Милано Ирэн: другие произведения.

Навстречу судьбе. Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дом, двое детей, неудачное замужество за плечами - в жизни Виктории все выглядит банально. Однако, это затишье перед бурей. Судьба толкает ее на авантюру, которая оборачивается настоящим апокалипсисом прежнего существования. Смертельные опасности, погони, перестрелки, - это уже не случайность, а ее сознательный выбор. Новое лицо, новый характер, новый смысл в жизни. Однако, самое главное остается неизменным - любовь!

  
  "Мы воюем для того, чтобы жить мирно"
  Аристотель
  
  
  
  
  
  Россия, Краснодар
   Январь, 1991
  
  
   Как обычно, в середине января город к ночи практически вымирал. Народ, утомленный новогодними праздниками, отсыпался перед суровыми буднями. Да и время было смутное, с наступлением темноты начинались погромы, выстрелы были не редкостью. Здравомыслящие сидели дома. А смельчаки делали деньги...
   По пустынным улицам Краснодара - южной столицы, былой житницы всея Руси, - мчалась друг за другом пара кряжистых черных джипов. В тусклом свете фонарей машины казались стремительными хищниками, по ошибке попавшими в город. Свернув в темный проулок, первый джип резко остановился. Второй с визгом встал в метре от него. Из первого вышел невысокий блондин в джинсах и кожаной куртке, пристроился у забора, расстегнул ширинку. Помочившись, он не спеша закурил и, подойдя к машинам, махнул рукой. С водительского места к нему вышел молодой плечистый парень. Широкий плащ развевался от ветра, на мгновение показался автомат подмышкой.
  - Иван, объяви перекур, пускай ребята разомнутся!
  Водитель сделал знак, из второго джипа по очереди выскочили несколько "качков" во главе с лысым очень худым дядькой лет сорока.
  - Ну что, Кощей, - обратился к нему блондин, - закурим?
  Вспыхнул огонек зажигалки. Блондин и лысый заглянули друг другу в глаза. И тут Кощей понял, что в отличие от своего сказочного тезки, он совсем даже не бессмертный! Более того, свою смерть он увидел близко-близко...
   Не успел погаснуть огонек зажигалки, как раздалась автоматная очередь. "Качки" один за другим повалились, словно подрубленные. Блондин же выпустил несколько пуль в лысого, не переставая глубоко затягиваться сигаретой. Кощей свалился кулем к его ногам.
   Где-то завыла собака. Издалека донесся шорох шин. Через секунду снова все стихло, город погрузился в сон.
  - Все, Захар! - доложил водитель.
   Захар удовлетворенно кивнул. Сделать выбор было непросто, он до последнего не знал, кем пожертвует. Иван и Костя, по прозвищу Кощей, оба были его доверенными лицами, помощниками, советниками. Но двух правых рук у человека не бывает. И свидетелей сегодняшней операции оставлять нельзя. Один - еще туда-сюда. А двое - это слишком! Иван был моложе, злее, наглее. Захар хотел бы иметь такого сына. А Кощей был как брат, то есть почти на равных, что это чревато осложнениями. Конкуренция Захару была не нужна.
  Он перешагнул через тело, выкинул сигарету.
  - Меняемся, - приказал Ивану.
  Тот сел за руль второго джипа, а босс занял его место.
  В багажнике той машины, которой управлял теперь Захар, лежало его будущее. Оно имело цилиндрическую форму с хищной острой мордочкой, было герметично упаковано и чрезвычайно опасно для остального мира. Но не сейчас... Будущее еще не настало... Захару доставляло физическое удовольствие думать о том, что он застрахован, как никто иной на планете. Иван, конечно, знает, но иметь к этому отношения он не будет. Захар не даст ему ни малейшего шанса, завершит дело сам.
  Он снова закурил, топя педаль газа.
  ... А в темном проулке среди безжизненных тел раздался слабый стон...
  
  Индия, Гоа
  
  Бухта была ослепительно хороша: лазурное море ласкало белоснежный песок, который сиял на солнце в обрамлении ярко-зеленых пальм. Пляж Кавелоссим в Южном Гоа считался самым фешенебельным и популярным, но и здесь можно было отыскать уединенный, тихий уголок. Чета Ландер предпочла именно такой. Ксюша со Стивом беззаботно валялись в белоснежных гамаках, лениво перебрасываясь фразами, и потягивая местный напиток - фени.
  - Это просто реактивное топливо! - хихикала Ксюша. - Похоже на нашу самогонку. Из чего его гонят интересно?
  Стив, которому довелось как-то попробовать русскую брагу, закашлялся.
  - Да нет, фени все же полегче будет. Его делают из сока кокосовых пальм, насколько я знаю, и из плодов кешью.
  Они сделали еще по глотку. Оба чувствовали себя беззаботно и радостно, словно школьники, отпущенные на каникулы. Впервые за десять лет брака супругам удалось вырваться в долгосрочный отпуск. Сначала Стив не мог оставить бизнес, потом они занимались усыновлением. Как только в семье появился младенец - ясноглазый, рыженький Джереми, - стало ясно, что об отдыхе можно забыть. Впрочем, и Стива и Ксюшу, которые столько лет мечтали о детях, такое положение вещей очень даже устраивало. Теперь у них был малыш, и это главное! Не прошло и полугода с момента усыновления, как Ксюша обнаружила, что беременна. Счастью супругов не было предела. Но, боги, казалось, решили осыпать их дождем благ - узи показало двойню, "королевскую парочку" - мальчика и девочку.
  С тех пор прошло почти пять лет. Близнецы Жан и Жаклин обожали старшего брата, а Джереми отвечал им тем же. В доме не смолкал детский смех, царила вечная суматоха. И Ксюша, и Стив безмерно уставали, и были столь же счастливы. Но десятую годовщину супружества Стив решил провести вне дома и отдельно от детей.
  - Нам нужна передышка, дорогая, - убеждал он жену, - второй медовый месяц, если хочешь!
  - А как же ребята?!
  - Останутся с няней. Ничего страшного, уверяю тебя!
  И Ксюша дала себя уговорить, и не пожалела об этом. Прежде чем остановиться на острове, они побывали в Дели, где посетили множество увлекательных экскурсий. А здесь, на Гоа, просто Стив и Ксюша наслаждались морем, солнцем и друг другом. Дни летели в прекрасном безделье. Изредка супруги включались в культурную программу. Они съездили в Котигао, огромный заповедник, где со смотровой башни любовались потрясающей панорамой экзотической природы. По словам гида, здесь обитали такие редкие животные, как лающие олени и индийские бизоны. Но ни Ксюша, ни Стиву не удалось разглядеть ни одного.
  В городе Маргао им посоветовали осмотреть местную достопримечательность - церковь Святого духа. На Ксюшу большое впечатление произвел живописный сад из деревьев манго, который раскинулся перед церковью.
  Но больше всего супругам понравился дикий пляж, где, казалось, вообще не ступала нога человека, - Палолеме. Это местечко не зря носило название "Райский пляж". Девственная природа, полное умиротворение создавали иллюзию отрешенности от всего на свете. Но это было и минусом, отказаться от благ цивилизации было невозможно. Ксюша со Стивом несколько дней приезжали сюда на скутере, обедали в крошечном ресторанчике между хижинами на сваях с крышами из банановых листьев, а потом все-таки остановились на Кавелоссиме. Здесь было все, что нужно для отдыха. Впервые за долгие годы Ксюша расслабилась, вспомнила, что еще молода и может позволить себя разные, невинные глупости. Вроде распития фени среди бела дня, например или загара топлесс.
  Она вылезла из гамака и, чуть пошатываясь, побежала к морю. Стив бросился за женой. Они целовались в лазурных водах Аривийского моря, под горячим солнцем. Отпуск действительно был похож на медовый месяц.
  Когда Стив вынес жену на берег на руках, ветер откуда-то донес обрывки чужого разговора. Ксюша мгновенно спрыгнула на песок.
  - Милый, это же русские! - от радости запрыгала она на месте. - Ну, надо же! Вот так сюрприз...
  Ей уже много лет не доводилось слышать родную речь! Разве что по телефону с единственной подругой Викторией. Да и она в последнее время не отвечала на звонки, была так занята, что не перезванивала, не реагировала ни на письма, ни на смс-ки!
  - Куда ты? - окликнул жену Стив, когда она направилась в ту сторону, откуда доносились голоса.
  - Хочу познакомиться с ними... А что?
  - Мне думается, это неудобно, Ксюша! Люди отдыхают!
  В этот момент в нескольких метрах от них из тени пальм вышла потрясающей красоты женщина словно - топ модель с обложки глянцевого журнала. Копна ярко-рыжих кудрявых волос спускалась по плечам. Большие солнечные очки скрывали лицо, но невозможно было оторвать взгляда от вишневых капризно изогнутых губ, тонко очерченных скул, волевого подбородка. Длинные, безупречной формы ноги несли великолепное тело с тонкой талией, соблазнительными бедрами и умопомрачительной грудью. С такими женщинами не столкнешься в толпе и не встретишь в метро. Таких красавиц называют роковыми красавицами, потому что подобное великолепие вправе повелевать чужими судьбами.
  Не обращая внимания на супругов, женщина прошла к воде, на ходу заколов свои роскошные волосы.
  - Даже не верится, что она русская, - пробормотала Ксюша, - может, мне послышалось... или это какая-нибудь мисс мира...
  Она бросила смущенный взгляд на мужа. Он стоял с глуповатым видом, приоткрыв рот. Ксюша рассмеялась. Стив закрыл рот, виновато пробормотал невпопад.
  - Да нет... почему же ... вполне может быть...
  Жена еще долго подшучивала над ним.
  Они снова столкнулись с красавицей, когда решили уходить с пляжа. Рыжеволосая нимфа в сопровождении сильно загорелого качка направлялась к открытому джипу. Пара о чем-то быстро, отрывисто переговаривалась. До Ксюши долетали лишь отдельные слова, но теперь не оставалось сомнений, что она слышит русский язык. Она многозначительно переглянулась со Стивом. В этот момент красавица села в машину, сняла очки и королевским жестом откинула назад рыжие локоны.
  Ксюша вдруг признала в лице рыжеволосой женщины свою подругу и закричала на радостях.
  - Вики! Вики! Виктория!
  Она сломя голову побежала к машине. Женщина, закурив сигарету, лениво посмотрела в сторону Ксюши.
  - Викуля?! Боже мой, вот, так неожиданность! - Ксюша остановилась перед джипом, раскрасневшаяся и возбужденная фантастическим совпадением. Подруга, однако, не разделяла ее восторгов.
  - Вы, наверное, ошиблись, - раздалось по-английски. - Я вас не знаю.
  - Ты что!.. Как это не знаешь? Вики, это же я... - Ксюша подавилась собственными словами, разглядев женщину в упор. Она совсем была не похожа на ту Викторию, которую она когда-то знала и в тоже время эта женщина казалась до боли души знакомой. Ксюша смущенно попятилась назад.
  - Извините, - холодно изрекла дама, - и... всего хорошего.
  Машина тронулась с места. Ксюша почувствовала на плече руку мужа.
  - Ты что, с ума сошла? - спросил он участливо, но с долей раздражения, - фени-бени перепила? Твоя подружка, конечно, хороша, но до этой красотки ей уж далеко-то!
  - Стив, ты что? Это была она! - уверенным голосом произнесла она, в ответ, прибывая в полном замешательстве, - это была Виктория...
  Муж скептически покачал головой.
  - Ксюша, Ксюша... юбочка из плюша, и что мне с тобой делать? - Стив обнял жену, и они устремились назад к морю...
  Впрочем, Ксюша сама не верила своим словам. Она подбежала к женщине, повинуясь какому-то порыву. Словно зачарованная. Между тем, рыжеволосая бестия, походившая так сильно на ее подругу Викторию - была холодна и ужасно противная особа. А ее Вики, безусловно, интересная, добросердечная и притягательная женщина, но ...
  Господи, да о чем она только думает! Вики - это Вики! А эта примадонна - высокомерная незнакомка! И выглядит к тому же, как шлюха!
  - Наверное, у меня солнечный удар, - попыталась пошутить Ксюша, - видать перегрелась.
  Они вернулись в отель. Стив трогательно ухаживал за женой, к вечеру она совсем пришла в себя и приободрилась. Но что-то не давало Ксюше покоя, что-то гнело ее. Знакомый жест, которым та рыжая поправила волосы?! Разрез глаз? Ямочка на щеке? Целеустремленный подбородок? Это все было таким знакомым... Кто же она такая?
  Стив предложил пройтись, надеясь, что свежий воздух окончательно приведет жену в норму. Ксюша приняла душ, переоделась, и вскоре они вышли из номера. Первое что они увидели, оказавшись на улице, был яркий рекламный щит, который устанавливал рядом с отелем молодой темнокожий паренек. На щите было изображение двух женщин в шортах, майках и в красных боксерских перчатках. Одна из спортсменок была огромной мускулистой негритянкой с устрашающим оскалом. А вторая...
  Быть этого просто не может!
  Ксюша остановилась, переведя взгляд на нее.
  - Тебе не кажется... - начала она, обращаясь к мужу не отрывая цепкого взгляда от щита.
  Стив перебил ее удивленный возгласом:
  - Так и есть! Это она! Та самая - красотка с пляжа!
  Действительно, на плакате оказалась, та самая женщина - рыжеволосая красотка с пляжа. Правда, ее роскошные волосы были аккуратно заплетены в узорные косички по голове, а грудь под майкой была не видна из-за специальной защиты. Но ошибиться было невозможно!
  - Стив, я не знаю, почему, но мне она кажется знакомой! - жалобно пролепетала Ксюша, сама не понимая, что с ней твориться.
  - Брось, дорогая. Ты просто соскучилась по своей подруге, - он рассмеялся, потрепал жену по волосам, - тебе ее не хватает, вот она и мерещится тебе всюду...
  Ксюша не стала возражать. Она действительно очень скучала по Вики. Около двух лет они не виделись, и вот уже несколько месяцев не разговаривали! С мальчиками тоже не было связи - Вики отправила их в какой-то лагерь, в горах, типа интерната. И зачем только спрашивается? Ксюша пыталась узнать, что происходит в жизни подруги, но та с недавних пор стала какой-то скрытной. Возможно, у нее начался наконец-то роман, и она просто боялась сглазить. Хотя, Вики никогда не была суеверной. Но кто знает! Столько лет прошло, все течет, все изменяется...
  - Бой состоится сегодня вечером, - услышала Ксюша задумчивый голос мужа.
  - Давай пойдем, - порывисто предложила она, вцепившись в его плечо.
  Стив посмотрел на нее удивленно. Но в тоже время и с некой опаской.
  - Ты же терпеть не можешь бокс! А тут к тому же еще и женский! Хотя, говорят, еще круче, чем мужской! Женщины такие жестокие! Вах...!
  - Дорогой, я очень хочу посмотреть! Ну, пожалуйста, давай пойдем...
  - Уверенна, что тебе это надо?
  Ксюша кивнула.
  - Что ж, тогда думаю, нам стоит поторопиться, - он еще раз взглянул на плакат. - Начало уже скоро, нам следует поторопиться!
  
  Индия, Гоа
   Пляж Кандолим. Частный VIP клуб "Чемпион"
  
  Супруги заняли свои места в зрительном зале под открытом небом. Ксюша оглядывалась со смешанным чувством любопытства и брезгливости. Мысли путались. Ей казалось странным, что в мире есть женщины, готовые драться на ринге, на коих с вожделением взирали мужчины и делали свои ставки.
  - Наоми Суреми, - объявил ведущий выход афроамериканки.
  Толпа взорвалась приветственными криками. Женщина цвета черного шоколада приближалась к рингу с ненавистным и горьким, как черный шоколад на вкус, выражением лица, в окружении своих тренеров, журналистов, импресарио. Через минуту была объявлена и ее соперница многократная победительница - Амира Джи Ризон!
  Когда Амира Джи Ризон появилась в поле зрения, зал содрогнулся от восторга, мужчины в первых рядах приподнялись, приветствуя ее. Женщина была очень хороша собой, слишком хороша, чтобы удержаться и не встать с места при ее появлении. В отличие от зверского оскала негритянки, она хранила равнодушное выражение лица. Но отчего-то волна ледяной угрозы исходила от красавицы, будто от айсберга, настоящая мощь которого была невольно скрыта в океанских глубинах.
  Рефери дал знак, и соперницы сблизились, коснулись друг друга перчатками.
  Когда они разошлись, полуголая девица вынесла табличку с надписью "1 раунд" и под залихватскую музыку прошлась по рингу. Звякнул гонг.
  Ксюша невольно поежилась, наблюдая за началом поединка. Наоми осаждала соперницу, будто крепость, молотя руками по обе стороны от нее. Но та всякий раз уворачивалась. Казалось, рыжеволосая бестия угадывает каждое движение Наоми, и просто наслаждается, исполняя какой-то дикий первобытный танец. Будто невесомая, она скользила по рингу.
  Толпа недовольно ревела.
  - Чего это они? - недоумевающее спросила Ксюша у мужа.
  - Ругаются, - хмыкнул он, - деньги за зрелище платили, а тут что... разве это бокс?! Пляски какие-то первобытные!
  Ксюша проницательно посмотрела на мужа. Да, уж, было видно, что он знал толк в боксе, по лучшее нее и кого-либо другова...
  Стив пренебрежительно пожал плечами. Зрители скандировали на разных языках:
  - Дерись! Дерись!
  Неизвестно, решила ли Амира Джи Ризон послушаться их или просто ей надоело демонстрировать, как ловко она умеет уходить от ударов. Но второй раунд она уже не только ускользала, а стала бить сама. Несколько ударов Наоми получила в корпус и парочку в голову. Но все же зрители оставались недовольны. Со стороны было хорошо заметно, что Джи Ризон забавляется, не дерется в полную силу, а будто дразнит соперницу. Удары у нее выходили легкие, больше похожие на оскорбительные пощечины. Если Джи Ризон ставила себе целью завести Наоми, то она этого добилась. В третьем раунде чернокожая боксерша с первых секунд завладела рингом, атакуя Амиру Джи Ризон. Но все ее удары были мимо. Публика вопила от восторга и одновременно требовала настоящей драки.
  - Знаешь, мне даже нравится, - заявила Ксюша, чувствуя, как ее охватывает настоящий азарт, - я почему-то раньше думала, что бокс - это мордобитие, а это...
  В этот момент один из мощных ударов Наоми попал в цель, хотя Джи удалось увернуться, и апперкот получился смазанным, но рыжая спортсменка не устояла на ногах. Впрочем, нокдаун был совсем недолгим, не успел рефери досчитать до трех, как женщина поднялась.
  - Ваше имя? - спросил рефери.
  - Амира Джи Ризон!
  - БОКС!!!
  Ксюша приоткрыла глаза, которые зажмуривала от ужаса. Она увидела, как женщины сходятся. В следующее мгновение они будто бы обнялись.
  - Что это они делают?!
  - Клинч, - спокойно объяснил Стив.
  - Брейк! - объявил судья.
  Соперницы отпустили друг друга, отпрыгнули в разные стороны. В какой-то момент легкость и плавность ушли из движений Амира Джи Ризон. Она будто достала тяжелую артиллерию. Один за другим на негритянку посыпались удары. До поры до времени, Наоми удавалось уходить, но вот Джи Ризон загнала ее в угол. Амира Джи Ризон работала обеими руками. Наоми была отправлена в нокдаун. Зрители одобрительно гудели. Но женщина поднялась и готова была продолжать бой. Более того, она не выглядела измотанной. Она была зла, очень зла! Следующие несколько раундов Наоми взяла соперницу измором, снова наступая и атакуя. Теперь уже Джи Ризон была загнана в угол. Изловчившись, она нырнула под рукой соперницы, резко развернулась и хуком слева двинула ей в корпус. Не давая Наоми опомниться, Джи обрушила на нее серию ударов, и завершила все красивым, точным апперкотом. Капа - защитная пластинка для зубов - вылетела изо рта негритянки с фонтаном розовых от крови слюней. Сама Наоми так же резво улетела в другую сторону и приземлилась в углу ринга безжизненным кулем. Рефери присел перед ней, считая. Зал затаил дыхание.
  - ... восемь, девять, десять...
  Рефери поднял руку рыжеволосой бестии.
  - Победа нокаутом одержана А м и р о й Д ж и Р и з о н!
  Зрители вскочили с мест, восторженном гулом выражая свое отношение к победительнице. На полную громкость зазвучала торжественная музыка. Засияли вспышки фото и видео-камер. Ксюша была в такой растерянности, что ни слова не могла вымолвить.
  - Ну и ну! - повторял Стив, тоже ошеломленный зрелищем, - и ты до сих пор полагаешь, будто это твоя подруга?! - засмеялся над собственной шуткой.
  Ксюша, словно завороженная, наблюдала за красавицей, пока ее не скрыла из глаз толпа поклонников и репортеров.
  Через некоторое время, когда супруги уже были у выхода, в другой стороне площадки они увидели Амиру Джи Ризон под руку с тем самым мужчиной, что сопровождал ее и на пляже. Ксюша в последний раз взглянула на красотку, которая по неведомым причинам напоминала ей Вики. Она не заметила, что также пристально смотрит на Джи невысокий румяный толстяк с трубкой во рту. Молодой парень подобострастным движением зажег его трубку, другой открыл перед ним дверь только что подъехавшего белоснежного автомобиля модели "Бентли".
  Ламин Чжоу пребывал в приподнятом настроении. Женский бокс возбуждал его невероятно. Особенно сегодня, когда на ринге выступала эта новенькая, рыженькая и такая сексапильная! Более того, эта красотка оказалась еще и достаточно ловкой, чтобы показать высший класс и достаточно сильной, чтобы победить и сразить саму Наоми - многократную победительницу. Ламин наслаждался каждой минутой боя.
  Припоминая в подробностях особо впечатляюще моменты, он не заметил, как погасла трубка. Секретарь - молодой человек в безупречном костюме - поднес зажигалку, щелкнул и появился огонек пламени. Ламин застыл в глубокой задумчивости, грызя кончик трубки. Наконец, раскурив ее снова, он утер пот со лба и решительно заявил:
  - Пригласи эту милашку... Амиру Джи, отужинать со мной.
  Секретарь кивнул. Ламин многозначительно посмотрел на него из-под своих лохматых бровей.
  - Да узнай-ка мне о ней все. Кто она. Откуда. Чем занималась в жизни. Понял? Я намерен предложить ей кое-что!
  За свои шестьдесят с лишним лет Ламину довелось обеспечить работой около миллиона людей по всему миру. Начал он с того, что в родном Чикаго обзавелся парочкой прытких дружков, готовых вместе с ним грабить зеленые и мясные лавки. Позже они перешли на супермаркеты. Дерзость преступников играла им на руку. Они оставляли кучу следов, но никогда не оставляли в живых свидетелей, тем и отличались среди множества других преступных банд. Некоторое время полиция безуспешно гонялась за ними, а потом Ламин вероломно сдал товарищей, сам, оставшись в стороне, чистеньким и безобидным с виду человечком. Он решил, что скопил достаточно, чтобы начать новое дело. Приятелям он просто-напросто сказался больным в самый последний момент перед очередной кражей. Они долго препирались, решая, отложить ли преступление до его выздоровления. Парни договорились рискнуть. Ламин позвонил в полицию, и их взяли "горяченькими". К тому времени, когда товарищи стали давать против него показания, Ламин уже был за пределами штатов.
  Он добрался до Канады по поддельному паспорту, и там начал новую жизнь. Новую жизнь по старым правилам, но с большим размахом.
  По большому счету, у него еще с младенчества не было иного выбора, как вгрызаться зубами в каждый кусок хлеба. Иначе он бы давно сдох от голода, как шелудивый пес! Мать Ламина - нелегально эмигрировавшая китаянка, не сумев совладать с соблазнами большого города, подсела на героин. Кто из ее многочисленных любовников стал отцом Ламина, она не знала. Малышу повезло, что он родился относительно здоровым и крепким. Получив от матушки фамилию и несколько лет неаккуратной заботы, после ее смерти он попал в приют. В двенадцать Ламин бежал оттуда и начал бродяжничать. С тринадцати - зная, что для таких малолеток, как он, законы не имеют своей силы, - грабил магазины. Внешне он выглядел лет на 15-16, был невысоким, но крупным в ширину, со взрослой щетиной и циничным взглядом холодных серых глаз. Гены матери-китаянки в нем так и не проявились, во всяком случае, снаружи.
  В Канаде Ламину удалось сколотить небольшую, но мощную банду рекетиров. Наступая на пятки местным "браткам", он прибрал к рукам небольшой, но довольно симпатичный городишко. Когда полиция взялась за него слишком крепко, Ламин лично побеседовал с парочкой представителей власти. Его обаяние действовало на людей магнетически, а зеленые купюры, которыми он щедро одаривал новых друзей, удваивали эффект. Словом, шаг за шагом, Ламин завоевывал все новые и новые территории. Преумножая свое состояние, он удачно играл в рулетку и в покер, обожал бокс и делал высокие ставки. Фортуна любила его. Но и сам Ламин имел звериное чутье, благодаря которому и продвигался стремительно быстро. Именно интуиция, инстинкты сделали из него настоящего профи своего дела. До поры до времени Ламин оставался мелкокалиберной шушерой, пусть и удачливой, и богатой, но - очень маленького масштаба. Но в один прекрасный день судьба бросила его в самое пекло мафиозных разборок. Два влиятельных семейства делили власть - Моретти и Тармине. Ламин был для них сошкой, одним из огромной армии приближенных. Однако по воле рока дон Анджело Моретти оказался во владениях Ламина. Случайность, гибельная для мафиози, могла обернуться для Ламина выигрышным билетом. За голову дона семейство Тармине обещали приличный куш. Ребята Ламина готовы были сопровождать угодившего в ловушку Анджело Моретти и уже подсчитывали барыши. Однако в последний момент Ламин передумал, повинуясь скорее не голосу рассудка, а своему чутью. Он собственноручно пристрелил охранников, которые видели Моретти, и погнал фургон с пленником в противоположную сторону от той деревушки, где ждали "солдаты" Тармине.
  Ламин остановил фургон в порту. Когда он открыл двери, дон Анджело, щурясь на свет, весело спросил:
  - А где же фанфары? Ковровые дорожки?
  Самообладанию этого человека можно было позавидовать. Он, казалось, не был не испуган, не удивлен.
  - Вы умеете управлять яхтой? - в тон Моретти спросил Ламин.
  Черная бровь итальянца поползла вверх.
  - А вы сомневаетесь?
  Ламин молча отдал ключи и кивнул на свою красавицу, качающуюся на волнах. Моретти в ответ лишь прикрыл глаза, показывая, что понял. Через минуту яхта вышла из порта. Ламин смотрел ей вслед и чуть не чертыхался. Кажется, он зря все это затеял. Ни благодарности от дона, ни собственной яхты он не увидит!
  Так или иначе, Ламин никогда не жалел о принятых решениях. Он просто постарался забыть об инциденте, записав его в разряд неудач. Спустя некоторое время до него дошли слухи, что Моретти удачно спрятался на Сицилии, и оттуда, восстанавливая силы, руководил синдикатом против Тармине. Вскоре, несмотря на предсказания, дон Анджело нанес соперникам сокрушительный удар и всю их империю присоединил к своей! Вот тогда-то Ламин и узнал, что такое сицилийская благодарность!
  Сначала казалось, что Моретти не имеет никакого отношения к тем удачам, что дождем посыпались на голову бывшего чикагского бандита. Любое его начинание благополучно завершалось, любые промахи - даже крупные! - оборачивались в его же пользу. Ламин с гордостью смотрел, как растет его королевство. Когда он, наконец, понял, кому обязан, Ламин решил встретиться с мафиози. Анджело принял его, но ничем не показал, что как-то заинтересован в Ламине. Встреча, как говорится, прошла в дружеской, теплой обстановке, но не более того. Однако слухи быстро распространяются в преступном мире. Нужные люди теперь были осведомлены, что у Ламина крепкая "волосатая" рука в высших кругах мафии.
  Он и сам времени не терял. С годами Ламин обзавелся ресторанами, магазинами, заводами, а также детишками по всему свету, залысиной и брюшком. У него было всего двое приближенных, остальные работали практически "вслепую". Но Ламин сам нанимал людей на административные посты в своей империи, подбирал кадры в охрану и в секретариат. Он знал, как много зависит от человека. Один винтик мог испортить целую машину! Или, наоборот, спасти в необходимый момент.
  Внешне Ламин к пятидесяти годам стал похож на Карлсона - пухлощекий, невысокий толстяк с добродушной улыбкой, но черствым сердцем. Его обаяние по-прежнему действовало на людей, заставляя их плясать под дудку преступника. В своей империи Ламин был царь и бог, не допуская споров и демократии. Со временем его "хобби" стало еще более разносторонним: люди Ламина занимались не только рэкетом и грабежами, но и наркотиками, драгметаллами, оружием. ЦРУ, Интерпол давно уже охотились за ним, но безуспешно. Преступники такого масштаба окружены надежным забором из простых "шестерок". Официально Ламин занимался недвижимостью и считался одним из воротил в этом бизнесе.
  К старости он стал еще более жесток и жаден. Деньги уже не имели значения, жадность Ламина распространялась исключительно на власть. Ему хотелось завоевать Америку! Европу! Весь мир! Нет, это не было умопомешательством, Ламин шел к своей цели постепенно и логично. Когда погиб Анджело Моретти, он сделал все, чтобы поддержать его племянника, Джино. Война с другими семействами ослабила синдикат Моретти. Но Ламин не предал в такой тяжелый час.... Однако, Джино не суждено было сделаться доном - он попал в тюрьму. Причем по собственной глупости, как считал Ламин - из-за бабы!
  Впрочем, сам Ламин тоже был охоч до женского пола. Пылким охотником! Особенно его привлекали сильные, проворные тигрицы, умеющие не только доставить в постели удовольствие. Покорность претила бандиту. Ему до такой степени нравилась сила в женщине, что даже телохранителя он предпочитал женского пола. Правда, про запас, на всякий случай, имел еще парочку дюжих мужиков. Но вот, например, быстрая японка с хищным выражением лица охраняла покой Ламина целый год - такая экзотика! Все партнеры рты разевали, а конкуренты попадались удочку, ошибочно полагая, что с этой узкоглазой девицей можно не считаться. Жалко, что в очередных разборках она полезла на рожон во имя босса и любовника Ламина и погибла, упав с крыши десятиэтажного здания. Ламин искренне, правда, недолго скорбел. Но теперь, кажется, он нашел ей замену...
  
  Индия, Гоа
   Поместье "Гаале"
  
  Пенные хлопья в ванной напоминали горные вершины Тибета. Дверь открылась, Алекс вкатил позолоченный столик, уставленный всевозможными яствами.
  - Ну и имечко ты мне все же придумал! - Вики закатила глаза. - Амира Джи Ризон! Упасть и не встать!
  Он усмехнулся.
  - Не волнуйся по этому поводу моя принцесса. У тебя будет сотни возможностей поменять его на другие, любые, какие только пожелаешь, моя несравненная богиня Виктория! Сегодня ты была на высоте. И я тобой горжусь. Ты...
  Она заметила, что он смотрит на ее грудь. Вики улыбнулась и неспешно погрузилась в пену. Алекс шумно сглотнул и шагнул в сторону.
  Он устроился в кресле-качалке напротив, подальше от соблазна. Номер-люкс был шикарным, ванная комната таких размеров, что можно было проводить тут совещания. Алекс еще не забыл, как это делается. Весь его опыт в переговорах, вся сила убедительности понадобилась в этом деле, - последнем, как он надеялся! Основное еще впереди, но начало положено, и какое начало!
  Он налил себе вина и, сделав глоток, бросил взгляд на Вики. Чудо-женщина! Само совершенство! И это творение его рук!
  Алекс едва сдерживался, чтобы не наброситься на нее. С каждым днем становилось все тяжелее держать в узде свои первобытные инстинкты и желания. Но он знал, что придет день, когда ему будет позволено все! ВСЕ!!!
  - Налить тебе?
  Вики бросила на него обжигающий взгляд. Ее научили пить, не пьянея. Но она все еще не знала, нужно ли с Алексом сохранять эти меры предосторожности. Он - ее наставник, руководитель, все нити этого дела в его руках. Однако Вики не доверяла ему.
  Хотелось расслабиться. Победа далась ей нелегко, чернокожая змея была ох как непроста и озлобленна. Вики учили отбрасывать эмоции в бою, не поддаваться ни страху, ни ненависти. Только тогда возможно достичь гармонии и управлять и собственным телом, и чужим, - угадывать каждое движение, как свое. Но это трудно, очень трудно, она чувствовала себя так, словно разгрузила вагон угля или в одиночку справилась с ремонтом. Дома, в России, говорили - один ремонт стоит десяти пожаров!
  Алекс поднес полный бокал.
  - О чем задумалась?
  - Медитирую, - усмехнулась она.
  Он поднял свой бокал.
  - Предлагаю тост. За тебя и нашу победу!
  Они выпили. Алекс снова отошел, уселся в кресло и пробурчал оттуда:
  - Ну и за Ламина!
  - Кстати, никогда бы не подумала, что он такой милый колобок ...
  Вики не успела договорить, из гостиной послышался стук.
  - Кто это может быть?! - раздраженно произнес Алекс уже на ходу.
  Вики сделала еще глоток вина и погрузилась в воду с головой. Когда она вынырнула, перед ней стоял Алекс с роскошным букетом каких-то экзотических цветов.
  - От Ламина? - уточнила она деловито.
  Он качнул головой.
  - Какая ты у меня догадливая. С тобой даже неинтересно! Все знаешь наперед!
  - Просто я способная ученица.
  - Кто бы сомневался в этом, - одобрительно кивнул он.
  - Там должна быть записка, - перебила его Вики.
  - Нет, ну серьезно, ты что, ясновидящая?
  - Ты сам этого хотел, - потешалась она, - давай, читай, я просто сгораю от нетерпения.
  - А разве не можешь прочесть на расстоянии? Ладно, ладно, сейчас... Значит, так... Уважаемая мисс Амира Джи Ризон... - хе-хе-хе... - имею честь пригласить вас сегодня на ужин... - хо-хо-хо... - дабы обсудить с вами деловое соглашение... - ха-ха-ха...- о взаимовыгодном сотрудничестве...- хи-хи-хи... ух, ты блин, и шустрый лис...
  - Алекс, читай нормально!
  - Ок! ... Жду вас в восемь в ресторане Папа Джоли. С уважением к вам - Ламин Чжоу, - дочитал до конца послание Алекс и внимательно посмотрел на Вики.
  - И это все?
  - Да. Так что собирайся, дорогая!
  - Сейчас только без пятнадцати семь, - сообщила она, снова ныряя в пенную воду.
  Алекс унес цветы в гостиную, где уже пестрели разноцветные букеты от поклонников. Сегодняшняя победа на ринге сделала его протеже знаменитой. Конечно, не такой славы он добивался, не это главное! Ламин - вот первый шаг к цели. И этот шаг сделан...
  Вики облегченно вздохнула, когда он оставил ее одну. Несмотря ни на что, общество этого человека она выносила с огромным трудом. Быть может, оттого, что в последнее время им слишком уж часто приходится общаться! А быть может, причина в другом. От него исходила неведомая опасность. Поначалу это даже возбуждало ее...
  Она вспомнила, как началось их знакомство.
   Вокруг грохотали выстрелы, земля корежилась от взрывов. Вики в роскошном свадебном наряде бежала куда-то, ополоумев от страха, как вдруг ее схватили и потащили в другую сторону. Она пыталась сопротивляться, но бесполезно. Большой живот, в котором рос ее второй сыночек, здорово мешал двигаться.
  - Не рыпайся, я от Захара! - услышала она. - Сейчас ты сядешь в вертолет и будешь в безопасности. Поняла? Только смотри, не роди там!
  От своих слов, мужик довольно захохотал. Она серьезно глянула на него в упор. Пыльное лицо было поцарапано в нескольких местах, перебитый нос говорил о том, что его владелец увлекался боксом. Прищур зеленых глаз казался острым, как бритва, и столь же опасным. Вики поняла, что перед ней не обычный боец из команды отца. Слишком уж яркий тип. Он вел себя столь бесцеремонно и даже грубо, что когда они расставались, Вики заявила:
  - Надеюсь, никогда не встречаться с вами и вам подобными!
  Леший, как представился мужчина, только расхохотался в ответ. Он словно знал наверняка, что очень скоро их пути снова пересекутся. И оказался прав.
   Мужчина в неприметном сером костюме сидел в углу в кресле и напевал:
  - Вика, Вика, Виктория, с тобой хочу на море я...
  Невозможно было вообразить ничего более нелепого, чем эта популярная когда-то песенка в подобном исполнении в тот момент, когда у дома толпился спецназ.
  Ее любимый истекал кровью и доживал последние минуты в доме ее отца, подстреленный бравыми ребятами из ведомства Алекса.
  Ее мужа арестовали и увели на глазах у ее детей.
  Ее отец получил временное прощение у органов - она лично не сомневалась, что однажды они снова предъявят ему обвинения. Захар выкупил себе свободу ценой жизни братьев Моретти.
  И посреди этой фантасмагории будто королевский шут явился этот Алекс. На этот раз представления звучало официально.
  - Алекс. Алекс Ричман.
  - Бонд. Джеймс Бонд, - нервно расхохоталась Вики.
  Его роль во всей этой истории была неоднозначна. Она не сразу разобралась, не было ни сил, ни желания. Но со временем и с молчаливого одобрения Захара, Вики познакомилась с Алексом поближе.
  На Новый год он явился с кучей подарков для ее детей Джино и Марио, смущенно топтался в прихожей, повторяя, что заглянул на огонек. Только на минуту, дескать. Марио, ее общительный сынок, втащил мужчину в комнату и первым делом продемонстрировал свою коллекцию спортивных машинок. Устроили гонки. Захар был судьей, но время от времени не выдерживал, и на своем инвалидном кресле лихо мчался вдоль гостиной. Вики от души хохотала. В конце концов, разбудили маленького Джино, и поднялась настоящая суматоха. Когда часы пробили двенадцать, не сразу даже сообразили, в чем дело.
  Это был незабываемый Новый 2008 год.
  Она ничего такого и не ожидала. Слишком многое произошло в последнее время, перевернуло ее жизнь. Она готова была к тихому существованию. Да что там - она буквально замуровала себя в четырех стенах.
  Вики элементарно боялась. Ни гостей, ни друзей, ни даже просто приятелей - никого, кроме отца и детей! Она не допускала ни единой возможности повторения...
  Но все оказалось куда сложней, чем она предполагала. Живой характер не спрячешь в клетке, - Вики манила свобода, движение, жизнь за окнами ее дома в Ростове. Если бы не Алекс, наверняка был бы кто-то другой...
  Нет, она не собиралась крутить с ним роман, и сразу твердо заявила об этом. Алекс холодно ответил, что и не рассчитывал на подобные отношения. Ему неинтересно, видите ли. Вики задело это, но виду она не подала. Они шикарно проводили время. Он водил ее в дорогие рестораны, на выставки, на концерты и в театры. Возил на побережье в Египет и Турцию вместе с детьми и Захаром. Выходные они старались проводить вместе, и им было неизменно весело. Правда, все это время подспудно она чувствовала какую-то опасность, что исходила от него. Но Вики была уверенна, что это - отпечаток его профессии.
  Алекс был доверенным ее отца. Когда-то давно, когда он только начинал работать в ФСБ, его непосредственный руководить на корню обрубал любую инициативу Алекса. Ведомству требовались исполнители - грамотные, но тупые, послушные, как овцы. Алекс хотел выдвинуться. Ему не давали. И тут, словно черт из табакерки, возник Захар. Называя вещи своими именами, он просто перекупил специалиста, переманил к себе. Алекс работал не за страх, а за совесть. Идея не волновала его. Молодому парню важно было проявить себя, и Захар дал ему такую возможность.
  Вики узнала обо всем этом со слов отца. Нельзя сказать, чтобы она прониклась уважением к Алексу. Но и особого презрения не питала. Она вообще старалась жить теперь по принципу - не суди, да не судим будешь! По большому счету, ей было безразлично, почему он решился стать предателем. Даже таких громких слов она не произносила наедине с собой. Ну, подумаешь, работает человек на двух хозяев сразу... ласковый теленок двух маток сосет... народная мудрость, между прочим!
  Вики нравился его подход к жизни - необременительный, легкомысленный, потребительский, но при этом и не сказать, что эгоистичный. Будто праздник каждый день. А за чей счет - неважно! Уж чего-чего, а щепетильности в Алексе не было ни на грош. Виктория наблюдала за ним, как за экзотическим животным. Ярким, сексуальным, опасным. Он был явно из породы хищников. Себя она причисляла к трепетным ланям. Знала, что нельзя поддаваться искушению, но Алекс был слишком уж соблазнительным. Чем-то он напоминал Джино, ее коварного, страстного, ее дьявольски обаятельного мужа. Мужа, по которому она немного скучала, но признаваться самой себе в этом не желала. Даже думать о нем себе запрещала! При ближайшем рассмотрении Алекс оказался лишь бледной копией Джино Моретти, и все же... все же... возможно, дело в том, что ей просто нужен был именно такой тип мужчины. Трепетная лань не могла существовать в одиночестве.
  Так или иначе, он не переходил границу, хотя было видно, что сгорает от страсти. Виктория сама ни за что бы, не сделала первый шаг. Постепенно их отношения сложились, будто определенный ритуал. Поломать что-либо, изменить казалось нелепым, да и ненужным.
  Прошел еще один год. Ее второй год на родине, в России, где Вики так и не могла почувствовать себя дома. Ей все казалось, что это временное пристанище. Но она старалась не слишком-то уж задумываться об этом. Алекс все время был где-то поблизости, на краю ее существования. Он присылал своих людей, если нужно было съездить за крупными покупками. Он находил врачей и нужные лекарства, когда болели ее мальчики. В его взгляде по-прежнему светилась страсть, невысказанная тоска. Вики заметила, что он избегает оставаться с ней наедине, будто бы боится искушать судьбу. Со временем, вероятно, он взял себя в руки, во всяком случае, это перестало так бросаться в глаза. Теперь Алекс общался с ней слегка свысока, как в начале их знакомства. Видимо, это была своего рода защитная реакция. Вики он забавлял.
  А потом случилось то, что заставило ее взглянуть на него совершенно иначе, по-новому. Словно перед ней оказался незнакомец. Впрочем, так оно и было по большему счету. Тот Алекс, которого она знала, оказался липовой фигурой. Маской, не более того.
  Как и ее отец.
  Размышления на эту тему здорово помогли ей. Так, во всяком случае, она хотя бы немного заглушала боль. Думала, думала, переоценивала, взвешивала заново каждое слово и каждый поступок.
  В конце концов, не так уж важно, что отец обманывал ее - вернее, замалчивал правду. Куда важней было то, что предложил ей тот, новый Алекс. В этом было спасение... надежда... азарт... давно забытые эмоции...
  И Вики согласилась.
  
  Индия, Гоа
   Ресторан "Папа Джолли"
  
   Теперь Виктория Моретти, известная персона на Гоа под именем Амира Джи Ризон, выглядела великолепно, просто сногсшибательно! Обтягивающее серебристое платье с открытой спиной подчеркивало каждый изгиб соблазнительной фигуры. Нитка жемчуга обнимала стройную лебединую шейку. Волосы Вики заколола наверх, оставив лишь парочку кокетливых завитков. Элегантно и вместе с тем чрезвычайно сексуально. Взгляды всех мужчин в ресторане были прикованы к ней. Вики привыкла к такому вниманию, мужчины всю жизнь разглядывали ее с одобрительным интересом. Однако в последнее время эта тенденция выросла в несколько раз, восторг и восхищение сильного пола окутывали ее словно кокон.
   - Вина? - голос Ламина звучал мягко, вкрадчиво.
   Он отослал официанта, и сам весь вечер ухаживал за Вики.
   - Спасибо, я не пью, - с подкупающей прямотой ответила она.
   - Вот как? Спортивный режим?
   Вики улыбнулась и кивнула.
   Она была немногословна за ужином. Ей нужно было произвести определенное впечатление, сыграть свою роль до конца. И пока это удавалось с блеском! Ламин пожирал ее глазами, при этом благоговейно трепетал от каждого случайного прикосновения и вел высокоинтеллектуальные беседы. Он явно прощупывал ее со всех сторон. И на вид был более чем доволен результатами.
  Мужчина взял в руки трубку.
   - Вы не возражаете, мисс Джи Ризон?
   Она кивком разрешила ему курить.
   - Вы не слишком разговорчивы, - заметил Ламин осторожно, будто прощупывая почву, - устали?
  - Немного.
  - Прошу прощения, что после такого изнурительного боя посмел побеспокоить вас.
  Он накрыл ее ладонь своей сухой рукой с желтоватой кожей завзятого курильщика. Вики и бровью не повела, будто ничего не замечая.
  - Но мне так хотелось увидеть вас, - продолжал Ламин, - что ждать я не просто не мог, я бы никогда не простил себе, если бы упустил такую возможность! Вероятно, вы знаете, я человек очень занятой, и уже завтра вынужден покинуть остров! Милая мисс Джи Ризон... Драгоценная мисс Джи Ризон, могу ли я...
  - Просто Амира, - перебила она его, обворожительно улыбаясь.
  - О, благодарю вас!
  Ламин поднес ее ладонь к своим губам, осторожно поцеловал. Его темные, маленькие глазки рентгеном просвечивали Вики.
  - Амира, могу ли я просить вас сопровождать меня в этой поездке?
  Вот теперь она изогнула бровь, будто в недоумении. Королевская мимика и такая грация. Лицо неподвижно в холодной величественности, и только надбровная дуга с долей легкой брезгливости вопросительно приподнята.
  Высший класс, похвалила себя Виктория. Она видела свое отражение в зеркале напротив.
  - Не поймите меня превратно, - поспешил объясниться Ламин, - я вовсе не имел в виду ничего оскорбительного! Дело в том, что мне нужен телохранитель, после вашего сегодняшнего выступления я вряд ли найду кандидатуру лучше.
  Она сделала вид, что не совсем понимает.
  - Простите, вы сказали телохранитель?! Я правильно расслышала?
  - Да, да... тело... хранитель! - многозначительно повторил он.
  - Вы шутите, мистер Ламин? Я - спортсменка. Моя работа - бокс, а не обслуживание вип-персон!
  - Амира, как вы могли подумать!...
  - Вы же выразились предельно четко, мистер Ламин! Вам нужна обслуга, не так ли?
  - В некотором роде, - он осторожно подбирал слова, - любую работу можно рассматривать под этим углом. Мне нужна ваша сила, ловкость, смелость. И ваша безупречная красота! Вы будете отличным отвлекающим маневром! Уж простите, что я так резок!
  Да уж, подумала Вики, он берет быка за рога. А впрочем, зачем ходить вокруг да около? Он же действительно всего лишь нанимает еще одну служащую, так что никакие реверансы и дипломатические выверты здесь неуместны.
  - Плачу наличными. Пять тысяч евро.
  Она собралась рассмеяться, притворяясь оскорбленной. Но тут мужчина добавил:
  - В неделю. И эта сумма не предел Амира Джи Ризон.
  И тут Вики поперхнулась. Не зря Алекс говорил о размахе!
  Вообще, он во многом оказался прав, подготовился, сукин сын! Ламин действительно любит женщин и понимает в них толк, выглядит джентльменом, не скупиться, играет в открытую. При этом способен за спиной на любую подлость и коварство. Изучает человека, как букашку, под микроскопом. Звериным чутьем улавливает любую фальшь.
  - Ты должна заинтриговать его, - вспомнились ей наставления Алекса, - но не настолько, чтобы он решил тебя разгадать. Иначе он станет ухаживать за тобой, переспит, настроиться на романтичный лад. А нам нужен не любовник-Ламин, а деловой Ламин! Тебе надо быть и простой, и интересной одновременно. Ты же не просто лезешь к нему в постель, тебе нужна эта работа! И тут тоже главное - не попасть, а задержаться!
  - Я должна подумать, - с любезной улыбкой произнесла Вики.
  - Окей, - разрешил Ламин, - до конца вечера есть время.
  Она искренне рассмеялась и хотела возразить, но тут к их столику подошел высокий, темноволосый мужчина.
  - Бога ради извините! - он учтиво поклонился, - я хотел бы взять у вас автограф, пожалуйста! Вы сегодня были просто, ошеломите...
  - Не понимаю, о чем вы, - строго перебила его Вики.
  Глаза мужчины удивленно округлились.
  - Ведь вы - мисс Амира Джи Ризон?
  - Нет. Вы ошиблись, - строго взглянув на мужчину отрезала она.
  - Но...Как же...
  - Дама не желает продолжать беседу, - ледяным тоном оборвал Ламин.
  Мужчина, пятясь, быстро удалился.
  Вики невозмутимо сделала глоток сока и улыбнулась Ламину.
  - Вам не льстит внимание поклонников? - поинтересовался он, попыхивая трубкой. - С чего вдруг такая конспирация?
  - Я просто решила принять ваше предложение. Мне показалось, что в обязанности вашего личного телохранителя вовсе не входит раздача автографов!
  Он восхищенно хлопнул в ладоши.
  - Браво! - прильнув к ней, произнес он. - Вот что я называю самообладанием!
  Они довольно пожали руки, глядя друг другу в глаза - пытаясь прочесть мысли другова.
  
