Инти Айа: другие произведения.

Клин

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.21*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Таня, тень Ани.
    Только для взрослых.

Клин

Воробьи на ветках. На дереве, как раз напротив окна палаты. Чирикают. Ссорятся. У них свои проблемы, совсем не похожие на наши. Кто-то из них схватил кусок хлеба с подоконника больше, а кто-то посчитал себя обделённым. Таня украдкой поглядывает в окно на них. Сидит на краю кровати и выслушивает справедливые упрёки сестры. Это она  бросала от скуки, крошки воробьям на подоконник.

- Ты уже второй день не приходишь! - Сестра обиженно поджимает губы, ежится, подтягивая простыню к подбородку.

За окном, на дереве, кипит жизнь. Воробьи чирикают, выясняют отношения. Июнь в разгаре. А здесь больница. И сестра очень больна.  Приходить бы почаще, но как? Найти бы время, хоть полчасика...

- Прости сестрёнка... прости. Было столько дел, столько дел! - Оправдывается Таня, а сама с деланным любопытством смотрит в окно, чтобы скрыть своё состояние. Так явно чувствуется фальшь. Таня и сама знает это, голос звучит неестественно, но она, не в силах собраться, продолжает в том же духе. - Ты ведь уже выздоравливаешь. Да? Правда?
- Я здесь одна! Мне плохо. Мне одиноко.
- Анюта... - Таня укоризненно качает головой, - я же попросила прощения. Ну... давай поцелуемся? Давай?
- У! - Сестра обиженно отвернулась уклоняясь от поцелуя.

Но Таня всё равно чмокнула её в щеку: - Я тебя люблю.

Аня просто капризничает. Она так болеет, уже почти неделю в этой клятой больнице. Возмущена, что сестра невнимательна к ней.  На дела ссылается. Какие у неё могут быть дела без неё? Может у неё появился парень? Аня подозрительно и придирчиво оглядывает сестру. Вроде не похоже. Но почему, она не такая как всегда? Она что-то скрывает.

- Мама приходит. Папа приходит. А тебе некогда.
- Завтра я обязательно приду! Обязательно. Тебя когда выписывают?

Молчание.

- Знаешь, что папа сказал? - Восторженно воскликнула Таня, будто собралась выдать самую сногсшибательную новость на свете, - он, как выпишешься, отправляет нас с тобой на дачу, аж на две недели! Вдвоём! Представляешь?

Ну и что? Папа эту новость ещё вчера выболтал.  Хочется ещё поговорить, рассказать сестре о том, как здесь плохо, скучно и тоскливо, но разговор не клеится, фразы тонут в смущенном молчании. Танюша, наверное куда-то спешит. Видно как порывается вскочить и скомкано распрощаться, бросить сестрёнку, снова здесь одну, скучать. Что-то между сёстрами произошло. Ещё не совсем понятное, но явно, они друг друга не понимают, как было раньше. Звонок на сотовый. Таня испуганно заметалась, взглянув на телефон. Судорожно отключила его, бросив виноватый взгляд сестре.

- Ладно, сестрёнка, - суетливо поднимаясь произнесла Таня, - я завтра приду?
- Да...

Виновато потупившись, Таня совершенно нелепо сказала: - ты же устала, - неловко пятясь выскочила за дверь палаты.

Точно! У неё появился парень... Аня задохнулась от неожиданного приступа ревности. Так странно может вести себя лишь влюблённая девушка. Они же договаривались! Никаких парней! Навсегда... Таня предала... Осталось, лишь убедиться в своей догадке. Осторожно выглянуть в окно и посмотреть, кто ждёт сестру на лавочке перед входом. Парень... С третьего этажа нельзя рассмотреть хорошо. Чернявый, похож на цыгана. Вальяжно расселся, упёрся локтем в деревянную спинку лавочки. А может он вовсе не с Танюшей? Просто присел на лавочку отдохнуть и ждёт кого-то другого. Последние капли надежды. Таня вышла из больницы... подходит к парню. Он поднимается её навстречу. Сестра прильнула к нему. Целуются. Берутся за руки. Пошли прочь. Такая обида... Аню душат слёзы.

===================

Лишь в коридоре, закрыв двери палаты, Таня облегченно вздохнула. Ужасно... как хорошо, что  она так и не заикнулась о Мише! А как хотела, даже на языке навязчиво вертелось. Вот бы познакомить их и... чтобы сестрёнка порадовалась за неё. Миша такой классный! Но  Анюта не поймёт и осудит. Как же теперь быть? Наверное, ей тоже нужно парня найти. Обязательно. Только, аккуратно, как бы невзначай. Иначе, знает она Анюту. Упрётся, ещё хуже будет. Таня не намерена ссориться с сестрой. Интересно, есть ли у Миши, друг какой?

- Слышь, подруга, что долго так?
- Миша... Я же просила не звонить мне, пока я у сестры...
- Тебя дождёшься!- Ответил он сурово, но спохватившись резко сменил тему и тон. - Айда, ко мне? Батя сейчас отзвонился, что не придёт до утра. Опять хата в нашем распоряжении. А?

Здорово, когда родителей дома нет! Ещё бы, не здорово! Матушка в командировке, а бате бес в ребро, шляется и сеет семя, где попало. Такая лафа может с полмесяца ещё продлится. Если, конечно, отца, вдруг, не посетит, спьяну, ангел и назойливо намекнёт о верности и семейном долге. Но вряд ли такое возможно, батя того ангела, наверняка пошлёт, в лучшем случае, а то ещё и в пятак ему заедет, нефик гундеть в горячую пору.  Как тут не воспользоваться случаем и удачей? Жаль только, Танюха очень скоро сваливает, но она сказала, что нельзя не поехать, сестра обижаться будет. Ему на эту дачу не светит. Может и поехал бы, но сеструха у неё, сто пудов -  стерва, весь праздник козе в трещину. Иначе, зачем её скрывать от него, не знакомить? Или ревнует? Смешная. Будто любовь до последнего гвоздика в гробе. Ха! На сеструху её он не собирается западать. Пусть успокоится. Да и на ней, самой, клина ловить не намерен. Где резон, когда столько девочек бесхозных по городу шатается? Всегда найдётся какая-нибудь добрая фея. Короче, трахнет её в последний раз и пусть валит. Хотя, она отменная и заводная мочалка - с пол-оборота дала. А говорила - целочка. Кто же ей поверит? Целочка при первом знакомстве не даёт. Но зацепил он её, таки, прикольно. Дефилирует эдакая фифочка по улице, в больницу торопится, а тут крутой парень. 'Эй, красотка, компания нужна?' Вот и составил компанию, она даже забыла куда шла. Ну, такая девочка! Бровью поведёшь - немедленно подчиняется. А что вытворяет! Опыт, правда, нулевой, сказано же - девственница, но главное, готова учиться.

- Идём, нет?
- Идём, - с готовностью выдохнула Таня и добавила, будто скромна и чиста, что родник, - совсем ненадолго... мне допоздна нельзя.

Первое что сделал Миша, когда привёл Таню в квартиру, повалил её на диван. Она, плохо скрывая восторг, пискнула для приличия, пару раз дернулась извиваясь, как бы блюдя честь, но уже через мгновение, в возбуждении, в спешке, мешая и суетливо натыкаясь на его руки, помогла себя раздеть. Такой восторг! Наконец, у неё есть парень. Свой. Собственный. Наконец, она получила то, о чём давно и тайно мечтала. Какая дурочка, Анютка! Ничегошеньки не понимает в этом. Требовала, чтобы у них никогда не было мальчиков, ну, в крайнем случае, если найдутся вдруг близнецы, одинаковые как две монетки. И Таня клялась ей в этом. Правда, это было год назад. Да и откуда она могла знать, что иметь мальчика так хорошо? Третий день безграничного счастья. Миша очень смелый, просто подошел и сказал, что с такой девочкой он познакомился бы. А Таня ляпнула, нет ли случайно у него близнеца? А он: 'Зачем тебе два? Тебе одного меня будет мало?' Дрогнуло сердечко. Значит, пришло время? Так неожиданно! Это тот мальчик, что она очень хотела для себя. 'Если попросит, - подумала она, - я соглашусь'  И Миша попросил, вернее он и не просил даже, сказал: "Раздевайся" Таня поняла, зачем, но всё же спросила, пунцово вспыхнув: "Как?" Он: "Как, как. Полностью!" Требовательно и настойчиво протянул к ней руку. Таня, словно под гипнозом, разделась. Может это и к лучшему, что сразу, вот так? Иначе, когда бы это произошло, если вдруг, окажись он скромным или непутёвым? Тане пришлось бы брать инициативу в свои руки,  а она не из тех, кто готов это делать. Так гораздо проще и удобней для них обоих. Миша требует - она выполняет.   Вот, с тех пор, они приходят  к нему домой и секс, секс, секс. Много секса. 'Сделай так. Сделай эдак. А теперь, по-другому.' Слиться бы с ним навсегда! Очень, очень милый мальчик. И Таня его так любит!

- На дачу, хоть можно к тебе ездить?
- Я бы очень хотела... но... Аня.... Как она на это посмотрит?
- Обыкновенно! Как посмотрит, так и будет. Такое впечатление, что у тебя не сестра - чудовище.
- Она хорошая! - обиделась Таня.
- Тогда, в чём проблема?
- Приезжай... но, лучше по ночам, когда Анюта будет спать.

Романтика, блин. Переться в ночь, пилить пешком от станции и это просто перепихнуться, причём, чтоб сеструха не спалила, а потом, ранним утром, в суматохе сваливать и бежать на электричку. Хотя, прикольно. Пару, тройку раз можно поиграть в партизана.

===================

На дачу ехать далеко. Папа рулит, заговаривает с дочерьми, пытается развеселить и снять тягостное напряжение, повисшее в машине. Девочки упорно молчат, а папа никак не поймёт, что между ними произошло. 'Таня меня предала! Мы же договаривались с ней. Вот приедем, останемся наедине я ей всё выскажу'. 'Приедем, постараюсь ей мягко всё объяснить. Аня не понимает! Миша, такой славный и хороший. А у него наверняка есть друг и тогда можно познакомить их. Так будет здорово и весело!' Но когда они приехали на дачу, разговор не получился. Папа хлопотал с титаном, запускал его, чтобы у девочек была горячая вода, раскупоривал окна ещё закрытые с зимы, устанавливал москитные сетки. В общем, делал все необходимые приготовления для безоблачного отдыха и никуда не торопился. Сёстры маялись и неизвестно, как долго бы им пришлось терпеть, пока Таню не осенило.

- Пойдём на речку? - предложила она.
- Пойдём.

Вот там никто не помешает объясниться. Пошли, даже купальники не взяли. Да и зачем они нужны, когда предстоит первый в жизни серьёзный разговор? Но и там ничего не получилось. Анюта присела под деревом на обрыве, в напряженном ожидании объяснений, а у Тани будто язык приморозило у зубного врача в кабинете, когда только что сделали обезболивающий укол. Вдруг набежала ватага местной детворы и прыгали с дерева в реку, плескались, гоготали, носились вокруг сестёр брызгаясь водой. Никак не поговорить. Ладно. Представится случай ещё. Но у Тани немного отлегло. Может быть вечером? Так не хотелось начинать этот трудный разговор. А потом папа, наконец, всё сделал, что считал нужным и собрался уезжать. 'Не ссорьтесь' напутственно наказал он, садясь в машину.

