Блейк Ирэн: другие произведения.

Мой кот- посланник небес.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.51*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, знакомьтесь! Никита Беляев, долгие годы тщетно разыскивает забранную демоном, вместо него самого, сестру Анжелину. Он колесит по стране на пару с сиамским котом Мефодием, благодаря которому ещё жив. Деньги не проблема, их мужчина всегда может достать, так как Беляев обладает даром "игрока", таким же, как у его пропавшего без вести отца. Дневник - вот и всё его наследство. Мать умерла. Родственников нет. С потерей сестры, вся жизнь Беляева пошла под откос. А всё ошибки прошлого. Всё сам. И теперь, через десять лет, пришло время искупления и возмездия. Изрезанные трупы женщин и карта на их телах, так оставляет для Ника послания искомый демон. ... Итак, Беляев взял след, вступил в рискованную игру, которая запросто может оказаться ловушкой. Но, у Никиты нет выбора. Он должен отомстить, должен, сделать всё возможное, или невозможное, если есть хоть малейший шанс спасти сестру.... "Так причём здесь кот"?- спросите вы. Какую роль вообще Мефодий сыграет в извечной борьбе противоборствующих сил зла и света? - Но,- отвечу я вам, - кот ведь не просто так появился в жизни Никиты. У кота своя миссия, своё "особое" предназначение.


   0x01 graphic
  
   Виктору, самому лучшему братишке на свете!
  
   Серая дорога впереди точно однополосная лента с редким встречным движением. Хмурые небеса вот-вот угрожают пролиться дождём. Жёлтая листва деревьев. растущих подле дороги. признак надвигающейся осени. Ещё один месяц вхолостую. Усталость жжёт глаза, невыносимо хочется спать, но необходимость ехать вперёд, точно ток в кровеносной системе зудит электричеством. и нестерпимо хочется почесать шрам возле левого глаза. Так ощущается след, того, кого сидящий за рулём автомобиля мужчина ищет слишком давно. Демона, десять лет назад забравшего вместо него самого - единственное кем дорожил больше самой жизни - двенадцатилетнюю сестрёнку.
   Нет сил, ехал пару бессонных ночей, и усталость вместе с едким чувством вины давно превратила душу в пепел. Может быть Анжелина давно мертва, а все надежду тщетны...
   Дымчато-серый котяра, сидящий на приборной панели подле руля мурчит и тянет свою упитанную мордочку, прося почесать подбородок.
   - Как жаль, что ты не можешь говорить Меф,- вздыхает водитель и, отрывая одну руку от баранки, нежно поглаживает тыльной стороной ладони белую кошачью шею. Довольное урчание прерывает треск заговорившего радио.
   Громкий голос диктора оповещает об ещё одном найденном сегодня утром теле. Еще одна изуродованная блондинка с оставленной на губах картой.
   - Так ты сообщаешь мне, что мы держимся верного направления? - обратился к коту водитель. Широкоплечий поджарый мужчина с татуированными руками. Кот открыл жёлтые глаза и наградил мужчину в ответ пристальным, чересчур умным для обычного животного взглядом. Радио замолчало. Мужчина вздохнул, посмотрел на показатель бензина, затем бросил взгляд на развернутую карту, лежащую на соседнем сиденье, выискивая название прозвучавшего в новостях городка. Около пятидесяти километров и если поспешить, то до темноты успеет.
  
   Сквер оцепили и чтобы пробраться внутрь пластиковой ленты до темноты, мужчине пришлось применить недюжинную смекалку. Смущала постовая машина и спокойно курсировавший возле ворот тощий, как кощей бессмертный, субъект в полицейской форме. Субъект в массивных очках, увеличивающих его глаза до выпученных лягушачьих, а также длинного носа, первый признак того, что полицейский проявит чрезмерное любопытство при появлении непрошенных гостей. А внутрь тем более не пустит без должного удостоверения. Морочить голову патрульному, мужчина не хотел, так как был голоден, да и резерв ментальных сил на сегодняшний вечер ему ещё пригодится. Поэтому, довелось поколесить, чтобы припарковаться в сотне метров от сквера, возле небольшого пятиэтажного дома, на первом этаже которого располагался мебельный магазин.
   - Что Меф, придётся тебе заработать на сегодняшний ужин, давай-ка прогуляемся, - произнёс мужчина, выходя из машины и сгребая в охапку тёплую кошачью тушку. Мефодий открыл глаза и зевнул. Мужчина захлопнул дверцу синего, местами поцарапанного от частых дорожных гонок "вольво", пару секунд прижимал кота к груди, а затем отпустил на асфальт.
   - Думаю, ты знаешь, что надо делать,- сказал коту вслед.
   Он закурил, вытащив из смятой пачки последнюю сигарету, и посмотрел на догорающее в ярком багрянце заката небо. Холодало и подувший ветер, заставив его поёжиться и застегнуть старую кожаную куртку. Он проверил карманы, нащупав бумажник, вздохнул, затоптал подошвой туфель брошенную на асфальт сигарету и быстрым шагом направился в сторону сквера.
   Машина постового была брошена, и где-то в стороне кустов закрывающих мусорные баки слышалась ругань поносящего адское отродье, судя по всему кота. При ближайшем рассмотрении было видно, что лобовое стекло полицейской машины покрывают желтые разводы, а активно работающие стеклоочистители лишь усугубляют положение. Смешок застрял в горле и мужчина чуть не выдал себя кашлем. Похоже, патрульный очень сильно не понравился его кошаку, так как за долгие годы общения, Мефодий редко выкидывал подобные фортеля.
   Хозяин кота как раз успел перелезть через забор, когда мяуканье оборвалось ещё одной красочной вспышкой гнева, затем тишина - и мужчина присел, прячась в кустах орешника. Пригибаясь, двинулся вглубь зарослей, минуя узкую тропу. Остановился отдышаться, прислонившись к еловому стволу только, когда вне зоны видимости, хлопнула дверца машины. Ещё два шага вперёд и появился Мефодий. Высоко задрав хвост, кошак наградил мужчину негодующим взглядом, мол, вечно ты впутываешь меня во всякое дерьмо, и потрусил вперёд, зная, что мужчина наверняка плетется за ним, при этом, слыша как тот тихо приговаривает:
   - Меф, ну будет тебе, будет, обещаю куплю тебе сегодня самый лучший кошачий корм, только вот. Ну, хорошо погоди, и телевизор предоставлю в твоё полное распоряжение.- Правдами и неправдами увещевал Мефодия, прекрасно зная его слабость к сериалу "закон и порядок". Кот, словно сменив гнев на милость, чуток сбавил темп, и этот факт означал для мужчины возможный намёк на примирение.
   Закат догорел, и сумерки наполнили вечер зловещими тенями. Тьма расплылась точно клякса, отходя от стволов, корней и покатой хвои деревьев, скрывая контуры близлежайших скамеек и маленьких неработающих фонтанчиков. Кот остановился возле скамьи, присел и начал умывать мордочку лапкой. Фонари ещё не зажглись, ветер утих и всё в сгущающих сумерках, казалось каким то нереальным. "Ты чего это делаешь" хотел спросить у кошака мужчина, но вспомнил, что тело же судя по новостям, нашли возле фонтана. Слова замерли на губах, когда ощутил, как вместе с порывом ледяного ветра, зажглись и замигали фонари. Через пару секунд вновь заработали, ложась на плитку округлыми пятачками света, вот только на скамье появилась женская фигура. Спортивный костюм, длинные белые волосы, закрывающие лицо, тонкие кисти рук лежащих на коленях. Хрупкая, но это ощущение исчезло, когда она подняла голову и посмотрела на него. В её тёмных глазах пылала ярость, и в то же время бледное лицо казалось очень грустным. "Черт", подумал мужчина, "только призрака не хватало".
   Девушка казалась почти живой, вот только молчала. Она то сцепляла пальцы, то вновь касалась ладонями колен. Как ни крути, решение оставалось за ним.
   - Хорошо, - выдохнул мужчина, вновь встречаясь с ней взглядом, ощущая, как холодок проскальзывает по позвоночнику. Он сел рядом, кот, как ни в чем, ни бывало, продолжал вылизывать лапу. Девушка подняла руку и протянула в его сторону. Мужчина сделал глубокий вдох и пальцами коснулся её ладони. Теплая, всегда тёплая кожа, словно у живой, осознание этого факта, всегда удивляло его, заставляя расслабиться, а потом всё перед глазами исчезало...
   Какой-то бар с логотипом цветка. Шумная музыка, хохот собравшихся людей и дым сигарет. За прилавком молоденькая девушка в чёрной облегающей майке. Прозрачный блеск на пухлых губах, белые густые волосы собраны в пучок на затылке, яркие голубые глаза подведены так сильно, что, кажется, на веках девушки растушёван уголь.
   Всё оборвалось, точно его насильно выдернули из чужих воспоминаний. Словно чья-то злая воля не хотела позволять ему узнать слишком многое.
   Он снова оказался на лавочке. Тяжело дышал, чувствуя, как колотиться сердце. Только вот призрак исчез и на его месте уютно пристроился Мефодий. Мужчина встретился с котом взглядом и нахмурился, недоумевая: почему так вышло? Что хотел показать ему призрак? Обычно в случаях насильственной смерти ему всегда приходилось видеть последние моменты жизни, разделяя воспоминания и боль несчастных жертв.... В ярко-жёлтых глазах кота отражалась лишь умиротворённость.
   - Чтож, теперь в темноте ты главный, так что веди к выходу, котяра, - сказал мужчина, доставая телефон. Увы, вай-фай здесь не ловил.
   - Так прогуляемся по городу, перекусим и поразмыслим.- Кот в ответ на его слова, лениво потянулся, зевнул, спрыгнул с лавочки и потрусил вглубь парка.
  
   Он занял последний свободный номер, в маленькой уютной гостинице напоминающей теремок.
   - Вроде не сезон?- спросил у администратора. Но, тот лишь усмехнулся и сказал.
   - Отстаёшь от жизни, мужик. У нас в начале месяца авраал: тёмный карнавал приезжает,- и жестом указал на яркий аляповый плакат в стиле хоррор. Гласящий: Цирк. Диковинные звери. Уроды на любой вкус, загадочные представление, самые настоящие гадалки и вампиры! Не пропустите, единственный визит. Дальше шёл телефонный номер, горящие в огне цифры.
   - А,- выдохнул мужчина.- Всё с вами ясно,- и ловко вытянул ключ из толстых пальцев администратора. Мельком наблюдая, как кот крадётся на второй этаж, пробираясь между вазонами с разросшимися папоротниками.
   Маленький номерок. За окнами пустующий двор и ярко слепящие фонари, свет которых пробивался даже сквозь плотно завешенные шторы. Он присел на кровать, посмотрел на часы, показывающие пол десятого. Рано и всё же темно. Мяуканье кота совпало с собственным бурчаньем в желудке. Кот выжидающе посмотрел на него и прыгнул на постель. Мужчина достал телефон, и убедившись, что интернет здесь ловит, поставил скачиваться приложение для навигатора.
   Карта города ему была необходима, для свободного ориентирования. Вновь заныл шрам, и пальцы сами сжались в кулак. Он был здесь. После десяти лет безуспешных поисков, угасших и вновь воскресших надежд, похититель его сестры был здесь.
   Итак. Быстро перекусить и отправиться изучать окрестности. Нет времени спать, ни на что нет времени, если хотя бы есть шанс, хотя бы один из тысячи шанс, найти проклятого демона и заставить его заплатить. За все заплатить, а главное вытащить из его лап сестру.
  
   Кафетерий в гостинице обслуживала толстая женщина с короткоостриженными, чуток взлохмаченными волосами. И кроме лёгких салатов, выпечки и пирожков, ничего толкового из еды здесь не было.
   - Что будете, уважаемый,- улыбнулась из-за прилавка и сразу показалась симпатичной.
   - Кофе,- глянул в меню,- и три пирожка с рисом и курицей. Да ещё бутерброд с ветчиной, коту моему,- пояснил, когда женщина удивленно выгнула бровь.
   Кот вился около его ног. Затем, замурлыкал и прыгнул на стоящий возле прилавка стул. Сел и наградил женщину самым добродушным и невинным из всех своих хранящихся про запас взглядов.
   -Аки милок,- сказала она, - проголодался,- и вновь тепло улыбнулась. Кот замурчал, когда ему на пластиковую миску положили самый большой и красивый из всех бутербродов хранящихся на мармите и вовсе разомлел от счастья, в долю секунды, произведя на морде подобие улыбки. "Ну, Мефодий, мастер подлизы", констатировал факт мужчина. Первый глоток кофе обжёг язык, но всё равно он сглотнул, наслаждаясь сладко-горьким вкусом. И только слопав второй пирожок, мужчина спросил:
   - Вы часом не знаете, в этом городке есть бар с вывеской: то ли розы, то ли ромашки?
   Женщина погладила кота умявшего бутерброд целиком, и в кой час не побрезговав, как обычно хлебной коркой.
   - А зачем интересуетесь, место то не хорошее?
   Мужчина вздохнул и допил кофе, понимая, что третий пирожок не осилит.
   - Дело есть у меня, личное,- произнес, намереваясь встать, чувствуя, что женщина хоть и знает, что он ищет, но просвещать его координатами не собирается.
   Он взял кота на руки. Женщина молчала, уперев руки в бока и хмурясь от только известных ей мыслей. Несколько человек зашло в кафетерий, хлопнув дверями. Он отошёл от раздаточного столика и направился к выходу.
   - Дикая орхидея, то место, которое вы ищете. Но, если вас интересует моё мнение, то не ходите туда особенно сейчас, когда какая-то мразь порешила девушку.
   - Спасибо, всё было очень вкусно,- ответил он, слегка улыбаясь, прислонил кота к груди и, игнорируя её совет, разминулся с пришедшими, вышел на центральную площадку гостиницы.
   На улице было темно. Холодно и порой накатывал ветер. Он опустил котяру на асфальт. Мефодий разгневанно заурчал и стал тереться возле его ног. Не обращая внимания на выкрутасы кота, мужчина достал телефон. Приложение загрузилось.
   - Так Меф, загадываю пятёрку. - Достал лежавшие в кармане куртки белые истрёпанные кости.- Если угадаю, то ты тоже идёшь со мной в клуб. А если...- дал коту время на обдумывание числовых комбинаций и дождался, пока Меф начнёт мяукать. - Раз, два три... - Кот зевнул и посмотрел на его лицо прямым выжидающим взглядом.
   - Итак, расклад принят котяра. Играем!- Сжал кости в кулаке и потряс, затем подбросил вверх и поймал другой рукой. На ладони оказалась три и два. В сумме пять.- Не повезло тебе котяра...
   - Значит, судьба и моя благосклонная фортуна и не смотри на меня так хмуро. Я тоже спать хочу. - Кот поднял хвост и уставился в темноту.
   Можно было доехать на машине, но судя по навигатору до клуба недалеко. Только, придётся идти через спальный район, дворами. А заодно осмотреться. Прочувствовать городской воздух. Ходьба прогонит усталость, а холод взбодрит, поэтому решено - идти. Он задал маршрут в навигаторе, несколько раз сверился с картой, запоминая все повороты, и посадил кота себе на плечи, где тот отлично устроился, вцепившись коготками в кожаную куртку.
   Кругом тишина, едва освещённая светом, льющимся в темноту из многочисленных разбросанных в хаотическом порядке окон жилых многоэтажек. Стук сердца и звук собственного слишком частого дыхания. Он торопился. Кот притих, а шрам настойчиво зудел, напоминая о прошлом.
   Заброшенный дом в подвале, которого расположилось местечко потерянных душ, так окрестили его картёжники и прочие любители азартных игр. Ему восемнадцать, один из самых везучих, просиживающих за игрой бессонные ночи. Забив на всё на учебу, на школу и выпускной, и даже про сестру забыл, посвятив себя единственной цели- игре. Нужны были деньги, чтобы уехать, чтобы покинуть город как можно скорее. Страх заглушался игрой, но только сестра единственная знала причину и покрывала его. Как узнал из дневника отца, он был обещан демону, став ещё до рождения отцовской закладной за существенный просчёт. Вот почему отец ушёл из семьи, вот почему он их бросил и пропал без вести, скорее всего, сгинул ненавистный алкаш, как тогда мужчина сам характеризовал его... Но, может быть он просто искал способ отменить сделку. Жаль, теперь не узнать, а из толстенного дневника, местами отсыревшего с выцветшими чернилами лежавшего всё время на чердаке под тяжёлым кованым сундуком, укрывающим нишу в полу в их маленьком, давным-давно проданном деревенском доме. Дневника, по сути своей являющимся, как выяснил позже - колдовским гримуаром.
   Ещё несколько поворотов, блеклые фонари и пронизывающий, какой-то отчаянный ветер, разогнал нависшие было тучи, и на небе показались звёзды. Он нашёл искомое место, когда на дисплее телефона высветилось время: пол одиннадцатого.
   Неказистый дом с покатой крышей, возможно сдаваемый в аренду, а узкое местечко между дорогой и тротуаром забито под завязку автомобилями. Вывеска в виде цветка: "орхидея" мигала неоновым светом, а также буквами ниже, расставляла приоритеты для желающих просто посидеть в одиночестве за стаканчиком пива. Стриптиз и приватные танцы, а по пятницам вход для всех бесплатный. Он замер осматриваясь, хмыкнул, отмечая, что сейчас пятница и кот словно подталкивая, потёрся своей мохнатой головой о его шею. Пришлось спускаться вниз по лестнице, хоть от усталости ныло всё тело и вообще ничего не хотелось, кроме как заснуть мертвецки.
   Охранник, седеющий мужчина лет эдак шестидесяти, упёрся рогом, отказываясь пропускать его с котом. - Вход с животными запрещён,- строго пробурчал он, намереваясь захлопнуть дверь перед самым носом визитёра.
   - Постой-ка,- ответил мужчина, упираясь мыском туфли в порог, не давая двери закрыться. Затем, достал кошелёк и вытянул несколько купюр. Приём сработал и охранник, жадно хватая и пряча деньги в карман форменных брюк, впустил его вместе с котом. Деньги проверенный способ, обойти кучу условностей.
   В клубе было жарко и душно, поэтому он расстегнул куртку, осмотрелся, разглядывая потные лица мужчин, наполненные вожделением. Гремела музыка. Красотки у шестов зажигали, плавными чувственными движениями. А у потолка вился дымок, с которым, похоже, старый вентилятор не в силах был справиться. Несколько игровых автоматов в стиле "однорукий Джек" были заняты, так же как и единственный бильярдный столик в углу. Чтож, если хочешь раздобыть информацию, спрашивай бармена, поэтому он стал прокладывать путь к барной стойке через толпу.
   Она - девушка из посланного призраком воспоминания, стояла за стойкой и с едкой улыбочкой наливала старому ловеласу в очках стопку текилы, отвечая колкостью на очевидную попытку флирта. Ярко-накрашенная, бледная с запавшими грустными, но вместе с тем яркими и живыми глазами, она будто бы своим гримом бросала вызов всему миру, словно бы носила маску.... Такой несчастной и одинокой она показалась ему издали, молодая девушка с платиновыми волосами, собранными в хвост и облегающей чёрной футболкой с логотипом "металлики". "С ней будет сложно", он понял это сразу и прошептал, обращаясь к Мефодию: - " уж если не я то ты хотя бы просто попробуй очаровать её, ладно котяра".
   -Новое лицо, причём симпатичное,- обратилась девушка, когда он облокотился на барную стойку, отполированную до блеска. Он поймал её взгляд, ответил, прямым и пристальным взглядом в упор, намеренно проигнорировав выданное девушкой изречение, и когда она не выдержав, прикусив губу, отвела взгляд первой, ответил:
   -Наклейка мне вон того коньяка,- жестом показал в сторону полки.
   -Хм,- сказала она, пожав плечами. Нахмурилась, когда увидела у его ног кота, который нагло и стремительно запрыгнул на барную стойку.
   - А как ты проскочил сюда?- Неужели Николай разрешил тебе пронести его сюда? Озадаченно спросила и, протянув руку, почесала кота за ушком. Меф заурчал, прикрывая глаза от удовольствия. На её лице промелькнула тёплая улыбка , смягчив презрительно-едкое выражение лица, сделав девушку младше, нежнее. На мгновение показав, что она очень хорошенькая, какая была бы, смыв весь этот вызывающий макияж.
   - А сколько тебе лет?- неожиданно для себя вопросил мужчина.
   -Что?- переспросила она, удивлённо выгибая бровь. - Слишком личный вопрос красавчик, резко заявила она и добавила: - Но, если ты расскажешь мне, как заполучил свой шрам, то тогда...
   - Не насколько сильно я это хочу знать, - усмехнулся и отпил глоток дорогого терпкого коньяка, прикрыв веки. Она нахмурилась, затем рассмеялась и прежде чем переключиться на подошедших к барной стойке мужчин, ответила:
   ­- А ты мне нравишься, чёрт возьми, интриган со шрамом.
   Он сделал ещё глоток и поднял, бокал в символическом жесте, мол, оценил шутку. Кот прибился к нему, так как барную стойку оккупировали желающие выпить люди.
   -Кира, - назвала девушка своё имя, когда разлила всем желающим заказанные напитки.
   -Ник,- ответил он, поглаживая кота, намереваясь попросить у неё бутылку и пачку "кэмел" и вернуться в гостиницу.
   Бар работал до пол третьего, но он слишком устал, да и получил что хотел - желаемую информацию. Но, может всё же заставить себя пару раз поиграть в картишки, как раз столик освободился, посмотрел на кота, мысленно спрашивая и в его ярко-жёлтых глазах, отнюдь не уставших как у него самого прочитал: конечно, задержись, налички маловато, а меня надо хорошо кормить.
   Ему везло. И деньги проигравших сыпались в карманы. Впрочем, как всегда. Везение, наследственная черта, как у пропавшего отца. Если верить его дневникам. Кот спрыгнул с колен и, мяукнув, стремительно побежал к двери.
   - Прошу меня извинить,- встал, пожимая плечами на разочарованные взгляды, проигравших и мечтающих о реванше. Но что-то зловещее было в его ставшем колючем взгляде, что заставило отступить, парочку широкоплечих мужчин с недельной щетиной и покрасневшими глазами.
   - Всего хорошего джентльмены,- ответил на едкую реплику и, расталкивая зависших у сцены похотливых мужиков неопределённого возраста, направился к двери.
   На улице стало ещё холоднее, и он поёжился, оглядываясь в поисках кота. Всё же прохладный воздух бодрил, и он после насыщенной табачными парами атмосферы клуба, жадно вдыхал полной грудью.
   - Мефодий?- тихо позвал он котяру. Пару секунд тишины, лёгкое поскрипывание и протяжное мяуканье огласило воздух, и, кажется, что-то мелькнуло в районе мусорных баков, затем возле металлического забора ограждающего пустырь с заброшенной стройкой. Ещё одно мяуканье, он охарактеризовал бы как протяжное и недовольное, что означало лишь одно: следуй на звук. Он побежал к забору, за которым увидел стремительно удаляющегося кота. "О чёрт", только беготни сломя голову мне не хватало, произнёс про себя мужчина и, ухватившись за верхушку забора, перекинул своё тело через проволочную сетку.
   Кот гнал как ошпаренный, и мужчина преследовал его, положившись более на давнишний внутренний инстинкт, связывающий его с котом, чем на зрение. Десять лет. Кот и он. Почти братья. Человек и животное, но не совсем.... Несколько поворотов. Заброшенные дома, какие то магазины, заправка, вновь дома с редким светом, льющимся из окон. Все слилось в пятно. Он бежал. Кололо в боку и в груди с каждым рывком нестерпимо жгло. "Пора бросать курить мужик, давно пора", твердил себе, когда понял что остановился возле арки и кирпичной пятиэтажки расположенной на возвышенности. С виду типичного неказистого спального района для малоимущих, там, где чаще всего ютятся приезжие, снимая жильё.
   Тишина. Как будто все вымерли. Мужской похабный хохот отразился от стен арки эхом, затем следом послышался женский голос, тембр которого показался Нику знакомым.
   - Назад, прочь говнюки, а не то...- прозвучало угрожающе и довольно резко для симпатичной молоденькой барышни.
   Мефодий выскочил, откуда-то справа и вился под ногами, заглядывая в глаза своими кошачьими жёлтыми. Ник вздохнул, понимая, что котяра привёл его к ней на помощь, всегда знающий больше, чем мог бы сказать, молчаливый и загадочный. Всегда слишком загадочный для простого кота.
   Он подоспел вовремя, когда девушка уже расправилась с одним из нападавших с помощью баллончика, заставив завыть волком и разъяренно матюгаться.
   - Сучка, - взвыл второй получивший коленом в пах. Третий же отбросил её к стене и припечатал плечом, жёстко заломив руки за спину.
   - Горячая штучка, ты мне нравишься, и я бы завалил тебя здесь и сейчас, но приказ был чуток запугать тебя, чтобы знала, что бежать не куда,- прошептал ей прямо в ухо, самый рослый из тройки подонков.
   -Эй, разве так обращаются с дамой,- громко сказал Ник, привлекая к себе внимание.
   - Отвали на хер. - Высказался поднявшийся с коленок мелкий, бледный с бешеными глазами задиристой собаки.
   - Точняк,- злобно подтвердил тот, кого девушка опрыскала спреем.- Или ты ищешь приключений?
   Припечатавший девушку к стене соизволил таки повернуться, когда Ник ответил:
   - Хм, приключения на свою жопу, так как раз я здесь всё же будут у вас. Поэтому предупреждаю первый и последний раз. Ушли пока целы.
   Самый рослый рассмеялся. Мелкий зарычал, а третий в синей джинсовой куртке соизволил сказать:
   - Ты сам нарвался, драть тебя так перетак.
   Ник рассмеялся, как всегда, когда чувствовал что прольётся кровь. Пара секунд и принялся за дело, накинулся на них точно матерый волк на стаю щенков недомерков. Его ярость прогнала усталость, став дополнением к чёрному поясу.
   - Беги,- сказал девушке на её молчаливый вопрос, помогая подняться и заправляя за ухо растрепанные волосы. В ёе глазах благодарность граничила с растерянностью, но она ничего, не сказав, побежала, прижимая к груди сумочку. Мелкий в джинсовке попал под раздачу первым. Ему Ник сломал нос и несколько ребёр явно треснули от удара под дых. Второй сбежал, проклиная всё и вся и визгливо поскуливая, как истеричная баба. Верзила держался неплохо, но ярость Ника не знала границ. А, когда начиналась драка, мужчина, ведомый инстинктом убивать, никогда никого не щадил. "Всё же, отметил про себя Ник, зрачки высокого подонка напавшего на девушку были расширены. Верзила часто дышал и по его лбу с каждым рывком градом катился пот. "Под кайфом? Обдолбанный сукин сын, " подумал про себя Ник, впечатывая верзилу лицом в кирпичную стену, слушая как хрустит сломанный нос. Затем, вздохнул и повертел шеей, чувствуя, как спадает адреналин и уходит напряжение. Нужно было уходить. Кот смотрел слегка укоризненно.
   -Пошли Мефодий и нечего так глазёнками косить, сам знаешь в драке я за себя не отвечаю, да и что теперь это обсуждать, всё это дерьмо уже случилось. А с вырубленных недоумков уже ничего не спросить. Поздно,- хмыкнул Ник и достал телефон, посветил фонариком на номер дома, сверился с улицей и направился в сторону шоссе. Кот трусцой следовал за ним.
   Кира нашла его около полудня в кафе отеля, где Ник пил уже вторую чашку кофе, поглядывал на сигарету лежащую рядом, голодным, как удав смотрит на кролика взглядом. Открытый ноутбук, почтовая страница.
   - Привет,- сказала она и села рядом.
   - Ты?- удивлённо вопросил мужчина, не ожидая увидеть её так скоро. -Как ты меня нашла?- посмотрел ей в глаза пытливым взглядом, но девушка глаз не отвела.
   - Послушай, спасибо за вчерашнее и всё такое, но я вижу ты парень не промах, а мне сейчас как раз нужен кто-то вроде тебя. Эй, пожалуйста, ты только выслушай меня,- испуганным тоном, в котором отчётливо угадывалась мольба, выдавила из себя девушка, когда увидела, что он закрывает ноутбук.
   "Какого чёрта"?- задал себе вопрос Ник. Посмотрел под стол, кота не было видно в пределах досягаемости взгляда. Наверное, пошёл справить свои кошачьи дела.
   -Хорошо, выкладывай,- сказал он, глядя на её растерянное и очень молодое, лишённое макияжа лицо.
   - Не здесь, я не хочу, чтобы кто-то мог расслышать все, что я тебе расскажу. Это во многом личное.
   - Приватная беседа,- выгнул бровь и допил последний глоток крепкого и несладкого кофе, разглядывая её профиль. Курносый нос, упрямый подбородок. Вот в чём дело то: она так сильно напоминала Анжелину, что от осознания этого факта, даже сердце болезненно заныло, а во рту стало ещё горче помимо привкуса кофе.
   - Ты остановился здесь, хочешь, давай прогуляемся, или пройдём к тебе в номер?
   - Если ты не опасаешься за свою репутацию, то следуй за мной. - Сыронизировал Ник.
   Она кивнула, соглашаясь и чуть смущённо улыбнулась. На щеках девушки заиграл лёгкий румянец. Мефодий спрыгнул с насиженного подоконника частично скрытого шторой и потащился следом.
   Мефодий делал вид, что ест кошачий корм, хотя Ник то знал, то это не так. Котяра прислушивался к их разговору и ловил каждое слово. Пушистый зверёныш.
   - Итак, Кира, прежде всего как ты нашла меня,- спросил у девушки Ник, сидя на единственном кресле. Она же удобно расположилась на кровати.
   - Я вычислила тебя, полазив по сети и проверив гостиничные номера. Мне просто повезло, что ты остановился в гостинице, - пожала плечами и начала наматывать на палец блондинистый локон.
   -Итак, ты хакер помимо прочего, да? И что тебе от меня нужно, с твоими-то умениями?- удивился Ник, с вызовом уставившись на девушку. Мефодий шумно залакал из глубокой миски воду.
   - Ты крутой и с виду порядочный парень Никита Беляев, вот только и на твоей совести есть приводы в правоохранительные органы.
   - Хм, - скривил губы, не хотя вспоминать о былом. - А ты отлично поработала, детка. Я повторю вопрос. Чего тебе от меня надо, рассказывай, хватит ворошить моё грязное бельё.
   - Я тебе не детка,- возмутилась девушка.- Зови меня Кирой. - И мне срочно нужен телохранитель на пару недель. Вчерашняя картина, в более слабой постановке, повторяется уже со мной в пятый раз. Я нутром чувствую, серьёзную угрозу и не хочу закончить свои дни, как сестра в глубокой яме, выпотрошенная как использованная рыба. - Резко сказала Кира и отвела взгляд. Её щёки пылали.
   "Итак, что мы имеем"? Ник встретился взглядом с Мефодием, почёсывая подбородок. "Когда это мне так фартило - и тот к кому вилась ниточка, сам вешался ко мне на шею. И хорошо это или плохо, чёрт возьми"?
   - Я подумаю, Кира,- серьёзно ответил Ник и лёгким движением встал с кресла.
   - Я буду в баре, если что звони по этому телефону, вытащила из маленькой сумки блокнот, быстро написала цифры чёрной шариковой ручкой. Отдала листок прямо в руки, обдавая лёгким, приятно-терпким запахом дорогого парфюма и ушла, закрыв двери.
  
   Гена не отвечал. На все три присланные Ником письма с пометкой срочно и особым их кодовым словом. Наверное, в отпуске, предположил Ник. Вот не задача. Отличный хакер и единственный друг, обретённый на арене подпольных боёв, который связи с тяжёлыми травмами позвоночника переквалифицировавшийся в программиста. Но, теперь его помощь отпадала и придётся всё разгребать своими силами.
   Первым делом Ник просмотрел все, что мог найти в интернете, что было связанно с приезжающим в городок цирком. Цирк- это реальная зацепка. Как подсказывал опыт - совпадений в жизни не бывает. Все мелочи, так или иначе слаживаются в причинно следственные связи создающие цельную картину.
   Ведь демон, который похитил его сестру десять лет назад, тоже объявился в городе на пару с ярмаркой-балаганом. Тогда всё и началось, тогда нормальная жизнь Ника пошла под откос. Это был канун дня рождения его самого и сестры- Анжелины, в один день с разницей в десять лет. Семнадцатого октября ему уже никогда не забыть.
   Ник знал из дневника отца, что в день совершеннолетия за ним придут, поэтому намеревался спрятаться на виду. Ещё парень планировал заработать, как можно больше. Сорвать куш и ... Поначалу, задался такой удачный день, что походил на волшебный сон. Он выиграл все схватки, нокаутировав противника, и через вопли и рукоплесканья восторженной толпы поставившей на него, крупные воротилы нашептали про карточный чемпионат, допуск к которому разрешался как раз с восемнадцати. И он повёлся. Решил порадовать сестру, вызволить от тяжких рабочих смен мать медсестру, затем просто уехать, в надежде, что сможет затаиться. Как же он тогда ошибался. Наивный глупец.
   Ника отвели на пустырь, где разместил свои палатки-шатры цирковой балаган. В шатре, украшенном звёздами, проходил турнир, напоминавший сборище шарлатанов. Маленькие столики, старинные масляные фонари, только скрадывали тени. Он лишь единожды обернулся на дверь, заметив высокого и тощего мужчину. Что-то не так. "Осторожно", зашевелился инстинкт, вызывая комок в горле и Ник сглотнул, сказав себе: чего же ты дрейфишь мужик, когда такие ставки на кону". И смело направился к одному из столов, где уже ждали его появления пятеро человек. Ник сел, тотчас были брошены карты и игра завертелась, а у него как всегда самый лучший расклад. Воспоминание оборвалось, превратившись в сон.
   Ник заснул, прислонив голову к спинке кресла. Кот настойчиво мурчал, этим и разбудил. Эх, ничего, ничего толкового из Интернета, как всегда выудить без помощи Генки не удалось. Но, цирк, Ник был уверен, что хоть сейчас красуются на рекламном плакате вместо старых- другие имена, другие зазывают на гулянья жадную до зрелищ толпу -лица, всё же контора то та самая, тухлая и зловонная как гнилое осиное гнездо. Но клубок ведущий его раскручивался и цирк связующее звено.
   Почесал подбородок, зевнул и послал ещё одно сообщение Генке, зная, что впрочем, придется, как всегда, когда друга нет поблизости полагаться на себя самого.
   - Сначала пообедать, затем наведаемся в местную прокуратуру, а Мефодий?- вслух задал Ник вопрос, характеризующий намеченные дальнейшие планы . Кот как всегда лишь посмотрел, да промолчал.
  
   Его звали Лис Алхимик, и сколько мужчина помнил себя - так было всегда. Он обитал на самых задворках ада, на проклятой пустоши, окружённой горами, где многочисленные разломы пыхтели вырывающейся из них удушающей серой и вплёскивались фонтаном ядовитого пара.
   Он проснулся, ощущая зверский голод внутри раздирающий внутренности на части. В желудке плёскалась и шипела кислота, болезненно омывая стенки. Он встал, потянулся, до треска в ключицах и подошёл к подоконнику, открывая клетку. Крупный ворон с синими полыхающими глазами и ключом повешенном на цепочке, обвивающем мощную шею, тотчас выскочил из клетки и приветственно закаркал.
   - Лети Морок, лети, узнай в какой стороне находится сейчас рынок. - Мужчина вытащил из стоящего у стены горшка, накрытого деревянной крышкой, крупный драгоценный камень. Затем положил ворону в клюв, приказав:
   -Купи самого свежего мясца.- Ворон каркнул в ответ и вылетел из окна. Алхимик пару секунд смотрел в даль, затем вздохнул и хищно улыбнулся нахлынувшим мыслям.
  
   В полицейском управлении в пол второго дня, людей практически не было. Так сказать маленький город, значит мало средств выделенных на бюджет и полисменов.
   - Вам помочь?- вежливо откликнулся молодой охранник на постовой.
   - Кто ведёт дело Сергеевой? - ответил Беляев, доставая из кармана волшебную затёртую карту. Его палочка- выручалочка чтобы редко, но метко пудрить мозги людям.
   Паренёк провёл его в кабинет лысеющего участкового. Петренко Иосифа Геннадьевича, судя по табличке стоящей на столе.
   -Полковник Зимин ФСБ,- уверенно показал лже-карту Ник, магическим образом трансформировавшуюся в удостоверение личности.
   - Заходите, - сказал участковый, расплываясь в вынужденной улыбке, жестом показывая охраннику "мол, свободен". Никиту в который раз повезло, удачное стечение обстоятельств- и попались легко внушаемые люди. Так что массовый гипноз, капелька магии заключённой в карте, пока шло по его намеченному плану. Главное, было не войти в образ полковника с головой, забывая о времени исчерпать магический карточный лимит. Иначе последствия для всего дела станут фатальными.
   - Итак, Иосиф Геннадьевич, - сказал, лже- полковник, подтаскивая стул к столу и усаживаясь на него. -Мне нужно все, что у вас есть на Сергееву.
   Участковый вздохнул, нервно расстегнул пуговицу на воротнике рубашки.
   -Ох, ну и дела. ФСБ в наших краях. Так и думал, что дело пахнет керосином. Маньяк, да?
   Лёгкий почти незаметный кивок полковника, мог, как опровергать догадку участкового, так и подтверждать. Участковый встал с кресла и открыл дверцу блестящего деревянного шкафа. Звякнул графин, и парочка квадратных бокалов появились на столе. Следом легла тонкая, серая папка.
   - Не желаете коньячку?- вопросил участковый.
   Никита улыбнулся:
   -Как-нибудь в другой раз. -Взял папку и начал листать, периодически задавая вопросы.
  
   "Анжелина, Анжелина, ты Анжелина. Ты ещё жива, держись, держись за эту мысль", так повторяла про себя девушка, лежа на неудобном полу в крохотной клетке. За золотисто-черными прутьями решётки, виднелись полки, штабеля полок куда ни посмотри, и на всех полках размещаются плотно сдвинутые, одна на одну клетки всех видов и форм, но размером не превышающие клетку для птицы.
   Её тело едва сгибалось в суставах, она плохо видела крохотными, не слезящимися глазами- и очень ко всему прочему, девушке трудно было дышать. Хотелось лишь спать. И всё её движения телом, даже мысли вызывали огромную едва преодолимую трудность. Даже просто вспоминать, мыслить ей было так трудно, поэтому оставалось лишь спать, если можно было назвать сном то состояние, в котором она пребывала. Как долго? Годы. Месяцы. Вечность?
   Он скоро снова придет. Нет, он уже здесь. Он здесь. Похититель. Монстр с чёрными, как у бездонной топи глазами и кожей бледной, точно саван мертвеца.
   Клетки. Всё что она помнила, когда изредка получала возможность стать человеком - это были клетки, в которых лежали сотки кукол, кукол- девушек с живыми глазами на фарфоровых лицах. "Не спи, не спи, держись Анжелина, держись", брат найдёт тебя, эта мысль помогала ей жить все долгие годы и не рассыпаться вдребезги, не терять в пучине отчаяния себя....
  
   Никита узнал что хотел. Цепочка убийств началась в сентябре. Молодые женщины, преимущественно блондинки. Их горла были разорваны, а животы выпотрошены и у каждой не хватало либо печени, либо почки, либо сердца. И у каждой на теле, либо на губах точно печать, лежала игорная карта. Усмехающийся джокер, то пиковый туз, то ещё что-то выбранное демоном, как осознавал Беляев, послание адресованное лично.
   "Он пожирает их тёплые органы, чтобы продлить себе жизнь, выторговать ещё не много времени пребывания в нашем мире", рассказывал наблюдатель, его учитель, у которого он так и не узнал имени. "Ты был ему обещан ещё до рождения, иначе твой отец никогда бы не пошёл на эту сделку". "Он бросил нас", -тогда ответил Никита. А, наблюдатель лишь покачал головой.
   - Мы свяжемся с вами, - многозначительно произнёс Беляев, обращаясь к бледному участковому, и вышел из кабинета, зная, что скрытый смысл послания сделает так, что участковый произошедшее через пару минут позабудет.
   -Забудь, всё что видел, забудь,- властно приказал Ник охраннику у постовой и щёлкнул пальцами перед его резко отупевшим, дернувшимся назад лицом.
   Не теряя времени даром, мужчина вышел за дверь и, спустившись по ступенькам, забрался в машину. Кот посмотрел на Ника взглядом из подо лба: мол, что будешь делать дальше? Беляев наградил кота пристальным ответным взглядом, завел машину и развернулся, покидая стоянку, направляясь прямиком к бару.
   Ещё на подходе к участку Ник принял решение. Кира получит его согласие, так как для них обоих, как бы не повернулось дело, будет выгодно держаться друг-друга.
  
   Ворон принёс то, что запрашивал Лиссандро. Прекрасно зная его вкусы, натренированная птица ни в коем разе не могла подвести и ошибочно выбрать не качественное мясцо.
   Тяжёлый мешок был вывернут на золотое блюдо. Окровавленные сердце, печень для Лиссандро и потроха для ворона.
   Алхимик ласково потрепал верную птицу по голове и дал склевать часть потрохов из собственных рук. Выражая исключительное доверие и благодарность. Затем, откупорил бутылку вина, налил в гранённый старинный бокал и стал пировать, медленно смакуя вино, жадно поглощая кусочки сердца, полосуя на тонкие ломтики печень. И только наевшись, облизнул перепачканные в крови пальцы, позвал ворона, сняв с птичьей груди массивный резной ключ, немедленно направился в кладовую.
   Кукольная коллекция из редчайших девичьих талантов ждала его осмотра и дальнейших решений. Что следует списать, что продать, а что можно использовать в будущих планах. "Жаль, что время его бодрствования так коротко", крякнул про себя Лиссандро. "Но, пока есть хоть и малейшая возможность, а вечная жизнь в любом случае в твоём распоряжении что-нибудь всегда можно придумать, не так ли"?
  
   Припарковав "вольво" напротив клуба, Ник оставив кота на переднем сиденье, как бы кот настойчиво не хотел отправиться с ним. Спустился по ступенькам и возле двери понял, что бар ещё закрыт, но всё равно постучал, затем настойчиво позвонил в дверь. Кира самолично открыла ему дверь и впустила внутрь.
   - Выпить хочешь,- спросила, когда он расположился на маленьком диване. Девушка казалась усталой и всё же, так сильно напоминала Нику сестру. Волевое лицо, курносый нос и решительный подбородок, только вот у Анжелины на переносице была россыпь веснушек и родинка в уголке левого глаза, а у Киры кожа чистая, да ямочки на щёках. Прекратив разглядывать, Киру он ответил:
   - Давай, неси что покрепче, тогда и поговорим.
   - Так ты согласен, - с радостью в голосе произнесла Кира , наливая за стойкой две порции виски. Ник молчал, осматриваясь и ещё раз всё обдумывая. Никто не крутился вокруг, да около. Лишь из-за двери, около сцены доносились женские голоса.
   -Я соглашусь и даже денег с тебя не возьму, но ты ответишь мне на все вопросы, которые я тебе задам. Идёт?
   - А ты странный, тебе не говорили? - нахмурилась Кира. -Но хорошо, я согласна, только потерпи немного, или помоги, -произнесла она, подходя к дивану с бокалами в руках и жестом показала на полный поднос стаканов, которые требовалось отполировать .
   - Окей, я сэкономлю твоё время,- рассмеялся Никита и залпом осушил бокал. Кира улыбнулась, и оценивающе посмотрев на него, словно отвечая на вызов, одним глотком выпила свое виски.
   Из-за постоянно включенных камер, она отвела Ника в каморку, где переодевался техперсонал. Пришлось мужчине расположиться на жёсткой деревянной скамейке стоящей подле шкафчиков только волевым усилием, отказавшись от предложенной девушкой сигареты, слушать её рассказ.
   -За мной следят, я не знаю, как объяснить это странное чувство,- сказала Кира, и он впервые различил в её голосе отчётливую неуверенность. Она затянулась, пуская кольца дыма и Ник разглядывал ее профиль, лениво сняв куртку, выставляя на обозрение футболку свои татуированные предплечья и кисти рук.
   -Но, в одном я уверена точно - я должна была погибнуть вместо Наташки. - Выдохнула Кира и задумалась, оборвав разговор, затем выжидающе посмотрела на его лицо, пытаясь понять, считает ли он её лгуньей?
   - Продолжай,- сказал Никита и вздохнул, понимая, что его ниточка свивается в тонкий клубок.
   - Так вот, - она затянулась и стала затушевать окурок об стоящую под скамейкой жестянку, затем бросила внутрь.
   - Хуже всего, что мне снятся кошмары. Чёрная темнота обволакивает со всех сторон. Отвратительная, холодная и знающая все мои постыдные тайны, каждый секрет, в котором даже себе порой не хочется признаваться. И даже проснувшись, я вижу, как в зеркале за моей спиной сгущаются тени. Я устала бояться, а контракт обязывает меня ещё доработать до конца месяца, иначе потеряю слишком много. Пожалуйста,- внезапно сказал она, -скажи, что не считаешь меня чокнутой?
   - Нет, не считаю, - Беляев нахмурился, словно что-то вспомнил.
   - Ну, ладно тебе, что за ерунда работать за бесплатно. Так что,- улыбнулась Кира,- О цене поговорим позже. Вот тебе ключи от моей квартиры, бери свои вещи и переезжай ко мне, а потом желательно переоденься во что-то более подходяще для ночной жизни, -окинула небрежным взглядом его потёртую кожаную куртку, прикрывающую колени. Ник усмехнулся и, взяв предложенные ключи, направился к двери, внезапно замер, и резко обернувшись на пороге, наградил Киру странным, чуток пугающим взглядом, словно уже знал что-то такое, что девушка о себе не рассказывала.
   - Не надо денег! Поверь, ты убедила меня.
   От его взгляда Кира вздрогнула и поёжилась, растирая плечи руками, так и стояла, растерянная, пока его шаги не затихли в коридоре. Отчего-то, Ник показался ей непредсказуемым, даже опасным мужчиной. Заставив усомниться, а правильно ли она поступает, опрометчиво доверяясь ему и впуская в свою жизнь?
  
