Ингвар Эль Ворон: другие произведения.

Ворон Водана Книга первая "Маг из Будущего"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Целитель и рунолог Игорь приглашён на ролевую игру. Сбылась мечта его жизни. Но... человек предполагает, а Высшая Сила располагает. Решив выкурить сигарету, в тамбуре электрички Игорь попадает в "блуждающий" портал, который перемещает его в другой мир, похожий на Землю. В нём перемешаны эпохи и народы. Рядом со славянами и норманнами живут орки, эльфы и тролли. И надо всем царит магия...

  'ВОРОН ВОДАНА'
   (трилогия)
   Книга первая
   'МАГ из БУДУЩЕГО'
  
  
   Последняя редакция первой части первой книги.
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
  
  
  
  
   ПРОЛОГ
  
  
   Этот день начинался обыденно, как и многие остальные дни. Может быть, только пациентов у меня в этот день было побольше, чем в предыдущие дни, и ему приходилось выкладываться по полному. Когда стрелки на циферблате будильника показали без четверти пять, я вышел в коридор и сказал:
   - Чья очередь, пусть заходит. Остальных приму в среду.
   Женщина, лет так тридцати пяти-сорока, сидевшая рядом с дверями, поспешно поднялась и проскользнула за спиной целителя в кабинет. Остальные, а это в основном были женщины и девушки, потихоньку начали расходиться. Какая-то толстая тётка в бежевом с синими цветами сарафане, что-то недовольно пробурчала себе под нос насчёт всяких там возомнивших себя кем-то, но я привык выслушивать и не такие тирады в свой адрес, поэтому не обратил на её бурчание никакого внимания. Он постоял ещё два-три минуты в коридоре, сместив угол зрения с обычного на магический, рассматривая тех, кто сегодня не попал к нему на приём. Ничего необычного среди сегодняшних пациентов не наблюдалось. Недовольную тётку, видимо сглазила соседка, две женщины были с шейным и поясничным остеохондрозом. Этих на массаж и через недельку плясать будут, привычно зафиксировало сознание. Пожилой мужчина, по всем статьям попадающий под рубрику пенсионер, с ревматизмом, и ещё у него был простужен седалищный нерв. Этот тоже может потерпеть. Вот те две девицы, точно пришли погадать на любовь, а стройная молодящаяся дама, наверняка будет жаловаться на своего мужа алкаша. Всё привычно.
   Когда с такими мыслями я зашёл в кабинет, пациентка уже разделась и лежала на массажном столе в ожидании очередного сеанса массажа. Разобравшись с ней, помыл руки, прикрыл дверцу шкафа и, закрыв двери на ключ, вышел на улицу, направившись на электричку. Через час он был уже в Елгаве. Ещё двадцать минут неспешной прогулки, и дома. Сразу в дом заходить не стал, прошёл в сад. Сел на скамейку под яблоней и достав из пачки сигарету, с удовольствием затянулся и... выпал из реальности.
   ... Вокруг меня было поле. Где-то на горизонте возвышались горы. Я стоял, озираясь вокруг, пытаясь понять, где нахожусь, как вдруг увидел на горизонте чёрную точку, которая росла по мере приближения, пока не превратилась во всадника. С самого начала, я подумал, что с лошадью, на которой сидел всадник, что-то не так, а кода он подъехал поближе, понял, что именно. У лошади было .. восемь ног! С обеих сторон рядом с лошадью бежали два крупных волка, а над головой всадника кружился ворон. Второй ворон сидел на плече мужчины, который был, судя по всему воином, так к его седлу было приторочено копьё, а на поясе висел меч. Но, вот, шлема у него не было. Вместо шлема голову украшала старая кожаная шляпа, залихватски сдвинутая на затылок. Шляпа напоминала конус, и её поля с боков откровенно висели, как у нищего с берегов Сены. Спереди, из-под шляпы выбивался клок тёмно-русых волос с рыжиной, такой же была и борода мужчины. Его левый глаз был прикрыт чёрной кожаной повязкой, и я понял, что этот человек, видимо, потерял свой глаз в битве. Не доезжая до него шагов пяти, всадник остановил своего коня. Я, сам не понимая почему, поклонился.
   - И ты будь здрав, человек! - сказал всадник, не сводя с меня своего внимательного взгляда. Где-то с минуту, он смотрел на меня и я почувствовал, что взгляд этот пронизывает меня до самых костей, выворачивая наизнанку всё самое сокровенное, что было внутри меня. Я понимал, что для него не существует никаких секретов и он уже знает обо мне то, что я сам не знал о себе. Мне стало страшно.
   "- Кто же это такой?" - подумал я. И тут в моей голове прозвучал голос. Он был подобен громовым раскатам перед грозой:
   - Я - Один! Покровитель Мудрости и стихосложения, магии и воинов ищущих битвы во славу меня! Ты избран мною на служение мне!
   Не зная, что сказать, я вновь поклонился, на этот раз глубже, почти до самой земли. Когда разогнулся, то рядом никого не было. Но в голове, постепенно затихая, звучали слова:
   - Мы ещё встретимся, Ингвар Эль Ворон!
  
   Очнулся я, сидя на той же скамейке. И, что странно, сигарета, которую всё также держал в руке, не прогорела даже на одну треть, хоть по моим ощущениям весь разговор занял около пяти минут. Посидев во дворе с полчаса, за которые успел выкурить с пол пачки сигарет, видимо от стресса, охватившего меня после видения, я поднялся, вздохну, прошептав: - Что же это такое? В который раз уже....
  
  
   ИНТЕРЛЮДИЯ
   Где-то в другом измерении.
  
   - У нас межпространственный пробой.
   - Аппаратура смогла засечь место?
   - Только приблизительно. Где-то в Скандии на берегу фьорда. Там кругом скалы. Они создают зеркальное эхо, поэтому засечь место практически невозможно. Что будем делать?
   - Надо искать. Уже лет сто пятьдесят не было такого.
   - Да. Я помню, последним к нам занесло какое-то существо с другого конца Галактики. И оно не выжило... Возможно, и на этот раз обойдётся.
  
   - Возможно. Но искать надо. А то будет, как в Лабераусе. Ты помнишь?
   - Конечно...
  
  
   Глава первая
  
  
   ЧТО СЛУЧАЕТСЯ, ЕСЛИ ВСТАНЕШЬ НЕ С ТОЙ НОГИ
   Планета Земля. Европа. Латвия. Город Елгава.
  
  
   День начинался как обычно. Игорь проснулся, и чуть приподняв голову от подушки, посмотрел на часы, висевшие на стене около дивана, на котором он любил спать в последнее время. Часы показывали половину восьмого.
   - Что-то я припозднился сегодня - подумал он. Весь сегодняшний день был расписан ещё с вечера. Быстро вскочив на ноги, ополоснулся под душем, окончательно согнав остатки сна, натянул штаны в стиле "сафари" и майку, полез в холодильник. Так и есть, на полке одиноко лежало одно единственное яйцо и кусок сала, купленного по случаю позавчера на рынке. Ну и ладно - подумал Игорь - перекусить есть чем, а там посмотрим. Быстро сварганил завтрак холостяка. Проглотив его, запил чашкой крепчайшего кофе. После этого, достав из-под кровати рюкзак, проверил ещё раз его содержимое. Всё было на месте: палатка и спальный мешок приторочены в петлях по бокам рюкзака, консервы в количестве пяти банок, полтора десятка пакетов 'быстрого питания', круг колбасы, фасованный батон белого хлеба аккуратно порезанный на ломтики, фляжка с коньяком, шмат свиного сала никуда за ночь не исчезли и находились на месте. Просмотрев карманы рюкзака, удостоверился, что аптечка, нитки с иголкой и упаковка спичек, обмотанная полиэтиленовой плёнкой и залитая воском, а так же леска и крючки для рыбной ловли тоже есть. Поставив на конфорку двухлитровый ковш с водой, засыпал туда с пол пачки кофе "Jacobs", начал просматривать содержимое карманов куртки. Тут тоже всё было в порядке. Разложенные по множеству карманов и карманчиков, (Игорь любил такие куртки и брюки со множеством карманов), незначительные на первый взгляд, но определённо необходимые мелочи, всегда находились вместе с ним и часто выручали его в различных ситуациях. В этот момент закипело кофе, и он еле-еле успел снять ковшик с газовой горелки. Не давая ему остыть, перелил в двухлитровый термос, засунув последний в специальный карман рюкзака. Остаток кофе засунул в полиэтиленовый пакет и, замотав, заклеил скотчем. Рюкзак у Игоря был сделан по специальному заказу и его, при необходимости можно было надуть, превратив в нечто подобное спасательного плотика. Правда сидеть или лежать на нём было нельзя, в виду его малой площади, но можно было спокойно держаться за него, наподобие спасательного круга. Проверив все, мужчина начал одеваться. Натянул поверх майки футболку с надписью на спине 'Ворон Одина', выполненную скандинавскими рунами и с изображением ворона на груди. Уложил в рюкзак толстый свитер и сменные трусы с носками. Оглядев ещё раз комнату, завязал рюкзак и отодвинул диван от стены. Пошарил рукой по стене около плинтуса, найдя нужное место, нажал и, нагнувшись, вытащил деревянную шкатулку чёрного цвета. Затем опять придвинул диван к стене и открыв шкатулку, уставился взглядом внутрь, словно размышляя, что из содержимого брать с собой, а что оставить. Так и не придя ни к какому мнению, достал из бокового кармана штанов кожаный мешочек, пересыпал содержимое шкатулки в него, оставив только два небольших предмета. Засунув мешочек обратно в карман, встал и подошёл к зеркалу. - Вот и проверим наконец-то, как работают обереги - подумал Игорь, доставая из шкатулки и одевая на шею два кулона, один из которых имел овальную форму с начертанными на нём скандинавскими рунами, а другой был уменьшенной копией головы-маски ворона. Затем натянув на плечи далеко не новую чёрную кожаную куртку тоже в стиле 'сафари', с множеством карманов и карманчиков, подпоясался широким ремнем, на котором висел нож в чехле, вышел в коридор, прихватив по пути с вешалки свой 'стетсон' и стоящий у двери посох с вырезанными на нём рунами и кожаный цилиндрический тубус, собрался уже покинуть квартиру, но на пороге остановился. Постояв в задумчивости несколько минут, он решительно повернулся и, шагнув назад в комнату, решительно направился к платяному шкафу. Открыв его, достал чехол, с виду напоминавший чехол от ружья. Расстегнув его, проверил содержимое и с удовлетворённой улыбкой закинул на плечо. Затем, резко повернувшись, покинул квартиру. Время поджимало. Ещё вчера ему позвонил один его знакомый и сказал, что он будет его ждать в Риге около вокзальных часов с девяти до десяти часов утра. Благополучно дойдя до вокзала, Игорь купил билет до Риги и сел в предпоследний вагон электрички. По всем расчётам я приеду вовремя - думал он - Стас должен меня дождаться. Они со Стасом собирались на крутую игру, где Игорю обещали роль рунического мага. Это полностью соответствовало его занятиям в реальной жизни. Игорь был руническим магом-целителем, а в свободное время писал стихи и рисовал картины. Правда, рисованием он занимался просто для души, не претендуя на профессионализм. Конечно, реальная жизнь - это вам не фантастический роман и он ни сколько не преувеличивал свои способности, но как говориться, на хлеб с маслом хватало, да и людям помогал по мере своих сил. Звёзд с неба, как некоторые целители, конечно, не хватал, но время от времени к нему обращались люди за помощью. Так с этими мыслями, под мерный перестук колёс Игорь задремал. Проснулся он, когда электропоезд остановился на станции Олайне. Страшно хотелось курить. - Ладно, решил Игорь, сейчас покурю между вагонами, чтобы контролёр не цеплялась. В этот момент зазвонил находившийся в чехле на поясе мобильный телефон. - Что случилось, Стас? - спросил Игорь, поднося трубку к уху. - Я звоню уже пять минут тебе, - голос в трубке был еле слышен.
   - Я был вне зоны - ответил Игорь.
   - Планы изменились, Ворон. Где ты сейчас находишься?
   - Проехал Яунолайне.
   - Сойдёшь в Баложи. Оттуда поедем на машине.
   - Хорошо. До встречи.
   Пока он разговаривал, то да сё, электричка уже подъезжала к станции Баложи. Закинув рюкзак на плечо и повесив на другое тубус с ружейным чехлом, доставая на ходу пачку сигарет, Игорь вышел в тамбур и прикурив сигарету от зажигалки затянулся. Потом вспомнил, что курить на площадке нельзя, рывком открыл дверь, ведущую в следующий вагон, шагнул в сцепку вагонов. И... потерял сознание.
   Мнилось ему, что он летит куда-то по скоростному тоннелю и этот полёт сопровождался яркими разноцветными вспышками. Стенки тоннеля были прозрачными, и краем глаза Игорь успевал замечать некие структуры похожие на огромные шары и спирали, которые разбегались, по мере его полёта, в стороны от стенок тоннеля. Потом в мозгу всё закрутилось, будто бы он выпал в какую-то воронку и по спирали летит куда-то вниз. Затем всё померкло.
  
  
  
   Игорь-Ингвар. Первые впечатления.
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День седьмой. Час Змеи.
  
  
   Сознание возвращалось с трудом.
   "- Неужели электричка сошла с рельс, и я лежу в больнице?" - пришла первая мысль. Он поёрзал. - Нет, не похоже это на больницу. А на что похоже? На камень. Громадная площадка из не обтёсанного камня. Странно. Игорь приоткрыл левый газ и посмотрел. Кроме камня, местами поросшего мхом, ничего не увидел. Приоткрыл правый. Больно. Закрыл оба глаза и пощупал правой рукой область правого глаза. Так и есть. Во всю правую сторону лица красовался огромный синяк. Тут же он обнаружил, что лежит на животе, а левая рука находится под ним. Попробовал вытащить её, но тело пронзила ужасная боль. - Интересно, подумал он, я её сломал или это только вывих? А впрочем, какое это имеет значение, всё равно надо подниматься, чтобы понять, куда его занесло.
   Потихоньку, опираясь здоровой рукой об камень, Игорь, приподнялся и встав на колени, обвёл взглядом окружающую его местность. То, что он увидел, заставило его погрузиться в ступор. Вокруг были скалы, кое-где поросшие кустами и деревьями. Интересно, куда это меня занесло? - подумал он. Посидев некоторое время в этой позе, он потихоньку, опираясь правой рукой на ближайший валун, попытался встать на ноги. После нескольких попыток это ему удалось. Правда при этом он зацепил левую руку и взвыл от боли. Ничего себе, - подумал Игорь, - неужели перелом? Однако, после внимательного осмотра руки, пришёл к выводу, что ничего серьёзного, простой вывих. Постояв немного, прислонившись спиной к камню, затем ещё раз осмотрел руку, взялся правой рукой за пальцы левой и, довернув слегка вправо и вверх сильно дёрнул. Запястье с характерным щелчком встало на место. Постояв ещё некоторое время, решил осмотреться и заодно поискать свои вещи, которые обнаружились весьма скоро в ближайшей расщелине между валунами. Обойдя площадку по кругу, понял, что с одной стороны находится нечто похожее на каменную лестницу. По всем прикидам эта лестница была очень старой. Громадные, сантиметров 50 в высоту ступени явно не были предназначены для ног человека. Тогда для кого, - подумал Игорь, и вдруг его осенило, - это лестница троллей, ну или каких-нибудь других великанов. - Да, дела, ни фига себе, куда это меня угораздило. Видимо в своё время я просто перечитал разной фантастики и теперь придумываю себе невесть что.
   Внимательно поглядев вниз, поневоле залюбовался открывшейся ему панорамой. Внизу шумело море. Насколько мог видеть глаз, была только вода, а сам он находился в довольно большой бухте, полукругом вдававшейся в скалистый берег. - Ну, что ж, надо спускаться вниз и осмотреться там. На спуск ушло примерно полчаса, так как рука ещё давала временами о себе знать, да и правая нога тоже побаливала. Видимо её он тоже сильно ушиб при падении. Оказавшись на песчаном берегу, Игорь, первым делом внимательно осмотрелся. Вон справа целая гора сухого плавника. Явно не намыта морем, а принесена сюда специально для костра. А чуть подальше в глубине площадки зияло отверстие огромной пещеры, явно заброшенной, так как следов на песке не было. Игорь посмотрел на небо, попытавшись определить время по солнцу. Но, небо было почти сплошь затянуто облаками. Достав из внутреннего кармана куртки мобильный телефон, он нажал на кнопку и... ничего не произошло. Телефон включаться не хотел. Понажимав на все кнопки по очереди, Игорь понял, что это бессмысленно и отложив телефон в сторону, задумался. Видимо время было уже далеко за полдень. Надо бы развести костёр, да покушать чего-нибудь - подумал он. Сказано - сделано. Отобрав несколько сухих коряг, он с помощью охотничьего ножа поломал их и используя завалявшийся в кармане клочок старой газеты и зажигалку, быстренько запалил костёр. Достал банку свиной тушёнки, вскрыл её тем же ножом и поставил возле костра для разогрева. Открыв термос, налил в колпачок кофе, немного подождал и приступил к трапезе. С аппетитом умяв всю тушёнку и запив её кофе, достал из кармана пачку сигарет 'BOND', Выкурив сигарету, кинул окурок в банку из-под консервов и решил посмотреть пещеру, подумав, что лучше ночевать под крышей, чем в палатке. Увы, мечтать не вредно, однако мечты не всегда сбываются. Ещё не доходя шагов так десяти, почувствовал запах и тут ветер переменился, и на Игоря пахнуло таким ужасным запахом, какого он себе и представить не мог. - Нет уж, - подумал он, - лучше я переночую на ветру, задохнусь в этом смраде. Быстро установив палатку, расстелил спальник и присел возле палатки. Темнело здесь резко. Только что вокруг было светло и уже темнота, только потрескивал, догорая костёр, освещая небольшое пространство вокруг. Тени плясали на камнях, создавая гротескные фигуры мифических существ. Игорь немного полюбовался игрой огня и создаваемых им теней и поднял взгляд к небу. Несколько минут он любовался звёздами, затем что-то внезапно кольнуло его. Он пригляделся внимательней - рисунок небосвода был отличным от того, который Игорь привык видеть каждый день. Он вгляделся. Вот, вроде Полярная звезда, но нет Ковша Большой Медведицы, да и Малой тоже не видно. А вот лун было три. Одна нормальная, как на Земле, вторая огромная, занимавшая собой половину небосвода и третья - раза в два меньше первой, но двигалась она тоже в несколько раз быстрей. Занимаясь астрологией на вполне профессиональном уровне, Игорь на зубок знал расположение если не всех, то самых главных созвездий земного неба. Но здесь всё было не так, как дома. Небесная карта отличалась от привычной ему.
  