Значит, не ссориться? Вот и разговора никакого не надо. Но необходимость его, повисла между ними, не давала чувствовать себя уютно друг с другом. Аня чтобы как-то себя занять и расслабиться принялась за уборку в домике. Нужно вытереть накопившуюся за зиму пыль, помыть полы в комнатушке и вообще всё в таком запустении и паутине. Таня чтобы не пересекаться с сестрой, не мешаться у неё под ногами ушла хлопотать на кухню, там работы не меньше. В общем, объяснений не предвидится. Никто не хочет начинать первой. Это только в шахматах всё просто. Белые начинают и выигрывают. А тут поди, начни... Девочки были вместе, занимались одним делом, страдали из-за одного и того же, но разрешить конфликт никто не решился.

Незаметно навалилась ночь. Она подкралась тихо томно-золотым закатом, тёплым, медовым духом от близкого луга. Самое время сходить к сельскому клубу, где собирается местная молодёжь. Сестры так и делали раньше, в былые времена, но сейчас никто даже не заикнулся об этом. Аня дуется, демонстративно завалилась на кровать с книжкой, а Таня тихо вышла на крыльцо, присела послушать стрекот кузнечиков и посмотреть на сочные звёзды.

Звонок на сотовый заставил встрепенуться. Миша! Приехал уже? Так рано? Аня ещё не спит. Что делать? Что делать? А может он только выезжает... или вообще не приедет сегодня.

- Миша... - напряженно прошептала в трубку Таня, как бы Анюта не услышала.
- Эй, подруга, что это за дыра такая? - голос Миши был сердитым, - я тут околачиваюсь по деревне уже целых полчаса.
- Ты приехал!
- Конечно. Встречай.

Таня метнулась за калитку. Не дай бог, сестрёнка случайно выйдет. Что будет тогда! Даже представить боязно. Приняла бы она Мишу как есть, отнеслась к факту со снисхождением. Было бы совсем по-другому. Но ведь, такое когда-нибудь должно было произойти. Непременно. Хватит уже зависеть от сестры, беспрекословно подчиняться ей и идти на поводу.

- Миша! Я здесь! - крикнула она, в темноту, бросилась к парню навстречу, прижалась всем телом, крепко, крепко.
- Вот ты, подруга и забралась! Прёшься от природы? - Миша задрал ей платье, запустил пятерню под трусики, сжал ладонью ягодицу. - Ну, веди в дом.
- В дом нельзя... Анюта ещё не спит...
- А ты говоришь, что сеструха твоя не монстр! Где тогда?
- На речке... Там стог с сеном свежий есть, я видела.
- Ну, ну. Как кролики, значит? Я голоден, если чё. Жрать хочу. Фэрштэйн?
- Я вынесу! - Она, не дожидаясь ответа, вырвалась из объятий парня, забежала в дом.

===================

Аня читала книгу. Но это только с виду. Она смотрела на строчки и строчки сливались в серые полоски. Она думала. Сестра ускользает от неё, уходит, и началось это совсем недавно. Точно. Как только Аня попала в больницу. Пустячное недомогание, но врач настоял ложиться в больницу. Раньше было всё по-другому. Полное взаимопонимание с полслова, с полдвижения бровей, у них всё было общим и всегда вместе... Разумеется, были размолвки и даже дрались пару раз, но всё проходило скоротечно и надолго воцарялся мир.  А такая долгая размолвка - впервые. Папа говорит 'Не ссорьтесь' Неужели это так заметно со стороны? Почему сестра избегает прямого разговора об этом? Почему она сама боится этого разговора? Никто не поможет им, кроме их самих. Как понять друг друга? Парень этот даже не причём... Не он, так кто-нибудь другой. Неужели они так повзрослели, что пора разбегаться по разным углам? Не выносимо, лишь от одной этой мысли.

Входная дверь скрипнула и Таня воровски скользнула в дом, прямиком на кухню. Чего она таится? Тихонько шуршит пакетами с едой, звякнула кастрюльками. Проголодалась. Может подняться, присоединиться к ней поесть и начать таки этот разговор? Аня поднялась с постели, тихо пошла по комнате, осторожно заглянула в кухню. Таня лихорадочно собирает еду в пакет. Лицо... Лицо светится счастьем. Тот парень пришел? Да... конечно. Только так можно объяснить перемену в сестре. Аня отпрянула назад, ретировалась к кровати. Всё... Конец. Она так яственно это почувствовала и осознала, прямо сейчас, сию секунду, что слёзы самовольно защекотали глаза. Вот только реветь не надо! Ладно?

- Выключи свет! - Чуть дрогнувшим голосом воскликнула она укрываясь простынёй с головой.
- Да, да сестрёнка... Я сейчас. Я лягу позже... Не спится что-то...

Выключила свет и неслышно выскользнула из дома. Проследить бы за ней... Нет, не ревности ради, просто посмотреть, насколько она счастлива с этим парнем. А потом уже решать, бороться за сестру или просто отпустить. Да. Это надо сделать. Аня спохватилась, резко поднялась и осторожно вышла из домика. Нужно поспешить, чтобы любовники не успели раствориться в ночи. Иначе, где их потом искать? На цыпочках, таясь, отправилась вслед за ними. Идут к реке. Разговаривают. Аня прислушалась. Парень жуёт что-то на ходу и говорит:

- В зад сегодня дашь?
- Что ты! Это больно, наверное?
- А крем у тебя есть какой?
- Дома есть... Крем для рук, увлажняющий. Пойдёт?
- Пойдёт.
- Может не надо, Миш?
- Посмотрим. Позже. Дома, когда сеструха уснёт.
- В доме нельзя... Анюта может проснуться.
- И ты предлагаешь в стогу ночевать? Электрички до самого утра не предвидится. А спать я привык в постели.

Они присели под стогом. Таня доставала еду из пакета, Миша ел. Аня притаилась в ближайших кустах.

- Раздевайся.
- А можно только трусики? Комаров здесь много и сено колючее.
- Я же говорил, что на природе только кролики трахаются. Лучше в дом пойдём.
- Сестрёнка ещё не уснула...
- А ты, иди, проверь.

Нужно успеть раньше! Сердце бешено заколотилось, перехватило дыхание острым страхом. Аня резко отпрянула. Оступилась. Громко хрустнула сухой веткой. Проклятье! Какой же из неё шпион? Вдруг стало пронзительно стыдно... Но любовники ничего не услышали, они собирали остатки еды в пакет. Аня со всех ног бросилась бежать. В страхе и волнении нырнула в постель, зарылась с головой в простыню. Спать! Или сделать вид хотя бы... Их долго нет. Или так всегда кажется, когда страшно, когда ждёшь чего-то, когда не знаешь, как поступить при этом. Может не спать? А что это даст? Всё равно они дождутся, когда Аня уснёт и сделают задуманное. Нет. Лучше затаиться. Шаги. Идут. Заходят в дом, тихо крадутся.

- Спит! -  Жаркий шепот Тани.
- А ты, боялась. Бери крем.
- Тише, ты! 

Боже мой, как страшно! А если она проснется? Миша слишком рискует. Ведь может случится скандал... и тогда Анюта, точно, папе всё расскажет... Таня боится потерять Мишу. Боится ли он того же? Хочется верить... Тихонько открыла свою сумочку, достала крем, на всякий случай отключила сотовый. Подкралась к сестре, напряженно прислушиваясь к её дыханию. Отключила и её телефон, вдруг мама вздумает позвонить, пожелать спокойной ночи. Ужасно громко, при каждом шаге, скрипят половицы. Они, как показалось, даже стонут. Вот так: "А-ах! А-ах!" От этого накатывается страх и волнение до лёгкой тошноты и головокружения. Очень скоро, прямо сейчас, предстоит испытать нечто неизвестное. Но не это главное! Маленькая комнатушка, а  рядом, на другой кровати, спит сестра. Лишь одна мысль стучит в мозгу: "Не проснулась бы, не услышала..." Вдруг... почти знакомый приступ небывалого возбуждения и предвкушения, сравнимое лишь с первым прыжком с парашютной вышки. Таня помнит и никогда не забудет этого состояния. Папа однажды водил их с Аней на полигон, где тренирует своих солдат. И захотел чтобы дочери тоже прыгнули как все.   Она на краю площадки пристёгнутая ремнями, смотрит вниз, пустота зовёт, дикий ужас перед этой пустотой. Зато потом, когда она себя пересилила и ступила в эту пустоту... её лавиной накрыло совершенно новое ощущение. Необыкновенное состояние и не менее дикое удовольствие, восторг, с уважением к самой себе, за то, что победила свой ужас. Они с Аней как дурочки потом хохотали и тряслись от адреналина. Сейчас, почти тоже самое. Будет ли она хохотать, после того, как случится это всё с ней? А во время этого, какие ощущения предстоит испытать? Будет больно или нет? Миша говорил, что нет. А вдруг, да? Как бы не вскрикнуть от боли... Сестрёнка тогда проснётся и застукает их ... Разделась, легла на родительскую кровать. Всё происходит шепотом, максимально тихо. Шорох, лёгкий скрип кровати. Но кажется, что они шумят как на стадионе. Аня не просыпается, крепко спит.

- Мажь.
- Лучше, ты сам...

Ладно. Сам, так сам. Девка влёгкую ведётся на любые эксперименты. Замечательно. Сейчас оттянет её почти на глазах сестрички. Кайф? Ещё бы! Сестра, наверняка не спит, затаилась как мышонок. Или он совсем ничего не понимает в этой жизни. Кто же тогда следил за ними у реки и топтался как конь в кустах? Впервые вот так, рядом, почти в двух метрах, лежит девчонка, возможно, тоже красивая, едва дышит и слушает как он занимается любовью с другой. Ведь одно осознание этого, так заводит! Секс сегодня удастся на пять баллов! Расслабьтесь девочки, поехали!

Сестра не должна услышать. Сестра не должна проснуться. Нужно просто закусить подушку, терпеть и плавно дышать, но получается с трудом. Невыносимо трудно... Таня задыхается. Страх, боль и... такое возбуждение! Восторг... Восторг и возбуждение захлёстывает, переполняет до краёв, до последней клеточки. И боль со страхом прошли, испарились.

- Тебе хорошо?
- Хорошо... Мне хорошо... - шепчет она захлёбываясь от избытка острых ощущений. Хорошо ли ей? Ей невыносимо, нестерпимо хорошо!

Неистовый скрип старинной кровати, прерывистое дыхание сестры, сопение парня. Аня напряженно вслушивается, всматривается в темноту. Не хватает воздуха. Хочется дышать равномерно, но не получается. Сердце яростно колотится, мощными толчками гонит кровь по венам... Она задохнется, если будет сдерживать дыхание! Нельзя... Любовники услышат! Страшно быть уличенной в подслушивании. По телу мурашки... Жарко. Душно. Потно. Когда же кончится эта мука? Захлестнуло обидой. Злость. Страх. Ревность. Не нужен этот мальчик Танюше! Он здесь лишний, как иностранец перед которым невозможно расслабиться, потому что чужой. Она не намерена, вот так, каждый вечер таиться и страдать. Завтра она его прогонит. Всё. Хватит играть в демократию.

===================

Утром Аня проснулась раньше всех. Как сказать, да и спала ли она вообще? Подняться? Или притвориться спящей, дать мальчику уйти тихо? Как бы не заметить его ухода? Нет! Тогда он придёт ещё раз и ещё, и ещё. Так будет продолжаться бесконечно и мучительно. Значит нужно подняться. Так. Дальше что? Как вести себя при этом? Сразу учинить скандал? И пусть убирается? Нехорошо. Сестра обидится и возможно это будет началом полного разрыва. Нужно что-то придумать особенное. 'Встаю, готовлю завтрак, жду когда проснутся, кормлю их, а потом скажу спокойным тоном: 'А теперь, убирайся''. Да. Именно так. Она поднялась, неслышно вышла на кухню проницательно окинув взглядом любовников. Кольнуло обидой и жалостью в тоже время. Таня счастлива... Она спит, улыбается во сне, нежно прижимается к парню... Да и парень, ничего так, симпатичный. Сейчас, наконец, она рассмотрела его подробней. Что-то есть у него от цыгана. Волосы, густые и роскошные кудри, как у черного барашка. Правильный нос, губы и профиль. Жаль, глаза закрыты, а то, по глазам можно сказать почти всё. Наверное, они необычные... Не может быть для такой внешности нехороших глаз. Аня вздохнула и принялась хлопотать над завтраком. Нельзя его выгонять явно и с экспрессией... Таня не простит никогда. По-другому бы как-то. Как? Как избавиться от парня и не потерять сестру? В спальне послышалась возня, скрип кровати и испуганный шепот:

- Миша! Мы проспали... Анюта проснулась раньше!
- Ну и что?
- Как что? Уезжать тебе надо!
- Вот, блин! Дай поспать, а? Всё равно уже спалили.

