Милано Ирэн: другие произведения.

Навстречу судьбе. Книга третья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чего только нет в жизни русской красавицы Виктории - нет спокойствия, стабильности, домашнего уюта. Зато есть опасности на каждом шагу. Есть неожиданные встречи и мистические совпадения, фантастические удачи и боль потери. Риск, азарт, погони, перестрелки, смертельные схватки. И на этот раз, действие сюжета разворачивается в джунглях Амазонки.

  
  Надо мужественно переносить все, что случается,
  ибо то, что мы считаем случайностью,
  на самом деле происходит закономерно.
  Луций Анней Сенека (Младший)
  
  
  
  1
  
  
  Жизнь удалась! Судьба, наконец-то, повернулась лицом, вознаградив за все злоключения сторицей. Испытав головокружительные взлеты и не менее стремительные падения, исколесив весь мир, семья Моретти обрела новую родину в Англии. Строгая, консервативная, уютная страна. Стабильность и покой. Величественная архитектура, роскошные особняки и офисы, банки и супермаркеты, в которых старомодность мирно сочетается с ультрасовременными достижениями науки и техники. Высокий уровень жизни, чистота на улицах, солидность и благонравие во всем.
  Моретти принадлежала квартира в шикарном доме, расположенном в самом центре престижного района Челси. Шесть комнат в пентхаусе плюс терраса с летним садом, где открывался прекрасный вид на город. Замечательная светлая гостиная с полностью интегрированной кухней и просторной столовой из красного дерева.
  Это был элитарный адрес, по соседству проживали члены королевской фамилии, самые известные и успешные адвокаты, самые богатые предприниматели. Все было под рукой - элегантные магазины, ухоженные парки и газоны.
  С виду семейство Моретти казались вполне благопристойным и спокойным, ничем не отличаясь от своих богатых и знатных соседей. Сливки общества. Шик, блеск и красота во всем. Ровное течение жизни. Но это только с виду...
  Джино занимался бизнесом, приобрел солидную репутацию. Вики принадлежала мужу и детям, создавая в доме уют и теплую атмосферу. Любовь преобразила их обоих, и они действительно не только внешне, но и в душе, стали мягче, ровней. Их внутренние противоречия, неустроенность - все кануло в Лету, оставив лишь воспоминания. Теперь, когда в отношениях царила гармония, характеры супругов сгладились. Они вместе научились находить компромиссы, видеть красоту даже в мелочах, ценить каждое мгновение жизни.
  Но авантюрная жилка, свойственная обоим, никуда не исчезла. Муж и жена - одна сатана! Это фраза как нельзя лучше характеризовала чету Моретти. Никому бы из их нынешних знакомых и в голову бы не пришло, чем занимается эта пара вот уже несколько лет! Что господин Моретти - яркий, импозантный, истинный джентльмен, успешный добропорядочный делец, - на самом деле является одним из лучших сотрудников секретных служб. Что его услуги ценятся во всем мире, когда нужно выполнить пикантное поручение, связанное ли с политикой, разведкой, шпионажем, или просто крупным предпринимательством. И что госпожа Моретти - русская красавица, ласковая и чувственная, идеальная жена и многодетная мать! - неизменно помогает ему в любом задании!
  Вики порой и сама не верила, что все это происходит с ними.
  - Как круто изменилась наша судьба, дорогой, - зачастую повторяла она, и смеясь, добавляла, - вспомни, кем ты был, кем была я, что мы делали в своей прошлой жизни...
  - Это не судьба, это мы изменились, - с улыбкой ее поправлял муж.
  Он не был фаталистом и не верил в рок, в стечение обстоятельств. Сицилиец до корней волос, Моретти все держал под контролем и привык сам выбирать свой путь.
  Первое время после рождения дочки, когда эмоции немного улеглись, схлынула новизна семейной жизни, острота переживаний, Джино ощутил легкую скуку. Что-то не давало ему покоя. Он чувствовал, что не хватает адреналина, риска. Его смутно тянуло вернуться к прежним делам. Нет, безусловно, он ценил семью, отныне и навсегда любимцы сыновья, прелестница дочурка, красавица жена - Виктория были для него на первом месте. Но... Сицилия вошла в его кровь и плоть. Мафия была для него не просто словом. А - делом! И он страдал без этого дела.
  Джино стал потихоньку налаживать прежние связи и контакты, и уже на первых порах ощутил какой-то дискомфорт. Привычного азарта не было. Бандитские разборки, кровопролития, вымогательства, да что там - даже элементарные переговоры с мафиози, - не вдохновляли его больше. Что-то безвозвратно было утеряно. Цинизм? Жестокость? Он не знал. Впервые в жизни Моретти ощутил подавленность, растерянность. И неудивительно. Для мужчины, - особенно такой деятельной натуры, как Моретти, - недостаточно быть просто семьянином, отцом и мужем. Даже себя он обманывал, говоря, что на первом месте - семья. Настоящий мужик, самец, защитник превыше всего ставит свое Дело. Куда можно было бы направить энергию, амбиции, опыт, силу.
  Вики чувствовала неладное. Естественно, она не одобряла его прежний образ жизни. Даже вынудила дать слово, что возвращение в клан никак не скажется на семье, а дети никогда не будут знать, чем занимается отец. Но на душе у нее все равно было неспокойно. А со временем Вики увидела и поняла разочарование Джино. Существование мафиози больше не удовлетворяло его, - это открытие сначала безумно обрадовало Вики, вселило надежду на спокойное будущее. Но переживания мужа не могли не задевать ее. Он выглядел, словно потерявшийся ребенок - он, ее Джино, всегда уверенный в себе, жесткий, надежный.
  Именно Вики подсказала ему выход, мягко направила по другому пути. И сумела это сделать так, что Джино до сих пор был уверен, будто сам все решил. В этом была и сила истинной, самоотверженной любви, и женская мудрость Вики.
  Джино принял предложение ЦРУ, высшие эшелоны власти которого были поражены его хваткой и ловкостью еще во время операции с террористами. Так началось его сотрудничество с разведкой, со временем слухи о его успехах распространились по всему миру, и представители многих стран обращались к нему за помощью. А Виктория всеми силами помогала супругу - ее опыт, профессионализм, навыки полученные в Тибете, позволяли это проделывать на высшем уровне.
  У Джино словно выросли крылья за спиной, он с первого задания ощутил свою нужность, азарт с новой силой заиграл в крови. Вики узнавала прежнего Моретти - импульсивного, целеустремленного, очень сильного. Теперь его лучшие качества были востребованы полной мере, и это не только тешило самолюбие Джино, но и полностью удовлетворяло его супругу. Если прежде она боялась за него, за детей из-за связи Джино с мафией, то сотрудничество - пусть и нелегальное, - с секретными службами - было окрашено исключительно в светлые тона. Они стремились к благородным целям, служили благим намерениям.
  - Подумать только! - Говорила Вики. - Ведь, по сути, ты теперь играешь на другой стороне! Хотя, не ловишь преступников и не борешься с мафиози.
  Джино только разводил руками с видом пай-мальчика. Эта игра забавляла его. Резкий поворот на сто восемьдесят градусов дал ему возможность реализовать себя. Остался риск, жизнь была полна сюрпризов и авантюр, но теперь он не творил беззаконие, а был вполне полноправным членом общества. Для семейного человека это отнюдь немаловажно.
  По большому счету они вели двойную жизнь. Водили мальчиков в школу, воспитывали прелестную дочурку, устраивали вечеринки в тесном соседском кругу или посещали светские раунды. И в то же время могли сорваться на срочное задание. Это безумно возбуждало обоих.
  Однажды Джино улетел на вертолете, что прислали за ним прямо на крышу шикарного офиса, где проходили деловые переговоры. В другой раз Вики пришлось сорваться со школьного спектакля Марио. Благо такие внезапные отлучки не сказывались на детях. С ними оставалась проверенная, надежная гувернантка, домработница следила за квартирой, и целый штат мелких служащих негласно осуществлял охрану. Спецслужбы заботились о своих лучших сотрудниках.
  И все-таки нельзя сказать, чтобы Вики с легким сердцем оставляла детей. Каждый раз болела душа за них. Но она, как и муж, не могла сидеть на одном месте, не умела довольствоваться однообразным течением будней. Приключения, погони, самые разнообразные роли и образы, - это будоражило кровь. Казалось, она сразу проживает несколько жизней.
  Во время выполнений заданий супруги никогда не спорили и не ссорились, Вики полностью доверяла мужу, раз и навсегда признав его главенствующую роль в их тандеме. Был лишь один камень преткновения. Джино пребывал в убеждении, что Марио уже достаточно взрослый, и ему пора "учиться жизни". Парнишка уважал и любил приемного отца, звал папой, но характером обладал далеко не ангельским и договориться с ним было непросто. На его фоне Джино-младший выглядел настоящим паинькой - ласковый, мягкий, наивный - просто душка, а не ребенок! Братья были полной противоположностью по характеру, как в свое время их отцы. Казалось странным, что Джино взял многое от Марио и наоборот. Гены в данном случае проявились весьма и весьма забавно.
  Марио слыл хулиганом в благонравной, элитной школе, где он учился вместе с настоящими принцами и принцессами. Черноволосый, смуглый, ясноглазый мальчуган с обаятельной улыбкой умел вести себя подать и произвести нужное впечатление, манеры его были безупречны, но от его проделок преподаватели хватались за голову. В ходе воспитательных бесед этот чертенок мило улыбался и так виртуозно уходил от темы. Вики, которую то и дело вызывали в школу, с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться, наблюдая, как лихо сынок овладел искусством дипломатии и лукавства. Джино, напротив, был настроен серьезно. Он придерживался строгих воспитательных мер и считал, что нельзя давать мальчику спуску. Потому и намерен был направить энергию Марио в правильное русло.
  Когда он впервые взял сына на деловые переговоры, Вики только порадовалась. Но дальнейшие действия мужа обеспокоили ее всерьез. Джино учил мальчугана обращаться с оружием, записал в секцию борьбы и сам тренировал сына в рукопашных схватках. Он открывал Марио истинное положение вещей на мировом рынке, в политике, беседовал с ним на равных на такие темы, как наркомания, организованная преступность, проституция, классовое неравенство и борьба. Джино хотел, чтобы сын научился различать не только черное и белое, как свойственно подросткам, но и видеть оттенки, понимать не только, что такое хорошо и плохо и шире смотреть на мир. Он не только рассказывал, он давал Марио возможность самому убедиться, прочувствовать на себе, что жизнь сурова и растрачивать ее бездарно - большая ошибка. Он водил подростка не только на светские вечеринки и встречи "при галстуках", но и в самые опасные притоны, на закрытые кулачные бои, в тюрьму.
  - Ты его еще в стриптиз клуб отведи! - Злилась Вики.
  - А что, это мысль! - С притворной серьезностью реагировал муж.
  - Издеваешься? Марио только двенадцать!
  Она не раз пыталась обсудить с Джино его методы воспитания, но тот твердо стоял на своих позициях, ничего не объясняя и не считая нужным спорить. Женщины! Хотя его жена была лучшей из них, все же, когда речь заходила о детях, Вики действовала по велению сердца, но не разума. А Джино ясно понимал, что сыну нужна твердая рука и здравый смысл.
  - Расслабься, милая, у нас замечательный сын и я прекрасно знаю, что он еще ребенок. Но не забывай однажды, ему предстоит стать мужчиной и я бы не хотел, что б наш сын был тюфяком!
  - О, боже, Джино! Но ведь это случится не завтра!
  - Чего ты так боишься? - Моретти насмешливо взлохматил жене волосы. - Что сын будет лучше тебя разбираться в технике или научиться быстрей, чем ты заряжать автомат?
  Оба знали, что такое вполне возможно. И Джино стремился именно к этому - чтобы сын превзошел их во всем, был лучшим. А Вики опасалась думать о том, что однажды ее маленький Марио займет место рядом с отцом. Джино был прав. Она - женщина, мать, и какую бы жизнь они не вели, как бы не любила Вики авантюры и не стремилась к приключениям, - дети для нее оставались на первом месте. И тревога за них.
  - Пойдем лучше в постельку, детка, - поманил ее Джино, уже раздетый, пристроившись на край кровати, - папочка хочет тебе кое-что интересненькое показать...
  - Мы не договорили!
  - О, бог мой! - Он возвел глаза к потолку. - Беда с умной женщиной! Все бы ей поговорить, неугомонная, иди-ка сюда!
  Джино поймал руку жены и потянул к себе. Вики притворно сопротивлялась. Мужу пришлось повалить ее на простыни, и закрыть рот поцелуем. Распятая под его тяжелым, мускулистым телом, Виктория почувствовала себя молоденькой и неопытной девчушкой.
  Джино всегда удавалось взять вверх над ней, несмотря на то, что сама Вики была упряма, отважна, многое знала и умела. Но с мужем ей было не потягаться. Во всяком случае, когда речь шла о мужских играх. В жизненной мудрости Вики, пожалуй, превосходила его. Несмотря на любовь и нежность, первобытную страсть, взаимопонимание, почти идеалистическую гармонию в их отношениях, между супругами чувствовалось этакое противоборство. И оно заводило обоих! У них была разная весовая категория, - не только в прямом смысле этого слова. Однако, дополняя друг друга, они все же продолжали, будто сталкиваться лбами, противоречить, спорить. Не зря говорят, что противоположности притягиваются. Вики и Джино, в чем-то похожие, имеющие одинаковые ценности, во многом были диаметрально разные, и это постоянно держало их в тонусе.
  - Черт тебя подери, что ты со мной творишь, Моретти... - только и смогла вымолвить Вики, когда поцелуй закончился.
  - Я люблю тебя, - просто откликнулся Джино и перешел от слов к делу.
  Она отдавалась ему с юной, непреходящей пылкостью. Вики боготворила мужа, готова была подчиняться ему и делала это вот уже много лет!
  Ее покорность - смятенная или радостная покорность сильной женщины - возносила Джино на небеса. Он каждой клеточкой ощущал единение с любимой.
  Они заснули в объятиях друг друга. Джино крепко обнимал жену во сне, прижав к себе. Так было и в жизни - он всегда служил ей защитой и опорой...
  
  2
  
  Утром Джино проснулся первым, но не спешил вставать. Смотреть на спящую жену было так же приятно, как и заниматься с ней любовью! Он не мог налюбоваться ею, вновь и вновь поражаясь, тому как удалось этой изумительной женщине по имени Виктория захватить в плен его сердце и душу. Хотя, вспоминая прошлое, он мог бы сказать и по-другому - это ему удалось завоевать ее, так или иначе заставить быть рядом, а со временем и влюбить в себя!
  Джино за все годы не изменил ей и был уверен, что так будет впредь.
  Его жена была роскошна, неповторима, и принадлежала только ему! Моретти заводила сама мысль об этом. Он притянул Вики к себе, намереваясь продолжить ночные игры. Вики сонно отпихивалась. Но стоило мужу приласкать ее, сон развеялся, тело мгновенно откликнулось на его горячий призыв. Вики готова была принять его, как вдруг из гостиной донесся страшный грохот.
  Вики встрепенулась.
  - Не обращай внимания, милая, - хриплым от страсти голосом прошептал Джино, - наверное, мальчишки играют в войнушку, ничего особенного.
  Она не успела расслабиться. Дикие вопли раздались совсем близко, дверь распахнулась, и в комнату вбежал Джино-младший.
  - Папа, папа! Он меня дразнит! - Обиженно гудел малыш.
  Вслед за ним вбежал и Марио, но тотчас выскочил обратно, сделав вид, что ничего не успел разглядеть. Джино-старший в припадке гнева завопил, что надо стучаться. Вики пыталась выползти из-под мужа и прикрыться. Ничего непонимающий младший сынок взахлеб рассказывал, как брат разбудил его, облив водой.
  - А если он вставать не хотел! - Оправдывался из-за двери Марио.
  Моретти, завернувшись в простыню, и представляя собой довольно забавное зрелище наподобие римского воина в тоге, сердито крикнул:
  - Ну-ка марш отсюда! Сейчас, я вам обоим объясню, что такое хорошие манеры!
  Джино-младший испуганно попятился, а старший в этот момент наступил на край простыни и, не удержав равновесия, растянулся посреди спальни.
  Вики, не сдержавшись, хихикнула из-под одеяла. За приоткрытой дверью послышался хохот Марио. Джино-младший перестал плакать и несмело улыбнулся. Джино-старший сверкнул глазами, скрипнул зубами, и... тоже рассмеялся.
  Несколько минут счастливое семейство заливалось смехом.
  - Ладно, хватит, - проворчал Джино, успокаиваясь и поплотней заворачиваясь в простыню. - Брысь!
  Мальчуганы испарились.
  - Вот черт! Сколько им повторять, что надо стучаться! - Выругался Моретти, натягивая домашний костюм. - Останутся сегодня оба без сладкого и без мультиков!
  - Ты ворчишь, как старый дед, - усмехнулась Вики, - может, все-таки объявишь амнистию?
  - И не подумаю!
  Он скрылся за дверью вершить правосудие. Вики, всегда настроенная снисходительней к детям, не смела все-таки прекословить мужу. Раз решил наказать, так и будет! Ему видней, он же мужчина, а мальчишкам нужна твердая рука.
  Она поднялась, накинула пеньюар и прошла в детскую к дочурке, которая была в соседней комнате. Девчушка была еще слишком мала, чтобы оставлять ее без присмотра надолго.
  Сонная кроха прижалась к матери теплым, нежным телом, обвив тонкими ручками за шею.
  - А мне такой сон плиснилсяхолёсий, хочешь ласказу?
  Вики порывисто, растрогавшись, расцеловала сладкую мордашку.
  - Конечно, хочу!
  В этот момент вошел Джино, и тоже с удовольствием послушал дочкин лепет. Его лицо светилось от счастья. Вики замерла, прижавшись к мужу. И тут Джино охватили совсем другие чувства.
  - Думаю, нам надо вернуться в спальню и закончить прерванное дело, - шепнул он жене хрипловатым от страсти голосом.
  Джино собственноручно умыл дочурку, переодел в прелестное платьице, и передоверив гувернантке, стремительно увлек за собой Вики.
  Тщательно заперев спальню, супруги бросились в объятья друг друга. Любовная игра на этот раз была пылкой и быстрой. Зная, что их ждут домашние дела, дети, работа, Вики и Джино чувствовали себя подростками, у которых на все про все пять минут. Это придавало их чувствам особую остроту.
  Когда все закончилось, Джино встал с кровати и протянул руку любимой.
  - Как говорят французы, трам-пам-пам, спасибо мадам, - рассмеялась Виктория.
  Он шутливо погрозил пальцем:
  - Но-но! Я тебе ночью покажу, на что способен!
  За завтраком вся семью собралась вместе, Джино решил, что с мальчиков хватит лишения сладостей и телевизора, и допустил провинившихся к столу. Джино-младший с тоской смотрел на пирожные. Марио же делал вид, что его нисколько не интересует десерт. Даже в таких мелочах характеры братьев проявлялись ярко и прямо противоположно.
  Лишь в одном они сходились. Оба обожали свою маленькую сестренку, трепетали перед отцом и глубоко чтили мать. Ну, насколько это возможно в столь нежном возрасте.
  - В обед у нас с мамой дела, - сообщил Джино, - а вечером мы все вместе отправимся на прогулку. Будьте готовы, молодые люди.
  Братья синхронно кивнули. Вики жаль было смотреть на младшего, который все вздыхал по утраченному десерту. Марио, перехватив взгляд матери, отвлек братишку разговором. Он все же был добрый малый, и поддразнивал Джино лишь изредка, стараясь немножко укрепить его мягкий характер.
  Вики и Джино уехали на деловую встречу со своим бухгалтером. Их предыдущее дело принесло немалые барыши, так что теперь нужно было выгодно вложить деньги и рассмотреть сразу несколько интересных проектов.
  Вечером они вернулись домой, забрали детей и всем семейством отправились в город на прогулку.
  В большом парке хватало развлечений на любой вкус. Марио катался на "американских горках" и стрелял в тире, Джино предпочел детский бильярд. Маленькая Тори копошилась в песочнице. А счастливые родители на время позабыли о своих взрослых проблемах, наблюдая за детьми и с улыбкой переглядываясь. Вдруг у Джино ожил мобильный.
  - Ты же сказал, что отключишь телефон, - недовольно поморщилась Вики, - у нас ведь отпуск!
  - Тсс, женщина! - С притворным гневом ответил он. - Мы отдыхаем уже второй месяц, вдруг что-то срочное и... любопытное!
  Джино отошел в сторонку и ответил на звонок. Вики следила за выражением его лица. Ей было бы обидно, если бы закончился период затишья, но одновременно ее охватило уже знакомое чувство азарта. А вдруг, действительно, что-то увлекательное? Ведь звонок раздался на тот номер мужа, который знали лишь работодатели. Те самые, хорошо законспирированные, хитрые, могущественные работодатели, связь с которыми Моретти тщательно скрывали. Иной раз на официальных мероприятиях, банкетах и шикарных балах, им встречались эти люди - то один, то другой, - и было забавно видеть, как пыжатся другие произвести впечатление на этих влиятельных особ. Джино и Вики никогда не работали с "шестерками", не связывались с передаточным звеном, а только напрямую с заказчиком. Таким образом, исключалась возможность провала и ухода информации на сторону. Джино не стал бы рисковать женой. Их деятельность меньше всего напоминала прогулки под луной, и было много желающих добраться до ловких агентов, которые вызволяли заложников, находили ценности, обезвреживали уже запущенную бомбу, уводили из-под носа особо важного свидетеля, заманивали в ловушку шпионов. Чем только не приходилось заниматься Моретти за эти годы! И в первую очередь Джино всегда думал о безопасности Вики. Он знал, что нельзя отговорить ее от участия в любом его деле, но каждый раз пытался. Ему нравился ее авантюризм, импонировало та страсть к приключениям, что была свойственна им обоим. Но все же Джино боялся за любимую, всегда и везде! Это было очень тяжело. Он старался не показывать беспокойства, чтобы не обидеть ее, не заставить сомневаться в своей компетентности, опыте. Действовать приходилось с оглядкой, и невозможно было привыкнуть к этому. Ему было что терять. Он давно уже не рисковал жизнью понапрасну, не ходил по краю бездны, как раньше, не кидался сгоряча в бой. Моретти виртуозно овладел искусством стратегии, научился сдерживать эмоции и порывы. И хотя, сицилийские корни по-прежнему давали о себе знать, теперь он был крепкий профессионал - терпеливый, выдержанный, мудрый.
  Вики знала, что она за ним, как за каменной стеной. И ее ничуть не страшило предстоящее задание.
  - Что-то серьезное? - Спросила она, когда муж подошел.
  - Пока неизвестно. Меня попросили приехать в Алжир.
  Вики удивленно приподняла бровь.
  - Тебя?!
  - Если хочешь, можем поехать вдвоем. Пока, это только предварительная встреча. Когда будут известны подробности, посмотрим, надо ли тебе оставаться.
  - Ты всегда так говоришь! - Обиделась она. - А потом сам не нарадуешься, что мы вместе!
  Джино обнял жену и довольно улыбнулся ей.
  - Мы всегда будем вместе! - Произнес он с чувством.
  - Но ты...
  Он поцеловал ее в губы, вынуждая замолчать.
  - Пап! Мам! - Раздался рядом возмущенный голос Марио. - Вы же не дома! Прекратите, на вас все смотрят!
  Маленький Джино, подоспевший вслед за братом, только ласково улыбался.
  - Дети! - Торжественно провозгласил Джино, нехотя оторвавшись от жены. - Объявляю праздничный семейный ужин! Едем в ресторан.
  - С чего бы это... - с долей ехидцы пробормотал Марио, - наверное, ужин-то не праздничный, а скорее прощальный будет. Опять уезжаете?
  Джино, рассмеявшись, взлохматил волосы сына.
  - Вы у нас такой проницательный Марио Моретти!
  Вики обняла притихшего Джино-младшего, который из-за отлучек родителей страдал больше других. Дочка еще мало что понимала и искренне была привязана к няне и гувернантке, Марио, наоборот, был уже довольно самостоятельным и в глубине души, даже радовался полученной свободе. А вот Джино... такой ранимый, такой нежный.
  - Не печалься, малыш. Мы с папой скоро приедем.
  - Да мы еще и не уехали! - Расхохотался отец, подхватывая младшего сына и усаживая его себе на плечи.
  Вики всплеснула руками.
  - Джино, костюм!
  - Да, черт с ним!
  
  ***
  Ночью, монотонно, на одной ноте стуча по крыше, моросил дождь. Удобно устроившись на диванчике, Вики с безразличием листала каналы TV.
  Остановилась на канале NEWS вещавшем новости: "... На границе Бразилии и Перу обнаружено еще одно неизвестное племя. Находится оно на первобытной ступени развития. Правозащитники полагают, что племя, которое находится в зоне активной лесозаготовки, подвергается опасности и вынуждено переходить на другое место... "
  Вики с Джино смущенно переглянулись, каждый в этот момент подумал о чем-то своем.
  Наконец, оторвавшись от экрана телевизора, Вики потянулась к путеводителю, журнальчик лежал на краю столика.
  - Любители экзотики найдут в Алжире много достопримечательностей, - прочитала с выражением Вики, чтобы привлечь внимание мужа, - бескрайние пустыни с их вечными спутниками - миражами, красивейшие горы, удивительные города. Самый красивый и необычный город не только Алжира, но и всего мира. Как думаешь, дорогой, мы успеем попутешествовать? Побыть простыми туристами?
  Глаза ее заблестели. Джино с нежностью посмотрел на жену. Она не уставала поражать его. Удивительно, столько поездив по свету, столько повидав и испытав, эта женщина еще сохранила способность радоваться, неустанно открывать что-то новое.
  - Конечно, детка, - улыбнулся искренне Джино и погасил свет, - давай спать, нам завтра рано вставать.
  
  ***
  Из-за сильного бокового ветра его нешуточно потряхивало, пассажиры затихли и с любопытством смотрели в иллюминаторы. Вскоре под крылом показалась земля. Один из самых красивых и удивительных городов мира возник перед ними внезапно из-за нагромождения гор, ущелий и крутых обрывов.
  Наконец самолет пошел на посадку. Едва шасси коснулись посадочной полосы, как по салону разлетелись радостные аплодисменты пассажиров.
  Получили багаж, обменяли доллары на местные динары и отправились на такси в забронированный ими ранее отель.
  Моретти остановились в забронированном отеле. И уже через пару часов, отдохнув после перелета, отправились знакомиться с достопримечательностями.
  - Я даже не знала, что есть такой город, Константина! - С девичьим пылом и наивностью высказалась Вики, с любопытством озираясь по сторонам.
  Джино на ходу обнял ее и рассказал то, что было ему известно об этом месте. Что город возник на острове Ксантис, который вырезала в скалах некогда бурная река Руммель. Воды ее ушли, оставив вечным спутником городу пустоту сверху и снизу, справа и слева. В парящем над землей городе одна из улиц носит название Бульвара Бездны. Константинцы шутят: "Во всех городах вороны гадят на людей, а в Константине - люди на ворон".
  Гуляя по живописной Константине, чета Моретти искренне поражались её контрастам на каждом углу. Вот тихая спокойная улочка, а там за поворотом кипит бурная жизнь - многолюдный рынок, снова поворот и крутой спуск - тишина и спокойствие.
  - Местные в большинстве своем мусульмане, свято чтут традиции, - продолжал Джино, - видишь, женщины тут обязаны носить чадру. Ну, в крайнем случае, платок. Женщина здесь, хранительницы домашнего очага и очень редко показываются на улице в одиночку.
  - То-то я смотрю, одни мужики кругом, - хмыкнула недовольно Вики, в упор, глядя на одного бородатого мужика, который глаз с нее не сводил.
  В этот момент как раз мимо них прошмыгнула женская фигура, вся закутанная в чёрную накидку млийя.
  Вики с жалостью проводила ее взглядом и вымолвила:
  - Бедняжка...
  - Мусульманки беспрекословно подчиняются мужчинам! - С красноречивым вздохом, произнес Моретти, - женщины здесь ведают исключительно кухней и детьми!
  Джино покосился на жену, давая понять ей, как ему нравятся подобные обычаи.
  Вики фыркнула:
  - Домострой прямо какой-то!
  По большему счету и ему тоже казалось это крайностью, да и существа в чадрах никак не вызывали ассоциаций с женским полом. Привидения, да и только! Хотя его драгоценной супруге не помешало, бы поучиться у них смирению. Иной раз она вела себя слишком уж независимо!
  Хотя с другой стороны, Джино прекрасно понимал, что будь Виктория похожей на послушную жительницу Алжира, вряд ли они бы вообще поженились! Именно это сочетание наивности и дерзости, покорности перед ним, но и умения в определенный момент настоять на своем, упорства, жажды жизни, сводило его с ума.
  Когда мусульманки проходили мимо супругов, Джино вздрагивал. Вики хихикала, глядя на него.
  - И ты хотел бы меня видеть в таком одеянии, дорогой?
  Он быстро покачал головой. И тут же пожалел, что на самом деле не имеет возможности закутать Вики как следует, спрятав от посторонних глаз. Ему-то, может и не нравится чадра на ней. Но местные так пялились на его жену, что стоило бы, пожалуй, воспользоваться национальным нарядом. С каждым шагом Джино волновался все больше. Мужчин на улицах было полным-полно и все без исключения провожали Вики ненасытными взглядами. В которых читалось вожделение пополам с осуждением.
  - Детка, перестань вилять задом, - прошипел вдруг Моретти.
  Вики остановилась и приложила ладонь ко лбу мужа.
  - Температуришь, родной?
  - Я серьезно, Вики. Мужики на тебя так и пялятся! Мне это не нравится! Еще один такой взгляд в твою сторону и точно кого-нибудь здесь побью.
  - Ну я же ни виновата в этом...
  - Да, я и не виню тебя, просто все эти взгляды... Кстати, тебя спросить хотел, как давно ты матери своей звонила?
  На лицо Вики тут же набежала тень печали. Мама... Ее больная тема. Даже само это слово - мама! - такое сладкое, щемяще-нежное, а таит в себе столько горечи для нее! Вики чувствовала свою вину перед ней. Несколько месяцев они с матерью совсем не общались, а виделись в последний раз вообще только на свадьбе Ксюши. По-видимому, Вики - плохая дочь.
  Впрочем, и матушка ее не подарок! Вики вспомнились все упреки, которые за годы не сбавили накала и остроты. Мать постоянно пеняла ей, что Вики променяла родину на заграницу, связалась с "итальяшками". Сколько раз Вики пыталась объясниться в телефонных разговорах, но та и слушать не хотела. Однажды Вики предложила пожить у нее, в Лондоне, но последовала такая бурная и даже неадекватная реакция, будто дочь предложила что-то ужасное! Звучали фразы типа "родную мать хочешь сделать прислугой у своего цыгана?!". Что можно было ответить на такое?! Терпение у Вики далеко не безграничное! Она и так делала все для их примирения! Не обращала внимания на обидные слова, посылала матери деньги, всякий раз старалась хоть как-то наладить мосты к взаимопониманию. Бесполезно! Сердце разрывалось от боли на части, но ничего изменить Вики не могла. Не прогибаться же совсем, не идти же на поклон к матери, которая не желает принять ее образ жизни!
  - А может нам взять детей и махнуть в Россию на пару месяцев, пусть познакомятся со своей бабушкой, что скажешь дорогая? - Неожиданно предложил Джино. - Ведь, это их вторая родина, после Сицилии, конечно!
  Вики подумала, что это было бы чудесно. Однако, червячок сомнения грыз душу. От ее матушки всего можно было ожидать! Еще погонит этого "цыгана" с седьмого этажа своей поганой метлой, опозорит и себя, и ее перед мужем и детьми.
  - По-моему, не плохая идея, - все больше воодушевлялся Джино тем временем, - пожалуй, пора нашим детям узнать о России. Вот закончу эту операцию и...
  - Что значит, закончу эту операцию? Ты собираешься в одиночку это делать? Мы, дорогой! Мы вместе или никто из нас не будет браться за это дело! Не думаешь ли ты, что я тебя оставлю одного?
  Джино рассмеялся.
  - Конечно детка, конечно....
  - Смотри у меня Моретти, - она погрозила мужу кулачком. - Попробуй только меня оставить.
  - Я понял, милая. Справимся с делами и устроим русские каникулы.
  О, как бы ей хотелось кивнуть, согласиться, с легкой душой на самом деле отправиться навестить мать, познакомить ее с детьми. Чтобы все было хорошо, как полагается в обычных больших и дружных семействах. Просто, без взаимных претензий и упреков. Вики боялась обидеть маму - с одной стороны, а с другой - поставить в неловкое положение мужа. Она понятия не имела, как наладить отношения без ущерба для обоих сторон.
  Моретти заметил задумчивость жены и всю дорогу развлекал ее веселыми байками. Рассказывал он так забавно, что в ресторан Вики зашла с громким смехом. Взгляды присутствующих тут же устремились к ним. Десятки мужских настороженных глаз, в которых ясно читалось неодобрение. Впрочем, Джино тут же заметил и откровенную похоть, с которой смотрели на Вики. Его кулаки машинально сжались.
  - Расслабься, дорогой, - сказала она, почувствовав его напряжение.
  Они уселись за свободный столик и стали изучать меню.
  - Давай закажем месталлу, - предложил Моретти.
  - А что это? - С детским интересом подалась к нему Вики.
  - Шедевр алжирской кухни - курица в зеленых оливках. А может шакшука тоже заказать? Или дауара? Лубиа то же ничего...
  Вики вопросительно посмотрела на мужа:
  - Лубиа?
  - Ну, да, это блюдо из фасоли, с ароматом дерсы, смеси перца чили, чеснока и тмина. Вкуснотища!
  Вики кокетливо взмахнула ресницами.
  - От остренького, я б не отказалась, ты меня знаешь...
  Она провела языком по губам. От этого движения у Джино разом пересохло во рту. Вики сводила его с ума! Шаловливая, как девочка, она была одновременно страстной, сексапильной, такой чарующе женственной, что заводила с полуоборота!
  Он перегнулся через стол и поцеловал ее. Оба забыли, где находятся. В мусульманской стране такие откровенные проявления чувств были совсем не приняты!
  За соседним столиком раздалось громкое, сердитое восклицание. Пожилой араб, который наслаждался ужином в окружении своего семейства, полыхнул черными глазами в сторону Моретти. На самом деле контраст был слишком очевиден, и нервозность местных можно было понять. В то время, как жена этого араба, скрывала лицо за чадрой, такой плотной, что даже не было видно глаз, и чтобы сделать глоток чая, резко приподнимала ее, сидевшая рядом Вики сияла победительной красотой. В ярком, просвечивающем насквозь сарафане с глубоким декольте, с распущенными по пояс роскошной гладью волосами, она выглядела слишком вызывающе для местной публики, большинство из которых были мусульмане.
  - Ya kahbe! - Громко и отчетливо произнес недовольный алжирец свое ругательство. Народ, и так уже проявляющий нездоровое любопытство к иностранцам, теперь просто глаз не сводил с Джино и его жены. Они же, как ни в чем, ни бывало, продолжали целоваться на глазах у людей, не замечая никого и ничего вокруг. Так было всегда, когда их губы соединялись. Окружающий мир переставал для них существовать.
  Но сейчас все внимание было приковано к ним, этот мир будто давил на плечи. Проявлений любви между людьми на публике в Алжире не уместно. Здесь лишь изредка можно встретить влюбленных, обнимающихся или держащихся за руки. Такое поведение подвергается суровому осуждению, мусульманская мораль твердо стоит за соблюдение нравственности.
  Вики первая почувствовала неладное, ощутив тяжесть устремленных на них взглядов. Она неохотно оторвалась от мужа и с некоторым смущением вновь открыла папку меню. Моретти исподлобья огляделся, и глаза в глаза уставился на алжирца, который открыто, возмущался на арабском языке, пялясь на Джино:
  - Dashrin!..
  - Это вы мне? - Насмешливо уточнил Моретти на французском обращаясь к арабу.
  - Allah elankum! - Продолжал тот бурчать что-то на своем.
  После чего, поборник строгих нравов вдруг кивнул, указав рукой на выход, заговорил на французском:
  - Это приличное заведение! Для приличных людей! А тебе! И твоей шлюхе здесь не место! Убирайтесь отсюда живо!
  Джино не сводя пристального взора с алжирца, поднялся. Насмешка с лица Моретти исчезла, а взгляд его стал еще более суровым и серьезным. Решительным шагом Джино направился к алжирцу:
  - А ну-ка повтори, что ты только что прокудахтал? Как ты назвал мою жену?!
  Резко выхватив из рук своего обидчика стакан с недопитой водой, Моретти выплеснул содержимое в его искривленную презрением физиономию. Араб растерянно заморгал, мгновенно утратив праведный гнев. На секунду Моретти даже стало жаль его - так жалко выглядел этот человек. Но нельзя, же было оставлять подобное унижение без ответа. Джино не остановило даже присутствие детей алжирца, которые испуганно сжались за столиком. Моретти никогда не был трусом и не отличался особой толерантностью. Плевать ему на правила! Он везде считал себя хозяином и поступал, как хотел! И в конце концов, они с Вики не сделали ничего дурного, никого не обидели, собирались тихо мирно поужинать, а тут такое! Подумаешь, обычаи у них! Уже поцеловать жену свою нельзя?! Да, где такое видано!
  Все это шквалом пронеслось в голове у Моретти, прежде чем завязалась драка. Алжирец тоже оказался не из породы трусливых и попытался отстоять свое достоинство перед своей семьей. Однако, первый же удар мусульманина был ловко направлен Джино против него же. Соперник явно был из другой весовой категории, против Моретти смело можно было выставлять с десяток таких. Краем глаза Джино заметил, как женщина в чадре выбежала из ресторана, схватив в охапку своих детей. Со стороны кухни уже спешили официанты и администратор ресторана. Охрана тоже не дремала. Джино почувствовал, что настал момент выплеснуть накопившееся раздражение. Местные слишком уж действовали ему на нервы своим лицемерием и дикостью. Заставляют женщин прятать лицо и фигуру, а сами таращатся на таких роскошных, свободолюбивых и независимых женщин, как его обожаемая жена Виктория!
  Джино был по-настоящему зол. Вики напрасно пыталась призвать его к благоразумию и пробиться к мужу сквозь толпу паникеров. Джино в кольце охранников, официантов и особо смелых посетителей, бешено работал руками, ногами и головой. Битая посуда, перевернутые столы, несколько сломанных носов и выбитых зубов - все это было для него делом пары минут. Легкая разминка, не более. Но адреналин уже ударил в кровь, и остановиться было непросто. Наконец, наступила относительная тишина, и Джино, не много задыхаясь, оглядел поле боя. Никто не рвался продолжить. Желающих справиться с этим "терминатором" больше не было. Алжирец, затеявший свару, тихонько поскуливал в углу, придерживая рукой разбитую челюсть. Охрана позорно отступила. Кто-то предлагал вызвать полицию. Но тут в зале появился хозяин заведения, которому вовсе не улыбалось иметь проблемы и разбирательства. В окружении работников, которые косились на Джино с опаской, мужчина решительными шагами направлялся к этому разбойнику, разгромившему полресторана. Хозяин, естественно, был зол. Желваки на смуглом лице Джино ходили ходуном, будто в такт его грудной клетки.
  Работники заведения расступились, пропуская начальника. Хозяин открыл рот, собираясь высказать иностранцу все, что думает о нем. И вместо этого завопил, как обрадованный мальчишка:
  - Глазам своим не могу поверить! Кого я вижу, босс?!
  - Вот так сюрприз! Гассано, ты?!
  Джино тоже не мог сдержать возгласа удивления. Перед ним стоял Гассано собственной персоной.
  Минуту-другую они смотрели друг на друга в упор, а потом синхронно сделали шаг вперед и обнялись. Со стороны это выглядело и забавно, и внушительно одновременно - будто бы повстречались два огромных медведя, и стоят вразвалочку, покачиваясь.
  Они похлопывали друг друга по плечам, Гассано что-то эмоционально восклицал, цокал языком и качал головой, будто все еще не в силах поверить своим глазам. Наконец, накал страстей спал, он обратился совсем другим тоном - строгим и безапелляционным, - к своим подчиненным. Все разом словно отмерли, официанты и уборщики засуетились, наводя порядок, охрана успокаивала посетителей. Спустя несколько минут в зале уже ничто не напоминало о недавней потасовке и разрухе. Вики одобрительно заметила:
  - А ты, я смотрю, научился командовать, Гассано!
  - А то! У меня были хороший учитель! - С улыбкой ответил он, бросив на бывшего босса благодарный взгляд.
  Джино молча, улыбнулся в ответ, довольный, польщенный. Не успели они с Вики опомнится, как Гассано провел их в отдельный кабинет для вип-персон, где уже был накрыт шикарный стол. Это было весьма кстати, учитывая, что спокойно поужинать им не удалось из-за высоконравственного араба.
  За едой больше говорили мужчины, Вики же с улыбкой наблюдала за ними, медленно смакуя вино.
  - Ты мне никогда не рассказывал, что у тебя корни алжирские... - задумчиво заметил Джино.
  - А ты не спрашивал.
  - Отец? Мать?
  - Мать.
  - И давно ты здесь?
  - Да уж порядочно...
  - Ноги сделал видать сразу, как меня засадили?
  - Ты же сам велел залечь на дно!
  Джино расхохотался.
  - А ты красава, реально залег на дно. Столько лет от тебя ни слуху, ни духу!
  Гассано довольно смеялся с ним вместе. А потом заявил с поистине итальянской экспрессивностью.
  - Я так рад, босс, что мы встретились!
  - Я тоже, - ответил Моретти, - только не зови меня боссом, называй просто Джино.
  - Окей, босс! - Само собой вырвалось у Гассано, и все трое снова расхохотались. - Джино! Дружище мой...
  Вики чувствовала себя в компании бывшего преступника легко и спокойно, словно это был просто друг семьи, добропорядочный, чуть взбалмошный итальянец, обыкновенный обыватель. Она старалась не думать, о том, сколько грязных делишек за плечами Гассано. Кто прошлое помянет, тому глаз вон! Да глядя на него сейчас, никому бы и в голову не пришло, какой образ жизни вел этот человек еще несколько лет назад. Гассано основательно поправился, раздобрел в прямом и переносном смысле этого слова. Лицо его округлилось, опасный блеск в глазах исчез, уступив место довольству и сытой улыбке.
  - ... Так что теперь я здесь свой, почти что местный, вот ресторанным бизнесом занялся, даже процветаю... - удивление в голосе Гассано вывело Вики из задумчивости.
  Казалось, бывший подручный мафиози и сам не ожидал такого поворота в своей судьбе. Джино чуть насмешливо спросил, нравится ли Гассано такая жизнь. Тот повел плечами.
  - Как сказать, обыденность не по мне, босс...
  - Джино, - поправил Моретти, и все они снова заулыбались.
  - Ладно, поговорим об этом позже.
  Гассано согласно кивнул.
  После ужина они прибыли на его роскошную виллу, великолепие которой наглядно демонстрировало, что ресторанное дело действительно приносит прибыль своему владельцу. Гассано познакомил супругов со своей молодой женой - Майсун, довольно скромной и симпатичной. Вики сразу отметила, как та с обожанием взирает на Гассано. Беседа в уютной, несколько помпезно обставленной гостиной, текла размеренно и дружески. Всем было комфортно, легко, быть может, потому что серьезные разговоры отложили на потом, а сейчас наслаждались веселым трепом. Мужчины устроились в креслах с сигарами и виски, женщины потягивали коктейли. Вечер явно удался, и расходится, не спешили. Вики сдалась к трем утра.
  - Вы, как хотите, а я пойду спать, - решительно заявила она, поднимаясь.
  Майсун проводила Вики в гостевую спальню на ходу заметив, что обычно она пустует.
  - У Гассано много приятелей, но ни с одним его другом я до сих пор не была знакома. Я так рада вашему приезду, просто слов нет.
  Майсун порывисто обняла Вики. Та смущенно улыбнулась и пожелала спокойной ночи.
  Когда женщины разошлись, беседа в гостиной развернулась в ином темпе и на другую тему. Джино с Гассано предались воспоминаниям и делились новостями. Столько лет прошло с их последней встречи! Судьба обоих дала резкий крен, перемены были просто ошеломительны. И внешне, и в характерах. Но и связывало этих двух слишком много. Гассано, как и прежде, чувствовал, что понимает бывшего босса не то, что с полуслова, а с полу-взгляда и полу-жеста. И не смотря на эмоциональность, возбуждение от встречи, он проницательно заметил, какие разительные изменения произошли с Моретти. Он видел, с какой любовью и нежностью смотрит Джино на жену, каким счастьем загорается его улыбка, когда они обмениваются взглядами. Жесткость, надменность, звериная настороженность исчезла с лица бывшего мафиози, и даже шрам его сейчас выглядел не устрашающе, а как-то благородно. Гассано был искренне рад за Джино. И тот испытывал похожие чувства.
  - А помнишь...
  - А ты помнишь... - то и дело восклицал кто-то из них, и Джино ощущал, как к глазам подступают слезы.
  Нет, естественно он не плакал! Но в его душе все переворачивалось от картин прошлого. Гассано был его доверенным, близким человеком. И остался им, это чувствовалось, Джино был уверен в этом. Мало того, только сейчас он осознал, что Гассано единственный, кому он может доверять в этой жизни. После жены Виктории, конечно.
  Они вместе с ним выросли, знали почти все друг о друге, и столько дел провернули вместе!
  Его бывший подручный был для Джино, как брат! Тем более, что своего родного брата он потерял!
  Марио встал у него перед глазами, как живой. Его нелепая, бессмысленная смерть надолго выбила Джино из колеи, и никогда он не смирится с нею! Марио никто не заменит, но как же приятно, черт возьми, почувствовать дружеское плечо, вспомнить былое и подумать о будущем рядом с тем, кому доверяешь.
  Так думал Джино, поглядывая на Гассано затуманившимся взглядом. И тот понимал его.
  Некая сентиментальность, что накрыла их обоих от неожиданной встречи, да и выпитого спиртного, с рассветом словно растворилась вместе с ночной темнотой. Время откровений и задушевных бесед истекло. Так уж устроены мужчины, что нечасто ведут разговоры на подобные темы. Будто бы стесняясь своих порывов, Джино резко сменил тон.
  - Может, кофейку для бодрости? - Предложил он.
  Гассано не стал звать слуг, сам незамедлительно сварил крепчайший напиток.
  Мужчины закурили.
  - Так тебя устраивает твое нынешнее положение? - Деловито спросил Джино, делая глоток.
  Гассано задумчиво попыхивал сигарой.
  - Да, как тебе сказать. И да. И нет.
  - Чего не хватает?
  - Адреналина!
  - Что ж, а если я тебе предложу работенку, согласишься?
  Гассано приосанился, но тут, же нашелся:
  - Да не вопрос!
  Моретти взглянул на часы.
  - Ты только не торопись. Подумай хорошенько. Как говорят на родине моей жены - поспешишь, людей насмешишь. Прежними делами я больше не занимаюсь. Но работы у меня хватает. И мне нужен свой человек, напарник, - добавил он многозначительно. - Не хочешь поинтересоваться, что за работа?
  - Я тебе доверяю.
  - Но решишься ли ты оставить все свои дела ради меня?
  Джино с некоторой насмешливостью взглянул на Гассано. Словно бросал вызов его сытому, размеренному существованию.
  - Ты мне, как брат родной... - промолвил Гассано, - ради тебя Джино, я готов на многое! Если я нужен тебе, только скажи...
  - В тебе я не сомневался! - Расплылся Джино в белозубой улыбке.
  Потерев рука об руку, Джино снова взглянул на часы.
  - Заболтались мы с тобой что-то дружище, пропустил я матч! - Присвистнул Моретти.
  - Ты что, стал увлекаться футболом? - С недоумением поинтересовался Гассано.
  - Никак нет! Я имел в виду матч с моей красавицей женой. - Хохотнул Моретти. - Наверное, она уже уснула.
  Джино смеясь, похлопал смущенного друга по плечу и отбыл в спальню, где спала его жена Вики.
  Гассано сделав пару глотков виски, тоже направился в постель. Уже укладываясь под бок Майсун, он подумал о том, что судьба делает очередной вираж. В его жизни, действительно, не хватало адреналина, драйва, и вот таких вот шуточек босса, духа авантюризма, вкуса побед. Еще немного, и Гассано приелось бы его мещанское существование. Моретти появился как всегда вовремя!
  Вики проснулась, и первое, что ощутила - крепкие объятья мужа. Даже во сне он не отпускал ее, и его возбуждение говорило само за себя. Вики тоже почувствовала страстное желание. Она легонько провела рукой по смуглой груди Джино. Он притянул ее, усадив на себя верхом.
  - Что, моя лихая наездница, - произнес он тягуче, - так сильно хочется?
  Она кивнула, кокетливо закусив нижнюю губу, и чуть откинулась назад, демонстрируя прелестные изгибы тела. Такое ощущение, что их медовый месяц затянулся на года. Навсегда! Оба заводились с полуоборота.
  - Это твой долг, муженек, - поддразнивая его, Вики то прижималась, то отстранялась вновь, - ночью ведь тебе было не до меня, так что сейчас ты должен перевыполнить план...
  - Обещаю! Ты еще попросишь пощады, женщина! - Хрипло возразил Джино, набрасываясь на нее.
  Потом, когда они лежали, обессиленные и, будто драгоценные сосуды, наполненные любовью, Джино расслабленно пояснил:
  - А ночка, действительно, вышла интересная! Уж извини, но мы не виделись с Гассано столько лет!
  - Я все понимаю, - сказала Вики, - так ты хочешь привлечь его к работе?
  - Посмотрим...
  - Ну в любом случае телохранитель тебе не помешает, - улыбнулась она и нежно провела по его крепким, широким плечам, - такое богатство нужно беречь!
  - А если серьезно, - добавила Вики уже другим тоном, - обещай мне быть всегда осторожным. Я не хочу потерять тебя, в нашей работе, столько подводных камней, не знаешь, какие испытания преподнесет нам судьба. Это затишье в нашей жизни, как не перед добром, вот, ей-богу, Джино!
  Он поцеловал ее вместо слов. Джино не любил давать, ни пустых обещаний, ни говорить на подобные темы. Единственное в чем была права Вики, так это в том, что в их деле нельзя предугадать ничего. Но никто из них не догадывался, насколько пророческими оказались ее другие слова, о временном затишье в жизни. Оба и предположить не могли, что уготовила им судьба на этот раз, хотя как никто другой, были готовы к любым испытаниям и неожиданностям.
  