   "- Наверно я просто сильно ударился головой", - подумал он. "- А если..."
  
   Нет такого его мозг не мог представить. Но всё же... Тогда вероятнее всего, что его полёт не привиделся ему, а просто был перемещением через пространственно-временной портал. Игорь любил фантастику и зачитывался книгами о попаданцах в иные миры и реальности. Что греха таить, порой он представлял себя в роли такого перемещенца во времени, но развить эти фантазии не получалось. - Ладно, пойду спать, а утром поглядим, и будем принимать решения. С этой мыслью он разделся до трусов и полез в спальник.
   Однако заснуть, сразу не получилось. Мысли, которые до сих пор как бы дремали где-то далеко, вдруг проснулись и закружились хороводом в его голове. Надо успокоиться, подумал наш герой, и привести в порядок свои мысли. В первую очередь, конечно, надо будет выяснить, где он оказался. Всё это так не понятно и внезапно. Но, наверно он доигрался, иначе, что может означать это всё?
  
   " - Нечего было читать о попаданцах столько. Вот и накликал себе..."
  
   Игорь всегда любил читать книги на тему "наши там", в смысле в другие Мирах и Вселенных. Он несколько минут сосредоточенно морщил лоб, пытаясь понять каким таким "макаром" его могло занести туда, где он находился. Пришлось остановиться на версии о блуждающем портале, который и переместил его на эту планету. Или в прошлое Земли. Он вспомнил, что читал статьи в интернете о том, что раньше, когда Земля называлась Мидгардом, у неё было три спутника-луны - Месяц, тот, который называют в настоящее время Луной, а также Фатта и Леля. Это было ещё в гиперборейскую эпоху. Неужели его занесло в это время? Нет. Это просто не возможно, да и ни одна из лун Мидгарда не была столь огромной, как та, которая застыла в небе.
  
   "- Ладно. С этим мы разберёмся завтра или в ближайшее время," - подумал Игорь.
  
   Ведь наверняка здесь есть какое-то население, кроме этих существ из пещеры.
   Проснулся он внезапно, будто бы кто-то толкнул его в бок. Пулей выскочив из спальника, Игорь бегом преодолел расстояние до берега и с разбега нырнул. Вода обожгла тело, унеся все остатки сна. Выбравшись на берег, он быстро разжёг костёр и установив рогульки, повесил на них котелок с водой. Пока вода кипятилась, достал из кармана мешочек. Сосредоточившись на вопросе, засунул левую руку в мешочек и по одной извлёк из него три деревянных пластинки с начертанными на них скандинавскими рунами. Выходило, что его точно занесло в какую-то параллельную реальность и кроме того следует ожидать каких-то гостей. Значит, - решил он, - нужно подготовиться к этому. Вода к этому времени уже закипела. Сняв котелок с огня, засыпал заварку и накрыв крышкой, поставил в сторону настаиваться. Сам же нырнул в палатку и достал из рюкзака небольшой свёрток. Вылез наружу и развернул его. Это оказался длинный балахон чёрного цвета с нарисованными на нём различными рунами и прочими магическими знаками. Одев его на себя, Игорь нацепил пояс с ножом в ножнах и принялся за чаепитие, как вдруг услышал у себя за спиной дикий рёв, сравнимый разве что с гудком паровоза. Резко обернувшись, он увидел... чудовище. Прямо над ним, на скале, стояла гигантская обезьяна. Росту в ней было не менее трёх - четырёх метров, голова, как хороший котёл для варки плова, ширина плеч достигала полутора метров. В полусогнутых руках обезьяна или что-то очень на неё похожее, держала огромную дубину длиной с оглоблю. Приглядевшись, Игорь понял, что это не что иное, как вырванное с корнем деревце. У него задрожали поджилки, и всё тело покрылось липким потом.
   "- Что делать? Кто это?" - подумал Игорь, внутренне содрогаясь, но понимая, что этому чудовищу, кто бы он там не был ещё нужно спуститься, что бы его достать. И тут его осенило. Кто ещё, кроме тролля, может так выглядеть, ведь судя по книгам, питекантропы и неандертальцы, если они кода-то и существовали, то их рост не превышал двух метров. А тролли, они были только в книгах и фильмах фэнтези. Как это чудовище из книжек могло оказаться здесь, думать было некогда.
  
   "- А, что если попробовать? Вдруг, да и поможет?" - мелькнула шальная мысль где-то далеко, на самой периферии мозга. Схватив воткнутый в землю около палатки посох, Игорь начертил перед собой в воздухе три руны: руну града 'HAGALAZ', руну троллей 'THURISAZ' и руну камня 'STAN', а затем резким движением выставленной вперёд ладони левой руки толкнул их от себя в сторону чудовища, прокричав:
  
   "Veggene faller fra haglen,
   Sl;r steinen til st;v.
   Trollet er ikke lenger en barriere,
   Bli det du har v;rt i ;rhundrer".(1)
  
  
   'Стены рушатся от града,
   Обращая камень в прах.
   Тролль тем боле не преграда,
   Стань же тем, кем был в веках'.
  
   Он успел заметить, как начертанные в воздухе знаки вспыхнули зелёным светом, сплелись между собой и полыхающим шаром впечатались в грудь тролля, скрыв на мгновение его от взгляда Игоря. Ещё не замолкло эхо, как на том месте, где только что стояло чудовище, высилось каменное изваяние, очень похожее на него.
  
   "- Получилось!" - внутренне возликовал Игорь. И тут же его догнала запоздалая мысль: "- Оказывается, здесь ЭТО работает! Что же это твориться-то на свете..."
  
   "- Ну, вот, гость уже был, как сказали мне руны," - подумал Игорь. "Теперь можно привести себя в порядок, заодно попытаться определить, куда это меня закинуло."
  
   Достав из кармана куртки небольшое зеркало, он пристроил его на камне и собрался бриться, когда вдруг отложил станок и вгляделся в зеркало. Нет, по любому, с ним творилось что-то странное или же зеркало было неправильным. И это подтверждало ту мыслишку, которая упорно не желала вылезать на передний план с задворок сознания. Из зеркала на него смотрел мужчина лет тридцати пяти, с длинными волосами цвета воронова крыла, ниспадавшими волной ниже плеч и усами "подковой". Вглядевшись, он не обнаружил у себя ни одного седого волоска. Лысины тоже как не бывало. Нос с характерной горбинкой, выдавал жёсткого и упрямого человека. Брови тоже были под стать - густые и тёмные, они почти сходились на переносице. И только рот остался прежним. Полные и чуть припухшие губы немного скрашивали впечатление.
   "- Хм... - подумал он. - Это уже интересно. Когда же я успел так помолодеть? Ладно, об этом я ещё успею подумать, а пока нужно почистить зубы".
  
   Достав из рюкзака алюминиевую миску, он спустился вниз и набрал полную посудину воды. Засунув два пальца в рот, дёрнул и... в изумлении застыл. Зубы не вынимались.
   "- Как же так?" - подумал Игорь и сделал ещё одну попытку. Но напрасно. Протезы не вынимались, как будто приросли к дёснам. Схватив зеркальце, он стал разглядывать их. Никаких сомнений быть не могло - во рту сверкали белизной два ряда совершенно здоровых зубов.
  
   "- Это бред или сон". - подумал Игорь. Скинув мантию, он внимательно осмотрел своё тело. Странно, но сейчас его тело было таким, будто он всю сознательную жизнь занимался культуризмом. Мышцы прямо таки бугрились на груди, а живот напоминал рельеф, сложенный из маленьких аккуратных кубиков. Мускулы на руках и ногах тоже соответствовали. Это не укладывалось в голове, но так было и изменить ничего было невозможно. Задумчиво покачав головой, Игорь ещё раз окинул окружающее его пространство оценивающим взглядом. Что-то надо делать. Вот только с чего начать? Он задумался. Просидев в оцепенении минут двадцать - тридцать, Игорь постепенно пришёл к неутешительному для себя выводу, что его на самом деле занесло в другой мир, где живут тролли и наверняка, подумалось ему, здесь есть и другие персонажи книг фэнтези. С одной стороны - это здорово. Он всегда мечтал оказаться в мире "меча и магии", зачитываясь книгами о "попаданцах", "засланцах" и прочих оказавшихся ни с того - ни с сего в иных мирах. Но одно дело мечтать лёжа на диване или сидя у монитора компьютера в тёплой комнате, с баночкой пива и совсем иное оказаться самому такой ситуации. Игорь отлично понимал, что теперь жизнь нужно начинать с нуля. Но, с чего начинать он не знал. Нельзя сказать, что он сильно испугался. Дома его никто не ждал. Отца своего Игорь не помнил, а мать его умерла лет тридцать назад от инфаркта. Пенсию государство выплачивало ему мизерную, а однокомнатная квартира была на балансе социальной помощи. В свои шестьдесят шесть лет он выглядел лет на десять - пятнадцать моложе, а чувствовал себя вообще молодым. Если нужно было, он мог пройти за световой день километров пятьдесят и при этом почти не устать. Видимо занятия магией, хотя какая там магия на Земле, и целительством, положительно влияли на его здоровье. Но, произошедшее с ним, заставило его сильно задуматься.
  
   "- Да, подумал он,- вот как бывает. Что это за мир такой, в котором зубные протезы превращаются в настоящие зубы, а тело становиться похожим фигуру бодибилдера?"
   И горы фантастики, прочитанной за жизнь, тоже не могли помочь. В них просто не описывалась аналогичная ситуация. Ладно, если нет никаких подсказок, будем делать всё по вдохновению. Первое, что нужно придумать - это, как назвать себя, если ему кто-то встретится. Немного подумав, Игорь, не нашёл ничего лучшего, как назваться своим псевдонимом, который он использовал в своем мире в интернете, немного подправив его. "Ингвар - Ворон Одина". Вроде бы нормально, но... Во-первых. надо привыкнуть к новому имени, а во-вторых, он пока не имел никакого представления, что это за мир, в котором оказался, кто его населяет, и каким Богам здесь поклоняются. К тому же было непонятно, на каких языках тут разговаривают, и поймёт ли его первый встречный. На данный момент было ясно только одно: в этом мире работала магия. И это сразу снимало некоторые проблемы, но в тоже время открывало другие - например, подумал Ингвар, какое тут отношение вообще к магии и магам, если таковые имеются. А то, что хоть один, пусть даже самый завалящий маг, найдется, он не нисколько не сомневался. Иного просто не могло быть. Если есть магия, то значит должны быть и те, кто ей занимается. Допустим, продолжал размышлять Ингвар, что магия тут вне закона и занятие ей преследуется, вплоть до сожжения на костре. Ведь было же такое в средневековой Европе на Земле. Конечно, можно было предположить, что здесь не всё так уж плохо и маги в этом мире занимают высокое положение, но лучше всё-таки рассчитывать на самый плохой вариант и заранее обезопасить себя от возможных бед, чем положится на благоприятное развитие событий и стать жертвой из-за собственной непредусмотрительности. А значит,- продолжал размышлять он,- нужно быть более чем осторожным и обезопасить себя заранее. Придя к такому заключению, Ингвар, (он решил даже в мыслях себя называть только так, чтобы к моменту встречи с теми, кто населяет этот мир, успеть привыкнуть к новому имени), достал из бокового кармана рюкзака длинный узкий чехол из тонкой кожи, сшитый чулком и натянул его на свой посох. Затем вынул из кармана куртки такой же мешочек и надел его на резную фигуру ворона, венчавшую вершину посоха. Аккуратно его расправил и, когда он принял форму шара, туго затянул завязки. Потом придирчиво оглядел то, что у него получилось. Увиденное его полностью удовлетворило. Теперь в его руках был обтянутый чёрной кожей, с таким же кожаным шаром в навершии, посох, который, если особенно не приглядываться, можно было принять за обычный посох путешественника. Конечно, от обычного посоха его отличал металлический четырёхгранный штырь длиной около двадцати сантиметров и шар в навершии.
   "- Ну, да ладно,- подумал наш герой,- даже если и обратит кто либо через чур внимательный взгляд на это, то подумает, что это боевой посох".
   Ингвар быстро сложил палатку и спальный мешок, разместив их на своих местах, затем вымыл котелок и металлические рогульки. Свою мантию он тоже аккуратно сложил и убрал во внутренний карман рюкзака, подальше от посторонних глаз. Ещё раз проверив рюкзак - всё ли на месте - быстро оделся. Затем достал мешочек с амулетами и нацепил их себе на шею. Мало ли что может случиться,- подумал он. Одев рюкзак на плечи, попрыгал, прислушиваясь, не звенит ли что. Убедившись в том, что всё уложено правильно и ноша не давит и не жмёт нигде, проверил хорошо ли выходит их ножен охотничий нож, на тот случай если что либо случится, он раскрыл ружейный чехол и достав из него различные детали, собрал из них арбалет. Оттуда же, из чехла, был извлечён колчан с арбалетными болтами. Правда они были предназначены для спортивной стрельбы и выполнены из алюминия, но наконечники их были стальными. Прикрепив колчан над левым плечом на спине с помощью специального крепления, и пробормотав: -Да славятся Один и Тор-защитник, - Собрался идти, как вдруг его как будто, что-то заставило взглянуть на небо. Картина, которая предстала его взгляду, чуть не лишила чувств. Облака разошлись, и он увидел высоко в небе, почти над своей головой солнце. И солнце это было голубого цвета.
   В первый момент, Игорь подумал, что у него что-то случилось со зрением. Поэтому он прикрыл глаза и постояв так несколько минут, снова открыл их. Ничего не изменилось, кроме того, облака в этот момент полностью разошлись, и Игорь увидел справа от голубого солнца, ещё одно, поменьше размером, и оно было жёлто-оранжевое. Он опять прикрыл глаза, не веря в происходящее, а когда их открыл, всё было по-прежнему. Солнц было
   по-прежнему два. Он помотал головой и попробовал ущипнуть себя за шею. Было больно.
   - Значит, не померещилось,- подумал он,- всё чудесатее и чудесатее... Это могло означать только одно - он оказался в Мире, где планеты вращались вокруг двух звёзд - голубого гиганта и и жёлтой звезды того же класса. что и родное Солнце.
   Понимая, что так сразу он сможет разгадать загадку, заданную ему чужим для него Миром, решил оставить её на потом. Вздохнул, и поплотнее натянув на голову свой стетсон, сделал первый шаг на Пути в неизвестность.
  
   (1) - норвежский язык
  
  
  
  
   Глава вторая.
  
   БОГ ИЗ ДЕРЕВЯШКИ
  
   Ингвар. Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День десятый.
   Час Орла.
  
  
   Утро третьего дня застало Ингвара на той же самой тропинке, которая петляла между скалами, насвистывая пионерскую песенку "Вместе весело шагать по просторам...", ничего другого как-то в голову не пришло, не забывая в тоже время внимательно смотреть по сторонам. Тропинка была удобной, хотя даже городскому жителю было понятно, что нога человека не ступала по ней последние двадцать лет, как минимум. Ничто вокруг вообще не напоминало о присутствии здесь людей. Одни только скалы, изредка поросшие какой-то бурой травой, и местами попадались хилые деревца, такие гнутые и искорёженные, что можно было подумать, что какой-то злой футуристический гений решил создать из них шедевр, который сможет понять разве сумасшедший поклонник позднего авангардизма. Попадались участки земли, поросшие кой-то буро-зелёной травой, но что это за трава он так и не смог определить. Возможно, она росла только в этом мире, хотя Ингвар не мог за это поручиться, так как не был травником. Однако он понимал, что виной всему видимо морские ветра и зимние холода, а растения просто приспосабливались, таким образом, для выживания в этом, по всему видать, суровом краю.
   В первый день, ближе к вечеру, он вышел к распадку, надёжно укрытому от суровых морских ветров береговыми скалами. С водой тоже всё образовалось. Всего в трёх минутах ходьбы, Ингвар, обнаружил речку. Она была шириной метра три, но глубина её достигала полутора метров. К тому же течение в ней было бурным, что было неудивительно, ведь текла она с гор. Набрав в котелок воды, которая как оказалось, была холодна как лёд, а на вкус напоминала газированную минералку, Ингвар развёл костёр, наломав сухих веток с кустарника, которым зарос берег речки. Быстренько вскипятив в котелке воду, он достал пакет быстрого приготовления, надпись на котором извещала, что это "Картофельное пюре со вкусом бекона" и, высыпав его в походную миску из пластика, залил её кипятком. Размешав содержимое, оставил его настаиваться и заварил чай. Затем достал пару ломтиков хлеба, он с аппетитом поужинал. Ещё бы, ведь отмахав такой кусок, поневоле съешь всё, что попало под руку. Вымыв посуду, Ингвар, полез в карман за сигаретами, но обнаружил, что они закончились. Тогда он открыл один из карманов своего бездонного рюкзака и достал оттуда трубку и кисет. Набив ароматным зельем трубку, он с наслаждением выкурил ее, затем достал спальник и залез в него прямо в одежде, не разбирая палатку. Некоторое время ещё смотрел на скалы и небо, пока сон окончательно не сморил его. Странный сон приснился ему. Похожие сны бывало снились Ингвару и на Земле. Некоторые он запоминал, но большинство из них утром улетучивались подобно туману. Но этот сон был из ряда вон выходящим. Ингвар увидел себя стоящего около универмага в Риге вместе со своей матерью. Мать была молода и красива, совсем, как в тот день, когда они с ней встретили эту цыганку. Он огляделся. Справа было видно здание старого железнодорожного вокзала.
   "- Интересно,- подумал он,- как такое может быть, ведь уже давно построили новое здание, а старое снесли".
   Ингвар посмотрел налево и увидел, что его мать беззвучно открывает рот и вертит головой во все стороны. Приглядевшись, он понял, что мать потеряла его и зовёт по имени. Он попытался дотронуться до её руки и сказать, что вот он здесь, но его рука свободно прошла сквозь тело матери. Ингвар испугался не на шутку. Как такое может быть? И тут в голову пришла мысль: "- Твоя мать давно умерла..." Ну, да. Это так и есть, - мысленно согласился Ингвар. Тогда почему? Ответа он не получил, но почувствовал, как кто-то тронул его за плечо. Быстро повернувшись, Ингвар увидел перед собой цыганку. Это была, та самая цыганка, что подошла к ним с матерью в тот проклятый день.
  
