Каринтиан и Alesi: другие произведения.

"Тени Крылатых" (старый вариант с Венгой. Не будет дописываться)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    ПРИНОШУ СВОИ ИЗВИНЕНИЯ, "ТЕНИ КРЫЛАТЫХ", В СВЯЗИ С ПЕРЕМЕНАМИ В СЮЖЕТЕ (УДАЛЯЕТСЯ ВСЯКАЯ СВЯЗЬ С ВЕНГОЙ) ПЕРЕПИСЫВАЮТСЯ. Что может быть общего у аватара дракона - демона и аристократки с планеты победившего феминизма? Он считает ее низшей, потому, что она человек, она считает его существом второго сорта, потому, что он мужчина. И тем не менее они вместе. Общие враги, забытая спустя века история, интриги безжалостных драконов, высокая политика ее родной планеты и, как ни странно, любовь, соединяют двух столь разных разумных. Они - Тени Крылатых. Постоянно балансируя на грани разрыва, идут вместе по дороге, ведущей в неизвестность. Предупреждение - есть откровенные сцены. Пишется в соавторстве с ALESI. Отдельная благодарность Венто и Каори за помощь в написании. Последняя выкладка от 26.06.2014.


   Тени крылатых
   Тени. Интерлюдия - 1
   Стийрийва, личный космолет "Снэйжен" (14 января 2490 года)
   Ожидая пока Эйль сделает мне так полюбившийся в последние два года земной чай каркаде, я мысленно ругала этих клуш - заговорщиц, которые сами не смогли ничего толком предусмотреть, да еще вдобавок не стали слушать разумных советов тех немногих среди них, кто умел думать головой, а не бешеной маткой. Этим тупым дурам мужиками бы родиться -- мозгов-то в самый раз для какого-нибудь недоразвитого раба, так нет же, по недосмотру Матери, не иначе, стали во главе своих Домов. Хотя, что это я? Тот же Эйль не в пример рассудительнее, чем глава провалившегося заговора Мийрийнийва Шойфейр, хотя он мужчина, причем старый по меркам Венги -- ему тридцать семь лет. Именно его ум, а не то, что он старший брат Лайта -- главная причина, почему я даже поругалась со старшими родственницами, когда те начали уговаривать меня усыпить достигшего тридцатилетнего возраста мужа и взять нового, помоложе. А эти же... идиотки, у них была такая великолепная возможность прийти к власти и править планетой, а они столь бездарно ее профукали, не сумев сделать даже самого элементарного -- подготовить боевые группы, толком.
Я с самого начала ожидала, что заговорщиц постигнет неудача, очень уж они были высокомерны и самоуверенны, и особенно чрезмерно чванливы. Слишком часто и охотно они распускали друг перед другом "перья", как самцы кундеек перед самками в охоте, соревнуясь, кто более уничижительно оценит состояние правящего режима и его способность к самообороне. В результате сами себя убедили в том, что даже не требуется особо тщательной подготовки, все делали, по сути, спустя рукава, думая, что заветный плод власти сам упадет к ним в руки, как перезрелый фрукт.
В отличие от них, я не была склонна недооценивать первую -- старая леди всегда была одной из немногих, кого я уважала, как личность и как правительницу.
Да, я сама планировала устранить ее в будущем, но это тоже было своеобразной данью уважения, признанием того, что я не смогу ее подчинить, только убить. И тем самым открыть себе дорогу к ее престолу, который когда-то был и моей хрустальной мечтой. Как же, посидеть на троне и поплевать сверху на макушки подруг -- соперниц каждая нормальная женщина мечтала хотя бы раз в жизни, я не исключение в этом плане.
Впрочем, мечты о власти над родной планетой уже давно и прочно в глубоком прошлом. Уже несколько лет, как у меня иные, гораздо более масштабные цели и игры, ставки в которых гораздо выше, нежели трон Венги, которая и так мне достанется, если я добьюсь успеха в основном плане. В качестве маленького, но очень приятного бонуса к основной награде за победу.
Приняв из рук Эйля почтительно поданную чашку с каркаде, я, даже не глядя на него, отослала мужчину прочь легким движением брови. Вышколенный на совесть муж мгновенно исполнил мое пожелание и оставил меня наедине с моими думами. Именно эта способность угадывать с полунамека мои пожелания, искренняя преданность мне и забота, которой я благодаря ему окружена все восемь лет нашего брака, заставляют меня задумываться над тем, что, пожалуй, я дам ему дожить до естественной смерти.
Хотя он, дурашка, считает, что жив только потому, что он брат моего Лайти и похож на него. Нет, внешнее, да и внутреннее сходство моего мужа и моего погибшего любимого не обманывают меня ни на единый миг. Хотя бы потому, что с Эйлем нет такой искры, какая вечно проскальзывала между мной и Лайтом. С мужем все по-другому -- ровное тепло, если бы он не был мужчиной, я бы даже сказала, что дружеское участие и близость. А впрочем... чего мне следовать дурацким предрассудкам, уподобляясь идиоткам вроде Мийрийнийвы Шойфейр, и отказываться признавать очевидное -- Эйль уже давно мой друг, единственный, кому я вообще доверяю. Усыпить его для меня - это добровольно остаться совсем одной -- наложники, спецы и подвластные женщины не в счет, они для меня ничего не значат, так - материал для пользы того или иного рода, им невозможно довериться, с ними нельзя казаться слабой или уставшей. Я не хочу быть одной.
Я покатала во рту первый глоток в меру горячего, как я люблю, кисло -- сладкого чая, наслаждаясь вкусом. Все безупречно, муж мастерски умеет приготовить что угодно так, чтобы я осталась довольна вкусом получившегося в итоге. Как у него сие выходит, ума не приложу, но это сильно облегчает мне жизнь -- вкусная еда и питье вовремя и в разумных количествах всегда повышают мое настроение и работоспособность.
С одной стороны, поражение заговорщиц доставило мне массу неудобств -- пришлось бежать с Родины, бросить свой Дом, который наверняка достанется тетки или ее мерзкой доченьке, не успела закончить все, что намечала сделать. Чтобы нивелировать негативные последствия этого придется немало потратиться и еще больше поработать. А с другой... я рада ему. Ну, не люблю, когда меня к чему-то принуждают шантажом или силой, как это сделала неудачница Мийрийнива Шойфейр, втягивая меня в этот свой злосчастный заговор против Первого Дома.
Этой крысодлачине, чтоб она никогда не увидела Свет Матери, удалось завербовать одну слишком жадную мою помощницу и получить на меня компромат, причем убойный до безумия -- узнай кто, что я передала силианским боевикам новейшие кайторские кибер разработки, меня бы с невиданным усердием ловила вся Галактика, никакие бы деньги и связи не помогли. Особенно в свете последовавших спустя всего полгода после той, весьма удачной, как в то время казалось, для меня сделки террористических атак, унесших сотни тысяч жизней на двух десятках планет. И удавшихся во многом благодаря тем кайторским технологиям и девайсам, которые я столь выгодно перепродала.
Террористы Силиана точечными хакерскими атаками перехватили управление несколькими космолетами и обрушили их на густонаселенные города, в качестве мести за казнь шести человек, обвиняемых в пособничестве сепаратистам, добивающимся предоставления их планете статуса независимой в течение уже двадцати лет. Я плакала, наверно, первый раз за два года, смотря новостях видео вс места событий. Пожары, дым, обугленные и разорванные тела... Эйль тогда выгнал всех наложников и спецов, не подпускал ко мне никого почти сутки.
Месть силианцев была сокрушительна и жестока до ужаса. Я знала, что этим все закончится, но воочию увидеть такую трагедию и помнить, что сама ей способствовала... это оказалось неожиданно больно. Хотя умом я понимала, что убийцы в своем праве.
После поражения восстания девятнадцать лет назад, когда мятежников разгромили войска Галактического союза, восставшие превратились в крупнейшую террористическую структуру в ойкумене. Пожалуй, будь я на их месте, тоже пошла бы этим путем. Да и многие другие женщины Венги тоже. Ради свободы родной планеты можно и нужно убивать, если с ней творят то, что сотворили с Силианом.
Требования у террористов остаются теми же, что были раньше у мятежников, равно, как и шансы добиться своего. Союз и Земля никогда не дадут независимость единственному поставщику безумно дорогих на рынке эндемических растений и животных, обладающих уникальными лечебными свойствами. Деньги правят Галактикой, и ни один магнат, обогащающийся на разграблении Силиана, не согласится потерять такую кормушку. Это я тоже могу понять. Как бы я не сочувствовала мятежникам и их борьбе, но я сама не раз оказывалась грабительницей. И никогда не бросила бы награбленное.
Трансгалактические корпорации и их владельцы часто так подчиняют себе доходные, но отсталые планеты. Они и на Венгу-то не пытаются ввести войска только потому, что покупать у нас иши дешевле, чем содержать оккупационный корпус. Плюс Первая всегда умеет договориться, найти лазейки и столкнуть лбами "ястребов", которые везде хотят использовать армию и "голубей", предпочитающих покупать сырье у полуразвитых планет по невысоким ценам.
Новостные порталы бесстрастно показали, как большую часть "снарядов", направленных хакерами к городам, силам планетарной самообороны удалось расстрелять на подлете, не считаясь с гибелью пассажиров, некоторые даже не успели войти в атмосферу. Смакуя, демонстрировали взрывы, а меня в это время Эйль сжимал в своих крепких руках и шептал что-то бессвязное на ухо, пытаясь успокоить. Его преданность оказалась выше страха -- прочие гаремники и даже женщины разбежались, едва сообразили, что у Старшей Госпожи нервный срыв.
Всего над парой кораблей смогли вернуть контроль и тем полностью избежать катастрофы. Зато три других космолета выполнили свою роковую миссию до конца и достигли поверхности планет... всего погибло более двухсот тысяч человек, и пламя, охватившее города, стало последним, что я увидела в тот кошмарный вечер -- Эйль буквально силой, не слушая моих проклятий, залил в меня стакан с водой, в которую добавил снотворного.
Впрочем, немного позднее мои переживания по поводу масштабов происшедшего изрядно подсластило известие, что теперь силианцы считают себя моими должниками -- это дело стало их самым оглушительным триумфом за последние десять лет, и они не забыли моей роли в нем. А иметь таких должников никогда не бывает лишним. Мне иногда по- прежнему снятся пылающие города, но днем я не настолько сентиментальна, как во сне. То дело было очень выгодным и даже знай заранее, чем все закончится, я бы не отказалась от него.
Помощницу -- предательницу я вычислила, причем достаточно быстро. И окончательно разочаровалась в женщинах. Ойлийна Эйстийрнейр вышла в элиту Дома только благодаря мне. Я оплатила ее последние два года учебы в Венгсити, дала ей возможность жить на широкую ногу, как она любила. Требуя взамен лишь двух вещей -- компетентности и преданности лично мне. Можно сказать, что лишь моя воля вывела ее в люди, не оставила ее в рядах серой массы женщин -- спецов, которые живут от зарплаты до зарплаты и ходят развлечься в бордели, потому что наложников или не имеют вовсе, или же всего одного.
А она польстилась на большие легкие деньги, предложенные Мийрийнийвой. Да еще, явно не от великого ума, не удержалась и почти сразу изрядно потратилась, накупив всякой роскоши и нового дорогого наложника. Будто даже и не подозревала, что я всегда веду учет, сколько получили и сколько потратили женщины Дома, хоть и не афиширую этого. Такой подход помогает быстро вычислять левые заработки своих подданных, а после выяснять, насколько они опасны для меня и можно ли их использовать в качестве привязывающего компромата. Мне никогда не понять глупость большинства предательниц. Почему эти кундейки не дают себе труда подумать головой и предусмотреть хотя бы самое элементарное? И ведь знают, чем подобные проделки кончились для их предшественниц, но все равно уверены, что уж их-то точно не поймают на горячем... и делают при этом такие глупые ошибки... почему? Философский вопрос, который мучает меня уже давно.
Ойлийна после ареста быстро сломалась -- ведь в средствах дознания я не церемонилась -- у меня на руках были убойные улики, и мне было нужно не ее признание в измене, а кому и что из моих секретов она еще продала на сторону.
Предательница прожила еще почти три месяца после того, как все выдала, попутно раскрыв мне ряд прегрешений других членов Дома. Потом даже самые совершенные из доступных мне медицинских средств и приборов не смогли удерживать ее лживую душонку в том полусгнившем, уже даже не способном стонать обрубке, в который она превратилась. Как она смердела перед смертью, фу, до сих пор, как вспомню, выворачивает.
Не помог даже контрабандой привезенный с Силиана коот -- кошкоподобная зверушка, которая одним своим присутствием непонятно как исцеляет даже тяжелые болезни.
Подарок силианских террористов, коот потом вылечил мне Эйля, который остался полупарализованным после того, как его отравила креатура тетушки, пытавшейся таким образом подорвать мои позиции. Как эта старая тварь добивалась того, чтобы я его усыпила. Дескать, недееспособный муж Старшей Госпожи Дома -- это позор всем Эйстийрнейрам, и роняет а наш вторитет среди аристократии. В порыве желания избавиться от Эйля, договорилась, болезная, до того, что даже сказала часть того, что думала на самом деле, чего себе не позволяла с момента, когда поняла, что я не простила ей Лайти -- дескать, я взбалмошная девчонка, слишком привязываюсь к мужчинам, а это недостойно нормальной женщины, скоро чокнутую инопланетницу напоминать начну. Взбесила меня тогда по-черному.
Пришлось учить ее почтению, а мужа тайком переправлять на орбиту на три месяца, потому что скрыть присутствие коота в Доме было куда менее реально, нежели нарушение запрета о недопущении мужчин в космос. А давать своим противницам такую информацию в руки, как контрабанда силианского эндемика -- такого я никак не могла себе позволить. Хотя была у меня такая мысль -- слишком я боялась за мужа, хорошо, что хоть он сам не потерял мозги и отсоветовал. Чтобы я без него делала?
А коот за время лечения, кстати, привязался к Эйлю и теперь, когда тот на "Снейжэне", не дает ему прохода, затираясь, как обычный мурлыка. А вот мне, пакость хвостатая, погладиться лишний раз не дается. Даже обидно немного.
Ойлийну пытали месяц. В начале, во время дознания, я сама на тайной базе, а потом мои особо доверенные палачи на этом космолете тренировали молодежь на живом материале, пока я думала, что с ней дальше делать. Я не получала удовольствия от участия в пытках -- не очень люблю катовать женщин, но нужно было, во-первых, воздать укусившей руку кормящую крысе по заслугам, а во-вторых, убедиться, что она ничего "не забыла" рассказать мне о своих предательствах и подельницах, кстати, позже тоже аккуратно устраненных.
После этого на ней испытали новый штамм фойрийской гнили -- жуткой болезни, сколь редкой, столь же и ужасной.
Медики из моей команды получили неоценимый опыт исследования и лечения этой мерзости. Которая, возможно, в будущем станет моим биологическим оружием, если дальнейшие эксперименты моей бактериологической лаборатории в этом направлении завершатся успехом. Пусть и локального действия -- слишком сложно заражать, фойрийская гниль в этом плане удивительна. Нужно влить чуть ли не пол-литра больной крови в вены, чтобы человек заболел ею.
Хотя боюсь, даже при успехе моих бактериологов, я не решусь использовать этот ужас. По сравнению с ним даже сожжение на костре милосердие, бррр... хватит вспоминать об очередном персонаже моих ночных кошмаров -- догнивающей Ойлийне. Доктор Вейслейтта поступила правильно, что не дала мне ее добить, иначе не удалось бы проследить развитие некрозов на последней стадии. Но моим снам плевать на логику реала... они просто снятся, заставляя меня бояться ночевать в одиночестве...
Впрочем, вернемся к Мийрийнийве, которая проиграла окончательно и бесповоротно, "сгорела", едва сунулась в по- настоящему большую политику. Она еще что-то мнит о себе, о том, что сможет еще вернуться и всех победить, но, по сути, уже стала отработанным материалом. И ее мечты об итоговом триумфе уже не более чем иллюзии и приторно -- сладкий самообман, который эта опасная дура всегда предпочитала правде. Еще бы, последняя слишком часто отдает горечью, слишком болезненна, особенно для такой задержавшейся в развитии тупицы, как она.
Сейчас, будучи сама в бегах, Шойфейр даже не может толком использовать компромат на меня -- стоит ей выйти на связь с официальными органами, и ее саму арестуют. А другим передать его для огласки она не может, потому что любой, кто разгласит мою тайну, автоматически распишется в сотрудничестве с ней, а так подставляться никто не станет.
И это очень радует, потому что гнев Первой и изгнание я еще переживу, в отличие от всегалактической облавы. Возможно, даже договорюсь с властями и смогу вернуться на Венгу, хотя, конечно, Старшей Госпожой Дома мне не быть уже никогда, уж об этом наверняка позаботится и Первый Дом, и особенно мои родственницы, которые несомненно сейчас славят Мать Всего Сущего, что наконец-то избавились от своего ночного кошмара, от которого не могли отмахаться целых шесть лет.
Самое смешное, что те, кто не предавал меня и Одиннадцатый Дом, при мне могли ничего не бояться, я никогда не занималась самодурством и, тем более, не карала без причины. Но строгий контроль за каждой дамочкой, которых моя мать и предшественница на посту Старшей Госпожи Эйстийрнейров приучила едва ли не к вседозволенности, неизменно вызывал гнев и недовольство, периодически переходящие в разного рода заговоры и саботаж. А вот они уже наказывались беспощадно. Могущество Дома не должно было быть подорвано глупостью и предательством его представительниц. Я щедро награждала тех, кто работал на совесть, предпочитая увеличивать им финансирование за счет тех, кто умел только изображать бурную деятельность и интриговать.
Меня за это не любили очень многие (этим я даже горжусь, значит, не зря работала, меня запомнили) -- ведь я требовала реальных результатов, причем не только с исполнительниц, но и с тех, кого ставила во главе того или иного дела. И жестоко пресекала фаворитизм и вмешательство личных отношений в распределение задач и ресурсов. Равно, как и попытки руководительниц свалить вину за проволочки и неудачи на подчиненных. А уж после оптимизации гарема, меня и вовсе возненавидели -- еще бы, я резко ограничила число гаремных мальчиков и запретила усыплять любого мало-мальски пригодного к какой-либо работе наложника, переучивая их на спецов.
А те, кого учить было бесполезно, формально оставались в гареме, исполняя на деле роль обслуживающего персонала -- убирались в доме, работали в саду, точно зная, что малейшее неудовольствие Старшей Госпожи Дома отправит их на отсроченное усыпление.
Одна идиотка решила было даже пожаловаться, что я нарушаю закон, запрещающий использовать наложников, как обычных рабов, в Совет. Ее скоропостижная смерть перепугала всех до мокрых юбок. А сама "умершая" пожалела, что получила лишь парализующий, погружающий в глубокую кому яд, а не смертельный. Потому что я продала ее на опыты Мастерам Плоти с Элифера, а что творят эти вивисекторы со своими жертвами, я имела возможность наблюдать. Но ничуть не жалею о содеянном. Собаке собачья смерть.
С того дня оппозиция как-то резко перестала строить планы найти управу на самовластную Старшую в Совете или в других Домах. Даже то, что я лично высекла до костей одну из женщин, посмевшую заиграть одного из наложников, не вызвало никаких действий со стороны недовольных, только пошушукались, что Госпожа сошла с ума от жадности, раз так жестоко покарала за в общем-то небольшую растрату. И естественно, за моей спиной судачили о том, что я слишком люблю и ценю мужчин. Да и плевать, сплетни мне жить особо не мешали, в отличие от интриганства и саботажа.
Кстати, ту дуру -- садистку, не сумевшую сдержать свои инстинкты, я потом заставила оплатить в пятикратном размере всю стоимость заигранного мальчика, она два года даже в бордель сходить не могла -- не на что было. Потому, что зарплату я ей тоже урезала. А играть наложниками Дома запретила -- не умеешь, не берись. И лишь иногда, в качестве поощрения давала ей разрешение взять на вечер мальчика из гарема, чтобы пошла, сбросила пар, что воспринималось ею, как великая милость с моей стороны. Стоило только правильно расставить акценты.
Птичья трель негромко пропела, прерывая мои воспоминания.
- Войди, Эйль, - никто больше не осмелится потревожить меня, когда я в этой каюте, к этому я приучила своих вассалов и рабов, не стесняясь в средствах. И только мужу дозволено нарушать мое уединение в особо важных случаях.
В полумраке каюты его красота почти не видна, только по- мужски изящный высокий силуэт и блеск глаз, в таком освещении кажущихся почти черными.
- Что случилось? - в мой голос прорывается отголосок усталости и раздражения от того, что меня потревожили. Но муж даже не вздрогнул, хотя другие рабы обычно пытались спрятаться, едва ощущали мое недовольство. За то его и ценю -- он не бесстрашен, но умеет обуздать свой страх так, что даже не поймешь, что он умирает от ужаса. Таким же когда-то был Лайти... его даже наказывать неинтересно, так помнится мне, жаловалась своей любовнице эта шлюха Лийврана, которой как-то Эйль попался под горячую руку и взбесившуюся пи*ду. Как она визжала от боли и бешенства, когда я своими руками ее выпорола за то, что она посмела без разрешения коснуться моего мужа. Как вспомню ее крики и лицо Вайсилайны, прибежавшей на помощь подружке, до сих пор на сердце радостно становится... каких усилий мне тогда стоило остановиться и не забить мерзкую тварь насмерть. Но крови с нее лилось, как со свиньи на бойне, после моей порки... не зря же я заказала особые пластиковые прутья, разрывающие кожу с первого удара.
Приятное воспоминание смыло раздражение, и я уже куда более благосклонно стала слушать Эйля.
- Госпожа, только что пришла молния от корвета "Мойиэль". Капитан Айлейксия сообщает, что захватила крейсер чебанге. Дословно: "Сти, ты была права, эти кристаллы просто чудо, мы взяли их, будто посудину жирных торгашей", - его голос остался спокоен, но я чувствовала таящиеся в нем радость от победы и опасение по поводу средств, которыми эта виктория достигнута.
Я прикрыла глаза. Да. ДА. ДА! Я верила в успех, в конце концов, своими глазами видела, ЧТО может сделать дифференциатор, на основе элиферских эвий, которые в Галактике с трепетом в голосе называют G -- ретрансляторами. Но верить и убедиться - разные вещи. ДА, я сделала это, создала себе универсальное супероружие, и оно работает! И у меня в руках боевой крейсер!
Хочется петь и танцевать, настолько я счастлива, даже вынужденное бегство с Венги отошло на второй план после этой чудесной вести. Айлейксию обязательно нужно наградить... и я даже знаю чем, она давно облизывалась на ту маленькую дачу на Тамире. Вот и расщедрюсь, все равно я туда в ближайшие годы не собираюсь, а вот она будет регулярно отдыхать там.
Эйль стоит, ждет моей реакции... кажется, в древности гонцам, принесшим плохие новости, отрубали головы... а если вести, напротив, чудесные? Кажется, нужно вознаградить не только Айлейксию, ведь без мужа я бы не добилась этого. Да и гонцом он выступил великолепно...
Не говоря ни слова, я скользнула на колени перед опешившим парнем. Развязала уверенными движениями многоопытных рук завязки на штанах и выдохнула: "Вольно", - нашу условную команду, означающую, что он может отпустить себя. Насладилась пробежавшей по его телу невольной дрожью предвкушения... И взяла в рот его начавший наливаться кровью член. Его рука легла мне на волосы, не подталкивая, но лаская так, как я люблю. Есть что-то волшебное в том, что мужчина гладит твои волосы, стараясь не превратить прическу в воронье гнездо, а я в это время стараюсь принять его как можно глубже... по опыту знаю, от такого даже хваленые ученики Джордана быстро теряют свою прославленную выдержку. Ну, не учат их такому, не учат -- как же, представить, что госпожа сама будет сосать -- у ханжей, что там заправляют, воображения не позволяет... а мне это нравится. Хотя Эйля, когда я первый раз делала ему минет, чуть удар не хватил... вспоминая его ошалевшее лицо, я хихикнула с полным ртом и, естественно, чуть не подавилась, сбившись с ритма. В этом деле не стоит сильно отвлекаться, поэтому я поспешила отбросить мысли о прошлом и вернуться к реальности... имеющей вкус свежевымытого мужского тела и выделяющейся смазки. Мне не очень нравится глотать, но вот чуть солоноватый специфический привкус именно смазки, не спермы, обожаю. И как наши дурные предки умудрились возвести минет в табу для женщин?
Рукой нетерпеливо откинула упавшую на глаза челку и чуть отстранилась, лаская член ладонью, начала облизывать медленными влажными движениями языка мошонку мужа. У того уже ноги начали подгибаться от наслаждения, но терпит, молчит, знает, что я не люблю стонов и возгласов во время секса.
И меня наполняет законная гордость за свою прозорливость -- не зря не дала его усыпить, он по- настоящему мой и таким останется навсегда, не из-за того, что я его Госпожа, а потому, что он влюблен в меня, как мальчишка... в том числе и благодаря таким мелочам, как минет. От осознания своей чисто женской, не связанной с социальным статусом власти над ним, своей способности держать в своих руках такого физически и интеллектуально сильного парня я и сама начала возбуждаться. Надо будет развлечься с кем-нибудь из наложников, а на ночь взять в постель Эйля.
На этой мысли я опять взяла в рот твердый, как камень, член мужа, на этот раз не глубоко и, продолжая ласкать рукой яички и промежность, начала облизывать головку. А он настолько потерял самоконтроль, что даже сжал руки в кулаки... как это мило смотрится -- он такой беззащитный в огне своего желания. Пламени, которое разожгла я, горящем для меня. Было бы забавно сейчас отстраниться и приказать ему идти и дня три не кончать. Меня обычно радуют такие шутки, утверждающие мою власть, но данный момент это было бы наказанием, а он, напротив, заслужил награду. И самое главное, пробудившееся собственное желание заставляет меня жаждать продолжения. Но себя я удовлетворю чуть позднее, сегодня надо будет по- настоящему оттянуться, а то с этими делами все времени на гарем не было, а пока я хочу видеть, как он "выстрелит".
- Кончи для меня, - еле слышно прошептала я столь желанный для него приказ, отстраняясь так, чтобы на меня не попало его семя в момент оргазма. И щелкнула пальцами, включая верхний свет, чтобы лучше все видеть. Буквально через пару секунд он содрогнулся всем телом, и его орудие красиво выбросило длинную белую струю на пол... потом еще и еще... похоже, у него тоже давно не было секса. Поднявшись, я обняла со спины его вздрагивающее от наслаждения тело:
- Через полчаса приведи в алую каюту наложника. Любого, на твой выбор, я хочу развлечься, - хищное предвкушающее мурлыканье прорвалось в мой голос, - а до того слижи все, что оставил у меня на полу... красиво, - последнее слово выделила интонацией и легким нажимом ногтями на его спину, - да и еще между делом передай молнию Айлейксии, что я ею довольна и она будет вознаграждена, - забывать награждать за преданность и успех никогда нельзя, равно, как и карать за измену и неудачу.
Эйль грациозно опустился на колени -- как у него получается так изящно это делать с полуспущенными штанами -- загадка тысячелетия. Но мне это зрелище нравится не меньше, чем вид его оргазма. И стараясь, чтобы мне было видно, как можно лучше, начал дразняще -- медленно слизывать собственную сперму с пола. Как кот сливки, честное слово. Ассоциация была настолько яркой, что я впервые задумалась, а не нарастить ли ему на самом деле псевдокошачий хвост... да и, вообще, можно еще и немного других изменений внести, чтобы окончательно стал человеком -- котом. Не таким, как гуманоидные коты -- эрсы, скорее, подобным фурри из земной культуры. Элиферцы за такую операцию, конечно, возьмут свою цену, но заказ точно примут и выполнят быстро, в их качестве и мастерстве я уже смогла убедиться не один раз. А если добавить к косметическим изменениям еще и некоторые внутренние полезные фишки, то ценность мужа возрастет в разы, а на такое можно и потратиться, так что нужно как следует обдумать эту мысль. 
Собрав все, что оставил, губами и языком, Эйль встал, натянул назад штаны и вопросительно поклонился мне, безмолвно спрашивая разрешения идти. Я кивнула, дозволяя. Получила в ответ еще один грациозный поклон, взгляд из- под челки, полный благодарности и обожания, и возможность еще раз полюбоваться спиной своего мужа. И тут он все испортил... невольно, не желая того и даже не подозревая о том. Просто провел рукой по волосам... так же, как Лайт, один в один. Я резко щелкнула пальцами, гася свет, чтобы не видеть этого, больно, слишком больно вспоминать... Будь они прокляты, мои родственницы!
  
   Тени. Интерлюдия -- 2
   Стийрийва, личный космолет "Снэйжен" (14 января 2490 года)
   Имитация иллюминатора сияет мягким синим светом, придавая остывшим остаткам каркадэ в моем бокале потусторонний оттенок. Боль отступила так же быстро, как и пришла... я уже привыкла к таким "всплескам", когда что-то вдруг напоминало мне о Лайти, даже не крушу ничего вокруг себя в эти моменты, как было когда-то.
Я не стала вновь включать освещение, никто не должен видеть стальную леди утомленной, а я чувствую себя сейчас лошадью, на которой пахали с утра до ночи -- видела в юности как-то земной фильм про Средневековье, был там такой эпизод. Мне тогда так жалко было несчастную животинку. Кто бы мне тогда сказал, что меня постигнет ее участь...
В первую очередь устала жить вот так, впустую. Победы, поражения, интриги, власть, развлечения... тлен, которым отчаянно и напрасно пытаюсь заполнить возникшую восемь лет назад вымораживающую пустоту.
Если бы не было надежды... если бы не чудо в прямом смысле слова... меня бы уже не было. Я не хочу жить с того проклятого дня, как не стало Лайта. Единственного человека, который по- настоящему нужен мне. Будь проклята Вайсилайна, за свое бездушие, проклятая мерзкая тварь, поставившая обиды своей шлюхи Лийвраны выше всего, что было мне дорого. И нарушившая обещание вступиться за него... ее бы послушали, она всегда была любимицей, в отличие от меня. Будь прокляты мои мать и тетя, отобравшие у меня единственную любовь, которую они сочли слабостью.
Лучше бы они меня тогда убили - это было бы милосерднее. Я бы не жила в этой безумной пустоте, не была бы счастлива с ним во снах, в которых он до сих пор живой. Не видела бы кошмаров, в которых его раз за разом убивают, насилуют малолетние шлюхи, именуемые дочерьми великих Домов Венги. Не слышала бы его полный животной боли крик, когда он, истерзанный до того, что этот кусок мяса было уже невозможно назвать человеком, окончательно утратил знаменитый джордановский самоконтроль. У него в тот момент как раз Эйлийва Тейлинор, обезумев от вейдже и его крови, выдавливала глаз.
Я не смогу отказаться от этих снов, даже если бы это было возможно. Ведь хотя бы в них я могу вновь увидеть Лайти... Пусть это и больно, безумно больно просыпаться и понимать, что его объятия -- все лишь сон... ранящий сильнее любого кошмара.
Жалость неведома этим чудовищам. Как неведома она и мне, их достойной наследнице. Они убили его, причем даже не просто милосердно усыпили, а отдали на растерзание, заставив меня смотреть. Тетка еще не постеснялась влепить мне пощечину "за слабость", чтобы "не позорила Дом", когда я потеряла сознание от ужаса, при виде происходящего.
Ну, что же, я досмотрела все до конца, даже больше ни разу за тот кошмарный вечер не упала в обморок. И дала себе клятву: за каждый миг боли моего Лайти я возьму годом их мук, равных его страданиям. Они будут жить, в отличие от него, пока я не удовлетворюсь их болью и ужасом.
Это одна из важнейших причин, почему я до сих пор не покончила с собой, как хотела в тот вечер, когда мать объявила свой приговор и отказалась слушать мои мольбы. Я еще не наказала убийц любимого, который был виновен всего лишь в том, что мы полюбили друг друга не так, как положено на Венге.
И при этом были настолько неосторожны, что о наших почти континентальных отношениях узнала Старшая Госпожа Дома, которой показалось отсутствие ярко выраженного женского доминирования в моей личной семье признаком слабости, позорящим Эйстийрнейров. Как же, ее дочь делает минет своему будущему мужу и ни разу его даже не избила, более того, позволила ему пить свою кровь. Да еще, как показали скрытые камеры, советуется с ним, как с равным.
Перепугалась, что я "нахваталась от инопланетников разлагающей заразы мужского равноправия". И "вылечила" своими методами -- Лайта отдала на заиграть на вечеринке для дочерей знатных Домов, а мне всучили в качестве мужа его старшего брата, который через десять месяцев должен был отправиться на усыпление. Правда, год спустя мне удалось отбить у них Эйля, воспользовавшись тем, что он мой муж, я смогла послать далеко и надолго и мать, и тетку -- Старшую хозяйку.
А буквально через пару месяцев после того, как я добилась сохранения жизни мужу, им стало совсем не до чего, - я негромко рассмеялась воспоминанию о том, как мама впервые потеряла сознание на важном приеме в честь приезда Старшей Госпожи Второго Дома. - Это стало началом ее конца и первой ступенью моего восхождение к власти, которая меньше чем через год оказалась целиком в моих руках. Таково было открытие сезона моей мести, которая сейчас выходит на новый, еще более болезненный для них уровень.
Уже в ближайшем времени эти сволочи убедятся, что мое падение как Главы Дома ударит и по ним -- я заранее подготовилась к чему-то подобному: зная день реализации планов заговорщиц и примерно представляя, чем все это закончится, это было не сложно. И решила извлечь выгоду из неудачного стечения обстоятельств, заставивших меня участвовать в практически безнадежной авантюре. Поскольку не было ни одного шанса безопасно обеспечить себе сохранение положения Старшей Госпожи и, вообще, даже нахождение на Венге, я обратила сложившуюся ситуацию на пользу своей мести.
Готовиться я начала заранее. За достаточно протяженный период времени практически все имущество Одиннадцатого Дома было заложено небольшими частями и еще взято огромное количество необеспеченных кредитов на очень приличную сумму. Казну же и все драгоценности я еще за трое суток до часа "Х" вывезла на "Снэйжен", одновременно переведя все деньги со счетов Дома на подставные, красивыми схемами легализуя их через десятки банковских операций. Вот тут и пригодились финансовые знания и умения моего мужа -- без него я бы не смогла все сделать настолько чисто и незаметно. И, что не менее важно, настолько полно. Все последние месяцы Эйль работал, как проклятый, спал по пять часов в день, добиваясь максимального вывода средств и создавая иллюзию того, что ничего экстраординарного не происходит. Обычные, на первый взгляд, денежные операции, если не знать, что искать, то не найдешь никогда.
А чтобы окончательно моим родственницам жизнь не казалась медом, не без помощи все того же мужа, нарисовала на подставные компании через пятые руки принадлежащие мне фиктивные долги, размером с три-четыре годовых бюджета Дома. Естественно на кабальных условиях: от шестидесяти трех до восьмидесяти девяти процентов годовых, да еще с непомерными штрафами за каждый день просрочки выплат -- пять процентов в день от просроченной суммы. С условием зачисления штрафов в случае месячной просрочки в основную сумму долга, что приведет к начислению процентов уже на штрафные деньги.
В общем, будет мне моя преемница платить всю свою жизнь и еще своим внукам долги завещает. Это если Дом Эйстийрнейр каким-то чудом сможет не рухнуть в финансовую пропасть, что я для него выкопала. Мои драгоценные родственницы теперь, не то что гарем, самих себя на базаре продадут, чтобы их кредиторы не разорвали. Мне будет очень интересно наблюдать за их метаниями, когда они поймут масштабы случившегося.
Несколькими касаниями к клавишам сенсорной панели выбрала любимую музыку и запустила проигрыватель, и из колонок полились тревожные и печальные звуки "Звездной молитвы", открывающей альбом "Неки" Айкийры Эйстийрнейр. Моей сумасшедшей кузины, третьей в очереди наследования... и единственной родственницы, которую я уважаю и даже немного люблю. Правда, больше, как фанатка ее творчества, нежели как-то по-другому.
   Огненных слез ниспошли
Ты на поверхность земли,
Пусть осветят преступленья,
Скрытые мертвенной тенью...
   Сильный голос, полон скрытой боли, бессильной ярости и неверия в то, что Богиня отзовется на молитву. На фоне жестких электронных сэмплов рыдают дуэтом флейта и виолончель о погибших, за которых никто не отомстит. "Неки", вышедший в прошлом году альбом, вызвал фурор своей красотой и особенно темой концепции -- фактическим геноцидом одной из самых беззащитных в галактике рас -- нек, которые в отличие от других котоподобных -- эрсов, не имеют на своей планете развитой цивилизации, способной конкурировать с любым человеческим миром. Бедных котят просто отлавливают для коллекций богатых уродов -- извращенцев, другие ублюдки вообще устраивают сафари, десятками убивая за одну "охоту". Галактический Союз формально осуждает происходящее, но на самом деле мало вмешивается... хотя у этих чистоплюев есть все средства и возможности, чтобы защитить нек... но это не выгодно.
Все, как везде. Я сама так же поступаю, не мне осуждать. Вывезла же я, хотя и понимаю, чем это кончится для Эйстийрнейров, почти всех мужчин - специалистов, которых смогла переправить с Венги незаметно за немалые взятки сотрудницам Космопорта, в свои тайные поместья на других планетах. А тех, кого было невозможно вывезти, отдала в Двадцать Шестой Дом, Глава которого у меня в таких долгах, что я ее могу продать голой на рынке со всеми ее родственницами и куцым гаремом, купленном, кстати, в основном на мои подачки. И она прекрасно понимает, что мое бегство ее не освобождает от этих долгов. Усвоила полученный еще пять лет назад небольшой урок и теперь не решается даже пискнуть против, предпочитая получать деньги на свои маленькие слабости, взамен маленьких дружеских услуг.
На свое счастье. А то я девушка очень добрая и совершенно незлобивая -- убивать совсем не люблю, даже врагов обычно в живых оставляю. На устрашение тем из них, до кого еще не дотянулась, ибо то, что в итоге остается от моих противников, людьми назвать можно с натяжкой. Очень и очень большой натяжкой. Ибо не фиг... страдать всепрощением в тяжелой форме может только самоубийца со стажем.
А специалисты -- женщины частично последовали со мной в изгнание, частично находятся под моим контролем -- на каждую я, во время руководства Эйстийрнейрами, завела отдельную папку с компроматом. А некоторым особенно важным или совсем незапятнанным подстроила ситуации, когда они замазались в дерьме по самые уши и теперь мне благодарны за то, что я их покрывала, и одновременно прекрасно понимают, что только их верность мне лично гарантирует сохранение этой грязи в секрете.
Восстановить могущество и влияние, которых Одиннадцатый Дом достиг во время моего правления, а за шесть лет, что я была у власти, Эйстийрнейры по фактическому влиянию смогли обогнать даже некоторые Дома первой десятки, чего не было уже больше ста лет, теперь нереально.
Даже если моя преемница будет гением в экономике и политике, невозможно, не имея денег и кадров, добиться сколь-нибудь существенных результатов. Будь ты хоть семи пядей во лбу. А любая из моих вероятных наследниц таким умом точно не отличается, мне ли не знать.
Да, они далеко не дуры, но вот хватки, которая позволила мне обуздать женскую вольницу внутри Дома, выстоять против интриг товарок по Совету и создать источники дохода вне Венги, приносящие денег столько же, сколько фамильные владения, у них нет. А значит, ждет новую Старшую Госпожу глубочайший кризис, банкротство и скатывание к позиции лидера третьесортного семейства, которое не способно отстаивать свою независимость.
Будь у меня возможность, я бы избежала такого развития событий для своей фамилии, все-таки я горжусь своим родом, пусть последние два поколения в нем и не осталось достойных представительниц..., но месть мне важнее. К тому же деньги мне понадобятся для того, чтобы скомпенсировать потерю влияния и ресурсов на Венге.
Мать не сможет мне наследовать -- она очень тяжело болеет... уже почти семь лет. Приступы лихорадки, сердечные приступы, слабеющие вены, из-за которых существует постоянная угроза инсульта и выступают синяки по всему телу, потеря веса, обмороки, боли в теле и панические атаки делают ее совершенно непригодной к управлению по состоянию здоровья. Ей нельзя утомляться, тревожиться и, вообще, сильно напрягаться, даже играть в наложников можно только с великой осторожность, чтоб, не дай Матерь Всего Сущего, что-нибудь не случилось. Загадочная болезнь, поразившая бывшую Главу Одиннадцатого Дома, так и осталась не идентифицированной лучшими медиками Венги, которые только и смогли, что назначить очень дорогостоящее лечение, которое снимает часть симптомов и продлевает несчастной ее полную мучений и ограничений жизнь.
Благодаря особенностям нашего рода -- по какой-то так и не изученной толком причине большая часть ядов и вредоносных бактерий разрушается организмами тех, в ком течет кровь основательницы Дома Эйстийрнейров, ее очень сложно было отравить, но терпение и труд все перетрут, так, кажется, говорят на Земле.
Благодаря мне к своим пятидесяти девяти годам мать, до пятьдесят второго дня рождения не болевшая даже простудой, окончательно превратилась в дряхлую старуху, которая без очень дорогих лекарств быстро сдохнет. О, лечение я ей обеспечивала во время руководства Домом всегда самое наилучшее, неизменно с самого начала ее болезни играя преданную и любящую дочь, искренне переживающую за ее здоровье. И тщательно следила, чтобы этой мрази не стало слишком хорошо, всегда вовремя подливая новую порцию уникального, синтезированного алхимиками Элифера яда, который не обнаруживался ни одним стандартным медицинским сканером. Но при этом не допуская и того, чтобы она сдохла, если видела, что ее организм не справляется, давала противоядие, помогая наступить очередному неожиданному улучшению и тем окончательно сбивая с толку лечащих врачей.
Я смаковала каждый миг ее страданий, наслаждалась каждым стоном и вскриком боли, который вырывался у, казалось, из железа сделанной леди. Та, кто велела заиграть Лайта, должна умирать долго и мучительно, переживая агонию, подобную агонии моего любимого раз за разом, мучаясь от невозможности умереть немедленно, как мучился он. Мне было не сложно выражать ей сочувствие и переживать за ее жизнь каждый раз, когда ей становилось плохо после очередной порции элиферской отравы. Я на самом деле боялась, что она сдохнет и ее муки закончатся, украв у меня еще многие годы жестокой мести, на которые я рассчитываю. Она еще не заслужила смерти, такого спасения от боли я ей не подарю, пока в моих силах будет удерживать ее гнилую душу в изломанном ядом теле. Пусть мучается, тварь. Да продлит Матерь Всего Сущего твои годы, леди Айстайла, бесконечно, вечность страданий в аду -- это то самое, чего ты заслуживаешь.
Кто-то из моралистов назовет меня монстром, сумасшедшей, маньячкой... я знаю постулаты разных пророков и философов. Помню, что Матерь Всего Сущего не одобряет мести и тем более резко против того, чтобы дети творили со своими родителями что-то подобное тому, что сделала я. Единственные, кто поняли и поддержали мою боль и, что еще более важно, мою месть -- это Крылатые боги Элифера, чьи жрецы подарили мне орудие возмездия -- яд, сказав, что это воля Крылатого Адоная, Лорда Мести и Звезд. И ничего не взяв в оплату. Я этого никогда не забуду, поэтому, пусть я и молюсь до сих пор Матери Всего Сущего, но... чем больше я узнаю об Адонае, тем больше проникаюсь к нему уважением. Будь он женщиной, я давно бы перешла в его паству, но пока я еще слишком дочь Венги, чтобы служить мужчине, пусть даже он бог.
   Умри, но не зови,
Не вскрикни и не плач,
Пусть сталь в твоей крови,
Пускай рычит палач...
   Из припева "Защищая смертью"... кузина умеет разорвать душу одним голосом, вбить даже в самое черствое сердце ужас маленького неки, который перед смертью не дает себе закричать, чтобы на его вопли не прибежала в ловушку семья... Айки поет о том, чего была лишена сама -- семейной любви, давно ушедшей из нашего Дома.
Мои вероятные наследницы... первая -- мать Вайсы Каймилайна, сестра моей матери и моя тетка, та, кто поддержала решение об убийстве Лайти, Старшая Хозяйка. Во время моего правления была практически отстранена от дел. Ее не взял даже яд, который так успешно подкосил мою драгоценную матушку, так, немного поболела и быстро поправилась. Пришлось ей организовывать несчастный случай, хоть я тогда сильно рисковала, она могла сдохнуть во время той катастрофы с аэрошкой. Но живучая шлюха выжила.
Зато теперь в свои пятьдесят два года страдает сильными болями в спине, вместо левой ноги прекрасный протез, половина костей собрана на металлические штифты. И видит только благодаря очень дорогому имплантанту, заменившему ей зрительные нервы. И безумно боится полетов -- этот страх закрепила красивая, практически незаметная гипнопрограмма, наличие которой очень сложно обнаружить.
А я отправляла ее в дальние перелеты почти каждую неделю, не забывая следить за тем, чтобы она не потеряла свою благоприобретенную маленькую фобию, и получала удовольствие каждый раз, когда высокомерная сука белела, как мел, слушая очередное мое поручение отправляться на другой конец Венги. До сих пор душа радуется, как вспомню.
Ведь я каждый раз настаивала на том, что уж в этом-то деле точно нужен ее контроль на месте, а если драгоценная родственница осмеливалась сказать что-то на тему, что это может сделать кто-то из мужчин-спецов, я кротко улыбалась и говорила, что вполне ей доверяю и, если она так считает, то я вполне согласна с ней. А на следующий день посылала убийц к ее ненаглядной дочери, не очень серьезных, по сути, мелкую шушеру. И естественно, делая вид, что сама тут вообще не при делах. Со второго раза до тетушки дошло, что со мной проще не спорить, а делать, как я скажу.
Если матушка получила в наказание боль и слабость, то мразь-тетушка страх. Поэтому я практически не трогала вторую наследницу -- ее дочку Вайсилайну, которая вовремя сбежала на Землю. Эта сука предала меня, пообещав спасти Лайта и нарушив слово, но она же и уменьшила его страдания, отравив его. Видимо, спасала свою совесть. Поэтому я не тронула ее наложника -- любимчика Лайнирэ, да и к ней только иногда, для развлечения, отправляла убийц и грабителей. Но это все не серьезно. Зато вот Дом ее обожаемой Лийвраны я изрядно подкосила -- Райффайзены очень много потеряли, пусть я и не успела довести их до полного банкротства. Кроме того, ущерб их репутация понесла немалый -- хватило несколько умело спровоцированных скандалов. А сама сука Лий стала в разы чаще болеть, не без моей "дружеской" помощи, конечно. Но в целом я их особо не трогала -- все оставляла к девятой годовщине смерти Лайта, на которую наметила особую программу, которая, я уверена -- мне понравится... а вот им вряд ли.
Третья кандидатка на мое место -- кузина Айкийра... я очень сомневаюсь, что тетка и мать допустят, чтобы она стала Главой Дома. Да и ей самой это не интересно -- она живет своим творчеством и на Венге бывает не часто, предпочитая владениям Эйстийрнейров свою резиденцию на Тамрисе или какую-нибудь из вилл одного из своих многочисленных любовников, коих у нее по всей Галактике разбросано столько, что, уверена, она сама не сможет всех сосчитать. О ней в нашем Доме было принято молчать, как же -- закончившая университет Венгсити госпожа бросила родную планету и уехала петь и сниматься в фильмах, зачастую порнографических. В общем, позор семьи. И одновременно "венгская звезда галактической эстрады и голоматографа", "самая сексуальная певица Галактики" по данным прошлого года, про то же, что она в том же году признана самым крупным в ойкумене порносайтом "Киской года", скромно умолчим. Маман с теткой тогда едва от злобы и стыда не сдохли, услышав такую "лестную" новость. Как они материли их рано умершую младшую сестру, мать Айкийры, дескать, воспитала из девчонки законченную блядь. А мне было смешно и даже весело, я всегда назло им принимала кузину с распростертыми объятиями во время своего правления. Так что этой наследнице мой трон точно не светит.
Кстати, а не потратить ли мне немного из неправедно нажитого? Отправить, так сказать, маленький подарок кузине Вайсе, чтобы жизнь совсем уж медом не казалась. Это будет забавно, по- моему, а то я в бегах, она ведь, наверно, от радости по поводу моих неприятностей до потолка прыгать будет -- мы же с детства друг друга не любили, а после смерти Лайта и подавно. Решено, сегодня выйду на связь с Артуром. Давно уже работаю с этим бригантом и его бригадой и доселе он меня не подводил, хоть и редкостная сволочь с вечно похотливыми глазами. Настолько давно, что у него образовался опасный недостаток -- он слишком много обо мне знает, а это плохо. Очень. Вот и убью двух шушарок одним махом.
Ведь у моей ненаглядной кузины отирается мой блудный раб, который так и не спешит к законной хозяйке. А его способности я могу представить -- сама ведь заказывала его. Он уничтожит бригаду милого парня Артура, защищая эту суку, и я чужими руками избавлюсь от ненужного свидетеля. При этом никто не сможет сказать, что я подставила наемника. Я даже предупрежу бриганта, чтобы он взял амулеты ментальной защиты. Только помогут они ему, как мертвому припарки, конечно, потому что на что-то серьезнее "А+" у него точно ни связей, ни средств не найдется, а для Эсайлума это отнюдь не является непреодолимым препятствием. А чтобы добавить перчика в ситуацию, намекну убийце, что мне не важно, чтобы Вайсу обязательно пленили, можно и убить -- это еще сильнее напугает ее. У нас еще все впереди, моя дорогая кузина, я сполна отдам тебе долг, - мой почти счастливый смех вплелся в мелодию, выводимую гитарами и голосом Айки. А пока я пойду, отвлекусь с молодым наложником, которого наверняка уже приготовил для меня Эйль. С таким моим настроением, чувствую, парню придется потом заращивать свою шкурку довольно долго, ха-ха-ха...
   * * *
   Я стою у огромного панорамного окна в алой каюте, вокруг полумрак, и только едва слышно потрескивание живого огня в огромной чаше на столе, в глубине комнаты. В окне видно мое отражение и звезды, которые бликуют где-то в глубине зрачков холодными льдинками. Пожалуй, это предвкушение Игры. Сегодня хочется тишины и эмоций, чтобы хоть ненадолго забыться в них и не помнить... ничего, хотя бы несколько минут. В то, что я могу спать без кошмаров я уже не верю. Но можно уйти ненадолго от реальности и наяву -- это даже проще, чем во сне.
За спиной слышны шаги, обернувшись, вижу обещанного наложника, вставшего на колени рядом с дверью, огонь кидает блики на грациозное и в меру прокачанное тело, длинные светлые волосы. Видно легкое трепетание опущенных ресниц. На моих губах появляется удовлетворенная предвкушающая улыбка -- душка Эйль опять угадал, как обычно.
Рассматриваю застывшего Кройниса, который прекрасно осознает, что его сегодня ждет. Он смертельно боится -- уже не первый раз развлекает меня и знает всю непредсказуемость своей госпожи, мою любовь к боли. Юноша, не выдержав, вскидывает испуганный взгляд и, перед тем как ресницы вновь падают вниз, я успеваю увидеть в его глазах тщательно скрываемую панику. Тебе не повезло, мой хороший, твой ужас будит хищника в моей душе. Улыбка становится совсем жесткой, а понимание, что наложник ощутил перемену моего настроения - веселит. Но еще больше радует понимание того, что за животным страхом в нем таится зарождающаяся сила, которая позволит ему пройти через любую боль... ради меня.
Мне парень достался в качестве оплаты за долг не так давно. Его мать заняла у Эйстийрнейров немалую по ее меркам сумму денег и не сумела ими разумно распорядиться, растратив на всякие мелочи. И когда пришло время платить, оказалась вынуждена рассчитываться имуществом своего захудалого Дома, который даже номера не имеет. В числе прочего отдала и своего сына -- практически не обученного, застенчивого паренька, в котором Эйль сумел разглядеть потенциал. И убедил меня, что из Кройниса выйдет толк... преданные люди мне нужны, даже если они мужчины. Юноша быстро учится и не только тому, что обязан знать наложник -- у него настоящий талант убивать, до этого никогда не видела человека, который способен на одной интуиции превратить любую вещь в орудие смерти. А запреты на обучение мужчин бою... это глупость несусветная.
- Сегодня ты не говоришь ничего, только подчиняешься приказам. - Ловлю себя на нежелании разбивать эту атмосферу звуками чужого голоса. Я, вообще, не люблю, когда мужчины в игре или страсти издают стоны или что-то говорят, но сейчас эта нелюбовь особенно сильна. Наложник послушно кивает, но легкую дрожь, прошедшую по телу, полностью скрыть не удается. Он еще не завершил обучения, но скоро будет на той стадии, когда не сможет предать меня чисто физически и начнет почитать любую боль от моей руки, как великое благо. Но именно эта его неготовность, его ужас и возбуждают меня сейчас. Они... так естественны... так пьянят, будто изысканное дорогое вино.
- Иди к скамье, раздевайся, ложись лицом вверх, - с удовольствием рассматриваю юношу, пока он идет в центр комнаты. Поджарое сильное тело, светлые волосы, сейчас слегка растрепавшиеся, и зеленые глаза. Мальчик с Венги... Для моей родной планеты это обычная внешность, а в континентальных мирах блондины редкость. Наложник плавным отточенным движением снимает с себя одежду, развернувшись в мою сторону, и, признаться, делает это достаточно эротично. Ничего, Эйль еще потренирует его, и Кройнис станет идеалом. На загорелом плече становится видна татуировка с каким-то абстрактным узором.
Я подхожу к столу, выливаю на поверхность из флакона очень быстро сгорающую жидкость, специально разработанную для таких игр, и подношу небольшой факел, стоящий рядом с огненной чашей. Огонь вспыхивает стеной и так же быстро опадает. Наложник завороженно ловит взглядом пламя и почти роняет одежду, которую до этого пытался аккуратно отложить в сторону. Руки дрожат, а на лице обреченность. Огонь очень яркий, но почти не горячий, и я могу даже держать его в руках, чувствуя лишь легкое жжение, но юноша этого не знает и, судя по виду, уже приготовился к смерти. Это добавляет пикантности моей игре. Он такой смешной, до сих пор не может поверить, что Госпожа не убьет его в одной из игр -- насмотрелся на свою глупую мать и ее не более умных подруг, способных легко заиграть одного из своих немногочисленных зверьков. Не понимает, что я слишком бережлива для такой расточительности. Потому они разорены, а я играю их детьми и братьями.
- Ложись. - Резкое слово, как удар хлыста, он вздрагивает и уже не так грациозно вытягивается на скамье, не в силах отвести взгляд от пламени. Тихо щелкает автоматический замок наручников.
Беру в руки нож, подхожу, сажусь на краешек скамьи, мимолетно отмечая то, что была права, заказав скамью шире, чем их делают обычно, чувствую бедром тепло чужого тела. Провожу рукой по его груди, пока еще только рукой, пока это почти ласка. Смотрю в расширенные зрачки зеленых глаз - в полумраке и мерцании огня они слегка меняют цвет, от зеленой травы до почти бирюзового. Беспомощность находящегося рядом завораживает. Нож скользит по скуле, шее, груди, пока еще только тупой стороной, лишь слегка царапая кончиком, но он холодный, и наложника начинает слегка потряхивать, потому что при такой температуре стали не разобрать, что ощущаешь, порез или касание.
- Не забывай дышать, - смеюсь, рассматривая панику на его лице. Это истинное наслаждение -- видеть, как парень, способный даже сейчас, в наручниках, убить меня за два-три движения, боится того, что я сделаю... что я могу с ним сделать. Абсолютная власть над этим сильным зверем, скрытым за милой юношеской оболочкой, пьянит сильнее вейдже. Какие же дуры мои соотечественницы, они даже не понимают, какое это удовольствие - играть сильным мальчиком, владеть его душой и силой... превращают мужчин в жалкое подобие скота, не способного ни на что серьезное. Какое безумие нашло на наших предков, что эти женщины лишили мужчин их сути, отобрав тем у девушек вкус истинной власти?
Проведя ножом по груди, слегка задеваю кожу, под лезвием появляются первые капли крови, чувствую, как напряглись руки в наручниках. Резко с нажимом провожу, перевернув нож тупой стороной, но мальчик не замечает, что нож его не ранит, ледяная сталь оставляет полное ощущение острия. Слежу за тем, как широко распахиваются глаза и срывается дыхание. Чувствуется, что его не учили в достаточной мере, как себя контролировать... такую непосредственность не увидишь в исполнении вышколенного ученика Джордана -- те крепкие орешки, с которыми приходится прилагать много усилий, чтобы вывести их из равновесия... А играть с полностью послушной, бесстрастной куклой не так интересно... я слишком люблю живые эмоции.
Рисую красивый вензель на груди, чуть выше соска, наблюдая, как линии под лезвием окрашиваются в алый, собираются капельками и стекают по загорелой коже. Склонившись, языком собираю кровь и с наслаждением облизываю губы. Вкусно, прах вас всех побери, как же это вкусно! В тишине комнаты слышно только потрескивание огня и неровное, срывающееся дыхание юноши. Поднимаюсь и неожиданно для Кройниса целую в губы, заставляя ощутить вкус его же крови на своих губах, вызывая в теле парня непроизвольную дрожь удовольствия, смешанного со страхом. А потом иду за жидкостью для огненных игр и беру в руки подставку с факелом. Стараясь это делать так, чтобы наложнику было видно. Судорожный вздох, почти всхлип, но он берет себя в руки и пытается расслабиться, только взгляд не может оторваться от огня. И его ужас еще больше возбуждает меня. Пожалуй, я сегодня даже не буду поить его экстрактом, многократно усиливающим болевые ощущения -- мне хочется сейчас именно страха, а не зрелища боли.
Рисую дорожку по телу жидкостью, затем слегка касаюсь кожи факелом, быстро, чтобы не сильно обжечь, но эффектно, что вызывает почти панику. Провожу по телу рукой, начиная от бедра и вверх, к плечам, слегка запуская коготки, чтобы ощутить эти эмоции кончиками пальцев, поймать то неуловимое, от чего начинает тихо мурлыкать внутренний хищник. Резким движением касаюсь огнем маслянисто поблескивающей дорожки, вспыхивает огонь, перебегая с живота на грудь. Вскрик и выгнутое тело с бисеринками пота. Тушу огненную дорожку рукой, чувствуя бешеные удары сердца под пальцами.
- Госпожа, не... - он замолкает, но уже поздно, голос разбил эту атмосферу, изменил настроение.
- Разве я разрешала говорить? - в моем голосе прорезаются стальные нотки.
Ему хватило ума молча покачать головой в ответ. Отбрасываю факел в сторону, он летит по плитам пола и затухает. Смотрю на зверька, который обреченно сжимается под моим взглядом. Он сейчас не только боится меня, но и борется с тщательно вбиваемыми в него инстинктами воина и бойца, требующими нанести удар, устранить угрозу. Две программы борются в его мозгах -- неприкосновенность госпожи и подкрепленный смертоносными способностями чисто человеческий страх. И верность побеждает, закрепляясь еще сильнее в качестве главного императива личности. Надо будет потом отдать ему какую-нибудь женщину в полную власть, чтобы понял, что только одна владычица имеет значение, а остальные просто прах. Эйль проследит, чтобы это не поколебало преданности наложника мне лично. Да и я не заброшу его обучение.
Окидывая взглядом комнату, пытаюсь понять, что же мне сейчас будет интересно. Взгляд зацепляется за кнут, оставленный в прошлый раз на низком столике рядом с креслом. Отключаю крепеж наручников на скамье, спускаю лебедку с потолка и беру в руки специальные наручники для подвеса.
- Иди сюда.
Юноша подходит ко мне, падает на колени рядом, протягивая вперед кисти рук. Они слегка дрожат. Намокшие пряди волос прилипли к щеке, вензель, совсем недавно нарисованный на груди, все еще слегка кровит. Рассматриваю его с удовольствием. Надев наручники, поднимаю цепь лебедкой на такую высоту, чтобы наложник мог стоять, но только на носочках. Напряженное тело красиво прорисовывается тенями - видны почти все мышцы, а татуировка прекрасно дополняет рельеф. Наложник стоит так, что отражение его лица я вижу в панорамном окне. В его глазах таится страх и борьба инстинктов. Это щекочет приятным возбуждением, придает игре пряный привкус. Опасность, как приправа, бесподобна в любом блюде эмоций. Даже столь теоретическая, как сейчас -- я ведь точно чувствую, что он не сможет, не причинит мне вреда... и позволяю этому пониманию отразиться в своем взгляде, прекрасно зная, что он тоже подглядывает в окно. И ловлю новый всплеск его страха, напряжением прокатившийся по спине.
Обхожу вокруг и провожу по спине рукоятью кнута, одновременно заставляя шире раздвинуть ноги. Сделав несколько шагов назад, чтобы было место для замаха, резко щелкаю кнутом в воздухе. По всему телу Кройниса проходит дрожь - он слишком хорошо знаком с этой игрушкой и заранее предчувствует боль. Мучаясь "предвкушением" едва ли не больше, чем от грядущих ударов. 
- Сегодня я хочу нарисовать крылья, стой, не двигаясь. - Юноша осторожно кивает головой, подтверждая. Я гордо улыбаюсь -- обычно на этой стадии его уже трясет, как в ознобе, а сегодня он вполне вменяем. Мои уроки дают свои плоды, и как же приятно это видеть.
Выжидаю несколько мгновений, пока слегка расслабится, и наношу первый удар. Наискосок, от середины спины и до плеча прорисовывается яркая полоса. Слышу вздох сквозь зубы, тело выгибается, пытаясь избежать боли. Еще несколько ударов - на спине рисуются более короткие, но такие же яркие полоски - как перья крыльев, расходящиеся из одной точки веером. Всхлип, юноша зажмурился, но я вижу, как по щеке потекла слезинка, волосы совсем растрепались и слиплись. Еще несколько резких ударов, и наложник уже не может сдержать крик, а на спине уже почти полностью раскинулся кровавыми полосками рисунок крыльев. В отражении окна я вижу слезы, срывающиеся капельками с ресниц и текущие по его щекам, губу, прокушенную тогда, когда он еще пытался не кричать, уже полностью мокрые волосы... Тело блестит, покрытое потом, как статуэтка, политая дорогим маслом. Еще несколько завершающих ударов, и я могу любоваться красивой картинкой, нарисованной кнутом. Капельки крови стекают с полосок вниз, отчего картина кажется еще более завершенной. Некоторое время рассматриваю, ловя окружающую атмосферу, затем нажимаю на кнопку пульта, расстегивающую замок. Юноша падает, не в силах устоять на ногах.
- Ты молодец, - одобрительно глажу его по волосам, чувствуя, как его трясет, и стараясь не задеть располосованную спину, - доставил мне удовольствие. Еще немного опыта, и ты станешь совершенством.- И в глазах Кройниса вспыхивает свет радости и робкой гордости от признания госпожой его заслуг. Пусть я немного лукавлю, до идеала ему еще далеко, но доброе слово и кошке приятно... а метод кнута и пряника в дрессировке еще никто не отменял.
Я встаю и уже равнодушно окидываю комнату взглядом, вызываю через комм врача, чтобы забрал наложника, и подхожу к окну. В окне отражаются мои карие, лишь с легкой прозеленью глаза -- то, что никогда не могли простить мне мои зеленоглазые родственницы,- в которых снова ледяная безмятежность и легкая улыбка на губах. Мелированные волосы рассыпались по плечам, странным образом подчеркивая хрупкость и изящество невысокой фигуры. Мне нужно еще немного поработать, а потом я заберу Эйля к себе в постель, и он будет меня любить, будто это наш последний раз -- сегодня я дам ему полную волю, будто мы инопланетная парочка. Может, даже посмотрим вместе один из его любимых голофильмов.
   За финальную сцену авторы выражают особую благодарность Венто
  
