Ионов Андрей Владимирович: другие произведения.

А дальше - Древняя Дорога...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Может быть, это продолжение к "Легенде о Драконе" - а может быть, и нет. Может, это сказка, а это может, и не сказка... Может, быль, а может, просто не наполненная лишним смыслом памятная статья о встрече со старым другом. Сейчас наступает страшное время - время Калейдоскопа...

  
  - Здравствуй, Демон. - Как всегда, ровно и бесстрастно поприветствовал Эмиссар входящего в двери старого знакомца.
  - ...Друг сердечный... - На автомате, брякнул тот. Несколько сидевших за столами ребят понимающе глянули на него, но приветствовать не спешили.
  Демон смерил их долгим взглядом. Все как один, пятеро, незнакомые. Пятеро? Интересно...
  - Новенькие? - Кивнул на них.
  - Вроде того, - сказал Эмиссар, намывая большой мутный стакан. Иногда, развлечения ради, он подрабатывал барменом.
  - А из ветеранов кто-нибудь остался?
  - Мало, - сказал Эмиссар, вытирая стакан тряпкой.
  - А ты как будто и не рад меня видеть?
  - Выпить хочешь? - Вопросом на вопрос ответил бессменный содержатель Корчмы. Таинственной и загадочной Корчмы.
  Демон, он же Ларнавский, он же Аларик де Морральен, подтащил к стойке ближайший стул и уселся, подобрав полы длинного плаща. Глянув на его лицо, Эмиссар молча налил рюмку из вделанной прямо в стену бочки.
  Одной из целого ряда бочек.
  Ларнавский взял рюмку и поднес к лицу. В прозрачной жидкости колыхалась, не растворяясь, мутно-красная взвесь. Он почувствовал аромат жженого сахара.
  - Коктейль 'Белый Ветер'?
  - Я же знаю, что твои вкусы не меняются, Демон. Хотя меняешься ты сам...
  Этот явный укол Ларнавский просто пропустил. А заодно пропустил через себя сто грамм коктейля.
  Привычный кисло-терпкий вкус обжег язык, по горлу пробежало тепло, и на душе немного похорошело. Чуть-чуть. Самую малость.
  Он знал, что ровно через десять минут наступит знаменитый эффект 'Белого Ветра' - тело заполнит ощущение полета на параплане в восходящем потоке, незабываемое ощущение крылатой легкости и острого,но тщательно вымеренного риска.
  - Выпил? А теперь говори. - Сказал Эмиссар.
  - Ты улучшил рецептуру коктейля? В прошлом, насколько я помню, языков он не развязывал...
  Что было правдой. В голову 'Белый Ветер' прицельно не бил. Только залповым огнем по всему телу сразу.
  - Ты, Демон, все такая же непереносимая язва в дурном настроении.
  - А ты все такой же зануда.
  - Приятно знать, что в этом мире есть действительно неизменные вещи.
  - Аналогично!
  Они переглянулись, и холодные серые глаза Эмиссара самую малость, но потеплели.
  - Кто из наших остался? - Ларнавский повторил вопрос, вертя в пальцах рюмку.
  - Почти никого. - Честно признал Эмиссар. - Некоторые ушли, некоторые погибли. Из прежнего костяка остались двое-трое...
  - Что-то меня замучила ностальгия. Расскажи, кто из них как...
  - Дикий Эльф принял смерть, как подобает белоглазым. Поединок с
  сородичем на ростовых луках. Черный Ги подписался завалить стихийного
  мага, но активизировавшийся после кончины того голем завалил самого Ги.
  Элберт и Рож не вернулись из Юсскона-35.
  - Что они там делали?
  - Служили в охране очередного демократического президента Гаалы.
  Обстановка неожиданно осложнилась, под забором президентской дачи появились танки, и на штурм пошел спецназ. До последнего патрона парни отстреливались, а последние, по уговору, - друг в друга.
  - Чей был спецназ?
  - Другого демократического президента. Если интересует, есть 'горящий' контракт по набору в его ряды.
  - Элберт и Рож успели проредить?
  - Основательно! - Фыркнул Эмиссар.
