Имприс Святослав Яковлевич: другие произведения.

Мивер. Отступник (полностью)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 5.25*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наконец-то я его закончил. И, как и обещал, выкладываю целиком. Очень хотелось бы услышать ваше мнение и замечания. Особенно в свете того, что третья часть писалась почти вдвое дольше двух первых и с большим перерывом. Буду рад прочитать ваши комментарии, которые помогут сделать этот роман лучше. Надеюсь вам понравится. С уважением Славик.


   Слава Имприс
   Отступник
  
   Пролог
  
   Тёмные, хмурые облака зависли над Кавиторией, святым городом. С неба падали редкие капля холодной воды, грозя со временем превратиться в бурный ливень. Дул пробирающий до костей ветер. Несмотря на то, что осень едва началась, погода стояла под стать началу зимы.
   В неприметном здании, неподалёку от главного храма Ивианера в комнате без окон за столом собрались четверо. Отсутствие света совершенно не мешало их беседе.
   - Мы одни, - сказал самый молодой из них, после того, как долго к чему-то прислушивался.
   - Замечательно, - ответил другой, проводя по лицу рукой. - Терпеть не могу эту маску.
   И то, что мгновение назад было человеческой головой внезапно преобразилось, превратилось в волчью.
   - Осталось недолго, - ухмыльнулся его товарищ, также избавляясь от личины.
   - Силы достаточно. Нужен последний толчок.
   - Авенк уже пылает, - поддержал его молчавший до этого. - Осталось зажечь Легорию и Мереин. Как там продвигаются дела?
   Слово снова взял заговоривший первым:
   - Наши люди докладывают, что подготовка в Мереине закончена. Скоро они начнут действовать. Тоже самое в Легории.
   - Отлично. Пусть не спешат. Мы не имеем права на ошибку. Хотя... Он и не любит ждать понапрасну...
  
   Часть первая
  
   Глава первая
  
   Сумерки, медленно, но неотвратимо приходили на смену дневному свету. Солнце уже почти полностью скрылось за горизонтом, когда на пороге одной из таверн, славившегося своими мехами городка Вередел, появился юноша лет двадцати. Как раз накануне известной в округе, проводившейся раз в году, ярмарки. В таверне незнакомец сразу привлёк внимание Илейн. Всё его облачение оказалось сделано из плохо отделанных шкур странных животных. И меховая куртка, распахнутая посередине, и меховые штаны до колен. На ногах у него красовались кожаные сапоги. Причём девушка не смогла определить какие именно звери расстались с жизнью ради одежды и сапог пришедшего. Никакого оружия при нём она не заметила.
   Илейн пришелец приглянулся с первого взгляда. Чёрные, словно ночь, волосы спускались до плеч, обрамляя правильное, но несколько необычное для этих краёв лицо. Девушка, хоть и побывала во многих землях, но понять к какому народу принадлежит вошедший, не смогла. Правда, выделялся он не только своей странной по сравнению с другими одеждой. Больше всего Илейн поразило наивно-радостное выражение его лица, будто у ребёнка, который наконец дорвался до долгожданной игрушки и теперь не может нарадоваться.
   Вошедший в таверну мужчина сделал несколько шагов по направлению к стойке, за которой скучал тучный хозяин заведения. Он поклонился, взял краюху хлеба, развернулся и отправился прочь.
   - Куда это ты собрался? - недовольно проворчал трактирщик.
   Мужчина повернулся, поклонился ещё раз и снова попытался уйти. Теперь за происходящим следили уже все присутствующие. Грех терять бесплатное развлечение. Таверна "У глухаря" располагалась далеко на востоке рядом с границей королевства в центре небольшого города и происшествия здесь случались не так уж и часто. Поэтому упускать случай повеселиться за чужой счёт не собирался никто.
   Хозяин заведения покинул свою стойку, догнал парня и положил руку ему на плечо.
   - Либо ты платишь, либо с тобой разбирается мой вышибала, - прорычал он.
   Незнакомец ничего не сказал в ответ, просто рука трактирщика будто сама собой соскользнула с его плеча и он двинулся дальше к выходу. Но дорогу ему преградил здоровенного вида детина.
   - Нехорошо, уважаемого человека обижать, - покачал головой он, разминая кулаки.
   Странный юноши окинул его равнодушным взглядом и уже собирался сделать шаг вперёд, что наверняка привело бы к схватке, но Илейн остановила его.
   - Постойте! Я заплачу за него, - воскликнула девушка, подымаясь со своего места. Что подтолкнуло её принять такое решение, Илейн не знала и сама.
   - Благодари госпожу, - презрительно кинул трактирщик, отворачиваясь. Вышибала, отошёл в сторону освобождая проход, но пришелец не спешил уходить. Он повернулся на крик и посмотрел на девушку. Время шло, а юноша не отрывал глаз от Илейн. Наконец она не выдержала, подошла к нему и прямо спросила:
   - Чего ты на меня глядишь или никогда девушек не видел?
   Он лишь виновато развёл руками в одной из которых держал хлеб.
   "Может он не понимает общий язык? - подумала девушка". Хотя в последние пятьсот лет, именно на нём предпочитали общаться все народности материка. Другими наречиями она не владела, так что объясниться с юношей или хотя бы узнать откуда он представлялось делом довольно трудным. Между тем девушку снедало любопытство. К тому же, она собиралась оплатить его еду, а потому считала себя вправе узнать ответы на интересующие её вопросы.
   Незнакомец поклонился Илейн, развернулся и хотел уйти, но она схватила его за руку и потащила за собой.
   - Если уж я плачу за твою трапезу, то ты можешь хотя бы разделить её со мной, - пояснила она. Тот не сопротивлялся, хоть и выглядел удивлённым. Илейн усадила юношу за свой столик, а сама устроилась напротив. Девушка за время проведённое в таверне успела прикончить поданную хозяином уху и теперь дожидалась жаркого, поэтому на пустом столе лишь сиротливо красовался кувшин с вином и деревянная чаша.
   - Интересно, кто ты такой? - задумчиво протянула Илейн, наполняя чашу вином. Дородная служанка наконец подоспела с заказанным ранее жаркое. Ноздри девушки затрепетали - блюдо распространяло просто божественный аромат. Незнакомец посмотрел на тарелку девушки, потом перевёл взгляд на хлеб в своей руке и впился в него зубами.
   - Прости, но если ты хочешь жаркое, тебе придётся ответить на мои вопросы, - усмехнулась, перехватившая его взгляд девушка. - Вопрос первый и самый главный, кто ты?
   Юноша, не обращая на неё внимание, жевал хлеб.
   - Понятно. Чувствую, это будет непросто, - вздохнула Илейн, удивляясь, зачем она до сих пор возится с ним. Она указала пальцем на себя и сказала. - Я Илейн, - потом посмотрела на юношу, махнула рукой в его сторону и спросила. - А ты кто?
   Незнакомец задумчиво посмотрел на неё и ответил:
   - Ми-вер.
   - Ми-вер? - удивилась она. - Ладно, я буду звать тебя Мивер.
   - Ми-вер, - поправил он её.
   - Я так и сказала, - надулась Илейн. - Имя мы твоё выяснили. Теперь осталось понять откуда ты.
   В ответ Мивер, лишь покачал головой. Девушка пальцами изобразило идущего человека, потом обвела рукой вокруг, намекая, чтобы её "собеседник" показал откуда он пришёл. Но он лишь вновь покачал головой.
   - Понятно. И зачем я только с тобой вожусь? Интересно конечно откуда ты, но я как-нибудь переживу и без этой тайны, - разозлилась Илейн. - Судя по тому, что общий язык ты не понимаешь, места для ночлега у тебя нет.
   Юноша не обращая на неё внимания продолжал отламывать кусочки хлеба и отправлять их в рот.
   - Нет, я не настолько сошла с ума, чтобы снять тебе комнату, - спорила сама с собой Илейн. - Хотя упускать такой случай тоже не хочется. И откуда у меня к тебе такой интерес?
   Она, так глубоко погрузилась в размышления, что даже забыла про одиноко остывающее жаркое. А когда спохватилось, то пришлось звать трактирщика, чтобы он подогрел блюдо и принёс ещё одну тарелку. Мивер с благодарностью принял угощение и тут же сосредоточил всё своё внимание на нём. А девушка лениво ковырялась в своей тарелке, перебирая кусочки мяса и решая, как же ей поступить. Наконец она определилась. Илейн покинула своё место и отправилась к трактирщику.
   - Я бы хотела снять комнату для него.
   - Прости, красавица, - развёл руками пожилой владелец постоялого двора, - но свободных мест нет. Ярмарка. Даже в конюшне всё занято.
   - И что же мне делать? - пробормотала Илейн себе под нос, возвращаясь за стол и снова погружаясь в раздумья. - Я ещё не совсем сошла с ума, чтобы предлагать незнакомцу провести ночь в моей комнате....
   - Ладно, идём, - сказала девушка минут десять спустя. Мивер вопросительно посмотрел на её почти нетронутую тарелку. Его уже к этому моменту оказалась пуста.
   - Хочешь? - спросила Илейн. Он в ответ кивнул. - Ладно, быстро доедай и пошли.
   Подождав пока Мивер покончит с трапезой, она взяла его за руку и повела за собой наверх. Посетители, в основном селяне и несколько купцов проводили парочку озадаченными взглядами. Похоже, девушку потянуло на экзотику, решили они.
   Илейн открыла дверь в свою комнату и вошла внутрь. Мивер последовал за ней.
   - Вот моя комната, - обводя рукой, показала она.
   - Ком-ната? - повторил юноша.
   - Нет. Комната.
   - Комната.
   - Угу, это кровать. На ней буду спать я. А ты ляжешь на диване.
   - Кро-вать.
   - Нет, диван. Если ты думаешь, что я собираюсь разделить с тобой кровать, то глубоко ошибаешься.
   - Кровать.
   Девушка глубоко вздохнула, прогоняя раздражение, на непонятливость Мивера.
   - Знаешь, пожалуй я тебя свяжу, на всякий случай, - решила она. Илейн достала верёвку из заплечного мешка, стоявшего рядом с небольшим грубо сколоченным столом и крепко связала пришельцу руки. Потом подумала немного и связала ещё и ноги. Он не сопротивлялся, просто озадаченно следил за её манипуляциями. Илейн пришлось помочь Миверу улечься на диван, так как опутанный верёвками он двигаться не мог.
   - Вот так гораздо лучше, - удовлетворённо протянула девушка. - И у тебя есть крыша над головой и я спокойна. Надеюсь, ты не в обиде?
   Мивер не ответил, то ли и вправду обиделся на столь бесцеремонное обращение, то ли просто не понял, что девушка сказала.
   Она скинула с себя кожаную, потёртую куртку, стянула штаны и, уловив на себе заинтересованный взгляд Мивера, юркнула под одеяло. Уже там она сняла нижнюю рубашку и сменила её на ночную.
   Илейн долго ворочалась не в состоянии заснуть. Девушка ломала голову над загадочным незнакомцев и тем, почему она за него вступилась, более того предоставила ему ночлег. Но всё же со временем сон сумел поймать сопротивляющуюся добычу в свои сети.
  
   ***
  
   Утром девушка никак не могла проснуться. Конечно, походная жизнь приучила её в случае опасности подниматься мгновенно, но если выдавалась возможность, Илейн предпочитала понежиться подольше в кровати. Купеческий обоз, который она сопровождала, отправлялся в обратный путь в полдень, так что времени у неё ещё оставалось предостаточно.
   Этот город славился своими мехами и изделиями из шкур. Во время ежегодной ярмарки сюда свозили добычу со всех окрестных селений. Купцы же продавали в городе столичные ткани, приправы, сладости, украшения и другие интересные вещички.
   Наконец, Илейн открыла глаза и с недоумением увидела сидевшего на диване незнакомца. Она уже собиралась закричать и схватиться за меч, с которым делила не только дорожные тяготы, но и постель. Но всё же в последний момент вспомнила, что сама пригласила его в свою комнату. Мивер же задумчиво следил за своей новой знакомой. Девушка скользнула взглядом по его фигуре и с ужасом поняла, что верёвки, которыми она спеленала мужчину накануне, сиротливо лежат на полу.
   Она вскочила с кровати, подошла к нему и изумлённо спросила:
   - Как? Как ты освободился?
   Он лишь пожал плечами - дескать пара пустяков и с интересом посмотрел на соблазнительную грудь девушки, очертания которой виднелись из под полупрозрачной ночной рубашки. Илейн взвизгнула и снова нырнула под одеяло, предоставив Миверу возможность полюбоваться прекрасными округлостями её ягодиц. Прикрываясь одеялом девушка кое-как оделась.
   - Итак, что ты скажешь в своё оправдание? - поинтересовалась она у юноши. Тот непонимающе посмотрел в ответ.
   - Связывала я тебя не для того, чтобы ты развязывался, - нахмурилась она. - Признавайся, откуда ты или останешься без завтрака.
   Он задумчиво посмотрел на неё и ответил:
   - Я Ми-вер.
   - Мивер, это я уже слышала. Учти у меня время лишь до полудня. Ладно, смотри. Вот это дверь.
   - Две-рь.
   - Это стол.
   - Ст-ол.
   - Потолок, пол, стены... - девушка так увлеклась уроком, что чуть было не пропустила завтрак. Но голодное урчание желудка заставило не только мило покраснеть её симпатичное личико, но и вспомнить о том, что пора есть. Илейн, наскоро расчесала свои рыжие кудри перед зеркалом и спустилась в зал.
   Таверна встретила девушку шумом десятков голосов и дразнящими аппетит запахами. Большинство столиков оказались занятыми. Так что Илейн пришлось подсесть к знакомым охранникам, вместе с которыми она сопровождала купеческий обоз. Не то чтобы она избегала их общество, просто девушка предпочитала есть в тишине, не отвлекаясь на разговоры. Следом за ней плёлся Мивер.
   - Привет Хэнк, Олив, Вирк - поздоровалась она. - Можно к вам присоединиться?
   - Конечно, присаживайся, - ответил Хэнк лопая себя по коленке.
   - Нет, спасибо, я лучше использую стул, - лукаво улыбнулась она.
   Наёмник хрюкнул в ответ и, посмотрев на Мивера, удивлённо спросил:
   - А кто это с тобой?
   - Да, так, - смутилась девушка.
   - Сняла мальчика на ночь, - ухмыльнулся, во все свои десять гнилых зубов Олив.
   - Угу. А его хватило всего на час, - согласилась Илейн. Путешествия в компании охранников приучили девушку не обращать внимания на шутки, какими бы сальными они ни были. И даже отшучиваться в ответ.
   - А чего он молчит? - поинтересовался Вирк. - Или ты его за ночь так измотала, что слова вымолвить не может?
   Остальные поддержали это заявление громким смехом.
   - Не знаю. Он вроде бы не понимает на общем.
   - Эй ты, послушай, - перешёл на скирское наречие Вирк, - как тебя зовут?
   Мивер лишь покачал головой в ответ. Потом Вирк попробовал наречие жителей юга, а Хэнк припомнил несколько фраз по вернски. Но их усилия не принесли результат. Наконец, юноше это надоело и он заговорил сам:
   - Изм Аве-нас рикилуни Ми-вер.
   - На каком это он лопочет? - поинтересовался Хэнк.
   - Кто его знает. Первый раз такое слышу, - ответил Вирк.
   Между тем, перед столиком возник хозяин заведения и поинтересовался, чего желает прекрасная госпожа и - взгляд в сторону Мивера - её, с позволения сказать, спутник. Девушка заказала на двоих куриной похлёбки с хлебом. Выданный перед началом путешествия аванс постепенно подходил к концу и просить нечто вычурное, да ещё кормить этим нахлебника, она не собиралась. А плату за сопровождение она получит лишь по возвращению в столицу.
   - Ты его ещё и кормишь, видать знатно потрудился парень, - гнул свою линию Вирк.
   - Мне просто интересно откуда он, - пожала плечами девушка.
   - Так может прихватишь его с собой? - ухмыльнулся Хэнк.
   Илейн задумалась. Может и вправду взять? Хотя, кто знает куда идёт её таинственный знакомый. Да и что ему делать в обозе? Охранник из него не выйдет, оружие при нём нет. Возницей? Так их хватает. Разве что мальчиком на посылках, но он же ничего не понимает. А заплатить за проезд, судя по всему ему нечем. Проблема.
   - Может и прихвачу, - протянула девушка.
   - Кем? Охранником? - расплылся в ехидной улыбке Вирк.
   - Посмотрим, - загадочно кинула она и сосредоточилась на еде. Суп у повара вышел удивительно вкусным. Мивер уже давно расправился со своей частью и теперь задумчиво поглядывал на тарелку девушки.
   "Ну уж нет, - решила она. - На этот раз моя порция тебе не достанется".
  
   ***
  
   Первый родившийся ребёнок в семье Розвана был мальчик. И Розван был безумно рад этому. Ведь самым важным в их роду считалось иметь наследника. Все свои надежды и чаяния он связывал с этим маленьким крикливым человечком. Он знал, что тот станет великим воином и прославит их род на всю деревню.
  
   Глава вторая
  
   Наёмники продолжали болтать, но Илейн больше не слушала их пошлые шутки. Покончив с едой, она отправилась наверх собирать вещи. Мивер же остался внизу в компании троих охранников. Выглядели они очень даже внушительно. Здоровые, облачённые в кольчугу мужики, каждому далеко за тридцать и все вооружены. К тому же, Вирк и Хэнк имели устрашающие шрамы на лице. Не каждый чувствовал бы себя спокойно в таком обществе. Но Мивер не обращал на них никакого внимания. Он просто сидел и наблюдал за происходящим. То, что ничего особенного не происходило не сильно обескураживало его. Казалось, будто юноша впервые в жизни очутился в обычной таверне.
   Наёмники ещё немного посидели и отправились собираться в дорогу. Мивер же остался дожидаться Илейн. Ждать пришлось на удивление недолго, полная приключений жизнь приучила девушку не тратить время зря. Вскоре, она спустилась с походным мешком за плечами.
   - Мог бы и помочь, - пыхтя от натуги заметила она Миверу.
   - По-мочь?
   - Помочь, - она скинула свой мешок на руки юноши и жестом приказала следовать за ней. Ухватив поклажу под мышку он поспешил за девушкой, которая сердечно распрощалась с трактирщиком и направилась к выходу.
   Улица встретила их злым осенним ветром и ласковыми лучами изредка проглядывавшего из-за туч солнца.
   "Бр-р. И не холодно же ему? - подумала девушка глядя на распахнутую куртку юноши".
   - Я сейчас ухожу, - сказала она своему спутнику. - Хочешь отправиться со мной?
   Он ничего не ответил.
   Тогда она жестом указала на себя, изобразила рукой идущего человека и показала направление. После чего спросила:
   - А ты?
   Юноша ненадолго задумался, потом пожал плечами и кивнул. Похоже, предложение его устраивало.
   Всего пять улиц, стелились под ноги путникам в этом городе, так что заблудиться особой возможности не было. Илейн выбрала самую короткую из них, минующую рынок и ведущую к западным воротам. Там уже стояли повозки, доносились оживлённые разговоры и ругань возниц, купцов, охранников.
   - Что-то ты поздно сегодня, - с улыбкой приветствовал девушку пожилой, богато одетый господин с открытым честным лицом и сединой в волосах.
   - Проспала, - откровенно призналась Илейн.
   - Да и не одна.
   - Понимаешь Линд, - она замялась, - этот человек хотел бы отправиться с нами.
   - Вот так? И в качестве кого?
   - В качестве охранника, - выпалила она.
   - Охранника? Что-то он не выглядит очень сильным. Да и одет как-то странно. Нам пришлые в охране не нужны. Ещё разбойников наведёт. Вот.
   - Я за него ручаюсь, - выпалила девушка.
   Купец задумался. Чутьё опытного путешественника, которым он славился, подсказывало ему, что опасности для них юноша не представляет, но осторожность брала верх. Наконец, Линд решился:
   - Если бы я не знал твоего дядю... Но его всё равно надо проверить, - он повернулся к обозу и позвал. - Эй Хэнк, тут человек в охранники наниматься решил, проверить надобно!
   Охранник покинул повозку, скинул с себя тёплую куртку и довольно ухмыльнулся.
   - Это мы завсегда рады, - сказал он и обращаясь к Илейн добавил. - Зря ты своего полюбовника сюда привела. Сразу видно - не боец. Даже оружия при нём нет.
   Охранник достал свой меч и пару раз, разминая мышцы, взмахнул им. Илейн вытащила своё оружие и подала его Миверу. Тот взял меч в руки и принялся разглядывать.
   - Послушай, это не настоящий бой, - зашептала она юноше. - Тебе надо всего лишь отбить хотя бы несколько ударов, тогда ты сможешь ехать с нами бесплатно.
   Мивер посмотрел на девушку, потом на оружие, потом на Хэнка и снова на девушку.
   - Я на тебя рассчитываю, - кинула она и отошла в сторону, освобождая место.
   - Ну что, начали? - спросил наёмник и тут же обрушил на голову юноши меч сверху. Тот не поднял оружие, чтобы защититься и Илейн в ужасе закрыла глаза, ожидая, что следующим, что она увидит будет разрубленное напополам тело Мивера. Но когда она их открыла, ничего не изменилось. Мивер всё также стоял и смотрел на противника, Хэнк изумлённо изучал свой меч. Наконец, это занятие ему наскучило и он ударил вновь. Мивер не защищался, просто отклонился и вернулся на то же место, на котором стоял до этого. Движения его были столь стремительны, что девушка с трудом их замечала.
   - Что за ерунда? - не понял Хэнк и обрушил на юношу целый град ударов. Ни один из них не достиг цели.
   - Всё хватит, - прервал поединок купец и обращаясь к юноше сказал. - Ты принят. Вот только не охранником, а возницей. У нас два дня назад один напился и сломал руку. Будешь его заменять. Вот так.
   Мивер в ответ лишь равнодушно пожал плечами.
   - Кто-кто он такой? - ошарашено спросил девушку наёмник.
   - Я знаю о нём не больше твоего.
   - Не знаю кто он такой, но если он не используя меча такое вытворяет, то ты ему лучше оружие не давай вообще, - посоветовал ей Хэнк.
   Ещё минут двадцать прошло, пока собрались все отправлявшиеся в путь. Несколько наёмников прошлым вечером изрядно перебрали и пришлось посылать за ними людей. После этого караван, состоявший из десяти повозок двинулся в путь.
  
   ***
  
   Караван шёл целый день. А вечером за полчаса до того, как на небосводе забрезжили первые звёзды они остановились на опушке неподалёку от озера. Илейн пришлось помочь юноше рассёдлывать лошадь. По знакам девушка поняла, что Миверу ещё ни разу в жизни не приходилось этого делать. Тем не менее животное слушалось юношу с полуслова и даже без слов. Мивер по совету наёмницы, после того как напоил лошадь, протёр насухо её шкуру и привязал вместе с остальными на длинный поводок, чтобы животное могло вдоволь наесться сочной травы.
   Позаботившись о лошади, Мивер отправился собирать хворост. Илейн пошла с ним по дороге продолжая, так и не наскучившее ей занятие во время поездки - обучение юноши общему языку.
   Участие девушки в сборе топлива для костра ограничивалось тем, что она указывала на ветки покрупнее Миверу. Он не возражал. Величественные деревья частично сменившие свои наряды с зелёных на жёлтые и даже ярко красные снисходительно, с высоты своего внушительного возраста и роста, следили за передвижением путников.
   Мивер шёл по лесу с невероятной грацией, совершенно не производя шума. Ветки не трещали у него под ногами, а корни деревьев не пытались их заплести. Девушке даже показалось, что он и земли не касался и она даже на мгновение испугалась, но, присмотревшись, с облегчением заметила, что её спутник не призрак и оставляет вполне обычные следы. Илейн с досадой осознала, что по сравнению с ним она громыхает, как табун лошадей, несущийся на водопой.
   На обратном пути наёмница наткнулась на кусты малины, жестом показала юноше оставить хворост и потянула его за собой.
   Мивер пошёл неохотно, Илейн даже подумала, что он собирался воспротивиться, но в последний момент сдержался.
   Девушка с детства обожала малину. Ещё с тех пор, как жила с семьёй неподалёку от южных земель в небольшом городке, Нивис.
   Она часто отправлялась с матерью в лес собирать грибы и ягоды. Особенно ей нравилась малина, вкус которой даже спустя годы напоминал ей о счастливой жизни, которая оказалась в мгновение ока разрушена набегом варваров, сумевших обойти все заставы на границе. Пылали костры в ночи, бил набат, носились с криками люди. И среди этого безумия мелькали всадники на приземистых короткогривых лошадях, убивая любого, кто окажется на их пути. Неделю спустя город, вернее оставшееся от него пепелище освободили королевские войска. С тех пор прошло двенадцать лет. Нивис отстроили заново, но... людей погибших в те дни заново не отстроишь. Илейн лишилась сразу и отца и матери. Спаслась девочка лишь благодаря тому, что её приняли за мёртвую. Потом в её жизни были приют для бездомных, бездна отчаяния и... дядя Гован. Брат отца, наёмник, который забрал её оттуда и воспитал, как собственного ребёнка, обучив тому, что умел сам: владеть оружием.
   Илейн сорвала несколько ягод, жадно вдохнула сладкий аромат и отправила их в рот.
   - Вкуснятина, - довольно сообщила она юноше. - Хочешь?
   Он лишь отрицательно покачал головой, пристально следя за кустами поодаль.
   - И что ты там такое увидел? - заинтересовалась девушка.
   - Ар-ун, - ответил юноша.
   - Арун? И что это такое?
   Вместо Мивера ответил сам Ар-ун, вернее медведь, который тоже очень любил лакомиться малиной и не собирался делить её с кем-либо. Илейн, увидев зверя, вскрикнула. Кусты затрещали, пропуская громоздкую тушу. Но вместо того, чтобы наброситься на наглых людишек медведь остановился недоверчиво принюхиваясь. Юноша положил руку на плечо выхватившей меч девушки и отрицательно покачал головой. Она удивлённо посмотрела на него, потом перевела взгляд на притихшего медведя и опустила оружие. Не поворачиваясь спиной к зверю, путники покинули залежи малины, Мивер подхватил хворост и они отправились к стоянке.
   - Что это было? - сбросив охватившее её оцепенение, спросила Илейн. - Почему он не напал?
   Юноша лишь беспомощно развёл руками, дескать, он бы и рад объяснить, да не может.
   - Надо быстрее обучать тебя языку, - разочаровано вздохнула девушка.
   Вечер Мивер провёл за общим костром с наёмниками. А ночь в повозке вместе с Илейн и Хэнком. На следующее утро они двинулись дальше.
  
   ***
  
   С каждым днём Мивер улучшал свои познания в языке. Со слов Илейн юноша узнал, что оказался в королевстве Мереин. Правил в нём мудро, а временами не очень, король Зерэйн третий из династии Ризерг, которые уже триста лет успешно передавали трон, а вместе с ним и власть по наследству.
   Располагалось королевство на центральном материке в окружении дружелюбных и не очень соседей. На востоке, правда королевские владения заканчивались непроходимым лесом из которого появился Мивер. На севере же имелся выход в море и агрессивное королевство Авенк, которое этот выход блокировало, благодаря своему внушительному флоту.
   На юге Мереин соседствовал с владениями варваров. И назывались эти земли Дикими. Какое имя им давали варвары, никого особо не интересовало. И, наконец, на западе Мереин соприкасался сразу с двумя королевствами. Легорией давним другом, с которым уже двести лет находился в союзе и Нагорией, с которой был заключён взаимовыгодный торговый договор.
   Также девушка рассказала немного о религии. Люди поклонялись в Мереине, как и в соседних королевствах и почти на всём континенте единому создателю Ивианеру. Это сильно удивило юношу. Потому что расходилось с тем, что говорили ему наставники, но он промолчал, решив разобраться в этом немного позже.
   Первые дни солнце сопротивляясь осени, часто выглядывало из-за облаков и дарило своё тепло. Путешествие проходило весело. Если обычно девушка ехала подозрительно осматривая окрестности или перебрасываясь парой тройкой фраз с другими охранниками, то сейчас большую часть времени она посвящала обучению Мивера общему языку. Юноша оказался на удивление способным и уже через три дня пути начал более менее понимать свою спутницу и даже давать односложные ответы. Но выяснить откуда он, Илейн никак не удавалось. Мивер либо делал вид, что не понимает вопроса, либо хранил загадочное молчание.
   От Вередела до ближайшего города караван отделяли пять дней пути по редко используемому тракту. По обе стороны которого вольготно раскинулся лес. Поговаривали, что в нём водятся разбойники, но людей их видевших не находилось. То ли преступники были достаточно хитры, пропуская хорошо охраняемые обозы и нападая на плохо, то ли разбойники в этом лесу не промышляли вовсе.
  
   ***
  
   Розван воспитывал сына по собственной, придуманной им системе. И, пока речь шла об утяжелённых игрушках, никаких проблем не возникало. Мивер рос крепким малышом и почти не болел. Правда, отца очень настораживала сильная приязнь Мивера к матери. Стоило ему пораниться или испугаться и он тут же бежал к ней за успокоением и защитой. И вообще, большую часть времени он предпочитал проводить с Ливет. Но отец считал, что это пройдёт. Проблемы появились, когда в три года Розван решил обучить его первым упражнениям. Малыш отказывался наотрез и начинал плакать. Безуспешно потратив весь день, Розван вышел из себя и впервые избил ребёнка. После чего, тот весь в слезах и соплях побежал жаловаться матери. Розван уже несколько раз запрещал ей баловать малыша. И она, вместо того чтобы пожалеть, ударила ребёнка по лицу и сказала "слабак".
   Больше Мивер не отказывался выполнять задания, которые давал ему отец. Более того, он продолжал тренировки и после того, как его родитель разрешал ему отдохнуть. Розван не мог нарадоваться на малыша. Хотя, его тревожило то, что Мивер лишь выполнял всё что ему приказывали, но никогда не обращался к родителям сам. Более того, он никогда больше не просил о помощи, невзирая на то, сколь трудное поручение ему давали. И... Он больше никогда не обнимал и не целовал свою мать.
   И всё же Розван радовался, именно таким он представлял себе своего сына - настоящим мужчиной. Ливет тоже радовалась, но часто по утрам её подушка оставалась мокрой от слёз.
  
   Глава третья
  
   К вечеру третьего дня Мивер к неудовольствию девушки начал проявлять признаки беспокойства. Он постоянно крутил головой, к чему-то прислушивался и не уделял должного внимания обучению. Наконец, она не выдержала:
   - О чём ты только думаешь? - накинулась Илейн на него.
   - Люди.
   - Здесь люди в караване.
   - Люди. Лес. Много люди.
   - Разбойники?
   Он покачал головой, показывая, что это слово ему незнакомо.
   - Плохие люди?
   Мивер задумался и сказал:
   - Не знаю. Люди. Кровь.
   - Значит грабители. Надо предупредить Линда.
   Девушка покинула предпоследний обоз, на котором они ехали и хотела отправиться в голову колонны. Но не успела. Впереди, преграждая путь, рухнуло дерево, кусты по обе стороны дороги наполнились шумом, а в воздухе засвистели стрелы. Если бы не схвативший и поваливший на землю наёмницу Мивер, то Илейн досталась бы, как минимум одна из них. Юноша запихнул девушку под повозку, а сам остался снаружи служа прекрасной мишенью для вражеских лучников. Но, ни одна стрела не поразила его. Он легко, будто танцуя, ускользал от вестниц смерти. Пытавшаяся вылезти обратно Илейн - всё-таки она охраняла караван и её работа не позволяла ей прятаться - изумлённо замерла, следя за ним. Было что-то завораживающее в движениях юноши. Наконец, после того, как стрелки лишили жизни большую часть купеческой охраны, за дело взялись обладатели оружия ближнего боя. С громкими криками на дорогу высыпали бандиты. Илейн к тому моменту выбралась из под повозки и приготовилась встретить угрозу лицом к лицу, но Мивер заслонил девушку собой и никого не подпускал к ней. Несмотря на то, что оружия у юноши не было.
   На него кинулся мечник и отлетел без сознания. Парень с копьём попытался ткнуть своим оружием ему в грудь, но вместо того, чтобы уклоняться, Мивер рукой поймал остриё копья и тупым концом ударил противника в горло. Следующий с топорами в обеих руках успел взмахнуть ими лишь раз, рассекая воздух на том месте где мгновение назад стоял юноша, прежде чем локоть Мивера встретился с его горлом и он задохнувшись от боли потерял сознание.
   Враги нападали по двое, по трое, но он продолжал стоять несокрушимой скалой и, казалось, ничто в мире не сможет сдвинуть его с места. Миверу удавалось не только отбиваться от атак, но и не позволять девушке ринуться в схватку.
   Наконец, противники перед юношей кончились. Но, из-за этого он открылся для вражеских стрел. Первые две он просто отбил руками, но третья прочно засела в его левом плече. Конечно, если бы не стоявшая позади наёмница он мог бы уклониться, но тогда смертельный снаряд поразил бы девушку в горло.
   - Илейн, - полуобернувшись, сказал он.
   - Да?
   - Меч!
   Девушка, с сожалением, передала свой меч Миверу. Ей не хотелось оставаться безоружной, но она понимала, что от юноши в схватке больше пользы. Мивер же не желал терять мгновение, которое ему понадобилось бы, вздумай он поднять лежавшее на земле оружие. Следующие стрелы встретила сталь, со свистом разламывая их на части. С налёта грабителям не удалось уничтожить охрану каравана, во многих местах завязалась схватка и кое-где разбойники уже отступили, пытаясь скрыться в лесу. Миверу надоело отбивать вражеские стрелы и он отправился на поиск тех, кто их пускал. Девушка подхватила валявшийся на земле топор и последовала за ним. Но когда она явилась к месту событий, то увидела лишь безжизненно лежащие (но живые) тела прятавшихся в кустах грабителей. Мивер ни разу не использовал режущую часть меча.
   Схватка продлилась ещё минут пять. Ровно столько времени понадобилось юноше, чтобы разобраться с лучниками по обе стороны дороги. После того, как нападавшие лишились поддержки они, несмотря на численное превосходство, стали проигрывать. Наёмники всё же были профессиональными солдатами, а грабители в основном бывшими крестьянами или дезертирами. Так что чаша победы постепенно стала склоняться в сторону охранников каравана. Вскоре разбойники не выдержали: то один, то другой из них бросал оружие и пытался спастись бегством. Их не преследовали. Прикончив всех, кто не убежал, наёмники принялись рубить дерево. В живых из двадцати человек охраны осталось лишь семеро. Из десяти возниц нападение пережило трое, а из помощников купца только двое лишились жизни. Грабителей же никто не считал, но, если судить по оставшимся на дороге телам, их было не меньше сорока, а если добавить к ним десяток сбежавших и дюжину лучников, то торговому каравану крупно повезло, что они сумели отбиться.
   Илейн занималась перевязкой раненых. Последним помощь получил, скромно жавшийся в сторонке, Мивер. Девушке пришлось позвать Хэнка, который удачно пережил эту заварушку, отделавшись очередным шрамом на лице, так как одной ей не хватало сил вытащить засевший снаряд.
   Илейн держала юношу за плечи, пока наёмник выдёргивал стрелу. Она ожидала услышать крик или хотя бы стон, во время операции, но Мивер лишь крепко стиснул зубы и не издал ни звука.
   - Больно? - поинтересовалась она и тут же осознала, глупость своего вопроса. Юноша кивнул в ответ. - Не волнуйся, кость цела.
   - Знатная работа, - похвалил Хэнк, осматривая место, где сражался Мивер. - Скажи, почему ты никого не убил?
   - Люди не убить людей, - совершенно серьёзно ответил он.
   - Да? - изумился наёмник. - Похоже, эти парни об этом не знали.
   Он достал кинжал, схватил за голову ближайшее тело и хотел перерезать ему горло, но рука Мивера остановила его.
   - Люди не убить людей, - повторил юноша.
   - И что мне их оставить в живых? Так чтобы они догнали и убили нас? Или других путников? - взъярился Хэнк, скидывая руку юноши. - Тоже мне святоша нашёлся. Не хочешь, не смотри.
   С этими словами он перерезал грабителю горло и взялся за следующего. Мивер отвернулся. Зрелище ему откровенно не нравилось, но больше он не протестовал.
   Наконец, дерево преграждающее дорогу, оказалось перерублено и его по частям откатили с тракта, освобождая проезд. Закинув раненых и убитых на повозки караван тронулся в путь.
  
   ***
  
   Два дня спустя караван всё ещё не достиг Ливенска. Из-за раненых приходилось ехать медленно. Поэтому участок пути, который рассчитывали преодолеть за двое суток, растянулся на четыре. Илейн утром, делая перевязки на привале раненым, поинтересовалась, как плечо у Мивера.
   - Всё порядок, - ответил он. С каждым днём юноша говорил всё лучше. То, как быстро он овладевал языком, даже слегка пугало Илейн.
   - Всё в порядке, - поправила его девушка и попросила. - Покажи.
   - Всё в порядке, - повторил он.
   - Я должна посмотреть. Вдруг у тебя случится нагноение, - упорствовала Илейн и Мивер, нехотя, сдался.
   Он протянул ей руку и распахнул куртку. Илейн развязала повязку и ахнула. На загорелой коже юноши не осталось ни следа.
   - Кто ты? - со страхом спросила она, отодвигаясь.
   - Я Мивер, - ответил он.
   - Ты не человек, - покачала она головой. - У людей раны так быстро не заживают. Может быть ты волшебник?
   - Волшебник?
   - Тот, кто владеет магией.
   - Магией?
   - Это такой человек, который может делать то, что обычным не под силу, - пояснила девушка.
   - Может быть, не знаю, - ответил Мивер.
   - Но волшебники редко путешествуют в одиночку. Они настолько ценны, что их обычно сопровождает большая охрана или даже армия. Кто же ты такой?
   - Я Мивер, - ответил юноша и попросил. - Дай мне кинжал.
   - Зачем?
   - Пожалуйста.
   Девушка протянула ему оружие, совершенно не опасаясь того, что он может использовать его против неё. В конце концов, пожелай Мивер причинить ей вред и никакое оружие, ему бы для этого не понадобилось.
   Юноша взял кинжал и воткнул себе в плечо на месте нанесённой стрелой раны.
   - Что ты делаешь?!
   - Я человек, - ответил он, вытаскивая оружие. - Рана ещё не здорова.
   - Ты сумасшедший! Неужели тебе не больно?
   - Больно. Ощущение. Можно терпеть.
   Девушка покачала головой и принялась останавливать кровь. Когда юноша покинул повозку, его хлопнул по здоровому плечу Хэнк и сочувственно заметил:
   - Что парень опять рана открылась? Старайся не напрягать руку.
   - Спасибо. Не буду, - поблагодарил его Мивер.
  
   ****
  
   Время в пути тянулось невыносимо медленно, к тому же после полудня зарядил противный моросящий дождь. Илейн жалась под покрывалом и боялась высунуть нос за полог, прикрывавшей повозку от ветра, ткани. Но девушка знала, вскоре ей придётся сменить возницу и покинуть теплое место. Наёмница не любила холод. За время своих путешествий она свыклась с ним и встречала, как привычного, но неизбежного врага. Но, не любила.
   - Оставайся, - заметил её состояние Мивер, после нападения ставший полноправным охранником. Повозкой же управлял один из помощников купца, давая страже отдых. - Я повезу.
   - Но ведь тебе тоже холодно, - возразила она.
   Юноша пожал плечами. Холода он не боялся. Они двигались медленно и вся его задача сводилась к тому, чтобы лошадки не свернули с тракта. Но, умные, привычные к проложенным людьми дорогам, создания этого сделать и не пытались.
   - Как твоё плечо?
   - Не волнуйся, Рана не откроется, - ответил Мивер.
   Девушка хотела спорить дальше, но юноша приложил палец к её губам и сказал:
   - Просто дай мне сделать это.
   И Илейн сдалась. Слишком трудно было сопротивляться его словам и своему нежеланию оказаться на холоде, одновременно.
   Минут десять она пролежала, задумчиво глядя в матерчатый потолок, а потом рывком поднялась и накинула плащ на плечи. После чего, раздвинула ткань, поёжилась от налетевшего порыва ветра и перебралась на место рядом с Мивером.
   - Холодно, - сказал он, намекая на то, что вполне способен справиться и один.
   - А тебе скучно, - возразила она.
   - Скучно?
   - Скучно. Когда ты один и не с кем поговорить, - пояснила Илейн.
   - Тогда мне всегда скучно, - пожал плечами юноша и девушке стало страшно, такой тоской повеяло от этих, казалось бы простых, слов.
  
   ***
  
   Наконец, утром четвёртого дня на горизонте возникли стены Ливенска, города-крепости. Мивер с интересом рассматривал увеличивавшийся по мере их приближения город. Грозные, неприступные на вид стены, заканчивающиеся острыми зубцами и пестревшие окошками для бойниц. Взвившиеся ввысь башни по две на каждой стороне. И могучие ворота, сейчас приветливо открытые, но готовые в любой момент захлопнуться, отсекая возможность врагу проникнуть внутрь. Всё это выглядело довольно внушительно.
   Перед воротами их остановила стража. Десятки арбалетов были направлены на них со стены. Вперёд вышел облачённый в кирасу воин со шлемом на голове. Он поднял забрало и поинтересовался:
   - Кто такие будете?
   - Купеческий караван, - ответил Линд. - На нас напали разбойники. Вот так.
   - Раненые есть?
   - Да семеро. Пожалуйста, отвезите раненых в больницу, им необходима помощь, - попросил купец.
   Страж задумался.
   - Хорошо, - он сделал знак своим помощникам и те направились к повозкам. - Они отвезут раненых. А мы пока осмотрим караван.
   - Спасибо большое, - поблагодарил Линд.
   Досмотр много времени не занял. Ничего запрещённого к ввозу у купцов охрана не нашла и через полчаса им милостиво разрешили войти в город.
   Внутри впечатление от того, что они находятся в крепости лишь усилилось. Каждый дом, кроме окон имел бойницы. Улицы в большинстве своём петляли, стараясь запутать путников и лишь центральная оставалась прямой и ровной, но Илейн не завидовала врагу, который соблазнится этой прямотой. Уж слишком смахивало на ловушку. У горожан, наверняка, имелся способ превратить путешествие захватчика по главной улице в дорогу на другую сторону жизни.
   Наёмники остановились в гостинице "Жаркий очаг", а купцы, вместе с обозами нашли приют в "Обители путешественников". Конечно, хотелось разместиться всем вместе в одной гостинице, но свободных мест на стольких человек попросту не оказалось.
   - Вот это твоя комната, - указывая на дверь, на втором этаже пояснила девушка Миверу. - Ты будешь здесь спать вместе с Хэнком и Вирком. Купец оплачивает жильё.
   Юноша недоумённо посмотрел на неё.
   - Нет, нет и ещё раз нет. В моей комнате ты больше спать не будешь.
   Мивер поинтересовался:
   - Сколько дней здесь?
   - Должны были один. Но мы потеряли много людей. Наём новых охранников и возничих займёт время, так что я думаю мы тут дня на три-четыре. Ладно забрасывай свои вещи в комнату и пошли обедать. - она посмотрела на юношу и добавила. - Ах, да у тебя же нет никаких вещей.
   В обеденном зале шумели наёмники, многие из которых дорвались до вожделенного вина. То, что завтра они в путь не тронутся, позволяло им сегодня залить приключившиеся неприятности выпивкой.
   - Надеюсь, ты не пьёшь? - подозрительно поинтересовалась она, усаживаясь за стол. Девушка обычно предпочитала есть в одиночестве, но прогонять Мивера ей не хотелось. Она всё ещё не оставляла надежды раскрыть его загадку.
   Он покачал головой.
   - Это хорошо, потому что я буду пить и мне понадобится кто-нибудь, кто отнесёт меня наверх,- усмехнулась она. - И не надо так на меня смотреть.
   - Я не смотрел.
   - Смотрел. А ну, живо признавайся, откуда ты?!
   - С востока, - ответил он и для наглядности показал рукой направление.
   - Где ты жил? В городе? Деревне?
   - Деревне. Наверное.
   - Расскажи. Я хочу знать о тебе всё.
   - Не могу.
   - Не помнишь или не хочешь?
   - Не могу.
   - Соврал бы что-нибудь.
   - Врать?
   - Сказать что-нибудь, что окажется неправдой.
   - Неправдой?
   - К примеру сказать, что у меня волосы чёрные, хотя они на самом деле рыжие, - пояснила Илейн.
   - Не могу, ведь это не так, - изумился юноша.
   - Поэтому, когда ты не хочешь отвечать, то молчишь? Странный ты человек. Если человек, конечно...
   Мивер в ответ лишь пожал плечами.
   Вечером юноше, как и предупреждала Илейн, пришлось отнести свою спутницу наверх в её комнату.
  
   ***
  
   Со всех четырёх сторон деревню окружал лес. Но лишь три из них были безопасны. В четвёртой же обитал Враг. Вернее не обитал, а томился в темнице и срок заключения его был Вечность. Всё, и животные, и деревья и даже сам воздух было отравлено одним его присутствием. В том лесу водились жуткие монстры. И ступавший в него человек никогда не мог быть уверен, что вернётся обратно. Раз в месяц обитатели этого места делали набег на деревню, но всегда откатывались ни с чем. Причём они никогда не пытались обойти деревню, всегда нападали именно на неё и с одной стороны.
   Впервые в этот лес Розван взял Мивера, когда ему исполнилось семь. А в девять лет юноша уже самостоятельно отправлялся под сень, обманчиво спокойных деревьев.
  
   Глава четвёртая
  
   Когда девушка проснулась и пришла в себя настолько, что сумела разлепить глаза, первым, что она увидела был сидящий напротив кровати Мивер. Но возмущаться по этому поводу у неё сил не оказалось. Голова ужасно болела, грозясь развалиться на части.
   - Лучше бы я умерла вчера, - простонала Илейн.
   - Больно? - спросил парень.
   - Ужасн-н-н-н-о, - прорычала девушка.
   Юноша встал с кресла в котором провёл ночь, подошёл к наёмнице и положил руку ей на лоб. Вскоре боль начала отступать.
   - Спасибо, ты просто волшебник, - поблагодарила Илейн. - Точно, ты наверняка волшебник! Только им подвластна магия.
   - Возможно, - не спорил Мивер.
   - А ты не мог так наших раненых вылечить? - поинтересовалась она.
   - Я лечил, - честно признался юноша.
   "А я ещё удивлялась, что никто не умер, - подумала девушка. - Кто же он всё-таки такой?"
   - Большое спасибо тебе за помощь, - сказала она, когда голова прошла полностью. - Пожалуйста выйди.
   - Конечно.
   Девушка споро оделась, радуясь тому, что вчера перед сном смогла раздеться сама, без помощи юноши, и покинула комнату, за пределами которой её дожидался Мивер.
   - Какие у тебя планы на сегодняшний день? - после избавление от похмелья настроение Илейн взлетело на недосягаемую высоту. И ей хотелось чем-то отблагодарить спасителя.
   - Планы? Никакие.
   - Правильно говорить никаких, - поправила девушка и предложила. - Тогда как насчёт пройтись по городу? Готова поспорить ты ещё здесь не был.
   - Не был, - согласился он. - Пошли. Это будет интересен.
   - Интересно.
   - Интересно.
   Город в мгновение ока очаровал юношу. Он ходил по улицам и вертел головой в разные стороны столь интенсивно, что девушка даже забеспокоилась, как бы он себе шею не свернул. Несколько раз Мивер останавливался перед особо величественными зданиями и недоверчиво спрашивал: " Это правда построили люди?" . Он старательно изучал стены и архитектурные особенности домов. И, дай ему волю, не только щупал бы их руками, но и пробовал бы на зуб. Вдоволь набродившись по запутанным улочкам Илейн решительным шагом направилась на рынок. Располагался он неподалёку от центральной площади.
   Перед входом юноша остановился.
   - Что случилось? - поинтересовалась Илейн.
   - Люди. Много людей. Я никогда не видел так многих людей.
   - Много, - улыбнулась она. - Не бойся я с тобой.
   - Бойся? Что это такое?
   - Боязнь. Страх. Когда колени трусятся, а сердце стучит как сумасшедшее и хочется убежать. Все его чувствуют.
   Юноша покачал головой.
   - Прости. Я не понимаю, о чём ты говорить.
   - Ну и не надо, просто идём вперёд, - ответила наёмница и, подхватив под руку Мивера, потянула его за собой. Он не сопротивлялся.
   В тесноте торговых рядов юноша чувствовал себя неуютно. Тем не менее, он с интересом рассматривал нахваливаемые продавцами диковинки. Правда, помня печальный опыт в таверне, взять ничего не пытался. Илейн уверенно пробиралась к рядам с украшениями. Там она застряла надолго, выбирая себе цепочку на шею. Наконец, одна с тонким плетением и причудливым рисунком удовлетворила её вкус и девушка её купила.
   - А тебе что-нибудь понравилось? - поинтересовалась Илейн у Мивера. - У тебя конечно сейчас денег нет, но я могу одолжить. После нападения разбойников Линд, увидев твою работу, обещал заплатить тебе по прибытию в столицу.
   - Деньги?
   Сколько ни билась девушка, но почему люди так ценили маленькие разноцветные овальные кругляши, юноша понять не мог. В деревне, если ему нужна была еда он её выращивал, либо охотился. Если нужна была одежда, то мастерил её из шкур добытых животных. И даже оружие они делали сами в общей кузне. Если ему было необходимо нечто, чего он не имел, то соседи с радостью делились своими запасами, зная, что если что-либо понадобится им, они всегда могут это взять в его семье.
   - Да, деньги. За них покупаются вещи. Я ведь тебе уже об этом говорила!
   - Спасибо, мне ничего не нужно.
   - Ну, как знаешь, - обиделась девушка.
   Они уже направлялись к выходу с рынка, когда суматоха рядом с продавцом яблок привлекла внимание Мивера.
   - Ах ты мерзавец! - ярился здоровый мужик лет сорока, продавец. За собой он тащил отчаянно вырывавшегося ребёнка лет семи от роду. - Я те покажу, как яблоки воровать! За воровство у нас руки рубят.
   С этими словами он достал широкую, увесистую дубинку, уложил руку мальчика на прилавок и занёс оружие над ней. Но опустить дубину не сумел. Кто-то перехватил его руку. Торговец удивлённо посмотрел вверх и встретился взглядом со странно одетым юношей.
   - Ты чего? - не понял он.
   - Ребёнок украл яблоко, - без каких-либо эмоций произнёс незнакомец, но от его слов повеяло холодом и угрозой. Хоть он был и без оружия, торговец почувствовал себя неуютно.
   - Да, мерзавец маленький.
   - И ты хочешь сломать ему руку?
   - Всё по закону. Любому вору в городе отрубают руку. Так что я ещё мягко с ним. Если страже сдам они с ним церемониться не будут.
   - За яблоко?
   - Да. Сегодня он одно украл, а завтра его дружки двадцать одно! С ними нельзя нянчиться.
   - Ребёнок украл одно яблоко. Он голоден и ты ломать ему руку? - снова повторил юноша. Торговцу вдруг захотелось оказаться где угодно, лишь бы подальше отсюда.
   - Я заплачу за него, - ответила одетая, как наёмница девушка с мечом на боку.
   - Но по закону...
   - Послушай, - она оттащила палача от жертвы. - На твоём месте я бы согласилась. Этот парень убивал и за меньшее.
   - Но стража...
   - Он с дальнего востока. Ему плевать на наши законы. Даже если стража его поймает, тебе от этого легче не станет.
   - Хорошо, я согласен, - кивнул торговец и заломил цену. - Три медяка!
   Девушка передала ему деньги, взяла яблоко и отдала ребёнку.
   - Это твоё. А теперь беги отсюда, - сказала она и повернулась к Миверу. Юноша всё ещё стоял и пристально рассматривал торговца.
   - Пошли, - потянула за собой его Илейн и Мивер, неохотно, подчинился.
   - Ну и зачем ты вмешался? - поинтересовалась девушка у него, когда они покинули рынок.
   - Он хотел ломать руку ребёнку.
   - У них тут такие законы. И мы ничего не можем с этим поделать. А если бы торговец позвал стражу?
   - Я должен стоять и смотреть, как ломать руку ребёнку?
   - Нет, не должен. Я не знаю. Прости, что набросилась на тебя. Ты поступил глупо. Он всё равно умрёт от голода или лишится руки при следующей краже. Ты не спас ребёнка, а просто отсрочил его приговор. Вот и всё.
   - Я поступил неправильно?
   - Ты не можешь помочь всем.
   - Значит, не помогать никакому?
   - Никому, - поправила его девушка. - Не знаю. Просто запомни, помочь всем ты не сможешь, как ни старайся. Кстати, если ты не заметил, то спасённый тобой малец следует за нами.
   - Я заметил.
   - И что ты собираешься делать?
   - Не знаю. Пока не знаю, но... Ив ален ви де ру.
   - Что?
   - Сказав первую букву, произнеси последнюю.
   Досадуя на наивность Мивера, девушка всё же отвела его в магазин готовой одежды и подобрала ему приличные брюки и рубашку с курткой.
   - Потом отдашь деньги за них, - успокоила она юношу.
   - Отдам, - пожал плечами он. Деньги всё ещё не играли для него никакой роли, хоть он уже и понимал, что в этом мире без них нельзя.
   Ребёнок поджидал их, прячась за углом. Как только они покинули магазин, он снова крадучись последовал за ними до самой гостиницы. На входе в которую Мивер остановился и жестом позвал его к себе. Осторожно, словно испуганное животное, тот двинулся к юноше.
   - Как тебя зовут? - поинтересовался у него Мивер.
   - Лилен.
   - Где твои родители? - поинтересовалась Илейн.
   - У меня никого нет, - ответил он.
   - Где ты живёшь? - спросила девушка.
   -На улице, - ответил ребёнок.
   - А зачем преследуешь нас?
   - Лилен больше некуда идти.
   - Пошли со мной Лилен, я сделаю из тебя настоящего воина, - пообещал Мивер и протянул открытую ладонь в которую ребёнок, немного поколебавшись, доверчиво вложил свою ладошку.
  
   ***
  
   Мивер, Илейн, Хэнк, Вирк и спасённый малыш устроились за столом в таверне, напротив окна.
   - Ты хотеть есть? - первым делом поинтересовался у ребёнка Мивер, когда они расселись по местам.
   Голодное урчание желудка мальчонки свидетельствовало об этом. Но он лишь упрямо покачал головой
   - Нет, господин. Я мало ем.
   - Не господин, просто Мивер.
   - Хорошо, господин.
   - И я сейчас закажу тебя обед.
   - Ты ничего не забыл? - поинтересовалась у него Илейн. - Купец оплачивает еду только для нас, а денег у тебя нет.
   Юноша перевёл взгляд на девушку.
   - Тогда я отдам ему свою порцию.
   - Не стоит, - остановила она его. - Я одолжу.
   - Спасибо.
   На то, какими глазами ребёнок глядел на поданную хозяином заведение похлёбку, больно было смотреть. Илейн даже отвернулась, чтобы стряхнуть невольно навернувшиеся слёзы.
   - Не спеши, - предупредил мальчика Мивер, подавая ложку. - Если ты давно не ел это неверно.
   - Опасно, - поправила его девушка.
   Но, несмотря на слова Мивера ребёнок моментально выхлебал свою порцию, словно страшась того, что еду у него отберут. Впрочем, страх мальчика был вполне понятен. Улица очень жестока по отношению к детям.
   Сыто откинувшись на спинку стула, спасённый, осоловелым взглядом наблюдал за происходящим.
   - Ну, мы его накормили и что теперь? - поинтересовалась девушка, увидев, что Мивер уже покончил с трапезой. Сама она ещё не успела съесть и половины.
   - Его надо отмыть. И меня тоже. Надо сказать хозяину, приготовить место для мытья.
   - Налить в бадью во дворе воды и подогреть её? Это будет стоить дополнительных денег. А ты и так мне уже должен немало.
   - Мы можем помыться в холодной воде, - заметил юноша.
   - Нет. Тебе всё равно, а ребёнок этого не выдержит. Я одолжу денег.
   - Спасибо, - поклонился он. - Я отдам всё, что получу от Линда.
   - Ну, всё не надо, - смутилась девушка.
   Взяв деньги, Мивер отправился к трактирщику.
   Миловидной служанке с пышной фигурой и волосами цвета ночи пришлось много раз бегать за водой к колодцу, чтобы наполнить бадью. Правда, трудилась она не одна. Увидев, что такое дело поручили девушке, Мивер взялся ей помочь. Уговоры молодой служанки, что это её работа и ей совсем не тяжело, ничего не изменили. Юноша лишь качал головой в ответ. Таким образом, минут за десять бадья оказалась заполнена. Мивер поблагодарил девушку, после того, как та развела огонь под чаном. Чтобы бадья не загорелась, снизу она была покрыта слоем железа. Служанка игриво стрельнула озорными глазами в его сторону и удалилась.
   Мивер не обратил внимания на откровенно призывной взгляд девушки, обещавший ему скрасить ночь, стоит только позвать. Вернее он просто его не понял.
   Юноша вернулся в таверну и поманил за собой мальчика.
   - Ты хоть подумал, во что его переоденешь после купания? - недовольно поинтересовалась Илейн.
   Мивер в ответ покачал головой.
   - Ладно, возьми пока мой старый плащ, укутаешь ребёнка в него. И, кстати, не забудь одеть свою новую одежду.
   Юноша благодарно кивнул, попросил ребёнка подождать и отправился наверх за обновками про которые он, откровенно говоря, совершенно забыл.
   Минут через пятнадцать вода нагрелась достаточно, чтобы можно было в неё залезть. Мивера не слишком пугало купание и в ледяной воде, но ребёнок к таким испытаниям пока готов не был. Юноша твёрдо решил заняться воспитанием мальчонки. Не выбрасывать же его теперь обратно на улицу после того как спас.
   Мивер скинул с себя рубашку а потом и штаны и повернулся к ребёнку.
   - Раздевайся. Чего ты ждёшь?
   Тот помотал головой, делая шаг назад.
   - Боишься? Я тебе помогу. - Он подхватил мальца и снял с него потрёпанную во многих местах до дыр рубашку и пестревшие заплатками штаны. Сказать, что ребёнок был тощим, это не сказать вообще ничего. Маленько худое тельце, сквозь которое просвечивали выступающие рёбра и впалый животик производили угнетающее впечатление. Кроме того, синяки неравномерным слоем покрывали его тело.
   Мивер удивлённо посмотрел на малыша. Потом перевёл взгляд на себя, потом снова на ребёнка. Тот покраснел.
   - Кажется, я забыл мыло, - протянул Мивер, опустил ребёнка в воду, оделся и пошёл в таверну.
   - Я думала ты уже моешься, - удивилась Илейн.
   - Я мыло забыл, кажется, - задумчиво протянул юноша.
   - Что это ты сам не свой?
   - Ничего. Я мыло забыл. И мальчик Лилен, не мальчик а девочка.
   - И эту девочку ты собираешься мыть? - остерегающе сощурив глаза, поинтересовалась девушка. Если бы Мивер знал её лучше, то понял бы, что сейчас желательно держаться от Илейн подальше. Но он не знал.
   - Да.
   - Ты мужчина, собрался мыть маленькую девочку, - выходя из себя, переспросила наёмница.
   - Да, - не совсем понимая причину её недовольства, спокойно ответил юноша.
   - Даже не думай об этом! - выкрикнула она, привлекая внимание всех посетителей таверны. - Я сама её помою. И тебе лучше не подглядывать! Хозяин мыла!
   С этими словами она покинула удивлённого Мивера. Он лишь пожал плечами и уселся за её столик. Вирк ухмыльнулся, демонстрируя всем присутствующим, покрытые гнилью зубы и заявил:
   - Вроде недолго вместе, а уже ревнует. Ты смотри, такая горячая девка и пришибить может.
   - Люди не должны убивать людей, - ответил юноша.
   - Моё дело предупредить, - хмыкнул, расплываясь в улыбке, наёмник.
   После того как Илейн искупала ребёнка и помылась сама, Мивер наконец получил бадью в своё распоряжение. Вот только вода в ней поменяла цвет с прозрачного на коричневый. Так что юноша отодвинул заслонку, выпуская грязную жидкость, подхватил вёдра и отправился к колодцу. Вскоре он опустил своё тело в наполненную холодной, но зато чистой водой бадью и принялся с остервенением смывать грязь. После мытья он натянул купленную накануне одежду и отправился в таверну. Честно говоря, юноша не знал, как убить остававшееся до вечера время и хотел попросить совета у Илейн. Хотя был и не уверен, что девушка уже успокоилась.
   - Ну вот, почти человек, - похвалил его Хэнк. Они с Вирком всё ещё сидели внизу и уничтожали запасы хозяйского вина. - Тебя бы ещё постричь, совсем за человека сойдёшь.
   - Постричь? - удивился Мивер.
   - Да. Отрезать длинные волосы. Этим брадобреи занимаются.
   - А где Илейн? - спросил он.
   - Поднялась к себе и девчонку забрала. Спать легла наверное. После жаркой ванны самое то.
   Юноша задумался. Ему обязательно надо стать человеком и если отрезанные волосы ему в этом помогут, то нельзя упускать такую возможность.
   - А бра-доб-рей деньги, нужны?
   - Нужны. Но если решишься, я одолжу. В столице вернёшь.
   - Спасибо, - поблагодарил Мивер, когда в его руку легли несколько медных монет.
  
   ***
  
   И создал Бог небо, землю и всё сущее. И заселил он землю животными, птицами и другими разными созданиями. И приступил он к самому величайшему творению своему - людям. И создал он их по образу и подобию своему из глины речной. И дал он им крылья. Много сил забрало творение это у него и тогда передал он глину сыну своему и повелел лепить людей и дальше по образу первых, им созданных. Чтобы заселить ими землю. Но не был столь искусен сын, как отец его. Хоть немного, но люди отличались от первых. А когда закончил творить он, то спохватился, что забыл приделать им крылья. Но не осталось глины больше и решил он, что сойдёт и так. Не дожидаясь разрешения отца своего, заселил он земли созданиями своими.
   И гневался долго проснувшийся Бог нерадивости сына. Но уничтожать его творение не стал, ибо жалко ему стало детей, ребёнка своего.
  
   Глава пятая
  
   Жизнь среди людей наложила определённый отпечаток на характер юноши. Впервые он был вправе делать не то, что ему приказывали, а то, что он хотел. И вначале он был опьянён этой свободой, но потом её испугался. Слишком много путей, слишком много вариантов. Огромный внешний мир и толпы людей всё ещё заставляли Мивера нервничать. Он очень привязался к Илейн. Не только потому, что она помогала ему. Просто, он боялся снова, как во время путешествия по лесу остаться совершенно один. И если бы не чутьё на правильные поступки юноша оказался бы совсем беспомощным в этом мире.
   Эту ночь юноше пришлось провести в компании наёмников, так как когда Мивер вернулся от брадобрея, девушка уже спала и дверь в её комнату оказалась заперта. Возможно, ему не следовало по пути сворачивать в переулки и столь тщательно осматривать городские строения, тогда бы он вернулся раньше. Но, впервые оказавшийся один в городе Мивер просто не мог сопротивляться соблазну. Обычно Илейн подгоняла юношу, а сейчас он смог вдоволь налюбоваться красотами Ливенска.
   Следующим утром когда Мивер спустился вниз в новой одежде и подстриженными волосами Илейн, завтракавшая вместе с девочкой за отдельным столиком, не смогла сдержать возгласа удивления. Обычно девушка любила поспать подольше, но маленькая Лилен, ночевавшая вместе с наёмницей, проснулась ни свет, ни заря и принялась кричать. Спросонья она не сразу вспомнила события предыдущего дня.
   - Даже не верится, - произнесла девушка. - Это и вправду ты?
   - Вроде да, - ответил юноша.
   - Ты выглядишь теперь совсем по другому. Не как варвар, спустившийся с гор, а как цивилизованный человек.
   - Я это я, - пожал плечами Мивер. - Что бы я ни одеть, я это я.
   - Не одел, - исправила девушка. - И какие у тебя на сегодня планы?
   - Не знаю, я бы хотел посмотреть центральную площадь.
   - Город это хорошо, но сперва надо прикупить одежды для малышки. Не думаю, что ты разбираешься в одежде, так что придётся мне пойти с тобой. Вот только доем.
   Юноша устроился рядом и заказал жареные яйца. Свою порцию Лилен уже давно съела и теперь жадным взглядом следила за тарелкой Илейн, а потом и Мивера, как только горячую яичницу подали на стол.
   - Слишком много есть неправильно, - сказал юноша, но всё-таки переложил девочке немного еды со своей тарелки.
   - Вредно, а не неправильно, - заметила Илейн.
   - Вредно, - согласился Мивер и приступил к трапезе.
   После еды он велел девочке оставаться наверху в комнате наёмницы, которую на всякий случай Илейн заперла на ключ. Мивер же с девушкой отправились за покупками. Путь к магазину одежды много времени не занял. Да и в самом магазине они пробыли недолго. Покончив с обязательной частью прогулки, путники отправились на центральную площадь. Там располагались муниципалитет, храм и казарма военных.
   И казарма, и здание городского совета оставили юношу равнодушным, но перед храмом он замер и долго стоял не в состоянии сдвинуться с места.
   - Что это за здание? - удивился юноша.
   - Храм Ивианера. Ты ведь уже просил меня рассказать о религии. А я ответила, что в доме Господа тебе об этом расскажут намного лучше. Так вот это и есть дом Господень. Войдём? - предложила девушка.
   - А можно?
   - Для этого он здесь и стоит, чтобы каждый мог войти внутрь и обратиться к Богу.
   Узорчатые, украшенные бронзовыми птицами двери разошлись в стороны, пропуская юношу в святую обитель. Внутри невзрачный, облачённый в мантию мужчина, лет сорока, вёл проповедь перед стоявшими на коленях прихожанами. Было их человек двадцать. Мивер посмотрел на стрельчатые окна, расписанные стены храма и главное, на висевшие на них фрески с изображениями святых и Бога.
   - Что же это за место? - недоумённо протянул он, чувствуя, как, несмотря на прохладу, по его спине струится пот.
   - Это храм, - удивилась девушка. - Я ведь тебе только что говорила. Здесь каждый может обратиться к Ивианеру, нашему Богу.
   - А эти изображения?
   - Это святые. А вон там на самом верху изображён сам Ивианер.
   Юноша посмотрел на картину с седым задумчивым старцем над головой которого сияла корона.
   - Этого не может быть!
   - Почему?
   - Этого просто не может быть, - повторил юноша и умолк. Объяснить спутнице, что Бог создавший их мир безобразен, то есть не имеет образа и потому не может быть нарисован, он не мог, не хватало познаний в языке. К тому же, Создатель не имел имени. Поэтому называть его Ивианер неправильно. Но кто же тогда изображён на картине?
   Юноша закрыл глаза, потом открыл и произнёс:
   - Забудь об этом.
   Мивер чувствовал нечто странное, неправильное в этом храме, но указать на эту неправильность не мог, как ни старался.
   - Пойдём отсюда.
   - Но ты же хотел поговорить со священником, - удивилась Илейн.
   - Хотел. Может позже. Пойдём, - Миверу стало плохо, душная атмосфера храма казалось, обволакивала его со всех сторон, а стены грозились рухнуть и раздавить юношу.
   - Ладно, хорошо, - сдалась девушка.
   На этом посещение святой обители закончилось, но в таверну Мивер вернулся задумчивый и хмурый. Загадка с Богом прочно засела у него в голове и он решил во чтобы то ни стало разобраться в ней.
   Вторую половину дня он провёл, изучая город в сопровождении Лилен. Девочка прекрасно ориентировалась в отчаянно изгибающихся улицах и безошибочно вела Мивера от одной достопримечательности к другой. Похоже, ей очень хотелось показать свою полезность, чтобы новый такой большой, такой сильный, такой красивый, знакомый не бросил её, как это сделали родители. Которые просто не имели права умирать и оставлять её в одиночестве.
   Вечером сопротивляющуюся малышку - она собиралась спать с Мивером - юноша доставил в комнату Илейн и строго настрого приказал Лилен в ней оставаться. После этого он поблагодарил девушку за то, что она помогает ему с ребёнком, получил категорический отказ на просьбу провести ночь вместе, и отправился спать. Следующим утром их ожидал ранний подъём - они вместе с караваном покидали Ливенск.
  
   ***
  
   Мивер оставлял город с тяжёлым сердцем. Ему не давала покоя загадка храма. Но он решил, что со временем с этим разберётся. В столице, до которой оставалось две недели пути, он, наверняка, сможет больше узнать о Боге.
   Путешествие проходило спокойно, основной тракт охранялся конными разъездами и потому был относительно безопасен. Только самые рисковые разбойники пытались искать на нём добычу. Мивер продолжал совершенствовать свои познания в языке. Правда, когда он попросил Илейн научить его алфавиту, девушка смутилась и ответила, что не умеет ни читать, ни писать. А потом презрительно заметила, что грамота развлечение для аристократов, которым больше нечем заняться, а ей наёмнице, добывающей потом и кровью кусок хлеба на пропитание, она ни к чему. Больше к этому разговору они не возвращались.
   Для Лилен же расставание с родным городом прошло вполне безболезненно. Девочка даже казалась счастлива тому, что покидает Ливенск. Вначале она чувствовала себя сковано в обществе здоровенных охранников каравана, но со временем освоилась и перестала вздрагивать каждый раз, когда к ней обращались. Лилен беспрекословно слушалась Илейн, но при любой возможности старалась оказаться поближе к Миверу. Волнения наёмницы о том, что Линд, возможно, не согласится взять девочку с собой, оказались напрасными. Он лишь посмотрел на малышку и благодушно кивнул, заметив правда, что кормить её Мивер будет из собственного кармана.
   По дороге юноша подобрал подходящую ветку и стал с помощью ножа мастерить из неё деревянный меч.
   - Ты и правда собираешься сделать из неё воина? - удивилась девушка.
   - Я ведь обещал, - пожал плечами юноша. - Разве это странно? Ты ведь наёмница.
   - Да, но меня воспитал дядя. Он наёмник и больше ничему, кроме обращения с оружием научить меня не мог. А мне надо как-то зарабатывать на жизнь.
   - Ты могла выйти замуж? - из разговоров с другими охранниками он уже достаточно неплохо ориентировался в обычаях королевства и слышал о том, что обычно мужчина содержит семью. К тому же, в его собственной деревне всякий мог стать воином, независимо от пола, но домашние хлопоты традиционно доставались женщинам.
   - Нет, я конечно не против выйти замуж. Мне ведь уже двадцать, - соврала девушка преуменьшая свой возраст на два года. - Вот только пока я не встретила человека с которым хотела бы разделить судьбу. А жить на деньги дяди не хочу. Он и так сделал для меня достаточно.
   - Видишь. Нет ничего странного для женщины, уметь обращаться с оружием.
   - Ладно, сдаюсь, ты победил. Делай из неё воина. Такое же оружие для убийств, как ты сам, - сказала Илейн.
   - Я никогда никого не убивал из людей, - помрачнел юноша. - И животных убивал только ради еды.
   - Прости, прости, я пошутила, - забеспокоилась девушка.
   - Это моя вина, - покачал он головой. - Наверное, я не понимаю шуток.
   - Ты просто слишком серьёзен, - заметила Илейн.
   Вечером на привале они остановились на поляне неподалёку от реки. Мивер позвал Лилен за собой и показал, как нужно правильно держать меч. Остальные охранники с интересом наблюдали за его уроком. О том, скольких разбойников одолел юноша в одиночку стражи каравана знали не по наслышке. За исключением новичков, нанятых в Ливенске. Хотя и им Вирк уже успел рассказать всяких небылиц о странном парне, "порубившим не меньше сотни бандитов".
   - Слушай, может научишь и меня так мечом махать? - попросил Вирк, сидевший у костра с остальными наёмниками.
   - На это нужно время, много время, - ответил юноша.
   - Значит не получится. Всё моё время забирают дамы из дома матушки Гильмо, - заржал охранник и остальные, поддержали его дружным гоготом.
   - Уверен, что справишься с двумя красотками? - поинтересовался Хэнк.
   - А что?
   - У каждого настоящего мужчины должна быть всего одна женщина... зато в каждом городе королевства, - сказал наёмник и все снова рассмеялись.
   Ничего обидного в их шутках не было, скорее мужчины желали показать, что раз смеются над Мивером, то принимают его за своего. Да и юноша не обижался. Пусть он не совсем понимал шутки, но чувствовал, что злобы в словах охранников нет.
   - Смотрите, как бы на нас снова разбойники не напали, - вдруг взял слово Лагос.
   Он приходился племянником купцу и надеялся со временем перенять дело у дядюшки. Большую часть времени он проводил с наёмниками. Злые языки в лице Вирка утверждали, что остальные помощники Линда этого пройдоху просто терпеть не могли, поэтому ему приходилось находиться в обществе охраны. В основном, он предпочитал помалкивать и слушать чужие разговоры, - а также доносить их дяде, как считал всё тот же Вирк. Но иногда брал слово, говоря прописные истины столь серьёзно, будто делился незыблемой мудростью со стадом баранов. Его не любили, но терпели.
   - С чего бы это? - удивился Вирк.
   - А с того, что дяде поменьше пришлых в караван нанимать надо, - хмыкнул он. - Неизвестно откуда эти пришлые и с каким бандитами в сговоре.
   Похоже, выпитое накануне вино сыграло с Лагосом недобрую шутку. Все присутствующие посмотрели на Мивера. Ответ на такое оскорбление был всего один. В лучшем случае не имевшему доказательств обвинителю били морду, в худшем убивали на месте. Но юноша медлил. Он понимал, что от него чего-то ждут, но чего именно сообразить не мог. Не мог поверить, что кто-то сомневается в правдивости его слов. Ведь, получив согласие от купца двигаться вместе с караваном, он стал на время путешествия его частью.
   Ситуация постепенно накалялась. Лагос смекнул, что сболтнул лишнее, осёкся. Мивер стоял не двигаясь. Наёмники ждали. Положение спас Линд, находившийся неподалёку. Он подошёл к племяннику, отвесил ему крепкого подзатыльника и сказал:
   - Если бы не Мивер мы, возможно, сейчас кормили бы ворон, на той дороге. Думай, что говоришь дурак. А лучше просто думай и ничего не говори. Вот так.
   Охранники облегчённо засмеялись, Мивер пожал плечами и вернулся к обучению Лилен.
  
   ***
  
   И стал народ созданный первым, избранный Богом. И правил он остальными народами мудро и справедливо. И доносил до них волю Господа. Но почтение перед крылатыми созданиями Творца постепенно превратилось в зависть и ненависть. И тогда решил народ Божий отказаться от всего, что их от людей отличает, ибо хотели они быть как все. Разгневался тогда Господь и исполнил их волю. Больше не были они выделены из народов других. Также, как остальные избрали они себе короля, который правил ими. Но взамен отобрал Бог самое главное их отличие, крылья. А ненависть и зависть других народов осталось. Прошли сотни, тысячи лет и исчезли крылатые люди из мира. Их земли предали огню и мечу. В большинстве своём их убили или забрали в рабство. Многие выжившие сочетались браком с обычными людьми и затерялись в веках. Другие жили скрываясь. Так окончилось время первых людей, по образу которых сын Господа создал всех остальных.
  
