Инкина Ирина: другие произведения.

Берега

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мне ведомо, что я - Скиталец по всем дорогам всех миров, Ни дождь, ни стужа не страшат меня, И безразлично мне - спешить иль медлить, Нет дома у меня, Конца бесцельного пути не видно. Кристофер Бреннен

   ***
   Я не мечтала о такой судьбе. То есть не "я даже и не мечтала о такой судь-бе", и не "не о такой судьбе я мечтала". Что-то в моей жизни случилось именно по моей воле, на какие-то события повлияли вторые лица и непредвиденные об-стоятельства. Но были обстоятельства, которые я могла изменить, но не изменила. По многим причинам. Объяснять я вам их не буду - не считаю должным. Вы вправе судить обо мне и моих поступках, об их причинах и последствиях так, как вам будет угодно. Всё уже случилось. А как сказал один мыслитель: все уже ко-гда-то было, все уже когда-то случилось и все уже когда-то было описано.
  
   Глава I
   "Мирабо. Золотой берег"
   Легкое и равномерное покачивание корабля нисколечко не убаюкивало и не успокаивало. Приложив огромные усилия, девушка открыла глаза и в небольшом окошке, почти под потолком, увидела несколько ярких звезд. Проглотив новый приступ тошноты, она заставила себя перевернуться на правый бок и поджала ко-лени к груди, свернувшись калачиком. Говорили, что такое положение тела не-много усмиряет спазмы. Мирабо не любила плавать на корабле. В прочем она не любила плавать на чем бы то ни было вообще. Она не переносила такие путеше-ствия. Как-то один друид сказал, как называется такая непереносимость....морская болезнь кажется....да, точно - морская болезнь. Если бы у нее была другая воз-можность переправиться с островов на материк, она не задумываясь воспользова-лась бы ею. Но, к сожалению, телепорт Мирабо был не по карману. Эти новомод-ные игрушки быстро получили широкое распространение и их производство сей-час было поставлено на поток. Люди говорили, что в Морровинде они широко ис-пользовались всеми желающими (за определенную плату, конечно) во всех отде-лениях тамошней Гильдии Магов. Поговаривали, что в Университете Волшебства в Имперском городе тоже были эти телепорты, но использовались они исключи-тельно для перемещения внутри Башни Архимага. Телепорты же, так скажем, подпольного производства, стали пользоваться у обывателей огромной популяр-ностью, хотя зачастую и имели небольшие недоработки. Ну... как небольшие... к примеру, решил какой-нибудь человек (или эльф, орк, каджит - не суть важно) на-вестить свою милую тетушку, скажем, в Чейдинхоле. Забирается любезный в те-лепорт, все, как положено - помолился Девяти, прочитал заклинание и... волшеб-ное свечение и все такое... его тело распадается на миллиарды маленьких части-чек, которые по задумке должны собраться воедино в доме ожидающей его нена-глядной тетушки. Но... бывают случаи, - неизвестно, то ли при чтении заклинания голубчик ошибку допустил или не там ударение поставил, то ли писавший это за-клинание был недостаточно грамотен... В общем, к месту назначения человек по-падает не весь... и перед глазами изумленной, или даже сказать шокированной женщины падает верхняя часть (или нижняя - это уж как получится) ее любимого племянника. Хотя производители этих телепортов в большинстве своем старают-ся скоренько замять подобные инциденты и не придавать их широкой огласке. А лишаться своей какой-либо части тела, а уж тем более жизни Мирабо не хотела.
   - Через четверть часа мы уже будем в Анвиле, - произнесла девушка - ред-гардка по имени Норма - ее соседка по каюте. Сбрасывая с себя остатки не то чтобы сна, но какого-то его подобия, Мирабо села на кровати, опустив ноги на грязный деревянный пол. Маленькая мышь тут же юркнула куда-то в темноту, пропищав что-то недовольное в адрес бретонки. Голова у девушки снова непри-ятно закружилась и в ушах появился тот противный шум, от которого становится еще гаже.
   - Поскорей бы, - лишь смогла выдавить из себя Мирабо в ответ.
   Дверь в каюту открылась и в проеме показалась рыжая копна волос.
   - Собирайтесь, скоро прибываем, - произнес матрос, задержав свой взгляд на Норме. Увидев в ее улыбающееся лицо, обращенное к нему, юноша - имперец смущенно отвел глаза и быстро закрыл за собой дверь. Редгардка, спрятав мечта-тельную улыбку в уголках своих полных губ, стала укладывать свои немногочис-ленные вещи в небольшую походную сумку, на которой была изображена неви-данная птица с огромным и разноцветным хвостом. Мирабо, которой укладывать было нечего - все ее вещи сейчас были на ней - вышла из каюты и поднялась на палубу. Пара матросов - каджитов стояли возле мачты и что-то бурно обсуждали, пересыпая свою речь какими-то только им понятными словечками и ругательст-вами. Корабль прибывал в порт Анвила в такое время суток, когда нельзя сказать, что наступает утро, потому что солнце еще даже не показалось на востоке, но уже и не ночь - звёзды гасли одна за другой, но было всё еще темно и холодно. Мира-бо посмотрела в сторону берега - пристань освещалась лишь парой масляных фо-нарей. Город еще спал, а над ним уже поднимался туман, окутывая его полупро-зрачной пеленой и поднимаясь все выше и выше, подбираясь к самым крышам домов, которые выглядывали из-за городских стен. Справа, на холме виднелся графский замок, в котором, если повезет, будет работать Норма. Мирабо тяжело вздохнула. Тот месяц, который им пришлось провести в этой душной и пахнущей чем-то горьковато-сладким каюте, несколько сблизил этих разных девушек - бре-тонку и редгардку. Норма, в отличие от Мирабо, прекрасно переносила путешест-вие ("Мой папа - моряк!" - порой с довольной улыбкой произносила она, явно ис-пытывая огромную гордость за своего отца, да и за свою менее изнеженную расу в целом) и не раз помогала и ухаживала за своей соседкой, когда той становилось совсем уж плохо. Редгардку в Анвил отправила ее мать - "в поисках лучшей жиз-ни" - как выразилась однажды в разговоре Норма. Тут девушку должны были встретить ее родственники - дядя и тетя, которые обещали присмотреть за пле-мянницей и постараться пристроить ее на работу в замок. Интересно, кто они та-кие, раз могут "пристроить" свою родственницу на работу в замок?