  3
  
  Не подозревая о том, что случится с ними в будущем, Моретти были бодры и веселы в то утро, и полны энтузиазма, как обычно перед каждой операцией. Они выпили кофе, и Гассано вызвался подвезти их в нужный ресторан, где была назначена встреча с заказчиком. Он остался ждать их в машине, и глядя вслед этой паре, в который раз поразился многоликости шефа и его очаровательной супруги. Вчера это были расслабленные, дружески настроенные, душевные и открытые люди. Сейчас же со стороны они выглядели, как респектабельные, "на все пуговицы" застегнутые англичане или замкнутые, чопорные немцы. Моретти не привлекали к себе внимания, только Гассано догадывался, что это сделано нарочно и такой образ продуман заранее. Всю дорогу до ресторана и Вики, и Джино молчали, концентрируясь на будущем задании, и он отметил, как меняется выражение их глаз. Улыбки, веселость уходили из взглядов, и будто исподволь появлялось сосредоточенная, холодная сила. Гассано был в полном восхищении, следя за этими двумя. Ему нечасто приходилось бывать в театре, но тут на ум само собой пришло сравнение с актерами. Супруги непременно взяли бы "Оскара", их перевоплощение было просто сверхъестественным!
  Пока бывший подручный Джино размышлял на эту тему, Моретти рука об руку вошли в ресторан и незаметно огляделись по сторонам, оценивая обстановку. В их деле важны были мелочи, и Джино, и Вики уяснили это с самого начала, и несмотря на многолетний опыт, никогда не расслаблялись. Этим объяснялась их серьезность, молчаливость в машине. Они настраивались, действительно, как настоящие актеры перед выходом на сцену. Оставалось не так уж много времени перед тем, как их внешняя жизнь, размеренная и узаконенная, отойдет на задний план, и в такой ситуации любой шаг, каждое слово нужно взвешивать тщательно и скрупулезно. Оба понимали это. Оба, любя авантюры и приключения, не имели права рисковать, осознавали опасность, а не сломя голову неслись ей навстречу.
  Джино слегка сжал пальцы жены, показывая, что заметил заказчика. Это был агент, с которым им уже доводилось сотрудничать. Блеклый, худой человечек с морщинистым, как у обезьянки лицом, занимал столик у окна.
  Моретти прошли мимо и разыграли сценку неожиданной встречи. Так, на всякий случай. Как говаривал Джино: "Лучше перестраховаться, чем лететь вниз кувырком!". За ними вполне могли установить слежку уж на начальном этапе переговоров, и даже сейчас, не зная цели своего задания, они обязаны были соблюдать осторожность. "Конспирация прежде всего!", так поддерживала мужа Вики.
  Они чопорно раскланялись с мистером Робертом Смитом, - так, не мудрствуя лукаво, называл себя заказчик.
  Он пригласил их за столик, поддержав игру. Со стороны это выглядело так, если бы повстречались хорошие знакомые и решили перекусить за одним столиком, раз уж обедают в одном ресторане.
  Вики, изображая вальяжную даму, с холодной улыбкой повествовала о новостях в Лондоне, пока официант принимал заказ. Но стоило ему отойти, она подалась вперед, сгорая от любопытства. Новый заказ всегда будоражил ее воображение, и на миг маска была забыта. Джино едва заметно улыбнулся, увидев, как жена, словно любознательная, наивная школьница, взирает на Смита.
  - Так что на этот раз, Роберт? - По-свойски обратился Джино.
  Мистер Смит подвинул Джино газету, которая лежала перед ним, и забарабанил пальцами по тому заголовку, который следовало прочитать.
  "Сенсация! Пропал известный русский ученый! Тщательно спланированный побег или промышленный шпионаж, а может трагическая случайность?".
  Вики быстро пробежала глазами эти несколько фраз и вопросительно взглянула на мужа.
  - Русский ученый? Мы отправляемся на поиски ученого в Россию? - По-русски произнесла она тихо.
  Джино понял ее и перевел для Роберта вопрос. Но тот отрицательно покачал головой.
  - У нас есть достоверные сведения, что этот человек прячется в Амазонке, - также негромко ответствовал мистер Смит.
  Вики не знала, что испытывает - облегчение или разочарование. Хотелось ей попасть на родину или все-таки нет? В такой неподходящий момент вдруг нахлынули воспоминания: дом на берегу Дона, ростовские улицы, южное бесшабашное солнце, боль и радость, одиночество...
  Ей пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы прогнать эти давние видения. Очень редко, но такое случалось - прошлое нагоняло и пролезало в душу, несмотря на сегодняшнее счастье, благополучие, любовь. Вики сама четко не понимала, почему это происходит, ведь она не искала утешения в воспоминаниях и не старалась воскресить то, чего уже никогда-никогда не вернуть. Она была счастлива в настоящем.
  Как всегда, Джино почувствовал состояние жены, хотя это длилось всего лишь мгновение, и она уже сумела взять себя в руки. Он втянул ее в разговор об Амазонке, и некоторое время за столом шло обсуждение этой страны. Роберт быстро ввел их в курс политической обстановке, закулисные интриги тамошней разведки, - эти сведения могли пригодиться, так на всякий случай.
  - Слишком много охотников, - вздыхая, заявил он, - на нашу дичь очень большой спрос!
  Он многозначительно поднял палец.
  - Поэтому на этот раз вам нужна будет подстраховка, - заявил мистер Смит и, взглянув на часы, добавил, - она должна появиться с минуты на минуту.
   - О чем мистер Смит? - Уточнила Вики, но он предпочел не услышать вопроса, а принялся рассказывать им детали задания.
  Оказывается, их "дичь" - русский ученый, профессор, и, как правильно сообщали газеты, большой специалист, не только в области вооружения ядерной физики, но и в кое-чем еще...
  Ученый пропал не просто так, а накануне важного события, о котором уже писала пресса, и к которому готовилась вся Россия. Другие мощные державы тоже заговорили о нем, дескать это единственный шанс вывести страну из кризиса, поднять с колен народ, остановить деградацию общества. Но наиболее подготовленные службы разведки, обсуждая этого ученого с его открытием, смеялись, что русские профукают и этот шанс. А в каждой шутке лишь доля шутки, как известно. Остальное - правда! Вероятно, утечка информации началась еще в ходе подготовительных работ. Ходили слухи, будто представители сразу нескольких стран предлагали профессору большие деньги, сулили прекрасное и беззаботное будущее, гражданство, безопасность, обеспеченность до конца дней. Но он оказался настоящим патриотом. А может быть, просто боялся рискнуть. Так или иначе, русские газеты трубили о предстоящем открытии, обыватели недоверчиво хмыкали, привыкнув к подобным "уткам", и не подозревая, что речь идет о чем-то действительно сногсшибательном!
  Профессор вел уединенный образ в жизни, был старым холостяком и наружностью, и характером полностью соответствовал тому образу, что показывали в старых комедиях - рассеянный, чудаковатый старикашка.
  - Но мозги у старикашки, круче любого компьютера, - произнес Роберт с неожиданной подростковой пылкостью, - специалисты экстра класса просматривали позже его бумаги, однако, и целой команде не удалось восстановить ход работ и добиться хотя бы мало-мальского результата.
  Дальше мистер Смит поведал супругам о том, как накануне официального заявления об открытии профессор пропал из своей квартиры. Конечно, его "вели" уже давно, причем сразу несколько служб. И свои, русские присматривали, и шпионы не дремали. Поэтому удалось восстановить картину похищения почти сразу и почти целиком. Следы ученого терялись в амазонских джунглях.
  - Как вы понимаете, вокруг этого дела сейчас большая шумиха, - отпивая кофе, процедил Роберт, - но это только для отвода глаз. Русские сами виноваты, что попали впросак, раньше срока растрезвонив о своем открытии! Все, что сейчас пишут в газетах или показывают по ТВ, - не более, чем дымовая завеса.
  - Да-да, точно, - задумчиво сказала вдруг Вики, - теперь я припоминаю... недавно о нашем старичке рассказывали на одном из английских каналов, я не поверила... даже переключила...
  - Ну вот видите, - улыбнулся мистер Смит, - они так подают информацию, что не разберешь, где правда, где вымысел. Ведь совсем же молчать нельзя, раз уж этого профессора так разрекламировали.
  Джино раскурил сигару и, попыхивая, неожиданно заметил, что будет обидно, если ученый на самом деле давно спекся.
  - Я так полагаю, он нужен живым, - с некоторым цинизмом подытожил Джино и вопросительно взглянул на агента.
  Тот согласно кивнул и хотел что-то пояснить, но Джино не дал ему сказать.
  - Сколько времени прошло с момента его исчезновения?
  - Две недели. Если быть точным, ровно шестнадцать дней.
  - Ага, ясно. Но вы говорите, у русских все было готово к обнародованию открытия, так? Разработка профессора была уже на стадии завершения?
  - Именно так, - Роберт снова кивнул, еще не понимая, к чему клонит Джино.
  - Значит, тому, кто похитил его, нет смысла тянуть? Проект готов, и в любой момент может вступить в силу. Спрашивается, почему до сих пор ни в одной стране мира им не воспользовались? У вас есть какие-нибудь сведения на этот счет?
  - Если бы были, я бы не сидел здесь, - мрачно ответил агент, и его обезьянье личико сморщилось еще больше.
  Вики была согласна с мужем. По идее, наработками профессора уже давно могли воспользоваться те, кто приложил руку к его исчезновению. Стало быть, либо ученый погиб, либо похитители неизвестно зачем тянут время. В такой ситуации нелогично откладывать осуществление проекта, ведь только его запуск принесет выгоду.
  - Возможно, информация тщательно скрывается, - предположил третий вариант Джино.
  - Да уж, вероятность мала, но нужно учитывать и это. И, конечно, есть риск, что профессор уже мертв. Фифти-фифти, - мистер Смит скорчил гримаску, означающую улыбку, - пятьдесят на пятьдесят.
  Моретти поспешил уточнить, чем это обернется для них, исполнителей. Если выяснится, что профессора нет в живых, остается ли в силе их договоренность насчет гонорара.
  - Разумеется, друзья мои! Вы слишком хорошие спецы, чтобы экономить на вашей оплате! В любом случае, гонорар получите целиком и полностью. Только предоставьте доказательства его гибели. Весомые доказательства.
  Мистер Смит пожевал губы, на мгновение загрустив.
  - Хотя, конечно, нам этот вариант совершенно невыгоден! Вряд ли мы сможем отыскать специалистов лучше тех, что уже пытались работать с документами русского. Если он погиб, открытие можно будет похоронить вместе с ним. А жаль...
  Джино пожал плечами. По большому счету, его мало интересовала судьба проекта. Прогресс, естественно, это здорово! Однако, столько открытий в научном мире, которые привели к гибели не просто людей, а целых городов! Если задуматься, это страшно! Он на такие темы старался не заморачиваться. С одной стороны, вроде бы этот ученый червяк хотел как лучше, а с другой, если его разработки попадут в руки мерзавцам, все обернется катастрофой. Так бывало уже не раз!
  Вики чисто по-женски жалела старичка уже заранее. Мало того, что всю жизнь провел в России, где специалисты даже такого класса не ценятся по заслугам. Ими просто пользуются по полной программе, не даром же вот уже много лет с ее родины происходит так называемая "утечка мозгов" на Запад! Бедный профессор! Холостой, одинокий, жутко умный, должно быть. И вот на старости лет вместо триумфа, после долгой работы, попал неизвестно к кому в лапы. Хорошо, если просто к преступникам. А если к террористам, маньякам, помешанным на всевластии? Им дела нет до открытий и выгоды, им подавай мировое господство! Она по опыту знала, насколько страшны такие люди...
  - А вот и наша красотка, - вдруг услышала Вики радостное восклицание мистера Смита.
  Он приветственно махал рукой рослой женщине, появившейся в дверях ресторана.
  Она приблизилась стремительной, уверенной походкой. Вики с первого взгляда оценила костюм незнакомки, - неброский, но высшего качества, жутко дорогой, - мраморную ухоженную кожу, стильные темные очки, голливудскую улыбку.
  - Добрый день, - кивнула дама.
  Мистер Смит поднялся, отодвинул ей стул и представил:
  - Это Катрин, ваша страховка. Катрин, это Джино и Виктория Моретти.
  - Что значит, страховка? - Неприязненным тоном осведомилась Вики.
  Роберт подмигнул ей, не желая пока вступать в объяснения. Вики достаточно знала его, чтобы не настаивать. Придет время, и он сам все расскажет. Лишнего из этого человека не вытянешь и клещами!
  - Очень приятно, Катрин, - улыбнулся тем временем Моретти и, к удивлению супруги, поцеловал руку новой знакомой.
  Этот жест джентльмена далеко не каждому мужчине удается проделать элегантно, многие выглядят нелепо и даже смешно. Однако, не ее Джино! Вики на миг залюбовалась им, но спустя секунду до нее дошло, что, собственно, происходит.
  Джино на ее глазах флиртует с этой зубатой дылдой!
  Она так рассердилась, что ненадолго утратила нить беседы. Но тут же попыталась рассуждать здраво. Просто они давно не были в свете, вот и все! Она отвыкла наблюдать, как муж покоряет сердца и с полуоборота очаровывает всех дам без исключения - от трехлетних малышек до дряхлых старух! Уж так он устроен, этот сицилиец, дамский угодник и сердцеед! Вики знала об этом. С тех пор, как Джино порвал с мафией, изменился он и в отношении женщин. Если раньше он всех презирал и считал продажными тварями, то теперь, познав любовь да и воспитывая дочку, наоборот, проникся к слабому полу чуть ли не восхищением. Все до одной казались ему загадочными, хрупкими существами с другой планеты. Вики даже посмеивалась над взглядами мужа, объясняя, что женщины не так уж таинственны и далеко не так безобидны, как ему кажется.
  Сейчас она постаралась взять себя в руки, но это получалось плохо. Огонек в глазах Джино настораживал и бесил ее. Нет, неспроста он улыбается этой Катрин! Нет, не случайно подливает ей вина и интересуется, как она долетела, в каком отеле остановилась! Это не только вежливость и его привычная галантность.
  Вики едва могла усидеть на месте. Ей хотелось вцепиться в патлы сопернице!
  И вправду - патлы! Она только это заметила - прическа Катрин явно оставляла желать лучшего. У них в Ростове сказали бы - "Я у мамы вместо швабры!" или "Я упала с самосвала, тормозила головой!". Ха! Фразочки из юности немного отрезвили Вики. Она снисходительным взглядом окинула Катрин. Лошадица - одним словом!
  - Вы француженка? - Спросил между тем Джино.
  Его голос при этом просто вибрировал от восхищения.
  - Да, - томно согласилась та и по-французски изрекла, что приехала из Парижа.
  Воображала, подумалось Вики.
  - Мы часто бываем в Париже, - заметила она тоже на языке Бальзака и Гюго, - но нам больше нравится Монте-Карло, правда, милый?
  Вот так! Руки прочь, это называется. Держись подальше от моего мужа! Взгляд Вики буравил Катрин насквозь и говорил лучше слов.
  Но реплика Джино заставила Вики помрачнеть.
  - Почему же, мне Париж очень даже нравится, - он наклонился к Катрин и повторил тише, но страстно, - город влюбленных!
  Это было уж слишком! Вики, не отдавая себе отчета, мяла в руках салфетку.
  Роберт вообще не понимал, что происходит. Еще не сказано ни слова о деле, о совместной работе этой троицы, а за столом сгустилась атмосфера! Они-то, разрабатывая операцию, рассчитывали подстраховать Моретти, зайти с двух сторон, иметь возможность рокировки, замены на крайний случай. Катрин, опытный агент, подходила на эту роль, как никто другой. Она великолепно владела всеми видами оружия, была чемпионкой по каратэ, в совершенстве знала несколько языков, имела за плечами ряд успешных операций. Словом, отличный исполнитель. Проверенный солдат. Несмотря на несколько мужеподобную внешность, в ней было некое очарование, и многие мужчины клевали на рослую француженку, так что Катрин несколько раз использовали и в качестве "наживки". Безусловно, в их организации были девушки и покрасивей, и поумней, но на этот раз выбор шефов пал именно на Катрин. Имея в агентах такую красотку, как госпожа Виктория Моретти, не было необходимости искать в своей базе данных другую ей под стать. Вики трудно было соответствовать. Мозг операции тоже составляли Моретти, а Катрин привлекли с одной-единственной целью - для подстраховки, не более того. Ее можно было использовать в качестве связного или в целях отвлекающего маневра. К тому же, цинично рассудили заказчики, ею не жалко было пожертвовать. На крайний, конечно, случай.
  Естественно, сама Катрин ни о чем подобном не догадывалась.
  А если бы Вики могла в тот момент разумно взглянуть на ситуацию, то догадалась о расстановке сил сразу же. Однако, логика отказала ей. Она видела только глаза мужа, полные неги. Он многообещающе смотрел на губы Катрин, время от времени переводя взгляд ниже, - ее полную грудь не скрывал строгий костюм, да и юбка открывала прекрасный вид на стройные, длинные ноги.
  Вики изнывала от желания надавать пощечин этой французской кошке. В ней словно проснулась ярость первобытной женщины, которая увидела, как ее добытчика, ее возлюбленного уводит из пещеры другая.
  Разговор крутился вокруг общепринятых тем, - официант суетился, обновляя убранство стола. Когда он отошел, Роберт посвятил агентов в некоторые детали, не отмеченные ранее. Вики изо всех сил старалась сосредоточиться. Чтобы успокоиться, она под столом опустила ладонь на бедро Джино и легонько побарабанила пальцами. Он никак не отозвался. Вики попыталась поймать его взгляд, но муж глядел только на Катрин. Это переходило все рамки! Она не знала, что и думать, как реагировать! Он никогда не давал ей поводов для ревности, а теперь, накануне такой важной операции, да в конце концов, неужели он не понимает, что это как минимум опасно - флиртовать с бабой, вселять в нее надежды... вот сорвет им эта Катрин все дело, будет знать!
  Вики надулась и больше не делала попыток отвлечь мужа от француженки.
  Позже все выскажет! Она ему покажет, где раки зимуют! Он у нее попляшет!
  В отместку остаток обеда Вики строила глазки упитанному господину за соседним столиком, и тот не смог ни крошки проглотить, не в силах поверить своему счастью. Занятая этой маленькой местью, она не заметила, как муж исподтишка бросает на нее взгляды. Казалось, он проверяет что-то, убеждается в какой-то своей тайной версии.
  На губах Джино играла удовлетворенная улыбка. Кажется, клюнула. Стыдно было обманывать жену, играть на ее чувствах, но ничего другого ему не оставалось.
  Едва он узнал о сути операции, как сработала интуиция. Это плохо кончится, звучал внутренний голос. Джино доверял своим инстинктам, они не раз спасали его в той, прошлой беззаконной жизни. Пресловутое звериное чутье, хорошо известное его подчиненным и врагам, которые даже восхищались этой стороной его натуры, и теперь не отключилось полностью. Как бы он не изменился, куда бы, не вела его судьба, внутренний компас был настроен отлично и действовал безотказно. Теперь его стрелка определенно замерла на отметке "Смертельно опасно!".
  По мере того, как продолжался разговор, и раскрывались все новые и новые подробности, Джино все меньше нравилась эта затея. Но с другой стороны, он не любил отступать перед трудностями. Чем тяжелей задача, тем интересней ее решать. Да и сумма была более чем привлекательна. Джино постарался все тщательно взвесить, не подавая виду, что колеблется. Если бы действовать пришлось в одиночку, сомнений не возникло бы совсем. Опасность будоражила его, заводила почище всяких рулеток, скачек, бокса, сильней прочих увлечений, доступных ему сейчас в любое время и в любой точке планеты. Да, он прислушивался к своей интуиции, но не затем, чтобы бежать прочь, поджав хвост, и забиться в угол подальше. А лишь для того, чтобы выверять каждый шаг, просчитывать все варианты, предусмотреть любой исход дела. Он любил рисковать, иначе просто бы не занимался этой деятельностью. Выращивал бы себе помидоры или делал ставки на бирже, вкладывал бы деньги в недвижимость или играл в казино, как другие. Но его привлекала только такая жизнь - азарт, движение, игра со смертью.
  Все бы ничего, Джино был полностью доволен таким раскладом, если бы не Вики. Невозможно привыкнуть к тому, что за спиной у тебя жена - не только дома, но и когда перезаряжаешь винтовку, прыгаешь с парашютом, скачешь на лошади по прерии, мчишься на мотоцикле по серпантину, ставишь жучки в Белом доме, уводишь из-под носа наркобарона чемодан с кокаином, проникаешь в психушку, где прячут принца крови и проч, и проч. Сколько дел они уже провернули вместе! А страх неугасимо горел в душе, обжигая в самый неподходящий момент, делая уязвимым и ставя под удар исход любой операции. Джино так и не научился управлять этим страхом. Так и не нашел слов, аргументов, угроз, в конце концов, чтобы остановить Вики. Он не отступился от этой мысли, то в шутку, то всерьез каждый раз пытаясь убедить ее, однако, пока это не удавалось. Проще было согласиться, страдать самому, волнуясь за нее... нет, меньше всего это походило на волнение! Зная, что она рядом в минуту опасности, Джино будто раздваивался. С одной стороны, он был уверен, что всегда сумеет защитить и уберечь любимую, а с другой - жутко боялся не успеть, упустить, ошибиться... Это становилось навязчивой идеей. И когда во время вчерашней прогулки он говорил с ней о мусульманских женщинах, в его словах была определенная доля серьезности. Много бы он дал, чтобы Вики сидела дома и была бы при этом счастлива!
  Хотя, конечно, по здравому размышлению, Джино признавал, что тогда бы это была уже не та Вики, которую он знал и любил. Его жене необходим был азарт, как и ему самому. Она шла с ним рука об руку не потому что не доверяла или только хотела быть рядом постоянно. Нет, такова уж была ее натура. Вики не насиловала себя, ей не приходилось переступать через какие-то собственные комплексы, страхи, чтобы встретить опасность лицом к лицу. Она изменилась, как и он. Внутренняя сила требовала выхода, и они вместе нашли его.
  Но - видит Бог! - ему так тяжело каждый раз подвергать ее опасности!
  Операция по поиску и спасению русского профессора Моретти очень заинтересовала. Однако, он не мог игнорировать предупреждения внутреннего голоса. Появление Катрин все упростило. В считанные минуты в голове Джино созрел дьявольский план.
  Он достаточно знал свою Вики, чтобы просчитать ее реакцию.
  О, сначала она, конечно, взбесится! Моретти с удовольствием констатировал, что так и вышло. Едва он коснулся губами руки француженки, глаза любимой полыхнули неистовым огнем. Все ее последующие слова и действия наглядно демонстрировали пылкую натуру Вики. Она была не из тех тихонь, которые не в состоянии постоять за себя и пасуют перед трудностями. К тому же, Вики была собственницей, и даже когда он просто оказывал дамам знаки внимания, мягко подтрунивала над ним, но вместе с тем показывала коготки. Нет, она не ревновала, но давала ему понять, что переходить рамки не стоит. Джино и не стремился их перейти. Он был счастлив с женой, а остальные его не волновали ничуть. Просто было приятно выглядеть джентльменом.
  Сейчас же он столь явно флиртовал с Катрин, что это, естественно, не скрылось от проницательного взгляда Вики. Она пыталась остановить его, - глазами, жестами, откровенно собственническими заявлениями. Но Моретти делал вид, будто не замечает этого. Он виртуозно играл свою роль.
  Как и предполагал Джино, жена взъярилась и готова была кошкой вцепиться во француженку, но это был лишь первый порыв. Он знал, что потом разум обуздает чувства, гордость возьмет свое. Вики не допустит, чтобы он заметил, как ранил ее. Если она уверится в том, что муж действительно всерьез заинтересовался Катрин, то примет независимую позу.
  Джино оставалось лишь гнуть свою линию.
  В конце обеда он заметил, что жена строит глазки какому-то толстолобику за соседним столиком. Итак, его план срабатывал! Еще немного в том же духе, и Вики разозлится окончательно, и вместе собственнических инстинктов в ней взыграет гордыня. Именно этого он и добивался! Пусть обидится, пусть рассердится, пусть дойдет до ручки и, наконец, заявит, что не желает иметь с ним дела! Она просто должна сделать это: развернутся и уйти. Точнее, улететь. Домой, к детям. Вот чего ему бы хотелось больше всего на свете.
  Это задание слишком опасно, уже сейчас он точно понимает это, хотя подробного инструктажа еще не было. Но он сделает все, чтобы отстранить любимую от поисков русского! Да, он готов поставить под угрозу их отношения, рискнуть потерять ее доверие. Потом, конечно, Джино все объяснит, все уладит. А сейчас главное - безопасность Виктории! Пусть считает, будто он потерял голову от Катрин. Она не станет унижаться, цепляясь за него, не будет третьей лишней. Ему лишь надо закрепить позиции, и все...
  О, мама мия, как же это было тяжело!
  Джино забавлялся только первые минуты, наблюдая за ревностью жены и ее попытками реабилитироваться, отомстить ему, флиртуя с незнакомцем.
  Потом пришла боль. И жуткое раздражение. Катрин ему совсем не нравилась, вот в чем беда! То есть, импонировало, разумеется, ее подготовка, опыт, но улыбка казалась неискренней, а прическа вообще вводила в ступор - будто взбесившийся еж на голове! Для кого-то, возможно, француженка выглядела привлекательной, стильной, оригинальной, а Джино предпочитал классическую красоту. Как у Вики. Собственно, других таких нет, и он знал это!
  Черт возьми, если разобраться, это потрудней любой опасной операции! Флиртовать с бабой, которая тебя не возбуждает ни капли, да на глазах жены, - какой-то театр абсурда да и только...
  - Я считаю, нам вообще не нужна никакая подстраховка! - Заявила Вики решительным тоном.
  Роберт мягко улыбнулся, накрыв ладонью ее руку.
  Вики отстранилась.
  Джино делал вид, что не слышал ее слов, утонув в глазах Катрин. Но про себя отметил, что стадия ревности еще не прошла. Конечно, они слишком давно женаты, слишком доверяют друг другу, чтобы жена сейчас, после короткого флирта, сразу же отступила.
  - Катрин, что вы делаете сегодня вечером? - Пошел он в наступление. - У моего друга Гассано шикарный ресторан, я бы хотел... то есть, мы...
  Он словно бы с неохотой быстро взглянул на жену, будто только вспомнив о ее существовании.
  - Мы бы хотели пригласить вас! Отведаете настоящей алжирской кухни. А, Катрин? О делах ни слова! Будем отдыхать, правда?
  Даже мистер Смит почувствовал неловкость. Тайная игра Джино получалась настолько блестящей, что никто не и не заподозрил о его истинных намерениях.
  - Мистер Моретти, давайте вначале обсудим кое-какие детали, - покашливая смущенно, предложил Роберт, чтобы разрядить обстановку.
  Вики хватило этих нескольких мгновений, дабы овладеть собой. Теперь на ее лице словно была непроницаемая маска.
  - Да, Роберт, давайте обсудим, - холодно согласилась она, - вам придется отказаться от идеи использовать Катрин!
  Это было сказано так, словно никакой Катрин не было за столом! Да будто бы ее вообще не существовало в природе, этой Катрин!
  - Миссис Моретти, при всем моем уважении...
  - У нас с мужем есть более подходящий вариант. На крайний случай, - перебила Вики, - это Гассано, наш проверенный человек, и он готов приступить к заданию по первому нашему слову. Вы понимаете, о чем я говорю? Его не будут отвлекать. Он не станет жертвой сексуальных домогательств и не забудет о своей миссии!
  С этими словами Виктория вызывающе взглянула на мужа, а потом перевела взгляд на француженку. Та встрепенулась.
  - На что вы намекаете, Виктория?
  - Я говорю прямо. И называйте меня миссис Моретти, будьте любезны, - отрезала Вики.
  Катрин открывала и закрывала рот, словно выброшенная на берег рыба. Джино в душе аплодировал жене, которая одним словом поставила на место и кокетку, и его. Им владели противоречивые чувства. Может, пока не стало поздно, стоило остановиться? Пусть все идет, как обычно...
  Но нет! Риск слишком велик. Он нутром чуял, что это дело связано со слишком большой опасностью.
  - Катрин, не обращайте внимания на мою супругу, - снисходительным тоном вмешался он в разговор, - она сегодня неважно себя чувствует.
  Это уже было настоящее хамство! Не обращайте внимания, вот как?!
  Вики поднялась из-за стола.
  - Я не буду работать в таких условиях, мистер Роберт!
  - Виктория! - Взмолился он, смешно сложив ладошки на груди.
  - Не знаю, какую цель вы преследовали, приставив к нам эту кошку драную, но меня это ваше недоверие глубоко оскорбляет!
  В ответ одновременно прозвучало три реплики:
  - Помилуйте, Виктория!
  - Сама ты кошка!
  - Браво, Вики!
  Последним был Джино, он не смог сдержать восхищения женой. Конечно, профессионалы так себя не ведут, конечно, нельзя давать волю эмоциям, но, боже, как он любит эту женщину! Она была невероятно хороша сейчас - гневно горящие глаза, приоткрытые чуть дрожащие губы, румяные точеные скулы, и облако волос по плечам. Да одна ее поза чего стоила! Да уж, его жена - просто красотка, и в гневе тоже!
  - Ты идешь? - Надменно изогнув бровь, обратилась Вики к супругу.
  И Джино, только что сгорающий от любви, внезапно вспомнил, к чему затеял весь этот спектакль.
  - Присядь, - сказал он без особого нажима и надеясь, что она не послушает.
  Так и есть, Вики только фыркнула в ответ, будто разъяренная кошка. Тогда Джино вальяжно откинувшись на спинку стула, заявил:
  - Моя дорогая, ты зря так нервничаешь. Роберт знает, что делает. Катрин - настоящий профи, ведь так? Мы не можем пренебрегать этим. Так что, хочешь ты или нет, она в команде!
  - Мистер Моретти, извините, что я вмешиваюсь в ваш разговор, - быстро вклинился агент, проницательно заметив, что Вики уже готова метать гром и молнии, - но думаю, вы могли бы все детали обсудить позже, в тихой семейной обстановке...
  Вот этого Джино допустить никак не мог. Он подозревал, что оставшись наедине с женой, не сможет сыграть достоверно. Что там ни говори, она знает его, как облупленного, и когда пройдет первый приступ злости, вполне может раскусить его хитроумный план. Это сейчас ревность ей глаза застит.
  Джино нужно было дотянуть до последнего, целиком выложиться именно сейчас, чтобы не дать ей опомниться.
  - Бросьте, Роберт, - отмахнулся он небрежно, - все решено.
  Моретти крепко схватил за руку Катрин и, изобразив томный взгляд, проворковал:
  - Не вижу причины раздумывать и совещаться дальше. Ясно, как день, что Катрин нужна нам!
  Это был удар ниже пояса. Джино ждал, что после его слов, жена развернется и уйдет. Ну, как вариант, опустит ему на голову блюдо с фруктами. Или выльет вино за шиворот.
  И будет права, кстати.
  Но, кажется, он переиграл. Она что-то заподозрила. А быть может, просто решила сменить тактику.
  Так или иначе, Джино с кислой улыбкой наблюдал, как Вики снова усаживается за стол.
  - Возможно, ты прав дорогой, - медленно произнесла она, поймав его взгляд и глазами обещая муки-мученические в будущем, - я готова выслушать твои аргументы.
  Она быстро повернулась к француженке и, улыбаясь, добавила:
  - Уж извините меня, Катрин. Я привыкла работать с мужем, понимаете?
  Невероятная женщина, подумал Джино.
  Уф ты, подумал Роберт, утирая пот со лба.
  Ничего не понимаю, подумала Катрин.
  Он у меня попляшет, подумала Вики, я ему покажу французскую страсть! Дама, конечно, аппетитная, хотя о вкусах не спорят. Но Джино не имеет права так себя вести, просто не имеет права!
  Моретти, осознав, что его план с треском проваливается, и все-таки Вики готова идти на компромисс, затаиться и выжидать, несколько приуныл.
  - Что ж, - проговорил мистер Смит, - подробные инструкции вы получите в Бразилии, вылет назначен на завтра.
  У Джино мелькнула мысль наброситься на Катрин прямо здесь и сейчас. Быть может, тогда Вики уж стопроцентно поверит в его неожиданную страсть и не полетит с ними.
  И подаст на развод, мрачно додумал он свою мысль.
  Что же делать?! Спектакль придется отложить до Бразилии. А сейчас ему явно предстоит головомойка.
  Бывший мафиози попусту боялся остаться наедине с женой.
  Что же это такое твориться с мужем, гадала Вики, когда ее отпустил порыв ревности, и вернулась способность адекватно реагировать на ситуацию. Она допускала, что Катрин действительно могла понравиться Джино, но его поведение не лезло ни в какие ворота! Он как будто нарочно старался причинить ей боль! Унижал на глазах у всех!
  Обед подходил к концу, они уже обсудили все, что считалось допустимым на этом этапе, а Вики так и не могла найти приемлемого объяснения. Ее все еще трясло от ярости и обиды. Джино продолжал пялиться на Катрин, хотя немного сбавил темп заигрываний.
  И как раз в тот момент, когда Вики была готова завестись по второму кругу, ей прошел звонок на мобильный. Моретти отключали телефоны на время переговоров, только один номер принимал звонки, и его знала лишь воспитательница детей. Это был крайний случай, поэтому Вики сразу встрепенулась и нажала кнопку "вызов". Нельзя сказать, чтобы паника мгновенно овладела ею. Имея троих детей, поневоле становишься спокойной и любую неожиданность встречаешь с поднятым забралом. Иначе никаких нервов не хватит! То у Джино грипп, то Марио свалился с дерева, то у крошки Тори лезет зуб с высоченной температурой. Или Марио устроил взрыв на уроке химии, тоже весело! Или Джино не дают проходу хулиганы из другой школы, и надо ухитриться вывести его из-под удара, не задев мальчишеского самолюбия. Или Тори упала с лестницы, размазав по перилам манную кашу, - фантазерка!
  Словом, Вики привыкла быть начеку. Так что ответила на звонок вполне спокойно. В трубку тотчас ворвался взволнованный голос няни.
  - Подожди, Консуэла, давай-ка помедленней, - попросила Вики, не разобрав ни слова из потока охов и вскриков.
  - У нас тут полиция!
  - Что случилось? Где дети?
  - Дома. И полиция дома! Миссис Виктория, я....
  Няня снова запричитала, заахала, и ничего разобрать было решительно невозможно. В итоге она еще и разрыдалась! Виктория напрасно призывала к спокойствию. Джино отнял у нее телефон и, извинившись, вышел из-за стола.
  Он удалился в холл и виртуозно провел допрос с пристрастием. Нянька, искренне любившая детей и баловавшая их сверх меры, что вполне уравновешивала строгая гувернантка, перестала рыдать, услышав голос хозяина, и сообщила следующее. В доме директор школы и полицейские. С детьми все нормально, все живы-здоровы. На этих словах Джино мысленно перекрестился. Остальное казалось мелочью.
  - Дай-ка мне Джино, - приказал он, - насколько я понимаю, директор школы пришел по его душу.
  В это время в холле показалась Вики. Она не могла просто сидеть и ждать, пока муж выяснит, в чем дело.
  - Я пытаюсь дозвониться до Джино, - сказала она, - он не отвечает.
  - Этот негодник закрылся в ванной, - передал Моретти слова няни, - и, кажется, собирается остаться там на вечное поселение.
  - Окей, - произнес он в трубку, - дай мне мистера Грега.
  Грег был директором гимназии. Минуту-другую Джино слушал его объяснения, и его лицо мало-помалу вытягивалось от удивления. Наконец, попрощавшись, Моретти отключил телефон и расхохотался в голос.
  - Во дает!
  - Что?! Кто?! - Все-таки вышла из себя Вики.
  Муж взял ее под руку и поцеловал в висок, будто в последние пару часов не флиртовал с другой и не унижал свою законную половину! Виктория хотела было вспылить, но промолчала. Дети важней.
  - Не тяни же! Что еще натворил этот шкодник?
  Джино хмыкнул и горделиво ответил:
  - Наш сынок всего лишь взломал компьютерную систему.
  Вики закатила глаза.
  - Так говорит мистер Грег. Ты должна вылететь с первым же рейсом, на месте разберешься.
  - Ну уж нет, Джино! - Прошипела она, мигом забывая, что собиралась сохранять хладнокровие и невозмутимость. - Оставить тебя здесь с этой французской бл...
  Джино не дал ей договорить, закрыв рот поцелуем. Некоторое время супругу самозабвенно целовались. Моретти ликовал в душе. Все получалось, как он хотел. Вики, конечно, будет сопротивляться, но в конце концов, она - мать! Она не оставит детей!
  А значит, оставит его. Раздваиваться его жена, к счастью, не умела!
  Спасибо сынок, удружил, подумалось Джино. Очень вовремя решил Марио на этот раз напроказить. Впрочем, хакерство и проказой-то не назовешь. Растет парень!
  - Чему ты улыбаешься? - Недовольно сощурилась Вики, отстранившись от мужа. - Тебе что, приятно, что наш сын - малолетний преступник? Надеюсь, он не в банковскую систему залез? Вроде бы денег мы им оставили достаточно.
  Джино пожал плечами.
  - Я не уточнял. Разницы нет по большому счету. Поезжай и всыпь ему, как следует. Вернусь, добавлю от себя.
  Не смотря на то, что Джино гордился способностями сына и его дерзостью, оставлять такие штучки безнаказанными нельзя.
  Вики насторожилась.
  - Я уверенна, что смогу все уладить за пару часов, дорогой. Почему же ты так говоришь, словно собрался на задание без меня, а? В Бразилии я к тебе присоединюсь!
  - К нам, - насмешливо поправил Джино, и не дав ей возразить, заметил, что довольно глупо выяснять отношения в холле ресторана.
  Подхватив жену под руку, он буквально влетел в зал, извинился перед Катрин и мистером Смитом, и быстро направился прочь. Вики была вынуждена подчиниться. В машине, правда, она отыгралась. Гассано - свой человек, Вики не стеснялась его, и отчитала мужа по полной программе. Однако, вопреки ее ожиданиям, Джино не стал ни оправдываться, ни извиняться. Он только улыбался в ответ на все упреки.
  Моретти твердо решил не поддаваться на провокацию и не ввязываться в скандал. Главное сейчас - усадить Вики на самолет. В Бразилии она их попросту не найдет. Он скажет Роберту, что Вики вышла из игры, вот и все!
  Отличный план! Безукоризненный.
  - Если Марио все-таки вскрыл банковскую систему, - заговорил Джино, - узнай, какого именно банка, это может нам пригодится!
  - Боже, Моретти, о чем ты думаешь!
  ... Билетов на ближайший рейс, конечно, не оказалось. Но Джино обаял кассиршу, выложил в три раза больше цены, и вскоре уже протягивал Вики посадочный талон. Второй билет он припрятал во внутренний карман пиджака.
  - Удачи, милая, и ни о чем не тревожься! - Тоном пай-мальчика проговорил муж, провожая жену на регистрацию.
  Вики скептически прищурила глаза. Пусть не думает, что все забудется! Разговор о его сегодняшнем поведении просто отложен! Она ему еще покажет, она не позволит так обращаться с собой! И в Бразилии Вики непременно присоединиться к мужу и этой Катрин, что бы он там себе не придумал!
  Едва самолет оторвался от земли, мысли Вики двинулись совсем в другом направлении. Теперь она думала только о детях. Больше всего, конечно, о старшем сыне. Что он еще натворил?! Как ему только в голову пришло стать киберпреступником?!
  Она очень надеялась, что вопреки предсказаниям Джино, Марио все-таки не обокрал банк, а вскрыл чью-то личную страничку. Это было бы намного проще уладить. Ей даже не хотелось думать, что сынок способен на большее - например, залезть в базы данных Пентагона...
  
  ***
  Джино сел в машину рядом с водительским сиденьем и протянул Гассано билет.
  - Проследишь за моей женой. И всюду будешь ее тенью.
  - Понял, босс, - по привычке ответил тот, широко улыбаясь.
  Это было так, словно молодость вернулась, и никаких лет в разлуке, и никакого мещанского существования, ресторанного бизнеса, монотонных будней! Красота!
  - Смотри у меня, - с притворной строгостью Джино погрозил пальцем и изобразил из него пистолет, - отвечаешь за нее головой. И самое главное, не спускай с нее глаз, и сделай все возможное и невозможное, чтобы она не ринулась за мной.
  Гассано удивленно округлил глаза.
  - Да, да, ты правильно расслышал. Задание слишком опасное, она не должна участвовать.
  - Подробности будут? - Справившись с удивлением, спросил деловито помощник.
  Моретти задумчиво произнес:
  - Не надо тебе лишнего. Меньше знаешь, крепче спишь.
  - Ну, хотя бы скажи, куда ее не пускать-то?
  - В Бразилию.
  Гассано улетел в Англию следующим рейсом, и к вечеру был возле дома Моретти. Джино дал ему подробные инструкции, где остановиться, и телефоны своих поверенных, с которыми можно связаться на случай недостатка информации. Этих людей Моретти использовал вслепую, они ничего не знали о его деятельности.
  
  4
  
  Пока Гассано разведывал обстановку в пентхаусе Моретти, стоял дым коромыслом. Гувернантка, считающая себя виноватой, истерично хлебала валерьянку, няня слегка с сердечным приступом, домашний доктор сновал между ними. Тори испуганно жалась к матери, ничего не понимая, а Джино-младший с трудом сдерживался, чтобы не сделать того же. Но он все-таки мальчик! Происходящее выбило его из колеи, но основным чувством было все-таки восхищение. Старший брат приводил его в полный восторг! Хотя Джино и не знал подробностей.
  Вики, впрочем, испытывала нечто похожее.
  Когда она примчалась из аэропорта, директор школы еще был в доме, а полицейские отбыли. В гостиной Вики застала живописную группу: няня с платочком у глаз, воспитательница в скорбной позе полулежа в кресле, мистер Грег, нервно жующий трубку, но не решающий закурить.
  Поздоровавшись, она спросила, где Марио.
  - Все еще в ванной, - ответила няня таким тоном, словно ее любимчик попал в кораблекрушение.
  Вики улыбнулась, сохраняя хладнокровие.
  - Тогда мы можем спокойно все обсудить.
  Через некоторое время выяснилось следующее.
  Марио взломал систему обучения Blackboard, используемую местными школами, сменил пароли учителей и административного персонала, уничтожил наполнение учебных материалов, а также поменял состав учащихся, записанных на те или иные учебные курсы.
  Вики незаметно перевела дыхание и мысленно перекрестилась. Все не так плохо! Сыночек, конечно, отличился, но с его способностями и не того можно было ожидать! Хорошо, что поскромничал.
  Марио присвоил своему аккаунту в системе административные права доступа, после чего начал вносить изменения.
  - Мистер Грег, - вкрадчиво начала Вики, когда пламенный рассказ директора на мгновение прервался, - а зачем нужно было вмешивать полицию?
  - Но, миссис Моретти...
  - Да еще и обыск тут проводить! - Она царственным жестом обвела гостиную и покачала головой. - Я думала, ваше отношение к нашей семье более толерантное.
  - Но, миссис Моретти... - как попугай заладил тот, краснея до бровей.
  Действительно, обучение стоило таких денег, что преподавательский состав да и администрация на многое закрывали глаза. Даже Марио, отъявленного хулигана, всего лишь мягко журили и выражали надежды на скорейшее исправление поведения. А тут такие меры!
  Ко всему прочему, надо учитывать, сколько лично для директора сделал Джино! Познакомил со своим адвокатом, когда тот разводился, дал право на посещение закрытого элитного клуба, да и вообще вывел в высший свет! И за это такая благодарность!
  Вики изогнула бровь, дожидаясь объяснений. Сбиваясь, словно школьник, уличенный в проступке, мистер Грег промямлил:
  - Дело, видите ли в том, дорогая Виктория, что мы .... В общем, безусловно, не в наших интересах было поднимать шум, если бы мы были уверены, что в дело замешан ученик... но мы и не подозревали... словом, дело было так...
  Если отбросить все эти мычания, ситуация складывалась таким образом: специалисты установили, что взлом и последующие действия были совершены с одного IP-адреса. Администрация была вынуждена обратиться в полицию, чтобы вычислить злоумышленника. Затем выяснили месторасположение компьютера и полицейские получили разрешение на обыск.
  Директору было совестно признаться, что сначала они подозревали во взломе самого мистера Моретти. Уж больно виртуозной выглядела операция!
  Впрочем, никакого серьезного вреда не было нанесено. Хотя, конечно, факт хулиганства на лицо.
  - Я был просто потрясен, когда узнал, что это все совершил ваш сын, - сказал мистер Грег, и в его тоне, действительно, послышалось восхищение пополам с осуждением.
  Как директор, он должен был строго наказать за подобный проступок, но как человек, да еще и обязанный многим отцу своего ученика, испытывал противоречивые чувства.
  Вики тоже не имела твердой позиции по этому поводу. Услышанное успокоило ее, - ведь, в конце концов, речь шла не о банке и не о секретных данных. И рассмешило тоже - подумать только, полиция подозревала Джино! Ха-ха, знали бы они, кто на самом деле скрывается за личиной респектабельного, законопослушного гражданина!
  Но одновременно Вики и расстроилась. Стоило из-за такой малости срываться с места, бросать мужа наедине с этой французской дылдой! Марио в любом случае уже не перевоспитать, и самое лучшее, отложить наказание до возвращения Джино. Отец всыплет ему по первое число, хотя наверняка будет восхищен его дерзостью. А что прикажете делать ей? Отчитывать двенадцатилетнего подростка? В угол его поставить?! Сладкого лишить за то киберпреступление? Да это же просто смешно!
  Успокоив и выпроводив гувернантку - она не жила с ними, а только бывала в отсутствие родителей, - Вики привела в чувство и няню, и послала ее на кухню поторопить с ужином. Затем пригласила директора за стол, и уже в более непринужденной обстановке, полностью очаровав мистера Грега, принесла свои сожаления по поводу случившегося.
  Няня все крутилась поблизости, переживая за своего любимчика.
  - Джино и Тори покушали, - сообщила она тихонько хозяйке, - а как же Джино?
  - Пусть учится отвечать за свои поступки, - отрезала Вики, - раз заперся в ванной, значит, считает себя виноватым! Сам себя наказал!
  Она догадывалась, что руководило сыном. На самом деле, никакой вины за собой он, наверняка, и не чувствовал. А спрятался лишь потому, что не хотел позориться. Вероятно, сынок рассчитывал выйти сухим из воды, и теперь злился, что не смог, как следует замести следы. Вики рассуждала, таким образом, с точки зрения профессионала, а не мамы. Материнское сердце, конечно, обливалось кровью. Как бы там ни было, речь шла о ее ребенке, - неважно, что он там напроказничал, нашалил, - она жалела его, страстно мечтала заключить в свои объятья и расцеловать сладкую мордаху. На которой вот-вот уже проклюнется первая щетина!
  Подумав об этом, Вики не смогла сдержать вздох. Как летит время! Марио скоро начнет бриться, приглашать девушек на свидания...
  На этом месте ее мысли переключились на мужа. Девушки!!! Ее любимый сейчас далеко, наедине с красивой и умной девицей, которую охмурял прямо на глазах у жены. Так что же будет теперь, когда Вики отсутствует и не может им помешать?!
  А она тут прохлаждается!
  Вики едва усидела до подачи десерта, выслушивая бесконечные комплименты директора школы, не только ей, но и ее мальчикам.
  - Извините, мистер Грег, - наконец, поднялась она, - мне все-таки нужно поговорить с сыном.
  - Да, да. Конечно, - засуетился тот, - только позвольте совет, не будьте с ним слишком строги, Виктория! У мальчиков в этом возрасте очень ранимая душа. И комплексы, вы же понимаете, подростковый период и все такое...
  - Я понимаю, - кивнула она, постукивая ножкой от нетерпения.
  Мистер Грег сообразил, что пора и честь знать. Хотя в прихожей еще долго пытался поцеловать ей руку на прощание. Вики отчаялась выпроводить его!
  Но это все же случилось, дверь за директором захлопнули, и Виктория впервые с момента прилета вздохнула более-менее спокойно.
  - Марио! - Позвала она на весь дом, давая знать, что теперь, когда остались все свои, можно и переговорить по душам.
  - Миссис Моретти, - появилась испуганная няня, - я укладываю Тори спать!
  - О, боже мой, уже так поздно? Сейчас я поднимусь к ней.
  Вики не терпелось позвонить мужу, а также хотелось немедленно разобраться со старшим сыном, но и маленькие требовали к себе внимания. Как всегда она разрывалась между детьми, это нормальная ситуация для многодетной мамочки. Вики не уставала и не печалилась из-за этого, а только жалела порой, что в сутках всего двадцать четыре часа. А не семьдесят пять, например!
  Уложив крошку Тори, почитав на ночь Джино-младшему, Вики, наконец-то, могла уделить время старшенькому.
  - Он все еще там? - Кивнув на дверь ванной, спросила она няню.
  Та пожала плечами.
  - Я стучалась, не отзывается.
  - Заснул, - решила Вики.
  Она позвала сына, но тот не отзывался.
  - Может, позвать Мануэля? - Предложила осторожно няня.
  Мануэль был консьержем под два метра роста и запросто бы взломал любую дверь. Но Вики только усмехнулась и отпустила няню спать. В своей комнате Вики порылась в трюмо, нашла шпильку для волос и через пару минут проблема была решена.
  - Что ж, Марио, может быть, ты умеешь взламывать компьютерные системы, - бормотала она, вынимая шпильку из замочной скважины, - зато твоя мама великолепно справляется с любыми замками!
  Увы, сын не мог оценить ее талантов. Она угадала - Марио мирно спал, устроив в ванной отличное удобное лежбище из полотенец и халатов. Виктория несколько минут сидела рядом, гладя его черные мягкие волосы. Сын открыл глаза - тоже черные, как смоль, с чертятами в глубине.
  - Привет, мам, - как ни в чем не бывало, сказал он, - а как ты вошла?
  - У мам свои секреты. Тебе как тут? Удобно?
  - Да, нормально. Не дует.
  В последнее время они общались именно так - с некоторой долей насмешливости и самоиронии. Марио считал себя слишком взрослым для сюсюканий, а нотации и занудные разговоры были совсем не в стиле Вики.
  - Ты ничего не хочешь мне сказать?
  Марио подал плечами и с притворно-смущенной улыбкой выдал:
  - С приездом, мам! А где папа?
  - Уверен, что хочешь знать это? - Изогнула Вики бровь. - Когда папа вернется, тебе не удастся отсидеться в ванной.
  Марио разом сник. Да уж, с отцом шутки плохи. По большому счету именно из-за этого он переживал, что его "накрыли". Не сумел отвести от себя подозрения, попался, как последний идиот! И, конечно, отец не оставит этого просто так!
  - Так что же мне делать теперь? - В отчаянии спросил он.
  - Во-первых, выйти из подполья! - Улыбнулась Вики. - И вспомнить, чему учил тебя отец. Напортачил - будь добр, исправить!
  В черных глазах зажглась надежда.
  - Ты хочешь сказать, что если я все исправлю, папа ... О, нет! - Перебил он сам себя. - Я не смогу ничего изменить, мам.
  - Это еще почему? И с чего, собственно, ты вообще затеял всю эту авантюру? Энергию некуда деть? Или считаешь себя умнее всех?
  Прежняя снисходительность и насмешливость ушла из ее голоса. Да, перед ней сидел ее сын, ее любимый мальчик, но Вики больше всего на свете не желала бы, чтобы из него вырос этакий самоуверенный мачо с энциклопедическими знаниями, набитый умными цитатами "никчемушник"!
  - Ничего я не считаю, - устало ответил сын, - а просто надоело...
  - Что надоело?
  - Да как нас в школе терроризируют! Самоуправление, говорят, а на деле все равно мы не имеем никакого права голоса. Старшеклассники еще туда-сюда, да и их притесняют.
  Вики недоуменно нахмурилась.
  - Да кто вас притесняет?
  - Кто-кто! Учителя!
  Она едва не расхохоталась. Вот уж проблема так проблема! Марио все-таки избалован сверх меры. В хорошем смысле этого слова, но факт остается фактом. Ей вспомнилась вдруг ее собственная школа - обшарпанное здание, набитое старушками-учителями, брюзжащими по любому поводу, и злобными молодухами, которые ничего не смыслили в педагогике, могли и указкой долбануть, и оплеуху ответить. В России это на каждом шагу.
  А сын - "притесняют"!
  Впрочем, это одна из причин, почему она сбежала с исторической родины. Для того, чтобы ее дети выросли свободными, не знающими унижения. Конечно, Европа тоже далеко не рай, но тут, как и в Америке, в любой цивилизованной стране, учитель получает достойную зарплату и ему не надо само утверждаться за счет учеников.
  - Так значит, это была акция протеста? - Уточнила Вики.
  - А чего ты улыбаешься, мам? Все серьезно. На самом деле, не забастовку же устраивать! Да, я нарушил школьные правила, влез в систему, все перепутал, но у меня просто не было выхода! Они нас не слушают совершенно! Вот, например, взяли и поставили два зачета в один день. Это справедливо? И кофемашина на втором этаже сломалась, - никто чешется, нормально? И еще к тренировкам не допускают того, кто плохо сдал экзамены.
  - Ну, ты же сдал хорошо!
  - А Джо не очень, - называл Марио своего лучшего друга.
  Все стало ясно. Робин Гуд - принц воров! Защитник угнетенных и обиженных, вот какую роль примерил на себя ребенок. Джино мог гордиться сыном. Вики просто сгорала от нетерпения позвонить мужу и поделиться новостями.
  Но ее ждало разочарование - сотовый Джино был недоступен. Вики приняла душ, еще раз проверила ребятишек. Даже Марио уже заснул, утомленный и муками совести и славой. Она переходила из спальни в спальню, подтыкая одеяла и целуя сонные мордочки, такие родные и сладкие, что сердце переполнялось нежностью. Все тревоги отступали перед этим зрелищем.
  Дом погрузился в тишину, а Вики все терзала мобильный телефон, но Джино по-прежнему был вне доступа.
  
