Блейк Ирэн: другие произведения.

Три задания для принцессы Арины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она- принцесса Арина и с детства пленница в когда-то родном замке. Её маленький брат Оскар, тоже пленник замковых каменных стен. Её мать- королева спит зачарованным сном, а дядя Аричьбальд обманом захватил трон и правит королевством. Истинный король погиб на войне с тёмными магами. И -вот принцесса выросла, король Аричьбальд планирует свадьбу. Союз Арины с графом по воле короля, обещает августейшей особе земли и пополнение казны. Только вот девушка, хоть и робкая птичка по натуре, её смелое сердце не приемлет несправедливости. Так слаживаются обстоятельства, что она сбегает из замка на встречу своей судьбе. И кто знает сможет ли принцесса осуществить то, что не удавалось ещё никому? У девушки есть заветное желание, только вот жуткая ведьма приготовила ей три невыполнимых задания.


   С благодарностью, посвящается вдохновившей меня на создание образа главной героини - Захаренко Ирине Викторовне!
   "Поверь, Ириша принцессы существуют. И ты одна из них".
  
   Сильный ветер, рождаемый скачкой, теребил густые, каштановые волосы девушки, завязанные в хвост. От быстрой езды, слабо затянутая ленточка, скользила по девичьим волосам и почти съехала на самые кончики локонов.
   Солнце золотило каштановую макушку наездницы, капюшон с её головы давно упал, открывая ветру красивое, утончённое девичье лицо .
   -Но, Пегая, но. Быстрее. Скачи, прошу тебя.- в нежном, с едва ощутимой хрипотцой голосе девушки сквозила мольба.
   Гнедая резвая кобылка, ускорилась и стремительно понеслась вскачь, рассекая на своём пути каменистую, выщербленную дождями дорогу, приближаясь к широкому мосту. Высокие каменные стены защищали великолепный замок, построенный на холме.
   Лицо Арины горело. Длинные пряди вырвавшихся на свободу волос закрывали глаза. Она слишком долго сегодня каталась верхом, забыв на свою беду про время, поэтому спешила.
   "Хоть бы король не узнал о моём проступке. Ох, мамочка как жаль, что ты ничем не можешь помочь".
   Несущаяся во весь опор резвая лошадка приблизилась к замку. Девушка, потянула за вожжи, приостанавливая её. Ветер создаваемый скачкой затих, и Арина собрала волосы в пучок, стянув верёвочкой, хранящейся про запас в кармане старого камзола.
   Летом солнце восходило ни свет, ни заря, даже слуги не вставали так рано. "Оскар, наверное проснулся и ждёт меня", подумала девушка, пробираясь чёрным ходом, крадучись на цыпочках, носками подошв, касаясь скрипучих ступенек.
   Верная служанка несла кувшин с водой. Арина приложила палец к губам. Служанка кивнула, затем показала жестом в сторону центральной каменной лестницы.
   "Значит, король уже не спит. Надо поторопиться. Если, он меня застанет в таком виде, то запрёт в комнате, заставив голодать".
   Такое бывало раньше, когда Арина не слушалась. Сводный брат её матери стал королём восемь лет назад. Тогда ей было двенадцать и всё казалось сном. Теперь же жестокая реальность обрушилась на Арину, вынеся ей приговор.
   Ненавистный барон сен-Клер. Толстый лысоватый старик, щурящий подслеповатые глазки. " И почему, почему король, решил выдать меня замуж? А как же Оскар? Что будет с ним? Мы же всегда с братом были неразлучны".
   Обтираясь влажной губкой, обмакивая её и тот час, выжимая в маленьком бронзовом тазу, предварительно до этой процедуры, спрятав камзол и широкие мужские брюки под кровать, Арина продолжила вести мысленную беседу сама с собой. " Ангел хранитель, если ты слышишь, вылечи мою мать. Помоги найти лекарство".
   Звук тяжёлых шагов на лестнице. Гулко стучат каблуки о камень.
   Она спрятала одежду, закинув под кровать. От страха Арина за пару секунд влезла в сорочку, натянула на голову ненавистный чепец и стремительно рухнула на кровать, притворившись спящей.
   Дверь со скрипом открылась, и вошёл он. Рыжеволосый мужчина- король. Из под прикрытых ресниц, задерживая сбивчивое дыхание, она подглядывала за королём, надеясь, что Аричьбальд уйдёт.
   Как бы не так. Подошёл, наклоняясь над лицом. Он словно прислушивался. Затем взял её руку и нежно провёл по тыльной стороне ладони пальцем. Не привыкшая к такому обращению, девушка дёрнулась.
   - Рина, я знал, что ты не спишь. Маленькая ранняя пташка. -Король снисходительно усмехнулся.
   Девушка поняла, что притворяться дальше бессмысленно.
   Его голос, всегда такой сладостно-приторный. Аж тошно. Что ему понадобилось от неё сегодня?
   -Вы разбудили меня ваше величество,- заставив себя успокоиться, ответила девушка.
   -Хм. Забавно. Столько лет прошло. А ты выросла крошка Рина. Красавица. Настоящая принцесса. Вот что значит порода.
   "К чему эти слова. Что за странные намеки? Что он снова задумал?"
   Ни с того ни с сего, король поднёс её ладонь к губам и поцеловал. Рина ощутила запах винных паров. "С утра уже пьян. Значит, слухи верны".
   - Рина, тебе говорили, как ты красива?
   "Хм, повторяется. Определённо пьян".
   Король смотрел ей в глаза, не давая отвести взгляд. На лице Аричьбальда, в его глазах отражался голод. Словно он жаждет чего-то." Меня", внезапно поняла она.
   Ужас заставил Арину похолодеть. Холодный пот стёк по позвоночнику, впитался в ткань сорочки. Она сжала край простыни. Аричбальд всё смотрел на её лицо, тело под одеялом, не отводя взгляд.
   Смущение и злость разлилось по её щекам, заполыхав цветом алых маков. Язык онемел, Арина не могла выдавить из себя ни слова. А король наоборот всё говорил и говорил. Его волосатая грудь выглядывала из бархатного зелёного халата. Карие глаза хищно поблёскивали. Корона еле держалась, съезжая по грязным огненным прядям. На носу зависла капля пота.
   "Что сейчас будет? О, только не это, Аричьбальд сейчас меня поцелует. Нет, о нет, ангел хранитель защити меня".
   - Позволь мне, дорогая моя. Только позволь мне.... -Он не договорил. Корона упала на пол. Звякнула и покатилась под кровать.
   Рина вскочила с постели, направляясь к двери. Арчибальд сидя на корточках, пытался дотянуться до короны. Он поднялся, самодовольно улыбаясь, а Арина уже открывала дверь.
   - Мы не закончили девочка моя,- бросился к ней, разозлённый, что Арина отвергает его.
   Спасительная дверь закрылась перед его носом, король больно ударился лбом о косяк. Крик ярости, шипение от боли, ругательства на иностранных языках, всё это преследовало Арину, бежавшую по лестнице вниз. "Что же будет? Он никогда не вёл себя вот так. Да, были намеки, но, я полагала Аричьбальд не серьёзно. Ах, что же делать, плохи мои дела",- так думала Рина, останавливаясь ниже этажом, затем, сворачивая в коридор, направилась к комнате брата. Она тяжело дышала, затем вздохнула и начала стучать в красивую крепкую дверь. Дверь оказалась не заперта.
  
   Оскар опять рисовал, сидя на мягком ковре напротив окна. Рассеянный свет пробивался сквозь густую дубовую крону, бликами ложась на бумагу. Увидев сестру, мальчик встал, оставив рисунок лежать на полу. Чёрный мелок, напоминавший уголь, уже испачкал его ладони.
   - Рина, что случилось? Ты бледная, словно привидение.
   Девушка приблизилась и обняла брата, погладив его по кудрявым пшеничного цвета волосам. Лицо Оскара выглядело таким серьёзным, а взгляд синих глаз, заглядывал в душу, читая насквозь.
   - Что рисуешь, давай показывай!- бодро сказала она.
   Брат улыбнулся, намереваясь показать рисунок. Но потом, остановился, не дойдя до ковра и замер, оборачиваясь и повторяя вопрос, ставшим утверждением:
   -Не увиливай сестра. Поделись и тебе станет легче.
   Рина вздохнула. Восьмилетний брат - такой проницательный. Весь в отца, отдавшего жизнь на войне с тёмными магами.
   - Оскар. Аричьбальд, - (наедине с братом она всегда называла короля по имени),- пришёл ко мне в комнату,- вздохнула, а затем сказала, глядя в синие глаза брата. - Он хотел поцеловать меня. Он вёл себя не как отчим. Он... - не договорила, всхлипнула, комок подступил к горлу.
   - Как он посмел! Старый развратник. Правду говорила Матильда, король всегда внимательно наблюдал за тобой, исподтишка бросал тяжёлые взгляды. Будь он проклят. Я защищу тебя сестра, не бойся. Я не дам тебя в обиду. Можешь положиться на меня. Пусть только зайдёт, я накостыляю ему, будет знать, что у тебя есть защитник!
   Оскар подошёл к стене, где висела, красуясь, маленькая острая шпага. Он взял её в руки и стал рассекать воздух. Смотря на своего маленького защитника, Рина невольно улыбнулась. Гордость за брата переполняла её. Маленький и отважный.
   -Ну, я рассмешил тебя Рина. Твоё бледное лицо покрыл лёгкий румянец. Сестричка, я так люблю тебя,- сказал Оскар и обнял сестру.
   Макушка брата уже доставала ей до плеча. Рина была невысокой, но изящной с длинной грациозной шеей, тонкой талией и округлыми женственными бёдрами.
   - Тише ты, я что-нибудь придумаю, - ответила Рина.
   - Постарайся побыстрее сестра. Я слышал, барон приезжает завтра.
   -Что?- переспросила Арина.
   И тут в дверь что-то грохнуло, точно ударили ногой. Не запертая дверь распахнулась, и показался король, облачённый в тёмно-зелёный костюм, высокие сапоги и золотисто-коричневый плащ.
   - А, вот вы где голубки. Так я и знал.- Он гаденько улыбнулся.
   Сердце девушки замерло, сделав паузу, во рту стало кисло.
   Фиолетовый синяк расплывался, красуясь в центре лба Аричьбальда. Король недобро посмотрел на сестру и брата. Сделал шаг вперёд, впуская двух высоких стражников. Солнце отразилось на блестящей рукояти их шпаг.
   Тишина. Напряжённые взгляды и позы, готовые в любой момент применить силу.
   Неосознанно Арина прижалась к стене, стискивая ладонь брата. Торжество отразилось в глазах короля, и она поняла: сейчас произойдёт нечто ужасное.
   -Схватить её, - приказал король, обращаясь к стражникам. Двое мужчин быстрым шагом обошли кровать и приблизились к девушке. Каменный пол делал их шаги гулкими и зловещими. Рина побледнела, решение пришло внезапно:
   - Не приближайтесь. Я сама пойду, - сказала она, обращаясь к королю. Стражники замерли. Король перестал улыбаться, Затем, просто покачал головой. Рина воспользовалась его замешательством, наклонилась, будто бы собираясь поднять рисунок с ковра, а сама шепнула пару слов брату:
   -Матильда, скажи ей, что я в беде.
   Маленький Оскар стоял, сжимая кулаки. Он был зол. Он был в ярости. Если бы мать проснулась, королю не поздоровилось бы. Дверь тихо закрылась. Последним из комнаты вышел король. Мальчик вздохнул, а потом стал ходить кругами: обходя кровать, затем по ковру к окну и обратно, начиная всё заново тем же маршрутом. Ему хотелось закричать, что-то разбить, устроить погром. От гнева, обиды дыхание Оскара сбилось, грудная клетка то опадала, то опускалась. Мальчик пытался успокоиться, паника мешала мыслить здраво. Оскар знал, какой бы ни был план у сестры - он должен помочь. Пока неизвестно каким образом ему это удастся, но он доложен, потому что без брата Рина не справится.
  