   Тени 1
   Пролог
   Из дневника Эсайлума
   17 января 2490 года, планета Земля, Сидней
   Это сложно понять даже моим соотечественникам, детям таинственной планеты Элифер. Я и сам порой не понимаю, почему так легко отношусь к тому факту, что жить мне осталось всего несколько дней. Может потому, что смерть для меня не конец пути, а лишь еще один необходимый шаг? Или это все из-за того, что я по сути лишь часть дракона и моя Основа -- мастер Кенриссейн не оставляет меня одного? Или же... звучит невероятно, конечно... потому, что я люблю и любим? И знаю, что моя любимая -- эта странная, взбалмошная, полная диких предрассудков женщина всегда будет со мной. А я... другие я -- мои копии, сменяя друг друга, наследуя память и чувства, не оставят ее. Насколько бы мы не были разными. В конце концов, я всегда сильнее... и должен быть снисходителен к ее причудам, вроде искренней веры в превосходство женщин. Но порой это сложно -- она умеет взбесить. Впрочем, у меня доводить ее получается не хуже. В общем, живем. И я даже иногда забываю, что она низшая.
   Начало
   Эсайлум
- У тебя красивая женщина. - В мысленном голосе мастера удовлетворенные, едва не мурлычащие нотки. - Сильная, гордая, умная - мне нравится твой вкус.
- Мне тоже. - Улыбка касается моих губ, и я прячу ее, ласково целуя волосы обсуждаемой нами девушки. - Она чудесна, несмотря на норовистый характер и обычаи ее родины, которые мне, мягко говоря,... но, хвала Черным Звездам, нам не нужно жить на ее планете...
Тихий смех мастера. В нем сквозит нечто... горечь воспоминаний, о чем-то не из этого мира и древнем... но причиняющем боль одним напоминанием...
Сложно быть эмпатом. Читать чужие эмоции и, не видя мыслей, пытаться понять, что вызвало то или иное чувство в читаемом. Даже если читаешь своего дракона - основу, частью которого вроде как являешься.
- Увы, мой мальчик, но вам придется жить именно на Венге. Потому что уже сейчас в вашем доме сидит засада убийц. И нити ваших жизней наверняка прервутся, если вы не успеете попасть на ее родину до Дня Предков.
Ощущение присутствия дракона исчезло, оставив меня наедине с реальностью. Где нас вот- вот расстреляют - через минуту мы сядем во дворе нашего дома. Бездна!
Я разжал непроизвольно сжавшиеся на плечах Вайсы руки. И метнулся к пульту управления, буквально вбивая в приборную панель клавишу переключения на ручное управление. С земли - из нашего дома, опаляя льдом мои эмпатические рецепторы, раскручивалась холодная злая воронка внимания шести человек, жаждущих нашей смерти. Возмущение и непонимание Вайсы за спиной...
Аэрошка свечой взмыла вверх. Перегрузка свинцовым покрывалом обрушилась на плечи. Шетш... нас же сейчас расстреляют с земли... опять будет больно. Ненавижу!...
"Мастер, прими мою боль и дай мне силу. Яви кошмар врагам моим", - безмолвная молитва на уже подзабытом родном языке открывает врата куда-то в подсознание, где таится сама суть связи с Основой. И боль алой вспышкой прошивает все тело, заставляя прокусить губу, чтобы сдержать позорный крик - стон. Хорошо еще хоть управление аэрошкой не потерял.
Но это того стоило - "засадному полку" сейчас больнее раз в двадцать - мой дракон щедро поделился Силой, превратив убийц в живые комки боли. Жаль только, что теперь связь с ним прервалась на сутки - слишком сильный поток
ослабляет канал. Тшетш! Мой срок явно на исходе, раз такое относительно простое действие заблокировало мастера. Чертовы ублюдки, убил бы!
О Бездна!! Эти уроды подняли флаеры типа "Немезис"... разработка моей родины, предназначенная специально для таранных схваток в воздухе - особо прочный корпус, втягивающиеся под легкое бронирование сенсорное оборудование, куча прочих фишек, оценить в полной мере которые способен лишь профессионал. Эхес ур и все его драконы... скажите на милость, как отрываться от противника, имеющего втрое большую скорость и вдвое манёвреннее, чем эта тарантайка - аэрошка?
Морщась от головной боли, я колдовал над джойстиками и сенсорными кнопками панели ручного управления, снимая все ограничители. Собственно, мало кто знает о такой возможности, тем более что теоретически, не зная код доступа, подобное сделать невозможно. Плевать мне на эти невозможно. Дети планеты Элифер рождены для невозможного.
И тут по эмпатическим сенсорам болезненно - горячей волной ударила паника Вайсы - до нее, похоже, дошло, в каком мы положении. Как невовремя. Тратить Силу на нее... необходимо - я заткнул расчетливого ублюдка, которым иногда становлюсь. И не оборачиваясь, бросил пелену спокойствия на свою девушку.
Забавно... эти придурки попробовали меня таранить. Жалкие кретины. Нет, у них, конечно, абсолютное техническое превосходство, но неужели пославшие этих бригантов не сказали им о том, что я элиферец? А нас положено расстреливать с дальней дистанции максимально мощным залпом по площадям. Это я цитирую боевую инструкцию Галактического патруля... а заодно увожу несчастную аэрошку в комбинацию пируэтов. Ее создатели наверняка не предполагали, что она на такое способна. Увы, но они правы -- в какой-то момент я даже начал тревожиться, что она развалится прямо в воздухе.
Сознание кристально чисто, мир лишь многомерная картинка, с множеством вариантов каждой следующей секунды. Я вижу... нет, не так... скорее, чувствую, куда и как сманеврирует каждый из преследователей. И непроизвольно выбираю самый верный вариант контрманевра. Даже головная боль отошла на второй план, уступая место почти равнодушному созерцанию. "Сэайтарик" - "Вечный полет", дар драконов своим слугам. Способность впадать в мистический транс при пилотировании. Своего рода контролируемое безумие, смешанное с предвидением. Особенность, ставшая причиной того, что пятая часть всего товарооборота Элифера с Галактикой -- это пилоты -- контрактники. Клоны, разумеется.
Перед самым космопортом бриганты наконец отстали, убедившись, что им ничего не светит. Настойчивые низшие, что ни говори. В смелости и упрямстве им не откажешь. А чертова аэрошка отключилась при посадке в трех сантиметрах над посадочным кругом. В итоге нас сильно тряхнуло и я прикусил себе щеку. Уродство. А еще платить штраф и компенсацию за то, что эту летучку теперь только на запчасти. Надеюсь, того, что лежит на карте, хватит. Потом, правда, придется немного поэкономить... но это уже проблема того, кто меня сменит.
   Вайса злится на задержку. Ее раздражение, будто крапивные укусы по коже. Но правила есть правила. И приходится ждать чиновника, который оформит оплату этой Бездной благословенной аэрошки, иначе нас не допустят внутрь космопорта. Вот и получается -- девушка кипит, я задумчиво считаю волоски на левой руке.
Положение ни к черту. Охотники за головами явно посланы сестричкой Вайсы Стийрийвой. Милая дамочка, помешанная на сексуальных извращениях, что не удивительно для мирка победившего феминизма, и власти. И она просто так не отвяжется. Мне ли не знать, - я страдальчески поморщился. Низшие... как они меня достали. Своей ограниченностью, глупостью, жаждой господства... Сколько неприятностей из-за их интриг и банального тупоумия. Вот и сейчас... попали... между жерновов. Наверняка нас уже ждут в космопорте. Иначе мое мнение о низших упадет окончательно. Но полагаю, даже их ограниченного ума хватит додуматься до необходимости подстраховаться заранее и перекрыть самый вероятный путь. Прорвусь. И не такое бывало.
К счастью, надолго наше ожидание не затянулось. Иначе бы я не выдержал, наверно. Слишком сильно Вайса "кипела", даже не задумываясь, что "обжигает" мои эмпатические рецепторы. При всей моей любви к ней, то, что она из недоразвитого народа, имеет слишком много отрицательных сторон, увы. А снижать чувствительность перед угрозой нападения -- абсурд.
К переговорам я Вайсу не допустил. Еще не хватало мне пережидать словесный поединок. Вежливо извинился перед чиновником и сразу дал понять, что оплачу все по высшему тарифу, лишь бы быстро. Понятливый парень, представившийся Конрадом, тут же предложил выход из положения, позволяющий не затягивать дело, и буквально через пять минут я поставил свою электронную подпись на акте о залоге. Единственным минусом стало то, что на счете после этого у меня осталось не так много денег, как хотелось бы. Еще бы -- залог по традиции вдвое превышает максимально возможную сумму ущерба стоянке и самой аэрошки.
Едва я распрощался с Конрадом, Вайса, не говоря ни слова, сорвалась с места. Первые метров пятьдесят она пробежала. А потом неожиданно подвернула ногу и упала бы, не подхвати я ее на руки. Желая избежать очередного взрыва негатива, я побежал с ней на руках. Судя по эмоциям, Конрад счел меня немного чокнутым. Мда... зато Вайса перестала обжигать своим недовольством, еще и поудобнее устроилась у меня на руках. Своим порывом она связала, в прямом смысле слова, руки своему телохранителю -- мы почти беззащитны сейчас, чуть не сломала ногу и при этом довольна. Вот и поверь после этого в то, что у женщин есть логика.
- Мы идем в кафе, - безапелляционно заявила моя женщина. Что еще хуже, в ее эмоциях появилось то, что я всегда называл ослиным упрямством. В смысле, что с места не сойдет, пока не будет так, как она сказала. Ну что за черт, нам же спешить нужно...
Не желая попусту спорить, я молча поставил ее на землю и вошел в ближайшее за вратами космопорта кафе, и сел за столик, ожидая, когда нам принесут меню. Мигрень с удвоенной силой вгрызлась в мои бедные виски.
В какой-то момент боль стала настолько сильной, что я почти отключился от реальности, отчаянно пытаясь не показать, как мне плохо. Что-то невнятно буркнул подошедшему официанту, тот отстал, переключившись на Вайсу...
В чувство меня привело ощущение враждебного внимания, я даже оглянулся. И тут истончившаяся пелена моего воздействия рассеялась, и до Вайсы в полном объеме дошло, в какой мы оказались заднице... всплеск ее страха чуть не добил меня. Слишком сильно, слишком резко... а я уже чересчур изношен. Чувствуя подступающую к горлу тошноту, собрал все силы и аккуратно наложил новую пелену. Надо открывать неприкосновенные запасы, иначе не выдержу. Пальцы скользнули по миниатюрному браслету на левой руке, синхронно со сложной ментальной формулой. И одна из плиточек украшения обожгла леденящим кости холодом. "Энергетик Лейатом" - великолепное средство в такой ситуации, дает много дополнительной силы и лишь чуть туманит голову мрачной эйфорией через несколько минут после приема. Жаль только, что смертельно ядовит. У меня осталось максимум трое суток. Теперь главное успеть встретиться с новым я. Иначе будет паршиво. Странно, но нет особых эмоций по поводу скорой собственной смерти в этой версии. Может, потому, что я -- уже шестая версия Эсайлума? Помню, как волновался пятый... почти как низший, опасался, что шестой будет не совсем им. Четвертый не особо переживал, ему, наоборот, хотелось избавиться от боли. Первые трое по- разному реагировали. Но такой безэмоциональности, как у меня, еще ни у кого не было. Странно...
Нужно улетать... больше не имеет смысла оттягивать поездку на Венгу... мда, поездку. Мне понадобится минимум три -- четыре года, чтобы завершить поиски. Если бы я представлял точно, что ищу. Ведь все, что у меня есть -- это след потерянной души и невнятные слова провидца... печаль, одним словом. Ненавижу низших. Сил на них никаких не остается. Но цель важнее моих чувств. Поэтому, преодолевая отвращение ко всему миру, я заставил себя посмотреть на Вайсу и, едва она на меня взглянула, сказал:
- Милая, нам надо улетать с Земли, немедленно, здесь слишком опасно...для тебя, - мой голос невольно смягчился, когда я смотрел на нее. Нечто драконье внутри меня, что выше моих человеческих чувств, невольно восхитилось красотой моей девушки. Впрочем, я не обольщался -- сходное чувство меня посещало и при виде красиво разделанного трупа на жертвенном алтаре. Крылатые повелители вообще эстеты. И щедрой рукой вложили в элиферцев свои чувства.
Она согласно кивнула головой:
- Да, мы летим на Венгу, ближайшим же рейсом,- выделив голосом "мы", она пристально посмотрела мне в глаза.
Я отбросил посторонние философские размышления. Что же, ее даже не пришлось подталкивать к нужному мне решению. Прекрасно. Только вот, почему мне так хочется рычать от безысходности в момент моего триумфа? Печаль и радость смешаны настолько тесно, что их не различить. Вайса, как обычно, не заметила моих внутренних метаний, только удивилась тому, что я не протестую против ее выбора. И обрадовалась этому. Наивная девочка, она еще не понимает, что с ней играю не я, а Крылатый. Я постараюсь сделать все от меня зависящее, чтобы она не сильно пострадала в этой игре. Ни по вине Покровителя, ни по собственной глупости.
Вайса встала, судя по всему, собираясь посмотреть информационный терминал на предмет ближайших рейсов. Я мысленно одобрил ее предусмотрительность -- да, со встроенного в череп терминала я могу посмотреть все, никуда не ходя, но в этом случае есть риск, что наши противники засекут мой выход в сеть. Конечно, они и так уже догадались, где мы, да и засаду в космопорте выставили наверняка, но не стоит давать противнику ни грана преимущества. Ведь одно дело догадываться, а другое - знать точно.
- Что случилось, Вай? - уйдя в свои мысли, я упустил момент, когда она с обиженным видом и такими же эмоциями опять села на стул.
- Каблук сломался, теперь туфли только выкинуть можно, - она с досадой пнула ножкой туфлю, показывая мне причину своего расстройства.
- Жаль, - я провел рукой по лицу, пытаясь стереть ощущение паутины чужих чувств... в основном негативных, окружающих меня в этом месте. Досада Вайсы ощущалась особенно четко, но и без нее хватало неприятных всплесков. И все приходится пропускать через себя, чтобы не пропустить приближение убийц. - Купим что-нибудь на временную замену.
В ответ меня обожгло сложной смесью неверия, возмущения, упрямства и еще доброй дюжины противоречивых чувств. Так, похоже, я ляпнул что-то не то...
- Что-нибудь?.. - протянула она, глядя на меня так, будто у меня выросли рога.
- А что не так, милая? - я искренне не понимал ее. Честно. Что ее не устраивает в этом простом и логичном варианте? Купим пару тапочек, дойдет до космолета, и этого достаточно. По прилету возьмем то, что ей по душе.
- А что тут так? - ее возмущение прорвалось жаркой волной темных эмоций. - Я не ношу "что-нибудь"!
- Вай, ты же не можешь идти босиком...
Мои возражения отмели гневным пинком по многострадальной обувке:
- Не могу... Но "что-нибудь" я тоже не надену, - и демонстративно скрестила руки на груди, источая ауру гневной тихой истерики.
- И что ты предлагаешь? - О Черные Звезды, мне никогда не понять женщин с их идиотскими капризами.
- Ничего,- она решительно тряхнула головой и встав, направилась в сторону зала с терминалами...босиком.
- Бездна! Ты с ума сошла?
Тьма и все ее порождения! Я вскочил и подхватил ее на руки. Мысленно плюнув на все, вышел на сайт банка со своего встроенного терминала и расплатился с кафе. Вайсе и в голову не пришло вспомнить об этом -- моя вина. За время нашей совместной жизни я отучил ее думать об оплате в ресторанах и кафе.
- Вай, я понимаю, что ты устала и расстроена, но не надо вредничать... - я попробовал воззвать к тому, что у низших обычно атрофировано -- разуму. Вдруг повезет. В ответ она попробовала демонстративно вырваться. Градус истерического накала в ее эмоциях пополз вверх, уже обжигая мою ауру.
- Поставь меня обратно, кто тебе позволил меня хватать? - такому шипению позавидовала бы любая змея. Нет, надо перехватывать инициативу, иначе она меня доведет.
- Как все сложно с тобой. Будешь брыкаться, перекину через плечо и понесу кверху попой. - Ее реакция на провокацию оказалась предсказуемой и очень смешной. Оторопь сменилась вспышкой гнева, рука взлетела, готовясь влепить мне пощечину... комичность ее ярости по пустяковому поводу в момент, когда ее собираются убить, заставила меня искренне рассмеяться. А ведь на Элифере многие "знатоки", никогда не покидавшие планету, уверяли меня, что низшие скучны... куда там, разве с Вайсой соскучишься... пощечина вышла смазанной -- она явно растерялась.
- Прости, Вай, не удержался. - То, что мое извинение -- чистая формальность, понимали мы оба. Но ведь надо же ублажить ее феминистическую гордыню. 
Она, конечно, попробовала что-то пробурчать в духе: "Ничего смешного не вижу", но истерика явно отступила. К моему великому облегчению.
- Я люблю тебя, запомни это... - я сам не понял почему это сказал, когда мы подошли к терминалам. Что-то внутри меня, тот маленький кусочек, который отчаянно требовал воспринимать Вайсу равной, а не низшей, пожелал этого... и я не стал сопротивляться. Сложный всплеск эмоций, в основном светлых, стал мне ответом.
Я не стал опускать девушку на пол перед турникетом, просто кивнул головой, показывая ей, чтобы она достала мою карточку из внутреннего кармана. Выходить еще раз в сеть с личного терминала все-таки не стоит. А то можно было бы открыть проход дистанционно. Не люблю, когда какие-то уроды ограничивают мой комфорт, убил бы тварей.
   По прежнему Сидней. Земля.
   Вайсилайна Эйстийрнейр
Я медленно подошла к площадке для аэрошек, куда как раз опустилась одна, нежно-зеленая. Из нее, распахнув дверцу, выбрался молодой мужчина, среднего роста, но выше меня даже с учетом каблуков, с чуть резковатыми чертами лица, смягчавшимися озорным блеском карих глаз. За прошедший год я уже перестала удивляться его привычке менять цвет линз практически ежедневно, только посмеивалась иногда, что подобрал не в тон рубашке...Ветерок взъерошил черные короткие волосы, и я поморщилась, длина прически была почти единственным, в чем мы не находили согласия. Мне нравились локоны хотя бы до плеч, но мой мужчина наотрез отказывался отращивать волосы. Ему, видите ли, так удобнее... Улыбнувшись и слегка поклонившись, он предложил мне садиться. Снисходительно кивнув, я, с видом королевы всей галактики, забралась внутрь и положила сумочку себе на колени. Эсай хмыкнул и устроился рядом, приобняв меня за плечи.
- Устала, милая?
В ответ я угукнула и потерлась щекой о ткань пиджака. Если бы мне кто-нибудь еще два года назад сказал, что я подпущу к себе так близко мужчину, да еще и континентального, ни за что бы не поверила. Я всегда держала этих "дикарей"
на расстоянии, с самого прилета сюда с Венги. Холодно-презрительный взгляд и надменный вид отпугивали большинство из них, а самым глупым, на предложение поразвлечься, перечисляла способы игр " по- венговски". После этого исчезали и самые настойчивые. Так продолжалось три года, пока я не встретила Эса, Эсайлума. Я тихо рассмеялась, вспомнив нашу первую встречу - мы столкнулись у пункта вызова аэрошек, оба куда-то торопились. Он обхватил меня за талию, помогая удержаться на ногах, и мне впервые в жизни не было противно мужское прикосновение. От удивления я даже не возмутилась, не ударила по рукам наглеца. Уперевшись руками в его грудь, я прошлась взглядом по его стройной фигуре, отметив, что она как раз такая, как мне нравится у зверьков - ни капли жира, но и накачанных мышц не заметно. При этом в нем чувствовались сила и надежность, как от скалы в море. Даже странно, что такое ощущение исходило от мужчины, я была уверена, что это возможно только с женщинами. Подняв голову, я наткнулась на пристальный взгляд, в котором читались любопытство, спокойная уверенность в себе и ожидание...Интересный, очень интересный экземпляр...Никогда таких не встречала ни здесь, на Земле, ни, тем более, дома, на Венге. Осторожно, одним пальчиком прикоснулась к подбородку, потом всей ладонью погладила по щеке. Мне понравилось, кончики пальцев щекотно покалывало, но совсем не от растительности на лице, ее не было, кожа - абсолютно гладкая. Во мне шевельнулось странное убеждение: "Мой! Никому не отдам!" На лице парня мелькнуло изумление, а потом он медленно наклонил голову, словно принимая и подтверждая что-то для себя. "Как рыцарь в древности, дающий клятву верности, - подумала я, вспомнив картину в музее. - Осталось только колено преклонить..." И тут, будто прочитав мысли, он опустился на левое колено и, взяв мои руки в свои, очень нежно поцеловал внутреннюю сторону ладоней.
   * * *
   Вдруг Эсай напрягся, его рука словно закаменела на моем плече, и он рванулся к панели, переводя управление в ручной режим и резко взлетая, от чего меня буквально впечатало в сидение. Я с трудом подавила желание швырнуть парня на пол и потребовать объяснений, но отвлекать его сейчас было нельзя.
- Пристегнись, - приказал Эсай спокойным голосом, щелкая по кнопкам панели и разгоняя аэрошку до максимальной скорости.
Я скрипнула зубами, но благоразумно решила отложить разборки на время, когда нам никто не помешает, и щелкнула замочком ремней безопасности. Присмотревшись к мелькавшим под нами крышам зданий, поняла, что мы летим в сторону Космопорта, так как ничего важного или интересного там больше не было. И тут я вспомнила, как три дня назад, во время видеосвязи, мать меня предупреждала: "Дорогая, будь очень осторожна. Сти сбежала, и сейчас она на все способна..." Да уж, в способностях своей "горячо любимой" родственницы я ничуть не сомневалась, а раз ей терять нечего... Стараясь подавить зарождающуюся панику, я впилась ногтями в сумочку и стала глубоко дышать, уговаривая себя: "Все будет хорошо, мы справимся... Обязательно справимся". Как ни странно, но я почти тут же успокоилась, теплая волна прошла по телу, смывая страх и даря уверенность, что вдвоем мы преодолеем любые препятствия и проблемы. Я завертела головой, пытаясь понять, от какой опасности мы так стремительно улетаем. Между тем аэрошка уже покинула пределы города, и стало ясно, что вот этот серебристый флайер преследует именно нас. Он постепенно приближался, повторяя все маневры, когда Эс резко уходил то в сторону, то вверх или вниз. Вскоре флайеров стало трое, и они попытались вынудить нас посадить аэрошку, зажимая с боков и сверху, но мой мужчина умело выскальзывал из захвата. Поняв бесполезность подобного маневра, да и до Космопорта оставалось не так далеко, преследователи решили сменить тактику. Теперь они старались сбить нас на землю ударами о корпус. От противного скрежета металла о металл с правой стороны меня аж перекосило, благо "держать лицо" было не перед кем. Нас тряхнуло, но и только, видимо, удар пришелся по касательной. Эсай резко дернул рычаг управления вниз, уходя от атаки сразу двух преследователей, попытавшихся зажать нас между собой. Под нами, в опасной близости, замелькали верхушки деревьев, но на горизонте уже появились сторожевые вышки Космопорта. Я вздохнула с облегчением, грохнись мы в чистом поле, и все - два трупа, вряд ли нас так настойчиво "догоняли", только чтобы познакомиться...лично.
Мощный толчок слева, Эсайя буквально швырнуло на правую дверцу, а аэрошку развернуло на девяносто градусов. Меня на месте удержали ремни безопасности и активировавшаяся моментально воздушная подушка. Вот когда я мысленно поблагодарила парня за приказ пристегнуться, но это все равно не избавляло его от маленького скандала, если выживем. По дну заскребли верхушки самых высоких деревьев, и Эсай, довольно быстро придя в себя, дернул рычаг управления вверх и вправо, уводя аэрошку из-под стремительно опускающегося флайера. И снова игра наперегонки, только цена победы в ней - наши жизни.
Перед самым космопортом нас наконец-то оставили в покое, и я облегченно выдохнула. Надеюсь, сюрпризов сегодня больше не будет. Аэрошка плавно пошла на снижение, и тут нас внезапно тряхнуло так, что у меня зубы клацнули друг о друга, как только язык не прикусила. Это еще что такое? Никого же нет, в чем дело? Я завертела головой, пытаясь понять причину и не находя ее. Нда, похоже, это мы так удачно приземлились.
Выбравшись из пострадавшей аэрошки, я осмотрелась по сторонам. Преследователей в пределах видимости не наблюдалось, и это радовало, а вот необходимость задержки для оплаты стоянки раздражала. Сжав в руках сумочку, я недовольно проследила взглядом за вальяжно-спокойной походкой служащего стоянки. Явно никуда не торопясь, тот подошел к Эсу и заговорил об оплате. Скрипнув зубами и напомнив себе, что мы на Земле, я постаралась успокоиться, но сегодня мой контроль над эмоциями, похоже, взял незапланированный отпуск. Как только Эс поставил свою подпись, а служащий довольно кивнул головой и пожелал нам удачного путешествия, я тут же быстро пошла в сторону выхода. Мысленно проклиная всех нерасторопных мужчин, которым очень не хватает правильного воспитания, я не заметила в асфальте выбоинку.
- Чееерт! - внезапно подвернувшаяся нога вырвала у меня ругательство, прицепившееся уже здесь, в Сиднее, как и некоторые другие словечки. Вот мама порадуется пополнению моего словарного запаса.
Я уже почти встретилась своей пятой точкой с жестким асфальтом, когда сильные руки сжали мою талию, словно тисками. В следующую секунду меня резко вздернули вверх, и я оказалась прижата к телу, пылающему жаром даже сквозь ткань пиджака. От неожиданности попыталась вырваться, но, узнав Эса, расслабилась, позволяя нести дальше. Хм, а мне нравится такой способ передвижения, но хорошего понемножку, поэтому сразу за воротами стоянки потребовала поставить меня на землю. Мой мужчина с явным облегчением выполнил этот приказ и дернулся было в сторону терминалов с билетами. Ага, разбежался!
Первым делом, по моему настоянию, мы зашли в ближайшее кафе. Бросив сумочку на стол, я плюхнулась на стул и прищелкнула пальцами , подзывая официанта. Этот идиот подошел сначала к Эсаю, который небрежно что-то ему буркнул с недовольным видом, и только потом принял заказ у меня. Бокал свежего сока показался божественным нектаром, блаженно вздохнув, слизнула последние капли с губ и вытянула ножки, с грустью глядя на сломавшийся каблук. Эс с тревогой на кого-то оглянулся, и тут меня накрыло. Осознание, что мы чудом избежали смерти, обрушилось лавиной, перехватывая дыхание, меня заколотило мелкой дрожью так, что зубы стали выбивать барабанную дробь. Вцепившись в край стола, я пыталась успокоить бешеное сердцебиение, вспоминая уроки госпожи Найнойрии, моей преподавательницы в лагере. Постепенно мне удалось "взять себя в руки" и разжать побелевшие от напряжения пальцы. Липкий страх отступил, на его место пришла злость на свое временное помешательство, на Сти, явно устроившую мне это "удовольствие", на так невовремя сломавшийся каблук и на всю ситуацию в целом. Больше я такого не допущу! Подняв голову, я встретилась с пристальным взглядом Эсайя.
- Милая, нам надо улетать с Земли, немедленно, здесь слишком опасно...для тебя.
Я согласно кивнула головой:
- Да, мы летим на Венгу, ближайшим же рейсом, - выделив голосом "мы", я не менее пристально посмотрела своему мужчине в глаза.
Вопреки моим ожиданиям, возражений не последовало, скорее, наоборот, он выглядел довольным таким решением. Странно, очень странно, еще в начале наших отношений я заметила, что парень чутко реагирует на любые попытки ограничить его свободу, а тут сам, без особого принуждения, готов лететь на планету, где власть женщин абсолютна, мужчинам же отведена роль вещей, полезных или забавных.
Отставив пустой бокал в сторону, я встала, поправила ремешок сумочки на плече и собралась идти к терминалу, смотреть расписание, но...не тут-то было. Нога снова подвернулась, напомнив о сломанном каблуке. Как же я до кафе дошла и не упала? Плюхнувшись обратно на стул, скинула туфли. Жаль выбрасывать, тем более любимые, привезенные с собой еще с Венги, но "пациент скорее мертв, чем жив" и реанимации не подлежит. Идти босиком...нда, проблема. Я подняла голову, Эсай задумчиво - недовольно переводил взгляд с меня на туфли, потом снова на меня.
- Что случилось, Вай?
- Каблук сломался, теперь туфли только выкинуть можно, - с досадой пнула ножкой туфлю, показывая парню очевидную причину своего расстройства.
- Жаль, - он устало провел рукой по лицу, будто пытаясь снять паутину. Странно, еще полчаса назад выглядел бодрым, а теперь можно было подумать, что его вымотала схватка с несколькими противниками. - Сейчас купим что-нибудь на временную замену.
- Что-нибудь? - неверяще переспросила я, представляя, что же можно купить на территории космопорта, здесь ведь ни одного нормального магазина нет, а о возвращении в город не может быть и речи.
- Что-то не так, милая?- в голосе мужчины звучало явное недоумение.
- А что тут так?- возмущенно вскинулась я, собираясь перечислить все неприятности сегодняшнего дня, но запнулась на полуслове. А ведь он действительно не понимает всей глубины "трагедии". - Я не ношу что-нибудь!
- Вай, ты же не можешь идти босиком... - попытался вразумить меня Эс.
- Не могу... - со злостью снова пнув несчастную обувь, я сложила руки на груди и, надувшись, как шушарка на крупу, категорично заявила: - Но что-нибудь я тоже не надену.
Эсай выглядел глубоко озадаченным.
- И что ты предлагаешь?
- Ничего, - решительно тряхнула головой и встала, разворачиваясь к парню спиной и направляясь в сторону зала с терминалами...босиком.
- Бездна! Ты с ума сошла?
Сделав вид, что ничего не слышу, я гордо шла по тротуару, чувствуя, как мелкие камешки и другой мусор впиваются в кожу стоп. Надеюсь, битого стекла тут нет, иначе далеко я не уйду. Хотя далеко уйти мне и так не дали, мой мужчина подхватил меня на руки буквально через десяток шагов.
- Вай, я понимаю, что ты устала и расстроена, но не надо вредничать... Дернувшись в его руках, я попыталась вырваться, но куда там, меня держали крепко. Понимая, что меня начинает заносить и парень, в принципе, ни в чем не виноват, я, тем не менее, прошипела:
- Поставь меня обратно, кто тебе позволил меня хватать?
- Как все сложно с тобой, - Эс вздохнул. И тут же добавил то, от чего я едва не онемела от ярости: - Будешь брыкаться, перекину через плечо и понесу кверху попой.
Оторопело уставившись на наглеца, я сначала даже подумала, что ослышалась, но нет...он действительно сказал это. Он ...грозился...нести ...МЕНЯ...как какой-то мешок с картоперцей...Этого я уже стерпеть не могла. Рука сама размахнулась... Вдруг раздался негромкий, но такой веселый смех... давно Эс так не смеялся. Я вздрогнула от неожиданности, не понимая, что его развеселило, и пощечина получилась как-то смазано, почти вскользь, не причинив никакой боли.
- Прости, Вай, не удержался, - сожаления в его голосе не было ни на грош.
Я с подозрением посмотрела на парня, старательно делающего раскаивающийся вид, но подрагивающие уголки губ выдавали его. 
- Ничего смешного не вижу, - буркнула себе под нос, желание устраивать "разнос" таяло, как снег под солнцем. В его руках было так уютно, надежно, тепло, меня прижимали сильными руками к груди так бережно, что я невольно расслабилась и позволила дальше нести себя. К тому же до терминала мы почти дошли.
- Я люблю тебя, - Эс неожиданно стал предельно серьезным, от его голоса у меня мурашки побежали по коже. - Запомни это. 
Даже перед сканером турникета не поставил меня на пол, только кивнул головой на внутренний карман рубашки, где хранил карточку. Расстегнув пиджак и одну пуговку рубашки, я достала документ, попутно, не удержавшись, погладив гладкую кожу груди парня. Потом вынула из сумочки свою карту и приложила обе к сканеру. Двойной писк, и путь свободен. На нас оборачивались, но мне это было безразлично, от последних слов моего мужчины стало так радостно и тревожно одновременно. Он никогда не "бросал слов на ветер", а уж таких особенно.
  
   Тени 2
   Все еще Сидней
   Вайсилайна
Взглянув на расписание, я даже застонала от огорчения, ближайший рейс на Венгу был только ночью, а это семь часов ожидания. В свете последних событий, да еще признание Эса с просьбой запомнить... видимо, он чувствовал серьезную угрозу нашим жизням, а значит, нельзя столько времени ждать. Надо искать другой вариант. Парень поставил меня на пол и повернулся спиной, внимательно следя за снующими вокруг людьми. Я же защелкала кнопочками в поисках подходящего рейса в направлении Венги.
Так, посмотрим, куда можно улететь отсюда пораньше... Тамрис, вылет через полчаса, но не годится, слишком далеко от Венги. Фойра - совсем в другой "стороне". На Кайтор я не полечу ни за что, лучше рискну дождаться рейса на Венгу. О, вот хороший вариант, Тамир - вылет через час и посадка начнется с минуты на минуту. Так- так, что со свободными местами? Да, есть пара кают, даже удивительно, двухместная и пятиместная, семейная. Нам вполне подойдет первая, берем ее...
Я была довольна. Тамир - очень интересная планета, причем большая часть, почти три четверти, моря и океаны, из суши - небольшой материк и множество островов. Острова, что побольше, были отданы на "растерзание" туристам. Желающих посетить планету оказалось очень много - подводный мир планеты был очень разнообразен и красив. Я до сих пор вспоминала, как тетя на шестнадцатилетие Сти сделала нам шикарный подарок - неделя на одном из островов Тамира. И хотя кузина была недовольна, что взяли и меня, и всячески
это демонстрировала, испортить впечатление от "каникул" ей не удалось. Я пропадала в море почти сутками, выбираясь только поспать. Тетя смеялась, что от такой жизни у меня скоро жабры появятся, как у коренных тамиранцев. Местные девчонки были очень дружелюбными и показали мне все самые интересные места, а потом, перед возвращением на Венгу, подарили на память несколько жемчужин - черных, белых и розовых. Я хранила их в специальной шкатулке, тоже привезенной оттуда, и не показывала Сти, она-то вернулась без таких сувениров.
Лететь с Земли на Тамир трое суток, и столько же примерно, после пересадки, на Венгу, нормально. Через неделю минимум я буду дома... если не решим задержаться и отдохнуть. Лично я с удовольствием провела бы несколько дней на острове, вернее, в море...Можно даже выбрать островок поменьше, чтобы рядом никого из туристов не было, только я и мой мужчина...
От стоящего за спиной Эса буквально исходили волны напряжения и тревоги. Похоже, он опять что-то почувствовал... Это, конечно, очень хорошо, что он заранее ощущает угрозу, но, черт, теперь точно придется идти босиком, в такой ситуации на руках меня не понесут. Я покосилась на пол сзади нас. Нда, он хоть и чистый, даже ни пылинки не видно, так что не запачкаюсь, но если какой-нибудь идиот посмеет наступить мне на ногу... Я за себя не ручаюсь, пощечинами точно не обойдусь, при этом достанется и Эсу, за компанию.
Чуть слышное шипение за спиной, очень похожее на сдавленное ругательство. Так, надо поторапливаться. Я быстро набрала заказ каюты на нужном нам корабле, приложила банковскую и личные карточки к терминалу, зарегистрировавшись и оплатив полет. И вот билеты у меня в руках, а мелодичный женский голос пожелал нам: "Приятного полета!" Все, можно двигаться к месту посадки. Я обернулась к Эсу и тронула его за руку, привлекая внимание, и показала билеты. Он быстро прочитал название планеты и корабля, время отправления... Кивнул, одобряя мой выбор, и медленно пошел к выходу на взлетное поле. Я фыркнула, убрала билеты в сумочку и попыталась обогнать его, но... дернув меня за руку, Эсай прорычал: " Не лезь вперед..." В голосе парня явно звучало сомнение в моих умственных способностях. Я стиснула в руках сумочку, впиваясь ногтями в дорогую кожу, но все же приотстала, мысленно перебирая способы наказания.
В зале тем временем творилось непонятное. Вот один мужчина в толпе как-то странно дернулся и застыл, бессмысленно глядя вперед. Другой, стоявший у стены, сполз по ней и, похоже, заснул. Двое внезапно развернулись и бегом бросились к выходу, хотя до этого целенаправленно шли в нашу сторону. Еще один, буквально в шаге от нас, свалился на пол... Эсай спокойно перешагнул через неподвижное тело, а я остановилась, пытаясь понять, что же с ним случилось. Недовольный парень снова дернул меня за руку и прошипел:
- Хватит спать, не время развлекаться!
Что? Да как он смеет так со мной разговаривать? Совсем обнаглел! Только я собралась высказать этому нахалу в лицо все, что думаю о его поведении, как он буркнул:
- Оставь разборки на потом. Мы торопимся, - развернулся ко мне спиной и
снова направился к выходу. Кипя от возмущения, двинулась следом, сверля его злобным взглядом и представляя, как приковываю к кресту, беру в руку нож. Второй разрываю на нем рубашку, обнажая спину, и провожу по ней, сначала чуть нажимая острым краем ножа, как бы намечая разрез, потом сильнее, так, чтобы выступившая кровь ярко обозначила линию. Отступив на пару сантиметров, провожу еще одну - параллельно, воплощая в жизнь фразу " порезать на ленточки".
Я слегка прищурилась, рассматривая спину парня и прикидывая длину разрезов... до пояса или чуть меньше... Эсай вздрогнул и сбился с шага. И в этот момент чья-то рука обняла меня за талию, а реальный нож прижался к животу, немного ниже руки.
- Не дергайся, если хочешь жить... - хриплый мужской голос был мне знаком, и я попыталась вспомнить, где слышала его раньше. Точно, на каникулах, на Венге, несколько раз заставала Сти за разговором с обладателем этого голоса. Дома я любила ходить босиком, и мое бесшумное появление часто пугало зверьков и вызывало недовольство кузины.
Я замерла, сдерживая отвращение и ругая себя за то, что настолько увлеклась и забыла об опасности. Мысли с бешеной скоростью проносились в голове, просчитывая варианты действий, но... благополучного выхода не было. Живой я им не дамся, лучше сдохнуть здесь и сейчас, чем попасть в лапы кузины. В том, что это ее люди, сомнений не было. И прирезать себя, как кундейку, я тоже не позволю, поэтому, держа сумочку в левой руке на уровне талии, я сжала пальцы правой на лезвии ножа.
Эсай резко обернулся, от его лица мгновенно отхлынула вся кровь и исчезло всякое выражение, зрачки расширились так, что казались залитыми чернотой, из которой смерть смотрела в этот мир. Внезапно мужчина, угрожавший мне, отшатнулся, его руки обессиленно скользнули по моим ногам, раздался глухой звук удара чего-то крупного об пол, а нож остался у меня в руке, уже никем не удерживаемый. Удивленно оглянувшись, я обнаружила неудачливого похитителя, неподвижно лежащим у моих ног, словно сломанная кукла, у которой кукловод обрезал сразу все нити. Брезгливо отшвырнув нож, я осмотрела оставшиеся царапины. Слава Матери, глубоких порезов не оказалось, но несколько капель крови выступило. С трудом удержалась, чтобы не пнуть лежащее тело...
- Что это с ним случи... - не договорив, я бросилась к Эсаю, с которым тоже творилось что-то непонятное. Он пошатнулся, зажмурившись и закрывая глаза руками, пальцами сжимая виски так, будто хотел вдавить их внутрь, по щекам его потекли слезы. Парень рухнул на колени, сжимаясь в комочек. Я упала рядом, обнимая его, прижимая к себе, чувствуя, как он дрожит, словно в ознобе. В замешательстве я перебирала в голове все болезни с похожими симптомами, пытаясь понять, чем помочь моему мужчине. У него никогда раньше не было никаких приступов, он не был больным, я бы заметила... Толпа народа обтекала нас и лежащее рядом тело, брезгливо стараясь не приближаться вплотную, словно мы были заразными, но меня это полностью устраивало. Сейчас я бы растерзала любого, сунувшегося к нам. Как ни странно, но и охрана космопорта
не торопилась выяснить, что же происходит у них под носом, спят, что ли...
Через несколько минут Эсай приподнял голову, не открывая глаз, вытер мокрые щеки и попытался встать. Я разжала руки, выпуская его из объятий, но готовая в любой момент подхватить, если понадобится. Слишком слабым и беспомощным выглядел парень. Со второй попытки, опираясь на меня дрожащими руками, он все же поднялся, и мы медленно направились к выходу. Сумочку я все так же сжимала в левой руке, правой обнимала за пояс своего пошатывающегося мужчину. Потрепанные, но живые мы покидали "поле боя".
Когда мы подошли к стоянке аэрошек, Эсай уже вполне твердо держался на ногах. Забравшись внутрь, я ткнула кнопочку, указав название нашего корабля, и аэрошка полетела к месту посадки. Обернувшись, с тревогой посмотрела на все еще бледного парня, сидевшего с закрытыми глазами и массировавшего виски.
- Что с тобой? - я села рядом с Эсом, но он дернулся в сторону.
- Заткнись, без тебя все прекрасно, - раздраженно прошипел парень, а я на минуту онемела. Это он мне ...такое...сказал?
- Чтоооо?
- Ничего, если бы некоторые "особо умные" меньше мечтали и больше обращали внимание на то, что происходит вокруг...
Я буквально задохнулась от возмущения, подбирая слова для достойной отповеди. Быстро пересев на другое кресло, подальше от Эсая, попыталась остыть. Устраивать скандал в аэрошке... нет, до такого я не опущусь, хотя желание выплеснуть гнев просто зашкаливало. Несколько глубоких вдохов и прикушенная до крови губа немного охладили мой пыл, но лишь немного. Да, нервы совсем ... никуда, дома придется серьезно заняться тренировкой самообладания, иначе наши милые дамы меня "сожрут" и не подавятся. А для "сброса" негативной энергии надо завести зверька. Я покосилась на имеющуюся кандидатуру... Через пару минут аэрошка мягко опустилась перед трапом корабля, и я пулей вылетела из нее, вихрем пронеслась по трапу, затормозив только перед встречающим пассажиров стюардом. Раздраженно дернула замочек застежки на сумочке, раскрыла ее и достала билеты. Сунув их под нос стюарду, заметила его удивленный взгляд. И куда это он уставился? Так, нечего на мои ножки смотреть, ну и что, что босые... Вот только вякни что-нибудь... Видимо, прочитав по моему лицу обещание долгой и мучительной смерти, бедняга с трудом сглотнул и жестом показал мне дорогу к каюте. Гордо задрав нос, я уже неторопливо прошествовала в указанном направлении, даже не обернувшись на Эса. И только попытавшись открыть запертую дверь каюты, поняла, что не взяла ключ. Вот... я хотела пнуть злосчастную дверь, но вовремя одумалась, не хватало еще ногу отбить. За моей спиной раздалось покашливание, похожее на смешок. Я резко развернулась и посмотрела на своего мужчину. Он демонстративно вертел на указательном пальце карточку - ключ. Шагнув в сторону, я позволила открыть дверь.
   Эсайлум
Я выбрал информационно - платежный терминал, перед которым не было людей, и поставил Вайсу. Пусть смотрит рейсы. К счастью, внутри залов и на
посадочных площадках космопорта уже установили "умные" полы, которые поглощают грязь. К моему удивлению, когда я прибыл на Землю, то обнаружил, что эту технологию практически нигде не используют в общественных местах. С чем это связано, не понимаю. Да оно мне и не так интересно. Всегда находились более важные дела... как сейчас...
Наблюдая за окружающими и эмпатически "прощупывая" пространство, я чуть не рычал от безвыходной злобы. Как все неудачно складывается. Ну почему все это не могло произойти хотя бы на неделю-две позднее? В новой инкарнации шиш бы столь простое усилие заставило закрыться канал к Покровителю. Но сейчас, когда это воплощение стоит на грани смерти, возможности физические и особенно ментальные ослаблены в разы. Проклятые низшие, не могут даже дать умереть спокойно! Клянусь тем, что у меня есть вместо души, Стийрийва дорого заплатит за эту попытку вести свою игру. Посмертие Тысячи Болей для нее станет счастливым избавлением от мук той жизни, что ее ждет.
Я чувствую, как холодные огни чужой равнодушно -- безжалостной жажды смерти один за другим загораются на краю сферы моего восприятия. Бриганты -- убийцы. Они ждут. Знают, что мы неизбежно придем в космопорт. У нас нет иного выхода. Рейсы на Венгу и ближайшие к ней планеты с Земли стартуют только с трех из двенадцати космопортов -- Сиднейского, Московского и Квебекского. До Квебекского и Московского мы точно не долетим -- перехватят по пути.
Будь я на Элифере, мне было бы странно, что в столь защищенном от террористических угроз месте, как космопорт, убийцы могут иметь хоть малейшую возможность действовать. Но это Земля. Одна из самых важных и развитых планет человечества. И одновременно одна из самых противоречивых. Да, здесь, как и во всей Ойкумене, в космопорте стоят всевозможные системы слежения и предотвращения. Но в то же время, если бригант из отряда самоубийц и не планирует массовый теракт -- у него есть шанс. И серьезный. И даже есть вероятность выжить... более того, уйти не попавшись. А Стийрийва послала за нами лучших, я уверен в этом. Вернее, за Вайсой -- ей нужна только ее смерть или пленение.
А Вайса все копается возле терминала, будто не за ее головой идет охота. Интересно, она чем, вообще, думает? Один из холодных огней стал быстро приближаться, слишком целенаправленно, чтобы это оказалось простой случайностью. Тшетш! Уже не один. Не меньше пяти точек -- противников сдвинулись с места в нашем направлении. А судя по эмоциям моей девушки, она предается каким-то приятным воспоминаниям. Злое еле слышное шипение сорвалось с моих губ. Ненавижу ограниченных низших. А тут еще эта чертова мигрень, никак не проходящая, как назло.
Идите, голубки, как только закончит копаться моя обожаемая низшая, я пойду вам навстречу... даже умирающий аватар Крылатого повелителя сможет подарить вам поцелуй Бездны, которой вы уже скормили ваши ничтожные души. Теперь она получит вас полностью! - я отчетливо понимал, что последние мысли спровоцированы энергетиком. Но меня это не волновало. Плевать на их пафосность, ведь в сути своей они верны.
Легкое прикосновение к руке заставило меня взглянуть на Вайсу. Она показала билеты. Тамир... что же, неплохо. Моя могила будет в красивом месте. Болезненная улыбка тронула мои губы, уже когда я пошел вперед, всей аурой ощущая приближение убийц. В голове медленно, но верно пульсировала боль. Психическая сила ленивыми потоками аккуратно распределяется по чакрам, принимая в себя яд энергий Бездны, таящихся в глубинах моей сущности.
И тут моя девушка продолжила цепь своих глупостей, на которые сегодня она щедрее обычного. Убрав билеты в сумочку, эта... с инстинктом профессионального самоубийцы вознамерилась меня обогнать. Видимо, чтобы точно собрать в себя весь тот острый пластик, что бриганты хотят в нее воткнуть. Молодец, что еще сказать?
- Не лезь вперед... - Сила изменяет звучание моего голоса, превращая его в рычание, но интонации сомнения в здравости ее рассудка принадлежат мне. Как и рука, практически отбросившая полыхнувшую гневом женщину мне за спину. В единственное не перекрытое убийцами место.
Психическая энергия вскипает во мне волной противоречивых чувств и болью. Ловлю в "мысленный прицел" один из "холодных огней" и сдавливаю его огнем ненависти и презрения.
Ничтожество, червь, смертный хлебоед, прах перед Высшим -- образы моего отношения к нему пламенной волной ворвались в практически беззащитный разум, ломая его, разрушая внутренний мир. И не подготовленный к такому испытанию рассудок надломился. Потеряв связь с реальностью, первый бригант дернулся и застыл, не видя и не слыша ничего, что происходит вокруг, охваченный переживанием собственной незначительности. И я сразу же атакую второго. Стоящий у стены парень сам подставился -- посмотрел мне в глаза. И тут же получил жесткий ментальный приказ: "Спать!"
Два молодчика, целенаправленно идущие к нам, стали следующими жертвами. Из моей ауры вырвались два тщательно сберегаемых на такой случай конструкта и впились в головные чакры убийц, насылая на них дикий иррациональный ужас, усиливающийся с каждым шагом в моем направлении. Не прошло и половины минуты, как они, едва не крича от страха, бегом бросились к выходу.
Единственного из них, хоть как-то защищенного от метального воздействия, я перехватил уже рядом. И без особых изысков сделал телекинетическую подножку, и тем же телекинезом помог ему посильнее удариться головой при падении. Мысленная защита выдержала -- видимо, какой-то амулет, а вот череп нет. Если врачей вызовут вовремя, то еще могут спасти. Скорее всего, даже инвалидом не станет.
Телекинез добил мою дурную голову. Я в нем никогда не был силен -- не мой талант, и его применение всегда сопровождалось большой тратой энергии. Которой мне и так не хватает. Такое впечатление, что у меня вместо мозга поселился еж и теперь, распушив колючки, чешет спину о череп изнутри. Йё-арре, как больно-то... Только бы слезы не потекли, такой позор будет, упаси Бездна.
Отвлекшись на свои страдания (нашел время, да?), я не сразу сообразил, что
Вайса с какого-то переляху остановилась. Мастер, я уже не могу с этой женщиной, она, что, специально сегодня тупит? Ведь обычно же вполне нормальный человек.
Увы, но мастер -- Покровитель меня не услышал.
На этот раз я даже не попытался скрывать свое раздражение, когда дернул ее за руку:
- Хватит спать, не время развлекаться!
Уже привычная вспышка гнева в ответ на мою бесцеремонность, гордо вскинутый подбородок... мне явно сейчас начнут выговаривать, что я мужчина, не имею права касаться высшего существа -- женщины... очередной феминистический бред, короче. Люди умеют придумывать удивительно утомительную чушь и потом верить в нее всю жизнь, отравляя существование всем нормальным разумным.
- Оставь разборки на потом. Мы торопимся, - я оборвал еще не начавшуюся возмущенную тираду.
И пошел дальше, точно зная, что она идет за мной. Кипящая волна возмущения, злобы, оскорбленной гордости и жажды моей боли огненным языком "ласкает" мою ауру, вызывая новые спазмы головной боли.
О, Эру Всевышний, ну почему с женщинами так сложно? Чем сильнее девушка, тем больше у нее тараканов в голове. Иногда я ненавижу своего мастера за то, что он изменил изначально заложенную в меня гомосексуальность и дал возможность и желание обращать внимание на женский пол. Насколько все проще с парнями. Их я хоть иногда могу понять. А иногда за то же его благословляю -- без этого изменения я бы не знал очень интересной грани человеческого бытия.
Что?! Я сбился с шага. Пламенное возмущение моей личной феминистки изрядно мешало сканированию пространства, но... какого тшетша в бесконтрольно выбрасываемой ею психической энергии отзвук ахэор -- Силы Бездны?! Это же невозможно, она обычный человек. С некоторыми особенностями, но ничего, что могло бы дать ей привкус Эхес ура, в ней нет. Что за дрянь творится?
Чуждая этому миру Сила, смешавшись с ее гневом, пробила мою не успевшую раскрыться защиту и "подарила" мне мысль -- видение, в котором Вайса резала меня на ленточки... Неблагодарная шуффа. Зрение на миг отключилось, и в этот момент я наконец-то ощутил подобравшегося, защищенного мощнейшим амулетом врага...
В отчаянии я обернулся, но уже поздно... Седоватый мужик уже почти нежно за талию обнимал эту проклятую дуру, своей гневной истерикой помешавшей мне его ощутить вовремя. В его руке нож... наверняка отравленный... И он защищен слишком хорошо, амулет развеет даже телекинетическое воздействие. Без мастера я ничего не могу с ним сделать с помощью Силы. Почти ничего...
Это запрещено, это опасно -- моя последняя мысль перед тем, как я сделал самую большую глупость из всех, что мог... единственное, что могло помочь...
- Вейр, - еле слышный выдох -- команда. "Умри" на языке Крылатых. Мир обращается в черно-белый негатив, когда серые нити смертельного проклятия
разъедают изнутри ауру бриганта, даже не замечая защиты амулета...
Боль всепоглощающая, торжествующе -- алая взрывает виски и огненным жезлом бьет в верхнюю часть черепа, рвет изнутри глаза, будто не в силах решиться, что ей сделать с этими игрушками, мгновенно обожженными не столь уж ярким светом -- затащить внутрь к плавящимся мозгам или выбросить, выдавить наружу...
Я почувствовал, что оседаю, что по щекам бегут ручьи слез, но не смог даже устыдиться, что так опозорился, столь явно показав свою слабость. Боль отката затмила собой все, и я рухнул на пол, отчаянно зажимая глаза руками, впиваясь пальцами в виски...
Вайса пыталась меня тормошить, обнять... и периодически задевала ненароком голову, вызывая новые молнии кристально -- чистой боли. А у меня даже не было сил, чтобы отодвинуть ее. Сказать же невозможно. Нельзя признавать слабость перед низшим существом. Высший способен один справиться с любым страданием, если рядом нет равного ему. Это аксиома, впечатанная в мою плоть и кровь еще в пробирке, где я зародился.
Я не знаю, сколько это продлилось. Мне показалось, что многие часы. Но время в таком состоянии -- понятие относительное. На самом деле прошло вряд ли больше нескольких минут. Постепенно я смог начать снова мыслить более - менее связно. Моя потрепанная откатом от ментального убийства аура начала расправляться, проявляясь из тела, куда ее буквально вдавила волна некротической энергии. И на нее, еще не отошедшую от шока, почти беззащитную, как песчинки на белый ковер посреди самума, начали "налипать" чужие эмоции -- серые, с яркими всплесками черного и цветного, оборванные... чуждые. Это все равно, что тонуть в болоте, ощущая, как противная жижа медленно, но верно, дюйм за дюймом, поглощает тебя. Мерзость...
"Размышления" на посторонние темы помогают сконцентрироваться, слегка отстраниться от эссенции страдания, взламывающей бастионы воли. Слезы сами собой сошли на нет и перестали течь, только неприятно стягивающие подсыхающие дорожки выдают минуты моей слабости. Черные Звезды, мой позор видели сотни низших, ну что за мерзость! Их мнение для меня меньше, чем ничто, но... от самого себя не утаить, что я оказался недопустимо слаб. Не смог скрыть боль, пока не оказался в одиночестве, как подобает истинному Высшему. Это плохо, недопустимо плохо. Это нужно исправлять, если я не хочу еще больше унизиться перед смертью. А я не хочу.
Вайса продолжает хлопотать надо мной. В кои-то веки она не строит из себя всемогущую госпожу. Даже странно, что я так отстраненно думаю об этом. Мне ведь всегда нравилось, когда она забывала о своей роли "домины" и становилась обычной девушкой, и не пыталась доказывать эти нелепицы про главенство женщин и их право наказывать мужчин. Но сейчас... я слишком устал. И не могу забыть или хотя бы простить ей то, что вся эта боль, весь риск ее смерти -- только ее вина. По своей глупости она подставила нас обоих, пытаясь навязать свое господство в тот момент, когда не должна была меня отвлекать. Надо будет подумать о достойном наказании низшей, которое
поможет ей исправиться. Это моя обязанность, как ее Старшего. Но об этом после. Сейчас надо собрать бунтующий организм в кулак, встать и идти. Я разгромил посланных за нами бригантов, но вдруг кто-то уцелел и готовит новое покушение. Маловероятно, но закон подлости работает всегда неожиданно и в самое неудобное время.
Встать я смог только со второй попытки. И то, чтобы идти, пришлось опираться на Вайсу, используя ее в качестве своеобразного подобия костыля. Хорошо хоть она прекратила фонтанировать негативом, и без того прикосновение чужой ауры к моему потрепанному тонкому телу оказалось не сказать чтобы приятным. Так и должно быть после смертельного проклятия, но здесь и сейчас мне от этого как-то ничуть не легче. Хочется забиться в темное место и никого не видеть. Это пройдет. Достаточно быстро. По абсолютному времени. А по моим ощущениям для этого потребуется вечность. Хорошо хоть могу контролировать себя и не так сильно выдавать, насколько мне плохо, перед низшими. Небольшой повод для гордости, но хоть так. Мне сейчас нужен любой, чтобы найти силы продержаться, пока не станет лучше. Силы, которых почти нет.
Когда мы вышли к стоянке аэрошек для перевозок внутри космопорта, я уже даже мог не цепляться, как плющ, за Вайсу. Чем тут же воспользовался, отстранившись и перестав обжигаться об чужую ауру. Как же это чудесно. Все равно, что отодвинуться от раскаленной плиты. Сев на кресло аэрошки, я задернул штору и закрыл глаза, собираясь немного помедитировать. Сейчас уже можно самому вмешаться во внутренние процессы, подтолкнуть восстановление. Пальцы легли на виски, аккуратно массируя их, а я внутренним взором скользнул вглубь своего тела, обозревая масштабы повреждений.
И только я настроился, Вайса решила проявить заботу. Не найдя ничего умнее, как сесть рядом, да еще и придвинуться. Ауру моментально как огнем обожгло, выкидывая меня из медитативного транса. Тшетш фар, больно-то как -- я с трудом сдержал вскрик.
- Что с тобой? - Ее голос полон заботы, но обжигающее прикосновение ее тонкого тела причиняет все большую боль, заставляя меня срываться на шипение:
- Заткнись, без тебя все прекрасно. - Шетш, выдержки совсем никакой. Веду себя, как низший... плевать, лишь бы она отодвинулась. Совести погрызть себя дам позднее.
Она буквально полыхнула неверием, гневом, злостью...
- Чтооо?!
- Ничего, если бы некоторые "особо умные" меньше мечтали и больше обращали внимание на то, что происходит вокруг... - наконец-то я высказал все, о чем думал с момента, когда увидел ее в руках бриганта. Еще одна вспышка возмущения мне в ответ, и она резким движением отсела к противоположному борту аэрошки. Слава Черным Звездам. На несколько минут настала благодатная тишина, давая мне возможность разобраться со своим организмом.
Будь это физическая болезнь, мне бы пришлось в десятки раз сложнее. Но последствия энергетических повреждений я могу хоть немного нивелировать.
Перераспределить энергетические потоки, распутать сбитые в неаккуратные комки аурные каналы, направить регенерационные ресурсы организма к обрывам. Работа неприятная, но привычная -- на Элифере этому учится каждый ребенок.
Естественно, что до посадки я не успел сделать многого. Но и этого хватило, чтобы чужое присутствие перестало меня обжигать.
Вайса вылетела из аэрошки, будто за ней гнались все драконы Эхес ура.
Босиком взлетела по трапу, затормозила перед стюардом и, взглядом пообещав ему все муки ада, -- бедняга, вначале изумленно уставившийся на ее ноги, даже побледнел под пламенным взором разъяренной фурии,- показала ему билеты. Судорожно сглотнув, он жестом показал нам, куда идти.
В отличие от взбешенной девушки, я вежливо ему улыбнулся -- а что, он симпатичный малый, хоть и не в моем вкусе, - и забрал ключи от каюты. После чего без труда догнал нарочито гордо и медленно шествующую Вай. Кого на этот раз изображала моя низшая, я даже не стал гадать. Хоть Стайронскую императрицу пусть строит из себя. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы дом не ломало. Тшетш, а ведь мне сейчас предстоит не самое приятное выяснение отношений с ней. В условиях отсутствия связи с мастером -- это не самое приятное дело. Что за жизнь, даже умереть спокойно не дадут, йе'фарре рех!
Мы остановились перед дверью нашей каюты -- номер четырнадцать -- число драконов. Дай Бездна, чтобы это стало счастливым предзнаменованием. И тут до Вайсы дошло, что она не взяла ключи... которые я машинально кручу на пальце. Сделав движение, будто собралась пнуть дверь, она замерла растерянным тушканчиком. Гордыня явно не давала ей признаться в своей оплошности, выхода из положения тоже не было. До чего же она бывает смешной.
Скрывая смех, я вежливо кашлянул. Взглядом, которого я удостоился, можно было убивать василисков. Но все-таки здравый смысл на миг взял верх, и она отодвинулась, позволяя мне открыть дверь каюты.
  
