вообще, надоело, что рядом с ним мне капитально "срывает крышу". С этим нужно что-то делать..
  
  Глава 23
  
  Отец появился на следующий день, осунувшийся и нервный. Сказал, что нападавшего ещё не нашли, но я поняла, что он что-то знает. Когда же попыталась расспросить, он лишь отмахнулся и мне пришлось рассказать о том, какие все в этом доме коварные, хотят несчастную меня насильно выдать замуж за виконта.
  Конечно я не сомневалась в поддержке отца и была уверенна, что он не станет идти против моей воли, но была обескуражена его реакцией:
  - Мы не должны допустить этой свадьбы,- заявил не терпящим возражения тоном, стремительно поднимаясь из кресла и выходя из гостиной.
  Еле поспевая за ним, поинтересовалась:
  - Я тоже так считаю, но чем вызвана ваша бурная реакция?- он меня уже не слушал, рассеянно ответив:
  - Потом, Аннушка. Поговорим потом. Мне необходимо увидеть графа.
  Растерянно застыв посреди коридора, невидяще уставилась на картину в массивной раме, ровным счётом ничего не понимая.
  Неожиданный стук входной двери, разнёсшийся по первому этажу, заставил вздрогнуть и насторожиться, а ещё почувствовать себя уязвимой без ставшей привычной охраны. А всё потому, что один не в меру ревнивый мальчишка запретил находиться около меня посторонним мужчинам. Граф, вынужденно, согласился. И теперь, днём и ночью, увеличившаяся охрана стояла по периметру особняка.
  А я начала пугаться любого шума и сейчас лихорадочно размышляла, кто мог пожаловать к Астафьевым.
  Голос виконта, интересующегося "Где моя невеста?", заставил сбиться дыхание и вернуться в зелёную гостиную, плотно прикрыв дверь. Но это не спасло меня от настырного посетителя.
  "Блин, дворецкий заложил", досадовала, прячась за портьерой, оглушённая биением спятившего сердца.
  Ну да, не в моём платье играть в прятки. Оно хоть и считалось домашним и имело вполне скромный вид, но голубая юбка была довольно пышной.
  - Замечательно! Так-то ты встречаешь жениха, красавица? Выходи, трусишка,- "Вот нелёгкая принесла. И с чего у нас кто-то такой радостный?"
  - Не хочу,- заупрямилась я,- Мне и тут неплохо.
  - Ладно, я не гордый,- звук приближающихся шагов, шорох плотной ткани - и я утыкаюсь взглядом в сиреневый шейный платок.
  - Здравствуй,- понизив голос, он привлекает меня к себе, прижимаясь щекой к волосам.
  - Здравствуй,- шепчу в чёрный бархат камзола, под которым так же сумасшедше частит сердце.
  Напрасно я уговаривала себя отстраниться. Минуты проходили в тишине, наполненной шумным дыханием, но никто не решался нарушить хрупкое затишье.
  За нас это сделал граф, открыв дверь и замерев на пороге с моим именем на устах, стоило ему увидеть неестественно оттопыренную портьеру.
  Как же не хотелось выходить из нашего призрачного убежища! Но Василий, с тяжким вздохом, отдёрнул ткань в сторону, явив нас народу.
  - Ну вы полюбуйтесь на этих голубков!- возмутилась Катерина Ивановна,- И когда только успевают? Дети, имейте совесть, дождитесь свадьбы.
  - Свадьбы не должно быть,- ошарашил отец, обводя хмурым взглядом присутствующих.
  Недоумение, непонимание, протест..
  - Что же мешает браку наших детей?- озвучил общую мысль Николай Гаврилович.
  - Это не тема для обсуждения в гостиной,- как отрезал.
  ..Дружной толпой направляемся в кабинет. Отец идёт рядом, крепко ухватив под руку, намеренно оттеснив Василия..
  Усадив нас с графиней и расположившись вокруг чёрного массивного стола, мужчины напряжённо замерли. А отец, страшно нервничая, переводит взгляд с одного на другого, не зная, как начать и понимая, что смягчить удар не получится.
  - Я не просто так попросил приютить моих дочерей,- обратился он к графу,- К несчастью, у Анны появился очень опасный поклонник, не признающий отказа. И ожидать от него можно всего, что угодно.
  - Кто он? Что ему нужно?- выпалил Василий, впиваясь взглядом в отца.
  - Он потребовал, чтобы я отдал за него Анну,- обречённо.
  - Он не имеет права требовать! Вы же ему отказали?
  - Это его не остановит.
  - Ему придётся смириться, когда мы с Анной поженимся,- повысил голос Василий.
  - Нет, ты не понимаешь,- с мукой в глазах отец развернулся ко мне,- Аннушка, помнишь графа Образцова, молодого человека, который нанёс тебе визит после твоего бала? - я смутно припоминала вечно смущённого молодого мужчину,- Он в тот же день просил у меня твоей руки, и я ему отказал, помня о твоей просьбе. И не придал значения, когда он внезапно уехал в имение. Я лишь недавно узнал, что там он залечивает многочисленные раны, полученные на дуэли,- Я не понимала, к чему отец мне это рассказывает, но слушала не перебивая, как и все здесь присутствующие,- Барона Каверина ты знаешь хорошо,- сердце пропустило удар,- Он в вашей компании частый гость,- ну ещё бы мне было не знать нашего скромного сердцееда поручика,- Ему изуродовали лицо на дуэли.
  - Боже, нет!.,- я неверяще уставилась на отца, ощущая себя, как в кошмарном сне. Да за Николая барышни драли друг другу волосы, толпами за ним ходили. А теперь что? Зная ханжество аристократии, его же заклеймят, как недостойного и он лишится практически всего. "Бедный Николай. Ну как же так? Какая сволочь посмела?." Слёзы навернулись на глаза.
  Но отец ещё не закончил.
  - А в последнее время несколько твоих поклонников, добивающихся у меня официального разрешения ухаживать за тобой, внезапно отказались от притязаний на твою руку и принесли свои извинения,- устало опустившись в кресло рядом со мной, он взял мои ледяные руки в свои,- Анечка, я понимаю, что для тебя это не важно, но просто не знаю, как сказать главное,- я сидела ни жива ни мертва, теряясь в догадках: "Что может быть хуже того, что произошло с моим другом?"
  С трудом сглотнув, в панике посмотрела на отца.
  - Что случилось?
  - Павел Сергеевич.. был смертельно ранен на дуэле..и два дня назад скончался,- еле выговорил, опуская голову и стискивая мои безвольные ладони.
  Судорожный вздох..и он в последний миг успевает подхватить моё бесчувственное тело.
  
  * * *
  
  - Девочка моя..
  - Нюхательную соль, живо!
  - Василий, без тебя обойдутся..
  - Михаил Андреевич, ну нельзя же вот так, без подготовки..
  - Да сколько не подготавливай, всё одно..
  - Да где эта нерасторопная клуша?
  - Их связывали чувства?
  - Он любил её, но был только другом..
  - Князь, кто этот душегуб, методично убирающий с дороги поклонников Анны?
  .....
  Лучше бы я никогда не приходила в себя, окунаясь в кошмарную действительность. Не чувствовала такую пожирающую боль и тоску, словно дикий зверь рвущую грудь, мешая дышать и связно мыслить. Не слышала вопроса графа и невероятного ответа отца, с ненавистью выплюнувшего:
  - Этот дьявол Ольховский.
  - Алексей Дмитриевич,- не вставая и не открывая глаз прошептала, как в бреду, услышав знакомую фамилию, но не улавливая смысла сказанного.
   В гнетущей тишине расслышали все и потрясённо уставились на меня. А я всё не могла понять, при чём здесь странный граф.
  - Анна, откуда ты знаешь этого страшного человека?- опешил вечно невозмутимый Николай Гаврилович.
  Кто-то сжал руку, и я всё же подняла тяжёлые веки, чтобы встретиться со взглядом отца, полным муки и раскаяния. Он провёл по моей щеке дрожащими пальцами, и только тогда я почувствовала влагу на лице.
  
  С удивлением посмотрела на отца и неловко поднялась, не понимая, с чего дрожат коленки. Поймав настороженные взгляды присутствующих, смутилась и осторожно двинулась в сторону камина в надежде согреться.
  Голова была, как в тумане, и я никак не могла зацепить постоянно ускользающую мысль. Отчётливо понимаю, что на душе не спокойно. Что-то гложет, сжимая тоской сердце. И я, с отсутствующим видом, пытаюсь разобраться в себе и понять, что не так. Тру виски и отмахиваюсь от настойчивого вопроса графа, неосознанно отвечая "откуда я знаю Ольховского".
  - Мы встретились в лесу, когда он охотился. А потом увёз к себе в усадьбу, - продолжая нервно вышагивать по кабинету, не обратила внимания на потрясённые лица,- Михаил Андреевич, я рассказывала вам об этом, помните?- более осмысленно посмотрела на отца.
  - Но ты не говорила, что это был Ольховский,- немедленно приходя в ужас.
  - Не хотела вас расстраивать,- пожала плечами.
  - Расстраивать? - взвился Николай Гаврилович, вскакивая из-за стола, - Как ты вообще жива осталась? Что он с тобой сделал?- напряжённое молчание давило, и я опять потерла виски, чувствуя, что упускаю что-то важное.
  - Да ничего такого. Ну что вы так переполошились? Я почти сразу сбежала,- почему-то было совестно смотреть на Васю, и я смотрела исключительно на отца.
  - Анна, Ольховский - зверь, а не человек, уж поверь мне,- сказал строго,- И это не просто слова. Он погубил очень много людей по своей прихоти, не делая различий между мужчинами и женщинами, жестоко расправляясь с неугодными.
  - По нему давно эшафот плачет,- подхватил граф,- Но проблема в том, что никто уже не рискует заявлять на него, ибо чревато вызовом на дуэль. И поверь, он не промахивается. А если такое всё же случается, значит, он так захотел, оставить противника в живых.
  И у меня в голове, словно что-то щёлкнуло, и жестокая реальность обрушилась лавиной боли. Павел!..Я уже не слушала дальнейшего разговора. Перед глазами стоял самый замечательный человек, которого больше нет и не будет..
  А разговор уже набирал обороты, пугая открывающимися фактами.
  - Может здесь какая-то ошибка? Откуда вы всё это знаете?- Василий с надеждой переводил взгляд с отца на князя.
  - Я бы и рад ошибаться, но правда ещё более ужасна,- нервно взъерошил волосы Михаил Андреевич.
  - Но почему бы не рассказать обо всём государыне? Она-то найдёт на него управу,- отойдя, наконец, от шока, подала голос графиня.
  - Увы, государыня благоволит ему и рьяно защищает,- отец был в бешенстве,- У меня нет доказательств, но я уверен, что это он напал на Анну. А Елизавета Петровна и слышать ничего не желает. Видите ли, его не было в столице, он с каким-то важным поручением умчался в Москву. Может и так, но я нюхом чую, что это был он,- не в силах сидеть спокойно, принялся нарезать круги вокруг стола.
  - А ещё он очень осторожен,- вмешался граф,- Слухи о его жестокости дошли и до Старого Света, но постоянно балансируя на грани, он так ни разу и не попался во время творимых зверств. Умело заметает следы, предпочитая не оставлять свидетелей. Даже влиятельные знакомые его не безосновательно опасаются и предпочитают делать вид, что ничего не знают.
  - Я увезу Анну в Европу, там он нас не найдёт,- выпалил неугомонный Василий.
  - Ты действительно не понимаешь, сын,- осуждающий взгляд,- Он не оставит вас в покое. А когда найдёт, в чём я не сомневаюсь, тебя постигнет участь несчастного Павла. И мне страшно подумать, что он сделает с Анной.
  - И что нам остаётся? Сидеть и ждать, когда он ещё кого-нибудь убьёт?- возмутился Василий.
  - Анне нужна защита императрицы,- вмешалась графиня,- Елизавета Петровна возмущена произошедшим и не меньше нас желает покарать преступника, поэтому не откажет нашей девочке. А сделавшись фрейлиной, Анна будет в достаточной мере защищена.
  - Думаю, вы правы, Катерина Ивановна. Анечка, ты куда?
  Нет реакции.. Опустив взгляд заторможено иду на выход.
  - Аня, подожди,- Василий в замешательстве переводит взгляд с меня на князя.
  - Я сейчас.,- рассеянно, даже не оборачиваясь.
  - Доченька, куда ты собралась?
  - Мне надо.,- так же отстранённо.
  - Василий, останови её,- и когда тот непонимающе уставился на мать, прикрикнула,- Она не в себе. Не дай ей уйти.
  Реакция последовала незамедлительно, и я попыталась отпихнуть настырные руки, схватившие за талию.
  - Отпусти, мне надо выйти,- нервный вскрик.
  - Ну подожди, постой спокойно,- увещевал Василий, с трудом удерживая извивающуюся меня,- Да что с тобой?
  - Дай пройти! Убери от меня руки!- "Как же бесит наглый сопляк!"- билась в голове мысль, пока выворачивалась из стального захвата.
  - Анечка успокойся. Всё хорошо,- отец хотел успокаивающе обнять, но я дернулась в сторону, нанося всё ещё удерживающему меня Васе ощутимые удары.
  - Хорошо? Всё просто ужасно!- сорвалась на крик,- Ничего уже не будет хорошо. Никогда!- меня накрыла истерика, все прелести которой принимал на себя Василий.
  Дикая ярость захлестнула с головой, придавая сил, и мне всё же удалось вырваться.
  Но не успела я вылететь в коридор, как оказалась перехвачена отцом, и дверь перед самым носом захлопнулась, а с другой стороны подскочил Вася, перехватывая за вторую руку.
  - Отпустите меня!- ору в голос и борюсь уже с двумя за возможность уйти,- Я должна отомстить. Убить, растерзать ссволочь!
  У всех шок. А мной завладел гнев, что не остановить.
  - Я уничтожу это чудовище. Заставлю до-о-олго мучиться. Пустите! Я должна отомстить..
  - Тише, Анечка. Тебе нужно успокоиться. Тише. У тебя истерика. Пойдём сядем,- пытается удержать отец.
  - Нет, я не успокоюсь, пока он не будет гнить в могиле. Ненавижу тварь!- выбиваясь из сил обмякла, повиснув на руках отца и Василия, не дающих упасть, повторяя, как в бреду,- Ненавижу..ненавижу гада.
  Слёзы застилали глаза, из сдавленного спазмом горла вырывались всхлипы. Когда меня всё же усадили на диван, я уткнулась в ладони и заскулила раненным зверем.
  - Я виновата..всё из-за меня..
  - А ну, успокойся! Этого ещё не хватало,- вклинилась в моё горе графиня, заставляя выпить жгучую алкогольную гадость, опалившую горло и вынудившую хватать ртом воздух.
   А она меж тем продолжала гневаться.
  - Запомни раз и навсегда: ты не виновата. Поняла?- дождавшись упрямого мотания головой, схватила меня за подбородок, прожигая пронзительным взглядом,- Ты глупая, наивная девчонка и ничего не смыслишь в этом жестоком мире, где каждую минуту кто-нибудь незаслуженно умирает на дуэли. И никто так не убивается по несчастному. Напротив, многие барышни подстрекают кавалеров к поединку, а потом хвастаются друг перед другом. И нередко кто-то погибает. Только на этом жизнь не заканчивается.
  - Это должно меня успокоить?- срывающимся голосом прошипела я.
  - Нет, ты должна всего лишь понять, что нельзя очертя голову нестись на супостата, надеясь отомстить. То-то он обрадуется. И пикнуть не успеешь, как он..
  - Катерина Ивановна, мы вас поняли. Правда, Аннушка?- выжидательный взгляд отца.
  Но мне вдруг вспомнились его слова и я обвиняюще проговорила:
  - Вы же сказали, два дня назад..Павла.. не стало,- закончила с трудом,- А почему мне раньше не сообщили, до того, как..? - сглотнула,- Почему я узнаю об этом только сейчас?
  - Прости меня, Анечка,- стушевался,- Я был настолько занят доказательствами вины Ольховского, что ни на что не обращал внимания. Я случайно узнал об этом вчера вечером.
  - Но неужели мне не передавали записок? Друзья должны были мне сообщить,- с недоумением смотрю на него.
  - Боюсь, это моя вина,- повинился Николай Гаврилович,- В целях безопасности, я отдал распоряжение своему секретарю проверять твою корреспонденцию и изымать письма с угрозами. А также способные тебя расстроить.
  Со смешанными чувствами я уставилась на графа, где-то на задворках сознания оценив его заботу. Но в то же время сдерживалась из последних сил, чтобы не обругать последними словами за то, что не дал возможности помочь Павлу. Я свято верила, что при должном уходе он бы выжил. И меня просто убивала мысль, что из-за этого перестраховщика случилось непоправимое. Да нас просто лишили возможности даже попрощаться по-человечески, если уж всё было настолько плохо.
  И чтобы не наговорить лишнего, я опустила голову, зажмурившись и стискивая кулаки.
   - Я прошу вас, впредь ничего от меня не скрывать,- убив в себе желание поскандалить, спокойно поднялась, обвела вполне адекватным взглядом присутствующих,- А теперь прошу меня простить. Мне нужно побыть одной,- и, опережая вопросы, закончила,- Я больше не буду вести себя необдуманно.
  - Пойдём, я провожу тебя,- только Василий хотел взять меня под руку, как отец встал на пути.
  - Благодарю, я сам отведу Анну в её комнату,- до сих пор не приходилось слышать собственнические нотки в голосе отца, и я с удивлением взглянула на него.
  Виконт благоразумно промолчал, не сводя с меня горящего, жутко раздражающего взгляда.
  Ну не до него мне было сейчас. И не было ни малейшего желания отвечать на его многочисленные вопросы. У меня были задачи поважнее. Поэтому я, как могла, успокоила отца, пообещав "с три короба", а когда он ушёл, принялась строчить послания.
   Первым делом написала всей оставшейся мужской половине нашей компании, умоляя быть осторожнее, и если есть возможность, уехать на время из столицы. Сёстрам Калугиным и графине Нарышкиной тоже обрисовала ужасающую ситуацию и попросила держаться на расстоянии, чтобы и им не досталось из-за меня. Мало ли, что взбредёт в больную голову повёрнутого графа.
   А после, накатала такое гневное послание Ольховскому, что не будь я в гневе, сгорела бы со стыда. Только ему не суждено было попасть к ненавистному графу..
  .......
   По стуку в дверь несложно было догадаться, что ко мне пожаловал Николай Гаврилович. Кивком головы выпроводив Варю из гостиной, он протянул мне вскрытое письмо.
   - Анна, что ты творишь? Ты же обещала не совершать опрометчивых поступков. И как понимать твоё письмо этому.. ?
   - Ваша Светлость, это обдуманный шаг, моя реакция на его поступки, только и всего,- припомнив, что понаписала, залилась краской стыда - Вы не должны были это читать. Отдайте, пожалуйста,- протянула руку, вперив упрямый взгляд в графа.
   Но он поступил по-своему. Обогнув софу и изящный резной столик, выбросил мой порыв души в пылающий камин. Я успела лишь возмущённо вскрикнуть.
   - Ну, зачем?
   - Чтобы не смела его провоцировать, вот зачем. Мало тебе смерти Павла? Ещё захотела?- рыкнул взбешённый граф, и я от испуга попятилась к окну,- Ишь, чего удумала, угрожает она . Ты, правда, считаешь, что можешь тягаться с ним?- неприкрытая насмешка, заставила отбросить смущение и неуверенность.
   - Как же вы не понимаете? Он ждёт хоть какой-то реакции. А не получив её, делает мне больно, заставляя страдать моих близких, .. убивая..,- замолчала на полуслове, борясь со слезами.
   - И поэтому ты грозилась покончить с собой, если кто-нибудь ещё пострадает? Как глупо,- снисходительно качает головой.
   - Нет, я так не думаю. Не для того он настойчиво добивается меня, чтобы позволить умереть,- старалась убедить графа, нервно теребя оборку на лиловом платье,- Ваша Светлость, позвольте я напишу..
   - Хватит, Анна. Ты не будешь с ним переписываться,- повысил голос непреклонный отец Василия. "Нда, упёртость свою тот явно позаимствовал у обоих родителей",- я поняла, что спорить тут бесполезно и сделала вид, что смирилась.
  