   - А чем будешь заниматься в Анвиле ты? - как-то спросила Норма.
   - Пока не знаю, - ответила Мирабо, - Вообще-то мне нужно попасть в Им-перский Город, а оттуда в Чейдинхол.
   - Зачем? - весело спросила ее подруга. Глаза у нее при упоминании об Им-перском Городе заблестели от любопытства.
   - У меня там... есть дело, - немного уклончиво ответила бретонка. - А кто твои родители? - тут же непринужденно перевела она тему разговора в несколько другое русло, не желая откровенничать...
  
   ***
   Морской бриз ласково щекотал лицо, развевал выбившиеся локоны и при-носил с собой хоть какое-то облегчение, словно унося с собой все неприятные ощущения. Норма присоединилась к подруге и стала вглядываться в очертания людей на пристани. Несколько человек стояли в свете фонаря и наблюдали за ку-лачным спаррингом аргонианца и кого-то поменьше ростом, скорее всего босме-ра. Остальных разглядеть в этом утреннем тумане было сложно. И чем ближе был берег, тем сильнее Мирабо начинала бить мелкая дрожь, от которой внутри все сжималось, а к горлу подкатывал противный ком. Страх неизвестности - вот какое чувство сейчас, казалось, набросилось на Мирабо. "Где остановиться? Где найти деньги, чтобы добраться до Имперского Города?" - мысли об этом не давали ей покоя. Идти в столицу вот так, пешком, без более- менее приличного снаряжения - верх беспечности и неразумности... Первый же бандит или мародер, или колдун-ренегат (что еще страшнее) за первым же поворотом отправят твою душу Мефале, не спросив даже имени, а тело оставят где-нибудь в кустах на растерзание пти-цам, животным или еще каким падальщикам. И хоть взять в данный момент с нее было нечего - Мирабо такой финал своего тяжкого путешествия совсем не грел. Нужно где-то добыть легких доспехов и лук. Непременно лук. Мирабо неплохо владела короткими клинками, но лук был ее любимым оружием. "Верно в твоих жилах течет кровь босмера, а?" - частенько слышала она от Айомхэйра, друга от-ца и ее учителя по искусству лучника. Отец лишь пожимал плечами и загадочно улыбался в свои шикарные усы. Когда-нибудь у нее будет самый лучший, самый быстрый, самый меткий и бесшумный лук, который когда-либо выходил из рук древних эльфийских мастеров. Когда-нибудь... А пока у нее не было ничего, кро-ме решимости сделать то, в чем когда она поклялась самой себе...
   - Тетя!!!
   Этот внезапный окрик Нормы среди предрассветной тишины словно вырвал Мирабо из ее горьких размышлений. Она повернула голову в ту, сторону, куда сейчас смотрела Норма и увидела пару редгардов - мужчину и женщину, которая, подняв правую руку высоко над головой, радостно приветствовала свою племян-ницу. На пристани стояло еще два судна, ветер доносил звук корабельных коло-колов, мерно звеневших от порывов утреннего бриза. Замерев от созерцания этой дивной картины, Мирабо даже не заметила, как матросы положили трап, по кото-рому на берег стали высаживаться немногочисленные пассажиры.
   - Пойдем, я познакомлю тебя с тетей Мейлоной и дядей Гоганом! - весело крикнула Норма, и, не дав Мирабо хоть что-то возразить, схватила ее за руку и потащила вниз по трапу.