   Глава шестая
  
   Три дня путешествия прошли без проблем. Караван останавливался на постоялых дворах переночевать и поутру двигался дальше. На четвёртый же они прибыли в Винленс, столицу восточной провинции. Здесь Линд планировал задержаться на день, чтобы сбыть часть товаров купленных в деревне и закупить новые из тех, что пользуются спросом в столице королевства.
   Так как в Винленс они въехали на закате, то рассмотреть какие-либо его достопримечательности оказалось довольно затруднительно, и Мивер решил отложить это на следующий день. Остановились они все на постоялом дворе "Жареный поросёнок", совсем недалеко от опоясывающей город стены. Илейн объяснила юноше, что чем ближе к замку, располагавшемуся в центре города, тем дороже и престижнее заведение. Видимо, Линд решил особо на охранников не тратиться. Сам купец, конечно же, ночевал в гостинице поближе к замку, оставив вместо себя помощников, чтобы присматривали за товаром.
   После ужина Мивер лёг спать.
   Солнце медленно, но верно заливало светом комнату, в которой остановились наёмники. Постепенно луч света вскарабкался с пыльного пола на кровать, а с неё на лицо юноши. Тот попытался отмахнуться - не помогло. Тогда он перевернулся на другой бок, но коварный луч вскоре добрался и до туда. Наконец Мивер сдался и открыл глаза. Не обращая внимания на храп соседей по комнате, он сладко потянулся и принялся одеваться. Юноша спустился одним из первых и успел покончить с завтраком ещё до того, как Илейн проснулась. С нетерпением дожидаясь девушку, полный сил и энергии он думал о том, какие места ему стоит посетить. Пусть это был и не первый город, который ему довелось увидеть, но зато самый большой их всех. К тому же, караван лишь ночевал в городках помельче и у Мивера почти не оставалось времени ознакомиться с их достопримечательностями. И тут такая возможность - целый день в его распоряжении.
   В сопровождение Илейн и увязавшейся с ними Лилен юноша отправился на изучение столицы восточной провинции. Строилась она уже в те времена, когда племена варваров отогнали достаточно далеко. Так, что в отличие от Ливенска, город проектировался для нужд его жителей, а не как форпост на вражеской земле. Поэтому улицы были в основном прямыми, широкими и совсем незапутанными. К тому же, большинство домов были возведены из камня, что для Мивера оказалось в диковинку. В Ливенске, лишь некоторые здания могли похвастаться тем, что построены не из дерева. И даже мостовая на главных улицах оказалась выложена из булыжников.
   Первым делом юноша отправился на центральную площадь. Чем ближе он к ней подходил, тем лучше и красивее становились дома вокруг. А рядом с самим замком некоторые здания и вовсе походили на дворцы. На главной площади, кроме замка, располагавшегося в центре, находился храм. И пусть он был не столь велик, как сам замок, но красотой его превосходил. Чувствовалось, что мастера возводившие святилище потрудились на совесть.
   - Какой красивый, - восхищенно произнесла Лилен.
   - Красивый, - согласился юноша. Но особого восторга в его голосе не ощущалось. Хотя до этого он постоянно останавливался и по несколько минут осматривал различные диковинные строения. Илейн даже в шутку посоветовала ему стать архитектором и самому построить парочку, на что он очень серьёзно ответил, что ему это не дано.
   - Войдём? - спросила девушка.
   Юноша кивнул.
   Внутри, несмотря на полдень, горели свечи. Отблески пламени, падали на лики святых, создавая странные ощущения. Казалось, переступив порог храма человек попадал в другой мир.
   Мивер осмотрелся вокруг, нашёл одетого в рясу человека и направился к нему.
   - Что тебе надо сын мой? - поинтересовался средних лет мужчина с чёрной длинной бородой, густыми бровями и сеточкой морщин вокруг глаз.
   - Я бы хотел узнать о сотворении мира.
   - Это длинная история, сын мой. К тому же её все знают.
   - Простите отец, - подоспела к ним Илейн. - Он с востока и очень хотел бы услышать эту историю.
   - Еретик?
   - Нет. Из недавно обращённых. Он просто мало слышал о Боге и поэтому хочет узнать о нём больше.
   - Мой долг говорить о Боге. Но история мира длинна. Знаешь что, сын мой, приходи сегодня на проповедь два часа пополудни. Я собирался рассказывать иное, но раз ты так жаждешь узнать о сотворении мира, я поведаю тебе.
   - Спасибо, - поклонился Мивер.
   - Спасибо, отец, - поблагодарила Илейн.
   - Хорошо, что он не принял тебя за еретика - прошептала девушка, когда они покинули храм. - Ведь мог бы и стражу вызвать. Здесь конечно не столица и нравы не столь строги. Но лучше не привлекать излишнее внимание церкви.
   - Почему?
   - Потому что еретиков закидывают камнями. До смерти.
   - Люди? Люди бросают камни в людей, пока тот не умрёт?
   - Люди бросают камни, в человека пока он не умрёт, - поправила Илейн.
   - Трудно поверить, - честно признался Мивер.
   - Но в разбойников ты же веришь. Они хотели убить нас.
   - Верю. Это ужасно. Не понимаю, что вынуждает людей убивать друг друга.
   - Знаешь, я завидую тебе.
   - Почему?
   - Мне бы тоже хотелось верить в человеческую доброту и не понимать, как люди могут совершать плохие поступки. Но я... Я уже давно выросла из этого возраста.
   - Ты считаешь меня ребёнком?
   - Нет. Ты не ребёнок. Но твоя наивность похожа на детскую. Не знаю, как это объяснить.
   Они зашли перекусить в таверну неподалёку. Хотя, до проповеди и оставалось два часа, но дорога на постоялый двор занимала не меньше часа. И обратно час. Не говоря ещё о времени потраченном на еду и готовку. В общем пришлось Илейн угостить обедом Мивера с Лилен. Правда, когда она услышала, во сколько это обойдётся, то попыталась намекнуть хозяину, что она не пир устраивает, а просто перекусить зашла. Но тот был неумолим. Да и заведение оказалось намного лучше, той таверны, где они остановились. Зал для приёма пищи был не только больше, но и намного чище, а на столах даже лежали белоснежные скатерти.
   Утолив голод тела, они отправились в храм утолять голод души. Во всяком случае, именно так считала девушка. Мивер её не разубеждал.
   На этот раз в церкви толпилось намного больше народу, чем во время их предыдущего посещения. Служки вынесли длинные лавки, на которых расположились прихожане. Илейн строго предупредила Лилен вести себя тихо, подумала и предупредила о том же Мивера, после этого они заняли свободные места. Долго ждать не пришлось. Лишь успели башенные часы в строении напротив отбить два удара, как перед людьми появился священник с книгой в руках.
   - Сегодня мы собрались здесь, чтобы услышать историю сотворения мира и человека, - начал он. - Вначале не было ничего, лишь Ивианер. Он создал небо и землю, и зверей, и птиц, и тварей разных. А потом решил создать человека. И пролил Господь кровь свою на землю. И получили животные по капли крови его. И стали они людьми. И пусть божественное начало намного сильнее звериного, но всего одна капля крови не может полностью уничтожить звериное в людях. И ждёт Создатель, пока люди не победят зверя в себе и не присоединятся к нему на небесах, по левую руку от него. А пока этого не произошло, пусть дарят они ему свою веру и любовь, как подарил свою веру и любовь он им, сделав из зверей людьми.
   Если до этого Мивер сомневался, то теперь видел точно - история поведанная священником отличается от той, которую рассказывали ему родители и учителя. С одной стороны то, что говорил священник, было похоже на тексты, что читал юноша. С другой же, отличалось в корне. Но главное не это. Мивер чувствовал, тоненькие ручейки неоформленной силы, которые текли от прихожан к священнику. А от него, куда то ещё дальше. Силы странной и юноше совершенно незнакомой. Впрочем, он ещё очень мало знал про окружающий мир.
   После проповеди Мивер подошёл к священнику.
   - Спасибо большое за ваш рассказ, - поблагодарил он.
   - Всегда пожалуйста, дитя моё. Наставлять на путь истинный людей, моя обязанность.
   - Простите, а на каком языке написана ваша книга?
   - Не моя книга, а Священное Писание. И написано оно на первом языке мира. Авинском.
   - Ещё раз спасибо, - поклонился юноша.
   "Ложь! - подумал он про себя . - Первый язык мира Ремнейский".
   Уже вне храма он остановился и спросил Илейн:
   - Ты ничего не почувствовала во время проповеди?
   - Нет, - удивилась девушка.
   - Понятно, - протянул он и пошёл дальше.
  
   ***
  
   Ещё несколько часов Мивер изучал Винленс, а оставшееся время до вечера вместе со своими спутниками, провёл в городском парке. Он, конечно, собирался исследовать город и дальше, но Илейн справедливо заметила, что малышка едва держится на ногах от усталости. И, хотя Лилен не жаловалась, отдых был ей необходим.
   Поэтому они расположились в тени беседки - день выдался на удивление тёплым для середины осени. Время текло незаметно, приближаясь к вечеру. Илейн снова пыталась выяснить откуда юноша родом - безуспешно. Как только башенные часы отстучали шесть раз, они отправились на постоялый двор и девушке снова пришлось приложить героические усилия, чтобы доставить туда Мивера. Она даже намекнула на нездоровую страсть юноши к городам, на что он никак не отреагировал. Илейн это задело и в таверну она вернулась слегка дуясь на своего спутника.
   Помещение для приёма пищи оказалось почти полностью заполнено. Всего несколько столов сиротливо дожидались посетителей. Один из них занял Мивер. К ним тут же подошёл хозяин и заверил, что еда будет готова самое позднее через двадцать минут. Илейн милостиво кивнула и потребовала принести выпивки. Укоризненный взгляд юноши она проигнорировала, наслаждаясь своей маленькой местью. Вскоре перед ней возник кувшин заказанного пива. Именно его хотела девушка в этот вечер.
   Ужин проходил под довольное чавканье Лилен, пусть Илейн и пыталась привить девочке основы правил поведения за столом, но получалось не очень. Малышка то и дело забывала о ложке и хватала мясо и кашу руками. Под конец Илейн решила, что выпила недостаточно и послала девочку к трактирной стойке за ещё одним кувшином. Лилен очень старалась быть нужной, поэтому за любое пусть даже пустяшное - а других ей и не давали - поручение, бралась с огромным энтузиазмом. Вот только на обратном пути деревянный меч, который она таскала в ножнах на спине, зацепился за ногу, девочка споткнулась и в падении опрокинула содержимое кувшина на группу подвыпивших горожан. Вернее на одного из них. Вначале он непонимающе уставился на свои испачканные штаны, потом перевёл взгляд на виновницу происшествия и зарычал:
   - Ты чо творишь, малявка!
   Он занёс кулак над распростёртой девочкой. Лилен вся сжалась в комок в ожидании.
   Но, неожиданно, перед мужчиной возник Мивер.
   - Я правильно понял, - спокойно поинтересовался он. - Ты собираешься ударить ребёнка?
   - Исчезни. Эта козявка мне штаны испоганила.
   - Значит, я правильно понял. И именно это ты собираешься сделать.
   - Исчезни, - предупредил его мужчина снова и замахнулся.
   Мивер легко ушёл от удара, чуть отклонившись в сторону. Незаметное движение руки и здоровый мужик грузно осел на давно не мытый пол заведения.
   - Эй, ты чаво? - возмутились дружки пострадавшего. Было их четверо и находились они в таком состоянии, что трезво мыслить уже не могли, но и настолько пьяными, чтобы тихо посапывать в уголочке ещё не были.
   Не обращая внимания, на перепуганного трактирщика они набросились на юношу. Он снова уклонился и ударил дважды в ответ. Против него осталось всего двое. Один из них достал кинжал. Правда, это ему не помогло. Ожидавший увидеть огонь страха в глазах противника при виде оружия сильно просчитался. Мивер знал, что пока кинжал не коснулся его, он остаётся не опаснее ложки. А коснуться юноши он не сумеет. Удар по ещё не готовой к бою руке с оружием, поворот и локоть встретив на своём пути горло останавливается, чтобы отправить противника в беспамятство, но ни в коем случае не лишить его жизни. И последний завершающий выпад ладонью. Враги кончились ещё до того, как в схватку сумел вмешаться вышибала. То ли он сознательно медлил, дожидаясь развития событий, то ли и вправду не успел.
   - Ну и что теперь? - хмуро поинтересовалась у Мивера Илейн. - Что ты будешь делать, если сюда нагрянет стража?
   - Объясню, как всё было, - простодушно ответил юноша.
   Девушка лишь с сомнением покачала головой.
   - Ничего не было господа, - вмешался в их разговор трактирщик. - Ребята перебрали. Сейчас мои помощники отнесут их на улицу провериться. А драки не было. И стражи нам никакой не надо.
   - Учись, - подмигнула юноше Илейн, но тот был занят. Он успокаивал перепуганную девочку.
   На следующее утро караван снова тронулся в путь, оставляя позади себя гостеприимные и не очень, стены Винленса, столицы восточной провинции и всё что с этими стенами связано.
  
   ***
  
   И сказал Бог, что рано или поздно поднимутся люди к нему и сядут по правую руку от него. И не понравилось это сыну его. И зависть тёмная воцарилась в душе его. И однажды поднял он людей против отца своего. И была страшная битва и многие погибли. И победил Бог и созданные им люди. И приковал он непокорного сына к скале и была сроком заключения его Вечность. И был подписан великий Договор с первыми людьми. Тысячу лучших представителей их народа будут вечно стеречь темницу падшего сына. И каждый из их потомков, достигнув восемнадцати лет, будет вносить своё имя в великую книгу Договора. Шли года, сменялись эпохи. Первых людей практически не осталось, но легенда гласит, что до сих пор в лесах на востоке несут свою службу, выполняя договор, потомки этой тысячи.
  
   Глава седьмая
  
   Путешествие до столицы королевства, города Луан проходило без приключений. Ещё дважды останавливался караван, чтобы сбыть часть товара. Ещё с двумя городами успел познакомиться Мивер, прежде чем они достигли сердца Мереинского королевства.
   Столица поразила воображение юноши. Стоило каравану получить разрешение на въезд и Илейн пришлось следить в оба, чтобы Мивер не остался стоять на одной из улиц, заворожённый очередным зрелищем. Посмотреть в Луане, конечно, было на что. В город они вошли через восточные ворота. Миновали торговый квартал и оказались в купеческом. Там Линд честно расплатился с наёмниками и поблагодарил их за отличную службу. Не забыв добавить в конце небольшой речи, своё любимое "вот так".
   Мивер недоумённо взвесил мешочек с заработанными деньгами, словно не зная, что с ними делать и посмотрел на девушку.
   - Это твоя награда, - сказала она. - Можешь делать с ней что хочешь, как только вернёшь мне сорок медяков.
   Юноша запустил руку в мешочек, достал горсть меди, между которыми поблескивали несколько серебряных монет.
   - Запоминай. Одна серебряная монета стоит двадцать медных. Одна золотая - десять серебряных или двести медных.
   - Понятно.
   - С деньгами разобрались. И что ты собираешься делать дальше?
   - Осмотрю столицу.
   - На гостиницу тебе денег надолго не хватит. Здесь цены запредельные.
   - Тогда буду спать на улице.
   - А Лилен? Думаешь, ей подходит такая жизнь?
   - Другой я не могу ей сделать.
   - Предложить, - поправила его Илейн и добавила. - Плохой из тебя родитель.
   - Какой есть, - смутился юноша.
   - Хорошо, несколько дней ты можешь пожить у меня в доме дяди. Только не подумай ничего такого, - щёки девушки слегка порозовели.
   - Не подумаю, - пообещал Мивер.
   - Смотри у меня. Ладно пошли, мой дядя живёт в квартале наёмников. Отсюда минут тридцать ходьбы.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша.
   - Пожалуйста, - проворчала девушка. - Не знаю, почему я с тобой вожусь...
   Хотя на самом деле Илейн уже догадывалась о причине. Не только загадки связанные с Мивером привлекали её, но и сам Мивер. Юноша выглядел достаточно необычно, но не внешность, а его характер поразили девушку. Рядом с ним ей было спокойно и хорошо. Он был для неё, словно, глоток свежего воздуха, прорвавшийся в затхлый погреб её повседневного мира. Пусть её и выводила из себя наивность и доверчивость юноши, но в глубине души именно это ей и нравилось в нём.
   Путь, который обычно девушка проходила за тридцать минут, растянулся в этот раз, на целый час. Но всё же наёмнице удалось довести их маленькую группу до дома в полном составе.
   Небольшое двухэтажное строение с просторным двориком перед ним, выглядело достаточно привлекательно. Более того, в окнах стояли настоящие стёкла! Мивер об этом не знал, но во внешнем мире они были достаточно дорогим приобретением.
   - Плохо с моей стороны не спросить, чем занимается твой дядя, - задумался рядом с жилищем Мивер.
   - Он бывший наёмник. Сейчас даёт частные уроки детям аристократов. Обучает их владению оружием.
   - Значит он мастер, - припомнил, услышанное от Вирка словечко, юноша.
   - Да. И честно говоря, до встречи с тобой я не видела никого, кто мог бы победить его в честной схватке.
   - Ты уже не раз упоминала аристократов, но я никак не пойму, что их отличает от обычных людей? - задумчиво протянул юноша.
   - Какой ты бестолковый, - посетовала девушка. - В их венах течёт голубая кровь.
   - Значит они не люди?
   - Нет, кровь у них красная, просто считается, что она голубая, более благородного цвета. А отличает их древность рода и причастность к королевской линия. Каждый аристократ может назвать всех своих потомков до десятого колена.
   - Я могу назвать всех своих потомков до первых людей, - пожал плечами юноша. - Что в этом такого? Просто много имён, которые пришлось выучить.
   - Аристократам принадлежит земля. Поэтому у них есть власть и богатство.
   - Разве земля может принадлежать кому-либо?
   - Нет, тебе не объяснишь. В общем, прими на веру. Аристократы более благородные по рождению люди, а все остальные менее. Вот и всё. Кстати, это правда, насчёт твоей родословной?
   - Да. Но больше ничего я сказать не могу.
   - Понятно. Загадка на загадке. Ладно, - Илейн подмигнула, - рано или поздно я их разгадаю.
   Девушка отворила ворота, которые поддерживала невысокая ограда вокруг дома и вошла внутрь. Всё пространство перед зданием, оказалось засыпано песком и очерчено, создавая видимость площадки. Небольшая тропинка огибала своеобразную арену и вела к крыльцу. На площадке находился крупный мужчина лет сорока. И три подростка, лет по четырнадцать.
   - Вернулась, дочка, - протянул он, когда увидел Илейн.
   - Да, дядя, - улыбнулась она. Мужчина сгрёб её в охапку и прижал к груди. - В скольких я походах был и не упомнить, но каждый раз, когда ты в путь отправляешься у меня сердце не на месте.
   - Прости.
   - Да ты не одна сегодня, - заметил он, разжимая объятия. - Познакомишь меня со своим парнем и его... сестрой.
   - Это не мой парень, - покраснела девушка.
   - Тогда зачем ты его сюда привела? - прямо спросил он её.
   - То есть мой, но не совсем. А девочку мы, вернее он, подобрал в Винленсе.
   - Понятно. Решил найти себе малютку и вырастить из неё невесту. Так иногда аристократы поступают, - мужчина понизил голос и подозрительно косясь на Мивера прошептал. - Слушай, он у тебя случаем не аристократ?
   Дядя оказался не совсем прав. Мода находить себе невест совсем юными и растить в своём доме, прошла уже давно. Сейчас для аристократических семей королевства намного более важным было заключать выгодные союзы посредством браков.
   - Нет, дядя. Ты всё неправильно понял. Просто, ей некуда было идти, а он её спас.
   - Тогда может всё-таки представишь нас друг другу? Я закончу урок и ты расскажешь по порядку, что у вас там произошло.
   - Хорошо. Это Мивер, - юноша поклонился. - Это Лилен. А это мой дядя, Гован.
   Мужчины обменялись рукопожатием, ещё один обычай, который юноша узнал от наёмников.
   - Ладно идите в дом, вы наверняка проголодались, а я тут закончу и к вам присоединюсь.
   - Хорошо, - кинула Илейн и поманила Мивера с девочкой за собой.
  
   ***
  
   Принцесса королевства Мереин сидела в кресле и задумчиво смотрела в окно. В последнее время, одиночество было её постоянным спутником. С тех пор, как ей исполнилось шестнадцать и отец перестал смотреть спустя рукава на её детские, мальчишеские, как он выражался, выходки.
   Всё меньшему количеству людей дозволялось видеться с Эвеленой. А когда отец заболел, даже они не рисковали показаться в левом крыле замка, где располагались её покои. Вскоре Король назовёт своего преемника. И им станет её брат Игвор. Он старше на два года, он красив, уверен в себе и... он мужчина. Палата лордов примет его с распростёртыми объятиями. Вот только, и об этом знали все, Король его не любил. Как и не любил его мать, королеву Изогильду, на которой женился по воле своего отца из государственных интересов. Когда та умерла, вскоре после родов, будущий король недолго горевал и вскоре женился снова по любви. Поговаривали, что он приложил руки к смерти своей супруги, но явных доказательств не было, только слухи. Владыка души не чаял в Эвелене, дочери от второго брака. А так как Правитель мог выбрать любого из них, ситуация осложнялась. Девушка боялась, что её попытаются убить.
   Дверь в покои Эвелены отворилась и на пороге возникла горничная, одна из немногих, которым принцесса рисковала доверять.
   - Экипаж подан, госпожа, - сказала она.
   - Хорошо, едем, - кинула принцесса, поднимаясь.
   В сумерках, переодетая в платье служанки Эвелена покинула дворец через вход для прислуги. Девушка юркнула в карету и приказала кучеру трогать. Экипаж со стёртыми гербами отправился в путь. Ехать было недалеко. Принцесса отправлялась в одно из поместий квартала аристократов.
   Ворота в поместье при приближении кареты открылись и тут же захлопнулись, стоило принцессе оказаться внутри. Девушка снова воспользовалась запасным входом, чтобы незамеченной обычной прислугой оказаться в здании. За дверью её ждал дворецкий, доверенный человек лорда Викельсона. Он провёл гостью кружным путём в кабинет хозяина.
   Комната, в которой трудился лорд оказалась обставлена весьма скудно. Чувствовалось, что Викельсону чужда столь присущая аристократам роскошь, во всяком случае, в рабочем помещении. Стол, два кресла, небольшой диван и жарко горевший камин вот и все предметы обстановки, которые находились внутри.
   Молчаливый дворецкий, открыл перед Эвеленой дверь и, так и не проронив ни слова, удалился.
   - Прошу, проходите, - пригласил старый, тщедушный мужчина, сидевший в кресле с одеялом на ногах рядом с камином.
   Девушка послушно скользнула внутрь и устроилась в кресле напротив.
   - Вы выросли Ваше Высочество, - заметил старик. - Последний раз я видел вас восьмилетней малюткой.
   - Лорд Викельсон...
   - Просто Рол. Так вы называли меня раньше.
   - Рол, мне нужен совет, - сразу перешла к делу Эвелена.
   - Конечно, уверен вы не для того приехали, чтобы проведать старика и вспомнить старые добрые деньки, - печально усмехнулся лорд. - И какой же совет вы хотите получить?
   - Я уверена вы в курсе последних придворных происшествий. И знаете, что отец болен.
   - Да. Признаюсь, собирать слухи со двора уже давно составляет одно из моих любимых развлечений. Впрочем, как и любого истинного аристократа.
   - Группа лордов поддерживающих брата сильна. Я боюсь, что они не остановятся ни перед чем, даже моим убийством. Что мне делать?
   - Зависит от того, что вы хотите получить и чем готовы рискнуть, - задумчиво сказал Рол. - Сейчас о вас как бы все забыли. Вы хоть и присутствуете на игровой доске, но ничего не предпринимаете, да и поддержка лордов у вас небольшая. Это не значит, что вас не попытаются убить в ближайшее время. Но шансы, что это произойдёт, всё же невелики. У вас сейчас два пути: оставить всё как есть и надеяться на лучшее, можно даже уйти в монастырь. Правда, это всё равно не сведёт риск полностью на нет. Или же перейти в активное состояние. То есть включиться в борьбу за трон и победить. Но тогда у вас уже не будет дороги назад. Либо победить, либо умереть.
   - Мне не нужен трон, - твёрдо ответила принцесса. - Я просто хочу жить. Неужели я многого прошу?
   - Если вы принцесса то да, - жёстко заметил лорд. - И не доверяйте никому. Уже безумие, что вы просите совета у меня. Да, я знал вас ещё ребёнком, а сейчас стою одной ногой в могиле, но приезд сюда мог стать для вас последним в жизни, принцесса.
   - Но, я правда не знаю, что мне дальше делать. И... Мне не у кого спросить...
   - На вашем месте я бы увеличил охрану. Уверен, половина из них уже куплена, если не вся. Причём лучше привлечь обычных наёмников. Пусть говорят, что они продажны, но сравниться по подлости с отпрысками знатных семей им не удастся. К тому же, потребуется время, чтобы их подкупить. Или же привлечь к охране обычных рыцарей, у которых кодекс чести стоит на первом месте перед деньгами. А дальше не знаю, всё зависит от вашего решения сражаться за корону или отступить. Увы, это целиком ваше решение и бремя его нести тоже вам.
   - Спасибо, - поблагодарила Эвелена. - А что бы вы предложили, если бы я вдруг решилась вступить в игру?
   - Увеличить, как я уже сказал, охрану. Кроме этого встретиться с самыми влиятельными лордами в приватной обстановке и сделать им достаточно весомые предложение, от которых они не откажутся. К тому же, некоторые из этих предложений можно будет не выполнять, став королевой. Да и от части этих лордов, потом придётся избавиться. Но только когда все нити власти будут в ваших руках, не раньше.
   - Политика грязное дело.
   - Вы правы, Ваше Высочество. И, если вы вдруг решите бороться за трон, то я пришлю моего дворецкого со списком самых влиятельных лордов и отдельно списком тех, кого можно перетянуть на вашу сторону. Хотя, конечно, последнее слово за Королём.
   - Спасибо, я подумаю.
   - Пожалуйста. Только не слишком долго. Кто знает, сколько мне ещё осталось на этом свете, - неуклюже пошутил он и добавил про себя: "Неизвестно, кто из нас умрёт первым, маленькая принцесса. Мне бы хотелось, чтобы это был я".
   Также незаметно Эвелена покинула роскошный особняк и направилась во дворец.
  
   ***
  
   Каждый год в деревне в день празднования Договора проводились поединки. Любой, независимо от пола мог принять в них участие. Делились они на три группы. Для детей от восьми до двенадцати лет, для подростков от тринадцати до семнадцати и от восемнадцати и старше. В каждом турнире были две дисциплины - бой с оружием и без. Первый свой турнир Мивер выиграл в восемь лет. Он без проблем разобрался в поединках с оружием и с большим трудом одолел соперников в безоружной схватке, так как в финале там были в основном юноши двенадцати лет от роду. Следующий такой же турнир он выиграл без проблем. И последующий тоже. В возрасте одиннадцати лет он принял участие во втором турнире. Пусть обычно там разрешалось сражаться с тринадцати лет, но его отец очень настаивал, да и остальные понимали, что в детской группе мальчику больше делать нечего. Поединки с оружием он, с трудом, но всё же выиграл, а вот безоружный бой нет. Хотя поражением это назвать сложно. Судьи остановили схватку, потому что Мивер отказывался сдаваться, несмотря на пропущенные удары. Разница в весе и возрасте между противниками (соперник был старше на шесть лет) не позволила ему победить. И всё же год спустя он праздновал победу в обеих дисциплинах. Хотя праздновал не совсем точное слово. Мивер даже не улыбнулся, когда его провозгласили победителем. Зато его отец лучился от счастья. Следующие два года Мивер с лёгкостью разбирался со своими оппонентами. А в пятнадцать принял участие во взрослом турнире и выиграл. С оружием и без. Правда, ему пришлось нелегко, но он справился. В шестнадцать же победа досталась ему почти без усилий.
  
   Глава восьмая
  
   Прошло три дня с тех пор, как Мивер с Лилен поселились у дяди Илейн. Время до вечера юноша проводил в городе, изучая столицу. Первый раз в сопровождении девушки, остальные уже в одиночку или с просившейся с ним Лилен.
   Вечерами же он обучал девочку обращению с оружием. Хотя всё обучение состояло из того, что он давал нагрузку мышцам малышки. Кроме этого он тренировался сам. Знакомство с Гованом показало, что ему необходимо работать над собой. В первый же вечер, после рассказа племянницы мастер решил испытать юношу и предложил ему устроить учебный бой. Мивер согласился.
   Поединок начался со схватки взглядов. Говорят мастера могут несколько минут следить друг за другом перед тем, как, нащупав слабину в обороне противника, перейти непосредственно к схватке. Гован принял обычную стойку, держа меч перед собой, у Мивера же оружие находилось в опущенной руке. Мастер атаковал режущим ударом сверху вниз. Мивер уклонился, но дядя, продолжая движение уже колющим ударом, попытался достать его - мимо. Юноша был неуловим. После пяти минут боя Гован опустил свой меч, покачал головой и сказал:
   - Сдаюсь. Я признаться не верил, что ты настолько хорош. Вот только любой, увидев тебя в действии, поймёт, что ты не человек.
   - Не человек?
   - Да. Так что надо учиться делать вид, что победа над противником стоит тебе усилий. Иначе тебя раскроют в мгновение ока.
   - Я человек, - упрямо заявил юноша.
   - Тогда и двигайся, как человек, - парировал дядя. - Мечи должны скрещиваться и со звоном отлетать друг от друга. Неплохо было бы, чтобы ты что-нибудь кричал во время схватки или на твоём лице отражались какие-то эмоции. Хотя это не обязательно. Главная проблема в скорости.
   - Понятно. Спасибо, - юноша поклонился, - я буду работать над этим.
   На четвёртый день проживания в столице Мивер поинтересовался у Илейн:
   - Я бы хотел обучиться грамоте. Ты не знаешь, как это сделать?
   - В городской управе найдутся писари, дающие частные уроки, - подумав, ответила девушка. - Но это будет стоить недёшево. А зачем тебе грамота?
   - Я бы хотел лучше понять окружающий мир. В городе ведь есть книгохранилище? Из книг можно узнать очень многое.
   - В городе есть две библиотеки. Одна храмовая, туда не пройти, если ты не священник, другая во дворце, туда попасть ещё сложней, - разочаровала юношу наёмница.
   - Лучше решать проблемы по очереди. Вначале я должен научиться читать. На это мне нужны деньги. Как я могу их получить?
   - Заработать.
   - Но как? Что я умею делать?
   - Честно говоря, на этот вопрос ответить можешь только ты сам. Как по мне, ты отлично сражаешься. И можешь заработать немало, как наёмник.
   - Я бы не хотел покидать столицу, - замялся Мивер.
   - Тогда, может, поработаешь телохранителем?
   - А чем они занимаются.
   - Охраняют нанимателя. Их задача не допустить, чтобы его ранили или убили.
   - Странно, люди хотят убить других людей и люди нанимают, людей, чтобы их защищали.
   - Такова жизнь, - пожала плечами девушка. - У дяди есть контакты в гильдии наёмников, он наверняка сможет подыскать тебе работу охранника или телохранителя в городе. К тому же, он может достать разрешение на работу в гильдии. Тебе, конечно, придётся платить им отчисления в конце года, но иначе никто тебя к себе не возьмёт.
   - Спасибо. Мне стыдно, что приходится так полагаться на твою помощь.
   - Не волнуйся об этом, - отмахнулась девушка. - Люди должны помогать друг другу.
   - Правда? - обрадовался юноша. Обычно Илейн говорила менее приятные вещи о людях.
   - Угу. Только не все знают об этом, - добавила она, спустив Мивера с небес на землю.
   В этот день юноша решил вплотную заняться изучением центральной площади и дворца. Конечно, в сам дворец его никто пускать не собирался, но Мивер хотел хотя бы издали полюбоваться на его красоту.
   Зрелище поразило юношу в самое сердце. Десятки прекрасных башен гордо смотрели в голубое небо. Изящные, скорее декоративные, чем по настоящему неприступные внешние стены, позади которых открывался вид на дорогу ведущую к дворцу и великолепный парк, разбитый по обе стороны от здания. К тому же, вслед за первыми стенами виднелись другие, создававшиеся, как укрепление, они опоясывали сам сверкающий в солнечном свете дворец и могли похвастаться толщиной, высотой и многочисленными бойницами. Поэтому замок выглядел красиво, величественно и угрожающе одновременно.
   Мивер так увлёкся созерцанием дворца, что не заметил, как подкрались сумерки. С сожалением, взглянув на величественное строение в последний раз, он отправился обратно. Вот только, в городе юноша ориентировался не очень хорошо, а в тёмное время суток и подавно. Поэтому минут через тридцать Мивер осознал, что заблудился.
   Ещё через тридцать минут юноша понял, что без помощи выбраться ему будет довольно сложно. Но... Он никогда ни у кого не просил помощи. Если ему помогали, как делала это Илейн, он был благодарен, но сам ни о чём не просил. Поэтому Мивер лишь упрямо мотнул головой, отгоняя мысль узнать дорогу у прохожих, которых с наступлением темноты становилось всё меньше и меньше, и лишь ускорил шаг.
   Юноша свернул в один из переулков, и его взгляду открылась печальная картина. Шестеро одетых в чёрное людей пытались ограбить карету. Они уже согнали извозчика с его места и теперь ломали дверь ведущую внутрь.
   Не раздумывая, он бросился на выручку. Мерзавцы немало удивились, услышав спокойный голос юноши:
   - Мне кажется или вы на самом деле пытаетесь ограбить карету?
   Когда на него напало сразу четверо, Мивер полностью утвердился, что правильно понял их намерения. Он прекрасно видел в темноте в отличие от противников и несмотря на отсутствие оружия, вскоре бандиты без сознания лежали на земле. Правда, этого времени хватило оставшимся двоим, чтобы вышибить дверь. Но больше ничего они сделать не успели, так как юноша оказался рядом с ними и, не церемонясь, стукнул грабителей лбами друг о дружку.
   - С вами всё в порядке? - поинтересовался он у закутанной в плащ персоны.
   - Да, спасибо, - ответил дрожащий от волнения женский голос.
   - Не стоит благодарить, - ответил Мивер и наивно добавил. - Любой поступил бы так на моём месте.
   - Не думаю. Но не могли бы вы мне помочь? Мой возница сбежал, а мне надо добраться до замка.
   - С удовольствием. Только я недавно в городе и, честно говоря, заблудился.
   - Я город тоже знаю плохо, - покачала головой девушка. - Что же делать?
   - Может, пойдём пешком? Так мы будем привлекать гораздо меньше внимания и я приблизительно помню путь, которым двигался от дворца. Вроде бы. Не уверен, что там проедет карета. К тому же, я совсем не умею ей управлять, только повозкой.
   - Не знаю, - с сомнением в голосе протянула она.
   - Не беспокойтесь, никто не обидит вас, пока я рядом.
   - Наверное. Но... Могу ли я вам доверять?
   - Не думаю, что у вас есть выбор. И, одно вы знаете обо мне точно - я не собираюсь грабить вас.
   - Если бы они хотели меня только ограбить, - печально заметила незнакомка. - Но вы правы, оставаться здесь опасно, пойдёмте.
   Изящные туфельки девушки оказались не приспособлены к неровно выложенной мостовой и, сделав несколько шагов, незнакомка споткнулась. Мивер успел подхватить её до того, как девушка упала.
   - Спасибо, - поблагодарила она его.
   - Пожалуйста, - ответил юноша и, не слушая возражений, что она может идти сама, взял незнакомку под руку.
   Они шли по тускло освещённым улицам в призрачном свете луны. Девушка молчала, Мивер тоже. Медленно тянулись секунды, складываясь в минуты, ну а те, не спешили превращаться в часы. Им повезло встретить прохожих в столь поздний час, у которых спутница Мивера узнала дорогу. И вскоре они оказались на главной площади, посреди которой красовался величественный фонтан в ночное время, к сожалению, не работавший.
   - Нам нужен вход для прислуги, - предупредила девушка спутника.
   - Вы живёте во дворце? - поинтересовался юноша и с горечью добавил. - Я бы тоже хотел попасть внутрь
   - Живу, можно сказать и так, - протянула она. - А что вам понадобилось во дворце? Неужели девушка?
   - Нет. Больше всего меня интересует библиотека, - честно признался Мивер. - Правда, я не умею читать на общем, поэтому прежде хотел бы взять уроки грамоты.
   - И что же вам мешает?
   - Ну, - юноша замялся. - В этом городе очень важны деньги. А их у меня мало. Поэтому я ищу работу.
   - И какую?
   - Одна моя знакомая предложила стать охранником или телохранителем. Она сказала, что у меня талант к оружию.
   - Понятно. Напавших на карету вы раскидали, как маленьких котят и даже без оружия - задумчиво сказала девушка и добавила. - Кажется, мы уже пришли. Не могли бы вы провести меня в мои покои. Ночью в замке не всегда безопасно.
   - Обязательно, если меня пропустят внутрь, - легко согласился он.
   Незнакомка остановилась перед закрытой, спрятанной в тени дверью и постучала два раза быстро и трижды с длинными промежутками. Дверь тут же открылась, девушка скинула на мгновение капюшон и тут же натянула его снова.
   - Я так ждала вас, ваше... - донёсся изнутри женский голос.
   - Со мной ещё один человек, - перебила незнакомка, позволяя Миверу пройти внутрь и закрывая дверь за его спиной.
   - Но... Ваша карета?
   - На меня напали, а этот господин помог мне спастись.
   Девушка в одежде горничной прижала руку ко рту, будто собираясь закричать, но всё же промолчала. Справившись с волнением, она подозрительно посмотрела на Мивера, перевела взгляд на его спутницу и спросила:
   - Но можете ли вы ему доверять?
   - Не уверена. Но одно я знаю точно - он не собирается убивать меня. А это уже немало, - и, обращаясь к Миверу, сказала. - Пожалуйста, пойдёмте.
   Как только они удалились, охранник старательно делавший вид всё это время, что его в небольшом караульном помещении нет, вернулся на свой пост у двери и застыл, будто никогда и не покидал его. Долг, дело, конечно важное, но горячие объятия Селены, горничной принцессы вещь тоже весьма необходимая. Ради неё он был готов изредка закрывать глаза на входивших и выходивших через вход для прислуги людей.
  
   ***
  
   Мивер проводил всё больше времени в проклятом лесу. Там он охотился, оттачивал свои навыки владения оружием и даже иногда оставался на ночь. Хотя обычно люди дольше, чем на несколько часов заходить туда не рисковали. Поначалу радовавшийся успехам сына Розван постепенно начал пугаться его одержимости. Мальчику всего двенадцать лет, а он ходит в проклятый лес, как на прогулку! С каждым днём он всё сильней осознавал, что совершенно не понимает своего сына. Несколько раз он пытался поговорить с ним по душам, но все попытки сближения Мивер пресекал с ледяной вежливостью.
  
   Глава девятая
  
   Запутанные тонущие во мраке коридоры замка производили гнетущее впечатление. Но Мивера они не беспокоили, юноша прекрасно видел в темноте. Свет от лампы в руке Селены слегка разгонял мрак, позволяя находить путь. Мивер следовал за спасённой им девушкой и гадал кто она такая. Наверняка аристократка. Или, может быть, служанка аристократки. Хотя, тогда бы в её распоряжении не находилась карета с извозчиком. Так что, скорее всего она принадлежит к благородному сословию. Мивер не совсем понимал, чем они отличаются от других, знал лишь, что аристократы лучше простого народа, об этом ему рассказывала Илейн.
   Минут через десять спутники оказались перед дверью, охраняемой тремя стражниками. Незнакомка вновь на мгновение открыла лицо, и те расступились, освобождая проход. За входом оказался узкий длинный коридор, в конце которого виднелась ещё одна дверь, под присмотром стража. Тот столь же безропотно пропустил девушку и её сопровождение внутрь. Незнакомка прикоснулась к включателю на стене и помещение залил яркий, магический свет. Мивер очутился в большой квадратной комнате. Диван, два кресла, стол, а также огромный палас на полу и гобелены на стенах вот и вся обстановка, но даже на неискушённый взгляд юноши вещи выглядели красиво и дорого.
   - Оставь нас, - приказала девушка, скидывая капюшон. Лицо незнакомки оказалось очень привлекательным. Глубокие глаза, цвета неба, под которыми располагался изящный, слегка вздёрнутый нос, а под ним красовались алые тонкие губы. Всё это обрамлялось копной белых, длинных до плеч, слегка отливающих золотом волос.
   - Слушаюсь, Ваше Высочество, - поклонилась служанка и ушла.
   - Ваше Высочество? - с вопросительной интонацией повторил юноша.
   - Да. Я Эвелена Ризерг, принцесса королевства Мереин, - представилась незнакомка.
   - А я Мивер, - назвал своё имя юноша. Раньше говорить с персонами королевской фамилии ему не приходилось, да и о правилах этикета, царивших при дворе он знал довольно смутно, поэтому опускаться на колени не стал.
   - Я благодарю тебя за спасение... Мивер. И взамен, хочу предложить тебе стать моим телохранителем. Так ты сможешь попасть в замок и добраться до королевской библиотеки.
   - Я согласен, - ответил он.
   - Тогда возьми, - девушка порылась в ларце стоящем на столе и достала небольшое кольцо с гербом. - Жить ты будешь в замке. Думаю тебе надо уладить свои дела. Как только разберёшься со всем приходи к главному входу и покажи это кольцо стражникам. Тебя проведут к моей охране.
   - Спасибо, - Мивер поклонился.
   - Пожалуйста, - взгляд принцессы на мгновение стал острым, словно меч врага, - я поверила тебе, так что не разочаруй меня.
   - Не разочарую, - твёрдо ответил юноша.
   - Тогда я отправлю кого-нибудь проводить тебя до дома, иначе ты снова заблудишься, - улыбнулась она.
   - Спасибо, - снова поблагодарил Мивер.
   - Подожди за дверьми, пока я распоряжусь.
   Юноша поклонился и покинул покои принцессы. А она, как только дала указание страже проводить Мивера и осталась одна прошла в спальню упала на громадную кровать с балдахином и расплакалась.
   Ночь ещё не перевалила за середину, когда юноша в сопровождении охранника принцессы покинул дворец. Прохожих на улице не осталось вовсе, но вряд ли кто-то из ночных охотников рискнул бы приставать к вооружённому стражнику, если ему предварительно не заказали именно его в жертву. Юный спутник Мивера оказался Эдваром, третьим сыном барона Винсли. И был довольно разговорчивым молодым человеком. По дороге Мивер против воли узнал, что барон никогда своего младшего отпрыска не любил и при первой возможности отправил с глаз долой. Что все его братья зануды, а из сестриц, лишь одна Мила его понимает. Да и то не всегда. Службу у принцессы он воспринимал, как почётную, но обременительную обязанность и не мог дождаться, когда же её срок окончится и он отправится на настоящую войну, чтобы вернуться героем. Спутника Мивера не особо заботило то, что настоящих войн королевство на данный момент не вело. Стычек на границах, особенно с варварами, всё равно хватало.
   Юношу очень удивило желание Эдвара убивать людей, да ещё и прославиться этим. Как такое возможно, он просто не понимал.
   В квартале наёмников они распрощались и Мивер, заверив провожатого, что отсюда и сам найдёт дорогу, отправился дальше в одиночку. Свет пробивался из окна жилища Гована, рассеивался в наступившей темноте и исчезал, не достигая соседних домов. Юноша открыл небольшую калитку, ведущую во двор и тут же столкнулся с взволнованной Илейн.
   - Где тебя носило? - накинулась на него девушка.
   - Я заблудился, а...
   - Лилен отказывается ложиться спать, ждёт тебя. Если завёл себе ребёнка, то позаботься о том, чтобы не волновать его!
   - Прости, я...
   - Пошли внутрь, потом расскажешь, - отмахнулась наёмница, старательно скрывая, что не только Илейн, но и она волновалась о Мивере.
  
   ***
  
   На следующий день в особняк Викельсона пришёл посыльный, который просил передать лорду, что особа гостившая у него хотела бы получить список, который он обещал составить.
   Принцесса решила вступить в борьбу.
  
   ***
  
   Утром Мивер попрощался с Лилен, которой обещал вернуться, как только появится свободное время и отправился к дворцу в сопровождении Илейн. Девушка настаивала на том, чтобы пойти с ним и юноша не стал отказываться.
   - Ты уверен, что королевская служба это для тебя? - в десятый раз спросила она Мивера, когда они покинули квартал наёмников.
   - Не знаю, - пожал плечами он. - Это возможность попасть во дворец и заработать денег вместе. Мне повезло.
   - Не вместе, а одновременно, - поправила девушка. - Но ты совершенно не умеешь общаться с аристократами.
   - А что, с ними надо общаться, как то по особенному? - удивился юноша.
   - Да, - закатила глаза Илейн. - почтительно.
   - Я буду стараться.
   - Чувствую, выйдет тебе боком эта служба,- покачала головой наёмница. - Слишком рано. Ты ещё слишком мало понимаешь в этом королевстве.
   - Выйдет боком? - переспросил он.
   - Ничего из неё хорошего не получится, - пояснила девушка. - Если станешь телохранителем принцессы, будешь постоянно подвергаться опасности. Переедешь во дворец и кто тогда будет заботиться о Лилен? В конце концов, не я, а именно ты подобрал её. Конечно, платить тебе будут немало, но не уверена, что долго. Тебя с твоим непониманием дворцового этикета терпеть не будут. И хорошо, если просто выгонят, а не посадят в темницу.
   - Мне казалось, что дворец правителя должен быть самым безопасным местом в королевстве, - задумчиво протянул Мивер.
   - До чего же наивно, - прыснула Илейн. - Во дворце жизни лишаются не реже, а может и чаще, чем на войне. А главное, в сражении ты всегда знаешь, кто твой враг, а кто друг. Среди аристократов этого не понять до последнего момента.
   - Значит, мне надо быть осторожным, - задумался юноша.
   - Очень осторожным. Я не прощу тебя, если ты умрёшь и оставишь Лилен одну.
   Юноша хотел ответить, что не всё так страшно, но не стал. Он видел, Илейн серьёзно переживает из-за него, но не понимал почему. Он плохо представлял, что именно за работа его ждёт и какие опасности в себе таит, но совершенно не боялся. Потому что не умел.
   На центральной площади, перед весело подбрасывающим воду в небо фонтаном они расстались.
   Стража перед воротами замка расступилась, позволяя Миверу войти, после того, как он продемонстрировал полученное от принцессы кольцо. Преодолев первую стену, юноша оказался в прекрасном парке. К дворцу стелилась прямая выложенная камнем дорога, но Мивер не смог удержаться и свернул на боковую тропу, отделанную розовым мрамором, которая вела внутрь парка. Хрупкие на вид беседки располагались каждые сто шагов по бокам, предлагая возможность отдохнуть, но Мивер не обращал на них внимание. Тонущая в золоте листва стоящих вокруг деревьев очаровала его. Не все из них успели принарядиться к осени. Некоторые могли похвастаться зелёным одеянием, а кое-кто и пронзительно алым.
   - Чудесно, - невольно вырвалось у Мивера.
   С каждым следующим шагом он всё больше углублялся в буйство цветов.
   - Конечно, - заметил некто, появившийся позади юноши. - Этому парку больше двухсот лет.
   Мивер резко обернулся и встретился взглядом с сухоньким старичком лет шестидесяти.
   - Кто вы? - поинтересовался он.
   - Смотритель парка. Его основала ещё прабабушка нашего короля. И с тех пор моя семья поколениями следит за ним. Стар, вот только я стал. В последнее время всё больше дети работают, да внуки. А я за ними присматриваю.
   - Понятно.
   - И что же вы забыли в парке, молодой человек? Судя по виду, вы не аристократ.
   - Мне надо во дворец. Но... Парк был такой красивый, что я не удержался.
   - Да, деревья в него свозили со всех королевских земель. И, даже говорят, кое-что из самой Империи заказывали, - с гордостью в голосе произнёс смотритель. - Но вам всё же здесь не место. Если наткнётесь на патруль, вместо одинокого старика, объяснить своё присутствие здесь вам будет довольно сложно.
   - Да, конечно, я пойду, - пробормотал Мивер.
   - И...если вы всё же получите право на посещение дворца, приходите ещё. Готов поспорить вы не успели осмотреть и четверти здешних красот.
   - Обязательно, - пообещал юноша и поспешил прочь.
   В замок он попал с помощью всё того же кольца. Правда, его попросили подождать вместе со стражей, пока мальчик-посыльный сбегает в помещение, занимаемое охранниками принцессы за проводником. Минут через десять Мивер увидел Эдвара, посланного провести его к месту работы.
   - Я думал кольцо принцессы позволит мне свободно передвигаться по замку, - задумчиво протянул Мивер, когда с приветствиями было покончено и он, со своим недавним знакомым отправились в путь по хорошо освещённым коридорам дворца.
   - Нет, кольцо только показывает, что ты служишь Её Высочеству. Чтобы свободно передвигаться по замку, нужен специальный амулет, который ты получишь, как только поклянёшься в верности принцессе. Если у тебя его нет и тебя не сопровождает, кто-либо с таким амулетом в замок, дальше нижнего зала, ты не попадёшь. К тому же, один человек с амулетом может провести не больше трёх спутников без. Всё это придумал наш придворный Маг.
   - Понятно, - ответил юноша, разглядывая висевший на груди у Эдвара знак.
   - В придачу, чужой амулет не будет действовать на тебя, если ты его украдёшь. Он даёт пропуск только на теле своего владельца, при условии, что тот жив, - с гордостью добавил страж.
   Вскоре они оказались в левом крыле замка в просторной, знакомой по предыдущему посещению Миверу, комнате. Две двери вели дальше и перед одной из них, замерли трое стражей с алебардами в руках. Они охраняли путь в покои принцессы.
   - Сегодня тебе направо, - предупредил Эдвар. - Там располагается казарма для стражи принцессы. Капитан ждёт тебя.
   Дверь отворилась, и Мивер очутился в большом, заставленном кроватями помещении. Внутри спали, играли в карты и отдыхали охранники Её Высочества.
   При появлении юноши один из них с капитанскими знаками отличия поднялся, отложил меч, который проверял на остроту, в сторону и двинулся к Миверу.
   - Новичок прибыл, - отрапортовал Эдвар, прикладывая руку к сердцу.
   - Хорошо, свободен, - ответил мужчина. Был он ростом не очень велик, но гибкость в его движениях наводила на мысль, что это тренированный воин. Рыжие волосы завивались в причудливые кудри. Вопреки дворовому обычаю носить, короткую ухоженную бородку с усами-ленточками, он ограничивался одними усами. К тому же, на левой щеке командира "красовался" длинный шрам, опускаясь до самого подбородка.
   - Принцесса лично выбрала тебя, - сразу без приветствия перешёл к делу мужчина, - я не могу противиться её воле. Но если ты не умеешь обращаться с мечом или будешь нарушать установленный порядок, то вылетишь отсюда несмотря ни на что. Надеюсь, ты это понял.
   - Понял.
   - Тогда пошли, я хочу посмотреть, чего ты стоишь в бою.
   За дверью оказался просторный зал с расчерченной, прямо на полу, площадкой для поединков и различными тренажёрами. На стенах висело оружие.
   - Выбирай любое и вперёд, - посоветовал начальник стражи, доставая меч.
   Мивер тоже остановил свой выбор на мече. Он взял оружие и стал напротив капитана.
   Несколько мгновений оба не двигались, а потом капитан резко качнулся вперёд и нанёс удар сверху вниз. Быстро. Но Мивер без труда уклонился. Уклонился он и от следующего выпада, а потом, вспомнив, что ему советовал Гован стал парировать, делая вид, что выходит это у него с трудом. Атаковать в ответ он не пытался. Его противник обрушил на юношу град ударов, но так и не сумел пробить защиту. Наконец, минут десять спустя, командир поднял меч, отдавая должное масерству Мивера и сказал:
   - С оружием обращаться ты умеешь. Не спорю. Ладно, считай, что ты принят. Пойдёшь с Хэвком на склад за формой стража. Но, я всё равно буду следить за тобой.
   - Спасибо, - поклонился юноша.
  
   ***
  
   Невысокий плотный мужчина сидел напротив принцессы и задумчиво глядел на девушку.
   - Конечно, я понимаю ваше беспокойство лорд Ден Нэрв, но сейчас могу гарантировать вам только поддержку, - сказала Эвелена.
   - К сожалению, ваша поддержка сейчас немного стоит, простите за прямоту, - ответил лорд, особо выделив слово "сейчас". - А к моменту вашего восхождения на престол я могу потерять почти всё. В данной ситуации мне выгодней принять сторону вашего брата.
   - Возможно, есть что-либо, что могло бы изменить ваше мнение? - поинтересовалась принцесса.
   - Только то, что лично мне вы намного более симпатичны, чем он. Буду откровенен, мои земли постоянно подвергаются набегам варваров. Мне нужны дополнительные войска. Или деньги, чтобы эти войска нанять. Но Его Величество считает, что солдаты более необходимы на северной границе. Ситуация пока ещё под контролем. И я могу немного подождать. Но, если я в течение трёх месяцев не получу от вас никакой помощи, то мне придётся обратиться за ней к Его Высочеству. Простите.
   - Не извиняйтесь, я понимаю вашу ситуацию, - вздохнула принцесса. Это был уже четвёртый отказ от лордов. Всего их было одиннадцать. Но лишь с восьмью из них имело смысл вести переговоры, остальные безоговорочно поддерживали принца. Правда, и те, кто ещё не определился, не спешили под тёплое крылышко принцессы. Они либо требовали помощи сейчас, либо не говоря ни да, ни нет, занимали выжидательную позицию.
   У сложившейся в Мереине политической ситуации было всего три возможных развития событий. Первый и самый вероятный - отец назовёт своим приемником Игвора и тогда, даже поддержка лордов ничем не сможет помочь принцессе. Второй, отец назовёт приемником её. В этом случае с одной стороны лорды значения играть не будут, ведь последняя воля короля священна, но брат вполне может попытаться оспорить это решение. И, имея на своей стороне совет, а также церковь, у него это вполне может получиться. Поэтому поддержку аристократов полностью со счетов сбрасывать не стоит. И третий вариант, отец умрёт, так и не назвав следующего короля. Тогда решение будут принимать лорды, а окончательно утверждать глава церкви. В этом случае их поддержка будет иметь решающее значение. Безоговорочно доверяет принцессе лишь, младший брат короля, её дядя, герцог Агуленский. Пусть он один, но у него немало вассалов. У принца же три сторонника: герцог Винский, граф Молен и граф Орон. Из них наибольшей властью обладает герцог. К сожалению, неопределившиеся лорды склоняются к тому, чтобы поддержать её брата.
   "Ошибкой было начинать войну за трон, - признавала в глубине души Эвелена". Хотя, покушение на карету в которой она ехала, ясно показало девушке, что в покое её не оставят. А когда выбора нет, лучше умереть в борьбе, чем ничего не делая. Во всяком случае, именно так говорил её отец.
  
   ***
  
   Четырнадцатилетнего подростка очень интересовал один вопрос: Что находится за проклятым лесом? Нет. Он знал, что там находится. Но не верил. Юноша хотел убедиться в этом собственными глазами. Он уже чувствовал себя в лесу достаточно уютно. Но, пройти насквозь, никогда не пробовал. Наконец, в один из дней рано наступившей весны, он решился. Путешествие обещало быть трудным и опасным, но он этого не боялся. Сказать по правде, он почти ничего не боялся. Только слов: "слабак" и удара материнской руки.
  
   Глава десятая
  
   После того, как Мивер переоделся, капитан Лебон провёл его в приёмную принцессы. Там уже ожидала Эвелена. Девушка была столь ослепительно прекрасна, что Мивер с трудом оторвал взгляд от неё.
   - Клянёшься ли ты верой и правдой служить мне? Исполнять каждый мой приказ и, если понадобится умереть ради меня? - спросила его она.
   - Да, клянусь - ответил юноша и поклонился.
   - Я принимаю клятву, - сказала принцесса и протянула юноше руку, в которой находился амулет. - Это позволит тебе находиться во дворце.
   - Благодарю, - снова поклонился Мивер.
   - Лебон расскажет тебе о твоих обязанностях, - бросила принцесса и отвернулась, давая понять, что аудиенция окончена. За дверью капитан стражи не выдержал и отчитал Мивера:
   - Как страж принцессы ты не обязан преклонять перед ней колени, но положить руку на сердце, кланяясь, должен был!
   - Простите.
   - Прости. Мы между собой говорим на "ты", - снова недовольно поправил его Лебон. - Не стоит создавать дистанцию с тем, кто в схватке может прикрыть твою спину.
   - Понятно.
   - Твои обязанности такие: Восемь часов в сутки ты сторожишь дальние двери, ведущие в крыло принцессы. Восемь часов после этого ты свободен. Можешь отдыхать, есть, спать, тренироваться, покидать замок, как захочешь. И последние восемь часов ты обязан провести в покоях охраны. Не обязательно спать, хоть и очень желательно. Эти восемь часов начинаются с полуночи. И если тебя хотя бы один раз не окажется после двенадцати часов в казарме - тебя уволят. Зарплату будешь получать в конце недели по одному золотому. То есть четыре золотые монеты в месяц. Заступаешь с завтрашнего дня. График дежурств найдёшь на стене казармы. Всё понятно?
   - Да.
   - Хорошо, свободен.
   Два часа после полудня Мивер зашёл в дом Гована. Конечно, он мог вернуться и намного раньше но, как обычно, поддался искушению пройтись по улицам города. С каждой прогулкой он всё больше узнавал столицу. Хотя до некоторых её кварталов юноша всё ещё не добрался.
   Он поприветствовал дядю Илейн, тренировавшего во дворе учеников и прошёл в дом. Внутри девушка занималась приготовлением обеда, а Лилен ей помогала. Девочка, увидев Мивера с криком радости, бросилась ему на шею.
   - Как служба при дворе? - поинтересовалась Илейн.
   - Пока ещё не знаю, - пожал плечами юноша. - Завтра начну. Мне придётся ночевать в замке. Но восемь часов утром или вечером я буду свободен.
   - Значит, оставляешь Лилен на нас?
   - Не волнуйся, я буду приходить каждый день, - отреагировал на умоляющий взгляд девочки Мивер. Он потрепал её по волосам и посмотрел на Илейн. - Я надеюсь, ты сможешь приглядеть за ней в моё отсутствие? Деньги на еду и одежду я буду приносить.
   - А что мне остаётся? - смиренно заметила девушка. - Если уж ей достался такой плохой отец, придётся ему помочь. Я заработала неплохо на последнем караване. Скоро зима и найти место в это время довольно сложно. К тому же... ненавижу холод. Так что до весны я могу за ней присмотреть.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша. - Ты просто чудо.
   Девушка слегка смутилась от столь прямого комплимента и опустила взгляд.
   - Ладно, прекращай меня нахваливать, - отмахнулась она. - Иначе будем есть вместо похлёбки сухари.
   - Слушаюсь, - кивнул он.
   Весь день юноша провёл, помогая по хозяйству. Вечером он сражался с Лилен на деревянных мечах и даже похвалил девочку за усердие, хотя обучение её продвигалось достаточно медленно. Только недавно она набрала вес и перестала выглядеть ходячим скелетом, но до появления мышц было ещё довольно далеко. Впрочем, Лилен старалась. Она вообще, всё что ей говорили, выполняла очень тщательно. Страх оказаться ненужной занимал прочное место в её ночных кошмарах. Так, что Илейн часто приходилось брать девочку себе в кровать, потому что одна она не могла заснуть.
   На следующее утро юноша явился в казарму. Если верить графику, вывешенному на стене, его дежурство наступало в четыре часа дня. Так что у него оставалось достаточно свободного времени, которое он с толком использовал для изучения дворца. Вернее той его части, которая была доступна обычным охранникам. По словам Эдвара, были во дворце места, для посещения которых обычного амулета не хватало. Не преминул юноша и возможностью пройтись по аллеям дворцового парка. Правда, на этот раз никого, кроме патруля из трёх охранников он не встретил. Прикреплённый к груди амулет позволил ему без проблем миновать их.
   А вечером юноша заступил на службу. Восемь часов неподвижно стоять занятие не из лёгких. Но Мивер не жаловался. Терпения ему было не занимать. К тому же, он использовал это время для тренировок владения внутренней силой. Из оружия юноше со склада досталась алебарда, которую он держал в руках, меч, висевший в ножнах на боку и кинжал в голенище сапога, запрятанный туда по совету Эдвара.
   Обязанностью новоиспечённого охранника было следить за тем, чтобы никто без разрешения принцессы не прошёл через первую дверь, ведущую к её комнатам и комнатам её фрейлин. Если перед дверьми появлялся гость, то юноша тянул за верёвку расположенную слева от него и из внутренних покоев прибегал мальчик. Он выслушивал имя пришедшего и дело, с которым тот желал обратиться к принцессе после чего, убегал докладывать. А когда возвращался, сообщал решение Эвелены. Кроме Мивера ещё два стража дежурили подле двери. До внутренних покоев юношу пока не допускали.
   Так проходил день за днём. Мивер исполнял свой долг и отправлялся в город. Он изучал столицу иногда в сопровождении Лилен, Илейн, либо их обеих, но чаще в одиночку. Дома в столице в основном были двух-трёх- и даже четырёхэтажные. Жители старались экономить на земле, которая стоила жутко дорого и увеличивали свои жилища в основном вверх и вниз.
   Прошла неделя с тех пор, как юноша поступил на службу и он уже получил свою первую зарплату, которую в тот же день передал Илейн с просьбой прикупить девочке одежды и каких-нибудь игрушек.
   Оставался всего час до конца дежурства Мивера, когда перед ним возник молодой светловолосый господин со свитой. Короткая ухоженная бородка под цвет волос и щегольски завитые усы, обрамляли его аристократически красивое лицо, которое слегка портили пустые скучающие глаза и тень презрительной улыбки, изредка мелькавшая на губах.
   Не обращая внимания на стражу, он попытался пройти. Напарники по службе посторонились, пропуская пришельца, но Мивер остался стоять перед дверью.
   - С дороги, - прорычал один из спутников гостя.
   - Имя и дело, по которому вы пришли? - невозмутимо поинтересовался Мивер.
   - Это принц Игвор, деревенщина! С дороги.
   Но юноша не шелохнулся. Левой рукой он потянул за шёлковый шнур, ведущий в комнату мальчика на побегушках.
   - Дело, ради которого вы пришли? - всё также спокойно поинтересовался Мивер.
   Принц пристально посмотрел на юношу.
   - Позвольте, я проучу его, Ваше Высочество, - попросил здоровенный мужчина из свиты Игвора.
   - Я здесь не для того, чтобы устраивать драки, - ответил принц и презрительно поджав губы продолжил, - но неуважения я не потерплю.
   В двери за спиной юноши приоткрылось решётчатое окошко.
   - Доложи, что принц Игвор просит аудиенции. Дело по которому он пришёл, принц назвать отказался, - сказал Мивер.
   Принц стоял напротив стражника и смотрел ему в глаза, дожидаясь пока тот отведёт взгляд. Но время шло, а безмолвный поединок продолжался. Наконец, прочитав в глазах противника, что отступать тот не намерен, Игвор отвернулся и бросил своим людям:
   - Подождём.
   Посыльный появился очень быстро и пригласил гостей следовать за ним. Проходя мимо Мивера, принц прошептал, так, чтобы услышал только юноша:
   - Я это запомню.
   Тот лишь склонил голову в ответ. Он ни в чём не нарушил приказ и не чувствовал себя виноватым. А бояться чего-либо юноша просто не умел.
  
   ***
  
   На следующий день Мивер вместе с капитаном стражи оказался в приёмной принцессы.
   - Ваше Высочество, я очень недоволен этим охранником и хотел бы, чтобы вы его уволили, - сразу взял быка за рога Лебон.
   - Потому что он не пропустил моего брата?
   - Да. Это просто возмутительно. Я понимаю, что вы сменили многих стражей в отряде. Но нанимать неизвестно кого, неизвестно откуда...
   - Позвольте это решать мне, - ледяным голосом отрезала Эвелена. - Конечно, он поступил глупо. Если же посмотреть с другой стороны, он лишь выполнял свой долг. Мне нравится такая принципиальность, когда речь идёт о моей безопасности.
   - Но, Ваше Вы...
   - Никаких возражений. Мивер, я довольна вами.
   Юноша поклонился в ответ, прижимая руку к сердцу.
   - Свободны, - закончила она, разрешая посетителям удалиться.
   Рассерженный и обескураженный капитан покинул комнату принцессы и, окинув юношу неприязненным взглядом, отправился прочь.
   И снова время потекло по своему привычному руслу. Дни скользили вперёд превращаясь из настоящего в прошедшее. Подходила к концу вторая неделя службы юноши. Постепенно приближался день рождения принца, а вместе с ним и бал, который устраивался в честь сего события. Несмотря на болезнь отца, Его Высочество не захотел отменять этот праздник.
   Миверу за прошедшее время так и не удалось завести друзей среди охранников, да он и не пытался. Слишком странным казался он остальным: загадочный наёмник непонятно откуда. Лишь с Эдваром у них сложились достаточно тёплые отношения. Однажды вечером после службы тот даже пригласил товарища по оружию пройтись по кабакам. Что именно его приятель хотел Мивер не совсем понимал, но согласился. Ему было интересно увидеть нечто новое в городе.
   Часов в восемь вечера они сменили форму на обычную одежду и отправились в путь. Эдвар начал поход с портового квартала. Довольно опасного местечка ночью, но в такое время ещё более-менее спокойного. Оказывается, чтобы пройтись по кабакам, нужно было обязательно в каждом останавливаться и пить. Мивер долго гадал в чём смысл такого времяпровождения, когда они вернулись из пятого по счёту заведения во дворец. Причём нести пьяного вдрызг и рвущегося на поиски девушек и приключений Эдвара пришлось именно юноше. Он, хоть и пил, по настоянию приятеля, не меньше, но переносил спиртное намного лучше и был лишь слегка навеселе.
   Два дня спустя юноша добрался до окраин города. Центральные кварталы и пристань он уже изучил достаточно хорошо, но в квартале бедняков ему ещё быть не приходилось. Унылые покошенные домишки здесь лепились очень близко друг к другу. Причём вторые этажи зданий нависали над улицей и почти соприкасались между собой. К тому же, от переулков несло мочой и другими не слишком приятными запахами.
   По улице носилась стайка одетых в лохмотья мальчишек. Один из них подбежал к Миверу и теребя его за штанину заявил:
   - Дядя, подайте на пропитание.
   Юноша полез в карман, достал оттуда пригорошню медных монет, больше у него не было - Илейн настаивала на том, чтобы Мивер не брал с собой много денег, так как он не знает их истинную цену и может потратить все - и протянул одну из них мальцу. Тут же его облепила ребятня, выпрашивая подаяние. В результате он раздал все деньги, которые у него были с собой и двинулся дальше.
   - Красавчик, развлечься не хочешь? - позвала, жавшаяся в углу рядом с таверной девица, весьма потрёпанного вида.
   - Спасибо, мне и без того весело, - ответил Мивер. В портовом квартале он один раз соблазнился зазываниями девушки и решил выяснить, как именно они собираются развлекаться. Но, когда понял, бежал оттуда без оглядки. В вопросах любви он был совсем неопытен, но, тем не менее, считал, что покупать её неправильно.
   Квартал бедняков Миверу совсем не понравился и он решил, что вернётся к его изучению позже, если вообще вернётся. Но на обратном пути дорогу ему преградили три подозрительные личности. Один из них, мужчина с грязной бородой и десятком гнилых зубов, которые он скалил на юношу, вышел вперёд и сказал:
   - Давай сюда кошелёк, быстро.
   Юноша пожал плечами и бросил свой кошелёк говорившему. Тот взвесил его в руке, потом потряс и прорычал:
   - Издеваешься? Он пустой. Гони деньги.
   - У меня их нет, - спокойно ответил Мивер.
   - Тогда их придётся забрать, - ответил грабитель.
   - Кажется, вы пытаетесь меня ограбить? - задумчиво поинтересовался юноша.
   Пользуясь тем, что он отвлечён разговором, со спины к Миверу подкрадывались ещё двое. Но юноша, пусть и не видел их, но слышал их шаги, обонял их запахи и просто ощущал их присутствие. Поэтому, когда на него напали, он увернулся и двумя ударами отправил грабителей смотреть сны. Остальные в это время попытались напасть на него спереди, с тем же успехом, вернее отсутствием такого. Не прошло и минуты, как всё было кончено.
   - Простите, - сказал он, лежащим на мостовой телам и поспешил прочь. Ему совсем не хотелось вновь нарваться на грабителей. Причинять людям боль не нравилось юноше.
   Когда Мивер навестивший затем дом Гована рассказал о происшедшем Илейн, девушка долго отчитывала его. Хотя к подобным отповедям в её исполнении он уже привык и даже считал их неотъемлимой частью общения с наёмницей.
   - Почему ты отдал им все деньги? - никак не могла понять она. - Не одну, две или три монеты?
   - Но ведь они просили. Значит, они им нужны.
   - Неужели ты не понимаешь, что в мире очень много людей, которым нужны деньги. И всем ты всё равно не поможешь.
   - Понимаю, - потупился Мивер. - Но что тогда делать? Не помогать никому?
   - Возможно. Не знаю. Это сложный вопрос, который ты задаёшь мне уже не в первый раз. Но я простая девушка и не уверена, что смогу ответить на него правильно. Может быть, тебе спросить в церкви?
   - Нет, спасибо, - отрезал юноша. Ивианерская церковь не внушала ему доверия.
   - Тогда думай сам. В конце концов, это твой вопрос, а не мой.
   - Я думаю. Постоянно об этом думаю. И мне кажется, я нашёл решение. Мне кажется, я должен помогать всем тем, кому могу помочь...
   В этот день юноша заступал на службу с четырёх часов дня. Он вернулся в казарму к трём, переоделся в повседневную форму. Но дежурить ему не довелось. Вскоре в казарму заглянул чем-то недовольный Лебон, подозвал к себе Мивера и с кислой миной на лице сообщил, что вечером юноше предстоит сопровождать в качестве одного из телохранителей Эвелену на бал, устроенный в честь принца. Судя по капитану, идея включить Мивера в список телохранителей пришлась ему не по душе, но приказание исходило от принцессы, а с ней не поспоришь.
  
   ***
  
   Три дня шёл четырнадцатилетний Мивер по проклятому лесу. Три дня, он отбивался от монстров, продирался сквозь кусты и карабкался по скалам. Наконец, на рассвете четвёртого все чудовища исчезли. Лес расступился, открывая чудесный вид на широкую поляну. Посреди ярко зелёной травы выделялся исполинский столб, к которому было привязано непонятное существо. От него веяло опасностью, ненавистью и... одиночеством. Мивер нашёл Измала, сына Бога.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Вечером юноша нарядился в праздничную форму и отправился в покои принцессы. Кроме него ещё трое стражей должны были охранять девушку. Слишком мало. Правда, бал будет проходить во дворце, в который не так то легко проникнуть, поэтому отбиваться от большой группы нападающих им вряд ли придётся. А с несколькими людьми они без проблем справятся.
   Десятки карет с извозчиками ютились перед дворцом, дожидаясь когда вечер закончится и их господа начнут разъезжаться по домам. Весь огромный зал для приёмов был заполнен гостями. Герольд объявил о том, что Её Высочество, принцесса Эвелена почтила праздник своим присутствием. Все взгляды на мгновения скрестились на принцессе и тут же, будто страшась быть пойманными, разбежались по сторонам. Чувствовалось, что второй ребёнок Короля Зерэйна не в фаворе.
   Мивер пробежался взглядом по присутствующим. Все они были разодеты в жутко дорогие и часто безвкусно подобранные одежды. Дамы просто сияли, отражая многочисленными украшениями свет идущий от магических лампад. Кавалеры от них не отставали, компенсируя отсутствие такого количества побрякушек, дерзкими цветами в нарядах.
   Музыканты играли чарующую мелодию, которая разносилась по всем уголкам зала, но время для танцев ещё не наступило. Большинство присутствующих разбилось на маленькие группки. То и дело один или другой человек отделялся от них, чтобы пуститься в свободное плавание и примкнуть к другой группе. Никто не приветствовал принцессу и даже её брат, появился лишь минут десять спустя, в окружении своих верных вассалов. Всё это время Эвелена провела в одиночестве.
   - Я рад, что ты посетила мой праздник, сестра, - сказал Его Высочество, целуя руку Эвелене и всем своим видом показывая, что приветствие лишь пустая формальность.
   - Как я могла пропустить его? - ответила принцесса.
   - Надеюсь, тебе будет весело, - бросил принц и пошёл дальше. Его свита последовала за ним.
   Принцесса невольно вспомнила разговор с братом, состоявшийся несколько дней назад. В её покоях Игвор оказался не в лучшем расположении духа, из-за того, что его не пропустили сразу.
   - Ваши охранники становятся всё более дружелюбными, - иронично заметил он, после того, как с положенными этикетом приветствиями было покончено. В комнату принцессы брат зашёл один, оставив свою свиту перед дверью. Впрочем, охрана принцессы и не пропустила бы их внутрь.
   - Они просто выполняют свою работу, - ответила девушка. - Думаю, ты пришёл не только для того, чтобы высказать неудовольствие моей охраной.
   - Конечно, нет. Я слышал, ты принимаешь у себя лордов.
   "Он слышал, - с сарказмом подумала Эвелена. - Половина дворца наполнена его шпионами, поэтому вряд ли хоть что-либо происходящее в замке может остаться без внимания брата".
   - Всего лишь дружеские встречи, - ответила девушка.
   - Надеюсь не о том, как занять отцовский трон? Это очень огорчает меня. Ты моя сестра. Я люблю тебя и не хотел бы чтобы тебе причинили вред, - принц посмотрел Эвелене в глаза. Девушка выдержала его взгляд и спокойно произнесла:
   - Я постараюсь ничем не огорчать Ваше Высочество.
   - Хотелось бы верить. Хотелось бы верить...
   На этом серьёзный разговор окончился, но слова Игвора не выходили у принцессы из головы. Правильно ли она сделала, что решила вступить в схватку, когда её шансы столь малы? Возможно, ей следовало искать какой-нибудь другой вариант? Кто знает?
   Никто больше не подошёл к Эвелене. Спустя час начались танцы и лишь её дядя, однажды рискнул пригласить девушку. Она с благодарностью отклонила его предложение, не решаясь выставлять его поддержку напоказ. На глаза принцессы невольно наворачивались слёзы, когда она смотрела на танцующие пары и вспоминала свой первый выход в свет, когда ей исполнилось пятнадцать. Отец тогда устроил роскошный приём. Девушка купалась в общественном внимании, кружилась в танце с галантными кавалерами и слушала их льстивые комплименты. Тогда ей казалось, что они правдивы. Но стоило отцу заболеть и подняться вопросу о престолонаследии, все отвернулись от неё. Принцесса, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания, отправилась подышать свежим воздухом на балкон. Там, обратившись лицом к далёкому тёмному небу она могла дать выход своим чувствам не опасаясь, что кто-либо заметит печаль на её лице.
   - Вам грустно? - внезапно раздался позади неё мужской голос. Девушка повернулась и с удивлением узнала в говорившем своего телохранителя, который нарушив все возможные правила поведения, обращался к ней. Остальные стражи в изумлении смотрели на него. Вначале Эвелена хотела встретить его слова отповедью, но потом, всё же ответила:
   - Немного. Мне просто немного одиноко.
   - Понимаю, мне очень знакомо это чувство - протянул Мивер. Он и в самом деле понимал. - Простите, что прервал ваши размышления.
   - Ничего, всё в порядке, - сказала она, удивляясь тому, что и вправду не сердится. Слова молодого охранника, неожиданно для принцессы, слегка развеяли её мрачное настроение.
   Девушка вернулась в зал, делая вид, что праздник её интересует и ей совсем не скучно. Прошло два томительных, наполненных скукой часа, и слово взял принц:
   - Спасибо дамы и господа, что вы все откликнулись на моё приглашение, - разнёсся его усиленный магией голос по залу. - А сейчас сюрприз! Прошу всех пройти в парк, где наш придворный волшебник приготовил потрясающее действо для вас.
   В ответ со всех сторон послышались, восхищённые вздохи женщин и аплодисменты со стороны мужчин. Гости нестройной толпой потянулись к выходу.
   - Похоже, и это мне придётся вынести, - пробормотала себе под нос Эвелена, отправляясь вслед за ними.
   Холодный осенний ветер слегка растрепал изящно уложенные волосы девушки, когда она вышла через парадный вход. Принцесса спустилась по мраморной лестнице и собиралась свернуть в сторону парка, когда Мивер вдруг почувствовал угрозу. Мгновение назад всё было спокойно и вдруг, он ощутил недобрый взгляд, нацеленный в лицо девушки и лёгкий, едва различимый даже для него, свист. Странно, он должен, обязан был увидеть опасность раньше. Но не сумел. Достать меч юноша уже не успевал. Вместо того, чтобы останавливать смертельный заряд сталью, Мивер протянул руку перед глазами принцессы и в неё вонзился арбалетный болт. Одна из мирно стоявших карет, внезапно тронулась с места и погнала к внешним воротам. Юноша успел заметить одетую в тёмное фигуру в маске, видневшуюся в окне и больше ничего.
  