   Тени 3
   Вайсилайна, космолет "Тамирана"
Войдя в каюту, мужчина внимательно осмотрелся, как-то небрежно кивнул мне головой и направился к кровати, стоявшей у противоположной стены. Не веря своим глазам, стоя почти на пороге комнаты, я проследила, как Эс обогнул стол около достаточно большой, втроем уместиться можно, кровати и сел на нее. О, Матерь Всего Сущего, дай мне терпения! Этот наглец перешел все границы приличного поведения не только по меркам Венги, но и Земли. Выдернув карточку - ключ, хлопнула дверью. Краем сознания отметила, что щелкнул замок, теперь нас никто не потревожит. Сдернув с плеча ремешок сумочки, швырнула ее на стол вместе с ключом, почти подбежав к парню, схватила его рукой за подбородок, приподнимая лицо вверх, замахнулась второй и влепила пощечину с такой силой, что на коже остался отпечаток моих пальчиков.
- Как ты смеешь так со мной разговаривать, что ты себе позволяешь, мужчина?
В его глазах вспыхнуло пламя гнева, впрочем, почти сразу погашенное волевым усилием.
- Что опять не так?- В голосе Эса все же прозвучали нотки раздражения.
- Сейчас я объясню тебе, что не так...- наклонившись к нему, прошипела в лицо.- Ни один мужчина, ты слышишь, ни один не смеет разговаривать со мной так...- Аж задохнулась от возмущения.- Так пренебрежительно.
- Давай отложим выяснение отношений до утра, - спокойно предложил этот наглец, - я вымотался, будто на мне цемент возили.
Не знаю, что такое цемент, видимо, очень тяжелый предмет, но сейчас я хочу получить ответы на свои вопросы, и мне все равно, насколько Эс устал.
- Нет, мы "выясним" все немедленно, я не собираюсь ждать до утра,- выпрямилась, но подбородок парня сжала еще сильнее, не позволяя отворачиваться.
- Ну, начинай, - он подчеркнуто смиренно вздохнул. - И поторопись - нам еще нужно поспать.
- Не смей мной командовать, никогда. На Венге мужчина - раб, послушная вещь своей госпожи, и тебе придется научиться мне подчиняться, во всем, - почти прорычала, казалось, от меня пар скоро повалит от гнева.
- Если ты будешь истерить на каждом шагу, до Венги мы живыми не доберемся, - он как-то слегка нажал на мою руку, и она упала плетью, выпуская его подбородок.
- Я не "истерю",- высокомерно вскинулась я,- а всего лишь требую приличного поведения...
- Хорошо. Я нагрубил тебе, извини, - покладисто произнес Эс, тихий вздох я едва расслышала.
- Извини? На Венге за более легкие проступки наказывают плетью, запомни, мне бы не хотелось часто доставать ее...- его слова ничуть не остудили меня.
- Мне не интересно, что вы делаете с рабами, - его пальцы сами сложились в знак, который, как мне уже было известно, означал презрение.
- А вот это зря, потому что то, что мы делает с рабами, ожидает и тебя...- я подошла к столу и взяла в руки сумочку.
- С какой это радости?- неподдельно удивился парень.
- У тебя вдруг пропал слух, или с памятью проблемы начались? - притворно - озабоченно огорчилась я.
Не став даже отвечать, он снял изрядно пострадавший сегодня пиджак и с нескрываемым отвращением бросил столь нелюбимую им вещь рядом с кроватью.
- Значит, проблемы со слухом,- сделала вывод я и покачала головой, раскрывая сумочку. Достала любимые наручники, которые всегда носила с собой и вернулась к своей "ходячей проблеме". Мужчина с задумчивым видом массировал левое запястье.
- Будем лечить твою внезапную глухоту ... наглядным примером. - Я протянула наручники: - Надень их на себя, сам.
- И не мечтай...- взгляд Эса буквально полыхнул гневом, а руки сжались в кулаки. У меня появилось ощущение, что он меня сейчас укусит, и с трудом
удержалась от желания отдернуть руку. А в голове мелькнула картинка дикого пса на привязи, которому хозяйка пытается надеть намордник.
- Ты будешь мне подчиняться, добровольно, или тебя заставят, - я помрачнела, вспомнив методы, применяемые к строптивцам. - Ты будешь чудесно смотреться распятым на дыбе, с анфаллосом в попке и стек-фаллосом в члене, - от нарисованной картины меня кинуло в жар... это было одним из любимых развлечений дома.
- Кровь все-таки берет свое, - при этих словах он порывистым движением поднялся на ноги, - ты такая же сука, как твоя сестричка Сти, такое же ничтожество, не способное любить.
- Сти? Что ты знаешь про нее и откуда? - я невольно отшатнулась, подозрительно глядя на парня, про свою семью я почти ничего не рассказывала, тем более про Сти, и сейчас ее имя неприятно резануло слух, а сравнение возмутило.
- Как я могу не знать ту, которая заказала и оплатила мое рождение? - он саркастически усмехнулся. - У нее, кстати, были весьма похожие на твои мечты... тшетшевы венгские дуры... вас, как под копирку, печатают - одинаковые желания, одинаковые мысли... чтоб вам всем сгореть синим пламенем.
- Так, стоп, - я прикрыла глаза ладонью, пытаясь успокоиться и начать думать трезво, - вот с этого момента - " заказала и оплатила..." рассказывай все и подробно. - Раз и здесь замешана Сти, ничего хорошего можно не ждать.
- Да иди ты к черту! - он отвернулся и стал расстегивать рубашку.
- К черту? - саркастически переспросила я. - Зачем мне к твоему родственнику, если ты рядом?
- Эти предатели драконам не родня.
- Драконам? А при чем тут какие-то драконы? - я с подозрением снова уставилась на парня, уж не повредился ли он в уме, от перенапряжения за сегодняшний день... только этого еще не хватало, возиться с сумасшедшим, или он меня за дуру принимает, "зубы заговаривает"? Рубашка полетела вслед за пиджаком. Не соизволив ответить, этот ублюдок ушел в душ, щелкнув замком. С трудом удержавшись от желания попинать дверь ванной и высказать этому наглецу все, что он заслужил, я опустилась на кровать. Мысли теснились в голове, не умещаясь и грозя жуткой головной болью. Сделав несколько глубоких вдохов, я решила все "разложить по полочкам". Итак, что мы имеем на данный момент... Во-первых, покушение, организованное "любимой" сестренкой, этот факт не вызывал сомнений. Во- вторых, уцелели мы только благодаря Эсу и его ну очень странному поведению, причем, за спасение он явно заплатил не менее странным приступом. Слишком много непонятного для клона с просто эмпатическими способностями, я должна выяснить у Эса все, начиная с заказа Сти и до событий сегодняшнего дня. И еще, если он ее "раб", почему защищал меня? Немного успокоившись, я подошла к имитации окна, на подушке кровати остались лежать наручники, демонстративно...
   Эсайлум
Ненависть... мало что сравнится с силой этого воистину всемогущего чувства.
Ненависть способна разрушать и творить, ради нее убивают и рожают детей... - начальные слова "Осознания ненависти" - древнеэлиферской литании холодными каплями зимнего дождя падают в раздраженное сознание, возвращая ясность мысли, гася ярость, очищая от негативных эмоций. Нажатием нескольких клавиш на спроецированной панели управления выставил любимую температуру и силу напора воды, отрегулировал вентиляцию. Люблю цивилизацию, что ни говори. Даже такую достаточно примитивную, как земная. Усмехнулся своим мыслям, раздеваясь и аккуратно укладывая одежду на предназначенное для нее место. Девять из десяти моих собеседников покрутили бы пальцем у виска, услышь они такое определение в адрес достижений Земли. Но как можно по-другому назвать технологии, подобные которым на Элифере перестали использовать еще сотню тысяч лет назад?
Ярость, вызванная идиотскими требованиями неразумной девчонки, быстро сошла на нет, сменяясь усталостью и тоскливой ностальгией. Обычные чувства перед сменой воплощения. И всегда до боли одинаковые. Все преходяще и суета сует. Пройдет и эта жизнь, и эта любовь... наверно...
Элифер... моя любимая Родина, как же я по тебе скучаю. Я не увижу тебя больше никогда в этой версии, да и в следующей вряд ли получится на тебе побывать. А так хочется вновь часами нырять в гаванях Вэльсори, летать в твоих небесах, ощущая прикосновения твоего разума, купаясь в благодати Крылатых, окутывающей тебя подобно искрящемуся туману. И хоть на несколько минут забыть, что вокруг тебя злой и враждебный мир, который мечтает о твоей гибели...
На Венге все будет не так. Придется склоняться перед теми, кто того не достоин. Играть роль раба, пусть и привилегированного, постоянно не давать Вайсе забыть, что это всего лишь игра, и каждый момент ожидать ее предательства. Вряд ли она сможет в родных стенах смириться с независимым мужчиной. А как карают за измену Крылатые, я видел... жаль, что я застыл между реальностей. В итоге Вайса мне не безразлична, но сказать, что я люблю ее... будет ли это правдой? Ведь если мастер прикажет мне, я без колебаний убью ее. А любовь заставила бы меня восстать против такого приказа... наверно. Любил ли я вообще кого-нибудь в своей жизни? Или все это просто привязанности, которые не имеют подлинной глубины?
Вопросы, вопросы, вопросы... лишенные ответа, непонятно, имеющие ли смысл. Низшие еще бы добавили, что "не достойные нормального брутального мужчины". Но мне нет дела до их предубеждений и фанаберий. Никакого. Чувства -- это самое важное, что дано разумному. Таково Первое правило разума, выведенное на моей родине. Они определяют реальность и приложение интеллекта и сил. Творят и разрушают. Поэтому пренебрегать ими, все равно что пренебрегать фундаментом дома, заботясь только о стенах, крыше и отделке, столь же преступно и нелепо.
А я сейчас не могу разобраться в том, что чувствую. Равно, как и в том, что же для меня значит Вайса -- женщина, которая была навязана мне моим мастером, а в итоге чем-то затронула мое сердце. Иногда мне кажется, что проще всего
сделать из нее "куклу", полностью сломать ее волю и подчинить себе. И тем вырвать из себя всякие противоречия. Мир станет скучнее и серее, зато не будет этих внутренних сомнений. Даже не знаю, что меня останавливает вот уже два года... две версии подряд. Я смог бы это сделать даже без помощи мастера. За несколько дней. Но не делаю. Даже странно...
Я помню четыре года, что провел без нее... может поэтому? Было интересно, но четыре первые версии чувствовали себя... не полными... да - это самое лучшее определение. Будто чего-то не хватало, какой-то части себя.
Но моей седьмой версии придется непросто на Венге. Даже без учета царящего там феминизма. Сложно будет и с парнями. Мало того, что они рабы... у них и собственная культура построена на иерархии. И ее сексуальном выражении. Примитив. Так ограничивать собственные возможности наслаждаться жизнью и тем же сексом, ради какого-то выражения доминирования над такими же рабами, как и ты... мне это искренне непонятно. Но я уже смирился с тем, что неразвитые разумные чаще всего создают себе и окружающим неудобные оковы из не имеющих ничего общего со здравым смыслом правил.
Утром все станет проще -- восстановится связь с мастером. Вернется ощущение целостности. Утихнет боль...
Кстати, о боли. Что-то меня сильно потянуло на философию под теплыми струями душа. В итоге разленился и сам не заметил. "Высший, высший", а сам предаюсь посторонним размышлениям, когда на счету каждая минута, будто совершенно не умею рассчитывать свои действия. Аурные повреждения -- они же ждать не будут, пока я подотру слезы и сопли.
Тшетш фар! Уже первый взгляд на внутренние каналы показал, что проленился я непозволительно долго. Еще несколько минут назад для восстановления можно было сделать намного больше. Нет, слава Бездне, что скоро смена версии -- у этой явно выраженная утечка мозга... с предварительным разжижением оного. Тшайд'рех! Да, еще десять минут назад можно было попробовать сделать так, чтобы я смог обойтись без второй дозы "Лейатом". А сейчас уже никак...
Ну, я и идиот... да на Элифере трехлетку, допустившего такую ошибку, наставник бы так гонял, что тот не знал бы куда деться. А этой монаде (так называют модели, подобные мне, меняющие тела) уже семь лет скоро будет. Не говоря уже об ускоренном метаболизме, взрослом (теоретически) разуме и том, что само тело тоже сделано по шаблону "парень 24 биологических лет". И такой косяк.
Пальцы легли на браслет, вливая в организм еще одну порцию энергетика. Вторую из двенадцати.
Невозможно, начав принимать "Лейатом", остановиться. Но уже двенадцатая стандартная порция -- смертельна. Даже для столь крепкого организма, как мой. Подозреваю, что для той же Вайсы и первая сразу была бы чистым ядом. Поэтому сей энергетик не принимает никто, кроме смертников. Он дает прилив энергии, лечит почти любые повреждения и болезни, помогает лучше мыслить. Но цена слишком велика. Для любого, кто планирует прожить больше трех -- пяти дней. Я, к счастью, не планирую. Зато целительное воздействие стало видно сразу. И намного проще теперь распутывать поврежденные аурные
каналы.
Через пару часов под воздействием энергетика все восстановится - "Лейатом" способен, без шуток, возвращать к жизни свежие трупы, главное, чтобы все части тела в кучке лежали. Ненадолго, в силу своей специфики, конечно, но все же. А уж такую "мелочь" быстро починит. И тогда я смогу частично разблокировать ауру. И вновь ощущать чужие эмоции в полную силу, а не как сейчас -- будто сижу в глубоком подвале и прислушиваюсь к шепоту со второго этажа.
Впереди продолжение разговора с Вайсой... посмотрим. Надеюсь, она не будет слишком сильно выступать. Вряд ли, но все-таки. Она ведь тоже устала сегодня. Посмотрим. Время покажет. Причем самое ближайшее, ведь мне скоро выходить.
   Вайсилайна
Мужчина в одних боксерах вышел из душа и, стараясь незаметно опираться на стену, подошел к кровати. При взгляде на наручники поджал губы - в имитации окна все хорошо отражалось, и я наблюдала за Эсом, ожидая его реакции. Наручники полетели на пол, к пиджаку. Вот строптивый придурок... я обернулась к нему, предчувствуя, что его еще воспитывать и воспитывать, хотя бы до приемлемого уровня. Тяжело вздохнув, я оглядела парня, его тело пестрело наливающимися синяками, кое-где даже были царапины, как только умудрился их получить, в пиджаке-то. В душе шевельнулось что-то похожее на сочувствие, досталось ему сегодня сильно, недаром выглядит измученным, но я задавила в зародыше столь неподходящее сейчас чувство. Мне необходимо быть твердой, хладнокровной и получить нужные ответы, а бонусом будет его послушание, хотя с этим у нас явные проблемы.
- Подними и положи на место, - в моем голосе был только категоричный приказ, никакого намека на другие чувства.
- Мне мусор в постели не нужен, - он откинул одеяло, явно собираясь спать. Ну-ну...
- С какой это стати одна моя вещь считает другую мусором? - я по-хозяйски оценивающе смотрела на парня.
- Все мы вещи божьи, - с насмешкой бросил он, сев на кровать.
- Мне нравится, когда меня называют богиней... - ехидство все же прорвалось в мой голос.
- Я видел богиню. При всем уважении к тебе, до нее тебе далеко. Так что, извини, - он мечтательно посмотрел сквозь меня, будто видел нечто прекрасное. - Самое большее - одна из младших ее служительниц.
Я пожала плечами, вот уж кем я не буду, так это служительницей, да еще и младшей. Но слова "видел богиню" обеспокоили, это что, еще один признак сумасшествия? Сначала дракон, теперь богиня... ох, не нравится мне такая компания. И надо ли тогда тащить его с собой на Венгу? Как бы там хуже не стало. Нахмурившись, я пыталась решить для себя проблему, но... выяснить все странности все равно надо.
- Ну и Матерь Всего Сущего с твоей богиней, меня полностью устраивает моя внешность,- и мысленно добавила: " особенно на Венге".
- Если думаешь, что божественность - во внешности... твое право, но это глупо, - он слегка дернул плечом и поморщился.
- Оставим тему божественности на потом, сейчас есть более насущные проблемы, - я решила действовать постепенно.
- Например, выспаться, - Эс сделал еще одну попытку увильнуть от разговора и сладко зевнул. Я чуть не рассмеялась, все испортив, но все же сдержалась, только уголки губ дернулись.
- Нет, Эсай, выспаться нам сегодня не получится, пока ты не расскажешь мне о себе, начиная с заказанного рождения.
Он удивленно посмотрел на меня, явно ожидая попытки сломать его сопротивление здесь и сейчас. Наивный. Не все так просто, я не собираюсь его ломать, он интересен и нужен мне таким - самоуверенным и наглым, но при этом - моим, только моим. Но на Венге свои правила поведения, и ему придется научиться подчиняться. Начну воспитывать его постепенно, с мелочей... Матерь Всего Сущего, дай мне терпения, потому что времени у нас до прилета домой всего-то неделя.
- Нда... обязательно нужно это выяснять ночью... - раздраженно фыркнул парень. - Элифер - моя Родина, занимается поставкой клонов на заказ. По договору с Галактическим альянсом нам запрещено создавать армии, так что каждый товар уникален в чем-то. Меня заказали представители госпожи Одиннадцатого дома Венги шесть лет назад. Ей потребовался эмпат с высоким боевым потенциалом и параметром "SGI". Обязательно парень и гомосексуал.
- Что означает этот параметр? - Шесть лет назад Сти только вступила в права Старшей Госпожи и сразу же сделала заказ, шустро. И Эсай тоже хорош, про то, что он клон упомянул еще в начале знакомства, а вот о прочем умудрился "не вспомнить" за два года, что мы вместе. Впрочем, и я ведь не спрашивала. Никогда особо не интересовалась его прошлым. Будем срочно это исправлять.
- Sarret gayrym insey - боевой форсированный режим. Всегда завершается смертью эмпата.
Я удивленно уставилась на парня, значит, сестренка планировала угробить дорогой заказ в каком-то бою... И Эс об этом знал.
- И когда госпоже вручили заказ?
- Никогда, - он откинулся на локти, а я снова невольно залюбовалась его фигурой, поэтому смысл ответа не сразу до меня дошел.
- Что? Почему? Ей вернули деньги и отказали в выдаче заказа? - Странностей становилось только больше.
- Нет. Она заплатила не деньгами, поэтому отказать было невозможно, - он говорил отстраненным голосом, будто что-то пытался вспомнить.
- И чем же она расплатилась? - От страшного подозрения волосы постарались встать дыбом, и хотя я очень хорошо знала сестренку, получить еще одно подтверждение ее "ангельского" характера не хотелось.
- Десяток человек, в том числе три ваши аристократки и материал для получения генокода ваших аристократических домов, - парень подчеркнуто - равнодушно озвучил страшную цену.
Я же задохнулась, сдерживая крик, так это все же правда, и в тех пропажах
виновата Сти. О Матерь Всего Сущего, кем же надо быть, чтобы продать трех женщин, да еще и из Высших Домов! Если это всплывет, нам не отмыться никогда. Вскинув голову, я жестко посмотрела на Эса.
- Так почему же заказ не был получен ...или ты сбежал? - Мой голос прозвучал как-то хрипло, так что пришлось откашляться, но ощущение кома в горле не пропало.
- Корабль, на котором я летел к ней, подвергся нападению пиратов... нашим миссионерам пришлось изрядно постараться для этого. А она не предусмотрела в договоре обязательства, что я должен сам добраться до госпожи в любом случае... - Эсай нервно рассмеялся: - Обман, конечно, с нашей стороны. Но воля дракона выше любого договора. В итоге перед заказчицей извинились и нового клона начали растить уже со скидкой.
- Умно, - протянула я, отметая пока новое упоминание о каком-то драконе, - значит, Сти все же получит своего клона или уже получила, - и нахмурилась. Это плохое известие, очень плохое.
- Получит... - Эс на минуту замолчал, явно что-то высчитывая. - Брат, наверно, через месяц полетит к ней.
- Через месяц мы уже будем на Венге...- как бы размышляя, протянула я и мысленно добавила: " Там ему сложнее меня достать..."
- Венга не убежище, когда дело касается твоей сестры, - грустно сказал Эсай, полностью укладываясь на кровать. - Если она смогла отдать на Элифер пять аристократок...
Я снова задумалась. Сти сбежала с Венги, и рычагов управления у нее поубавилось, но преданные люди остались, значит, помощь эмпата мне очень пригодится, не говоря о других способностях.
- Так что же конкретно входит в список твоих особых умений?- вопрос для меня был жизненно важным.
- Я эмпат и этим все сказано...
Я чуть не зарычала и злобно уставилась на своего мужчину, который начал закутываться в одеяло и на мою вспышку будто и не обратил внимания. Нда, эмпат из него сейчас... я подождала, когда он полностью закутается, и подошла к кровати. Скинула свой пиджак и забралась на Эса, сверху, сев ему на живот и сжимая бока ногами, наклонилась к лицу, поставив руки у головы с обеих сторон.
- Мы еще не закончили разговор...
- Вай, - он почти простонал, - ты моей смерти хочешь?
Я дернулась от его обращения "Вай", оно словно током пробежало по позвоночнику, напоминая о нашей жизни на Земле, сжимая сердце сожалением, как будто я теряла что-то очень важное. Так захотелось просто прижаться к нему, все еще родному, и забыть хоть на ночь о проблемах... но я мотнула головой, отгоняя минутную слабость, для парня же мое движение явно выглядело жестом отрицания.
- И что входит в твое понятие - эмпат? - После сегодняшних событий у меня появилось серьезное подозрение, что его способности гораздо шире, чем про эмпатию сказано в "Большой электронной энциклопедии", к которой он всегда
отправлял меня, когда речь заходила о его способностях.
- Эмпат... умею чувствовать чужие эмоции, что непонятного? - устало изобразил удивление Эс и посмотрел мне в глаза таким честным- честным взглядом, прямо сама невинность.
- И только?- чувствуя, что мужчина опять не говорит всей правды, мне захотелось его придушить, долго и со вкусом. Обхватить его крепкую шею и меееедленно сдавливать ...
- Могу их внушать, иногда...
- Внушать эмоции? Ну-ка поподробнее, - я улеглась на Эсае, как на кровати, сложив руки на его груди и опустив голову на ладошки, взглядом следя за губами парня. Вот он снова сладко зевнул, и я тихо рыкнула, обнажив зубки в оскале. - Рррр... Я жду...
- Если я захочу, то могу заставить человека чувствовать все, что угодно, в зависимости от своей фантазии. Есть ряд ограничений, но в целом так, - он закрыл глаза.
- И какие ограничения? - Голос Эсая звучал все тише, глуше, сознание куда-то уплывало, было так уже привычно-уютно лежать на моем мужчине... - Ммм...
- Сложно сделать эффект долговременным... - окончание фразы, если оно и было, я уже не услышала...
   Эсайлум
Вайса спит. Потребовалось совсем легкое воздействие, чтобы она уснула. Бедняжка сегодня измучилась. Сначала вся эта погоня со стрелялками, потом космопорт с покушениями и ссора со мной, в довесок. А впереди у нее нерешенные проблемы с сестрой, вероятное главенство над Домом, вопрос, что делать со мной... даже жалко ее, столько свалилось разом. Такое даже подготовленному человеку сложно вынести, а уж такому домашнему цветку, которого всегда кто-то закрывал собой от беды, и подавно. Ничего, выживет. И станет еще сильнее. Или станет игрушкой в чужих руках. Не важно, чьих. Убить ее вряд ли убьют. Во-первых, я не позволю. Во-вторых, даже той же Стийрийве объективно она выгоднее живой. Чтобы было над кем издеваться, хотя бы. А садировать эта девушка любит. К тому же настолько ненавидит Вай, что если та попадет к ней в руки, то, скорее всего, проживет весь отпущенный Судьбой срок. Только в унижениях и муках.
Стийрийва. Воистину тот случай, когда имя отражает суть. Жестокая, самовлюбленная, искренне верящая, что мужчины лишь грязь под ногами. Готовая на все ради власти. Развратная, как стая кошек в марте. При этом невероятно умная и работоспособная. Может просчитывать на десять ходов вперед и с легкостью жертвует второстепенными фигурами, чтобы добраться до вожделенного приза -- власти, конечно. И всего, что к ней прилагается -- золота, преклонения, новых игрушек. Уверен, что даже сейчас, когда, после провала заговора, она вынуждена бежать, у нее еще очень много козырей в рукаве. Или вполне может быть, что она вступила в заговор, ожидая неудачи. Тогда ее побег -- лишь часть еще большей многоходовки, чем предполагаю. Не удивительно, что ею восхищается Арриэн -- глава амистада "Сэлькаст", специализирующегося на разведывательной аналитике. Она воистину
гениальна.
Во многом Вай до нее далеко. Но... Стийрийва менее перспективна, чем моя девушка. Потенциал Вайсы еще не раскрыт, но она может стать сильной правительницей своего Дома, при этом не будет втягивать его в авантюры, как это делает ее сестра. А Одиннадцатый Дом Венги нужен в данный момент Элиферу стабильным -- таково повеление Крылатых. Которое на моей родине всегда имеет силу непреложного и абсолютного Закона с большой буквы.
А Стийрийве, оплатившей мое рождение венгскими аристократками и тем позволившей Крылатым создать легенду моему появлению в Галактике, Элифер тоже найдет применение. Если уже не нашел. К вящей славе Крылатых. Люди сами подтачиваю Запрет, который мешает Крылатым и их детям вернуться во вселенную. Они сами "роют" для нас обходные ходы и лазейки. И мы возвращаемся, неся волю своих Владык и учителей, которых не предали, когда была проиграна война и установлен Запрет.
Мы возвращаемся. И однажды мы вновь увидим полет Крылатого в небесах этой Вселенной. Пусть до этого благословенного дня еще далеко, но знаки приближения Ночи Возвращения невозможно спутать ни с чем. Спустя столько тысяч лет аватар Кенриссейна невозбранно смог покинуть Элифер и жить в Галактике. Может ли быть более четким знамение того, что Запрет слабеет, подтачиваемый людскими страстями, заставляющими разумных все чаще и чаще обращаться к Бездне? Я думаю, вряд ли.
Вайса и Стийрийва -- им выпала великая судьба. Их поступки будут мостить путь для Крылатых. Уже мостят. Любовь Вайсилайны укрепляет стабильность воплощения меня как аватара в этой реальности. Интриги Сти привели к тому, что я вообще смог появиться на свет.
Не только они участвуют в великом деле. Без кровавых жертвоприношений и многолетних молений жрецов Арьена на Калидоре не удалось бы подточить печати Запрета, не помогли бы никакие хитроумные чары амистада "Эклактико". Без контрабандистов Тамира не удалось бы достать реликвии Великой Матери, которые использовали в ритуале над только зачатыми клонами, ныне становящимися все новыми и новыми версиями меня. Без этого гнев лордов -- магов, установивших Запрет, стер бы меня в порошок, только покинь я Элифер. А так я для них невидим. Они меня не ощущают, и бороться приходится только с воздействием печатей Запрета.
И таких "пособников" очень много. Вольно или невольно, ради своей сиюминутной выгоды, они помогают разбить решетки, отгораживающие их от драконов и империй Бездны, которыми те правят. И рано или поздно они их разобьют. Скорее рано. Это неизбежно.
   Вайсилайна
Я медленно выплывала из объятий сна, чувствуя себя полностью выспавшейся, что случалось довольно редко, и почему-то жутко голодной. Но вставать не хотелось, выпихивать за завтраком Эса - тоже, его наличие в постели делало пробуждение более приятным. Я довольно потянулась, не открывая глаз, и снова уткнулась носом парню в шею, а правую руку положила ему на грудь. Тихо хихикнула, стараясь не разбудить спящего Эса, вспоминая, как привыкала
к его присутствию в своей постели. Почти месяц во сне я рефлекторно выпинывала своего мужчину на пол. Просыпаясь ночью от грохота и любуясь на его обиженно - недовольное выражение лица, я сначала не понимала, в чем дело, а потом не могла удержаться от смеха, что обижало Эса еще больше. Он надувался, как шушарка на крупу, и грозился связывать меня на ночь или переселить к себе рядышком на пол. На что шипела: "Только посмей!" Эсай вздыхал с видом великомученика и бурчал под нос: "За что мне все это...", забирался обратно на кровать, обнимал меня, и мы засыпали... до следующего грохота и обиженной мордашки. Потеревшись носом о шею парня, вдыхая его запах, ставший родным настолько, что, кажется, я узнаю его из всех, я снова заснула.
  
   Тени 4
   Космолет "Тамирана", 18 января 2490 года, ночь
   Марина Одина, капитан - пилот космолета "Тамирана"
Девять лет. Завтра будет уже девять лет с того момента, как ее отправили на Элифер. Как она тогда гордилась -- еще бы. Только лучшие из лучших получали направление на обучение и имплантацию на этой планете. Мировые поставщики пилотов и навигаторов брали ОЧЕНЬ дорого за превращение обычных пилотов в непревзойденных специалистов, равных элиферским клонам.
Поэтому для любого пилота или навигатора направление на Элифер означало не только резкое изменение статуса и переход на новую ступень мастерства, но и признание того, что он (или она) -- лучший.
Марина улыбнулась. Какой же она тогда была дурочкой. Она приехала в Кеартас -- город, где находятся лаборатории, в которых изменяют пилотов, полная самоуверенной гордыни. Не осознавая, что все ее летное мастерство, которым она так гордилась, не идет ни в какое сравнение с тем, на что по- настоящему способны пилоты -- элиферцы. Не понимая, на что вообще подписалась, когда ставила росчерк, подтверждая, что согласна пройти полный курс имплантации и обучения.
Пелена невежества спала быстро. После короткой ознакомительной экскурсии и ужина ее с немногочисленными товарищами по грядущим изменениям отправили в их номера спать. И в ту же ночь в ее сон пришли инструкторы. Полеты... бесконечные полеты во снах на протяжении полугода. Ей хотелось плакать, когда она видела, КАК летают те, кто ее учит. Казалось, что такого совершенства ей никогда не достичь.
В остальном - регулярные, раз в четыре дня, хирургические операции, во время которых в нее вшивалось огромное количество странных предметов. Обязательные уроки по самым разным предметам, которые вроде бы никогда не понадобятся пилоту... так казалось тогда. Обязательное присутствие на мессах в честь непонятных тогда местных богов, именуемых Крылатыми. И медитации с прогулками, занимающие все оставшееся свободное время.
Тогда все казалось чуждым, странным, нечеловеческим, хотя самих жителей
внешне было сложно отличить от обычных европейцев. Но все, что они делали, было непривычным. До боли. До отвращения и желания убить первого встречного. Но постепенно отторжение начало проходить. Все более понятными становились местные обычаи и правила, не все, конечно. Но большинство.
Раскрылись многие тайны. И стала родной их философия: "делай, что хочешь, но не оправдывай себя перед собой", "делай, что хочешь, но будь готов за все заплатить цену", "если решил стать безумцем, сделай это с умом", "будь достоин своего кумира", "спускаясь по лестнице в ад, можно подняться на Небо, но верно и обратное" - эти и другие постулаты буквально впитались в кровь и мозг, раскрываясь все новыми и новыми гранями перед ней.
По новому раскрылась и их вера, лишенная обязательного атрибута любой земной религии -- страха перед высшей Силой. Зато имеющая другую, не свойственную прочим верам особенность -- непосредственное, постоянное общение верующего и его "небесного" покровителя.
Она сама впервые всерьез заинтересовалась элиферской религией после того, как стала свидетельницей крайне странного по любым принятым в Галактике меркам случая -- на третий месяц обучения и имплантирования один из ее инструкторов -- Нэйколас задержался после мессы и, не обращая внимания на рассматривающую витражи молельного зала обучающего центра женщину, встал возле арки без створок -- обязательного атрибута любой элиферской молельни, начал увлеченно ругаться на своего Крылатого Покровителя. И тот ему отвечал, более того, оправдывался, что что-то там не так рассчитал. И извинялся. Вы видели в галактике хоть одного бога или пророка, который бы извинился за ошибку перед своими последователями? Марина не видела. И не без оснований полагала, что такие боги встречаются еще реже, чем мягкие бриллианты. И в тот же вечер попросила наставников более подробно рассказать ей о их вере. Как результат, с Элифера она улетела уже будучи представленной Семнадцати Крылатым, которые назначили ей десятилетний испытательный срок. По истечении которого один из них согласится принять ее в свою паству, если она того пожелает. А тот самый инструктор Нэйколас подарил ей на прощание миниатюрную арку без створок. И раз в сорок дней, молясь перед ней, она получает ответ от Крылатых. Марина уже знала, кого из элиферских богов-драконов она будет первым просить стать ее Покровителем. Ристарм Адонай рэ Кантриэль, дракон Звезд. Тот, кому молятся все пилоты, измененные на Элифере, перед тем, как взлететь. Она не оригинальна в своем стремлении служить именно ему, но ей наплевать на это. С Адом, на самом деле, приятно иметь дело, и для нее он уж точно лучше того же Кенриссейна, в иллюзиях которого сам черт ногу сломит.
   Эсайлум
Меня разбудило прикосновение мастера. Легкое касание к моим мыслям. Будто он проверял, насколько восстановилась связь. К сожалению, после проверки со своей стороны, пришлось признать, что еще недостаточно для общения. Но теперь хоть чувствовать можем друг друга, и то хоть что-то. Полная "глухота" сильно напрягала. Выбивала из колеи. Я не привык, что связь с Кенриссейном прерывается дольше, чем на пару часов. В итоге чувствовал себя, мягко говоря,
не очень из-за этого.
Вайсилайна спит. Опять раскинулась по всей кровати и спихнула меня на самый край. Смешно, невысокая и худенькая, а ночью пихается с такой силой, что не каждый двухметровый мужик сможет.
В каюте царил мягкий мрак, разгоняемый слегка лишь не ярким свечением имитации окна. Но мне большего и не надо. Зрение любого элиферца намного лучше стандартного человеческого. И при таком свете я легко смог бы читать бумажную книгу (как-то видел такую архаику в музее древностей. Дико неудобный способ хранения информации, но в нем есть своя романтика).
Видеть Вайсу немного смешно. Она вечером, в запале скандала, так и не подумала, что стоило бы хоть умыться, а потом я ее усыпил. И сейчас "суперстойкая" тушь слегка потекла, образуя картину "дивной красоты". Нет, она и так симпатично смотрится, просто такое впечатление, будто начала собираться на Хеллоуин да так и уснула на половине подготовки. Только ей не стоит об этом говорить. Женщины, они такие. Скажешь первое, что придет в голову при ее виде, и тут же окажешься виноват во всех грехах мира. А особенно в черствости, пошлости, похотливости, не умении понимать, издевательствах... и это только начало списка того, в чем "особенно виноват" любой сказавший, что на самом деле думает, парень. А сам список, наверно, займет терабайт памяти, не меньше. Плавали, знаем.
Вай в этом плане особо не выделяется. Типичная женщина. Да, у нее венгские заскоки с их "госпожа -- раб", но тшетш фар рехт, она, по крайней мере, не выносит своему парню мозг на вечные темы "все мужики козлы" или "милый, а ты купи мне вооон ту шубку, а то у меня ночью будет месяца три-четыре подряд голова болеть", как большинство знакомых мне девушек.
Она даже бдсм-сессии у меня просит достаточно цивилизованно, хотя с ума от радости сходит каждый (весьма редкий) раз, когда я соглашаюсь на вечер ее доминирования. Ненавижу подчиняться и играть роль раба. Всей душой ненавижу. Но изредка иду ей навстречу. Слишком она счастлива, когда может в меня поиграть. И я ломаю себя и несколько раз в год отдаюсь в ее руки. Без всяких ограничений и табу. В такие вечера я полностью ее. И ничем не даю понять, что меня просто корежит внутри от всего этого. Послушное имплантантам тело выдает все необходимые реакции, Сила формирует эмпатическую маску, не позволяющую ощутить, что у меня в душе, увидеть боль и отвращение в моих глазах. Отвращение к самому себе, для меня эти сессии хуже изнасилования. И только потом, когда все заканчивается, я ухожу в бассейн или, если есть возможность, на море и плаваю четыре -- пять часов. Будто смывая с себя скверну происшедшего. Наверно, я ее все-таки люблю. Иначе с чего бы шел ей навстречу даже в таких случаях?
Есть хочется. И гардероб стоит подновить, а то у меня нет даже смены белья с собой. А я не Вай и могу носить "что попало". В смысле, покупать одежду даже в скромных бутиках космолета.
Решено: иду в кафе, перекушу, потом за одеждой. Сейчас около двух часов ночи, народа должно быть не так много, если не лезть на танцплощадки и в казино.
Карту - ключ я взял только одну. Тшетш, надо было сразу две брать. Хотя, в принципе, это не проблема. Лайнер новый, на нем уже наверняка стоит система, позволяющая вводить код, который на карте, с встроенного в мозг процессора. Так что просто считаю код, и все. И ключ мне будет не нужен.
Сказано -- сделано. Уже через пять минут, не торопясь одевшись и скопировав данные с карты, я вышел из каюты. Вайса что-то пробормотала во сне и уснула еще крепче. Пусть отдыхает. Может, с утра будет не столь колючей. Вряд ли, конечно, но надежда умирает последней.
Еще раз машинально проверил связь с мастером. Пока глухо. Чувствовать его чувствую, но не слышу. Но даже так -- лучше, чем было. И это радует. К утру опять будем вместе, слава Бездне.
И тут меня неожиданно резануло воспоминание... то, что я в ярости и усталости упустил вчера, не обратил внимание. Полузажившие порезы на ладони Вай, когда она дала мне пощечину... их точно не было до нашего бегства. Тшетш. Захожу в настройки встроенного процессора, запускаю поиск и анализ в разделе видеопамяти. Точно. Похоже, она порезалась, когда ее держал тот последний бригант. Но... возникает еще больше вопросов. Почему так быстро зажил порез? - для человека это не характерно, а она стопроцентный человек. И встроенных имплантантов у нее нет, я бы за два года точно почувствовал. Почему она до сих пор жива и, судя по всему, не собирается на тот свет? - Я не знаю ни одного случая, чтобы нож бриганта такого уровня, а об его уровне говорит то, насколько мощный амулет он носил, не был отравлен. И, наконец, откуда, тшетш побери, в ее психической энергии вчера появился отзвук ахэор? Причем достаточно сильный, что пробил мою защиту, пусть и ослабленную, как было вечером.
Надеюсь, когда восстановится связь с мастером, он подкинет мне ключ к этой головоломке. Это слишком необычно... а все необычное потенциально опасно. Пока же единственное, что я могу сделать -- это приказать кэм-роботам провести первичный медицинский анализ ее крови. Встроенные в мое тело микроструктуры, в тысячи раз более маленькие, чем наночастицы, объединенные подобием искусственного разума, обычно играют роль медицинского автономного комплекса. Жаль только, что против угасания, вызванного излучением печатей Запрета, он бессилен. Да и в последние дни существования версии его нежелательно использовать по прямому назначению. Последствия бывают самые непредсказуемые. Не логично рисковать остаться парализованным, пытаясь вылечить мигрень. Но зато очень удобно, что часть кэм-структур можно выделять в отдельную сеть, которая подчинена материнской. Вайса давно носит такую дочернюю структуру в своей крови. Не активную, но способную провести анализ. С процессора послал приказ этой же структуре, после проведения первичного обследования начать разворачиваться в полноценный медицинский комплекс. Я больше не готов рисковать своей женщиной. Один раз повезло, и каким-то чудом она уцелела, вопреки моей невнимательности. Но лимит чудес обычно весьма ограничен. И я не хочу, чтобы он оказался исчерпан в самый неожиданный и неудобный момент. Поэтому рискну засветить очередную элиферскую разработку. Все равно на
нынешнем уровне развития в Галактике не смогут понять, что из себя представляет медицинская кэм-сеть. Тем более на Венге, которая весьма отстает в развитии от передовых планет.
Корабельное кафе встретило меня почти пустым залом, правда, очень приятно оформленным в светло-кофейные тона. Дистанционно, со встроенного процессора, заказал пиццу с сыром, ветчиной, грибами и кофе с молоком. Простая и сытная еда. Я люблю изысканные блюда разных кухонь Галактики, но когда нужно просто поесть, предпочитаю не выпендриваться и брать что-то знакомое и не вычурное. Конечно, можно заказать что-нибудь наподобие тамирского фурангэ, которое готовят из двадцати сортов местных злаков и очень дорогой и редкой летающей рыбы мидлаянг... и это даже подадут. Но вот качество этого блюда будет и близко не таким высоким, как у приготовленного шеф-поваром -- тамирцем. Так стоит ли корчить из себя не пойми какого набоба и выбрасывать деньги ради заведомо некачественного результата? На этот вопрос каждый ответит для себя по- своему, но я, слава Бездне, не считаю себя совсем уж идиотом и такими глупостями заниматься точно не буду.
Поэтому простая и вкусная пицца, которую сложно испортить, кофе и на десерт четыре шарика моджи -- мороженного в тонком рисовом тесте. Это моя маленькая слабость. Придуманное еще в далеком двадцатом веке на Земле, это мороженное просто сказка для сладкоежек. К нему я всегда заказываю обычную воду, чтобы не перебивать тонкий вкус.
За поздним ужином всегда можно хорошо подумать. Подвести итоги дня прошедшего и скорректировать планы на ближайшее будущее. А поразмыслить сегодня есть над чем.
Первое -- что это было? Мастер предупредил меня о засаде в самый последний момент. Хотя наверняка знал о ней еще за пару дней, как минимум. Уж мне ли не знать, на что способны Крылатые. Но счел нужным молчать почти до конца. Значит, в этом он имеет какую-то выгоду. Какую -- вопрос уже другой. И я не уверен, что получу когда-нибудь на него ответ. А если получу, то не факт, что пойму. Резоны Покровителей сильно отличаются от привычных нам. Они мыслят по - другому.
Второе -- почему Сти начала покушения на Вайсу именно сейчас? У нее в данный момент много проблем с неудавшимся переворотом дома, она вынуждена бежать и объявлена в розыск, но, тем не менее, тратит силы и средства для уничтожения ненавистной двоюродной сестры. После того, как на протяжении предыдущих лет ограничивалась лишь отдельными не очень серьезными попытками. По- настоящему добиться своего и устранить Вай она пыталась всего три раза, включая этот. Остальное не более чем баловство, булавочные уколы. А тут полноценная команда бригантов с тяжелой летной техникой и минимум двумя амулетами ментальной защиты высокого уровня. Из них один относится к классу "А+", другой меня просто не смог бы остановить. А это уже очень серьезно. И дорого. Ей явно в копеечку влетел этот контракт с убийцами.
И еще одно -- бриганты хотели, конечно, взять Вайсу живой, но действовали так, будто это лишь желательно, а не обязательно. И они могут стрелять на
поражение. Вопрос -- почему именно сейчас она так сильно пожелала смерти или пленения кузины? Ведь она всю жизнь мечтала именно о том, чтобы Вай оказалась в ее руках. На весь отпущенный ей срок. И, по сведениям нашей разведки, сама лично казнила женщину из своего Дома, которая решила перед ней выслужиться и положила яд в вино, которое пила Вайса. То есть убивать мою девушку она никогда не хотела. Только превратить ее жизнь в ад.
Первый приходящий на ум вариант -- не желает, чтобы Вайса заняла место главы Дома, не выдерживает никакой критики -- к этому посту Стийрийва относилась всегда, мягко говоря, без пиетета. Считала его слишком незначительным и недостойным ее.
Второй вариант -- что-то случилось. Нечто мне неизвестное. То, что заставляет Сти спешить устранить "любимую сестренку". Или хотя бы вывести ее из строя.
Недостаточно информации. Но странность отметим. И положим в память.
Третье -- мы летим на Венгу. Это входит в планы Кенриссейна. Именно туда ведут следы потерянной души. Души, которая спряталась среди живых. И потому закрыта от взора моего мастера. Вот тут и появляется одно большое "но" - как найти пусть и не на самой густонаселенной планете одного нужного мне одержимого, если тот практически никак не проявляет своего недуга? А найти нужно. Обязательно. Иначе смысла во всех моих предыдущих действиях немного. А было бы весьма обидно потерять шесть лет впустую. Значит, мне нужна свобода передвижения. Для этого придется договариваться с Вай. Она может стать как союзником, так и палкой в колесах. Но знать, что я ищу, ей точно не нужно. Во-первых, для нее это бесполезно, а во-вторых, еще и опасно. Значит, нужно придумать хорошую легенду. Которая даст абсолютно правдоподобное, но ложное объяснение.
Тшетш фар, как я заочно ненавижу эту сбежавшую душу. Ну, спрашивается, чего не хватало? А я с самого рождения ношусь за ней, как дурак, по всей Галактике, перерываю небо и землю. Как проклятый, честное слово.
А ведь еще мастер собирается добиться от Вай права выбирать из ее гарема для себя мальчиков по своему вкусу. Нет, то, что он добьется своего -- это вне всякого сомнения. Но вот за свою уступку Вайса возьмет стократ. Моей кровью. И хорошо бы только в фигуральном смысле. Но последнее вряд ли. Тшетш фар рехт!
   Марина Одина, капитан - пилот космолета "Тамирана"
"Зафиксирована авторизация во внутрикорабельной сети аккаунта гражданина Элифера" - сообщение системы заставило девушку изумленно вскинуть брови. По привычке, свойственной всем пилотам, которые обучались на Элифере, она встроила в центральный компьютер своего космолета крошечную прогу, которая должна была оповещать ее каждый раз, когда на корабле окажется элиферец. Просто потому, что скучала по этому странному миру. И хотелось хоть краем еще раз коснуться его, поговорить с тем, кто понимает. Но даже клоны очень редко летали обычными рейсовыми лайнерами. Но сегодня ей, похоже, повезло. Быстрый запрос в базу пассажиров, потом запрос в Центральный гражданский информационный центр Земли.
Эсайлум Карриас, независимый клон класса "А", член амистада "Лиансей". Прожил на Земле два года. Его спутница Вайсилайна Эйстийрнейр. Дочь Одиннадцатого Дома Венги.
Вау, как интересно. Эта планета победившего феминизма интересовала Марину уже давно, она собрала всю общедоступную информацию о ней. Так, безобидное увлечение, хобби. Интерес госпожи разделял и ее нижний Андрей. Волчок, как она его называла. Ее постоянный спутник, даже в полетах. Он на девятнадцать лет младше нее. Ей сорок два, ему двадцать три. И уже пять лет они не расстаются.
Капитан-пилот улыбнулась. Волчок всегда вызывал в ней смешанное желание обнять, приласкать и, подвесив за запястья, хорошенько выпороть.
- Надо будет обязательно пообщаться с этой Вайсилайной, - решила женщина. Встроенные процессоры вполне способны вести корабль и без ее осознанного участия, так что у нее будет время познакомиться и с элиферцем, и с его спутницей.
Начать лучше с бодрствующего. С центрального вычислительного поста на личный электронный адрес Эсайлума полетело вежливое приглашение посетить капитана для личной беседы.
   Эсайлум
Просьба капитана о встрече немного удивила. Но не слишком сильно. Чтобы проверить возникшее предположение, я отправил запрос в базу данных родного амистада. Пришедшая через минуту информация полностью подтвердила мою правоту. Капитан проходила обучение на Элифере. Теперь все понятно. Она узнала, что на борту ее космолета элиферец и не смогла устоять перед желанием еще раз прикоснуться к частице мира, укравшего ее душу. В прямом смысле слова. Хоть она о том и не подозревает.
Это стандартная процедура для всех чужаков, проходящих обучение или изменение на моей Родине. Наши Целители Душ привязывают основы их сущности к филактериям и помещают последние в специальные хранилища, откуда можно как угодно воздействовать на попавшего в ловушку смертного. Подвергшихся такой процедуре называют Укрощенными. Каждый из них подсознательно стремится вернуться на Элифер или хотя бы пообщаться с элиферцем. Болезненная тяга будет терзать их всю жизнь. Ведь укротители никогда не выпускают из своих когтей украденные души.
Капитан-пилот встретила меня в своем личном кабинете возле центральной рубки. Следы Укрощения ясно читались, стоило только знать, куда смотреть и на что обращать внимание. Приятная женщина. Вежливая. Отмеченная благосклонностью Адоная. Впрочем, этот Крылатый любит талантливых пилотов. А огонь ее таланта буквально пронизывает ее, прорывается сквозь смертную оболочку. Ограненный и оправленный на Элифере, он сияет во всю мощь. В эмпатическом восприятии это так красиво смотрится.
Но в бочонке меда нашлась и своя ложка дегтя. Марина (так зовут капитан-пилота) оказалась фемдоминой. К тому же заочно влюбленной в венгские порядки. И ладно бы только это. Хуже другое. То, что я лечу в сопровождении леди с Венги, было ею истолковано совершенно превратным образом.
Укрощенная за желаемым не увидела действительного и искренне сочла, что я нижний Вайсилайны. Тшетш фар рехт! Я -- Высший, сочтен нижним у Низшей. Просто "чудесно". Кстати, тут еще кроется лингвистическая тонкость, которую упускает большинство не элиферцев. "Низший" - этот термин не означает, что так названный человек кому-то подчинен. Это обозначение состояния разума. Если последний не развит, не используется в должной мере, то будь его носитель хоть повелителем мира, все равно останется Низшим. А "Нижний" - так мы называем тех, кто избрал добровольное рабство своим уделом. Термин же "Высший" обозначает как состояние разума, так и факт владения нижними. Потому что на Элифере Низший не имеет права иметь нижних. Просто потому, что не способен достойно владеть хотя бы условно разумными существами. В отношении же к представителям иных планет, мы -- элиферцы, сначала смотрим на состояние их разума и только потом на владение нижними. И даже будь у Низшего хоть тысяча рабов, Высшим его это не сделает. Он все равно останется Низшим.
Слушать легкий треп Марины на тему того, что надо же, элиферец и выбрал себе госпожу, перемежающийся ее восхищенными комментариями в адрес порядков Венги, было одновременно и смешно и противно. Впрочем... пусть она и укрощена, но только начала восхождение к раскрытию собственного разума. Однажды она может стать Высшей, но пока до этого еще далеко. Так что мне не стоит особо близко к сердцу принимать это недоразумение. Мнение Низших ничтожно и не значимо для таких, как я.
Поэтому я вежливо кивал, отделываясь малозначимыми фразами, и достаточно небрежно поддерживал маску благожелательно -- внимательного отношения к ее речам. Создавая тем иллюзию согласия с ее словами. Которую, при желании или необходимости, смогу легко развеять, указав на некоторые не замечаемые моей собеседницей неточности в ее интерпретации происходящего. И она поверит, что сама себя обманула. Что, впрочем, вполне соответствует действительности. О том же, что я не мешаю никоим образом ее самообману, скромно умолчим.
Я сам не знаю, почему не стал ее переубеждать и говорить, что она ошиблась. Наверно, просто лениво. Такое со мной бывает. Постоянно -- периодически, хах.
И в какой-то момент Марина произнесла фразу, заставившую меня собраться. Она захотела, чтобы я научил ее нижнего по кличке Волчок тому, что значит быть настоящим рабом. Дескать, я элиферец, что само по себе для нее лучшая рекомендация, да еще вдобавок к этому "прошел стажировку у настоящей госпожи с Венги".
В первый миг я даже не поверил своим ушам. Вот так радостным тоном предлагает лишить дорогого ей человека души. Обречь на ту же участь, которая суждена ей. Воистину... нет, я понимаю, что она не знает этих тонкостей и после Укрощения не может осмысливать все связанное с Элифером в достаточной мере критически. Но как можно настолько не чувствовать происходящего?
Я смогу Укротить парня, когда восстановится связь с мастером. Для этого Крылатому даже не потребуются все технические приспособления, которые
используют укротители. И я сделаю это. Дам "Волчку" шанс начать восхождение. И кто знает, может, в очередном перерождении он станет Высшим.
Поэтому я вежливо улыбнулся и сказал, что исполню ее просьбу. Только спрошу сначала разрешение у госпожи. Это привело Марину в еще больший восторг. Как же, элиферец следует ее любимым канонам. Но, к ее чести, стоит сказать, что у нее хватило мозгов при всех заблуждениях обращаться со мной, как с равным. Это нарушало этикет, по идее, она должна была выказать почтение стоящему на более высокой ступени развития существу, но это не критично и вполне допустимо в данном случае. А вот попробуй она повести себя, как госпожа с чужим рабом, мне пришлось бы ее всерьез наказать. Такое укрощенной я не имел бы права простить.
А так, красиво откланялся и, пообещав получить от "госпожи" разрешение (куда Вайса денется, даст, конечно. Хотя ее квадратные глаза по этому поводу я представляю, хах), убрался. Отправившись туда, куда изначально и хотел -- в корабельный магазин одежды. Надо пополнить неожиданно оскудевший гардероб.
   Марина Одина, капитан - пилот космолета "Тамирана"
Эсайлум оказался немного странным, но очень приятным в общении субъектом. Марина колебалась, в каком ключе ей приличествует обращаться к нему -- как к элиферцу или же как к рабу чужой госпожи. В итоге выбрала золотую середину -- вежливость и отношение, как к равному.
Она впервые видела нижнего -- элиферца. И почему-то на сердце от этого открытия становилось теплее. До этого она колебалась, не зная, как ее пристрастия воспримут в мире, ставшем ей второй родиной. Теперь она была уверена, что все будет прекрасно. Ее страсть не сделает ее отверженной, когда она вернется на Элифер -- жить. Весь остаток отпущенного ей срока. И любимый Волчок будет рядом со своей обожаемой Госпожой. Тем более, что Эсайлум согласился дать ему мастер-класс. А она сама попросит о такой же услуге у его Верхней.
И тогда она еще на шаг приблизится к своей заветной мечте -- устроить маленький кусочек Венги на Элифере. Объединить два любимых мира в небольшом личном владении. Пусть до этого еще не так близко, но надежда согревает душу в ледяном космосе, окружающем ее космолет, малышку "Тамирану".
   Элифер, 18 января 2490 года (по земному времени)
   Шатраэн из амистада "Веаскар"
Мне не дано извлекать чужие души и привязывать их к филактериям. Нет нужного Дара. Впрочем, я никогда не хотел этим заниматься. Меня всегда тянуло в другую сферу -- коррекцию. Исправление и изменение чужих тонких миров. Работа, доступная только лучшим из лучших художников. Ибо только тонкое творческое восприятие позволяет достигать здесь успеха. Оно и неистребимое любопытство.
Наблюдать за Укрощенными безумно интересно. Именно поэтому при
перерождении я выбрал себе амистад "Веаскар". Братство, посвятившее себя коррекции укрощенных душ. Девяносто процентов своей жизни я, как и мои братья по амистаду, провожу в чужих грезах. Том великом океане, таящемся внутри каждого разума -- подсознании. В этой изменчивой и смертельно опасной стихии я чувствую себя, как рыба в воде. Смотрю на миры чужими глазами, а их носители даже не подозревают об этом. Как и о том, что мне ведомо то, в чем они сами себе не решаются признаться. И не просто известно, но и подвластно.
Очень часто Укрощенные бывают такими смешными. Как эта девочка с ее наивными мечтами о небольшом царстве фемдома на Элифере. Я не буду корректировать ее желания... пока что. Вместо этого сяду в первых рядах и буду наблюдать за тем, как будут развиваться события. Интересно же, как аватар моего Покровителя выйдет из сложившегося положения.
  