  ***
  Алекс метался по комнате. Он ждал Вики в поместье. Изрядно волновался. Но стоило Вики появиться, как его лицо приняло упрямое, хладнокровное выражение. Время от времени Алекс вспоминал, кто тут главный и снова изображал непробиваемого типа. Однако она давно раскусила его. Или ей так казалось.
  - Не делай вид, пожалуйста, что тебе безразлично, - устало, сказала Вики. - Я же вижу, ты сейчас лопнешь от любопытства.
  - Начало третьего ночи, черт побери! - прошипел он сквозь зубы.
  - А! - усмехнулась она, снимая туфли. - Так тебя волнует время! И все?
  - Где ты была?! Почему, так долго? Ты уже...
  Вики предостерегающе подняла руку. Он понял, что зашел слишком далеко. Но напряжение было слишком велико! И цена оказалась слишком высока! Он и не предполагал, что делить ее с кем будет так ... больно...
  Черт возьми, он должен держать себя в руках!
  - Я с ним не спала, если тебя это волнует, - спокойно доложила она, усаживаясь в кресло. - Налей мне выпить, пожалуйста. Весь вечер пришлось играть паиньку-спортсменку.
  Алекс послушно наполнил бокал.
  Вики с удовольствием сделала большой глоток красного вина. Приятное тепло разбежалось по телу. Но расслабиться окончательно она все же не могла. Даже наедине с собой этого давно не случалось. Уже почти год она была словно подключена к мощной электростанции, сотрясающей тело и душу.
  Осторожно - высокое напряжение!
  - Ну, рассказывай, - нетерпеливо поторопил Алекс, закуривая сигару.
  Она перевела на него усталый, тяжелый взгляд и закинула ногу на ногу. Он невольно опустил глаза, любуясь совершенными изгибами.
  Вики усмехнулась и тут же одернула платье. Все мужчины одинаковы!
  - Мы обговорили условия контракта. Спать с ним я не обязана, - фыркнув от смеха, она добавила, - если только сама захочу. Но с этой...старой, морщинистой клячей вряд ли, что-то будет!
  - Значит, он клюнул? - уточнил Алекс.
  - А ты сомневался, дорогой?
  - О! Ты - великолепна, детка! Давай на брудершафт!
  Его раздражение, ревность сменились возбужденной радостью. Зеленые тигриные глаза заблестели, будто фонарики в темноте. Вики с удовольствием смотрела на Алекса. Иногда, вот в такие минуты, ей казалось, что она еще может полюбить...
  Сильный, красивый, уверенный в себе мужчина. Что еще надо?
  Чтобы звали его иначе! Чтобы на его месте оказался другой!
  - Завтра я улетаю с ним в Нью-Йорк, - сказала Вики.
  Алекс, в этот момент, отпивая вино, закашлялся.
  - Уже? - смущенно посмотрел он в ее сторону. - Так быстро?
  - Ты же сам говорил, чем скорее, тем лучше.
  Он потряс головой, соглашаясь. Иногда он чувствовал себя собакой на сене.
  - Связь как договорились. И... пожалуйста, Вики, будь осторожна!
  - И впредь, учти, меня теперь зовут Элен, - невозмутимо поправила она. - Элен Форс.
  Верно, и в сумочке уже имеется паспорт и права на это имя. Как и на пяток других, документы с которыми лежат в чемодане с двойным дном.
  Сильно бы удивился Ламин, узнав кого на самом деле, он принял на работу! Эта мысль заставила ее смеяться до слез.
  
  Индия, Гоа
  Вилла "Артстудио"
  
  Двухэтажная вилла с ошеломляющим видом на океан и половину северного Гоа. Стив и Ксюша лежали в постели, изнеможенно раскинувшись. Он курил сигару, стряхивая пепел прямо на ковер. Она лениво водила пальчиком по мужественной груди.
  - Знаешь, что меня беспокоит дорогой? - спросила мужа Ксюша.
  Он улыбнулся в темноте.
  - Знаю, дорогая. Дети!
  - Ну, это само собой! - Ксюша поднялась на локте. - Нет, любимый, я о другом. Откуда у этой боксерши, ну, у этой... Джи Ризон шрам на ноге, такой же, как у Вики?
  Стив затушил сигару и повернулся к жене. Лицо у него было несколько сердитым.
  - Опять ты за свое? Совсем с ума сошла с этой боксершей!
  - Не злись дорогой, просто... не выходит она у меня из головы! Уж слишком много схожестей между ними.
  - Да как ты могла разглядеть какой-то там шрам?!
  - А вот представь, разглядела! Специально смотрела! При том, на том же бедре, что и у Вики! Она в детстве с дерева свалилась, мы за яблоками лазили в соседский сад и там...
  Стив прижал Ксюшу к себе, не дав договорить.
  - Ах ты, маленькая воришка! Вот уж не думал, что женюсь на преступнице! Значит, воровала яблоки, говоришь?!
  Она рассмеялась, высвобождаясь из его объятий.
  - Милый, это было сто лет назад! И к тому же, мы были детьми. Скажи мне, кто из нас не шалил в детстве?!
  - Такое жуткое преступление не имеет срока давности! Ты должна понести наказание. И немедленно!
  Он обхватил ее плечи и бросил жену на подушки. Чужие шрамы и чужие судьбы были забыты, с первыми горячими поцелуями, страстного скандинавского мужчины...
  
  Индия, Гоа
   Вилла "Солар"
  
   В это время в самом шикарном бунгало, которое только можно было вообразить, Ламин просматривал деловые бумаги. Он давно уже страдал бессонницей, поэтому не ложился раньше 4-5 утра. Наткнувшись на что-то интересное, он позвонил партнеру. Ламина не интересовало, что других бессонница не мучила!
   Переговорив по телефону, он отложил документы и долго смотрел в полумрак за окном. Было слышно, как плещется море и щебечут ночные пичуги. Ламина это ничуть не интересовало. Он обдумывал, как можно пробраться в тюрьму Вольтерра. И не просто пробраться, а устроить побег.
  
  Италия, Вольтерра
  Тюрьма "Вольтерра"
  
  Под ночным небом Италии, недалеко от Пизы, за тюремными решетками в одиночной камере сладко спал Джино Моретти. Угрызения совести не мучили его, сон был крепок и стабилен. Джино вообще отличался крепкой нервной системой, иначе не выжил бы в том мире, куда занесла его судьба, и где ему самому весьма и весьма нравилось. Джино был плоть от плоти своей родины - Сицилии. Несколько лет, проведенных в тюрьме, только укрепили его веру в мафию и преданность семейству.
  Деньги и связи обеспечили ему уменьшение срока заключения - вместо пожизненного всего-то десять лет! Лучшие адвокаты боролись за это в зале суда, пока "шестерки" по всему свету подмазывали и убирали свидетелей, подкупали присяжных, убирали улики. Дело получилось громким, процесс длился несколько месяцев. И в итоге...
  - Интерпол утерся, - хохотал Джино, рассказывая в тюрьме о своих похождениях, - они-то уж думали, что могут свободно протирать свои задницы, но я выйду совсем скоро, и, клянусь, задам жару!
  Конечно, он не имел в виду десять лет! Это вовсе не короткий срок! Но существовало такое понятие, как амнистия. А еще были сбережения - очень немалые, которыми можно было подкупить, кого следует. Джино знал, что просто необходимо выждать какое-то время, пока шумиха утихнет.
  Благодаря связям своего покойного Анджело Моретти - Джино содержали в тюрьме Вольтерра, приличной и даже довольно комфортабельной. Кроме того, он пользовался всем набором благ, которые только могут быть доступными для зека. В камере было спутниковое ТВ, свой санузел, пресса поступала регулярно. Посылки с воли досматривались строго, но особых запретов не имелось. Прогулки ежедневно, доступ в компьютеризированную библиотеку, театрализованные представления, которые устраивались самими заключенными.
  Курорт среднего класса. Для Джино было непривычно, но терпимо. Работать он, конечно, не работал. Проводил время за книгами или азартными играми в тесном кругу избранных. Частенько и выигрывал. Словом, жизнь было вполне сносной. За исключением одного!
  Он страшно тосковал по жене. Он ненавидел ее, клялся придушить собственными руками, как только окажется на свободе. Эта женщина засадила его сюда! Это она виновата, она и ее гребаный папаша!
  Единственное, что отравляло существование Моретти - невозможность прямо сейчас расквитаться с ней. Терпение никогда не входило в число его добродетелей.
  Он любил ее, женился на ней, она родила ему сына... и тут же предала его! За что? Почему она так поступила с ним? Эти и многие другие вопросы мучили его день ото дня...
  Он мечтал отомстить ей за это! Ему грезилось, как пальцы сжимаются на ее хрупкой, лебединой шейке... Хотя, нет... Надо признать другое... Он видит, а его сердце жаждет, как его губы ищут ее... сливаются в страстном, горячем поцелуе... их тела сплетаются, соединяются в единое целое...
  - Дьявол! - нервно ударив рукой по стене, произнес Моретти, обхватив голову обеими руками. - Вики! Виктория!
  Так было. И так будет! Он понимал, этого ему хотелось больше всего на свете. Любит он эту русскую бабу и ничего, ничего с этим не поделаешь!
  Но нет, пожалуй, на первом месте - свобода. В таком порядке - выйти отсюда, вернуть жену, наказать ее как следует и раз и навсегда внушить, кто в доме хозяин! Обычно первая мысль после пробуждения была именно о Вики. Это утро не стало исключением. Джино раскрыл глаза, и некоторое время лежал на койке, грезя о красавице жене. Это придавало остроту, вкус жизни. Все-таки время в тюрьме тянулось очень, очень медленно...
  
  Индия, Гоа
   Вилла "Солар"
  
  Когда Джино Моретти проснулся, Ламин Чжоу забирался в постель. В дверь робко поскреблись.
  - Кто там? - недовольно рявкнул Ламин.
  - Это Томас. Господин! - раздался голос его личного секретаря.
  - Какого черта?! Ладно, черт с тобой. Входи!
  В спальне возникла худощавая фигура мужчины лет тридцати-тридцати пяти. Не смотря на раннее утро, он был одет в темный костюм безукоризненного покроя и тщательно выбрит.
  Том держал в руке лист бумаги.
  - Вы просили сообщать вам немедленно любые новости о тюрьме Вольтерра.
  Ламин подскочил в постели с удивительной для его комплекции проворностью.
  - Да-да. Что там, Томас?
  - Прошу вас, - он протянул листок, - прочтите сами.
  Это была обычная новость, почерпнутая из интернет-ресурсов. Текст гласил: "В тюрьме Вольтерра открылся уникальный ресторан, поварами и официантами которого работают сами заключенные. В том числе и совершившие особо тяжкие преступления. Чтобы попасть в это заведение, нужно предварительно забронировать столик. При этом личность каждого посетителя тщательно проверяется и подозрительным клиентам может быть отказано в заказе. При входе в ресторан гости должны предъявить документы, удостоверяющие личность, сдать сотовые телефоны и сумки. Кроме того, все посетители обязаны пройти через металлоискатель".
  Закончив чтение, Ламин рассмеялся.
  - Блестяще! Это как раз то, что нам нужно. Завтра вылетаем в Италию, измени мое расписание.
  - Будет сделано, мистер Ламин. Спокойной ночи.
  - И еще, Томас. Пошли от меня букет цветов мисс Амире Джи Ризон, и записку с предупреждением, что позвоню ей в полдень.
  Том поклонился и вышел.
  Ламин лег в постель, погасил светильник и вскоре задремал. Плотные жалюзи не пропускали в комнату солнечный свет. Остров начинал повседневную жизнь, а один из его самых богатых и влиятельных гостей все глубже погружался в объятия Морфея.
  
  Индия, Гоа
   Поместье "Гаале"
  
  Вики проснулась, как и "запрограммировала" себя - в семь утра. Особо торопиться было некуда. Час она потратила на зарядку и йогу. Постепенно энергия горячими толчками разлилась по телу. Приятно было ощущать, как повинуется каждый мускул, каждая мышца.
  Вики приняла душ и заказала завтрак. Ей не терпелось позвонить детям, но в России было еще слишком рано.
  Вики села перед зеркалом, придирчиво рассматривая себя. Сейчас, без макияжа, при утреннем свете ее можно было принять за юную девушку. Лет двадцати, не больше! Хирурги поработали на славу, а тибетское солнце и воздух завершили их работу. Само совершенство, как говорил Алекс. Виктория принимала это, как должное. Вовсе не ее заслуга в том, что лицо стало классически красивым, идеальным. Вот фигура - дело другое. Над ней Вики трудилась сама, и добилась потрясающих результатов.
  Она встала, потянулась. В зеркале отразилось божественной красоты тело. Округлая грудь с коричневыми маленькими сосками, изящная тонкая талия, соблазнительные бедра, длинные ноги. И все это богатство покрыто ровным персиковым загаром. Будто золотая статуэтка.
  При спортивном телосложении Вики умудрилась сохранить женственность, да еще преумножить сексуальность.
  Об этом Алекс не заговаривал, подумала она вдруг сейчас. Этой темы он как будто боялся.
  Раздался стук в дверь. Вики накинула халат и крикнула:
  - Входите!
  Горничная вкатила столик с завтраком.
  - Доброе утро, мисс Ризон. Приятного аппетита!
  Вики поблагодарила ее, вручила чаевые и принялась за еду. Она успела проголодаться - после утренних занятий всегда так. Королевский омлет высотою с торт, тосты с клубничным джемом, фруктовый салат и на десерт кофе с сигаретой вполне удовлетворили ее аппетит.
  Видел бы ее тибетский Учитель!
  Она задумчивым взглядом откинулась в кресле, дымя.
  Скоро можно будет звонить мальчишкам, и тогда счастье станет полным.
  Вики чувствовала, как ее переполняет жизненная сила. Она вышла на балкон, полюбовалась великолепным видом на Аравийское море, вдохнула аромат диковинных цветов, увивающих стены гостиницы. Ей казалось, что мир лежит у ее ног.
  А ведь совсем недавно все было иначе.
  Дом на берегу Дона за высоким забором был невиден - всего два этажа, и стоял он в глубине сада. Полная изоляция. К тому же ближайшие соседи жили в особняке за полкилометра отсюда. Между хозяйствами пролегало небольшое озерцо, окруженное березовое чащей, где летом было полным-полно земляники.
  Вики загорала во дворе, лежа в шезлонге обнаженная, зная, что с дороги ее никому не видно. Захар с мальчиками отправились удить рыбу на озеро и вернуться нескоро. Это были редкие минуты, когда она была предоставлена самой себе. Джино был еще совсем малыш, два годика с хвостиком, так что требовал уйму внимания. У Марио тоже был сложный возраст, он только что закончил первый класс. Превосходя многих ровесников интеллектом и жизненным опытом, ее старший сынишка вызывал жгучую зависть, неприятие, и, конечно же, страдал от этого. Вики ничем не могла помочь. Как и она, Марио теперь знал, что такое одиночество. Как и она, сын был непохож на других детей его возраста. Да, и рассуждал ее старший сыночек, как взрослый мужичок! Вводя порой в смятения не только мать, но и деда.
  В который раз Виктория задумывалась, не зря ли она вернулась в Россию. Захар все время твердил, что тут ее родина, и только здесь она может найти себя, свою судьбу. В чем-то он был прав. Несколько лет она искала свою судьбу в другой части света, и в итоге сильно поплатилась.
  Бойтесь своих желаний, - они могут исполниться!
  Теперь у нее и желаний-то не осталось.
  Она вся, целиком и без остатка, растворилась в детях. Двое мальчишек в доме, - это не шутки! Это сумасшедший дом! То Марио учится кататься на скейте и лоб расшибет, то Джино пытается освоить кофеварку и ломает не только ее, но и всю технику в доме, а вдобавок опрокинет на себя и сливки, и кофе, и шоколад! То на родительском собрании сообщают Вики, что ее сынок отказывается отвечать на русском и шпарит весь день по-итальянски, а следующее утро начинает с английского! А то няня, вызываемая изредка, потеряет Джино и в панике мечется по дому, как угорелая, в то время, как маленький шалопай прячется в бойлерной.
  Нервы у Вики были натянуты каждую секунду, как струны на гитаре!
  А с другой стороны, столько радости и веселья еще никогда не было в ее жизни. Она каталась с Марио на велике и на роликах, учила Джино плавать в маленьком бассейне и в море, все вместе они гоняли футбол или играли в прятки. Она учила сыновей читать и рисовать, учила добру и щедрости, старалась привить хорошие манеры. Все, чем владела она сама, Вики делилась со своими детьми. И вдруг в какой-то момент поняла, что ресурсы исчерпаны. Она не так уж много знала и умела! Поначалу ей казалось, что дело в отсутствии мужа, отца... Но мужского влияние ребятам хватало - всегда был рядом Захар, частенько являлся Алекс, то и дело крутились во дворе самые близкие, преданные Захару люди. В основном, это были угрюмые и молчаливые мужики, но при виде озорных и шаловливых мальчуганов - их лица расцветали. Один мастерил для Марио луки и стрелы, другой катал Джино на закорках, третий учил боксерским приемам и вождению авто. И так далее...
  Вики все чаще ощущала себя никудышной матерью. Она выдохлась, будто воздушный шарик, сдулась.
  Захар видел, что с ней твориться что-то неладное. Но воспринимал это иначе, на свой лад.
  - Ты еще молода и должна снова выйти замуж, - твердил он, - не дело женщине валандаться одной! Тем более такой красотке, как ты доченька!
  - Папа, не в этом дело! - отнекивалась Вики.
  - Не спорь со мной доченька! Хотя бы сходи на свидание!
  И пару раз она попробовала. Сходить на свидание с Алексом. Он был главным претендентом, и что самое интересное отец одобрял его кандидатуру, и Вики было интересно с ним. Но потом странное чувство неловкости, даже страха, зацепило ее. Вики не хотела больше оставаться с ним наедине. Иногда ей казалось, что она боится не его, а своих собственных чувств. Как бы там ни было, она свела их отношения к дружеским. Свидания теперь были с другими мужчинами. Но результат оставался прежним - Вики предпочитала одиночество.
  Возможно, она подсознательно все время сравнивала каждого из претендентов на ее руку и сердце с мужем. И с Марио-старшим. Эти двое прочно вошли в ее жизнь, это уж, точно! И несмотря на гибель одного, и разлуку с другим, Вики чувствовала свою зависимость от Моретти. Да, в настоящем их не было места, и ее будущее было свободно от них.
  Но ее сердце было словно погребено под обломками прошлого.
  Она все чаще ощущала себя загнанной в угол. Ничего нового в жизни не предвиделось. Действительно, что она могла дать детям, если ничем не занималась, ничем не интересовалась?! Она принадлежала сыновьям, - ее время, помыслы, мечты. Она возила Марио в школу, а Джино на развивающие занятия, она готовила, убиралась, гладила - потому что невозможно было впустить в дом чужого человека и доверить ему заботу о детях! А еще потому, что иначе у нее появилась бы масса свободного времени. Вики понятия не имела, на что его будет тратить.
  Отец посмеивался над ней.
  - Ты становишься занудой и клушей, как и твоя мать, Виктория!
  Вики злилась безмерно. Но он снова был прав. Она пыталась увлечься чем-то, то занималась фитнессом, то восточными танцами. Это было такой ерундой... Такой скукотищей...
  Жизнь все больше напоминала стоячее болото, в которое она проваливалась все глубже и глубже... Через пару лет я действительно стану клушей, думала Вики. Матери школьных приятелей Марио в большинстве своем были такие. И мамочки, которых она встречала на "развивалках" Джино. Они говорили только о детях - пеленки, игрушки, сопли, книжки, синяки, царапины, первое слово, первые шаги, первая двойка, первая сигарета... Своих интересов у этих женщин не было! Личной жизни никакой!
  Так чем же она, Вики, отличалась от них?!
  Лежа в шезлонге, она думала и думала об этом, и совсем не следила за временем. Внезапно со стороны калитки послышались шаги. Вики подумала, что ей показалось. Ребят и Захара было бы слышно издалека - Джино тарахтит без остановки и очень громко, только что, научившись говорить, теперь не может остановиться!
  - О, черт возьми! - раздался голос Алекса.
  - О, боже!
  От неожиданности Вики скатилась в траву. Он бросился на помощь, протягивая руки к ней. Вики шарахнулась в сторону, прячась за шезлонг.
  - Отвернись! - заорала она.
  - Я хотел... прости... извини... я не думал...
  - Ты почему с той стороны?
  - Ну, я звонил, звонил, никто не отвечает!
  Конечно, она так задумалась, что не слушала домофона. Черт, чем же прикрыться?!
  - Иди в дом, - велела Вики, но тут же передумала, - нет, наоборот, сначала я в дом, как позову, можешь заходить!
  Абсолютно голая, она сначала бочком-бочком, потом бегом рванула к крыльцу. Алекс смотрел во все глаза, не в силах отвернуться. Его одновременно мучило желание, и душил жуткий смех.
  Невероятная женщина, думал он про себя. Потом они пили кофе на веранде, Вики была непривычно многословна, пытаясь скрыть неловкость. Как не стремился Алекс, как не старался, он не стал ей близок. Все время ощущалась какая-то натянутость. Как сегодня. Но все же он решился.
  Вики невольно охнула, увидав перед собой раскрытую бархатную коробочку, в которой блестело золотое кольцо с брильянтом.
  - Выходи за меня, - хрипло прозвучал голос Алекса, - я ...
  Он откашлялся и продолжал:
  - Я давно тебе хотел, сказать... я люблю тебя, Виктория! Пожалуйста, будь моей женой!
  - Но... Алекс, я не могу!
  Он смотрел в упор, не мигая, будто гипнотизировал ее. Вики отвела взгляд.
  - Почему?
  - Я замужем, - быстро ответила она первое, что пришло на ум.
  Не говорить же, в самом деле, что она боится его!
  - Ты... что? Ты до сих пор не развелась с Моретти?
  Виктория рассмеялась, хотя ей стало страшно. Алекс явно переигрывал со своим удивлением.
  - Можно подумать, ты не знаешь! - воскликнула она, - в вашей конторе наверняка есть на меня целое досье!
  - Вики! - возмутился он, - даже если и так, я не читал его! Ты мой друг, и мне...
  - Друг? - скептически усмехнулась она, перебив его на полу фразе.
  Алекс вспыхнул. Было забавно наблюдать, как этот здоровенный, уверенный в себе мужик краснеет, будто первоклассник.
  - Ладно. Оставим этот разговор, - сжалилась она, - в любом случае, я не могу выйти за тебя.
  Он пылко возразил, что устроит развод в считанные минуты.
  - Если тебя останавливает только это...
  - Нет, - перебила Виктория, - не только!
  Больше он не настаивал.
   В тот день, когда Алекс сделал Вики предложение и получил отказ, больше всего его оскорбило выражение ее лица. Она смотрела снисходительно, будто он - попрошайка или убогий! Никогда, никогда он не простит ей этого!
  Прав был его отец, когда говорил, что женщины - зло. Коварные и лицемерки!
  До тридцати шести лет Алексу удавалось держать это зло на расстоянии, иногда приручать для пользы дела или для удовольствия. Но Вики оказалась из другого теста, с одной стороны - мягкая, женственная, даже слабая, так и хочется утешить и защитить, а с другой... Он не понимал, как она это делает! Одним жестом, одним взглядом - вжик! - и будто ножом полосонет, и ему хочется сбежать на край света, лишь бы не впасть в немилость!
  Королева, думал он про себя, восхищаясь ею. И в тоже время ласково произносил в душе "сучка"!
  Он вообще очень много думал о ней. За последнее время.
  И, наконец, решил, что все к лучшему. Ей придется смириться, покориться ему. Не хочет сейчас, так он подождет, терпения хватает.
  Прошло около года, когда он вернулся к этому разговору. Вики потеряла отца, была угнетена и подавлена, и естественно, Алекс был рядом и всячески поддерживал ее. Все складывалось в его пользу. Теперь уж она не ускользнет, думал он.
  Однако Вики отказала и на этот раз. Алекс был в бешенстве, хотя удачно скрывал свои эмоции. Он перевел все в шутку, дескать, хотел по-дружески помочь, а вовсе не рассчитывал на настоящий брак. Вики вроде поверила, а вероятней всего, ей просто было не до этого. Алекс понял, что таким способом он ничего не добьется. И принялся действовать иначе. Теперь у него свой план и больше плясать под ее дудку он не станет!
  
  ***
  Это случилось в конце зимы, в студеный ветреный февральский день. Вики с сыновьями играли в детский бильярд, уютно трещали дрова в камине, вечер подступал к дому. Ничто, казалось, не предвещало беды.
  Захар выехал на инвалидной коляске из своей комнаты. Вики заметила, что отец в деловом костюме.
  - У тебя свидание? - пошутила она.
  - Да нет, - с притворным вздохом ответил он, - все бизнес!
  Иногда Захар, чтобы встряхнуться, лично участвовал в переговорах. От всей его огромной империи, которой он владел в бытность преступным паханом, остался лишь небольшой кусочек, но и он требовал внимания. Захару нравилось время от времени изображать бизнесмена - добропорядочного и занятого сверх меры.
  Вики поправила его галстук, чмокнула в щеку. Мальчики окружили деда с двух сторон. Марио важно пожал руку деда, а Джино попытался вскарабкаться ему на шею. Вики сняла малыша, но тот капризно захныкал пытаясь вырваться из ее рук к любимому деду.
  За отцом пришел Михаил - личный телохранитель, - и они оба исчезли в февральском сумраке.
  Уже после ужина, когда ребята играли в детской, Вики освобождала посудомойку, и взгляд ее упал на часы. Оказалось, что отца нет дома уже значительно-долгое время. Да и слишком поздно для деловой встречи! Виктория решительно набрала его номер сотового телефона.
  - Абонент временно недоступен! - был ей ответ.
  Впервые за все это время, она по-настоящему заволновалась. Отец такой вспыльчивый, горячий, если что-то пошло не так на переговорах, он мог распсиховаться. А врачи уже пару лет твердят о его слабом сердце! Никаких стрессов в жизни Захара уже практически не было, он бы просто не выдержал их. Вики знала это и, снова и снова набирая номер, молилась, чтобы отец просто-напросто застрял где-нибудь в пробке, в туннеле. На всякий случай, она и Михаилу позвонила, но у того тоже оказался отключен телефон.
  Время шло, ответа не было. Она уложила детей, а сама кружилась по дому, выдумывая несуществующие дела. Эта была, пожалуй, самая ужасная ночь в ее жизни. Она так и не заснула. Для фона в гостиной Вики включила телевизор, и в шесть утра в местных новостях она увидела отца. Лучше бы ей никогда не прикасаться к этому мерзкому ящику, из которого извергался поток негатива! Камера показала издалека сникшего в инвалидном кресле старика. Было понятно с первого взгляда, что это уже не человек, а просто ... бездыханное тело.
  Но Виктория не поверила ни на секунду!
  Комментарии журналиста она просто не расслышала, - звонок входной двери заливался яростной трелью. На ватных ногах Вики пошла открывать.
  Дом как-то сразу наполнился народом. Здесь были люди в белых халатах, люди в форме, в гражданском. Несколько лиц показались смутно знакомыми. Среди них всплыл и Алекс Ричман. Виктория шагнула к нему и провалилась в спасительный обморок.
  Когда она пришла в себя, Алекс держал ее за руку.
  - Где дети? - первым делом спросила она.
  - Я взял на себя смелость отправить их к бабушке. Им не надо пока знать. Вики сосредоточенно кивнула.
  - Так это правда? - медленно произнесла она.
  - Я сожалею.
  Он взял ее лицо в свои ладони, требовательно посмотрел в глаза.
  - Ты не должна плакать! Ты должна гордиться своим отцом! Он был великий человек!
  - Но... как же так... почему... А Миша?
  Она топнула ногой, у нее явно начиналась истерика.
  - Где был Миша?! Почему не защитил его? Ведь это, кажется, его работа!
  - Мишу тоже убили, - тихо пояснил Алекс, - и еще двух парней, что были с ними. Мы... Вики, я обещаю тебе, что просто так этого не оставлю!
  Она помолчала немного, потом выдохнула:
  - Этим его не вернешься! - Виктория решительно поднялась. - Я хочу видеть его! Я хочу видеть своего отца!
  Алекс покачал головой.
  - Милая, это пока невозможно.
  - Что?! Твои ищейки собрались обыскивать его? Или задействовать как приманку?
  - Вик, зачем ты так?! Захар...его били... пытали.
  Она содрогнулась. Алекс обнял ее, прошептал:
  - Не волнуйся, я позабочусь обо всем, завтра ты сможешь попрощаться с ним. Детей привезти на похороны?
  Она вскинулась.
  - Нет! Только вот что, перевези их, пожалуйста, от бабушки, им там делать нечего. Пусть пока поживут в пансионате, с няней.
  - Я все сделаю.
  И он все сделал. А потом снова предлагал выйти за него замуж. А еще некоторое время спустя он рассказал ей такое, от чего волосы на голове встали дыбом. Вики за всю жизнь не приходилось слышать более не вероятной и страшной истории!
  Эта история перевернула всю ее жизнь!
  - ... Сынок, я очень скучаю! Как вы там? Чем занимаетесь?
  Джино и Марио жили с няней и под присмотром двух надежных людей Алекса в маленьком тихом европейском городке.
  - Мам, я на коньках сегодня катался! Высший класс! А Джино съел сосульку!
  - Как сосульку? Как съел?!
  - Да, вот так, взял да съел! А вчера перед сном, он засунул себе в нос таблетку, представляешь?!
  - Как? Как засунул в нос таблетку?
  - Да, ты только не волнуйся мам, мы ее уже вытащили!
  - Точно? Ты не обманываешь маму?
  В ответ раздался довольный хохот. Вики неожиданно для самой себя тоже рассмеялась. Слышал бы ее сейчас Учитель! Или хотя бы Алекс! Бедный, бедный Алекс, выложил кругленькую сумму и кучу нервов на ее обучение, а в итоге? Она - лучшая, супер-экстра-класс, но... с детьми Вики становится просто женщиной. Никак не бойцом!
  На смену жизнерадостному голосу Марио пришел черед картавому тенорку Джино. Он еще не выговаривал несколько букв, но уже знал кроме русского, английский и итальянский языки - те, на которых Вики общалась с детьми дома. Марио был полиглот от рождения, а Джино эта наука давалась с трудом. Поэтому вместо связной речи у него получалась немыслимая каша из русского, английского и его родного языка, языка - по отцу. Вики, однако, была поражена, послушав его сейчас. Ее малыш вполне сносно спел песенку и связно рассказал о недавних приключениях на снежной горе, где он катался на санках. Как быстро растут дети, подумала она. Раньше, когда ей приходилось проводить с ними целый день, время тянулось долго-долго, словно старая кляча. А теперь вот - летит!
  Напоследок Вики выслушала доклад няни, и осталась довольна. Ей предстояла долгая разлука с сыновьями, и хотелось быть уверенной, что с ними все в порядке и что они в безопасности. Так оно и было.
  Если бы она знала, насколько ошибалась! Она бы бросила к чертям собачьим эту затею и вплавь пустилась бы с индийского острова в Европу!
  
  ***
   Как и договаривались, Алекс улетел первым, чтобы не вызывать подозрений. С ним, как с импресарио Джи Ризон, переговорил доверенный Ламина и выкупил контракт боксерши. С этого момента она была свободна и могла распоряжаться своим временем сама. До момента подписания контракта в Нью-Йорке оставалось меньше суток. В полдень от Ламина принесли букет с запиской. Первым порывом было плюнуть на его предупреждение о звонке и рвануть на пляж. Но Вики быстро взяла себя в руки. Теперь ей на деле придется доказать, что она умеет сдерживаться. Раньше это было игрой, тренировкой. Но со вчерашнего вечера, как только она дала согласие Ламину, начался отсчет.
  Виктория почему-то не думала о том, что отсчет шел уже давно. С того момента, когда семь месяцев тому назад Алекс рассказал ей правду об отце.
  Он пригласил ее на ужин, но не в ресторан и не в один из закрытых клубов, владельцы которых сочли бы за честь принимать у себя такого гостя. Алекс повез ее в собственное рыболовное хозяйство. Давай согласие отужинать, Виктория, конечно, не подозревала, как далеко это заведет ее.
  Когда его БМВ остановился у причала, где их ждал небольшой скоростной катер, Вики запаниковала.
  - С детьми осталась Ирина Дмитриевна, но я обещала вернуться через пару часов! Алекс, погоди, постой!
  Смеясь, он подхватил ее на руки, и перенес на борт.
  - Мы просто съездим ко мне на дачку. Тебе пойдет на пользу свежий речной воздух.
  Он был уверен, что сегодня она не откажет, не станет спорить и сопротивляться. Так и случилось. Вики еще не оправилась после смерти отца, и принимать самостоятельные решения пока не могла. Хотелось найти крепкое плечо и опереться на него. Алекс чувствовал ее уязвимость и пользовался этим на полную катушку.
  Дом на берегу реки произвел на нее неизгладимое впечатление.
  - Это ты называешь дачей?! - восхищалась женщина, которой дарили брильянты и которую катали на частных самолетах.
  Трехэтажное строение было выполнено в готическом стиле и стояло на небольшом склоне, что добавляло эффект средневековья. Даже забор был с башенками, увенчанный зубцами и маленькими сторожевыми будками.
  Внутреннее убранство дома не уступало внешнему: всюду были картины знаменитых художников, искусные гобелены, тяжелая старинная дубовая мебель и обилие зеркал. В огромной столовой с высокими потолками пылал камин, перед которым на белой медвежьей шкуре лежали две огромных вислоухих собаки с вытянутыми охотничьими мордами. Над камином висела кабанья морда, оленьи рога и несколько чучел птиц. Стол был уже накрыт - краснело вино в высоких кубках, золотилась корочкой утка с яблоками, оплывали свечи в серебряных подсвечниках. Вики казалось, что она попала в рыцарский замок.
  Она уже привыкла к своей простой жизни. По сравнению с существованием в Монако или недолгим браком с Моретти, в России Виктория довольно скромно коротала свои дни. Ни она, ни Захар не гнались особо за роскошью.
  И вот она здесь, в доме, похожий на дворец, хозяин которого пускает пыль в глаза, выставляя напоказ свое редкостное богатство.
  Они выпили, не чокаясь, поминая ее отца.
  И Алекс заговорил, не откладывая дело в долгий ящик.
  - Я позвал тебя именно сюда, чтобы ты поняла, что я не блефую и не преувеличиваю. Такое... - он обвел руками зал, - не купишь просто за деньги! За мной стоит целая организация.
  Вики сдержанно кивнула.
  - Я знаю, Алекс.
  - Нет, нет, ты многого не знаешь. Речь не о нашей доблестной ФСБ!
  Она округлила глаза, выражая удивление. Алекс продолжал:
  - Я, как и твой отец, работаю на спецразведку.
  - Ну, понятно, - протянула она и внезапно закашлялась, - как это... как и ... мой отец?!
  Он кивнул, подливая ей вина, и жестом предложил выпить. Вики машинально опрокинула содержимое бокала.
  - Захар был агентом мировой спецразведки.
  Виктория ощутила головокружение.
  - Мировой? - только и смогла произнести она.
  - Именно. Наша организация охватывает 17 стран, в нее входят представители практически всех национальностей. Мы держим в своих руках весь мир.
  Голос Алекса звучал необычайно гордо и проникновенно. Будто он говорил о чем-то дорогом сердцу, о ком-то близком.
  Теперь ее просто напросто замутило. Она поняла, что это не шутка.
  - Ты хочешь сказать, что отец... что Захар не был преступником?
  - Он преступал закон лишь затем, чтобы достоверно играть роль. Он и в тюрьме-то сидел по-настоящему, без всяких фокусов. Но все его операции разрабатывались там! - Алекс ткнул пальцем в потолок.
  Вики обхватила руками голову и простонала:
  - Боже, зачем же он врал мне?! Почему не сказал?
  - Он не мог, милая!
  Она даже не заметила фамильярности, не поморщилась, как обычно. Ободренный этим, Алекс придвинулся и обхватил Вики за плечи. Он почувствовал, что ее бьет нервная дрожь.
  - Успокойся, ведь я сообщаю тебе хорошую новость. Ты только вдумайся, Вики, твой отец на самом деле был настоящим героем, а не гангстером! Он спасал мир от таких... от таких как Моретти!
  - Просто Крепкий орешек! - с горечью произнесла она.
  Вики встала и принялась бродить по залу с потерянным видом. Алекс понял, что нужна передышка. Хотя бы короткий антракт. Он позвонил, и когда явилась горничная, велел принести десерт на балкон.
  Предложив Вики руку, он вывел ее из столовой.
  На улице было свежо, легкий ветерок дул с реки. Вид перед ними открывался просто потрясающий. Осенние листья плыли в темно-изумрудной воде вместе с отражением седых облаков. Густые ветлы купали ветки в реке. На другом берегу горел багрянец леса.
  Вики задумчиво смотрела вдаль, не видя ничего перед собой.
  Алекс коснулся ее руки.
  - Я понимаю, это трудно переосмыслить, но ты должна понять главное - Захар не обманывал тебя, а просто замалчивал правду.
  - Не думаю, что это важно, - резко ответила она.
  - Давай присядем.
  Они расположились в креслах, расставленных вокруг небольшого столика из резного стекла. Тут же вошла горничная с подносом, сплошь уставленном изысканными десертами, способными удовлетворить вкус любого гурмана. Однако, Вики больше не притронулась к еде.
  Когда горничная удалилась, Алекс медленно произнес:
  - Действительно, ты права, важно другое. Последнее задание твоего отца.
  Вики вскинула на него встревоженные, потемневшие глаза. Алекс жестко добавил:
  - То, из-за которого он погиб.
  - Ты знаешь, кто это сделал?
  - Я знаю, из-за чего это сделали. Заказчика, вероятно, не найдут никогда, это был профессионал, но нам точно известно...
  - Профессионал?! - она яростно прошипела ему в лицо, - но он пытал его, будто какой-то безумный маньяк!
  Алекс схватил ее за плечи и встряхнул, чтобы немного охладить.
  - В этом и есть профессионализм. Дослушай. Для тебя это больно и страшно, но ты должна! Ради Захара. Они пытали его, чтобы узнать местонахождение бомбы, которую Захар спрятал.
  Вики, как зачарованная, приоткрыла рот от изумления.
  - Это было делом всей его жизни, он сам так говорил, - продолжал Алекс с затаенной печалью, - жаль, я подключился слишком поздно, никаких подробностей мне неизвестно! И никому, практически никому в мире!
  Он стукнул кулаком по столу, не сумев сдержать гнев. Вики испуганно отшатнулась.
  - Что за бомба, Алекс? Я ничего не понимаю! Почему он прятал ее? Откуда взял? Захар ни черта не смыслил в химии! Да и в физике, по-моему, тоже!
  Алекс помолчал, будто собираясь с мыслями.
  - Он ее перевозил еще в 90-е годы. Физика и химия тут не при чем. Захар был просто посредником, но времена стояли лихие, и ему не удалось довезти бомбу до конечного пункта.
  - Господи, - она всплеснула руками, - да что у нас мало бомб что ли! Уж чего-чего, а этого добра хватает!
  Он усмехнулся ее наивности.
  - Это не просто бомба.
  - Ядерная?! Атомная? - Вики сокрушенно покачала головой. - Впрочем, я даже не улавливаю разницы! Понятия не имею ни о чем подобном.
  - Это оружие другого плана, - деловито пояснил Алекс, - при взрыве такой боеголовки происходит отключение всех энергосистем, электрических приборов, всей техники.
  - А, - разочарованно протянула она, - кажется, я видела что-то подобное в голливудском блок-бастере, там как раз Крепкий орешек спасает мир от подобной чумы. Но ведь это чушь, Алекс!
  Он сощурился.
  - Представь на минуту, что эта чушь произошла на самом деле. Несколько боеголовок взорвались в разных странах, отключились компьютеры банков, систем госбезопасности, транспорта, водоснабжения... Только вообрази такую картину в нашем, 21 веке, когда все службы управляются компьютеризировано. Аварии на дорогах, крушении поездов, катастрофы на авиалиниях. Сбой банковской системы в США, например, где во всех сферах принят безналичный расчет, моментально приведет к финансовому кризису! Да, как такого взрыва почти, что не будет слышно, но его эхо... о, это будет началом конца, настоящий апокалипсис! Остановится все - магазины, больницы, автобусы и трамваи, электрички и метро. Кто мы сейчас без воды, света, газа? Без сотовых телефонов и кредиток?
  Картина, нарисованная им, произвела на Викторию должное впечатление. Она была ошарашена, поражена.
  - Я не понимаю, не представляю, кому это нужно! Зачем эти люди пытали моего отца, зачем им такое оружие?!
  Алекс вздохнул.
  - Деньги, милая моя. Деньги и власть. С такой бомбой можно управлять миром.
  Она встала, облокотилась на перила. А потом вдруг резко развернулась к нему.
  - Он сказал им?
  Алекс постарался скрыть торжество. Именно этого вопроса он ждал!
  - Нет, Виктория. Я же говорю, твой отец был настоящим героем! Он погиб, но во имя великого дела!
  Возможно, его слова и звучали излишне пафосно и удручающе, но Вики была, слишком поглощена своими переживаниями, чтобы придавать значения таким мелочам. Потрясение было слишком велико!
  - Это еще не все, Виктория, - осторожно вымолвил Алекс.
  Из ее губ вырвался стон.
  - Как? Он скрывал от меня еще что-то?
  - Нет, нет, теперь не о твоем отце речь, - поторопился успокоить он, - а о тебе!
  - Обо мне? А при чем тут я? - она повела плечом, словно сгоняя надоевшую муху. - Я, видимо, была для Захара всегда лишь прикрытием. Или обузой, что еще хуже! Я и понятие не имела... Как он мог!
  - Не говори так, Вики!
  Алекс попытался обнять ее, но Вики замахала руками.
  - Не трогай меня, не смей, ты был с ним заодно, ты все знал! Но вы позволил мне думать о самом плохом! Я молилась! Я постоянно молилась за него, чтобы после смерти он не попал в ад, ведь ему приходилось убивать! Алекс, он убивал сам?
  Он холодно оборвал:
  - У тебя истерика! Что за фантазии!
   - Конечно, фантазии. Для меня придумывали сказочки, вот и я придумываю!
  - Хватит себя жалеть! Подумай о других!
  - О других? Например, о тебе, ты хочешь сказать?
  - Вики, очнись, я пытаюсь объяснить тебе, кем на самом деле был твой отец! Ты должна не причитать и не лить слезы, а гордиться им. А самое главное - ты должна продолжить его работу!
  Секунду-другую она, не мигая, смотрела на него, а потом расхохоталась.
  - Я должна стать Крепким орешком?!
  - Называй, как хочешь! Но только ты способна вернуть бомбу!
  - Алекс, ты серьезно? - она снисходительно потрепала его плечу. - Мне кажется, тебе стоит отдохнуть, с твоей работой шутки плохи!
  - Это не шутка, - процедил он.
  Она вскочила, чуть не сбив его с ног.
  - Да что за дурь! Ну как я могу найти какую-то бомбу?! При чем тут вообще я? Или это новый способ обольщения? - Вики подозрительно взглянула на него. - Может, ты таким методом хочешь сблизиться со мной, а? Хочешь?
  Он облизнул пересохшие губы и кивнул. Главное - искренность!
  - Конечно, хочу. Работать мы будем вместе.
  - Алекс, не смеши меня! Не слишком ли мудреный способ затащить женщину в постель?
  - Вики, я люблю тебя, но не только, как женщину! Я люблю и уважаю тебя, как дочь моего наставника, уважаемого мной человека. Захар... он был мне как родной... как отец... и я сделаю все, чтобы отомстить за него! Но мне одному не найти эту чертову бомбу!
  Вики с изумлением заметила в его глаза блеснувшие слезинки. Она знала, что он привязан к ее отцу. Но и не подозревала, что Алекс так страдает! Ей стало стыдно.
  - Извини, - она взяла его за руку, - я так закостенела в своем горе, странно и подумать, что кто-то еще так же сильно тоскует по нему, понимаешь?
  Алекс кивнул и, переведя дух, притянул ее к себе. Некоторое время они стояли, прижавшись, друг к другу. Вики первой отстранилась.
  - Ты должна мне помочь, - совсем другим, не привычным тоном сказал он, - только ты можешь это сделать!
  - Тебе так кажется, - мягко возразила Вики, - ты просто считаешь меня совершенством, верно?
  Она старалась обернуть дело шуткой, еще не понимая, что в реальности движет им. Ей казалось, что Алекс немного сдвинулся на почве мести. Он просто жаждет крови и хочет с ней разделить торжество момента, когда Захар будет отмщен.
  - Я серьезно, - произнес Алекс, не приняв ее тон, - Захар наверняка оставил тебе зацепки, и мы воспользуемся этим.
  - Да какие еще зацепки! - вспылила она. - Ты говоришь, как в дрянном кино!
  - Ты хочешь помочь мне? - настойчиво спросил он.
  - Да как?! Ты просто с ума сошел, если думаешь, что я буду играть в эти шпионские страсти-мордасти! У меня, в конце концов, дети и...
  - Мы сделаем тебе пластическую операцию, - вставил неожиданно Алекс.
  - Что?!
  - Ринопластику носа... У тебя будет совершенно другое лицо. И другое имя. Много разных имен. Тебе не нужно бояться. Прежде чем начать операцию, ты пройдешь спецподготовку, я позабочусь об этом.
  Виктория покачала головой.
  - Когда вы так говорите, такое ощущение, что вы бредите, - процитировала она выражение из старой комедии.
  - Я серьезно, - повторил Алекс, - только ты знаешь о Захаре то, что неизвестно никому, только ты, как и я, кровно заинтересована в том, чтобы поймать этих негодяев, и найти бомбу! Я сделаю из тебя профи, Вики! Ты рождена, чтобы побеждать.
  Он порывисто взял ее за локоть, придвинул к себе. Невольно жар его слов передался ей, Вики ощутила, как огненные волны разбегаются по телу.
  - Ты красивая, умная, талантливая женщина. У тебя получается все, что ты захочешь. Так неужели ты не хочешь спасти мир? И отомстить за собственного отца, которого изуродовали какие-то психи! Ты хочешь или нет? Да или нет?
  - Да. Да! Да!!!
  Лишь много недель спустя, уже в Тибете она узнала, что Алекс обучался гипнозу у лучших мастеров. Была бы она чуть слабее, и стала бы в его руках просто безвольной куклой, марионеткой, воином с дистанционным управлением. А так - Виктория просто поддалась на минуту.
  И эта минута решила все.
  
  Италия, Пиза
  
  Отныне Элен Форс, новый "телохранитель" Ламина, прогуливалась по Сampo dei Miracoli - Площади Чудес и наслаждалась видом пизанской Падающей башни, беломраморного Баптистерия св. Иоанна Крестителя с работами великого Джованни Пизано и мозаиками и фресками Campo Santo Vecchio, постройки 13 века.
  А ее босс тем временем мчался в машине в направлении к куда более прозаичному сооружению. Ламин решил не передоверять это дело никому, и отпустил не только новоиспеченную хранительницу его тела, но и водителя и остальных охранников. Чем меньше свидетелей, тем спокойней. В операции такого масштаба главное - безопасность и отсутствие посредников. Некоторых, конечно, он использовал вслепую, других убирал по ходу мероприятия. Но сегодня предстояла особенная встреча, Ламин должен был лично присутствовать на ней.
  Благодаря правильному ведению легального бизнеса, у него с Моретти были общие интересы. Джино принадлежала еще некая собственность, на которую не налагались никакие штрафы и административные меры. Так что законный предлог для посещения Джино Моретти в тюрьме у Ламина имелся.
  Он, естественно, знал, что уже через минуту после его появления за высоким забором под высоким напряжением, Интерпол будет осведомлен об этом. Ламина сей факт мало волновал.
  