  
   Глава II
   "Аделина. Брума"
   Аделина вошла в Бруму, когда уже совсем стемнело. В северных провинци-ях ночь приходит раньше и климат здесь был таков, что не каждому был по вкусу. Как говорится - лето тут было жарким, главное было не пропустить этот день. Но молодой женщине здесь нравилось решительно всё - приземистые дома с цоколь-ными этажами и затейливой резьбой на ставнях, неторопливый ритм жизни и не-много сонное состояние жителей, которые не лезли в твою жизнь и не заваливали с порога вопросами "Как дела?" или "Что нового?". Да и погода здесь не имела свойство меняться каждые пять минут, как это случалось в районе Имперского города, когда в Торговом районе нещадно палит солнце, а над Университетом Волшебства дождь льет, как из ведра. Постоянство - вот, за какое качество после многих лет кочевой жизни по всему Сиродиилу, Аделине приглянулся этот север-ный городок. Впрочем, были и другие причины, о которых вспоминать не хоте-лось. Ни стражники, стоявшие на посту и переминавшиеся с ноги на ногу от хо-лода, ни нищий, канючивший себе монетку на новую пару обуви у вечно пьяной Скьорты, ни пробежавшие мимо и почти столкнувшиеся с Аделиной дети - никто не заметил её. Годы, проведенные на службе у Темного Братства, не прошли да-ром. Да и кольцо, дарованное ей Меридией за уничтожение некромантов в Вою-щей пещере, делало её практически невидимой для посторонних глаз. В свой дом, находящийся прямо возле южных ворот, она вошла через заднюю дверь. Не стои-ло лишний раз пугать окружающих внезапно открывающимися и закрывающими-ся входными дверьми. В подвале было темно, но для ассасина это не было пре-пятствием. К тому же свой подвал Аделина знала от и до. Она немного постояла в этой тьме, не шевелясь и почти не дыша, прислушалась к звукам, которые напол-няли эту тишину. Это только кажется, что в тишине ничего нет, что она пуста, мертва. О, нет! Она жива, ещё как жива. Не зря её иной раз называют звенящей. И в ней живет столько звуков, сколько не издаст самый большой оркестр в Тамри-эле. Каждый услышит в тишине то, что захочет: стук сердца, которое начинало выравнивать свой ритм после долгого и опасного пути, шуршание мыши где-то совсем рядом, шаги когтистых лап наверху, треск переспевающих овощей в боч-ках... Тьма и тишина стали её уделом. Тьма была её напарником и лучшим дру-гом, союзником и ласковой матерью, которая всегда укроет своим любящим кры-лом. Тьма открывала тайны и делала видимым то, что не увидишь самым ярким днем на самом ярком солнце. А тишина профессиональному убийце дарила неве-сомость шагов, легкость и грациозность действий.
   Постояв так несколько минут, Аделина поднялась наверх и попала в осве-щенную множеством свечей комнату. Огромная пума, лежавшая на софе, резко подняла свою голову, навострив уши, но увидев свою хозяйку, лениво зевнула, поднялась и потянулась, продемонстрировав острые, как лезвие когти на перед-них лапах. Девушка подошла к зверю и ласково потеребила его за уши.
   - Привет, Шер, - улыбнувшись, произнесла она. - Как ты?
   Зверь в ответ довольно заурчал, потеревшись о руки хозяйки и требуя ещё ласки. Аделина со смехом погладила пуму и стала почесывать его загривок.
   - Ах, ты, подлиза! Подлиза и хитрюга! Ты мой красавец, мой умница... ты скучал по мне? - спросила Аделина. Горный лев в ответ одобрительно проурчал, подставив для ласки свой подбородок. - Скучал, - протянула она, - я тоже скуча-ла. А пока - мне нужно помыться, Шер, - похлопав зверя по могучей спине, про-изнесла девушка. Шер отодвинулся от нее, будто обидевшись и принялся выли-зывать свою шерсть, смывая пусть и знакомый, но всё же неприятный для себя запах человеческого прикосновения.
   Аделина открыла деревянную дверь в небольшой альков, в котором стояла бочка, полная воды. Произнеся небольшое заклинание школы изменения для мгновенного подогрева воды, которому её научил один беглый заключенный - бывший заклинатель Гильдии Магов, девушка стала снимать с себя доспехи Тем-ного Братства. Мысли снова вернулись к тому магу - имперцу, которому она по-могла спрятаться от преследовавших его стражников. Помогать, кому бы то ни было, не входило в перечень добродетелей ассасина, да и о какой добродетели может идти речь, когда дело касается хладнокровного убийцы, на счету которого не один десяток жертв. Но что-то в этом маге заставило Аделину отступиться от своих принципов и укрыть его у себя в доме. Маг был настолько истощен, что не мог произнести в свою защиту ни одного охранного или телепортационного за-клинания. И что-то было в его взгляде такое, знакомое, но... из другой жизни...
   Горячая ванна расслабила тело и мысли Аделины. Теперь она сидела за круглым обеденным столом и медленно перекладывала вилкой вареные овощи с одного края тарелки на другой. Шер Ха, лежавший недалеко от камина, в котором весело потрескивали сосновые поленья, наблюдал за действиями хозяйки из-под полузакрытых глаз, не понимая, как вообще можно есть что-то, кроме мяса. Мыс-ли девушки были заняты её последним заданием. Двойное убийство... он и она... жених и невеста.... На брачном ложе... Она не спрашивала, кто их заказал. Спра-шивать о заказчиках убийства было запрещено. Ты - лишь исполнитель. Есть цель, есть ты и твой клинок. Темное Братство не задавало вопросов "за что?" и "почему?". Раз заказывали, значит, на то были причины, а уж справедливы ли они - это не их дело.
   Невеста - босмерка была очень красива в своем ослепительно белоснежном подвенечном платье... "Словно ангел" - мелькнуло в голове у Аделины. Счастли-вый смех эльфийки отражался в звоне хрустальной люстры, улыбка озаряла её чуть удлиненное юное личико и хранила впечатление некой тайны. И от созна-ния обладания этой тайны вся она будто бы светилась изнутри. Жених был тоже молод и красив. Он что-то шептал своей невесте на ушко. Хотя, что могут шеп-тать друг другу влюбленные и только что обручившиеся молодые? Все они шеп-чут одно и то же, только на разных языках и диалектах. Жених держал возлюб-ленную в своих объятиях, когда она вдруг как-то резко напряглась и шумно вздохнула. Но прежде, чем он понял, что произошло, клинок ассасина впился ему в горло. Так они и остались лежать в объятиях друг друга, а ветер теребил легкие ажурные занавеси над окном и хрустальные капельки люстры продолжали зве-неть ему в ответ.... Во имя Ситиса и Мефалы....