  Глава 24
  
   Стоя на пронизывающем ветру в окружении телохранителей и, сотрясаясь от нервной дрожи, я не могла остановить душивших слёз, с болью глядя на свежий холм мерзлой земли с крестом.
  "Мой бедный Павел.. Прости меня.. Если бы не я, ты прожил бы долгую жизнь." Так мучительно больно, хоть криком кричи. Мне никогда не приходилось терять близких и я не представляла, что это так жутко, кошмарно, невозможно больно. А чувство вины давит свинцовой тяжестью. Но приходится сжимать зубы и глотать солёные слёзы, скрывая горе за тёмной вуалью.
   Справа вцепилась в руку Полина Нарышкина, сотрясаясь от беззвучных рыданий, слева поддерживает отец, без которого я давно бы рухнула на землю.
   Церемония погребения закончилась , но мы не спешили покинуть место скорби, как и вся наша поредевшая компания. Не смотря на мои опасения и уговоры, они не стали меня сторониться. Наоборот, старались поддержать, а Иван Игоревич даже порывался идти разбираться с Ольховским.
  Придя в ужас от перспективы потерять ещё одного близкого человека, я вырвала у всех обещание даже не помышлять о мести. Хотя сама думала об этом постоянно, глядя на место захоронения Павла и едва зарубцевавшиеся шрамы Николая, пересекающие рваными линиями левую щёку и высокий лоб.
  С друзьями я прощалась, как в последний раз. Каждый понимал, что не скоро встретимся из-за моего вынужденного затворничества.
  Полина крепко меня обняла и шепнула всего пару фраз напоследок:
  - Анечка, уезжай отсюда. Беги от этого дьявола.
  Эти слова прочно обосновались в сознании, и я начала всерьёз обдумывать свой отъезд, сама мысль о котором загоняла в панику. Опять окунуться в неизвестность, оставить людей, ставших слишком дорогими, было подобно вырванному куску сердца, которое и без того исстрадалось по потерянной семье. А смерть друга добила окончательно.
  Так паршиво мне не было никогда, но я боялась, что может быть ещё хуже. И понимание этого не позволяло мне окончательно опустить руки и смириться с неизбежным.
  Я до потери пульса спорила с отцом и графом, пытаясь убедить, что мне необходимо отправить послание ненормальному и прекратить дальнейшую расправу. Я была готова сама встретиться с ним лишь бы это его остановило.
  Но все мои аргументы натыкались на непреклонное "нет".
   Хотя в одном я всё же преуспела. Василий сидел дома, как приклеенный.
  Я ужасно боялась, что стоит ему выйти за порог, как он станет очередной жертвой безумца. Вот и старалась привязать к себе, чередуя обиды и поощрения, иногда позволяя чуть больше вольностей.
  И в такие моменты меня спасала Дашенька, потому что с каждым разом Васе всё больше изменяла выдержка, и остановиться он был не в состоянии.
  Каждый день проходил в щемящем ожидании беды. И не смотря на активные попытки некоторых меня отвлечь, я со всей отчётливостью понимала, что хуже нет жить этим ожиданием, нужно что-то делать.
  Я перестала нормально спать, лишилась аппетита из-за переживаний и, каждое утро, открывая глаза, испытывала безотчётный страх перед грядущим.
  