   Арина сидела на кровати. Одеяло валялось на полу, а простыни сбились, но ей до этого беспорядка не было дела. Голодная, злая, она в отчаянии заламывала руки. "Думай Рина, думай"- понукала себя, но как на зло умные мысли не приходили в голову.
   - Безнадёжно, - вздохнула она и заплакала. " Завтра приедет барон. Завтра её свадьба". А, мать спит - заколдованная. "Ах, что же мне делать, что?"
   Стук в дверь очень настойчивый, заставил уйти беспокойные мысли.
   "Только бы не король. Его присутствия я не вынесу". Лицо Арины всё ещё пылало, с тех пор, когда Аричьбальд устроил ей выволочку. Хорошенько помучил в своё удовольствие, издеваясь насмешками, несколькими пощёчинами, а потом запер. Чтобы в скором часе нежданно-негаданно появился, разодетым точно павлин.
   Побрившийся и освежённый, явно принял ванну и хорошенько выспавшийся. Аричбальд, его величество курам на смех. Пестрый камзол. Волосы распущены. А в глазах мечутся недобрые замыслы.
   Король зашел в комнату, и дверь закрыл на засов. Резко присел на постель, схватил и обнял девушку, не давая пошевелиться. А затем поцеловал, и не было у опешившей Арины сил вырваться. Всё тело заледенело. Нахлынувшее унижение, неприязнь и ярость вырвались из нутри, и Арина плюнула, попав королю на щеку. Он ударил её по лицу, до крови разбив губу. А потом сказал, как отрезал:
   - Дура. Не по нраву тебе король, значит, станешь женой барона.- И засмеялся, а у девушки волосы встали дыбом. Он ушёл, оставив её голодной, только жалкий кувшин воды, стоял на полу, как издёвка, как пренебрежение, чтобы знала своё место. Она закрыла дверь на засов, едва сдерживая злые слёзы. Подошла к окну, раскрыв настежь, чтобы ощутить на лице ветер.
   Стук не прекращался. Нервы не выдерживали. Рина заорала:
   -Хватит! Прекратите сейчас же.
   - Рина, девочка моя, это я Матильда. Открой.
   Сердце ёкнуло. "Всё же пришла. Как ей удалось"? Она вскочила с кровати, забыв, что в длинной ночнушке. Повозилась с засовом, болтая задвижку, шатая из стороны в сторону, но как назло заело ржавую петлю.
   Арина открыла дверь, посмотрела на Матильду. Красивая, высокая стройная, точно и не служанка вовсе, а дама благородных кровей. Пышные волосы золотые, без седины и это не смотря на годы. Платье рябое, белый передник в пятнах. Женщина тяжело дышала, по-видимому, торопилась придти побыстрей.
   - Быстрее девочка моя, впусти же меня,- сказала Матильда, с шумом выдыхая набранный в лёгкие воздух.
   Тяжёлый поднос стоял на полу. Жареная дичь и запеченная картошка. Кувшин с молоком, тёплый каравай хлеба, козий сыр белый и мягкий. Бутылка с лучшим замковым вином и румяный пирог.
   От всего этого великолепия у девушки потекли слюнки. В животе заурчало так сильно, что ей стало неловко.
   Матильда внесла поднос и закрыла дверь, отсекая любопытные взгляды задобренных вином и черничным пирогом стражников, которые только хмыкнули, жадно набрасываясь на еду принесённую им красивой служанкой.
   - Ешь и слушай. Времени мало. Стражи наготове. Королём велено им тебя охранять до утра. А завтра отец Михаил проведёт венчанье в часовне.
   - Ах,- вздохнула Рина. - Нянечка помоги мне.
   - Знала я, что сгустятся чёрные тучи. Сон мне был вещий. Вот держи, - Матильда достала из лифа маленький чёрный мешочек. - Солнце зайдёт, постучишь в дверь и скажешь, что по нужде надо. Откроют дверь, тогда не медли, развяжи мешочек и рассыпь пыль в воздух.
   Грохот в дверь и крик: "Время"!- заставил заговорщиц вздрогнуть.
   - Всё я пошла, а ты кушай. На кухне поможет кухарка. А дальше, как карта ляжет, но главное не бойся дитя.- Благословляю тебя, - мягко с лаской в глазах произнесла Матильда и обняла её крепко- крепко.
   - Удачи, воспитанница моя,- сказала она, пальцами вытирая с лица Арины слёзы.- Я буду за тебя молиться.
   Ушла. Теперь дверь стражники закрыли на ключ. Что толку ей от засова? Снова Арина одна, как птица в клетке.
   Потихоньку девушка вошла во вкус и мигом опустошила поднос, голод то был не шуточный. Задумалась, посмотрела в окно.
   Смеркалось. Небо темнело на юге, а солнце напоминало расплавленную бронзовую монету. Порыв заставил подойти Арину к оконной решётке. Потрогать, потрясти, убедиться что крепкая. Медлить было нельзя.
   Залезла под кровать, там под грязной одеждой лежала шкатулка. Ожерелье обвило руку, тонкой сапфировой змейкой. Она надела его на шею, пряча под грязную рубашку. Широкие брюки, вытащила из холщового мешка, спрятанного под кроватью, затем камзол и неудобные лежащие у самой стены- сапоги. Вот и всё- её наряд завершен, осталось только заплести косу.
   Последние лучи клонящегося к закату солнца затерялись в углах, осветив тёмные стены. Девушка вздохнула, когда-то в этой незамысловато-убранной комнате повсюду висели гобелены и картины.
   Она заплела косу и посмотрела в окно, увидев лишь сумрак наступившей летней ночи. Таящую в себе неизведанный мир. Мир, за пределами королевства порабощённый тёмными магами. И говорят, если верить слухам, тёмный злодей, один из магов жил во дворце, выходя лишь по ночам. Но то слухи, она надеялась что в них нет и крупицы правды.
   Долгие одинокие годы провела Арина в замке, только иногда по утрам удавалось поскакать по прилегающим к замку полям. "Ах, далёкое счастливое детство, когда правил отец, а мать защищала королевство волшебной силой".
   Ей вспомнился как живой погибший отец. Его мягкий голос внезапно раздался в мыслях. Арина почувствовала что он рядом. "Иди. Час настал, дочь моя"
   "-Папа я знаю ты поддержал бы меня", прошептала она и подошла к двери.
   Порошок прекрасно справился с работой. Охранники медленно осели на пол и дружно захрапели, как перекормленные боровы. Подручные Аричьбальда никогда не нравились Арине, и теперь справившись с первой частью плана, девушка чувствовала временное облегчение.
   Завалявшиеся под кроватью сапоги от долгого лежанья без дела, слегка жали ногу, но главное они не стучали стёртым каблуком о каменный пол, лишь едва ощутимо скрипели. Совсем чуть-чуть, так тихо как пищит мышь.
   Пустой коридор закончился поворотом, ведущим на лестницу. Спустилась. В замке было темно, лишь в нишах мерцали свечи. Она считала ступеньки, по лбу стекал пот. Хоть бы никто не заметил. На двадцать пятой по счёту ступеньке Арина запнулась, услышав шорох, но вероятно это была просто мышь.
   Получив корону Аричьбальд быстро пропил всё добро. Союз с бароном был ему выгоден. Бесконечные балы и застолья сменились скупостью и темнотой. А ещё Аричьбальд хотел получить кольцо силы, находящиеся на безымянном пальце спящей магическим сном королевы. Её матери.
   Девушка вздохнула, и ускорила шаг. Летом ночи короткие.
   На кухне Жана дремала, сидя за столом. Её пышная грудь вздымалась и опадала в такт дыханию. Порядок на кухне и чистота - только её заслуга. Кухарка была старой проверенной женщиной. В детстве она часто баловала Арину печеньем и тёплым молоком, когда девочке не спалось. Хорошие были времена.
   Арина покачала головой, отгоняя воспоминания. Прокашлялась, тем самым застав кухарку врасплох.
   - Ах, боже мой! - воскликнула Жанна и вскочила. Румяное лицо женщины побледнело. В её глазах прогадывал радостный испуг.
   - Арина милая, я уж заждалась. Прости Господи. Сейчас я замаскирую тебя. Мать родная не узнает.- Женщина открыла заслонку в огромной печи, где по старинному рецепту, выпекался самый вкусный в округе хлеб. Достав горсть сажи и уголёк, Жанна приблизилась к девушке.
   - Садись, на разговоры нет времени. Торбу я тебе собрала. Деньги отдам последние. Ах, Рина, Риночка, бедное дитя. Ах, если бы твоя мать пришла в себя, тогда...-Не договорила кухарка, размазывая сажу по лицу девушки. Её пухлые пальцы усердно втирали сажу в кожу, рисовали угольком круги под глазами.
   - Опаньки, теперь Риночка волосы. Без них сойдёшь за мальчишку.
   Девушка тяжко вздохнула, когда отрезанная тяжёлая коса, словно чужая, упала на пол. Жир из горшка смешала кухарка с сажей и втёрла Арине в голову, приглаживая густые пряди, затем спросила:
   - Поедешь к дяде, да милая?
   Рина не ответила, у неё были совсем другие планы.
  