   ***
  
   - Что происходит? - удивилась ничего не увидевшая, принцесса. Настолько быстро всё произошло.
   - Мне кажется, Ваше Высочество, что только что вас пытались убить, - спокойно ответил Мивер, переворачивая руку и показывая засевшую в запястье стрелу. Не используй он силу, стрела бы пробила руку насквозь и достигла бы принцессы. Больше опасности он не чувствовал, но после произошедшего юноша не очень этому доверял. - Пожалуй, нам лучше вернуться в замок.
   Эвелена побледнела, но всё же нашла в себе силы кивнуть. Под бдительной охраной стражи, и делавшего вид, что стрела его совершенно не беспокоит и прятавшего руку от не заметивших происшедшего гостей, Мивера, девушка вернулась внутрь. - Нужно срочно позвать лекаря, - сказала принцесса, как только они оказались под защитой стен дворца.
   - Вначале нужно отвести вас в ваши покои, - возразил Мивер. - Ваша безопасность на первом месте.
   Принцесса хотела возразить, но посмотрела в глаза юноши и покорно кивнула. Они отправились в левое крыло дворца. Когда принцесса оказалась перед дверьми ведущими в её покои она отослала одного стража за врачом. Остальных поставила перед дверью вместе с уже находившимися там охранником и приказала Миверу следовать за ней.
   Юноша делал вид, будто стрела совсем не причиняет ему боли, на самом деле это было не так. Просто, благодаря внутренней силе, он отключил нервы в той части, куда угодил арбалетный болт. К тому же за время тренировок Мивер сумел свыкнуться с болью и даже использовать, при необходимости, её в своих целях.
   - Болит? - участливо поинтересовалась Эвелена. Принцессу от страха била крупная дрожь. А когда она представляла, что эта стрела должна была воткнуться ей в глаз, то ей становилось совсем плохо. Так что девушка находилась на грани потери сознания.
   - Немного, - ответил юноша. - Не волнуйтесь Ваше Высочество. Всё уже позади.
   - Да, да, конечно. Конечно всё позади. Я и не волнуюсь, совсем не волнуюсь, - слова лились, будто сами по себе, принцесса то ли не замечала, что тараторит без умолку, то ли не обращала на это внимание. - Просто...
   - Ни о чём не волнуйтесь, - снова повторил Мивер, подошёл к девушке и опустил здоровую руку ей на плечо. - Когда я рядом никто и ничто вам не повредит.
   Его слова прозвучали столь наивно-серьёзно, что... принцесса неожиданно для себя, нет не поверила, но успокоилась. Дрожь постепенно стала отпускать её.
   - Спасибо, - вымученно улыбнувшись, поблагодарила девушка.
   Не прошло и пятнадцати минут, как в покои принцессы вошёл королевский лекарь с помощником. Вместе они извлекли стрелу. Причём врача очень удивило, что во время операции юноша не кричал.
   Осторожно взяв в перчатки маленького убийцу, лекарь принюхался к наконечнику и покачал головой.
   - Что? - не выдержала Эвелена.
   - Похоже на яд. У меня есть противоядие, но боюсь уже поздно.
   Девушка с отчаянием посмотрела на Мивера, тот лишь в ответ пожал плечами и спокойно произнёс:
   - Попробовать стоит.
   - Да, да, конечно, молодой человек, - засуетился лекарь. Из мешочка, который нёс его помощник, он достал порошок, бросил его в кружку, залил водой и тщательно размешал, после чего дал выпить юноше. Затем перевязал ему рану.
   - Правда, сомневаюсь, что поможет, но я сделал всё что мог - подытожил он, как бы снимая с себя ответственность за вполне вероятную смерть Мивера. После чего поклонился принцессе, коротко кивнул юноше и удалился.
   - Это моя вина, - со страхом произнесла Эвелена, когда они остались вдвоём.
   - Нет, - покачал головой Мивер. - Моя. Я должен был почувствовать покушение и достать вовремя меч. Но не сумел.
   - О чём ты говоришь? Как можно почувствовать угрозу? Ты ведь не волшебник. Прости, я не хотела твоей смерти.
   - Не стоит извиняться. Я не думаю, что умру от зубочистки, пусть и смазанной какой-то гадостью. Вам не стоит переживать из-за меня.
   - Обещаешь?
   - Что? - не понял Мивер.
   - Обещаешь, что не умрёшь?
   - Обещаю, Ваше Высочество. - С этими словами Мивер хотел покинуть покои девушки, но принцесса не позволила.
   - Не уходи, - тихо прошептала она, когда он уже оказался перед дверью.
   - Ваше Высочество...
   - Не уходи. Мне страшно остаться одной сегодня. Страшно, что стоит тебе уйти и ты умрёшь.
   - Но что подумают остальные?
   - Да, остальные. Никто не должен знать... иди к коридору, соединяющему моё крыло с центральной частью замка и жди. За тобой вскоре придут.
   - Слушаюсь, - поклонился Мивер. Он ничего не понял, но обсуждать приказы юноша не привык, поэтому поступил в точности так, как ему было сказано.
   Оказавшись с одиночестве, охранник первым делом сорвал повязку. Благодаря внутренней силе он не позволил яду распространиться по всему телу и сейчас использовал её, чтобы вытолкнуть отраву наружу. Мивер не был до конца уверен, уязвимо ли его тело для яда и не хотел рисковать. Из раны вместе с зелёной жидкостью полилась кровь и юноша вздохнул с облечением. Конечно, полностью избавиться от заразы не удалось, но оставшегося яда вряд ли хватит, чтобы его убить. К тому же, на всякий случай он принял противоядие. Так что беспокоиться не о чем. Скорее всего... Заново намотав повязку на руку - получилось не очень аккуратно, но ничего не поделаешь - юноша пошёл в коридор, о котором говорила принцесса.
   Долго скучать в одиночестве ему не пришлось. Минут через десять появилась Селена, доверенная горничная принцессы.
   - Прости, но я должна завязать тебе глаза, - сказала девушка, показывая юноше чёрную повязку. Мивер не сопротивлялся. Покончив с этим, Селена взяла его за руку и повела за собой. Юноша ничего не видел сквозь плотную материю, но прекрасно ориентировался в пространстве и при нужде вполне мог бы повторить пройденный путь. Минут через двадцать девушка сняла повязку и юноша с удивлением обнаружил себя в покоях принцессы.
  
   ***
  
   - Ты первый человек за тысячу лет, появившийся здесь, - раздался в разуме Мивера голос Измала. Юноша не испугался, нечто подобное он и ожидал. Правда, отвечать на слова сына Божьего не спешил.
   - Молчишь? А ты, я вижу, умён. Пока ты не заговоришь, я ничего не в силах тебе сделать. Хотя, даже если и заговоришь... Эти цепи сделали меня почти беспомощным. В таком состоянии я владею лишь крупицами былого могущества, - он немного помолчал, а потом продолжил. - Интересно, зачем ты сюда пришёл? Может быть потому, что тебе плохо в деревне? Знаешь, в мире, который ты никогда не увидишь, есть много разных стран. Наш мир намного больше деревни, в которой тебе тесно. Но твой долг поставить свою подпись под договором, как только тебе исполнится восемнадцать и всю жизнь прожить, охраняя меня. Смешно, не правда ли? Я хочу вырваться и не могу, а ты можешь, но не хочешь... или хочешь? Самое странное, что мне никакая стража не нужна. Если я освобожусь, вы ничего сделать не сможете. Если нет, то зачем вы тут? Ваш долг лишь почётная обязанность, которая никому не нужна, - Измал рассмеялся. - Не знаю, зачем я тебе это говорю? Ты ведь мой враг. Может, за прошедшую тысячу лет я соскучился по такой мелочи, как собеседник? Пусть ты и не отвечаешь, но ты слышишь и понимаешь о чём я говорю.
   Ещё несколько часов слушал Мивер монолог узника, а потом развернулся и пошёл обратно в деревню.
  
   Глава двенадцатая
  
   Ночью принцесса никак не могла заснуть, а когда ей всё же удавалось ненадолго окунуться в мир сновидений, кошмары тут же выбрасывали её обратно. Эвелена несколько раз заходила в гостевую комнату и проверяла, как себя чувствует Мивер. Юноша спал беспокойно. Весь в поту он тяжело дышал, но всё же был жив. И это главное.
   Наконец, наступило долгожданное утро. Невыспавшаяся принцесса, просидела последний час перед рассветом у постели своего охранника. Ещё никто, никогда не умирал, ради девушки и ей было страшно, что Мивер может так и не открыть глаза. Но с первыми лучами солнца юноша проснулся и очень удивился присутствию принцессы:
   - Ваше Высочество?
   - Мне не спалось, - ответила она, смутившись. - Как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, - сказал юноша.
   - Я рада, - широко улыбнулась принцесса. - Когда придёшь в себя, горничная выведет тебя наружу.
   Сказав это, Эвелена поспешно удалилась, чувствуя себя почему-то неловко наедине с Мивером.
   В связи с ранением Лебон освободил охранника на неделю от службы и юноша отправился к Илейн. Лилен была очень рада его видеть, да и наёмница тоже. Правда, Миверу пришлось объясняться по поводу повязки на руке, а потом выслушать длинную лекцию о том, что ему необходимо быть осторожней. Но в целом, возвращение прошло благополучно.
  
   ***
  
   На этот раз Мивер изучал оставленный напоследок храмовый квартал. Широкая, прямая, а главное чистая дорога вела от ворот квартала к распахнутой пасти храма. По бокам вольготно располагались изящные двух -трёхэтажные дома со знаком раскрытых ладоней, обозначающем, что в них живут люди принадлежащие к церковной иерархии. Юноша уже однажды был в этом месте, но очень недолго. Просто, чтобы убедиться, что ручейки силы со всех сторон королевства стекаются именно сюда. Правда, в тот раз он почувствовал, что это не конечная точка, а лишь перевалочный пункт. Непонятная сила, которую он ощутил тогда, присутствовала и сейчас. Во время осмотра квартала Мивер неожиданно наткнулся на расположенное за храмом, в некотором отдалении, здание. Ветхое, длинное трёхэтажное строение, изнутри которого неслись потоки боли, ненависти и отчаяния. Юноше даже стало плохо и он оказался вынужден опереться о стену стоявшего неподалёку дома. Справившись со слабостью, Мивер отправился ко входу странного здания.
   Перекошенные ворота оказались незаперты и он легко проник внутрь. Небольшой, заросший сорняками дворик оканчивался дверью в само здание. Когда Мивер переступил через порог ему пришлось вновь остановиться, чтобы справиться с отчаянием, царившем здесь. К нему подошёл скучавший за столом мальчишка.
   - Вам плохо? - равнодушно поинтересовался он.
   - Нет, всё в порядке, - ответил юноша. - Что это за здание?
   - Городская больница, - удивился мальчик.
   - Здесь, людям плохо, - сказал Мивер.
   - Когда людям плохо они отправляются сюда для лечения, - поправил его ребёнок.
   - Я могу лечить? - поинтересовался Мивер.
   - Откуда мне знать? Если вы лекарь, то стало быть можете. Если у вас разрешение от лекарской гильдии есть. Только больница у нас при храме и лекарям за работу сущие гроши платят. Храмовники говорят, врачи рады быть должны, что есть на ком учиться, чтобы потом к какому господину частным лекарем попасть.
   - И где находится лекарская гильдия? - спросил Мивер
   - В центральном квартале.
   - Спасибо, - поблагодарил он и пошёл прочь. Ему было тяжело долго находиться в этом помещении.
   Гильдию он посетил в тот же день уже под вечер. В прихожей ему пришлось прождать почти час, пока глава освободится. Но, в конце концов, его провели в небольшой уютно обставленный кабинет.
   - Изложите ваше дело, молодой человек, - поинтересовался старый седой мужчина с длинной ухоженной бородой, сидевший за столом напротив окна.
   - Я бы хотел лечить людей. И мне нужно разрешение.
   - Понятно. Откуда вы? Сколько лет работаете врачом?
   - Я с востока из маленькой деревни. Врачом не работал, но хочу помогать людям.
   - И как вы собираетесь им помогать, если не умеете лечить, молодой человек? - удивился старичок.
   - Лечить я умею, просто раньше этим не занимался.
   - Неужели безо всяких рекомендаций вы рассчитываете получить место у кого-нибудь?
   - Я бы хотел работать в больнице. Там много людей, которым необходима помощь.
   - Вот так сюрприз, - покачал головой представитель гильдии. - Даже не знаю, что сказать. Знаете, молодой человек, разрешение стоит три золотых. И одну десятую от твоих доходов придётся отдавать гильдии.
   - У меня нет таких денег, - опустил голову юноша.
   - Если вы готовы отдавать половину своих доходов, то я могу выписать вам временное разрешение на работу в больнице, пока вы не накопите денег на постоянное. Но там платят немного. Уверены, что оно вам нужно?
   - Оно нужно не мне, а людям которые там страдают.
   - Вы меня признаться удивили, - покачал головй старец. - Я выпишу вам временное разрешение, молодой человек, всё равно в больнице мало врачей, да и те в основном ученики, - сказал он, доставая бумагу и ставя печать на ней. - Доходы будее приносить в конце месяца. Понятно?
   - Понятно. Спасибо, - поблагодарил Мивер, принимая документ.
   Весь вечер он провёл в раздумьях. Юноша не сомневался в правильности принятого решения, просто не знал, как сообщить об этом Илейн. Девушка и так жаловалась, что он уделяет Лилен слишком мало внимания. С другой стороны, город он уже достаточно изучил. А значит, свободного времени у него прибавится. К тому же, это решение было правильным. Мивер всегда остро чувствовал, именно чувствовал, правильность какого-либо решения. Иногда правда, выпадало выбирать между двумя верными путями, тогда приходилось сложней. Но сейчас выбора у юноши не было.
   "Я не в состоянии помочь всем, - думал он. - Но я обязан помогать тем, кому могу".
   Следующее утро началось с долгого разговора с Илейн. Девушка отказывалась понимать, почему Мивер собирается работать в больнице. Она настаивала на том, чтобы юноша проводил больше времени с Лилен. Но Мивер доблестно выдержал все нападки до момента, когда наёмница в сердцах бросила: "поступай, как знаешь". После этого он поблагодарил сердитую Илейн, попрощался с малышкой, снял уже совершенно ненужную повязку с руки и отправился в больницу. В прихожей юноша встретил всё того же паренька, лениво пялившегося в окно. Он отослал Мивера дальше по коридору в поисках лекаря Сиворна. Юноша нашёл его в просторной плохо освещённой комнате. Там ютились три десятка кроватей с больными на них. Лекарь в сопровождении молодой помощницы осматривал старика со сломанной ногой. Мивер дождался пока врач освободится, после чего поинтересовался у него, где именно ему дозволено лечить людей. Сиворн посмотрел разрешение гильдии и ответил:
   - Лечите кого хотите. Лекарей всё равно не хватает. Советую начать с третьего этажа. Там лежат, особо безнадёжные до них у нас руки не доходят.
   - Спасибо. Сколько здесь всего лекарей?
   - Кроме меня ещё двое. И у каждого по ученику.
   - Понятно, - ответил Мивер и отправился дальше.
   Помещения, которые видел юноша, производили удручающее впечатление. Больница была переполнена, комнаты тонули в грязи. В воздухе витала непередаваемая вонь. А ещё отчаяние, терзавшее оказавшихся здесь людей, было столь велико, что Мивер с трудом держался на ногах. Но, тем не менее, он не собирался отступать. Юноша поднялся на третий этаж, подошёл к безвольно лежавшей женщине, положил руки ей на голову и сказал:
   - Приступим.
   Конечно, управлять силой внутри себя намного легче, чем передавать её кому-либо. К тому же, передавать направленно, а не в виде довеска к ударам меча. Но выбирать не приходилось. Мивер прекрасно знал устройство своего тела а также то, что оно не слишком отличается от человеческого. Только наличием центра силы в солнечном сплетении и крыльями, которые его народ уже давно потерял. Всё остальное оставалось таким же.
  
   ***
  
   К Илейн домой Мивер вернулся на рассвете следующего дня. Выглядел юноша ужасно. Красные, воспалённые глаза с синяками под ними, дрожащие руки и нетвёрдая походка.
   - Что произошло? - взволнованно поинтересовалась девушка, которую юноша своим приходом разбудил.
   Мивер посмотрел на неё пустым взглядом и устало прошептал:
   - Я не смог их спасти.
   - Мивер?
   - Понимаешь, они умирали вокруг меня, умирали у меня на руках, а я не мог их спасти.
   - Ты про больницу?
   Он кивнул в ответ.
   - Сколько бы сил я ни вкладывал всех спасти не удаётся. Знаю, это невозможно. Но, в деревне я никогда не видел столько умирающих, столько смертей. Я ведь мог им помочь, если бы был сильнее. Если бы узнал о больнице раньше. Если бы...
   - Не вини себя, - перебила его Илейн. - Люди постоянно умирают.
   - Знаю. Я видел, в этом мире люди умирают всё время. Но это слишком дико, слишком чуждо мне. Прости, я просто очень устал. У меня больше нет сил, а в больнице остались люди, которым нужна моя помощь. Многие из них умрут, пока я буду спать.
   - Давай я помогу тебе добраться до кровати, ты отдохнёшь и вернёшься лечить людей. Всех кого сможешь. Мивер, - девушка посмотрела в глаза юноши, - ты всего лишь один человек, пусть и особенный. Не в твоей власти спасти всех. И более того, глупо обвинять себя за то, что не можешь всех спасти, если ты отдаёшь для этого все силы, которые имеешь.
   - Знаю, - согласился Мивер. - Но ничего не могу с собой поделать.
   Илейн, несмотря на робкий протест юноши, подхватила его под руку и помогла добраться до выделенной Гованом комнаты. Там он не раздеваясь рухнул в постель и тут же заснул.
   Девушка уселась у изголовья кровати, задумчиво уставилась на лицо Мивера, провела рукой по его волосам, а потом, будто устыдившись собственного поступка, спешно покинула комнату и затворила за собой дверь.
   Проснулся юноша далеко за полдень и тут же отправился в больницу. И так день за днём Мивер провёл полагавшуюся ему неделю отдыха, после ранения.
   За это время он успел многое. Начал Мивер с самого дальнего помещения третьего этажа и постепенно продвигался к лестнице. В ночь перед возвращением во дворец юноша сумел позаботиться о последних больных с этажа. Это не значит, что ему удалось вылечить всех, но Мивер был хотя бы уверен, что никто из них в ближайшее время не умрёт.
   Когда у юноши кончалась внутренняя сила, он переходил к более простым методам лечения. Вооружившись веником, мыльным порошком, ведром воды и тряпкой он принимался за уборку. Сиворн заглядывавший изредка посмотреть, как идут дела у нового лекаря поначалу лишь снисходительно улыбался. Но когда стали проходить дни, а в могильную повозку поступали лишь больные с нижних этажей, он сильно удивился, после того же, как многие из тех, кого лечил Мивер, покинули больницу, врач серьёзно призадумался.
   Первым кто приветствовал юношу по приходу в казарму, оказался Лебон.
   - Как самочувствие? - поинтересовался он, без особого участия в голосе.
   - Я в порядке.
   Начальник стражи всмотрелся в уставшее, осунувшееся лицо юноши и сказал:
   - По тебе не скажешь. Ладно, сегодня с четырёх часов заступаешь на дежурство около внутренней двери.
   - Перед комнатой принцессы?
   - Да. Распоряжение Её Высочества, - добавил он, всем своим видом демонстрируя, что будь его воля он бы Мивера к покоям принцессы, да и к самому замку даже на полёт стрелы не подпустил бы.
   - Понятно, слушаюсь. Моя обязанность будет...
   - Никого не пропускать к принцессе без её приказа.
   Мивер поклонился и побрёл к своей кровати. За ночь он сильно вымотался.. Поэтому, остававшееся время до дежурства, собирался проспать.
   Днём юноша надел форму стража и отправился на место дежурства. Охранник стоявший перед дверью, поднял алебарду приветствуя сменщика и отправился в казарму.
   Мивер заступил на службу. Вначале, он просто скучал, тупо пялясь в коридор, потом начал работать с силой. За время сна его внутренние резервы восстановились почти полностью. Он перекатывал энергию из левой руки в правую и обратно. Потом перешёл к ногам.
   Вскоре ему наскучило это занятие. Да, хоть в тренировках и был смысл, но терять даже крохи силы представлялось невообразимой роскошью для юноши. Так как она вскоре ему должна была понадобиться вся.
   За дверью юноша ощущал присутствие принцессы. И, когда её дыхание вдруг стало прерывистым, а юноша услышал тихие рыдания юноша, не обладавший с рождения пиететом перед членами королевской семьи, не выдержал, потянул на себя дверь и вошёл внутрь. Конечно, если бы Лебон приказал ему не входить в покои девушки, он бы никогда не сделал этого. Но командир говорил лишь об охране принцессы.
   Эвелена сидела в кресле за небольшим столиком, рядом с ней лежала раскрытая посередине книга. Принцесса подняла голову и встретилась взглядом с охранником.
   - Вы плачете, Ваше Высочество? - спросил он.
   - А как ты думаешь? - горько ответила девушка, столь ошарашенная появлением Мивера, что даже позабывшая про этикет.
   - Я думаю, что не хотел бы видеть ваши слёзы, - ответил юноша, подходя к Эвелене. Он бережно прикоснулся к её лицу и стёр своей рукой мокрый след на щеке принцессы.
   - Почему ты себя так ведёшь? - наконец опомнилась девушка.
   - А как я должен себя вести?
   - Твоя обязанность оставаться перед дверью.
   - Но вы ведь плакали. К тому же, я думал, моя обязанность охранять вас от боли. Любой.
   - Есть боль, которую не прогнать, как ни старайся, - принцесса отвернулась и задумчиво посмотрела в окно.
   - Тогда её можно разделить, - ответил юноша. - Возможно, если вы расскажете мне об этом, вам станет легче.
   - Как я могу знать, что ты не пытаешься выведать мои секреты? - покачала головой она и обернулась. - Хотя, об этом и так все знают, - она тяжело вздохнула. Я хочу жить. Просто жить и всё. И не уверена, что смогу. Мне страшно, меня хотят убить. И даже, если не хотят, я всё равно боюсь. Боюсь умереть. Вот и всё. Я слишком слаба, чтобы бороться и прекрасно это знаю. Но я не хочу умереть.
   - Никто не хочет. Не бойтесь. Пока я рядом, вам не причинят вреда.
   - Если бы я могла в это верить. Если бы только могла, - печально улыбнулась принцесса.
   - Наверное, это трудно, не верить людям, - задумчиво протянул юноша.
   Эвелена внимательно посмотрела на него, а потом произнесла:
   - Самое худшее даже не страх, а одиночество. Почти никто, кроме дяди не рискует навещать меня. У меня не осталось друзей. Они покинули дворец, как только моё положение пошатнулось. Мне даже поговорить не с кем. Из моих фрейлин каждая вторая шпионка и я стараюсь, как можно реже допускать их к себе. Только в случаях, когда это предписано этикетом. Я доверяю Селене, она моя молочная сестра. Но, боюсь выделять её среди остальных, больше необходимого. Боюсь, что она может пострадать от этого.
   - Я не оставлю вас, Ваше Высочество.
   Принцесса снова ненадолго задумалась, а потом неожиданно сказала:
   - Помнится, в нашу первую встречу ты рассказывал, что хочешь научиться грамоте. Надеюсь, ты преуспел в этом начинании?
   - К сожалению, у меня не было для этого времени, - честно признался Мивер.
   - Тогда, почему бы мне не восполнить этот пробел сейчас, раз ты уже здесь, - улыбнулась девушка.
   - Но Ваше Высочество...
   - Не спорь. Я так решила. Принцесса я или не принцесса, в конце концов?
  
   ***
  
   - Знаешь, в мире существует много интересных мест. Я не мастак рассказывать, но моей силы хватит, чтобы показать некоторые из них.
   Измал закрыл глаза и над его головой стало появляться изображение прекрасного города. Потом оно сменилось другим, третьим, четвёртым. Картины, к сожалению, оставались неясными и юноша не мог полностью их разглядеть. Но и увиденного хватило, чтобы очаровать его.
   После того, как Мивер впервые увидел узника, он стал приходить к месту заключения не реже раза в месяц. Правда, за всё это время он не произнёс ни слова. Только слушал и иногда, как в этот раз, смотрел.
   - Я вижу, ты мне не веришь. Конечно, ведь говорят, что, ложь моё второе имя. Но правда это или нет, ты можешь узнать лишь одним способом, а значит не узнаешь никогда. Ведь скоро ты поставишь своё имя в книге договора и навсегда останешься в деревне нести никому не нужную службу.
  
   Глава тринадцатая
  
   И снова потянулась вереница дней. Юноша дежурил перед дверью Эвелены, вернее за дверью в её покоях, спал, работал в больнице, навещал Илейн. Девушка устроилась в охрану к одному купцу и поэтому каждую вторую ночь оставалась у того на складе. После того, как юноша научился читать и получил доступ к королевской библиотеке, большую часть ночи он проводил именно за этим занятием. Правда, исторические хроники оказались на более древнем наречии, похожем на общий язык, но всё же от него отличавшимся. Поэтому Мивер вначале принялся за изучение более читабельных книг, повествующих о жизни королевства в последние сто-двести лет. К сожалению, ничего важного он из них не почерпнул. Лишь то, что войны в Мереине составляли неотъемлимую часть истории.
   В больнице же со временем не только Сиворн, но и остальные врачи с учениками заинтересовались новыми способами лечения больных. Юноша не делал секрета из методов, которые применял. Во всяком случае из тех, которые были на виду. К примеру, он объяснял, что чистота один из верных спутников здоровья. К тому же, показал все лекарственные травы, которые использовал при различных болезнях. Запас трав поставлялся церковными послушниками. Юноша интуитивно чувствовал, благодаря внутренней силе, какая трава или смесь необходима очередному больному. И он категорически запретил использовать кровопускание.
   - Но как же? - удивился Сиворн. - Как же без него? Благодаря этому тело покидает дурная кровь. А взамен со временем восстанавливается здоровая.
   - Нет, - покачал головой юноша. - Кровопускание лишь ослабляет тело. И из него уходят силы необходимые для борьбы с болезнью. А кровь, которая появляется потом, не менее дурная, чем была до этого.
   - Позвольте с вами не согласиться, - взревел крупный мужчина с лысиной на голове - Рав, второй лекарь больницы.
   - Не соглашайтесь, - ответил Мивер. - У каждого из нас свои методы лечения и я лишь использую те, о которых мне поведал отец.
   Постепенно все три врача отбросили свои прежние способы ухода за больными и стали перенимать науку у юноши. Благодаря этому всё меньше людей стало умирать в общественной больнице. Бывало, что похоронная телега не приезжала к ним неделями.
  
   ***
  
   В последний день первого месяца зимы, когда юноша покинул дворец к нему на главной площади подошёл невзрачного вида мужчина. На улице стояла скорее осенняя, чем зимняя погода. Солнце пряталось в отливающих синевой тучах, моросил мелкий противный дождик, ветер метался из одного переулка в другой.
   - Эй стражник, не хочешь заработать денег? - спросил незнакомец.
   Мивер слегка удивился, что в нём опознали стража, несмотря на обычную одежду, но всё же ответил:
   - Хочу.
   - Тогда пошли за мной.
   Мужчина отвёл его подальше от дворца. Когда они свернули в один из переулков, он достал кожаный мешочек и показал его содержимое - полновесное золото - юноше.
   - Это всё будет твоё.
   - Деньги это хорошо, - ответил Мивер. Он надеялся, что если принесёт их Илейн, она не будет так ворчать насчёт того, что он редко навещает Лилен.
   - Тебе надо будет всего лишь на десять минут закрыть глаза и не открывать их, что бы ни произошло.
   - Понятно, - ответил юноша и зажмурился.
   - Да не сейчас, - досадливо поморщился незнакомец. - А когда будешь стоять на страже у дверей принцессы.
   - Согласен, - ответил Мивер.
   - Хорошо. Держи, - мужчина передал юноше кошелёк потоньше и предупредил, - это только задаток.
  
   ***
  
   Два дня спустя, пришло время Миверу выполнить своё обещание. Непонятно как, во внутренние помещения дворца в крыло принцессы проникли три вооружённых человека с прикрытыми повязками лицами. Один из них подмигнул юноше и опустил на мгновение ткань, позволяя разглядеть себя. Охранник узнал в мужчине незнакомца, который обещал ему денег.
   - Держи, - сказал тот, передавая юноше туго набитый кошелёк.
   - Спасибо, - ответил Мивер и закрыл глаза.
   Но когда мужчина попытался отодвинуть охранника в сторону и пройти внутрь, ему это не удалось.
   - Ты чего? - удивился он.
   - Я обещал закрыть глаза на десять минут. Но пропускать кого-либо в покои принцессы без её разрешения, я не имею права.
   - Ты что больной?
   - Нет, я вполне здоров.
   - Что ты с ним болтаешь. Время уходит, - оттёр говорившего один из мужчин, доставая меч. Он замахнулся и ударил юношу. Но даже с закрытыми глазами Мивер прекрасно слышал, а главное чувствовал всё, что происходило вокруг него. Он увернулся и, не выпуская положенную по уставу алебарду, локтём в горло успокоил нападавшего. После этого ему пришлось снова избегать атаки двух его оставшихся на ногах подельников. Но они двигались слишком медленно и Мивер не только парировал алебардой их удары, но и тупым концом оружия вывел из строя вначале одного, а потом другого. Прождав обещанные десять минут, юноша постучал в дверь принцессы и вошёл внутрь. В приёмной её не было и Миверу пришлось углубиться в покои Её Высочества, чтобы найти девушку, которая оказалась в спальне.
   - Что случилось? - поинтересовалась она у юноши. Обычно он проводил большую часть дежурства с ней, но приходил всегда спустя час после заступления на пост. Поэтому так рано она его не ждала.
   - К вам пытались проникнуть неизвестные. Надо вызвать стражу, а я не могу отлучаться от дверей.
   Девушка тут же потянула за верёвку над кроватью.
   - Где они сейчас?
   - Без сознания, рядом с дверью.
   В комнате появился Играс, мальчик на побегушках. Эвелена доверяла ему полностью, не в последнюю очередь из-за того, что он был слеп и никогда не покидал крыло в котором располагались владения девушки.
   - Играс, пойди в казарму, позови стражу, - приказала она и пояснила. - На всякий случай. Я, конечно, активировала заклинание тревоги, так что они уже должны быть в курсе.
   - Понятно.
   - Интересно, как они прошли первый дозор? - задумчиво добавила девушка, когда мальчик скрылся.
   Юноша пожал плечами и сказал:
   - Думаю, мы скоро об этом узнаем. Я вернусь на пост с вашего разрешения.
   - Да, да, конечно. Иди, - рассеянно протянула Эвелена, думая о чём-то своём.
   Вскоре преступников передали дворцовой страже. А замок облетела новость о попытке убийства принцессы. Двое стражников с третьего поста оказались убитыми, третий же пропал без вести. Скорее всего, он был связан с преступниками и следил за тем, чтобы никто их во время нападения не побеспокоил. Но, услышав сигнал тревоги, запаниковал и скрылся.
   После допросов начальник королевской внутренней службы заявился к принцессе и рассказал о том, что все трое утверждают, будто Мивер брал у них деньги, но девушка не обратила на это никакого внимания. Мало ли что солгут преступники, лишь бы облегчить свою участь. Верить надо не словам, а поступкам, которые говорили сами за себя - Мивер снова спас её. Кроме того, следователь заметил, что у убийц были помощники во дворце. Иначе они не смогли бы получить доступ во внутренние помещения. Но, несмотря на допрос с пристрастием, они ничего не рассказали о заказчике. Похоже, не обошлось без магии. Во всяком случае, после осмотра их придворным волшебником, тот заявил, что преступникам стёрли часть воспоминаний магическим образом. Он, конечно, постарается их восстановить, но ничего не обещает. В общем, имя желавшего лишить Её Высочество жизни так и осталось неизвестным.
   И всё же на следующий день, когда Мивер по привычке зашёл в приёмную принцессы, она поинтересовалась у юноши, знакомы ли ему нападавшие.
   - Да, - откровенно признался Мивер. - Один из них предложил мне денег два дня назад, если я на десять минут закрою глаза.
   - И ты отказался? - с надеждой в голосе спросила она.
   - Я согласился.
   - Что!?
   - Я согласился, потому что это не противоречило моей главной работе, охранять вас и вход в ваши комнаты.
   - Но как же ты справился с ними?
   - Чтобы сражаться мне не нужны глаза, - ответил юноша.
   - Ты не перестаёшь меня удивлять, - ошарашено заявила принцесса и истерически расхохоталась.
   - Я никогда, никому не позволю причинить вам вред, пока я рядом. Я ведь уже говорил об этом.
   - Знаю. Я не сомневалась в тебе, просто мне было интересно узнать детали, - ответила принцесса, когда справилась с приступом смеха.
  
   ***
  
   Это был деревянный дом в квартале бедняков. Или даже не дом, а жалкая лачуга, которая непонятно как сопротивлялась току времени и порывам ветра. Вечером в ней встретились двое. Один закутанный с ног до головы в плащ с прикрытым капюшоном лицом, второй столь же тщательно прячущий лик принц Игвор.
   - Вы зашли слишком далеко, - сказал принц.
   - Мы лишь выполняли свои обязательства, - ответил его собеседник.
   - Вы собирались убить мою сестру.
   - Не убить, а похитить, - возразил он. - Похитить и держать от дворца подальше, пока вы не получите трон.
   - Я вам не верю! - взвился Игвор.
   - Но это чистая правда. Мы не желаем смерти принцессы. И собираемся исполнить свои обязательства - возвести вас на трон.
   - Что ж, тогда будем считать это досадным недоразумением, - заметил юноша. Он не верил своим союзникам, но услышав от них именно то, что хотел услышать, принц успокоился.
   - Конечно, Ваше Высочество.
   - Вам надо поспешить, - добавил Игвор. - Отцу осталось недолго. Я не хочу никаких неожиданностей.
   - Как вам будет угодно, - поклонился его собеседник
  
   ***
  
   Два дня спустя происшествия с убийцами перед дворцом к Миверу подошёл невзрачного вида мужчина и сказал:
   - Нехорошо обманывать своих друзей.
   - Обманывать? - удивился юноша. - Я никогда так не делаю.
   - А что же ты обещал пропустить наших людей в покои принцессы, а сам их повязал. Выслужиться захотел?
   - Я обещал закрыть глаза на десять минут и я их закрыл, - возразил Мивер.
   - Знаешь, что происходит с обманщиками? - не слушая возражений, продолжил незнакомец. - Их находят утром с перерезанным горлом в сточной канаве.
   - Жестоко.
   - А ещё, бывает, у них вырезают всех родственников, близких и даже знакомых.
   - Разве люди способны на такое?
   - Способны сынок, ещё как способны. Советую тебе вырастить глаза на спине, - сказал он и с этими словами покинул Мивера.
   Юноша остался стоять, размышляя над тем возможно ли это осуществить. А потом решил, что не стоит и пытаться. Глаза на спине выдадут в нём чужака, и тогда уже никто не поверит, что он человек.
  
   ***
  
   Утром, неделю спустя Мивер находился в больнице. На него несколько раз пытались напасть по ночам, но он с лёгкостью уходил от преследователей, чувствуя их присутствие и недобрые намерения на расстоянии. В конце концов, это им надоело и последние две ночи прошли спокойно.
   Постепенно в больнице ему удалось увеличить своё влияние и на второй этаж, оставив остальным врачам лишь первый. Кроме того, если они не справлялись, то часто не стеснялись отправлять людей к Миверу. С тех пор как новый лекарь появился в больнице, она перестала быть переполненной. Теперь здесь лечили быстрее, чем успевали скапливаться больные. Юноша, как раз заканчивал перевязывать повреждённую голову очередному страждущему, когда появились несколько мужчин в покрытых пылью плащах.
   - Вы доктор Мивер? - поинтересовался один из них, темноволосый со сломанным носом и рассеченной губой.
   - Да, - спокойно ответил юноша.
   - Нашего господина порвал медведь, пойдёмте с нами.
   Слава о переменах произошедших в больнице, а главное о виновнике этих перемен уже разнеслась по городу. Миверу несколько раз до этого приходилось отправляться к зажиточным горожанам, которых по той или иной причине не мог вылечить собственный лекарь. Более того, юноша уже получил много предложений, некоторые из которых были весьма заманчивы, о поступлении на постоянную службу, но он неизменно, вежливо их отклонял.
   - Где он?
   - За городом, в своём имении.
   - Сколько до него времени?
   - Три часа. Но какое это имеет значение?
   - Сейчас девять. К четырём я обязан быть во дворце. Думаю, справимся. Подождите меня десять минут, мне нужно закончить дела здесь.
   - Но время не терпит...
   - Через десять минут ждите у выхода, - отрезал врач. - Я не собираюсь спасать вашего господина ценой жизни других больных.
   Посыльный покраснел, хотел что-то сказать, но под взглядом Мивера осёкся и поспешил прочь. Его спутники последовали за ним.
   За минуту до истечения названного Мивером срока, юноша появился на выходе из больницы. Он взял под узду, предложенную ему лошадь, и покосился на гонцов:
   - Разве в городе разрешено ездить верхом? - поинтересовался он, пытаясь наладить мысленный контакт с животным. Раньше передвигаться на лошадях ему не приходилось.
   - Слугам лорда Ваолентайна разрешено, - ответил посыльный, всем своим видом показывая, что пора бы уже отправиться в путь.
   Наконец, юноша достиг взаимопонимания со своим конём и запрыгнул на него.
   - Поехали, - кинул он, направляясь к выходу из квартала.
   Город они покинули через северные ворота.
  
   ***
  
   У него никогда не было друзей. Мивер игнорировал любые попытки сверстников сблизиться с ним. Его интересовали лишь тренировки. Всё о чём он думал - стать сильнее, чтобы никогда ни от кого не зависеть. Одиночество стало его верным спутником, но он не жаловался. Только иногда, ему становилось очень, почти невыносимо грустно, но он лишь стискивал зубы и продолжал заниматься.
   В семь лет отец начал посвящать его в особенности управления силой. В каждом человеке от рождения присутствовала энергия, спрятанная глубоко внутри. Чтобы освободить её, необходимы долгие и упорные тренировки. Но, научившись владеть внутренней силой, человек становился намного сильней. А тренировки Мивера уже давно не пугали.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Через два часа путники свернули с основного тракта. Постепенно на горизонте начали вырисовываться очертания небольшого поместья. Длинное прямоугольное здание с широкими окнами оказалось возведено в современном стиле, где в первую очередь ценилась красота и изящество форм и в последнюю крепость стен. Хотя, это вполне понятно. Для обороны у лорда Ваолентайна был родовой замок на севере королевства. Даже не замок, а целая крепость. Поместье же, расположенное почти в сердце Мереина и не нуждалось в особой защите.
   Слуга лорда посланный за Мивером, остановился перед лестницей ведущей в особняк, спрыгнул с коня, бросил поводья поджидавшему его конюшему и, повернувшись к Миверу, сказал:
   - Поспешим.
   Юноша кивнул. В сопровождении посыльного он поднялся на второй этаж и оказался в комнате Ваолентайна. Лорд лежал на кровати без сознания. У изголовья сидела заплаканная женщина лет сорока. Она, услышала шум подняла голову и встретилась взглядом с Мивером:
   - Доктор, вы спасёте моего мужа? - с мольбой в голосе спросила женщина.
   - Сделаю всё возможное, - честно ответил юноша. - Я бы хотел поговорить с домашним лекарем.
   - Этот мерзавец сбежал, - выпалил слуга лорда.
   - Наверное, было слишком с твоей стороны говорить, что убьёшь его, если он не вылечит Рина, - сказала женщина.
   - Это плохо, - покачал головой юноша. - Вы пробовали пригласить волшебника?
   - У нас есть домашний маг, но он не может работать с внутренними повреждениями, - ответила она, голосом готовым в любой момент сорваться на рыдания.
   - Прошу вас, оставьте меня одного, я должен осмотреть больного.
   Жена со слугой покинули комнату, а Мивер склонился над Лордом. Выглядел он ужасно. Казалось, каждый следующий вздох может стать для Ваолентайна последним. Но тело всё ещё сражалось. В результате осмотра юноша убедился, что сильно до кости повреждена левая нога, сломана правая рука, а также красовалась здоровенная шишка на голове, результат падения с коня... Хуже всего выглядел распоротый живот. Мивер тут же приступил к лечению, хоть был и не уверен, что ему удастся спасти лорда. Через час он устало откинулся на стул и прикрыл глаза. Юноша израсходовал всю силу, но оно того стоило. Рана на животе уже не представляла непосредственной опасности для жизни. Ему удалось уменьшить её и избавиться от грязи проникшей внутрь. Большего он сейчас сделать не мог.
   В дверь робко заглянула жена лорда:
   - Как он? - поинтересовалась она.
   - Плохо, - признался юноша. - Сейчас я должен вернуться в город. Но завтра приеду опять.
   - Но как же? Вы нужны ему!
   - Простите, но я просто обязан быть в городе к четырём часам. Тем более я сейчас больше ничем ему помочь не могу. Слишком устал. Теперь всё зависит от него.
   - Я... я верю вам, - ответила женщина.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша и, шатаясь, отправился к выходу.
  
   ***
  
   Три дня понадобилось Миверу, чтобы вернуть Ваолентайна с другой стороны реки вечности и ещё неделя ушла на восстановление функций тела лорда. Юноше удалось убрать болбшую часть последствий встречи с медведем. В последнее посещение врача, больной уже был в сознании и чувствовал себя вполне сносно.
   - Супруга рассказала, что вы вытащили меня с того света, - поблагодарил он, когда Мивер сообщил о том, что его услуги больше лорду не понадобятся. - При тех ранах, что я получил, это чудо что я жив.
   - Иногда в жизни бывает место и чуду.
   - Я бы хотел знать, чем могу отблагодарить вас.
   - Я не беру денег за лечение. Это неправильно.
   - Если не деньги то что? Я ваш должник, просите. Сделаю всё, что в моих силах.
   - Я спасал вашу жизнь не ради благодарности, - упрямо ответил юноша.
   - И всё равно я хотел бы что-либо для вас сделать.
   - Если вы настаиваете, - сдался Мивер. - Я до сих пор не получил постоянное разрешение на врачебную практику в лекарской гильдии. Так что пожалуйста не говорите никому, что я вас лечил.
   - Я сделаю лучше, - улыбнулся лорд. -Считайте что разрешение уже у вас в кармане. Хотя, эта сущая безделица не вернёт мой долг.
   - А может его и не стоит возвращать? Если вы хотите играть понятиями, то считайте это моим подарком.
   - Нет, не понимаю, - покачал головой Ваолентайн. - Вы спасли жизнь третьему лорду королевства и не хотите ничего взамен.
   - Я такой, какой я есть, - пожал плечами юноша.
   - Тогда думаю предложение стать личным врачом моей семьи вы не примете.
   - Простите, - покачал головой Мивер. - В городе слишком много людей, которым нужна моя помощь.
   - Понимаю. И, несмотря ни на что, я рано или поздно верну вам долг.
   - Как пожелаете, - поклонился лекарь и добавил. - Мне, к сожалению, пора.
   - До скорой, надеюсь, встречи. И... спасибо, - поблагодарил лорд.
   Мивер слегка склонил голову прощаясь и покинул комнату.
  
   ***
  
   Две недели спустя, принцесса подсчитывала невеликий успех своих переговоров. За это время она приняла шестерых лордов и получила три категорических отказа. Тучи над головой девушки сгущались. Сегодня Эвелена собиралась принять последнего визитёра. Поговорить раньше ей помешало его присутствие на севере, а потом несчастный случай, произошедший с ним на охоте. Ходили слухи, что он не выживет. Это существенно могло поменять расстановку сил, так как лорд был не последним человеком в совете, но всё обошлось.
   Девушка детально изучила информацию предостваленную по нему своим тайным советником Викельсоном и пришла к неутешительному выводу, что ей сейчас особо нечем заинтересовать его. Тем не менее, поговорить с лордом было необходимо.
   Внешняя стража сообщила о том, что гость прибыл. Но он, почему-то не спешил появляться в приёмной принцессы.
   "Интересно, что его задержало? - недовольно подумала девушка".
   Причиной же остановки лорда Ваолентайна оказался охранник принцессы.
   - Вы? Это действительно Вы? - удивился лорд.
   - Здравствуйте, - поклонился Мивер.
   - Но что вы здесь делаете? Вы ведь работаете в больнице.
   - Я работаю охранником принцессы, а в больнице лечу людей, когда свободен.
   - Но почему охранником?
   - Потому что убивать у меня, к сожалению, выходит лучше, чем лечить. Я никому не позволю причинить вред принцессе.
   - Удивительно, - покачал головой Ваолентайн. - Вы не человек, а загадка какая-то. Вы, правда, настолько цените принцессу?
   - Я сохраню её жизнь, даже если придётся пожертвовать своей, - спокойно ответил юноша, И... это было правдой. Постепенно образ Эвелены занял прочное место в его душе. Но, так как в вопросах сердечных юноша был очень неопытен, то сам не до конца понимал те чувства, которые испытывал к девушке.
   - Я с удовольствием поговорил бы с вами ещё, но не хочу заставлять Её Высочество ждать.
   - Простите, что задержал.
   - Ничего, это скорее моя вина, - ответил лорд, проходя мимо Мивера в покои принцессы.
   - Счастлив Вас видеть, Ваше Высочество, - произнёс лорд, оказавшись в приёмной Эвелены.
   - Я тоже рада вас видеть в добром здравии, - ответила принцесса, протягивая руку для поцелуя.
   Ваолентайн на мгновение прикоснулся к ней губами.
   - Прошу вас присаживайтесь, - указывая на кресло, произнесла девушка и сама, подавая пример, устроилась в соседнем.
   - Спасибо.
   - Думаю, вы знаете, о чём я хотела с вами поговорить.
   - Уверен, что речь пойдёт о поддержке в совете.
   -И? Что я могу сделать, чтобы вы оказались на моей стороне.
   - Ничего.
   - Ничего?
   - Ничего не надо делать. Я уже на ней.
   - Но... почему? - удивилась девушка.
   - Скажем так, у Вас очень талантливый охранник у дверей, - улыбнулся лорд.
   - И это единственная причина? Вы даже не хотите выслушать мои предложения?
   - Для меня этого достаточно. К тому же, я уверен, когда вы придёте к власти то не забудете, тех, кто вам в этом помогал.
   - Спасибо за доверие.
   - Это не доверие, а простая логика. Моя поддержка вам понадобится и потом, - снова улыбнулся Ваолентайн.
   - Что ж, приму к сведению, - улыбнулась в ответ принцесса. Внутренне девушка ликовала. Наконец-то, ей удалось перетянуть одного из лордов и, очень влиятельного, на свою сторону. Правда, если исходить из его слов, то удалось это её охраннику. Интересно, что связывает лорда и Мивера?
   Обменявшись ещё десятком ничего не значащих любезностей Эвелена распрощалась с Ваолентайном и позвала Мивера к себе. У юноши было странное чутьё на посетителей, сродни магическому. Он всегда загодя знал об их приближении. Поэтому перед приходом гостей покидал покои девушки и отправлялся на пост. Эвелена подозревала, что юноша владеет зачатками волшебства. Но её предложение показаться придворному магу Мивер воспринял крайне отрицательно. "Возможно, в его деревне волшебство считают, чем то постыдным, - решила принцесса и больше этот разговор не заводила".
   - Откуда ты знаешь лорда Ваолентайна? - прямо спросила она.
   - Я лечил его, после того, как на лорда напал медведь - ответил юноша.
   - Разве ты умеешь лечить? - изумилась девушка.
   - Да. Отец научил меня.
   - Тогда почему ты подался в охранники? Судя по всему, лорд благодарен тебе. Ты вполне мог бы устроиться к нему личным лекарем и не рисковать своей жизнью, защищая меня.
   - Я поклялся, защищать вас, - просто ответил Мивер. - И пока моя клятва у вас я не могу уйти.
   - А ты хочешь? Если хочешь, я могу вернуть твою клятву. Ты сделал для меня уже более чем достаточно, - сказала принцесса, стараясь не смотреть юноше в глаза.
   - Я не могу оставить тебя одну, - ответил Мивер, приближаясь.
   - Почему? Ведь это так просто.
   - Потому, что я слишком хорошо знаю, что такое одиночество, - сказал он, подходя вплотную. Мгновение, а может вечность стояли они разделённые всего лишь одним шагом. Наконец, поймав взгляд принцессы, юноша преодолел это расстояние и обнял девушку.
   - Что... Что ты делаешь?
   - Я просто хочу сказать тебе. Что ты больше не одинока. Ты больше никогда не будешь одинока. Я всегда буду рядом, - тихо произнёс юноша.
   - Но я... Я принцесса!
   - В первую очередь ты человек. Во вторую женщина. И лишь в третью принцесса.
   - Ты... Никто кроме отца и брата не обращались ко мне на ты...
   - Прости.
   - Ничего. Мне даже нравится, - улыбнулась Эвелена. - Мне почему то нравится всё, что ты делаешь. Глупо, да?
   Юноша не ответил, он тонул в глубоких, цвета предрассветной лазури глазах, девушки. Мир снова замер, чтобы в следующий момент взорваться всеми цветами радуги, когда их губы соприкоснулись.
   Поцелуй длился безумно долго, но закончился слишком быстро. Большего юноша себе не позволил. Кто-то приближался к покоям принцессы. Скорее всего, мальчик на побегушках, сообщить об очередном визитёре, которого принесла нелёгкая столь невовремя.
   - Прости, - сказал юноша, размыкая руки. Момент был потерян безвозвратно и Миверу, а также Эвелене, стало неловко. Быстро поклонившись, юноша исчез за дверью.
  
   ***
  
   И снова время потекло по привычному руслу. Дворец, больница, дом дяди Гована. Мивер крутился между этими тремя местами, словно белка в заколдованном колесе. Больше юноша так ни разу не решился приблизиться к Эвелене. Его тянуло к девушке, но он сражался с искушением, как мог. Принцесса же делала вид, что ничего не произошло. Она слишком ценила дружбу, в которую переросли их отношения и не хотела ничего менять, боясь потерять то, что уже имела. До этого у принцессы не было настоящих друзей. Тех, кому нравилось проводить с ней время, не потому что она наследница дома Ризерг, а потому что она, это именно она. Эвелена. И никто больше.
   Десять дней прошли с того памятного поцелуя. Иногда девушка жалела, что их так внезапно прервали. Чаще радовалась этому.
   Время близилось к обеду. Мивер с принцессой сидели за столом в её кабинете и разговаривали. Юноша уточнял некоторые детали из истории королевства, которую принцессе в своё время пришлось заучивать под присмотром суровых наставников.
   Внезапно, дверь в её покои открылась, на пороге возникла тень и в девушку полетел кинжал. Не ожидавший подвоха юноша успел перехватить его в полёте и отправить обратно. Но противник уклонился.
   "Невероятно, почему я не почувствовал его?! - изумился Мивер, доставая меч и бросаясь в атаку".
   Первым же ударом он сломал клинок об оружие неизвестного. Причём тот, продолжая движение, полоснул сталью по груди юноши. Сумасшедшая боль прошла по телу Мивера. В клинке присутствовала магия! Если бы не умение юноши блокировать боль, он бы не смог продолжать бой. А так, он лишь разорвал дистанцию. Но противник, не давая охраннику принцессы опомниться, снова сблизился и ударил. Он был быстр. Невероятно, нечеловечески быстр. Никогда ещё в большом мире не приходилось сталкиваться юноше с врагом, который не уступал ему по скорости. Мивер блокировал удар остатком меча, наполнив его для надёжности силой. В этот раз от столкновения с чужой магией взорвались оба клинка.
   Юношу это не обескуражило. Он нанёс серию ударов руками, вкладывая в каждый из них частичку своей магии. Противник блокировал и ударил в ответ. Мивер с трудом уклонился от первого и пропустил второй выпад. Левый кулак незнакомца врезался в живот охраннику, и вместе с ним туда проникла чужая сила, причиняя невыносимую боль. Миверу удалось ответным замахом попасть противнику в подбородок. Сейчас в схватке, впервые с того момента, как юноша покинул родную деревню, он дрался всерьёз. На смерть. И не только потому, что не имел права умирать. Просто в поединке нападавший немного раскрылся и юноша почувствовал, что он не человек и - что вообще невероятно - не одно из созданий творца!
   Схватка продолжалась. Принцесса забилась в дальний угол и с расширенными от страха глазами следила за происходящим. Конечно, ей следовало спрятаться в спальне, забаррикадировать дверь и поднять тревогу, но зрелище завораживало.
   Через несколько минут Мивер понял, что проигрывает. Он был просто не готов к схватке. Постоянные дежурства в больнице, ночные чтения и отсутствие тренировок ослабили его тело. Он сражался, отчаянно защищая, нет не свою жизнь, а девушку, которую поклялся оберегать. Но постепенно его удары теряли силу. Как магическую, так и обычную. Противник его тоже выдохся, но чувствуя, как ослабел напор юноши удвоил усилия. Каждый удар взрывался болью в теле Мивера. Но он не мог, просто не имел права сдаваться. И тогда, уклонившись от кулака незнакомца, юноша сократил дистанцию вплотную и рванул его за собой к окну. Не обращая внимания на град посыпавшихся на него ударов, он выбил окно и часть стены, и вывалился вместе с врагом наружу. Покои принцессы располагались с другой стороны дворца на пятом этаже. Кто бы ни был его противник, падение с такой высоты не пройдёт для него даром. Вот только и Миверу его уже не пережить. Все внутренние резервы юноши оказались истощены до предела. Если бы у него были крылья. Если бы только у него были крылья, как у его предков... В полёте противники разомкнули объятия. Юноша снова и снова обращался к Создателю прося вернуть забранное когда-то. Ему ещё рано умирать он должен защитить принцессу! Он должен взлететь. А для этого ему нужны крылья. Крылья. Крылья. Крылья. Крылья, КРЫЛЬЯ!
   И чудо произошло! Порвав рубашку и куртку за спиной Мивера возникли белоснежные, похожие на лебединые, крылья. Он судорожно и бестолково замахал ими, стараясь удержаться в воздухе. Наконец у юноши это получилось и он, с трудом набирая высоту, полетел обратно к Эвелене. Кто знает, вполне возможно, что убийца был не один. Тогда девушка сейчас в смертельной опасности.
   С трудом, рискуя сорваться или даже потерять сознание в полёте, юноша вернулся к проломленной дыре в стене приёмных покоев принцессы. Судорожно взмахнув крыльями в последний раз, он приземлился на пол. Его встретил испуганный до смерти взгляд девушки и слова: "Мивер... Кто ты?"
  
   ***
  
   День проходил за днём и Мивер всё больше задумывался над словами Измала. Конечно, он отец лжи и, возможно, кроме их деревни в мире ничего не существует. Хотя... если верить рассказам учителей и книгам, которые ему удалось прочитать мир намного больше его деревни и леса, что её окружает.
   К тому же, юноша не совсем понимал, зачем ему всю жизнь охранять пленника, который не в состоянии освободиться. А если освободится, то они ничем не смогут его остановить. Странно... Непонятно, какую цель преследовал Создатель давая им эту службу. Неисповедимы пути его. Но... Мивер не хотел жертвовать своей жизнью ради того, чего не понимал.
  
  
   Глава пятнадцатая
  
   Юноша сделал шаг по направлению к Эвелене, она отшатнулась.
   - Пожалуйста, не бойся меня, - с болью в голосе, попросил Мивер.
   - Но...
   - Просто не бойся, я всё объясню.
   - Но...
   - Я никогда не причиню тебе вреда, ты ведь знаешь.
   - Знаю, - робко согласилась девушка. - Слишком неожиданно ты превратился...
   - Честно говоря, я не знал, что получится, - пожал плечами охранник, при этом, забыв о крыльях, которые получив команду, подняли своего владельца над полом, но так как летать юноша не собирался, тут же сложились. Мивер, не ожидавший такого подвоха не удержал равновесия и свалился лицом вперёд. Будь он хоть немного менее измотан, падения можно было бы избежать. Но последние силы покинули юношу и он потерял сознание.
   Пришёл в себя Мивер минут двадцать спустя. Он лежал на диване в прихожей ведущей в спальню принцессы, а напротив него, забравшись с ногами в кресло, сидела Эвелена и изучающее смотрела на своего охранника.
   - Спасибо, - сказал Мивер, подразумевая и то, что девушка перетащила его на кровать и то, что не позвала стражу. С удивлением юноша ощутил, что появившиеся столь внезапно крылья снова пропали. Ему оставалось лишь гадать, вернутся ли они когда-нибудь или исчезли навсегда.
   - Ты всё ещё не ответил на мой вопрос. Что ты такое?
   - Я человек.
   - Я никогда не видела человека, который двигался бы с такой скоростью, да к тому же умел летать. Не говоря уже о крыльях.
   - Наверное, мне стоит рассказать мою историю и о деревне в которой я родился. Тогда ты сама решишь насколько я человек, - задумчиво протянул юноша.
   - Я тебя внимательно слушаю, - сложив руки на груди протянула девушка.
   Мивер вздохнул, собираясь с мыслями и... неожиданно для себя, рассказал ВСЁ. Не только о сотворении мира, не только о деревне, не только о себе и встрече с Измалом. Юноша также поведал о своих чувствах, желаниях. Рассказал о своём одиночестве, о том, что ему очень трудно проявлять эмоции, так как он привык всё скрывать в себе за маской невозмутимости.
   - Я всегда думала, что первые люди всего лишь сказка. Сказка оставшаяся нам от веры в Бога-без-образа, которая оказалась тысячу лет назад потеснена ивианерской церковью, - сообщила уже полностью успокоившаяся принцесса, когда Мивер закончил говорить. - Но кто же тогда пытался меня убить? Тоже первый человек?
   - Нет, - покачал головой юноша. - Я не знаю кто он. Ни разу о таких не слышал. Он может закрыться от меня, но во время боя я почувствовал, что он не создание Творца, это точно. На мгновение я увидел волчью голову на месте человеческой. И последнее. Падение с такой высоты, я бы не пережил.
   - А он?
   - Он уже скрылся. Причём, если бы он умер, я бы почувствовал. Конечно, у него могли быть союзники. Но мне это не нравится.
   - Мивер?
   - Я слишком расслабился. Из-за меня ты была на самом краю. Я должен вернуть былую форму.
   - Что тебе понадобится?
   - Мне нужно отправиться в кузню, выковать новое оружие. Обычные мечи никуда не годятся. Надо возобновить тренировки, для этого нужны тяжести. И, я больше не покину тебя ни на мгновение.
   - Но...
   - Я не позволю им убить тебя, - твёрдо сказал юноша, убеждая не только девушку, но и себя. Он посмотрел ей в глаза, - Пока я рядом, никто не причинит тебе вреда.
   - Я... Хочу верить тебе.
   - Проблема в том, что он смог от меня закрыться. Я не чувствовал его до самого конца. Поэтому я не могу покидать тебя. Я боюсь покидать тебя. Кажется, я начинаю понимать, что такое страх.
   - Но ты не сможешь постоянно оставаться во дворце.
   - Тогда тебе придётся покидать его вместе со мной. Вот и всё.
   - В городе я стану беззащитной, - покачала головй Эвелена.
   - Нет. Рядом со мной, нет. Наоборот, в городе тебя придётся искать. А во дворце ты постоянно в своих покоях.
   - Наверное, ты прав, - неуверенно протянула девушка.
   - Я прав, - ответил юноша, покидая кровать.
   -Что? - удивилась Эвелена, когда Мивер опустился на одно колено подле её кресла.
   - Просто хотел сказать, что ты прекрасна. Я должен был сказать это давным-давно, но почему-то молчал.
   Девушка опустила ноги на пол, обхватила голову юноши руками и прижала к себе.
   - Знаешь, ты единственный кто поддерживает меня - тихо произнесла она. - Если я потеряю тебя, у меня не останется совсем никого.
   - Ты для меня всё, - отозвался юноша. Его руки скользили вверх к лицу принцессы. Одна из них нежно коснулась щеки девушки, другая прижалась на мгновение к губам. Он поднял голову и они слились в поцелуе. А потом на несколько минут, часов, дней всё остальное перестало существовать для них. Лишь касанья губ, рук, тел. Два одиноких человека в огромном, огромном мире.
  
   ***
  
   Юноша нежно провёл рукой по щеке спящей принцессы. Он был так близок к провалу. Мивер не хотел пугать девушку, поэтому не рассказал ей, как сильно ему досталось. Юноше пришлось применить одно из умений высшего уровня контроля над телом. Благодаря ему, он на время разговора и последующих событий убрал боль из поражённых участков. К сожалению, это умение имело два подводных камня. Во-первых, боль через некоторое время возвращалась сильней, чем прежде, во-вторых, пока оно действует, организм юноши не восстанавливался. Но, Миверу было очень важно, чтобы Эвелена не догадалась о его состоянии. Кроме того, не используй он это умение и ему вряд ли удалось бы поведать свою историю. А не сделай он этого, принцесса могла и не поверить ему. Вот только... Боль постепенно приходила. Она накатывала волна за волной. А хуже боли, в стократ, было чувство собственного бессилия. Юноша обхватил ноги руками, упёрся головой в колени и шёпотом повторял, давно забытые слово:
   "Слабак... слабак, слабак, слабак, слабак, слабак, слабак, слабак".
   Если много лет назад, не справившись, он отделался лишь поркой и обидными словами, то сейчас мог потерять Эвелену. С трудом, он покинул кровать, оделся и вышел за дверь. Каждый шаг давался тяжело, но юноша не отступал. Он стоял опираясь на стену и ждал, когда придёт страж сменить его.
   Спустя минут двадцать Мивер обменялся приветствием с занявшим его пост охранником и пошёл в казарму. Там он переоделся в обычную одежду и отправился в коридор, ведущий в центральную часть дворца. Именно в этом месте он когда-то ждал Селену, которая провела его в покои принцессы. Несмотря на повязку, закрывавшую в тот раз глаза, юноша не сомневался, что сумеет повторить этот путь. Через пять минут перед ним выросла преграда в виде стены. Но он присмотрелся к ней получше и нашёл три камня, которые оказались более потёртыми, чем остальные. Мивер надавил на них одновременно и панель отошла в сторону, освобождая дорогу. Дальше всё было просто. Не прошло и десяти минут, как юноша вернулся в спальню принцессы, разделся и лёг рядом с ней. Девушка всё ещё спала и Мивер, стоило ему закрыть глаза, тоже окунулся в мир сновидений.
  
   ***
  
   После происшедшего принцесса потребовала, чтобы Мивер неотлучно охранял внутренние покои. К тому же, девушке пришлось вызывать мастера по камню из города, чтобы заделать, образовавшуюся в результате схватки, дыру в стене. Капитану очень не понравилось повеление Эвелены, но его протесты ни к чему не привели.
   Странным в нападении было то, что стражники охранявшие внешнюю дверь оказались не убиты, а лишь лишены сознания. Когда они очнулись, то помнили только то, что задремали на посту. Поэтому, решив скрыть свой проступок, никто из них так и не поднял тревоги. Эвелена тоже не спешила распространяться насчёт нападения. Во дворце и так хватало слухов о прошлой попытке. Поэтому она строго настрого приказала мастеру и Лебону держать язык за зубами.
   - Не уверен, что это хорошая идея, делать меня своим личным телохранителем, - задумчиво протянул Мивер, когда с починкой было покончено и они с принцессой остались одни. - Конечно, в плане безопасности она хороша. Но, насколько я понял, девушке до замужества не пристало находиться с мужчиной наедине. Наверное, пойдут слухи.
   - Наверняка, - согласилась принцесса. - Но слухи меня не убьют. А вот убийцы могут. Я сейчас в такой проигрышной позиции, что слухом больше, слухом меньше значения не имеет. Если бы отец был здоров, он бы не разрешил тебе постоянно быть рядом. Но он болен.
   - Ты права, - кивнул Мивер.
   - Слушай, ты ведь искусный врач. Ты можешь вылечить моего отца?
   - Скорее да, чем нет. Правда, я должен вначале осмотреть его.
   - Вот только, к отцу тебе и близко подойти не дадут, - закусила губу девушка. - Если бы только был способ, к нему пробиться. Но никого кроме священника и доверенного слуги он к себе не пускает. Даже брата. А меня уж и подавно. И всё равно надо попытаться. Мне надо получше всё это обдумать и посоветоваться с дядей.
   - Дельная мысль, - одобрил юноша. - Осталось только разобраться, откуда взялся этот убийца с волчьей головой. Возможно, придётся порыться в древних хрониках и легендах. Мне кажется, я когда-то уже слышал упоминание о них. Но, что именно не помню. Мне понадобится твоя помощь. Я один пока не в состоянии быстро читать старые тексты.
   - Хорошо. Я вот думаю, почему его не остановил магический барьер на моей двери, - заметила Эвелена. - Любого зашедшего сюда с дурными намерениями он должен испепелить на месте.
   - Магический барьер? - удивился юноша. - А я думал, почему у меня возникает странное ощущение, когда я вхожу в твои покои.
   - Его ставил лично Роверон, придворный маг.
   - Может, у убийцы был амулет?
   - Не знаю. Амулет мог бы помочь только если бы его изготовил некто очень хорошо знакомый с заклинанием. Либо сам придворный маг, либо его подручные. Роверон говорил, что заклинание невозможно убрать. И продержаться оно должно не менее года, до того момента, как чары ослабнут и их надо будет обновить.
   - Странно.
   - Похоже, мне придётся опасаться ещё и волшебников.
   - Не бойся. Я мало знаю о вашем волшебстве, но уверен, что смогу отбить любую прямую атаку.
   - Но ты ведь владеешь магией? - удивилась она.
   - Только внутренними потоками силы.
   - Как это?
   - Понимаешь внутри человека, в животе расположен центр силы. Она течёт сквозь всё его тело по невидимым энергетическим линиям. Благодаря тренировкам эти каналы можно увеличить и расширить, чтобы они выдерживали большее количество силы. У обычного человека эти линии слишком тонкие и при попытке провести через них силу они рвутся. Поэтому волшебники черпают энергию для заклинаний извне и, не впуская её в себя полностью, тут же преобразовывают. Я же постоянно накапливаю силу в себе. Поэтому у меня есть необходимый внутренний резерв, который от постоянной практики постепенно увеличивается. Правда, чтобы не потерять силу излишки её, маги передают в предметы. Я так не умею. Лучше всего для этого подходят драгоценные камни. Думаю, защита твоей комнаты, тоже завязана на них.
   - Да, - девушка прикоснулась рукой к изумрудному кольцу на среднем пальце.
   - В общем-то, я почти не разбираюсь в предметной магии и сложном плетении, которое используют волшебники, чтобы компенсировать отсутствие запасов силы. Если тебе это так интересно надо поговорить с настоящим магом. Я могу рассказать только о том, чему меня обучил отец.
   - Спасибо не надо. Основы я поняла, а учиться магии не собираюсь, - улыбнулась принцесса
   - В любом случае, не стоит паниковать заранее. Я думаю, нам стоит прогуляться, развеяться, - сказал юноша. - У тебя есть какие-нибудь простые наряды, чтобы не привлекать внимания?
   - Не уверена. Придётся одолжить у Селены.
   - Хорошо, переодевайся и пойдём.
   Тридцать минут спустя, не забыв предупредить внешнюю стражу, чтобы не пропускали никого к Её Высочеству, принцесса облачилась в обычное платье, белого цвета и отправилась вместе с юношей в город. Её покои они покинули, воспользовавшись потайным ходом, а дворец через чёрный.
   - Как же я давно гуляла в городе, - протянула девушка, когда они оказались на главной площади.
   - Давай сегодня просто пройдёмся? Я успел хорошо изучить город. Есть много мест, которые я хотел бы тебе показать.
   - Давай, - улыбнулась Эвелена, протягивая юноше руку.
   Несколько часов потратили они на осмотр города. Мивер показал принцессе торговый квартал и крупный рынок расположенный внём. Правда, непривычная к пешим путешествиям Эвелена быстро выбилась из сил. Поэтому юноша предложил вернуться во дворец. На что девушка с улыбкой заметила, что хотела бы посмотреть место, где Мивер остановился, а также увидеть Лилен, о которой юноша рассказывал. Эта идея пришлась не по душе охраннику, но внятных причин для отказа у него не нашлось, да и идти было не далеко. Поэтому, вздохнув, он повёл девушку в квартал наёмников.
  
   ***
  
   Наконец наступил долгожданный день. Миверу исполнилось восемнадцать лет. Именно сегодня выйдет он в центр деревни и произнесёт слова клятвы. А потом впишет своё имя под длинным списком имён своих предков и сородичей. В книге Договора.
   Розван просто светился от счастья и гордости за своего сына. И лицо матери улыбка освещала чаще, чем обычно. Но юноша был с утра необычно задумчив. Наконец, за два часа до полудня, когда должна была начаться церемония, он низко полонился отцу, ещё ниже матери, потрепал сестрёнку по голове и отправился прочь.
   Шокированный отец вначале не понял, что собирался сделать его сын, а когда понял, постралася его отговорить, но Мивер не слушал. На попытку вернуть его силой он лишь снисходительно покачал головой и, не обращая внимания на вытащенный из ножен меч отца, пошёл дальше.
   На самом краю деревни юноша выбросил меч, выкованный собственными руками на двенадцатилетие, и оставил свою одежду. Голый он покинул деревню, не взяв из прошлой жизни в новую абсолютно ничего. Мивер ушёл и не собирался возвращаться
  
   Глава шестнадцатая
  
   Лилен он увидел на площадке для обучения перед домом. Девочка самозабвенно тренировалась, отрабатывая удары деревянным мечом. По словам Илейн малышка очень серьёзно относилась к науке, которую преподавал ей Гован, в отсутствии юноши.
   - Мивер! - радостно закричала девочка и тут же повисла у него на шее.
   - Привет крошка, - сказал юноша, подхватывая её на руки.
   Тут Лилен увидела принцессу и удивлённо замерла.
   - Это Эвелена, - пояснил Мивер. - Она пришла к нам в гости.
   - Здравствуйте, - сказала девочка.
   - Привет, - улыбнулась принцесса.
   Втроём они прошли в дом, где отсыпалась после ночного дежурства Илейн. Её дядя отсутствовал. Лилен сказала, что он отправился в квартал аристократов, давать частный урок.
   - Так вот где ты живёшь, - задумчиво протянула девушка, после того, как юноша показал ей дом.
   - Это не моё жилище, а Гована, дяди Илейн. Я очень благодарен им за то, что позволили мне и Лилен проживать здесь, - сказал он и с горечью добавил. - Для внешнего мира доброта, к сожалению, скорее исключение, чем правило.
   - Тебе повезло встретить хороших людей.
   - Повезло, - согласился юноша.
   - Ты уже вернулся? - зевая, спросила покинувшая свою комнату Илейн. Так как Мивер находился в коридоре, то Эвелену наёмница вначале не заметила, так как та почти полностью скрывалась за спиной юноши. Но как только он повернулся к ней лицом, эта преграда исчезла. - Кто это с тобой?
   - Моя гостья, Эвелена. А это Илейн.
   - Приятно познакомиться, - ответила принцесса.
   - Вз-взаимно, - протянула, ошарашенная Илейн. Она подхватила юношу под руку и потащила за собой, при этом не забыв лучезарно улыбнуться Эвелене и сказать. - Мы всего на минутку. Пожалуйста, простите.
   - Куда это они? - спросила принцесса у Лилен.
   Девочка в ответ пожала плечами и предположила:
   - Наверное, ругаться. Они постоянно ругаются, - и пренебрежительно добавила. - Взрослые.
   Малышка оказалась права. Как только Илейн отвела Мивера достаточно далеко, чтобы их не услышала гостья - а именно затащила юношу в свою комнату - она сразу забросала его упрёками вперемешку с вопросами.
   - И кого на этот раз ты привёл в дом? Только не говори, что спас её и ей негде жить! Или ты наконец нашёл себе девушку? Но в дом её приводить совсем необязательно. У неё очень подозрительное лицо. Как бы не оказалась воровкой. С твоей наивность. Где вы с ней познакомились? И вообще, - наконец добралась до главного вопроса девушка, - кто она такая?
   Юноша слегка ошалел от потока слов, но всё же ответил:
   - Я её охраняю.
   - Охраняешь? Постой. Ты ведь охраняешь... Нет... Не может быть, - зрачки Илейн расширились от удивления. - Если бы это была принцесса, то сейчас перед нашим домом выстроилась бы охрана. Весь квартал бы оцепили королевские стражники. А она ходила с тремя, или пятью или десятком, телохранителей. Мивер, ты ведь пошутил? Правда?
   - Нет. Ты ведь знаешь, я не умею шутить, признался юноша.
   - Но ведь... Ведь-ведь-ведь-ведь...
   - Принцесса, пришла познакомиться с Лилен и посмотреть на дом в котором я живу.
   - По-понятно. Знаешь, ты говоришь это так легко, как будто к нам каждый день особы королевской крови захаживают. Хотя от тебя можно ожидать чего угодно.
   - В первую очередь Эвелена человек.
   - Эвелена? Только не говори, что ты называешь её по имени.
   - Только когда мы наедине.
   - Наедине!?
   Поняв, что сболтнул лишнее - впрочем, утаить что-либо от Илейн для неопытного в деле обмана Мивера было непосильной задачей - юноша поспешил спастись бегством:
   - Ладно, я пойду, к Её Высочеству, - сказал он и, не слушая возмущённых протестов девушки, покинул её комнату.
   Принцесса же в это время удостоилась чести любоваться на деревянный меч Лилен, который сделал для неё Мивер. Более того, девочка даже дала Эвелене его подержать, правда недолго. Лилен с тех пор, как её подобрал Мивер ни разу не играла с куклами, хотя Илейн предлагала ей купить на рынке новые или свои старые с чердака. Но для малышки лучшей игрушкой и главным сокровищем стало деревянное оружие.
   - Я думаю нам пора возвращаться в замок, - сказал юноша.
   - Да, наверное, - согласилась девушка.
   - Только по дороге надо будет зайти в квартал ремесленников и договориться кое о чём.
   - О чём? - тут же поинтересовалась принцесса.
   - Мне нужен новый меч.
   - Разве нельзя взять уже готовый? Ты можешь выбрать любое оружие в дворцовом арсенале.
   - Нет, обычный меч не подойдёт. Мне нужно особенное оружие. И я сам должен его выковать. Поэтому я попробую договориться с кузнецом, чтобы он уступил мне кузню.
   - И сколько тебе понадобится времени?
   - Не знаю. В деревне у меня ушло три дня на то, чтобы сделать меч. Но так долго ждать опасно. Я попробую справиться за один. Вот только к работе я смогу приступить лишь послезавтра.
   - Почему?
   Юноша замялся.
   - Моя внутренняя сила ещё не восстановилась, - наконец выдавил он, умалчивая о том, что большая её часть ушла на лечение полученных повреждений. И что пройдёт ещё не меньше недели, пока сила вернётся к нему полностью и он закроет все прорехи в каналах по которым она струится в его теле. До этого срока ему крайне не хотелось бы встречаться с обладателем волчьей головы. Можно сказать даже до смерти не хотелось, так как живым он из этой схватки не выйдет.
   Эвелена распрощалась с подозрительно притихшей Илейн, погладила по голове малышку и они отправились в путь. Договориться насчёт аренды кузни проблем не составило, особенно после того, как принцесса выложила на стол пять золотых, чтобы в пятикратном размере перекрыть убыток мастера от невыполненных заказов в этот день.
   - Скажи, ты сильно устала? - внезапно поинтересовался юноша.
   - Честно говоря, да, - ответила девушка.
   Мивер приблизился к ней и положил руку на плечо.
   - Что ты делаешь? - удивилась принцесса.
   - Делюсь силой, - признался он. - Есть одно место в городе, которое я хотел тебе показать. Сегодня на редкость ясный день для зимы, не хотелось бы упускать такой случай.
   - Спасибо, - поблагодарила она, чувствуя, как усталость уходит и тело наполняется энергией. - Но ведь ты ещё не восстановился?
   - Ничего, я отдал тебе совсем немного, - успокоил юноша Эвелену. - Ну как, в состоянии выдержать небольшое путешествие?
   - Сейчас даже большое, - усмехнулась девушка взяла Мивера под руку и они отправились в портовый квартал.
   Юноша провёл свою спутницу мимо пришвартованных кораблей и доков к скалистому утёсу. Он находился достаточно далеко от самого причала, чтобы до принцессы не доносились крики грузчиков и рабочих. Мивер забрался на утёс и помог залезть Эвелене.
   - Ну и что такое ты хотел мне показать? - поинтересовалась девушка, когда они оказались наверху.
   - Прислушайся, - посоветовал юноша.
   Волны одна за одной накатывали на берег пенясь на песке и откатываясь назад, чтобы через мгновение снова ринуться на приступ. Море шумело, дышало и, казалось, жило, будто неведомый зверь из страшных сказок услышанных в детстве. Часто в плеск волн вплетались крики чаек, добавляя новые ноты в мелодию.
   - А теперь смотри, - сказал юноша, указывая влево. Там погружалось в пучину морскую вечное светило. Несмотря на своё отчаянное положение, солнце всё ещё продолжало дарить свет людям. Медленно подарок Творца опускался под воду. Пока не скрылся полностью. Лишь багровый полудиск ещё немного оставался на том месте, где зашло солнце, освещая лазурное небо вокруг, но и он постепенно исчез.
   - Красиво, - восхищённо произнесла девушка.
   - Я знал, что тебе понравится, - обнимая принцессу, заметил юноша.
   - Как бы я хотела оказаться там, где скрылось солнце. Далеко-далеко, в неведомых землях. Там где никому бы не пришло в голову меня убивать только за то, что я родилась принцессой, - протянула Эвелена.
   - Так давай окажемся, - предложил Мивер. - Давай исчезнем. Вместе. Ты, я и Лилен.
   - Тебе легко говорить, - отмахнулась девушка.
   - Но ведь тебе не нравится жизнь, которую ты ведёшь? - удивился Мивер. - Тогда давай бросим всё и отправимся на поиски новой. Именно так я поступил однажды. И ни капельки не жалею.
   -Я принцесса. Я никогда не покидала дворец надолго. Как ты представляешь мою жизнь в другом месте? Без слуг, без дорогой одежды, без денег? Я боюсь, что меня убьют, но ещё больше я боюсь неизвестности, которая меня ждёт, если я оставлю столицу. К тому же, у меня есть долг, который необходимо выполнять, - Эвелена, выскользнула из объятий юноши.
   - Прости, я не хотел тебя обидеть, - беспомощно развёл руками Мивер.
   - Я не обиделась. На самом деле я злюсь на себя. Я мечтаю всё бросить и уехать. Но я слишком труслива, чтобы это сделать. Я знаю, что у меня никогда не хватит силы духа для этого.
   - Тогда я поделись с тобой своей силой.
   - Спасибо. Ты уже делишься ей со мной. Но... я не оставлю дворец. Просто не могу.
   - Я понимаю. Прости, что предложил.
   - Всё в порядке, - улыбнулась принцесса.- Лучше помолчи и поцелуй меня.
   - Слушаюсь Ваше Высочество, - ответил юноша и поспешил выполнить приказ.
  