И он перевернувшись на другой бок опять заснул. Боже мой... боже мой... боже мой... Что будет теперь? Таня чувствует, как её прошибает холодный пот, зазнобило. Может дождаться, когда проснётся Миша и вместе выйти к сестре? При нём она не посмеет ругаться... А если посмеет? Может подняться и выйти сейчас? Всё равно разговор предстоит крупный. Лучше сейчас, чем при Мише... Будет неприятно вдвойне, если он окажется свидетелем размолвки с сестрой. Нужно объясниться с Анютой. Чуть жива от страха и угрызений совести поднялась, накинула халатик на голое тело и пошла к сестре. Стала в проёме двери, обхватив себя руками, прислонилась к косяку. Испытывающее вглядывалась в лицо Ани, пытаясь угадать настроение. Аня лишь мельком метнула ей взгляд и потупилась.

- Тебе хорошо с ним? - наконец спросила дрогнувшим голосом. Чувствовалось что эта фраза далась ей нелегко. С надрывом, через бурный внутренний протест, насилу.
- Да... очень...
- А мне плохо... мне так плохо! - Всхлипнула.
- Ань... Анют... - Таня несмело подошла к сестре опустив голову, - мы найдём тебе тоже... - горячо зашептала скороговоркой, - вот увидишь! У него должен быть друг. Нам, очень хорошо будет! Поверь!

Обнялись и разревелись. От души, от самого сердца. От того, что никто не хотел терять друг друга, от того, что это скоро произойдёт, от того, что это уже произошло, от того, что разговор состоялся, что оказался гораздо проще, чем предполагалось и всё наконец, разрешилось.  Миша проснулся от рыданий доносящихся из кухни. 'Вот, твари! Драмтеатр устроили. Ненавижу слёз.' Хмуро поднялся с постели, нехотя оделся. Сейчас он им выдаст чертей. Решительно направился на кухню. Сёстры обнимались безутешно рыдая.  'Ё-маё! Близняшки!" Он замер от неожиданности. Значит близнецы... Танюха ничего про это не говорила. Да и не было повода, говорить об этом. Сестра и сестра. Теперь многое объясняется. Вот он, страх знакомить их!  "Кто из них моя? Даже халатики одинаковые, в горошек.'  У обоих безупречно одинаковый овал лица, фигура, белокурые волосы. Мокрые от слёз, но пронзительно-чистые голубые глаза. Безусловно и абсолютно всё, как перед зеркалом.  Ни-ку-да отсюда он не пой-дёееет! Вмиг созрела в голове комбинация. Может и прокатит. Он немедленно решил воплощать свой план. Прежде всего самообладание.

- Эй, сопливые, что за дела? Давайте лучше веселиться. А?

Девушки отпрянули друг от дружки спешно вытирая глаза и глотая слёзы. Комично и трогательно. Так. Сейчас он их развеселит. Умеет же он это делать, в конце концов? Наугад протянул руку одной из девушек.

- Надо полагать, Аня?
- Нееет! - всхлипнула Таня, - она Аня.
- Так-с. Как вас прикажете различать? Придумал! Фломастер есть?
- Зачем?
- Крестик на руке будем рисовать!

Миша рассмеялся так заразительно и от души, что напряжение резко спало. Девушки ещё всхлипывая, сквозь слёзы засмеялись.

- Фломастера нет. Но есть губнушка...
- Тащи.

Таня среагировала мгновенно. Нужно подыгрывать. Может сестра и оттает? Вот ведь какой Миша, хороший. Нужно чтобы было весело и уютно... всем. Побежала в комнату за губной помадой. Миша оценивающе разглядывал Аню. Очень хорошо. Предварительным осмотром остался вполне удовлетворённым. Перспектива ему уже нравится.

- Одинашки, значит?
- Почему одинашки? Мы двойняшки, - Аня опустила голову, всхлипывая.
- Одинашки, потому что одинаковые. А как родители вас различают? - с нажимом спросил он.
- Они тоже путают... иногда, - тихо ответила Аня.
- Да-а-а.
- Вот! - с радостью произнесла Таня протягивая губную помаду. Она материализовалась на кухне, в готовности исполнить любой каприз, лишь бы сестра почувствовала себя нужной и не лишней между ними.
- Ага, давай руку, - Миша смеясь вывел ей на запястье букву 'Т', - правильно?
- Да!
- Теперь, тебе, - он шагнул к Ане, властно протянул ей ладонь.

Она несколько секунд колебалась и всё это время Миша ждал, испытывающим взглядом сканировал её лицо. Аня съёжилась. Мелькнула совсем неуместная в этой ситуации мысль: "Глаза у него, красивые..." Нерешительно, подала руку.

- А ты, будешь у нас под буквой 'А'. Порядок! Пожрать есть хоть что?

Завтрак случился бесшабашный и искромётный. Шутки, веселье, а главное, непринуждённая атмосфера. Миша постарался. Он превзошел себя. Таня переводила любящий и счастливый взгляд от сестры к Мише и обратно. Вот и славно! Сестра почти не сердится на неё. Значит, она разрешит встречаться с ним. Вот. Уже улыбается, охотно вступает в диалог. Как хорошо!

- Да что ты говоришь?
- Ну, да! А я тогда, как сигану! И молния такая. Ха, ха, ха! Это же электричество, ни чё попало! Током, знаете как больно? А тут высоковольтная трубка телевизора!
- Ой, как интересно!

Хороший мальчик, красивый, смелый. Но это ещё ничего не значит. Танюше он никак не подходит.  Вон как перед Аней выделывается, понравиться хочет. Не видно что ли? Глазки красивые, но так ими и стреляет, щупает её взглядом. Не будь сестрёнки рядом, так сразу и предложил бы, дурное.  А ведь предложит! Потому что хам и придурок. Нужно от него избавляться. Как? Как? Идея! Просто! Она станет тихо и незаметно для сестры флиртовать с ним, да она уже и делает это, подсознательно, конечно. И это самое верное. Он поведётся, ещё как поведётся! Вдруг переметнётся и нагло кинется ухаживать за ней, тогда сестра поймёт, что за гниль этот мальчик, просто выгонит его сама. Гениально? Вот никто между ними и не будет стоять... пока действительно не придёт время.

Хе, хе. Мише предстоит славно повеселиться. Эти сестрички стоят друг друга. Что одна с первого раза дала, и выполняет все капризы, что вторая глазками играет, с полнамёка в постель залезет, прямо между ним и сестрой ляжет. "И эту, тоже, повалю без особых усилий. А что? Нехило я устроился!"  Но нужно действовать осторожно. Мало ли у той тараканов в голове. И судя по всему, она хорошая стерва. Крутила сестрой как хотела. А  тут он, нарисовался, весь из себя такой замечательный. Кто ж свои позиции просто так сдаст? На это нужно время и терпение. А то? Итак, с чего начинаем? Собственно, уже началось.

- Искупаться не желаете ли, в речке?
- Да! - радостно взвизгнула Таня. - Купальники только оденем. Ты хочешь, Анюта?
- Да! - Аня одарила Мишу тайным взглядом, от которого, по её мнению, у него должна была немедленно закипеть и свернуться кровь. Знай наших.

Девушки весело побежали в комнату переодеваться. Там в комнате хихикали и шушукались. От недавнего горя не осталось и следа. И кто теперь скажет, что Миша не крут? К вечерку он уже будет трахать обеих. А то нет? Различать он их пока не научился. Но это и неважно. Правда?

- Готовы?
- Готовы!

===================

По пути на речку они втроём создавали довольно шумную компанию. Хохотали и пинались, строили друг другу шутливые рожицы. В общем, ничего между сестрами и не изменилось. Вернее, изменилось, но в лучшую сторону, стало ещё веселей и беззаботней. Вот чего хотела Таня! А Анютка даже не знает, как хорошо иметь парня. Обязательно ей тоже нужно найти. Точно такого же весёлого балагура. Таня осмелела до прямого вопроса:

- У тебя друг есть какой-нибудь?
- Зачем?
- Для Ани...
- Я подумаю над этим, - сказал и метнул Ане многозначительный взгляд.

Сейчас, прямо, аж два раза. Будет он конкурента приглашать. Ему и самому здесь неплохо светит. Но в её словах, однако, смысл есть. Для более веселого и острого времяпровождения пригодился бы. Хотя, с подходящим корешем, проблема. Лёха свалил в универ, аж в Питер, Димон в экспедиции, на Алтае, по горам шарахается в поисках каких-то "стражников" и вернётся неизвестно когда. Навскидку, остались одни мамочкины слюнявчики. О! Толян есть... да и с ним крутой каши не заварить, но попробовать можно, он мазохист и любитель стерв, ему такая как раз и нужна. Подумать можно, но позже. А пока, сам и только сам. Охота предстоит добрая.

- С дерева будем прыгать!

На самой большой ветке, удобно нависшей над низким обрывом, была привязана верёвка с перекладиной-палкой на конце. Изобретение местной детворы. С помощью этого нехитрого сооружения можно прыгать далеко в воду, почти на середину тихой, мутной речки. Ухватиться за палку, отклониться назад, насколько возможно и с силой броситься в воду. Прыжок. Отрыв. Полёт. Замирает на мгновение дух. Шумный всплеск. Ногами в воду если повезёт, а если не повезёт, то тоже неплохо и совсем не больно. Красота! Миша показал девочкам пример и они с удовольствием присоединились.

- Тань, парашют помнишь?
- Да, помню! Но это гораздо лучше!  Миша, лови! У-ух!- Кричит Таня и прыгает в воду.

Миша театрально ловит и вместе ныряет с ней в мутную воду, обнимает.

- Миша, лови! - Кричит Аня.
- Ловлю! - отталкивает Таню, мол, плыви к дереву.

Прыжок. Аня летит в воздухе. Плюхнулась в воду почти рядом. Он ныряет за ней на глубину, ловит руками за талию... прижимает к себе. Вместе всплывают на поверхность. Она не брыкается и не отталкивает от себя. Доверилась. Только фырчит отплёвываясь от воды, счастливо и пронзительно смотрит ему в глаза. Всего несколько мгновений... Этого достаточно, чтобы понял и начал ухаживать за ней. А если ещё не понял... Для тупых, повторяем!

- Повторим? - предложила она и рванулась к берегу, - На перегонки, до дерева!

Миша гораздо быстрее и ловчее, в два стежка хорошего брасса обогнал её. Куда ей? Она и плавает смешно, барахтается по-собачьи. Ещё пару крепких гребка и он почти у берега. Таня ещё не вылезла на берег, ползёт по корням наверх, так ничего и не увидела. А ведь произошло важное! Сестрёнка её тоже не прочь. Как она посмотрела!

- Прыгай! - Приказ Тане.

Подхватил её за талию и с силой толкнул вперёд. Таня взлетела, оторвалась. Летит.

- А-а-а! - Крик удовольствия взахлёб.
- Танюха, лови! - полетел вслед за ней.

Обнимаются и целуются... пока не видит Аня, которая азартно ползёт по корням вверх.

