Имприс Святослав Яковлевич: другие произведения.

Троянский беспредел

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот юмористический рассказ участвовал в фантастическом конкурсе Весеннего Царкона 2005 года, попал во второй тур и занял 38 место из 156.


   Троянский Беспредел
  
   Вечеринка не задалась с самого начала. Во-первых, половина гостей пришли уже пьяными, во-вторых, вторая половина быстро исправляла сей пробел, накачиваясь с достойной восхищения скоростью. Один только царь богов тихо дремал на своём троне с открытыми глазами - дескать он всё видит, всё слышит и только присел отдохнуть. Этому хитрому трюку он учился пятнадцать лет, но впоследствии ни разу не жалел о потраченном времени.
   Никто и не подозревал о том, что ожидает греков в ближайшие трое суток. Никто, даже особа с которой, собственно говоря, всё и началось. Ну кто виноват, что богине Эриде наступили на ногу? Никто не виноват, даже совершивший сие постыдное деяние Геракл. Не виноватый он, она сама пришла и стала между ним и очередной амфорой с нектаром. Никогда, никогда не становитесь между героем и выпивкой, это может иметь катастрофические последствия и для вас, и для всей истории.
   Обозлившись на невежливых богов, богиня раздора тут же придумала коварный план, целью которого было испортить остальным вечеринку. Ухватив с золотого подноса сиротливо лежащее яблоко, она вывела на нём гениальную фразу: " Все боги кАзлы!" и бросила его в зал.
   Результаты сего деяния первым на своей шкуре ощутил Гермес, так как именно он наступил на это яблоко, пробираясь в очередной раз к столу с различными яствами.
   С криком: "чёрт побери!" он опрокинулся на спину. К нему тут же бросился Гефест в надежде узнать, кто такой чёрт и что он должен побрать. Гермес на это ответил кратким и полным эмоций монологом, в котором несколько раз упоминался мерзавец, бросивший яблоко, его мать, и все его родственники. Так что Гефест не стал допытываться, а, подобрав яблоко, забросил его подальше вверх. К слову, это самое яблоко приземлилось значительно позже, пребольно ударив по темечку отдыхавшего под сенью яблони Ньютона, который так расстроился по этому поводу, что даже не заметил крамольной надписи на древнегреческом, а если бы и заметил, то всё равно читать по-гречески не умел.
   Но вернёмся к нашим баранам, вернее козлам. Раздосадованная неудачей, точнее частичной неудачей (падение Гермеса она всё же записала себе в актив), Эрида продумывала свой следующий ход.
   Для того чтобы его осуществить, ей пришлось приложить немалые усилия, в поисках ненадкушеного яблока. Трижды обойдя праздничный стол, богиня раздора в конце концов просто выхватила нужный ей плод из руки Геракла, который был уже в том состоянии, что даже, не заметив утраты, продолжал кусать воздух рядом со своей ладонью. Правда когда его могучие челюсти сомкнулись на запястье, он несколько протрезвел и пошёл искать кому бы набить морду.
   Эрида же в это время снова писала на яблоке. На этот раз фраза у неё получилась оригинальней: " Самой привлекательной и обаятельной".
   С трудом она заставила себя выпустить из рук эту мину замедленного действия, так как Эрида не без оснований (основаниями было её глубочайшее заблуждение) считала самой обаятельной и привлекательной себя.
   На яблоко тут же наткнулась богиня красоты Афродита. Но, к сожалению, красота и ум не всегда ходят рука об руку и вместо того, чтобы прочитать надпись или хотя бы не трогать лежавшее на полу яблоко, она в четыре укуса сгрызла убойное оружие Эриды и полезла целоваться к ошалевшему от такого внимания Гераклу. Герой не бил женщин, ну почти не бил, ну если и бил, то очень редко и только свою жену, возвращаясь после очередной