   "- Ты откуда здесь?"
  
   Цыганка только усмехнулась. Вдруг в её руке появилось зеркало величиной с размер листа пишущей бумаги А4. Ингвар взглянул в него и отшатнулся. В зеркале отражался он сам, такой, каким он был сейчас. Он перевёл взгляд на себя и увидел одиннадцатилетнего мальчика в коротких штанах и сандалиях на босу ногу. Вновь перевёл взгляд на зеркало, и снова увидел себя сегодняшнего.
  
   - Чего ты хочешь, цыганка? - не выдержал он.
  
   - Ничего,- помотала головой цыганка. - Просто всё то, что я тебе предсказала, уже сбывается.
   В голове у Ингвара что-то щёлкнуло, и он вспомнил строчки своего стихотворения:
  
   '...Не будет знать покоя он при жизни,
   В преддверии 'конца' познает Суть!
   Он будет Странником, легко идя по жизни...'
  
   - И, что ты хочешь этим сказать?
  
   Он попытался схватить цыганку за руку, но видение моментально растаяло, чтобы через пару секунд вновь образоваться чуть в стороне.
  
   - Меня давно уже нет, мальчик. Это только душа. Она тратит последние свои силы на то, чтобы объяснить тебе, что тебя ждёт.
  
   - На кой ляд это тебе надо?
  
   - Я ничего не могу поделать. Боги ведут мою душу. С этими словами цыганка вдруг заговорила стихами:
  
   "Когда 'черту' перешагнёшь мирскую
   И от Земли останется лишь дым,
   Тогда, ты, вступишь на тропу иную,
   И многих из своих Богов узришь.
  
   Пройдёшь полмира, и обратно возвернёшься,
   Спасёшь любовь, и смерть свою узришь,
   Уснув, через века перенесёшься,
   Чтобы учиться и других учить.
  
   С колдуньей светлой победишь заразу,
   С тысячелетним магом будешь ты дружить...
   И в тот же день на Землю ты вернёшься,
   Чтоб выбор сделать - быть или не быть!"
  
   - Подожди! - воскликнул Ингвар,- почему всё вокруг в точности так, как в тот день, когда мы встретились?
  
   - А ты как хотел? - отвечала цыганка.
  
   - Я могу появиться только в том времени и в том месте, когда мы с тобой встречались, мой мальчик. Иначе никак.
  
   Произнеся эти слова, она растаяла, как будто была соткана из дыма. В тот же момент Ингвар проснулся в липком поту.
   Далее всё повторилось без изменений, как вечером, только в обратном порядке.
   Шагая по тропе, Ингвар пытался было сводить концы с концами, но как бы он не думал, ничего придумать не удавалось.
   Сон прочно засел у него в голове. Было ясно, что цыганка сделала своё последнее предсказание. Но, вот расшифровать его ему никак не удавалось и он перестал ломать над этим голову, положившись на знаменитое русское 'авось'.
   Местность была пустынной. Видимо люди, по какой-то причине не хотели селиться здесь. Возможно, размышлял Ингвар, отмеряя километр за километром и иногда останавливаясь, чтобы выкурить трубочку, виной этому был тот тролль, знакомство с которым пришлось ему свести на второй день его перемещения в этот мир, а может быть скудность земли, мешала людям здесь жить. Так это было или не, но за все эти дни пути, ему не удалось повстречать ни единой души. Погода стояла тёплая и все трое суток небо ни разу не закрыли тучи, хотя облака, время от времени, закрывали оба солнца.
   Так прошли ещё сутки. Всё это время вокруг ничего не происходило. Вечером второго дня, остановившись на ночлег, Ингвар, заглянув в свой основательно полегчавший рюкзак, понял, что кушать ему нечего. Остался коньяк, табак и два сухаря. Вода во фляге, конечно была, хоть и нагрелась палящего зная двух солнц.
  
   "- Да, - подумал он,- аппетит нужно сокращать, и срочно." Ингвар огляделся.С левой стороны, как он успел уже узнать, был обрыв, поросший исключительно колючим кустарником, названия которого он не знал. Справа, в метрах тридцати от тропинки всё также тянулись то ли скалы, то ли просто каменные холмы, практически без растительности. Но, вдруг его взгляд зацепился за зелёный цвет между двумя такими скальными образованиями, метрах в пятистах перед собою. Достав из рюкзака бинокль, он навёл резкость и понял, что это какая-то роща или лесок.
  
   "- Что ж, буду продвигаться туда,- подумал Ингвар.- Возможно мне повезёт и удастся подстрелить какую-нибудь живность."
  
   Это и в прям оказался лес, вернее маленькая роща. Ингвар снял рюкзак и расчехлив свой арбалет, быстро собрал его, натянул и наложив болт, затаился у самого края этого леска в кустах. Сидел он долго, но ничего не происходило. Он уже хотел плюнуть начать приготовления к ночёвке, как вдруг услышал какое-то шуршание в кустах. Прицелившись , как ему показалось, именно в то место, откуда донеслось это шуршание, нажал на спуск. Раздался резкий писк и всё стихло. Подойдя к кусту, в котором должна скрываться добыча, он увидел, что попал. Но это была то ли мышь, то ли крыса, а может ещё какое-то животное похожее на них.
  
   "- И зачем мне ЭТО нужно? Его всё равно нельзя есть".
  
   Сняв зверька с болта, он отбросил его в сторону, и по шуршанию и повизгиванию понял, что таких зверьков тут масса, и они отнюдь не травоядные существа.
   Что ему теперь делать, Ингвар не знал и от этого незнания вдруг разозлился. А разозлившись подумал, что те, которые наверху, могли бы послать ему, заблудившемуся во Времени и Пространстве, хоть какую-то пищу. Виса возникла в его голове тотчас же, как будто Боги услышали его просьбу и решили помочь. Недолго думая Ингвар автоматически произнёс её вслух:
  
   'По тропинке шёл я ночью,
   Шёл один я сам с собой...
   Мне сейчас бы выпить водки,
   Закусить бы колбасой...'
  
   "- А ведь это совсем не виса, - только и успел подумать Ингвар. В следующий момент прямо перед ним , как бы ниоткуда, упал холщовый мешок не первой свежести, едва не проломив ему голову.
  
   - Эй! Что за дела такие? Кто швыряется? - закричал он. Однако, как он не вертел головой, вокруг не наблюдалось ни единого человека, да и не человеков тоже не было видно.
  
   "- Странно. А ну-ка, посмотрим, что там?" - подумал Ингвар, развязывая мешок.
   В нём обнаружился глиняный сосуд, отчасти похожий на бутылку из-под 'Рижского бальзама' и какой-то продолговатый предмет, завёрнутый в ту же холстину из которой был сделан мешок, только более тонкой и чистой на ощупь.. Развернув свёрток, Ингвар увидел кусок домашней колбасы, весом примерно в полкило. В бутыли оказался самогон чистейшего образа - градусов под 70.
  
   "- Что же,если выпала такая удача, то первым делом надо подзаправиться, а потом подумаем, что делать дальше, а то на голодный желудок думается плохо".
   После чего эта мысль была воплощена в дело. Умяв почти половину дармовой колбасы с лепёшкой из собственного запаса и глотнув пару глотков самогона из бутыли, Ингвар задумался. События, по всему ,складывались очень интересные. Постепенно осознание этого факта понемногу начало преобразовываться в понятную ему картину. Видимо природа этого мира была такова, что любое пожелание, высказанное в слух в рифмованной форме, моментально исполнялось. Известно ли было об этом местным магам и колдунам, ясно для него пока не было, так же, как и то, было ли стихосложение здесь под строжайшим запретом или просто никто до этого пока ещё не додумался. Понимая, что данных для получения ответа на этот взволновавший его вопрос, он не может немедленно получить, Ингвар постарался перенаправить ход своих мыслей в другую сторону.
   Если здесь имеется в наличии такая магия, в чём Ингвар уже несколько раз сумел убедиться, то почему бы мне, подумал он, не обзавестись личным помощником. Сказано - сделано. И не откладывая дело в долгий ящик, Ингвар приступил к реализации своего замысла.
   Воткнув посох в песок, он начал читать пришедшее на ум четверостишье:
  
   'Птица на посохе мага сидящая,
   Что Вороном вещим зовётся и мудрым,
   Будь же помощником мне настоящим,
   Не деревянной скульптурой - живым!'
  
   Едва он закончил чтение, как в тот же момент услышал карканье ворона. И почувствовал, как что-то, вполне живое, опускается на его плечо. Когти этого существа впились в тело, причинив довольно сильную боль.
  
  
   Ворон.
  
   - Эй, а полегче нельзя? - воскликнул я, поворачивая голову вправо.
   На плече у меня восседал ворон. Нет, не так - ВОРОН! Птица явно была в два раза крупнее, чем все его сородичи, которых мне приходилось до этого встречать.
  
   - Извини...
  
   - Что?!.
  
   - Что слышал!
  
   - Ты со мной разговариваешь или это мой 'глюк'?
   - Конечно, я, а кого ты ещё здесь видишь кроме нас двоих?
  
   -Но, как же так может быть? - подумал я.
  
   - Вот так и может. И хватит придуриваться. Тебе, может быть и удобно, а вот я ничего не вижу. Давай быстрей снимай этот кожаный колпак, а то ведь так и ненароком, он и задушить меня может. А тебе совсем не обязательно орать во всю глотку. Просто подумай. Я услышу. Ты ведь меня хорошо слышишь?
  
   - Да. Слышу...
  
   Быстро развязав тесёмки чехла, сорвал его с головы птицы. ворон встряхнулся, посмотрел на меня одним глазом и расправил свои крылья.
  
   Я задумался, откуда я знаю, что и как надо делать, ведь в моей 'прошлой жизни' на Земле таких вещей со мной не случалось. И тут в голове всплыла цитата, из какой - то книги прочитанной когда-то:
  
   'Знание о том, как это делается, как и Ритуал, тоже приходит из ниоткуда. Тем и отличается маг от обычного человека, что не противится приходящему знанию и, не раздумывая, делает то, что неслышными голосами требуют от него встретившиеся на Пути Высшие Сущности'*).
  
   *) 'Злой город' Дмитрий Силлов
  
   - Ну, а обратно в деревяшку можешь? - спросил я вслух.
  
   В ту же секунду почувствовал, что на плече никого нет, а на посохе, венчая его вершину, по-прежнему находится деревянная фигура ворона, поднявшего вверх свои крылья.
  
   - Вот это да! - вырвалось у меня совершенно случайно, - Охренеть, не встать!
  
   - Ну, что поверил? Может уже хватит придуриваться и начнём заниматься делом? - прозвучал в моей голове всё тот же хриплый голос.
  
   - Ты думаешь, что нужно? А я вот подумал, что оба солнца этого Мира уже почти скатились к горизонту, и пора бы устроится на ночь.
  
   - Так давай, устраивайся, а я полетаю. А то, прости, очень соскучился по полётам за это время.
  
   - Давай лети!
  
   Ворон взмахнул крыльями, и прямо с посоха, без разбега. подпрыгнув, взлетел.
  
   - О, Великий! - прошептал я,- Как же это красиво.
  
   Птица взмыла стрелой в высь, затем сделала надо мной круг и, громко каркнув, совсем как настоящая, улетела куда-то в сторону гор.
   Быстро расчехлив и установив палатку, я наломал сухих веток, и сложив их шалашиком, чиркнул зажигалкой. Огонёк перескочил с зажигалки на веточки и весело поскакал по ним, а мне на миг показалось, что внутри его находится огненная саламандра, которая танцуя в переливах пламени, весело мне подмигивала.
  
   "- Фу ты - ну ты... Ещё чего... А может и правда?"- подумал я.
  
   В этот момент из разгорающегося пламени высунулась маленькая лапка и весело помахала мне.
  
   "- Опять... Нет, неужели проявилось астральное зрение? С каждым всё интереснее и интереснее... что же это за Мир такой?"
  
   Но рассиживаться было некогда. Надо было приготовить ужин из того, что имелось и что послали мне...
  
   "- Кто послал? Боги? Или нет?"
  
   Так или иначе, но кушать хочется всегда. Быстро нарезав колбасу, нанизал её на прутики, которые разместил вокруг костерка, предварительно подкинув в него ещё веток потолще, благо их тут было огромное количество. К тому времени, когда мой ворон вернулся, уже всё было готово. Чай вскипел, колбаса поджарилась и рядом стоял бутыль с самогоном и последние два сухарика. Я же набив свою трубку, раскурил её, и потихоньку затягиваясь синеватым дымком, предавался размышлениям о том, что со мной случилось. Вывело меня из размышлений хлопанье крыльев. Подняв свой взгляд, увидел ворона, сидящего на посохе. Клюв его был в крови. Поняв, что заметил её возвращение, птица слетела с посоха воткнутого в землю рядом с палаткой и с шумом отряхнулась.
  
   - Слушай, а как мне тебя называть? - спросил я.- Имя-то у у тебя есть или так и называть ворон. Не правильно это как-то. Я - Ворон, ты - Ворон, так и перепутать несложно. Надо тебе какое-то имя придумать.
  
   - Зачем что-то придумывать? Меня зовут Кром.
  
   - Что ты сказал? Кром? Это же имя Бога киммерийцев. Если мне не изменяет память, то это был Бог Войны и воинов.
  
   - Не изменяет. Так оно и есть. Это и есть я. С этими словами Кром принял горделивую осанку, насколько это возможно птице, задрав свою голову чуть ли не вертикально.
  
   "- Всё чудесатее и чудесатее! Как говорила героиня одной сказки, " - подумал я.
  
   - Кром, извини конечно, что не воздаю тебе почестей положенных такому божеству, как ты, но чем докажешь, что это правда?
   Птица негодующе каркнула и нахохлилась.
  
   - Может быть ты ещё что-нибудь можешь, кроме превращения в деревяшку и обратно? Если да, то прошу покажи и я уверую.
  
   - Ладно. Так и быть. Всё равно когда-нибудь я должен был тебе это показать. Произнеси пожалуйста вот такую фразу. В тот же миг слова незнакомого мне языка, видимо очень древнего, зажглись у меня в голове:
  
   "Taj tu mote, karlean,
   Sopraeno virgo starne.
   Rio lari - deiko vran,
   Krom - porine varme!"
  
   Слова эти просто сжигали мне мозг и я понял, что если я их сейчас не произнеcу, то он выгорит полностью, до основания. Не помня себя от боли, я выкрикнул это четверостишье прямо в сидящую передо мной на земле, птицу. В начале ничего не происходило, но спустя пару мгновений подул ветер, а костёр окутался дымом.
   Порыв ветра бросил этот дым на птицу сидящую напротив меня, и скрыл её от моего взгляда. Дым начал свиваться кольцами, внутри которых что-то загудело, переходя местами в вой, похожий на волчий. Но, это продолжалось недолго, примерно около минуты, затем вырвавшаяся из него вспышка совершенно чёрного цвета, развеяла всё, и я увидел стоящего передо мной мужчину, лет двадцати семи - тридцати на первый взгляд. Одет он был в добротную одежду из кожи чёрного цвета. Подняв голову я посмотрел ему в глаза. Они тоже были тёмными. Волосы его, заплетённые в толстую аккуратную косу, лежали на спине, доходя ему почти до поясницы. Мужчина протянул свою правую руку вбок, сделав движение, как будто достаёт что-то из сумки висящей на плече, хотя никакой сумки я у него не заметил, и в руке его появился меч в простых кожаных ножнах, тоже чёрного цвета. Прицепив его к поясу с левой стороны, он ещё раз сделал такое же движение, и в его руках появился боевой топор, нет, это был ТОПОР! Общаясь с мастерами, изготовлявшими оружие для игроков ролевых игр, насмотрелся я всякого, но такого мне видеть не приходилось. Два серповидных лезвия, похожие на лезвия от алебарды, только меньше размером, излучали истинную Тьму, по крайней мере мне так показалось, ведь я никогда не видел, как выглядит Тьма, и мог только фантазировать на этот счёт. Насаженные на короткий металлический шест, примерно около двух - двух с половиной локтей в длину, тоже зачернённый, они привораживали взгляд. По лезвиям время от времени пробегали сполохи серебряных молний. Верх этого изумительного оружия представлял и из себя острую четырёхгранную пику длиной примерно около двадцати пяти - тридцати сантиметров. на первый взгляд она была изготовлена из серебра. Но я ошибся.
   Мужчина воткнул свой топор в землю и присел на корточки перед костром.
  
