Имприс Святослав Яковлевич: другие произведения.

Необычная история

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот рассказ по отзывам участников Царкона получился у меня не слишком удачным. И во второй тур он не попал, хотя я вложил в него достаточно много. В любом случае сам рассказ мне лично нравится.


   Необычная история
  
   Всё утро во французской деревне, название которой история умалчивает, готовились к сожжению ведьмы. Готовились с основанием и толком, так, чтобы даже через многие- многие годы вспоминать об этом событии и рассказывать о нём внукам.
   Пока мужчины устанавливали столб, а дети собирали хворост, женщины обсуждали злодеяния приговорённой.
   Долго, очень долго жители деревни покорно сносили насылаемые на них несчастья. Но всякому терпению приходит конец. Местный священник разрешил их сомнения, сообщив, что всё это дело рук живущей в деревне ведьмы.
   И молоко, дескать, из-за неё у коров пропадает, и скот болеет, и беды от неё разные у крестьян происходят. Что плохое случится - её вина.
   На законный вопрос: "а кто же собственно ведьма?", ответ долго искать не пришлось. Первым и единственным кандидатом, которого было не жалко сжечь, оказалась пришлая знахарка, красивая настолько, что ни кем другим, кроме как порождением сатаны, она быть не могла.
   С приходом священника работа закипела быстрее и вскоре с ней было покончено. Повинуясь его величественному и несколько театральному жесту, пара дюжих мужиков выволокли связанную ведьму из подвала, в котором несчастная дожидалась своей участи.
   Многие крестьянки, стоявшие неподалёку, не преминули использовать возможность плюнуть девушке в лицо, а кое-кто даже пытался расцарапать лицо, впрочем, не особо настойчиво. Мужчины менее эмоционально отреагировали на появление приговорённой. Большинство из них поедало её глазами, ненавидя за то, в какой грех она их толкает своей проклятой красотой. Дети же развлекались, метко бросая камни в злую ведьму. Наверняка они считали себя героями...
   - Быстрее, быстрее, ещё быстрей! - шептал, подгоняя взмыленного, с трудом переставляющего копыта коня, всадник. - Я не имею права опоздать, не имею! Иначе случится ужасное...
   Поворот, ещё один поворот и он на полном скаку въезжает в беспечно распахнутые ворота деревни, которые, к слову, никогда не запирались, так как построить к ним стены деревенские жители так и не удосужились.
   Ещё один поворот и взгляду всадника предстала толпа крестьян, собравшаяся посмотреть на сожжение ведьмы. Не останавливаясь, наездник направил коня на загораживающих ему путь людей, и они расступились, точно также, как отступает холодное масло напору горячего ножа.
   К столбу он подоспел одновременно с ведьмой. Всаднику хватило одного беглого взгляда на лицо приговорённой, чтобы понять - он не ошибся. Это и в самом деле была она!
   - Что здесь происходит? - наконец вмешался в происходящие события, несколько оторопевший от наглости приезжего, местный священник.
   - Казнь отменяется! - заявил мужчина священнослужителю, сбрасывая плащ, под которым, словно бабочка в коконе, пряталась мантия инквизитора. Смотрел при этом инквизитор только на ведьму.
   - Но?...
   - Вы просто не представляете с чем имеете дело, - сказал он. После чего, порывшись в седельной сумке тяжело дышавшего коня, достал связку бумаг и передал их священнику. - Вот документы, подтверждающие мои полномочия.
   В то время как местный пастор с трудом пытался прочесть заверенные Римом бумаги, лишившаяся, развлечения толпа начала роптать. Понимая, что стоит народному возмущению перерости в гнев и ему не сдобровать, инквизитор поднял правую руку высоко вверх и приказал:
   - Молчать! Или вы противитесь воле Церкви? Или воле Господа? Есть здесь кто-то, кто считает, что Господь наш поступает неправильно? - он сделал секундную паузу, чтобы перевести дух, а потом, указав на стоящего впереди остальных толстяка, спросил. - Ты?
   Мужчина в ужасе попятился. Он, конечно, был недоволен тем, что лишился развлечения, но злить святую инквизицию, ему до смерти не хотелось.
   - А может ты, - спросил инквизитор, у стоящего рядом с быстро исчезнувшим толстяком, мужчины, который после такого вопроса, тоже довольно скоро затерялся в толпе. - Я жду?
   Собравшиеся на площади крестьяне вдруг вспомнили о многих, нуждающихся в их внимании, делах, которые они забыли закончить и большинство из присутствующих поспешили прочь, желая оказаться, как можно дальше от инквизитора.
   Не обращая внимания на уходящих людей, приезжий подошёл к священнику и спросил:
   - Где вы её держали?
   - В подвале.
   - И она не убежала? - удивился он.
   - Нет, ваша милость.
   - Странно, - инквизитор пристально посмотрел на старика. Завороженный этим взглядом, которому, казалось, невозможно было солгать, он против воли продолжил:
   - Да вот женщины деревенские, соль под дверью насыпали, глупости конечно...
   -Глупости, - подтвердил инквизитор. - Ты ведь знаешь, как Господь относится к глупым суевериям?
   - Так, бабы-то, неразумные, - едва ли не запричитал священник.
   - Может и неразумные, а может ума у них много больно, но это сейчас не важно. Слушай внимательно. Сейчас ведьма и я пойдём в подвал. А ты запрёшь за нами дверь на все замки и засовы, что у вас есть. И, что бы ни случилось, откроешь её только на следующее утро. Всё понял?
   - Да, ваша милость, - аж затрясся от показного рвения он.
   - Хорошо, кстати, если у тебя вдруг в голове появится мысль не открыть дверь, то в случае моего исчезновения деревня будет предана огню.
   Старик побледнел. Похоже, такая мысль и вправду у него появлялась.
   - И ещё, не забудь соли вокруг дома насыпать, так, на всякий случай, - сказал мужчина и отвернулся, внезапно потеряв интерес к разговору.
   - Так, вы двое несите девушку в подвал, - приказал он, всё ещё поддерживающим за руки ведьму, мужикам. После чего неторопливо снял дорожную сумку с лошади, повесил её себе на плечо и последовал за ними.
   - Да я надеюсь, кто-нибудь позаботится о моём скакуне, - сказал, ни к кому не обращаясь, приезжий, перед тем, как нырнуть в узкий дверной проем, ведущий в подвал.
  
