Ильясов Юрий Фёдорович: другие произведения.

Нет пути в никуда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

НЕТ ПУТИ В НИКУДА

Памяти Бориса Попова —
поэта, друга, собрата



Поиск

Где ж такая строка, что чиста, как вода из колодца?
— Неплохие стихи у тебя, но читать их горько.
Как ни выйду на речку Урал — все твой стон раздается, —
Говорит мне Борька.

Может, вправду он знает, как нужно писать для народа,
Как с улыбкой пройти мимо общего дома — Содома?
— Оба мы, — говорю, — веселее глядим год от года, —
Так блаженные смотрят на мир сквозь решетки дурдома.

Ничего не ответил собрат мой. Небрит и простужен,
От меня он уходит, сгорбатив худющую спину,
К терпеливой жене, к непрощающей теще и к сыну,
Под прицелом вселенной — на грустный, заждавшийся ужин.

Он с кольцом обручальным такой же, как я, — беспричальный.
Тоже ищет себя перед зовом Господним на выход.
Так мучителен вдох! Так стремительно-радостен выдох
В том краю, где стихи и светлы, и нежны, и печальны.


Звучащий пламень

А. Прокопову — молодому человеку,
открывшему для себя Поэзию через
творчество Бориса Попова

Смотри — их лица еще при жизни — как бы портреты.
Стихоснабженцы своей Отчизны, а не поэты
Усердно ищут в мозгах-копилках строке обнову,
Гуськом выстраивая под копирку за словом слово.

Зачем гордятся своей подругой — тугою думой?
Не в строчках дело и мне порукой собрат угрюмый:
Он знает Нечто, и оттого-то чуть не повесясь,
Он бросил разом стихи и водку на целый месяц.

Ах, как сверкает живое Слово, средь звезд играя!
Где дерзновенный, который снова скользнет по краю? —
По самой грани Любви и Света с кошмаром Ночи.
Сияньем звезды, а не монеты закроют очи.

...Ты человеку в утробе века дай человечность!
Звеня стрелою, летит с тобою, пронзая Вечность,
Звучащий Пламень для будней нудных Земли недужной.
И это — больно. И это — трудно. Но это — нужно.


* * *

— Вы поэт?
— Да. Видите, какой я худой?
Может быть, мне можно и не поститься?
Может быть, мне что-нибудь и простится,
Потому что я уже старый, хотя еще молодой.

— Вы поэт?
— Да. И что-то я подустал.
Вы читали стихи, в вас проснулась жалость.
Я не знаю, сколько мне жить осталось,
Но вы мне дороже, чем пьедестал.

— Вы поэт?
— Да какой я поэт? Нет.
Ну, а, может, поэт — это совсем неважно,
Но за то, что я плакал в пыли и в тоске овражной,
Милосердьем людским и любовью я был согрет.


* * *

— Да прости ты его, — говорит тебе друг. А вокруг
Столько горя и лжи, что немеют и сердце, и разум.
Но смиренно прощаешь ты всех своих недругов разом,
Потому что в твоем же прощеньи нуждается друг.

Потому что в таком же прощеньи нуждаешься ты.
Нет пути в никуда. Никуда друг от друга не деться.
Под распахнутым небом цветут незабудки-цветы.
Не забудь — не забудь это эхо далекого детства.

Не забудь благодатной зари чистоту и смущенье,
Благодарно шепни, заходя в озаренную тишь:
«Нет пути в никуда». И даровано будет прощенье,
Если ты сам себя никогда-никогда не простишь.


* * *

...И разве сразу разберешь,
Пройдя по грани, — где там ложь
И правда где там?
Вопрос не в силах превозмочь,
Стихами разгоняет ночь.
Он ближе к детям,
Чем умник, знающий ответ.
Да только нужно ли, поэт,
Судьбу — в игрушку?
Ведь голову — чертям назло —
Ты не упрячешь под крыло,
Как под подушку.


* * *

Пойдем туда, где чисто и светло.
Там женщина — такая недотрога,
Высокие ступени у порога
Там первозданным снегом занесло.

А женщина нас любит, как сестра.
И стол накрыт. Дымятся чашки с чаем.
И мы с тобою в ней души не чаем
За щедрость безграничного добра.

Куда мы шли? Иль стежка? Иль стезя?
Пойдем — там ничего не обещают,
А просто понимают и прощают,
Хотя простить давно уже нельзя.