   Тени 5
   Космолет "Тамирана", ночь 18 января 2490 года
   Сергей Мур, стюард
Сна ни в одном глазу. А ведь еще нет и четырех ночи по внутрикорабельному времени. В восемь тридцать начнется моя смена. Опять не высплюсь. А потом доктор Инна будет ругать меня за слишком частое использование транквилизаторов. Строгая же она тетка. Тетка в прямом смысле слова -- она сестра моей мамы. Впрочем, строгая тоже в прямом смысле. Стоит нарушить хоть одно ее предписание и хоть как-то пренебречь своим здоровьем, и на тебя обрушатся все кары небесные. В лице тети Инны. Она умеет, не преступив буквы регламента, так наказать, что в следующий раз сто раз подумаешь, а стоит ли игнорировать ее слова.
Но сегодня... пожалуй, я рискну. Спать совсем не хочется. И у меня есть удобная отговорка -- мне, на самом деле, нужно привести в порядок свою каютку, целых шесть квадратных метров личной территории на космолете. Совсем немного даже по сравнению с каютами третьего класса, зато не кубрик, а отдельная территория. В этом мне повезло - "Тамирана" относительно новый корабль, а вот на более ранних моделях космических лайнеров до сих пор стюарды живут в общем кубрике, максимум разгороженном ширмами.
Вообще, я обычно стараюсь поддерживать относительный порядок в месте, где приходится жить. Но в последние два полета на меня обрушилась двойная нагрузка -- прохвост Вилли в честь своей свадьбы взял двухнедельный отпуск, а замену ему не дали. И приходится мне успевать за двоих. Терпеть не могу бюрократию. Принадлежи "Тамирана" частной фирме, такого бардака явно не было бы. Но, увы, ею владеет совместная земле-тамирская государственная космическая корпорация "The Space". А чиновники, что земные, что тамирские -- редкостные лентяи, когда дело доходит до мелочей. И предпочитают исключительно простые пути, чума их побери. Зачем тратить силы и искать стюарда, которого можно перевести на другой корабль на пару недель? Ведь вполне можно "запрячь" напарника отпускника, пользуясь тем, что тому, то
бишь мне, некуда деваться -- я студент. Значит, на Земле работу найти мне очень сложно.
А мне нужны деньги. Обучение не дешевое само по себе, а ведь еще нужно покупать достаточно дорогие электронные девайсы, без которых просто невозможно учиться. А так же что-то есть и во что-то одеваться. На помощь семьи мне, в отличие от большинства сокурсников, надеяться не приходится. Потому что меня -- идиота угораздило родиться в семье принявшего на тридцать шестом году жизни ислам австралийца. Вам уже смешно? Вот-вот, мне тоже. Как можно в двадцать пятом веке верить в бред варвара, жившего в седьмом столетии, не понимаю. Он бы еще в Тескатлипоку уверовал для полного счастья. Или в тамирского Ума-шмучу, Пожирателя грязи.
Естественно, со всей пылкостью неофита, двинувшийся рассудком на почве Мухаммеда Джефри Мур -- мой ненаглядный папочка, начал обращать в мусульманство свою семью. Сразу после того, как переименовал себя в Джафара. Тетя Инна сразу послала зятя туда, куда Макар телят не гонял, а вот мама не стала ругаться с любимым мужем и обратилась в образцовую мусульманку. Носит хиджаб и обеих моих сестричек в него обрядила. Черный. Хиджаб. Закрытый. Под дарвинским солнцем. Бедные девочки. Мне-то в начале было проще -- всего лишь заставили учить Коран. Да попробовали обзывать Саидом... в ответ на что услышали куда более обидные и не очень цензурные обзывалки в свой адрес. Свое имя я люблю. И горжусь им -- меня назвали в честь обожаемого прадеда, бывшего в свое время великим фигуристом. Который, к сожалению, умер за пять лет до начала этого безумия. А то бы он быстро вправил маме мозги. Бить меня не посмели -- ювенальная юстиция у нас в Дарвине не даром хлеб свой с маслом ест. Поэтому в семье достаточно быстро удалось найти компромисс -- я изучаю Коран, а меня называют по - прежнему Сергеем.
Следующие три года оказались полны таких компромиссов. В обмен на пять вечеров в неделю без родительского контроля, я согласился ходить в мечеть и не смущать при этом местного муллу каверзными вопросами. За право поступить на земное отделение Кайторской Академии пришлось долго воевать. Отец поставил ультиматум -- или я поступаю в медресе и забываю о любимой Академии, которую он иначе как "проклятой" и "шайтановой" не называл, или же я учусь, где захочу, но принимаю обрезание и становлюсь мусульманином. В итоге, видя, что буквально через неделю завершится набор студентов, я сдался. На следующий день изувер -- мулла сделал мне обрезание. Без наркоза. Ублюдок! И нарек меня Саидом, тварь! На возмущение счастливый родитель объявил мне, что это мое мусульманское имя и стоит за него благодарить Аллаха. Ага, сейчас! Только шнурки поглажу и буду благодарить... такими словами, что икаться долго этому небожителю будет. А как проикается, я новые выучу и ему перескажу. В общем, в тот же вечер я пошел в частную клинику и отдал все заработанные за лето деньги за восстановление крайней плоти. Не то чтобы она мне была так уж дорога, но это стало делом принципа. Я НЕ Саид! И точка. И символ своей "саидизации" на собственном теле я не желал видеть. Да и сейчас не желаю.
Фак, что-то я разволновался, вспоминая о прошлом. Давно такого со мной не было. К тому же в тот раз все закончилось относительно благополучно. Отец был в бешенстве, но в обмен на то, что я согласился творить дома намазы, он подтвердил разрешение на поступление в Кайторскую Академию на ксенобиохимика. Гораздо хуже все обернулось через год. Отец узнал, что я сплю с Шоном О'Брайеном, своим однокурсником, только с другого факультета -- он учится на ксенопсихолога. И началось... Папаша устроил дома дикий скандал и впервые в жизни поднял на меня руку. За что сразу отхватил сдачи -- за выбитую пару зубов я сломал ему руку. Мать рыдала, что у нее сын стал "педиком". Одним словом, ад и мракобесие. В тот момент мне показалось, что чья-то извращенная машина времени перенесла меня на тысячу лет в прошлое -- век эдак в пятнадцатый.
Черт, да в Австралии уже почти пять веков, как нормально относятся к гомосексуалам, никому нормальному и в голову не придет лезть в постельные дела к другим людям. Если уж общество нормально относится к тем, кто спит с энергетическими фантомами, ксеносами, роботами и киборгами, то, естественно, что отношения двух парней даже интереса не должны вызвать, не говоря уже о возмущении. Да что там рассуждать, недавно мэр Аделаиды сыграла пышную свадьбу с любимым мастиффом, которого специально возила на планету мастеров биотехнологий -- Элифер, где из него сделали заправского оборотня, а благодаря вставленному в мозг процессору эта псина стала гораздо умнее моего папочки. Видел я его в Сети -- симпатичный парень в человеческом облике и здоровенный, с медведя размером, в песьем. И интервью давал журналистам -- заслушаешься. Но у чокнутых ультрамусульман все через одно место.
Меня вышвырнули из дома. На следующий день родители написали отказ от родительских прав и выплатили полагающуюся мне по закону компенсацию за утрату права на наследство. Мне ее как раз хватило, заплатить за следующий год в Академии и на прожить на три месяца. Если бы тетя не устроила меня работать стюардом, воспользовавшись дружбой с капитан-пилотом своего космолета, остался бы под забором и голодным. На что собственно и рассчитывали мои предки.
А с Шоном я вскоре расстался. По взаимному согласию, мы никогда друг друга не любили и в верности не клялись. Он быстро сошелся с каким-то киборгом-андрогином с Кайтора. А я с тех пор как-то не нашел никого. Спал со случайными парнями время от времени. Реже с девушками. Но то все были как-то разовые встречи, удовлетворяющие ненадолго тело и оставляющие ощущение странной пустоты после себя в душе. Для разнообразия пару раз переспал с ксеносами -- тамиркой, чем-то похожей на русалку с ногами, и эрсом с Вельтиана -- кошкоподобным гуманоидом. Экзотично, я даже получил от обоих удовольствие, но без сожаления расстался с ними на утро. Хотя до сих пор, когда ласкаю себя, вспоминаю узкую мохнатую попку эрса, так сладко и горячо сжимавшую мой член. Потом под вейдже отдался то ли киборгу, то ли роботу -- не разобрал. Впервые попробовал этой венгской дряни, и мне тогда было все равно, кто меня тра*ает. Хоть кенгуру, лишь бы поглубже засаживал.
Механоид же был весьма умел в сексе. В итоге у меня остались на следующий день боль в неудобосказуемом месте, натруженном за ночь, муть в голове с непривычки после наркотика и частичная легкая амнезия -- я не помнил и половины происшедшего. Только то, что мне было приятно абсолютно все. С тех пор я к вейдже не притрагивался. Ну нах.
Ладно, надо заканчивать с воспоминаниями. Все то было в прошлом и никогда не вернется. А жить стоит все-таки настоящим и совсем немного будущим.
А в настоящем мне нужно сходить в магазин -- у меня вечером порвалась последняя пара носок, нужно приобрести замену. Заодно зайду, возьму что-нибудь вкусного. Потом перекушу и займусь уборкой. Будь не ладно это правило, что обслуживающий персонал должен сам убираться в своих спальных помещениях. Будто киберы -- чистильщики сломаются из-за того, что наведут порядок наших каютах. А утром позавтракаю пораньше в столовой для персонала и сменю Джона. К вечеру, правда, придется, скорее всего, пить транквилизатор, ну, да не страшно. Не впервой. А тете что-нибудь расскажу. Сказку, например. Про белого бычка, что я чистый, невинный, транки в глаза не видел. Обманывать экспресс -- анализатор я давно научился. Все просто -- я же не зря выбрал Академию. Там прекрасно учат обращаться с электронными девайсами, помимо прочего. Правда, плохо, что сами приборы, позволяющие прямыми включениями творить, в настоящем смысле слова, чудеса, стоят столько, что я всегда в долгах ради приобретения очередной штуки из набора мнемоника. Да остается еще пресловутая тетина интуиция. Которая ее подводит, ох, как редко. Но будем надеяться на лучшее.
Итак, забиваем на все. План действий готов, пора его воплощать в жизнь. А то за всеми думами и воспоминаниями просижу до самого начала смены.
   Эсайлум
Магазин одежды на космолете оказался, на удивление, вполне приличным даже по самым строгим меркам. И что еще более странно, недорогим. Относительно, конечно. Но все-таки.
Войдя в базу данных магазина со встроенного процессора, я быстро сделал подборку и заказал ее доставку в примерочную. Все-таки цивилизация -- это удобно. Как вспомню поездку на Лиссолт -- одну отсталую планетку на противоположной от Земли окраине Галактики, так вздрагиваю. Лучше уж полное отсутствие людей, чем, как там. "Убили" в том числе их магазины, в которых не было даже списков, что продается, и приходилось все подбирать исключительно на глаз. И самому тащить кучу набранной одежки в примерочную. Вдобавок ко всему даже указанный размер фактически ничего не значил -- были понятия "маломерки", "большой размер" и еще с полдюжины, которые нормальному цивилизованному человеку не говорили ничего. Зато с непревзойденным успехом превращали указанный на этикетке размер в совсем другой. Чтобы хоть что-то понимать, приходилось загружать целые справочники в активную память встроенного процессора и, по сути, действовать на манер робота -- отдать все функции общения электронной составляющей, потому что биологическая была готова разнести этот балаган ко всем драконам. И с трудом сдерживалась. Особенно, когда выяснилось, что на
этой планете нет ни одной полноценной орбитальной станции Галанета и доступ в Сеть осуществляется с помощью маломощных местных спутников. О скорости же планетарных сетей вообще лучше промолчать -- в лучшем (и весьма редком случае) она достигала половины гигабита в секунду. Обычно же значительно ниже. Одним словом -- полная ж...
Самое смешное, что население этой погрязшей в долгах перед ведущими галактическими банками с наполовину дотационным бюджетом планеты абсолютно уверено в том, что во всех их бедах виноваты "вороватые, развращенные и завистливые инопланетники, мечтающие уничтожить последний бастион традиционных ценностей". За две недели своей поездки насмотрелся я на эти ценности. Пьющие мужики, пользующиеся закрепленным на государственном уровне праве бить своих жен. Девочки, которых за открывшуюся случайно щиколотку ставят к так называемым "стенам позора" и публично обзывают шлюхами. Если же несчастной исполнилось тринадцать лет, то "развратницу" обкидывают прямо возле этой стены снуи -- местными сочными ягодами, размером с крупную сливу, красный сок которых очень сложно смыть с кожи. А потом она же должна еще привести в порядок место своей экзекуции. Афигеть, как традиционно. Слава Бездне, подобных традиций на Элифере не было никогда за весь срок существования на нем разумной жизни, а это порядка шести миллионов земных лет, -- Крылатые позаботились. Даже после поражения в войне и установления Запрета элиферцы не опустились до подобного позора, хотя пережили фактически полное крушение своей цивилизации.
В примерочной оказалось довольно уютно и просторно. Аккуратно развешенные и разложенные вещи уже ждали меня своих местах. Два больших зеркала напротив друг друга давали отличный обзор. Программа поддержки в подборе одежды вежливо "постучалась" к встроенному процессору, предлагая свои услуги, подкрепленные установленными в примерочной кабине сканерами. Благодаря которым она "видит", как сидит на клиенте та или иная вещь. В общем, все, как полагается. Конечно, не ателье, где вещь за считанные минуты создается в прямом смысле слова на клиенте, но так ведь это магазин готового товара. Хотя на Элифере два этих понятия давно слились в одно. Но я не дома, так что не стоит кобениться, говорить "фи" вполне нормальному заведению. И вообще, давно пора заниматься примеркой, а не разглядывать себя в зеркале и думать "о высоком".
Я опять, как и в еде, не стал привередничать и выбирать что-то эксклюзивное. По той же причине -- нет смысла. Долго носить эту одежду я не буду, при первой же возможности закажу себе в ателье то, что мне будет реально нравиться. Так что выбрасывать деньги на ветер за самую дорогую одежду, что может предложить магазин, было бы просто глупо. Все скромно и со вкусом. Не самое дешевое, но вполне отвечающее критерию "цена -- качество". Как говорил один мой знакомый: "уровень среднего класса".
Синие джинсы, две штуки, узкие, но еще не дотягивающие до категории обтягивающих, три футболки -- серая и пара черных с серебристым и белым рисунками, плюс кеды -- для неофициального времяпрепровождения.
Деловой костюм -- белая рубашка, черные брюки, черный легкий пиджак и галстук. Туфли брать не стал -- те, что на моих ногах, сейчас вполне гармонируют с выбранной одеждой, так что будут они.
Пять трусов -- боксеров, столько же пар носков и пара купальных плавок на всякий случай -- все-таки Тамир -- это планета пляжей, а Вай может пожелать задержаться на пару дней. К тому же мне самому это будет нужно -- там произойдет смена версий. А одежда, как и все прочее, на этой планете непомерно дорога -- ушлые коммерсанты пользуются круглогодичным потоком туристов и превратили Тамир в один из самых дорогих для жизни миров в Галактике. Но разумные все равно толпами рвутся в это красивое подобие гипотетических Вышних сфер.
Думаю, на неделю мне этого набора должно хватить. Хах, стоит мне попасть в цивилизованное окружение, как я становлюсь требовательным потребителем. И даже не очень вспоминаю, что во время очередной миссии мог за пару дней до этого радоваться рванине, которую в обычных условиях постеснялся бы подать бомжу на какой-нибудь отсталой планетке. Воистину, все познается в сравнении.
Все вещи подошли, только рубашка от костюма не совсем хорошо села. Я передал свое пожелание программе -- помощнику, чтобы были внесены необходимые коррективы. К утру будет готово. Потом сменил белье и носки, переоделся в черно-серебристую футболку и джинсы, надел кеды. И в свежей одежде наконец-то почувствовал себя человеком. Все-таки идеальная чистота вещей много значит для моего самовосприятия. Я могу носить что угодно, а при необходимости вообще ходить полностью голым, хоть сколько вокруг народа, но если есть возможность, предпочитаю чистоту и комфорт. Еще одна короткая команда -- доставить покупки ко мне в каюту в полдень, мои вещи вычистить и приложить к покупкам.
И тут впервые за полет меня разочаровала "Тамирана". Оказалось, что платежная система не предусматривает дистанционного доступа к встроенным процессорам. Оплатить можно только с одного из корабельных терминалов или же на кассе. На мой запрос, почему столь неудобное ограничение, автоответчик выдал, что таково требование службы безопасности. Ну, тшетш, что за маразм?! Пойду на кассу -- она ближе любого другого терминала. Подтвердив свои команды и еще раз бросив на себя взгляд в зеркало -- не осталось ли где этикеток, я пошел оплачивать покупки.
   Сергей Мур, стюард
В магазине было безлюдно. Впрочем, это не удивительно. Все-таки, пусть на борту ночь -- понятие более чем условное, но люди предпочитают бодрствовать днем. Благо Сидней и Тинвэл совпадают в цикле день -- ночь. На Тамире сутки -- тоже двадцать четыре часа. Если быть совсем точным, то двадцать три часа, пятьдесят семь минут и тридцать три секунды.
Я спокойно дошел до раздела с бельем, не торопясь выбрал две пары носков и неожиданно для себя решил купить еще приглянувшиеся плавки. Купаться на Тамире я не планировал, скорее всего, глава сервисной службы, мое начальство, опять придумает какую-нибудь бессмысленную работу для всех, из-за которой
никто не отдохнет. Эта старая прошмандовка Дейдра Маккаллагэн уже не раз устраивала нам такие подлянки. Девяносто лет твари, давно песок сыпется, сама выглядит на все сто тридцать, а уж как ненавидит молодежь -- подумать страшно. Наша персональная кара за все грехи. Я бы, наверно, неделю согласился на Саида отзываться, если бы ее черти прибрали. И не говорите, что грешно так думать. Вас-то этот шайтан в юбке не доводил ни разу.
Так что купаться в этих плавках мне вряд ли придется в ближайшее время. Но все равно, они так сексуально смотрятся. Может, кто оценит, ха-ха. И снимет... зубами. Было бы прикольно -- у меня давно не было никого. А секса хочется. Желательно много. И как можно более горячего. Мне же только двадцать, гормоны играют, в мозг бьют. Точно после полета пошлю все к черту, возьму отпуск на все время стоянки "Тамираны" на Земле, она как раз на три дня задержится. И отправлюсь в клуб, найду какого-нибудь парня. И оторвусь. Или двух парней. Хотя... в "Золотоискателе" - моем любимом клубе лучше сначала подцепить девушку. Там симпатичные цыпочки тусуются в поисках ни к чему не обязывающих развлечений. А потом продолжу с парнями. Если время останется, можно попробовать поискать андрогина на десерт. И если кто-то будет морщиться, дескать, какой развратник, пусть отвернется. Не ему приходилось из-за работы и сессии почти четыре месяца жить, как монаху. Так что имею право развлечься. И пополнить список секс-партнеров на несколько имен. Которые храню вместе с особо пикантными фото на отдельном виртуальном диске памяти.
Фак, у меня от таких мыслей образовалась проблема. Стояк называется. А мои бриджи и футболка его скрывают плохо. Если быть точным, то никак не скрывают. Не то, чтобы я стесняюсь, но опять контроллер зала Хэчиро, бессовестный японец, будет прикалываться надо мной. И разнесет очередную сплетню, на создание которых он такой мастер, по всей сервисной службе. Причем такую, где правда и ложь будут смешаны неразрывно, а я стану посмешищем. Не, спасибо, отбиваться от шуточек коллег пару дней -- такая перспектива меня как-то не вдохновляет. Надо немного побродить и подумать о чем-то постороннем. А потом в своей каюте согнать напряжение, чтобы не было лишних казусов в смену.
В принципе, никто не запрещает персоналу тра*аться с пассажирами. Другое дело, что это достаточно редкое дело само по себе, да вдобавок ко всему днем просто некогда -- столько работы. А кто из похотливых гостей корабля будет ждать полдня? Для них это бездна времени. А если учесть, что из делавших мне двусмысленные и не очень предложения мне не нравились больше половины... в общем, секс с пассажирами у меня был всего пару раз. И оба раза с женщинами. Мужики как-то не вдохновили. То жирные, то старые, то хамы. Последний был вроде ничего, но курил, как паровоз, о котором я читал в учебнике истории. А я не люблю "пепельниц". Вся эта вонь, противный вкус при поцелуях... буэээ... тошнит от этого. Не мое.
Так, я о чем думаю? Сказано же -- на отвлеченные темы. Иначе у меня бриджи порвутся. Отвлеченные темы, отвлеченные темы... какую бы выбрать? Ну, например, стоит поразмыслить на тему новых девайсов. Академические
правила требуют, что бы со второго семестра второго курса началась имплантация девайсов, а не просто подключение модулей к височным портам доступа, которые я поставил еще в пятнадцать лет. И то тогда, если бы моя первая женщина не оказалось щедрой "меценаткой", шиш бы я смог оплатить такую операцию. Сорокапятилетняя (хотя в начале я давал ей не больше тридцати и офигел, узнав ее реальный возраст) Инга Маршалл любила на прощание дарить своим любовникам, которых выбирала исключительно из категории "до семнадцати", дорогие для них и незаметные для ее миллиардного состояния подарки. Так я получил то, что открыло мне дорогу в Академию. Без таких встроенных устройств там нечего делать. При поступлении мне модернизировали оба импланта и выдали подключаемые модули.
Но теперь всего этого мало. Нужно встраивать процессор в мозг. Плюс к нему вшивать еще несколько девайсов в тело. А это деньги. На процессор, слава Богу, я смог собрать, операцию сделают бесплатно в Академии. Но вот где доставать средства на сопутствующие приборы, без которых эффективность обучения будет в разы ниже, как и быстродействие проца? Ведь это разом отбросит меня в ряды отстающих. А это недопустимо. Отстающих не берут на Кайтор. А мне хочется попасть в сердце этой кибернетической цивилизации. Потому что на Земле будущее полноценного киборга -- гражданина не очень веселое -- ограничительные законы позапрошлого века так до конца и не отменены, вопреки набирающему движению за равноправие. А быть этаким полугражданином, которому запрещены целые разделы видов деятельности и приходится состоять на специальном учете, еженедельно отчитываясь перед полицией, будто преступник, тоже не комильфо. Особенно зная, что на другой планете, той, которой увлекался с детства, ты можешь войти в уважаемые слои общества и занимать достойное положение.
Все упирается в деньги, черт побери. Проклятые циферки на электронной карте. Киборги и искины Кайтора не занимаются благотворительностью. Только гражданин их мира может рассчитывать на бесплатные передовые усовершенствования. Остальные, в том числе инопланетные ученики их Академии, обязаны платить. Пусть в последнем случае и с изрядными скидками. Гражданином же можно стать, только с отличием закончив обучение. Проклятый замкнутый круг, ненавижу.
Буду пытаться как-то решить проблему. Два месяца у меня еще есть. Может, соберу хотя бы часть суммы и имплантирую не все положенные, а хотя бы самые важные, девайсы. Да, это плохо скажется на здоровье, но выбор-то у меня не велик. Шайтан подери моих предков с их мусульманством. Все мои однокурсники имеют помощь семьи, один я все сам, отверженный. Тетка тоже считает, что то, что она помогла мне устроиться на "Тамирану" полностью покрыло ее родственный долг. И в общем-то в этом права. Мне она ничего не должна. А вот я ей за эту работу должен. Зная ее, она вполне может в будущем предъявить мне счет. У нее не заржавеет, если что-то потребуется. И так уже бесплатно чиню и настраиваю всю электронику ей и ее подругам. Хотя за мои услуги уже сейчас клиенты платят очень приличные деньги. Студент, даже второкурсник, Кайторской Академии выше тамирских и большинства земных
обычных айтишников, даже если это не является его основной специальностью. Просто за счет привычки работать в киберпространстве, имплантантов и расширяющих модулей.
Мрачные перспективы, тоскливые мысли. Поэтому я так не люблю своих родаков, ведь благодаря им я брошен на произвол судьбы. Просто потому, что не подошел под их замшелые, как старые пни, каноны, написанные древними сказочниками. Помимо чисто материальных затруднений, просто обидно. Все-таки они были когда-то моей семьей, и я наивно надеялся, что они меня любят. Черта с два, выходит. Иллюзии рассеялись, но боль от их предательства остается. Хотя уже давно не такая острая, как было в первый момент, когда я узнал, что они отреклись от меня. Остался только один вопрос -- зачем они меня рожали? Чтобы потом выбросить на помойку? Странные люди. Чокнутые, если уж совсем точно. Надеюсь, что хотя бы сестры не разделят мою участь. Хотя... то, что им уготовили предки, по-моему, даже хуже -- быть женами каких-нибудь правоверных ублюдков. И каждый год рожать им столь же правоверных муслят. Уроды гребанные.
Одно хорошо -- от таких мыслей стояк прошел. Можно идти на кассу, потом в свою каюту -- убираться. И подрочить обязательно. Ах да, еще надо не забыть зайти купить чего-нибудь вкусного. Лучше пару пирожных с кремом, которые я обожаю. Ну, кафе недалеко от стюардских кают, на обратном пути загляну. Мне как члену экипажа положена солидная скидка, так что даже не сильно потрачусь. Хоть и выйдет чуть дороже, чем в персональской столовой. До которой идти далеко. И не хочется. Так что марш на кассу.
   Эсайлум
На кассовом терминале возникла небольшая заминка. Прибор считал мои банковские данные... и завис. Не понятно с чего. Операция, которая должна была занять тридцать секунд максимум, уже растянулась на три минуты, и пока не было никаких признаков, что она близится к завершению. Просто чудесно. Мало мне проблем с Вайсой, скорой смерти и нарушенной связи со своим Крылатым, и непоняток с интригами Сти... вот тшетшева примитивная техника землян решила добавить. Для полного счета, видимо. У, фар'рах недобитые, достали.
А впрочем... не стоит раздражаться. Подожду, не смертельно, несколько минут. Вообще... интересно... похоже, всплеск негатива наведенный. Я поймал чьи-то энергетически очень насыщенные эмоции и невольно спроецировал их на себя. А это интересно. Для подобного эффекта эмодонор должен просто кипеть от злобы. А я ничего подобного не ощущаю в окружающем пространстве.
Прикрыв глаза, чтобы не отвлекаться на визуальные образы, я попробовал "вслушаться" в окружающее эмополе. И сразу вычленил приближающегося из-за соседнего с кассовым терминалом ряда парня. Кэм-система тут же услужливо дополнила данные эмпатического сканирования и процессор, после быстрого запроса в базы данных, развернул общую картину:
"Сергей Мур, стюард космолета "Тамирана", находится на отдыхе, возраст 20 лет, рост 178 сантиметров, вес 56 килограмм, гражданин Земли, родился в городе Дарвин, Австралия, регистрация город Мельбурн, Австралия, учится в
Кайторской Академии на факультете ксенобиохимии на втором курсе, отречен от семьи, голограмма прилагается".
Интересный субъект. С еще более интересными эмоциями. Обязательно нужно взглянуть на него вживую. Тем более, что он красив. Не классической красотой, а той, что своим легким несовершенством притягивает к себя взгляд и вызывает возбуждение.
   Сергей Мур, стюард
У кассового терминала стоял молодой мужчина. Кто-то из пассажиров. Почувствовав на себе его пристальный взгляд, я твердо посмотрел ему в глаза. Черт!
Он не самый красивый из тех, кого я видел в своей жизни, но шайтан подери всех вокруг... всплеск желания едва не снес мне крышу. Я хочу этого парня. Может, это всего лишь из-за того, что у меня давно никого не было, но... здесь и сейчас мне наплевать почему. Весь негатив улетел куда-то из мозга, забрав с собой все извилины, кроме одной, прямой, как стрела. И отвечающей за секс.
В ответ на мой едва ли не физически облизывающий его взгляд глаза парня вспыхнули встречным огнем, который невозможно ни с чем перепутать. Он сделал шаг мне навстречу и протянул руку:
- Меня зовут Эсайлум...
К моей радости, протянутая в ответ рука не дрожала. А вот на его джинсах спереди, зеркально отражая состояние моих бриджей, наметился бугорок... внушительный такой. От калейдоскопических картинок того, что я хотел бы сделать с эти "бугорком", стало жарко.
Почему-то мне совсем не хочется задумываться над обоснованиями, почему этот человек вызвал у меня такую неконтролируемую реакцию. А вот тра*нуть его или самому под него лечь очень охота. А в идеале и так, и так. Поэтому пошла к черту вся философия, подумаю об этом после. Когда кончу с ним хотя бы пару раз. Тем более, что он явно не против того, чтобы со мной развлечься.
  
   Тени 6
   Космолет "Тамирана", ночь 18 января 2490 года
   Эсайлум
Я не понял, что это было. Взгляд глаза в глаза и резкая вспышка желания, набирающего обороты. Его эмоции подпитывали мои и, кажется, что мои эмоции не менее сильно влияют на него, и это самое потрясающее -- он же абсолютно точно не эмпат. Не больше, чем обычный смертный - "коллегу" бы я наверняка не смог не узнать.
Мы еле дождались, пока "отвис" этот проклятый кассовый терминал, в начале, вообще, попытавшийся выдать нечто вроде "ошибка приложения". Как в ответ на это взъярился мой неожиданный знакомый. Нет, внешне это практически никак не проявилось, кроме сжавшихся кулаков и стробоскопических вспышек в глазах, выдающих активацию какого-то кайторского имплантанта. А вот в Сети... это было красиво. Каскад команд, которые, как я понял, взломали защиту оператора магазина и выдали ему такую не слабую виртуальную оплеуху. При
всей иллюзорности такого удара, у реципиента из глаз сейчас наверняка звезды сыпятся. Однако... чтобы с такой легкостью обойти программные ограничения, требуется быть, как минимум, гениальным мнемоником, особенно с учетом того, что у парня нет даже встроенного процессора. Это нужно взять на заметку. Мальчик становится все более интересным.
Зато касса оказалась исправлена в рекордные сроки. "Лечение" оператору явно помогло проснуться и приступить к выполнению своих прямых обязанностей.
- Теперь можем идти, - успокоился Сергей так же быстро, как и вспыхнул, и теперь сиял задорной улыбкой, - кстати, куда? К тебе или ко мне? - у него, как и у меня, не было ни грана сомнения, чем продолжится наше знакомство. Его желание, удовольствие от наших почти случайных прикосновений теплой волной захлестывают мою ауру, питая ее, восстанавливая нарушенный вчерашним убийством -- проклятием баланс.
- Давай к тебе, - я на миг представил реакцию Вайсы, если бы сейчас заявился и, разбудив, выставил ее из каюты погулять, пока буду развлекаться. Она же небеса на землю обрушит своим гневом, такие громы и молнии полетят в меня... вместе со всем, что ей под руку попадется. Но идея забавная. Если она продолжит вести себя столь же безобразно, как это было при отлете, я точно устрою ей нечто в этом роде. А будет возмущаться, еще и выпорю, чисто в воспитательных целях, чтобы знала свое место и не устраивала истерик по поводу и без оного. Потом придется, конечно, слегка зачаровать ее, чтобы глупостей сразу не наделала, но это не смертельно, не впервой уже.
В глазах Сергея мелькнуло понимание. А в чувствах легкая горечь, впрочем, почти мгновенно смытая тем, что можно было бы назвать пофигизмом. Наверное, он уже не впервые сталкивается с тем, что его случайные любовники -- пассажиры летят не одни. Почему-то эта мысль неприятно царапнула меня.
   Сергей Мур
Когда касса выдала "ошибка приложения", я взбесился. В целом-то я мирный парень, но когда меня достают достаточно долго и достаточно сильно... в общем, это стало последней каплей. Мало того, что этот узкоглазый уже пару раз распускал про меня сплетни, от которых до сих пор отмыться не могу, чего стоит хотя бы тот слух, что я импотент... так еще, мразь такая, не выполняет свои прямые обязанности. Ну, я тебе сейчас устрою. Быстрый вход во внутрикорабельную сеть... личные пароли ты наверняка поленился поменять, мне ли не знать твои привычки -- я еще после первой сплетни начал их изучать -- не люблю прощать просто так.
Взломать хлипкую защиту оказалось на удивление просто, вот и пригодились украденные в прошлый раз пароли разгильдяя -- сплетника. А после этого дать виртуально по морде было и вовсе не проблемой... а он в полном подключении, значит, больно будет и в реале. Зато быстро зашевелился. Перезагрузил зависшую прогу, исправил накопившиеся ошибки. Сильная оплеуха хорошо стимулирует к выполнению рабочих обязанностей в полном объеме... о чем я не преминул ему ехидно сообщить, тайком закладывая в его личный сетевой профиль маленькую программу -- паразита. Он же наверняка попробует отомстить... на свою голову. Посмотрим, как руководство отреагирует на
скачивание пары терабайт порно -- оргий на рабочем компьютере. Оно у нас обычно трясется над каждым битом трафика. А обнаружить, что это я виноват в такой неприятности, будет нелегко. Если вообще возможно.
Ну вот, с кассой и сплетником разобрался, можно вернуться к более приятному делу. Вот оно стоит рядом это дело и, похоже, само не понимает, что пальцами поглаживает мою руку... мурр, приятно.
- Теперь можем идти, - пробив свои покупки, я улыбаясь повернулся к парню, -- кстати, куда? К тебе или ко мне? - Стояк за то время, пока я разбирался с обнаглевшим оператором, ничуть не упал. Слишком мощный "афродизиак" рядом. По лицу "афродизиака" пробежала еле заметная тень, и он сказал мне фразу, которую я уже предугадал:
- Давай к тебе.
Мда, а на что я надеялся?.. наверняка такой парень летит не один. Скорее всего, с какой-нибудь девкой, которая ни сном ни духом о том, что ее бойфренду или даже жениху приятнее с парнями, чем с ней. А впрочем... я ведь и так не рассчитывал на что-то большее, чем просто разовый хороший секс с этим красавчиком. Так что все собственнические инстинкты по отношению к нему рвем, как Тузик грелку (выражение прадеда, в честь которого меня и назвали. Только ради любимого предка я выучил этот адски сложный и архаичный русский язык), и прячем обрывки куда подальше. Только не в задницу, там сегодня, надеюсь, будет кое-что более приятное, ха.
- Ко мне, так ко мне, - продолжаю улыбаться, - тогда чур не пугаться бардака, - прибраться-то у себя я так и не успел, планировал ведь после магазина этим заняться. Да и черт с ним, кровать чистая, а немного пыли на полу и разбросанные вещи, не думаю, что сильно встревожат желающего секса мужика. Меня ведь никогда не волновали подобные мелочи.
Эсайлум сделал жест, по-видимому, означающий "нашел, чем пугать". Ну, и чудно.
Ко мне мы добрались быстро. Практически не разговаривая -- так, обменялись парой шуток ни о чем. Я не люблю лишние беседы в такие моменты -- всегда типовые вопросы и ответы, каждый из которых можно предсказать еще за пару лет до встречи, скука. Гораздо интереснее, будто невзначай, разглядывать нового знакомого, пытаться понять, каким он будет -- нежным, порывистым, жестким? Умелым или, напротив, закомплексованным? Будет ли с ним интересно или станет разочарованием?
Эсайлум красив. Причем той красотой, что нравится мне. Не высокий -- чуть ниже меня, а во мне метр семьдесят восемь сантиметров, худощавый, с ладной фигурой и черными короткими волосами. В глазах линзы. Чувственные губы, так и напрашивающиеся на поцелуй. Я видел и более модельных красавчиков, с парой из них даже спал. Но он мне нравится. Он умеет ненавязчиво и дружески молчать с незнакомым ему парнем. Не курит. А я не люблю пепельниц и трещеток. Не смущается без толку. Если и в постели будет хорош, то мне сегодня лихо подфартило. Пусть даже на один раз.
Меня уже слегка потряхивало от нетерпения и возбуждения, когда я пропустил в открывшуюся дверь Эса и замыкал ее за собой. Но как только дверь отрезала
нас от внешнего мира, возникло странное ощущение, будто мы каким-то непостижимым образом сливаемся в едино существо... для полного слияния не хватало только одного... и я притянул к себе парня, жадно, наконец-то дорвавшись до его манящих губ, целуя.
Почувствовав язык Эса на губах, легонько коснулся его своим... обычно соприкосновение языков само по себе ощущение очень чувственное, но с этим парнем оно какое-то совсем фантастическое - меня аж подбросило, а потом накрыло. Мы были одним целым... я даже не сразу понял, что мешает до конца прочувствовать это. Ну, конечно же, одежда. Дурацкая рубашка с кучей пуговиц!
Мои руки уже сами подлезли под рубашку и гладят спину, но так просто, через голову от рубашки не избавиться... придется расстегивать. Он в долгу не остался -- его пальцы скользнули под футболкой вверх, к груди и сжали мой сосок.
Черт, мне мало этого... пытаясь не разорвать поцелуй, попробовал расстегнуть его рубашку... не выходит... блин, преисподняя! Видимо, Эсайлум чувствовал тоже, потому что чуть отстранился и хрипло прошептал:
- Давай снимем с тебя эту тшетшеву футболку, - и тут же уткнулся губами мне в шею, будто заранее зная, что это моя личная эрогенная зона. Внизу живота уже почти болит от сладостного напряжения. Парень оторвался от меня и буквально сорвал футболку, я едва успел поднять руки.
- Ты такой вкусный, - он потянул меня на кровать, вновь поцелуями лишая возможности собрать разбегающиеся мысли.
   Эсайлум
У него очень приятная кожа... кожа, эмоции и запах - то, что определяет мое отношение к постельным партнерам... он еще вкусно пахнет...
Но самое необычное -- это то, что потоки его ауры вплетаются в меня, связывая нас воедино... практически невозможное для человека явление... не опасное, но многократно усиливающее наслаждение. Тшетш, да кто же он? Такого у меня никогда не было с другими парнями - не элиферцами.
Но мысли путаются, тают в волнах наслаждения, равного которому я давно не испытывал.
Я сорвал с парня футболку, потом затащил его в кровать, где мы уже в четыре руки избавились от моей рубашки... как не оборвали половину пуговиц, не понимаю, так дергали, второпях, пока расстегивали.
Провел ладонью по груди, вниз, к животу, укладывая парня на кровать, языком чертя дорожку от шеи с соску, который в "конце пути" взял ртом. Этот мальчик такой вкусный... хочется спуститься вниз и попробовать его член, но я стараюсь не спешить. Ограничиваюсь только тем, что обхватил его через бриджи рукой, чувствуя, как Сергей выгибается навстречу этой ласке.
- Давай разденемся, - улыбка трогает мои губы. Желание слишком сильно, чтобы тратить много времени на медленные, дразнящие ласки. Это будет... но позже. Когда утолим первый, самый сильный голод.
Ответом мне стал смех Сергея и его полный страсти взгляд:
- Давай, но я хочу сам тебя раздеть.
Я перекатился на спину и поднял руки в знак того, что даю ему полную свободу. Потоки Силы, маскирующейся под его ауру, последовали за мной, не обращая внимания на разрыв физического контакта. И окончательно обретая совершенно нечеловеческие очертания, лишая меня сомнений, что, кем бы Сергей не был, но крови людей в нем хорошо если четверть. Чужая энергия
прошла мои ментальные щиты, как меч сквозь пламя -- не заметив и не повредив.
Опытные руки парня быстро расстегнули ремень и начали стягивать джинсы. Я чуть приподнял бедра, чтобы ему было удобнее. И в скором времени остался полностью голым -- он заодно снял с меня и трусы с кедами. И сам запустил руки ему в бриджи, через ткань боксеров провел по возбужденному члену, мошонке, с наслаждением ощущая, как его ладони рефлекторно сжались на моей заднице.
Поймал его изучающий взгляд... интересно, о чем он сейчас думает, когда все его эмоции пронизаны жаром желания и непонятной Силой?
Хочется прекратить все эти игры и просто войти в этого странного, желанного до боли мальчишку. Слишком давно у меня никого не было, слишком мощное воздействие на уровне тонкого тела. И оно меня беспокоит даже сквозь ураган страсти. Слишком необычно.
Я первым разорвал контакт взглядов. Резким, почти грубым движением мысли сбросил через встроенный процессор запрос в центральный архив Элифера, указав приблизительные параметры воздействия, - мне нужно понять, что происходит. А пока буду "собирать статистический материал"... тоже приятный процесс, что ни говори...
Сергей отстранился и оперся на локти, выгибаясь, помогая мне сдернуть с него бриджи и трусы.
   Сергей Мур
Как странно... набросились друг на друга так, что разорвать были готовы, а сейчас, несмотря на бешеное желание (и у него, я уверен, тоже!), мы глядим друг на друга... или я просто жду, что он возьмет меня сам?
В его глазах страсть и какое-то потрясенное изумление, будто он смотрит не на парня, а на какое-то чудо света. Будь мы знакомы чуть лучше, я бы спросил, о чем он думает. А так... я не хочу сбивать настроение неуместными вопросами, ответы на которые могут быть слишком личными... такими, что их не доверишь случайному любовнику. Поэтому я почти с облегчением увидел, что он отвел взгляд. Не люблю чувствовать себя египетской пирамидой перед туристом.
Мне пришлось оторваться от него (и его великолепной задницы, ха), чтобы помочь ему стащить с меня остатки одежды. А потом перевернул не сопротивляющегося моему самоуправству Эса на спину и прочертил языком дорожку вниз по его животу к твердому члену. Лизнул голову, с удовольствием услышав его стон. Снова обхватил руками незаслуженно покинутые ягодицы парня и крепко сжал их... приподнимая бедра, одновременно погружая его член себе в рот... медленно, облизывая головку круговыми движениями... потом еще глубже, насколько помещается... ощущая приятный солоноватый вкус смазки.
Но долго наслаждаться "игрушкой" мне не дали. Буквально через минуту --
две Эсайлум подхватил меня за плечи и буквально силой подтянул к себе:
- Я так долго не продержусь, - в его голосе смех и наслаждение. Его губы смяли мои в требовательном, почти болезненном поцелуе, выбивая из головы все мысли.
- Шестьдесят девять? - мое предложение, прозвучавшее между поцелуями, было встречено с энтузиазмом. И через полминуты мы лежали валетом в моей самой любимой позиции. По телу пробежала волна наслаждения... и я почти физически ощутил, как она замыкает нас обоих друг на друга.
   Эсайлум
Процессор сообщил, что поступил первичный ответ из архива, когда я только вобрал в рот твердую плоть парня. И впервые в моей жизни, был послан... отдохнуть. Не до него. Потом узнаю, что он там раскопал. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что подобное поведение мне не свойственно, а медицинская кэм-сеть вообще инициировала проверку состояния организма, встревоженная необычными реакциями носителя. И Бездна с ней... потом еще и посмотрю, что она найдет. Мне наверняка станет интересно. Но, ради всех богов Глубин, не сейчас, когда губы и язык Сергея ласкают мой член, а его орудие истекает смазкой на моих губах.
Я продолжил насаживаться - отступать ртом на члене парня, одновременно лаская рукой его мошонку, промежность... потом мой между делом смоченный слюной палец добрался до заветной дырочки... в которую так хочется войти. Мой любовник, сладко застонав, радостно подался мне навстречу, принимая в анал первого вестника грядущего вторжения. И одновременно обхватил рукой мою задницу, и притянул к себе таким собственническим жестом, будто опасаясь, что я сейчас сбегу... или просто закрепляя за собой право собственности.
- Я хочу, чтобы ты вошел в меня, почувствовать тебя в себе, - сдавленно простонал Сергей, оторвавшись от моего члена. Тшетш, этот парень просто читает мои мысли... те, что еще остались в моей дурной голове, не растаяв в его странной Силе.
- У тебя есть смазка? - В ответ Сергей безвольно махнул рукой в сторону тумбочки:
- Там... рядом с тобой... второй ящик... сверху...
Отрываться от него не хотелось. Ненавижу этот момент, когда кровь почти закипает от желания, а приходится идти доставать смазку. Хорошо хоть, что он ученик кайторцев - они, как и элиферцы, ставят наноблоки против любой известной заразы, просто не давая проникнуть в тело... можно обойтись без презерватива -- этого куска резины, стирающего половину ощущений. 
Достал смазку, выдавил себе на пальцы и чуть согрел в руке. Сергей жадным взглядом ловил каждое мое действие... похоже, парень готов насадиться на мой член даже без смазки. А я с почти садистским наслаждением любуюсь нетерпением парня, хотя, кажется, что меня скоро самого разорвет от возбуждения. Последнее соображение решило дело, и я встал между ног парня, смазывая его дырочку.
- Не издевайся, пожалуйста, - у Сергея получилось так жалобно, что он сам
фыркнул вслед за мной. А я с радостью внял просьбе, столь созвучной с моими собственными желаниями, и приставил свое орудие к попке любовника, медленно входя в податливую теплую плоть.
"Соберу статистический материал, соберу статистический материал..." - я идиот. Волна чужой Силы, которую я все время ощущал, красиво замаскированная плащом эмоций и желания, буквально захлестнула меня с головой, подчиняя своей воле, отбрасывая прочь всякое подобие сопротивления. Себя осознавать я начал, только ощутив, что мой член уже полностью в любовнике. Судя по виду парня, я сделал это достаточно искусно - опыт, похоже, не дал мне грубо врываться сразу же, даже в помутненном ненадолго состоянии рассудка.
От ощущения тугой попки, обтягивающей мой член, приятно было до боли. Сергей ловит рукой мою руку, и новая волна Силы, уже практически не маскирующей свое присутствие, электрическим импульсом сплавляет нас воедино.
-Значит, так вот делаешь, - подумал я, чувствуя, что Сила соединила нас в единый круговорот.- А если я отвечу? - Движение мысли, и уже моя Сила замыкается на центрах наслаждения парня. С обычным смертным я не рискнул бы - это привязало бы его ко мне. Но на моем члене сейчас подмахивает явно не простой смертный. А значит, можно рискнуть. Одновременно с воздействием я закинул его ноги себе на плечи и еще глубже вошел в него. 
   Сергей Мур
Я с восторгом ощутил погружение в себя вожделенного члена, обхватил ногами бедра Эса и уперся руками в стенку у изголовья кровати, чтобы насадиться еще глубже. Потом протянул вперед руку и сплел пальцы с пальцами Эса, почти неосознанно пытаясь воссоздать то странное ощущение "замкнутой волны наслаждения", что недавно мелькнуло. Меня пронзило, будто ударом молнии -- круг все-таки удалось замкнуть, чем бы он там ни был, и все тело выгнулось в потоке пронизывающего его удовольствия... и стал старательно раскачиваться навстречу движениям парня, и двигать задницей, подстраиваясь под его ритм. 
Я начинал потихоньку "плыть", с трудом удерживаясь, чтобы не закатить глаза от наслаждения - исключительно только потому, что не хочется терять из виду взгляд еб**его меня парня. Как же это офигительно... видеть его глаза, лицо (пусть даже с собственными ногами слева и справа от него), чувствовать, как он входит в меня, держать его руку... мы одно целое... одно целое... Фак, я же сейчас кончу просто от одной только мысли о том, как это гармонично!
Его прикосновение к члену пронизывает мое тело насквозь, как будто электрическим разрядом... это было последнее, недостающее звено, и я окончательно теряю контроль над своим телом. После первого же движения его руки мой член выстреливает, и "отдача" сотрясает все мое тело в оргазме... Я изгибаюсь навстречу Эсу, голова запрокидывается, и изо всех сил прижимаюсь к нему, насаживаясь на его ствол так глубоко, как это только возможно... И в этот момент чувствую, что он разряжается внутри меня... Да! Да, мой хороший, давай... сейчас ты только мой... я не говорю этого вслух... а может, и говорю, не понимаю, все плывет.
   Эсайлум
Глаза в глаза, взгляд в взгляд... не поединок, но единение... такого у меня никогда не было, тем более с людьми... рукой беру его член и начинаю дрочить, моля Бездну, чтобы Сергей быстрее кончил, потому что дольше пары минут я уже не выдержу. К моей радости, он взорвался почти сразу, красиво выстреливая бурными потоками густой белой спермы. Вид его оргазма, попка, сжимающаяся на моем члене, стали последней каплей, сломавшей мою выдержку. И я отпустил себя, разряжаясь прямо внутрь него, чувствуя, как от наслаждения темнеет в глазах, не в силах даже разобрать, что он еле слышно шепчет... ничего, процессор запишет и расшифрует. Потом... все потом. Это была последняя мысль, прежде чем я неожиданно для самого себя провалился в сон.
   Преисподняя -- Ауспейс, ночь 18 января
   Лейс Кенриссейн рэ Кантриэль, Крылатый
Алое пламя красиво переливается в огненном фонтане, порождая своей пляской фантастические тени на стенах огромной пещеры. Тени движутся сначала вслед за танцем своего создателя, но буквально через минуту - другую обретают самостоятельность и начинают жить своей таинственной жизнью. Охотятся друг за другом, рисуют, меняются, некоторые даже обретают трехмерное обличье и подбираются к бесам и душам... немало несчастных, не разглядевших вовремя опасности, окончили свою жизнь в утробах порождений алого огня и моей сумрачной фантазии. Естественный отбор в действии -- растяпы не выживают.
Тени обладают своеобразным разумом и четко знают, что будут уничтожены, едва наскучат мне. А потому их главная цель -- быть интересными. Когда я создавал их в очередном помрачении рассудка, даже не думал, что они окажутся настолько полезными и пронырливыми. Они даже с моей тенью смогли столковаться и теперь почитают ее, как богиню, сообщают ей много полезного о моих хитроумных подданных и не менее хитроумных врагах и союзниках. Даже порой уговаривают некоторые посторонние тени предавать своих хозяев и служить мне. Смешные существа... интересно, а они есть реально или это новый приступ безумия?
Щелкнул пальцами, призывая командира гвардейцев.
- Урсаил, ты видишь на стенах пляску теней? - вышколенный бес даже глазом не моргнул -- они давно привыкли к "чудачествам" своего лорда -- архидемона. И знают, что могут лгать кому угодно, но не мне, иначе кара превзойдет любой ужас, который знали до этого.
- Вижу, повелитель, тени танцуют и оживают, как вы повелели, - воин преклонил колени, в его голосе звучит уверенность в верности действий господина. Если бы я не знал, кто он такой, я бы назвал его красивым и преданным солдатом. Но, увы, я прекрасно вижу, что под превосходной личиной скрывается один из бойцов армии, которую Люцифер вел на штурм ангельского мира еще на заре времен. На его совести миллионы убитых и соблазненных, он давно не знает преданности, а тлен и мерзость ауры этого
существа заставят блевать даже отнюдь не брезгливых порождений Бездны.
Скормить его теням, что ли? Ладно, пусть живет... пока. А вот иллюзия моего следящего взгляда будет полезна -- пусть ему всегда чудится, что я смотрю на него из-за спины. Заодно, на случай, если вздумает предать... добавим личинку сарши -- маленького паразита из Глубин, сводящего носителя с ума и питающегося хаотическими выбросами энергии в момент приступов безумия. Избавиться от моего презента он сам не сможет. И пробуждение личинки станет для меня надежным сигналом, что предательство из мыслей перекочевало в дело.
"Ступай на место", - жестом отослал Урсаила и с отвращением взглянул на хнычущую перед моим троном сущность очередного человечка, при жизни продавшего мне свою душу в обмен на неиссякаемую мужскую силу и привлекательность для женщин. Скучное ничтожество, полное комплексов, вбитых недалекими родителями. Эта душонка не представляет из себя ровным счетом ничего интересного -- пустые комплексы, трусливое сердце, жил инстинктами "поесть, попить, потрахаться, посплетничать", даже в Легионы Греха не годится. Туда могут попасть только отборные грешники, а не такие растения, каких в Аду навалом. Подобные твари куда хуже демонов -- те хотя бы имеют в большинстве своем яркие индивидуальности. А это... даже не пыль под ногами, а пустая порода на глубине километра.
- Отдайте его поиграть легиону "Фемин", - равнодушный приговор идиоту, который лишился из-за своей глупости даже права на обычное адское страдание. С антрацитово - черных когтей срывается глиф, погрузившийся в приговоренную душонку. Знак того, что он отныне собственность женщин, совершивших при жизни смертные грехи во имя превосходства "слабого" пола. Одного из самых зловещих моих легионов -- многие грешники предпочитают, чтобы их мучили демоны, а не эти хищницы, для своего развлечения постоянно выдумывающие такое, что у многоопытных в пытках чертей кровь в венах стынет. Мне он больше не интересен.
На сегодня дела здесь закончены -- этот был последним из грешников, попавших за вчерашний день в мои владения.
Легкое, почти ленивое движение Силы раскрыло портал в Ауспейс -- мою цитадель, когда я ощутил необычный сигнал от одного из важнейших моих аватаров -- Эсайлума. Его ощущения стали настолько странными, что это привлекло мое внимание. К сожалению, связь еще не до конца восстановилась. Но и то, что я "услышал", заставило насторожиться и быстро развернуть несколько специальных атрибутов, с их помощью выстраивая особое заклинание, позволяющее чувствовать все так, как чувствует мой аватар... конечно, это даст весьма обрывочную информацию, по сравнению с тем, что могу воспринять я сам, но лучше так, чем совсем никак.
Ха, забавно. Интересно, а мой близнец предвидел такой поворот? Инкуб... причем не измененный Глубинами или Адом, а прирожденный Повелитель Страсти. И это чудо тьмы встретилось на пути Эса. И, конечно, спящая кровь пробудилась, соприкоснувшись с аурой аватара лонгиира... и сейчас затягивает обоих парней в водоворот своей Силы... прелестно.
Я почувствовал, как мои губы поднимаются в саркастической усмешке, обнажая клыки. Воистину, Эру посылает нам свои дары все время, главное, их не пропустить и не оттолкнуть. Я даже не надеялся на такую удачу, как только что инициировавшийся молодой инкуб в помощь Эсайлуму. Но это не значит, что я его упущу.
Поврежденная связь не станет помехой -- в отличие от суккубов, Повелители Страсти не выпивают жизненную энергию из партнеров, а черпают через них Силу из Изначального Источника, преобразуя ее в резерв своей уникальной энергии. И это действо весьма полезно для ауры их любовников -- залечиваются все повреждения, затягиваются даже физические раны. А значит, связь восстановится многим быстрее.
К тому же... у меня есть там дубль Эса... использую и его.
Планы на ближайшие часы оказались немедленно пересмотрены. Большей частью дел занялись мои проекции и копии, не особо срочные перенеслись на более поздний срок, а для решения самых важных выделил половину потоков внимания. И остался совершенно свободен для своего любимого дела -- сна. Люблю сниться разным разумным. Это так весело... многие из них так забавно тушуются или отмахиваются, будто я обычный кошмар, хех. Надеюсь, юный инкуб... Сергей окажется интересным во сне. Тем лучше будет для него.
  