   Сивая плешивая кобыла еле плелась по тропе. Замок был позади. Девушка дремала в седле. Холщовая торба была переброшена через плечо, кафтан засаленный, старый полнил, скрывал очертанья фигуры, а широкий капюшон прятал лицо.
   Арина галопом скакала до рассвета по степи да по полю. Не жалела себя ни коня, боялась погони.
   Когда высокие зубчатые стены, защищающие замок скрылись из виду, она вздохнула с облегчением. Самая лёгкая часть пути была позади. А то, что задумала, всё ещё сомневалась, что ей это под силу.
   Ведьма костей и пепла жила в самой гуще древнего леса. Многие приезжали к ней за помощью, да не многие возвращались. Если верить слухам, ведьма могла исполнить сокровенное желание, только плата - у каждого для неё разная.
   Тяжело Арине было принять такое решение. Робкая по натуре, девушка была лишь в душе смелая. Долгие годы заперта она была в четырёх стенах и с детской поры мира не видела.
   Король был суров, и не было у него ни для кого исключений. А дядя Троша его родной брат - мягкотелый. " Что толку приехать к нему, а он не защитит, не поверит, спровадит обратно к королю"
   Пришло время принимать решения. Пришло время брать судьбу в свои руки. " И пусть мне повезёт,- просила своего хранителя девушка. Пусть удастся - задуманное".
   Стук, стук стучат подковы, выбивая комья земли. Вокруг зелёная трава, поля засеянные пшеницей. Пятнистые коровы и сизый дымок в воздухе, означал, что приближалась деревня.
   В деревне кипела жизнь. На площади возле колодца, не смотря на ранний час, было уйма народу. Крики, споры, слились в единый гвалт, и Рина не могла разобрать ни слова. Она хотела проехать незамеченной, держась подальше от толпы, но лошадь устала и громко заржала, чем вызвала недоумение на лицах, оторванных от представления людей.
   - Кто этот чумазый мальчишка? Да не смотри на него, пусть едет мимо!
   - Разуй глаза, Аркаша, парень попрошайка, - громко сказал усатый полный мужчина. Тощий высокий мужик - по-видимому, Аркаша, кивнул и хмыкнул, посмотрел на Арину и отвернулся.
   Внезапно, её лошадь споткнулась и обессилено рухнула на мостовую, старая , да и от непривычной нагрузки, ноги кобылы не выдержали, подкосились.
   Арина достала из кармана широких штанов, монеты. Пересчитала - ровно пять серебренных и одна золотая. Хватит купить лошади овса и воды в харчевне. А ночлеге и речи не было. Рина опасалась погони, надо было ехать дальше к лесу. Пересечь границу - туда наёмники Аричьбальда не сунуться. Опасаются...
   Рычание и визг заглушили гвалт. Шум на миг стих. Любопытство заставило её протиснуться сквозь толпу, благо мелкая и худая и посмотреть что там случилось?
  
   Плечистый мужчина в кожаном переднике, облегающим мощное тело, стоял возле столба, за который был привязан самый красивый на свете волк, краше даже чем на книжных картинках. Глаза зверя таили печаль, и тяжкая мука отражалась в волчьем взгляде. Белую пушистую шкуру, располосовали кровавые порезы, оставленные плетью, которую вертел в руках его палач.
   Мужчина вновь поднял плеть в воздух и сказал, обращаясь к зверю:
   -Проклятая скотина загрызла моих бедных барашков. Давно я охотился на тебя подлюга и вот - словил. -В улыбке прорезавшей его лицо, было предвкушение. Глаза мужчины злостно блеснули.
   - Не надо, остановись уважаемый! - осмелев, крикнула Арина.- Продай мне его.
   Тишина. Недоуменные взгляды. Шушуканье тучных торговок в платках.
   -Зачем тебе зверь чумазый парниша? Он бешеный проглотит тебя в два счёта.
   -Говори цену хозяин, а что с волком делать моё дело.
   -Пять серебренников - и волк твой. Ай, денег нет малец?
   Казалось янтарные глаза волка глядели прямо ей в душу. " Пожалуйста"- умоляли они. Будто знали, что только Арина может его спасти.
   Девушка достала монеты. Все ахнули и раскрыли от удивления рты.
   - Лови, а волка немедленно отпусти!
   Монеты упали на каменную мостовую. Зазвенели и покатились в разные стороны. Пока мужчина их поднимал, Рина отвязала волка. Страха отчего-то не было. Зверь выглядел не злобным, скорее напуганным. Толпа разочарованно разошлась, больше смотреть было не на что. Кто-то вздохнул от досады.
  