   - Привет, Ворон! - произнёс он хорошо поставленным, глубоким голосом.
  
   - Прости, Кром, неверующего! - только и смог произнести я. не в силах подняться на ноги от изумления.
   Кром расхохотался. Смеялся он от души, как говорят, задушевно, и ничего не было обидного в этом смехе. Было видно, что он и сам рад тому, что наконец превратился в человека. Но, вот, в человека ли? Может просто Бог обрёл свой истинный вид и радуется тому, что я помог освободиться ему от заточения в деревянной фигурке?
  
   - Как мне теперь обращаться к тебе, Кром?
  
   - Да так, как и раньше. Ты же не думаешь, что я пойду пешком рядом с тобой? И он опять коротко рассмеялся.
  
   - А ты можешь обернуться опять птицей? Ну, живым вороном?
  
   - Могу.
  
   - Извини, а деревяшкой на посохе? Я понял свой взгляд на посох, сиротливо стоящий без навершия возле палатки.
  
   - Могу, Ингвар. Я теперь всё могу из того, что ты спросил. Через некоторое время смогу ещё больше. Просто нужно, чтобы моя Сила и мои умения вернулись назад. Да, и я тебе очень благодарен за помощь, хотя в пророчестве об этом тоже говорилось, но так туманно, что было трудно что либо понять.
  
   - Так пророчества обычно такими и бывают, - усмехнулся я.
  
   - А ты-то откуда знаешь, Ингвар?
  
   - Мне ли не знать, Кром. Я ведь Пророк.
  
   - Так. Теперь всё потихоньку встаёт на свои места. - почти про себя пробурчал Кром, но я услышал.
   Чай уже остыл, и я, подбросив в костёр немного хвороста, поставил котелок на огонь.
   Кром задумался о чём-то своём. Я достал трубку и кисет, не спеша набил её выдернув из костра горящую веточку, раскурил трубку. Из огня снова высунулась лапка и головка малюсенькой саламандры, которая весело помахала мне.
  
   "- Вот же чудо",- подумал я. "И откуда они там появляются?"
  
   Чай быстро нагрелся, и я задумался где взять посуду для себя, ведь кружка у меня была одна. Задал этот вопрос Крому.
  
   - Кружку? Сейчас. У меня есть своя.
  
   С этими словами Бог Войны опять сделал жест правой рукой, будто доставая из сумки что-то. В тот же момент в его руке появилась самая настоящая металлическая кружка. Она была почти точной копией мой кружки, только побольше, примерно на пол литра.
  
   - Наливай. Попробуем твой чай, - Бог улыбнулся.
   Последующие минут двадцать мы пили чай, а я ещё жевал жареную на прутиках колбасу и размоченный в чае сухарь. Кром от еды отказался, пояснив, что хорошо пообедал в предгорье, поймав каких-то двух зверьков, названия которым он не знал. Когда мы закончили этот поздний ужин, вокруг уже полностью стемнело и в небе зажглись совершенно не знакомые мне созвездия. Самая большая из трёх лун только взошла и висела над горизонтом подобно багровому диску. Две её спутницы ещё не появились. Как я понял за эти дни они двигались быстрее своей "подруги", особенно самая маленькая, которую можно было видеть, как диск размером сантиметров двадцать, тогда, как средняя из них была примерно с земную Луну, а самая большая, та, которая уже взошла, напоминала Юпитер, когда на него смотришь через особо сильный телескоп. Вообще-то она не была совсем багровой, как, допустим, видится
   астрономам Марс, во время его приближения на минимальное расстояние к Мидгард-Гее. По ней всё время пробегали какие-то сполохи всех оттенков красного, и иногда на длительное время она делалась багровой.
   Допив свой чай, Кром одним движением закинул свою кружку туда, откуда её перед этим извлёк. Потянулся и сказал:
  
   - Ну, что, друг Ворон, хочешь знать мою историю? Вижу, что аж горишь желанием, да спросить вроде как неловко. Что угадал?
   И он снова рассмеялся своим раскатистым, но безобидным смехом.
  
   - Ладно, ладно. Всё нормально, Ингвар. Так и быть, расскажу. Всё равно наши "нити" связаны накрепко По крайней мере на то время, что ты будешь находится в этом мире, Странник по Мирам.
  
   - Что ты сказал? Какой ещё Странник по Мирам?
  
   - Да ты есть он. Насколько помню, так было сказано в том глупом пророчестве. теперь уже почти всё ясно для меня.
  
   - А вот для меня ничего не ясно пока.
  
   - Придёт время и ты всё узнаешь. А пока слушай и не отвлекай меня по пустякам. Все вопросы задашь после того, как я закончу рассказывать.
   И Кром начал свой рассказ.
  
   КАК ЭТО БЫЛО
  
   Глава третья.
  
   - Для начала, Ингвар, хотел бы пояснить, что всё, ну или почти всё, написанное обо мне в этих книгах фэнтези, как их у вас называют, абсолютное враньё. Да-да! И не надо делать удивлённое лицо. Собственно, я не знаю, каким образом информация о Хайборо (ваши писаки говорят, вслед за Говардом, кажется так звали того писателя, который придумал эту галиматью, что была какая-то Хайборийская Эра.) попала на Мидгард-Землю. Мне это не известно. Возможно, что те, кому удалось спастись, принесли с собой разрозненные куски информации, сохранившиеся в их памяти. На самом деле Хайбория - это Мир. Настоящее его название - Хайборо. Такая же Земля, как например твоя, Ворон, или вот эта, где мы с тобой сейчас находимся. К стати, что тебе известно об устройстве Мирозданий и о Мирах в них находящихся?
  
   - Ну, не знаю, отвечал Ингвар,- о многом я наверно просто догадываюсь. У нас на Мидгарде, так много всяких мнений и домыслов, что порой не знаешь чему верить. Вот и приходится, перефразируя одного нашего поэта:
  
   "Познание - та же добыча радия.
   В грамм добыча, в годы труды.
   Изводишь, просто, Истины ради,
   Тысячи тонн словесной руды".
  
   И всё равно толка мало. Нашу историю уже давным давно переврали и исказили до неузнаваемости. Так что вряд ли я смогу тебе ответить, Кром. Лучше тебя послушать. Толка больше будет. С этими словами Ингвар усмехнулся.
  
   - Вот и хорошо. Слушай. Итак, в галактике Шер-Хан-ло, (как вы её называете я не знаю), Когда-то был Мир Хайборо. Много народов населяло этот Мир. Причём самых разнообразных. Понимаешь, тот Мир был очень древним. Намного древнее твоего или вот этого, где мы сейчас находимся. и развивался он по совсем иному сценарию, чем у вас или здесь. Они так и не вышли на технологический путь развития, потому, что магическая составляющая того Мира перехлёстывала все возможные и невозможные параметры. По своему климату его скорее можно сравнить с твоим Миром, Ворон, чем с этим. Как и во всех Мирах, где магия заменяет технику, там были Боги. Боги, которые были обязаны следить за Планетой и её населением. Соответственно им поклонялись, строили Храмы, всё время о чём-то просили. Наверно ты слышал, что Боги, в основном, существуют за счёт той энергии, которую посылают им верующие в них?
   Ингвар утвердительно кивнул.
  
   - Так было и там. Пожалуй, на всём Хайборо был только один Бог, которому было не важно, верят в него или нет. Вернее не так. Просто у меня не существовало зависимости от тех потоков энергий, которые направляли мне верующие в меня. Почему это произошло и как, сейчас не важно. Киммерийцы, следить за жизнью которых я был поставлен, были народом простым. Нет, не диким.
  
   В этом месте рассказа Кром усмехнулся.
  
   - Гнёзд они не вили и по деревьям не лазали. Жили киммерийцы в северных районах Планеты, где была мягка, по своему, зима и жаркое лето. Одевались в одежду, которую шили из шкур убитых на охоте животных. Но! Все они были грамотными. У них была письменность, и это во многом определяло их существования. а ещё они были очень гордым и сильным духом народом. Если враг нападал, то вставали все, неважно свой это род или чужой. Вообщем, в этом они были похожи, на здешних славов и росичей, ну, или на ваших славян.
   Я же не сидел на какой-то там горе, как пишут ваши писаки (да и зачем мне это надо?), а ходил по вверенной мне земле, наблюдая, изредка помогая и подсказывая людям, что и как нужно сделать. Свои обличья я менял час для того, чтобы никто из людей не мог определить, что я являюсь тем божеством которому они молятся. Иногда я притворялся сказителем и пел всякие героические баллады, рассказывал истории о Богах и Героях. В них говорилось, что Крому не нужны молитвы его подданных, а нужны их деяния, ибо человек утверждается своими поступками. Вот видимо с этого и пошли разговоры о том, что Кром не слушает просьб своих людей. А разговоры о моей жестокости и о том, что я шлю людям горе и смерть, тоже родились не на пустом месте.
   Тут он хмыкнул и продолжил свой рассказ
  
   - Однажды на киммерийский род Куницы напали враги - Всадники Гора. Те вступили с ними в битву, воззвав ко мне. Как водится, Род Куницы сразу же после нападения оправил в соседний Род - Род Белого Орла, своего гонца, молодого парнишку. Я в это время находился у Орлов, прикрываясь личиной наёмника. Ну, и конечно, дал себя уговорить выступить в битве на их стороне. Почему же не позабавиться, если есть возможность! Мы успели вовремя и драка была что надо! Ээхх! Как вспомню... Ну, да, о чём это я? О драке...
   В пылу битвы я совершенно нечаянно вышел из облика наёмника и стал самим собой. Что смотришь, Ворон? Это же, как ты понимаешь тоже не мой истинный облик. Вот смотри.
   С этими словами фигура Крома вдруг окуталась тёмно серым туманом, который почти сразу рассеялся и Ингвар увидел перед собой настоящего Крома. Перед ним стоял мужчина чуть больше двух метров роста. Его плечи и грудь бугрились мышцами и было заметно, что он никогда не бывал в так называемой "качалке" для тех, кто занимается бодибилдингом. Всё было настоящее, природное. В руке у него была та же самая секира, только она почему-то увеличилась вдвое. Постояв так с минуту, фигура Крома вновь окуталась туманом, а когда он рассеялся, перед Ингваром стоял тот же самый молодой мужчина, что и раньше.
  
   - Да уж... - только и смог произнести он.
  
   - Так вот, забыв о том, кто я есть в данный момент, я почти самостоятельно перебил всех Всадников Гора, а их было в два раз больше, чем Орлов и Куниц вместе взятых. С той поры и пошли сказки о моей жестокости.
   - Но, хватит об этом. Пора бы и на отдых тебе. Да и я отдохну тоже. Остальное расскажу потом.
  
   С этими словами фигура Крома снова окуталась туманом, на этот раз совершенно чёрного цвета, а когда спустя минуту туман рассеялся, то Кром исчез. Вместо него на навершии посоха, снова находилась деревянная фигурка ворона, поднявшего свои крылья.
  
   "- Да. Дела..." - подумал Ингвар, залезая в спальный мешок.
  
  
   Утром всё повторилось. Ингвар быстро разжёг костёр, вскипятил на нём чай. Кром же в это время. обернувшись вороном, слетал куда-то в предгорье и видимо позавтракал там, так вернувшись и вновь приняв человеческий вид, выглядел довольным. От чая он, правда, не отказался. Быстро поели-попили и стали собираться. Вернее собираться стал Ингвар, ну, а Кром сидел на корточках, упёршись спиной в ствол какого-то дерева и о чём-то размышлял, ковыряя сорванной травинкой в зубах. Ингвар мельком взглянул в его сторону и улыбнулся: "- Ну, кто может подумать, что этот сидящий на корточках воин, один из величайших Богов Мироздания?" Он погасил улыбку и взялся за дело.
   Когда палатка была сложена и упакована в чехол, котелок и кружка тоже нашли своё места нём, Ингвар достал рубку, набил её и присел рядом с Кромом.
  
   - Что будем делать, Бог?
  
   - Сказал же я тебе, чтобы ты меня так не называл, - Кром не спеша повернул к нему лицо.
  
   - А как тебя теперь называть тогда?
  
   - По имени зови и всё. Вряд ли в этом Мире найдётся ещё один человек, который читал романы про Конана-варвара. Он засмеялся.
  
   - Это конечно так. Но, есть ещё одно. Скажи, Кром, а если вдруг встретится нам, допустим маг-менталист... Это тот, который может читать чужие мысли, - пояснил Ингвар, заметив непонимающий взгляд спутника, - или такой, который может отличить простого смертного от вас, богов. Что тогда?
  
   - А вот если таковой нам попадётся, тогда и будем думать об этом,- отвечал воин-бог.
  
   - Ладно. С этим определились. Теперь ещё одно. Ты полетишь или мне тебя нести? Ты, обещал докончить свою историю, помнишь?
  
   - Помню. И потому сейчас превращусь снова в деревяшку. Это, правда, не слишком удобно, но уговор дороже денег.
   С этими словами фигуру Крома вновь обволокло чёрным туманом и, когда он рассеялся, Ингвар увидел на навершии своего посоха деревянную фигурку птицы.
  
   - Вот и славно. Двинули. А ты рассказывай. Я буду внимательно слушать.
   А слушать было что. Кром рассказал, что в один прекрасный день на Хайборо открылось множество порталов и из них хлынули воины. Причём не человеческие. Среди них были арахниды и блаттоптеры, формики и многие другие. Вообщем они были насекомыми. Видимо цивилизация эта развивалась совершенно иначе. С ними были и обыкновенные люди, но они были рабами. Весь Мир за считанные месяцы был покорён.
   Одной из первых пала, под напором этих орд насекомых, Бритуния. Следом за ней -
   Аргос. Затем пали Аквилония, Коф, Куш и Хем. Чуть дольше продержались Замора, Зингара и Чёрные Королевства. Атланты и лемурийцы ушли с планеты первыми. Они даже не воевали, просто погрузились в свои "летающие лодки", как их назвал Кром, и улетели в Космос. Дольше всех сопротивлялись врагам Стигия, Асгард, Ванахейм и
   киммерийцы. Что стало с пиктами никому неизвестно. В конце концов стигийцев уничтожили полностью, ведь каждый второй в этом государстве был колдуном, а интервенты таких ненавидели больше всего. Почему? На этот вопрос, как сказал Кром, тоже нет ответа. Жители Асгарда, Ванахейма и Гипербореи ушли через меж мировые порталы, стоить которые они были большие мастера.
   Языка пришельцев никто не понимал. Для человеческого уха их речь звучала как набор не имеющих смысла звуков- жужжания, щёлканья и свиста.
   Последними уходили киммерийцы. Им было тяжело расставаться с Родиной - пусть суровой и холодной, но такой родной землей, которая их всех вырастила и вскормила. А сам Кром попал в плен. Он участвовал в последней битве с блаттоптерами и арахнидами, а попросту с тараканами и пауками, в облике обычного воина, прикрывая отход своего народа через два портала, которые были наведены на Мидгард -Гею. Последнее, что он запомнил, был щелчок запора ловушки-невидимки. Очнулся он вне своего тела. От него остался только разум, да и тот, как ему удалось установить через много лет, был заключён в фигурке какой-то птицы. За множество сотен лет такого существования. его бесконечное множество раз переносили из одной статуэтки в другую, пока кто-то не засунул его в деревянную статуэтку, изображающую орла сидящего на скале. А потом этого орла купили и он оказался в доме какой-то женщины. Долгое время стоял на буфете. затем орла убрали в ящик стола, хотя перед этим хотели вообще кинуть в печку вместе с дровами. Ему запомнилось, что это не произошло только потому, что какой-то мужчина сказал, он сделает из него навершие для своего посоха. Далее с ним, вернее с фигуркой,
   что-то делали - резали, мазали, зачем-то удлинили клюв, и в результате он, Великий Бог киммерийцев Кром, пришёл в себя в виде ворона.
   Ингвар, слушая рассказ Крома, сразу понял, что мужчиной, спасшим сознание Крома от сожжения в печке, был он сам - Ингвар Эль Ворон. Уж очень ему понравилась мысль о навершии к посоху, мелькнувшая у него в голове, когда Айна сказала, весь хлам надо сжечь, а не хранить по ящикам. только он жечь не стал, и в результате приобрёл друга. Да ещё какого! Всем этим он тут же поделился Кромом. Тот ещё раз поблагодарил его, а потом заметил, что хочет вздремнуть. На этом их разговор прервался.
  
  
  
   Глава четвёртая
  
   ВСТРЕЧА со СКАНДАМИ
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День десятый. Час Орла.
  