- Анка, прыгай! - Оттолкнул от себя Таню, добавил, - плыви к дереву.

Таня счастлива. Как хорошо, всё складывается. Сестрёнка приняла Мишу. Теперь закрепить бы это всё. Пора переходить к поцелуям в открытую... А то, что это получается? Таиться она не хочет.

- Миша, лови! - С криком летит Аня.

 Объятие, на этот раз крепче. Рука, как бы случайно, как бы скользит по телу, как бы на грудь. Никакой негативной реакции. Опять тот же взгляд. В точку! Он трахнет её! Сегодня же. Рука осталась на завоёванной позиции. Немного сжать, чтобы почувствовала и если не отстранится... дальше будет видно. Не отстранилась. Хохочет. Висит на нём. Рукой изящно держится за плечо. Осталась ждать прыжка сестры. Пора, наверное, наглеть. Миша скользнул рукой под лифчик. Аня напряглась было, но затем, очень умело разыграла изумление. Взглянула как будто строго и сердито, но отталкивать руку не спешила.

- Убери руку... - говорит, а сама лихорадочно соображает, не далеко ли она зашла в своём флирте.
- Так будет лучше, - Миша руку не убрал, лишь крепче сжал грудь.  Затаённо улыбается.

Ухмылочка...  нет, вроде не ухмылочка и вовсе не нахальная. Если бы нахальная и ухмылочка, то схлопотал бы по роже и пошел бы этот флирт к черту. Парень просто улыбается ей и в его улыбке нет ничего предосудительного. И вообще, ничего предосудительного нет, кроме ладони на груди, конечно. Стерпеть, ради будущего своей сестры? Да. Пока всё под контролем. Скоро сестрёнка выползет наверх. "Не нужно чтобы она видела это, потому что, не в нашу пользу". Ему же, дать понять, что совсем не против таких объятий.  Аня отстранилась.

- Ты чего?
- Таня... увидит, - шепнула и улыбнулась, как можно более соблазнительней.

Виноватую улыбку изобразить не удалось. Ну, и пусть, думает что шлюха. Теперь, нужно резко  прекратить флирт. Дело сделано. Вон как его зацепило!

Что-то не то в её взглядах. Они фальшивые! Похоже на плохо продуманную игру. Смотрит и улыбается как в дешевых мыльных операх. Так, как будто артистов наняли в подворотне и гонят ленту тихо-помешанного режиссёра, который и жизнь то видел из окна своей рязанской дачи. Миша сам иногда такие комиксы разыгрывает, но делает это гораздо искуснее. Стоп. Как-то по другому попробовать. Ещё не придумал как, но время ещё есть. Его навалом!

- Миша, лови!

Таня с визгом удовольствия полетела в воду. Сама повисла на Мише и сама чмокнула его в губы. Смачно. Пусть сестра видит! "Это моё право, завоёванное в страданиях"

- Прыгнем ещё, девочки?
- Мы устали, - говорит Аня, почти искренне изображая томную усталость.

===================

Да... Девочка не так проста как казалось ранее. Она сама строит какую-то комбинацию и активно вовлекает его в свою игру. Пока не понято что за игра, поэтому, работать и  работать, а ещё наблюдать, ну и играть с ней, типа по её правилам. Во-первых, никакого хамства и грубости. Во-вторых, нахрапом как Таню её не возьмёшь. А в-третьих, посмотрим по обстоятельствам.

Тупица! Его не зацепило! Никак не пристаёт и не пытается заигрывать. Он вообще, кажется, потерял интерес к ней. Завалился на покрывало в траве и зажмурился от удовольствия и яркого солнца. Подложил ладони под затылок. Переиграла? Где она прокололась? А может он испугался слишком бурного развития событий? Нужно начинать всё заново... но осторожнее. Танюша бы не поймала её на заигрывании с собственным парнем. Тогда, ничего хорошего не получится.... Отослать бы её куда-нибудь и продолжить провокацию, если он такой тупой и трусливый.  А когда  Таня вернётся, увидит всё.  'Я, конечно же, стану отбиваться и кричать' Вот Танюша и прозреет!

- А у нас мороженное есть, в холодильнике! Тань, принеси?
- Хорошо! - С готовностью отозвалась Таня, легко вскочила и побежала домой.
- Ложечки не забудь! - вдогонку воскликнула ей Аня.

Что и требовалось доказать! Как теперь начать? Он лежит, жмурится и даже не проникся, что она для него сделала.

-  Видишь, твои метки не работают, смыло водой,  - лениво, как бы нехотя, протянула Аня, подсаживаясь к нему на покрывало, поближе, даже прикоснулась, разумеется, случайно, - а знаешь, как можно нас отличить?
- Как? - Миша приоткрыл один глаз взглянув на неё с интересом.
- По оспинкам. По прививкам. У меня на правой руке, а у неё на левой. Вот,  - Аня показала, приглашая Мишу потрогать маленький шрам на предплечье.
- Прикольно.
- А ещё по родинкам. У меня есть, а у неё нет.
- Родинок в упор не видел.
- Конечно не видел. На груди и на попе.
- А ну-ка? - Миша рывком задрал ей лифчик. Грудь вырвавшись на свободу упруго завибрировала, но он взглянул мельком, почти безразлично, - хм, действительно.

Аня даже не дёрнулась.  Взгляд... Такой призывный! Вот прямо сейчас отдастся. Самое время привлечь девчонку к себе, присосаться к губам. Не-а. Не стоит этого делать, по крайней мере, сейчас. Опять что-то не так. Неестественно она себя ведёт. Фальшиво. Всё верно, как он и рассуждал ранее, похоже на игру. Поиграет и он, да так, чтобы тёлка тряслась и рыдала. "Влюбить  её в себя, что ли? Как влюбилась Танюха, тогда и можно делать с ней всё что угодно." Это длинный путь, но иначе ничего не выйдет.  Напялил лифчик обратно. Зевнул и улёгся в ту же позу, зажмурился, подложив под голову ладони.

Таня опешила. Он же её лапал в воде! Почти на виду у сестры. Почему сейчас не хочет воспользоваться случаем? Странный парень... Она отвернулась от него, поджала колени к подбородку обхватив их руками. Насупилась.

- Слышь, - Миша вновь приоткрыл глаз, - массаж мне сделай?
- Массаж? - Оживилась Аня.
- Да, массаж, на спине.
- Поворачивайся! Массаж я умею делать, - похвалилась с чувством, - и люблю.

Ну, парнишка, держись! Принялась разглаживать его. Нежно, нежно. Насколько могла притвориться.

- Верхом сядь. Так удобнее.
- Да?
- Ты же умеешь, - ровным голосом съязвил он, - должна знать.

На ехидное замечание никак не отреагировала, хотя могла бы и обидеться. Пусть пока мнит из себя. "Потом посмотрим, что дальше будет. Влюбится в меня, как собачонка за мной забегает, а я игнорировать и посмеиваться". Села на него верхом. Действительно, стало удобнее. Время поджимает... никак не успеть осуществить задуманное. Сестрёнка вернётся, а тут всё наоборот, она к нему пристаёт. Пора переходить в атаку.

- Теперь, ты мне...
- Не-а. На животе ещё. Приподнимись.

Он перевернулся подставляя ей живот, прищурившись смотрит на неё снизу вверх, внимательно и испытывающе. Эта штука у него шевелится! Аня сидит верхом на мальчике, а под плавками у него набухает мощная и тугая плоть... ёкнуло в паху. Сбилось дыхание и отчаянно заколотилось сердце... она чувствует как краска густо заливает лицо... Прав был  философ-китаец.  Часто краснеющая девушка познала много греха. Но ведь Аня не такая? Ведь ничего и не было. Просто... массаж...

- Давай, давай, чего затихла?

Она не может! Не может сосредоточиться на простых и нестыдных вещах...  Там, под плавками грубая сила, твёрдая как гриб трутовик... а у неё в трусиках есть то место, где обычно и часто они встречаются... И это всё так близко! Только ткань убрать и... Аня задрожала и ей стало стыдно от этого. Всё. Хватит! Сестра застукает ещё.  Да не в этом даже дело!  Она сейчас потеряла контроль над собой и как следствие над ситуацией. Расслабилась на мгновение и попалась как малолетка. Непростительно. С усилием, резко вскочила. Тихо присела подальше. Отвернулась. Потупилась, сгорая от стыда и досады на себя.

Вот, уже гораздо лучше, вполне искренне. Миша удовлетворён и доволен собой. Теперь он кукловод. Но осторожнее! Здесь нужно тонко и правильно. Осечка не допустима. Как в компьютерной стрелялке дополнительных жизней не выдают.

===================

Таня не спешила. Мороженное. Никуда оно не денется. Как она хочет угодить сестре! Пусть только разрешит с Мишей встречаться... Да она похоже, уже и разрешила. Даже поцелуй в речке, как должное восприняла. Значит, все очень и очень хорошо. Миша, молодец! Правильно себя повел. Видимо почувствовал, что у них с сестрой из-за него размолвка. А сейчас, пока Таня в походе за мороженным, сестрёнка ещё поговорит с ним, узнает какой он умный и хороший, "Тогда можно считать, что я победила!" Им нужно дать больше времени пообщаться, однозначно. Так что спешить совершенно незачем. Звонок на сотовый. Папа.

- Как отдыхается, дочь?
- Очень хорошо, папа! В речке купаемся.
- Осторожнее, не переохладитесь. Ане, много вредно.
- Хорошо, папа!
- Мальчиков не завели там ещё?
- Нет! Что ты? - Таня даже испугалась, - нам и без них весело.
- А что так? В клуб сходите, познакомьтесь с хорошими мальчиками.
- Н-не хочется что-то, - сфальшивила Таня пытаясь вложить в свой голос скуку и безразличие к мальчикам вообще.
- Ну, ну. Отдыхайте.

Пора возвращаться. Не терпится узнать как у них прошли переговоры. Наверное Аня уже восхищена Мишей. Он всё сделает правильно, Таня уверена на сто процентов. "Так. Подхожу, предлагаю мороженное Анюте, потом Мише. Целую его. Мы сядем спина к спине и будем лакомиться мороженным. Я откину голову, чтобы легла на его плечо. Будем болтать всякую чепуху и нам будет весело. Сестрёнка должна проникнуться."

- Уф! Я пришла! Давайте есть мороженное...

Таня осеклась. Что между ними произошло? Миша лежит греется на солнце, закрыл глаза, Анюта сидит на краю покрывала, ногтями нервно щиплет травинки и складывает их себе под ноги, уже целую горку нарвала. А главное - молчание. Напряжение. Поляризация. Ожидалось, что они взахлёб  обсуждают какую-нибудь неважную и незначительную тему и им интересно. Таня очень хорошо знает свою сестру, чтобы не понять её состояния и что из этого всего следует. Она испугалась.

- ...давайте есть мороженое... - уже не так восторженно повторила она присаживаясь и с тревогой оглядывая сестру.

Аня пунцовая и... похоже она злится. Неужели Миша ляпнул что-нибудь неприличное, что он иногда позволяет себе с Таней? Но ей можно. Ему она простит всё что угодно, но Аня...

- Что случилось? - с тревогой пискнула она.
- А что должно было случится? - Миша приподнялся на локте, - мы долго тебя ждали.
- Папа звонил. Я сказала, что всё у нас нормально и очень весело...
- Эй, подруга, а поцеловать меня?
- Ой, - неуверенно засмеялась Таня и подалась к нему подставляя лицо.

Миша поцеловал её в губы... Не так как он всегда это делал... Страсть! Вот что было сейчас. Он поцеловал её со страстью и... с такой любовью!