   -Ну, что мне делать с тобой белый, а?- задала девушка вопрос волку. Словно он мог её услышать.- Эх, ты пушистик,- продолжила она, гладя его по голове. Волчий мех оказался мягким и густым. Прикасаться к зверю Арине было на удивление приятно и почему-то совсем не боязно.
   - Чтож, хватит рассиживаться, придётся топать пешком, дорога предстоит длинная. - сказала вслух девушка. В голове вертелись точно колёса телеги мысли.
   " А куда идти?" Дорогу к ведьме она знала лишь понаслышке. И спросить не у кого, сразу заподозрят неладное. К ведьме просто так не ходили. И почему её кобылка так боялась зверя, он же добрый, умный. Эх, теория хищника и жертвы на практике. Но, ведь на меня волк не рычит, только смотрит странно". Но что оставаться здесь без толку? Нужно идти!"
   Миновав деревню, Арина присела у речки, напилась воды на дорогу, перекусила остатками хлеба и жареного мяса, завёрнутого в бумагу. Волк ел жадно и расправился с отведённой ему долей в одно мгновение. Рина ещё не доела мясо, оставалась добрая половина, когда волк завилял хвостом. "Эх, хитрюга" и подошёл поближе. Янтарные глаза зверя откровенно просили, и Рина не выдержала жалобного взгляда, поделилась.
   - Держи, - сказала она, отдав последний кусок, а сама второпях дожевала хлеб. Волк облизнулся и проглотил остатки мяса за один присест.
   Время не ждало. Закинув торбу на плечи, она направилась в сторону далёкого, лежащего за холмом леса.
   Вскоре каменная дорога сменилась узкой тропой. Чем ближе верхушки деревьев, тем ей становилось страшней. Зелёная трава на полях незаметно сменялась пожухлой, цветы чернели, и все краски природы тускнели, будто бы заколдованные.
   Здесь росли могучие деревья такие высокие, что заслоняли солнце. Редкие сухие листья лежали на ржавых сосновых иголках. Чёрные стволы необъятные, словно выжженные в огне, стояли, не давая проходу в лес. "Что же делать"? В голову Арины не приходило ничего путного, она остановилась, задумавшись- и вдруг волк громко тявкнул, а потом зарычал, словно зная какой-то секрет. Не успел протяжный тявкающий звук исчезнуть, как деревья заскрипели, зашуршали и раздвинули густые ветви, образовав проход. Тлёном пахнуло из узкого лаза, пеплом и затхлостью склепа. Всё замерло, будто бы выжидая, какое она решение примет. Колебалась Арина. Ноги девушки дрожали, так ей было страшно.
   Волк снова тявкнул, лизнул её руку горячим языком, ободряя. Морок спал. И она пошла первой в образовавшийся проход, следом проскользнул волк.
   Впереди стелилась тропинка, выложенная из белых костей и черепов. Подул в спину ветер, и опять стало тихо, за спиной сомкнулся древесный остов.
   Шла, Арина считая шаги, так на всякий случай. Жуткие мысли одна другой краше, по пути приходили ей в голову. По спине девушки стекал пот, а руки были ледяными. Было так тихо, что она слышала, как сердце стучит в груди. Вспомнила все поверья, которые служанки рассказывали когда-то в детстве. В одном из них говорилось, если ведьма в хорошем расположении духа, тогда к дому её ведёт тропа из черепов, а ежели серчает, то тогда по серому пеплу прямой путь к болотам погибельным....
   Времени здесь казалось не существовало. Ноги девушки сами бежали, подгоняемые страхом. Рядом спокойно, не обгоняя мягко ступал волк.
   Дальше страшнее. Сумрак. Безветренно. Резкий протяжный скрип и тихий, пугающий шорох то возникал, то прятался за деревьями. Возникало чувство, что кто бы ни обитал в этом зловещем лесу, он наблюдал за девушкой всю дорогу.
   На идеально круглой поляне оказались внезапно. Просто бац - и вышли. Низкие серые тучи над головой, а впереди на поляне землянка с провисшей крышей покрыта мохом и поганками, серая, пепельная, точно не жилая.
   А около землянки частокол с черепами и три круга с засохшими черными цветами, вокруг которых кольцом росли ядовито-красные жирные мухоморы.
   Арина обернулась, посмотрела вокруг, словно ища дорогу. А нету её, только лес окружал поляну. Страшно стало, до дрожи и во рту у девушки пересохло. Язык стал ватным. Ноги отняло. Сердце в груди Арины бухало и неслось куда-то галопом.
   Внезапно, дверь скрипнула, отворяясь, и волк побежал к порогу.
   - Постой белый, ты куда, не надо, - шепнула девушка, но волк уже перепрыгнул через порог и скрылся в землянке.
   Нечего было делать. Назад дороги нет.
   Ступеньки вели внутрь, скрипя на каждом шаге, так сильно прогибаясь, под её лёгким весом, что девушка боялась, что провалиться вниз. Где-то ухнула сова. Она глянула вверх - никого. Вошла внутрь и дверь закрылась, хлопнув - и темнота.
   Запах трав - приятный. Прокашлялась, Арина сказала:
   -Добрый день!
   То ли бульканье, то ли смех в ответ.
   Минуту другую глаза девушки привыкали к сумраку, а потом сориентировалась. Маленький коридор, широкая белая печка. Травы, веники на стенах. Окна высоко, пол земляной, хорошо утрамбован. Тусклый свет, но видимость сносная. А ей снова так страшно, сердце в груди колотится бешеное, душа чуть ли не в пятках. А с каждым несмелым шагом вперед она понимала, что землянка глубокая, точно пещера и здесь гораздо просторней, чем по виду снаружи.
   Ещё пара шагов привели Арину к печке, где возле окна на деревянном столе в миске, в молоке сидела холёная безобразная жаба и недобро таращила очи. Ей хотелось тотчас шикнуть и перекрестится, но устояла, пересилила себя.
   Плетеная штора в арочном проёме служит дверью, Арина зашла, глядя, как мерцают толстые свечи. Высокая, незнакомая женщина что-то шепчет белому волку. Зверь, словно понимает её, затем рычит, когда костяная рука незнакомки собирается его погладить.
   Женщина оборачивается и Рина делает шаг назад, неосознанно замирая, забывая, что надо дышать. Такое каждый день не увидишь. Одна половина женского лица - такой редкой красоты, что полюбуешься лишь на портретах признанных художников- мастеров, висящих в сокровищнице дворца. Другая половина лица женщины: обтянута сморщенной кожей, представляя собой иссохший череп с бельмом в глазнице. Ведьма, да это ведьма и она улыбается, жестом приглашает девушку подойти ближе.
   Шаг, другой и - вот уже Арина рядом с кроватью. Женщина махает рукой и девушка садиться. Теперь ведьма нависает над ней, а Арина внутри вся сжимается от страха, но смело смотрит в глаза, знает с ведьмой по-другому нельзя.
   - Зачем пришёл нищий попрошайка? Что есть у тебя ценного мне предложить?- прошипела ведьма. Длинный чёрный язык высунулся изо рта.
   Волк подошёл к Арине, сел у самых ног и опять ободряюще лизнул руку. Ей сразу стало легче, страх ушел, и девушка смогла, прокашлявшись говорить:
   -Я пришёл за лекарством для королевы. Взамен сделаю всё, что прикажешь, хозяйка.
   Ведьма схватилась за живот и согнулась пополам, содрогаясь от смеха. Её смех бульканьем вырывался из горла, режа слух Арины. Ведьма отсмеялась и выпрямилась, а потом сказала:
   - Крепок твой дух оборванец. Давно не приходили ко мне гости. Я согласна выполнить твою просьбу, а ты,- пригрозила костлявым пальцем,- сослужишь мне три службы.
   -Договорились,- резко ответила Рина и поднялась, схватив ведьму за руку и сжала её пальцы. Ведьма оторопела, лишь глаза злобно сверкнули, но сделка была скреплена.
   -Я до вечера не вернусь, а ты за это время печь затопи, порядок наведи да есть приготовь, чтоб вкусно было. Если не успеешь до темноты, то ха-ха,- рассмеялась ведьма и многообещающе посмотрела на девушку.- Сердце вырву из груди - съем, а голову повешу на частокол, так и знай,- сказала она и исчезла, только пыль по углам поднялась, лягушка на кухне квакнула, да посуда звякнула.
   Готовить Арина не умела, лишь смутно представляла, что куда кладут и для чего. Котёл закипал, дрова трещали, а пламя жарко ухало в печи. Девушка порылась в закромах, нашла кусок сала, вязанку грибов, три моркови вялых и сморщенных, а яблоки, на удивление вполне съедобные лежали в буфете, ей даже погрызть захотелось, но удержалась, сглатывая слюну.
   Да, целый мешок муки был припасен в кладовке.
   Так и стояла девушка возле стола, нарезанные грибы с бульканьем варились в похлёбке. Сало румянилось, истекая жиром на сковородке, а тесто всё никак не удавалось сделать таким, каким девушка помнила, оно должно быть. Чего-то не хватало в нём, так сказать волшебного ингредиента.
   Отлепив кое-как тесто от рук, выплюнув попробованный безвкусный комок теста на землю, Арина горько заплакала. Села, закрыв ладонями, лицо и рыдала, жалела себя, проклинала свою неумелость и всё плакала и плакала, не имея сил остановиться.
   Откуда то прибежал белый волк, зарычал на неё, да в глаза посмотрел, словно хотел, чтобы Рина встала и пошла за ним. Зарычит, тявкнет, потом опять подойдёт и хвостом пушистым взмахнёт, точно помелом. Думала она, смотрела, на чудачества зверя, да успокоилась.
   Арина поднялась с пола и пошла за мохнатым зверем. Волк заставил её открыть дверь в узкую кладовку. Там зверь рылся мордой в мешках, пока не скинул с полки закрытый тонкими прутиками горшочек с мёдом, да и погреб нашёл, скрытый под кипой соломы, а Рина ведь думала, что осмотрела здесь всё.
   - Ай, да молодец, волчара, ай, да мохнатый спаситель мой. Спасибо, удружил,- улыбалась Арина и ласково гладила по голове волка. Затем сказала, внимательно смотря на зверя:
   - Гляди белый за похлёбкой, как будит кипеть, зови меня.- И побежала прибираться в доме. Подметала, пыль с утвари вытирала, подушки пуховые хозяйкины взбивала. Пот катился градом, стекая по девичьему подбородку. Она скинула камзол, осталась в рубахе.
   Всё чисто, прибрано, взгляду не зацепиться. Устала Арина, что сил больше нету. Глянула в окно, во дворе потемнело. Волк тявкнул, спрятала веник, вынесла мусор за порог чёрного хода. Вернулась на кухню. Похлёбка, клёцки - всё было готово.
   Только успела накрыть на стол, глянула, а лягушка исчезла. Некогда было думать куда, как и зачем, скрипнула дверь и пришла ведьма.
   Недоброе было у неё лицо. Хмурый лоб, брови сведены. Долго ходила по хате, аж пол скрипел, наверное, пыль высматривала. Кряхтела, сопела, да слова не сказала, затем пришла на кухню и, наконец, вымолвила:
   -Ай да оборванец, ай да молодец. Гляжу и не верю в доме чисто, стол накрыт. Пахнет вкусно, осталось лишь попробовать, а там посмотрим - коли угодишь, значит, первое задание выполнил.
   Арина набрала в грудь воздуха, сжала ладони. Застыла на месте, не смея пошевелиться, пока ведьма всё пробовала. Кряхтела, чмокала, нюхала, тыкалась длинным носом. Затем похлебала похлёбку, высербав грибной навар до последней капли деревянной ложкой. Налегала на клёцки, запила молоком, закусывала яблоком, а потом, когда уже Рина приготовилась к худшему, сказала:
   - Вкусно. Принимаю работу. Садись рядом за стол оборванец, ешь и ложись спать в кладовой на солому. Утром разбужу на восходе, поедем к моей куме на именины.
   Тихо выдохнула Арина, а руки трясутся. Молча она села за стол. Налила похлёбки. Ела и глядела, как ведьма странно смотрит на волка, а белый ей в ответ пасть скалит, точно смеётся. "Может мне чудится, так ведь не бывает? Видимо от тяжёлой работы, да и спать хочется." Девушка выпила воды, не доела клёцки.
   Волк сидел под столом, уплетая хлеб, брошенный ведьмой. Когда ведьма ушла, Арина в тазу помыла посуду, вылила воду во двор, прибрала со стола и пошла, спать в кладовку. Не боялась, от усталости слипались глаза, да и волк был рядом, свернулся клубком под боком, грея и защищая девушку. Арине снилась мать, катающая её на верёвочных качелях, висевших над обрывом.
   - Страшно мамочка не надо, не качай так сильно, сорвусь!- кричала она.
   -Держись дочка, держись милая. Ты сильная, не сдавайся,- отвечала королева, качая всё сильнее. Арина держалась из последних сил. Потные ладони скользили, впиваясь в веревку, жёсткий ворс натирал до крови. От боли она кусала губы. Её щёки горели, в глазницах на грани паденья, плёнкой висели слёзы. Глубокая пропасть зияла под ногами. Платье Арины на ветру развевалось, туфли сорвались вниз. Холодный, сильный ветер обдувал, ледяными порывами лицо. Сердце ёкало в груди, дыхание замирало и от ужаса дух захватывало. Восторг и страх скрутились у Арины внутри тугим узлом.
   -Подъём оборванец, подъём!- резкий хриплый голос, выдернул девушку из сновидения. Она встала, разлепила скованные сном, тяжёлые веки и уставилась прямо в блестящий, точно серебряная монета единственный глаз ведьмы.
   -Иди торбу пакуй, хлеб положи, кувшин с водой крышкой закрой. Всё на столе найдёшь, да и жабу с подоконника сними и в торбу закинь, пригодиться. Я ступу с метлой вынесу, во дворе буду ждать. Скорее, солнце не должно встать.... -В словах ведьмы был чёткий приказ и угроза.
  
  
  