   Квартира Киры располагалась на пятом этаже того самого дома в злополучном районе. Двухкомнатная, с довольной уютной гостиной и крохотной кухонькой, напротив которой была спальня и санузел.
   Мефодий изучал новую обстановку, предварительно пару секунд постоял на пороге, точно выискивая непрошенных гостей на всех своих кошачьих планах бытия. Никита даже начал хмуриться, и понял, что задержал дыхание, задаваясь вопросом, неужели в квартире неладно? Но, кот мяукнул, мол, всё в порядке и неспешно перешагнул порог, ступив в новые апартаменты.
   Времени в обрез, констатировал Ник, глядя на часы, в форме совы прикреплённые над микроволновкой. Он осмотрел кухню и напоил кота молоком, обнаруженным в старом Кирином холодильнике, обязался купить Мефу что-нибудь толковое позднее. Быстро соорудил нехитрый бутерброд и, запихнув себе в рот, принялся за пошаговую процедуру.
   Сначала нужно было наполнить ванну, чтобы в едва тёплую воду влить то, что он привёз с собой в стеклянной бутылке. Куриная кровь, смешанная с травяными экстрактами редких трав, собранных в лесу и высушенных собственноручно, а также коагулянт, не дающий крови свернуться...
   Ник повесил куртку на вешалку в коридоре, вернулся и присел на единственный кухонный стул. Кот посмотрел на него, затем неожиданно прыгнул на колени, вымогая, чтобы его приласкали. Никита вздохнул и почесал кошачий подбородок, Мефодий заурчал и если бы Ник не знал, того чего знает о своем питомце, то принял бы кота за обычного котяру, а не за некое сверхъестественное существо, которое за десять лет общения так и не выдало свою природу. Погрузившись в воспоминания, мужчина улыбнулся, вспоминая, как кот открыл своё имя...
   -Итак, как тебя называть то?- пробурчал Никита, впуская в свою квартиру кота, десять лет назад.- Спаситель, нет? - Глазастый?- Нет, не хочешь?- Ну не шипи, - Красавчик, может быть? А ну ладно, морда, потом что-нибудь придумаем. Идем, накормлю, хоть что-то могу сделать, чтобы отблагодарить.
   Кот слопал ладный кусок копчёного мяса, затем обглодал куриные крылышки, плавающие в бульоне, пока Никита пил травяной чай с ромашкой и медом. Он устал. Есть не хотелось, да и говорить не хотелось, а если бы не кот то вообще, где бы он сейчас был. Через сколько дней нашли бы его разбухший от воды труп, да и вообще нашли ли, или всё до костей подчистую обглодали речные рыбы.
   Тогда Ник сидел в кресле и тупо смотрел в стену, то на пару секунд закрывал глаза, но резко открывал вновь, опасаясь заснуть. Кот пришел, потёрся об ноги, затем прыгнул на журнальный столик, где всегда лежала книга, которую читала Анжелина. В этот раз, книгой оказалась собрание уникальных личностей, внёсших заметный вклад в историю.
   Кот скинул книгу на пол, а затем с помощью лап, зубов и настойчивого мяуканья, стал листать книгу, отвлекая Никиту от тягостных мыслей. Неожиданный приём кота сработал- и долгое время мужчина провозился, пытаясь разгадать, что хочет от него дымчатый котяра.
   - Что же ты так в неё вцепился, глазастый, не надоело. Ведь я не понимаю! Ну что, что?!- почти выкрикнул и вздохнул Беляев , обессилено вновь усаживаясь в кресло. Кота он в тот момент почти ненавидел. Но, он вопреки всему настойчиво, громко мяукал, вцепился в книгу и всё ещё листал её лапой, пока не открыл на странице посвящённой жизни Кирилла и Мефодия Туровских- славянских просветителей, переведших с греческого на старославянский основные богослужебные книги.
   -Ну,- гневно уставился на кота Никита. Кот заурчал и тыкнул лапой в заглавие страницы.
   - Кирилл и Мефодий, что с того? - Кот ещё раз мяукнул и прошипел одновременно, так что брызги слюны полетели в разные стороны. Никита сел в кресло и импульсивно закатил глаза, затем снова вернул лицу нормальное выражение и встретился взглядом с пылающими яростью жёлтыми кошачьими глазами.
   - А ну тебя, ладно.- Наклонился Ник и взял с пола книгу. - Хм. Кирилл, нет, значит Мефодий, что в имени твоём сокрыто? -Кот возмущённо мяукнул и прыгнул на журнальный стол, потом спикировал к Никите на колени, выбивая книгу из рук, зашипел и выпустив когти, впился в слово Мефодий исполосовывая его.
   - А, чтоб тебя! Хорошо, давай предположим, что тебя зовут Мефодий?- Молчание. Коготки кота исчезли.- Ну ладно,- устало ответил Никита,- Так ты согласен? - Мяукнул, и высоко подняв хвост,кот вышел за дверь.
   - Сокращённо Меф, Чтож, кто же мог знать, поди, разбери, что на уме у наглых, чересчур умных котов,- прошептал про себя Никита и слегка улыбнулся. Затем зевнул, встал с кресла и потянулся, разминая затекшую спину и повертел шеей до хруста.
  
   Вода почти переполнила ванну, когда Никита пришёл и вылил в воду, припасенную в дорогу бутылку. Кроваво-чёрная жидкость растворилась в воде, слегка окрасив её. Никита попробовал воду рукой, ощущая не располагающую к приёму ванны прохладу. Чтож, выбора не было, чтобы усилить ауру придётся потерпеть полутора часовое отмокание. Он разделся, положив одежду на бортик стиральной машины, затем вздохнул и решительно погрузился в воду.
   Сон был таким реальным ярким и живым. Всё произошедшее вновь вернулось. Вот кости брошены. У него на руках козырные тузы. Он смеется, и кто-то хлопает по плечу, только молчаливый мужчина с суровым, бледным лицом сидящий напротив встает и бросает на стол свой картёжный расклад. Недобрая, всезнающая усмешка очерчивает на его узком лице волчий оскал, он говорит:
   -Везунчиков я люблю. Но, вот незадача, сегодня день, когда я забираю долги Ник. - В его голосе было что-то такое, что заставило слова ответной ехидной шутки замереть на губах паренька.
   Звон стекла, разбилось окно. Все звуки исчезли, заглушённые в резком и злобном карканье крупного чёрного ворона закружившего над головами и приземлившегося на плече незнакомца. Замигали лампы- и свет поглотила плотная, будто-бы вязкая тьма. Страх сдавил кишки паренька мерзким липким червём. Кажется, он кричал, явно что-то говорил. Вот только ли слышал кто нибудь его?
   Так темно. Он потерялся, потерял все ориентиры и боялся оглянуться, зная, что за спиной стоит незнакомец и ужасающе шепчет:
   - Ты обещан мне, твоё время пришло.
   Сон оборвался, он вынырнул будто-бы из ледяной проруби. Изо рта поднимался пар, но Никита чувствовал себя хорошо. Скрипнула дверь ванной, медленно открылась и сквозь щель показалась упитанная кошачья морда.
  
   Сквозь узкие прутья решётки мир, когда не спишь, кажется таким далёким и большим, даже если это комната. Путь это тёмная и сырая кладовка, забитая доверху клетками с живым товаром. Куколки, наделённые талантами. Молодые девушки, как он иногда говорил, как жестом показывал. Интересно, время где она находится существует, или каждая секунда превращена в вечность. Интересно, Анжелина повзрослела, или внешне всё такая же двенадцатилетняя девочка. Вот бы зеркало, подумала девушка, то посмотрелась бы. Заметались мысли, упорхнув испуганными синицами, когда скрипнула дверь, и пришлось от страха зажмуриться и вновь упасть на спину. Слабость в кукольном, негибком теле, такая сильная, что душит будто бы живая удавка, но похититель пришёл и ей надо собраться, собраться из последних сил, собирая по крупицам в кулак слабую сонную волю, чтобы наблюдать за ним, запоминать все, что может пригодиться, ведь Ник, её братишка обязательно придёт за ней, он же обещал.
  
   Никита приехал в бар, составив список вопросов, которые придётся задать, хочет того Кира или не хочет. Сменив костюм, на водолазку, тёмные джинсы и единственный чёрный пиджак не понятно каким манером очутившийся среди вещей. Так как он не помнил чтобы его с собою брал. Может быть постарался проказник Меф?
   Только на этот раз про оружие он не позабыл - и кинжалы отправились в предназначенные для них места. Всегда готовый к приключениям Мефодий первым выскочил за дверь.
   На этот раз предупреждённый Кирой охранник впустил его без оговорок. Заметив Киру, Ник легонько кивнул девушке в знак приветствия, сменившей чёрную футболку на ярко-вишнёвую и подкрасившей ягодной помадой губы. Хорошенькая, и выглядит старше, отметил про себя между прочим.
   Подумав Ник заказал себе слабоалкогольный, но жутко дорогой коктейль, чтобы было чем скрадывать вечер. Крепкий алкоголь после водной процедуры категорически запрещён, курить можно, но ведь он же решил завязать с пагубной привычкой?
   Всего шесть часов, народа мало и две фигуристые брюнетки чувственным танцем на шестах играют в соблазнение. Медленная музыка, карточные столы не заняты, вот только за бильярдным столиком есть люди.
   Что же выбрать - игровые автоматы, а может в бильярд, но тут в сером костюме перед Ником оказалось знакомое лицо, тот самый молоденький охранник, что был на постовой. "Вот как. Интересный поворот. По делу ли припёрся паренёк, или просто решил расслабиться после однообразных серых будней"? Да, хотя какая разница, поразмыслил Ник и посмотрел на Мефодия, облюбовавшего спинку пустующего дивана, разглядывающего из подо лба, как танцуют девицы. Так, так, ничего себе вытворяет котяра.
   Внезапно на одном из пустующих игровом автомате, высветилась счастливая рекламная комбинация. И если верить судьбоносным знакам-то Нику следует направиться прямиком в ту сторону.
   Алхимик был сыт и пребывал в прекрасном расположении духа, поэтому, находясь в одной из комнат, сокрытых в пещерных образованиях, собственной так сказать лаборатории и занимался начертанием круга. Пятиконечная звезда, заключённая в два толстых кольца. Оставалось только добавить пару штрихов в центре и растушевать через чур плотную линию по краям, что в дальнейшем сдержит эфирное тело вызываемого духа в заданную плоскость. Но, закипел один реактив и мужчина отбросил толстый чёрный мел в сторону, чтобы подойти к колбам и вылить приготовленную смесь в большую округлую емкость. Суспензия закипела, соприкоснувшись с вливаемым реагентом, но неожиданно раздался хлопок, пошёл пар густой и удушающе-зловонный.
   -Ну, чего опять не хватает, на этот раз!- рявкнул Алхимик, пытаясь сообразить, как улучшить положение. Куда же он подевал тот серый, нейтрализующий порошок?
   Бросил взгляд на полки, заставленные склянками и баночками, наполненные цветным порошком. Внезапное раскатистое карканье, отвлекло- и стоило Алхимику дёрнуться , как момент был упущен. Емкость треснула. Вся оставшаяся жидкость пролилась на пол, разъедая древесину и окрашивая голубым насыпанный у стола речной песок.
   - Чёрт тебя попутал, что каркаешь как угорелый, а Морок,- заткнись же проклятая тварь.- Сказал и тот час понял причину появления птицы.
   - Иду,- вздохнул Лиссандро, стискивая зубы, зарываясь руками в волосы, а потом беря себя в руки. Не первый провал и, увы, не последний. А всё же зря рассерчал, верный Морок никогда бы не прервал хозяйских занятий , если бы на порог пожаловал кто-то не стоящий драгоценного времени.
   Сутулый мужчина в чёрном плаще с заплатками переступил порог каменного дома вырубленного в скалах. Дом выкупил на аукционе алхимик и привёл е го в достойный вид ,сделав изначальное построенное чудаковатым заклинателем змей убежище от городского шума в свою обитель.
   Пришедший отбросил капюшон в сторону и улыбнулся хозяину дома, оскалившись острыми заточенными зубами. Его лицо, со стороны казалось болезненно тощим , практически голая кость, острые скулы и яркие, горящие точно красные угольки глаза. Алхимик узнал его, это был Зариус Августус . Сам некромант проклятого города мёртвых нанёс ему визит.
   - Думаю я знаю, что тебе нужно,- сказал Алхимик, когда мужчина протянул ему мешочек, наполненный доверху редчайшими самоцветами.
   - Мне нужно что-то особенное, для личного пользования. - Поймав взгляд некроманта, Алхимик многозначительно улыбнулся.
  
   Полицейский околачивался вокруг Киры, то и дело, заказывая выпивку. "Значит не приделах", решил Никита, "но зачем же тогда припёрся?" Всё же игровые автоматы надоели ему. Беляев сорвал три к ряду ва банка и чтобы не запалиться как шулер, шарлатан и прочие нелицеприятные словечки, не раз в далёкой юности, пролитые в его уши, решил окончить игру. Излишнее внимание Нику было ни к чему.
   Делать нечего, придется держаться поближе к барменше. Никита подошёл к стойке, решив заказать коктейль, игровые деньги нужно пускать в оборот, есть примета такая. Молодой полицейский цедил отвертку. Мужчина раскраснелся и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
   - Вам то же что и обычно? -официально произнесла Кира, обращаясь к Нику, открывая пакет яблочного сока. Он кивнул, но неожиданный вопрос, заставил обернуться.
   -Мы не встречались раньше, а?- поглядел на него охранник, временно забыв про свою "отвёртку" не сводя цепкого взгляда с лица Никиты.
   - Нет,- ответил Никита, отворачиваясь. "Редко но всё же бывает, что даже после сильного гипноза, срабатывает остаточный инстинкт, нацеленный на узнавание".
   -Ну, погоди, -отнекиваться мужик.- У отличная меня память на лица и твоё я точно где-то видел.
   Никита начинал злиться. Обернулся и вперился ответным холодным взглядом в глаза полицейского и произнёс:
   -Я уверен, что нет. Мы точно не встречались, мужик. -Полицейский нахмурился, осушил свою отвёртку и встал, направляясь к диванчику. На сцене вихляли крутыми бёдрами рыженькие стриптизёрши.
   -Эй, не кисни,- произнесла Кира.- Часика два ещё потерпи, потом можно будет свалить. В одиннадцать тридцать клуб будет закрыт. Частная вечеринка.
   - Окей,- сказал Никита , понимая что терпение как ни крути, не его прерогатива. Вздохнул, задержал взгляд на лице Кире, вспоминая сестру. Невольная улыбка заиграла на его губах. Девушка нахмурилась и стала ещё раз протирать чистый стакан. Он осмотрелся, решая , куда бы это пристроиться, чтобы создавать видимость занятости и одновременно наблюдать за Кирой.
   За бильярдным столом тусовалась парочка хлюпиков астенического телосложения. Чтож бильярд он честно сказать ненавидел, зато всё перевесил хороший обзор.
  
   Некромант долго выбирал товар. Подходя к каждой клетке, он тщательно рассматривал жертву, близоруко щурясь. Его ноздри расширились точно у пса, и он всё нюхал, нюхал, словно именно запах имел для него решающий фактор. Анжелина единственная из всех кукол пребывала в сознании и не спала, она не отводила взгляда от двух мужских фигур, сделавших эту комнату невыносимо тесной.
   - Хочу её и её,- хрипло произнёс Некромант, облизнувшись, тыкая костлявым пальцем в соседнюю с Анжелиной клетку.
   Алхимик кивнул, этих жалких девиц давно следовало продать, или пустить в дело, но ему нравились их милые симпатичные лица, когда, возвращая им привычную, человеческую внешность, жестоко насиловал на глазах у остальных кукол.
   Всего на одно мгновение Анжелина закрыла глаза, облегчение заставило расслабиться, ведь и на этот раз её миновала судьба быть проданной. Внезапно, некромант посмотрел на неё, подошёл ближе к клетке, в его глазах на мгновение блеснули красным угольки:
   -Знаешь, а в этой клетке не такая слабачка как все. Она сопротивляется. И её запах мне очень сильно нравиться. Сила бурлит, даже вопреки этому игрушечному телу, бурлит в ней. Сколько ты хочешь за неё?
   -Кхм, - крякнул Лиссандро, потирая переносицу. -Она и вправду особенная, но у меня на неё свои планы, поэтому, о продаже не может быть и речи- пожал плечами алхимик, - Если ты не против, то отметим заключённую сделку, бодрящим вином из моих подвалов, прошу, следуй за мной. -Некромант тяжко вздохнул, будто получил удар под дых и из его лёгких внезапно исчез весь воздух.
   - Хорошо, - после минутной паузы ответил он, замирая перед порогом, ещё раз цепко обводя весь висящий в клетках товар взглядом коршуна, и сказал:
   - Пусть сейчас будет по-твоему. Но ты расскажешь мне, что в этой куколке такого, так цепляет тебя, что ты не можешь уступить её своему верному другу и соратнику.
  
   Анжелину трясло, и весь сон выбило осознанием факта, на какой тонкой ниточке висела её судьба. Некромант бы не стал беречь её, сожрал бы, выпил кровь, а из костей сделал порошок, вызывающий духов. Так рассказывали девочки, находившиеся в плену дольше всех. И не такие ужасы слышала она сама, когда Алхимик брал её в один из нижних городов на проклятый передвижной рынок. "Пусть братишка найдёт меня, прошу тебя", молила она христианского бога с просьбой помочь, в которого никогда не верила, хотя вместе с матерью по праздникам ходила в церковь, но, только здесь попав в ад, действительно начала от безысходности верить. Ведь повидав воочинно дьявола, проникаешься мыслью, что бог существует.
  
   Никита намеренно небрежно играл в бильярд, но даже так ему слишком везло. Все шары выстраивались в нужный ряд, точно заговоренные. Все шары, по которым он бил, сами находили лунки и катились туда, будто бы под действием магического магнита. Он выигрывал и все собравшиеся вокруг мужики, уже косо посматривали на него злобными, недовольными взглядами.
   - Ты чёртов везунчик?- утверждающе произнёс самый рослый и седовласый мужик. И похлопав по плечу, сказал, что больше с ним не играет. Никита пожал плечами, жалея, что играет, жалея, что вообще согласился присмотреть за девушкой в её рабочие часы.
   - Я пас,- сказал он, прислоняя к бортику стола бильярдный кий.
   - Неужели ты не дашь шанса нам отыграться, а?- в тоне рыжего тощего мужика в костюме, прозвенела угроза. Его белобрысый дружок, стоящий напротив, скривился и пошёл красными пятнами, явно от смеси злости и алкоголя. Знакомый голос охранника-полисмена, вмешался в спор:
   -Я разрулю ваше дело и дам шанс отыграться, и даже этот удачливый красавчик, -тыкнул в сторону Никиты, в тот момент прислонившегося к стене и скрестившего на груди руки.- Не сможет обвести вокруг пальца такого доку в бильярд, как я. -.Все возражения исчезли. Двое, явно закадычных дружков ухмыльнулись, наверное, узнали в молодом полицейском, специалиста по бильярду, а может, дело было, в его убедительном тоне.
   -Ну ладно,- ответил Никита. -Уговорили, только вот пожалеете, точно знаю, что пожалеете,- произнес, предупреждающе обводя всех взглядом. Тройка рядом стоящих мужиков усмехнулись, восприняв его слова как вызов, как шутку...Никита взял в руки кий. Игра началась.
  
   Анжелина закрыла глаза, незваный сон вновь пришёл неукротимой волной слабости, высосав весь страх и всю нервную силу. Во сне, былая жизнь оживала, возвращая воспоминания.
   Вот Никита дарит ей бархатную коробочку на двенадцатилетние. Открыла и не поверила, там лежало изящное колечко с сапфиром.
   - Братишка, спасибо тебе,- бросилась к нему на шею и крепко обняла. Она ведь не смела, и мечтать о таком чуде. Слишком дорогое, высмотренное на витрине ювелирного магазина, кольцо всегда манило её, едва увидела блеск камня подмигнувшего ей, напоминавшего вечернее море, а ещё чуток глаза Никиты.
   - Как?- замер вопрос на губах, но спросила другое, так как знала ответ. Все его дар - --Спасибо,- прошептала она,- но вот я, придётся тебе подождать до утра, ладно?
   - Эй, Анжелина посмотри на меня,- как-то грустно улыбнулся брат. Красивый, точно кинозвезда, больше похожий на мать, чем на сурового отца, облик, которого отчётливо сохранился на единственной фотографии, а не в памяти.
   - Что?- лукаво спросила она.
   - Можно я попрошу тебя. Пожалуйста, сестра, - нахмурился, видимо подбирая слова,- У меня сегодня решающий бой, большие деньги ждут меня. И обещаю мы, потом уедем, как и хотели. Я приду поздно. Могу я положиться на тебя, что ты ничего не скажешь матери и...
   -Ник, -она так всегда называла его. - Конечно, я ничего не скажу. Но, братишка будь осторожен и возьми это, на удачу, сняла с пальца кольцо и протянула ему. Я буду с тобой всегда, всегда братишка и чтобы ты не задумал, можешь рассчитывать на меня, - поцеловала его в щёку, крепко обняла и разрыдалась на его сухопарой груди.
   - Тише, не плачь, Лина, не плачь, глупая, нельзя на день рождение плакать-то, нельзя. Я ведь торт купил для тебя,- нежно произнес братишка, ласково вытирая слезинки с её щеки..
   На часах время, казалось, замерло. Никита выигрывал, иногда поглядывая на кольцо, подарок двенадцатилетней сестренки. Интересно, как она там, изменилась ли, сильно страдает, жива ли она, жива ли ещё? Он верил в это, верил всем сердцем, потому что видел собственными глазами, нечто необъяснимое, сродни чуду.
   Анжелину, родную сестрёнку, забрали вместо него. Как с этим жить. Он не мог больше так. И мать умерла, упала на пол, схватившись за сердце, когда узнала что Анжелина пропала безвести А врачи просто и безразлично сказали -инсульт.
   Месяц, два он держался, он искал. Он нанял лучших частных детективов, залез в долги, играл и был арестован , обвинён в незаконных махинациях, точно его дар, убийственное везенье- простое шулерство, ловкость рук, или как это ещё можно назвать, глупым невеждам.
   Крайности. Драки до потери сознания, желание умереть. Он резал вены в ванной, но чудом спасли соседи, глотал снотворное, пил безмерно, пытаясь алкоголем заставить боль отступить. Всё тщетно.
   Никита, как вчера помнил тот день. Десять лет назад. Конец октября. Первые заморозки окрасили серебристым инеем пожухлую траву. Снег ещё не лежал, но понурые тучи, свинцово-серые низкие, душили напрочь, только усиливая его тоску. Чтож, он возвращался из ночного клуба, в стельку пьяный, не раз блевав и падая, валяясь на тротуаре.
   Все деньги что выиграл, тут же тратил, зачем они ему. Ведь всё -это конец. Всё потеряно. До дома далеко. Он кутался в пальто. В рассветных сумерках, бредя пешком по тротуару, на миг остановился на мосту, к перилам прислоняясь, наблюдая, как уносит бурное течение, ломая едва заметную ледяную корку пласт возле берегов.
   Каково это будет, падать? И никого нет чтобы остановить его.
  
   Игра в бильярд затянулась. Ему всё равно везло, даже если Никита специально делал неверные ходы.
   - Чёрт, да ты заговорённый, -сплюнул сквозь зубы седовласый, угодив в пепельницу. Я пас.
   - Чертовщина какая-то!- произнес рыжий, я тоже пас. Молодой охранник насупился и уперев руки в бока, сказал:
   - Ну, я всё-таки выведу тебя на чистую воду парень, и сделал ответный ход. Шар попал в лунку.
   - Не боишься, чертовщины то,- ответил Никита. Его брала злость.
   - Я атеист, -сказал охранник самодовольно и загнал в лунку ещё один шар.- А с тобой что-то не так и до закрытия бара я намерен это выяснить.
   - Хорошо, - тихо ответил Никита, сыграем, но не на деньги, а на кое-что другое, только вот прежде чем начать, хочу дать тебе шанс уйти с тем, что у тебя есть.
   - Нет, отступать перед трудностями не в моём стиле, сыграем. Но, я выведу тебя на чистую воду, и если ты хочешь вместо денег ответов, то я согласен, расскажешь мне , как ты это провёртываешь, ловкач.
   -Начинай, рассказывать,- сказал Никита и сотворил невозможное, одним чётким ударом раскидал три шара по лункам. Охранник побледнел, затем покраснел - и видно было, как на его висках задергалась жилка. Ответный ход он продумывал тщательно, долго ходил вокруг стола и примерялся с кием, затем прикусил губу и посмотрел на Никиту, недобрым взглядом, делая выпад кием. Два шара очутились в лунке. Он проиграл и знал это.
   - Итак, первый вопрос, - сказал Беляев. - Зачем ты следишь за Кирой? -Надо признать охранник сумел сохранить самообладание, вот только у него задергалось веко.
   -Значит, ты знаешь меня, это говорит о том что мы знакомы. Я был прав, но отчего я не могу вспомнить тебя?
   -Отвечай уже, или твоё слово ничего не стоит?- резко вопросил Беляев.
   - У меня задание, присматривать за девушкой. Есть подозрение, что она знакома с убийцей своей сестры. А то и вовсе заказчица.
   "Глупости" подумал Никита, "но полиция есть полиция. Лёгкие пути и всё такое"."А он смелый, раз берёт меня на понт". Беляев небрежно пожал плечами и спросил:
   - Ещё один раунд?
   -Конечно, - согласился полицейский.
  
   - Я не могу продать тебе свою козырную карту, - сказал Алхимик, разливая жёлтую жидкость со вкусом персиков в бокал. Вино выдержанное и переработанное с помощью отвратительного паразита и человеческой крови, в роли основного ингредиента. Очень дорогое и ценное вино. Некромант отпил глоток, облизнул от удовольствия губы, и отодвинул ногой под стол, зачехлённые клетки.
   - Расскажи, поподробней друг мой.
   -Её дар очень сильный и его можно использовать в наших землях. Она, не угасает, если возвращаешь девушке человеческое обличье. А вот её брат был обещан мне. Но, всё пошло кувырком, всё же,- зло добавил Лиссандро,- На этот раз я заберу его, и думаю в них обоих, ключ к моему потерянному могуществу.
   Некромант задумался, и некоторое время молчал, прикрывая глаза с каждым новым, маленьким глотком вина. Затем произнёс:
   -Если тебе удаться, думаешь обратиться напрямую к Повелителю, да?
   -Возможно, но у меня слишком мало времени на бодрствование, чтобы рассуждать об этом. Скажи друг мой, -внезапно с жаром произнёс Алхимик:- Ты бы не хотел пировать в мире людей вместе со мной, не хотел ли беспрепятственно проходить сквозь врата и оставаться в мире людей, как угодно долго?
   -Заманчиво, очень заманчиво, но вряд ли возможно, - сказал некромант и сухо улыбнулся. -Я бы не стал питать тщетных надежд, друг мой,- хлопнул Алхимика по плечу и поднял с пола клетки с добычей.
   -Если всё же надумаешь расстаться с козырной картой, я щедро заплачу, так и знай,- произнёс некромант вместо прощанья и удалился. Ворон клювом повернул ключ в замке и приземлился на плечо своему господину.
   -Вот поэтому я и не говорю тебе всего, некромант, ведь даже ты не веришь в меня, даже ты друг,- сплюнул на пол и растёр подошвой сапог Лиссандро.
   - Только ты остался у меня, только ты верен мне, дорогой Морок. Алхимик налил себе полный кубок вина и медленно пригубил.
   - Кар, служу и повинуюсь, господин,- сказал ворон в ответ и, спикировав на пол, стал чистить перья.
  
   -Пора, -сказала Кира, положив Никите на плечо свою ладонь.
   - Кто он тебе?!- зло рявкнул проигравший охранник, выложивший больше чем хотел и не получивший ни на одни вопрос чёткого и ясного ответа: любовник, родственник, лучший друг?
   - Телохранитель, - подсказал Никита. Мысленно добавил:" остынь, друг, иди что-нибудь выпей, успокойся и забудь все". Взгляд Беляева гипнотизировал, охранник не мог оборвать зрительный контакт. А потом он замер и с пустым лицом отложил кий в сторону и взял со столика заказанную ранее непочатую бутылку пива.
   - Что ты только что сделал? Как ты заставил его?- шепнула девушка.
   - Тс, пошли Кира, все вопросы потом, не забывай про камеры, -и стал подталкивать девушку в сторону раздевалки. Затем остановился возле двери, и строго сказал, отметая все возражения:
   - Я на минутку, а ты пока переодевайся. - Направился к последней в узком коридорчике двери с надписью" секъюрити, ведется видеонаблюдение".
  
   Сколько помнил себя Алхимик - большую часть жизни он спал. Он не знал своих родителей, не знал ничего кроме старой торговки и её безумного мужа, хранителя запретной библиотеки. Как оказалось, они просто подобрали его плачущего и голодного завёрнутого в дорогие, но грязные пелёнки, лежащего поверх отбросов. То было давно. Позже Алхимик по крупицам собирал сведения о себе в той же библиотеке. Ведь его биологический ритм не был таким как у обитателей адских низин. Он был не таким как все. Он был иным, проклятым, но кровь в его жилах была благородной.
   Алхимик вздохнул, ощущая, как тепло напитка растекается по его жилам. Вскоре, придёт и его день, единственный день, когда он мог покинуть пределы этого мира. Вырваться на свободу, питаться, как ему полагается по праву рождения, а главное продолжать дело своих поверженных родителей, собирать души, имевшие глупость заключить с ним сделку. Единственное ценное наследие, книга, отправленная в мир людей, где каждое слово яд, искушающий своей ложью неосведомлённых смертных...Книга уничтоженная, его заклятым врагом, который всё же запомнил её и пусть не целиком, но самое ценное знание сохранил...
   - Морок, как насчёт того чтобы с пользой потратить оставшиеся часы бодрствования? Не хочется ли тебе прогуляться вместе со мной, по закрытым для низших угодьям эфирных вельмож.. Полюбоваться нефритовым садом, искупаться в прозрачной и чистой, точно слеза невинной девы заводи хрустального грота. Ах, всё же вино так пьянит меня, делает романтичным и сентиментальным.- Лети же со мной, Морок, давай же используем девчонку и насладимся хоть парой часов роскошной жизни!
   Лиссандро поднялся с табуретки, потянулся и направился прочь из кухоньки, прямиком в кладовую.
   "Алхимик, мучитель, будь ты проклят"!Вновь похититель разбудил её, вырвав из грёз, потерянных воспоминаний, той жизни, что была так давно, что сама по себе превратилась в сон. Тогда был брат. Тогда была мать. Школа, друзья, смех от трудностей с выбором одежды и семейные ужины. Теперь глаза Алхимики чёрные, как сама беззвёздная пустота буравили её, душили волю.
   Он бережно взял её кукольное тело в руки, но пальцы, прикасавшиеся к телу Анжелины, были ледяными. На плече, хозяина как всегда восседал бесстрастный ворон. Как же она его ненавидела.
   - Живи, -сказал он и дунул на неё. Тотчас веки вздрогнули. Анжелина затрепетала, ощущая, как жар растапливает скованные было кости. Она не помнила, чтобы он ронял её. Но, уже стояла на песчаном полу. Он улыбнулся, во взгляде не было ничего кроме ожидания, когда осмотрел её обнажённое тело, когда сказал:
   -Помнишь ту книжку, что я показывал тебе в прошлый раз. Ту картинку, что показывал. Прекрасный сад за высоким забором. Сконцентрируйся девочка, да закрой глаза и воспользуйся своим даром. Перенеси нас туда - и может быть, я разрешу тебе искупаться и ощутить сладость дивный плодов.
   Его голос успокаивал. Его голос вводил в транс, и как бы хотела она не могла противиться приказам. Лишь вздохнула, закрывая глаза, вспоминая рисунок в памяти, целостную картину до последнего штришка, пока не почувствовала, как открывается невидимая дверь, пространства лежащего между вселенными, между мирами, между всем бытием. Дверь, которую открыть могла лишь она. Она протянула руку, он цепко схватил её пальцы, притягивая к своему тощему телу. Мгновение- и перед девушкой исчезло все, лишь мерцали в глазах непрошенные слёзы.
  
   В комнате охранника горело пять мониторов- и стол располагался вдоль стены. Массивный бугай с короткой стрижкой и серьгой в левом ухе, перевёл взгляд на вошедшего из под насупленных бровей.
   - Тебе чего, пацан? -насмешливо произнёс он, когда встал со стула, и размял шею, повертев голову из стороны в сторону. Высокий около двух метров мужик кого угодно напугал бы, да ещё в этой самоуверенной позе со скрещёнными руками на груди.
   Вновь магическая карта пошла в дело, обернувшись на этот раз, визиткой мера города. А охранник как раз очень хотел, чтобы его сестра после окончания университета работала секретаршей референтом на самых верах. А шансы такой типаж не упускал.
   - Поможешь мне,- сказал Никита, зная, что его настоящий облик в глазах охранника исчез под вымышленным, тем, что представлялся самому мужчине.- Я в долгу не останусь.
   -Что нужно делать?! - совсем другим тоном, спросил охранник, приятно улыбаясь.
   -Подправить кое-что из видеозаписей, - спокойно сказал Никита, кладя карту в карман, пользуясь её тридцатиминутным действием, а затем закрывая дверь и направляясь к столу.
  
   Наконец то он мог ощутить прохладу и свежесть воды, рассекая водоём, плавая и ныряя, оставив на берегу одежду и девчонку, ожидающую его, отклонившую предложение поплавать на пару. Вода, придавала сил, смывала пыль, пот и освежала. Алхимик знал, что искупавшись будет спать ещё крепче, но его напитанная энергией сущность, сможет отправиться в мир людей. Но, то позже, а пока он мог просто плавать, нырять, радоваться собственным мечтам о будущем, представлять, что у него будет, отплёвываться водой сквозь зубы и быть уверенным, что однажды это место вновь станет его собственностью. Каменный дворец с тысячей комнат, огромный сад, живительный воздух- всё это место услада подобная божественным кущам. Его потерянное наследие.
   Когда-то давно, ещё юным отроком Лиссандро посвятил всего себя учёбе, он жадно читал все, что было у приютившей его пары. Жадно впитывал знания и красиво писал и мог подлеть любой почерк, и этот талант приёмные родители оценили по-достоинству, намекая на хорошее будущее, отправив его попытать счастья в городе, грозному алхимику требовался писчий.
   И его, единственного из сотни оборванцев приняли, лишь увидев на деле на, что он способен. Другая жизнь, в сытости и тепле, а также каждодневное всё возрастающее благосклонность алхимика, доверявшему своему ученику всё более сложные поручения. А однажды раскрыв потенциал Лиссандро , случайно заданным вопросом, Алхимик стал обучать мальчишку.
   День и ночь слились воедино, Лиссандро учился, он впитывал всё, что давал ему алхимик как губка, но только наследственная природа, проклятие предков о котором не знал, внезапно сморило его в отрочестве, заключив в сонное оцепенение на год. Затем дольше. И ничего нельзя было с этим поделать. Всего пара дней, то месяцев, то недель выпадало ему бодрствовать. И может быть, мальчик бы снова был выброшен на помойку, но Алхимик пожалел его, поселив в библиотеке и предоставив маленькую лабораторию.
   - Ищи, ты ведь талантливый парень. Ищи, читай, экспериментируй, ведь нет ничего невозможного, если захочешь так сильно, как если от этого зависит твоя жизнь. -И ушёл, не прощаясь, но, оставляя на полу рядом с гамаком Лиссандро, толстую ветхую книгу, заложенную алым пером на странице, где вскользь упоминалось о древнем могущественном роде, за неповиновение беспощадно наказанным самим повелителем преисподней. И методом проб и ошибок Лиссандро научился выживать, зарабатывать и осмотрительно с максимальной выгодой использовать свой талант. Денег становилось больше, он переехал в другие места, где повзрослел, а вскоре стал уважаем.Всё же, Лиссандро не сдавался, он всё ещё искал способ, разрушить проклятие. Ибо Лиссандро не старел, и времени у него было в избытке.
  
   Когда с видеообработкой было покончено, Никита заставил охранника забыть о своём визите, и направился на поиски Киры. Раздевалка была пуста, в зале слышались голоса, женский смех. Поэтому, доверившись интуиции Никита через чёрный ход, вышел в маленький дворик.
   -Какого чёрта так долго? Я уже замёрзла,- гневно произнесла Кира, выбрасывая на асфальт практически докуренную сигарету и растаптывая её подошвой сапога. Сегодня на ней было белое пальто и яркий шарф, цвета багряных листьев.
   -Разбирался с последствиями наших приватных бесед, -сказал Ник. Она нахмурилась, но былая злость уже ушла. Он добавил:
   -Я припарковался возле маленького фонтанчика, отсюда можно выйти, чтобы мало кому попасться на глаза.
   Она кивнула, нервно поправила шарф, поглядела куда-то в тёмный переулок , куда не попадал свет лившейся из окон.
   - Без проблем, - тихо сказала она, и Никите пришлось торопливо следовать за девушкой, обходящей мусорные баки и растущие вдоль тротуара, постриженные декоративные кусты.
   На проезжей части в такое позднее время почти никого. Никита открыл дверцу машины, сел за руль и сказал ей, чтобы запрыгивала. Кира устроилась рядом, пристегнулась и сухо сказала: мол, поехали. Кажется, ей не нравилась темнота. Как и ему в последнее время. В этом городе зло пропитало воздух настолько сильно, что даже тени казались зловещими и живыми.
   Кира принимала в душ. Мефодий боком потирался об его ноги, пока Никита, не погладил кота за ушком. Затем переодевшись в старые треники и футболку, нацепив на пояс висевший на крючке передник, пёк блины, умудряясь при этом напевать себе под нос.
   - А ты хозяйственный парень, погляжу,- сказала Кира, входя на кухню и растирая полотенцем волосы. -Похоже мне повезло, убила двух зайцев сразу, так как я сама готовить ненавижу, в отличии от сестры... Возникла пауза. Она хмуро, уставилась в окно, где ветер шуршал опадающей листвой по карнизу, а ветви деревьев скрипели, раскачиваясь под его взыгравшимся напором. Может, быть дождю.
   -Будешь чай, или кофе?- Обернулся к ней Никита, переворачивая последний блинчик. Его щёки слега раскраснелись от жара плиты, он улыбался так тепло и приветлива, что она растаяла. Как она могла не доверять ему, и как могла доверять, девушка не знала. Но, интуиция всегда влияла на её мозги, когда она принимала окончательное решение. А была не была, терять то уже не чего.
   -Завари мне с ромашкой, он стоит рядом в шкафчике с коробкой чёрного чая.
   - Хорошо, -сказал он, заваривая себе пакетированный чёрный чай со вкусом тропических фруктов.
   Подкравшийся кот потёрся об её ноги и Кира ласково погладила его по голове, а затем он прыгнул на стул и свернулся клубком, делая вид, что дремлет.
   - Я хотел у тебя спросить, - сказал Никита, ставя на стол чашки с чаем, блюдце с вареньем.
   - Спрашивай, потому что я тоже кое-чего на счёт тебя не понимаю, и думаю, будет честно, раз ты согласился меня охранять, начать друг-другу доверять.
   - Чтож, раз так, то ты первая, можешь начинать,- ответил мужчина и налив сверху на блины чуточку варенья, размазал ложкой и, подцепив вилкой, откусил кусочек блина. Кира отпила глоток чуть сладковатого от ромашки чая и спросила:
   - Я видела, как ты отшил того любопытного полицейского. Я не знаю как ты разобрался с охранником. Я видела, как тебе постоянно везло и даже то, как ты притащил своего кота в наш клуб, вопреки правилам, наталкивает меня на мысли, что с тобой что-то нечисто. Так что я спрошу, кто ты такой, чёрт возьми, потому что красавчик! -прозвучало пренебрежительно, - ты не совсем обычный парень, не так ли?- Кира встала и на её лице злость граничила с сомнением, словно девушка раздумывала, а не ошиблась она в своём выборе?
   - Тс, Кира полегче, я расскажу тебе всё, раз уж я здесь. Думаю, ты выдержишь правду, ты ведь смелая девушка, не так ли?- Его голос успокаивал и Ник совсем не выглядел разозлённым её проницательностью и даже все вопросы Киры, ни на грамм не вывели Беляева из себя. Так что определившись, Кира вновь села на стул и решительно отпила чая, даже потянулась к блину, и встретилась с внимательным взглядом кота.
   - Рассказывай все, не таясь, черт возьми, а потом ты либо останешься здесь, либо уйдёшь без обид!- воскликнула она.
   Никита пожал плечами и сказал:
   -Как скажешь.- И первое, что он сказал, сильно удивило её. - В этот город меня привело убийство твоей сестры. Потом появилась ты. Как недостающая головоломка, как пазл, который не давал мне покоя, пока я не понял, что убийце нужна была не твоя сестра, а ты.
   -Но,- сказала она.
   - Не перебивай, - прозвучало в его устах резко и холодно, но Кира и так была слишком зачарованна его голосом, его не совсем понятной, но слишком кошмарной историей, не вписывающуюся в рамки обыденности. Тем не менее, слишком правдиво звучали его слова, острым ножом истины прорезая, что-то внутри, не давая усомниться...
   - И мы найдём его вместе Кира. Он ищет тебя. Он будет в этом городе вместе с цирком, как тогда когда пропала моя сестра, он игрок, но и я теперь не просто юный невежественный паренёк, мне чтобы выжить пришлось измениться. И вот этот кот, что всегда со мной, тоже не тот, кем кажется. Он спас меня, вёл меня и поддерживал долгие годы. Я не знаю, кто он такой, но знаю одно на его стороне свет.- И словно в ответ, соглашаясь со сказанным, кот замурчал, вытянул спинку.
   У Киры не было слов, чтобы ответить, язык примёрз к нёбу и её колотило, словно в ознобе.
   - Хотя ты сама впутала меня в свою жизнь, я могу просто уйти, а ты забудешь всю рассказанную историю. Я могу это сделать Кира, просто и быстро, здесь и сейчас как щелчок пальцем. Решай.
   - Я не знаю,- сказала она. - Я не могу. - Мне надо подумать, пожалуйста, дай мне время.
   - До утра,- сказал Ник,- до утра у тебя ещё есть выбор. Жить в неведение, как прежде, или принять правду. - Отрезал ей в след , когда Кира торопливо, забыв про ужин, побежала в спальню. Мефодий тот час занял её место, запрыгнув на стул.
   - Чтож котяра, думаешь, я поступил правильно, рассказав всё ей?- Кот не возразил, только закрыл глаза и деланно захрапел. Никита убрал со стола, помыл посуду и, зевая, пошёл в гостиную, где его ждал разложенный приличного вида диван.
  
   Ник проснулся, что-то было не так. Прислушался: так и есть, тихий всхлип, напоминающий писк придушенного зверька. "Кира, беда", возникла в голове мысль. Он встал с дивана, сон как рукой сняло, и побежал, касаясь босыми ступнями холодного деревянного пола.
   У дверей комнаты девушки, Мефодий настойчиво лапами пытался дотянуться до ручки и при приближении хозяина отступил в сторону. "Не заперта, значит, она мне доверяет", подумал Никита и вошёл внутрь.
   Маленькая комната и всё же уютная, хоть можно едва развернуться. Односпальная кровать, письменный стол, нагруженный книгами, ноутбук и стоящий у стены высокий комод.
   В окно, сквозь не закрытые широкие жалюзи проникал фонарный свет, освещая тело Киры свернувшееся в клубок. Рука под подушкой, а ноги прижаты к груди, белые волосы закрывают лицо. "Беззащитная и хрупкая" подумал Ник, присаживаясь на постель и сжимая её ладонь. Мефодий приблизился к его ногам и сел на полу, внимательно, одарив хозяина серьёзным взглядом ярко-жёлтых глаз.
   - Так темно, так страшно, - повторяла она во сне и всхлипывала.
   - Тише не плачь, - говорил Ник, снова и снова, поглаживая её пальцы.
   - Тише, не плачь, я с тобой. -Так и сидел, пока не затихла, пока её страх не исчез, пока её пальцы перестали сжимать его пальцы, точно он был якорём в бушующем море её личного ужаса, её личных теней.
   И всё же, он чувствовал, что должен ещё побыть с ней.
   Давным-давно потух фонарь, она ещё, иногда всхлипывала, поэтому он лёг рядом с ней и прижал к своей груди, перебирал волосы, а Мефодий запрыгнул на край постели и тоже размеренно заурчал, свернувшись клубком.
   Кира напоминала ему Анжелину, и если закрыть глаза, то можно представить, что Ник обнимает свою сестру. Чёрт, как это было давно, но он слишком хорошо помнил лицо сестры, словно и не было всего. Словно никто и никогда, не похищал её у него.
   Ник играл в большом шатре с неким магистром и ставки были такими высокими, что казались почти запредельными. Парень в любой момент мог потерять всё: спортивную карьеру, триста тысяч долларов, но ему же везло. Всегда везло, до того злополучного раза, везло.
   Высокий, тощий незнакомец появился буквально из ниоткуда. Чёрные волосы, до плеч почти скрывали лицо, отчётливо виднелся лишь профиль , узкий слегка выпяченный подбородок и длинный с резкими ноздрями нос. Чёрный плащ до пят, какой-то потёртый. И весь облик мужчины навевал жуть, да ещё на плече цепко сидел ворон, чернильно-чёрный с ключом на шее, на взгляд Ника слишком крупный образец пернатых для своего вида.
   - Сыграем,- сказал пришедший, точно прокаркал, голосом резким и гулким, как заржавелый набат ударивший по наковальне. Ник встал, отчего то растерявшись. И куда это все подевались? Столики перед ним пустовали, да и магистр-противник, куда-то исчез .А незнакомец, уже навис горой и ещё раз повторил свой вопрос, а потом сел, взял в руку колоду карт и ворон с его плеча каркнул и взлетел вверх.
   - Хочешь, расскажу об отце,- внезапно протянул мужик и ухмыльнулся, добавляя,- да ещё, ты ведь продан малый, продан твоим отцом самолично мне,- и рассмеялся, стал тасовать карты. Никита не помнил как встал со стула, не помнил как снова сел, и тотчас накрыло жуткое безысходное чувство, словно судьба, сговорившись с фортуной, ударила под дых, что сердце кольнуло, а во рту от страха пересохло.
   - Так что сыграем, на откупную, предлагаю лишь раз, я ведь добрым бываю, а тебе говорят - везёт.- Голос мужчины резал вены, точно ледяная бритва. Но Ник, отчего то сразу поверил, поверил всему, что тот плёл. "Да, ты попал Ник, попал", тяжко вздохнул и поёрзал на стуле, понимая, что сыграет, и что сейчас его везенье пригодится как никогда.
   Лишь отматывая киноплёнку жизни назад, понимал: чёрт, каким даже глупцом он был тогда, когда согласился. Поздно, слишком поздно вспомнил, что унаследовал свой дар везения именно от отца. И всё было не так-то просто.
   Именно в тот самый злосчастный, проклятый день, Анжелина впервые проявила свой дар и пришла за ним, спасла брата, выменяв его жизнь на свою....
   И всё пошло кувырком. Ник не смог подобрать слов, чтобы сказать всю правду матери, но по его глазам она прекрасно всё поняла и вместо того чтобы обвинять, укорять, гори всё пропадом, она просто упала на пол .
   Обширный инсульт, кровоизлияние в мозг. Так и не попрощалась, так и не пришла в себя.
   Дальше- жизнь Ника превратилась в ад. Он не спал, мешали кошмары, и каждую ночь сбегал от себя в бои без правил, да в казино, где лучшими друзьями были карты, выпивка и трата денег на шлюх, кому кроме денег ничего и не нужно.
   Пару лет бесполезных поисков сестры, были тем самым временем, когда вроде одумался, а потом накатило снова, когда очередной детектив, колдун, экстрасенс, специализировавшейся по розыску пропавших без вести, разводил руками.
   Был дождливый день, ужасно дождливый день, когда проснулся в своей блевотине, где то на подворотне, поднялся и шёл бесцельно, понуривши плечи, рыдал, мутило и старый мост с глубокой стремительной речкой манил, отпустить всё и бросить у чертям. Может в аду наконец-то он обретет покой, или ему воздадут по заслугам. Всё лучше, чем эта никчёмная жизнь. Перелез через перила. Стоял, прислонившись спиной на узком мыске, и держался за поручни, пока ещё всё ещё любуюсь тёмной гладью воды, что вскоре станет ему гробом. Найдут ли его тело рыбаки, или всю плоть обглодают от кости рыбы? Кто знает. Отпустил одну руку, поправил волосы, открыл рот и попробовал на вкус дождевую воду. Безвкусная с лёгким привкусом горечи, как его жизнь. Как его жизнь. Резкое мяуканье, заставило обернуться, и всё же чуть не разжал пальцы правой руки, цепляющиеся за перила. Крупный сиамский кот, оказался рядом с ним, и буравил тяжелым, отчего-то укоряющим взглядом ярких, очень ярких буквально сияющих жёлтых глаз. Будто бы говорил, погоди-ка, погоди-ка. Повремени.
   - Ну, чего тебе?- прошептал одним взглядом. -Чего тебе сюда ко мне идти, -сказал Ник. -Еды у меня нет,- и тут кот заурчал и стремительным броском оказался на перилах, приковав внимание Ника к себе.
   Он смотрел на него прямо в глаза, смотрел, и кошачий взгляд пронизывал до глубины души. А потом всё исчезло в ярком и чистом ослепительно-белом свете, только пальцами Ник чувствовал металлическую решётку перил. Здесь было так спокойно так хорошо, что даже хотелось смеяться.
   - Ты здесь братишка, я знаю, я чувствую тебя, - сказала его сестра
   -Анжелина, где ты?- заорал, растерянный и окрылённый от счастья, что она жива.
   -Ох, брат не знаю, как ты попал сюда, но здесь царство снов, я ухожу сюда, когда он превращает меня, живого человека в куклу и садит в клетку. Погоди, я покажу тебе это место, пока есть время, ведь скоро он вновь разбудит меня для своих тёмных дел.
   - Ли-ина, -выдохнул Ник, -Боже мой, я так рад, что ты жива!
   Он увидел темную комнату с жёлтыми стенами и чёрным, будто бы выжженным песчаным полом. А везде клетки, клетки, тысячи клеток висящих на стенах, стоящих на полу одна на другой. И в воздухе ощутимо пахнет серой, спёртостью и тоской, страшной тоской.
   - Боже, прости меня Лина,- сказал он. Я найду тебя, найду,- голос предательски задрожал, и слёзы потекли по щекам, - найду, обещаю сестра.
   - Борись брат, не смей сдаваться брат, я верю в тебя, верю и очень сильно люблю, -слышишь, донеслось до него, а затем он вновь очутился на мосту, только вот дождь практически прекратился.
   Он кричал что-то, сердце давило, так тяжко давило, бухая в груди. Затем, перекинул ногу через перила и ступил на мостовую. А кот не ушёл, напротив приблизился к его ногам и потёрся о мокрую ткань брюк. Ник присел на корточки и погладил его, сказав:- Спасибо мохнатый, кем бы ты ни был, спасибо за все. Ты мне жизнь спас. Хочешь, пошли со мной, и я накормлю тебя, а?- вопросил он. Кот, соглашаясь, мяукнул.
  