- Что случилось? - Ещё раз повторила она.
- Со мной, ничего. А с ней, - Миша махнул рукой на Аню, - спроси её сама.
- Ничего! - Аня, наконец, встряхнулась и собралась духом, с трудом выдавила из себя улыбку, - Наверное, я перегрелась на солнце. Вот, пощупай. У меня температура?
- Да ты вся горишь! - Ужаснулась Таня, щупая лоб сестры, - немедленно пошли домой! Папа сказал, чтобы недолго купались.
- Обойдусь, - фальшиво засмеялась Аня, - давай мороженное.

Отлегло. Стало спокойнее. Значит у них с Мишей ничего не произошло. У Ани, просто тепловой удар. Как не хочется домой! Сейчас бы в речку и целоваться с Мишей на глазах у сестры... пусть привыкает. Но придётся идти в дом, сестрёнке вредно много солнца.  Но ей ведь уже лучше? Ест мороженное, повеселела и румянец почти сошел. Мороженное, оно помогает, от теплового удара. Таня где-то читала... или видела в рекламе.

"Дура я, дура! Как поддалась, на такое?" Но теперь должно быть всё по-другому. Выработать иную стратегию. Какую? Ну, типа, избегать его и уклоняться от касаний. Не правильно. Он подумает, что влюбилась. Недопустимо! Наверное... лучше вести себя естественней и непринуждённей. Веселиться и смеяться как все. Так. Хорошо. "Но как его влюбить в себя?" А нужно ли это? Наверное, нужно. Потому что по другому никак не получится.  Оказалось, парень - крепкий орешек и сам себе на уме. А не играет ли он с ней? Да не может быть! Не может тупое животное, которое дальше своего члена не видит, играть так тонко, слишком тонко. Именно! Животное, вот ему определение. Над сестрёнкой измывается... Что он с ней сделал? Глупенькая, ловит каждое его слово и желание, готова хоть под каток лечь если скажет... А он... совсем её не любит, жаль не видит, бедняжка. Как ей открыть глаза?

Ну, что? Уже можно поздравлять с первой и значительной победой? Девка раскисла. Как она напряглась, когда села по неосторожности! А как вскочила! Следующий шаг? Поцеловать её. Может, пока и нет. По обстоятельствам. Поиграть бы на ревности. Пусть к сестре ревнует. Рановато, однако.

==================

Мороженное съедено, а больше и делать-то, собственно, нечего. Самое время искупаться. Тем более, Аня "перегрелась" на солнце. Что у нас  припасено на контратаку? А если его запутать? Взять и закружиться с сестрой, что у него зарябит в глазах. Точно! Зря выболтала секрет про отличия, но скорее всего он не запомнил. Куда ему? Слева, справа оспинка, какая разница? В суете не заметит. Сестру бы в союзницы. Но как ей сказать? Разве что обмануть?

- Купаться ещё будем? - Воскликнула Аня и постаралась вложить в свой голос максимум энтузиазма.
- Будем! - Радостно подхватила Таня.
- Тогда, догоняй! - Вскочила и побежала к дереву. Прыгнула с обрыва в воду.- Ну же, прыгай!

Они плескались и визжали от восторга. Всем своим поведением давали понять Мише, что здесь так весело и интересно,  а он  не спешит присоединиться к ним, валяется себе на солнце и жмурится как кот.

- Миша, иди к нам! - Крикнула в возбуждении Аня, а сама шепнула сестре, - Давай его разыграем?
- Как?
- Ты - я, я -ты. Пусть угадывает, а мы посмотрим.
- Давай! - наивно кивнула Таня, подхватив игру, - он обязательно угадает!
- Конечно, угадает. Как же ещё?
- Миша, иди к нам! - хором, в два голоса.

Миша поднялся, вышел на обрыв почесывая живот, спросил, как будто не знает:

- Вода холодная?
- Нееет! - засмеялись.
- А это мы сейчас проверим! - и прыгнул между ними поджав ноги.

Дети такой прыжок называют "бомбочка". Вода лавиной выплёскивается из под тела обкатив при этом окружающих. Визг, писк, хохот. Девочки бросились брызгаться водой, с разных сторон.

- Хватит! Хватит! - Взмолился он. - Утопите!
- Анюта! - Воскликнула Аня, решив, что пора переходить к главному сюрпризу на сегодня, подмигнула сестре, - прыгни, а Миша тебя будет ловить.
- Да, Танюш! - Согласилась Таня. Намёк она поняла и рьяно бросилась исполнить замысел.

Вот! Сейчас он проколется и схлопочет от Тани по наглой роже! Гениально. Не то слово. Конгениально! Аня подплыла к нему сзади, осторожно положила ему руки на плечи. Так, как это сделала бы сестрёнка.

Миша повернулся к ней лицом, скользнув неуловимым взглядом по правому предплечью. Оспинка! Маленький шрам на правой руке. Ага! Вот, стерва! Она, таки придумала новый ход в своей игре. Хе. Хе. Девочка, ты даже не представляешь кому подыгрываешь!

- Целоваться будем, нет?

Притянул её к себе властно, с силой. Аня поддалась, приблизила своё лицо к нему. Смотрит. В глазах ни искорки. Она в ужасе! Или в ступоре. Накрыл её губы своими. Нужно постараться. От этого поцелуя многое зависит. Поцелуй. Затяжной, до маленьких, весёлых мошек в глазах. Классно!  Аня чуть приоткрыла рот растворяясь и отдаваясь поцелую. Ей нравится!  Сбилось дыхание. Что за ерунда? У него сбивается дыхание? Да не может этого быть! Но факт... И вдруг, явственно ощутил, как девушку пронзил импульс неуправляемой дрожи. Она резво отпрянула, пытаясь скрыть свою секундную слабость.

- Аня, прыгает! - Мгновенно нашлась что сказать, но губы трясутся и фраза получилась скомканной как у заики.

В голове шум и темнеет в глазах. Руки отнялись и нужно прилагать усилия, чтобы удержаться наплаву, не пойти ко дну и утонуть там. "Кошмар! Какой стыд! Больше к нему не прикоснусь и не подойду!" Теперь от него нужно шарахаться как от маньяка. Да. Он маньяк, сексуальный извращенец. Но... спокойно, спокойно... "Он же не знает, что я,  это я. Ведь, правда?" И кажется, ничего не заметил. Он всегда её так целует? Бедная сестрёнка... Что он с ней вытворяет!

- Лови, Миша! - захлёбываясь от восторга кричит Таня, держится за верёвку, отступает на пару шагов.
- Ловлю!

Прыжок. Летит. Сейчас всё и произойдёт... Как вспышка мысль и от неё стало дурно: "Что я наделала!" А может у них любовь? Может Таня нашла себе, то, что нужно именно ей? А она сдуру, всё разрушила... Поздние угрызения совести. Таня приводняется, почти рядом с Мишей. Он обхватывает её. Прижимает к себе... Задирает лифчик. Приподнимает девушку над водой, целует в грудь... Аня даже зажмурилась в ожидании непоправимого.

- Ты узнал меня! - Радостный вскрик Тани.
- Естественно. Как же ещё?

"Он узнал меня! Узнал!" Но, как? Мать часто путает, даже по голосу... А отец шутя говорит:"Таня - тень Ани" "Он любит меня!" Только так можно объяснить. Таня гордо взглянула на сестру. "Никакая я не тень! Если Миша может в полсекунды понять, что я, это я"

- Массаж мне сделаешь?
- Прямо сейчас, да?
- Что-то спину ломит. Ты хоть умеешь делать? - он сказал это бросив насмешливый взгляд Ане.
- Умею! - согласилась она и посмотрела на сестру умоляюще и виновато, - Ань...
- Идите, я ещё поплаваю! - с усилием, задорно воскликнула Аня.

Почему-то саднило обидой, а вовсе не досадой. "Это я, не умею? Он явно намекнул, что я не умею делать массаж!" Он издевается и смеётся прямо в лицо. Выкрутился из ситуации и доволен. Таня же сама себя выдала. Кричит, как потерпевшая: "Ты узнал меня!"  "Он мог ведь и мне задрать лифчик?" Уже задирал, когда сдуру хвалилась интимными родинками... Хохочут, там на берегу. Что он может сказать умного и смешного? А что Таня может извлечь из того, что сказал он? Не важно... всё не важно, о чем сейчас думает Аня. Главное, он целовал её и теперь знает об этом. Досада должна быть, не обида.

==================

Все проголодались просто зверски. Почти целый день на речке прошатались и теперь обед обязан быть совмещенным с ужином. Аня на кухне, готовит обед, а в комнате, на родительской кровати возня и шушуканье. Таня прыскает, сдерживая смех. Миша говорит громче, он и не умеет шепотом. "Сестрёнка счастлива с ним... Нужно ли ей всё то, что делаю для неё я?" Зачем тогда запустила эту непутёвую войну? Кому она нужна? Ей самой? Если честно... Уже тошнит даже от своего отражения в зеркале, так бы и плюнула себе в лицо. Повела себя как последняя шлюха... Хорошо если Миша воспринял её атаки не всерьёз... А если воспринял и проникся? Тогда, катастрофа. "Что же я наделала!" 

- Анют, прости... не помогаем тебе, - на кухню зашла Таня, счастливо улыбается, - я помогу тебе, сестричка?
- Не надо, отдыхайте.... Разве что, хлеба нет.
- Я мигом! Туда и обратно! - Таня рванулась в комнату, за деньгами.
- Нет! - Почти с ужасом вскрикнула Аня. Она не хочет ни секунды оставаться наедине с Мишей. Осеклась, метнув испуганный взгляд на Мишу, - отдыхайте. Я сама.
- Да чего там! Мне не трудно. Сбегаю. Магазин в трёх шагах, - исчезла, за порогом.

У Ани отказали ноги... руки... всё тело замлело и стало совсем нехорошо. Она осторожно упёрлась в стол руками, где только что крошила кочан капусты. Опустила голову. Замерла.  Боже мой... Что сейчас будет? Миша стоит в проёме двери. Улыбается. Аня не видит, но чувствует, что это именно так. Он отлепился от косяка двери, шагнул к ней. Протягивает руки. Аня кожей чувствует это движение, хотя он и не притронулся ещё. Берёт за плечи. Тянет на себя. Она как безвольная кукла поддаётся... Он прижимает её к себе. "Не надо!" Она шепчет это или просто проговаривает беззвучно корешком языка? Он поворачивает её лицом к себе. Темно в глазах, страшно. "Не надо!" Пытается ещё раз прошептать, но губы онемели и наружу прорывается лишь вздох. Он губами трогает её нос... ниже... щеку.... ниже... рот... Поцелуй. Как тогда, на речке. Губы непроизвольно растворяются. Какой сладкий поцелуй... Запретный. В последний раз! Больше этого никогда не повторится. Никогда! Решение пришло внезапно. Аня вырвалась приложив нечеловеческое усилие и убежала. Бежать некуда, только в комнату, к себе на кровать. Почему-то показалось, что там она будет защищена. Села на кровать, сжавшись комочком. Её трусит. Она затравленно смотрит как в комнату заходит Миша, уверенно направляется к ней. "Господи, господи..." отчаянные слова молитвы, которую она и не знает совсем. Миша легонько толкает её в грудь, замлевший позвоночник не в силах удержать тело в прямом состоянии. Аня падает на спину.

- Не надо... - наконец находит силы проговорить.

Миша молчит. Ложится на неё, сливается в новом поцелуе. Сладко... и тонко  поёт в груди однообразная нотка. И-и-и-и-и. Эта нотка рвётся изнутри, требовательно и властно наружу, пытается управлять связками, щекочет их, теребит, чтобы и Аня запела за ней протяжно и тонко. Чтобы сорваться в крик... И вдруг. Всё кончилось. Миша просто поднялся и предложил ей руку. Он не воспользовался её слабостью? Не тронул? Всего лишь подарил поцелуй? Аня взглянула на него. Изумление. Восторг. Благодарность.