   Тени 7
   Ауспейс, ночь 18 января 2490 года по сиднейскому времени
   Лейс Кенриссейн рэ Кантриэль, Крылатый
Так сложилось, что каждый лонгиир -- Дракон Бездны, одним из которых я себя считаю до сих пор, несмотря на все свои трансформации, рано или поздно обзаводится личным миром. Кто-то завоевывает и изменяет под себя уже существующий, кто-то создает, иногда с нуля, кто-то творит его из части себя... пути у каждого свои. В зависимости от своей Силы, ее особенностей, собственных личных предпочтений и возможностей, драконы выстраивают себе "пещеру", в которую почти невозможно попасть, без согласия хозяина.
В таких мирах мы храним свои сокровища, гаремы, библиотеки и оружие, отдыхаем, творим, планируем. Естественно, что каждое подобное личное владение за бесконечную жизнь лонгиира обращается в сугубо индивидуальное произведение искусства, которое начинает жить своей жизнью. Это неизбежно.
Мой мир -- Ауспейс. Он мне приснился еще в детстве, когда я жил у наставника -- провидца. Вначале был просто мечтой о доме, где нет боли, нет пыток и беспощадных женщин, живущих, как мне тогда казалось, только ради того, чтобы превращать мою жизнь в ад. Греза об убежище, в котором я смогу укрыться от всех жестокостей, сопровождавших мое детство. Месте, куда я смог бы забрать любимого брата, которому приходилось еще хуже, чем мне -- ведь он защищал меня ценой умножения своих страданий. Позднее, с ростом моей Силы, мечта обрела материальность и самосознание, но до сих пор для моего мира основа -- сон и иллюзии. Не удивительно для сноходца, не правда ли? Я придумал для него правила, ставшие физическими законами. Населил
понравившимися в других мирах существами и оставил жить рядом с ними разумные и не очень иллюзии.
Ауспейс стал ассишейдом -- инструментом и воплощением моей Силы. Моей твердыней, подобием родного дома, которого у меня никогда не было... точнее воплощенной иллюзией сбывшейся мечты о нем.
И сейчас я, опираясь на сознание дубля своего аватара, раскрыл врата между сном Сергея и своим миром, точно зная, что он проснется уже здесь... нет, его тело осталось на корабле, на котором он летит. Но душа попала ко мне. И Ауспейс подарил ей новое, свое тело, в которое Сергей сможет приходить каждый раз, когда уснет в реальности.
Я редко делаю такие подарки смертным. Но этот мальчик... он меня заинтересовал, даже когда я смотрел на него через призму восприятия Эсайлума. Скорее всего, он станет одной из драгоценностей моей сокровищницы.
Глупости, что драконы собирают какие-то там металлы и кристаллы, которые люди почитают благородными. Нет, наши самые главные сокровища -- души. И тела, что к ним прилагаются, вернее, их матрицы. На базе которых можно строить совершенные произведения искусства. И мы действительно за них готовы убить любого, кто покусится украсть или отнять.
Я не стал скрывать свою внешность мороком. Легкая накидка не даст ему сразу испугаться необычного, а потом он сможет привыкнуть. Даже молодой, неопытный инкуб способен выдержать многим большее, чем обычный смертный. Иначе бы они не смогли быть настолько ксенофилами, как есть в реальности. Повелителей страсти слишком привлекает все необычное, чтобы они могли лишний раз бояться чего-то, что не видели раньше.
Ауспейс соткал иллюзию комнаты, считав мои толком не осознанные желания, и попробовал привлечь мое внимание, показывая в темном окне разные виды себя любимого. Мой мир любит похвастаться своей красотой и бесконечно множащимися новинками. И радуется, когда я привожу ему что-то необычное из своих странствий. Чем бы это ни было -- нестандартной душой, необычным эфирным потоком или даже просто красивой галькой, подобранной на пляже.
Хах! Ну девушки и жгут, - очередной вид в окне вдруг привлек мое внимание. Ковен ведьм (кстати, надо вспомнить еще, как их сюда занесло) колдовал у Ока Мира над чем-то, напоминающим высокотехнологичный тонкий доспех... самое смешное, судя по их мыслям, они хотят преподнести эту поделку в дар мне.
Вот одна из них, по виду самая старшая, склонилась перед Оком, простирая к нему руки... в которые тут же упала хрустально -- прозрачная капля...
Забавно. Ауспейс в ударе. Помню, как он где-то что-то вычитал и потом почти полвека просил сделать ему Очи Мира -- достаточно странные по описанию артефакты. Никакие аргументы, что я занят, зачем ему они сдались и прочие просто не сработали. Аус уперся, как капризный ребенок, и мне пришлось садиться и проектировать эти непонятно зачем нужные штуковины. Потому что он нашел, как добиться своего, попросив их в подарок на свое очередное тысячелетие. И мне пришлось долгое время думать и пытаться понять, что именно можно сделать, чтобы удовлетворить каприз моего любимого мира.
Как ни странно, но итог понравился и мне самому.
Всего я создал три таких талисмана. На каждый ушло по сотне могущественных магов, которые вложили свой Дар и свои души в сотканную мной паутину заклятий и эвернайтов. И в распоряжении Ауспейса оказались многофункциональные инструменты, которые он до сих пор тщательно модернизирует при первой же возможности. Так, что я даже сам не очень представляю, во что превратился мой подарок.
Но вот в "слезе", что упала в руки ведьмы, явно содержится очень мощное свернутое плетение, созданное самим Аусом. Да, надо будет посмотреть, что они там наваяют. Может, на самом деле окажется не столь бесполезной игрушкой, как я сначала подумал.
А пока мне надо поговорить со столь перспективным инкубом. Который уже проснулся и еще не может сообразить, что вокруг него не так. Разрушим тишину его недоумения:
- Ты проснулся...
   Сергей Мур
Я проснулся от того, что мне стало холодно. Сначала машинально пошарил рукой, пытаясь найти одеяло, но его просто не оказалось в пределах досягаемости. Неужели так крутился, что спихнул?
Память возвращалась медленнее, чем сознание. До меня не сразу дошло, что уснул я не один и явно не там, где проснулся. Во всяком случае, в моей каютке точно не было такого траходрома, на котором десяток человек разместится без проблем. Кстати, черные простыни, конечно, пошло, но с серебряным рисунком даже красиво. И у меня зеркальный потолок отсутствовал, как класс. И уж, конечно, моя жилплощадь не была выдержана в стиле хай-тек. Да и свет в нем давали обычные диодные лампы... здесь же такое впечатление, что он вообще не имеет источника, просто разлит в пространстве.
Черт, что за шутки? Меня ракетой подбросило на кровати. Где я? И куда подевался Эсайлум?
- Ты проснулся... - ровный мужской голос, странно лишенный эмоций, не спрашивал, но констатировал факт. Его обладатель стоял у темного провала окна спиной ко мне. Было что-то странное в его высокой фигуре, но я не мог понять, что именно -- все скрывала серая полупрозрачная накидка с капюшоном.
Шайтан, да что происходит, что за бред? Я остро ощутил, что полностью обнажен и под рукой нет ничего, что можно было бы использовать, как оружие. Не то, чтобы я так сильно испугался за свою жизнь или еще смешнее невинность... хах, это понятие давно со мной несовместимо... но все слишком странно. Непонятно... необычно...
- Кто вы? - почему-то я не смог спросить ничего умнее. Да и, вообще, чувствую себя идиотом -- голый, стоя на кровати, на которой не помню, как оказался, и неизвестно перед кем.
- Я... - в голосе моего визави впервые появились эмоции -- ирония, горечь, странное веселье. И он повернулся ко мне, одновременно сбрасывая с себя скрывающую его накидку. А я почувствовал, как падает моя челюсть...
У существа, на которое я смотрел, оказалась золотистая смуглая кожа, изящная крылатая гуманоидная фигура и лицо так похожее и одновременно так не похожее на человеческое. Совершенно нечеловеческие глаза, состоящие из крестообразного зрачка и беспрерывно движущейся радужки цвета бездонных морских глубин с серебристыми вспышками в глубине. Белков не было вообще. Сложный узор в верхней части лба с темным, почти черным камнем в центре, вырастающим прямо из плоти. Длинные, заметно ниже плеч волосы того же оттенка небрежно ложатся на спину и пытаются лезть в глаза. Тонкие четырехфаланговые пальцы заканчиваются выдвигающимися черными когтями, на кончиках которых играют ультрамариновые искорки. На странно тонких запястьях расположились по четыре щупальца, прижатые к рукам в направлении локтей. За спиной наполовину сложенные тончайшие, похожие на синюю дымку, чешуйчатые и когтистые крылья.
Я стоял, наверно, минут пять, как идиот, пялясь на это диво, в котором, при всей его гуманоидности, не было ничего похожего на расы Галактического союза. Передо мной стоял Чужой, о которых ходило столько сказок и анекдотов. Но глядя на него, выхватывая взглядом все новые и новые непривычные детали его облика, мне почему-то совершенно не хотелось смеяться. Даже то, что из одежды на нем только брюки, не умаляло исходящего от него ощущения скрытой силы и угрозы. Он просто не нуждался в каких-то внешних атрибутах, чтобы производить впечатление...
Едва прошел первый шок, как промелькнула мысль -- он совершенно не похож на девушку -- у тех, как минимум, груди должны быть... и чудесно сложен... Красиво прорисованный рельеф мышц, но не перекачан. А медленно перетекающие по коже абстрактные "татуировки" даже придают ему дополнительную изюминку... я поймал себя, что жалею о том, что на нем штаны и, вообще, смотрю на незнакомца с чисто мужским интересом...
Шайтан! Отлично, я как всегда в своем репертуаре -- не знаю где, не пойми как оказался, рядом со мной Чужой, неизвестный никому в Галактике, а я его тут же оцениваю с точки зрения потрахаться... меня, наверно, даже могила не исправит...
- Налюбовался? - Чужой спросил без всякой рисовки и насмешки. Вообще, судя по нашему недолгому диалогу, он не очень эмоционален. В разговоре, во всяком случае. Все чувства в голосе очень ровные, будто парень их под линейку подстригает. Когда они вообще есть.
- Неа, - неожиданно для себя брякнул я, чувствуя, что от дикости всего происходящего меня просто начинает нести, - я же половину тебя не видел.
Пламя радужки Чужого полыхнуло серебряно -- бирюзовой вспышкой, практически скрывая зрачок.
- Ты веселый парень, - впервые его губы тронула улыбка, обнажая белоснежные зубы... особенно длинные тонкие клыки... как у вампира. Кем бы он ни был, но явно не относится к травоядным. Таких кусачек у прирожденных вегетарианцев не бывает... главное, чтобы он не предпочитал в качестве основного блюда симпатичных парней с Земли, а то есть у меня сомнения, что смогу отбиться, если решит мной пообедать... - Хочешь увидеть больше? - в его интонациях
читалось искреннее любопытство.
Естественно, я не смог отказаться от такого искушения. Да, это глупость, но будь он хоть сто раз Чужим, от бесплатного стриптиза в исполнении такого классного парня я не откажусь... тем более он сам предложил... да и меня разглядел во всех подробностях. Так что моя совесть чиста.
- Конечно, хочу, - я сел на край кровати, ожидая обещанного интересного зрелища.
   Лейс Кенриссейн рэ Кантриэль, Крылатый
Нет, мне решительно повезло, что Эсайлум нашел этого парня. Читая его мысли, я с трудом сдерживал смех. Он не ошибся насчет рациона драконов, но банально съесть такого парня было бы непростительной глупостью.
Он хочет, чтобы я разделся? Да пожалуйста, мне нечего стыдиться. Даже шрамы, которые невозможно свести ничем, не уродуют, а украшают мое тело -- они знаки побед, в которых я отделался ранами, а вставшие против меня потеряли души и жизни.
Я не стал смущать его и снял с себя штаны, как обычный смертный парень, руками, не заставляя их исчезнуть мысленным приказом, как обычно. Закинул руки за голову, позволяя получше себя рассмотреть. И с удовольствием увидел, как внутри него вспыхнула яркая искра Силы Страсти, отзываясь на искушение.
- Теперь рассмотрел? - я уже намеренно дразнил Сергея, видя, как у него почти против воли встает член.
- Знаешь,- его мысли вполне соответствуют словам, - если ты не хочешь, чтобы я начал грязно приставать, тебе лучше одеться. - Мальчик настолько искренен в своем благородном стремлении не навязываться тому, кто может его не желать, что хочется растерзать его проклятых родителей, сумевших-таки вбить в него мысль о том, что он развратник, это мерзкое ощущение собственной нечистоты. Подлые твари! Такие же, как та, что когда-то "воспитывала" меня самого. Они сумели затмить в нем ощущение самоценности, заставив воспринимать весь мир сквозь отражение в кривом зеркале тени их предрассудков. Ненавижу! - вспышка злобы никак не отражается на этом теле, Сергей не заметил никаких изменений... но алое пламя в моих адских владениях взорвалось яростным вулканом, выплескивая гнев своего повелителя на всех, кому не повезло оказаться рядом с ним. И Бездна с ними, там нет сейчас никого, по- настоящему ценного для меня.
Мне придется потратить много сил и времени, чтобы очистить эту скверну с его сознания и вернуть ему давно утраченное самоуважение, отсутствие которого он так искусно прячет сам от себя за ироническим отношением к жизни. Но любые затраты того стоят. Парень -- бриллиант, измазанный мазутом. Очистившись, он станет пламенем, зажигающим тела и души... не только потому, что инкуб...
- А если я не против? - он не успел еще осознать мои слова, а я уже оказался рядом с ним и положил ему руки на плечи, слегка впиваясь когтями в нежную кожу. - Если я сам этого хочу? - мой голос опустился до интимного полушепота. Видеть его изумление так смешно... мальчик и близко не шут, но веселит меня все время. Такой непосредственный. Такой красивый внутри... так напоминает
меня в юношестве, когда я еще даже не думал, что стану одним из герцогов Ада.
Мои губы коснулись его, и он страстно ответил, хоть ему явно было непривычно целоваться с клыкастым парнем. Потоки его пробудившейся Силы пришли в движение и начали осторожно ласкать -- внедряться в мою ауру. Я мог бы их отбросить без труда, но... не вижу смысла. Тем более, что в ответ начала пробуждаться та часть моего Дара, которая была в свое время особенно извращена моим воцарением в Аду. Ведь когда-то я тоже был урожденным Повелителем Страсти.
Я наслаждался поцелуем, искренним желанием Сергея. Но в моей голове продолжали кружиться далекие от страсти мысли и мечты. Этот мальчик станет моим учеником. В нем нет того изъяна, что есть во мне. Он не заражен инфернальной Силой, извратившей мою сущность. Что же до того, что он смертный и его могущество не идет ни в какое сравнение с магией Драконов Бездны... это не беда. Уж если чему отступники -- лонгииры и научились, так это тому, что любое ограничение можно обойти. А тут совсем простой случай -- даже кошку можно превратить в полубога, если есть достаточно ресурсов и знание, как это сделать. Все это имеется, причем в избытке. И уже скоро мой ученик станет кошмаром для врагов Крылатых. Сладкий яд, которому практически невозможно противостоять. А у меня будет чудесный парень, который надолго пропишется в моей постели, к нашему обоюдному удовольствию.
Так, а вот наметившееся в его мыслях самоедство надо пресекать. Лучше всего отвлечь ощущениями так, чтобы даже думать о нем забыл... хоть ненадолго.
   Сергей Мур
В глубине души я как-то наивно думал, что Чужой просто шутит и раздеваться не станет. Как бы не так! Он без всякого смущения сбросил брюки, да еще и руки за голову закинул, демонстрируя свое великолепное тело. Чисто мужское, теперь никаких сомнений в его поле точно не осталось.
И уж точно я не ожидал, что он сам полезет целоваться. Он был непривычным на вкус и запах -- с легким смолистым оттенком. Это ничуть не отталкивало, даже было приятно. Но необычно. Клыки немного мешались, но он явно имел немалый опыт поцелуев, поэтому совсем скоро я почти перестал замечать это маленькое неудобство. Шелковистое прикосновение его кожи зажгло в моем теле яростное пламя, будто я и не трахался совсем недавно с Эсайлумом.
Шайтан! Я окончательно превращаюсь не пойми во что -- только что переспал с одним совершенно незнакомым парнем и почти сразу прыгаю в постель к другому, не более знакомому... да еще и из неизвестной расы... и самое паршивое, даже не хочу ничего менять... ооох, только не останавливайся...
Пока я рефлексовал, меня разложили на этом траходроме и подмяли под себя, не прекращая целовать. Чума и мрак, как же приятно... но, мне тоже хочется проявить инициативу. Оторвавшись от таких сладких губ, я на секунду прикусил мочку его уха и начал вылизывать ушную раковину, наслаждаясь его стоном и прижавшейся к моей ноге вставшей плотью... к которой тут же потянулась моя шаловливая рука.
Парень не стал препятствовать мне, напротив, приподнял ногу, чтобы мне было удобнее ласкать его член. А сам потянулся к моему. Черт, я сначала даже немного струхнул -- когти-то у него явно острые... а мне мое хозяйство весьма дорого. И не только как память, не нать мне таких меморий, ни за какие блага не нать. Только реальность. Но я зря переживал. Парень оказался очень аккуратным, и кастрировать меня явно не собирался, ха. Заодно выяснилось, что он умеет исполнять забавный фокус -- когда его рука дрочила мне, ее щупальца весьма приятно ласкали мне яйца... никогда бы не догадался, что такая экзотическая штука организма может быть использована для столь приземленного дела... только пусть не останавливается, плииииз...
Буквально через пару минут взаимных ласк Чужой лег на спину и оперся на оказавшиеся неожиданно прочными и упругими тонкие крылья.
- Войди мне в рот, - парень закинул руки за голову, - трахни меня до горла.
От таких приглашений я не отказываюсь, особенно, когда оно звучит из уст желанного мне... он не человек... ладно, пусть будет -- существа. Одно тревожно -- он же клыкастик... впрочем, попробую.
Я провел рукой по его лбу, коснулся камня в центре узора -- он оказался странно холодным, почти обжигающе -- ледяным. И запустил пальцы в волосы, одновременно входя в его призывно приоткрытый теплый рот, тут же обхвативший мой ствол мягкими губами. И клыки нам совершенно не мешали.
Кем бы он ни был, но минет он явно делает не первый раз -- эта единственная мысль билась в моей дурной голове, пока я размеренно двигался, входя в него полностью, до лобка, - без опыта невозможно так принимать член до самой глотки. Или подавишься, или стошнит, если хотя бы неправильно языком шевельнешь.
Его руки покинули свою позицию и легли на мои ягодицы. А я, напротив, стал направлять его голову ладонями. И параллельно наслаждаться тем, как он ласкает мою попку... похоже, мне суждено в эту ночь быть оттраханым двумя парнями подряд. Черт! И с какого хрена меня так заводит эта мысль?! Похоже, мои мысли о паре мальчиков после полета обрели воплощение немножко раньше... Еще бы только понять, куда меня затащил второй мальчик. Понятно, что это какая-то незнакомая технология перемещения и вряд ли меня будут убивать -- иначе бы не сосали с таким энтузиазмом. Хотя, можно и не убивая сделать с человеком много чего неприятного...
Тут парень дернул головой, пытаясь высвободиться. Я не стал удерживать и отпустил его голову. И на меня тут же уставились его нереальные глазищи, в которых сейчас явно горело возмущение:
- Да никто тебя не съест, умник, - на этот раз его голос безэмоциональным назвал бы только глухой на оба уха. - Какого черта ты отвлекаешься? Мне весь настрой сбиваешь... - и тут же, предвосхищая мой молчаливый вопрос, фыркнул: - Да, читаю я твои мысли, читаю, - и тут же почти обижено: - А ты, тшетш фар рехт, думаешь о том, что я могу тебя поиметь и в клетку посадить... На кой ты мне там сдался?
- Ээм... - Шайтан, похоже, я на ровном месте умудрился обидеть парня. Но кто же, чума его подери, мог предположить, что он телепат? В отличие от многих, я
совершенно не боялся того, что он читает мои мысли. Обычно страшатся за грязные секреты о каких-то похождениях -- извращениях... В Кайторе с этим намного проще -- когда архивы личной жизни хранятся на общедоступных облачных серверах, которые не вскроет только ленивый, смущение по поводу собственных пристрастий и особенностей, что о них кто-то узнает, пропадает быстро. Я же все-таки ученик их Академии и планировал получить гражданство, поэтом дал разрешение на выкладку своих данных. А вот с подозрениями реально что я могу поделать, оказавшись неведомо где, непонятно как?
Чужой чисто по- человечески вздохнул.
- Мда... меня зовут Лейс, - парень фыркнул вместе со мной моей мысли о том, что Эсайлум хотя бы представился до минета, - а насчет подозрений предлагаю поговорить чуть позже, - он взял мой член рукой и лизнул головку, заставляя вздрогнуть от удовольствия, - когда я тебя поимею хоть раз.
- А почему не наоборот? - Не, мне, конечно, хочется, чтобы он меня оттрахал по полной программе, но природная вредность заставляет задать сей каверзный вопрос. К тому же реально интересно, а на самом деле -- почему?
- Наоборот тоже будет, но в следующий раз, - откровенно смеется Лейс, продолжая облизывать, будто мороженное, мой ствол. И предупреждая новые вопросы, добавил: - Мы же оба этого хотим.
Угу, есть такое. Мне часто нравится быть ведомым в постели. Шон в свое время смеялся, что у меня будто тумблером переключаются желания. То могу днями кайфовать в пассивной роли, то резко заглючит, и мне подавай только активную позицию.
- Убедил, - смеюсь в ответ, - сегодня буду пассивом. Бери.
- Мурр, щедро, - он отодвинулся и вскочил, подхватывая меня на руки, - такой красивый мальчик отдает мне свою симпатичную попку.
- Черт! Паршивец, прибью! - этот инопланетный пакостник закружил меня по траходрому... на руках... щекоча меня щупальцами. Попытки выдраться не давали ничего -- у чокнутого Чужого мышцы оказались, как из корабельной бронестали, не дернуться. Это насмешливое издевательство, однако даже на йоту не уменьшило моего возбуждения... даже напротив, ощутить себя удерживаемым сильным парнем неожиданно оказалось очень эротично.
- Мрак! Лейс, сволочь, хватит издеваться, трахать пора! - Парень рассмеялся моей экспрессивности, но послушно опустил меня на спину и развел мне ноги, закидывая их себе на плечи. Откуда он достал смазку и когда успел, я так и не понял, но почти сразу ощутил его пальцы, смазывающие мою дырочку... а потом медленно входящий в нее ствол. Ох, черт, как же приятно... этот мальчик знает свое дело. Под такого лечь одно удовольствие -- четко чувствует, что и как сделать, чтоб все было без боли... млять, это просто улетный кайф...
Я уже открыто стонал под ним, стараясь податься навстречу ритмично двигающемуся члену, принять его еще глубже... а тут еще этот чертов телепат начал дрочить мне член... сука, я же взорвусь... млять... пяти минут под парнем еще не провел, а уже готов кончить... оффф, до чего же приятно.
На то, что он вышел из меня, я отреагировал нечленораздельным, но очень
возмущенным протестом, мне же было только что так хорошо. Но он проигнорировал мои протесты и быстро перевернул меня на живот, подтянул к себе, ставя меня раком, и вновь вошел в жаждущую его член попку.
Когти его левой руки почти впиваются в мои плечи, пока он засаживается в мою задницу, в то время как правая вновь дрочит мне, одновременно щупальцами лаская яйца... Млять, надо будет себе подобные имплантировать, все пассы моими будут. Да и не только они...
Я подмахивал Лейсу, с трудом сдерживая подступающий оргазм. Но когда он неожиданно сжал мой член, организм послал волю на фиг и в глазах буквально потемнело от волны наслаждения, вызванного разрядкой. Чеееерт! Как хорошо. И почти сразу за вслед за мной прямо в меня кончил и мой любовник. Ххаааа... - дыхание вырывается сквозь плотно сжатые зубы. Чума и мрак... два классных парня за одну ночь. И оба просто чудо в постели... надеюсь, Чужой не обидится на то, что я спал не только с ним сегодня. И заодно объяснит, где я.
Парень повалился на бок, осторожно увлекая меня за собой и явно стараясь, чтобы его все еще твердый ствол не вышел из моей попки.
- Это мой мир -- Ауспейс, - он поцеловал меня в макушку, - ты можешь приходить сюда, когда захочешь, я всегда буду рад тебе, - и, предупреждая вопросы, теснящиеся в моей дурной голове, добавил: - Для перехода тебе достаточно перед сном пожелать оказаться здесь. И проснешься уже у меня. Соответственно, так же можно вернуться туда, откуда перешел ко мне -- просто уснув здесь. В следующий раз я хочу показать тебе то, куда ты попал, более подробно, но сейчас уже почти не осталось времени, - в его голосе отчетливо слышится легкая грусть, - тебе пора спать... и проснуться у себя.
И тут я понял, что засыпаю. Попытался раскрыть глаза, но веки словно свинцом налились. И так и уснул с чужим членом в заднице, полной непоняткой по поводу того, куда попал и что это вообще было, и странным ощущением умиротворяющего покоя, исходящего от моего нового любовника.
   Лейс Кенриссейн рэ Кантриэль, Крылатый (Ауспейс, парк, час спустя)
Рейтис шагнул мне навстречу из тени -- иллюзии, буквально разрывая пространство, чьи изорванные клочья остались висеть по краям медленно сжимающейся дыры. Я с трудом сдержал гневный рык. Любого другого за такое отношение к Ауспейсу убил бы не задумываясь. Впрочем, никто кроме него и не может вот так проникать в чужие владения без спроса. Только он такой... умелец тшетшев.
Странно видеть слепые черные глаза брата на незнакомом лице какого-то эльфа. Где только мой близнец умудрился его раздобыть, чтобы воплотиться? Такого чистокровного нолдор, что весь его вид говорит о не разбавленной на протяжении десятков поколений генетической линии. Странно видеть на этом эталоне светлого создания многослойные печати, явно принадлежащие авторству Эмриса -- возлюбленного Рея (и нашего общего с ним любовника заодно, ага). Это его классический почерк в плетениях мистических схем -- минимально возможное количество Силы и нестандартные решения, обращающие вроде бы обычные заклинания в нечто практически неразрушимое. Вплетенные в тело и простую одежду -- джинсы и футболка,
даже ноги босые, они превратили саму суть парня -- основы в аркан, спасающий оболочку от разрушения чуждой энергетикой. Кем бы не был в своей свободной жизни владелец стоящего передо мной тела, теперь он не более чем очень удобное вместилище для чужой души. Даже я не смогу вернуть его в нормальное состояние.
- Поздравляю тебя, брат, - мелодичный голос эльфа абсолютно не похож на тот, которым когда-то в своем теле говорил Рейтис, но передает его интонации в совершенстве. - Сергей станет великолепным учеником, - чужие губы трогает до невозможности знакомая улыбка, всегда действовавшая на меня, как валерьянка на кота. Он предпочитает говорить словами, а не мыслями... как обычно, после его безумного воскресения. - Он поможет выполнить миссию твоему аватару... о котором я как раз хотел бы немного поговорить.
- А что не так с Эсайлумом? - Насколько же не удобен такой способ общения. Но в свои мысли он теперь не любит пускать... и я даже понимаю почему -- реанимировать собеседников, случайно воспринявших не предназначенное им очередное убойное видение, быстро надоедает. А он так и не научился на сто процентов контролировать свои провидческие всплески, несущие в себе титанические заряды энергии. А во время телепатического общения они иногда прорывались на общую волну. И тогда Рею приходилось спасать тех, с кем общался... я пару раз попал под такое... это очень больно.
- Как ты помнишь, - брат нервно взмахнул чужой рукой, - я изменял твои чувства по отношению к этой смертной -- Вайсилайне, чтобы твой аватар смог ее любить. Имплантировал приязнь, уважение, немного страсти.
- Помню. - Интересно, к чему вся эта прелюдия? Мне тогда никак не получалось вложить в аватара необходимую глубину и искренность чувств к этой смертной. А любая иллюзия могла растаять под излучением Запрета. И пришлось моему близнецу копаться в моих мозгах, добавляя то, чего там по определению быть не могло -- представить, что я смогу сам по- настоящему полюбить и начать уважать обычную человеческую самку, к тому же, мягко говоря, не слишком приятную (а кому нравятся самовлюбленные истерички?)... это слишком фантастично. Даже для лучшего сноходца среди Драконов Бездны, каким я, несомненно, являюсь.
- Да, - брат считал все мои мысли, будто их и не скрывал многослойный и щит, и бесчисленные иллюзии, туманящие мое сознание, - она годилась бы только в качестве куска мяса на завтрак, если бы не то, что она потомок аватары нашей "любимой" прапрабабки. Даже не знаю, стоит ли мне гордиться тем, что добился такой деградации ее рода. Такая прародительница и настолько ничтожная наследница, - он покачал головой. - Я так и не смог понять смертных... впрочем, не буду отвлекаться. Есть тревожные симптомы -- похоже, я несколько перестарался, и ты сам сейчас ее воспринимаешь не совсем адекватно, -- он осторожно подсветил мое воспоминание, которое не понравилось ему:
"- У тебя красивая женщина. -- В моем мысленном голосе удовлетворенные, едва не мурлычащие нотки. - Сильная, гордая, умная - мне нравится твой вкус.
- Мне тоже. -- Улыбка касается губ и разума Эсайлума, и я прячу ее, ласково
целуя волосы обсуждаемой нами девушки. -- Она чудесна, несмотря на норовистый характер и обычаи ее родины, которые мне, мягко говоря,... но, хвала Черным Звездам, нам не нужно жить на ее планете..."
- И такое все чаще повторяется. Это еще не серьезное чувство, но уже явная неадекватность восприятия, - он аурой выразил свое сожаление и признание ошибки, - я не хочу, чтобы мои чары сыграли роль приворота. Мне надо их скорректировать, чтобы ты видел ее так, как она есть -- взбалмошной идиоткой, не ценящей тех, кто ее любит. А не идеальный образ, который складывается сейчас в твоем сознании, - голос брата льется мелодичной рекой, не приказывая, но объясняя, и я ловлю себя на том, что киваю, соглашаясь с ним. Нет, я не считаю, что все настолько тревожно, как говорит он, но... мой близнец лучше знает. И если видит так, значит, все так и есть. С самого рождения я был его ведомым и сейчас не буду возражать из-за такого пустяка, как смертная. Он мой Верхний, это мой выбор. И я последую за ним сейчас, как когда-то последовал в пучины Запретной магии.
- Да, Лен, - я очень редко называю его сокровенным первым именем, и он на миг вспыхивает от радости и удовольствия -- это наша игра: он никогда не принуждает меня называть его так, это своего рода мое признание в любви, ведь одно из значений имени "Лен" - любимый. - Сделай, как считаешь нужным. 
  
   Go home
   Тени 8
   Космолет "Тамирана". Ночь 18 января 2490 года
   Клон Эс-7 (сны)
Ветер... он пронизывает насквозь, несет в себе слезы дождя, хотя небо странно пусто -- в нем нет ни звезд, ни луны, ни солнца. Даже туч и то нет. Только разлитое багрово -- желтое сияние от извергающей пепел и лаву горы вдалеке.
Ветер рвет плащ на плечах, омывает лицо ледяной водой, оседающей на волосах, и сносит прочь запах гари и ладана, пытается бросить на колени... на острые камни, которые непостижимым образом отчетливо видны на дне пропасти рядом. По камням, похожим на ограненные алмазы, течет синяя вода... до них больше двухсот метров -- знание приходит, как из ниоткуда... будто я когда-то читал об этом. Когда? Не помню. Да это и неважно. В отличие от очередного порыва, который едва не сбросил меня вниз. В руках возникло отвратительное ощущение, когда я об этом подумал. Но ноги еще крепче впились в почву под ними... кажется, даже пустили корни, чтобы удержаться.
- Здесь мы создавали Малестрейс, - в голосе мастера ностальгические нотки.
- Малестрейс? - вопрос и еще пара шагов под ударами летящего воздуха.
- Да, - Кенриссейн улыбнулся, и теплая волна его эмоций скользнула по моему разуму, - талисман, с помощью которого мы хотели превратить эту вселенную в такульту -- бездонный Колодец Силы и душ, принадлежащий только Крылатым. Нам не хватило совсем немного времени и сил, чтобы закончить свою работу... и мы проиграли. - Умом я понимал, о чем он говорит. Но вот в
полной мере осознать грандиозность замысла не мог. Чисто физически. Представить себе артефакт, способный захватить и изменить целую Вселенную... О, тут даже мое довольно богатое воображение пасовало. Поэтому я предпочел поверить на слово своему Крылатому. Лучше так, чем сойти с ума, пытаясь объять необъятное.
- А зачем ты привел меня сюда, в этот сон? - По-моему, достаточно резонный вопрос. Особенно с учетом того, что ветер все упорнее пытается сбросить меня на дно пропасти, тшетш бы его подрал.
- Сейчас появилась возможность собрать осколки нашего талисмана. И воссоздать его, - хищное предвкушение буквально пронизывает голос и эмоции дракона.
- Значит, будет новая война? - Это было бы вполне логично. Древние враги Крылатых живы до сих пор и наверняка не изменили свое мнение по поводу замысла превратить их вселенную в Колодец Силы.
- Войны может не быть, - мастер материализовался рядом со мной, и неистовый ветер затих, словно страшась дуть рядом с Драконом Бездны. - Старые планы уже давно в прошлом, к тому же наши противники в этот раз сумели создать очень мощную оборону -- у нашего вторжения будут не очень большие шансы на победу. Но, чтобы заключить мир, нужно иметь веские аргументы на руках. А что может быть лучше угрозы тотального уничтожения?
- Подобно ядерному оружию на Земле в двадцатом веке... - задумчиво протянул я, про себя тихо радуясь, что моя любимая стихия больше не норовит сбросить меня в пропасть.
- Да. Только у наших противников нет ничего равноценного, что могло бы угрожать нашей империи, - Кенриссейн грустно усмехнулся, - к сожалению, у нас нет возможности сейчас высвободить достаточно сил, чтобы завершить начатое тогда. Остается только постараться заключить максимально выгодный мир. И в этом нам поможет эта девочка -- Вайсилайна. Маленькая соломинка, которая переломит хребет верблюду... - Мастеру нравится время от времени использовать к месту местные поговорки, половину из которых я сам не знаю... приходится лезть в Сеть и делать запрос... ага, понятно, что имелось в виду. Забавное изречение.
- Воистину великая ирония Творца в том, что хранительницей осколков Малестрейса станет молодая смертная, которая никогда не поймет ценности того, что ей достанется...
- Вайса? - я уверен в ответе, но все-таки переспрашиваю. Интересно, а каким образом частицы столь могущественного артефакта окажутся у моей будущей девушки?
- Да, семья Вайсилайны хранит обломки уже более двухсот лет... создательница этого рода - наш древний родич и самый страшный враг нашего дела. Она не хочет, чтобы мы обрели что-то подобное такульту. Одна мысль об этом ее приводит в ужас, - Кенриссейн рассмеялся. - Но ее замыслы послужили нам, помогли собрать часть осколков. Осталось только изъять их у хранительницы, которая лишена связи с ней. И потому бессильна.
Повелитель смеется, даже когда взрывается чудовищным ураганом,
обращающим реальность в танец ультрамариновых махаонов. Порыв сжатого воздуха касается меня тысячами изумительно красивых бабочек, и я чувствую, что лечу вниз... в пропасть... прочь из дивного видения чуждого мира, сопровождаемый смехом безумного дракона.
   Клон Эс-7 (реальность)
Четверка шаати -- гибких лент, составляющих мою вторую кожу, вытянулись до полутора метров и танцуют, изображая змей. Их "тела" мягко фосфоресцируют в полной темноте моей каюты... но глядя на них, я вижу не красивую домашнюю постановку, а то, что они символизируют.
Я намного совершеннее предыдущих шести версий. Мастера моего родного амистада наконец-то сумели добиться прорыва в разработках. Если раньше приходилось закрывать глаза на физические недостатки клона, способного вмещать сознание Крылатого -- любое отклонение от человеческой конфигурации неизменно приводило к тому, что излучение Запрета за считанные недели разрушало улучшенное тело. Но все это в прошлом. Теперь аватар Кенриссейна обретет тело более достойное своего статуса. И это меня очень радует -- ведь именно мне суждено им стать. Тот я, какой есть сейчас... это заготовка. Меня даже полноценной личностью сложно назвать. И так будет до тех пор, пока Шестой не передаст мне нашу общую суть. Что случится завтра ночью... мое второе, истинное рождение. До которого еще сутки. Полные работы во имя моего Крылатого повелителя, сброшенного с Небес. Он, как и я, родился дважды. Я его часть. И подобно ему, второе появление на свет встречу в крови, дыму и тенях... у меня двадцать четыре часа, чтобы подготовить соответствующие декорации. Бездна времени, если не лениться.
Для начала схожу, полюбуюсь на свою будущую девушку. Что-то меня заранее не радует мысль о ней, надеюсь, что полноценное воплощение изменит такое мое отношение. Судя по тому, что я о ней знаю, она не самый приятный в общении человек. Во всяком случае, для парней.
Хотя... у меня не слишком много опыта. Я живу два года, готовясь к своей роли. Мне приходилось общаться с разными людьми, но сказать, что я смог познать психологию в совершенстве, нельзя. Но тренировки, во время которых я взаимодействовал с симулятором Вайсилайны, созданным на базе наблюдений за ней нашими учеными... иногда я не верил, что это та женщина, которую мне предназначили в возлюбленные. Ее самовлюбленность и нежелание выходить за рамки привычного меня бесили неимоверно. Надеюсь, что в реальности она окажется лучше своей учебной копии. Хоть немножко. Иначе я не представляю, как смогу хоть что-то испытывать по отношению к ней. Вся надежда на это и на то, что воплощение изменит мое восприятие. Любили же ее как-то два моих предшественника. Самое плохое, что я не видел в ней любви ко мне. Если так будет на самом деле... мне окажется очень невесело, даже если я сам влюблюсь в нее. Вопросы, вопросы, вопросы... и ни одного ответа нет. А я все-таки живой. Пусть и не человек. И в отличие от предыдущих версий, буду жить не один год, который можно было бы просто перемучаться.
А пока я ее, мягко говоря, не люблю. И это меня смущает. Сильно смущает, если честно.
Корабль затих в условной ночи. Большая часть людей и тамирцев легли спать. От отдельных кают доносятся яркие сексуальные вспышки. А вот в каюте справа от меня у дамы болит желудок, и она по этому поводу очень зла и расстроена одновременно. Гремучая ядовитая смесь чувств сразу. Я не прислушиваюсь специально. Зачем? Свои возможности, как эмпата, я проверил уже очень давно, а читать эмоции тех, кто уже мертв, не так уж и интересно. Даже если они еще не знают о том, что их уже нет в живых. У меня есть более важные дела.
Естественно, никто и не пытается чинить мне препятствия. Для всех я -- один из пассажиров лайнера "Тамирана", честно купивший билет, уроженец Марса. Шаати помогли даже скрыть мое сверхъестественное сходство с Эсайлумом шестой версии.
Войти в каюту, где разместились Эсайлум и Вайсилайна, оказалось несложно -- процессор моего предшественника передал в Сеть Элифера ключ доступа, поэтому проблем с его получением не было. Парень уже ушел, оставив спящую девушку одну. Я с некоторой робостью застыл у порога. Увидеть ту, чье подобие изводило меня последние полгода... одновременно интересно и немного страшно. Да, она спит и, судя по эмоциям, очень крепко. Но дело не в этом. На какое-то мгновение я чуть было не решил, что не хочу смотреть. Атавистичная, наивная попытка скрыться от реальности, недопустимая для высшего. Преодоленная практически сразу, но ставшая тревожным звоночком, настоятельно намекающим на необходимость поработать над собственным психоэмоциональным балансом.
Шаати послушно скользнула с руки, прильнула к коже женщины, сливаясь с ней, не давая проснуться. Мне не нужны эксцессы до срока. Я откинул одеяло и с интересом стал разглядывать открывшееся зрелище, благо, мое зрение не требует сильного света, чтобы рассмотреть подробности. Мдаа...
- Мастер, и мне с ЭТИМ спать? Ты издеваешься? - измазанная растекшейся косметикой девичья мордашка была даже симпатичной... но тшетш фар рехт, настолько похожа на свою копию -- симулятор, что какое там возбуждение, что вы? Хорошо, хоть не шарахнулся, выдержки хватило.
- А ты раздень и присмотрись повнимательнее, может, что интересного найдешь, - в мысленном голосе мастера откровенно саркастические нотки. И чувствуется, что он веселится. Весельчак тшетшев. Не ему же думать о том, чтобы не опозориться в постели. Я, конечно, могу включить программу "автопилота", но это же признание собственной недееспособности. Позор, о котором буду знать только я. Но от этого не менее горький и постыдный.
Тем не менее я последовал "доброму" совету. Не в поисках "интересного". Но не оставлять же девчонку спать в одежде. Шаати гарантирует, что не разбужу ее, а ей удобнее будет.
У нее красивая фигура. Да и на лицо ничего так. Даже с учетом того, что я любой девушке предпочитаю красивого парня, невозможно не оценить результат нескольких веков генетической селекции, когда в отцы выбирались только красивые наложники. Но, во имя всех Крылатых, в этой упаковке такой мерзкий характер, если верить занятиям с симулятором. Да, он может кому-то
нравиться, но... не тому, кто с ней хочет жить рядом. Особенно, если этот кто-то парень. Я мог бы понять высокомерие, даже злость. Но не в силах понять равнодушие и себялюбивую холодность к нуждам партнера, его желаниям.
Раздев Вайсу, я укрыл ее, аккуратно сложил ее одежду и отправился прочь из каюты в смешанных чувствах. Да, она красивая. Но я не хочу ее. Хоть бы только воплощение реально поменяло что-то у меня в мозгах. Иначе семейная жизнь у нас точно не сложится.
   Космолет "Тамирана". Утро, 7:30, 18 января 2490 года
   Сергей Мур, стюард
Пробуждение оказалось на редкость приятным. Знакомая сладкая тяжесть внизу живота и ощущение влажного тепла чужого рта, умело принимающего в себя мой член... полностью, по самые яйца. Мурр... до чего же классно. Еще не проснувшийся мозг подсунул каверзную мысль -- а это кто? И где? Эсайлум или Лейс? Мысля подействовала, как холодный душ, заставив распахнуть глаза и быстро приподняться на локтях. Темноволосая голова прилежно сосущего Эса внизу моего живота заставила меня с облегчением выдохнуть. Все-таки это привычная реальность, а не тот то ли сон, то ли другой мир. Если честно, то я немного боялся, что застряну там, на Ауспейсе.
Почему-то вариант, что это просто шизофрения и у меня шизоидные видения, до этого как-то даже не посетил мою неразумную верхнюю конечность, в которую обычно кушаю. Только сейчас дошло, что этот "сон" можно и так истолковать... только подумаю об этом попозже, сначала я хочу кончить... очень хочу.... и если этот умник так будет стараться, то долго этого ждать не придется. Черт, кто его только учил, стервеца, так шикарно делать минет... ффф... - сдавленное шипение вылетает сквозь мои стиснутые зубы. Как хорошо, шайтан его подери.
Эс сообразил, что уже довел меня до точки и я скоро кончу... и тут же отстранился... мрак! Какого?!
- Э, нет, - протянул он и тут же без предупреждения впился в мои губы поцелуем, подминая под себя, прижимаясь ко мне своим возбужденным стволом. И через минуту, когда я уже "поплыл", отчаянно лаская его руками, стараясь не упустить ни сантиметра его роскошного тела, столь же резко оборвал наш поцелуй... Куснул меня за ухо:
- Я хочу почувствовать тебя в себе. Трахни меня...
Черт! От таких предложений невозможно отказаться... о чем я и сообщил своему любовнику, перед тем как куснуть его за шею. Моя шаловливая лапка коснулась его попки, подбираясь к дырочке, в которую он меня так страстно приглашает.
У меня стоит, как железный, будто я и не трахался два раза перед этим, несмотря на то, что фактически не спал сегодня -- "сон" был слишком похож на реальность, чтобы можно было считать его таковым... в конце концов, даже пребывание в виртуальном пространстве считается бодрствованием по кайторским правилам. Отчасти в этом виноват сам Эс, удивительно точно уловивший, что после двух раз, когда имели меня, мне хочется активной роли...
перемена позиций всегда вызывала у меня дополнительный прилив возбуждения.
У Эсайлума нет чудесных щупалец Лейса, доставивших мне такое удовольствие, но когда он стал ласкать мою мошонку, пока я тянулся за смазкой... он и одними пальцами чудесно справляется, мой красавчик. Точно, надо будет спросить, где его учили так заниматься сексом... нет, учить с нуля меня не надо, хвала всем богам, опыт есть, но квалификацию можно повысить, хе-хе.
Его-то самого, скорее всего, я больше не увижу -- улетит со своей женщиной и хорошо, если хоть раз вспомнит страстный секс с мальчишкой -- стюардом. Так, к черту все эти мысли. Я с самого начала знал, что все это на один раз. К черту, я сказал. Еще не хватало раскиснуть и испортить себе и человеку столь чудесно начавшееся действо. Он и так старается доставить мне удовольствие, а я думаю о всяком дерьме. Есть здесь и сейчас, а о всяких несбывшихся романтических глупостях я подумаю утром. Когда буду на работе и один. Не рискуя отравить настроение своему случайному чудесному любовнику.
Эсайлум лег на спину и сам раздвинул ноги, открывая мне доступ к своей красивой заднице... слегка подкачанной, но не превратившейся в каменный сгусток мышц, как у некоторых. В общем, то, что я люблю, хах. Звучит, как реклама одной древней фирмы. Черт, что только в голову не лезет в такие моменты, когда от возбуждения соображалка практически полностью отключается.
Аккуратно смазав дырочку, я вытер руку и начал медленно входить, стараясь не причинить боли. Это так легко сделать на этом этапе. Мрак! Гормоны требуют ворваться и жестко трахать это вожделенное тело... но нельзя. Нужно дать ему привыкнуть к моему вторжению. Он там совершенно точно не мальчик, но явно не увлекается гигантскими фаллоимитаторами, после которых любой член кажется карандашом в стакане.
По моему телу пробегает невольная дрожь, когда мой ствол входит в него полностью... как же это приятно, шайтан всех подери! Видеть, как симпатичный парень под тобой наслаждается твоим вторжением, чувствовать, как его плоть обтягивает твой член.
- Дааа... - стонет Эс, без всякого ложного стыда подаваясь мне навстречу и обхватывая мои бедра своими ногами, стремясь принять в себя еще глубже... его стоны сладкой музыкой отдаются во мне, еще больше возбуждая... хотя казалось, что сильнее уже невозможно.
Опершись на одну руку, я второй начинаю дрочить ему... мне немного неудобно, но вид плавящегося в огне желания молодого мужчины искупает все эти мелочи. Мрак, как же мне хорошо... я уже практически не сдерживаю себя -- мы поймали общий ритм, в котором хорошо обоим. Быстрый ритм, хвала всем богам мира.
Я обожаю эту эйфорию слияния... когда теряешь представление о времени. Ту, что можно достичь только с приятным и умелым любовником. Его попка туго обхватывает мой ствол, заставляя меня буквально рычать от похоти... только бы не кончить раньше него... в первый активный раз с этим парнем мне хочется,
чтобы он финишировал прежде, чем я, кончил подо мной.
Сексуальное напряжение все нарастает... дыхание давно сбилось у обоих и вырывается стонами наслаждения. Мы даже не меняем позы, оставаясь лицом к лицу -- поймав идеальное положение, не хотим его потерять... Черт! Еще минута, и я не выдержу... Одно только радует -- Эс тоже завелся и так же балансирует на грани -- мои импланты продолжают равнодушно считывать и анализировать информацию, не беспокоясь о том, чем занят их хозяин.
Его ствол вздрагивает в моей руке и выбрасывает наружу белый фонтанчик спермы... Йес! Да, я выдержал! Вид оргазма моего любовника, сладкие судороги, сжимающие мое орудие, продолжающее его трахать... такое не выдержал бы и святой... мне хватило нескольких движений, чтобы присоединиться к Эсу, бурно изливаясь внутри него... Господи, как же хорошо...
   Космолет "Тамирана". Утро, 9 часов, 18 января 2490 года
   Клон Эс-7
Корабельное "утро" я встретил в кинозале, наблюдая за каким-то довольно пустым фильмом, который совершенно не отвлекал от размышлений. Я даже названия его не запомнил. В очередной раз убеждаюсь, что большая часть галактического искусства -- редкостная нелепость, лишенная иного смысла, кроме срубания денег. Хотя порой в этой куче мусора попадаются бриллианты по настоящему стоящих произведений и вещей. Но это явно не тот случай. Впрочем, я как-то и не ожидал иного. Это было ясно еще из тизера.
Приказ Крылатого ясен. Этот корабль не должен добраться до Тамира. Такова воля даже не Кенриссейна, а самого старшего среди Крылатых -- Рейтиса. Сумасшедший провидец, предводитель моих богов. Единственный, кто может отдавать приказы даже Крылатым.
Насколько я вообще что-то понимаю в этом мире, все, что происходит -- всего лишь элементы очередной его интриги. Тот же симулятор Вайсилайны впервые дан в рамках подготовки очередной версии. Причем это было прямое распоряжение Рейтиса. Заведомо понятно, что не запрограммированный на любовь к ней парень от общения с ее подобием быстро заработает стойкое отвращение к любому общению с такой дамочкой. Я уверен, что если это понятно даже мне, то дракон, тем более пророк, точно рассчитал последствия еще за много лет до того, как все случилось. И ему зачем-то нужно, чтобы я так относился к своей предполагаемой девушке.
Вообще, я люблю своих богов. Их интриги бесподобны и всегда непонятны. Часто кажется, что они противоречат друг другу. Но даже провалы неизменно оборачиваются к их пользе. И они никогда не предаю тех, кто в них верит. Даже если могут от этого получить серьезную выгоду. Главное, самому не отречься от них.
Сейчас я в эпицентре очередного сплетения замыслов Крылатых. Ночью Кенриссейн использовал меня, как опору, чтобы вытащить в Ауспейс мальчишку -- стюарда. Если честно, я рад этому -- мне удалось увидеть того, кто назначен мне в спутники, и он оказался приятным парнем. Инкуб... кто бы мог только подумать. Интересно будет попробовать с ним в постели самому, а
не только через воспоминания воплощения.
Вообще, у меня сейчас странное настроение. Мир видится будто через призму пепла. Грядущая катастрофа, которая должна скоро разразиться на этом корабле, кровавой пеленой затягивает чувства. Врожденная эмпатия, дери ее демоны. В сочетании со слабой формой предвидения, которую попытались мне привить мастера моей Родины, это очень неприятная штука. Я сейчас будто без кожи, пока не защитит магия воплощения. Больно, холодно и жжется. Выброс Силы Бездны будет ужасен. Это ведь не просто убийство, но Призыв... на который из Глубин отзовется обитающий там монстр. И еще один замысел моих богов обретет жизнь... в прямом смысле слова. Хищную и безумную, как и сами Крылатые -- я не обманываюсь по поводу сути своих повелителей. Да и по поводу своей тоже.
Я хочу увидеть полет драконов. Этой мечтой моя Родина живет уже несчетные века. Увидеть, как многокилометровые чудовища своими крыльями рассекают просторы космоса, возвещая приход новой эпохи... в которой враги повержены, а верные слуги занимают достойное их положение, а не ютятся на окраине вселенной, отрезанные разрушительными чарами. И ради достижения этой цели я готов пойти на многое. В том числе и перетерпеть неприятные ощущения при подготовке теракта -- ритуала. Это не самая большая цена, которую приходится платить детям моей планеты. Мы слишком давно связали свою жизнь с Бездной, причем изначально зная, на что и зачем идем. Предки сделали свой выбор в самом начале, едва познакомились с Крылатыми. И с тех пор ни один элиферец не предал клятв, которым исполнилось уже восемь миллионов лет. И даже чудовищное поражение и торжество врагов не поколебало нашей верности. На которую драконы отвечают нам полной взаимностью.
Сегодня... я завершу подготовку к жертвоприношению. И вечером приду к своей предыдущей версии, чтобы завершить воплощение. Заберу с собой Сергея и Вайсилайну. Мы оставим "Тамирану" на милость моих богов. И доберемся до Венги за пару дней, опередив всех, кто желает зла моей будущей девушке. У нас будет почти неделя форы. Даже с учетом того, что первые сутки после воплощения мне будет очень и очень паршиво... и боюсь, что эта венгская "аспажа" может попробовать воспользоваться ситуацией... тшетш фар рехт, ну, как я буду любить эту женщину, если я ей не верю? В чем заключается замысел Повелителя Рейтиса? Я вижу его, но не понимаю смысла... это выматывает. И очень сильно.
   Космолет "Тамирана". Утро, 10 часов, 18 января 2490 года
   Сергей Мур, стюард
- Эс, ты, конечно, чудесный помощник, но все-таки, зачем тебе это? - мне на самом деле непонятно, почему он не ушел утром, а в почти приказном порядке взялся мне помогать. Нет, он не заходил со мной в каюты к пассажирам, но вопреки всем моим протестам с утра убрался в моей каютке, а потом вовремя подавал мне разные мелочи, за которыми приходится бегать стюарду, помогал заваривать чай -- формально доступ пассажирам к стюардской подсобке не разрешен, но на такое мелкое нарушение не обращала внимания даже
автоматика, не говоря уже о людях. К этому придирались только в одном случае -- если хотели уволить. А я, как бы там ни было, на хорошем счету у руководства.
Другое дело, что у него на самом деле есть девушка, а он предпочитает оставаться со мной. Для меня такое совсем непривычно. Вот и теряюсь в догадках, что же происходит.
- Мне нравится с тобой, - голос Эсайлума безмятежно -- спокоен.
- А как же твоя девушка? - вопрос срывается с моих губ быстрее, чем я успеваю подумать, а стоит ли его задавать.
- Вайса... у нас с ней договор, что она не вмешивается в мои отношения с парнями, - он неожиданно прижал меня к стене подсобки и прошептал: - Ты ведь видел Лейса, он забирал тебя в Ауспейс...
- Эм?? - видимо, мое лицо отразило всю степень моего потрясения. Эс что-то знает о моем странном глюке, над которым я ломал голову все утро. Откуда?
- Я элиферец. - Что? Я только читал об этой расе и их загадочной планете. Кайторские киборги очень интересовались ими и не скрывали от своих студентов некоторые подробности, которые в Галактике старались не вспоминать. Например, разгром флота Галактического союза... или то, что их боги реальны. - Я элиферец, - повторил парень, увидев удивленное недоверие на моем лице, - а Лейс Кенриссейн -- это мой Крылатый. Я в какой-то степени его часть, продолжение... тебе ведь знакомо понятие "аватар"?
- Хочешь сказать, что ты воплощение одного из элиферских богов? - Эм... если это правда, то сие приключение даже для меня немного слишком. Я далеко не девственник, но боги меня еще не трахали.
- Ну... в какой-то степени. Правильнее сказать, что я это тот, кем мог бы быть Кенриссейн... я не знаю, как понятно объяснить тебе, я не мистик...
- Я примерно понял... - Неожиданно навалилась усталость, будто все бессонные ночи и нервные дни последнего времени решили разом отомстить мне за пренебрежение собственным организмом. Поэтому, после первой вспышки, в которой смешались изумление, неверие и смущение, все чувства резко смазались, посерели, будто невидимый паук разом выпил из них жизнь. Ну, подумаешь, познакомился с инопланетным богом теснее некуда, а его воплощение делает мне комплименты и предпочитает мое общество своей девушке... кстати, интересно, а она часом тоже не того, в смысле, не богиня, демон или еще что-нибудь экзотическое? А то одно дело трахаться с божеством (хотя еще вчера вечером скажи мне кто-нибудь такое, назвал бы его шизофреником), и совсем другое испытывать на себе ревность какого-нибудь высшего существа. Есть у меня серьезное подозрение, что подобного можно и не пережить... или не сохранить человеческий облик.
- Ты нравишься и мне, и Лейсу. Мы не будем давить, но... приглашаем тебя с нами, - Эсайлум неожиданно по-мальчишески проказливо усмехнулся, - скучно не будет.
Теперь я видел, насколько они похожи. Лейс и Эс. И не понимал, почему не смог понять это сразу. Да, у них много различий... но все они внешние. У них практически идентичное послевкусие... у каждого разумного оно есть -- тот
осадок, что оставляет общение с ним, некая незримая печать.
- Знаешь, я пока не дам тебе окончательного ответа. Все слишком неожиданно... давай познакомимся получше, хотя бы до конца полета. А там решим, хотите ли ты и Лейс повторить свое приглашение. И хочу ли я его принять. Окей? - мне тоже понравились эти парни... но просто с бухты-барахты принимать решение я не буду. За оставшиеся дни до приземления на Тамир можно выяснить многое. Хотя бы, куда именно они меня приглашают... да и понятие о веселье у каждого свое.
- Договорились, - Эс просиял белозубой улыбкой. - В конце полета ты озвучишь свое решение. А до того попробуем познакомиться, - он рассмеялся, и я невольно рассмеялся с ним. Мысль о том, что нужно познакомиться, звучит комично после бурной ночи, полной сексуальных утех.
   Амсаун Фатирре, жрица Богини
Сестры встревожены, как и я, хоть мы и пытаемся скрыть друг от друга страх, чтобы не вносить смущение в сердца. Но если от сопровождающих нас послушниц еще можно утаить нашу общую тревогу, то в своем кругу это нереально, слишком хорошо наша четверка знает друг друга. Даже старшая из нас, наставница Меллисан, достаточно изучена, чтобы отчетливо понимать -- ее тоже гложет предчувствие чего-то ужасного.
Решение лететь на Тамир приняла наставница. Именно она убедила Преподобную Мать, что необходимо доставить найденный год назад артефакт в Храм Вечной Воды на Тамире, чтобы местные жрицы, славящиеся своим мистическим искусством, смогли исследовать его. Статуэтка крылатого парня с завязанными глазами... ее обнаружили при странных обстоятельствах.
Неожиданное землетрясение уничтожило город Дам на планете Кашмер. И местные сестры, те, что уцелели в этой катастрофе, обнаружили замурованную под разрушившимся алтарем статуэтку, одно прикосновение к которой наполняло мозг извращенными соблазнительными видениями. Послушница, нашедшая эту мерзкую вещь, сошла с ума и убила настоятельницу. А когда ее попробовали схватить, покончила с собой, что-то крича на языке, никому не известном. Устрашенные жрицы -- провинциалки передали жуткую находку посланницам кафедрального Храма сектора. Ими, по воле Богини, оказались Миллисэн, Одитья, Райда и я -- Амсаун.
Сестры Одитья и Райда обладают даром негатора -- их аура, милостью Богини, имеет способность подавлять излучения Сил, истекающих из Бездны. Они посменно хранят ковчежец на протяжении всего года. Немного странно видеть толстушку Одитью, ростом едва ли полтора метра, зато весом под девяносто килограмм -- этакий жизнерадостный рыжеволосый колобок, и вечно серьезную, худую, как щепка, двухметровую Райду практически всегда рядом. Но они дружат вот уже десять лет и друг для друга самые близкие люди, ближе, чем со своими сестрами по крови. Хотя даже в мелочах диаметрально противоположны -- толстушка всегда носит платья и даже при своем весе выглядит очень женственно, а ее подружку всегда принимают за симпатичного, но немного угрюмого парня, с ее короткими черными волосами, неизменными джинсами и мужскими рубашками и джемперами. Нулевой размер груди и
совершенно неженственная походка доводят эту иллюзию до совершенства.
Сейчас проклятая статуэтка у Одитьи. Спрятанная в золотой ковчег размером десять на семь на четыре сантиметра. Она небольшая. Даже очень небольшая, для такой концентрации зла, я бы сказала. Мой Дар -- взывать к благодати Богини и использовать ее Силу. Но аура этого проклятого артефакта пробила мою защиту на раз, еще тогда, в Даме. И до сих пор огненными образами в моем мозгу горят видения, которые он швырнул в меня. Они снятся мне каждую ночь. В той же последовательности, в какой я их увидела впервые. И я не могу даже рассказать о них -- мой язык мертвеет, едва я думаю, что вот сейчас скажу. Руки отнимаются, едва я пробую написать, и даже ментоскоп, позволяющий записывать мысли, не стал выходом, ибо я теряю сознание, едва пытаюсь перенести в него память о кошмарах, что впечатала в меня эта демоническая реликвия... мне страшно. Я боюсь, что моей веры недостаточно, чтобы противостоять, чтобы не поддаться и остаться в здравом уме. И... последнее время я признаюсь перед самой собой, что страшусь, что моя богиня слабее черного бога, который оставил этот кошмар в нашем мире. Сей ужас иррационален, но он набирает силу с каждым днем... заставляет меня, очнувшись от очередного повторения сна, рыдать от ощущения темного присутствия рядом... от собственной беспомощности. Пока я держусь. Молчаливое ожидание моей капитуляции, которое я чувствую с того самого дня, заставляет меня бороться, хотя бы ради собственной гордости, но последнее время и она уже не способна защищать меня, как прежде. Я, которая даже в детстве не боялась ни темноты, ни высоты, боюсь оставаться одна. Громкий крик рядом вызывает волну воспоминаний из видений и способен ввести в ступор. Я все чаще плачу... все это так выматывает. Я не знаю, с чем мы столкнулись, но четко понимаю одно -- это ЗЛО, воплощение чего-то многим худшего, чем все монстры, для уничтожения которых был создан наш Храм. И я молюсь богине, чтобы она позволила мне никогда не встречаться с тем, кто изображен в этом "произведении искусства". Ибо, если один его образ способен на такое, то представить, что может само чудовище, я просто не могу. Знаю только, что ничего хорошего точно не будет.
Я сижу и пью чай, одновременно делая вид, что читаю книгу. Но эзотерические изыскания Теобальда Павийского пролетают мимо моего измученного мозга. Наставница Меллисэн, известная в Храме своими эмпатическими способностями, обмолвилась, что она что-то ощущает, непонятное. И ушла в каюту к послушницам, которых Преподобная мать дала нам в довесок к основной миссии, сопроводить на стажировку, раз уж все равно по дороге. Я тоже что-то чувствую, но не могу понять, что именно. Как будто мерзость из насланных видений... сгущается... да, это самое близкое определение. Что это может значить? Может, блокировка моих сестер -- негаторов слабеет, подточенная аурой проклятой вещи? Или что-то еще? Внешне я скрываю страх и, насколько видно в зеркале, вполне успешно, но внутри... внутри я готова завыть от волн дикого ужаса, что становятся все сильнее. Что-то грядет... и боюсь, что ничего хорошего. Дай, богиня, добраться нам без происшествий до Храма Вечной Воды и отдать эту страшную реликвию тем, кто точно способен
обуздать ее проклятую Силу.
  