   двух-трёх-летней командировки на Олимп и обнаруживая пятимесячного сына. Так что, вежливо окунув Афродиту в амфору с нектаром, сын Зевса поплёлся дальше в поисках развлечений.
   Сплюнув и помянув всуе тупость богов, Эрида решила больше не связываться с яблоками. Она просто вышла на середину зала, попутно увернувшись от хватавшего всех девушек подряд за мягкие части тела Эрота и пнув всё ещё лежавшего на земле и стонавшего Гермеса.
   - Минуточку внимания! - не хуже корабельной сирены завизжала она. Конечно многоопытного Зевса ей разбудить не удалось, но желаемого эффекта богиня добилась. Всё полу-пьяное, пьяное и полу-трезвое (да, там были и такие) общество удивлённо уставилось на неё.
   - Сегодня здесь состоится первый в истории конкурс мисс Олимп неизвестно какого года!
   - Урра!! - поддержали её слова остальные боги.
   - А что это значит? - поинтересовался не до конца пьяный Арес у стоявшего неподалёку Гефеста.
   - А кто его знает, но чувствую будет весело, - ответил бог и, как ни странно, оказался прав.
   - Все богини быстренько подходят сюда! Сейчас боги будут выбирать самую красивую.
   Какая после этого началась драка даже рассказывать не хочется. Скажу лишь, что после этого богине Селене пришлось показываться эллинам только ночью, так как днём на неё смотреть без страха даже богам удавалось с трудом. В общем после долгой и жаркой схватки на подиум взобрались три богини. Первой, покинувшей место схватки, оказалась прекрасная воительница Афина, которой не оказалось равной в бою. Второй взобралась Гера, шипевшая на остальных богинь так энергично, что они боялись к ней подступиться, вдруг да укусит, а яда, скажу я вам, в жене Зевса было предостаточно. Ну а третьей, к всеобщему удивлению, подоспела Афродита. Вступив в побоище последней, она просто по головам большинства его участниц прошагала к Эриде, эффектно покачивая бёдрами.
   - Итак, - продолжала самозванная ведущая. - Первым оценивать моделей будет Арес!
   Несколько минут бог войны придирчиво оценивал модели, пытаясь честно определить самую красивую из них, потом до наполненого алкоголем мозга стали доходить катастрофические последствия любого выбора.
   Ну допустим он скажет, что Гера самая красивая. Тогда у него возникнут крупные проблемы с Афиной, воинственной амазонкой, которую даже он побаивался, и Афродитой, что означало воздержание на ближайшие несколько лет от постельных утех. Нет уж - дудки. Но если он не признает Геру самой красивой, на Олимпе в ближайший десяток лет ему вообще появляться не стоит, мстительный характер своей мамочки он знал хорошо.
   - А почему я? Почему сразу я? - возмутился Арес. - Пусть вон Аполлон выбирает - он у нас специалист по красоте.
   Но Аполлон в ловушку не попал:
   - Какой из меня специалист, вот Эрот - настоящий профессионал. Пусть он и назовёт самую-самую.
   Взгляды всех присутствующих скрестились на низеньком лысоватом Эроте, пытавшемуся оттащить в угол потемнее пострадавшую в побоище богиню зари Эос.
   Нервно сглотнув, он выдал гениальную по простоте мысль:
   - Я только по людям профессионал. Вот у них и спросите.
   Предложение было принято на ура и только один Гефест, попытался охладить энтузиазм богов:
   - А они захотят?
   - А куда они денутся, - плотоядно облизываясь, заявила Гера.
   На том и порешили.
  