   Возвращаться после этого в Убежище Аделине не хотелось. Было как-то не-хорошо от этого контракта.... Обычно она запрещала себе думать о выполненной работе и, вскоре это стало нормой, мысли о жертве уже не тревожили её. Но это на яву. А вот во снах она не раз вновь и вновь переживала самые ужасные мо-менты в своей жизни. Её жертвы смотрели на неё, но всегда молча. И тогда она просыпалась в холодном поту и с глухим криком, больше похожим на рык смер-тельно раненого зверя. Но сегодняшние её жертвы никак не шли у нее из головы. Особенно молодая эльфийка и её счастливый смех. Она всё еще слышала этот смех.
   - Почему ты не в Чейдинхоле? - Аделина перевела взгляд на дверной проем, в котором, снимая свой черный капюшон, стоял Люсьен Лашанс. И не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос, тут же задал следующий. - Как всё прошло?
   - На какой вопрос мне следует ответить сначала? - глядя на подошедшего к ней Шер Ха, спросила девушка.
   - Ответ на второй вопрос я уже знаю. Поздравляю с отличной работой, Адель. Впрочем, как всегда. - Лашанс одобрительно улыбнулся. Но эта улыбка тут же уступила место тому жесткому выражению лица, которое было хорошо знакомо каждому члену Темного Братства. Он бросил на стол свои перчатки и сел напротив Аделины. - Так почему ты не в Чейдинхоле?
   - Завтра я туда отправлюсь, - после глубокого вдоха ответила девушка.
   - Я не спросил, когда ты туда отправишься, я спросил - почему ты всё ещё не там? - металлические нотки явственно прозвучали в его голосе.
   - Люсьен, ты же прекрасно понял, что я имела в виду. Сегодня мне захоте-лось побыть здесь, дома, - тихо ответила она.
   - Твой дом и твоя семья там, в Чейдинхоле, в Убежище Очивы, - голос у него был спокойный, уверенный.
   - Это задание было тяжелым, оно забрало слишком много моих физических и.... и душевных сил, - выдохнула Аделина.
   - Откуда вдруг эта чувствительность? Тебе их жаль? Ты становишься сен-тиментальной, Адель? Это нехорошо. Нехорошо для ассасина твоего класса, - глядя ей прямо в глаза, без жалости, произнес Лашанс.
   -Люсьен, перестань! - не выдержав его напора, выкрикнула Аделина. - Ты прекрасно знаешь, что это не так. Он улыбался, опустив глаза. Начиналась игра, которая была хорошо знакома им обоим.
   - Тогда что с тобой? - он откинулся на спинку стула.
   - Я... я не знаю... - честно призналась она ему, глядя в его темные глаза, - Наверно, я устала.
   - Чушь! - фыркнул Лашанс, схватил бутыль с вином и налил себе полный кубок. Аделина наблюдала за его уверенными движениями и чувствовала, как в ней начинает вскипать злость к нему. - Устала.... Нет, Адель. Дело не в устало-сти. Дело в этом твоем последнем контракте. Не так ли? - его глаза превратились в маленькие щелочки.
   - Я не хочу говорить о нем! - метнула она на него полный негодования взгляд. - Значит, всё-таки в нем, - довольно протянул Люсьен, цедя вино мелкими глотками. Ему нравилось доводить Аделину до состояния, когда она начинала ме-тать вот такие молнии, когда глаза её горели этим бесовским зеленым огнем. Ла-шанс знал, что она терпеть не может, когда её называют Адель. И это заводило его еще больше.
  
   Глава III
   "Мирабо. Анвил."
   Мирабо стояла перед высокой эльфийкой и чувствовала, как краска залива-ет ее лицо и даже уши, казалось, начинали гореть красным настолько ярче, чем даже огонь анвильского маяка. Эльфийка была высокой не только в прямом смысле этого слова (она была более чем на две головы выше Мирабо), но и по происхождению. Глядя вот так с высока, как, в принципе, и смотрела почти всегда и практически на всех, эльфийка лишь изредка произносила "м-да, м-да" и "весь-ма интересно", чем приводила девушку в крайнее смятение, вот-вот грозившее перелиться в гнев. Мирабо бросила взгляд на Аззана, который все это время сидел в углу на стуле и всем своим видом источал глубокое уважение к этой золотоко-жей женщине. Он одними лишь глазами попросил у Мирабо еще хоть капельку терпения, на что та подняла взгляд к потолку, всем своим видом давая понять, как ей все это надоело. "Уж лучше бы я сейчас надела эти ужасные стальные доспехи и, обливаясь потом, отрабатывала новые элементы со Стеном" - думала Мирабо, пока альтмерка сверлила ее своим немигающим взглядом.
   - Так ты говоришь, бросок был очень сильный? - голос эльфийки оказался столь же надменным, как и ее взгляд.
   - Да, у меня до сих пор болит правая рука и мышцы спины. И волна была настолько внезапной, что я не успел среагировать.
   - М-да, м-да, очень интересно, - снова произнесла женщина. - Кто научил тебя этому, дитя?
   Мирабо поняла, что вопрос был задан ей, но не понимала, о чем конкретно ее спрашивали:
   - Чему?
   - Зови меня госпожа Карахил. Телекинезу. Кто научил тебя телекинезу?
   - Простите, не понимаю...я...
   Золотистая бровь поползла вверх, а в уголках губ промелькнуло презрение. Или Мирабо только показалось. Или это было вовсе не презрение.
   - Тогда каким образом у тебя получилось выбить из рук специалиста сереб-ряную секиру, не применяя при этом никаких подручных средств, а используя од-ну лишь силу мысли?
   Мирабо не знала, что именно она должна ответить.