  Тюрьма "Вольтерра"
  Оказавшись перед стеклянной перегородкой, Ламин вынул из небольшого кейса влажные салфетки, протер трубку переговорного устройства. Ламин к старости стал особо брезглив.
  Охранник вывел Моретти. Джино выглядел так, словно пребывал на курорте - свеженький, улыбающийся, очень бодрый.
  - Привет, старина! - радостно воскликнул он, поднося к уху трубку.
  - Мне бы твой оптимизм, - покачал головой Ламин.
  - Зачем ты здесь? Проблемы с бизнесом?
  - Да, нужен твой совет. В нашем ресторане падает прибыль.
  Лишь на мгновение Джино застыл с недоуменной гримасой. Но он был тертый калач, и быстро вник в ситуацию.
  - О, ты же знаешь, я не слишком понимаю в ресторанным деле, - осторожно произнес Моретти.
  - Странно, - Ламин выразительно пожал плечами, - ты здесь уже пару лет, так? У вас, говорят, открылось собственное кафе, и каждый заключенный может поучиться, приобрести новые навыки, так?
  Джино кивнул, хмурясь.
  - Значит, ты должен кое-что понимать в ресторанным бизнесе, - с нажимом на последние слова произнес Ламин.
  - У нас еще и свой театр имеется, - с неожиданной злобой проскрежетал в ответ Моретти, - может, мне в актеры податься?!
  Ламин молчал, ожидая, пока до этого гордеца дойдет смысл предложения. Он знал о вспыльчивости Моретти не понаслышке. Малыш сначала делает, потом думает! Вот он, Ламин, совсем не такой! Сдержанность - вот что поистине не хватает нынешней молодежи! И уважения к старейшинам.
  - А может мне, заделаться виноделом, а? - распалялся тем временем Джино. - Так похлопочи, чтобы меня перевели в Веллетри, это единственная тюрьма, где зеки сами вино гонят! А в Сан Витторе, что в Милане, все осужденные сплошь поэты! Этим навыкам мне тоже стоит обучиться, Ламин? Да, да, там самое настоящее поэтическое общество! Пишут стихи, публикуют журнал, говорят, даже на Пулитцеровскую премию некоторые претендуют!
  - Остынь! - бросил, наконец, Ламин.
  - Нет, ты послушай сам себя! Мне, Моретти, стать официантом! Подавать блюда! Таскать грязные тарелки! При всем моем к тебе уважении, Ламин, ты...
  - Я сказал, остынь! - перебил его партнер. - Помолчи секунду.
  Джино скрежетнул зубами в бессильной ярости. У него, действительно, эмоции били через край и мешали сосредоточиться. Казалось, что Ламин явился сюда только для того, чтобы лишний раз унизить бывшего товарища! Знало бы семейство, на что оказался способен этот вероломный пес! И какая только ему выгода от унижения Моретти?! Что он поимеет с этого?!
  Тут мысли Джино споткнулись, будто уставшие кони.
  Он, наконец, стал догадываться, что Ламин явился неспроста и вовсе не для того, чтобы сыпать оскорблениями. Взгляд его прояснился.
  Ламин заметил перемену и удовлетворенно кивнул.
  - Я же говорю тебе, слушай дядюшку Ламина! Чем прозябать в лени, учись новому делу, выйдешь и станешь честным человеком, купишь себе маленький ресторанчик, будешь сам еду разносить, сам у кассы стоять. Ты понимаешь меня, надеюсь?
  Джино согласно кивнул.
  - Что ж, мне пора. Удачи в работе!
  Отирая пот со лба, Ламин ушел. Через несколько минут он уже был на пути в Пизу. А Джино валялся на своей койке и думал о том, что скоро окажется на свободе. Зачем он так срочно понадобился Ламину, Моретти не думал. Всему свое время. Главное - Ламин все берет на себя, все организует. Главное для Джино попасть на работу в ресторан, а оттуда - прямая дорога в свободное плавание!
  О встрече в тюрьме, как и подозревал Ламин, сразу стало известно итальянскому подразделению Интерпола. Информацию передали в США и Россию. Алекс Ричман был в числе посвященных, хотя и узнал об этом из своих собственных каналах. Большая гонка начиналась, все шло по плану. Он достал драгоценного, жирного червяка и использовал его в качестве наживки. Улов обещал быть знатным! Мало того, рыба, попавшая в сети, сама скоро станет приманкой! И тогда на нее он поймает куда более ценный и большой экземпляр. Алекс не зря был заядлым рыбаком!
  
  ***
  Вики, поднимаясь пешком на Пизанскую башню, думала о том, зачем она здесь. Пока информация о Ламине была слишком скудной, чтобы делать какие-то выводы. Вероятно, Алекс знал больше, но он не собирался открывать ей все карты. Вики знала, что он пытается использовать ее втемную, однако, ее мало тревожило это. Она стала уверенной в себе. Она стала гораздо сильней и опытней. Не только в физическом смысле. Ей нечего было бояться. Алекс, скорее всего, просто ревнует ее к будущим успехам, пытается держать на коротком поводке и использовать свою власть. Виктории было жаль его. Он был похож на генерала, который не знает, на что способна его собственная армия!
  С Ламином она разберется, это не проблема. Главное сейчас - затаиться, завоевать доверие.
  Вряд ли он притащил ее в Италию ради чего-то важного. Пока они только делают первые шаги в сотрудничестве. И коль уж он изменил маршрут, то это скорее связано с обстоятельствами извне, а не с самой Вики. Она знала, что Ламин проверял ее тщательно, но также была уверенна в своей "легенде". С этой стороны ничего не грозит. Завтра они будут в Нью-Йорке, механизм начнет действовать, закрутятся винтики, шпунтики, и у нее появиться возможность наблюдать за Ламином в деле. Сложно, конечно, играть вслепую, но Вики научилась блефовать и рисковать. Даже если в ее картах не окажется козыря, она сумеет добиться выигрышной комбинации!
  Вики вернулась в гостиницу, а вечером, когда приехал Ламин, они вместе поужинали. Зря она никогда не интересовалась, в какой тюрьме содержится ее муж! Сейчас это совпадение весьма ее озадачило бы. И тогда Вики не пришлось бы делать лишних, рискованных ходов. Но ей в голову не пришло, что-то, ради чего Алекс готовил их встречу с Ламином, случиться так скоро! Многому научили ее в Тибете, еще большему научила сама жизнь. Однако с каждым новым днем Вики убеждалась, что совершенству нет предела, и ошибаться может любой человек. Даже она!
  
  Китай, Тибет
  Осень, 2009
  
  Все, что знала до той весны Виктория о Тибете, сводилось к нескольким фразам из учебника географии да парой фактов из газет. Она вспомнила, как еще в юности, была поражена, что королем целой страны стал мальчик-реинкарнация. А еще, что тибетцы приветствуют друг друга, высовывая язык. Ну и, пожалуй, красивое выражение - крыша мира, - которое употребляли применительно к этой загадочной стране. Вики понимала, что эти знания ей вряд ли пригодятся. Любопытство терзало ее.
  Алекс сообщил, что лететь они будут из Непала. Так что сначала Вики очутилась в Катманду, где тоже не была еще ни разу, но осмотреться и не успела. Оттуда они совершили авиа перелет в столицу Тибета.
  - Я специально купил билеты на левой стороне, - сообщил Алекс как бы между делом.
  Вики вопросительно взглянула на него, но он ничего не пояснил. Она сама поняла все, когда самолет летел над Эверестом. От величественной красоты захватывало дух! Вот уж точно, крыша мира! Казалось, что кроме сверкающих белоснежных вершин ничего больше на свете не существует.
  Не успела Вики, как следует насытиться впечатлениями, как перелет завершился. Картинка сменилась, будто в калейдоскопе. Перед ними, как на ладони, лежали домики-игрушки с плоскими крышами на фоне гор.
  - Город называется Лхаса, - рассказывал Алекс, - в переводе это означает Божественное место. Тибетцы, между прочим, и Эвересту дали похожее название. Уже больше тысячи лет они называют его Джомолунгма - Божественная гора.
  ... Так оно и было - местность вокруг на самом деле выглядела божественно прекрасной.
  От тумана в глубине ущелий и облаков, прильнувших в поцелуи к горам, исходил легкий бриз. На утреннем солнце, будто россыпь брильянтов, сияли ледники. Густые заросли рододендрона окаймляли фантастический гималайский пейзаж.
  Вики жадно впитывала краски, запахи, звуки. Это был совершенно незнакомый, чудесный мир. Она будто стояла над пропастью, и знала, что, сделав следующий шаг, не упадет, а взмоет к небесам.
  Сам город был будто закручен в спираль - в центре располагался монастырь Джоканг, который окружали кольцевые дороги. Первая дорога шла вокруг самого монастыря, вторая вокруг торгового центра, третья обрамляла Старый город.
  Дворец Потала покрывал всю верхнюю часть холма.
  - Говорят, это самое большое здание на свете, - снова блеснул знаниями Алекс.
  - Ты был здесь уже? - спросила Вики.
  Он не ответил. Она начинала смутно догадываться, во что ввязалась. Это была не просто авантюра и приключение. Вопросам ее не было конца, ответы она должна была найти сама! Вот в чем соль. Когда Вики спросила, почему подготовка должна происходить именно в Тибете, Алекс только и сказал - "увидишь". Она видела, но еще не прозрела - как выражался впоследствии гуру.
  Лхасу, дворец, необычный для Вики пейзаж, чуждый язык, как и незнакомый вкус местной пищи - все это было лишь началом, первыми ступенями к восхождению. Через несколько дней, когда она начала привыкать и уже научилась справляться со шквалом впечатлений и эмоций, Алекс усадил ее в машину, и они двинулись дальше. Водитель говорил по-английски, так что Вики понимала его. Главная мысль, которую он пытался донести до "туристов" была - чем выше в горы, тем холоднее! Алекс отвечал в духе пионеров - мол, мы всегда готовы. А Вики на самом деле ощущала головокружение и озноб. Это было скорее нервное, но воздух действительно становился все холодней. Она не замерзала снаружи, а будто пила охлажденный густой коктейль. Потрясающее чувство!
  Водитель остановил машину в маленькой деревушке на склоне горы. Алекс договорился о ночевке и даже получил от хозяина две бараньи шкуры.
  - Это вместо обогревателя, - хохотнул он, предложив одну из них Вики.
  Они спали в одной комнате, и Вики даже не сопротивлялась, когда Алекс среди ночи обнял ее и прижал к себе. Было так холодно, что она сама ответила тем же. Но когда дело дошло до поцелуев, сон словно сняло рукой. Вики протестующее замычала что-то, вяло, шевеля окоченевшими ногами.
  - Тсс, успокойся, ты в безопасности, - прошептал Алекс.
  Он убаюкал ее, как маленькую. И все же Вики на мгновение почувствовала его восставшую мужскую плоть. Он хотел ее, но все же сдерживался. Она оценила по достоинству его благородство и хладнокровие. Утром оба сделали вид, что ничего не произошло.
  После завтрака цампой - обжаренной ячменной мукой, - и чаем с солью и маслом - самыми простыми национальными блюдами, они вышли на свежий воздух. Алекс протянул Вики бинокль.
  - Видишь монастырь впереди? Нам туда.
  - А на чем мы поедем? - она огляделась недоуменно. - Вчерашний водитель не появлялся.
  Алекс указал на свои ступни.
  - На этом!
  - Пешком?! - ужаснулась Вики.
  Он даже не удосужился ответить, уходя вперед. Вики ничего не оставалось, как двинуться следом. Путь продолжался несколько часов. Дышать было так тяжело, что она уже не замечала окружающей красоты. Храм будто удалялся, то и дело, теряясь в горах. Когда Вики казалось, что она уже не сделает ни шага, извилистая тропинка наконец-то ткнулась в небольшие, старые ворота.
  Алекс постучал. Через минуту они оказались во внутреннем дворике, где их приветствовал бритоголовый юноша в широких одеяниях. Он провел их внутрь храма, где царил сумрак и холод. Поморгав, Вики разглядела, фигуру монаха у статуи Будды. Он выпрямился и подошел к гостям. Это был старик с типично тибетским лицом, точно высеченном из камня, с характерными жесткими складками у рта и на лбу, узкими пронзительными глазами и тонкой линией рта.
  Монах что-то сказал на тибетском. Вики вопросительно оглянулась на Алекса. Он улыбнулся и ответил старику на его языке. Тот почтительно опустил голову.
  - Он проводит тебя к твоему наставнику. К гуру, - сказал Алекс. - А потом ты познакомишься с остальными и устроишься на новом месте.
  - Я буду жить в монастыре? - уточнила она с долей недоверия в голосе.
  - В школе при монастыре. Не торопись, со временем ты сама разберешься.
  Он чмокнул ее в носик, который заметно стал тоньше и меньше прежнего - родного носика Виктории и неловко попятился назад.
  - Ну, счастливо оставаться.
  - Как?! Ты... что ты уже уезжаешь?! Бросаешь меня?
  - Я навещу тебя скоро, ты не успеешь соскучиться. Удачи тебе, Виктория! И помни, что я верю в тебя!
  Он исчез в проеме дверей. Вики почувствовала легкое прикосновение к своему плечу. Монах смотрел на нее выжидательно и как-то даже хмуро.
  - Пойдемте, - она кивнула, - посмотрим, как вы тут поживаете.
  Он приложил палец к губам, показывая, что ее болтовня ему не по душе. Вики покачала головой с некоторым раздражением, но ни слова больше не вымолвила.
  Больше всего ее удручала невозможность связаться с детьми. Она ужасно тосковала по своим мальчикам. Ни телефона, ни телеграфа, ни интернета! Затерянный мир, вот что представлял собой на самом деле монастырь и Школа. Конечно, на самом деле это была никакая ни школа, а глубоко законспирированная организация по выращиванию бойцов. Бойцов экстра-класса. Виктория видела нескольких издалека. Общаться между собой категорически запрещалось. Связь поддерживалась только с гуру и другими наставниками. Ученики жили в кельях, расположенных в разных крыльях монастыря, и между собой никак не сообщающихся. Уроки чаще всего проводились на свежем воздухе. Изматывающие тренировки чередовались с йогой и медитацией, занятия медициной - с изучением тибетского, китайского и хинди. Кроме того, несколько часов в день посвящалось техническим навыкам. Вики учили собирать и разбирать автомат, обращаться с бомбами и взрывпакетами, она заново постигала азы химии и физики. Это было несложно, но удивительно, учитывая, что никто из учителей не говорил по-английски.
  Первые недели Вики провела, будто в полнейшей изоляции, слушая незнакомый язык. После нескольких медитаций и "погружений в самосознание" она уже могла объясняться и понять отдельные слова, а еще через некоторое время свободно говорила на тибетском языке. Впрочем, говорить по-прежнему было не с кем. Главное - понимать разъяснения. Вся методика обучения основывалась на гипнозе, йоге и медитациях. Именно поэтому громадные пласты информации свободно и легко размещались за короткое время в черепных коробках "посвященных". Вики впитывала новые знания, будто губка - жадно, ненасытно, до капли! Ощущение новизны не проходило. Она не могла привыкнуть к физической усталости, когда болел каждый нерв, и дрожала каждая прожилка. День за днем эмоциональное потрясение тоже только возрастало. Ее изумляли собственные способности, скрытые до сих пор. Теперь будто открылись все шлюзы организма, все его тайные резервы, казалось даже, что она не училась заново, а словно бы вспоминала прежние навыки и опыт.
  Вики с трудом вспоминала потом отдельные эпизоды. Все слилось в единый яркий калейдоскоп, который с безумной скоростью закружил ее жизнь, завлек в водоворот. Хотя в Школе не происходило никаких событий и внешние перемены заключались только в новых уроках, Вики казалось, что она уже прожила сотни жизней.
  Она не могла пока использовать свои знания, и самой себе виделась в роли необычного компьютера, выключенного до поры до времени.
  Иногда по ночам она мучилась бессонницей, и самогипноз не помогал. Ей ощутимо казалось, что все происходящее - лишь сон. Слишком нереальным оставались невозмутимые гуру и соученики, фантастический пейзаж за воротами монастыря, вечное безмолвие. Хорошо, что такие ночи были редкостью - все-таки уставала Вики безмерно и еле добредала до постели. Иногда она пыталась решить, чем больше полна, вымотана - физическим или умственным напряжением, чем больше полна - силы или слабости. И не могла. Не умела пока.
  Иногда тишину вокруг нарушал крик одинокой вороны, и ей вспоминалась родина, дом. Внизу в горах она время от времени наблюдала диких ослов и голубых овец, тибетскую антилопу и аргали. А однажды в ветвях деревьев мелькнул силуэт гигантской панды. Над монастырем часто пролетал журавлиный клин, и Вики, задрав в голову, смотрела в небо, пока глаза не начинали слезиться.
  Но по большему счету ей некогда было тосковать, и не было сил думать о своем одиночестве.
  Настал день, когда до нее полностью дошел смысл изречения гуру "Когда впитываешь новые познания, смотришь не вокруг, а вглубь себя". Вики ощущала себя всесильной, способной на все, и так оно и было на самом деле.
  Ее тело больше не чувствовало напряжения, оно полностью подчинялось власти рассудка и действовало, как отлаженный, совершенный механизм. На своеобразном экзамене по технике Виктория показала высший результат, это тоже добавляло уверенности в себе. Она овладела несколькими видами оружия, умела управлять любым механизмом - будь то яхта, вертолет, или даже ракета. Хотя в монастыре не было ни того, ни другого, ни третьего! Но Вики знала теперь, что необязательно видеть все вещи в мире, чтобы понимать их природу. Главное познать принцип, обобщить, суметь подчинить своей воли окружающий мир. Вот чему в основном учили в Школе.
  Питались в монастыре главным образом рисом и цампой. Иногда подавали фрукты. Развлечений, естественно, не было никаких. Целыми днями - занятия, занятия, занятия. Если отдыхал мозг, то трудилось тело. И наоборот. В этом чередовании был свой потаенный смысл, когда и тело и разум были достаточно загружены, начиналось главное - слияние. Самая тонкая работа, при которой одновременно были задействованы все инстинкты и все шесть чувств. Учитель повторял, что в этом никакие навыки не помогут. Здесь важно было слушать и слышать самое себя. Расслабиться и вместе с тем быть готовой к любой неожиданности. Не задумываясь, без остановки, работать каждым нервом. В этом была гармония души, тела и разума. Это был высший пилотаж!
  Вики считалась достойной ученицей.
  Вместо тренировок теперь была только йога и легкая зарядка. Освободившееся время Вики тратила на стрельбу из пистолета и автомата, и преодоление полосы препятствий. Не сосчитать сколько раз она якобы тонула в глубоком озере, горела в огне, летела с высоты. Теперь Виктория была уверенна, что у нее семь жизней, как у кошки. Царапины, синяки, более серьезные раны, полученные на занятиях, она врачевала сама. Вот для чего нужны были уроки тибетской медицины. Вики умела отключать болезненные ощущения, справляться с болью мгновенно! И все на ней заживало быстро, легко. Она знала, что это не делает ее неуязвимой, но все же сердце ее наполнялось гордостью. Возможно, Алекс был прав, когда говорил, что только ей под силу спасти мир! Продолжить дело отца и выйти победителем.
  Наставник не раз замечал Вики, как опасен грех гордыни. Он говорил, что нельзя переоценивать свои силы, как нельзя недооценивать врагов. Лучше наоборот!
  Но с этим Вики ничего не могла поделать. Прошлая жизнь казалась ей пресной и скучной, всего лишь трамплином к настоящему моменту. А теперь она должна была прыгнуть и взлететь так высоко, как никто другой!
  Не зря столько лет она прозябала в бедности, в одиночестве, а потом страдала от любви и горела в аду ненависти! Не напрасно она терпела лишения! Все это должно окупиться.
  День за днем, неделя за неделей она превращалась в другое существо, сама того не ведая. В монастыре не было зеркала, и даже внешние изменения в себе Вики не могла оценить. Лишь зыбкое отражение в колодце, откуда черпали воду, напоминало ей о том, что она - женщина! С высокой грудью, длинными роскошными волосами, с чувственными губами, которые давным-давно никто не целовал. Иногда мысли об этом так доставали, что Вики приходилось прибегать к помощи самогипноза.
  Только когда приехал Алекс, она отчасти поняла, насколько изменилась. Его взгляд не вмещал изумления. Она-то думала, что Алекс умеет владеть собой, но в тот момент это было, совсем не соответствовало действительности. Он самым беспардонным образом разглядывал ее, клацая зубами и облизываясь, будто какой-то дикарь.
  - Подбери слюни, Алекс, - вынуждена была сказать Вики.
  - Даже голос... - пробормотал он невпопад.
  - Что?!
  - Я говорю, что даже твой голос... он неузнаваем!
  Она невозмутимо пояснила, что это все от свежего морозного воздуха.
  - Конечно, я рассчитывал на эффект, - задумчиво произнес Алекс, - но такого, признаться, не ожидал. Ты превзошла все мои ожидания!
  Она молча слушала. Раньше Вики казалось, что вежливость не позволяет оставить реплику собеседника без ответа. Обычно она пыталась поддерживать разговор, даже если было неинтересно или нечего добавить. Но теперь такого не было. Виктория не испытывала смущения от наступившей тишины. Она усвоила главное правило ведение переговоров. Выражаясь по-русски - "не беги впереди паровоза!". Это значило дать собеседнику выговориться, а самому замереть в засаде, выждать, набрать очков в виде дополнительной информации и приберечь их про запас.
  Молчание - золото. Это было из той же категории правил.
  За ужиной в ее скромной келье Алекс в полной мере убедился, насколько изменилась его протеже. Он был готов уже сегодня забрать ее и начать действовать. Но время еще не пришло. Нетерпение обжигало ему горло.
  - Я хотела бы увидеться с детьми, - категоричным тоном заявила Вики.
  Он знал, что это невозможно. Слишком высок риск! И чересчур высоки ставки в этой игре!
  - Позвонить ты им сможешь, но не увидеться.
  Она молчала, обдумывая. Он ожидал вопросов, претензий, но Вики идеально владела собой.
  - Ты должна смириться с некоторыми правилами, Виктория. Сегодня мы поедем в город, ты позвонишь ребятам. Но увидится с ними в ближайшем будущем, ты не сможешь.
  - Я поняла тебя.
  В голосе ее не прозвучало ни досады, ни горечи, ни злости. Алекс был поражен.
  А Вики наслаждалась первой победой. Если он - такой опытный интриган! - не уловил ее игры, значит, она действительно великолепно контролирует ситуацию. Она - блестящая актриса! Никто не сможет разгадать ее истинных чувств, значит, никто не сможет открыть, что она уязвима.
  Это было необыкновенно, волшебно! Вики ощущала себя властительницей мира и судеб. У нее были силы, чтобы сражаться за то, во что она верила, и был безусловный талант притворяться, будто она непобедима.
  Как говорил Учитель - поверь в себя сам, тогда и остальные поверят!
  Людей можно убедить в чем угодно. И главный ее козырь отныне - дар убеждения!
  Алекс уехал потрясенный, и вернулся спустя еще пару месяцев, когда в его руках скопилось достаточно информации.
  Они путешествовали поездом в вагоне первого класса. Именно здесь он посвятил Вики в подробности своего плана.
  - Ламин Чжоу - вот кто нам нужен в первую очередь, - Алекс протянул Виктории папку с досье.
  Совсем не похож на китайца, подумала она. Но вслух ничего не сказала. -
   - Почитаешь потом, изучишь досконально. Главное - он любит бокс, понимает в нем толк, и ищет сейчас телохранителя. Недавно погибла китаянка или японка, которая его охраняла.
  Вики продолжала молчать, ожидая, что он сам пояснит. Алекс перевел дыхание.
  - Значит, так. Ты сейчас займешься тренировками, ты должна стать профессионалом в мире бокса. Понимаешь?
  Она кивнула.
  Он начинал потихоньку заводиться.
  - Что скажешь?
  Вики безразлично пожала плечами.
  - Ничего.
  - Ничего?! Ты все поняла и никаких вопросов, уточнений, дополнений?
  Она покачала головой, глядя на него снисходительно, как на ребенка. Алекс взбесился окончательно.
  - Может быть, ты тогда расскажешь мне, ЗАЧЕМ нам нужен Ламин?! Раз ты такая умная, моя информация тебе, видимо, ни к чему.
  - Не злись, - только и произнесла Вики.
  Тяжело дыша, он отвернулся к окну. Когда Алекс перевел взгляд, перед ним на столике дымился ароматный чай. Вики улыбалась.
  - Ладно, ты права, я немного разошелся, - он постарался взять себя в руки, сделал глоток. - Итак, продолжим. Этот Ламин большая шишка, обладает огромной властью и в Штатах и за пределами Америки. Вероятно, у него есть осведомители в ЦРУ, информация о бомбе просочилась скорее всего оттуда.
  Ей хотелось спросить, откуда стало известно в самом Управлении о подобном оружии. Ведь оно хранилось в России и разработки были тайными.
  Но она снова промолчала.
  - Итак, нам нужен Ламин, которому нужна бомба. - выдержав театральную паузу, Алекс добавил, - через него мы завладеем необходимой информацией и придем раньше. Должны прийти! Пока ты будешь обрабатывать китайца, я займусь поисками Кощея. Был такой напарник у твоего отца. Из-за него, гада, все и началось!
  Тут он осекся. Вики поняла, что ее молчание сыграло свое роль. Правильно - не беги впереди паровоза! Алекс явно ляпнул лишнее, обманутый тишиной. Иллюзия одиночества и полной свободы. Собеседник теряет контроль и полностью раскрепощается.
  Но Алекс был все же первоклассным профессионалом. Он вовремя остановился.
  - Словом, этот Кощей и вывел ЦРУ на бомбу. Теперь его тщательно прячут, в США классная программа по безопасности свидетелей. Мы ищем его уже полгода, но пока никаких зацепок. Кстати, впоследствии с ним будешь разговаривать именно ты. Главное - найти его. Тебе он скажет все! Даже то, о чем не рассказал в ЦРУ.
  И тут она задала все-таки единственный вопрос.
  - Почему ты так уверен?
  - Ты - дочь его босса. Ты сама поймешь все, что нужно, даже если он не произнесет ни слова. В этом суть, Вики! Ты и только ты понимаешь Захара, лишь тебе под силу проследить весь его путь и привести нас к бомбе! Готова?
  Она кивнула, мало что соображая в этом.
  - Значит, вернемся к Ламину. Попасть к нему не так сложно, гораздо тяжелее удержаться. Возможно, тебе придется с ним... вступить в интимные отношения.
  Алекс внимательно следил за ее лицом, стараясь угадать реакцию. Совершенные черты Вики были непроницаемы, будто маска.
  - Вики, ты слышишь? Ты должна будешь удовлетворять любую его прихоть, но при этом сохранять независимость. Он любит сильных баб!
  Алекс нарочно выражался грубо. Но, казалось, ничто не могло вывести ее из равновесия.
  - Одно хорошо, он уже не так молод, - решил он подсластить пилюлю, - и по нашим сведениям, не всегда может... э... совершить собственно акт. Иначе, говоря, китаёза на грани импотенции!
  Снова ноль реакции. Она стала просто невыносима, подумал Алекс со смешанным чувством досады и восторга. Идеальный исполнитель! Само совершенство!
  Знал бы он, какие страсти на самом деле бушуют в ней!
  
  Тайланд, Банког
  (3 года назад)
  
  Худой морщинистый старик с абсолютно лысым черепом делил предварительную камеру с рыхлым, но добродушным толстяком. Вместе они смотрелись забавно. На фоне невозмутимого пухляка особенно бросалась в глаза истощенная фигура и нервозность, даже злоба, лысого.
  - Эй, Коста, к тебе посетитель! Поднимай свою костлявую задницу!
  Глаза старика гневно сверкнули. И стало видно, что он не так уж стар. Ярость придавала ему сил и выразительности. Теперь лысому можно было дать лет сорок пять, не больше. Просто это были очень и очень непростые сорок пять!
  Он оказался в комнате для свиданий, где его ожидал респектабельный господин в неприметном сером костюме. Лысый был явно разочарован. Он ждал встречи со своим адвокатом.
  - Кто вы и что вам нужно? - нелюбезно осведомился он.
  - Садитесь, - игнорируя вопрос, приказал господин.
  - Да пошел ты! Я тебя знать не знаю, и не собираюсь тут...
  Посетитель заговорил вдруг нарочито официальным тоном, будто зачитывая справку:
  - Константин Андреевич Беляков по прозвищу Кощей, уроженец Самары. Две ходки в зоны, еще два привода, условный срок. Состоял в банде известного русского авторитета Шмеля...
  Кощей закашлялся, услыхав это имя.
  - ... который в последние годы отошел от дел, и ведет легальный бизнес у себя на родине, - продолжал господин в сером костюме.
  - Довольно! Что вы хотите?
  - Мне нужен твой бывший босс!
  - Захар?! Но вы же сами сказали, он отошел от дел. И потом, что я могу? Мы с ним не виделись сто лет и давненько уже не имеем ничего общего!
  Кощей содрогнулся в новом приступе кашля. Припомнив, при каких обстоятельствах, они расстались с Захаром, он зашелся смехом. Долго еще скелетообразное тело содрогалось в конвульсиях. Посетитель был терпелив. Он молча курил, наблюдая за Константином Андреевичем, - мистер Коста Андрикопулос, как называл себя здесь этот урка, выдавая себя за греческого подданного.
  Дождавшись тишины, посетитель сказал:
  - Тебя взяли с поличным, плюс накрыли весь ваш канал сбыта. Ты знаешь, сколько тебе светит за распространение наркотиков в этой вонючей дыре?
  - Да сколько бы не светило, все мои!
  - Смертная казнь, - прозвучало набатом.
  - Что?! - Кощей невольно попятился к дверям. - Да я! Да мне! Я гражданин Соединенных Штатов Америки! У нас, твою мать, личность каждого неприкосновенна! Свобода личности, понимаешь, задери тебя кобыла!
  Все это выкрикивал наполовину по-русски, наполовину по-английски. Его посетитель сочувственно кивал головой, понимая лишь часть сказанного. Кощей был явно выбит из колеи.
  - Можно закурю? - наконец, прооравшись, попросил он.
  Ему придвинули пачку сигарет. Беляков жадно затянулся, откашлялся и совершенно другим тоном произнес:
  - Так вы предлагаете сделку?
  Господин в сером костюме кивнул.
  - Моя задница в обмен на задницу Захара?
  Снова кивок.
  - Так я согласен, черт возьми! Что вы хотите о нем знать?!
  - Все!
  - Да с превеликим удовольствием! - глаза Кощея снова недобро блеснули. - Только вы уж прищемите ему хвост, а то сами понимаете...
  - Не волнуйтесь. Вас переведут в американскую тюрьму, и вы будете включены в программу по защите свидетелей.
  Константин воодушевленно потер ладони. Наконец-то! Дождался! Не зря говорится, что месть - холодное блюдо. Столько лет прошло, и выпал все-таки шанс отомстить этому ублюдку! Понятно, что придется и про свои собственные подвиги многое рассказать, но уж куда деваться, раз попался. Зато за решеткой он будет в полной безопасности!
  Кощей судорожно размышлял, с чего именно начать, а каких козырей придержать в рукаве.
  И еще он очень хотел понять, что за человек сидит перед ним. Сначала он решил, что это - представитель Интерпола, или какой другой разведки. Но потом стало ясно, что данный господин действует от лица другой организации - скорее всего, незаконной! Преступной, выражаясь короче.
  Тем лучше. У Захара не будет не единого шанса!
  
  Италия, Пиза
  Тюрьма "Вольтерра"
  
  В небольшом ресторанном зале царило оживление, доходившее порой до настоящего ажиотажа. Народу было немного, но стоял невообразимый гул, словно в пчелином улье. Мужчины и женщины с любопытством озирались кругом, перешептывались без умолку, что-то постоянно спрашивали у людей в форме, стоявших вдоль стен. Между столиками сновали официанты.
  Если бы не этот гул! Если бы не эти невозмутимые охранники по всему периметру! Можно было подумать, что это обычный ресторанчик.
  На самом деле описываемый трапезный зал находился в одном из зданий действующей тюрьмы Вольтерра. Он открылся совсем недавно, и пользовался спросом, как у заключенных, так и у посетителей. Гражданские стремились испытать острые ощущения, приняв завтрак или обед из рук грабителя, мошенника и даже убийцы. А сами убийцы, грабители и мошенники стремились всячески разнообразить свою жизнь, изнывая за решеткой от скуки. Потому пробиться в официанты было делом нелегким - несколько зеков уже передрались в "очереди" за престижное место, другие продавали свои "места" за очень высокую плату.
  Джино Моретти обладал достаточной властью, чтобы получить вожделенную форму официанта и приступить к своим непосредственным обязанностям в тот день и час, что пожелает. Выждав с момента посещения Ламина несколько дней, он, скрипя зубами, добился "теплого местечка". Хотя сама мысль о том, что он - представитель влиятельного сицилийского клана! - будет таскать поднос, была противна. Но Джино знал ради чего идет на это. Свобода! Само слово таило миллион соблазнов и сладких обещаний.
  Он знал, что на Ламина можно положиться.
  Тюремное начальство, даже если и было удивлено инициативой итальянца, выступить в роли раздатчика пищи, ничем не проявилось. Возможно, сверху были отданы указания следить за Моретти потщательней, вот и все. До окончания его срока оставалось еще пара-тройка лет, так что мысль о побеге ни у кого не возникла. Не тот случай, чтобы рисковать.
  Сам Джино, конечно, думал иначе.
  Это случилось в первый же его "рабочий" день. Любопытные взгляды посетителей выводили Моретти из себя, красный туман ярости стлался перед глазами. Ему хотелось броситься на каждого! С трудом Джино взял себя в руки и постарался сосредоточиться на заказах. За столиком, что был прикреплен к нему, Джино увидел толстого пухлощекого джентльмена с рассеянным взглядом. На нем был ярко-оранжевый свитер. Очки и встрепанная шевелюра выдавали в мужчине ученого - такими их изображают в комедиях: забывчивого и неуклюжего. Не успел Моретти подумать об этом, как джентльмен неловким движением потянулся к салфеткам и опрокинул солонку. Джино ринулся на помощь, потешаясь над незадачливым тютей.
  Он стал протирать стол и вдруг почувствовал прикосновение к своему рукаву. Джино встретился взглядом с тем, кого он принял за чудака-профессора. Маленькие глазки посетителя смотрели в упор, пронзительно и вызывающе. Джино все понял. Он едва заметно кивнул и, встав на вытяжку, записал заказ.
  Через минуту Моретти исчез в кухне. Теперь оставалось только ждать. Ламин, однако, действовал весьма и весьма оперативно, подумалось Джино.
  Он двигался автоматически, выполнял указания машинально. Голова его было как бы отдельно от тела. Моретти мыслил как никогда четко и ясно.
  Вот заказ доставлен. Джентльмен в оранжевом свитере принимается за еду. У Джино другие клиенты, но он не выпускает из виду этого "чудака". Тот ест недолго.
  Вскоре Моретти заметил характерный жест рукой и подлетел к столику. Посетитель, так похожий на рассеянного профессора, расплатился по счету и добавил щедрые чаевые. Лишь на мгновение их с Джино взгляды снова встретились. На сей раз кивнул "профессор". Моретти отошел к другим столикам и исподтишка проследил, как джентльмен в оранжевом свитере прошел в уборную.
  Выждав некоторое время, Джино вышел из зала, якобы за очередным заказом. В коридоре он развернулся и двинулся по направлению к туалету. Заключенным запрещалось пользоваться уборной для клиентов, для них был отдельный клозет в противоположной стороне. У двери туалета для посетителей стоял охранник. Как и большинство других, он был прекрасно знаком с Джино.
  - Куда вы, сеньор Моретти? Правила...
  - Джек, я просто не добегу! - со смущенный улыбкой заявил Джино, держась за живот, - эти проклятые корнишоны, видимо, были несвежие!
  Джек сморщился, но кивнул.
  - Ладно, идите, пока нет никого.
  Он ошибался. В туалете давно уже находился человек в оранжевом свитере. Вернее, свитер он уже снял, как и брюки. Теперь "профессор" остался в синей рубашке и джинсах в обтяжку, разом растеряв свою полноту.
  Джино устроился в соседней кабинке.
  - Моретти? - уточнил "профессор", услышав стук дверцы.
  - Да, да. Давай, поторапливайся.
  "Профессор" передал Джино свою одежду и маленький пакет, в котором был парик и специальные накладки под щеки.
  В следующее мгновение из одной кабинки вышел молодой человек в джинсах и рубашке. Он быстро покинул ресторан.
  А еще через минуту из соседней кабинки неторопливо вывалился толстяк в ярко-оранжевом свитере и брюках, больше похожих на спущенный парашют. Мужчина явно был неряхой и обжорой! Щеки у него были такие пухлые, что вместо глаз остались только узкие щелки. Волосы непонятного цвета топорщились в разные стороны. Выйдя из кабинки, он перед зеркалом нацепил очки, секунду-другую смотрел на отражение и, довольно кивнув самому себя, вышел из туалета.
  Охранник не обратил на него никакого внимания.
  Но Моретти знал, что должен спешить. Минута-две, и Джек пойдет искать его в уборной. Еще полминуты на размышления, и вот тогда начнется переполох. Поначалу они проверят все очень и очень тихо, попытавшись скрыть его исчезновение от посетителей ресторана. Лишняя шумиха начальству ни к чему - побег заключенного это плохая реклама! Чертову лавочку для чокнутых гурманов прикроют немедленно. Значит, им выгодно будет держать его исчезновение в тайне до поры до времени. Несколько часов, чтобы убраться из страны, ему обеспечено. Впрочем, это уже не его заботы! Ламин наверняка все решил и подготовился.
  С такими мыслями Джино очутился перед выходом из ресторана. Ни единая душа не обратила на него внимания! Охранники явно запомнили толстяка в нелепом ярком свитере, поэтому сейчас лишь мельком взглянули. На этот эффект, видимо, и рассчитывал Ламин.
  Молоток старик, подумал Моретти, делая еще один шаг. И еще. И еще.
  Он вышел из ресторана и очутился во внутреннем дворике. Главное - не побежать, сдержаться! Нетерпение пульсировало в венах, билось в висках. Радостное возбуждение овладело Джино. Наконец-то он вздохнет полной грудью! Наконец-то он сможет жить в полную силу! Все вернется - азарт, приключения, авантюры, деньги, власть, женщины!!!
  Он назвал свое имя охраннику в будке, тот сверился с журналом записей и кивнул. Автоматические ворота раскрылись.
  Джино Моретти был на свободе.
  Откуда-то сбоку подкатил неприметный серебристый "Мерседес". Джино прыгнул на переднее сиденье, на ходу сдирая парик и вытаскивая изо рта накладки.
  - С возвращением, сеньор Моретти, - обратился к нему водитель.
  - Спасибо, дружище! Куда мы?
  - Мистер Ламин ждет вас в своей резиденции. В Швейцарии.
  Джино радостно захохотал.
  - Хорошая страна! Одобряю.
  Спустя несколько часов пути - "Мерседес" пересек границу. В окно можно было увидеть на горизонте впечатляющий пик горы Маттерхорн в кантоне Вале.
  
  Швейцария, Церматт
  
  В Церматте - одном из самых великолепных горнолыжных швейцарских курортов - Джино велел остановить автомобиль. Ему не терпелось принять ванну, выпить бокал шампанского, переодеться и вообще привести себя в порядок. Хотелось почувствовать себя свободным окончательно и бесповоротно!
  Доверенный Ламина созвонился с боссом, беспокоясь о том, что путешествие затягивается. Но китаец благосклонно отнесся к задержке. Ему нужен был Джино Моретти, и лучше, чтобы он находился в хорошем расположении духа. После несколько лет, проведенных в каземате, мафиози заслужил первоклассный отдых!
  Отель Гранд Церматтерхоф, где Джино снял номер люкс, положил начало роскошному времяпрепровождению. Моретти впоследствии назвал это своими швейцарскими каникулами. Давненько в его распоряжении не было столь очаровательной прислуги, столь разнообразного меню и столь изысканного бара!
  Через пару часов Джино, довольно напевая старую сицилийскую песенку, надел свежую рубашку с хрустящим от крахмала воротником, новый элегантный костюм, защелкнул на запястье дорогие швейцарские часы, и вышел из номера.
  Путешествие продолжалось. За окном мелькали альпийские луга, горные пейзажи, пасторальные картины маленьких деревушек. Вскоре из тумана выплыли очертания Шильонского замка, воспетого Байроном. Величественное здание, с именем которого связано было множество легенд, с одной стороны окружали горы, а с другой - воды Женевского озера.
  Машина проехала еще пару километров вдоль озера.
  - А вот и резиденция мистера Ламина, - объявил водитель.
  
  Швейцария, Женева
  
  Обязанностей у Вики практически не было. Все, что она должна была делать - получать удовольствие от приемов, которые устраивал Ламин, или которые он посещал с визитом. Собственно говоря, Вики была не телохранителем, а скорее, девушкой для сопровождения. Особой, приближенной к императору.
  Алекс связался с ней, как только они прибыли в Женеву, и сказал, что пока нужной информации нет. Виктория в свою очередь описала передвижения Ламина и его планы на будущее. Китаец был в приподнятом настроении и явно собирался кутить в ближайшие дни. Никаких деловых контактов, кроме официальных, она не заметила. Микрочипы, подготовленные для нее Алексом, Виктория еще в Италии поместила в телефон Ламина, в его бумажник и несколько пар туфлей. Так что каждый шаг своего босса она знала досконально.
  Вики жила в прекрасном особняке Ламина, который больше напоминал средневековый королевский замок. Кроме трехэтажного дома в его резиденции на берегу Женевского озера имелся огромный подземный гараж, площадка для вертолета, 30местный кинотеатр, два бассейна - открытый и закрытый, отдельный зал для предметов искусства - Ламин оказался заядлым коллекционером.
  В шикарном парке, который окружал дом, росли диковинные кактусы и эдельвейсы, блестели многочисленные фонтанчики и мраморные скульптуры. И все это скрывалось от постороннего взгляда за вековыми дубами и высоким забором.
  Вики давно уже не приходилось сталкиваться с подобным размахом. Прием, который устроил Ламин в первый же день прибытия, поразил ее не меньше, чем остальные балы и фуршеты, которые устраивали в последствие его друзья и партнеры. В этом городе количество миллионеров превышало количество безработных, и этим все было сказано! Не зря Женеву называют столицей мира, думала Вики. Здесь располагалась штаб-квартира ООН, проводились многочисленные самые разнообразные фестивали, это был, пожалуй, самый космополитичный город в мире!
  Ламин предоставил ей неограниченный кредит в самых модных магазинах Женевы, и Вики полностью обновила гардероб. После семи месяцев заточения в Тибете шопинг доставлял поистине сказочное удовольствие! Кроме того, исключительно для нее китаец время от времени устраивал экскурсии. Так, они посетили Старый город и любовались изумительным фонтаном, не имеющих аналогов в Европе.
  - Его высота более ста метров, - покровительственным тоном заметил Ламин.
  - Сто сорок, - скромно уточнила Вики.
  Босс довольно рассмеялся. Они продолжили прогулку, и Виктория неторопливо поведала о всех достопримечательностях, которые предстали их взору. Собор Святого Пьера, дворец Бург-ду-Фо, Музей искусств, галерея Пети Палас - ничто не ускользнуло от ее внимания. Она рассказывала, как настоящий гид, но при этом сохраняя уютный, дружеский тон. Ламин пребывал в восторге.
  - Браво, Элен! Браво!
  Он называл ее Элен, потому что Вики соврала, что это ее настоящее имя, а Амира Джи Ризон - псевдоним для бокса, как объяснила позже.
  Она помнила слова Алекса о том, что попасть в приближенные к Ламину просто. А вот удержаться - намного сложней. Вики старалась, используя все свои знания и умения, и бесконечно продолжая пополнять их. Ей казалось, будто она участвует в какой-то азартной игре. На данном этапе призом был Ламин, его похвала и с каждым днем растущая привязанность к ней.
  Однажды они вдвоем, не считая водителя и личного охранника Ламина, отправились осмотреть пещеры Вальорб. После увлекательной экскурсии, босс пригласил Вики в удивительный вращающийся ресторан Кюклос на горе Бернез, что в Лейзане. Она самостоятельно сделала заказ, свободно разговаривая на французском языке. Когда официант отошел, Ламин восхищенно поцеловал ее руку.
  - В Пизе вы говорили на итальянском, со мной на английском, а здесь значит, выучили французский? Элен, вы не только красивая женщина, но и ...
  - Полиглот, - перебила она, - просто полиглот!
  Он только покачал головой.
  За эти дни Ламин достаточно присмотрелся к своей новой телохранительнице. Ее образованность, интеллект, культурность не вызывали сомнений, как и физическая подготовка. Прислуга докладывала ему, что ежедневно Виктория помногу часов уделяет спорту и медитациям. И все это вкупе с ее красотой! Он начинал подозревать, что подписал контракт с идеальной женщиной. Его находка была просто потрясающей.
  Приемы, которые они посетили с Вики, лишний раз доказали это. Здесь были политики, артисты, известные предприниматели, банкиры, - и все до одного отдавали должное прелестной спутнице Ламина. Он читал в их взглядах бешеную зависть, и это необыкновенно льстило его самолюбию.
  Для Ламина это было волшебное время. Предстояла операция, которая должна была поставить точку - восклицательный знак! - в его карьере. Это не только деньги, но еще и власть - огромная власть. Сама мысль об этом приводила его в крайнее возбуждение. И надо же было такому случиться, что именно в этот судьбоносный момент, ему встретилась такая потрясающая женщина! Ламин, конечно, не думал о женитьбе. Но уже несколько раз мелькали мысли о том, чтобы оставить Вики рядом с собой навсегда. Не в качестве нанятого работника, а в качестве спутницы жизни. Секс волновал его не слишком. Ему нужна была ее красота, молодость, жизненные силы, тонкий ум. За короткий срок он смог по достоинству оценить тот брильянт, что попал ему в руки.
  
  ***
  В роскошной столовой, обставленной мебелью чиппендейла, Вики в одиночестве наслаждалась швейцарским фондю и холодным чаем. Был вечер, прислуга зажгла свечи и камин. Отблеск пламени завораживал. Вики чувствовала себя почти счастливой. За последнее время ей не часто удавалось побыть наедине с собственными мыслями и чувствами. Она жутко соскучилась по детям, но не позволяла себе даже думать об этом. Слишком больно.
  То, чем она занимается сейчас, она делает, прежде всего, ради них, своих мальчиков. Им нужна нормальная мать, сильная и целеустремленная, а не та мямля, какой она была еще совсем недавно! Теперь у нее есть цель, и Вики чуть не впервые в жизни понимала, кто она такая на самом деле. Она чувствовала себя уверенной, как никогда прежде. Способной на многое, опытной, знающей, - словом, она гордилась самой собой в лучшем смысле этого слова.
  Значит, и сыновья смогут гордиться ею.
  Из холла до нее долетели распоряжения Ламина, которые он адресовал прислуге. Вики села прямее, стремясь подчеркнуть свою шикарную грудь и королевскую осанку. Однако, вопреки ожиданиям, босс все не входил. Она знала, что до этого он весь вечер проторчал в кабинете, решая какие-то срочные вопросы. Казалось, сейчас самое время вернуться к развлечениям и составить компанию своей прекрасной телохранительнице.
  Вместо этого она услышала, как Ламин отдал указание подать машину.
  Вики решительно вышла из столовой.
  - Добрый вечер, мистер Ламин.
  - Джей, - улыбнулся он, - мы уже договаривались, чтобы вы звали меня просто по имени - Джей.
  Он стеснялся своего китайского имени - Чжоу, в нем слышалось что-то простецкое, местечковое.
  - О, нет, я не смогу называть босса по имени, - кокетливым тоном возразила Вики.
  Это было неожиданно для него. Во взгляде Ламина мелькнуло смятение и страстное желание. Все эти дни Вики держалась дружелюбно, но отстранено. Не позволяла никаких вольностей, - ни себе, ни ему! - даже невинных прикосновений и пожатий руки. А теперь эта улыбка... этот тон...
  Она видела, что он колеблется. Видимо, ему предстояла какая-то важная встреча, но Ламин с удовольствием остался бы.
  Вики нужно было знать, насколько эта встреча важная. Если это то, чего они с Алексом ждали, значит, Ламин откладывать ее не будет ни по каким причинам! А если нет... Он останется, и тогда ей придется идти до конца!
  - О чем вы задумались, босс? - с очаровательным смешком, поинтересовалась она. - У вас такой забавный вид!
  Ламин облизнул пересохшие губы. Черт возьми, этого Моретти! Что бы ему еще пару часиков не поваляться в ванной или не посидеть в ресторане где-нибудь далеко отсюда! Но нет, он уже слишком близко, и откладывать встречу невозможно, немыслимо. Теперь на счету каждая минута!
  А эта женщина так прекрасна!...
  - Элен, вы дразните меня, - попенял он игриво, - я обязательно расскажу вам, о чем думаю, но позже. Вы ведь не ляжете спать без меня?
  Двусмысленность последней фразы заставила его покраснеть. Ламин не краснел уже лет пятьдесят!
  Вики на мгновение коснулась его руки.
  - Я непременно дождусь вас, если вы это имели в виду. Хотя не понимаю, к чему такая спешка. Вы же говорили, что приехали в Женеву отдохнуть!
  Она постаралась придать голосу капризной наивности. И у нее получилось. Ламин смотрел на Вики заворожено, виновато и покаянно.
  - Да, да, Элен, я говорил. Сегодняшний вечер - исключение! Поверьте, мне самому не хочется покидать вас, но дело есть дело! Прошу меня простить.
  Раздалось деликатное покашливание. Дворецкий, возникший в дверях, несмело произнес:
  - Мистер Ламин, автомобиль готов к вашим услугам.
  - Прошу меня простить, о, несравненная Элен! - повторил Ламин и, послав ей воздушный поцелуй, вышел из особняка.
  Вики несколько мгновений стояла в задумчивости. Итак, кажется, это то самое, ради чего она приехала сюда. Встреча с осведомителем. Вскоре Ламин - а стало быть, и Вики! - будет знать о бомбе чуть больше, чем кто бы то ни было в мире!
  Она взлетела по лестнице на второй этаж, зашла в свою комнату и тщательно заперлась. Среди ее багажа был чемодан с двойным дном, замок которого был сделан величайшим профи. Во всяком случае, Алекс утверждал, что второго такого нет. Он знал, что Ламин непременно устроит ей и такую проверку тоже. Ее багаж осматривали и не раз, причем специально обученные люди. Алекс позаботился, чтобы у них не возникло никаких подозрений - двойное дно нельзя было обнаружить, если не знать о нем.
  Здесь хранилось все необходимое для прослушивания и мини-компьютер, величиной с самый миниатюрный сотовый телефон.
  Вики приготовилась к работе.
  Ламин в это время подъезжал к замку на противоположном берегу Женевского озера. Особняк принадлежал его старинному знакомому, который в это время года предпочитал Майами-бич. Так что это было идеальное место для конфедециальных встреч. Оказавшись во внутреннем дворике, Ламин отпустил водителя и охранника, который открыл ему дом.
  Китаец вошел в особняк. Благодаря сотовому, что лежал у него в кармане, Вики на компьютере могла следить за его перемещениями. На него же она рассчитывала, чтобы быть в курсе секретных переговоров. Однако, Ламин оказался далеко не простаком. Видимо, предстоящая встреча действительно представляла особый интерес и требовала исключительных мер безопасности. Едва устроившись в кресле чужой гостиной и раскурив свою любимую трубку, Ламин достал мобильный телефон и отключил его.
  Вики едва не выругалась, увидев, как погасла красная точка на мониторе.
  Теперь вся надежда на микрочип в портмоне. Он был настроен только на прослушивание. Но это-то и было самым важным.
  Примерно через полчаса Вики услышала первую фразу. Это было приветствие на английском, но со значительным акцентом. Вики сразу узнала в говорившем итальянца. Какие-то смутные ассоциации, воспоминания промелькнули в ее голове, но она мигом сосредоточилась на дальнейшем разговоре мужчин.
  Ламин, хитрый лис, говорил почти шепотом. Его собеседник находился слишком далеко от микрочипа, до слуха Вики доносились только отдельные слова.
  - ... чтобы не сдохнуть... продать... русский...
  Русский?!
  Значит, она на верном пути! Они явно говорят о Захаре!
  Какой-то посторонний шум вдруг появился на заднем плане. Словно заработал фонтан или пошел дождь. Но - какой дождь в помещении?!
  Вики приложила все усилия, испробовала все варианты, чтобы настроить передатчик на более высокую громкость и четкость. Пока ничего не выходило! Вероятно, Ламин действительно подстраховался по полной программе. Он мог снять пиджак или вытащить бумажник, не подозревая ни о чем конкретном, но действуя в силу интуиции и звериных инстинктов. Быть может, следовало плюнуть на осторожность и поехать туда, где в последний раз был сигнал - прямо на место встречи?!
  Напрасно она оснастила кабинет Ламина всевозможными "жучками", рассчитывая, что именно здесь произойдет долгожданная встреча. Хитрый китаец подстраховался по всем статьям! Вики оставалось сожалеть, что все эти "жучки" она не засунула ему в карманы!
  Но она не умела жалеть. Разучилась в Тибете. Учитель внушал, что это лишь пустая трата времени, ничего не стоящие эмоции. Если не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение к ней. И главное - возьми от нее все, что возможно!
  Вики поняла, что нужно выжать необходимые сведения из этой встречи, такой, какой она сложилась. Она записывала отдельные слова и выражения, вплоть до ругательств. Некоторые из них складывались в реплики и фразы, другие выглядели как шифр. Возможно, Ламин и его собеседник и вправду общались на незнакомом языке или какой-то особом сленге. Все-таки речь шла о сделке века!
  Она решила, что с этой частью проблемы разберется позже. Сейчас важно было другое - смысл разговора и участь того, кто принес сведения. Надо срочно доложить о нем Алексу.
  Когда в наушниках возникла тишина, а потом раздался отдаленный стук, Вики поняла, что встреча завершилась. Она послала Алексу сообщение, сложила оборудование и закрыла чемодан. Сейчас нужно было извлечь микрочипы из кабинета Ламина, чтобы избежать подозрений. А потом заняться расшифровкой разговора. И на все про все у нее полчаса! Скоро вернется босс, и ей предстоит еще ответить за тот флирт, что она затеяла в холле! Расплата неминуема.
  С кабинетом все было просто, а вот разобраться со смыслом разговора было непросто. Вики забила имеющийся текст в компьютер и задала программу. Результат появился через пару минут. Диалог не складывался. Компьютер не в силах был перевести данные в форму беседы. Получились лишь отдельные предложения.
  Но их было достаточно, чтобы уловить суть.
  Вики осталась довольна. С первым заданием она справилась на отлично!
  