  5
  
  Прошло всего пару дней, а было такое ощущение, что одна жизнь закончилась и началась совершенно другая! За это, пожалуй, Джино и любил свою нынешнюю работу. Калейдоскоп ощущений, постоянные открытия, смена обстановки. Мелькание лиц, городов. Как будто путешествуешь - и во времени, и в пространстве.
  Еще недавно он бродил с женой по улицам Алжира, а теперь с чужой женщиной, - почти незнакомкой! - в прекрасном Рио-де-Жанейро. Первым делом, не взирая на сопротивление Катрин, настроенной по-деловому, он велел таксисту отвести их к горе Корковадо. Джино непременно хотелось посмотреть на местную достопримечательность - статую Христа Спасителя вблизи.
  Зрелище, как оказалось, стоило того. Гигантский Христос, который приветственно раскинул руки, возвышался над уровнем моря на высоте более семьсот метров!
  Здесь как раз, у статуи Христа Спасителя их с напарницей встретила целая команда - гориллоподобные, двухметровые близнецы, выполняющие роль телохранителей и носильщиков - словом, тягловой силы, - и скользкий, как угорь, прилизанный типчик в черных очках. Боди-гарды не назвались и вообще всю дорогу молчали, как и положено вышколенным солдатам. Мистер Смит сразу предупреждал, что этих можно использовать только в качестве "мяса". Подать-принести-набить морду. На более тонкие поручения у них просто не хватит мозгов. Типчик при них представился Гарри, но при этом ухмыльнулся так криво, что было ясно - он такой же Гарри, как Джино - Лучано Паваротти!
  В общем-то, Моретти не было никакого дела до его настоящего имени. В инструкции четко была прописана роль этого человечка. Он мог при случае послужить отвлекающим маневром, виртуозно умел пускать пыль в глаза, и - главное! - знал Бразилию, как свои собственные облитые гелем жидкие волосенки.
  Конечный пункт - городишко Манаус. Весь путь до пункта назначения Гарри развлекал их своими познаниями.
  "Какая широченная, желтая и петляющая река. Видимо это и есть, та самая Амазонка!" - подумал Моретти, глядя на нее в иллюминатор.
  Но, вдруг заговорил сидящий рядом Гарри:
  - Нет, это не Амазонка, а один из ее обычных притоков.
  Джино хмыкнул. Оказывается "хорек" еще умеет и мысли читать?
  "Какая же должна быть Амазонка!?!"
  Самолет начал снижаться и под его крылом уже пело зеленое море джунглей. Пятичасовой перелет немного утомил Моретти и он этого не скрывал. Все его мыли, были о жене и детях. Он должен позвонить Вики, сразу, как только они приземлятся.
  Ровно в 17.00 самолет пошел на посадку в аэропорту Eduardo Gomes. Их встретили люди мистера Смита. Посадили в джип Land Rover. Повезли в Манаус.
  Накрапывал легкий тропический дождик - для местных, европейцы бы назвали это настоящим ливнем. Все вокруг казалось тусклым и блеклым. Джунгли вдоль дороги выкорчевывают, обнажая песок под ними.
  "Амазония - это пустыня, покрытая лесом" - вспомнил Моретти цитату одного ученного, от чего совсем стало кисло на душе.
  Они въехали в ржавые ворота. "Хоть от города недалеко, - подумалось Моретти - можно в Манаус самому смотаться". Манаус городишко не плохой, однажды Джино уже довелось бывать в Манаусе, вместе с Анджело. Если не видеть джунгли, окружающие Манаус с трех сторон, его вполне можно принять за европейский городок. Тихие тенистые улицы, скверики, обветшавшие дворцы, чистильщики сапог, на улицах много мелких ремесленников-кустарей с незатейливым товаром.
  - Манаус расположен в среднем течении реки Амазонки, при впадении в нее Риу-Негру, - тоном профессионального гида вещал Гарри, нагоняя на Джино скуку.
   - Я слышала, Манаус стал всемирно известен во время каучукового бума прошлого века, - заговорила Катрин.
  - Верно, в те времена, деньги лились рекой, город активно строился, - согласился Гарри.
  Слушая монотонную речь Гарри, Моретти зевнул.
  - Очень интересной экскурсией является ночной круиз, - продолжал Гарри увлеченно рассказывать, - отправление из Манауса происходит перед заходом Солнца, чтобы насладится закатом на Риу-Негру. Спуск по Риу-Негру заканчивается у озера Жанауари, где туристы пересаживаются на каноэ и плывут в джунгли по узким каналам.
  Моретти заметил, что Катрин восхищенно качает головой. Деликатная мадам, подумал он. Хочет расположить человека к себе, даже такого мелкого сошку, как этот Гарри. Известно было, что Гарри отправиться с ними и дальше, так что, конечно, с ее стороны разумно сразу подружиться, наладить с ним контакт. А Джино вот так и не научился делать этого, если человек ему не нравился. Гарри с первого взгляда внушал что-то вроде брезгливости. Близнецы и те казались симпатичней.
  - ... и место это называется "слиянием двух рек", - продолжал "хорек", как окрестил его про себя Моретти, - туда организуют множество экскурсий, чтобы попасть на экскурсию, нужно остановиться на пару дней в местном мотеле. Кстати, я уже забронировал номер для вас на окраине города. Оттуда мы и тронемся в путь.
  Номер?
  Джино скривившись, покосился на француженку. Интересно, а как она на это смотрит? Когда Вики вынуждена была отправиться домой, было решено, что Джино с Катрин будут изображать супружескую пару. Итак, время пришло. Они должны жить в одном номере.
  Странное ощущение на миг овладело Джино. Ему давным-давно не приходилось быть с женщиной - с другой, кроме Вики! - наедине. За исключением, естественно, рабочих моментов. Но тогда его дамы понятия не имели, что он ведет двойную игру. Он забавлялся, развлекался на полную катушку с ними.
  Что касается Катрин, она сама - такой же агент.
  Джино впервые вдруг осознал, что по сути она заменяет Вики.
  Все эти годы жена была его напарницей. И видит бог, лучшего он и пожелать не мог. Он доверял ей, и хотя постоянно беспокоился за любимую, все же точно знал - она не подведет!
  А Катрин? Он совсем не знает ее!
  Понятно, что в этом деле он должен рассчитывать только на себя. И главное, что Вики в безопасности, дома, с детьми. На это счет он может быть спокоен.
  Спасибо Марио, спасибо сынок, очень вовремя ты решил напроказить в очередной раз!
  Джино не заметил, как дорога свернула, и перед ним внезапно оказался городок. Впрочем, высокое звание города он не вполне оправдывал. Для Моретти это был скорее поселок, и поселок не слишком процветающий.
  Land Rover вырулил на пристань. Там уже ждала большая желто-синяя лодка с самодельно приколоченной крышей-навесом.
  Пересев в лодку, они покинули большую землю. Скорость движения лодки - 13 км/ч, время в пути - 40 минут. Очередной поворот - и они в небольшом заливе. Пристань, дальше флагштоки с промокшими флагами разных стран-государств.
  - Вон тот отель нам нужен, - показал Гарри на самый высокий в округе дом.
  Отель "Green Palace" тоже носил столь высокое название понапрасну. Это был просто летний пансион, которые обычно высмеиваются в юмористических журналах. Неухоженная развалюха на сваях с надстроенным этажом - точнее, это были всего лишь добавочные четверть этажа, - отчего здание и оказалось самым высоким в городке. Неожиданно откуда-то выскочила, мекая и отчаянно трясся головой, грязная коза.
  Катрин отпрянула, хватая Джино за рукав.
  Моретти только брезгливо поморщился.
  - И что это такое?
  Гарри решил, что вопрос относится к нему и, виновато пожав плечами, ответил:
  - Уж такие тут условия. В сезон дождей и свиней, и коз под крышу пускают.
  Джино насмешливо изогнул бровь и уточнил:
  - То есть, нам еще повезло?
  Близнецы, по-прежнему молча, внесли багаж и скрылись из виду.
  Джино скептически огляделся. Он, конечно, бывал в условиях и похуже, когда приходилось торчать в засаде или, наоборот, скрываться от преследователей. Ему доводилось жить и в запущенных придорожных мотелях, и в покосившихся избушках на краю леса, и в многоэтажных коробках, выдающих себя за жилые дома. Но то, что предстало его взору сейчас, производило впечатление театрализованного представления.
  - Айда на ресепшн! - Произнес Гарри.
  А там хозяин отеля - голопузый мужчина средних лет "дорогих гостей" встречает соком бразильского плода типа ананасового по одному стакану на каждого гостя.
  - Нет, благодарю, - отказался от сока Джино.
  - Если желаете перекусить, справа имеется ресторанчик, - произнес хозяин.
   Джино перевел взгляд по направлению руки мужчины, ресторанчик "в стиле индейских построек" - огромное бунгало с крышей из пальмовых листьев в ней сидит несчастная обезьянка и пара попугаев породы ара. Впрочем, ара довольствовались воровством с тарелок постояльцев, а те, как виделось Моретти, не возражали.
  - Ну, в общем, устраивайтесь, - подмигнул Гарри.
  Джино промолчал, молча взяв из рук Гарри ключи от комнаты.
  Первый этаж делился на несколько комнатушек. Они прошли две большие, одна из которой была явно столовой, судя по мебели и запахам, оттуда доносившимся, - и теперь стояли на пороге крошечного закутка, абсолютного пустого, если не считать железных крюков, вбитых в стены. Перегородки не доходили до потолка, так что это помещение с трудом можно было назвать комнатой. Казарма, да и только!
  Джино и Катрин вошли в свой номер. Запах, как в купейном вагоне - пахнет сырым насквозь постельным бельем. На окнах - металлическая сетка от москитов. Из воды - только холодная и та с ржавчиной!
  - Не плохое начало, - хмыкнул Джино.
  Катрин, если и была разочарована, то ничем не выдала этого. По ее лицу блуждала смутная улыбка. Она разгоралась ярче, когда взгляд француженки останавливался на Моретти. Он смущенно отводил глаза. Ему казалось, она переигрывает, изображая страстную женушку. Тем более, что зрителей сейчас поблизости не наблюдалось!
   - На чем же мы будем спать? - Вдруг спросила она, выделив голосом слово "мы". - Тут же нет кроватей!
  Джино засмеялся и добавил, чтобы скрыть неловкость:
  - А также стола, холодильника, бара, ванны, спутникового телевидения и кондиционера!
   Моретти обратился к хозяину "отеля", дабы выяснить, на чем они будут сегодня спать. Переговоры с голопузым мужиком дались Моретти с трудом. Наконец, выяснилось, что постояльцы должны сами позаботиться о своих спальных местах, а именно - найти и повесить между стенками гамак.
  - Короче, вот тебе деньги, купи нам две штуки, - велел Джино тоном, не допускающим возражений.
  Хозяин почесал большой, черный от загара живот, и лениво, будто танк, двинулся с места. Деньги он спрятал за ухо, свернув трубкой.
  - Зря ты ему дал, - проявила не довольствие Катрин, - тут такие нравы, что он запросто эти деньги пропьет, а мы в итоге будем спать на полу!
  Она весьма красноречиво постучала туфелькой по бревнам. Щели между ними, кстати, были таких размеров, что видна была земля.
  - Ты такой доверчивый, Джино, - покачала головой женщина, вдруг оказываясь с ним рядом, - это довольно странно, учитывая твой род занятий.
  - Я не доверчивый, - сердито возразил он, чуть заметно отодвигаясь.
  Катрин погладила его по щеке. В этом жесте была материнская жалость, сострадание. Но в глазах француженки Джино мельком заметил совсем другое - опасный блеск. Он предпочел не задумываться, что это было.
  То ли сексуальный голод, то ли просто лицемерие. Джино не хотел ни в чем подозревать свою напарницу. Ему было все равно. Он так или иначе не может доверять ей.
  Она не Вики, и этим все сказано!
  Хотя, спору нет, хороша в своем роде. Жена напрасно приревновала его тогда - спектакль Джино разыграл превосходно, как по нотам, но по большому счету такие, как Катрин его совершенно не возбуждали. Было в ней что-то мужеподобное.
  Пока они летели в самолете, он рассмотрел ее поближе - из чистого любопытства, - и пришел к выводу, что француженка очень тщательно следит за собой. Понятно, что не только в плане косметики и прочих женских штучек. Она контролировала буквально каждое движение, каждое слово. Разведчица, блин!
  Джино решил, что ее профессионализм, действительно, на уровне. Во всяком случае, серьезная подготовка чувствовалась. Какова она в деле предстояло узнать совсем скоро.
  - Ой! - Вдруг взвизгнула Катрин, прижимаясь к нему и указывая вглубь комнатушки. - Что это?!
  Ну вот, рано он записал ее в профессионалы! Мадам испугалась обычного паука!
  Ладно, не совсем обычного. Джино и сам поежился невольно, рассматривая мерзкую тварь, вольготно прогуливающуюся по их новому жилью.
  Он осторожно высвободил руку, достал пистолет.
  - Ты ... - прошептала Катрин, косясь на оружие.
  Моретти вместо ответа выстрелил. Огромный паук быстро взобрался на стену и улепетывал со всех ног. Катрин сжалась в комок, бормоча что-то нечленораздельное.
  Джино одним прыжком очутился рядом с пауком и, действуя пистолетом словно молотком, прибил гада.
  Громадное насекомое дернулось и замерло. На стене теперь красовалось отвратительное пятно.
  - Брр! Какая гадость!
  - Да брось, - рассмеялся Джино, вытирая оружие, - не намного хуже ваших лягушек! Сейчас я позову кого-нибудь здесь прибраться.
  - Это вряд ли, - раздался за спиной голос Гарри, подоспевшего на звук выстрела. - Надо было мне вас заранее предупредить.
  Катрин шумно сглотнула и уточнила:
  - О чем? Что тут нет прислуги? Или что пауки похожи на монстров?
  - О том, что тут полным-полно всяких гадов. И птицеед не самый опасный, кстати. Я просто думал, вы достаточно подготовлены.
  - Более чем! - Отрезал Джино, потрясая в воздухе пистолетом.
  Гарри уважительно кивнул.
  - С этой штукой не расставайтесь. А у вас, мадмуазель, есть оружие? Имейте в виду, на чердак лучше не соваться. Даже самые отчаянные типы туда ходят только с винчестером.
  Катрин издалека разглядывала жертву Моретти.
  - Так это значит, и есть паук-птицеед? Интересно, а орла он может слопать?
  - Сомневаюсь, - покачал головой Джино, усмехнувшись.
  В номере делать совершенно нечего, поэтому Моретти решил осмотреть здешние "владения".
  У порога растет ананас. Крик, шум и гам вокруг такой - уши закладывает. Под ногами то и дело шныряют какие-то рептилии. Вот мелькнула испуганная сине-зеленая игуана. Мошкары - не счесть. Надо бы что-нибудь от этого купить, подумал Моретти и устремился к беседке с пальмовой крышей, в которой имелся ларек.
  Что тут у нас? Шатающийся бильярдный стол, кресла-качалки, гамаки и пара разъяренных попугая ара.
  - Мне нужен спрей от москитов, - обратился Моретти к продавщице.
  Та улыбнулась. У нее совсем не было зубов, но улыбка была доброжелательной. Английского женщина, увы, не знала.
  - У вас спрей от москитов имеется? - Настойчиво повторил свой вопрос Моретти, - сколько стоит?
  - 15 реалов, - на португальском ответила женщина, видимо догадалась, что необходимо иностранцу.
   Деньги в обмен на спасительный пузырек.
  - Благодарю. Сдачи не надо, - буркнул Моретти.
  Джино вернулся в отель. Хозяин отеля к тому времени принес им гамаки, а Гарри между тем прочел небольшую, но подробную лекцию о местных гадах. Джино понял, что в ближайшее время его врагами будут все те же птицееды, крысы и смертоносные тысяченожки - сколопендры.
  Так оно и вышло. До момента отбытия, ожидая последних инструкций, Джино развлекался "охотой" на эту своеобразную дичь.
  Катрин сначала ахала, вздрагивала, но потом и она привыкла. Моретти подозревал, что и первоначальный ее ужас был скорее игрой на публику. То бишь для него, единолично. Воспользовавшись моментом, мадам - то есть, мадмуазель, как выяснилось! - несколько раз прижималась к нему, норовила обнять, заглядывала в глаза и вообще всячески проявляла любовный пыл. Даже если отсутствовали другие зрители. Джино остужал ее, стараясь не обидеть при этом. Он не разобрался точно - то ли Катрин просто заигрывалась, не ощущая границ, то ли флирт был ее хобби, то ли в силу третьих, неведомых ему причин, она пыталась заинтересовать его, как мужчину.
  Напрасно Джино не дал себе труда задуматься об этом более глубоко и всесторонне. Но на тот момент флиртаника Катрин казалась ему безобидной шуткой. Ее заигрывания приносили чувство удовлетворения, некой даже мужской гордости, но и досаду одновременно.
  Много позже Джино вспоминал о них с отвращением и гневом на самого себя.
  Тогда же всем его существом владело нетерпение - как обычно, перед работой, перед трудным, опасным, интригующим делом. Кроме предстоящей операции его волновало только одно. Семья.
  Несколько раз Джино хотел позвонить домой. Очень тянуло поговорить с женой, он просто жутко соскучился и по ней, и по детям! Но Моретти знал, что нельзя расслабляться. Перед делом нужна была полная концентрация. К тому же, он чуточку боялся разговора с Вики. Ну не то что бы боялся, конечно... как-то нервничал... словом, он и сам толком не понимал, что чувствует, что-то похожее на стыд, неловкость? Вместе с тем им владела невероятная гордость, что он сумел-таки устранить Вики от этой операции, сумел обезопасить ее.
  Телефон Моретти так и не включил. Именно поэтому Вики перед вылетом не смогла дозвониться до мужа.
  Он понятия не имел, что на самом деле происходит дома. Он не знал и не мог даже предположить, где сейчас его жена. Опасность, что угрожала ей теперь, была намного реальней той, от которой хотел огородить ее Джино.
  Ничего не зная, с легким сердцем и спокойной совестью, он развлекался, подстреливая крыс или пытаясь с десяти метров попасть ботинком в птицееда.
  
  6
  
  Ранним утром, когда еще ночной туман над Лондоном не полностью рассеялся, у дома на улице Челси остановилось такси и выпустило из своих недр довольно странного господина. Он был в плаще, скрывающем фигуру, в шляпе надвинутой на глаза и больших солнечных очках, которые выглядели нелепо и подозрительно в это время суток.
  Сам Гассано считал свой маскарад довольно удачным и полагал, что Вики его не узнает. По крайней мере, он на это надеялся.
  Гассано занял пост у бутика напротив дома Моретти, притворившись праздным прохожим. Бывшему мафиози было много известно о том, как "построить" команду шестерок, нагнать ужас на обывателей, держать в тонусе подчиненных или наладить бизнес, но таких щекотливых поручений, как слежка за женой босса, он еще не выполнял. В рукопашном бою ему не было равных. В его преданности Джино никогда не сомневался. Но вот если бы сейчас Моретти увидел своего телохранителя, поверенного в делах, и даже друга, то с трудом бы сдержал хохот. Гассано выглядел, как главный герой в комедии о шпионах.
  Такси он решил не отпускать. Фланируя туда-сюда по мостовой, чистота которой была сравнима с некоторыми гостиными, он думал, как бы вызнать, на месте ли авто Вики. В доме была подземная парковка, попасть внутрь не представлялось возможным. Гассано положился на удачу. Если Вики и соберется в аэропорт прямо сегодня, то сделает это, скорее всего, на такси.
  Его рассуждения оказались верны. Ровно в восемь у дома остановилось еще одно такси, и Гассано напрягся, словно сторожевой пес. Он прыгнул в машину, что ждала его за поворотом, и велел водителю медленно проехать мимо. Как раз в этот момент на улице появилась Вики. Она выглядела превосходно, но ни ее красота сейчас волновала Гассано. В руках миссис Моретти был маленький, изящный саквояж. Таксист было ринулся помочь, но Вики покачала головой, и устроилась с багажом на заднем сиденье.
  - За ними! - Скомандовал Гассано.
  Через некоторое время оба такси прибыли в аэропорт. Все было ясно. Вики собралась вслед за мужем. Гассано ни имел ни малейшего представления, как остановить ее. Украсть документы? Связать и спрятать в чулане? Сломать ногу?
  Ужасный план, ужасный!
  Пока он ломал голову, подошла очередь Вики в кассу. Гассано пристроился рядом. Так и есть! Она заказывала билет в Рио! Она твердо намеревалась лететь в Бразилию!
  Босс убьет его, и будет прав!
  Стараясь не выпускать из виду шуструю супругу Джино, он взял билет на тот же самолет, - на всякий случай! - а потом позвонил бывшему шефу. Стыдно, конечно, но придется признаваться, что сам не справился!
  - Джино, она купила билеты! - Прошипел Гассано, едва тот ответил.
  - Черт подери! Я так и знал, что она не успокоится. Ты должен задержать ее хотя бы на сутки! Да ладно, хотя бы на несколько часов! Мы скоро уже вылетим отсюда...
  - Как?!
  - Самолетом, как же еще, что там с твоей головой, Гассано!
  - Как задержать, я имею в виду!
  Джино снова помянул черта. Да уж, задача у его подручного непростая.
  - Может, просто вытащишь у нее билет? Пока она обнаружит, пока купит новый, я успею слинять. Она не должна появиться здесь сегодня, ты понял!
  Гассано промычал, что понял. Амплуа карманника было знакомо ему примерно так же, как шпионская роль. То есть, по фильмам. В лучшем случае, Вики его узнает и надерет задницу. При худшем раскладе, его посадят в каталажку за кражу.
  Ужасный план, ужасный!
  Но разве мог он подвести Джино?!
  Вики почувствовала неладное, еще отъезжая из дома. Ее интуиция, возможно, была не так развита, как у мужа, но все имела достаточную силу и, главное, всегда просыпалась в нужный момент. Такси, которое следовало по пятам, не укрылось от внимательных глаз Вики. Все же она была профи!
  Кто пустил хвоста, думала Вики все дорогу до аэропорта и стоя в очереди за билетом. Затылком она постоянно ощущала чей-то пристальный взгляд. Да, ошибки быть не может. За ней слежка. Это связано с новым заданием, наверняка. Надо срочно предупредить Джино, что уже объявлена охота.
  Но телефон мужа по-прежнему не оживал. Вики запретила себе нервничать. Она со всем справится! Ей удалось быстро и безболезненно уладить вопрос с проделкой Марио, очаровать директора, привести в чувство всех домашних, так что теперь все помыслы были о новом заказе. Она обязана выложиться на все сто, и она это сделает! Никто не остановит ее!
  Внезапно Вики почувствовала чью-то руку на своей сумочке. В толчеи аэропорта немудрено столкнуться с кем-то, наступить на ногу, попасть в случайные объятья. Эти мысли промелькнули в голове метеором. Случайность, просто случайность.
  Но инстинкты были сильней разума. И слава богу! Ладонь Вики быстро, неумолимо, сильно сжала руку злоумышленника.
  - В чем дело? - Сам собой произнес ее голос, надменный и томный одновременно.
  Рука высвободилась в долю секунды. Краем глаза Виктория увидела мужскую фигуру в плаще и широкополой шляпе, закрывающей глаза. В следующий миг воришка уже растворился в толпе.
  Вики не горела желанием привлекать внимание к собственной персоне и задерживаться с вылетом. Конечно, это все неспроста. Вероятно, ее хотели остановить, или просто запугав или выкрав документы с билетом. Так или иначе, попытка не увенчалась успехом. Вики поняла, что надо быть настороже более, чем обычно. Уж если еще до начала операции ее преследуют, то что будет в Бразилии?!
  Тревога за Джино сжала сердце. Она снова достала сотовый.
  Все напрасно - абонент недоступен! Все три номера мужа!
  Неужели он сам не понимает, что она волнуется! И в конце концов, мог бы позвонить еще вчера, чтобы узнать о Марио. Так нет! Видимо, сильно занят с той француженкой. От этой мысли у Вики засосало под ложечкой. Ей хотелось быстрее прыгнуть в самолет и самолично сесть за штурвал, чтобы как можно раньше оказаться рядом с Джино.
  Все время до вылета Вики пыталась прозвониться мужу, но безуспешно. Выпив литра три кофе с коньяком, изучив от корки до корки местную прессу, она взбодрилась и на борт прошла в довольно спокойном состоянии. Хотя все же картины о том, как Джино изменяет ей с Катрин, нет-нет - всплывали перед глазами. Закусив губу, Вики заняла свое место.
  Тоненький голосок внутри неожиданно пропищал, что лучше бы она этого не делала.
  На минуту Вики действительно захотела выбежать обратно из самолета. Желание было таким сильным, что ей пришлось вцепиться в подлокотник, чтобы не ринуться прочь.
  Да что это такое со мной, разозлилась Вики.
  И тут она увидела его. Широкополая темная шляпа, черный плащ. Несомненно, это был именно тот тип, что пытался залезть к ней в сумочку.
  Вики машинально сделала шаг вперед, и тут же остановилась.
  Предъявить ему официальное обвинение?! Или просто дать по морде?
  А может все-таки целесообразно сделать вид, будто не узнала гада!
  Она с трудом сдерживала гнев. Кто бы он ни был, что за топорная работа! Неужели его наниматели полагают, что она - профи высшего класса! - могла не засечь обыкновенного карманника. Примитивный подход! Фи!
  Объявили взлет. Стюардесса велела пристегнуть ремни и Вики пришлось сесть. Она упустила из виду неудалого воришку. Теперь ей вспомнилось, что этот мужик стоял за ней в очереди в кассу. Точно-точно! Поэтому ему и удалось купить билет на тот же самолет, подслушал и все. Ну и кто так работает?!
  
  ***
  У входа в отель, Джино поджидал долговязый незнакомец - усатый мужчина в черных одеждах.
  - Добро пожаловать в поселок бедствий! - Выдохнул американец, когда Джино поравнялся с ним.
  Джино окинул незнакомца заинтересованным взглядом.
  - Меня зовут Томас, - протянул американец руку для рукопожатия, - а вы, наверное, и есть тот самый Джино Моретти?
  - Да, это я.
  - Я сразу, так и подумал, когда вас увидел. Меня заслали сюда вышестоящие органы. Отныне я к вашим услугам.
  - Что ж, замечательно. Вы уже ознакомились с делом?
  - Да, я в курсе всей этой секретной операции.
  - Превосходно, - улыбнулся Моретти, - сигару? - предложил он.
  - Нет, благодарю. Я не курю.
  - Бережете свое здоровье?
  - Мне удалили одно легкое.
  - Это ужасно.
  - Такова моя судьба. От нее не убежишь.
  - Это точно. Поэтому я иду напролом. Навстречу ей.
  - Мне очень жаль этих людей, живущие здесь несчастные люди. Они болеют всеми болезнями, встречающимися в других частях света и вдобавок болезнями, типичными для этого региона. Среди них на первом месте стоит малярийная болотная лихорадка.
  - Мне об этом известно. А как на счет желтой лихорадки?
  - Сильнее бери-бери и быть ничего не может.
  Катрин неслышно подошла к мужчинам сзади:
  - Бери-бери? Что это? Порода нового вида обезьян?
  Джино и Томас одновременно обернулись.
  - Нет, - улыбнулся американец, - это загадочная болезнь. Болезнь, которую наука еще не разгадала.
  - Вот как? Очень интересно и как ее распознать?
  - Проявляется она в параличе, начинающемся с кончиков пальцев и постепенно распространяется по всему организму, пока не затронет сердечные мышцы.
  - И тогда наступает смерть, - закончила Катрин и покосилась на Моретти.
  Моретти дымил сигарой, молчаливо-задумчиво глядел на Катрин. Она же изучающее смотрела на него в упор. Когда же американец сообразил, что ему лучше оставить этих двух наедине и отошел в сторону по нужде, Катрин сказала:
  - Кто он такой?
  - Человек.
  - Вижу, что не обезьяна. Его отправили к нам?
  - Да.
  - Его-то нам как раз и не хватало! Это долговязого и неуклюжего дятла.
  - Что с тобой? Он тебя чем-то обидел?
  Катрин не успела ответить, из чащи послышались крики - призывы о помощи. Это был испуганный голос Томаса.
  - Скорее! - Моретти поспешил на помощь.
  Катрин неохотно последовала за Джино.
  - Что б ты сдох, америшка! - Злобно произнесла Катрин.
  Томас стоял, наклонившись вперед. При приближении Джино повернул к нему лицо. Это было бледное лицо, искаженное от страха. Американец указал на свою левую ступню. Присмотревшись, Джино увидел на коже два крошечных пятнышка - следы змеиных зубов. В недоуменном отчаянии Моретти опустились на землю рядом с ним.
  Около камышей в воде, внимание Джино привлекло какое-то странное движение. Вглядевшись, он увидел гибкие туловища извивающихся болотных змей. Это были харарака, смертельно-опасные змеи.
  Несчастный уже не корчился от болей. С широко раскрытыми глазами он уставился в землю. К четырем часам дыхание его резко ухудшилось и сделалось затрудненным, а несколько минут спустя он испустил последний вздох.
  - Умер? - Наиграно удивилась Катрин, - ну, надо же, как печально.
  
  ***
  Вики любила летать и не боялась высоты. Наоборот, наслаждалась каждой минутой полета. Однако, не сегодня. Сейчас все было иначе, волнение за мужа не давало покоя, а человек в плаще, сидевший через несколько кресел от нее, внушал отвращение и опаску. Если они думают запугать ее, им не удастся! И все же эта беспардонность выбивала из колеи. Ее враги определенно не таятся! Никакого камуфляжа, воришка и не стремился изменить внешность, разве что очки на нос нацепил. На борту самолета в солнечных очках! Прекрасная маскировка!
  Вики была настолько взбудоражена событиями последних дней, что не сразу ощутила толчки самолета. Несколько пассажиров вскрикнули, кто-то позвал стюардессу, - симпатичную афроамериканку по имени Шелли.
  - Ничего страшного, господа, - профессионально вежливым голосом, высказалась та, - мы просто попали в зону турбулентности. Это сейчас пройдет.
  Самолет тряхнуло еще пару раз. Смущенные пассажиры, тщательно пряча панику в глазах, переглядывались. Вики заказала себе шампанского. Вопреки всему!
  Тихий стук отвлек ее от бокала. В стекло иллюминатора барабанил дождь. Сколько Вики летала, а на высоте ей еще не приходилось видеть дождевые капли. Забавная мысль о зонте пронеслась в голове.
  Стук усиливался. Погода стремительно портилась. Вики дала бы голову на отсечение, что где-то поблизости прогремел гром. Или это все-таки почудилось? Она пристально взглянула на стюардессу, которая шагала в проходе, успокаивая самых неопытных и взволнованных пассажиров.
  От Вики не укрылся страх, мелькнувший в глазах борт-проводницы. Она подозвала девушку.
  - Извините, я хотела бы узнать о погодных условиях. Вы получали метеосводку?
  - Не беспокойтесь, все под контролем, у нас опытный экипаж!
  - И все же, я слышала гром. Если молния попадет в самолет, это добром не кончится, верно?
  - Волноваться не о чем, - фальшивым тоном ответила стюардесса.
  Ее полные, алые губы дрожали.
  За окном совсем стемнело. Самолет уже безостановочно потряхивало. Некоторые молились вслух, - особенно страстно звучало имя Аллаха в устах смуглого, пожилого араба, - по виду настоящего шейха. Из второго класса доносился плач годовалого ребенка.
  Вики на мгновение стало по-настоящему жутко. А вдруг внутренний голос был прав? А что если интуиция на этот раз превзошла саму себя, и стоило прислушаться к ней, а не лезть в этот чертов самолет?!
  - Боитесь, леди? - Вдруг спросил сосед, который до этого момента дремал, развалившись в кресле.
  Вики перевела на него отрешенный взгляд. Темнокожий парнишка лет двадцати с торчащими в разные стороны косичками, смотрел на нее с вызывающей улыбкой.
  - Ух, - протянул он, а ты и впрямь красотка! И чего это я спал всю дорогу!
  Такая импульсивность рассмешила Вики.
  - И продолжай, спать лучше - улыбнулась она в ответ, - так легче перенести тряску.
  - Так ты все-таки боишься?
  - Ни капли, - соврала Вики.
  Парнишка протянул ладонь.
  - Давайте знакомиться, а? Меня зовут Майк, я репер из Детройта, - горделиво произнес он и доверительно признался, - вчера закончились съемки моего первого клипа, я так надрался, что еле живой... Реп слушаешь? Кто у тебя любимый репер? У меня фифти сент! - Не дожидаясь ответа Виктории, ответил парнишка и тут же воодушевленно добавил, - я его обожаю!
  Майк не договорил. Огромная молния мелькнула в иллюминаторе напротив, и, попав в крыло самолета, подожгла его немедленно. Самолет тряхнуло так, что недавние толчки показались колыбельной. Отовсюду неслись крики, вопросы, истеричный женский визг. Вики заметила, как побледнел ее новый чернокожий знакомый.
  - Не бойтесь! - Кричала стюардесса, стараясь переорать пассажиров. - У нас опытный пилот, он справится!
  Шейх тем временем судорожно перебирал четки и молился - прикрыв глаза. Вики видела, как двигаются его губы. У нее в голове была пустота. Ни единой внятной мысли, а только черный вакуум, как за окном.
  Внезапно картина в иллюминаторе изменилась. Оранжевый всполох разгорался, превращаясь в ярко-красные языки пламени. Самолет горел и стремительно падал.
  В кабине пилотов командир экипажа Крис Ломэн старался справиться с управлением, но пока ему это плохо удавалось. Молодой бортинженер впал в ступор, и только отвлекал всех рефреном: "Боже мой, боже мой!". Штурман, влюбленный в стюардессу, успокаивал ее, но она все не могла выйти к пассажирам, а рыдала и икала без остановки.
  - Шелли, милая, все будет хорошо, - обещал он, - ты должна успокоить людей.
  - Ох, Роджер, как же мои дети, мои бедные дети, - всхлипывала та.
  Вся команда знала, что Шелли в одиночку поднимает троих мальчишек, ее силе духа можно было позавидовать. Но, видно, всему есть предел. До сих пор Роджеру не удавалось обратить на себя внимания чернокожей красавицы, но сейчас многодетная мать была на грани истерики, и ища опоры хоть в чем-то кинулась в его объятья.
  - Роджер, мы все умрем, умрем! О, боже нет! Боже не допусти этого!
  Он еле оторвался от нее, хотя больше всего на свете желал быть рядом.
  - Ничего подобного, Шелл! Вернись к пассажирам и успокой их.
  Она, наконец, послушалась.
  За окном была кромешная темень. Командир экипажа понял, что придется садиться вслепую, и не был уверен, получится ли вообще приземлиться. Он мог лишь догадываться, где они сейчас находятся. Машину здорово снесло в сторону от маршрута. Возможно, под ними река или джунгли. Полная неизвестность.
  - Ну, давай, милый! - Произнес Крис, мысленно перекрестившись, и изо всех сил оттянув руль, включил тормоза.
  Очень медленно, слишком медленно нос самолета стал подниматься. Из-за пожара на крыле явно случилось замыкание, и произошла разбалансировка самолета, так что ничего нельзя было изменить. Оставалось только молиться.
  Что все и делали...
  - Согнитесь! - Командовала Шелли в проходе, уже полностью взяв себя в руки. - Голову прижмите к коленям, обхватите себя руками. Без паники!
  Ее мысли были о детях.
  Как и Вики. Способность соображать вернулась к ней не сразу. Слишком велико было потрясение. В ее жизни случалось много неожиданностей, опасность была на каждом шагу, но при выполнении задания Вики готова была к этому. А так ... Все происходило буднично, просто, и от того еще более жутко. Еще минуту-другую назад ничто не предвещало беды.
  Неужели она попала в настоящую авиакатастрофу?!
  А если все это всерьез? А если она умрет? Сегодня! Сейчас!
  Марио. Джино. Тори. Лица детей мелькнули перед ней, словно наяву. А следом в сознании появился образ любимого мужа.
  Джино, где же ты родной мой?! Почему ты не защитил меня от этого?! Не уберег...
  Я не стану хныкать, приказала себе Вики, обрывая на полуслове собственные стенания. Я - сильная женщина! И я не умру, нет! Просто не имею права умереть. Ведь у меня дети. Муж. Я нужна им, они любят меня... В этот момент ей показалось, что кто-то окликнул ее по имени...
  Самолет спускался все ниже. Теперь он падал уже быстрей, стремительно, как коршун. Только сам был не хищником, а жертвой...
  Паника нарастала. Кого-то рвало, кто-то пытался прорваться в кабину пилотов, от криков и плача закладывало уши. Майк целенаправленно надирался, приканчивая уже третью бутылку шампанского:
  - Зря я проснулся, конечно, - приговаривал он, - но хоть напьюсь перед смертью!
  Вики не знала, восхищаться им или пожалеть. Он был то ли слишком глуп, чтобы оценить опасность, то ли очень мудр, понимая, что ничего не в силах изменить.
  Падение продолжалось уже несколько минут. Внезапно с кошмарным скрежетом самолет во что-то врезался. В салоне погас свет, все погрузилось во мрак и хаос - разбились окна, с полок посыпался багаж, несколько кресел вырвало с корнем. И самое страшное, что самолет продолжал двигаться стремительно вперед. Сокрушая деревья, издавая страшный шум, он подпрыгивал, словно подбитая железная птица. Бескрылая птица, - сначала отвалилось одно, потом другое крыло. Стоны, вопли, плач заглушал грохот и шум дождя. Самолет разваливался на части, вместе с крыльями оставив позади и хвост. Впереди загорелись моторы и уже через секунду раздался страшный взрыв.
  
  7
  
  
  ***
  
  
  А в это самое время, под предводительством Джино Моретти упакованная всем необходимым команда отправилась в джунгли. Сопровождал их худощавый индеец - совершенного дитя природы!
  Выйдя на пристань, Моретти обнаружил "большой корабль". Некий баркас с самодельной второй палубой. Ну точь-в-точь, как в кино.
  Только бы не развалился по дороге, подумал он поднимаясь.
   - Давайте, давайте, - поторапливал Гарри, - поживее!
  Джино посмотрел на экран GPS - нет, скорость все та же - 13 км/ч. Так мы до "встречи вод" часа три плестись будем, подумалось ему.
  А, так оно и было. Жара. Солнце слепило глаза. По берегам - дикие джунгли. Скука невыносимая. Духота.
  Через час с левого борта показался Манаус. Хлипкие домики на сваях, хлипкие лодки и баркасы у берега. Вдоль этой разноцветной мозаики еще час. Еще час. Наконец, берега расступаются - вот оно, место слияния Солимоеш местное название Амазонки выше этого места по течению и Риу-Негру.
  - Вот это оно, то самое место, где эта река сливается с рекой Солимоеш, чтобы образовать ...
  В этом месте Гарри значительно поднял палец и изрек:
  - Амазонку! Такой природный коктейль - слева черная вода, справа - желтая.
  Баркс направился к правому берегу. К острову посреди Амазонки. Причалили к хлипким мосткам.
  В индийской деревушке все домишки были на сваях. Никогда не знаешь, насколько река в этом году поднимется.
  Джино развернул большую карту Бразилии. Гарри показал ему, где они сейчас находятся.
  Им предстояло найти ученого, следы которого затерялись среди девственных лесов Амазонии. В активе Джино были отлично подготовленные спецы, баркас с отменной командой и всем необходимым на борту, техника нового и оружие нового поколения, и самое главное - приблизительный маршрут ученого, который по свидетельствам очевидцев, был жив и относительно здоров, но то ли по собственной воли, то ли по злому умыслу не мог вернуться в цивилизованный мир. В пассиве - разведки других стран, которые вели свою игру и, по словам мистера Смита, рыскали в этой области уже не первый месяц; бандиты, нанятые для окончательного устранения ученого; Гарри, который жутко раздражал его, Катрин, которая с утра снова возобновила свои попытки охмурить его, и к тому же - местная флора и фауна, очаровательная с точки зрения биолога и этимолога, но совершенно негодная для длительных путешествий белого человека!
  Итак, судя по всему, дело обещало быть весьма и весьма увлекательным.
  