   ***
  
   Потом они отправились во дворец. Эвелена, несмотря на помощь юноши, в конце пути с трудом переставляла ноги от усталости.
   В свои покои девушка вернулась через потайной ход. Мивер же вначале отправился в казарму отметиться. Его смена начиналась позже. Он перекинулся десятком слов с Эдваром, переоделся в форму охранника и потайным ходом прошёл в комнату Эвелены. Принцесса сладко спала, положив руку под голову, свернувшись, словно котёнок. Юноша откровенно любовался открывшейся ему картиной. Девушка выглядела такой красивой, такой нежной, такой беззащитной. Именно в этот момент он окончательно понял, что не отдаст её никому. Как бы ни был жесток внешний мир он убережёт Эвелену, нет любимую, во чтобы то ни стало.
   Ночь юноша провёл в покоях Её Высочества. А потом за окном забрезжил рассвет и солнце медленно, но всё же неумолимо вступило в свои права, прогоняя ночную мглу.
   - Почему мне так хорошо с тобой? - тихо спросила девушка.
   - Не знаю, - ответил юноша. - Наверное, люди нужны друг другу.
   - Да, наверное, - согласилась принцесса и неожиданно спросила. - Скажи, отчего ты никогда не улыбаешься?
   - Просто... Мне тяжело показывать свои чувства. Это не значит, что я ничего не чувствую. Просто мои эмоции не видны окружающим.
   - Понятно. Надеюсь, ты когда-нибудь расскажешь мне, почему это произошло.
   - Когда-нибудь... - согласился Мивер.
   - И я очень хочу увидеть твою улыбку... когда-нибудь.
   Мивер не ответил, вместо этого указательными пальцами обеих рук потянул уголки своих губ.
   - Нет не такую, - бросила в него подушкой принцесса. - Настоящую.
   - Я постараюсь, - пообещал он.
   - Знаешь, когда мы в моей комнате мне, кажется, будто остальной мир и не существует вовсе. Лишь ты и я. Вот только, боюсь мы не сможем прожить всю жизнь здесь. Рано или поздно внешний мир напомнит о себе очередным убийцей, - Эвелена горько вздохнула.
   - Зачем думать о том, что будет? Зачем расстраиваться заранее? Давай наслаждаться тем, что есть сейчас. Грустить мы всегда успеем. Но если, постоянно плакать, постоянно горевать о том, что жизнь жестока и несправедлива, то значит ты и не живёшь вовсе, а только существуешь. А этого мало. Здесь и сейчас, ты и я - живы. А значит не о чем печалиться, - сказал Мивер.
   - Ты прав, - согласилась Эвелена. - Не понимаю, как тебе удаётся всегда подыскивать верные слова.
   Мивер лишь пожал плечами в ответ.
  
   ***
  
   К сожалению, Мивер совершенно не представлял где именно располагаются королевства о которых рассказывал Измал. Поэтому он подумал и решил двигаться в одну сторону, пока не наткнётся на людей. Из трёх возможных направлений он выбрал северное. С достойным восхищения упорством он двигался на север пока не достиг гор. Юноша попытался пересечь их, но вскоре понял, что это не так то просто и намного легче выбрать другое направление. Он выбрал западное. На этот раз ему повезло, вскоре он достиг поселения людей.
  
   Глава семнадцатая
  
   На следующий день принцесса собрала все пыльные старые фолианты, которые ей только удалось найти в библиотеке и разложила на столе. Тяжело вздохнув, девушка раскрыла ближайший и принялась искать упоминания о человеко-волках. Или волко-человеках. Мивер помогал ей как мог. Но там, где свободно владеющая древним наречием Эвелена прочитывала десяток страниц, юноша с трудом справлялся с одной. После трёх часов безрезультатного поиска девушка предложила сделать перерыв и поесть.
   - Почему ты такой задумчивый? - спросила принцесса, после того, как они пообедали.
   - Просто, мне сегодня надо обязательно попасть в больницу. Иначе умрут люди.
   - Иди. Не можешь же ты быть со мной постоянно.
   -Должен, - отрезал юноша.
   - И что ты собираешься делать?
   - Не знаю, - покачал головой Мивер.
   - Но...
   - Не спорь. Я не собираюсь отпускать тебя ни на мгновение.
   - Даже в уборную? - улыбнулась девушка.
   - Только в уборную, - не принял шутливого тона он.
   - Значит я теперь ещё и пленница!? - возмутилась Её Высочество.
   - Нет. Прости, я не это имел в виду. Просто, ты в опасности. И я боюсь потерять тебя.
   - Это ты прости. Я не хотела этого говорить. Просто вырвалось. Я тоже хочу, чтобы ты был рядом со мной...
   - Но мне надо в больницу.
   - Тогда я пойду с тобой, - улыбнулась девушка, сжимая ладонь юноши своей.
   - Но там очень тяжело...
   - Я выдержу.
   - К тому же, тебе нежелательно часто покидать дворец. Кто-то может заметить твоё отсутствие.
   - А может мне не стоит скрываться? - задумчиво протянула Эвелена. - Почему бы мне не поехать в больницу, как принцессе? Это может увеличить мою популярность среди народа. Конечно, народ не решающий фактор в борьбе, но его поддержка лишней не будет.
   - Прекрасная мысль, Ваше Высочество, - поклонился юноша, в душе сожалея тому, что девушку заботят не человеческие жизни, а выгода, которую ей эти жизни могут принести.
   "Хотя, не по намерениям надо судить, а по действиям, - говаривал его отец, вычитав эту фразу в книге Договора". Мивер был полностью согласен с ним.
   - Решено, - девушка потянула за шёлковый шнур, висевший в кабинете и на её зов вскоре явился посыльный.
   - Начальника стражи ко мне, - приказала она.
  
   ***
  
   Час спустя роскошный, украшенный королевским гербом экипаж, сопровождаемый четвёркой телохранителей на лошадях позади, остановился перед зданием городской больницы. Первой карету покинул Мивер и помог спуститься своей спутнице. Двое охранников остались сторожить вход, принцесса же вместе с юношей и ещё двумя вошла внутрь. В этот раз приёмная пустовала и девушка, приказав стражам охранять лестницу поднялась на второй этаж, именно там сейчас проводил большую часть времени Мивер.
   - Ва-Ваше Высочество?! - потрясённо воскликнул Сиворн на которого они наткнулись в комнате. Как любому образованному человеку лекарю был знаком родовой герб, присутствовавший на одежде девушки. Больные услышав, кто именно почтил их своим присутствием, удивлённо уставились на принцессу.
   - Да?
   - Простите. Я... Что... - он хотел спросить, что принцесса делает в месте подобном этому, но понял, что вопрос неуместен. К тому же, лекарь не был уверен, что вообще имеет право обращаться к принцессе. Ведь он не дворянин. Поэтому Сиворн лишь низко поклонился, прошептал "Простите" и ретировался.
   - Наверное, тебе стоит подождать здесь. Я собираюсь лечить этих людей. И... это не самое приятное зрелище, - предупредил Мивер.
   Эвелена покачала головой.
   - Если я решила действовать, чтобы завоевать любовь подданных, то я буду действовать. Тебе ведь нужна помощь?
   - Не помешает, - честно ответил он. - Но...
   - Никаких но. Говори, что мне делать. Это приказ.
   Юноша склонил голову и сказал:
   - Слушаюсь. Для начала нужно сменить повязки...
   Слухи о том, что заведение навестила принцесса, быстро распространились по больнице. Несколько дней спустя они разойдутся по городу, словно круги в воде от брошенного камня. Люди, кто со смущением, кто с испугом, а кто и с благодарностью принимали помощь от неё. Мивер же постоянно крутился рядом, ни на мгновение не выпуская девушку из поля зрения. Он чувствовал, что всё вокруг спокойно, но не мог доверять своим ощущениям до конца. Так как человек-волк убедительно доказал, что в состоянии полностью закрыться от чутья юноши.
  
   ***
  
   Принц Игвор, удобно устроившись в кресле, просматривал донесения от своих людей. В кресле напротив, соблазнительно выставив оголённое плечико, красовалась его последняя фаворитка, леди Изет. Умом она не блистала, зато выглядела просто ослепительно. И то, и другое было необходимо для временной дамы сердца принца.
   - И не надоело тебе возиться с бумажками? - томно протянула девушка.
   - В этих бумажках, вся жизнь королевства, - возразил, на мгновение отрываясь, принц.
   - Какой ты скучный, - фыркнула она, отворачиваясь.
   Вскоре в дверь постучали.
   - Войдите, - разрешил Игвор.
   - Ваше Высочество, - на пороге возник доверенный слуга принца, Мильтон, - принцесса отправилась в городскую больницу и лечит там людей.
   - Как, сама?!
   - В сопровождении охранников.
   - Значит, она сделала свой ход, - процедил юноша и приказал. - Оставьте меня.
   И фаворитка, и слуга поспешно удалились. Оба знали, каков их господин в гневе.
   - Теперь станет значительней трудней сохранить тебе жизнь Эв. Мои союзники не шутят. Ты со своими играми просто не представляешь куда лезешь. Я буду королём. Обязательно буду. Я докажу ему, как он ошибался! Что же ты со мной делаешь, Эв? Пожалуйста, не становись на моём пути, - Игвор обхватил голову руками и опустил локти на столик перед ним.
   Принц в детстве очень любил свою младшую сестру. Они часто проказничали вместе и, если их наказывали, Игвор всегда брал вину на себя. Вот только со временем его чувства к Эвелене стали меняться. Когда он видел, что отец потворствует её капризам и балует лишь свою дочь, принцу становилось горько и обидно до слёз. Ведь он ничем не хуже, он тоже хочет, чтобы его любили. Хочет услышать хоть одно слово похвалы из отцовских уст. Зависть временами сводила Игвора с ума. Эта горечь проложила вначале забор, а со временем и стену отчуждения между родственниками. В глубине души он всё ещё любил свою сестру и продолжал беспокоиться о ней, как в детстве. Ему не хотелось, чтобы она пострадала. Но... если бы сейчас юноше предложили выбор, сестра или трон, он бы не колебался.
  
   ***
  
   На следующий день Мивер вместе с принцессой отправились в кузню. Юноша чувствовал, что, несмотря на вчерашнюю работу в больнице сила в достаточной мере вернулась к нему, чтобы выдержать изготовление оружия. Конечно, меч - всего лишь необходимый минимум. В идеале, он бы изготовил два меча, топоры, с десяток кинжалов, метательные звёздочки, наручи и поножи. Но времени и сил для этого необходимо больше, чем Мивер готов был потратить. Поэтому он решил обойтись одним мечом. С кузнецом, перед тем, как он оставил своё место работы, юноша договорился, что сделает лишь клинок, а ножны уже на совести мастера. Не используй Мивер силу ему пришлось бы провозиться намного дольше, но выкладываясь на полную он не без оснований рассчитывал закончить работу за один день.
   - Может быть мне подождать снаружи? - забеспокоилась принцесса. - Тогда тебе не придётся раскрывать свои таинства мне.
   Юноша покачал головой и коротко пояснил:
   - Изготовление меча дело очень... как бы это сказать, - он замялся, подыскивая слово, - личное. Постороннему на него смотреть нельзя. Он, правда, ничего не поймёт, если не маг и всё же, это не принято. Но ты ведь не посторонняя.
   Мивер на мгновение прижал к себе девушку и поцеловал в губы.
   - Прости, мне надо спешить. Я должен успеть за сегодня.
   - Конечно, понимаю, - успокоила его Эвелена.
   Юноша взял кусок руды и присмотрелся к нему. Плохо. Слишком большая примесь песка, скорее всего это помешает получить по настоящему качественное оружие. Силу можно использовать по разному и даже для очищения руды. Правда, процесс этот тяжёл и отнимает бездну сил, но Мивер минут за двадцать справился.
   Подготовив материал, юноша приступил к работе. Первым делом следовало разогреть металл. Мивер налёг на меха, раздувая огонь. Он также вливал силу и в пламя, чтобы сделать его более горячим и расплавить в нём руду. После этого юноша вылил жидкий металл в заготовленную под длинный меч форму. Подождал, пока тот остынет и затвердеет, а потом снова нагрел его. Перед тем как закалять меч в ведре с водой, юноша надрезал ладонь и добавил в жидкость своей крови. На удивлённый взгляд принцессы он ответил: "так надо" и ввернулся к работе.
   Он нагревал, растягивал и сгибал получившуюся заготовку. Охлаждал в воде снова и снова. Но результат всё ещё не удовлетворял юношу. Наконец после того, как Мивер повторил эту процедуру больше двадцати раз, он довольно хмыкнул и принялся с помощью каменного порошка шлифовать оружие. На изготовление которого у него ушло почти десять часов.
   - Готово, - с гордостью в голосе заявил он, поднимая меч.
   Дремавшая в углу Эвелена проснулась и радостно выпалила:
   - Наконец-то!
   - Прости, что заставил тебя ждать.
   - Ничего, - ответила девушка зевая и прикрывая рот ладошкой. - Это было необходимо. Только этот меч... он выглядит совсем просто.
   - Ему ни к чему украшения. Он идеально настроен для использования моей силы и очень прочен. Он может разрезать что угодно. Большего я добиться и не пытался.
   Они покинули кузню, оставив меч рядом с мехами. Чтобы вернувшийся под утро кузнец, смастерил к ним подходящие ножны.
  
   ***
  
   Тёмные, хмурые облака зависли над Кавиторией, святым городом. С неба падали редкие капли замёрзшей воды, грозя со временем превратиться в бурный снегопад. Дул леденящий тело ветер. Стояла по настоящему холодная, зимняя погода.
   В одном неприметном здании, неподалёку от главного храма Ивианера в комнате без окон при свете свечей собрались четверо.
   - Мы одни, - сказал самый молодой из них, после того, как долго к чему-то прислушивался.
   - Отлично, ненавижу эту маску, - ответил другой, проводя рукой по лицу. Остальные последовали его примеру. Мгновение спустя на месте человеческих голов возникли волчьи.
   - Как продвигаются наши дела?
   - В Легории всё отлично. Власть почти полностью в наших руках. В Мереине тоже. Правда, там возникла одна проблема. После провала нескольких покушений на принцессу за дело взялся наш агент.
   - Значит, волноваться не о чем, - довольно прорычал спрашивавший.
   - Не совсем. Агент сообщает, что вступил в схватку с телохранителем и проиграл.
   - Не может быть! - На ноги поднялись все трое из высшего совета.
   - Более того, по его словам он сражался с противником не слабее его. К тому же у него были крылья.
   - Крылья? Не верю! Их уже давно не осталось, - не согласился главный. - Хотя... Может, кое-кто и выжил. Я хочу получить полный отчёт по этому происшествию. И прикажи агенту на время затаиться.
   - Слушаюсь, - наклонил голову рассказчик и добавил - Он в любом случае, ещё не пришёл в себя, после полученных ран.
  
   ***
  
   Когда сумерки, медленно, но неотвратимо приходили на смену дневному свету, а солнце уже начало скрываться за горизонтом, на пороге одной из таверн славного своими мехами городка Вередел, появилась девушка лет семнадцати. В таверне незнакомка сразу привлёкла всеобщее внимание. Вся её одежда оказалась сшита из шкур животных. Меховая куртка, меховые штаны до колен. На ногах у неё красовались кожаные сапоги. Причём посетители не смогли определить, какие именно животные расстались с жизнью ради облачения пришелицы. Вооружена незнакомка оказалась не только мечом. Острые и очень опасные железки были развешаны по всем доступным взглядам местам. И, судя по всему, по недоступным тоже. Выглядела девушка просто потрясающе. Тёмные, словно ночь, волосы спускались до плеч, обрамляя правильное, но несколько необычное для этих краёв лицо. Алые губы приковывали взгляд, карие глаза манили за собой, обещая увести навсегда. И всё же выделялась она не только странной по сравнению с другими одеждой. И не только ослепительной красотой. Больше всего посетителей поразило выражение её лица. Целеустремлённое и сосредоточенное, будто все мысли девушки сведены на одной цели, достичь которой она собиралась любой ценой.
   Незнакомка поклонилась, взяла со стойки краюху хлеба, развернулась и отправилась прочь. Вышибала вопросительно посмотрел на хозяина, но тот лишь покачал головой. В конце концов, не каждый день увидишь такую красотку, а хлеб - всего лишь треть медяка - не слишком большая плата за это. К тому же, нечто в лице девушки подсказало опытному трактирщику, что лучше не становиться на её пути, никому.
  
  
   Часть вторая
  
   Глава первая
  
   Снег белыми хлопьями опускался на дома и улицы Луана, постепенно покрывая их причудливым ковром. Деревья, потерявшие задолго до того свою роскошную листву сменили осеннее убранство на серебряные шубы. Правда, при резких порывах ветра, их новое одеяние норовило упасть на незадачливых прохожих. И всё же выглядели они не менее, а может даже более привлекательно, чем в тёплое время года.
   Уже прошёл месяц с последнего покушения на жизнь принцессы и с тех пор больше никто не пытался убить девушку. Мивер тешил себя надеждой, что так будет и впредь, но понимал - это лишь временная передышка. Ситуация в королевстве продолжала осложняться. В городе ходили различные слухи о том, что король, Зерейн третий уже давно мёртв, а за него правит принц. Эвелена так и не смогла увидеть отца. Только дядю, который заверил, что с королём всё в порядке, но его состояние продолжает постепенно ухудшаться.
   Неделю назад во время заседания большой палаты лордов, где присутствовали не только лорды, но и их вассалы, принцесса, которой обычно доставалась роль украшения, выступила с собственным заявлением. Вместо того, чтобы пребывать в печали и ждать плохих вестей она предложила отметить праздник Сотворения Мира с небывалым размахом. Вместо одного дня девушка хотела отмечать целую неделю. Но, не предаваться разнузданному веселью, благодаря вину из дворцовых погребов, как обычно, а пригласить актёров со всех уголков королевства и других стран и устроить нечто вроде соревнования среди них. Благодаря этому праздник получится более длинным, интересным и утончённым. Конечно, бочки с вином полностью отменить не удастся, но использовать их принцесса собиралась, лишь в последний день при закрытии. Совет достаточно прохладно отнёсся к данному предложению, правда благодаря поддержке дяди и Рина Ваолентайна, а также при полном попустительстве принца Игвора, его приняли.
   На вопрос герцога Винского, почему принц промолчал, тот нехотя пояснил: пусть его сестра играет с народом, если хочет. Его это не заботит.
   Идею о празднике принцесса с Мивером долго обдумывали и решили, что это будет неплохой следующий ход в борьбе за власть. Во всяком случае, новинка добавит принцессе популярности в народе. Кроме того, больше ничего Эвелена сделать и не могла. Совет не позволял ей активно вмешиваться в политику королевства.
   В целом, встреча с принцессой сыграла злую шутку с главной мечтой Мивера увидеть мир. Нет, он не полностью от неё отказался. Просто... У него появилась более важная вещь в жизни, чем путешествия. Иногда это его огорчало, чаще радовало. Каждый день, с тех пор, как юноша выковал себе меч, он проводил за тренировками. Он даже заказал у кузнеца специальную одежду с добавлением железа. Чтобы увеличить нагрузки на мускулы.
   Конечно, при этом он не забывал наведываться вместе с принцессой в больницу, которая с чьей-то лёгкой руки вскоре в народе стала называться Эвеленовой.
   Кроме того, Мивер старался при любой возможности навещать Лилен. Девочка уже вполне обжилась в новом доме и, даже, перестала бояться, что её могут в любой момент выкинуть на улицу. Медленно, но верно она осваивала воинскую науку, которую преподавал ей Гован. "Ещё лет десять, - улыбался мужчина, - и я сделаю из неё настоящего воина". Юноша, несмотря на протесты, дяди, который говорил, что прокормить ещё один рот ему не в тяжесть, оставлял ему почти все свои деньги. На содержание девочки. Кроме того, Мивер просто не знал, что ему делать с таким количеством монет.
   Илейн же по прежнему относилась довольно скептически к работе Мивера и пророчила, что добром это не кончится. Правда, со временем девушка преодолела робость перед возможной наследницей престола, которую приводил с собой Мивер. Дядя Гован же никакого страха не испытывал. Он очень философски относился к жизни, считая, что всё предопределено. А раз, всё уже расписано на небесах, то нечего и волноваться лишний раз. Подумаешь, принцесса. К нему несколько месяцев назад непонятно кто пришёл, но точно не человек и он не удивился. Раз Илейн привела, значит всё в порядке. Она никого плохого в дом не позовёт.
  
   ***
  
   В один из дней, занятая подготовкой к праздникам Эвелена встретилась со своим дядей и попыталась узнать у него о возможности навестить отца. Герцог лишь разочарованно покачал головой. Стража принца дежурила у дверей в покои короля днём и ночью. Пробраться мимо них незаметно не получится. А попытка силой освободить Правителя, могла дать повод Игвору обвинить сестру в государственном перевороте. Так как городская стража подчинялась Игвору, это могло закончиться для Эвелены плачевно.
   - Мивер, ты смог бы взлететь и через окно попасть к отцу? - поинтересовалась девушка, когда дядя ушёл и они остались наедине.
   - Нет, прости, - покачал головой юноша. - Я всё ещё не могу вызывать крылья по желанию. Постоянно пытаюсь, но пока безуспешно.
   - Жаль. А пробраться в его покои незамеченным?
   - Не уверен. К тому же, я бы не хотел оставлять тебя одну, покачал головой он.
   - Даже ненадолго?
   - Даже ненадолго. Это слишком опасно.
   Девушка пристально посмотрела на Мивера и поняла, он не отступит.
   - Значит, придётся искать путь в его покои для двоих, - вздохнула она.
   - Надо как-то обезвредить охрану, - предложил юноша. - Но я один не справлюсь. Если их будет больше двоих. Кто-нибудь успеет поднять тревогу.
   -Но другого выхода я не вижу , - закусила губу Эвелена. Она всегда так делала, когда думала над чем-то. - Наверняка это будет непросто. Надо посоветоваться с Викельсоном.
   Лорду, с которым девушка встретилась несколько дней спустя, идея навестить короля понравилась. Он лишь попросил время на то, чтобы найти способ избавиться от охраны.
  
   ***
  
   Девушка шла по проезжему тракту. Вначале, когда благородный рыцарь, Нив Гамир, увидел её, ему даже на мгновение показалось, что это мираж. Но потом он вспомнил, что миражи посещают путников лишь в пустыне. Правда, увидеть одинокую девушку идущую по славному своими разбойниками тракту он совсем не ожидал. Ведь даже рыцари не часто рисковали путешествовать по этой дороге без сопровождения. Нив исключение. Так как, кроме оруженосца и верного коня по кличке Ворон, больше никто не делил тяготы пути с юношей. Но у него на это были достаточно веские основания. А вот что могло заставить девушку рисковать жизнью? Или... Возможно, она связана с разбойниками? Кто знает. Гамир был человеком действия и не любил гадать, поэтому он пришпорил коня и нагнал незнакомку.
   - Кто вы, прелестное видение? - галантно поинтересовался он.
   Девушка посмотрела в его сторону и Нив понял, что не ошибся. Незнакомка оказалась очень красива. Юноша буквально утонул в её карих глазах, а когда вынырнул, то осознал, что она не обращая на него внимания продолжала идти.
   - Простите, но что вы здесь делаете? - поинтересовался он.
   Девушка остановилась, посмотрела на него и покачала головой. После чего сказала:
   - Им не невир Ми-вер!
   - Я не понимаю, - удивился юноша.
   Она пожала плечами и пошла дальше.
   Нив поспешил следом. Он даже спрыгнул с коня и пошёл рядом с ней, так как считал, что возвышаться над незнакомкой невежливо. Человек не понимающий общий язык рыцарю ещё не встречался. Он указал на себя и сказал:
   - Нив Гамир.
   Ему пришлось несколько раз повторить это действие прежде, чем она поняла и ответила:
   - Рат-ти.
   - Чудесное имя, - восторженно произнёс юноша, на мгновение забыв, что незнакомка не понимает общий язык.
   До вечера они шли вместе. Девушка, вроде-бы, не возражала, против нежданного попутчика. Юноша же не хотел покидать её. Во-первых, потому что был рыцарем и беспокоился о Ратти. Во-вторых, потому что девушка ему понравилась. Он даже подозревал, что влюбился в неё с первого взгляда, как в старинных балладах, которые читал в детстве. Правда, уверен он не был, так как до этого ни одна красавица его сердце ещё не покоряла. Конечно, ведь Нива воспитывал дед, Велин, в своём поместье. И большую часть жизни юноша проводил в обществе наставников. Его предок очень дорожил честью рода и древними обычаями. Несмотря на то, что у него был сын, а у этого сына ещё трое наследников, дедушка поставил перед отцом Нива условие: либо он отдаёт своего сына с рождения ему на воспитание, либо Велин передаст всё своё, пусть и не великое состояние, а также поместье, во владение короля. Подумав, отец согласился и отправил своего младшего отпрыска к главе семьи. Таким образом Нив стал наследником не только состояния деда, но и традиций своих славных предков.
   Юноша полагал, что девушка испугается проводить ночь с незнакомым мужчиной, но Ратти развеяла его сомнения, предоставив все заботы по устройству и разведению костра Ниву. Точнее его оруженосцу, молчаливому пареньку по имени Зерн.
   Поужинав скромными запасами молодого рыцаря, Ратти потребовала Нива обучить её языку и юноша с радостью согласился. После урока, девушка вполне сносно на общем поблагодарила Нива, устроилась на одолженной юношей накидке и заснула. Рыцарь с трудом преодолел искушение устроиться подле неё. Но... он не мог не оправдать доверие прекрасной незнакомки. Это было бы не по рыцарски. Он и не догадывался, что при малейшей попытке приблизиться к ней с неподобающими намерениями, девушка бы проснулась и ему бы не поздоровилось.
  
   ***
  
   Утро встретило путников снегопадом, который затянулся до полудня. Рыцарь даже в меховой накидке поверх доспехов страдал от холода, но снять боевое облачение и одеться потеплее не мог, это противоречило всему, что преподавали ему наставники во время обучения.
   А после обеда на них напали. Их была дюжина. Три лучника притаились в кронах деревьев, остальные высыпали на дорогу пятеро перед рыцарем и его спутниками, четверо позади.
   - Платите налог за проезд, - потребовал один из них. В ответ Нив достал меч. Не только из-за того, что знал - одними деньгами от грабителей не отделаться. Просто, как рыцарь он не собирался отпускать преступников, несмотря на то, что их больше. Рыцари древности никогда не считали противников. Именно поэтому, большинство из них, не доживало даже до тридцати лет.
   Ратти, мало поняла из требований разбойников. Но после того, как две стрелы ударили в нагрудник юноши и бессильно соскользнули на землю, а третья попала в плечо, как раз между сочленением доспеха, три метательных ножа, один за другим покинули руку девушки и закончили свой полёт в телах стрелков. Разобравшись с ними, она достала два коротких меча и двинулась на четвёрку бандитов сзади.
   Нив же всего этого не видел. Он направил своего скакуна на врагов, надеясь, что тыл прикроет оруженосец. Когда его настигла стрела он сбил с ног первого из противников. Нив едва не выпустил меч от боли, но всё же боевая выучка помогла и он сумел на мгновение удержать оружие и переложить его в левую руку, которой владел достаточно хорошо. Воспользовавшись заминкой разбойникам, вначале отпрянувшим, удалось подобраться к рыцарю и свалить его на землю ударом дубинки. Нив упал, перекатился уклоняясь от наконечника ржавого меча, но подняться в тяжёлом доспехе ему возможность не давали. Он постарался прикрыть уязвимые места руками и скорчился под градом сыпавшихся на него ударов. Последней мыслью рыцаря, перед тем, как что-то тяжелое обрушилось на шлем юноши и отправило его в мир сновидений, было сожаление и злость на себя. Из-за того, что он так и не сумел защитить свою спутницу.
  
   ***
  
   Она всегда смотрела снизу вверх на брата. И не только из-за разницы в росте. Просто... Он был такой замечательный. Такой сильный, такой добрый, такой умный. Но главное сильный. В их деревне именно сила ценилась превыше всего. Ему легко удавалось то, о чём Ратти могла лишь мечтать. Не было в их посёлке никого, кто мог бы сравниться с ним. Даже отец всё чаще проигрывал учебные поединки. Девочка гордилась своим братом и хвасталась им перед другими детьми. В отличие от Мивера у неё было много друзей. Ей завидовали и Ратти это нравилось.
  
   Глава вторая
  
   Город бурлил в предвкушении начала празднеств. Впервые они проводились с таким размахом. Целая неделя веселья, такого не помнили даже старики.
   Эвелена носилась по всему Луану. Лично встречала руководителей театральных и цирковых трупп. Лично отбирала вино, которое будет выставлено горожанам в конце празднеств. Лично нанимала людей, которые в толпе будут выкрикивать похвалы принцессе. Мивер же постоянно сопровождал девушку не отпуская от себя ни на шаг. Его не волновали слухи кочующие по дворцу о связи принцессы с простым охранником. Слова никогда не могли ранить юношу. Во всяком случае, слова чужих людей. Перед Эвеленой (и перед Илейн) у него не было брони на сердце. Поэтому, он тяжело переживал любую размолвку с девушкой. Так как привычная тактика - закрыться от собеседника и не обращать на него внимания в этом случае не имела права на существование.
  
   ***
  
   Неумолимо приближался первый день празднеств. Даже Мивер с трудом выдерживал темп в котором приходилось жить Эвелене в процессе подготовки к празднику. Он устал сопровождать принцессу, носиться с ней по всему городу, утрясая десятки, сотни, тысячи разных организационных мелочей. Эвелена же наоборот, на упадок сил не жаловалась. Казалось, все эти хлопоты приносили девушке удовольствие.
   Наконец, время праздника настало. В главном театре города, располагавшемся неподалёку от дворца, собрался весь цвет аристократии королевства. Только лучшие труппы получали право поставить свои произведения в этом месте. Остальным же приходилось давать представление на улицах города. Высшее общество разместилось наверху в удобных ложах с навесами. Люди победнее сидели внизу, ближе к сцене на деревянных скамейках, на которых лежали, предусмотрительно заказанные, Эвеленой покрывала. Время года для представления было выбрано не слишком удачно. Тем не менее театр оказался переполнен. Люди не столь часто получали возможность насладиться таким количеством известных театральных групп, бесплатно. Конечно, все они посещали столицу и давали представления. Но, обычно старались так выбирать время, чтобы не оказаться одновременно в городе. Сейчас же представлялся шанс сравнить все театральные труппы вместе. Каждая из них приготовила самую интересную пьесу. Ведь победитель получал не только деньги, но и славу. А это много дороже золота.
   Мивер сидел в ложе принцессы, посматривая по сторонам. В театре до этого ему бывать не приходилось и он с нетерпением ждал, когда же начнётся представление. Перед тем, как отдать сцену во власть актёров принцесса произнесла небольшую речь. Девушка поблагодарила всех артистов откликнувшихся на её приглашение, а также зрителей пришедших посмотреть представление. Мивер, хоть и не пошёл на помост, но зорко следил, обострив до предела все свои чувства, за тем, чтобы никто не попытался убить девушку. Но, Слава небесам, всё прошло благополучно. После этого Эвелена вернулась в ложу, махнула рукой и герольд объявил празднества в честь Ивианера открытыми.
   На сцену вышел мужчина в странной маске и рыжем парике. Он объявил, что собирается показать создание мира Ивианером.
   Юноша поинтересовался у принцессы, зачем актёрам маски. Девушка пояснила, что таким образом они передают эмоции героев. Кроме того, так как женщинам в большинстве трупп запрещено участвовать в выступлениях, так они показывает пол персонажа.
   В целом представление не впечатлило Мивера. Хотя он больше следил за тем, чтобы никто не причинил вред Эвелене. Возможно, именно поэтому ему не понравилось зрелище. Пьеса продолжалась целых четыре часа. Правда она прерывалась на тридцать минут, давая зрителям возможность слегка отдохнуть и собраться с силами для второй половины. И когда наконец всё закончилось пришёл черёд выступать следующей актёрской труппе. Два выступления в день. Более чем достаточно, на взгляд Мивера. За неделю, выступят все четырнадцать театров, которые пригласила Эвелена. Хорошо хоть только первый день был обязателен для посещения. Завтра принцесса могла свободно распоряжаться своим временем.
   По просьбе юноши следующим утром они навестили Илейн. Отправились налегке: в карете и почти без сопровождения. Всего два охранника следовали позади. Дяди Гована дома не оказалось, зато была очень обрадованная визитом Мивера, Лилен. Она тут же повисла у него на шее и принялась рассказывать, как они провели вчерашний день. О том, какие представления видели и какие места посетили. Юноша с вниманием слушал девочку. Особенно его заинтересовали слова про цирк в торговом квартале, о котором Лилен поведала за столом на кухне.
   - Ты видела настоящую крылатую девушку? - изумился юноша.
   - Да. В клетке. Она была очень красивая.
   - Эвелена...
   - Поняла, - вздохнула принцесса. - Сегодня же пойдём туда.
   - Почему? - удивилась Илейн. - Посмотреть на крылатую девушку? Это наверняка какой-нибудь магический обман.
   Эвелена наградила Мивера укоризненным взглядом, так как он до сих пор не рассказал Илейн, что принадлежит к крылатому народу.
   - Возможно, - игнорируя недовольство принцессы, сказал он. - Но я должен убедиться.
   - Зачем? - упорствовала наёмница.
   - Я бы не хотел об этом говорить.
   - Почему?
   Мивер беспомощно посмотрел на принцессу в поисках поддержки. Она отвернулась. Юноша вздохнул и произнёс:
   - Можно я расскажу тебе чуть позже? Это довольно длинная история.
   - Неужели ты думаешь, что покинешь этот дом не рассказав всю правду? - хищно усмехнулась Илейн.
   Мивер нервно сглотнул. Врать он так и не научился. А уходить от ответов наёмницы становилось всё тяжелей. К тому же, он уже давно планировал сообщить девушке о своём происхождении, просто никак не удавалось выбрать подходящий момент.
   - Я обещаю, что скоро всё скажу, - тяжело вздохнул Мивер. - Только не сейчас.
   - Смотри. Я знаю, ты не умеешь обманывать. Но, если вдруг научился. Обещаю, горько об этом пожалеешь.
   - Уже жалею, - ответил он и, переводя разговор в другое русло, спросил: - А куда направился твой дядя?
   - Как обычно давать урок в квартал аристократов. Не помню, к кому именно...
   Через час они покинули дом и поехали в цирк. Правда, избавиться от общества Илейн юноше не удалось. Она решила сопровождать Мивера и прихватила с собой Лилен. В результате в торговый квартал отправилась вся компания.
  
   ***
  
   Сэру Нив Гамиру долго провести в забытье не дали. Юный рыцарь пришёл в себя, от того, что оруженосец брызгал ему в лицо водой. Он судорожно дёрнулся, пытаясь продолжить схватку, но Зерн остановил его.
   - Всё уже закончилось, господин, - сказал он.
   - Но как же разбойники? - стараясь подняться, спросил Нив.
   - Она с ними разобралась, - ответил, помогая господину Зерн.
   Наконец, рыцарь встал на ноги, мир вокруг него покачнулся и пришёл в относительное равновесие, так что он смог осмотреться. Вдоль дороги лежали связанные разбойники! А Ратти занималась их лечением. Перевязывала и промывала раны у людей только что пытавшихся её убить! Это не вмещалось в сознание юноши. Такого просто не могло быть в его мире.
   - Как? - поинтересовалась она у рыцаря, когда он пришёл в себя.
   - Нормально, - ответил он и застонал, когда двинул плечом в которое угодила стрела. Хотя сам смертоносный снаряд уже оттуда извлекли. Девушка положила руки ему на рану, закрыла глаза и боль стала постепенно уходить.
   - Ты волшебница? - изумился Нив.
   - Не знать, - ответила она.
   Юноша попытался объяснить, но так как Ратти почти не понимала общий язык у него ничего не получилось.
   К вечеру они тронулись в путь. Несмотря на то, что Нив ещё не совсем оправился, оставаться на месте было опасно. Поэтому, рыцарь, снял доспехи и с помощью оруженосца залез на лошадь. Девушка устроилась впереди него. Ниву удалось убедить её, что так будет быстрее, чем если она пойдёт пешком. Во время езды озорной ветер трепал волосы Ратти, так что они скользили по лицу юноши. Нив вдыхал пряный аромат девушки, чувствовал тепло её тела, которое бережно обнимал и в душе признавал, что ради такого стоило получить ранение. Они продолжали движение до тех пор пока рыцарь не потерял сознание.
  
   ***
  
   Утро встретило Нива ласковыми лучами слабого зимой солнца и улыбкой Ратти. Девушка к тому времени, как он проснулся, успела не только встать, но и отправиться на охоту и даже добыть двух зайцев, готовкой которых занимался Зерн. Именно дразнящий запах жарящейся дичи разбудил юношу.
   - Доброе утро, - сказал он, возвращая девушке улыбку.
   - Доброе утро, - повторила она.
   - Какая польза от рыцаря, когда всю работу делает беззащитная девушка, - с горечью пожаловался он.
   Ратти приподняла бровь, показывая, что ничего из сказанного, не поняла.
   - Прости, ерунда, - успокоил он её.
   - Хорошо.
   - Скажи, как тебе удалось справиться с разбойниками?
   Девушка недоумённо покачала головой.
   - Разбойники, - повторил Нив. После чего, активно жестикулируя здоровой рукой, объяснил, что именно он имел в виду.
   Ратти хитро улыбнулась, достала из-за спины мечи и начала... танцевать. Вернее это был не совсем танец. Скорее упражнения. Серия ударов наносимых с невероятной скоростью. Шаги, повороты, выпады. Всё вместе складывалось в смертельно опасный, и невероятно красивый танец. Юноша заворожено следил за ней. Нет. Она не человек. Человек не может так двигаться. Богиня! Именно её посчастливилось встретить Ниву. Пусть это и ересь...
   А потом Ратти замерла и, юноше показалось, будто весь мир остановился вместе с ней. Девушка поклонилась и, если бы не рана, Нив обязательно захлопал бы, чтобы выразить своё восхищение. Она подошла к нему и положила обе руки на плечо.
   - Ратти? - удивился рыцарь.
   Девушка не ответила. От её ладоней исходило тепло, которое распространялось по телу юноши. Он вдруг с удивлением ощутил, что оставленная стрелой рана больше его не беспокоит. Нет, она не затянулась, как он подумал вначале, просто перестала болеть.
   - Ты точно волшебница.
   Девушка лишь пожала плечами, вновь показывая, что такое слово её не знакомо. Она быстро и со знанием дела перевязала рыцаря, после чего помогла ему добраться до костра. Позавтракав они отправились в путь.
  
   ***
  
   По правде говоря, Ратти была не слишком талантлива в обращении с оружием. Не бездарность, конечно. Но, она вкладывала слишком мало времени и чувств в обучение. Да и отец не сильно нагружал её тренировками, занимаясь в основном с сыном. Так что иногда Ратти становилось обидно. Но она не завидовала брату, она им гордилась. Конечно, ей очень хотелось сравняться с ним в мастерстве. Но она прекрасно понимала, что ей никогда не догнать Мивера. Ей хватало и того, что брат был рядом с ней.
  
   Глава третья
  
   В торговом квартале было столь людно, что им пришлось покинуть карету и добираться до цирка пешком. Эвелена ничего против небольшой прогулки не имела. Правда, охранников позади, едва не хватил удар, после принятого решения. Защищать девушку в толпе задача не из простых. Но... Мивер не волновался. Волко-люди, вряд ли захотят раскрывать свои возможности перед всеми. А от обычного покушения он сумеет Эвелену уберечь. Непременно сумеет.
   В небольшой будке перед входом в цирк, Илейн купила билеты на четверых и они вошли внутрь. Цирк располагался под высоким куполообразным, раскрашенным в причудливые цвета шатром. Зрители занимали грубые деревянные скамейки. Как только свободных мест не оставалось давали сигнал, к началу представления. Долго ждать не пришлось. Когда они пришли, цирк был уже на две трети заполнен. Вскоре заиграли трубы, на арену вышел невысокого роста лысый мужчина в тёмном костюме, поклонился и объявил первый номер. Вначале выступали акробаты, потом жонглёры показали комедийную сценку и пришёл черёд канатоходцев. Мивера их мастерство не впечатлило. Всё это он мог повторить без подготовки. Юноша ждал, когда на сцене появится крылатая девушка, из-за которой он пришёл в цирк. Минут через двадцать его терпение оказалось вознаграждено. Всё тот же мужчина сообщил, что настало время для главного номера, чуда природы, человека-птицы. Под громкие аплодисменты на арену выкатили прикрытую материей клетку. Заиграла музыка, раздалась барабанная дробь и распорядитель сдёрнул ткань.
   Внутри стояла, съёжившаяся под изучающими взглядами девушка в белом платье, на первый взгляд совершенно обычная.
   - Крылья! - скомандовал мужчина и она покорно раскрыла прятавшиеся за спиной, похожие на лебединые белые крылья. Зрители ахнули.
   - Красиво, - восхищённо протянула Лилен.
   - Можете проверить, дамы и господа, никакой магии. Используйте амулеты для поиска волшебства, если они у вас есть. Но здесь всё по честному. Никакой магии - чудо природы!
   Девочка потянула Мивера за рукав и спросила:
   - Почему она такая грустная?
   - Об этом я бы очень хотел спросить того, кто у них главный. Не знаю, как он называется.
   - Распорядитель, - шепнула Эвелена.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша. - Когда всё это закончится идите к выходу, а я поговорю с распорядителем.
   - Я с тобой, - сказала принцесса.
   - Конечно, я и не думал отпускать тебя ни на секунду.
   - То есть ты уже за меня решил, что я буду делать! - возмутилась девушка.
   - Но Эвелена, я должен быть всё время рядом, - смутился юноша.
   - Похоже ты забываешь, кто из нас принцесса. Тебе, по моему, очень нравится командовать мной, - не отступалась она.
   - Но...
   - Не спорь. После представления вместе пойдём поговорим с этой девушкой и точка.
   Мивер хотел сказать, что именно так он и собирался поступить, но долгие споры и нотации Илейн сделали его мудрее. Теперь он замечал моменты, когда лучше промолчать.
   Наёмница, же слушая, почти семейную размолвку юноши и принцессы, делала вид, что ничего не видит, ничего не слышит и её вообще рядом нет. Так ведь можно и до плахи договориться. Миверу всё не почём, а ей ещё жить хочется.
   Юноша с трудом дождался окончания представления, после чего покинул скамью и отправился прямо в центр манежа, к артистам.
   - Простите, но сюда нельзя, - попробовал остановить его жонглёр, но Мивер так посмотрел на него, что тот побледнел и больше возражать не решился. Преодолев ещё две преграды, в виде метателя кинжалов и клоуна, юноша оказался за кулисами. В сопровождении Эвелены и паренька, "любезно" согласившегося проводить их к распорядителю, они углубились в скрытую от посторонних глаз, часть цирка.
   Среди повозок с различными животными, в которых, судя по запаху не прибирались с прошлого года, они нашли крылатую девушку. Невероятно, но после выступления её так и оставили в клетке! Даже невозмутимый, обычно, Мивер едва не вышел из себя, когда это увидел. Он остановился и приказал мальчишке:
   - Приведи сюда распорядителя!
   После чего подошёл к решётке и голыми руками, почти не прибегая к внутренней силе, раздвинул стальные прутья.
   - Выходи, не бойся, - позвала Эвелена, видя замешательство девушки.
   - Что это вы делаете, позвольте спросить? - раздался голос позади, когда пленница покинула повозку.
   - Я её забираю, - поворачиваясь к распорядителю, кинул Мивер.
   - По какому праву?
   - А по какому праву вы её держите в клетке? - возмутилась Эвелена. - В Мереине рабство запрещено.
   - Какое рабство, прекрасная госпожа? - притворно удивился мужчина. - Девушку просто забыли выпустить после представления. Виновные в этом досадном происшествии будут наказаны. Тебя ведь никто не здесь не обижает, Арин?
   - Никто, господин, - безжизненным голосом подтвердила она.
   Даже такой доверчивый человек, как Мивер понял - врёт. К тому же, за время проведённое в большом мире он научился не верить незнакомым людям на слово.
   - Не бойся, милая. Никто тебя не обидит, скажи правду, - подбодрила её принцесса.
   Арин со страхом посмотрела на распорядителя, потом перевела взгляд на Эвелену и вдруг упала перед ней на колени:
   - Спасите меня, пожалуйста, спасите, - повторяла несчастная сквозь слёзы.
   - И что ты на это скажешь? - обнимая девушку, спросила принцесса.
   - Скажу, что вас всего двое здесь, - недобро усмехнулся мужчина.
   Пока они спорили к месту действий стянулись почти все артисты. Многие из них оказались вооружены.
   - Хватит и меня одного, - заметил юноша.
   Но схватки так и не произошло. Сквозь обступивших Мивера и принцессу людей протолкалась охрана:
   - Ваше Высочество! Простите, что нарушили приказ дожидаться в карете, но Вас не было так долго. Девушка, которая была с вами, сказала, что лучше нам проверить.
   - Ваш-ше Высочество? - спал с лица распорядитель.
   Конечно, даже со стражниками их оставалось меньше. Всего четверо, если считать Эвелену и не считать Арин. Но... Поднять руку на дочь короля!... умирать никому не хотелось. К тому же, слишком многие, видели, что принцесса направилась внутрь цирка. Распорядитель даже в своих людях уверен не был, что они не проговорятся, а в чужих и подавно. Ведь у кареты наверняка есть кучер, да и ещё какая-то девушка, которая послала стражу. Королевские дознаватели, если что, церемониться не будут.
   - Простите меня, Ваше Высочество, - падая на колени, взмолился он.
   - Я забираю девушку с собой. А насчёт тебя... Не смей покидать город в ближайшие три дня. После разговора с ней, я решу какого наказания ты заслуживаешь.
   - Слушаюсь, Ваше Высочество, - сказал он.
   - Мивер, Арин, пойдёмте...
  
   ***
  
   Шёл третий день совместного путешествия Нива Гамира и таинственной незнакомки. Несмотря на то, что она назвала своё имя, понять кто она такая и откуда юноше так и не удалось. Всё время проведенное вместе девушка требовала от него уроки общего языка, который воспринимала невероятно быстро. Ратти уже очень многое понимала и могла общаться не только отрывистыми словами, но и короткими фразами.
   Местность вокруг оставалась необжитой. Изредка они проезжали мимо небольших деревень, а городов не было вовсе. Несколько раз за день они встречали других людей путешествовавших по тракту. В основном военных, крестьян, однажды купеческий караван.
   Ниву очень нравилось обучать Ратти и он совсем не был против того, чтобы урок длился весь день. Постоянно слышать голос девушки, смотреть на неё, не отрывая взгляд - юноша не мог представить более увлекательного занятия. В глубине души он мечтал, чтобы так продолжалось вечно.
   Солнце бесплотно трудившееся над тем, чтобы растопить всё ещё лежавший в округе снег, едва успело добраться до самой высокой точки своего каждодневного пути, когда со стороны леса послышалась брехня собак, преследующих добычу.
   - Что случилось? - насторожилась Ратти.
   - Охота, - ответил Нив. - Собаки, значит охотится местный владетель.
   - Кто?
   - Человек, которому принадлежит эта земля.
   - Разве земля принадлежать кому-то? - удивилась девушка.
   Нив посмотрел на неё и вздохнул. Откуда же ты взялась такая непонятливая? Земля даруется аристократам по закону божьему и человеческому. Если сумел завоевать (получить) и удержать её, значит она твоя. Что в этом странного?
   - Да. И именно он охотится сейчас.
   - Почему шум? - недоумевала Ратти. Девушка, когда собиралась подстрелить дичь передвигалась совершенно беззвучно, чтобы её не спугнуть. И она плохо представляла как можно приблизиться к добыче, если тебя слышно на всю округу.
   - Такая охота, - вздохнул Нив. Сам он ничего против охоты не имел, но объяснять все правила и обычаи Ратти не собирался. И потому что слишком долго и потому, что она не поняла бы. Словарный запас девушки пока ещё оставался довольно ограниченным.
   - Я смотреть, - сказала она, спрыгнула с лошади, на которой сидела позади юноши и исчезла в лесу.
   - Постой Ратти, - попытался остановить её Нив, но не успел. То ли девушка его не услышала, то ли не послушалась. Рыцарь подозревал, что второе. Тяжело вздохнув, он спешился и последовал за ней.
   Девушка размытой тенью скользила по лесу. Ни одна ветка предательски не хрустнула под её ногами, ни одно дерево, не стало непреодолимой преградой, ни один корень не заплёл ноги. На мгновение ей вспомнился другой лес, рядом с деревней. Наполненный опасностью и злобой, которого она боялась до дрожи в коленях. Только Мивер мог проводить много времени в нём. Для остальных это обычно заканчивалось весьма плачевно. Различными повреждениями и даже смертью. Если бы не брат, она бы никогда не смогла войти в тот лес, хоть это и была часть тренировки. Девочка, а ей тогда было девять, впадала в истерику, стоило ей только увидеть кроны деревьев. Отец ничего не мог с этим поделать. И тогда брат, которому она доверяла полностью, закрыл ей глаза рукой и внёс в проклятое место. Рядом с Мивером она не боялась ничего. Они пробыли в чаще целый день и её страх исчез, так что она смогла и сама отправляться в проклятое место.
   Минут через пятнадцать Ратти нагнала охотников. Десять человек собрались рядом с деревом перед которым неистовали собаки. Девушка предусмотрительно осталась под прикрытием веток, решив вначале осмотреться.
   - Забрались на дерево, стервецы, - распалялся, один из мужчин.
   - Всю охоту испортили, - словно выплёвывая слова, процедил его собеседник. На его одежде красовался баронский герб.
   - Прикажете согнать их и продолжить преследование? - поинтересовался ещё один, одетый в странную форму. Скорее всего начальник стражи.
   Мужчина задумался, а потом сказал:
   - Нет. Они устали и уже ни на что не годны. Отдайте их собакам, когда спустятся. Если не спустятся пристрелите.
   И тут Ратти наконец увидела прятавшуюся на дереве дичь. Мальчик с девочкой. Оба лет пятнадцати от роду. Они с обречённым видом следили за приготовлениями.
   "Но ведь так не бывает? - подумала она. - Так просто не может происходить!" Ратти даже хотела протереть глаза - убедиться в том, что не спит. Люди не могут охотиться на людей! Не могут и всё!
   После двух пущенных лучником стрел, подростки согласились спуститься. Дрожа от страха они спрыгнули на землю и барон приказал:
   - Спускайте собак.
   Охрана отпустила поводки. Беглецы уже не успевали вновь забраться на дерево. До последнего они надеялись, что их может быть оставят в живых, несмотря на то, что надежда это была призрачной. Но... Всё что они могли теперь, смотреть на приближающихся зверей и ждать, когда их клыки вгрызутся в плоть.
   Внезапно рядом с подростками возникла Ратти. Она чувствовала злобу и торжество собак, которым наконец позволили схватить добычу, но не боялась.
   Никто из них так и не прыгнул на девушку. Ни одно животное в мире не поднимет руку на главное творение Создателя. Они скорее загрызут собственного хозяина, чем предадут того, кто дал жизнь всему их роду. Исключение монстры проклятого леса. Отравленные кровью предателя они нападали на всё живое.
   - Что всё это значит?! - вышел из себя барон, когда его псы, выучкой которых он так гордился, спокойно улеглись у ног незнакомки.
   - Люди не убивать людей, - слово в слово, повторила Ратти, сказанную когда-то Мивером фразу.
   - Уберите её, - приказал мужчина охране.
   Подростки неверяще смотрели на девушку. Они уже внутренне приготовились к смерти, они были готовы к ней с того самого момента, как их схватили в лесу и обвинили в браконьерстве, хотя они всего лишь собирали грибы и при них не было никакого оружия. Барона это не интересовало. Он просто хотел устроить охоту. На людей.
   Страж, по знаку капитана подошёл к девушке. Он не ожидал сопротивления, учитывая, что она была одна. Но его встретила не покорная красавица, а два коротких меча, выставленных на уровне груди. Он достал топор, взглянул на незнакомку и попытался оглушить её. Стражник так и не понял, что произошло. Мгновение назад он стоял с оружием в руках, уверенный в своём превосходстве и вот он уже лежит на земле, голова гудит от полученного удара, а топор сиротливо валяется в сторонке.
   - Риг, Сивр, разберитесь, - выпалил начальник стражи.
   Ратти, не стала ждать, пока названные охранники подойдут к ней вплотную. Вместо этого она сама шагнула к ним, сверкнула сталь и мужчины, получив не смертельные, но довольно неприятные раны, один в плечо, другой в ногу, упали. Девушка двинулась дальше.
   - Лучники! - крикнул барон.
   Но устремившиеся к ней стрелы Ратти легко отбила, продолжая идти.
   - Она не человек! - в ужасе отшатнулся барон, когда последний из заслонявших его охранников отлетел в сторону и он оказался один на один с девушкой.
   - Что здесь происходит?! - вмешался в события Нив, подоспевший лишь к концу схватки.
   - Спасите! - взмолился мужчина. - Я Барон де Овиор, хозяин здешней земли. Эта сумасшедшая напала на меня!
   - Ратти?
   - Охота, - ответила она и показала на детей.
   - Мерзавец, - разъярился юноша. - И ты смеешь называть себя аристократом?
   - Они браконьеры!
   - Кто бы они ни были. Ты мог осудить и казнить их. Но загонять, как зверей... Я, Нив Гамир, вызываю тебя на смертельный поединок, - сказал юноша, кидая левую перчатку под ноги барону.
   - Я не приму вызов, - ответил он.
   - Тогда я просто убью тебя, - предупредил юноша.
   Барону не оставалось ничего другого, как спрыгнуть с лошади и принять бой. Конечно, у него мелькнула мысль, попытаться сбежать, но... Он видел сколь мастерски метает кинжалы девушка и не сомневался, что она не промахнётся. После всего произошедшего Ратти приводила его в ужас. Намного больший, чем рыцарь бросивший ему вызов.
   - Нив? - не поняла девушка.
   - Ратти, пожалуйста, не вмешивайся, - попросил он.
   Несколько секунд она размышляла и юноша даже решил, будто откажется, но Ратти лишь согласно опустила голову и сказала:
   - Хорошо.
   Нив достал меч и сделал несколько пробных взмахов, разминая мускулы. Если бы не лечение девушки, он ещё неделю не смог бы сражаться. Рана была пусть и неглубокой, но очень болезненной. Благодаря Ратти она уже полностью затянулась, оставив довольно неприметный шрам на плече.
   Барон тоже достал своё оружие, но атаковать не спешил, присматриваясь к сопернику. Несмотря на проведённые в праздности годы и давно отвыкшее от тренировок тело он оставался опасным противником. В молодости Овиор участвовал в довольно нескольких пограничных схватках и даже двухлетней войне с варварами.
   Нив же кинулся в сражение без раздумий. Подлость, барона вывела его из себя. Но, несмотря на юность, ярость не затуманивала его разум, а лишь придавала сил. Вопреки тому, что внутри у Нива всё кипело на поединке это не сказывалось. Он расчётливо наносил удары, которые барон вначале легко, а потом с большим трудом парировал. Дважды Овиор пытался контратаковать и вторая попытка стоила ему жизни. Не обращая внимания на полученный удар в не защищённую перчаткой руку, юноше удалось ответным выпадом сбить барона с ног. Возможность подняться он ему не предоставил. В конце концов, это схватка на смерть, а не поединок на турнире. Нив поднял меч и с силой опустил на голову беспомощного противника...
   - Ты убить?! - ужаснулась Ратти.
   - Да, - ответил, не понимая в чём дело Нив. - Это была честная схватка один на один. У нас достаточно свидетелей, которые подтвердят это.
   - Ты его убить, - всё ещё неверяще повторила девушка.
   - Можете возвращаться в замок, - приказал рыцарь раненым охранникам.
   - Но как же барон? - воспротивился начальник.
   - Заберите тело с собой. И советую не распространяться насчёт обстоятельств его гибели. Охота на людей уже две сотни лет, как под запретом.
   "Так что официальных обвинений в убийстве можно не опасаться, - добавил про себя юноша. А попыток отомстить родственниками барона, если они и произойдут, он не боялся".
   - Вы в порядке? - поинтересовался он у спасённых.
   - В-всё хорошо, - поклонился мальчик, выступая вперёд и заслоняя собой подружку.
   - Не бойся, я отведу тебя домой.
   Подросток поднял голову и посмотрел в глаза Ниву:
   - Нас всё равно не оставят в покое.
   "Да, свидетелей, скорее всего уберут из мести или опасения, что те могут рассказать о "невинных" забавах барона, - согласился Нив".
   - Тогда поехали со мной. В моём замке найдётся место умелому конюху и служанке.
   - А оруженосцу?
   - Ну ты и наглец. Даже не верится, что только, что в шаге от смерти был. Мне это нравится. Возможно и оруженосцу. Всё будет зависеть от тебя.
   - Я согласен господин.
   - Надо предупредить твоих родителей.
   - У нас с сестрой никого нет, - покачал головой паренёк.
   -Тогда решено, - Нив оставил детей приходить в себя и подошёл к девушке:
   - Ратти?
   - Прости. Человек убить. Я никогда не видеть.
   - Если ты хочешь жить в этом мире, тебе придётся к этому привыкнуть, - жёстко заметил юноша. - Пошли. Не стоит здесь задерживаться. После устроенного тобой на нас вряд ли нападут. Но, лучше не рисковать. К тому же, из замка может выехать отряд рыцарей и нам тогда точно не поздоровится.
  
   ***
  
   Этот день она не забудет никогда. Впервые Мивер выиграл соревнование в деревне. А ведь он был намного младше своих соперников. Розван просто не находил себе места от счастья, бродил от одного дома к другому и рассказывал всем, какой у него умелый сын. Как будто, кто-то из односельчан мог пропустить ежегодный праздник. Ратти занималась тем же самым. Только хвалилась не перед взрослыми, а перед ровесниками. Один лишь Мивер отнёсся к своей победе вполне равнодушно. Будто так и должно быть. Вернее он выглядел даже расстроенным. Так как победил в схватках на оружии, а в рукопашных занял лишь второе место. Он только пообещал, что в следующий раз выиграет в обеих дисциплинах и заперся в своей комнате. Несмотря на полученные раны, вечером Мивер приступил к тренировкам. Ратти не понимала, как можно выиграть турнир и не радоваться этому. Зачем же тогда становиться сильным? Зачем тренироваться изо дня в день?
  
   Глава четвёртая
  
   Вскоре карета добралась до замка. По пути принцесса высадила Илейн с девочкой, которые собирались ещё немного побродить по городу. Эвелена тут же отправилась к себе в сопровождении Мивера и Арины.
   Только когда принцесса оказалась в своих покоях она принялась расспрашивать спасённую.
   - Рассказывай, кто ты, откуда и как оказалась в цирке? - приказала она.
   Крылатая девушка замялась, посмотрела на Мивера, открыла рот, но так ничего и не произнесла.
   - Ну же, я жду, - поторопила её Эвелена, но девушка оставалась безмолвна.
   - В чём дело? Ты не хочешь рассказывать о себе?
   Арин замотала головой.
   - Или может тебя смущает Мивер?
   Девушка снова посмотрела на юношу и тут же испуганно опустила взгляд.
   - Понятно, Мивер выйди пожалуйста.
   - Но принцесса, я бы не хотел оставлять вас одних.
   - Ерунда. Посмотри на неё. Она трясётся от страха. Неужели, ты думаешь, она причинит мне вред.
   - Возможно, - хладнокровно ответил юноша, не двигаясь с места.
   - Понятно, - голосом, не предвещающим упрямцу ничего хорошего, произнесла девушка. - Тогда ответь на один вопрос. Кто из нас принцесса?
   Мивер поклонился и вышел за дверь, внутренне негодуя. Если с Эвеленой что-то случится он ей этого никогда не простит! А главное, он не простит этого себе. Почему, ну почему, она так неосторожна?!
   "Как же я устала от этого! - вздохнула про себя принцесса. - Я люблю Мивера, но иногда он бывает невыносим. Я не могу, просто не могу, после стольких лет проведённых в одиночестве, постоянно быть рядом с другим человеком. Начинаю уставать, злиться без причины. Мне необходимо, хоть недолго, отдыхать от общества. Тем более, одно дело, когда это безликий охранник, который тебя не заботит и другое, самый близкий человек на свете".
   Минут через двадцать Миверу милостиво разрешили вернуться. Эвелена отвела недовольного юношу в сторону и коротко рассказала ему об услышанном.
   Родилась Арина в горах, где обитали её предки. Из-за чрезмерного любопытства она, когда ей было десять лет, попалась на глаза контрабандистам, которые и продали её цирку. Вот и вся история. О том, каким унижениям подвергалась все эти годы, (девушке, к слову, недавно исполнилось семнадцать) Эвелена умолчала. Сказала лишь, что с тех пор Арина боится мужчин. И ещё добавила, что уже послала стражу арестовать распорядителя цирка и его помощников.
   - Твои крылья, - попросил Мивер, предусмотрительно не приближаясь. - Можно посмотреть на них?
   Арина робко кивнула и повернулась спиной.
   - Можешь их расправить?
   Девушка покачала головой.
   - Ты когда-нибудь их использовала? - снова спросил юноша, подходя ближе.
   - Не-т.
   - Они слишком слабые, - сказал Мивер, осторожно дотрагиваясь до них. Арина вздрогнула.
   - Не бойся я врач и не причиню тебе вреда, - пообещал юноша, используя внутреннюю силу для осмотра.
   Крылья находились в плачевном состоянии. Мало того, что их никогда не применяли, но большую часть времени они лежали сложенными. Кроме того их уже несколько раз ломали.
   - Откуда эти травмы? - поинтересовался юноша.
   - Хозяин привязывал к ним верёвки, чтобы расправлять на публике.
   Мивер задумался и наконец сказал:
   - Думаю я смогу залечить раны и даже укрепить крылья. Но тебе придётся очень долго с ними работать, чтобы суметь полететь.
   - Спасибо, - со слезами на глазах, повернулась Арин и тут же отшатнулась. Страх перед мужчинами давал о себе знать.
   - Ложись на кровать я займусь лечением.
   - Мивер, - тихо спросила Эвелена, подзывая его к себе.
   - Да?
   - Ты ведь соврал. Она уже никогда не сможет летать.
   - Скорее всего.
   - Ты всё ещё не умеешь обманывать. Но, начинаешь учиться, - похвалила принцесса.
   Арин пришлось снять платье со специальными разрезами для крыльев, чтобы юноша мог приступить к лечению. Несмотря на то, что девушка боялась мужчин, собственной наготы она не особо стеснялась. Но тут уже сказала веское слово Эвелена - потребовала, чтобы Мивер отвернулся. Наконец, юноше позволили приступить к работе.
   - Знаешь, я бы очень хотел поговорить с распорядителем, когда его приведут, - не сдержался он.
   Спина Арин оказалась вся в шрамах и синяках. Хватало и свежих и заживших ран. Девушку на протяжении долгого времени постоянно избивали.
   - Я предоставлю тебе такую возможность, - обнадёжила его принцесса.
   Мивер закрыл глаза и сосредоточился на потоках силы. Спину он сможет вылечить. Все шрамы убрать будет не просто, но он справится. Крылья - это намного тяжелей. Ему никогда не приходилось их лечить. Кроме того структура в них в сотни раз сложней, чем в теле. Там располагался второй центр энергии, которой большая часть его расы лишилась. Он, до встречи с девушкой, считал, что без крыльев остались все. А слухи о том, что часть первого народа мира отказалась расставаться с крыльями, считал легендой. И вот эта легенда сидит перед ним с зелёными глазами, рыжими, спутанными волосами и слегка вздёрнутым носом.
   - Всё, - устало откинулся назад юноша. - Завтра продолжим.
   - Спасибо, - поблагодарила Арин.
   - Мне надо отдохнуть, - заметил Мивер. Вечером я хочу отправиться в больницу, а резерв почти пуст. Твой организм забирает силу с невероятной скоростью.
   - Простите, - смутилась она.
   - Всё в порядке, это не твоя вина.
   Эвелена с охранником оставили спасённую в гостевой комнате. Уже за дверью Мивер поинтересовался:
   - Что ты собираешься с ней делать?
   - Ещё не знаю. Я просто хотела спасти её.
   - Думаю, дядя Илейн больше людей не примет, - с сомнением протянул он.
   - Может быть я смогу устроить её служанкой во дворце. Или даже своей фрейлиной? Конечно, для этого нужно аристократическое происхождение. Но, девушка с крыльями - звучит достаточно экзотично, чтобы сойти за дворцовую экстравагантность. К тому же, у меня сейчас такая позиция, что слухи мне не особо повредят. Один слух, про стража с которым я сплю, затмевает все остальные.
   Юноша тактично промолчал насчёт последней фразы принцессы.
  
   ***
  
   Этой ночью Эвелена и Мивер через потайной ход покинули покои принцессы. Днём они получили изготовленный доверенным волшебником Викельсона амулет. По словам лорда он был в состоянии преодолеть защитные заклинания стражи и погрузить их в сон. Хотя, полной уверенности в этом у тайного советника принцессы не было. Так как проверялся он всего лишь на одном, украденном из дворца талисмане. Всё зависело от того, сколько человек будет сторожить вход в покои короля. С тремя, амулет справится без проблем. С пятью, возможно. Но, если их будет больше семи, то он на всех не подействует.
   Лорд советовал воспользоваться амулетом во время праздников, тогда часть охраны, наверняка будет отвлечена другими обязанностями, считал он. Эвелена, решила, что откладывать на потом не стоит и предложила Миверу пойти к отцу в день открытия. Юноша согласился.
   Минут двадцать понадобилось им, чтобы избегая стражи, добраться до дверей, ведущих к королевским комнатам. Если бы не острый слух Мивера, заранее предупреждавший его об опасности их бы обнаружили почти сразу, после того, как они отправились в путь.
   Юноша осторожно выглянул из-за угла. У массивной двери преграждающий вход к правителю Мереина дежурило шесть охранников.
   Мивер пальцами показал количество стражей принцессе и вопросительно посмотрел на неё. Она кивнула в ответ и активировала амулет, который держала в правой руке. Минут пять ничего не происходило. Затем четверо охранников упали один за другим.
   Но на двоих заклинание подействовало не сразу. Один из них успел сломать талисман вызывающий охрану.
   - Уходим, - дрожащим от досады голосом, приказала Эвелена.
   С помощью Мивера, удачи и преимущества во времени им удалось скрыться незамеченными.
   - Будь всё проклято! - бушевала в своей комнате принцесса. - Мы были так близко.
   Мивер молчал. Юноша дожидался пока принцесса успокоится. Правда, ждать этого пришлось довольно долго.
   Два последующих дня, несмотря на празднования, Эвелена находилась в прескверном настроении. Лишь, после того, как девушка на третий день получила весточку от Викельсона в ответ на своё письмо, она немного успокоилась. Лорд просил прощения за произошедшее и сообщил о том, что ему удалось наткнуться на весьма интересные сведения о потайном ходе, ведущем из дворцового парка в спальню короля. К сожалению, информация была не проверенной, поэтому он просил время, чтобы узнать больше.
  
   ***
  
   Прошла неделя с момента спасения Арин. Ровно столько дней понадобилось Миверу, чтобы закончить лечение, в конце которого девушка оказалась в состоянии самостоятельно расправить крылья. И даже слегка помахать ими. Одновременно с исцелением Арин закончились праздники в столице.
   - Продолжай упражняться и однажды ты сможешь полететь, - утаивая, что вероятность этого не слишком велика, обнадёжил её Мивер.
   - Спасибо, - низко полонилась она. - Я раньше и не представляла, что бывают такие добрые люди.
   Юноша отвернулся к окну.
   - Я, не совсем человек, - тихо пробормотал он. - Странно, когда я покинул деревню, я хотел, чтобы меня считали человеком. Но, чем больше узнаю людей, тем меньше мне этого хочется.
   - Что вы сказали?
   - Ничего, это я о своём. Не все люди добрые, не все, злые. И обращайся ко мне на ты, я ведь просил.
   - Постараюсь.
   - Ну как себя чувствует наша больная? - поинтересовалась вошедшая в приёмную Эвелена. Принцесса была занята в своём кабинете с бумагами пришедшими из принадлежащей ей провинции.
   - Всё в порядке.
   - Это хорошо. Я предупредила Селену и со следующего утра ты можешь приступать к исполнению своих обязанностей, как моя новая фрейлина.
   - Ваше Высочество, я не знаю, как вас благодарить.
   - Не знаешь, не благодари, - пошутила Эвелена. - Могу я в конце концов, совершить добрый поступок просто так? Принцесса я или нет? Жаль только, что твой распорядитель вместе с подельниками сбежали сразу же, как мы покинули цирк. Я бы с ним с удовольствием пообщалась. В любом случае, не волнуйся. В замок никому из них не попасть. Здесь ты в полной безопасности, - в отличие от меня, добавила она мысленно.
  
   ***
  
   На утро пятого дня со встречи Ратти и Гамира путники добрались до Винленса. Всё это время девушка оставалась довольно холодна с Нивом, разговаривая с ним лишь во время обучения языку. Ратти всё ещё не могла поверить, что человек рядом с ней недавно убил другого. Убил и не испытывает совершенно никаких угрызений совести.
   Большую часть дня она посвящала спасённым подросткам, расспрашивала их о жизни в деревне.
   По вечерам девушка тренировалась с оружием. Увидевший это чудо Рорн, слёзно умолял её взять его в ученики, но Ратти отказала, заметив, что её цель не в этом.
   - А в чём же тогда твоя цель? - не выдержал Нив.
   - Я найти человека, должна, - сказала она.
   - Своего возлюбленного? - мрачно поинтересовался рыцарь.
   - Брата, - отрезала Ратти.
   - Он потерялся? - тут же сменив тон, участливо спросил юноша.
   - Он сбежать. Я должна его найти.
   - Я помогу. Ты знаешь, куда он направился?
   - Нет.
   - Но как ты собираешься его найти? Мереин большое королевство.
   - Я его чувствую.
   - Значит всё-таки волшебница. Или богиня? - прошептал рыцарь. - И как далеко он?
   - Не знаю. Но мы двигаться правильно.
   Столица провинции встретила путников въездной пошлиной, шумом, суетой и мелким противным дождём. Рыцарь поспешил добраться до ближайшего постоялого двора.
   В таверне "Приятный вечер" было тепло и чисто. В основном в ней останавливались приезжие, большей частью купцы, хотя в нижний зал забегали и горожане пропустить кружечку другую. Конечно, благодаря полученному от деда кошельку с золотом Нив мог позволить себе и более дорогое заведение, но меньше всего юноша хотел встречаться с кем-либо из представителей аристократии. Гамиру передалась нелюбовь своего воспитателя к ним в полной мере.
   - Нив, зачем ты ехать на восток королевства, - поинтересовалась Ратти, когда они спустились к обеду. За столиком накрытом на пятерых собралась вся небольшая компания. Конечно, оруженосцам в обычных условиях не дозволено сидеть за одним столом с господином, не говоря уже о пришлых подростках. Но в походных условиях это правило не считалось обязательным к исполнению. Благодаря урокам общего языка девушка уже неплохо разбиралась в обычаях, географии, истории королевства и слегка в законах.
   - Желание деда. Раньше существовал обычай, что рыцарь считался совершеннолетним только если он в одиночку проехал королевство с запада на восток. И с севера на юг. Искореняя несправедливость повсюду, где её видит. Как только я это сделаю, всё состояние рода перейдёт ко мне.
   - А оруженосец?
   - Оруженосец не в счёт. Он является неотъемлемой частью любого рыцаря.
   - А я?
   - Ты... - обращения на вы девушка не терпела, чем в начале общения сильно удивила юношу. - Ну... рыцарь может спасти прекрасную девушку.
   Нив покраснел и замялся, так как это именно его спасала "беззащитная" девушка.
   - Понятно, - протянула, многозначительно смотря на него Ратти.
   - Я сейчас направляюсь в поместье, - поспешил сменить тему юноша. Отчитаюсь перед дедом, отдохну и отправлюсь в путь. Запад с востоком осилены. Остались юг и север.
   Рыцарю было не слишком приятно, то что он не справился с тяготами пути в одиночку, но его обрадовал вопрос и интерес Ратти. До этого она не спрашивала о нём почти ничего. Будто ей было всё равно.
   - Ты отправишься со мной? - спросил он.
   - Пока пути не разойдутся, - равнодушно ответила девушка.
   "Могло быть и хуже, - с горечью подумал он. - Удивительно, что она ещё не покинула такого бесполезного защитника, как я".
   - Ты всё ещё обижаешься из-за барона?
   - Ты убил человека.
   - А что мне надо было сделать? Проехать мимо, чтобы он мог устраивать свои охоты и убивать людей? Я рыцарь. Если я вижу несправедливость я должен устранить её. Меня таким воспитал дед. Я не могу и не умею лечить души. Мне бы не удалось переубедить барона, чтобы он отказался от своих привычек. Я не священник. Если бы я обратился в королевский суд, дело затянулось бы на несколько лет и всё закончилось бы деньгами скорее всего. Я убил барона не потому, что хотел. Просто, то что он делал, нужно было прекратить. И всё. И не надо говорить, что он человек, я это прекрасно знаю. Если ты считаешь, что после произошедшего больше не можешь путешествовать со мной, то просто скажи.
   - Я не знать, что говорить, - неуверенно ответила Ратти. - Я не всё понимать и мне нужно думать.
   - Прости, что вспылил, - смутился юноша. Обида на непонятное поведение девушки заставила сказать его намного больше, чем Нив намеревался.
  
   ***
  
   Мивер часто надолго пропадал в проклятом лесу. Несмотря на то, что это часть тренировки, Ратти сильно расстраивалась, так как хотела, чтобы он это время проводил с ней. Когда ей исполнилось четырнадцать она отправилась вслед за ним. Девочка всегда ощущала мысленную связь с братом и могла найти его где угодно. Самое удивительное, что Мивер этой способностью не обладал.
   Идти за ним пришлось довольно долго по опасным местам. Ратти и не представляла, что брат углубляется в лес настолько далеко. Страх с каждым шагом охватывал её всё сильней и сильней.Только благодаря врождённому упрямству девочка не повернула назад. Наконец каким-то чудом она добралась до ужасной поляны в середине которой возвышался столб. Одного взгляда на того, кто был прикован к нему хватило, чтобы привести девочку в ужас. Ратти не разбирая дороги побежала прочь, зарекаясь, ещё когда-либо следить за Мивером, если выберется из проклятого места живой.
   Только спустя несколько часов девочка смогла немного успокоиться и привести мысли в порядок. Из леса она вернулась с твёрдым намерением уговорить брата больше не ходить к этому страшному месту. Но, когда Ратти завела об этом разговор Мивер лишь провёл рукой по её волосам и попросил не забивать голову. Ни просьбы, ни мольбы девочки не смогли поколебать его решения.
  
   Глава пятая
  
   - У нас есть поддержка трёх лордов, - ходила по рабочему кабинету Эвелена и в десятый раз рассказывала ситуацию Миверу. Юноша не возражал. Находившейся в таком состоянии принцессе возражать было опасно. - Благодаря Ваолентайну, мы получим в нужный момент поддержку его друга барона де Плюсси. Если нас поддержит ещё хотя бы один лорд, то мы окажемся в равной ситуации с братом. У него есть голоса троих лордов и я ничего не знаю, про договорённости с теми, кто ещё не определился. Мне бы его шпионскую сеть.
   Девушка вздохнула.
   - Значит нам нужен ещё один лорд, - осторожно заметил Мивер.
   - Нам нужны все лорды! Но надо перетянуть на свою сторону ещё хотя бы одного, чтобы затея с борьбой не выглядела самоубийством.
   - И с кого ты хочешь начать?
   - Я не знаю. Просто не знаю. Ничего не приходит в голову. Наверное, мне стоит посоветоваться с одним человеком...
  