   * * *
  
  Густой туман окутал сумрачный парк, превращая голые деревья в уродливых монстров, простирающих свои длинные конечности в поисках случайного прохожего.
  По светлеющему небу неприветливый ветер гонит плотные облака, проносящиеся, словно мятежные души усопших, нагнетая и без того напряжённую атмосферу, повисшую в морозном воздухе.
   А низко над землёй всё замерло в ожидании исхода.
   Два тёмных силуэта, смазанных туманной завесой, замерли друг напротив друга, подняв пистолеты и целясь практически вслепую. Выстрелы раздались одновременно, оставив запах пороха в неподвижном воздухе и распластавшуюся на снегу фигуру, оживив мрачный пейзаж пронзительным цветом пролившейся крови.
   Игнорируя спешащих на помощь секундантов и врача, победитель склоняется над поверженным противником, пугая горящим яростью взглядом.
   - Это последнее предупреждение, князь,- выпрямившись, неспешно, скрывается, будто в мистической дымке.
  ...........
  Я проснулась ни свет, ни заря не от кошмара, а от какой-то смутной тревоги. Темнота за окном пугала непроглядностью, и я, как в детстве, накрылась с головой тёплым одеялом. Сон испарился. Но понимая, что все ещё спят и глупо слоняться по дому, как привидение, я проворочалась около часа в постели, так и не сумев заснуть. А когда скупое зимнее солнце соизволило подсветить небосклон, я спешно оделась и спустилась вниз.
  Дом просыпался, наполняясь звуками и окунаясь в повседневную суету. Но хозяева явно не спешили спускаться. Да и Василия не наблюдалось поблизости. Только Варя нашла меня в столовой, где я, со скучающим видом и в гордом одиночестве, вяло ковырялась в тарелке. Правда стоило мне её увидеть, как меланхолия была забыта.
  - Доброе утро, Варвара. Ты не знаешь, Их Сиятельства уже встали?- сосредоточила на ней всё своё внимание, бросив издеваться над едой.
  - Доброе утро, Анна Михайловна,- тепло поприветствовала она, присоединяясь ко мне,- Нет, не знаю. Хотите, спрошу у лакея?
  - Да бесполезно. Я целое утро допытываюсь, а в ответ - лишь отговорки,- снова загрустила .
  - Не волнуйтесь. Я скоро вернусь,- и опять я осталась одна. Когда минут пятнадцать спустя побледневшая Варя заторможено вошла в столовую, для меня начался кошмар..
  .........
  Глотая бессильные слёзы, я бежала прочь из особняка. Не замечая стылого ветра, беспощадно трепавшего лёгкое платье и вымораживающего до костей, поскальзываясь, на обледеневшей дороге в домашней обуви, я стремилась в Воронцовский дворец так, будто от этого зависела моя жизнь.
  Следом спешила Варя, держа мой меховой плащ и шляпу, выбиваясь из сил и не успевая за мной. Она что-то кричала, но я даже не повернулась, бросившись наперерез первой попавшейся лошади, вынудив возницу помянуть меня недобрым словом и резко натянуть поводья, уводя коня в сторону. Заглянув в мои глаза, искрящиеся безумием, тот поостерёгся ругаться и лишь кивнул, получив истеричный приказ гнать во всю прыть.
  А Варе оставалось только глядеть вслед несущейся стремглав карете.
  Упираясь в стены транспорта, сошедшего с ума от стремительной езды, я пыталась не свалиться на пол. И всё же мысленно подгоняла возницу, умирая от страха, что могу опоздать.
  От холода и нервной встряски меня колотило, как в лихорадке. Лишь карета начала сбавлять ход, я распахнула дверцу и, рискуя разбиться, выпрыгнула прочь, побежав по подъездной аллее к дворцу так, будто за мной гнались все демоны ада.
   Адреналин не давал окончательно закоченеть, стремительно гоня кровь по венам. И я упорно бежала к своей цели.
  В очередной раз поскользнувшись, упала на мёрзлую землю, разбивая в кровь локти и колени. Но сразу же вскочив на ноги, ринулась через арку по парадной лестнице ко входу.
  Вцепилась онемевшими руками в массивную ручку, рванула дверь на себя и, даже не подумав её закрыть, понеслась на второй этаж, минуя роскошный холл.
  Всегда невозмутимый дворецкий схватился за сердце, едва успев отскочить с дороги. Встречные лакеи шарахались от меня, как от чумной. Перепуганная прислуга провожала меня настороженными взглядами. Наверно видок у меня был тот ещё. Но меня это не заботило, и я уделила им столько же внимания, сколько и мебели вокруг.
  Все мои мысли занимал отец, попавший в беду.
  Хозяйские покои, как и мои, состояли из нескольких комнат, поэтому, чтобы попасть в спальню, я , не соизволив постучать, с разбега толкнула дверь, стремясь быстрее преодолеть гостиную.
  По инерции пролетев пару метров, я со всей дури врезалась в чьё-то тело, словно приложилась об стену. Тело охнуло от боли, я вскрикнула по той же причине, но тот час попыталась оттолкнуть неуместную преграду.
  Вот только чужие руки сомкнулись у меня за спиной, мешая продолжить сумасшедший забег. И я начала остервенело выворачиваться из железной хватки, не сразу воспринимая возмущённое :
  - Аня, прекрати. Успокойся, бешеная! Тебе туда нельзя,- с последней фразой я впилась ненавидящим взглядом в раскрасневшееся лицо Василия. За то, что посмел встать у меня на пути к отцу, мстительно наступила каблуком ему на ногу и угрожающе прорычала:
  - Пошёл вон. С дороги, мальчишка,- молчит, только губы поджал да лихорадочный румянец выдаёт его злость,- Руки убрал! Пусти, я сказала!- я готова была кусаться и царапаться, оказавшись в двух шагах от цели. Страх за отца разъедал внутренности, и мне казалось, ещё минута и я сойду с ума от неизвестности. Поэтому в эту самую минуту я люто ненавидела глупого мальчишку, больно стискивающего меня,- Что с отцом? Мне нужно к нему.
  - Там врач, он делает всё, что нужно,- встряхнул упирающуюся меня,- Ты всё равно ничем не поможешь. Только в обморок упадёшь, возись потом с тобой,- сейчас он тоже не испытывал ко мне тёплых чувств, взбешённый моим поведением и не скрывая язвительности.
  Но вдруг нахмурился, провёл горячими ладонями по моим голым рукам, плечам, коснулся холодных щёк. Мне и в голову не пришло вспомнить о перчатках, когда вылетала из особняка.
  - Боже, ты вся ледяная,- не придумав ничего лучше, начал растирать замёрзшую меня.
  Я лишь слабо отмахивалась. После его слов, про врача, у меня внутри всё оборвалось. С трудом сглотнув, я прошептала:
  - Он..,- осеклась, боясь произнести страшные слова,- Всё настолько плохо?
  - Конечно, плохо,- не стал щадить меня Вася,- Князь серьёзно ранен. Но врач сказал, если не будет заражения, то выживет,- когда я дёрнулась, вырываясь, он перехватил мои запястья.
  А у меня потекли слёзы, не от боли, причинённой жёстким захватом, а от облегчения.
  - Васенька, миленький, пусти меня к нему,- взмолилась я, уткнувшись в шейный платок и захлёбываясь рыданиями,- А вдруг врач сделает что-нибудь неправильно? Не продезинфицирует рану, как надо. И обезболивающих нет, даже перекиси не придумали. У вас же медицина ни к чёрту,- всхлипывала, не задумываясь, почему он с недоумением смотрит на меня.
  - Вот врач выйдет, и узнаем, можно тебе зайти или нет,- отрезал Василий.
  Я поняла, что ещё долго буду тратить драгоценное время, поэтому схитрила. Со словами "А вот и врач", посмотрела за спину упрямца. Он, ясное дело, начал оборачиваться к "врачу", невольно ослабив захват. Чем я и воспользовалась, вывернувшись и добежав до двери.
  Сообразив, что его ловко провели, Василий рванул за мной, уже вбегающей в спальню.
   С огромными от испуга глазами я застыла на полпути, найдя на большой кровати отца. Голая грудь была скрыта белоснежными повязками, как и левое плечо.
   Я из последних сил сдерживала слёзы, видя дорогого человека в таком плачевном состоянии.
  Болезненно бледный, со слипшимися от пота волосами, потрескавшимися губами и мукой в лихорадочно блестящих серо-голубых глазах, глядящих куда-то вдаль.
  Меня, словно лезвием по сердцу полоснуло, заставив судорожно хватать ртом воздух. Но в то же время накатило невероятное облегчение. Жив! Ранен, но жив. И я, как во сне двинулась вперёд, не замечая находившегося здесь Николая Гавриловича и врача, собирающего стеклянные пузырьки и инструменты в чемоданчик. Не отреагировала я и на недовольство графа:
  - Какого чёрта? Уведи её отсюда,- и сзади меня перехватывают за талию и начинают оттаскивать на выход. Но пустив в ход локти и каблуки, я получила свободу, спеша приблизиться к кровати с балдахином кофейного цвета, одна сторона которого сейчас была опущена.
  На сей раз дорогу мне заступил сам граф, схватив за запястье, второй рукой властно задирая мою голову. И, глядя в глаза, негромко, но угрожающе заговорил:
  - Тебе же сказано, нельзя. Вон отсюда, вздорная девчонка!
  Но страх за родного человека пересилил и здравый смысл, и инстинкт самосохранения, и, собственно, боязнь грозного графа. Поэтому, не дрогнув, я отвела твёрдую руку прочь от своего лица и зло прошипела:
  - Вы не смеете меня выгонять. Я его дочь и сама позабочусь об отце.
  - Что?- прорычал в ответ, глядя на меня с возмущением,- Это не приемлемо.
  - Да неужели?- он вывел меня из себя уничижающим тоном, словно я тупая курица, или предмет интерьера, ну я и завелась,- А смотреть, как убивают отца вашей внучки нормально? Как вы это допустили? Вы - такой могущественный и авторитетный граф. Почему позволили состояться этой дуэли? Я ведь правильно понимаю, в отца стрелял Ольховский - эта бездушная тварь, бешенное животное?- молчание лучше любых слов подтвердило мои выводы,- Всё ясно. Вот я и хочу понять: как вы позволили этому случиться. Да ещё были свидетелем,- в глазах цвета предгрозового неба уже полыхал злой огонь, и граф схватил меня за предплечья, желая выпроводить в гостиную, но в поисках козла отпущения меня было не остановить:
  - Вы вообще соображаете, что этот урод мог застрелить отца?- видя, что он собирается меня перебить, повысила голос,- И не надо мне говорить про кодекс чести и всю эту чушь. Я же понимаю, что причиной вызова была я. Так вот, я не желаю, чтобы таким смертельным способом кто-либо отстаивал меня или мою честь. Переживу как-нибудь. А вот потерю ещё одного близкого человека я просто не перенесу,- самоуверенный граф, продолжающий заслонять от меня отца, не сдвинувшись ни на шаг, и это жутко злило,- Больше никаких дуэлей. Я запрещаю! Вам понятно?- я ещё не закончила, непримиримо уставившись на графа, но Василий, слушающий тираду за моей спиной, решил иначе. И вырвав меня из отцовских рук, резко развернул лицом к себе. При этом вид у него был зловещий.
  - Замолчи сейчас же! Защищать честь женщины - священная обязанность дворянина. Так что прекрати нести вздор! У Михаила Андреевича не было выбора..
  Чувствую, мы бы ещё долго препирались в полголоса, стоя посредине спальни, но слабый голос отца заставил нас всех обернуться. Больше не встретив сопротивления, я приблизилась к изголовью, опустилась на колени и, словно хрупкий цветок, взяла в подрагивающие ладони руку отца.
  - Не нужно ругаться, Анечка. Николай Гаврилович ни в чём не виноват. А я не мог поступить иначе,- он слабо пожал мои холодные пальцы, даже в таком состоянии пытаясь приободрить.
  - Ничто не стоит вашей жизни,- зашептала горячо, с тоской глядя в глаза, ставшие такими родными,- Зачем вы так? А как же Дашенька? О ней вы подумали? - первая слеза скатилась по щеке,- Мне невыносимо больно видеть, как вы мучаетесь. И всё из-за меня,- жалобно всхлипнула,- Ну чего вы добились, рискуя жизнью? - слёзы уже безостановочно текли из глаз.
  - Сударыня, вам лучше выйти,- подал голос врач,- Его Светлости нужен покой. А вот волнения ни к чему.
  - Я сейчас уйду,- даже не взглянула в его сторону, безотрывно наблюдая за отцом. К нему и обратилась,- Я останусь и буду ухаживать за вами. Пожалуйста, не гоните меня,- закончила жалобным шёпотом. Чуткие пальцы коснулись головы, ласково пройдясь по моим растрёпанным волосам. Аdd>  - Нет, девочка моя, тебе нужно вернуться. Мне так будет покойней.
  Я не стала утомлять отца бессмысленным спором, а молча поднялась, для себя уже всё решив: выгнать меня отсюда не сможет никто.
   Вымученно улыбнувшись, покинула комнату, неслышно прикрыв за собой дверь.
  Перед разожжённым камином в гостиной села в массивное кресло и стала ждать врача.
  Спустя некоторое время ко мне присоединился Василий. Заметив, что я мелко дрожу, послал лакея за шалью, а сам устроился рядом на софе, не сводя раздражающего взгляда.
   Так мы и сидели, думая каждый о своём. Напряжённую тишину нарушал лишь треск поленьев в камине. Лично я продумывала мстительный, сумасшедший план по устранению одного конкретного изверга, причинившего столько страданий всем нам. Что будет, если у меня не выйдет или что-то пойдёт не так, я думать не желала. Однако же, оставила крайние меры напоследок, когда выбора не будет.
   О чём думал Василий, понятия не имею. Но скоро нашу тихую идилию нарушила Варя.
  Робко постучавшись, и, получив разрешение, бочком вошла в комнату. У неё в руках был мой плащ и шляпа, опрометчиво проигнорированные мною.
  И теперь, когда всё прояснилось и нервное напряжение начало нехотя отпускать, я почувствовала, как сильно замёрзла.
  - Прошу прощение, Ваше Сиятельство, я лишь хотела убедиться, что с Анной Михайловной всё в порядке,- с немым укором посмотрела на меня.
  - Всё нормально, Варя. Чего не скажешь об отце,- теперь упрёк был в моём взгляде, направленном на Василия.
  - А в чём дело, Варя?- кое-кто захотел прояснить ситуацию, и, не успела я остановить свою компаньонку, как она пожаловалась:
  - Анна Михайловна, как узнала о дуэли, так, не помня себя, выбежала из дома, в чём была, кинулась под копыта, чтобы остановить карету и, не слыша моей мольбы одеться, уехала сюда.
  - Поня-а-атно,- угрожающе протянул Вася, оборачиваясь ко мне,- Варвара, прикажи наполнить ванну,и приготовить горячего чая, да поживее.
  Не успела она скрыться за дверью, как я была вынуждена подняться из уютного убежища, с опаской поглядывая на злющего пацана, в точности повторившего мои действия.
  - Ой, только не начинай. В тот момент я могла думать лишь об отце. Я ужасно боялась, что будет слишком поздно,- нервно оправдывалась.
  - Это не повод бегать по столице раздетой в разгар зимы, рискуя подхватить воспаление лёгких,- не унимался он, тесня меня в угол.
  
  Затравленно оглядываясь в поисках отступления, я выставила ладони, надеясь остановить непримиримо прущий на меня танк. И, в итоге, оказалась, зажата между этажеркой и какой-то старинной напольной вазой.
  Горячие, словно печка, руки в тот же миг оказались на спине. Соскучившиеся губы, беспорядочно целующие веки, щёки, шею, и шёпот, срывающимся голосом:
  - Такая сумасшедшая,..непослушная,..плохая девочка,- перемежая поцелуями,- Ты заслуживаешь наказания,- вкрадчиво так, соблазняюще прижимаясь.
  - Ага, мечтай!. М-м-м,- нахальная рука беззастенчиво стискивает грудь, вырывая невольный стон,- Отстань, предатель. Я на тебя обиделась. Раз сам не мог ничего сделать, должен был меня предупредить. Ты же знаешь моё отношение к дуэлям.
  - А ты знаешь моё отношение к тебе,- стиснув мои плечи, впился взглядом,- И я, не задумываясь, брошу вызов графу Ольховскому,- не давая возмутиться, прижал пальцы к моим губам,- Ты для меня всё, и я буду бороться за тебя, чего бы мне это не стоило.
  Придя в ужас от такого заявления, я простонала с отчаянием:
   - Ой, дура-а-ак! Тебе жить надоело? Он же тебя убьёт.
  - Ты так сильно обо мне волнуешься, Анечка? - губами касаясь волос, пробормотал наглый провокатор.
  - А ты как думал?- возмущённо,- Конечно я боюсь за тебя, хоть ты этого не заслуживаешь,- голос сорвался, когда жаждущие ладони коснулись скрытой платьем груди.
  И это меня жутко взбесило. Ударив по наглым конечностям, я рассержено зашипела, пытаясь вырваться из капкана рук.
  - Не трогай меня, бессовестный! Как ты можешь думать об этом, когда за стеной мучается мой раненный отец, а твой вместе с врачом могут войти сюда в любую минуту?
  - Не делай из меня монстра,- сильнее стиснул меня,- Я тоже переживаю за князя. Но нет ничего предосудительного в том, что я хочу поцеловать свою невесту,- и начал склоняться к моим губам.
  С трудом увернувшись, продолжила возмущаться:
  - Опять двадцать пять! Василий, ты невозможен. Всё, отпусти, я пойду греться.
  Но самонадеянный пацан не то что не отпустил. Он набросился на меня, как одержимый, исступлённо целуя. И сдаваясь под его напором, мне пришлось вцепиться в его шею, чтобы не упасть, проклиная предательское тело, так и льнувшее к нему.
  - Хочешь, я тебя согрею?- шепчет, не отрываясь от губ.
  Как же во время он это сказал. И я, подавив желание продолжить упиваться поцелуями, нехотя, отстранилась. А, поднявшись на носочки, шепнула на ухо, вспомнив, что вообще-то злюсь на него:
  - А хочешь, я отобью тебе желание меня погреть?- и медленно опустилась, проехавшись по нему. Пытливо заглянула в глаза, надеясь, что раздражения там больше, чем желания.
  - Вась, я пытаюсь спокойно дождаться врача, хотя готова метаться раненым зверем от переживаний. А ты меня ещё больше накручиваешь, ну то есть не прибавляешь спокойствия,- он не отпустил, но из взгляда ушла вся игривость,- Пожалуйста, не трогай меня сейчас, уходи. Я не в том настроении, чтобы забавляться с тобой,- жёсткий взгляд с прозеленью схлестнулся с серым прищуром.
  Не берусь судить, чем бы закончилось наше противостояние, но открывшиеся двери явили врача, в замешательстве застывшего на пороге, увидев нас, непозволительно близко друг к другу.
  - Всё с вами ясно голубки. Опять выясняют отношения. Когда же это кончится?- возмутился вошедший следом граф.
  Оттолкнув не сопротивляющегося Василия, я поспешила к врачу, бросив вполголоса:
  - Не имеет значения,- и, переключила всё внимание на пожилого худощавого человека в парике,- Простите мою неучтивость. Я дочь Его Светлости Михаила Андреевича, Анна,- выжидательно замолчала.
  - Остерман Савелий Кириллович. К вашим услугам, сударыня,- учтивый поклон.
  - Хотела бы я сказать, что рада знакомству, но.. сами понимаете,- смутилась под строгим взглядом.
  - Профессия у меня такая,- сдержанно улыбнулся мужчина,- Вы хотели о чём-то спросить?- догадался по моему виду.
  - Да. Какой характер ранения? Куда попала пуля, какие органы задеты? И ваши рекомендации по уходу,- выдала на одном дыхании.
  Непрекрытое изумление в глазах собеседника вызывало раздражение, но я терпеливо пояснила:
  - Да, я немного разбираюсь в медицине, поэтому давайте опустим объяснения и перейдём к ответам. Как избежать воспаления? Какие вы применяете лекарства, чтобы снять боль.
  На лицах графа и виконта читалось недоумение. Врач же, после задумчивого молчания, соизволил ответить:
  - Пуля застряла в мягких тканях, на два пальца выше левого лёгкого. Я её достал и зашил рану. Крови князь потерял не очень много, но я настаиваю, чтобы он провёл в постеле около двух недель. Ему нужно много пить. Перевязки по мере необходимости. С этим справиться любая горничная,- он пристально наблюдал за мной, оценивая реакцию,- Если поднимется жар, пошлите за мной. И молитесь, чтобы не пошло заражение,- решил напоследок напугать.
  Но не учёл, что я не изнеженная барышня, и ещё в школе насмотрелась на анатомию человека, да и крови с детства не боюсь. Так что, не на ту напал.
  Я с повышенным вниманием его выслушала, поблагодарила и, узнав, что отец уснул, удалилась в свою комнату, вызвав удивление мужчин своим спокойствием.
  
   Глава 25
  
  Не смотря на, уговоры, а под конец ещё и скандал, я осталась во дворце с отцом, Варей, не пожелавшей меня покидать и шестью телохранителями.
   И потянулась череда изматывающих дней и ночей, которые я проводила около постели отца, когда он метался в бреду и, казалось, угасал на глазах. Страх за жизнь родного человека, тоска, отчаяние и давящее чувство вины стали постоянными спутниками.
  Я дёргала врача с завидным постоянством, но тот, в очередной раз, осматривая рану, недовольно хмурился и назначал всё ту же поганую мазь да увеличить дозу опиумной настойки. "Вот гадство! Травить и так слабый организм наркотиком!"
   По началу, я строго выполняла все предписания и негодовала про себя. Но, когда и на третьи сутки это не дало положительных результатов, а отец, как и прежде, горел в лихорадке, я вспомнила всё, что знала из современной медицины, исключая лекарства.
  Не без труда, но боль и жар всё же удалось снять травами и компрессами. И это была первая победа на пути к выздоровлению. Хоть я и была измотана недосыпом и отсутствием аппетита, всё же вздохнула свободнее, видя, что самое страшное позади.
   И когда, на восьмые сутки на мою тревогу в глазах отец ответил ясным взглядом серо-голубых глаз и устало улыбнулся, я была счастлива. И тут же разревелась, хотя все эти тревожные дни не проронила ни слезинки.
  Но всё же это была победа. И с этого дня отец полным ходом шёл на поправку.
  А я не решилась больше откладывать серьёзный разговор..
  