   Сон ушёл, а с ним и покой. Ник встал с постели, чувствуя, что достаточно отдохнул. Замлела шея, и рука слегка затекла, но девушка не проснулась. Кот вскочил с постели и потянулся и они вместе вышли в коридор.
   На часах всего лишь полпятого, самое дело размяться, предположил Ник, зная, что в двухстах метрах от дома, находится школа и стадион.
   - Эх, - потянулся, зевая - подремли ещё Меф, а я пойду, пробегусь. Казалось, кот в ответ улыбнулся, если Ник действительно научился за годы совместного проживания, распознавать кошачью мимику, по едва заметным колебаниям усов на мохнатой морде. "Потом покормлю кошатину и кофе выпью, а сейчас нужно как следует встряхнуть тело"
  
   Близилось время сна, поэтому Лиссандро вышел из воды, в последний раз вдыхая полной грудью воздух райских садов, угодьев, когда-то принадлежащих его семье. Теперь же пустующих.
   - Пошли, - сказал он, обнажённой девушке выводя её из оцепления. Она то ли спала, то просто сидела на бортике бассейна, опустив ноги в воду.
   Девушка встала и на несколько секунд на её лице проступили истинные чувства, вместо привычной маски бесстрастности и безразличия. Да, она всегда его ненавидела, всегда сопротивлялась дольше остальных. Но, иначе и быть не могло, ведь она сестра обещанного собственным отцом первенца.
   Анжелина, даже её имя, казалось Лиссандро сладким и лёгким ,как изысканный десерт с привкусом корицы. Ее дар был сильным, и становился все сильнее за эти годы, проведённые с ним. Вот почему он не позволял распускать с ней руки, не позволял себе ничего лишнего на её счёт.
   Он обнял её, встречаясь взглядом и усмехаясь, прижал к своему телу, ощущая её дрожь. Всё же она ничем более не выдала своих чувств, просто закрыла глаза, отрешаясь от окружения.
   Его метка на её ладони загорелась, синим огнем. Метка оставленная верным Мороком, чтобы без его позволения, Анжелина не могла исчезнуть по собственной прихоти.
   - Да, малышка, перенеси нас домой. - Лёгкий ветерок, сладкий запах оставляемых позади фруктовых деревьев - и всё снова исчезло.
   "Снова дома и снова так сильно клонит в сон", подумал Алхимик, мысленно отдавая девушке чёткий приказ на изменение формы. И вот...
   Анжелина стремительно превращается в куклу и теперь лежит на песке, маленькая и беспомощная, ожидая, чтобы он наклонился и положил её в клетку.
   Лиссандро запер клетку и окинул пристальным взглядом всё помещение, не выпуская из виду ни единой детали, перебежал взглядом по паре-тройки опустевших клеток, решив, что их требуется заполнить. Но то, как и все дела после, когда он достаточно отдохнёт.
   - Морок, - прошептал Лиссандро, приветствуя ворона влетевшего в кладовую и устроившегося у него на плече, словно в уютном гнезде. Ворон заклекотал, сообщая, что во время хозяйского отсутствия всё было тихо и мирно и на порог дома не ступали незваные гости.
   - Как я устал, мой верный Моровий, - назвал Алхимик своего пернатого полным именем, и закрыл на ключ дверь кладовой, повернув его дважды. Затем, вынул тонко инкрустированный, резной ключ из замка и повесил на шею птицы.
   Из кухонного окна едва проливался утренний свет: тусклый серый, отдававший желтизной, точно протухшая моча . Алхимик присел за стол и посмотрел на ворона, который устроился на подоконнике, ожидая привычного угощения в виде сушеных мышей.
   .Лиссандро достал из холщового мешка стоящего под столом парочку лакомых мышат и положил на стол:
   - Угощайся,- сказал он,- но знай, что мне ещё будет нужна твоя помощь пернатый. Ворон стал уплетать мышей, одну за другой, при этом, не сводя чёрных бусинок глаз с хозяйского лица.
   На одной из полок в шкафчике, возле маленького очага, алхимик взял тёмный графин и бокал, затем предварительно поставив на стол и откупорил графин. Ворон, уже успевший проглотить свою порцию мышей взобрался на жёрдочку, висевшую точно качели над столом и клювом старательно чистил перья .
   Алхимик налил себе полный стакан яркой и вязкой жидкости, жёлто-оранжевой точно янтарь, с которым в полдень играет солнце. Тотчас по кухне распространился пряный и удивительно сладкий запах персиков. Пару секунд мужчина держал бокал в руках и наслаждался ароматом, затем сделал глоток, зажмурил глаза и вновь отпил, чувствуя, как сонная дрёма ослабевает. "Чтож, на пару часов бодрствования должно хватить. Он завершит в своей лаборатории связующее зелье и ворон сможет пробраться сквозь завесу. А я буду руководить им, и пусть моё слабое тело отбывает своё проклятие, скованное сонным мором, всё же, даже так, всё чего я достиг можно назвать недюжинным прогрессом". Допил вино, вымыл бокал и поставил графин на место и только затем позволил ворону снова усесться на своё плечо. Едва рассвело, как алхимик уже заперся в своей лаборатории.
   Почти десять кругов, пробежал, а выжат как лимон, негодовал на себя Ник и ко всему прочему, кажется он захлопнул дверь с Мефодием в гостиной, да ещё окно не закрыл." Ох ёлки", рассерчал на себя Ник, но всё же заставил своё взмокшее тело начать ещё один круг. "Сигареты мать твою, вот что делают с твоей дыхалкой проклятые сигареты мужик"....Сжал кулаки, снова разжал, а потом рукавом батника вытер пот со лба и висков.
   Лиссандро чувствовал, как дух покидает его оцепеневшие скованное сном тело и просачивается в чёрного ворона. Затем, ворон каркает и взлетает с насеста закреплённого возле хозяйского постели-гамака. Взлетает и рассыпается ворохом чёрных мерцающих перьев, тающих точно черный снег на глазах. Так состоится переход в мир людей. И дальше всё становиться ясным и чётким, на грани сна , только то что видит засыпающий Алхимик -взаправду.
   - "Лети верный Моровий,- мысленно даёт указания ворону Лиссандро, -пора проведать людишек, тех, кому я отдавал приказ, припугнуть её. О, лети же".
   Тёмные небеса. Беззвездная, перешагнувшая чертог полуночи ночь и в воздухе таком божественно свежем, ощущается стремительно приближающееся утро. Лететь и воспринимать мир людей Лиссандро приходится через сознание ворона. Ворона, сотворенного из частички своей сути. Ставшего верного слугой рождённого во мраке, где нет ничего кроме демонических угольков, остатков чьих-то нерождённых душ. Лиссандро летел и видел, как в высоких, прямоугольных домах: точно нагромождённых одна на другую клеток, горит свет, неряшливый и разбросанный точно маяк этого премерзского скопища не спящих людей. Через глаза ворона ему не впервой видеть весь этот мир, каждую его грань и ощущать её, так как ощущает его Моровий. Виденье птицы, какая-то первозданная эйфория полёта, свободы , всё это наполняет Алхимика радостью и предвкушением, звенящим, как белые звёзды истинной мощи, в лучшем из снов-мечтаний.
   Кажется что полёт будет длиться вечно. Крылья Моровия рассекают воздух, уверенно, чётко. И точно- это он сам, Лиссандро летит, а в крылья превратились его руки.
   И десять лет, прошедших с тех пор как ему было позволено прибыть сюда, с каждым часом стремились к новому рубежу, словно и не было их вовсе.
   Из-за холмов и оврагов, из-за шапок лесного массива, сонного парка -приближалась серая многоэтажка. Десять лет и с виду ничего не менялось, Лиссандро узнал строение. Такая же, как и прочие рядом стоящие, безликая высокая коробка, в которой ютятся люди. Птица облетела круг и плавно стала снижаться.
   На первом этаже в одном из окон на задней стороне дома горел смех. Доносился смех и мужские голоса. Как и месяц назад в сентябре, искомые людишки наверное пьют, делят всё, что удалось награбить. "Всё же", подумал Лиссандро снижаясь, теряя чёткую способность мыслить, подавлённый сознанием ворона, "большинство людей не меняются. Никогда не меняются". Но ему это только на руку.
   Ворон приземлился на карнизе, а затем, сделав пару шажков, прислонился к стеклу, наблюдая за находящимися в комнате людьми. Он ждал, когда кто-нибудь посмотрит в его сторону, но находящийся внутри его Лиссандро уже посылал сильный мысленный приказ. "Эй, лопоухий подойди к окну. Эй, сейчас же подойди к окну и впусти меня".Через несколько секунд, высокий лысый мужчина, зевнул, поставил бутылку пива на пол, затем почесал затылок и неожиданно вздрогнул, чем напугал сидящего рядом мелкого белобрысого паренька, на лице которого красовались не успевшие позеленеть синяки.
   - Эй, ты чего? - окликнул он своего босса. Но, мужчина не обратил никакого внимания и целенаправленно двинулся в сторону большого окошка.
   Ворон каркнул и взлетел, когда мужчина повернул шпингалет старой деревянной рамы и открыл окно на распашку. -Кар, кар, -громко и пронзительно прозвучало в комнате, точно заиграл церковный орган. А затем, когда ворон уселся на плечо мужчины, тот вымученно произнёс:
   - Какие кислые у вас рожи, неужели не рады старому гостю?- и рассмеялся неестественным глухим смехом. Кто-то засмеялся, в ответ, восприняв слова, как шутку, кто-то нервно и хрипло кашлянул.
   Но, всё стихло в один миг, когда со щелчком вырубился свет, темнота затопила комнату точно чёрная вязкая нефть. Ворон взлетел вверх. Не понимающие, что происходит, стремительно трезвеющие собутыльники, прижались к стене и дрожали от страха точно трусливые псы.
   -Некуда бежать, глупцы. Да и лучше не пытайтесь, просто позвольте мне поковыряться у вас в памяти, позвольте мне узнать, ибо всё равно я узнаю, так или иначе.
   - Братан не надо!- завопил блондинистый, резко отдёргиваясь от жёсткой хватки своего главаря.
   - Нет, - прошипел он, не дёргайся брат, а просто молчи, да вот так. -И даже в темноте, блондинистый ощущал, как отливают нечеловеческой синевой глаза бывшего пару часов нормальным главаря.
   Лиссандро узнал, то что хотел и теперь он был зол. Задание было провалено, девчонке помогли, и она больше не боялась его. Покопавшись в памяти собравшихся в квартире мужчин и составив целую картину из давнишних воспоминаний, он понял, кто именно протянул руку помощи намеченной жертве - это был обещанный ему Никита собственной персоной. Как же. Злость распирала Лиссандро, Она, теперь, скорее всего с ним, а парень многое знает, подсказал инстинкт. А главное, Ник теперь знает, что Лиссандро была нужна Кира, а не Наталья.
   - Подъём, - приказал высокий и лысый, звавшийся среди своих за прямоугольное лицо - кирпичом.
   - Есть работёнка, парни, -наградил каждого собутыльника мёртвым гипнотизирующим взглядом, пока не убедился, что все пятеро мужчин под контролем.
   Лиссандро мысленно усмехнулся, жалея, что ворон не способен на мимическое выражение чувств. Только каркать. Ворон вновь уселся на плечо лысого.
   Они покинули квартиру в спешке, не удосуживаясь накинуть на плечи, висевшие в прихожей куртки.
   - Веди,- сказал в слух лысый, обращаясь к самому мелкому из пятёрки, тощему и длинному точно жердь пацану, который едва ли научился пользоваться бритвой. Ворон сидевший на его плече подсказал ему, что пацанчик знает дом, где снимает квартиру Кира.
   Никита заканчивал десятый круг, когда понял, что что-то не так. Он остановился, тяжело дыша, вытирая рукавом толстовки, пот со лба, посмотрел на наручные часы, показывающие почти пол шестого утра. Итак, бегал около получаса.
   Все же, что-то было не так, тревога точно угорь скрутила кишки, опять пришёл бесконтрольный, душащий, бьющий из подтишка страх -и он понял, что в его мир нашло дорогу зло.
   Демон был здесь. Каким то образом, Алхимик был здесь. "Кира", подумал Ник и побежал назад, перемахнул через металлическую сетку, ограждающую стадион, побежал во весь дух, жалея лишь, что покинул её, что стадион слишком далеко от дома. "Чёрт, если он не успеет, то никогда, никогда себе этого не простит", повторял про себя и стремительно бежал Никита, минуя парковку, кольцевую дорожку и детскую площадку мини-городок, чертыхаясь сквозь и проклиная собственную тупость." Нельзя было её покидать, нельзя мужик ни в коем разе нельзя".
   В квартире был кто-то помимо Киры. Кто-то враждебный ему Лиссандро, но это всё равно не остановило его. Он смог войти.
   В квартиру мужчины попали, легко вскрыв старый замок, ещё более старой, наверное поставленной с самого основания дома деревянной двери, и заставив шайку "кирпича" вести себя тихо, как мыши. Лысый направился к спальне.
   Она крепко спала - и Лиссандро буквально чувствовал её дыхание, даже облизнулся, представляя как расправиться с ней, а потом верный ворон принесёт фунт её плоти и крови в его родной мир. Шипение и визг из маленькой комнатушки, пронзительное, злое и вместе с тем отчаянное. После, тишина и хлопанье окна.
   Лысый открыл белую межкомнатную дверь и заглянул в пустующую комнату, пропитанную запахом Ника, и кошачьей шерсти- и всё же, там было что-то ещё. Аура света, яркая чистая и сильная, что на мгновение Лысый прищурился и закрыл глаза.
  
   - Какого чёрта происходит, твою мать? Ник помоги!- завопила она, отбиваясь и вереща, а затем затихла. Шайка не подвела,. Скрутили слабую и беспомощную девицу, не успевшую прийти в себя после сна, и судя по шагам в коридоре тащили к нему. Очень хорошо подумал Лиссандро, выходя из комнаты в коридор.
   - Давайте её на кухню, - осмотревшись, приказал он голосом лысого.
  
   Ник увидел кота в кроне высокого клёна, близко примыкающего к дому и окнам. Взмыленный с дикими глазами и прихрамывающего на переднюю лапу он спустился с дерева и бросился к ногам Ника. "Будь осторожен. Кира в беде. Враг в доме и ещё пятеро ушлёпков, впрочем, не важно главное, что ты здесь, следуй за мной". Раздалось у Ника в голове, приказным мужским голосом, точно с ним мысленно заговорил какой-то полковник привыкший ежеминутно отдавать приказы. "Ничего себе"- присвистнул про себя Ник, но времени медлить и обдумывать, то, что кот ещё никогда не говорил с ним вот так напрямую, не было. Может быть, дело было в том, что положение хуже не куда?
   Кот бежал к подъезду и Ник за ним, открывая дверь, пропуская вперёд кота. И что-то подсказывало ему, что не стоит доверять лифту.
  
   - Симпатичная, хоть на мой вкус слегка худощава. Что парни?- вскрикнул лысый, скручивая девушке за спиной руки и припечатывая к стене.- Отодрать её сперва? Дружный смех, кто-то даже пытался давать советы. Девушка отчаянно вырывалась. Лысый потащил её в зал, игнорируя пинки ногой, всё чаще попадавшие в цель, главное её крики давно заткнули грязным вонючим платком, выуженным из кармана одного из парней. "Как всё хорошо вышло то", радостно констатировал Лиссандро. Его гнев практически прошёл, сменившись возбуждением.
   Лысый бросил девушку на округлый, светло-бежевый ковёр. Она шипела как кошка, а он улыбаясь, стал срывать с неё пижамные шортики и футболку с длинным рукавом. Трое его парней, чей мозг был отравлен не только выпивкой, но и чёрным безумством, переданным через взгляд главаря, уселись на старый диван. Но, один остался прислонившись к дверному косяку , а самому мелкому выпала честь вернуться в коридор и постоять у входной двери на всякий случай.
   - Что солнышко, пришло твоё время отправиться вслед за сестрой,- сказал Лиссандро голосом лысого, потрепал её по щеке, затем ущипнул за обнажённую грудь с розовым маленьким соском, когда она осталась перед его жадным взором в одних лишь трусиках. А потом наклонился к ней, вглядываясь, в расширенные от страха глаза и многообещающе добавил:
   - Стал бы я врать, что это будет не больно, как считаешь?- хмыкнул, наклоняясь к ней всё ниже и ниже, и стал обнюхивать её тело как пёс, по запаху решая, где находятся самые сладкие кусочки.
  
   - Ты чего остановился Мефодий? - шепотом спросил Ник, взлетая на девятый этаж, когда кот остановился на перилах. Всё было очень, и очень плохо, почувствовал он, заглянув в слишком яркие, светившиеся жёлтым кошачьи глаза. "Я рассчитываю на тебя Ник", сказал в его голове кот суровым, не терпящим возражений тоном." Ты должен сделать всё в точности как я покажу тебе". От мысленного приказа кота, Никиту бросило в пот. Ник замер возле последней ступеньки, ведущей на площадку- и кот вновь поймал его взгляд, и на мгновение Ник ослеп, кот транслировал ему свой план с помощью своих собственных, ярких мыслей. "Ты понял", сказал Мефодий, и отпустил взгляд Ника, затем сказал:" на счёт три, беги к двери и открывай её. Итак, раз..."
  
   Лысый оторвался от своего занятия, он ощупывал пальцами живот Киры в области печени. Морок тихо каркнул, предупреждая хозяина, но и сам Лис- Алхимик ощутил беспокойство. Очень близко находилась его, старая добыча, то бишь парень, отданный ему добровольно собственным отцом, ещё до рождения. Но Лиссандро смущало другое, ибо нечто светлое было рядом с мужчиной, нечто могущественное из вражеского вида.
   - Проверь, - приказал Моровию и ворон взлетел, направившись в коридор, где стоял возле двери на шухере мелкий. Едва ворон увидел голову мелкого, как в тот момент резко открылась входная дверь. Время замерло. Всё затопил свет.
   Лысый зажмурил глаза, так, как ослеп. Видение потонуло в ярком и ослепительно белом свете. Звуки пробивались точно сквозь вату. Вот. Кажется Лиссандро оглох.
   Крик охранника упавшего от удара ногой Никиты. Шипенье кота. Звон стали падающей на пол. Свет медленно затухал. Цвета приобретали привычную яркость. Ник находился здесь и руках у него как-то оказался двуручный меч, светившийся сам по себе то белым, то жёлтым светом.
   Один единственный взмах руки, Ник полоснул ворона по крылу, птица забилась, закричала почти человеческим криком улетая прочь, прочь в строну кухни и сильным ударом когтистой лапы , клювом разбивая оконное стекло.
   -Будь ты проклят сукин сын, и та тварь, что помогает тебе, -сплюнул на пол лысый. Связь ворона и его сути стремительно рвалась на куски.
   -Будь ты проклят,- повторил он, шипя, так как стремительно истекала его суть из тела лысого и цепляясь за крепкую связующую нить , устремилась в след за вороном.
   - Убить их всех, разорвать на куски,- приказал лысый, вновь становясь прежним собой. Но под длительным действием яда, запятнавшего его мозги, сознания вселившегося Алхимика, тотчас снова впадая в безумную ярость. Единственное желание, желание убивать горело в крови лысого точно напалм.
   - Что уставилась, блондиночка?- сказал он, озадаченно наблюдая, как пытается избавиться от веревок стягивающих руки девушка. Как извивается на полу, пытаясь отползти подальше от него. Тупо сжимая и разжимая кулаки, ещё не до конца понимая что вообще происходит.
   - Некуда бежать, девочка,- хмыкнул и достал из кармана брюк, раскладной ножик и гаденько улыбнулся. Все снова было под контролем. А блондиночка возбуждала.
   Кира выплюнула вонючий платок и увидев бегущего из коридора Ника, заорала:
   - Помоги! -И крик замер, на губах превратившись в шёпот на выдохе:" берегись", так как она увидела, что его окружают приспешники лысого урода.
   Они были сильными и ловкими, совсем не походили на алкашей, оценивая про себя констатировал Ник, умело, обращаясь с мечом, точно всю жизнь провел, держа его в руках. Он отражал каждый удар, уклонялся, от предметов летящих в его сторону и все последующие удары мечом находили свою цель.
   Все казалось правильным, не было никаких сомнений, просто нужно было убить их всех. Неким шестым чувством Ник, понимал, что нападавшим мужчинам, с горящими синевой глазами, ни чем не помочь. Только смерть сможет разрушить заклятие.
   Ещё один удар, ещё один труп. Внезапно, двое набросились одновременно, заставляя Никиту прижаться к стене. Он присел вовремя, когда над его головой просвистел стул и ударился в стену.
   Узкий коридор превратился в ловушку, когда большой меч только мешает, без возможности как следует размахнуться, поэтому он ударил первого подоспевшего в висок рукояткой, второго же отбросил ногой, чтобы развернуться и вонзить блестящую сталь в чьё-то сердце.
   Её крик, раздался снова и Ник побежал в гостиную. Лысый уже слегка надрезал ей живот и слизывал кровь, похоже, не собираясь останавливаться.
   - Убери от неё руки, грёбаный мудак!- крикнул Ник и бросился с мечом, но упал, не заметив, как стоящий за дверью жирдяй поставил подножку.
   Ник щекой впечатался в стену. Заныли зубы. Кира вопила. Боль затуманила зрение, но Беляев не выронил меч.
   Всё же, жирдяй с кухонным ножом в толстых пальцах сосисках, подкрадывался со спины... Секунда, другая -и вновь чёткое понимание, безвыходности ситуации.
   А Лысый уже наклонился для решающего удара, который оборвёт жизнь Киры. Не было времени думать.
   Никита встал и единственным прицельным ударом бросил меч в лысого, пронзая его насквозь.
   -Нет, блядь,- зашипел жирдяй и вонзил Нику нож в предплечье. Никита развернулся и ударил кулаком в жирную тушу, затем пару раз заехал мужику ногой в живот и двинул в коленную чашечку. Жирдяй скорчился и упал, но не смотря на доставшиеся ему удары и выбитую коленную чашечку, он ревел от ярости, точно не ощущая боли.
   Кира сидела в углу, бледная, как мел, её зубы стучали, а по щекам текли слезы. Никита подошёл к лысому и вытащил из его груди меч, затем перерезал глотку жирдяю, который матюгался, как сутенёр, шипел и судорожно дёргался, но выдавил из себя чуждым неестественным для человека голосом:
   - Он получит тебя со всеми потрохами, да...- протянул он, выдыхая,- ты ведь знаешь, что уже принадлежишь ему... Пена выступила на губах жирдяя, кровь вырывалась из горла пульсирующими толчками, и наконец он замер. Тишина, царившая в квартире - оглушала. Только звук бьющегося в груди сердца, бешено стучащего, как несущийся по рельсам сверхскоростной поезд. Только всхлипывала, отчаянно сжимая кулаки Кира, видимо пытаясь взять себя в руки.
   - Чёрт,- сказал Никита, садясь на колени и разрезая мечом верёвки. - Ты как, идти сможешь?
   - Она кивнула и посмотрев на его руки, вновь побледнела, как мел. Ник наклонился , затем обернулся, сознавая, что меча в руках больше нет. Позади на ковре лежал кот. Свалявшаяся шерсть, глаза закрыты- и с виду можно было сказать, что не дышит. Но, он нутром знал, что котяра жив.
   - Что происходит, что это было? Твой кот, он...- Кира резко посмотрела на Ника, вперившись на пару секунд в его глаза, своими покрасневшими, испуганными глазами. Затем моргнула. "Настоящий борец",- подумал он.
   - Ага, -кивнул Ник, -Меф спас нас обоих.- Да, видимо он пару секунд назад и был мечом в моих руках.
   Она вздохнула, и слабая улыбка, точно лучик надежды, появилась на её губах.
   -Одевайся,- сказал Ник, -у нас очень мало времени. Бери паспорт и только самое необходимое. Мы уезжаем из города. Думаю, соседи уже вызвали полицию.
   - А как же, - сказала Кира,- но замолчала, вздохнула и прикусила губу.
   - К чёрту всё, к чёрту, я всё понимаю, я жить хочу...
   - Умница,- произнёс Ник и как ни в чём не бывало отправился собирать вещи.
  
   -Дерьмо , дерьмо. дерьмо, -кричал Лиссандро. чувствуя дикую боль, когда снова и снова не полностью возвращался в оцепенелое тело.
   Ворон кашлял кровью и поджимал крыло. Алхимик мало спал, меньше чем нужно и сон не желал отступать даже под его волей. Но, он поднялся с постели и прижал ворона к груди, затем зубами прогрыз запястье, чтобы немедленно накормить ворона своей кровью, чтобы унять боль птицы и не потерять верного друга. "Как же твою мать, так получилось, что простого смертного оказался меч? Неужели ему помогают силы света? Но если так, то почему и какова цель извечного врага ? Неужели, светлые, думают, что Никита сможет противостоять ему, одолеть тысячелетнего демона. Смешно, очень смешно", хрипло прокашлялся Лиссандро. Ворон затих и уснул в его руках.
   - Лежи Морок, лежи. Сейчас ты слаб, но я вылечу тебя, клянусь, любой ценой вылечу.
   Спи и ни о чём не тревожься, - ласково произнёс Алхимик, и аккуратно сняв с груди ворона ключ, направился в кладовую.
   Скрипучую тяжёлую дверь Лиссандро открыл, легко повернув ключ до щелчка, затем зашёл внутрь. Его босые ноги тотчас погрязли в холодном сером песке, но это даже было приятно. Песок сдерживал силы кукол, усиливал их сон.
   "Какую же выбрать?" подумал Алхимик, "какую же принести в жертву за выздоровление". "Может рыжую, самую молодую, способную предсказывать будущее? Всё равно её дар срабатывал лишь в пятидесяти процентах из ста. Нет, лучше повременить, лучше он принесет в жертву тех, кто постарше, чья сила, как и красота уже увядала. Довольно с него миленьких, близняшек, с которыми часто предпочитал развлекаться".
   Все же ноги сами несли Алхимика к клетке с Анжелиной. "Съесть её, и плевать на силу что кроется внутри её тщедушного тельца".Талдычил внутренний голос. "Съесть её, разорвать в клочья, так отомстить", думал он, открывая клетку, чувствуя на себе её кукольный, но оттого не менее сильный, выжидающий, ненавидящий взгляд.
   Лиссандро протянул руку , кукольное тело испуганно отдёрнулось в сторону. "Нет, не так, не сейчас, слишком ценна", отрезвил алхимика голос рассудка.
   Лиссандро ухмыльнулся, захлопнул клетку и отошёл в сторону, чтобы открыть другую, в которой находились близняшки.
  
   "Моего дара не хватит, чтобы скрыть все улики", подумал Никита, окидывая квартиру внимательным взглядом.
   Кровь окрасила алым багрянцем обои и насквозь пропитала ковровую дорожку в коридоре.
   Мефодий не просыпался.
   Руки были вымыты, грязная одежда запечатана в полиэтиленовом мешке, но всё же Никита чувствовал себя грязным. Задрожали пальцы. "Не время думать об этом, мужик, позже поразмыслим", советовал внутренний голос.
   Он застегнул спортивную сумку, затем положил кота в спешно вынутую на свет божий кошачью переносную сумку. Знал, что Мефодий её ненавидел, но всё же, в сумке коту будет удобней. А так.
   - Готова? - Спросил у бледной, плотно стиснувшей губы Киры, державшей в руках красную спортивную сумку. Она кивнула.
   -Чтож, -кинул ей ключ от машины, отдал сумку с Мефодием.
   - Иди, заводи мотор. Я кое-что сделаю и догоню тебя.- Она бросила вопросительный взгляд, но промолчала, взяла сумку с Мефодием, бережно, точно хрустальную вазу, затем вышла за дверь.
   Ник посмотрел на часы, время отметило шесть утра. "Скоро собачники -соседи появятся". Он вздохнул, поразившись, что только сейчас, нахлынувшая ранее жуткая тишина исчезла, и в привычный мир вернулись звуки. Были слышно, как за окном воет ветер, да легонько царапают стёкла окон прутья берёз. На кухне протекал кран, бежала вода по сливным трубам. И если бы не было лежащих на полу мертвецов, можно было закрыть глаза и подумать, что начался новый, обыденный день. Но медлить было нельзя. Ник достал из кармана заговорённую карту. Чёрт, он не думал, что так скоро придётся растратить весь её потенциал.
  
   Алхимик сварил лечебное зелье из крови и костей близняшек. Оно получилось мутным, зловонным и слишком густым, так как не было времени процеживать и дать настояться положенные по рецепту сутки.
   - Пей Моровий. Пей всё,- сказал Алхимик, наливая зелье из стеклянной бутыли в глубокую металлическую плошку. Затем пристроился на постели в лаборатории и стал наблюдать, как медленно пьёт верный пернатый. Он пил, а алхимик помогал ему , держал плошку перед клювом, чтобы ни единой капли не было разлито понапрасну.
   "Ты верный друг, которого я давным-давно в порыве отчаяния вызвал из мрака. Тогда и пролитая кровь моя, которую в дар вкусила тьма, обрела плоть". Лиссандро вспоминал былое.
   Волной липкой патоки накатила усталость, отяжелели веки и алхимик зевнул, нежно погладил ворона по начинавшему прямо на глазах заживать крылу. На мгновение мужчина прикрыл глаза, затем оставил, пустую плошку в сторону и лёг на постель, прижимая птицу к боку. "Завтра, он решит все дела. Завтра он выберется в город и потолкует с некромантом о кое-чем, что как предполагал, может некроманта заинтересовать. Чтож завтра, будет завтра, а сейчас пора спать". Алхимик закрыл глаза.
  
   Они сели в "вольво", где-то около семи утра. Ник молчал. Все его мысли занимало то, насколько хватит заряда карты, прежде чем все отпечатки оставленные в квартире Киры, как и кровь вновь появятся на своих местах. Двое суток? Скорее двадцать четыре часа. Ник не знал наверняка, но одно знал точно: Киру нужно увезти. Не стоит делать из неё приманку. "Как же, почему, почему в этот раз были нарушены правила игры? Как смог Алхимик пробраться в мир людей, пусть хоть в шкуре ворона, но пробраться? Неужели его силы настолько возросли.
   За окном автомобиля едва загорался рассвет. На мостовой ни души. Красным светом мигал светофор, Ник остановился, отчаянно желая затянуться. "Нет, ни за что", помотал головой. Когда загорелся зелёный, прибавил скорость. Кира устало спросила:
   - Что теперь будет? Куда мы едем, а Ник?- Он вздохнул. Не зная, что ей ответить. Мяукнул Меф, наверное, сообщая, что ещё жив, требуя покормить. А, Кира устроившись на заднем сиденье, зевнула, притягивая колени к груди и обхватывая их руками, словно пытаясь согреться.
   - Я думаю, есть один вариант. Но, сначала мы покинем город.- Не оборачиваясь, тихо сказал Ник.
   - Я не могу даже закрыть глаза, чтобы не вспоминать. - Почему, я? Почему всё так вышло, а?- спросила она, уставившись в окно.
   Ник молчал. Вспомнилась сестра. Жива ли, ты Анжелина. Жива ли ты ещё, сестра. Сердце кольнуло, он стиснул зубы, от досады серчая за себя. "Ну что за время ты выбрал парень, не раскисай"
   . Выезжая за город, он притормозил, пару минут рассматривая карту. Геннадий жил в десяти часах езды. Частный сектор, а друг ключ всегда хранил под ободом шины, используемой в качестве клумбы.
   Кире, в любом случае, придётся пожить в доме Гены, пока он обдумает, как поступит, прежде чем вновь вернётся в город.
   Уже через три дня, ярмарка откроет новый сезон - и тогда Нику снова нужно будет быть в городе. "С цирковой ярмарки всё началось, ею все, так или иначе, закончится"... Хмыкнул Ник и чтобы подавить тишину включил радио. Тот час же прозвучали новости. "Жестокое убийство потрясло всех жильцов многоквартирного дома. Марья Семёновна пожилая женщина, всю жизнь проработавшая помощником воспитателя в детском саду, в тот день по привычке проснулась рано. Она то и слышала крики, возню, грохот. Она то и вызвала полицию. Как стало известно участковый отказывается давать показания, называя причиной тому вмешательство в текущий ход следствия. - Ясно одно,- продолжало вещать радио,- в квартире проживала девушка, чья сестра не так давно стала жертвой маньяка. Ведётся следствие. Всем обладающим хоть какой информацией о гражданке Кире Новосельцевой, просьба звонить в местное полицейское управление".
   - Выключи, -сказала Кира. -Выключи немедленно,- взорвалась она и отчего-то заплакала. Ник выключил радио, и долго молчал, погружённый в свои мысли, затем сказал, что на кофе и перекусить остановок не будет, но если ты хочешь в туалет, я где-нибудь приторможу.
   Кира всхлипнула, но кивнула, давая понять, что поняла и стала растирать глаза, пытаясь собраться. Мефодий сидел подле девушки и успокаивающе мурчал, внимательно поглядывая на её профиль. Солнце стремительно заволакивали тучи. Ник предположил, что вскоре пойдёт дождь.
  
   - Долгой жизни и море крови, -поздоровался Лиссандро с бледным, как мел некромантом, впускающим его внутрь своей хибары, построенной из костей павших войнов. Дом некроманта располагался далеко за городом в районе кладбищ и пустоши, где когда-то давно отгремела кровавая битва между властителями адских глубин.
   - И тебе долгой и сытой жизни, друг,- проскрипел некромант своим тонким и неприятным, как звук заржавевшей пилы фальцетом.
   - Что за срочное дело привело тебя ко мне в такую рань. - Намекнул некромант, который до полудня залёживался в постели.
   - Срочное, безотлагательное дело, мой тёмный друг, в котором мне потребуется твоя помощь.- загадочно оборонил Алхимик, пытливо вглядываясь в тёмные, как стекло обсидиана, не отражающие свет глаза некроманта, поедателя плоти мертвецов и умеющего воскрешать трупы.
   - Так заходи Алхимик, потолкуем, ибо я вижу по твоему лицу, что дело действительно не требует отлагательств,- произнёс Некромант, распахивая костяную дверь, где среди обломков костей впаянных магией в скрепляющий раствор, проглядывали осколки глазниц и зубов недобро ухмыляющихся черепов.
   Дом напоминал грот, хотя с виду был неказист, но внутри было сухо и даже уютно. Только обилие костей, в стенах да чучела редкостных зверей, кроме иногда появляющихся молчаливых, неживых слуг, навевало жуть.
   Некромант привёл Лиссандро в узкую гостиную, где среди полок с ветхими книгами, фолиантами и свитками, темноту прорезал лучик красного света- исходящего из свечей черепов. Здесь пахло магией, пылью и змеями, также смертью, вечно ожидающей в тени углов и всегда голодной до поживы.
   - Чтож, выкладывай, - сказал Некромант, присаживаясь на костяное кресло с высокой спинкой, стоящей рядом с округлым чёрным столиком, слегка поцарапанным по краям. Лиссандро сел на кресло стоящее по противоположную сторону от стола и сказал, ощущая из остатков пронизывающей воздух силы, что в этой комнате некромант разговаривает с духами.
   - Прежде чем я начну, я хочу сделать тебе подарок, так сказать в дань уважения к твоему положению, так сказать дружеская дань за последующее молчание.- Алхимик расстегнул плащ и достал прикреплённый к поясу бархатный мешочек, ткань которого натягивалась на краях бутыли положенной внутрь. Некромант удивлённо выгнул бровь, но мешочек взял и ничего не сказал, только вытянул стеклянную бутыль, с пробкой которой служила пропускающая воздух пробка-мембрана. В бутыли находилась самая юная и хорошенькая из всех куколок из коллекции Лиса-Алхимика.
   - О, ты так щедр,- только и сказал Некромант,- Принимаю твой дружеский жест Лиссандро, взамен могу гарантировать, что о нашей беседе не узнает даже сам Люцифер.
   - Я знал, что тебе понравиться,- скупо улыбнувшись, произнёс Алхимик и стал объяснить суть проблемы, тщательно подбирая слова, смешивая их с фактами своего нынешнего успеха, чтобы убедить некроманта в выгоде предлагаемой сделки. Когда он закончил, говорить, то чувствовал, что весь взмок от нахлынувшего вдруг волнения. Некромант же молчал, обдумывая, услышанное, как всегда привычно сохраняющий хладнокровие, словно сам являлся мертвецом, а не живым созданием адских глубин.
   - Рискованное дело ты затеял, Лис,- протянул некромант,- но думаю возможность находиться в мире людей, когда сам того хочешь, слишком ценна, даже для меня, проклятого затворника. -Некромант встал с кресла, сделал два шага вперёд, пальцами дотрагиваясь до гладкой поверхности стола. Затем, когда от Лиссандро его разделяло лишь пара дюймов, прошептал, голосом холодным и безжалостным, точно зимняя вьюга:
   - Я приду к тебе завтра, на закате. Но, учти моя помощь дорого стоит, то, что ты принёс всего лишь начало, Лиссандро.- Вздохнул Некромант и добавил: - а сейчас уходи, мне нужно подумать,- и растворился в тени, только успели резко скрипнуть ногти некроманта задевшие край столешницы.
   Алхимик поправил лацкан рукава, нахмурился и направился к двери. Он знал, на что идёт предлагая сделку Некроманту, знал, что в любом случае ответной дешёвой услуги не будет.
   Рассвет окрашивал небо сотней оттенков розового, начиная яркой малиновой полосой, терявшегося в отступающей синеве ночи, граничившей на востоке с нежно персиковой позолотой.
   Ночью был дождь, но машина давно уже оставила позади зону циклонного фронта. Синяя "вольво" удачно припарковалась возле двухэтажного кирпичного дома.
   Дом казался пустым, стоящим в окруженье берёзового пролеска, а огород, если не брать в расчёт клумбу подле парадного входа, зарос сорной травой в половину человеческого роста. Бодро и заливисто подали голос собаки. Жук и Моська, как знал, Ник, верные сторожа бабы Тамары, ютившейся в старой хибаре с высоким фундаментом времён великой отечественной, чуток выше по колее, расположившемся прямиком на холме.
   "Чтож" подумал Ник, заглушая двигатель и вынимая ключ зажигания. "Хорошо это, или плохо, но Генка явно не в доме".
   - Просыпайся, - сказал Кире, что-то мычавшей и стонавшей во сне, крепко прижимающей к боку Мефодия.
   - Здесь безопасно? - спросила она, открывая глаза, и вставая, отбрасывая в сторону старое клетчатое одеяло, всегда лежавшее в багажнике. Мефодий недовольно мяукнул, но уже выскакивал из машины, следуя за Никитой к дому.
   - На какое-то время да, - сказал Ник в ответ, и стал копаться в клумбе, пока не подцепил пальцем, возле самой резины брелок со стеклянным футбольным мячом, на кольце которого висел маленький округлый ключ.
   В доме было холодно и пусто. Деревянные стены, пол в прихожей застилал светло-коричневый линолеум. Дальше по пути в гостиную на полу лежал золотистый паркет. У Киры возникло чувство, что недавно здесь проходил ремонт, который кто-то просто забросил. Мешки с цементом, трубки обоев, были накрыты тканью и стояли на целлофане, а дорогой большущий диван в гостиной, располагался подле камина, единственного в просторной комнате выглядевшего завершённым.
   - Кто это?- спросила девушка, рассматривая фотографии рыжеволосого конопатого парня с улыбкой до ушей и огромной рыбиной в руке.
   - Генка, - мой кореш. Он надёжный, не переживай. Думаю, он не против, если мы погостим чуток в его доме..
   - Чёрт, похоже, у нас гости, сомневаюсь, что кто-то приехал к бабе Тамаре, - хмурясь, сказал Ник, услышав, как оперативно залаяли в соседнем доме собаки. Через пару секунд, сквозь открытую дверь прихожей, донёсся шум приближающегося к дому автомобиля.
   - Прячься, - сказал Ник, показывая в сторону большого шкафа. Сам же он достал, заговоренный нож и направился к двери.
   Тревога, сковавшая сердце льдом, ушла, когда увидел инвалидное кресло, которое помогает выкатывать из автомобиля бритоголовый мужик. Загорелый мужчина в дорогом костюме сидел в кресле, его ноги укрывал полосатый плёд. И всё же, несмотря на лёгкий загар, и короткую стрижку, Ник узнал его - это был Генка, давнишний друг. Тотчас спрятал нож и вышел на крыльцо, подняв руки вверх.
   - Привет кореш, извини, что я без спроса хозяйничаю.
   - Всё в порядке. Игорь, убери ствол, это друг,- приказал Генка, и его нахмуренный было лоб, вновь стал гладким, как у младенца, а на лице появилась искренняя улыбка.
   - Чёрт, как же так, я рад, всё же я рад, что ты заехал, даже если всё не совсем хорошо, судя по твоей кислой и бледной мине,- воскликнул Генка и заехал по пандусу на крыльцо. Охранник пожал плечами и вопросов не задавал, пошёл к багажнику, начиная вытаскивать вещи.
   Ритуал вызова требовал кровавой дани. Алхимик заперся в своей лаборатории, наблюдая, как девичья кровь стекает в большой и тяжёлый котёл, смешивается с ранее приготовленными экстрактами ядовитых трав и редкой морской соли, крупинки которой вбирали в себя жидкость в десять раз более своей массы. Полезное свойство.
   -Не ори так, - резко хлопнул по щеке девушку Лиссандро.
   - Ты станешь последней - и больше не будешь томиться за прутьями клетки,- страдания, всё исчезнет, детка!- крикнул на молодую девушку с тёмно- карими глазами и вытянутым узким лицом с крупной родинкой на виске.
   Каркнул, словно поддакивая Лиссандро ворон, сидящей, где и положено ему быть, на жёрдочке, наблюдающий за процессом, знающим, что и его ждёт приглашение в мир людей, а там будет кровавый пир.
   Алхимик точным движением перерезал девушке горло и придвинул тело точно над котлом.
   - Засекай время Моровий, ровно в три придёт некромант, а дел ещё по горло. Ворон заклёкотал и слетев с жёрдочки, подлетел к одной из полок, где вряд стояли песочные часы всех видов и мастей. Его взгляд остановился на часах наполненный серым, как дым песок. Он подцепил их клювом, приблизив к глазам часы, затем зажал толстое стекло на перегибе между когтями и потащил к столу, чтобы перевернуть их и установить заданное Лиссандро время.
  
   - Итак,- сказал Генка, когда охранник был отправлен на свой пост в подвале , оборудованный видеокамерами.- Выкладывай что стряслось, мужик. И кто это милое создание что ты сюда притащил?
   - Это, Кира, её сестру ошибочно вместо неё самой убил проклятый Алхимик. Его карта, оставленная на теле и вырезанные органы, сказали всё за себя... Да и всё равно его вонь я учуял и иду по следу давно.
   -Голубые глаза Гены слегка округлились, и даже сквозь лёгкую красноту лица, так болезненно до облезания кожи загорают рыжие люди, он побледнел, но промолчал, предоставляя Нику продолжить повествование.
   - Хуже всего, что он тоже знает, что я знаю о нём, - Ник плеснул другу янтарного виски в квадратный стеклянный бокал, себе же налил из бутылки минеральной воды. Кира внимательно слушала беседу. Она сидела на барном стуле, делая вид что рассматривает настенную фотографию , фигуристой брюнетки, яркой как кинодива, держащей за руку рыжеволосую малышку. Все же Ник знал, что она ловит каждое слово.
   - Я скажу тебе главное, я хочу помочь Кире, потому что дал ей слово, и она чуть было не погибла по моей оплошности. Хочу чуток отдохнуть, подготовиться к бою. Так что я малость покемарю, всю ночь не спал,- зевая, произнёс Ник.
   - Окей, дом полностью в твоём распоряжении кореш,- задумчиво ответил Генка, переводя взгляд на Киру, которая накручивала на палец блондинистый локон.
   -Гостевая спальня наверху полностью обустроена, можешь душ принять,- добавил, когда Ник остановился у дверей и вновь зевнул:
- Глянь новости, поймёшь, что за ситуация с ней,- и ушёл, направляясь к деревянной витиеватой лестнице, богато украшенной затейливой резьбой на перилах.
  
   Некромант пришел, как и обещал ровно с вечерним полумраком. Часы установленные на столе верным Моровием, исчерпали весь песочный запас времени.
   - Выпей,- сказал Лиссандро, протягивая некроманту изящный медный бокал, доверху наплоенный зельем. - Ты выпьешь, я отопью, и ворон обмочит в зелье свой клюв, тогда мы отправимся в мир людей, где ты порезвишься вдоволь, - а также.... -подумал про себя Лиссандро и сказал:
   - Ты подстрахуешь меня, если с пареньком придётся туго.- Длинные пальцы с острыми ногтями обхватили бокал, некромант кивнул и сделал глоток вязкого чёрно-бурого вина.
   - За совместное предприятие. Пусть звёзды улыбнуться тебе, о Лиссандро, ведь я знаю как рискованно все, что ты затеял, знаю, чем может стать поражение для нас обоих...- отразилось в тёмных глазах некроманта. Лиссандро забрал бокал из рук некроманта и отпил, затем поставил на стол и ворон обмакнул в вино свой клюв.
   - А это я возьму с собой, здесь кое-какие инструменты, необходимые сосуды для моих экспериментов, -высказал ответ на незаданный вопрос некромант, когда поставил добротный оббитый железом сундук на стол. Такой тяжёлый что стол заскрипел.
   -А - выдохнул Лиссандро, вцепляясь в бархатный мешочек, прикреплённый к поясу брюк, где в образе куклы находилась его драгоценнейшая Анжелина. Он мысленно отдал ей приказ на перемещение. Каркнул ворон, усаживаясь хозяину на плечо и всё потонуло во тьме. Заклятие сработало верно.
  
   - Она уснула в гостиной и кот подле неё остался.. Не волнуйся, Мефодия я покормил,- произнес Гена, въезжая в гостевую комнату. Ник минуту назад вышел из душа и теперь задумчиво сидел возле окна, вытирая волосы полотенцем. Услышав голос друга, Ник повернулся. Геннадий не дождавшись реакции на свои слова, закрыл дверь и озвучил мысли:
   - Я смотрел новости. Теперь в курсе дела. Она кое-что сказала, но так мало, а я ведь, сам знаешь чересчур любознательный. -Ник хмыкнул, затем улыбнулся, понимая, что так издалека друг закидывает удочку.
   -Вижу, ты отдыхать ездил, а я тебе звонил, письма посылал, помощь была нужна.
   - Чтож, ну извини,- вздохнул Генка.- когда езжу к Кристине, в Канаду, то отключаю телефон, ноутбук тоже не беру, как и всю работу кидаю, чтобы побыть с ней наедине.
   -Сразу бы сказал, что с дочерью был, - мрачно ответил Ник и выждав десятисекундную паузу, отошёл от окна и присел на кровать. Генка заехал колёсами на ковёр, развернул кресло и уставившись прямо в лицо друга, сказал:
   - Давай мириться блин, чувствую, нет у тебя времени на разговор, расскажи хоть в двух словах, что задумал. А про кота, тоже правда что ли, то, что он в меч превращался, а?
   - Ага,- кивнул Ник и стал рассказывать самое на его взгляд основное.
   - Всё понятно, теперь. Хоть и в голове не укладывается,- после нескольких минут раздумий, ответил Геннадий.- Пойду выпью, что ли, посмотрю, как там Кира и кот твой перевертыш, а ты на чердак сходи, ключ в моём кабинете лежит, там твое давнишнее барахло пылится.
   - Ты так спокоен, после всего..- произнёс Ник.- На тебя это не похоже.
   - Привык, после того, что мы с тобой пережили и после всех твоих доверительных историй, привык, наверное, жить в настоящем реальном мире,- потянулся Геннадий и с помощью рук, направляя коляску, поехал к двери, а затем на секунду остановился, оглянулся, и выдавил из себя с улыбкой:
   - Если что, то я буду на кухне.
   - Ладно,- ответил Ник.
  