   ***
  
   Ночью Мивер, сменивший форму стража, на обычный костюм и переодетая служанкой принцесса покинули замок с чёрного хода и отправились к особняку Викельсона.
   Несмотря на то, что принцесса не предупреждала о своём визите, перед зданием их встретил предупредительный слуга и провёл потайным путём в покои лорда. Правда, внутрь он пропустил только Эвелену, попросив Мивера подождать снаружи.
   - Я ждал вас, Ваше Высочество, - сказал старик. Он как и в первую встречу расположился в кресле перед камином. - Не люблю зиму. Мои больные кости постоянно мёрзнут, - пожаловался Викельсон.
   - Лорд, мне необходим ваш совет.
   - Какой я лорд? - вздохнул он. - Я ведь уже пять лет, как покинул совет, по состоянию здоровья. Один лишь титул остался.
   - Тем не менее, я уверена у вас есть влияние на совет.
   - Возможно, - уклончиво ответил старик.
   - Мне нужна помощь.
   - Так совет или помощь?
   - И то, и другое.
   - Я уже задействовал все связи, чтобы вы получили поддержку сомневающихся, - улыбнулся он.
   - Спасибо, Рол.
   - Я рад, что вы решили вступить в борьбу. Чувствуется кровь королевской семьи.
   - Мне нужен ещё один лорд. Не сомневающийся, а полностью поддерживающий меня.
   - Это будет сложно.
   - Я знаю.
   Викельсон задумался.
   - Барон Ден Нерв.
   - Но варвары...
   - Если вы решите его проблему с варварами, деньгами или людьми, он будет ваш до гроба.
   - Понимаю. Но у меня мало денег.
   - У вас есть собственная провинция, пусть и небольшая. Можно собрать оттуда людей по воинской повинности. И отправить на границу с варварами.
   - Думаете это решит его проблему?
   - Во всяком случае покажет, вашу поддержку. И то, что став королевой вы не оставите его без помощи.
   - Не уверена, что смогу набрать людей. Совет воспротивиться.
   - Если ставить его в известность то да. А, если сделать вид, что вы просто отправляетесь в свой замок отдохнуть и начать действовать уже оттуда они не успеют помешать.
   - Возможно. Только покинуть столицу будет непросто. Игвор следит за каждым моим шагом. И не позволит уехать.
   - Придётся найти способ. В любом случае я могу лишь советовать. Решение принимаете вы.
  
   ***
  
   - Ты уверена, что хочешь ехать? - спросил Мивер, когда они вернулись в замок и заперлись в покоях принцессы. Эвелена поведала ему суть разговора с лордом Викельсоном и теперь они вместе обсуждали возможность побега.
   - Мне кажется я должна. В большей опасности, чем во дворце, я всё равно не буду... Мне кажется.
   - Возможно, это ошибка. А если твой отец умрёт?
   - Тогда я не успею вернуться и меня либо убьют, либо запрут в монастыре, либо выдадут замуж, и отправят куда-нибудь подальше.
   - Мне это не нравится.
   - Мне тоже, - вздохнула девушка. - И всё же я думаю стоит рискнуть. В случае удачи на моей стороне окажется ещё один лорд. Тогда мы сыграем с братом на равных.
   - Это не игра, - покачал головой юноша.
   - Знаю, знаю, просто неудачно выразилась, - виновато улыбнулась принцесса.
   - Значит ты твёрдо решила ехать, - с сомнением в голосе переспросил Мивер.
   - Да.
   - Тогда надо обдумать, как покинуть столицу. Из города ведут четыре выхода. Южный, северный, восточный и западный, - задумчиво протянул он. - Давай просто переоденем тебя и всё.
   - Не выйдёт. У каждого стража есть амулет, который кроме всего прочего ещё и реагирует на кровь членов королевской семьи.
   - Взятка? - за время проведённое в большом мире Мивер уже успел узнать об этом слове и о том, сколько пользы оно может принести, если умело использовать.
   - Тут нужны большие деньги, - вздохнула девушка. - Да и о стражнике надо узнать побольше. Вдруг откажется?
   - Тогда что?
   - Не знаю. Если бы как-то закрыть меня от амулетов. Послушай, ты ведь владеешь магией, может быть сможешь обмануть амулет?
   - Нет. Прости, - покачал головой юноша. - Не зная принципов по каким этот амулет действует, я не справлюсь. И даже зная... Я не очень хорошо оперирую внешней силой, только внутренней.
   - Тогда получается, нам нужен волшебник. Достаточно сильный, чтобы изготовил скрывающий мою кровь предмет, но при этом верный.
   - Это будет непросто, - задумался Мивер.
   - Придворный маг отпадает сразу. Я не уверена в его лояльности. Нанимать в городе опасно. Он ведь поймёт с кем имеет дело. Да и не столь они сильны.
   - Тогда может...
   - Что?
   - Лорд Ваолентайн. У него есть личный маг. Он не смог спасти лорду жизнь, после ранения и благодарен мне за помощь. Кроме того Ваолентайн на нашей стороне и тоже хотел бы вернуть услугу. Хотя не понимаю, как можно возвращать долг за жизнь? И как можно, что-либо за это требовать. Вполне нормально, что один человек помогает другому.
   - Лорд Ваолентайн, - Эвелена задумалась. - А почему бы и нет! Надо послать ему приглашение.
  
   ***
  
   С Ваолентайном, который навестил принцессу на следующий день, удалось легко договориться. Правда, он попросил, чтобы к военной компании привлекли и его. Эвелена согласилась.
   Война не нравилась Миверу. Он всё ещё не до конца в неё верил, во всяком случае не мог принять сердцем, что такое возможно. Поэтому юноша хотел, разобраться на месте в причинах конфликта и любой ценой остановить это сумасшествие.
   Волшебник приступил к созданию амулета в тот же день. Лорд не поленился вновь прибыть во дворец, чтобы сообщить детали. Работа займёт не меньше недели. И на последней стадии обязательно присутствие принцессы. Иначе ничего не получится. К тому же, Эвелене придётся навестить дом Ваолентайна в столице, так как менять место изготовления амулета ни в коем случае нельзя, пока он не будет готов.
   Это время принцесса решила использовать на подготовку к поездке. Неожиданно для себя, Мивер столкнулся с весьма сложной проблемой: Как сообщить Илейн о том, что он уезжает?
   Промолчать было бы некрасиво, да и не по мужски. Но, юноша заранее представлял, какой скандал закатит девушка, когда узнает, и ему становилось не по себе. И всё же, два дня спустя, он собрался с силами и в сопровождении Эвелены, отправился к дому Гована. Первой юношу встретила, как всегда, Лилен.
   Девочка с радостным криком повисла у него на шее. Мивер не совсем понимал, почему она его так любит. Ведь он на самом деле уделяет ей очень мало внимания. Если бы не помощь Илейн и её дяди он бы не справился. Плохой из него вышел отец. Но малышка всё равно души в нём не чаяла и он не имел права разочаровывать её.
   - Привет, Лил, - погладил по голове её Мивер.
   - Ты надолго? - тут же поинтересовалась девочка, отпуская юношу.
   - До вечера, - сказал он.
   - А дома только Илейн. Она вернулась с дежурства и сейчас спит.
   - Тогда мы подождём, пока она проснётся, - улыбнулась принцесса.
   - Или зайдём в другой раз, - робко заметил юноша.
   - Мивер? - вопросительно приподняла левую бровь Эвелена.
   - Я... Просто... Пошутил, - смутился он.
   - Пройдёт ещё немало времени прежде чем ты научишься шутить, - вздохнула девушка.
   - Пошли поиграем, - схватив Мивера за руку, предложила Лилен.
   К удивлению принцессы, игра заключалась в том, что девочка демонстрировала то, чему её обучил Гован и просила показать что-нибудь новое. Мивер не отказывался. Вначале он сделал несколько простейших стоек, а потом вошёл во вкус и занялся разминкой. В его исполнении зрелище завораживало. Несмотря на то, что принцесса не раз видела, как Мивер тренируется, она всё равно увлеклась настолько, что не заметила появление Илейн.
   - Мне кажется или ты и вправду с каждым разом двигаешься всё быстрей? - поинтересовалась наёмница.
   - Возможно, - сказал юноша, останавливаясь. - Хотя скорее всего это потому, что я разминался без дополнительного груза.
   Илейн покачала головой.
   - Ты не перестаёшь меня удивлять. Есть ли вообще что-либо, чего ты боишься или не можешь справиться.
   - Есть, - уверенно заявила Эвелена.
   - И что же? - удивилась наёмница.
   - Разгневанная Илейн, - улыбнулась принцесса и сказала. - Мы с Лилен пойдём в дом, чувствую вам есть о чём поговорить. И Мивер...
   - Да?
   - Не забудь рассказать о себе. Ты ведь обещал.
   Юноша тяжко вздохнул, перевёл взгляд на ничего не понимающую Илейн и понял, что разговор будет долгим. Поэтому он предложил присесть. Они устроились на скамейке перед входом и Мивер начал свой рассказ...
  
   ***
  
   Историю о происхождении юноши она восприняла весьма равнодушно, лишь сказала, что нечто в таком роде и предполагала. Так как Мивер совсем не похож на обычных людей. После чего ошарашила юношу известием, что отправляется с ним. На его возражения она не обратила ни малейшего внимания. Также не помогла попытка притвориться глухим и Миверу не удалось сбежать. В конце концов, он заявил, что последнее слово за принцессой, надеясь, что та образумит девушку. Но... Эвелена лишь обрадовалась решению Илейн.
   Мивер понял, что проиграл и смирился. На последний вопрос, а как же Лилен? Ответил вернувшийся дядя Гован. Он пообещал присмотреть за девочкой в их отсутствие. Под клятвенное обещание вернуться и привести ей настоящий меч, малышка милостиво отпустила Мивера и Илейн в путешествие.
  
   ***
  
   Миновать ворота, на удивление, оказалось довольно легко. Амулет сработал и Эвелена в карете лорда Ваолентайна, не побоявшегося риска оказаться сообщником, если обман раскроется, беспрепятственно выехала из столицы королевства. Внутри сидело трое: Мивер, принцесса и Илейн. Кроме того их сопровождал эскорт из десяти человек, который должен был присоединиться позже. Сам лорд обещал отправиться в путь дня чрез два, так как ему необходимо было время, чтобы привести свои дела в порядок.
   Погода по мере приближения к Винору, провинции принадлежащей принцессе, становилась всё лучше. Создавалось впечатление, что путники из зимы приехали в весну. Располагалась она в трех днях пути к югу от столицы. Без особых приключений они добрались до подаренного королём замка во владениях Эвелены. Всё это время во дворце Селена говорила, что принцесса в своих покоях и ей нездоровится.
  
   ***
  
   - Итак, она покинула Луан, - тяжело вздохнул Игвор, читая донесение шпиона. - Когда же эта девчонка наиграется? С другой стороны, чем дальше от дворца тем лучше. Если отец умрёт сейчас, то даже если он назовёт её имя, трон ей будет получить крайне сложно. Посмотрим, что она предпримет.
   - Вы не собираетесь ничего делать по этому поводу? - спросила леди Вион, нынешняя фаворитка принца. У него была привычка, о которой многие знали, менять дам сердца раз в два-три месяца. Тем не менее, девушки, всё равно спешили раскрыть свои объятия наследнику престола. Ведь каждая была уверена, что именно с ней такого не произойдёт. Уж она то сумеет удержать ветреного принца. Тем большее они испытывали удивление, когда Игвор оставлял их с букетом цветов, дорогим подарком и обещанием никогда не забывать, ради следующей красотки.
   - А зачем? Я ведь не могу связать её по рукам и ногам. Пусть действует. Всё равно главные события разворачиваются в столице. А в провинции она застрянет надолго.
   Конечно, ничего тайного говорить леди Вион он не собирался. Игвор знал, что вскоре о его словах узнает весь двор. Так как красавица сообщит обо всём, по страшному секрету, своим подругам, те своим и так далее. В этот раз официальная позиция принца не отличалась от неофициальной. Чем дальше от столицы, тем безопаснее для Эвелены и тем, меньше её влияние на планы Игвора.
  
   ***
  
   Однажды Мивер участвовал в нионе - браке заключавшемся по договорённости между родителями. От самих детей в данном случае мало, что зависело. Конечно, родители обычно старались не вмешиваться в отношения своих отпрысков. Так что, этой традицией пользовались весьма редко. Но в случае с Мивером Розван решил поступить по своему. Так как несмотря на то, что ему вскоре должно было исполниться восемнадцать, юноша до сих пор ни разу не был увлечён особой противоположного пола. Более того, несмотря на частые попытки девушек завязать более тесное знакомство с ним, он оставался к ним весьма равнодушен. Вежливо отвечал на любые вопросы и никогда не заговаривал первым. Поэтому Розван и пошёл на такой шаг. Он прямо спросил Мивера влюблён ли тот в кого-либо и когда получил отрицательный ответ, отец объявил, что лично подберёт ему пару.
   Ратти чувствовала себя обманутой, она не хотела, чтобы её брат женился, не хотела делить его с кем-либо ещё.
  
   Глава шестая
  
   Замок принцессы находился подле небольшого городка Рива, на живописном холме. Выглядел он весьма привлекательно и издали казался воздушным. Изящные скульптуры украшали фасад, цветные стёкла играли всеми цветами радуги отражая солнечные лучи. Флюгера на башнях ярко блистали и вертелись повинуясь капризу ветра. В общем замок выглядел не неприступной крепостью, а местом для отдыха, которым он, собственно говоря и являлся.
   Карета беспрепятственно проехала через приветливо распахнутые ворота и остановилась у входа в замок.
   К ней тут же направился охранник:
   - Чем обязаны? - поинтересовался он.
   Дверца открылась, появилась Эвелена и он тут же упал на колени:
   - Ваше Высочество.
   - Пошлите за управляющим, - приказала принцесса.
   - Слушаюсь, - сказал страж, склонив голову и подавая знак своему товарищу у дверей. Тот поднялся, поклонился и побежал выполнять приказ.
   Следом за Эвеленой карету покинули Мивер с Илейн. Их эскорт остановился шагах в десяти позади, ожидая дальнейших указаний.
   - Ну как вам мой замок? - поинтересовалась Эвелена.
   - Очень красиво, - с восторгом заметил юноша. - Я с удовольствием изучил бы его.
   - Ещё успеешь, - улыбнулась Илейн. - У Мивера нездоровая страсть к постройкам. Когда мы с ним познакомились, его вообще от каменных строений оторвать нельзя было.
   - Да? Очень интересно, - задумчиво протянула принцесса.
   Их беседу прервало появление управляющего. Полного мужчины лет сорока. Его широкое лицо с пухлыми щёчками, хитро бегающими глазами и толстыми губами не вызывало доверия, но Мивер никогда не судил людей по первому впечатлению.
   - Ваше Высочество! Такая честь, - сказал он, преклоняя колени. Только неожиданно очень. Никто нас не известил. Поэтому ваши покои не готовы и комнаты для сопровождающих тоже.
   - Ничего Хоприн, мы подождём, - сказала принцесса, знаком разрешая ему подняться.
   - Конечно, конечно. Все слуги уже работают, не покладая рук. Если не возражаете, я вас оставлю, чтобы лично руководить ими. Если Ваше Высочество голодны с дороги мы накроем стол, но еды на всех не хватит и она недостойна королевского стола.
   - Не спеши. Мы подождём, пока комнаты будут готовы. Еда пусть будет готова к ужину.
   - Слушаюсь, моя госпожа, - управляющий поклонился.
   - Да вот ещё что: Я хочу, чтобы к завтрашнему утру ты подготовил все бумаги по провинции.
   - Но Ваше Высочество, вы ведь никогда этим не занимались? - побледнел он.
   - Никогда раньше, - отрезала Эвелена. - Свободен.
   Управляющий снова поклонился и поспешил прочь.
   - Сурово, - тихо заметила Илейн.
   - С ним по другому нельзя. Конечно, я уверена, что он ворует, но если не слишком много, это значения иметь не будет. Вот, если, окажется, что он не брал ни монетки, то я скорее всего сменю управляющего. Глупец на этом посту мне не нужен.
   - Разве быть честным глупо? - удивился Мивер.
   - В наше время да, - ответила принцесса.
   - Жаль, - вздохнул юноша.
   Через тридцать минут покои принцессы оказались готовы. Огонь в недавно зажжённом камине весело резвился перепрыгивая с одного полена на другое и распространяя вокруг себя тепло, которое постепенно прогоняло из комнаты сырость.
   Эвелена уставшая за время поездки тут же отправилась спать. Илейн, которой принцесса отвела роль своей сопровождающей, устроилась в одной из соседних комнат и тоже уснула. Мивер же занял пост перед входом в отведённое принцессе крыло. Три дня пути совершенно не ослабили его. Наоборот, после того, как он перестал тратить силу в больнице, чувствовал себя юноша на редкость хорошо. Хоть его и терзали угрызения совести, так как он оставил страдающих людей без лечения. Наверняка, кто-либо умрёт до его возвращения. Но... Как бы Мивер ни хотел спасти их жизни, принцесса оставалась для него намного важней.
  
   ***
  
   Ужин накрыли в малой зале. Чести присутствовать на нём удостоились, кроме разумеется принцессы, Илейн, Мивер, управляющий и командир эскорта, рыцарь Горв Ивон. Непринуждённой беседы, к сожалению не получилось. Эвелена, несмотря на дневной сон, всё ещё выглядела усталой. Илейн и Мивер хоть и общались, но не втягивая в разговор других. Управляющий волновался. Горв ел. Наконец, поужинав, принцесса похвалила повара и отправилась в свои покои.
   На следующий день Эвелена заперлась у себя в кабинете с собранными Хоприном отчётами. Миверу, надеявшемуся прогуляться по замку, пришлось расстаться с этой мыслью. Юноша не рисковал оставлять принцессу надолго, несмотря на то, что она уже не раз иронично заявляла, что уже большая девочка и может сама о себе позаботиться, хотя бы несколько часов. Мнение принцессы его в данном вопросе не интересовало.
   После долгого и довольно неприятного для него разговора, управляющий весь красный покинул её кабинет, радуясь тому, что его не уволили и не казнили.
   А утром следующего дня, наконец то сбылось желание Мивера - изучить замок. Эвелена проснувшись заявила, что дала Хоприну все необходимые указания и до приезда лорда Ваолентайна им больше делать нечего. Поэтому идею о небольшой прогулке она восприняла с радостью. Тем более девушка уже года два, как не была в этих местах. Вместе с Илейн они бродили по коридорам замка. Потом отправились в небольшой парк, слева от здания, который огибал живописное озеро.
   - Может искупаемся? - предложила наёмница.
   - Холодно, - заметила принцесса. - Хотя... я раньше часто здесь купалась, летом. Ты ведь вылечишь меня, если я заболею?
   - Обязательно, - уверенно ответил Мивер. - Но лучше не болей.
   - Не волнуйся, всё будет в порядке, - успокоила его принцесса.
   - Хорошо, - ответил юноша, скидывая куртку.
   - Мивер? - удивилась наёмница.
   - Да?
   - Неужели ты собираешься плавать вместе с нами?
   - Да.
   - С двумя голыми девушками, одна из которых принцесса?
   - Да.
   - Даже не мечтай! Будешь сторожить нашу одежду. И не дай бог, решишь подсматривать. Это будет последнее, что увидят твои глаза! - С этими словами девушка отправилась в кусты раздеваться. Следом за ней, кинув юноше ободряющий взгляд пошла Эвелена. Мивер вздохнул и снова накинул куртку. Потом немного подумал и начал собирать хворост. Девушки наверняка захотят согреться, когда вылезут из воды.
   За самим купанием юноша не подглядывал. Совсем. Он только следил, чтобы никто не причинил Илейн и Эвелене вред. Именно поэтому, он смотрел на резвящихся в воде девушек. Правда, делал он это весьма осторожно, так как угрозу наёмницы юноша воспринял довольно серьёзно.
   Десять минут спустя замёрзшие, но довольные они присоединились к юноше у жарко горящего костра. Принцесса укуталась в накидку, Илейн позаимствовала плащ у Мивера.
   Он ненадолго оставил их, чтобы искупаться самому. Конечно, в замке была и ванная с горячей водой, но по размерам она значительно уступала озеру. А то, что вода холодная, для юноши не играло особой роли. Вдоволь наплававшись он вернулся на берег. Принцесса с Илейн к тому времени уже обсохли и успели одеться. Мивер использовал силу, чтобы быстрее высушить своё тело. Так что уже через пять минут они отправились к одной из беседок парка, именно там принцесса утром приказала подать обед. В разгар которого приехал лорд Ваолентайн.
  
   ***
  
   Вечер они провели в кабинете принцессы. Ваолентайн предлагал планы кампании. Принцесса слушала, соглашалась, иногда спорила по отдельным вопросам. С собой лорд привёз двадцать воинов. Немного. Но все они были профессиональными военными, хорошо обученными и экипированными. Ваолентайн предложил сделать десяток из них инструкторами и командирами новичков. В любом случае он настаивал на том, что собранных крестьян придётся обучать владению оружием. Иначе от них не будет никакой пользы. Несмотря на то, что Эвелена с ним соглашалась, девушка всё равно жалела о потраченном времени и интересовалась, нельзя ли как-то ускорить процесс.
   В результате приняли план к действию, при котором после набора новичков сразу же ведут к южной границе, но медленно, по пути вколачивая воинскую науку. Конечно, этого не хватит, чтобы научить их хоть чему-то, поэтому по прибытию, крестьян ещё месяц будут обучать неподалёку от границы и только после этого пошлют их на её охрану.
   Мивер во время обсуждения в основном молчал. Он плохо представлял, что такое война и как её ведут. И, говоря откровенно, он совсем не хотел узнавать о ней больше. Но с судьбой не поспоришь...
   Правда когда Эвелена заявила, что будет лично участвовать в подготовке, юноша хотел возразить, но его опередил Ваолентайн:
   - Ваше Высочество, это очень опасно, - горячо произнёс лорд. - У нас будет от силы человек сто, совершенно необученных. Наследница престола не должна так рисковать собой.
   - Возможная наследница, - поправила его принцесса, посмотрела на Мивера и добавила. - Ты ведь защитишь меня?
   - Конечно. От всего на свете, - покорно согласился юноша. - Но, если их будет много, не разумнее ли остаться здесь или в замке Барона Ден Нерва? И издалека руководить всем.
   - Разумнее. Но я устала поступать так как надо. Я хочу поступать, как мне хочется, - фыркнула девушка. - К тому же, мы ведь не будем участвовать в боевых действиях. Наша задача защита границы.
   - На которой весьма неспокойно, - добавил лорд.
   - Пусть так. Я приняла решение. В конце концов, брат участвовал в военных кампаниях и с ним ничего не случилось. Я не собираюсь ему ни в чём уступать.
   О том, что принц Игвор обучался военной тактике и стратегии, а также обращению с оружием с детства Ваолентайн предпочёл не говорить. Эвелена об этом и так прекрасно знала.
  
   ***
  
   В Винленсе Нив со спутниками провели целых три дня. Конечно, столь долго задерживаться там не входило в планы рыцаря. Но, присутствие девушки их немного изменило. Ратти с интересом изучала город и у рыцаря не поворачивался язык сказать, что им пора двигаться дальше. К тому же, он не особо спешил.
   Наконец они, покинули восточную столицу провинции и отправились в поместье деда Нива. Располагалось оно в двух неделях пути от столицы королевства. Юноша немного волновался насчёт того, как отнесётся предок к его спутнице. Кроме того, он не знал, захочет ли Ратти сопровождать его. Сейчас брат девушки, которого она искала находился на западе и они должны будут проехать рядом с жильём славного рода Гамир. И всё же им придётся сделать небольшой крюк.
  
   ***
  
   - Почему ты согласился на договорной брак? - поинтересовалась Наррин. Она вместе с Мивером прогуливалась по небольшой поляне рядом с деревней.
   - У меня не было причин для отказа, - равнодушно ответил юноша.
   - А я не могу найти причин для согласия, - вздохнула девушка.
   - Тогда почему ты согласилась на этот брак?
   - Возможно, я просто люблю тебя? Не приходила такая мысль тебе в голову?
   - Нет.
   - И правильно. Я дочь одного из старейшин. Ты самый сильный мужчина в деревне. Наши дети будут здоровыми и сильными. Вот и всё.
   - Не самая худшая причина, - спокойно заметил Мивер.
   - Тогда решено. Я буду всегда рядом, поддерживать, помогать, заботиться. Только помни, я не люблю тебя.
   - Я тоже не люблю тебя. Мне кажется я не умею любить и никогда не научусь этому.
   Подслушивавшая их беседу, в которой решалась судьба Мивера, Ратти сходила с ума от ревности. Меньше всего на свете она хотела делить брата с кем-либо.
   Свадьбу назначили на начало весны. Лучшее время, если верить Договору. Но за два месяца до обряда по желанию невесты её отменили. Почему, так и осталось для Мивера загадкой. В любом случае, он собирался покинуть деревню, до того, как свадьба состоится.
  
   Глава седьмая
  
   Всеми вопросами связанными со сбором войск занялся лично лорд Ваолентайн и управляющий. Через две недели девяносто два новичка были готовы выступить к южной границе.
   Принцесса нарядилась в подогнанные ей кузнецом доспехи с обновлёнными заклинаниями и... не смогла сдвинуться с места.
   - Мивер, помоги мне! - простонала она.
   - Что случилось?
   - Я не могу двигаться! Сними их скорей, пока я не задохнулась.
   Мивер, с помощью кузнеца помогли снять доспехи девушке.
   - Я и не представляла, что они такие тяжёлые, - часто дыша заметила принцесса.
   - Они необходимы для защиты, Ваше Высочество, - покачал головой кузнец.
   - Придётся изготовить другие. Более лёгкие.
   - Но они могут не выдержать удара стрелы, - осмелился возразить мастер.
   - В любом случае, я не собираюсь принимать участие в боевых действиях. Мивер без доспехов вполне комфортно себя чувствует.
   - Потому что я могу отбить стрелы мечом, - заметил юноша. - Как только научишься двигаться с моей скоростью, доспехи тебе не понадобятся. А до тех пор будешь ходить в этих.
   - Мивер?
   - Даже не пытайся спорить. Твоя безопасность превыше всего.
   - Тогда послушай меня. Я не могу двигаться в этих доспехах! - выделяя каждое слово, произнесла принцесса.
   - А без них я оставлю тебя в замке. Даже если придётся тебя связать.
   - Не стоит сориться, - поспешила вмешаться Илейн, видя, что страсти разгораются. - Может поговорить с волшебником лорда Ваолентайна? Он обновлял заклинания. Возможно, он сможет как-то уменьшить вес доспехов.
   - Хорошо, - немного подумав, согласилась Эвелена, сверля Мивера недовольным взглядом. Юноша её раздражение с достойной восхищения стойкостью игнорировал, Хотя, давалось это ему нелегко.
   Рамиусу, понадобилась целая ночь, чтобы облегчить ношу принцессы, но маг герцога со своей задачей справился. Поэтому они смогли, как и планировали, следующим утром отправиться в путь. Начинался второй месяц весны, погода оставалась приветлива, лишь изредка портя настроение путников коротким дождём, после которого почти всегда выглядывало солнце. Двигался отряд Эвелены весьма медленно. И потому, что насчитывал больше сотни человек и потому, что новички, под руководством инструкторов, на ходу пытались обучиться различным построениям. Кроме того, на привалах большая часть времени отводилась для их обучения. Вначале Эвелена злилась на Мивера из-за доспехов, но потом немного остыла и даже признала, что возможно, он прав. В конце концов, когда речь идёт о безопасности, лишняя осторожность не помешает. К тому же, она собиралась их одеть лишь в случае реальной опасности. Не думая о том, что если угроза будет внезапной, то облачиться в них девушка вряд ли успеет.
   Две недели спустя они прибыли к замку барона Ден Нэрва. Сам барон в сопровождении десятка всадников отправился встречать отряд принцессы, как только он оказался на его земле.
   Эвелена, конечно же заранее предупредила барона о подмоге. И, несмотря на то, что качества новых воинов и их количество оставляли желать лучшего, Ден Нерв всё равно радовался, как ребёнок. Что свидетельствовало о его, более чем плачевной, ситуации.
   Барон спешился, преклонил колени, и после разрешения подняться, тут же принялся рассказывать о положении дел:
   - Варвары совсем осмелели, - жаловался он, на пути к замку. - Не проходит и дня без набега. Они действуют небольшими группами и у меня не хватает людей, чтобы перекрыть всю границу. Их лошади намного быстрее наших. К тому же, они не носят доспехи, так что рыцари не могут за ними угнаться. Но больше всего меня беспокоит, что вылазки в последнее время участились. Чувствую, готовится большой набег. А с теми силами, что я располагаю, защитить свои земли я не смогу.
   Принцесса, сочувственно кивала, стараясь показать, что принимает близко к сердцу проблемы барона. С другой стороны, теперь, когда его проблемы стали их общими, особо кривить душой ей не приходилось.
   Родовое гнездо Нэрвов выглядело неприступной крепостью. Две внешние стены опоясывали выстроенный из грубых, но весьма прочных камней, замок. Бойницы, острые зубцы, приспособления для метания камней обещали неласковый приём любому захватчику. Массивные ворота, преграждали дорогу внутрь. К ним вёл деревянный мост. При случае мост всегда можно было разрушить со стен и неприятель замучился бы пытаясь преодолеть глубокий ров с водой в который сливались все нечистоты из замка. Об этом с гордостью поведал гостям барон.
   Новобранцев принцессы разместили в лагере неподалёку. Эвелена же со спутниками временно поселилась в замке.
   Вечером после ужина Ден Нэрв поделился своими ближайшими планами. Он собирался опередить врагов и предпринять первым поход на земли варваров, прежде, чем они нагрянут на его земли. Ничего нового в этом не было. Лорд уже несколько раз отвечал на их набеги таким образом. Под руководством барона находилась небольшая армия из пятидесяти рыцарей, пятисот пехотинцев и сотни лучников. Не слишком много, но углубляться во владения противника с таким количеством людей он не собирался. Его целью было пройтись вдоль границы, уничтожая всё на своём пути и вернуться обратно. Кроме мести этот поход ставил своей целью спровоцировать собиравших силы, для крупного набега варваров на более раннее выступление, до того, как враги наберут достаточно людей. Тогда , возможно, барону удастся остановить и уничтожить большую часть вражеского войска, пока их не стало слишком много. Сейчас по донесениям шпионов и, если верить допросам пленных, армия варваров насчитывала около десяти тысяч воинов. Но через несколько месяцев она вырастет до двадцати. И тогда справиться с ними будет весьма сложно.
   Из-за того, что барон собирался выступить в путь через четырнадцать дней, обучение новобранцев пришлось ускорить. Лорд Ваолентай жалел, что крестьяне едва успели научиться держать оружие в руках, ну и ещё махать им так, чтобы не порезать себя или соседа. Так что на поле боя от них пользы большой не будет. Но, ничего не поделаешь, принцесса своё дело сделала и теперь может возвращаться в столицу.
   - Я остаюсь здесь, - спокойно ответила на это Эвелена. - Я собираюсь отправиться в поход вместе с бароном. Хочу своими глазами увидеть, что происходит с моими подданными.
   - Но Ваше Высочество?! - изумился лорд.
   - Я так решила, - упрямо повторила девушка.
   Мивера тоже поразило это заявление, но чего-то подобного от Эвелены он и ожидал. Юноша прикидывал, может стоит связать девушку и силой вернуть в столицу, ради её же безопасности. Но... Этого принцесса ему никогда не простит. А соглашаться с её планом, казалось Миверу безумием. В конце концов, он не всесилен и не сможет защитить Эвелену от всего.
   - Это решение принцессы, - произнёс Мивер, обращаясь к барону и графу.
   Эвелена удивлённо посмотрела на него. Больше всего возражений девушка ожидала именно со стороны юноши. И, даже готовилась, к долгой и тяжёлой беседе в ходе которой ей удастся переубедить юношу. Но она не понадобилась.
   Это заявление положило конец спорам и лорды, вместе со своими командирами вернулись к обсуждению похода.
  
   ***
  
   Вечером Мивер, сделал вид, что отправляется дежурить у дверей Эвелены, но вместо этого юноша приказал четырём стражникам лорда Ваолентайна охранять принцессу (Мивер был столь убедителен, что охранники не посмели ослушаться, несмотря на то, что необходимыми полномочиями юноша не обладал), а сам пошёл к Рамиусу и попросил уделить ему несколько минут для разговора наедине.
   - О чём же вы хотели поговорить, мой юный друг? - поинтересовался волшебник, когда они оказались в его покоях.
   - Я хочу, чтобы каждую секунду, с сегодняшней ночи, вы проводили подле принцессы. Используйте лучшие заклинания, сонное зелье, что угодно. Но она должна оставаться в замке, под защитой, до моего возвращения.
   - Вы куда-то отправляетесь? - поинтересовался Рамиус.
   - Да.
   - Но ведь, я состою на службе у лорда Ваолентайна.
   - Я переговорю с ним, - пообещал Мивер.
   - Хорошо. Если лорд прикажет, я сосредоточу усилия на безопасности принцессы.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша и добавил. - Тогда я вынужден покинуть вас. У меня ещё много дел.
   - Конечно, конечно. Не знаю, что вы задумали, но удачи.
   Мивер поклонился и отправился к Ваолентайну. Идею юноши тот поддержал, хоть и частично. Мысль о том, что Эвелене нечего делать на поле боя, ему понравилась, но предложение Мивера произвести разведку, показалось лорду слишком опасным. Юноша сумел его убедить в необходимости такого шага, заявив, что предпримет его в любом случае. Лорду становилось не по себе, стоило ему подумать о том, что сделает с ним Эвелена, когда узнает правду. Но... Безопасность принцессы превыше всего.
   После этого последовал короткий разговор с Ден Нэрвом и спустя час, юноша с проводником, в роли которого выступил один из оруженосцев барона, на выделенных хозяином замка лошадях покинули замок и растворились в ночи.
  
   ***
  
   Наконец, Нив со спутниками, оказались в замке Велина Гамира. Первым делом рыцарь позаботился о комнате для Ратти, после чего отправился на конюшню и оставил там спасённого подростка, под надзором старшего конюха. Его сестру он препоручил заботам замковой служанки и только после этого юноша навестил, с отчётом о проделанном путешествии, деда.
   Ратти впервые оказалась в столь громадном сооружении возведённом людьми. Как только Нив освободился она попросила его показать замок. На что Нив с удовольствием согласился. Внимание девушки льстило рыцарю, пусть оно и оказалось обращено не совсем на него.
  
   ***
  
   Этот день стал настоящим кошмаром для Ратти. Никогда раньше она даже не подозревала, что может произойти такое. За несколько минут её мир оказался разрушен, разорван на части. День когда Мивер покинул деревню. Просто потрепал её по голове и отправился прочь. Чтобы никогда не возвращаться. Ратти не верила, отказывалась верить, что он ушёл навсегда. Это был сон. Всего лишь дурной сон. Завтра она откроет глаза и увидит Мивера. Завтра всё будет, как всегда!
   День за днём Ратти ждала Мивера. Но он не приходил. И тогда, спустя несколько месяцев она окончательно поверила в то, что он не вернётся. Проплакав с утра до ночи, девушка отрезала длинные роскошные волосы до плеч и потребовала, чтобы отец сделал из неё воина более сильного, чем Мивер. Чьё имя с тех пор в семье произносить запрещалось.
   Розван равнодушно согласился. С уходом сына он будто постарел лет на двадцать. Плечи его ссутулились, а взгляд оставался почти всё время обращенным к полу. Ему было стыдно встречаться глазами с другими жителями деревни.
   С тех пор Ратти больше не общалась со своими друзьями. Вообще. Всё время она проводила в тренировках. Доводя себя до изнеможения и потери сознания. Девушка поставила перед собой цель и собиралась добиться её любой ценой.
  
   Глава восьмая
  
   Два дня понадобилось Миверу с Вертом, оруженосцем барона, чтобы добраться до приграничных земель. Ему недавно исполнилось девятнадцать и он надеялся заслужить рыцарское звание в будущем походе. Деревни, которые проезжали путники, все до единой, оказались обнесены высоким частоколом с укреплёнными воротами, у которых дежурили крестьяне. Спутника юноши, носившего на своей одежде герб Ден Нэрва везде встречали приветливо. Часто его забрасывали прошениями, обращёнными к самому барону, иногда даже в письменной форме.
   Ближе к вечеру у самой границы они обнаружили сожжённое селение. Большинство домов оказались разрушены пламенем. Повсюду валялись тела. Мужчины, женщины дети...
   - Что здесь произошло? - ужаснулся Мивер. Несмотря на то, что он уже знал ответ, всё равно юноша отказывался верить, что люди могли совершить такое.
   - Варвары, - словно ругательство, выплюнул Верт.
   - Это не могли совершить люди.
   - Если тебе от этого легче, можешь думать о них, как о нелюдях, - предложил оруженосец барона и добавил.
   - Придётся задержаться. Мы должны похоронить их по человечески.
   Мивер лишь кивнул в ответ. Большего для погибших они всё равно сделать не могли.
   - Может быть кто-нибудь выжил? - с надеждой протянул он.
   -Не думаю, - покачал головой Верт. - Но на всякий случай надо осмотреть здесь всё.
   К сожалению, никого живого им найти не удалось. Поэтому они похоронили несчастных, постояли минут пять у вырытой одной на всех могилы и отправились дальше.
   "Не верю, не верю, не верю, не верю, - повторял про себя Мивер". Не помогало. Несмотря на то, что во внешнем мире юноша успел увидеть многое, всё-таки это было для него чересчур. Хладнокровно вырезанная деревня, ранила душу Миверу.
   "Если такова война, то будь она проклята! Я должен, обязан остановить это безумие. - твёрдо решил он. - И не только ради принцессы".
   Ночью они достигли речки под названием Резвая. Именно она являлась той условной границей, которая отделяла королевство Мереин от земель кочевников.
   - Сегодня остановимся здесь, - сказал Верт. - А завтра отправимся к броду.
   - Здесь нет мостов? - удивился юноша.
   - Есть. Два. Но оба под наблюдением. Как с нашей, так и с их стороны.
   - Понятно.
   Они поужинали захваченными из замка припасами и улеглись спать не разжигая костра, чтобы не привлекать ненужного внимания. Верт заметил, что лучше замёрзнуть, чем лишиться головы, Мивера же отсутствие тепла ночью не особо беспокоило. Внутренняя сила, при необходимости, согревала его не хуже.
   Утро выдалось по весеннему радостным. Ярко светило солнце, пели, радуясь приходу нового дня птицы, шумели повинуясь порывам ветра деревья. Мир уже полностью оправился от оков долгой зимы и теперь с каждым днём набирался сил и красок. Даже не верилось, что где то, совсем рядом умирают люди. Путники наскоро перекусили и отправились искать место, чтобы пересечь реку.
   - Мне кажется, я слышу голоса, - вдруг сказал Мивер.
   Верт прислушался и ответил:
   - Я ничего не слышу.
   - Я уверен, что не ошибся, - покачал головой юноша. - За мной!
   Он развернул коня и отправился к ближайшему холму. С его верхушки Мивер увидел десяток мужчин на низеньких лошадках за которыми шли связанные женщины. Платья их были разорваны во многих местах. На лицах красовались следы побоев.
   - Не всегда кочевники убивают наших женщин. Иногда они забирают их с собой. Правда, лучше бы они их убили. Это было бы менее жестоко, по отношению к несчастным, - пояснил, нагнавший юношу, оруженосец барона.
   Мивер направил своего коня к варварам, переходя с рыси на галоп. Не ожидавший этого Верт замешкался и последовал за ним с заметным опозданием. Когда их разделяло шагов сорок кочевники заметили угрозу. Но, одинокий всадник не вызвал у них опасения. К тому же, даже если за нападающим и следовали другие, оставлять пойманную с трудом добычу без боя не входило в планы жителей юга. Свистнули стрелы, юноша выхватил меч и отбил одну из них, остальные пролетели мимо. Стремительно приближающийся Мивер был не слишком удобной целью. Когда юноша поравнялся с первым наездником он резко уклонился в сторону, пропуская его короткий топор над своей головой и ударил в ответ. Миверу пришлось сделать невероятное усилие над собой, чтобы повернуть меч боком и не ударить режущей стороной. Юноше очень хотелось стереть убийцу с лица земли, впервые в жизни. Он чувствовал кровь на руках варвара, пролитую совсем недавно, возможно в той самой деревне, которую видел Мивер, и его тошнило от этого. И всё же он сдержался. Ведь человек не должен убивать других людей. Не должен. Правда?
   Следующий удар второго противника юноше пришлось отбивать мечом. Уклониться на скаку не получалось. Приняв топор на основание меча, Мивер сделал круговое движение рукой и вонзил клинок в плечо врага. Сразу четверо устремились к нему. Раньше юноше сражаться на лошади не приходилось. Верхом он практически терял преимущество в скорости, поэтому Мивер покинул седло и прыгнул на ближайшего противника. Не ожидавший этого варвар промахнулся нанося удар, а второй раз замахнуться он не успел. Вместе с Мивером они свалились с коня, причём юноша оказался сверху и ударом головы лишил противника сознания. На ногах он оказался до того, как его успели окружить. Меч, молнией замелькал в руках Мивера нанося удары один за другим. К тому же, кони внезапно перестали слушаться своих наездников. Животные отчаянно ржали и становились на дыбы, стоило им приблизиться к юноше. Несмотря на то, что Мивер не использовал на них свою силу, запрет на причинение вреда первым детям Создателя был слишком силён. Так что затея повалить юношу лошадьми сыграла злую шутку с кочевниками. Схватка закончилась до того, как к Миверу присоединился Верт. Оруженосец барона с удивлением увидел, что все противники юноши живы. Хотя раны некоторых из них выглядели весьма опасно, юноше всё же удалось сдержать эмоции перед чертой, которую он не собирался переступать ни при каких обстоятельствах.
   Поступок Мивера некоторые могли бы назвать геройским, но побывавший в нескольких схватках Верт скорее оценивал его, как глупость. Человек должен больше заботиться о сохранности своей жизни, считал он. Чудо, что варвары не убили его спутника.
   Оруженосец, не мешкая достал из седельной сумки верёвки и связал врагов. В это время Мивер освобождал пленниц. Женщины, почти оказавшиеся на земле варваров, не верили своему счастью. Некоторые из них, плакали от радости, другие благодарили спасителей. Одна, с разбитой в кровь губой и синяком под глазом спросила у Мивера, указывая на мучителей:
   - Что вы собираетесь с ними делать?
   - Не знаю, - пожал плечами юноша. - Наверное, надо привести их к барону.
   - Оставьте их нам, пожалуйста, - попросила она.
   - Зачем?
   - Я хочу собственными руками перерезать им глотки.
   - Люди не должны убивать людей, - неуверенно произнёс юноша.
   - Тогда почему эти твари убили моего мужа и ребёнка?! - Вспылила она. - Пожалуйста господин.
   Некоторые женщины не дожидаясь разрешения, с кулаками набросились на связанных обидчиков.
   - Мивер? - вопросительно посмотрел на него Ветр.
   - Это их право, - сквозь плотно сжатые зубы процедил юноша и отвернулся.
   За спиной доносились звуки ударов, стоны, мольбы о пощаде и крики. Пленницы использовали оружие негодяев, чтобы лишить их жизни.
   Мивера трясло, но он не пытался их остановить. Даже повидавший всякого Ветр не выдержал ненависти горящей в глазах женщин и старался смотреть в сторону. Он подошёл к юноше, ведя в поводу его коня и спросил:
   - Думаешь это было правильное решение? Наверное их следовало вначале допросить.
   - Нет. Я поступил неправильно. Варвары поступили неправильно. Девушки поступили неправильно. Всё что происходит здесь неправильно. Верт...
   - Да?
   - Отправляйся с ними к замку барона. Им понадобится защита.
   - Большая от меня помощь, - хмыкнул оруженосец.
   - Лучше, чем никакой.
   - А ты?
   - Я поеду к варварам. Ты привёл меня к границе. Дальше я справлюсь сам.
   - Я должен доставить тебя на землю варваров и я это сделаю, - покачал головой оруженосец.
   - Возвращайся. Это приказ, - повторил юноша.
   - Хорошо, - вздохнул Верт. Барон приказал ему слушаться Мивера. - Не знаю, что ты задумал, но надеюсь у тебя получится.
   - Не может, не получиться, - уверенно сказал юноша. Он хлопнул спутника по плечу, запрыгнул на лошадь и не поворачиваясь отправился к реке.
   Несколько часов ушло у него, чтобы найти место для переправы. Река, пусть и с быстрым течением Мивера не пугала, но его лошади пришлось нелегко. И всё же с помощью юноши животное сумело перебраться на другой берег целым и невредимым.
  
   ***
  
   Вассед снова отправился в дозор. В душе юного воина с каждым днём росла тревога, которую он не мог объяснить и понять. С виду всё было в порядке. Племена собирали большую армию, чтобы отправиться в набег на земли презренных. Уже собралось сто раз по сто воинов. И до конца месяца должно прибыть ещё в два раза больше. Но отчего-то, воин ощущал смутное беспокойство. И, связано оно было именно с последователями фальшивого бога, живущими за рекой. Вассед был молод. Ему недавно исполнилось пятнадцать и поэтому его ещё ни разу не брали с собой на ту сторону. Родился он третьим сыном Мареда, правителя одного из крупнейших племён. Именно ему доверил совет Иахов, как называли себя кочевники, управлять войском в походе. Несмотря на то, что он не первенец, по закону Вассед вполне мог занять место отца. Во всяком случае, если он не умрёт в ближайшем году. Любой его потомок с шестнадцати лет мог на ритуальной арене бросить вызов другим и отвоевать это право.
   В этот день он с десятком воинов отправился следить за границей. Несмотря на то, что в степи кочевники имели преимущество в скорости, если врагу удастся подобраться к их временному лагерю, иахам не поздоровится. Удар, закованных с ног до головы в железо рыцарей, сметал всё на всём пути. Особенно, если у них была возможность хорошенько разогнаться.
   Наблюдение проходило спокойно. Кочевник даже слегка заскучал, но неожиданно, на горизонте возник всадник. Вассед отправил двух человек проверить, кто это такой. Один из его людей приблизившись к незнакомцу, вдруг напал на него, второй во весь опор поскакал обратно:
   - Презренный! - прокричал он, предупреждая остальных.
   - Сообщи в лагерь, - тут же приказал Вассед. По опыту, почёрпнутому в основном из разговоров бывалых воинов он знал, что никогда, никто из предателей, не появлялся на земле иахов в одиночку.
   Между тем воин напавший на незнакомца уже лежал на земле. Видя это Вассед пустил вскачь своего коня. Его люди последовали за ним.
   Кочевник весьма удивился, когда, вместо того, чтобы спасаться бегством, чужак невозмутимо спрыгнул с коня и принялся поджидать их.
   - Кто такой? - спросил Вассед на языке предателей, досадуя про себя, что пришлось осквернять свой рот, чужой речью.
   - Мивер, - спокойно ответил юноша.
   Выглядел он весьма внушительно. Высокого роста с роскошной чёрной шевелюрой. Куртка его была распахнута обнажая грудь и живот. Тело мускулистое. От него ощутимо веяло уверенностью в себе и силой, перед которой хотелось склониться. Вассед затряс головой, пытаясь избавиться от наваждения. Помогло.
   - Что тебе здесь надо?
   - Я пришёл поговорить с вами.
   - Мы говорим только с мёртвыми слугами чужого бога, - ответил Вассед и жестом приказал атаковать.
   В Мивера полетели стрелы, но он легко от них уклонялся. Два воина попытались словить его арканами, но юноша просто разрубил верёвки в полёте мечом, используя силу.
   "Почему, ну почему они не хотят меня слушать? - негодовал в душе Мивер. - Ведь я ничего им не сделал! Я пришёл лишь поговорить. Чтобы понять. Чтобы простить, если получится. Чтобы остановить эту проклятую войну. Но они со мной даже не захотели говорить".
   Меч засверкал на солнце плетя вокруг хозяина непробиваемый кокон. Никто и ничто не могло его преодолеть.
   Вассед с изумлением и ужасом следил за действиями незнакомца. Он оказался невероятно, нечеловечески умел в обращении с оружием. Воины кочевников один за другим падали на землю. Живые, но неспособные продолжать бой. Наконец последний из них оказался на земле и Мивер спокойно, поинтересовался:
   - Может поговорим?
   С криком отчаяния Вассед погнал жеребца прямо на противника. В последний момент его конь, его Вихрь, которого он растил с младых лет, с которым почти не расставался, его самый, самый верный друг, встал на дыбы, сбрасывая наездника. Вассед упал, перекатился и поднялся на ноги. Ему хотелось плакать от обиды и унижения, но он лишь выхватил топор и кинулся на врага. Чтобы через мгновение вновь оказаться на земле уже без оружия.
   - Похоже, разговора не получилось, - тяжело вздохнул Мивер и это было последнее, что услышал кочевник, перед тем как потерял сознание.
  
   ***
  
   Прошло больше двух лет, прежде, чем Ратти почувствовала, что готова. В день празднования сотворения мира, она выиграла соревнование в двух дисциплинах: с оружием и без. Кроме того, даже Розван стал понемногу оттаивать, признавая мастерство дочери.
   Неделю спустя она попросила право выступить перед советом старейшин и спустя два дня его получила.
   Разговор с правителями деревни проходил за закрытыми дверьми и продлился довольно долго. Но девушке всё же удалось убедить их и получить разрешение на время покинуть деревню.
   Следующим утром Ратти поведала о решении совета родным. Она поклонилась отцу, обняла мать и не затягивая прощание отправилась прочь. Во внешний мир. На поиски Мивера.
  
   Глава девятая
  
   Их было много. Очень много. Возможно сотня. Может больше. И призыв юноши поговорить, увидев своих товарищей, лежащих на земле они проигнорировали. Их было слишком много, даже для Мивера. Его меч стал совершенно невидимым отражая вначале стрелы, а потом и удары. На то, чтобы делать ответные выпады у юноши просто не хватало времени. Он отступал, но вскоре оказался в окружении и даже скорость не могла помочь ему выбраться из этой ситуации.
   Мивер пропустил один удар в плечо. Потом ранили его левую ногу. Затем он стал пропускать удар за ударом. Юноша, наспех, используя силу залечивал повреждения, но их становилось всё больше. Раны мешали двигаться с прежней скоростью и из-за этого он не успевал блокировать все атаки противников.
   "Неужели всё закончится вот так? - отстранённо, удивляясь своему равнодушию, подумал Мивер. В то время, как его тело отчаянно сражалось за жизнь. - Напрасно. Всё напрасно. Моих сил не хватило. Я слишком слаб. Слаб. Слаб? СЛАБ? Ну уж нет!"
   Больше всего на свете юноша ненавидел это слово. Он ведь обещал, клялся себе, в детстве, что сделает всё, чтобы только больше никогда его не слышать. И вот, он сам назвал себя слабаком. Вновь.
   Ярость, разгоралась медленно, постепенно становясь всё более неудержимой. И наконец, когда ей стало тесно в теле юноши она прорвалась наружу, ослепительно белыми крыльями. На мгновение враги остановились, поражённые увиденным, а потом, вдруг, бросили оружие и упали на колени.
   - Посланник Творца, - благоговейно повторяли десятки, сотни голосов.
   - Отведите меня к главному, - приказал Мивер, устало опираясь на меч, словно на простую палку. Он немного понял из гомона толпы, но решил воспользоваться ситуацией. Пришедший в себя во время схватки Вассед подскочил к юноше ведя в поводу его коня.
   - Позвольте я проведу вас, Посланник, - сказал он, кланяясь. Мивер устало кивнул в ответ.
  
   ***
  
   Путь к лагерю кочевников занял минут сорок. Сотни палаток смастерённых из шкур животных выстроились одна за другой образуя прямоугольник с небольшими промежутками для прохода и широким шатром в середине. Именно к нему и привёл Мивера Вассед. Повсюду юношу провожали удивлённые взгляды. Его крылья привлекали внимания кочевников. Увидев их они падали на колени и начинали молиться.
   Перед самым входом, Мивера встретил старый, одетый в чёрную одежду мужчина с амулетом в виде расправленных крыльев на груди. Морщины бороздили его высушенное солнцем и временем лицо. Но светлые, проницательные глаза, свидетельствовали о том, что возраст никак не сказался на умственных способностях кочевника. Он низко склонился перед юношей и на ломанном ремнейском - первом языке мира - сказал:
   - Недостойный приветствует, любимое дитя Создателя.
   -Я пришёл, чтобы говорить с вами, - пафосно заявил Мивер на том же языке.
   - Мы все долго ждали весть от Творца.
   - Его слова со мной. Но вначале я хотел бы послушать. Я хочу понять почему вы сражаетесь.
   - Это долгая история, - вздохнул старик. - Но, если ты желаешь, я, Сенрес, третий пророк храма Творца поведаю тебе её.
   - Я так желаю, - сказал юноша, спрыгивая с коня.
   Жрец вновь поклонился и жестом пригласил Мивера в шатёр. Внутри оказалось на удивление прохладно, что после полуденной жары очень освежало. Юноша даже слегка расслабился. Его внутренняя сила уже успела затянуть большинство полученных ран. Но запас после схватки и лечения почти полностью иссяк. Понадобится долгий крепкий сон, чтобы хоть немного восполнить его.
   Мивер опустился на пышный ковёр, которым оказался устлан пол, следуя примеру Сенреса.
   - Позволь мне перейти на общий язык, посланник, - попросил жрец. - Я слишком плохо владею ремнейским и боюсь, что могу из-за этого передать нашу историю недостаточно точно.
   - Хорошо, - кивнул юноша, жалея что он не владеет наречием варваров. Тогда бы беседа шла в более доверительном русле.
   - Это началось довольно давно. Почти тысячу лет назад, - начал старик. - До этого мы жили в соответствии с законами Творца. Но, неожиданно, люди королевства перестали верить в Создателя. Они стали поклоняться Ивианеру. И твердить, что именно он создал мир. Это возмутило моих предков. Постепенно напряжённость между нашими народами росла. Но до смертоубийства дело не доходило. Мы чтили заветы Творца. А потом эти люди пришли войной на наши земли. Они убивали наших людей, уничтожали наши стада, сжигали дома во славу Ивианера. Если бы мы не сопротивлялись, то они уничтожили бы нас. И сынам иаховым пришлось взяться за оружие. С тех пор война длится уже тысячу лет. Мы грешники, нарушившие завет Создателя, но мы живы. И это главное.
   Сенрес склонил голову.
   - У вас было право защищаться, - произнёс Мивер. - Защищаться, но не ненавидеть. Меня едва не убили, только из-за того, что я не иах. Вы обязаны встречать захватчиков оружием, но не должны убивать невиновных.
   - Вначале так и было. Но... Слишком долгая война. Слишком много ненависти. Слишком много жертв, - вздохнул старик. - Теперь для нас любой чужак - враг.
   - Я хотел бы говорить с народом иах.
   - Весь народ собрать не удастся. Во время войны нам пришлось покинуть дома и разбрестись по степи. Теперь, некогда, единый народ, состоит из множества племён.
   - Но в армии есть представители всех этих племён, - заметил Мивер. - Поэтому я скажу им, а они передадут остальным.
   - Хорошо, посланник. Я разошлю гонцов, оповестить войско. На это понадобится время.
   - Я подожду.
   Жрец покинул шатёр, чтобы отдать указания, а Мивер прикрыл глаза и погрузился в сон. Юноша дремал столь чутко, что когда Сенрес вернулся сразу же проснулся, так что кочевник не заметил, усталости посланника. Мивер не хотел показывать слабость.
   - Всё готово, - поклонился жрец.
   - Хорошо.
   Мивер откинул полог и оказался снаружи. До заката оставалось чуть меньше двух часов. Солнце уже не палило столь рьяно, как в разгар дня, но всё же было довольно жарко. Жрец провёл юношу к сооружённому на скорую руку помосту. Мивер, взобрался наверх и на мгновение задумался, собираясь с мыслями и вспоминая древние манускрипты прочитанные в родной деревне. Кочевники стояли вокруг, с нетерпением ожидая, слов посланника Творца.
   - Народ Иахов. Я обращаюсь к вам. Я принёс вам слова Создателя. Он огорчён тем, что его сыны проливают кровь друг друга. Ни одному из вас не найти вход в сады Небесные, пока это безумие продолжается. Довольно! Терпение Его безгранично. Но даже Он не может больше смотреть на зло, которое творят дети, Его сына. Хватит! - юноша расправил, крылья, чтобы добиться большего эффекта. - Вы прекратите проливать кровь братьев своих! Пусть они заблуждаются, но они такие же люди, как и вы. Это Его Просьба. Это Его Приказ. Это Его Слово. Я сказал, вы услышали.
   Мивер использовал всю успевшую восстановиться силу, чтобы вызвать небольшую вспышку над своей головой. После чего, не слушая слов толпы, спустился с помоста и отправился в шатёр. Там он тяжело опустился на чьё-то спальное место, сложенное из тщательно обработанных шкур, и тут же заснул.
  
   ***
  
   - Это была замечательная речь, - похвалил жрец, когда юноша проснулся.
   - Спасибо. Это не мои слова, а Его, - ответил юноша. В душе его терзали сомнения. Имел ли он право говорить от имени Творца? С другой стороны, почему бы и нет? Если Создатель молчит и ничего не предпринимает по поводу кровопролития. Значит ли это, что Всё идёт в соответствии с Его планами? Невозможно! Но почему тогда Он ничего не делает? Почему уже более тысячи лет Творец не обращается к своим созданиям напрямую? Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы. Ответов на которые у юноши не было. Но... Если кочевники поверили в то, что он посланник Бога. Если у него есть возможность изменить хоть что-то. Он обязан был ей воспользоваться. А недовольство Создателя Мивер как-нибудь переживёт. К тому же, если Создатель всеведущ, то и поступок Мивера входил в его планы, а значит всё в порядке... Наверное.
   - Народ иахов никогда не пойдёт против воли его. Если бы не угроза уничтожения, мы бы не преступили Закон.
   - Тогда всё будет в порядке. Люди королевства тоже больше не хотят воевать. Времена изменились.
   - Хотелось бы верить, - с сомнением вздохнул старик.
   Внезапно в шатёр ворвался кочевник, рухнул перед Мивером на колени и выпалил:
   - Посланник! Презренные с большой армией. вторглись на наши земли. Они двигаются к нашим поселениям.
   "Почему?! Ну почему всё происходит именно так? - хотелось закричать Миверу. - Похоже, кто-то на небесах очень невзлюбил его. А ведь всё складывалось столь хорошо".
   - Коня. Я еду, - приказал он, поднимаясь.
  
   ***
  
   В замке Нива Ратти провела три дня. Конечно, она хотела двигаться дальше, на поиски Мивера. Но девушка понимала, что без спутника, знавшего этот мир и его законы, ей придётся нелегко. Поэтому, она запаслась терпением и делала вид, что её очень интересует замок, земли вокруг и сам Нив Гамир. Возможно, рыцарь и догадывался, что его используют. Тем не менее, для него это не имело значения. За возможность, пусть и недолго, находиться рядом с девушкой, он готов был отдать многое. Наконец, на рассвете четвёртого дня Нив, с оруженосцем и Ратти отправились дальше. К столице королевства. Именно в этом направлении вело чутьё девушку. И рыцарь, под предлогом того, что отправляется проведать живущих там родителей, последовал за ней.
  
   ***
  
   Ратти привыкла к тому, что ей легко удавалось покорять мужские сердца. Причём без особых усилий с её стороны. Конечно, немалую роль в этом сыграла популярность Мивера. Породниться с семейством сильнейшего воина считалось весьма почётным. Но, кроме этого, девушка была очень хороша собой. Ратти нравилось общаться с парнями. Ей льстило внимание окружающих. Нравилось, что ею восхищаются. Но, когда Мивер покинул деревню, всё это перестало иметь для девушки значение. Никогда ранее она не чувствовала себя столь одинокой.
   Старания Велина, её лучшего друга, набивавшегося в женихи, развеселить Ратти, привели лишь к тому, что девушка высказала парню в лицо, всё, что она о нём думала. После этого, были ещё несколько робких попыток, вытащить девушку из пучины отчаяния со стороны её друзей и подружек. Безрезультатно. Все мысли Ратти были поглощены Мивером. И тренировками.
  
   Глава десятая
  
   "Быстрей! Быстрей! Ещё быстрей! Только бы не опоздать, - думал Мивер, подгоняя коня". Он верил, что успеет на место событий до того, как случится непоправимое. Верить, это всё что ему оставалось в данной ситуации. И понукать лошадь, которой бешеная скачка давалась нелегко, несмотря на то, что наездник щедро делился с ней силой. После продолжительного отдыха резерв юноши восстановился больше, чем наполовину. Правда, во сне крылья снова исчезли. И теперь единственным напоминанием о них оставались прорехи в одежде.
   Вслед за ним скакал отряд кочевников под предводительством Васседа.
   Вскоре он увидел поселение иахов. Одного взгляда хватило юноше, чтобы понять - он опоздал!
   Воины королевства носились между палатками, убивая кочевников, не делая различия между мужчинами, женщинами и детьми. Заметив приближающихся иахов мереинцы перестроились, готовые отразить внезапную атаку. Первыми стали ополченцы, за ними выстроились лучники. Слева рыцари.
   Стрелы взвились в воздух, собирая кровавую жатву.
   - Не стрелять! - закричал Мивер. Он направил коня прямо к воинам королевства. Глаза юноши горели огнём, волосы развевались по ветру. Лицо выражало такое отчаяние и ярость, что первые ряды невольно отшатнулись.
   Мивер на ходу спрыгнул с лошади, прямо в построение мереинцев. Работая мечом в сумасшедшем темпе он проталкивался вперёд. К командиру отряда. Благодаря неожиданности, ему удалось прорваться сквозь строй ополченцев, миновать рыцарей, но столкнувшись с личными телохранителями барона, Мивер увяз.
   - Барон! - Прокричал юноша, отбиваясь сразу от пятерых противников. - Прикажите своим людям остановиться!
   - Мивер? - изумился Ден Нэрв. - Прекратить!
   Воины королевства замерли. Юноша вложил меч в ножны, подошёл к барону и сказал:
   - Кочевники готовы заключить мирный договор.
   - Что-то не слишком похоже, что они этого хотят, - ответил Нэрв, указывая на отряд иахов.
   Многие из них бросились помогать раненым, но большинство, с ненавистью смотрело на пришельцев. Казалось, ещё мгновение и они кинутся в атаку.
   - Не сметь! - закричал юноша, пробираясь обратно.
   Вассед, старался успокоить своих людей. Но вид мёртвых и умирающих жителей поселения, заставлял кипеть кровь в жилах детей иахова. Последней каплей стал потерявший голову от отчаяния мужчина. Он нёс на руках тело ребёнка лет пяти.
   - Убийцы! - выкрикнул он. Воины степи подняли оружие.
   - Хватит! - снова приказал Мивер, приближаясь, к мужчине. Тот находился между двумя отрядами, немного ближе к кочевникам. - Остановитесь! Люди вы или нет?
   - Они лишили жизни моего сына! - упрямо повторил охваченный горем отец.
   - Если не остановишься, умрут сотни детей. И не только детей, - отрезал Мивер. - Хватит! Время убийств прошло.
   - Я должен отомстить!
   Юноша ударил его по лицу и произнёс:
   - Что важнее тысячи, сотни тысяч жизней, которые оборвутся по твоей вине или жизнь твоего сына?
   То что он сказал было чудовищно и Мивер понимал это. Но... У него не было времени церемониться. Воины могли в любую секунду схватиться между собой и тогда их уже не остановить. Юноша не имел права в этот момент показывать слабость.
   - Оружие в ножны! - приказал он. И столько силы было в его голосе, столько уверенности в праве приказывать, что его послушались.
   - Он ещё дышит, - вдруг, сказал Мивер. И не обращая внимания на отца несчастного, забрал у него мальчика из рук и положил на землю. Его раны выглядели ужасно. Разбитая, чем то тяжёлым, голова и засевшая в спине стрела. Каждое из этих повреждений могло стать смертельным. Кроме того, мальчик потерял много крови. Чудо, что он всё ещё оставался по эту сторону жизни. Мивер очень сомневался, что ему удастся спасти его. Но, равнодушно смотреть, как умирает ребёнок не мог.
   Сила потекла от рук юноши к ранам мальчика. Первым делом он постарался остановить кровь. С дырой в голове у него это получилось без проблем, хоть и пришлось повозиться. Но, засевшая в теле стрела... Как поступить с ней Мивер не знал. Если он попробует вытащить её, это убьёт ребёнка. Оставлять внутри тоже не годится. Наконец он решился и используя силу растворил наконечник, после чего извлёк древко. Ему пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы кровь не покидала потревоженную рану. Если бы запас энергии юноши был полон, он бы справился. Но он слишком растратил его вчера. И всё же, сжигая уже даже не резерв, а свою плоть юноше удалось справиться.
   - Повязки! - приказал он, протягивая руку. Неожиданно для Мивера, не видевшего никого, кроме ребёнка, рядом с лекарем оказался барон и протянул ему чистую ткань.
   Юноша взял её и занялся перевязкой. Минут через пять он устало откинул голову назад и прошептал:
   - Будет жить.
   Опустив при этом слово: "наверное".
   - Организуйте палатку для пострадавших, - сказал Мивер, поднимаясь. Мир кружился вокруг него, так что юноше с трудом удавалось сохранять равновесие. Тем не менее он не показывал слабости. Он не имел на неё права. - Я должен осмотреть их.
   Мивер взглянул на всё ещё стоявших напротив другу друга воинов и заявил:
   - Мне всё равно, сколько крови пролилось в прошлом. Этого уже не изменить. Я здесь, чтобы не допустить кровопролития в будущем. Поэтому лично убью любого, кто поднимет оружие.
   Юноша говорил тихо, но его слова услышали все. Сказав это, он отправился к палатке, куда под руководством Васседа, уже начали заносить раненых. Он сумел спасти ещё несколько человек. Но больше трёх десятков погибли в результате нападения мереинцев. Пятеро, прямо у него на руках. И он ничего не смог с этим поделать. Абсолютно ничего.
   Два часа спустя Мивер отправился к Ден Нэрву в лагерь разбитый рядом с пострадавшим поселением. Дважды юноша по пути терял сознание. Когда он пришёл в себя во второй раз, то неожиданно, обнаружил рядом командира отряда кочевников.
   - Даже силы посланника Бога, не беспредельны, - сказал Вассед, помогая Миверу подняться.
   - К сожалению, - ответил юноша. Он попытался идти дальше и снова едва не упал. Миверу пришлось опереться на плечо спутника. С его поддержкой он сумел добраться до лагеря, перед которым кочевник покинул Мивера, резонно рассудив, что мереинцы его вряд ли рады будут видеть. Несмотря на то, что дозорные были настороже, юношу пропустили без задержек. Видимо барон отдал приказ насчёт него заранее.
   Палатка Ден Нэрва размещалась на небольшом холме и охранялась двумя стражами. Барон лично вышел, к Миверу и пригласил его внутрь, как только ему донесли о приходе юноши.
   - Честно говоря, я и не думал, что увижу вас живым.
   - Мне повезло, - честно признался Мивер, усаживаясь на походный стул, напротив кровати на которой разместился Нэрв.
   - Везение или нет, если удастся заключить мирный договор с варварами, это будет великий успех.
   - Кочевниками, - поправил его юноша.
   - Да-да. Кочевниками.
   - Как принцесса? - задал мучавший его вопрос Мивер. - Я не ожидал, что вы выступите так рано.
   - С ней всё в порядке. Магическое зелье, волшебника Ваолентайна, почти не подействовало. Члены королевской семьи надёжно защищены от большинства видов магии. После того, как она узнала о вашем уходе, Её Высочество, устроила ужасный скандал и приказала выдвигать войско следом.
   - И где она сейчас?
   - Со второй частью войска по ту сторону Резвой. Ваолентайну удалось убедить Её, что участвовать в боевых действиях Ей не следует.
   - Как именно? - с интересом спросил юноша.
   - Улучшенным зельем сна, которое изготовил волшебник. Боюсь, оно тоже надолго Её не задержит. И когда Она проснётся, отправится сюда.
   - Понятно. Значит, завтра на рассвете, необходимо вернуться на ту сторону и поговорить с принцессой.
   - Удачи, - пряча глаза, пожелал барон.
   - Думаете, я этот разговор не переживу.
   - Скажем так: очень в этом сомневаюсь. Её Высочество была в ярости.
   Мивер вздохнул.
   - Барон?
   - Да?
   - Я безумно устал. Не возражаете, если мы на этом закончим разговор? - спросил Мивер и ещё до того, как услышал ответ заснул. Главное он узнал - Эвелена в порядке. Возможно, она даже не убьёт его при встрече. Так, что можно было расслабиться. Всё равно последние часы он держался лишь за счёт силы воли.
  
   ***
  
   Утро началось для Мивера довольно неожиданно. Он почувствовал, что его душат. Невероятное чутьё юноши на этот раз не предупредило его об опасности. Слишком ослаб он за последние дни. Когда Мивер открыл глаза, он с удивлением узнал в пытавшемся его убить, Эвелену.
   - Возьми лучше меч, - отрывая руки девушки от своего горла посоветовал юноша. - Не хочу мучиться.
   Взгляд которым его наградила принцесса, должен был расплавить Мивера на месте. Он даже, на мгновение испугался, что она последует совету. Но вместо этого девушка лишь обняла его и расплакалась.
   - Ты просто не представляешь, что мне пришлось пережить, когда я узнала, что ты отправился к варварам, - заявила она, когда немного успокоилась.
   - Не варварам, а кочевникам, - поправил юноша. - Главное ты жива.
   - Сумасшедший! Ты не должен так рисковать своей жизнь. Даже ради меня. Что я буду делать, если вдруг ты умрёшь?
   - Не волнуйся. Я бессмертный.
   - Правда? - удивилась Эвелена. Раньше Мивер ничего об этом не рассказывал.
   - Нет. Я пошутил, - ответил юноша. - Кажется у меня начинает это получаться.
   После этих слов мивер чуть не оказался вновь задушен. Они находились столь близко друг к другу, что юноша не выдержал и прикоснулся к губам девушки. За первым поцелуем последовал ещё один и ещё. А потом страсть подхватила их сладостной волной и закружила в водопаде эмоций и чувств в мире, где существовали только они вдвоём и никого больше...
   Позже юноша узнал, что проспал двое суток и его на носилках принесли в лагерь по ту сторону Резвой.
  
   ***
  
   На следующий день, после того, как Мивер пришёл в себя принцесса Мереина, как представитель королевства и Маред, со стороны кочевников при участии юноши, как посредника, подписали договор о мире на следующие сто лет. Мивер настаивал на тысяче, но Эвелена огорчила его, сказав, что столь длительный договор совет не одобрит.
   Девушка очень радовалась тому, что ситуация на юге разрешилась бескровным образом. Хотя всё ещё продолжала злиться на своего телохранителя. Особенно, после того, как узнала о его схватке с кочевниками уже обросшей ворохом легенд. Если верить народу иахов, юноша единолично сокрушил несколько тысяч человек. Мивер, краснел, слушая эти слухи, но молчал. Чем большим доверием он будет пользоваться у кочевников, тем лучше. После этого, несмотря на сопротивление не подозревавшего подвоха юноши Эвелена перед всем войском за проявленную доблесть посвятила его в рыцари, таким образом подняв социальный статус Мивера и одновременно отомстив ему, за свои переживания. В конце концов, юноша смирился с происшедшим. Хоть он и не понимал зачем ему нужно звание рыцаря, чтобы защищать слабых - ведь он и без звания так поступал? - но если принцессе этого хочется, то и он не против.
   Странно, что за весь день, он так и не встретил Илейн. Она не присутствовала при заключении договора. Обеспокоенный юноша, отправился к барону и тот успокоил его, заверив, что с девушкой всё в порядке и она должна быть где-то в лагере. Миверу пришлось изрядно побегать по лагерю, чтобы найти наёмницу. Она сидела на холме и задумчиво смотрела на реку за которой виднелись земли варваров.
   - Илейн? - позвал юноша.
   - Да? - обернулась она.
   - Я волновался за тебя, - сказал Мивер. Он присел подле неё и спросил: - Что случилось?
   - Ничего. Совсем ничего, - нарочито бодро замотала головой она и даже попыталась улыбнуться.
   - Даже я вижу, что ты обманываешь, - вздохнул юноша.
   - Прости. Я... Я думала, что потеряла тебя. Что тебя убили варвары.
   - Кочевники...
   - Нет, варвары! - со злостью перебила его девушка. -Для меня они были, есть и останутся варварами!
   - Илейн?
   - Я когда-то жила здесь, в южных землях. Рядом с Нивисом. Этот город был сожжён дотла в результате набега варваров. Моих родителей убили, а меня после года проведённого в приюте, взял на воспитание дядя.
   - Прости. Я не знал.
   - Тебе не за что извиняться.
   - Илейн, - Мивер положил руку на плечо девушки. - Я отправился к варварам, именно для того, чтобы больше никто не умирал в этой бессмысленной войне.
   - Где же ты раньше был? Двадцать лет назад? - горько вздохнула она.
   - Если ты хочешь плакать, то плачь, - предложил юноша, глядя в глаза наёмницы.
   - Нет, спасибо, - печально улыбнулась она. - Я уже взрослая девочка. Да и слезами ничего не изменишь.
   - Тогда я просто посижу рядом, если ты не против, - сказал юноша.
   - Спасибо, - тихо поблагодарила Илейн.
  
   ***
  
   Мивер, честно говоря, совершенно не знал, как себя вести с сестрой. Его мир делился всего на две категории людей. Тех, кто ему приказывал - отца, мать, учителей, старейшин - и всех остальных, которые ему приказывать не могли. Ему говорили, что делать, и он делал. Всегда безукоризненно. Всегда один. Но Ратти по настоящему любила его. И юноша не знал, как на это реагировать. Девочка просто не вписывалась в привычный ему мир. Он старался быть с ней приветлив, насколько это возможно. Он защищал её, так как об этом просил отец, просьбы которого юноша воспринимал, как приказы. Но, что он чувствовал к ней, Мивер не знал.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Два дня спустя они вернулись в замок барона, в котором собирались провести ночь и отправиться дальше. Судя по сообщениям, полученным лордом Ваолентайном с отцом Эвелены всё было в порядке. Но, в городе намечались странные волнения. Увеличилось количество фанатиков, проповедующих на улицах, а также собравшихся в столице людей, в основном бедных. Особенно лорда настораживал тот факт, что городская стража смотрела на это сквозь пальцы. Затевалось нечто опасное. К сожалению, все новости доходившие до него успевали устареть на десять дней - время необходимое курьеру, чтобы привезти письма из столицы - поэтому Ваолентайн посоветовал принцессе не мешкая, и даже не заезжая в свою провинцию, напрямую отправляться в Луан. Эвелена, немного подумала и согласилась.
   - Через две недели мы будем в столице. Даже не верится, - протянула девушка вечером, когда они остались с Мивером наедине в её покоях. Она сидела на кровати с роскошным балдахином и расчёсывала волосы, юноша стоял у окна.
   - Эвелена. Я, наверное, скажу глупость. Но... Давай уедем отсюда, - вдруг произнёс Мивер.
   - Мы ведь и так покидает замок, - удивилась принцесса. Она поднялась и стала рядом с юношей, чтобы понять, что он так пристально разглядывает. Взгляд Мивера оказался устремлён в небо и на солнце, медленно скрывающееся за горизонтом.
   - Нет. Давай покинем Мереин. Я понимаю, это эгоистично. Но, я не хочу возвращаться в столицу.
   - Мивер!
   - Я прекрасно знаю, что ты хочешь сказать. У тебя нет права покидать свой народ. А я не могу покинуть тебя. Просто... Мне отчего-то очень не хочется возвращаться.
   - Всё в порядке, - улыбнулась Эвелена. - Не так уж и плохо иметь сомнения. Главное, не позволять им сбить тебя с пути.
   Она взяла юноша за руку, посмотрела ему в глаза и твёрдо сказала:
   - Всё будет хорошо. Теперь у меня достаточно лордов, чтобы схватиться с братом на равных. А после заключённого мира с кочевниками, моя позиция выглядит даже предпочтительней. Не волнуйся. Просто верь мне. Верь в меня. Обещаешь?
   - Хорошо. Обещаю, - ответил юноша, утопая в глазах девушки. Мивер понимал, она не свернёт с выбранного пути. Просто не сможет. Эвелена, она такая, какая она есть. И этого не изменить. Именно за это он её и полюбил. Поэтому, прочь все тревоги. Он встретит любую опасность с открытым забралом (вернее вообще без забрала, так как шлем юноша не носил) и сделает всё возможное (и невозможное), чтобы победить. Ради Эвелены.
  