  
  
   К концу третьего дня горы закончились, и они с Кромом увидели большую бухту, в которую впадала река, возможно, та самая, мимо которой он уже проходил, а за рекой холмистую местность, сплошь покрытую зелёной растительностью. Вдалеке были видны то ли кусты, то ли низкорослые деревья, но ничего похожего на человеческое жильё он не заметил, хоть шёл уже третий день, как волею случая или ещё кого, он попал в этот мир. На всём протяжении пути он видел только кустарник, правда достигавший высоты двух с половиной - трёх метров и камни. Этот вид уже начинал надоедать.
   Значит, пора сделать очередной привал, решил Ингвар, всё равно сегодня дальше идти нельзя. Он подошёл к ближайшему кусту и сняв рюкзак отстегнул палатку. Нужно было приготовиться к ночёвке, пока ещё было светло. Установив палатку и закинув в неё спальный мешок, Ингвар достал из бокового кармана рюкзака пакетик, в котором находились несколько мотков рыболовной лески разной толщины, грузила, крючки для рыбной ловли и поплавки. Продовольствие уже подошло к концу, а значит, пора было попытать счастья в рыбной ловле. Кром, в облике ворона, улетел искать себе пропитание, а Ингвар, соорудив на скорую руку удочку, стал спускаться к воде. Спуск оказался не таким приятным, как он думал. Берег речки, что впадала здесь в небольшой залив, полностью зарос непроходимой растительностью. В основном кустами неизвестного наименования, таких колючих, что они цеплялись за любую мелочь, которая их касалась, и не желали отпускать свою "добычу". С огромными усилиями ему удалось продраться к берегу речки в том месте, где она впадала в морской залив. Оказавшись на берегу, Ингвар внимательно огляделся. Залив был примерно метров двести в длину и пятьдесят в ширину, и чем-то походил на северный фиорд, хотя были и существенные отличия. Ингвар не стал заморачивать себе голову сравнениями. Он насадил на крючок, оставленный им как раз для такого случая, кусочек скатанного в шарик хлебного мякиша и закинул удочку. Воткнув удилище, сделанного им из длинного прута, вырезанного из куста чем-то напоминавшего земной орешник и обложив его для устойчивости несколькими камнями, присел на небольшой валун. Слабый ветерок с моря еле шевелил листву и почти незаметные волны лениво накатывались на берег. Рыба почему-то не желала идти на крючок. То ли в этом было виновато место, которое он выбрал для рыбалки, то ли рыба не желала употреблять в пищу хлеб, испечённый на Земле. Просидев примерно с полчаса и за это время ещё несколько раз закидывая удочку, он уже начал дремать, как вдруг, его словно что-то толкнуло, и он моментально открыл глаза. Первое мгновение он не мог понять, что произошло, и только мотал головой, стараясь выбраться из состояния дремоты. Внезапно взгляд его упал на воду, и он моментально вскочил на ноги. Сна как не бывало. Увиденное ошеломило его. Прямо к тому месту, где он рыбачил, полным ходом шла лодка. Большая и совершенно чёрная. Было понятно, что эта лодка способна ходить под парусом, так как посередине лодки торчала мачта. Правда сейчас парус видимо был убран, и судно шло на вёслах. Первым его желанием было убежать как можно скорей или спрятаться подальше, чтобы его не нашли. Ведь кто его знает, что за люди в лодке, может какие-нибудь дикари-людоеды, которые вмиг оприходуют сладкое человеческое мясо, незнамо зачем здесь ползающее. Осторожно высунув руку из-за куста, Ингвар схватил удилище и под прикрытием кустов начал пятиться назад. Отступление прошло удачно, и через пару минут он уже был возле своей палатки, ещё через некоторое время услышал громкие возгласы и затем шуршание днища о береговой песок. Ингвар затаился и напряг слух. В начале ничего разобрать было невозможно, но пообвыкнув, он начал разбирать слова и даже целые фразы, и с удивлением понял, что отлично понимает, о чём говорят на берегу. Люди, высадившиеся на берег, шумно радовались. Кто-то развёл костёр, кто-то видимо уже успел принести воду, и сейчас шло обсуждение ситуации. Как сумел определить по обрывкам разговора Ингвар, в лодке образовалась течь и моряки - это были видимо воины, говорили о том, что течь следует поскорее заделать, мол, ждать их никто не будет и если они куда-то там опоздают, то остальные уйдут и они окажутся без добычи. Так, подумал Ингвар, - это или пираты, или какой-то воинский отряд, шедший на соединение с другими такими же отрядами с целью набега. Одно другого не легче. Надо было срочно что-то предпринимать. Он задумался. Впрочем, вариантов было всего два. Первый - по быстрому свернуть палатку и бежать отсюда, куда глаза глядят. А второй - выйти к этим людям и попробовать с ними договориться. Первый вариант был соблазнительнее, но зато второй, при удачном раскладе мог решить почти все его проблемы за один раз, если, конечно, этим людям не придёт в голову взять его в плен, чтобы обратить в рабство, а затем продать где-то на рынке рабов. А то, что таковые здесь имеются, было ясно. Следовало обдумать оба варианта. Подумав, Ингвар решил, что первый вариант нужно отбросить, так как ему уже надоело бродить по скалам, тем более, что человеческого жилья в этих местах сроду не было, как он успел заметить за время своего трёхдневного путешествия. Тем более, что люди не станут жить рядом с троллями. Это Ингвар хорошо знал из прочитанных им ещё на Земле книг фэнтези. Значит, остаётся только убедить этих мореходов в том, что они должны взять его с собой. Как это сделать он не имел никакого представления. Добрых пятнадцать минут Ингвар вспоминал, была ли описана похожая ситуация в тех книгах, которые он читал когда-то, но ничего конкретного так и не вспомнил. Внезапно какой-то шум за кустами на берегу привлёк его внимание, и он полностью обратился в слух. За кустами спорили два человека. Один говорил, что они по любому опоздают к месту встречи потому, что какой-то там Юрг остался в поселении, потому, что его прихватил ужасный понос и это знак, боги сильно гневаются на них. Второй же с жаром доказывал, что даже будь с ними Юрг, они всё равно опоздали бы, так как эта старая крыса давно растеряла последние остатки ума и позабыла даже простейшие заклинания ветра. Юрг, по всей видимости, был то ли шаманом, то ли колдуном в поселении, где жили эти люди. Странно одно, - подумал Ингвар,- ведь я понимаю, о чём они говорят. Но задумываться над этой проблемой времени не было. - Если я понимаю их речь, то они наверняка поймут и меня, - подумал он. Решение созрело моментально. Схватив свой рюкзак, Ингвар моментально высыпал его содержимое на землю. Затем скинув свою куртку, натянул мантию, перетянув её ремнем, на котором висел охотничий нож. На другую сторону он прицепил кинжал с фигурной рукоятью, тоже в кожаных ножнах. В отличие от охотничьего ножа, этот был предназначен для ритуальных действий и его ножны были разрисованы различными надписями, выполненными руническим письмом. Собрал в рюкзак, то что валялось на траве, сложив и прицепив к нему палатку, а также спальный мешок. В это время вернулся ворон и ударившись о землю принял свой настоящий вид.
   - Что будем делать, Кром? Там внизу ладья, а вернее даккар, человек на пятьдесят.
   Думаю, надо попытаться выйти с ними на контакт. Мы даже не знаем где находимся и куда следовать.
  
   - Согласен,- ответил Кром. Я тут осмотрелся пока летал. Это похоже на огромный полуостров. Нам самим отсюда не выбраться.
  
   - А если они попытаются нас захватить?
  
   - Думаю, что мало им не покажется в таком случае.
  
   - Тогда оборачивайся. Или деревяшкой снова будешь?
  
   - Да. Думаю, что так лучше будет.
  
   - А если нам придётся плыть несколько суток?
  
   - Ну, и что? В виде статуэтки мне еда не нужна.
  
   - Лады. Давай, превращайся тогда.
  
   Крома моментально заволокло чёрным дымом, а когда он рассеялся, посох украшала всё та же фигура ворона с поднятыми вверх крыльями.
   Подняв рюкзак, Ингвар закинул его на плечо, глубоко вздохнул и начал продираться сквозь кусты, стараясь как можно больше шуметь, чтобы его заметили. Ещё пару шагов и он вышел на берег.
  
  
  
   Свенсон Рыжий.
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День десятый. Час Орла.
  
   Свельд Половина Мачты решил со мной поспорить. Нет, я не про то, что спорить не люблю. Но Свельд так яро утверждал, что то, что произошло с Юргом, плохое предзнаменование, что я не выдержал стал на зло ему утверждать обратное. Не знаю долго ли мы спорили бы с ним, как вдруг кусты раздвинулись и на берег шагнул человек. Странный человек. И одет он был тоже странно. На нём было одеяние чёрного цвета, доходившее до самой земли, а на груди... На груди было нарисовано Колесо Вечности. Я даже рот открыл от удивления. Может быть мне это всё сниться? Но нет, на груди это человека и правда было нарисовано Колесо Вечности или Колесо Большого Футарка, а на рукавах и подоле одеяния были видны знаки Священных Рун. В правой руке человек держал нечто похожее на боевой посох, с которыми никогда не расстаются монахи империи Цзинь, что находиться далеко на юге, за пустыней и высокими горами. На плече у человека висел походный мешок, только очень странный, не похожий на те, которыми пользуются обычно путешественники и бродяги. А в левой руке человек сжимал знамя. Оно было тоже чёрное, как и вся его одежда и на нём было что-то нарисовано. Что-то такое, что показалось мне удивительным, хоть я и не успел разглядеть рисунок в подробностях. Талию его стягивал кожаный пояс, на котором с обеих сторон висело по ножу в кожаных ножнах. На голове широкополая кожаная шляпа. В первый момент мне почудилось, что это сам Одноглазый, однако присмотревшись, понял, что у него глаз на месте и с облегчением вздохнул. Человек посмотрел на нас со Свельдом и произнёс:
  
   - Мир вам люди! Я могу помочь вам решить ту проблему о которой вы только что спорили.
  
  
  
   Ингвар и сканды.
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День десятый. Час Орла.
  
   Выйдя из кустов, я, нос к носу столкнулся с двумя мужиками. По всему было заметно, что они никак не могли предполагать, что кто-то слышал их спор и открыв рты от удивления, уставились на меня, словно никогда не видели людей. Особенно был поражён один из них, совершенно рыжие волосы которого в беспорядке падая ему на плечи, достигали почти середины спины, а лицо сплошь покрывали конопушки. Но внешность, как я давно знал, часто бывает обманчива и потому ни мало не купился на эту картину. На широком кожаном поясе, украшенном бронзовыми бляхами, охватившем его непомерный живот, висел меч в простых деревянных ножнах, обтянутых кожей. На другом боку висел кинжал, весьма напоминавший тот же меч, только слегка укороченный. Человек смотрел на меня, и в его глазах ясно читалась напряжённая работа мысли. Можно было подумать, что пытается отыскать во мне какие-то черты, известные только ему одному. Так продолжалось с минуту, после чего он видимо понял, что обознался и выдохнул, причём с явно видимым облегчением.
   Второй же человек так и не закрыл свой рот, оставшись стоять в довольно смешной позе, пока рыжий не толкнул его в бок.
   Я ещё раз окинул их взглядом и сказал:
  
   - Мир вам, люди! Я могу помочь вам решить ту проблему, о которой вы только что спорили.
   Эти двое посмотрели сначала друг на друга, а затем на меня и почти в один голос произнесли:
   - Каким образом?!
  
   - Да всё очень просто, херны*). Кто у вас тут главный? Отведите меня к нему, и я всё объясню.
  
   Они меня понимали, а я понимал их. И это было хорошо.
   ............
   *) Херн, херны - господин, господа (скандский язык)
  
  
  
   Харальд Серебряное Кольцо.
  
   Я только собирался дать своим людям кое какие распоряжения, как вдруг увидел, что по направлению ко мне идут Рыжий Свенсон и Свельд Половина Мачты, а вместе с ними человек, показавшийся мне знакомым в первый момент. Однако окинув его более внимательным взглядом, я понял, что ошибся и этот человек мне не знаком. Более того, он не походил ни на кого из тех людей, которых я когда-либо встречал. Незнакомец производил двойственное впечатление. С одной стороны в нём было нечто божественное, но с другой было заметно, что он чего-то побаивается, хотя старается это не показать.
  
   - Харальд - заговорил Рыжий, подойдя вплотную ко мне, - этот человек говорит, что может помочь нам.
  
   - В чём это? Вроде бы у нас нет никаких проблем, кроме течи в днище, а с этим мы и сами великолепно справимся.
  
   -Ты забыл, что мы остались без колдуна.
  
   - Ну и что с того? Как будто этот драный сын гоблина чем-то мог бы быть нам полезен. Ха-ха-ха! Он же окончательно ополоумел на старости лет!
  
   - Да ты взгляни на этого пришельца повнимательней,- громким шёпотом, прямо в ухо, сказал мне Свенсон,- он же колдун.
  
   - Не колдун, а маг, - вдруг произнёс незнакомец, до этого стоявший совершенно спокойно и разглядывавший окружающую местность.
  
   - Что ж, если ты не обманываешь нас, то это могло бы решить кое какие наши проблемы на данный момент. Что ты можешь?
  
   Пришелец ухмыльнулся и спросил: - А в чём необходимость? Я маг воздуха.
  
   - Это меняет дело,- ответил я. А чем можешь доказать?
  
   - Если вы возьмёте меня с собой, я докажу. Ну, а если не справлюсь, то можете выкинуть меня за борт прямо в море, - ответил незнакомец.
  
   - Ладно. Как тебя зовут?
  
   - Вообще-то меня называют Ингвар - Ворон Одина, но можешь звать просто Ворон, я не обижусь.
  
   -Как? - переспросил я.
  
   - Ингвар... - ответил этот человек.
  
   Мои глаза расширились. И он так просто с нами разговаривает. Да... это что-то невероятное. Воин двух Богов стоит рядом со мной, как простой человек. Раз так случилось, я решил тоже не подавать вида и постарался привести своё лицо к нормальному виду. Не дай, Водан, он поймёт. Но, может он на особом задании? Правда, не понятно, почему он называет Водана Один, но это уже его личное дело.
  
   - Хорошо. А меня - Харалд. Кличут также Серебряное Кольцо. Я - походный ярл.
  
   Так как главная часть знакомства была закончена, я повернулся, чтобы поторопить своих манагеров(1), бросив Ингвару:
  
   - Если ты голоден, иди к костру, там тебя накормят.
  
   - Благодарствую - услышал в ответ.
  
   "- Да он, кажется, росич или славянин, выговор очень похож,- промелькнула у меня в голове мысль. Но откуда тогда такое имя? И кто такой Один? У Водана есть вороны, но... Всё это очень странно..."
  
  
   Ингвар и Харалд
  
   - А меня - Харалд. Кличут также Серебряное Кольцо. Я - походный ярл. Он повернулся, собираясь, видимо, уйти, но остановился и не поворачиваясь, сказал: - Если ты голоден, иди к костру. Там накормят.
  
   - Благодарю! - ответил я уже на ходу. Когда я подошел к костру, мне даже не пришлось ничего объяснять. Хольд(2) по имени Сигмунд, так он мне представился, протянул мне деревянную миску с кашей и такую же ложку. От ложки я отказался, заявив, что имею свою и скинув на землю арбалет и рюкзак, предварительно сложив свой вымпел, достал серебряную столовую ложку из бокового кармана рюкзака, из-за чего сразу заработал несколько удивлённых взглядов в свою сторону.
   "Интересно, - подумал я, - они считают меня богатеем или здесь просто не принято делать ложки из серебра?"
   Как бы там ни было, но в первую очередь надо покушать, а остальное выяснится потом. С этими мыслями я запустил ложку в миску и со всем усердием принялся поглощать кашу, которая, как оказалось, наполовину состояла из мяса. Очистив миску за несколько минут, я полез в рюкзак и извлёк из него фляжку с коньяком, которого оставалось не менее половины объёма фляги. Отвинтив колпачок, налил в него по самые края янтарной жидкости, и с удовольствием вдохнув пряный аромат, залпом выпил. Подняв голову, с удивлением обнаружил, что вокруг меня стоят почти половина из команды и внимательно наблюдают за моими действиями. Ближе всего к моей радости находился уже знакомый мне Рыжий Свенсон, ему то я и протянул стаканчик, предварительно наполнив его ароматной жидкостью. Он осторожно взял стаканчик, выглядевший в его огромной руке словно портновский напёрсток и копируя мои действия, сначала понюхал его, а затем опрокинул в рот. Видимо напиток показался ему чрезвычайно крепким, потому что с минуту он стоял с открытым ртом, пытаясь хлебнуть свежего воздуха. Но вот лицо его постепенно начало принимать нормальное выражение, он помотал головой из стороны в сторону, а затем улыбнулся.
  
   - О, да! Это было нечто! Слушай, как тебя там, где это делают?
  
   - Отсюда далеко - ответил я.
  
   - Никогда не пробовал такого пива.
  
   - Это не пиво, а коньяк. Его делают в стране франков, но именно этот изготовлен далеко на юге, в горах Армении,- сказал я и только потом подумал, что здесь может быть, никакой Армении вообще не существует. Вот, блин, задача, как же я буду объяснять им это? Ладно, не буду зацикливаться, когда проблема выявится, тогда буду думать, как её решать.
   Из задумчивости меня вывело шевеление толпы, которая раздалась в стороны, пропуская Харалда.
  
   - Что тут происходит? - последовал вопрос ярла.
  
   - Да вот пришелец меня "конком" каким-то угостил. Похоже на пиво наше, только намного крепче и пахнет приятно, - ответил Рыжий.
   Недолго думая, я налил в стаканчик ещё порцию и с поклоном преподнёс ярлу. Он, прежде чем выпить, внимательно оглядел посудинку, в которою была налита жидкость, а затем, хмыкнув, опрокинул содержимое стаканчика в рот и также как, перед ним, Свенсон, застыл с открытым ртом, пытаясь вдохнуть. Дальше всё происходило по тому же сценарию, за исключением того, что Харалд ограничился возгласом, перевод которого звучал одобрительно, но абсолютно не литературно.
  
   - Потом, если это возможно, расскажешь мне, где и как делают этот "конок" - произнёс Харалд отдышавшись.
  
   - А вы, что стоите, бездельники, - повернувшись к своим людям, закричал Сигурд. -
   - Что, уже всё готово, течь устранена?
  
   Толпа начала расходиться, каждый занялся тем, что входило в его обязанности, и на меня больше никто не обращал внимания, что было
   кстати. Теперь, будучи свободен от навязчивого внимания, я мог поразмыслить, что делать дальше. Попытавшись сосредоточиться на этом, я через несколько минут понял, что мысли никак не хотят выстраиваться в ровную цепочку. Уразумев, что ничего не получается, решил плюнуть на всё и просто поспать. Придя к этому решению, я, недолго думая, оттащил свои вещи в сторон, под кусты и лёг прямо на землю, положив под голову рюкзак, а арбалет и флаг пристроив с боку. Отрубился я почти моментально и по всей видимости проспал не менее двух-трёх часов, но проснулся самостоятельно и, как оказалось, во время, ибо меня уже хотели будить. По быстрому ополоснув лицо, я увидел, что ко мне идёт ярл, а его люди загружаются на драккар.
  