   - Ты, должно быть очень сильно напугалась? Или разозлилась? Отвечай.
   - Я не понимаю о чем Вы, госпожа Карахил.
   - Аззан, она что, смеет издеваться надо мной?! - медленно, сквозь зубы произнесла Карахил.
   - Мирабо, госпожа Карахил спрашивает тебя о тех случаях, когда во время наших с тобой тренировок ты выбивала у меня из рук оружие.
   - Я не делала этого!
   - Мирабо, кроме нас никого больше не было. Сам я выронить оружие не мог. Как ты это сделала?
   "Если бы я знала, как это вышло", - подумала Мирабо...
   - Я не знаю,... клянусь, я не знаю.
   - Выйди за дверь. - Не глядя в ее сторону, произнесла Карахил.
   Словно нашкодивший ребенок, Мирабо закрыла за собой дверь. Ее душила обида, и слезы готовы были брызнуть на щеки огромными прозрачными алмаза-ми. Она закрыла ладонью рот и, стараясь не думать о том надменном взгляде, ко-торым ее смерила эта высокая эльфийка с золотой кожей, спустилась по лестнице на первый этаж, села на скамью в столовой, стараясь не смотреть на бродивших туда-сюда магов, с неприкрытым любопытством поглядывавшим на невысокую рыжую бретонку. Их взгляды доставляли Мирабо немало неудобства. Разве мож-но так неприкрыто разглядывать человека? А потом еще и шептаться о чем-то у него за спиной. Из-за закрытой двери Мирабо слышала лишь обрывки из разгово-ра, который больше был похож на монолог, потому что говорила в основном женщина-маг.
   ***
   - В ней есть огромный заряд магической энергии. И она даже не подозрева-ет, насколько он огромен. Давно я не встречала подобных людей. Странно, что я не почувствовала ее сразу. Такое невозможно не почувствовать. Хорошо, что ты привел ее ко мне. Я возьмусь за ее обучение, - произнесла альтмерка и тут же до-бавила - И воспитание. Благодарю тебя, Аззан.
   - Я всегда к Вашим услугам, госпожа.
   Карахил улыбнулась одними лишь губами:
   - Думаю, будет лучше, если ты сам ей все скажешь. Я попрошу подготовить для нее комнату.
   ***
   Через несколько минут редгард и бретонка медленно шли по пристани и молчали. Мирабо не хотела начинать разговор первая. А Аззан боялся первым его начинать.
   - Я не знаю как так вышло...прошу, прости меня за это...я постараюсь, что-бы...
   - Ты будешь учиться магии, - коротко произнес Аззан. Мирабо остановилась и смотрела на него удивленно и немного зло.
   - С чего ты взял?
   - Те случаи... ведь они неспроста... у тебя огромный магический потенциал и ты должна научиться его использовать.
   - Это ОНА так сказала?
   - Да, госпожа Карахил считает, что тебе лучше учиться у нее.
   - С чего это она знает, что мне лучше? Ничего она не знает! Я не хочу учиться никакой магии! Я не ... - голос начал срываться и Мирабо предпочла за-молчать и проглотить комок слез, который медленно полз, подбираясь все ближе и ближе к краешкам глаз.
   - Мирабо, послушай. Ну какой из тебя боец? Да еще и в тяжелых доспе-хах... - Он тяжело вздохнул. - Магия - это, чем тебе следует заниматься. Ты же бретонка, это твоя природа, - произнес Аззан, а сам подумал, что лучше бы ему заткнуться, пока он не наговорил ей еще какой-нибудь банальщины в том же ду-хе.
   - Да, тяжелые доспехи не для меня, но луком я владею превосходно! Хурвен меня очень хвалила! Ты же слышал!
   - Мирабо, этот вопрос уже решенный. Там тебе будет лучше.
   - Мне нигде не будет лучше.
   - Время покажет...
  
   ***
   Все оказалось не настолько страшным и ужасным, как казалось Мирабо по-началу. Она не сбежала из Анвила (как думала поступить первоначально), не ос-талась в Гильдии бойцов (как хотела поступить позже, немного остыв), нет. Она послушно перешла в обучение к Карахил, главе местного отделения Гильдии ма-гов. Почему она так поступила, девушка не могла объяснить даже самой себе. Это решение пришло к ней вдруг, без какой-либо, казалось, логичной причины. Пере-ход в Гильдию магов отдалял реализацию ее плана, но Мирабо восприняла это как-то неожиданно спокойно и, постаралась найти в таком положении плюсы. Ка-рахил не бросилась обучать ее сразу всем заклинаниям, которые знала. В принци-пе, Мирабо и не ждала этого. Но и на занятия с другими своими учениками Кара-хил бретонку не приглашала. И вот это уже было Мирабо не понятно. Она наблю-дала за уроками со стороны, не вмешиваясь, не задавая вопросов и не выказывая, впрочем, никакого недовольства подобным отношением к себе. То время, которое не было занято чисткой горшков, тарелок и прочего, казавшегося нескончаемым, скарба, Мирабо тратила на чтение книг и тренировки с Пинарусом. Этот уже в возрасте имперец относился к Мирабо с отцовской заботой и нежностью, которая скопилась у него за долгие годы после потери своих троих сыновей в одной из во-енных кампаний в Скайриме. Мирабо стала частым гостем в их доме. Она любила посидеть с Астией у очага, помогая той разводить новые краски. В такие минуты ей казалось, что она сейчас у себя дома, в Хай Роке. За окном так же слышался шум прибоя и крики чаек, к которым присоединялись песни моряков, чьи корабли находились на ремонте в доках на берегу... Тогда она еще любила море...
