Inspektorpo...: другие произведения.

В логово врага

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 2.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Через много веков противостояние, начавшееся возле небольшого средневекового города, продолжается.

    Мухаммад утопает в песке.
    Ноги проваливаются по щиколотку.
    Горячий песок обжигает ступни.
    Мухаммад рыщет взглядом по барханам.
    Пытается найти армию. Его армию.Прекрасную непобедимую армию.

В логово врага

   Мухаммад утопает в песке.
   Ноги проваливаются по щиколотку. Горячий песок обжигает ступни.
   Мухаммад рыщет взглядом по барханам.
   Пытается найти армию. Его армию. Прекрасную непобедимую армию.
   Мухаммад слышит крики коршунов, кружащих над головой.
   От победы к победе. Как и предки много веков назад.
   Мухаммад ощупывает разодранную кольчугу, откидывает сломанный лук и колчан.
   Эта деревня называется также как и та, возле которой предки разбили неверных и понесли знамя Пророка дальше на север.
   Мухаммад слышал эту историю с самого рождения, впитывал с молоком матери.
   Он проиграл. Он не достоин славы предков. Он будет предан забвению.
   Мухаммад достает из-за сапога изогнутый кинжал. Позор можно смыть только кровью.
   Вдали возникает мираж: огромные хвойные деревья, земля, усеянная травой.
   Мухаммад видит, как мираж стремительно приближается.
   Деревья вырастают, заслоняя небо, трава пожирает песок. Крики коршунов сменяются трелью соловьев. По веткам скачут белки.
   Мухаммад никогда не видел пустыни. Она из рассказов старших, также как и великие победы предков.
   Пустыня - мираж, лес - реальность.
   Мухаммад утопает в траве.
   Лес такой чужой, такой непонятный, такой опасный.
   Мухаммад вспоминает, как смерть настигала, косила его людей.
   Недостойных великих предков. Опозоривших великих предков.
   Мухаммад чувствует что-то, следящее за ним.
   Время останавливается: не слышно птиц, под порывами ветра застыли деревья, лучи солнца пробиваются между ветвями.
   Мухаммад чувствует приближение чего-то.
   Что-то пробивает тело. Оставляет отверстие. Одно, второе, третье.
   Мухамада разрывает на части.
   Падение.
   Мухамад утопает в траве.
   Земля, ломая, бьет в нос, трава обжигает лицо.
   Мухамад понимает: победа, как и пустыня - мираж.
   Мухамад понимает: его остановили там же, где и предков.
   Мухамад понимает: прошли века - ничего не изменилось.

   Степан кладет винтовку на полку. В бинокль смотрит через бойницу. Видимо, этот муслим оказался последним. Отбился от основных сил. Возможно, бежал. Устранен.
   Еще несколько часов назад огромная армия шла на приступ. Сотни конных и пеших бойцов в кольчугах с луками, саблями и копьями бросились в безумную атаку под зелеными знаменами. Бросились, чтобы рядами ложиться под пулеметными очередями, чтобы падать, запутываясь в колючей проволоке.
   Степан заряжал разрывные, видел в прицеле, как разрываются головы врагов. Снайпер лишний раз убеждался в верности теорий и превосходстве своих перед чужаками: столь безнадежно отставать в техническом развитии и столь безрассудно идти в атаку могут лишь не имеющие не капли мозгов.
   Степан поворачивается, осматривая деревню, по периметру обнесенную деревянной стеной с несколькими башнями.
   Поселение в очередной раз оправдало название.
   Сотни лет назад возле города с таким же именем была разбита мусульманская армия.
   Она потерпела поражение и в этот раз.