  * * *
  
  Ещё в первый день я беспрепятственно отправила послание Ольховскому. Оно было более сдержанней первого крика души, но смысл не изменился. После жёсткой оценки его поступков и умственного развития, было требование прекратить этот кошмар, пригрозив тем, что иначе я просто исчезну.
  Ответ пришёл моментально по меркам восемнадцатого века: уже вечером, спустя всего пару часов. Сначала я нетерпеливо выхватила письмо у дворецкого, едва увидела ненавистное имя отправителя. Но оказавшись в своей комнате, со злости швырнула послание на кровать, срывая весь негатив на ни в чём не повинном конверте и искренне жалея, что рядом нет сволочного графа.
  Никогда не замечала за собой кровожадности, но сейчас я готова была его убить голыми руками. Задушить, растерзать и поглумиться над бездыханным телом.
  Ужасно, жестоко, но иных чувств гад не вызывал.
  Пробило уже одиннадцать часов, а я так и не нашла в себе силы прочитать пугающее послание. Только ходила вокруг да около, боясь взять в руки, словно это ядовитая гадюка. Было такое ощущение, что стоит его открыть, и обратного пути уже не будет.
  И в итоге, забросила в ящик комода, да так и забыла на несколько дней, когда не могла ни о чём думать, лишь ухаживала и молилась, как умела, проводя изматывающие часы рядом с отцом.
  ........
  Как и прежде, я проведовала отца несколько раз за ночь, хотя уже убедилась, что самое страшное позади. Просто не могла отказать себе в удовольствии увидеть безмятежное лицо и спокойное мерное дыхание спящего, всё ещё не веря, что мы победили смерть.
  Вот тогда-то я и вспомнила о послании. И, не давая себе время на колебания, сорвала давно застывшую печать.
  В жарко натопленной комнате, весело пылал камин, многочисленные свечи разгоняли январский сумрак за окном. А меня била крупная дрожь, стоило вчитаться в ультиматум.
   Поняв, что от невыносимого волнения начинаю задыхаться, спешно отдёрнула плотные шторы. Облегчённо прижимаясь щекой к ледяному стеклу, с трудом перевела сбившееся дыхание.
  Всё было лаконично и просто. Я должна была сама явиться пред светлые очи сумасшедшего графа. Послание так и сочилось яростью и язвительностью, давая понять, что в случае неповиновения, он не будет столь терпелив, и уничтожит даже дворецкого и слуг.
  Тварь.. Я с силой саданула по раме рукой. Комкая чёртово послание в кулаке, прислонилась руками и горячим лбом в поисках отрезвляющего холода. С мукой на лице, уставилась в окно, кусая губы от бессилия.
  И сначала глазам своим не поверила. Но чем дольше всматривалась в полночный мрак, тем отчётливей видела замершую на дорожке фигуру, не скрываясь, стоявшую напротив моего окна.
  Сердце забилось где-то в горле, и я отпрянула в сторону, спрятавшись за стеной.
  Стало так жутко, так ужасающе страшно, что я по стене сползла на пол, потому что ноги отказывались держать.
  Но просидев так несколько минут, прижимая стиснутые кулаки к груди, пытаясь смирить спятившее сердце, я вдруг поняла, что упускаю отличный шанс поговорить, оставаясь недосягаемой. Живо поднявшись, стала воевать с рамой, которая не охотно, но всё же поддалась.
  И дыхание перехватило от морозного воздуха, ворвавшегося в натопленную комнату и в беспорядке разметавшего волосы.
  
  А ОН стоял уже под окном и с жадностью поглощал мою дрожащую тушку пронзительным взглядом.
  У меня словно язык отнялся. Я могла лишь стоять, обхватив плечи, и смотреть на него с большой высоты распахнутыми в ужасе глазами.
  - Спускайся,- приказал нетерпеливо, - Я долго ждал..
  - Почему я? - отчаянный крик.
  - Ты испытываешь моё терпение, девочка.
  - Почему я?- настойчиво,- Вокруг полно девушек, красивей, богаче, моложе. С чего такая честь?- начала заводиться.
  - Аня!- угрожающе, делая шаг.
  Я тоже подалась вперёд, вцепившись в подоконник, так и не выпустив послание.
  - Что? Опять убьёшь кого-нибудь? Ты..ты - убийца, маньяк озабоченный! - прошипела разъярённо.
  А потом разодрала в клочья бумагу и швырнула в гадского графа.
  - Я была готова выполнить твои требования, даже если бы это плохо кончилось для меня. Но теперь не дождёшься,- с последними словами я неуклюже забралась на подоконник.
  
  Нет, я не самоубийца, но как ещё заставить отступить ненормального?
  С ненавистью вглядываясь в графа, я пыталась удержать равновесие, стоя на подрагивающих ногах, продуваемая январским ветром. Меня ощутимо потряхивало от адреналина, вытеснившего страх перед Ольховским.
  Сейчас пугала высота. И это, доложу я вам, не второй этаж типичной многоэтажки, а как минимум третий. И вот с этой высоты я надеялась не упасть.
  - Анна, спустись в комнату! Я приказываю!
  - А мне уже нечего терять. Ты своего добился, так что заткнись и наслаждайся,- раскинула руки в стороны, балансируя и глядя вперёд.
  - Слезь, дура!- ещё и рычит на меня, гад.
  - Зачем? Из-за меня всё началось, и я должна это закончить,- голос задрожал от непролитых слёз."Ну, почему я попала в это жестокое прошлое? Почему? За что?"
  - Пойдём со мной, и я никого больше не трону, - сбавил тон, перейдя к уговорам.
  - Надолго ли? Ты уже доказал, что всегда будешь угрожать мне расправой с близкими.
  - Князь сам виноват, что не захотел меня выслушать, а ведь я сделал всё, как предписывает этикет,- раздражаясь, сложил руки на груди.
  - Ты думаешь, отец отдал бы свою дочь монстру, серьёзно? - непритворно удивилась.
  - Я не причинил бы тебе зла,- выкрикнул запальчиво. ndd>  - Твои поступки говорят обратное. Ты жестокий, властный, мстительный и бесчеловечный. И с тобой я должна идти? Уж лучше сделать шаг и не мучиться,- проговорила обречённо, прикрывая глаза.
  - Ты не посмеешь! - разъярённый крик вывел из оцепенения.
  - На худой конец, сломаю что-нибудь и больше не буду тебе нужна.
  - Я заставлю тебя об этом пожалеть,- от слов, сочившихся угрозой, по спине побежали мурашки, заставив непроизвольно передёрнуть плечами.
  - Да куда уж больше? Я до конца жизни буду оплакивать Павла Сергеевича и винить себя в его смерти,- держась за выступ в стене, опасно наклонилась вперёд, чтобы видеть ненавистные глаза убийцы.
  И не сразу заметила тёмные силуэты, бесшумно окружавшие графа со всех сторон. Блеснула обнажённая сталь и.. тот без труда ушёл от, казалось бы, сокрушающего удара. Притом, даже не взглянул в сторону нападавшего.
  Всё так же продолжая поглощать меня настойчивым взглядом, неспеша, и даже как-то вальяжно, потянул шпагу из ножен.
  Только я хотела крикнуть, чтобы не вздумал никого убивать, как кто-то сзади крепко схватил меня за талию. Дальше - сильный рывок, и я прижата к кому-то, настырно утаскивающему меня, от греха подальше из холодной комнаты. Попытки вырваться не увенчались успехом, зато хватка стала болезненной.
  А за окном, с противным лязганием сталкивалась сталь, пугая кровавым исходом. И я, невольно, поймала себя на мысли, что боюсь за всех сражающихся, повторяя, как мантру "Только бы никого не убили".
  Боже, я вся измучилась, так смертельно устала от жестокости, что не желала уже смерти даже Ольховскому.
  Как же мне осточертело постоянно думать о нём! "Что он вытворит на сей раз? Кто следующая жертва?" А ещё, я устала его ненавидеть. Раньше я не представляла, как можно так сильно обозлиться на человека, чтобы желать ему провалиться сквозь землю. А уж насколько такой негативный настрой разрушает меня саму, убивая жизнерадостность и беззаботность, я испытала на себе.
  Не могу я так больше. Не хочу! Пусть бы он просто ушёл, оставил меня и моих родных в покое. А я постаралась бы забыть его, как кошмарный сон.
  .....
  - Да отпустите, вы..,- в тщетной попытке вывернуться, оказалась лицом к лицу с одним из своих охранников.
  - Ваша Светлость, что вы творите? Вам давно пора отдыхать, а не разговоры водить с преступником,- строго заявил молодой мужчина.
  - Вы не понимаете! Он же убьёт их всех. Я должна его остановить,- дёрнулась в сторону окна, за которым послышался вскрик, и, явно, не графский.
  - Прекратите!- статный гвардеец держал крепко и не желал ничего слышать, - Они все опытные бойцы и разберутся без вас.
  - Ладно,- сменила запальчивость на сарказм,- Взгляните в окно. Давайте же, просто посмотрите. Или боитесь?
  Такого бравый гвардеец не стерпел. Подобрался весь, руки убрал и, бросив на меня выразительный взгляд, направился к оконному проёму.
  Через пару мгновений я рванула следом. И уже вдвоём мы наблюдали удручающую картину.
  Четверо человек копошились в снегу, со стонами пытаясь подняться, а Виктор Антонович всё ещё сражался. Хотя было видно, как его шатает. Зажимая правый бок, он с трудом отражал неторопливые удары графа.
  А потом, видимо, тому наскучило забавляться с моим наставником. Но, прежде, чем он нанёс смертельный удар, я сорвалась на крик:
  - Ольховский, остановись!- он даже глазом не повёл, хотя клинок прошёл чуть левее, скользнув по плечу.
  Я уже хотела вздохнуть с облегчением, но вот, острое лезвие снова взлетает, проносясь опасно близко от шеи и отсекая верхнюю пуговицу с мундира.
  - Нет! Не смей его трогать!- охранник во время перехватил меня сзади, иначе я рисковала выпасть из окна, подавшись вперёд в желании остановить смертоносную сталь.
  А потом был взбешённый рык и полный ярости взгляд невменяемого графа, который переключил всё внимание на меня, оставив, наконец, Виктора Антоновича.
  - Отошла от окна!
  - Катись к чёрту!
  - В комнату, дура!
  Охранник всё-таки стащил меня с подоконника, но граф этого не оценил.
  - Ты труп! Руки от неё убрал!- и уже злобно, обращаясь ко мне,- Я тебе сам ноги переломаю, ещё раз так высунешься.
  - Уходи! Ну, я прошу тебя, хватит смертей,- ещё немного и начну умолять.
  - Я всё ещё жду. Поехали домой!
  - Нет,- упрямо помотала головой,- Ты поедешь один. Я уже дома.
  Тогда граф шагнул ближе, принимая угрожающий вид.
  Он был подобен ангелу мщения, моей карой небесной. Полы длинного плаща треплет стылый ветер, кидая растрепавшиеся волосы ему в лицо. Сильные длинные ноги в облегающих штанах и высоких сапогах чуть расставлены. Руки угрожающе разведены в стороны, одна крепко сжимает слегка изогнутый клинок. А от пристального взгляда становиться откровенно страшно. Если бы я стояла рядом, он, наверняка, свернул бы мне шею, за то, что посмела ослушаться.
  А потом он стремительно развернулся и направился в темноту. Я затаила дыхание от нехорошего предчувствия, не веря, что он просто так уйдёт.
  Напряжённое ожидание сменилось ужасом, когда он вернулся, волоча за волосы Виктора Антоновича.
  - Нет, нет, только не это, - пробормотала, как в бреду, а потом заорала, срывая голос, когда острое лезвие коснулось шеи раненого наставника,- Ольховский, стой!!!Не смей, сволочь!
  Циничный, испытывающий взгляд на меня, и лезвие скользит поперек шеи.
  - Умоляю, стой! Пожалуйста, не убивай его, .. Алексей!- выдохнула надрывно, вытирая горькие слёзы.
  И что же я получила в ответ? - Издевательский смех, лёгкий и непринуждённый. Этот заносчивый гад насмехался надо мной, а я не улавливала причины веселья, ослеплённая страхом за жизнь наставника.
  - Ты такая забавная,- вкрадчивый, мягкий, чуть ли не урчащий голос, сбил с толку резким переходом от ярости к заигрыванию,- Такая маленькая, слабая, но как дьяволица рвёшься в бой за обиженных и угнетённых. И не желаешь смириться, принять, что от тебя ничего не зависит,- во время своей насмешливой речи он опустил клинок и оттолкнул Виктора Антоновича.
  От облегчения я прикрыла глаза и перевела дух, когда разглядела, что пострадал только стойка-воротник у мундира.
  - Ты же понимаешь, что я могу убить их всех, не моргнув глазом?- мотнул головой в сторону раненых на снегу. Я лишь устало кивнула, - Девочка, ты ещё не убедилась, насколько я серьёзен?- взгляд стал жёстче.
  - Это ты ничего не понял, - и, обернувшись к телохранителю, потребовала,- Дайте мне пистолет!
  - Аня!- рёв снизу.
  - Я видела, у вас же есть,- продолжаю настаивать.
  - Несносная девчонка!- беснуется граф, но я не обращаю внимания, пытаясь переупрямить мужчину рядом.
  И, глядя в мои, серьёзные и, наверно, безумные глаза, он делает правильный выбор - протягивает мне пистолет. Красивый такой, старинный, увесистый, с чеканным рисунком и полированной деревянной рукояткой.
  Только когда я взяла его и позволила себе пару мгновений полюбоваться, гвардеец тихо поинтересовался:
  - Вы раньше стреляли?
  - Да какая теперь разница?- отмахнулась я и, перехватив оружие двумя руками, направила его на Ольховского.
  И вот странно: секунду назад он бесился, грозя расправой, если посмею хоть пальцем прикоснуться к пистолету, а теперь стоит спокойно, я бы даже сказала, расслаблено и уничтожает взглядом моего телохранителя. Да ещё не пытается прикрыться ранеными.
  - Чуть выше и левее,- слышится насмешливо через минуту напряжённой тишины. И я, непроизвольно вздрагиваю, сбивая прицел.
  - Чёрт! - начинаю заводиться.
  - Не мучай себя,- устав ждать, сложил руки на груди,- Сразу не выстрелила, значит, не сможешь.
  - Замолчи! - не смотря на холод, я горела, будто в лихорадке.
  - Про спусковой крючок забыла,- издевается, гад.
   Выругавшись, со второй попытки я всё же взвела этот чёртов крючок, проигнорировав предложение помочь.
  - Девочка моя, я быстрее замёрзну, чем ты поймёшь, что убийство - это не твоё,- продолжает веселиться Ольховский.
  И я взрываюсь, потому что всё - довёл, извращенец ненормальный. Стоит и лыбится под прицелом. Весело ему!
  - Ничего не боишься, да?- опять эта противная ухмылка,- А так?- трясущимися руками приставляю холодное дуло к голове, сходя с ума от страха и смелости.
  И всё меняется в тот же миг: зловещий, не предвещающий ничего хорошего голос:
  - Если она пораниться, я буду сдирать с тебя кожу по кусочкам,. ме-е-едленно, - было адресовано гвардейцу, и уже мне , приказным тоном, - Опусти пистолет!
  "Ну, нет. Теперь будет по-моему. Я - хозяйка положения и не намерена уступать. Вот только пистолет становится с каждой минутой всё тяжелей.."
  - Что, уже не весело?- взглядом пресекла попытку телохранителя приблизиться, всё так же обращаясь к графу, - Что же ты не радуешься теперь? Тебе же нравится чужая боль. Ты этого хочешь? Что молчишь? Уйдёшь по-хорошему или мне выстрелить?
  - Смелости не хватит,- выплюнул яростно.
  - А давай проверим, - крикнула с каким-то бесшабашным отчаянием.
  - Дура, тебе не один врач не поможет!- теперь в его глазах плескалось безумие, которое пугало даже на таком расстоянии.
  Но мои тормоза отказали ещё когда почувствовала смертоносную тяжесть в руках.
   - Так боишься потерять любимую игрушку? Уверена, ты быстро найдёшь новую..
  - Хватит! - наверно, с таким взглядом Отелло душил Дездемону, - Придёт моё время, и ты за всё ответишь сполна.
  И он ушёл. Стремительно растаял в январских сумерках..
  Рука, из последних сил стискивающая пистолет, обмякла, повиснув плетью. Сама я в изнеможении привалилась к откосу, боясь поверить, что всё позади, и, я так легко отделалась.
  