И снег летит в оконное стекло.
...Была такая долгая дорога,
Такая боль, что нужно, ради Бога,
Прийти туда, где чисто и светло.


Прощальное

Что-то снег за окошком с утра
Необычно печальный...
.........
Встал. Оделся. Обулся. Пора! —
Свет зовет изначальный.

Путь прошел по планете собрат
И собрался в обратный.
— Ведь нельзя бесконечно сквозь ад,
Говорит мне собрат мой. —

Только мужество нужно найти
Встать. Одеться. Обуться.
И шагнуть за порог. И — уйти,
Чтоб скорее вернуться.


Смерть поэта

«Прощайте, прощайте, я скоро уйду!
Недаром я вижу в оконном проеме
Зеленую, зимнюю, злую звезду
И стекла в истоме, и оторопь в доме!»
Б. Попов. «Попытка прощания»

1

Однажды скажет поэт поэту,
Смеясь над славой, которой нету,
Что после долгих небесных странствий
Так страшно замкнутого пространства...

2

Стихия. Стих. Девятый вал удачи.
Как предсказал поэт — закончен путь:
Все получилось так, а не иначе,
И с пасмурного неба, метя в грудь,

К нему звезда навстречу полетела.
И в снежной круговерти до утра
Лежит поэта скорченное тело,
А там, где сердце, — черная дыра.


«И не оставила...»
(монолог женщины)

«Не оставляй меня мертвого в поле,
Даже когда мы друг друга разлюбим».
(Строки из стихотворения Е. Рейна,
включенные поэтом Б. Поповым в письмо-
предвидение собственной судьбы)

В поле морозном на малой фанерке —
Сто тридцать семь — нацарапанный номер.
Умер в расцвете?.. Отмаявшись, помер?..
Жил не по мерке...

Где мы теряем счастье и волю —
То, что даровано в самом начале?
Не оттого ли я, не оттого ли
Плачу ночами?

Свет от звезды над печальным отрогом
Льется и льнет к моему изголовью.
Чем оправдаемся мы перед Богом?
Только Любовью —

Этому Слову ты верил до боли,
И в понимании вечного Слова
Не покидала тебя я живого
И не оставила мертвого в поле.


Четвертая книга

«Как чувствую, закончу дни в дурдоме,
Споткнувшись на своем четвертом томе».
Б. Попов. «Четверг»


Хранятся ли в дурдомовской больнице,
Где Борькин стаж,
Четвертой книги вечные страницы
И карандаш? —

Строка звенит и состраданьем лечит,
А не игрой.
Из этой дурбольницы мне навстречу
Идет изгой, —

И дух, не знавший, что такое отдых,
И пилигрим,
Идет поэт, прозрачен, словно воздух,
Как легкий дым.

Уже спасен от горестного крика
В себе самом,
В его руках — неизданная книга,
Четвертый том.

Он встретился, когда на сердце худо,
Когда беда.
— Привет, дружище! Я иду оттуда,
А ты — куда?


* * *

Мы оставляем собрату выбор:
Или рехнуться, или запиться.
С пустой душою и кровью рыбы
Проходим мимо. А он, как птица,

С небес низвергнут, пронзенный фальшью
И равнодушьем во прах растертый...
А мы посмотрим, что будет дальше —
Еще живой он?..
Уже он мертвый.

Мы не заплачем — заплачет осень,
Никто не крикнет: «О, Боже, Каин я!»
Убив собрата, себя возносим
Молитвой страха, а не раскаянья.

Но горний голос прервет усердие
Убогой малости, душевной сирости:
«Зачем вы просите у неба милости,
Вы, не явившие милосердия?»


За час до рассвета

«И ночи не будет...»
(Откровение Иоанна Богослова)


«Светает в шесть...», «На уровне разлуки»
(Названия книг Б. Попова)


Предчувствие беды на уровне разлуки,
И надо повернуть судьбу и время вспять,
Чтоб счастье отыскать средь небывалой муки.
Светает только в шесть. Но мы выходим в пять, —

Идем сквозь боль и ночь к простой и ясной сути,
Которая всегда превыше нас самих.
Поэзия. Судьба. И умолкают судьи.
И страстно возвестит о состраданье стих.

И — слезы на глазах. И расцветают вишни.
И ночь в себе самой предчувствует зарю.
И мы с тобой не зря в рассвет грядущий вышли...
— Светает, — говоришь.
— Светает, — говорю.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"