  ***
  Джино Моретти с удовольствием огляделся. Особняк был обставлен со вкусом и роскошью, именно так, как он любил. Кто бы ни был хозяин этого великолепия, он явно - наш человек, подумал мафиози.
  - Добрый вечер, Джо, - почтительно приветствовал он Ламина.
  Как бы ни складывались их отношения раньше, и что бы там не происходило в будущем, на сегодняшний день Ламин - его спаситель!
  - Никаких имен, - сквозь зубы произнес китаец.
  Джино нахмурился.
  - Вы думаете, здесь... - он обвел рукой зал, - небезопасно?
  - Никогда не знаешь наверняка, - философским тоном заметил Ламин.
  Он поманил Моретти за собой. Они вошли в огромную сауну с бассейном. Здесь нежно плескались фонтаны, в стену был встроен огромный аквариум с прекрасными экзотичными рыбами, осьминогом и настоящими акулами. Ламин неторопливо разделся, бросил одежду в кресло-качалку и спустился в бассейн. Джино отрицательно покачал головой, когда китаец позвал его присоединиться. Он устроился в кресле, вытянул ноги и закурил. Нетерпение покинуло его. Моретти знал, что нужен Ламину.
  - Ты хотя бы догадываешься, зачем я вытащил тебя? - издалека начал Ламин.
  Джино подозрительно прищурившись, тонко улыбнулся.
  - Не будем ходить вокруг да около. Скажи и узнаю!
  Ламин подплыл к краю, отфыркиваясь от воды.
  - Тот русский.
  Он многозначительно приподнял брови, глядя прямо в глаза Джино. По лицу итальянца пробежала тень. Он вскочил.
  - На черта он тебе сдался?!
  - Сядь. Мне нужен не он, а его игрушка.
  - Игрушка?
  - Вот именно, игрушка. Игрушка, для взрослого мальчика. Притом, самая дорогая в мире игрушка. С радиусом действия в 2, а то и более километра, понимаешь, что я имею в виду?
  Джино недоуменно нахмурился. Ламин дал ему время подумать, снова отплыв на середину. Поплескавшись немного, он вернулся и уточнил.
  - У русского был напарник. Ты рассказывал мне о нем.
  - Я понял, - процедил Джино.
  Он и вправду все понял и вспомнил того русского, Ивана, того самого, который был доверенным лицом Захара, его ближайшим помощником. Когда началась та кровавая бойня в Монако за порт, Иван предал своего босса за что Джино его и пристрелил.
  Тогда он так и не решил, верить этому русскому или нет. Информация, конечно, интересная и заманчивая, но надо проверять все досконально. Так или иначе, свидетели ему не нужны. Иван сказал все, что знал.
  Из-за разборок с Захаром времени на проверку сведений не оставалось. Джино отложил это до лучших времен. Но однажды, когда Ламин пришел ему на выручку и заступился за Моретти перед мафиозными боссами, Джино обмолвился, что сумеет его достойно отблагодарить. Он знал, что китайцу можно доверять, слишком уж многое их связывало. К тому же лучшего партнера просто не найти. Таким образом, Ламин стал еще одним посвященным в тайну русского оружия.
  
  Италия, Рим
  
  В штаб-квартире итальянского отделения Интерпола собралось пятеро. Двое просматривали слайды и большие фотографии Джино Моретти, развешанные на стене. Остальные вели переговоры по телефону и через интернет. Наконец, все собрались в одной комнате, устроив нечто вроде совещания.
  - Итак, что мы имеем? - заговорил бледный мужчина лет сорока, по виду, главный здесь.
  Он развалился в кресле, ожидая докладов. Первым решился самый молодой, жгучий брюнет лет тридцати. Он вынул сигарету изо рта и, пользуясь ей как указкой, ткнул в сторону изображения Моретти.
  - Джино Моретти, известный мафиози по прозвищу "Черный Ангел", отбывающий срок в тюрьме Вольтерра, вчера совершил побег. Следы ведут к швейцарской границе. Контакты Моретти к данному периоду тщательно отслежены, его навещали представители клана, которым удалось избежать тюремного наказания.
  Тут молодой человек кивнул, его коллега показал следующие слайды. Это были фотографии различных людей, большинство - итальянцев и сицилийцев.
  Брюнет глубоко затянулся и принялся перечислять фамилии. Начальник остановил его нетерпеливым взмахом руки.
  - За этих можешь не волноваться, они у нас под колпаком постоянно, - слишком жирные гуси! Дальше...
  Брюнет затушил сигарету.
  - Дальше слово предоставляется коллеге из Монте-Карло.
  Грузный мужчина в очках откашлялся и начал быстро говорить. Его речь сводилась главным образом к тому, что Джино Моретти в свое время наделал немало шумихи в княжестве Монако, и единственный человек, которым он дорожит и который имеет на него влияние - его жена, Виктория Моретти.
  На стене появилось изображение красивой женщины с белокурыми волосами. Мужчины одобрительно хмыкали, переглядываясь.
  - Русская, сейчас проживает на родине, и...
  - Позвольте перебить вас, - вмешался следующий участник переговоров, - дело в том, что Виктория Моретти давно уже не живет в России. Так что ваши сведения устарели! Насчет влияния на мужа, думаю, это тоже несколько преувеличено!
  Толстяк пожал плечами, как бы говоря - мне все равно, что знал, то и сказал.
  Агент из России, дождавшись кивка начальника, продолжал:
  - Виктория Моретти ни разу не навещала мужа в тюрьме, не переписывалась с ним, словом, не имела никаких контактов!
  - Возможно, это лишь прикрытие, - заметил бледнолицый начальник. - Так сказать, для отвода глаз, они просто договорились не поддерживать отношения. Пока!
  - Но у нас имеются сведения, что именно благодаря показаниям жены, Моретти попал в руки ФСБ!
  - Это меняет дело. И все же, хотелось бы знать, где сейчас сеньора Моретти!
  - Мы выяснили только, где ее дети. На данный момент мальчики, - один из которых является - родным сыном Джино Моретти - проживают с няней в Копенгагене. Сама Виктория пропала семь месяцев тому назад. Когда было решено установить слежку за ней, ничего кроме звонков, не удалось зарегистрировать и обнаружить. Звонила она каждый раз из разных городов и стран. Последний звонок был зафиксирован нашими людьми из Гоа.
  - Леди взяла долгосрочные каникулы... - задумчиво произнес молодой итальянец, уставившись на фото Вики.
  Остальные понимающе заулыбались.
  - И все же надо ее найти. Моретти наверняка попытается связаться с женой. Кто знает, может, женщине угрожает опасность, мафиози может захотеть расквитаться с ней! Ну а, кроме того, и самое главное - наш груз! То, что Виктория является одновременно и женой мафиози, и дочерью убитого русского авторитета, - это невероятное совпадение. Так что, исходя из вышесказанного, ее просто необходимо взять в разработку!
  Доклад продолжал молодой итальянец. На стене возникла фотография Ламина, и агент Интерпола вкратце рассказал о подвигах старого лиса.
  - Сейчас Ламин занят поисками того же груза, что и мы. Учитывая его могущество, это очень опасный соперник! Само по себе оружие ему не нужно, но страшно даже предположить, что будет, если мафиози нас опередит! Его интересуют деньги, значит, Ламин продаст груз тому, кто заплатит больше. Надеюсь, нет нужды объяснять, что больше всех возможностей выкупить оружие имеют террористы. Вывод ясен. Дальше. Так как Ламин - основной партнер Моретти, логично предположить, что итальянец будет с ним заодно. В этом контексте его побег очень и очень настораживает. Следует искать связь Моретти и Ламина. Подключить всех сотрудников в России - груз будут искать там, прежде всего!
  
  ***
  ... - Да, я понял, о ком ты, - задумчиво произнес Джино.
  Ламин выбрался из бассейна, накинул халат и уселся напротив итальянца.
  - Вспомни все, до мельчайших подробностей!
  - Он не знал подробностей, - возразил Моретти, - его босс явно не доверял ему, и сам все сделал.
  - Ты говорил, что он сам все сделал только на конечном этапе операции.
  Джино прикрыл глаза, вспоминая каждое слова Ивана.
  - К морю, они добирались вместе, это верно, - промолвил он, наконец, - но потом...
  - Потом он мог спрятать груз только на побережье! - решительно сказал Ламин, раскуривая трубку. - В то время выбраться из страны было непросто с такой игрушкой на борту!
  Джино кивнул.
  - Но что нам это дает? Ты хочешь всерьез заняться поисками?
  - Уже занялся. И не я один, ты в команде.
  Итальянец бросил недоверчивый взгляд на китайца. Пухлощекое, добродушное лицо Ламина тонуло в облаках сигарного дыма. Моретти не удалось разглядеть в его взгляде ничего примечательного.
  - Ты серьезно? - все же уточнил он.
  - Конечно. Представляешь, о какой власти идет речь? - толстяк наклонился к нему и шепотом пояснил. - Мировое господство!
  Моретти тоже тихо возразил:
  - Но я не могу так подставляться. Меня же будут...
  - Нет! - перебил Ламин. - Это я беру на себя. У тебя будет самое лучшее прикрытие. Верь мне. В обиду тебя не дам.
  Он подошел к стене с аквариумом, нажал какую-то невидимую постороннему взгляду кнопку и выдвинул ящик. Из ящика Ламин достал небольшой серебристый чемоданчик.
  - Здесь все.
  Джино щелкнул замком и увидел документы, несколько паспортов, водительские удостоверения, пачки банкнот и пистолет. Он удовлетворенно кивнул.
  - Ну, допустим. И что я должен делать? Изображать Джеймса Бонда?
  - Полетишь в Россию и найдешь катер.
  - Двадцать лет прошло, - напомнил Джино, - неужели, ты думаешь, что груз еще там?!
  Ламин усмехнулся.
  - Это же не иголка! Зачем ему было рисковать и перекладывать его с места на место? Наш знакомый не был мальчиком-паинькой, и наверняка избегал лишних телодвижений, чтобы не привлечь к себе внимания. Я уверен, груз он оставил на черный день.
  - Так надо его взять за яйца и...
  Джино осекся, услышав смех китайца.
  - Что?
  - Да ничего! Ты рассуждаешь, как бандит с большой дороги! Мы так не работаем, причем уже давно! Да и не в этом дело, по большему счету! Разве ты не в курсе, что старичка уже нет с нами?
  - Нет? - смущенно сдвинув густые брови, переспросил Джино, боясь в это поверить.
  - Кто-то воспользовался твоими методами и взял его за то самое место, - Ламин снова засмеялся, - но ничего не добился! Старик был слишком слаб и не выдержал пыток. Понимаешь, о чем я?
  Джино задумчиво кивал.
  - Но почему я? - вдруг спросил он. - У тебя куча бойцов и профессиональных агентов! Я никогда ничем подобным не занимался!
  - Ты справишься, - улыбнулся Ламин, уходя от ответа.
  Джино больше не спорил и не задавал вопросов. Он теперь знал наверняка, почему Ламин выбрал его.
  Виктория!
  В ней все дело.
  Она была единственной наследницей Захара. Даже если он неожиданно погиб от руки неизвестных гангстеров, пытавшихся узнать сведения о бомбе, Захар наверняка успел позаботиться о дочери. И уж точно он сумел передать ей необходимую информацию.
  Странно, что Ламин не говорит прямым текстом о ней. Ледяная волна ярости накрыла Моретти. Неужели, старик решился, не связавшись с ним, что-то предпринять в отношении Вики?!
  - А дочь? - спросил он, дрожа от негодования.
  Ламин внимательно взглянул ему в глаза. Он прекрасно знал, что Виктория была женой Джино.
  - Я бы сказал тебе, сынок, - промолвил старый мафиози, - и я бы не стал ничего делать в этом направлении, не посоветовавшись с тобой.
  Джино испытующим взглядом сверлил его насквозь. Китаец не отвел глаз.
  Моретти кивнул, протянул ему руку.
  - Извини, что усомнился в тебе.
  Они пожали друг другу руки. Ламин, сосредоточенно пыхтя трубкой, заявил:
  - Она пропала, я знаю только это. Ее дети живут с гувернанткой где-то в Европе - переезжают с места на место, видимо, путешествуют. А сама женщина как сквозь землю провалилась ровно семь месяцев назад.
  Женщина!
  Моретти вздрогнул от этого слова. В тюрьме он был лишен всего того, что таилось в этом прекрасном сочетании звуков!
  А сейчас речь шла о Виктории о самой прекрасной и самой восхитительной женщине на свете! И самой ужасной стерве! И предательнице!
  Чувства к ней были настолько сильны и противоречивы, что он предпочитал вовсе не думать о жене. Но знал, что однажды наступит миг, когда он отомстит ей за все!
  - Может, ее тоже... - начал было он и поперхнулся.
  Невероятная боль охватила Джино только от одной мысли, что Вики убили, как и Захара.
  - Не знаю, - пожал плечами Ламин, - но исчезла она уж очень кстати. Мои люди по всему миру ищут ее. Впрочем, как и еще одного участника тех событий.
  - Кого же?
  - Дам знать тебе позже, как только выясним, где точно он находится. А пока тебе в первую очередь нужно отыскать катер. Быть может, нам никто больше и не понадобиться...
  
  Англия, Лондон
  
  В шикарном ресторане за столиком у окна сидел плечистый зеленоглазый красавец. Со всего зала в его сторону будто сноп солнечных лучей собирались дамские взгляды. Но мужчина не обращал на них внимания, пристально глядя в окно. Наконец, у ресторана остановилось такси, и вышла та, которую ждал красавчик.
  Она выглядела сногсшибательно, будто знаменитая актриса или особа королевской крови. На женщине было длинное узкое платье цвета кофе с молоком и белоснежное манто. Прелестную головку украшала серебряная диадема. Роскошные кудри красавицы ниспадали вдоль плеч.
  - Выглядишь на миллион долларов, - вместо приветствия произнес Алекс, вставая.
  Он отодвинул стул и помог Вики сесть. Она одарила его очаровательной улыбкой.
  - Я решила сделать нам рекламу. За мной следят.
  - Ламин?
  - Ну, конечно. Версия о больной бабушке его не устроила!
  Вики расхохоталась. Они с самого начала знали, что встречаться им будет трудно. Алекс разработал сложную систему звонков и зашифрованных писем. Но Вики со временем отвергла его предложения. Лучшая конспирация - отсутствие конспирации!
  - Вспомни Конан Дойля, - уговаривала она Алекса, - Рассказ "Похищенное письмо" - лучше всего спрятано то, что лежит на самом виду, перед носом! Так что, мы будем встречаться, не таясь, и никто не заподозрит ничего особенного!
  Алекс в итоге вынужден был признать, что это - гениальная задумка. Понятно, что Ламин еще не до конца доверяет новой сотруднице, и ее внезапный отъезд рассматривает как возможность передачи секретных сведений. А она открыто встречается с мужчиной в ресторане. Понятно, что не это не шпион и не агент ФБР, а просто... любовник!
  - А старый хрыч не будет тебя ревновать? - подозрительно прищурился Алекс.
  Она не успела ответить, подошел официант. Вики сделала заказ, а потом неторопливо поведала:
  - Знаешь, он действительно старый хрыч, и это меня спасло. Ты же сам говорил, что Ламин - импотент, так вот по большому счету так и есть!
  Алекса насторожило выражение "по большому счету".
  - Но что-то все-таки было? - допытывался он.
  Вики загадочно усмехнулась. Его ревность была приятна, но и раздражала одновременно. Она не собиралась посвящать Алекса в подробности.
  Ей вспомнилась ночь с Ламином - единственная, слава богу! Когда он вернулся после встречи с осведомителем, ей ничего не оставалось, как делать вид, будто она с нетерпением ждала его. Тогда-то все и произошло. Старичок дрожал от возбуждения, едва они переступили порог спальни. Он принялся целовать Вики сухими, безжизненными губами щекоча шею и грудь. Было бы смешно, если бы не так грустно! Она еле сдерживалась. Ей хотелось, чтобы все побыстрее закончилось, и Вики взяла инициативу в свои руки. Она бросила Ламина на кровать и стала раздеваться. Китаец задышал так часто, что она побоялась, как бы его не шарахнул инсульт! На самом деле, Ламин от ее стриптиза пришел в полный восторг и получил оргазм. Когда Вики поняла, в чем дело, ее озарила спасительная мысль. Секса с Ламином можно избежать! Он будет довольствоваться малым, надо только дать ему это малое!
  Вики быстро включила музыку - медленную, томную. Потушила свет и зажгла свечи. Ламин наблюдал за ней, прикрыв глаз. Он уже чувствовал себя измотанным. Но признаться в несостоятельности просто не мог!
  Она в трусиках и лифчике села перед ним на колени. Ламин откинулся назад, предвкушая удовольствие. Ловкие женские пальчики пробежали по его груди, но ниже не опустились. Темп музыки нарастал. Ламин открыл глаза и увидел прекрасное извивающееся тело. Вики танцевала, касаясь его, то грудью, то рукой, то бедром. Ламин почувствовал растущее возбуждение и потянулся к ней. Но Вики ускользала, дразня его вновь и вновь, и это невероятно заводило старика. Она двигалась то быстро, то медленно, то плавно, а то с тигриной агрессивностью, имитируя половой акт. Ламин снова ощутил приближение оргазма. Из его губ вырвался стон. Вики довольно потрепала его по морщинистой щеке, а он благодарно прижался к ее ладони, будто верный песик.
  Как мало надо человеку для счастья, подумала снисходительно Вики.
  Ламин хотел остаться, чтобы спать вместе с ней, держать ее за руку, чувствовать аромат молодого тела. Но она сослалась на усталость. Ей не составило большого труда изобразить преданную, изнеможенную девочку, готовую на все, но слишком слабенькую.
  - Секс выматывает меня больше чем бокс, - тихонько заявила Вики на прощание.
  Ламин удалился в свою спальню, уверенный в своей мужской силе. Еще бы, заездил такую женщину!
  Вики посмеялась над стариком и вскоре уснула.
  Теперь, сидя в ресторане и поглядывая на лондонский туман за окном, она вспомнила эту сцену обольщения и вновь почувствовала приступ веселья. Алекс вдруг сжал ее пальцы.
  - Я вот подумал, дорогая, - вкрадчиво произнес он, - раз за тобой следят, а мы изображаем любовников, надо бы как-то подкрепить эту версию!
  Она спокойно смотрела ему прямо в глаза.
  - Если Ламин подумает, что ты мой любовник, тебе не жить!
  - ЧТО?! Но ты сама...
  - Не перебивай меня, Алекс. Ты - мой бывший любовник, понимаешь? Мы расстаемся, потому что сейчас я с Ламином, я встретила мужчину своей жизни, полюбила всем сердцем!
  Алекс покачал головой и восхищенно произнес:
  - Оскара в студию!
  - И потом не забывай, - как ни в чем не бывало, продолжала она, - это только запасной вариант. Тебя видели в Гоа, так что Ламин прекрасно осведомлен, что ты мой тренер... был моим тренером. Он будет копать дальше, если заподозрит что-то, и наткнется на долгие, дружеские отношения. И конечно, подумает, что дело не в дружбе, а в...
  - Любви!
  - Страсти! - поправила она, улыбаясь ему, будто неразумному ребенку.
  - Так, ладно, с этим ясно!
  Алекс решил перехватить инициативу.
  - Твои сведения о катере в России очень ценны, я уже послал людей проверять побережье. Но есть еще кое-что важное. Мы нашли того, кто был с твоим отцом при перевозке.
  Она жадно вслушивалась в каждое слово.
  - Этот человек сейчас в тюрьме. Ты должна встретиться с ним и поговорить.
  - Я?! Почему я?! Как я попаду в тюрьму?
  Алекс довольно улыбался. Наконец-то ему удалось вывести ее из равновесия!
  Почему именно она?! У него было множество причин. С самого начала он не знал точно, как использует Вики. Но, то, что ее необходимо использовать в этой гонке - сто процентов! По иронии судьбы, эта женщина была дочерью одного бандита и женой другого.
  Кроме того, - и это самое главное, - она стала для Алекса своеобразным кентавром. Идеей-фикс. Она манила к себе, подобно далекой звезде, неприступной, холодной, недосягаемой... и от того еще более желанной!
  Он знал, что привлекает ее к операции в первую очередь из-за этого.
  Остальные аргументы тоже имели значение. Даже если Захар никогда прямо не говорил дочери о шикарном наследстве в виде боеголовок, время от времени в их беседах наверняка мелькало что-то важное. Вики не придавала этому значения, но детали отложились в мозгу, записались на подкорке. И есть все шансы, что однажды она вспомнит, ухватиться за кончик нити, и распутает весь клубок. Именно поэтому Алекс настоял на спецподготовке именно в Тибете, где бойцы кроме прочих навыков проходили курс самогипноза и йоги. Он был уверен, что в свое время Вики вытащит на свет то, что прятало ее подсознание. Именно она должна была встретиться с Кощеем, ведь он единственный свидетель, оставшийся в живых. Разговор с ним может многое всколыхнуть в ее памяти. Оба они знали Захара в те давние времена. Вики, правда, были совсем крохой, но ведь детские воспоминания иной раз такие яркие, что оставляют след на всю жизнь!
  Нет, никто иной не сможет вытащить из Кощея все сведения. Уже почти год пытаются!
  Трудно поверить, что целый год прошел с тех пор, как Алекс впервые узнал о боеголовках. Он вспомнил, как все начиналось. Многие головы тогда полетели - и головы крупные! - когда генерал ФБР связался с генералом ФСБ для переговоров на самом высшем уровне. Информация просочилась практически сразу же, впрочем, ее не так уж и скрывали. Бюрократам нужны были офицеры, бойцы, профессионалы, способные решить эту неожиданную проблему. Было создано спецподразделение, в задачу которого входило найти нейронные бомбы, украденные в одном из НИИ советского союза. Как выяснилось позже, агенты из американского бюро совершенно случайно наткнулись на информацию подобного рода, допрашивая некоего Кощея - бывшего русского головореза. Алекс потом из чистого любопытства заглянул в его досье. Не мелкая сошка, но и до гангстера международного уровня Кощею было далеко! Трудно было поверить, что из-за этого старого прыща разгорелся скандал мирового уровня! ФБР всячески высмеивало ФСБ, у которого из-под носа увели оружие такого масштаба. В свою очередь ФСБ отбивала атаку, намекая, чтобы ФБР убрало свои грязные ручонки от чужих бомб и ни на что не рассчитывало. Но понятно, что поисками боеголовок уже занималось несколько стран. Утечка информации была просто поразительной. Всем посвященным хотелось добраться до оружия в первую очередь.
  Алекс понимал, что переоценить возможности боеголовок сложно. Имея на руках такой козырь, можно завоевать весь мир! Или, во всяком случае, спать спокойно долгие века, не заботясь о вооружении вообще!
  Теперь казалось, пролетела тысячу лет! Или, наоборот, пару мгновений. Работа проделана огромная, чрезвычайно опасная и трудная, но ощутимых результатов пока нет. Поэтому вся надежда на Вики.
  В том лондонском ресторанчике она впервые за долгое время проявила несдержанность. Алекс понял, что дело принимает крутой оборот. На этом этапе уже нельзя было остановиться или переиграть что-то. Отсюда - только вперед!
  Она согласилась встретиться с Кощеем - а как бы иначе?! Но предстояло еще объяснение с нынешним боссом, героем-любовником, старым лисом Ламином. Он мог еще пригодиться. Как бы ни хотелось Виктории возвращаться в Женеву, она и виду не подала. Они договорились, что, усыпив его бдительность и найдя достойный предлог, Вики полетит в США.
  Алекс же вплотную занялся поисками катера.
  
  Россия, Сочи
  
  Рослый мужчина лет тридцати семи, очень смуглый и сексапильный, на ломаном русском, с итальяно-русским разговорником в руках, объяснил администратору, что желает заказать номер. Сезон только начинался, поэтому мест в гостинице было еще достаточно. Дежурный проводил иностранца на третий этаж в люкс, откуда открывался шикарный вид на черноморское побережье.
  Оставшись один, Джино Моретти, налил себе виски из бара и набрал номер Ламина.
  - Я на месте, - сказал он, не тратя время на приветствия.
  - Окей. Вся информация придет сегодня на твой ящик.
  Моретти отсоединился.
  Багажа у него с собой почти не было - закрытый кейс с компьютером и спортивная сумка со сменой одежды. Он решил пройтись по магазинам и искупаться, - надо же было с чего-то начинать поиски. Раньше ему не приходилось выступать в таком амплуа. Добывать информацию было делом агентов, шестерок. Но сейчас Джино не считал себя шестеркой. На карту было поставлено слишком многое. Он делал это не для Ламина, а для себя самого. С подобной добычей можно не думать о будущем, и честно говоря, хотелось бы забыть о прошлом!
  Он купит остров где-нибудь в Тихом океане и заживет отшельником. Надоело все до чертиков!
  Джино вышел на залитую солнцем улицу, свернул в один из бутиков, купил плавки, полотенце и прочие купальные принадлежности, и уже через полчаса валялся в шезлонге у берега моря. Погода была отличная, пляж не слишком забитый. Словом, жизнь радовала. Он как следует, насладился передышкой, даже назначил пару свиданий на вечер. Русские девицы показались ему несколько вульгарными, но яркими - это уж точно! И ни одна из них, естественно, ни в какое сравнение, ни шла с его женой!
  Плевать, подумал Джино. Зато с ними нечего церемониться и можно получить все, что пожелаешь.
  После полудня он взял такси и направился в Мортпорт. Пора было действовать.
  
  Пакистан, Кветта
  
  Невыносимо красивый мужчина с чертами библейского пророка, одетый в несколько слоев разноцветных накидок и с плоской шерстяной шапочкой-нуристанкой на кудрях, неторопливо двигался по улицам Кветты. Это был его родной город, и он любил его. Однако, получив отличное образование и несколько лет путешествуя по свету, уроженец Пакистана чувствовал теперь, что не слишком приспособлен к собственной родине. Столица бесплодной, высохшей пустыни - провинции Балучистан, - имела мало столичного. Сплошная толчея, грязь, бензиновые пары, невыносимая вонь, потому что в качестве общественных туалетов здесь использовали сточные канавы. Смесь ослов, кобыл, моторикш, огромных грузовиков и автобусов. Последние выглядели весьма специфически для европейского глаза. Этот транспорт просто произведение искусства - расписан рисунками и орнаментами сверху донизу, украшен блестящими железками, резьбой, чеканкой, кистями, лентами, зеркальцами, флажками. Люди висели на автобусах и траках гроздьями, как виноград, и с боков, и сверху.
  Все было непривычно для того, кто провел весну зиму в лучшем отеле Лондона, а весну - на Ривьере. И все же мужчина находил много поводов, чтобы гордится родным городом. Археологический музей Балучистана впечатлял туристов, как и живописное озеро Хана, национальный парк Хазарджани Чилтан, долина Урак в окрестностях Кветты. На многочисленных базарчиках Кандахари, Лиакат и Сурадж-Ганк можно было найти самые лучшие пакистанские ковры.
  И именно здесь в свое время именно скрывался глава Аль-Каиды Усама бен Ладен. Для мужчины-красавца это была самая главная причина любоваться родиной. Саид Бахазик - так его звали - хоть считал себя гражданином мира, но сердце свое отдал исламу и Талибану.
  Саид остановился возле чайхана, и спустя минуту оттуда вышел тот, кого он дожидался - пожилой мусульманин со шрамом над губой. Они дошли до неприметного домика на окраине города, в окружении холмов, и исчезли за воротами. Здесь состоялась неторопливая беседа. Закончив разговор, Саид достал сотовый телефон.
  - Как наша подопечная? - после приветствия спросил он на безупречном английском.
  - Хорошо, очень хорошо. Все идет по плану, не волнуйтесь.
  - Волноваться надо тебе, - усмехнулся Саид, - я хочу услышать подробности. На каком этапе операция?
  - Можно сказать, на середине, - бодро отрапортовали на том конце провода.
  - А конкретней?
  - Наша подопечная уже нашла ключ. Скоро отбывает в Россию, где поиски вступят в завершающую стадию.
  Саид пожевал губы, размышляя.
  - Может быть, ее стоит поторопить?
  - Нет, нет, это лишнее. Она вполне справляется.
  - Думаю, у меня найдется способ помочь ей действовать еще лучше и быстрее, - решительно проговорил Саид.
  Его собеседник - а, судя по тону, в некотором смысле, подчиненный, - пытался возражать, приводил какие-то контраргументы и выстраивал теории о том, как это отразится в будущем. Мусульманин не слушал. Он не отключил телефон только потому, что сам еще не все сказал. Дождавшись тишины, Саид завершил разговор:
  - Мои люди займутся этим. Твоя задача донести серьезность наших намерений до женщины!
  - Да она убьет меня!
  Саид уже нажал кнопку "отбой". Он вкратце передал смысл разговора своему товарищу, тот согласно кивнул.
  - Что ж, это разумно. Рисковать в таком деле не имеет смысла, всегда лучше подстраховаться. И, конечно, положиться на волю милостивого Аллаха!
  Спустя некоторое время Саид отправился в гостиницу на другой конец города. Дома здесь у него не осталось, да и не хотелось обзаводиться постоянным углом. Он был скиталец по природе своей, космополит. Предстоящая операция невероятно возбуждала его именно возможностью завладеть всем миром - путешествовать, пока идет подготовительная работа, держать руку на пульсе сразу нескольких стран, собирать сведения по всему белу свету. Хотя оружие, которым собиралась завладеть его группировка, было необычным и не несло в себе ничего того, к чему привыкли боевики, оно стоило дороже прежних. За ним будущее. Саид шел в ногу со временем. Кровавые распри его не вдохновляли, как и угрозы ядерных взрывов. А вот технический апокалипсис представлялся весьма и весьма заманчивой картинкой. Мир содрогнется в интеллектуальных конвульсиях! Мир падет на колени перед ним, в руках которого будут вожжи от компьютерной телеги, везущей всю Землю! Обесточенная, отключенная планета покатится в тар-тарары и сдастся на волю победителю, чтобы не вернуться обратно в пещерный век!
  Мысли об этом - настоящая услада...
  
  США, Сан-Франциско
  
   Вид из номера в отеле стоил того, чтобы забраться на такую верхотуру. Вики после Тибета не страшна была никакая высота, но все же дух захватывало и чувствовалось некоторое щекотание нервных окончаний. Из окон, доходивших до пола, отлично просматривался залив и мост, Золотые ворота.
  Вики говорила по телефону с боссом и улыбалась своему отражению в зеркале.
  - Да, дорогой, я скоро прилечу. Конечно, скучаю! Не сомневайся! Нет, нет, занимайся своими делами.
  Наконец, обмен любезностями был завершен. Вики поправила прическу и нанесла на губы помаду. Из зеркала на нее смотрела типичная блондинка с голубыми глазами - наивными и бездонными. Одежда соответствовала выбранному образу: мини-юбка, топ и вязаная кофта-разлетайка, при каждом движении открывающая совершенное, загорелое тело.
  Примитивно и эффективно. Меры безопасности лишними не будут, решила Вики.
  Она торопливо вышла из номера. У нее была куча дел, нужно поторопиться.
  Такси доставило Вики в затрапезный район Мишин-бич, где жили преимущественно бедные иммигранты из Мексики и Южной Америке. Здесь же находились десяти захудалых офисов, которых еще не коснулась эра реконструкции. На одном из них она разглядела нужную табличку: Ларри Макрейн, адвокат. Этот парень должен был защищать в суде Константина Андреевича Белякова, известного по кличке Кощей. И судя по всему, дела у мистера Макрейна шли из рук вон плохо! Внутреннее убранство кабинета подтвердило ее догадки на сто процентов. Это было небольшое помещение с низким потолком, засаленными стенами и одним-единственным столом, за которым терялся тощий, вертлявый человечек с ранними залысинами.
  - Вы ко мне? - уточнил он, не поднимая головы.
  Вики, нажав кнопку диктофона, очаровательно улыбнулась.
  - Конечно, к вам, дорогой мистер Макрейн.
  Человечек уперся в нее взглядом, покраснел, и тут же пришел в страшное замешательство. Очевидно, что в его убогой конторе никогда не появлялись такие красотки.
  Он вскочил, забегал по комнате, нервно приглаживая остатки волос.
  - Прошу!
  Макрейн догадался, наконец, отодвинуть стул для Вики. Она поблагодарила его царственным кивком и села так, чтоб адвокат мог беспрепятственно любоваться ее ногами. Мужчина побледнел так явно, будто собрался падать в обморок.
  - Не волнуйтесь, я долго вас не задержу, - интимным тоном пообещала Вики, - у меня совсем пустяковый вопрос.
  - Э... Бе... Ме...
  Он разводил руками, будто глухонемой.
  - Присаживайтесь! - разрешила она.
  Макрейн выдвинул еще один стул, - поближе к ней. Опять проблеял что-то нечленораздельное.
  - Я развожусь с мужем, - печально призналась Вики, - как выяснилось, у нас с этим человеком мало общего... кроме, конечно, имущества. Вы понимаете, о чем я?
  Он кивнул, облизывая губы.
  Вики едва не выругалась. Если так и дальше пойдет, шансов мало. Адвокат видимо впал в окончательный ступор и разучился говорить!
  - Вы поможете мне, мистер Макрейн?
  - Ко-конечно! Все, что в моих силах! - пролепетал он.
  Вики перекинула ногу на ногу плавным, отработанным движением. Адвокат зажал руки между колен, безуспешно пытаясь скрыть эрекцию.
  - А можно подробно узнать, как вы намерены действовать? - хлопая ресницами, спросила она. - Как вы будете отбирать у этого жлоба то, что принадлежит мне по закону?
  - Мне ... я... это так скучно!
  Он прочистил горло, откашлявшись, и решительно встал.
  - Миссис... э?
  - О, простите, я не представилась! Миссис Престон. Элли Престон.
  - Так вот, миссис Престон, это скучная бюрократическая процедура. Не забивайте подобными мелочами свою хорошенькую головку! Доверьтесь мне!
  Он молитвенно сложил руки.
  - Конечно! - пылко согласилась Вики. - Доверюсь полностью!
  - Тогда почему бы нам не обсудить все детали за ужином?
  Голос мистера Макрейна с каждой секундой набирал силу и уверенность.
  - Вы согласны, миссис Престон?
  - О, с удовольствием. И зовите меня просто Элли.
  Она грациозно поднялась, помахала ему ладошкой и направилась к выходу.
  - Значит, сегодня в восемь? Или в семь?
  - Думаю, в семь.
  - Я заеду за вами! Позвольте записать адрес.
  - Вот моя визитка, мистер Макрейн.
  Виктория бросила на стол карточку, которая до этого долго пылилась у нее в сумочке. Элли Престон на самом деле существовала и, если верить визитке, работала в парикмахерской в Ричмонде.
   Вернувшись в отель, Вики смыла макияж и, набрав ванну с морской солью, отдалась релаксации. Смыв с себя личину блондинки Престон, она почувствовала невероятное возбуждение. Теперь, когда у нее появилась запись голоса адвоката, следующий шаг операции можно считать сделанным. Добыча сведений у Кощея только вначале представлялась невыполнимой задачей. Все-таки он сидел в тюрьме, был включен в программу о защите свидетелей, а стало быть, тщательно охранялся и практически недоступен. Но Вики придумала великолепный план.
  Приняв ванну, она занялась технической стороной вопроса. В ноут-буке, которым снабдил ее Алекс, существовала голосовая программа. Вики записала монолог и отдельные фразы, которые были ей необходимы, потом "загнала" в компьютер голос адвоката. Через минуту флешка с готовой записью упала ей на ладонь.
  Вики набрала номер сотового замначальника тюрьмы. Когда он ответил, она включила запись.
  - Добрый день, мистер Красманн. Это адвокат Ко...
  - Я узнал вас, мистер Макрейн, - перебил безапелляционный голос Красманна. - Что вы хотите?
  - Мне нужно уточнить у моего подзащитного кое-какие сведения, и я...
  - Какого черта, Макрейн! - взревел Красманн. - У вас есть пропуск, что вы отвлекаете меня?
  - Дело в том, что я сегодня вылетел из Сан-Франциско, к вам я хочу послать свою помощницу.
  - Ко мне никого посылать не надо! Пусть радует этого русского! Это все?
  - Все, мистер Кра...
  В трубке уже раздавались короткие гудки. Вики знала, что замначальника тюрьмы - грубиян и хам, на это и был расчет.
  Менее чем за полчаса она привела себя в порядок и теперь выглядела, как само воплощение Элегантности и Высокого Стиля. На безупречной фигуре отлично сидел деловой костюм. Блестящие каштановые волосы собраны в замысловатую прическу. Очки в тонкой сверхдорогой оправе не скрывают блеска умных, проницательных глаз. Тонкий флер Шанель номер пять завершил образ.
  Провожаемая жадными мужскими взглядами, Виктория вышла из отеля. Швейцар поймал ей такси.
  - Федеральная тюрьма, - произнесла Вики.
  Водитель недоуменно посмотрел на нее в зеркало.
  - Вы уверенны, мисс?
  - На все сто!
  
  ***
  Кощея она видела на фотографиях - в его личном деле из ФСБ, а также на старых снимках, которые раздобыл частным образом Алекс. В принципе Вики ожидала встретиться с кем-то, действительно похожим на сказочного отрицательного героя, худого и злобного.
  Действительность превзошла самые худшие ожидания. Он был не просто худой - ужасно тощий! Не просто злобный - остервенелый!
  Он не разговаривал, а каркал, брызжа слюной, совершенно не слушая собеседника. Первым делом, ему понадобилось сообщить Вики, как паршиво в тюрьме с питанием и обслуживанием. Он счел своим долгом нажаловаться на охранников - каждого в частности и систему в целом, на начальника, на сокамерников, словом, на весь белый свет. Потом он обвинил Вики в равнодушии и черствости. При этом, не давая ей вставить ни единого словечка.
  Когда, наконец, Кощей выдохся, Виктория решительно взяла инициативу в свои руки. Доверительным тихим тоном она сообщила, что явилась вовсе не от адвоката, а представляет ФБР. Для убедительности она даже показала удостоверение, которое сегодня утром собственноручно изготовила, взяв за образец тот, что достал Алекс у настоящего агента Бюро.
  По виду Кощея было ясно, что он готов разразиться новой возмущенной тирадой, но Вики не дала ему такой возможности. Она дала понять, что все эти меры для его же безопасности, потому что даже у тюремных стен есть уши, и следует поостеречься.
  - Но меня уже допрашивали миллион раз! - прошипел Кощей. - Что же вы еще хотите? Зачем лишний раз меня подставлять?
  Вики скорбно призналась, что на это есть весьма объективная причина. Дело в том, что по халатности некоторых сотрудников, говорила она, часть документов была утеряна при переезде в новое здание.
  Вики была убеждена, что Кощей, рожденный в СССР, остался верен прежнему менталитету. Она рассчитывала на то, что с молоком матери он впитал снисходительное и даже добродушное отношение к чужой халатности, бюрократическим проволочкам, как и к самым разнообразным очередям. Утеря важных документов?! Небрежность сотрудников?! Для него подобная ситуация была привычной и даже банальной.
  Кощей, конечно, немного побрюзжал по этому поводу, но в целом вел себя, как и ожидала Вики. Она даже заметила некий ностальгический блеск в потускневших глазах старика. Вероятно, ситуация напомнила ему родину, где такое происходит на каждом шагу.
  Вики перешла к делу. Она заявила, что допрашивать подробно сегодня не собирается, пока нужны лишь детали одного дела. А конкретно - перевоза оружия.
  Многое из того, что рассказал Кощей настоящим агентам, было уже известно и ей и Алексу. Он по своим каналам имел доступ к информации такого рода. Но пока сведения дошли до этих самых каналов, некоторые подробности и нюансы были утеряны, перевраны, поставлены с ног на голову. Так что в целом Вики пришла лишь за подтверждением ранее добытых фактов, и в смутной надежде на восстановление подробностей.
  Поначалу из Кощея пришлось тянуть каждое слово, но потом Вики сменила тактику и дело пошло куда веселей. Она попросту изобразила наивную простушку, задавала совершенно глупые вопросы и смотрела гангстеру в рот, будто была пятилетней малышкой, заинтригованной страшными тайнами. Кощей воодушевился, распрямил плечи и выставил грудь колесом. Теперь предложения так и сыпались из него. И это были не скупые факты, а развернутый рассказ с философскими отступлениями и описаниями. Вики набралась терпения, старательно делая вид, что ей интересно все-все-все! В кармане у нее работал диктофон, так что упустить что-то действительно важное она не боялась.
  Прошло пару часов, когда она решила, что свидание затянулось. На прощание она пообещала Кощею передать его пожелания начальству тюрьмы, а с него в свою очередь взяла обещание не распространяться на тему ее прихода.
  - Пусть это останется нашей маленькой тайной, - обворожительно улыбнулась Вики у двери, - я для всех - лишь помощница адвоката, вы ведь не подведете меня?
  - Нет, нет! Вы же придете еще?
  - Конечно! До встречи, Константин Андреевич.
  - Зовите меня Коста.
  И Кощей, позабыв о своих преклонных годах и природной злобе, даже поцеловал ей руку и галантно открыл дверь. Тут же вошел охранник. Прощание было скомкано.
  Очутившись за воротами тюрьмы, Вики вздохнула полной грудью. После сумрака застенков, лязга железных замков и решеток, она просто обязана была вознаградить себя шикарным ужином.
  Давно ей не приходилось наслаждаться одиночеством!
  Виктория взяла такси и направилась на северо-восток, в центр Финансового округа, где недалеко были расположены площадь Юнион и район отелей и магазинов. Она перекусила в небольшом, уютном ресторанчике, а затем устроила шопинг. В новом кокетливом сарафанчике и шляпке Вики стала выглядеть лет на двадцать, не больше. С рюкзачком за спиной, куда она сложила костюм и вновь приобретенную косметику, чувствуя себя беззаботной студенткой, она решила прокатиться в кабельном трамвайчике. Так с вершины Ноб-Хилл Вики спустилась к пристани Фишермэн. Там она заглянула в очередной магазин и купила ДВД-плеер, сгорая от нетерпения прослушать рассказ Кощея еще раз - теперь уже внимательно и вдумчиво.
  В наушниках звучал голос старика, а вокруг текла разношерстная толпа и один из самых роскошных городов Америки. Вики неторопливо гуляла по самым оживленным улицам - бульвар Гири, Линкольн-Уэй, Фэлл-Стрит, Маркет-Стрит и Портола-Драйв. Передохнуть она решила в фешенебельном квартале Аламо-Сквер, застроенном особняками бизнес элиты. Ряд домов поразил ее воображение, в путеводителе они и назывались экстравагантно - "Разукрашенные леди". Вики заказала зеленый чай в открытом кафе и с полчаса наслаждалась шикарным видом и хорошей погодой. Пленку в плеере она уже несколько раз перематывала, возвращаясь к одному и тому же месту, заинтриговавшему ее. До этого момента Алекс даже не заикался о подобном, а ей самой и в голову не пришла мысль на этот счет. Хотя все было просто!
  Существовало несколько боеголовок, способных повергнуть в ужас целый мир. Но было мало найти их месторасположение. В равной степени необходимо было обнаружить ключ к ним - устройство, которое осуществляло запуск оружия!
  И почему Вики сама не догадалась об этом?!
  И почему Алекс, профессионал, не сказал ни слова на эту тему?!
  Возможно, он был уверен, что пусковое устройство находится там же, где оружие. Но что послужило причиной такой уверенности?
  Чем дольше Вики слушала показания Кощея, тем больше вопросов рождалось у нее в голове. Первоначальный план был таков: она проникает в тюрьму, берет "интервью" у бывшего подельника своего отца, незамедлительно связывается с Алексом и сразу же улетает к Ламину, чтобы не вызывать лишних подозрений. Но теперь Вики чувствовала, что ей нужна передышка.
  Ни аутотренинг, ни медитации в последние дни не давали полного расслабления. Она страстно скучала по детям.
  Вики решила наплевать на запрет Алекса. Я только послушаю их голоса, оправдывалась она сама перед собой. Ни слова не скажу, обещала она, набирая заветный голос.
  Трубку взяла няня.
  Вики повторила попытку через минуту и едва не задохнулась от счастья, услышав голос Марио.
  - Говорит Москва! Говорит Москва! - бубнил этот маленький шутник, стараясь изобразить радио.
  - Что молчите? - сказал он нормальным голосом, не выдержав молчания на том конце провода. - Вам кого? Мисс Палейн? Эй, не сопите же, говорите, чего надо!
  Он еще поверещал немного, а потом понеслась барабанная дробь гудков. Вики сидела с мокрыми от слез щеками. Жалко, что Джино еще не подходит к телефону!
  Ей действительно необходим отдых, поняла Виктория. Подобное напряжение невыносимо, любой профессионал с ума сойдет в таком режиме!
  Она взяла такси и направилась к пляжу Оушен-Бич. Величественное зрелище океана немного привело ее в чувство. Шум прибоя, как всегда, действовал умиротворяюще. Купаться здесь было невозможно из-за слишком холодных течений, но вид задорных и смелых серфингистов навел Вики на мысль о необычном релаксе. Через полчаса она, пробежавшись по магазинчикам, была полностью экипирована.
  ... Она потрясающе провела время, покоряя волны.
  Когда Вики вернулась в отель, был уже поздний вечер. Перед сном Вики еще раз прослушала запись с показаниями Кощея. Сомнений больше не оставалось. Виктория теперь точно знала, где находится ключ к боеголовкам.
  Она по собственной инициативе созвонилась с Ламином, и тот был бесконечно рад услышать ее голос.
  - Жду тебя на Майами, детка, мы классно проведем время, - ворковал старый мафиози расслабленно.
  - О, дорогой, а я думала, ты еще в Женеве, - воскликнула Вики.
  - Дела, крошка, ты же понимаешь, как это бывает - бизнес не дремлет!
  - А может быть, ты успеешь освободиться до завтра? Мы же так и не покатались на лыжах, а швейцарские курорты самые лучшие!
  - Бейби хочет кататься на лыжах? - озадаченно поинтересовался Ламин.
  - Очень! - Виктория заговорила с придыханием, сюсюкая. - Мой котеночек повезет свою кошечку на горку, правда? Там где снежок! Я покажу тебе, как лепить снеговика! Поваляемся в сугробах, как мишки.
  - Поваляемся? - задыхаясь от страсти, спросил тот. - Ну, конечно! Вылетай завтра первым же рейсом! Встречу тебя в Женеве.
  - Договорились.
  Вики повесила трубку, загадочно улыбаясь. Возможно, Ламин уже не пригодиться, но на всякий случай еще пару дней нужно подержать его рядом. Его человек, отправленный в Россию на поиски катера, мог уже узнать что-то, и это тоже будет кстати.
  В Федеральном Бюро Расследований был зарегистрирован странный звонок в особняк в Копенгагене, за которым велось круглосуточное наблюдение. Звонивший молчал достаточное количество времени, чтобы можно было установить его местонахождение. В тот же вечер лучшая десятка спецагентов была направлена в Сан-Франциско на поиски сеньоры Моретти.
  Подразделение Интерпола, что занималось операцией под кодовым названием "Русское дитя", тоже не теряло времени даром. Полицейские ищейки мирового уровня висели у Вики на хвосте, дышали в затылок, упорно шли по следу. И вот-вот должны были схватить ее. Сотовый номер, с которого был произведен звонок в Данию, был проверен тщательным образом. И, хотя, он оказался зарегистрирован на человека, чье имя не фигурировало в деле, за телефоном установили слежку.
  Вики была под колпаком.
  Они сами еще не знали, будут ли защищать ее от Моретти, или предъявят обвинение в сговоре с ним. Указаний на этот счет пока не поступало.
  