   Сегодня праздник: очередная победа над мусульманами совмещена с годовщиной основания Пуатье.
   За полвека, небольшая деревня в несколько дворов, основанная горсткой энтузиастов, разрослась до значительного поселения, укрывающего за частоколом несколько сотен человек. Отдельные дома, сады, огороды, хлевы, склады, забитые оружием, продовольствием и медикаментами, даже имеется ангар с вертолетом. Словом, идеальное автономное поселение.
   Степан сидит за невообразимо большим столом. Под окнами, на центральной площади веселятся и гуляют простые жители деревни, а в избе старосты собираются наиболее почетные, многие - потомки создателей Пуатье.
   Степан знает: поселение основали ранней весной, однако со временем дату празднества перенесли на позднюю осень, уже после сбора урожая. Чтобы гулять на широкую ногу, чтобы год окончился на положительной ноте, чтобы проще пережить монотонные длинные белые зимние ночи.
   Возле стола бегают белобрысые дети, взрослые ведут неспешные беседы, создавая над столом низкий гул, пока слова не просит староста - единственный оставшийся в живых основатель Пуатье. Мгновенно все стихают. Детей усаживают на колени.
   Умудренный сединами старик возвышается над собравшейся за столом молодежью:
   - Друзья! Братья и сестры! Вот уже полвека существует наше поселение. - Староста умолкает, жует сухие губы. - Пуатье. Мы выбрали это название в честь места, где много веков назад наша раса сразилась с представителями чуждой культуры. Культуры, враждебной нам во всем, культуры, принадлежащей иной нации, иной вере. Тогда была остановлена армия, шедшая уничтожать все чужое, все непохожее, шедшая устанавливать свое. В последующие века эта борьба продолжилась: из века в век орды инородцев вторгались и оказывались уничтоженными. И в продолжение этой тысячелетней борьбы несколько дней назад мы разбили очередную вражескую армию. С периодичностью в несколько лет они из раза в раз тревожат наше поселение. Но, как и в прошлом, все атаки разбиваются о беспримерную храбрость и умение наших бойцов. Так было, так есть и так будет. Слава героям!
   "Слава героям!" - подхватывают собравшиеся. Стаканы с квасом мгновенно осушаются.
   - Я, теперь уже единственный, помню, как все начиналось. Ужасные, темные времена падения, когда попиралось все высокое, духовное, чистое, светлое и доброе, торжествовало низменное, злобное, черное. Великие идеалы нашей расы оказались низвергнуты. Тогда мы поняли: на этой земле ничего нашего нет, там мы лишние. Группа сплоченных соратников решила сохранить остатки прекрасного, остававшиеся даже в столь ужасные времена. Многие насмехались над нами, многие осуждали, многие поддерживали и сочувствовали, но лишь единицы оказались способны на реальные действия. Критерии отбора предъявлялись жесткие, возможно, даже жестокие. Но, если хочешь сохранить лучшее, идеальное, то нет места компромиссу. И вот прошедшие полвека доказали нашу правоту. Мы сохранили фенотип, традиции, культуру, память нашей расы, нашего народа. А ведь все это могло погибнуть вместе с испорченным, иррациональным миром, широкими шагами шедшим, бежавшим в пропасть, сгинувшем в небытие. Те, кто держался за него, те, кто надеялся уцелеть на обломках, погибли. Конечно, нам жаль заблудших.
   Староста замолкает. Снова жует губы. Крепче сжимает стакан. Ощущение: воспроизведена заранее заготовленная речь, но концовку старик или не успели придумать или, в силу возраста, забыл.
   - Но, может, пора вернуть потерянное?!
   Степан, до этого сидевший как на иголках, вскакивает. Остальные недоуменно смотрят на него: неслыханная дерзость: прервать основателя поселения, прервать старосту, прервать пожилого человека.
   - Наше поселение назвали Пуатье. Пуатье - место, где остановилась чуждая нам раса - так нас учили на уроках. Но Пуатье - место, с которого началось контрнаступление наших предков, контрнаступление, очистившие оскверненные инородцами земли, контрнаступление, загнавшее чужаков обратно.
   Степан активно жестикулирует руками, сжимает кулаки, пытаясь сдержать переполняющую внутреннюю энергию. Голос то срывает на высокий тон, то переходит на бас.
   - Сколько мы будем отсиживаться в лесу? Пришло время расквитаться с обидчиками нашей расы, нашего народа. Земли, занимаемые ими, еще недавно принадлежали нашим предкам. Теперь инородцы прочно обосновались там. Недавно мы летали на вертолете над городами, когда-то бывшими нашими. Ужасное зрелище! Города - прекрасные творения гениев нашей расы, нашего народа превращены в помойки, где ведут междоусобные войны наши враги. Прекрасные памятники осквернены. Да, это доказывает наши теории. Инородцы не оказались способны на какое-либо созидание. Их удел только деградация к животному состоянию. Истекшие полвека они провели в нескончаемых междоусобных войнах, израсходовали все запасы боеприпасов, сделали огнестрельное оружие бесполезным, у них присутствует лишь примитивная промышленность, поэтому сегодня они опустились до уровня кольчуг и стрел, завтра перейдут на дубины и шкуры. Но и мы можем пройти тот же путь. Наше производство боеприпасов не покрывает того, что мы тратим на отражение периодических набегов. Автоматы, пулеметы, снайперские винтовки станут ненужными кусками железа. Со временем и мы перейдем на средневековое оружие. Раньше мы могли откладывать контрнаступление по причине наличия у противника огнестрела, но сейчас мы имеем над ним техническое преимущество, которое позволяет десятку бойцов уничтожать сотни врагов. Поэтому - сейчас или никогда! Нас учили чтить предков. Так как же мы можем терпеть, что инородцы беснуются, оскверняют, наши прекрасные города!? Мы должны нанести удар! Сейчас или никогда!
   Степан разом выплескивает мысли, волновавшие последние несколько недель, не дававшие покоя ни телу, ни духу. Речь: хоть и путанная, но жаркая, эмоциональная. Именно так Степан представляет вождей, поднимавших славных предков на брань. Сейчас, собравшиеся выскочат из-за стола, схватят оружие, построятся в колонны, и, подобно огненному смерчу, пройдут очистительным маршем по логову врага.
   Но вместо этого Степан читает в чужих взглядах полное непонимание. Абсолютно бесцветные взоры светло-голубых глаз. Все хранят молчание, пока кто-то не берет со стола кусок хлеба. Это как сигнал - все начинают есть.
   Степан опустошенно падает на стул.