  ***
  Всю ночь лил дождь. Под утро что-то крупное, наверное, обезьяна - решил Моретти, штурмовала крышу его домика. За завтраком Моретти сел рядом с попугаем ара.
  - Доброе утро, - послышался голос Катрин за спиной.
  - Утро доброе, Катрин. Как спалось?
  - Лучше всех.
  В большой клетке прыгала. Катрин перевела взгляд на клетку с бешеной обезьяной.
  - Паукообразная обезьяна, - улыбнулся Джино.
   - Ой, а я думала - у нее сзади пятая нога, а это хвост, - рассеяно заметила Катрин.
  - Да, хвост у этой обезьяны такой же длинный, как и руки-ноги, - хохотнул Моретти. Или это руки-ноги такие же длинные, как хвост?
  - Только хвост - без пальцев.
  - Да, уж, забавное создание, - встрял в разговор Гарри, неслышно приблизившись к ним.
  - Что верно, то верно, - обернулась Катрин, - присаживайтесь. Вы уже завтракали?
  - Да, я уже перекусил, благодарю Катрин. Я только хотел сообщить, что только после полудня мы сможем выйти к джунглям.
  - А что так? - Нахмурился Джино.
  - Еще не пришли точные координаты. Я жду звонок мистера Смита.
  - Что ж, тогда у нас полным-полно времени...
  - Думаю, скучать не придется, - заговорщицки улыбнулась Катрин, глядя на Моретти.
  - Не знаю, как ты Катрин, но я уже придумал, чем займусь в ближайшее время, - доложил Моретти и приподнялся из-за стола. - Что ж встречаемся на этом месте в полдень.
  Откланявшись Моретти поспешил на выход, оставив Катрин в полном недоумении.
  А после обеда, как и было, запланировано команда двинулась в джунгли. Индеец-проводник с мачете шел впереди, и походка у него была такая, какую никогда не увидишь в цивилизованном обществе. Коричневая спина блестела на солнце, - прямая, как натянутая стрела. С невозмутимым видом проводник рассказывал о местности, о животных и растениях.
  - Эти кушать, - показывал он на одни, изъясняя на португальском, - можно, вкусно.
  Про другие говорил:
  - Эти опасно, яд! Мы начиняем ими стрелы. Но не для охоты, а чтобы воевать. Яд проникнет в кровь животного, кушать тогда нельзя тоже!
  Были еще те, с помощью которых индейцы общались друг с другом, стуча по ним.
  - А вот и "Парана-Тинго"! - Торжественно высказался проводник, когда из чащи они вышли на открытую площадку.
  Поляна представляла собой небольшой холм, спускавшийся к реке. Джино подошел к краю, увидел покатый берег и коричневую гладь воды, похожую на слабо заваренный кофе.
  - Парана-Тинго, значит? - Повторил он, косясь на индейца.
  Тот благоговейно сложил ладони.
  - Они так называют Амазонку, - пояснил Гарри, - это значит, Королева Рек.
  - Грязноватая какая-то королева, - пошутил Моретти.
  Катрин в этот момент оступилась и схватила его за рукав. Неловкий смешок сорвался у нее с губ, она извинилась, но отпускать Джино не спешила. Он, как истинный джентльмен, подставил локоть, но лицо отвернул, делая вид, будто разглядывает противоположный берег.
  - Итак, королева рек. Самая большая река в мире, не так ли?
  Гарри кивнул и быстро заговорил, словно опасаясь, что ему не дадут высказать все накопленные знания.
  - Длина Амазонки от истоков реки Укаяли более семи тысяч километров! А ее воды составляют четверть всех вод, выносимых в мировой океан, и опресняют море на четыреста километров от устья! Бассейн Амазонки занимает самую большую площадь из всех речных бассейнов на земле - около семи миллионов квадратных километров! Вы только представьте себе эту цифру! Она в два раза больше ее ближайших соперников - Конго в Африке и Миссисипи в Северной Америке.
  Члены команды почтительно молчали. Впрочем. Джино заметил промелькнувшую усмешку - абсолютно одинаковую! - на каменно-невозмутимых лицах близнецов. Вероятно, их скепсис относился не к информации, а к той пылкости, с которой Гарри делился своей осведомленностью и его лекторским тоном.
  Самому Моретти было интересно послушать, хотя он и так много знал об этой местности и подготовился еще перед операцией, освежив свои знания. И все же с тех пор, как он занялся своей деятельностью, Джино был уверен, что лучше лишний раз послушать, чем что-то упустить из виду. Много информации не бывает!
  Поэтому он с неусыпным вниманием относя и к словам Гарри, и к рассказу проводника-индейца. Они как бы дополняли друг друга, раскрывая перед путешественниками огромный мир Амазонки, - точнее, его основные законы, неписаные правила, традиции; заочно знакомя со здешними жителями. К самому известному, буквально легендарному, обитателю амазонских вод оба, не сговариваясь, отнесли огромного водяного удава анаконду.
  - Эта тварь достигает иногда длины в двенадцать метров! - Заявил Гарри с пафосом, словно сам воспитал и вырастил парочку подобных. - Вообразите, в обхвате около метра, а если встанет на хвост, то окажется выше многих здешних домов!
  Катрин поежилась и теснее прижалась к Моретти. Признаться, это стало его раздражать. Он не понимал, с чем связана такая навязчивость, - специалист вроде француженки не станет бояться и верещать как обычная женщина только от рассказов о всяких гадах. Романтической натурой ее тоже не назовешь. Так чего же она вдруг липнет к нему?! Джино прогонял мысли о напарнице, словно надоедливых мух. Не хотелось терять рабочего настроя.
  Их путь продолжался вдоль реки. Индеец, все также двигаясь впереди всех, не уставал делиться кладезем знаний, лишь изредка давая возможность Гарри вставить словечко.
  - Среди уникальных обитателей Амазонки, - вещал тот, едва проводник замолкал, чтобы перевести дыхание, - необходимо назвать гигантскую пятиметровую арапаиму, которая достигает 200 килограммов веса! А еще есть двухметровый электрический угорь, сбивающий человека с ног разрядом тока в 300 вольт! Огромные речные скаты имеют на хвосте смертоносный шип, а речные акулы не менее опасны! А чего стоят малютки-пираньи, которые наводят ужас на местных жителей!
  - Мы говорим так, - согласно подхватил индеец, - лучше уж один большой крокодил, чем три маленькие пираньи!
  Он внезапно остановился и жестом показал другим, что не следует двигаться дальше. Джино вопросительно взглянул на Гарри. Тот приложил палец к губам. Через несколько мгновений проводник обернулся и с облегчением вздохнул:
  - Можно идти. Змея была совсем близко. Змеи бояться нас больше чем мы их! Но надо быть осторожность! Не наступите на змею, и она вас не тронет!
  Моретти недоверчиво спросил у Гарри, как индеец мог увидеть змею в густых зарослях.
  - Он их чует, - на полном серьезе ответил тот негромко.
  - Кстати, о змеях, - продолжил Гарри, - мы запросто можем встретить настоящего удава, с такой эффектной окраской, что ему позавидовала бы любая модница!
  В этом месте он снисходительно улыбнулся Катрин и перечислил:
  - Фон спины удава может быть кофейного, красноватого, светло-бурого цвета, на котором расположены темно-бурые перехваты с желтыми пятнами внутри.
  - Браво, Катрин! Какие познания, - вставил Джино, - завидно становится!
  - Да, какие там познания, - отмахнулась Катрин, - я все еще студента, всему учусь. Кстати, в длину удав достигает 2-3 метра.
  Так, под увлекательную лекцию о местной флоре и фауне, команда Моретти продвигалась по джунглям. Вокруг все пестрело разнообразными красками, пели птицы, раздавались громкие крики попугаев, где-то вдалеке ухали обезьяны. Под раскидистым деревом встретилась им игуана - она неподвижно грелась на солнышке и нисколько не испугалась людей.
  Они прошли около часа, когда на их пути появилось маленькое озерцо.
  - Здесь растут удивительные растения, - горделиво объявил Гарри, выходя вслед за проводником к воде, - вон, смотрите, эта красавица называется Виктория Амазонская, она же Виктория Регия!
  - Как, как?!
  Джино даже с шага сбился, услышав имя жены.
  Катрин бросила на него досадливый, сердитый взгляд. Но он не заметил этого. Гарри повторил название, рукой обводя роскошный вид, что им открылся.
  На гладкой, прозрачной поверхности воды, словно на зеркальной глади мерно покачивались огромные белоснежные кувшинки. Самые большие листья были около двух метров в диаметре, и, по словам индейца, могли выдержать человека весом до 50 килограммов.
  Катрин кокетливо заметила, что она чуточку толще, иначе непременно бы опробовала бы "Викторию" в качестве лодочки. В этих словах Джино послышалась насмешка, и он исподлобья взглянул на напарницу. Спору нет, она выглядела превосходно, хотя он только в этот миг заметил это. Ладная, крепкая фигура, пышности именно там, где нужно. Вся такая энергичная, собранная, яркая. Джино обратил внимание, как облизываются на нее близнецы. Но ему было совсем не до прелестей Катрин и не до ее двусмысленных заявлений!
  Другая женщина волновала разум, тревожила душу.
  Вики стояла перед его внутренним взором. Особенно четко сейчас, при виде изумительных кувшинок, носящих ее имя!
  Он живо представил жену на кухне, в окружении детей, как и положено идеальной матери и супруги. Возможно, она и бесится от такого расклада, очень даже вероятно, что затеет впоследствии ссору и разборки, но в глубине души все же будет вынуждена признать, что он поступил правильно!
  Джино утешался этими размышлениями. Ему очень не хватало Вики! Если бы она, а не эта француженка, стояла бы сейчас рядом!!!
  Он заставил себя вернуться мыслями к делу. Опасность никуда не исчезла. Он действительно все сделал верно, и не за что корить себя, не в чем упрекнуть! Они стерпят разлуку, выяснят все недоразумения, и все пойдет, как прежде. Даже лучше!
  Передохнув у озера, команда двинулась дальше. Сто раз в день стаи маленьких попугайчиков с писком пролетали над их ними головами и исчезали за деревьями. Крупные попугаи - зеленые и красные летали парами, испуская пронзительные, резкие крики, а иногда маленькая цапля эгрет со своим драгоценным белоснежным оперением, грациозно размахивая крыльями.
  До заката они прошли довольно приличное расстояние, и были близки к цели. Запутывая следы, чтобы скрыться от возможных преследователей и соблюдая инструкции заказчика, они продвигались вдоль притоков Амазонки вглубь тропического леса. Дальше по течению их ждал баркас, оснащенный всем необходимым для путешествия и охраны. Мистер Смит предусмотрел, казалось, все. Он рассчитывал, что Джино с Катрин без особых злоключений доберутся до той местности, где в последний раз видели ученого, а потом уж, применив все свои знания и опыт, смогут отыскать "дорогую пропажу". Сам Моретти пока не думал об этом, он не любил загадывать наперед. Он наслаждался покоем, отдыхом, пока была такая возможность, исподволь набираясь сил для основной работы.
  Когда в джунглях сгустился вечер, путешественники наткнулись на домик шамана. Это был старик-индеец, одетый в зеленые одежды и с пером в носу. Гарри не преминул объяснить, что так выглядят все хорошие, добрые шаманы. Злой же шаман одевается в красное, но в нос тоже втыкает перо.
  - Здесь обитают племена ачуар и шуар, они изготовляют уменьшенные человеческие головы, - рассказывал он, когда компания готовилась к ночевке.
  Катрин закашлялась и взглянула недоуменно. Гарри со вкусом продолжил:
  - Они медленно вываривают головы с травками, постепенно по кусочку вынимая кости черепа, мешающие уменьшению головы. И даже умудряются сохранить черты и выражение лица, несмотря на зашитые глаза, нос и рот.
  - Почему зашитые? - Заговорщицки улыбнулась женщина.
  - А чтобы злые духи не вылетали!
  Все разлеглись в комфортабельных палатках, что тащили с собой в рюкзаках близнецы. Джино вдруг подумал, что условия здесь даже лучше, чем в мотеле. Во всяком случае, пейзаж не уступал по красоте. Он вышел покурить и устроился на берегу реки, вытянув ноги. С противоположной стороны дружелюбно подмигивали окна хижин. Как и все местные постройки, они были на сваях, пропитанных керосином, чтобы защититься от змей, тарантулов, дождевых потоков. Также они уберегали дома от иногда происходящих наводнений. Джино уже был просвещен Гарри на этот счет: уклон Амазонской низменности настолько мал, что влияние океанских приливов заметно здесь даже за тысячу километров от устья реки. Раз в несколько лет Амазонка широко разливается. Иной раз вода поднимается до на двадцать пять метров! Река затопляет огромные площади леса, несет куски подмытого берега и даже деревья с приютившимися на них животными.
  Сейчас здесь все было тихо, покойно. Поблескивали, словно любопытными глазками, огоньки в хижинах. Джино задумчиво смотрел в воду, изредка переводя взгляд на противоположный берег. Здешние "коттеджи" были сделаны из легких жердей, не оштукатурены, не окрашены и крыты большими пальмовыми листьями. В звездном сиянии картинка казалась просто сказочной.
  Но как бы не отличались местные жилища от своих цивилизованных собратьев, при взгляде на них, Моретти вспоминался собственный дом. Он отнюдь не был домоседом, и ему по большому счету было плевать на условия, комфорт, окружающие стены и всякие побрякушки. Понятие дома давно и прочно связалось в его сознание с женой, детьми.
  В который раз Джино порадовался, что сумел огородить Вики от опасности, и она сейчас дома. Правда, радость все же была с привкусом горечи.
  Тихий звук шагов за спиной заставил Джино откатиться в сторону вдоль берега. Звериным инстинктом он всегда чуял опасность загодя. Но сейчас через пару секунд убедился, что бояться нечего. Шаги принадлежали женщине. Он снова сел, как ни в чем не бывало, и закурил новую сигарету.
  - Мечтаешь? - Раздался вкрадчивый голос Катрин.
  Она положила руки ему на плечи, словно имела на это право.
  - Или скучаешь?
  Джино вдруг почувствовал усталость. Это была не физическая усталость, а моральное утомление - одиночество, тоска, сомнения по поводу собственного решения. Ему страстно захотелось оказаться в объятьях Вики. Она всегда умела утешить и ободрить его!
  Катрин молчала, и на миг у него создалась иллюзия, что за спиной стоит Вики.
  Джино поднялся и властным движением привлек женщину к себе. В темноте не было видно ни ее глаз, ни выражения лица. Он коснулся ее губ, но отшатнулся в тот же миг. Чужой вкус, чужое дыхание... Зачем ему нужно все это?!
  - Дьявол! - Сорвалось у него.
  Джино легонько встряхнул Катрин.
  - Что тебе нужно от меня?
  Она рассмеялась волшебным, русалочьим смехом.
  - А разве непонятно?
  - Нет, я не понимаю!
  - Ну, ты ведь ни глупый мальчик.
  - У тебя, что, нехватка любовников?!
  Он был сознательно, нарочно груб. Хватит этих экивоков, джентльменских штучек. С ней, вероятно, не прокатывает. Им еще вместе работать, а тут такое твориться!
  Джино бесила двуличность француженки. Хотя и заводила одновременно. Ловкая, уверенная в себе - он убеждался в это на каждом шагу, глядя, как она двигается, без усилий преодолевает любые препятствия. Однажды, думая, что его нет поблизости, Катрин вместо визгов и писков спокойно выстрелила в паука-птицееда, в другой раз, уже здесь, в джунглях, одним умелым движением поймала змею. Было ясно, что ее ничто не пугает, она отлично владела собой и была готова к любым испытаниям.
  Зачем же тогда рядом с ним корчить из себя недотрогу, скромницу и трусишку? Зачем постоянно обращаться за помощью и поддержкой? Только ли для того, чтобы сыграть перед остальными роль жены?
  Он сердился больше на себя, чем на нее. В глубине души Моретти признавал, что хочет ее. Ну то есть, она просто заинтриговала его, и вместо того, что профессионально за ней понаблюдать, приглядеться, оценить бесстрастным взглядом, он ощущал непреодолимую тягу к ней и ничего разумного предпринять не мог. За эти дни Джино просто научился не замечать своих мыслей о француженке.
  Но вот она перед ним - горячая, чуть насмешливая, натянутая, как струна, и готовая петь под его пальцами.
  А он? Он готов?
  Моретти сердито закурил следующую сигарету. Нервы ни к черту, подумал он с отвращением по отношению к себе. Все-таки зря он согласился на эту операцию! Все по отдельности вроде бы ничего страшного, а сложить вместе все разрозненные факты и обстоятельства - получается неприглядная картинка, ужас один!
  - Стараешься не думать обо мне? - Словно прочитала мысли Катрин и, сделав шаг, снова очутилась в его объятьях.
  Точнее, сама обвила его руками, опутала, как лиана.
  Моретти выкинул сигарету в воду.
  Его спас Гарри.
  - А вы знаете, что еще одной особенностью амазонских приливов является знаменитая "поророка"?! - Прозвучал из темноты его голос, и сам "хорек" появился на берегу, неспешно ступая, как настоящий экскурсовод.
  - Ох, извиняюсь, - смутился он, заметив, что Джино и Катрин стоят слишком близко для обычного разговора, - я не хотел мешать... я думал, вы просто разговариваете...
  - Так и есть, - весело заявил Джино, - продолжай, приятель, ты так интересно рассказываешь!
  - Правда?! - Гарри просиял от радости.
  - Ну еще бы! - Насмешливо высказалась Катрин и, покачивая бедрами, удалилась с берега.
  - Я обидел ее? Или вы поругались?
  - Гарри, это не твое дело, ты рассказывай, рассказывай!
  Снисходительность в голосе Джино ничуть не расстроила того, и Гарри воодушевлением продолжал:
  - Ну, ладно. Так вот... "Поророка" в переводе означает "гремящая вода". От столкновения могучей Амазонки с идущей навстречу приливной волной на реке образуется шестиметровый водяной вал, увенчанный пенистым гребнем. Он катится вверх по реке с громким гулом, сметая все на своем пути. И горе судну, которое не успеет заблаговременно укрыться в боковой протоке или в бухте!
  - Но не беспокойтесь, - поспешил добавить он, - капитан нашего баркаса опытный моряк, так что нам с вами ничего не грозит. Завтра утречком двинемся в путь, и к обеду, думаю, уже будет на борту!
  Он говорил таким тоном, словно речь шла об увеселительной прогулке.
  Джино с неприязнью относился к Гарри, но сейчас ему было все равно, с кем проводить время, лишь бы оттянуть момент возвращения в палатку, где ждала Катрин. Он был в растерянности, и презирал себя за это.
  Когда Гарри отправился идти спать, Моретти еще оставался на берегу. Злой и встревоженный собственным настроением, он разделся до пояса и решительно стал отжиматься. Дойдя до ста, упал в траву и понял, что можно без опаски готовиться ко сну. Вожделения, как ни бывало! Джино с удовольствием констатировал, что в полной мере владеет собой и ситуацией.
  Если бы он знал, как ошибался!
  
  ***
  Сбившееся по волне радио вещало новости. Моретти развалившись в своем гамаке, пытался настроить радио на чистую волну. Он четко услышал, следующее: "Мы прерываем нашу программу из-за экстренного выпуска новостей. Пассажирский самолет упал в джунгли Бразилии. После того, как самолет вошел в зону грозы и сильной турбулентности, в него ударила молния. Молния вызвала пожар, из-за которого отделилось правое крыло и часть левого крыла".
  Джино почему-то вспомнил лицо любимой жены.
  Сердце защемило в груди.
  
  ***
  На рассвете команда отправилась в путь. Баркас быстро двигался по реке. От нечего делать, Моретти резался в карты с близнецами. Признаться, бездействие порядком надоело ему. Он скучал по Виктории, о детях, странное отношение Катрин мешало ему расслабиться. Джино чувствовал, что еще немного, и сорвется. Операция, еще не начавшись толком, уже принесла кучу проблем.
  Катрин загорала, порядком оголив длинные, стройные ноги. Команда нервничала, то и дело натыкаясь взглядами на этакую соблазнительную красоточку.
  - Сказали бы вы вашей жене, сэр, что здешнее солнце опасно, - тихо посоветовал капитан.
  - Она и сама достаточно умна, чтобы разобраться в этом, - ответил на выпад Моретти.
  Члены экипажа поглядывали на него с некой усмешкой. Дескать, не в состоянии муженек справиться со своевольной бабенкой! И куда уж ему выполнять серьезные поручения. Конечно, они и знать не знали о сути операции, но были не просто нанятыми работниками, а "шестерками" из организации.
  Из-за всего этого Джино был порядком раздражен, но его раздражение вскоре прошло когда, он подпал под обаяние блистательной Амазонки. Баркс огибал один поворот реки за другим, а перед глазами проплывал все тот же невообразимый, потрясающей своей экзотичностью лесной ландшафт, сплошь покрытый роскошной листвой, среди которой кишила разнообразная жизнь. То и дело мелькали ярко окрашенные птицы в ветвях гигантских деревьев. Громкая болтовня живущих в этих непроходимых дебрях была слышна всюду, мелькали коричневые туловища, прыгающие с ветки на ветку ревуны или свешивающиеся с вьющихся растений - шимпанзе, движимые любопытством некоторое время, следовали за барксом по деревьям вдоль берега.
  Да, согласился в душе Моретти, любуясь столь причудливыми красотами, ни один пейзажист даже с самой богатой фантазией не смог бы придумать таких комбинаций красок и форм, вечно меняющихся, как в калейдоскопе, открывая взору все новые и новые прелести.
  На илистом берегу разлеглись кайманы. Не счесть и большие и маленькие, замерли под палящим солнцем.
  - Отправляясь в джунгли, следует помнить, - послышался голос Гарри, - черный кайман нападает на человека либо когда тот оказывается в воде, либо на берегу у реки или озера. Это происходит, когда хищник голоден, либо если человек решит забрать яйца из гнезда.
  - А знаете ли вы, что эти яйца, когда их пошевелишь, издают своеобразный звук, похожий на звон колокольчика? - Встряла в разговор Катрин, - я читала об этом в одном научном журнале. Кайман, даже находясь под водой услышав этот звук, молниеносно выскакивает на сушу и яростно набрасывается на человека, - при этом она смотрела исключительно на Моретти, а в ее глазах читалась нечто хищное, - ну или на любое другое животное, которое оказалось рядом с гнездом, - мягко закончила Катрин.
  Джино напрягся. Теперь он точно, не станет доверять своей напарнице. Уж, больно угрожающие нотки прозвучали в ее голосе. И эта угроза была адресована ему, Джино знал это, чувствовал каждой клеточкой своего тела.
  Жарко. Душно.
  Вдруг, странное предчувствие охватило Моретти.
  Запах опасности? Тревоги? С чего бы это?
  Дважды обойдя палубу, Джино остановился и посмотрел на небо. Ни тучки, ни облачка. Откуда же это ощущение надвигающейся опасности?!
  Если бы ему в голову пришло проверить технику! Ведь он разбирался в моторах и прочих агрегатах куда лучше всей команды вместе взятой! Но в этом направлении Моретти даже не думал, всецело положившись на слова мистера Смита, что их будут сопровождать профи. Между тем эти профи настолько увлеклись созерцанием мадам, которую считали супругой Джино, что забыли о своих прямых обязанностях. Какая-то мелкая неисправность в моторе могла бы еще долго позволить баркасу плавать без особых проблем, либо однажды ее все-таки заметили и устранили, но судьбой было назначено другое.
  Именно в этот день в этот час эта несерьезная поломка обернулась серьезной бедой, когда баркас наткнулся на отмель. Секунда, и раздался страшный взрыв. Никто на борту не ожидал подобного. Паника охватила людей, несмотря на опыт и профессионализм. Члены команды погибли сразу же, находясь в непосредственной близости к очагу возгорания. Естественно, Джино не видел этого, да и не успел задуматься о чужой судьбе. Взрывной волной его отбросило на довольно большое расстояние, на миг он потерял сознание, а когда пришел в себя, едва успел сделать вдох, как его вновь затянуло под воду. Через некоторое время, всплыв на поверхность, отфыркиваясь и ошалело глядя вокруг, он попытался оценить масштабы бедствия. Всюду плавали обломки баркаса, доносились стоны выживших, где-то неподалеку бешено кричали встревоженные взрывом обезьяны и птицы.
  - Помогите! Помогите! - Внятно донеслось метрах в пяти от Джино.
  Моретти увидел одного из близнецов, и нелепая мысль о том, что он чуть ли не впервые слышит его голос, проскользнула в сознании. Джино кинулся на выручку. Здоровенный детина бессмысленно бил руками по воде.
  - Я не умею плавать! - Панически вопил он.
  - Держись! - Джино протянул ему руку, но в этот момент физиономию громилы исказила судорога боли, и его голова скрылась под водой.
  Джино, оторопев на секунду, нырнул. В темной глубине он различил силуэт телохранителя и едва разглядел мелких рыбешек, повисших на нем со всех сторон. Это были пираньи. Вероятно, близнец поранился при взрыве, и запах крови привлек злобных крошек. Об этом Джино думал уже на ходу, совершая самый скоростной в своей жизни заплыв. Он не собирался рисковать, пытаясь спасти то, что осталось от близнеца. До берега оставалось совсем немного, когда Джино заметил крокодилов.
  - Быстрей же! - Вдруг услышал он, и увидел отчаянно махающую ему Катрин. Она бегала вдоль берега.
  Моретти вовсе не нуждался в том, чтобы его торопили. Появление аллигаторов было само по себе достаточно веским аргументом, чтобы он поспешил, используя все резервы организма.
  Наконец, вымотанный до предела, Джино достиг берега, выполз, сам похожий на крокодила, и вскочив на ноги, схватил француженку за руку.
  - Что ты стоишь?! Бежим!
  У него будто открылось второе дыхание. Моретти не собирался стать закуской ни на воде, ни на поверхности земли.
  Лишь углубившись в джунгли и оказавшись на небольшой полянке под живописными пальмами, он остановился. Катрин затравленно дышала рядом.
  - Что это было? - выдавила она.
  - Аллигаторы, - коротко бросил он, садясь на землю.
  - Да я про взрыв! Неужели только мы уцелели?
  - Похоже на то, - сумрачно отозвался Моретти.
  Он бросил на компаньонку странный, испытующий взгляд. На миг ему показалось, что на ее лице мелькнула удовлетворенная улыбка. Но не успел он тщательно обдумать все, что произошло, оценить ущерб и странное поведение напарницы, как со стороны реки раздался крик о помощи. Джино бросился обратно, не сомневаясь. Катрин замешкалась лишь на миг, но вскоре присоединилась к нему.
  Чуть ниже по течению от того места, где случился взрыв, они увидели на берегу фигуру человека. Бедняга полз, словно огромная каракатица, и время от времени издавал ужасные вопли. Подбежав поближе, Моретти понял, отчего, - лицо человека было похоже на кусок мяса, видно, опаленный в момент аварии. Вместо глаз щелки, ни бровей, ни ресниц не видно, а нижняя половина сплошь была покрыта пузырями. Странно, что страдалец вообще мог кричать!
  - У тебя есть аптечка? - Обернулся Джино к напарнице, и тут же понял несуразность своего вопроса. На его спутнице был лишь купальник - бюстгальтер и трусики-юбочка. Красотка собралась на пикник, не иначе! И где ее расхваленный профессионализм?!
  Он присел рядом с бедолагой, не слушая кудахтанья Катрин.
  - Гарри?! - Изумился Джино, узнав, наконец, в обгорелой физиономии знакомые черты. - Ты... Тебе еще повезло, дружище!
  Несмотря на прежнее отношение к этому хорьку, Моретти теперь хотелось хоть чем-то его утешить.
  Джино недаром слыл асом своего дела, он не терялся в любой ситуации. И сейчас, не смотря на неприязнь к Гарри, на собственную растерянность и омерзение при виде тлеющей плоти, он пересилил себя и с настоящим профессионализмом осмотрел раны. При этом совершенно не обращал внимания на Катрин.
  А зря.
  Ее взгляд мог бы о многом сказать Моретти. Во всяком случае, заставил бы хорошенько задуматься!
  Гарри силился что-то сказать, но напрасно. Он сделал несколько попыток взмахнуть рукой, но и та не подчинялась ему. Джино велел напарнику лежать смирно.
  - Я знаю, чем ему помочь, - вдруг раздался невозмутимый голос Катрин. - Помнишь, индеец показывал нам листья, которые они используют в случае ожогов?
  - Что же ты молчишь? - Сквозь зубы пробурчал Моретти, тоже вспомнив об этом.
  - Я не молчу, - она улыбнулась хищной улыбкой, но он снова не смотрел в ее сторону.
  - А что стоишь?! Поди, поищи их!
  - Нет, давай я останусь с Гарри, а ты поищешь!
  Что-то в ее голосе заставило Джино насторожиться. Он обернулась к напарнице. Она невинно хлопала ресницами.
  - А почему бы тебе не отправиться самой?
  - Ты найдешь быстрей! - Уверенно заявила Катрин. - Ты же мужчина! У тебя и зрение лучше, и реакция.
  Невольно он приподнялся, расправил плечи. Павлинье самолюбование неистребимо в любом представителе сильного пола, и француженка прекрасно это знала, тонко ведя свою партию игры. Даже самому умному, самому проницательному мужчине не придет в голову оспаривать грубую лесть - он попросту не увидит ее, приняв за чистую монету.
  Спустя мгновение Джино взял себя в руки и сделал вид, будто на него не произвели ни малейшего значения ее слова. Но дело было сделано. Он думал, будто сам принял решение отправиться за лекарственным растением.
  Он даже не заметил, с каким отчаянием Гарри смотрит на него. Бедняга снова попытался взять Моретти за руку, но только обессилено вздохнул и откинулся.
  - Не шевелись, Гарри, - заботливо произнесла Катрин, присаживаясь рядом с ним, - мы все уладим, вот увидишь! Джино со всем справится!
  Моретти коротко кивнул, не признаваясь себе, что чрезвычайно польщен. Походкой победителя он удалился в джунгли.
  Катрин улыбнулась ему вслед. Это был оскал гиены над падалью.
  Он довольно быстро обнаружил то, что требовалось - невзрачный кустик под раскидистой пальмой, и сорвав несколько листочков, ринулся к берегу.
  Катрин на коленях стояла перед скрюченным телом Гарри. Джино резко оттолкнул ее, намериваясь приложить целебное растение.
  - Он умер, - невыразительно прозвучал за его спиной голос француженки.
  Джино стиснул зубы и попытался нащупать пульс, не желая верить в гибель хорька.
  Катрин была права - Гарри не дышал.
  Моретти шумно сглотнул, отбросил в сторону ненужные теперь чудодейственные листья, и чеканным шагом подошел к воде. Ополоснув лицо, он бросил:
  - Надо его закопать, иначе съедят!
  - Ты прав, - только и ответила Катрин.
  Ему было недосуг восхищаться ее стойкостью и мужеством. А возможно, это было всего лишь равнодушие. Джино меньше всего заботило сейчас душевное состояние напарницы. Он вообще не думал о ней. Он прикидывал шансы на жизнь, и результат казался неутешительным. Конечно, карту он помнит наизусть, досконально изучил и дорогу и место, где должен был обнаружить ученого. Но что толку от этого? У него нет оружия, нет спичек, нет компаса, а самое главное, - нет уверенности в том, что он хочет продолжать эту операцию!
  Слишком многое с самого начала шло не так!
  И в итоге он сидит перед обгоревшим трупом, а рядом эта странная женщина, одновременно и безразличная ему, и возбуждающая, и действующая на нервы. Если бы кто-то другой рассказал Моретти нечто подобное, он бы просто высмеял его и отправил бы к психоаналитику!
  - Ты куда? - Спокойно спросила Катрин, увидев, что Джино направляется к зарослям.
  - Сейчас вернусь.
  Он очень быстро отыскал то, что нужно - толстый, чуть изогнутый сук. С его помощью Джино выудил из воды обломки баркаса, которых не успело унести течением. Одна такая железяка, застрявшая в прибрежных кустах, вполне годилась в качестве лопаты.
  Через час могила для Гарри была готова.
  Катрин и Джино молча тронулись в путь вдоль реки. Только когда стало темнеть, женщина созрела для вопроса.
  - Ты хочешь выполнить задание?
  - Да.
  - Не думаешь, что разумней вернуться и снарядить новую экспедицию?
  - Нет.
  Немногословность Моретти не смутила и не обидела ее. Наоборот, казалось, что Катрин повеселела. Джино снова старался не думать о ней, и даже взглядом не встречаться со своей спутницей. Она шла сбоку, чуть позади него, и он ощущал волны природной силы, женской самоуверенности и профессиональную выдержку ее дыхания. Она ни разу не сбилась с шага, не передохнула.
  - Пора остановиться на ночлег, - решил Моретти, когда из-за сумерек идти дальше стало невозможно.
  Но стоило остановиться, как мысли, строем марширующие в его голове, поскакали галопом, причем в разные стороны!
  Куда идти?
  Как добывать пропитание?
  Что делать с этой непостижимой француженкой, которая дышит ему в затылок так жарко?!
  
  8
  
  Самолет упал в сотни километрах от цивилизации, в густых джунглях Амазонки. Высокие деревья, об которые он разбился, сомкнулись над железными останками, надежно скрыв от радаров и пилотов. Невозможно было определить место катастрофы. Ливень, бушевавший всю ночь, затушил пожар. Никаких следов не осталось от лайнера и его пассажиров.
   Командир экипажа успел выпрыгнуть из кабины за секунду до взрыва. Крис запутался в ветвях, и это спасло ему жизнь. Он всего лишь вывихнул ногу, но даже не потерял сознание, а только промок до нитки, проболтавшись до утра на высоте пяти-шести метров. С появлением солнца, он кое-как сполз на землю и огляделся. Зрелище потрясло его до глубины души, несмотря на опыт и закалку. Покореженная груда металла - вот и все, что осталось от его самолета!
  Солнце уже совершенно взошло, но все, же оно не могло совсем рассеять нависший туман. Вокруг щебетали птицы, зеленела листва, маленькие зеленые попугайчики летали вокруг, по лианам раскачивались игривые обезьянки, а высоко-высоко голубело небо. Все это было так необычно, что на миг Крис остолбенел. Потом он стал орать, как оглашенный, от всей души надеясь, что ни ему единственному удалось спастись. Из чащи послышался стон, и Крис поспешил туда. Бежать было нелегко, - земля была рыхлой после дождя и всюду росла высокая трава.
  Наконец, он увидел женщину, что скорчившись, лежала под деревом. Она истекала кровью.
  - О боже, Шелли! - Завопил Крис.
  Она не могла ответить ему, за ночь Шелли сорвала голос, взывая к помощи. При падении большой осколок попал ей в руку, она то и дело теряла сознание от дикой боли. Десятки синяков покрывали ее тело, но все-таки после беглого осмотра, Крис дрогнувшим голосом сообщил:
  - Тебе повезло, милая, вот вытащим стекло, и ты будешь в полном порядке.
  Женщина слабо махнула здоровой рукой в сторону корпуса самолета.
  - Ты хочешь, чтобы я посмотрел, что там? - Догадался Крис.
  Шелли кивнула. Он потоптался на месте. Идти было страшно. Ясно, что после такой катастрофы в живых никого не осталось. Им с Шелли просто невероятно повезло! Они счастливчики!
  - Эй! Ау! Есть кто живой?! - Вдруг донеслось откуда-то со стороны зарослей.
  Оба вздрогнули и обернулись. К ним вышел высокий темнокожий детина в изодранных джинсах и с голым торсом. Вся грудь парня была в кровоподтеках и ссадинах, однако, выражение лица у него заставило Шелли и Криса впасть в столбняк. Он улыбался, а глаза его сияли!
  - Приветик, меня зовут Майк, - сказал он, словно дело происходило на веселой вечеринке.
  - Э... - только и смог выдавить из себя Крис.
  - Здорово нас тряхнуло! - Хохотнул он. - Что-то спасатели не торопятся на место крушения Боинга, а?..
  - Ты дурик или им прикидываешься?! - Процедила сквозь зубы Шелли к которой внезапно вернулся голос. - Мы попали в авиакатастрофу! Десятки людей погибли! Самолет разбился к чертям собачьим, а ты еще имеешь наглости хохотать!
  Женщина зарыдала от горя и от отчаяния, содрогаясь всем телом.
  - Извини-извини меня, - подскочил к ней Майк, - я только хотел поднять боевой дух, я, правда, все понимаю, но нам троим ведь повезло, мы же буквально вернулись с того света! Мы живы это главное...
  Майк все тарахтел и тарахтел без остановки, жестикулируя руками, как обезумевший. Крис понял, что у парня тоже стресс, впрочем, как и у стюардессы, просто проявляется иначе. Ему пришлось по очереди влепить пощечину обоим. Наступила тишина, прерываемая только криками экзотичных птиц.
  - Я все-таки пойду проверю, нет ли там кого-то, кто нуждается в помощи, - наконец решился Крис, кивнув в сторону бывшего самолета.
  Парнишка только уныло кивнул в знак согласия и присел на землю возле Шелли, склонил голову.
  Бывший командир экипажа с опаской приблизился к железному остову, вокруг которого валялись куски мятого металла, какие-то тряпки, стекла и что-то еще, что он не желал идентифицировать. Возможно, это что-то было еще несколько часов назад людьми. Его пассажирами.
  Крис едва держался, чтобы не броситься прочь.
  - Здесь есть кто-нибудь? - Спросил он и понял, что говорит шепотом.
  Откашлявшись, он повторил вопрос.
  Бесполезно. Пустая трата времени. Это нелепо - искать живых тут, в самом пекле катастрофы!
  Когда он уже сделал шаг назад, послышалось бормотание. Сначала Крис решил, что у него начались галлюцинации. Немудрено после такого стресса. Но бурчание повторилось.
  - Аллах всемогущий... верую... - бормотал кто-то. - Верую. Верую..
  - Эй, где вы? - Завопил Крис, озираясь по сторонам.
  - Аллах мне поможет. Аллах велик.. Я попаду в рай...
  - Да, где же вы, черт подери?! Отзовитесь!
  Он пошел на голос. Борт самолета теперь выглядел, как в фильме ужасов - пустые глазницы иллюминаторов, покореженные от ударов стены, повсюду трупы и кровь. Из-под кресла, валяющегося в проходе, торчала чья-то нога. Крис прижал руки ко рту, чувствуя тошноту.
  Сосредоточься, велел он себе. Голос смолк. Крис огляделся и еще раз позвал:
  - Ну, же отзовитесь!
  И тут он увидел его - седого, растрепанного мужчину в мусульманских одеждах. Он выглядывал из-под груды чемоданов и сумок, и взгляд его был совершенно безумен.
  - Аллах? - Обезумевшим голосом произнес мужчина.
  - Только этого мне не хватало, - пробормотал Крис.
  Он взвалил мужчину в белых одеждах на себя, тот заохал от боли - у него была повреждена спина. Но Крис решил отложить осмотр на потом и понес пассажира на выход.
  - Я Абдул Рахман из Саудовской Аравии, - по-арабски сообщил мужчина, наивно полагая, что тот его понимает, - я очень богат. У меня куча денег. Знаете, если вы мне поможете выбраться отсюда, я подарю вам новый самолет. Два! Слышите? Два самолета и красивый дом!
  Прекрасно, думал про себя Крис, не слушая араба прибывавшего в шоковом состоянии и его бредовое бормотание, четверо из двух сотен, что были на борту. Четверо! Один - сумасшедший араб, другой - истеричный весельчак. А Шелли - женщина!
  Крис боялся даже заглянуть вперед. Он знал, что самолет упал в самом сердце джунглей, спасатели не найдут их здесь, это очевидно. И как выбираться с таким составом?!
  Шейха он посадил под деревом между Шелли и Майком. Оказалось, парень уже обработал рану женщины и даже справился с приступом болтливости. Даже дурацкая улыбка исчезла с лица. Всех, кроме безумца, обуял ужас. Затем обрушилось тяжелое молчание, прерываемое монотонной молитвой на арабском языке.
  "Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного! Хвала Аллаху, Господу миров, Милостивому, Милосердному, Властелину Дня воздаяния! Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи. Веди нас прямым путем, путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших. Защити и спаси нас".
  Неизвестно, сколько времени просидели они вот так, окутанные мрачным ужасом среди непроходимого лабиринта тропических джунглей. Верхушки пальм, которых, так высоко возвышались над остальными деревьями; под ними росли менее высокие, но более роскошные растения и всюду, куда ни взглянешь, извивались и переплетались между собой лианы, то тут, то там пестрели тропические цветы, просматривались древовидные гигантские папоротники изобилие орхидей. И всюду заглушенный гул, свидетельствующий об интенсивной жизни джунглей, где опасность поджидает на каждом шагу.
  Едва Шелли хотела присесть на корягу, как Крис завопил не своим голосом:
  - Берегись!
  Женщина дернулась чуть в сторону, взгляд ее упал на корягу облепленную муравьями.
  - О мой бог! - Она поморщилась брезгливо при виде этих кишащих на коряге муравьев. - Что это?
  - Это аракара, - уверенным голосом сообщил Крис, - огненные муравьи!
  - Это почему же огненные? - Поинтересовался Майк, разглядываю старую корягу.
  - Дело в том, что места их укусов горят несколько часов. - Пояснил Крис. - Разновидностей этих тварей предостаточно, - он принялся перечислять, - киситайя, тачи, таксирана, тукуши. Укус каждого из них вызывает лихорадочное состояние, но эти, ни так опасны, как тукандейра. Укус тукандейра опасен для жизни. Умоляю, вас, будьте предельно осторожны и осмотрительны, опасность подстерегает всюду. Не забывайте, мы в джунглях.
  Майк таинственно улыбнулся, подмигнув испуганной Шелле, затем присвистнул, не осознавая до конца масштабы катастрофы и зашагал вперед.
  Майк был убежден, что все это ерунда, скоро их спасут и тогда гудбай Джунгли. Он слушал музыку по плееру и мечтал о встречи с репером фифти сент, чтобы показать тому свои демо материалы. Эта была мечта паренька, которая в прочем помогала ему жить и смотреть на все происходящее в этой жизни с легкой улыбкой на устах. Решив вновь раскурить сигаретку, Майк отошел чуть в сторону и тут же увидел пелену дыма.
  - Эй, смотрите, там! - Крикнул он, ткнув рукой в сторону рассеивающегося между пальмами густого дыма, - кто-то распалил костер!
  Майк ринулся навстречу дыму.
  - Стой! - Крикнул обеспокоенным голосом Крис, подскочил с места, как ужаленный. - Там могут быть местные туземцы или аборигены! Им лучше на глаза не попадаться! Съедят, ведь заживо!
  