   - Готов? - спросил меня Харалд.
  
   - Да, конечно. Голому собраться - только подпоясаться.
  
   - Тогда залезай. Мы отправляемся.
  
   Подхватив свои вещи, я, с грехом пополам. влез на борт судна. С десяток человек столкнули его на воду, и гребцы взялись за вёсла, выводя драккар из бухты на морской простор. Примерно через полчаса, когда берег скрылся из видимости, Харалд окликнул меня:
  
   - Эй, Ворон, вроде, пора начинать.
  
   - Да мне что. Я готов. В какую сторону идём?
  
   - А вот так и пойдём, прямо.
  
   - Ладно. Сейчас,- произнёс я. Заклинание уже давно было готово. На его сложение мне понадобились считанные минуты. Я взглянул на небо. Оно было совершенно чистым, без малейшего облачка.
  
   - Так ребята,- произнёс я, обращаясь к гребцам, - давай убирайте свои вёсла. В течении ближайших пары часов они вам не понадобятся.
  
   - Ярл, скажи рулевому, чтобы крепче держал курс. Харалд тотчас взглянул в сторону человека стоящего у рулевого весла и кивнул.
  
   - Ну, всё. Начинаю:
  
   Ветер, ветер - ты могуч!
   Собираешь стаи туч!
   По морским летишь просторам
   Не подвластен разговорам!
  
   Едва я закончил читать этот, слегка изменённый под ситуацию, стих известного в моей реальности поэта, как задул лёгкий ветерок. Он был таким ласковым и почти незаметным.
   Я посмотрел вокруг и продолжил:
  
   Над седой равниной моря
   Ветер тучи собирает...
   С тобой, ветер, я не спорю.
   Я тобой не управляю.
  
   Призываю: - Помоги нам.
   Паруса надуй драккара.
   Чтоб летел по моря волнам,
   Дланью сильной управляем.
  
   Неожиданно хлестнул резкий порыв ветра, но рулевой выровнял судно. Множество глаз смотрело на меня и на их лицах я увидел всё - от восхищения до страха. А драккар постепенно набирал скорость. Меня захватило чувство силы появившейся как бы ниоткуда. Но, зная, хоть и по литературе, как оно опасно тем, что в момент может превратиться в не контролируемый мной энергетический поток, я постарался сразу же задавить его, не дать ему завладеть мной. Немного передохнув я продолжил:
  
   Ты, Борей, несущий бурю,
   Успокойся в этот раз.
   Твой черёд придёт, не спорю,
   Но не в этот, слышишь, раз!
  
   Ветер слегка затих, но продолжал дуть равномерно, без порывов.
  
   К Весту Слово обращаю,
   Одного его прошу.
   На него я уповаю
   И в друзья к себе зову.
  
   Дуй умеренно, но с силой.
   Равномерно пару дней.
   Вест, мы все народ примерный,
   Нас торопит срок. Скорей
  
   Разгони над нами тучи,
   Чтобы ясен был наш Путь.
   Чтоб видать нам звёзды лучше
   По которым держим путь.
  
   Тор(3) Великий, ты не властен
   Над пределами морей.
   Властен ты убрать несчастья -
   Сделай это по скорей.
  
   Лишь об этом одолжении.
   Просит Ворон у тебя.
   Я клянусь, по возвращению
   Будет жертва от меня!
  
   Небо вдруг моментально потемнело и прямо по курсу чёрные тучи закрутились, образую нечто похожее на смерч. А затем эта воронка вдруг изогнулась своей верхней частью и из неё выглянуло лицо обрамлённое густой бородой и рука держащая Мьёльнир. Это длилось несколько секунд. Затем лицо исчезло и, в тот же момент, грянул гром, а следом сверкнула молния.
  
   - Торан принял твою клятву! - раздался голос ярла Харалда. Он принял! - следом за ним прокричали в один голос все находящиеся на корабле. Это было последним, что я услышал перед тем, как упасть на палубу без сознания, на исходе сил. Падая успел подумать: "- Почему Торан, а не Тор?"
  
   (1) Манагер - член команды драккара в средневековой Скандинавии
   (2) Ярл - титул в иерархии в средневековой Скандинавии. Первоначально означал племенного вождя.
   (3) Тор - Бог горма и молниий, а так же Защитник у скандинавов. В этом Мире носит имя Торан.
  
  
  
   ИНГВАР (продолжение)
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День двенадцатый.. Час Змеи.
  
  
   Проснулся я, когда солнце уже спускалось к горизонту. Ветер, по прежнему, дул ровно по курсу нашего следования и люди занимались, кто, чем придётся: кто-то точил меч или чистил свои доспехи, кто-то играл в кости. Некоторые спали. Моё пробуждение сразу было замечено Рыжим. Он расположился на скамье около того места где я уснул.
  
   - Наконец-то, - приветствовал меня воин,- проспать столько, даже не переворачиваясь на другой бок - это достойно уважения. Ярл приказал тебя не трогать. Да и все остальные понимали, что ты устал сверх меры.
   Я с натугой, попытался улыбнуться, но вместо этого, судя по взгляду Рыжего, вместо улыбки получился какой-то оскал.
  
   - И долго я спал?
  
   - Около тридцати часов, - ответил он.
  
   - Наверно поэтому чувствую себя так отвратительно.
  
   - Нет. Ты просто выложился по полной. Извлёк из себя всё, на что был на тот момент способен. Но людям понравилось. Молодец! Благодаря тебе, мы успеваем точно в срок.
  
   - Слава Торану! - воскликнул я,- это великолепно, ну а моё состояния пусть тебя не волнует, не в первый раз. Оклемаюсь.
  
   - Слава Защитнику! - подхватил Свенсон,- Но без тебя таких чудес не произошло бы. Наш колдун никогда бы не сумел вызвать такой ветер, да ещё и заручится поддержкой одного из богов.
   Конечно, подумал я. Хотя и сам толком не понимал, как всё могло произойти. Ведь до сих пор я даже не то, чтобы претендовать на что-то похожее, но даже и подумать о таком не мог. И не в силе деле. Просто в мире, где я родился и вырос, магии было очень мало, а та, что была, в своём большинстве находилась в определённых точках на поверхности, а также внутри, планеты; в так называемых 'энергетических узлах' и сакральных местах устроенных ещё древними населением планеты Земля. Для того, чтобы наколдовать что-то значительное, необходимо было чуть ли не с рождения тренироваться, даже в том случае, если у человека имелся сильный природный Дар от рождения. Немного лучше было тем, кто получал этот Дар по наследству, но и тогда без обучения, он мог немногое, в большинстве случаев - лечить людей. Конечно находились уникальные люди, который могли видеть прошлое и будущее и даже вызывать духов мёртвых, и разговаривать с ними. Но, по настоящему сильных, а тем более грамотных было мало. Их называли экстрасенсами. Вспомнив это, я непроизвольно улыбнулся, чем вызвал удивлённый взгляд собеседника, на который, однако, не обратил никакого внимания, так как был полностью погружён в свои мысли. Да, как бы удивились мои бывшие знакомые, в том числе и из числа экстрасенсов, узнав, куда я попал. Но, надо следить за собой, подумал я, так как, во-первых - я не знаю своих сил и на что способен. Во-вторых - возможно, что всё это проявление божественных сил и я тут совсем не причём. А в третьих или даже, во-первых - не дай, Один, меня сочтут конкурентом, который представляет опасность... Что тогда может произойти, мне не хотелось даже думать.
  
   - Знаешь,- повернулся я к Свенсону,- наверно надо ещё немного поспать. Если я буду нужен, толкнёшь меня.
  
   - Замётано.
   С этими словами он отвернулся от меня и через минуту уже храпел так, что было непонятно, то ли драккар качают волны, то ли он трясётся от этого богатырского храпа. Я закрыл глаза и вызвал Крома:
  
   "-Кром, ты как,в порядке?"
  
   "- А что мне сделается, деревянному? Тем более, что эту деревяшку теперь сломать невозможно. Я её укрепил магией."
  
   "- Ну, хорошо. Тогда я ещё посплю чуток".
   С этими словами я устроился поудобнее, насколько позволяли доски подо мной и
   через некоторое время тоже заснул.
  
  
  
  
   Ингвар, Харалд, конунг Ингварссон и некоторые другие.
  
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День одиннадцатый. Час Кота.
  
  
   Ингвар проснулся, когда уже даже невооруженным глазом можно было разглядеть скалистый берег, приближавшийся с каждой минутой. Ещё через четверть часа ветер вдруг стих, как будто кончился воздух в неведомом насосе, который подгонял судно. Прозвучала короткая команда ярла и вёсла дружно взметнулись, направляя драккар к берегу. Уже можно было различить невооружённым глазом каменистый берег, зажатый между скалами, образующими бухту. Но, вдруг манагер, стоящий на носу, закричал, привлекая внимание находящихся на палубе:
  
   - Смотрите!
  
   Взгляды моментально обратились на берег. К морю со стороны холмов бежал человек. Ему оставалось пробежать ещё около ста метров, когда находившиеся на корабле заметили пятерых лучников на вершине холма. Они дружно натянули свои луки и выстрелили, но промахнулись. Мужчина, теперь это было видно, добежав до воды, с разгону нырнул и поплыл по направлению к драккару. Стрелки снова выстрелили, но снова не попали, так как человек нырнул, и стрелы впустую ушли под воду. Вынырнув метрах в десяти от корабля, человек поплыл прямо к нему. Кто-то из находившихся на судне манагеров, схватив канат, кинул конец пловцу, с криком:
  
   - Хватайся!
  
   Человек схватил верёвку и трое моряков начали его подтягивать к борту. В этот момент один из стрелявших спустил тетиву в третий раз. Раздался хрип и вода окрасилась в красный цвет.
  
   - Бегите,- прохрипел спасаемый,- вас предали. Там засада...
  
   Решение пришло мгновенно. Нагнувшись, Ингвар подхватил с палубы чей-то арбалет, одним движением взвёл его и заложив болт прицелился. Звонко щёлкнула тетива, и все увидели, что человек с луком оседает на землю, а в его горле кровавым цветком расцветает арбалетный болт. Ещё один выстрел и второй стрелок свалился рядом с первым. Глухо зарокотал барабан на драккаре и судно начало разворачиваться к выходу из бухты. Ещё несколько мгновений и барабан изменил ритм, а гребцы дружно нажали на вёсла. Судно уже отошло довольно далеко от берега, когда к Ингвару, который сидел прислонившись спиной к мачте, подошёл Харалд.
  
   - Слушай, Ворон,- ярл похоже не знал с чего начать разговор и потому чувствовал себя не в своей тарелке. - Тут такое дело... В общем... тут такая штука... Ты не мог бы посмотреть, где остальные корабли?
  
   - Можно попробовать, - Ингвар поднял голову и внимательно посмотрел на ярла снизу вверх:
  
   -Мне нужна чашка и чистая вода. Нет, морская не подойдёт, говорю сразу.
  
   Деревянную чашку и воду принесли моментально. Попросив воинов очистить палубу около мачты, Ингвар лихорадочно вспоминал, что ему приходилось слышать или читать по поводу гадания на воде. Ничего толкового, однако, в голову не приходило. Единственно, что удалось вспомнить, была одна его знакомая по прежней жизни, которая рассказывала людям о прошлом и будущем, глядя в стакан с водой. Но эта женщина была "видящей", а у себя Ингвар таких талантов не замечал никогда. Надо пробовать, решил новоявленный ведун. Поставив чашку с водой перед собой, он сел скрестив ноги, а спиной упираясь в мачту. Затем поднял обе руки вверх и нараспев начал читать стихотворные строки, которые как будто сами по себе вдруг начали возникать в его голове:
  
   Родилась из ручейка
   Полноводная река.
   Ручеёк из родника -
   В них течёт одна вода.
   Стань же зеркалом вода,
   Чтобы знать наверняка
   Где плывут те корабли,
   Что с нами встретиться должны.
   Что хранишь в себе всегда,
   Покажи нам то, вода.
  
   Едва лишь он закончил читать эти рифмованные строчки, как вода в чашке вскипела и встала столбом, который в один момент опал. При этом из неё не выплеснулось на палубу ни одной капли. Ещё несколько секунд по поверхности расходились круги, а потом все увидели, что вместо воды в чаше находится совершенно прозрачный кусок льда, который тут же начал тускнеть и через минуту перед удивлёнными людьми лежало зеркало. Ингвар что-то пробормотал и провёл рукой над чашей.
  
   - Смотри, ярл, - сказал он, указывая на чашу. Харалд склонился над сосудом и увидел...
  
   ...Три корабля среди бушующих волн. У одного сломана мачта. У другого не хватает почти половины вёсел. Затем картинка поменялась. Ледяное зеркало показало эти же корабли, но вытащенные на берег. Вокруг суетились люди. Невдалеке горел костёр. По всему было заметно, что люди заняты ремонтом своих кораблей. Зеркало мигнуло и
  
   ... Харалд отпрянул. Там, в зеркале, шёл бой. Сканды оборонялись от каких-то людей напавших на них. Ледяное зеркало ещё раз мигнуло и разлетелось с громким щелчком. От неожиданности все, кто находился вблизи, зажмурились. Когда же, через секунду, они открыли глаза, то увидели чашку с водой и ничего больше.
  
   - Это драккары Ингварссона!- сказал Харалд. - А напавшие - проклятые курши!
  
   Все враз загомонили, прерывая друг друга.
  
   - А, ну живо успокойтесь! - голос ярла мгновенно прервал все разговоры. _ Разворачиваемся и идём к ним на помощь. Я сказал!
  
  
  
   РАГНАР ЗНАЮЩИЙ ПУТЬ
  
   Глава пятая
  
   Ингвар и Рагнар Ингварссон.
  
   Мидгард-Хейм. Год Ворона. Месяц ВейлетЪ. День двенадцатый. Час Коня.
  
  
   Когда Харалд попросил меня посмотреть, что случилось с остальными драккарами, я, честно говоря, испугался. Сильно. Но виду не показал. Ещё бы, дать слабину в такой момент - это значит показать себя не тем, кем назвался. Но, слава Одноглазому, всё получилось как нельзя лучше. И сам не ожидал, что так получится. Теперь наш корабль полным ходом шёл в ту сторону, где, как предположил ярл, произошло нападение куршей. Везение, конечно, штука хорошая, но вот беда, оно часто уплывает из под носа. Так случилось и в этот раз. К месту битвы мы прибыли слишком поздно. Всё закончилось без нас. У кромки воды догорали остовы двух драккаров, но один вытянутый чуть в стороне, был на первый взгляд совершенно целым. Возле него толпилось десятка два воинов, а в стороне от драккара был сложен огромный костёр, на котором лежали тела убитых воинов. Викинги готовились к ритуалу похорон.
  
   "- Интересно, -подумал я,- здесь также, как и на Земле, погибших сжигают. Значит, возможно, что и другие обычаи совпадают. Будет намного легче акклиматизироваться".
  
   Люди на берегу увидели наш корабль и толпой бросились к берегу, чтобы помочь вытащить его на берег.
  
   - О, кого я вижу!- могучий бас раскатился по побережью, а следом Ингвар увидел и его обладателя. Он шёл широко раскрыв руки и со стороны могло показаться, что этот человек хочет обнять всех сразу. Был он ростом не очень высок, но поперёк себя шире. Длинные волосы и борода заплетены в косички, которые когда-то были аккуратными, а теперь наполовину растрепались и были покрыты пеплом. На первый взгляд ему можно было дать одинаково, как шестьдесят, так и сорок пять лет. Сквозь пепел видны были седые пряди, и из этого Ингвар заключил, что он не так молод, как могло бы показаться с первого взгляда.
  
   - Рагнар! Брат! - раскрыв объятия, Харалд быстрым шагом направился к нему. Они обнялись. Со стороны могло показаться, что эти два человека хотят задушить друг друга, но силы оказались равны. Наобнимавшись и настучав друг друга по спинам, что так же больше напоминало покушение на жизнь, они наконец-то успокоились и пошли к костру, который был разожжён у самой кромки песчаной косы, на границе с лесом. Пройдя немного, Харалд обернулся и взмахом руки позвал Ингвара. Когда тот подошёл, ярл, обращаясь к Рагнару, сказал:
  
   - Вот, благодаря ему, мы смогли, хоть и с опозданием, но всё таки найти тебя. Познакомься. Это Ингвар из рода Воронов.
  
   Ингвар не успел опомниться, как здоровяк заключил его в объятия. Ингвару показалось, что он попал под гидравлический пресс и тот медленно, но верно делает из него лепёшку. Он охнул. Здоровяк выпустил его из своих объятий и представился:
  
   - Рагнар Ингварссон, ярл.
  
   - Ингвар - Ворон Одина.
  
   -Понятно. Не возражаешь, если буду звать тебя просто Ворон?
  
   - Конечно не возражаю.
  
   - Вот и прекрасно. И обращаясь уже к Харалду:
  
   - Пошли к костру. Перекусим, чем Тор послал.
  
   И они пошли к костру.
   Ночь опустилась внезапно, чем напомнила Ингвару южные районы Земли. Когда совсем стемнело все оставшиеся в живых, включая людей Харалда, сидели вокруг костра. Был вытащен последний бочонок с пивом и воины постепенно накачивались этой субстанцией, слабой даже по сравнению с земным пивом. По определению Ингвара, здешнее пиво было, примерно, два с половиной оборота. Воины постепенно разошлись для сна и у костра остались только трое.
  
   Ингвар.
  