   Глава 26
  
   Остаток ночи я провела перед камином, пытаясь успокоиться. Но только после того, как ранеными занялся врач, слуги, удовлетворив любопытство, разбрелись досыпать, а разбуженная Варя прорвалась-таки в комнату, успела вдоволь попричитать, даже поругала меня и, убедившись, что мне больше ничего не угрожает, ушла, пообещав доложить обо всём отцу.
  А на следующий день я была избавлена от разговоров, потому что мне было слишком плохо. Горло болело так, будто в него насыпали битое стекло. По телу, словно танки проехались - стонала каждая клеточка. А в голове стоял горячий туман, в котором вязла любая мысль. Рваное дыхание вырывалось с хрипами. Нда, вчера я даже не задумывалась, что на улице не лето, столько времени проведя в лёгком платье у распахнутого окна.
  Три дня я металась в бреду, напрочь выпав из реальности. И все три мучительных дня я провела со своими страхами, которые выдавало затуманенное жаром сознание...
  То Ольховский стоял посреди бескрайнего поля, усеянного трупами и в экстазе слизывал кровь с пальцев. То мама шла навстречу, раскинув руки для объятьев, а в следующую секунду родные руки смыкались а шее Василия, вырывая предсмертный хрип. И я захлёбывалась слезами, обнимая неподвижное тело. Но, подняв голову, уже видела его полуголого на кровати, ласкающего двух девушек, и при этом смотрящего на меня похотливым взглядом.
   Картинка сменяла другую, оставляя гадкое послевкусие. И вот уже мой папа и Михаил Андреевич целятся друг в друга. Выстрелы.. и в пропасть, на дне которой плещется раскалённая лава, падает Ольховский с улыбкой на лице. И вдруг, я тоже лечу вниз, и меня поглощает смертоносная жидкость.. А потом чьи-то руки обнимают. Мне становится так хорошо, легко и не страшно. Подняв голову, я вижу улыбающегося Димку, который склоняется к моим губам, нежно касается своими, игриво проводит по ним языком, а потом набрасывается с алчностью голодного зверя, причиняя боль, которая окутывает всё тело, заставляя то выгибаться дугой, то съёживаться в комок на смятых простынях. И когда удаётся разлепить мокрые от слёз ресницы, я тону в безумных, небесно-голубых глазах Ольховского, нависшего надо мной. И с ужасом ощущаю на себе его обнажённое тело...
  .....
  Последний кошмар, вырвав тихий стон, заставил вернуться в повседневную действительность. Взгляд упёрся в тёмный балдахин с золотой цветочной вышивкой. Прошёлся по комнате, в скудном освещении свечи и камина, выхватывая знакомые предметы интерьера. Потом метнулся к портьере, в серости за окном пытаясь определить время суток.
  Вялую работу мысли прервал шум за стеной. В гостиной кто-то общался на повышенных тонах, и мне стало любопытно, кто же там так возмущается. Подрагивающими руками я потянула за шнурок, вызывая прислугу. Но даже такое простое движение вызвало испарину, обнаружив противную слабость во всём теле. И пока я пыталась приподняться на подушках, в гостиной, вдруг, стало тихо. А потом, без стука, дверь открылась, и я увидела Варю, застывшую на пороге. Оттеснив её в сторону, отец, с рукой на перевязи, спешно направился к кровати.
  - Анечка! Ну, слава Богу, очнулась!- радостный, опустился на одеяло, - Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?
  - Да, вроде, всё нормально, только слабость страшная,- состроила страдальческую физиономию, но, вдруг, спохватилась, - Как ваша рана, отец?
  - Быстро заживает. Не волнуйся, скоро совсем беспокоить перестанет,- здоровой рукой убрал спутавшиеся волосы от моего лица, ласково коснулся щеки, вызвав улыбку.
  - Вот, всегда ты так. О других беспокоишься, а о себе не думаешь,- из-за спины отца вышел недовольный виконт. Непривычно было видеть его в строгом синем камзоле и бежевых штанах, заправленных в высокие сапоги. Серые глаза пристально изучали меня. И, если судить по нахмуренным бровям, ему не нравилось то, что он видел.
  - Василий, уйди с глаз моих! Тебе сюда нельзя,- возмутился отец.
  - А графу этому ненормальному можно?- ревниво сверкнул глазами мой несостоявшийся жених.
  - Так, ушёл живо! Будешь мне ещё тут девочку волновать,- рассерженно шикнул на Васю.
  Но я всё прекрасно расслышала и в панике, уставилась на отца, желая получить объяснения. А он решил сменить тему:
  - Анечка, ты, наверное, кушать хочешь. Я сейчас прикажу тебя накормить,- засуетился, не глядя мне в глаза, поднимаясь с кровати,- Варя, что там врач говорил? Бульон можно? Что же ещё? Пойдём, поможешь..
  - Отец!- собравшись с силами, окликнула я, предчувствуя нехорошее,- Что произошло? И, вообще, сколько я тут лежу?
   тяжким вздохом он вернулся и, словно оправдываясь, начал рассказывать..
  Как на утро, после рассказа Вари о ночном происшествии, с трудом добрался до моей комнаты. Как не смог разбудить меня, горящую в лихорадке. В панике переполошил весь дом, нагнал кучу лекарей.
  Когда пятый врачеватель подтвердил лёгочное заболевание и прописал лечение, отец сменил бесконтрольную панику на трезвый расчёт. Поняв из рассказа Вари, кто виновен в том, что я слегла с жесточайшей простудой, он решил навестить Ольховского с вполне определённой целью.
  Но тот его опередил, собственной персоной, заявившись на второй день. И он знал, что мне нужна врачебная помощь. Не иначе во дворце завелась "крыса", которая докладывает ему обо всём.
  Как они не поубивали друг друга, понятия не имею. Даже по сдержанному рассказу отца, я поняла, что он не стеснялся выражений, в общении с графом. Но факт остаётся фактом: дуэли удалось избежать. А отец сдался под давлением Ольховского, и в окружении толпы телохранителей позволил тому навестить меня, метавшуюся в бреду.
  Он опустил подробности, упрямо промолчав о том, как повёл себя граф, но Варя по секрету мне всё рассказала. Как, не обращая внимания на обнажённое оружие гвардейцев, опустился возле кровати на колени. Начал трогать горячий лоб, щёки, шею, спускаясь к рукам, задерживаясь на частившем пульсе.
  Он даже не поморщился, когда холодная сталь коснулась спины, стоило ему прижаться щекой к моей груди и замереть, прикрыв глаза, слушая неровное дыхание. Не реагировал он и на гневные слова отца. Но стоило тому схватить графа за плечо, как он, не задумываясь, чуть не сломал отцу запястье. А потом, будто в себя пришёл, скупо извинился и, уткнувшись лицом в мою безвольную, маленькую ладонь, нехотя поднялся.
  С Но, когда он начал отдавать распоряжения приказным тоном, как убрать жар и что делать потом, стало понятно, что граф совсем сошёл с ума. Отец его и слушать не стал, указал на дверь.
  Ольховский так на него глянул, думали, убьёт. Но он и тут проявил чудеса выдержки: отвернулся и снова приблизился к кровати. Склонился надо мной, коснулся губами пылающей щеки и, пробормотав еле слышно 'Потерпи ', не прощаясь, быстро ушёл.
  Все вздохнули с облегчением и опять занялись моим лечением. Правда, врача с ланцетом благоразумно держали подальше, помня об угрозе графа. В своей обычной манере Ольховский обещал свернуть ему шею, если тот посмеет сделать мне кровопускание, столь популярное у местных лекарей.
  Рано расслабились мои домашние. Варя с ужасом вспоминала сегодняшний визит..
  ..С утра во дворец заявилось много посетителей, озабоченных моим самочувствием. Но пустили только моих друзей да Василия, и то не дальше гостиной, где отец рассказал о моей болезни.
  Раздавшийся из коридора шум, заставил всех настороженно уставиться на дверь. И в шоке замереть, когда в комнату ступил сумасшедший граф, оставив новую охрану корчиться в коридоре на полу. Обведя присутствующих недовольным взглядом, сдержано кивнул отцу и, не задерживаясь, направился в спальню, вызвав запоздалый, но, тем не менее, дружный протест.
  Василий сразу бросился наперерез, и лишь быстрая реакция отца спасла его от участи гвардейцев. Пока виконта, рвавшегося растерзать графа, сдерживали всей толпой, в запертой спальне состоялся напряжённый разговор между отцом и Ольховским, который ни на секунду не отрывал от меня тяжёлого взгляда. Варя, в тот момент, находилась рядом со мной и стала невольной свидетельницей..
  ..Предполагалось, что я должна была выпить какое-то чудо-лекарство, способное поставить на ноги за несколько часов. Понятное дело, отец не спешил верить невменяемому графу, упрямо стоя у того на пути. Тогда, со словами "Она нужна мне живой", Ольховский выпил половину лекарства, с яростью глядя на удивлённого князя. Ладно, убедил. Но заботливый родитель не спешил подпускать его ко мне, протянув руку за пузырьком.
  Отрицательно мотнув головой, самозваный лекарь сделал шаг к "умирающему лебедю", ну, то есть ко мне. И вот тут, своевременно, вмешалась Варвара, хоть и трусила, по её словам, ужасно. Ей и было вручено лекарство под пугающим взглядом Ольховского, обещающего все муки ада, если она сделает что-нибудь не так. Потом Светлости напряжённо замерли, следя за её осторожными движениями.
  Однако же, я оказалась несговорчивым пациентом, даже в бессознательном состоянии не желая глотать незнакомую гадость. Варя уже со слезами на глазах умоляла меня не упрямиться, всё чаще поглядывая на сатанеющего графа.
  И он всё же не выдержал. Чертыхнувшись, рванул вперёд, отталкивая отца с дороги. Но тот умудряется перехватить спятившего у самой кровати.
  Обернувшись к отцу с холодной яростью во взгляде, Ольховский хватает его за шею и безжалостно давит на рану второй рукой, заставляя согнуться, задыхаясь от боли .
  - Поверь, князь, терпение - моя слабая сторона. И за эти дни я исчерпал его на годы вперёд. Так что, не искушай.
  - Не подходи!- рычит отец, отдышавшись, но граф уже присаживается на кровать, забрав у Вари пузырёк.
  - Мы оба заинтересованы в её выздоровлении, князь, - и больше он не замечал никого, кроме меня.
  А отец с Варей, не веря своим глазам, наблюдали, как бешеный зверь становится ручной игрушкой, ловя каждый мой вздох или невнятный стон. Как баюкает в своих объятиях, нежно проводит по волосам такой большой и не знающей жалости рукой. Едва касаясь щеки, шеи, скользит пальцами к пересохшим губам, при этом что-то успокаивающе шепчет на ухо.
  Но я, словно, чувствую неладное и начинаю неосознанно отбиваться от ненавистного графа.
  Как следовало из слов шокированной Варвары, он хладнокровно вытерпел мои метания, пару раз получив по лицу. Без суеты поймал мои руки, приподнял голову, надавил на подбородок и аккуратно вылил содержимое пузырька в рот, не давая выплюнуть. Видимо, мне эта гадость очень не понравилась, но он пресёк новую попытку побуянить, заставив меня уткнуться носом в его шейный платок.
  - Теперь всё будет хорошо,- не спеша, поглаживая по спине и нашёптывая какой-то романтический бред, ему удалось меня успокоить. А может это начало действовать лекарство. Не знаю. Но через несколько минут я спала спокойным сном, пригревшись на груди своего кошмара.
  - Ты сделал своё дело, теперь уходи,- непреклонно заявил отец,- Я лишь надеюсь, что сделал правильный выбор, поверив тебе.
  - Это сработает,- прозвучало уверенно, но граф не спешил на выход, прикрыв глаза, продолжая медленно скользить рукой по моей расслабленной спине, скрытой батистом сорочки.
  - Хватит трогать мою дочь!- не вытерпел отец,- Убирайся!
  Тот лишь прищурил вмиг заледеневшие глаза, и атмосфера в спальне существенно изменилась от разливающейся в воздухе опасности. А руки, подарившие неожиданную ласку, стали, словно железные оковы, сдавливая, как тиски, сильнее прижимая к напряжённому телу графа.
  - Прекрати! Ты делаешь ей больно,- возмутился отец, реагируя на мой стон.
  Объятия перестали быть болезненными, но невозможный собственник продолжал смотреть коршуном на взбешёного отца.
  - Ольховский, не сходи с ума. Тебе придётся уйти.
  - Не сейчас,- и он, без усилий, подхватив под спину, притянул меня к себе на колени. Я даже не проснулась. Теперь голова моя откинулась ему на плечо, и он не смог побороть искушение, легко коснувшись моих бледных губ своими.
  - Да что ты себе позволяешь?- нависнув грозной тучей, отец кипел от возмущения.
  - Кня-а-азь, она моя,- протянул, угрожающе,- Ты ничего уже не изменишь. С твоего согласия или без него, она будет моей женой.
  - Я не позволю!
  - Значит, мне придётся тебя убить,- прозвучало слишком буднично.
  - Может, хватит зверствовать? И на тебя управа найдётся.
  - Ищи, князь, ищи. Может и найдётся. Только Анна всё равно моей будет.
  - Боже ты мой! Да за что моей девочке такое наказание? - вспылил отец, здоровой рукой хватаясь за голову и с ужасом глядя на Ольховского, по-хозяйски откинувшегося на изголовье кровати и распластавшего меня у себя на груди, - Ты же погубишь её. Сколько она проживёт после свадьбы? День ? Неделю? В лучшем случае полгода. А что потом ? - он тяжело осел в кресло, с мольбой вглядываясь в ледяные глаза,- Я видел, что стало с одной из девочек фрау Вейснер. Твоя похоть не стоила её жизни. А теперь ты хочешь, чтобы и моя дочь прошла все круги ада,- непримиримо мотнул головой и решительно добавил,- Да, тебе придётся меня убить, я всегда буду стоять у тебя на пути.
  - Ну, что ты за человек такой, князь? Ведь специально не стал тебя убивать.
  - Ты знал, что тогда она тебя окончательно возненавидит.
  - А, возможно, это решило бы все мои проблемы, и я бы уже наслаждался своей молодой женой,- его ненасытные руки всё так же неторопливо изучали бессознательное тело.
  - Скорее, её ждала бы участь той девочки. Люди не меняются, граф, и ты это знаешь,- устало проговорил отец, проведя рукой по лицу.
  - Ладно, я тебя услышал, запомни и ты : я всегда получаю желаемое. Так что выбор за тобой, князь: поведёшь ты её к алтарю или ей придётся тебя оплакивать,- а потом, неожиданно поднялся со мной на руках, нехотя переложил на постель, будто от сердца оторвал и, обхватив лицо горячими ладонями, с жадностью поцеловал сомкнутые губы. Уже на пороге, отпирая дверь, с нажимом произнёс, - Через три дня я приду свататься. Надеюсь, ты примешь правильное решение..
  .. А вечером я очнулась и оказалось, что у меня есть только три дня..
  