   Напряжение зависло в воздухе, точно перед грозой. Пот холодил спину Арины, стекая между лопаток, впитываясь в рубаху. Она натянула камзол, собрала еду и все вещи, что приказала ведьма, брезгливо стиснув зубы, запихала лягушку в торбу. Недовольное кваканье раздалось, когда лягушка попала к продуктам. Внезапно ей захотелось извиниться за такое обращение, но вовремя спохватилась.
   Темнота слегка посерела на востоке. Ветра, как и солнца не было, только тишина, тревожная, выжидающая чего-то.
   Ведьма сидела в непомерно большой ступе. Огромная метла с чёрными идеально ровными прутьями, стояла возле деревянного борта.
   -Запрыгивай поживей, а то тут оставлю!
   Арину уговаривать не пришлось. Чтобы спасти мать она была готова на всё что угодно. Девушка неловко перелезла через борт, волк запрыгнул следом.
   Только сейчас рассмотрев ведьму, Арина поняла что она принарядилась. Ведьма была в ярко красном пышном платье с кружевным подолом, красивым и дорогим, точно она на королевский бал собралась.
   Ведьма скосила глаза в сторону волка, сжала губы, но промолчала. Как- то всё это было странно. "Откуда ведьма может знать волка? И почему у меня такое чувство, что ведьма слегка побаивается Белого".
   Запоздалый рассвет догонял, но ступа летела по воздуху так быстро, что розовато-золотистые отблески солнца остались позади. Арина зажмурилась, сцепив руки у борта ступы. Вывалиться девушке не хотелось, но любопытство пересилило страх, ведь раньше с ней никогда ничего подобного не приключалось.
   Вскоре, черный лес внизу слился в пятно. Летели долго, оказалось что владения ведьмы огромны. Через некоторое время, пейзаж внизу сменился на ещё более жуткий. Серая земля, выжженный лес и пустошь, безликая и бесконечная. А над головой всё те же сумерки, солнце сюда не заглядывало, точно боялось.
   Волк нервно повизгивал, скребясь когтями о днище ступы. Ведьма стояла в центре и метлой махала из стороны в сторону, словно веслом в лодке. Странные действия увеличивали их скорость. Дышать Арине стало тяжело. Ступа понеслась в высоту. Пейзаж внизу стал размытой картиной. Ей хотелось кричать, в горле пересохло. Арина держалась изо всех сил, так было тяжко. А ведьма всё без устали махала и махала, расчерчивая метлой воздух.
   Вдруг, лягушка в торбе квакнула, да так громко, что у Арины заложило уши. Непонятное слово ведьма шепнула и ступа остановилась. Рина вздохнула полной грудью, испытывая облегчение. Посмотрела на волка: спокойный, глаза янтарем блестят, и кто бы мог подумать что, зверь совсем недавно испытывал неудобство и страх полёта?
   Жилище именинницы выглядело удручающе. Стены сложены из черепов и костей. Узкие окна закрывала плёнка, по-видимому, бычий пузырь, а дверь обросла мохом. Черви и личинки копошились между щелей. Желчь подступила к горлу Арины. Голова у девушки закружилась. Наверное, она отвлеклась, потому что мысли рассеялись, и приказа не слышала, за что получила оплеуху.
   - Ишь оборванец, какой нежный. Ещё раз говорю. Постучи в дверь три раза. Давай, поторопись,- сказала ведьма.
   В глазах девушки застыли злые слёзы. Пощёчина жгла кожу. Сердце кипело от ненависти и гнева. Никогда ещё Арина не чувствовала себя так: униженной и напуганной одновременно. Угрозы Аричьбальда по сравнению с испытаниями ведьмы были просто милыми шалостями. А ведьма улыбалась, устрашая девушку своими зубами: белоснежными и ровными справа, и гнилыми щербатыми на другой половине лица.
   Арина отвернулась, ногтями впилась в кожу ладоней, давила, пока всёвозрастающая боль проясняла мысли. Затем, подошла к двери и постучала дверным кольцом ровно три раза, выполняя приказ.
   Тишина. Гулкие шаги по коридору, будто кто-то хромал и еле волочил ноги. Затем, хриплое дыхание - рядом, за дверью, кто-то прислушивался. А, потом дверь заскрипела, открываясь во внутрь, приглашая зайти в дом.
   Существо, открывшее дверь трудно было назвать женщиной и, тем не менее, это была именно она. Маленькая с большим выступающим за спиной горбом, в чёрном приталенном платье и остроносых башмаках с уродливыми примятыми бантами, а так же с самым длинным из всех виденных за всю жизнь Арины носом с огромной зелёной бородавкой в центре и слизью свисающей из ноздрей. Долг вежливости заставил Арину поздороваться. Женщина смерила её презрительным взглядом, улыбнулась ведьме, затем подняла руку и поманила их внутрь когтистыми, тонкими пальцами, со скрученными завивающимися внутрь когтями.
   - Молчи, - шикнула ведьма на девушку, злобно сверкнув глазами.- Не подведи меня, понял?
   Девушка кивнула, пропуская ведьму вперёд, зашла следом в дом, а волк остался на пороге. Дверь захлопнулась, и затхлый пыльный воздух окутал их со всех сторон.
  
   Красное платье служило Арине ориентиром, в редком свете просачивающимся из закрытых пузырём окон. На подоконнике сворачивались кольцами белесые черви. Пол скрипел под ногами. Рина боялась провалиться. Странный гул раздавался снизу". Может, под домом был подвал"?
   Она почти бежала, ведьма двигалась быстро. Не было времени разглядывать обстановку, но стены то смыкались, то расступались, дезориентируя Арину. Происходящее напоминало сон наяву. Темно, непонятно, а главное всё время помнить: не отстать.
   Гул усилился - ведьма остановилась. Горбатая женщина стояла напротив чёрной, раскрытой настежь двери. Факел висел на стене, где узкие ступеньки вели в подвал.
   Ведьма стала спускаться, Рина не отставала, но обернулась, встретившись с мёртвыми глазами статуи, стоящей возле двери. Это была та самая, но уже окаменелая женщина, что открыла им дверь.
   Юбка ведьмы шуршала, подметая ступеньки. "Постой же, проклятая"- крутилась шальная мысль. Арина побежала, перепрыгивая ступеньки. "Лишь бы не потеряться, лишь бы не отстать".
   Лестница уходила глубоко вниз. Воздух теплел с каждой пройденной ступенькой, становясь всё жарче. Вскоре, Рина вспотела, но лестница не кончалось. Её ноги устали, а ведьма всё не сбавляла темп. Каждый шаг причинял девушке боль, голова кружилось. Она чувствовала: ещё чуть-чуть и упадёт. Когда усталой Арине стало практически невозможно сделать ещё один шаг - ступеньки закончились.
   Рина стояла на каменном заросшем мхом полу. Арка скрывала проход, а на стене висели факелы. Слабый огонёк колебался, высвечивая низкий потолок и свисающие синие сосульки, красивые, как драгоценные камни. Она засмотрелась, поэтому охнула, когда ведьма схватила за руку и шикнула, подталкивая вперёд. За аркой был коридор, узкий и разветвлённый. Свернули налево, и Арина вновь услышала музыку. То мелодичную, грустную до боли, то заунывную и тяжёлую, как последний вздох приговорённого на смерть.
   Каменный зал впереди идеально округлый. В центре - стол, залитый световыми багряными бликами крупных камней сложённых в фигуры. На столе изысканные кушанья. Золотая посуда и приборы: кубки, бокалы, кувшины перевиты затейливыми символами. И никого. Тогда откуда доносится музыка?
   Два шага сделала вперёд Арина и словно переступив магическую черту, визуальные чары исчезли. Серая дымка мелькнула перед глазами Арины, и она увидела присутствующих. В центре стола восседала на стуле женщина. Массивная, тучная в пёстром платье, отстроченным мехом и драгоценностями, красовавшимися на её шее, словно елочные гирлянды, такими они были крупными. Бледное лицо с пухлыми щеками и тремя подбородками внушало ей омерзение. Кабаний пятак и клыки не давали сомкнуться напомаженным алым губам. Серые глаза, обрамлённые тонкими, словно пух ресницами и щетина на подбородке. Мужчины были не лучше. Кабаньи рыла и чёрные фраки. Высокомерно рассмотрев пришедших гостей, тучная женщина повернулась, стул скрипнул под её массивным телом. Подняла руку и поманила ведьму, намекая подойти поближе, затем сказала, приказав:
   - Садитесь.
   Свинорылые мужчины поднялись, освободив два места. "Для меня и ведьмы", поняла Арина.
   Ведьма подтолкнула и Арина подошла к столу и присела. Ведьма что-то пробурчала. По-видимому, это было приветствие. Хозяйка торжества хрюкнула и улыбнулась. Блеснули клыки: на них застряли ошмётки пищи. Тарелки были наполнены. Вино само по себе появилось в кубках.
   Еда пахла странно. Рина чувствовала: лучше остаться голодной. Музыка стала громче. Заунывная и резкая, такая дикая, что у Арины на глазах выступили слёзы. Она молчала и просто тупо смотрела, как исчезают во ртах свинорылых огромные куски пищи. Волокнистое мясо, необычные фрукты. Тошнота подступала к её горлу. Голова закружилась и Рина упала со стула на пол. Под столом собранные в кучи лежали кости.
   Хрюканье и топот копыт по каменному полу. А потом музыка изменилась, проехавшись наждаком по её нервам. Ведьма отдёрнула скатерть и приказала девушке выйти и танцевать со всеми.
   Арина выползла на четвереньках, преодолевая страшную слабость, затем встала и увидела, что гостей-то прибавилось. Дети кружились в диком танце. Хоровод водился вокруг стола. Дикая мелодия- и слова монотонные, точно молитва.
   Дети схватили Арину за руки и заставили водить хоровод, а потом всё слилось для неё в одно расплывчатое пятно.
   Обрывки былых воспоминаний как сон наяву. Бред воспаленного мозга. "Может меня опоили? Мамочка, какое страшное колдовство".
   Принесли розового младенца, покрытого шерстью, вручили ей и приказали баюкать. Казалось эта пытка продолжалась вечность. Она колыхала младенца, и пела, вспоминая все колыбельные, что частенько напевала ей Матильда и мама когда-то давно. Только бы страшный младенец не плакал.
   Таким оказалось второе задание. Не дать заплакать этому существу до утра. Продержаться, не потерять сознание, выдержать ни смотря, ни на что. И Арина справилась. Сумела не дать страху и безумию поглотить себя, хотя в душе знала, что ей просто повезло.
  
   Что-то тёплое и шершавое прикасалось к её щекам. Было щекотно и приятно. Арина открыла глаза. Белый волк смотрел на нее. Янтарные глаза блестели. На морде чётко проступало странное выражение, которое напоминало улыбку.
   Она осмотрелась, понимая, что лежит на соломе. В той самой кладовке, где ночевала, но вот когда?" Да и как я здесь оказалась"? Мысли девушки смешались, и она не понимала, где закончился сон, а где воцарилась явь.
   Арина погладила волка, нежно лаская пушистый, белый мех. Волк посмотрел на неё и побежал к двери. Остановился, повернул морду, показывая чтобы девушка шла за ним. Арина направилась к двери. Волк вёл её в спальню, где возле зеркала сидела ведьма, гребнем расчёсывая длинные пряди волос.
   - Проснулся. Хм. Иди, поешь. Скоро солнце сядет.
   Рина посмотрела в окно. Сумерки, серость. То ли утро, то ли вечер не разобрать.
   Ведьма продолжила:
   - Иди, иди. Даю тебе полчаса на трапезу. Затем расскажу про последнее задание...
   В словах ведьмы почудилась угроза, или всё же странное предвкушение. Скорее всего, решила девушка, в словах ведьмы было и то и другое.
   Арина вздрогнула и пошла, выполнять, что велели. А ведьма продолжала расчесывать волосы. Медленно, терпеливо. Волк тоскливо завыл. Ведьма шикнула на него, рявкнув:
   - Прочь скотина. Помощничек нашёлся. Была б моя воля, сделала бы из тебя чучело.-
   Ледяной смех ведьмы, издевательский и злобный, а слова брошенные волку странным образом разволновали Арину. "Что бы это значило"? Девушка покачала головой, не находя ответа. Разломала краюху хлеба, щедро намазала маслом, да налила молока из глиняного кувшина. Ела, осознавая, что голодная. А, лягушка сидела на подоконнике, толстая и ленивая, периодически рассматривая Арину, то, закрывая глаза, показывая, что ей и вовсе нет ни до чего дела. Лягушка разбудила а ней воспоминания. Все обрывки снов, яви сложились для Арины воедино. Девушка поняла, что не спала, а побывала на именинах на самом деле.
  