   Было темно и холодно, так что у обоих мужчин зубы стучали.
   -Это всегда так?- спросил некромант и посмотрел на звёзды. В его тоне сквозило явное недовольство.
   - Почти, - загадочно ответил Лис-Алхимик, вдыхая полной грудью воздух, глядя на звёздное небо, где тысячи серебристых огоньков отражали безликое ничто. В кармане дернулась кукла, или это показалось?
   Некромант, до того не выпускавший тяжёлый с виду сундук поставил его на землю. Он оглядел бескрайнее, заросшее бурьяном поле, затем упёр руки в бока и произнёс:
   - Ну, так что? Ты часом не ошибся Лиссандро,- хмыкнул и презрительно сплюнул. -Тут явно даже не пахнет карнавалом.
   -Заткнись, и жди,- резко сказал Лиссандро, недобро усмехаясь. Он чувствовал, что до прибытия оставались секунды, а беспредельная заносчивость некроманта исчерпала всё его терпение.
   Это началось и удивление застыло на лице пытавшегося вставить свою реплику некроманта. Вспышка зелёного, призрачного света во тьме, маленькая точка становившаяся всё ярче и ярче, пока не развилась в ядовитое пламя, буквально затопившая собой всё вокруг.
   Воздух дрожал, набухал, пульсировал, вобрав в себя все звуки, пока не замерло время, пока некромант и алхимик зависли в некой пустоте, и наблюдали, не имея возможности что-то сказать и двинуться. Легко, точно игрушечные из небытия материализовывались предметы. Шатры, яркие огни, паровоз, карусель обозрения. Круговерть ярких пятен и хаоса воплощения.
   Вокруг всё вертелось, мысли путались от всей этой кутерьмы, даже дышать было тяжело, поэтому Алхимик закрыл глаза, а некромант снова резко вцепился в сундук. И вот всё стало на свои места. Шум голоса привели их в чувство. Играла музыка. Они стояли вокруг яркой, кричащей вывески, аляпово-ярко гласящей:" Добро пожаловать на карнавал". Дальше тянулись ряды шатров, грузовых машин, прицепов и прочего, всего, что и глазом не ухватить. Везде мигали огни, но не смотря на шум не было видно ни единой живой души. Тех, кто говорил и шумел.
   - Как это? Кхм, чтоб меня! - выдохнул некромант, затем взял в себя в руки.
   - Пошли, познакомлю тебя с кое-кем, - холодно сказал Лиссандро, и первым шагнул в арку в сетчатом, высоком заборе, частично обвитом сухим вьюном, служившую в ходом на территорию карнавала.
  
   На чердаке царило запустение. Вряд ли кто-то сюда ходил с тех пор, как построился дом. Даже ключ с трудом повернулся в замке, когда открывалась узкая деревянная дверь. Никита осмотрелся, затем дернул за шнур, включив тусклую лампочку, висящую между балок, пригнулся, обходя свисающую со стропил паутину, затем направился к куче барахла, загромождающего чердак. Но, так было лучше, никто бы не стал брать его сундук, такой же с виду, как прочее затрапезное старьё. Коробки, пластинки, кипы книг и журналов, старое кресло-качалка и торшер, покрытый плесенью, добро оставленное от предыдущего владельца сгружённое Генкой сюда.
   Ник вытащил сундук, стряхнув ладонью пыль с крышки. Несколько секунд просто сидел на корточках, вспоминая, как всё было раньше, когда ещё Генка мог ходить, драться на ринге и побеждать, прежде чем его подсадили на наркоту, и начался тот кошмар, о котором никто из друзей не хотел вспомнить.
   Ник вздохнул и всё же открыл предательски заскрипевшую крышку. Дохнуло пылью, розмарином и мятой, отпугивающей насекомых. Внутри сундука, как и прежде, лежало всё оставленное: наследство отца: толстый- рукописный дневник с подробным описанием запрещённых заклятий, узкая чёрная шляпа-трапеция, котелок, сушёные пакетики трав, камни, соль, ступка и пестик- это уже его собственные вещи, сохраненные подарки от безымянного человека, который его обучал, но честнее было бы сказать, испытывал на что способен Ник, методом проб и ошибок. Только так по мнению безымянного, можно было самым быстрым способом узнать заключённый в Нике потенциал. Ох, и тяжкое время было.
   Ник встал, поднял сундук, оказавшийся удивительно лёгким, для такого заметного железного крепыша. Затем, отправился вниз, в спальню, где спрятал сундук под кровать. На душе не смотря на сомнения, было легко, словно, то что Ник задумал и сделал бы, даже если Генка, когда узнает, то запретит и встанет взбешённым конём на дыбы. Не давая своего разрешения, но то что вертелось в мыслях, хоть и рискованно, но действенно и быстро. Так быть и должно. Как говориться: из большего зла, выбирай меньшее ...
   На поле, где ранее произрастал лишь бурьян, уже появились вытоптанные дорожки, трава улеглась, кое-где были камни, и если бы всё не происходило у Алхимика на глазах, он бы не поверил бы, что бывает такой стремительный и могущественный вид магии.
   Всё же, карнавал, цирк, как ни назови, явление древнее, как и полностью не понятное. Многое, что говорили про цирк, что в мире людей им управлял вампир. И так сложилось, по воле чертовки судьбы, друживший с предками Лиссандро. Осмотревшись, Алхимик понял, куда ему идти, помотал головой и вздохнул, понимая, что здесь время бежит иначе, чем в привычном подземном мире. С виду, здесь ничего не менялось.
   Тёмный, как ночь шатёр отливал синевой, и -казалось по его ткани пробегают искорки-светлячки. На взгляд Лиссандро от шатра как и в прошлое посещение веяло жутью. Даже некромант стоящий напротив, выглядел настороженно и явно раздумывал прежде чем войти.
   Внутри было темно, хоть глаз выколи, но стоило пологу опуститься, за спиной мужчин, как куда ни глянь, везде стояли столики. В глубине шатра виднелась сцена. Тёмные и золотистые ширмы прикрывали особенные вип- столики, служа магическим тылом, а затаившаяся тишина пахла тлёном, пылью и бесконечной вечностью. Как и могло быть в царстве вампира.
   - Не нравиться мне здесь,- сказал некромант.- Ты точно уверен, что хозяин не будет против нашего появления?
   - Успокойся,- ответил Лиссандро, но запнулся на полуслове, так как резко вспыхнул свет единственной масляной лампы и откуда-то сверху раздался звонкий, но властный голос:
   - Ах, Лиссандро, мой друг, твоего появления я ожидал с нетерпением, но ты привёл постороннего....
   Хм, - сказал, прищурившись Лиссандро и задрал голову выискивая источник звука. Некромант в тот момент смог рассмотреть мелькнувшее бледное, узкое лицо фигуры в строгом фраке. Отметить чёрный цилиндр как у фокусника, и то что в правой руке зажата блестящая трость с набалдашником.
   - Назови себя,- в чётких, холодных словах вампира, точно быстрая молния представшим перед некромантом, веяло лютой стужей.
   - В аду меня называют некромантом, - буднично произнёс мужчина.
   - Некромантов на свете много, назови своё имя, и может быть, я не растерзаю тебя на куски здесь и сейчас, даже если тебя привёл в мой шатёр Лиссандро.
   - Зариус Августус Оренбургский,- зло выговорил некромант своё имя, недобро покосившись на Лиссандро.
   -А,- внезапно, вампир расплылся в улыбке, блеснули клыки. - Ну, так что же ты сразу не сказал, тянул, а ведь про твои умения и здесь в мире людей ходят слухи. Ты не пешка, ты ферзь, а достойным гостям у меня всегда рады. -Лиссандро пожал плечами.
   -Прошу за мной господа, потолкуем о делах, - загадочно сказал вампир и жестом показал в сторону сцены.
   - За кулисами в ночное время, располагается мой временный кабинет. А живу я, как ты знаешь Лиссандро в одном из вагонов. -Дружески хлопнул по плечу алхимика вампир и исчез, только вновь на мужчин дохнуло пылью.
   -Такой расклад мы не обсуждали, Алхимик, о какой-либо цене вампиру с моей персоны и речи не было,- возмутился некромант.
   Лиссандро тяжко вздохнул.
   - Я разберусь и всё улажу, но за все казусы Витторио, ручаться не могу, так что терпи и попусту о планах не трепись. И если честно, я сам не знал, что на ярмарку нужно приглашение. Про этот факт в книгах ни, словом не духом.
   - Глупец,- презрительно фыркнул некромант. - Я уже жалею, что ввязался в этот фарс.
   -Как бы там ни было...- сказал Алхимик, открывая дверь в примерку, -На главный приз в случае моего, пусть даже рискового успеха, даже такой затворник и конспиратор, как ты падок, не так ли? -Легкий запоздалый кивок некроманта утвердил приведённые Лиссандро аргументы. Они вошли в гримёрку.
  
   - Гена, ты ведь доверяешь мне?- спросил Ник, откусывая кусочек от пиццы, которую привёз с собой его друг в числе прочих продуктов, вытащенных из багажника.
   - Что за вопрос, конечно и ты прекрасно знаешь ответ,- произнёс Геннадий, наливая себе рюмку коньяка.
   - У меня есть план, правда рискованный, но, не перебивай меня, пока я не расскажу тебе все детали, не перебивай, прежде чем ты всё обдумаешь, срок у тебя будет до утра.
   - Говори уже, хватит тянуть,- зевнул Генка и одним глотком выпил весь коньяк, даже не поморщившись.
   - Окей, дело вот в чём... -О блин, почесал затылок Ник,- опять твою мать буду пытаться донести до тебя всё в двух словах!
  
   - Уверен, что всё сложилось так не спроста. И с Кирой и со мной. Мой кот,- ладно про кота потом. Знаешь,- прямо посмотрел Ник в глаза друга,- когда я ранил его ворона, я почувствовал его мощь, его ненависть и какую-то странную жажду. Он что-то задумал, я уверен в этом и ему нужен я. Но и мне нужен он. Моя сестра, у него, и ты знаешь, что даже жизни мне за неё не жалко, лишь бы спасти.- Ник вздохнул, чувствуя, как устал.
   - Я хочу, просто, хочу её спасти.
   -Ох,- сказал Генка, наливая себе ещё стопку. - Я согласен, на всё согласен, лишь бы помочь тебе, говори, что задумал, я согласен и даже, если чую заранее, что мне не понравиться твой план приятель.
   - Твоя внешность, я возьму её напрокат и проберусь в его логово и с помощью Мефодия, не уверен каким образом, но знаю, что должен попытаться его остановить. Возможно, у меня получиться, хотя бы это. Ты же знаешь, я живу ради этого момента. Столько лет ждал и - вот как говорят, наступил момент истины.
   - Иди спать, ты просто с ног валишься Ник,- сказал Генка,- я посижу, подумаю.- Ник встал с табуретки и направился к арке, через которую шёл путь в коридор и гостиную. На пороге он замер и обернулся, чтобы прошептать одними губами:
   - Спасибо,- и вышел коридор.
   Генка налил себе третью рюмку, считая её последней для завершения вечера, подумав: "делай то, что должен, друг мой".
  
   Витторио умел задавать вопросы. Грёбаный вампир, легко узнал то, что хотел. Только с ценой упорствовал. "Хватит упорствовать", мысленно говорил он,- "хватит", говорил пристальный взгляд голубых глаз, гипнотизирующий глаз, как выразился потом Некромант, устроенный в одном из свободных вагонов, на пару с Алхимиком, так сказать мест для особых гостей
   -".Ну что может быть проще для такого умельца как ты дражайший Лиссандро доставлять мне ежемесячно парочку красивых, молодых девушек"
   " Действительно, что может быть проще, как же, бежишь впереди своего поезда, дело то ещё не выгорело. Даже если, не удастся объединить таланты сестры и брата, даже если просто убить обещанного ему и забрать талант сестры", раздумывал Алхимик, устроившись на старом деревянном, слишком жёстком кресле, поглядывая в окно. Некромант уже спал, точно младенец, и это после всего что произошло. Лиссандро глядя на него злился и от тревожных мыслей не находил себе места
   - Морок, - обратился алхимик к ворону, -остается нам ждать утра, пернатый дружище, затем на рассвете можно будет начинать снимать урожай. И гости все соберутся, а тебя я выпущу по следу обещанного, да дражайший.
   Ворон щёлкнул клювом, сидя на придвинутом к окну столике, затем внимательно посмотрел на Алхимика тёмно-синим испускающим свечение глазом и принялся чистить перья.
   - Ах,- вздохнул Лиссандро. -А, я как назло спать не хочу, совсем не хочу, хоть и близиться утро. Что же, остаётся одно, смотреть, как до рассвета прибывают гости.- Он перевёл взгляд за окно, где в неестественной тишине созданной с помощью тёмной магии копошились тени. Это прибывали приглашённые гости, участники предстоящего шоу и предстоящей урожайной недели.
   Никита спал крепко, зная, что кот дремлет под боком, охраняя его сон. Всё же, как обычно проснулся на рассвете за пару секунд до звонка будильника. Предстояло много дел. Запрещённая тёмная магия, которой он вознамерился воспользоваться, требовала сил. Принял холодный душ, выпил стакан солёной воды, предварительно размешав столовую ложку морской соли. Черкнул на бумажке пару строк карандашом и спустился вниз, зная, что Генка, скорее всего тоже не спит, если вообще ещё ложился.
   - Привет, - замерло на устах Геннадия, лежавшего на диване и держащего в руках планшет. Ник выглядел слишком бледным, серым каким то, словно и не жилец.
   Ник протянул ему лист, где печатными буквами грифелем было тщательно выведено:
   "Мне нельзя говорить до полудня. От тебя нужна прядь волос, желательно срезать ножом, обрезки ногтей и слюна, плюнь в чашку, или блюдце (ха-ха) Всё серьёзно, не смеши меня, бога ради Генка".
   Геннадий прочитал и кивнул, отложил в сторону планшет и показал на журнальный столик, где остывал кофе. Ник протянул ему блюдечко, и убедился, что плевок получился достаточно объёмный. Генка хмыкнул, но остался сидеть, когда Ник жестами, дал понять, что отправился на кухню за ножом и ножницами для ногтей.
   Пока Генка срезал ногти на обёртку от батончика от мюсли, пришёл Мефодий, лениво потянулся - и широко открыв рот, зевнул, после чего прыгнул на диван и стал мурчать, тыкаясь головой в бок Генки, мол, чтобы погладил.
   Покорми его, или пусть Кира покормит, как мог с помощью жестов объяснял Ник: дотронувшись пальцами до губ, делая вид, что что-то кладёт в рот и жуёт, и на всякий случай похлопал по животу, и показал указательным пальцем на кота Беляев.
   - Да понял я,- вали уже, умора, - отчаянно давясь смехом, произнёс Генка и махнул рукой. Кот пытливо замурчал, вскинул голову, и Никита нехотя посмотрел на кота, обменявшись с животным тяжёлым пристальным взглядом, затем, закусив нижнюю губу, взял со стола тарелку и бумажку с обрезками ногтей Геннадия и направился к лестнице.
   Заклинание было сложным, чертовки сложным на взгляд Никиты. Положить на дно глубокой посуды хризолит, так. Ник же воспользовался глубоким стеклянным блюдом. Затем добавить масло и поджечь его вместе с прядью волос и обрезками ногтей, дым же собрать в футляр шляпы, затем прочитать заклинание, представляя загаданный образ и всё должно сработать. Только вот на деле, душу Ника грызло тревожное зябкое чувство.
   Никита сидел на полу на коленях и вдыхал накопленный в шляпе дым. Ничего не происходило. Карманное округлое зеркало. Взгляд брошенный на себя не показывал перемен. "Чёрт побери, не сработало", нахмурился Ник, ощущая, как резко скручивает кишки. Он выскочил в коридор и побежал в туалет.
  
   - Мефодий, чего ты никак не успокоишься!- произнесла Кира, намереваясь погладить кота, но он в который раз проигнорировал её ласку.
   - Ты же кормила его, может пить хочет,- поинтересовался Генка, вопросительно поглядывая на кота. Кот же едва покачал головой и замурчал, а потом вновь направился к двери, стал поддёргивать хвостом, стуча по полу.
   - Да выпусти его, посмотри что там ему взбрело в голову, а я ещё в Интернете покопаюсь, может, найду чего.
   - Чего уж нового. Меня и так ищут, считают опасной подозреваемой, долго ли продлиться сия безмятежность?- шёпотом вопросила Кира и направилась, открывать дверь.
  
   Ник пришёл в себя от крика и дикого кошачьего визга.
   - Боже мой, боже мой, причитала Кира твоё лицо, твои руки, волосы, ты меняешься Никита.
   - Да прекрати уже, истерику. Всё в порядке,- поднялся с пола уборной Никита и посмотрел на себя в зеркало. Так и есть, лицо стало шире, появились веснушки и волосы порыжели, а также руки, руки стали чужими, грубыми с короткими пальцами. --Ох,- выдохнул, -сработало таки, -встречая укоризненный взгляд кота, в котором было столько разочарования. Затем кот убежал, но в его ярких глазах было намешано так много...
   - Так нужно, хоть ты и не поймёшь котяра,- вздохнул, посмотрел на испуганную бледную, как полотно девушку, прикусившую губу и обнимающую себя за плечи,
   -Пошли Кира, поможешь собраться. Судя по всему, до кардинальной перемены у меня не больше часа.
  
   - Если хочешь, то я пойду с твоим вороном по следу девицы, меня же Витторио не ограничил этой территорией,- внезапно произнёс некромант, едва заалело солнце.
   Алхимик, не спавший всю ночь, оттого потерявший время и не отдохнувший, сидел за столиком насупившись, то и дело, поглядывая на спящую птицу. Ворон спал в предоставленной вампиром клетке сидя на жердочке и наклонив голову. Некромант задал вопрос, но Лиссандро не спешил с ответом. Он мысленно разговаривал с птицей. "Как считаешь Моровий пойти ему на встречу? Но, он же не спроста это затеял, явно чего-то хочет".Вопрошал, зная, что пока спит, птица всё равно не ответит.
   - Какой тебе в этом прок, а порождение адских глубин?- через несколько минут тишины, совсем не любезно произнёс вслух Алхимик и выгнул, бровь.
   -Может просто интересно, и скучно, просто сидеть и ждать. В карты я играть, в отличие от тебя не умею и торговаться с вампиром, за право участия в его номерах, не намерен. Так как он в пользу себя обернёт всё дело, как и тебя, вот так запросто обыграл. Не так ли?
   - Так то так,- кивнул Лиссандро, затем постучал ногтями по столу.- Но всё же, хватит юлить, что тебе за дело до моих проколов?
   - Ах, ладно, признаюсь, мне интересно, что за девчонку хотел ты съесть, а она взяла и ушла от своей судьбы, причём дважды. Вот поэтому, и могу прогуляться с твоим воронёнком, притом, что облик птицы, как и ты принимать умею тоже. Я её съем, тебе принесу кусочек, заодно повеселюсь и другу сделаю доброе дело, будешь, уверен, что всё прошло гладко.
   - Есть ты сильно этого хочешь, да и с женщиной ты не был как давно? Не развлекался, знаю я тебя Августус. Вот, в тот то и соль, что слишком хорошо знаю тебя,- произнёс Алхимик и встал, потянулся и продолжил,- но я щедр, и ты пошёл за мной, так что я разрешаю тебе, следуй за моей птицей, пока я сыграю в картишки на игральной стороне доски Витторио.
   - Чур, меня, друг, всё же сомневался я, что разрешишь. Но ты меня удивил. Обещаю я отомщу за тебя и как следует, попирую с Моровием на пару, на её крови, мясе и костях в твою честь!- воскликнул Августус, что-то прошептал, описывая пальцами в воздухе круг. Сморщился и превратился в темноту- и через мгновение некромант уже обернулся птицей, крупной и чёрной, как смертный грех. Каркнул, пробудил Моровия, который забил крыльями и распахнул дверь клетки, выбравшись наружу. Алхимик вздохнул и резким движением открыл окно, выпуская обоих пернатых на волю:
   -Сердце мне её принеси, слышишь ты воскрешатель мёртвых!- Птицы взмыли в воздух. Лишь верный Моровий покружил у окна, затем слегка наклонил голову , отдавая лёгкий поклон своему господину.
   Никита был готов. Он собрал вещи, написал записку для Киры, оставив ей, мешочек с драгоценностями, хранящимися в сундуке, чтобы если он не вернётся, девушка могла бы спокойно начать жизнь с чистого листа. С Генкой он не прощался, так было всегда, с тех пор как друг пересел в инвалидное кресло.
   - "Пошли Меф", мысленно обратился к коту, и направился к чёрному ходу. Решив, что по пути остановиться перекусить в любом месте, и никто его не узнает в новом обличье уже почти ставшем привычным.
   За рулём "вольво" в зеркале Никита уставился на чужие глаза, голубые как летнее небо. Глаза Генки, что разбили в своё время не мало женских сердец, как и его собственные исчезнувшие на новом лице, тёмно-серые, точно штормовое небо.
   Мефодий устроился на заднем сиденье и свился в клубок, намеренно игнорируя сиденье рядом с водителем. Чтож. не на шутку серчал пушистый друг, посланник сил света. как иногда Ник про себя, его называл, особенно когда сам знал. что поступает не совсем правильно.
   На часах едва перевалило за полночь, когда они отъехали от дома. А новый день означал, что Ник может говорить без опасений говорить вслух.
   -Меф, ну не дуйся, прошу тебя, очень прошу друг, - но кот молчал. "Мне так нужна твоя поддержка", обратился уже мысленно Ник- и вдруг, когда уже отвернулся, вздрогнул, так неожиданно в голове прозвучали слова. "Ты сделал свой выбор и, скорее всего, пожалеешь об этом Никита, но я всё ещё с тобой- и это значит, что шансы на победу есть. Кто знает, что может произойти, но если верить в судьбу, значит, твой выбор был изначально предопределён". Кот умолк. Затем мяукнул на своём первозданном кошачьем языке - и всё же соизволил перебраться на переднее сиденье, бросив наглый взгляд на мужчину сидевшего за рулём.
   Поворот, выезд на мост с мелкой едва видневшейся в слабом желтлявом фонарном свете речушкой. Ник сам не заметил, как облегчённо вздохнул и слегка улыбнулся.
  
   Хлопнула дверь, резко похолодало. Алхимик открыл глаза. За тёмными шторами в вагоне царила ночь.
   - Не спишь, -раздался призрачный голос за спиной, заставив Лиссандро обернуться.
   - Не сплю,- ответил он, понимая, что Витторио во время недельной жатвы тоже не спит, как ему положено в гробу, а осматривает свои владения, контролируя подчинённых.
   - Есть дело, для тебя, пока твой пацанёнок не прибудет. Сыграй с тем на кого укажет моя рука, забери самое сокровенное... Ещё одна отчаянная душа, которой позарез нужны деньги, всегда думает, что новичкам везёт.
   - Всего лишь отчаянная душа, всего лишь самое сокровенное?- прищурился Алхимик, различая в темноте контуры кружевной рубашки, блеск светлых, напомаженных, слегка завитых волос раскинувшихся по широким плечам.
   -Глупых вопросов не задавай, сделай это для меня, дорогой друг,- повысил голос вампир на последнем слове. - Тогда весь вечер будешь свободным, можешь играть с другими участниками, можешь сам делать какие- угодно ставки с пришедшими сюда людишками.
   - Хорошо,- сказал Алхимик, буквально чувствуя, как вампир ухмыляется, и сквозь красные тонкие губы проступают кончики острых зубов.
   - Не подведи меня, друг мой, - шепнул на последок Витторио и ушёл также не слышно, как и пришел.
   Посидев в темноте пару секунд, Алхимик в стал с постели, осознавая, что его учащённое сердцебиение результат предвкушения предстоящей игры. Он давно хотел поиграть. Навалившаяся было скука, и тягостное ожидание, ощущение пойманного в капкан зверя исчезли, как и не бывало. Лиссандро расслабился и отвесил тяжёлые шторы. За окном, сквозь тёмные тучи проступал серый и хмурый осенний день.
  
   Наверное, он задремал, так как скорее сквозь сон, почувствовал музыку. Геннадий открыл глаза, сбросил плёд. Планшет лежал на полу, а музыка доносилась снизу. Стремительная и всё же резкая, такая под которую часто танцуют в клубах. Он сел на постели, затем с помощью рук забрался в кресло. "Игорь!" захотелось крикнуть, но знал, что охранник находится в подвале и вряд ли услышит. Спит, может быть.
   За коном ведь темно, значит ночь, а камеры самолично приказал отключить и лишний раз не беспокоить. Чтож, придётся проверять самому. Геннадий зевнул, вспомнил отчего вчера допоздна засиделся в сети. Всё раскапывал факты по делу Киры, да ещё про цирковое шоу рассматривал информацию. Не густо и не пусто, а всё равно ничего нового. Цирк всегда появлялся как из под земли, не оставляя никаких концов и даже тонких ниточек -зацепок. А про Киру, благо, что больше не было найдено трупов. В розыске девушка, и ему надо помочь ей уехать за границу, с паспортом помочь, затем оформить визу." Отправлю её в Канаду. Там ведь дочка, там есть связи, и люди свои есть, не пропадёт девочка".
   Музыка доносилась из тёмной гостиной. Свет был включен только в прихожей. Слабый свет ночных ламп, который Геннадий никогда на ночь не выключал. А в гостиной он и так помнил что из мебели там находилось... Всё как всегда, большой телевизор, гладкий и чёрный прямоугольник, купленный пару месяцев назад, коричневый ковёр под ногами, гречишный мёд, так отзывался продавец. На мгновение Гена вспомнил его угодливое, чуток лицемерное выражение лица.
   Но, увиденная сквозь арку в тёмной гостиной картина поразила до глубины души. Кира... Полуголая девушка танцевала на ковре, закрыв глаза.
   - Эй, ты чего?- получилось как-то приглушенно,- но всё же Геннадий выдавил из себя. Света исходившего из коридорных боковых ламп хватало, чтобы рассмотреть её татуированное, гибкое худощавое тело. Вот ещё одно па, носиться точно балерина, затем плавные движения, откинула волосы за спину, он даже рот приоткрыл слегка, дух перехватило, уж очень чувственно у девушки получалось танцевать.
   - Кира?- позвал он, заехал через арку, ковёр заглушил поскрипывание колёс, точно мягкая вата. Включил свет. Выключатель находился низко на уровне его рук. Её лицо было бледным, и пот пропитал корни волос, бисеринки пота катились по скулам, но она даже глаз не открыла. Все же, Гена подъехал ближе и подстроившись под её движения схватил девушку за руку:
   -Кира, девочка, что же ты так, что с тобой...
   Она застонала, а потом открыла глаза, крепко ухватив его пальцы. Мутный взгляд покрасневших глаз. Неужели что-то приняла? Только наркоманки мне в доме не хватало. Но, Ник же упомянул бы, так же?
   -Геннадий,- выдохнула она и посмотрела на него в упор, взгляд её глаз прояснился. Затем посмотрела на себя, на своё тело, руки.
   - Боже, опять, скажи, я снова танцевала?
   Он кивнул. Кира села на пол, зарыдала, закрывая лицо руками. На диване как помнил, лежал полосатый плёд. Гена отъехал, схватил плёд и вернулся, чтобы укрыть ей плечи.
   - Спасибо,- сказала она виновато. -Зря я выпила антидепрессанты, но не спалось, вертелись мысли, -вздохнула, посмотрев на него.
   - Всё нормально, - ответил Гена, осознавая насколько девчонке хреново, насколько сильно на неё накатило отчаяние. Внезапно, её лицо окрасилось стыдливым румянцем. Она встала и резко сказала:
   -Прости за то, что я так неприемлемо себя вела, я не хотела...
   - Хочешь, поговорим, всё равно Ник ушёл, нужно ждать, мне ведь точно не спиться.
   - Серьёзно? - вопросила Кира, испытывающее на него посмотрев, затем её голос смягчился, руки крепко сцепились на краях плёда, не давая ему раскрыться.
   - Хорошо, я только душ приму и спущусь,- сказала она и побежала наверх, точно выпущенная из лука стрела.
   -Ну и дела, - шепнул Генка, -ну и дела. -Затем медленно поехал на кухню.
  
   Они летели в ночи. Два чёрных ворона, две птицы. Их крылья рассекали воздух со свистом, и там где проходил их путь, всегда случались нехорошие вещи. Аварии. Часы останавливались сами по себе, ругались беспричинно люди. Глохли моторы, мигали светофоры. В воздухе пахло озоном, и казалось, будто в небе движутся чёрные молнии. Так Моровий с некромантом двигались к своей цели.
   Ворон Алхимика помнил запах искомой. А этого с лихвой хватало, чтобы найти её.
   Они летели столь быстро, что время и пространство выдавало совсем другие законы. "Близко, скоро" клёкотал Моровий. "Да, жду, скорее, скорее летим", вторил карканьем некромант в обличье птицы. Насыщение и предстоящий пир, вот что довлело в головах пернатых.
   Алхимик облачился во фрак выданный ему Витторио. К фраку предоставлялась трость, цилиндр и перчатки. Мужчина направлялся в шатёр, оглядывал прибывших сюда людей. Понедельник, не самый благоприятный день для открытия, на его взгляд, с утра всегда мелькала лишь мелкотня пришедшая поглазеть, да несколько подростков, видимо сбежавших с уроков. Настоящие клиенты подтянуться вечером.
   Лиссандро огляделся, отмечая кричащие яркие цвета шатров, запах выпечки смешанный с запахом масла для попкорна и сладковатый, даже приторный запах сахарной ваты, явственно проступал в воздухе. Но, всё же от чутких ноздрей Лиссандро ничто не могло скрыть запах затаившегося в засаде, не до конца пробудившегося ещё ото сна Зла.
   В палатке, чёрной как ночь и обшитой звёздами было так же темно, как и зловеще. Тёмные фигуры сидели у столиков. Тасовали карты крупье, ярко светились дисплеи игровых автоматов, на сцену выгружали бутафорию. Гибкие девушки с тёмными длинными волосами, в облегающих костюмах состоящих из коротеньких юбочек и топиков украшенных стразами и перьями на груди, готовились к представлению.
   - Ваш столик, - сказал высокий седовласый мужчина с подкрученными тонкими усиками , появившейся из ниоткуда. Он красовался в белом костюме, карманы и нарукавники которого прострочили золотой нитью.
   - Прошу, -он жестом указал на самый близкий столик к сцене и в то же время находившейся у стены, дающий своеобразную защиту с тыла, но в месте с тем предоставляющий отличный обзор.
   Алхимик кивнул, внимательно разглядывая мужчину. Он узнал его по глазам понимая, что ровно десять лет назад, мужчина выглядел совсем иначе, черноглазый и смуглый и лет эдак на тридцать моложе. Словно, уловив его мысли, мужчина улыбнулся, скривив губы, и легонько кивнул.
   Алхимик устроился за столом и сосредоточенно стал тасовать карты, делая вид что увлечён. На самом деле мужчина размышлял, вспоминал прошлое и сопоставлял факты. Вот кто бы мог знать, что Витторио из радушного хозяина в одночасье обернётся грёбаным шантажистом? Кто бы мог подумать, что древний сукин сын накопает таки ценные сведения о Алхимике и будет ждать его визита, чтобы угрозами выторговать собственную выгоду?
   Пункт первый из условий Витторио гласил: в течение недели нельзя покидать место расположения цирка. Выручку делить ровно поровну, в том числе деньги, души, плоть и кровь. А ещё играть с теми на кого укажет вампирский перст и желательно выигрывать, настоял сам великий Витторио. "Гори он в аду, но делать было нечего". "Убить его сейчас не выгодно, сам же Лиссандро пришёл добровольно, да и свидетелей слишком много, донесут до кого-нужно, а там и до короля ада дойдет. Все же хорошо, что он не рассказал всего что замышляет. Никому не рассказал кроме некроманта, но тот свой, в чём уже на личном опыте убедился Алхимик".
   - Говорят, здесь играют на желания, и загадывать можно все - нервно спросила сухопарая девица лет тридцати в чёрном брючном костюме и шляпе закрывающей лицо.
   Алхимик прервал размышления. вперил в пришедшую самый располагающий взгляд.
   - Смотря, какие желания, таит ваше сердце, дражайшая. Садитесь и расскажите мне всё, -улыбнулся Алхимик, раскладывая карты на столе веером.
   Понимая, что нельзя упускать первого клиента, у которого с виду и взять то нечего. Она присела , сняла шляпу открывая ему скуластое худое лицо, из-за длинного носа портившего впечатление. Не спасали даже глубоко посаженные яркие и блестящие, точно спелые оливы глаза.
   -Есть у меня одно дело. -"Смелее" подталкивал взглядом алхимик, тасуя карты, предполагая всё что- угодно, начиная от красоты, безответной любви, даже принца на белом коне, чего только за его игровую карьеру не было. Как с ним лично, так и насмотрелся...
   - Есть у меня троюродная тётушка, проживает в эмиратах. Величают Полеттой. Разменяла восьмой десяток. Одиночка с огромным состоянием, покойный муженёк оставил, -она усмехнулась, заложила ногу за ногу.- На миг возникла пауза. Вновь он изучал её лицо, понимая, что дело в глазах, у кого-то уже видел такие. Но вот у кого.
   -Хотелось бы мне попасть в её завещание, поэтому и пришла. Другие способы не помогают. Не нравлюсь я ей, не сходимся характерами. Старая кошёлка сварливая, да скряга.
   - Интересно, потому что весьма просто. Обыденное желание я бы даже сказал. Правила знаете?- поинтересовался Лиссандро.
   Она кивнула. Затем ответила.
   -Никаких имён. Никаких рассказов кому бы то не было, вне зависимости от результата. Игру выбирает клиент. Всё верно?- выгнула бровь.
   - Да,- сказал Алхимик. - Давайте приступим.
   Ее лицо оставалось бесстрастным, как у профессионалки, часто играющей в покер.
   -Алькорт, для двоих неплохо подойдёт,- небрежно предложила она и снова на лице пришедшей появилась сухая улыбка.
   -Конечно. Только прежде чем начнём, ответьте на стандартный в таких делах вопрос.
   - Валяйте.
   -Если проиграете, то наш хозяин заберёт у вас самое дорогое.
   - Душу?- спокойно поинтересовалась она и Лиссандро почудилось, что она издевается.
   -Не факт, может что-то другое, то, что хозяину всего этого,- широким жестом обвёл помещение алхимик,- в вас больше понравиться. -Она рассмеялась. Забавная человечиха, хоть и в смехе звенели снежинки. Тогда, лишь это насторожило его, лишь этот смех, но Лис не придал значение. Он кивнул и начал раскладывать карты.
  
   Кремовая плитка на стенах, коврик возле раковины, на котором на коленях стояла Кира, выплескивая из себя с помощью двух пальцев и прежде принятого стакана воды всю скопившуюся дурь. Таблетки, она слишком много приняла таблеток, затем её вырубило и как оказалось, последующие состояние перешло в танец, а не в желанный сон. Прополоскала рот, глянула на себя в зеркале. Завёрнутая в плёд полуголая девица с потерянным взглядом. Кровь прилила к щекам и ей стало стыдно, она вела себя как наркоманка , последняя идиотка и дура, танцевала эротический, безумный танец на глазах Геннадия. Хозяина дома, что предоставил ей кров, еду и даже взглядом не намекнул, что может её в чём то подозревать. Геннадий, назвал его Ник, хороший в прочем парень, ну и что, что инвалид? И куда понеслись мысли, странно...
   Кира сняла плёд и залезла в анну, завесила шторку с кораллами и маленькими красными рыбками на нежном молочном фоне. Горячая вода смыла пот, холодная отрезвила. Кира выключила воду и завернулась в банное, белое пушистое полотенце, затем пошла в комнату, чтобы одеться и собраться с мыслями.
   Девушка чувствовала, что теперь, когда Ника рядом нет, и после её ненормального поведения с хозяином дома назревает долгий разговор. и если она хочет вернуть его расположение, убедить в своей нормальности придётся рассказать о себе больше личного чем хотелось бы, тяжко это довериться даже хорошему незнакомцу, но чему быть, тому быть.
   -Игорь, -произнёс Геннадий, обращаясь к своему телохранителю. -Теперь, когда ты настроил видеокамеры, мне нужно кое о чём тебя попросить.
   Игорь улыбнулся и пожал плечами, с виду готовый к любым чудательствам нанимателя.
   - Возможно, моя просьба покажется страной, но ты должен до конца недели не покидать стен дома, и никого не пускать за порог, даже знакомых, любого Игорь, любого.
   - И в магазин нельзя съездить что ли?
   - Да нельзя, я не могу сейчас назвать тебе причины, но поверь, я серьёзен как никогда.
   -Ну, Геннадий Владимирович, вы замудрили,- снова пожал плечами телохранитель и улыбнулся, пытаясь перевезти беседу в шутку.
   - Так ты выполнишь моё распоряжение?
   - Конечно, без проблем.- сохраняя бесстрастное лицо, произнёс Игорь, наблюдая как Геннадий вздохнул.
   - Хорошо, значит, можешь идти.
   На кухонном пороге Игорь замер, затем обернулся и с высоты своего роста окинул хозяина взглядом:
   - У нас проблемы Геннадий Владимирович?
   -Пока нет, но есть вероятность, - многозначительно сказал Геннадий, жестом отметая дальнейшие расспросы, затем развернул коляску, направляясь к плите. Чайник закипел.
   Ник ехал по кольцевой, оставив городок далеко позади. Мефодий свернулся клубком и тихо лежал на заднем сиденье, поглядывая иногда в окно, то снова закрывал глаза, уходя в свои кошачьи мысли. Хотелось курить. Когда нервничал, желание затянуться возрастало в разы, но бросил ведь, бросил ещё раз, твердил себе Ник, глядя на чужие глаза отражающиеся в переднем зеркале, то и дело, поправляя спадавшую на лицо рыжую прядь волос. Волос слишком длинных, таких, какие Геннадий отращивал в молодости, еще, когда выступал на пару с Никитой на ринге.
   "Как они там? Прочитали письмо? Как, интересно приняли, то, что из дома им теперь до конца недели путь заказан". Он уехал. Но, ведь защитил дом, сделал все, что мог до своего возвращения, но возвратиться ли обратно? На возвращение Никита надеялся всем сердцем, хотя бы ради сестры, поэтому верил в успех всем сердцем. Хотя порой на душе было тяжко, едва тлела надежда, горечь былых поражений, былых прошедших тяжких одиноких лет душила, стократ заполняя собой все хорошее что случалось в проклятой жизни.
   "А раньше", мелькнули мысли. "Давно ещё пацаном, когда кот привёл к безымянному старику, давшему ему ответы, научившему выживать и показавшему иной путь, на благое дело, минующий путь саморазрушения".
   "Проклят ты парень, что есть, то есть", сказал ему безымянный, днём собиравший бутылки и металлолом, с виду старый любитель потрепаться с местным бомжующим населением. Ютившимся в старом прохудившемся доме, наполненном книгами и пылью. Но, стоило кому-то придти к нему за помощью, как он сбрасывал как актёр личину, в глазах появлялся азарт и упорство. Он открывал сундук забитый редкими монетами времён конкистадоров, менял их на пачки валюты, через посредников. А затем, были практические учения, главным правилом которых было не вмешиваться, чаще всего молчать и просто помогать старику спасать заблудшие души, либо просто отправлять в преисподнюю посмевших оттуда выбраться. Никогда не задавать вопросов, проводить бессонные ночи, и записывать всё то, чем старик делился в редкие моменты откровения.
   Это было учение, испытание, ужас, сломавший бы Ника, если бы не желание спасти сестру, а может быть просто рассудок был крепче чем думалось пареньку? А ещё Мефодий, просто обожал старика, кормившего кота на убой, баловавшего его и часто приговорившего странные словечки. Были те ещё времена. Но скучно не было. И кажется, у старика был то ли родной сын, то ли кто-то ещё, который пропал безвести. Звали которого Михаил, как Архангела Господа.
   Ник сам не заметил, как улыбнулся, бросил взгляд на спящего кота и, выехав на поворот, пропустив палу легковушек, погнал вперёд по шоссе, увеличивая скорость.
  
   - Я уж думал, что не явишься,- выдавил из себя Геннадий, заливая кипятком пакетик чая, лежащий в кружке.
   - Позволь я тебе объясню, - тихо, но уверенно сказала Кира.
   - Меня мучили кошмары, спать не могла, а когда увидела меняющегося Ника, совсем с дуба рухнула. Наверное, моя психика глюканула. Слишком много всего, просто, я.- запнулась села на краешек стола. -Я и напилась таблеток, лёгких антидепрессантов, Наташка их принимала, знаю, знаю я дура. А, танцами в школьные годы занималась. Балериной мечтала стать, а довелось стриптизёршей. Сестра говорила, что когда полнолуние я бывало иногда голая в зале танцевала, а утром ничего не помнила. Ха, рассказываю тебе всё это, пытаюсь объяснить, что я не чокнутая, но, жалко выходит, да?
   Геннадий обернулся, держа в руках сахарницу, доверху наполненную коричневым тростниковым сахаром.
   -Не парься, лучше чай попьём, обсудим кое-что, а если уж разошлись на откровения, могу поделиться своими пораженьями. Знаешь, я ведь не всегда катался в кресле. Жизнь сука несправедливая бьёт порой по чёрному.
   Кира всхлипнула, затем вымученно улыбнулась:
   -Конечно, буду чай, только покрепче и не сладкий, если не затруднит. И мне действительно интересно узнать твою историю, пожалуйста, расскажи.
   - Ну ладно, только я херовый рассказчик. Ну, раз обещал, так слушай.
   Кира узнала, что он вместе с Ником участвовал в подпольных боях. Природой Геннадию дана была ловкость и сила. Кикбоксинг тогда был для него смыслом жизни. А легкие деньги для амбициозного парня из глухого спального района в городе, где данным давно властвовала безработица, а отец спился, манили.
   - Ещё тогда стихи сочинял, баллады всякие, думал денег заработаю, альбом запишу, с деньгами и спонсор найдётся. А потом когда стал выигрывать, нокаутируя противника, девчонку самую красивую в городе подцепил. Ингой звали. Шальная была и красивая, точно львица. Волосы густые чёрные и пахла она пряно и сладко, никогда не забыть её запах, только вот отец у неё с криминалом был связан. Удивительно, но я ему даже понравился. Цепкий, сказал ты парень, с такой хваткой далеко пойдешь. И даже ставки на меня делал. А потом она забеременела, рожать захотела, а у отца планы были совсем другие. Колледж за бугром, затем дальнейшая карьера. И возненавидел он меня крепко, винил, что дочке жизнь погубил. Хотя пока и не говорил ничего, молчал, зубы стискивал, а потом сделал так, что я оказался к креслу прикован. Подставил по - крупному. Бойца точно на заказ выписал. Матёрый уголовник, тяжеловес и бывший чемпион каратист. Короче, он меня сделал.
   Прощай карьера, прощай Инга, позвоночник сломал мне гад и чуть на тот свет не отправил. Еще на наркоту подсадили. Влип я тогда и отчаялся. А Ник тогда меня спас, я уж задумал суицид, но он отговорил, сам не знаю, как Беляев это проделал. Сказал, что жить должен, сказал, что так должно было быть, мол, расплата это за то, что других никогда не щадил. А ещё кот проклятый глядел своими глазами прямо в душу, чего тогда мне не казалось, может быть, в ад одним глазком заглянул, веришь, я рыдал как малое дитя. Как говорят, не копай другому яму. Да столько ещё потом было. - вздохнул Геннадий, делая глоток остывающего чая. -Теперь вот я программист, успешный, между прочим, - сухо улыбнулся, допил остывший сладкий чай. - А я ведь Ника так по-настоящему и не отблагодарил. Тебе помогу с паспортом, вот ты и благодарностью моей послужишь.
   -Ох, жесть, однако, жаль твои ноги чемпион, хороший ты мужик Гена, добрый.
   -Спасибо, только вот, легко ты так говоришь, и легко мне поверил-. Даже не спрашивая ничего. Предположу, что ты краем глаза уголок своего ада и ещё чего повидал, того, что простым смертным не ведомо?
   - Зришь в корень, Кира. Зришь корень, хоть и молода, а сама в дочери мне годишься.
   -Да что ты, старик нашёлся! Мне двадцать два в январе исполниться.
   - Ну, надо же, ты, наверное, водолей, как и я. - Кира улыбнулась.
   - Сколько твоей Кристине?
   - Пятнадцать. Инга в восемнадцать родила.
   Открылась дверь на кухню. В проеме стоял взволнованный Игорь.
   -Геннадий Владимирович, простите за то, что вот так без спроса. Но с камерами беда, шалят что-то, да и генератор барахлит. А пробки, сколько не меняю, вылетают, плавятся. Чертовщина какая то.
   - Сейчас спущусь Игорь. Жди в подвале,- побледнел Геннадий и в ниточку сжал губы.
   - Кира иди в гоcтинную, там на диване лежит записка оставленная Ником, прочитай и запомни всё, поняла? -Кира кивнула, чувствуя, как в кишках крутиться холодный, гадливый, точно опарыш ком страха, немедленно взмокли ладони.
   Геннадий уехал догонять Игоря. Она дрожащими руками поставила на стол пустую чашку. "Не уйти, боже мой, не уйти мне от всего этого". Хотелось выть волком и сжаться в клубок. "Прекрати Кира, немедленно прекрати", сделала глубокий вдох и резко выдохнула, концентрируясь и беря себя в руки. "Так, всё в порядке. Есть цель, а это главное. Разберёмся, что к чему в процессе. Первое что нужно сделать - это прочитать записку, прочитать и хорошенько запомнить. Так то."
  
   Алхимик уставал, впервые в его практике игра не шла. То ли карты краплёные, то ли удача начала изменять ему. Но, ведь такого быть не могло или могло. Окинул взглядом женщину сидевшую подле него. Бесстрастная, лишь слегка прикусила нижнюю губу, а у него вновь на руках неудачная комбинация.
   - Где вы научились так играть?- спросил он у неё, чтобы как-то выиграть время, скрасить тишину.
   - Годы практики в девичьем кругу,- шепнула она и, встретив её взгляд, понял, что женщина на самом деле играет с ним. Точно кошка с мышью, но вот как такое предположить? Простая сошка человечишка, а он ведь тысячелетний алхимик с чистым хоть и отобранным даром везения.
   Новый расклад. Снова слабо. Вновь Лиссандро теряет очки.
   - Опа! Похоже, мне снова везёт, -показала она карты, блеснули мелкие зубы в свете масляных ламп висящих на стенах шатра.
   Что-то было не так.
   " Да, сегодня фортуна благоприятствует ей, и от этого факта никуда не уйти", подумал про себя Алхимик, понимая, что ещё пару раундов и её удача пересилит его мощный дар.
   - Может, сделаем паузу, выпьем. У нас для клиентов любые напитки бесплатно. Вино столетней выдержки, марочный коньяк, виски...
   - Не пью,- сказала она, ухмыльнулась, намекая, что пора снова тасовать и раскладывать карты. Что-то было не так. Простому смертному не может так везти, или она заговорённая?
   - Конечно, желание клиента закон,- пожал плечами Лиссандро, вновь мастерски тасуя карты, которые ловко пролезали сквозь пальцы, расходились веером в ладонях и вновь собирались.
   -А знаете, вы мне кого-то напоминаете. Мы точно не встречались раньше?- поинтересовался алхимик.
   - Нет, не встречались, я бы вас точно запомнила.
   " Чёрт, кажется, повезло: на этот раз в руках были одни козыри. Может рискнуть и спросить ещё раз. И почему она так часто, мельком как бы не случайно поглядывает на часы. И глаза у неё такие знакомые, глаза девицы не дают покоя. Ну, же думай Лиссандро", вёл с собой мысленную беседу Алхимик. "Думай усердно ибо, похоже, такими темпами мы проиграем, а этого мы не может допустить"
   Он вытянул следующую карту, женщина потянулась за своей и вновь на лице незнакомки лишь бесстрастная маска, а Лиссандро вспотел, точно в парной. Все её глаза никак не идут у него из головы, мешают думать, мешают сосредоточиться. Оливковые, яркие, такие как на одном рисунке." О, нет", подумал он, "как же мне крупно не повезло". Алхимик вспомнил.
   Ник остановился лишь раз, купить воды, перекусить и отлить. Маленькая заправка. Продавщица девушка, которой, судя по кокетливому взгляду, нравились рыжеволосые парни. Вновь сел за руль, сверился с картой. Пункт назначения находился в четырёх часах езды. "Близко, уже близко", вздохнул Никита и впервые как сел за руль, решил включить радио.
   Двигатель завёлся с пол оборота, поэтому Беляев плавно отъехал с места парковки, поглядывая в зеркало заднего вида. На волне христианского рока заиграла вдохновляющая песня"Skillet - Hero" Ник улыбнулся и подмигнул себе в зеркало, затем стал подпевать. Хорошее настроение окрылило его, вновь надежда в сердце зажглась огнём. Внезапно Мефодий замурчал и перелез на переднее сиденье, чуток покрутился затем, удобно устроившись, как ни в чём не бывало, стал смотреть на дорогу через лобовое стекло. "Все-таки котяра меня простил", подумал Ник и прибавил скорость.
  