  ***
  При первых признаках катастрофы Гассано рванулся к Вики, но самолет так трясло, что он упал в проходе. Он звал ее, но напрасно. Когда ему удалось подняться на ноги, железная махина рухнула на деревья, и Гассано потерял сознание, ударившись виском об угол кресла.
  Он пришел в себя от удара поддых.
  - Получай, гад, получай! Это ты во всем виноват! Как только ты появился, все пошло наперекосяк!
  Вики буквально избивала его, захлебываясь рыданиями, истерично выкрикивая полную чушь. Вокруг все тряслось, рычало, громыхало. Трясущейся рукой Гассано смахнул с лица, чудом уцелевшие очки.
  - Ты?! - Отшатнулась от него Вики.
  - Что происходит? - Он попытался встать на ноги, но все тело его ныло от ударов.
  Вики выглядела не лучшим образом - разодранная в клочья юбка, взлохмаченные волосы, порезы на руках, ссадины на лице.
  - Гассано! - Плача, она бросилась к нему на грудь. - Черт тебя подери, Гассано!
  И в ту же секунду отлепилась от него и затрясла, схватив за лацканы плаща.
  - Ты что, совсем придурок? Зачем ты хотел меня обчистить?!
  - Вики, это ты дура! - Отбросив всякий пиетет, завопил тот. - Мы в эпицентре катастрофы, а тебе срочно надо узнать какую-то ерунду! Прыгай!
  - Что?! Куда прыгать?!
  - Туда! - Рявкнул он, - быстро! - Развернул ее и сильно ткнул в спину.
  Очень вовремя! Как раз в этот момент салон с жутким скрежетом оторвался от носовой части самолета, и прозвучал взрыв. Вики с Гассано, как и сидящий рядом Крис, полетели в гущу деревьев. Ветви смягчили их падение.
  С воплями оба плюхнулись в лужи. Гассано вскрикнул, подвернув ногу, а Вики упала профессионально сгруппировавшись.
  - Ты в порядке?! - Одновременно спросили они друг друга.
  И не ответили, ужасаясь тому, что творилось вокруг.
  Пожар освещал страшную картину. Несколько мгновений Гассано и Вики с застывшими в глазах слезами смотрели, как смерть вершит свое дело. Виктория зябко поежилась, и прижавшись к Гассано, заговорила.
  - Надо пойти посмотреть, может, кому как и нам удалось спастись.
  - Ну уж нет! - Отрезал Гассано, отодвигая от себя Вики. - Я обещал Моретти заботиться только о тебе.
  - Но, Гассано... - Взмолилась Вики.
  - Никаких НО! Вики!
  Ковыляя, он приблизился к ней снова и схватил за руку, всем видом демонстрируя решимость. Если понадобиться, он уведет ее силой. После того, что они пережили, он не позволит ей совершить глупость и погибнуть, спасая других. Плевать он хотел на всех!
  Таков был Гассано.
  Вики пребывала в шоке, и ему удалось уговорить ее покинуть место катастрофы. В полной темноте они прорывались сквозь дремучие заросли, увязая в мокрой, илистой земле.
  - Как думаешь, здесь есть змеи? - Очнулась Вики.
  - Обязательно, - буркнул в ответ он. - Ядовитые!
  - Что? Пытаешься меня запугать? В таком случае, может лучше будет залезть на дерево и переночевать там, что скажешь?
  - У тебя стресс, да Вики? Ты полагаешь, змеи не лазят по деревьям?
  Вики замолчала, отмеряя шаги. Они шли, держась за руки, как маленькие. Оба старались не думать о случившемся. Наконец, деревья поредели, они вышли на открытое место.
  - Почему мы не остались? - Чужим голосом произнесла Виктория.
  - Это опасно, - устало пояснил Гассано.
  - Но там люди... Мы должны были помочь!
  - Нам бы самим кто помог! Ты хоть понимаешь, что произошло, а?! Вики, я тебя умоляю, подумай о себе, о детях! Ты должна выжить, ясно?! Смотри!
  В густой чаще деревьев разгорался пожар, вероятно, от взрыва. Несколько минут в небо взлетал страшный фейерверк, а потом все стихло. Вики ощутило, как стиснуло горло. Это конец! Все погибли! Да и они тоже протянут недолго, - одни, без снаряжения, оружия, еды, неизвестно, где!
  - У тебя есть спички? - Спокойно спросила она, преодолев панику.
  Гассано похлопал по карманам.
  - Есть, но сейчас мы не запалим костер, все отсырело после дождя. Выбирай дерево для ночлега.
  - Ты серьезно? Ты же говорил, что там змеи.
  - Не исключено, - хмыкнул Гассано, стараясь подладиться под ее тон, и не впадать в отчаяние, - но это лучше, чем спать на мокрой земле и стать ужином для тигра.
  Вики рассмеялась, правда, немного истерично.
  - Что у тебя было по географии, Гассано? Тигры не водятся вблизи Амазонки. Мы упали где-то в джунглях, тут хватает других хищников.
  Гассано ослабевшим голосом спросил, каких именно. Про змей-то он ляпнул так, не задумываясь. Вики права, география не его конек, как и биология. Он понятия не имел, кого опасаться здесь. Главное - выбрались из самолета и не попали под завал! Что теперь, он не знал.
  Амазонка, значит.
  - Крокодилы, да? - Произнес Гассано, подсаживая Вики на дерево.
  - Не исключено, - поддразнила она его.
  Удивительная женщина, подумалось ему. Еще и шутит! Они только что из упавшего самолета! Они в дебрях Амазонки! Они, возможно, единственные, кто уцелел!
  Джино дико повезло с женой, по-доброму позавидовал Гассано, внимательно изучая лицо этой фурии.
  Кое-как они устроились на ветках и, привязавшись его ремнем от плаща и сумочкой Вики, стали коротать ночь. О сне, конечно, речи не шло. Мрачные мысли путались в голове, а им еще к тому же аккомпанировал зловещий крик ночной совы. У Вики сжималось сердце, вслушиваясь в эти меланхоличные ноты, а у Гассано волосы дыбом становились, но он держался молодцом, старался не показывать своего страха перед женой босса. Но Вики отчетливо видела его страх, смотрела на него сквозь пелену устилавших глаза слез, и думала о своей семье, которую возможно больше никогда и не увидит.
  Гассано обнимал Вики, прижимая к себе, температура заметно опустилась до 6№ Ц, и уже под утро Вики впала в забытье, впрочем как и Гассано, который едва не свалился с дерева, не смотря на страховку.
  Первым делом, спустившись на землю, они вознамерились развести костер. Гассано отыскал несколько сухих прутьев в гуще листвы, куда не добрался дождь. Вики пока помалкивала, но твердо решила проверить место крушения. Вдруг кто-то спасся. Гассано не удастся ее отговорить, это вчера она была в шоке, вот и поддалась на его уговоры. Надо быть последней сволочью, чтобы бежать без оглядки оттуда, где требуется помощь. Возможно, требуется. В глубине души Вики признавала, что шансы равны нулю.
  В толщу мыслей пробился внешний мир, и Вики была поражена, оглядевшись. Райские кущи, да и только! Изумрудная листва, трава по пояс, звонкоголосье птиц, яркие цветы всевозможных расцветок.
  Ее сумочка от Гуччи, чудом уцелевшая и до сих пор болтающаяся на плече, смотрелась в этих дебрях словно набедренная повязка папуаса на званом приеме в Лондоне.
  Костер разгорелся, они молча развесили верхнюю одежду сушиться. И вдруг Вики услышала в зарослях какой-то подозрительный шорох. Кто-то довольно тяжелый, большой пробирался сквозь чащу. Она сглотнула, машинально отступая назад, в противоположную сторону. Гассано, сидевший на корточках возле костра, недоуменно нахмурился:
  - Ты что?
  - Тсс! Слышишь? - Прошептала она, указывая туда, откуда доносился шум.
  Неведомый, незваный гость приближался, - теперь отчетливо звучала его поступь, под его ногами хрустели ветки, трава, и стало ясно, что через миг на поляне их станет трое.
  В мгновение ока Вики оценила ситуацию: они не вооружены и совершенно беспомощны перед хищником, кто бы он ни был! Даже если это человек - тоже далеко не безобидный вариант. Очевидно, что при катастрофе никто не спасся, значит, это - абориген. О туземцах в этой части света ходили страшные слухи, Вики много читала и слышала, что здешние жители недалеко ушли от первобытных времен. Смутно припомнились ей сведения, почерпанные из СМИ и ТВ. Людоедство. Идолопоклонство. Странные, чуждые цивилизации законы и обычаи.
  Да уж, это именно то, что им сейчас не хватает! Знакомство с местным каннибалом! После всего, что произошло, судьба могла бы и смилостивиться, устроить хотя бы небольшую передышку...
  Вихрем пролетели эти мысли в ее голове. Ветви напротив раздвинулись. Вики взвизгнула, сделала еще шаг назад.
  И тут ноги ее подкосились. Она упала.
  Когда Вики упала, сразу двое мужчин бросились поднимать ее. Это были растерянный Гассано и чернокожий парнишка, шаги которого так напугали ее.
  - Вот это пруха! - Завопил Майк, подпрыгивая рядом, пока Гассано помогал Вики подняться. - Я так и знал, что вы нормальные! Я сразу сказал, надо идти на дым! Это я ваш костер увидел! Вы ведь тоже пассажиры разбившегося Боинга, не так ли?
  Он никак не мог угомониться, и все тараторил и тараторил без умолку, так что ни слова вставить было невозможно в его пламенный монолог. Майк умудрился за какую-то минуту познакомиться, вкратце поведать свою биографию и рассказать о последних кошмарных событиях не, перемежая рассказ пылкими и бессмысленными восклицаниями.
  Наконец, Вики не выдержала и, топнув ногой, велела:
  - Остановись! Прекрати!
  Парень недоуменно округлил глаза, но послушался. Гассано подтолкнул его к костру.
  - Еще раз, коротко и внятно, - приказал он, правильно истолковав взгляд Вики, которая запуталась в эмоциональном драйве рассказчика.
  Майк попытался изложить все так, как ему было велено, и спустя некоторое время Вики с Гассано, оценив ситуацию, отправили его обратно к спасшимся пассажирам - с тем, чтобы он привел их к костру.
  Когда парнишка скрылся в зарослях, Вики многозначительно взглянула на своего попутчика и в некотором роде телохранителя.
  - Я же тебе говорила, что должен был спастись кто-то еще!
  - Угу, - буркнул тот, - вы правы, босс!
  - Ладно, перестань кривляться! Это же просто чудо, то что случилось с нами и этими людьми!
  Гассано вскочил и, принявшись расхаживать туда-сюда, заворчал:
  - О, да! Великое чудо! Самолет рухнул где-то в дебрях Амазонки, кругом полно всяких мерзких тварей, у нас ни связи, ничего!
  - Кстати, что с твоим мобильником? - Деловито перебила Вики.
  Тот пожал плечами.
  - Мой тоже потерялся. Может, у других телефоны сохранились...
  - Ну и что нам это даст? - Прежним тоном произнес Гассано. - Неужели, ты думаешь, что отсюда можно позвонить?
  Он скорбным жестом обвел поляну.
  - Однажды мы с Джино попали в переделку... - вспомнила Виктория, - ну детали я не буду рассказывать, факт в том, что оказались мы с ним тоже далеко от цивилизации, так вот он залез на самую высокую сосну и оттуда смог поймать сеть.
  - Нет, - перебила она саму себя, - все-таки тогда мы были не так далеко...
  - Ну вот! - Протянул Гассано. - А я тебе, о чем говорю!
  Вики четко произнесла, что она просто не хочет отчаиваться и продумывает вслух всякий варианты. Любой путь хорош, лишь бы не сидеть на месте, верно?
  - Пока мы именно этим и занимаемся, - снова буркнул недовольно Гассано.
  Вики почувствовала, что готова треснуть его по голове чем-то тяжелым. В этот момент, словно спасая Гассано от подобной участи, на поляне появились один за другим жертвы катастрофы. Это было довольно скорбное шествие. Впереди, отчаянно жестикулируя, шагал Майки. За ним медленно двигался Крис с недоверчивым выражением лица. Замыкали строй Шелли, едва ковыляющая от усталости и стресса, и араб, который то и дело останавливался, чтобы воздеть руки к небу и прочитать молитву.
  Некоторое время собравшиеся молчали. В эту минуту, освобожденную от человеческих голосов, можно было услышать истинную, глубокую песню джунглей - нестройный хор насекомых, птиц, животных, самых разнообразных тварей, шуршание листвы, шорох травы, плеск воды где-то вдалеке. Дирижером выступала сама природа.
  Люди, замершие сначала от растерянности, теперь, ощутив зов природы, почтительно затаили дыхание.
  - Прошу! - Наконец, нарушил молчание Гассано, и приглашающее обвел местность вокруг костра.
  Стали рассаживаться. Через мгновение, также сообща, как молчали, все разом заговорили. Каждый, пусть и по-своему, пусть в разной степени, был потрясен случившимся, каждому было тяжело и хотелось выговориться. Даже шейх пытался что-то поведать новым знакомым, но его английский был крайне слаб, и единственное, что смогли разобрать остальные - имя араба.
  Вики ловко, сноровисто осмотрела раны Шелли, при этом утешая ее, хотя сама была не в лучшей форме. Майки старался поднять настроение и выбрал тему, которую знал лучше других - музыку. Его, впрочем, никто особо не слушал. Гассано с Крисом совещались, что делать дальше. Оба чувствовали свою ответственность, мужское начало брало вверх и звало действовать, взяв под крыло остальных. Парнишку они не принимали в расчет, он, может быть физически, и был крепок, но слишком юн и наивен, чтобы советоваться с ним относительно будущего.
  Вики прислушивалась к мужскому разговору, решая, вмешиваться или пока не стоит. Ей было странно оказаться среди тех, кого опекают, раньше она сама отвечала за себя, в самых сложных ситуациях принимала решение и действовала на свой страх и риск.
  - Нам нужно выйти к реке, - услышала она предложение Гассано.
  Крис возразил, что это слишком опасно, мол, вдоль берега полным-полно хищников, которые приходят на водопой, и дикие племена тоже могут встретиться.
  - Ты знаешь, что здесь живут настоящие каннибалы? - Возмущенно обратился он к Гассано. - Я столько слышал про эти места!
  - Может, я и знаю меньше твоего, - перешел на повышенный тон Гассано, который терпеть не мог критики вообще, а от малознакомых, в частности, - но мне точно известно, что река приведет нас к жилью!
  - К какому такому жилью? - Крис насмешливо скривился. - К шалашам людоедов?! Тогда давай, вперед! Я пока не спешу стать чьей-то закуской!
  Майк расхохотался над его шуткой, но сам не знал, с кем соглашаться. Ему было все равно, куда идти, по большому счету. Он ни на секунду не сомневался, что спасение рано или поздно придет. Так что можно было вообще с места не двигаться! Сидеть и слушать музыку.
  Когда парень попробовал озвучить свою идею на него накинулись все, даже обессиленная Шелли.
  Она по привычке приняла позицию Криса - как никак много лет летала под его руководством, привыкла ему доверять и подчиняться.
  - Река, действительно, таит много опасностей, - настороженно заявила стюардесса.
  Вики снисходительно улыбнулась:
  - А джунгли?
  Крис вскочил на ноги, теряя выдержку.
  - Да идите, идите к своей реке! Надеюсь, вы хоть понимаете, о какой именно реке идет речь, а?
  - Не ори! - Нахмурился Гассано. - По-твоему, мы совсем идиоты?
  - Я вел этот самолет! - Продолжал кричать пилот. - Я точно знаю, где мы! А вы... вам... вас..
  Он закашлялся, не справившись с дыханием. Эмоции переполняли его. Крис на самом деле многое испытал, но в нынешней ситуации не знал, что делать, и настаивал на своем только из природного упрямства и привычки командовать. Он не мог так просто отказаться от роли лидера. Возможно, этот итальяшка - как назвал пилот про себя Гассано - и прав! Но признать это было выше всяких сил! Еще не хватало, что б он всеми командовал!
  - Ты... да ты... да я тебе... - Так и не выговорив больше ни слова, пунцовый от негодования, Крис вдруг набросился на Гассано с кулаками.
  Тот ни сразу отреагировал, ошеломленный внезапным наскоком. Через миг оба катались по влажной земле. Шелли визжала. Как и пилот, она все не могла прийти в себя, и выдавала явно неадекватную реакцию. Майк, наоборот, застыл, как изваяние. Шейх снова шептал молитву. И только Вики благоразумно пыталась растащить драчунов, пустив в ход все свои боевые навыки.
  Она не разбирала особо, где Гассано, а где Крис, только старалась не повредить жизненно важные части тела. В конце концов, мужчины, оба получившие профессиональные удары, отползли друг от друга.
  - Ну и шум вы подняли! - Качая головой, пожурила их Вики, словно несмышленышей.
  Они же, казалось, готовы были продолжить - так неистово полыхали взглядами! - но вдруг чей-то резкий крик раздался из чащи.
  Все смолкли на секунду, растерянно переглядываясь.
  Раздался жуткий рёв, словно кричал человек. Внезапно жуткий рёв превратился в вой. Крики повторились и преумножились, затем перешли в громкое рычание.
  Послышался звук треск веток и спустя какое-то мгновение на поляну высыпало бесчисленное множество странных существ.
  Волосатые, крупные туши передвигались то на задних лапах, то на четвереньках, опираясь на передние, - подобно обезьянам. Некоторые повисли на лианах, другие окружили людей внизу, на земле. Вики с удивлением разглядела вытянутые собачьи морды. Если это на самом деле были обезьяны, ей не доводилось еще видеть подобной породы.
  Забыв о недавних распрях, о катастрофе, люди во все глаза глядели на человекообразных.
  Мужские особи выглядели особенно отвратительно: воинственно настроенные, оскалившиеся красномордые, с трясущимися при движении рыжими ирокезами на головах - будто кто-то нарочно сделал им такие прически! А так же с огромными, висячими, фиолетового цвета причиндалами между ног. Они дико визжали, рычали, затрагивали, исподтишка наскакивали на перепуганных до смерти людей. Дикие голоса рыжих обезьян-собак были похожи на страшный смех сумасшедшего.
  Просто невообразимый гвалт стоял вокруг. Люди испуганно жались друг к другу и не знали, что предпринять. Животные окружили их со всех сторон, однако близко подходить не решались. Это была какая-то своеобразная психологическая атака. Вот именно атака! От них исходил отвратительный запах зловония, запах фекалий и гниющего мяса.
  - Просто ужас какой-то, - закрывая нос, не сдержалась Шелли.
  - Действительно, что за вонь? - Поморщился Гассано.
  - Кто знает, - передернул плечом Крис, - возможно, эта вонь помогает этим тварям парализовать свою жертву.
  И вот тут-то озаренный идеей Майк, осмелился выйти вперед. Он медленно опустился на четвереньки, дико заржал, парадирую, смех человекоподобных, рыкнул пару раз, подражая тем. Зрелище получилось довольно-таки забавное. Шелли истерически расхохоталась до слез. Остальные в голос рассмеялись. Обезьяны, наоборот, притихли, отступив немного назад, замерли.
  Гордый собой, Майк развернулся к товарищам. Его лицо сияло:
  - Ну, как я их сделал, видали?
  - Берегись! - Закричала Вики, заметив порывистые движения в густой чаще среди деревьев и лиан.
  Но было поздно. Огромная волосатая туша будто упала с неба - спрыгнула с дерева - прямо на Майка. Ее ужасные лапы со скрюченными длинными пальцами сомкнулись на его шеи, а желтые клыки готовы были вот-вот сомкнуться.
  Схватив из костра еще тлеющую корягу, отважная Вики бросилась на помощь парнишке. Раздался жалобный визг и запахло паленой шерстью.
  Остальные последовали примеру Вики, не раздумывая больше. Завязалась ожесточенная борьба.
  Царь природы - человек - рьяно отстаивал свои права, защищал своего ближнего.
  Одна из обезьян подскочив к Гассано, оставила на его груди глубочайшие царапины.
  - Дьявол!
  - Гас, ты в порядке? - Вики бросилась к Гассано.
   Она увидела кровь на его руках.
  - Боже, - Вики сделалось не хорошо.
  - Ты это видишь? - Спросил ее Гассано, - не верю своим глазам, вот тварь! Удушил бы мерзавца.
  Вики и самой было трудно в это поверить, его грудь вся была в крови. Глубокие царапины, словно их нанесли огромными кинжалами.
  Майк же, едва придя в себя, заметил, что обезьяна утащила фирменную бляшку с его ремня. Он возмущенно завопил:
  - Гадина, бляшку сперла!
  Обезьяны-собаки между тем, поскуливая и обеспокоенно топчась на месте, потихоньку начали отступать, рассеялись по деревьям, а после дружно, как сговорившись, принялись раскачиваться на лианах. Самец, набросившийся на Майка, своей мощной тушей прыгал по веткам и колотил себя в грудь. Он будто бы говорил: вот я, какой удалец! Его собратья принялись делать то же самое, тряся лианы и издавая победные кличи. От бешеной тряски с деревьев посыпались какие-то экзотические плоды, размером с футбольный мяч, а по твердости будто грецкий орех. Один из них попал Крису по голове, хорошо, что по касательной, и он отделался только легким испугом. Подняв плод, пилот ошеломленно взвесил его в руках.
  - Кирпич, наверное, и то легче! - Пробормотал он обескуражено.
  А обезьяны продолжали наступление. Заметив панику среди людей, от того, что с неба сыплются плоды, животные еще яростней заскакали на ветках, используя их вместо оружия. Сообразительные твари не только напугали, но и серьезно покалечили некоторых из компании. Маленький отряд, кряхтя и постанывая, поспешил покинуть гостеприимную полянку. Обезьяны преследовали их, перепрыгивая с лианы на лиану, и усовершенствовав методы атаки - они уже сообразили кидаться орехами, словно снарядами. Людям бы несдобровать, если бы впереди не показалась река. Животные, вероятно, боялись покидать чащу и выходить на открытую местность у воды. Оставив свои жертвы в покое, потрясая ирокезами, обезьяны-собаки скрылись в джунглях.
  Вики, которой удалось уклониться от всех ударов, оглядела товарищей. У Гассано обнаружились неслабые гематомы на плече, Шелли и шейх отделались царапинами, а Майк заполучил синяк под глазом.
  - Мало того, что меня чуть не придушили, сперли бляшку с ремня, так еще и фонарь засветили, вот это приключения в моей жизни, расскажи только кому, не поверят ведь!
  Он жаловался, но не унывал, как и прежде.
  - Надо промыть раны, - сказала Вики, направляясь к воде, - да и умыться, не помешало бы...
  Она только успела наклониться, как Гассано схватил ее за локоть и буквально отволок назад.
  - Ты что! - Завопил он, багровея от гнева и страха. - Совсем глупая?!
  Вики опешила.
  - В чем дело, Гассано?
  Он потер лицо ладонями.
  - Извини, Вики! Просто испугался. Неужели ты не знаешь, что здесь могут водиться пираньи?
  Шелли закивала, поддакивая. Крис тоже недовольно пробормотал, что Гассано прав.
  Вики безразлично пожала плечами.
  - Ну и что?..
  - Ну и что?! - Подпрыгнул Гассано. - А то, что эти мелкие твари чуют добычу за несколько километров! Мне рассказывал один ...ммм... ну неважно кто... в общем, это опасно! Верно, я говорю?
  Он обратился за поддержкой к пилоту, словно забыв о недавней стычке. Тот энергично подтвердил, что пираньи запросто могут слопать человека в один присест.
  - Накидываются всей стаей, и привет! Один скелет остается!
  Вики поежилась. Она, конечно, знала о пираньях, но в этот момент совершенно не задумалась о такой опасности. Слишком уж многое пришлось им пережить за короткий промежуток времени! Требовалась передышка.
  Но, как бы там ни было, группа все-таки отправилась к реке. Бесшумно ступая, гуськом углублялись в лесные дебри. Наконец, они подошли к густым зарослям, за которыми начиналась протока. Вот где были настоящие, "книжные" джунгли - переплетенье лиан и деревьев! Вики шла следом за Гассаном. Ей только сейчас бросился в глаза размах его плеч и то, с какой ловкостью он пробирался между деревьями. Несмотря на высокий рост, он играючи огибал кусты и лианы. Вики с восхищением взирала на Гассано, как вдруг ее нога наступила на что-то скользкое. Потеряв опору Вики начала заваливаться на бок, выставив ладони. Отклонившись чуть в сторону, она не глядя, оперлась на какое-то дерево, поросшее зеленовато-серым мхом. В ту же секунду она почувствовала, что локоть будто опалило огнем. Она дернулась было резко, но не могла двинуться с места.
  - Что это?! - Вскрикнула от боли Вики. - Я прилипла!
  Жгучие слезы выступили на глазах.
  В эту секунду Майк подхватил ее на руки. Гассано метнулся к Майку. Остальные сжались в кучку, будто испуганные дети. Они ничего не соображали, прибывали в полном замешательстве. Недавняя драка с обезьянами вымотала всех ужасно, не говоря уже о катастрофе, бессонной ночи, голоде и жажде! Столько всего сразу!
  Гассано, недолго думая, дернул Вики за многострадальный локоть. Что есть силы, она завизжала от резкой боли, - кожа будто расплавилась.
  Изрядно покраснев, Вики попыталась уцепиться за лиану, чтобы подняться самой, едва она успела, прикоснуться к ползучему стеблю, как закричала. Ее пальцы вдруг вспыхнули болью. Вики принялась тереть их о полу рубашки, однако жжение только усилилось, словно она сунула руку в огонь.
  - Боже, какая невыносимая боль, - простонала она со слезами на глазах. - Что это, черт возьми?!
  Гассано поспешно сорвал пригоршню каких-то плотных листьев с какого-то кустарника и растерев их в руках, взял Вики за запястье и смазал ее кисть маслянистым соком.
  Жжение тотчас угасло. Вики изумленно посмотрела на мятые листья, затем на Гассано. Она не могла вымолвить и слова, прибавала в шоковом состоянии.
  - Ну, как? Лучше? - Поинтересовался Гассано. - Умоляю, только не молчи!
  Вики кивнула, чувствуя себя глупее некуда. Сглотнула и закусила губу. Ей было неловко и отчего-то страшно.
  Гассано продолжил растирать ее пальцы и локоть, пока обжигающая боль не исчезла полностью. На кончиках пальцев Вики увидела, как надулись волдыри. Ей захотелось заплакать, но голос пилота отвлек.
  - Пустяки, - произнес Крис, по-отцовски сжав плечо Вики. - Заживет.
  Пилот покосился на сизую плеть, небрежно свисавшую с дерева.
  - Это огненная лиана. Разновидность химического оружия. Надо быть предельно осторожно, я вам уже об этом не однократно говорил.
  Вики обнялась с Гассано, так крепко, как это было можно и в следующую секунду она забыла обо всем, когда послышался треск веток. Напряженная она отстранилась от Гассано и перевела взгляд на заросли. Им навстречу выпрыгнула огромная черная кошка. Это была пантера.
  Люди, словно завороженные, застыли на месте, наблюдая грациозное, смертельно опасное животное. Выражение лица у каждого было одинаково бессмысленное.
  Вики очнулась первой и помчалась бежать прочь, ни мгновения не сомневаясь. Инстинкт выживания гнал ее вперед. За спиной она слышала тяжелое дыхание Гассано. Остальные тоже ожили и бросились кто куда. Если бы пантера умела говорить, она явно высказалась бы на этот счет. Растерянность промелькнула в настороженных кошачьих глазах. Но только миг, и черная молния определила добычу. Шейх в белых развевающихся по ветру одеждах привлек ее внимание больше остальных, оказавшись ближе всех. Хотя он бежал так, что только пятки сверкали. Судьба несчастного была предопределена.
  Вики, услышав вопль. Резко остановилась, тяжело дыша обернулась назад, но Гассано пихнул ее в спину, нечленораздельно выругавшись, и она поняла, что не имеет права задерживаться, ни единой минуты. Вернее, даже не поняла, а всем существом почувствовала это - нет смысла рисковать!
  Она запыхалась, хотя была в отличной физической форме. Не сразу до Вики дошло, что они взбежали на береговую опушку.
  Рычание пантеры, казалось, преследовала их. Дикое, голодное рычание, которое словно жгло огнем, заставляло двигаться все дальше и дальше.
  Почва вдруг ушла из-под ног, и Вики едва не упала кубарем с той самой опушки, которая внезапно дала уклон. Внизу она увидела реку.
  - Прыгай за мной! - Не оглядываясь, велела она Гассано, и смело подала пример.
  Почему-то в тот миг спасение виделось только в этом. Первобытный ужас, который ощутила Вики при появлении хищницы, усилился стократ, когда раздался предсмертный крик шейха. Так что раздумывать было некогда.
  Падение длилось секунду, не больше. Вики успела сгруппироваться и вошла в воду без единого всплеска. Жаль, не было зрителей, чтобы оценить этот элегантный, профессиональный прыжок!
  На миг оказавшись в воде, Вики тут же вынырнула и опасливо огляделась по сторонам. Совсем рядом, метрах в двух, чернела голова Гассано. У него был совершенно безумный взгляд, оцарапанное в нескольких местах лицо бледнело на фоне грязно-желтой воды.
  - Похоже, ушли, - выдохнула Вики, стараясь при всем этом диком ужасе и учащенном сердцебиением придать своему голосу бодрость. - А где остальные, не видел?
  - Я себя-то не видел, не то, что остальных!
  - Эй, вы что?! - Вдруг раздался с другого берега голос Криса. - С ума сошли что ли?! Живо из воды вылезайте!
  Вики вспомнила о пираньях, мелькнула мысль и о других обитателях здешних вод, не более дружелюбных и безобидных. Она стремительно последовала совету пилота и заработала ногами-руками. Гассано следовал за ней.
  Крис, которому удалось спастись от пантеры тем же путем, что и Вики с подручным, ждал остальных на берегу. Он не знал, что случилось с Майком и Шелли, хотя слышал женский голос и призыв о помощи, но как-то не особо спешил на выручку. Бывший командир экипажа был в одном шаге от безумия, как недавно им спасенный, и разорванный теперь в клочья пантерой - шейх.
  Из буйно росших кустов и папоротника на берег выбрался Майк с Шелли на руках.
  - Ты что, не слышал нас? - Возмущенно обратился он к пилоту. - Шелли ногу подвернула...
  - Я ничего не слышал! - Соврал тот.
  Крис выглядел ужасно бледным. Майк, сначала было хотел возмутиться, на орать на того, но когда подошел ближе и заглянул тому в глаза, решил было промолчать, уж больно тот выглядел бледным и потерянным.
  Шелли лишь бросила на пилота обвиняющий взгляд, но, ни сказала, ни слова - силы покинули ее. Спасаясь от дикой кошки, она так бежала, что подвернула ногу, и если бы ни Майк, стала бы следующим блюдом пантеры.
  Майк первым заметил Гассано и Вики, которые выбирались на берег. Немой вопрос застыл у него на губах.
  Гассано хмуро кивнул.
  Парнишка вздохнул и промолвил:
  - Что ж, он был старый, и пожил на свете прилично...
  Это была эпитафия шейху. Остальные только скорбно молчали. Никому не хотелось ни думать, ни вспоминать о случившимся. Страшная смерть постигла бедного сумасшедшего араба. Его товарищи по несчастью думали сейчас о себе, о своей дальнейшей судьбе. Каждый представлял себя на его месте. В джунглях, как они уже поняли, на каждом шагу возможно подобное, а то и похуже!
  Не успели они обсудить случившиеся и рассудить, как действовать дальше, как вдруг Гассано зашипел:
  - Не двигайтесь!
  И показал глазами на зеленое большое бревно, что выползло из прибрежных кустов.
  Вики вынуждена была обеими руками закрыть себе рот, чтобы не завопить. Перед ней был самый настоящий аллигатор!
  Она увидела, как Майк крепко схватил Шелли, готовую завизжать и на одной ноге скакать прочь.
  Крис в полуобморочном состоянии вращал сумасшедшими глазами. Гассано пытался дотянуться до коряги. Встретившись с ним взглядом, Вики покачала головой. Она была уверенна, что пришел их смертный час. Так что же затягивать агонию?! Зачем продлевать мучения?!
  Мысленно вознося молитву, готовясь к неминуемой гибели, Вики ощутила все же, как тело само собой напряглось, словно перед прыжком. Сил не было бороться, мужество оставило ее, но где-то в глубине души, на уровне подсознания, инстинктов ее существо продолжало сопротивляться неизбежному.
  Кайман, между тем, не двигался, развалившись на илистом берегу, он нежился в жарких лучах полуденного солнца. Сейчас его действительно можно было принять за бревно. Двадцатифутовый крокодил - дело нешуточное. Этот образчик принадлежал к виду черных кайманов, королей среди чешуйчатых хищников Амазонки и ее притоков. Темная броня тускло поблескивала, пасть щерилась неровными желтоватыми зубами, а выпуклые глазищи этого монстра в обрамлении щитков казались совершенно холодными и безжизненными.
  Возможно, он не заметил людей, а может быть, просто был сыт, и не собирался охотиться. Пятеро замерли вокруг, боясь спугнуть неожиданную удачу, изо всех сил надеясь на чудо.
  Вики жестом показала Гассано, что надо отступать в джунгли. Но теперь он покачал головой, боясь неосторожным движением, шорохом привлечь внимание каймана. Вики не чувствовала ни рук, ни ног - все тело затекло от неподвижности. К тому же ей вдруг жутко захотелось чихнуть. Это нервное, подумала она. В двух шагах от нее цепенело стоял Крис, а с другой стороны вдруг начал икать Майк.
  Неподвижный, как утес, кайман не замечал людей. Видимо боги сжалились над несчастными, и повелели кайману залезть в реку. Вот исчезла в мутной воде голова чудища, огромное чешуйчатое тело скрылось из глаз, и, наконец, погрузился и хвост.
  Вздох облегчения был единым.
  От необыкновенного напряжения люди попросту попадали с ног, там же, где стояли. Некоторое время над ними, как проклятье, висела тишина.
  - Мы все погибнем, - произнес вдруг пилот сдавленным голосом.
  - Типун тебе на язык! - Отозвалась Вики.
  - Я не узнаю тебя, Крис! - Обернулась Шелли, - ты был всегда таким оптимистом, таким смелым и находчивым! Посмотри на себя в кого ты превратился!
  - Я и смотрю, - вяло отреагировал тот, - зрелище ужасное, надо заметить, вы тоже выглядите не лучшим образом. Надо смотреть правде в глаза, моя милая Шелли, мы безоружны, у нас нет еды, одного из нас уже скушали на обед... Кого следующего попадут на ужин?
  Гассано передернуло от слов пилота.
  - Да, брось ты! - Скривился в брезгливой ухмылке Майк. - Надо верить в лучшее.
  - В лучшее? - Перебил его пилот. - Лучшее, это если мы по своей воли уйдем из жизни, пока не..
  - Да, ты в своем уме?! - Взбеленился парнишка. - Я еще слишком молод, что б вот так взять и уйти из жизни.
  Гассано очень захотелось ввязаться в спор, но Вики его остановила, прикосновением своей руки.
  - Между прочим, - продолжал возмущаться Майк, - у меня через три дня день рождения. Мне двадцать один исполнится.
  Резко развернувшись, Майк зашагал вперед. Он больше не собирался слушать этот бред. Он верил в лучшее и надеялся, что помощь непременно придет - дело времени. Сунув в уши наушники, которые уцелели во всех переделках, парень всецело отдался музыке.
  Вики улыбнулась и пожалела, что у нее нет такой возможности. Она бы тоже с удовольствием отключилась от реальности хотя бы ненадолго. Крис прав, мелькнуло невольно у нее в голове. Выжить им не удастся! Никому! Это тупик, действительно, надо признать поражение, вот и все.
  - Эй, ты чего, - тряхнул ее Гассано, заметив как страшно побледнело лицо Вики, - ты что, веришь этому придурку?! Не слушай его!
  - Сам ты придурок, - огрызнулся Крис, впрочем, без всякого энтузиазма.
  Гассано погрозил ему кулаком, но не сделал, ни малейшей попытки подняться или как-то иначе заткнуть депрессивного пилота. Тот продолжал свои разглагольствования. Смысл его речи сводился к одному - выхода нет!
  Возражать ему не было ни сил, ни желания. Даже Гассано больше не вымолвил ни слова. Шевелиться никому не хотелось.
  Жара была невыносима, солнце стояло высоко-высоко, но, казалось, проникало в каждую клеточку. Влажный, горячий воздух сгущался вокруг, словно в парной. Искупаться бы! Но лень и страшно. После встречи с крокодилом при мысли о реке только одна ассоциация - смерть!
  Вики, запрокинув голову, смотрела в чистое далекое небо, и бегущие облака складывались для нее в замысловатые картины. В одном она видела лицо мужа, в другом детскую колыбельку, третье напоминало улыбку сына. Она почувствовала соль на губах, и поняла, что плачет.
  Ее дети станут сиротами.
  Ее бедные, хотя и богатые, дети!
  Нет!
  А Джино? Что будет с ним? Он отплачет ее, пусть никогда и не найдет ее тела, возможно, будет соблюдать траур, но - долго ли? Ее муж не из тех, кто выносит одиночество! Найдет себе какую-нибудь... да уже нашел! Эта французская дрянь сейчас рядом с ним, а Вики далеко-далеко от него, в дебрях Амазонки, в трех метрах от пасти каймана, в пяти шагах от пантеры, окруженная еще миллионами опасностей, голодная, грязная, исцарапанная, пережившая авиакатастрофу, - и все это ради чего?!
  Чтобы оказаться вместе с мужем!
  Она вскочила на ноги, словно от подземного толчка.
  - Идемте!
  - Куда, Вики? - Устало спросил Гассано.
  - Все равно, куда! Неужели ты не понимаешь, Гас?! Нам надо двигаться, надо что-то делать! Иначе мы и правда сдохнем!
  - Мы так и так сдохнем! - Сокрушительно заявил Крис.
  - А ты молчи! - Рявкнула Вики на него и замахнулась для верности.
  Пилот подальше отодвинулся на корочках.
  - Вики права, - кивнула Шелли, облизывая пересохшие от жажды губы, - мы должны бороться, бороться, чтобы выжить! У меня трое детей, и я не могу...
  Она задрожала всем телом. Майк, хоть и не слышал ее, но заметив слезы в глазах стюардессы, сразу очутился рядом. Он приобнял Шелли за плечо, вынул наушники и протянул ей один из них.
  - Хочешь дам тебе послушать фифтика? Он клевый чувак, поверь мне!
  Шелли, всхлипнув, согласилась. Со стороны Майка это был щедрый дар, учитывая, что батарейки вот-вот сядут, и он лишиться музыки совсем. Но оно того стоило - Шелли ничего не понимала в реп-музыке, однако, бледность покинула ее лицо и истерические всхлипывания остановились. Остальные, глядя попеременно то на нее, то на Майк, и словно проникшись таким его самопожертвованием, немного взбодрились.
  - Надо подумать о ночлеге, скоро вечер, - предложил Гассано, оглядываясь.
  - Может, шалаш построим? - Истерично усмехнулся Крис.
  Вики поняла, что между мужчинами снова возможна стычка. Пилот все никак не хотел отдавать пальму лидерства и действовать по чьей-то указке, несмотря на то, что еще совсем недавно буквально впадал в оцепенение. Вероятно, только злость на неожиданного соперника поддерживала его силы.
  - Надо двигаться вдоль реки, это главное, - сказала Вики, не дав разгореться ссоре, - рано или поздно мы встретим людей!
  - Не факт! - Снова заспорил Крис. - Налево или направо идти, ты знаешь? Вдруг в той стороне, куда мы двинемся, река сужается, а? Ты подумала об этом? Притопаем к пересохшему ручейку, вот и все!
  Вики решительно заявила, что тогда они просто вернуться и начнут новый путь.
  - Это точно! - Подхватил Майки.
  Они пошли гуськом, но не по берегу, а в зарослях, стараясь не заходить слишком глубоко в джунгли. Поначалу раздавались отдельные реплики, Майк пытался читать свой перченый речитатив, но вскоре всех снова одолело унылое настроение. Они были слишком измотаны, голодны и беспомощны, чтобы развлекаться подобным образом. Надежды на выживании практически не было, и это понимал каждый. Хорошо еще, вода была под рукой, и жажда не мучила. Только нужно было соблюдать осторожность, чтобы не напали аллигаторы или пираньи. Время от времени тесным кружком люди собирались на берегу и пили прямо из ладоней, пока другие внимательно следили за движением в реке.
  
  9
  
  Моретти и Катрин пришлось нелегко без поддержки и еды. Борьба за жизнь в джунглях Амазонки это весьма не шуточное дело. Добыть пропитание весьма проблематично. Один из фруктов, который отважился отведать Джино, привел его к расстройству желудка.
  - Все еще поносишь?
  Подколола его Катрин, когда Джино обессиленный появился из зарослей.
  - За собой смотри, - рявкнул Моретти, застегивая ремень на джинсах.
  - Видимо, тебе душ необходим, куда больше, чем мне, - она издала смешок, - там, за мангровыми деревьями есть водопад. Может, искупаемся? - Предложила Катрин, немного смягчившись в голосе, - что скажешь?
  Джино прищурил глаза. С подозрением оглядел Катрин снизу вверх. Та выжидала, молчаливо, изучая своего напарника. Она знала, как себя надо вести с этим недоступным муржлаком. Она играла с ним, иногда играла не по правилам. Иногда ее поведение раздражало Моретти, а иногда ему просто хотелось придушить эту "змеиную головку", но мысли о деле, по которому он здесь, о жене и детях успокаивали его.
  
  ***
  
  Цветущие, буйные краски джунглей приводили компанию в еще большую депрессию. Яркие плоды повсюду манили, дразнили, словно нарочно.
  - Ничего есть нельзя! - Предупредил Гассано, как только они вошли в чащу, и все согласились с ним.
  Это было слишком опасно. Любой плод мог оказаться ядовитым, а среди путешественников не было никого, кто бы разбирался во флоре Амазонки.
  Вики чувствовала голодные спазмы, и старалась смотреть под ноги, а не наверх, где пестрело великолепие природы.
  - Черт! - Вдруг воскликнул Крис. - Кажется, опять эти твари!
  Он показал рукой в чащу, где мелькнули силуэты обезьян.
  Шелли вздохнула.
  Приглядевшись, Вики возразила:
  - Нет, это обычные макаки или вроде того.
  - Они что-то жуют! - завистливо вздохнул Майки. - Наверное, что-то вкусное...
  Люди жадными взглядами уставились на животных. Обезьяны, действительно, срывали какие-то плоды и, смешно корчась, поедали их.
  - Если им можно, значит, и мы не отравимся! - Решительно заявил Майк и двинулся к высокому кудрявому дереву, на котором ужинали обезьяны. Плоды росли на самых макушках, но для человекообразных не представляло труда добраться до них.
  Крис самоуверенно заявил, что тоже справиться с этой задачей.
  - Вы как хотите, а я сейчас наемся! - Хохотнул он и, поплевав на ладони, уцепился за ствол.
  Обезьяны тотчас насторожились и завопили наперебой, огласив окрестности дикими возгласами.
  - Орите, орите, придурки! - Злобно оскалился пилот.
  Дерево прогнулось от его тяжести, а обезьяны запрыгали с ветки на ветку, сотрясая его еще больше, словно понимая, что их ужин съедят другие.
  - Кыш! Кыш отсюда твари безмозглые! - Беспомощно закричала Шелли, махая перед собой руками.
  - Не дразни их лучше, - сказал Майки, наблюдая за животными, - они, кажется, понимают, в чем дело, и не хотят делиться едой!
  Гассано пробурчал, что отдал бы полжизни за пистолет. Его оружие потерялось при катастрофе, и он не уставал жалеть об этом.
  Крис тем временем не мог преодолеть даже половину пути, зависнув на середине ствола. Обезьяны мешали ему, раскачивая дерево, воинственно орали и строили дикие рожи. Он ругался, грозил кулаком, но, конечно, бесполезно. Ему ничего не оставалось, как спуститься на землю.
  Все пятеро стояли молча, задрав головы. Напряжение читалось на лицах, голодные спазмы мучили желудки. Цель была так близка! И одновременно так недоступна!
  Вики почувствовала, что от злости готова придушить хоть с десяток обезьян. Внезапная идея раздвинула ее потрескавшиеся от жажды губы в улыбке.
  - Что ты делаешь? - Нахмурился Гассано, увидев, как Вики расстегивает ремешок туфли.
  - Готовлю боеприпасы, - усмехнулась женщина.
  Прицелившись, она запулила туфлей в одну из обезьян, и попала точно в лохматую голову. Животное жалобно взвизгнуло. Остальные суетливо, бестолково закружились вокруг сородича.
  - Очень умно! - Прокомментировал ядовито пилот. - Теперь они, разумеется, станут добрей и пригласят нас разделить свою трапезу.
  - Правда, Вики, ты что-то не то... - Майк осекся на полуслове, глядя, как Виктория снимает вторую туфлю.
  - Ты что босиком пойдешь? - Накинулся на нее Гассано. - В реке не потеряла, а сейчас давай, швыряйся! Главное же, бестолку!
  Никто так и не понял, чего хотела добиться Вики. Пока вторая туфля не долетела до цели, и разъяренные обезьяны не принялись в отместку кидаться в людей плодами. Целая куча посыпалась сверху, словно град. Обезьяны не вели прицельный огонь, бросали наугад. Вики плясала от радости, остальные собирали плоды, воспевая ей хвалебные песни.
  - Ты гений, правда, гений! И как это ты додумалась, а? Молодец! Только посмотри, какие они классные, эти штуки! Интересно, как называются? Вики, попробуй первая, ты заслужила!
  И целый лес рук потянулся к ней, предлагая отведать лакомство.
  Вики с удовольствием выбрала пару плодов. Они были похожи на синие баклажаны в пупырышках, из которых торчали иголки.
  - Может, надо кожицу очистить? - Задумчиво произнесла она, но во рту уже стало горячо от голодной слюны, и Вики не раздумывая больше, жадно откусила большой кусок. За ним еще и еще. Остальные тоже жевали рядом, уже не обращая внимания на взбешенных обезьян. Люди были поглощены едой.
  Вдруг Вики ощутила, как свело челюсть и язык стал ватным, не помещаясь во рту. Она ни слова не могла вымолвить. С другими творилось тоже самое. Всюду раздавались страдальческие стоны. Сквозь зубы Гассано, который первый пришел в себя, и почувствовал во рту облегчающую прохладу, произнес:
  - Да уж почистить эту гадость не помешало бы!
  - И семечки есть не стоит, наверное, - сделала вывод Вики, разламывая очередной плод и выковыривая из него красно-черные семена.
  Теперь все расселись вокруг дерева и неторопливо, тщательно почистив неизвестные плоды, утолили голод.
  Подкрепившись, каждый почувствовал себя уверенней и сильней. Однако, двигаться с места не решались. Тут по крайней мере было что поесть. Инстинктивный страх остаться даже без такой мелочи, как синие плоды, мешал людям сделать первый шаг.
  К тому же вдруг всех одолела тяжелая сонливость и смутные размышления о страшной смерти араба. Это странное единство объяснялось тем, что только сейчас выпала короткая передышка, некое затишье перед бурей, когда стресс еще не осознан полностью, опасность немного отступила.
   При жаре и высокой влажности все ощущали себя, в парной. У Вики как-то мелькнула мысль выжать футболку, но перспектива хоть на миг остаться без одежды эту мысль сразу же отогнала. Через некоторое время она заметила, как к ним дружно устремляются представители ползающей братии: муравьи сотен разновидностей, жучки, жуки и пауки, поражающие своими размерами, ящерицы и существа, которых трудно отнести к какому-нибудь знакомому виду.
  Вскоре, компания погрузилась в тишину, будто в темные воды Мертвого озера. Ничего хорошего не сулили подобные размышления. Конечно, шейх не был для них - не успел стать! - ни другом, ни даже просто хорошим знакомым. Но он был одним из них, и пал первой жертвой. Кому суждено быть следующим?
  Вот о чем думали бывшие пассажиры лайнера, стараясь не пересекаться друг с другом взглядами.
  Шелли с присущей ей добротой и фантазией воображала семью араба, которая так и не дождется своего деда, отца, мужа домой.
  В голове Майк медленно крутилась каша из разнообразных отрывков, вроде "жаль старика!", "скорей бы выбраться отсюда!", "надолго ли еще хватит батареек?"...
  Гассано припоминал слова молитвы, чтобы мысленно прочесть и тем самым как бы отдать последний долг бедному, растерзанному шейху.
  Пилот скорбно представлял собственную участь, и лишь в связи с этим вспоминал погибшего, давая себе зарок наперед быть еще и еще внимательней.
  На глаза Вики то и дело выступали слезы. Она вытирала их тыльной стороной ладони, но не старалась загнать глубже, спрятать. Ей нечего было стыдиться своей слабости. Она жалела и несчастного шейха, и себя, и остальных потерпевших крушение. Но все же больше ей было жаль своих детей. При мысли, что она никогда не увидит их, ее сердце будто пронзала раскаленная игла.
  Благодаря своему опыту, Вики осознавала опасность лучше других. Они боялись в общем, теоретически, так сказать. Ей же, побывавшей в разных переделках в самых отдаленных уголках мира, довольно четко, конкретно представлялась серьезность их положения.
  Во-первых, не было оружия! Даже элементарного ножа! Она привыкла к трудностям, умела преодолевать препятствия любого рода, но в ее арсенале всегда было достаточно средств для этого. Сейчас, голыми руками, что она могла?!
  Во-вторых, никто не имел даже примерного представления, где они находятся, и куда должны идти. Амазонка - слишком общее понятие. Ее окрестности, насколько Вики было известно, просто кишели хищниками - в том числе, и двуногими!
  В-третьих, нужна еда, на фруктах, даже проверенных обезьянами, они долго не протянут. А как добывать пищу голыми руками?
  В кустах она вдруг слышала шелест и заметила огромного попугая, с интересом смотревшего прямо на нее. У него был большой клюв, напомнивший ей носы южных мужчин с ее родины, и глазки-бусинки. Перья яркой окраски сливались с листвой и цветами.
  Вики внезапно поймала себя на том, что думает, каково на вкус мясо попугая.
  Вероятно, не ей одной пришла на ум подобная мысль. Крис, подняв камень, крадучись, приблизился к ветке, на которой сидела красивая птица. Вики хотела остановить его. Но апатия пересилила, и она промолчала. В конце концов, фрукты на самом деле лишь временная передышка, отсрочка голодной смерти. Надо подумать о чем-то более существенном. Так почему не попугай? Ну красив, ну экзотика, а куда деваться?!
  Она лениво прикрыла глаза, не желая видеть, чем закончиться "охота" бывшего командира экипажа.
  Камень просвистел в кустах, раздался треск, шорох листвы, крик испуганной птицы, и одновременно - грязное ругательство.
  Гассано усмехнулся, Майки даже не заметил неудачной попытки, а Шелли сказала пилоту что-то ободряющее. И вновь над путешественниками сгустилась тишина. Естественно, это не было полное затишье, - в джунглях такого не бывает никогда! Ни на минуту здесь не прекращается движение жизни, размеренной жизни дикой природы. И эти звуки - большинство из которых люди не смогли разобрать, идентифицировать, - лишний раз напоминали, что человек тут чужой!
  Многочисленные мухи и комары не давали покоя. Совсем близко проползла змея, на миг в зарослях мелькнуло гладкое, пестрое тело. Враждебный мир жил по своим законам.
  Усилием воли Вики пыталась прогнать из головы черные мысли, но не могла найти ни кусочка, ни грамма позитива. Она чувствовала себя, как утопающий, потерявший последнюю соломинку. Все размышления приводили к одному выводу - гибель! Неминуемая гибель! Ни еды, ни оружия, ни дороги! Словно она оказалась в кромешном мраке без единого ориентира. Смерть была лишь вопросом времени.
  Она обняла колени руками и спрятала лицо. Закатное солнце было уже не таким жарким, но все же горячило голову. Вики ощущала, как этот жар проникает внутрь, сжигая все на своем пути. Надежды не оставалось. Слезы текли у нее между пальцев, плечи сотрясались от молчаливых рыданий. Сквозь собственные стенания Вики услышала плач Шелли. Та присоединилась к ней тоже молча, без слов и восклицаний. Гассано, покашливая, не решался утешить ни ту, ни другую. Ему самому казалось, что здесь он встретит последний день. Так что толку в словах? Они лживы!
  В какой-то миг слезы, отчаяние превратилось в настоящую истерику. Вики не могла сдержать стонов ужаса, картины собственной гибели вертелись в ее изможденном, воспаленном мозгу, уступая место лишь лицам детей, - рыдающим сиротам!
  Мужчины все же бросились ее утешать, причем все одновременно. Шелли тоже плакала уже в голос, и они, усадив женщин рядом, встали вокруг плотным кружком, бормотали что-то бестолковое, бессмысленное, стараясь успокоить даже не их, а самих себя.
  Вики не заметила, как сгустились сумерки. Кто-то из мужчин развел костер. Решено было заночевать здесь, на более-менее открытом месте. Мужчины наломали огромных пальмовых листьев, и, просушив их над костром, устроили что-то вроде лежбища.
  Поужинав остатками плодов, все улеглись.
  Устремив взгляд в звездное небо, которое казалось очень близким, Вики долго не могла заснуть. Гассано лежал рядом и пытался поддержать ее, шепча, что все обойдется, и они выберутся из этой передряги. Голос у него был такой, словно он и сам не верил своим словам.
  - Не надо, Гассано, - тихо, решительно пресекла его Вики, - ты сам не веришь в то, что говоришь!
  Первая ночь в джунглях была в каком-то смысле легче. Вики понимала, что сразу после катастрофы разум просто отключился, спасаясь от шока. Сейчас же было намного тяжелее, сознание работало на всю катушку, оценивало ситуацию. Безысходность происходящего давила в полную мощь. Вики закрывала глаза, но так было еще хуже - подключалось воображение, и рисовало такие ужасные картины, что хоть вой в голос! Натуральный вой и так раздавался то тут, то там. Оставалось только молиться, чтобы его обладатели не приближались.
  Вики знала одно - эту ночь она не забудет никогда! Остальные чувствовали примерно тоже самое. На их долю выпали слишком суровые испытания, и спасение не приходило даже во сне! То и дело обмахивались от атакующих их кровожадных насекомых и шлепая себя по телу, Вики чесалась, вспоминая лица любимых и дорогих ей людей.
  
  10
  
  Первые лучи с трудом пробивали плотную узорную сеть лиан и деревьев, возможно именно поэтому утро в этом раю всегда приглушенно-зеленого цвета.
   Ухватившись рукой за лиану, тяжело свисала рыжая обезьяна. Десяти килограммовый ревун громко кричал, производя впечатление на самок, таким образом, самцы-ревуны кричат, чтобы защитить территорию от конкурентов.
  На горизонте появилось облако. Каких-то пара минут - и тропический ливень обрушился на лес.
  Джино и Катрин укрылись под большими пальмовыми листьями, чтобы переждать дождь.
  Послышалось негромкое рычание пантеры. Джино напрягся, Катрин поежилась, но встретившись взглядом с Джино, тут же выпрямилась.
  - Кошечка, вышла прогуляться, - пошутила Катрин.
  - Не смешно!
  - Мур-мур, мур-мур, - продолжала шутить Катрин, действуя на нервы Моретти, - мы тут, мур-мур...
  - Заткнись, Кэт!
  Через недолгую паузу, Джино поинтересовался:
  - Ты что-нибудь слышишь?
  Катрин развела руками.
  - Нет, а ты?
  - Ничего. Видимо она прошла мима. Идем.
  Придерживаясь береговой линии, они продолжали идти, надеясь на спасение. И вскоре оно пришло!
  - Эй! - Крикнул Моретти, завидев паром с людьми, - мы здесь!
  Размахивая руками Джино и Катрин, старались привлечь к себе внимание туристов на пароме.
  - На помощь!
  - Пожалуйста, не проходите мима!
  Паром остановился. На воду была спущена шлюпка. Человек в ней стремительно двигался к ним.
  - Бог нам в помощь, - обрадовано произнесла Катрин.
  