   Степан под звездами восходит на стену.
   Раз за разом в голове прокручиваются события сегодняшнего вечера.
   Степан знает: если предлагаешь людям сделать что-то, то за тобой пойдет тот, кто не отводит взгляда.
   Сегодня каждый смотрел в глаза.
   Но в их взорах оказалось совсем не то.
   О чем он? К чему нам все это? Вот наш прекрасный стол, ломящийся от еды. Вот наши уютные дома. Вот наши прекрасные дети. Один, второй, третий. Какая война? Отвоевывать города? Зачем? Города - душные, пыльные, напоминающие муравейники, сосредоточение зла, пороков. Когда наша раса перебралась в города она планомерно шла к гибели. Только в деревне существует жизнь. Та земля, о которой ты говоришь, уже давно не наша. Да она нам и не нужна. Наша - только здесь. Здесь нам есть за что сражаться.
   Где-то в лесу воют волки. Один затягивает заунывную песню. Где-то вдали подхватывает второй. Совсем рядом подключается третий.
   Примерно так Степан представлял реакцию на речь: огонь, зажженный ей, вспыхивает в этом, том, другом, пока не захватывает всех.
   Но куда-то пропали волки среди его расы, его народа.
   Неужто все они погибли полвека назад, в ненавистных городах, в неравной схватке с инородцами. Неужто сюда, в леса сбежали одни овцы: не нашедшие силы, чтобы изменить тот неправильный мир, не выдержавшие соседства с коварным и многочисленным врагом. Они предпочли не сражаться, а бежать. Бежать туда, где можно построить уютный, радующий душу мирок, а остальное пусть горит синим пламенем.
   Глупо ожидать, что такие люди и их потомки когда-либо снова перейдут в наступление. Однажды выбрав бегство, они будут бежать, пока не окажутся на краю и не будут убиты.
   Степан вспоминает: несколько дней назад он видел желанные волчьи взгляды. В прицеле снайперской винтовки. Волки раз за разом шли на приступ. Волки погибали. Тогда он посчитал это безрассудством, но сейчас понимает - бесстршная атака, столь необходимая для победы. Такие же волки, но принадлежащие его расе, гибли в неравном бою несколько десятилетий назад, когда овцы предпочли бежать в леса, устраивая поселения и прикрываясь высокопарными речами.
   Степан знает: несмотря ни на что волки живут среди его народа и сейчас.
   По крайней мере, один.
   Он перепрыгивает через стены. Большая высота - не помеха мягкому приземлению.
   С волком его винтовка, патроны, злость и зубы, он направляется прямо в логово врага.

   30.03.2010 - 01.06.2010, Львов
Оценка: 2.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Дюжева "Справедливая плата"(Боевая фантастика) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Кривонос, "Чуть ближе к богу "(Научная фантастика) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"