   ***
  
   В Луан они возвращались совсем не так, как его когда-то покидали. Эвелена с Мивером в карете с королевскими гербами, в сопровождении охраны лорда Ваолентайна, не скрываясь проехали через южные ворота и направились ко дворцу. Илейн покинула их перед въездом в город, сообщив, что не хотела бы привлекать к своей особе лишнего внимания.
   На следующий день принцесса пользуясь своим правом созвала совет лордов и сообщила о достигнутом успехе.
   Игвор не присутствовал на собрании. Он знал о произошедшем от своих шпионов. И, несмотря на эйфорию, вызванную новостью о заключении долгожданного мира, принц не разделял общих восторгов.
   Тем же вечером он отослал слугу с посланием к своим союзникам, в котором просил о встрече. Для этого, его человеку необходимо было посетить одну забегаловку и сделать специальный заказ. Странно, они поддерживали отношения уже не один год, но Игвор до сих пор не знал, кто его загадочные помощники. И это несмотря на шпионскую сеть, которую организовал принц и неоднократные попытки выяснить, кто же именно, так желает видеть его королём. Попытки проследить за хозяином того самого заведения ничего не давали. Но, каждый раз оставляя послание, принц знал, что на следующий вечер его будут ждать в условленном месте. Правда... Если он брал с собой на встречу более трёх сопровождающих, дом в котором она происходила оказывался пуст. Да и проследить за деловыми партнёрами Игвору никак не удавалось. Его лучшие дознаватели терпели одну неудачу за другой. Пока принц не бросил эту затею.
   Первый раз Игвор встретился с их посыльным, когда ему исполнилось четырнадцать. Возвращаясь с охоты, подросток слегка отстал от остальных. Неожиданно, рядом с ним возник всадник закутанный в плащ с накинутым капюшоном.
   - Принц Игвор? - глухо поинтересовался он.
   - Да, - ответил подросток, доставая меч. Игвор никогда не брал с собой телохранителей, он считал их признаком слабости. А слабость, если он хочет занять трон, юноше показывать было нельзя. Поэтому приходилось рисковать.
   - Не бойтесь. Меня прислали ваши друзья.
   Принц криво улыбнулся, не убирая оружие.
   - Я могу это доказать.
   - Как?
   - Назовите любое имя и до конца недели этот человек будет мёртв.
   - Даже так? - удивился Игвор. На мгновение подросток задумался. В принципе, он ничего не терял, так почему бы не рискнуть. - Граф Этьель.
   Старинный друг отца. Он ненавидел принца и подросток платил ему взаимностью.
   - Будет исполнено, - склонил голову неизвестный, пришпорил коня и скрылся.
   Игвор вложил меч в ножны, глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и отправился догонять остальных.
   Через четыре дня, граф Этьель умер. Упал с лестницы после попойки, которые любил устраивать король и свернул себе шею. А ещё через два принц нашёл на подушке в своей спальне записку с просьбой прийти следующей ночью в таверну "Золотой очаг" в торговом квартале. Так начались партнёрские отношения Игвора с союзниками...
   На следующий вечер, после приезда Эвелены, принц отправился к месту встречи. К незаметному дому неподалёку от трущоб. Там его уже ждал прятавшийся в сером плаще мужчина.
   - Вы хотели говорить с нами, Ваше Высочество? - протянул он. Всегда с Игвором разговаривал один человек, но отзывался он о себе во множественном числе, давая понять, что за ним стоит целая организация, а он лишь её представитель.
   - Иначе бы я не требовал встречи, - раздражённо ответил принц, недовольный тем, что его собеседник начал разговор первым, а не предоставил это право наследнику престола.
   Мужчина склонил голову, всем своим видом выражая готовность слушать.
   - Уверен вы знаете о возвращении моей сестры.
   - Да.
   - И что вы намерены предпринять по этому поводу?
   - Позиция Её Высочества становится всё более сильной, - протянул он. - Наша помощь будет стоить дорого.
   - Ваша помощь будет стоить хоть чего-то только в том случае, если я одержу победы. Не забывайте, - осадил его принц.
   - Добьётесь. Без сомнения.
   - Я знаю. Но, если так будет продолжаться, то прольётся кровь. Возможно, море крови.
   - И?
   - Я хочу, чтобы вы остановили время правления короля.
   - Вы хотите, чтобы мы его убили? - переспросил мужчина.
   - Да, - после небольшой заминки подтвердил Игвор. - Это надо было сделать ещё во время отсутствия моей сестры. Но...
   - Не могли решиться?
   Принц промолчал. Если бы не придворный лекарь и брат короля он бы уже давно избавился от старика...
   - Всё будет исполнено Ваше Высочество. Но нам понадобиться помощь, чтобы проникнуть в замок.
   - Хорошо. И запомните, - он пристально посмотрел на собеседника. - Эвелена не должна пострадать!
   - Конечно, Ваше Высочество.
   На этом разговор закончился, принц покинул заброшенный дом в торговом квартале и вернулся в замок.
  
  
   ***
  
   Кавитория. Святой город. В неприметном строении рядом с церковью за столом собралось трое.
   - Докладывай, - приказал один из них.
   - Ситуация в Мереине осложняется, - сказал посыльный, меняя человеческое лицо на волчье.
   - Точней.
   - При дворе появилась крылатая девушка. Она стала фрейлиной принцессы.
   - Похоже, они что-то подозревают, - задумчиво произнёс мужчина, проводя рукой по лицу и избавляясь от надоевшей личины. - Это всё?
   - Не только. Принцессе удалось заключить мирный договор с варварами. Судя по донесениям человеческих шпионов, варвары согласились на это под влиянием человека с крыльями, которого они считают посланником Творца.
   - Значит принцесса не сидит, сложа руки. И у неё есть серьёзная поддержка. Конечно, Мереин не главная точка, но сейчас на нём очень многое завязано. Мне кажется больше ждать не имеет смысла.
   - Но...
   - Мы слишком близко подобрались к цели, чтобы медлить, - он посмотрел на молчавшего человека-волка, который в отличие от них не спешил избавиться от своего облика.
   - Значит время пришло, - задумчиво протянул он.
   - Их Творец больше не сможет помешать нам, - ухмыльнулся его собеседник.
   - В прошлый раз они выкинули нас из этого мира, - сурово прервал его главный. - Нельзя их недооценивать. Особенно крылатых.
   - Конечно, - покорно опустил голову помощник, пряча недобро оскаленные клыки.
  
   ***
  
   Ратти с каждым днём приближалась к Луану. Вначале, девушка собиралась отправиться прямиком за братом, который находился намного южнее столицы Мереина. Но Нив переубедил её. Рыцарь заявил, что передвигаться проще и быстрее по большим проезжим трактам и ей будет проще попасть на юг из столицы. Девушка подумала и согласилась. К тому же, Ратти было интересно увидеть сердце королевства. В правильности своего решения она убедилась через неделю, когда на горизонте возникли величественные стены города. Мивер всё это время не сидел на месте. Чувства Ратти просто кричали - её брат в Луане!
   Город и все его красоты перестали интересовать девушку в тот момент, когда она поняла, что Мивер здесь. Осталось только найти его. Не слушая Нива, желавшего навестить родителей, Ратти, едва они миновали ворота, отправилась на поиски. Духовная нить, которая связывала их становилась всё короче, с каждым шагом.
   Рыцарь осознал, что в таком состоянии девушку не остановить и покорно следовал за ней. Поворот, ещё поворот, за спиной Ратти будто выросли крылья. Она уже не шла, а бежала. Девушка увидела дом и не останавливаясь перепрыгнула невысокую ограду. Чтобы в следующий момент встретиться взглядом с Мивером.
  
  
   ***
  
   Два часа в день после полудня, каждый ребёнок деревни посещал зал общины. Где его вместе с другими детьми обучали грамоте, а также рассказывали историю народа и договора. Мивер учился отлично. Не потому, что занятия нравились ему. Просто отец требовал от него быть во всём первым. Именно в старинных историях (некоторые из книг разрешали брать домой), он впервые увидел слово: свобода. Юноша долго размышлял над ним, стараясь понять его значение. Но это ему не удавалось. Он лишь осознал, насколько несвободен сейчас. В этой деревне. Спустя несколько месяцев Мивер решил, во чтобы то ни стало узнать, что же это такое.
  
   Глава двенадцатая
  
   Прошло два дня с триумфального возвращения принцессы в столицу. Всё это время девушка провела принимая гостей, которых стало столь много, что им приходилось ждать несколько дней, лишь бы получить аудиенцию у Её Высочества. Одно это свидетельствовало о том, насколько увеличились шансы девушки занять трон. Ведь раньше придворные опасались с ней общаться.
   На третий день Мивер решил, что Эвелена потрудилась достаточно и предложил отдохнуть, а заодно навестить Лилен и Илейн. Принцесса согласилась. В путешествии она успела по настоящему подружиться с наёмницей. К тому же, девушка так устала выслушивать всевозможные, а главное лживые, заверения в любви и поддержке, а также жалобы и просьбы, что ей просто необходимо было развеяться.
   На этот раз дома находился и Гован. Правда, он вернулся вчера весьма поздно - и если верить Илейн - пьяным, так что её дядя, во время визита принцессы, мирно посапывал в своей комнате. Эвелена с Илейн устроились во дворе. Девушки разговаривали и рассеянно следили за Мивером с девочкой. Лилен очень обрадовалась приходу юноши и мечу, подаренному ей. Правда, об оружии Мивер вспомнил в последний момент, так что ему пришлось заворачивать карету принцессы в торговый квартал. Но всё же вспомнил.
   Внезапно, спокойная атмосфера дня оказалась нарушена. Незнакомая девушка перепрыгнула изгородь, отделявшую дом от улицы и кинулась к Миверу. Когда расстояние между ними сократилось до двух шагов она остановилась и заговорила на незнакомом для всех, кроме юноши языке:
   - Наконец-то я тебя нашла!
   - Рат-ти? - удивился юноша.
   - Совет старейшин вынес тебе приговор Отступник. И я пришла привести его в исполнение.
   - Мивер? Кто это? - поинтересовалась Эвелена. Принцесса не испугалась внезапного появления незнакомки. Рядом с Мивером она не боялась ничего. Просто ей стало интересно.
   - Моя сестра, - ответил юноша, переходя на общий.
   Следом за девушкой во двор, правда уже через дверь, вошёл молодой человек, лет двадцати.
   - Ты не говорил, что у тебя есть сестра, - удивилась Эвелена. - И что она хочет?
   - Я думаю, убить меня, - ответил юноша и попросил. - Пожалуйста не вмешивайтесь. Я сам решу это.
   - Не мешайся, - приказала Ратти, подоспевшему к месту происшествия Ниву.
   Девушка достала два коротких меча.
   - Лилен, малыш, я сейчас немного потренируюсь с этой девушкой, а ты иди к Илейн, смотри и запоминай приёмы, - сказал юноша.
   - Ты всё ещё не воспринимаешь меня всерьёз, - прошипела на ремнейском Ратти. Мечи взвились в воздух и метнулись к юноше. Мивер отразил удары своим оружием, отступая на шаг. Девушка не снижая скорости сократила дистанцию и попыталась достать его. Удар в грудь оказался ложным, и юноше пришлось снова отступить. Мивер не узнавал свою сестру, с которой он иногда проводил обучающие поединки. Перед ним стоял Противник. Причём противник с большой буквы. Любая ошибка будет стоить ему жизни. А ведь он не собирался убивать девушку. Совет старейшин право на казнь ему не давал. Право, о котором юноша лишь читал в книгах. А даже, если бы он такое разрешение получил, Мивер всё равно бы им не воспользовался. Нет ничего страшнее, чем убийство человека, другим человеком. Если бы они встретились месяца три назад он мог бы и проиграть...
   Юноша, в отличие от сестры, не любил сражаться двумя мечами. Ему обычно хватало одного. Который был для юноши и щитом одновременно.
   Мивер отбивался изредка переходя в контратаку. Ратти стала намного сильней, но он тоже не терял времени даром и уже трижды мог закончить поединок, но искал возможность сделать это так, чтобы сестра не пострадала. Девушка взрывалась ураганом ударов, казалось, каждый следующий немного быстрее предыдущего. Она сражалась вкладывая, душу в каждое движение. Но, в какой-то момент эмоции стали переливаться через край, чаши самообладания Ратти и она начала делать ошибки. Этим воспользовался юноша. Стоило девушке увлечься атакой, как Мивер, вместо того, чтобы отступить или жёстко заблокировать мечи противницы, шагнул навстречу, уклоняясь от одного удара и отбивая второй. Ратти с удивлением почувствовала прикосновение стали к незащищённой шее.
   - Бой окончен, - подвёл итог юноша.
   - Ещё нет, - покачала головой девушка. - Ты ещё не убил меня.
   - Я и не собираюсь это делать, - ответил юноша, убирая меч.
   - Тебе придётся. Я добровольно вызвалась исполнить приговор совета. И пока я жива, я приложу все силы для этого.
   - Постарайся, - одобрил юноша. - Уверен, рано или поздно у тебя получится.
   - Ты просто невозможен! У меня нет слов. Мерзавец! Предатель! Подлец!
   - Ты стала намного сильней Ратти, - похвалил Мивер, а потом после небольшой заминки добавил. - И красивей.
   Ратти лишь покачала головой в ответ. Юноша развернулся и сделал шаг к Эвелене, так что слова сестры понеслись ему в спину.
   - Знаешь, день за днём я ждала твоего возвращения. Каждое утро я вставала и проверяла твою комнату. Каждый вечер я просила Творца, чтобы ты пришёл домой. Ты был для меня всем. Ни отца, ни мать я не любила так как тебя. Но ты ушёл навсегда. И когда я это осознала, то возненавидела тебя. Тогда я решила доказать, что не слабее. Решила, что смогу когда-либо сравниться с тобой. Знаешь, мне всё равно почему ты покинул деревню. Меня не заботит то, что ты нарушил Договор. Я не могу простить тебе, того что ты не взял меня с собой.
   Непрошенные слёзы потекли из глаз девушки. Она обещала себе три года назад быть сильной и больше никогда не плакать. Но не смогла удержаться.
   Мивер, медленно, словно боясь встретиться с сестрой взглядом, повернулся к ней и сказал:
   - Прости.
   Шаг, ещё шаг. Мивер стоял на месте, поджидая её. Ещё один безумно тяжёлый шаг и девушка оказалась в его объятиях. Прижавшись щекой к плечу Мивера Ратти наконец дала волю слезам и долго сдерживаемым чувствам.
   Юноша не пытался её успокоить, предоставляя возможность выплакаться. Слова сестры поразили его в самое сердце. Он не только плохой сын и никудышный отец. Он ещё и отвратительный брат. Всё это время юноша просто не замечал чувств девушки. Он был эгоистичным чудовищем, думающим лишь о себе. Таким он покинул деревню. Мивер изменился за время пребывания в большом мире. В основном благодаря Эвелене, хотя Илейн и Лилен, тоже ему в этом помогли. Здесь он начал думать не только о себе, но и о других.
   - Прости меня, - снова повторил юноша, задумчиво, перебирая пальцами шёлковистые волосы сестры.
  
   ***
  
   Когда Ратти успокоилась Мивер объяснил её поведение Эвелене с Илейн. После чего представил девушек друг другу и рыцарю. Нив, когда узнал, что судьба столкнула его с наследницей престола застыл и долго не мог произнести ничего, кроме того, что он невероятно рад оказанной ему чести.
   Ратти рассказала о своих приключениях, Мивер поведал о том, что пришлось пережить ему, за исключением некоторых моментов связанных с Эвеленой. Ратти невозможно было оторвать от брата. Она уселась рядом, на скамейке и держала его за руку не отпуская, будто боясь, что в любой момент он может исчезнуть. Вскоре принцессе пришлось отправляться в замок и Миверу вместе с ней. Ратти с трудом отпустила брата. Но на предложение Илейн пожить немного у неё ответила отказом. Ратти собиралась остановиться в доме Гамиров. Что весьма обрадовало Нива, хоть он и волновался о том приёме, который встретит там девушку. Его братья не слишком жаловали Нива и завидовали ему. И даже отец не мог простить того, что наследником выбрали его отпрыска, а не его самого. Но юноша не сообщил об этом Ратти. Он боялся, что узнав правду о его семейных отношениях, красавица изменит своё решение.
   Они расстались после того, как Мивер в сотый раз клятвенно пообещал, больше никогда в жизни не бросать сестру одну. Юноша укатил в карете с принцессой. Ратти ушла с Нивом. В доме остались лишь Илейн с Лилен и всё ещё спавший в своей комнате Гован.
  
   ***
  
   Дом Гамиров располагался в квартале аристократов. Хотя, не каждому человеку, благородных кровей удавалось построить жилище в квартале неподалёку от дворца. Для этого необходимо было, либо иметь славную родословную, либо много денег, а в идеале и то, и другое.
   Родные приняли юношу и его спутницу на удивление хорошо. Возможно, в связи с тем, что он исполнил почти все требования деда и вскоре станет законным наследником. Нив не забивал себе голову причиной. Он лишь радовался тому, что всё спокойно. Покои предоставленные Ратти оказались на втором этаже рядом с комнатами его матери. К ужину все собралась в большом зале. Вернон, его отец не преминул пожаловаться на скудность стола, намекая на то, что семья не столь богата, как её отдельный представитель в лице Нива.
   Его старшие братья Рамир и Ларгион уселись напротив юноши. Отец восседал во главе стола по правую руку его устроилась Марион, мать Нива. Ратти предложили почётное место слева от хозяина. Неожиданно, для рыцаря девушка не стала есть еду руками, как во время привалов, а воспользовалась столовыми приборами с которыми обращалась легко и уверенно. В её деревне владение столовыми приборами было частью ритуала, по приёму пищи. В отличие от королевсь вокруг, в которых пользоваться ими следовало по правилам этикета.
   - Надолго ты к нам? - поинтересовался отец, когда все утолили первый голод и наступило время предписанных, правилами хорошего тона, бесед.
   - Не знаю. Я хотел навестить вас и отдохнуть перед путешествием на юг и север.
   Ратти посмотрела на него и юноша замялся, а потом нехотя добавил.
   - В общем не уверен. Возможно, надолго.
   - А кем тебе приходится эта молодая особа? - спросила мать. Представляя спутницу, Нив назвал лишь её имя, что совершенно не удовлетворило любопытство присутствующих.
   - Это... Ну...
   - Мы вместе путешествовать, - ответила за него Ратти.
   - Значит вам понадобилась охрана рыцаря? Понимаю. На дорогах неспокойно.
   Делавший глоток из кубка с вином, чтобы промочить горло Нив подавился. Кто кого защищал в походе, он помнил слишком хорошо. Едва он справился с приступом кашля, как последовал следующий вопрос, адресованный правда не ему.
   - Откуда вы родом? - поинтересовался глава семейства.
   - С востока.
   - С востока и всё? - уточнил он.
   - С востока и всё, - подтвердила девушка.
   Все с удивлением посмотрели на Нива, требуя у него уточнений, но юноша опустил глаза и с удвоенной силой накинулся на жареную курицу, лежавшую в его тарелке.
   После ужина дамы отправились к себе, а рыцарю предстоял тяжёлый разговор с отцом и братьями. С большим трудом ему удалось убедить их, что Ратти аристократического происхождения. Просто, она приехала сюда инкогнито и не хотела бы называть своё подлинное имя и титул.
   Ночью Нив долго ворочался и не мог уснуть. Юноша радовался тому, что Ратти нашла брата. Но поединок свидетелем которого он стал, волновал рыцаря. Люди просто не в состоянии так сражаться. Он старался не обращать на это внимание, во время путешествия. Но сейчас любопытство снова накинулось на юношу. Кто такая Ратти? Откуда она? Почему не рассказывает о себе? Наконец, под утро, он уснул.
   На следующий день сестра Мивера в сопровождении Нива, отправилась к дому Гована. Там она встретилась с Илейн. Ратти хотела поговорить с наёмницей о брате. Её интересовало всё, что он делал с тех пор, как покинул деревню.
  
   ***
  
   Раз в месяц на чудовищ из проклятого леса находило нечто вроде затмения. Они собирались большой группой и нападали на деревню. Обязанностью каждого совершеннолетнего мужчины было становиться на защиту родных стен. Правда, если ситуация усложнялась в бой вступали все жители деревни. Независимо от пола и возраста. Но, обычно, всё заканчивалось ещё на подступах к деревне.
   Однажды Мивер решил испытать свою силу. Его интересовало место, где собираются чудовища, для последующей атаки. День за днём юноша пропадал в лесу, чтобы выяснить его. А когда нашёл, то не задумываясь атаковал. И перебил их всех до одного. Мивера удивило то, что в лесу твари двигались намного медленней, чем рядом с поселением. В тот месяц на деревню, так никто и не напал, что весьма удивило старейшин.
  
   Глава тринадцатая
  
   Через три дня после возвращения Эвелены в столицу принц Игвор сообщил о своём намерении устроить в честь заключённого договора о мире, рыцарский турнир. Герольды на центральной улице перед дворцом оповестили город о том, что турнир состоится ровно через месяц и на него приглашаются все желающие из достойных рыцарей. То есть, не запятнавших свой герб преступлениями против короля и рыцарского устава. Весть разнеслась по городу быстрее лесного пожара. В последнее время турниры устраивались весьма редко. Особенно те, на которые приглашались благородные люди из других королевств.
   Принцесса долго гадала, что же именно задумал её брат, но ничего путного не придумала. Помешать его планам девушка не могла, к тому же, турнир устраивался в её честь, так как мирный договор с кочевниками заключила именно она. Поэтому Эвелене пришлось с показной благодарностью принимать этот знак внимания со стороны Игвора.
   Время неспешно шагало вперёд. Мивер всё так же охранял принцессу, работал в больнице, навещал Илейн, встречался с сестрой, которая чувствовала, когда юноша покидал дворец и обычно поджидала его на улице перед фонтаном. Благо, дом семьи Гамиров в котором Ратти остановилась, располагался неподалёку.
  
   ***
  
   За неделю до предстоящего события в столицу стали прибывать рыцари. Самые знатные из них, получали приглашение остановиться во дворце. Остальным приходилось довольствоваться постоялыми дворами, цены в которых в это время взлетели до небес.
   Луан почтили своим присутствием рыцари из соседней Легории с которой Мереин вот уже много лет поддерживал дружеские отношения. Не отказались принять приглашения и торговые соседи из Нагории. Там рыцари, хоть и были не в почёте, но их охотно нанимали для охраны торговых караванов, низведя благородное занятие до обычного ремесла. Кроме этого, прибыло несколько десятков рыцарей из Авенка, желающих доказать своё превосходство перед воинами Мереина. И напоследок появились паладины из святого города. Их оказалось всего трое. Но, в этот орден брали лишь лучших из лучших, так что этим воинам было по силам потягаться за звание победителя.
   Сам турнир проводился вблизи города, так что оградой ристалищу становились стены Луана с одной стороны и небольшой лес, росший неподалёку, с другой.
  
   ***
  
   Первый день состоял из боёв на копьях и мечах в которых принимали участие соискатели на звание рыцаря. В основном это были оруженосцы и пажи. Они сражались на деревянных мечах и с копьями из пихты, чтобы не покалечить друг друга. Зерн, оруженосец Нива участие в турнире не принимал, так как был ещё слишком молод.
   Вокруг ристалища стояли скамейки для зрителей и возвышался специально построенный для принца и благородных людей помост. Эвелена пренебрегла обычаем появляться на турнире в сопровождении знатных дам. Она пригласила сесть подле себя дядю, Ратти и, на удивление и зависть всех остальных рыцарей, Нива Гамира. И конечно же Мивер, не отходил от любимой ни на шаг. Илейн, несмотря на предложение, от подобной чести отказалась. Семья Гамир не могла поверить оказанной Ниву чести. Находиться рядом с особой королевской крови, претендентом на трон, было более чем почётно. Но ещё больше их изумило присутствие Ратти в той же ложе.
   Как только все, включая устроителя турнира, принца Игвора, собрались, раздался сигнальный рожок, на ристалище выехали оруженосцы, желавшие стать рыцарями и турнир начался.
   Первые претенденты на победу под крики толпы и жеманные вздохи придворных дам ринулись навстречу друг друга, едва появившись на поле. Один из них, из Легории, так торопился, что даже не поприветствовал противника. Но, это ему не помогло. Претендент на звание рыцаря, представлявший Мереин вышиб своего врага из седла с первого удара. Не обращая внимания на аплодисменты победитель поклонился и отправился к своему шатру. Снова прозвучал рожок, приглашая следующих участников к схватке...
   Первый день постепенно сменился вторым, участие в котором принимали уже обладающие рыцарским званием воины.
   Состоял он из конных поединков. Рыцари выбирали соперника и ударяли в его щит, висевший рядом с другими на стене ристалища. После этого происходил сам поединок.
   Схватки продолжались до вечера. Иногда в них вмешивался почётный рыцарь. Этим званием дамы наградили на турнире герцога Ваолентайна, обязанностью которого стало следить, чтобы участники не нанесли друг другу тяжёлые или смертельные раны.
   Один за другим воины выбывали из соревнования. В последней схватке сошлись паладин из святого города и рыцарь из Авенка. Десять раз обменялись они ударами прежде чем определился победитель. Паладин церкви вылетел из седла и оказался на земле.
   Мивер задумался.
   - Что? - тихо спросила его принцесса.
   - Я уверен, паладин церкви упал специально, - ответил он.
   - Но почему он это сделал?
   - Не знаю, - покачал головой юноша.
   Воин из Авенка благородный Вэйс Новил откровенно красовался бросая вызов любому из рыцарей желавших вступить с ним в схватку. Эвелена разозлилась. Будет не слишком хорошо, если на турнире в её честь победит рыцарь из чужого королевства да ещё и настроенного враждебно.
   Дважды, пытались рыцари Мереина справиться с противником, но оба раза остались ни с чем.
   - Мивер? - принцесса посмотрела на юношу.
   - Нет, - тут же ответил он.
   - Пожалуйста, спустись и победи его, - попросила она, не слушая возражений.
   - И не подумаю, - возмутился он.
   - Сэр Мивер! Сейчас же спуститесь и победите его! - приказала принцесса.
   - Эвелена, милая, - упрямо прошептал юноша.
   - Да?
   - Если ты думаешь, что я оставлю тебя хотя бы на мгновение без охраны в открытом для любого стрелка месте, то ты глубоко ошибаешься.
   Девушка нахмурилась.
   - Простите, - пугаясь собственной смелости, вмешался в разговор Нив. То, что брат Ратти спорил с принцессой и она спокойно (относительно спокойно) принимала его возражения, убедило юношу, что Ратти, как минимум принцесса, какой-то дальней страны. - Если вы позволите покинуть Вас, Ваше Высочество, я брошу ему вызов.
   Эвелена перевела взгляд на Гамира и благосклонно кивнула, после чего он поспешил вниз к своей палатке. С помощью оруженосца, юноша минут за десять натянул доспехи. За это время неудачу потерпел ещё один претендент из Мереина.
   Облачение Нива состояло из брони, наплечников, рукавиц, наручей, набедренников, наножников и шлема. В руках он держал щит и копьё.
   По сравнению с обычными доспехами на турнир юноша одевал более тяжёлые. Так как несмотря на то, что рыцари сражались тупым оружием и копьями с закруглённым остриём, риск получить травму, без более серьёзной брони оставался весьма высок.
   Наконец Нив был готов выступить. Зерн помог ему забраться на лошадь, после чего рыцарь выехал на ристалище и ударил копьём в щит гостя из Авенка.
   Они разъехались в разные стороны, подняли полученные от оруженосцев копья и понеслись навстречу друг другу.
   Несмотря на то, что в поединках ярить коня не рекомендовалось, противник Нива, подгонял свою лошадь, столь велика была его неприязнь. С оглушительным треском копья переломились встретившись со щитами. С трудом Нив удержался в седле. Его противник тоже. Рыцари получили от оруженосцев по новому копью и снова помчались навстречу друг другу. Лишь с восьмой попытки, определился победитель. Хотя, по законам турнира они могли преломить до двенадцати копий. Но соперник Гамира после удачного удара потерял равновесие и упал.
   Суровое воспитание деда и каждодневные тренировки сделали Нива весьма искусным в традиционных рыцарских забавах. Но юноша всё равно удивился победе. Всё же это была его первая настоящая схватка на турнирах.
   После этого, по сигналу Игвора, который тоже не желал победы рыцарю из чужой страны, заиграли трубы, оповещая о том, что время поединков на сегодня подошло к концу.
   Таким образом Нив Гамир получил звание победителя дня и вместе с ним право подарить серебряную розу, самой прекрасной девушке из присутствующих дам. Ни секунды не сомневаясь и даже не смотря на придворных красавиц Гамир отправился к помосту, туда где расположилась принцесса со своими гостями. Он преклонил колено и отдал, выкованный искусным кузнецом цветок, Ратти.
   Победитель завтрашнего дня и всего турнира получит право дарить золотой цветок, а также много других подарков, которые сможет оставить себе. Но это будет завтра. А сегодня юноша был просто вне себя от счастья. И не только потому, что ему удалось на глазах у всех выйти стать победителем дня. Просто он наконец, смог прилюдно показать свои чувства любимой.
  
   ***
  
   Днём рыцари на ристалище творили историю турнира, вечером же в пиршественном зале послы создавали историю королевств. Эвелена чувствовала себя скованно. Девушка практически никого не знала из приглашённых иностранных гостей. Игвор же наоборот буквально порхал по залу, успевая поговорить то с одним, то другим влиятельным вельможей. Скрепя душой, девушке пришлось признать, что этот поединок остался за братом.
   Третий день турнира состоял из пешего сражения. Рыцарей разделили на две группы и предложили сражаться друг с другом. Воины Мереина вместе с Легорией против представителей Авенка, Нагории и паладинов церкви.
   Схватка получилась жаркой. Несмотря на затуплённое оружие, почётному рыцарю, лорду Ваолентайну пришлось носиться по всему полю, останавливая разгорячённых боем вонов, до того, как они покалечат друг друга.
   Всё больше и больше человек выходило из боя, побеждёнными. Наконец осталось всего десяток рыцарей со стороны Мереина и пятеро им противостоящих. Из них трое были из Авенка и двое представителями церкви.
   Нив к тому времени уже выбыл из боя и не мог претендовать на звание победителя турнира. Это весьма огорчило юношу. Он успел победить всего двух противников, когда на его пути возник паладин. И всё. Ни одни удар из тех, что нанёс юноша, не достиг цели. А сам он пропустил три или четыре, после чего не устоял на ногах и упал.
   Конечно, особо отличившийся рыцарь мог получить звание победителя даже, если выбывал до конца сражения и если находился в проигравшей команде. Но, отличиться юноша не успел.
   В конце концов победу, пусть и с трудом одержали Мереинцы. Правда, их осталось всего трое. И один из них Сэр Вингорн получил от принца Игвора звание лучшего и полагавшиеся тому призы. Золотую розу рыцарь галантно предложил принцессе. Эвелена с улыбкой приняла дар, поблагодарила Вингорна, делая вид, что весьма смущенна подарком. Хотя, девушка понимала, что это не более чем красивый жест. Ведь турнир проводился в её честь. Или, возможно, рыцарь надеялся на то, что если Эвелена взойдёт на трон, то не забудет о нём. Смешно. Только те, кто самого начала поддерживал её, могут рассчитывать на милость и доверие принцессы, если она станет королевой.
  
   ***
  
   Мивер не любил пустые разговоры. Любые слова в его понимании должны были подтверждаться делом. Юноша, в отличие от своих сверстников никогда не распространялся про походы в проклятый лес. Ему не нравилось преувеличивать свои подвиги. Да и подвигами путешествия в лес он не считал. Всего лишь обычной тренировкой.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Незадолго до окончания торжеств принцесса получила весточку от лорда Викельсона. Он извинялся за то, что у него ушло так много времени, чтобы разузнать про потайной ход из королевской спальни и прислал точную карту. А за день до этого Ратти сообщила Миверу о своём решении, ненадолго оставить столицу. Она собиралась отправиться с Нивом Гамиром в путешествие от южной до северной границы королевства, чтобы он смог вступить в права наследования замком и землями деда. Девушка за время поисков Мивера и с момента, как его нашла, осознала, что слишком сильно зависит от брата. И хотела бы ненадолго оставить его, чтобы разобраться со своими мыслями, которые раньше полностью занимал Мивер. К тому же, Нив постепенно начинал нравиться Ратти, хотя она боялась признаться в этом даже себе. Ведь по сравнению с требованиями её родной деревни, рыцарь был весьма слаб. Но ведь люди любят не за силу. И не за слабость. И не за что-либо определённое. Люди любят, потому что любят. И всё.
   Мивер обнял на прощание сестру и пожелал ей удачи. Эвелена, приказала возвращаться скорей. После этого они расстались.
   Принцесса и её телохранитель долго обсуждали, когда им следует воспользоваться потайным ходом, план которого передал Викельсон. Наконец они решили, что лучше всего будет попытаться по окончанию празднования, накануне отъезда гостей. Так как в этот момент в самом замке будет неразбериха.
   Дни пролетели незаметно. Несмотря на то, что устроителем пиршеств, праздничных охот и других развлечений был её брат, Эвелене тоже приходилось в них участвовать. Более того, девушка постепенно освоилась, сумела завести несколько многообещающих знакомств и даже заручиться поддержкой вельмож, близких к кругу лордов.
   Вскоре настало время действовать. Вечером, Мивер с Эвеленой спустились в замковый парк. Там их встретила по-весеннему приветливая погода. Солнце лишь недавно скрылось за горизонтом, отдавая свои полномочия ещё не успевшей сменить его луне. На небе ни облачка. Ветер затаился, дожидаясь более благоприятного времени для игр.
   - Красиво, - вдруг, произнёс юноша, на мгновение останавливаясь.
   - Красиво, - согласилась Эвелена. - Я бы хотела иметь возможность чаще гулять по парку, без опасения, быть убитой.
   - Не волнуйся, скоро всё закончится.
   - Тем или иным образом, - печально улыбнулась девушка и тут же, отбрасывая прочь ненужные мысли добавила, - поспешим. Я должна увидеть отца.
   Несмотря на то, что вход в потайной коридор был отлично замаскирован, под замковую стену, с картой присланной лордом они быстро нашли его. Сложность возникла при попытке открыть дверь. Зачарована она оказалась на совесть. Причём так, чтобы её магический фон не отличался от общего фона замка. Поэтому, даже обладающие магией люди не смогли бы её обнаружить, не зная точно где искать. Амулеты принцессы не помогали. Пришлось Миверу использовать силу. Конечно, он не очень разбирался в магии волшебников, но разрушать её юноша умел. Минут через десять, он сообщил принцессе, что дело сделано.
   Вместе они вошли внутрь. Следуя указаниям карты смогли добраться до опочивальни короля. Дверь ведущая внутрь оказалась самой обычной, да ещё и открывавшейся со стороны коридора. Так что мгновения спустя Мивер, а следом за ним и Эвелена, вошли в спальню.
   Девушка тут же бросилась к лежавшей на широкой кровати фигуре. Юноша поспешил за ней. Правитель Мереина, Зерэйн третий оказался немолодым мужчиной с уставшим, измученным болезнью лицом, седыми волосами и длинной, белой бородой.
   - Отец, - выдохнула принцесса, склоняясь над ним.
   Старик открыл глаза и окинул девушку пустым, непонимающим взглядом.
   - Мивер, он не узнаёт меня, - со страхом в голосе, прошептала она.
   Юноша склонился над больным и используя силу попробовал оценить его состояние. Уже минуту спустя Мивер понял, что дело плохо. В организме правителя Мереина находились вещества, которым там было совсем не место. Юноша постарался их разложить на более безопасные составляющие. Часть из них пришлось уничтожить, остальное вывести. Он тяжело вздохнул, и сообщил девушке:
   - Яд. Мне нужно будет ещё несколько раз использовать силу, чтобы вылечить его полностью.
   - Ты сможешь его спасти?
   - Да. Без сомнений, - ответил он.
   - Спасибо, - принцесса обняла юношу.
   - Эв... Эв-ел... - внезапно прохрипел старик.
   - Да, отец? - снова склонилась над ним девушка.
   - Эвеле-на, - отчётливо произнёс он и попытался погладить принцессу по голове, но рука Правителя лишь слегка дрогнула.
   Тогда девушка сама прильнула к его ладони щекой и зашептала:
   - Всё будет хорошо. Пожалуйста, верь мне. Мы вылечим тебя. Всё будет хорошо. Не волнуйся. Опасно оставаться здесь долго, но я приду завтра. Мы вылечим тебя.
   Девушка отпустила его руку, поцеловала отца в щёку и вытерла слёзы.
   - Пошли, - тихо сказала она.
   - Хорошо, - согласился юноша. Уже в коридоре он спросил:
   - Может стоило забрать короля с собой?
   - Возможно. Но тогда поднимется паника. Весь дворец поставят на уши. Лучше подождать, пока он сможет ходить. Или пока мы не найдём безопасное убежище для него. Хотя... Ты прав. Ему слишком опасно здесь оставаться. Надо предупредить герцога Ваолентайна. Думаю, мы сможем доставить отца к его карете и он в месте с ним покинет замок.
   - А дальше? - поинтересовался юноша.
   - Думаю, лучше спрятать отца у Викельсона. Город, он к сожалению покинуть не сможет. Сколько дней тебе понадобится, чтобы поднять его на ноги?
   - Два, возможно три.
   - Понятно. Значит решено. Завтра мы освободим отца!
   На обратном пути, когда они зашли в замок с черного хода и нырныли в потайной путь ведущий в покои принцессы на них напали. Трое паладинов церкви неожиданно появились из-за поворота и тут же, не раздумывая, кинулись в атаку. Каждый из них был нечеловечески быстр. Но на этот раз врасплох Мивера застать не удалось. Он оттолкнул за спину принцессу, и легко отбил брошенные в него кинжалы, целью которых было не ранить, а лишь отвлечь юношу.
   И тут же на него обрушился град ударов от подоспевших противников. Они оказались человеко-волками, так как обычные люди сражаться на такой скорости просто не могли. Если бы Мивер упорно не тренировался, готовясь к схватке с ними, то его бы смели в первые мгновения. Но юноша оказался уже не так слаб, как три месяца назад. Он не только вернул себе былую форму, но и продвинулся вперёд. Отбивая молниеносные выпады он и сам изредка переходил в атаку. К сожалению, присутствие девушки за спиной сковывало его, не позволяя отдалиться ни на шаг. Поэтому при опасности противники просто разрывали дистанцию. Сейчас уже юноша не думал о том, имеет ли право, убивать мыслящее существо. Когда на кону стоит жизнь Эвелены не до колебаний. Да и сама схватка не оставляла времени на размышления.
   Поединок продолжался уже почти четыре минуты - немыслимое дело при таких скоростях. Враги пробовали найти брешь в обороне юноши, тот в основном защищался. Наконец одному из них не хватило выдержки и он, сократив расстояние, поднырнул под клинок занятого другим противником юноши и попытался пронзить живот Мивера. Блокировать удар охранник принцессы, уже не успевал, вместо этого свободной левой рукой он ударил по голове нападающего и обратным движением меча рубанул того по шее. Но увернуться от выпада не сумел. Да и не мог. Ведь позади стояла Эвелена. Вместе со сталью внутрь проникла сила врага, сминая, разрывая защиту юноши.
   Увидев, что Мивер ранен и они остались вдвоём убийцы стали действовать осторожней. Всё что успел сделать за подаренные ему мгновения передышки Мивер, это слегка восстановить порванные каналы силы. Остановить кровь, или залечить рану в данной ситуации не представлялось возможным. Но юноша не паниковал. За его спиной стояла любимая девушка. Он просто не мог проиграть и позволить ей умереть. А значит он победит. Чего бы это его ни стоило.
   И снова замелькали мечи. Мивер пропустил удар в плечо, а также получил рану в левую руку, которой прикрыл бок. Положение осложнялось и тогда юноша бросился в атаку. Снова подставив левую руку под удар меча, так, чтобы лезвие лишь скользнуло по ней он вогнал клинок в подбородок волко-человека. Рукоятью парировал удар второго находившегося сбоку, едва при этом не лишившись пальцев и развернув лезвие снёс ему голову. Бой закончен.
   Юноша устало опустился на пол.
   - Мивер, ты в порядке?
   Глупый вопрос... Конечно, он не в порядке. Потерял много крови из раны в животе. Почти лишился левой руки, удар на которую пришёлся намного сильнее, чем юноша ожидал и это несмотря на то, что он переправил в неё почти всю имевшуюся в его распоряжении энергию, перед последней атакой. Ну и раненое плечо. Но самыми тяжёлыми оказались внутренние разрушения. Мивер потерял бездну сил. Большинство каналов по передаче энергии оказались нарушены. Конечно ничего смертельного. Они восстановятся, рано или поздно. Но юноша был совсем не уверен предоставят ли ему время для этого.
   - Всё хорошо, - попробовал успокоить девушку Мивер, но... Врать он никогда не умел.
   - Ты ведь не умрёшь, правда?
   - Не волнуйся. Я намного сильнее обычного человека.
   Как жаль, что он сейчас слишком слаб, чтобы отложить боль на потом. Если бы уцелели хотя бы три основных канала силы. Но... центр энергии находился в животе и именно туда пришёлся удар.
   - Я знаю. Но такие раны... Я не хочу тебя потерять.
   Мивер с трудом поднялся на ноги. Его слегка пошатывало, но он не обращал на это внимания.
   - Всё нормально. Я большой, меня тяжело потерять, - успокоил девушку Мивер.
   Держась за стену с помощью Эвелены ему удалось добраться до покоев принцессы. Там он упал на кровать и тут же провалился в глубокий сон.
  
   ***
  
   На следующий день Мивер чувствовал себя просто ужасно. Он даже мимоходом пожалел, что не умер вчера, но тут же отогнал нелепые мысли и занялся восстановлением организма. Главной проблемой по прежнему оставались потоки силы. Как только он их наладит, то легко сможет убрать все остальные повреждения.
   Весь день Эвелена провела рядом с юношей. Её сердце обливалось кровью, когда она видела Мивера в таком состоянии. А ведь принцесса за время проведённое вместе, почти поверила, что он неуязвим. И мысль о том, что она едва не потеряла его была невыносимой. Девушка даже не думала, что если бы он проиграл, то и она лишилась бы жизни. Вчера Эвелена с удивлением осознала - жизнь юноши для неё дороже её собственной. Это одновременно и радовало и пугало принцессу.
   Отдых прибавил Миверу сил и на следующее утро он смог без посторонней помощи подняться с кровати. Именно на этот день была назначена церемония прощания с иностранными гостями. Эвелене следовало присутствовать на ней, так как турнир проводился в честь девушки и если бы она проигнорировала прощальную церемонию это могло вызвать дипломатический скандал.
   Несмотря на протесты и даже прямой приказ принцессы, юноша собирался сопровождать её.
   - Мивер. Ничего со мной не случится. Там будет полно народу.
   - Именно этого я и боюсь, - упрямо протянул юноша.
   - Я твоя принцесса и требую, чтобы ты остался! - в конце концов заявила девушка.
   - Если ты хочешь меня остановить, то тебе придётся убить меня, - ответил Мивер, с трудом одеваясь.
   - Ты... Ты!.. У меня нет слов, чтобы описать, что я о тебе думаю.
   - Если слов больше нет, тогда, подай мне пожалуйста куртку, - попросил юноша.
   - Я не выдержу, если с тобой что-то случится! - с отчаянием в голосе заявила Эвелена.
   - Значит ты думаешь только о себе, - возразил Мивер. - Думаешь, я смогу жить без тебя? Я ведь уже говорил, я не собираюсь отпускать тебя ни на секунду. И никому не позволю причинить тебе вред пока я рядом.
   - Но ты в таком состоянии...
   - Не волнуйся у меня хватит сил, чтобы защитить тебя.
   - А себя?
   Мивер промолчал.
   - Не вздумай, отдать свою жизнь для моей защиты, - приказала девушка, вздохнула и передала юноше куртку. - Я хочу чтобы ты жил.
   - Обещаю. Я тоже хочу жить. Вместе с тобой.
   После обеда они отправились в карете принцессы на церемонию. Она состояла из двух частей. В первой Игвор, а затем и Эвелена произносили небольшую благодарственную речь, во второй все гости торжественно, под звуки труб, барабанов и других музыкальных инструментов, покидали город. Больше всего юноша опасался момента, когда принцесса отправится благодарить приехавших, ведь тогда девушка окажется, как на ладони для опытного стрелка. Поэтому, он предпочитал оставаться рядом с Эвеленой, чтобы иметь возможность защитить её. Несмотря на своё состояние Мивер был полон решимости не дать любимую в обиду.
   Медленно тянулось время. Наконец Игвор закончил свою, несколько затянутую речь и дал слово Эвелене. Девушка старалась быть краткой. Мивер шёл рядом, поглядывая по сторонам. День выдался на редкость противный. С неба опускались холодные капли, попадая в волосы, струясь по лицу, проникая сквозь одежду. В обычном состоянии дождь никогда не раздражал юношу. Но сейчас он был очень некстати. Весна, хоть уже и наступила по календарю, но ещё не успела полностью вступить в свои права. В столице королевства.
   Вскоре принцесса закончила говорить, после чего тут же отправилась обратно к карете. Девушка хотела поскорее уложить Мивера в тёплую кровать. Как бы он ни бодрился, она видела по его нетвёрдой походке, кругам под глазами и лёгкому дрожанию пальцев - юноша всё ещё нездоров.
   - Ваша речь была весьма краткой, - сообщил принц, который дожидался девушку у кареты. Он подчёркнуто не замечал Мивера, платившего ему тем же.
   - Главное не слова, а чувства, которые в них вложены, - ответила Эвелена. Меньше всего ей сейчас хотелось видеть брата.
   - Надеюсь Ивианер услышит их, - сказал Игвор, небрежно кивнул головой, прощаясь и отправился к своей лошади.
   - Мне страшно, - отчего-то сказала принцесса Миверу. На мгновение мороз пробежал по коже девушки.
   - Не бойся, я с тобой, - просто ответил он.
   - Конечно, - улыбнулась она, недоумевая чего испугалась. Наверное, всё дело в погоде. Эвелена с детства не любила дождь. В это время ей не позволяли покидать замок и приходилось скучать внутри с одним из наставников.
   Мивер шатаясь залез в карету и рухнул на сиденье. В тот момент, когда принцесса почувствовала озноб, он ощутил сильнейший магический удар направленный на девушку. Если бы он чувствовал себя хорошо, то легко отбил бы его. Но сейчас, когда большая часть силовых линий только-только восстановилась, на это потребовались все внутренние ресурсы организма. Мир кружился перед глазами юноши и он с трудом удерживался от потери сознания. В ушах нарастал звон, а веки будто налились железом. И всё же на одной силе воли он держался, делая вид, что слушает принцессу.
   Наконец, спустя вечность карета вернулась в замок. Мивер героическим усилием поднял себя на ноги и попытался выйти, но зацепился за лежавший на полу коврик и вывалился на улицу.
   - Мивер ты в порядке? - забеспокоилась Эвелена, выпрыгивая следом. Юноша не ответил, Он лежал не шевелясь и по камням под ним расплывалась лужа крови.
   - Врача! - закричала принцесса.
   Уже через десять минут Мивер оказался в лечебном помещении королевского лекаря, куда его перенесли дюжие охранники дворца.
   - Безумие, - распалялся врач. - Тащить его в таком состоянии на церемонию, смерти подобно!
   Мужчину в этот момент не волновало, что обращается он к принцессе и отчитывает её, как девчонку. Когда речь шла о жизни пациента лекарь забывался и из скромного, робкого мужчины превращался в настоящий вулкан. К тому же, он с детства знал Эвелену. Лечил её простуды, переломы, синяки и ссадины. Поэтому врач считал себя в праве относиться к её особе, наедине, без должного пиетета.
   - Он не умрёт?
   - Всё будет в порядке. Юноша потерял много крови и сильно ослаб, но жизнь его вне опасности.
   - Слава Богу.
   - Вы можете идти к себе ему надо всего лишь отдохнуть.
   - Я... Можно я посижу с ним?
   Лекарь внимательно посмотрел на принцессу и произнёс:
   - Как вам будет угодно Ваше Высочество.
   Всю ночь Эвелена провела рядом с кроватью Мивера держа его ладно в своей. Юноша спал беспокойно. Стоило на мгновение убрать руку и его начинали мучить кошмары.
   Утром, когда сон Мивера стал более спокойным Эвелена отправилась в свои покои переодеться и отдохнуть...
  
   ***
  
   Юноша ненавидел тренировки от всей души. Ненавидел истязать своё тело до изнеможения в угоду требованиям отца. Ненавидел часами отрабатывать одно и тоже упражнение, только потому, что это от него требовали. Но... Это был единственный способ получить свободу. Стать достаточно сильным, чтобы самому решать свою судьбу - в этом состояла главная мечта юноши. Именно ради неё он тренировался день за днём не жалея себя. Именно ради этого, а не отца, матери, старейшин или деревни.
  
   Глава пятнадцатая
  
   За окном умирала зима. Снег лежавший на улицах постепенно сдавал позиции освобождая улицы одну за другой. Массивные тучи равнодушно смотревшие на землю из тёмно-синих постепенно становились прозрачными и солнце нет-нет, да и ласкало землю своими лучами отыскивая просветы в облаках.
   - Ваше Высочество! - бросилась Селена к принцессе, как только та оказалась в своих покоях.
   - Что?
   - Где вы были? Я так волновалась.
   - Прости, - слабо улыбнулась Эвелена, бессонная ночь давала о себе знать. - Всё в порядке.
   - Слава Ивианеру, - вздохнула девушка.
   - Я не могла иначе, - зевая, сказала принцесса.
   - Как Мивер?
   - С ним всё будет хорошо. Разбуди меня через два часа. Я слишком устала, чтобы идти к нему сейчас.
   - Конечно, Моя Принцесса, - Селена поклонилась и вышла.
   Но Эвелену разбудила не она, а мальчик на побегушках. Он робко вошёл в спальню немного постоял, сомневаясь, а потом всё же дотронулся до плеча девушки.
   - Что случилось? - спросила она, просыпаясь.
   Он показал листок на котором было написано, что принц Игвор требует у неё аудиенции.
   - Пропустите, - сказала девушка. - Через десять минут. Мне надо привести себя в порядок.
   Брата Эвелена встретила в приёмной. Он ворвался туда, словно ураган. Таким Игвора принцессе видеть ещё не доводилось. Волосы в беспорядке, одежда помята, руки дрожат, а глаза постоянно бегают.
   -Что случилось? - тревожно спросила девушка.
   -Ничего. И всё - кинул в ответ принц. - Как же всё глупо получилось. Он всегда любил тебя больше. Я делал всё. Всё! Чтобы он похвалил меня, чтобы посмотрел на меня. Я делал всё. Но он всегда любил тебя, только одну тебя. Смешно не правда ли?
   - О чём ты говоришь, Игвор? - принцесса испугалась, что её брат сошёл с ума.
   - Обо всём. Твой отец такой дурак, - сказал принц приближаясь к Эвелене. - Он такой дурак. Почему, ну почему они не убили его?
   - Игвор о чём ты?!
   Принц обнял девушку. Он прижал её к себе крепко-крепко, продолжая говорить.
   - Если бы он хоть немного любил меня. Или, если бы у него хватило ума назвать другое имя... Этого бы не произошло.
   Эвелена непонимающе смотрела на брата и думала, о том, что возможно стоит позвать охрану. Конечно, Игвор не причинит ей вреда, но его следует увести и показать придворному лекарю.
   Внезапно девушка почувствовала нестерпимую боль между лопаток. Она хотела оглянуться, но принц крепко держал её в руках, не давая двигаться. Через мгновение она осознала, что Игвор, её родной брат, вонзил ей в спину кинжал.
   - Иг-вор? - зрачки принцессы расширились от удивления и боли.
   - Я всегда любил тебя. Тебя и его. И из-за него я потерял всё. Прости, прости меня. Я лишь делаю то, что должен.
   Она попыталась вырваться, но у неё не хватало сил. Даже оттолкнуть его не получалась. Эвелена трепыхалась, словно, пойманная в сети рыба, постепенно слабея.
   - Я не хочу умирать, брат, - прошептала она.
   - Тише-тише. Всё будет хорошо, малыш. Не плачь.
   Мгновение за мгновением, стремилось в вечность и вместе с ними утекала жизнь принцессы. Эвелена неверяще глядела в лицо брата, которое становилось всё более размытым.
   "Неужели это конец? - пронеслось в её сознании. - Неужели всё закончится именно так? Мивер!"
   - Не смотри на меня так. Не смотри пожалуйста. Это отец, это всё отец. Если бы он только назвал моё имя...
   Веки её становились всё тяжелей. Девушка не выдержала, закрыла глаза, всего на секунду, чтобы они отдохнули, но веки неожиданно стали тяжёлыми, будто из железа и поднять она их не сумела... А потом пришла пустота.
  
   ***
  
   Мивер проснулся от острой боли в сердце. Рывком избавившись от оков сна он поднялся. И, несмотря, на протесты лекаря направился к принцессе. Шестое чувство буквально кричало о беде. Первым её признаком было отсутствие охраны перед коридором ведущим в покои принцессы. Мивер заглянул в комнату стражи и увидел, что они все мертвы. Их убили во сне. Равнодушно перерезали горло. Каждому. Не задерживаясь он помчался дальше. Он уже понял, что опоздал, но всё ещё отказывался в это верить. Из комнаты фрейлин принцессы доносился столь сильный запах смерти, что Мивер не смог пройти мимо. А может, он просто подсознательно оттягивал момент встречи с принцессой. Когда он открыл дверь и увидел безжалостно убитых женщин юноша не выдержал. Его стошнило прямо на пол. Вытерев лицо, он поспешил в покои Эвелены. Девушку он нашёл в спальне, заботливо укрытую одеялом. Мёртвые глаза её смотрели в потолок.
   НЕТ!!!Нет, Нет, и Нет! Этого просто не могло быть, Она не могла умереть и оставить его одного. Это ложь. Весь этот мир одна сплошная ложь. Он склонился над ней и не ощутил дыхания. Сердце не билось. Он не сумел её спасти. Пока он спал, самое дорогое существо в этом мире лишили жизни!
   Но... возможно, ещё не всё потеряно! Линии силы успели немного восстановиться за прошедшее время. Спасал же он умирающих. Почему бы не спасти мёртвую? Или уйти вместе с ней.
   Мивер закрыл глаза и сосредоточился. Первым делом он убрал все повреждения в организме. А потом принялся за много более сложную работу. Ему предстояло вернуть душу девушки с того света.
   Он проследил тонкую нить, всё ещё связывающую тело с душой и отправился вслед за ней. Для этого ему пришлось прервать связь собственного тела с духом, оставив себе лишь один поток, для возвращения. Рискованно, безумно рискованно, но Мивер не боялся умереть.
   Миг и мир исчез в яркой вспышке. Ещё один и Мивер оказался на берегу реки. Она была столь узкой, что, казалось, её легко можно перепрыгнуть. Но юноша знал - это не так. Никому не пересечь Вечную реку, отделявшую мир живых от мира мёртвых. Слева вдалеке виднелся мост. Несмотря на то, что река была узкой, длина моста завораживала. Казалось, у него нет конца. По нему брела одинокая фигура. Принцесса!
   - Эвелена! - закричал Мивер устремляясь к мосту. Он остановился в шаге от его начала, зная, что если прикоснётся его назад уже не вернётся.
   Находившаяся на середине моста девушка остановилась и обернулась.
   - Эвелена! - снова закричал юноша, отправляя силу в свободный полёт к любимой.
   Принцесса отвернулась и пошла дальше, будто неумолимая сила тянула её вперёд.
   - Я не позволю тебе умереть! - воскликнул Мивер, стягивая, словно верёвку, энергию вокруг девушки. Он попытался вернуть её назад и ему даже удалось выиграть несколько шагов у смерти. Но потом, потоки силы стали рваться один за другим. Юноша в отчаянии пытался вернуть контроль над ними, тщетно. Слёзы текли по его лицу, падая на землю, но он не обращал на это внимания.
   - Пожалуйста, не оставляй меня! - в отчаянии, закричал он. Юноша израсходовал всю силу, что была в его распоряжении и мог лишь смотреть любимой вслед.
   На мгновение, на одно растянувшееся в вечность мгновение они оказались совсем близко, будто неумолимая смерть смилостивилась и дала им возможность поговорить перед вечным расставанием.
   - Прощай, - тихо прошептала девушка.
   - Не уходи, прошу тебя.
   Она лишь покачала головой в ответ и сказала.
   - Улыбнись. Пожалуйста. Я хотела бы перед тем, как уйду, увидеть твою улыбку. Хотя бы раз.
   - Эвелена.
   - Мивер, пожалуйста.
   Уголки его губ поползли вверх. Слёзы текли по щекам юноши, несколько из них попали в рот и солёной горечью осели на языке.
   Он плакал и улыбался. Улыбался и плакал. Первый раз с тех пор, как его ударила мать.
   - Спасибо, - сказала девушка и вдруг снова оказалась далеко. Ещё несколько шагов и она покинула мост и ступила на противоположную сторону. Мивер сделал шаг за ней следом. Потом ещё один. Он почти стал на мост, когда с ясного неба с криком "Нельзя!" неожиданно упал коршун и ударил юношу в лицо, выбрасывая его в реальный мир.
   Мивер очнулся возле кровати принцессы. Он снова был в замке рядом с мёртвой Эвеленой. Боль была столь велика, что юноша больше ничего не чувствовал.
   "Господи, я никогда не обращался к тебе раньше напрямую. Лишь говорил молитвы не вслушиваясь в слова, потому что так было надо. Прошу Тебя, умоляю, помоги мне вернуть её, - повторял про себя Мивер, пытаясь, снова отправиться в призрачный мир. - Я понимаю, я виноват перед Тобой. Я бросил свой народ, предал свою службу. Господи, я виноват перед Тобой. Но почему за мои грехи расплачивается Эвелена? Покарай меня. Возьми мою жизнь, только... Только верни её!!!! Пожалуйста, верни её. Ведь она ничем не заслужила такой участи".
   Мивер пробовал раз за разом, но у него ничего не получалось. Если бы только он был сильней, если бы только, если бы...
   Ворвавшейся в покои принцессы страже он равнодушно позволил связать себя и отконвоировать в подземелье где его приковали к стене и оставили одного. Ничего больше не имело значения для Мивера в этом мире. Со смертью Эвелены закончилась и его жизнь.
  
   ***
  
   По преданию проклятие ждало каждого, кто откажется поставить свою подпись под договором. Что может быть страшнее предательства Творца?
   Но юноша не боялся. Своим проклятием он считал жизнь в деревне. Он не верил, что может быть нечто более страшное, чем бессмысленное существование день за днём в замкнутом, крохотном мире. Особенно, после того, как юноша видел призрачные картины показанные Измалом.
  
   Глава шестнадцатая
  
   Медленно, размеренно падала вода с потолка камеры. Мивер сидел, не двигаясь, уже восьмой час. Раз за разом он вспоминал гибель принцессы и постоянно приходил к одному единственному выводу - он просто оказался недостаточно силён, чтобы защитить её. Слабак! Мать была права. Он просто слабак и ничтожество. И речь даже не том, что он не сумел справиться с покушениями. Неужели, он не мог схватить девушку в охапку и просто исчезнуть с ней? Возможно, она бы никогда не простила его, но осталась бы жива. Эта проклятая, въевшаяся в плоть привычка подчиняться. Его нерешительность, его слабость. Он не сумел защитить свою женщину и не было ему прощения. Да он и не искал его.
   В коридоре раздались шаги. Кто-то остановился перед дверью в его камеру. Скрипнула дверь и на пороге возник человек. Вернее человеко-волк. Мивер уже научился различать их. К тому же, именно с ним дрался он в первый раз, когда у него появились крылья.
   Мивер даже не посмотрел в его сторону, продолжая бессмысленно пялиться в стену.
   - Я пришёл с тобой попрощаться. Ты был достойным врагом, - просто сказал человеко-волк. - Я бы хотел сразиться с тобой один на один, как это принято в моём мире. Знаешь, мы ведь уже не первый раз пытаемся попасть сюда. Но пять тысяч лет назад нам помешала армия крылатых людей и проход между мирами оказался запечатан. Только единицы и лишь раз в несколько лет, могли пересекать барьер. Но Ивианер ждал, постепенно расширяя брешь. Когда исчез ваш создатель с помощью денег и всего нескольких моих сородичей он сумел основать новую религию. В это трудно поверить, но люди сами стали отдавать свою силу Ивианеру. Силу, для того, чтобы расширить брешь.
   Всякая нестабильность в этом мире позволяла ему продвинуться дальше. Люди умирали с его именем на устах. Осталось совсем немного, ещё один последний рывок и Ивианер сможет прийти в этот мир, чтобы перестроить его по образу нашего. У нас нет ни лжи, ни лицемерия, ни обмана. Правит сильнейший, слабейший подчиняется. Это здесь нам приходится действовать подлостью, хитростью, обманом. И за это я презираю ваш мир, презираю себя и тех, кто мне приказывает. Понятно, что людям не сравниться с нами. Поэтому, когда проход раскроется полностью, в этом мире будем править мы.
   Он ненадолго замолчал а потом продолжил:
   - Мне правда жаль, что так получилось с твоей самкой. Она нужна, как жертва, чтобы организовать смуту. Принца Игвора ждёт очень неприятный сюрприз. Вскоре церковь объявит его отцеубийцей, обвинит в смерти сестры и отлучит от Бога. Столица запылает. Здесь собралось достаточно фанатиков из разных городов. Ты этого правда не увидишь. Я хотел бы сразиться с тобой ещё раз. Мы больше всего на свете ценят настоящего противника. Но я не могу перечить воле Бога. Прощай, крылатый.
   Юноша ничего не произнёс в ответ. Он почти ничего и не слышал из сказанного, всё ещё блуждая в закоулках собственного разума. А то что слышал, не понял. Эвелена мертва. Какая разница теперь, что случится с миром. Какое вообще право имеет этот мир существовать без неё!!!
  
   ***
  
   Вскоре после визита человеко-волка за Мивером пришли. Он не сопротивлялся, позволил себя провести на заседание малого совета. На котором принц объявил о том, что его сестру убил её собственный наёмник. Человек без чести и совести. Появившийся не известно откуда и обманом сумевший втереться в доверие к принцессе. Его отец при смерти, поэтому он вынужден взять бразды управления на себя. Игвор выглядел не лучшим образом. Тени под глазами свидетельствовали о бессонной ночи и от него пахло вином. Всё это вызывало подозрение. Хотя, возможно он просто горевал по своей сестре? Тем не менее, со смертью девушки других кандидатов на трон не оставалось. На малый совет пришли все поддерживающие Игвора, а также сомневавшиеся. Не было Рина Ваолентайна, который услышав о гибели Эвелены спешно убрался в своё имение. Не присутствовал взятый под стражу дядя принцессы, герцог Агуленский и налаживавший контакты с варварами барон Ден Нерв.
   Мивер слушал голос принца и не мог поверить. Не мог поверить, что этот человек вычеркнул собственную сестру из книги жизни. Юноша чувствовал чья кровь пролилась на эти руки совсем недавно и знал, что не ошибается. Грехи не исчезают бесследно. Они навсегда остаются с человеком, тяжким камнем, склоняя его к земле.
   Но так нельзя. Так просто нельзя. Вчера Эвелена ещё была. Смеялась, плакала, дышала. А сегодня её нет. Просто нет. И её не вернуть. Будьте вы все прокляты!
   Незнакомое чувство закипало в груди юноши. Он знал, что люди могут ненавидеть, но никогда не испытывал такого. Всепоглощающий огонь распространялся по телу. Почему это ничтожество живо, а Эвелена нет? Она была в сто раз лучше его. В тысячу. В миллион.
   Кандалы сковывали руки юноши и по обе стороны от него стояли стражники. Кроме семерых лордов в зале находился глава церкви, маг и человеко-волк, в человеческом облике. Сила росла внутри Мивера. Злая, жестокая, всесокрушающая. Юноша послал энергию в цепь и она взорвалась изнутри. Шаг, второй, третий, никто не успел понять, что произошло, а Мивер стоял уже рядом с принцем. Юноша применил высшее искусство, которое ранее оставалось неподвластно ему. Из потоков силы он вылепил себе клинки, как продолжения рук и взмахнул ими. Голова Игвора в полной тишине соскользнула с плеч и закатилась за трон, которым принц так желал обладать. Первым пришёл в себя волко-человек и с рычанием бросился на Мивера. Но того несла сейчас такая волна силы, что волк отлетел в сторону жалобно скуля, будто маленький щенок. Следующим ударил маг. Впустую. Юноша подхватил меч врага преодолел разделявшее их расстояние, проломил щит, защищавший мага и пронзил его сердце. В момент, когда Мивер прорывался сквозь барьер волшебника он почувствовал, как за спиной у него вновь вырастают крылья, прибавляя силу. Миг, и порвав материю рубашки, они вырвались на свободу.
   Если бы лорды попробовали сбежать, они бы спаслись. Но их в зале находилось много, а Мивер один. К тому же, все они были не робкого десятка...
  
   ***
   Ратти спешила, как могла. Беду она почувствовала загодя, но была слишком далеко от столицы, чтобы успеть. Никогда ещё девушке не приходилось переживать такого ужаса. И то, что это муки не её, а Мивера не слишком спасало от напасти. Ратти и не представляла, что человек может испытывать такую боль!
   Наконец, после бешенной скачки, во время которой, девушка щедро делилась силой с лошадью, она достигла столицы и тут же направилась к замку. Стражу на воротах она миновала легко, просто усыпив точными ударами обоих. Преодолев двор ведущий к замку, девушка задумалась. Ей определённо понадобится амулет, чтобы проникнуть в замок. Наконец, она решила что времени мало и обезвредив охранников на входе девушка забрала амулет у одного из них и влила в него силу. Недолго, но он будет действовать. Раттии чувствовала где находится Мивер и безошибочно двигалась к покоям принца. По пути ей изредка попадались охранники, но с ними девушка не церемонилась, лишая их сознания ребром ладони или обратной стороной кинжалов.
   Наконец она достигла комнаты для проведения малого собрания. Вся охрана призванная по тревоге, находилась внутри. Девушка не знала, что её амулета было недостаточно, чтобы проникнуть столь глубоко в замок. Но, со смертью волшебника, большая часть заклинаний утратила силу.
   Ратти открыла дверь и в ужасе отпрянула. Кровь была повсюду. На полу, стенах, потолке. И посреди мёртвых тел стояла крылатая фигура, забрызганная красной жидкостью с головы до ног.
   - Ми-мивер?
   Он посмотрел на неё. И столько ненависти и пустоты было в этом взгляде, что девушка попятилась. Таким брата ей ещё видеть не приходилось. Она испугалась и схватилась за меч. Это было ошибкой. Мивер атаковал. Быстро. Невероятно быстро. И очень мощно. Если бы он сражался расчётливо, то Ратти уже через мгновение оказалась бы мертва. Но юноша не думал ни о чём, он даже не узнал сестру. Ненависть помрачила его разум и двигала им. Несмотря на это, девушка с трудом отбивалась.
   Продержавшись с полминуты она пропустила болезненный выпад и отлетела к стене. Её меч отправился в другую сторону.
   - Мивер! Мивер! Приди в себя, пожалуйста, - Ратти в отчаянии заплакала.
   Юноша поднял меч над её головой и... словно пелена упала с его глаз. Кроваво-красная пелена, застилавшая его взор и разум, с того момента, как он избавился от цепей. Ярость исчезла, оставив после себя пустоту.
   - Ратти? - неуверенно спросил он, роняя оружие.
   - Мивер! Ты пришёл в себя.
   Юноша посмотрел вокруг, с ужасом осознавая, что это всё дело его рук.
   - Что я натворил?! - воскликнул он хватаясь за голову.
   - Мивер... твои крылья, - прошептала Ратти.
   - Что?
   - Они чёрные.
   Юноша повернулся к зеркалу и увидел себя. Весь в крови, с горящими глазами и тёмными, как ночь, крыльями за спиной.
   Мивер взял меч и рукояткой вперёд передал его Ратти, после чего опустился перед ней на колени.
   - Убей меня. Пожалуйста, - тихо, голосом наполненным горечью и болью, попросил он.
   Девушка встала, подняла оружие, посмотрела на брата и совершила самый жестокий поступок в своей жизни. Она опустила меч рядом с ним. И сказала:
   - Нет. Я не позволю тебе сбежать. Не позволю отделаться так легко.
   А потом совсем тихо добавила:
   - Тебе теперь с этим жить.
   Крик отчаяния и боли на мгновение разорвал пустые небеса Луана столицы Мереина...
  
   ***
  
   Кавитория. Неприметный домик неподалёку от центральной церкви. Мужчина облаченный в мантию главного священника, избранный Отец, слушал рапорт своего подчинённого.
   - Значит она мертва? - уточнил он.
   - Да. Сообщение пришло по магической связи и стоило довольно дорого.
   - Тогда пора сделать следующий ход, - сказал священник улыбаясь. От волнения он на мгновение потерял личину человека и вместо улыбки продемонстрировал звериный оскал.
  
   Часть третья
  
   Глава первая
  
   Темнота окружала его со всех сторон. Темнота и неизвестность. Ни лучика света не проникало сквозь эту бесконечную пелену. Вокруг не существовало звуков, только удары его сердца гулким стуком разгоняли объятия одиночества, с каждым разом всё тише. Очень хотелось закрыть глаза, свернуться в клубочек и умереть. Хотя, его нынешнее состояние не слишком отличалось от смерти. Он не помнил ни своего имени, ни куда идёт, ни для чего и это казалось ему прекрасным. Он чувствовал, что оставляет за спиной нечто о чём следует забыть, нечто, что не желает знать.
   Лишь один голос иногда доносился до него, пытаясь вырвать из оцепенения и вернуть назад. Но... он был слишком тих. Неожиданно к нему присоединился ещё один. Кто-то настойчиво звал его. И, в отличие от первого голоса, второй обладал необходимой силой, чтобы вернуть его. Он просил и угрожал и, несмотря на сопротивление, Мивер (наконец он вспомнил своё имя) осознал, что рано или поздно не справится и попадёт туда, откуда так стремился убежать. Темнота постепенно рассеивалась. С её исчезновением к юноше стала возвращаться память. Воспоминания от которых он с удовольствием бы избавился. Но не мог. Ведь они были частью его. Спустя мгновение, растянувшееся на целую вечность он открыл глаза. Юноша находился в малом зале для приёмов во дворце, окружённый трупами убитых им людей. Его голова покоилась на коленях у Ратти. С трудом, игнорируя полный тревоги взгляд девушки, Миверу удалось подняться на ноги. После того, как комната перестала покачиваться перед его глазами, юноша хриплым голосом произнёс:
   - Мне надо идти. Есть дело, которое я должен закончить.
  