  Швейцария, Женева
  
  Снежные вершины завораживали, слепили глаза, будто драгоценные камни. Вики опустила очки, одернула горнолыжный костюм и понеслась вниз по склону. В ушах свистел ветер, сердце замирало от восторга.
  У подножья виднелся маленький яркий колобок. Когда Вики подъехала, стало ясно, что это Ламин. Ждал ее, не стал снова подниматься. Он молча, с широкой улыбкой, протянул ей фляжку с огненным чаем и пакетик арахиса. Виктория благодарно кивнула - она чувствовала просто зверский голод!
  - Ну что, спускаемся? Все на сегодня?
  - Да уж, наверное, хватит, - рассмеялась она, чувствуя блаженство от горячего чая и легкого перекуса.
  Дрожь в теле унималась. Теплое, благодушное состояние проникало в каждую клеточку. Думать о делах не хотелось. Тем более, не хотелось куда-то идти, что-то делать. Сейчас бы ванну...
  - Хочешь, можем здесь до завтра остаться. В отеле вполне приличные комнаты.
  Нет, подумала Вики, расслабляться нельзя. Времени не так много.
  - Мне нужно в банк, - она кокетливо улыбнулась, - хочу купить кое-что.
  Ламин нахмурился.
  - Я дам тебе денег.
  - Спасибо, дорогой, в этом нет необходимости.
  Вики вырвалась вперед, сняла повязку с головы, и роскошный вихрь рыжих прядей стремительно упал вдоль стены. У Ламина перехватило дыхание. Все в этой женщине сводило его с ума! Походка, стать, темперамент! А этот блестящий ум! А эта независимость суждений и поступков! Он-то, недоумок, решил, что может держать ее возле себя, кем-то вроде комнатной собачки, девочки на побегушках! Поделом тебе, старый дуралей, думалось мафиози. Получил по носу!
  Его не терзало, уязвлено самолюбие. Ламину было приятно удивляться, открывать все новые черты в этой необыкновенной женщине. Он был уверен, что дожил до таких лет и понабрался такого опыта, что уже ничего в этой жизни не сможет привести его в изумление. Однако, Виктория - Элен, под этим именем он ее знал, - дарила ему незнакомые до сих пор ощущения, и за это одно Ламин был бесконечно благодарен ей.
  Когда они прибыли в Женеву, Вики настояла, что отправится в банк одна. Ламину вменялось в обязанность занять столик в лучшем ресторане и ждать ее. Он так и сделал. Заказав марочное вино "1995 Château Mouton Rotschild" исключительного качества и цены - за 300 с лишним швейцарских франков, он закурил свою трубку и занялся просмотром деловых бумаг. Но тут зазвонил сотовый. Номер вызывающего абонента закрыт. Ламин догадался, что это Моретти.
  - Какие новости?
  - Можно по телефону? - уточнил итальянец чуть насмешливо.
  - Где ты?
  - Совсем близко. Могу все доложить лично.
  Джино немного кривил душой. Докладывать он хотел не обо всем! Кое-какие подробности он собрался придержать, но не в качестве козыря, а потому что они были слишком личные!
  - Где именно? - спросил Ламин.
  - Наше маленькое, привычное озеро.
  - Годится.
  Моретти отключился, с улыбкой думая о том, что в последнее время ему частенько приходиться заниматься делами у воды. То черноморское побережье, то Женевское озеро. То - залив Сан-Франциско! Вот об этом, последнем пункте, он как раз не собирался информировать партнера. То есть, Ламин, конечно знал о русском бандите, именно он добыл сведения о бывшем подельнике Шмеля. И после России, где расследование Джино закончилось полным провалом, Ламин направил его в тюрьму Сан-Франциско. Какая ирония судьбы! Сбежавший заключенный сам сдается властям, но только теперь в другой стране. Джино не волновал этот аспект - и документы, и легенда у него были первосортные.
  В отличие от Вики, которая проникла к Кощею с тонкой изощренностью и подбиралась в разговоре с ним к главному издалека, Моретти сразу взял быка за рога. Уже через минуту он узнал о женщине, которая была здесь накануне!
   Вот о чем не знал Ламин! Конкуренция!
  Лишь поразмыслив после встречи с Кощеем на досуге, повторив мысленно словесный портрет этой наглой бабы, Джино понял, что ФБР тут ни при чем. Дамочка явно работала на мафию.
  Он не мог себе простить, что так задержался в Сочи! Прилетел бы в Америку на сутки раньше и схватил бы стерву прямо за хвост! Никто не смеет обгонять Джино Моретти! Никому не позволено бежать впереди! Ярость гнала его по следу.
   Через минуту после разговора с Моретти, Ламин сам набрал его номер.
  - Если ты совсем близко, можешь подъехать к ресторану "Эль Фаро". Только у нас мало времени, скоро вернется моя дама, а знакомится вам ни к чему!
  Итальянец расхохотался.
  - Ревнуешь?
  - Попридержи язык, Моретти! Элен необыкновенная женщина!
  Джино уловил в голосе Ламина непривычные нотки благоговения. С ума сойти, - Ламин влюбился!
  Моретти вспомнил, что однажды и он попался на эту же удочку. Полюбил. Доверился. Открыл сердце нараспашку и чем все кончилось...
  - Буду через пять минут, - рявкнул он, отсекая собственные воспоминания.
  Ему, как и Ламину, не терпелось обсудить новости и продолжать действовать дальше. На озере же лучше отдохнуть перед очередным этапом.
  Ламин заказал для себя и партнера роскошный обед - капуны, альпийские макароны, свинину и на десерт кофе со знаменитым швейцарским шоколадом. Когда Моретти появился в зале, все женские взгляды мигом были прикованы к нему.
  - Ты вызывающе хорош! - приветствовал его Ламин. - Нам лишнее внимание ни к чему!
  - Наоборот, - парировал Джино, - кто заподозрит в ярком красавчике зека, который скрывается от закона и старается быть незаметным?
  - Хорошо тебя починили, - бросил Ламин одобрительно, разглядывая его.
  Еще до поездки в Россию Моретти сделали пластическую операцию по удалению шрама. Теперь его лицо было чистым, ровным, с бархатистой кожей, как у младенца. Заодно, поправили линию бровей, губ, отчего и прежде красивый итальянец стал невообразимо хорош и очень мало теперь походил на собственные фотографии. Нужный эффект был достигнут. С липовыми документами и новым обликом Моретти были не страшны ни ФСБ, ни Интерпол, ни ФБР!
  - Итак? - Ламин вопросительно поднял бровь.
  Джино рассказал, как прошло расследование в Сочи. Вкратце он уже докладывал, теперь настал черед подробного рассказа. Катер, который много лет назад зарегистрировал на свое имя Захар, нашелся у молодого рыбака. Парень успешно выходил на нем в море, получив "лодку" в наследство от отца. Отец давно скончался, показаний дать не может. Нынешний же владелец никак не объясняет наличие в семье катера, записанного на чужое имя. Сколько Моретти не бился над мальчишкой, тот ничего путного не сказал. Обыск, конечно, результатов не дал. Обычное рыболовное суденышко - ничего примечательного! Бомбами и не пахнет!
  Единственная версия, которая пришла в голову Моретти, - подмена номерных знаков. Он был хорошо знаком с этой системой в автомобильной отрасли, где ворованные тачки легко получали легальные номера с другой машины. Почему бы не вообразить подобного с катером? Тогда получалось, что у судна Шмеля другие номерные знаки и записано оно на другое имя.
  - Какое же? - спросил Ламин.
  - Тут глухо, - признался Джино, - на этом я и забуксовал. Проверил всех - его дочь, внуков, известных друзей, дальних родственников, оставшихся в живых...
  - А мертвых? - деловито уточнил китаец.
  Джино поперхнулся, и некоторое время кашлял, качая головой.
  - Ну, ты даешь! Зачем жмурику катер? Его тогда регистрируют заново!
  - Уверен? Ладно, это я сам. Что с Беляковым в тюрьме?
  Джино задумчиво грыз шоколад. Сейчас ему показалось глупым мальчишеством желание скрыть от Ламина посещение той незнакомки. Он рассказал правду. В конце концов, речь не о его самолюбии и уязвленной мужской гордости! Речь о больших деньгах и его большей власти! Ламин обязан знать, что кто-то сел им на хвост. А точнее - вырвался вперед!
  - Хм... Женщина? От них все беды! - заявил Ламин, услышав новости.
  - А я-то думал, ты влюбился, - усмехнулся Джино.
  - Моя Элен - единственное исключение! - надменно выпятил подбородок его партнер и замер, как мумия.
  
  ***
   В этом время самозваная Элен спускалась в хранилище банка. Она ни разу не была здесь, но все же этот банк был для нее как родной. Именно тут отец хранил сбережения, которые оставил впоследствии для нее. Именно отсюда она получала средства на жизнь, и средства немалые. Никто кроме нее не знал о существовании счетов в этом банке. Также как пока никому неизвестна информация, которую дал ей Кощей. Видимо, он сам не подозревал, насколько ценной она была. Проговорился случайно, в торопливом потоке своего монолога.
  - Сюда, пожалуйста, - с вежливой улыбкой служитель распахнул двери, пропуская Вики первой. - Прошу!
  Она и не думала, что все будет так просто. Оказалось, достаточно назвать свою имя и фамилию, и спросить зарегистрирована ли на нее кроме денежных счетов ячейка. "Да, сеньора Моретти, такая ячейка есть".
  И вот она уже стоит перед ней, боясь поверить своим глазам.
  Ах, отец, отец, во что же ты втравил свою маленькую девочку?!
  Вики ответила самой себе - он просто хотел ее защитить. Ее и внуков. Он дал ей в руки ключи от мира! И, хотя даже не намекнул на это, был уверен, что она знает, как лучше и правильно воспользоваться ими.
  Наконец, она решилась открыть ящик. В железной коробке лежал конверт, внутри которого оказалась одна-единственная дискета.
  Загрузочная дискета, с помощью которой и управляются те самые боеголовки.
  Алекс ошибся, думая, что Захар спрятал все в одном месте. Или он знал, и просто не сказал о такой вероятности Виктории. Сейчас уже неважно. Руки вдруг сами собой потянулись к сумочке. Вики поймала себя на месте, что не хочет расставаться с этим грозным оружием. Осталось найти боеголовки и тогда...
   Когда Вики входила в ресторан, Ламин ждал ее за столиком у окна. Он был немного рассеян и задумчив, но вскоре пришел в прекрасное настроение. Вики знала, что ее присутствие так действует на старичка. Ей было даже немного жаль расставаться с ним.
  Вечером в замке она прослушала запись его беседы в ресторане с каким-то мужчиной, голос которого показался на это раз до боли знакомым. Судя по смыслу диалога, это был тот же самый тип, что и в апреле, пару недель назад. Но кто именно? Почему такие знакомые нотки, такой знакомый акцент? Наверное, итальянский, и в этом все дело. У всех итальянцев, говорящих по-английски, одинаковые голоса. Так пыталась убедить себя Вики. Но инстинкт вопил ей, что дело в другом.
  Смысл беседы тоже разволновал ее. Ламин ищет катер, и уже нашел Кощея. Он продвигается бешеным темпом, вот-вот догонит ее, а там и перегонит! Оставаться рядом с ним при таких обстоятельствах просто опасно!
  На следующий же день под предлогом покупок она уехала в город и оттуда позвонила Алексу.
  - Я должна уехать.
  - Я сам хотел отдать такой приказ, - холодно произнес он.
  - Приказ? - ошарашено переспросила Вики.
  - Вот именно! А ты забыла, что находишься в моем подчинении? Ты стала слишком самостоятельна, Виктория! Знаешь, что тебе сели на хвост?
  - Знаю, Ламин действует быстро...
  - Речь не о нем, девчонка! - взорвался Алекс. - Я велел тебе не звонить, сама знаешь куда! А ты плевать хотела, да? Тебя засекли! Ищут повсюду! У тебя на хвосте все разведки мира, черт подери!
  - Алекс, но зато я нашла диск!
  Ей хотелось обрадовать его, настроить на мажорный лад. И был же повод отпраздновать победу. У них в руках теперь одна из ниточек, самая важная! Ведь без диска невозможно запустить боеголовку, а значит, по большому счету можно расслабиться! Даже если бомбы попадут в чужие руки, они будут просто игрушками, бесполезными железяками и все...
  - Нашла что? - переспросил Алекс внезапно осипшим голосом.
  - Диск! Ключ к нашей дверке! Понимаешь, о чем я?
  - Где? Где он?!
  Она хотела ответить, но что-то удержало ее в последнее мгновение. Виктория сделала вид, что на линии помехи, постучала по телефону, громко подула.
  - Алекс! Куда ты пропал! Ау? Алло?
  Она отключила телефон. Ей нужно время подумать. Хотя бы минута!
  Он не дал ей и полминуты, названивая без остановки. Вики выключила звук, поставив сотовый на вибро-режим.
  Почему бы не сказать Алексу, где диск? Все равно никто кроме нее, не сможет воспользоваться им.
  Вики не стала забирать диск из банка. К ячейке только она имеет доступ! Только она и Захар, который все это затеял, и которому сейчас не до земной суеты.
  Так почему же надо что-то скрывать от Алекса? Она не была уверенна, что этому есть веская причина, но все же решила послушать интуицию.
  - Алекс, наконец-то! - Вики ответила на десятый по счету звонок. - Я проезжала в туннеле, тут сотовый не ловит.
  - Где ты? Диск у тебя?
  - Ты хочешь встретиться? - игнорируя вопрос, задала свой Виктория.
  - Да! И как можно скорее!
  - А Ламин? Что ему сказать?
  - Он больше не нужен, мы выжали его до последней капли. Дальше будешь действовать сама, поняла? Вылетай первым же рейсом в Россию, я встречу тебя в Москве.
  Она пожала плечами. К чему такая спешка? И что у него сделалось с голосом?!
  
  Дания, Копенгаген
  
  Дом был очень просторный и очень светлый. Русская няня Ирина Дмитриевна все никак не могла привыкнуть к этому обилию света и совершенно непривычному дизайну. Казалось, комнаты здесь не отделены стенами, а плавно переходят одна в другую. Окна были от пола до потолка. Вся мебель соломенная, легкая, будто специально для детей, - никаких острых углов! Няне в голову не приходило, что и в самом деле особняк обставлялся так, чтобы было удобно в первую очередь ребятам. Это был их дом. Вики перед отъездом в Тибет лично летала в Данию, встречалась с риэлтором и самым тщательным образом подбирала жилье. Потом сама же покупала все необходимое для комфортного существования. Это, кстати, доставило ей невероятное наслаждение. Ни в одной квартире, ни в одном доме, где она жила до сих пор, не приходилось решать такие проблемы. Сначала у Вики просто не было финансовых возможностей, да и жилье было съемное - обставлять его собственной такое просто смешно! Потом она жила с Джино, а у него каждый дом был уже готов к употреблению, если так можно выразиться.
  Отцовские угодья тоже были уже обжитые. За те годы, что Вики с детьми провели в России, она, конечно, делала и перестановку, и совершала некоторые покупки, но все это было по минимуму. А в Копенгагене она развернулась! Хотя оставалось не так много времени до отъезда, Виктория умудрилась продумать все до мелочей. Она выбирала шторы, салфетки или пледы - и знала, что именно на них маленький Джино станет экспериментировать с ножницами и аппликациями. Она покупала стол и кресла, и представляла, как Марио заберется сюда с ногами, гудящими от футбола и беготни, достанет любимую книжку про Мумми-троллей, на стол поставит огромное блюдо с любимыми фисташками, и словно бельчонок проведет так пару часов - уютно и весело.
  Она обставила детскую спальню, игровую комнату, зал, террасу. Это было своеобразное прощание. Что бы там Вики не думала о том, какая она мать, но расставалась с детьми так надолго она впервые. Умом она понимала, что давно пора начать свою личную, отдельную от них жизнь. А сердце заранее ныло.
  Этот дом стал подарком - самым роскошным! - ее сыновьям.
  Они оценили его по достоинству. Конечно, ребята тосковали, особенно первое время, особенно малыш Джино. Но жизнь есть жизнь, и дети легче взрослых привыкают и приспосабливаются. Вокруг было все такое новое, интересное, и в первую очередь сотнями открытий манил большой, светлый дом. Они устраивали здесь настоящие сражения, доводя няню и учительницу-англичанку до инфаркта, а домработницу - до истерики! Катались по перилам, играли в прятки. А сад! Сад был отдельной вотчиной! В России садовый участок тоже был довольно обширный, но сплошь усаженный деревьями, старый, обжитой. А тут - сплошная трава, цветы, и только вдоль забора вишни и яблони, будто рамка для картины. Блаженство! Марио быстро сдружился с соседскими ребятами, и веселой ватагой они носились по округе.
  Дом находился не в самом Копенгагене, а в ближайшем пригороде, - Виктория позаботилась и об этом тоже. Свежий воздух, свобода, простор, - что еще нужно детям?
  Кроме няни и воспитательницы, она наняла приходящую домработницу, привезла из России пару дюжих мужиков, преданных Захару. Они должны были охранять ребят. А за безопасность дома отвечал местный дядька, бывший военный датчанин.
  Вики была уверенна, что сделала все возможное. Комфорт, безопасность - ее дети были обеспечены всем!
  Однако она не учла серьезность ситуации. Ей просто не хватило информации для этого, ведь даже сейчас, начав операцию, Виктория не знала многих подробностей и нюансов. Иначе все было бы по-другому...
  В неприметной гостинице на окраине Копенгагена номер на третьем этаже занимали двое мужчин. Они работали посменно. И все, чем они занимались, сводилось к прослушиванию телефонных разговоров. Поначалу. Но пару дней назад ситуация изменилась, были получены дополнительные распоряжения. Поэтому один из напарников - тот, что постарше, посолидней, - отправился в магазин спецодежды, и на следующий день в образе сантехника явился к дому, где проживали сыновья Вики.
  Охранники не хотели впускать его, раз никто не вызывал. Но в дело вмешался датчанин, воспитанный иначе. Раз пришел человек - значит, так надо! Проверка труб и все такое. Дисциплина, прежде всего, был уверен бывший военный. Он лично провел "сантехника" в дом и не выпускал из поля зрения ни на минуту. Так казалось старому офицеру. На самом деле профессиональному агенту ФБР не составило труда прилепить "жучков" туда, куда он считал нужным.
  Теперь у напарников в гостинице прибавилось работы.
  В тот день ничего не предвещало опасности или беды. Погода стояла великолепное, началось настоящее лето, и Марио с Джино с утра пораньше выскочили из дома. Джино праздновал свободу - занятия в гимназии закончились, предстояли самые длинные, самые долгожданные летние каникулы! Он надеялся, что мама приедет, как обещала.
  - Ну, что, давай, футбол погоняем! - предложил старший младшему.
  - Мять! - восторженно согласился малыш, коверкая слова. - Гой!
  Поставив Джино на воротах, сооруженных из кеглей, Марио скорчил зверскую физиономию, чем безмерно развеселил братишку. Игра началась.
  Время от времени охранники выглядывали из дому, проверяя, все ли в порядке. Женщины тоже по очереди проверяли ребят, умильно качая головами. Братья отлично ладили между собой, и смотреть на них было одно удовольствие! Оба смуглые, черноволосые, задорные, как чертенята...
  ... Тем временем, около полудня за забором остановился микроавтобус, номера и сзади и спереди были заляпаны, хотя дождей и грязи давненько не было в этих местах. С полчаса машина стояла, будто вкопанная, не подавая признаков жизни. Потом из нее вышел, насвистывая, водитель. Он прошелся до продуктового магазинчика и вернулся с бутылкой пепси в руках. Прошло еще немного времени, люди внутри микроавтобуса получили команду, и словно тараканы, высыпали на пустынную улицу. Их было немного, они двигались стремительно и профессионально.
  Несколько мгновений, и переулок снова был пуст. Словно ничего особенного и не было!
  Люди в камуфляже и с масками на головах оказались во внутреннем дворе дома, принадлежащего Виктории Моретти.
  Марио и пикнуть не успел, как его схватили и, будто мешок, перекинули через плечо. В руку как будто впилась оса - профессионал быстро и безболезненно сделал укол. Мальчик мгновенно уснул.
  С Джино было еще проще.
  На помощь мальчикам уже спешила охрана, но ее уложили в два счета паралитическими пулями. Похитителям были даны четкие указания обойтись без жертв. Так что выскочившим на крыльцо няньке и гувернантке, просто заткнули рты.
  Вся операция заняла не более пяти минут.
  Позаимствовав у охранника ключи, люди в камуфляже открыли ворота, и покинули сад более цивилизованным способом. Они также постарались тщательно запереть за собой. Мальчики уже были внутри микроавтобуса.
  Машина рванула с места, и через мгновение уже ничто не напоминало о трагедии. Узкая тихая улочка, солнечный денек, вдали от суматошной и блестящей столицы.
  
  ***
  - Там что-то неладно, - озабоченно сморщив лоб, сказал агент ФБР своему напарнику, тому, что изображал сантехника.
  Его коллега в силу возраста был более опытен и настроен скептически. Он даже не пошевелился, оставаясь лежать перед телевизором.
  - Слышишь! - настойчиво позвал молодой.
  - О, черт! Да что там могло случиться?
  - Смотри сам!
  Старший повернулся набок, уткнулся в другой экран. Там было изображение гостиной, возле окна которой замерла пожилая женщина. Она что-то кричала по-русски.
  - Наверное, мальчишки что-то напортачили! - пожал плечами агент.
  Тот, что помоложе, аж задохнулся от такого равнодушия.
  - Ты смотри, вторая нянька тоже несется на всех парах! Эх, надо было тебе хоть одну камеру во двор поставить! Ну что же ты!...
  - Охрану их видел? - с хмурым недовольством посетовал старший. - Вот то-то и оно! Ты же знаешь, я пытался! На воротах одну зацепил все-таки, только эти сорванцы ее вчера сбили своим проклятым мячиком! Пошел бы сам и повесил еще!
  - Ладно, ладно.
  Молодой примирительно похлопал старшого по плечу. Но тут же снова насторожился. Обе женщина на мониторе с дикими криками выбежали из дома. Окна в столовой были открыты, так что еще мгновение раздавались женские вопли. А потом все разом стихло.
  Прошла минута, другая, прошло и десять, и пятнадцать - на экранах никто не появлялся. Гостиная оставалась пуста, как и остальные комнаты.
  Агенты переглянулись с опаской.
  - Я же говорил, что-то неладно, - пробормотал молодой.
  Второй отмахнулся.
  - Может, они в город поехали.
  - Ну да!
  - Окей, собирайся, выключай тут все и пошли.
  - Куда? - не понял молодой.
  - Как это куда?! Туда! Проверим на месте! Шевелись же!
  Через полчаса, анонимно вызвав полицию и скорую, они докладывали начальству о своем провале. О полном провале!
  А тем временем самолет с Джино и Марио на борту набирал высоту.
  
  Россия, Москва
  
  Она никак не могла взять в толк, о чем он ей говорит. Еще полчаса назад ее жизнь была полна смысла, сияла всеми красками, и хотя главное что ей не хватало - общения с детьми! - Вики готова была терпеть и ждать ради их же будущего! Ради них самих!
  Алекс говорил по-русски, внятно, медленно, повторял несколько раз. Но смысл не доходил до нее. Это была защитная реакция организма.
  Он отвез ее в гостиницу, уложил в постель, даже пытался посидеть рядом, изображая няньку. Вики прогнала его. Только среди ночи она проснулась в слезах, наконец, во сне, осознав, что произошло.
  Марио и Джино похитили!
  Ее мальчиков увезли куда-то в Пакистан, в Иран, а может быть и в Израиль люди, которым нужны боеголовки. Террористы каким-то образом узнали, что она нашла загрузочный диск, и теперь контролирует оружие, которое еще не найдено. Они хотят, чтобы Вики нашла и его. Чтобы отдать им. Взамен на детей!
  Страшная правда обрушилась на нее подобно цунами. Вики выла волчицей, мечась по номеру в бессилие.
  Аутотренинг не помогал. Мантра не спасала. Она никак не могла взять себя в руки. Это слишком, билось в голове, это слишком! Однажды у нее уже забирали ребенка, за что же опять такое ужасное испытание?! И что сделают с ее мальчиками проклятые изверги, желающие поставить мир на колени?!
  Лучше бы ее сыновей снова забрал Моретти! Пусть бы надолго, хоть на всю жизнь, но тогда бы она, по крайней мере, знала, что им ничего не грозит. Они были бы целы и здоровы. Только разлучены с ней, и все, и все... Она бы выдержала!
  А эта боль - невыносима! Мысль о том, что ее мальчишки в руках террористов жгла раскаленным железом, мешая сосредоточиться на главном - как их спасти!
  Оружие. Им нужно оружие, значит, она должна найти его немедленно! Сейчас!
  Вики бросилась одеваться. В номер постучали. Она открыла и, не глядя на вошедшего, продолжала собираться. Алекс встряхнул ее за плечи.
  - Ты мой лучший боец, ты обязана помнить о...
  - Заткнись, Алекс! Я не боец, а несчастная мать!
  - Куда ты собралась? Я не пущу тебя в таком состоянии!
  - Им нужна бомба, так я...
  Он закрыл ей рот диким, жадным поцелуем. Вики отшатнулась и влепила Алексу оплеуху.
  - Я просто хотел заткнуть тебе рот, - как ни в чем, ни бывало, заявил он, - ты орала о наших маленьких секретах!
  - Еще не так заору! - зашипела она. - Я дам показания в вашей гребаной ФСБ, и в Интерпол доберусь, и в ФБР!
  Он бросил ее в кресло и навис над ней, как скала. Лицо его было искажено злобой.
  - Ты сама не понимаешь, что говоришь! Я же предупредил тебя! Сделаешь хотя бы одно лишнее движение, и твоим детям... им не поздоровиться!
  Она плюнула ему в физиономию.
  - Откуда ты знаешь?! Ты с ними заодно?!
  - Я не виноват, что меня сделали посредником! - процедил сквозь зубы Алекс, из последних сил сдерживая ярость. - Успокойся, поняла? Это твой единственный шанс - взять себя в руки и продолжать поиски.
  - А потом что?
  - Отдадим им то, что они просят.
  - Просят?! Скорее требуют! Как мы можем отдать, если ты работаешь на правительство? Кто нам позволит?
  - Мы и не будем спрашивать позволения!
  Она смотрела на него в упор, не веря.
  - Ты готов пойти на это? Ради меня?
  Алекс фыркнул небрежно.
  - Причем тут ты? Я люблю Марио и Джино!
  - О, Алекс!
  Она заплакала и упала в его объятья. Все-таки она была просто женщиной, потерянной и слабой. Не боец, нет! И не разведчица, и не львица, а только Женщина.
  Он стал целовать ее, беспорядочно, колко, быстро. Вики не зажигалась и практически ничего не ощущала, кроме безмерной усталости. Хотелось лечь и не вставать несколько дней. Равнодушие ее губ не осталось для Алекса секретом. Он отодвинулся.
  - Я не нужен тебе...
  - Мне не нужен ни один мужчина на свете! - призналась Вики.
  Кроме одного, думала она позже, вспомнив своего мужа Джино.
  Чертова стерва, думал про себя Алекс, круша мебель в своем номере.
  
  Пакистан, Кветта
  
  
  В пыльной, шумной Кветте нашлось чистенькое и уютное гнездышко для двух птенцов. Это были драгоценные птенцы, как считал Саид. Их курица-мать должна была принести ему золотое яйцо, так что ее птенцов он самолично будет кормить с ложечки, если понадобиться.
  Старший был очень своевольный и дерзкий. Хотя и способный мальчуган. Саид с одобрением отметил, что он отлично говорит и по-английски, и по-французски и по-итальянски. Эти языки пакистанец знал сам, а вот качество русского оценить не мог, но все же было ясно, что парнишка просто полиглот. Жалко, если его мать не подсуетиться вовремя. Впрочем, даже в лучшем случае ее ожидает большое разочарование. Расстаться с таким способным малым - глупо! Саид уже начал строить грандиозные планы насчет Марио Моретти. Хорошенько изучив его родословную - словно щенка выбирал! - он пришел к выводу, что с этой стороны никаких неожиданностей не будет. Наоборот, сама судьба привела мальчишку в Кветту. Итальянец по происхождению, пусть и наполовину, он упрям, вспыльчив и достаточно самоуверен, чтобы сделать отличную карьеру. Простых солдат-исполнителей у них хватает, а вот творческих личностей, неординарных, амбициозных - на пальцах можно пересчитать. У Саида будет свой личный, карманный Буратино. Со временем, кто знает, он добудет ему золотой ключик. Ведь с этой операцией жизнь не закончится, верно? Надо смотреть вперед!
  - Что с нашими мальцами? - спросил Саид у охранника возле дверей.
  Братья содержались в маленьком домике посреди пустыни, и хотя город был в двух шагах, непосвященному человеку трудно было даже заподозрить о существовании в этих местах хоть какого-то жилья. Между тем, в отличии от подавляющего большинства домов Кветты, здесь было очень цивилизованно, чисто и тихо. Белокаменный дом был окружен высоким забором, и не виден постороннему глазу. А внутри сразу начинались чудеса. Во-первых, охрана, замаскированная на всякий случай под обычных поденщиков, была вооружена до зубов и снащена самыми последними техническими новинками. Под грудой разноцветных халатов и покрывал, в которую были закутаны солдаты, висели миниатюрные пистолеты и автоматы, радиопередатчики, бомбы, айфоны и смартфоны. Словом, объект охранялся профессионально и рьяно. Никто, кроме Саида и его ближайшего помощника на территорию не допускался. Солдаты сами готовили еду и ухаживали за мальчиками. Утечка информации, таким образом, была исключена. Братишки Моретти на самом деле стоили слишком дорого, чтобы рисковать!
  - Мальцы-то в порядке, - ухмыльнулся бородатый охранник, отвечая на вопрос начальника, - а вот ребята извелись.
  Да уж, мало радости ходить в няньках! Саид, однако, сдержал снисходительную улыбку и строго заявил:
  - Ваше дело маленькое. Приказали - подчиняйтесь.
  - Мы так и делаем, - чуть склонил голову солдат, - с помощью милостивого Аллаха!
  Саид выслушал его подробный доклад - как ели парнишки, чем занимались. Старший, как и раньше, доводил до исступления своим упрямством и гонором. То требовал вернуть сотовый, то поменять тарелки, на которых подавали обед, то надолго замолкал с гордым видом, а то бросался, будто дикарь, на первого встречного.
  Характер!
  Страшная морока была и с младшим - он то и дело принимался реветь, видимо, скучая по прежней жизни. Единственное, что заставляло его отвлечься - игры с оружием. Он мог часами разбирать автоматы и возиться с пистолетами. Впрочем, тут и старший не отставал.
  - Ай, настоящие мужики растут, - восхищенно щелкали языками солдаты.
  Бойцам, многие из которых в силу образа жизни были вынуждены совсем отказаться от возможности завести семью и детей, льстило внимание пацанов. Так что некоторое время в доме царило спокойствие и благодушие. Пока маленький Джино вновь не принимался реветь, требуя сказку или песенку на ночь. Или пока Марио не устраивал демонстративную голодовку.
  - Прошла уже неделя! - с порога заявил он по-английски, только завидев Саида. - Вы говорили, что отпустите нас через несколько дней!
   - Я ошибся, - как ни в чем не бывало, произнес террорист. - Расчеты оказались неверными.
  - Какие расчеты?! Почему нас тут держат?
  - Ты еще слишком мал сынок!
  Марио брезгливо скривился в гримасе, глядя на Саида.
  - Слушай, ты мужик в бабском одеянье, - начал было Марио, усмехаясь с традиционного наряда мусульманина - на нем была гандура - белая рубаха до пят и гутра - белый платок, - не называй меня так, ок? Я тебе ни сынок и никогда им не буду. Иди лучше, помолись своему Аллаху, да попроси его, чтоб извилины твои прочистил. Знаешь, если мой папа Джино, узнает об этом похищении, он из тебя котлету сделает - люлю кебаб, поверь мне.
  В ответ лишь Саид рассмеялся, Марио не знал, что бандит специально провоцировал его, чтобы проверить на прочность характер и иметь возможность понаблюдать за ним в разных ситуациях. Было видно, как хочется Марио плюнуть ему в лицо или броситься с кулаками, но мальчик сдерживал себя. Саид понимал, что это не из-за страха. Марио не боялся его, а боялся последствий. В первую очередь, из-за младшего братишки. Это дорогого стоило! Саид оценил и благородство его натуры, и умение управлять своими инстинктами - в таком возрасте подобные навыки просто поражали!
  Конечно, Джино был еще слишком мал по сравнению с братом, но и у него прослеживалось то же своенравие, та же сила духа. Он не ныл, не плакал, когда падал или когда что-то не получалось. Крик стоял невообразимый, но то были вопли злости. И крича, Джино продолжал добиваться своего. Слезы же появлялись в его глазенках нередко, но совсем по другим причинам. Главное Саид разглядел, и это импонировало ему.
  Он решил, что оставит обоих. Начальству ни к чему знать, что случилось с братьями на самом деле. Когда операция будет завершена, он прикажет ребятам найти парочку подходящих тел, выдаст их за детей Виктории, и дело с концом. А настоящих детишек Моретти будет лелеять, как любимых псов. Со временем, они и должны будут превратиться в преданных ему псин, да к тому же с интеллектом! Отцом он им не станет, - не хочет, да и нет необходимости в этом, - но и чисто профессиональных отношений будет мало. Ему хочется полного доверия, чего-то близкого, дорогого. Эти мальчики заполнят пустоту в его черном сердце. Поэтому беречь он их будет пуще ока, и вскоре запрячет так далеко, что никто никогда не найдет!
   Мысли об их матери - Виктории, у Саида возникали все чаще и чаще, будто сами собой. Саид представлял себе эту женщину и горел нетерпением встретиться с ней наяву, в реальной жизни. Он знал все о Виктории - так ему казалось. Еще готовясь к операции, его люди достали подробное досье на нее, кучу фотографий - начиная с детских лет и заканчивая недавним временем. Без спорно - она красотка! В ней чувствовался стиль, шик, класс, словом все то, что отличает настоящую Женщину от бабы на кухне или в детской и от пустышки на подиуме. Саид понимал толк в слабом поле. Внешностью Аллах его не обидел, да и денег хватало, чтобы купить любую. Виктория понравилась ему сразу. Он был уверен, что она справиться со всем, что было возложено на нее. А после знакомства с ее сыновьями, Саид просто изнывал от желания увидеть воочию, и ее саму. Он прекрасно знал, что мальчишек она воспитывала практически одна. Так какой же должна быть Женщина, чтобы в одиночку поднять двоих пацанов, да таких упрямых, своенравных! Чтобы дать им то, что дала своим Вики! Достоинство, воспитание, знания, - все на высшем уровне!
  Либо она мастерский педагог, прирожденный учитель, либо они с молоком матери впитали все ее таланты и навыки. И то и другое одинаково ценно.
  Он жаждал встречи с этой женщиной! Как бы не повернулась операция. Конечно, террорист мечтал, чтобы все сложилось удачно, но в любом случае, у них есть, кем заменить Викторию. А в последние минуты ее жизни ему хотелось бы встретиться с ней. Скрасить ее одиночество. Показать, что такое настоящий Мужчина!
  Пусть хотя бы на краю жизни она познает блаженство в его руках, великодушно думал про себя Саид, разглядывая ее фотографии.
  О том чтобы сохранить жизнь ей, исполнительнице, не могло бы и речи. Детей еще можно перевоспитать, приручить, но не взрослую женщину. Тут Саид не питал никаких иллюзий, да и не мыслил даже в этом направлении. Виктория была уже отыгранной картой, использованной фишкой. Осталось получить с нее выигрыш, и - адьё, мадам, как говорят французы.
  Он достал из кармана маленькое фото, на котором была изображена Вики. Это был снимок прошлого года, еще до операции. Синеглазая блондинка с несколько усталой улыбкой смотрела чуть вбок, задумчиво. Саид чмокнул губами, изображая поцелуй. И закусив от вожделения нижнюю губу, покачал головой. Все-таки ее было немного... жаль... Но - власть! Это главное! А женщины - это зло!
  
  Швейцария, Женева
  
  - Поверить не могу! - темпераментно кричал Джино, мечась по огромному залу. - Ты - профи! Хитрец, каких свет не видывал! Ты - Ламин Чжоу, и упустил какую-то бабу! Дал провести себя вокруг пальца!
  Его шаги эхом раздавались в помещении. От бешеных скачков позвякивали вазы с цветами и покачивались оленьи рога, висевшие на стене.
  - Хватит прыгать! - рявкнул Ламин.
  - Прыгать! - захохотал Джино. - Это нам еще предстоит! Знаешь, как мы попрыгаем, когда она явится в ФБР!
  - Я устал тебе повторять, что Элен не из разведки!
  - Значит, из Интерпола!
  - Да нет же! - Ламин злобно попыхтел трубкой, словно огнедышащий дракон. - Она работает не на правительство!
  - Откуда ты знаешь?! Ты даже не знаком с ней! Элен! Она с таким же успехом может зваться Джулией или Розой Марией!
  Ламин заметил, что это как раз не главное.
  Главное было действительно то, что ей удалось обмануть его - старого дуралея! Джино прав - это смешно, нелепо, и ... это главное, черт возьми! Он найдет сучку и тогда... Тогда мало ей не покажется! Такого унижения Ламин, кажется, не испытывал за всю жизнь.
  Части головоломки сошлись сегодня, несколько часов назад. Ламин по своим каналам нашел человека в той тюрьме, где содержался Кощей. Все что требовалось от него - справиться с компьютерной программой. Несколько часов подчиненный китайца и бывший русский бандит провели перед монитором. По словесному описанию Кощея было сделано несколько набросков. Их-то и получил совсем недавно Ламин по электронной почте. Вместе с Джино они рассматривали наброски до рези в глазах. Потом был приглашен спец по компьютерам и составлена еще одна программа, с помощью которой женщина на снимке была представлена с разными вариантами причесок, цветом глаз и формой губ.
  - В принципе, если мы не берем в расчет пластическую операцию, - рассуждал специалист, - то неизменным в человеческом лице остается нос, уши и форма черепа. Остальное можно изменить.
  Джино одобрительно кивал. Он сам в последнее время чего только не делал с собственной внешностью, как только не экспериментировал! Куча париков, вставных челюстей, разноцветных линз для глаз побывала в его руках. Усы, борода, брови самой разнообразной формы. Это даже забавляло, как своего рода игра. Поймайте меня, если сможете! Есть фильм с похожим названием, только герой там не меняет внешность, а действует иначе. Но Джино время от времени нравилось играть. Найдите меня, если сможете. Тоже классный вариант!
  И вот оказалось, он играет не один! Какая-то стерва выигрывает...
  Специалист все тыкал по клавишам, подбирая разные варианты. И вот, наконец, в сухом остатке выявилось несколько дамочек.
  - Элен! - вдруг выдохнул рядом с Джино Ламин.
  Моретти удивленно покосился на старика.
  А тот был непривычно бледен и будто даже осунулся в один миг. Итальянец выгнал компьютерщика и спросил:
  - Я тебя правильно понял, ты узнал ее?
  Ламин тяжело вздохнул и кивнул. Все было понятно без слов.
  - Так это здорово! - завопил Джино. - Оторвем этой сучке голову и дело с концом! Где она?!
  - Уехала.
  - Что?!
  - Ее нет. Она сказала, что поедет за покупками.
  Джино вздохнул с облегчением.
  - Ну, значит, вернется рано или поздно. Или... ты знаешь, где она отоваривается? Поехали, встретим!
  Голос его звучал зловеще. Ламин усмехнулся. Буйный нрав младшего товарища всегда восторгал его. У самого китайца не было сил ни злиться, ни удивляться. Он будто получил удар поддых, причем исподтишка, когда совсем этого не ожидал и от того, от кого не ожидал!
  Добро бы соперник достойный! А то - баба! Классная, идеальная, но - всего лишь баба! Само совершенство! Но ведь - баба! Вот что обидно!
  Джино тысячу раз прав, возмущаясь и горя праведным гневом и желанием отомстить немедленно.
  Надо действовать.
  В первую очередь он набрал ее сотовый. Недоступна. Позвонил в магазины, где обычно Элен покупала обновки. Не появлялась сегодня, был единодушный ответ.
  - Звякни на всякий случай в аэропорт, - посоветовал Джино, вдруг снова занервничав.
  Он первым догадался, что покупки - всего лишь предлог.
  Через пару часов, когда стемнело, стало ясно, что он и в этом прав. Элен Форс не явилась. И звали ее вовсе даже не Элен Форс. На такое имя билеты не бронировались, женщина с таким именем не улетала, не уезжала, не покидала пределы Швейцарии ни сегодня, ни вчера, - никогда!
  Такое ощущение, что она испарилась!
  А была ли она вообще?! Вымышленный персонаж, да и только. Джино убеждался в этом все больше с каждой секундой.
  - У нас по крайней мере есть ее фото, - стараясь сохранять самообладание, вспомнил Ламин.
  Но Моретти возразил, чтобы он не обольщался - эта бестия, наверняка, сумеет изменить внешность, не оставив им ни единой зацепки.
  - Ты пессимист, Джино, - вздохнул совсем по-старчески Ламин.
  Вот тогда-то итальянец рассмеялся ему в лицо и принялся мерить зал громадными шагами, сотрясая мебель и аксессуары. Он твердил, что нельзя оставаться оптимистом, когда тебя обдурила телка!
  - Ладно, не время ныть и причитать, - оборвал его Ламин, - что ты предлагаешь?
  - Найти эту чертову бабу, конечно!
  - Как?!
  - С твоими возможностями, думаю, не стоит задавать подобных вопросов!
  Они измерили друг друга изучающими взглядами. Ламин поморщился недовольно. Этот молодой жук явно переоценивает его. Конечно, по сравнению с другими кланами, он силен и, в одиночку может запросто порушить бюджет сразу нескольких стран, затеять междоусобную войну или натворить еще каких приятных дел. Но найти иголку в стоге сена? На это не способен даже он! Нужна сильная организация, вроде ФБР или Интерпола.
  Когда Ламин заговорил об этом, Моретти сразу предложил использовать как раз эти организации.
  - У тебя там наверняка есть свои люди! - воскликнул он.
  Китаец задумчиво пожевал губами.
  - Ну, естественно, имеется кое-кто. Однако, это так... информаторы, не более того!
  - Нам и нужна информация! Да что с тобой такое в самом деле?! Ты как будто сам себя за руки хватаешь! Не хочешь ее искать? Не хочешь отомстить?
  Джино недоверчиво уставился на Ламина. Тот не спешил возражать, и Моретти стало не по себе. Неужели, он угадал? Да куда тогда к чертовой матери катится этот мир, раз даже такой человек как Ламин отказывается от мести?! Бред!
  - Дело не в этом, - медленно произнес китаец и сдавленно выругался.
  - В этом! Как раз в этом! Она тебя заколдовала, чертова баба!
  Ламин вскочил, не стерпев пренебрежительного тона.
  - Ты с кем говоришь, щенок?! Попридержи-ка язык!
  - Ух, ты! - Джино похлопал его по плечу. - С возвращением! Ты меня напугал, честно говоря, вот я и решил немного встряхнуть тебя! Извини, малость переборщил.
  - Извиняю, - вяло отмахнулся Ламин кривясь, как после приема вязкого лекарства.
  Он понимал, что итальянец прав. Снова прав! Кругом! Но Джино не видел ее - прекрасную Элен, волшебную Элен, пылкую, чувственную умницу, обаятельную хохотушку, сильную духом и телом, богиню!
  Ламин с ужасом ощутил, как на глаза наворачиваются обжигающие слезы. Это какой-то кошмар! Впервые в жизни было задето не только его самолюбие, но и... сердце. Он-то уже забыл, что такое орган существует в его теле. А нет, оно было живо, его сердце, и оно трепетало от радости, пока рядом была Элен. А теперь вот ... болело!
  Стыдно кому признаться в этой сердечной боли.
  Он на самом деле лишь на мгновение ощутил злость и готовность пойти на край света, лишь бы найти подлую предательницу и проучить, как следует. Боль была куда сильней этого желания!
  Но Ламин не был бы тем, кем был, если бы не умел обуздать свои чувства. Он решительно поднялся и махнул Джино, чтобы следовал за ним. Они прошли в кабинет, где недавно проводили компьютерное исследование.
  - Отошли фотографию всем нашим, - велел Ламин компьютерщику, который снова вернулся на свое место, - и по списку номер один тоже.
  Тот округлил глаза, но счел за лучшее не демонстрировать свое изумление. Список один! Надо же! Крутые персоны.
  - Дальше свяжись с Пауло, передай, я буду ждать его в Цюрихе.
  Пауло работал в службе безопасности Ламина. Именно он проверял в свое время Элен Форс, и остался доволен ее безупречной репутацией. Сейчас ему предстояло получить по полной программе за свою ошибку.
  - Пробей по базе Александра Брасса, - перечислял дальше Ламин.
   Под этим именем был известен тренер Элен, с которым она встречалась последний раз в Лондоне. Теперь Ламин был уверен, что та встреча была неспроста. Кем бы не был Александр Брасс, он точно в курсе всех дел своей подопечной!
  - Пусть подберет информацию по совокупности, - включился в командование и Джино, - то есть, смотрите, надо проверят вместе и фото и имена. Элен как ее там... и ты говорил, до тебя она выступала на ринге, значит, был псевдоним, да?
  - Амира Джи Ризон, - вздохнул тяжело и безнадежно Ламин, плеснув в бокал немного бренди, и сделав глоток, другой.
  Интуитивно он ощутил еще при первом их знакомстве, что эта женщина сыграет огромную роль в его судьбе. Позже, узнав ее получше, он был уверен, что так и будет - но в положительном смысле этого слова! Он, старый дуралей, расчувствовался, решил, что она станет его лебединой песней, последней спутницей, любовницей и соратницей! Тьфу, как тошно вспоминать!
  Оказалось, инстинкты не соврали, не подвели его. Все правильно, она - роковая женщина его жизни! Единственная, кому удалось обмануть его! Обвести вокруг пальца! Рано или поздно, но она поплатиться за содеянное!
  Пока Ламин размышлял, а вернее плакался про себя, терзаясь воспоминания, Джино отдал компьютерному гению еще несколько распоряжений.
  - Ну, теперь самое время перекусить, а? Как там насчет ужина, Ламин?
  