   Так, всего шесть важных пунктов, жирно выделенных карандашом.1- Не выходить из дома. 2-Не открывать окна.3- Не впускать незнакомцев.4- Не впускать, даже знакомых. 5-Игнорировать телефон.6- Держаться света. PS" Кира будь хорошей девочкой, не паникуй. Денег тебе хватит. С паспортом поможет Генка, он хороший верь ему. Дом защищён, главное не нарушать правила. А с Алхимиком, разберусь сам, знаю это моя битва. И последнее: спасибо тебе Генка, чтобы я без тебя делал, и помни ты давно расплатился со мной. Удачи вам. Надеюсь ещё, увидимся. Никита". И жирная точна. Прочитав письмо, Ника поняла что шмыгает носом, так оно напоминало прощальное послание. "Не раскисай. Всё будет хорошо".
   Моргнул свет в зале. Снова. Что там говорил Игорь про электричество? Барахлит? Шорох за окном. Резкое хлопанье крыльев, скрежет когтей и мерное тук, тук клювом за стеклом. "Нет, не пойду. В фильмах всегда так делают, идут, проверяют. Нет, то кино, то сценарий с заранее продуманным финалом. Здесь же реальность. И что-то ужасное, находится за занавешенным окном". Кира с трудом отвернулась от окна, понимая, что стоит точно загипнотизированная и прислушивается. Прислушивается, а в груди набухает болезненный тяжкий ком страха. "Бери себя в руки Кира. Так не пойдёт, у тебя есть цель. Теперь пункт два, спуститься в подвал".
  
   Дом был защищён - и даже к оконному стеклу в пернатом обличье приблизиться было болезненно. Чтож, любую защиту можно обойти, не может же быть здесь такой умелец. Подумал некромант находясь в образе птицы, на пару с Моровием облетая дом.
   На всех планах, куда ни посмотри даже стекло светиться белым огнём. Соль. Освящённая соль лежит смешанная с камнями на пороге. Тонкий, но нерушимый из-за наложенного заклинания слой, такой даже сильный ветер не сдвинет. В соли сила и слово, сильное слово замолвлено. Слово дающее защиту со времен, когда землю населяли лишь змеи и святые апостолы, которые лишь с помощью слов изгоняли зло. Итак, Морок. Они здесь. Мы нашли их.
   Сильный запах девушки, вокруг дома, слабый запах обещанного и ещё кто-то помимо желаемых жертв был в доме. А, Никита то ушёл. Прав был Лиссандро на его счёт. Только вот, почему не сказал что он обученный, что он не простак? Сам не знал, да?
   Вороны приземлились на ближайшее дерево, поглядывая друг на друга. Синие глаза Морока светились, чёрные глаза Некроманта казалось, поглощали тьму и даже не отражали свет.
   "Ничего время еще есть. Никуда не денетесь голубки. Я ведь не мелкая рыба, я тот, которому даже дневной свет не помеха. И уловок у меня полный мешок, согласен, а Моровий"?
   Ответное карканье ворона пронзило ночь. Завыл ветер, шурша опавшими листьями. Испуганно забились в угол, скулили собаки, жившей поодаль бабы Тамары. Ночь не спешила уходить, небо затянули чёрные дождевые тучи.
   Зло в обличье Некроманта и синеглазого ворона слетело с длинной ветви узловатого дуба, громко каркая, стращая всё живое. Некромант, услышавший скулёж собаки, подумал что знает, что делать дальше.
   - Что происходит Геннадий Владимирович?­ - Задал вопрос Игорь, тыкая кнопки на клавиатуре, пытаясь настроить видео.- Накрылось всё к чертям. И телефон то и дело звонит.
   "Ах, чёрт, телефон ведь не звонил. Сам слышал, как в трубке протяжные гудки сменили шорох помех", подумал Геннадий и думая, что сказать внезапно выпалил, точнее слова полились сами.
   - Помнишь Игорь, тот случай, когда все считали, что у меня поехала крыша, тот случай, когда все шептались за моей спиной. Я тебе так и не рассказал. И так и не спросил, веришь ли ты в сверхъестественное?
   - Чего? - Нахмурился Игорь. Затем, уставился на нанимателя во все глаза. Геннадий молчал. Он слышал, как скрипнула дверь в подвал и по ступенькам начала спускаться Кира. Вот в ярком, дневном свете потолочной лампы он увидел на ступени серый носок, затем появилась стройная нога, после показалась сама Кира.
   - Там,- сказала она. -Геннадий Владимирович, резко от волнения перейдя на "вы". -Птицы в окна стучать. Скребутся. Вы видели их?
   - Ты прочитала список, запомнила правила?
   - Да, все шесть пунктов. Из дома не выходить. Держаться света.
   - Чего, вы тут, что прикалываетесь, какие птицы к чёрту? А блин снова телефон звонит! - возмутился Игорь.
   - Телефон?- переспросила Кира, переглядываясь с Геннадием.
   - Разве телефон звонит?
   - Ох, елки, никогда бы не подумал, что этот день настанет так скоро. Так Игорь, я тебе плачу за то, что ты делаешь, как говорю и не спрашиваешь причин.
   -Все, верно,- нахмурив широкий лоб, ответил Игорь, пытаясь сообразить, куда клонит наниматель.
   - Так вот видно пришло время поворошить прошлое. Пришло время рассказать историю, но прежде покажи-ка Кире, то, что успела заснять видеокамера.
   - Окей босс, - выделил слово босс, затем перевел взгляд на Киру телохранитель. Затем, щёлкая мышью, спросил:
   -А вы что точно телефонного звонка не слышали?
   Кира покачала головой.
   - Показывай, уже, давай, - посмотрела на Игоря.
   На мониторе запустился файл с переднего фасада дома. Крыльцо, тусклый свет маленького фонаря .дерево вдалеке. Что-то заскрипело. Пошли помехи. Свист, тихий и долгий. так свистит закипевший чайник поставленный на медленный огонь А затем, хлопанье крыльев и карканье. Синий свет вороньих глаз, блеснул на мониторе, едкий презрительный клекот. Тишина. Картинка исчезла.
   - Это он, тот самый ворон, они нашли меня. Чёрт, они нашли меня, -закрыла лицо руками Кира и отступила к стене, прижалась спиной и сползла , ощущая как слёзы прочерчивают дорожки на щёках.
   -Чего ты так расстроилась детка, просто камера глюканула. Ведь таких крупных птиц не бывает и тем более таких с ярко светящимися синими глазами. Точно демон из компьютерной игрушки.- Пытался пошутить Игорь.
   - Хватит Игорь. Поверь, всё не так просто. А я кое в чём воочинно убедился,- сказал Геннадий и покатил к пандусу.
   - Прошу всех успокоится, и давайте-ка подтягивайтесь в гостиную. Буду ждать вас там. - Геннадий поехал наверх.
   - Эй, блондиночка, ну хватит, не могу видеть, когда бабы плачут. Ну что хочешь, сделаю, только скажи и это самое - успокойся.
   Она всхлипнула и с натяжкой улыбнулась.
   - Я просто хочу, чтобы ты доверился нам и отнёсся ко всему происходящему серьёзно.
   - Ох,- тяжко вздохнул Игорь, затем взял Киру за протянутую руку и помог подняться.
   -Пошли-ка выпьем чего- нибудь, с мыслями соберёмся. И желательно было бы крепкого кофе с коньяком.
   - Ага,- подтвердила девушка. -Я не против.- Все-таки она была не одна, всё-таки двое отличных надёжных мужчин были с ней. "Держись Кира держись, всё утрясётся, держись. Ник обязательно всё уладит и приедет, ты же в него веришь. Всем сердцем веришь".
  
   " И весь род её проклят, но дар дочерям передан будет, берегись мести её, ибо дочери ворожеи всё помнят". Алхимик снова вспотел, когда перевернул карты. Сплошь мусор, лишь единственный туз, а у неё что-то подсказывало намного лучший расклад: бубновые короли.
   - Что же вы мастер, думаете так долго?- спокойно задала вопрос женщина, делая свой ход. Его ответный ход вызвал у неё лёгкую улыбку. И впервые бесстрастное лицо осветилось предвкушением победы.
   -Хорошо играете, осталось ровно два хода, и я проиграю,- развёл ладони в сторону Лиссандро, затем снова положил руки на свои карты.
   - Ага,- везёт просто. "Как же" подумал Лиссандро, продолжая лихорадочно сопоставлять воспоминания. "Колдуньи, редкая рыбёшка. Всё связано. Пришли по его душу. Кто-то продал, кто-то нарушил правило турнира и сдал его. Неужели Витторио? Какая глупость. Он знал, что она придёт, вот поэтому и сдал. Знал, что она придёт, как и ты придёшь, вот только на кого поставил вампир, предстоит узнать".
   Она снова мельком бросила взгляд на часы. Неужто думала, что Лис не видит. Все же время, время, именно это слово и дало ему зацепку. Не зря же алхимик тратил так много времени на изучение древних трактатов.
   - Спешите, - произнёс Алхимик.
   - Есть немного, хочу поскорее вступить в наследство.
   - Забавно, правда, - задумчиво произнёс Лиссандро, вновь делая ход и проигрывая. -Ваши глаза такие необычные. -Она улыбнулась, победа лежала в единственном ходе.
   - Достались от прабабки.
   -Хм, вы чуток искажаете факты. От пра-пра-пра и тысячу раз прабабки. Кстати, как поживает Соломея?
   -О чём это вы?- и внезапно побледнела. :Женщина ещё не сделала хода.
   .- Время вышло деточка, чем бы ты там не пользовалось, магией, наговором, но природного кровного таланта не обойти,- усмехнулся Алхимик и сделал ход.
   Он сделал свой ход. Напав первым, добавил себе очки. Любое заклинание лишь глушит кровный азарт и может его обойти, если только игра не превысит временной лимит, ограниченный шестиста секундами, или, проще говоря, часом земного времени.
   - Мразь! -крикнула она делая свой ход, -Это колдовство. У меня был король. Как ты сделал это, как скажи?- Алхимик сухо улыбнулся, стискивая пальцы в кулак, чувствуя как сердце колотиться в горле. Что бы было, если бы он не вспомнил, что бы было с ним?
   - Никого нельзя обвинять в колдовстве милочка. В игре магические приёмы запрещены, а вы, судя по всему, нарушили правила.
   Откуда-то из скопления теней клубившихся возле портьеры выплыл Витторио. Она сначала побледнела, потом кожа на её лице пошла зелёными пятнами.
   - Умоляю я всё объясню, - взмолила отчаянно и жалобно, точно видела на месте Витторио самого Люцифера.
   - Дорогая, -мягко проворковал Витторио.- Правила есть правила.
   - Нет,- шепнула она, но Витторио уже щёлкнул пальцами - и женщина исчезла.
  
   - Так вот,- сказал Геннадий.- После того как отец Инги узнал, что я выжил, узнал, что я не собираюсь умирать и падать духом, а даже основал свою фирму, то он нашёл сильную ведьму. Она навела порчу. Так я снова чуть было не потерял всё, ко всему прочему сильно болел и вера моя, как и надежда вновь превратились в ничто. Единственный звонок телефона, номер, написанный на клочке бумаги, оставленный Ником. Я сохранил, как чувствовала. Тогда, слава богу, он ответил. Тогда он вновь помог мне, а я оказался посвященным в мир магии и теней.
   - Мою историю любой может узнать из криминальных новостей, вздохнула Кира. - И ты думаю, уже сопоставил все факты - бросила взгляд на Игоря, наливающего в кофе щедрую порцию коньяку. Он кивнул, затем размешал кофе ложечкой и сделал глоток, зажмурился и снова открыл глаза, одарил Киру лёгким кивком. Затем, вздрогнул чуть, не расплескав кофе, и побледнел.
   - Вы слышали это!
   - Нет, всё тихо- спокойно ответил Гена, откусывающий большой кусок от наспех сооруженных Кирой бутербродов с сыром и ветчиной. Кира взяла из коробки трюфель, развернула обёртку, затем надкусила.
   - А что ты слышал?- спросила она, проглотив кусочек трюфельной конфеты.
   - Так ничего, просто телефон звонил. -Игорь встал, потянулся, вновь делая бесстрастное лицо.
   - Эй, выкладывай, - резко сказала Кира. - Я же вижу, как тебя что-то гложет.
   - Сначала я прочитаю записку, которую оставил Никита, ту которую вы теперь используете как руководство к действию.
   - Опа, опять свет мигнул,- произнёс Геннадий.
   -Ника, будь добра сходи на кухню, там под раковиной есть фонари, спички и свечи.
   - Подстрахуемся на всякий случай,- снисходительно ответил Игорь и вновь стал читать записку. Он хмыкнул. Кира с Геннадием понимающе переглянулись. По-видимому, Игорь им ни капельки не поверил, а просто подыгрывал.
  
   Никита припарковал "вольво" на чистом поле, где-то в двухстах метрах от главного входа на карнавал. Закрыв глаза и успокоив сердцебиение, он заставил себя сконцентрироваться на поиске алхимика.
   Ник чувствовал энергию зла, сгустившуюся над этим местом точно чёрная туча. Энергия зла мощная и бурлящая, кипела в воздухе, меняла реальность подстраивала её под себя. Заставляя сомневаться, что физические законы остаются незыблемыми. И даже сквозь всю вонь, он улавливал резкий запах присущий заклятому врагу.
   Злость разгоралась в Никите вместе с ненавистью. Всё же, он открыл глаза, приходя в себя и вновь детально представляя план.
   "Зайдет, как простой смертный, прикинется простачком, найдёт проклятого алхимика и выведет его на чистую воду, заставит расплатиться сполна. Только надо договориться с котом, пусть сидит в машине, а потом Никита его мысленно позовет. И почему он не подумал об этом раньше, в дороге? Все будет так просто, ха, когда было в жизни так просто? Ладно, сидеть в машине и бездействовать тоже не дело. Раз пришёл сюда".
   И только достал с заднего сиденья сумку, Ник вытащил из бардачка эликсир, придающий ясность ума, защищающий от морока. Как почувствовал слабое, едва ощутимое, шёпот мыслей: не сплю, где я, кажется в мире людей, почему, и не видно ни чего, только голоса, он выиграл, что теперь будет с ведьмой? Я чувствую, что-то не так. Я чувствую, брат здесь."
   Оборвалось. Никиту трясло, слёзы лились из глаз, зубы выбивали дробь. "Сестра жива. Сестра здесь. О, боже мой, спасибо тебе". Ник рассмеялся. Вытирая салфеткой слёзы и высмаркивая нос.
   - Меф слышишь?- Никита позвал кота. -Я знаю, она здесь, она жива. - Кот замурчал, но не в силах был извернуться от крепкой хватки мужчины, прижимающего его к груди.
   Опять телефон сводил с ума. Опять не давал спокойно сидеть на месте. Игорь дёргался от постоянного напряжения. "Он сходит с ума. Ведь Кира и наниматель не врут, не притворяются, чтобы разыграть его. И как назло в проклятых правилах был указан пунктик, касающийся телефона".
   Ему хотелось спать, хотелось поддаться порыву, закрыть глаза и плюнуть на всё. Но, Игорь продолжал сидеть в кресле и смотреть в окно. Кира спала на диване, в кресле дремал Геннадий.
   Игорь первым вызвался дежурить, так на всякий случай.
   Горел только фонарик. Свет почему-то закоротило и генератор в подвале выдохся. Все эти россказни-бредни пустое, но если ты телохранитель которому нужны деньги, плевать тебе будет на хозяйские причуды, ты даже в странные игры будешь играть как ни в чём не бывало.
   Только вот телефон наверху вновь звонил, ему вторил мобильник, который сейчас Игорь держал в руках. Как он включился, ведь самолично отключал его, и номер был не определён. И это почему-то пугало.
   Шорох за окном. Пойти, что ли проверить? Но, знал же, что так скребется, колыша ветки кустарника ветер. Глупости.
   Вот на мгновение Игорь закрыл глаза и опять стоит у озера, где так и не нашли Веронику. Двоюродная сестра утонула, тело так и не нашли. Но Игорь знал, кто виноват в её смерти. Он ведь тогда струсил, пусть и обещал, тогда дома.
   Что-то разбудило. Кто-то стучал в дверь. Нет, скрёбся ногтем по стеклу. Игорь вскочил, посмотрел на часы: пол шестого утра. За окном темно, никого.
   Кира повернулась на спину, а Геннадий похрапывает и выглядит таким умиротворённым. Словно и не босс крупной компании по программному обеспечению.
   Как же холодно, даже пар вырывается изо рта. Снова мелодия: "Лист утешение", грустная меланхоличная и вместе с тем вдохновляющая. Ну, как, чёрт побери, ведь надо поднять трубку, узнать, кто звонит. И пусть от страха трясутся поджилки, но когда он дрейфил?
   Телефон уже был в руках Игоря, он нажал на кнопку со значком трубка. Тишина, только вот когда он успел взять телефон с журнального столика.
   - Помоги мне, пожалуйста, помоги, мне так холодно, Игорь, так холодно.
   -Вероника?- спросил взволнованно, кажется, язык приклеился к нёбу.- Это ты, ты где?- не успел спросить ,как понял что его насторожил её голос, какой-то тягучий булькающий, будто у Вероники был полон рот воды.
   - Впусти, впусти меня, - оборвалось и пошли долгие гудки. На автопилоте Игорь направился к двери.
   Алхимик скучал. Редкий посетитель подходил к его столу. А самодовольный Витторио, удосужился появиться лишь единожды, скупо похвалив его, сказав, что даже не сомневался. Кто бы говорил.
   Неделя едва началась, вот только он уже скучал по Моровию. Как он там, кстати, и как некромант? Нет вестей. Ничего. Надо бы поесть. Потом успеет познакомиться с прибывшими соплеменниками. А так же неплохо бы было как можно скорее связаться с Моровием.
   Лиссандро пришлось покинуть свой пост и направиться к выходу. Огляделся. Тихо, лишь со стороны доноситься протяжная музыка. Флейта, не то лютня.
   - Где бы мне, где здесь можно получить еду?- спросил у двухголовой женщины. Единственной, кто средь бело дня разгуливал вне пределов своего шатра.
   Одна голова лишь недобро хмыкнула, вторая голова приветливо улыбнулась.
   -Там за шатрами, навес. Если, есть деньги, накормят, красавчик, -ответила та голова, которая улыбалась. -Здесь найдётся еда, даже для предпочитающих нечто более изысканное и редкое чем простой люд.
   - Спасибо,- сказал алхимик, направляясь на тропинку, скрывающуюся за шатром.
  
   Начальника отдела полиции, увы, не убедили его доводы, что нужно искать маньяка среди фриков. Не зря же в город приезжал карнавал уродов. А дело с пропавшей Кирой, похоже, оборачивалось очередным висяком. Только, вот он единственный кто, похоже, заслуживал, чтобы к его слову прислушивались.
   Как знал, что дело было не чисто с этим махинатором Никитой Беляевым. Он даже в участок приходил, всё же вспомнил Сергей Сергеевич, хотя камеры ничего не зафиксировали. Интуиция помогала ему всегда. Вот и отчего то даже когда за сверхретивость Сергеевича отправили в двухнедельный отпуск, он всё же не мог поехать к матери в деревню, никуда, в общем, не мог поехать. Не давало покоя это дело. Пришлось изрядно загримироваться и поиграть в частного детектива. Вот и сейчас затаился в старой копейке, притаившись в сотне метрах от цирка, возле редкого подлеска, так чтобы на глаза не бросаться, и сидел, скучал, поглядывая в бинокль, да запивал бутерброд, кофеем.
   Что же делать? Что же делать котяра?- так думал Ник, держа кота перед собой и заглядывая в его ярко-жёлтые глаза. -Эй, Мефодий мог бы помочь, там же моя сестра. А ладно. -Вот новый план.- начал разговаривать вслух.- Я оставлю тебе в машине, открою окно. А сам пойду туда. Найду сукина сына и мы сыграем, на кону поставлю сестру. Вот только он ни за что не выиграет у меня. Я ведь больше не боюсь его. Да Меф. Вот прямо сейчас пойду и сделаю это! Как считаешь,
   " Глупец", появилось в мыслях. "Эмоции захлестнули доводы рассудка? Глупец, ты, что забыл, что у него такой же дар как у тебя? Забыл, что возможно именно он забрал дар у твоего отца? Желтые глаза кота буравили насквозь.
   -Но что мне делать тогда?- задал вопрос Ник." Что же делать?"" Ты должен выманить его оттуда. Выманить, как угодно. Затем ты вызовешь его на бой, а я послужу тебе оружием".
   - А не лучше ли пронести тебя в шатёр, а мохнатый?- вопросил Ник.-" Дурак ты, что ли Ник, а я ведь думал ты башковитый парень. А про тёмную энергию этого места забыл? Стоит тебя взять меня с собой, никакая маскировка не поможет". "А блин, что же тогда?"- Вздохнул Ник. "Что же тогда"? "Посиди здесь",- положил кот лапу на плечо мужнины, "посиди, а я пока проведаю обстановку. Лучше достань ветчину и сыр из дорожной сумки, а сам попей кофейку. Не волнуйся, меня никто не заметит, а на территорию цирка я не ступлю ни лапой, ни хвостом".
   - Уверен?- спросил котяру Ник, почувствовав необъяснимый прилив облегчения. Кот мяукнул и выскочил из открытой двери.
   "Так и есть, это тот самый кот. Кот Беляева, чёртов пушистик. Маячит вокруг балагана. Не значит ли это что сам Беляев здесь? Конечно же, значит, чуть не хлопнул себя по лбу Сергеевич. Он отложил бинокль, и вытер тыльной стороною ладони выступивший пот на лбу. "Надо бы выйти и проследить за котом".
   Вон опять обогнул забор, притаился в траве, когда проходила мимо двухголовая женщина. И что бы это значило?
   " Повремени до вечера", раздался в голове внутренний голос, и Сергеевич вновь взял бинокль, поднёс к лицу и стал следить. "Да, гениально", вновь чуть не стукнул себя по лбу," вечером люди подтянуться и я смешаюсь среди них, типа любитель, пришедший на шоу, заодно разведаю обстановку. А кот никуда и не денется". Опять заметил в бинокль, как мелькает в траве дымчатый хвост.
  
   - Не открывай, идиот, что же тебе говорили!- воскликнула Кира, хватая Игоря за локоть, оттаскивая от двери.
   - А,- буркнул Игорь, ощущая, как его оттаскивают от двери.
   - Да, он спит, а во сне его что-то заставляет ,- констатировал Геннадий.
   - Никогда бы не подумал, что из нас троих Игорь самый слабый.
   "Кто слабый, я слабый"? хотел возмутиться Игорь, но ощущал, как слабо ворочается во рту язык, ставший ватным.
   - Телефон звонил. - Не хотя сказал Игорь. Кира отвела его к дивану, а сидевший в инвалидном кресле Геннадий проверил замок на входной двери.
   -Жаль, святой воды нет, помогло бы ему,- произнёс Геннадий. Затем, подкатил к дивану, где сидел зевающий хмурый Игорь.
   - Не понимаю. Я, что спал?
   -Ага, - кивнула Кира,- давай-ка сейчас чаю заварю, тебе не помешает.
   - Спал ты Игорёк, только вот во сне ходил, как лунатик и что-то бубнил, мол, она пришла, она зовёт, надо впустить. Так кого ты собирался впускать в мой дом?- прижал вопросом к ногтю Игоря, Геннадий,- Отвечай-ка, когда вопрос задают.
   - Я, -выдавил Игорь и побледнел. Я,- извините меня. В-воды можно.
   - Сначала расскажи, потом и воды тебе Кира с кухни принесёт.
   - Хорошо, расскажу, раз вышло так. Мне двоюродная сестра приснилась. Она мне звонила, говорила, что холодно и просила впустить.
   - А что с сестрой случилось то?- спросила Кира, цепко вглядываясь в лицо Игоря, понимая, что всё не так просто.
   - Утонула она, давно это было. А я обещание дал придти и плавать её научить, но не пришёл, а она дура в воду сунулась.
   - Чёрт, прости, понимаю что личное, -ответила Кира , -сейчас воды тебе принесу,- и пошла на кухню.
   - Кира фонарь возьми. Хоть утро давно, но темно, да спину ломит, значит, гроза будет.- поморщился Геннадий.
   - Босс, если надо ,то я расскажу всё, если это хоть как-то поможет. Не хотел я так оплошать, а лунатизмом вообще в жизни не страдал,- озабоченно понурив голову, сказал Игорь.
   - Окей парень, просто иногда правда всплывает. А ты поделись, знаю, легче станет.
   Игорю пришлось рассказать, как он не пришёл в тот день на озеро. А всё из-за проклятых дворовых мальчишек, ужасного невезенья и безумного пса Максика.
   После, Игорь ненавидел себя за это. Проклинал тысячу раз и винил, а в кошмарных снах приходила Вероника, холодная и распухшая от воды. Она всё спрашивала: почему, почему ты не пришёл? Говорила что ждала, а вода так манила.- Вот же чувствовал,- сказал Игорь, -что она не выдержит, начнёт учиться плавать сама.
   - Игорь, -дотронулся до плеча телохранителя Геннадий,- не кори себя, что было, то было. Теперь понятно, что даёт тёмным силам возможность влиять на тебя. Чувство вины- мощная вещь, если рассматривать её с точки зрения ведьм и всех исчадий ада. Мне тогда Никита об этом рассказал вот и запомнил.
   - Последняя, -сказала Кира, протягивая стеклянную бутылку минералки из холодильника. Игорь сказал:
   -Спасибо.- и взял бутылку, чтобы тот час же начать пить.
   - Я что-то пропустила?- спросила Кира.
   - Всё нормально, - ответил Гена.
   Голосисто пронзительно залаяли собаки.
   -Бабка Тамара, чёрт.- произнёс Игорь, -случилось что-то плохое.
   Собаки завыли. Хор голосов взорвался крещендо боли. И всё затихло. Так резко, что от возникшей тишины стало больно ушам. За окном сверкнула молния, начал накрапывать дождь.
   - Мы должны помочь ей, да? - вопросила Кира.
   - Всем оставаться на местах.- резко произнёс Геннадий.
   - Но,- возразила Кира. Щёки Геннадия покрыли ярко-красные пятна злости.
   - Мы ничем не поможем ей, теперь, если верить правилам, только можем скорую вызвать.
   - Да, я могу позвонить.
   - Нет, мы будем сидеть и ждать. Вы что не поняли? Ты не кажешься мне дурой Кира, ты через столько прошла, неужели сейчас не понимаешь? Это смерть, наша смерть ищет способ выманить нас. А у смерти нет, и не может быть правил.
   - Чёрт,- Геннадий закрыл руками лицо.- Чёрт, чёрт, чёрт, это оказалось так тяжело.
   - Я пойду в окно посмотрю,- сказал Игорь.- Я в порядке, не волнуйтесь, не подведу,
   -вымученно улыбнулся мужчина.
   - Я с тобой, - сказала Кира, и её голос дрожал. Начался ливень.
  
   Под навесом было людно, если считать за людей всех, кто пришёл сюда в поисках жратвы. Алхимик всматривался в лица, узнавал некоторых, кого видел здесь с прошлых раз, десять лет назад.
   Карлики, уродцы, очень высокая женщина, наливали всем похлёбку, густую, и пахнувшую специями и кровью.
   - Можешь попробовать, Алхимик,- пробурчал чей-то до ужаса знакомый голос. Он обернулся и встретился взглядом с толстым, нет очень толстым бородатым мужчиной в полосатом брючном костюме и широкополой шляпой на сальных, вьющихся волосах.
   - Карлита,- сказал он, улыбаясь, -Не думал тебя здесь застать.
   Бородатая женщина ухмыльнулась. С виду её всегда было легко принять за мужчину, особенно в просторном костюме скрадывающим фигуру. Фигуру прямоугольную и практически лишённую талии.
   - Пришёл по делу, как и в прошлый раз, да?- вопросила она гнусаво.
   - А ты всё пытаешься найти себе пару?- вопросом на вопрос парировал он.
   - Ха, ты прав, шутник, Всегда видишь меня насквозь. Так и быть, давай поболтаем, заодно поедим, если хочешь, конечно.
   - Отчего, бы и нет, -сказал Алхимик, -закажи и мне фирменной баланды.
   -Никуда не уходи, вон мой не занятый столик возле трёхногого шкафа с побрякушками,- сказала Карлита - и нагло прорываясь сквозь очередь, потребовала себе две тарелки еды.
  
   -Итак, что ты предлагаешь?- спросил у Мефодия, Ник. Кот, мурчавший и с жадностью уплетающий ветчину, проглотил кусочек, облизнулся и мысленно ответил. "Разведка показала. В сотне метров от цирка дежурит охранник. Тот самый кого ты в баре обводил вокруг пальца. Он видел меня, я ведь специально делал все, чтобы он меня заметил. А парень то он хваткий, смекалистый. Ну и нам от его присутствия толк, то не весь какой?"
   -В засаде говоришь, сидит,- сказал вслух Ник, наливая себе кофе в крышечку от термоса .
   "Пригодится, почему-то мне кажется что охранник нам пригодится. А ты сделаешь вот что, пока я бродил, меня озарило". Меф рассказал.. Ник поперхнулся.
   - Да ты шутишь?- Затем поставил термос обратно в сумку.
   -Хотя, если подумать, хоть план и безумный но, попробую. "Я тебя подстрахую, давай подкрепляйся и дуй", - ответил кот, я подремлю. "Только машину не закрывай, или окно открой, чтобы я мог выбраться и прибежать к тебе на помощь, если что".
   "Ну и ну",- подумал Ник, затем погладил свернувшегося в клубок Мефодия по голове. Беляев сделал последний глоток кофе, забросил в рот щедрую порцию арахиса, накинул на плечи ветровку и, покопавшись в спортивной сумке, вытащил из её недр, завёрнутую в бархат книгу отца.
  
   -Помогите, есть тут кто?- раздался из-за двери картавый голос бабки Тамары. Она уже довольно долго звонила в звонок. Затем стала стучать.
   -Геннадий голубчик, ты же дома знаю, машина под окном помоги, прошу, открой. Ох, скорую вызови, прошу, сил нет сердце шалит,- отчаяние в её голосе казалось настоящим.
   - Ой, надо открыть, ой Гена, это же по-настоящему! Уже день, ну что же ты стоишь как столб!- вскрикнула Кира. Бабулька застучала сильнее, затем захрипела.
   - Мы должны впустить её, Гена. Как же так, я не могу.
   Игорь направился к двери.
   - Стой, где стоишь Игорь, уволю, - устало ответил Гена, он был бледен как полотно, а жилка на виске пульсировала. Игорь остановился и с вызовом посмотрел на своего нанимателя.
   - После стольких лет, Чтож не ожидал. Ну и пусть увольняй, на моей совести не будет ещё одна смерть, по моей вине.
   - Останови его Кира, пожалуйста, останови, - прошептал Геннадий и всхлипнул. Кира замерла, колебание отразилось на её растерянном лице. Она слишком поздно бросилась на перекор Игорю, мужчина уже открыл дверь. Сверкнула молния, осветив лицо старухи. В её глазах блеснули тёмные всполохи.
   - Доброе утречко мужичок, и на сегодня ты у в моём списке будешь первым!
   -Что?- хотел выдохнуть Игорь, когда белая тощая рука схватила его за ворот футболки и утащила во двор.
   - Нет!- крикнула Кира и бросилась за ним, но остановилась, не успев переступить порог. Мелкие красноватые камушки враз осветились тонкой полосой, точно барьер, предупреждая ее одуматься. Залаяли собаки, рычание приблизилось. Она увидела взмыленную шкуру крупной овчарки, за ней во весь опор поспевала лохматая дворняжка. Сквозь ливень. Кира отчётливо услышала крик боли, крик ужаса, внезапно который сменил звук выстрела. Отчаянное "помогите", растворилось в оглушительно громком раскате грома. Кира закричала, но была, втянула за руку в дом. Гена запер дверь, крепко держа девушку за руку. Она вырвала ладонь, посмотрела в его глаза и медленно отошла от двери. Ноги казались ватными. Киру трясло, злые слёзы блестели в глазах.
   - За что?- спросила она у Геннадия.
   Он ничего не ответил, только щедро плеснул в стоящую на столе чашку коньяку.
   - На вот выпей, полегчает,- сказал он. За дверью шла возня, рычание и часто дёргалась дверная ручка. Вскоре всё стихло.
  
   -Отведите меня к главному, я хочу подать заявку на участие в турнире.- громко и уверенно произнёс Никита высокому и очень крупному мужчине в полосатом трико и майке сидевшей влитую, как панцирь на жуке.
   - Все места, уже забиты, раньше надо было договариваться,- снисходительно провозгласил верзила.
   -Ну чего тебе стоит мужик, лучше подсоби!- вновь произнёс Ник, пропуская насмешливое" амбициозный пацан "мимо ушей. Он пошарил рукой в кармане ветровки, доставая свёрнутые в трубочку купюры. Отдал охраннику, и деньги исчезли в мозолистой квадратной ладони.
   - Окей, можешь топать. Вон видишь в самом центре чёрная палатка, минуешь её и выберешься на тропинку, там, на рельсах стоит ярко-красный поезд. Вот туда тебе и надо. Скажешь что к Витторио по личному делу. Тогда Кларисса тебя пропустит.
   - Спасибо мужик, -поблагодарил Ник и направился вглубь этого балагана.
  
   Возле вагончика было тихо, так тихо, что от тишины по коже ползли мурашки. Белокурая длинноволосая девушка появилась из ниоткуда и преградила Никите путь, не дав даже прикоснуться к ручке двери.
   - Кассандра, я по личному делу,- произнёс Ник, держа себя в руках. При виде этого ангела с дьявольски тёмными глазами, ему хотелось лишь одного бежать без оглядки.
   - Так тебя пропустил Бертран, полагаю. Этот глупец падок до денег и до молоденьких лиц. Твои глаза слишком много повидали для этого юного лица. Поцеловать бы тебя,
   -прошептала девушка практически на ушко. Тонкие руки легли на его плечи и ноздрей Ника коснулся запах тлёна, искусно прикрытый цветочным благоуханьем парфюма.
   - Нет, Кассандра, не время,- властный голос раскатился, как эхо среди скал. Дверь вагончика распахнулась сама по себе, точно дарованное приглашение.
   - Удачи, сладкий,- прошептала девушка с ноткой соблазна в словах и исчезла. Ник вошёл внутрь.
   Как же хотелось Сергею Владимировичу бросить наблюдение и побежать ловить преступника по горячему следу. Только вот он ошибся, у кота был другой хозяин. Но, ведь чутьё подсказывало: что-то тут не чисто. Верно, бывают же, одинаковые коты, но таких ярко-жёлтых пронизывающих взгляд. кошачьих глаз он никогда не встречал. Может здесь заговор? Может быть рыжий молодой парнишка, посредник? И вообще, тут и так балаган, а если Кира, Беляев и ещё кто бы там не был, с ними связан- это ловкачи, трюкачи умеющие манипулировать сознанием. Тогда им точно здесь самое место.
   " Так пойти отлить", подумал охранник и вышел из машины, поправил бейсболу и прикреплённые наспех фальшивые усы, делающие его лицо, как сам определил, смотря в зеркало, до жути комичным и явно не узнаваемым. Осмотревшись, он направился в кусты.
  
   - Я не могу так, тишина с ума сводит. И позвонить Нику хочется и вообще на улицу выйти хочется. А здесь точно в капкане, понимаешь?- в голосе девушки ощутимо проглядывали нотки истерики.
   - Тсс,- прошептал Геннадий, гладя её по волосам,- полежи ещё чуток, попробуй поспать, а лучше книжку почитай, позитивную. Давай я тебе что-нибудь притащу, интересное и сейчас тосты сделаю, яичницу сжарю.
   Кира пырскнула со смеху.
   - Ой, не надо, ничего. Я же не беспомощная. Ой, прости, занесло.
   - Ничего привык, только больше не намекай на моё положение.
   Она кивнула. Затем набрала в грудь воздух и выдохнула.
   - Кошмар какой-то, но знаешь, что мы так просто не сдадимся, мы не дадим нас запугать. Пошли вместе за книжкой и на кухню пошли. Я ведь тоже готовить умею, а плиты то у тебя хоть не электрические?
   - Нет, отопление газовое, так что пошли,- с ярым оптимизмом произнёс Геннадий и, ухватившись руками за поручни, стал направлять коляску к округлой арке, выходу из гостиной. Кира подтянула полосатые гольфы, поправила бретельку съехавшей на одно плечо тёплой широкой футболки с рисунком проказливого зайчонка держащего морковку и поспешила следом за ним.
   Дождь за пару часов ожидания умерил свой пыл, и всё реже молнии рассекали небеса зигзагообразными, ярко-белыми вспышками. Вот только подступающая тишина, пожалуй, пугала Киру ещё больше, чем ливень заглушающий все посторонние звуки за окном.
   Мужчина сидевший в высоком кресле, держал в руке трость с головой горгульи и в свете свечей и единственной масляной лампы, стоящей в центре округлого стола, с белевшей тёмной поверхностью, казался ужасно надменным. Стол походил на те столы на которых гадают медиумы, сделал пометку для себя Ник, очередной раз внимательно рассматривая мужчину.
   - Жить и процветать тебе во тьме во веки веков!- подумав, сказал, Ник вместо приветствия, рассматривая лицо мужчины. Красивый, с высокими скулами, только бледный, чувственные тонкие губы казались в сумраке вагона тёмно-вишнёвыми, а голос окутывал шёлковым облаком, точно кокон.
   -Ты знаешь пароль, а что ещё ты знаешь о нас юный друг? Но прежде всего представься, потому что я не пойму к какому клану ты принадлежишь,- выжидающе произнёс мужчина.
   -Юрий Стародубов, сын княгини Ольги, сбежавшей от семью по личным причинам.
   - О, я знаю, какие причины заставили её бежать. Но, вот только она отреклась от всего, от силы, да она от всего отреклась. И что же заставит мне поверить тебе на слово?
   - Я докажу. У меня есть дар, дар игрока.
   - Везучесть. Хм, интересно, - небрежно сказал Витторио. -И даже полезно, редкий дар, поэтому,- провозгласил Витторио, вставая с кресла и возвышаясь над парнем, точно исполин, подавляя даже не ростом, а своей аурой могущества.
   - Я дам тебе шанс, за смелость. Сутки игры за круглым столом среди лучших, начиная с сегодняшнего вечера, а если не справишься,- незаметно для человеческого глаза приблизившись вплотную и прошептав Нику прямо в лицо,- а если не справишься, я проглочу тебя и даже душа твоя будет вечность прислуживать мне. -Ник с бесстрастным лицом выдержал его взгляд и сумел твёрдо сказать:
   - Согласен.
   -Прочь с моих глаз Юрий Храбрец.- Взмахнул рукой вампир, и парня буквально вытолкнуло из вагончика вон.
  
   Алхимик перекусил, утолив наваристой похлёбкой голод. Бородатая женщина поделилась последними сплетнями. Завтра начнётся отборочный тур, где будут играть самые лучшие. Вновь самые высокие ставки. Самые ценные призы. Говорят, даже сам Витторио соизволит участвовать.
   - Ты чего-то молчаливый очень, а Лиссандро? Всё молчишь, таишь мысли. Скажи, ведь на этот раз ты с компанией и тебе как почётному гостю выделили один из вагончиков?
   -Всегда ты в курсе всего милочка, но я сегодня устал, и не горю желанием болтать, пойду, подремлю, до вечера.
   - Хм, - пожала толстыми плечами женщина. - Всегда ты такой Лис, всегда был и всегда останешься молчуном и затворником. -Но, Алхимик уже ушёл и не слышал её слов.
   Впервые, Алхимик оставил девушку в комнате на кровати, спрятав среди подушек, но на всякий случай подстраховался и наложил заклинание покрова.
   Всё же, Лис явно спешил и не удосужился, как следует набросить на прутья клетки бархатную ткань, поэтому Анжелина могла видеть. Могла чувствовать. И в мире людей ей даже дышалось легче, несмотря на кукольное, едва сгибающееся тело.
   Она чувствовала присутствие брата размытое и еле ощутимое, но всё же, это было как разжечь искорку надежды. Ник был здесь, и он пришёл за ней. Только вот как помочь ему? Как помочь найти её братишке, найти её?
   " Боже помоги мне, помоги, прошу тебя, молила она", закрыв глаза, тоска стискивала грудь, жгли глаза слезы, которые не могли, просто не могли выступить и облегчить её страдания.
   Всё что оставалось- это думать. И Анжелина рассматривала вагончик. Широкая кровать с тёмным расписанным вручную покрывалом. Раковина. Столик, за ним ещё одна кровать, длинная и вытянутая, вдали от окошка и с неким подобием ширмы, что ещё более защищало кровать от света. Там должен спать некромант. Кстати, куда он подевался?
   И клетка, стоящая на столе пустовала.
   Деревянный пол давным-давно потерял изначальный цвет, но всё же следы краски еще сохранились, багровые точно кровавые плямы, а дальше лежал толстый ковёр, тёмно-малиновый, ужасающе яркий.
   Все, что она могла рассмотреть, когда послышались шаги и дверь заскрипела, повернулся ключ. Анжелина закрыла глаза, притворившись спящей. И тотчас ненавистный сон навалился затягивающим, водоворотом. Без мыслей, без сновидений, только тьма и смутное ожидание пробуждения.
  
   Кира намазала тосты тонким слоем масла. Геннадий достал фруктовый джем. Они долго пили кофе, медленно жевали тосты. И едва оборонили хоть слово. Стоило ей захотеть начать разговор, как бросала взгляд на окно. Тёмные тучи застилали небо, дождь прекратился и всё равно, тревога не уходила. Геннадий тоже долго молчал, отводил взгляд. И всё же сказал:
   - Это я виноват, во всём. Я виноват, что Игорь ушёл и погиб...- Зависло в воздухе последнее слово. Он бросил растерянный, виноватый взгляд на Киру. Она молчала, отчего то все слова ушли, а может, просто хотела, чтобы он выговориться, надеялась, что ему полегчает. И Геннадий продолжил, оставив в сторону кофе.
   - Понимаешь я хотел как лучше, я никогда не рассказывал ему о своём прошлом, сводя всё необъяснимое дерьмо в моей жизни к шутке. Зря я это так, но он не понял бы, ведь ты бы не поняла и главное не поверила бы во всё это, если бы не столкнулась с проблемой лично? Так? - Он схватил её за руку, неосознанно нуждаясь в поддержке. Кира вздрогнула, его пальцы были точно ледышки. Но, не ей было, кого-либо судить, сама никогда не вела жизнь праведницы.
   -Я не могу сказать, как сама бы поступила на твоём месте. И, как известно за все поступки в этой жизни приходится платить. Но, возьми себя в руки. Ты нужен мне сильным, таким же каким я тебя встретила. Мы теперь одни и только от совместных действий зависит, выживем мы или погибнем.- Геннадий долго сверлил её взглядом, тяжёлым и пристальным, словно пытаясь сложить все части составляющие её суть. Затем, слабо улыбнулся и сказал:
   - А ты ведь борец по натуре!- и он не спрашивал, а утверждал.
   - Налей как мне ещё кофе, - произнесла Кира, нутром чувствуя, что он теперь по-настоящему доверяет ей. От этих мыслей самой стало невыразимо легче.
  
   Никиту разместили в одном из шатров расположенных на задворке. Множество подозрительных личностей разных возрастов ютились подле, но все были людьми. Он пытался разговориться с бледной девицей лет восемнадцати, но та просто набросила капюшон и посмотрела на него свысока, точно надменная принцесса. Оставалось пожать плечами и понадеется на то, что он успеет доказать на что способен, потому что если верить наручным часам, его облик продержится ещё одни сутки.
   - Эй, тебя я что-то раньше здесь не видел, новенький?- процедил сквозь зубы, сгорбленный старик с яркими не присущими возрасту глазами цвета топазов, отражающие ясность мышления и спутанной бородой, торчавшей в сторону точно клин.
   - Возможно, -ответил Ник, намереваясь отвернуться.
   - Постой парень, я помочь могу, если у тебя есть деньги. Есть хочу зверски. -Было что-то такое в голосе заросшего патлатого старца, что заставило Ника задержать на нём своё внимание. Будто бы на мгновение проглянула в его глазах былая жизнь, где старик не был таким как сейчас, на самом дне.
   - Деньги, то есть, пошли если хочешь поесть, то прогуляемся вместе. Но, прежде чем я выдам тебе на пропитание, скажи что-нибудь ценное. Знаешь, что нибудь о сегодняшней игре? - Поинтересовался Ник и протянул старику двести рублей.
   - Идём,- ответил старик, поманил пальцем, выходя из шатра. - Нельзя здесь болтать на виду у всех, кто знает, к чему это может привести. У всех здесь маска на лице, и друга от врага отличить не так то просто. А, насчёт игры знаю лишь то, что сегодня после пяти будут соревноваться мелкое отребье вроде тебя и меня и несколько магов, которые в случае нашего разгрома повысят свой авторитет, а судьба проигравших, увы, не завидна.
   - И ты рассказываешь мне всё это, кстати, почему, а старик? Почему ты вообще подошёл ко мне?
   - Хороший ты человек парень, по глазам вижу, мне то пропадать, а тебя что здесь держит?- задал вопрос старик и прямо посмотрел в глаза Нику.
   - Не твое дело старик, что привело меня сюда. Дал деньги, бери и не лезь в чужие дела,- с вызовом ответил Ник.
   -Ха, бойкий паренек. Есть то будешь? - Ник покачал головой, разглядывая жуткое варево, что тут дают.
   - Я же говорил, что хороший ты парень, ведь нормальные люди такое не жрут,- выдохнул старик и направился к раздаче. Никита нахмурился, он понял, что старик не спроста привёл его сюда. И сам старик внезапно стал подозрительным субъектом. Чтож, понаблюдаем, решил Ник, направляясь к пустующему столику, и уселся на деревянную табуретку. Благо людей в это время было мало. Возле раздаточной стояло несколько человек, и никто не обращал на него внимания.
  
   День подходил к концу. Кире не спалось, поэтому она наблюдала, как спит лёжа на диване Геннадий. В доме было тихо и, похоже, даже за окном шорохи прекратились. Чтобы не задумала та старуха (бабка Тамара), пока она оставила их в покое.
   За окном было так же темно. Тучи явно не спешили прощаться. В доме было темно и девушка давным - давно зажгла свечи, отмечая про себя, что один из фонарей перегорел, но, кажется, Геннадий говорил что-то про запасные батарейки. "Приедешь ли ты Ник, успеешь ли ты, получиться ли у тебя спасти сестру"?
   Она прошлась по деревянному полу, тёплые носки заглушали шаги, затем прислонилась лбом к окну, вновь отошла к центру комнаты, взяла письмо Ника, прочитала правила. Смутное беспокойство назревало, разрастаясь в груди тяжестью, а потом она услышала голос резкий хрипатый, что-то напевающий и вновь возобновилось карканье. Застонал во сне Геннадий, внезапно проснулся:
   -Что такое Кира? Что случилось?
   - Тсс,- сказала девушка, прижимая палец к губам, выключая фонарь и вновь глядя в окно.
  