   Тени 9
   Космолет Тамирана, утро 18 января 2490 года
   Вайсилайна Эйстийрнейр
Второе и окончательное пробуждение было в полной тишине и явном одиночестве. Пошарила рядом рукой. Точно, никого, и даже подушка остыть успела. Интересно, куда это Эс делся, вроде мы ничего не планировали. Лениво потянувшись, я наконец-то открыла глаза, удивленно осмотрелась, поморгала, зажмурилась, снова открыла глаза... это не моя комната. Где это я? И тут на меня обрушились воспоминания.
- Матерь... - с трудом подавила желание выругаться.- Так это был не кошмарный сон, да еще и заснула, не выяснив все, что хотела. Интересно, в каком состоянии мой мужчина после вчерашних событий? И куда все же его унесло? И что мне теперь с ним делать? Вопросы, вопросы... Вот тебе, дорогая, и "доброе" утро, которое, как говорят, мудренее вечера. Надо все обдумать хорошенько, на "свежую" голову. Кстати, о свежести... я же ночью так и уснула грязная, как пойройсенка, не добравшись до ванной.
Села на край кровати, опустив ноги на пол, снова сладко потянулась и легко вскочила.
- Уй-ё!- от внезапной боли, прострелившей левую щиколотку, я вскрикнула и плюхнулась обратно. - Ну, что еще за напасть?
И тут меня осенило, я же ногу подвернула, когда каблук сломала. Только из-за суматохи и нервотрепки даже не заметила небольшой еще тогда болезненности. Подтянув ногу к груди, я осторожно ощупала пострадавшую конечность. У, так и есть, лодыжка опухла за ночь, а вот если бы сразу забинтовала... Черт, надо искать аптечку, должна же она тут быть. Но сначала душ. Аккуратно встав, я похромала в ванную. Бросив мимолетный взгляд в зеркало, еще раз выругалась, помянув всю родню многострадального черта и свою лень. Косметика у меня, конечно, хорошая, но спать, не смыв ее с лица, чревато вот этой самой "красотой" под глазами.
- Бедный парень, - притворно - сочувственно вздохнула я. Проснувшись, любовался мной в таком виде, да еще и раздевать пришлось. Сейчас вся моя одежда висела на спинке стула, чистая и выглаженная. Кроме Эса отдать ее в чистку было просто некому, не стюард же снимал с меня нижнее белье... надеюсь.
За почти шесть лет жизни в Сиднее я привыкла многое делать сама, не рассчитывая на помощь мужчин. Первое время было очень тяжело, но постепенно я научилась даже готовить и убираться. Вспомнив свою самую первую попытку сделать на ужин курицу - гриль, из венговских птиц на нее больше всего похожа кундейка, я рассмеялась в голос. Даже строго придерживаясь рецепта и пошаговой инструкции из поваренной книги, я умудрилась, во-первых, пересолить, во-вторых, переложить специй, в - третьих,
высушила беднягу практически до состояния мумии. Кое-как оторвав бедрышко и пососав его ( откусить так и не получилось), сморщившись от ужасного вкуса, я выкинула свой "первый блин" в мусорку и заказала ужин в ближайшей пиццерии. Когда в моей жизни появился Эсайлум, я уже умела готовить не хуже местных женщин, так что участь "подопытного кролика" его миновала.
Все еще посмеиваясь, я включила воду и настроила нужную температуру. Чуть теплые струи прогнали остатки сна и смыли пыль и размазавшуюся косметику. Я почувствовала себя полной сил и готовой к новым испытаниям, вот только поесть еще надо. Накинув легкий шелковый халатик, едва прикрывающий попу, я вышла из ванной. Комната была пуста... Ну, и где носит Эса? Раздражение пополам с беспокойством опять испортили поднявшееся настроение. Ладно, подожду немного, не искать же его по всему кораблю, расспрашивая пассажиров и персонал, не видел ли кто мою пропажу. Лучше позабочусь о пострадавшей ноге. К сожалению, ничего похожего на аптечку в каюте я не нашла. Пришлось включать комп и смотреть сайт магазинчика, предоставляющего некоторые товары прямо здесь. Быстро пробежавшись по страничкам, я выбрала фиксирующую повязку-носочек и, заодно, тоналку и тушь, мои-то дома остались, в сумочке только помада есть. Потом открыла меню и заказала завтрак для себя. Оплатила все карточкой и перешла на сайт Элифера. До сих пор я не интересовалась верой Эса, да и не только верой, почему-то это даже не приходило мне в голову. Хотя тут могла сыграть свою роль и привычка, минимальная информация о зверьках была в документах купли-продажи: возраст, физическое состояние, образование, кто владел ранее... в принципе, больше ничего и не надо. Только при подборе мужа, особенно для Старшей госпожи, имел значение Дом матери. Сейчас же, после ночных откровений Эса и упоминаний о драконе, поняла, что очень мало знаю о нем. Он как-то обронил вскользь, что работает менеджером в какой-то компании, но вот в какой? Странно, я совершенно не помню этого, или Эсай и не говорил? Попытка напрячь память не дала желаемого результата, хотя склерозом я не страдаю... Зато поняла, что каждый раз, когда речь заходила о том, чем же занимался мой мужчина в офисе в Сиднее или вообще улетая с Земли, он быстро отвлекал мое внимание на что-то другое. Я почему-то сразу забывала, что хотела еще спросить о нем и его прошлом... Тааак, похоже, мне старательно и аккуратно не давали сконцентрироваться на роде деятельности парня... Почему? Что он так усиленно скрывал от меня? С учетом его способностей... как оказалось, их гораздо больше, чем я даже могла предположить, кем же он может работать? Вряд ли обычным менеджером...
   Додумать я не успела, стук в дверь прервал мои размышления. Это оказался стюард с завтраком и заказом. Замечательно, а то я уже готова слоногемота съесть. Худощавый парнишка с короткими русыми волосами, явно не тот, которому "посчастливилось" встречать нас, быстро сервировал столик, положил рядом пакет с заказом, обернулся со словами: " Приятного аппе..." Тут наши взгляды пересеклись. Чего это он замолк? Судорожно сглотнув, стюард пролепетал:
- Можно, я пойду...
- Иди,- как-то задумчиво разрешила я.
Парень рванул из каюты так, словно я его тут убивать собралась. Странный какой-то... Пожав плечами и закрыв дверь, я вернулась к столу. Проходя мимо зеркала, глянула в него, надеясь понять причину такой паники, и чуть не рухнула от хохота. Взгляд голодного хищника, узревшего добычу... да, не для слабонервных. Я облизнулась плотоядно и наконец уселась за стол, все остальное подождет. Тарелки опустели со скоростью света. Довольная и сытая, я откинулась на спинку стула и, глядя на монитор, показывавший мне вид Элифера из космоса, задумалась. За эти несколько дней, что мы летим до Тамира, мне нужно решить два важных вопроса. Первый - беру ли я Эса с собой на Венгу, или все же будет лучше расстаться. Второй вопрос вытекал из первого: если беру, то в каком качестве, тут тоже были варианты. Ладно, это терпит, сейчас важнее выяснить, не сошел ли мой мужчина с ума, раз ему драконы и богини являются. И я решительно ткнула пальчиком в изображение Элифера на мониторе, переходя на официальный сайт планеты.
- Доброго времени суток! Вы зашли на государственный сайт планеты Элифер, выберите интересующий вас раздел. Вы можете воспользоваться бесплатной услугой онлайн-гида, - доброжелательный голос встретил меня, едва я нажала "ENTER", входя на англоязычную версию ресурса. Сначала я заглянула в раздел общей информации, но там оказалось лишь немного географических сведений, пара слов о политическом устройстве, экономическом и техническом развитии. В разделе религии говорилось о важной роли веры в жизни каждого элиферца, за подробностями отсылая к гиду. Вот так, хочешь - не хочешь, а общаться с ним придется. Со вздохом я нажала на кнопку гида.
- Здравствуйте, меня зовут Элласиэн, я буду вашим онлайн-гидом по планете Элифер, - поприветствовала меня милая девушка почти венговской наружности. Почему почти? Такого разреза глаз, заметно удлиненного у внешнего уголка, и зрачка, вытянутого вертикально, я нигде и ни у кого не встречала. Хотя это совсем не портило впечатления, придавая гиду определенный шарм. Познакомиться с такой девушкой поближе я бы точно не отказалась. Расплывшись в ответной улыбке и мысленно одернув себя, сейчас не время для флирта, а жаль, представилась:
- Здравствуйте, Элласиэн, меня зовут Вайсилайна, - и сразу же объяснила причину обращения к ней, - я бы хотела побольше узнать о вашей планете и особенно религии, если это возможно.
В глазах девушки - гида мелькнуло удивление:
- Госпожа интересуется Путями Крылатых?
- Путями Крылатых?- название мне понравилось, звучало красиво.- Видите ли, я совсем не знакома с религией Элифера, но сейчас мне очень важно узнать как можно больше.
- Будет хорошо, если вы уточните, что Вам нужнее - обряды, история или догматы нашей веры - это поможет мне точнее и быстрее ответить Вам,- предложила мне гид, и я задумалась. Историю знать, конечно, полезно, но это займет много времени, да и большой объем информации я сейчас не переварю. Ограничимся догмами и обрядами, пока...
- Думаю, догматы в первую очередь.
- Догматическая сторона Путей Крылатых разделена на две части: Архэ-теллада - Изначальное сотворение, изложенное в книгах "Архэйон", "Авенсер", "Бара" и "Асса" - оно включает в себя описание сотворение мира, суперкосмическую историю и главные догматы. Согласно Архэ-теллада Мироздание есть саморазвивающаяся мысль непостижимого Триединого Создателя, который вложил в разные частицы своей мысли - мироздания отблеск своего вечно творящего Духа - так родились разумные расы. Мысль - Мироздание по воле Создателя взаимодействует с несколькими другими подобными Мыслями,- без запинки выдала мне девушка, все так же улыбаясь.
- Очень интересно, - я еле дождалась паузы и задала самый важный для меня вопрос: - А какое место занимают драконы?
Гид понимающе кивнула головой:
- Драконы описаны во второй части догматического учения: Айри-теллада - истории нашего народа. Согласно Айри-теллада, наши предки в древности стали учениками Крылатых, пришедших извне. Сейчас их называют драконами. Крылатые научили наших предков искусствам и наукам, даровали свое покровительство и укрепили их тела и души. С тех пор каждый элиферец проходит посвящение Крылатым и получает от одного из них благословение.
- И как много драконов? У каждого элиферца свой? - постаралась уточнить я, мне действительно стало интересно.
- Крылатых покровителей всего семнадцать. Каждый последователь Путей Крылатых избран одним из них.
- Посвящение - что это означает для элиферцев?
- Ближайший аналог - крещение в Христианстве.
- А видеть и общаться с драконами можно?- Кажется, я была готова засыпать девушку вопросами, на которые она пока охотно отвечала.
Тут гид смущенно улыбнулась:
- Понимаете, это очень личный вопрос, о таком не принято говорить. Но Крылатые не оставили наш народ, они отвечают на молитвы и сами дают знаки своей наставнической воли.
- Значит, действительно отвечают? - я немного шокировано переспросила, чтобы убедиться, что правильно поняла девушку.
- Да.
Я потерла виски, с одной стороны, существование драконов радовало, доказывая, что Эс не сумасшедший, с другой, тревожило, как все непонятное. Еще одна проблема на мою голову.
- Расскажите мне об обрядах, пожалуйста, - решила выяснить и этот момент, чтобы обезопасить себя от неожиданностей. Хотя за все время, что мы прожили вместе, я не видела Эса за исполнением чего-то похожего на обряд. И тут неожиданно представила парня в набедренной повязке и с бубном в руках, пляшущего у костра. Отблески огня на его влажной от пота коже, быстрые, ритмичные движения и охрипший голос, выкрикивающий что-то на незнакомом языке. От подобной картины у меня перехватило дыхание, а сердце застучало в унисон с ударами бубна. Девушка на экране монитора замолчала на несколько минут, словно давая мне возможность прийти в себя, скинуть наваждение и снова воспринимать информацию спокойно.
- Обрядовая сторона проста. Она включает в себя коллективные и личные молитвы, молитву в сердце, посвящение и освящение. Коллективные молитвы делятся на молитвы благодарения, исцеления, благословения, прощальные и боя. Личные молитвы строго благодарения, о благословении, заупокойная и молитва жертвы. Молитва в сердце - это общение с драконом-покровителем. Посвящение - это посвящение последователя Пути Крылатых покровителям, освящение может проводить любой посвященный - это призвание благословения покровителя на дом, вещь или, простите, неверующего. Священства нет, как и специальных обрядов, все посвященные равны. Из ритуальных сооружений только арки без створок, символизирующие души, ставшие открытыми вратами в мир Крылатых.
Я с облечением вздохнула, ничего страшного в обрядах не было, как и того, что мне нарисовало воображение. Уже легче, хотя...
-Почему нет никакой информации о вашей вере даже на этом сайте, почему такая скрытность? - решила выяснить и этот момент.
- Это не скрытность, просто одним из постулатов нашей веры является то, что непристойно выставлять свои отношения с миром горним напоказ, - девушка слегка покачала головой.
- А есть еще какие-то запреты? Например, на брак с неверующим? - задала я следующий вопрос, уже просчитывая варианты нашего возможного совместного с Эсом будущего.
- В нашей религии нет понятия брак.
Ответ меня, мягко говоря, удивил, и я несколько минут хлопала глазами на гида, пытаясь сообразить, как же они тогда живут. Не все же рождаются клонами, кто-то и естественным путем, или нет?
- Значит, нет и семьи? - сделала я вывод.
- Семья - это личное дело каждого разумного...
- Драконы этому не препятствуют?
- Крылатые желают счастья своим ученикам.
Я хмыкнула, понятие "счастье" у каждого свое... и жизнь на Венге вряд ли сделает одного конкретного ученика счастливым.
- А если точно известно, что ученик не будет счастлив?
- Они уважают его выбор. Для них не значимы клятвы, что даны не перед их ликом.
Ух ты, какие молодцы! Значит, уважают, типа сам выбрал, сам и мучайся? А мы рядышком постоим, посмотрим... поуважаем. Я снова хмыкнула. Что-то сегодня из меня ехидство так и лезет, нервное, наверно. Так, стоп, что мне сказали про клятвы? Не значимы? Это нам на Элифер еще лететь придется, что ли?
- То есть, чтобы дракон признал клятву, нам надо произнести ее на Элифере, перед его ликом? - сразу же уточнила я, попытавшись представить этот "лик" и передернувшись.
- Нет. Крылатые вообще не интересуются клятвами, связанными с браком, и не отвечают на них.
Спасибо, Матерь, хоть от этого испытания я буду избавлена, если что. Как- то мне пока не хочется появляться на родине Эса. Мне бы с проблемами на своей разобраться...
- А чем они интересуются? - без особой надежды на ответ, все же спросила я гида.
- Это сугубо индивидуально у каждого последователя Пути Крылатых. Вообще, не принято спрашивать о личных отношениях последователя и его Крылатого покровителя.
Ну да, чего-то примерно такого я ожидала, но вот Эса все-таки спрошу про его дракона, принято это или нет. С сожалением попрощалась с девушкой, поблагодарив за информацию и пообещав еще прийти. Надо все хорошенечко обдумать, потом спокойно поговорить со все еще моим мужчиной и тогда найти оптимальной выход из создавшегося положения.
   Не выключив комп, я вернулась на кровать, по пути прихватив пакет с заказом и сумочку. Первым делом аккуратно натерла маслом иши пострадавшую ножку и надела повязку - носочек. Потом достала крем, тушь и помаду. Через десять минут я вполне была готова к выходу "в общество", кроме одного, вернее, двух - туфелек. Я досадливо поморщилась, ходить босиком мне нравилось, но дома, а не по улице. Ладно, как тут быть, решу потом, сейчас есть проблемы поважнее. Удобно расположившись на кровати и подложив под больную ногу подушку Эса, я серьезно задумалась.
Разговор с гидом Элифера убедил меня, что парень не сумасшедший и дракон ему не мерещится, но... это добавляло столько вопросов и проблем, что лучше бы он не существовал в реальности. Вот кто скажет, что этому существу надо, не начнет ли он вмешиваться в нашу жизнь? Я вспомнила несколько ругательств, услышанных на Земле, и от души высказалась. Полегчало. Что ж, продолжим размышлять. Брать с собой Эса или нет, я все еще не решила. Расставаться с ним не хотелось. Это мой мужчина, только мой! При мысли, что к нему может прикоснуться другая женщина, у меня руки сжимались в кулаки, а из горла непроизвольно вырывалось рычание: " Мое!!!" И его заявление о гомосексуальности не успокаивало, потому что ночами мы не в шахматы играли, а на Венге, в роли простого наложника, его и спрашивать не будут. Значит, если он летит со мной, то будет либо личным рабом, либо мужем. При любом варианте за документы для Эса придется выложить кучу денег, а еще точно не известно, что ждет меня на Венге. После побега Стийрийвы наш Дом остался без Старшей госпожи. Теперь ее место придется занять маме, и тогда я буду наследницей, или сразу мне. В итоге придется доказывать, что я достойна этого титула и не пойду по стопам родственницы. То есть мне нужно играть роль венговской госпожи идеально, чтобы не погубить Дом окончательно. Многие отнесутся ко мне с подозрением, все-таки шесть лет жизни в обществе с другими порядками...и присутствие рядом мужчины - инопланетника, если он не будет подчиняться мне безоговорочно, сильно ухудшит положение. Значит, или Эс смиряет свою гордость и принимает "правила игры", или нам лучше расстаться. При мысли об этом сердце болезненно сжалось. Если бы не побег Сти, я бы осталась жить с этим мужчиной на Земле, лишь иногда прилетая на Венгу, навестить мать. Сейчас же, по сути, мне придется сделать выбор между Домом, положением Старшей госпожи, со всей его ответственностью, и Эсаем, который мне...дорог? Действительно дорог? Мужчина? Так, Вайса, не сходи с ума. Мужчины - зверьки, игрушки для удовольствия женщин, не более. Ты возвращаешься домой, вспомни, чему тебя учили в лагере...
   Но как на зло в голове всплывали совсем другие картинки. Я видела себя семнадцатилетней девчонкой, только прилетевшей в Сидней и столкнувшейся с совсем другим миром один на один. Как ни пыталась мама подготовить меня к "новой" жизни, объясняя, что там мир мужчин, это оказалось для меня шоком. Все, к чему я привыкла, чему меня учили, здесь было совсем по-другому, почти наоборот. Первые полгода я держалась почти на одной гордости, подавляя порыв купить билет на ближайший рейс на Венгу. Мне хотелось улететь домой и забыть все, как кошмарный сон. И если бы не две девушки, ставшие не только подругами, но и ангелами - хранителями, как в шутку говорила Сайли, то неизвестно, дожила бы я до сегодняшнего дня или нет.
   Прилетев в Сидней за месяц до начала учебы, чтобы хоть немного адаптироваться, я была ошеломлена чуждостью этого мира настолько, что первую неделю не выходила из своей квартиры, заказывая все необходимое в интернет - магазинах. Кстати, эта квартира тоже стала своеобразным испытанием. Привыкшая к простору и роскоши нашего семейного особняка, я чувствовала себя, как в клетке, в трех небольших комнатах, все вместе взятые они размерами не превышали мою спальню дома. Да еще тут и соседи и сверху, и снизу, и по этажу - кошмар, муравейник какой-то. Как тут люди живут? Как тут я жить буду? Потом оказалось, что могло быть и хуже, поселись я, как большинство студентов и студенток, в университетском городке. В общежитии в одну комнату поселяют двоих - троих учащихся, и кухонька с сан. узлом одни на весь блок. Слава Матери Всего Сущего, мне не пришлось испытать на себе всю "прелесть" такого бытия.
Квартиру мне купила мама, видимо, заранее узнав условия проживания в университетском городке, а также убедившись, что у меня по этажу будут именно соседки. С одной из них, Сальмой Аддерли, я познакомилась через пять дней, когда от тоски и скуки меня уже тошнило так, что я вполне была готова отправиться на поиски приключений. Эта двадцатилетняя брюнетка со спортивной фигуркой, карими глазами, пухлыми губками и длинными ногами, от ушей, пришла ко мне сама, вечером, с тортиком и бутылкой вина - знакомиться и праздновать новоселье. Ага, отпраздновали! Как мы умудрились опьянеть с одной бутылки вина, для меня до сих пор загадка, но ничем иным последующие события я объяснить не могу. Разговорившись "за жизнь", мы довольно много рассказали друг другу. Оказалось, моя соседка увлекается БДСМ и часто ходит в местный тематический клуб. Я тут же загорелась желанием посетить это заведение, дабы "погрузиться в мир боли и наслаждения", как восторженно отрекомендовала мне Сайли любимую "Обитель мечты". Что-то проверив по комму на запястье, новая подруга обрадовала меня сообщением, что как раз сегодня в "Обители" будет пара интересных выступлений Мастеров. Конечно, мы не могли пропустить такое событие, поэтому собрались очень быстро, всего за час. Причем почти все время было потрачено на выбор наряда. Сайли собиралась идти в том, что на ней было - коротенькая белая юбочка, едва прикрывающая самое сокровенное, белый же топик, расшитый блестюшками, и кружевная черная накидка, от которой я была в полном восторге. Мне же хотелось произвести неизгладимое впечатление в свой первый выход "в свет", но вот гардероб я привезла с собой далеко не весь... А из того, что было, после споров и примерок, мы выбрали скромное платье изумрудного цвета, обтягивающее мою фигуру, как вторая кожа, до того места, где у Сайли заканчивалась юбка, а дальше переходило в пышный многослойный подол до колена. Открытые туфли на шпильке и маленькая черная сумочка завершили создание образа элегантной дамы.
   Поскольку клуб находился в том же квартале, что и наш дом, решили идти пешком. Несмотря на довольно позднее время, на улице было очень оживленно, все куда-то спешили, иногда толкая нас. Я с трудом сдерживала себя, чтобы не взорваться и не начать раздавать оплеухи особо наглым. Так что к дверям "Обители" я добралась, закипая от возмущения поведением мужчин. Но, оказалось, что это были мелочи, главное потрясение ждало меня внутри клуба. Пропустили нас без проблем, Сайли здесь хорошо знали, единственно, попросили соблюдать правила клуба. Ага- ага, обязательно...
Любопытно посматривая по сторонам, я переступила порог зала... и застыла статуей от увиденного. Помотала головой и протерла глаза, не веря в реальность представшей картины , но ничего не изменилось... То, чего не могло быть, происходило прямо передо мной, в каких-то нескольких шагах. За ближайшим ко мне столиком сидел мужчина лет тридцати, со светлыми, почти белыми очень короткими волосами, меня чуть не перекосило - на блондинов я дома насмотрелась, а у этого еще и стрижка "ежик", фууу, а вместе с явной небритостью смотрелось просто ужасно - этакий ежик - койлобок с ушками. Свободная рубашка - поло почти не скрывала наметившееся брюшко - красавец, ничего не скажешь, такого и усыпить не жалко. Этот инопланетник весь был неправильным, начиная с возраста и внешности и заканчивая позой, хотя к такому я пыталась морально подготовиться. А вот что мой мозг отказывался воспринимать, так это девушку на коленях возле его ног... в ошейнике...почти обнаженную, красные стринги были едва заметны... со скрещенными за идеально прямой спиной руками, лицом, скрытым черной кожаной маской и взглядом, устремленным в пол, она была хрупким воплощением покорности. Девушка... на коленях перед мужчиной...покорно... Неееет, такого просто не может быть!!! Это кошмарная иллюзия, обман зрения и бред извращенно - больного мозга. Я не верила своим глазам, отказывалась верить.
Тем временем мужчина взял с тарелки на столе что-то и приподнял руку над головой девушки:
- Лови...- Приказ я, скорее, прочла по губам, чем услышала, так стучала кровь в висках, заглушая все звуки.
Приоткрыв рот и задрав голову вверх, бедняжка потянулась к руке, пальцы которой разжались, отпуская дольку лайма в полет. То ли девушка оказалась неловкой, то ли ее тело затекло от долгой неподвижности, но долька, скользнув по маске, упала на пол. На секунду мужчина замер, глядя на злосчастный фрукт рядом со своим ботинком. Потом чуть приподнял ногу и раздавил его.
- Ах ты, сучка неуклюжая,- прошипел мужчина, замахиваясь для удара, а у меня в глазах потемнело от ярости.
Как преодолела расстояние до столика, я абсолютно не помню, но перехватить руку в нескольких сантиметрах от лица зажмурившейся девушки успела. Обхватив шею твари, посмевшей поднять руку на женщину, я со всей силы припечатала его лицом в стол, а потом швырнула на пол, рядом с его жертвой. В зале стало тихо, все ошеломленно смотрели на расправу, даже охранник у двери замер столбом.
- Мразь, недостойная дышать в присутствии женщины, как ты смеешь даже пальцем ее касаться? - громко, не сдерживаясь, возмутилась я, всматриваясь в резко побелевшее лицо мужчины. Его взгляд наконец сфокусировался на мне... и в нем явно отразилось удивление, похоже, никак не ожидал увидеть хрупкую девушку. Ну да, я в состоянии бешенства еще не на такое способна.
   Тут к нам подошел охранник и, прикрыв собой пострадавшего, помог ему встать. Я было ринулась обойти преграду, но руки Сайли сжались на моих плечах:
- Вайса, успокойся, не надо буянить...
Ответить ей я не успела.
- Что здесь происходит? - прозвучал у нас за спиной приятный женский голос.
- Девушки, пройдемте в мой кабинет, - распорядилась женщина лет сорока, голубоглазая блондинка со стрижкой каре до плеч, с челкой, обрамлявшей очень миловидное лицо без единой морщины, и в строгом бордовом костюме из пиджака и юбки до колена, подчеркивавшем стройную фигуру. Сайли отпустила мои плечи и ласкающим движением провела по ним, а я, обернувшись и все еще кипя от гнева, переводила взгляд с подруги на хозяйку клуба, в том, что это именно хозяйка, сомнений не было, чувствовалось в ней что-то почти "родное". Именно это помогло мне немного успокоиться. Мужчина же, обойдя охранника, начал возмущаться в таких выражениях, что я пожалела, что не придушила тварь.
- Патрик - на место, остальные - в мой кабинет, немедленно, - прервала хозяйка клуба гневную тираду, обвела всю нашу группу строгим взглядом и вышла из зала.
Гордо задрав нос вверх, я отправилась следом, за мной - подруга, чему- то радостно улыбаясь. Замыкали шествие бурчащий мужчина с девушкой в ошейнике. В кабинете хозяйка расположилась за своим столом, а мы на диванчике справа от нее. Потоптавшийся в нерешительности твареныш предпочел стоять, подальше от меня. Девушка хотела опуститься на колени у ног мужчины, но заметив мой возмущенный взгляд, робко-растерянно посмотрела сначала на своего "господина", потом на хозяйку клуба. Женщина молча кивнула ей на наш диванчик, и девушка присела рядом с Сайли.
- Рассказывайте,- потребовала хозяйка клуба, обращаясь к нам и полностью игнорируя открывшего было рот твареныша.
- Понимаете, Мадам Стелла, моя подруга, Вайсилайна, с Венги, только прилетела...- начала объяснения Сайли.
На меня тут же посмотрели: заинтересованно - женщина; с омерзением, как на монстра, причем дикого и бешенного - твареныш; и с любопытством - девушка.
- Что же, причина мне ясна,- Мадам Стелла еще раз задумчиво окинула всю нашу компанию взглядом.- Я рада видеть в стенах моего клуба столь очаровательную представительницу планеты Венга, но убедительно прошу,- она выделила голосом слово "убедительно",- госпожу Вайсилайну, я правильно расслышала имя?- Я утвердительно кивнула.- Не бросаться на посетителей клуба... только если они сами об этом не попросят.
- Даже если кто-то посмеет поднять руку на женщину?- возмущенно уточнила я и получила еще одно ошеломительное откровение:
- Даже в таком случае, потому что все, что происходит в клубе - добровольно и к взаимному удовольствию.
- Добровольно?- переспросила я, не поверив своим ушам.- К взаимному удовольствию? Вы хотите сказать, что ей, - кивок в сторону девушки в ошейнике,- нравится такое обращение?
- Селия, ответь госпоже Вайсилайне, - обратилась Мадам Стелла к "рабыне".
- Да, госпожа, мне это нравится, - робко взглянув и тут же опустив голову так, что длинные волосы скрыли пылающее лицо уже без маски, тихо ответила девушка.
Я потеряла дар речи, сидела и тупо смотрела на это... нечто, назвать ее женщиной у меня язык не поворачивался, не может настоящая женщина получать удовольствие от унижения, это участь мужчин, и не иначе. Мой мир ощутимо зашатался, грозя рухнуть в Бездну. Мне срочно нужно было обрести опору, восстановить относительное равновесие. Я растерянно глянула на подругу, но... это была не Лий... сердце сжало тоской, как мне ее не хватало сейчас, ее ласковых и одновременно сильных рук, нежных губ, касавшихся меня то едва ощутимо, то с такой страстью, что потом я прятала под одеждой отметины. О Матерь, как же я переживу время учебы без нее.
- Ну что же, раз с ситуацией мы разобрались, и госпожа Вайсилайна будет держать себя в руках... - Мадам Стелла вопросительно посмотрела на меня. Я скрипнула зубами от желания выплеснуть все обуревавшие меня эмоции на подходящем для этого кандидате, все еще нервно топтавшемся с другой стороны стола, но все же выдавила из себя звук, похожий на согласие. Держать себя в руках, когда так хочется взяться за плетку, минимум, очень сложно.
- Вот и замечательно, - довольно улыбнулась хозяйка клуба. - Тогда предлагаю вам, девушки, вернуться в зал и посмотреть на выступление госпожи Энджел, вам понравится, я уверена.
Мы с Сайли переглянулись и решили посетить выступление, раз уж его так рекомендовали. И я , возможно, смогу успокоиться... Поблагодарив Мадам Стеллу, мы вышли из кабинета.
- Брайан, останься, тебя я не отпускала...
Дверь захлопнулась, и продолжение фразы мы не услышали. Сайли довольно хихикнула:
- Сейчас кое- кому достанется так, что мало не будет.
Я приподняла бровь, обозначая легкую заинтересованность.
- Брайан несколько лет был нижним Мадам Стеллы,- пояснила подруга,- но пару месяцев назад попросил отпустить его. Ему захотелось попробовать себя в роли Верхнего.
Я от удивления даже сбилась с шага. У них здесь и такое возможно? Нет, я решительно не понимала инопланетников, все у них шиворот навыворот с заворотом. Как они тут живут? Как вещь, собственность госпожи может попросить ее отпустить? И как госпожа может просто отпустить? Не подарить, не продать, а отпустить...
- Вайса, не зависай,- выдернула меня из размышлений Сайли.- Так вот, Мадам сначала отказала ему в просьбе, она считала, что он не готов к этой роли, и оказалась права. Но Брайан неделю умолял ее, и Мадам Стелла позволила ему попробовать, но предупредила, что если ей хоть раз за него будет стыдно, то она сразу вспомнит о том, кем он был... И еще, это недоразумение, получив свободу, первым делом постригся почти налысо, чем вызвал неудовольствие Мадам, ведь ей так нравилось таскать его за волосы... - подруга рассмеялась.- Теперь Брайану достанется сразу за все.
Войдя в зал, мы уселись за освободившийся столик и приготовились смотреть выступление, которое должно было вот-вот начаться. Свет в зале приглушили, освещенной осталась лишь небольшая сцена, в середине которой, к свисающему крюку за руки был привязан полуобнаженный парнишка лет двадцати, худенькая фигурка напомнила мне наших мальчиков, только вот этот был тоже с короткими волосами, уууу. Черные джинсы плотно облегали ладную попку, так что мне захотелось содрать их и ...
   Полет моей фантазии был прерван появлением еще одного... потрясения, я уже потеряла счет, какого за сегодняшний день. На сцену вышла женщина... высокая, полная настолько, что я удивилась, как пол под ней не треснул, одетая в черные сапоги до колена на высоком каблуке, черную латексную юбку до середины бедра, обтянувшую эти самые бедра до потрескивания швов. Упаси нас Матерь, увидеть, как они все же треснут. Черный корсет тоже грозился не выдержать такого обилия плоти, как она в него втиснуться смогла? А вот перчатки до плеч облегали руки, как влитые. Большей карикатуры на образ госпожи я еще не видела.
Женщина подошла к парнишке, погладила его по голове и что- то спросила. Тот просиял улыбкой и кивнул головой, сказав: "Да, госпожа...", но тоже тихо, так что ответ я угадала лишь по движению губ. После чего женщина взяла в руку флоггер и сделала пробный замах. Дальше зал наблюдал за поркой, затаив дыхание, только свист плетки нарушал благоговейную тишину. И посмотреть было на что даже мне. Точные сильные удары ровно ложились на вздрагивающую спину, а все движения госпожи Энджел рождали ощущение завораживающего танца: замах, удар, плавный шаг чуть в сторону, снова замах, удар и еще плавный шаг, и так по кругу. Она словно кружила в танце на троих- госпожа, плетка и парнишка, под музыку его стонов и свиста флоггера. В тот момент они были единым целым, неразрывным, спаянным болью и удовольствием. Когда женщина остановилась, отложила плеть и подошла к мальчику, чтобы вытереть заплаканную мордашку и сказать несколько ласковых слов, зал взорвался аплодисментами. Я же поняла, что во время порки, не отрывая взгляда от госпожи, не видела ни ее ужасного наряда, ни заплывшей фигуры, настолько легко двигалась женщина, так явно получала удовольствие от порки и так щедро делилась им с залом, что все остальное просто не имело значения.
Ушли мы из клуба ближе к утру, довольные, а я восстановила душевное равновесие, позволив одному из бесхозных мальчиков посидеть на коленях возле моих ног и покормив его собственноручно. Сайли же то ли в шутку, то ли всерьез предложила мне тоже показать мастер - класс... на Селии. Я даже ругаться не стала, уже сил не было возмущаться, просто выразительно покрутила пальцем у виска.
   В этот клуб мы потом часто заглядывали, и у меня появились "свои" мальчики, хотя спокойно смотреть на девушек на коленях у меня не получалось. А однажды я привела сюда Эса, мне хотелось посмотреть на его реакцию. Посмотрела... Пробыли мы там очень недолго. Ни " рабы" и "рабыни" у ног "господ", ни очередное выступление - порка, правда, не с госпожой Энджел, а другим Мастером, не понравились, мягко говоря, моему мужчине. К тому же, наше появление вызвало особенный интерес, нижние - мальчики поглядывали на Эса с завистью, с таким же выражением смотрели на меня их "хозяйки". Конечно, все приняли Эса за моего нижнего, это ясно читалось на лицах посетителей клуба, а уж какие фантазии проносились в их воображении, даже представлять не хочу. Почему не хочу? Не знаю, не хочу и все тут. Эс же всегда хорошо скрывал свои чувства от посторонних и сидел с абсолютно равнодушным выражением лица. Но я всей кожей ощущала его холодную ярость и неприятие, поэтому очень быстро увела своего мужчину, не испытывая его терпение на прочность. Но Венга не клуб, оттуда так просто не уйдешь, и смотреть на него будут, как на очередного зверька, вещь, мою собственность. Выдержит ли он такое? Если не сможет жить по правилам Венги, я отпущу его и буду бороться одна, за свой Дом, за семью, вернее, ее остатки... и за право быть с теми, кого люблю. А Сти, что ж, рано или поздно, она все равно попыталась бы уничтожить меня, слишком уж нам было тесно вместе не только в одном Доме и городе, но и на планете, и даже, как оказалось, в одной вселенной. Рядом с Эсом мне будет гораздо проще и спокойнее, с учетом его способностей, вот только смущает дракон. Матерь, почему все так сложно?
   Вздохнув и кое-как расчесав высохшие волосы, я заплела тугую косу и уложила ее вокруг головы короной. Взглянув в зеркало, осталась довольна отразившимся видом серьезной дамы. Устроившись в кресле у включенного компа, я стала ждать возвращения моего мужчины, который что-то не торопился. Разговор нас ждет... нелегкий. И тут мой взгляд наткнулся на наручники, так и лежащие сиротливо на полу возле кровати, почти скрытые свесившимся краем одеяла. Поднять? Нет, не буду, пусть пока валяются там. Если мы с Эсом договоримся, он их мне принесет. Знаю, он ненавидит все, что ограничивает его свободу, в том числе и меня, когда я начинаю "командовать". В какой-то мере мне понятны его чувства, сама не терплю подобного и любую попытку принимаю как оскорбление, но... мне так нравится видеть, как мой гордый, своенравный мужчина смиряет себя для меня, терпит боль для меня. Ни один наложник на Венге не способен дать мне такого удовольствия от своей покорности, как Эсай. Дома и в лагере я была "белой войройной", потому что не наслаждалась болью и страхом мальчиков во время наказаний. Я совершенно спокойно, без всяких эмоций делала нужное количество ударов по попкам или спинам, наказывая провинившихся, совершенно не понимая, что так возбуждает моих подруг и женщин Дома. Ситуация изменилась, когда Лий, Лийврана, моя подруга по лагерю, наследница Шестнадцатого Дома, ставшая любимой девушкой, подарила мне на семнадцатилетие наложника, Лайни.
  
   Тени 10
   Космолет Тамирана, утро 18 января 2490 года
   Вайсилайна Эйстийрнейр
Свое семнадцатилетие, которое отмечала шесть лет назад, в 322 году, я всегда вспоминаю с улыбкой. Лийви приехала утром, когда приготовления к вечеринке еще даже не начинались. Зная мою сойвиную натуру и, что в такое время я люблю поваляться в кровати, она пришла в мою спальню и с воплем: " С Днем Рождения, соня!" запрыгнула на меня сверху, замотав при этом в одеяло так, что я оказалась в коконе, словно гуйсенийца. Попытки сбросить веселящуюся подругу ни к чему не привели, я только запыхалась и сердито сопела, бурча про ненормальных, которым шило в одном месте не дает спать, а заодно и мне, раз уж умудрилась полюбить такое чудо.
- Да ладно тебе, не сердись,- примирительно протянула Лий. - У меня для тебя есть два подарка...
- Какие? Давай их сюда, - тут же потребовала, пытаясь догадаться, что же это может быть, ведь с собой в комнату подруга ничего не принесла.
- Это первый...- загадочно произнесла Лий, наклоняясь ко мне. В следующую минуту ее губы нежно прикоснулись к моим, словно спрашивая разрешение. Я дернулась в попытке обнять подругу, но кокон из одеяла не позволил, поэтому просто расслабилась, принимая ласку и отвечая на поцелуй. Вот язычок Лий пробежался по моим губам и скользнул между ними, приоткрывшимися в недвусмысленном приглашении. На некоторое время мы выпали из реальности, наслаждаясь легкими прикосновениями губ, переходящими в страстные
посасывания и покусывания.
Когда мы оторвались от столь увлекательного занятия, подруга потерлась носом о мою шею, лизнула ее и со вздохом поднялась с кровати.
- Продолжим позднее, - пообещала Лий. - Вставай и одевайся, буду второй подарок тебе дарить, - и улыбнулась так загадочно, что мое любопытство тут же запрыгало в нетерпении.
Пришлось выбираться из кокона под тихий смешок девушки, ей весело, а я не сразу выпуталась, барахтаясь и поминая праотцов. Зато оделась рекордно быстро, причесалась и решила обойтись без косметики, для экономии времени. Когда я была готова, Лийви подошла к двери и, приоткрыв ее, поманила кого-то. В комнату шагнул малек и сразу же опустился на колени, а я с изумлением уставилась на его темную шевелюру.
- Это кто? Инопланетник?
- Нет,- улыбнулась подруга.- Инопланетником был его отец. Это Лайнийрэ, его мать, Тиушайрина, работает в Земном филиале нашего банка. Помнишь, она еще прилетала месяц назад, на мое день рождения. Вот тогда она и отдала мне Лайни, который воспитывался на Венге и как раз закончил обучение в школе наложников. А сегодня я дарю его тебе, дорогая!
- Ой, спасибо, милая!- я обняла Лийврану, теперь у меня был собственный наложник, только мой. Расцеловав девушку, на этот раз в щечки, я вернулась к осмотру новой собственности. Так, что же мне подарили? Худенькая фигурка подростка - кожа да кости, с намеком на мышцы. Если загнать его в тренажерку и откормить немного, будет смотреться очень даже симпатично. Наши женщины и мужчины не обойдут вниманием. А вот фиг им, мое, никому не дам, если только с Лий вдвоем поиграем. Хм, что это со мной? Никогда же такой жадной не была... И тут малек медленно поднял голову, рассматривая меня от кончиков домашних туфель и до выреза платья на груди, где задержался аж на пару минут. Я, ехидно улыбаясь, ждала продолжения, и оно меня не разочаровало. Это чудо наконец подняло взгляд выше и заметило выражение моего лица. Я думала, что мальчик тут же испугается и опустит голову. Ага, как бы не так. Его карие глаза смотрели с нескрываемым любопытством, немного дерзко. Я вопросительно приподняла брови, а потом нахмурилась. Лайни смущенно улыбнулся, мило покраснев, похлопал ресничками, которым обзавидуются все девчонки, типа он тааакой ангел, дальше некуда, но взгляд не отвел, заррраза мелкая. Я нахмурилась сильнее, состроив выражение лица "госпожа в гневе, сейчас полетят пух и перья". Мне усиленно похлопали ресничками, прикусив нижнюю подрагивающую от сдерживаемого смеха губу.
Наша игра была прервана неожиданно и бесцеремонно. Лий подошла к мальку, за волосы развернула его голову к себе и замахнулась, собираясь отвесить пощечину.
- Ты что вытворяешь, гаденыш, хочешь опозорить меня и наш Дом?- подруга кипела от неподдельного гнева.
- Лий, не надо,- я бросилась к ней, перехватывая ее руку уже почти у лица зажмурившегося мальчишки.- Я сама его накажу, потом, он ведь теперь мой.
Девушка огорченно покачала головой и попыталась извиниться за
недостаточную воспитанность подарка, отпустив волосы Лайни, но я прервала ее на полуслове:
- Не переживай, Лийви, он мне понравился, а довоспитаю я его сама...
Малек открыл глаза, быстро оценил обстановку и опустил голову, пряча взгляд, но я успела заметить блеснувшие слезинки. В душе шевельнулось сочувствие, хотя раньше вид плачущих мальков меня совершенно не трогал. Почему же сейчас захотелось его успокоить, погладить по растрепавшейся шевелюре? Почему такая реакция именно на этого малька?
   - Пойдем позавтракаем,- решила отвлечь подругу от провинившегося подарка и увести в столовую, оставив Лайни пока в своей комнате. Пусть сидит здесь, и к нему никто не пристанет, и мне спокойнее.
К сожалению, завтрак не умиротворил Лий, и она снова заговорила о проступке Лайни. Пороть малька мне не хотелось, хотя за такое поведение его и следовало наказать. Немного поспорив с подругой, я все же согласилась на тридцать ударов флоггером, прямо сейчас. Поэтому мы вернулись в мою комнату за мальчишкой. Он сидел на ковре возле кровати, о чем-то сосредоточенно думая, и не сразу нас заметил. Лий раздраженно хлопнула дверью так, что вздрогнула даже я, а Лайни встревоженно - обреченно посмотрел на меня и снова уткнулся взглядом в пол, низко опуская голову и пряча лицо за волосами. Решив побыстрее закончить с неприятным моментом и отправить малька в гарем под крылышко Старшему, подальше от Лийвраны, я подошла к мальчишке:
- Иди за мной...
Развернулась и отправилась в комнату для наказаний, не глядя ни на девушку, ни на мальчишку. Первая хорошо знает дорогу к этой комнате и не заблудится, а второй не посмеет ослушаться. Понимая, что начинаю злиться, постаралась успокоиться, а то еще руки дрожать начнут, вот позорище будет. Рывком распахнув дверь, я промаршировала на середину комнаты. Здесь с потолка на толстой цепи свисал крюк. Лайни подошел ко мне и хотел опуститься на колени, но я покачала головой. Подруга уже поняла, что я задумала и прихватила с полки веревку. Доверив Лий подготовку объекта к наказанию, я занялась выбором флоггеров. У нас их была целая коллекция, разной длины, цвета и жесткости. В итоге я остановилась на двух двенадцатихвостках с клиновидным срезом кончиков. Сделала пару пробных замахов и осталась довольна ощущением - рукоятки удобно лежали в руках, как родные. 
Лий к тому времени уже привязала руки малька к крюку и отрегулировала длину цепи, заставив Лайни приподняться на цыпочки, вытянувшись струной. 
- Подержи,- сунула я флоггеры Лийвране и подошла вплотную к мальчишке. Подняла его голову за подбородок, не удержалась и погладила большим пальчиком по щеке. Лайни удивленно посмотрел мне в глаза, как-то не вязалась эта ласка с тем, что его ожидало в самом ближайшем будущем.
- Ты непозволительно вел себя и будешь наказан,- строго произнесла я, продолжая поглаживать кожу щеки, нежную и гладкую, как у ребенка. Да он и был еще ребенком.- Я не хочу слышать от тебя ни звука. Понял?- и добавила едва слышно: - Терпи, малыш.
- Да, госпожа,- тихо ответил он, кивнув головой и закрывая глаза, когда я с
сожалением опустила руку, ласкавшую его.
Я забрала у Лий флоггеры и встала за спиной мальчишки. Сделала пробный замах обеими руками, кожаные ленты просвистели в миллиметре от спины малька, и он вздрогнул, но тут же расслабился. Я обернулась к подруге:
- Считай...
Синхронный мой выдох - Лайни вдох, легкий замах правой рукой от плеча, удар, мой вдох медленно - плавный, его выдох - судорожный, сквозь зубы.
- Один...
Снова синхронный вдох - выдох, замах левой рукой, удар...
- Два...
И вот так, в темпе "вальса", не сбиваясь с ритма, не прислушиваясь к становящемуся все более частому и рваному дыханию Лайни, я выдала всю серию ударов, лишь следила, чтобы ленты не попадали по одному месту. В итоге вся спина мальчишки радовала глаз равномерной краснотой, и главное, он не издал ни звука, кроме сдавленного шипения.
- Тридцать...
Последний удар получился сильнее, вырвав приглушенный стон у Лайни. Я вздрогнула, испытывая одновременно гордость за моего теперь малька, выдержал наказание без звука, как и приказывала, единственный стон не считается, и странное возбуждение, волной прошедшее по телу от этого стона. Почему- то захотелось услышать его еще, и еще... С трудом поборола желание ударить посильнее и отдала флоггеры подруге, от искушения подальше. Подошла к мальчишке и приподняла его голову... прокушенная до крови губа, мокрые дорожки слез на щеках и отсутствующий взгляд, вполне привычная картина, но сейчас она поразила своей неправильностью.
- Ты молодец, справился,- похвалила я Лайни, вытирая ладошкой его щеки.
Он тихо всхлипнул и прижался к моей руке:
- Спасибо, госпожа...
- Чего он там бормочет?- все еще недовольная Лий подлетела к нам.- Как надо благодарить госпожу за воспитание?- она снова попыталась влепить пощечину мальчишке, но я немного сдвинулась в сторону, прикрыв собой малька.
- Все, успокойся, хватит,- я уже не скрывала раздражения.- Лучше помоги мне снять его, надо смазать ему спину, или ты хочешь, чтобы на вечеринке все заметили, что твой подарок уже провинился?
- Ты возьмешь его на вечеринку?- удивилась девушка.- В каком качестве? Неужели угощением?
Лайни затаил дыхание, с явным испугом ожидая ответ, а я усмехнулась:
- Нет, не угощением, просто похвалюсь перед девчонками, а играть не дам.
Вздох облегчения, вырвавшийся у малька, вызвал у нас дружный смех, и дальше мы, уже весело переговариваясь и выдвигая предположения, как бы девчонки развлеклись с подарком, дай я им такую возможность, развязали Лайни. Он безвольной тушкой распластался на полу, я прямо там смазала его спину иши, осторожно поглаживая, а потом перешла на запястья, мне очень не понравились следы от врезавшейся веревки, Лий в раздражении перетянула руки малыша сильнее, чем было нужно.
- Вставай и иди в мою комнату, - приказала я Лайни, не удержавшись и хлопнув его по попке. Он посмотрел на меня с укором, но безропотно пополз к двери, всем видом показывая, как же ему плохо, но он готов героически выполнять все пожелания госпожи. Я с улыбкой проследила за его передвижением до моей спальни, теперь можно спокойно заняться приготовлениями к вечеринке.
   Проводив Лий до аэрошки и простившись с ней до вечера, я первым делом навестила тетю. Старшая Госпожа Дома Эйстийрнейр в свои пятьдесят два года была бы все еще красивой и энергичной женщиной, если бы не внезапная болезнь, приковавшая ее к постели в айкшиэне 321 года. За полгода тетя Айстайла превратилась в бледную тень, чудом еще не истаявшую окончательно. Все усилия врачей оказались бесполезны, редкие моменты улучшения, когда мы надеялись, что очередное дорогущее лекарство наконец помогло, сменялись новым приступом. И весь Дом замирал в ожидании, выживет ли его глава на этот раз. В такие дни Сти даже оставляла учебу в институте и, как преданная и любящая дочь, сама ухаживала за больной. Сегодня же, к моей радости, тете было явно лучше, и она сидела в кровати, ожидая посетителей. Кроме меня к ней должна была прийти семейный адвокат, Старшая Госпожа решила передать управление Домом кузине. Это не стало сюрпризом ни для кого, некоторые женщины считали, что тетя и так слишком долго тянула, давая Сти возможность учиться в университете.
Поздоровавшись и осторожно поцеловав тетю, к которой даже страшно было прикасаться, настолько хрупкой она выглядела, я похвалилась подарком подруги и пообещала показать его позднее.
- Поздравляю, дорогая, - тетя искренне порадовалась за меня.- У меня для тебя тоже есть подарок, видишь коробку на столике? Возьми, это тебе.
Я открыла довольно большую коробку и задохнулась от восхищения. Это был по-настоящему царский подарок - диадема с тремя крупными бриллиантами в россыпи более мелких алмазов, и к ней не менее шикарное колье, серьги и браслет.
- Тетя...- моему восторгу и благодарности не было предела, я счастливо взвизгнула и захлопала в ладоши, прыгая, как маленькая девочка. Подбежав к кровати, я снова расцеловала тетушку:- Спасибо, спасибо, спасибо...
Старшая рассмеялась:
- Носи с гордостью, племяшка. Примерь, я хочу увидеть, какая красивая ты будешь.
С трепетом я достала диадему и, встав перед зеркалом, надела ее на голову. Нда, с моей прической - не дыбом и ладно, она смотрелась не столь сногсшибательно, но все равно я чувствовала себя минимум королевой. Потом - в уши сережки, на левую руку - браслет и колье на шею. Гордо вскинув голову, я павой проплыла перед кроватью, медленно развернулась и, не выдержав роли, снова счастливо взвизгнула и обняла смеющуюся тетю. Покидала я комнату Старшей Госпожи счастливая и с коробкой в руках, так и не сняв с себя подарок. Мне не терпелось похвастаться перед мамой.
   Старшая Хозяйка Каймилайна и моя мама по совместительству сидела в своем кабинете с бумагами и недовольно хмурилась. То ли в бумагах было не все гладко, то ли мама все еще переживала вчерашнюю ссору с сестрой, кстати, единственную на моей памяти. Старшая Госпожа и Старшая Хозяйка были очень дружны и всегда поддерживали друг друга, что такого могло случиться, что они поругались, я даже не представляла. Только весь Дом вчера пребывал в шоке, когда из комнаты тети послышался крик мамы, и в выражениях она не стеснялась. В итоге, мама ушла в бешенстве, громко хлопнув дверью, и остаток дня к Старшей Хозяйке никто не рискнул подойти.
Услышав мягкий хлопок двери, мама подняла голову и с удивлением осмотрела меня.
- Вайса, ты ювелирный магазин ограбила?- с деланным возмущением мама всплеснула руками.
- Нет, это подарок тети,- я с довольным видом поставила коробку на стол и покрутилась, давая возможность рассмотреть все с разных сторон.
- Ну, надо же, на что расщедрилась Айста, - задумчиво протянула мама. - Не иначе решила откупиться частью семейных драгоценностей.
- Это семейные? Я раньше их не видела,- улыбаясь, я повернулась к небольшому зеркалу и полюбовалась видом еще раз. Мне было приятно, что тетя подарила эту красоту мне, а не Сти.- А еще мне подарили наложника, вот!
- Кто это тебе успел сделать подарок так рано? Лийви?- догадалась мама.
- Да,- я кивнула и стала складывать драгоценности обратно в коробку.- Я тебе его потом покажу, а то сейчас он немного не в форме...
- Уже не в форме?- неподдельно удивилась мама.- И что он успел натворить, или он совсем дикий?
- Нет, что ты, он воспитывался правильно, на Венге, не какой-то там инопланетник,- успокоила я маму. - Просто он еще ребенок, всего тринадцать лет, забавный и милый ребенок.
- Вайса, - мама огорченно покачала головой,- ты же знаешь, мужчин надо воспитывать в строгости, с детства, иначе из этого милого ребенка не получится хорошего раба, и его придется усыпить раньше тридцати лет. Ты же это прекрасно знаешь...
- Можно подумать, у нас усыпляют только плохих рабов...- с горечью буркнула я.
- Давай не будем говорить о грустном,- предложила мама, не желая снова возвращаться к неприятной для нас обеих теме.- Я тоже приготовила тебе подарок,- она выдвинула верхний ящик стола и достала папку. Там оказались бумаги, утверждающие, что теперь я являюсь обладательницей личного счета во Всегалактическом банке, с оооочень приличной суммой на нем. Присвистнув от удивления, надо же, какой богатенькой я стала за один день- и наложник, и драгоценности, и личный счет, я поблагодарила мать и, забрав коробку, пошла в свою комнату. Мне надо было убрать один, вернее, два подарка и проведать третий.
   Войдя в свою комнату, я увидела милую картину - на ковре возле кровати то ли спал, то ли мечтал мой "подарок". Лежа на животе, подложив под голову руки и закрыв глаза, малек не реагировал ни на какие звуки, в том числе и на звук захлопнувшейся двери. Оценивающе оглядев "место приложения " своих воспитательных мер и убедившись еще раз, что не перестаралась и спина особо не пострадала, я ехидно улыбнулась и на цыпочках прокралась к столу. Освободив руки от приятной тяжести коробки, я тихо присела рядом с Лайни.
- Спишь, малыш?- нежным шепотом на ушко проворковала я.
Ответом мне было невнятное бормотание. Ага, спишь, значит...
- Подъем!
От громкого крика над ухом мальчишка подскочил и обалдело уставился на меня, пытаясь сообразить, а что это сейчас было? Потом до его мозга дошло, что с выпоротой спиной такие резкие движения лучше не делать, и скривился от боли. В его глазах явно промелькнуло раздражение, но он быстро опустил взгляд в пол и плавно перетек из положения полулежа на колени. Я довольно хмыкнула, умный зверек, на еще одну порку не напрашивается, но и страха нет.
- Вставай и иди за мной, познакомлю тебя с обитателями нашего гарема,- обрадовала я мальчишку, направляясь к двери и оттуда уже наблюдая, как на его лице сменяется целая гамма чувств, от надежды, что ослышался и неприятный момент настанет позднее, до обреченного "все равно не отвертеться". Медленно поднявшись, Лайни пошел за мной, на два шага сзади, как и положено хорошо воспитанному мальчику.
При нашем появлении в общем зале мужской части дома наступила оглушительная тишина. Пару минут все парни с интересом рассматривали мальчишку, не обращая внимания на меня. Я грозно нахмурилась и посмотрела на Старшего гарема, кому-то пора напомнить его место? За моей спиной раздался приглушенный то ли вздох, то ли стон. Ага, такое пристальное внимание не обрадовало и Лайни, наверно, уже думает, сможет ли пережить "знакомство" со всеми наложниками Дома. А что все присутствующие уже мысленно разложили его на полу, не сомневались ни он, ни я.
Тут наконец до парней дошло, что малек пришел не один, и дружно сползли на колени на пол, нехотя опуская взгляды.
- Совсем распустились,- с трудом сдерживая ярость, прошипела я, глядя на Старшего. - Давно не пороли?
Танайлийнэ виновато посмотрел на меня и снова уставился в пол. Этот двадцатитрехлетний наложник, любимец мамы, только недавно стал Старшим и наводил "порядок" в гареме. Меня иерархические разборки мужчин никогда не интересовали, до сегодняшнего дня... Да и сейчас для меня была важна только неприкосновенность моей собственности, о чем я и собиралась сообщить Танаю. Подойдя к Старшему вплотную, я запустила в его волосы пальчики и сжала в кулак. Резко задрав голову парня вверх и глядя ему в глаза, я четко и спокойно произнесла:
- Этот малек, Лайнийрэ, мой наложник, подарок наследницы Шестнадцатого Дома, и никто из мужчин не смеет к нему прикасаться, вообще, Верхнего у него не будет, я запрещаю. Это ясно?- для убедительности я дернула за волосы посильнее.- Если узнаю, что мой приказ нарушили, хоть кто-нибудь, ты будешь подыхать долго и мучительно. Я тебе это обеспечу... Понял? И не надейся, что я учту твое положение любимчика моей матери.
Танай побледнел и судорожно сглотнул:
- Да, госпожа Вайсилайна... я понял...- с трудом выговорил Старший гарема, глядя на меня с ужасом. Ему было хорошо известно про мое увлечение химией, в том числе фармакологической, ведь некоторые свои опыты я проводила на нем, единственно, ядовитые препараты я не испытывала на наложниках... до сих пор.
На тихий вздох разочарования сбоку резко развернулась, гневно сверкая глазами. Это кто рискнул привлечь мое внимание? На меня с сожалением смотрел брат - близнец Сти. Блондин, как все мужчины Венги, он обладал семейными зелеными глазами, в отличие от сестры, которую любил очень сильно и терпел от нее любые издевательства с радостью. Я немного жалела его, все-таки родственник, и не брала на поиграть всерьез, а на вечеринках часто сажала у своих ног и не давала гостьям. Мама с тетей лишь качали головами на мой каприз, но не вмешивались, а Сти презрительно кривила губы, хотя отнимать у меня свою игрушку при посторонних считала ниже своего достоинства.
Я пристально посмотрела на Стойри, давая понять, что исключений не будет и на этого мальчика можно не облизываться, даже ему. Брат вздохнул еще раз и отвел взгляд, смиряясь с моим решением. Я же снова развернулась к Танаю, тем более, его волосы все еще сжимала в кулаке.
- Покажешь Лайни его комнату, попросторнее выбери,- продолжила выдавать распоряжения.- И одежду подбери, он будет со мной на вечеринке сегодня.
   Озадачив Старшего гарема обустройством моего подарка на новом месте, я собиралась уже уходить, но тут заметила местный "раритет". Таким прозвищем я одарила мужа Сти, которому уже исполнился тридцать один год. Глядя на этого вполне обычного наложника, не красавчика ни разу, стандартной внешности - голубоглазый блондин, я решительно не понимала кузину, год назад не давшую усыпить его. Она даже поругалась со старшими женщинами Дома, заявив, что муж ее и она распорядится его жизнью сама, без чьих-либо советов.
У раритета был еще младший брат. И, думаю, тетушка не раз пожалела, что выиграла этих двоих с года так три назад, когда Эйлю, старшему, было уже двадцать восемь. Их мать умерла, не найдя жен сыновьям, а родственнице, унаследовавшей все имущество, не захотелось заниматься судьбой мужчин. Да и понятно, они ведь не имели большой ценности, хорошо хоть в бордель не отдала, пожалела. Поэтому на очередной вечеринке выставила обоих парней призом в карточной игре. И если Эйль почти никого не заинтересовал, то за Лайта разразилось нешуточное сражение, он был очень похож на брата, но гораздо моложе, и обладать им пожелали многие. Выигрыш достался Старшей госпоже Одиннадцатого Дома, и это не удивительно, тетя Айстайла отлично играла и редко проигрывала. Затуманить ее острый аналитический ум не получалось даже несколькими бокалами вейдже, которые "доброжелательницы" постоянно ей подсовывали. Усадив Лайта у своих ног, тетя хотела понаблюдать за игрой, в которой решалась судьба старшего, не собираясь в ней участвовать. И тогда парень, понимая, что сейчас потеряет брата, набрался смелости, прижался к ногам новой госпожи и посмотрел с мольбой. Что тогда нашло на тетю, она не могла объяснить, но ей вдруг стало жалко разлучать их, синхронно смотревших на нее с отчаянием. Два почти одинаковых лица с одинаковым выражением мольбы и безумной надежды на чудо в голубых глазах... и госпожа Айстайла приняла решение - выиграть и второго брата, ставшего впоследствии живым напоминанием об утрате для Сти и ее верным помощником и даже другом. Уверена, без Эйля все могло сложиться гораздо благоприятнее для нашего Дома.
Вот так наш гарем пополнился двумя наложниками. Сти сразу выделила Лайта и попросила его себе, и потом никого к нему не подпускала. Но тогда это не вызвало никакого удивления, ну, понравился мальчик молодой госпоже, проснулся у нее инстинкт собственницы - так ведь ничего страшного, у всех женщин он периодически бывает. Никто даже мысли не допускал, что для Сти этот наложник - больше, чем просто игрушка, гораздо больше. А она, видимо, от необычных чувств совсем забыла об осторожности, за что и поплатилась. Примерно через год после рокового выигрыша Старшая Госпожа Дома обнаружила, что ее любимая дочь и наследница "сошла с ума".
   В то же время, в конце гряйэзена 319, я как раз закончила обучение в начальном лагере с отличием и приехала домой, сверкая, как все три солнышка. Сти тоже закончила обучение - в Лагере для Госпожей, поэтому нас ждала грандиозная вечеринка. Было много подруг, как моих, так и кузины, а также - наложников и коктейлей с вейдже. Сти, конечно же, пришла с Лайтом и уделяла все внимание только ему. Я же всю вечеринку увлеченно целовалась с любимой подругой Лийвраной, отмахиваясь от ехидных подколок и предложений поразвлечься с мальчиками. Надо же было мне выйти и оставить Лийви без присмотра, похвалиться мне маминым подарком захотелось - изумрудное колье было шикарным, а для четырнадцатилетней девчонки вообще потрясающим, к тому же первым украшением такого уровня, и меня распирало от радости. Но оно абсолютно не шло к моему наряду, поэтому я его не надела. Но похвастаться-то хотелось просто до не могу.
Вернувшись к подругам, я с удивлением увидела бледную Лийврану около Лайта и Сти, тихим ледяным голосом ей что-то выговаривающую.
- Стерва! - выкрикнула моя подруга и выбежала из комнаты, чуть не сбив меня с ног.
Растерянно посмотрев на посмеивающихся девушек и явно в бешенстве кузину, хотя никто другой бы не заметил ее состояния за маской холодного высокомерия, я пошла разыскивать Лий. Она спряталась в моей комнате и буквально рыдала, уткнувшись в подушку на кровати. С трудом успокоив девушку, я выяснила, что случилось. Оказывается, Лийврана всего лишь растрепала Лайту волосы и погладила по щеке, заметив, что зверек явно скучает. А ненормальная Сти... дальше был несвязный набор ругательств и проклятий. Пришлось мне утешать подругу, прижимая к себе и поглаживая по мягким вьющимся волосам, по вздрагивающим плечам, нашептывая ласковые слова, как делала это уже не раз.
   Мы стали подругами с самого начала обучения в лагере, наши комнаты были рядом, поэтому часто все делали вместе. Лийврана мне понравилась сразу своей живой непосредственностью и тягой к приключениям, за которые нам влетало от преподавательниц. В тринадцать, за пару лет до окончания учебы в лагере, Лий угораздило влюбиться, к моей досаде, выбрав для этого самую неподходящую кандидатуру - Стийрийву. Почти год я выслушивала дифирамбы кузине, какая она умная, красивая, сильная и невозмутимая, настоящий идеал и образец для подражания. Ух, как меня бесили эти восторги, до желания заткнуть рот подруге, любым способом, но приходилось стискивать зубы и улыбаться. Попытки образумить Лий и открыть ей глаза на истинное лицо Сти неизменно с треском проваливались. Она просто не слышала, не желала слышать ничего плохого о своей обожаемой возлюбленной. Сама же Сти то ли не замечала восторженных взглядов девушки, то ли делала вид, что ей безразлично, не обращая внимания на Лий. Я же с тревогой ждала того момента, когда подруга решится признаться своему кумиру в чувствах. Ледяная королева Стийрийва, по- моему, никого никогда не любила и, сомневаюсь, что сможет полюбить, ее каменное сердце и холодная душа просто не способны на это. Когда мне не везло, и мы с кузиной вместе возвращались из лагеря в одной аэрошке, она сидела замороженной рыбой и даже не смотрела на меня. Потом неторопливо выплывала из машины и так же величественно подходила к встречающим нас женщинам, презрительно глядя, как я с радостным визгом: "Мама, я дома..." выпрыгиваю, почти сшибая Сти с ног, несусь к матери и повисаю у нее на шее, расцеловывая. Сама же кузина лишь вежливо здоровалась и уходила в свою комнату, не замечая, с каким сожалением смотрит ей вслед тетя Айстайла.
   И вот момент, которого я ждала, настал... После празднования первоснейжена Лий решилась поговорить со Сти, и надо же было так получиться, что именно в тот день Старшая госпожа Дома привела свой " выигрыш" - братьев Лайта и Эйля. Кузина сразу же попросила младшего себе, и тетя сделала ей такой подарок. После этого Сти больше не интересовали никакие наложники. Не знаю, как прошел разговор Лийвраны со Сти, меня тогда не было дома, а расспрашивать подругу о подробностях не стала, по ее глазам видя, что ей больно вспоминать. Кроме меня никто и не подозревал, что Лий страдает, днем она улыбалась все также, дурачилась и искала приключений на свою и мою головы, и никто не замечал, насколько наигранно, вымученно это было. Ночью, заперев дверь, она плакала в подушку, а я металась по своей комнате, как птица в клетке, не зная, чем помочь, разрываясь от желания быть рядом и сомневаясь в том, что нужна ей сейчас. На третью ночь я не выдержала такого издевательства и через окно залезла в комнату Лий. Девушка даже не услышала шума, погруженная в отчаяние.
   Присев рядом, я обняла подругу, а когда она удивленно вскинула голову, прижала к себе и стала укачивать, как маленькую, поглаживая по волосам, молча ... слова тут были лишними. Лий уткнулась мне в плечо и плакала тихо, безнадежно, лишь иногда судорожно всхлипывая, обнимая меня в ответ как-то неловко, словно руки ее не слушались. Мое сердце сжималось от боли и сочувствия, от задорной любительницы приключений осталась только тень, по вине Стийрийвы, так безжалостно отвергнувшей первую трепетно-восторженную любовь совсем молодой девушки. Будь ты проклята, Ледяная королева, ты не стоишь того дара, что Лий так щедро готова была тебе преподнести. "Матерь Всего Сущего, если ты меня слышишь, накажи мою кузину, пусть она почувствует такую же боль, что причинила Лийвране, пусть полюбит сильно, всей душой, и потеряет навсегда... " В эту мольбу я вложила всю силу эмоций, что испытывала сейчас: боль и сочувствие подруге, ненависть к кузине, жажду возмездия. Вспышка эмоций огнем пробежала по венам и схлынула, оставив после себя усталость и апатию. Лий выплакалась и уснула у меня в объятиях. И тут легкий теплый ветерок пошевелил мои волосы, коснулся щеки... Я замерла, прислушиваясь к своим ощущениям, было в этом ветерке что-то особенное, какое-то обещание... Уснула я, так и прижимая девушку к себе. В следующую ночь я снова прижимала к себе плачущую Лий, и в следующую, не оставляя ее одну ни на минуту, стараясь своим присутствием уменьшить боль, согреть сочувствием, но... ей не становилось легче. Нежно вытирая мокрые щеки подруги, я с отчаянием понимала, что никогда не смогу заменить ей Сти.
- Вайса, за что она так со мной?- Лий подняла заплаканное лицо, заглядывая мне в глаза, словно искала там несуществующий ответ. Я же не знала, что вообще тут можно сказать, любое объяснение лишь причинит дополнительную боль. Проследив взглядом, как очередная слезинка капает с длинных ресниц на нежную кожу, я вдруг наклонилась и поймала ее губами... Заметив ошарашенный вид девушки, не ожидавшей от меня ничего подобного, я внутренне улыбнулась и продолжила собирать слезинки, целуя мокрые глаза, щеки, подбородок... не удержалась и коснулась манящих приоткрытых губ. Лий на минуту замерла, словно не зная, не решаясь ответить, но потом, под все более настойчивой лаской, тихо застонала и обмякла, падая спиной на кровать и увлекая меня за собой, обнимая за шею. Я как в бреду лихорадочно ласкала выгибавшуюся подо мной подругу - мягкие губы, тонкую шею, хрупкие плечи, снова губы, раскрасневшиеся щеки, прикрытые глаза, слизнув язычком последнюю слезинку, и опять губы... Лий постанывала, вжимаясь в меня то грудью, то животом, сметая все попытки разума притормозить меня. Ага, как же, даже если небо обрушится на землю, и то не оторвусь от нее, от наслаждения солоноватым привкусом кожи и непередаваемым запахом смеси лаванды, мяты и мускуса... юности и возбуждения.
Сдвинув носом с правого плеча одну бретельку сорочки, потом с левого вторую, я медленно потянула подол ночнушки вниз. Глядя на постепенно обнажавшуюся маленькую грудь с уже затвердевшим соском, я облизнула губы, судорожно вдохнула - выдохнула и осторожно прикоснулась к соску самым кончиком языка. Лий вздрогнула, как от удара током, и широко распахнула глаза.
- Вааайсааа ... - простонала она, запуская пальцы в мои волосы и притягивая мою голову ближе. Мне же другого приглашения и не надо было. Накрыв губами правую грудь, я стала скользить по ней, слегка посасывать и периодически то проводить по соску всем языком, то щекотать самым кончиком, чувствуя, как все сильнее выгибается подо мной подруга, как ее стоны звучат все громче, отдаваясь во мне сладкой дрожью возбуждения и волнами нежности. От желания заласкать - зацеловать Лий перехватывало дыхание, хотелось заставить сходить ее с ума и хоть ненадолго забыть обо всем, кроме моих рук и губ...
Оторвавшись наконец от груди, что-то я увлеклась... присосалась, я посмотрела на Лий - прикрытые глаза, раскрасневшиеся щеки, учащенное дыхание и розовый язычок, облизывающий пересохшие губы- ничего прекраснее я не видела. Еще одна волна нежности к этой хрупкой девушке заставила меня прикусить губу, чтобы сдержать непонятно откуда появившиеся слезы. Дрожащими руками я стянула с нее сорочку и развела ноги в стороны. На миг замерла, любуясь и поглаживая бедра подруги руками. А потом, решившись, наклонилась и лизнула щелочку между половыми губами. Никогда и никому я не дарила таких ласк, но Лий... я хотела, очень хотела, только ее, только с ней... Девушка дернулась, попытавшись свести ноги вместе, но тут же расслабилась, раздвигая их еще шире, доверяя мне себя полностью. И я постаралась, от всей души, со всей любовью и страстью, что испытывала к ней, пусть немного неловко, ведь опыта у меня не было совсем, зато искренне. Мой язычок юркой ящеркой скользил то по половым губам, то по клитору, то нырял между ягодиц, нащупывая тугое колечко ануса. Лий сжала пальчиками простынь, сминая ее, и выгибалась так, что мне пришлось придерживать ее рукой за талию, голова же металась по подушке безостановочно, а стоны, наверно, разбудили весь этаж.
Вот она вскрикнула и сжала мою голову бедрами, выгибаясь почти на мостик... и обмякла, тяжело дыша. Я приподнялась и легла рядом, поглаживая подругу по взмокшим волосам, любуясь ее сонным, удовлетворенным выражением лица и снова нашептывая нежные глупости. Через несколько минут девушка уже спала, прижавшись ко мне, а я почти до утра смотрела на нее, улыбаясь и мечтая... мне почему-то не спалось.
И именно после этой ночи начались наши новые отношения, а я практически переселилась в комнату Лий.
  