  ***
  К утру нетерпение Ламина превратилось в болезненное ожидание чуда. Он был словно тяжелобольной, ожидающий прихода врача. Моретти между тем беззаботно храпел в соседней спальне на роскошной постели. Ламин настолько был увлечен поисками незнакомки, что плюнул на возможную слежку за Джино. Если кто и узнает о его связи с ним, никаких мер предпринять не успеют - после Цюриха он покинет эту страну надолго. Тут слишком много воспоминаний! Ему надо прийти в себя, в его возрасте опасно так переживать!
  - Есть! - воскликнул компьютерщик, которому тоже пришлось не спать.
  Несколько листов выползли друг за другом из принтера. Информация, собранная за ночь, была обработана компьютером, и выдана в печатном виде. Ламин схватил первый листок, пробежал глазами текст и вперился взглядом в фото.
  Элен!
  Усилием воли он заставил себя вернуться к строчкам.
   Джино разбудил мажордом и, кланяясь беспрестанно, просил явиться в столовую.
  - Что за спешка, черт возьми?! Твой хозяин и впрямь двинулся на почве несчастной любви! Ладно, ладно, иду...
  С хмурым выражением лица он брякнулся в кресло напротив Ламина. Китаец был свеж и бодр.
  - В чем дело? - сердито осведомился Джино.
  - Времени на разговоры нет. Ты летишь в Россию.
  - Опять?!
  - На этот раз не за катером, а за девчонкой! И помни. Она мне нужна живой!
  Джино пробурчал, что нынешняя ночка явно не пошла на пользу мафиози. Ламин даже не улыбнулся. Бросив перед итальянцем документы, он велел:
  - Ознакомишься в самолете. Водитель отвезет тебя в аэропорт, связь как прежде. Удачи!
  Джино, конечно, не утерпел и еще в машине заглянул в бумаги. Нетерпение Ламина передалось и ему. С черно-белого снимка на Джино смотрела давешняя красотка, найденная на просторах интернета. Кого-то она напоминала ему. Еще вчера ее лицо показалось смутно знакомым, но как Джино не напрягался, не мог вспомнить. Такую красавицу он бы не забыл. А с другой стороны, сколько их прошло через его-то постель!
   Он почитал сведения о Элен в бытность ее боксершей под именем Амира Джи Ризон, невольно с одобрением хмыкнул. Дальше пошло еще интересней. Оказывается, под именем Натальи Курган женщина улетела в Москву. Вот почему Ламин посылает его туда, понял Джино.
  Моретти был готов получить удовольствие. Расквитаться с этой цыпочкой - что может быть слаще мести?! Жаль, нельзя перейти некоторые рамки, все-таки она была любовницей Ламина, и он явно хочет получить ее назад. И, проучив, как следует, возможно, оставит при себе, станет следить за каждым шагом, фигурально выражаясь - посадит на цепь.
  Джино внезапно вспомнил Викторию. Мысли о его русской жене, пробудили болезненные воспоминания. Вспомнилось и то, как удерживал ее рядом с собой силой, шантажировал ребенком.
  Сейчас ему было больно даже думать об этом. Стыдно. Но ведь он любил ее, по-настоящему любил! Ради любви и пошел на такое безумие. В конце концов, она поняла, что тоже любит, и что никто кроме него, не нужен ей. Ведь согласилась же она выйти за него замуж. И, кстати, не развелась до сих пор. Это о многом говорит!
  Счастье было, близко - а как все обернулось!
  Он был уверен, что играет огромную роль в ее жизни. Роль единственного мужчины на белом свете. Но уверенность эта лопнула, как мыльный пузырь, когда агенты Интерпола уводили Джино из ее дома на берегу Дона.
  Она сдала его! Ну, или ее папаша - что по большому счету неважно. Виктория наверняка была в курсе. Яблоко от яблони - недалеко падает, как говорится! Она была в курсе всего этого и не предупредила его! Чертовка! В противном случае, если бы по-настоящему любила, она нашла бы способ, чтобы предупредить его. Однажды она ведь спасла ему жизнь, пошла на риск и сказала об опасности, которая подстерегала его. А в следующий раз не захотела! Решила, что с нее хватит Моретти.
  Джино почувствовал, как невольно сжались кулаки. Его брат тогда погиб. Братишка, Марио! А сам он попал за решетку, как жалкая крыса. Жесть! И все из-за женщины! Любимой женщины!
  
  Россия, Москва
  
  Виктория сидела возле окна и слушала барабанную дробь дождь за окном. На сердце было так тяжко, будто его камнем придавило. Погода была под стать мрачному настроению. Серая, безрадостная, маетная сырость. И никакой надежды! Ну отчего судьба к ней так жестока?
  С бокалом рома, она откинулась на спинку кресла и снова закурила, пуская дымовые кольца. Третьи сутки она не спала, под глазами мешки, умытая слезами женщина пыталась заглушить душевную боль ромом.
  - Ты должна взять себя в руки, - повторял Алекс, слоняясь по комнате, как неприкаянная душа. - И прекращай курить. Дымишь как паровоз!
  Он бросил на стеклянный столик из подставки слоновьих бивней - лежало три выкуренные Викторией сигаретных пачек. Взгляд ее был затуманенный, она выглядела безнадежно потерянной. Из гостиницы он привез ее сюда - в квартиру какого-то своего друга. В другое время Вики оценила бы по достоинству огромные хоромы в центре столицы, с видом на Кремль. Но сейчас у нее не было сил даже принять ванну. Ничего не хотелось. Слова Алекса не доходили до сознания, он только отвлекал ее. Словно назойливая муха, которую будь, ее воля она бы с радостью пришлепнула за то, что он ее втянул в эту передрягу.
  - Уйди, пожалуйста, - попросила его Вики.
  - Да очнись же! - заорал он. - Кроме тебя никто не сделает эту работу! А пока ты ее не сделаешь, детей не увидишь! Скажи хотя бы, где диск.
  Последнюю фразу он произнес другим, вкрадчивым, почти мягким голосом.
  Что-то заставило Вики оторваться от серого пейзажа за окном и пристально взглянуть Алексу в лицо. Он первым отвел взгляд.
  - Ты что-то знаешь, - пробормотала Вики, поднимаясь.
  - О чем это ты? - Алекс угрюмо сдвинул брови, будто не совсем понимает, о чем она говорит.
  Он пятился назад. Она наступала.
  Виктория не знала, что толкает ее вперед, но шла напролом. В его лицо что-то смутно насторожило, глаза Алекса будто таили какой-то секрет.
  - Ты знаешь, где они? Знаешь, где их держат? - ее голос сорвался до яростного визга. - Что ты скрываешь от меня, а?!
  - Перестань, Вики! У тебя паранойя! - изворотливо уходил он от ответа.
  - Или тебе известно, как с ними связаться! - догадалась она. - Ну, конечно, как же я раньше этого не поняла! Ведь через кого-то же они передавали свои требования. Отвечай! - она схватила его за шиворот пиджака.
  - Не ори, Вик.
  Он старался держаться уверенно, спокойно. Но самообладание отказало ему, когда он заметил ее сжатые кулаки и будто заледеневшие скулы.
  - Ты сама не понимаешь, о чем говоришь. Прими ванну, приведи себя в порядок, выпей чашечку кофе и обсудим все, как цивилизованные люди.
  - Цивилизованные люди?! - взбеленилась Вики. - Да, у меня детей похитили, ты это понимаешь?! О какой цивилизации ты говоришь?! Это средневековье какое-то!
  Она подскочила к нему и вцепилась в горло мертвой хваткой. Алекс захрипел, от неожиданности он даже не мог ничего предпринять. Лишь спустя долгие секунды ему удалось оторвать ее от себя, применив профессиональный прием. Вики оказалась брошенной на кушетку. Но, мигом вскочив, она снова приблизилась к нему. Алекс взмолился:
  - Хватит! Ты что, с ума сошла?!
  - Как связаться с ними?!
  - Я не знаю! - отчаянно закричал он. - Они нашли меня через Шамиля!
  - Кто такой Шамиль?
  - Мой ... коллега. Бывший. Вероятно, сейчас работает на них.
  - И ты молчал? - с яростью в глазах произнесла она. - Мы давно бы уже могли взять этого Шамиля за яйца. Он все расскажет. И я найду своих детей!
  - Вики, не говори глупости! Я же сказал, это невозможно! Они пойдут на все, это такие люди... ты же понимаешь! Терроризм... это опасная штука!
  - Я ничего не хочу знать! - воскликнула она. - Где найти Шамиля? Отвечай! - От досады заскрежетала зубами Вики.
  Алекс пожал плечами. Она вновь набросилась на него. Некоторое время они боролись, сбивая мебель и круша все вокруг. Вики дралась в полсилы, просто от безысходности. Умом она понимала, что Алекс не может помочь. Или не хочет. И она не заставит его в любом случае. По большому счету, он прав! Она не может так рисковать!
  Значит, поддаться? Согласиться на их требования, найти бомбу и отдать это грозное оружие в руки безумцам? А что если они вовсе не безумцы, а просто хитрые дельцы, которые хотят держать в повиновении весь мир? Сокрушат мировую экономику, повергнут вселенную в хаос и станут королями этого хаоса.
  А она, Вики, будет повинна в этом!
  Плевать, вдруг пронеслось у нее в голове.
  Главное - дети! Ее мальчишки!
  И зачем она бросила их, глупая женщина?!
  Но теперь не время сетовать на судьбу и свою глупость. Пора становится умной! Пора!
  Она часто дышала, отскочив от Алекса. Он в полном изнеможении опустился в кресло и потянул ее за собой, усадив, как маленькую девочку рядом с собой. - А ты в хорошей форме, - заметил он одобрительно, проведя кончиком пальца по овалу ее белоснежного личика.
  Вики, не отрываясь, смотрела пряма в глаза Алекса. Только она хотела открыть рот, чтобы послать его к чертям собачьим, как она силой притянул ее к себе.
  - Шшшш, - прошипел он, преподнеся свой указательный палец к ее пухлым желанным губам. - Помолчи, детка.
   Его взгляд невольно пал на глубокое декольте, от которого трудно было отвести взгляд - аппетитная грудь ее обладательницы была настолько упруга, что Алексу захотелось опробовать ее на ощупь. Что он и сделал, жадно впившись своими губами ей в рот, он принялся ощупывать ее грудь.
  В ту же секунду она изо всех сил оттолкнула его от себя и, залепила звонкую пощечину.
  - Никогда! - заорала она, вскочив на ноги. - Слышишь?! Никогда не смей этого делать! - с уверенностью в голосе проговорила она, брезгливо вытирая губы.
  Брови Алекса поползли вверх. Неужели он ей так противен?! Красавец мужчина! Неужели он до сих пор не удостоился ее внимания и благодарности за все то, что он для нее сделал? Вот, так штучка. Алекс даже немного растерялся. Но вскоре нашелся.
  - В чем дело Вик? - улыбнувшись, мягким тоном заговорил он, как будто, так и надо. - Мы ведь взрослые люди. Ведешь себя, как малолетка недотрога! - Он надеялся, что Виктория примет его. - Тебе необходимо расслабится. Нам обоим. Давай доставим, друг другу немного удовольствия, - он в надежде протянул руку и был уверен, что она примет его в свои объятия.
  - Довожу до вашего сведения. Алекс Ричман. Виктория Моретти, все еще замужняя женщина, - выпалила, как отрезала. - И не смотря на то, что мой муженек, прибывает сейчас за решеткой, я все еще являюсь его законной женой. А потому на чужое, я бы вам не советовала зариться. Руки свои держите при себе. Иначе за это можно жестоко поплатиться.
  - Угрожаешь?
  - Предупреждаю.
  - Буду иметь это в виду. Виктория Моретти.
  Она довольно улыбнулась Алексу, вежливо поблагодарив его за понимание.
  - Все сохнешь по своему итальянцу? - ядовито заметил Алекс, ревнуя ее к мужу.
  Виктория взглянула на него, так словно полосонула одним только своим взглядом, словно острым лезвием кинжала.
  - Это уже не вашего ума дело! - холодно проговорила она. - Партнер.
  Ох, как же Алексу, хотелось схватить эту чертовку и придушить ее, высказать ей все, что у него в душе накипело, а потом затащить ее, наконец, в постель и отыметь, как только ему заблагорассудится. Но в который раз, он ловил себя на мысли "еще не время", в который раз ему - опытному ловеласу, профи своего дела и просто умелому соблазнителю Алексу Ричману приходится заткнуться и уступить этой женщине. Он боялся спугнуть "птичку". Как ни крути, она ему была нужна. Его мысли скакали. Он злился на себя больше, чем на нее. Сказать или не сказать, думал он, от безысходности меряя шагами комнату?! Открыть ей правду или промолчать! И он решил сообщить ей важную для нее новость. Она стояла спиной к нему и, глядя в окно, курила. Кошмар, которая пачка! Третья!
  - Он сбежал из тюрьмы! - уверенным голосом сказал Алекс.
  Виктория резко обернулась, затаив дыхание.
  - Да, да... - усмехаясь, - не смотри на меня такими глазами. Я не шучу. И знаешь, кажется, я догадываюсь, кто за всем этим стоит.
  Она молча курила, задумчиво глядя на Алекса.
  - Так, что будь осторожна. Виктория! - чуть ли не по слогам проговорил он ее имя. - И хорошенько подумай над тем, о чем мы с тобой говорили.
  Повисла пауза.
  Вики продолжала курить, отвернувшись к окну. За окном шумно барабанил дождь. Вид у нее был отрешенный. Неважный, усталый! Она ощущала себя подобно пойманному в капкан зверю, и казалось, на спасение надежды нет, но она не из тех, кто так легко сдается! Она будет бороться! Непременно найдет выход из тупика. И Алекс Ричман в этом не сомневался. Ей только надо было собраться с силами и хорошенько подумать. Потому видимо он и решил больше не донимать ее. Он вышел из комнаты, оставив ее в полном одиночестве. Она это почувствовала и слезы сами собой выступили на глаза, в который раз. Это ни она проливала слезы, а ее разбитое сердце, которое никак не могло обрести покоя в этой жизни. Затушив в хрустальной пепельнице сигарету, Виктория накинула на плечи плед, и, погасив свет, легла на кушетку. Мысли одинокой женщины погрузились во тьму умиротворенного молчания и она, наконец, уснула...
   Проснулась Вики около восьми утра. В комнатах царил полный хаос. Остатки еды, разбросанная одежда, перевернутая мебель. Она решительно поднялась и принялась за уборку сама. Когда комнаты приобрели жилой вид, Вики сменила диск, поставив вместо бравурной веселой мелодии задумчивую и нежную классику. Она стала медитировать под эту музыку, но вскоре ощутила дискомфорт. Не то! Это совершенно не то, что ей нужно.
  В ее ситуации мало обычных средств. Не поможет йога!
  Она рванула в ванную и включила холодную воду. Вскоре вода стала обжигающе ледяной, и Вики, ежась, встала под душ. Первые секунды она едва сдерживала визг, но потом, как обычно, даже стала получать удовольствие. Так, голова ясная, тело под полным контролем, - то, что и следовало ожидать. Но нужен был больший эффект! Нужны кардинальные меры.
  Ей просто необходимо выплеснуть ярость! Тогда она освободиться и будет готова действовать. В дверь постучали - это пожаловал Алекс. Ну, куда же он без нее. Явился, прихватив с собой коробку ее любимых конфет "Рафаэлло" и букет белых роз.
  - Доброе утро, солнышко. Надеюсь тебе уже получше, - осторожно поинтересовался Алекс приближаясь к ней.
  Вики в ответ кивнула. Разговаривать ей с ним не хотелось. Ей нужно было подумать, сконцентрироваться на главном и перестать тратить силы на бесполезную ерунду. Как, например, на допросы и борьбу с Алексом. Ладно, она решила это внести в статью "тренировка", пусть так.
  - Что? - нахмурился он, наткнувшись на ее пристальный, равнодушный взгляд.
  Вики кивнула на дверь.
  - Уйти? Мне - уйти?! А ты снова будешь тут ныть в полном одиночестве?
  - Это моя жизнь, - вежливо напомнила она. - Я буду делать все, что захочу.
  Алекс хотел возразить, выдвинуть какие-то логичные аргументы, но, вновь встретившись с ее глазами - сияющими, будто сапфиры, и такими же твердыми, холодными, - кивнул.
  - Окей, я уйду. Если что, ты знаешь, где меня найти...
  Виктория подождала, пока за ним закроется дверь, и огляделась.
  Через пару часов Вики, преображенная до неузнаваемости, выходила из раздевалки известного в узких кругах спортклуба. Здесь устраивали бои без правил, в том числе, и женские, что считалось высшей экзотикой. Прежде чем попасть сюда Вики вдоволь потрудилась, обзванивая старых знакомых Захара. Ей удалось добиться участия в сегодняшнем выступлении, и честно говоря, было все равно, с кем драться и какие будут ставки. Вики впервые в жизни поняла, что значит выражение - "чешутся кулаки"! Конечно, она помнила, что гуру учил отключать эмоции, браться за любое дело с холодным и ясным рассудком. И особенно в спарринге сохранять хладнокровие и невозмутимость. Но сегодня - необычный день! Да и, признаться, по большому счету, она никогда не следовала этим правилам. В глубине души Вики оставалась горячей, темпераментной, очень ранимой и очень взрывной девчонкой из Ростова. Ее опыт, новые навыки, потрясающие для обычного человека знания и умения, наложили свой отпечаток на характер и образ мыслей, но основной стержень остался. Вики знала, что должна держать себя в руках. Но также была твердо уверенна, что нужно в первую очередь слушать свое сердце, свои инстинкты, двигаться вслед за своими порывами. Иначе говоря, быть естественной во всем.
  Быть сама собой.
  И вот она выходила на ринг, чтобы в очередной раз победить.
  Атмосфера в зале была словно пропитана адреналином и возбуждением. У мужчин чуть ли не капала слюна с приоткрытых губ. Предстоящее шоу завораживало их. Вики, обведя глазами зрителей, презрительно сморщилась. Жалкие уроды! Так и дрожат от вожделения и похоти! Животные!
  Ее соперницей оказалась немка лет двадцати с небольшим, такая большая и накачанная, что выглядела куклой. Перечисление ее титулов и наград заняло несколько минут. Зрительный зал скандировал ее имя, вопя от восторга. Все были убежденны, что бой не займет много времени, и в результате никто не сомневался.
  Обычно Вики не испытывала никаких эмоций к тому, с кем предстоял спарринг. Но не сегодня! Ее просто трясло от гнева, сознание цеплялось за любой повод, чтобы оправдать злость и все возрастающее волны агрессии.
  Судья объявил начало боя. И словно кровавая пелена мгновенно упала у Вики перед глазами. Она дралась, как никогда в жизни! Всю силу, ярость, страстность она вкладывала в каждый удар, и немку так и швыряло по рингу. Публика ошеломленно молчала. В тишине, которая обрушилась на зал, можно было услышать хруст, треск и стоны немки.
  Наконец, зрители поняли, что происходит, и заорали, приветствуя новую звезду. Виктории было все равно. Она шла напролом, ее уже было не остановить. Ее соперница к третьему раунду смекнула, что дело плохо, и позорно бежала с ринга, желая остаться в живых. А у Вики даже дыхание не сбилось! Судья поздравил ее с победой, но Вики так взглянула на него, что он поспешил заткнуться. Ее жадный взгляд оббежал зал. Казалось, она ищет новую жертву. Впрочем, так оно и было. Зрители восторженно гудели, теперь уже повторяя ее имя - псевдоним, взятый для этого боя.
  Вики не чувствовала облегчения или ясности, которую ожидала. Хотелось крушить все больше и больше! Раз с ее жизнью поступили так, отчего должна сдерживаться она?! Ее жизнь разрушили до основания, выбили почву из-под ног, так чего ради...
  Она с ужасом осознала, что сейчас расплачется прямо на ринге.
  Вики бросилась прочь.
   Она брела по темным московским улицам. Тело дрожало от недавнего напряжения, но одновременно по всем жилкам будто разливалась горячая, ласковая нега. Непередаваемое чувство победы. Ликование! Торжество! Так или иначе, Вики победила, и это придавало уверенности.
  Сотовый то и дело звонил или пищал, принимая смс-сообщения. Он так надоел, что Вики, не раздумывая больше, швырнула его в канаву.
  Нужен план, внезапно поняла она, четкий план.
  Перво-наперво, ей необходимо узнать, куда увезли мальчиков.
  Дальше - определить, что за место, как охраняется, кем и так далее.
  Алекс ей не союзник, значит, действовать придется в одиночку. Следующий этап - подготовка, вооружение и техническое оснащение. С этим проблем не возникнет. Счет, оставленный Захаром, вполне выдержит такие расходы. Значит, надо немедленно снять деньги и найти выход на людей, которые помогут с доставкой. Речь же идет не о косметики или детских игрушках!
  Господи, игрушки... Как Джино без своего любимого плюшевого зайца?! А Марио без компьютера и шахмат, без роликов и всяких там спайдерменов?! Остается надеяться, что похитители позаботились хотя бы о необходимом!
  Где спят ее дети? Что едят?!
  Тревога за них с новой силой ударила ее в самое сердце. Вики сбилась с шагу. Дышать стало тяжело. Она схватилась за грудь, будто девяностолетняя бабка.
   Нет, ей нельзя расслабляться и поддаваться унынию!
  Она расправила плечи и заставила себя думать о позитивном. О том, как она встретиться с сыновьями, наконец-то обнимет их, расцелует сладкие щечки. Боже, боже, мальчики ведь не узнают ее! Придется, наверное, сделать еще одну операцию - наоборот! Назад в будущее!
  Эта мысль рассмешила ее. Вики внезапно поймала себя на том, что стоит посреди сумрачного перекрестка и нервно хихикает. У нее явный стресс! Надо немедленно переключаться.
  Итак, пункт первый - месторасположение. Где могут прятать заложников террористы? Ответ - где угодно! В любой точке земного шара.
  Так не пойдет, подумала она. Невозможно найти ответ, действуя методом научного тыка. Нужны точные сведения.
  Этот... Шамиль - вот кто ей нужен!
  Думай, соображай, подбадривала она себя. Как можно найти Шамиля? Только через Алекса! Чтобы там не говорил ее драгоценный босс, он наверняка знает, как с ним связаться! Не хочет добровольно, будем действовать хитростью!
  Виктория решительной походкой направилась к стоянке такси. Ее не пугал чужой огромный город, этот страдающий бессонницей мегаполис, изрыгающий из своих недр бомжей и громил с тем же успехом, что олигархов и миллионеров. Она шла, чеканя шаг, высоко подняв голову.
  В это время Джино Моретти, встреченный в аэропорту "Шереметьево" русским "коллегой" Ламина, осматривал вместе с ним апартаменты в высотном доме на Китай-городе. Здесь ему предстояло провести некоторое время, насладиться московскими красотами и красотками, и отсюда же начать поиски зловредной дамочки. Пока он летел в столицу России, разведчики Ламина не дремали и уже нащупали несколько нитей, ведущих из Домодедова, где сутки назад приземлилась Наташа Курган. По одним сведениям, она тут же пересела на самолет, следующий на юг. По другим, женщина сменила фамилию и зарегистрировалась в гостинице "Балчуг" по поддельным документам. Джино должен был принять на себя руководство поисками. Он потирал руки в предвкушении охоты!
  Другие охотники ожидали дичь с противоположной стороны и с более хладнокровным подходом. Они были профессионалы, пусть и в разрушенной стране, лишь отдаленно напоминающей ранее мощную империю. Ищейки, но ищейки высшей категории! Они взяли след тоже из аэропорта, но им уже были известны "явки и пароли". Ради предстоящей операции ФБР и ФСБ в некотором роде объявили перемирие. Конечно, о совместной охоте не было и речи, но, по крайней мере, обе организации договорились не ставить палки в колеса. Дезинформация к таковым не относилась. Считалось высшим пилотажем запустить в стан "соседей" дезу высшего порядка, чтобы направить по ложному следу. Но это было скорее развлечение, игра больших мальчиков, которые хоть и являлись профи экстра-класса, однако, напряжение снимали очень своеобразно. Работа накладывала отпечаток.
  Дичь ничего не подозревала о большой охоте, а ее между тем окружали. С одной стороны - темпераментный Моретти. С другой - почти родное ФСБ. С третьей - ФБР и Интерпол, каждый сам по себе.
  И всем нужна была информация. Кое-кто знал, что всей картины Виктории еще не представляла, то есть до финиша еще не дошла. Но кроме банальной и инфантильной слежки, в некоторых службах предлагалось взять Вики в крутой оборот. "Шишки", разрабатывающие план поисков оружия, на полном серьезе полагали, что следует применить к ней психотропные препараты, гипноз, пытки.
  - Речь идет о мировой безопасности! - прикрывались они красивыми словами. - Значит, церемониться нельзя!
  Дескать, что значит один человек в масштабе вселенной?! Подумаешь, напичкать женщину наркотиками, подвергнуть гипнозу, пытать бессонницей, например, или одиночной камерой. Главное - результат! Да, они так и выражались примерно.
  - Цель оправдывает средства!
  Это были не те ищейки, что занимались грязной работой. Это были их начальники, элита. Больше политики, чем офицеры.
  Было важно добыть сведения о боеголовках, и такие люди не останавливались не перед чем. Вики интересовала их с самого начала, но ее спас Тибет. Никто не мог проследить ее маршрут - тогда операция только-только началась, не хватало общей информации об участниках, и загадочная "крыша мира" оказалась не по зубам специалистам. Но спустя время Вики появилась на горизонте, причем засверкав ярко, словно настоящая звезда. Алекс почему-то не учел, что это привлечет внимание не только Ламина. Он вообще многое упустил из виду, хоть и сам был профессионалом, но против него действовали целые организации - мощные, хоть и разболтанные, но настроенные серьезно, когда речь шла о таком вопросе, как вооружение!
  Первоначальная слежка за Вики показала, что они не в курсе дел своего отца. Так же как и своего мужа. Однако спецы копали дальше. И тут как раз впервые прозвучало предложение начальства о более эффективных методах добычи сведений.
  - Даже если она не знает ничего, у нее на подкорке столько записано, что нам хватит, - рассуждали они, - надо действовать, а не висеть у этой дамочке на хвосте!
  Пока велись споры о возможности применения таких методов, Вики то и дело терялась из виду. Агенты докладывали, что жизнь она ведет бурную и разностороннюю, а после исчезновения детей, насторожились до крайней степени. Если Виктория была не замешана в операции, какого черта ей прятать сыновей?!
  Ни одна спецслужба еще не знала о похищении. Информация приходила столь разнообразная и противоречащая, что сложить из таких пазлов единую картинку представлялось нереальным. Была принята официальная версия о том, что дочь Захара и жена Моретти что-то знала о боеголовках, чего-то испугалась и выкрала собственных детей , чтобы спрятать их подальше. От бандитов, разумеется. Теперь ее искали. И в одной из организаций был отдан приказ не продолжать слежку, а изолировать фигурантку и вплотную заняться ею. Она шла, высоко подняв голову.
  Светало. Где-то на окраине Москвы проснулся человек, в кармане пиджака которого лежала стопка ее фотографий. В центре столицы в обнимку с элитной проституткой спал Джино. Совсем рядом в шикарном гостиничном номере агенты ФБР сдавали смену своим коллегам. Большая охота началась.
  
  Пакистан, Исламабад
  
  Он привык держать руку на пульсе, контролировать ситуацию на всех этапах. Поэтому Саид каждый день, а иногда и по два раза звонил русскому.
  Сегодня тот был напряжен больше обычного.
  - Ключ у нее, - услышал пакистанец в ответ на свой вопрос, - но она не говорит, где!
  - Это твоя женщина? - насмешливо уточнил Саид. - Кто там у вас главный?
  Его собеседник понизил голос.
  - Она никому не доверяет сейчас. Даже мне! Я не могу давить, поймите...
  Саид разозлился, хотя нечасто позволял эмоциям прорваться наружу. Но этот русский уже давно перестал внушать ему уважение, менять его было поздно, убирать - рано, так что Саид испытывал некоторое бессилие. Иной раз хотелось просто встряхнуть этого мозгляка, как нашкодившего щенка.
  - Вот какого черта ты убил ее отца? - сердито пробурчал Саид.
  - Да вы же знаете... - залепетал тот виновато, - я же объяснял...
  - Приказа такого не было! - жестко перебил Саид. - Из-за твоей самодеятельности тогда и пошло все кувырком!
  Действительно, так и было. Хотя Саид не привык жалеть о прошлом, тот случай не давал ему покоя, грыз и грыз! Если бы не тупость русского, сейчас бы операция была уже завершена! У него в руках был бы весь мир!
  - Кретин! - проскрежетал террорист.
  - Я все делал по плану, - лился в трубку оправдывающийся голос, - я ж не мог знать, что у него такое сердце слабое, не успел, как следует порасспросить, а уже... того...
  - Ты его, дурень, пытал, как молодого! Думаешь, я фотки не видел? Да и телевидение ваше поглядываю иногда. Зверство это! Не было никакой необходимости!
  Странно было слушать подобные речи из уст того, кто всю сознательную жизнь занимался терроризмом. Но Саид на самом деле считал, что лишнее насилие не приведет ни к чему хорошему. Пытать можно по-разному. Добывать информацию нужно тонко, умело, в этом профессионализм!
  Русский хоть и был специалистом, но каким-то... топорным.
  - Ладно, - вздохнул Саид, - как у вас говорится, замяли... Что с катером?
  - Она вспоминает, сегодня весь день говорили об этом, она на верном пути.
  - Отлично. Держи меня в курсе. И береги ее, эта девочка еще пригодится!
  - Она переживает за сыновей.
  - Это понятно, - Саид вздохнул тяжелей, - на днях я пришлю фото, передашь. Пока скажи, что с тобой связались, условия прежние, договоренность в силе, ребятам зла не причинят. Понял?
  - Так точно, - по-военному ответил собеседник с некоторой даже веселостью в голосе.
  Но Саид не счел шутку удачной. Сухо попрощавшись, он отключил телефон.
  И еще долго сидел, глядя на огонь в камине.
  
  Россия, Москва
  
  Алекс вытер пот со лба и сунул мобильный в карман. Каждый раз переговоры с заказчиком давались ему все трудней и трудней. На первых порах все выглядело очень мило, легко и увлекательно. Одно большое приключение. Азарт, опасность, дерзость планов. Алекс был в восторге от всего этого. Но с какого-то момента все пошло кувырком. Может, Саид прав? Может, все началось с неожиданной смерти Захара? Конечно, так или иначе, его планировалось убрать. Рано или поздно. Но решать это должен был не Алекс, он понимал отлично, что подобная инициатива наказуема. Но ведь по большому счету это была случайность! Нелепая ирония судьбы.
  Он вспомнил, как старик плюнул ему в лицо после первых же вопросов. Как усмехался и злобно сверкал глазами. И как потом корежился от боли, старик.
  В паре метров от инвалидной коляски валялся дюжий охранник, верный пес Михаил, уложить которого не составило большого труда. Алекс нарочно сделал это на глазах у старика. Он ожидал, что Захар хотя бы сменит выражение лица. Но тот по-прежнему смотрел высокомерно и снисходительно.
  Алекс взмахнул пистолетом.
  - Тебя ожидает тоже самое, - заявил он, - если, откажешься сотрудничать...
  - Думаешь, удивил? - перебил Захар.
  Алекс сглотнул. От взгляда бывшего босса ему стало не по себе. Старик выглядел таким беспомощным в инвалидной коляске, доступной добычей. Это в который раз ввело Алекса в заблуждение. Он знал, что нельзя недооценивать Шмеля. Но все же совершил эту ошибку!
  - Я давно тебя подозреваю. И все свои подозрения записал на пленку, - Захар улыбнулся, и эта улыбка была похожа на оскал льва перед прыжком. - так что если что-нибудь со мной случиться, сам понимаешь, куда пойдет эта пленка...
  Алекс собрался с силами.
  - Врешь, - выдохнул он, - если бы ты меня подозревал, то на пушечный выстрел не подпустил к своей драгоценной дочке и не менее драгоценным внукам!
  Ага, вот оно, уязвимое место в броне. Кажется, он попал точно в цель!
  Захар некоторое время молчал, раздумывая.
  - Знаешь, сосунок, я тебя ни в чем не собираюсь убеждать. Только помни, шакалу - шакалья смерть!
  - После вас, - рассмеялся Алекс, уже уверовав в свою безопасность и безнаказанность.
  И начал допрос.
  Он не испытывал к Захару ненависти, вовсе нет. Чувства его были смешанные - от восхищения до злобы, от изумления до бешеной ярости. Хотя был уверен, что имеет право на месть. Это оправдывало его, до поры до времени.
  Своего отца Алекс не помнил, мать одна поднимала мальчишку. Он тогда звался совсем даже не Алексом, на европейский манер, а Лешкой или Ленькой. Обычный русский пацан, каких миллионы. Учился на тройки, сбивал птиц из рогатки, таскал яблоки из чужих садов. Южная провинция богата такими лоботрясами и шалопаями, здоровыми и смуглыми, как на подбор, оптимистами, но уже к десяти- двенадцати годам разбирающимися в жизни. В маленьком городке все взрослые игрища проходили перед глазами - скандалы, примирения, праздники, будни, романы, измены, рождение детей, разводы, алименты, пьянки-гулянки и проч., и проч. Ленька видел, что матери тяжело без постоянного мужика. Те, что изредка появлялись в их доме, быстро исчезали с горизонта. Жизнь в деревянном срубе на несколько квартир была нелегкой. Хозяйство само по себе требовало забот, а ведь еще надо работать, денег добывать на пропитание. Так мать и крутилась одна. Летом было принято сдавать комнаты отдыхающим, а самим всем соседским гуртом селится в задней зале. Так зарабатывали в сезон больше, чем за весь оставшийся год. Деньги по-честному делили. Но существовать тремя, а то четырьмя семьями в одной комнате было непросто!
  Один курортник, молодой, симпатичный мужик, явно прибывший развлечься на юге, предложил в арендованной комнате рядом с собой поселить Леньку. Мол, одному все равно скучно. Такой доброты Ленька еще не встречал, хотя все отдыхающие сыпали деньгами направо налево, но бескорыстием не отличались. Все лето он прожил, как король! Хотя, в комнату являлся только ночевать, да и то через день. Мужик тоже нередко пропадал на пару дней, видно, развлекался на полную катушку. В знак благодарности Ленькина мать бесплатно убиралась у него и готовила, втайне надеясь на чудо - что видный мужчина при деньгах обратит внимание на нее, а там... Ленька о таких мечтах матери знал, понимающий был пацан. И однажды устроил им свидание. Просто столкнул лбами, зазвав мать в комнату и соврав, что там никого нет, а мужику что-то наплел насчет срочного ремонта стола. Ленька удрал, а двое в комнате остались. И хотя была между ними значительная разница в возрасте - Ленькина мать уже подбиралась к сорока, - и социальная пропасть, и внешняя сторона вопроса, - однако, ночь они провели вместе. Более того, мужик больше не ходил на свидания, а следующим утром повел Ленькину мать на пляж! Она там не была лет сто, не меньше!
  Ленька ликовал, он был добрый малый, и желал хотя бы, чтоб мать отдохнула.
  Но все сложилось куда серьезней. Мужик перевез вещи из Ростова и поселился у них насовсем. Жили они с матерью душа в душу. Через пару лет купили свой домик. Ленька не знал, чем занимался отчим, но было ясно, что деньги для него - не проблема. О работе он не любил говорить, часто ездил в командировки, возвращался хмурый, молчаливый. Впрочем, он и так был не слишком разговорчив. По сути, он заменил Леньке отца, пусть ненадолго, ведь парень уже был большой, самостоятельный, но мужское влияние отчима помнил всю жизнь. И по-своему любил его.
  Звали мужика Константин Андреевич Беляков.
  Жизнь развела Алекса с отчимом, но парень всегда его помнил и ценил. Став взрослым, он закончил школу милиции и, уже поработав на спецслужбу, понял, чем занимался дядя Костя. Случилось даже так, что однажды он занимался конкретно разработкой той банды, в которой состоял отчим. Однако, к тому времени наивный юноша Ленька уже успел превратиться в законченного меркантильного циника Алекса или Лешего, как прозвали его товарищи. Леший понял, что доля романтики в его профессии сильно преувеличена, а вот всякой грязи больше, чем можно вообразить. Его энтузиазм был не особо нужен кадровикам, как и профессионализм, и опыт. Алекс сумел найти им более достойное применение. Со временем он научился виртуозно обходить закон и вышестоящие инстанции, вел двойную жизнь и даже не мучился угрызениями совести. Не потому что совесть растерял, а потому что был уверен, что не он предал, а его предали. Родине он оказался не нужен, а вот такие как дядя Костя, хорошо платили за его услуги.
  С Захаром Алекса свела случайность, оба долго и взаимно настороженно приглядывались друг к другу во время первой совместной акции. Дело тогда удалось на все сто процентов, прибыль получили шикарную. Шмель любил удачливых, рисковых, второй раз пригласил Алекса с большей охотой. И снова все сложилось как нельзя лучше. Так, год за годом, несколько лет длилось их сотрудничество. Они то месяцами не виделись, то совместно проворачивали очень выгодные и весьма масштабные операции. А когда Захар ввязался в войну с кланом Моретти, Алекс сам вызвался приехать на помощь. Он подоспел, как раз вовремя ему удалось спасти Викторию на ее свадьбе с Джино, когда им грозила неминуемая гибель от рук японских убийц. Захар готов был руки целовать молодому двурушнику, но, конечно же, ограничился огромным гонораром и сухим обещанием прийти на выручку в любой момент, в любой ситуации. В их среде было совершенно не принято проявление каких-либо чувств. Однако, Алекс прекрасно понимал, что Шмель у него в долгу. Это придавало ему значимости, вселяло небывалую уверенность. Тогда еще Алекс не знал, как воспользуется ситуацией, но чувствовал, что все складывается неспроста. Он, будто паук, собирал в свои сети информацию, копил ее, приберегая для удобного случая.
  И, наконец...
  Вначале он узнал об отчиме. Алекс просто сложил два и два, прибавил один факт, - который был неведом больше никому в его конторе, - и результат был перед ним. Он знал, что той зимней ночью в Краснодаре много лет назад, в перестрелке выжил один человек - бандит, скрывшийся и от правосудия и от своих подельников. Алекс знал, что это за бандит, и что это за подельники. Только пока ему было неизвестна причина перестрелки. Но со временем он узнал и это. И как только в руки ему попала информация о боеголовках, аналогов которых не было во всем мире, Алекс понял, что все козыри у него на руках.
  Все нити вели к Захару. У Алекса появилась возможность отомстить старику за покушение на отчима и получить вожделенное оружие в свои руки. Он изначально вел переговоры с террористами, а в частности, с Саидом. Он знал, что кому продает и что продает, и совесть опять не мучила его, находя все новые и новые логичные объяснения происходящему.
  Алекс следил за Захаром, использовал любую возможность собрать побольше сведений, осторожно подбирался к Виктории и к ее сыновьям, стараясь втереться в доверие всей семьи сразу. Тут он почти не кривил душой - он любил эту женщину. Если такой человек вообще способен был любить... Во всяком случае, ни одна особа женского пола не вызывала в нем таких бурных эмоций, как Виктория! Но и тут проявлялось двуличие его натуры, привычка врать другим и самому себе. Даже убив ее отца, он не испытал ни малейшего стресса, искусно притворялся сострадающим, всепонимающим другом, нежным покровителем. Если бы для дела было необходимо убрать и Вики, Алекс сделал бы и это тоже. Однако, пока такого приказа не поступало. И он наслаждался ее обществом, наблюдая, как красавица превращается в настоящее совершенство, в идеал! Его грела мысль о том, что он имеет к этому превращению самое непосредственное отношение. Он уже видел, как Вики выполняет его приказы, как вместе они проворачивают операцию за операцией. Она могла бы стать его бессменной помощницей. Алекс увлекался мечтами настолько, что даже представлял себя в роли отца семейства. А что такого? Он усыновил бы ее пацанов и еще своих бы настругал, и вместе с Вики крушил бы направо налево бандитов, одновременно продавая им информацию и вообще все, что угодно! Вдвоем они бы навели шороху!
  
  Россия, Москва
  Отель "Балчуг Кемпинский XX"
  
  Подбираясь к бомбам все ближе, он уже и думать, забыл о Кощее и мести за него. Алексу не было никакого дела до престарелого отчима. Хоть бы тот сгнил в тюрьме, неважно...
  Единственное, что его интересовало сейчас - собственная шкура! Даже Вики и мечты о совместных проектах отошли на задний план. Черт дернул этого террориста украсть ее детей! Теперь у Вики явный срыв, и вся операция засбоила. Переговоры с Саидом выбили его из колеи. Невозможно зависеть от женщины! Алекс чувствовал свое бессилие, от этого злился и паниковал. Он был в таком состоянии, что стук в дверь заставил его вздрогнуть.
  - Можно?
  Вики возникла на пороге - сияющая, как драгоценность. Алекс не мог определить точно, что на ней надето, но все было такое искрящееся, переливающееся, волшебное! Он всегда восхищался ее шиком. Сейчас красота женщины помогла ему взбодриться.
  - Идем ужинать? - уточнил он, поднимаясь из кресла.
  - С удовольствием.
  Она улыбнулась, и он перевел дыхание с облегчением. Наконец-то, к Виктории вернулся оптимизм. Все встало на свои места.
  Они двинулись к выходу, но Вики вдруг притормозила. Обернувшись, она оглядела Алекса пристально, чуть нахмурившись.
  - Ты в этом пойдешь?
  - А что? - удивился он.
  - Ты носишь этот пиджак уже третий день!
  Алекс рассмеялся.
  - Но рубашка-то у меня свежая!
  - Алекс! Это естественно. Но посмотри на меня... Рядом такая дама, а ты...
  Он поднял руки, мол, сдаюсь, сдаюсь.
  - Убедила, сейчас переоденусь.
  - Давай помогу.
  Последнее было произнесено без тени кокетства, чисто по-дружески или в деловом стиле. Но Алекс все-таки на миг с надеждой уцепился за ее взгляд. Нет, ничего. Доброжелательность. Дружеское участие. Гуманизм, если хотите. Но ничего больше.
  Он вытащил из карманов документы и сотовый.
  Она взяла у него пиджак, расправила и стала устраивать его на стул. Алекс ушел в спальню за новым.
  Едва он скрылся за дверью, Вики взяла сотовый и ловко, в три секунды достала миниатюрный жучок из внутренностей телефона. Она не ожидала услышать что-то интересное, зная по опыту, что в первый день слежки результаты обычные нулевые, но проверить все-таки стоило. До ужина вряд ли удастся прослушать запись, значит, следует запастись терпением. Вики уже полностью владела собой и контролировала ситуацию.
  
  Россия, Москва
  Ресторан "Маркиз"
  
  В ресторане она, как в большинстве случаев, сразу же привлекала к себе внимание. Среди жадных мужских взглядов трудно было выделить какой-то один. Вики не заметила, что ее "пасут". И даже Алекс - профессионал! - пропустил этот мяч.
  - Объект ужинает, - шепотом доложил в миниатюрную рацию неприметный мужчина в углу зала, - заказ только что принесли, у вас по крайней мере час.
  Спустя минуту в номер, что занимала Виктория, проникли двое и везде наставили жучков и камер. На всякий случай, аппаратурой снабдили и номер Алекса. Это были те самые агенты, что следили за ней еще в Швейцарии, когда Вики "засветилась" в банке, снимая деньги со счетов. Не сразу, но ее появление там было обнаружено. Оттуда ее вели до России, но в аэропорту снова потеряли. Но вот спецслужбам удалось напасть на ее след. Казалось, операция вошла в завершающую стадию, но ищейка за угловым столиком нюхом чуяла неладное. В отличие от Вики и Алекса, которым нужна была передышка, агент был полностью собран и насторожен. Он оглядел зал, должно быть, в сотый раз, останавливаясь на каждом посетителе и сканируя взглядом сверху донизу. Наконец, в мозгу будто вспыхнула красная лампочка. Недалеко от входа за столиком с двумя красотками восседал солидный лысый дядька с пивным брюшком. Ничего примечательного не было в его внешности, вот только несоответствие между цепким, холодным взглядом и добродушной физиономией. Черные пронзительные глаза казались чужими на румяном лице. И глаза эти то и дело возвращались к объекту. К Виктории Моретти!
  Агент понял, что в зале конкуренты.
  Вики тоже поняла бы это, если бы хоть на мгновение отвлеклась от своих размышлений о дальнейшем плане действий. Но она была сосредоточенна только на одном. Лишь это занимало ее сейчас, и даже внутренний голос, которому она привыкла доверять, на сей раз молчал.
  Черноглазый лысый мужчина следил за ней недавно. Он, как и спецслужбы, упустил Вики в аэропорту. Но в его подчинении были лучшие спецы и супертехника, так что не прошло и двух суток, как появились первые результаты. Сюда он предпочел явиться сам, заранее предвкушая сладость расправы над красивой, но не в меру активной девицей! Он наслаждался каждым мигом, и даже этот нелепый образ толстяка его не смущал. Маскарад обеспечивал безопасность и немного смешил. Никто бы не догадался, что под лысиной скрывается пышная черноволосая шевелюра, а под румянцем - смуглая кожа итальянца.
  Джино Моретти потягивал вино, обнимал обеих своих дам и не спускал глаз с той, настоящее имя которой даже не знал!
  Вики с облегчением поднялась. Хотя она и была спокойна и хладнокровна, как никогда, все же ужин дался нелегко. Ей не терпелось остаться одной. Алекс предложил прогуляться, но она сослалась на головную боль, и поднялась в номер. На всякий случай, пустив в душе воду, Вики устроилась на край ванны и включила запись разговора.
  Теперь ей стало ясно все.
  Агента в ресторане сменил напарник, еще двое из той же организации, в костюмах рабочих крутились внизу у входа. Никто точно не знал, когда наступит время для активных действий. Где-то в крутом офисе их начальство смотрело на мониторы с изображением главной героини и решало, что делать дальше.
  Между тем Джино Моретти, которого также разыскивали все спецслужбы мира, грузно поднялся из-за стола, и в обнимку с двумя цыпочками направился к лифтам.
  