   Ничего не подозревающий о происходящих на Олимпе событиях, Парис спокойно пас овец, наслаждаясь покоем и обдумывая коварные планы по внедрению в кровать Иолы - местной красотки, когда неожиданно перед ним появились три спорящие богини.
   - Привет тебе, о смертный, - сказала Гера и хотела продолжить речь, но Парис не привыкший к такому вниманию небожителей к своей скромной персоне, нагло упал в обморок.
   - Ну вот, я тебе говорила - выбирай лучше,- возмутилась Афродита. - Нашла припадочного на нашу голову.
   - Откуда я знала, что он такой нервный. Хочешь, другого поищем?
   - Надо работать с тем, что есть, - практично заметила Афина и, присев рядом с лежащим Парисом, принялась методично хлестать его по щекам.
   Несколько ударов увесистой ручкой богини вмиг привели юношу в чувства.
   - Вы кто? - не совсем понимая, что именно хотят от него богини и за что на него свалилось такое "счастье", спросил юноша.
   - Я - Гера, это - Афина и Афродита. Не узнал?
   Парис испуганно покачал головой.
   - Конечно. Не каждому смертному в своей жизни доводилось- лицезреть трёх великих богинь одновременно, - хмыкнула жена Зевса и продолжила. - Так вот тебе выпала великая честь выбрать среди нас самую красивую.
   - А может не надо? - неуверенно промямлил юноша.
   - Надо, Паря, надо, - сочувственно промолвила Гера. - Давай выбирай побыстрее или нам тут до вечера стоять придётся?
   - А других, более достойных нет? - всё ещё надеясь отвертеться, спросил Парис.
   - Нет, - отрезала Гера, любуясь своими остро наточенными ногтями. - Выбирай давай.
   Прикинув, что выбора нет и ему всё равно конец, Парис решил умирать с музыкой.
   - Я должен осмотреть вас полностью, раздевайтесь.
   - Да ты что с ума сошёл, смертный! - Возмутилась Афина. - Да за такое я тебя лично...
   Слева и справа от неё богини спешно сбрасывали с себя одежду. Причём более опытная в этом деле Афродита, уже успела раздеться почти полностью. Не говоря больше ни слова, Афина тоже принялась избавляться от одежды.
   Наблюдавшие за этой сценой с Олимпа боги веселились вволю. В основном они смотрели на Афродиту, не потому что Гера с Афиной были некрасивы, просто за подглядывание за Афиной можно было здорово от неё схлопотать. А смотреть на голую Геру вообще было сопряжено со смертельным риском. Не дай небеса, Зевс, о привычке которого спать с открытыми глазами знали все, проснётся. Он им тогда устроит.
   Глотая слюну, Парис наблюдал за небывалым действом.
   "Эх сюда бы ещё музыку и шест." - Подумал он, стараясь не потерять сознание.
   - Ну как? - надменно спросила Афина, гордо выпятив прекрасную грудь.
   - Хорошо, - честно признал юноша. - И что мне будет, когда я назову самую красивую?
   - Ничего тебе не будет, - угрожающе сказала Афина. - Живым домой вернёшься.
   - Денег хочешь? У меня много денег, - предложила находчивая жена Зевса.
   - Да я вообще-то не о деньгах думал, - честно признался Парис, завороженно наблюдая за богиней красоты.
   - А ты наглец, - заявила Афродита. - Хочешь самую красивую девушку на свете?
   - Хочу, очень хочу, - продолжая сверлить её пристальным взглядом, кивнул юноша.
   - Она будет твоей, - сказала богиня. - А то чувствую, ты со своими баранами соскучился по ласковой женской руке.
   Парис покраснел, от столь чудовищного заявления и сказал:
   - Я выбираю Афродиту!.
   - Точно дурак, - покачала головой Гера.
   - Эх, надо было другого, не припадочного искать, - вздохнула Афина.
   Через секунду с лёгким хлопком обе богини исчезли, оставив победительницу наедине с юношей.
   - Ну что, пошли, - предложил Парис, недвусмысленно намекая на то, что долг платежом красен.
   - Не парень, спасибо тебе конечно, но я обещала тебе самую красивую девушку на земле, а не себя.
   - Но как... в смысле... а разве ты не самая красивая девушка?
   - Я богиня, дурачок. Самая красивая богиня.
   - Тогда может ты это... Поможешь мне с Иолой?
   - С какой Иолой, дурак? - разозлилась богиня. - Сказала - получишь самую красивую - значит получишь самую красивую.
   - А может не надо? - жалобно проскулил юноша, понимая, что его снова обвели вокруг пальца.
   - Надо, Паря, надо. - В этих, казалось бы простых словах, молодому эллину послышался приговор.
  