   Дверь с глухим скрипом захлопнулась за спиной инквизитора. Подождав пока за ней стихнут шаги, мужчина повернулся к ведьме. Откуда-то из складок мантии он извлёк короткий, но очень острый, кинжал, подошёл к девушке и одним движением перерезал дешёвую веревку, которой были связаны её руки.
   Тут же отбросив в сторону бесполезный кинжал, инквизитор ладонями, нежно, словно боясь спугнуть, прикоснулся к щекам ведьмы и принялся покрывать её лицо поцелуями. Поцелуями, на которые она не отвечала, что вначале не слишком обескураживало мужчину - он этого попросту не замечал. Но спустя некоторое время даже ему стало заметно нежелание девушки принимать его ласки. И тогда он, отпрянув от неё, будто обжёгшись, с мукой в голосе спросил:
   - Ну почему? Почему?
   Девушка лишь виновато пожала плечами в ответ.
   Он смотрел на неё, и время будто остановилось, инквизитор снова вспомнил день их первой встречи. Это произошло много лет назад.
  
   Деревня, обычная французская деревня, наполненная мёртвыми и умирающими людьми. Со всех сторон она окружена солдатами с приказом стрелять в любого, кто попытается убежать. Никто не желал распространения чумы. Несколько десятков домов наполненных горем и смертью. В одном из них двенадцатилетний мальчуган плачет над лежащими в кровати родителями, не замечая, что его самого бросает то в жар, то в холод.
   День за днём стоял он на коленях, прося у Господа то ли спасения, то ли лёгкой смерти.
   Он и сам не знал, чего бы ему хотелось больше. И лишь когда жар стал особенно невыносим, а запах тел просто ужасен, он покинул свой пост и вместе со стареньким рваным одеялом проковылял во двор. Там-то, перед его наполненным видениями взором и предстала она. Девушка, без страха шедшая по зараженной смертью деревне и заглядывавшая в дома в поисках выживших. Ему тогда показалось, будто ангел спустился на землю, чтобы спасти его или сопроводить в иной, лучший мир. И он, улыбнувшись, потерял сознание.
  