- Прости... я хотел проверить.
- Что проверить? - спросила она шепотом.
- Я не знаю... Что-то творится со мной.

Аня стремительно выбежала из комнаты, а Миша так и остался сидеть на  койке, ошарашенный открытием, что снизошло до него в эти минуты. Чёрт, знает что! "Я на неё запал? Никогда на девок не западал, а тут... Что делать? Хватит скулить! Срочно выбить эту гадость из башки!"  Что-то у него непорядок с самообладанием, сегодня.

Вскоре вернулась Таня, застала сестру на кухне. Но Аня колоссальным усилием воли вытряхнула из себя шок и волнение, чтобы держаться, хотя бы нейтрально. Только бы не выдать своё состояние. Усердно, самозабвенно крошила капусту... Уже почти весь кочан.

- Вот и хлебушек, - задорно пропела Таня, появившись на пороге, - А зачем нам столько капусты?
- Тушить будем.
- А!

"Я воровка! Хотела украсть у сестры её счастье." Но ведь совсем было не так? И ненужно передёргивать. "Я в него влюбилась? А он?" Не может этого быть, потому что этого быть не может! "Пусть она остаётся с ним, я буду только рада..." Сказать бы ей это, она будет счастлива. Позже. Не в таком состоянии это говорить. А сейчас, просто собраться, ведь предстоит ужин и нельзя выставлять свои слабости наружу. Пусть всем будет хорошо!

Ужин-обед так и получился как задумала Аня. Много капусты, уюта и ни намёка на сумбурное состояние души. Держалась мужественно. Ради сестры.  Они даже пошептаться успели, пока Миша воплощал свою идею, попить пива. Он сам её и исполнил, сходил в соседний ларёк.

- Сестрёнка, Миша, очень хороший мальчик, - начала свой разговор Аня, - и он тебе подходит.
- Да? Спасибо, сестрёнка!

По-бабски конечно, но они всплакнули эту новость. Таня от счастья, а Аня за компанию. Миша и застал их за этим занятием.

- Эй! Вас нельзя оставлять одних! Чего ревём? Давайте лучше веселиться!

Он выставил на стол пиво, сушенную рыбу, довольно потирая руки проговорил:

- Пиво, рыба, девочки. Что ещё нужно добропорядочному джентльмену для полного счастья?

Миша молодец! Нашел Ане лекарство от ужасного состояния души. После первого стаканчика пива держаться стало гораздо легче. Аня повеселела, язык развязался и она себя стала чувствовать превосходно. Жизнь налаживается! Что они там про друга Миши говорили? Завтра мы с ним познакомимся и будет всё ик-кей. А что? Тоже, наверное, хороший мальчик. А он Ане сейчас, ну очень как нужен! Миша весь вечер пытался ловить её взгляд, но она упорно отводила глаза, куда угодно, лишь бы не смотреть на него. Азартно и с ненасытной жаждой подливала себе пива. Выпить. Ещё выпить. Ещё. Занять руки, свой организм, мысли чем угодно, только бы не пересечься взглядами. В конце, концов изрядно захмелела, что еле смогла выговорить:

- Я кажется... надралась, пойду лучше спать.

==================

  Поспать удалось совсем немного. Она, казалось только прикрыла глаза, как вдруг резко проснулась, будто кто-то толкнул её вбок. Сон мгновенно улетучился. Чуть-чуть побаливает голова и горит огнём горло. Похмелье. Воды бы! Но любовники только улеглись на скрипучей, соседней кровати. Шепчутся: 

- Крем нужен?
- А ты хочешь?
- А ты?
- Что ты меня всё время спрашиваешь? Ты можешь сделать хоть раз, то, что хочется тебе?
- Наверное, могу...
- Так, как ты хочешь?
- А ты?
- Тьфу, дура! Давай свой крем.

Аня сглотнула сухую слюну. Пить хочется, невыносимо. Вот сейчас выходить как раз, совершенно неприлично. Подслушивать, кстати, тоже. Но куда деться из маленькой комнатки? Просто лежать и невольно слушать, что происходит на соседней койке.  Она поймала себя на мысли, что совершенно спокойно относится к тому, что там делают. Ни ревности, ни былого страха стать уличенной в подслушивании. "Интересно... я бы дала ему в зад, как Таня? Дурочка. Что за мысли? Я ему, вообще никак не дам!" Всё. Спать! Не спится. Заскрипела кровать, сначала тихо, осторожно и с малой частотой, затем громче, громче, чаще, чаще. Таня стонет. Ей больно или нет? Любопытно, просто. Таня опять стонет, шепчет: "Ещё, ещё, ещё" Значит, не больно, хорошо.

- Я тебя люблю...
- Я тебя тоже...

Он её тоже... защекотало в носу. Маленькими волнами в такт скрипа кровати накатывается обида. Он её тоже... Он её тоже... Он её тоже... С каждым скрипучим толчком. Так кого он любит? Спать! Но Аня уже завелась. Вот, уже и ревность... Как он сказал Ане, когда поцеловал? "Что-то творится со мной" Это признание в любви? Чушь! Нечего выдумывать! "Наглец! Каков, наглец! А я и растаяла" Когда же, соседи угомонятся и наконец, наступит долгожданная тишина? Уснут, можно хоть воды пойти попить. А то, с этими любовничками от жажды сдохнешь! Приступы ревности сменились философским, можно даже сказать, озорным философским настроением. Вот интересно, просто трахаются - ревности нет, а как сказал "люблю" - есть. Что это значит? Но он Таню не любит. Точно. Аня не настолько глупа, чтобы не замечать этого. Что он ей говорил? "Ты можешь сделать хоть раз, то, что хочется тебе?" Любимой девушке не говорят такого, тем более с раздражением! А ведь, верно сказал, точно подметил самую суть Танюши. Умён. Аня, насчёт тупого животного, берёт свои слова обратно. Хм... А вот она сама, лично, может сделать хоть раз, то, что хочется? А? Ну хоть, раз. Один разик? Она не знает этого... Всегда делала всё ради Тани, всё, всё. Даже готова была пожертвовать своим счастьем, отказаться навсегда от любви. Да и сейчас, это делает... Лишь бы оставаться с ней вместе...

- Мишенька, Мишенька, Мишенька! - шепот-стон взахлёб на соседней койке.

И тишина. Как-то резко наступила. Вернее, ещё с полминуты повозились и затихли. Только дыхание, сначала острое сопение, затем тише, тише, тише, плавно перетекающее в сонное. Прислушалась. Спят? Уже можно выходить?  Но завозился Миша поднимаясь. Он хочет переметнуться к ней? Бросило в жар, глухо застучала кровь в висках, ещё больше захотелось пить. Что делать? Прогнать! Гневно и резко... Но Миша, не пошел к ней, он вышел на кухню. Гремел там стаканами, пил воду. Затем послышался шелест воды в ванной комнате. Душ принимает... Лёгкое разочарование... Его счастье. А так бы высказала ему всё! Пусть, не мнит из себя... Тихонечко поднялась, на цыпочках подкралась к сестре. Сестра сладко посапывает. Пусть спит, утомилась, бедняжка. Выскользнула из комнаты, стараясь не шуметь. Вода! Какое счастье! От души напилась и вернулась на кровать. Вздохнула свободней. Теперь, спать. Улеглась поудобнее... Нет, надо его подождать, вдруг полезет к сонной, насмерть перепугает и в суматохе, спросонок забудется, что хотела ему высказать.

Эх, Танюха, слабачка! Он только завёлся, а она раскисла в кисель. Да почти всегда, так и было... Он лишь начинает, а она уже ноль. Но нужно отдать должное, терпит до конца.  А терпение у неё - адское. Миша специально даже экспериментировал, тянул свой оргазм, а она стиснет зубы и терпит, ждёт, когда он угомонится. Не хочет обидеть. Ну, сказала бы: "Брысь! Довольно" Что за человек? Сегодня не сдержалась,  вырубилась.. Видимо, пиво последние силы украло. Вот  что интересно, Анка точно такая же? "Тогда бы мне и двоих не хватило..." Да, наверное, такая же. Тут ведь гены, ничего не поделаешь. Это она только понты колотит, шлюху из себя изображает. А как поцеловал, так паинька девочка. Краснеет как монастырская послушница, лишь взглядом с ним пересечётся. Факт, влюбилась. "Вот сейчас, самое время моё и наступило!" Только... Что-то стало её пронзительно жалко.. Наверное, он и не сможет быть с ней грубым. Даже в мыслях!  Блин... Готов даже, навсегда остаться с Танюхой, чтобы видеть её... просто видеть. Что ты, гонишь? Влюбился? "Нет! Этого не может быть!"  Хватит слюней, однако. Пора идти спать. Он выключил душ, вытерся, пошел в комнату к Тане. Лёг. Танюха дрыхнет как младенец, лишь перевернулась  и с сонным вздохом обняла его, прижалась к голому телу. Легонько скрипнула соседняя кровать...  Она не спит? Она не спит! Прислушался. Тишина. Тишина. Тишина. Скрип. Ворочается...

- Ань... - позвал её Миша тихо. Она не удивилась и даже ждала этого оклика.
- Что...
- Ты не спишь?
- Нет...
- Можно к тебе?
- Нет...

Но заскрипела кроватью отодвигаясь к стене.  Миша расценил это, как приглашение. Поднялся, освобождаясь из объятий Тани, подошел к ней, присел на край кровати. Аня молчит. Положил ей руку на грудь. Она повела плечом, чтобы убрал.

- Давай... - сказал Миша, - поцелуемся. В последний раз... И больше, никогда. Никогда!

В последний раз... и больше, никогда... никогда...  Ей сдавили горло слёзы. В груди снова эта нотка... И-и-и-и... тонкая, тонкая, пока едва заметная, но готовая сорваться в рыдания. И больше, никогда, никогда!

-...никогда... - едва слышно прошептала она.

Миша тронул её губы своими. Нежно, нежно. Замер на несколько секунд ожидая реакции. Аня не шелохнулась, ни напряглась, ни расслабилась. Повторил ещё раз. Её губы дрогнули, едва заметно, ответным поцелуем. Ладонью тронул её лицо. Она горит! Щёки полыхают огнём. Ещё поцелуй. Ну, смелей девочка, смелей! И губы растворились, приняли поцелуй со всей страстью последнего раза. Никогда... никогда...  Девушка задрожала. Дрожь крупная, почти лихорадка. Её трясёт, трясёт, а поцелуи всё смелее и азартнее. Миша отбросил простыню, он просто сорвал ткань одним рывком, жестом не допускающим возражений. Лёг на девушку нежно, но в тоже время с уверенностью самца, который знает зачем он здесь. Аня медленно раздвигает ноги, пытаясь делать это не явно, как бы без умысла, как бы ей так удобней. Она в свободных, ночных шортиках. Шортики и не защищают ничего, готовы пустить кого угодно в дом, который и призваны хранить.

Сестра на соседней койке... поднимись и пройди два шага. Спит. Но может проснуться от шума...  Это с её парнем она сейчас изменяет! Это у неё ворует маленький глоток счастья. Ну и пусть! В последний раз. Остановиться уже нет сил. Она переступила ту грань, за которой уже можно всё. Накатывается возбуждение, сравнимое с прыжком с парашютной вышки. Волнами, волнами, с каждым проникновением парня, с каждым его поцелуем, с каждым вдохом и выдохом, с каждым ударом сердца... Последний, совместный  стон, похожий на крик.

- А теперь... уходи... к ней, - ещё задыхаясь от бурной разрядки жарко прошептала Аня, - и больше... никогда... слышишь... никогда.