   Глава 27
  
  - Тебе надо бежать.
  - Я должна уехать.
  Выпалила одновременно с отцом, не сговариваясь, встретившись на следующий день ни свет, ни заря около кабинета. То, что он не спал всю ночь, выдавала его вчерашняя помятая рубашка и жилет, застёгнутый на одну пуговицу. А я хоть и успела привести себя в порядок, но одевалась в спешке, не заморачиваясь с причёской. В общем, стояли мы такие взъерошенные под дверью, как два сумасшедших, с лихорадочно блестящими глазами и желанием действовать.
  Но не это было странно, точнее невероятно. А то, что после трёх дней лёжки пластом, я проснулась абсолютно здоровой. От слабости не осталось и следа. Но это ещё полбеды.
  Через пятнадцать минут разглядывания себя в зеркале со всех сторон и разминки в виде приседаний-отжиманий, я пришла к выводу, что хоть сейчас поднимусь в горы с последующим оттуда прыжком с парашюта. Благо желания было хоть отбавляй. И это при том, что экстремалкой я никогда не была, и никогда не мечтала заниматься бейсджампингом или прыгать с моста с"резинкой". Но сегодня ранним утром меня просто накрыло желание куда-то идти и сделать что-то сумасшедшее.
  Потом была бесконтрольная паника..Что в меня влил этот ненормальный? Это наркотик какой-то? Как скоро я приду в себя, выбросив из головы бредовые идеи? Я теперь тоже стану монстром, таким же как он?
  Лавина вопросов всё росла, не находя ответов. Поэтому я бросилась за помощью к отцу, надеясь дождаться его в кабинете. Как оказалось, он тоже не находил себе места, но по другой причине..
  Обведя длинный коридор пристальным взглядом, отец пропустил меня в кабинет и запер за собой дверь.
  - Аннушка, тебе нельзя здесь оставаться,- быстро пройдя к столу, он начал открывать ящички, вытаскивать какие-то документы, исписанные листы. Потом на письменный стол легла шкатулка и несколько футляров,- У нас мало времени, так что слушай внимательно. Не стой, садись. Разговор будет долгий.
  Опешив от такого напора, я поспешно опустилась в кресло, следя за растущей горкой на столе.
  - Когда окончательно выздоровеешь и наберёшься сил, отправишься в Англию. Я написал несколько писем своим английским друзьям. Но первым делом наведайся к моему торговому партнёру Джеймсу Фицджеральду, Первому герцогу Лейнстеру. Он примет тебя, как родную, и со своим поверенным уладит все финансовые вопросы, чтобы ты ни в чём не нуждалась. Отдашь ему это письмо и документы.
  - Отец,- перебила развившего бурную деятельность князя,- Что за лекарство дал мне граф?
  - Я не знаю, Анечка. Но он выпил его сам, чтобы доказать, что оно не навредит тебе,- оставив бумаги, он опустился в кресло напротив, глядя на меня с тревогой,- Тебе нехорошо? Что-нибудь болит?
  - В том-то и дело, что ничего не болит, слабости нет совсем. Я могу ехать хоть сейчас. Но разве так бывает?- посмотрела с недоверием.
  - Я бы сказал "нет". Но вот, ты стоишь передо мной, на вид совершенно здоровая. Я же помню, какая ты была вчера, а сегодня прямо цветёшь, - отец только руками развёл, недоумевая, и добавил с твёрдой уверенностью,- Не думаю, что тебе стоит переживать. Своим поведением Ольховский дал понять, что ты нужна ему живая и здоровая. По крайней мере, пока он не получил желаемое. Так что, благодаря этому лекарству, время на нашей стороне, и ты сможешь внезапно уехать. А там уже маркиз поможет тебе затеряться в каком-нибудь тихом, неприметном городке. Кстати, ты понимаешь английский?
  - Да. Наверно, - замялась, не представляя смогу ли понять старинный диалект.
  - Так да или нет?- нахмурился, глядя на меня.
   Ну, раз всё ведёт к моему отъезду, я поняла, что время пришло, второго шанса уже не будет. Нельзя бесконечно упускать возможность сказать, наконец, правду, хотя сама мысль озвучить это вслух приводила меня в ужас. Но ненормально экстремальный настрой и беспричинная храбрость толкали на подвиги. И я будто в пропасть шагнула.
  - Я изучала языки, но, боюсь, мне это не очень поможет,- тяжело сглотнула, потупившись под ожидающим объяснения взглядом,- Я не отсюда, то есть, нет, из России, конечно, но не из этого времени. Чёрт! - боясь поднять глаза, уставилась на стиснутые пальцы, - Это трудно сказать, но ещё труднее поверить.. Я жила в двадцать первом веке, прежде чем попала в ваш восемнадцатый.
  В наступившей тишине, меня оглушил бешеный стук испуганного сердца. Боясь увидеть недоверие или опаску в родных глазах, я даже зажмурилась.
  И вздрогнула, когда на подрагивающие от напряжения пальцы легла тёплая ладонь.
  - Ты права, в это невозможно поверить,- у меня внутри всё, словно, оборвалось,- Хотя, у меня нет причин не верить тебе, и сомневаться в твоём здравомыслие не приходится,- надежда робко проклюнулась в душе,- Но ведь так не бывает. Или там, в будущем придумали, как отправлять людей к нам в прошлое?
  - Может и придумали, но уж точно не в моё время. Я и сама не понимаю, почему вдруг оказалась здесь.
  - Вот так просто, раз, и ты уже в восемнадцатом веке?
  - Не знаю. Я сознание потеряла. Шла от такси на корпаратив..ой, на бал..тьфу, то есть на праздник,- я совсем запуталась и сникла, понимая, что сейчас и вправду на сумасшедшую смахиваю.
  - Не переживай так. Я тебе скорее верю, чем нет,- ошеломлённо вскинула голову, встретившись с задумчивым, изучающим взглядом,- Конечно, это невероятно, но в какой-то мере объясняет твоё поведение. Есть в тебе что-то такое.. независимость, внутренняя уверенность, что ли. И ты не делаешь различий между людьми. Для тебя что граф, что простолюдин, всё одно. Вроде и субординацию блюдёшь, но оцениваешь не по титулу. Я всё разгадать не мог, откуда это в тебе.
  - У нас, по закону, все люди равны. Хотя, не стоило вам об этом говорить,- состроила испуганно-извинятельную моську.
  - Да, наверно, мне не нужно об этом знать. А то звучит уж больно невероятно,- зарылся рукой в волосы, выдавая сильное волнение, глядя ошарашенно и, вместе с тем, с надеждой, что ли,- А что стало с Петербургом в будущем?
  В этот момент во мне боролось дикое желание рассказать о важнейших достижениях человечества за последние сто лет, с убеждённостью, что не нужно забивать голову отцу невероятными вещами . Хватит и того, что он поверил в моё путешествие во времени. А на большее я не претендую. Правда, всё же не смогла проигнорировать его вопрос:
  - Петербург стал очень большим и красивейшим городом, но давно не является столицей,- и, видя опечаленный взгляд, поспешила успокоить,- Я думаю, это к лучшему. Иначе он не сохранил бы тот налёт милой старины и романтизма, а стал бы цинично-деловым, как и все мегаполисы. Ну, то есть, большие города.
  - Да уж. Наверно мир сильно изменился за эти столетия.
  - Вы даже представить себе не можете насколько. Только, знаете, как бы мы по-другому не одевались, на чём бы не ездили и что бы необычного не изобрели, договариваться так и не научились. Поэтому даже в нашем, вроде, цивилизованном мире, не прекращаются войны, а жестокостью никого не удивишь. Мы её каждый день по телеку видим, - " во меня понесло, да поздно спохватилась",- Ладно, если захотите, я расскажу вам, что такое и телевизор, и интернет, и ракета, только, когда мы устраним проблему под названием "ненормальный граф".
  - Конечно, Анечка, прости. Мы сейчас всё решим, и я отправлю послание капитану "Нептуна" готовить корабль к отплытию. Он более быстроходный, и вооружён шестнадцатью пушками. Да и капитан - человек проверенный, не раз доказавший свою преданность. В обиду не даст,- тут же позабыв о многочисленных вопросах, князь занялся бумагами, а я с мольбой попросила:
  - Только прошу вас, позаботьтесь о виконте, не дайте ему наделать глупостей. А лучше отправьте в глубинку, пусть там перебесится, зато живой останется,- под конец совсем сникла, боясь думать, как мне будет плохо без шебутного Василия.
  - Ты не так равнодушна к нему, как хочешь показать,- со вздохом констатировал факт отец.
  - Ох, я даже себе не могу признаться, что испытываю к нему. Это так.. глупо и не вовремя. Он же мальчишка..
  - Нет, Анечка. Ты хочешь видеть в нём незрелого мальчика, но дело в том, что он вполне даже мужчина. Горячный, самоуверенный молодой человек, который тебя любит,- добил отец, с сожалением глядя на меня.
  - Нет, не хочу об этом слышать,- нервно вскочила, по-детски зажимая уши,- Я и так от души наревусь, в одиночестве коротая вечера в чужой стране. Не нужно сейчас об этом.
  - Ты не будешь падать духом, девочка моя,- обогнув стол, заключил в крепкие объятия,- Я хочу, чтобы ты знала: я обо всём позабочусь и всегда буду с тобой, пусть даже мысленно,- заглядывая в родные глаза, почувствовала мокрые дорожки на щеках,- Это не конец. Я найду возможность приехать к тебе так, чтобы Ольховский не узнал, где ты. А пока что у тебя будет время спокойно подумать о вас с виконтом и решить всё для себя. А я не успокоюсь, пока не решу нашу проблему.
  - Он никого больше не тронет,- произнесла с уверенностью, греясь в кольце рук, и с превосходством закончила, - Ольховский очень неосмотрительно дал понять, что я ему всё же нужна. Так что он будет вынужден сдерживать свою бешеную натуру.
  - Не думай о нём. Кстати, нужно поскорее поставить в известность Варвару. Ей же тоже нужно время, чтобы собраться.
  Смысл сказанного не сразу дошёл до занятого невесёлыми мыслями сознания.
  - Зачем?- непонимающе уставилась на отца,- Только не говорите, что Варя должна ехать со мной.
  - Конечно, она поедет, как и твоя охрана,- непонимающе нахмурился, а я упрямо покачала головой.
  - Нет, Варя останется и не надо спорить, - отстранившись, объяснила,- Я не стану лишать её привычной жизни и обрекать на такую же нерадостную участь. Я же не Ольховский. Лучше позаботьтесь и о ней. Если честно, ей давно пора замуж. Помогите ей, найдите достойного человека, который полюбит её бескорыстно,- и чтобы уж не было сомнений,- Это сделает меня чуточку счастливей в дали от вас.
  - Но ты не можешь путешествовать в компании одних лишь мужчин,- от негодования, он сделал резкое движение и скривился, невольно потревожив рану.
  Тут же подскочив, я в волнении постаралась успокоить отца, усаживая его поближе к камину.
  - Не волнуйтесь, всё будет в порядке..
  - Как я могу не волноваться? Я же отпускаю тебя в чуждый, враждебный мир. Как бы тебе из одной беды не попасть в другую?- устало взглянул на меня, устроившуюся в кресле напротив.
  - Вот поэтому я не отказываюсь от охраны. И к тому же, я переоденусь в мужскую одежду. Так что, для всех встречных, я буду княжичем с сопровождением,- позволила себе победную улыбку.
  - Анечка, ну какой из тебя мальчик? Твой маскарад будет раскрыт, стоит на тебя взглянуть,- он снисходительно покачал головой, показывая глупость моей затеи.
  - Вы удивитесь, когда увидите результат,- хитро прищурилась, не сомневаясь в своих силах.
  - Ну что ж, попробуй,- посмотрел с сомнением, но не стал отказывать,- Тебе принесут всё, что скажешь. И если получится, будет просто замечательно. Граф будет искать девушку, а не юношу. А ты сможешь без проблем добраться до Англии и затеряться на её просторах,- он всё же воодушевился моей идеей.
  - Очень надеюсь. Не может же мне постоянно не везти! - воскликнула с возмущением,- Кстати, мне нужно хоть какое-то оружие, чтобы не стоять бестолково в стороне, если что.
  - Вот на такое "если что" с тобой поедут восемь вооружённых гвардейцев. Но шпагой и ножами я тебя обеспечу. Только, Бога ради, не поранься сама,- скривился от воображаемой картины, также понимая, что оружие может спасти мне жизнь.
  - Поверьте, уроки Виктора Антоновича не прошли впустую,- поспешила успокоить.
  Я прекрасно видела, как он не хочет меня отпускать, но не смеет остановить или в чём-то отказать. Ведь от этого побега зависела моя жизнь. Поэтому отец пытался хотя бы всё предусмотреть и уберечь меня от излишней опасности.
  .....
  За разговорами мы так увлеклись, что пропустили завтрак. И остывший обед не дождался бы нас, если бы не взволнованная Варя, робко постучавшаяся в кабинет.
  Пропустив внутрь и плотно закрыв дверь, спешно ввели её в курс дела, чуть не доведя бедняжку до обморока. Она ни в какую не хотела отпускать меня одну, но я в этот раз проявила настойчивость, думая в первую очередь о её благополучии. Да, мне было бы гораздо легче и веселее с ней, но я не собиралась брать её в угоду своему эгоизму. В конце концов, одеться и приготовить поесть я и сама в состоянии.
  Зато она могла мне существенно помочь перед отъездом. Ведь кроме неё и отца, я не могла доверять никому. И было бы странно, если бы я сама носилась по дворцу, собирая необходимое в дорогу. А так, уже к вечеру, на моей кровати лежало всё, что могло понадобиться в моём вынужденном путешествии и при этом уместиться в рюкзак, который мы с Варей по-быстрому сшили.
  После ужина пришёл ответ от капитана, Велесова Петра Семёновича, сообщавшего, что корабль будет готов к отплытию около часа ночи.
  Всё складывалось, как нельзя лучше, невольно напоминая о первом побеге. "Неужели потом опять всё пойдёт кувырком?" Я предчувствовала глобальную подставу и терялась в догадках. Все волнения и страхи безобразными монстрами выползли наружу, чтобы безжалостно меня терзать.
  До слёз хотелось увидеть малышку перед отплытием. Прижать к себе эту маленькую радость. Кто знает, сколько ещё мы не увидимся.
  Какая ирония: именно здесь, в прошлом, исполнилось моё самое заветное желание, иметь сестрёнку. Ухватив частичку счастья среди неотступающих проблем, я заранее тосковала по жизнерадостной Дашеньке. Но ради её безопасности и спокойного будущего я должна была поступиться своими желаниями.
  Что будет со мной в разлуке с Василием, я даже думать боялась. Как и о том, что станет с ним, когда я внезапно исчезну, даже не попрощавшись. Нелегко будет отцу от него отбиваться. Вася очень упрямый. Надеюсь совместными усилиями удастся его утихомирить.
  * * *
  Поздним вечером, дождавшись, когда в очередной раз Варя выскользнет из комнаты, я принялась превращать себя в мальчика.
  В мутном зеркале отразилась решительно настроенная я, безжалостно кромсающая длинные каштановые локоны красивым стилетом, подаренным мне отцом вместе с тремя такими же острыми ножичками.
  Закончив издеваться над своей внешностью, с лёгкой грустью тряхнула остатками красоты, едва достающей подбородка, чувствуя, как стало легко голове. "Ничего, отрастут. Сейчас главное спрятаться так, чтобы Ольховский не нашёл. А волосы - дело наживное."
  Тщательно продуманный текст последнего послания, неторопливо лёг на бумагу, не давая графу ни шанса на месть моим близким. На этот раз в нем не было места эмоциям, лишь трезвый расчёт и сдержанная уверенность в каждом слове. "Эта партия за мной, мой ненавистный граф. И если желаешь продолжить игру ( в чём я ни на мгновение не сомневаюсь), то только по моим правилам."
  Лакей получил указание передать письмо завтра вечером, когда я уже буду в пути..
  Чернила ещё не успели высохнуть, когда вернувшаяся Варя, начала делиться новостями и, не договорив, в шоке уставилась на мою сильно укороченную шевелюру. Пришлось отвлекать, видя подозрительно заблестевшие васильковые глаза.
  Хотя, все мои попытки обойтись без слёз, с треском провалились, когда уже ночью я прощалась с ней, настояв, чтобы она шла отдыхать.
  Но, даже после суматошного дня, сама я не могла уснуть, издёргавшись от страха перед неизвестностью.
  И, будто чувствуя моё состояние, где-то за полночь, отец постучался в дверь.
  Он ни слова не сказал о моей новой причёске, но я поняла всё по его печальному взгляду, с досадой остановившемуся на обрезанных волосах. Не слушая уговоров, что ему, не до конца оправившемуся после ранения, нужен отдых, он остался коротать со мной беспокойную ночь, подбадривая и вновь повторяя, к кому я должна идти по прибытии в Англию и что делать.
   Не заморачиваясь с этикетом, мы позавтракали на ковре перед камином, когда небо было ещё непроницаемо-чёрное.
   А едва часы в холле пробили четыре утра, он взял мой рюкзак с вещами и ушёл будить охрану, и отдавать распоряжения недоумевающим слугам. А я спешно переоделась в серый мужской костюм, подогнанный по фигуре, высокие сапоги, спрятав в одном, подаренный стилет и уверенной походкой спустилась вниз.
  
