Inspektorpo...: другие произведения.

Лестница

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так жаждущий в пустыне путник находит долгожданный оазис и алчно припадает к воде из колодца. Так рыцарь, зарубивший сотни врагов, принимает в объятья прекрасную даму. Так отец, томящийся ожиданием, узнает о рождении ребенка. Так автогонщик пересекает финишную черту первым.


Лестница

  Человек открывает двери.
  Он долго блуждал, пока его не привлекли они: пара огромных, бордовых, со странными символами, напоминающими буквы, с резными позолоченными ручками в виде сов.
  Они поворачиваются сами собой: не вниз, как другие, а вокруг оси, будто вкручиваются. Человек чувствует совиные перья на ладонях, острый клюв на подушечках пальцев. Двери расходятся, открывая узкий проход, из которого льется полоска света.
  Человек, протиснувшись, вваливается в круглое помещение и замирает. Единственная стена - сплошь уставленная книгами. Гигантская, невообразимая, поднимающаяся до небес книжная полка: толстые полки-кольца, будто обручи на бочке, вертикальные стенки-ребра, разделяющие полку на сектора. И все, все, все, все - в книгах. Куда не брось взгляд - книги. Куда не ступи - книги.
  За спиной хлопают закрывающиеся двери. Скребущий звук язычков замка, входящих в пазы. Человек оборачивается, подходит к дверям. Хотя здесь и пугающе-интересно и уходить не хочется, но все таки лучше, чтобы оставался путь к отступлению. Но ручек-сов с этой стороны нет. Человек легонько толкает двери - не поддаются, усиливает нажим - не поддаются, налегает всем телом - не поддаются, бьет ладонью, кулаками, пытается высадить плечом с разбега - не поддаются, словно это не двери, а каменная стена.
  Человек разворачивается, шагает по кругу, уткнувшись взглядом в пол, собирается с мыслями, поднимает голову - не может поверить глазам: дверей вообще нет. Там, где они были мгновенья назад, теперь замкнувшийся круг книг. Человек подбегает к полкам, вгрызается пальцами в корешки, сваливает на пол десятки, сотни книг. Уголки больно бьют по ногам, но Человек не замечает этого, а видит только бесконечное бордовое полотно полки, неизменно открывающееся за каждой книгой. Ладони упираются в дерево, пытаются промять, найти ключ, открывающий выход.
  Человек хватается за голову, рвет волосы от нестерпимой боли, рвущую грудь. Человек проклинает миг, когда вошел сюда, ибо понимает: однажды попав в мир книг, обратной дороги не найдешь.
  Пинает книгу, будто футбольный мяч. Она взлетает, хлопая страницами. Бьет по еще одной, топчет другую, вкладывая всю ненависть, бьющую через край. Хватает книгу, желая разорвать на мелкие кусочки. Рука сминает с десяток страниц, но мгновенно останавливается, потому что взгляд падает на строчку и слова бьют в самое сердце, пролезают в голову. Глаза бегут по второй строчке, третьей, четвертой, пока не доходят до конца страницы. Книга выпадает.
  Человек снова хватается за голову, снова от ужаса, потому что видит опустошенные полки, потому что видит пол, устланный книгами, будто поле брани, телами убитых. Руки бессильно опадают, ибо Человек понимает: он самый счастливый в мире: перед ним сотни, тысячи книг, самая большая библиотека в мире.
  Человек подбирает книгу, расправляет мятые страницы, ставит на полку. Повторяет это снова, снова и снова, пока пол не становится одиноко пустым.
  Человек кружится, осматривая каждый ряд снизу вверх и книги - красные, зеленые, синие, черные, фиолетовые - сворачиваются в радужный хоровод, так что кружится голова. Человек останавливается, чтобы не упасть. Делает несколько долгих вдохов-выдохов. Подходит к полке, садится по-турецки, берет с нижнего яруса книгу. Гладит пальцами обложку, проводит подушечками по названию, имени, нарисованными героям, корешку. Открывает первую страницу, слева цветная фотография автора, справа название. Переворачивает. Внимательно читает аннотацию, переводит взгляд на следующую страницу.
  Так жаждущий в пустыне путник находит долгожданный оазис и алчно припадает к воде из колодца. Так рыцарь, зарубивший сотни врагов, принимает в объятья прекрасную даму. Так отец, томящийся ожиданием, узнает о рождении ребенка. Так автогонщик пересекает финишную черту первым.
  Книга проходит через все тело: от головы до пяток, проникает в каждую клеточку, схватывает мозг, проникает в уголки души.
  Человек откладывает книгу, силясь осмыслить прочитанное, обуздать переполняющие чувства. Но руки не слушаются и берут следующий том. И снова тоже. Снова оазис, прекрасная дама, ребенок и финишная черта.
  Стопка увеличивается на еще одну книгу, на еще одну, на еще одну, еще, еще, еще, пока не вырастает в нечто, напоминающее осадную башню или языческого идола или скалу. Человек тянется за следующей книгой, но случайно локтем толкает стопку. Башня покачивается, будто по ней наносят удар решившиеся на вылазку защитники, и рассыпается. Но книги не падают, а ложатся веером, - торец к торцу - огибая опустевшую часть полки.