  
   ***
   ...На кухне мама готовила ужин, отец сидел напротив и мастерил новый лук. Новый лук для своей младшей дочери, неугомонной и быстрой, словно ветер - для меня. Он всегда напевал себе во время работы, и я любила наблюдать за ним в такие минуты. Наблюдать и ждать, когда он снова подмигнет мне глазами одного цвета с моими. Отец был для меня сродни божеству. Да, я боготворила его, как боготворят все маленькие девочки, считая, что их отец самый хороший, самый добрый, самый ласковый, самый сильный и, конечно же, самый умный. И пусть его руки были жесткими от работы, но они были для меня самыми нежными руками на всем белом свете. В коридоре легонько хлопнула дверь.
   - Снимай сапоги там, возле двери! - раздался мамин голос из кухни. И как она вот так может слышать? Она же совсем в другом конце дома. В коридоре по-слышалось нарочито громкое пыхтение и шарканье. Я поднялась с пола и побе-жала в коридор. Там, сидя на стуле, весь перепачканный неизвестно в чем, пытал-ся снять обувь мой старший брат, Райл.
   - Где ты был, что так испачкался? - спросила я его нарочито строго, подра-жая интонациям мамы.
   - Любопытному скампу на площади уши оборвали! - с улыбкой ответил Райл. - Нечего задавать глупые вопросы, помоги лучше снять эти сапоги, - и про-тянул ей правую ногу.
   - Вот еще! Пусть тебе твоя бледная Нерле сапоги снимает! - крикнула я ему, смеясь.
   - Ах, ты, маленький бесенок! Ну, погоди, поймаю - надеру уши! - стаски-вая, набухшие от воды и грязи сапоги, прокричал вслед Райл.
   За ужином, как всегда в больших семьях, было шумно и весело. Райл рас-сказывал, как они с другом пытались поймать вручную маленького кабаненка, никак не желавшего попадаться в ловушку. Красочно описывая все его зигзаги и кульбиты, Райл чуть ли не повторял за кабаненком нечаянные трюки. Мама сдер-жанно улыбалась и лишь изредка осаждала своего старшего сына, напоминая ему, что они все же за столом. Отец хохотал над рассказом Райла, спрашивая о деталях и вворачивая свои, не менее смешные комментарии.
   А потом пришла ночь. Одна за другой на небе загорались звезды и вот уже скоро по всему ночному небосклону рассыпались маленькие и большие, яркие и не очень, переливавшиеся всеми цветами радуги, словно драгоценные самоцветы созвездия, пути и скопления. С приходом ночи мама менялась. Она становилась невероятно ласковой. Нежно расчесывая мои длинные и непослушные медные локоны, она рассказывала мне истории и сказки, которые ей когда-то рассказыва-ла ее мама, а той - ее мама. И было в этих сказках нечто такое...вечное и неиз-менное...что-то такое постоянное.... То, что было, что есть и что будет всегда. Вне зависимости от того встанет ли утром солнце или нет.
   ***
   Едва переступив порог Гильдии Магов, Мирабо наткнулась на холодный взгляд Карахил. Капли дождя стекали с волос, по щекам, попадали за шиворот шерстяной ученической робы. В таком виде она стала похожа на птенца, выпав-шего из гнезда и увидевшего перед собой горящие глаза огромной голодной кош-ки. Мирабо стояла, сцепив руки, и молчала. Молчала и Карахил. Их безмолвный поединок продолжался до первого раската грома. Мирабо вздрогнула. То ли от холода, то ли от неожиданности.
   - Где ты была? - С расстановкой спросила Карахил.
   - Я была у госпожи Астии, помогала ей с красками. - Не поднимая глаз от переплетенных пальцев, ответила бретонка.
   - Ученику, не явившемуся к ужину, грозит наказание. Ты прекрасно знаешь об этом.
   - Учеников учат, а не заставляют драить горшки. Причем не только те, в ко-торых готовят еду.
   - Это тоже своего рода учение. Учение смирять гордыню.
   - Я ни единым своим поступком не проявила своей гордыни. Ни единым действием. Ни единым взглядом.
   - Считать исполнение некоторых обязанностей недостойными себя - не есть ли это одно из проявлений гордыни? Да еще и открыто заявлять об этом?
   - Это не гордыня!
   - Молчи!
   - Не буду молчать! Я здесь уже второй месяц, и за это время Вы ни разу не взглянули в мою сторону, ни разу не сказали мне ни слова! К чему было забирать меня из Гильдии Бойцов? Там я хотя бы могла быть полезной людям. А что я де-лаю здесь? Чищу ваши дурацкие горшки! Я ненавижу это! Я теряю здесь время! Я ненавижу эту робу! Она, в конце концов, колется!!! - Мирабо даже не заметила как перешла на крик. Хорошо, что на улице дождь, подумала она, это отличный повод плакать у всех на виду, и никто твоих слез не заметит. А Карахил и бровью не повела в ответ на эту истерику. Она подошла к маленькому столику, взяла гли-няную чашу, подбросила ее в руке, как бы взвешивая, развернулась к Мирабо и изо всех сил запустила чашу прямо в девушку. Только благодаря своей природной ловкости, Мирабо удалось избежать хорошенького удара по голове. Чаша удари-лась об стену и рассыпалась на кусочки и мелкую крошку прямо над головой бре-тонки. Она выпрямилась, поглядела на то, что совсем недавно было глиняной ча-шей, а сейчас превратилось в кучку осколков. И никакой магии. Перевела взгляд на альтмерку и снова едва не поймала теперь уже небольшую вазу. Прикрыв го-лову руками, Мирабо успела отскочить в сторону.