  Он все такой же. Циничен, бесстрастен, и никогда не угадаешь, какие на самом деле чувства в его душе.
  Если, конечно, кто-нибудь сможет найти в Эмиссаре эту гипотетическую душу.
  - А куда делся Падре?
  - Домой.
  - Его ж там грозились повесить!
  - Обстановка неожиданно изменилась, епискос Клаус приказал долго жить, его наследник первым делом отменил все решения предшественника...
  - Понятно. - Ларнавский пожевал губами; коктейль начинал действовать. - А что с... Мири?
  Уловил ли Эмиссар крохотную заминку - хрен его разберет.
  - Обстановка неожиданно... - Начал было бессменный управитель Корчмы, но осекся. - А что с Мири? Все в порядке с Мири.
  Демон вздрогнул. Рюмка в его пальцах жалобно пискнула стеклянным крошевом.
  - Ты что ж, гаденыш, посуду ломаешь? - Возмутился Эмиссар, но как-то слишком вяло. Пятеро молодых ребят за соседними столами уставились на них вовсе глаза.
  - Я тебе сейчас не только посуду поломаю. - Вполголоса пообещал Демон. - Говори быстро, что с Мири?
  - Ну... Это... Ты ж знаешь, что она замуж вышла?
  - Знаю, сам на этой свадьбе присутствовал!
  - Так вот, вернулась она из замужа.
  - Чего?
  Эмиссар, как подозревал Демон, не совсем понимал значения некоторых лексических оборотов универсального языка, которым пользовался.
  Нормальный человек их улавливает интуитивно, но Эмиссару приходилось осознавать логически. Вероятно, что-то за этим крылось.
  - Поясни!
  - А чего пояснять? Ушла она от мужа. И из Корчмы ушла. И медальон оставила.
  Медальон с вестником носили все наемники Корчмы. Благодаря ему Эмиссар мог связываться со своими исполнителями, а также получать весть о смерти носителя медальона.
  - Что с ней было дальше?
  - Не знаю.
  - Из-за чего от мужа ушла?
  - Не интересовался.
  В этом весь Эмиссар. Потрясающе нелюбопытное существо.
  - Кто может знать? С ней уходил кто-нибудь?
  - Никого не было, одна. Кто может знать, тех сейчас в Корчме нет. А тебе-то она зачем? Ностальгия замучила?
  Демон сгреб в кучку мелкую стеклянную крошку. Тщательно отряхнул ладони.
  - Ага.
  - Раньше ты не был ей подвержен.
  - Прошлое всегда было лучше настоящего. Эмиссар, моя комната свободна? Моя старая комната?
  - Свободна. - Конторской книги, как в нормальных отелях, в Таверне не водилось. Эмиссар работал исключительно по памяти, а его бесстрастность являлась залогом справедливости.
  - Проводи меня туда.
  - Хочешь снять?
  - Нет... Вряд ли. Хочу просто там посидеть...
  - Бери ключи и топай сам. На выходе за рюмку заплатишь.
  Подарив на прощание Эмиссару блестящие остатки рюмки, Демон обогнул стойку и по узкой лесенке поднялся на второй этаж. Его комната была второй по правую сторону.
  Замок мягко, отлаженно щелкнул, поддаваясь напору ключа.
  Внутри все было, как прежде. Эдакое законсервированное время.
  Застеленная тяжелым желтым покрывалом низкая кровать. Высокий и узкий стол на точеных ножках, с потайным отделением под столешницей. Дверной косяк весь изрезан узорчиками из переплетающихся человеческих фигурок, которые Демон любил когда-то вырезать от лютой скуки. Наверное, если посмотреть в тайнике, то и нож там же сыщется...
  Щелкнул, откидываясь, тайник. Так и есть, нож в футляре с клапаном - сам его когда-то клал сюда, так давно, что пыль успела обрисовать контуры. А это что такое?
  Нав недоуменно вытащил из ящика овальную дощечку длиной чуть больше двух его ладоней, и шириной в полторы. Под нею оказалась сложенная вчетверо записка.