   Тени 11
   Космолет Тамирана, утро 18 января 2490 года
   Вайсилайна Эйстийрнейр
На следующий день после вечеринки, на которой Стийрийва оскорбила мою подругу, я хотела поговорить с кузиной, но ... не сложилось. Тетя Айстайла зашла к ней чуть раньше меня, и я решила подождать, поглядывая в окно на веселую возню мальков. От гневного крика тети я аж подскочила и обернулась,
жалея, что дверь плотно закрыта и можно разобрать лишь отдельные слова: " Что тут происходит?.. Сошла с ума... Позоришь... Не допущу... Накажу..." Дверь в комнату Сти резко распахнулась, кипящая от негодования Старшая Госпожа Дома пролетела мимо меня, даже не заметив. Я, замерев и затаив дыхание, прислушивалась, но в комнате была тишина, словно все вымерли от "приятных перспектив", или тетя своим гневом испепелила. Постояв минут пять, я тихо ушла к себе, не став беспокоить кузину. Вечером за ужином Старшая Госпожа Дома объявила, что отдает Лайта гостьям на первоснейженную вечеринку главным угощением. На замечание мамы, что тогда парня заиграют насмерть, зло усмехнулась:
- Этого я и хочу, - тетя выразительно посмотрела на бледную Сти. Вопреки моим ожиданиям, кузина не вымолвила ни слова в защиту любимца, промолчав весь ужин и вяло ковыряясь в тарелке. Что же такого случилось, что тетя так жестоко наказывает ее?
Перед сном мама пришла в мою комнату и все рассказала. Оказывается, тетя застала Сти, когда та " недопустимо прикасалась к наложнику губами, словно развратная инопланетница, недостойная называться настоящей женщиной"... Я минут пять хлопала глазами, пытаясь вникнуть в смысл маминого высказывания.
- Она ему минет делала, что ли? - неверяще предположила я, вспомнив, как застала одну парочку мальчиков - младший увлеченно сосал член старшего. Но это среди мужчин часто бывает, а вот чтобы женщина...
- Да,- с трагическим выражением лица подтвердила мама. - Она совсем с ума сошла, утверждает, что любит его, мужчину!
- Не может быть! Моя кузина Сти, Ледяная Королева, образец высокомерия и презрения к окружающим, любит мужчину? Бред! Она точно ненормальная... И как она могла прикасаться...губами? Фуууу, это же противно,- меня даже замутило от представленной картины. И эта, у меня определения подходящего не находилось, еще посмела оскорбить мою Лий. Ну, что же, теперь она за все поплатится! Как играют в наложников упившиеся вейдже женщины, я уже видела, и не раз, хотя участия не принимала. Можно даже пожалеть парня, он-то, скорее всего, просто не посмел перечить госпоже, за что и пострадает. Мм, может, и пожалею Лайта, знаю я рецепт одного эликсира, снижающий чувствительность, ему хоть не так больно будет. А может, и не дам ... пусть Сти слушает его крики... я еще подумаю. Завтра.
   Утром Стийрийва сама пришла ко мне. Я сидела в своей комнате и выбирала наряд, заодно обдумывая, какой хочу быть - доброй или не очень. После событий последних дней видеть кузину желания не было, поэтому, косо глянув на нее, буркнула:
- Чего приперлась?
- Вай... - глаза обычно похожей на ледяную королеву девушки были полны страха и непролитых слез. Это смотрелось настолько странно... и приятно... - Мы никогда не ладили с тобой, но мне больше не к кому обратиться. Пожалуйста, попроси Старшую Госпожу пощадить Лайта. Тебя мать любит, она прислушается к тебе.
- Сама проси,- посоветовала я, изображая равнодушие,- это же твоя игрушка. - И злорадно про себя добавила: - Вот нечего было жадничать, а теперь твоего Лайта точно заиграют.
- Я и прошу, тебя... - На миг ее голос привычно заледенел, но Сти быстро взяла себя в руки: -Сестра, я понимаю, что ты меня не любишь. И я не буду врать о великой приязни. Но я не забуду, если ты мне поможешь, никогда.
Я на миг задумалась, что мне это даст - ее "не забуду"... В принципе, улучшение отношений с будущей Старшей - хорошо, но это еще когда будет, и вряд ли она тогда вспомнит об услуге, вот не верю я в такую долгую благодарность, а просить тетю сейчас, еще не остывшую после грандиозного разноса, не очень-то хочется. Старшая Госпожа Дома далеко не глупая и сразу поймет, с чего я решила просить за парня.- Нет, не буду я заступаться за твоего зверька, он того не заслуживает,- скопировав презрительное выражение лица, которое постоянно демонстрировала мне кузина, я вернулась к выбору наряда, давая понять, что разговор окончен.
- Вайсилайна, - она сглотнула комок в горле, явно не собираясь уходить, - помнишь, ты всегда хотела, чтобы тебе достался мой рубиновый гарнитур, - и открыла сумочку, достала из нее изящную, отделанную черным бархатом коробку, - я отдаю его тебе. Но прошу, вступись за Лайти. Пусть его не отдадут мне в мужья, главное, чтобы его не убили.
Я покосилась на коробку. Заманчивое предложение, гарнитур был великолепен и чудо как смотрелся на мне. " Главное, чтобы не убили... пусть не отдадут в мужья..."
- Чем же тебя так зацепил этот парень, что ты готова на такие жертвы? - Я не понимала Сти, Лайти был обычный наложник, мужчина, игрушка для удовольствия, как можно вообще было так привязаться к нему, чтобы чем-то жертвовать? А уж полюбить, совсем невообразимо. Или это " сумасшествие и инопланетная придурь", по выражению тети, так проявляется?
- А тебе не все равно? - Стийрийва явно с трудом подавила готовый вырваться резкий ответ.- Я отдаю тебе свои драгоценности, о которых ты мечтала с того дня, как я их привезла. Если этого тебе мало... - она положила коробочку с "подарком" на столик возле меня и опять полезла в сумочку:- Вот мои браслеты - белое золото и рубины. Специально их заказывала под этот гарнитур. 
Два широких браслета, которых я никогда не видела раньше, были шикарными. И явно гармонировали со всем комплектом.
Я аж присвистнула от удивления, такой щедрый дар за какого-то наложника, да тут на пяток хватит и еще останется. Жадность и желание унизить ненавистную кузину боролись во мне. Я понимала, что деваться ей некуда, кроме меня спасти парня никто не сможет, тетя даже слушать не будет. У меня же действительно есть возможность, если попрошу его себе, в качестве подарка на пятнадцатилетие, окончание учебы и до кучи - первоснейжен. Решив посмотреть, на что еще готова Сти ради Лайта, я отодвинула браслеты:
- Можешь оставить их себе...
И тут она сделала то, что не могло привидеться даже в бреду - встала передо мной на колени.
- Сестра, я извинюсь перед Лий и больше никогда не буду ее унижать, если ты поможешь мне сейчас. Если тебе мало того, что я предлагаю, забирай мою коллекцию кристаллических цветов.
Увлечение Стийрийвы тамирской редкостью, являющейся живыми кристаллами, удивительно похожими на цветы, было известно всем. Их завораживающим сиянием в темноте могли позволить себе любоваться очень немногие, очень уж дорого они стоили, а кузине такой подарок делали тетушка и мама на каждое день рождения, начиная с тринадцати лет. Так что и это предложение было очень щедрым.
Я же опешила настолько, что потеряла дар речи, открывая и закрывая рот. Она точно сошла с ума, встать на колени ради мужчины!!! Это ... невозможно!! Но она стояла! Про коллекцию я даже пропустила мимо ушей от удивления, это была мелочь по сравнению с ее поступком. Да и извиняться Сти, как мне кажется, не умела, потому что никогда этого не делала. Кое-как справившись с голосом, я сказала:
- Встань, я поговорю с тетей... но при одном условии...- я коварно улыбнулась, пришедшая в голову идея мне понравилась, очень.
- Каком? - глаза кузины засияли надеждой, но вставать она не торопилась.
Я довольным взглядом окинула ожившую девушку и припечатала:
- Я попрошу его себе, личным рабом ...
Стийрийва скривилась, будто съела десяток лиймонов разом. Но все же резко кивнула:
- Согласна,- и поднялась, я же тихо облегчено выдохнула. Ну, не могут женщины стоять на коленях ради мужчины, даже такие, как моя дражайшая сестренка. Неправильно это, так унижаться ради какого-то раба.
- Замечательно, сегодня же поговорю с тетей,- пообещала я, представляя, как будет корежить кузину при виде Лайта у моих ног.
- Рубины твои, - она выпрямилась и поправила платье. - Когда тебе удобнее, чтобы принесли цветы?
- Не надо, оставь все себе,- я щедро отодвинула и рубины, все-таки праздник скоро, надо делать "подарки", а мне вполне достаточно того удовольствия, какое я уже испытала, увидев эту высокомерную ледышку на коленях и какое еще получу не раз от новой игрушки, такое очень дорогого стоит.
- Вайса, рубины твои. Ты слишком многое согласилась сделать для меня, - отказалась забрать гарнитур Сти.- Если не хочешь носить сама, подари Лий. Она тоже хотела их, я знаю.
- Не надо, я сегодня добрая, - я приторно - ласково улыбнулась, представляя, как буду иногда приглашать кузину посмотреть на наши с Лий игры в Лайта.
Девушка печально улыбнулась:
- Оставь их себе, надеюсь, они помогут умилостивить Лийврану, которая будет против того, чтобы ты помогла мне. Я ее знаю.
- Хорошо, я подарю их Лий,- подумав, согласно кивнула головой.
Стийрийва резко развернулась и оставила мою комнату. Высокомерная и ледяная, как всегда... Будто и не было этой сцены с падением на колени.
Не успела дверь за кузиной закрыться, как распахнулась вновь, явив мне пылающую негодованием Лий.
- Что этой стерве от тебя было надо?- с ходу выпалила она.
- И тебе добрый день,- постаралась пошутить я, скрывая смятение от поведения Сти. Рассказывать все о только что произошедшем мне почему-то не хотелось, даже Лийвране.
- Это правда, что госпожа Айстайла решила выставить Лайти угощением на вечеринке?- злорадно блестя глазами, уточнила подруга.- И змеюка приходила просить за него?- догадалась она.
- Да, правда,- подтвердила я.
- И что ты будешь делать?- Лий подошла ко мне вплотную.- Неужели поможешь ей, после всего, что она сделала?
- Я хочу попросит Лайта себе, личным рабом, будем играть в него, а Сти смотреть на это,- пояснила свою "щедрость" и пододвинула коробку с подарком ближе:- А это подарок тебе...
- Что это?- подруга заинтересованно заглянула в коробку и ахнула: -Это же...
- Забирай,- я довольно полюбовалась на восторженное выражение лица Лийви.- Стийрийва извиняется перед тобой.
- Ах, извиняется,- задумчиво протянула девушка и замолчала на несколько минут, явно что-то решая. - А знаешь, не хочу я ее извинений...
- Что же ты хочешь? - я слегка опешила, не понимая, чего Лий не хватает, ведь так все удачно сложилось.
- Я хочу увидеть, как она будет страдать, когда ее драгоценного раба будут рвать на куски, когда он будет захлебываться криком от боли, а она ничего не сможет сделать, чтобы хотя бы облегчить его участь. Вот чего я хочу!- Лицо подруги выражало такую жажду мести, что я удивилась, ведь до сир пор не замечала за ней подобной кровожадности.
- Милая, подумай, это будет лишь однажды, а в живого раба мы сможем играть много, очень много раз, а Сти при этом будет страдать, ведь ни помочь, ни прикоснуться сама она не сможет. Никогда не сможет. Да и подарок ее более чем щедрый, и тебе этот гарнитур нравится. Неужели этого мало? - я искренне пыталась убедить подругу согласиться.- Хочешь, я тебе свой пояс отдам? Он отлично подойдет.
- А еще туфли и сумочку, - как-то ехидно - капризно потребовала она. На мой кивок подозрительно сощурилась: - Ты-то чего такая щедрая, или так хочешь заполучить этого наложника себе?
С удивлением расслышав ревнивые нотки в голосе Лий, я постаралась успокоить подозрительную подругу, чтобы не усугубить ситуацию:
- Ну что ты такое говоришь, Лийви? Я только хочу сделать тебе приятное.
- Правда, хочешь?- мне состроили умильную рожицу и похлопали ресничками.
- Очень хочу,- я рассмеялась ее гримасам. 
- Тогда не проси за Лайта,- сразу стала серьезной Лийврана и умоляюще заглянула мне в глаза:- Ты ведь сделаешь мне такой подарок?- тихо выдохнула и облизала губы.- Пожалуйста! Вай, ради меня... ради нас... 
Я проследила за движениями юркого язычка, чувствуя, как тает моя решимость вступиться за парня, как уходят из головы все мысли от мольбы в самых прекрасных на свете глазах, как наши сердца начинают биться в унисон. Как вообще можно сказать нет, когда тебя так просят?
- Да, любимая, для тебя - что угодно, - притянув подругу за талию к себе вплотную, я скрепила обещание страстным поцелуем, пока хватило дыхания, даже не задумавшись о том, что предаю впервые доверившуюся мне Сти, теряя единственный шанс наладить отношения с ней. Судьба Лайти была решена окончательно, как и судьба многих из тех, кто присутствовал на той роковой вечеринке.
   В ту ночь, перед вечеринкой, я не спала. Нет, я не ворочалась с боку на бок в кровати, разглядывая потолок, мне приспичило поиграть в шпиона. Тихо кралась по пустым коридорам в подвал, в любимую лабораторию. Почему ночью? Я задумала маленькую пакость и не хотела, чтобы мне помешали мама или тетушка, догадавшиеся, что не просто так я засела за эксперименты. Прошмыгнув в дверь лаборатории никем не замеченной, я прислонилась к стене и захихикала, представляя, как будут беситься наши дамы. Из маленького ящичка с особой пометкой я взяла несколько флакончиков темного стекла. С нежностью погладив все, я внимательно прочитала этикетки и задумалась - что же конкретно я хочу получить. Взяв комм со стола, я быстро составила табличку симптомов, хмыкнула и по ней уже выбрала три флакона с нужными мне ингредиентами. Убрав остальные флаконы на место, я снова вернулась к комму. Сделав все необходимые расчеты, чтобы не дай Матерь, не перестараться или недостараться с дозами, я перешла к смешиванию. Через несколько минут у меня в руках был флакон все такого же темного стекла, но без этикетки, мне и так известно, что там, а другим - не обязательно и даже вредно знать. Довольная я прокралась к себе и уснула крепким сном, следующий день и особенно ночь обещали быть тяжелыми.
   Днем я встала поздно и до самой ночи отсиживалась в своей комнате, только вызвала к себе Таная и велела положить коробку с гарнитуром на столик в комнате Сти. Она должна была понять, что это означает. Червячок сомнения, а правильно ли я поступила, шевельнулся во мне, но был задавлен воспоминаниями о глазах Лий и ее голосе: " Пожалуйста, Вай... для нас".
Когда вечеринка почти началась и большинство гостей уже собрались, я подошла к двери комнаты наказаний, где держали Лайта. Оглядевшись и убедившись, что меня никто не заметил в суете, я вошла в комнату. Первое, что увидела, был Лайти на коленях, полувисящий на привязанных к крюку руках. При моем появлении он приподнял голову, и в его глазах мелькнула тень надежды. Но поняв, кто пришел, безразлично отвернулся. Я же успела заметить, как помертвел его взгляд, потерял всякое выражение- ни отчаяния, ни покорности судьбе, ни-че-го, пустота, как стена, о которую невозможно пробиться уже никому, потому что единственная, кого он ждал, на кого надеялся - не пришла.
Потом я заметила Таная, сидящего неподалеку на полу. Ясно, этого оставили следить за обреченным, хотя, что он может сделать? Я встала перед Старшим и задрала его голову вверх одним пальчиком.
- Если хоть одна птичка начирикает тете, что я здесь была, то содержимое такого же флакона испробую на тебе, понял?- ледяным тоном предупредила мажчину, покачивая флакончиком перед его глазами. Глядя как кройлик на очень большую змейку, он моргнул и открыл рот, попытался что-то вякнуть, но вовремя одумался:
- Да, госпожа ...
Удовлетворенно хмыкнув, отошла к Лайту. Я не обольщалась, тетушка выдавит из Старшего правду любыми способами, но припугнуть мужчину надо было, как и выполнить угрозу потом, только вот он все-равно не знает, что во флаконе, поэтому наказать его можно составом попроще - не смертельным, заодно и испытаю что-нибудь новенькое.
Голову Лайти к себе лицом пришлось поворачивать с усилием, казалось, передо мной не живой парень, а труп, только еще дышит по какой- то случайности. И горлышко флакончика пропихнула между зубов с трудом.
- Пей, придурок, о тебе же забочусь,- зло процедила я, вливая отраву в рот наложника. Конечно, это была не совсем правда, заботилась я не о нем, а скорее, немного успокаивала свою совесть, укоряющую за нарушенное обещание. Да, отрава не сохранит парню жизнь, но вот чувствовать он будет намного меньше и умрет быстрее, чем его раскромсают совсем. Это не пройдет не замеченным, я уверена, и тетка будет в ярости, и вытрясет из Таная, кто испортил им игрушку... мне влетит... Но пусть это будет моей платой за предательство.
Выполнив задуманное, я поспешила к гостям, за Лайтом вот-вот должны прийти. В зале было шумно, народу собралось больше, чем ожидалось. Весть об особенном угощении облетела многие Дома, и желающих развлечься пришло много. Тетя всех с радостью встречала. Стийрийва сидела рядом с ней с обычным каменным лицом, только бледнее снега и таким же мертвым взглядом, как и у Лайта.
Устроившись несколько в стороне от родственниц, я принялась наблюдать за гостьями, которые уже вовсю развлекались с игрушками из борделя, специально купленными для этой вечеринки. Вот привели "основное угощение". Парень шел еще сам, но мелкое подрагивание мышц сказало мне, что действие отравы началось, для остальных же все выглядело вполне естественно - мальчик перепуган до смерти. Его положили в середине комнаты так, чтобы всем было хорошо видно, особенно Стийрийве. И главное представление началось...
Возбужденные коктейлями с вейдже девушки и женщины всех возрастов, даже тетушкины подруги пришли и, кажется, пара бабушкиных, дружно налетели на обреченного, создав толпу. Я поморщилась, ну, куда все лезут на одного парня, какое в этом удовольствие - толкаться и мешать друг другу? Мама решила вмешаться и устроила что - то вроде жребия. В итоге пять счастливиц то по очереди, то вместе играли в Лайта, остальные утешались мальчиками из борделя. В числе играющих в любимчика Сти оказалась и радостно повизгивающая Лий. Пока Эйлийва Тейлинор насиловала парня шипастым монстром, вгоняя его на всю длину, моя подруга с энтузиазмом вгоняла иголки ему под ногти. Прижатый к столу тремя парами рук наложник только вздрагивал от толчков, стиснув зубы, но не издавал пока ни звука. Боль от разрывающего его страпона была немного приглушена моей отравой, а вот пальцы явно потеряли всякую чувствительность. Я тихо хмыкнула, а Лий начинала бесить такая терпеливость раба, и она, оставив иглы, принялась выдирать ногти "с мясом". Впрочем, с тем же результатом, Лайти вздрагивал, стискивал зубы и молчал. Тетя нахмурилась и подозрительно присмотрелась к парню, потом бросила взгляд на меня, но я сидела со скучающе - недовольным видом и любовалась подругой. Я понимала, что, даже догадавшись о моей проделке, тетя не устроит мне выволочку при всех, а завтра... я придумаю, как к ней подлизаться.
Тем временем Лий, похоже, окончательно взбесилась и распорядилась принести чашу со специальной жидкостью для накаливания металла, которую использовали для клеймения. Раскалив тонкую спицу в пламени, она провела линию по спине парня. Вот тут, к ее неописуемой радости, Лайти уже не выдержал, и первый крик сорвался с его губ. Эйлийва, вдохновившись поступком Лийвраны, взяла в руки нож, и уже вдвоем они принялись разрисовывать несчастного - одна проводила глубокую линию ножом, потом по очереди смаковали текущую кровь, в итоге перемазавшись в ней. Лий через пару минут повторяла линию уже раскаленной спицей, прижигая, чтобы раб не истек кровью слишком быстро. Крики Лайта били по ушам и нервам, да, на такие забавы я не рассчитывала, иначе бы добавила в состав еще один компонент, парализующий горло в первую очередь, и увеличила дозу остальных.
Когда на спине парня не осталось места для "художеств", девушки отложили свои орудия. Лайти медленно, с трудом приподнял залитое слезами лицо и попытался найти взглядом Сти. Похоже, ему все же удалось это сделать, потому что на миг вымученная улыбка мелькнула на его искусанных губах. К несчастью для парня ее заметила не только Стийрийва, как и, по сути, прощальные взгляды, которыми обменялись влюбленные. Эйлийва тут же взвилась:
- Не смей смотреть на женщин,- прошипела она, развернув его голову за волосы и отвесив пощечину.
Не знаю, что увидела Эйли в лице наложника, но ее буквально затрясло от ярости.
- Тваааарь,- с рычанием девушка вдавила пальцы в правый глаз парня. Крик Лайта, наверно, слышно было и за пределами дома. Я обернулась на суету возле Сти, мама приводила потерявшую сознание кузину в чувства, отвешивая ей пощечины и что-то выговаривая. Непонятное сочувствие шевельнулось во мне, шепча, что этого можно было избежать, хотя бы дав быстродействующий яд. Но сожалеть о чем-либо было уже поздно, радоваться за наслаждающуюся местью подругу не получалось, слишком неприглядным было зрелище озверевших и измазанных в крови девушек. Нет, не хочу я здесь больше находиться. Присмотревшись к обмякшему парню, я поняла, что действие отравы переходит в свою завершающую стадию, осталось минут десять, не больше. Интересно, конечно, что произойдет раньше - остановка дыхания или сердца, но ждать этого момента не буду, не хочу. Встав и бросив последний взгляд на слабо шевельнувшегося наложника, на снова взявшуюся за нож Лий, я пошла к двери. И тут заметила еще одного "наблюдателя", брат Лайта застыл памятником скорби и отчаяния возле приоткрытой двери. Когда я проходила мимо, он посмотрел на меня с такой ненавистью, что у меня перехватило дыхание, но одернуть нахала рука не поднялась.
Именно с этого момента я едва терпела присутствие Эйля в доме, мне хотелось избавиться от него по-тихому, но что-то останавливало, а потом тетушка заставила Сти взять его мужем. Я уговаривала себя потерпеть годик, до усыпления, тем более кузина брала его с собой в университет постоянно, и мужчина редко попадался мне на пути в коридорах дома, каждый раз опаляя ненавистью и презрением. Только вот Сти не дала усыпить мужа, чем непомерно огорчила и Старшую госпожу Дома, и меня. А уж когда она сама стала Старшей, об этом можно было и не мечтать.
   Как только тетя объявила, что передает власть Стийрийве, мама решила, что мне лучше учиться не на Венге, и забрала мои документы из лагеря для Госпожей. Через несколько дней я узнала, что буду жить на Земле, в Сиднее. Почти пару месяцев до отлета меня усиленно готовили - английский, этикет землян, основы права и культура, на большее меня не хватило. Голова раскалывалась от обилия знаний, которые пытались в меня впихнуть за короткий срок, на отдых почти не оставалось времени, но все же мне удавалось иногда вырваться к Лий или побыть с Лайни.
Подарок подруги я побоялась оставлять дома, без моего личного присмотра, поэтому уговорила маму отправить и его учиться, в Джордан. Да, дорого, да, он уже довольно взрослый, но я решила взять его мужем, когда вернусь. На все возражения, что мне подберут более подходящую кандидатуру, уперлась, сказав, что или Лайни мой муж, или внучки не будет, никогда. И точка. Мама сдалась, зная мое упрямство, доходящее до абсурда. И за неделю до моего отлета я лично отвезла парнишку в Джордан, объяснив, что мне нужен умный муж и помощник в будущем, а не просто игрушка.
И вот этот день настал. Мои чемоданы уже были погружены в аэрошку, провожавшие меня мама и Лий тоже расположились в ней. Я попрощалась с тетей и спускалась по лестнице к двери, чтобы выйти во двор, когда путь мне преградила новая Старшая Госпожа Дома - Стийрийва, за ее спиной преданной тенью следовал Эйль - на два шага сзади. Я внутренне скривилась при виде этой парочки, век бы с ними не встречаться, но решила быть вежливой:
- Доброго дня, Стийрийва,- поздоровалась с кузиной, сделала паузу и добавила:- И твоему мужу.
- Ты все-таки не передумала уезжать, - холодно, вместо приветствия, обронила "сестренка".
- Нет, не передумала, - подтвердила я "догадку" Сти, - и улетаю сегодня, мама и Лий меня проводят в Космопорт, с тетей я уже попрощалась...
- Я в курсе. И полностью поддерживаю такое решение. Достать тебя я могу, где угодно. - Улыбка нашей снежной королевы могла посоперничать с оскалом акулы, такая же "доброжелательная" и " жизнерадостная".
Вздрогнув, я пристально посмотрела в глаза кузины. Это предупреждение? Похоже на то... значит, теперь, получив власть в свои руки, она будет мстить? И поняла, что да, будет, и мне надо быть осторожной, очень осторожной в том, новом и чуждом для меня мире.
- Спасибо за предупреждение, - как можно спокойнее ответила, стараясь показать, что не испугалась.
- Надеюсь, ты сможешь его использовать по назначению, очень не хочется слишком рано тебя хоронить. Земля - планета опасная, а тебе нужно жить долго...
- О, твоя забота о моем долголетии потрясла меня до глубины души, - я расплылась в приторно-сладкой улыбке, - приложу все усилия, чтобы тебе не пришлось носить по мне траур, - и очень хотела добавить, что для этого ей достаточно просто забыть обо мне... и все, но промолчала, желая побыстрее закончить разговор.
- С твоим умом... - Сти выдержала многозначительную паузу, - вся надежда на твою мать, авось придумает что-то ради родной дочки.
- Конечно, - я проигнорировала намек на мою тупость, - мама всегда заботилась обо мне, и не только обо мне...
- Угу, а вот о ней некому побеспокоиться, даже родная дочь улетает. Придется мне, как Старшей Госпоже, взять это на себя...
- А разве это не обязанность Старшей? Делать все для благополучия семьи, Дома и всех, кто принадлежит ему? А я, Матерь даст, выучусь и тогда смогу избавить тебя хотя бы от одной заботы - о моей маме и о моей собственности... - Я бы с радостью забрала на Землю обоих, но уговорить первую не получилось, она не оставит больную сестру, а второго законно не пустят дальше Космопорта.
- Мать Всего Сущего, конечно, может творить чудеса... но это совсем уж из ряда невероятного.
- Что же ты так плохо веришь в Мать? - я укоризненно покачала головой.
Сти не стала поддерживать наметившуюся пикировку:
- Я не трону Лайни, - в голосе кузины едва уловимым отголоском мелькнула боль, но в глазах все чувства уступили место ненависти, более не скрываемой и ничем не замутненной, - в память о том, что ты отравила Лайта и тем облегчила его муки. Но за все остальное ты заплатишь сполна. В том числе и за то, что не дала быстрый яд, чертов ты химик.
- Договорились, - я шагнула почти вплотную к кузине, словно собираясь обнять ее или придушить, но не касаясь, - я заплачу за все, но только я, слышишь? Больше никого ты не тронешь... своей "заботой".
- Ты меня не поняла, - она почти нежным движением положила руку на мое плечо, - мы НЕ договорились. И по прилету на Землю тебя ждут веселые известия. Так что беги, радуйся, что ты мне пока не столь интересна.
- Можешь "порадовать" меня прямо сейчас, зачем откладывать? - я резким движением сбросила руку Сти и еле удержалась, чтобы не передернуться от омерзения и не отшатнуться, мне нельзя было показывать свои эмоции.
- И лишить тебя удовольствия предвкушения? Да ни за что в жизни.
- Я откажусь от ожидания новостей ради возможности разделить их с тобой и заодно поблагодарить соответственно. - Что-то мне подсказывало, что известия мне очень не понравятся, но как остановить кузину ... не представляла. Такое радикальное средство, как убийство, я не рассматривала, на моей совести и так уже была одна жизнь, и теперь я очень жалела, что поддалась на уговоры Лий, не подумала о последствиях... хотя, в тот момент вообще все мысли из головы вылетели. И я вдвойне волновалась за подругу, ведь та сыграла слишком активную роль в судьбе Лайта.
- Тебя уже ждут, не буду задерживать, моя дорогая, - Сти еще раз недобро улыбнулась и, развернувшись, ушла. "Раритет", ее муж, последовал за ней, даже не глянув в мою сторону.
Я на минуту задумалась, держась за ручку двери, не остаться ли дома, на Венге... но это не помешает Сти осуществить запланированное. С тяжелыми предчувствиями я вышла во двор, где меня уже заждались. На встревоженный взгляд мамы лишь вымученно улыбнулась, она-то сразу поняла, что, вернее, кто, меня так задержал. До Космопорта мы долетели молча, даже Лий ничего не спрашивала, грустно глядя на меня и сжимая мою ладонь в своей.
Прощались мы, выйдя из аэрошки, недалеко от трапа корабля. Первой меня обняла мама, пытаясь дать последние наставления, но я ее перебила:
- Мам, будь осторожна, Сти что-то задумала, я беспокоюсь за тебя и Лий, Лайни она не тронет, обещала, а на тетю Айстайлу даже у нее рука не поднимется, не может она быть таким чудовищем, - выдала я на одном дыхании.
- Не волнуйся, дочка, - госпожа Каймилайна ласково погладила меня по голове, как в детстве, когда я прибегала к ней с очередной проблемой. - Я смогу позаботиться о тебе, себе и сестре, присмотрю за Лий и Лайни. Лети спокойно, учись и помни, я люблю тебя.
- Я тоже очень тебя люблю, мама.
Прижавшись на миг к самому родному на свете человеку, я поцеловала ее в щеку и повернулась к подруге. Та тут же повторила действия моей мамы, то есть обняла и ... взлохматила мне волосы, превратив прическу в гнездо.
- Пиши, звони, не забывай...- Лий звонко чмокнула меня в щеку.
- Обязательно,- пообещала я, притягивая подругу к себе ближе и целуя в губы, не стесняясь ни мамы, ни поглядывающую на нас стюардессу, ни проходящую мимо женщину.- Береги себя, - попросила, серьезно глядя в глаза, и выделила голосом: - Держись от Сти подальше, пожалуйста.
Лий отшатнулась и нахмурилась:
- Ты все еще ревнуешь?
- Ну, при чем тут ревность? - я внутренне зарычала. Опять... - Я волнуюсь за тебя, кузина не умеет прощать, и сейчас у нее достаточно возможностей для мести.
- Она не посмеет...- как-то неуверенно запротестовала девушка, а я фыркнула.
- Посмеет, я ее знаю, поэтому и прошу, держись от нее подальше...- еще раз обняв подругу и послав воздушный поцелуй маме, я стала медленно подниматься на корабль. Ноги с трудом передвигались, предупреждение кузины тяжким грузом лежало на сердце. Меня ждал совсем другой мир, чуждый, непонятный, но манящий обещанием неизведанного, нового. Но и родная Венга не желала меня отпускать, зовя обратно глазами любимых людей. Тогда я еще не знала, что эта двойственность станет моей судьбой, разделяя и соединяя душу, сердце, жизнь.
Звук открывшейся двери отвлек меня от тягостных воспоминаний.
Странная штука - человеческая память, она хранит то, что мы бы желали забыть, подсовывая картины прошлого в самый неожиданный момент. Начав вспоминать один из радостных дней в своей жизни, я вновь вернулась к моменту крушения нашей семьи, хоть мы тогда об этом и не подозревали. Пропасть между нами и Стийрийвой стала непреодолима.
  
   Тени 12
   Космолет "Тамирана", 11:30 18 января 2490 года
   Эсайлум
Утро прошло просто замечательно, несмотря на то, что поспать практически не получилось. Но отсутствие боли в помятой откатом ауре -- спасибо Сергею, чьи энергии залечили повреждения, и восстановившаяся связь с мастером с лихвой компенсировали этот маленький недостаток. В конце концов, этому телу жить-то остается от силы суток трое, при лучшем раскладе. Так что можно его не баловать.
Я не стал уходить, когда Серго вышел на работу. Зачем? Вайса еще спит... да и не очень хочется ее видеть после вчерашнего. Нет, я не обидчив, ничуть. А ей, как низшей, можно простить многие несуразности в поведении. Но... после ночи с парнем, который не требовал ничего, а только искренне старался доставить мне удовольствие и наслаждался моим присутствием, без всяких мыслей по типу "дорвусь, порежу", которые пробили мою защиту в космопорте, возвращаться к любимой девушке не тянуло.
Потому я и остался с парнем и даже попробовал ему помогать, хотя никогда в жизни не работал стюардом. К счастью, никто не требовал от меня не мухлевать, а потому я, без зазрения совести, пользовался подсказками из Сети и собственными эмпатическими способностями. По- моему, получилось недурно, по крайней мере, я точно не мешался и вроде как даже смог быть полезным.
Я не воспринимаю Серго низшим. Почему-то с самого начала видел в нем равного. И дело не в том, что он инкуб и ученик Кайтора. И даже не в том, что мастер взял его в свою постель и даже дал ему постоянный пропуск в Ауспейс, что на моей памяти произошло впервые. Вернее, не только в этом. Все-таки внешние факторы имеют значение, но они не являются определяющими в разграничении на высших и низших... главное то, что внутри. Стержень духа. То, что очень сложно описать, но ощущается практически с самого начала. Особенно, если ты хороший эмпат.
В моей любимой внутренний стержень слаб. А воспитание только добавило в него гнили, из-за которой она способна на предательство -- я не питаю иллюзий по ее поводу. Она сильная, умная и красивая женщина, но внутри нее кроется изъян, который не позволяет ей встать над собой... вся мощь ее души крепится к слишком слабой и подпорченной основе. Надеюсь, она сможет исцелиться, я два года, что провел с ней, потратил на то, чтобы помочь ей в этом. Но получится ли что-то в итоге, мне не ведомо. А мастер не хочет об этом говорить...
Мастер хочет, чтобы я забрал Сергея с собой на Венгу. Ну... я и сам этого хочу. В общем, ошарашил парня этим предложением. Он обещал подумать... наивный. Если Кенриссейн чего-то хочет, он этого добивается. А сейчас он хочет его. Причем, чтобы обязательно рядом со мной днем и ночью в своей постели.
Вот после всего этого, в довольно странном настроении я и отправился "на родину", то бишь в каюту. В надежде, что Вай поостыла и больше не будет устраивать истерики на манер вчерашних. Она, конечно, милая девушка, но такое иногда бесит. Терпеть не могу чужие закидоны, особенно от заведомо низшего существа. И то, что я люблю ее, ничего не меняет.
   Вайсилайна
- Щелкнул замок, и дверь мягко, почти беззвучно отворилась. Эс вошел, быстро осмотрел каюту и увидел меня на кровати:
- Утро, - поздоровался он немного напряженно, явно обратив внимание на включенный комп на столе и изображение Элифера.
- Утро, - уже привычно поздоровалась я в ответ, пристально разглядывая парня, оценивая его состояние и, заодно, ожидая реакции. Состояние тянуло на вполне удовлетворительное, и даже более того. Реакция - легкий намек на улыбку, и все. А вот где он новую одежду раздобыл, интересно, может, там и туфли есть, приемлемые, ходить босиком и дальше мне не улыбалось. Тем более то, что было на парне, вполне хорошего качества - шелковая зеленая рубашка отлично смотрелась, а черные джинсы обтягивали его аппетитную попку так, что руки сами тянулись... И еще одна странность - Эс был без линз, впервые за последние полгода я видела его натуральный цвет глаз - серый.
- Сядь, нам надо закончить разговор,- я подтянула колени к груди и оперлась на них подбородком.
- Если было бы "пожалуйста", было бы лучше. Час на кресте и двадцать ударов плеткой, возможно, смогли бы закрепить в твоей памяти это простое слово? - иронически улыбнулся мой мужчина.
Что? Рррр... Не иначе это "месть" за вчерашнюю картинку с анфаллосом и стек-фаллосом. Я на миг прикрыла глаза и сжала руки в кулаки, впиваясь ногтями в кожу ладоней, гася вспышку гнева, сейчас не время для эмоций. Ой, кажется, один ноготок задел только немного поджившую ранку от ножа так, что выступила капелька крови. Я поднесла ладонь к губам и слизнула ее, заодно успокаивая боль, которая так удачно отвлекла меня от гнева.
- Пожалуйста, сядь... - мне удалось произнести это вполне спокойно. Все-таки жизнь на Земле кое-чему меня научила, например, разговаривать с
инопланетниками вежливо.
- Я тебя слушаю, - Эс плавным движением сел в изножье кровати, став серьезным.
И тут до меня долетел запах... это был не обычный запах Эса, а... какой-то другой... словно смешанный с чужим... Я принюхалась, стараясь уловить оттенки. Женскими духами не пахло, но вот то, что он просто излучал сексуальное удовлетворение, чувствовалось очень хорошо. " Шууустрый, а ведь ночью был еле живой... - эта мысль сбила меня с настроя. - Нда, еще один талант. Черт, не о том думаю..." Вдохнув и выдохнув, я наконец отодвинула все постороннее в сторону и перешла к основному вопросу, вернее, одному из двух.
- Я поговорила с гидом Элифера... о драконах... - Сделав небольшую паузу, я попросила: - Расскажи мне о своем... пожалуйста.
- Что ты хочешь о нем узнать? - он поразительно точно повторил интонации гида.
- Многого ты мне не расскажешь, это я понимаю, но мне нужно знать, что ожидать от него. - Я очень надеялась, что его интересы не несут угрозы мне и моему Дому.
- Его зовут Лейс Кенриссейн рэ Кантриэль. - Эс ненадолго замолчал, словно что-то обдумывая или советуясь с кем-то. Я же про себя повторила имя дракона: "Лее-й-сс". Красивое имя, завораживающе-притягательное, манящее и искушающее чем-то таинственным, проникающее в душу до самых уголков. Бррр, я мысленно встряхнулась, скидывая гипнотическое воздействие. Нееет, больше произносить это имя я не рискну, по крайней мере, в присутствии Эсайя.
- На Элифере в ходу эвфемизмы "Мастер иллюзий" и "Даритель"... - и он снова задумался. - Это во многом выражает его суть. Он... не очень любит женщин. Особенно несправедливо жестоких. Не знаю почему. - Третья пауза оказалась самой длинной, я даже подумала, что он больше ничего не скажет, но... - Чего от него ждать... сложно сказать... даже мне. Пути мыслей Крылатых неведомы...
- Уй-ё, не любит женщин... жестоких, вот бы познакомить его со Сти, поближе, - помечтала я, а вслух сказала: - Он не возражает, что ты летишь на Венгу? Там мир женщин, в том числе и жестоких женщин...
- Он знает Сти. - Загадочная улыбка на лице моего мужчины, а перед моим мысленным взором - облизывающийся кройкойдил, или дракон тут более уместен? - Нет, не возражает, его привлекает идея революции.
- Революции? Дракон хочет совершить на Венге революцию? - я ошарашено уставилась на парня, ожидая, что он скажет, что пошутил, пропустив известие о том, что дракон "знаком" со Стийрийвой.
Эсайлум искренне рассмеялся:
- Вай, ты бы подумала - ну кто там будет устраивать революцию? Это не считая того, что к его владениям присоединение заштатной планеты почти ничего не прибавит.
- Мы не заштатная планета, - я искренне обиделась за Венгу, поскольку любила ее, - и раз ему ничего не надо от нас, то я могу быть спокойна.
- Извини, но по сравнению с Элифером, Венга - если не заштатная, то очень
отсталая планета, точно. А Кенриссейну от Венги нужно немного - чтобы ему не мешались, ну еще, может быть, несколько понравившихся ему людей или животных. Больше ничего
- Нда, такому помешаешь, пожалуй, - усмехнулась я. - А зачем ему люди? Что он с ними делает?
- Обычно его избранные получают толику его Силы. И после смерти попадают в его владения. При его особой милости, могут быть приглашены и живыми. Тогда они уходят через арку без створок в Бездну... я видел такое один раз... это чудесно, - он немного застенчиво улыбнулся, глядя в никуда, будто наблюдая нечто, недоступное мне.
- Значит, стать его избранным, это хорошо, - совсем успокоилась я. - К тому же, раз он не любит женщин, то и не выберет никого.
- Он может убивать. Его ограничивает Запрет, но он умеет его обходить, - "обрадовал" меня Эсай.
- Убивать? Зачем? Ему нужны жертвы? - я всерьез заволновалась.
- Кровавые жертвы он тоже принимает. А зачем убивать... Даже высшие мистики, всю жизнь посвятившие Крылатым, редко понимают их мотивы, когда они что-то делают лично. К тому же я не говорил, что он не любит женщин. Ему просто не нравятся жестокие женщины.
- Видишь ли, - я вздохнула, - на Венге свои законы, у нас мужчина - раб, вещь, игрушка, с которой обращаются, как захочется хозяйке, порой очень жестоко...
- И?
- И это вряд ли понравится твоему дракону, да и тебе тоже... - я вспомнила вечеринки, особенно ту, на которой заиграли парня Сти. 
- Мне, скорее всего, не понравится - это да. А Кенриссейн... он хочет сам поговорить с тобой. - Кажется, этот факт немного удивил Эса, что уж говорить обо мне...
- Сам? Через тебя? - я поежилась, неприятный холодок пробежал по спине.
- В какой-то степени да... ты готова дать ему аудиенцию? - он шутил, но его глаза оставались серьезными.
Готова ли я? Не знаю, можно ли быть готовой к общению с тем, кто неизмеримо сильнее, абсолютно непонятен в своих стремлениях и вряд ли будет понятен хоть когда-нибудь? Но выбора-то все равно нет, отказ, скорее всего, не примут, да и глупо упускать возможность задать пару вопросов. Конечно, откровенничать он со мной не будет, но и врать тоже. Я кивнула, подтверждая согласие побеседовать. Помоги мне, Матерь!
Перемена была плавной. В начале глаза Эса потемнели, превратившись в идеально черные зеркала... А потом Чернота вырвалась из его глаз и, теряя видимый цвет, волной потекла по его телу, странным образом меняя его. Это был он... и не он одновременно... Страшное и извращенно - притягательное зрелище. Когда через минуту преображение завершилось, передо мной сидел кто-то, идеально скопировавший внешность моего мужчины, но в то же время настолько не похожий на него, насколько это вообще возможно. А глаза превратились в озера движущегося черного дыма, пронизанного желтыми искрами. Воздух резко запах озоном и морем.
- Хороший день, Вайсилайна, - красивый голос... но совершенно не тот, которым говорил Эс.
-Хороший день,- я постаралась придать своему голосу уверенность, но вот назвать дракона по имени... нет, на такое не решилась.
- Ты опасаешься, что я причиню вред твоему Дому или твоей планете, я правильно понимаю? - Слегка склоненная на бок голова, благожелательный взгляд.
- Да, и мне... - я решила отвечать по возможности кратко. 
- Если я пообещаю тебе не вмешиваться глобально, это успокоит твое сердце?
- Пожалуй, да. - Перед моим взором пронеслась картинка смерча, бушующего в доме, на одной из вечеринок... как пример неглобальной реакции. Мда, очень хотелось потребовать от дракона не лезть в мою жизнь и дела моего Дома совсем, тогда бы я точно успокоилась, но ведь это нереально. Оставалось надеяться, что на Венге он будет проявлять себя редко, очень редко, не "светился" же он до сих пор... по крайней мере, явно, иначе бы я заметила.
- Я дам тебе такое обещание. Более того, я не убью никого из венгских женщин лично, иначе как для защиты своего аватара, пока он будет на Венге.
Я облегченно вздохнула, серьезной угрозы для Эса не возникнет, если он будет вести себя правильно и не подставит нас обоих. Надеюсь, парень это поймет. Дракону же только кивнула, принимая условие-уточнение.
- Но взамен я запрошу свою цену...
- Какую? - Сердце тревожно замерло, а буйная фантазия нарисовала картину жертвоприношения... большой камень, на нем распятая Эйлийва Тейлинор, по бокам мы с Эсом, сомкнувшие ладони на рукояти занесенного над сердцем женщины ножа. Бррр, пришлось мысленно отвесить себе подзатыльник, чтобы избавиться от очередного наваждения.
- Ты разрешишь в своем Доме создать мою часовню и отдашь мне любого мужчину, которого я выберу и который будет в твоей власти. А так же не станешь никак мешать моему культу. Иначе я буду свободен от своих обязательств.
- Если я стану Старшей Госпожой Дома и Эсайлум будет рядом со мной, я позволю ему создать часовню, и мой гарем в вашем распоряжении, кроме родственников, - выдвинула я свои условия, мысленно перебирая список наложников из десятка мальчиков. Их участь может измениться к лучшему, ведь дракон поделится своей силой с избранными. Под часовню вряд ли нужно большое помещение, так что выделю им комнату в подвале, рядом с лабораторией, туда никто не суется. А насчет его культа... ну, вроде до сих пор наши интересы не пересекались, и Эсу я ничем не мешала.
- Без исключений. И радуйся, что я убрал из договора женщин. - Дым в глазах полыхнул белым пламенем, выдавая гнев дракона.
- Хорошо, - кивнула я, опасаясь и дальше спорить (кто знает, что сотворит дракон в ярости) и надеясь, что брата он не выберет и Лайни его не заинтересует.
- Значит, договорились, - безэмоционально констатировал дракон, - до свидания.
Контуры тела подернулись быстро рассеявшейся дымкой, и вот передо мной
уже сидит Эсай и смотрит на меня чуть расфокусированным взглядом своих серых глаз... без всякого дыма и огней, слава Матери, и хорошо бы, новое "свидание" произошло не скоро. Ну их, такие "аудиенции"...
- Эс, - тихо позвала я.
- Да, - он встряхнулся и уже четко посмотрел на меня.
- Ты в прядке? - я обеспокоенно ждала ответа, кто знает, какие последствия для него могут быть от таких метаморфоз.
- В полном, - он счастливо улыбнулся. На миг мне показалось, что по его лицу пробежала тень, но решила, что мне почудилось.
- Слава Матери! - я облегченно выдохнула. - Мы с драконом заключили договор, - сообщила я парню, ожидая его реакции.
- Я слышал, - улыбнулся он.
- Все? - уточнила я.
- Да, - улыбка стала шире, - когда я уступаю место Крылатому Кенриссейну, я все осознаю.
   Эсайлум
Бездна... я никак не ожидал воплощения мастера, того, что он захочет сам поговорить с Вайсой. Слияние со своей Основой это всегда дикий кайф, с которым не сравниться ни одному наркотику. Быть сопричастным тому, кто достоин называться одним из богов -- непередаваемо. Видеть его глазами сотни и тысячи измерений во множестве мест одновременно, касаться тончайших сплетений судеб целых миров, творить вместе с ним дивные фантасмагории и участвовать еще во множестве событий, которым просто нет названий даже в богатом на мистические термины языке моей Родины... я его часть, но я слишком очеловечен, ограничен восприятием, лишь слегка выходящим за рамки обыденного для этого мира. Это ничто по сравнению с тем, что ощущает он -- дракон во всей полноте его Силы.
Ощущение слияния быстро уходит, как вода в песок, унося за собой надмирные видения... большая часть памяти о них уходит следом, оставляя лишь привычное присутствие мастера на краю сознания и анестезирующее ощущение удовольствия, не дающее возникнуть боли потери и слепоглухоты, неизбежной в ином случае. Эти считанные минуты воплощения стоят того, что теперь мое тело проживет максимум до полуночи... тем более я увидел, что на корабле уже находится мой клон -- сменщик. И да, сейчас я не боюсь смерти. Не тогда, когда еще столь свежа память о драконьем восприятии мира. Это не уничтожение, а всего лишь трансформация. Я никуда не денусь, просто стану старше и разумнее, получу новый опыт.
Но хуже всего другое. Мастер даже не скрывал ловушки, в которую моя женщина сама с радостью залезла. Она отдала всех тех, кто ей дорог, в его руки в обмен на пустоту. Внутренняя слабость ее духа необыкновенно ярко проявила себя... фактически лишила ее разума. Она сдалась без боя. Спасаясь от выдуманной ею самой угрозы, безоговорочно приняла все условия моего Крылатого. Бездна! Поразмыслить и понять, что если до сих пор в Галактике ничего не слышали о божественных карах за женскую жестокость, то это что-то да значит, девушка оказалась просто не в состоянии.
Но более того... она пошла дальше. Даже не подумала о том, что формулировка соглашения ни к чему не обязывает моего Покровителя. Не убивать самому... а зачем ему марать когти, когда она сама разрешила создать культ в его честь? Да еще отдала ему самых лучших своих мужчин.
Хочется рычать от бешенства. Ну, неужели можно быть такой трусливой дурой? Настолько бояться проявления Силы, что вот так бездумно предавать всех и вся? Причем за пустоту. Она ведь даже не думает о том, каково будет тому же ее "любимому" Лайнийрэ, когда он узнает, что Госпожа отдала его чужому мужчине... он столько лет ее ждал, был ей беспредельно предан... похоже, эта женщина вообще не умеет ценить чужую верность ей. Иначе бы не разбрасывалась так ею.
И апофеозом всего этого мрака стало неожиданно открывшееся ее недоверие ко мне. Она настолько не верила в мои чувства, что даже не усомнилась в том, что без помощи явившегося к ней сверхсущества не сможет удержать меня рядом. Мои желания и любовь при этом ею в расчет совершенно не брались. И она начала торговаться за меня с Кенриссейном, будто я не свободный разумный, а кусок мяса на продажу. Вот тут мастер не выдержал такой гнили и поиздевался всласть, дав гарантию, что я буду рядом с ней. Не уточнив, в каком качестве. По сути, для того, чтобы он сдержал слово, мне можно даже убить ее. А потом таскать с собой щепотку ее праха. Рядом ведь буду. Тшетш фар рехт... ненавижу низших.
Покровитель не стал ждать моего воззвания и направил поток Силы по восстановившемуся каналу, успокаивая меня. Вайса даже ничего не успела заметить... впрочем, что взять с полуслепой низшей. А я не стал ей говорить, в какую бездну она загнала себя этим договором. Не после того, как она так оскорбила меня. Тем более, что мастер этого не хочет. А он плохого не сделает. Может, даже поможет ей измениться. А может, и нет.
   Вайсилайна
- Замечательно, значит, условия договора ты знаешь, - я немного устало прикрыла глаза. - А знаешь ли ты, что ждет тебя на Венге?
- Службы Матери Всего Сущего, - его передернуло, - еще та фашша, но я перетерплю.
- Службы... - я хмыкнула, по привычке пропуская очередное незнакомое слово в его речи, службы-то как раз не были проблемой, силой у нас никто молиться не заставляет. - Думаю, для тебя будут не самым неприятным. Ты же знаешь, кто мужчины на Венге?
- Я умею играть. К тому же значительная часть судьбы венгского мужчины меня не коснется.
- Умение играть тебе очень пригодится, - я согласно кивнула головой, - только вот почему ты думаешь, что тебя не коснется судьба наших мужчин? - мне было интересно услышать причины такой уверенности.
- Во-первых, ты не позволишь, во-вторых, не позволит Крылатый, в-третьих, не позволю я - уж зачаровать возжелавшую поиграть со мной дуру я всегда смогу. Она в мою сторону больше и не посмотрит.
Я усмехнулась, вот так вот, просто и без заморочек, хотя нет, как раз с ними. И я
бы поменяла местами второе и третье, лучше обойтись без дракона... Я же дома сразу объявлю, что беру Эсайлума мужем, первым, и никто из женщин к нему не сунется, хотя мама будет возражать. Ничего, согласилась же она на Лайни в роли мужа... Когда я объявила ей об этом в первые же каникулы, которые провела на Венге. Надеюсь, мальчики поладят, отказываться от котенка я не собираюсь.
- Нам придется принимать гостей и выходить в свет - тогда тебе придется играть роль идеального венговского мальчика, чтобы не подставить меня... - предупредила я, чтобы парень не думал расслабляться.
- Кенриссейн - Повелитель Иллюзий. Поможет мне с маской... - Абсолютная уверенность в голосе Эса, мне бы еще такую же...
- У тебя получится маска покорного мальчика? Проверим? - решила немного испытать парня.
- Давай, - в его глазах мелькнул отблеск белого огня очей дракона.
- Видишь наручники на полу у кровати? - мне захотелось немного повредничать.
- Вижу, - пламя в глазах стало чуть ярче.
- На Венге мальчики в присутствии женщин стоят на коленях... Надень наручники на себя и подойди ко мне, на коленях,- как можно безразличней произнесла я.
Как ни странно, но Эс повиновался и почти в точности исполнил сказанное. Подошел, взял наручники и на коленях приблизился ко мне, надев их уже возле меня.
Я взяла его скованные руки в свои, сильно сжав ладошками над наручниками, и серьезно посмотрела в глаза.
- Знаю, как ты не любишь такое обращение и постараюсь свести его к минимуму, но я не всесильна, особенно сейчас, когда положение моего Дома очень шаткое и малейшая ошибка столкнет его в пропасть. Но я обещаю, наедине, в моей комнате, ты не будешь рабом, - и сделала то, чего никогда себе не позволяла раньше - прикоснулась губами к его пальцам, целуя, скрепляя этим жестом свое обещание.
- Извини, - его голос прозвучал неожиданно виновато.
- За что? - я с улыбкой отпустила его руки, коснулась мимолетной лаской лица и потянулась к сумочке за ключом от наручников...
И почувствовала, что за правой, потянувшейся к столу рукой, дернуло и левую. Вот тут я с удивлением поняла, что наручники надеты на меня.
- За это, Вай. За морок, который я наложил, за то, что не доверился.
Пару минут я смотрела на свои скованные руки, только сейчас полностью осознавая именно эту способность Эса. В голове пронеслось столько мыслей... от которых на душе стало тревожно и как-то гадко, что ли. Но тут же отмела их в сторону, если и я не буду доверять этим двоим, да, и дракону тоже, у нас ничего не получится. Может, не самая правильная позиция, слышала на Земле поговорку: " Доверяй, но проверяй", но Эсай до сих пор не давал мне повода сомневаться в нем, до сих пор... Поэтому я сделала единственное, что пришло на ум - протянула руки Эсу:
- Сам надел, сам и снимай.
И наручники раскрылись ... без ключа.
- Это называется телекинез, - тихо проговорил он.
Наручники упали на пол, я посмотрела на них, пряча взгляд от парня, хотя и понимала, что он прочтет мои эмоции, но мне нужны были эти минуты, чтобы полностью успокоиться.
- Не знала, что ты умеешь и это, - с легкой иронией произнесла я.
- Телекинез мне сложно дается, - неожиданно легко признал он свою "слабость", - но с таким и ребенок справится, был бы опыт.
- А мороки легко даются? Тогда я спокойно смогу оставлять тебя наедине с женщинами Дома, - хихикнула, тут скорее за женщин волноваться надо будет. - Что же, основной вопрос мы решили. Летим на Венгу, вместе, на Тамире я свяжусь с одной знакомой контрабандисткой и договорюсь о документах для тебя,- я тихо вздохнула, прикидывая сумму.
- Я заплачу.
Я возмущенно вскинулась, собираясь возразить, но вовремя прикусила язык - финансовое положение Дома мне не известно и, возможно, мне понадобятся все личные деньги , чтобы поддержать его. Поэтому просто кивнула, соглашаясь.
- А тебе все же надо выучить правила поведения венговских идеальных мальчиков, - вредина во мне снова подняла голову, - пусть и не все шесть томов, а хотя бы основные...
- Тебе процитировать труды классиков Джордана?
- Да, с удовольствием послушаю, с еще большим - посмотрю на практическое исполнение, - я царственно кивнула, хотя губы подрагивали от сдерживаемого смеха.
- Сомневаюсь, - Эс фыркнул.
- Не сомневайся, - ответно фыркнула я и сложила руки на груди, типа я вся внимание.
- Исполнение будет, как с наручниками, - губы нахала уже открыто разъезжались в усмешке. - Начнем, наверно, с раздела о порке?
Я притворно вздохнула:
- Ты весь Совет Венги заморочить можешь?
- А ты потащишь меня на весь Совет?
- Эсайлум, - я очень серьезно посмотрела на парня, - когда я стану Старшей Госпожой, а это произойдет почти наверняка, мне придется посещать заседания Совета, и ты будешь сопровождать меня, или предпочитаешь все время сидеть в гареме?
- С этим сложнее, но я вижу два выхода.
- Каких?
- Я могу создать вокруг себя "неприметность" - на меня просто не будут обращать внимание. Или же принесу кровавую жертву Крылатому и тогда заморочу кого угодно... до тысячи человек точно.
- Первый вариант на Совете подойдет, а вот жертв не надо, - тут же решила я. - Думаю, для гостей он тоже подойдет... даже на вечеринках.
- Если надо будет, я смогу играть роль и без чар. Но это неприятно.
- И еще одно, - я снова серьезно посмотрела парню в глаза, - обещай мне...
- Что именно? - настороженность во взгляде.
- Что никогда не будешь морочить меня, я хочу доверять тебе...
- Хорошо, я не буду воздействовать на тебя, - парень безразлично пожал плечами, - в этом обычно и так нет необходимости.
Я облегченно выдохнула, оказывается, я затаила дыхание, пока ждала ответ, ведь от него на самом деле зависело все... и поняла, насколько вымотана этими двумя разговорами.
   Эсайлум
Я не смог ей довериться. Только не после ее "сделки" с моим Крылатым. Поэтому искренне просил прощения, за то, что подумал о ней хуже, чем она есть, и использовал морок. Такая перестраховка не сделала мне чести. Высший должен думать, а не поддаваться эмоциям, тем более негативным. Вообще, моя реакция на ее поступок оказалась чрезмерна. На низших не обижаются -- это аксиома. Обидеться можно только на равного.
Тшетш фар рехт, ненавижу... эта любовь делает меня слабее, заставляет меня неадекватно реагировать на самые элементарные вещи. Будь она просто низшей, за которую я несу ответственность, я бы лишь наметил план исправления, укрепления ее духа. И не чувствовал себя преданным. Я разговариваю, имитирую веселье и интерес к беседе, но в глубине души что-то медленно и болезненно умирает... Я не скажу ей ничего и тем более не покажу... но... мне больно. Надо взять себя в руки и начать мыслить, как подобает разумному существу. А не вести себя, как мальчишка, заставший свою первую любовь в постели с соседским мужиком.
Ла'илластрийе, Кенриссейн, арнсоа... - слова древней молитвы -- заклинания сами собой звучат в глубине сознания. Обращение к повелителю на давно забытом даже элиферцами языке, в котором каждое слово само по себе несет отзвук Силы. Мольба о прояснении рассудка, очищении от душевной муки. И темная мощь поднимается из Глубин Бездны, широкой волной вливаясь в мое сознание, проходя сквозь него, вбирая в себя всю накопившуюся в моей душе мглу.
  