   - Тебя ловят уже в третий раз. И сейчас, если бы я не успел, вполне могли сжечь. Я не в силах защищать тебя постоянно.
   - Я знаю, - тихо прошептала ведьма.
   - Неужели ты не можешь попытаться вести себя нормально, как все?
   - Как все? - удивилась она. - Выйти замуж, поселиться в какой-то деревушке и дважды в неделю ходить в церковь?
   - Как все. Жить обычной жизнью, не лечить неблагодарный скот, ведущий тебя на костёр, чуть только у них не заладятся дела или просто потехи ради.
   - Для тебя они лишь скот, Инквизитор? - печально спросила она.
   - Скот, - задумчиво, словно пробуя на вкус это слово, повторил инквизитор. - Да, наверное. Я смотрю в их лица и вижу, лишь звериные оскалы, я смотрю им в душу и вижу только гниль. Но это не даёт мне право сжигать их на кострах, также, как и не даёт права им, сжигать на кострах других.
   - Но и вы, и они делаете это, - сказала ведьма.
   -Да делаем. И я, презирая себя, не меньше, чем их, - горячо прошептал он и продолжил. - Знаешь, я пошёл в инквизицию, только ради того, чтобы снова найти тебя. Найти и защитить. Никогда не думал, что мне предстоит пройти через столь многое. Но поверь мне, я редко, очень редко приговаривал к сожжению женщин, ведьм, чья вина состояла лишь в том, что они были поразительно красивы или ужасно уродливы. Знаешь, люди особенно не любят тех, кто на них не похож...
   Взгляд его затуманился, словно он погружался в прошлое, которое старательно пытался забыть, и которое совсем не собиралось его покидать, возвращаясь тёмными, промозглыми ночами в виде кошмаров.
   - Есть несколько способов стать инквизитором. Можно носиться по королевству, сжигая еретиков и ведьм, можно купить этот сан за большие деньги, или, как вышло у меня, попасть в ученики к уважаемому, но престарелому инквизитору. Но даже это не защищает от необходимости наблюдать за пытками и иногда лично руководить ими.
   Те девушки, что я отправил на костёр, они всё равно были обречены. Я не мог, не желал больше видеть, как им причиняют боль, наслаждавшиеся своей отвратительной властью палачи. Они все были мертвы, к тому моменту, как палач разжигал костёр. По моему распоряжению он, пользуясь шёлковой веревкой, избавлял их от мучений. Быть инквизитором настолько страшно, что я часто задаю себе вопрос: неужели мы и вправду выполняем волю Господа? Если это так, то я не желаю такого Господа! И только возможность увидеть тебя вновь и спасти удерживает меня от того, чтобы покинуть инквизицию навсегда. Я верю в Бога, нашего Творца, он не может, не имеет права ошибаться, но постепенно я перестаю верить в то, что мы делаем во имя Него.
   Пока мужчина говорил, девушка ласково обняла его, словно пытаясь защитить от жестокости мира.
   - Любимая, родная, давай бросим всё, - шептал он. - И убежим, скроемся. Только ты и я, я и ты, навсегда вместе. Я не желаю, не могу терять тебя больше. И я совсем не уверен, что мне удастся спасти тебя в следующий раз.
   - Я не...- попыталась возразить она, но инквизитор не дал её договорить.
   - Только не исчезай, не оставляй меня одного. Как тогда, вылечив меня от болезни, как исчезала всё время, стоило мне спасти тебя. Пожалуйста.
   - Я не...
   - Поклянись мне именем Господа нашего, или клянусь, я сожгу этот подвал, вместе с нами и мы будем вместе навсегда, пусть не в раю, но в аду, - солгал он.
   - Я... я... клянусь.
   - Спасибо. Спасибо родная. Ты ведь знаешь, я не могу без тебя. Моя колдунья.
   - Ведьма, - поправила его девушка.
   - Моя ведьма, - согласился инквизитор, нежно целуя губы девушки.
  
   И наступило утро следующего дня. Инквизитор забрал лошадь старосты и повёз на ней ведьму в Рим, где по его словам должно будет состояться сожжение несчастной. Унылыми взглядами провожали его селяне из-за неплотно прикрытых ставен домов. Никто не желал испытать на себе вновь гнев инквизиции. Поэтому никто так и не увидел, что, оказавшись на дороге, инквизитор первым делом разрезал путы на руках девушки, а, проскакав не больше часа в направлении Рима, они свернули в сторону. И пусть народная молва утверждает, что все дороги ведут в Рим, эта дорога, мужчина знал точно, туда не вела.
   Днём путешественники устроили привал. Мужчина развёл небольшой костёр, а его спутница достала из дорожных сумок их съестные запасы.
   - Знаешь, мне как-то не верится, что ты не мираж, не видение, готовое исчезнуть, стоит мне лишь пристальней в него вглядеться, - влюблённо наблюдая за девушкой, сказал он.
   Это звучало так беззащитно, так по-детски, что рука девушки на мгновение дрогнула, когда она незаметно добавила во флягу с водой каплю ядовито-жёлтого зелья. Но только на мгновение.
   Чтобы не смущать девушку инквизитор ещё в начале пути снял крест с груди, поэтому же, он не стал произносить молитву перед едой. Возможно, это бы ему помогло.
   - Ты ведь не исчезнешь? - спросил он, прикладываясь к фляге.
   Один глоток и предательский сосуд, выпадает из слабеющих пальцев, а он, теряя сознание, беззвучно кричит:
   "Почему!!!"
   Девушка молчит, не отвечает. Лишь в её глазах, перед тем как кануть в темноту, ему видится ответ:
   - Я ведь всё-таки ведьма. Я не могу иначе. И клятва именем Господа меня не удержит.
  
   Через два часа инквизитор проснётся. К тому времени ведьма будет уже далеко, но он всё равно отправится искать её. Чтобы увидеть вновь, чтобы спасти, чтобы никогда больше не расставаться.
   Отправится, не зная, что перед тем, как уйти девушка наклонилась к нему, нежно поцеловала в губы и прошептала:
   - Я буду ждать тебя, Любимый.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"