  Перевернул дощечку и ахнул. Это была икона, явно икона, изображающая Мадонну с младенцем. Но не нарисованная (или как это правильно говорить - написанная?), а выложенная по тонкой доске совсем тончайшими кусками разноцветного шпона, явно из разных пород дерева. Красноватого, желтого, почти белого, с черновато-зелеными, красными, просто темными тонкими прожилками... Зрачки были талантливо вырезаны из самых обыкновенных сучков, но глаза казались живыми. Может, именно от этого?
  Икона, покрытая прозрачным лаком, притягивала взгляд...
  Отложив икону, стал читать записку.
  
  'Демон, я ухожу. Просто так, без объяснений, ухожу и все. Ни у кого ни
  о чем не спрашивай, если захочешь меня найти. Эмиссар не знает, где я.
  Знает только Падре, но он не скажет, он обещал. Ты, конечно, можешь из
  него выбить правду, но подумай, что ты будешь с ней делать? Я знаю, что
  ты, если появишься здесь, спросишь обо мне, а узнав, что я ушла от
  мужа, бросишься на поиски. Меня не надо спасать, Демон. Со мной все в
  порядке. Правда. Если мы увидимся, нам будет нечего сказать друг другу.
  Между нами ничего не было, но спасибо за теплоту, с которой ты ко мне
  относился.
  
  Эту вещь, что ты обнаружил в тайнике, я дарю тебе. Мне сказали, это
  символ самой искренней любви, а Эмиссар подтвердил, что в ней точно нет
  зла. Поверю ему на слово, все равно других экспертов нет... Прощай,
  друг, и будь счастлив.
  
  Твоя Мири.'
  
  Вот такой образчик эпистолярного жанра...
  Действие коктейля вошло в активную фазу. Подлетающей походкой Ларнавский спустился в нижний зал. Тело желало летать, но душа не стремилась к полету...
  Удивленно огляделся: зал был пуст. Совсем пуст, абсолютно. Даже пятеро молодых людей куда-то исчезли, и теперь за их столиком неподвижно, как статуя, восседал Эмиссар.
  Мозг пытался осознать царящую гробовую тишину, но получалось у него скверно. Совсем никак, если честно, не получалось.
  Никогда здесь тишины не было.
  А теперь есть.
  На шатающихся ногах доковылял до Эмиссара. Тот был занят странным делом: меланхолично катал в руке маленький, но явно тяжелый хрустальный шарик, идеально круглый и идеально чистый. Катал, значит, Эмиссар шарик, и катал. Катал себе и катал...
  Демон мотнул головой, прогоняя гипнотическую сонливость. Поблескивая непонятно от чего отраженным светом - в Корчме, как чаще всего бывало, царил не очень густой полумрак, - шарик притягивал взгляд...
  Как та же икона.
  Да что за чертовщина здесь творится, вашу мать?!
  - Куда делось большинство обитателей Корчмы, Эмиссар? Ты перечислил мне шестерых. Где еще пятьдесят
  человек?
  - А зачем тебе знать? - Вопросом на вопрос ответил вечный управитель.
  - Лига Тьмы закрывает ее?
  - Нет.
  - Лига Тьмы сама прекратила существование?
  - Тем более нет.
  - Тогда что за непонятки, твою дивизию, здесь творятся?! Где народ?
  Прозрачно-серые, как вода в пасмурный день, глаза Эмиссара смотрели сквозь собеседника.
  - Кончается цикл, Демон... Людей и нелюдей призывают их миры. Те, кого ты видел здесь, жалкая тень прежних специалистов...
  - Лига Тьмы по-прежнему проводит акции?
  - Вовсе нет. Но сворачивает их размах. Миры свертываются, Демон, сужаются. Я вообще поражаюсь, как ты-то сюда прошел...
  - Как обычно, - непонимающе буркнул Ларнавский.
  - Значит, для тебя дорога сохранилась. А для Падре - нет. Для Мири, Легина, Ойво, Карча, десятков других, которых ты знаешь, нет. Кончается цикл Калейдоскопа. Миры снова начинает тасовать. Дорожки путаются, адреса меняются... Полевая почта работает с перебоями.