   Все постепенно разошлись для сна и у костра остались мы втроём.Вначале мои собеседники расспрашивали друг друга. Харалд рассказал о том как они встретили меня и как пришлось с позором бежать с места встречи из-за предательства князька острова Дарм, а Рагнар в ответ поведал о том, как воспользовавшись туманом на них напали "эти зловонные порождения Хель" - курши. Некоторое время они ещё вспоминали каких-то общих знакомых, а затем Рагнар поинтересовался, откуда я родом. Надо было что-то срочно придумывать, но на ум ничего не приходило. В конце концов я вздохнул и как бы нехотя ответил:- Бродяга.
   Но, Рагнар, в отличии от Харалда, был настойчив и продолжал задавать мне вопросы, на которые я ответа не знал. Посему, подумав, решил рассказать этим двум правду, предварительно взяв с них слово, что дальше них разговор не уйдёт. Выслушав мою историю, в течении рассказа которой, выражение лиц у них менялось с огромной быстротой, Рагнар произнёс:
  
   - Надеюсь, что ты никому не рассказывал об этом?
  
   - А кому я мог рассказать, если вы с Харалдом первые, кого я здесь встретил. Ну, за исключением, конечно, тролля. А ему вообще всё сейчас до ...
  
   Харалд с Рагнаром гулко расхохотались. Я достал из кармана трубку и кисет с табаком. Набив трубку, поджёг с помощью уголька и затянулся. Это их совсем не удивило.
   При этих словах в моей голове прозвучал смех Крома.
  
   -Ага,- подумал я,- видимо табак существует и здесь. Это меня вполне устраивало.
  
   - Что будешь делать дальше? - задал вопрос Рагнар.
  
   - Пока не знаю - ответил я,- но если вы оба мне разъясните положение и расскажете, что вам известно о вашем мире, то буду вам благодарен.
   Немного подумав, они переглянулись и Рагнар, как более старший по возрасту, сказал:
  
   - Хорошо. Мы постараемся рассказать тебе всё, что нам известно.
  
   Разговор затянулся до середины ночи. Вернее, говорил почти всё время Рагнар. Харалд только изредка вставлял несколько слов, да уточнял кое что, когда Рагнар обращался к нему. Ну и я изредка уточнял некоторые детали и задавал наводящие вопросы. В результате этой беседы, к тому времени, когда мы пошли спать, я понял следующее. Мир этот был, как я и предполагал, удивительно похож на Землю и назывался Мидгард-Хейм. Вернее, так его называли сканды, народ, который в моей реальности звался скандинавами.В этой реальности не было датчан, шведов и норвегов, как отдельных народов. Все они звались скандами и говорили на языке очень похожим на речь славян на Земле в древности. Кроме этого на этой Планете жило множество рас, которые в свою очередь, делились на народы. Ближайшими соседями скандов были были курши и славы. Курши занимали северо- западную часть побережья Янтарного моря, что в реальности Земли называлось Балтийским. Славы же жили на огромном пространстве и с севера граничили с огромным островом Россания, где жили россы, схожие с ними языком и традициями. С запада земли славов граничили со скандами и куршами, с востока с землями, которые населяли степные народы и с юга с таинственным народом фель, о котором почти ничего не было известно. Где-то далеко в Океане Благодати жили атлы, народ тоже очень загадочный. Очень высокие ростом - до двух с половиной метров, атлы были скрытными, и дальше нескольких гаваней никого не пускали. Кожа у них была светло-бронзового цвета и ещё у них были воздушные и морские суда из металла. Ещё дальше к югу жили люди с медно-красным цветом кожи, которые называли себя народом ургай.
   Жили они в основном племенным строем, но ходили слухи, что существует и Великая Империя Ургай-Атл. Правда, это были всего лишь слухи, которые приносили торговцы, возвращавшиеся из-за океана. Был ещё народ антов. Они якобы жили раньше на материке, но пару столетий назад пропали неизвестно куда. Степные народы были множественны, и никто никогда не пытался их сосчитать. Цвет кожи у них был зеленоватый, что сразу создало у меня ассоциацию с фэнтезийными орками. На мой вопрос, как они называются, Рагнар ответил, что их столько, что никто не знает, как называется то или иное племя, но всех их называют Сакхай. На том материке, где мы находились (его называли Сарония или Еврания) далеко на юг находилось огромное государство Хинь-Ло, где жили люди с жёлтым цветом кожи, которые ездили на животных, по рассказу Рагнара, очень похожих на драконов из земных мифов и легенд. Ещё один материк находился в Океане Безмолвия и назывался Мур, что сразу напомнило мне мифы о легендарной Лемурии или Му на Земле. Жители этой страны были похожи на людей, но и отличались от них. Они называли свою страну Империей Солнца и были почти поголовно волшебниками. Их корабли, как и корабли атлов, редко заходили в чужие порты, а к себе они вообще никого не пускали. Рагнар с Харалдом рассказали, что любой корабль. который пересекал десятимильную границу с Мур, моментально испарялся и от него не оставалось ничего. На мои вопросы об этом народе, Рагнар сказал, что есть легенды, жители Мур - аборигены планеты, а все остальные переселенцы из других миров.
   Заснули мы поздно. По моему прикиду было около трёх часов ночи, когда мои собеседники отключились прямо около костра. Я же ещё некоторое время лежал и прокручивая в голове всё, что произошло со мной за последнее время, пытался составить план действий на ближайшее время. Получалось не очень, а если быть совсем честным, то никак не получалось. Ну, не мог я связать воедино все события, которые со мной произошли. Наконец мне надоело понапрасну ломать голову, и я заснул.
   Когда я открыл глаза солнце только-только начало свой неспешный подъём из-за горизонта. Большая часть викингов ещё дрыхла самым натуральным образом, но костёр уже весело потрескивал сухими стеблями плавника, постепенно пережёвывая их, как немецкий бюргер свои свиные сосиски, и всё сильнее разгораясь после каждой охапки подброшенной в него. Скинув куртку и майку, я, не спеша, направился к воде, чуть поёживаясь от утренней прохлады. Ополоснувшись по пояс, устроил себе небольшую пробежку вокруг стоянки, чтобы согреться и высохнуть. Подойдя к костру, увидел, что Рагнар уже проснулся и сидит у костра, дымя своей трубкой. Увидев меня, он похлопал рукой по бревну, предлагая присоединиться. Раскурив трубку, я молча уставился на огонь. Несколько минут мы молчали, думая каждый о своём. Первым не выдержал я:
   - Слушай, Рагнар, а как вообще здесь относятся к таким, как я?
  
   - Ты это о чём? - поначалу не понял он.
  
   - О волшебстве, магии или как это тут называют?
  
   - Аааа... О колдовстве... Кто как, но в большинстве - одни боятся, другие уважают. Но первых, конечно поболее, чем вторых.
  
   - Неужели здесь колдовство не распространено? Ведь ты вчера говорил, что и атлы, и жители Му,- все сплошь колдуны?
  
   - Атлы не все . Только определённая часть. А, вот лемуры, те да - все как один волшебники. Только у них есть какое-то разделение. Я ничего в этом понимаю. А у атлов не колдуны, а маги. Вот так!
  
   Мне, честное слово, было непонятно, почему у одних волшебники, а у других - маги. И чем одни отличаются от других. Но затем я вспомнил, в моей реальности тоже были и колдуны, и маги, и знахари, а также, чёрт его знает, кто ещё.
  
   "- Ладно,- подумал я,- разберусь со временем". И тут же снова задал вопрос своему собеседнику:
  
   - А к кому можно причислить мои способности?
  
   С ответом Рагнар не спешил. Затянувшись и выпустив струю дыма в огонь, он не спеша произнёс:
  
   - Харалд мне рассказал о тех чудесах, что ты творил на судне. Но, я не знаю к кому тебя можно отнести. Во-первых, я слабо разбираюсь в видах колдовства, а во-вторых, никогда даже не слышал о таком виде колдовства, как у тебя.
  
   После этих слов я слегка впал в ступор. Как вообще такое возможно, чтобы здесь не было магов, работающих со Словом? Или это запрещено? Оказалось, что всё гораздо проще. Были маги или как их здесь называли - Управляющие Словами, но они читали свои заклинания не чистой рифмой, а тем, что на Земле в литературе называлось стихотворение в прозе. Типа, как у Максима Горького: "Над седой равниной моря гордо реет Буревестник чёрной молнии подобный..", ну и так далее. Чистого стиха здесь ещё не знали. По крайней мере его не знали ни сканды, ни славы. А, что до атлов и мурийцев, так о них было известно очень мало. И тут мне в голову пришла одна мысль, которую я тут же озвучил Рагнару:
  
   - Послушай, мне кажется, что вы с Харалдом не очень удивились моему рассказу. Почему? У вас тут, что "попаданцы" на каждом шагу встречаются?
  
   Рагнар удивлённо посмотрел на меня и громко расхохотался:
  
   - Вовсе нет. Просто я когда-то, в молодости ещё, слышал, что маги атлов и россов иногда путешествуют в другие Миры с помощью порталов. Правда я не знаю, что это такое. Но существованием других Миров меня удивить сложно. И, потом, я же не всегда был тем, кем являюсь сейчас.
  
   - А кем ты был?
  
   - Эх! - Рагнар помолчал, занимаясь своей трубкой,- в молодости я в начале простым воином. а потом со своей дружиной, добирался даже до земель, где живут народы ургай.
   Рагнар вздохнул и затянулся.
  
   - Я,- сказал он, - в отличии от них, - с этими словами он сделал свой трубкой широкий полукруг, как бы охватывая воинов на берегу, - обучен и грамоте, и даже письму. И не только на нашем языке, но и на языке славов. Даже язык антов немного понимаю.
  
   Честно говоря, меня это удивило. Но не сильно. Такие, как Рагнар, самородки, встречались время от времени и в истории Земли, так почему же им не быть и здесь.
  
   - Знаешь, Рагнар, всё, что ты мне рассказал вчера, очень похоже на какую-то мешанину из прошлого Мидгардъ-Земли.
  
   - Как ты сказал? - вскинулся Рагнар.
  
   - Да так и сказал, как ты услышал. Мидгард-Земля. Считается, что так называли наши дальние предки нашу планету. А в чём дело?
  
   - Ну, я же тебе рассказывал, что нашу землю называют Мидгардъ-Хейм.
  
   - Конечно. Я помню.
  
   - Так вот. Слышал я, правда давненько это было, от одного человека, что был когда-то народ называвший себя ардами, так вот он поддерживал отношения с Мидгардъ-Геей. На их языке Гея - это Земля. Вот только когда это было, сказать не могу.
   Настроение моё опять упало, но я всё таки спросил Рагнара:
  
   - Они, что говорят на греческом языке?
  
   - На каком? - удивился Рагнар.
  
   - Ну, у меня на планете есть такой народ - греки. И на их языке наша планета называется Гея.
  
   - Ааа... Нет, они не были греки. Правда язык их был отличен от языка славов, но не сильно, так некоторые слова, ну и выговор у них другой. Но они практически все исчезли уже давно. А может быть ушли с отсюдова.
  
   "- Интересно,- подумал я, - значит здесь развитие пошло по другому пути, чем на Земле и эти гиперборейцы, то бишь арды, как они себя называли, не мигрировали на юг. Поэтому и язык их не очень отличается от языка славов".
   Далее, путём расспросов, мне удалось установить, что я не так уж и ошибся. Всё обстояло примерно так, как я подумал. Ведь здесь не было всемирной катастрофы с потопом. И неизвестно будет ли вообще такая когда-нибудь. Даже особо крупных войн уже не знали очень давно, так давно, что о них только рассказывали в преданиях. Что ж, это хорошо, - подумал я, - меньше неприятностей.
  
   - Рагнар, у меня есть к тебе ещё один маленький вопрос: почему Харалд и некоторые его люди были так поражены, кода я им назвал своё имя? У вас оно запрещённое, что ли?
  
   Рагнар улыбнулся краешками губ.
   - Почти угадал. Так назвать человека может только сам Ингви*).
  
   - Не понял.
  
   - Ну, когда рождается мальчик, которому предстоит пройти Посвящение и стать воином Ингви, то Бог является лично для того, чтобы дать имя своему будущему служителю.
  
   - Ну, и...
  
   - Ингвар звучит, как Воин Ингви.
   И тут я вспомнил, то Ингви ещё называли Фрейром и он был Богом плодородия.
  
   - А когда ты сказал, что ты Ворон Одина, то они не поняли вообще ничего. У нас нет Бога с таким именем.
  
   - А кто у вас верховный Бог? - тут же спросил я.
  
   - Водан. - отвечал Рагнар.
  
   Я задумался,- ведь у германских племён на моей планете, Один тоже звали Водан.
  
   - Послушай, Ингвар,- отвлёк меня от мыслей предводитель скандов,- а что у тебя за свёрток такой, - указав на футляр с арбалетом, предусмотрительно замотанный мной ещё на корабле в кусок холстины, чтобы не слишком выделялся.
  
   - Да, самострел, - ответил я.
  
   - Глянуть разрешишь?
  
   - Да, гляди сколько угодно, чай за погляд денег не берут, - ответил, разматывая холст и доставая арбалет из чехла.
   Рагнар внимательно оглядел его, затем, взяв в руки попробовал нажать на спусковую скобу. Ничего не произошло, так как плечи арбалета были сложены, а тетива находилась у меня в кармане в свёрнутом состоянии. Минуты две Рагнар изучал агрегат, а затем почти молниеносно разложил плечи и закрутил барашки гаек.
  
   - А где тетива? - обращаясь ко мне, спросил он.
  
   - А вот, - ответил я, - доставая из внутреннего кармана куртки аккуратно свёрнутую в кольцо тетиву, выполненную из особо прочного полимера.
  
   - А это что? - спросил Рагнар, - заметив, что тетива упакована в полиэтиленовый пакет.
  
   - Материал такой. Используют, чтобы не промокала вещь, которая находится внутри.
  
   Рагнар зацепил петлю за дугу арбалета, и без особых, на мой взгляд, усилий, натянул её, закрепив на другом плече. Внимательно осмотрел и несколькими движениями привёл арбалет в боевую готовность. Было похоже, что ему уже приходилось встречать такое оружие. Поинтересовавшись, я убедился, что это так и есть.
  
   - Хороший самострел, но мои люди к лукам да копьям более привычны. Да ты и не продашь его ведь?
  
   - А если продам? Тебе. Как приятелю.
  
   - Нет. Мне он ни к чему - усмехнулся Рагнар - я, знаешь ли, люблю мечом помахать. Нет ничего лучше хорошей схватки на мечах. Ты, вот что, предложи его подгорным жителям.
  
   - Это гномам, что ли?
  
   - Кому, кому? - удивился вождь.
  
   - Ну.. у нас так называют карликов, которые в горах под землёй живут. Они кузнецы все и ювелиры.
  
   Раскатистый хохот потряс округу. Отсмеявшись и немного успокоившись Рагнар произнёс:
  
   - Ну и насмешил ты меня. Карлики! Ну, да, они пониже чуток нас с тобой будут на пол локтя, но и в плечах шире на локтя полтора. А уж, коль их хирд в бой идёт, то нет спасения никому. Бывало, что и с инистыми троллями сходились и те бежали от них.
  
   - А это кто такие? Расскажи, Рагнар. Как они выглядят, где обитают?
  
   - Обитают в горах. А выглядят... Ну, примерно, как каменные, только локтя на два выше, в плечах шире и шкура у них вся волосом поросшая - то ли белым, то ли седым. Только лицо, кисти рук и ступни ног вообще безволосые. О них вообще мало что известно. Ходят слухи, что могут перемещаться в пространстве на короткие расстояния.
  
   - Это как?
  
   Рагнар посмотрел на меня, как на больного.
  
   - Как, как... Здесь исчез, а в другом месте появился. Славы называют этот способ перемещения легкоступом.
  
   - И многие у вас тут способны на такое?
  
   - Нет, не многие. Кроме них, разве что некоторые особо сильные маги воздуха. Но это у инистых троллей в крови.
  
   "-А ведь это похоже на земные легенды о снежном человеке йети",- подумал я. Забавно всё же. А может не так уж и врали те, кто утверждал на Земле, что видел йети. Если допустить хотя бы теоретически, что земные йети могут перемещаться с одного плана на другой, каким-то непостижимым образом преодолевая Пространство, то всё встаёт на свои места, но нарушает все законы физики, которые известны на Земле. И тут меня осенило - вот именно, нарушает известные законы физики, но кто сказал, что эти законы незыблемы. Ведь та же магия практически тоже нарушает многие законы физики, химии и даже биологии, однако я имел уже не раз убедиться в том, что она действует.
   Воспоминание о земных йети пробудило ещё кое что в моей голове и решился:
  
   - Послушай, Рагнар, мне тут мысль вот пришла в голову. Ты,случаем, не знаешь есть тут такой град - Асгард? Да не тот, где Боги проживают, а обычный, тот где людишки обретаются.
  
   - Таких городов было когда-то два или три, - хёвдинг мечтательно закатил глаза,- но теперь остался только один - Асгард Скандийский.
  
   - Это как же так? - спросил я.
  
   - Асгард Ирийский, что на реке Ирий стоял, разграбили его степные сакхаи*) лет так двести тому назад. Мой прадед рассказывал своему сыну, моему деду, а дед рассказывал моему отцу, что был была тогда битва ужасная. Степь поднялась вся.Не иначе, как замешана была в этом чуждая Сила. И взяли они Асгард, что на реке Ирий стоял, за месяц осады, и сравняли его с землёй подчистую так, что даже холмика маленького не осталось.
  
   - А люди-то как же? С ними-то что случилось? Ведь их наверно много было там?
  