   Вечером стали прибывать посетители. Они наводнили ярмарочный балаган, точно стая саранчи. Смеялись, громко разговаривали, оглядываясь по сторонам вытаращенными в предвкушении глазами. Много молодёжи, люди среднего возраста, также дети, сбившиеся в стайки, точно кучки и подростки.
   Весь этот шум и эта жизнь оглушала, хотя Алхимик выспался, чувствовал себя раздражённым отчего-то связаться с Моровием не удалось. Может быть, это место впитывало в себя все чары, не пропуская их точно через заслон? "Все может быть", предположил он.
   Лиссандро оставил свою девочку в шатре, позаботившись, чтобы её никто не нашёл. Девочка будет спать, сладко спать до поры до времени. Он спешил. Явившийся самолично к нему в вагончик Витторио напомнил о долге. Плата за место для проживание, плата за молчание...."Каков ублюдочный кровопивец". И даже, условие что после трёх побед, всё что заработает Лис, будет принадлежать только ему. Видал он в гробу вампира, но пока нет вестей от Морока, и парнишка ещё не появился, так бы Лис бы уж точно почувствовал. Придется терпеть и ждать.
   А парень же обещанный, Чтож, пожал плечами алхимик, чувствуя как затекла шея. На душе было тревожно.
   Лиссандро направился к шатру, разглядывая наполненные предвкушением чуда и праздника лица прохожих. Может, среди них и его добыча? "Это было бы чудесно", подумал про себя алхимик и приподнял полог шатра, чтобы проскользнуть внутрь.
  
   Вечер растекался в небесах тёмно синими тучами, закрывающими солнце, лишь на востоке ярко багровым полыхал догорающий закат. Пятая точка Сергея Сергеевича затекла, кофе давно был выпит, вся еда съедена, только на соседнем сиденье лежали целлофановые разорванные обёртки от бутербродов, да парочка фантиков от карамелек, ссохшихся от долгоголежания в бардачке. Пора было двигаться. Пора было смешаться с толпой и разведать обстановку.
   Он снял накладные усы, сбросил кепку, и сменил ветровку от охотничьего костюма на чёрную кожаную куртку, посмотрелся в зеркало и отложил в сторону бумажник, спрятал его в бардачок, вытянув мелочь и одну тысячную купюру.
   Толпу охранник не любил. В толпе становился рассеянным, не раз когда-то в путешествиях его так обворовывали. Подумал ещё раз насчёт верного табельного пистолета, приоткрыл дверь. Потянуло холодком и резко накатила музыкальная какофония.
   Сергеевич вздохнул, вытащил из сумки припрятанную кобуру и снял куртку, чтобы вооружиться. Затем, покинул машину, захлопнул двери и плотно застегнул куртку, скрывая кобуру и после теплоты автомобильного салона, ёжась на прохладном ветру.
  
   В сумме их было шестеро. Старик, Никита и четверо незнакомых разновозрастных мужчин. Разношёрстных, точно дворовые псы, так окрестил про себя товарок по будущей испытательной игре Никита.
   Пред игрой они малость потрепались со стариком , затем Ник прошёлся по территории, где Ник купил себе газировки содержащей в себе кофеин и бутылочку воды.
   Бледная и чертовски красивая девица с белыми как пух одуванчика волосами и глазами точно тёмная трясина подошла незаметно из-за спины и окликнула:
   - Юрий, следуй за мной.- В паре слов Ник ощутил столько власти, словно перед ним предстала глядевшая с высока королева. Да и взгляд девушки чертовски нервировал. "Ещё одна нелюдь" подсказал инстинкт.
   Ник с трудом поспевал за Кассандрой, от её пронзительного чёрного , пусть даже обороненного вскользь взгляда, зябко стыла в жилах кровь мужчины и дыбом поднимались на руках тонкие волоски.
   Их разместили в чёрном шатре напротив пустующей сцены. Шесть стульев. Шестеро игроков, как подумал Никита. Так оно и было.
   Вновь, он увидел Витторио ухмыляющегося точно кошак, облизывающийся на блюдо со сливками. Затем он исчез. Всё же, один стул оставался пустующим. Старик его удивил- самолично оказался крупье.
   Началась игра. Простой с виду покер. Но, как горячи были карты, как порой они дёргались в руках точно живые угри.
   Казалось, время замерло. Никита вспотел. Осознавая, как пулей пролетели часы, но за это время не издалось ни звука, кроме лёгкого кашля, да редких матёрых выражений, играющих подле Никиты игроков, ни единого слова мужчина больше не слышал.
   Он понял, что ширму со страусиными перьями блестевшему в свете ламп бело-красным поставили не спроста. Она будто бы поглощала скрывала звуки, а возможно скрывала и самих игроков. Так как о лицах соперников в шатре, притаившимися за соседними округлыми столиками Ник бы не сказал ровным счётом ничего. Рассмотреть их не удавалось.
   Один на один со своими желаниями и ставками, как уж распорядилась судьба, вкладывая карты в руки Ника и в руки противника.
   Вот- карта брошена, на мгновение Беляев нахмурился, вспоминая что-то ещё, давнишнее позабытое... Мелькнула мысль о сестре, вновь сконцентрировался и ещё один игрок выбыл. Оставалось трое. Девушка, молодой мужчина и незнакомец, кутающийся в полу просторного плаща на грузном теле, к прочему лицо толстяка закрывал капюшон.
  
   Сергей Сергеевич слился с толпой. Посетил несколько аттракционов, где бородатая женщина проглатывала острие шпаг, точно обладала лужёной глоткой, где красивую блондинку распиливал чудной малый с улыбкой приклеенной до ушей и бодреньким голоском - ещё один ловкий трюк.
   Сергеевич узрел самую толстую женщину в мире, затем двухголовую молодую женщину, и даже чуть не наведался к прекрасной белокурой и бледной, точно прекрасная смерть красавице, с чёрными, живыми горящими точно адова пасть глазами. Но, что-то остановило его, и Сергеевич не вошёл в палатку судьбы с вышитыми звёздами и именем на табличке, ясновидящей Кассандры.
   Шло время и толпа постепенно редела, вскользь Сергей иногда, когда останавливался осмотреться, то периферией зрения, замечал какие-то тени, мелькающие и жадные. Иногда, он просто нарезал круги, устало чувствовал, что уже выдохся и явно что-то упускает.
   Крупный охранник стоял возле маленькой карусели обозрения. Сергею не хотелось оставаться на виду, но людей рядом находилось так мало, поэтому он решился ещё чуток потянуть время и прокатиться на карусели.
   Билет продал морщинистый старик в аляповой рубашке с кружевами, его лысина блестела в свете разноцветных лампочек, висящих подле кабинки с рычагами управления. Лампочки мигали вразнобой, бросая блики света: то красного, то желтого, то ядовито-зеленого.
   - Вот ваш билет, сударь,- коряво улыбнулся и проводил Сергея билетёр в свободную кабинку. Ещё одну кабинку заняла подвыпившая парочка.
  
   Никита весь вспотел, игра подходила к логическому завершению. Он остался один на один, сражаться с толстым мужиком, который сбросил капюшон и настойчиво гипнотизировал, разноцветными глазами, цвета бутылочного стекла и блеклого точно дождевая вода светло-голубого.
   Но, что ему был гипноз, сам Никита мог загипнотизировать кого угодно. Давно, безымянный учитель, своими изматывающими тренировками способствовал выработке иммунитета. Даже вампирский взгляд для Ника, не представлял угрозы. Какое то время Беляев мог продержаться и вынести взгляд василиска, прежде чем сориентироваться и дать дёру, так что ему сказать, про глазастого толстого мужика, буравившего Ника разноцветными глазёнками Не тянул он на инфернальное существо, как бы не старался, сколько бы усилий не прикладывал..
   - Ты проиграл,- выложил свои карты на стол Никита.
   - Что? -Удивлённо выпучил глаза толстяк,- как ты смог обойти меня сосунок,- завопил мужчина и затрясся точно припадочный, потом грохнул кулаком об стол. В его глазах Никита увидел свой приговор, но вовремя успел увернуться в сторону.
   Легкая вспышка, хлопок - и маленькая чёрная молния выскочила из кончика указательного пальца мужчины, отразилась от ширмы, а затем исчезла в выгнувшемся, точно щит чёрном столике.
   - Ах, сказал он, -но старик крупье уже скручивал ему руки.
   Беспросветная тьма с шипеньем затопила всё вокруг. Всё исчезло. Лишь на мгновение вернулись из небытия отголоски звуков: голоса, смех, скрип стульев, чей-то вздох. Тьма стало живой точно проглот, растеклась и свет окончательно померк.
   Только резко руки Ника коснулись чьи-то холодные пальцы, вогнав в дрожь. Беляев узнал только шепчущий голос:
   -Счастливец, надо же, ты удивил меня. И Витторио тоже удивил...- Кассандра, крепко схватила Ника за локоть и беспомощного потащила за собой сквозь темноту.
   -Витторио мой господин,- мягко произнесла девушка и снова исчезла, оставляя Ника на пороге вагончика. Дверь открылась сама по себе, и мужчине ничего не оставалось, как войти. Вновь его окружала темнота и тишина. Порыв воздуха, точно от сквозняка, донёс резковатый запах благовоний.
   Витторио, как и в первую встречу, вновь сидел на своём кресле, удобно облокотившись об поручни.
   - Итак, садись Юрий. Может, хочешь выпить, расслабиться. Витторио показал на графин, наполненный тёмной жидкостью, затем щёлкнул пальцами - и темнота расступилась, замерцали толстые свечи стоявшие на столике в подсвечнике треножнике.
   Никита покачал головой, затем сказал:
   - Помню, у нас был уговор.
   - Ах, ты об этом, - Чтож, - ухмыльнулся вампир, пытаясь поймать Никиту взглядом.
   -Уговор есть уговор. И какое у тебя личное дело, напомни, освежи в памяти?
   -Личное дело, есть личное дело.- твёрдо отчеканил Никита. -Мне нужен Алхимик, хочу с ним сразиться.
   - Забавно, ты продолжаешь меня удивлять Юрий. А я кое-что разузнал, а точнее ничего не узнал. Ты как тень, парень, а ведь мои люди профи...
   - А зачем бы мне врать?- выдвинул браваду Никита. - Играть я умею и то, что у меня есть дар вполне себе доказал.
   - Ух!- вскочил Витторио и хлопнул в ладоши,- Ладно, я же давал тебе слово, значит быть посему. Алхимик твой! Завтра в полдень ты сыграешь с ним, но учти парень, а я ведь редко даю советы, просто есть в тебе что-то очень уж интригующее. Алхимик игрок со стажем, а его дар один из сильнейших из всех, кого я в этом мире встречал.
   - Это уж мои проблемы, разберусь сам,- и не повёл бровью Никита, сказал и посмотрел в лицо вампиру, старательно избегая прямого зрительного контакта.
   -Самостоятельный говоришь, ну посмотрим, чего ты действительно стоишь. Ночевать будешь в тёмно-лиловом шатре, с Кассандрой. Она за тобой присмотрит, а пока развлекайся как золушка до полуночи, с кем и как захочешь...- рассмеялся вампир и снова с помощью магии вытолкнул Ника из вагончика. Дверь резко захлопнулась. Лязгнул засов. Беляев пригладил растрепавшиеся волосы и прошипел сквозь зубы:
   - Ну, ничего сукин сын, ничего поживём-поглядим.
  
   - Ты слышал про парнишку, который расправился с Карлом- волшебником? - вопросила бородатая женщина, забирая с раздачи дымящиеся тарелки со специфическим рагу барахтающемся в кровяной подливе.
   - Слышал, а что?- нахмурился Алхимик, углублённый в собственные мысли. Он разузнал кое-что по поводу недостающих заклинаний, написанных на человеческой коже. Нужно было просто сыграть в картишки, а там посмотрим, решил он.
   Да и Моровий на пару с некромантом не отвечал на зов, что тревожило, но девушка в его клетке была в порядке, значит и с некромантом и вороном ничего не случилось. Может всё дело в этом месте? В древних чарах, пропитавших собою весь этот балаган. Скрепляющих собой всё, а также замыкающих в единую цепь всех участников шоу.
   - Говорят у него личное дело к кому то из наших. Это любопытно, ты не находишь?-
   -Она наклонилась над столом и торопливо стала помешивать ложкой рагу, выискивая куски крупные куски мяса.
   - Да, ладно, тебе просто говорят новичкам везёт, может в этом всё дело?- Выгнул одну бровь Лис и зачерпнул ложкой немного темно-коричневой жижи, пахнувшей острыми специями, перебивающими запах кровяной подливы.
   - А, знаешь, Карлита, ты могла бы оказать мне услугу, если бы подыскала парочку смазливых девиц, желающих поразвлечься.
   - О, друг мой, ты неисправим.- Ухмыльнулась женщина.- Хорошо, я найду тебе шлюх, знаю твои привередливых вкусы в этом. Но, ты будешь мне должен, я ещё подумаю об ответной услуги, -цокнула языком Карлита.
   - Конечно, всё что хочешь, но только не мою постель.
   - Да, ладно, тебе брезговать Лис. Ты же знаешь, что я бы не стала тебя просить ублажать меня, но вот твой друг, говорят у него и на мёртвого встанет.
   - Ничего не обещаю, лучше бы сама намекнула ему по возвращении - ответил Алхимик и принялся жадно поглощать рагу.
   - И вправду чего-то долго его не видать. Как приехал, так и пропал. Все в порядке?
   -Не лезь, Карлита не лезь в мои личные дела, и тогда у тебя не будет проблем ,-с намёком не продолжать расспросы, сказал Лиссандро. Она что-то рассерженно буркнула и стала торопливо расправляться со своим рагу. "Глупая женщина, что с неё взять, слишком любопытна, сама знает об этом, но лезет на рожон. Чего тут обижаться и не понимать?" Пожал плечами Лис.
   Расправившись с рагу, Алхимик встал со стула и вновь погрузился в размышления, поэтому решил прогуляться. Надутая как индюшка Карлита, осталась сидеть за столиком и чего таить, заказала себе бутылку.
   Ночь подходила к концу. Ушли обычные люди, закончили свою игру, не ищущие приключений на свою голову, или слишком осторожные, слишком опасливые. Но, ведь будут ещё другие дни. Как знал Алхимик, балаган никогда не отправлялся в обратный путь пустым. А Витторио и его прихвостни насыщали свой голод и запасались товарами и прочими вещицами на десятилетия вперёд.
  
   Сергей Сергеевич задремал, а когда перестал клевать носом и резко проснулся, то понял, что колесо обозрения давно остановлено -и он единственный пассажир сидевший в своей кабинке в низу.
   Огни не горели - и охранник куда-то запропастился. Сергеевич бросил взгляд на часы, и к удивлению отметил, что минутная стрелка замерла на отметке полночь. "Как странно",- подумал он, покидая кабинку, чувствуя себя потерянным.
   Да, тишина поглотила все звуки и вокруг ни души. Интересно, что происходит? Инстинкт подсказал покинуть этот балаган и прекратить расследование, но Сергей Сергеевич был чертовски упрям, чтобы вот так запросто отказаться. Он задумался, колеблясь между поворотом к выходу и тропой ведущей в главный фиолетово-чёрный шатер. И может быть он бы решил уйти и провести остаток ночи в машине, но увидел рыжего паренька, торопливо идущего по тропе обходя палатки. Там на холмике разместился настоящий паровоз, будто - бы сошедший из учебника по истории. Поэтому, Сергей Сергеевич впервые в жизни не послушался своего внутреннего голоса, а направился за пареньком.
   Никита купил себе поесть, затем бродил среди толпы ,пытаясь отрешиться от надоедливых мыслей. Ранее ему предоставили место ночлега среди заметно поредевших кандидатов в профессиональные игроки, а теперь топать к Кассандре и Нику туда идти не хотелось. Хотя, он нутром чуял, что можно было потолковать со стариком крупье. Но, что-то подходящего настроения не было.
   Никита съел вареную кукурузу, запил газировкой. Затем присоединился к какой-то парочке с детьми, болтая о том о сём, просто потягивая время, изредка отмечая для себя что-то действительно полезное. Например, запомнил расположение всех тропинок, судя по всему, ведущих прямо к главному шатру, где и происходило основное действо. Немного пострелял в тире, выиграл для очаровательной пухлощекой малышки огромного мягкого питона. Вот уже игрушки то, страшненькие, но малышке, судя по улыбке, очень и очень понравилось.
   Вновь, когда в голову полезли навязчивые угнетающие мысли, то Ник просто исчез, растворился в остатках пришедших на балаган людей.
   Он вспомнил о Кире, вспомнил о Геннадии, и тревога заставила сердце заныть. Как они там. Живы ли ещё?
   Ник надеялся, что они прислушались к его правилам и всё у них ничего, всё путем. Нужно было собирать вещи, свою сумку оставленную под кроватью на которую было наложено крепкое и ещё ни разу не подводящее заклинание, отпугивающее воров. Ему нужно было хоть что-то делать, он не мог успокоиться." Иди хотя бы поспи, голова для решающей схватки нужна ясная, чертовски иная. Так и быть", Ник поспешил скрыться в толпе и отправился к самому краю поля, где находилось его прежнее место. "Ты теперь вип персона", Ник бросил взгляд на один из прицепных вагонов, а потом чуть ниже по склону виднелась фиолетовая палатка, обозначенная рунами, картами таро и песочными часами, вышитыми на полотне. Палатка под стать хозяйке. Загадочная и явно зловещая.
   Беляеву не хотелось идти туда, не хотелось, ещё раз встречаться с Кассандрой но лучше сделать то, что должен, а ведь он ещё со школьных времён зарёкся быть трусом. И теперь перед встречей с инфернальной красоткой Беляев не собирался трепетать и падать духом.
  
   Алхимику не спалось, даже после всех проведённых утех с пышногрудыми цыганочками, заботливо приведёнными бородатой женщиной в его номер.
   Он лежал и прислушивался, почему-то казалось, что его прелесть Анжелина вела себя беспокойно. Лис думал, что она спит, но девушка явно притворялась, только вот он никак не мог уличить Анжелину в притворстве. Это вызывало у алхимик а беспокойство. А ещё сильнее тревожило, что от Моровия нет вестей. Тревогу усиливало и то, что завтра ему назначено самим господином Витторио соревнование с неким юным, но талантливым дарованием.
   - Размажь его и я обращу паренька в вечное рабство, а может просто осушу, потому что у рыжеволосого прохвоста кровь сильная. -Вот,- вампир вздохнул,- что есть, то есть, а больше... -Что-то подсказывает, что с парнишкой не всё так просто...- пару часов назад пробурчал Витторио, угощая Алхимика терпким арманьяком.- А ты пей дружище расслабься, неужели думаешь, что я бы стал тебя впутывать, если бы не был уверен в твоей победе?
   - Почему я? - вопросил Лиссандро. -Разве я не расплатился? Мы же договорились Витторио!- повысил голос Алхимик.
   - Тише, успокойся, ох горячий ты Лиссандро, хотя кажешься таким невозмутимым. Конечно, договорились. Но. дай мне закончить, когда ты узнаешь, что именно ты получишь за победу, думаю, сразу же передумаешь. -И Витторио стал рассказывать своим убеждающим, вкрадчивым голосом искушённого светского соблазнителя. Одинаково располагающе влияющего как и на женщин, так и на мужчин. Алхимик внимательно слушал, точно зачарованный, а затем понял, что улыбается во весь рот, и что его покинули все тревоги.
   - Клянешься?- когда Витторио закончил уговоры, спросил Лиссандро.
   - Да будь я проклят, клянусь, своим родным братом, клянусь своей плотью и кровью!
   Так закончился их разговор. И всё же во сне тревога Лиссандро вернулась двукратно. Алхимик спал и видел неясные, беспокойные сны.
  
   Анжелина чувствовала, что братишка рядом и- это придавало сил. Всё же видеть, как забавляется самодовольный мучитель с пышногрудыми женщинами, видеть, что он вытворяет, было невыносимо. К тому же противно.
   А он ведь нарочно не закрыл её клетку, проверяет, спит ли она. И приходилось глазеть тупым взглядом, приходилось слушать его тяжёлое дыхание и стоны девиц. "Ах, скорее бы, скорее бы всё это закончилось. Найди меня Ник, найди быстрее, я больше не могу выносить этот кошмар. Когда я здесь в привычном мире, дышу родным земным воздухом и знаю что ты рядом, то всё ещё тяжелее. Пожалуйста, найди меня брат".
   Никита спал на полу, предварительно позаботившись о защите. В шатре пахло сушёной лавандой и пылью Он забрал вещи и начертил на простом деревянном полу меловой круг, затем сконцентрировался и закрыл его, активировав контуры.
   Ничто не сможет потревожить его сон, никакая нечисть не перешагнет через созданный волевой барьер. Используемый мел был освящён в трёх церквях. А ещё, всё в шатре, кроме может быть пола буквально источало зло.
   Затейливая тахта, бархатная, цвета топлёных сливок. Кровать за ширмой, постель владельцы, на вид словно сошедшая из романа о падишахах. Вся такая пышная и воздушная, утопающая в подушках.
   Что он мог бы сказать о ней, о владелице, судя по её обиталищу. Ничего конкретного. Едва ли что-то, существенное было здесь в шатре, на виду. Либо чары скрывали её атрибуты, либо все личные вещи находились не здесь.
   Шатёр производил ложное умиротворяющее впечатление. Тёплая гамма, пастельные тона, округлый столик в центре, на котором стоят несколько прозрачных шаров, да ещё колоды карт.
   Нику не оставалось времени основательно здесь поразведать, сильно хотелось спать. Он так сильно устал, и кто знает, во сколько бы появилась бы хозяйка, если бы он её дождался, и какие силы таились в её тёмных глазах? Лучше не знать, лучше защитить себя и просто переждать эту ночь в относительной безопасности.
   Он заснул на удивление легко, только во сне вновь увидел Анжелину. В расплывчатой дымке, он слышал её голос, но не мог разобрать слов. "Братишка, родной, будь осторожен", вот и всё. Закончился один сон, тотчас начался другой, уже кошмар.
  
   - Вам помочь?- голосом лёгким и приятным как весенний ветер, произнесла длинноволосая женщина в старомодном платье с глубоким вырезом цвета морской волны.
   - Я ищу, -замялся Сергей Сергеевич. не в силах найти слов, пораженный красотой тонких черт девушки.
   - Боже, - выдохнул он. Она поймала его взгляд и улыбнулась, а ему казалось, что он утонул.
   Рыжеволосый парень, кот, все поставленные цели исчезли, словно и не было. Почему-то женщина сместила центр вселенной Сергеевича в сторону своей персоны.
   - Вы заблудились, а может, чего-то, кого-то ищите?- вновь спросила своим глубоким и приятным голосом сирены, красавица.
   - Да, то есть, нет,- попытался отвести взгляд в сторону Сергей, но не смог.
   - О, понимаю, вы в отпуске,- понимающе сказала девушка, словно действительно знала обо всех его проблемах. Словно, она видела его насквозь. Затем, дотронулась до его руки, оборвав зрительный контакт, легонько касаясь кисти пальцами, но всё равно Сергея тотчас пробрала дрожь. На миг в его голове вспыхнуло озарение пронзительное и ослепительно острое. "Беги, беги, беги".Всё же Сергей дёрнулся- и наверное что-то отразилось на лице, потому что красавица резко сжала его ладонь и потянула на себя.
   - Что ты дела..- замерло на губах Сергеевича, потому что она снова посмотрела ему в глаза и тело мужчины вновь тело пронзило болью, веко задёргалось, а она вслух сказала. Ледяной изменившийся голос ожёг слух точно скребущий металл:
   -Ах, Сергей Сергеевич, что же вы тут делаете, что же выслеживаете, пойдемте-ка со мною, и вам больше уже не придётся о чём-либо волноваться.
   Он попытался бежать, но ноги не слушались, её ловкие пальцы расстегнули молнию куртки, затем вытащили пистолет. Затем она шутливо погрозила пальцем. Сергею хотелось кричать, хотелось бежать сломя голову, но тело, словно стало чужим и больше не подчинялось его мысленным командам.
  
   Им не спалось. Мучили кошмары. Похожие, нет, даже полностью идентичные. Стоило ей начать рассказывать сон, как Геннадий продолжал и Кире приходилось повышать голос, чтобы заткнуть его. А, за окном до хрипоты с промежутком в пару секунд озлобленно лаяли псы. Они скреблись в дом.
   Ночь, словно замерла, и часы заключения в доме превратились в пытку. Возня за окном. Тени. Перегорели фонари. В камине на этот раз не стал разжигаться огонь. Злобный смех, к тому же постоянно звонил телефон, словно аппарату не было дела, что в разъёме давным-давно вырван провод.
   Вторая ночь подходила к концу. В глазах Киры жгло, точно песчинок насыпали. Гена всё пытался травить анекдоты, но было не смешно.
   Синевато-коричневым и охряным светилась соль, насыпанная Ником на подоконнике, на пороге двери. А в доме было холодно, жутко и дико. И они не могли никуда пойти, оставались в гостиной, прислушивались , постоянно прислушивались к чему бы то ни было.
   Да, и спать не могли, и Кира не могла вспомнить, когда в последний раз ела что-либо, когда пила кофе, когда вообще посещала кухню. В теплых вещах и Генадьевой зимней куртке дрожала -и смешно сказать, даже к уборной ходили в вдовеем, точно дети малые насмотревшиеся страшных фильмов в тайне от родителей.
   -Так я рассказывала, что в детстве мечтала стать балериной, даже в кружок ходила, пока мать не спилась и работала. А, потом вместе с сестрой пошла на совсем другие танцульки. Эротического направления, - Кира сжала его пальцы, растёрла своими более тёплыми.- Ха, а сестра ведь на панель пошла в восемнадцать, чтобы нас с матерью прокормить. Дура та пила, да всё вены резать пыталась. А потом Наташку на наркотики подсадили и я с дома убежала, когда её сутенёр припёрся выяснять отношения и меня избил, и её избил, защищать ведь пыталась. Меня же бабка одна подобрала, когда на помойке копалась. Бездетная, очень душеная женщина. Знаешь это она можно так сказать, нас с Наташкой перевоспитала. Заставила поверить в себя и квартирку завещала. А я ведь даже на похоронах не была. И себя ненавижу за это.
   - А знаешь, я ведь мечтал чемпионом быть, но не сложилось.
   - Да, жизнь сука та ещё,- кивнула Кира, закутывая плёдом ноги Гены сидевшего рядом с ней на ворсистом ковре у камина.
   - Что-то тихо стало, -произнёс Геннадий.- Может, лже- Тамара ушла?
   - Сомневаюсь, - произнесла Кира.
   Вновь залаяли собаки, зло зарычали, слегка подвывая, а потом затихли. Заскреблось по стеклу, точно веткой водили. "И хорошо, что шторы задёрнуты", подумала Кира. Старушечий голос был тихий, но казалось, просачивался даже сквозь щели, давил на мозг, душил, и каждое слово служило точно гвоздём в гроб, хороня остатки надежды.
   - Суки, затаились, да, затаились. Штучек защитных навешали. Но, от меня не уйти. Скоро суки, скоро людишки, мы попируем на ваших костях с Мороком.
   Пронзительно-громкое карканье оглушило. Резкий скрежет по стеклу играл на нервах.
   - Лучше выходите сами, обещаю, умрёте быстро, и мне ведь ничего не нужно, только мясца кусочек, и сердце блондинистой девицы. Что скажете людишки, выйдете из дому, а?
   - А знаешь, я ведь устал уже порядком,- прорезался в старушечьем голосе жесткий глухой голос мужчины. - Мне лишь девчонка нужна, ты колясочник в живых останешься. Отдай мне ее, а? Отдай по-хорошему. Подумай до утра, голубчик, - снова голос старухи. Ласковый и вкрадчивый, как у лисицы из советского мультфильма. Все разом затихло. Кира всхлипнула, её била дрожь.
   - Тихо глупая, не реви. Вот чего удумала. Не отдам я тебя, этому чудищу, что бабкой Тамарой управляет. Ни за что, даже если сам сдохну.- Погладил её по волосам и обнял. А Кира плакала, то всхлипывала, тяжко вздыхала, сильно цепляясь Геннадию за плечи, точно боялась что едва отпустит, и он исчезнет точно фантом из недавно виденных сновидений. Точно Геннадий давно погиб, как Игорь, а с ней просто играют, сводя с ума, намеренно ломая разум, склоняя к сумасшествию.
  
   Присутствие Кассандры в вагончике Алхимик уловил инстинктом.
   -Чего тебе красотуля?- сонно вопросил Лиссандро..
   - Пошли. Витторио приказал доставить тебя. Разговор есть.
   - А что до завтра нельзя потерпеть было?
   - Нет,- покачала головой девушка.
   Лис стал с постели, потянулся и поплёлся за ней, недоумевая и раздражаясь от того, что прервали такой прекрасный сон. Набросил халат, входящий в комплект вместе с полотенцами броский и аляпово-вычурный, расшитый звёздами по краям, как и костюм фокусника, который приходилось носить, играя в шатре с клиентами.
  
   Три вагона казались пустыми, за ними тянулись несколько объединенных вагонов, личное царство вампира. Только на этот раз Лиссандро повели совсем в другую сторону к единственному вагону: невзрачному, тёмно-серому. И даже на расстоянии алхимик уловил, как пропитывают воздух сокрытое внутри отчаяние и безнадёжность.
   - Заходи Лиссандро. - Простёр руку в сторону Витторио, встречая его на пороге.- Знаешь, ведь сюда я пускаю только тех, кому доверяю. - Впрочем,- резко изменил тему разговора вампир.- Кассандра кое-кого привела- и я хотел бы, чтобы ты увидел его, пока его рассудок не сломлен, а всего лишь подавлен.
   -Конечно,- с искренней долей любопытства отозвался Лиссандро, войдя в вагон и осматриваясь, когда вампир открыл массивную дверь, представляющую собой тяжёлый, до бела отшлифованный кусок железа.
   Повернулся ключ в замке , повеяло холодом, зазвенели цепи и даже в слабом свете округлых точно вырезанных из бумаги комочков-ламп, Лис увидел сборище людей разновозрастных и разнополых, многие тихо поскуливали на полу, некоторые бросали полные ненависти и отчаяния взгляды. С одним из них в центре комнаты возилась Кассандра. Высокий, худощавый мужчина в кожаной куртке с умным лицом и длинным любопытным носом с резко очерченными ноздрями он заворожено смотрел на Кассандру как на ожившую мечту.
   - Вот видишь, что я нашла у него, вертела в руках чёрный пистолет, а ещё вот, удостоверение личности при себе. Но, не беспокойся мой повелитель, - ухмыльнулась она, выставляя на показ ровные белые зубы. Он не опасен. Он ничего о нас не знает, да судя по мыслям, -нахмурилась и потрепала человека по щеке, точно щенка, -он должен быть в отпуске, но торчит тут из-за рыжего паренька и из-за кота. Не пойму, причём тут вообще это?
   - Ты его знаешь, Алхимик, видел, когда-либо?
   - Зачем спрашиваешь, ведь ответы в голове у него, а он в твоей власти.
   -Не дерзи, отвечай мне,- ещё раз произнёс Витторио.
   -О, ты меня запугиваешь, после всего, после всех клятвенных обещанию.
   - Ладно, -громогласно провозгласил Витторио. -Ты прав я не должен водить тебя вокруг да около. Рыжий парень, его зовут Юрий, он игрок, как и ты и дар у него сильный, может ты кое-что и знаешь по слухам, что любят развешивать на каждом шагу наше местное население, Молчи Лиссандро, не говори ничего, вот видишь, я всё же делаюсь с тобой фактами. Парень, скажу честно я не нашёл на него ничего, пока ничего, но что-то в Юрии есть такое, такое, что тревожит меня.
   - И?- пожал плечами Алхимик. - Что ты хочешь от меня, чтобы я узнал этого мужчину? Так вот, я его впервые в жизни вижу и, между прочим, с представителями закона вообще ни в коих мирах, ни каких дел не веду. Избегаю, как чёрт ладана.
   -За слова отвечаешь, посмотри внимательнее друг, - произнёс Витторио, нарочито выделяя последнее слово.
   - Да, друг,- в тон ему отозвался Алхимик. - Я его не знаю - и никогда не видел. Можно я пойду спать, честно такой сказочный сон видел, а твои игрушки, если захочешь, покажешь мне в другой раз, -сказал Алхимик, уставившись прямо в глаза вампиру и зевнул.
   -Хм,- отозвался вампир. - Так не знаешь, ну ладно, иди, не буду мучить тебя понапрасну.
   - Кассандра займись пленником, попытайся выудить из него всё что сможешь. Но, не долго девочка моя, не долго, Я сегодня послал Юрия в твой шатёр с ночёвкой. Кассандра расхохоталась звонко и колко, затем сказала:
   - Как прикажешь повелитель. Слушаюсь и повинуюсь.
   - Пошли, угощу тебя кое-чем редким и пряным, за то, что прервал твои грёзы, друг мой,- коснулся вампир ладонью плеча Алхимика и подтолкнул его к выходу.
  
   -Ты спишь, вот как. И ты защищён негодник, рыжеволосый негодник. Как? А у меня были планы на тебя,- разъярённо произнесла Кассандра и закружилась возле круга Ника, точно гончая всё вынюхивая и скребя по полу длинными ногтями. Тщетно пытаясь найти в круге слабые края. Выругалась, а потом ушла.
   Но, это был то ли сон, то ли явь. Ник крепко спал, поэтому не мог сказать наверняка. Когда проснулся, рядом стоял кувшин с водой, и тарелка овсяной каши. Но, он не стал её есть, просто вышел во двор. Понимая, что хочет просто подышать свежим воздухом. Подозрительно тихо, хотя на часах почти семь утра, а даже не рассвело. Хмурые дождевые тучи укрывали солнце. Спать не хотелось. Он вернулся в шатёр, где спала на своей огромной постели её владелица, кажется обнажённая, но Ник не стал бы ручаться да и подходить не стал, слишком кутались по углам сторожевые псы-тени. "Пройтись что-ли, обдумать, найти нормальный торговый холодильник с безопасной газировкой и какие-нибудь сухим пайком. Так и сделаю", решил Ник.
   Только он снова вышел на порог, как всё тот же хитроватый старик крупье схватил Никиту за руку, прижал палец к губам и тихо сказал:
   - Помалкивай малец, есть разговор. Пошли, -потянул его за руку. Никита поправил ремень сумки и ведомый любопытством, потащился за стариком
  
   На часах было ранее утро. Часиков семь. В такое время хочется лёгкого завтрака, включая обязательный кофе, и можно ещё подремать до восьми, если это выходной день. Кира открыла глаза, тотчас возвращаясь в реальность. Кажется, задремала. Геннадий не спал, всё поглядывал в окно.
   - Сколько время?- спросила она.
   - А ты проснулась, поспи ещё, кажется, рано ещё вон как темно то на улице.
   - Не,- помотала головой Кира,- уже не рано, просто отчего-то не развиднеется. Что-то не так с погодой. Думаешь, -зевнула,- та тварь может управлять погодой?
   - Кто знает, на что оно способно, но мои часы с вечера стоят. Есть хочешь?
   - Погоди,- сказала Кира, чувствуя, как вертится в голове жизненно важная идея. Вспоминая, как проезжали деревню. Несколько домиков, магазин затем долгая ухабная дорога, вокруг, которой, словно частокол разросся лес, а затем яркая хижина, раскрашенная зелёным - неужто лесничество? Нет, всё не то, далеко, если тварь бродит рядом, то не убежать.
   - Да, давай поедим, пошли на кухню что-нибудь приготовлю, из того что не испортилось в холодильнике.- с энтузиазмом предложила Кира.
   - Жаль, что кофе у нас не будет-, зевнул Геннадий.
   -Ничего, я видела в буфете горький шоколад, поможет взбодриться. Воды попьём, или молока, если не закисло. А бутерброды я сделаю. Вот знаешь, что я тут подумала, в любом случае, как бы не повернулось дело, мы так просто не сдадимся. Нужно подумать о вооружении.
   Впервые за долгое время Геннадий улыбнулся и произнёс с явным одобрением.
   - А ведь верно девочка, верное дело говоришь, у нас же ножи есть, инструменты есть, и может у Игоря ещё что-нибудь позабористее найдётся. Только жаль, что пистолета нет, чертовски жаль.
   - Окей, пошли потихоньку,- сказала Кира, помогая Геннадию подняться, освобождая его от пушистого плёда. Коляска стояла рядом, поэтому она чуток подкатила её поближе. Геннадий с помощью рук втащил своё тело на сиденье.
   - Всё я готов.- сказал он и улыбнулся. Где-то в квартире зазвонил телефон.
  
   Старик затащил Ника на пятачок, между будкой включающей аппаратуру в колесе обозрения и несколькими палатками, с участниками представлениями.
   - Слушай внимательно,- сказал он. -Карты крапленые и тебя может спасти только твоя сила, а также удача. -Но, - добавил он, ещё более понизив голос до едва слышимого шепота. -Твой противник не дурак, он силён. Я знаю, сам видел его игру. Но, вот в чём фокус то парень, я ставлю на тебя, так как ведь сын всегда побеждает отца?
   - Это ты о чём?- спросил Ник, выгибая бровь, ощущая растерянность, словно ударили под дых.
   - Ты сын Всеволода, я знаю, по дару узнал, да ещё по глазам. Дружили мы давным давно, а потом судьба разбросала, а куда. чёрт послал. И не отрицай, не трать понапрасну время. Я ведь на твое стороне. Давным- давно хочу прикрыть этот прожорливый на человечину балаган. Нужно только момент подобрать, да вот ты и есть этот момент. Ставлю на тебя парень, не поддавайся на блеф, понял меня?- вопросил и затих. Открылась палатка, топот чьи-то сонные голоса.
   - Иди, поешь парень, там где тебя поселили в первый раз, готовят простую человеческую еду, без всяких изысканий. И это забудь что сегодня меня вообще видел.
   -Твоё имя старик, как твоё имя? Внезапная догадка проявила себя озарением.
   - Ты Строцкий, так? Михаил Строцкий, я про тебя читал в его дневниках.
   Но, старик уже ушёл и ничего не ответил.
  
   -Кто это?- спросила Кира, когда игнорировать телефон уже не оставалось сил. Минутой назад они плотно поели, запив бутерброды растворимым кофеем, холодным и невкусным. От кофеина полегчало, всего чуть-чуть. Телефон звонил и звонил.
   - Я отвечу,- резко сказала Кира и хлопнула ладонью по столу. - Да будь всё проклято!
   - Блондиночка, -раздалось пронзительное и чуток хриплое. -Так что, решила , сама выйдешь, или как? Часики то тикают. У вас в запасе два часа. Затем я вас выкурю точно пчёл. Понимаешь, погибнете оба. Зачем тебе его смерть на совести. Сестры мало, дурёха?- гортанно рассмеялся голос в трубке.
   - Пошёл к чёрту, сукин сын, пошёл к чёрту!!!!- крикнула она в пустоту. Затем повесила трубку, слушая лишь тишину. Гудков не было. Кира тяжело дышала.
   - Всё хорошо, успокойся. Что он тебе сказал, расскажи мне?- мягко вопросил Геннадий.
   - Он хочет, чтобы я вышла к нему. Хочет меня, а если нет, то сказал что выкурит. Как думаешь, на что он намекал своим выкуриванием?
   - Не знаю, -покачал Гловой Геннадий, отложил в сторону сэндвич с сыром и ветчиной. Есть уже не хотелось.
   - Иди сюда Кира, -сказал он, а когда девушка не откликнулась, то подкатил сам и взял её за руку. Она села на корточки, позволяя себя обнять.
   - Всё хорошо, всё хорошо ещё есть время, ещё не всё потеряно, ты же мне веришь?- нарочито бодро произнёс Геннадий, откровенно говоря, в душе осознавая себя полностью беспомощным.
   - Да, верю,- ответила она и посмотрела ему прямо в глаза, с надеждой, как смотрит бездомный щенок на своего спасителя.
   - Давай только займёмся делом. Оружие найдем, и вещи первой необходимости соберём на всякий случай.
   "Бежать задумала, ох елки, но это лучше чем сдаться на милость зла добровольно".размышлял Геннадий, сцепив руки под грудью.
  
   Алхимик вновь улёгся спать, только распив всю подаренную бутылку. Он проверил свою куклу, некоторое время, наслаждаясь её беспомощностью. Ведь в его руках была её жизнь, её дар.
   Вот когда покажется её братец, тогда то он получит два приза в одном. Её дар и дар брата, перейдут к Лиссандро, а -это самое главное. Но вот почему медлит Никита, ведь он, как показала последняя ментальная встреча изрядно заматерел и легко не сдаётся? Но возможно так даже лучше, Алхимику нравилось ломать достойных противников. Так в разы возрастала стоимость победы.
   " Итак, что мы имеем", погружаясь в сон, подумал он. "Победит рыжеволосого новичка, войдёт в расположение Витторио, глядишь, найдёт способ возвыситься в разы, тогда то он когда вернётся в родное подземелье, вернет былое расположение повелителя, вернёт семейное наследие и облагородит очернённое родовое имя".
  
   Никите позволили войти в шатёр ровно в полдень. Тучи так и не разошлись. Дул сырой, слегка пронизывающий ветер.
   - Он тебя ждёт, -возвестила Кассандра, одетая в узкие современные джинсы, и белую кружевную блузку, через которою просвечивали контуры соблазнительной груди , девушка словно нарочно не надела лифчика.
   -Только вещи оставь здесь.- Все вещи,- взглядом дала понять, что имеет в виду его сумку.
   -. Хорошо, я оставлю всё кроме дневника. Это моя цена.
   - Покажи,- приказала она, глядя на него чуток по-другому, чем сутки назад. Словно, он из таракана превратился в более выдающуюся фигуру в её глазах. Ник снял с плеча сумку, открыл, достал толстую книгу- дневник завёрнутую в чёрную бархатную ткань.
   - Не трогай, а вдруг укусит,- пошутил он. Она скривилась, но не стала настаивать, на тщательном досмотре. Похоже, книга отца ничем не выдала себя, но ведь и читать её мог лишь посвящённый, нужно было произнести пару заветных слов, а лучше всего открыть с помощью крови.
   - Дешёвка, - надменно произнесла она, уперев руки в бока.- Иди Юрий, не заставляй его ждать тебя. -Никита окинул Кассандру равнодушным взглядом и протянул сумку ей в руки, вошёл внутрь.
   За спиной мужчины закрылся полог, и стало темно, как-то душно. Все столики были пусты, кроме стоящего в самом центре зала, там сидела черноволосая фигура, закутанная в старый прохудившийся кожаный плащ.
   - Итак, - сказал Алхимик, тебе понадобился я. -Что ты можешь мне предложить мелкий рыжий щенок, чтобы сделать достойную моего положения ставку, а? Свою жизнь?
   - Нет, Лиссандро, -произнёс настоящее имя алхимика парень. -Кое-что личное, кое-что очень ценное. То, что ты давно искал.
   - Забавно, у тебя, судя по словам, есть то, что мне позарез нужно. Но что нужно тебе, незнакомец. Юрий, как я полагаю?
   Ник пожал плечами, затем сел, поерзал, устраиваясь поудобнее на деревянном стуле с мягким сиденьем.
   - Вот, то, что я предлагаю,- положил тетрадь на стол. Алхимик взял тетрадь полистал, нахмурился и встал, резко сказав с нескрываемой яростью в голосе:
   - Старая тетрадка, чистая старая тетрадка, гаденыш. Я за один такой фокус просто разорву тебя в клочья, -швырнул тетрадь на стол.
   - Тсс, полегче,- сказал Ник, ухмыльнулся, взял тетрадь и сказал пару слов на древнеарамейском. "Что свято есть по сути своей, то тьме не завладеть, пока царит в душе свет и помыслы чисты"....Стало ещё тише. Воздух задрожал. Тетрадь стала толще, она раскрылась сама по себе, на чистых страницах появились символы, знаки, заклинания и рисунки, чёткие рисунки. Алхимик сел, тяжко вздохнул
   -Это невозможно. Ты... Откуда у тебя это...
   - Долгая история,- сказал Ник.
   - Так, что ты хочешь за неё. Что тебе нужно Юрий?
   -То, что тебе дороже всего. То, что ты принёс с собой. Кое-что живое.
   - Самоуверенный, осведомлённый и очень наглый. Ещё раз спрошу: кто же ты Юрий? Откуда ты так много обо мне знаешь? Тебя подослали, скажи мне, признайся?- прошипел покрасневший от волнения алхимик.
   - Как бы там ни было Лиссандро, но такова моя цена. Что скажешь, сыграем, или ты не осмелишься потерять самое дорогое?
   Лиссандро нахмурился, сжал в ниточку губы и наклонился над столом.
   - Я не знаю тебя, парень. Но. нутром чую, ты что-то скрываешь, а твой взгляд слишком взрослый для такого молодого лица.
   -Решайся алхимик, или ты опасаешься меня?- вопросил Никита, намеренно провоцируя мужчину.
   -Щенок бросает мне вызов, хорошая шутка, смертельно опасная шутка. Знаешь, парень ,-наградил Ника цепким, пристальным взглядом, затем вновь сел на стул, -Я сыграю, только увеличу ставки. Я выиграю и вместе с книгой заберу твою жизнь, заберу твой перехваленный дар игрока, а также вырежу и проглочу твои наглые голубые глаза,- жёстко отрезал Алхимик. -Так что, сыграем, малец Юрий? Любая игра по твоему выбору.
   - Согласен, но если я выиграю, то кроме девушки, ты откажешься от одного данного тебе обещания.
   - Хм, -скривил губы Алхимик. Как загадочно. Слишком личное дело у тебя ко мне, малец, да признавайся?
   - Приступим,- твёрдо ответил Никита.
   Лиссандро щёлкнул пальцами, появился старик крупье в форменном черно- белом костюме с подносом наполненным колодами карт и фишками.
   - Две игры, до победного. Так будет честно, не так ли малыш Юрий? Два желания, две игры.
   Никита кивнул, сосредоточено делая выбор. Затем сказал:
   - Сто одно очко и фараон, не отпугнёт?
   - Это будет легко и очень быстро сосунок, - ухмыльнулся алхимик, жестом поближе подзывая крупье. Крупье подошёл к столу и положил две колоды карт.
  
   За окном едва рассвело- и всё же свет казался каким-то мутным. Они собрали ножи, Кира вооружилась молотком, маленький топорик держал в руке Геннадий. За окном не прекращалась возня, часто шуршали, то лаяли собаки. То и дело вспыхивал свет солевых полосок возле двери, да возле подоконников. Карканье ворон сделалось нестерпимым. Стёкла вибрировали им в тон. Кира затыкала уши.
   - Когда же это прекратится?- вопрошала она. - Когда же?- мучительно поглядывая на Геннадия. Он сжимал губы, едва заметно проступали морщинки на переносице, и всё отвечал:
   - Успокойся, всё будет хорошо. Сегодня последние сутки, мы обязательно продержимся,- пытался улыбнуться Геннадий, но в его глазах то и дело проглядывало: "ох чувствую это только цветочки".
   Постоянно звонил телефон, но никто не брал трубку. Внезапно, накатила саваном тишина, глухая, и всеобъемлющая. Затем они услышали песенку, голосом бабули Тамары чудовище весело распевало:
   "Не ходите выходить, затаились в хатке
   Непослушные ребятки.
   -Выкурю, выманю
   Ох, весело, мне весело! Гей ляля, гоп, гоп ля!
   Жару напущу, дымом устрашу
   То-то будет, погляжу"!
   - Чего это она задумала?- боязливо произнесла Кира.
   -Погоди, - ответил Гена.
   Бухнуло в глубине дома, с грохотом разбилось стекло. Торжествующий смех старухи звенел в ушах, вызывая озноб.
  
   Они играли уже пару часов. Рыжеволосый парень- притворщик. и он сам Алхимик забравший его сестру. Всегда ничья. Ни единого ошибочного хода противника.
   Это было невероятно, а потом пареньку стало жарко, затем резко бросило в холод -и тот час в кишках Ника завертелись толстые черви страха, липкого и всё нарастающего. "Времени мало, скоро надетая на него личина друга треснет и пойдёт по шву, тогда пиши всё пропало. Может чем-то отвлечь его, чтобы набрать очков"? Но, хмурая сосредоточенная морда Алхимика казалась пуленепробиваемой даже для слов, и всё же, словесная бравада это будет хоть что-то. Потому что дар, который забрал Алхимик у отца Никиты был таким же сильным, как у сына, как у его самого.
   -Эй, Лиссандро, похоже, тебя и меня одинаково любит фортуна!
   -Зарываешься щенок,- произнёс Лиссандро, небрежным жестом поправил прядь волос за ухо. -Удача на стороне сильных, опытных, она знает, кому благоволить, а ты хоть и цепкий, упёртый и дар-игрока у тебя что надо, но меня тебе не одолеть!
   - Посмотрим, - уверенно сказал Ник, бросая взгляд в сторону, где всего минуту назад находился крупье. Теперь его странным образом не было. "Куда исчез старик?" -секундная мысль и он снова включился в игру.
  