   ***
  
   Мивер преодолел два лестничных пролёта, свернул в правое крыло замка прошёл сквозь плохо освещённый коридор и оказался у лестницы. Несмотря на то, что он всего раз находился в этой части замка юноша безошибочно продвигался вперёд, шестым чувством ощущая правильный путь. Будто, кто-то незримый но, намного более могущественный, вёл его за собой. Ратти следовала за Мивером.
   Преодолев несколько коридоров и поднявшись на два этажа, он вышел к извивавщейся змеёй лестнице, ведущей в башню. В конце которой, перед дверью в покои Короля он столкнулся со стражей. Их было семеро. В полном боевом облачении, вооружённые мечами. Юноша, не останавливаясь, подскочил к ближайшему из них и до того, как охранник успел достать оружие снёс ему голову мечом. Теперь против него оставалось шестеро, готовых к бою, врагов. Не так уж и много, но Мивер ещё не оправился после чудовищного всплеска силы позволившего ему расправиться с принцем и его союзниками. Временно, а может и навсегда юноша потерял возможность использовать силу. Да и двигался ненамного быстрее обыкновенного человека. Дело принимало весьма опасный для Мивера оборот. Но, он не боялся умереть. Наоборот, даже подсознательно хотел, чтобы схватка закончилась именно этим. Несмотря на то, что голос в его голове требовал от юноши выжить.
   Миверу удалось отбить первые удары противников и он отступил к стене, стараясь прикрыть от ударов спину. Никогда не участвовавшие в настоящих схватках солдаты, скорее мешали друг другу, чем помогали, пытаясь атаковать юношу одновременно. Стражники тянули время, напрасно ожидая подкрепления. Со смертью мага, перестали действовать все заклинания и амулеты изготовленные им. В общем то, этого не должно было произойти. Но придворный волшебник был весьма тщеславным человеком считавшим себя центром мироздания. Поэтому все создаваемые им волшебные вещи и заклятия он привязал к собственной жизни. С тем условием, что действуют они лишь до тех пор пока он жив. Конечно, маг не предполагал, что его существование оборвётся столь скоро - его возраст едва перевалил за седьмой десяток, (что для обладателя тайных знаний являлось расцветом сил).
   Мивер отбивался из последних сил. Ему удалось выпадом в горло - единственное незащищённое доспехами место, не считая сочленений - избавиться от ещё одного противника. Но пятеро врагов оставалось на ногах и, юноша понимал, что долго не выдержит.
   Неожиданно на них сзади обрушился вихрь в образе Ратти, которую солдаты в пылу схватки не заметили. В отличие от Мивера, девушка не убивала противников, а только лишала сознания, хоть это и требовало намного больше сил. С её помощью, вскоре, с охраной было покончено. Трое лежали без сознания, четверо без признаков жизни.
   - Спасибо, - поблагодарил юноша, держась рукой за стену и переводя дыхание. Ратти не ответила.
   Дверь в комнату, как и следовало ожидать, оказалась закрыта. Если бы Мивер находился в лучшей форме, он бы просто выбил её. Но, вместо этого, ему пришлось обыскивать стражу. Юноше не пришло в голову попросить о помощи сестру. Он по-прежнему рассчитывал только на себя.
   За дверью оказалась длинная прихожая, ведущая в спальню. В комнате на большой, роскошной кровати лежал труп. Хотя нет... Искорка жизни продолжала тлеть в слабом, немощном, доведённом до полного истощения, теле.
   Мивер протянул к умирающему королю руку и тут же, едва слышно, застонал от боли. Пользоваться внутренними запасами он не мог, так как истощил их на недели вперёд.
   - Мивер? - обеспокоенно протянула Ратти.
   - Всё в порядке. Но... Я не могу лечить его.
   - Я займусь им.
   - Спасибо.
   Юноша следил за ловкими движениями рук девушки и сожалел о том, что не может самостоятельно заняться королём. За время проведённое в больнице он научился весьма искусно пользоваться силой для лечения. У его сестры такого опыта не было. Тем не менее и работа ей предстояла не очень тонкая. Организм Зерейна оставался чист; в прошлый раз юноша убрал все последствия яда. Только его никто не кормил и не поил с тех пор, как Эвелена умерла. Вместе с общей слабостью это едва не привело к фатальным последствиям. Поэтому Ратти просто вливала в больного силу. Пусть и не очень умело.
   - Будет жить, - вздохнула она, устало отстраняясь.
   - Мало, - покачал головой Мивер. - Мне нужно, чтобы он поднялся на ноги. В городе умирают люди. Неужели не чувствуешь? Только король может прекратить это.
   Ратти покачала головой, но всё же послушалась и продолжила лечение.
   Минут через пять Зерэйн открыл глаза.
   - Кто вы? - произнёс он срывающимся от слабости голосом.
   - Мивер. Телохранитель принцессы. Бывший.
   - Где я?
   - В верхней башне.
   - Что происходит?
   - Принц Игвор убил принцессу Эвелену. Я убил принца. Сейчас в городе волнения. Церковь сеет панику. Нужен король, чтобы прекратить это, - пустым, полностью лишённым эмоций голосом, доложил юноша. Мивер не понимал, откуда узнал о волнениях в городе, просто чувствовал, что умирают люди и... если он не сумеет прекратить это, погибнут ещё многие. Мысли о принцессе юноша оставил где-то за надёжно запертой дверью, боясь, что если снова начнёт думать о ней, то сойдёт с ума, навсегда растворится во тьме, которая жадно протягивала к нему свои щупальца совсем недавно. А на это он просто не имел права. Во всяком случае сейчас.
   - Помоги мне подняться, - простонал король.
   Силы возвращались к нему, но всё ещё слишком медленно.
   С помощью Мивера Зерейн покинул кровать и оделся. После чего король приказал вести его к выходу из дворца. Ратти двигалась следом за опиравшимся на юношу правителем Мереина. В самом здании не было почти никого, кроме изумлённо пялящихся на короля слуг, которых король игнорировал. Сторонники принцессы либо успели скрыться узнав о её смерти, либо томились в дворцовой темнице, противники же остались лежать в зале для малых приёмов.
   У ворот ведущих в замок дежурило всего два стража.
   - Что происходит? Где остальные? - недовольно поинтересовался Правитель.
   - Народ собрался на площади, - отрапортовал один из них, с седыми усами и сеточкой морщин вокруг глаз. - Они хотят схватить принца Игвора.
   - Народ? Почему бездействует городская милиция?
   - Мы не знаем, - нахмурился страж. - Капитан послал за ними, как только толпа начала собираться.
   - Ладно, оставайтесь здесь, - бросил Зерейн и с помощью Мивера заковылял по дороге ведущей к внешней стене.
   К сожалению, ворота ведущие в парк оказались не готовы к тому, что их будут штурмовать жители города. Механизм закрывающий створки уже с десяток лет, как пришёл в негодность. Поэтому, всё что смогли стражи это опустить решётку сквозь которую горожане бросали в них камни и поливали бранью. Настроения толпы подходили к опасной отметке, казалось ещё немного, один лишний знак, жест и они бросятся на штурм. Бледный, как снег, капитан стражи смотрел на море людей готовящееся нахлынуть на защитников замка и утопить, погрести под собой. Под его командованием находилось чуть больше трёх десятков подчинённых. Два десятка он выстроил с алебардами напротив ворот. Остальные с арбалетами разместились на стене, в миниатюрных башнях по обе стороны от входа.
   - Что здесь происходит? - грозно осведомился король, подходя к решётке. Спрашивал он у толпы, не обращая внимания на замершего за своей спиной командира стражи.
   - Король! - удивлённо зашептались люди. Недоумевая, о том что делает объявленный мёртвым Зерейн Третий перед ними.
   - Принц Игвор, - неуверенно протянул один из горожан, стовяший ближе других к решётке, - убил принцессу. Мы хотим отомстить.
   - Принц Игвор мёртв, - отрезал король.
   - Мы... мы не знали...
   Когда до людей дошёл смысл сказанного, они начали постепенно успокаиваться. Несмотря на яростные призывы некоторых личностей, всё больше горожан покидали площадь и отправлялись домой или в ближайший кабак, чтобы смыть напряжения доброй выпивкой.
   Тем не менее ушли не все. Около сотни человек по прежнему стояло перед воротами.
   - Что вам ещё нужно? - устало поинтересовался Зерейн. Силы покидали его. Больше всего ему хотелось лечь на кровать и заснуть. Но он - правитель Мереина. Он не имел права показывать свою слабость. Никогда и ни перед кем.
   - Ты не король! - нагло завопил один из зачинщиков беспорядка. Их было с десяток, нанятых церковью людей с целью подбить толпу на штурм дворца. - Все знают, что король мёртв. Ты подделка!
   Его слова поддержали с энтузиазмом остальные. Пусть и не все, но многие.
   - Вы хотите пойти против своего короля? - возмутился Зерейн.
   Но его уже не слушали. Люди продолжали выкрикивать угрозы. В охранников снова полетели камни, так что им пришлось отойти от решётки подальше. Мивер с королём укрылись за их спинами. Стражники ничего не предпринимали в ответ, ожидая приказа. Но командир молчал, перекладывая решение на плечи правителя.
   - Мне нужны полномочия, - неожиданно сказал Мивер.
   - Полномочия? - переспросил король.
   - Да. Бумаги позволяющие свободно действовать. Тогда я смогу остановить их.
   - Хорошо, - вздохнул Зерейн после небольшой заминки и приказал: - Стража, вы переходите под командование этого человека!
   - Где расположен механизм поднимающий решётку? - поинтересовался Мивер у начальника.
   - Наверху. В правой башне, - ответил тот.
   - Плохо, - покачал головой юноша. - Тогда придётся их защищать. По пять человек в каждую башню! - приказал он и добавил: - Приведите лошадей из конюшни и принесите доспехи! Соберите слуг. Они нам понадобятся.
   Стражники застыли, на мгновения не до конца осознавая, что хочет от них этот человек и почему они должны его слушаться, а не командира.
   - Исполнять! - прикрикнул на них король и все тут же засуетились выполняя приказания Мивера.
   - Что ты задумал? - прошептала Ратти.
   - Сейчас увидишь, - ответил он. - Хотя... лучше тебе не видеть.
   - Почему?
   - Это будет не самое приятное зрелище, - покачал головой юноша.
   Наконец, терпение толпы лопнуло и они стали карабкаться по решётке. Откуда-то появились лестницы, которые споро приставили к стене. Произошло это приблизительно сразу после того, как посланные юношей стражи, привели лошадей.
   - А они неплохо подготовились, - вздохнул Мивер. Если бы у него было ещё хотя бы десять минут... Но времени больше не оставалось.
   - Пусть арбалетчики отходят и забаррикадируют двери за собой, - сказал он бывшему командиру охраны. - Всё равно башни не удержать.
   Несмотря на то, что с десяток горожан лежали на мостовой прошитые арбалетными болтами, остальные продолжали штурм.
   Юноша отобрал дюжину воинов и превратил их из пехотинцев в лёгкую кавалерию, то есть попросту усадил на коней и сменил оружие на мечи.
   - Делай, как я - приказал Мивер. Конечно, он собирался облачить своих воинов в доспехи и сделать их благодаря этому практически неуязвимыми для черни. Не обладая запрещёнными в городе для простых людей арбалетами, толпа легко разбежалась бы под напором отряда Мивера. Хотя, на этот раз медлительность слуг оказалась даже на руку юноше. Он не знал, что церковники тайно снабдили людей в толпе этим страшным оружием. Всего пять штук. Но эти пять арбалетов могли склонить чашу весов на сторону бунтующих.
   Мивер выстроил спустившихся со стены воинов перед решёткой, за двадцать шагов до неё. Как только захватчикам удалось запустить механизм поднимающий решётку толпа хлынула внутрь. И тут же откатилась получив залп в упор из арбалетов. Именно в этот момент Мивер скомандовал атаку и его небольшой кавалерийский отряд, состоявший всего из двенадцати всадников вклинился в ряды противника. Главной проблемы им удалось избежать. Благодаря удачному времени атаки они оттеснили горожан и миновали ворота.
   Железный нагрудник надёжно прикрывал коней от ударов спереди, а сзади их задеть не успевали. Хотя, когда набранная животными скорость уменьшилась и они завязли в людской массе, ситуация снова обострилась. Миверу удалось своей атакой вызвать панику, поэтому сразу смять его небольшой отряд не смогли. Более того, дюжина, а может и две людей из тех, что пришли поживиться в дворцовой сокровищнице, неожиданно вспомнила, что у них есть дела поважнее и стремительно покинула площадь. И всё же, противников оставалось слишком много. А наездников всего девять. Троим не повезло. Их сумели стащить с лошадей. А дальше в дело вступили топоры, копья и вилы щедро розданные церковью.
   Мивер сражался не обращая внимания на то, что его меч лишает жизни врагов. Несмотря на горячку боя, мыслями он был далеко, позволяя тренированному телу, почти без вмешательства разума расправляться с противниками.
   "Что я здесь делаю? - спрашивал он себя. - Не только в данный момент, но вообще... Зачем покинул деревню? Чего добился?"
   Юноша столь вымотался, что рисковал свалиться с лошади и без помощи врагов. Его реакция ненамного превосходила, в данный момент, человеческую. И в какой-то момент Мивер понял, что не успевает. Кто же из них станет его убийцей? Юноша безразлично смотрел в искажённые яростью лица. Этот, с ржавым топором, годящимся лишь для разделки мяса? Или этот, с окровавленным копьём? А может быть обладатель вил?
   Мивер уклонился от удара топором, не успевая ответить, парировал выпад копьём, отведя острие в сторону, а летящие в лицо вилы обрубил у основания. Похоже, умирать ему ещё было рано. Во всяком случае, даже не имея преимущества в скорости, опыт и умения юноши позволяли ему с успехом пресекать все попытки лишить его жизни.
   Мивер чувствовал, ещё немного, несколько минут и горожане побегут. Создать панику в их рядах, было удачной идеей. Они не солдаты, их легко испугать. Внезапно, юноша - нет, не увидел - ощутил опасность, исходящую откуда-то сбоку, и поднял меч. Это спасло ему жизнь. Арбалетный болт скользнул по клинку и просвистел на расстоянии пальца от щеки. Невероятно! Мивер никак не успевал в нынешнем состоянии среагировать на выстрел. Только благодаря предчувствию, ему удалось избежать смерти. Правда, не всем из его отряда так повезло. Ещё трое оказались жертвами церковного оружия. Но, благодаря тому, что оставшиеся солдаты не сидели без дела - арбалетчики продолжали стрелять, обладатели алебард тоже вступили в схватку ситуация оставалась под контролем.
   Горожане дрогнули и побежали до того, как бунтовщики сумели перезарядить оружие. Их не преследовали.
   Мивер вернулся к воротам замка, приказал опустить решётку и ждать его возвращения.
   Король Зерейн передал ему бумагу с печатью и королевской подписью подтверждающую полномочия юноши.
   - Удачи, - шепнула Ратти. В схватке она участия не принимала и старалась на поле боя не смотреть.
  
   ***
  
   Они прибыли на эту землю вдвоём. Сын и отец, И больше никого. Позади осталось презрение и непонимание совета. Насмешки толпы. Опала и изгнание. Хорошо хоть отец предвидел такое развитие событий и заранее подготовил пути к отступлению. Иначе ни ему, ни его едва достигшему четырёх лет сыну, не удалось бы покинуть родной мир. Конечно, официально их отпустили на все четыре стороны, но тайно послали убийц. Слишком могущественным он был, слишком много знал. Вот только они сумели ускользнуть от преследователей и затеряться среди миллионов миров приграничья.
  
   Глава вторая
  
   Несмотря на позднее время, город не спал. В ночи полыхали костры. Запах гари, разносимый ветром, доносился даже до незатронутых пожаром мест. Большая часть недовольных собралась на главной площади перед дворцом. Но, кроме желавших восстановить справедливость и отомстить за смерть принцессы нашлось немало людей получивших оружие от церкви и по пути к дворцу свернувших в торговый квартал. Конечно, ни в какое сравнение с резиденцией короля он ни шёл, но зато и грабить здесь было безопасней.
   Кроме частной охраны и отчего-то не вышедших на службу патрулей, никто не мог помешать преступникам. Также волнения затронули портовый квартал и трущобы. Но эти места и в обычные ночи спокойными назвать было сложно. Меньше всех, по вполне понятным причинам, пострадали дома церковников и наёмников.
   Путь Мивера и трёх, прорвавшихся вместе с ним всадников, лежал через квартал аристократов к примостовым районам, а оттуда к кварталу военных где и располагались казармы.
   Ехали они без особых происшествий. Большинству людей было не до пробирающихся по улицам наездников. Иногда им вслед бросали камни, один раз выпустили из окна стрелу, которая к счастью никого не задела.
   Наконец они достигли ворот ведущих в военный квартал. К удивлению юноши, они оказались надёжно заперты. И, несмотря на его крики и стук, никто их отворять не спешил. Если бы у Мивера оставалось больше силы он смог бы разрушить преграду, но юноша слишком ослаб.
   - Ждите меня здесь, - приказал юноша своим суптникам. Он вытащил ноги из стремён и стал в полный рост на лошади, рискуя свалиться. В следующее мгновение Мивер оттолкнулся и прыгнул. Ему удалось уцепиться за неровности в стене и он принялся карабкаться вверх. Благо стена была не слишком высока и являлась преградой лишь для горожан.
   Оказавшись на той стороне юноша первым делом направился к казарме. Ему несколько раз приходилось бывать в этом квартале, поэтому заблудиться он не боялся. Здесь располагались казармы, несколько лавок, обслуживающих военных, а также учебные площадки с местами для зрителей. Чтобы любой житель города мог прийти полюбоваться на тренировки его защитников. Конечно, кроме этих площадок "для потехи толпы" существовали и закрытые, внутри казарм. Но туда вход простым горожанам был запрещён.
   Наконец Мивер добрался до дверей казармы и принялся стучать.
   - Кто таков? - раздался с другой стороны двери голос, когда юноша уже отчаялся получить ответ.
   - Посланник короля. Открывайте!
   - Не могу. У меня приказ Его Высочества Игвора никому не открывать до утра.
   Мивер начал постепенно выходить из себя. В городе каждое мгновения умирали люди. Он чувствовал это, столь же явно, как дуновения ветра с привкусом гари на своих щеках. И умирали не те, кто этого заслуживал, а мирные ни в чём не повинные жители. Надо же... Теперь дошло до того, что он стал иначе смотреть на ценность человеческой жизни. Одни жизни для него стали более важными, чем другие. Хотя... Это можно понять. Жизнь принцессы для юноши значила намного больше, чем все собравшиеся на улицах города бунтовщики, вместе взятые. И не имеет значения, что именно смерть принцессы и интриги церкви освободили их ярость. У каждого из творящих бесчинства был выбор. Любой из них мог остаться дома.
   - Город заполнен бунтовщиками! У меня приказ короля Зерейна! Открывай немедленно, - рявкнул юноша и добавил. - Иначе я выломаю дверь и спущу с тебя шкуру! Живьём.
   Мивер не собирался приводить свою угрозу в исполнения, во всяком случае ту её часть, которая относилась к спуску шкуры, просто в одном из текстов из королевской библиотеки он читал о человеческой психологии. И угрозах, которые часто действовали быстрее и лучше уговоров. В этом он убедился всего через мгновение, когда замок протестующее звякнул и дверь открылась.
   Оттолкнув с пути, средних лет солдата, юноша шагнул внутрь и приказал:
   - Веди меня к начальнику.
   Уже через минуту он оказался в скудно обставленном кабинете где в простом кресле перед пустым столом сидел молодой мужчина и задумчиво вертел в руках какую-то бумажку. Свет свечей едва разгонял темноту вокруг лица командира. Но судя по сведённым вместе бровям и морщинам на лбу, мужчина о чём-то напряжённо размышлял.
   - Почему гарнизон бездействует?! - не удосужившись поприветствовать собеседника, гневно спросил Мивер, как только оказался внутри.
   - Кто вы? - удивился командир.
   - Посланник короля, - ответил юноша, передавая ему подписанные Зерейном бумаги.
   - У меня приказ принца Игвора, - озадаченно заметил мужчина, протягивая Миверу документ, который держал в руках.
   - Принц мёртв, - отрезал юноша.
   - Тоже самое я могу сказать о короле, - возразил командир.
   Их взгляды скрестились и Мивер понял, что угрозами в данном случае ничего не добиться. Капитан получил приказ и намеревался его выполнять.
   - На улицах города умирают люди, - сказал посланник.
   - У меня приказ, - поджав губы ответил мужчина.
   - На улицах вашего города умирают мирные жители. И вы не собираетесь прекратить беспорядки и спасти их? - переспросил юноша.
   - У меня приказ, - менее уверенно, повторил командир.
   - У меня тоже приказ! Будь прокляты эти приказы. Там умирают люди. Понимаете! А вы здесь сидите и ничего не делаете.
   - У ме...
   - Мне всё равно, что у тебя! Либо ты сейчас подымешь гарнизон и наведёшь порядок, либо все смерти окажутся на твоей совести.
   - Я... - командир колебался. - Будь оно всё проклято! - Он на мгновение закрыл глаза, а потом сказал. - Пошли.
   -Куда?
   - Поднимать гарнизон. И если ты соврал и с принцем всё в порядке, то завтра моя голова украсит центральную площадь.
  
   ***
  
   Город пылал. Порядок, благодаря безжалостному уничтожению нарушителей спокойствия, удалось навести достаточно быстро. Всего за несколько часов. Первым делом командир приказал звонить в колокола, предупреждая наступление комендантского часа. После чего разделил свои силы на три части и отправил в разные кварталы города. Так чтобы с трёх сторон согнать мародёров к центральной площади. Затея его удалась в полной мере. Вот только с пожарами, справиться никак не удавалось. Простые люди в большинстве своём боялись покидать дома, да и не могли, так как во время комендантского часа ночью на улице появляться никто кроме военных права не имел. А усилий солдат и пожарной охраны не хватало. Огонь распространялся всё дальше, перекидываясь со строения на строение. Только когда рассвело и на помощь военным пришли гражданские дело пошло на лад и к полудню удалось справиться с бедствием. Больше всего от пожара пострадали трущобы, там все сооружения были деревянными и почти полностью отсутствовали колодцы. Меньше всего квартал аристократов и церкви. Из-за того, что сложенные из камня строения огонь не охватывал. Капитан гарнизона сэр Ульрих, подозревал, что пожар вспыхнул не случайно. Слишком во многих местах одновременно загорелся город. За этим чувствовалась рука опытного кукловода. Но Мивера его подозрения не заботили. Более того, он о них даже не знал. Потому что, после того, как ему удалось уговорить Ульриха поднять гарнизон Мивер отправился в квартал наёмников. Он очень боялся того, что в результате беспорядков могла пострадать Илейн или Лилен. Юноша не был готов потерять ещё и их. Этого бы он точно не выдержал. Он и сейчас ещё не до конца понимал, почему всё ещё жив, после того, как умерла принцесса. Возможно, потому, что у него оставались незаконченные дела? Или нечто, что может выполнить лишь он? А может потому, что в сердце жила непонятная, призрачная надежда вернуть Её? Надежда, о которой он боялся говорить, и даже думать, слишком крохотной она была. Этим шансом он собирался воспользоваться, как только, разберётся с обрушившимися на него проблемами.
  
   ***
  
   Когда Мивер покинул дворец, Ратти осталась наедине с королём и его охранниками. Девушка не представляла что ей делать. Когда рядом был брат, то всё казалось столь простым и ясным. О том, каким она его увидела во дворце Ратти старалась не думать. Слава Создателю, он быстро пришёл в себя. Девушка с неприязнью пыталась смириться с мыслью о том, что Мивер за прошедшее время изменился. И весьма сильно. Он стал убийцей. Но... Тем не менее он оставался её братом. И она никогда не смогла бы лишить его жизни.
   Короля пошатывало от усталости и он едва не упал. Ратти непроизвольно подхватила его. Она почувствовала, что силы, которыми щедро поделилась с Правителем исчерпаны почти полностью.
   - Вам надо лечь, - протянула девушка, обращаясь к Зерейну.
   Он лишь кивнул в ответ. Добраться до своих покоев ему удалось опираясь плечом на девушку. В одиночку он бы этот путь не осилил. В принадлежащем королю крыле в последнее время размещался принц Игвор. Поэтому оставшиеся в замке слуги спешно убирали его вещи и меняли постельное бельё. Солдаты охраны в это время по приказу правителя, арестовывали приспешников принца, не успевших покинуть дворец.
   Король устроился в огромной кровати в одной из гостевых комнат своего крыла, пока его покои приводили в порядок. После того, как Ратти помогла Зерейну лечь она хотела покинуть его, но правитель Мереина попросил её (именно попросил, а не приказал) не оставлять его одного.
   Девушка, недоумевая зачем она понадобилась королю, взяла стул стоявший у окна, передвинула его к кровати и села.
   - Расскажи мне, об Эвелене, - тихо попросил старик.
   - Но я... Я её почти не знать, - возразила девушка.
   - Расскажи всё что знаешь.
   Девушка хотела отказать, но посмотрела в усталые, наполненные болью и отчаянием глаза и против воли кивнула
   Ратти говорила до тех пор пока король не заснул и даже после того, как Его Величество задремал, она оставалась в комнате.
  
   ***
  
   Путешествие далось им тяжело. Он даже не представлял, что понадобится столько сил, чтобы попасть сюда. Энергия, которую он захватил с собой - украл - исчезала намного быстрей, чем он ожидал. Ему даже пришлось использовать собственную кровь, чтобы не опустошить кристалл созидания до дна. Ведь эта сила понадобится ему по прибытии. Наконец, бесконечное путешествие закончилось и он оказался в теневом мире приграничья. Благодаря Его присутствию этот мир, который только мог существовать, стал реален.
  
   Глава третья
  
   Мивер отправился к дому Илейн пешком, чтобы не привлекать к себе особого внимания. Благо, располагался квартал недалеко от военного. Вот только, юноше не удалось верно рассчитать свои возможности. После того, как он сделал всё от него зависящее, чтобы прекратить беспорядки в городе, силы оставили его и он потерял сознание на полпути к цели. В себя Мивер пришёл спустя час. Досадуя на собственную слабость юноша кое-как поднялся на ноги и двинулся дальше. Короткий отдых не принёс облегчения, наоборот Мивер чувствовал себя ещё более слабым, чем до этого. Тем не менее, ему удалось добраться до квартала наёмников, черпая силы в злости на собственную слабость. Больше ничего у юноши не оставалось.
   В квартале было на удивление тихо. Последний десяток шагов к дому Илейн показался Миверу настоящей пыткой, но он справился. Калитка ведущая во двор оказалась незапертой. Правда, стоило юноше её миновать, как он услышал глубокий, с хрипотцой, голос:
   - Ни с места, приятель!
   Мивер посмотрел в сторону говорившего и увидел Гована сидевшего на скамейке перед входом в дом с луком в руках.
   - Гован, это я, Мивер.
   - Подойди, - уже менее угрожающе, приказал бывший наёмник.
   Юноша послушался.
   - Точно Мивер, - удостоверившись, что пришелец не врёт, дядя опустил оружие.
   - Как у вас дела? - спросил Мивер, устало опускаясь на скамейку. - Беспорядков не было?
   - Приходили люди, - пожал плечами мужчина. - Пытались дома поджечь.
   Судя по всему, особых проблем с бунтовщиками в этом квартале не наблюдалось. Чего и следовало ожидать.
   - Как Илейн и малышка?
   - Всё в порядке. Девочка спит. Илейн, - мужчина улыбнулся в густые усы. - Сейчас сама расскажет о себе. Она ходила проверить задний двор.
   Мивер повернул голову на звук шагов и встретился взглядом с девушкой. Будь он в нормальном состоянии, то заметил бы её намного раньше.
   - Мивер, - удивлённо протянула она.
   - Ты в порядке? - спросил юноша.
   - Да. Всё хорошо. Что с Эвеленой? По городу бродят разные слухи.
   - Она мертва, - глухо сказал юноша.
   - Нет, - неверяще покачала головой девушка. - Этого не может быть. Ты ведь был рядом.
   - Я не всесилен, - отводя взгляд, произнёс он. В этот момент силы окончательно оставили юношу и он потерял сознание.
  
   ***
  
   Утром, открыв глаза, Мивер долго не мог вспомнить события предыдущих дней. Будто память, жалея его, старалась стереть болезненные воспоминания. Но они всё равно вскоре вернулись, набросились на юношу словно стая взбесившихся волков. Те мысли, которые он столь долго гнал от себя беззастенчиво воспользовались его слабостью. Смерть Эвелены, убийство Игвора, ещё одно убийство и ещё, и ещё, и ещё... Пока он не потерял им счёт. И всё же они не шли ни в какое сравнение с потерей принцессы.
   Мивер попытался встать, но лишь с глухим стоном опустился на кровать и снова потерял сознание. Очнулся он значительно позже. И первым что увидел, оказалось лицо Лилен. Девочка склонилась над ним и с помощью небольшого гребешка, подаренного ей Мивером, приводила волосы юноши в порядок.
   Он хотел улыбнуться ей, но неожиданно понял, что не может. Не умеет. А ведь ему почти удалось научиться. Вместо этого он прикоснулся рукой к ладошке девочки и произнёс:
   - Спасибо.
   Она улыбнулась в ответ. Радостно и безмятежно. Как когда-то умел юноша, когда ещё был ребёнком. До походов в проклятый лес, до порки устроенной ему отцом до того, как мать оттолкнула его.
   - Как долго я спал? - спросил он.
   - Уже вечер, - ответила малышка.
   Мивер собрал все свои силы и полднялся, пытаясь не потерять сознание вновь. Переборов головокружение, он с удивлением осознал, что чувствует себя не так уж и плохо. Конечно, все внутренние резервы израсходованы полностью. Также он сжёг часть своего тела и крови. Многие, если не все энергетические линии порваны. Но необратимых последствий вроде бы, не было. Иначе он бы уже умер. А значит, как только восстановятся каналы, его тело начнёт наполняться силой. Приблизительно на это понадобится от двух недель до месяца. Не мало. Но, во время схватки в зале для малых приёмов юноша считал, что полностью выкладывается. И после этого уже не сможет владеть внутренней силой. Да и зачем ему она, если Мивер собирался умереть...
   Вот только погибнуть он всегда успеет. Сейчас же надо сосредоточиться на настоящем.
   - А где Илейн? - спросил юноша у девочки.
   - Спит. Она всю ночь охраняла дом от злых людей.
   - Понятно. Тогда я подожду пока она проснётся, - сказал Мивер и отправился во двор. На тренировочную площадку. Ему необходимо было размять, перегруженные, застоявшиеся за ночь и жутко болевшие мышцы. Иначе они ещё долго будут восстанавливаться. Кроме того, с помощью тяжёлой тренировки он собирался выбросить из головы мысли о том, что потерял. Преодолевая боль юноша приступил к упражнениям. И почти закончил их, когда на пороге возникла Илейн.
   - Мивер, ты в порядке? - участливо поинтересовалась она.
   - Нет. Но это не имеет значения, - ответил он останавливаясь. - Я должен поговорить с тобой. Рассказать, что произошло.
   - Ты уверен, что хочешь об этом говорить?
   - Нет, - пожал плечами он. - Скорее я должен рассказать об этом.
   Никогда прежде Мивер не чувствовал столь остро необходимости поделиться с кем-то своими проблемами. Ему всегда хватало сил нести этот груз в одиночестве. Но сейчас на него навалилось слишком многое...
  
   ***
  
   - Мне жаль, - тихо произнесла Илейн, когда юноша поведал ей о событиях прошедших дней.
   - Мне тоже.
   - И что ты собираешься делать теперь?
   - Сражаться. Больше ничего я не умею, - печально вздохнул он.
   На крыльцо вышла девушка в которой Мивер с удивлением узнал Арин.
   - Простите я не хотела мешать, - смутилась она.
   - Ты жива? - изумился юноша и тут же опомнился. - Прости, глупый вопрос.
   - Ничего, всё нооормально, - успокоила его она.
   - Но как тебе удалось спастись? Я был в комнате фрейлин...
   - Просто повезло. Я даже ничего не успела понять. Дверь открылась и ввалились фигуры в чёрном. Страаашные. Я так перепугалась, что не могла сойти с места. А потом когда они начали убивать ноги сами понесли меня к балкону. Повсюду была крооовь. Я не могла думать ни о чём, только об этом и, когда они приблизились ко мне я прыгнула. Меня спасли крылья. Поднять в воздух они меня не смогли. Но благодаря лечению мне удалось спуститься ничего не сломав.
   - Прости, что заставил вспомнить об этом кошмаре.
   - Ничего. Если бы не ты я была бы мееертва.
   Юноша вопросительно посмотрел на Илейн.
   - После нападения, Арин начала немного странно говорить, не обращай внимания. Это нервное и скоро пройдёт... наверное, - пояснила она.
   Мивер перевёл взгляд на крылатую девушку и в его голове возникла идея.
   - Арин, пойдём сегодня во дворец со мной, - предложил он.
   - Я...
   - Кроме тебя просто некому. От этого зависят очень многие жизни.
   - Но...
   - Ты согласна?
   Она посмотрела на юношу, опустила глаза и робко произнесла:
   - Постааараюсь.
  
   ***
  
   Пустынная земля простиралась по левую и правую руку от него. Лишь камень и песок. Лишь песок и камень. И произнёс он слова. И началось преображение. И вода затопила всю землю от края до края. А потом высохла, оставив после себя зелёные островки, острова и даже материки. После преобразования почвы настал черёд создания животных. Эта работа не была трудной, так как основной материал он захватил с собой из личной лаборатории. Но требовала время и сосредоточенности. Прошло много лет, прежде чем он закончил и занялся своим самым главным творением. Тем, из-за которого ему пришлось покинуть родной мир и стать изгоем. Созданием человека...
  
   Глава четвёртая
  
   К дворцу Мивер с Арин прибыли уже в темноте. Но замок не спал. В окнах большого зала для совещаний горели магические огни, по коридорам бегали слуги за каждым углом стояло по два охранника.
   Предъявив на входе во двор и замок полученные от короля бумаги юноша со спутницей беспрепятственно миновали посты и попали внутрь. И сразу отправились в зал совещаний. Именно там вместе со своими ближайшими соратниками и - к удивлению Мивера - Ратти, заседал король. Юношу попросил Арин подождать перед дверью и уже хотел войти внутрь, когда его попыталась остановить стража. Он, даже не доставая пропуск так взглянул на них,что они не осмелились наставивать.
   Внутри, в большом овальном помещении, рассчитанном на приём почти трех десятков гостей одновременно, сейчас присутствовало лишь семеро.
   Брат короля герцог Агуленский, граф Рин Ваолентайн, капитан городского гарнизона сэр Ульрих, Нив Гамир и ещё трое мужчин которых Мивер не знал. Все они разместились за единственным столом в зале во главе которого на высоком кресле располагался правитель.
   - Кто вы такой? - возмутился один из незнакомцев.
   - Успокойтесь, друг мой - ответил король. - Этот человек спас мне жизнь.
   - Ваше Величество, - юноша остановился перед правителем Мереина и склонил голову. - Я был личным телохранителем принцессы и не сумел защитить её. Я готов понести любое наказание, которое вы сочтёте нужным.
   Король посмотрел на него - отметив краем глаза, как напряглись при словах Мивера Ваолентайн и Ратти. Зерейн долго, очень долго молчал, а потом произнёс:
   - Ты не сумел защитить мою дочь и поэтому должен умереть. Я верю, что ты сделал всё возможное. Но этого оказалось мало. Ты покарал её убийцу. Но это не вернёт её. Твоя смерть не вернёт её. Твоя жизнь может помочь стране. Ты виновен. И я никогда не смогу простить тебя. Но лишать тебя жизни глупо. Считай, каждый день своей жизни, отсрочкой к казни, которую ты заслужил и к которой я тебя приговариваю.
   - Спасибо, Ваше Величество, - ответил юноша, поднимаясь. Он не собирался умирать. Пока не собирался. У него всё ещё оставался один способ. Поэтому, если бы решение короля оказалось другим он бы просто не позволил лишить себя жизни. Хотя... в нынешнем состоянии Мивер мог бы и не справиться со всеми присутствующими.
   - Если это всё, то я хотел бы вернуться к прерванному обсуждению, - недовольно протянул Зерейн.
   - Конечно, простите, что прервал вас, - поклонился юноша. - Вы позволите мне остаться?
   - Даже настаиваю на этом. Ульрих?
   - Ситуация в городе под контролем. Церковный квартал оцеплен нашими солдатами.
   - Рин?
   - На северной границе спокойно. А вот Авенк слишком активен. Также, как Легория и другие страны, рядом со святым городом. Если мы атакуем стены церкви, это развяжет войну, в которой у нас не будет союзников. Даже народ не поддержит короля, которого отлучат от церкви. Простите Ваше Величество за прямоту.
   - Сейчас не время для придворных церемоний, - отмахнулся король. - У нас связаны руки. Мы не можем штурмовать церковь, но и простить попытку переворота и убийство моей дочери мы права не имеем.
   - А почему бы не сменить религию? - поинтересовался Ваолентайн. - Создать церковь, которая будет нашим союзником, а не противником?
   - Так просто это не делается, - вздохнул правитель. - Нужна тщательная подготовка народа, обучение собственных монахов и проповедников. И религия. Она не берётся из воздуха. Её нужно придумать и распространить.
   - Зачем же придумывать, Ваше Величество, если она уже есть, - вмешался в разговор Мивер.
   - О чём ты?
   - Мы можем воспользоваться верой, которая существовала до появления Ивианера. Верой в Создателя и первых его творений. К тому же, у нас будет преимущество, так как эта вера истинная.
   - Ересь, - отмахнулся один из незнакомых юноше вельмож.
   - Думаете? У меня есть доказательство. Подождите, одну минуту.
   Мивер покинул зал совещаний и вернулся вместе с Арин. Он снял с неё плащ и продемонстрировал спрятанные под ним крылья.
   - Что вы на это скажете? - поинтересовался он.
   - Неудачный магический эксперимент. А может и удачный, - пожал плечами аристократ.
   - Допустим, - согласился Мивер скидывая куртку на пол. Вслед за ней он снял и рубашку. Ему хватило одного мысленного усилия, чтобы призвать крылья. Кажется, он наконец-то научился это делать по своему желанию. - А это?
   Присутствующие недоумённо смотрели на чёрные, крылья за спиной юноши, а он продолжил:
   - Я могу найти проповедников и святые книги, которым несколько тысяч лет. Мой народ потерял право носить крылья. Но, соплеменники Арин нет. Если разыскать их, то у нас будут и монахи и посланники Творца. С этим мы сможем противостоять Ивианеру и его религии. Сможем, потому что должны.
   - Противостоять Богу? Разве это возможно - удивился король.
   - Ивианер ложный Бог, - отрезал юноша. - Впрочем судите сами. Я расскажу всё что знаю.
   И Мивер поведал о себе, своём народе и столкновениях с волко-людьми. Его история заняла почти час, потому что король и остальные часто останавливали рассказчика и задавали вопросы, на которые юноша в меру своих знаний отвечал. Наконец он закончил и в зале воцарилось молчание. Каждый пытался осмыслить полученные знания и определиться в своём от ношении к услышанному.
   -У тебя есть какие-либо доказательства этой истории, кроме крыльев за спиной, - первым нарушил затянувшееся молчание король.
   Мивер задумался.
   - Пожалуй есть, - ответил он. - Трупы убийц в потайном ходе. Прикажите их принести?
   - Не стоит всем подряд знать о потайных ходах замка. Отведи меня туда.
   - Но, Ваше величество... - запротестовал один из придворных.
   - Молчи, Ристок, - отмахнулся король. - Этот человек спас мне жизнь. Если бы он хотел убить меня, то давно уже это сделал бы.
   Юноша склонил голову. Минут пятнадцать понадобилось ему, чтобы прийти на место схватки. Лавина воспоминаний обрушилась на Мивера, когда он увидел мёртвые тела убийц. В тот момент за его спиной стояла Эвелена и он мог справиться с любой опасностью. Во всяком случае, тогда он наивно верил в это.
   - Занятно, - протянул король осматривая трупы. После смерти чары развеялись и на вполне человеческих плечах располагались волчьи головы. - Я увидел всё что хотел, идём обратно.
   - Сколько тебе понадобится времени, чтобы собрать проповедников? - поинтересовался король, когда они вернулись в зал собраний.
   - Два месяца. Не меньше.
   - Тогда отправляйся немедленно, - приказал король. - Ульрих, готовься к штурму церкви. Рин, пошли посыльных к барону Ден Нэрву, пусть перебросит часть своих войск на границу с Авенком.
   - Не часть Ваше Величество. Все войска. Не волнуйтесь кочевники не нападут. Более того, если сообщить им, что вы сражаетесь против Ивианера и его веры они смогут предоставить солдат.
   - Воевать вместе с варварами! - Возмутился Ульрих.
   - Почему бы и нет? - пожал плечами юноша. - Какая разница кто твой союзник? Главное, чтобы он не всадил кинжал тебе в спину. А они этого не сделают. Я уверен. Особенно, если послать к ним крылатого вестника.
   - Я подумаю над этим, - подвёл итог под спором король. - Но чтобы иметь крылатых вестников нам понадобиться помощь этой юной леди. Мевион, займись этим.
   - Слушаюсь Ваше Величество, - склонил голову один из присутствовавших в зале аристократов.
   - Надеюсь ваши соплеменники не откажут нам в помощи? - поинтересовался Правитель Мереина у Арин.
   - Я... Не увееерена.
   - Будем надеяться на лучшее. На этом всё. Свободны! - закончил собрание Зерейн.
   Все поклонились, но до того, как юноша покинул зал, король попросил его задержаться. Когда они остались наедине Его Величество сказал:
   - Я хочу, чтобы ты, прежде, чем отправишься в путь рассказал мне о Эвелене. Последний год я не имел возможности видеть её.
   - Что именно вы хотите знать, Ваше Величество.
   - Всё.
  
   ***
  
   На выходе из зала совещаний его поджидала Ратти.
   - Что ты задумал? - сразу перешла к делу она, обращаясь к Миверу на родном для обоих языке.
   - Только то, что сказал. Мир в опасности. И никто не имеет права отсиживаться в стороне и надеяться, что с ним ничего не случится. Наш единственный шанс встретить опасность лицом к лицу.
   - Старейшины никого не отпустят из деревни. Ты это прекрасно знаешь.
   - Им придётся. Если понадобится я их заставлю.
   - Тебя убьют.
   - Возможно, - пожал плечами Мивер. - Это не самое страшное. В любом случае, я должен попытаться.
   - Тогда я отправляюсь с тобой.
   - Нет.
   - Тебе понадобится помощь.
   - Знаю. И всё же нет.
   - Неужели ты думаешь, что я спрашиваю твоего разрешения? Я просто сообщаю тебе о принятом решении и всё.
   Нив Гамир стоявший поодаль прислушивался к их разговору, стараясь понять о чём идёт речь. К сожалению, для рыцаря Мивер с Ратти беседовали на языке, которым он не владел. Когда же девушка ошарашила Нива сообщением о том, что отправляется с Мивером в родную деревню он заявил, что поедет с ней. И уже Ратти пришлось отговаривать его от путешествия. Безуспешно. Молодой рыцарь заявил, что не собирается ни на мгновение упускать из виду даму своего сердца. Так как он слишком боится, что она исчезнет, растворится, словно мираж и он её больше никогда не увидит. И только после того, как Мивер напомнил ему, что место рыцаря рядом со своим королём, Нив сдался. Долг был превыше всего для молодого рыцаря, даже выше любви. Таким воспитал его дед.
   Правда, избавившись от одного спутника брат с сестрой неожиданно получили другого. Когда юноша заехал попрощаться с Илейн наёмница, давно мечтавшая увидеть его деревню, вцепилась в него клещом, требуя взять её с собой. Мивер сопротивлялся как мог, но против Илейн и её любопытства у него не было ни единого шанса.
   В результате в путь они отправились втроём.
  
   ***
  
   Человек должен был стать самым выдающимся его творением. Венцом всему. Долгие годы он планировал его создание. А когда предоставил свой проект на рассмотрение совету, его осмеяли. Они заявили, что такое существо слишком слабо и не жизнеспособно. Но на самом деле они просто испугались заложенных в основу людей способностей. Совет - сборище трусов и глупцов.
  
   Глава пятая
  
   Путешествие проходило спокойно. Без приключений и происшествий. Мечта любого наёмника. Но в том, что опасности поджидают их в конце пути Мивер не сомневался. В конце концов, он ехал не развлекаться и всё могло закончиться весьма печально. Особенно учитывая то, что старейшины жаждали его крови. Да и идея, которую собирался воплотить в жизнь юноша была не просто опасной, а сумасшедшей, на первый, второй и третий взгляд. Тем не менее, он не собирался отступать. Просто не умел.
   Они старались в дороге не задерживаться. Ночевали там, где их заставали сумерки. Благодаря запасным лошадям, полученным в королевской конюшне, они двигались почти в три раза быстрее, чем когда-то Мивер с купеческим караваном. Кроме того, перед тем как отправиться в путь из королевского арсенала юноша позаимствовал, свой меч, отобранный у него охранниками принца Игвора. Без него он чувствовал себя безоружным, так как любое другое оружие плохо проводило его силу и ломалось.
   Миверу и его спутникам понадобилось десять дней для того, чтобы достичь Вередела - города с которого когда-то начались приключения юноши в королевстве Мереин. Здесь им пришлось оставить лошадей и дальше двигаться пешими, так как в лесу от них особой пользы не было. Прошла ещё одна неделя и они вышли к, связанной вечным договором деревне.
   Первым на них наткнулся дозор. Впрочем, Мивер и его спутники и не пытались прятаться. Юноша спокойно выкинул меч, его примеру последовали и остальные. Но, глава дозора, состоявшего из трёх человек, с поклоном вернул оружие, спутникам юноши, показывая этим, что они не пленники, а гости. Меч Мивера остался лежать на земле. Охранник даже не прикоснулся к нему, словно боясь испачкаться...
   Все свободные от обязанностей обитатели деревни высыпали на улицу, встречать гостей. Впервые за несколько тысяч лет в деревню пришёл чужак. Любопытные обступили Илейн и в открытую пялились на наёмницу.
   Мивер, не обращая внимания на сопровождающий его дозор, прошёл к алтарю возвышавшемуся на холме в центре селения и трижды ударил в расположенный рядом с ним гонг. Таким способом он заявил о своём желании говорить с народом. Право на это имел любой житель деревни, но пользовались им весьма редко. Так как все жизненно важные вопросы решались на собрании старейшин, проводившимся раз в неделю. И на памяти Мивера ни разу не происходило ничего достаточно срочного, что не могло дождаться очередного совета.
   - Народ мой, - начал юноша, когда пространство перед алтарём оказалось заполнено людьми. - Вы считаете меня отступником и предателем. Я не спорю. Но речь сейчас не об этом. Мир, весь мир в опасности. И каждый из нас должен сделать всё возможное, чтобы остановить угрозу, нависшую над нами. Мы больше не можем и не имеем права оставаться в стороне. Иначе умрут все. Но... Давайте я расскажу всё, что знаю, вы послушаете и примете решение.
   И Мивер поведал о Ивианере, его религии и о том, что произойдёт, если ложный бог прорвётся в их мир. Соплеменники верили юноше, потому что раньше никогда с ложью не сталкивались. Вот только... Ломать вековые традиции, нарушать незыблемый договор и отправляться на войну никто из них, кроме десятка юнцов, похоже не собирался.
   - Мы выслушали тебя. Совет подумает над твоими словами и вынесет решение завтра. Тебе же придётся провести ночь в комнате очищения, - подвёл итог под речью юноши старейшина.
   Неожиданно стоявшая вместе с Ратти сбоку от юноши Илейн взяла слово. С помощью переводившего Мивера она произнёсла:
   - Жители деревни, как единственный представитель внешнего мира я прошу у вас помощи.
   - Твои слова услышаны, - бесстрастно ответил мужчина, отворачиваясь.
   Люди начали потихоньку расходиться. Мивера увела стража. На площади осталась лишь Илейн с Ратти и её родители.
  
   ***
  
   Ратти отвела гостью в своё жилище и предоставила в распоряжение девушки комнату Мивера. Других свободных комнат в доме просто не было. Он состоял из пяти помещений. Кухни, трёх комнат и большого деревянного зала, используемого для тренировок. Ратти показала Илейн её покои и хотела уйти, но наёмница остановила её:
   - Как ты думаешь, какое решение примут старейшины? - спросила она.
   - Думаю, они казнят его, - сказала Ратти, отводя взгляд.
   - Но как же так? Мивер, он ехал сюда такой целеустремлённый. Я была уверена, что он знает, что делает.
   - Он знает.
   - Но если его казнят? Что тогда делать нам? Мы должны что-то предпринять, пока не поздно, - девушка вскочила с кровати.
   - Не надо, - произнесла Ратти, став на пути у Илейн и не давая покинуть комнату.
   - Но Мивер...
   - Знает что делает, - отрезала Ратти. - Просто верь в него.
   Плечи наёмницы поникли, боевой задор пропал и она устало опустилась на кровать.
   - Наверное ты права, - протянула она. - Просто это так тяжело, ждать и верить.
   - Это всё что нам остаётся, - ответила Ратти и оставила Илейн одну. Уже за дверью, девушка глубоко вздохнула и попыталась успокоиться. Хотела бы она и в правду испытывать уверенность в действиях Мивера. На самом деле Ратти боялась за брата. Но сделать ничего не могла. Ведь прийти в деревню было его решение.
  
   ***
  
   Мивер сидел в небольшой, уютной и хорошо охраняемой силовыми заклинаниями, а также охраной снаружи, комнате и старался заснуть. Сделать это было сложно, так как ни кровати, ни стола, ни стульев в помещении не находилось. Только пол. Но юноша старался. Завтрашний день обещал быть весьма напряжённым и он хотел набраться сил. Конечно, за время путешествия его энергетические линии пришли в порядок. Более того, никогда ранее они не были столь широкими и прочными. Каждый раз, когда он рвал свою энергетическую структуру она восстанавливалась немного более качественной, чем раньше. Странно...
   Юноша уже почти задремал, когда дверь в его темницу открылась и на пороге возник мужчина. Розван. Его отец.
   - Мивер? - позвал он, так как глаза вошедшего ещё не успели привыкнуть к темноте царившей внутри.
   - Я здесь, - ответил юноша, неожиданно для себя возвращаясь мыслями обратно в то время, когда он готов был выполнить любой приказ, в то время, когда отец являлся для него тем единственным, кто имел право отдавать ему приказы.
   - Зачем ты вернулся?
   - Разве я не объяснил на площади? - удивился юноша. Наваждение схлынуло и он снова стал собой.
   - Совет ещё заседает. Но решение уже принято. Они считают, что никакой опасности нет. Ведь в Договоре ничего не говорится об Ивианере. Им кажется, что ты просто не понимаешь сложившуюся ситуацию. Молодёжь может быть и пошла бы за тобой, но без одобрения совета это невозможно.
   - Не скажу, что удивлён.
   - И ещё... Они собираются казнить тебя. Завтра на рассвете. Как глава рода я обязан буду лишить тебя жизни.
   - Правильно.
   - И это всё, что ты можешь сказать?
   - Да.
   - Я могу помочь тебе сбежать, - неожиданно заявил Розван.
   Мивер удивлённо посмотрел на него.
   - Ты мой сын, несмотря ни на что. Я хочу, чтобы ты жил.
   - Не стоит.
   - Мивер?
   - Просто поверь мне на слово. Пусть всё идёт, как идёт. И...
   - Что?
   - Ничего. Забудь.
   - Но Мивер...
   - Всё в порядке. Я не собираюсь умирать. Во всяком случае, пока не собираюсь.
   Розван склонил голову:
   - Пусть будет по-твоему. Прости. Я совсем тебя не понимаю.
   - Ничего. И... Спасибо что пришёл.
  
   ***
  
   Ещё некоторое время после ухода отца Мивер сидел и размышлял над его словами. Потом решительно выкинул их из головы и задремал. Проснулся он в полночь. И приступил к осуществлению составленного заранее плана. В первую очередь, он собирался выбраться из тюрьмы в которую его поместили. Он использовал силу, чтобы разорвать железные кандалы сковывавшие его руки. Это было непросто, так как оковы оказались изготовлены по всем правилам искусства. Да ещё щедро пропитаны силой. Прежний Мивер потратил бы несколько часов для того, чтобы освободить руки. Но, в последнее время он столь часто использовал силу, что его резервы и умение с ней обращаться возросли на порядок. Несколько минут и оковы с тихим звоном скатились к его ногам. Следующая преграда в виде стен темницы выглядела серьёзней. Да и не только выглядела. Этому строению насчитывалась не одна сотня лет. И возводили его с помощью мощной магии. Поэтому юноше пришлось потратить почти час на то, чтобы проделать в энергетических линиях на потолке отверстие достаточное, чтобы выбраться наружу. Разбить же деревянные перекрытия оставшиеся без магии, оказалось проще простого.
   Обретя свободу юноша, забрался на крышу здания, призвал крылья и судорожно взмахивая ими взлетел. С каждой попыткой - Мивер тренировался на пути в деревню - подъём в воздух получался у него всё легче и легче. Правда, одной только силы мускул не хватало, чтобы оказаться в воздухе. Ему приходилось использовать и силу. Но Мивер надеялся, что со временем научится обходиться без магии.
   Оказавшись за оградой юноша отправился на поиски своего меча. В темноте найти оружие было не так уж и просто, но Мивер чувствовал меч, будто тот был частью тела юноши. Подобрав оружие он взмыл в небеса и направился в сторону проклятого леса. Миверу пришлось несколько раз опускаться на деревья и отдыхать, так как летал он ещё не очень уверенно и быстро уставал. Тем не менее за час он достиг края поляны на которой томился в заключении Измал, сын Творца.
   Мивер плавно опустился на землю и впервые за всё время ступил на покрытую чёрным пеплом поляну. На удивление ничего страшного не произошло. Хотя все чувства юноши и вопили об опасности. Шаг, ешё один и ещё. И вот он уже напротив столба к которому прикована странная, смутно напоминающая человека, более смахивающая на монстра, фигура.
   - Ты вернулся, - произнёс Измал.
   - Да, - впервые заговорил с ним Мивер и посмотрел сыну Творца в глаза. - Ты управлял мной.
   - Нет.
   - Да. Я уверен в этом. Если бы не ты, я никогда бы не покинул деревню. Не встретил Эвелену и не потерял бы её. Если бы не ты, я не испытал бы эту боль. Не говоря уже о последних событиях: спасении короля, усмирении мятежа.
   - Я не управлял тобой, лишь подтолкнул слегка. Ты первый за тысячу лет, кто пришёл к месту моего заключения. Рано или поздно ты бы всё равно покинул деревню. Только к тому моменту Ивианер успел бы переместиться в этот мир.
   - Только не говори, что тебя заботит благополучие мира.
   - Заботит. Это и мой мир тоже. К тому же, Ивианер весьма обрадовался бы, если бы нашёл меня беспомощным. А насчёт Эвелены и твоей боли... Не знал, что ты настолько эгоистичен.
   - Что?!
   - Девушка была обречена с самого начала. Если бы не твоя встреча с ней, она умерла бы намного раньше. Конечно, ты бы не испытал горечь потери, но тогда и она бы не была счастлива в жизни. Ни разу. Немного жестоко по-моему. Если и правда жалеешь о том, что встретил её значит ты её не любил.
   - Я... Я просто... - Мивер закрыл глаза и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Разговор с узником давался ему тяжело. Да и атмосфера вокруг действовала угнетающе, причиняя почти физическую боль. Наконец он собрался с духом и сказал:
   - Я хочу задать тебе один вопрос.
   - Я не смогу вернуть её, - ответил Измал ещё до того, как юноша озвучил своё желание.
   Мивер достал меч и поднял его над головой.
   - Верни её. Или твоё заключение закончится здесь и сейчас. Я убью тебя.
   - Думаешь ты можешь справиться с сыном Творца? - усмехнулась фигура.
   Внезапно юноша почувствовал, что слабеет. Мысли его стали путаться. Захотелось лечь, закрыть глаза и заснуть. Слишком многое навалилось на него. Он только на секунду закроет глаза и всё... Ещё мгновение и он бы подался этому порыву, но, превозмогая чужую волю Мивер провёл мечом по своей левой руке. Боль помогла ему скинуть наваждение и юноша занёс оружие над головой.
   - Ты не столь силён сейчас, чтобы суметь защититься, - сказал юноша.
   Измал посмотрел на него. На самом деле он был совсем не уверен, что его может убить простой смертный. Хотя... Мивер был не совсем простым смертным. Да и решимость во взгляде юноши совсем не понравилась сыну Творца. Похоже, вероятность того, что юноша мог отправить его на тот свет существовала. Может он и ошибался, но проверять это ему совсем не хотелось.
   - Я не могу вернуть её обратно, клянусь.
   - Не верю.
   - Мой отец занимался распределением душ после смерти. Мне нет туда дороги.
   Мивер задумался, а потом с силой опустил оружие. Меч воткнулся в столб на расстоянии пальца от головы Измала.
   - Ты поможешь добраться мне до него?
   - Попробую. Только, если ты не заметил я не в состоянии тебе помочь. Я тут немного прикован... Навечно.
   Юноша снова занёс меч и опустил его на цепь сковывавшую Измала. Он вложил всю свою внутреннюю силу в удар, чтобы перерезать заклятый предмет. Невероятно, но это ему удалось. То ли, юноша стал очень силён, то ли, цепи были закляты в основном против Измала и относительно легко поддались чужому воздействию. А, возможно, и то и другое одновременно.
   - Считай, что твоя вечность закончилась, - сказал Мивер, перед тем, как волна отката неправильно разрушенного заклинания достигла его и лишила сознания.
  
   ***
  
   День за днём проводил он в лаборатории. Ночь за ночью. Постепенно его сын подрос и стал потихоньку перенимать науку отца. Только к процессу создания людей отец отказывался его подпускать. Слишком многое он вложил в это дело и слишком многое поставил на кон.
   Наконец спустя вечность тревог и волнений родился первый человек. Потом ещё и ещё один. Целая дюжина!
  
   Глава шестая
  
   Мивер пришёл в себя на рассвете. Мир кружился перед глазами юноши, а боль то накатывала, то отступала грозя, захлестнуть с головой.
   - Очнулся? - спросил насмешливый, с приятной хрипотцой, голос.
   Мивер посмотрел на говорившего и увидел мужчину лет тридцати. Волосы его были цвета ночи, также как и глаза и брови. Лицо казалось красивым особенной, хищной красотой.
   - Измал? - удивился юноша.
   - А ты ждал кого то другого? - поинтересовался он.
   - Ты выглядишь, как человек, - протянул юноша, усаживаясь.
   - Это моя первая форма, немного улучшенная - улыбнулся он. - Проклятые цепи не давали мне её принять.
   Собрав силы Миверу удалось подняться на ноги.
   - И что ты собираешься делать сейчас?
   - Ты спрашиваешь не убью ли я тебя и всех причастных к моему пленению? - усмехнулся Измал. - Убью. Обязательно. Но позже. В конце концов, это мой мир и я не позволю захватить его какому-то божку, неизвестно откуда. В данный момент, я слишком слаб, чтобы схватиться с ним. Понадобится время, чтобы восстановить силы.
   Мивер кивнул а потом сказал:
   - Отведи меня к Творцу.
   - Не сейчас. Если ты не забыл в деревне готовится твоя казнь. Не знаю, как поступят с твоими друзьями старейшины, когда не найдут на рассвете тебя.
   - Мои друзья ни в чём не виноваты.
   Измал пожал плечами.
   - Хорошо, отложим разговор, - сдался юноша. - Хотя, видит Создатель, нам есть о чём поговорить.
   - А это мой подарок тебе. Иначе ты и за неделю к деревне не доберёшься.
   Сын Творца прикоснулся рукой ко лбу юноши и тот сразу почувствовал, как исчезают последствия, вызванные магическим ударом. Как только он смог сосредоточиться, сразу вызвал крылья и отправился в путь. Измал за ним не последовал.
   Обратно юноша добрался почти в два раза быстрее. Сила буквально переполняла его. Он сразу же полетел в свою темницу. С помощью силы разогрел кандалы и кое-как соединил их вместе. Вовремя. Минут через десять, дверь открылась и двое стражей повели его алтарю, перед которым собрались почти все жители деревни.
   Вперёд вышел старейшина:
   - Мы приняли решение, - торжественно объявил он. - Наш Договор вечен. Ни мы, ни наши потомки не могут нарушить слово данное Создателю. Даже, если опасность столь велика, как ты её описываешь, Создатель не допустит гибели мира. Но отступник должен и будет наказан.
   - Договор? Не волнуйтесь, я об этом позаботился, - прервал старейшину Мивер.
   - Что ты имеешь в виду? Договор невозможно нарушить.
   - Значит сегодня ночью я совершил невозможное, - пожал плечами Мивер. - Я освободил Измала.
   - Не произноси проклятого имени, - взвился другой старейшина, Нерк давний друг отца юноши.
   - Вы мне не верите? - удивился юноша. - Я думал это возможно только в большом мире. Если не верите сходите и убедитесь. Я готов провести отряд к месту его заточения.
   - Нам запрещено там появляться, - возразил первый старейшина. - Не знаю, что помутило твой разум, но это не имеет значения, так как сейчас ты ответишь за свои прегрешения.
   Он подал знак страже, но Мивер легко порвал цепи и откинул стоявших слева и права от него охранников подальше от себя. Крылья прорвали ткань рубашки и тёмным облаком взвились над головой юноши. Толпа ахнула.
   - Мне ещё рано умирать, - покачал головой Мивер. - Я конечно, хочу увидеть Создателя, но не бесплотной тенью.
   - Взять его, - взвизгнул старейшина.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - произнёс спокойный голос, слева от Мивера. Всего мгновения назад там никого не было. Но сейчас стояла одетая во всё чёрное фигура мужчины лет тридцати.
   - Кто это? - зашептались в толпе.
   - Неужели не узнали узника, которого так долго сторожили?
   Мужчина взмахнул руками и на его месте появился дракон цвета пепла. Именно такую форму мог принимать сын Творца, если верить религиозным книгам. Размерами он превосходил Мивера раз в десять.
   - Измал, - волной ужаса пробежало его имя по губам собравшихся.
   - Он самый, - улыбнулся, снова превратившийся в человека, Сын Создателя. - И я очень недоволен. Мало того, что ваши предки помогли меня победить, так ещё их дети играли роль тюремщиков столько лет. Пока не нашлась добрая душа и не освободила меня.
   Он посмотрел на Мивера и взоры всех остальных невольно скрестились на юноше. Если бы взгляды могли убивать юноша был бы уже мёртв.
   - Кроме того, Ивианер собирается захватить этот мир, а я не в форме. Так что предлагаю вам выбор. Конечно, вы все умрёте, первые люди. Но это мой мир и я не собираюсь отдавать его в руки чужака. Если вы сразитесь с ним, я обещаю отсрочить вашу смерть.
   - Мой народ не собирается помогать тебе, - выступил вперёд старейшина. Его руки тряслись, а голос дрожал, тем не менее он смотрел прямо в глаза Измалу.
   - Какие же вы упрямые, - покачал головой он. - Я не прошу вас о помощи. Я требую, чтобы вы спасли мир в котором живёте. Это ваш долг. За это я подарю вам лёгкую смерть. Поверьте, за те тысячи лет, что я провёл в заключении я придумал очень много способов лишить вас жизни. И ни один из них вам не понравится. Даю вам время подумать до завтрашнего утра. И, предупреждаю - перед тем как исчезнуть добавил он, - любой кто попытается навредить освободившему меня, умрёт на месте.
   Измал покинул деревню и Мивер остался наедине с её жителями. Старейшина мгновения назад столь бесстрашно говоривший с Измалом подошёл к Миверу и произнёс:
   - Убийца. Кровь твоего народа на твоих руках.
   А потом плюнул в лицо.
   - Убийца. Убийца. Убийца, - подхватили соплеменники.
   Юноша закрыл глаза и тут же открыл их вновь. Он знал на что шёл. Знал, чем рисковал и какова будет плата. На самом деле он заслуживал от них много большего, чем простого плевка. Но Угроза Измала защитила его. Во всяком случае до тех пор пока старейшины и народ не решат, принимать предложение бывшего узника или нет. А слова, какими бы страшными они ни казались, не пугали его. Весь мир стоил дороже жизни одной деревни. Он не позволит им отсиживаться в стороне, как они делали это тысячелетиями. Жаль, но единственный способ заставить их покинуть деревню, это разорвать договор... Хотя у него не было уверенности в том, имел ли он право распоряжаться их судьбой. Юноша задумался о том, что поставил на карту и на одно мучительное мгновение, впервые за долгое время, ему стало по настоящему страшно. Он отогнал эти мысли, зная что они будут возвращаться вновь и вновь, постоянно мучая его, разъедая волю, также, как воспоминания о принцессе. Пусть. Значит ему придётся нести и этот груз. Интересно... Сколько он сможет выдержать пока не сломается?
   Наконец люди разошлись по домам. Перед алтарём остались только Мивер, Илейн и Ратти.
   Слёзы катились по щекам сестры, когда она подошла к Миверу.
   - Что же ты натворил? Что же ты натворил? - шептала она.
   - Прости, - опустил голову юноша.
   - Ты погубил свой народ. Понимаешь? Ты его погубил, - сказала она.
   - Прости.
   - Ты чудовище. Но почему, почему я не могу тебя ненавидеть!? - воскликнула она.
   - Прости, - снова повторил юноша. Больше ему нечего было сказать в своё оправдание.
   Ратти лишь покачала в ответ головой и добавила:
   - Не у меня тебе надо просить прощения, - после чего развернулась и пошла прочь.
   - Мивер? - позвала его Илейн. Все разговоры велись на чужом для девушки языке и она не поняла что происходит. Особенно удивил наёмницу появившийся из ниоткуда мужчина и его превращение в дракона.
   - Всё в порядке, - ответил он. - Всё так как должно быть. Во всяком случае я очень на это надеюсь.
   - Что здесь произошло?
   - Прости, я не хотел бы об этом говорить. Сейчас. Ратти тебе всё расскажет.
   - Но... тебя отпустили?
   Юноша кивнул:
   - Больше никто не тронет меня в этой деревне.
   - Значит всё закончилось хорошо, - Илейн улыбнулась. - Извини, я заняла твою комнату.
   - Ничего, ни один дом в этом месте больше никогда не предложит мне кров над головой, - ответил юноша и оставив озадаченную девушку в одиночестве побрёл прочь.
  
   ***
  
   Мивера, спавшего в лесу неподалёку от деревни разбудило чужое присутствие. Неизвестный не выдал себя звуком или запахом, просто юноша почувствовал, что рядом кто-то есть и проснулся.
   - Впечатляет, - заметил парень лет двадцати, двадцати двух сидевший напротив юноши.
   - Измал?
   - Рад, что ты меня узнал.
   -Но...
   - Почему в таком виде? - прочитал мысли юноши сын Творца. - Просто он мне больше нравится. Да и, наверное, больше соответствует. Мы ведь стареем совсем не так, как люди. До того, как отец приковал меня к этому проклятому столбу мой возраст равнялся четырнадцати человеческим годам. Заключение помогло мне вырасти. Сейчас я бы дал себе лет двадцать пять. Но это всё относительно.
   - Понятно. Рад, что ты разбудил меня, чтобы сообщить о своём возрасте.
   - Ты спросил, я ответил, - обиделся Измал. - И побольше почтительности, пожалуйста. В конце концов, ты говоришь с Богом!
   - Не слишком ли ты разговорчив для Бога?
   - После того, как я провёл вечность в одиночестве, ничего не могу с собой поделать, - пожал плечами он, вздыхая. - Это пройдёт... наверное. А даже, если и нет, никто из смертных не вправе осуждать меня! Так что побольше уважения в голосе. Иначе я обижусь.
   - Как только исполнишь своё обещание, - совершенно не испугавшись, заметил юноша.
   - С этим возникли небольшие проблемы, - замялся Измал.
   Мивер пристально посмотрел на него, словно, готовая к атаке змея.
   - Понимаешь, я не хотел тебе раньше говорить, но после Великого сражения и моего пленения, отец покинул этот мир.
   - ЧТО?!
   - Мне жаль. Я сдержу обещание и отведу тебя к его обиталищу, если захочешь. Но там никого нет.
   - Ты, Ты, Ты...
   - Отец лжи, я знаю.
   - Ты отправишься за ним, как только мы расправимся с Ивианером!
   - Не могу. Для путешествия между мирами необходимо очень много энергии. Понадобится тысяча лет или кровавые жертвоприношения в течение десятилетий, чтобы накопить нужный запас.
   Мивер схватился за меч.
   - Ты действительно считаешь, что сможешь хотя бы поцарапать меня? - усмехнулся Измал. На мгновение от его фигуры повеяло, тщательно скрываемой мощью.
   - Нет, не считаю, - протянул юноша, доставая оружие.
   - Значит ты решил покончить с собой. Похвально, учитывая, что я собираюсь уничтожить весь твой народ. Но слишком рано.
   Измал исчез, а потом неожиданно появился за спиной юноши и схватил того за руку державшую меч. Он сдавил кисть Мивера и тот выпустил оружие. Измал держал в крепких объятиях юношу, так что несмотря на всю его физическую и магическую силу вырваться ему не удавалось. Сын Творца приблизил свои губы к уху Мивера и прошептал:
   - У тебя ещё будет возможность умереть и не одна. Почему бы не принести хоть какую-то пользу этому миру?
   - Плевать я хотел на мир в котором нет её! - сорвался на крик юноша.
   - На мир возможно. А на тех кто её убил, - вкрадчиво прошелестел голос Измала. - Я имею в виду не принца, он лишь был оружием. Я имею в виду волко-головых. Тех кто пришли в наш мир и лишили Её жизни, просто потому, что Она стояла у них на пути. Разве ты их не ненавидишь?
   - Ненавижу?
   - Да. Раньше ты не знал, что означает это слово. Какое оно это чувство. Но теперь... Ненавидеть, желать их смерти. Разорвать их всех на куски. Разве ты не хочешь этого?
   - Я... Я хочу чтобы они исчезли, - зрачки Мивера расширились, мыслями он вернулся к гибели Эвелены. - Я хочу убить их всех. Своими руками.
   - Ну вот и молодец, - похвалил Измал, отпуская юношу. - А после этого ты сможешь со спокойной душой умереть. Я сам убью тебя. Обещаю.
   Мгновение спустя он исчез и Мивер остался в одиночестве.
  
   ***
  
   Он собирался заселить людьми весь мир. Всё его внимание было сосредоточено на них. Поэтому он упустил из виду своего сына и недооценил его любознательность. В результате эксперимент оказался сорван. Измал ввёл слегка другие параметры. И появившиеся на свет затем люди отличались от первых. К сожалению, он узнал об этом слишком поздно, когда их оказалось около тысячи.
   Разозлившись он хотел уничтожить получившихся людей, но энергия создания подходила к концу, а чтобы собрать новую понадобится не одна тысяча лет в условиях в которых он оказался. Поэтому он махнул рукой и решил продолжить опыт и посмотреть, что из этого выйдет.
  
   Глава седьмая
  
   На следующий день старейшины объявили о том, что они принимают предложение Измала и готовы выступить в путь немедленно. Все способные держать оружие, женщины и мужчины собирались встать под знамёна Мереина. В деревне оставались только дети и несколько взрослых. Измал поклялся, что больше никаких нападений из проклятого леса не последует, поэтому и большой охраны им не понадобится. Люди не верили ему, но у них не оставалось выбора. Командовать отрядом сын Творца назначил Мивера. Он единственный из сородичей имел представление о тактике и стратегии схваток, из прочитанных в королевской библиотеки книг. Кроме того, он уже участвовал в настоящих сражениях против других людей. И убивал.
   Перед выходом старейшины ритуальными ножами надрезали ладонь каждого из воинов и объявили о начале священной войны. По преданию, пока разрез не заживёт воины могли лишать жизни себе подобных. И это не является грехом. Конечно, на жителях деревни всё заживало намного быстрее, поэтому эти надрезы придётся делать каждый день, но таков обычай. Надрезая очередные ладони старейшина говорил ритуальные слова: "Право убивать - это ужасное право. Не убивай, если можешь сохранить жизнь" и переходил к следующему.
   Мивер проходить ритуал отказался. На его руках было слишком много крови и грехов, чтобы последующие убийства смогли что-либо изменить.
   Путешествие обратно проходило мирно и без неприятностей. У Мивера с собой была малая печать короля, благодаря которой он мог выписывать долговые расписки, которые впоследствии оплачивала казна. Пользуясь этим, он уже в Веределе прикупил три дюжины коней - больше там просто не было - и с полсотни в следующем крупном городе. Так что через пять дней весь его отряд передвигался намного быстрей, чем вначале. Конечно, загонять животных юноша не собирался, поэтому они ехали со средней скоростью, останавливаясь, чтобы поесть и переночевать.
   Первый город, в который Мивер привёл сородичей был столицей восточной провинции. До этого, юноша отправлялся в города один оставляя своё войско неподалёку, чтобы не пугать горожан. Послушав совета Илейн, он всё же решил показать им обычный город, чтобы по приезду в Луан избежать многих недоразумений. Отряд Мивера пустили внутрь только после того, как он предоставил стражникам бумаги короля, подтверждающие его полномочия.
   Односельчан юноши очень удивила столица. Но, в отличие от него, город их - за исключением молодёжи - не восхищал. Наоборот. Они жалели людей, которым приходилось жить в переполненной каменной коробке, как выразился один из старейшин.
   После этого Мивер больше не останавливаясь повёз своё маленькое войско к столице Мереина.
   Особых проблем с отрядом у него не происходило. Несмотря на то, что никто из них первым с юношей не заговаривал, но и устроить какую-нибудь неприятность они не пытались. Что разительно отличало их от людей. Но первые создания Творца по природе своей были фаталистами. Они, в большинстве своём, верили, что всё что с ними происходит, послано им Создателем. И они должны благодарить его за счастье, и с честью выдерживать неприятности, которыми он испытывает свой народ.
   Поэтому путешествие проходило спокойно. Только изредка Мивер утром находил подле себя цветки остролиста. Растение-предателя. Если верить древним историям, то остролист оказался единственным не склонившимся перед Творцом растением и посмевшим ранить его своими шипами. Юноша не обращал внимания. Он чувствовал шаги соплеменников, награждавших его этим знаком, но не пытался их остановить. Зачем? Ведь он заслужил их презрение...
   Никто в дороге не рискнул напасть на такой крупный и хорошо вооружённый отряд. Поэтому через двадцать дней Мивер со своими людьми достигли столицы.
  
   ***
  
   Как только Миверу открылся вид на Луан, юноша с удивлением заметил разбитый подле города лагерь. Сотни палаток с людьми ютились под стенами столицы королевства. Горели костры. В поле обучались новобранцы. Отряд Мивера заметили и к ним тут же направился один из патрулей. Немолодой сержант морщил лоб, изучая документы юноши, но всё же сумел их прочитать и сказал:
   - Вы можете продолжать путь. Ваши люди останутся здесь. Пусть располагаются на востоке.
   - Хорошо, - кивнул Мивер и перевёл слова жителям деревни. После чего, передал командование Ратти и последовал в столицу.
   Город встречал юношу полупустыми улицами с редкими, спещащими по своим делам горожанами. На пути к замку Мивер трижды видел патрули. Их было вдвое больше против обычного. Что неудивительно, учитывая приготовления к войне. Каждый раз у юноши проверяли документы и отпускали с миром. Королевская печать внушала уважение.
   Аудиенции у Его Величества юноше пришлось ждать почти час. Так как Зерейн находился в королевской усыпальнице. Правитель Мереина часто проводил там время, с тех пор, как излечился от недуга. Он подолгу задерживался у гроба Эвелены, сожалея о том, что не смог уберечь любимую дочь. Если бы только он тогда не женился по воле отца, если бы нашёл в своём сердце хоть немного любви к Игвору. Но, каждый раз, глядя на мальчика, он видел в нём черты его матери, которую ненавидел всем сердцем. Впрочем, она платила ему взаимностью. Зерейн был уверен, что рано или поздно не выдержал бы и постарался бы от неё избавиться. Самое смешное, несмотря на уверенность принца в причастности отца и народную молву, первая королева умерла от обычной лихорадки, через год после рожедния Игвора. И Правитель Мереина к её смерти не имел никакого отношения. Просто, придворный маг не сумел её спасти. За что и лишился должности. А потом Король женился вновь. И его вторая жена, его ослепительная Нениет оставила его одного, после рождения Эвелены.
   Если бы только он нашёл в себе силы любить Игвора. Или убить его. Ничего бы не произошло. Но он не сумел. Наконец устав от душевных терзаний Зерейн поднялся на ноги и отправился в свои покои, где ему сообщили о приходе Мивера, которого он приказал сопроводить в свой кабинет. Правитель Мереина предпочитал работать в большой светлой комнате. Стол, кресло перед ним и ещё два в сторонке. А также окна, позволяющие солнечному свету легко проникать в помещение. Ни дорогих ковров, ни паласов на стенах или других украшений в кабинете не было.
   - Ты вернулся, - протянул Правитель. Без особого радушия, просто констатируя факт.
   - Да. И привёл свой народ, как обещал.
   - Не уверен, что этого хватит, чтобы убедить остальных отказаться от церкви.
   - Боитесь?
   - Нет. - Зерейн поджал губы.
   - Тогда соберите малый совет. У меня есть чем убедить сомневающихся.
   Король задумался, а потом сказал:
   - Хорошо. В любом случае, я не собираюсь отступать, - заметил он, а потом добавил. - Да и некуда.
  
   ***
  
   Собрание король назначил на вечер. Так что у прибывшего днём в город Мивера осталось время проверить, как разместили его людей и перекинуться парой слов с лордом Ваолентайном, которому Его Величество поручил почётную обязанность руководить армией. Новости поведанные лордом встревожили юношу. Пока он отсутствовал подстрекаемые церковью Авенк, Легория и Нагория объединённым войском вторглись в западные земли Мереина. Правда союз трёх королевств был не столь уж прочен и, если верить донесениям соглядатаев основой войска являлись солдаты из Авенка. Тем не менее, их армия была велика и насчитывала не менее десяти тысяч человек. А в лагере подле города солдат было немногим меньше пяти тысяч. Так что соотношение сил выглядело весьма непривлекательно.
   Кроме этого юноша узнал о том, что король взял церковь штурмом две недели назад, когда узнал о нападении Авенка. Благодаря тому, что крылатые люди откликнулись на его призыв, он решил не тянуть. Одновременно с отъездом Мивера агенты короля начали работу с народом, внедряя в них мысль о лживости религии Ивианера. Дело двигалось с трудом. Но всё-таки двигалось. Особенно, когда люди увидели крылатых послов, подтверждающих эту историю. Конечно, оставалось много особ заявлявших, что они не верят в эти сказки, и что крылатые вестники всего лишь плод магических экспериментов. Но всё же большинство горожан удалось привлечь на свою сторону.
   Вечером в кабинете короля собрались лишь избранные и приближённые к Его Величеству люди. Малым залом для совещаний после смерти в нём принца Игвора, Зерейн пользоваться не желал. В комнате находились, как знакомые Миверу, герцог Агуленский, брат короля, Рин Ваолентайн со своим магом, Барон Ден Нерв, Нив Гамир, сэр Ульрих так и не знакомые четыре человека. Троих из них юноша видел на прошлом собрании. Четвёртым же был новый придворный волшебник, недавно назначенный на свою должность. Юноша пришёл на совет в сопровождении сестры.
   - Мы собрались здесь, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, а также выслушать вернувшегося из путешествия Мивера.
   - Я привёл первых людей, - поклонился юноша. - И они пойдут за вами до конца.
   - Они тоже с крыльями? - полюбопытсвовал маг Ваолентайна.
   - Нет. Но с ними много древних книг, разъясняющих смысл религии.
   - И чем же вы потвердите правду о них, кроме кучи ветхих фолиантов? - поинтересовался один из незнакомцев, граф Роднев, как узнал впоследствии юноша.
   Мивер вздохнул:
   - Я знал, что вы не поверите мне на слово. Надеюсь появление Бога вас переубедит?
   - Бога? Вы смеётесь?
   - Отнюдь.
   Воздух в центре кабинета сгустился и окрасился в тёмный цвет. Через мгновение перед собравшимися возник Измал:
   - А вот и я! - торжественнго воскликнул он.
   Все замерли.
   - Это и правда Бог? - поинтересовался, хриплым от волнения голосом, король у магов. Вместо ответа оба волшебника повалились на колени и упали лицом вниз. Все присутствующие ощущали мощь исходящую от пришельца. Но маги острее остальных. Ни один человек, обладающий волшебством не мог быть столь силён.
   - Клянусь твоей жизнью, - ухмыльнулся Измал. - К делу. Первое, я ваш Бог. Измал, сын Создателя. Второе, я не собираюсь больше показываться никому из вас на глаза. Только в чрезвычайных ситуациях. Третье, Ивианер и его религия должны быть повержены. Четвёртое, не просите меня о чудесах. Пока с Ивианером не будет покончено. Вся религия должна строиться на моём отце. Обо мне пока ни слова. Иначе противник будет готов к схватке. Пятое, армию союзных королевств надо остановить, как можно скорей. Выступайте завтра на рассвете. Шестое, - сын Творца задумался. - Мивер говорит от моего имени. Вроде всё. Вопросы?
   - Мы победим? - спокойно поинтересовался Ваолентайн. Будто совершенно не взволнованный появлением Бога. К слову, ему единственному, кроме Мивера и Ратти удалось сохранить невозмутимость.
   - Должны. Ещё вопросы?
   Молчание стало ему ответом.
   - Тогда всем пока, - протянул Измал и покинул их, превратившись в дым.
   - Ну что ж, - заметил через пару минут король, приходя в себя, - думаю больше сомнений в словах Мивера не возникнет. Всем подготовиться к выступлению. Мивер?
   - Да, ваше Величество?
   - Ты рыцарь?
   - Да, Её Высочество посвятило меня в рыцари.
   - Тебе нужны полномочия. Поэтому я назначаю тебя полковником и командующим особым отрядом людей, которых ты привёл. Документы получишь внизу в канцелярии.
   - Слушаюсь, - юноша поклонился и вышел. Ратти последовала за ним, игнорируя пожиравшего девушку глазами, Нива Гамира.
  
   ***
  
   Он собирался создать идеальных людей. Равных по возможностям сильнейшим из совета. И вернуться с ними в свой мир. С мощной армией, которой никто не сможет противостоять. Для этого он хотел дать жизнь сотне созданий с которыми поделился своей кровью. Он вложил в них очень многое и наделил их возможностью совершенствоваться. Так чтобы спустя десятки, сотни поколений получились идеальные люди. Для этого он вписал в их гены стремление разжигать искру Творца в себе. Но из-за Измала все его мечты оказались разбиты или во всяком случае отложены на долгое время.
  