  Человек смотрит и не может поверить собственным глазам - это же лестница! Он хватает с полки несколько книг, пытается достроить, но любая книга неизменно падает, как бы аккуратно, как точно ее не укладывать. Но стоит прочесть издание, и книга ложится сама собой, становясь новой ступенькой.
  Глаза слипаются, голова трещит, тело ноет, душа просит отдыха от пережитых эмоций. Человек ложится на пол. Засыпает, а когда просыпается видит двери, возникшие также неожиданно, как и пропали. Ручки-совы соблазняюще зовут: возьми нас, поверни, уйди отсюда, вернись к блужданию. Человек встает, подходит к полке, берет книгу, садится по-турецки, открывает первую страницу.
  Отсюда он не уйдет - никогда и ни за что.
  Когда первый ярус полностью прочитан, лестница завершает первый виток. Человек берет книгу со второго яруса, вторую, третью, четвертую, двадцатую, пятидесятую, сотую, пока не складывает второй виток, пока не складывает третий, пока не складывает четвертый, пока не складывает десятый, двадцатый, пятидесятый, сотый.
  Человек не ест и не пьет - книги заменили пищу и воду.
  Он жует слова, жадно пьет буквы, на его столе всегда эпиграфы и метафоры, формулы и параграфы, драмы и комедии, все лучшее из меню фантастики, детективов, прозы, поэзии, биографий, монографий.
  Он проживает тысячи жизней: бесстрашных героев и отвратительных подлецов, благородных правителей и жестоких тиранов, похотливых женщин и развратных мужчин, тружеников и лентяев, гениев и бездарностей, шпионов и предателей.
  Он прогуливается по дождливым набережным Лондона и Санкт-Петербурга, по площадям Москвы и Рима, храмам Иерусалима и соборам Кельна, по улицам Токио и Пекина, Парижа и Мадрида, Стокгольма и Хельсинки, Кейптауна и Сиднея, Нью-Йорка и Рио-де-Жанейро.
  Лестница поднялась так высоко, что уже не видно основания. Человек смотрит на стеллажи, уходящие вверх, думает: есть у конец у всего этого? Наверное, должен быть. Ведь здесь собраны лучшие и главные книги, которые каждый должен прочесть. Для чего? Чтобы заглянуть за край знания, познать абсолютную истину?
  Он оказывается на улочках и переулках тысяч городов планеты.
  Он проживает все времена и эпохи: величие и упадок Римской империи, гражданскую войну в США, устланные трупами поля Первой и Второй Мировой, нашествие Чингисхана и Тимура, Он гибнет в Помпее, и сжигает Константинополь, освобождает Москву и заказывает "бiстро" в Париже.
   Он живет на Земле, Луне, Марсе, Венере, Европе, Юпитере, в тысячах Звездных Систем, сотнях Галактик и миллиардах Вселенных.
  Человек не видит себя, но чувствует покрывающие лицо морщины, седые волосы; ноги, руки, кости, все тело наполнены свинцовой усталостью. Человек знает, что жизнь подходит к концу, как и все книги, что нужно прочесть. Старческие пальцы берут с полки последнюю книгу. Как в первый раз, ощупывают золотое тиснение названия, автора, героев. Хочется, чтобы эта книга длилась вечно, она тягуче льется в сознание, как мед, но, когда заканчивается, кажется, что это только миг. Прекрасный, упоительный, но только миг.
  Последняя книга ложится ступенькой огромной лестницы. Человек видит верхний край полки, а за ней знания, истину.
  Человек становится на последнюю книгу, но не видит что там, за краем. Приподнимается на цыпочки. Снова не видно. Надо встать на самый, самый краешек. И только в этот момент он видит его - абсолютное знание, и только в этот момент он видит ее - абсолютную истину. Они рушатся на него в мгновенье мгновенья: закручивают, разрывают на мельчайшие части и снова собирают.
  Человек чувствует, как лестница уходит из-под ног. Он падает камнем. А вместе с ним тысячи книг.
  Выстраивать так долго, так тщательно, чтобы все рухнуло в секунду.
  Человек лежит на бесчисленной груде книг. Острые края впиваются в спину, в ноги. Человек не в силах подняться, поэтому закрывает глаза, а когда открывает, видит то же помещение: тот же пол, те же полки уставленные книгами, уходящие так высоко, что не видно конца.
  Разница лишь в том, что прошли десятки лет, и если человек захочет пройти этот путь снова, то уже не успеет. За спиной призывно маячат закрытые двери. Ручки-совы соблазняюще зовут: возьми нас, поверни, уйди отсюда, найди других, расскажи, что есть край за которым видно абсолютное знание и абсолютная истина.
  Человек встает, подходит к полке, берет первую книгу с нижнего яруса, садится по-турецки, гладит пальцами обложку, проводит подушечками по названию, имени, нарисованным героям, корешку, открывает первую страницу.


  03.01.2012, Львов
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"