   -Что-то с парнишкой не так, -произнесла Кассандра, отвлекая Витторио от дневного сна. Он с хмурой миной быстрым шагом расхаживал по комнате, девушка продолжала констатировать факты, иначе было нельзя." Мастер и так зол, а если ему не придутся по-нраву её слова, то"....
   -Он начертил круг. Вот что в нём меня насторожило, но я поняла это только теперь...- Кассандра сделала секундную паузу, чтобы набрать в грудь побольше воздуха..
   -Круг, может начертить любой профан, -гневно и нетерпеливо сказал Витторио. - Ты прервала мой сон ради этого Кассандра? - холодно сказал вампир с ощутимой ноткой назревающего гнева.
   -Вот только аура его круга, сам круг, охранявший его покой был Светлым. Светлым, вот что меня насторожило!
   Вампир приблизился к ней, взял в ладони девичье лицо, затем сказал:
   -Неужели у нас здесь заговор? Возможно ли так, что Юрий шпион, посланный по мою душу? Но вот только он конкретно обозначил себе цель - Лиссандро! Но, Алхимик на моей стороне, потому что зависим,... Что-то тут не так, после твоих слов, я это чую, иди, присмотри за нашими игроками. Иди же Кассандра. -Щёлкнул пальцами Витторио.- И лучше пускай у тебя на руках окажутся более весомые факты... - Вампир снова щёлкнул пальцами- и девушка буквально вылетела из вагончика.
  
   Снова грохот и причём в разных местах. Горький, едкий запах дыма и приторно-сладкий запах трав.
   -У тебя есть пожарный баллон?- спросила Кира, отчаянно размахивая одеялом, кидая соль на огонь.
   - Наверху! - крикнул Геннадий, выезжая на коляске в коридор.
   - Чёрт, не поможет! - отчаянно орала Кира из гостиной, ложась на пол и ползя по-пластунски, спасаясь от резкой вони и дыма.
   На кухне сработал пожарный извещатель, затем замигал и затух. Геннадий схватил сумку с вещами первой необходимости, понимая, что теперь на пожарных даже рассчитывать, не придётся.
   - Бежим, к машине! - сказал он Кире выползающей из-за арки и отчаянно кашляющей. Затем помог ей встать. Она была бледной, но в глазах горела решимость. Еще один взрыв. По потолку пошла волна жара, вспучился навесной потолок. Кира крепко сжимала рукоять молотка, Геннадий на коленях держал сумку и маленький топор. Визг, смех, а лай собак больше напоминающий визг шакалов за стенами дома в стороне кухни. Снова треклятая песня.
   - Через подвал есть выход к гаражу, -внезапно сказал Геннадий.- Оно вряд ли настолько хорошо как я знает этот дом.
   -А там, на предгорок, маленький кружок и до машины доберёмся, -выдохнула Кира и улыбнулась.
   - А знаешь, ты гений-Гена!
   - Ну, я программист, -ответил Геннадий и пробираясь сквозь дым, на максимальной скорости катил коляску к двери подвала.
  
   Странный был кот, слишком умный для простого котяры. Появлялся всегда днём, исчезал ночью, словно если бы что-то вынюхивал, решил для себя Старик. Он и приметил его случайно, но как встретился взглядом, понял, что зверь не простой, особый только вот с кем он пришёл, было неизвестно. Может, с пареньком, как то приметил он, когда не нашёл кусочек вяленой рыбы оставленной коту среди кустов за оградой. Тогда всё сходится.
   -Кис кис, кис,- на рассвете манил старик котяру, разгуливая за балаганом, потому что тревожился: кот не показывался ровно сутки. А ведь вчера твари из балагана обыскали машину горе-сыщика припершегося сюда на свою беду, затем машину укатили в лес и скорее всего сбросили в овраг, с глаз подальше. Но, вот паренёк то, как-то тоже сюда добрался, ведь не из воздуха же материализовался, -хмыкнул старик и почесал подбородок, приглаживая походившую на один сплошной колтун бороду. Ну, вот опять кот промелькнул, то ли его хвост.
   -Эй котяра, кис кис,- поманил он его и сплюнул. Чёрт, навряд ли даже умный кот припрется на его хриплый, не кажущийся дружелюбным говор. Старик подошёл к забору. Никого. Только повернулся, как услышал кошачье урчание, и жёлтые глаза кота поймали его взгляд, прожгли насквозь, ярко-жёлтые озера. Враз вытягивающие из старика всё его прошлое, и настоящее.
  
   Они подобрались к машине и швырнули в старуху соль, тотчас завизжавшую, как ошпаренную.Затем противниками стали собаки, одну Кира поранила ножом, другая застряла в салоне автомобиля. "Вот чёрт", подумала девушка кусая губу." Кровь была всюду, куда ни кинь взгляд, а также на траве валялись пожеванные остатки одежды, что были на Игоре".
   - Они что его сожрали? - произнесла она вслух, рассматривая воющую и отчаянно царапающую, то обивку, то стекло гладкошёрстную псину.
   - Похоже на то,- вздохнул Геннадий. Затем сказал:
   -Ну что будем выкуривать собаку, глянь какая у неё морда вздутая и в глазах точно черви ленточные застряли.
   - Жуть,- сказала Кира, затем застонала. - Боже глянь под рулём, проводка вырвана. Не заведётся наша машина.
   - Дуем своим ходом, живо!- сказал Геннадий, показывая на небо. Чёрная точка, казавшаяся такой далёкой, стремительно росла и приближалась вместе с ужасным раздирающим уши карканьем.
   - В лес, там тропа есть, я покажу, бежим Кира!
   -Сейчас,- поправила она упавшую на руку лямку сумки, затем покатила коляску, которая преодолевала сопротивление вставшего на пути поля.
   - За соль ты ответишь блондиночка, и смерть твоя и колясочника будет долгой и мучительной,- сквозь всхлип раздалось гнусаво мужское рычание, идущее со стороны сарая.
   Они спешили в лес. За спиной ревел объятый пламенем дом, с треском лопалось стекло и даже на расстоянии жар, казался нестерпимым.
  
   Близилась развязка, хоть по очкам игра казалось, замерла, смирившись с ничейной. Но, так не бывает, рано или поздно, у кого то не так должна была лечь карта. Кто-то должен был проиграть, но, казалось не Лиссандро, наверное, не в этой жизни. Остался час и заклятие спадёт, Ник и так ощущал, как зудит кожа, как кровь, точно огненная лава, бежит по венам, а сердце бьётся как у марафонца.
  
  
   Незнакомый голос очень часто пробивался сквозь тупую завесу мыслей, пробивался сквозь сон. И тогда Анжелина чувствовала близкое присутствие Ника. "Брат ты пришёл ты близко. Ты сражаешься за меня", -Она это знала, и даже в чужом голосе узнавала родной голос брата.
   "Это не возможно",- твердил глухой разум, -"возможно",- пело сердце. "Как помочь ему как сказать хоть слово", но не могла выдавить из себя ни звука, лишь моргала, часто моргала и едва шевелились пальцы, ставшие практически деревянными. Накатывал сон, лишал надежды голос Алхимика за годы пребывания с ним ставшим болезненно ненавистным. Всё же, Анжелина шептала слова молитвы, хоть и разрозненно, но шептала, вспоминала детские годы и тогда ещё живую бабулю и воскресные литургии посещаемые совместно. "Боже, пожалуйста, помоги", -шептала она, но, наверное, злая воля Алхимика была сильнее. Причиняемое им зло, сколько помнила себя Анжелина, чаще всего торжествовало. Но, всё же. "Нет",- в последний раз сжались пальцы.
   Анжелина, не слышала больше ни слов, ни щелчков карт, ложащихся на стол, лишь сонная пустота и одурение накрыло ее, унося, куда то ещё, в место забвения. Но, от внутреннего, слишком явного, чтобы игнорировать предчувствия перемен, кольнуло радостно и болезненно её сердце. Она легонько улыбнулась, вздохнула и погрузилась в сон.
  
   Контуры девушки проступали сквозь воздух. Тонкая и изящная, как наваждение, как прозрачная струна, сквозь которую проступают лучи солнца. Почему-то девушка была важна. Сергеевич цеплялся за эту мысль. Открыл глаза, поморгал: девушка ни куда не исчезла­ и даже в темноте, наполненной запахом смерти, холодом и разложением, она находилась здесь.
   - Помоги, - прошептал мужчина. То был Сергей Сергеевич, закованный в кандалы, едва помнящий своё имя. Не помнящий, как очутился прикованный цепями к стене. Стонали люди, кто-то кашлял. Он посмотрел на незнакомку и сказал:
   - Коль не чудишься мне, прошу, помоги. -Она посмотрела прямо в глаза, так чувствовал, хоть не видел ничего, но мог ясно сказать, что её глаза живые шоколадно-карие. В глазах плескалось сострадание, недоумение, тоска и боль, оттого Сергею Сергеевичу на мгновение полегчало, от осознания, что ей приходится во сто крат мучительней чем ему. Он вздохнул, на миг смежил веки, когда открыл, то она уже исчезла.
  
   -Пошли,- сказал Витторио,- понаблюдаем, уж больно долго от Алхимика нет известий. -Кассандра кивнула, допила последний глоток вина из бокала. Вампир поправил кружевной воротник, застегнул пуговичку на манжете, бросил взгляд на девушку, словно его интересовало её мнение, а затем уже у двери, всё же сказал:
   -Ты не рассказала как там Лукреций?
   -Как всегда, -ответила она.- Ты прекрасно знаешь, что его покой неизменен, - "а также голод, злоба и постоянное яростное терзание", об этом подумала, но в слух не произнесла Кассандра. Она набросила на плечи подбитый мехом куницы коричневый плащ.
   - Да я знаю об этом, но ты должна соблюдать положенный ритуал.- Она горько усмехнулась, едва растягивая губы, но промолчала. Витторио галантно открыл дверь и пропустил её первой.
  
   "Ты поможешь мне?" мысленно спросил старик у котяры. В кошачьих глазах был свет, согревающий сердце, дающий надежду. "Скоро" мысленно ответил кот, "скоро я пересеку черту - и тогда пути назад не будет, но ты должен освободить их. Как и задумывал. Всех пленников, а также спалить кости основателя, чтобы этот балаган исчез, точно никогда и не было, а все пленённые души обрели покой"
   -Ты поможешь?- настойчиво повторил вопрос старик. -"У меня своя роль во всём этом представлении человек, поэтому ты должен понять, что мне нечем помочь тебе, только если хочешь - советом".
   -"Тогда скажи, как справиться с вампиром, который на своей территории нарушает правила и ходит средь бела дня".
   "Он не помеха", подумав, ответил кот в голове старика разросшийся до огромного столпа золотистого света. "Он будет занят, такова его судьба, а ты не медли, иди как раз сейчас, в преддверии заката охрана дремлет, и сила этого места ещё не окончательно воцарилась".
   "-Но кто ты в настоящем обличье?"хотел задать вопрос старик и понял, что кот исчез и он в одиночестве стоит, прислонившись лбом к сетчатому забору.
  
   "Помочь, помочь ему, им, помочь этим людям",- вертелась мысль в голове Анжелины, но её уносило в другой сон, куда-то ещё, помимо воли. События накладывались одно на другое. Расплывались очертания вагона. Расплывались лица людей. Шумели голоса, сливаясь в единый хор непонятного жужжания разъярённого улья.
   Хотелось закрыть лицо руками, хотелось уйти, исчезнуть, испариться, но некая сила вела её всё дальше и дальше. И вот всё утихло. Остался только старый поезд, блестевший в свете луны, и серебристых звёзд рассыпанных на небосклоне.
   Она услышала шаги, но не сдвинулась с места, после разглядела мужчину прошедшего сквозь её тело, словно девушка была бестелесна.
   Так оно и была. Точно призрак в запутанный в прошлом, свидетелем отброшенная туда, как лицезреющая происходящее, но бестелесная фигура.
  
   -Что ты наделал брат, зачем?- спросил мужчина. В его голосе была печаль и покорность судьбе. Он склонился над телом своего брата близнеца, лежавшего на земле. Кровь стекала в траву, чёрная в темноте. Было душно - и ни единый порыв воздуха не колебал даже стебелёк травы.
   - Ты должен жить, и я тоже не пропаду, знай, ты должен кормить.... -Замерли слова, он захрипел, на потрескавшихся сухих губах, прошипела пена. -Вот держи, это его дар, протянул маленький пузырёк, даже в темноте блеснувший, словно в стекле проступал багряный янтарь.
   - Его кровь, мои остатки, мой прах, положи в вагон, в подпол.
   - Нет, -крикнул мужчина, держа за руку распадавшегося, как сгоревшая бумага на ветру, превращающуюся в серый тлён руку брата.
   - Нет!- крикнул он, - Будь ты проклят Люцифер!!!- Затем хотел швырнуть пузырёк, но, посмотрев в измученное, серое лицо брата, побледнел сам, стиснул кулак, и откупорил пузырёк. Янтарная жидкость коснулась губ, дёрнулся кадык, он сглотнул и упал на траву рядом с братом. Всё исчезло.
   Запутав Анжелину ещё больше. Её сознание вернулось в клетку.
   Голос незнакомца, коснулся её ушей, голос, пускай чужой, но она знала что это голос брата. Затем тишина и сон безжизненный, лишённый сновидений. Как пыль. Как тлён.
  
   Никита проигрывал, потому что дар игрока требовал сосредоточенности, а она угасала. Капала точно воск со свечи, с каждой минутой превращающейся в огарок. "Боже, за что, почему?" Идиотский вопрос, как считал, но что только не лезло в голову." Соберись мужик, сделай его, ведь ты можешь", -стискивал губы Ник, крепко сжимал кулаки под столом, чтобы Алхимик не видел.
   Анжелина была рядом, но как назло, истекло время его заклинания. Ник чувствовал, как меняется кожа, кости, а пот заливает лицо, скулы сводило от напряжения.
   - Устал, погляжу, -будто нарочно подтрунивал Алхимик, спокойный бледный, точно видящий его насквозь, своими тёмными глазами. А ещё он теперь постоянно ухмылялся, наблюдая за потугами Никиты, даже может, догадывался? "Ну что же делать что, эх и Мефодия нет, когда нужен, а обещал ведь котяра, обещал же быть рядом".
  
   - Тропа видишь!- кричал Геннадий, раздвигая ветки елей.
   - О, нет, езжай дальше, догоню! - отозвалась Кира, размахивая топором.
   Геннадий обернулся, чувствуя, что за спиной кошмар. Скрюченная фигура бабули Тамары не то шла, не то ползла, на её плече сидел ворон и каркал, то летал, приближался к ним, затем вновь указывал ей направление.
   Кира махала топором. Одну собаку она завалила. Сумела таки, расквасила ей черепушку. Вторая же псина, самая большая приближалась, злобно рыча. В глазах её осторожность, проглядывала сквозь злобу. Верно знала, что такое топор на примере товарки и побаивалась.
   - Езжай глупый, вон сторожка лесника видна, может там хоть закончится проклятая мёртвая петля? Может, телефон будет ловить!
   - Как же ты!? -растерянно выдавил из себя Геннадий, потому что не привык отступать, а тем более даже в таких обстоятельствах не хотел казаться обузой. Но, сейчас только обузой для Киры и был.
   - Справлюсь, -резко сказала Кира.
   И он поехал, пересилил себя, углубился в лес, знал, что так для неё будет лучше, хотя внутри всё и перевернулось.
   - Сюда шавка, сюда! -раздалось отчаянное злобное Киры, а затем невыносимая тишина, только шорох листвы под ногами. Скулёж, болезненный вопль. Матюганье Киры. Отзвук её: "ах твою мать, клятая шавка". И тишина. Геннадий остановился, сердце в груди клокотало . Оглянулся . сквозь ветви пробиралась запыханная Кира.
   - Укусила тварь,- зажимала рукой плечо.- Но, и я её зацепила. Бок порезала, не хило. А старуха, исчезла, вместе с птицей, точно и не было.
   - Ох уж, дела,- облегченно вздохнул Геннадий, -Не нравиться мне вся эта чертовщина! И покатил вперёд кресло. Рядом торопливо шагала Кира.
  
   Некромант пришёл в себя, рядом на полу лежало тело бабки Тамары. "Людишки чтоб вам пусто было", клял их, ощущая из-за своей игры значительный уплыв силы. Упрекающе каркал ворон, словно говоря: зачем ты вообще столько времени потратил зря? Игрок херов.
   - Хорош парень, сейчас догоним, ничего, зато видеть буду. - Не надо мне этих твоих укоряющий взглядов, -поднялся с пола в подвале Некромант, повертел разминая шею, зевнул.
   -Есть то охота, просто жуть, вот сейчас попируем. Пусть побегают суки, зато мясо вкуснее будет. Верно, говорю?- Морок подтверждающе каркнул.
   - Только вот надо с Лиссандро связаться, что-то он на контакт не идёт. Случилось ли что? Хотя, что может случиться с ним, кроме перепалок с Витторио и не вкусной еды.
   Ворон взмыл в воздух, уселся на балку и поглядывал на некроманта, пытливым синим глазом. Заклекотал.
   - Ох, ну ладно, пернатый чёрт, уговорил. Сейчас открою подвал, тогда и схомячим козу Зорьку. Любимицу бабки. А потом ты настроишься на Лиссандро, понял Моровий?- вопросил некромант, вставая на поскрипывающие, ветхие ступени, затем, поднимаясь по лестнице, открыл квадратную крышку подпола и выбрался в сумрак деревянной хижины. Ворон вылетел следом.
  
   Всё, если он моргнет, то лицо окончательно расплывётся. Кажется всего ничего, единое движение ресниц, и конец. Он проиграл. Проиграл во всех смыслах. Пан или пропал, как говорят, только вот ему выпал окончательный трындец.
   Темно, вот-вот сядет солнце. Вот-вот чары спадут. А зло пропитавшее собой весь этот балаган итак давит на волю. Да, ещё взгляд Алхимика, пробирающий до глубины души. Ещё один пытливый всё понимающий взгляд и у Никиты снова возникает сомнительный вопрос. "Неужели знает, неужели просто играет с ним, как тигр с едва окрепшим котёнком"?
   - Итак, Юрий,- презрительно шепнул Алхимик, -твой последний ход!- Так уверенно восклицает победитель. Как зловеще звучит, как тяжело бухает сердце. "Ну же Ник, что делать будем"? Отчаянно думает Ник -и отчаянно восклицает в ответ:
   -И всё же, Лиссандро, так ведь тебя величают. -уверенным тоном говорит Ник. -Ты не помнишь меня, или всё же припоминаешь, а алхимик? И где же твой ворон. Не припомнишь? Синеглазая птица, твой верный спутник?
   -Что ты знаешь?- неожиданно выходит из себя Лиссандро. - Что ты знаешь обо мне парен?!- вскакивает со стула. - Но, впрочем, не важно я и так всё узнаю, итак расправлюсь с тобой самоуверенный рыжеволосы говнюк!- Ник ухмыльнулся. Он не отводил взгляд и его трюк, похоже, сработал Алхимик вышел из себя, позволив ему сконцентрироваться- и на мгновение, всего лишь на мгновение применить свой гипноз. Создать в воображении образ молодого Геннадия с фотографии, зафиксировать и внушить ему. Затем Ник снова сел, вздохнул с облегчением понимая, что снова становиться самим собой и что снова его везение остаётся с ним.
   - Как это понимать?- спросил Алхимик, разглядывая его карты.
   -Ты жульничаешь, ты, что провёл меня сосунок? Но. как ты это провернул? -"Нет, такого не бывает. Карты не могли быть теми самыми картами, что парнишка держал в руке". Но, против фактов не попрёшь. Алхимик чувствовал что бледнеет. Впервые за всю игру ему стало не по себе.
  
   - С кем это он играет?- спросила Кассандра, поинтересовавшись у Витторио. Он нахмурился и сделал ещё один шаг вперёд, обходя Кассандру.
   - Нет, я не верю своим глазам. Здесь ощущается тёмная, сильная магия. И Юрия я не вижу!
   "Неужели Лиссандро нарушает правила?"- Но он бы себе такого не позволил, -прошептал Витторио, тихо подкрадываясь к игрокам.
   - Останови игру,- приказала Кассандра, лицо которой напряглось, она почуяла, почуяла неладное.
   - Прекратить!- рявкнул вампир и зашипел, что-то мешало ему, что-то светлое неведомым образом подоспевшее и заглянувшее кошачьими глазами прямо в душу. Он замер, отдав мысленный приказ Кассандре любым способом завершить игру. Девушка отшатнулась и пулей выбежала из палатки, кровь лилась из рваной раны, с шипеньем испарялась плоть.
   Кошак не отрывая взгляда от вампира, целенаправленно и стремительно ударил лапой, выпустив огромные светящиеся точно прожектора когти, целясь в лицо Кассандры. "Что же?" замер вопрос в голове вампира. Мысленный шёпот. Голос мужской и уверенный читал молитву от нечистой силы. А нечистой силой и был вампир, и с каждым произнесённым словом он слабел, с каждым словом наваливался сон. Он упал на пол. Витторио был прикован к полу молитвой, точно корабельным якорём. И как же это было мучительно, как же было больно, и он закричал. Закричал как раненный зверь.
  
   Что происходит? Алхимик задал себе вопрос и тут же его слуха коснулся дьявольский вой. Интуитивно он узнал в вое голос Витторио. Лис отвлёкся от игры, бросил карты на стол. "Нет, не может быть. Вновь проиграл. Но почему?" "Почему"? Озадаченно задал себе вопрос Лиссандро, затем вновь сконцентрировался, посмотрел на лицо парнишки - и стало не по себе. Лицо Юрия рябило, мельтешили черты. Но прищурившись он увидел, серые как небо в преддверии грозы глаза -и тотчас всё понял. С глаз будто бы спала пелена. Лис рассмотрел паренька по-новому, наконец-то рассмотрел его лицо.
   - Обещанный, ты хитёр, ты мастак, провёл таки меня! -зло и вместе с тем спокойно отчеканил Алхимик.
   - Ещё один ход, последний ход. Давай алхимик. Делай.
   - Ты и так мой парень, ты и так мой. Хватит этих никчёмных игр. -Он бросил карты на стол плашмя. Рассмеялся. -Ты и так мой слышал, и теперь, когда всё стало таким простым, я понимаю, что всё сложилось ещё лучше, ещё сладостней. Знаешь Никита, почему мы всё время ходим вокруг да около, мой дар игрока, я взял его у твоего отца,- и сказав всё что думал Лиссандро рассмеялся, зло, раскатисто рассмеялся. Подбородок Никиты задрожал, боль сдавило сердце, он чувствовал как силы враз покинули его, ведь он до конца так и не поверил, мало ли что про отца наплел старик крупье:
   - Нет,- сказал он, -ты лжешь, сукин сын, лжёшь?
   - Зачем?- произнёс Алхимик и снова присел. -А знаешь теперь, когда всё меж нами ясно, может сыграем? Я так хочу, чтобы ты склонился предо мной, склонился и умолял, умолял сохранить тебе жизнь. Ах, обещанный, всё же ты так сильно удивил меня.
   - Да, - увидев своего кота сказал Никита,- Мы завершим нашу игру. Только скажи мне Алхимик, я всё не могу понять, зачем ты забрал вместо меня мою сестру?
   -Забавно, ты так много узнал обо мне и ничего не понял. И даже не понял, зачем мне так нужна книга твоего проклятого отца. Хорошо, я ведь милостив, поэтому скажу тебе, исполню так сказать последнее желание приговорённого, садись, разложим карты.
   Ник сел, опёршись локтями на стол, поправил волосы. Всё шло наперекосяк. Всё летело к чертям. Алхимик поднял карты с пола. Он вновь увидел в конце шатра мелькнувшего Мефодия. Алхимик повернулся, поймав взгляд, Ника и не спросил: "на что ты так уставился"? То было не понятно. Ник не понимал, отчего-то Лиссандро явно не видел замершего и корчившегося от боли вампира и кота не видел. Просто алхимик нахмурился, скривил губы в пародии улыбки и уверенно стал тасовать карты.
   - Одна партия, на везучесть. Просто проверим, кому неровно дышит фортуна. Ведь ты знаешь правила этого места, не так ли обещанный? Все, что здесь было поставлено на кон не просто слова, сделки, всё нечто большее. И даже я не могу обойти данное слово. Я ведь согласился играть с тобой, до последнего. И ты согласился, на многое согласился, мальчик мой...- осталось повисшим в воздухе, отпечаталось во взгляде Лиссандро, но осталось не высказанным.
   Печаль, злоба скрутили нутро в тиски. Боже помоги мне, хотелось воскликнуть, хотя бы ради сестры, пусть я погибну, но она будет жить. Алхимик положил карту, Ник снял. Затем, следующий ход, карта ложилась ровно, ничья, ничья, ничья.
   А потом на Ника навалилась усталость, резкая одуряющая, подавляющая собой всё. Он так устал. Так устал. Неудачник потягивающий время. Невозмутимость противника подавляла собой. Лиссандро был уверен в победе, да что там к этому всё шло. К его победе и поражению Беляева.
   Вот и колода карт подошла к середине. Вот и его везучесть стала давать сбой. Ничья. Пропущенный ход. Снова ничья. Затем, козырная карта алхимика перевесила его шестёрку. Снова мелочь. Снова Ник делает глубокий вдох. "Соберись", твердит себе но тяжесть, давящая тяжесть, отнимает последние силы. А в глазах алхимика чётко отражается слово "победа" и посыл Нику: сдайся, сдайся малец, что ты трепыхаешься? А затем темнота накрывает сознание Ника, темнота давит собой, как когда-то давно, тогда когда впервые встретил проклятого демона в обличье человека. Тогда впервые и проиграл. Всё же Ник сопротивляется, ведь потерять сестру мужчина не может, не может ни за что.
   Все силы ушли на концентрацию, почему-то вспомнился отец, его улыбающееся лицо, когда держал своего четырёхлетнего сына в руках, затем подкидывал и ловил, снова и снова. Его взгляд, наполненный любовью, гордостью за то что у него есть сын.
   И уверенность вновь пришла, сорвались слова с губ Никиты, темнота отступила, съежилась и весь страх ушёл. Здесь и сейчас оставались только алхимик, карты и он- Ник.
   Алхимик улыбнулся, Ник улыбнулся в ответ, сказал и снял последнюю карту:
   ­- Знаешь ты забрал дар у моего отца, но мой дар лучше сильнее, потому что у меня кровь отца, и моё настоящее везенье. Мой дар, у меня исконный- и так должно быть, а ты паразит, гниль, которая пытается вознестись к небесам. Ты играешь против правил Вселенной! Не удаться, тебе победить меня сукин сын. Не удаться!- громко и уверенно произнёс Ник.
   Карта легла плашмя, джокер, всем картам карта, карта которая в тасуемой колоде и не существовала.
   - Нет, пропищал алхимик. - Нет, не может быть, - резко взметнулись руки, целясь в горло Ника. Намереваясь сомкнуться на его шее и задушить.
   - Отдай то, что должен отдать, сукин сын! Мою сестру, живо расколдуй, - выговорил Ник, успевая увернуться. Откуда ни возьмись, словно из воздуха материализовался Мефодий. Он зашипел, посмотрел на Алхимика. Лиссандро растерялся всего на мгновение, его и без того бледное лицо позеленело.
   - Будь ты проклят со своей тяжёлой артиллерией! Зашипел алхимик. Он кинул бархатный мешочек на стол, достав его из под полы плаща.
   - Доволен, обещанный!- крикнул, то ли каркнул Алхимик. -Но, она никогда не будет твоей. Она никогда не вспомнит тебя. А я ещё вернусь. - Произнес Лис, став нараспев читать заклинание.
   Ник вытянул из мешочка клетку не обращая внимания, на Алхимика. Ужасающе маленькая, как и фигурка внутри. Его сестра, спящая, почти идентичная кукле, только вот с искрой жизни внутри.
   Ник улыбнулся, открыл клетку, достал куколку, которая ощущалась гладкой и тёплой, удивительно теплой. А затем упал на пол, алхимик толкнул его, заставил выронить куклу.
   - Не так всё должно было закончиться,- сказал он. -Но, я выполнил условия, ты получил свой приз, а что будет дальше никакими правилами не оговорено. - Внезапно Лис схватил куклу и прижал к груди. Ник вскочил. Воздух вокруг Алхимика заискрил. Голубые искры с оранжевыми прожилками создали некое подобие монеты- двери, туннеля ведущего в иные сферы.
   - Я не прощаюсь, - сказал Алхимик и юркнул в проем. Ник побежал следом за ним, вцепившись в плащ и даже Мефодий издав звериный, ужасающий вой, прыгнул за ними.
   И понеслось. Жар скрутил, жар давил, Ник терял ориентацию в пространстве, задыхался, а потом и вовсе сомкнул глаза, выбившись из сил.
  
   Зов был сильным, как разряд тока полученный в грудь и Моровий закаркал. Некромант уже выбил дверь ногой. Страх жертв будоражил, разжигал аппетит. Они прятались, забились в угол как крысы, сжав своё бесполезное оружие. Металл, дерево, простая человеческая сила, не оставит на нечеловеческой плоти ни единого повреждения. Да он ослаб, признавал Некромант, но зачем ему магия. Простые смертные ни куда не денутся. Только вот, почему алхимик зовёт? Почему зовёт так сильно, и чувство такое, словно связующая их магия истлела и теперь требует, рвёт канал, грозя немедленным возвращением. А ведь он и не связался с Лиссандро, что само по себе было странно, но чёрт с ним, ведь сейчас будет пир. Пир, пир кровавый пир.
   Некромант зашёл в хижину лесника. Морок каркал от предвкушения . Голод птицы не был утолён. Коза лишь раззадорила аппетит. Слаще человеческой крови и плоти ничего для них обоих не было. Гурман в любом обличье- гурман.
   -Не трогай её, -выкатил вперёд инвалид на каталке, -я сдаюсь,- кинул на пол молоток, затем нож..
   - Её шёпот" нет, Гена, не надо торговаться, глупый, ему нужна я"... -раздавался откуда-то из дальнего угла, сокрытого треножным угловатым буфетом, где не было стёкол, а только слой пыли и паутины
   - О, так даже лучше, - воскликнул Некромант. -Ты смелый, надо признать, но знаешь эти игры, ваше бегство, бессмысленны и наивны, лишь утомляют, а времени нет у меня. Но всё же, тебя за смелость вознагражу по-своему,- рассмеялся Некромант. Ворон захлопал крыльями и набросился на Геннадия, целясь в глаза.
   - Она умрёт на твоих глазах, глупый смертный, храбрец, беспомощный и ни на что не годный. Ты даже не смог защитить свою женщину. И не скрывай, я чую, она тебе не безразлична.
   - Не подходи! - закричал Геннадий, отбиваясь от ворона. Но, Кира уже бежала ему на подмогу, отгоняя ворона размахивая молотком.
   Геннадий думал что ослеп, так как кровь из рассеченного лба заливала глаза, он отчаянно вцепился в птицу и стал её душить. Кричала Кира. Её крик, вырвал из его горла, ответный стон, не то рык . Ворон улетел, каркал, но прибился к потолку, выжидая новый подходящий момент. Кира, где же она была, Геннадий не знал, в темном заброшенном домике лесника он ориентировался лишь на звук. Ещё один крик. Возня. Затем шлепок и удар. Мужской недовольный вопль, полный злобы и удивления. Скрипел пол, отражая звуки борьбы.
   - Укусила меня, стерва, не спрячешься!- Опять завизжала, затем захрипела, точно душили Кира. Звук ударил по нервам Геннадия." Нет", вопило всё естество" нет этого он не мог допустить". Мозг Геннадия окутал алый туман. Он не помнил, как встал. Он вообще ничего не соображал, только ревел как разъярённый зверь и рычал, летя сломя голову, затем врезался в тело мужчины в плаще, сбил его с ног и бил, бил, бил белое как смерть ухмыляющееся тонкогубое лицо. Затем, его противник отбросил его в сторону. Геннадий выплюнул окровавленную мочку уха. Лицо врезалось в дерево, хрустнул сломанный нос. Хохот противника, справившегося с ним точно с младенцем, затем тишина, безнадёжная лишённая звуков тишина.
  
   Старик сломал руны, с помощью своей крови, потомка древнего война, открывающего любую дверь. Вагон был полон людей, молчаливых, покорных и связанных точно ягнят. Многие выли и бились об стену, звенели цепи, многие просто смотрели отсутствующим взглядом и лишь капли слюны стекали с их ртов, говоря, что они потеряли связь с реальностью. "Не время и не место", твердил он, после, если всё свершиться то всех освободит, но сначала нужно, думал старик и сжимал в руке рукоятку топорика, древнего топорика времён викингов завоевателей, лезвие, которого, острое как бритва было заговорённое племенным духом. Лезвие топора могло разить всю мерзость, скрывающуюся во тьме.
   Всё было спокойно. Он углубился в вагончик, ощущая лишь зло ждущее где-то под полом. Останки брата вампира чуяли его, волновались. Но, как и обещал кот с огненно-жёлтыми глазами, внимание противника было отвлечено и предстоит только сделать своё дело, пока ещё не село за горизонт осеннее солнце.
   Кто-то крикнул, заставив оглянуться. Темнота, контуры тел, трепетание цепей. Холод, усиливающийся холод. Но, нужно идти дальше. Судя по ощущениям, осталось недолго. И всё же, старик задумался о своем, скорее всего, виной была старость, верный инстинкт притупился, он не сразу среагировал на лёгкий едва слышный посторонний звук.
   Мягко открылась и закрылась дверь. Теперь он не один. Сжал рукоять топора, решая остановиться. Женский голос, мелодичный сладкий и густой как патока. Голос, который разжигает кровь, чувственный голос истинной похоти в своем прекраснейшем воплощении." Как не вовремя, она появилась здесь. Подручная Витторио его шавка- ведьма с примесью крови демона. Кассандра". Снова зазвучал смех. Старик начал молиться, призывая древних богов, заступиться за него.
  
   Ник лежал на песке, задыхался от вони, а в груди бешено билось сердце. Комната с высоким потолком, возле окна стол, всё купается в охряном, льющимся из окна свете. Голос Лиссандро едва различим, но он рядом. Голос его сестры, её стон. "Что он делает с Анжелиной"? Но, нет сил встать, лёгкие горят в глазах туман. Но он пытается подняться.
   - "Ты должен положить этому конец", - возвещает голос Мефодия в его мыслях. - "Для того ты здесь, для того я здесь". - Затем яркий, жёлтый свет озаряет лицо Ника. Становиться легче, всё легче и легче. Тепло, очень тепло в области сердца. Он может дышать. В руке, снова покоиться рукоять меча. Ник открывает глаза. Крепко сжимает рукоять меча, делает взмах, наблюдая, как рассекает воздух холодная, светящаяся белым огнём острая сталь. Всё становиться ясно. Он знает куда идти и что нужно делать.
   Что произошло? Какая дикая раздирающая тело на части боль. Он снова ворон. Нет, он снова в коридоре летит на пару с Моровием. В свой родной мир. В преисподнюю. Некромант кричит, скрипит зубами, концентрируется в попытке остаться на земле и завершить начатое. Удивление на лице Киры. "Она не должна жить". Как же он ненавидит людей в тот момент. Как же он ненавидит Алхимика. Будь он проклят. Что он творит? Каркает ворон. Боль адская, выворачивает кости на изнанку, точно расплавляет.
   Алхимик что-то кричит со всей силы, но некроманта закручивает и продолжает тащить обратно в преисподнюю.
  
   -Что произошло, ты как в порядке?- пытается достучаться Кира до не падающего признаков жизни Геннадия, в рваной щеке которого проглядывает кость.
   - Ты слышишь меня, эй, пожалуйста,- собственный голос напоминает скулёж. Кира поднимается и ползёт, чувствуя, как горят лёгкие, определяя, что рёбра сломаны. Доползает до него, не слыша ответного звука, не слыша даже стона, поднимается на колени, упираясь о поручень его инвалидной коляски. Достаёт телефон, батарея которого практически разрежена. -Он ушел, слышишь, ушёл, -бормочет про себя и всхлипывает.- Я сейчас скорую вызову,- всхлипывает, набирая на телефоне цифры. Здесь ловит, ловит сеть,. Синеватый свет дисплея останавливается на его лице, Футболка вся в чёрных пятнах крови, пропитана насквозь.
   - Кира, прости,- слышит его шёпот. Он слабым движением поднимает свою руку, касается её запястья. Рука слишком холодная.
   - Потерпи, -говорит она, потерпи, пожалуйста, потерпи.
   - Не надо скорую, поздно,- отвечает Геннадий. -Ты только не плачь, не надо плакать, не надо, девочка и затихает. -Хрипит, улыбается кончиками губ, она касается его лица и шепчет в остекленевшие глаза:
   - Пожалуйста, только не оставляй меня одну. Не оставляй меня. -Обнимает его, и ей так больно, так страшно и так невыносимо больно. Сдавливает грудь и слёзы, непрошенные слёзы льются из глаз сами собой.
   Лиссандро потратил все силы, призывая на помощь верного Морока и заодно Некроманта. Пусть так. Но, он чувствовал всё неспроста. Кто-то помогает, всё время помогал мальчишке, поэтому всё в его планах полетело к чертям. Алхимик знал он в доме. Ник в доме и он вовсе не похож на мёртвого в неродном, непригодном для человека мире преисподней. Но, козырь ещё в руках Лиссандро.
   Он в комнате, у него сестра мальчишки. И очень сильно, очень сильно хочется открутить ей голову. С минуту на минуту появиться Моровий, жаль оружия, никакого нет под рукой.
   -Ну, -вздохнул алхимик, отпуская девушку, в глазах которой он увидел, нет, не может быть разумную мысль, а точнее ненависть. И почему и как посмела она ненавидеть его, пустая игрушка, подвластная его воле?
  
   -Иди сюда, - приказал ей старик, но она замотала головой и отступила назад.
   Её смех сводил с ума. Мелодичный и откровенно порочный. Светловолосая красавица взлетела в воздух, затем набросилась на него. Старик едва успел уклониться, взмахнул топором. В его осветившемся лезвии увидел, как погасла её победная улыбка, сменившись оскалом ненависти.
   - Ты, - один из охотников, -протяжно сказала она. -Старый, но ещё не потерявший запал. -Усмехнулась и набросилась на него сверху, пытаясь выцарапать глаза, враз выросшими длинными чёрными когтями.
   - Изыди бестия, прочь,- взмахнул топором. Зазвенели цепи, отвлекая его внимание. Промазал. Появилась из-за спины, точно фурия, холодные руки прожигали сквозь одежду.
   - Я выпью твою душу, ты станешь рабом, старый пёс.
   - Нет, никогда - прошептал старик, осознавая, что её прикосновение, голос лишает волю. "Сосредоточься. Ты должен. Потому что никто кроме тебя не сделает этого. Вся жизнь прожита зря. Ты столько лет упускал возможность". Он сжимал рукоять топора. Она почувствовала, как он расслабился, толкнула на пол, оседлывая спину.
   -Нет, -шептал он.
   -Да,- вторила она ему.- Ты мой, хватит старик, хватит бороться. Тщетно,- рассмеялась, и он умудрился перевернуться. Сбросить её прочь.
   - Нет, тварь, нет у тебя на меня власти, -взмахнул топором, ощущая, как электричество струиться в его кровь через рукоятку. Вновь ощущая себя молодым, да он должен завершить дело. Она увернулась, затем взывала, когда лезвие топора раскроило ей череп. Она взлетела, прижалась к стене и поползла. Впервые в её глазах был страх смешанный с ненавистью.
   Лезвие осветилось, синим, победоносным светом.
   - На помощь. Витторио!- завопила она. -Лукреций, восстань, помоги. -Лязг цепей, чьи-то крики. Всё потонуло. Он ничего не слышал. Только цель. Только она.
   - Не уйдёшь тварь, - сказал старик и вновь взмахнул топором. Её голова слетела с плеч и с глухим звуком приземлилась на оббитый железом пол. Затем вспыхнула и рассыпалась на полу сотнями красно-чёрных искр угольков. Зазвенели цепи, он услышал, как кто-то вздохнул, близко и тяжко, точно древний старик. Возникший голос напоминал шепот, и казалось - в нём завивается морозный ветер, который точно царапая по стеклу проскрежетал:
   - Ты убил её, тем самым пробудил меня, ты нарушил мой покой. Расплата ожидает тебя!
   Старик перевесил сумку, достал соль, в другой руке зажал топор, а потом пол в вагоне вспучился, дохнуло холодом и стылым запахом тлёна. Чёрные щупальца раскинулись во все стороны, сцепились на лодыжках и потащили вниз, жадные голодные и слишком сильные, чтобы с ними бороться.
  
   -Паршивка, я с тобой ещё не закончил, -махнул рукой Алхимик и вышел из комнаты. Повернул ключ в замке. В коридоре на его плечо сел Моровий. Затем с ощутимым звуком приземлился на пол точно куль с мукой Некромант, зарычавший точно зверь и глянувший на Лиссандро так зло, что заставил его поёжиться:
   - Ты,- выдохнул он,- сейчас заплатишь за всё. -Ты посмел обвести меня вокруг пальца, ты жалкий.
   - Тсс,- нашел в себе силы Алхимик чтобы сказать голосом полным презрения и власти. -Молчи. Слышишь, противник пришёл за мной, за нами. Мальчишка, я чую, ему помогают силы света. Могущественные заступники.
   - Ну и что мне дело до этого? Плати грёбаный проходимец, - сплюнул некромант.
   -Подожди, ты, что не понимаешь? Думаешь, тебя всё это не касается? Ошибаешься. Лучше помоги, - протянул руку Алхимик, -я вижу ты полон сил. Сможешь бороться, пока я вызову на подмогу демона и выпью зелье, ибо совсем обессилел.
   - Да,- признаю, я проиграл, да я трус, я удрал и тебя захватил с собой, прости, товарищ, прости...-Топот и чертыханье, близкое за поворотом. То был Ник он находился у лестницы, понял это алхимик и поджилки у него затряслись.
   - Помоги друг, ты получишь все, что у меня есть! Помоги остановить его, Я дам тебе все. Все что захочешь!
   - Всё, говоришь. Тогда, -оскалился некромант, - Поклянись, что дашь мне все свои книги, зелья и всех самых молодых девиц и ещё,- погрозил пальцем ухмыляющийся некромант,- поклянись, что станешь служить мне, как слуга своему господину, - недобро зыркнул Некромант. - Поклянись, всем своим родом и самим повелителем поклянись!
   - Как ты можешь просить о таком, как ты смеешь проклятый мертвец, ты?!- выдохнул Лиссандро, затем побледнел, ощущая, что сон подкатил точно марево."Это конец", подумал он. "Нет, не могу я поступить так, не могу. Но, может быть", сжал пальцы в кулак, сплюнул и громко сказал:
   - Клянусь, проклятый сукин сын!
   -Клятва дана, теперь убегай с моих глаз. Я приму бой, за тебя слабак,- расхохотался некромант и сконцентрировался, вызывая из потустороннего хранилища свои костяные ножи и острый серп, носящий имя пожиратель грехов.
   Алхимик укрылся из глаз. Некромант почувствовал присутствие того, в ком было очень много могущества, очень много света. Мгновение -и он уже был не один, поэтому и обернулся. От Ника буквально исходил ореол света. Его меч светился жёлтым пламенем, охватившим центр лезвия и как цветок исчезающий в рукоятке.
   - Час расплаты настал, - произнёс мужчина и взмахнул мечом. Некромант хотел рассмеяться, но лишь ухмыльнулся, заглянув в серые, яркие точно гроза, глаза противника. В них была боль и бездна готового на всё возмездия.
   Они закружили точно два зверя. Комната давала возможность парировать движения. И часто серп , переменно с мечом задевали стены, отсекая крошки камня и песчаника. Высекали искры.
   Рукоять меча стала продолжением руки Ника, слилась плотью и кровью, будто бы он всю жизнь только что и занимался, что упражнялся с ним и участвовал в боях. Кем бы ни был его кот на самом деле, он своё дело знал. Кот прибавлял сил. А некромант тоже казалось, не уставал. Вновь, град ударов и несколько отступлений чтобы поразмыслить и перевести дух.
   - Скоро меченосец ты умрешь, и я выпью всю кровь из твоих жил,- грозил некромант, подбираясь ближе. Ник замер, готовясь отразить удар серпа, но слова пришли сами:
   - А тебя то предали и ведь не раз предавали,- прозвучало очень уверенно, будто бы знал.
   - Заткнись. Что ты можешь знать обо мне,- прошипел некромант и впервые его глазах мелькнул страх.
   - Многое,- говорил Ник, повторяя слова, пришедшие в смыли. То был кот. То он снова вмешался, а затем снова сказал:
   - Даю тебе последний шанс, уходи. Ты ещё не слишком увяз во всём этом. Я пришёл за Лиссандро и за сестрой.
   -Не пойму одного парень, остальное ведь ясно. Ты, твоё прошлое и сестра связующее звено. Но вот кто же ты сам?
   - Ты узнаешь, если не отступишь, -процедил Ник и пнул противника ногой в голень. В глазах некроманта появилось недоумение, сменившись откровенным страхом, болью злобой. Он замахнулся серпом. Ник уклонился и его меч рассёк плечо некроманта. Тот взвыл, зашипел, обнажая зубы волчьем оскале. Ник ухмыльнулся, видя, как сморщилась кожа, задетая мечом, как чёрная кровь вытекала из раны.
   - Глупец тебе меня не одолеть, - сказал некромант, чертя замысловатые воздушные пассы. Круг семёрка, и капелька крови упала на песок. Парень зажмурился, поднялся ветер и в глаза Ника шлепнуло песком. Он упустил момент, направленный на атаку. "Ах, же ты, нечестно" хотелось сказать Нику, но когда открыл глаза, то некромант стоял в центре комнаты, а со всех сторон из под земли лезли костлявые части тел мертвецов.
   Некромант смеялся и его смех резал уши. Ник попытался прорваться сквозь восстающих к жизни скелетов не то людей, не то тварей подземья, но руки хватали за лацканы брюк, впивались в лодыжки. И он упал, споткнулся, налетая прямо в объятия скелета, сумевшего полностью высвободить свои останки из песочного пола.
  