   Глава 28
  
  Ну, вот и всё. Впереди опять страшащая неизвестность без семьи, без друзей.
  Осталась лишь неугасающая надежда, что мне удастся скрыться от ненормального графа..
  
  Выйдя через парадную дверь великолепного дворца, теряющегося в предрассветных сумерках, я резко остановилась на верхней ступени. Поднявшийся ветер нервно трепал полы тёплого плаща, теребил серебристый мех шапки, надвинутой на глаза, бросал ледяное крошево в лицо, словно противился моему бегству, как мог, стараясь задержать. И, будто, ему в угоду, медлила и я.
  В беснующемся пламени факелов, окинула тоскливым взглядом место, где я, пусть недолго, была счастлива и, не спеша, начала спускаться по каменной лестнице. Князь, в окружении спешившейся охраны, скорбной фигурой замер возле пегого жеребца, с отчаянием стискивая поводья всхрапывающего животного и, глядя себе под ноги.
  Едва приблизившись, я с отчаянием взглянула на него, в поисках поддержки, в которой он мне никогда не отказывал. Резко вскинув голову, он посмотрел на меня полным горечи взглядом и без лишних слов заключил в объятия.
  Вцепившись в его сюртук, я беспомощно всхлипнула, в последний раз позволяя себе быть слабой.
  - Мы обязательно встретимся,- глухо шепчет в висок.
  - Спасибо за всё,- не могу сдержать слёз.
  Где-то очень далеко на востоке зарождающийся рассвет уже высветил клочок неба, а мы так и стояли в предрассветных сумерках , не в силах отпустить друг друга. Охрана, оседлав коней, неловко отводила глаза, терпеливо дожидалась меня чуть поодаль, чтобы не мешать тяжёлому прощанию.
  - Я буду молиться за тебя, девочка моя.
  - А я за вас. Обнимите за меня Дашеньку.
  - Обязательно.
  С трудом разомкнув объятия и по-русски три раза расцеловав на прощание, отец подсадил меня в седло.
  - Прощайте!- прошептала надрывно, не сводя с него мокрых глаз и крепче сжимая его здоровую руку.
  - Да хранит тебя Бог, Анечка!- выкрикнул хрипло, когда конь подо мной, реагируя на лёгкое сдавливание боков, плавно двинулся вперёд, размыкая наши руки.
  Я отвернулась лишь, когда, проезжая кованые ворота, не утерпела, помахала на прощание и двинулась вслед за четырьмя гвардейцами по Садовой. Остальные четверо замыкали наше неспешное передвижение.
  
  * * *
  
  Со вселенской грустью провожала я милые сердцу улочки просыпающегося города, припорошенного снегом. Скользила прощальным взглядом по редким светлеющим окошкам роскошных особняков и торговых лавок. В тусклом свете масляных фонарей снежный город словно погрузился в волшебную сказку, до неузнаваемости преображая серую обыденность.
  И со слезами на глазах я прощалась с любимым Петербургом, как до этого прощалась с близкими людьми. На сердце было тяжело и не спокойно, а голова полна удручающих мыслей, окунувшись в которые я не сразу восприняла диссонанс в слаженном перестуке копыт наших коней по мерзлой мостовой. Нарастающий звук бешеного галопа сначала заинтересовал моих телохранителей, а потом и я обернулась, недоумевая, кто же решил загнать несчастное животное, несясь по скользкой дороге, рискуя переломать ему ноги.
   Было ещё слишком темно, чтобы разглядеть спятившего всадника, но сердце кольнуло дурное предчувствие, сменившееся священным ужасом, когда глаза выхватили силуэт безумца, словно демон мщения летящего над мостовой, с каждым преодолённым метром становившийся всё отчётливей.
  Спутать с кем-либо эту мощную фигуру, в едва застёгнутой черной рубашке и сюртуке, без шейного платка, не отягощённого плащом и шляпой, было просто невозможно. Длинные тёмные волосы полощутся позади. Хищный яростный взгляд устремлён вперёд, обещая жестокое наказание провинившейся игрушке.
  Стоя в окружении напряжённо замершей охраны, парализованная ужасом, я могла лишь беспомощно повторять:
  - Боже, нет. Только не это,- а потом, будто очнувшись, в панике вскричала,- Не стойте столбом! Вперёд! Иначе нам всем конец.
  Но моя элитная охрана, состоявшая из офицеров гренадёрской роты Преображенского полка, милостью самой императрицы выделенная мне для дальнего путешествия, и не думала ударяться в панику.
  Отдав распоряжение троим подчинённым, капитан Дементьев сдержанно обратился ко мне:
  - Сударыня, мы вас догоним. Поспешите, корабль ждёт.
  Но я не могла просто взять и бросить этих серьёзно настроенных мужчин, закалённых в жестоких сражениях. Я видела на что способен граф, с лёгкостью одолев пятерых, включая наставника, поэтому небеспочвенно опасалась за жизнь гвардейцев.
   Упрямо мотнув головой, я поравнялась с капитаном.
  - Если я сейчас вас оставлю, вы уже не попадёте на корабль и, скорее всего, погибните.
  - Не волнуйтесь, княжна. Предоставьте нам разбираться с графом,- не отрывая взгляда от стремительно приближающегося всадника, он послал коня вперёд, уверенно вынимая шпагу из ножен,- Езжайте, Анна Михайловна. Мы обо всём позаботимся,- повторил настойчиво, бросив на меня хмурый взгляд тёмных глаз.
  - Вы не понимаете, капитан. Он не человек, а сумасшедший монстр, - я понизила голос, не чувствуя себя в безопасности, даже окруженная сильными мужчинами, холодея от пристального, безумного взгляда моего ожившего кошмара, быстро настигшего нас и замершего напротив метрах в пяти.
  И нервно вздрогнула, услышав ненавистный, переполненный яростью голос:
  - Далеко собралась?
   В ответ на это конные гвардейцы слаженно оголили шпаги, окружая меня плотным кольцом. Не смотря на липкий страх, я хрипло крикнула:
  - Подальше от тебя. Где я смогу спокойно жить и свободно дышать.
  - Я тоже хочу дышать! А без тебя не выходит,- и он послал коня вперёд, сверкнув полоской стали,- Поэтому тебе придётся смириться.
  - Никогда! Слышишь? Я никогда не буду с таким, как ты! - с трудом выдерживая подавляющий взгляд, я прилагала все силы, чтобы не отвести глаза, и не выдать свой страх,- Опусти оружие!
  - И что дальше? Меня это не остановит,- дёрнув плечом, изогнул тёмную бровь.
  - Если сейчас прольётся кровь, я тоже жить не стану. Это для тебя убить - раз плюнуть. А меня каждое твоё убийство морально уничтожает. Хватит меня постепенно добивать, лучше сделай это сразу и быстро или я сделаю это сама. Ты добился того, что я не дорожу такой жизнью. Не хочу так больше,- переведя дух, приказала, впрочем, не надеясь на понимание, - Убери шпагу и дай мне спокойно уехать.
  - Сбежать,- насмешливо уточнил, вызвав изумление дальнейшими действиями,- Мне не нужна ни шпага, ни пистолет,- первая моментально оказалась в ножнах, и вместе со вторым полетела в снег, отброшенная твёрдой рукой,- Так и быть, я даже никого не убью,- непринуждённой грации, с которой он спрыгнул с коня позавидовал бы каждый, - Но при любом раскладе, я тебя не отпущу.
  И он уверенно двинулся вперёд, обводя моих телохранителей оценивающим взглядом.
  Никто не успел среагировать на стремительный рывок Ольховского к ближайшему гвардейцу. Лишь я запоздало вскрикнула от испуга, когда, заходя слева от коня, граф выбил шпагу и выдернул поручика из седла. Возвышаясь над несчастным, молниеносно развернул его к себе спиной, сдавливая шею мощной рукой и оттаскивая назад от нашей ошеломлённой толпы.
  - Отпусти его!- испуг быстро сменился злостью, видя, как несчастный отчаянно цепляется за душащую руку, пытаясь её оторвать от беззащитного горла и сделать полноценный вдох.
  В попытке прекратить мучения поручика, я дёрнулась, направляя коня вперёд и поравнявшись с капитаном. Но не успела ничего сделать, в ужасе уставившись на обмякшее тело, небрежно отброшенное убийцей на припорошенную снегом брусчатку. В немом ступоре перевела огромные от шока глаза на безумца и встретилась с испытывающим, насмешливым взглядом.
  Полный боли крик утонул в моих ладонях, закрывших кошмарную картину, распростёртого на земле тела. Начавшаяся истерика грозила полной потерей контроля и, в конечном итоге, катастрофой. В таком состоянии я сама не знала, что могу вытворить.
   - А ну прекратила реветь! - жуткий рык был полной неожиданностью,- На меня посмотрела, быстро!
  В очередной раз громко всхлипнув, я перестала размазывать слёзы по лицу и с ненавистью уставилась в опостылевшие ледяные глаза, мечтая их выцарапать.
  - Убийца! Я тебя ненавижу,- прошипела зло, тяжело дыша.
  - Не сходи с ума, девчонка,- в бешенстве сузившиеся глаза давили тяжёлым взглядом,- Жив он. Утомился малость, отдыхает,- вздумал поязвить душегуб и снова, слишком молниеносно, приблизился к следующему мужчине.
  Даже не смотря на то, что охрана знала, чего ожидать от ненормального, это не спасло очередную жертву от участи первой. Только на сей раз, безоружный Ольховский уклонялся от смертоносного клинка. Правда терпел он уверенные, но бесполезные атаки не более пяти секунд, после чего перехватил руку конного гвардейца, с противным хрустом выворачивая запястье и заставляя выронить шпагу, исторгая у того болезненный вскрик.
  - Нет! Не трогай,- но всё повторилось, как в кошмарном сне, только не так быстро, а словно, напоказ. Ни на мгновение не отрывая от меня пугающего взгляда, безжалостные пальцы с силой прижались к шее сопротивляющегося охранника, и он, закатив глаза, упал, как подкошенный.
  - Да кто ты такой, чёрт тебя побери?- полузадушено хриплю, неверяще переводя взгляд с бессознательных мужчин на монстра в человеческом обличье.
  Сложив руки на широкой груди, он вкрадчиво проговорил:
  - Наконец-то я вижу интерес к своей персоне. Будешь хорошей девочкой, и я отвечу на все твои вопросы. Пойдём со мной по-хорошему.
  - Да иди ты.,- не удержалась,- Я и без тебя вижу, что ты не человек.
  - Тогда я, пожалуй, продолжу, - и, видя панику в моём затравленном взгляде, успокоил,- Сегодня никто не умрёт. Считай это моей уступкой,- лёгкий намёк на поклон, стоя всё так же уверенно и невозмутимо перед конной охраной.
  - Не надейся на ответную,- шиплю рассерженной змеёй, не обращая внимание на косые взгляды ёжившихся от холода прохожих, редких в столь ранний час. Почему Ольховский ещё на окочурился, рассекая посреди зимы полуодетым, не укладывалось в голове. Но факт в том, что он и не думал синеть или трястись от переохлаждения, выглядя на удивление бодрым и здоровым.
  - Ну что ты. Зная тебя, я и не надеялся,- съязвил гад.
  - Сударыня, вы теряете время,- в пол голоса обратился ко мне капитан,- Мы его отвлечём, а вы, изо всех сил мчитесь на пристань.
  Я хотела возразить, но граф мстительно оскалился.
  - Капитан, я вырву твой поганый язык.
  - И вы ещё удивляетесь побегу княжны?- не остался в долгу мой защитник.
  - Я восхищаюсь её упрямством,- ненормальный окинул меня плотоядным взглядом, вызвав толпу противных мурашек вдоль позвоночника.
  - Вот и восхищайся на расстоянии,- огрызнулась я.
  Страх и неопределённость начали жутко раздражать, но это не объясняло мою несдержанность в словах. У меня и в мыслях не было подстегнуть его охотничий азарт. Так какого чёрта.?
  - Сколько ещё ты будешь бегать за мной, как пёс шелудивый? Заняться больше не чем? Оставь меня в покое! Как же ты мне осточертел!- прохожие были, явно, в шоке, став свидетелями непонятных разборок и жались к стенам домов, стараясь быстрее проскочить наше сборище. Но мы их не замечали, вперив непримиримые взгляды друг в друга.
  