======  бонус  ======

Повелитель джинов

Пива сегодня - море. Миша опять постарался и настоял на хмельной вечеринке. Он так и сказал, что отпуск, привык топить пивом. Шутливо божился, что исправится в самое ближайшее время. При этом сложил ладони в мольбе и закатил глаза в потолок изображая ангела. Девушки прыснули и согласились.

- Так, сестрёнки, за что поднимаем этот бокал? -балагурит Миша.
- Этот бокал мы поднимаем за мужчин! - откликается Таня.
- За этих, козлов мы уже пили. Давайте лучше за дам-с!
- За этих стерв, уже тоже, - подхватывает Аня, - давайте лучше, за любовь!
- Да. За любовь!

Звякнули стаканы.

- Горько!
- У нас свадьба что ли?
- Не свадьба. Но поцеловаться, вы можете ещё раз? Для меня...

Миша и Таня целуются, а Аня глядит во все глаза. Мазохистка чертова... Она же сейчас, дико ревнует. Зачем, сама себе придумывает истязания? Каково же... будет ночью?  Целый день был адской мукой. Избегать малейшего контакта с Мишей. Шарахаться от него и изворачиваться словно канарейка от кошки. От цепких взглядов полных обожания и желания. От прикосновений, что Миша изощрялся, всякий раз, спровоцировать с дьявольской изобретательностью и настойчивостью. Аня устала.  Аня боится смотреть ему в глаза, открыто и без страха, боится, что сестра увидит в этом тайный смысл. И ко всему прочему, приходится держать себя в руках и хорошем расположении духа. Не дай бог, Таня заподозрит неладное. С утра, на речке, уже было недоразумение, но Аня легко его разрешила. Миша слишком открыто её обнял, а Таня увидела... По лицу её пробежала тень и совершенно новое во взгляде. Сестра ей не доверяет! Пришлось выкручиваться, смеясь показала на Таню: "Мущщина, вы ошиблись! Вон где нужно!" И всё. Таня успокоилась. Больше, так не стоит делать.  Таня ведь не слепая! Когда-нибудь, они попадутся и... будет скандал. Но... так трудно с собой совладать. Так хочется  до него прикоснуться... хотя бы раз, запустить ладошку в его кудрявую смоль, потрепать... 

"Анюта, молодчина. Как она старается нам угодить!" Целый день меня в объятия Миши бросает. "Я наверное, эгоистка. Почему я ревную Мишу к ней?" Он смотрит на неё! Смотрит и явно, не просто так. "Может быть, он видит в ней меня, моё отражение?" Но смотреть мало. В реке он обнимал её! Таня видела. Сначала обомлела, но Аня сказала, что он ошибся. Ничего не ошибся! Ошибиться было невозможно! "Перед этим он ловил меня с дерева и знал, что она - это она."  Потом Таня стала за ними следить. Несколько раз застала их за этим занятием, а один раз, кажется он целовал её! Жаль, не успела разглядеть, как раз выползла на обрыв для прыжка и увидела, как они отпрянули друг от друга.

Проклятье! Ну что за жизнь? Он целует Таню и видит как бесится Аня. Раньше, когда играл с ней, было легче, ничего не боялся. Теперь он хочет её всё больше и больше... а Таня пока ничего не замечает, но это до поры. Скоро, очень скоро всё раскроется, хоть изощряйся словно агент разведки Мосад ле-модиин. Мишу не устраивает такое зависание. Распутать бы этот клубок. Может плюнуть и..  Танюху совсем не жалко. Но Миша не глупец, он же видит их отношения. Не хотелось бы быть клином между ними... Обязательно последует разрыв. Аня не вынесет. Черт его знает, как быть... Только в речке у него и есть, незаметных, считанных десять секунд, когда Таня плывёт к дереву, для прыжка в очередной раз. Хочется ещё, ещё и ещё раз убедиться, что Аня любит его.

- Девчонки, а давайте играть?
- Во что? - Оживилась Таня.
- В повелителя джинов.
- А что это, такое?
- Объясняю. Например я, бросаю монету и кричу: "Орел", но выпадает решка, то становлюсь вашим рабом ровно на два желания, каждой по одному. Но если выиграл! Берегитесь, вы мои рабыни.  Потом, монету бросает следующий по кругу. Идёт?
- А желания могут быть любые? - спросила Аня лукаво сверкнув глазами и тут же их отвела, на щеках проступил едва заметный румянец.
- Абсолютно!
- Ой, как интересно! - захлопала в ладоши Таня, - давайте в комнате? Там места больше.

Шумно расположились в комнате, уселись прямо на ковре кружком, по-турецки. Миша достал пятёрку из кармана. Бросил.
- Джин говорит, решка!

Монета  упала на пол  и Миша накрыл её ладонью на мгновение. Открыл. Орел. Девочки в восторге  завизжали.

- Я первая приказываю! - Воскликнула Аня. - Джин, покатай Таню! Два круга.
- Садись, - Он стал на четвереньки и Таня взгромоздилась ему на спину, повизгивая от предвкушения, - пристегнись, моя  повелительница. Но-о-о-о! Тык-дык, тык-дык, тык-дык. 
- А меня, джин целует! Долго! - кричит Таня со спины своего джина.

А Аня надеялась, что сестрёнка догадается придумать что-нибудь приятное для неё... взамен. Эгоистка! Вздохнула. По лицу пробежала тень.

Миша, запыхавшийся от бурных скачек в два круга, валит Таню на ковёр целует её, как и приказано, долго. Но со своим усовершенствованием. Захватив обе её ладони, забрасывает за голову, целует губы, шею, в вырез халатика, между грудей. "Ой" - зарделась Таня и взглянула на сестру с превосходством. С недавних пор, она часто стала бросать такие взгляды ей, совершенно непроизвольно...  Аня перехватила этот взгляд... опустила глаза. "Прости, сестрёнка!" - ужаснулась Таня. -"Больше так не буду..." Да. Она эгоистка... Но ведь простительно? Она никак не может надышаться своим счастьем. 

- Ну, хватит уже! Игра стоит, - не выдержала Аня долгой возни на ковре, - теперь моя очередь быть джином.

Её бесит поведение сестры. Совсем охамела. "Недавно лишь боялась, что не разрешу с ним встречаться, а сейчас ведёт себя так, словно я - пустое место. А ведь он, мой! Он любит меня, а тебя нет! Если сейчас выиграю, я тебе устрою." Бросает монетку, затаив дыхание ждёт, когда она упадёт на ковёр, прихлопывает ладонью... зажмурилась.

- Орёл!

Поднимает ладонь. Решка.

- Джин, джин, джин! - захлебнулась от восторга Таня, - ты, маленькая собачка!

Аня свесила руки перед грудью, словно собачка в стоке "служи", скорчила меланхоличную рожицу кокер спаниеля: "Аф. Аф." Все засмеялись удачной шутке. Что закажет ей Миша?... Сердце затрепетало томным ожиданием. Не может быть, чтобы он, просто так, затеял эту игру.

- Повелитель хочет знать, есть ли у джина родинки?
- Да, мой повелитель.
- Покажи их!

Молчание. "По моему, тут все ошарашены..." Таня в шоке, Аня в замешательстве. Но когда-то нужно же начинать?

- Тьфу! - Миша изобразил огорчение. Неописуемое огорчение, - мы здесь играем в джина или в детский сад? Я же сказал, абсолютно любые желания. Аб-со-лют-но!
- Ну-у-у, - протянула Аня и вспыхнула.

Как быть? "Если покажу родинки... сестра обидится и станет ревновать" А ревновать, значит следить за ней... за ними. Ане итак даётся скрывать очень трудно. Но... так хочется отомстить за "взгляды превосходства", за то, что сестра становится чужой и всё больше отдаляется от неё. 

- Давай, давай, - подзадорил её Миша, - мы играем честно.

Таня действительно была в шоке. Это Ане такое предложить? Простой пощечиной не отделаться... Будет скандал. И... Аня его прогонит. "Ой... что будет?" Похолодело всё внутри. Таня вжала голову в плечи. "А откуда он знает про родинки?" Подозрительно покосилась на сестру. Выболтала, хвастушка! Посмотрела на Мишу. Он улыбается и совсем не боится. Зачем он всё это делает?

- Показывай всё, что у тебя есть! - Миша проговаривает это с нажимом.

Ну и пусть, она захлебнётся в своей ревности! Защекотало под ложечкой, что-то тёплое, нежное, словно лёгким ветром дунуло. Как будто она вновь, затаив дыхание, стоит на парашютной вышке и ждёт, когда дадут команду прыгать. Несравненное ни с чем удовольствие, от отчаянного решения. Показать! Вот, так! Больше не будет взглядов полных превосходства. Аня никогда не простит этих взглядов. Медленно поднялась... Потянулась руками к пуговицам халатика... Расстегнула одну... вторую... третью.

Таня не верит своим глазам! Пытливо вглядывается в лицо сестры. Она не испытывает унижения? Таня никогда в жизни не видела её униженной. С детства... подсознательно хотела это увидеть. Всегда. Даже во время редких ссор, когда они выясняли между собой отношения. Сейчас же, ничего подобного не заметила в её лице, лишь смущение и... едва промелькнувшее в глазах удовольствие. Что это всё значит? Скандал отменяется?

- Вот, - Аня откинула одну полу халатика с правой груди, - здесь, возле соска.

Стоит, такая классная! Короткий халатик в горошек. Коленочки прижала друг к дружке. Скромно опущенные ресницы,  румянец стыда в смеси с удовольствием... Ноздри чуть заметно трепещут от возбуждения. Грудь... точно такая же, одна в одну,  как  у Тани, но... такой невыносимый соблазн, хочется вскочить и бросится целовать эту грудь, целовать губы сложенные в полувиноватую улыбку, жадно, невзирая, что рядом сидит собственная девушка. Нельзя поддаваться порывам, дорого обойдется. Миша поднялся медленно,  со знанием дела шагнул к ней, протянул руку. Осторожно коснулся пальцем соска. Сосок напрягся. Замечательно! Поцеловать... Не слишком ли смело? Разумеется, нет! Анка сейчас союзник, а Танюха смотрит ошалело и лицо у неё вытянулось от изумления. Похоже, она удивлена больше чем разгневана. Да не разгневана даже, просто шок, от увиденного и ещё неосознанного, гораздо сильнее. Без сомнения и этот жест она проглотит.  Соблазнительно. Но рано.

- Дальше.
- И вот, - Аня повернулась задирая полы халатика замерла в ожидании действий Миши. Глухо бьётся сердце. Сестра... она сейчас видит то, что не должна видеть. Теперь, всё равно! Решение принято раньше. Теплое дуновение в паху всё сильнее. Она отомстила сестре.

Миша потянул трусики за резинку вниз, осторожно и с чувством. Искоса контролирует реакцию Тани. Сидит - как закопали. Глаза распахнуты. Изумление. Ступор. Не ревнует. Есть, первый шаг! Теперь, ни в коем случае  не дать опомниться.

- Дальше играем, - он уселся на своё место приглашая девушек последовать примеру. - Танюха, тебе метать монетку.

 "Как она могла? Это мой мальчик!" Лучше бы Аня дала ему пощечину!   Было бы гораздо лучше. А она... Почему? Она видела в глазах сестры что-то такое, непонятное. И совсем неприятное. "Она хотела этого!" Мысль как обожгла. "Она же хочет его забрать! Он, меня любит!" Реванш. Срочно нужен реванш! И Таня знает, как.

- Орёл! - Таня сделала бросок. Прихлопнула ладонью. - Орёл! Орел! Орёл! Я выиграла! Повелеваю, своему джину... Узнай, кто из нас, кто?
- Слушаюсь, моя повелительница!
- Отвернись, мы приготовимся.