   - Да не то, что много, но и не мало оставалось людей в Асгарде Ирийском, когда взяли его сакхаи в осаду. Тысяч пять или шесть примерно. Рассчитывал враг, что всех вырежет, да просчитался. Ушли наши через горы на запад за три больших луны и одну четверть до этого. Уходило тысяч триста, а вот дойти... дошло тысяч десять, если не меньше.
   Кто их вёл?
   - Тогда были нас вожди, не чета нынешним. Трое их было: Хеймдаль-жрец, Один Ирийский да Торвальд Молотобоец. Торвальда ещё кудесником прозывали за его молот. Вот это были воины! Дааа...
   В моей голове будто что-то щёлкнуло и все пазлы этой головоломки, над которой бились историки Земли, враз встали на своё место.
  
   - Послушай,- это было примерно через лет сто после того, как Перун объявился в Асгарде Ирийском?
  
   - Ну да... Только не Перун, а Перконс. А тебе-то, откуда это известно, Ингвар? - удивился хёвдинг.
  
   - Только предположения и ничего больше, - отвечал я.
  
   Хёвдинг внимательно посмотрел на меня, покачал головой и произнёс:
  
   - Кажется, я ошибся в тебе. Ты не так уж и прост, как хочешь казаться. Ну, да ладно. Не хочешь говорить и не надо. Мне дела до тебя никакого нет. Мы тебя доставим до ближайшего берегового поселения и высадим, как уговаривались.
  
   - И на том благодарен. А если бы подсказал мне дорогу к магу какому, пусть даже самому завалящему. вдвойне был бы благодарен. Арбалет просто так бы подарил. Ведь я видел подобный самострел на судне у Харальда, да самому пришлось выстрелить из него. А ты говоришь. что ваши воины ими не пользуются.
  
   - Мне он ни к чему. А у Харальда есть несколько человек. которые владеют этими самострелами. А ты, что надеешься магией в случае чего отмахнуться?
  
   - А хоть бы и магией. Что, разве не поможет.
  
   - Поможет, поможет,- задумчиво произнёс Рагнар. - Давай-ка собираться будем. Видать ребята мои уже почти закончили. Пора в путь.
   ..............
   ** сакхаи, они же - урукхаи - самоназвание народа ургай, населяющего степи, в отличии от их соплеменников - урбахаев, живущих преимущественно в лесах и мортухаев - живущих в пустыне.
  
  
  
  
   НАЧАЛО ПУТИ.
  
  
   Глава шестая
  
  
   По чистому голубому небу изредка пробегали белые пушистые облака, которые совсем не загораживали по осеннему тёплого солнца. Ингвар лежал на палубе драккара и пытался выстроить в уме хоть какую-нибудь систему из того, что он узнал от хёвдинга. Но никак не сходилось. Похоже, что в этой реальности некие 'высшие' силы намешали такую кашу, что для того, чтобы в ней разобраться, надо обладать немалыми возможностями. Ингвар, за собой, их не чувствовал и потому пытался решить всё логически. Но решение не приходило, более того, его мысли уходили совсем в иную сторону от главного пути, пытаясь расползтись по множеству второстепенных, как ему виделось, тропинок. Тропинки же эти, стоило мыслям скользнуть на одну из них, заводили в такие безбрежные и чрезвычайно запутанные дали, что он ужасался и моментально возвращал их к исходному положению. Но, как только он опять пытался начать выстраивать логическую систему, как непослушные мысли вновь сворачивали с того пути, куда Ингвар пытался их направить, на кривую тропинку, и всё начиналось с начала. Сделав несколько таких попыток, он мысленно плюнул, решив отложить это до лучших времён.
   Плаванье продолжалось четвёртый день и лежать давно надоело. Как говорилось, солнце грело по-летнему, хотя на дворе стояла первая половина осени. Ингвар рывком, от упора руками, поднялся и с наслаждением потянулся, растягивая затёкшие мускулы. Сделал несколько приседаний. Попробовал сесть на шпагат. С последним получалось не очень, но он чувствовал, что если проводить двадцатиминутные тренировки пару раз в день - утром и вечером, то за месяц можно войти в норму. Хотя, если быть честным, он не понимал, откуда взялась эта уверенность. Там, на Земле, он не сильно уважал спорт, и заниматься им, можно было заставить его только из-под палки. Здесь же тяга к физическим нагрузкам проявилась внезапно, и он не понимал, почему так происходит. Затем , уже в который раз, оглядел себя. Всё было на месте, ну хоть на обложку журнала, подумал Ингвар. После того, как сканды в первый раз увидели его полуобнаженным, он всё чаще начинал обращать внимание на их уважительные взгляды, которые они кидали на него. Понимание пришло на второй день плаванья, когда он случайно услышал
   фразу : " - Слава Водану, пославшему нам этого человека. Он отведёт все беды". Всё было просто до маразма. Татуировки на теле у Ингвара никуда не исчезли, и он мысленно возблагодарил Водана за то, что надоумил его исправить все 'партаки'. Ещё год назад на руке, спине и ногах были недоделанные татуировки, теперь же , хоть их и стало больше, но зато все они были посвящены одной единственной теме - скандинавским богам. Кроме того на груди у Ингвара был вытатуирован герб государства Латвии, где он родился и вырос. Но не на него было нацелено внимание команды обеих драккаров. На правой верхней части спины Ингвара красовалось изображение бога Одина или, как он именовался здесь, - Водана.
   На левой же половине - изображение бога правосудия и справедливости Форсети.
   Как его называли в этой реальности, Ингвар пока ещё не знал. На нижней половине спины был изображён Рагнарёк - последняя битва Асов и Ванов с Силами Тьмы.
   На правом плече красовался герб, а ниже его две надписи - на латыни и скандинавскими рунами.
   На левом же плече - изображение Защитника, бога грома и молнии - Тора, именуемого в этой реальности Торан. По видимому, сканды воспринимали Ингвара, как великого мага, находящегося под личной защитой богов. Конечно, самому Ингвару это немного льстило, но с другой стороны он никогда не любил пристального внимания к своей особе и это сильно его смущало. Но,что поделаешь, на корабле не на суше, никуда не уйдёшь, а в птицу, Ингвар, ещё не научился оборачиваться. Он чуть заметно улыбнулся этой случайной мысли, пришедшей ему ни с того - ни с сего в голову. А как было бы хорошо научиться такому, если , конечно такое здесь возможно. Из своего прошлого он знал, что в принципе это возможно через сдвиг точки сборки, только птица из него получилась бы побольше любого орла или грифа, ведь закон сохранения массы никто не отменял даже в этом мире. Хотя, что он знал о физике этого мира.
  
   "- Кончай придуриваться. Ворон!"- В голове Ингвара возник голос Крома - "Бога из деревяшки", как про себя называл его Ингвар. Кром не обижался на это, только посмеивался ехидным смехом.
   "- Этому тебя никто и никогда научить не сможет. Даже я. Оборотнем надо родиться. понял?"
  
   -"- Да, понял я. Понял. Но, помечтать-то не вредно." - также мысленно ответил ему Ингвар.
   С того самого момента, когда они с ним перекинулись парой фраз на судне Харалда, Кром всё время молчал. И только теперь заговорил.
  
  
  
   Ингвар и Рагнар Знающий Путь.(продолжение)
  
  
   ...Хотя, что я знал о физике этого мира? Абсолютно ничего. И Харалд, и Рагнар в наших беседах, упоминали, правда, о "непонятных вещах", которые им пришлось видеть, а чаще только слышать из уст других людей, что такие, мол, были. Но, где были и с кем, никто толком сказать ничего не мог, и всё оставалось на уровне слухов. На всём протяжении нашего плавания, я вёл разговоры с ярлом Рагнаром, а также с другими моими попутчиками. Конечно, с командой получалось поговорить не часто, только когда шли под парусом, да и то урывками. А вот с ярлом... Я понимал, что от него могу получить большой объём информации об этом Мире, и старался расспрашивать его о различных вещах. Рагнар с удовольствием удовлетворял моё любопытство. Я даже не ожидал, что этот суровый воин, с основательной сединой в длинных волосах, заплетённых в две толстые косы, может быть таким рассказчиком. Вообще-то, ярл не был похож на простого 'викинга'. Конечно почти любой из его команды знал , как минимум, два языка, но Рагнар напоминал мне студента, который состарился, но так и не закончил университет, всё время переходя с одной кафедры на другую. Он обладал знаниями в самых разных областях и направлениях, часто совершенно не сочетающимися друг с другом. На мой вопрос, зачем это ему было нужно, конунг усмехнулся и ответил с присущей ему прямотой:
  
   - Не знаю, Ворон. Просто запоминалось само по себе. Ведь мне давно уже перевалило за пять десятков зим.
  
   Из этих бесед для меня постепенно вырисовывалась картина этого мира, вернее, той его части, которую Рагнар знал не понаслышке. Всё-таки за свою жизнь он повидал не мало. Когда я спросил, почему его прозвали 'Знающий Путь', конунг усмехнулся:
  
   - Так уж вышло, Ворон, что ещё в юности, когда был простым воином - манагером, в команде у походного ярла Сиверта Лови Ветер, мы заблудились. Нет, не в море. В море заблудиться невозможно. Просто Сиверт подрядился к некоему барону, кое что доставить за очень не плохие деньги. Так вот, путь у нас был дальний, и большая часть его проходила на суше,. Шли целый месяц только туда. А когда возвращались - заблудились. Как это произошло, до сей поры не пойму. Но, главное, что когда мы совсем уже отчаялись и не знали, что делать дальше, мне приснился сон. Увидел я во сне карту, на которой красной линией был начертан путь, по которому надо двигаться, чтобы выйти к нашим кораблям. Утром, проснувшись, я поведал о том Сиверту. Он поверил мне и уже на третий день мы вышли к морю. Вот с тех пор меня так и прозвали, Ингвар.
   Рангар скупо улыбнулся, находясь ещё в плену своих воспоминаний молодости. До самого вечера он был задумчив и я не стал донимать его своими расспросами, а вечером наши драккары вошли в тихий залив с пологими песчаными берегами, сплошь заросшими вековыми соснами.
  
   -'Эх, хороши сосны, - подумал Ингвар, - ладный кораблик можно выстроить. Да и на мачту годится'
  
   Все три дня Ингвар провёл в беседах, и не только с Рагнаром, но с простыми 'викингами'. Его интересовало абсолютно всё: - много ли городов в ближайших окрестностях, какие дома строят - каменные или из дерева, кем управляются поселения и тому подобное. Они с удовольствием рассказывали ему обо всём, о чём знали сами. А Рагнар, по видимому был доволен, что его знания, которые он скопил за свою долгую жизнь, наконец, кому-то пригодились, пусть даже чужаку не из этого Мира, человеку, как казалось, ярлу, очень таинственному и, судя по рассказу Серебряного Кольца, его давнего приятеля, большого колдуна, с которыми местные шаманы и знахари не могут сравниться. Да, что там шаманы, даже жрец Водана - Хромой Лейв, проживший более чем девяносто зим и весь скрюченный, как корень старой сосны, что росла на скале у фьорда, где жили сородичи Харалдсона, наверняка не мог делать таких вещей, как этот чужак - Ингвар Ворон Водана.
  
   "- Странное у него всё таки прозвище, - подумал ярл, - но если подумать, то ничего особо странного нет Всё тело у Ингвара было в татуировках, как чёрно-белых. Так и цветных. Рунические надписи, какие-то девы, (а может быть и богини?), и главное - это Боги. Великие Боги скандов - Водан, Тор, Ингви и прочие. А на спине у него драккары и Великий Змей Йоллунд. Странно..." Мысль ярла перескочила на вчерашний вечер, когда ни вошли в эту тихую бухту для ночёвки Пока одни из дружинников ставили шатры, а другие собирали хворост и сухое дерево, которое море подарило его, ярла, воинам для того, чтобы они не замёрзли ночью этот чужак по быстрому наломал веток и сложив их пирамидкой, стал читать нараспев то ли вису, то ли нид, то ли что-то ещё... Рагнар прислушался. Ингвар читал на языке славов, хоть и немного ином, но понять было можно:
  
   Ты велик и хитёр,
   Ты таишься во мгле.
   Согреваешь в ночи,
   Полыхая в костре.
  
   То ты друг, то ты враг -
   Сам себе на уме.
   Кто тебя приручил,
   Уважаемым был.
  
   Но владеет тобой,
   Только Агни один,
   Бог Великий Огня,
   Он с тобою един.
  
   Возгорись же Искра,
   Глава Рода Огня.
   Пусть костёр загорится,
   И согреет меня.
  
   При этом, ярл заметил, что Ингвар делал руками различные пассы - то круговые, то, как бы призывая кого-то, черпая ладонями воздух и направляя его в кострище. Как только он дочитал своё заклинание, (иначе Рагнар не мог его никак назвать), костёр вспыхнул. Это было поистине Чудо! Именно так, с большой буквы. Да, ещё раз подумал он:- 'совсем не прост этот чужак - Ингвар-Ворон Водана. Но с другой стороны, он совершенно не кичится своими способностями'.
  
  
  
  
   Ингвар и Водан
  
   Моё путешествие между тем продолжалось. Когда мы отплывали, Харалд, отвечая на мой вопрос, сказал, что идти нам до того места, где он меня высадит, всего ничего - около четырёх суток. Причём шли мы только днём, на ночлег приставая к берегу. На мой вопрос, почему мы не плывём ночью, мне объяснили, что это опасно, как из-за пиратов ( наш путь лежал мимо побережья, подконтрольного куршам), так из-за внезапных штормов в этом районе моря.
  
   'Интересно,- подумал, я,- а как в этой реальности оно называется?' О чём тут же спросил первого подвернувшегося 'варяга'.
  
   - 'Море горючих слёз' - последовал ответ.
  
   - Почему? - я удивился такому поэтическому названию.
  
   - Потому, что на берег, после шторма, часто выбрасывает камни цвета закатного солнца. Они очень красивые и дорогие. Люди говорят, что это слёзы Богини Солнца Фирны, которая была так сильно огорчена расставанием со своим мужем, Богом Красной Луны - Дримом, что рыдала не переставая целый год. Слёзы её падали в море и превращались в эти прекрасные камни.
   Да, в этом мире названия были более поэтические и более приближены к реальному положению дел, чем на Земле. А камни, о которых говорил "варяг", были янтарём. Как я потом узнал, он ценился здесь на вес золота.
   В первую ночь нашего путешествия я долго не мог заснуть. Почему, я и сам не понимал. Сон не шёл, не помогал даже счёт слонов, и я долго ворочался в своей палатке, обдумывая услышанное днём от ярла. В конце концов, взял свою трубку и вылез из палатки на воздух. Покурив, залез обратно и сразу же отрубился, провалившись в сон. Вот только осознал себя я в тот же момент, поняв, что я сплю, но в тоже время бодрствую.
   'Ага, значит, я провалился в мир сновидений!' - осенило меня. Присмотревшись к местности, на которой я находился, осознал, что это место мне уже знакомо, и я здесь раньше бывал.
   Я стоял посереди каменистой равнины, которую окружали горы, в своей нижней части покрытые лесом. Пока я рассматривал картину, открывшуюся моему взору, на горизонте появилась чёрная точка, которая начала быстро увеличиваться в размерах, пока не превратилась в человека сидящего верхом на лошади. Всё бы ничего, но вот конь под ним был очень странным. У него было... восемь ног!
   '- Ага! - подумал я, - это же Один, бог магии и воинов у 'викингов', тех, что когда-то жили на Земле. Он пригвоздил себя копьём к древу Игдрассиль, и провисел в таком состоянии девять дней и ночей, после чего изобрёл Руны.'
   'Интересно, а как его называют здесь?'
  
   - Здесь меня зовут Водан, повелитель богов!- тут же прозвучал голос в моей голове.
  
   - Что ты делаешь в этой реальности, Жрец?
  
   Я поклонился как можно ниже.
  
   - Приветствую тебя, Великий! Так получилось. Я не знаю, почему я оказался здесь.
  
   - Запомни, я не имею никакого отношения к этому. Кто-то постарался перенести тебя сюда, надеясь использовать в каких-то своих играх.
  
   Он наклонился вперёд, вперив в меня свой единственный глаз, который в данный момент полыхал жёлто-зелёным огнём, пронизывая меня насквозь.
  
   - Ага! Теперь понимаю, - воскликнул Водан-Один,- никак тут постарался родственичек. Однако, нет... Это же Ингви! Ого! Чем это ты ему не угодил или же наоборот, слишком угодил. Ооо! Как же я мог забыть! Ведь это я дал тебе имя Ингвар в той реальности, из которой ты попал сюда.
  
   - Да, Великий! Это был ты. Я помню. - только и сумел пробормотать я.
  
   - Ладно. Раз уж ты здесь, пусть так всё и остаётся. Только знай, что я здесь ни
   причём. Так... Да тут целая группа замешана! Вижу, вижу... Вот и Фландр свою руку приложил, да и Лауни тоже постарался. Можешь не отвечать сейчас.
   С этими словами бог исчез. И опять, как и в прошлый раз, до меня донеслось эхом:
  
   - Мы ещё встретимся с тобой, Жрец!
  
   В тот же момент я почувствовал, что кто-то трясёт меня за плечо.
  
   - Ингвар, вставай. Отправляемся.
  
   Конечно, мы вначале позавтракали и только потом стали грузиться на драккары.
   Улучив момент. Когда Рагнар отвлёкся, я отозвал его в сторону и шёпотом рассказал ему о своём то ли сне, то ли видении в подробностях.
  
   - Ну, ты и влип, Ворон! Никому бы такого не пожелал. - только и заметил на это ярл, усмехнувшись, как всегда одними губами.
   Где-то через час Рагнар подошёл ко мне и спросил:
  
   - А не поехать ли тебе с нами, Ворон?
  
   - Куда? - ответствовал ему я.
  
   - Мы сейчас направляемся в Асгард Скандийский - ответил ярл.
   - Я подумаю, ярл, - ответил я.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"