  ***
  Они брели по трясине, спотыкаясь о лианы и проваливаясь по колено в прогнившие стволы упавших деревьев. За восемь часов прошли не больше пяти километров. Состояние было угнетенное. Кругом непроходимая сельва - полутемный тропический лес, где ползали змеи. Падавшие за ворот с ветвей черные муравьи безжалостно кусали, а колючие лианы оставляли на руках царапины, которые превращались в кровянистые ранки. Невыносимо душный и влажный воздух, словно в оранжерее, постепенно отнимал силы и валил с ног.
  Наконец, они вышли к небольшой деревушке и замерли. Наморщив лоб Вики, перевела недоуменный взгляд на Гассано. На лице мужчины был явный ужас.
  - Что, черт возьми, здесь случилось?
   Майк отвернулся, чтоб не видеть всего этого.
  - Ну и запах! - Выдохнул Крис, пытаясь не дышать.
  Вся земля была усеяна трупами. Они лежали на тропе, под кустарниками и деревьями - мужчины, женщины, дети. Судя по виду, индейцы, глядя на растерзанные лица, конечности, обглоданные до костей, вывалившиеся наружу внутренности. Здесь явно успели поживиться крупные падальщики, оставив мухам и червям довершать начатое.
  Из-за подступившей тошноты, Вики прикрыла глаза. Ноги подкосились. Гассано, как всегда вовремя, пришел на помощь ей, приводя в чувства, в то время как Шелли, держа за руку Криса, пыталась сдержать подступивший к горлу ком, но напрасно - желудок свело в рвотном спазме.
  - Идемте, - сухо проговорил Майк, - не стоит задерживаться...
  Крис аккуратно ступая между трупами, поинтересовался:
  - Как полагаете, что тут случилось? Битва с другим племенем?
  - Не знаю, не знаю, но судя по масштабам бойни, все ее жители полегли здесь, - отчеканил Гассано.
   Они уже повернулись, чтобы уйти прочь со столь зловонного места, как кто-то окликнул их.
  - Видимо не все, - обернулась Вики, - вы слышали?
  Все, как один замерли.
  Гассано взял Вики за руку.
  - Нам стоит держаться вместе.
  Вики понимающе кивнула.
  Из-за круглой хижины показалась девочка, лет десяти, держа за руку пятилетнего малыша. Судя по всему, это был ее младший брат.
  - Дети? - Удивилась Вики.
  Девочка печальными глазенками смотрела на незваных гостей.
  Вики сделала шаг вперед навстречу детям.
  Шелли и Крис отступили назад. Майк обеспокоенно озирался по сторонам.
  Минуя разлагавшиеся трупы, Вики пробиралась к детям. Они стояли, как вкопанные. Остановившись в двух метрах от детей, Вики улыбнулась им и протянула руки. Те настороженно переглянулись.
  Девочка заговорила с Вики на своем наречии:
  - Апатита, нати илак тата.
  Недолгая пауза.
  - Тати. Матика яни уса.
  Длинные, смоляно-черные волосы ее спадали на угольные глаза. В этих глазах читалась не передаваемая боль и печаль. Щеки и подбородок у нее разрисованы горизонтальными и вертикальными черными черточками.
  Не зная, что ответить девочке, Вики изумленно пожала плечами.
  - Меня зовут Вики, - тут же нашлась женщина, - мы заблудились, наш самолет потерпел крушение, - попыталась доходчиво объяснить, жестикулируя, - самолет... бах! - Изображая падение и взрыв лайнера.
  Девчушка округлила глаза и на своем затараторила, но видя, что женщина ее не понимает, замолчала, покосившись на Гассано, стоявшего в двух метрах от них. Осторожно коснувшись руки Вики, она взяла женщину за руку и повела за собой.
  - Вики, - заволновалась Шелли, - вы куда?..
  - Без паники, - следуя за Вики и детьми, ответил Гассано, - все хорошо.
  Девочка подвела Вики к трупу. Это был труп женщины, их матери. Сердце женщины сжалось в груди от боли. Она вспомнила своих детей, которых быть может, больше никогда не увидит. И они, так же как и эти могут оказаться сиротами.
  На глаза выступили слезы. Вики попыталась их скрыть, но не смогла. Девчушка, подхватив братика на руки, держалась молодцом, видимо она уже все выплакала и слез больше не осталось, поэтому, она молча, стояла и глядела на зловонный труп матери.
  - Кто это сделал?
  Девочка вздрогнула, словно поняла вопрос Вики. Но рассказывать не спешила.
  - Уж, не собираешься ли ты взять их с нами?! - Возмутился громко Крис, увидев Вики в сопровождении детей. - На кой, черт, они нам?!
  Вики округлила глаза.
  - Да, ты просто бессердечный человек! - Выпалила Шелли.
  - Что прикажете делать, оставить их здесь? - Взорвался Гассано.
  - Нет-нет, ни в коем случае! - затараторила Шелли.
  - Детей возьмем с нами, - утвердительно заявил Гассано.
  - Это глупо, как вы не понимаете! - Настойчиво возражал Крис, - они для нас станут большой обузой!
  Взгляд Гассано уперся в Криса, ноздри раздулись.
  - Это вы, видимо не понимаете, катастрофу бедствия! Чего вы добиваетесь? Гибели этих несчастных? Смертей здесь и так хватает! Так, что лучше прикусите ваш язык Крис Ломэн и следуйте, молча за остальными.
  Споры прекратились.
  Они покинули место побоища на каноэ индейцев. Нати, так зовут эту девчушку, как выяснилось чуть позже, вывела их к лодкам индейцев. Мужчины поочередно, энергично гребли.
  Обогнув мыс, где огромные деревья, покрытые орхидеями и другими паразитными растениями, опускали свои ветви до самой воды, они приблизились к береговой линии.
  Причалив к берегу, они вышли и двинулись вперед гуськом. На илистой отмели, они не сразу заметили, четырех крупных кайманов и их детенышей, коих было ни счесть. Страх охватил каждого из них.
  Некоторые из них прятались среди надводных растений и были совершенно не заметными взору. Они словно выжидали, чтоб напасть на каноэ. Таким, как эти перевернуть лодку ничего не стоит, молниеносным и сокрушительным ударом. В том, что удар сокрушительный, сомневаться не приходиться: черные кайманы вырастают до пяти метров длиной, но бывают монстры и семиметровые.
  Они остановились на расстоянии пятнадцати футов от чудовищ и посмотрели друг на друга.
  - Назад, - махнул Гассано.
  Возражений не было. Гуськом проследовали к своим лодкам. И вскоре покинули место.
  Не прошло и пара часов, как разразилась гроза - сплошным каскадом воды, который за последний час распылился плотной воздушно-водяной взвесью. Дождь им пришлось переждать на деревьях, затем снова разошлись по лодкам.
  Всю ночь Вики и остальные слушали зловещий крик ночной совы. За исключением этих звуков и плеска воды от весел, ничто не нарушало тишину ночи.
  
  ***
  Паром с туристами прибыл в Икитос стоящий на берегу Амазонки.
  - Что ж добро пожаловать в Перу, - выдохнул Моретти.
  Как только паром причалил, местные таксисты тут же атаковали туристов, хватая за руку, они предлагали свои услуги.
  Местные такси - это мотоциклы с кибиткой на два посадочных места. От услуг Моретти отказываться не стал. По приезду платить было не чем, поэтому пришлось вырубить, прежде чем тот попросил плату за проезд, оперативно очистив карманы несчастного.
  Гостиница, в которой Моретти и его напарница остановились, была неплохая, но пустая. Около гостиницы бегали индийские детишки и выпрашивали у заезжих туристов деньги, в то время как красивые девушки предлагали свои услуги белым мужчинам. В баре молоденький официант был безмерно рад новым туристам - Джино и Катрин, что-то увлеченно рассказывал им на языке кечуа, но они его не понимали, лишь только улыбались в ответ.
  Ни медля, ни секунды Моретти поспешил связаться с мистером Смитом и доложить обстановку.
  - Мне нужны деньги и люди, - сказал Моретти.
  - Хорошо, завтра мы отправим тебе людей и деньги, - послышалось на том конце провода.
  Катрин затаив дыхание, наблюдала за Джино. Он чувствовал ее обжигающий взгляд на своей спине, но поворачиваться не спешил.
  - А что касается Катрин, я думаю, ей стоит отбыть на родину, - произнес уверенным голосом Джино.
  Катрин выпрямилась.
  - Что ты себе позволяешь, Моретти?!
  Она попыталась выхватить телефон из рук Моретти, но безуспешно, он грубо оттолкнул женщину.
  - Я на задании! - Кричала она, - меня сюда отправили! И пока я не выполню задание, я никуда не уеду, ясно тебе!
  Моретти отключил телефон, бросив недовольный взгляд на Катрин, молча, покинул отель.
  - Ты у меня еще попляшешь! - Бросила она ему вслед, едва захлопнулась дверь.
  Деньги были отправлены вместе и собрана новая команда. Мистер Смит настоял на том, что бы Катрин отправилась с ними. Джино вынужден был согласиться, но в глубине души замышлял бросить женщину по дороге в джунгли, мол, сама виновата, отстала от команды.
   Команда Моретти прибыла в деревню Белен. Улицы деревушки были затоплены, местные жители вынуждены, передвигаются на каноэ или лодках.
  Хибарки, покрыты ржавым кровельным железом или просто соломой. В воде много домиков на сваях, но некоторые из них на деревянных плотах и состояли из двух этажей.
  Моретти никак не мог дозвониться до Гассано, поэтому решил позвонить домой. Джино-младший ответил по телефону:
  - Ой, папка! Привет!
  - Привет, родной! Как ты сынок?
  - У меня все хорошо, пап. Мы с Тори играем.
  - Где Марио?
  - Марио в школе. Вчера он мне сказал, что ему скучно в Лондоне, он поедет в Париж.
  - В Париж? С мамой?
  - Нет, сам. А мама с тобой? Передай ей телефон, пожалуйста. Я соскучился. Очень хочу слышать ее голос.
  Джино кольнуло в груди.
  - Разве мама не с вами?
  - Нет.
  - И как давно, мама не с вами?
  - Уже неделю, мы не видели маму. Она с тобой?
  Джино сглотнул.
  - Сынок, я тебе позже перезвоню, окей?
  - Окей, пап.
  - Пока родной.
  - Пока папочка.
  Джино сделал еще несколько попыток. Дозвониться до Гассано не получилось, впрочем, как и до жены.
  " Абонент выключен или находится в не зоны действия".
  Нервничая, Моретти задымил сигарой.
  В местном баре он заказал виски, неустанно набирая номера по очередности, один за другим, то Гассано, то Вики, но все безуспешно.
  Что могло случиться? Где ты детка?
  Моретти изрядно нервничал, поэтому много курил. И пил. Пил не переставая, думать о ней. О своей жене. О Виктории Моретти!
  
  ***
  Из зеленых плодов дерева уиту, Нати приготовила стойкую черную краску. Раскрасила ею тело себе. Как она объяснила, именно таким образом в их племени спасались от мошек и комаров.
  Вики и Гассано, глядя на Нати, последовали примеру и тоже приукрасили себя.
  - Давай я тебе на спине нарисую бабочку, - предложил, неожиданно Гассано, - какую хочешь большую или маленькую?
  - Я хочу красивую...
  Наблюдая за девочкой, Шелли отметила, что дитя воспринимает Вики за мать. Заметив, порезы на ногах Вики, Нати размочитла кору ренако, приложив ее к ранкам.
  - Спасибо милая, - поблагодарила Вики девочку.
  Она лишь в ответ застенчиво улыбнулась.
  Нати хватала слова белых, которые ей к тому же казались причудливыми - на лету. В скором времени она заговорила и на "спасибо", отвечала - "пожалуйста"! На "дай мне" - "возьми"!
  Сегодня, их день был тяжелым, а путь несчастных и обессиленных путешественников лежал все дальше и выше. Они плелись по слежавшейся земле вдоль границы леса и каменистого косогора у подножия скал. Несмотря на усердие, Вики скоро начала спотыкаться и волочить ноги. У нее появилась одышка, но останавливаться она была не намерена.
  Уставшие и измотанные дорогой, теперь они поднимались по косогору в сторону одной из расщелин, которыми были изрезаны отвесные стены. Она рассекала скалу сверху донизу.
  Гассано подошел к входу и остановился.
  - Следуйте за мной, - он прошел внутрь.
  Остальные поспешил за ним.
  Один за другим протиснулись в расщелину.
  Эта скальная трещина, как и первая, казалось, тянулась до самого неба. Дорога довольно круто шла вверх. Кое-где в скале, были вырублены грубые ступени.
  - Похоже, там лежит еще одна долина, - произнес Гассано.
  С ним поравнялась Вики.
  - А может, это петля того же каньона?
  - Все возможно, - хмыкнул Крис, хмуро оглядев высокие стены, ограждающие корявую лестницу. - Будьте осторожны.
  Издалека послышался зов. Кричал Майк. Он стоял в пяти ступенях от края расщелины, махая остальным.
  За крутым ступенчатым ходом открывалась чудная долина, плотно покрытая зеленью, в том числе деревьями-великанами. Где-то совсем близко бодро журчала небольшая речушка.
  Сами того не зная, пассажиры разбившегося самолета, набрели на остатки "зачарованного города, затерянные глубоко-глубоко в джунглях.
  У опушки порхали цветные бабочки, чуть ли не с тарелку величиной, деревья-великаны были облеплены разноцветными попугаями. Несмотря на изоляцию, жизнь нашла способ проникнуть в эту удивительную долину.
  - Рай, да и только, - вполголоса произнесла Вики.
  - Красота, - с восхищением осмотрелась Шелли.
  - Эльдорадо? - Озадаченно почесал затылок Крис.
  - В центре джунглях? - Хмыкнула Шелли. - Нет, это что-то другое!
  - Я читал об Эльдорадо как-то заметку, - сказал Гассано. - Говорят затерянный в джунглях город, был несказанно красив и богат, его улицы и дома украшали статуи из золота и драгоценных камней.
  - Хоть бы один такой камушек отыскать, - подмигнул ему Майк, - верно, я говорю Шелли?
  - Если этот город принадлежал инкам, то все возможно, - улыбнулась женщина. - Эльдорадо был построен в доинкский период.
  - Мне это ничего не говорит, - почесал затылок Майк. - Видать, охотники за золотом уже там не раз побывали.
  - Да, уж авантюристов на свете, ни мало! - Согласилась Вики, - отыскать и опустошить сокровищницы.
  - Однако, никому не удалось найти ни золота, ни других драгоценностей.
  - Может нам повезет? - Подмигнул Гассано.
  - Да, Джино бы не отказался от этой идеи, - вздохнула Вики.
  Видя, как опечалилась жена босса, Гассано подошел к ней и обнял.
  - Ну, перестань, мы здесь не задержимся надолго.
  - Очень на это надеюсь, Гас.
  
  11
  
  Она прилетела в Лондон сразу, как только узнала, что самолет, в котором находилась ее подруга Вики, упал в джунгли Амазонки. Глаза, не просыхали от слез уже который день. Бедняжка Вики! А дети? Что с ними-то теперь будет?! Нужно срочно сообщить Джино о случившемся, подумала Ксюша. Открыла фейсбук, нашла среди друзей Джино Моретти и принялась писать ему сообщение:
  "Здравствуй, Джино. Перед поездкой в Бразилию Вики мне звонила и сообщила, что ты сейчас находишься на задании. Я знаю, ты иногда прочитываешь сообщения на фейсбуке... Джино, я вынуждена тебе сообщить кое-что важное, не знаю, как начать, как написать тебе, в общем, Джино ты должен знать, твоя жена Виктория погибла..."
  
  ***
  Джино читает сообщение Ксюши:
  "... Моя взбалмошная подруга, спешила к тебе в Бразилию. Ты знаешь, как она тебя любила, она не могла оставить тебя одного. Эта ужасная новость, от которой я до сих пор не могу отойти. Детям я ничего не сообщила, так как считаю, отец должен это сделать сам. Вики больше нет с нами. Я ее так любила... Пусть земля ей будет пухом... Джино, пожалуйста, свяжись со мной, как сможешь. Детей я на время заберу с собой, надеюсь, ты не станешь возражать. Целую Ксюша"
  Дочитав сообщение Ксюши, Джино прослезился.
  Ему не хотелось больше жить.
  Все, что он хотел - умереть!
  
  ***
  Пока Гассано беседовал с Шелли и остальными, Вики бродила между стенами разваленных руин, касаясь один за другим прохладных камней. Прикрыв глаза, она вдыхала полной грудью запах минувших лет. Почему-то именно здесь она чувствовала себя спокойно и умиротворенно. Ее дважды окликнул Гассано, но она его не слышала погруженная в свои мысли.
  Именно здесь, между двумя плитами, Вики обнаружила дивную находку - конусно-образной формы черный кулон на тончайшей, как нить серебряной цепочке. О своей находке Вики решила умолчать. Нацепила цепочку с кулоном себе на шею, сделав вид, будто это принадлежало ей всю жизнь.
  - Ух, ты, прикольная штучка. Откуда это у тебя? - Присвистнул Гассано, не сводя взгляда с кулона.
  - Кулон? - Переспросила она, тоже коснувшись пальцами кулона.
  - Именно!
  Вики выпрямилась.
  - Это моё, - промолвила она, пытаясь выглядеть естественно, - теперь, - добавила чуть слышно.
  - Ах, - расплылся в белозубой улыбке Гассано, - теперь?
  Вики кивнула. Улыбнулась.
  - Ты ничего не видел, окей?
  - Я молчу.
  Гассано взял Вики за руку.
  - Пора выбираться отсюда, - он увлек Вики за собой на выход.
  Заброшенный город был полон тайн и загадок, но разгадывать их не было, ни времени, ни сил, ни желания. Им нужно было выбираться отсюда, и как можно скорей. Голодные спазмы мучили всех без исключения. Гассано пару раз пытался поймать мелких грызунов, пилот снова кидал камнями в птиц, но все неудачно. Оставалась надежда на рыб или лягушек в реке. Выбирать не приходилось.
  Тщетно обследовав руины, команда решила вернуться к реке, и продолжить путь вдоль течения. Шли медленно, скорее брели, едва переставляя ноги. Снова вовсю полыхало солнце, дышать было очень тяжело. Наконец, полностью обессилев, Шелли буквально рухнула под тень раскидистой пальмы.
  - Не могу больше! - Застонала она.
  - И я, - буркнул Крис, усаживаясь рядом.
  - И я, - послышался голос Гассано за спиной Майка.
  До реки, однако, было еще приличное расстояние.
  - Ну так устройте привал, а я пока схожу за водой, - великодушно предложил Майк.
  - В чем интересно, ты ее принесешь? - Ехидно спросил пилот.
  - Придумаем что-нибудь, - сказала Вики лишь для того, чтобы погасить вспышку его злобы и самой не поддастся раздражению, - пойдем, Майк.
  Гассано машинально сделал шаг в том же направлении.
  - Нет, - остановила его Вики, - ты останься с ними. На Криса никакой надежды, - тихо добавила она, - мы быстро.
  - Но...
  - Никаких но!.. Река не так уж далеко, опасности никакой!
  - Как бы ни так!
  Вики совсем не верила в то, что говорила, но сейчас не хотелось думать об этом. Было невыносимо смотреть на Криса, который впал в депрессняк, и на Шелли, которая по-настоящему измучилась. Еще немного, и Вики сама без сил упадет! А надо двигаться. Чтобы выжить, нельзя останавливаться, впадать в уныние, даже на секунду задумываться. Только вперед!
  Она решительно вышла из чащи на открытую площадку, подставив плечи безжалостному солнцу. Майк шагал рядом.
  Когда они были на половине пути к реке, из норы в небольшом холме, вдруг выскочило им наперерез странное существо. Выскочило на четвереньках, как собака, но тут, же поднялось на ноги. Или на лапы? Вики была ни в чем не уверенна! Впервые мгновения она вообще решила, что у нее галлюцинации. А что? Вполне возможно от таких стрессов, голода и недосыпа!
  Но увидев приоткрытый от изумления рот Майка, Вики поняла, что он видит, тоже самое, что и она. Получеловека-полуобезьяну, громадную, волосатую, с ужасным выражением лица. Или все-таки морды?!
  Вики захотелось упасть в обморок. Она сильно пожалела, что не обладает способностью отключаться, как многие истеричные барышни.
  Существо же, подняло лук и вставило стрелу, изумив тем самым путешественников до глубины души. Быстро переглянувшись, Вики с Майком приготовились бежать. Но волосатое чудище, направив оружие на них, категорически давало понять, что лучше не трогаться с места. Ухая, переминаясь с ноги на ногу, оно приближалось...
  Вики зажмурилась, изо всех сил надеясь, что видение исчезнет. Но когда она открыла глаза, картинка изменилась только в худшую сторону. Откуда ни возьмись, взялись сородичи этого монстра, также как и он, вооруженные луками и стрелами. Они окружили ее и Майка, издавая все те же звуки "Ух, ух!" и будто приплясывая от нетерпения.
  - Послушайте, - обратилась к ним Вики, собрав волю в кулак.
  Голос ее сорвался, прозвучали не слова, а какой-то комариный писк. Откашлявшись, Вики повторила попытку, хотя Майк глядел умоляюще, словно прося ее молчать. Но она должна была использовать любой шанс!
  Пытаясь воззвать к рассудку наступающих, Вики натянула на лицо широкую улыбку и проворковала:
  - Здравствуйте! Мы заблудились. Мы не хотим вам зла! Давайте просто мирно разойдемся!
  Она и сама осознавала, что это звучит абсурдно. Ну и что?! Оставалась надежда, что дикари, хоть и не поймут ни слова, но проникнуться тоном, улыбкой. Быть может, уразумеют, что никакой опасности от пришельцев не исходит, и никакого толку от их смерти им не будет. Вдруг случится чудо, а?
  Она изо всех сил уповала на это.
  Однако, ни слова, ни ласковый, деликатный тон ни мало не тронули ни одного из ухающих идиотов.
  Вики не могла разглядеть их лиц, они сливались в одну омерзительную физиономию, не тронутую интеллектом. Опасный звериный блеск горел в глазах "неандертальцев".
  Это конец, промелькнуло в сознании женщины.
  Опять и опять перед глазами пронеслись лица детей и мужа. Откуда-то на память пришли слова молитвы. Вики бормотала, чувствуя, как по щекам льются слезы. Она понимала, еще миг, и стрелы полетят в их сторону. Дикари явно настроены серьезно. Кто знает, быть может, это как раз те самые каннибалы, о которых в цивилизованном мире говорят с омерзением и содроганием.
  Майк вдруг упал на колени, и, воздев руки к небу, завопил что-то нечленораздельное.
  Вики хотелось рухнуть рядом, но она из последних сил держалась - умирать, так стоя!
  Оцепенев, ожидая смерти каждую секунду, она едва сдержала истерический смешок, когда из зарослей вдруг, полетели стрелы.
  Что-то много желающих нас проткнуть, подумала Вики, бухаясь на землю. Смелость и гордость - это одно, а глупость - совсем другое! Ни к чему маячить в полный рост, когда со всех сторон летит смерть.
  Дикари в панике. Майк и Вики бросились в объятья друг друга, плача и смеясь одновременно. Им стоило бы не обниматься, а последовать примеру врагов - бежать. Момент был упущен - из леса выскочили полунагие дикари-туземцы с луками. Не говоря ни слова, кофейного цвета люди с перьями на головах, палочками в носах и разукрашенными телами в одних только набедренных повязках, окружили бедных путешественников. Те словно попали из огня в полымя.
  Указав рукой в сторону джунглей, один из туземцев, слегка подтолкнул Гассано. Оказывается, он ослушался Вики, а потому тоже в плену.
  - Извини, - пробормотал Гассано, встретившись взглядом с Вики, - я не мог оставить тебя.
  Вики понимающе опустила глаза.
  В душе Вики была рада, что Гассано сейчас с ней. Вот только, что их ждет дальше, одному богу известно.
  Гассано понимал, что лучше подчиниться туземцам, поэтому не оказывал ни малейшего сопротивления, но и сдаваться вот так вот он не собирался, пока Гассано только присматривался.
  Вики и Майк, держась за руки, тоже не сопротивлялись. Впереди и сзади их сопровождали, словно почетный эскорт. Протоптанная тропинка уводила их вглубь леса, все дальше и дальше от Криса, Шелли и детишек.
  Внезапно Майк, изрядно побледнев, схватился за живот и остановился. Почувствовав странный, резкий запах, Вики невольно ахнула.
  Парень попросту обделался!
  Гассано закатил глаза и покачал головой.
  - Бедный малый, - помахав рукой у себя перед лицом, промолвил он.
  Для туземцев это тоже стало очевидно - такие витали ароматы! Остановившись, все разом загоготали, окружив его и тыча в бедолагу пальцами. По чернокожему лицу текли слезы унижения, ему было невыносимо стыдно, особенно перед Вики, которая в отличие от него держалась вполне молодцом.
  Она же не знала, как помочь ему. И смеха не могла сдержать, и жалость комком стояла в горле.
  Майк семенил, стараясь держаться подальше от Вики.
  Гассано обдумывал план побега. Пока Майк изрядно веселил туземцев, приковав тем самым к себе всеобщее внимание, он шепнул на ухо Вики:
  - Бежим!
  - Что?
  - Не тормози, Вики!
  Гассано поднял вверх руку, указав в непроглядные лесные дебри, прокричал нечто напоминающее "ух-ух". Туземцы сгруппировались, устремив свои взоры в лесные дебри. Лица их были заметно напряжены.
  - Бежим, Майк! - Скомандовал Гассано и бросился прочь.
  Туземцы быстро опомнились и бросились в погоню за "белыми".
  Пытаясь догнать беглецов, они приостанавливались, пуская в них стрелы, начиненные снотворным. Одна из таких стрел попала Вики в плечо. Голова женщины закружилась. Гассано едва успел подхватить Вики на руки. Сознание оставило ее.
  Добравшись до мангровых зарослей, беглецы разделились, Гассано с Вики на руках залег в буйной зелени папоротников, Майк - забрался на мангровое дерево. Он и сам удивился, как это у него так получилось, в другое время при другой ситуации, он бы вряд ли проделал такое за считанные секунды, а здесь вдруг, так быстро вскарабкался и затаился.
  Туземцы, перекликаясь на своем наречии, исследовали место, но беглецов, так и не обнаружили.
  План побега - сработал!
  
  ***
  Местные жители нашли Моретти бесчувственным на берегу реки. Катрин выгодно воспользовалась ситуацией. Не упустила момент, использовала случай в своих коварных целях. Ее французские дружки - бандиты, которые недавно прибыли в Перу по первому ее звонку и поселились в том же отели, что и она, позаботились, чтоб все выглядело естественно. Сначала они избили Джино. Затем профессионально обчистили - выкрали карту и увели катера. Катрин возглавила команду, состоящую в основном из крепких мужчин, они были в полном подчинении этой женщины. Катрин была убеждена, что первая придет на предполагаемое место. Место, где скрывается этот русский ученый.
  Джино, словно отрезвел, прозрел, пришел в себя! Дело есть дело и он здесь на деле. И должен довести его до конца, иначе он просто тюфяк, так он считал. Но он не тюфяк, Моретти доведет дело до конца, чего бы это ему не стоило! Сейчас его цель - найти русского ученого!
  Джино захватил баркс и всех кто был на нем и приказал, следовать по указанному маршруту. Капитан и еще трое его подручных подчинялись безудержному захватчику! Моретти смягчился немного, когда они были на полпути к цели. Дело - чести! Люди эти оказались толковыми и реагировали оперативно, сам Джино такого от них не ожидал, привыкший всю свою жизнь брать храпом все и вся.
   Моретти объяснил на ломаном португальском, что произошло и почему он вынужден идти на столь крайние меры. Люди на борту его понимали и хоть эта самая малость, но и она его неимоверно радовала!
  Ликовал Моретти, когда на горизонте показался катер, в котором находилась Катрин со своей франкоязычной братвой. Самодельная бомба-шипучка изготовленная на скорую руку пригодилась как раз к стати. Во время попрыгали в воду, а то бы подорвались!
  - Что же ты русалка, напарника своего бросила?!
  - Лучше помоги русалке из воды выбраться, а то еще немного и она хвоста своего лишится! Вода, жуть как холодная!
  Моретти промолчал, падал ей руку.
  - А ты ловок, однако... Ладно, Моретти извини, что так вышло. Я думала, что ты оставишь меня, не возьмешь с собой на задание, вот я и воспользовалась ситуацией.
  - Я так и понял.
  - Ну, что мир?
  - Мир, - кивнул Джино, но про себя подумал надолго ли.
  Ночь наступила. Баркс остановился вблизи берега. Ночь была трепетная, как и всегда. Катрин, глядела на звезды. А Моретти на нее, точнее на ее тело. Думал о гибели жены, ему было больно. Моретти потягивал виски, любуясь упругой попкой партнерши, коротенькие шортики, ей очень шли, а сголодавшийся по женщине мужчина, пускал слюни.
  Катрин ощущала его жадный взгляд на себе, но вида не подавала, выжидала, когда он попросит ее об этом сам.
  Он поднялся, подошел к ней сзади, положа ей руки на талию.
  - Отличные формы.
  - Еще бы, - улыбнулась она ему ласково, - ежедневный спорт!
  - А как на счет ежедневной нервотрепки? - притянув ее еще ближе к себе, - не боишься раньше времени сдать?
  - Нет, все это только закаляет характер!
  - Уверенна?
  - Люблю, когда меня берут силой, глубоко до неистовой боли...
  - Даже так? - Протянул Моретти, присвистнув, - что ж, считай, что сама напросилась...
  - Напросилась на что?
  - На порку! До боли...
  Моретти с жадностью заключил Катрин в своих объятиях. Он жаждал испить ее, проникнуть внутрь, она отдалась ему, как послушная ученица, исполняя все самые развратные идеи своего искусного в любви учителя.
  - Моретти, да, ты просто дьявол воплоти... - Простонала Катрин, - о, да!.. Не останавливайся, продолжай, да! Да!...
  Таким сексом, которым они занимались с Моретти, Катрин еще не доводилось заниматься ни с одним мужчиной. Ему даже на миг показалось, что Катрин как-то ни так стала смотреть на него, ни так как раньше! Теперь в ее глазах читалось нечто похожее на влюбленность. Она ворковала с ним, нашептывала что-то, а он все пил и пил, представляя около себя Вики. Он смотрел на Катрин. Но видел лицо своей несравненной жены Виктории, видимо, у него поехала крыша, когда он назвал Катрин именем своей жены.
  - Забудь ее, - шепнула на ухо Катрин, извиваясь перед ним, как дремучая змея, - все в прошлом. Ее не вернуть с того света, а жизнь продолжается. Мы с тобой выполним задание и вернемся домой вознагражденные за свои труды.
  Джино молчаливо смотрел на нее, пытаясь понять, о чем та вообще ведет разговор.
  - Домой, говоришь? - Уловил слово Моретти.
  - Ну, да, - улыбнулась она, - к тебе домой.
  - У меня трое детей. Ты сможешь им заменить мать?
  - Они у меня будут как шелковые! Наши с тобой детки. Мы еще ребеночка сделаем, нашего совместного, если не возражаешь, конечно, - добавила Катрин и погладила свой загорелый животик, - если уже не сделали... - Намекала она, заманивая мужчину в свою ловушку.
  Джино аж перекосило от слов этой женщины, он приподнялся весь взъерошенный, напуганный какой-то. Катрин на мгновенье показалось, что Моретти протрезвел от того что услышал и ему все это явно было не в кайф.
  - Да, не волнуйся ты так, - вдруг нашлась она, - я принимаю контрацептивны!
  - Думать даже об этом не смей! - Пригрозил ей кулаком Моретти.
  Пьян, пьян, а не дурак, - подумалось Катрин.
  И снова прильнув к нему, она продолжила его осторожно ласкать.
  - Ты такой сильный, такой властный, люблю таких мужчин как ты.
  - А я люблю мою покойную жену и вряд ли кого полюблю еще когда-нибудь!
  - Время покажет!
  Моретти отказался от нежных ласк Катрин, он знал, они были такими же фальшивыми, как и она сама.
  - Я спать!
  - Уже? - Искренне изумилась напарница по не воле. - Так рано ведь еще.
  - Завтра трудный день, - подмигнул Моретти, - ложись спать.
  Моретти устроился в гамаке напротив Катрин. Уснул сразу. Катрин все глядела в небо, словно кого-то выглядывала. У нее была бессонница. Она обдумывала план побега от Моретти, но не могла не признаться себе в том, что этот мужчина задел ее нежное женское сердце.
  Она как завороженная любовалась его совершенным телом. Дьявол! Он ей чертовски нравится и как теперь быть. Он ей понравился с первой секунды, как только они встретились тогда. Красавец мужчина! Все при нем и тело и ум, отвага и храбрость. Уникальный экземплярчик этот Джино Моретти, таких еще поискать следует.
  Покончить с ним сейчас или подождать еще немного, может все-таки у них обоих есть будущее? Будущее на то что бы быть вместе. Но, нет, не бывать этому никогда, логично рассуждала Катрин - женщина, немало повидавшая в этом мире. Так как же ей правильно поступить. Убить его сейчас или потом? Для начала ей необходимо подкрепление, а значит, следует каким-то образом, вызвать на подмогу своих братков. Она тихонько проникла в кабину капитана и попыталась связаться со своими. Сообщила нужные координаты место нахождения баркса и пошла спать. Думала, что ее никто не слышал, но капитан не спал и даже не дремал, он стоял за дверью кабины и все слышал, понял все, о чем та говорила. И днем следующим поспешил известить об этом Моретти, но не успел этого сделать, так как поделился о затеи и плохих намерениях соблазнительной смугляночки со своим помощником. Катрин подслушала их разговор и убила капитана. Задушила и скинула тело в воду, после расправилась и с подручным того. Остался еще один, но этот был труслив, хотя и видел все. Он еще ко всему был нем, как выяснилось чуть позднее. Катрин не волновалась, что этот немощный вообще может против нее, а зря, немой был нем, но не так глуп, как ей виделось! Он нашел способ рассказать Моретти о том, кто расправился с теми, кто ему был так дорог за эти долгие годы их совместной работы на барксе.
  
  12
  
  Пока на барксе творилась неразбериха, Вики в объятиях Гассано, проспала около часа, прежде чем стала потихоньку приходить в себя. Ее голова раскалывалась от боли, а тело невыносимо ныло. Слабость и бессилие, это все что чувствовала обессиленная женщина.
  - Просыпайся, Вики, ну, же, просыпайся... - Будил ее Гассано.
  Ослабленная, она, наконец, открыла глаза. Они были мутными, она видела все как в тумане, не четкое изображение, размытое лицо мужчины.
  - Гас, ты? - Прошептала Вики, не узнавая Гассано.
  - Ну, а кто еще! Вики, брось, не пугай меня!
  - Что случилось со мной, Гас?
  - Ты не помнишь? Мы убегали от туземцев и...
  - Ааа, - припоминая что-то такое, протянула она.
   - Как ты себя чувствуешь, идти можешь?
  - Думаю, могу, - она попыталась приподняться, головная боль только усилилась, - о, боже, моя голова, какая дикая боль! - Простонала Вики со слезами на глазах.
  - Вики! Ну, наконец-то! - Послышался веселый голос Майка, - ты проснулась, наконец-то!
  Вики перевела тяжелый взгляд на парнишку.
  - Четко мы их обвели вокруг пальца! - Радовался он, - что скажешь, Гас?
  - Лопухи! - Улыбнулся Гассано.
  Майк, как настоящий джентльмен протянул Вики руку.
  - Благодарю, Майк.
  - Да не за что! - Застенчиво улыбнулся он, - обратите внимание, солнце садится уже. Что делать будем? Как вернуться к развалинам?
  - Я думаю, нам стоит сначала вернуться на то, место, откуда мы...
  - Именно так и поступим, - согласился Майк, оборвав Вики на полу фразе.
  - А что если эти там чертовы аборигены? - Забеспокоился Гассано.
  - Ага, - усмехнулся Майк, - как же! Стоят и выжидают тебя!
  - Или тебя, - отшутился Гассано.
  - Пора идти, нельзя медлить ни минуты! - Поторопила их Вики, тщательно массируя виски.
  
  ***
  Джино уже душил чертовку и задушил бы! Если бы ни эти аборигены, от которых им пришлось отбиваться вместе. Дикари тихо проникли на баркс, пока те громко выясняли между собой отношения, они его просто напросто захватили, не зная даже как им управлять! Но помощь белым пришла нежданно! Индейцы, как раз вовремя пришли на помощь!
  - Сюда, ослица! - Крикнул Джино, протягивая руку Катрин.
  - Ну, спасибо тебе. Ты весьма и весьма любезен!
  - Сиди здесь и высовывай свой нос, поняла меня? Я скоро вернусь!
  - Поскорее возвращайся мой несравненный спаситель...
  Джино вместе с индейцами против аборигенов. Перебили всех. Джино повезло, индейцы оказались ловкими, снаряженными и ко всему прочему не плохими людьми.
  - Джино Моретти, - представился Джино, протянув одному из них руку для рукопожатия.
  Индеец с изумлением посмотрел на его руку и слегка поклонившись, представился:
  - Ота Ти.
  - Ота Ти, - слегка подался вперед Джино и заговорил на своем родном языке, - Нам необходима помощь, - индеец его не понимал, - вы мне не подскажите, как можно добраться сюда, - продолжал говорить Моретти, тыча пальцем в карту, указывал на нужное место обведенное красным цветом.
  Индеец внимательно посмотрел на карту. Он не понимал названий, рек и озер, а так же других объектов нанесенных на бумагу, но хорошо знал здешние места, включая даже самые незначительные речушки и озера. Индеец весело рассмеялся, что-то спросил у Джино, но тот его не понял. Тогда он предложил следовать за ним в деревню, там есть некто, кто может помочь Моретти. Джино согласился. И это была его большая ошибка! По дороге к деревне на них напали людоеды. Многие из индейцев полегли на месте, в живых остались Джино, Катрин и еще двое. Их связали по рукам и ногам и увели в места, где проживали эти мерзкие твари, поедающие людей.
  Убитый индеец уже крутился на вертеле, жарился.
  Катрин впервые в жизни, ощутила страх. Джино было противно от самого себя, он бессилен был, что-либо сделать. Он был связан по рукам и ногам. Его ждала та же участь, что и тех, чье мясо жадно поедали, давясь им от жадности.
  - Чертовы дикобразы! - Сквозь зубы прошипел Джино. - Ну, погодите!
  - Нас съедят? - Поинтересовалась Катрин.
  - Заткнись! - Рявкнул Джино, обнажив свои зубы.
  
  ***
  Радости не было предела. Такими родными они стали за это время друг другу.
  - Ну, наконец-то, пришли, - бросилась навстречу Вики Шелли.
  - Почему, так долго?!
  - Где вы были? - Наперебой тарахтели оба, закидывая вопросами.
  - Что-то случилось?
  - Случилось! - Хохотнул Гассано.
  - Скорее приключилось! - Добавила Вики.
  - Мы тут на такое чудо природы натолкнулись, - загадочно улыбнулся Гассано. - Это было нечто...
  - С туземцами наперегонки погоняли, - подхватил Майк.
  - Победителям дарована жизнь!
  Криса перекосило.
  - Вы встретились с туземцами? - Забеспокоился тот.
  - Что они вам сказали? - Промолвила Шелли.
  - Чтобы они не сказали нам, мы бы все равно не поняли их, - улыбнулась Вики, коснувшись рукой своего плеча.
  - О, боже, - забеспокоилась Шелли, глядя на запекшееся от крови плечо Вики, - милая, да ты ранена...
  - Пустяки, - ответил Майк, - царапина от стрелы!
  - Главное, что она жива и невредима, - внушительным голосом проговорил Гассано, - не забудь, я за тебя в ответе. Моретти мне голову снесет, узнай, если с тобой что-то случилось...
  - Спасибо Гас, - промолвила Вики, - спасибо тебе, что не оставил меня.
  - Что ты.. Я бы не посмел.
  На плече Гассано, Вики разревелась на взрыв.
  Гассано поначалу растерялся, хотел было успокоить Вики, но Шелли остановила мужчину.
  - Пусть, пусть поплачет, - кивнула та головой, - ей пойдет это на пользу.
  Вики быстро пришла в себя благодаря пошловатым шуточкам весельчака - Майка, но смех, после слез длился не долго, едва они вышли к реке, ужас застыл на лице.
  Вики остановилась. Сердце заколотилось в груди при мысли, что перед ней - владыка болот, огромное речное чудовище. Конусообразную массу, шесть футов вышиной. Из-под которой высовывалась шея и голова змеи, а ее маленькие блестящие глаза были устремлены прямо на нее. Ноги подкосились. Вики стояла не подвижно, как гипнотизированная, она была не в состоянии не только пошевелиться, но даже не могла думать. Туловище змеи вытягивалось, при дыхании сокращалось; желтые глаза, казалось, испускали фосфорический свет.
  Все стояли, словно окаменелые, в то время как огромное молчаливое чудовище находилось ближе всех к Вики.
  На мгновенье Вики сделала усилие и повернула глаза на своих спутников, чтобы освободиться от гипноза змеи. Голова змеи теперь высоко-высоко поднялась над ней и с громким предсмертным шипением, извиваясь и шипя, бросилось на Вики, но укус пришелся на Криса, который бросился на помощь женщине. Первый укус - в шею, второй - в голову. Отважный поступок, спас Вики жизнь.
  Вики, не имея сил двинуться с места, замерла со слезами на глазах, наблюдая за щемящей сердце картиной.
  Гассано, очнулся первым. Подхватив ребенка на руки, бросился прочь. Вики, Майк и Нати поспешили за ними.
  - Шелли! - Окликнул ее Майк. - Скорее!
  Удав тоже ушел. Ушел быстро, бесшумно.
  Шелли, словно парализованная стояла на месте, не имея сил пошевелиться. Слезы струились по ее щекам. Криса больше нет.
  Мужчина скоропостижно скончался от смертельного яда.
  Его тело лежало под палящим солнцем. Большие стаи ястребов, почуяв труп, кружились над головами в ожидании своей доли.
  Уходить Шелли наотрез отказалась. Склонившись над бренным телом, она продолжала горько плакать, не заметив, когда к ней подкрался прожорливый аллигатор. Нежданно, негаданно кайман настиг ее сзади. Кости женщины хрустнули. Монстр унес добычу с собой в мутные воды.
  Весь этот дикий ужас происходил на глазах тех, которые еще долго не могли прийти в себя.
  Они не в силах были им помочь, подтвердил где-то странствующие Викины мысли Гассано.
  Крис сам подставился. На его месте должна была быть Вики.
  - А Шелли сама предопределила свою судьбу, - утвердительно заявил Гассано, - она же не желала покидать это место.
  - Просто она его любила, - вытирая слезы с глаз. Произнесла Вики.
  - Из разбившегося в джунглях авиалайнера нас осталось трое, - Майк еще крепче сжал руки Вики и Гассано в своих руках, - я не хочу умереть здесь, - по его щекам потекли слезы, - я еще слишком молод.
  Майк прибывал в шоковом состоянии, как и остальные.
  - Я вас люблю, - вдруг признался им Майк.
  - Мы тоже, - улыбнулся Гассано.
  - Любим тебя, - закончила за него Вики.
  Они дружно обнялись втроем.
  Нати с братом тоже присоединились, теперь, ведь они одна семья. Вопрос один, как долго они продержатся вместе?
  Вики опустилась на большой щербатый валун. На осунувшемся лице под древним коричневым рисунком лесных индейцев явственно проступала усталость. Гассано выглядел бодрее, хотя и ему изрядно досталось, не говоря уже о Майке.
  Близилась мучительная, удушливая ночь. И начиналась она как всегда с хорового пения лягушек! То и дело слышался какой-то странный звук, заставляющий насторожиться, пробуждая инстинкт самосохранения. Ночь решено было провести на широкой ветви какого-то древнего дерева.
  Засыпала Вики, с мыслями о семье и просыпалась с мыслями о ней.
  - Доброе утро, Вики! - Чмокнул Гассано ее в щечку.
  Вики застенчиво улыбнулась.
  - Очень надеюсь на то, что оно доброе, Гас.
  Едва Вики подалась вперед, что б спрыгнуть с дерева, как замерла, словно приведение увидела. Жакараку было слишком близко.
  Гассано приложив палец к губам, прошипел:
  - Шшш... Не двигайся!
  Гассано прытко дернулся с места, ухватил змею за шею и принялся душить. Свалился вместе с ней с дерева, но все-таки задушил.
  - Опасность миновала, - выдохнул с облегчением Гассано.
  Вики перевела дыхание, слезла с дерева. Майк засмущался, перегнулся через ветку, дабы убедиться так ли это на самом деле. Действительно, Гассано улыбаясь, держал змею в правой руке:
  - Может, приготовим ее на завтрак?
  Вики и Майк смущенно переглянулись.
  Вики хотела едва открыла рот, чтобы что-то сказать, как послышался треск ветвей справа. Ее внимание привлек странный звук ломающихся ветвей. Устремив свой взор по направлению звука, она прислушалась. Все прислушались, чтобы это могло быть. Опасность здесь подстерегает на каждом шагу. И тут, сквозь деревья они увидели очень большую и страшно волосатую темно-серую обезьяну. Она быстро карабкалась на высокое дерево. При этом обезьяна издавала странные рычащие звуки, прыгнула на другое дерево, но, не рассчитав расстояние от ветки до ветки, упала головой вперед, пряма в кусты папоротника. Вики ринулась к обезьяне. Раздвинула кусты и увидела брыкающуюся во все стороны обезьяну, с торчащей в спине стрелой. Брыкалась та не долго, пару минут, потом стихла.
  Вики сглотнула и перевела взгляд на Гассано стоявшего за ее спиной.
  - Умерла бедняжка, - констатировал он.
  Гассано потянулся, дабы вытянуть стрелу из спины обезьяны, но Вики резко остановила его руку. Они услышали шорохи и мелодичный голос незнакомца. Из-за широкого дерева показался туземец - это был симпатичный молодой индеец великолепно сложенный, кожа его была на удивление гладкая, как полированная бронза. Одежда его ограничивалась поясом из древесной коры дерева и головным убором из цветных перьев. Индеец был вооружен трубкою для выдувания стрел, но кроме этого, у него была небольшая плетеная сумка, наполненная коричневым веществом - сильно действующим ядом кураре.
  Завидев незнакомцев, индеец остановился. Вики улыбнулась ему. Поправила прическу и сделала шаг навстречу к индейцу. Гассано в этот момент рванул за ней, дабы предостеречь от опасности, ведь не знаешь что на уме у этого дикаря. Подойдя к индейцу, Вики затараторила. Она все говорила и говорила, а тот тупо стоял и смотрел на нее недоумевающими глазами. Когда она, наконец, замолчала, пришла его очередь говорить. Туземец улыбнулся ей великодушно и заговорил на не понятном для нее языке - похожем на скороговорки.
  - Вот это речитатив, я понимаю. Жаль, диктофона с собой нет. Прокомментировал Майк.
   Индеец что-то сказал, затем откланялся и пошел дальше. Те не долго думая, рванули за индейцем - он их спасение, наверняка он знает, как можно выбраться из джунглей. Тот остановился, услышав, что его преследуют, повернулся к ним - по его выражению лица было видно, что ему не нравится, что его преследуют. Друг на друга они посмотрели выжидательно, долю секунды. И снова индеец зашагал, те рванули за ним. Индеец снова остановился, но не оглянулся, те тоже остановились, притихли. И так продолжалось до тех пор, пока индеец не побежал вперед. Выполняя такие хитростные маневры, догнать его - не представлялось возможным. Изнуряла жара, кружилась от недоедания голова, хотелось пить, и тут Вики закричала:
  - Ну и беги! Беги, чертов, дикарь!
  Она была в истерике. Ее женскому возмущению не было предела. Индеец ничего не понимал из того что она говорила, но внимательно прислушивался к каждому ее слову, сидя в зарослях...
  