   Скоро ведьма позвала Арину. Голос шёл со двора.
   Ведьма была в чёрной одежде, даже лента в волосах чернела, как воронье крыло. Бледная кожа, наполовину страшное лицо светилось злобой. Ведьма была недовольна. Очень недовольна. Буравила девушку взглядом, да так, что Арину бросало то в жар, то в холод.
   -Пошли,- сказала ведьма, направляясь к самому широкому кругу по контуру, которого росли жирные, ядовито-красные мухоморы.
   Как только девушка очутилась в круге, ведьма подняла вверх руки. Начертила в воздухе замысловатую фигуру, шепнула и ногой топнула. Мухоморы засветились красным, делаясь всё ярче и ярче. А потом земля под ногами Арины пошла ходуном. Потемнело. Стало жутко-жутко. Вдохнуть не было сил. И тут всё остановилось. Арина с ведьмой перенеслись на равнину.
   Мерцали звёзды. Холод стоял нестерпимый. Воздух обжигал при дыхании лёгкие. Белый снег, освещённый светом яркой, полной луны , лежал вокруг, такой блестящий и серебристый, аж глазам делалось больно от нереальной красоты.
   - Иди, - приказала ведьма и вытолкнула Арину из круга. - Принеси мне ларец из заклятого склепа. Вон он вдали виднеется. Да поторопись, коли не успеешь, сгинешь здесь. Круг исчезнет, когда снега коснётся первый утренний луч восходящего солнца.
   Так сказала ведьма и пропала, будто и не было.
   Мухоморы ярким пятном выделялись на белом снегу, тёмные и блестящие в лунном свете. Арина вздохнула, застегнула камзол и пошла за ларцом. Тишина - и только слышно, как сердце в груди колотиться тук-тук-тук. Будто маленькая озябшая птичка. Белесый пар на выдохе, вдох - и следующий шаг. А холод нестерпимый и пальцы её рук замёрзли. В отчаянии девушка побежала.
   Дыхание сбилось, в боку Арины кололо. А склеп был ещё далеко. Она падала, раня ладони об острую корку льда.
   Ещё пара метров, заветная цель - ближе. Ещё чуть-чуть, но девушка видит, что звёзды поблекли. Почувствовала: время не ждёт, скоро рассвет. Вновь Арина бежит, ладони заледенели, в носу хлюпает, а слёзы замёрзли, став крошкой льда на щёках. Лицо горит, опять падает, чувствуя, кто-то схватил за плечи. Оборачивается, видя, что окружают безликие тени.
   - Замри,- шепчут, - ляг, сдайся. Хватит бежать, отдохни, -говорят ей, и девушка резко сразу ощущает: каждую клеточку своего уставшего тела. Свинцовая тяжесть сна накрывает глаза.- Да,- шепчет голос над ухом, - Да,- продолжает баюкать.
   Она падает на снег, боли от удара не чувствует. Веки смыкаются." Так хорошо. Так тепло и легко".
   Волчий вой, такой знакомый, такой громкий, будоражит сознание Арины, прогоняет сон. Нехотя она открывает глаза, встречается взглядом с янтарными, очень грустными глазами белого волка.
   - А, это ты, - говорит Арина. Её голос тих, как лёгкий ветер. - Уходи, прочь.
   Волк тявкает, рычит, щёлкают зубы. Затем, хватает рукав камзола зубами и тормошит.
   -Не надо,- отмахивается девушка. И не хватает сил поднять руку. Ей так хочется спать, зачем волк тормошит её?
   - Чумазая, вспомни, зачем ты здесь? "Что?" сквозь тявканье Арина различает слова, или, кажется? "Схожу с ума. Замёрзла и теперь чудится".
   " Королева. Мать. Прежняя жизнь в замке. Брат ожидает её. Он надеется. Я не могу бросить его".
   Она улыбается горькой улыбкой, а в глазах стоят слёзы. Арина собирает последние силы и поднимается. Звёзды почти исчезли. Небо на тон светлее. Так мало осталось времени. Но, она во чтобы ни стало, успеет. Должна. Она сможет, потому что верит, потому что у Арины есть ради чего жить.
   Волк бежал впереди неё, направляя. Арина улыбалась и плакала, отворяя тяжёлую дверь. Внутри склепа чернота, запах тлёна и пыли, здесь будто бы столетия не было людей.
   Высокие гулкие стены нависают и душат своей чернотой и потолок теряется в глубоких тенях и паутине. Угасающий лунный свет падает сквозь раскрытую дверь. Виднеется толстый слой пыли на полу и громоздкий ларец в центре.
   Она торопилась, не думая, на порыве, может поэтому поздно услышала приглушённое рычание, предостережение белого волка. Арина прикоснулась к ларцу, собираясь поднять его с пола. Руки онемели мгновенно, тело девушки застыло, став не послушным, точно бы кукольным.
   Колдовство, чья-то воля сковала Арину, не давая сделать ни шага, не давая вздохнуть. Она стояла и смотрела, слушая рычание волка, как сквозь туманную, тяжкую пелену.
   Порыв ветра взметнул пыль. Дверь захлопнулась. Волк зарычал, а она услышала: женский голос и пару слов:
   -Самое драгоценное, что есть у тебя, оставь, тогда ларец твой.
   С трудом Арина разомкнула губы, чувствуя, что позволили:
   - Что тебе отдать? Бери всё что хочешь.
   - Самое драгоценное,- звонко произнес всё тот же женский голос. Монотонно и не вдаваясь в подробности.
   "Думай Арина, думай. Ну что же мне отдать, что же?"
   Тяжесть, сковавшая её тело внезапно ушла. Она распрямилась, стала отряхивать карманы. Что-то тяжёлое звякнуло в потайном кармане камзола. Арина схватила пальцами холодную тяжёлую вещь, вытягивая, понимая, что это мамино ожерелье в трудную минуту спасло её.
   - Забирай,- сказала Арина, протягивая ладонь с ожерельем в темноту.
   Сухой пыльный воздух коснулся лица. Ладонь опустела.
   Обмен совершился. Стало удивительно тихо. Дверь склепа протяжно заскрипела, отворяясь, впуская волка. Обнюхал её, лизнул кончики девичьих пальцев, отошёл в сторону, скуля, тявкая и в нетерпении крутясь на месте, от радостного задора вертясь за своим хвостом.
   Арина вышла из склепа. Сумрак медленно исчезал, небо светлело. Держа ларец в руках, побежала к магическому кругу. Надежда, грела ей кровь, пела песней, разгоняя сковавшее было оцепенение.
   Усталость каким-то чудом ушла. Арина переступила кольцо мухоморов, чуждо смотревшихся на белом снегу.
   Волк в прыжке застыл в воздухе, когда розовый рассвет окрасил небо и всё исчезло, портал перенес их назад.
   Ведьма ждала её. Она просто стояла, уперев руки в бока в центре круга. Девушка упала на колени, ларец выпал с рук, грохнулся на землю. Ведьма наклонилась, подбирая его. Костяная ладонь сомкнулась на крышке. Ведьма будто бы ожидала чего-то, словно прислушивалась. Волк зарычал, Рина сказала:
   -У нас был договор. Выполняй обещание.
   - Ах, оборванец, кто ж знал, что ты сможешь пройти мои испытания. Знаешь, никто ещё не заходил так далеко. Многие просто сдавались. Скажи: тяжело было? Ладно, не отвечай, знаю, что тяжело. Прежде чем я отдам тебе лекарство, не хочешь узнать, что в ларце?
   Рина замотала головой. Ведьма улыбнулась.
   - Пошли в дом, ты сможешь забрать своё лекарство. А ты белый,- обратилась к волку, сиди здесь, приближается твоё время,- явно намекнула на что-то известное только ей и волку.
   Рина сидела возле огня, пока ведьма рылась в кладовке. Скрип, шелест, звон передвигаемой посуды и кряхтенье тугой крышки, упертого тяжёлого сундука, оббитого железом, стоящего возле мешка с мукой. Не успели согреться её ладони, как ведьма принесла тёмный, пыльный шар. Внутри находился цветок. Чёрная увядшая роза.
   - В замке шар разобьёшь, а розу в ступе растолчёшь в порошок и посыплешь королеве на лицо. Колдовство спадёт оборванец. Или оборванка, так лучше звучит, да принцесса?- Рина побледнела, взяла шар в руку и положила в холщовую торбу.
   - Иди, иди пока я добрая. Дорога выведет тебя из лесу, а дальше сама знаешь куда топать.
   - Как вы догадались, что я принцесса?
   - Тут и дураку ясно, хоть я и одноглазая, но девичьи повадки от ведьмы, тем более женщины, не скроешь.
   Последнее, что увидела Арина, когда выходила из землянки: ведьма достаёт повреждённый глаз из века и заменяет его целёхоньким, точно таким же, как на здоровой половине лица.
   Так вот что было в ларце. Страшно представить могущество того, кто спрятал глаз ведьмы в ларце. Такое под силу разве что тёмному магистру, господину всех тёмных магов и колдунов, поработивших страну.
   Белые черепа усмехались, клацая челюстями, так они прощались с Ариной. Давно стражники ведьмы не видели в этом гиблом месте живых людей.
   Лес отступил, и девушка вновь увидела дорогу из пепла и костей. Смело пошла вперёд, за спиной болталась холщовая торба. На душе было легко-легко, а усталости, словно и не было вовсе. Печалило Рину лишь то, что белый волк ушёл, и даже не попрощались. Даже не отблагодарила его, мохнатого.
   Из лесу она вышла в сумерках. Рина не знала, сколько дней минуло с начала её похода.. Время в услужении ведьмы пролетело в одно мгновение.
   Ветер принёс запах костра. Сизый дым пеленой устилал небо.
   "В деревне пожар? Что стало причиной"?
   Громкий лай охотничьих псов заставил девушку остановиться. Цокот копыт со стороны дороги, всё ближе, поэтому она кинулась на землю, подползла к кустам. Густые колючие ветви скрыли Арину с глаз. Кони проехали в паре метров. Она услышала разговоры. Похабные шуточки, знакомые голоса. По дороге ехал король. " Интересно, что заставило Аричьбальда сесть в седло"? Девушка знала: король ненавидел ездить верхом.
   Рычание, лай всё ближе. Она зажмурила глаза. "Ангел хранитель помоги". Шуршат, разбрасываемые лапами псов сухие листья. "О, нет". Арина открыла глаза, чтобы встретиться взглядом с полными злобы и ярости глазами лучших королевских ищеек.
   Громкий лай, заложил девушке уши. И некуда бежать. Стук копыт приблизился. Арина услышала, фырканье лошадей.
   Пасть ищейки в паре сантиметров от её лица, оскалена, и слюна стекает из уголков собачьего рта. Бежать ей некуда, но девушка поднялась, так как злобная псина вот-вот сорвётся и тяпнет.
   Шорох кустов, колючие ветки царапают кожу, рвут её одежду. Голос, наполненный превосходством, Аричьбальд:
   - Так, так, кто тут у нас. Неужели принцесса? Пропавшая пташка вернулась в гнездо. Что, нагулялась?
   Конь приблизился к Арине на расстоянье шага, король спешился, затем быстрым движеньем схватил девушку за шкирку и толкнул так сильно, что она упала на землю.
   - Ты ублюдок, - прошипела принцесса сквозь зубы. Он толкнул её сапогом в бок, Рина резко прикусила язык, почувствовала медный вкус собственной крови.
   - Огрызаешься пташка, что ж получишь по заслугам сполна. Граф в замке. А завтра, милая моя, твоя свадьба. И знаешь, что,- оборонил король напоследок, прежде чем ударить её по лицу кулаком, прежде чем она потеряла сознание, Арина услышала:
   - Брата твоего я отдам тёмным магам в услужение.
   "Нет", кричало её сердце. "Нет" выла её душа. "Скотина что же ты делаешь? Вот только бы разбудить мать". Тёмная пелена боли заволокла глаза Рины, бездна поглотила, в одночасье утопив в безысходности и тишине.
   Всадники уехали, и никто не увидел, что холщовый мешок с девичьего плеча остался лежать под кустарником.
  