Девчонки за спиной шепчутся, хихикают, слышится возня приготовлений. Миша усмехнулся. Сейчас он не будет называть имён, а кое-что им покажет. Пусть каждая расценит это по своему. С восклицанием:"Поворачиваюсь!" он повернулся. Сидят рядышком, обе на корточках, руки на коленях, одинаково причесаны, смотрят. И у каждой во взгляде: "Ну, узнай меня!" Мольба и надежда.

Миша подходит. Остановился между ними. Выбирает глазами, напряженно вглядывается в лица. Кладёт им ладони на головы. "Сидим... как две шлюшки перед минетом..." мелькнула фривольная мысль. Эта мысль показалась забавной и Таня не смогла удержаться, прыснула коротким смешком. Боковым зрением смотрит на сестру... она тоже любуется им... во все глаза, снизу вверх, как рабыня хозяином. Кольнуло. "Он мой, он узнает меня!" Таня уверена на сто, на двести, да что там говорить, на тысячу процентов! Миша приседает перед ней, берёт ладонями лицо, смотрит в глаза... "Это я!" кричит всё внутри. Губы уже готовы принять поцелуй. Но он отпускает лицо...  Потом... тоже самое с сестрой, смотрит ей в глаза. Сделал едва заметный порыв и она... Она раскрыла губы в трепетном ожидании! Как будто кулаком ударили под-дых. Таня задохнулась. Миша сливается с ней в поцелуе... "Он обознался! Он не понял моих намёков..." А она? Она же ждала этого поцелуя! Дикая, неуправляемая ревность. Сейчас бы вскочить и убежать из комнаты в слезах, тем более они уже щекочут глаза, готовы хлынуть лавиной. Но она смотрит и смотрит, как её собственный парень целуется с собственной сестрой. Ненависть и злость."Ну, я тебе покажу!" Что бы ей придумать такое, обидное?

. "Да! Я знала это! Он выбрал меня!" Она приоткрывает рот принимая поцелуй. Сначала несмело шевельнула языком, сладко вздрогнула. Пусть видит сестра! Отдалась поцелую вся, до последнего дыхания... Как хочется запустить ладошку в его волосы! Но не решилась и рука так и осталась в зависшем положении в дециметре от его головы. Как хорошо! Как нестерпимо, хорошо. Она же думала, что никогда вот так больше...

- Ты не угадал! - вскрикнула Таня звонко от подступивших слёз.
- Да? - спросил Миша отстраняясь от Ани, - неужели?
- Вот она, я!
- Какая неудача... - говорит, а сам смеётся, - прости. Однако, следующее твоё желание?

Что ей придумать? Да такое обидное, что бы сразу поняла, как Таня рассержена. "Как больно сейчас мне, так и ей, пусть!" Ничего умнее не придумала, как крикнуть:

- Джин! Целуй его! Долго! - слёзы так и звенели у неё в голосе.
- Да? - у Ани  радостно прыгнуло сердце, но хватило благоразумия разыграть удивление и обиду, - Ну, я тебе потом, отомщу, запомни!

"Что я наделала?" Поздно... Сестра уже поднимается. Сейчас они будут целоваться. Долго, очень долго, а Таня смотреть, страдать... Она с радостью это делает? Она хочет этого? Сомнения. Последняя надежда. Может быть она почувствовала себя, хоть чуть-чуть, униженной? Хочется верить в это искренне. Но Аня уже целует Мишу. Он склонился к ней, она держит его голову руками, а он, а он своими ладонями лапает её за задницу! Она не унижена... Адским варевом кипит ревность. Невыносимая боль в сердце.... Но... удивительное и затаённое удовольствие от собственных страданий. Как всегда, с самого детства. Они соревновались во всём, кто лучше, кто красивей, кто быстрей... и всегда, когда победу держала Аня, наваливалось такое ощущение, обиды, кипящей ненависти и...  неосознанного удовольствия. А потом, они мирились и становились ещё ближе и роднее. "Я тебя ненавижу! Я тебе отомщу!"

-Хватит! Достаточно! Миша, твой ход!
- Ничего не хватит! Ты сказала, долго! Миша, продолжаем...

Миша оторвался от Ани. Действительно хватит. Дразнить гусей, плохо. Но они словно взбесилась. Аню трясёт от возбуждения...  Танюху тоже. Лица пылают, глаза мечут молнии. "Оба-на... Куда я попал?" Кажется, он переигрывает. Что с ними случилось? Они ведут себя сейчас так, словно две дикие кошки, напряжены, разгневаны  и готовы вцепиться друг в друга, по любому поводу, мало того, они сами выискивают эти поводы.  Похоже драка всё же будет... А он, ещё размечтался примирить их, создать в доме атмосферу, мирную и ненапряженную, типа Эдема. Может тормозить пора? Ага, щас! Слишком поздно.. Масло уже пролилось на рельсы.

"Я тебе отомщу, отомщу!" Лишь эта мысль бьётся у Тани в голове. Как только будет её ход она сделает Ане тако-о-о-е! Тошно станет. Вот.

Вызов брошен!  "Я тебя уничтожу, сестрёнка. Дождусь только подходящего момента." Аня смотрит сестре прямо в глаза и видит в них тоже самое.

- Твой ход, Мишенька, - Аня улыбнулась ему, вкладывая в свою улыбку столько тепла, столько нежности... И она сейчас, совершенно не лукавит, это искренне. Для него, для сестры...

Миша щелчком ногтя подбросил монету. Монета взлетела вверх, с гудением закрутилась вокруг оси. Сестры затаили дыхание, глазами прослеживают путь, будто загадывают что выпадет. Миша прихлопнул монету на ковре.

- Решка!

Руки не снимает.  Не спешит. Напряженное ожидание. Ну, же? Отнял руку. Орёл! Проиграл. Тишина. А они надеялись что он выиграет? Кто из них первой придумает задание?

- Джин, - воскликнула Аня, внезапно осененная идеей. И видно, что эта идея ей нравится, - целуй ей, вон там!
- Где? - Уточнил Миша.
- Вон, там, - сказала Аня с удовлетворением и махнула рукой в понятном вполне направлении.
- Ну-у-у, дурочка! - Вспыхнула Таня, - Я и тебе это закажу! Джин, её тоже!
- Да, запросто! Слушаюсь, мои повелители и исполняю.

Двинулся к Тане. Надо постараться! Если сейчас с неё пар не спустить будет большой "Бум" Да они, соперничают между собой! За него. Давно надо было догадаться. Если он сейчас себя поведёт неправильно, будет плохо всем. Только правильно, не иначе.

- Поднимайся, - сказал Миша, почти приказал, - снимай трусики.

Таня нерешительно поднялась, всё ещё недоверчиво поглядывая на сестру. Она взбесилась? С катушек съехала?  Миша никогда этого ей не делал, может быть и сделал бы когда-нибудь, решись она попросить. Но... дико слышать такое из уст сестры! Дико, вот именно в этой ситуации, когда она рядом и будет свидетелем. Точно рехнулась. Она же злится на неё, это видно. Она мстит за превосходство над ней!  И ревнует. Пусть ревнует. "Я победила! Пусть, всегда теперь ревнует, а я буду подчеркивать это и мне ни капельки  не будет стыдно." Но... Таня сдуру заказала и ей тоже самое... Предстоит сгорать от ревности... но позже. "Стерплю. Назло. А её, надеюсь, это унизит" Потянулась к трусикам. Медленно их сняла, двумя пальцами, нагибаясь до самого пола.

- Иди сюда, моя радость! - Проговорил Миша приподнимая полы халатика.

 Приник губами к редкому пушку. Ой... Таня, ещё раз бросила взгляд сестре, но в нем уже не было ненависти и злобы. Чуть-чуть испуга, удовольствия и удовлетворения... от своей победы. Сестра смотрит и лицо её посерело от ревности и унижения. Вот! Вот, наконец-то, Таня это увидела! Триумф. Толи ещё будет!

- Теперь, тебе повелительница? - Миша повернулся к Ане, сказал это полувопросительно, но скорее с утверждением.

Аня безропотно подчинилась. Без намёков, с выражением беспечности на лице, сняла трусики и бросила их на свою кровать, несколько более энергичней, чем рассчитывала и они улетели за спинку кровати, застряли там между стеной. Расстегнула две нижние пуговицы халата, вкладывая в этот жест максимум шика и гламурной романтики. "Пусть Таня посмотрит, какая я шлюха! Она так не умеет, а я, да." Она играет сейчас, на зрителей, а главный зритель - сестра. "Ну, чего медлишь? Начинай." И Миша поцеловал, долго, сладострастно, с чувством. Накрыло лавиной ощущений. Новых, неизведанных и столь сильных, что потемнело в глазах. Аня их прикрыла. Блаженно. Лизнула, вдруг резко пересохшие губы. Сестра вызывающе хохочет, показывает пальцем, что-то выкрикивает, комментируя. Блеф, это всё. Маска. Видно же, как её колбасит. "А вот теперь маленький, штрих в этом главном эпизоде удачной войны."  Аня застонала, как обычно стонут в подобных случаях. Тронула рукой кудряшки Миши, погладила по голове. Последствий она уже не боится.

- Хватит уже, - сквозь фальшивый хохот воскликнула Таня, будто увиденное её здорово развеселило и позабавило, но в голосе слышится едва скрываемая угроза, - ей бросать, монету.

Так кто сейчас победил? Глянула на сестру словно Афина Паллада, приготовилась метать монету. Бросок. Решка! Решка! Йес! Месть только начинается.

- Ура! Сейчас я вам, всем, отомщу! - Она кивнула Мише со злорадным удовлетворением злого гения, придумавшего славную месть. - Джин, раздевайся! И до самой следующей своей победы. Понял?
- Ха, ха, сказал джин, - Миша поднимается, и раздевается без тени смущения,- скоро джин тоже будет повелителем!

Как он их зацепил! Он даже не представлял, что будет именно так. Ну, потискает Аню на "законных основаниях" правил игры, ну поцелуются пару, тройку раз. Но чтобы так? Теперь он вооружен, он знает, как ими управлять и... делить.  Разделся. Покрасовался. Предвкушение. Его естество от предчувствия близкой развязки дрогнуло.

- Следующее приказание, повелительница?
- Она целует тебе там! Долго!
- Я не буду! - Таня задохнулась от возмущения, смущения и... - Тебе это тоже придётся, как выиграю. Вот увидишь!
- А куда она денется? - Усмехается Миша, и подмигивает Ане, - Спасибо тебе, повелительница, за приятное задание!

Внезапное осознание содеянного... Ну и пусть. Теперь от этого, действительно, никуда не деться. Она сама бросила Аню в его объятия. Сама заварила эту кашу. "Целуйтесь, целуйтесь..." Теперь придётся делить его с сестрой. Но... в этом всём есть особый  смысл... Они ведь вместе? Навсегда? Может так у них наступит мир?  И Таня поползла на коленках к Мише, тем более он уже стоит, подбоченился, предстал во всей своей красе. Подползла, тронула губами плоть.  Спиной чувствует, что Аня напряженно смотрит на них. Конфуз и удовольствие. Тронула ещё раз, дохнула на него. Плоть твердеет и набухает. Так бывало уже много раз и Таня гордилась тем, что могла лишь дыханием поднимать это чудо. Сейчас она тоже гордится и не только по этому. Она это делает, для Ани, для любимой сестрёнки. Азарта, побольше азарта. Так, чтобы она поняла как ей приятно. Жаль, не видит её глаз. Целует его, пробует на вкус, нежно ласкает. Мурашки ползут по спине. Остановиться уже нет сил.

Миша манит рукой Аню... и она понимает наконец, что он победил... Они все победили. Ощущение близкого мира с сестрой. Другого способа нет и не будет, оставаться всем вместе. Ползёт на коленях, становится рядом с сестрой, прижимается  щекой к щеке, задыхаясь от возбуждения растворяет губы. Миша ласково треплет ладонями их за волосы. 


Оценка: 6.21*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"