  ***
  За изумрудной стеной зелени она невидима для неподготовленных глаз. Кажется, что густой лес однообразен и, кроме деревьев да насекомых, в нем никого нет. Иллюзия, да и только! Джунгли жили и продолжают жить, так было и так будет!
  Крик маленького звонкоголосого хищника - ястреба-уанкауаи, отвлек Вики от мыслей, она подняла голову.
  - Будет дождь, - сказала Вики.
  - Ты уже научилась распознавать прогноз погоды по поведению птиц? - Подмигнул Гассано.
  Тоскливая песня тукана подтверждала слова Вики. Дождь действительно собирался пойти. Накрапывало. Не мешало подумать о временном укрытии.
  Нати остановилась. Девочку привлекли загнутые на деревьях веточки. Она принялась их внимательно рассматривать. Вики тихо ступая, приблизилась к Нати. Она указала ей на ветки. Что ж, только наметанный глаз может заметить подобное. Чтобы это значило? Отмеченный путь местными туземцами? А, что ведь, в джунглях полным-полно племен! И Вики не ошиблась. Нати резко развернулась, осмотрела все деревья справа, слева. Пробежала метров двадцать вперед, вернулась назад с испуганным лицом.
  - Нати! Нати! - Позвала ее Вики. - Стой!
  - Что происходит? - Забеспокоился Майк.
  Девочка со слезами на глазах повернулась к Майку, взглянула на Гассано, попыталась объяснить, что-то объяснить Вики, но ни она, ни Майк, ни Гассано ее не понимали.
  - Что ее, так испугало? - Насторожился Гассано, приближаясь к Вики.
  - Смотри! - Указала рукой Вики на ветки, - кто-то оставил метки!
  - Метки? Какие еще метки? - Ухмыльнулся Гассано.
  - Ты спятила Вики?
  - И вовсе нет Майк! - Повернулась она к парнишке, - не станет себя дитя природы вести подобным образом.
   По сути, откуда Вики и остальным было известно, что эти метки были оставлены "дикими" индейцами - не вступающими в мирные контакты с внешним миром. А Нати знала. Хорошо знала, кто оставляет подобные метки. Кровожадное племя кичи. Они передвигаются по джунглям тихо, не оставляя столь явных следов, и не афишируют свое присутствие, отмечая путь лишь загнутыми или закрученными веточками, которые трудно заметить.
  Пошел дождь, а спор никак не прекращался. Нати уже билась в истерике, Майк с трудом удерживал девочку.
  - Я больше не могу на это смотреть! - Взорвался Гассано, пытаясь перекричать плач девчонки. - Эти джунгли сводят меня с ума! Заглянув сюда единожды, останешься в сумраке навсегда. Отпусти ее, не держи! Если она хочет бежать, пусть бежит!
  Майк расслабил хватку, Нати вырвалась и побежала прочь. Вики бросилась за девочкой.
  - Нати, нет! Куда же ты! Вернись!
  Матерясь на чем свет стоит, Гассано бросился за Вики, предчувствуя, что добром все это не кончится.
  - Вики! Ты с ума сошла! Стой!
  Подхватив на руки малыша, Майк поспешил за остальными. Он страшно боялся одиночества. Боялся остаться один.
  - Эй, меня подождите! - Его голос дрожал.
  Попав однажды под чары джунглей, человек никогда не вырвется из них, мелькнуло в голове Вики. Она догнала девчушку, ухватив ту за волосы. И повалила на землю. Девочка сопротивлялась, что есть сил. А Вики и слова не успела вымолвить, как заостренная стрела вонзилась ей в спину. Ослабив хватку, Вики дернулась. Девчонка вырвалась и убежала прочь. Вики медленно обернулась, почувствовав на себе чей-то обжигающий взгляд. Перед собой, она увидела их - полудиких и одетых самым развратным образом представительниц "слабого" пола с развитой мускулатурой и оружием в руках. Ну, впрямь, богатырши! - женщины - воительницы! У них были копья, мечи, кинжалы, бронзовые стрелы для луков, щиты, но главным оружием амазонок был сагарис - топор с двойным лезвием.
  - Это еще кто такие? - Округлил испуганные глаза Майк.
  Одной из них, та, что была выше всех на целую голову остальных, не понравилось, то как Майк посмотрел на нее. В глазах его читалось презрение - женщины уж слишком выглядели, как мужчины.
  Агрессивно настроенная дама в набедренной повязке и с бусами из диких цветков на груди, двинула парню по челюсти, так сильно, что из носа брызнула кровь, при этом она грязно выругалась на своем наречии и плюнула в его сторону.
  Майку было больно, он оказал сопротивление. Тогда дылда молча уложила парня на землю. Майк жалобно простонал под ней. Гассано бросился на помощь Майку, но одна из них, тут, же сделала ему подсечку и он самым позорным образом упал, распластавшись перед дылдой. Вики поняла сразу, с этими бабенками шутки плохи!
  Пленники еще даже не подозревали, того как сильно эти женщины, ненавидят мужчин. И на что они способны, чтобы причинить мучительную боль и адские страдания и все только потому, что ты Мужчина.
  Вот одна из них - рыжеволосая бестия двинулась навстречу дылде. В одной руке она держала окровавленный меч, в другой - голову убитой девчонки.
  Вики расплакалась, увидев голову Нати. За слезы - дылда жестоко огрела Вики хлыстом по спине. Было больно. Очень больно. Но Вики и вида не подала, промолчала. Резко развернувшись, она поймала хлыст, который в очередной раз, стремительным образом был направлен к ней, чтобы огреть ее, как следует снова. С помощью пойманного хлыста, она притянула дылду к себе. Повалила на землю, вцепившись смертельной хваткой в копну волос, и принялась избивать ее. Избивала, так жестоко ее, как только могла.
  И откуда в ней нашлось столько сил, Гассано и Майку оставалось, только догадываться. Вики было больно, но больно не за себя, а за тех, кто погиб от рук этих бестий! Вики догадалась, кто вытворил те зверства в деревушке индейцев и сейчас мужеподобные женщины пришли сюда, чтобы расправиться теперь и с ними.
  Нет, так просто Вики не сдастся! Она чуть не убила эту дылду. Аборигенки применив всю свою природную силу, оттащили разъяренную Вики в сторону. Она упала, больно ударившись головой об дерево. Ее связали по рукам и ногам. Они могли бы ее убить. И убили бы, сама это прекрасно понимала, ожидая смертельного приговора, но не тут-то было! К ее большому удивлению, мужеподобные дикарки и пальцем ее не тронули.
  На горизонте мелькнула фигура. Гордо восседая на белом коне, появилась еще одна подобная этим фурия - их королева! Правительница, которой эти дикарки подчиняются. Королева что-то не громко произнесла. Те послушно расступились по обеим сторонам от Вики. Та приблизилась, оценивающим взглядом окинув Вики и остальных заложников.
  Хороша, согласилась воительница, кивнув своим. Остановилась она напротив жертвы и посмотрела ей в глаза. Смотрела так, словно гипнотизировала. Сначала, взгляд предводительницы пал на грудь Вики, затем на амулет, найденный в зачарованном городе.
  И откуда Вики было знать, что несет собой эта вещица. Рисунок на амулете, в виде двухголовой змеи, являлся символом богини Амару. В те далекие времена Амару изображалась змеей с двумя головами и имела во времена инков особое значение. Двуглавые змеи символизировали могучую силу и покровительствовали плодородию. Этот амулет отвел от Вики беду. Предводительница вытерла кровь с лица пленницы своей рукой и дав команду своим они тронулись в путь. Все следовали за главной.
  Связав Гассано и Майка по рукам и ногам, дикарки повели их за собой по узенькой тропинке. Вики шла за ними.
  Майк, до сих пор прибывающий в полном смятении, шагал след в след за Гассано. У него ныла страшно челюсть и к тому же дико болело под ребром.
  - Куда они нас ведут?
  Гассано хмыкнул, взглянув на Майка, покачал головой:
  - Догадайся парень сам.
  Тяжело вздыхая, Майк обратился с другим уже вопросом к Вики:
  - А что эта за хрень у тебя на шее? - Он имел в виду амулет, - он что-то значит для этих, ведь так?
  - Видимо. - Не многословно ответил Гассано за Вики.
  На глаза Майка выступили слезы. Ему было горько и больно. Его тело и без того было в многочисленных ранах, чесалось от укусов насекомых, а тут теперь еще и сломанные ребра, да притом кем!? - женщиной! Время от времени парнишка поглядывал на них. Аборигенки шли по бокам от него, он боялся смотреть им в глаза, да что уж там смотреть, он дышать боялся в их присутствии.
  Амазонки - миф или реальность? Да, уж, стоит признать, джунгли Амазонки - настоящая кладезь загадок. Среди густых зарослей, непроходимых лесов и сырых речных берегов скрываются не только звери. Если это и правда амазонки, размышлял про себя Гассано, то они их в живых не оставят. Однозначно принесут в жертву. В существование амазонок, Гассано впрочем, никогда не верил, доселе, а вот легенды о них припомнил. Амазонки использовали захваченных мужчин для размножения и затем убивали родившихся детей мужского пола. Они имели только одну дочь, которую обучали в традициях амазонок, превращавших воинов в кровожадное племя. По другой версии, амазонки использовали мужчин еще и в домашнем хозяйстве, заставляя их готовить пищу и ухаживать за детьми. Эти женщины отличаются бесстрашием и жестокостью. Известно, в прошлом - их племена наводили мистический ужас. Так ли это было на самом деле, пленникам еще только предстояло узнать. А пока они шли, грубо подталкиваемые в спину дубинкой.
  Они шли около часа, прежде чем их взору открылось небольшое поселение, скрытое в гуще джунглей. Навстречу высыпали детишки - голенькие шоколадные малыши, ребята постарше были в набедренных повязках. За ними из хижин появились другие любопытные дикарки, они были чуть постарше этих, попадались на глаза и очень древние старухи. Мужчин в деревне не наблюдалось.
  Первым делом почему-то дикарки окружили Вики, возможно, потому что у нее была самая яркая из всех внешность и к тому она была женщина. Красивая женщина.
  Лопоча на своем языке и бесцеремонно ощупывая ее одежду. Точнее, лохмотья, в которые превратился ее наряд за двое суток в джунглях, аборигенки смеялись, что-то с интересом обсуждая. Вики догадалась, речь шла о ней! Местные "красотки" явно потешались над ней, демонстрируя свои обнаженные прелести в качестве примера. Они мягкими, но настойчивыми движениями освободили ее от одежды. Теребили словно куклу, поворачивая из стороны в сторону, не давая выйти из круга.
  Гассано и Майк были ей не помощники. Вики потеряла их из виду, как только они вошли в захудалую деревеньку. Вероятно, их увели мыться и переодеваться. Что ожидает их дальше?
   Когда Вики осталась в нижнем белье, отовсюду послышались громкие восклицания. Дикарки по достоинству оценили белокожее великолепие ее фигуры. Женщины постарше цокали языками, но явно неодобрительно. Каноны красоты у них были совсем другие.
  Дикарки выглядели, как нефритовые статуэтки - гибкие, тонкие, с ярко-алыми сосками, возможно, вымазанными соком каких-то растений. Некое первобытное подобие боди-арта украшало их тела. И только набедренные повязки из нитей бус прикрывали наготу.
  И Вики досталась такая же. Заставляя ее раздеться, аборигенки порядком повозились с бюстгальтером, который привел их в очевидное замешательство. Вики не спешила им помочь, но и сопротивляться не могла. Она была словно в прострации. Смертельной опасностью веяло со стороны дикарок...
  Оцепенение не отпускало Вики. Казалось, что все это происходит во сне, или она смотрит кино. Захватывающий, лихо закрученный сюжет с героиней, которая попала в лапы первобытному племени. Ну да, амазонки вроде бы не собираются ее кушать, и не намерены убивать, но и отпускать на свободу тоже не торопятся!
  По большому счету, Вики пока и сама не собиралась вырываться на волю. Что делать одной в джунглях?! Стать обедом пантеры или аллигатора? Упасть, пронзенное стрелой ухающих человекообразных? Жуть да и только! Некоторое время ей продолжало казаться, что стоит как следует встрепенуться, открыть глаза, и кино кончиться. Она очнется у себя дома, в окружении детей. Все будет как прежде. Джино приедет от очередного заказчика, они отправятся вместе на операцию, и будут бок о бок сражаться с трудностями, глядеть в глаза опасности. К этому она была готова.
  Но стать заложницей у этих?!
  Такого "подарка" Вики никак не ожидала. Она не могла оправиться от потрясения, но природная любознательность взяла свое, - Вики бросала вокруг изумленные взгляды, пытаясь понять, куда на этот раз ее забросила судьба. Вдоль довольно широкой дороги, вероятно, протоптанной годами, стояли хижины. Некоторые были совсем маленькие, другие растягивались в длину, все были прямоугольные с закругленными концами. Деревенька выглядела вполне обжитой, даже уютной. В нескольких местах поднимался к небу дым костра, доносился стук, как будто от молотка, у порогов сидели старики с трубками во рту. В одном из них Вики угадала шамана племени. Он был разукрашен ярче остальных - половина лица красная, а глаза в темной маске, как в огромных очках. На руках разноцветные "феньки", как назвал бы это ее сын. Перья, торчащие над головой, были натыканы не беспорядочно, а создавали два полукруга, отчего казалось, будто шаман имеет огромные уши.
  Экзотика была во всем. В нормальном состоянии Вики, пожалуй, даже порадовалась бы, что ей открылся такой удивительный, замкнутый мир, где люди еще ходят полуголые, где поклоняются древним богам, не имеют представления о телевидении и не пользуются СВ-печками, сотовыми и прочими благами цивилизации. Конечно, понаслышке она знала, что подобные общества еще существуют где-то в отдаленных уголках планеты. Но убедиться в этом воочию было сногсшибательно!
  К сожалению, Вики слишком утомилась и перенервничала, и ей было совершенно не до знакомства с туземцами. Просто сознание само собой отмечало некоторые, особо впечатляющие моменты. И снова ей казалось, будто она смотрит кино.
  Одна из аборигенок поставила перед ней миску с кашей и знаками показала, что это нужно съесть. Вики благодарно улыбнулась - от голода уже кружилась голова. Но запах варева был непереносим, да и на вкус явства оказался не слишком привлекательным. Она закашлялась при виде жаренных червей, но продолжала, есть, стараясь не жевать, а сразу глотать.
  Увидев вдруг недалеко Майка, которого тоже, впрочем, как и Гассано раздели и облачили в набедренную повязку, Вики закричала обрадовано:
  - Идем, поешь со мной!
  Парень только покачал головой. Его шатало, наверное, от слабости.
  - Майк, тебе следует перекусить! Иначе свалишься! - Настаивала Вики и протянула ему миску.
  Двухметровая дылда, сопровождающая пленника, остановил ее руку. Она показала, что он пьет, давая понять, что Майка напоили и этого достаточно.
  - Да, - слабым голосом подтвердил товарищ Вики, - мне дали какую-то вонючую настойку, есть я не могу. Вообще ничего не могу!
  На глазах у него Вики заметила блеснувшие слезы. Она коснулась рукой его плеча.
  - Эй, не надо, Майк! Все будет хорошо!
  - Хорошо?! Да ты оглянись вокруг! - Вспылил он. Мы же у настоящих дикарей! И мы, их рабы теперь...
  - По крайней мере, они не стреляют в нас из лука, - сказала Вики задумчиво, - и не спешат сварить на обед.
  - Хм... подожди, еще не время!
  Она и сама чувствовала себя неважно. От каши червячной во рту остался странный, противный привкус. Гортанный язык аборигенок отдавался в ушах, словно набат, головокружение не прекращалось.
  Когда совсем стемнело, дикарки разожгли костер и устроили пляски.
  Эти женщины поклонялись Амидэйе - богине плодородия и возрождения. Из черных ягод акобомэ - эффект мистического экстаза слияния человеческой души с душой зверя, амазонками был приготовлен напиток, этот напиток пили только те женщины, которые хотели в ступить в половую связь с мужчинами, напоив предварительно свою жертву зельем - аромбаука.
  Рычащими стаями женщины танцевали исполняя танец диких кошек. Испитый напиток приводил в состояние всеобщей любви и всеобщей умиротворенности, таинственного величия. Напиток начинал действовать, излучая тепло, кружа голову. Все перемешалось в этом сумрачном мире. Состояние бесконечности просачивалось во все живое, казалось, деревья, кустарники, цветы и те запели, затанцевали.
  Раскачивающиеся в ритме танца амазонки застыли.
  Смолк, по неслышной команде главной жрицы, рокот барабанов.
  Вики лежала перед алтарем. К ней приблизилась жрица в ритуальном костюме. Ее золотая маска, тщетно скрывающая лицо светилась ярко от бликов костра. Она принялась ласкать Вики. Приходя в себя, Вики медленно поворачивалась и слегка развела ноги, открывая ото сна глаза, она одновременно открыла и рот, чтобы что-то сказать, да так и осталась с открытым ртом. От таких прикосновений, у Вики начинала сладко кружиться голова.
  Рука жрицы неторопливо скользнула между них, что Вики задохнулась от желания, застонала сквозь сжатые зубы. В животе у нее что-то судорожно и жадно сжалось. Оторвавшись от плоти своей пленницы, лежавшей перед алтарем, жрица взглянула на полную луну, освещающую джунгли. Нашептывая что-то, руки жрицы снова заскользили по благовонному, умащенному маслами телу Вики, наслаждаясь формами чистой живой красоты. Одна ладонь властно и нежно легла ей прямо на грудь, при этом жрица продолжала что-то нашептывать, тем временем, как вторая рука скользнула к ее животу, надолго задержалась на глубоко втянутом пупке. Когда же язык жрицы, коснулся ее нежной поверхности, блаженство по венам ног растеклось и впало в землю, Вики ощутила землю как часть своей плоти.
  Вдруг торопливо покинув, Вики, жрица ступила с трона на гладко отесанные, но не шлифованные камни, не снимая своей маски с прорезью для глаз, вознесла руки к небу и произнесла:
  - Бамука!
  Амазонки взревели - и стихли; слышен был лишь только треск веток, корчащихся в огне.
  - Бамука! - Еще громче произнесла жрица. - Бамука, даэрэм!
  Женщины падали на колени, ползли к алтарю, отталкивая друг друга, лишь бы быть ближе к нему, воздевая в неизмеримом восторге руки.
  При каждом вдохе и выдохе, приделанные за спиной жрицы огромные крылья подрагивали. За этим наблюдать было заманчиво. Все казалось не обычным, сказочным, не земным!
  Гассано изо всех сил пытался подняться на ноги, но не смог. Что происходит? Где Майк? Перед глазами как назло, все поплыло, наверное, зелье, которым его, насильно, напоили начало действовать. Зачем? Зачем он поддался им? Зачем позволил себя напоить этим чертовым зельем? Он оказался слаб перед женщиной! Стыд и позор! Если б Моретти узнает об этом, то засмеет его. Нет, надо найти в себе силы подняться. Гассано сделал очередную попытку подняться, в эту же секунду послышался восхищенный, восторженный и какой-то мистический рев толпы. Вот костер еще ярче вспыхнул сквозь треск костра, Гассано вновь услышал голос жрицы, лицо которой было спрятано под маской.
  Теперь она стояла рядом с дылдой, державшей в руках ребенка, того самого которого они обнаружили в деревне мертвых индейцев. Что она собирается делать? Убить малыша? Едва мелькнула эта мысль в голове Гассано, как голова сироты отлетела в сторону, забрызгав кровью маску жрицы. Переведя дыхание, Гассано сглотнул.
  Вики! Что будет с ней? С ними? Где же Майк? Что они сделали с ним? Гассано даже и представить себе не мог, что в это самое время дикарки проделывали с парнем, они его просто-напросто кастрируют. Женщины, решили парня оставить в своей захолустной деревушке, он будет справляться по хозяйству, так решила главная среди них. А кто она такая? Эта - в юбочке из перьев попугая ара? Или может вон та - дыдла, которая то и дело лезла к нему, ощупывая его то, там, то сям. Какая именно из них? Ах, если бы ни зелье, он бы им показал! Послышался крик Майка. Внутри все похолодело, Гассано с трудом приподнялся, собрав всю силу воли. Ставшие ватными ноги подгибались, голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота.
  Боль пронзила все тело Майка, он провалился в темноту...
  Она смирилась со своим положением, что уж там! Апатия одолела Вики, и еще до наступления сумерек она забылась тяжелым сном...
  А как на счет Гассано? Его ожидало другое. И вскоре он узнал, что именно. Главная жрица попыталась соблазнить его, устоять перед такой красотой не любой сможет, но он нашел в себе силы! Гассано задушил жрицу на рассвете, но прежде успел насладиться той сполна.
  Небо уже заалело, предвещая зарю. В свете звезд лицо Вики казалось таким же пепельно-серым, а взгляд - усталым и испуганным.
  - Вики, проснись!
  Вики открыла глаза.
  - Гас?
  - Поднимайся, Вики...
  - Что случилось?
  - Скорее, уходим, нельзя медлить!
  Вики подскочила на ноги. Гассано поспешил поделиться своей находкой. Он рассказал, что они с Майком обнаружили моторку.
  - Прикинь, самая настоящая!
  - Мы выберемся отсюда!
  Глаза Гассано при этом засияли. Вики прокричав "ура" бросилась ему на шею. Есть шанс на спасение - есть! Но обжигающий удар плетью по плечу, заставил вновь вернуться в реальность. Обернувшись Вики, увидела амазонку, та была настроена дерзко. Гассано толкнул нахалку и вместе с Вики они рванули к реке. Майк дожидался их сидя в моторке.
  - Заводи! Заводи ее! - Кричал Гассано, едва показавшись на горизонте. - Заводи, чего медлишь!
  Майк суетился, пробуя завести моторку, но все безуспешно. Она не заводилась. Все думали, что им теперь точно придет конец. Ведь, эти бедовые бабенки не простят им этого. За побег придется отвечать головой! Вон сколько их выскочило сразу. Все бросились в погоню за беглецами. Запрыгнув в моторку, Гассано пришлось дважды силой дернуть за шнур, прежде чем она завелась, издав утробный звук.
  Моторка тронулась с места, набирая скорость. Они оторвались, вырвались. Вырваться, то они вырвались, а вот куда плыть-то, никто из них точно не знал...
  Из-за своей не полноценности, Майку не хотелось жить.
  - У него снова жар, Гас, что нам делать!
  Гассано беспокоился за Майка не меньше Вики.
  - Передушил бы их всех за это!
  - То, что произошло вчера, все это было как сон...
  - Да, вот только сон этот, запомнится кое-кому на всю жизнь.
  Гассано и Вики снова посмотрели на Майка. Теперь его знобило.
  - Так бывает после кастрации?
  - Меня не кастрировали, откуда мне знать Вики!
   Дорога заняла полдня, после чего мотор сдох, едва они достигли берега.
   В лесной чаще им повстречалась мохнатая зверюга, похожая одновременно на енота и поросёнка, с повадками кота.
  - Что это за зверь такой, а, Гас?
  - Тапир, - сухо ответил мужчина.
  - Видать, ты совсем не в духе сегодня, - выдохнула Вики, глядя на Гассано, - нет настроения?
  Гассано промолчал, сделав вид, что не слышит ее.
  Вики злилась. На себя в первую очередь. На безысходность. На то, что она сейчас в джунглях, а не с детьми. Ей было так же не радужно на сердце, но она старалась держаться молодцом. И вот сорвалась! Разревелась, проклиная тот день, когда она решила отправиться за мужем.
  - Ну, все, все хватит, перестань, - обнял ее Гассано, крепко накрепко прижимая к себе.
  - Пусти! - Со слезами на глазах попыталась вырваться она.
  - Я виноват. Виноват. Прости.
  Удерживая Вики, он извинялся.
  - Я не хотел, видит бог, я устал, голоден как волк и у меня совершенно нет ни сил, ни желания ругаться с тобой.
  Вики стихла.
  Гассано обнял ее, нежно гладя по волосам.
  Всю дорогу они питались плодами пальмы Асаизейро. Темно-фиолетовые ягоды асаи напоминали собой по форме чернику или виноград, но с небольшим количеством мякоти и одной большой косточкой.
  Миновали сутки. И снова близилась ночь. Они продолжали идти. И наконец, на их пути повстречались индейцы. Они были весьма доброжелательны и приветливы. Они проводили блуждающих по джунглям в свою деревню. И единственной их пищей там были две обезьянки, убитые индейцем по дороге. Вики побрезговала, есть обезьянье мясо. Гассано и Майк, уплетали мясо, они были дико голодны.
  - Мясо этой обезьяны по вкусу, как жареный козел, - сообщил Гассано.
  - Я это есть не стану! - Наотрез отказалась Вики и завалилась в гамак.
  Эти индейцы называли себя весьма поэтично - пяпо. В цивилизованном мире о пяпо было известно не много. Во всем племени насчитывается около трехсот человек, живут они по берегам реки Хенгу, на востоке Амазонки, и занимаются охотой, рыбалкой и сбором трав. Селение, куда привела судьба Вики, Гассано и Майка, носило название Памира, и располагалось чуть северней. Это была одна из пяти деревень резервации Монора, где проживало всего восемьдесят три человека.
  - Не люди прям, а обезьяны, - изрек Гассано, едва они вошли в деревню.
  И, правда, жили они, подобно обезьянам, на деревьях. Маленькие домики располагались на высоте от 10 до 40 метров, их стены состояли из плотно сплетенных пальмовых листьев и древесной коры. По их мнению, это отличная защита, как от диких животных, так и от москитов! А с наступлением сумерек все члены семьи собирались в своих жилищах, укрытых в кронах гигантских деревьев, куда попадают при помощи лестниц из гибких лиан, прихватив с собой припасы пищи.
  Успешно скрывающееся от "благ цивилизации" племя живет своей размеренной жизнью. Мужчины племени пяпо одежды не носят. Они пользуются лишь забавным футляром для пениса, который изготавливают из дерева с меховой отделкой. В нос продеваются кости летучих мышей или втыкали в хрящ носа два пера; издали они казались усами. Женщины ограничиваются лишь набедренной повязкой и причудливыми ожерельями из ракушек и зубов кабана или же ожерельем из плодов растительной слоновой кости пальма-тагуа, а так же узоры на лице, руках и туловище. Любимыми цветами являлись красный и черный; для татуировки они употребляли плоды местных растений; выжимая мякоть плодов и окунув пальцы в сильно окрашенный сок, они проводили красный круг вокруг каждого глаза, а затем обводили его еще большим, черным кругом и, наконец, проводили две красные полосы от висков к подбородку.
  В этом племени с самого младенчества индейцы учат своих отпрысков с уважением относиться к реке-кормилице. Ведь вся жизнедеятельность племени тесно связана с Амазонкой. С помощью двухметровых луков и стрел аборигены охотятся на животных, которые ходят сюда на водопой. Около берегов травники собирают целебные растения и коренья, дикорастущие съедобные плоды. В водах Амазонки они размачивают древесную кору, которая содержит безвредный для организма наркотик. При размачивании коры рыба, плавающая рядом, всплывает вверх брюхом, и ребятишки нанизывают ее на тонкие прутики.
  Проснувшись с восходом солнца, Вики заслышала голоса людей - туземцы, толпились около ее гамака и смеялись, заглядывая на нее, мужчины и женщины - беззубые и пузатые, что-то говорили и улыбались.
  Вики приподнялась, выпрямила плечи и с интересом принялась тоже их рассматривать, они стали расходится, каждый находил себе занятие.
  Вечером предводитель племени приказал гостям явиться к его семейному очагу и поужинать с ним и его большой семьей - у него было семь жен и тринадцать детей. Ужин состоял из печеных попугаев аров с жареными бананами, начиненными тертым кокосом вперемешку с жареными паучками и кузнечиками, - на вид это смотрелось отвратительно - но было вкусно, а затем последовал суп из желтых лягушек и каких-то фиолетовых червячков с лохматыми усиками.
  От первого глотка этого супа Вики чуть не вырвало. Мясо, из которого был сварен суп, было протухшее, а травы такие горькие, что у нее захватило дух.
  Вождь, молча, наблюдал за Вики и ее друзьями, он видел, что ей не нравится еда, но ничего не говорил.
  Вики старалась делать вид, что все очень вкусное, когда тот в очередной раз посмотрел на нее хмуро, она тут же вспомнила джунгли, голод и все те ужасы, которые ей пришлось пережить. Закрыв глаза, проглотила свою порцию, но не прошло пяти минут, как она поделилась своим ужином с землей. А ночью на Вики напала истерика.
  - Попугаи на ужин! Змеи на завтрак! Долгоносики на обед! Я больше так не могу! Москиты! Грызуны и эти дикари, я домой хочу!
  Гассано всячески пытался успокоить Вики. Джунгли пугали. Опасность всюду. Эти несмолкаемые звуки джунглей день и ночь жили бок о бок с ними. И порой им даже казалось, что вот-вот и они сойдут с ума.
  Накричавшись, она уже всхлипывала обессилено на груди Гассано. Так они и уснули вместе, лежа в одном гамаке. Вики боялась оставаться одна.
  Прожив в селении несколько дней, Вики заметила, что аборигены почти не пользуются железными орудиями. Готовили они на открытом огне, заворачивая пищу в листья. Помимо уже опробованной каши, Вики посчастливилось отведать несколько более вкусных, хотя и не менее экзотичных блюд. Это было нежное мясо, происхождение которого она не смогла угадать, кусочки рыбы, и нечто, похожее на картофель.
  Кроме того, ее угощали всевозможными орехами. Вскоре Вики могла уже сама добывать их, уходя вместе с остальными женщинами в джунгли. Вообще основная добыча пропитания лежала, конечно, на сильной половине племени, но женщины отнюдь не сидели без дела. Обязанности четко делились: старые, уже немощные, но мудрые смотрели за детьми, молодые и крепкие вели хозяйство, пополняли запасы еды, собирая плоды, орехи, травы. Огромные корзины с пропитанием они таскали на спине, словно вьючные животные. Вики за несколько дней устала так, как никогда в жизни!
  Она старалась не думать о том, что будет с ней дальше, какая судьба уготована ей впереди. День прошел, и хорошо! Первое время она жалела, что почти не удается общаться с Майком и Гассано, - индейцы, вероятно, сознательно, не позволяли им часто видится, да и разделение труда подразумевало это. Вики чувствовала себя глубоко одинокой, разговаривала с пяпо, хотя прекрасно понимала, что они ни слова не разбирают!
  
  
  
  Стрекот кузнечиков да многолосье древесных лягушек, нарастающие крики гигантской жабы-уин и голосок маленькой желтоглазой совки-бульюкуку.
  Майка лежал обессиленный у разведенного костра, тяжело дыша; судороги исказили лицо парнишки; он беспрерывно бормотал что-то невпопад, временами пристально смотрел на небо, то куда-то в пустоту и разражался резким, страшным смехом, от которого мороз пробегал по коже каждого из них.
  - Майк, - В полном отчаянии Вики бросилась к парню, - бог мой, что с ним происходит?
  За лечение взялся местный шаман. Ритуал проходил около часа. После Вики вернулась к Майку и легла рядом.
  Было уже темно, и костер догорал. Майк выглядел все еще неважно. Вики принялась молиться за него. Майк видел Вики, будто в тумане, а затем снова лишился чувств...
  Вики не помнила, сколько времени пролежала, она уснула. Когда Майк снова пришел в себя, костер уже погас. Вокруг было темно и тихо; только где-то зловеще кричала сова.
  
  ***
   От безысходности она готова была выть на луну. Но придумала способ лучше. Точней, все происходило словно по наитию. Как-то сами собой запоминались отдельные слова, фразы из местного диалекта. Жестами, мимикой Вики помогала себе, пытаясь объясниться с женщинами. Те сменили гнев на милость, не выказывали, впрочем, особого радушия, старались нагрузить ее работой, но с изучением языка помогали. Особенно одна маленькая девчушка старалась. Каждый плод называла по многу раз, чтобы Вики могла запомнить, повторяла названия деревьев, трав. Да и просто показывала все подряд: солнце, воду, небо, землю, себя и других женщин, и медленно, по буквам произносила слова.
  Вики была способной ученицей, вскоре она уже могла задавать девочке вопросы и понимать развернутые, пространные ответы. Вики спрашивала обо всем, ее интересовала история племени, традиции, планы относительно пленников.
  Малышка, которую звали Пикатира, не знала всего, разумеется, но на многое сумела открыть Вики глаза.
  Так Вики узнала, что пяпо уже не одно столетье живут по основному, неписанному закону - не брать у природы больше, чем она может дать. Жители селения рубили деревья лишь в случае крайне необходимости, когда нужно было построить жилище или выдолбить пирогу. В остальном они, казалось, просто приручили природу, - многолетним опытом, ласковым и уважительным обращением. Индейцы научились пользоваться ее дарами, при этом ни нарушая своего естественного окружения. Им не нужны были лекарства, и не только потому, что местные жители отличались крепким здоровьем, а благодаря шаманам, которые умели находить в зарослях джунглей траву от любого недуга. Ваянги, колдуны-целители, пользовались в племени особым почетом.
  Одного из них Вики заметила еще в первый день пребывания здесь и угадала правильно. Несколько его учеников лечили соплеменников от болезни и тела и духа.
  Майк держится молодцом, заметила Вики. Правда, им не удавалось много общаться, но и нескольких слов, улыбок было достаточно, чтобы понять - Майк в полном порядке. Ее маленькая подружка настаивала, что все это благодаря травяным настоям шамана.
  - Квира-Кака исцелил твоего друга, - говорила Пикатира, - он знает все растения в джунглях, и может победить любую болезнь!
  - Так уж и любую? - Хитро щурилась Вики, добродушно подсмеиваясь над ней.
  - Конечно! - Категорически заявила девочка.
  Впрочем, Вики и сама видела, что в племени нет ни больных, ни слабых, даже старики казались могучими, уверенными в себе, полными энергии и оптимизма. Несмотря на почти что первобытные условия существования, примитивные орудия труда, тяжелую физическую работу, и женщины и мужчины не выглядели изможденными. Наоборот, в большинстве своем их лица лучились жизнерадостным светом. Еще Вики сразу отметила, что по сути своей индейцы были как дети - наивные, искренние, эмоциональные. Их мудрость была той же природы - естественна, безгранична, на уровне инстинктов.
  Все дело в том, думала она, когда выпадала редкая минута отдыха, что они больше открыты миру, добры к природе, не имеют того толстого налета условностей, в который, как в броню одет любой цивилизованный человек.
  В современном развитом обществе более всего ценится комфорт, который дают деньги, всевозможные блага прогресса. Люди все сильней становятся зависимыми от этого, а здесь, в сердце джунглей, индейцы свободны - им не нужна ни одежда, ни сотовые телефоны, ни кредитки, ни стиральные машины, ни депутатские мандаты. У пяпо была совершенно другая система ценностей, и Вики, вначале ошарашенная своей собственной судьбой, с течением времени так увлеклась наблюдением за племенем, что несколько даже расслабилась и забыла о собственной жизни.
  Конечно, она невероятно страдала от разлуки с детьми и мужем, от неизвестности, от туманных перспектив в будущем. Найдут ли ее?
  Дни были наполнены до предела - Вики впервые в жизни добывала пищу в прямом смысле этого слова. А вот ночами - бессонными, одинокими, - все эти вопросы толклись в голове, стучались в душу.
  Интересно, есть у местного шамана лекарство от тоски, вспоминала Виктория гордый рассказ девочки о всемогуществе ваянги.
  Она даже не знала, верить или нет всему, о чем Пикатира поведала ей. Вики допускала, что целители на самом деле предотвращали и лечили различные хвори, но кроме того, девочка-пяпо уверяла, что женщины племени могут беременеть без участия мужчин. А также предохраняться от нежелательной беременности и даже делать аборты! Конечно, крошка не так говорила об этом, - она и слов-то подобных не знала. Но Вики поняла, о чем речь, и не знала, как относится к тому, что ребенок, которому на вид лет 10-12 знает об этих вещах и так откровенно делится своими знаниями.
  Из речи Пикатиры следовало, что детей в племени очень рано посвящают в подробности интимной жизни и учат искусству сладострастия еще до наступления полового созревания. Индейцам неизвестно, что такое ханжество. Ребятишки с самого раннего возраста рисуют на теле разные узоры, в том числе и изображения огромных половых органов, - золой от сожженных растений или зелеными фруктами. При этом рисунки держатся на коже неделю, другую. Тем самым они познают себя, свое тело, учатся доставлять себе тактильное удовольствие. Пяпо знают, что только научившись удовлетворять свои потребности и желания, можно доставить телесную радость другому. Они отнюдь не эгоисты!
  - А чтобы не было ребеночка, - на своем наречии растолковывала девочка Вики, - мы варим настойку из ме кра кет джа...
  - Что это?
  - Такая трава.
  Вики не уставала изумляться. Контрацептивы здесь, в глубине джунглей, в сотнях километрах от цивилизации!
  Позже от взрослых женщин она услышала подтверждение слов Пикатиры. Пяпо на самом деле умели предохраняться. Кроме того, шаман лечил бесплодие. Средства все без исключения находились в растительном мире, а методики были самые разнообразные. Индейцы принимали грязе-травяные ванны, еле сырые растения, делали настой, спали на листьях, оборачивали тело лианами, делали массаж с использованием различных трав и плодов. Выполняли все, что скажет главный колдун-целитель. Он же ставил диагноз и начинал лечение только после того, как соплеменник рассказывал свои сны. В зависимости от приснившегося больному того или иного животного и определяется шаманами болезнь, так как животное - это дух. После того как поставлен диагноз, шаман решает, какими травами и как нужно лечить больного.
  От бурного потока информации и совершенно невероятных, примитивных условий существования, у Вики просто шла кругом голова. Порой ей снова казалось, что все происходящее с ней всего лишь кинофильм. В другое время одолевала апатия, безысходность. Но в основном сильный характер и любознательность брали вверх, и Виктория жадно впитывала новые познания, со всей страстностью своей натуры отдавалась новым впечатлениям.
  Благодаря Пикатире Вики теперь знает, как остановить боль от укуса дикого амазонского муравья, что пронизывает мозг острой спицей. Знает, как смазать открытую рану на теле, чтобы в неё не попали паразиты. Знает, как уберечься от лесных пиявок, намазавшись латексом каучукового дерева. Знает, как получить яд курары, которым смазывают наконечники стрел индейцы, для того, чтобы парализовать жертву. Знает, как обращаться с небольшими ядовитыми змеями, так, чтобы они вас не укусили.
  Пикатира рассказывала ей не только легенды, но и историю племени пяпо, а так же поделилась с трудностями их бытия.
  С того момента, когда европейцы пришли в леса Амазонии и началась ее колонизация, индейцам пришлось буквально вести борьбу за выживание. Первым делом покорители земель стали искать здесь залежи драгоценных камней и золота. С каждым годом все глубже и глубже они проникали в амазонские дебри, нарушая флору и фауну, нанося непоправимый ущерб природе и, конечно же, ни сколько не заботясь о местных жителях и их мнении на этот счет. Если какое-то поселение было расположено на месте залежей, его попросту изгоняли с родной земли. Золотоискатели действовали как настоящие оккупанты, - лес вырубался, почва перекапывалась, разрушались деревни. От их рук даже погибали люди, - те, кто осмеливался встать на защиту своей территории. От бездумных, жаждавших наживы варваров страдала сельва, многие виды животных, обитающих здесь, исчезли навсегда.
  - Мы бы тоже погибли, - рассказывала Вики на своем наречии маленькая пяпо, - нас бы стерли с лица земли, если бы не Амадео!
  - Амадео? Кто это? - Заинтересовалась Вики, она уже несколько раз слышала это имя в деревне, и каждый произносил его с таким почтением и уважением.
  - Наш правитель, - ответила девочка и гордо добавила, - я дружу с его сыном!
  Потом она рассказала Вики, что-то место, где прежде располагалось их селение, теперь превратилось в заболоченную местность, безжизненное и жалкое кладбище изуродованных деревьев. Вождь настоял, чтобы племя переехало выше по реке, и весьма вовремя!
  Однажды маленькая подружка рассказала Вики легенду, связанную с религией пяпо. Вики не сразу поняла смысл рассказанной легенды, но спустя несколько дней пяпо устроили ритуальные пляски, она разглядела их, так называемые костюмы, и многое стало для нее ясным. Индейцы украшали головы перьями, располагая их кругом, который напоминал скафандр. Оказывается, аборигены верили, что происходят от некого божества, спустившегося с неба, и, судя по их рассказам, он выглядел словно космонавт. Вики не знала, что и думать - то ли древним пяпо посчастливилось встретиться с инопланетянами, то ли до них дошли слухи о реальных космонавтах. Корни верований и легенд ускользали от нее, но вид пяпо в ритуальных одеждах вызывал довольно конкретные ассоциации. И эта легенда... Вики не сомневалась в одном - это племя полно загадок и тайн, и еще немало открытий ей предстоит сделать здесь.
  Возможно, ее настрой был своеобразной психологической защитой. Если бы она погрузилась в собственные переживания, ничем хорошим это не обернулось бы. А так - словно губка, впитывая информацию, - женщина берегла себя для будущего.
  Ее жизнелюбие, стойкость раскрылись с новой силой. Жгучий интерес вызывало буквально все вокруг, ведь это был совсем иной уровень существования, словно на другой планете! Кроме обычаев, традиций, всяких загадочных ритуалов, Вики чрезвычайно интересовала личность вождя. Ей до сих пор не удалось познакомиться с ним или хотя увидеть, но, судя по рассказам маленькой пяпо, это был чуть ли ни полубог! Остальные женщины тоже восторженно отзывались о повелителе племени, да и представители сильного пола искренне уважали молодого Амадео. Вики понимала, что здесь, чуть ли не в первобытных условиях, ценность самого человека, его характер, внутренний мир гораздо выше, нежели в цивилизованном мире. Тут чувства были обнажены до предела, не существовало таких понятий, как блат или взятки, и если человек стал вождем, так он на самом деле лучший во всем, сам по себе авторитет. В том обществе, где прожила она всю жизнь, нередко встречались лидеры, купившие себе положение за деньги или получившие доступ к власти по наследству. В индейской деревне такое было невозможно! Это было бы просто нецелесообразно, губительно для всего племени.
  Вики вообще почти сразу увидела, насколько тут все просто. Не примитивно, а без особых затей, ненужных рефлексий, замысловатых отношений, надуманных проблем. Каждодневные заботы о пропитании, воспитание детей, хозяйственные хлопоты, - вот чем жили пяпо. Ну и о душе не забывали, устраивали праздники - в своем понимании этого слова.
  Больше всего ее поражало их отношение к интимной жизни. То, что в Большом мире вызывало столько переполоха, рассуждений, запретов, из-за чего люди лишали себя карьеры, перспектив, даже жизни, что обсуждалось с пылом на разных языках и различных уровнях, в дебрях Амазонки было лишено всяческого ареола таинственности и нравственных устоев. Конечно, никто не выставлял напоказ свои отношения, но естественную между женщиной и мужчиной тягу пяпо считали достаточной причиной для любовных утех. Никакого ложного стыда, никаких угрызений совести, никакого пафоса! Все предельно откровенно и просто. Если законная жена была недовольна, что муж зачастил "налево", она в крайнем случае потихоньку от своей второй половины подсыпала ему в пищу "волшебное" снадобье под названием "меми ререк джа". Употребление этой травы снижало потенцию, мужскую силу.
  Всяческие же выяснения отношений, рефлексия были совершенно несвойственны индейцам. Почти во всех смыслах они напоминали детей, - наивных и мудрых одновременно, раскрепощенных и свободных.
  Вики, воспитанная в постсоветской морали, окончательно повзрослевшая в Европе с ее достаточно демократичными взглядами на этот вопрос, все же не могла решить, как относиться к эдакой безнравственной позиции индейцев. То ли восхищаться и завидовать, то ли осуждать и жалеть.
  Впрочем, разумеется, никто не спрашивал ее мнения, племя жило по своим законам и обычаям, мало обращая внимания на пленницу. Это тоже изумляло Викторию, которая привыкла быть в центре внимания, привлекать восхищенные взгляды мужчин. Индейцы же, казалось, оценив прелесть новизны, полюбовавшись необычной женщиной, не сделали ни единой попытки завоевать ее благосклонность или силой добиться взаимности. Вероятно, у них было слишком много дел.
  От своей маленькой подружки Вики вскоре узнала, что такой порядок, спокойное и мирное течение жизни стало возможно лишь благодаря молодому вождю. Раз и навсегда он установил правила, в том числе и те, которые касались пленных. Неприкосновенность прежде всего! Уважение и некая отстраненность.
  - Вот вернется Амадео, и сам решит, что с вами делать, - многозначительно подытожила Пикатира.
  А пока Вики размышляла, о том, как поступит с ними Амадео, Гассано и Майк с индейцами посвятили день добыче белковой пищи - рыбалке, а на закуску - анаконда!
  Вики ахнула, увидев змею, в руках Гассано.
  - Эта нахалка, не стеснялась, когда легонечко душила его, - сообщил Майк, - пришлось вмешаться всем, чтоб раскрыть эти любовные объятия. Но Гас, держался молодцом.
  - Она мне так грудную клетку сдавила, что дышать сил моих не было.
  Вики с учащенным биением сердца осторожно приблизилась к анаконде.
  - Обалдеть, - только и смогла вымолвить она, проведя рукой по блестящей чешуе.
  Нещадно палило солнце. Неистово звенели цикады. А на темно-коричневых мускулистых спинах бисером сверкали капельки пота.
  Тук-тук, тук-тук, ритмично и монотонно стучали дубинки.
  Двое полуобнаженных подростка стоя напротив друг друга толкут горькие листья кустарника ах"кауа. Изумрудная зелень, высыпанная в выдолбленную наподобие корыта деревянную колоду, под ударами быстро приобретала черновато-бурый оттенок, и струился резкий, приторный горьковато-кислый запах, от которого желудок сжимался в спазмах. Индейцы снова готовят яд, отметила для себя Вики. Действительно, какая же рыбалка без яда ах"кауару?
  Сколько бы рыбы ни наловили сегодня, собранные женщинами бананы и личинки жука-долгоносика станут прекрасным дополнением к рациону. Жирные белые личинки жука-долгоносика и вареный маниок с чичей - лакомство пяпо. Вики тоже питалась личинками долгоносика, а что поделаешь, кушать-то хочется.
  Темнеет. Один за другим индейцы расходятся, возвращаются по домам. За чернеющей стеной джунглей звенят цикады и крохотные древесные лягушки. В небе зажигаются яркие звезды, а в кронах деревьев им подмигивают изумрудные огоньки светлячков.
  
  13
  
  Это утро было прекрасным, как обычно здесь в эту пору года. Сезон дождей еще не наступил, раннее солнце не набралось сил, и лишь ласково гладило макушки огромных пальм, скользило вдоль хижин, сливаясь лучами с соломенными крышами. Щебет птиц то заглушал рев Амазонки, то далекий рык ягуара.
  Вики вышла из хижины, куда ее поселили, - это было обиталище одинокой старухи-пяпо, которая должна была приглядывать за очаровательной пленницей. Надо заметить, присутствие бабки нисколько не смущало и не тяготило Вики. Старушка была незаметной, хотя очень подвижной, но молчаливой, аккуратной и тихой. Обычно она являлась в хижину только под вечер, после ужина, и затихала на своем тюфяке до утра. А на рассвете будила Вики, тронув за плечо. Мол, пора на работу!
  Вики тоже старалась не напрягать свою "домовладелицу" и не тревожила ее лишний раз.
  Оказавшись снаружи, Вики ощутила прилив сил, и, хотя каждый день ей не хватало бодрящего душа, здесь она уже привыкала просыпаться иначе, заменять блага цивилизации комфортом другого уровня. Она знала, что ее ждет солнце, что ей поют птицы, что огромная река несет свои воды навстречу ее ладоням, и что-то древнее, первобытное просыпалось в ней.
  Она с улыбкой смотрела, как ватага маленьких пяпо, где-то отыскавших или выменявших зеркальце, пускают солнечных зайчиков. Неизменный старик-шаман курил трубку, сидя на корточках перед своей хижиной. Трава, надежно укрытая под большими листьями пальм, еще хранила росинки, и Вики было видно, как они капают на землю. Казалось, время остановилось здесь. И вместе с тем, ритм этой жизни был неуловимо стремителен, словно бег грациозной лани.
  Она потянулась всем телом и отправилась умываться к реке вместе с другими женщинами. Там же на берегу, они позавтракали лепешками, а вместо утреннего кофе Вики выпила кокосового молока. Потом они собрали орехов и вернулись в деревню уже ближе к обеду. День шел своим чередом. В жаркий полдень нечего было делать на открытой местности, поэтому женщины в это время отправлялись подальше в джунгли, на сбор трав и корений. На этот раз они зашли в ту местность, где Вики еще не доводилось бывать. Она думала, что достаточно уже знакома с джунглями, и хотя ее сердце ныло от одиночества и тоски по детям и Джино, это все же не мешало ей наслаждаться здешними красотами. Сейчас же, выйдя из зарослей тропического леса, Вики не смогла сдержать восхищенного крика. Внизу, метрах в двадцати у нее под ногами, виднелась ослепительно синяя чаша крохотного озера, окаймленного зеленью, словно она стояла на блюдце.
  - Осторожно! - Вдруг крикнула Пикатира, шедшая позади.
  Вики не поняла, почему следует соблюдать осторожность. Зрелище заворожило ее, и она не слышала шума водопада. Между тем, он бурлил совсем рядом, наполняя озеро водой, как будто из гигантского чайника наливался прекрасный напиток.
  Вики сделала шаг в сторону, чтобы выбраться из зарослей окончательно и рассмотреть все получше.
  Совершенно неожиданно почва под ее ногами вдруг сделалась мягкой, скользкой. Ноги разъехались, как на катке у неумехи-фигуриста. Вики попыталась ухватиться за ветку, испугавшись, что попала в болото. Но это был всего лишь ручей, неширокий, но глубиной в пару метров, постепенно набирающий сил и размаха, и падающий с высоты с безумной скоростью.
  Она не увидела, что и ее маленькая подружка и остальные женщины уже бегут ей на подмогу. Не в силах удержаться на ногах, упустив ветку из рук, Вики потеряла равновесие, и стремительное течение понесло ее вперед. Пронзительный крик о помощи повис в воздухе. Сбивая в кровь колени и локти, Виктория пыталась зацепиться за камни, встать, но вода была сильней ее. Нащупать дно не удавалось. Словно щепку, Вики бросало из стороны в сторону, и хотя ручей был не шире двух-трех метров, добраться до берега она была не в состоянии.
  Мне конец, мелькнуло у нее в голове. В последний раз вспыхнула перед глазами широкая, будто насмешливая улыбка солнца. Брызги воды смешались с невольными слезами.
  В следующее мгновение Вики почувствовала, что летит куда-то вверх тормашками. Высота была не очень большая, и она вполне могла бы удачно войти в воду, выплыть из озера, на которое только минуту назад любовалась с безопасного расстояния. Но острый камень во время падения ударил ей прямо в висок, Вики потеряла сознание и пошла ко дну...
  