   - Что Вы делаете? - кричала она
   Ответом ей был серебряный стакан, угодивший прямо в правое плечо.
   - Вы с ума сошли?!
   Из комнат стали выглядывать растрепанные головы других учеников, по каменным лестницам зашлепали босые ноги волшебников. Летающая посуда вы-звала большой переполох. Но никто не вмешивался.
   - Ты...
   Полетела тарелка.
   - ...будешь...
   Еще один стакан.
   - ...драить...
   Ваза побольше нашла свой конец на беленой стене.
   - ... горшки...
   Действительно, полетел горшок.
   - ...до тех пор...
   Ваза с цветами окатила Мирабо водой не самой первой свежести.
   - ...пока...
   Прощай, супница. Благо пустая.
   - ...сама...
   И снова ваза. Мара, сколько же их здесь?
   - ... меня...
   Бокал.
   - ...не остановишь!!! Огромная глиняная урна остановилась и повисла в воздухе прямо перед вы-тянутой рукой Мирабо. С губ учеников сорвался вдох удивления. Урна плясала в воздухе перед распростертой ладонью бретонки. Карахил довольно улыбалась. До тех пор, пока эта самая урна не метнулась в ее сторону.
  
   Глава IV
   "Аделина. Дорога на Чейдинхол"
   Дорога до Чейдинхола, графства на северо-востоке Сиродиила, заняла у Аделины почти три дня. По пути пришлось заглянуть в Путь Унылости. До Се-ребряной Дороги, по которой пролегает маршрут, донеслись ужасные звуки ка-кой-то драки, людские крики, лязг оружия, а ветер приносил запах, который ни с чем не спутаешь - запах магии. Вмешиваться во все то, что там творилось, у Аде-лины желания было мало, но все же любопытство вскоре взяло верх, и она свер-нула с Дороги. Проехав несколько футов, она остановила свою гнедую на краю невысокого уступа, с которого Аделине открылась сцена боя между темными эльфами и нордами. Она прошептала заклинание хамелеона и, привязав лошадь к небольшой поваленной сосенке, решилась подойди ближе. Что послужило причи-ной для этой резни - было непонятно. Вмешиваться в происходящее желания не возникало. Несмотря на огромную силу, коей обладали норды, они терпели пора-жение. Один за другим они падали на землю, словно подкошенные. Глаза данме-ров горели красным огнем ненависти. Они были беспощадны. Их талант владения магией разрушения был несоизмеримо выше талантов воинов-нордов. Аделина оторвала взгляд от этой ужасной картины и посмотрела на запад, поверх крыш. На небольшом скалистом выступе, опершись на клеймору (даэдрик?!), стоял чер-новолосый мужчина и беспристрастно наблюдал за происходящим. Вдруг он поднял глаза и Аделина невольно вздрогнула. Нет, увидеть он ее, конечно, не мог - эффект кольца Меридии был постоянным, но почему-то ей показалось, что он смотрит прямо ей в глаза, не отрываясь. Вот он приоткрыл рот, как будто собира-ясь что-то крикнуть ей, но, тут же закрыл его. Последний норд был повержен. Мужчина опустил голову, развернулся и исчез среди деревьев. Сердце Аделины бешено стучало и кровь пульсировала в висках. Что это? Она паникует? В чем де-ло? Злясь сама на себя за эту слабость, на сделала первый шаг в сторону поселка, но тут же остановилась. Тот же мужчина выводил из пролеска коня и направлялся в ее сторону. Она подалась назад и, оступившись на камнях, чуть было не слетела вниз с холма, на котором стояла. Остановить свое падение ей, конечно, удалось, а вот падение камней, задетых ею - увы нет. Они покатились вниз, подпрыгивая и ударяясь друг о друга, производя нежелательный шум. Мужчина остановился, су-зил глаза и посмотрел в ее сторону. Она задержала дыхание, когда увидела его взгляд. "Не может быть! Этого просто не может быть!" - внезапная догадка, слов-но молния поразила ее. Раздумывать больше не было времени, она развернулась и кинулась к лошади. Поводья никак не желали отвязываться от сухих веток. Она еще раз взглянула на застывшего посреди поселка мужчину. Он нахмурился и внимательно разглядывал холм, силясь хоть что-нибудь разглядеть. Наконец, по-водья освободились и Аделина, что есть мочи пришпорив гнедую, понеслась к дороге. Ветки хлестали по бокам несчастного животного, вынужденного перейти на аллюр так быстро, ветер свистел в ушах ассасина, а перед глазами у нее стоял, опершись на дейдрическую клеймору, черноволосый мужчина с таким знакомым прищуром. Она тряхнула головой, отгоняя видение. Свернув на Серебряную до-рогу, ведущую из Брумы к Окружной дороге, она перевела кобылу на галоп, давая и ей, и себе возможность немного отдышатся. Она потеряла слишком много вре-мени, наблюдая за резней в Пути Унылости, день клонился к закату и продолжать путь в ночи ей не хотелось. Необходимо было привести свои мысли в порядок, и Аделина решила остановиться на ночь в таверне Рокси.
   ***
   -Я не знаю уже что делать...за последний месяц расходы превысили все до-пустимые резервы... Если так пойдет и дальше, то придется искать место где-то подальше от столицы. Переезжать, как Флаану я не хочу... хотя, у нее и выбора-то особо не было. Её магазин сжигали уже несколько раз. В последний раз это было лет десять назад. Ее алхимическая лавка располагалась неподалеку. Пожар было видно на много миль вокруг. А уж про вонь и взрывы я промолчу. - Хозяйка таверны "Рокси", высокая и крепко сбитая, как и все женщины-норды, Малена, тяжело вздохнула и подлила еще вина в стакан Аделины.