   -"Старик", зашипело со всех сторон. "Последний из старожилов. Сколько же лет ты искал меня, сколько лет пытался подобраться , но всё тщетно. Не так ли"?- вопросил могильный шёпот совсем близко.
   Но, всё тело старика путают зеленовато -бурые, осклизкие водоросли, Лишь топор в руках. "Но что с ним делать, коль бесполезен, коль нет сил прорубить им свою свободу". Спать охота тело налито свинцом, будто и не было в нём запала, возникшего, когда победил нечисть с красивым женским лицом. "Борись Михаил", твердил себе старик, "борись", но яд разливался по жилам, проникая сквозь поры кожи, а водоросли, корни растения спеленавшего его плоть сжимались всё крепче, всё покусывали запястья своими шевелящимися усиками с крохотными шипами." Ты последний Михаил, ты должен, ах как же так провалиться мне трижды, так попасться в ловушку как слепцу. Так понадеется, что за столетия они позабыли, и призрак потерял бдительность и ослаб".
   -Ведь думали, небось, что я погиб. - Михаил сам не заметил как произнёс слова в слух.
   - Соглашусь, думали, что ты сгинул, как старый пень, забытый и никому не нужный, -отозвался голос, всё ближе и ближе, подступал он к нему и всё же где же он? Не видно ни зги. Лишь водоросли, слегка поблёскивают, точно зеленоватые ужи, пробиваясь сквозь мрак. -"А ты всё ещё жив и дел понаделал, да старик. Подругу моего брата умертвил. И сам в мои лапы пришёл. Неужели думаешь, что прощу, а"?- вкрадчивый голос почти за спиной, только вот не оглянуться.
   - Покажись, -сказал старик, стискивая зубы. - Покажись враг мой. Призрак проклятый, не томи старику душу.
   - Ха, ха, ха.- в ответ засмеялся лающим смехом, отчего же не исполнить последнюю просьбу приговорённого, а? - раздался голос и тьма озарилась ярким синеватым светом. Обутые тлёном кости проявились в реальности. Дуновение ветра- и проступила плоть. Высокая фигура воплотилась на глазах старика.
   Тощий и узкоплечий, с копной снежно-белых волос раскинутых за спиной. В волосах потрескивало электричество. Глубокие, точно омуты запредельного мира глаза уставились в глаза старика, впились взглядом. Протянулась рука и на пальцах отросли острые когти.
   Лукреций полоснул старика по щеке, пропорол кожу насквозь и сорвал часть щеки, обнажив мышцы, и кости. Старик закричал, и сквозь смех призрака расслышал свой приговор. Вечные муки, гниение заживо, пока щупальца растений не высосут все соки из его пор, а потом. Что будет потом.
   -Нет!- закричал Михаил,- нет!- и дернулся, напрягая все жилы, напрягаясь из последних сил и сумел разорвать стискивающие лодыжки петли усы, упал на земляной пол, извернулся от неспешной атаки призрака.
   Топор снова был в руках старика . Но и призрак не медлил. Лукреций набросился на старика, точно спрут придавил к земле и стал раздирать когтями плоть в яростной попытке достать до сердца.
   Топор пронзил призрачную плоть, ещё раз и ещё. Лезвие попадало то в горло, то в плечо. Не помогало. Сознание почти покидало старика, но он стискивал зубы и рубил, рубил. Призрак хохотал и прижал ногой руку старика, заставляя кряхтеть от натуги от боли, но всё же разжимать рукоять топора.
   - Тебе не одолеть меня, жалкий червь, -почти выплюнул призрак, снова расплываясь в ухмылке. Старик зажмурил глаза, левая рука скребла по полу, но внезапно он вспомнил кое о чём прикрученном к лодыжке. Напрягся и изогнувшись сумел оттолкнуть в сторону призрака.
   Он достал мешочек и швырнул опешившему призраку святую соль в глаза. Зашептал заклинание:" упокоение для не обретших покой", губы кровоточили, и язык плохо слушался, но Михаил шептал и шептал, занося топор над воющим от боли временно ослепшим призраком.
   - Отправляйся в ад исчадие, там твоё место!- выкрикнул старик и занёс топор, выложив в последний удар всё что у него было. Всю ненависть, всё желание завершить дело всей жизни. Топор снёс белобрысую голову, лезвие вспыхнуло и раскалилось. Плоть зашипела. Голова покатилась, тело осело и судорожно задёргалась. Старик выдохнул и упал, чувствуя, как перед глазами пляшут чёрные пятна. Стало невыносимо жарко. Растения паразит свернуло листья и обратилось в прах. Засвистело в ушах - и мир обратился в сплошную черноту.
  
   Ник сражался со скелетами подобравшихся к нему со всех сторон. Он махал мечом, рубил головы, разрубал плечевые суставы, лишал их рук и сочленений костей. Но всё равно их было слишком много. Слишком много цепких костлявых пальцев, острых зубов оставляющих рваные раны, царапины из которых проливалась его кровь. А некромант всё хохотал. Раздражающе хохотал. Вот Ник отбил атаку ещё одного скелета, кажется предпоследнего, но внезапно песок под его ногами вспучился, он не успел уклониться в сторону, лодыжки обхватили костлявые пальцы, резко потянули за брючную ткань. Беляев упал, меч в ладони скользил, едва , оставаясь полезным. Нужно было остановить этот кошмар. Увы восставших скелетов не становилось меньше.
   Вот со щелчком сомкнулись на его плече костлявые, но всё ещё острые зубы. Силы Ника кончались. Он разжал ладонь, выпустил меч, прижатый костлявой ступнёй к песку. Стиснул зубы и стал наносить удары за ударом, лишь отстрачивая неминуемое. Некромант произнёс торжествующе:
   -Они сожрут тебя заживо и косточки обглодают, так и знай!
   Бежать было некуда и меч увы невозможно вырвать, Ник отбивался от костлявых созданий голодных и охочих до его плоти и крови.
   Пот застилал глаза, Движения замедлялись. Ник чувствовал, как бухает сердце в груди. "Неужели всё кончиться вот так, неужели все, что он сделал, все через что прошёл было напрасно"?
   - Нет!- закричал,- нет!!!- зарычал, нанёс ещё один удар, пробивая кулаком костлявое горло, снося с плеч голову восставшего.
   Ослепительная вспышка золотистого света, Беляев весь взмок и мгновенно зажмурился. "Ложись и будешь спасён", раздался мысленный голос его кошака - Мефодия, мужской уверенный голос. И он упал на песок, воздух будто вскипел и со свистом взорвался ошмётками костей мертвецов и пеплом, оседающим на обожжённую спину.
   Когда Никита поднялся, то увидел лишь кота умывающегося лапой. Глаза на покрытой пеплом мордочке казались сияющими. Скелеты и их предводитель некромант исчезли. Ник чихнул. Кот вновь мысленно произнёс:" Поспеши на свою главную битву мой друг, иначе опоздаешь. Каждая секунда промедления удваивает шансы Лиссандро. Теперь всё в твоих руках, больше я не в силах физически помочь тебе..."- и в легкой вспышке света кот растворился, превратившись в меч.
   Ник взял его в руки. Рукоять казалась тёплой. Сделал глубокий вдох как на долгих медитациях. Каждый порез ныл, тянула болью обожжённая спина, руки и ноги не хотели двигаться, но он волевым усилием отключил боль, снова вздохнул, стиснул зубы и, сделав первый шаг, второй превратил в бег. "Анжелина, держись сестра, я иду". Злость вскипела в нем, и боль была придавлена ей, временно, но не окончательно забыта.
   Алхимик знал, что враг близко. Он крикнул на девушку, пытающуюся вырваться, затем ударил её и толкнул так сильно, что она упала на пол, но всё равно, происходящее казалось таким нереальным - и накатывающий волной сон с каждым разом всё больше затягивал. "Что же выбрать? Что же выбрать?
   Взгляд Лиссандро метался среди фолиантов и пузырьков. "Так мало времени, так мало времени на всё, а что если не выберу, то просто усну- и тогда всё задуманное рухнет, исчезнет окончательно. Нет, никогда, ни за что". Так думал алхимик, выбирая стеклянную с виду фигурку древнего демона, воплощающего огонь. Сжал в руке и, услышав шорох, обернулся, чтобы приказать Анжелине, явно намеревающейся обойти его со спины, впервые так откровенно неповиновавшейся у него на виду.
   Удивление, вызывало ярость, затем злость. Лис приказал ей подойти к нему. "Живо немедленно ко мне". Его крики причиняли девушке боль. Она морщила лоб, закусывала губу. Но, прямой приказ не могла обойти, помеченная его меткой, столько лет проведённая рабыней. Комнатная собачка, служившая своему хозяину, но всё равно предназначенная на убой. "Нет сучка, нет, трепещи", прижал Анжелину к себе сильно, так сильно, что треснули её кости, и поцеловал, вкладывая в поцелуй весь яд заклинания забвения. "Как бы не сложилось, решил Лис, она ничего помнить не будет. Чистый лист в её голове, в её памяти, в её мыслях. Слеза скатилась по её щеке, и взгляд девушки потух, она упала как подкошенная на утрамбованный песок.
   -Что ты наделал?! Ты за это ответишь ублюдок!!!!- взревел Ник выбивая дверь и оглядывая комнату, останавливаясь на неподвижном обнаженном теле сестры. Алхимик вздрогнул. Так, так вот как поворот. Значит ли это что его друг некромант погиб? Привычный защитный жест ладонью и Лис возвёл силовой круг. Пара минут. "Всего пара минут, чтобы поразмыслить. Но выход есть, пусть даже такой, но выход". Он сжал статуэтку, раскрошил её в руке, поранил ладонь. В полу образовалась дыра. Потянуло серой , воздух наэлектризовался, и тело Лиссандро стало трансформироваться. "Слияние ифрита и демонической плоти алхимика воедино. Пусть так, любой ценой выжить и добиться задуманного". Алхимик рассмеялся, наблюдая, как недоумение на лице Ника, сменяется гримасой боли, а в растерянном взгляде проглядывает отчётливое поражение. "Что, не думал сосунок, не думал, что всё повернется так?!"
   -Ха, ха, -рассмеялся в голос алхимик. На его теле стремительно нарастала чужая плоть.
  
   Михаил полз. Всё о чём мог думать это бесконечная боль. Но, смерти не было. Хоть и победил, смерть пока ещё не явилась за ним. Только боль и воспоминания, которые даже если бы хотел, то не смог бы выбросить из головы. Он был тем, кто он есть. Тем, кем стал. Стариком, пьянчугой ненавидящим самокопание.
   Он так давно пал и потерял всех, семью, друзей... Давно похоронил надежду на спокойную старость- и вот всё ещё жил.
   Боль была адской. Наверное, так ноют раны поражённые ядом, нашпиговавшим тело от увядших инфернальных лоз. Старик полз, но ноги, да что говорить, все конечности еле сгибались - и всё равно полз. "Ты должен. Должен идти, должен, должен",- велел инстинкт, велела сила, та, что была дарована, так что не хотела умирать и быть развеянной. Не переданной, сила не могла рассеяться без последствий для мира, она не могла так просто покинуть стариковское тело, такова природа вещей. Равновесие нельзя сместить без влияния на вселенную, так и смерть не в силах забрать душу из покалеченного тела, так и смерть не может его убить, пока он не передаст силу достойному принять её.
   Старик полз, карабкался, воспоминания душили его, он не видел, он не ощущал себя живым. Пара обрывочных мыслей, адская боль, кошмарный сон, затянувшийся кошмар. Выход был рядом. Близко. Чье-то биение сердца.
   Свет дневных ламп, резал глаза, он подтянулся на руках, едва сгибая окоченевшие синие ставшие ватными распухшие пальцы. Слёз не было, ничего не было. Тоска сжимала сердце. Он так хотел покоя. "Иди", голос в голове, "ползи", вновь голос в голове, "ищи" приказывал голос в голове.
   Михаил не знал, как сумел скривить губы в ухмылке, не знал ничего, только то, что чьё-то сердце в этом вагоне забитом многочисленными живыми и едва живыми пленниками зовёт его. Неудержимо зовёт, требует его.
   Один шаг, затем второй, третий был чуток легче. Похоже, боль, когда двигаешься, становилась почти привычной.
  
   Ника отшвырнуло к стене от соприкосновения с силовой защитой Алхимика. Он болезненно ударился плечом о стену, вновь бросился вперёд, крепко сжимая меч. Казалось, Лиссандро торжествовал. Но всё о чём мог думать Никита - было, то, что его сестра лежит обнажённая на полу. Тогда, минуту назад, в её глазах родилась, и тот час же угасла вспышка узнавания, затем осталась пустота.
   Защита держалось, пока ещё держалась, и только острие меча могло слега проходить сквозь возникший барьер. Тело Лиссандро деформировалось в огромное существо, созданное из огня.
   Даже в паре метров от жара у Ника слезились глаза, пот стекал по лицу - и больно было смотреть на краски пульсирующего огня. "Беги, скорее", раздался голос в его голове. Голос кота, затем голос отца.
   На мгновение, перед Ником мелькнуло видение комнаты и клеток разбросанных нагромождённых одна на одну. Среди них, в одной клетки находились остатки его отца. Пара косточек, точно замысловатый сувенир в лавке чёрного колдуна.
   Он взмахнул мечом, нужно было действовать. Барьер пал. Огненный воздух коснулся лица. Вспыхнули, брови, исчезли ресницы, обожглась слизистая носа, кожа налилась жаром, точно приложили по лицу горячим утюгом.
   Мгновение Ник пялился в глаза алхимика, не зная, что делать, а потом что-то щёлкнуло. "И знал же, что не будет другого выхода и никогда, похоже, чёрт возьми, его никогда и не было".
   Лиссандро в дьявольском обличье ифрита захохотал. Так злобно, торжествующе лает шакал на предстоящем пиру.
   Ник взмахнул мечом, лезвие со звоном отскочило от каменистых бугров, бывших раскалёнными и в то же время удивительно прочными. Запястья свело от боли. Он опустил меч на пол, бросил взгляд на сестру, сжавшуюся точно мышь в уголке, волосы закрывали лицо. "Мефодий" сказал Ник, мысленно обращаясь к коту, "пожалуйста, помоги ей". Затем снял с пальца кольцо, положил на пол рядом с мечом. "Отдай ей его и спаси, прошу".
   Никита бросился на ифрита, бормоча ещё одно заклинание запомненное из отцовской книги. Заклинание против боли, каменное заклинание, временно обращающее плоть в твердыню.
   -Щенок, ты вознамерился бросить мне вызов. Жалкий человечишка, ха - пролаял Лиссандро и его руки сомкнулись на плечах Ника, стискивая, стискивая кости, сдирая кожу.
   Ослепительная боль, длилась секунду. Чётко, удивительно чётко работал мозг. Ник знал что делать. Ведь превращение ещё не до конца свершилось. Ещё не всю плоть Лиссандро покрыла демоническая кожа. Его сердце ещё билось, а сердце нечисти можно было раздавить, это в человеческих силах.
  
   Мужчина висел на цепях сковывающих лодыжки и запястья, точно туша, подготовленная на убой. Он не чувствовал холода, не чувствовал боли в руках, которые давно затекли. Лишь иногда, в его сознании проплывали смутные лица, имя Сергей, похожее на своё собственное, то вновь всё забывалось -и нитка слюны стекала по подбородку. Порой он плакал, то глупо лыбился с закрытыми глазами в погоне за населяющими сознание снами. -"Проснись, проснись", настойчивый голос прорвался сквозь сон, где он плыл в океане, сроднившись со стаей дельфинов. "Проснись", мужчина замотал головой, открыл глаза и прищурился, не понимая, что видит и видит ли что-то вообще.
   Краткая вспышка боли усилилась, и снова захотелось закрыть глаза, чтобы уйти из этого кошмара. Вспученный пол, слабые стоны и едва слышные всхлипывания где-то рядом, но за спиной, и контуры подтягивающейся на руках, ползучий по полу корявой будто бы сломленной фигуры в остатках порванной одежды, фигуры с седыми волосами. -"Ты нужен мне, сынок. Очнись, ты должен спасти их", вмешался, голос и помешал ему, вернул боль.
   Что-то вспомнилось, что-то очень плохое. Страх сковал нутро, мужчина открыл глаза, мозг отпечатывал картину увиденного. Мыслемешалка завертелась, он вспомнил, что его звали Сергеем. Повторил про себя своё имя. Полегчало. Шея затекла, и он едва повертел ей, пытаясь осмотреться, но не смог, только вот старик встал с пола и приблизился к нему.
   Страшный и жутковатый, точно упырь из старых черно, белых фильмов. На корявом рваном лице чётко белели брови и неестественно ярко горели глаза, будто бы подсвеченные внутренним светом.
   -Какого чёрта?- произнёс в слух Сергей Сергеевич, частично вспомнив своё прошлое и сознав себя.
   -Какого чёрта происходит? Где это я?- старик приблизился. Он что-то сказал и протянул в его сторону руку с загнутыми, видимо сломанными пальцами. Изо рта Сергеевича вырвался писк.
   - Чего тебе надо от меня,- заверещал Сергей, ощущая, как предательски дрогнул переполненный мочевой пузырь. - А мужик, стой где стоишь не надо.. -Но, старик поднял голову, поймал его взгляд в капкан своих сверкающих глаз и стремительным броском преодолел оставшиеся метры, видимой безопасности- и замер в полушаге от Сергея, так близко, что протяни руку и можно было дотронуться до стариковского лица.
   Сергей лихорадочно задергался в цепях, в иррациональной надежде освободиться и сбежать, при этом надрывая глотку от крика. Но, из горла вырывался хриплый девчачий писк. Кажется, старик рассмеялся. Или то прочитал в его глазах.
   - Не надо.- выдавил из себя Сергей, чувствуя, как дрожат губы.
   - Успокойся сынок, что сопли распустил, как баба, ты же крепкий парень иначе бы меня не притащило к тебе, сила выбрала бы другого. -Старик коснулся его руки. Ледяной холод пальцев, затем обжигающий жар. Каким-то чудом распались на части оковы - и Сергей свалился к ногам старика.
   - Чтож, придётся обойтись тем, что есть, -выдохнул старик прямо Сергею на лицо. Глаза старика горели и словно выжигали в нём, требовали, а не спрашивали согласия. Сергей пытался отвертеться, пытался зажмуриться, но взгляд старика не давал ему такой возможности. Снова вопрос, кажется в слух. И помимо воли, подчиняясь нахлынувшему изнутри импульсу, Сергеевич выдавил из себя согласие.
   - То-то же, против природы не попрёшь, - Старик ухмыльнулся и дотронулся до его сердца. Боль, как удар током и Сергей снова отключился.
  
   Анжелина с трудом различала реальность. Хотелось спать, всё болело и просто хотелось свернуться клубочком и спать. Горела щека, мысли смешались в клубок. Было жарко, невыносимо жарко, поэтому секунду, другую пыталась закрыть глаза, погрузиться в пустоту заменяющую мысли. Но что-то не давало покоя. На периферии сознания вставал образ замученного кота, то полыхало голубым лезвие меча, точно приказывая, возьми в руки, а ещё она видела маленькое колечко, с синим камнем в огранке светлого металла, возможно серебра. Кольцо тоже не давало покоя. Лина размышляла: взять ли кольцо в руки, а если чуток подтянуться, тогда можно будет коснуться пальцами и притащить к себе, но вот стоит ли оно того? "Не спи", отчеканилось в мыслях. Она увидела мохнатого взмыленного кота с уставшим, почти потухшим, но всё же укоряющим, отчего-то укоряющим именно её взглядом жёлтых глаз. Девушка вздрогнула и потянулась. Пальцы коснулись кольца, сжались, подцепили- и вот оно оказалось в её руке.
   Странно- знакомое, почти родное, чувство разлилось в груди, ей стало так больно. Очень больно. Слёзы взорвались в груди рыданиями. Она закричала. Кричала надрывно, болезненно, точно прозревшая, точно узнавшая сокровенное. Пелена с глаз спала. Анжелина увидела происходящее. Кот стоял рядом с ней, пушистый мех коснулся обнажённой ноги. Она надела кольцо на палец, смогла подняться на ноги. А в паре метров ее брат сражался с огненно-красным, пылающим созданием. Чудовище почти размазало тело Ника , почти поглотило в себя:
   -Никита, нет!!! - бросилась к нему, не ведая страха, двигаемая лишь отчаянием.
   -Стой, -сказал он ей,- то ли ей это почудилось, и нога девушки замерла прикованная к песчаному полу.
   Кот путался под ногами, не давая ей сделать последний шаг перед рубежом, перед чудовищным сиянием. Она замерла, отчаянием душило её." Нет", твердило сердце, обретшее и на глазах, теряющее самое родное - брата, не забывшего, пришедшего за ней и погибающего. Здесь и сейчас погибающего.
   Вой чудовища взорвал уши Анжелины болью, но она смотрела, как руки брата пробуравили каменно-красные пластины, прогрызли путь в грудь и вернулись обратно, сжимающие чёрное с прожилками янтаря, пульсирующее сердце. Пальцы Ника сжались, сдавили сердце превращая в ошметки плоти, камня и крови.
   Зашатались стены. Вой чудовища потряс комнату до основания. Пыль и ужасающий жаркий ветер застелил глаза. Всё же брат повернулся. Обгорелое красное лицо, покрытое волдырями. И всё перед Линой сгинуло разом: придавленное чудовищем тело Ника и разваливающимся на куски, крошащегося в каменную пыль огромное тело чудовища. В последний миг она увидела, что Ник пытался ей улыбнуться. Анжелина была уверена. Она видела. Она никогда не забудет.
   Сердце девушки стонало, душа выла больным истерзанным зверем. Рана на сердце была смертельна.
   -"Нет, нет, нет почему, как же так, брат, родной"!!!!!! -Волна жара, сухого горячего воздуха отбросила её к стене. Лина успела закрыть глаза, ощутила пальцами меховую шкурку. Внезапно пришла темнота. Спасительная темнота.
  
   Он очнулся, тотчас понимая, кто он и кем когда-то был. Не было боли. Не было ничего, кроме сознания нависшего долга. Прищурился, понимая, что различает цвета, что слышит всё гораздо больше. Сергей Сергеевич поднялся с пола, отряхнул по привычке брюки, там, где находился старик, лежала грудой старое тряпье, тело, словно бесследно растворилось. Его затрясло. Мужчина едва не потерял равновесие. Услышал стоны, понял, что надо спешить. Нужно было вывести всех этих людей, пока не стало слишком поздно. Но у него, нынешнего его, должно на всё хватить сил.
   -"Покойся с миром старик и благодарю, что передал мне силу". "Наверное, так должно быть", подумал Сергей и занялся делом.
  
   -Закончи начатое, ты знаешь что нужно делать- произнёс кот и лизнул её в щёку. Именно так Лина пробудилась, всхлипнула и заставила себя подняться. Сердце тревожно билось. Было тихо и пусто. Словно и ничего не было. Но, она знала, знала, что случилось. На периферии зрения мелькнула кошачья тень и исчезла в проеме, где раньше находилась дверь.
   Крик ворона. Клёкот, злобный наполненный ненавистью и болью. Секундное ожидание, а потом Анжелина стиснула зубы и побежала. Кое-что было в её власти, кое-что нужно было завершить.
  
   Ник пребывал в небытие. Спокойствие и тишина окружали его со всех сторон. Мягкий белый свет обволакивал тело. Ничто не тревожило его покой. Здесь не было завтра, не было ничего кроме него самого, сонного, точно малого дитяти, о котором заботится благодушный родитель.
   Все же, не спалось, не спалось, только вот не понятно, что едва ощутимо, но беспокоило его?
   Внезапно раздался голос:" просыпайся, просыпайся"- и стоило Нику моргнуть ресницами, как нахлынули воспоминания. Тотчас сменилась обстановка, да и он сам, похоже, изменился. Теперь Ник лежал на белом, точно замороженное молоко полу, но удивительно гладком и тёплом, издававшим слабый запах мяты и сладкой ваты. Он не мог шевелиться, не мог издать ни звука, только лежал на полу и наблюдал, как в вокруг него мельтешат расплывчатые, искрящиеся серебряно-голубым светом, точно бенгальские огни, тени и что-то шепчут на незнакомом языке.
   Прислушавшись, Ник стал смутно понимать его. С каждым словом, всё чётче и чётче, возникало чувство точно давно знал этот мелодичный язык, вот только позабыл. И даже различил контуры мохнатой кошачьей фигуры.
   - Мефодий,- недоумённо сказал он, и воля вместе со способностью контролировать тело вернулись к нему. - Эй,- сказал он, -почему вы говорите обо мне точно меня здесь нет? - Вот он я, - Эй, что происходит, чёрт возьми!- разъярился Ник.
   -Ай,- воскликнул он, ощутив болезненный щелчок по носу. "Имей терпение" возникло в голове голосом Мефодий. Он понял, что потерял утраченную способность говорить, двигаться. Но по собственному ощущению, бурно кипящая бы в обычных обстоятельствах злость едва тлела, будто бы кто-то не давал ей загореться. И всё же мысли о сестре, мысли о том что сейчас она может пострадать, ведь он не завершил начатое, до конца не завершил, душили, грозя разорвать Ника изнутри.
   - Ну, хватит мучить его,- в общем потоке слов Никита различил голос Мефодия. -Он должен знать. Имеет право знать.
   -Ты так считаешь Мефодий?- спросил женский голос.
   - Да он доказал это. Иначе бы не находился здесь.- Стало тихо. Ник даже зажмурился, уж больно казалось, что его осматривают со всех сторон тысячи глаз так и эдак, вертят из стороны в сторону, точно букашку.
   - Хорошо, - произнёс всё тот же ласковый голос. Белизна стала темнеть. Пол стал мягким и поглотил Ника, точно ватный ковёр мутант.
   Ник заорал во весь голос. "Не дрейф, мужик" поддержал Мефодий, которого он ощутил рядом с собой, успев коснуться шерстки рукой. "Вот увидишь, всё нормально будет!"
   Анжелина оказалась в комнате с клетками первой, опередив чёрного, немного потрёпанного, но от этого ещё более злобного ворона. Она прислонилась к двери, чувствуя, как он толкает её своим телом, тычет клювом и злобно клекочет. Итак маленькая передышка, обдумывание сложившейся ситуации. Ей нужно было оружие. Ворон рано, или поздно прорвётся. Ведь ключ от этой двери висел у него на шее. С тех самых пор, как она его увидела. С самой первой встречи. Что же делать? Что же делать? Ах она такая глупая, глупая, глупая. Если бы это был Ник вместо неё, он бы точно, что-нибудь придумал бы.
   Лина оглянулась, прошлась взглядом по, с виду пустующим клеткам. Знала что куклы, живые девушки, дремлют. Но, вот так внимательно, у неё никогда не было времени и сил присмотреться. Сейчас же всё изменилось. Лина стояла в этой комнате на своих двоих человеческих ногах, без принуждения со стороны Алхимика.
   Толчок в дверь. Девушка стала считать секунды. Затем, сняла несколько пустующих клеток и подпёрла дверь, ведь это даст ей возможность выиграть время.
   Лина вздохнула, покусывая от отчаяния губы. Одна клетка привлекла её внимание. Черная и запыленная, висевшая в самом углу, едва различимая на фоне всех остальных клеток, заступающих её со всех сторон.
   Еще один удар в дверь, она присела на секунду, присела на пол. Затем, взгляд вновь вернулся к клетке. Там шевельнулась, какая-то тень. Вздрогнула и услышала голос похожий на шепоток. -"Эй, ты должна выпустить их, освободить всех кого сможешь, это поможет!"
   За дверью раздался ужасающий клёкот. Последовал удар, от которого девушку почти отбросило в сторону. Она закричала. Вновь сработал инстинкт, позволивший Анжелине, перемещаться так быстро, что клетки открывались за какие то доли секунды. Дверь резко открылась. Отшвырнув в сторону мешающие клетки.
   В вороньем карканье ощущалась чистая ярость. Её приговор.
   - Помогите мне, прошу, давайте же, ну же!- закричала Лина, обращаясь к полусонным куклам.
   Ворон взлетел и забил крыльями, под руку попалась закопанная в песок деревяшка. И тут они раскрыли глаза. Все девушки-куклы раскрыли глаза. Что-то заверещали, обступая её со всех сторон, защищая её своими телами.
   Каким то чудом деревяшка в её руке оказалась старым, но с виду острым ножом. "Целься в глаза и вырежи ему сердце, моя дорогая", произнёс тихий шепоток. Клетка рассыпалась в пыль. -Папа?- удивлённо вопросила она.
   Легкое дыхание ветерка пронеслось у лица, точно ласковое заботливое касание и исчезло. Анжелина моргнула.
   Первую атаку ворона сдержали маленькие куколки. Их тела оплели его тушку, вырывая перья, щипая его и кусая.
   - "Давай же, сестра, закончи наши муки,- раздалось у неё в голове. - Давай же",- разноцветные живые глаза на кукольных лицах подталкивали и одобряли. Анжелина взметнулась в прыжке, стискивая рукоять ножа, занося для удара руку. Синие глаза ворона поблекли. Впервые, в них отразился страх - и оттого она улыбнулась. Нож срезал ворону кончик крыла. Но это было только начало его конца.
   - Тварь сдохни, -выплюнула она на одном дыханье. - Сдохни мучитель, -вторили живые куклы.
   Клекот раненой птицы согревал сердце Лины мстительной песней. Могла ли она предположить, что когда-нибудь сможет воздать ему по заслугам? Могла ли она предположить, что сама превратиться в орудие мести?
   Ее подруги куклы умирали. Ворон откусывал им головы, и выплёвывал, а мёртвые тела падали на песок и исчезали. Часто нож в руках Лины отскакивал от перьев, точно это были не перья, а броня. И девушек- помощниц оставалось всё меньше. Она устала держать нож в руках.
   Синие глаза птицы гипнотизировали, душили своей ненавистью, медленно сводили с ума. Крылья и когти полосовали её лицо, клюв норовил выколоть глаз, и целые клоки вырванных волос лежали на песке."- Неужели ты думала, что победишь меня сука, меня великого тысячелетнего? Да что ты о себе возомнила?"
   Чтобы порвать его гипнотизирующие мысленные узы, Анжелина поранила себе руку, ножом разрезав ладонь. Боль отрезвила.
   Возможно всё дело в её крови, возможно, всё дело в силе, что текла в её жилах. Но, нож обагрённых кровью легко пронзил пернатую грудь, прорезав насквозь сердце. Птица упала на песок, забилась в агонии. Лина сняла с его груди ключ. Затем вырезала ворону глаза и сердце. Просто знала, что так было нужно.
   Когда уходила, то забрала с собой пятерых куколок. Пятеро девушек были спасены. Остальные умерли, чтобы она и другие пленницы смогли жить свободными.
  
   - Ты говорил, что он упрямый молодой человек, - произнесла высокая женщина с седыми волосами, собранными в пучок, пронзительными глазами, напоминающими мох и в то же время добрым лицом. Удивительно добрым лицом.
   -Да, я предупреждал вас мистрис Алексия, но, на мой взгляд, он совершил поступок и заслужил продвижение, а не покой - утвердил мужской голос.
   Ник рассмотрел мужчину, высокого русоволосого и с ярко-желтыми глазами. Поймав его взгляд, мужчина улыбнулся, словно бы спрашивая: мол, неужели не узнаёшь?
   - Меф?- не верящее сказал Ник, рассматривая старинную одежду, бугры мышц, выступающие на предплечьях, а главное огромные золотисто-белые крылья, сложенные за спиной мужчины. Ухмылка расплылась на тонких губах. Мужчина кивнул.
   - Оставь нас Мефодий, нам нужно обсудить кое-что личное с молодым человеком. Итак, Ник, - Алексия заставила вновь обратить на неё внимание.
   - Да? - вопросил Ник, -Кто вы и как мне это понимать, что неужели мой кот ангел?
   -Ах, милый мальчик, ты такой нетерпеливый, но что скажешь о смертных. Вот что, помолчи-ка лучше и послушай меня, а потом я дам время подумать и собраться с мыслями.
   - Мефодий один из наших. Он проходил своё испытание, которое впрочем, ожидает и тебя, если ты захочешь влиться в наши ряды.
   Что? - вопросил Ник. Чувствуя, как перехватывает дыхание. "Присоединится к вам", уже не ослышался он.
   - Но, молодой человек не витай в облаках,- погрозила ему пальцем Алексия и улыбнулась. - Если дашь согласие, то тебе, то же предстоит пройти испытание.
   - Но, моя сестра, - очнулся от наваждения Ник. -Я хотел бы повидаться с ней. И мои друзья, я даже весточки не передал им. Ох, как попал, так попал, -схватился за голову Ник.
   - Не переживай. Ты пожертвовал своей жизнью и вправе просить об одолжении. - Только палку не перегибай, - сказал Мефодий появившийся из ниоткуда в образе кота.
   - Мефодий. можешь уже не сменять обличья, хотя, действуйте парни,- посмотрев в глаза, Ника она вновь улыбнулась. Словно. всё что он хотел сказать, уже было ей известно.
   - Даю вам своё разрешение, только слишком далеко за рамки не захотите. -Она коснулась плеча Мефодия свой маленькой ладонью и исчезла, сверкнув как серебристая звёздочка напоследок.
   -О наконец-то парень, оторвёмся! - многозначительно произнёс Меф подмигнул и громко мяукнул. Да так сильно, что у Ника заложило в ушах.
   Все завертелось как на аттракционе сюрпризе. И мир перед Ником, в который раз снова начал исчезать.
  
   - Снова свободны!- сказали куколки, превратившиеся на глазах Анжелины из кукол в нормальных девушек, и, рассмеявшись, исчезли, уходом развязав ей руки, а так же оставив уйму незаданных вопросов.
   Она ходила из комнаты в комнату, осматривая изнутри угодья Алхимика, прежде чем нашла лабораторию. В которой развела огонь, кидая стопки древних книг в очаг, зная, что эти книги были дороги Лиссандро.
   Пламя было бурым и пахло серой и едким запахом трав, которым пропитывались страницы. Она плакала от прорвавшихся чувств, от осознания нахлынувшее сладкой, сладкой до дрожи в коленях свободы, когда синие очи и сердце ворона обуглились превратившись в ничто.
   -Свободна!- сказала она и рассмеялась смехом чуток безумным и диким. Затем, подумала о человеке из снов висевшим в цепях. Нутром чуяла, что ему нужна была её помощь, поэтому ей нужно было туда. И она закрыла глаза, мысленно представив место, ощущая, как под ногами сотрясается пол и стены дома, который без хозяина в скором часе превратиться в руины.
   Исчезла, слыша на задворках сознания полный ярости и мучительной боли вопль. То был Алхимик, его вырванный из тела ворона дух, которому никогда, никогда не суждено обрести покой. За ним уже спешили, адские стражи подземных тюрем.
  
   - Ты будешь только наблюдать, понял меня?- спросил Мефодий, принимая образ гигантского исполина.
   -Но я же хотел попрощаться, пожалуйста, -сказал Ник глядя в кошачьи глаза на человеческом лице.
   - Я дам тебе несколько минут попрощаться, но ты ничего им не скажешь, вообще не произнесёшь ни слова.- Добавил Меф и замолчал.
   Они приземлились возле хижины, на поляне, вокруг которой разросся дремучий лес. Ник услышал плач. Отчаянный женский плач. "Нет", подумал он и побежал.
   - Идиотина, ты что творишь! -крикнул Меф и становясь невидимым, побежал вслед за ним.
   В хижине на полу сидели двое. Кира, замученная, бледная и притихшая, и Геннадий. Его друг. И он, это было видно, даже издали не дышал. "Нет, нет, нет".
   - Кира,- сказал Ник, она оглянулась на звук голоса и посмотрела сквозь него, не видящая и ошарашенная, затем снова уставилась на дисплей телефона, вновь обнимая Гену, покачивая его покачивая.
   - Сделай же что-нибудь, ты слышишь! Пожалуйста, сделай что-нибудь.- Меф посмотрел Нику в глаза, нахмурился и закусил губу, словно крепко задумался. Казалось, на его лице отчаяние, борется с сомнением.
   - Я попробую, ответил он, но только ради тебя, понял мня? -Ник кивнул, в горле пересохло.
   - Кто здесь? - произнесла Кира и встала. -Что происходит?- воскликнула она и стала испуганно озираться. Резкий белый свет залил комнату. Щёлкнула и зажглась потолочная лампа.
   -Успокой её Ник, она не должна ничего видеть,- сказал Меф. Тогда Ник дотронулся до руки девушки, понимая, что теперь она может его видеть. Он обнял её, закрывая лицо у себя на груди.
   -Тсс.- сказал он, -всё будет хорошо, не смотри, только не смотри.
   - Ник ты, пришёл всё же, пришёл.
   - Да. я же обещал. А я всегда выполняю обещания, в особенности данные друзьям.
   -Хорошо,- сказала она и всхлипнула. -Он гладил её по волосам и выводил из хижины.
  
   В ярмарочном балагане царил хаос. Всё рушилось на глазах. По полю гулял пронзительный ветер, завывавший точно койот и утягивающий всех кого ни по падя в свои лапы. Анжелина появилась, когда Сергей, вытаскивая последнего человека из вагона. Испуганную дрожащую женщину с измученным лицом и синяками под глазами.
   - Берегись, -сказала Анжелина и толкнула его в сторону Доля секунды и вслед рухнула потолочная балка, и сиганула вниз раскоряченная лампа.
   -Ты,- только и сумел сказать Сергей, разглядывая девушку. - Ты....
   - Что?- спросила Анжелина, отчего-то приходя в хорошее расположение духа. - Что я?
   - Ты голая?
   - Ах, это, - пожала плечами девушка.- Пустяки, -рассмеялась она. - Давай поторопимся. Это место вот-вот сравняется с землёй.
   - Конечно,- ответил Сергей, чувствуя, что наглая девица смутила его, точно неопытного школьника.
   - Нужно вывести людей за ворота, тогда они окажутся в безопасности, - произнесла Анжелина, помогая тощему мужику подняться с земли, хватая юную девочку за руку. Сергей стал тормошить остальных полусонных и собирать и в цепочку. Ветер усилился. Загрохотал гром, и молнии расчертили небеса кривыми полосками ярко-белого света.
   Ник прижимал к себе Киру, точнее прятал её в своих объятиях от происходящего. Кажется, она плакала, и приговаривала что-то вроде: ты всё же пришёл.
   Трава под ногами была мокрой, возможно недавно прошёл дождь. Внезапно налетел тёплый ветер, который пах свежескошенным сеном и пряным запахом лесных трав.
   - Что это?- спросила Кира,
   -Не поворачивайся, не надо,- сдерживал её порыв Ник. Сам же, он видел, как в воздухе возник силуэт огромных мерцающих золотых крыльев. И будто бы само солнце вспыхнуло.
   Никита ощутил слёзы на своих глазах, когда из хижины вышел Мефодий в обличье мужчины и рядом с ним на своих двоих уверенно ступал Геннадий.
   - Боже мой,- выдохнул он, ослабив хватку. Кира повернулась и взвизгнула точно девчонка от счастья, затем её ноги подкосились. и только реакция Ника спасла, её от паденья на траву.
   -Что происходит, он ведь исцелил его, да? Скажи Ник!
   - Тсс,- прижал палец к губам Киры, Ник и встал, так как Меф жестом дал понять, что пришло, время прощаться.
   - Будь счастлива, -поцеловал девушку в лоб , произнёс Беляев, затем обращаясь к растерянному, явно очумевшему Геннадию добавил:
   -Ну, это береги себя друг.- Меф схватил Ника за руку и, наклонив голову, шёпотом сказал:
   - Они забудут, что видели, забудут всё пережитое. Можешь считать, что у них будет жизнь с чистого листа.
   - Но, как же?- возразил Ник
   - Разберутся, привыкнут. Не видишь ли, что между ними уже есть связь. Такое не рушиться просто так, даже если исчезают воспоминания. Уж поверь то мне.
   -Хорошо, - сказал Ник,- Поступай, как знаешь, согласно вашему кодексу или как-то там.
   - Как-то там, - ответил Меф и развернул крылья.
   Вспышка света. Запах трав и теплый ветерок, несущий ощущение детского счастья и позабытого веселого лета.
  
   Они вывели всех потерпевших из зоны поражения. Ветер за спиной ревел и уничтожал балаган, точно карточный домик.
   - Сейчас здесь соберётся полиция,- сказал Сергей.
   - Нужно разобраться с этими людьми, у них же есть семьи, - произнесла Анжелина, впервые ежась от холода.- Ты же позаботишься о них, правда?- вопросила, утверждала
   девушка, глядя в глаза Сергея.
   - Я что нибудь придумаю,- ответил Сергей. Почесав голову, посмотрел на её лицо:
   - А ты куда?- спросил в пустоту. Девушка исчезла так быстро, словно её ждали ещё дела. Сергей пожал плечами, озираясь вокруг. Люди стонали, кто-то испуганно поглядывал на него. Балаган исчез. Лишь трава превратилась в солому. А ему хотелось то ли смеяться, то ли напиться, то ли рыдать навзрыд.
  
   -Ты мог бы отправиться на покой Ник. Ты мог бы просто переродиться, или пребывать в райских кущах. Почему ты решил присоединиться, почему, а друг? Думаешь присматривать за ней, да?- точно знал мысли Ника, заговорщески вопросил Мефодий.
   - Ты прав, а может, и нет. Но, я всё решил,- ответил Ник сохраняющий невидимость, как и Мефодий парящий возле оконного карниза.
   Они на пару уже целый час наблюдали как Анжелина спит.Тихо и мирно свернувшись клубочком, устроившись в гнёздышке из одеял под старым кухонным столом.
   - Как думаешь, она сможет приспособиться, сможет выжить?- глянул на Мефодия, Ник.
   - Возможно,- ответил тот и зевнул. -Судя по тому, что я видел, она способная и толковая и с нервишками порядок. До квартиры то твоей добралась.
   - И то верно,- ответил Ник, затем глянул другу в глаза, задав вопрос:
   -Так, правда что последнее испытание жёсткое, да?
   -Кому как повезёт. У всех по-разному бывает, если честно.
   - А у тебя как было?
   - Всё, время вышло, -резко сказал Меф. -И так я с тобой балуюсь, так сказать рискую карьерой.
   -Сладких снов Лина, - произнёс Ник и послал сестре воздушный поцелуй. Мефодий щёлкнул пальцами, перемещая их через пространство и время.
  
   Все воспоминания подобны дождю, часто утекают сквозь пальцы, но не сейчас. Сейчас для Ника они реальны. Сейчас они слишком явные, чтобы игнорировать их. Слишком резкие, яркие.
   Вот он уходит со школьного выпускного в компании подвыпившей ярко-размалёванной куклы Ольги. Ещё одна пустышка с отличной фигурой и легко раздвигающей ноги. Вот только отчего же так больно, от невыполненного обещания, от собственной трусости, свербит даже в печенках, и руки потеют, хоть и ледяные.
   Так и не решился позвонить ей. Той, которая нравилась с первого класса: отличница в очках с постоянно прикрывающей лоб пепельно-русой чёлкой, маскирующей прыщи. А она же тоже была неравнодушна к нему, он же видел, знал, как она отводила взгляд и краснела, глупышка. Кто мог знать, что в вечернем платье она настолько преобразиться, кто мог знать, что она из угловатой тощей девчушки в одно мгновение станет принцессой. "Но ведь ты тогда разбил ей сердце, разбил все мечты о прекрасном принце, знаешь Ник? Она же из-за тебя вышла замуж за первого встречного, чтобы не остаться старой девой, затем через пару лет развелась и выбрала вместо любви- карьеру". "Не могла рожать детей от нелюбимого. Несчастная Ольга. Всё же могло бы быть по-другому".
   "Прости, что был трусом"?- шепчешь ты, "прости", неведомо кому. А я твой внутренний голос. Твоя совесть. Мне ли надо бы говорить об этом?
   " Ты был популярным, всегда смотрел на других с небес на землю. Ты трус, хотя даже себе боялся в этом признаться. Глупый мальчик, какой же ты глупый. Да какая к чертям разница, что о тебе подумают одноклассники. Ложные друзья, подлизы пустые и мелочные люди. Ха. А ты то вёлся, всегда вёлся. Как жаль, что лишь цена испытаний послужила тебе катализатором".
   "И вот так частенько, ты выбирал между долгом и совестью, совсем иное. Деньги. Кому нужны были твои деньги? Сестре, матери, нет, дорогой тебе самому они нужны были. И не надо оправдываться, не надо, ты сам виноват, что так сложилось в твоей жизни. Сам виноват, что погубил сестру. Она так страдала и всё же простила тебя, простила, это чистое невинное создание простило тебя. И всё же, хорош ныть, хорош что-то бормотать. Ты принят в наши ряды. Ты прошёл испытание. Ты очистил совесть добрыми делами на своё пути и, скупил все грехи, пожертвовав жизнью, ради спасения сестры. Ты поступил бескорыстно Никита Беляев, поэтому хватит скулить точно щенок и поджимать хвост".
   "Очнись Ник. Очнись. Теперь тебя ждёт другая жизнь. И твоё новое дело, послужит первой ступенью в новом ангельском ранге".
   - А как же Анжелина, могу я хоть изредка наблюдать за сестрой, пожалуйста?- попросил он.
   -Ох, молодой человек, не в моих полномочиях что-то обещать, - сказала женщина с очень добрым лицом и протянула к Нику ладонь, приложила ко лбу. Он почувствовал запах трав и тепло, затем понял что, что-то не так.
   - Если ты успешно справишься, то пожалуй, мы позволим тебе приглядывать за ней.
   - Всё будет в порядке Ник, у твоей сестры своя судьба и поверь, даже я пытался уговорить наших избавить девушку от тягостных воспоминаний. Но, увы, - развёл руками Мефодий в облике мужчине в спортивном костюме и открыл матерчатую сумку.
   - Ну-ка полезай, красавчик голубоглазый.
   - Мяу,- озадаченно сказал Ник, поглядывая на свои коричневые лапы, тотчас выпустил коготки, когда Мефодий наклонился и поднял его в воздух.
   - Мяу, - отчаянно протянул Ник, дёрнул хвостом, когда его поместил в сумку.
   - Привыкнешь парень, времени у тебя хоть отбавляй,- усмехнулся Мефодий.
   -Все новички через это проходят, и ты исключением не будешь, справишься. Только веди себя хорошо, как положено котам и всё само собой сложиться, вот увидишь, - уговаривал Мефодий, перебивая возмущённое шипение, идущее через стенки сумки.
  
   -Артём, Артём, Артё-оо-мм сюда! - доносились приглушённые голоса. Пробивались точно змеи через липкий туман. Это был сон, каким то смутным чувством паренёк это понимал, но всё равно было чертовски жутко.
   Он стоял и дрожал, опираясь на деревянную трость со змеиной головой. Босой на болоте, окружённый со всех сторон призрачными голосами и плотным туманом. Булькали пузыри, взрывался со звучным "шмяк" болотный газ что-то приближалось. Что-то злое, голодное и пришедшее по его душу. "Берегись Тёма, ты должен разыскать", пробивался сквозь шёпотки голос бабули Родионы. Затем, что-то касалось его плеча, точно сжимались крепкие холодные пальцы великана.
   Он кричал, пытался бежать и просыпался. В этот раз часы показали половину четвёртого утра. Середина зимы. Темнотища. Кто-то скрёбся на незастеклённом балконе. Кто-то шуршал там и кажется, мяукал.
   У него не было сна на ни в едином глазу. Если бы не шум, царапанье, может быть ещё полежал, тупо уставившись в потолок, то на пузырьки с таблетками, затем попил кофе, после отправился бы на пробежку. Ещё один будний день. К девяти в институт, после шести на работу. Все же поднялся с постели, таща с собой одеяло. За стеклянной дверью сплошная чернота.
   - Эй, - сказал он,- есть тут кто? - чувствуя себя глупым, и слишком юным, разве что второкурсник экономист. Тишина, невыносимо медленно шли секунды.
   - Ай!- вскрикнул он и сел на пятую часть, на попу. Яркие, точно голубые газовые фонари, кошачьи глаза уставились в глаза Артёма- и время замерло. Отчего-то стало легко, будто бы все проблемы разом сиганули с плеч. Будто бы и не было прошлогодней аварии унесшей жизни всех родных: матери, отца и бабули.
   - Мяу, -издал звук кот и чары развеялись.
   - Как ты сюда попал котяра?- недоуменно вопросил Артём, открывая балкон, переводя взгляд на соседские балконы, крыши близлежайших домов и окрестности, лежащие пятью этажами ниже. Кот юркнул в дом, ласково потёрся об ноги замурчал, точно давний знакомый . Гладкошерстный ухоженный сиамский кот. Тёма закрыл балкон, наклонился и почесал кота за ушком. Тотчас у паренька возникло чувство: отныне всё будет хорошо, он больше не одинок.
  
  
   "И снова в путь дорогу
   С тобою нам определили небеса
   Вдвоём и до конца
   Щедро отмерив, долю испытаний, резких поворотов,
   Внезапных торможений, бремя горести и лиха
   От виденья смертей безвинных загубленных в усладу зла
   Всё обозначили безропотно снести.
   Так загадали силы высшие, увы, даже в пути, не дающие ответов,
   Просто, суждено нам разделить и пережить всю долю горя и страданий,
   Всю тяжесть долгих беспросветных ночей, равняющихся вечности,
   когда отчаяние грозит сломить и, сдавшись руки опустить!
   И всё же, вопреки всему, что смогли - то сделали!
   Хоть каплю света пролили на тёмный, беспощадный мир.
   Не раз, рискуя жизнью, со злом боролись до последнего.
   Ты, мой кошак, в чьих глазах черпаю я поддержку
   Ты, лучший в мире друг не раз, спасающий мне жизнь
   Заступник и хранитель с глазами лучиками истинного света.
   Бороться вопреки всему и победить
   Вот суть надежды.
   Но путь - дорога длинная
   Вот: ты и я, руля баранка, да за окном прямая, серая асфальта полоса
   Что там за поворотом - приключение новое?
   Иль, вновь сражение, за силы Света?
   И как бы не решили небеса
   Уж мы с котом на пару знаем, что выбор есть всегда!
   Судьбу свою мы сами выкуем!"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.51*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 2"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Поймать ведьму. Каплуненко НаталияВерь только мне. Елена РейнНевеста двух господ. Дарья ВеснаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AМалышка. Варвара ФедченкоP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрДурная кровь. Виктория Невская��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаОфсайд. Часть 2. Алекс Д
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"