  ***
  
   Он всегда знал, что ему уготована необычная судьба, хотя не считал себя выше других или лучше. Наоборот, с детства Амадео чувствовал себя обделенным, потому что вырос без отца. Были другие мальчики в их племени, родители которых погибли на охоте или пострадали от рук человека, пришедшего из Большого мира. Но те хотя бы знали, чьи они дети. Знали, кого следует помнить всю жизнь. Матери рассказывали им историю рода, окрашивали отцовские портреты в трагические и возвышенные тона. Амадео был лишен даже этого, - все детство женщина, которая его воспитывала, лишь повторяла ему, что неважно, кто твой отец, важно, кто ты сам.
  Возможно, она была права.
  Родной матери своей Амадео не знал, но отца своего отца, помнил до этих дней. Разлука с ним, далась нелегко, на протяжении долгих лет Амадео жил воспоминаниями о нем и о тех недолгих, но счастливых днях, проведенных с ним.
  Мужчин в племени всегда было меньше, чем женщин. Это закон природы, естественный отбор. Мужчины воевали, охотились, защищали от диких зверей - на каждом шагу каждый день они рисковали собой. Воспитание до поры до времени осуществляли только матери. Но было принято так, что в определенном возрасте мальчики становились рядом с отцами. И плечом к плечу постигали сложную науку выживания. Каждый из них при этом чувствовал отцовскую силу, редкую ласку, единение.
  Амадео рос "сыном полка". Он научился всему, даже быстрей, чем любой другой его ровесник. Но никогда он не знал, что такое родительская забота, сдержанная мужская нежность, скупые, но справедливые, единственно необходимые слова в тот момент, когда тебе грустно или ты не знаешь, что делать.
  Простившись с детством, он все и всегда решал сам. Конечно, прежний вождь был для Амадео, как и для других, большим авторитетом. И остальные мужчины по мере сил тоже принимали участие в судьбе безотцовщины, но заменить мальчику папу они не могли!
  Конечно, Амадео контактировал не только с аборигенами, - общался с европейцами, выбирался в города поблизости Перу, но это были такие редкие вылазки, что адекватное мнение насчет Большого мира у него сложилось не сразу. Первую вылазку из джунглей он запомнил на всю жизнь. Тогдашний вождь племени симпатизировал любознательному смышленому сироте, и взял Амадео с собой, когда отправился на переговоры с "захватчиками" лесов. Очередные "оккупанты" собрались вырубить огромный кусок джунглей, чтобы насладиться добычей полезных ископаемых, а, возможно, и драгметаллов. Против такого варварства выступили многие знаменитости, и, естественно, вожди всех племен, населяющих Амазонку. То есть, безусловно, более-менее развитых племен.
  Первый городок, встреченный ими на пути, не произвел на паренька особого впечатления: дома были похожи на хижины в их селении, отличаясь лишь сваями да размером, жители тоже не слишком отличались от индейцев. Разве что их одежда показалась Амадео странной и неудобной.
  Вождь настоял, чтобы и они переоделись в более цивилизованный наряд. Парень чувствовал себя странно, облачившись в брюки и рубаху свободного покроя: одновременно очень скованно и вольготно. Словно всю жизнь он носил нечто подобное!
  Город, где проходила встреча, поразил его суетой и шумом. Это были совсем незнакомые звуки, краски, предметы. Тут впервые Амадео увидел машины. Узнал, что такое водопровод. Зачарованно окаменел перед телевизором в магазине.
  Ему не казалось все это чудесами или сказочными демонами. Нет, почему-то Амадео сразу понял, что это всего лишь дело рук человека. Такого же человека, как он сам. Техническая сторона дела его совсем не волновала, он всей душой принял прогресс, но полюбить его не мог никогда - это Амадео понял в тот, же момент так отчетливо, как данность собственного рождения! Он восхищался музыкой, несущейся из динамиков, с изумлением разглядывал женщин в красивых платьях, мужчин в костюмах, одобрительно присвистывал, глядя, как очередной лихач входит в поворот на своем четырехколесном железном коне. Но самому Амадео не нужны были, ни костюмы, ни такие кони. Ни женщины в красивых платьях!
  Он был дитя джунглей до мозга костей, до глубины сердца, каждой своей клеточкой, и ни на какие блага цивилизации не променял бы горловой рокот Амазонки или свое первобытное возбуждение на охоте, или ритуальные танцы, или рассветную негу, когда слышен каждый шелест каждого листа.
  Вождь поглядывал на мальчишку внимательно, с нарастающим уважением. Амадео вдруг понял, что эта поездка - испытание для него. Глава племени хотел проверить, насколько принадлежит себе и своей земле его любимец. И был доволен тем, что видел. Амадео нисколько не растворился в городе, ни потерял лицо, не возжелал сменить свою судьбу, со всех ног бросившись из джунглей в каменные палаты.
  Однако, на встрече предстояло искушение посильней. Амадео оказался в чрезвычайно пестрой компании: звезды кино, журналисты со всего мира, представители Гринписа, представители городской элиты и проч., проч.! У него глаза разбегались от мелькания лиц, калейдоскопа самой разнообразной одежды, необыкновенного убранства особняка, где проходил прием.
  Конечно, он не произнес ни словечка - потому, что не знал английского, но по мима диалекта племени, прекрасно понимал итальянский, язык - на котором говорил его отец.
  Потому речи некоторых знаменитостей вождь перевел ему вкратце. Одними Амадео восхитился, другие внушили ему презрение и отвращение. В любом случае, он оставался спокоен и невозмутим, как полагалось истинному индейцу! Это Амадео впитал с молоком матери - чтобы ни случилось, не паникуй, не показывай сомнений, сохраняй полное хладнокровие!
  Ему и в голову не пришло, что за ним наблюдают, будто за диковинным зверьком. Недалекие, но богатые и влиятельные люди, из тех, кто не приемлет мнения и свободы других людей, весь вечер обсуждали юного аборигена. Он казался им воплощением надменности, жестокости и коварства. Чуть ли ни каннибалом, идолопоклонником! Он - всего лишь скромный парнишка из племени пяпо - стал предметом горячих споров и домыслов.
  Его выражение лица - спокойное, почти отрешенное, - эти серости воспринимали, как вызов обществу. Его необычную, яркую красоту местные дамы обсуждали с особым смаком, но тут же опровергали собственный интерес, предполагая, что индеец - туп и невежественен, и даже его броская внешность не умалит этого факта.
  Да, по большому счету, они были правы. Амадео не знал ничего из того, что знали дамы и джентльмены на этом вечере. Но им ведь тоже было неизвестно ничего из того, что знал он!
  Да, он не умел ни читать, ни писать, - да что там, до этого момента он даже не умел пользоваться столовыми приборами!
  Но он же не собирался доказывать этим людям, что в джунглях ему не нужны ни вилка, ни ложка, - только нож! И тот в качестве оружия, а не для того, чтобы отрезать кусочек жаркого. Амадео прекрасно справился с этим кусочком здесь, за общим столом, всего лишь пару минут понаблюдав за остальными. Он не знал названия предметов, понятия не имел, что за блюда ест, но природная любознательность, внимание, интеллект сделали свое дело. Вождь прикрыл глаза и улыбнулся краешком губ в знак одобрения, когда увидел, как Амадео справляется с ужином. Вернулись домой они на рассвете...
  
  ***
  
  На крики Пикатиры сбежались остальные мужчины и женщины. К этому времени Амадео уже вытащил на мелководье Вики. Она была бездыханной. Губы посинели.
  - Она не дышит, - сказал кто-то из индейцев.
  Он оказал женщине первую помощь, откачав из легких воду, сделали массаж сердца. Вики захрипела, задышала. Амадео еще раз надавил ей на грудь. Она кашлянула. Он перевернул ее на бок, изо рта полилась вода. Он подхватил ее на руки, прижал к себе, как самое драгоценное, что у него было на этом свете.
  Прижимая Вики к себе, что есть сил, Амадео поспешил в хижину шамана.
  Любопытная Пикатира, устремилась за Амадео, но он ее остановил.
  - Пика ти! - Прорычал Амадео, что б она не преследовала его.
  - На тика пи? - Тоненьким голоском произнесла девочка.
  - Пука тира на ти уэна, - приказал он, разыскать шамана.
  Амадео знал, требуется срочная помощь, иначе исход может быть плачевным. Она не понимала, что с ней, где она и что происходит вокруг. Как сквозь сон, Вики увидела мужчин, женщин и детей и большую круглую хижину; Мельком она увидела попугаев с блестящими яркими перьями, и услышал их пронзительные крики. Затем сознание оставило ее. Очнувшись через час, Вики увидела, что лежит в гамаке в темной хижине. До нее доносились человеческие голоса, а затем какой-то седовласый старик наклонился над ней и заглянул в лицо, он не был похож на туземца. Европеец? - точно она не была в этом уверена, но сто процентов была уверена в другом - она видела Джино, когда тонула. Она видела охваченное ужасом лицо своего мужа - Джино. Оказывается волны, ни так уж и страшны, когда с ними не борешься, они качают тебя, словно ты в гамаке. Она могла бы с кем угодно поспорить, что ее спас Джино, который стальными руками обхватил ее в ледяной воде и вынес на берег. Озноб и жар. И тут сознание снова оставило ее.
  Амадео собрал листья амальды и уже извлек из них сок, этим драгоценным полезным для здоровья напитком, он попытался напоить пострадавшую. После приема лекарства, если Вики и приходила в себя, то на минуту. Затем глаза закрывались, и она медленно тонула в темной бездне.
  Приложив руки к пострадавшей, шаман закрыл глаза, пытаясь сконцентрироваться. Возобновил картину происшествия. Он в мельчайших деталях описал, падение женщины в воду, удар, спасение. Картина промелькнула перед глазами шамана, как фильм и сообщил:
  - У нее бери-бери.
  Амадео отскочил в сторону, как ужаленный:
  - Нет, - покачал он головой, - нет.
  - Да, - согласно закивал шаман, - увы, она больна.
  Слабость, сонливость, озноб, температура скачет, ей-то холодно, то жарко все симптомы бери-бери. Смерть медленно подбирается.
  - Ты не позволишь ей умереть, ведь так?! - Амадео всматривался в глаза шамана, словно молил его исцелить эту женщину, - она слишком красива, чтобы умереть.
  Шаман промолчал, с грустью окинув Амадео.
  Вождь, узнав о болезни Вики, дал распоряжение:
  - Белую необходимо умертвить, пока от нее не заразились другие.
  Амадео был против этого и не согласился с решением правителя.
  Что бы Гассано и Майк не помешали индейцам вынести Вики из деревни, они усыпили их специальным отваром и ночью вынесли на болотистый берег, где обитали аллигаторы.
  Вики сопротивлялась, что есть силы, боролась за свою жизнь как могла. Ее ноги были, как ватные из-за болезни, поэтому убежать далеко она не могла, от снадобья которым ее напоили, все плыло перед глазами.
  Унюхав добычу, двое здоровенных аллигаторов устремились в сторону Вики. Она карабкалась, что есть сил. Наконец, доползла, до трухлявой коряги и полетела вместе с ней вниз. А там крутой обрыв и страшное течение... Ледяные воды, уносили ее все дальше и дальше... Темно. Она больше ничего не видела и не чувствовала, сознание оставило ее.
  Придя в себя после ледяного купания и чудесного спасения, Вики увидела перед собой страшно морщинистую старуху с очень смуглой кожей и с обвисшей грудью по пояс. Нижняя губа ее была проткнута каким-то странным куском дерева, а вся фигура ее показалась Вики совершенно фантастической. Но такова была шаманка, которая жила в соседнем племени Лубаче. Она не могла отказать Амадео в просьбе исцелить белую, потому что он не раз выручал ее и помогал детям племени, снабжая их мясом.
  Старуха, держала в руках тыквенный кувшин с бульоном. Она насильно заставила Вики выпить этот бульон. После чего, Вики вновь закрыла глаза и снова уснула.
  - Воды много в легких, - сообщила старуха.
  Тогда Амадео принялся варить специальное зелье, старуха ему помогала. Нарезав на куски лиану и уложив ее отрезки на дно котла, она вдруг запела. Это было обращение к душам мертвых, помочь живой.
  Через сутки, получился желаемый отвар - айяуаска! Народное средство - айяуаска на протяжении тысячелетий использовалось для вхождения в священный, сверхъестественный мир, для исцеления, прорицания и поклонения. Жидкость темно-коричневого цвета была вязкой по консистенции, имела запах.
  Напоив отваром Вики, шаманка тихо, неторопливо запел свою магическую песню. Его голос, обволакивал сознание Вики, заполнял окружающее пространство, а шуршание веничка напоминало шум джунглей.
  По пальмовым листьям, из которых была сделана крыша хижины, застучал дождь. О том, что это является дождем, Вики догадалась позже. После того, как ее вырвало. Она вновь уснула, выпив из рук шаманки горькое зелье. В сознании Вики - джунгли наполнились душераздирающими звуками. Шаманка запел, а ее затрясло - лекарство начало действовать.
  Затем она услышала незнакомый голос "не может быть". Несколько секунд она лихорадочно сосредотачивалась на мысли, пытаясь понять "чего же не может быть". Но очередная, более ошеломляющая и пугающая мысль повисла перед ее смутным сознанием: "Кто этот человек, говорящий по-русски?"
  Произнести свой вопрос вслух она не могла, ее вновь начало выворачивало наизнанку. Видимо, вот так сходят с ума... - решила Вики с ужасом принялась ощупывать свое тело. Сознание пыталось хоть как-то распознать или зацепиться за что-нибудь знакомое. На мгновенье Вики показалось, что ее тело больше не ее тело. И не имеет к ней никакого отношения. Обжигающие слезы сами собой потекли по щекам. Кто-то вытер их. Кто ухаживал за ней, она не знала кто. Сил открыть глаза не было, а если она все-таки и делала таковые попытки, то кроме размытого пятна перед собой ничего не видела.
  Мысли, образы кружились в голове. Способность логически мыслить она не могла. Ее это пугало. Ей мерещились уродливые гномы в набедренных повязках. Существа эти зловеще улыбались и водили вокруг нее хоровод, она видела их достаточно отчетливо и абсолютно не сомневалась в их существовании. Вскоре силы покинули ее и она уснула.
  Пошли третьи сутки. Самочувствие Вики было все таким же не стабильным. Амадео волновался, не отходил от женщины ни на шаг.
  Когда проснулась, была глубокая ночь. Пряма перед собой Вики увидела его. Ведение или реальность?
  - Джино... - в бреду промолвила она дрожа.
  Ее руки потянулись к лицу мужчины, она хотела приподняться, но у нее не было сил. Тогда он сам наклонился к ней, так чтобы она могла его разглядеть.
  - Джино, любимый, - шептали ее губы и тянулись его поцеловать... Амадео позволил Вики себя поцеловать. Его голодный поцелуй раздвинул ей губы, язык проник внутрь, ритмично задвигался. Ему понравилось целоваться с ней.
  Перед глазами у женщины все плыло. Глаза болезненно слезились. Она снова начинала терять ощущение действительности и медленно погружалась в туман. Она отчетливо слышала шум ветра в ветвях. Сквозь него доносился шепот и какие-то посторонние звуки, голоса. Голова шла кругом. Внезапно, бросило в жар, затем на нее хлынул ужасающей силы поток. Поток, состоящий из пугающих образов. Звуки джунглей, превратились в жуткий гул. Причем, гул то нарастал, то исчезал вовсе. В сознании женщины все стало меняться с головокружительной скоростью. При этом абсолютно отчетливо исчезло ощущение пространства и времени. Возникали далекие воспоминания детства и юности, забытые волнения - все смешалось в одном стремительном потоке.
   Зелье сладострастии, так назывался напиток, который готовил Амадео для Вики ранним утром над костром, когда солнце лишь едва коснулось макушек деревьев.
  Она еще спала, а он, как зачарованный, наслаждался её обнаженным телом. В его глазах сверкали искры. Дыхание женщины было ровным, с каждым вздохом поднималась её упругая грудь.
  Вики проснулась от сладкого ощущения блаженной истомы, растекающейся по всему телу. Амадео ласкал ее, поднимаясь поцелуями вверх по бедру. Он дал ей выпить целебное снадобье из цветков уандунуну. Оно опьянило душу женщины, ей стало на много лучше, казалось, будто крылья у нее выросли за спиной. Она активно стала принимать ласки Амадео и отвечала взаимностью... - она думала, что это был ее муж. Она подалась вперед. Потянулась к нему всем своим существом.
  Амадео целовал каждый дюйм ее тела. Их тела содрогались в едином ритме. Разум Вики был поглощен ощущениями, чувственным восприятием происходящего.
  Солнце было уже очень высоко, когда оба испытали неземное блаженство. Усталые и счастливые они лежали на бамбуковой подстилке. Уютно устроившись на груди Амадео, Вики не заметила, как сон окутал ее. И проспала сутки, прежде чем пришла в себя.
  В амазонских джунглях наступило утро. Насыщенный аромат благоухающих цветов и удивительных растений, жужжание и стрекотание, неимоверное множество диковинных насекомых, щебет разнообразных птиц, ну и конечно же изумрудная свежесть буйной растительности.
  Разумеется, Вики ощущала легкую усталость, но при этом доминировало чувство какого-то восторга и тотального освобождения. Ощущение необыкновенной внутренней легкости, чистоты и радости наполняло ее. Вики покинула хижину.
  - Вот так на собственном опыте узнаешь, - вдруг заговорил незнакомец до боли души родном языке, - что, живя среди индейцев, всегда можно рассчитывать на помощь шаманов или даже рядовых членов племени, хорошо разбирающихся в лекарственных растениях и разного рода снадобьях.
  Обернувшись Вики, увидела его - седовласого пожилого старика, Глубокие морщины изрядно бороздили его лицо, но это не мешало его природной красоте. Этот старик походил на сказочного персонажа, поэтому улыбка на устах Вики заиграла.
  - Вы русский?
  - Я ученый из России, - улыбнулся смущенно мужчина, - меня зовут Альберт, - он протянул ей руку, - а вас как звать, величать, о, прекрасное очарование?
  - Виктория, - пребывая в полном замешательстве, она пожала мужчине руку, - вы можете меня называть просто Вики.
  - Что ж очень приятно Вики, - пожимая ей руку, проговорил он, - как вы себя чувствуете?
  - Спасибо, хорошо.
  - Рад, это слышать, а то все, так волновались за вас. Особенно правитель племени. Позвольте у вас полюбопытствовать?
  - Я вас слушаю.
  - Как вы здесь оказались?
  - Хороший вопрос, - тяжело вздохнула Вики, - а вы?
  - Я первый вам задал вопрос.
  - Хорошо, я расскажу, но пообещайте мне...
  - Для вас все, что угодно! - Перебил ее старик.
  И тогда Вики поспешила рассказать о случившемся с ней.
  Старик внимательно выслушал ее и принялся успокаивать.
  - Я понимаю вас очень хорошо, вам пришлось пережить вещи страшные, но, теперь вы в полной безопасности дорогая моя. Я помогу вам и вашим товарищам по несчастью выбраться отсюда.
  - Не знаю, даже как вас и благодарить, - от переполняющей ее сердце радости, она расцеловала старика.
  - Не стоит благодарностей дорогая моя...
  Гассано и Майк тоже были безумно рады увидеть Вики в полном здравии.
  - Как ты, Вики? - Подскочил к ней Гассано, - как твое самочувствие?
  - Отлично, Гас, спасибо!
  - Мы волновались за тебя, - признался Майк, - молились всем богам. Спасибо шаману, он исцелил тебя.
  - А где шаман сейчас? - Напряглась Вики, - мне бы хотелось его поблагодарить.
  - Шаман сейчас должно быть с Амадео, - встрял старик.
  - С Амадео? - Заинтересованно повернулась лицом Вики. - Так он уже вернулся? Когда?
  - Вернулся, - кивнул согласно старик, - когда? Когда вы медленно пошли ко дну. Амадео прекрасный пловец, он-то как раз таки вас и спас, когда вы тонули.
  - Я должна его увидеть. Вы его уже видели? - Спросила она у Гассано и Майка.
  - Нет, - покачал головой Гассано. - Мы его еще не видели. Самому хочется на него взглянуть.
  - Тут только все о нем и говорят, - хмыкнул Майк, - о его подвигах.
  - Что ж идемте со мной, - предложил старик, - я вас отведу к нему.
  По дороге к хижине Амадео, а он жил вдали от своего племени, старик рассказал Вики, кто он и почему здесь находится, а так же о своем недавнем открытии, о котором заговорил мир.
  - Эликсир бессмертия? Разве такое возможно? - Удивилась Вики.
  - Почему нет?
  - Я думала, что все это фантазии людей.
  - Поверь мне, эликсир бессмертия уже существует.
  - Выведена его точная формула?
  - Выведена! Он состоит из трех аминокислот, - это мало что говорило Вики, но она слушала ученого с превеликим интересом, - изолейцина, - увлеченно начал он перечислять аминокислоты, делясь своим открытием, - аминоизокапроновой кислоты, валина и сока растения уракатуа, плоды которого способны возвратить организму утраченную молодость.
  - Где же это растение произрастает?
  - Я покажу вам это место. Но пообещайте мне, что вы не станете никому об этом рассказывать.
  - Обещаю, - произнесла Вики, ни о чем не задумываясь.
  - Люди коварные существа, - внезапно произнес ученый с неким огорчением, - мне горько это признавать, но такова сущность человеческая. И потому я решил, что секрет формулы, я унесу вместе с собой в могилу.
  Вики остановилась, посмотрела на ученого и сказала:
  - Возможно, так будет и лучше.
  Хотя, вернуть молодость, вообще, разве такое не возможно? Вики с трудом верилось в это. А что если ученый говорит правду и он знает формулу? Он действительно, провел ряд экспериментов, в ходе которых здоровым лабораторным самцам крыс среднего возраста давали пить воду с добавлением четырех аминокислот. Грызуны, пившие этот "коктейль", жили на 85% дольше своих собратьев.
  - Однако долголетие стало не единственным результатом приема целебного зелья, - делился информацией ученый. - Помимо продления срока жизни, в организме подопытных произошли и другие изменения.
  - Какие же? - Заинтересовалась Вики.
  - Увеличилась энергетическая подпитка клеток и уменьшилось негативное окислительное воздействие свободных радикалов.
  - То есть, вы хотите сказать, запас жизненных сил у мышей увеличивался и мышечная координация улучшалась?
  - Верно, мыслите, Виктория! Свободные радикалы, как вам наверняка известно, это побочные продукты нормальных процессов в организме. Они вызывают окислительное повреждение тканей и процессы воспаления, которые впоследствии приводят к различным болезням. Я уверен, что именно деятельность свободных радикалов является одной из главных причин старения. Аминокислоты способны увеличивать число митохондрий в клетках сердца и скелетных мышц.
  Вики призадумалась над словами ученого. Она размышляла теперь о другом. Где Джино? И как так случилось, что он до сих пор не нашел ученого? Совпадение или закономерность? И что делать дальше, выбраться отсюда, вернуться в Лондон и ждать мужа? Нет, так Вики поступить не могла. Она должна что-то делать, но что именно?
  С виду Вики выглядела немного обеспокоенной и раздраженной. С каждой минутой это становилось все заметнее. Все ее мысли были о детях и муже. А тут еще такое с ней приключилось. Единственное, что успокаивало сердце женщины - это то, что она в самом скором времени сможет выбраться из джунглей и позвонить домой.
  Заросшая тропинка, кишащая ядовитыми змеями, петляя, уводила их от деревушки чуть дальше в лес. По обе стороны тропы высились глухие непроходимые заросли лиан и лиственного разнообразия кустарников.
  Хижина Амадео, располагалась под высокой, стройной пальмой, окруженной деревьями эмбоба. Жилище было удивительным образом скрыто от глаз посторонних. Оно было тщетно задрапировано лианами, изящно свешивающимися вниз до самой воды, где соединялись между собой и переплетались, образуя завесу из густой листвы.
  - Если вы к Амадео, то он отбыл по делам, - отчеканила Пикатира, как его личный секретарь.
  Девочка обожала Амадео и частенько приходила сюда. Поглаживая против шерстки ягуара, она выразительными глазами смотрела на нежданных гостей.
  Видя, опасное животное, Вики обеспокоилась за жизнь девочки:
  - Ребенок и хищник! Как такое возможно?!
  - Не бойтесь, - успокоил старик, - ягуар принадлежит Амадео, он обучен. Не причинит зла, ни ей, ни нам.
  Почуяв, как люди напряжены, зверь принялся хлестать по сторонам хвостом.
  - По-моему он нервничает, - прокомментировала Пикатира, глядя на седовласого старика.
  Ученый прекрасно изъяснялся на языке пяпо, поэтому Пикатиры не переставала задавать ему уйму вопросов о белых людях и других континентах.
  - Амадео приютил осиротевшего детеныша ягуара, три года назад, - вдруг произнес ученый, - когда тому было всего несколько дней от роду. Он вырос с ним, поэтому такой ручной и ласковый, - погладил ягуара по голове и заглянул в хижину Амадео, - браконьеры застрелили его мать ради шкуры.
  - Да, уж, за шкуру такого зверя, можно выручить кругленькую сумму на черном рынке, - согласно кивнул Гассано, - что ж если Амадео, нет здесь, то может нам стоит вернуться в деревню?
  - Нет, - наотрез отказалась Вики.
  - Если вы желаете, остаться здесь и дождаться Амадео, то оставайтесь Вики, - предложил старик.
  - Я останусь, - уперлась она, - я буду ждать его здесь.
  - Вики ты сбрендила! - Возмутился Гассано, - почему ты всегда такая настырная?
  - Я останусь вместе с Пикатирой, - заявила Вики и двинулась к девочке, - я должна увидеть своего спасителя.
  - Ничего плохого в этом я не вижу, - вмешался в разговор старик, - пусть они остаются здесь и дождутся Амадео. Он их сам приведет в деревню.
  - Ну, что ж, пусть остаются, - согласно кивнул Гассано, - Вики, прошу тебя, будьте осторожны.
  - Не волнуйся, Гас. Ступайте же!
  Вики, оставшись вместе с Пикатирой, принялась раскачиваться на лианах, это было вместо качелей, которые Амадео соорудил специально для этой малышки.
  -Где твои родители? - Поинтересовалась Вики у Пикатиры, когда она расположилась около нее на одной качели.
  - Черная болезнь пришла и забрала их, - грустно ответила девочка.
  Видимо это желтая лихорадка, решила Вики и сердце ее сжалось в груди. Она такая славная, эта девчушка, была б воля Вики, она бы забрала Пикатиру с собой в Европу. Только один вопрос - а сможет ли дитя природы, адаптироваться к другим условиям жизни?
  - У тебя есть дети? - Вдруг, спросила девочка.
  - У меня их трое. Марио. Джино и Тори.
  - Ты счастливая мать! А еще хочешь иметь детей?
  Вики промолчала, пытаясь понять, к чему ведет Пикатира. Тогда Пикатира обняла ее за шею, чмокнула в щеку. Какая она все-таки ласковая и милая девочка, подумала Вики и прижав малышку к своей груди, взъерошила ей волосы.
  Пикатира улыбнулась Вики и положив свою руку ей на живот, внимательно поглядела в серые глаза, мелодично пропела:
  - Тук-тук, тук-тук, бьется сердечко. Тук-тук, тук-тук, растет внутри человечек.
  Сердце Вики тревожно забилось. Она не понимала, что имела в виду Пикатира. Вики вопросительно посмотрела на девочку.
  - Ты снова станешь мамой, - тогда сказала девочка, - и на пальцах показала, - теперь в четвертый раз!
   Уверенно закивала головой Пикатира, глядя в серые глаза блондинки, которая ей была весьма симпатична и очень нравилась, точнее сказать ей нравились ее светлые волосы, она то и дело прикладывала их к своей голове, любовалась своим отражением в зеркальце, привезенным ей Амадео в качестве подарка из Лимы.
  Вики резко вскочила на ноги. Ее лицо залилось краской. От чего бы это? Вики стыдно? Стыдно за что? Она сама не понимала, чего стыдилась. И все-таки ей было как-то не много неуютно от услышанного, она не могла до конца осознать, отчего бы это, дрожащим голосом спросила:
  - Что ты такое говоришь крошка?
  От слов Пикатиры, она чувствовала, как земля уходит из-под ног.
  Пикатира осторожно приблизилась к Вики, обеими руками обхватив ее живот, приложила ухо, прислушалась.
  - Здесь зародилась новая жизнь, - чуть слышно объявила девочка и удалилась.
  Пикатира сама не знала, что обладает такими способностями предвидения. Вики стояла с побледневшим лицом и не двигалась с места. Ей почему-то стало страшно, нет ни за себя, а за будущее ее детей. Перед глазами возник сначала образ Марио, затем Джино. Вики прикрыла глаза и гладила себя по животу, воображая, как глубоко внутри нее зарождается новая жизнь, потом стерла с лица следы слез. Где-то поблизости доносился радостный смех Пикатиры, видимо она играла в прятки с ягуаром, решила, было, Вики и устремилась в сторону хижины.
  
  ***
  
  На небе светила полная луна, потому достаточно хорошо освещала все вокруг. Пикатира уже давно уснула, а Вики уже порядком утомилась дожидаться Амадео.
  Амадео появился неожиданно. Лицо его оставалось в тени, но лунный свет падал на голову и могучие плечи, создавая светящийся ореол вокруг могучего торса. Он носил передник из перьев птиц: арары, мутум и трубача, ожерелье из зубов аллигатора и пекари и был чертовски хорош собой даже в этом смешном наряде. Слишком хорош, что бы не потерять голову.
  Он подошел к хижине и сейчас не двигаясь, смотрел на нее. Глаза их встретились. У Вики, которая никак не могла прийти в себя от слов маленькой девочки, перехватило дыхание.
  Амадео.
  Взгляд черных, как ночь глаз заворожил Вики, как взгляд удава завораживает кролика. Она смотрела на Амадео, но видела Джино. И когда он только успел отрастить такие длинные волосы?
  Когда Амадео приблизился к ней и поприветствовал почтенно, так как обычно приветствуют пяпо, Вики в здравом рассудке поняла, что это ни ее муж Джино, а человек очень - очень и очень сильно похожий на него. Так не бывает, шепнул ей внутренний голосок. Значит, тогда когда она заболела, это был ни сон? К ней приходил Амадео. Он ее поставил на ноги, он заботился о ней. Вики пыталась восстановить картину прошлых дней, побледнела на глазах. Она, правда, была с ним, той ночью.
  У Амадео добродушная улыбочка, вдруг, отметила для себя Вики, при которой обнажался ряд белоснежных зубов, густые черные брови, смуглая кожа, все в точности как у Джино. Вот бы сейчас Гассано его увидел, так ведь, он бы глазам своим не поверил.
  Вики совсем не знала Амадео, но ей казался таким родным и в тоже время таким далеким.
  Ее глаза горели, как-то по-особенному, а ее сердце стучало еще ритмичнее, когда она ее разглядывала. Нечто подобное испытывал и сам Амадео, красивее женщины он еще никогда не встречал.
  Вики уже мало что понимала, столько всего приключилось с ней за последнее время. Она не знала плакать или радоваться, что осталась жива. И кто вообще этот мужчина, который так похож на ее мужа Джино?
  Вдруг, Амадео заговорил на своем наречии:
  - Уна та пи каэм?
  Интересовался Амадео ее самочувствием. Мысли путались в голове, она смотрела на него, как завороженная, не в силах вымолвить и слова. И тогда, Амадео, весьма удивил Вики, когда произнес одно только слово.
  - Аморэ? - Изумилась Вики, впав в еще большее замешательство.
  Амадео улыбнулся и кивнул:
  - Аморэ, Виктория!
  Вики открыла рот от изумления:
   - О, бог мой, ты знаешь итальянский?
  Амадео кивнул:
  - Это мой родной язык, - отозвался жгучий брюнет и снова одарил своей ослепительной улыбкой, - в детской памяти еще сохранился небольшой словарный запас.
  Вики в задумчивости закусила нижнюю губу. Кто же он? Гадала Вики. Сам факт того что, он знает итальянский, должен о чем-то говорить! У Вики мигом возникло уйма вопросов к Амадео. Но с какого вопроса конкретно начать она не знала, поэтому начал говорить он:
  - Мой отец сицилиец, - сказал он, нанеся сокрушительный удар своим признанием, - я родился на Сицилии.
  Вики передернуло от слова "сицилиец". Да, уж везет ей на сицилийцев! Даже в джунглях они ее находят или она на них натыкается! Одним словом какое-то не земное притяжение!
  Но у Вики еще были вопросы.
  - И как же тебя сюда занесло сицилиец?
  - Не по своей воле я оказался здесь, - признался Амадео, приближаясь все ближе и ближе к блондинке, - но на судьбу грех все валить, ведь так?! - Он протянул ей свою руку, - идем, я тебе кое-что покажу.
  Амадео, увлек Вики в хижину, там он показал ей нечто такое, чего она ну, никак не ожидала увидеть.
  - Это просто невероятно! - Протянула Вики при виде черно-белого снимка, на котором были запечатлены отец и сын. - Анджело Моретти?
  - Да, это мой отец. Ты знакома с ним?
  Вики сглотнула. Знакома ли она с этим человеком? Конечно!
  - Так ты сын Анджело Моретти?
  - Да.
  Как и Вики, Амадео не ожидал такого поворота судьбы.
  - Расскажи мне о себе, - попросила Вики. - Кто ты? Как ты тут оказался? И почему я раньше о тебе ничего не слышала, если твой отец Анджело Моретти, как ты говоришь? Я хочу знать о тебе все.
  Амадео точно не знал, рассказывать Вики свою историю или нет, но решил рассказать, так как она нравилась ему. Он никогда не обманывал себя, он просто влюблен в эту женщину!
  - Мне было семь, когда я попал в племя индейцев пяпо, - начал свой рассказ Амадео. Как и у любого другого мафиози, - при этом он внимательно посмотрел на Вики, - было немало врагов. Однажды враг Анджело, меня выкрал дождливой ночью из дома, отец был где-то заграницей на тот момент, а его люди, которых он нанял для присмотра за мной, не были ему верны. Меня как безродного щенка сбросили с парашюта в джунгли. Мне повезло, что индейцы племени пяпо меня обнаружили и приютили. Да, я вырос здесь в джунглях, пяпо меня воспитали и я горжусь этим. Я привык к здешней среде обитания, к ритму жизни и ни за что не променяю эти места.
  - Как знать... - Промолвила погруженная в свои размышления Вики, - как знать...
  - А как мой отец поживает, все так же на Сицилии или...?
  - Анджело умер, - оборвала его Вики, - погиб в перестрелке.
  Амадео побледнел и замолчал на минуту, после недолгой паузы спросил:
  - Как давно?
  - Несколько лет назад, - Вики взяла Амадео за руку, она была взволнованна не меньше его самого. - Я знаю, тебе больно...
  - Печально, - глаза мужчины наполнились слезами, - признаться, я не ожидал этого услышать.
  - Признаться, я тоже не ожидала здесь встретить брата своего мужа.
  - Мужа? Ты замужем?
  Вики мягко улыбнулась:
  - Я же говорю, за твоим братом.
  - Братом? - Он был изрядно удивлен, услышав такое, - каким еще братом? У Анджело есть дети?
  - Есть.
  Амадео озадаченно посмотрел на Вики. Он ничего не знал об этом - о существовании брата-близнеца.
  - Признаться весьма много тайн, оставил мой отец после своей смерти, - покачал головой Амадео. - Но не нам его судить, ведь так?
  Вики кротко кивнула, соглашаясь и пытаясь переварить информацию.
  - У меня ведь была возможность выбраться отсюда, - признался Амадео.
  - И что тебе помешало? - Негромко спросила Вики.
  - Я сам себе помешал.
  Вики вопросительно посмотрела на Амадео. Не понимая его ответа.
  - Не хотел покидать эти места. Мне известно, на мои поиски отец отправлял в джунгли целые группы людей. Однажды, вождь Авунака спросил меня, что делать-то будем мальчишка? Люди твоего отца, уже ни один раз заходили к нам, в надежде на то что быть может ты здесь. Я сказал вождю, не хочу возвращаться к прежней жизни. Хочу остаться здесь. И тогда вождь Авунака, сказал мне. Я оставлю тебя в своем племени, но только при одном условии. В моем племени не место слабакам, ты останешься если сможешь доказать что не слабак, а потому должен пройти матареку - посвящение. Если ты проявишь себя мужественно, как подобает настоящему мужчине, что ж так и быть я оставлю тебя и даже усыновлю, приемным сыном мне станешь. Испытание, однако, оказалось не из легких. Как сейчас помню, матареку длилось три дня и три ночи без перерыва. На меня напустили диких пчел и черных муравьев, укус которых подобен раскаленным угольям. Если ты мужчина, ты вынесешь матареку, если нет - погибнешь.. Я достойно прошел посвящение и вождь оставил меня в племени пяпо. Вот так я и стал настоящим индейцем, своим человеком в лесном мире пяпо, знающим их обычаи, легенды, предания. Здесь наедине с природой, я чувствовал себя поистине свободным и нужным, а будучи под присмотром людей Анджело, я чувствовал себя одиноким и никому не нужным. Я был всегда один. Он далеко от меня. Да и ему было не до меня. Анджело жил своей жизнью, а я был предоставлен сам себе. Отец мотался по свету.
  Когда Амадео закончил, Вики его обняла и поспешила рассказать о случившемся с ней, но прежде Амадео увлек Вики за собой в другое место, о котором никто не знал.
  Место куда Амадео привел Вики, располагалось чуть севернее, это была добротная хижина, построенная над глубоким обрывом, откуда открывался завораживающий вид на покрытые джунглями девственные холмы. Это была чарующая красота.
  У Амадео накопилось уйма вопросов к Вики, а ей в свою очередь хотелось просто выговориться. В какое-то мгновение оба почувствовали притяжение друг к другу. Это было сильное чувство, которое остановить не мог никто. Амадео взял ее за подбородок и первым поцеловал в губы. Она не сопротивлялась, наоборот подалась вперед. Она почувствовала, что голова идет кругом, а запах и его прикосновения сводят ее с ума. А как же Джино? - мелькнуло пронырливая мысль. Джино далеко - нашелся сразу разум, если он узнает об измене жены, что ж пусть, она знает мужа и он далеко ни ангел у нее!
  
  ***
  На душе у Гассано было как-то не спокойно. Но спорить с Вики и противоречить ей он не мог, не было у него такого права, да и сил вести словесный раунд с женой босса, как-то не хотелось. Уважал он Вики и безумно любил ее тайно, всем своим сердцем с самой первой их встречи.
  - Вот так, мы скручиваем из листьев платано сигары, забивая их крепким местным табаком самосадом, - демонстрировал свои способности ученый, - таким образов едким дымом мы отгоняем кусачих насекомых и завлекаем в сновидения души зверей, не желаете мои друзья, покурить?
  - Вы меня отвлекаете от мыслей, - пробурчал недовольно Гассано, но от курева не отказался, - благодарю, - принимая сигару из рук старика.
  - Если вы волнуетесь за Викторию, то смело ступайте к ней и убедитесь, что с ней все в порядке, быть может, тогда, вы успокоитесь. В том месте, она в полной безопасности, уж поверьте мне. Тем более с такой охраной, как ягуар к ней никто и близко не приблизится.
  - Я вам верю.
  - Вот и славненько. Может, перекусим чего-нибудь?
  - Ну, как бы чего-нибудь не хотелось, - встрял Майк, - хочется чего-то более съедобного, вкусного. Мне порядком эти личинки, жуки и бананы надоели, вот бы Макдоналдс сейчас!
  - Что ж, тогда вам стоит отведать более изысканное блюдо. Мапуваке, вы уже пробовали?
  Гассано и Майк смущенно переглянулись.
  - Нет, - смутился Гассано, - а что это такое?
  - Мозги обезьяны! - Хмыкнул недоверчиво Майк.
  - Они принадлежат обезьяне, но не мозги, - добродушно улыбнулся старик.
  Гассано и Майк вновь переглянулись. Майк, почесал затылок:
  - Если не мозги, то что?
  - Ее лапы?
  Ученый покачал головой и сказал:
  - Давайте вы не будете более гадать, а попробуете и скажите мне, что это такое...
  - Я рисковать не стану, - сразу отступил в сторону Майк, когда ученый протянул ему еду завернутую в лист лианы с синими жилками, похожие на вены, - Гас попробуй ты и скажи мне как на вкус!
  - Мне все равно, что есть, - хмыкнул Гассано, - я голоден, как волк, давайте мне ваше изысканное блюдо.
  Отведав блюдо, Гассано долго гадал, чтобы это могло быть.
  - Ладно, сдаюсь! Что это?
  - Яичники самцов, - улыбнулся ученый.
  Майка перекосило:
  - Чего? - Протянул Майк.
  - Яичники самцов, - повторил ученый, - обезьяны-собаки, - добавил он.
  - Обезьяны? - Лицо Гассано перекосило.
  - Да-да, почему вы так удивляетесь? Очень полезно, между прочим. Они содержат большое количество гормонов, способствующих продолжительной сексуальной активности, причем даже в пожилом возрасте. Вот так у недавно убитого самца были отрезаны тестикулы и приготовлены. Вообще их подают сырыми, это что б вы знали на будущее, но я решил их сварить.
  Гассано сделалось не хорошо, побледнел. Голова закружилась. Он хотел высказать старику все, что думает о нем, но потом, собрав всю свою силу воли в кулак, промолчал, чтобы не обидеть столь добродушного старика - ведь он же не со зла, решил накормить их этим, а только потому что видел как эти двое голодны и питаются исключительно одними бананами.
  Тут же в деревне поднялась паника и неразбериха. Шаман зазывал народ своими тревожными песнями! Он увидел какое-то видение.
  - Что случилось? - Поинтересовался настороженно Гассано у старика.
  - Шаман, видел сон.
  - Сон? - Хмыкнул Майк, - да, ну! И что теперь?! Все мы видим сны, но не делаем шумиху из этого!
  - Вещий сон, - добавил ученый.
  - Что он говорит? - Тихо спросил Гассано.
  - Шаман говорит, что земля индейцев пяпо в скором времени окрасится кровью.
  - Что за бред? - Сплюнул Гассано.
  - Высокого роста и белокожи, - принялся синхронно переводить ученый, - волосы у них очень длинные, заплетенные и обернутые вокруг головы. Они весьма сильны. В руках у них луки и стрелы и в бою они не уступают доброму десятку индейцев. Шаман говорит, что они уже в пути. В двух днях пути от нас, и что придут они сюда, чтобы отомстить.
  - Кто? Кто придет сюда? - Испугался Майк.
  Ученый озадаченно посмотрел на Майка, затем на Гассано и ответил:
  - Амазонки.
  Гассано сглотнул и перевел взгляд на Майка, тот побледнел.
  Шаман обкрутился вокруг себя и замер, поднял голову и ткнул на Гассано и Майка.
  - Это вы, - суверенно заявил шаман, - вы и та женщина, которая с вами пришла на наши земли, будете повинны в смерти всех живущих здесь.
  По приказу шамана, Гассано и Майка натерли маслом, окурили и украсили листьями пандануса для отпугивания демонов. Этому же должна была подвергнуться и Вики, но она на тот момент прибывала в компании Амадео.
  - А вы сами верите в существование этих амазонок, - спросил Гассано у старика.
  - Я их никогда не видел, но слышал, что в джунглях обитает группа женщин, тесно связанная с цивилизацией.
  - Значит они не настоящие амазонки! - Заявил Майк.
  - Я бы так не сказал, - улыбнулся ученый, так будто ему было известно о них, но он умалчивал что-то.
  - Шаман говорит, что амазонки вступают в общение с мужчинами в определенную пору. Если эти женщины, забеременев, рожают мальчика, то его убивают; если же у них рождается дочь, то ее пестуют с превеликой радостью.
  - Так было раньше! - Утвердительно произнес Гассано, - а сейчас это современные бабы, думаю бразильянки!
  - Так вы их встречали? - Заинтересованно развернулся к Гассано лицом ученый.
  - Не имел такой чести, - отрезал Гассано, глядя на Майка, видя того побагровевшее от ярости лицо, - что с тобой?
  - Расскажи ему! - Потребовал Майк, - расскажи, как мы попали в племя тех баб, - он имел амазонок.
  Ученый закрутил головой. Взгляд падал то на Гассано, то на Майка. Их спор разразился на глазах. Потом Майк не выдержал и крикнул:
  - Они меня кастрировали, ты забыл?!
  Он боялся этих женщин, как огня. Если шаман и правда, предвидит приход этих кровожадных женщин, то всем им здесь наступит конец.
  
  ***
  
  Заслышав непонятный шум, доносившийся по близости, Катрин замерла, переведя взгляд на Моретти.
  - Ты слышал тоже, что и я? - Спросила она, глядя на него.
  Моретти прислушался и сухо ответил:
  - Видимо да. Надо быть начеку.
  - Судя по таким высоким хижинам, это земли безобидных индейцев. Моретти недоверчиво покосился на Катрин:
  - Хм, надеюсь ни людоедов...
  Они осторожно подкрались к одной из хижин и принялись наблюдать за обстановкой. Пожилые мужчины-аборигены дремали в гамаках, женщины сидели с детьми - на земле под гамаками, на циновках, сотканных из растительных волокон и окрашенные соком растений генипапа.
  Послеобеденный покой нарушил мальчишка с луком в руках. Он подбежал к мужчинам и что-то прострекотал. Те лениво стали подниматься со своих гамаков. Все устремились за мальчишкой чуть правее. Из любопытства Джино тенью последовал за ними.
  На высокую деревянную башню вскарабкивались мужчины и прыгали с 15-метровой высоты, как с современной "тарзанки", только вместо троса - веревка из лозы лианы. Как выяснилось, таким образом, аборигены развлекались.
  Пока местные прыгали с "тарзанки", Моретти вернулся обратно к месту, где оставил Катрин. Она же дожидаться его не стала, отправилась местность исследовать самостоятельно.
  Гассано в этот момент сидел на шкуре ленивца и о чем-то тихо беседовал с Майком. Потом оба поднялись и переместились в хижину на сваях.
  Катрин с открытым ртом проводила их. Кто бы мог подумать, что в племени она увидит подобное. Туристы? И тут ее резко схватили за руку.
  - Ты сбрендила? - Прошипел Моретти.
  - Сумасшедший! - Дернулась она испугавшись.
  - Ты не думаешь, что тебя могут заметить?
  - Даже если и так, что ты суетишься?
  - Надо узнать о них сначала, прежде чем светиться.
  - Чокнутый!
  Глаза его лихорадочно заблестели, а губы сжались в упрямую линию. Подобного отношения к себе Моретти не мог терпеть.
  - Помолчи женщина! - Прорычал он.
  - Я кое-что увидела мельком, думаю, тебя бы это заинтересовало.
  - Что увидела?
  - Ты же сказал, помолчи.
  - Ну помолчала? А теперь выкладывай!
  - Я видела европейца, - она не врала, - он шмыгнул из вон той хижины, вон, - ткнула она пальцем по направлению, - в ту, - это был Гассано.
  - Ага, - обрадовано заулыбался Джино, - значит, мы на правильном пути, он прячется здесь.
  - Ну, не знаю, не знаю, - хмыкнула Катрин, - этот европеец ни так стар, как нам рассказывали. Да и ученым я б его не назвала. Хотя, кто знает, может он, таким образом, маскируется.
  - Хватит мусолить, надо проверить, куда они пошли?
  - Вон туда, - указала она пальцем на хижину.
  - Окей, подождем, пока они выйдут из нее.
  - Как скажешь.
  Они принялись ждать. Джино заметно нервничал. Его раздражало ожидание, духота, мошкара, но больше всего раздражали развешанные повсюду аборигенами - скелеты. Они висели перед каждой хижиной. Это были скелеты умерших родственников. Джино уже был наслышан о подобном обычае индейцев. Оно у него вызывало отвращение. В голове не укладывалось, как можно подобное проделывать?
  - Немыслимо! - покачал головой Моретти.
  - Что именно?
  - Все это!
  - Опустить умершего в реку для того, чтобы пирайи очистили кости от мяса? Расслабься Моретти, это нормально для туземцев. Ты же знаешь, что эти аборигены оказывают умершим знаки почтения.
   Скелет индейцы сушили на солнце, затем натирали соком растения уруку, которое и давало эту ярко-красную окраску.
  - Что они там, так долго? - Суетился Моретти.
  - Пойди, узнай! - Предложила Катрин.
  - Издеваешься? - Хмыкнул Моретти.
  Катрин не успела ответить, Майк вышел из хижины.
  - Черный? - Изумился Моретти. - Он здесь живет?
  - Откуда мне знать Моретти, живет он или отдыхает, ты лучше скажи, что делать будем? План есть?
  - План есть. Ждать.
  - Чего ждать?
  Моретти промолчал. Эта женщина его порядком раздражала, выводила из себя, он не мог более сдерживаться и врезал ей.
  - Я же тебя могу задушить, пряма здесь и сейчас, - прорычал Моретти, сжимая на ее горле руки, - змеиная ты головка...
  - Ну, так сделай это, чего ждешь, убийца?!
  Моретти плюнул ей в лицо и отстранился.
  - Думаешь, я не знаю тебя. Не знаю твоего прошлого, паразит! Да, ты еще тот хитрый жук.
  Моретти с заинтересованным взглядом повернулся к Катрин.
  - Что тебе известно обо мне?
  - Много чего. Желаешь услышать?
  - Говори не мямли!
  Катрин облокотилась о ствол пальмового дерева и снисходительно посмотрела на Моретти.
  - Ну? Что, язык проглотила?
  - Хм, черный ангел, я читала о тебе досье.
  - Вот как? - Приподнял бровь от удивления Моретти, - и кто ж тебе подкинул досье на меня?
  - Свои люди везде имеются, - ушла от вопроса Катрин.
  Теперь Моретти с еще большим подозрением смотрел на Катрин.
  - На кого работаешь, дрянь? - Вдруг прорычал он.
  - На общий интерес!
  - Общий интерес?! - Оборвал он ее, - да, какой у тебя может быть до всего этого интерес, тупая ты баба?! - Резко заявил он, - что ты скрываешь? За кого себя выдаешь, ну же признайся!
  Катрин не ответила.
  - Что ж, будем играть в молчанку? Окей, как только мы доберемся до этого ученого, я с тебя глаз не спущу.
  Глаза Катрин впились в лицо Моретти, приблизившись к нему, она не испугалась плюнуть ему в лицо. Он же в ответ влепил ей такую головокружительную пощечину, что та едва удержалась на ногах.
  - Не смей играть со мной! Не выноси мне мозги, - прикрикнул он полный ярости, - я не из тех, кто будет терпеть подобные выходки.
  В этот момент Майк, находившийся возле хижины, заслышал выкрики незнакомца, позвал Гассано.
  Высунув голову из хижины, Гассано недовольно спросил:
  - Ну, что опять стряслось, Майк?
  - Тсс, - приложил он палец к губам взбудораженный, - слышишь, там, - указал он рукой в сторону низенькой хижины напротив, - я только, что отчетливо слышал речь, - волнующим голосом проговорил, глядя на хижину, - она была не такая, как у этих... - он имел в виду индейцев племени пяпо, - они говорили на английском!
  Гассано насторожился:
  - Кто говорил?
  - Люди.
  - Ты мне не веришь? Я отчетливо слышал обрывки фраз. Вон за той хижиной длинноухого охотника, - ткнул пальцем по направлению. - Возможно, в деревню забрели туристы?
  - Да, ну вздор! - Рассмеялся Гассано. - Ну, ладно, отбросим шутки в сторону, идем, посмотрим. Там никого нет.
  Спускаясь по ступеням, Гассано отметил для себя не привычно пустую деревню. Ах, да! Сегодня ж день "тарзанки" и этим все сказано. Все пяпо сейчас прыгают с "тарзанки" - их развлечение!
  Майк торопливо и обеспокоено последовал за Гассано, с тревогой в глазах, озираясь по сторонам. Но тут, откуда не возьмись, появился индеец пяпо. Он окликнул другого индейца и остановил за руку Гассано. Между индейцами вдруг, начался спор, грозивший перерасти в публичную драку. Из-за чего началась резня. Но, как бы не было, Гассано отвлекся на орущих и Моретти со своей напарницей в это момент, незаметно ускользнули из деревушки.
  
  
  
  (продолжение следует... СКОРО!!!)
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"