   На следующий день в дом Париса вломились десяток одетых во всё чёрное неизвестных, схватили его, погрузили на окрашенную в чёрное трирему без опознавательных знаков и привезли в Трою, где перепуганному насмерть юноше сообщили, что он оказывается сын и наследник царя Приама, после чего его тут же втолкнули в широкий большой зал, где на троне и восседал его настоящий отец.
   Не совсем понимая, что происходит, юноша сделал несколько неуверенных шагов вперёд и тут же попал в объятия энергичного старичка с короной на голове. Не в силах усидеть, тот покинул трон, побежал к Парису навстречу и крепко стиснул в руках своего давно потерянного и оплаканного сына.
   - Сынок, - причитал старик.
   - Папа, - умилился Парис.
   К сожалению, семейная идиллия была прервана диким визгом:
   - Выгоните его, убейте, отравите, скорее!
   - Кто это? - невольно отпрянув от яростно размахивающей сорванным откуда-то со стены мечом девушки, спросил Парис.
   - Кассандра. Твоя сестра, - ответил Приам. - Когда-то она наврала всем, что переспала с Аполлоном и ей поверили. Узнав об этом Аполлон очень возмутился, особенно увидев как она выглядит.
   "Да зрелище не для слабонервных" - подумал Парис. На такую только слепой позарится.
   - И проклял несчастную. Наделил её даром видеть будущее, но сделал так, что ей больше никто не верит, - продолжил Царь и обратился к трудом сдерживаемой тремя охранниками девушке. - Да успокойся ты, идиотка. Вечно лезешь со своими дурацкими предсказаниями. Ещё раз скажешь, что-то плохое о моём сыне - выгоню из дворца.
   - Строго ты с ней, - то ли осуждающе, то ли ободряюще сказал Парис.
   - С ней иначе нельзя, - вздохнул Приам. - Я думаю - ты устал. Слуга проводит тебя в твои покои.
   Попрощавшись с отцом, всё ещё не оправившийся от свалившихся на него приключений юноша следовал за слугой пока тот не привёл его в роскошные покои. Не успела закрыться дверь за его спиной, как рядом с ним, буквально из ничего, возникла богиня любви Афродита.
   - Ну что не ждал! - воскликнула она, насмерть перепугав юношу.
   - Не ждал, - печально согласился Парис.
   - А я пришла исполнить твоё желание.
   - Неужели? - обнимая богиню и увлекая её к широкой кровати, удивился эллин.
   - Нет, не это желание, - с трудом вырвавшись из рук пылкого грека, вернее, как выяснилось троянца, сказала богиня. - А твоё, о самой прекрасной девушке. В общем так, завтра же собираешься и едешь в Спарту.
   - Что я там забыл?
   - Свою красавицу ты там забыл.
   - А если я не хочу?
   - Неужели ты думаешь, что у тебя есть выбор, дурачок?
   - Никуда я не поеду! - истерично взвизгнул парень.
   - Не поедешь и не надо, она сама к тебе приедет, - усмехнулась Афродита и перед тем как исчезнуть предупредила. - Да и ещё, не советую тебе спать в этой постели - Кассандра подложила в неё ядовитых змей.
  