   Капитан Дементьев хорошо знал своё дело, а может ему надоело слушать наши препирательства, вот он и поступил, как считал нужным, вызвав во мне глухое раздражение.
  - Поручик Горчаков и Хитров, доставить княжну на корабль,- отдал приказ, оттесняя в сторону моего коня и заступая дорогу сатанеющему графу, который с пугающей улыбкой произнёс:
  - Я догоню тебя позже, девочка. Наслаждайся последними минутами свободы.
  И после этого я передумала устраивать капитану выговор, стремясь подальше от опасного графа и надеясь на то, что Ольховский сдержит своё обещание не убивать. Ведь насколько сумасшедшим он бы ни был, но слово своё держал.
  
   Глава 29
  
   В сопровождении значительно поредевшей охраны, я летела вперёд, уже не замечая старинных архитектурных красот заснеженного Петербурга, устремив свой взгляд на противоположный берег Невы, где у Комендантской пристани дожидался "Нептун". В очередной раз, подстёгивая коня, я поймала себя на неприятной мысли: мне нравилась эта бешеная скачка навстречу зарождающемуся рассвету с пугающей угрозой позади. Я тряхнула головой, в тщетной попытке избавится от неуместного азарта, зажёгшего кровь и перехватившего дыхание от предвкушения погони.
   "Что за чушь!?" Я никогда не была такой..ненормально возбуждённой в моменты опасности. Ну, понятное дело, в прежней жизни со мной ничего не случалось страшнее выходок хулиганистой Ютты, и маньяков, вроде Ольховского, не встречалось. Но все же типичную опаску и страх никто не отменял. А сейчас я разве что не ликовала, удаляясь всё дальше и понимая, что надолго моя охрана не сможет задержать упёртого графа. Поэтому в любую секунду готова была услышать конский топот за спиной. И дождалась..
  Когда, миновав будущую дворцовую площадь и оставив позади два моста, мы ворвались в Петропавловскую крепость, ненадолго задержавшись у ворот для проверки документов, нас "осчастливил" грохот подков по набережной.
   Сердце зашлось, вторя дробному перестуку. Резко обернувшись, я поймала прищуренным взглядом всадника на противоположном берегу, летящего с сумасшедшей скоростью, хищно пригнувшись к шее взмыленного коня.
  Насмешливо улыбнувшись и более не мешкая, следом за охраной, я скрылась в воротах крепости.
  Вряд ли у графа был допуск, и это вселяло надежду, что я всё же успею от него сбежать. Как отцу удалось добиться разрешения пришвартовать "Нептуна" у грозного форпоста, да ещё и в разгар зимы, понятия не имею. В противном случае до Кронштадта я бы точно не добралась. Ольховскому не составило бы труда догнать меня, уступающую ему и в скорости, и в выносливости.
  Недолго грела меня призрачная надежда. Не успели мы поравняться с Петропавловским собором, как, ставший привычным звук преследования неприятно ударил по натянутым нервам.
  Эйфория сгинула вместе с сокращающимся расстоянием. Боясь обернуться и спиной ощущая дьявольский взгляд, я сумбурно молилась Богу. Ужас обжигал внутренности мертвецким холодом, из глаз катились слёзы, вызванные ледяным ветром, который сильными порывами срывал их к вискам.
  Гвардейцы остались позади, наивно полагая, что смогут меня защитить. И вскоре я перестала слышать их скакунов. Так я осталась один на один с настигающим меня графом.
  В каменные Невские ворота мы ворвались одновременно. Я чуть не лишилась чувств, когда у меня едва не вырвали поводья из рук. Лишь в последний миг притормозила, пропуская бешеного графа вперёд на пристань, заставив его промахнуться и рыкнуть от злости.
  Сама же, не теряя времени, спрыгнула с коня, ударив его по крупу, отсылая с обледеневшего причала назад, чувствуя себя гораздо увереннее на своих двоих. С тоской взглянула на красавца "Нептуна" со спущенными парусами, опирающегося на вёсла за спиной Ольховского.
  Не дожидаясь остановки, граф тоже спрыгнул с жеребца, твёрдо приземлившись метрах в шести напротив меня и, стремительно развернувшись, торжествующе и многообещающе улыбнулся.
  С мольбой во взгляде я посмотрела на палубу, где команда корабля, во главе с капитаном, ожидая отплытия, заинтересованно наблюдала за сумасшедшими скачками.
  - Не надейся,- граф верно истолковал мой взгляд и стал быстро сокращать расстояние между нами.
  И всё, что я успела сделать, чтобы не позволить коснуться себя, это достать стилет, рвануть ворот и, приставив обоюдоострое лезвие к беззащитному горлу, задрав голову, огромными глазами уставиться в ненавистное лицо.
   Волной безумия во взгляде напротив меня буквально уничтожало, трясло и корёжило внутри, вынуждая подчиниться и опустить дрожащую руку."Боже, как же страшно! Лучше умереть, чем оказаться в безжалостных лапах невменяемого зверя."
  Задыхаясь от ужаса и не вполне оправившись после бешеной скачки, я с трудом выдавила:
  - Стоять! Не подходи!- когда реакции не последовало, и граф, не спеша, продолжил надвигаться на маленькую, дрожащую меня, я надавила сильнее, протыкая тонкую кожу.
  И едва тёплая капля потекла вниз, безумные глаза полыхнули таким слепящим помешательством, прожигая мою шею, словно проводя по ней горячим языком, что невольно дрогнувшая рука опять оцарапала сталью нежную кожу.
  - Не смей!- ледяная ярость и шаг назад.
  - Уйди с дороги,- мне не удалось сдержать дрожь в голосе.
  - Я не позволю тебе сбежать,- он с трудом сдерживался, чтобы не рычать,- Слишком долго ждал тебя, чтобы позволить ускользнуть.
  - Хватит! Отстань! - крикнула истерично, по широкой дуге пытаясь его обойти, что было очень проблематично с приставленным к горлу стилетом и скользкой пристанью под ногами.
  Видел это и Ольховский, поэтому и не делал резких движений, поворачиваясь вслед за мной и позволяя оказаться спиной к кораблю. Но при этом давил на меня безжалостными словами, надеясь вывести из себя и усыпить бдительность.
  - Нет. Ты принадлежишь мне. А за твои раздражающие поступки поплатятся близкие тебе люди. И наглый сопляк Астафьев будет первым,- осторожно пятясь к трапу, у меня слова застряли в горле, перехваченном ужасом, сердце сжалось от боли, а он продолжал морально добивать, не отставая ни на шаг,- Напоследок, я оставлю твою милую сестричку..
  - Заткнись, тварь! - я всё же сорвалась на яростный крик, направляя клинок на посмевшую угрожать сволочь, - Если ты только посмотришь в её сторону, я убью тебя! - мой взрыв вызвал лишь усмешку,- Нет!- озарило меня, - Я убью себя, - в точку попала, видя моментально сползшую улыбку графа, и, приободрённая, ринулась "в бой", возвращая лезвие к шее,- И ты обломишся, мразь. Потом можешь вырезать хоть пол России. Мне будет всё равно,- блефовать так до конца,- Так что можешь засунуть свои маниакальные замашки поглубже. Понял?- теперь меня трясло не от страха, а от адреналина, господствующего в крови, - Я сейчас уплыву, а ты можешь и дальше развлекаться, пытаясь напасть на мой след и хоть как-то разнообразить своё скучное существование азартом охоты. А можешь наблюдать, как я истеку здесь кровью и тем самым бесповоротно испорчу тебе всё веселье,- победная улыбка тронула мои раскрасневшиеся от холода губы, - Тебе решать. Но учти, времени на раздумья у тебя нет.
  Под конец тирады мой голос окреп, а взгляд стал неумолим. Выражение лица у больного на всю голову графа тоже претерпело изменения, из взбешённого став задумчиво-оценивающим. Он даже голову склонил к правому плечу и руки на полуголой груди сложил, изучая меня с каким-то предвкушением.
  Уловив перемены, я затаила дыхание, боясь спугнуть удачу. И едва нервно не подпрыгнула, когда он в раздражении откинул волосы, брошенные ветром в лицо.
  - Ладно, я отпущу тебя..ненадолго,- объявил неожиданно, пройдясь по мне таким обжигающе-тяжёлым взглядом, словно, хотел вобрать в себя, без остатка.
   Невольно, мои щёки вспыхнули, как в лихорадке. Вдоль позвоночника прошёлся жар, сделав ватными ноги и вызвав неприятное чувство пустоты в животе. Напоследок оставив тяжесть в груди да множество нецензурных слов, так и рвавшихся с языка.
  Как же я ненавидела этот взгляд, совершающий настоящий переворот в моём организме. И в этот раз к страху примешивалось совершенно неуместное волнение.
  - У вас всё в порядке? - а вот и нерасторопный капитан с группой поддержки.
  - Я ваш пассажир, капитан. И, как видите, у меня проблемы с посадкой на ваш корабль,- не задумываясь, выпалила я, даже не помышляя оторвать затравленный взгляд от непредсказуемого графа.
  - Сударь, какие-то проблемы?- сурово поинтересовался капитан, подходя ближе и пытаясь закрыть меня собой.
  - Ну что вы,- "Как же я боюсь этого вкрадчивого, бархатистого голоса",- Мы всего лишь прощаемся,- граф прищурил на меня свои пугающие, ледяные глаза.
  И я, будто, наяву увидела, что он сейчас сделает с ничего не подозревающим капитаном то, что до этого сделал с гвардейцами, оставив на земле их бесчувственные тела. И уж это наверняка лишит меня возможности уплыть подальше от сумасшедшего.
   Поэтому я машинально шагнула вперёд, не дав совершить капитану роковой шаг. За что сразу же поплатилась, попавшись на пути молниеносного графа, реакцию которого я безошибочно угадала. В попытке хоть как-то смягчить столкновение с мощным телом, я попыталась загородиться руками. Но всё равно не сдержала болезненного вскрика, сильно приложившись всей своей небольшой тушкой об него. Жадные руки, не дали мне, оглушённой болью, упасть, тот час же распластавшись на спине, скрытой тёплым плащом.
  - Уже соскучилась?- шёпот в серебристый мех шапки около виска,- Вот ты и попалась, маленькая моя.
  А я не могла даже ответить и начать сопротивляться, чувствуя тупую боль в запястье и с трудом сдерживаясь, чтобы не застонать. О том, что происходит вокруг нас я попросту забыла, морщась от боли, переведя взгляд с голой груди графа на свою правую руку, на уровне его плеча.
  Глаза, невольно, расширились, уставившись на запястье, до сих пор сжимающее подаренный отцом клинок, теряющийся в складках сюртука. Но не это вызвало у меня ужас, а тёмное пятно, расползающееся под моей рукой и пачкающее подрагивающие пальцы.
  Это было настолько невероятно и ужасающе, что я без сил обмякла в объятиях графа. Но провалиться в спасительный обморок он мне не дал, ощутимо тряхнув и прижав к себе ещё теснее.
  - Ну что же ты, княжна? Это всего лишь кровь,- пробормотал насмешливо, губами касаясь моей бледной щеки,- Если это плата за то, чтобы держать тебя в своих объятиях, я с готовностью её заплачу.
   С негодованием подняв на него затуманенный не пролитыми слезами взор, я зло прошептала:
  - Ты и вправду ненормальный. Хоть я тебя и ненавижу, но не хотела ранить,- и снова в ужасе уставилась на стилет, продолжавший торчать чуть ниже плеча, даже после того, как я его выпустила из безвольной руки.
  - Я знаю,- выдохнул около губ, и я отшатнулась, насколько позволили его руки на моей спине, задав так мучивший меня вопрос.
  - Ты меня отпустишь?- угрюмо взглянула изподлобья.
  - Отпущу..за поцелуй,- его голубые глаза, казалось, проникали в самую душу, безошибочно находя мои слабые стороны и страхи.
  Кто-то настойчиво звал меня, спорил и вообще, чем-то недовольный, общался на повышенных тонах. Но я не реагировала, как кролик на удава уставившись на Ольховского и отрицательно мотая головой. В то же время понимая, что если уж он вбил себе что-нибудь в голову, то и спрашивать не станет, сделает, как заблагорассудится его свихнувшейся Светлости.
  - Покажи, как сильно ты хочешь сбежать от меня, Анечка,- слишком серьёзный тон, слишком пристальный, жаркий взгляд.
  И вот что мне было делать, кроме как, ругать, будто, спятившее сердце, бившееся также громко, как и его. Да пытаться утихомирить надрывное дыхание, заставляющее задыхаться от паники..
  А от паники ли?.
  - Тебе к врачу надо,- тряхнула головой, через силу сбрасывая наваждение.
  - Непременно, заботливая моя, но чуть позже,- и, больше не давая времени на раздумья, своей большой лапой он обхватил сзади мою голову, не давая уклониться от захватнических губ, взявших в плен мои дрожащие.
  Восемнадцатый век на дворе, а меня алчно целуют среди толпы мужчин! На языке так и вертелись нецензурные слова. Жаль, что высказать их я не могла, издавая лишь невнятное негодование навязанным жёстким поцелуем, терзавшим губы.
  Вдруг, неожиданно, пытка прекратилась. Меня, оттолкнули от графа, и я еле удержалась на ногах, подхваченная за талию кем-то позади. Хотела обернуться, но не смогла оторваться от происходящего передо мной.
  Ольховского пытались скрутить несколько матросов и охранники крепости. Но даже раненого графа не удавалось одолеть. Он, со свойственной ему манерой, четко и выверено наносил удары, заставляя нападавших корчиться от боли.
  А потом меня попытались увести на корабль, потянув за травмированную руку, на что я зашипела рассерженной змеёй, разворачиваясь к неосторожному спасителю. Но капитан корабля, видимо, воспринял моё недовольство по-своему и, как игрушку, закинув на плечо, поспешил подняться на борт.
   Ставил на палубу он уже наполовину бессознательную тушку, недоумевая, с чего мне вдруг стало плохо. Но я довольно быстро пришла в себя и, вцепившись в поручни, смогла увидеть графа, стоявшего чуть согнувшись и зажимающего раненное плечо, а вокруг него, на обледеневшем причале, лежали те, кто вступил с ним в схватку.
  А ещё кровавые следы, отчётливо видные даже с палубы. Они были повсюду, ярко алея на снегу и вызывая тошноту.
  "Это его кровь", озарило меня, "Он единственный здесь без оружия".
  Сама не понимая, с чего вдруг распереживалась за душегуба, я запальчиво крикнула:
  - Ольховский, дурак упёртый, уходи! Найди врача!
  - К чему бежать, если так переживаешь? Может, сама займёшься раной, которую нанесла?-разнеслось над пристанью издевательски,- Неужели ты не чувствуешь удовлетворения, видя, как я истекаю кровью? Я же убил этого восторженного дурака Волынского.
  - Да катись ты ко всем чертям!- заговорил во мне гнев, и, отвернувшись, я пошла к другому борту, ворча под нос, - Идиот несчастный. Жаль, что в сердце не попала. Попрыгал бы тогда.
  - Да вы кровожадная, сударыня,- послышалось слева, и я, неверяще, уставилась на своего охранника, капитана Дементьева.
  - Какими судьбами вы здесь? Я думала, что больше вас не увижу,- обратилась уже к двум гвардейцам, которые сопровождали меня в Петропавловскую крепость.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.64*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"