  - Так что, уже когда-то было?
  - На моей памяти - дважды. Сейчас наступает третий цикл.
  Демон озадаченно почесал бронированную макушку.
  - А какова периодичность циклов?
  - А как ты думаешь, почему в Корчме нет времени? - Беззлобно усмехнулся Эмиссар. - Почему здесь даже смертные люди не стареют?
  - Чтобы переживать циклы?
  - Да. Пространственно Таверна не связана ни с одним миром. Темпорально ни от кого не зависит. Полная автономность. Плаваем, как дерьмо в проруби. Устаканятся миры - я снова дорожки прокладываю. Пока миры гуляют, можно пить пиво и любоваться пейзажем из окна.
  При слове 'пейзаж' Демон машинально взглянул в близкое окошко.
  За ним блестела красками юной весны холмистая равнина, а в воздухе, играя, кувыркались двое стремительных и прекрасных драконов.
  Сердце предательски екнуло, как у разведчика в тылу врага при взгляде на вещь из родной стороны.
  Драконы были серебряного цвета. Самец - узкий и вытянутый, как истребитель, самка - поменьше, но гораздо массивнее.
  Демон мог бы поклясться чем угодно, что у него глаза сиреневые, а у нее - лимонно-желтые.
  - Балуются, - отметил Эмиссар, прихлебывая темное пиво из внезапно появившегося бокала. - Любовь, наверное...
  - Брачный танец второго признания... - Машинально вырвалось у Ларнавского.
  - Ну, может, и второго. Пиво будешь? А селедку?
  Перед управителем Корчмы, рядом с бокалом, из того же 'ниоткуда' появилась тарелка мелко нарезанной сельди в масле.
  - Не смешиваю! - Совсем уж ничего не соображая, брякнул Демон. - Эмиссар, ты чего? Ты же не пил никогда!
  - Это на работе. А сейчас я в отпуске, друг мой. Через каждый цикл у меня отпуск. Пока в моих услугах никто не нуждается. А ты чего застыл? Иди!
  Демон не тронулся с места.
  - Иди! - Тон Эмиссара внезапно стал злым. - При Вращении Калейдоскопа каждый должен занять свое место! Оно для этого и производится, чтоб растрясти по родным мирам всех таких же неприкаянных и безалаберных придурков-космополитов, как ты!
  - Я не понял...
  - Чего ты не понял, дурья твоя башка? Каждое Вращение - как центрифуга, которая стягивает вместе частички целого. Миры призывают своих детей, чтобы закрыть бреши в своей защите. Твой мир - вот он! И ты должен туда вернуться.
  - Этот мир сотню лет прекрасно обходился без меня.
  - Сейчас Вращение. Каждый мир, как мозаика, состоит из кусочков. Время от времени разлетевшиеся кусочки нужно собирать.
  - Вот только не ври мне, что мой мир погибнет, если я туда не вернусь. Я больше не его кусочек, я отрезанный ломоть, Эмиссар. Такие, как я, дома уже не приживаются.
  - Уверен? - Глаза Эмиссара сузились.
  - Уверен!
  - Когда Вращение, не нарушаются законы, ибо уже нет никаких законов. Когда Вращение, все старое теряет смысл, а все новое может стать вечным. Во время Вращения существует только одно правило: части должны соединиться воедино. И люди, и нелюди притяжением крутящегося момента возвращаются в свой дом, если они этого не сделают - возникает лишнее напряжение, и появляется несанкционированная силовая нить.
  Нарушается схема развития миров, и их влечет друг к другу не свободное течение, а невыполненный долг
  возврата.
  - Подожди-ка! - До Демона, наконец, начало доходить. - Именно это и является второй стадией Прорыва?
  - Почему второй стадией? - Оторопело моргнул Эмиссар.
  - Потому что первая стадия - это обретение 'кусочком', как ты говоришь, своей истинной формы и истинного
  лица.
  И он положил на стол, рядом с хрустальным шариком Эмиссара, подаренную своей подругой икону.
  Долгую секунду они неотрывно смотрели друг на друга, а за окном по-прежнему танцевали беззаботные Повелители Неба...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"