   Её белое платье красивое и пышное. Подогнано по длине, но широковато в груди. Арина красива как никогда, хоть и бледна, а под глазами круги.
   Маленькая часовня практически пуста. Только стражники, король как всегда разодетый точно павлин.
   Священник, продажный отец Михаил. Тучный и лысый с седой бородой. Он омерзителен. Как и граф. В чёрном камзоле, высоких сапогах и бриджах. Толстые ноги, пузатый и старый, потирает ладони, а на пальцах красуются золотые перстни. Ухмыляется, плотоядно смотрит на Рину, прищуривает чёрные глазки. Он омерзителен. Он отвратителен. Ей лучше умереть, чем достаться ему.
   Арина убежала бы да не получится. Осмотрелась. Маленький брат такой серьёзный. В белом камзоле, чулках и бриджах. Такой красивый и несчастный, стоит рядом с высоким худым мужчиной, чёрный капюшон, скрывает его лицо.
   Тёмный маг, тот самый что по слухам выходит лишь по ночам. Он держит брата за руку, а другой прижимает тонюсенький нож к горлу. Рина видит, что Оскар с трудом дышит. От страха его трясёт, но брат не плачет. Смелый, не падает духом. Арина встретилась с его глазами, пока король вёл её к алтарю. В глазах брата читает его мольбу : не выходи за него. Беги сестра!
   Алтарь всё ближе. Ей осталось сделать два шага. Противный женишок будто нарочно хватает Арину за руку. Графскую голову украшает парик, кудрявый напомаженный.
   - Моя сладкая,- шепчет, ей на ухо. Даже на каблуках он ниже Арины на пол головы. Отец Михаил вытирает слезу. Он счастлив. "Интересно, что пообещал Аричьбальд священнику за этот фарс? Хороший куш, как минимум, ибо священник умелый торгаш и манипулятор, под стать королю".
   Арине хотелось засмеяться, закричать и расцарапать лицо жениху, а короля ударить под дых, чтоб не повадно было. Но, не могла, блеск ножа холодил сердце, точно лёд, и некому сказать про лекарства, и нет никого, кто бы пришёл на помощь.
  