   В эту же ночь десяток одетых в чёрное неизвестных похитили Елену Прекрасную загрузили её на чёрную трирему без опозновательных знаков и привезли в Трою.
   Представьте удивление спавшего на диване Париса, когда под утро кто-то открыл двери в его покои и втолкнул в них связанную по рукам и ногам девушку с кляпом во рту.
   Парень распутал верёвки на руках и ногах красавицы и избавил её от кляпа, что было очень большой ошибкой, так как прелестный ротик девушки не закрывался в течение следующих десяти минут, высказывая всё, что она думает о похотливых развратниках ворующих чужих жён.
   С трудом успокоив прекрасную Елену Парис присел на диван и, понимая, что ни о какой близости в этот день и речи идти не может, глубоко задумался.
  
   А в это время, в Спарте, оставшийся без жены Менелай целовался с одной из наложниц и горячо благодарил богов за свалившееся на него счастье. К сожалению для Трои в целом и Менелая в частности, его молитвы были услышаны. Правда истолкованы они оказались несколько иначе, чем он предпологал.
   - Ну что, не ждали!? - с громким хлопком позади целующихся появилась Гера. - В общем, собирайся, собирай армию, едем возвращать твою супругу.
   - Ик, - глубокомысленно заметил потрясённый царь Спарты.
   - Учти, я долго ждать не буду.
   - А может ну её? - робко предложил Царь.
   - Неужели ты не хочешь освободить несчастную? Или ты её не любишь? - спросила богиня семейного счастья, подозрительно смотря на всё ещё обнимавшего девушку Менелая.
   - Люблю, - обречённо сказал Царь и пошёл собираться.
  
   И началась великая Троянская война!
   Много подвигов было совершено на пути к Трое. И самый важный из них был в том, что герои до Трои добрались.
   Ещё одним подвигом оказалось привлечение, пытавшегося косить под сумасшедшего Одиссея, к защитникам чести Елены Прекрасной - людям желающим пограбить зажиточную Трою.
   Разоблачить хитроумного царя Итаки не представлялось возможным, но Менелай и не собирался этого делать. Он просто пользуясь мнимой невменяимостью хозяина, разместился со своими солдатами в его замке. Когда герои щупали хорошеньких служанок и поедали недельные запасы пищи - Одиссей терпел. Когда, некоторые из них завалились в спальню к его молодой жене - он терпел. Но когда неугомонные гости за один присест опустошили треть его винных погребов, царь Итаки не выдержал и доказал свою состоятельность, прогнав мерзавцев прочь. К сожалению, клятвы, даже данные в ранней юности, надо было держать (иначе придут боги и объяснят клятвопреступнику, что так поступать не следует), поэтому Одиссею пришлось присоединиться к походу на Трою.
   - Не волнуйся, любимая, я только туда и обратно, - сказал он на прощание жене, перед тем как ступил на борт готовящейся к отплытию триремы.
  
   На следующую ночь, после прибытия героев на остров, десяток одетых в чёрное неизвестных похитили из придорожного кабака Гомера загрузили его на чёрную трирему без опозновательных знаков и привезли в Трою.
   - Зачем вы меня сюда привезли? - спросил, протрезвевший только на берегу Трои, Гомер.
   - Ты хвастался, что умеешь писать, - ответил один из одетых в чёрное.
   - Умею.
   - Поэтому мы привезли тебя описать великую Троянскую битву для потомков.
   - Но я ведь слепой!
   - М-да, проблемка, - неизвестный почесал голову. - Ладно, не паникуй, мы тебе всё в подробностях расскажем.
   - Итак, длилась Троянская война лет пять, нет даже десять. Сотни тысяч воинов с той и другой стороны сошлись в схватке, - рассказывал одетый в чёрное мужчина, наблюдая, за строившими деревянного коня - уже на второй неделе безуспешных попыток уговорить троянцев сдаться, героями.
   Постройка эта не обошлась без жертв, наступивший, на один из гвоздей Ахиллес, настолько удачно притворялся умирающим от потери крови, что Менелай добил его из жалости.
  
   Трюк с деревянной лошадью оказался удачным. Троянцы поверили в уход греков и вкатили врагов на своих плечах в город, где принялись праздновать великую победу.
   Долго ждали герои, но дождаться ночи так и не смогли. Вино, распиваемое в немереных количествах горожанами на улицах, не оставило им выбора и, выбравшись из лошади при свете дня, они присоединились к пирующим.
   А в это время Кассандра, с безумным выражением на лице и факелом в руках, бегала по городу, поджигая, при полном попустительстве пьяных хозяев, дома один за другим и бормоча:
   - Сказала, Троя будет сожжена, значит будет! Карфаген должен быть разрушен!
  
   На следующую ночь, десяток одетых в чёрное неизвестных похитили Фектоса загрузили его на чёрную трирему без опозновательных знаков и привезли в Трою. Не потому, что им так приказали, просто им очень понравилось похищать людей и привозить их в Трою.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"