   - Кризис продолжается. Сейчас всем нелегко, - тихо произнесла она в ответ.
   - Чепуха! Дело не в кризисе, - Малена многозначительно глянула на свою собеседницу.
   - Тогда в чем же?
   - Дело в этой ведьме...Рейлин в ее ужасном черном логове! - В голосе хо-зяйки появились визгливые нотки, несмотря на то, что говорила она шепотом. Впрочем, нужды в этом не было - в этот поздний час в таверне они были одни.
   - О чем ты говоришь? - Аделина отставила стакан в сторону и подалась не-много вперед, приблизив свое лицо к лицу хозяйки.
   - Несколько месяцев назад, в пещере Мшистая скала, что на север от тавер-ны, засела шайка чертовых некромантов во главе с этой...откуда она только взя-лась? - С негодованием произнесла та.
   - Некроманты? Тут? Так близко от Гильдии. Ты уверена? - Аделина отстра-нилась и откинулась на спинку деревянного стула, с недоверием глядя на
   - Да, Гирцин тебя раздери, уверена! - Аделина сделала примиряющий жест в ее сторону. - Прости... Не могу спокойно о ней говорить... Вонь от этой пещеры такая, будто в ней сдохло все население столицы разом! И эти странные звуки по ночам. От них холодный ужас пробирает до самых кончиков пальцев. Это некро-манты. Точно. Из-за этого здешние места стали пользоваться дурной славой и моя таверна пришла в упадок.
   - А почему Легион ничего не делает?
   - Пффф, эти остолопы в жести, которые только и умеют, что размахивать мечиком друг перед другом? Они патрулируют только дороги, а то, что находится так "далеко" от дороги их не касается. Трусы несчастные. А ведь здесь, в моей та-верне их околачивается с десяток каждый божий день. Только напитки оплачи-вать забывают. О каком выходе из Кризиса может идти речь, если на страже зако-на стоят эти самодовольные юнцы, - грустно заключила хозяйка.
   - А Гильдия Магов? Это ведь и в их компетенции тоже.
   - Травена больше нет, забыла? Теперь у них там переворот за переворотом и им не до каких-то единичных некромантов. Как бы откусить побольше да при этом не подавиться - вот чем сейчас они заняты. Словно вновь надеются на вне-запное появление неизвестного Героя, который избавит их от подобных проблем. Да только время чудес закончилось. В тот момент, когда Мартин превратился в статую Акатоша... В общем...не знаю, как выразится проще. Скажу прямо - Рей-лин Гробокопательница должна умереть
   Потом они сидели и молчали, прислушиваясь к тому, что происходит на улице. Ночь за окном только вступала в свои права, но небо было плотно затянуто черными тучами, ни одной из двух лун не было видно и поэтому в этот час было темнее обычного. Весь день стояла страшная духота, а теперь эти черные тучи.
   - Быть грозе, - будто озвучив вслух свои мысли, произнесла Малена.
   - Да. Зато не будет слышно тех ужасных звуков, которых ты так боишься.
   Хозяйка криво улыбнулась Аделине в ответ.
   - Постель готова. Можешь идти и устраиваться.
   - Спасибо. Но ты тоже ложись. Я еще посижу тут немного. Да и лошадь проверить надо.
   - Хорошо. Спокойной ночи, Адди, - улыбнувшись, произнесла Малена.
   - Да охранит Мара твои сны.
   Мара... С каких пор ты стала верующей, ассасин? Аделина смотрела вслед поднимающейся по лестнице хозяйке и нервно вертела в руках пустой серебряный стакан. Ей уже не терпелось вскочить с этого стула, переодеться в доспех Темного Братства и отправиться в эту пещеру, о ко-торой говорила хозяйка. Но нужно было немного подождать. Хозяйка даже не до-гадывалась о том, кем на самом деле являлась молодая женщина, которую она так нежно, почти по-матерински, называла Адди. В комнате внезапно на пару секунд стало светло, как днем и небо за окном расцветилось длинной, изгибающейся молнией. Путешествующий целитель, идущий по пути древней магии самой при-роды. Аделина ухмыльнулась... Что есть, то есть... Грянул гром такой силы, будто небо раскололось пополам. Путешествующий... но только далеко не цели-тель... хотя, это, конечно, как посмотреть. Разве нельзя назвать целительством избавление общества от его гнойников и язв? От его атавизмов и ошибок, кото-рых не смогла уничтожить и исправить ни эволюция, ни продолжающийся кри-зис? Аделина горько улыбнулась своим мыслям. По крыше тяжело застучали пер-вые капли дождя. Нет, нельзя. Потому что были не только язвы и гнойники, ата-визмы и ошибки. Не реже встречались и невинные души. И в ушах снова зазвенел смех молодой эльфийки, отражающийся в хрустальных капельках люстры... Нет, медлить больше нельзя. Иначе воспоминания поглотят, и избавиться от них будет очень сложно. Наверное, Люсьен прав и она теряет хладнокровность, становится все больше похожей на...простого человека? Аделина одним движением подня-лась со стула, буквально взлетела в комнату, достала из легкого походного сун-дучка броню и стала переодеваться, обдумывая каждое свое последующее дейст-вие в Мшистой Скале. Она покачала головой. "Некроманты... А чем ты лучше них?.."
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"