   Священник открыл псалтырь, начал читать. Тяжёлый гулкий голос, а его слова ложатся, словно ярмо Арине на шею. " И в горе и в радости". "Ах, мамочка если бы ты могла пробудиться. Ах, папочка если бы ты всё видел, то сердце твоё бы разорвалось от горя". "Ну, пожалуйста,- взмолилась девушка, сжимая ладонь в кулак, - ангел хранитель пошли мне чудо".
   Слезинка медленно стекала по девичьей щеке. Арина обвела часовню безнадёжным и вместе с тем злостным, яростным взглядом. Равнодушные лица свидетелей. Торжественные короля и довольное графа.
   Внезапно кольцо соскочило с её пальца, звякнув о каменный пол, покатилось под алтарь - и тут тяжёлая дверь распахнулась, ударяясь о стену, так сильно, что слетела с петель. Все обернулись. Бледная невеста подняла взгляд, увидев незнакомца в чёрном плаще. Высокого с белыми волосами, цветом и красотой сравнимые разве что со свежевыпавшим снегом.
   Он вошёл первым, за ним ступили пять мужчин с суровыми, жёсткими лицами. Их уверенная походка говорила о военной выправке.
   В часовне стало заметно холоднее. Дыхание выходило из ноздрей присутствующих белесым паром. Что-то знакомое было в блондине. Неуловимое, но она уже видела его раньше, только когда?
   -Схватить их!- закричал король.
   Незнакомцы усмехнулись и обнажили мечи.
   Чёрный маг отпихнул брата и побежал к запасному выходу. Блондин не дал ему уйти. Он начертил в воздухе символ, и ледяной круг заключил тёмного мага в ловушку. Тёмный плевался и шипел, словно змея. Но, Рина видела его отчаяние. Блондин, по-видимому, был сильнее его.
   Лязг мечей. Стражники боролись с незнакомцами в чёрных одеждах. Схватка окончилась быстро. Лёгкие движения наёмников не шли ни в какое сравнение с забывшими, что такое настоящий бой, разжиревшими дружинниками короля Аричьбальда.
   - Сдаюсь!- крикнул король, когда блондин приставил свой сверкающий меч к его горлу.
   - Не помнишь меня, предатель. Смотри внимательно Аричьбальд, моё лицо последнее, что ты увидишь в своей жизни.
   - Я не знаю кто ты северный воин.
   - Подумай ещё раз. Неужели забыл, что ты сделал со мной пятнадцать лет назад? Вспомни маленькую деревеньку и мирных людей предоставивших тебе кров, а ты ублюдок,- произнёс блондин тоном, заставившим короля похолодеть, такая сильная ненависть исходила от его слов.
   - Ты позарился на мою мать, которая отвергла тебя. Тогда, Аричьбальд, ты перебил всех жителей деревни. Ты и твои приспешники. Ты не пощадил ни кого. Не хотел оставлять свидетелей собственных злодеяний? Детей, женщин, стариков, ты убил всех без исключений, и королевская рука не дрогнула, и меч не выпал. Да, ты сделал всё исподтишка, ублюдок, пока наши мужчины охотились. Твои люди, твой тёмный маг, ты сам- жалкие трусы,- прошипел блондин и плюнул. - А, я вопреки всему, выжил, как видишь, но пятнадцать лет пробыл в облике волка, пока заклятье, брошенное тёмным мне вслед, убегающему в заснеженные горы, не спало, благодаря вот этой девушке, не давшей мне погибнуть,- с нежностью блондин посмотрел на принцессу. Которая, наконец, поняла, что именно блондин был тем самым волком, сопровождающим её. Его глаза, и шокирующее признание расставили всё по своим местам.
   Голос Аричьбальда осел от страха. Он взмолился и рухнул на колени:
   -Пощади воин, клянусь, дам всё, что захочешь, даже корону.
   - Нет,- прозвучал приговор. -Твоей смерти требуют мои предки. Кровь за кровь Аричьбальд. Око за око. Глаз за глаз.
   Королевская голова покатилась по полу. Из обрубка шеи хлестала кровь, заливая каменный пол.
   Загудела часовня. Воздух сгустился и завибрировал, будто бы в нём проступило электричество. Чувствуя свою кончину, взмолился к тёмным богам маг, заключённый в круг. Затряслись стены, с брызгом и звоном падающих на каменный пол осколков, в один миг лопнули стёкла.
   Арина смотрела на происходящее, бледная, но торжествующая с плотно сжатыми губами и подбородком поднятым вверх. Она обнимала освобождённого брата, пряча его за спину.
   Синхронно незнакомцы обступили кольцо, сковавшее мага, сделав круг, взялись за руки. Блондин запел. Незнакомый язык был приятен и мелодичен. Подхваченные слова зазвенели в воздухе.
   По лицу мага катился пот. Он корчился в судорогах. Песнь усиливалась. Гул прекратился. Лицо мага покрывал иней. Он захрипел, сыпля проклятиями, и выдавил из себя:
   - Мы победим. Наша сила уничтожит вас жалкие северяне.
   -Посмотрим кто кого тёмный. Зима обитает в наших сердцах, а лёд течёт в крови. Как тебе такой расклад?- усмехаясь, торжествуя, произнёс блондин.
   - Нет,- прошипел маг и рухнул на пол, рассыпавшись на тысячи грязных чёрных осколков.
   Вскоре, лёд растаял, а круг и останки мага исчезли.
   - Ты как?- спросил блондин, обращаясь к Арине.
   - Я, - запиналась она. - В порядке. А ты был волком пятнадцать лет?- задала вопрос, а самой хотелось спросить другое: почему помог ей? Просто отдал долг, потому что она выкупила его жизнь, или причина иная?
   -Эх, ты чумазая, - ответил мужчина, глядя ей в глаза. В человеческом обличье он был другим, непривычным.
   - Не бойся, я тебя не обижу. Мои соплеменники лучшие северные войны. Мы защитим ваше королевство от тёмных магов.
   - Как?- спросила Арина. Незнакомец смущал её. Робкая по натуре, она с трудом смотрела ему в глаза. Янтарные глаза мужчины светились добротой, хотя черты лица были суровы. Белую широкую бровь наискось прорезал шрам. Тонкие морщинки в уголках глаз и губ говорили, что он многое за свои годы повидал, а также, что часто улыбался. Белые густые волосы, светлая, почти прозрачная кожа и янтарные глаза, на этом сходство мужчины с белым волком заканчивалась. Всем своим видом, позой манерой держаться, мужчина и его отряд внушали присутствующим опасение, но Арина его не боялась.
   -Моя мать, её заколдовали маги. А я потеряла лекарство в лесу.
   - Оно у меня, - спокойно сказал мужчина. -Я шёл по твоим следам.
   Рина вздохнула и улыбнулась:
   - Тогда, пошли, я отведу тебя к королеве.
   - Постой, чумазая, как твоё имя?- спросил ни с того ни с сего блондин.
   - Арина.
   - Красивое имя. Тебе идёт. Нежное и в то же время сильное.
   Принцесса покраснела. С чего бы незнакомцу вести себя так странно? Что на него нашло?
   - А ты северный воин, носивший обличье волка, скажи, как тебя нарекли при рождении. Хочу знать, кто спас меня от злого рока?
   - Вильгельм,- сказал мужчина, а потом отдал приказ своим людям, чтобы присматривали за бароном, пока его не будет.
   Большая библиотека. Шторами завешены окна. Пыль висит по углам, куда ни кинь взгляд : паутина и сырость. Камин и стеллажи с когда-то дорогими, а сейчас отсыревшими книгами, по вине короля, жалеющего дров на обогрев, представляли собой печальное зрелище.
   Она вздохнула, так как книги Арина любила и провела здесь долгие часы, когда была ещё мала, предоставленная самой себе, пока король наводил порядок и перестраивал всё под себя в новых владениях.
   Сейчас, здесь сырой, чуток затхлый воздух. На стенах плесень. Без хозяйской руки, библиотека обветшала и пришла в запустение.
   Арина раздвинула шторы, впуская солнечный свет.
   На персидском ковре, устилающем пол у окна, лежала женщина лет тридцати с длинными чёрными волосами. Стройная в пышном платье с тугим корсетом и кружевными рукавами. Она спала. Лишь грудь изредка опадала и подымалась, говоря, что королева жива. Сон её был глубок, кожа бледна. Со стороны было видно, что у женщины тонкие черты лица, а волевой квадратный подбородок, придаёт ей пикантность и отнюдь не портит королевскую внешность.
   Вильгельм вынул из холщовой торбы тёмный шар и вручил Арине. Она взяла его, затем поднесла к подоконнику и положила, чтобы взять в руки стоящую на подоконнике ступку, в которой когда-то давно Матильда толкла корень валерианы и мяты, делая сонную настойку. С тех пор, ступка так и осталась стоять в библиотеке, позабытая. А сейчас как раз ей пригодилась.
   Чёрная роза была хрупкой и почти ничего не весила. Рина истолкла её в чёрный порошок, затем подошла к матери и высыпала ей на лицо.
   Порошковая пыль осела на коже женщины, внезапно засияв золотом- и исчезла. Медленно, с тихим вздохом, как если бы расцветал цветок, на щёки королевы вернулся румянец. Тяжёлый, жадный вздох заработавших лёгких- и порыв ветра. В воздухе нежно запахло розами. Королева открыла глаза, зевнула, затем медленно, но решительно встала:
   - Как ты выросла Арина, доченька. А кто этот воин?- женщина перевела суровый взгляд на Вильгельма.- Постой не отвечай милая. Я всё знаю. Сила, она пробудилась вместе со мной.
   - Ох, перемены настали. Тёмные маги скоро окружат замок. Весть о гибели Аричьбальда и его помощника понесли на крыльях чёрные вороны. И не кому было их остановить. Проклятый зачарованный сон. Столько упущено времени...
   - Королева не бойтесь. Я и мои войны защитим вас. Грядёт великая битва, - уверенно сказал Вильгельм.
   - Да, битвы не миновать. - Задумавшись королева закрыла глаза и словно прислушивалась к чему-то, что не позволено слышать простым смертным. Затем сказала:
   -Я чувствую твою силу. Внутри тебя лёд и стужа принц Вильгельм. В твоих жилах течёт кровь благородных ледяных королей живших в долине. Я думала - все погибли.
   - Я последний, госпожа. В давнишней кровавой резне выжил лишь я.
   - Чтож, объединимся. Моя сила по сравненью с твоей слаба, но всё же.
   - Королева, ваше кольцо обретёт могущество, если его переплавить вот с этим. Вильгельм снял с тонкого пальца янтарный перстень и протянул ей.
   -Сила солнечного света - ваша стихия. Моя же лёд и холод вечной зимы. - Заключим же союз королева. Победим врагов вместе и освободим королевство и его жителей от непосильного гнёта!
   -Действуй Вильгельм. Я согласна. Держи, вот моё кольцо.
   - Хорошо, я расплавлю его в горниле подземных гномов.
   В глазах королевы застыл вопрос. Ее лицо выглядело обеспокоенным.
   -Пока меня не будет,- как ни в чём не бывало, произнёс Вильгельм, словно он каждый день только и делал, что ходил в смертельно-опасные походы.- Замок будут охранять мои люди. Они сильны, верны и преданны мне. Не сомневайтесь, ради вас - они, не раздумывая, отдадут жизнь.
   Вильгельм собирался уйти.
   - Постой!- крикнула Арина. Она не могла отпустить его. Не могла, а почему даже сама не знала.
   - Что-то хочешь сказать принцесса?- со смешинкой в глазах переспросил Вильгельм, глядя на её взволнованное, покрытое лёгким румянцем лицо.
   - Возвращайся скорей, я буду тебя ждать.
   Его взгляд спрашивал: и почему же?
   -Я, я, -как маленькая девочка- в первые в жизни, заикалась Арина, чувствуя жуткое смущение. Её щёки горели, ярче чем рябина.
   - Продолжай, что воды в рот набрала.
   -Спасибо, что спасли мою жизнь и моего брата, и мою мать помогли спасти.- выдохнула она и набравшись смелости посмотрела ему в глаза.
   - Пожалуйста,- ответил и направился к двери. Шаг, второй. Непрошенные слёзы сами по себе скатились по её щекам, расставаться с Вильгельмом было неожиданно тяжело. На сердце девушки с каждым его шагом к двери, холодом воцарялась болезненная пустота. Он не должен уходить вот так. Он был нужен ей. Непонятные бередящие душу чувства возникли в груди, терзали сердце, Арина всхлипнула, мысленно шепча: не уходи, пожалуйста не уходи.
   Внезапно, он замер, обернулся и сказал, тепло улыбаясь, заразительной улыбкой проказливого мальчишки. Улыбка изменила его лицо, сделала суровые черты Вильгельма мягче. Арина только сейчас осознала, насколько мужчина красив. Его красота пугала, вызывала благоговение и всё же пускала её сердце в галоп.
   - Знаешь, чумазая, можешь отблагодарить меня.
   -Как? - Радостно переспросила Арина.
   - Иди и поцелуй меня на удачу.
   Тот час её бросило в жар. Сердце заколотилось как бешенное. "Наглец. Что он о себе возомнил? Я же принцесса. Это непозволительно и дерзко". Но, ноги сами несли Арину к нему.
   Она подошла, встала на цыпочки. Какой же Вильгельм высокий. И поцеловала его в щёку. Робко и нежно. Оторвалась, вдохнула его мужской удивительно свежий, как морской бриз запах, посмотрела в янтарные глаза. Ответный взгляд Вильгельма заглядывал прямо ей в душу. Его глаза сжигали её до тла. Внезапно, у неё пересохли губы.
   С трудом Арина отвела взгляд. Она, задрожала, от нахлынувших, пугающих чувств, испуганная, точно птичка попавшая в плен. Арина намеревалась уйти, броситься в бегство, да ноги не слушались.
   - Ну, кто так целуется, а чумазая? Не умеешь, но я, так и быть тебя научу.- хрипло шепнул он.
   Вильгельм схватил её, прижал к груди и поцеловал в губы. Целуя, так крепко, словно клеймя, а затем раздвинул языком её губы, лизнул, пробуя, сладость её губ, встречая робкую попытку поцеловать его в ответ, коснулся языком её языка. Она застонала, обмякла и жар в её расширившихся зрачках опалял. Желание поднялось в нём дикой первозданной волной. Он выдохнул. На вкус Арина была пряной и сладкой точно мёд, нагретый на солнце и выдержанное вино.
   Он был серьезен, когда отпустил её, разжал объятия, но в янтарных глазах мужчины чёртики прыгали, когда сказал ей:
   - До встречи красавица и тише, -прижал палец к её губам. -Молчи. Я вижу всё, что мне нужно знать в твоих глазах: теперь ты точно меня дождёшься.- И чарующе с волнующей хрипотцой рассмеялся.
   "Самодовольный. Нахал. Волчара". Она молчала, взволнованная, оглушенная поцелуем и непонятным, приятным теплом, внезапно нахлынувшим на неё. Ноги были ватные. Колени подкашивались и Арина едва держалась на ногах. Хотелось одновременно плакать и смеяться. Сердце стучало, в голове было шумно и всё же легко-легко."Я точно враз опьянела."
   Ушёл, а она любовалась его длинными волосами, собранными за спиной в тугую косу, широкими плечами, уверенной походкой хищного зверя. Волка. Её волка.
   Арина задумалась и обернулась, посмотрела на мать, стоящую возле окна. "Столько лет прошло. Надеюсь, она не разочаруется во мне. Надеюсь, мама поймёт меня".
   - Дочка, - ласково позвала королева. - Поверь, Вильгельм вернётся с победой. Ты не сомневайся. Ах да, любовь, моя дорогая, именно то странное щемящее чувство, что поселилось в твоём сердечке. И, к сожалению,- словно читая мыли Арины добавила королева,- моя дорогая дочурка, сердце само выбирает, кого любить, не спрашивая ничьего совета.
   Рина подошла к матери и обняла её крепко- крепко. Внезапно, она расплакалась, зарыдав, осознавая, как долго ей не хватало материнской ласки, родного голоса и поддержки.
   - Всё будет хорошо доченька,- говорила королева, нежно гладя Рину по голове.- Всё наладится. И пусть сегодня сгустились тёмные тучи, завтра выглянет солнце. Добро всегда побеждает, какие бы козни ни плели злые силы. Я горжусь тобой Арина. Ты очень смелая, вся в отца. Я всегда поддерживала тебя, даже когда спала и ни чем не могла помочь тебе. Моя бедная девочка, прости, что оставила тебя одну, прости, что ничем не могла помочь, а ты так страдала родная.
   - Прекрати мамочка, теперь всё хорошо, ты не виновата. - Ответила принцесса и всхлипнула.
   Заходящее солнце позолотило их лица. Дверь распахнулась, и забежал маленький Оскар в сопровождении верной Матильды.
   - Мамочка ты проснулась!- воскликнул он, улыбаясь и плача.
   Юный Оскар подбежал к ним, чтобы обнять двух самых любимых на свете женщин. Мать и сестру. Его сердце ликовало, ведь мальчик непоколебимо верил, что Рина что-нибудь придумает, найдёт лекарство, а мать когда-нибудь, но всенепременно проснётся и всё будет как прежде, когда не было Аричьбальда и в королевстве всё было прекрасно.

Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) К.Кострова "Дюжина невест для Владыки"(Любовное фэнтези) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Отборные невесты для Властелина. Эрато НуарПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья ВеснаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПоймать ведьму. Каплуненко НаталияОсвободительный поход. Александр МихайловскийВорожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь Вакина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"