   Глава восьмая
  
   В дом к дяде Илейн Мивер отправился вместе с Ратти. Девушка собиралась остаться там на ночь, если хозяева позволят. А в гостепреимстве Гована сомневаться не приходилось.
   Лилен с радостным визгом повисла на шее у Мивера, как только он оказался во дворе. После того, как вернулась Илейн девочка не ложилась спать, ожидала его прихода. Юноша потрепал малышку по волосам и подарил ей четыре метательных ножа, купленных на обратном пути в столице провинции. Любым игрушкам Лилен по прежнему предпочитала оружие. Такой след в её характере оставила жизнь на улице. Тем не менее остальные следы уже успели сойти с тела, лица и духа ребёнка. Сейчас она ничем не отличалась от обычной девочки. Разве что пристрастием к оружию.
   После того, как девочку уложили спать, почти в полночь Гован пригласил гостей на кухню поужинать, а заодно поговорить об их ближайших планах. Там Мивер поведал о событиях произошедших на совете. И сообщил, что отправляется завтра в путь.
   - Я иду с тобой, - категорично заявила Илейн, услышав об этом.
   Никакие споры, так и не смогли переубедить упрямицу. Она стояла на своём, несмотря на протесты, угрозы и даже мольбы юноши. Заявив, что завтра всех ждёт тяжёлый день она покинула расстроенного Мивера и отправилась спать. Ратти последовала за ней - этой ночью они делили комнату наёмницы.
   - Почему вы не запретите ей? - спросил Мивер, когда остался с Гованом наедине.
   - Она уже взрослая девочка, - вздохнул дядя. - У меня сердце каждый раз кровью обливается, когда она уходит. Старый дурак, ничему кроме оружия обучить её не смог.
   - Война, это не охрана повозок, - покачал головй юноша.
   - Знаю, - разозлился Гован. - Пришлось повоевать по молодости. В пограничных стычках. А это война. Ну не могу же я её запереть? А как иначе её остановишь. Девчонка нравом в своего отца. Да и выросла уже.
   - Так что, мы не можем ничего сделать?
   - Отчего же? - улыбнулся Дядя, теребя, густые усы. - Я отправлюсь с ней и пригляжу.
   - А Лилен?
   - Малышка побудет с моей красоткой. Она уже несколько раз ночевала у матушки Хло. У неё булочная в квартале торговцев.
   - Но если с вами что-то случится...
   - Тогда она получит все мои сбережения. А матушка присмотрит за ней. Или у тебя есть идея получше? Ведь это ты взял Лилен к себе. Может ты хочешь прихватить ребёнка с собой на войну?
   - Нет, - смутился юноша, опуская глаза. Снова он бросает Лилен. И все остальные тоже. Если никто из них не вернётся, она останется одна... Смешно... Когда то он спас малышку от разгневанного продавца яблок, который хотел сломать девочке руку. Кажется, будто это было в другой жизни тысячи лет назад. Сейчас он наверное бы прошёл мимо. Хотя... Может и нет. Но предлагать ей разделить дорогу и жизнь он бы точно не стал.
   - Тогда решено. Иди-ка лучше спать. Илейн права, завтра нас ждёт тяжёлый день.
  
   ***
  
   Время тянулось медленно. Дни полные дорожных забот сменяли друг друга, а до противника ещё оставалось пройти немалое расстояние. Ведя войско на запад, навстречу король рисковал. Тем более что, он забрал с собой почти весь городской гарнизон. Но, их армия и так уступала численностью вражеской. Каждый человек был на счету. И, если город вдруг восстанет, то после сражения Правитель сумеет его успокоить. Если победит. Судьба, как города, так и всего королевства будет решаться на поле боя.
   Навстречу армии двигались беженцы. Вначале всего несколько повозок в день. Но чем дальше они продвигалось на запад, тем больше встречалось бегущих от войны людей. В конце концов, одиночные путники превратились в поток. Они сходили с дороги, позволяя армии маршировать дальше, с надеждой смотрели вслед солдатам. Если королевскому войску не удастся остановить захватчиков, то бежать им придётся намного дальше. Да и неизвестно, успеют ли они, и найдут ли безопасные земли.
   Всё свободное от своих прямых обязанностей время, также как и в путешествии в родную деревню и обратно в столицу, на привалах Мивер упражнялся с оружием. Он изматывал себя до предела, чтобы ни о чём не думать, ничего не помнить. Но во время дневных переходов заняться ему было нечем. И мысли упорно возвращались к Эвелене. Даже радостные моменты, разделённые с ней воспринимались сквозь пелену боли. Ведь он больше никогда не сможет увидеть её, услышать её голос, прикоснуться к ней. Всё что у него осталось это месть. А когда и её не станет... У него больше не будет причин жить.
  
   ***
  
   Армия медленно двигалась навстречу поджидающему их врагу. Не в силах усидеть на месте Мивер часто покидал неспешно бредущую колонну и выезжал с дозором. Обычно юноша выбирал себе самое опасное направление и продолжал нести стражу пока силы не оставляли его. Задачей конных отрядов было обнаружить противника и доложить об этом. Несколько раз разъезды натыкались на дезертиров из армии трёх королей, как её называли Мереинцы, так как под знаменем борьбы с еретиком объединились три королевства: Авенк, Легория и Нагория. Хотя, объединились громко сказано. Основные силы предоставил, ненавидящий Мереин, Авенк. Его же король и возглавлял войско. Остальные правители ограничились посылкой небольшого количества солдат со своими представителями во главе.
   Оставалась ещё неделя, до встречи с вражеским войском разорявшим западные земли королевства, когда конный разъезд состоявший из четырёх человек натолкнулся на крупную группу дезертиров. Их было человек двадцать, и они возвращались после грабежа из деревни. Сполохи огня освещали объятые пламенем дома. Криков не было слышно, что означало - все не успевшие спрятаться в лесу крестьяне мертвы.
   - Передайте о встрече с войсками врага. Скорее всего это дезертиры. Но может быть и часть регулярного войска, - приказал с каменным лицом Мивер своим спутникам и направил коня к отряду.
   - Ты куда? - удивился дядя Гован. Обычно либо он, либо Илейн сопровождали юношу в вылазках.
   - Убивать, - отрезал Мивер, пуская скакуна в галоп.
   Он врезался в удивлённых такой наглостью солдат, выпрыгнул из седла и приземлился на грудь противника спереди. Кости того хрустнули, но юноша не обращая внимания продолжал двигаться, нанося удары один за другим. Перед глазами он видел лицо улыбающегося принца Игвора и ничто не могло остановить, погасить пламя его ярости. Выпад, удар, взмах... Уклониться? Зачем? Выпад противника не смертелен. Ещё удар, поворот и ещё один удар. Не прошло и двух минут, как всё было кончено.
   - И что это было? - строго поинтересовался дядя Илейн, подъезжая к месту, даже не схватки, побоища. В отличие от отправившихся к основной армии разведчиков, Гован остался на месте.
   - Я убил врагов, - ответил Мивер.
   - Я спрашиваю не о том, что ты сделал. А о том, как ты это сделал.
   Юноша недоумённо посмотрел на старого наёмника.
   - В бою воин не должен давать волю своим эмоциям. Иначе он умрёт.
   - Но я же победил, - удивился юноша.
   - Только потому что они были слабы. Посмотри на свои раны. Ты должен научиться сдерживать свои чувства. Или умрёшь.
   Юноша только сейчас, остыв от боевой горячки, почувствовал, что сталь противника, как минимум трижды задела его. Не говоря о различных ушибах и синяках. А ведь дерись он как раньше, спокойно и расчётливо, вряд ли кому-то из людей удалось бы ранить его.
   - Я... Я не могу...
   - Тогда научись управлять своей яростью. Ненависть может дать большую силу. Но при этом помрачить твой рассудок. Попробуй сражаться и как бы отстраниться от боя. Смотреть на него со стороны. Отдаться на волю чувств, но сохранить трезвую голову. Запомни. Руки могут быть горячими, голова обязана оставаться холодной. Или ты умрёшь. Возможно, не скоро, но умрёшь. Поверь моему опыту.
   - Я попробую, - пообещал Мивер склоняя голову. Он должен научиться сражаться с ненавистью, если не может от неё избавиться. И он научится. В конце концов, он ведь самый сильный воин деревни.
  
   ***
  
   В лагерь юноша вернулся уставший и недовольный собой. Больше он в разъезды не отправлялся, проводя время за тренировками. Он учился контролировать свои чувства.
   - Скажи, что тебя беспокоит? - поинтересовалась, навестившая его следующим вечером Илейн. Разговор происходил в выделенной юноше, в соответствии с его званием, палатке.
   - Всё в порядке, - попытался избежать неприятной темы юноша.
   - Нет, не всё. Ты так и не научился врать. Я говорила с дядей Гованом.
   - Он тебе рассказал?
   - После того, как ты приехал в лагерь весь израненный и по привычке не проронил ни слова, я обязана была узнать, что происходит.
   - У него не было ни шанса, - вздохнул Мивер.
   - У тебя тоже, - обрадовала его девушка. И заглянув юноше в глаза спросила. - Мивер, в чём дело?
   - Я... - начал было юноша и замолчал не в силах найти слова или не желая их находить.
   - Я жду, - демонстративно скрестила руки на груди девушка, давая понять, что никуда не торопится и уходить пока не получит объянний не собирается.
   - Я просто не понимаю, - сдался он. - Ничего не понимаю. Я... Никогда такого не чувствовал. Раньше я не умел любить, не умел ненавидеть. Всё было просто и легко. Сейчас... Мне кажется будто я взвалил на себя неподъёмную ношу. Ивианер, волко-головые, мой народ, Измал... Эвелена... Я просто устал. Так устал, как никогда не уставал ни от одной тренировки. И я не уверен, что у меня хватит сил выдержать всё это. Я всё ещё... похоже, я всё ещё... слишком слаб.
   - Мивер...
   - Не надо. Мне не нужна жалость. Мне ничего не нужно. Только... Не знаю. Просто на один момент, на один час, один день я снова хочу стать маленьким и слабым и ни о чём не думать. Ничего не помнить. Просто верить. В этот мир, в людей в нём. В себя... Глупо. Я знаю. Я хочу, чтобы ты ушла и не видела этого жалкого зрелища.
   - Мивер...
   - Я хочу, чтобы ты ушла, и хочу, чтобы осталась. Я слишком устал. Я мог вынести всё, пока держал это внутри. Но сейчас, мне кажется, если ты оставишь меня, я не справлюсь, - сказал он, внезапно, обнимая девушку.
   - Раздели со мной эту ношу. Тебе станет легче, - попросила девушка.
   - Нет, - покачал головой Мивер, гладя девушку по волосам. - Она моя и только моя. Просто не оставляй меня.
   - Ты не любишь меня, - покачала головой Илейн.
   - Люблю, но совсем иначе, чем её. И... Ты мне нужна.
   Илейн закрыла глаза отдаваясь на волю рук юноши. Он любит её совсем не той любовью, которой она так желала. Она всего лишь нужна ему. Но почему? Почему ей этого достаточно? Достаточно, чтобы всегда быть рядом с ним...
   А потом их губы встретились, руки переплелись и вскоре двое стали одним, на краткий, бесконечно сладкий, миг забыв обо всех своих горестях и печалях.
  
   ***
  
   Это случилось много лет спустя. Эксперимент, пусть и в весьма изменённом виде продолжался. Энергия создания постепенно накапливалась. Во всяком случае, он считал именно так. На самом деле Измал уже давно сумел взломать новую улучшенную защиту и пытался создать творение более совершенное, чем его родитель. Как всегда в тайне от него.
   А когда Он узнал об этом было уже поздно. Его сын успел дать жизнь нескольким существам.
  
   Глава девятая
  
   Когда Мивер проснулся утром, то не обнаружил рядом с собой Илейн. И обрадовался этому. Сегодня ему было бы тяжело смотреть ей в глаза. Ведь вчера он поддался преступной слабости. А главное, использовал девушку, чтобы хоть ненадолго забыться. Илейн много, очень много значила для Мивера. Она откровенно ему нравилась и как человек и, как женщина. Но любил ли он её? И не предал ли Эвелену своим поступком? Или даже их обоих.
   Имеет ли он право любить, после того, как не сумел защитить принцессу? Если разделил ложе с другой, спустя всего два месяца после её гибели. О какой любви может идти речь, когда он даже права жить не заслуживает. Всё к чему он стремился после потери принцессы была смерть. Но сейчас... Юноша неожиданно захотел жить... И это его испугало. Он не знал любит ли Илейн или просто воспользовался ею. Он вообще больше ничего не знал. Только то, что он, Мивер, не только слабак и убийца, но ещё и мерзавец.
   Внезапно юноша осознал, что в палатке не один. Через мгновение в его руках оказался меч.
   - Спокойно, не стоит подымать оружие на своего Бога, - рассмеялся Измал. - Хотя, то что ты настороже не может не радовать.
   - Зачем я тебе понадобился на этот раз? - недружелюбно поинтересовался Мивер.
   - Не поверишь, - вздохнул Измал. - Мне скучно.
   - Найди себе другого собеседника, - отрезал юноша.
   - Увы, не получится, - вздохнул он. - Бог, если хочет, чтобы его уважали, боялись и любили, должен как можно реже показываться на публике. Иначе мнение о нём упадёт.
   - Понимаю. После общения с тобой.
   - А ты резок на язык, - усмехнулся Измал. - За это мне и нравишься. И за то, что с тобой я могу говорить спокойно.
   - Уверен, ты не для того пришёл, чтобы мне об этом сообщить.
   - Ладно, сдаюсь. Ты прав, надо кое-что обсудить. А ты всё не можешь решить свои душевные проблемы, как вижу?
   - Это моё дело.
   - Твоё, твоё. Я не спорю. Может тебя успокоит, если я скажу, что всё идёт так как надо?
   - Нет.
   - Ну и ладно. В общем-то это твоя жизнь и тебе решать, как поступить. А я пришёл, сказать, что ты нужен мне в другом месте.
   - В другом месте?
   - Да, - Измал смахнул вещи Мивера со стула и устроился на нём. - Скоро армия Мереина встретится с противником и произойдёт генеральное сражение. Мне нужно, чтобы в этот момент ты уничтожил посох настоятеля церкви в Кавитории.
   - Генеральное сражение? Я думал ты не собираешься его устравивать.
   - Этого требует мой план, - пожал плечами сын Творца. - В конце концов, я никогда не говорил, что это будет легко. Если люди хотят отстоять этот мир, им придётся приложить для этого усилия. Я не собираюсь делать за них всё.
   - Так ли необходимо битва? - переспросил юноша.
   - Да. Ивианер собирается в наш мир. Когда войска схлестнутся он получит достаточно энергии, чтобы ступить на призрачный путь. Я хочу встретить его там.
   - Но для чего тебе давать ему энергию? - удивился Мивер.
   - Потому что он и так собрал уже достаточно. В любом случае рано или поздно он двинется сюда. Но, если мы сделаем по моему я смогу встретить его на пути. До того, как он ворвётся в наш мир. Это очень важно. Посох настоятеля помогает ему черпать силу из своих последователей в этом мире и указывает путь. Если после того, как он ступит в тоннель между мирами оставить его без дополнительного источника силы я смогу с ним справиться. И вообще, с каких пор я должен объясняться перед смертным? - возмутился Измал.
   - Должен, не должен, но ты только что это сделал.
   - Ну и пусть, - отмахнулся сын Бога. - В общем твоя задача отправиться в Кавиторию и по моему сигналу уничтожить посох.
   - Я хочу сразиться с Ивианером, - заявил юноша.
   - Хорошая шутка, - похвалил Измал. -Лет через пятьдесят тренировок под моим руководством ты бы смог мне немного помочь, во всяком случае отвлечь его внимание, хотя бы на секунду. Но сейчас будешь только мешать. Твоя задача отправиться в Кавиторию и разбить посох.
   Мивер подавил вспышку ярости и спросил:
   - А ты уверен, что я успею? Хотя... Если использовать крылья.
   - Никаких крыльев, пока не разрешу. Я сам перенесу тебя к границе и ещё троих.
   - Всего троих?
   - Перед поединком я не собираюсь тратить много силы. Трое - это предел.
   - Хорошо.
   - В общем всё. Только учти, задача очень важная и опасная. Нет никаких гарантий, что ты вернёшься живым.
   - Но если я справлюсь с ней, я смогу отомстить?
   - О, более чем, более чем.
   - Тогда я справлюсь.
   - Я в тебе и не сомневался, - сказал Измал и исчез.
  
   ***
  
   Спутников для выполнения поручения Мивер нашёл быстро. Просто выбрал трёх самых сильных воинов из своей деревни. Хотя, при этом ему пришлось покривить душой и не назвать в их числе Ратти. Но ему удалось заключить эту сделку с совестью, а потом ещё и уговорить сестру принять командование отрядом соплеменников на себя. Юноша мотивировал своё решение тем, что она единственная в ком он совершенно не сомневается. После долгих споров ему удалось настоять на своём.
   Ещё более тяжёлым оказалось прощание с Илейн.
   - Мивер? - удивилась и слегка покраснела девушка, когда юноша возник рядом с её отрядом.
   - Нам надо поговорить, - сказал он.
   - Если ты о том, что произошло, то...
   - Нет.
   - Тогда о чём? - недоумённо уставилась на него наёмница, тем не менее позволяя увести себя в сторону.
   - У Измала есть для меня важная задача. Я должен ненадолго уйти.
   - Опасная?
   - Возможно, - откровенно признался он.
   - Ты вернёшься?
   Юноша промолчал.
   - Мивер?
   - Я не могу обещать, - покачал головой он.
   - Знаешь, твоё желание умереть... Это просто попытка сбежать. Неужели ты настолько слаб?
   - Я... - юноша задумался, а потом уверенно сказал:
   - Я вернусь. Обещаю.
   - Тогда всё в порядке, - вымучила улыбку девушка.
   - Спасибо.
   - За что?
   - За то, что ты есть, - ответил юноша и отвернулся, собираясь уходить.
   - Мивер?
   - Да? - ответил он поворачиваясь.
   На мгновение Илейн прижалась к нему их губы соприкоснулись и тут же девушка отпрянула и побежала нагонять свой отряд. Юноша остался на месте и задумчиво прикоснулся рукой к губам. Потом покачал головой, как бы встряхиваясь, и отправился к соплеменникам.
  
   ***
  
   Измал, с помощью телепортации доставил их на границу с землями принадлежащими Кавитории, святому городу. Дальше, если он хотел остаться незамеченным, ему пути не было. Перемщение произошло мгновенно. Только что Мивер со спутниками были в его палатке и раз, они стоят рядом с небольшой рекой в лесу.
   - Очень важно, чтобы всё произошло одновременно, - перед тем как оставить их одних предупредил он Мивера. - Как только Ивианер выступит ты должен будешь уничтожить посох. Но не раньше. Иначе мы его спугнём.
   - Ты уверен, что справишься с ним? - поинтересовался юноша.
   - Да. Нет. Не знаю. Если вы не уничтожите посох, то у меня возникнут серьёзные проблемы. Но я должен его остановить. Никому не позволю убивать моих людей на моей земле, кроме меня. Да ещё и пытаться ей завладеть!
   - Опять заговариваешься, - вздохнул Мивер.
   - Что хочу то и делаю, - огрызнулся Измал.
   - Позаботься о Ратти с Илейн, - попросил его Мивер.
   - Обещаю, - хитро улыбнулся Измал. -Хотя им это не понравится.
   С этими словами он исчез.
   Мивер посмотрел на своих спутников. Вместе с ним отряд насчитывал всего четверых. Но каждый проверенный и опытный боец. Юноша чувствовал себя несколько скованно из-за присутствия отца. Но вразумительной причины для того, чтобы не брать его с собой, когда он попросился в отряд, юноша так и не придумал. Розван, пусть и был вдвое старше Мивера, но среди жителей деревни считался опытным и умелым бойцом. А так как продолжительность жизни у первых людей значительно длинней человеческой, то и находился Розван сейчас не на пороге дряхлости, а в расцвете сил. Сам Мивер по меркам деревни оставался зелёным юнцом. Впрочем это юношу не смущало.
   Неожиданно он поймал себя на мысли, что радуется предстоящей схватке. В деревне очень ценилась сила. Но к сражениям его соплеменники относились, как к необходимому злу. Работе, которая должна быть выполнена. Мивер же сейчас предвкушал битву. Он хотел увидеть кровь противников. Хотел отплатить им за смерть любимой. Раньше он бы осудил себя за такие мысли. Сейчас... Сейчас ему было всё равно.
  
   ***
  
   Когда Отец узнал о том, что энергия сотворения, которая должна была накопиться за столетия почти полностью использована на новые творения сына он вышел из себя. Испугавшийся наказания и той ярости, в которой пребывал Творец, Измал поднял восстание. К его собственному удивлению и изумлению отца ему это удалось. Более того, восстание охватившее мир было столь молниеносным, что имело шансы на успех. Но, решающее слово в сражениях сыграли крылатые люди, склонив весы победы на сторону Творца.
  
   Глава десятая
  
   Юноше понадобилось три дня, чтобы достичь Кавитории. Попасть в святой город оказалось несложно. Во всяком случае, для первых творений Создателя. Ночью они, игнорируя неприветливо запертые позолоченные ворота в виде огромных ладоней, просто перебрались через стену. При этом Мивер не использовал крылья, боясь привлечь внимания. Но и без них, вскарабкаться на стену избегая патрулей лазутчикам удалось сравнительно легко.
   До рассвета они прятались на одной из крыш города. А когда наступило утро спустились и принялись изучать Кавиторию. Если верить Измалу, у них оставался день, возможно, два, чтобы установить нахождение посоха и осмотреться на месте, до того, как прозвучит команда о его уничтожении. Благодаря кольцу, которое смастерил сын Творца, найти сам артефакт было проще простого. Но первым делом им следовало сменить наряды. Одежда воинов-наёмников привлекала ненужное внимание к Миверу и его спутникам. Так как, в основном, на улицах города бродили либо простые горожане, либо монахи, либо паладины церкви. Сам покрой платьев и костюмов не слишком отличался от того к чему привык юноша в Мереине. Но расцветка была иной. Здесь отдавали предпочтение, белым, небесным или серым цветам. Поэтому оставив своих людей поджидать его, в одной из подворотен, которых в городе оказалось немало, Мивер отправился в магазин.
   Там он приобрёл одежду подходящую для горожан средней руки, переоделся и уже без опаски принялся изучать город. По сравнению с Луаном, Кавитория выглядел намного более "неземным", "сказочным" городом. Изящные, будто воздушные строения, поражали своей красотой и роскошью. Распологались эти здания в основном близко к центру города, главному храму и сердцу религии Ивианера. Но существовала у города и другая медаль. Трущобы, в которых прятался Мивер со спутниками. Так много развалин, запущенных, изъеденных временем домов юноше видеть ещё не приходилось. Даже квартал бедняков в Луане по сравнению с этим выглядел вполне привлекательно. С другой стороны, это позволило небольшому отряду легко затеряться и не быть обнаруженными до того, как они получат приказ к действию.
   Мивер вернулся к спутникам и раздал одежду.
   - Ничего не происходило?
   - Всё тихо, - ответил Сван. Мужчина лет тридцати. Лучший воин в деревне, после Мивера и, наверное, Ратти. - Один раз просили отдать деньги. Мы сказали, что нет.
   - И всё?
   - Они попытались напасть. Теперь им деньги не нужны. В ближайшее время.
   - Понятно. Оставайтесь здесь, а я постараюсь изучить город и найти посох, - с этими словами Мивер покинул их. Не спрашивая о судьбе незадачливых грабителей.
   Артефакт собирающий энергию юноша обнаружил в главном храме Ивианера. Впрочем, он и не сомневался, что посох будет там. Он чувствовал силу, которая вливалась туду и без подаренного Измалом кольца. Правда, к самому храму Мивер подходить так и не решился, кто знает какая магия его защищает.
   "Интересно, сколько у меня будет времени, на то, чтобы уничтожить посох? Измал сказал, что, чем быстрее тем лучше, - подумал юноша, осматривая главную площадь перед храмом и дома расположенные поодаль. - Хотя, какая разница. Я должен справиться. И всё. Наверное, если бы я не желал умереть, то должен был бы испугаться. Но я... Я хочу своими руками разорвать на части посох и всех кто его защищает. Это плохое, неправильное желание. Но ничего не могу с ним поделать".
   На следующий день Мивер постучал в дверь роскошного особняка, что находился, вместе со своими собратьями, недалеко от церкви на главной площади. Открывшего дверь слугу, он успокоил точным ударом в основание шеи. Следом за ним сознание потеряли и стоявшие рядом охранники.
   - Никого не убивать, - приказал юноша своим спутникам. Он знал, что его слова излишни и без крайней необходимости соплеменники будут до последнего соблюдать запрет на убийство. И всё равно Миверу захотелось это сказать, будто на мгновение возвращаясь в то время, когда его руки не были обагрены кровью.
   В саду он наткнулся на три патруля по два человека. Но ни один из них не успел поднять тревогу. Более того, Миверу удалось допросить одного из охранников и узнать, что больше стражей во дворе нет, а в доме постоянно дежурят четверо. Кроме них в поместье находился сын хозяина с горничной, две служанки и повар.
   Используя вместо двери одно из окон, которое, пришлось разбить, Мивер проник в здание. Команата оказалась не заперта и юноша двинулся по коридору на поиски холла. Вскоре он его нашёл. А также двух охранников стоявших перед дверью. Кирасы не смогли защитить их от молниеносных ударов юноши и они безвольными куклами осели на пол. Мивер открыл дверь и позвал. Перед ним тут же возникли Сван с Розваном. Где бродил третий их спутник Мивер не знал, да его это и не интересовало. Двоих вполне хватит. Шёпотом он рассказал, о том, кого следует искать и они разделились. Розван направился на кухню, Сван по коридору, искать помещение стражи. А Мивер наверх, туда где распологались покои хозяев.
   Комната с мальчиком оказалась слева в конце коридора. Юноша вежливо постучал перед тем, как войти. Дверь открылась и на пороге возникла молодая, симпатичная служанка. Глаза её расширились от испуга и удивления, когда она увидела незнакомца.
   - Пожалуйста не волнуйтесь, - попросил юноша.
   - На по... - хотела позвать охрану она, отступая назад, но Мивер уже был подле девушки и рукой закрыл ей рот.
   - Никто не причинит вам вреда. Обещаю.
   - Кто там Вирна? - поинтересовался недовольный десткий голос.
   - Простите, молодой господин, - отстраняя служанку, Мивер прошёл внутрь. - Но нам очень нужно некоторое время провести в вашем особняке.
   Сидевший на кровати мальчик десяти лет вздрогнул и непонимающе уставился на чужака. А потом, когда до него дошли слова Мивера, выхватил короткий меч из ножен и кинулся на юношу.
   Мивер не доставая оружия уклонялся от его ударов, не забывая оставаться между дверью и девушкой.
   - Настоятельно советую вам успокоиться, - попросил его Мивер. - До тех пор, пока не научитесь обращаться с мечом.
   - Как ты смеешь! - разозлился ребёнок. - Я сильный. Все говорят, что я сильный.
   - Конечно, только недочтаточно сильный, -ответил юноша, рукой останавливая клинок.
   - Не честно! - воскликнул ребёнок, изо всех сил стараясь освободить оружие.
   - Противник не всегда дерётся честно . -пожал плечами юноша. - Хочешь научу тебя драться лучше?
   - Правда? -выпуская оружие, поинтересовался мальчик.
   - Да. Обещаю. А взамен, ты позволишь мне и моим трём спутникам остаться здесь на несколько дней.
   Он задумался, кивнул и серьёзно произнёс:
   - Мы герцог Вилонский, позволяет вам воспользоваться нашим гостепереимством.
   - Благодарю, - поклонился Мивер, выходя из комнаты.
   - Вы ведь не причините вреда господину, - нагнала его в коридоре служанка. - Берите всё что хотите, только не убивайте его!
   - Нет. Нет и ещё раз нет. Мне абсолютно не нужна его жизнь. Только этот дом на несколько дней. Поверьте, - наверное Миверу удалось вложить силу в свои слова, потому что губы девушки тронула лёгкая улыбка, она прошептала спасибо и вернулась в комнату. Странно, хотя в теории юноша и слышал о том, что такое возможно, но не знал, как именно делается. Хотя... Если вспомнить, ему уже несколько раз удавалось неосознанно подкреплять силой собственные слова.
   Когда Мивер спустился вниз все слуги и стражники в доме оказались обезврежены. Спутники юноши снесли их в погреб и заперли. Только для кухарки сделали исключение, но за ней постоянно следил Сван. Кроме неё ещё служанка герцога избежала этой участи. Весь день они с мальчиком и Мивером провели в тренировачном зале. А ночью юноша устроился на полу прямо в спальне ребёнка. Мивер не желал причинять им вреда и ограничивать свободу, но и без присмотра оставить не мог. Слишком многое лежало на кону. И слишком многое зависело от того, удастся ли ему в нужный момент сломать посох или нет. Если говорить откровенно, Мивер предпочёл бы переложить эту ответственность на другие плечи и просто сражаться с волко-головыми и их приспешниками. Останавливал его всего один-единственный вопрос: Кто, если не он? Он никогда не гордился тем, что был сильнее других. В дестве потому, что вовсе не хотел этого. Просто так приказал отец. А если он не послушается ему причинят боль. Покинув деревню он тоже не гордился своей силой по сравнению с другими. Просто, его происхождение давало ему преимущество перед обычными людьми. И всё. Теперь же эта сила стала его утомлять. Чем более могуществен человек, тем больше от него требуется. Эти слова юноша прочитал в одной из книг королевской библиотеки, казалось в прошлой жизни, хотя с тех пор прошло всего пять месяцев. Но сколько бы не тренировался Мивер, ему всё равно не хватало силы, чтобы справиться с испытаниями, которые выпадали на его долю. И всё же, сейчас юноша был готов. Он больше не плывёт по течению, а сам выбирает и создаёт свою судьбу. И началось это с освобождения Измала. Хотя... возможно ему лишь кажется, что он управляет судьбой, а на самом деле юноша всё ещё остаётся марионеткой в чужих руках... Измала, судьбы, может кого-то ещё...
  
   ***
  
   И окрасились небеса в красный цвет. И пошёл войной сын на отца, брат на брата. И окропилась кровью земля. И пролегли багряные реки, от одного берега до другого. Война затронула многих. И не сколько сам конфликт, сколько его отражения. Словно круги в воде от брошенного камня. Никогда ранее не видел мир такого кошмара. И Он очень надеялся, что никогда больше не увидит. Поэтому, после долгих размышлений, с болью в сердце вынес Свой приговор.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Измал удобно расположился на небольшом диванчике в лаборатории отца и следил за датчиками. С момента начала битвы он ожидал прихода Ивианера. Хотя, глубоко в душе надеялся, что тот не покажется. Всё-таки схватка с самозванцем немного пугала его. Сын Творца не готов был умереть сейчас, едва получив, столь долгожданную свободу. Минута тянулась за минутой, бокал вина сменялся очреденым бокалом - конечно пить перед схваткой не стоило, но алкоголь почти не действовал на его организм и помогал успокоиться. Наконец, он почувствовал путь соединившей два мира.
   - Пора! - сам себе, сказал сын Создателя, подал сигнал Миверу, настроил аппаратуру на пойманные координаты и совершил прыжок. В одиночку ему бы не удалось пробиться на этот слой реальности. Но ступить на созданную другим дорогу намного легче. Путь представлял собой длинный, узкий, уходящий в бесконечность коридор тянущийся из одного мира в другой.
   - Ну иди, иди же сюда, - шептал Измал. Он замаскировался с помощью призрачной сети и дожидался противника.
   "А ведь раньше я совсем не считал этот мир своим, - задумался он. - Наоборот. Это была чужбина. Ссылка из родного мира. А сейчас я готов защищать его до конца и, возможно, погибнуть. Может быть, потому что я так много времени провёл в нём? Или из-за того, что судьба этого мира теперь в моих руках? Знал ли отец, когда уходил, что всё так случится? Или, именно в этом и состоял его план? Трудно сказать".
   - Лучше думай о схватке, - предупредил его внутренний голос и ехидно ухмыльнулся.
   "Пора прекращать разговаривать сам с собой, - решил Измал. - Хотя это и не самая вредная привычка из тех, что я мог приобрести за тысячу лет одиночества. Слава Небесам, у меня раздвоения личности или разтроения, или разчетверения не произошло. С другой стороны тогда бы у меня появились умные собеседники"
   Похоже нервное напряжение перед схваткой сделало его более задумчивым, чем обычно. Но надо отбросить лишнее. И так что у него есть в наличие: Две боевые формы, энергия и сила от армии Мереина. Не много. Но, в принципе, хватить должно. Если бы только у него было больше энергии созидания. Но ничего не поделаешь, её едва хватило, чтобы восстановить его запас силы. В любом случае он должен быть сильнее своего оппонента. Наверное. Ведь тот одно из существ потенциального мира. Пусть и очень могущественное. Измал же родился в мире истинном. В самом его сердце. И о природе магии знает в сотни раз больше.
   Вскоре сын Творца почувствовал приближение врага. А потом и увидел его. Ивианер оказался крупным, человекообразным существом с головой волка. Широкую, волосатую грудь и чресла, прикрывала шкура диковинного животного. Могучие мышцы перекатывались по телу создания в такт его шагам.
   "Странно было бы, если у волко-людей, богом оказался бы овца-человек, - мысленно усмехнулся Измал. - Очень хорошо, что Ивианер экономит силу и закрывает туннель за собой. Иначе у него оставался бы шанс улизнуть. А так он может двигаться только вперёд. Времени открыть проход обратно я ему не оставлю. Теперь всё зависит от меня. Ну и от Мивера".
   Собрав вокруг себя силу Измал выпустил её на волю в виде дождя из праха. Весьма серьёзного заклинания, которым сын Создателя не без оснований рассчитывал закончить поединок. Но, Ивианер неожиданно легко отбил его. И тут же ударил в ответ. Два светящихся наполненных энергией шара полетели в Измала. С большим трудом ему удалось уклониться от одного из них и принять второй на духовный щит.
   "Плохо, - решил сын Творца". Он скинул уже ненужную маскировку и призывая молнии шагнул к врагу.
   В стихии грозы он прятал пламя, поэтому заклинание было весьма опасным. Но щит Ивианера оказался достаточно мощным, чтобы справиться с угрозой. Вместо магической атаки, в ответ волко-головый выхватил громадную секиру из-за спины и бросился вперёд. Они сошлись в схватке, перемежая обычные выпады, волшебными. Ивианер был опасным противником. Он не уступал Измалу в скорости и превосходил в силе. Только в атакующей магии сын Создателя имел перимущество, в защитной же, чужак разбирался лучше. Правда не за счёт умения, а благодаря энергии, пусть в основном и заёмной. Но Измалу было от этого не легче.
   "Если так будет продолжаться, - подумал сын Создателя, - то мне не поздоровится. Скорей бы Мивер разбил этот проклятый посох. Долго я не выдержу, сказывается тысяча лет без тренировок".
  
   ***
  
   Сигнал от Измала застал Мивера на рассвете следующего дня. Как раз в тот момент, когда юноша занимался с наследником герцога.
   - Простите, я вынужден оставить ваше гостепреимное жилище, долг зовёт, - поклонился Мивер, прерывая обучение. - Розван, зови остальных, уходим!
   Не слушая и не дожидаясь спутников Мивер покинул особняк. Главная площадь оказалась заполнена народом, так что яблоку упасть было негде. Об этом докладывал Миверу Сван, но юноша потолкавшись с народом сумел лишь узнать, что церковь собирается сделать важное заявление. Больше ничего обычные горожане не знали. Поэтому Мивер решил, что это что-то вроде общего моления или ещё какой-нибудь традиции и не обратил должного внимания, лишь приказал Свану следить за людьми дальше.
   Первым кого увидел Мивер, оказался пожилой священник в дорогом одеянии, в окружении других церковников. От толпы сдерживаемой суровыми стражниками его отделял десяток шагов. В руке он держал ярко светившийся посох. Мивер даже на расстоянии чувствовал силу исходящую из предмета и изливавшуюся куда-то в небо. Глава церкви говорил о приходе истинного Бога в этот мир, но юноша не слушал. На ходу он вскарабкался на стену особняка, достал лук, прицелился и выпустил стрелу прямо в навершие посоха, откуда и исходило сияние.
   Стрела с глухим стуком врезалась в сферу перед посохом и отскочила не причинив ему вреда. Священник удивлённо посмотрел в толпу, выискивая откуда прилетел снаряд.
   - Прикройте меня, - приказал Мивер. Он призвал крылья и спрыгнул вниз, помогая себе магией. Одно, томительное мгновение юноше казалось, что ему не удастся подняться в воздух и он врежется в толпу, но крылья часто захлопали, набирая высоту и вот он уже летит над головами горожан прямо к притихшему от удивления обладателю священной реликвии.
   Преодолев заполненное людьми пространство он на полной скорости врезался в стену. Во всяком случае ему показалось, что это была именно стена. Хотя преграды перед собой он и не видел. Мивер упал. Потряс головой, приходя в себя и обрушил на препятствие меч, щедро наполненный силой. С тонким, почти не слышимым звуком преграда разлетелась вдребезги и юноша устремился вперёд .Но, к этому моменту окружавшие священника церковники опомнились и бросились к Миверу. По стремительности их движений юноша опознал в защитниках человеко-волков. Ненависть яркой волной захслестнула его и он на мгновение забыв о цели, с головой окунулся в схватку. Желание убивать, рвать врагов на части переполняло его. И всё же сознание юноши не полностью утонуло в азарте боя, ему пусть и не сразу удалось, как советовал Гован взглянуть на происходящее как бы со стороны. И картина Миверу совсем не понравилась. Он сражался против десятка нечеловечески сильных противников, кроме того им на помощь в любой момент могла прийти ещё не опомнившаяся стража. Стрелы посылаемые соратниками юноши отвлекали врагов, но не могли поразить. Ещё немного и шанс разрушить артефакт окажется упущен. И тогда все усилия Измала спасти этот мир пойдут прахом.
   Долю секунды юноша колебался решая, что для него важнее ненависть или судьба мира, после чего принялся прорываться к главе церкви. Почти не обращая внимания на сыпавшиеся со всех сторон удары. Блокируя их, если была возможность, если не было, просто отбивая рукой, плечом, туловищем. Позволяя чужой стали сдобренной силой врезаться в его энергетические щиты, принимавшие часть урона на себя. Идея, о создании которых пришла в голову юноше после прочтения древних хроник старейшин, к которым ранее у него доступа не было.
   Каждый шаг отзывался болью, но Мивер знал, что дойдёт. Несмотря ни на что. Назло всем. И наконец, прорвав строй юноша одним прыжком преодолел расстояние разделявшее его и посох. Настоятель церкви заслонил реликвию своим телом, но это не остановило занесшего меч Мивера.
   "Не убивай, если можешь сохранить жизнь, - всплыли в разуме юноши слова старейшины". Но он отмахнулся от них. И вложив, всю свою силу без остатка, Мивер обрушил меч на артефакт разрубая противника, разбивая вдребезги и навершие и меч. К удивлению юноши, ни громом, ни молнией, ни ещё чем-то из ряда вон выходящим это событие отмеченно не оказалось. Просто сила стремившаяся в посох и исчезавшая неизвестно где, пропала.
   "Вот и всё, - подумал Мивер, смотря в перекошенные ненавистью лица, нет уже волчьи морды - ярость лишила личин его противников - противников".
  
   ***
  
   Измал отбивал сыпавшиеся на него удары один за другим. Ему удавалось принимать лезвие топора вскользь, иначе ему просто не хватило бы сил справиться с силой вложенной в замах Ивианером. Их поединок длился совсем недолго, но сын Творца уже успел устать. В отчаянии он наносил магические удары, чередуя их с обычными. Он даже смог один раз задеть противника. Но царапина на обнажённой груди не беспокоила волкоголового. И он всё так же, не сбавляя темпа, продолжал поединок.
   Неожиданно Ивианер замер.
   "Посох разбит, - понял Измал".
   На мгновение на уверенной,оскаленной морде самозванца проступило недоумение, и этого хватило сыну Творца, чтобы нанести тщательно подготавливаемый удар.
   Первозданный огонь он заключил в стрелу истинного льда, отделив две противоположные стихии барьером хаоса. Все надежды и силы Измал возлагал на этот снаряд. И он не подвёл. Врезавшись в защиту Ивианера лёд исчез, но освобождённый огонь ярко вспыхнув преодолел стену и взорвался внутри, ослепляя и обжигая Бога. Конечно, нанести особый вред ему не удалось. Но небольшой заминки хватило Измалу, чтобы ударом меча срубить голову противнику. Для надёжности он нанёс ещё несколько ударов, а потом отдавая последние остатки силы, испепелил тело Ивианера. Лишая того возможности воскреснуть.
  
   ***
  
   Миверу удалось отбить первые удары направленные на него подоспевших волко-людей. Пусть и не все. Несколько раз его всё же задели. Понимая, что долго ему не продержаться, юноша совершил, невозможный, нечеловеческий прыжок через себя, спиной назад, разрывая дистанцию. Потом развернулся, перепрыгнул стражу, помогая себе в возхдухе крыльями и приземлился в толпе. Расталкивая людей Мивер побежал прочь, удивляясь себе. Совсем недавно он хотел умереть. Теперь же отчаянно сражался за свою жизнь. Возможно, последние слова Илейн заставили его переосмыслить отношение к смерти. Ведь это и правда выход лишь для слабых. А юноша больше всего ненавидил собственную слабость. А может он просто не собирался принимать гибель от рук волко-головых. Тех кого он ненавидел до глубины души.
   Мивер, вырвался из сутолоки, несмотря на попытки горожан задержать его и рванул в переулок, подальше от центральной площади. Его преследовали, но догнать не смогли.
   Вечером, псоле того, как юноша старательно поводил за нос погоню, он встретился с остальными товарищами, по оружию, в трущобах. В месте о котором, юноша предварительно договорился. Раны полученные Мивером оказались не столь серьёзны, как он ожидал. Большую часть вреда приняли на себя щиты. А те повреждения, с которыми они не справились, затягивались с поразительной скоростью.
   На утро за отрядом пришёл Измал для которого границы Кавитории больше не являлись преградой и перенёс их обратно к войску.
  
   ***
  
   - Когда-нибудь ты поймёшь, - тихо с болью в голосе произнёс он.
   - Прости, пожалуйста прости меня, - молило прикованное к столбу существо.
   - Нет. Иначе всё повторится снова. Когда-нибудь ты поймёшь.
   - Ненавижу, - бесновалось оно, поняв, что отец не собирается освобождать его. - Ненавижу тебя! Я вернусь и убью тебя чего бы это мне ни стоило. Тебя и всех тех, кто тебе помогал.
   - Не давай обещаний, которых не сможешь сдержать, Измал, - покачал головой Он. - Срок твоего заключения Вечность. Но и она имеет свой конец, - произнёс он напоследок, после чего исчез.
  
   Глава двенадцатая
  
   Армии стояли друг напротив друга. Лорд Ваолентайн закрыл глаза, ещё раз вспоминая состоявшийся вчерашним вечером совет. Разошлись спать по своим палаткам его участники ближе к полуночи. Но план битвы был готов. Вот только... Он включал в себя слишком много, "если". И это главнокомандующему не нравилось. К тому же, он знал, что любой даже самый идеальный на бумаге план, невозможно без ошибок претворить в жизнь. Да и в сражении любые замыслы быстро теряют свою значимость. Слишком много всевозможных вариантов может предложить противник. Все не просчитать. Тем не менее лучше воевать с планом, чем без него.
   Пусть численностью враг и превосходит их в два раз, но количество это всё же не главное. Хотя, Ваолентайн предпочёл бы, чтобы соотношение людей было наоборот. Но, выбирать не приходилось. У него в распоряжении не так много солдат. Левый фланг полностью состоит из пехоты, набранной из баронских дружин. Тех кто остался верен Его Величеству и откликнулся на призыв. Их чуть больше двух тысяч человек. Командует ими брат короля. Это самая большая часть войска, но не самая надёжная. Если ситуация на поле боя сложится не в их пользу они могут дрогнуть. Но, по сравнению с правым флангом, левый казался вполне надёжным. Ведь правую сторону войска пришлось укомплектовать из городской стражи, наёмников и крестьян. В соотношении четыреста стражников, пятьсот наёмников и тысяча крестьян. Долго они не продержатся под натиском врага. Поэтому задача лорда не позволить врагу большими силами атаковать эту часть армии. Командовал ей начальник городского гарнизона Сэр Ульрих. И наконец центр состоял из отрядов охранявших ранее южную границу. Под управлением Ден Нерва. Тысяча четыреста проверенных в боях людей. Ну и конечно не стоит забывать о кавалерии. Сотня закованных в железо рыцарей, удар которых вполне мог переломить ход сражения. В бой их вёл сэр Нив Гамир. Правда, у противника этих рыцарей триста. И, если бы не веление короля, то лорд выбрал бы для схватки менее подходящее для кавалерии место. Но, Его Величество, требовал остановить захватчиков. Кроме этого у Ваолентайна ещё был присланный варварами отряд конных лучников в четыреста человек под предводительством Васседа. Больше они за такой короткий срок собрать не смогли. Так как, основная часть варваров, вернее кочевников, разъехалась по степи, после заключения мирного договора. И небольшой резерв из соплеменников Мивера, в данный момент, охранявший Короля.
   Враг же расставил свои войска следующим образом:
   Центр занимала пехота Авенка. Три тысячи человек, если верить донесениям соглядатаев. Слева находился ещё один отряд пехоты в две тысячи человек и тысяча лучников из Нагории. Справа же находились наёмники из Легории и крестьяне. Две тысячи крестьян, если быть точным и пятьсот наёмных воинов. Усиленные отрядом лучников, количеством в половину тысячи. Кроме того, была ещё кавалерия составленная из воинов святого Ордена и рыцарей. Триста человек. И резерв из пехоты ордена. Точное количество людей находящихся в нём Ваолентайн не знал и это его беспокоило.
   Ещё лорда беспокоило то, что магов у него было втрое меньше, чем у противника. Но благодаря помощи старейшин, подпитывающих волшебников силой им удавалось сдерживать атаки вражеской стороны. Правда, это всё на что их хватало. Нападать они не могли. Ваолентайна устравивало сложившееся положение сил. Главное, чтобы магическая защита выдержала. Он надеялся, что исход сражения решит "честная" сталь.
   Ровно в полдень лорд решил, что больше ждать не стоит и махнул рукой, отправляя отряд Васседа в атаку. Их задачей было обрушить дождь стрел на левый фланг противника. И они с ней блестяще справились. Преимуществом конных лучников была дальнобойность их оружия. Они могли с безопасного расстояния обстреливать противника. Некоторое время пехота Авенка не двигалась, закрывшись щитами, пережидая смертельный дождь. Но, если солдаты могли прикрыться от опасности, то стоявший рядом с ними отряд лучников такой возможности не имел. У них даже нормальных доспехов не было. Пусть их и прикрывали щитами пехотинцы, но это не спасало. И стрелы конников выкосили почти четверть отряда. Наконец лучники бросились бежать, спасая свои жизни. Командующий армией трёх королевств, Король Авенка, не выдержал и послал кавалерию. Удар закованных в железо рыцарей мог запросто смести не защищённых даже лёгкой кольчугой лучников. Но отряд Васседа не испугался, а спокойно отступал, продолжая осыпать, уже рыцарей стрелами. Конечно, найти брешь в доспехах не так уж и легко, но лошади не смотря на боевое облачение оставались защищены слабее. Отряд кочевников отступал, преследуемый по пятам. Наконец когда они достаточно приблизились к Мереинскому войску и расстояние между ними стало критическим лорд Ваолентайн отдал приказ атаковать собственной кавалерии. Рыцари построившись клином ударили в бок занятой преследованием коннице противника, разрезая их отряд пополам. Часть рыцарей Ордена почувствовав неладное остановилась и развернула коней навстречу новой опасности. Другая продолжала преследовать отряд Васседа и догнав принялась их методично истреблять. Если бы не посланная вперёд пехота, то варваров бы уничтожили за несколько минут. Но Ваолентайн предвидел такой поворот событий. Вскоре потерявшая скорость кавалерия противника увязла в правом фланге королевского войска. Несмотря на отчаянное сопротивление её удалось уничтожить почти полностью. И ту часть, что преследовала Васседа до конца и ту, что попала под удар рыцарей. Лишь несколько десятков смогли вырваться из окружения.
   Видя сложившуюся ситуацию, командир трёх королевств, отдал приказ своему войску выдвигаться.
   Левый фланг едва успел вернуться на свою позицию, как на него обрушилась пехота Авенка количеством в две тысячи человек. Отряд кавалерии отошёл в сторону, не ввязываясь в бой. За спину собственной пехоты отступили конные лучники. Их оставалось около трёхсот. Оттуда они поливали стрелами противника. Выждав немного пока воины врага увязнут в схватке тяжёлая кавалерия, сделала полукруг и обрушилась на них сзади. Этим ударом Ниву удалось не столько уничтожить противника, сколько навести панику в его рядах. Отряд, атакованный сзади пусть и не сразу, но дрогнул. Постепенно всё больше и больше пехотинцев Авенка покидали поля боя. Наконец наступил переломный момент, солдаты врага в панике отступили, а потом и побежали. Хотя, признаться ещё немного и отряд Мереина собранный из наёмников, стражи и крестьян не выдержал бы. Нив не преследовал беглецов. Он берёг силы своих людей. Ведь не везде на поле боя ситуация выглядела столь положительно.
   Лорд Ваолентай отдал приказ сигнальщику, чтобы он сообщил правому флангу о наступлении на центр. Дела там выглядели весьма паршиво. Состоявшие из отборных воинов отряды Авенка взяли в клещи небольшое войско Ден Нерва. Несмотря на это, солдаты с южной границы не дрогнули. Они продолжали сражаться, заставляя врага платить кровью за каждый следующий шаг. Из за спин пограничного войска в противника летели стрелы. Это стоявший в резерве отряд первых людей вступил в бой. Но несмотря на небывалую меткость снарядов, находивших малейшую щель в доспехах авенкцев остановить врагов не удавалось. Отряд южан таял на глазах. Королю ничего не оставалось, как бросить в бой жителей деревни. Каждый из них сражался намного лучше обычного человека. И несмотря на свою малочисленность сойдясь в рукопашной им ненадолго удалось выровнять ситуацию. Если бы их было хоть немного больше...
   На левом фланге же пока установилось некое равновесие. Наёмники Легории не могли прорвать построение баронских дружин. Да и атаковали они не слишком рьяно. Не спеша лишиться жизни. Но и дружинам откинуть противника не удавалось.
   "Только бы он не опомнился, - повторял про себя Ваолентайн, следя за действиями вражеского войска". Но произошло именно то чего лорд боялся. Противник бросил на правый фланг королевского войска резерв. Не давая им прийти на помощь центру. Завязалась схватка.
   "Вот и всё, - подумал Лорд. - Я сделал всё что мог. Остальное в воле Бога. Хотя... Он должен быть на нашей стороне!"
   Шаг за шагом отряд Ден Нерва отступал. Даже вмешательство жителей деревни не смогло полностью остановить охваченных религиозным рвением и ненавистью к Мереину солдат Авенка. Удар подоспевшей к схватке кавалерии в спину не произвёл столь ошеломляющего эффекта, как это произошло ранее. Слишком большой перевес был у противника. Отряд лишь завяз в воинах Авенка. И всё же, пусть ненадолго, но Ниву удалось остановить их продвижение. Ведь, если противник захватит короля то всё потеряно.
   Время тянулось мучительно медленно. Молодой Гамир воспринимал реальность отрывками. Вот он ударом меча сносит голову очередному противнику, вот уходит от замаха, вот парирует, затем удар принимает на себя доспех. Внезапно ноги его лошади подломились, подрезанные вражеским клинком и юноша упал. С трудом ему удалось встать, радуясь тому, что на нём боевые, а не турнирные доспехи. В турнирных свалившись, подняться весьма тяжело. Почти невозможно.
   Ваолентайн покачал головой. Всё происходило не так, как он задумал. Не совсем так. Он ожидал, что главный удар придётся в середину его построений. Но думал, что усилив фланги сможет разобраться с противником и взять его армию в клещи. Конечно, лорд учитывал преимущество противника. Но лучшего плана придумать не мог. Его последней надеждой был посланный в тыл врага отряд Васседа. Если им только удастся захватить вражеского короля или хотя бы обратить его в бегство. Проблема в том, что главнокомандующий не знал, сколько солдат охраняют короля Авенка. К тому же, этот мальчишка Нив ввязался в схватку. Молодость, молодость. А ведь именно для резерва короля удар кавалерии особо опасен. А так. Конные лучники не слишком подходящее войско для этого дела. Просто... Больше никого у него не было.
   Вскоре произошло то, чего лорд опасался больше всего. Правый фланг его войска дрогнул и начал отступать.
   "Ещё немного и они побегут, - осознал Ваолентайн. - И тогда противник ударит в бок центральных сил. И это будет означать конец".
   Лорд уже хотел отдать сигнал об отступлении. Таким образом они могли, пусть и оставив поле боя, избежать полного разгрома и сохранить большую часть войска, а главное Зерейна Третьего. Неожиданно сигнал о помощи раздался из противоположного лагеря. Там отчаянно трубил рожок призывая рыцарей и мелькало знамя сигнализируя о том, что Король в опасности.
   "Вассед! - догадался Ваолентайн". И оказался прав. Отряду варваров удалось прорваться к Вироту Пятому. Отчаянно сражаясь им удалось скинуть Короля с коня. И, несмотря на сопротивление рыцарей, кочевникам удалось его ранить. Войско Авенка недавно столь яростно напирающее на оборонительные порядки мереинцев пошатнулось. Первыми бросились бежать особо не пострадавшие наёмники из Нагории с правого фланга. Сражаться у них не было никакого желания. Умирать тоже. Это освободило баронские дружины, которые по приказу Ваолентайна двинулись в центр. С их помощью удалось остановить продвижение авенской пехоты. Тем не менее сломить противника они не смогли. Солдаты врага стояли насмерть. Тоже самое творилось на правом фланге мереинского войска. Несмотря на то, что солдаты королевства воспрянули духом. Противник продолжал сражение. Лишь спустя час войску Мереина удалось подавить центральные отряды Авенка. К тому моменту правый фланг мереинцев всё же обратился в бегство. Но свою задачу он выполнил. Не дал прийти на помощь попавшим в окружение войскам.
   Этот последний резервный отряд встретился с потерявшими половину солдат баронскими дружинами, тем не менее превосходившими его почти вдвое и отступил. Их не преследовали. Лорд Ваолентайн устало закрыл глаза и откинулся в седле своего скакуна. Победа!
  
   ***
  
   День за днём проводил Измал в безрезультатных попытках освободиться. День за днём проклинал он Отца, призывая на его голову тысячи несчастий. День за днём провожал взглядом солнце и луну. Ничего не менялось. Как бы ни было яростно желание Измала освободиться, разрушить оковы он не мог.
   Когда после тысячи лет одиночества, сменяющегося лишь редкими картинками из прошлого, будущего или настоящего, куда иногда удавалось заглянуть Измалу, на поляне возле узника появился человек, сын Творца не поверил своим глазам. Этого просто не могло быть, потому что быть не могло. Но упускать такой случай он не собирался. У него оставалось совсем мало сил, а главное времени. Ивианер вплотную подобрался к его миру.
  
   Глава тринадцатая
  
   Тяжело передать словами ту ярость, которую почувствовала Илейн, когда проснувшись осознала, что кто то её связал по рукам и ногам, а также закрыл рот кляпом. Этот неизвестный потрудился столь добросовестно, что девушка не смогла освободиться и вылезти из общей палатки, во время сигнала построения. Странно, что никто из её товарищей по оружию не заметил бедственного положения девушки. Но Илейн не забивала себе этим голову. Она отчаянно пыталась освободиться. Особенно, когда услышала сигнал к атаке и звуки битвы. Тщетно. Всё что оставалось несчастной ругаться, молиться о победе и верить в своих боевых товарищей.
   Наконец, под вечер, когда всё стихло, в палатке показался усталый дядюшка Гован, очень удивился открывшейся ему картине и перерезал сковывающие Илейн путы. После чего ему пришлось вначале спасаться бегством - откуда только силы взялись? - а потом долго клясться, что он к её пленению никакого отношения не имеет. Это стоило ветерану ещё нескольких седых волосков, но ему всё же удалось убедить полную ярости красавицу, в своей невиновности. После чего она милостиво разрешила ему рассказать о том, как прошла битва.
   Самое интересное, что та же судьба постигла Ратти. Утром перед боем она проснулась в верёвках, от которых, к удивлению девушки, ей не удалось избавиться даже с помощью силы. Более того, палатку Мивера, в которой она спала с тех пор, как юноша покинул армию, прикрывал магический купол, закрывая от посторонних взоров. Так что никто не пришёл к ней на помощь, пока битва не завершилась. Только тогда магия исчезла и девушку освободили сородичи. Ратти поклялась страшно отомстить шутнику. Но виновного ей отсыкать так и не удалось.
  
   ***
  
   - Какие у нас потери? - поинтересовался Король Зерейн Третий, когда все приглашённые на собрание оказались внутри его палатки.
   - Городская стража уничтожена почти полностью. Погибло две трети наёмников и половина крестьян. В общей сложности тысяча с чем-то человек. Баронские дружины потеряли немногим больше половины. Если быть точным тысячу двести человек. Войско Барона Ден Нерва уничтожено. Осталась едва ли сотня. Кавалерия, из ста человек выжило лишь тридцать. Отряд кочевников потерял три сотни. И наконец особый отряд первых людей поредел на треть. Из всех воинов, которые остались живы больше половины ранены. Многие тяжело, - ответил Ваолентайн.
   - И это вы называете победой? - вздохнул Правитель.
   - Учитывая те потери, что понёс противник и соотношение сил. Да, - отрезал лорд.
   - Что ж, можно сказать и так. В наших руках король Авенка, а значит путь к Кавитории открыт. Если верить вернувшемуся сегодня на рассвете Миверу, а не верить ему я оснований не вижу, Ивианер больше не представляет угрозы.
   - Если с нами Бог, то мы всесильны, - заметил брат короля.
   - Вот именно, - согласился Зерейн. - И всё же дело надо довести до конца. Необходимо похоронить мёртвых и оказать помощь раненым. Только после этого мы сможем двигаться дальше.
  
   ***
  
   На следующее утро после битвы Измал сообщил Миверу, которого перенёс обратно в лагерь, что время пришло и он будет говорить следующим вечером с его народом.
   - Но ведь ещё не всё закончилось? - возразил юноша.
   - Нет, всё. Ивианер погиб. Кавитория теперь всего лишь простой город. Как только армия окажется рядом, они сдадутся без боя. Человеко-волков, как ты их называешь, я переловлю по одиночке.
   - Ты всё ещё хочешь убить мой народ?
   - Разве я, когда-либо, утверждал обратное, - пожал плечами Измал, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
   - Хорошо, я донесу эту новость до остальных, - склонил голову юноша.
   Измал кивнул, расправил крылья за спиной и полетел прочь. Сил, для того, чтобы переместиться с помощью магии у него не осталось.
   Вначале Мивер отправился доложить о своих успехах королю. И лишь после детального доклада Его Величество отпустил юношу и он оказался среди своих соплеменников.
   "Как же мало нас осталось, - подумал Мивер, идя по лагерю. - Конечно, наша обязанность защищать свой мир. И всё же, как мало нас осталось... А завтра не останется никого. И это всё моя вина. Я решил, никого не спрашивая заплатить их жизнями за помощь Измала. Договор связывающий их по рукам и ногам необходимо было уничтожить. Тогда, стоя перед скованным Измалом я решал убить мне его или освободить. И то, и другое делало бы Договор бессмысленным. Но тогда я подумал, что с Богом на нашей стороне у нас будет больше шансов справиться. Хотя... Зачем врать самому себе. Больше всего я хотел, чтобы он вернул мне Илейн. Возможно, это была ошибка. За которую теперь придётся платить моему народу, а позже и остальным людям. А может, я поступил правильно. Кто знает? Небеса, как же я устал! Ничего, осталось недолго".
   Разговор с первыми людьми не затянулся. Они все были готовы к этому с того дня, как Измал оказался на свободе. Никто не упрекал юношу. Зачем? Разве это что-то изменит. Народ Мивера отличался практичностью, верой в судьбу и Творца.
   Юноша очень обрадовался, увидев живую и здоровую Ратти. Которую, нашёл рядом с палаткой раненых, где она лечила постравдавшего в сражении Нива Гамира. Ранения юного рыцаря были весьма серьёзны. И, если бы не помощь девушки он вполне мог умереть. Но благодаря её силе кризис в состоянии Нива миновал и его жизнь находилась вне опасности.
   Миверу пришлось чуть ли не час выслушивать жалобы сестры на мерзавца посмевшего связать девушку и тем самым лишившего возможности принять участия в битве. Юноша не возражал. Наоборот. Пусть говорит, сердится, злится. Главное, что она жива. А всё остальное пройдёт.
   Следующей кого он навестил оказалась Илейн. Сначала девушка повисла у него на шее, старательно пряча слёзы, а потом, выслушав историю о приключениях Мивера, долго и нудно высказывала всё что она думает о гадах, которые связали её и оставили в день битвы одну. Особенно красочно она описывала, что произойдёт с ними, когда она найдёт причастных.
   - Даже не верится, что всё закончилось, -вздохнула Илейн, когда полностью выговорилась.
   - Ивианер повержен. Жаль, что это сделал не я, - вздохнул Мивер.
   - Ты тоже приложил руку к его падению.
   Мивер промолчал.
   - И что теперь? И жили они долго и счастливо? Как в сказках, - спросила девушка, прижимаясь к нему.
   - Почти, - ответил юноша, обнимая Илейн. - Ты ведь знаешь, Измал собирается уничтожить мой народ.
   - Но ведь нескоро? - с надеждой, заглядывая в глаза юноши, протянула она.
   - Завтра вечером.
   - Мивер! - воскликнула она отстраняясь.
   - Знаю, но этого не изменить.
   - Он убьёт тебя.
   - Нет. Не думаю. Я ведь освободил его. Но если он убьёт всех остальных, я не выдержу. Ни один человек не выдержит, если по его вине умрёт его народ, даже если речь шла о спасении мира.
   - Мивер, пообещай мне одно.
   - Что лю...любимая, - он всё-таки выговорил это слово, пусть и со второй попытки.
   - Что вернёшься.
   - Ты ведь знаешь, я не умею лгать, - беспомощно развёл руками юноша. - Пожалуйста, давай не будем говорить об этом больше. У нас есть вечность времени до завтра. Давай проведём её вместе. Большего нам не дано.
   - Я не хочу тебя потерять. Боюсь, что не выдержу. Но если большего нам не дано, - печально улыбнулась Илейн, - то давай проведём это время вместе. Нет, не как последние часы твоей жизни. А как обычный, самый обычный день! Только ты и я.
   - Хорошо, - согласился Мивер обнимая хрупкую фигурку и прижимая её к себе. Сейчас, именно в этот момент он действительно любил её.
   - Не бойся, ты выдержишь. Ты сильная, ты очень сильная, не то, что я, - добавил он шёпотом.
   Вечером, юноша обнаружил на выходе из своей палатки свёрток. Внутри которого оказался меч, принадлежавший когда-то Миверу. Покидая деревню он оставил его вместе с другими своими вещами. И сейчас, отец, увидев, что новое оружие юноши сломалось, вернул старого товарища Миверу. Юноша не знал, что именно хотел сказать Розван этим поступком. Да и хотел ли? Он просто мысленно поблагодарил его и повесил меч на пояс.
  
   ***
  
   Создания, которым не место в этом мире. Именно так охарактеризовал новых детей Измала Он. И всё же, отправляясь прочь, Он не уничтожил их. Он не любил ничего уничтожать, если этого можно было избежать. Так что даже Измал не знал, что в проклятом лесу в глубине скал спят, дожидаясь своего часа его последние творения.
  
  
   Глава четырнадцатая
  
   Как только первые люди собрались на поляне воздух рядом с лесом сгустился и появился Измал.
   - Война закончилась, - сразу перешёл к делу он. - Вы выполнили своё предназначение и больше не нужны ни мне, ни этому миру.
   Он ненадолго умолк, позволяя сказанному достигнуть разума людей и осознать, что именно ждёт их. Ему нравилось видеть отчаяние на лицах тех, кто столько лет исполнял роль его тюремщиков.
   - Сегодня, я наконец, осуществлю свою месть и исполню данное тысячу лет назад обещание, - закончил он.
   - Нет, - тихо, спокойно, можно даже сказать, по будничному, возразил Мивер, выходя вперёд.
   - Не волнуйся, - успокоил его Измал. - Я не собираюсь причинять вред тебе или твоей семье. Ты освободил меня. Ты спас этот мир. Ты мой мессия. Только дурак отрубает себе правую руку.
   - Я не позволю тебе убить мой народ, - выделив слово "мой", произнёс юноша.
   - Думаешь, ты можешь мне помешать?
   Мивер достал меч и резким движением откинул в сторону ножны.
   - Должен.
   - Смешно! И... Интересно. Неужели ты правда думаешь, что справишься с Богом?
   Мивер пожал плечами, всем своим видом показывая, что, как минимум, попытается.
   - Почему? Для тебя так много значит твой народ? - раздался в голове юноши голос Измала.
   - Потому, что родственники не должны убивать друг друга, - тихо, так чтобы слышал лишь противник сказал юноша, подходя ближе. - Творец дал тебе жизнь, Творец дал жизнь нам. Братья не должны убивать друг друга. Никогда.
   - Глупец, - раздалось пренебрежительное в ответ.
   - Хорошо, - сдался Измал. - Я не хотел убивать тебя, но ты сам выбрал свою судьбу. Любой, кто поднимает меч на Бога умрёт. Но... Если тебе удастся... Нет не победить, хотя бы ранить меня, я пощажу, твой народ. Да будет так!
   Мивер склонил голову в знак согласия.
   - Последнее, чтобы поединок прошёл честно, я не буду применять магию, - добавил сын Творца. Хотя на самом деле после схватки с Ивианером у Измала просто не оставалось сил на серьёзное волшебство. А с теми фокусами, что он мог использовать юноша бы справился.
   Мивер закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Сила. Больше силы. Ещё больше. Он чувствовал, как она течёт по его телу, переполняет его. Ему понадобится вся сила, без остатка, чтобы сражаться на равных с сыном Создателя. Неожиданно, юноша поймал себя на том, что улыбается. Этот поединок...
   "Всю свою жизнь я шёл именно к нему, - внезапно осознал Мивер".
   И вот путь пройден до конца. Можно сбросить непосильную ношу с плеч, выпрямить сгорбленную спину и насладиться... Насладиться схваткой с сильнейшим из противников. Что ещё надо воину для счастья? Мивер не собирался проигрывать. Он понимал, что шансов на победу у него нет и всё же он знал, что не может проиграть. Ни за что!
   Меч взлетел и опустился на то место где мгновение назад стоял Измал. Бог уклонился и ударил в ответ, но Мивер сумел уйти в сторону от разрезавшего воздух рядом с ним клинка. Сила рвала, ломала тело юноши, заставляя его двигаться с невероятной скоростью. Но он всё равно не успевал блокировать все сыпавшиеся на него удары. Меч Измала уже нанёс три болезненные, но неглубокие раны. Впрочем, боль значения не имела. Главное бой. Азарт и ярость схватки. Как хорошо, что юноша научился контролировать свою ненависть. Иначе ему просто не откуда было бы взять сил. А так, он отступал шаг за шагом но не сдавался. Его попытка перейти в контратаку едва не закончилась весьма плачевно. В последний момент, ему удалось остановить удар меча летевшего в сердце, подставив под него плечо. Оружие нанесло глубокую, рваную рану. Мивер понял, что ему осталось недолго. Вскоре он ослабеет настолько, что не сможет успевать за противником. Поэтому, не думая больше о защите, он словно берсеркер из давних легенд, кинулся в атаку яростно размахивая мечом.
   Розван следил за схваткой широко раскрытыми глазами. Его сын, бросил вызов Богу и тот его принял. Значит посчитал достойным поединка. Скорость и умение с которыми сражался юноша поражали. Никогда он ещё не был так горд своим сыном. Сильнейшим из воинов первых людей.
   Ратти тоже наблюдала за схваткой. Но из-за постоянно набегавших на глаза слёз, он виделся девушке слегка размытым. Она знала, что невозможно победить сына Творца, во всяком случае человеку. Тем не менее, Ратти не верила , что Мивер может проиграть.
   "Смешно... - думал юноша, с каждой секундой, теряя силы... - А ведь я считал себя сильным воином. Смешно". Мивер не боялся смерти. Совсем. Но перед этим... Он должен был зацепить своего противника... Любой ценой.
   Атакующий запал юноши угас и он остановился.
   "Всё! - вдруг с отчаянием осознал Мивер. - У меня больше нет сил".
   Словно, в некоем оцепенении юноша видел меч несущийся к его сердцу. Всё ближе и ближе. Уклониться он уже не успевал. Левая рука, будто по своей воле метнулась к орудию и остановила погрузившийся в грудь клинок, не давая его хозяину вытащить меч обратно. И в этот момент Мивер нанёс удар правой рукой. Чтобы не лишиться головы Измалу пришлось бросить оружие. Прыжок назад спас ему жизнь, но меч юноши оставил полосу на груди сына Творца.
   Мгновение они стояли друг напротив друга, а потом Мивер покачнулся и упал. Измал посмотрел на замерших в ожидании первых людей и произнёс:
   - Можете идти. Он променял ваши жизни на свою. Не знаю, был ли это равноценный обмен, но я сдержу своё обещание.
   К нему подошёл Розван. На его бледном лице выделялись только горящие ненавистью глаза.
   - Позволь забрать тело, - тихо произнёс он, поклонившись.
   - Нет, - отрезал Измал. - Он мой мессия. Я сам похороню его...
   Розван склонил голову не в силах спорить, повернулся и пошёл прочь. После него к сыну Создателя подскочила Ратти. Она всё ещё не могла поверить, что Мивер проиграл. Что он умер. Не обращая внимания на слёзы девушка замахнулась и со всей силы ударила по лицу Измала. Он не уклонился. Но и сам удар, видимых повреждений ему не нанёс. Не зная, что ещё она может сделать или сказать, девушка отвернулась и будто в тумане побрела прочь, ожидая удара в спину. Но его так и не последовало...
   Когда на поляне никого не осталось Измал вытащил меч из груди юноши и склонившись к нему прошептал:
   - Спи спокойно... брат.
  
   Эпилог
  
   Первые люди возвращались в разбитый подле реки лагерь. С тех пор, как Мивер ушёл, на сердце у Илейн было неспокойно. Наконец, разговор с Измалом закончился и к радости девушки он пощадил народ юноши. А значит и ему нет больше смысла умирать. Она тревожно всматривалась в их лица и не находила одного единственного, того, кого ждала больше всех. Наконец, заметив Ратти Илейн бросилась к ней:
   - Мивер, где он?
   В ответ та лишь покачала головой. Красное от слёз лицо девушки не оставляло поводов для сомнений. И, тем не менее, Илейн отказывалась верить.
   - Что, что с ним случилось? - почти прокричала, не отдавая себе в этом отчёт, наёмница.
   - Он мёртв, - ответила Ратти. - Выкупил наши жизни своей.
   "Нет! Этого не может быть! - кричал разум Илейн. - Мивер такой сильный, такой уверенный в себе, такой надёжный. Он просто не мог умереть!"
   - Как это произошло? - давя в горле, непрошенные рыдания, ровным голосом поинтересовалась она.
   - Он сразился с Измалом и проиграл.
   - Сумасшедший...
   - Знаешь... Самое странное... Во время боя он улыбался, - задумчиво, возвращаясь мыслями к схватке протянула Ратти. - Я никогда раньше не видела его улыбки...
   - Ты хотел умереть. Ты слишком хотел умереть, - тихо, говоря сама с собой произнесла Илейн, отходя от Ратти. Илейн тяжело опустилась на землю и закрыла лицо руками. - Больше всего на свете ты боялся слабости. И всё же оказался слаб. Тебе не хватило сил, чтобы принять смерть Эвелены и жить дальше...
  
   Эпилог 2
  
   Тьма накатывала волна за волной на него пытаясь унести вдаль. Ему было хорошо и спокойно.
   "Неужели всё закончилось, - подумал он... и открыл глаза".
   Мивер лежал на кровати в маленьком, плохо освещённом, помещении.
   "Вот какая она загробная жизнь, - пришло на ум юноше. - Эвелена! Скоро я увижу её".
   - Очнулся, - несмешливо произнёс голос, откуда-то с порога.
   Мивер перевёл взгляд на говорившего и узнал в нём Измала.
   - Я умер? И ты пришёл мучить меня.
   - Не совсем.
   - Но... Ты ведь убил меня, - произнёс юноша, садясь.
   - Я проткнул тебя своим мечом. И в моей воле было приказать ему всего лишь усыпить тебя. В конце концов, ты ведь мой мессия.
   - Я не уверен, что хочу жить, - честно признался Мивер, постепенно привыкая к мысли, что он оказался не по ту сторону жизни.
   - Даже после того, что у тебя было с Илейн?
   Юноша покраснел.
   - Хорошо. Я дам тебе надежду. Не хотел говорить об этом раньше, так как мне нужна была твоя ненависть. В общем, - Измал выдержал паузу, а потом выпалил. - Возможно, есть способ вернуть Эвелену к жизни.
   - Что?!
   - То что я сказал. Понимаешь, конструкцией потустороннего мира занимался отец. И если его найти и убедить тебе помочь, то он сможет вернуть её душу, не стирая воспоминаний. А тело я восстановлю без проблем или создам новое.
   - Но ведь Творца нет в этом мире.
   - Нет. И я не смогу отправиться за ним. Перенос фигуры обладающей большой силой требует громадного количества энергии. Во всяком случае, из нашего мира который существует и не существует одновременно, в один из придатков реального.
   - Существует и не существует? - удивился Мивер.
   - Не забивай себе этим голову, - отмахнулся сын Творца. - Просто есть настоящий мир. Основа всего. Откуда мы с отцом пришли. Потом есть его придатки. Миры похожие на него, перемещаться между которыми можно обычными порталами. А дальше существуют тени. Миры которых на самом деле нет, но потенциально они есть. Именно в один из таких миров и ушёл отец когда-то. Между реальным и миром, который лишь может существовать передвигаться очень сложно. Особенно могущественным существам. Но, если послать кого-то менее сильного. К примеру тебя, то энергии хватит
   - Я готов.
   - Не так быстро, - улыбнулся Измал. - Ты слишком слаб для реальных миров. Не говоря уже о первом. Думаю хорошее оружие и тренировки тебе не помешают.
   - Это надолго?
   - Не очень. Думаю за месяцев пять я вложу в тебя основы и отправлю в путь. Дальше ты будешь их сам совершенствовать. Иначе на перенос уйдёт слишком много энергии. Только перед этим я должен спросить. Ты действительно хочешь оставить Илейн и этот мир и отправиться в путь?
   Мивер замер. А потом медленно, будто слова давались ему с трудом, произнёс:
   - Я плохой человек. Я люблю Илейн, правда. Но этого недочтаточно. Я просто не могу жить без Эвелены. Даже, если шанс вернуть её невелик. Я должен попытаться.
   - Что ж выбор сделан. Да будет так. Пошли.
   Мивер кивнул и отправился к двери, но внезапно остановился и спросил:
   - Что будет с ними?
   - Не волнуйся за тех кого оставляешь. Всё будет хорошо. И с твоим народом и с близкими тебе людьми. Большего знать не стоит.
   - Спасибо, - поблагодарил Мивер и вышел, повторяя про себя, что всего через пять месяцев отправится в путь. Всего через пять месяцев! Все его мысли кружились вокруг этого.
   - Ты останешься в памяти людей, как спаситель мира, пророк и мессия, а твой сын станет великим воином и мудрым королём,- тихо, чтобы не услышал юноша, произнёс Измал и последовал за ним.
  
   Эпилог 3
  
   Прошло шесть месяцев с тех пор, как Мивер отправился в истинный мир, когда в одно из святилищ Измала ворвался ураган.
   - Измал, выходи сейчас же! - закричала Ратти.
   В ответ тишина.
   - Выходи или я сравняю твой храм с землёй, а потом возьмусь за следующий, - предупредила она, доставая меч.
   - Чего тебе надо, смертная, - раздался голос, идущий от алтаря.
   - Мивер, он жив! Я снова начала чувствовать его, пусть и очень далеко. Я уверена! Что ты с ним сделал? Говори. Сейчас же!
   - А если я откажусь? - материализуясь рядом с разърённой девушкой, поинтересовался он.
   - Тогда я не знаю, что с тобой сделаю!
   Измал вздохнул, посмотрел на Ратти, снова вздохнул и решил, что проще всего ей рассказать, наложив заклятие молчания, чтобы она никому об этом не могла сообщить.
   Услышав о том, что Мивер покинул этот мир, девушка потребовала, чтобы он отправил её вслед за ним.
   - Хорошо, - внезапно согласился Измал улыбаясь, решив, что так будет даже интересней. - Только тебе понадобится подготовка. Думаю год тренировок и ты станешь достаточно сильна...
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.25*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Арлатов "Люди - это мы!"(Научная фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-3. Сила"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"