  Россия, Москва
  Отель "Балчуг Кемпинский XX"
  
  Он проснулся от скрипа двери.
  - Кто здесь?
  - Это я, дорогой, - раздался самый желанный, самый сладкий голос на свете, - больше не могу скрывать свои чувства, Алекс!
  - Вики, детка... Как ты открыла дверь?
  Он хотел встать, но она уже была рядом - теплая, нежная, зовущая. Мягкие ладони уперлись ему в грудь, толкая обратно в недра постели.
  - Подумаешь, дверь! - усмехнулась она в темноте. - Открыла шпилькой, вот и все.
  - Ах ты, проказница моя.
  Алекс улыбался, силясь пошутить еще. Он был невероятно растерян. Еще пару часов назад, когда они ужинали в ресторане, не было и намека на то, что Вики изменилась по отношению к нему. Как и раньше, она не оставляла ни единой надежды, что между ними что-то возможно. Что-то, кроме дружбы и делового сотрудничества.
  И вот она здесь, податливая и горячая...
  Голова шла кругом. Он не заметил, как она выскользнула вдруг из постели. Раздался звон бокалов.
  - Выпьешь?
  - Э... А...
  - Ты слишком напряжен, Алекс. Думаю, бокал вина не помешает.
  - Это не то напряжение, - принужденно рассмеялся он, - ты неправильно поняла! Вернись в постель, Вики, ты нужна мне здесь!
  - Держи.
  Он взял бокал, не подозревая, что в нем. В этот момент Вики мысленно молилась, чтобы снотворное успело раствориться. Она не могла доверить случаю такое важное дело. Она не имела права рисковать! Все рассчитано, план без сучка и задоринки, никаких неожиданностей и сюрпризов.
  Алекс сделал большой глоток.
  У нее оставалось минут десять, прежде чем снотворное начнет действовать.
  Он потянулся к светильнику, но Вики мягко отстранила его руку. Алекс хотел сказать что-то, настоять на своем, и вдруг почувствовал ее губы на своих. Словно горячий шоколад... Он мгновенно возбудился, не сдержал стон. Ловкий жаркий язык Вики достиг его мочки, возбуждение росло. Вики прошептала:
  - Поиграем, дорогой?
  - Да... Да... Да!
  Он горел и внутри, и снаружи. Он так долго ждал этого!
  Алекс протянул руки, чтобы скинуть с нее остатки одежды, но вдруг что-то щелкнуло на запястьях.
  - Ты что делаешь? - изумился он.
  - Сегодня я буду твоей начальницей, - строго сказала Вики, - не все же время тебе командовать!
  Щелкнул браслет на втором запястье. Алекс оказался пристегнутым к кровати. До него еще не дошло целиком, что происходит. Но тут он снова почувствовал жар ее тела, и все вопросы испарились, разум полностью освободился.
  - Ты шалунья, детка, - простонал Алекс, - такая фантазерка...
  В это время она привязывала прочной бечевкой его ноги, умудряясь одновременно ласкать возбужденный торчащий колом член. Когда мужчина был полностью прикован и лишен возможности двигаться, Вики из складок пеньюара достала нож и включила ночник.
  Алекс зажмурился.
  - Ты же не хотела света, милая.
  - А теперь хочу!
  Что-то в ее тоне заставило его насторожиться. Он заморгал, стараясь рассмотреть выражение ее лица. Лучше бы ему было не видеть этого! Взгляд Виктории полыхал жгучей ненавистью.
  Ничего, не соображая, Алекс услышал:
  - Ты говоришь мне, где прячут мальчиков, и твой член остается при тебе.
  Он перевел взгляд ниже и увидел в ее руке нож. Настоящий тесак!
  - Ты сошла с ума? - пробормотал мужчина, вытаращив в ужасе глаза.
  - Больше не повторяю. Считаю до трех. Говоришь - все о"кей. Не говоришь - отчекрыжу яйца и брошу умирать от потери крови.
  Ее голос был безжизненным, будто у автоответчика. Алекс панически соображал, но так ничего и не мог придумать.
  - С чего ты взяла, что я знаю?! Я же твердил, это не моя вина, что со мной связались, что меня выбрали в посредники! - он покрылся испариной, язык у него заплетался, отказываясь повиноваться, но Алекс все пытался объяснить. - Тебе нужно отдохнуть! У тебя просто стресс. Я все понимаю, я не осуждаю...
  - Раз, - спокойно произнесла Вики.
  - ... Ты сейчас развяжешь меня, и мы спокойно обо всем поговорим. Должен быть выход, я точно знаю. Мы найдем эту проклятую бомбу и...
  - Два...
  - Вики! - взмолился Алекс. - Пожалуйста, не делай глупостей. Я же твой друг, черт возьми! Мы близкие люди!
  Она приблизила к нему горящее гневом и презрением лицо. И выстрелила словами, будто пулями:
  - Ты мне враг. Это ты убил моего отца, и подбираешься к моим детям. Ты долго обманывал меня, но теперь это позади. У тебя последний шанс остаться в живых. Два с половиной...
  Он разом понял, что все это всерьез. Вики не шутит! И у нее не просто стресс! Каким-то образом Виктория узнала правду. На этом - конец. Ему конец!
  Алекс прекрасно сознавал, что такого не прощают.
  - Три, - сказала она и решительно занесла руку над его сникшим, жалким органом.
  Его глаза налились кровью, как у быка на корриде.
  - Я скажу, скажу, скажу... - залопотал он, с ужасом ощущая, что писает прямо у нее на глазах.
  Вики не заметила этого. Ей было все равно, было плевать на его жуткий страх. Главное - она добилась своего. Она устало потерла лоб. Нож продолжал висеть в воздухе, гипнотизируя Алекса.
  - Ну, - поторопила Вики, - выкладывай все.
  И сведения посыпались из него, как горох.
  Бормоча признания, Алекс просчитывал всевозможные варианты отступления. Викторию теперь придется убрать, думал он. Слишком много она узнала. Но, как и папашу в свое время, придется ее попытать. Она должна сказать, где диск, с помощью которого управляют боеголовками.
  Как же искать без нее катер? И дальше само оружие? Как? Как? Он ощущал, что бесконечные вопросы засасывают его, будто трясина. Голова стала тяжелой, веки слипались. Сил не останется справиться с Вики, когда она развяжет его.
  Она ведь развяжет его?
  Это был последний вопрос перед тем, как Алекс отрубился.
  Вики выждала некоторое время. Потом стала действовать - четко, быстро, ловко, словно автомат. Все шло строго по плану. Именно так, как она задумала.
  В первую очередь она сделала Алексу укол, зажав шприц его же пальцами. Подтащила бесчувственное тело к окну, - огромному, от пола и почти до потолка.
  Тряпкой со специальным раствором Вики прошлась по всем поверхностям, чтобы стереть свои отпечатки пальцев. Расправила постель. Бросила шприц на стол. И только убедившись, что номер в порядке, она распахнула широкую створку окна и столкнула Алекса вниз. С двадцать первого этажа шикарной московской гостиницы.
  Шакалу - шакалья смерть!
  Вики не сомневалась ни секунды и не испытывала ни малейших угрызений совести. Осуществив запланированное, она двинулась на выход, но тут раздался настойчивый голос интуиции. Подожди, будто говорил кто-то внутри, еще не все. Вики знала, что должна спешить, и покинуть отель еще до прибытия скорой и милиции. Однако внутренний голос еще ни разу не подводил ее.
  Она осмотрелась внимательней, чем раньше. Ладонью провела по внутренней стороне прикроватного столика.
  Так и есть! Жучок!
  - Сукин ты сын! - возмущенно произнесла Вики.
  Теперь уже целенаправленно Вики обыскала весь номер. Среди книг она нашла зрачок видео камеры и раздолбила его каблуком. Даже если ею любовались в прямом эфире, это ничем не грозит. Книжные полки были расположены в другой комнате, в спальне, где был убит Алекс, камер не оказалось. Вики поняла, что ей давно и прочно "сели на хвост", и ее спасла только невероятная удача. Теперь пора делать ноги.
  Она выскочила из номера, быстро взяла в своем номере люкс спортивную сумку с вещами и из коридора вышла к пожарной лестнице. В холле уже был слышен гул голосов. Тело Алекса, вероятно, было обнаружено. С минуты на минуту должен был разразиться скандал. Надо было поскорее уносить ноги...
  Не успела Вики спуститься на пару этажей, как в ее номер прошмыгнул Моретти собственной персоной. Ни лысины, ни брюшка не наблюдалось. Он подготовился к жаркой схватке, наслышанный от Ламина о ее бойцовских качествах. Обшарив комнаты, Джино едва сдержал крик ярости. Отчаянная мысль мелькнула в голове и заставила его выскочить из номера прямиком к пожарной лестнице.
  Перепрыгивая через ступени, он летел вниз. Двадцатый этаж. Пятнадцатый.
  Вики в это время была на пути к десятому. Их разделяло всего полминуты. И вечность. И пропасть лет. И бездна непонимания. И страх стать несвободным. И ужас узнавания.
  И много чего еще!
  Моретти услышал ее шаги и прибавил скорость, на ходу достав пистолет.
  Она не уйдет!
  Почему-то именно сейчас, когда он преследовал незнакомку, Джино вспомнил свою недавнюю поездку на родину - Сицилию.
  После побега из тюрьмы у него практически не было времени, но все же чуть ли не в первую очередь Моретти объяснил Ламину, как много для него значит посещение острова. Дом - было подходящее слово. Но это не главное. Самым важным было отдать долг памяти.
  Ламин устроил ему поездку, обеспечив безопасность на высшем уровне. Учитывая, что все спецразведки стояли на ушах из-за побега итальянца, это было нелегко. И все же удалось! Он прилетел на вертолете, замаскированный, с документами на чужое имя. Даже в дядино имение попасть было нельзя - дом и прилегающие территории находились под неусыпным контролем Интерпола, а может быть, и ФБР тоже. Впрочем, Джино там нечего было делать - никого из родственников в живых не осталось.
  Единственное место, которое он стремился посетить на Сицилии, - фамильный склеп в Катании. О его существовании знали только самые близкие, так что здесь можно было не опасаться столкнуться нос к носу с ищейками.
  Впитывая запахи и звуки, знакомые с детства, Моретти пробирался сквозь густую чащу оливковых деревьев. Он был один, без охраны, и впервые за долгое время без определенной цели. Просто дома. Несвойственная ему сентиментальность сжимала сердце.
  ... Вместо забора здесь была живая зеленая изгородь, сверкающая иссиня-черным виноградом, который переливался на солнце, будто агат. Джино вспомнились слова матери, что его глаза будто эти виноградинки.
  - Здравствуй, мамочка, - сказал он, спустившись по лестнице в могильный холод склепа.
  Вот ее имя. Мария-Антуанетта Корлеонези. И даты, по которым видно, что бедная женщина прожила совсем немного, недопустимо мало!
  А рядом - некогда могущественный и мудрый дедушка Сандро Моретти и его жена Патриция.
  После - крестный отец Анджело Моретти, погибший в перестрелке на свадьбе Джино.
  А далее - брат Марио Моретти.
  Господи, его родной брат, его младший любимый братишка Марио, тоже здесь покоится!
  Джино с удивлением почувствовал, как горят глаза брата на фото. Словно от слез...
  Он провел ладонью по бесчувственным прохладным камням.
  И отец - Франко Моретти тоже здесь. Сердце его не вынесло известия о гибели Марио. И двух дней не прожил без своего любимчика.
  - Бедный, Франко, - едва слышно прошептал Джино, задыхаясь от рыданий.
  Нет, конечно, он не плакал. Мужчины не плачут. Просто сдавили горло одиночество и страшная тоска.
  Джино расставил цветы - белые лилии, которые принес с собой, и опустился на колени помолиться. Слова древних молитв не принесли ожидаемого облегчения.
  Он один на белом свете. Ни единой близкой души у него не осталось! Волк-одиночка.
  Жена? Но Вики предала его! И никогда, вероятно, не любила по-настоящему!
  А может быть, ты ошибаешься, шепнул тоненький голосок внутри него.
  И Моретти впервые за все эти долгие годы захотелось ему поверить. Возможно, все еще у них впереди. У него и Виктории. И их сына. И Марио-младшего - его родного племянника, перед которым он очень виноват.
  Глупо надеяться на чудо. И как-то не по-мужски мечтать о любви, о преданности. Но на мгновение он позволил себе расслабиться. Здесь, вдали от людей и солнечного света, можно.
  Через полчаса Джино Моретти уже садился обратно в вертолет. Его лицо было непроницаемо, а взгляд, как обычно, полон жизненной энергии, холодного цинизма и аристократической надменности. Никто в целом мире не догадался бы, что скрывается под этой броней! ...
  ... Он чертыхнулся, прогоняя воспоминания. К чему этот сентиментальный бред?! Совершенно некстати!
  Где-то на улице выли сирены, раздавались гудки автомобилей. Что-то случилось прямо рядом с гостиницей. Плохо дело, подумал Моретти. Она может воспользоваться суетой и снова улизнуть. Он должен нагнать ее в здании. Однако, девчонка оказалась шустрой, и неслась так, что за ней было не угнаться. У самого выхода они почти сравнялись, Джино был вынужден спрятать оружие. Он увидел перед собой всполох рыжих волос, стройные ножки, обтянутые короткими шортами, и выскочил на улицу следом за ней. Мужчина уже протянул руку, чтобы схватить женщину, как вдруг какой-то человек в форме метнулся ему наперерез, что-то крича в рацию. Джино не знал русский и ни черта не мог понять. Ему только и осталось, что засечь в какую машину она села. Моретти прыгнул в такси, всучил водителю пачку баксов и ткнул пальцем в автомобиль, где восседала рыжая.
  - Женьсчина! Мне нузна женсчина! - кричал он с ужасным акцентом по-русски.
  - Проститутку что ли снять? - понимающе подмигнул шофер.
  Джино скрипнул зубами. Это слово было уже знакомо.
  - Нет, проститутка! Эта женсчина, - он снова показал пальцем в спину незнакомки.
  - А! Баба твоя что ли? Изменяет, да? Не фиг на иностранках жениться! Из своих надо брать, чудики! Ну ладно, ладно тебе, догоним беглянку, не суетись ты так!
  Такси рвануло с места следом за машиной, в которой ехала мнимая Элен Форс.
  Или Наташа? Или Амира Джи?
  Интересно, сколько у нее имен, подумал вдруг Моретти, и усмехнулся. Чем-то они похожи с этой красоткой!
  Инстинкт заставил его обернуться. За такси мчался джип с тонированными стеклами. А в это время на стоянке перед отелем плевался от злости агент ФБР, упустивший Викторию, а двое людей из Интерпола давали показания русским ментам, сквозь кордон которых было не прорваться ни королю, ни Джеймсу Бонду. Проклиная Москву, пробки, милицию и собственное начальство, ищейки понимали, что теперь до дичи также далеко, как было сутки назад!
  В джипе, преследующем Вики, сидели сотрудники ФСБ. На данном этапе они вырвались вперед. Это была их территория, их вотчина, и чувствуя себе здесь хозяевами положения, они даже расслабились немного. Все посты на дороге были предупреждены, выезды из города блокированы.
  Ей не уйти!
  Вики была спокойна, как олимпиец. Главное сделано, - она добыла сведения о том, где искать сыновей, и избавилась от врага номер один. Остальное ее не волновало. Она точно была уверенна, что никто и ничто не сможет ее остановить!
  Обернувшись, она увидела, что ее преследуют сразу на двух машинах. Оранжевое такси, где рядом с водителем восседал какой-то черноволосый красавчик со зверским оскалом, ехало впереди. А за ним мелькал мощный торс джипа. Вики поняла, что пришло время решительных мер. Она быстро закрутила волосы в узел, достала из сумки документы, телефон и деньги и рассовала их по карманам. Из потайного отделения вытащила миниатюрный пистолет, похожий на игрушку.
  Впереди мигал светофор. Вики судорожно соображала, как быть. Остаться или бежать? Водитель тем временем сбросил скорость. Она обернулась и увидела, что джип вырвался вперед и тоже стал притормаживать.
  - А на Кутузовском, наверное, пробка, - зевнул таксист.
  Виктория чертыхнулась - двое громил вылезли из джипа и направлялись прямо к ее машине. Никаких сомнений относительно их дальнейших действий не было. Зеленый свет все не зажигался.
  Вики направила пистолет на водителя.
  - Быстро! Выходи, ну!
  Тот грязно выругался брызгая слюной, поспешно вылезая из машины.
   Она высунулась в окно и выпустила несколько пуль под ноги преследователям. Им пришлось сплясать канкан, чтобы не быть подстреленными.
  - По колесам стреляй! - заорал один другому.
  Вики снова прицелилась.
  Но в этот момент с другой стороны притормозило еще одно такси, и, на миг обернувшись, она увидела дуло пистолета, направленное прямо на нее. Человека Вики разглядеть не успела. Кое-как дотянувшись до педалей, Виктория бросила машину вперед. Уже на ходу она перебралась на водительское сиденье, и, уверенно петляя между встречными машинами, слушая возмущенные вопли, вой сирен и гудки, помчалась вперед.
  Джино следовал за ней по пятам. На светофоре он просто вытолкнул водителя, не тратя время на угрозы.
  Федералы рванули обратно в джип, но теперь уже плелись в конце погони.
  Вики понимала, что долго не протянет. Такси было явно не первой свежести, мотор барахлил. На МКАДе ей нечего тягаться с джипом. Значит, нужно оставаться в городе, прятаться, заметать следы. Или поменять автомобиль!
  Вики решительно свернула с проспекта в какой-то переулок. Сзади раздавались хлопки выстрелов. Раздумывать, кто хочет ее прикончить, было некогда. Ясно одно - это не милиция! Она не знала, что стрелял Моретти. И стрелял не только в нее, но и в других преследователей. Одна из его попыток вышла удачной - он пробил переднее колесо. Джип завис на дороге, бешено вращаясь. Джино вырвался вперед, краем глаза отмечая, в какую сторону свернуло нужное такси.
  Вики тем временем выбирала новую тачку. Во дворах было полно подходящих, крутых машин. Она в полминуты вскрыла замок серебристой "митцубиси". Тотчас взвыла сигнализация, но через мгновение все стихло - Вики разомкнула провода. Взревели бешеные лошадиные силы под капотом. Вот теперь можно было и погонять.
  Едва она вылетела из двора через арку, с противоположной стороны въехал Джино. В один момент, оценив ситуацию, он пустил такси в погоню за "митцубиси". Вики снова услышала звуки выстрелов. Петляя, словно заяц, она мчалась по столичным дорогам. Хотя, был уже поздний час, и зажглись фонари, и приличные люди давно пришли с работы и уселись перед телевизором, автомобилей на улицах города было больше, чем достаточно. Каждую секунду какой-нибудь "чайник" норовил вписаться ей в бок или в зад. А от громадного грузовика Вики увернулась лишь в последнее мгновение, уже прочитав молитву. Ей хотелось зажмуриться и бросить руль. Но такого адреналина она еще никогда в жизни не ощущала. Будто и она была не она, а героиня блокбастера! Впрочем, по здравым размышлениям, Вики поняла, что в ней на самом деле полно героического. Она сможет все, она справиться!
  С такими мыслями она вылетела на МКАД. Дело пошло веселей. Мотор бодро ревел, преследователи остались позади. Правда, едва она перевела дух, как в зеркале заднего вида снова появилось злополучное такси. Вики усмехнулась, уверенная, что эта таратайка ее не догонит.
  Но Джино был другого мнения. Выжимая из своего железного коня все, что возможно, он сравнялся с "митцубиси" и прижал ее к отбойнику.
  Вики едва вырвалась, сдав назад и объехав его с другой стороны. Снова вокруг сигналили и выли сирены.
  Моретти стрелял по колесам, но пока он целился, митцубиси рванула с места, как ошпаренная. Он был вынужден опустить пистолет. Погоня продолжалась. Две машины, будто выпущенные стрелы, летели по кольцевой дороге, полупустой в такое время. Вики всерьез подумывала прокататься так всю ночь, потому что сворачивать с кольца было невыгодно. Однако она с ужасом констатировала, что мигает красная лампочка. Бензин был на исходе.
  Бросив машину в крайний правый ряд, она съехала с МКАДа, оказалась под каким-то мостом и, недолго думая, свернула в мрачный закоулок в надежде, что парень в такси в темноте ее не заметит. Но едва она выскочила из машины, как впереди мелькнули фары. Сомневаться было некогда. Штурмом взяв забор, Вики оказалась внутри какого-то склада под открытым небом. Всюду громоздились железки, остовы металлолома, какая-то техника - с виду нерабочая. Виктория притаилась за колонной ящиков. Раздались уверенные шаги. Вики достала пистолет и, затаив дыхание, сняла предохранитель.
  - Выходи, девочка, - раздался насмешливый голос, - мы просто поговорим!
  Ей почудились знакомые нотки. Вики невольно поежилась, догадываясь, что она знает преследователя. Кто это может быть? Алекса она убила! Но этот голос она явно уже где-то слышала!
  - Тебе некуда деваться, выходи!
  Кроме насмешки, в голосе звучала угроза и командирские нотки. Викторию охватило безумное желание заткнуть пасть этому самодовольному индюку.
  С пистолетом в вытянутой руке она появилась перед ним так неожиданно, что мужчина вздрогнул. Лица преследователя она опять не разглядела.
  - Привет, - усмехнулась Вики, нажимая на курок.
  Парень был профи, быстро присел, метнулся в сторону и оттуда несколько раз пальнул.
  Вики снова замерла за баррикадами.
  - Ты кто такой?
  - Мы что, будем вести переговоры вот так, в темноте? Пойдем в приличное место, я угощаю. Там и поговорим.
  Она подумала, что точно знает его. Эта усмешка, этот приказной, безапелляционный тон!
  Джино, чуть не вырвалось у нее. Любимый!
  Любимый?! Да разве?!
  И что он делает здесь?! Нет, этого просто не может быть! Померещилось, решила Вики.
  Но тут мужчина прыгнул и оказался рядом с ней, на расстоянии вытянутой руки. Рассуждать было некогда. В тусклом свете фонаря она действительно увидела перед собой Моретти. Сердце на миг зашлось от восторга и ненависти одновременно.
  Воспользовавшись ее замешательством, Джино выбил пистолет у Вики, и саму ее опрокинул навзничь. Но она мгновенно пришла в себя и, уткнувшись пятками ему в грудь, оттолкнула муженька, вскочила и, не глядя, подхватила какую-то железку.
  - Лежать! - рявкнула Вики на итальянском.
  Теперь Джино был в полной растерянности. Этот голос был ему знаком, причем очень хорошо знаком! Обдумывая, где он мог встречаться с этой бестией, Моретти быстро перевернулся, услышал, как железка рассекла воздух рядом с ним, и улизнул за угол. Вики замерла, ожидая нападения. Но он появился уже с другой стороны, зажав ее будто с тиски. Несколько мгновений она была полностью беспомощна, и только наставления гуру о правильном дыхании, спасли ее. Вики перевела дух и выскользнула из рук Джино.
  - Откуда ты тут взялся? - завопила она на английском, отскочив на безопасное расстояние. - Что тебе надо?
  Он погрозил пальцем, будто маленькой.
  - Ай-ай-ай, ты же знаешь!
  - Ни черта я не знаю! Отвали от меня, Моретти!
  У Джино в буквальном смысле слова отвалилась челюсть.
  - Мы знакомы детка? Ты меня знаешь?
  Он сделал шаг к ней. Будто машинально. Вики притворилась, что не заметила.
  - Еще как знакомы, - рассмеялась она.
  Словно завороженный, Джино слушал ее смех. Но продолжал продвигаться вперед, все ближе и ближе. И вот одним прыжком он настиг ее, прижал к стене, подняв руки за голову, и пристально вгляделся в лицо. Вид у него был обескураженный.
  - Я тебя знаю, - прошептал Джино, - вот только...
  Вики кивнула, ощущая, как быстро-быстро колотиться сердце. Непонятно, ее или его. Или оба сразу, так близко, что не различишь!
  Это враг, вдруг напомнил внутренний голос.
  Вики ударила его в пах, ладонью по шее, а пальцами другой руки нажала на одну хитрую точку за ухом. Джино обмяк. Она метнулась в сторону, в спасительную темноту. Ей нужно было подумать. Нет! Ей нужно было бежать, скрываться. Но вместо этого она вдруг остановилась, как вкопанная.
  Перед ней лежал ее муж. Ее любимый.
  Она не знала, зачем он здесь и почему, но твердо была убеждена, что оставить его вот так - не может!
  - Мать твою... - пробормотали его губы.
  Вики нахмурилась и отступила. Что же все-таки происходит?! Он не узнал ее, но преследует. Что ему надо?!
  Убедившись, что с ним все в порядке и вскоре он должен очухаться, она огляделась. Надо сматываться отсюда. За горой железяк Виктория приметила что-то отдаленно напоминающее вертолет. Невероятно, но факт! Они оказались в ангаре, где хранили летательную технику?! Удивляться некогда! Вики рванула к вертолету, молясь, чтобы он был в рабочем состоянии. Но если так, склад должны охранять.
  Не успела она подумать об этом, как из чернильной темноты донесся громкий, злобный лай. Вероятно, четвероногие сторожа только проснулись. Ангар под открытым небом имел такую площадь, что добежать из одного конца в другой было непросто. И все же собачки уже здесь! Вики пожалела о пистолете, потерянном где-то среди груды металлолома.
  Она рванула к вертолету, но поздно - ее окружили темные приземистые фигуры. Это были огромные доберманы. Вики судорожно сглотнула. Едва она сделала шаг, как одна из собак, рыча, бросилась ей прямо на грудь. Джино, пришедший в себя к этому моменту, кинулся наперерез псу. Спустя мгновение раздалось жалобное поскуливание.
  - А ну, стой, стрелять буду! - услышала Вики русскую команду.
  Они с Джино переглянулись. Оставшиеся собаки жались в угол, поглядывая на своего товарища со сломанной шеей. Сторож с ружьем наперевес появился в свете фонаря. Джино поднял руки. Вики насмешливо скривилась. Однако, тут она заметила на спине у мужа автомат. Он выхватил его в считанные секунды и выстрелил охраннику в руку, которой тот сжимал оружие. Снова раздался оглушительный лай.
  - Вы мне надоели! - воскликнул Джино и перестрелял всех собак, выпустив длинную автоматную очередь.
  Это точно мой муж, подумала Вики. Она не знала, радоваться или плакать. Все так запуталось.
  В следующее мгновение дуло автомата уперлось ей в грудь.
  - Ты тоже! Тоже мне надоела! Быстро за мной!
  Он подтолкнул ее к вертолету. Она пожала плечами.
  - Зачем я тебе нужна?
  - Молчать!
  Он был настроен решительно. Свирепое выражение лица напугало Вики. Кажется, теперь выхода не было, придется подчиниться. Может, настал момент сказать правду?
  - Джино, я...
  - Заткнись, сказано! Будешь говорить, когда спросят.
  Он опустил оружие и резко притянул ее к себе, как клещами, схватив пальцами за горло.
  - Где бомбы?!
  Близко-близко Джино увидел синие молнии ее глаз, пронзившие его насквозь. На миг ему показалось, что земля уходит из-под ног.
  Виктория?! Его жена?!
  Это ее глаза! Ее взгляд - убийственный и проникновенный, нежный и твердый одновременно!
  Я схожу с ума, подумал Моретти. У меня галлюцинации, была следующая мысль. Просто ударился головой сильней, чем хотелось бы. Возможно, сотрясение мозга!
  - Ну! Говори! - рявкнул он, сбрасывая оцепенение.
  - О чем речь?!
  Он тряхнул ее, да так сильно, что у нее не осталось никаких сомнений насчет серьезности его намерений. И все же Вики не собиралась сдаваться. Профессиональным ударом она зарядила ему в челюсть, и, не дав опомниться, добавила парочку в солнечное сплетение. Моретти ловил воздух ртом, будто рыба, выброшенная на берег. Вики заметила какое-то движение в стороне. Сторож, пришедший в сознание, подползал к ружью. Она схватила Джино за руку, которой он сжимал пистолет, и выстрелила. Сторож утих. Но Джино уже пришел в себя и не дал ей проскочить в вертолет, схватив за бедра уже в прыжке.
  Вики яростно замолотила ногами. Джинсовая ткань ее шорт не выдержала итальянского темперамента, - в руках Моретти остался лишь обрывок одежды. Он попытался обхватить ее снова, но Виктория ласточкой нырнула в железное нутро машины и, резко развернувшись там, пяткой заехала Джино в нос. Он зарычал от боли. Сейчас он действительно пришел в бешенство. Шутка ли - баба разбила ему нос до крови! Такое было впервые в его жизни!
  Озверевший Джино запрыгнул в вертолет. Повалил, Вики на пол и попытался сломить ее сопротивление. Джино накрыл ее своим торсом. Ей удалось выскользнуть и вцепится ему в лицо острыми ногтями. Он сжимал пальцы изо всех сил, давил на нее всем своим весом, до тех пор, пока Вики не побагровела закашлявшись. Ее силы иссякли. Несколько мгновений они, молча и яростно боролись, катаясь туда сюда. В какой-то момент он оказался снова сверху, зажав, Вики боком между коленями. У него перед глазами оказалось ровное загорелое бедро. Машинально он провел ладонью по этому великолепию. Наступило недолгое, волнительное молчание. Виктория задрожала от бессильного гнева, не отводя своего ненавистного взгляда от Моретти. А он перевел взгляд чуть выше - к ложбинке между ягодицами и спиной, и увидел нечто, отчего у него перехватило дыхание. Тату в виде цветка. Ту самую татушку, которую много лет назад сделал своей любимой жене!
  Джино шумно сглотнул, невольно ослабив хватку.
  Вики воспользовалась этим, спихнула его с себя.
  - Тори?! - ошарашено прошипел Джино, - мама миа!
  Она встала, отряхнулась, как ни в чем не бывало. И покачивала соблазнительным бедром прямо у него перед носом.
  - Наконец-то ты меня узнал! Я-то уж думала, у тебя со зрением беда!
  - Виктория! - воскликнул он, но вслед за восхищением Джино овладела ярость, и он прорычал несколько сицилийских ругательств, которых Вики даже не пыталась понять.
  - Неужели это ты? Правда, ты?! - он подступал все ближе. - И какого черта ты здесь делаешь, Вики?! Да еще с чужим лицом! Ты изменила форму носа? - Неуверенно произнес он, изучая ее лицо, - твои губы... они... черт возьми, да ты... Словно, ни женщина, а силиконовая кукла!
  - Помнится, мне в недалеком будущем, ты любил как раз именно таких!
  - Вот именно что любил. Время меняются, да и люди тоже! Не понимаю, зачем тебе все это?
  - Себя спроси! - беспомощно огрызнулась она. - На себе погляди! Тоже мне, мужик с обложки... Ишь, ты как личико-то свое отшлифовал, признайся ведь ни один раз под нож ложился!
  - Работа у меня такая детка! Приходится маскироваться!
  - Да?! Так вот мне пришлось проделать тоже самое Моретти!
  Противоречивые чувства овладели ею. Виктория вдруг поняла, что соскучилась по мужу просто невероятно сильно. Но и убить его готова - всерьез! Они только что дрались не на жизнь, а на смерть! Он посмел бить ее, заламывать руки!
  - Негодяй! - вырвалось у нее. - Подлец!
  - Что?! - взревел Моретти. - Это я-то подлец?! Да ты... Тебе!...
  Он машинально, ослепленный злобой, схватил ее в охапку и придвинул к себе, чтобы она как следует, могла разглядеть ярость в его глазах. Чтобы поняла, что он шутить, не намерен! Что он очень и очень сердит! Сердит на нее!
  Но тут Джино снова увидел близко-близко синий океан ее глаз, и понял, что пропал.
  Вики бешено крутилась в его объятьях, стараясь вырваться. Она даже пыталась лягнуть его между ног, но Джино был настороже. Теперь он сообразил, что с собственной женушкой надо держать ухо востро, иначе она живо разделает тебя под котлету!
  - Нет, нет, детка, хватит драться! - прошептал он ей на ухо с жарким придыханием.
  - Я с тобой не дралась, - усмехнулась она, стараясь вывести его из себя, - ты слабак, так что...
  - Я - кто?! - зарычал Джино, сжимая кулаки. - Ты много на себя берешь, детка! Слишком много!
  - Я тебя уделаю на раз!
  - Не смеши! А то получишь по заднице! - расхохотался ей в лицо Джино.
  Виктория задохнулась от возмущения. А он и вправду хлопнул ее по попе, причем, весьма ощутимо. Вики задрожала от ярости. Или от вожделения?! До нее вдруг дошел весь абсурд ситуации.
  - Отпусти меня, Моретти!
  - Даже и не мечтай! - уверенно ответил он и приник своими страстными губами к ее пухлым губам. - Я так соскучился по тебе, детка. Ты моя! Моя женщина!
  Родные, полузабытые запахи кружили ему голову. Джино целовал и целовал ее, смутно догадываясь, что никогда ему не утолить этой жажды.
  Вики чуть не теряла сознание в его руках. Она и не подозревала, что в нем столько нерастраченной нежности, и наслаждалась каждым ее глотком.
  Их будто качало на волнах, то, бросая, друг к другу, то слегка разводя в разные стороны.
  Джино прижимал Вики к своей широкой груди. Теперь он все понимал. Понимал ее, как никто другой на этом свете. Боль и страдания причиненные ей...
  - Детка, Вики.... - шептал Джино, как зачарованный нежно поглаживая ее по волосам. - Ты прости меня. Прости меня дурака за то, что я...
  Она нежно коснулась своими губами его губ и не дала ему возможности договорить, сама поцеловала. Он обомлел от поцелуя своей жены.
  - Моретти... - неохотно отрываясь от его губ, ласковым голоском произнесла она. - Все в прошлом. Его нам, увы, не дано изменить, - рассудительно продолжала она.
  - Но будущее Вики! - перебивая ее, затарахтел Джино. - Будущее ведь в наших руках, разве не так? Наши дети будут купаться в любви, которую мы испытываем друг к другу. И я клянусь, что отныне больше никогда не дам тебе повода пожалеть о твоем выборе. Ты для меня - весь мир, детка. Ты мне веришь? Веришь, мне или нет?
  Глаза Вики светились необъятным счастьем. Это было видно. Конечно, она верила ему, потому что любила его всей душой. Любит. И будет любить его вечно. Глубоко и безоглядно.
  С каждой секундой от прикосновений мужа, ее охватывало всепоглощающее желание. Он как никогда, нашептывал ей нежные слова, слова о преданной и вечной любви, а она смотрела на него, так, что от ее взгляда у него замирало сердце. Ощущение вины жгло его изнутри, он, то и дело раскаивался и просил прощения за причиненные ей страдания. Сердце его изнывало от боли и разрывалось на части. Больше всего на свете он боялся ее вновь потерять. Раскаяния Джино были видны невооруженным глазом. Да, он любит эту женщину! Любит больше жизни! Она единственная, что у него осталось в этом мире.
  Ощущение близости сильного мужского тела заставило Вики учащенно задышать.
  - Любимый... - она крепко сжала его руки в своих руках. - Джино! Обними меня...
  Он обнимал ее, просил прощения, а она слушала его внимательно, и у нее время от времени перехватывало дыхание, как у школьницы перед важным экзаменом. Джино Моретти! Единственный и неповторимый! Ее муж! Он здесь рядом с ней! Он защитит ее! Обязательно!
  Руки ее машинально потянулись к его рубашке. Он как всегда, красив и неотразим, одет с иголочки! Она принялась расстегивать ему одна за другой пуговицы, и жадно вглядываться в каждую частицу его мускулистого тела. Ох, этот запах! Она вдохнула полной грудью. Аромат дорогого одеколона и мужественного запаха. Вики уже призналась себе, что любит мужа всем своим существом. И не мыслит без него жизни. Никогда! Ни один мужчина не сравнится с ее мужем! Ладони скользнули по упругим буграм мышц на его груди, потом сомкнулись на шее. О, как же она соскучилась за ним!
  - Джино... - сладко шептала имя мужа Вики, прижимаясь к нему.
  Он что-то все говорил и говорил ей. Он видел, как сильно жена желает его. Желает, не меньше его самого! Джино не выдержал и прильнул своими горячими губами к ее призывно раскрытым губам. Обоих охватила головокружительная страсть.
  - Вики... - страстно отзывался Джино, покрывая ее поцелуями.
  Они и не помнили, как очутились на полу, как лишились последних остатков одежды. Не было ничего между ними - ни вражды, ни угрюмых сомнений, ни этих долгих лет разлуки. Только любовь. Блаженная! Открытая! Чарующая! Необыкновенная!
  Его губы узнавали каждую клеточку ее тела, вместе с тем открывая заново потайные нежные местечки. Она со стоном вновь и вновь погружалась в водопад его поцелуев. Прежде она и представить себе не могла насколько это прекрасно. Любовь творит чудеса. Исцеляет! И даже избавляет от страданий!
  - О, Джино! - шептала Вики вновь и вновь, открываясь ему навстречу. Ее голос дрожал от страсти, - люби меня... люби меня...
  - Да, да, детка, - отвечал он, жадно покрывая ее поцелуями. - Любимая. Неповторимая. Желанная. Виктория!
  Вики тяжело дышала, тело настигал всепожирающий огонь. Он вошел в нее уверенно. Обоим чудилось, что они на краю бездны. Не важно - главное вдвоем! Их охватило немыслимое блаженство. Они доводили друг друга до сладостного изнеможения. Мир уплыл, исчез в тумане, оставив лишь радужные брызги наслаждения. Они вдвоем совершали это невероятное путешествие, переплетаясь ногами, руками, душами. Впервые в жизни Вики прочувствовала такое гармоничное единение с мужем. Их страсть никогда не была еще такой ласковой, нежной, откровенной, чарующе-доверительной. Вместе приникнув к источнику счастья, они затрепетали в объятиях друг друга и надолго замерли.
  Джино вдруг почувствовал на губах соленый привкус и догадался, что Вики плачет. И даже понял, почему.
  Это были слезы восторга и благодарности. Слезы любви и блаженства.
  Раньше ему бы и в голову не пришло, что такое вообще возможно. А сейчас, ловя губами ее слезинки, он ощутил комок в горле. Было так хорошо, так невыносимо прекрасно! Он не знал, что делать с собственными чувствами.
  Он просто обнял ее покрепче. Это была любовь. Великий дар и благо, богатство которое надо беречь. Только сейчас Джино осознал это. Страсть - пламя. Любовь - единство, тепло остающееся на долгие, долгие годы. Она учит быть терпимыми, заботливыми.
  Через некоторое время Джино вспомнил о реальном мире, полном угроз.
  - Надо вставать, милая. Твои друзья на джипе вот-вот явятся!
  - Какие еще друзья?! - лениво спросила Вики. - Ты о чем дорогой?
  Он поднял ее на руки, усадил в кресло и с озабоченным видом стал собирать одежду.
  - Тебе лучше знать, какие, - заявил Моретти, вдруг ощутив прилив ревности и злости.
  Он ведь ничего не знает о ее настоящей жизни!
  - Одевайся! - приказал он.
  Вики влезла в порванные шорты, нацепила майку и джинсовую безрукавку с карманами. Джино тоже оделся. Говорить о случившемся было некогда. Обсудить бы все, но сейчас явно было не время и не место!
  - Я все-таки не понимаю, о ком ты говоришь, - вызывающе сказала она и попыталась подняться.
   Но Джино сгреб ее в охапку, так что затрещала ткань безрукавки, и снова пихнул. От возмущения Вики забыла сопротивляться.
  - Ты оторвал мне карман! Ослабь хватку!
  - Извини дорогая! Я просто немного обеспокоен, - признался Джино.
  Она понимающе посмотрела на него, собрала выпавшие документы и телефон, запихала в другой карман.
  - А это что? - Джино держал на ладони миниатюрный передатчик.
  Вики брезгливо поморщилась. Значит, он прав, те люди в джипе вот-вот появятся, за ней следили все время! Но кто они? Подельники Алекса? Или его соперники? И откуда все-таки взялся Моретти? И на чьей он стороне?
  Кажется, Джино все прочел в ее глазах.
  - Давай потом, - устало улыбнулся он и опустился в кресло пилота.
  Вики с интересом наблюдала за ним. Джино включил приборы, пощелкал сверху какими-то кнопками. Было слышно, как лопасти вертолета постепенно начинают вращаться.
  - Порядок, - удовлетворенно заявил Моретти.
  Однако через миг все стихло.
  - Россия, - усмехнулась Вики, - здесь половина техники такая!
  - Тогда бежим, может, еще успеем забрать твою тачку.
  - Подожди, я давно не летала на вертолете, - Вики кокетливо улыбнулась и поправила волосы, - неужели, ты меня не прокатишь?
  От ее улыбки его сердце заколотилось сильно-сильно где-то у самого горла. Джино силился что-то сказать, но не мог. Он не знал таких слов, чтобы передать свои чувства. Ему было понятно одно - это чудо, что она рядом!
  - Я... Он... Вертолет старый, наверное, - только и пробормотал Моретти.
  - Подвинься, - попросила Вики чуть снисходительным тоном.
  Он скептически приподнял бровь, но уступил ей место. Вики быстро оглядела панель приборов, прошлась по кнопкам, будто пианист. Потом проверила, что творится сверху, и достала оттуда два проводка - красный и синий. Как только Вики соединила их между собой, винт снова заработал. На этот раз лопасти двигались все сильней, и останавливаться явно не собирались.
  - Сядь, - мягко сказала Вики мужу.
  Он все это время стоял у нее за спиной, с изумленным восхищением наблюдая за действиями жены.
  Моретти опустился на сиденье рядом с ней, ощущая легкое головокружение от происходящего. Неужели, это его супруга?! Женщина, с которой их обвенчали у алтаря, которую он любил и знал! То есть, думал, что знает. А потом... Они прожили совсем недолго, но все же он был уверен в ней.
  Однако, Виктория полна сюрпризов! Вот так женщина - загадка! Такой он ее еще не знал.
  Вертолет оторвался от земли. Вики торжествующе взглянула на мужа. Тот не знал, что сказать. Он был слишком растерян. Впрочем, в глубине души Вики паниковала. Она не ожидала, что встреча с супругом принесет такую бурю чувств. Растерянность, страх, тоску и... самое главное... непреодолимое желание обнять его и не отпускать уж больше никогда!
  Странно это все. И так некстати! Ей нужно спасать детей, заниматься делом, а не препарировать собственные ощущения!
  Вертолет тем временем набрал высоту, Вики закричала:
  - Ты знаешь безопасное место, где мы можем все спокойно обсудить?
  - Держи курс на восток, - уверенно ответил Джино, хотя понятия не имел, что там.
  Ему просто необходима была передышка. Главное - выбраться из столицы, Москвы, найти тихую гавань, а там - видно будет!
  У него вдруг ожил сотовый. Джино поспешно достал телефон из кармана брюк и увидел, что звонит Ламин. Только сейчас Моретти вспомнил, зачем здесь находиться, и что вообще происходит в его жизни. У них с китайцем крупное дело, очень крупное и очень рискованное!
  Он не мог ответить. Взгляд Джино то и дело возвращался к золотистым кудрям, рассыпанным по загорелым плечам Вики. Она надула его партнера! От этой мысли он больше не приходил в ярость, она скорее веселила его. Но следующая бросила в холодный пот. Они же были любовниками! Его любимая женщина и этот бандит Ламин!
  - Посмотри на меня! - потребовал Моретти, запихивая телефон обратно в карман.
  - Что?
  - Обернись! Я должен видеть тебя! Ты спала с ним?!
  - С кем? - смутилась Вики.
  - Сама знаешь! - сверкнув глазами, зарычал он. - С Ламиным!
  - Что?! Ты свихнулся?! Мы на высоте пятьсот метров над землей на самом раздолбанном вертолете, который только существует на свете!
  - Так, ты спала с ним?! - рявкнул он, подскочив к ней. - Отвечай! Я должен знать!
  Вики показалось, что ее обдало жаром из печи. Она на миг посмотрела на мужа: разгневанное лицо, желваки ходят вверх-вниз, из ноздрей чуть не валит пар, волосы всколочены.
  - Нет! Нет! Нет! Не спала! Доволен? А теперь сядь и успокойся.
  - Ты врешь!
  - Джино, я тебя умоляю, сядь, иначе мы навернемся! Клянусь, я не спала с ним! Какого ты обо мне мнения? На черта мне сдался этот импотент?!
  - Откуда ты знаешь, что он импотент? - цеплялся за каждое ее слово ревнивый муж.
  - Джино не доставай меня! - Вики пригрозила ему кулаком. - Я тебя очень прошу! Я говорю правду. Почему ты не веришь?!
  Джино молчал. Краем глаза Вики заметила, что муж все-таки сел, и вздохнула с облегчением.
  Моретти угрюмо смотрел в окно. Чувствовал он себя паршиво, как никогда.
   - Я тебя ни с кем делить, не намерен. Так и знай. Ты только моя. Моя!
  Хотя, если прислушаться к сердцу, - радость встречи все же затмевала остальное. Гнев, подозрения, недоумение и откровенное непонимание все смешалось в его голове.
  - Где ты так хорошо научилась управлять вертолетом? - светским тоном осведомился он.
  - Давай потом. Я все-все тебе расскажу.
  - Пусти меня за штурвал, и рассказывай.
  На этот раз его голос прозвучал сердито и твердо. Она поняла, что возражать нет смысла. Джино был нетерпелив, но более того ему явно хотелось покрасоваться - он ведь тоже не лыком шит и справиться с управлением на отлично. Ну и конечно, в первую очередь, ему действительно не терпелось услышать новости о Вики.
  Скорчив недовольную гримаску, она пересела на его место.
  - Так что, рассказывай, - поторопил он, хватая штурвал, - как ты жила все эти годы? Чем занималась? - поглядывая украдкой на нее, интересовался он.
  - Жила великолепно!
  - Ну да? - он покосился недоверчиво. - Значит, не скучала по мне? Мужиков меняла как перчатки, а? Сколько их было после меня? Три? Пять? Десять? Сколько? Ну, же детка, скажи мне, чтобы я знал, скольких мне придется перестрелять...
  - Никого я не меняла! - вспыхнула она. - Слушай, мне надоело орать! Вертолет не лучшее место для бесед!
  - Тогда давай снижаться.
  - Что?
  - Я говорю, держим курс на землю.
  Вики скептически посмотрела вниз, прямо под ними сгущалась ночь.
  - И куда ты собрался садиться? Здесь даже фонарей нет!
  - Что? - на этот раз не расслышал он.
  - Блин, тут некуда садиться!
  - А-а! Тогда пролетим еще, - Джино указал вперед, где виднелись всполохи огней. - Там, видно, село какое-то.
  Через пять минут он стал снижаться, и вскоре они оказались на небольшой площадке напротив заправки. С противоположной стороны на них смотрел парень в спецодежде, замерев со шлангом в руке. Вики помахала ему приветственно.
  - Что ты делаешь?! - прошипел Джино, заглушив мотор.
  - Навожу контакты! Или ты хочешь ночевать в вертолете?
  - А ты хочешь ночевать с заправщиком?! - он все еще злился на нее, а точнее на себе, что так надолго оставил ее.
  - Перестань, - она поморщилась, - нам же действительно надо позаботиться о ночлеге!
  Джино нахмурился сильней. Она поняла, о чем он думает. Слишком долгое время Виктория была одна и привыкла отвечать сама за себя, быть себе хозяйкой, нести ответственность за все на своих хрупких женских плечах.
  Джино ни сказал, ни слова, но она догадалась. Он подал ей руку, помогая спуститься, но после, резко развернувшись, направился к заправке. Он - мужчина! Ночлег - его забота. И все остальное тоже.
  Давно забытое чувство блаженства охватило Вики. На мужа она могла положиться и знала это твердо. Каким бы он ни был, сколько бы не возникло между ними недоразумений, сколько ни сделано было ошибок, а в главном Вики никогда не сомневалась - он ее опора и стена. На него она может рассчитывать всегда.
  
  Швейцария, Женева
  
   А в это самое время в своем шикарном замке на берегу Женевского озера маялся от безделья один из богатейших и влиятельнейших людей мира. Он хотел заполучить еще больше власти, мечтал о еще больших деньгах. А вышло так, что потерял настоящую ценность. Женщину! За свою длинную, бурную жизнь Ламин испытал многое, но только не это. Любовь посетила его ожесточенное, закаменевшее сердце впервые.
  Он не мог понять, как и почему произошла эта потеря. Ему было невдомек, что нельзя лишиться того, чем никогда не обладал. Вики никогда не принадлежала мафиози.
  Противоречивые чувства бушевали в нем. Жгучая обида, ревность, желание отомстить, но и одновременно начать все заново, попытаться еще раз обрести то невероятное чувство, что дарила ему "Элен Форс". Сумасшедший коктейль клокотал в его сердце, заставляя делать глупости. Ламин терял хватку. Поэтому он не сразу вычислил, кто скрывался под маской боксерши. Но, имея агентов по всему миру и неограниченные счета, Ламин обладал обширной базой информации, и, в конце концов, клубок был размотан. Все нити распутались, и привели к одной женщине - Виктории Моретти.
  И тогда Ламин понял все.
  Ему оставалось действовать. Теперь на руках у него оказались козыри, и все зависело от того, какой результат он хочет получить. Бомбу? Викторию? Месть? Покой?!
  Ему хотелось всего и сразу. Он догадывался, что с Джино покончено. Вряд ли Моретти будет продолжать сотрудничество, когда на карту поставлена жизнь его драгоценной супруги. Хотя, кто знает этих горячих сицилийских парней... Возможно, для него деньги и бизнес дороже. И все-таки особо рассчитывать на Джино старый мафиози не хотел. Его агенты в Москве получили задание найти обоих - мужчину и женщину, первого уничтожить, а вторую доставить к нему.
  Ламин не сомневался, что рано или поздно, задание будет выполнено. По сравнению с его ребятами, супруги Моретти были беспомощными кутятами!
  
  США, Вашингтон
  
  Здание с виду выглядело обычным офисным гигантом. Но внутри здесь было настоящее царство запутанных коридоров, скоростных лифтов, закодированных дверей и технических новинок. Множество этажей шло и вверх, и вниз. Под землей, в роскошных "подвалах" были оборудованы секретные лаборатории и самые разнообразные тренажерные залы - от бассейнов до полигонов. Наверху располагались кабинеты, столовые, гардеробные. Это было целое государство со своими сановниками, шутами, придворными поварами и парикмахерами, генералами и обычными солдатами.
  Один из батальонов таких вот солдат как раз заканчивал тренировку на глубине двести метров под землей. Здесь раздавались звуки стрельбы, взрывались учебные бомбы, в соседнем зале сенсей руководил спаррингом. Командир - в чине полковника - велел всем после душа подняться в офис. Тут ребята, переодетые в неприметные одинаковые серые костюмы, в течение получаса проходили инструктаж. Задание было знакомым, привычным. Найти и обезвредить. Лишь у некоторых на лицах мелькнула недовольная гримаска, когда назвали страну. Россию посещать с визитами не любили.
  Впрочем, мнение рядовых исполнителей никого не интересовало. Когда в офисе остались только высшие чины, некоторое время царило молчание.
  - Что известно на данный момент? - наконец, заговорил самый старший.
  Он остановил взгляд на мужчине, сидевшем перед открытым лэптопом. Программист начал не спеша, задумчивым тоном:
  - Семьдесят два часа назад Виктория Моретти была замечена в московской гостинице "Балчуг Кемпински" в сопровождении Алекса Ричмана. Спустя чуть меньше суток тело Ричмана было найдено на парковке перед отелем, по-видимому, он упал с высоты восьмого этажа.
  - Упал?! - начальник скептически поднял бровь.
  - Или ему помогли упасть, - хладнокровно заявил подчиненный, - после чего Виктория пропала. Нашим сотрудникам не удалось проследить за ней, но приборы показывали весь путь следования. И мы также получили информацию, что за ней следили не только наши парни.
  Кто-то хмыкнул:
  - Это давно было известно.
  Программист невозмутимо продолжал:
  - Преследователи вели Вики от гостиницы, и среди них было отмечено, по крайней мере, две группы. Одна отстала сразу, вторая на джипе продолжала погоню. Кроме того, известно, за объектом следовал Джино Моретти.
  Судя по равнодушным лицам, этот факт никого не удивил.
  - Далее, по нашему маячку, можно определить, что объект уходил от погони по МКАДу, а потом свернул на север столицы. Здесь движение было приостановлено. В данном месте ранее находился военный полигон, сейчас это закрытая территория неизвестного назначения.
  - Вы считаете это совпадением? - спросил полковник. - Объект прибывает на бывший полигон совершенно случайно?
  Все переглянулись, кое-кто пожимал плечами. Совпадение или нет, но никому из присутствующих данный факт не нравился.
  - Окей, продолжайте.
  - Кроме местопребывания, нами велась запись разговоров Виктории. Из чего стало известно, что она не подозревает о преследовании, и не знала о действиях Джино Моретти. Помирилась с мужем практически у нас на глазах.
  Тут программист все-таки не выдержал и ухмыльнулся. Остальные тоже не удержали сальные улыбочки.
  - Но потом сигнал пропал. Супруги Моретти по всей вероятности покинули бывшую военную базу. Группа быстрого реагирования была отправлена на полигон, по их показаниям оба объекта, объединившись, покинули базу предположительно на вертолете. Сейчас, как вы видели, наши сотрудники отправились в Россию, чтобы оказать помощь группе. Придется прочесать окрестности, чтобы обнаружить супругов Моретти. Мы рассчитываем это сделать за сутки. Никакой связи у них не осталось. Возможно, Джино выключил или потерял сотовый. Жучки, которыми мы снабдили его кредитку и документы, были обнаружены еще раньше людьми небезызвестного нам Ламина. Так что никакой техникой, к сожалению, мы не можем пока воспользоваться. Однако, учитывая показания спецгруппы, я разработал программу и подсчитал, какое расстояние может преодолеть вертолет. Предположительно объекты находятся в московской области, не далее двухсот пятидесяти километров в северо-восточном направлении.
  - Как вам удалось узнать направление-то?! - восхищенно присвистнул кто-то.
  - Элементарно! Иначе им пришлось бы лететь через весь город. В остальных направлениях - леса или оживленные трассы, они летели ночью, то есть должны были видеть огни. Северо-восток - единственный вариант. Наша группа уже прочесывает местность, новая команда скоро присоединиться.
  - Итак, связь с объектами будет вот-вот восстановлена, - подвел итог старший, - на этот раз примените самую мощную аппаратуру и следите за тем, чтобы нелепые случайности не вмешивались больше в ход операции.
  Он повернулся к другим сотрудникам.
  - Что известно о бомбе?
  - Она пока нашла... То есть объект пока обнаружил только ключ.
  - А Моретти? Вы продолжили его поиски катера?
  - Конечно, но, как и ему, нам не удалось обнаружить ни единого плавсредства, зарегистрированного на Шмеля. Кроме того, естественно, что мы нашли с самого начала. Но этот катер в данный момент принадлежит совсем другому человеку...
  - Стоп, это я уже слышал и не однажды! Как вы собираетесь искать боеголовки?! Или ждете, что дочь покойного Шмеля принесет их вам на блюде?!
  - Господин полковник, нам...
  - Молчать! Операция такого масштаба не допускает безалаберности и ляпов, а вы на каждом шагу спотыкаетесь! Сведения о катере должны сегодня же быть на моем столе! Ясно?
  - Так точно!
  - Вся родня, знакомые, друзья Шмеля...
  - Извините, господин полковник, но мы проверяли всех по два раза!
  - Проверьте по три!
  - Дело в том, что Захар рано потерял родителей и скитался по стране, среди беспризорников, в России их тогда было великое множество, и найти его связи в тот период очень затруднительно.
  Полковник усмехнулся.
  - А кто сказал, что будет легко? Ведите Моретти, но параллельно действуйте сами! Рассчитывать на бабу - очень глупо. Тем более на такую красотку!
  Тут он закатил глаза, демонстрируя чисто мужское восхищение объектом. Раздался робкий смех. Сотрудники Интерпола в большинстве своем принадлежали к сильному полу, и как многие его представители, мало верили в существовании умных женщин. А зря!
  