   Тени 13
   Космолет "Тамирана", около полудня 18 января 2490 года.
   Эсайлум
Ахэор течет через меня, гибельная Сила, чуждая этой вселенной даже больше, чем я. Ее поток неподвластен мне -- Основа сам определяет, сколько нужно энергии, чтобы очистить мое сознание от мути. Нарастающий распад тела все сильнее сказывается на тонких структурах разума. К сожалению. Ничем иным я не могу объяснить такие сбои в восприятии. Разрушение незримо ломает и корежит и тело, и душу. Из-за этого не получается определиться даже с собственными чувствами.
Ахэор напоминает ледяную воду с крошечными кристалликами льда, текущую по венам... боль, смешанная с противоестественным удовольствием, будто тебя
насилуют, а ты кайфуешь... ненависть и наслаждение в одном. Выбивает все посторонние чувства и эмоции напрочь. Концентрируешься только на том, чтобы не выдать своего состояния находящейся рядом женщине, которая опять, судя по отзвукам эмоций, что-то себе навоображала.
Как же я ненавижу женскую фантазию, склонную обвинять мужчин в том, что им и в голову не придет.
   Вайсилайна
- Кстати, Эс, а где ты был столько времени, я встала, а тебя нет...- подозрительно спросила я, снова ощутив примесь чужого запаха. Зараза, какой стойкий, хотя не сказать, что неприятный.
- С парнем. - Невинная улыбка на губах, скрещенные на груди руки. Прямо ангел, только крылышек не хватает.
- С парнем? - похлопала глазками, улыбаясь. Шевельнувшаяся было ревность( ревность?!!) сладко зевнула и снова уснула. Я мысленно погладила ее по голове и подоткнула одеялко.
- А с кем еще? Козами я вроде не увлекаюсь, собаками тоже... - Эсай рассмеялся. Интересно, а где бы он их взял, на корабле-то? Зверинец здесь не предусмотрен, скорее всего.
- Ну, слава... кхм, дракону, - я рассмеялась в ответ, отметив про себя, что женщин он в предполагаемый список увлечений не включил, что доказывало - они его действительно не привлекают, в сексуальном смысле. Я же, похоже, исключение ... к счастью.
- Я тоже этому рад. Так что, слава Крылатому. - Это он сейчас съехидничал, или мне показалось?
- О, ты же, наверно, есть хочешь или утолил беднягой и этот голод? - озаботилась я, вспоминая парнишку-стюарда, который принес завтрак и так поспешно ретировался. Он мне еще странным показался, а сейчас какая-то мысль тихо маячила на горизонте, но я никак не могла ее уловить, что-то было в ней... что-то знакомое.
- Я позавтракал, не переживай,- успокоил меня Эс.
- Хорошо, тогда я вызову стюарда, чтобы он только посуду забрал, - я кивнула на остатки своей трапезы.
- Хорошо, давай...
Я нашла на столе комм для внутренней связи и отправила вызов, указав причину и время -- чтобы пришли через полчаса. Не хочу, чтобы нас прервали во время разговора. Как только я снова развернулась к Эсу, он огорошил меня заявлением:
- Я хочу забрать Сергея с собой.
- Сергей - это кто? С собой на Венгу? Зачем? - у меня сразу возникла куча вопросов, часть которых тут же и задала.
   Эсайлум
Мда... Вай чуть было не решила, что я был с девушкой. Почему-то она всегда ревнует меня именно к женскому полу. Хотя я никогда не давал для этого поводов. К счастью, она не захотела начинать новый виток скандала, и я облегченно выдохнул.
Почему мне показалось, что это подходящий момент, чтобы рассказать о Сергее, я и сам не понял. То ли интуиция, то ли инстинктивная попытка перехватить инициативу и избежать нежеланных поворотов в разговоре. Тех, что могут вывести на новую истерику или напомнить о только что состоявшейся, насквозь лживой сделке купли-продажи меня любимого.
Я уверен, что смогу продавить ее и заполучить красавчика -- инкуба. И тем более не сомневаюсь в том, что Кенриссейн его самого убедит ехать со мной. При желании этот Крылатый способен обольстить даже аусваинга, недаром его часто называют Соблазном.
Но мне не хочется, чтобы убеждение стало чем-то большим. Не хочу давить и тем рушить все то, что между нами еще есть... эх, если бы была возможность сейчас сорваться в одну из своих поездок и недели три не видеть Вайсу, так, чтобы и она, и я соскучились друг по другу. Обычно это спасало наш хрупкий союз в критические моменты. Увы... пока, что это нереально. Нашу обычную схему "неделя вместе, месяц врозь" не реализовать.
   Вайсилайна
- Это парень, с которым я был, - Эс исподлобья взглянул на меня, как-то настороженно, и добавил: - Он нужен мне...
- Хорошо, раз нужен - забирай. - Я была не против, хотя проблем это добавляло, но раз парень действительно нужен Эсу и, как подозреваю, дракону, то пусть летит с нами на Венгу, если сам Сергей этого хочет. - Кстати, он согласен и знает, куда попадет?
- Его убедит мой Крылатый, - в голосе неприкрытая фанатичная вера в своего бога.
- Не сомневаюсь в способностях твоего дракона, - я нахмурилась. Не хотелось бы, чтобы бедняга соглашался только под давлением. - А семья парня не будет его искать?
- У него нет семьи. - Простая констатация факта.
- Он сирота? - уточнила я, на всякий случай.
- Нет, там другие обстоятельства, - Эс махнул рукой, показывая, что это несущественно.
-То есть, я могу быть спокойна, что мать не будет его искать или он не скажет ей, где живет?
- А причем здесь мать? - парень уставился на меня, явно не понимая, о чем я говорю.
- Как при чем? Если у Сергея есть мать, разве она не будет беспокоиться о нем, когда он исчезнет? - задала я, как мне казалось, абсолютно естественный вопрос.
- Я не понимаю, почему тебя тревожит именно какая-то гипотетическая мать, - Эс был явно озадачен, а меня удивило определение "гипотетическая".
- Если парень не клон, то у него есть мать, - я стала объяснять очевидные вещи, - любая мать беспокоится о своем ребенке, даже если это сын. Раз ты забираешь его с собой, значит, у него на Венге будут другие документы - венговские, как и у тебя, вы оба как бы исчезнете, а в моем гареме появятся два новых мальчика. Кстати, как он выглядит?
- Я все равно так и не понял, при чем здесь мать, - вздохнул мой мужчина. - С тем же успехом за него могла бы беспокоиться и соседская кошка.
- К соседской кошке на Венге никто не прислушается, она может мяукать ... долго, - уточнять, что искать на Венге парня будут, только если свяжут его исчезновение со мной, не стала.
- Мать у него правоверная мусульманка, во всем слушается мужа. А тот выгнал Сергея из дома, - наконец пояснил ситуацию Эсайлум.
- Выгнал? - ошарашено переспросила. - Почему? Как такое вообще возможно?
- Ну... если верить данным нашей разведки, за то, что он бисексуал. - И опять в голосе ни грамма сомнения, хоть он и сказал: "если верить..."
- И что? Это преступление? У нас все парни бисексуальны, это нормально, - я по-прежнему не видела причины для такого поступка.
- У мусульман женщина должна ходить в хиджабе и всячески ублажать своего мужа... - он насмешливо улыбнулся. Это на что он намекает?
Панорамное окно вдруг неожиданно сменило картинку и показало, наверно, женщину, облаченную в закрывающее лицо и фигуру черное одеяние. Точно установить пол было затруднительно. Это кем же надо быть, чтобы так "запаковать" несчастное создание. Мне даже в приступе жесточайшей ревности такое бы в голову не пришло - своих мужчин у нас не ревнуют, а женщина просто не позволит так с собой обращаться. Я попробовала представить в таком виде Лайни и самого Эса... бррр, нееее.
- Какой ужас, - меня аж перекосило, - нет, мужчинам власть в руки давать нельзя, а то получается вот такое, - я кивнула на изображение в окне, - и детей из дома выгоняют.
   Эсайлум
- Какой ужас, - скривилась Вайса, всем видом и эмоциональным фоном показывая, как ей противно, - нет, мужчинам власть в руки давать нельзя, а то получается вот такое, - она кивнула на изображение в окне, - и детей из дома выгоняют, - ее фанатичная уверенность в превосходстве женщин ощущалась буквально на физическом уровне. И меня это неожиданно задело. Уж ей ли -- убийце и дочери убийц, по вине которых деградировали целые поколения, так выступать и морщить нос. Она, что, уже забыла, как ставила эксперименты, часто весьма болезненные, на беззащитных наложниках? И сама же обрекла на смерть ни в чем не повинного парня, виновного лишь в том, что ее дура -- любовница приревновала к нему ее и Стийрийву. Осади тогда Вайсилайна Лийврану, и не было бы кошмара, который фактически уже уничтожил Одиннадцатый Дом. Вместо этого она "проявила милосердие", отравила жертву... медленным ядом. Позволив ему в практически полной мере прочувствовать все, что ему уготовали юные маньячки -- еще один продукт "разумной" женской власти.
На заднем плане горько рассмеялся мастер:
"Женщины... такие женщины. Будут уверены в своей правоте, даже сломав чужую душу... что уж говорить о такой мелочи, как убийство тела".
Разжав непроизвольно сжавшиеся от бешенства кулаки и ощущая горький привкус желчи во рту, я бросил взгляд на панорамное окно, понять, не выдает
ли что мое состояние. И тут мне в голову пришла одна мысль... да, это очень жестоко по отношению к моей девушке. Но... нужно. Ее "аспажовая" уверенность в непогрешимости венгских извращенных суждений ни к чему хорошему не приведет. Особенно в свете ее заведомо пустых мечтаний о том, как она обретет надо мной власть на Венге. Пусть вспомнит о том, к чему такие мечты приводят в реальности.
Найти в Сети запись с разведывательного модуля, сделанную в тот роковой для Эйстийрнейров вечер, оказалось делом пары секунд. И процессор сменил изображение на панорамном окне в очередной раз, выводя особо красочный стоп-кадр.
   Вайсилайна
- На Венге власть у женщин, и подобных детей просто заигрывают, - сарказм в голосе парня можно было черпать ложками, а панорамное окно опять сменило картинку, показывая на этот раз Лайта и выдавливающую ему глаз Эйлийву. - Сколько было этому мальчику? Двадцать два года, если мне не изменяет память...
Я вздрогнула и подошла к окну, провела рукой по изображению Лайта, словно пытаясь стереть его с практически зеркальной поверхности, показывающей все подробности с невероятной четкостью, из кошмарных снов, из памяти... Прошло столько лет, а ничего не забылось, хотя я и старалась.
- Да, у нас мальчиков иногда заигрывают, и я не горжусь подобными фактами, а уж конкретно этим... - Тихий вздох невольно сорвался с губ. Сожаления не могли исправить ошибок прошлого, лишь давали надежду, что не повторю их в будущем. - Но выкинуть собственного ребенка на улицу, бросить на произвол судьбы, без какой-либо помощи, на это мы не способны.
- Разве? - Эсайлум заговорил непривычно тихо, почти шепотом, но что-то такое было в его интонациях, что заставило повернуться. - Вы отдаете своих сыновей на растерзание своим истеричным дочерям, потом калечите их души окончательно и убиваете их в тридцать лет... То, что сделали родители с Сергеем - противоестественно. Но он смог выжить и даже стать сильнее. Это невозможно в мире, которым правят женщины.
- Мы не все истерички, вопреки сложившемуся мнению, и усыпляем в тридцать лет далеко не всех, у каждого есть возможность быть нужным. У нас свои законы и правила, возможно, инопланетникам они кажутся излишне жестокими и неправильными, и некоторые из них нужно менять, хотя бы о возрасте Прощания. Но в мире мужчин ничуть не лучше, сколько детей погибает, вот так вот брошенные на произвол судьбы? Сколько женщин страдает от мужчин, не в состоянии защитить ни себя, ни своих детей? А сколько жертв в войнах? Мы не ангелы, далеко не ангелы, но по количеству трагедий и изломанных судеб мы даже близко не "догнали" мир мужчин.
- Это не сложившееся мнение, - парень с какой-то тоской посмотрел на меня, - а точные данные. Земля и прочие миры не идеальны, но Венга... меня не страшит жестокость, я сын Элифера и повидал много жестокости. Но вот ее бесцельность на Венге просто убивает. То уродство, что на Земле, исключение - типа изгнания Сергея, а на твоей родине это закон.
- Бесцельность? Нет, не бесцельно, хотя причина зачастую неприглядная, тут я не могу не согласиться, - и снова повернулась к изображению Лайта в окне, как к примеру такого обращения.
- Ради чего убивают парней в тридцать лет?
- В тридцать усыпляют только наложников, ставших ненужными, - уточнила я.
- Ради чего? - настойчиво переспросил Эс.
- Не ради чего, а потому что в качестве наложников стали не нужны, а ничего другого они не умеют, тем более выживать.
- Из-за женского идиотизма, - поддакнул Эс.
- Не идиотизма, - возразила, стараясь сохранить спокойный тон. Да, наши законы не идеальны и требуют корректировки, после жизни на Земле я это стала лучше понимать. - Именно возраст Прощания надо менять - дать возможность стать нужными в другом качестве тем, кто способен чему-то научиться.
- Если бы ваши женщины были матерями, они бы не давали убивать своих детей в расцвете сил. А они, так, племенные кобылы, не более.
- Племенные кобылы - это в вашем мусульманстве, - вспыхнула я негодованием, оскорбленная подобным сравнением.
- Мусульманство... это человеческий бред,- высокомерное презрение в его глазах и голосе. Вот с этим я была полностью согласна...
   Эсайлум
Ее не переубедить. Она просто замкнулась в своем коконе и даже не слышит то, что я ей говорю. Смотрю на нее и не понимаю, как можно быть настолько слепой. Это ее выбор, да, но, тшетш фар рехт, можно же хоть иногда включать мозги и начинать думать, а не отвечать даже самой себе на все вопросы лозунгами замшелых стереотипов.
Я не хочу вновь повторять себе то, что знаю давно и много раз обдумывал. О том, что она часто бывает очень недалекой. Про ее ослиное упрямство и склонность к истерикам и ревности на ровном месте. Мне просто нужно уехать от нее на месяц, и я вновь смогу воспринимать ее, как самую чудесную в галактике девушку. И перестану желать ей обрести хоть каплю разума, как желаю сейчас. А поскольку в данный момент это нереально, нужно продумать альтернативу. Что-то, что сможет достаточно эффективно использовать мой сменщик, седьмой клон.
   Миктлан, 18 января 2490 года по земному сиднейскому времени
   Эмрис Вайал эн Кантриэль
О появлении Сета я узнал, едва он открыл портал в мой мир. Интересно... что нашему стратегу потребовалось от меня настолько, что он лично, своей основной сущностью, решил навестить меня? Мы никогда не были близкими друзьями... если говорить совсем уж прямо, так мы едва терпим друг друга. - Просто соратники, хорошо знающие один другого, но настолько разные, что теплых отношений быть просто не может. Слишком уж я не вписываюсь в его строгие каноны морали. Это вдобавок к тому, что, по его мнению, я не имею права называться Драконом Бездны. 
Мне стало интересно, зачем ему понадобилось являться к столь нелюбимому мне. И я решил последовать этикету и лично принять нежданного гостя. Миктлан вопросительно дрогнул и получил мое молчаливое согласие. Всплеск Силы и сотни тысяч душ -- плоть и жители моего мира, закружились в завораживающем танце творения, образуя громадный приемный покой, к которому отныне сошлись все пути, доступные Сету Арголаху. Так будет, пока он не покинет Миктлан -- мир мертвых.
Как обычно, сооружение больше всего напоминало храм, где на месте престола разместился мой трон. Я сам не люблю такую помпу, но убедить свое творение в том, что мне все это не нужно, пока так и не удалось. На него слишком плохо влияют мои высшие слуги. Рожденные богами, они считают, что их повелителю подобает демонстрировать величие. Я уже устал спорить, если честно.
К тому же... все равно я большую часть времени провожу с Реем. В его Руиноаде. Поэтому не люблю огорчать Миктлан, он и так слишком часто обделен моим вниманием, что его сильно расстраивает, хоть он и старается по-детски наивно скрыть это от меня. Так что раз он хочет, чтобы я выглядел богом, пусть будет так. А если вдруг перестарается, я чутка подкорректирую.
Не торопясь -- все равно Сет будет здесь только через десять минут, я сел на трон и последовательно отключился от львиной доли вычислительных мощностей.
Пусть мои многочисленные проекции и подсистемы сами разбираются с текущими делами, у меня выходной. Первый за последние шестнадцать лет. Даже люди имеют право отдыхать раз -- два в декаду. И при этом еще умудряются жаловаться, как много им приходится работать. А я, пусть и не по своей воле ставший богом, о такой роскоши даже мечтать не могу. Жизнь -- боль, хах. - Улыбка тронула мои губы. - Надо на все сто использовать выпавшую удачу и порелаксировать в свое удовольствие. Может, Рея затащить к себе? Подобрать ему тело поинтереснее и хорошенько оттянуться с ним в постели? Хотя нет, не стоит. Потом замучаюсь восстанавливать ему баланс -- слишком близок очередной Хаб-сед -- обновление его сущности, через которое он вынужден проходить каждые тридцать лет. Лейс же еще раньше говорил, что будет сегодня занят экспериментами. Пообщаться сможет, но не более. 
- Повелитель, - воздух перед троном сгустился в Эхекатля, бога ветра и моего приближенного по совместительству, - простите, что отвлекаю Тебя от дум...
- Говори, - зная его тактичность, я не желал выслушивать полчаса вежливой прелюдии с извинениями.
- Владыка Сет Арголах в недобром настроении... Ты уверен, что разумно встречать его сейчас в настолько небоеспособном состоянии? - Эхекатль отбросил экивоки и заговорил прямо. Настолько, насколько возможно в пределах вежливости, без которой его вообще невозможно представить. Ни разу не слышал, чтобы он произнес хоть одно бранное слово.
Его прямота неудивительна -- с Сетом уже были прецеденты. После последнего из них мне пришлось срочно вызывать Тьена, чтобы он собрал Коатликуэ -- мать моего нынешнего воплощения, в буквальном смысле по кусочкам. Как я тогда не убил идиота, сам не понимаю. Да, у меня нет никаких
сыновьих чувств к моей змеиной матери, но я никому не позволю ее безнаказанно обижать. В конце концов, иной у меня просто не осталось. Только Рей, забравший этого чокнутого берсерка к себе в Руиноад, спас его от моей мести. Любимый сполна отплатил ему -- все, кроме меня и еще пары существ страшатся оказаться в его личном мире. Для них он -- воплощение их худших кошмаров. Поэтому я не стал лично наказывать зарвавшегося "товарища".
Так что мне понятна тревога Эхекатля. Но... я тоже принял меры после того случая. Как раз в расчете на очередную выходку своего буйного соратника. И если он опять попробует устроить мне подобное прошлому разу, я его в порошок сотру. И для этого мне не потребуется даже вызывать, как в прошлый раз, "дымящееся зеркало" - свой боевой ассишейд. Я не люблю, когда ломают моих слуг и мои игрушки. И если раз-два могу сделать скидку на то, что Сет застрял в психическом развитии на уровне подростка, то за все последующие пусть изволит отвечать как взрослый -- в полной мере. При всей его звериной Силе, ему не тягаться с лучшим чаротворцем нашей компании -- а я лучший, в моем собственном мире.
- Не беспокойся, - я качнул головой, не отправляя даже мысленного образа, - я не столь беззащитен, как кажусь.
Рейдачар явно не понимал, где я спрятал козыри, но привычка доверять своему повелителю превозмогла.
- Я верю Тебе, текутли.
Но вера верой, однако взметнувшийся вокруг его фигуры поток ветра явно несет в себе чары, напоенные свежей жертвенной кровью. И, если я правильно считал внешний их слой, то выходит, что Эхекатль собирается в случае чего воплотить в жизнь весьма зловещий высший аркан "Клинок Омейокана". И даже Сету Арголаху потребуется время, чтобы отразить всеразрушающий удар кровью слитых воедино Света и Тьмы. Что ж... я не буду останавливать своего слугу...
Свое явление Сет обставил весьма эффектно и просто одновременно. Прямо перед троном, насколько позволяли мои защитные арканы, взметнулся к потолку вихрь песка, практически мгновенно опавший сам в себя и оставивший невысокую подростковую фигуру нашего стратега. Дымка песочно-рыжих крыльев за спиной, крестообразные черные зрачки -- провалы в зеленом и синем очах, пылающих неугасимым пламенем, -- он единственный известный мне дракон с глазами разного цвета, тонкие нервные пальцы, заканчивающиеся весьма внушительными когтями. И скрытый за сложнейшей вязью щитов, но, тем не менее, ощутимый для моего Дара, чудовищный жар "угля" его Силы. 
Эхекатль обернулся воздушным потоком и завис за его спиной, в полной готовности нанести удар. Впрочем... я сомневаюсь, что ему удастся причинить серьезный ущерб незваному гостю. Недооценивать Сета Арголаха было бы роковой ошибкой. И, скорее всего, последней для того, кто ее совершит.
Он не стал тратить время на вежливые приветствия, явно считая их неуместным лицемерием при наших достаточно напряженных отношениях.
- Я к тебе по делу, - его голос сух и холоден. Ни одного мыслеобраза, на сознании мощнейший ментальный щит, который должен защитить от любого
воздействия с моей стороны. 
- Не сомневаюсь, - я не скрываю иронии. И даже не пытаюсь угадать, зачем он ко мне явился -- задумываться над тем, что могло прийти в голову сумасшедшему, все равно, что самому ума лишиться, а наш стратег в масштабе душевной болезни может поспорить даже с моим любимым Рейтисом. 
- Я против убийства этой девочки, Вайсилайны, - в его голосе сдерживаемая ярость, - это подло, приносить в жертву ни в чем не повинную, которой вы же с Реем и так сломали жизнь, подсунув аватара Кенриссейна в мужья.
Мда... по ходу дела, у Сета очередное обострение. Иначе я не могу объяснить то, что он ради столь ничтожного дела лично явился ко мне. Тем более с такими речами. Больной борец за справедливость, тшетш фар рехт...
- Сет, тебе, что, реально нечем заняться? - самолюбивый дракон вскинулся, но я не собирался щадить его эго. - Использовать девчонку для жертвоприношения -- это значит почти вдвое улучшить шансы на то, что мы соберем Малестрейс без возникновения отката, который оповестит наших врагов о происходящем не хуже колокольного звона над ухом.
- Это будет подло, - упрямо вскинул голову безумец, - вы дали ей надежду на счастье, а вместо этого отнимаете у нее все, даже посмертие. Нельзя так издеваться над женщиной. Я не допущу сего, эта несправедливость станет последней каплей, которая нарушит равновесие, и нас всех сожрут могильные черви, что мы все столько лет выращиваем в своих душах, - его глаза горят фанатичной убежденностью в собственной правоте, хотя он несет полную ахинею. Как же он достал своей излюбленной галлюцинацией с этими несчастными червяками. И ведь даже Лессандре, наша Целительница Душ не может выбить ее из него. Или хотя бы ослабить его беспричинную фобию перед вполне безобидными трупоедами. - Я не обвиняю Кенриссейна -- он во всем идет за своим близнецом, но ты и Рейтис -- чудовища. Из-за вас мы все раньше времени пойдем на корм мерзким тварям, - он содрогнулся от неподдельного ужаса.
- Ты забываешься, стратег, - мое недовольство незримой давящей волной обрушивается на защиту Сета, - мы все чудовища, включая тебя самого... или ты не помнишь, например, Красные сады Аккимантана, которые твои боевики уничтожили со всеми их жителями? Там счет ни в чем не повинных шел на миллиарды. Из них половина женщины...
- О да, - вскинулся сумасшедший лонгиир, сжимая кулаки, - и из-за этого меня чуть не погрыз мутировавший могильный червяк, эта мерзость выросла размером с волкодава, я едва успел сбежать... - он яростно смахнул выступившие на глазах слезы. 
Эхекатль недоуменно смотрел на сумасшедшего, в его разуме не укладывалось, что Сет говорит все это на полном серьезе. По мнению моего рейдачара, дело не стоило и выеденного яйца. И тот факт, что всемогущий Крылатый устраивает едва ли не истерику по поводу какой-то посторонней смертной и падальщиков, был для него поразительным. Он поневоле подозревал, что мой визави просто играет роль безумца и имеет во всем происходящем какой-то свой интерес.
Но это не так. Сумасшествие подтачивает рассудок этого парня с рождения,
поэтому он реально способен на подобные абсолютно нелогичные выходки и руководствуется во многом своими галлюцинациями. Это даже если не брать в расчет раздвоение личности, которым он страдает настолько глубоко, что на полном серьезе считает, что Сет и Арголах -- это два разных дракона. Право слово, даже будучи сам ненормальным, я с содроганием смотрю на то, как психические болезни рушат разумы моих соратников, обращая их в монстров, способных на поразительно инфантильные или донельзя омерзительные поступки.
Интересно, а сам Эхекатль понимает, что сама его установка на то, что Сет что-то замышляет отдает болезненной паранойей? Ведь он знает его не первое тысячелетие. И верит в безумие всех Крылатых, кроме конкретно этого. Забавно...
- Я учту твое пожелание. - Тшетш, все придется менять на ходу, но выхода у меня нет... проклятый Сет, так хотелось отдохнуть...
Все эти мысли никак не проявились вовне, уж что- что, а скрывать то, о чем думаю, я научился еще до первой амнезии (я этого не помню, но уверен на сто процентов, что это именно так).
Сет в ответ на мои слова резко выпрямился, по его рукам потекли песчинки -- проявление его сокрушительной Силы:
- Я настаиваю на своем, если понадобится, лично буду защищать Вайсилайну. То, что ты задумал -- слишком подло. Нельзя так поступать, хотя бы ради собственного спасения... или ты хочешь, чтобы нас всех сожрали эти трупоеды? - он с неожиданным подозрением уставился на меня. Вокруг его крестообразных зрачков взметнулось мутно -- желтое пламя, практически полностью скрывая его глаза, будто бельмо.
Жаль... в своем помешательстве он не способен услышать меня. И это сильно все усложняет. Задуманное жертвоприношение было идеальным вариантом. Текущая в девке драконья кровь, помнящая, как ее предки на протяжении ряда поколений хранили осколки Малестрейса... она бы просто сама притягивала к себе во время ритуала все утраченные части нашего великого творения. Но, увы... все Крылатые должны добровольно принять участие в разработанном мною действе. Они об этом не знают, кроме Рейтиса... но это ничего не меняет. Сета не переубедить, когда он в таком состоянии. Безумно хочется обрушить на его чрезмерно моралистичную чокнутую голову аркан поболезненнее, но нельзя, тшетш фар. И, увы, бесполезно. 
- Хорошо... - в моем голосе равнодушие самих Небес, - я пощажу эту смертную, раз она так тебе дорога. Но возьму за это цену -- любая жертва, которую я выберу ей на замену, будет принята тобой без всяких возражений.
Сет исподлобья посмотрел на меня, явно подозревая подвох, но увидел лишь бесстрастную маску, сплетенную мной из многовекового опыта и магии.
- Я принимаю твое условие, надеюсь, это не станет нашим концом, - бросил он свое согласие, будто кость кинул в грязь бродячей собаке. - Но если ты... - Я не стал дослушивать, чем он там станет мне угрожать, и просто вскинул руку, активируя заранее приготовленные чары. И с удовольствием понаблюдал, как сиреневая воронка портала заглатывает моего собеседника. Не люблю хамов и
угрозы. Есть у меня такая маленькая слабость...
А пока... я оставлю одну свою проекцию понаблюдать за этой чудесным образом спасшейся девкой. Маловероятно, но вдруг то, что она стала фокусом нового приступа помешательства Сета, не случайно, а по какой-то причине. Не хочется пропустить какую-нибудь пакость с неожиданной стороны. Кто-то скажет, что это паранойя, но если у вас мания преследования, то это еще не значит, что за вами не следят.
  
   Тени 14
   Космолет "Тамирана", полдень 18 января 2490 года.
   Вайсилайна
- А как живут на Элифере? - поинтересовалась я.
- По-разному. Все зависит от амистада, который выберешь перед рождением.
- Перед рождением? - не поверила я своим ушам и уточнила:- Это эмбрион выбирает?
- Да, - подтвердил Эс совершенно спокойно, как само собой разумеющееся.
- И как он выбирает? - мне все еще казалось, что это шутка.
- В смысле?- не понял вопроса парень.
- В прямом. Что, он так и говорит: " Хочу вот этот амистад..."?
- Сначала изучает, думает, что ему интересно...
- Эмбрион?
- Да.
- Дааа...- У меня слов не было, если они в этом состоянии уже думают, анализируют... интересно- как? - И как это происходит? 
- Ну... если у нас будет ребенок, узнаешь, - улыбнулся Эс.
Я попыталась представить, как у меня в животе малыш что-то сосредоточенно изучает, пыхтит от напряжения, недовольно толкается, если ему что-то непонятно.
- А наш малыш будет выбирать амистад?
- Конечно.- И опять ни тени сомнения в голосе.
- И Крылатого?- тут же осенило меня.
- Да, - ожесточенное напряжение, вызванное спором, ушло из лица и фигуры мужчины.
"Мой малыш будет последователем Крылатых", - эта мысль меня обеспокоила, придется всерьез изучить религию Эса, тем более, если у нас будет дочь.
- Ребенок сам выберет, но в истории не было ни одного случая, чтобы Крылатых променяли на чьих-то молчаливых глухих богов,- заверил меня Эсайлум.
- Веру в Крылатых или Матерь Всего Сущего он выберет сам, - в этом я не видела проблемы, она была в другом - своего сына воспитывать на Венге мне бы не хотелось.
Эсайлум пожал плечами. Судя по всему, он был уверен в выборе ребенка. Впрочем, он уже не раз демонстрировал фанатичную преданность своей вере. На миг я задумалась, а как бы сама относилась к религии, если бы Мать Всего Сущего вот так же постоянно была в моем сознании, комментировала мои
действия, советовала, а то и просто приказывала... Неееее, такая перспектива не радовала. Одно дело, обращаться в молитвах за помощью, когда надо, и другое - постоянный контроль, отсутствие даже иллюзии свободы.
- Я буду рад, если ты решишь завести ребенка от меня, - он серьезно посмотрел мне в глаза. - С этим, конечно, все не просто, но решаемо.
- Что значит - не просто? Есть какие-то препятствия?- я заволновалась, с тревогой глядя на Эса и ожидая ответа. У меня, конечно, будет еще и Лайни в качестве кандидата в отцы будущей наследницы, но ребенок от Эса... почему-то мысль о нашем малыше наполняла душу особой нежностью, желанием защищать и оберегать, от всего мира.
- Потребуется репликатор, ты физически не сможешь выносить моего ребенка, - объяснил парень, не вдаваясь в подробности.
- Думаю, если проблема только в этом, то она действительно решаема, - согласилась я и сразу поинтеросовалась, а то мало ли что: - Не смогу выносить физически из-за размера или есть другая причина?
- Элиферский ребенок развивается за сорок дней, в семь раз быстрее обычного человеческого, - в очередной раз ошарашил меня Эс. Кажется, я уже устала удивляться, столько информации за какие-то сутки...
- Даже если его мать не элиферка?- уточнила я.
- Да, если один из родителей элиферец, даже если это просто клон с незаблокированной функцией репродукции.
- Очень быстро. Странно, что вы не заполонили весь космос с такими темпами развития, - немного иронично заметила я.
- Элиферу не нужен космос, - рассмеялся Эсайлум. - Моя родина давно освоила многомерность.
- Тогда что же вам надо на Венге? На отсталой, бессмысленно жестокой Венге?- еще раз попыталась узнать я.Что же Крылатым и Элиферу нужно от нас? Учитывая их отношение... очень важное для них. 
- Это воля Крылатых. - Я почти не удивилась такому ответу, хотя он меня разочаровал.
- Это самый простой и бессмысленный ответ, но другого у тебя нет, - я поежилась, от фанатичной веры мужчины стало как-то неуютно. - Надеюсь, рождение нашего малыша не будет противоречить воле Крылатых.
- Реально, если бы Крылатые этого не пожелали, Элифер бы вообще не касался дикарей из Галактики, - возразил Эс. - А насчет малыша ,не говори глупостей.
- Что ж, значит, на Венге мы сможем стать семьей - я, ты, наш малыш и Лайни...- вслух помечтала я.
- Лайни? - немного безучастным тоном переспросил парень.
- Да, он будет моим вторым мужем...- озвучила я свое давнее решение.
- Если захочет...- намекнул Эсайлум.
- Если захочет? - переспросила я. - Почему нет? Он давно знает, что будет моим мужем, к тому же на Венге не принято спрашивать мужчин... - И это была правда, мнение мальчиков никого не интересовало, как правило. Тем более статус мужа и в будущем отца девочки давал некоторые привилегии, поэтому возражений и не поступало, таких дураков не было.
- Ты сама только что дала ему все права, - Эсайлум неуловимо преобразился, хотя, казалось, даже не сменил позы, но что-то в выражении глаз, легком движении руки... презрение, высокомерие, печаль, смешанные воедино... - Крылатый наверняка заберет его себе. И я не уверен, что Лайни простит то, что воспримет, как предательство с твоей стороны.
- Предательство? Дать возможность выбора - предательство? Сомневаюсь, что на категоричный отказ дракон силой заставит его принять вашу веру, к тому же ты так расписал преимущества быть последователем Крылатых...
- Ты ведь так ничего и не поняла, - парень печально опустил плечи. - Ты не дала возможности выбора, а наоборот, отняла ее. Крылатый - это не бог, а Пути Крылатых не вера... Драконы Бездны забирают тех, кто им отдан, даже если те в них не верят. А что до преимуществ... да, скорее всего, тот же Лайни обретет Силу. Но ты уверена, что он не обратит ее против тех, кто его обижал, в том числе и женщин?
- Его не обижали, по крайней мере, когда он стал принадлежать мне, но раз ты так уверен, что дракон его выберет, я сегодня же приму меры, чтобы этого не случилось.
- Это невозможно...
- Возможно.
- Кенриссейн уже отметил его и еще нескольких парней из гарема. Сразу после вашего соглашения. А он не отпускает то, что ему принадлежит.
- Эс, пока он не имеет на это право, по договору - не имеет право забирать его сейчас.
- Имеет. Ты примешь пост Старшей Госпожи Дома. Иначе власть перейдет к твоей двоюродной сестре Айкийре. Она сейчас на Венге и выдвинула свои претензии на "престол".
- Вот когда приму, тогда может забирать, не раньше, - категорично заявила я.
- А ты примешь. Это неизбежно, - Эс прикрыл глаза, - и случится очень скоро.
- Да, у Айки меньше шансов, странно, что она вообще решила претендовать на этот пост. - Честно говоря, известие, что " блудная дочь" Эйстийрнейров решила вернуться на Венгу, да еще и в качестве главы Дома, меня сильно удивило. Я не испытывала к ней ни особой любви, ни ненависти, скорее, это было похоже на уважение за то, что она наплевала на мнение других, в том числе родственниц, мягко говоря, не одобрявших ее поведения, и жила так, как считала нужным, рассчитывая только на себя. Я вот так не смогла, в чужом мире меня всегда кто-то защищал, сначала подруги, а потом и Эсайлум, мой мужчина. Интересно, зачем Айки вернулась на Венгу? Неужели она думает, что мама и тетя будут ей рады и позволят возглавить Дом? Да ни за что! Даже если я откажусь в ее пользу...
- Значит, ты ничего не сможешь сделать, чтобы Лайни не достался моему Крылатому, - сделал вывод Эс.
- Пока договор не вступил в силу...в принципе, могу, - возразила я, не собираясь скрывать такую вероятность. И даже обдумывая возможные варианты.
- Отдать его кому-то еще? - с любопытством спросил парень.
- Да, - подтвердила я. Умница, сам догадался. При этом котенок тоже для меня
будет потерян, но не достанется и дракону, если сейчас выяснится, что этот Лейс жуткое чудовище. Подойдя к Эсу вплотную, продолжила, глядя ему в глаза: - Ты настолько запутал меня со своими Крылатыми, то расписывая, какие они хорошие, делятся Силой, не предают, а потом заявляя, что они не боги и Пути Крылатых не вера - тогда кто они? Не надо ли мне срочно спасать парня от твоего " не бога", даже рискуя вызвать его гнев?
- Получается, я еще и виноват? - искренне удивился мужчина.
- Нет, ваша скрытность. Но ты уж расскажи точно - кто они, чтобы я могла решить, спасать Лайни или все же можно доверить его Крылатому, да и не только его. - Мне же теперь придется забыть о покупке мальчиков в гарем и в подарок не принимать, черт! Ладно, я-то легко обойдусь без новых игрушек, а вот остальные женщины Дома...
- Что тебе рассказать? - парень снял кроссовки и с удобством разлегся на кровати. - Что ты хочешь услышать?
- Кто они, Крылатые. Не боги, но обладают Силой, их Пути не вера, но целая планета верит в них ...
- Они драконы, дети иной вселенной - Бездны. Ее высочайшие чародеи.
- Как они попали в наш мир? Зачем ? Им своей вселенной мало?- у меня было столько вопросов, хоть бы на некоторые получить ответы...
- Ты хочешь пройти посвящение? - неожиданно мягко уточнил Эс.
- Возможно, - не стала я отвергать такой вариант , да, он далеко не лучший, но... у моих мужчин будет один дракон на двоих, и наш с Эсом ребенок тоже выберет себе дракона...
- То, о чем ты сейчас меня спрашиваешь, есть секреты Путей, до которых допускаются только посвященные в мистерии Крылатых, - пояснил Эс, похоже, намекая, что больше говорить ему нельзя.
Я на минуту задумалась, а потом твердо посмотрела ему в глаза:
- Рассказывай...
- Что именно? - недоуменная улыбка Эса заставила улыбнуться и меня, не часто я видела такое выражение лица у него.
- О посвящении, - пояснила я свое требование, надеясь получить хоть минимум информации.
- Посвящение включает в себя подготовительный этап, когда неофит узнает лучше о Путях, начинает жить согласно им. Потом следует испытание, которое нужно пройти, чтобы доказать свою верность принятому решению. Оно для каждого сугубо индивидуально. И после этого происходит Избрание, когда новичок обращается к Крылатым с просьбой принять его. И один из драконов отзывается на этот призыв. И дается взаимная нерушимая клятва верности.
- А если испытание не прошел или никто не отозвался? - Вопросов не становилось меньше, наоборот, с каждой подробностью хотелось узнать все больше и больше.
- Второго не было.
- Никогда? - удивилась я, и мне стало еще интереснее - как происходит выбор и откликнулся ли бы кто из драконов на мой призыв? 
- Да.
- Хорошо, а первое? - попыталась я все же получить ответ и на этот вопрос.
- А об этом я не имею права рассказывать никому из внешнего мира. Это информация лишь для тех, кто идет к испытанию.
- То есть, вы не предупреждаете о том, что может случиться с неофитом, если его решение не столь твердо?
- Мы предупреждаем неофитов, но не посторонних, - отстраненная улыбка Эса, и мой разочарованный вздох. 
- Тогда расскажи мне, что значит - быть посвященным Крылатому, что это значит для тебя,- я присела на кровать.
- Я не знаю... я родился со знанием о Крылатом. И для меня нет жизни без него.
- Ты не сможешь жить без него, от него не отрекались, значит, не жалели о подобном выборе, он не предает ... так в чем минусы посвящения драконам? - подошла я к главному вопросу, можно сказать, ответ на него решал нашу дальнейшую судьбу.
- Минусы... в плюсах. Парни перестанут быть рабами. В том числе и твоими. - Похоже, Эс думал, что меня это сильно огорчит.
- Это не минус ... для меня,- я улыбнулась, - и, скорее всего, не для них. Что еще?
- Полностью меняется мышление...
- Если они перестанут быть рабами, как их воспитывали, это нормально. Что еще?
- Могут сильно измениться внешне...- Эсайлум отвечал все неохотнее, почему-то ему была неприятна эта тема.
- Сильно внешне? Это как? Вырастут рога и копыта, или хвост и крылья появятся?- полушутя поинтересовалась, представляя крылатого Лайни, помахивающего хвостиком.
- Это сугубо индивидуально для каждого. И зависит от множества обстоятельств, в том числе и от внутренних желаний. - Явно перебарывая нежелание говорить он все же продолжил: - Бывает, что вырастают и рога, и копыта. Но это экстремальные случаи.
- Тебе неприятно об этом говорить?- спросила, пытаясь понять, в чем причина, в теме или во мне.
- Ты чужая, прости... - И замолк, пытаясь подобрать слова. - У нас не принято объяснять подробности наших таинств посторонним. И мое отношение лично к тебе ни при чем. Только неофиты и посвященные имеют право знать то, о чем ты спрашиваешь.
- Хорошо, - я решила больше не пытать парня, - тогда последний вопрос: кого еще выбрал дракон?
- Я же не справочная, Вай, - мягко улыбнулся Эс. - Лайни Кенриссейн давно хотел заполучить, поэтому я о нем знаю.
Давно? Интересно, откуда дракон знает о котенке и когда успел положить на него глаз? Это означает, что еще до договора со мной он решил, кого заберет. Ну, конечно! Я чуть не хлопнула себя по лбу от досады. Это же было ясно, когда дракон отказался сделать исключения. Что же я дура-то такая наивная и невнимательная?!
- Ты сказал, что дракон отметил несколько парней, значит, выбор сделан... 
- Да, но мне о нем Крылатый не докладывался.
- Тогда пусть доложится или потом не обижается, если подарю или продам кого-то ... - предупредила я.
- Ты вздумала ставить условия Крылатому? - изумился Эс.
- Это необходимое условие...
- Тогда почему ты его не включила в договор?
- Потому что предполагала, что дракон сообразит сам поставить меня в известность о своем выборе, сразу, как определится. Или я должна угадать, кто ему нужен? Так я не телепат... 
- По прилету на Венгу узнаешь, - прикрыл глаза парень и отвернулся к стене, явно собираясь вздремнуть. - До этого для тебя явно нет смысла в этом знании - это его слова.
- Хорошо, тогда никакие претензии потом не принимаются, - я встала и направилась к двери, мне еще нужно связаться с Венгой - поговорить с мамой, узнать обстановку и обрадовать, что скоро буду дома, и побеседовать с сестрой одной моей подруги о документах для двух "наложников". А еще надо успокоить Сайли, что меня не украли и не убили, наверняка она уже волнуется.
- Горе тем, кто встает поперек Путей Крылатых, сухими листьями их отбрасывает судьба, - негромко процитировал мне в спину этот... поклонник Крылатых.
Уже открыв дверь, я обернулась, с прямой спиной и гордо вскинув голову:
- Это угроза?
- Предупреждение...
- Я учту, - и, выйдя, захлопнула дверь. Потом прислонилась к ней спиной и закрыла глаза. А в ушах звучали слова моего мужчины: "Ты чужая..." Чужая, я для него чужая и всегда буду такой... От этого было горько на душе и веяло холодом... А кем он был для меня?
   Эсайлум
Чем все это закончится? Я не знаю, к сожалению..., а может, напротив, к счастью. Я все меньше понимаю свою девушку и своего Крылатого, которые явно вступают в конфликт, несмотря на заключенный договор. Что-то изменилось в отношении Кенриссейна к Вайсилайне. Это чувствуется. Пусть я и не сразу это понял. Наверно, оно и к лучшему, что это воплощение умрет. Мне необходимо обновление, которое позволит снова мыслить четко и ясно.
Меня не мучают угрызения совести по поводу того, что я не стал рассказывать Вайсе про то, кем будет наш ребенок. Не стоит ей знать, что ее удел - быть матерью элькасара -- сына Бездны. Дитя - оно и есть дитя, кем бы не было. Ей по-любому не родить иного -- такова воля повелителя Рейтиса, запретившего ей иметь детей, кроме как от аватара Крылатого. Иначе родится чудовище, которое зальет миры кровью во славу проклятой Эры Мириэль, врага нашего дела.
Иногда мне жаль мою девушку. Обычная венгская леди, она оказалась в центре бури из-за своей крови. При этом даже не подозревая о происходящем. И не способна понять, что творится. Я до последнего старался ограждать ее от всего
этого, но... теперь бессмысленно. Слишком быстро развиваются события. А я устал. От жизни, от бесконечной борьбы, от ее истерик, наконец.
Мастер все равно получит свое. Так было всегда. И так будет и далее. Пусть не сразу, но Крылатые добиваются своего. У них вечность, чтобы воплотить свои планы и фантазии в реальность. Как бы не пыталась она помешать, если даже решит это сделать, у нее ничего не получится. Поэтому я спокоен за замыслы своего повелителя. Но не за нее...
Я ощущаю ее боль, она, как наждак, царапает мои эмпатические сенсоры. Ей плохо от того, что до нее едва ли не впервые дошло, насколько мы разные. Что не может получить доступ ко всем моим тайнам. Но ведь не бывает так, чтобы ничем не пожертвовать, но при этом получить что-то важное. А Вайса не желает поступиться хоть чем-то. Она не примет Пути Крылатых. А потому даже драконы бессильны ей помочь. Более того, они и не будут ей помогать, ибо для них всякий, кто не идет за ними -- чужой.
Может, пойти к ней? Попробовать ее успокоить, утешить после всего? В конце концов, я даже не злюсь на нее. Наивно было бы ожидать от низшей поступков высшего.
- Нет, - воля Покровителя буквально парализует на пару мгновений мое тело. - Это нарушит мои планы, не выходи пока из каюты.
Выбирая между Вайсой и мастером, я выберу мастера. Потому что Кенриссейну важен я сам. Пусть лишь потому, что я часть него. А для моей девушки важен не я, а владение мной.
Чувствуя усталую печаль, я завернулся в одеяло и попробовал уснуть. Лучше поспать сейчас пару часов, иначе есть небольшая доля риска, что это воплощение прекратит функционирование раньше времени. Договор Вайсы с моим мастером и последовавший разговор вымотали меня, заставив ощутить сполна, что этой ночью я не спал. А Сергеем сейчас занимается мастер лично, и мне не стоит вмешиваться туда.
Последним, что я ощутил перед тем, как провалился в черную дыру сна без сновидений, стал слабый всплеск Силы, отмечающий явление проекции моего Основы в реальность. Крылатый лично занялся парнем-инкубом, не желая упускать ценную красивую душу, которая к тому же лично ему очень приглянулась.
   Кровавый Свет
Свет, нисходящий с надмирных вершин, сворачивался в потоки, которые способна выдержать хрупкая плоть реальности, и быстро терял свое смертоносное для несовершенных душ блистание... В его замысле была лишь мимикрия ради того, чтобы не нести смерть. Но могущественная Сила во многом наивна и даже не подозревала, какие чудовища могут повстречаться на пути эфирной сущности с Небес. Незримое заклинание, не обнаруженное до сих пор, вмешалось в процесс и захватило перепуганный свет в свои цепкие когти, будто коршун цыпленка.
Сила жителя Небес неизмеримо превышала могущество своего пленителя, но на стороне последнего темное мастерство, отточенное за века преступлений и схваток с себе подобными. Светлой сущности казалось, что после упорной
борьбы она все же одержала победу и потому не обратила внимания на незначительные изменения внутри себя.
А зря... ей не закрыли путь обратно на Небеса. Но за тысячи лет, прожитые после этого вдали от дома, она так и не захотела вернуться в прежде столь любимые Эмпиреи. Медленно, но верно теряя Свет, изменяя своему предназначению, светлая сущность постепенно превратилась в один из самых ужасных кошмаров мироздания. Ее назвали Кровавый Свет, и она приняла это новое имя. Ведь оно полностью соответствовало случившимся с ней изменениям.
Но однажды на ее пути встретился странный слепой парень -- лонгиир. Дракон Бездны. Если честно, то Кровавый Свет сама пришла к нему, ее один знакомый попросил убить мешающего ему юношу. Слепец оказался провидцем. Он ждал свою убийцу, даже не пытаясь создать заведомо бесполезную защиту. Вместо этого он сидел на берегу реки в гуманоидном обличье и смотрел на закат, который не мог увидеть.
Сила сама не поняла, почему не убила его тогда. Как не смогла понять, почему поверила его словам, когда он сказал, что даст ей мир, которого она никогда не знала... который будет не менее красив, чем Небеса, но лишенный ограничений. Только в тот момент не поняла, что за мир он имеет в виду.
Кровавый Свет исчез из Мироздания, напугав тем всех врагов слепого провидца -- ведь они были уверены, что он справился, в бою уничтожив столь страшного противника.
А она бесчисленные века изнутри изучала безумные сплетения души парня, которого едва не убила. И помогала ему строить внутри него целую вселенную. Такую же сумасшедшую, как и ее создатели.
Дракон не солгал -- в его душе для Кровавого Света не было ограничений. И был прав, когда утверждал, что его сущность не менее красива, чем Небеса.
Более того, он даже перевыполнил, давая своей тайной подруге то, что она хотела из внешнего мира, что, по ее мнению, требовалось для непрекращающегося строительства. А она подарила ему взамен то, что он считал абсолютно невозможным -- способность видеть в их внутренней вселенной.
Распутывая его пророческие видения, Кровавый Свет увидела несколько красивых душ, которые идеально подходили к ее новому замыслу, призванному украсить их совместное творение. И она попросила, чтобы ее дракон достал ей этих людей. И тогда судьба нескольких парней из враждебной драконам вселенной была решена. Владыка Рейтис - слепой лонгиир привык добиваться своего, вопреки всем трудностям. И сейчас Кровавый Свет терпеливо ждала, когда он выполнит свой план и отдаст ей просимое.
А пока ограничивалась тем, что вновь и вновь разглядывала красивые паутины вожделенных душ и шептала про себя их имена: Эйль, Лайнирэ, Айрис, Сергей, Мейранийяш, Кайринийяш... шесть сущностей, шесть драгоценных миров в новое колье, которое станет любимым.
Кровавый Свет ласково шептала имена, наслаждаясь их звучанием. Она понимала, что для эфирной сущности, рожденной на Небесах на заре вечности,
такое поведение отдает безумием, но это даже придавало пикантности тому, что творилось. За время изучения своего друга - дракона светлая Сила пришла к выводу, что при определенных условиях безумие -- это даже хорошо. Во всяком случае, не скучно. И сейчас с удовольствием сходила с ума, наслаждаясь всем происходящим. 
Эйль почти созрел, чтобы упасть в ее руки. Этакий вкусный плод, наполненный ненавистью и любовью. Рейтису практически ничего не пришлось делать, чтобы смертные сошлись в гибельном вихре ненависти и кровной мести, отбрасывающем шелуху и оставляющем зерна. Это было очень интересно наблюдать, как он буквально парой штрихов рисует гениальную картину чужих страстей.
Лайнирэ с пятнадцати лет видит сны, и они ему стали едва ли не дороже реальности. Когда придет время, он сможет преодолеть страх и привязанности реала и уйти в мир своих грез. А чтобы не было осечек, все якоря у него будут обрезаны. Уж что-что, а в этом Кровавый Свет была уверена на сто процентов. Ее друг не оставлял на волю случая ничего, что мог предусмотреть.
Сергей... его придется делить с братом друга. Но это неважно, все равно сей мальчик принадлежит ей. А уж то, что он при этом будет спать и дружить с Лейсом, так то даже к лучшему. Став учеником лонгиира, он будет еще более ценен и красив. Сейчас парнишка сомневается, шокированный ворвавшейся в его жизнь мистикой, но это будет недолго. Он уже не сможет отказаться от изменений, пришедших в его жизнь. Просто не захочет... и не успеет. А чтобы точно не вырвался, потеряет сознание. Так проще для всех. Лейс и сам так считает, его даже подталкивать к этому решению не пришлось, сам отключил мальчишку.
С Айрисом все проще и одновременно сложнее. Сумасшедший, потерявший единственного любимого человека -- мать, защищавшую его от всего мира, он стоит на грани утилизации, которая неизбежна, едва всплывет, что он нездоров психически. Он чужд своей вселенной, а потому легко уйдет в чужую, особенно, если там будет что-то интересное для него. Он непростая, но столь заманчивая добыча.
Мейранийяш и Кайринийяш... близнецы, для которых окружающая реальность ничего не значит по сравнению со второй половинкой. Братья, друзья, возлюбленные и любовники. Измененные по воле своей госпожи настолько, что, по сути, перестали быть людьми. Они с радостью уйдут туда, где смогут не бояться, что их разлучат. Ради любви друг к другу они оставят свой мир и станут звездами чуждой вселенной. И подарят частичку пламени своей страсти одной отрекшейся от Небес светлой Силе.
Кровавый Свет страстно шепчет имена шести смертных своим подобно небесной музыке звучащим голосом. Это безумие - прилагать столько усилий ради нескольких душ, но ей все равно. Она не хочет по-другому и ей плевать, что об это подумают остальные. А имена все звучат и звучат: Эйль, Лайнирэ, Айрис, Сергей, Мейранийяш, Кайринийяш, Эйль, Лайнирэ, Айрис, Сергей, Мейранийяш....
непрерывно, страстно, экстатично... по бесконечному кругу.
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"