  Россия, Московская область
  Раменский район, село Никоновское
  
  Это была самая незабываемая ночь для них обоих. Чудесная, будто исцеляющая покалеченные одиночеством души. На ночлег их устроил молодой заправщик, в качестве платы забрав вертолет. Обе стороны остались довольны сделкой.
  Супруги Моретти, ранее владевшие особняками по всему миру, после бурной ночи любви сладко спали на сеновале. Вики первой открыла глаза, почувствовав ранние солнечные лучи сквозь бревна сарая. Она потянулась, каждой прожилкой ощущая прилив энергии, утреннюю бодрость и небывалый оптимизм. Хотя ночью им с Джино не удалось поговорить, она была уверенна, что теперь не одна и справиться со всеми напастями. Вместе они точно найдут мальчишек!
  Вики подобрала соломинку и пощекотала мужа за ухом. Какой же он все-таки красивый, подумала она, глядя, как он морщится во сне. И такой родной! Правда, знакомый шрам куда-то подевался! Наверное, Джино тоже сделал операцию, ведь ему пришлось сбежать из тюрьмы. Или его освободили досрочно? Ей только сейчас пришло в голову, что они ничего не знают о жизни друг друга. Столько вопросов накопилось за это время!
  Но это не самое важное.
  - А я думаю, что это за букашка, - раздался притворно-сердитый голос Джино, - а это моя прекрасная женушка!
  Он стряхнул соломинку и сгреб Вики в охапку, опрокидывая на себя. Она захохотала, упираясь. Некоторое время они боролись, самозабвенно целуясь, и вновь отскакивая друг от друга, дурачились и катались по сеновалу.
  - Хватит, - взмолилась Вики, - я вся в траве и везде все колется! Наверное, выгляжу, как ежиха!
  Джино принялся покрывать поцелуями ее губы, лоб, щеки. Он не в силах был оторваться от нее. От самой желанной и любимой женщины на свете!
  - Ты прекрасна! - возразил Джино, довольно улыбаясь.
  - И к тому же дорогой, я голодная, как стая волков, - добавила Вики уже кокетливо, нежно поглаживая рукой по кудрявой голове мужа. Ни волосы, а парик! Вот, уж шевелюра, любая девчонка позавидует такой!
  - Да, кстати, завтрак не помешал бы нам детка!
  Он наградил ее страстным поцелуем в губы и поднялся, натянул многострадальные брюки, исчез за дверью. Через полчаса был организован завтрак в сельском духе - прямо под открытым небом, у раскидистой яблони. Хозяйка, пожилая молчаливая тетка, принесла настоящий самовар, пышный омлет с зеленью, сыр, огромное блюдо с ватрушками, и деликатно удалилась в свой дачный домик.
  - А оливки? - Джино смущенно посмотрел на уставленный блюдами стол.
  Вики обняла мужа, сзади повиснув на его спине, и сказала:
  - Милый, здесь тебе ни Сицилия. Присаживайся.
  За едой говорить о делах не стали, но вот с завтраком было покончено, и Джино взглянул на жену вопросительно. Вики покачала головой:
  - Давай ты первый.
  Он вздохнул, но не стал спорить, вкратце рассказал о последних событиях в своей жизни. Ламина старался почти не упоминать, только в самых необходимых случаях. Моретти все еще терзала ревность, и он обдумывал план, как покончить с этим влюбленным в его жену китайцем.
  - Я не понимаю, каким образом привлекли тебя, - наконец, проговорил он, - но очевидно, что ты занимаешься тем же самым, так?
  Виктория, тяжело вздохнув, кивнула. Он ожидал развернутого рассказа, но она продолжала молчать.
  - Ты очень изменилась, - вдруг тихо произнес Джино, - не только внешне, понимаешь?
  Снова кивок. Для него было непостижимо, что эта загадочная женщина-сфинкс ночью отдавалась ему целиком, без оглядки, принадлежала и сердцем, и душой - он чувствовал это.
  - Тори! Что происходит?!
  - Они похитили Марио и Джино, - глухо произнесла она со слезами на глазах.
  Моретти вскочил, в последний момент, проглотив грязное ругательство. Отчаянная злость захлестнула его, накрыла словно волна с головой.
  - То есть, как похитили? И теперь тебя шантажируют? - прорычал он, заглядывая ей в глаза. - Сволочи!
  Стараясь унять клокочущую ярость, он обрушил кулак на стол, походил из угла в угол, будто медведь. Наконец, снова уселся напротив.
  - О"кей, давай коротко и внятно.
  - У меня только ключ к ним, - тихо сказала она, с опаской глядя на мужа - где сами боеголовки я не знаю! И не собираюсь узнавать! Зато мне известно, где прячут детей. Пакистан!
  Она торжествующе улыбнулась.
  - Пакистан большая страна, - осторожно заметил Моретти прищурившись.
  - Мы найдем их! - убежденно заявила Вики поднявшись.
  - Думаю, с оружием шансов будет больше, - возразил Джино, - сама подумай, и...
  Она перебила со слезинкой в голосе:
  - Ты понимаешь, что речь идет о моих детях?! Я и так уже потеряла целую ночь!
  Он приблизил к ней полыхающее гневом лицо.
  - Во-первых, о НАШИХ детях! Джино - мой сын, а Марио - мой племянник, и я волнуюсь за них не меньше тебя! А во-вторых, эта ночь не потерянна, не смей так говорить! - Моретти отдышался, заговорил уже спокойней. - Зря я сказал, что ты изменилась, милая. Некоторые вещи остаются неизменными.
  - Что, например? - с интересом на лице поинтересовалась она.
  - Твое упрямство, - он чуть нахмурился, - твоя готовность ощетиниться в любой момент...
  Она улыбнулась.
  - Ну, извини...
  - Твоя улыбка, - продолжил он, усаживая ее себе на колени.
  Вики обвила его шею руками и прошептала:
  - Ты тоже изменился, дорогой мой муженек.
  Они сидела, обнявшись, словно обычная семейная пара, но обсуждали такие вещи, которые услышать нельзя было даже в кино. Они строили фантастические планы, громко спорили, даже ругались, но, в конце концов, пришли к компромиссу. Джино уже понял, что упрямство жены - не то, что было раньше. За ней стоит сила, мудрость, опыт. Он был уверен в ней. И Виктория тоже доверяла ему.
  Осталось продумать кое-какие детали.
  - Помни, мы не должны пользоваться телефоном, карточкой, интернетом, - перечислял Джино, - нас обнаружат в один момент, у нас на хвосте все серьезные разведки мира.
  -Думаешь? - Вики все еще не верила в такой масштаб.
  - Уверен. Плюс Ламин. Он-то наверняка уже в курсе, кто ты такая! Не знаю, кого опасаться в первую очередь - этого китайца или официальные службы. В любом случае, будем настороже.
  - Значит, на юг продвигаемся автостопом, - предложила Виктория, - так дольше, но зато не понадобятся билеты.
  - Почему дольше? - взметнув бровью, интересовался Джино. Этот хитрый прищур ей был знаком. - Накануне, если мне не изменяет память, ты угнала прекрасную тачку, - напомнил ей. - Думаю, в округе найдется из чего выбрать!
  - Рискованно! - ответила Вики и в туже минуту, раздался раскат грома. - О, Господи! - Вики вздрогнула, прижимаясь к мужу, словно беззащитный котенок.
  - Испугалась? - понимающе улыбнувшись, спросил Джино.
  Вики кивнула, глядя в небо, которое уже заволокло тучами. Джино еще крепче прижал жену к себе.
  - Детка... Тори?
  - Да?
  - Ты самое чудное создание на этом свете, - шепнул ей на ушко Джино.
  Ее губы тронула слабая улыбка.
   - Знаешь, я до сих пор не верю, что все это происходит со мной.
  - Я тоже...
  - Ты и я...
  - Ну, да! Здесь... в Росси! Вместе... против всех воюем.
  - Воюем, чтобы жить мирно, детка.
  Вновь ударил гром. Моретти озадаченно потер лоб.
  - Плохо, что нельзя пользоваться кредитками, у тебя много налички?
  Вики задумчиво покачала головой, поднимаясь.
  - Нет. Может, все-таки рискнем?
  - Ну, уж нет, детка! Нельзя давать им этого шанса, - скривился злобно Джино, и тоже поднялся. - Сейчас они не знают, куда мы двинемся, могут только предполагать. Погоди-ка, я кажется, придумал... Но все-таки интернет нужен. Поднимайся, не будем терять ни минуты! - едва успел договорить Джино и снова ударил гром, в туже секунду по крыше застучали порывистые полосы дождя.
  Взявшись за руки, супруги бросились под навес крыльца.
  Вскоре они, переодетые обычными деревенскими жителями, тряслись в местном стареньком автобусе. Вики время от времени хихикала, косясь на мужа. Видок у него был презабавный! Усищи, клочкастая борода, поникшая шляпа с широкими полями. Пугало огородное да и только! Впрочем, сама она тоже выглядела чучелом. На голове специально устроила кавардак, воронье гнездо. Под грудь и под попу подложила поролона, а лицо так изукрасила, что ни одной черточки не разглядеть! Румяна, яркая помада, синие тени, стрелки до бровей, - словом, кошмар. Качество косметики тоже оставляло желать лучшего - вся так и осыпалась. У хозяйки не нашлось лучшей, но и на том спасибо, для Джино пришлось искать усы и бороду среди новогодних маскарадных костюмов. Чем богаты, тем и рады, приговаривала добрая женщина. За свою доброту она получила одну из последних купюр Моретти, и осталась вполне довольна. Всю дорогу они молчали, стараясь не выдать себя. Через несколько часов пути Вики знаком показала, что пора выходить. Она неплохо ориентировалась в географии, хотя раньше в этой местности не бывала. Но судя по карте, здесь было чем полюбоваться. Вики специально выбрала не прямой маршрут на юг, а чуть восточней. Лишний крюк, конечно, отнимал время, но зато добавлял шансов на безопасность путешествия. Вряд ли тем, кто преследует их придет в голову искать беглецов в средней полосе России. По идеи, им тут совершенно нечего делать!
  - С чего ты решила здесь остановиться? - сердито спросил Джино, когда они оказались на крохотном пятачке свободного пространства, зажатом между фурами, грузовиками и автобусами. По обеим сторонам дороги, за мощной колонной транспорта, виднелись крыши домов с яркими вывесками. Названия одно смешней другого. "У дяди Вани", "Едоки", "Жора-Обжора", "Вкуснотища".
  - Как тебе? - смеясь, спросила Вики, указывая на вывески, многие сделанные от руки.
  - Я не умею читать по-русски.
  - А, да, я и забыла.
  Он посмотрел на нее и понял, что жена просто дразнит его, посмеивается. Джино растроганно прижал ее к себе. На миг они застыли в объятиях друг друга - усатый мужик в широкополой шляпе и толстая размалеванная девка. Даже если бы спецагенты каким-то чудесным образом оказались бы сейчас в двух шагах от этой парочки, они бы не узнали ни того, ни другую!
  - Это деревня Умет, - разъяснила Вики, - тут сплошь трактиры и столовые. Видишь, как машин много? Все здесь останавливаются перекусить, отдохнуть.
  Джино подозрительно сощурился.
  - Откуда ты знаешь?
  - Я много читаю, - скромно улыбнулась она, - этот поселок занесен в книгу рекордов Гинесса из-за количества пунктов общественного питания!
  - Ладно, ладно, я понял, деревня уникальная, но мы-то здесь зачем?
  - Тут легко потеряться в толпе фур!
  - Толпе фур?! - Джино выглядел обескураженным. - Ты хочешь сказать, что вместо легкового автомобиля мы угоним фуру?
  Вики тихо возразила, что не стоит таким образом привлекать к себе внимание. Надо просто путешествовать автостопом. Хотя бы некоторую часть пути.
  Она поймала на себя одобрительный взгляд мужа. Джино в этот момент думал о том, что таких женщин больше не существует в природе. Его жена удивительная, особенная, она просто совершенство!
  Вики напомнила мужу, что ему следует молчать, чтобы не выдать себя акцентом, и удалилась в ближайшее кафе. Там, поболтав с буфетчицей, она разузнала обо всех шоферах, которые двигались в южном направлении.
  Джино, конечно, было неприятно смотреть, как она очаровывает водителя фуры, чтобы тот взялся их подвезти бесплатно. Однако, одновременно это было и весело. Только Джино знал, какая красотка скрывается под личиной деревенской разбитой девахи. Водитель же, не догадываясь, был покорен не красотой, а напором Виктории. Джино она представила, как своего родного брата, к тому же глухонемого. Не все понимая в ее речи, Моретти все же уловил суть, и не знал, смеяться или злиться, когда в пути водитель принимался отпускать сальные шуточки.
  
  Где-то на юге России...
  
  Под звуки русского шансона к вечеру они проехали приличное расстояние, оказавшись в Ростовской области. Здесь Вики нельзя было светиться даже замаскированной. Слишком большой риск быть узнанной. А водитель, как назло, решил заночевать именно тут, и только на рассвете двигаться дальше.
  Поэтому супруги, посовещавшись в туалете на автозаправке, шепотом и с оглядкой, будто настоящие шпионы, задумали все-таки угнать машину и немедленно продолжать путь.
  Вики приглянулся Форд Мандео, но Джино решил, что на нем они будут слишком бросаться в глаза. Уцепив жену под локоток, он сделал вид, будто прогуливается вдоль деревенской улицы, и через пару кварталов отыскал то, что нужно.
  - Я на этом не поеду! - прошипела Вики, когда поняла, что он не шутит.
  - Поеду я, а ты будешь спать, тебе просто необходимо отдохнуть!
  Его тон снова напомнил ей, насколько Джино привык командовать и ни в чем не знать отказа. Он все-таки прирожденный лидер, и как бы не изменилась Вики, она была вынуждена признать, что силой духа с мужем она не сравниться. Его нельзя переспорить, переубедить, если он уверен в чем-то. Ему нельзя прекословить. И она даже рада была этому. Расслабляющее чувство умиротворения охватило ее. Ведь можно ненадолго, совсем чуточку, побыть слабой и зависимой? Просто женщиной!
  Однако в трактор Вики запрыгнула лихо и ловко. И только внутри позволила себе окончательно расслабиться. Положив голову на плечо Джино, она почти мгновенно уснула. Несмотря на то, что сельскохозяйственная машина издавала при движении невероятные звуки, похожие на кашель гиганта и вопли сирены одновременно. Джино правильно рассчитал, что такую развалюху никто не кинется искать дальше околицы.
  Он управлял трактором машинально, думая о другом, и постоянно поглядывая на жену. Джино не думал, что может испытывать такие чувства. Его переполняла нежность и гордость. Он вдруг осознал, как много времени потеряно, сколько всего упущено, и каким же он был идиотом! Но теперь все будет иначе... Он научился любить. Или только учится - неважно! Главное - он понял, что Виктория - его суженая, самое ценное, что есть у него в жизни. Ему снова вспоминалась недавняя поездка на Сицилию, и как он плакал у могил родных в фамильном склепе. Тогда он думал, что одинок. Ему не верилось, что Вики вообще вернется в его жизнь. Представляя будущее, Джино в то время рисовал себе картины роскоши, богатства, воображал привычные кутежи и безмятежно-пустое времяпрепровождение. О душе он не думал и не вспоминал. Сердце замуровал под пошлостью и цинизмом, как и полагалось волку-одиночке.
  Но тут явилась Она. Не ангел, вполне земная женщина, но Женщина с большой буквы. Идеальная во всех смыслах, во всяком случае для него. Он смотрел на нее сейчас и не мог понять, как столько лет существовал без нее, мог дышать без нее, думать о том, что возможно стать довольным и счастливым - без нее!
  Самая красивая, самая умная, самая смелая - его Виктория! Роскошная женщина, великолепная, фантастическая! Он знал, что будет беречь ее до конца своих дней. Только сейчас спустя столько лет после церемонии бракосочетания до него, наконец, дошел смысл слов священника. В богатстве и бедности. В горе и в радости. Он - не одинок! У него есть Вики, и всегда будет, всегда!!!
  Джино заботливо укрыл ее своей рубашкой и убрал рыжий локон с лица.
   Они благополучно выехали на трассу и, не привлекая к себе внимания, ночью миновали Ростов, и подъехали к Краснодару.
  Еще не рассвело, когда Вики открыла глаза. Она спала в неудобной позе, вся скукожившись, и теперь ломило все тело. Джино остановился, что бы жена могла размяться. Недалеко от дороги они обнаружили родник и смогли напиться и умыться. Посвежевшая, без сумасшедшего макияжа и поролоновых вставок, Вики выбежала в поле, радуясь простору. Моретти, тоже избавившись от надоевших усов и бороды, позевывая, наблюдал, как она делает гимнастику. Утренние звезды освещали ее лицо, волосы блестели, будто языки пламени. Где-то совсем близко квакали лягушки, заглушая пение соловьев. Тихо качались, будто перешептывались колосья, белели ромашки вдоль дороги. Казалось, до цивилизации тысячи километров и сотни лет. Трактор выглядел инородным предметом, дорога была совсем пуста.
  Джино снова сходил на родник, а вернувшись, плеснул в лицо жене несколько капель.
  - Доброе утро, любимая.
  Она фыркнула, как обиженный котенок.
  - Ничего себе доброе!
  В него полетели зерна из колосьев.
  - Ах, вот ты как! - Джино с притворной гневной гримасой перешел в наступление.
  Вики рванула прочь, в глубину поля, увязая в пшенице. Моретти, улюлюкая, догнал ее. С хохотом оба повалились в траву и поднялись только тогда, когда взошло солнце...
  - Нам нужно оружие, - заявил Джино, жуя колосок.
  Вики вздохнула.
  - А я-то думала, ты стал романтичней и мягче, - пошутила она.
  - Я серьезно, любовь моя! Есть идеи?
  - Учитывая, что денег у нас почти ноль, мы можем только украсть.
  - Украсть пистолет? Пулемет? Это глупо. Подумай, кто-то из друзей твоего отца может помочь нам? Я бы вернулся в Ростов, а ты подождешь меня здесь.
  Вики покачала головой.
  - Нет, так не пойдет! Слушай, ты не голодный? Я бы сейчас быка слопала!
  - Переводишь разговор? - проницательно заметил Джино. - Значит, есть что скрывать, а? Или у тебя появился план?
  - Просто я думаю, что оружие не главное. Ты же сам сказал, надо найти боеголовки. С ними ничего другого нам и не понадобиться.
  Он помолчал немного и возразил, что бомбами нельзя будет отбиваться от спецслужб в случае, если их обнаружат.
  - Они специалисты, дорогая, так что недооценивать их - глупо.
  - Ну и что? - она пожала плечами. - Они могут выйти на нас только случайно или если мы сами подставимся. А так, любой профи, не найдет иголку в стоге сена.
  - Хорошо, если ты права, - задумчиво произнес он, - ладно, пора ехать, залезай. Перекусим где-нибудь и купим нормальную одежду.
  Джино помог жене сесть. Решено было добраться до города, а там бросить трактор и снова поменять транспорт. До Краснодара они плелись еле-еле, обсуждая, что делать дальше. Наконец-то у них появилась возможность спокойно и подробно поговорить. Вики рассказала про отца, Алекса, Тибет, в общем, практически обо всем. Джино перебивал ее то и дело, требуя дополнений и уточнений по поводу сыновей. Где жили мальчуганы все это время, с кем, как. Его интересовало все, что касалось их обоих, и сосредоточиться только на деле он не мог! Рассказ Вики затянулся. Но это было даже кстати.
  Она чувствовала, что проникает в самые тайные закоулки собственной памяти, блуждает по лабиринтам подсознания, извлекая на свет забытое и смутное прошлое. Виктории вспоминались не только недавние события, в ее голове выстраивались ассоциативные ряды, а дотошные расспросы мужа поднимали со дна души все новые и новые клады знания, памятных событий или, наоборот, мелочей.
  
  Россия, Москва
  
  Жирный, лоснящийся генерал страдал от духоты и то и дело вытирал пот с физиономии уже мокрым платком. Он распекал подчиненных вот уже минут сорок, сам устал от собственного крика, но остановиться не мог. Багровые щеки тряслись от гнева, когда в очередной раз генерал открывал рот для ругани.
  - Кретины! Недоноски! Упустить бабу, какую-то бабу! Да вы понимаете, что это значит! Она же главный фигурант! Никого ближе к Захару не осталось, вы понимаете это или нет?!
  Группа из четырех человек тупо молчала, виновно склонив головы. Их непосредственный начальник - неприметный человечек низенького роста с хищным профилем, чем напоминающий Наполеона, сидел в уголке кабинета и скромно курил. Спасать свою команду он не спешил. Выговор они заслужили.
  Генерал повернулся к нему в беспомощной злобе.
  - Что думаешь теперь делать, Никитич? Твои облажались - исправляй положение теперь сам. И учти, времени у нас в обрез!
  Никитич невозмутимо передернул узкими плечами.
  - Хорошо, Константин Петрович, все исправим.
  - Как?! - завопил генерал брызжа слюней и бабахнул кулаком по столу. - Как ты собираешься это делать?! Жучки они засекли, телефоны отключили или выбросили...
  - Рано или поздно она явиться за своими детьми, - невыразительным голосом заявил "Наполеон", - это наивные американцы думают, что сеньора Моретти самолично спрятала сыновей, имитировав тем самым похищение, мы-то знаем, что к чему.
  Генерал устало махнув рукой, опустился на стул.
  - Знать-то знаем, да и с господином Саидом я знаком лично, однако, у нас, как не было, так и нет доказательств его причастности.
  - Зачем нам доказательства? Достаточно узнать, где они прячут мальчишек. И все, одной бандой меньше.
  - Если бы все было так просто, Никитич! Так тебе и позволили... - генерал покосился на ребят, явно жалея, что ляпнул лишнее.
  Но те, подкованные в политических интригах, синхронно сделали вид, что оглохли. Никитич кивнул на дверь, показывая, что они свободны.
  - Разрешите, товарищ генерал?
  - Пусть идут, - смилостивился тот.
  Едва за ними закрылась дверь, Никитич поднялся. Открыл небольшой бар, встроенный в стену.
  - Позвольте, я вам налью, Константин Петрович, на вас прямо лица нет! Все под контролем, не переживайте так!
  Генерал зыркнул сурово из-под лохматых бровей, но ничего не сказал. Когда перед ним оказалась рюмка коньяку, он выпил залпом, будто водку. Покряхтел и заявил:
  - Дожидаться, пока она доберется до террористов, резону нет! Нам ее мальчишки ни к чему и к Саиду наши не дадут подкопаться, он там нужен! - генерал ткнул указательный палец наверх. - А от дамочки нам нужны бомбочки и все. Как только она до них доберется, мы ее должны взять. Даже раньше, знать о ее перемещениях мы должны раньше, понял?!
  Никитич кивнул, делая маленький, элегантный глоток.
  Генерал настойчиво повторил:
  - Не жди, когда будет происходить обмен! Я так понимаю, они мальчишками ее шантажируют?
  Это не требовало ответа или комментария. И так ясно. Единственный здравомыслящий вариант. И понятно, что никакого обмены террористы совершать не собираются. Заберут бомбу, а детей и саму Викторию пустят в расход. Не они первые, ни они последние! Благодаря связям их главаря на самом высшем уровне, эту группировку пока не трогают. Прав генерал, они нужны русским. Это двойные агенты, связанные денежными расчетами с Америкой, прикормленные дикие звери, которых пока надо держать на цепи, но не уничтожать. Хорошо еще, что по счастливой случайности на фото, сделанных в день похищениях, был опознан один из агентов Саида. Федералы из бюро очень помогли, установив аппаратуру в доме, где прятали детей Виктории Моретти. Сами они так ни черта и не узнали, но утечка информации произошла, дубликаты снимков вскоре оказались в ФСБ. Так была установлена связь между террористами и Моретти. Гнусный шантаж. Никакой надежды на спасение. В масштабах всей операции такие жертвы выглядели смешно, и никакого не волновали. На карту была поставлена мировая власть! Кого интересуют два пацана?!
  - Итак, что конкретно ты собираешься предпринять? - очнулся генерал.
  После коньяка он стал похож на человека, лицо разгладилось, приобрело нормальный оттенок. Цепким взглядом он впился в Никитича, который задумчиво вертел рюмку в пальцах.
  - Константин Петрович, ничего определенного я пока сказать не могу, - спокойно ответствовал тот, - но нам известно, что катер, который в свое время искал Ричман и из-за которого приезжал в Россию Джино Моретти, находится где-то на Черноморском побережье.
  - Побережье большое, - перебил генерал.
  - На нашей стороне, - уточнил "Наполеон", - Шмель в те годы не покидал пределы России, а когда выезжал позже, у него на хвосте постоянно висели спецслужбы. Боеголовки здесь, я уверен!
  - На катере? - скептически поднял бровь Константин Петрович. - Да он уж сгнил давно, тот катер! Двадцать лет прошло!
  - Почему сгнил? Стоит себе в каком-нибудь ангаре, а какой-нибудь древний дед его полирует да рыбешку время от времени на нем ловит.
  Никитич подлил еще коньяку в обе рюмки. Генерал поднял свою.
  - Ну, твоими бы устами да мед пить! За то и выпьем!
  Снова смачно покряхтев, он продолжил:
  - Если они действительно на катере, за ним должен быть пригляд. Как ты говоришь, дед... Этот дед нечужой Захару, чужому он бы не доверил.
  - Обижаете, товарищ генерал, - Никитич развел руками, - все связи Захара мы проверили по пять раз! НИЧЕГО!
  - Значит, плохо проверяли или твой расклад неверен, и бомбы где-то в другом месте.
  - Может быть, не на самом катере. Может, в том же ангаре или в бункере! Хотя, катер - идеальный вариант. Вот смотрите...
  
  Россия, Краснодар
  
  - ... Вот, смотри, - азартно выпалила Вики, чертя на салфетке какие-то загадочные схемы, - Кощей рассказал, что тогда в девяностые отец позвал с собой братков только для того, чтобы они помогли взломать стену. Сами, втроем с Иваном, они бы не справились просто! Там в бетоне были залиты бомбы.
  Последнюю фразу она произнесла шепотом, быстро оглядевшись. Хотя они вели диалог на английском, все же стоило поостеречься.
  Они сидели в фешенебельном ресторане в полупустом зале. С одной стороны были окна от пола до потолка, с другой - огромный аквариум, а в центре уютно плескался фонтан. Кондиционеры работали неслышно, вышколенные официанты передвигались незаметно. Все вокруг дышало чинным благолепием. Моретти потратили последние деньги на обед здесь. А предпоследние были потрачены в бутике, на приобретение одежды и всяких нужных мелочей. Вики и Джино оба не привыкли экономить и в чем-то отказывать себе. К тому же смена имиджа была необходима. Если от подмосковья за ними все же следили, то видели деревенскую парочку, а сейчас они меньше всего походили на сельских жителей - богато и со вкусом одетые, слегка манерные, стильные. Сильные мира сего. Элита.
  - Так вот, - продолжала Вики, сделав глоток морковного сока, - тогда для выемки товара, скажем так, нужна была физическая сила, которую впоследствии устранили. Значит, на будущее отец должен был сделать вывод...
  - что товар нужно спрятать в доступном месте, - закончил Джино.
  Вики кивнула.
  Он, наоборот, покачал головой.
  - Я и сам так думал, милая. Но куда? Что это за место такое?!
  - Катер!
  - Просто оставить в катере? - Джино задумчиво потер переносицу. - Навряд ли...
  - Да я точно тебе говорю! Куда проще - приехал в любой момент, сел и отплыл!
  - А береговая охрана?
  - А взятки? - в тон ему ответила Вики. - Да нет, брось, тут все легко. Главное - отплыть от берега, никуда не таская товар, не перекладывая, чтобы не засветиться, не дай бог!
  - Ну, допустим. Только как искать этот чертов катер, а? Ты же знаешь, я все побережье перерыл, все картотеки поднял!
  - В России документам вообще нельзя доверять, - быстро сказала Виктория.
  - Да я и людей тряс...
  - Не, не надо трясти, надо нежно и аккуратно, - она ласково улыбнулась, - увидишь, у меня получится.
  Джино хмыкнул.
  - Не сомневаюсь! Собираешься пустить в ход свои чары и весь морфлот обаять, пленить своей красотой?
  - Зачем мне морфлот?! Мне нужен один-единственный корабль! То есть, катер! Знаешь, я ведь с детства мечтала о таком, папка только один раз меня прокатил, а я на всю жизнь запомнила, какой это кайф!
  Она мечтательно закатила глаза.
  - Мы с тобой сто раз плавали на яхте, - напомнил муж.
  - Конечно, милый, конечно, помню! И это было здорово, правда! Но детские впечатления все же самые яркие, не спорь со мной! С тем катером ничто не сравниться, понимаешь? Это же было впервые: соленые брызги, свист ветра в ушах, скорость... О, непередаваемо!
  - А что за катер-то? - небрежно спросил Джино. - Где Захар его взял?
  Вики пожала плечами.
  - То ли друг какой-то дал покататься, то ли родственник что ли... не знаю.
  - На Дону катались?
  - Да нет же, на море! На Черном море! Я же говорю, первый раз... Папа меня впервые на море привез, а тут катер, и...
  - А сколько тебе лет было?
  Голос Моретти прозвучал жестко, но Вики не обратила внимания. Как и на то, что он весь подобрался, словно перед прыжком. Черные зрачки прицельно уставились ей в лицо, губы сжались в прямую линию. Джино ждал ответа.
  - Да лет семь, восемь! Хотя нет, милый, вру!
  - Врешь?!
  - Ну, то есть, ошибаюсь! В школу я еще не ходила тогда. Мы на катере как раз об этом говорили. Папа мне все внушал, что в школе я должна учиться на одни пятерки и показывал мне эти самые пятерки!
  - В каком смысле, показывал? Где показывал?!
  Она посмотрела на мужа недоуменно.
  - А что ты так напрягся? Что происходит?
  - Вики, вспомни все точно! Это важно!
  - Да что вспомнить-то? Я и так все рассказала. Ты думаешь...
  Она осознала, наконец, смысл собственного повествования. И прикрыла ладошкой рот, будто спохватившись, что наболтала лишнего. На самом деле Вики не могла поверить, что только что произнесла все это, не вдумываясь особо в скрытый подтекст.
  - Ничего себе! - протянула она и, машинально схватив вилку, принялась постукивать ею. - Слушай, но это же невероятно! Скажи мне, что я брежу!
  - Как раз нет, - Джино покачал головой, - ты вполне вменяема и соображаешь довольно быстро.
  Он забрал у нее вилку. Вики схватила салфетку и стала мять ее в руках, шепча:
  - Значит, это был тот самый катер!
  - Не факт. Но очень похоже. Поэтому вспоминай все!
  - Что? Что именно? Названия у него не было, это точно! Каких-то особых примет я не помню, не разглядывала!
  Паника нарастала. Вики не могла спокойно дышать, разумно вести себя. Она нервничала так сильно и так откровенно, что это заметили официанты, и к их столику поспешил юноша в униформе. Джино с досадой отмахнулся, когда тот предложил свои услуги. Виктория потерянно оглядела зал. От ее воспоминаний завесила судьба детей! Вспомнит - найдет. Не вспомнит ... Об этом лучше не думать!
  Она призвала на помощь все свое мужество. Сосчитала до десяти, сделала глубокий вдох. Затем медленно и внятно произнесла текст, что когда-то заучивала вместе с гуру.
  Спокойствия не было. Но снизошло понимание своей задачи - четкое, ясное, конкретное. Это как в пословице - делай, что должен, и будь, что будет! Она не станет казниться и прикидывать, что случиться, если ей не повезет. Она будет идти напролом к своей цели, и все! Точка!
  - Катер, - произнесла Вики, готовясь поймать ассоциации, - катер... корабль... море... отец... про что я еще говорила?
  - Про школу, - напомнил Джино, жадно вглядываясь в любимое лицо.
  - Школа, первый класс... нет, раньше! Я еще не училась в школе, милый!
  - Ты сказала, на катере вы обсуждали именно это! Вспомни цвет или хотя бы какую-то деталь... Нам надо за что-то зацепиться.
  - Постой, постой! Как ты сказал? Деталь. Подробность. Мелочь. Нет! Черт, не получается! Он должен был оставить мне знак. Знак!
  Она спрятала лицо в ладонях. Джино молчал, понимая, что нужно время, нужна тишина и полная отрешенность. Ей надо сосредоточиться.
  Какой еще знак?!
  - Давай вместе, - она посмотрела на него умоляюще, - просто проговорим все вслух. То есть, сначала я скажу, а ты добавь или поправь, если что не то. Он купил катер заранее, так?
  Джино кивнул, боясь спугнуть ее рассуждения-воспоминания.
  - Но значит, изначально он был зарегистрирован на его имя. А потом переоформлен. Когда отец переоформлял документы, он уже знал, что за груз будет на борту, и где конкретно будет стоять катер. Тогда он мог оставить знак. Для меня? Или для кого-то еще? Зачем бы он катал меня на этом самом катере, если не собирался передавать впоследствии ценный груз?! Все сходится, Джино! Он нарочно взял меня на борт, рассчитывая, что я запомню и в нужный момент смогу воспользоваться этим! Иначе он бы взял в аренду другую лодку и все дела!
  - Почему ты уверенна, что вы плавали именно на этом катере? Может, это как раз и была арендованная лодка? Совершенно случайная лодка!
  - Уверенна!
  Она тряхнула головой. Аргументов не было. Почему, сто тысяч почему!
  - Ты еще что-то упоминала по поводу отличной учебы, - задумчиво произнес Джино, - какие-то пятерки тебе Захар показывал.
  - Да... показывал... и рассказывал. Кто-то другой, не Захар.
  У нее был совершенно безумный вид. Зрачки расширенны, взгляд будто устремлен вглубь себя.
  - Вик, с тобой все нормально?!
  - Кощей, вот кто! Снова этот противный старик! Он мне говорил про пятерки!
  Джино ошеломленно вытаращил глаза.
  - Кощей напутствовал тебя учиться на пятерки?!
  - Да нет же, он в связи с чем-то другим их упоминал. Пятерки... Пять, пять, пять... Три пятерки!
  - Именно три? Ты уверенна?
  Она кивнула, все еще погруженная в пучину размышлений.
  - Пятьсот пятьдесят пять, - медленно, будто смакуя, проговорил Моретти, - и что это значит? Номер ячейки, где Захар хранит свои капиталы?
  Вики возразила, что номер не нужен, про капитал она знает и так. И активно пользуется ими. Пятерки из другой оперы.
  - Он говорил, что это стало его счастливым числом. И вроде как день рождения свой второй по этой дате отмечает. Пятого мая. Май ведь пятый месяц, да?
  - Про кого ты сейчас?
  - Да про Кощея же! Вспомнила! - завопила она, подскакивая, и понизив голос, склонившись над столом ближе к мужу, быстро рассказала, - Кощей спасся в ту ночь, хотя мой отец в него стрелял, решив избавиться, как и от остальных. Но Кощею удалось выжить. Выстрелы услышали, местные вызвали ментов и скорую. На носилках он очнулся, на миг открыл глаза, и увидел номер дома. Дом стоял на перекрестке, там было три цифры, и все три - пятерки! Понял?!
  Джино сглотнул, будто переваривая информацию. И вслух повторил, взвешивая каждое слово:
  - Значит, Кощей рассказал, что номер дома, около которого его чуть не застрелили, был пятьсот пятьдесят пять?
  - Нет, пятьдесят пять дробь пять.
  Он взял ее руки в свои, нежно-нежно провел пальцем по ледяным костяшкам.
  - Ты вся извелась, измучилась... Вики, соберись! Ответь мне лишь на один вопрос, что нам это дает?
  Она отшатнулась.
  - Ты не понял?! Отец наверняка тоже обратил внимание на номер дома, он все замечает... замечал вернее! У него отложилось это в памяти, а потом в нужный момент всплыло. И он решил оставить мне знак - номер катера! Я вспомнила, Джино, я совершенно уверенна, что пятерки, которые папа мне показывал тогда, были изображены на спасательном круге. Он и выразился примерно в этом смысле. Мол, учись на отлично дочка, и это будет твое спасение, твой спасательный круг! Понимаешь?
  - Круг с того катера? То есть, катер зарегистрирован под номером пятьсот пятьдесят пять? Вики, милая, я смотрел документы на сотни лодок и катеров, у них кроме цифр в номере еще и буквы, и...
  - Подожди, дорогой, - перебила она, - я знаю! Но главное, мы на верном пути, понимаешь? Я вспомнила! Я разгадала тайну!
  Она так бурно радовалась, что он не стал больше раздумывать и сомневаться. Следовало на миг прерывать совещание и просто расслабиться, отпраздновать хотя бы такую маленькую победу. Моретти заказал шампанского и любимое мороженое супруги. Вики, как ребенок, захлопала в ладоши. Ее увлек сам процесс поисков. Джино любовался ею, до конца не понимая, что эти эмоции не более чем броня, защитная реакция организма. Иначе несчастная мать сошла бы с ума от безвестности!
  Но Вики - особый случай! Она умела контролировать себя, и не просто загоняла переживания внутрь, давясь ими, а мастерски их трансформировала. У нее все было под контролем. Истощенному сердцу требовался отдых, и Вики позволила ему радоваться, колотиться весело и беззаботно. Пусть недолго, но хотя бы так. Джино не уставал восхищаться женой, хотя в полной мере понять и оценить ее силу духа ему еще не удалось.
  Когда с шампанским было покончено, они вышли на террасу и уже на свежем воздухе выпили по чашке кофе. Виктория закурила, чем снова удивила мужа.
  - Ладно, потом задам тебе трепку, - пообещал он сурово.
  Вики лишь улыбнулась, с удовольствием затягиваясь.
  - Итак, продолжим, - решила она, - мы знаем, что номерные знаки водного транспорта состоят не только из цифр, но и буквенных символов.
  Джино присвистнул.
  - Ты как на лекции, милая!
  - Окей, теперь будет проще. Загоняем в компьютер базу данных катеров и проверяем все комбинации. Сколько букв должно быть, помнишь?
  - Две, - уверенно ответил Моретти.
  - Отлично! Не думаю, что вариантов получится много. Проверим все и дело в шляпе!
  Ей хотелось петь. Наконец-то, появилась реальная надежда отыскать эти проклятые боеголовки! Имея оружие на руках, можно самой диктовать условия, Джино прав в этом. Ей вернут детей! Им вернут! Скоро, очень скоро у них будет настоящая, крепкая, большая семья!
  Вики почувствовала, как слезы закипают в глазах.
  Джино поймал ее взгляд и, склонившись к жене, осторожно смахнул слезинки с ее ресниц.
  - Все будет хорошо, дорогая, - убежденно произнес он, - ты просто умница!
  - Теперь нам надо найти компьютер с выходом в Интернет.
  Моретти встал, предлагая даме руку. Действовать следовало безотлагательно.
  
  Россия, Ростов-на-Дону
  Сами того, не подозревая, на родине Вики, сошлись представители сразу нескольких организаций. У простых исполнителей поток информации был налажен более примитивно, но работал быстрей, поэтому они были осведомлены лучше, чем руководство. Верхушка не знала ни о каких совпадениях, и спала спокойно. Агенты же готовы - каждый со своей стороны - наблюдали за конкурентами, хихикая исподтишка. Докладывать наверх никто не решался. Нахлобучка была неминуема.
  Для начала они едва не столкнулись лбами во дворе, где выросла Вики. Представители из ФБР, настоящие шпионы под маской журналистов, взяли интервью у ее мамаши. Сотрудники ФСБ вели за ней же слежку вот уже пару дней. Спецотдел Интерпола прослушивал телефонные переговоры и установил камеры в квартире. Люди Ламина держали под контролем не только Наталью Ивановну, но и ее подруг и всю родню, вплоть до полубезумной парализованной троюродной бабки из Пензенской области.
  И все напрасно! Вики не появлялась и не вступала в связь с ростовскими жителями.
  Следующим шагом ищеек стал десант в Краснодар. Там не было конкретных адресов, но официальные лица взяли в оборот вокзал и аэропорт. Кроме того, были разосланы ориентировки с фотографиями двух главных фигурантов и перечнем возможных фамилий, которые они будут использовать. Все это, безусловно, могло и не дать результатов, но подобные меры осуществлялись всегда. При такой масштабной операции было задействовано большее количество людей, чем обычно, да и профессионализм исполнителей был куда выше. Милиции также была дана установка, без расшифровки заданий и каких бы то ни было пояснений.
  В итоге крохи информации все же стали поступать то в одну, то в другую кормушку. Служба безопасности получила запись с камер ГИБДД, где отчетливо был виден профиль Джино Моретти. Итальянец засветился на Ростовской трассе, что подтверждало первоначальные подозрения ищеек. Моретти следовали на юг.
  Американцы же получили информацию от прикормленных ментов, одному из которых удалось "сфотографировать" Вики на террасе ресторана. Его описание было послано вверх по служебной лестнице. Федералы из США отреагировали быстрее, чем местные. Уже через час в Краснодар прибыл особый отряд.
  А Ламин оказался впереди всех. Его люди сели на хвост супругам Моретти еще перед Краснодаром, и висели прочно, ожидая дальнейших инструкций. Руки у мафии, согласно легендам, в самом деле, были длинными! Верные псы китайца действовали в отличии официальных служб решительно, продуманно и оперативно, надеясь не только на удачу и отработанные меры слежения, но и на собственную инициативу. Гений-программист был подключен ко всем федеральным каналам, начиная от камер в супермаркетах и банках, и заканчивая дорожно-постовой инспекцией. Кроме того, у него имелся доступ к общей базе ГИБДД, милиции, вокзала, аэропорта и проч. Совместно с ним действовали "шестерки", расползающиеся по городу, как тараканы, и "тузы", устроившие мозговой штурм. Последним удалось придумать гениальный ход. В утренних новостях была показана фотография Виктории с жалостливыми комментариями о пропаже молодой женщины. Яркая внешность фигурантки позволяла рассчитывать на быстрый результат. Так и случилось. Правда, сведения о Вики поступили не только в руки Ламина, но и остальным ее преследователям. Мафиози это не смущало, он знал, что официальные ищейки не станут предпринимать решительных мер, да и отстанут от его людей очень скоро. Они не были заинтересованы лично в результате. Вот у его людей изначально была твердая мотивация, и это определяло успешный исход дела. На карте стояли их жизни, а это посущественней зарплат и премий! Ламин был спокоен, уверен в победе.
  
  Россия, Краснодар
  
  Денег на Интернет-кафе не было, да и не подходили тамошние компьютеры для столь тонкой операции. Была возможность засветиться, а этого нужно было избежать в любом случае. Вики разработала целый план, чтобы добыть ноутбук и средства на прочие расходы. Джино только качал головой, слушая ее.
  - И после этого я - мафиози! - воскликнул он под конец ее пламенной речи. - Нет, милая, настоящий гангстер в нашей семье - ты!
  Она нахмурилась.
  - Вообще-то, я не собираюсь действовать грубо и применять силу! Так что попросила бы вас, господин Моретти, держать свои эпитеты при себе!
  - Ладно, ладно, не гангстер, а всего-навсего грабитель. Так тебе нравится?
  - Не нравится! - прошипела она. - Я не буду никому угрожать и никого грабить, а собираюсь действовать лаской и хитростью.
  У Джино невольно сжались кулаки. Он сквозь зубы уточнил, как далеко могут зайти ее ласки. Она промолчала, бросив на него выразительный взгляд.
  Джино должен был стоять на шухере и осуществлять так называемые меры безопасности, а Вики заниматься непосредственно воровством. Как не крути, других определений не было. Но ее это совершенно не волновало, речь шла о судьбе детей, тут уж не до церемоний и хороших манер!
  Для своей цели они выбрали Макдоналдс. Джино встал в конец змеящейся очереди, а Вики приглядывала жертву. Молодой человек лет двадцати пяти в строгом офисном костюме показался ей наиболее реальным кандидатом. Денег у него, может быть, и не так много, как надо, но вполне достаточно, судя по дорогим часам и золотому перстню. А главное - ноутбук с изображением яблочка на крышке. Самый крутой - Apple!
  Вики обработала его в два счета, парень готов был, есть у нее с руки, прыгать дрессированным пуделем и вообще исполнять любые команды. Джино с подносом уселся за соседний столик, контролируя ситуацию.
  Через полчаса молодой человек созрел для посещения туалета и занервничал, поглядывая на свою даму. Как правильно Вики рассчитала, тащить с собой компьютер в такой ситуации было нелепо. Жертва извинилась и удалилась. Вики быстро и ловко засунула ноутбук в сумку, повесила на плечо и походкой манекенщицы покинула зал. Остальную часть выполнил Моретти. Ласкового обращения ждать от него не приходилось, так что молодому человеку, зажатому в туалетной кабинке темпераментным итальянцем, пришлось отдать всю наличку, а заодно часы и кольцо. Юному служащему в голову не пришло, что в бок ему упирается вовсе не дуло пистолета, а зажигалка.
  Джино вышел, посвистывая, в коридоре одним движением снял с головы чулок. Ему вспоминалась бурная молодость, когда он начинал свою карьеру в мафии подобными фокусами. Веселое было время! Хотя сейчас уже чувствовался возраст - сердце колотилось, как бешеное, у самого горла, во рту пересохло. Он нервничал, хотя и держался молодцом.
  С Вики они встретились за квартал от Макдоналдса, на многолюдной площади. Она уже вовсю работала за ноутбуком, примостившись на скамейке.
  - Много там? - поинтересовалась Виктория, заметив мужа.
  - Не считал еще. Но я прихватил и побрякушки, - он показал добычу, хвастливо улыбаясь, словно мальчишка, - это же можно обменять, правильно?
  Виктория скептически хмыкнула, но разубеждать Джино не стала. Пока они вплотную не подобрались к боеголовкам, следует проявлять осторожность. Но потом можно будет расслабиться и запросто обратиться в банк. Тогда плевать она хотела на всех преследователей вместе взятых!
  Джино присел рядом.
  - Что-нибудь нашла?
  - Вот список катеров с номерами, где есть наша комбинация.
  Вики развернула экран к мужу. Он пробежал глазами строчки и присвистнул.
  - Да тут десятки имен! И каждого надо проверять!
  Они посмотрели друг на друга, одновременно ощутив прилив тоски и пессимизма. Непосильная задача для двоих!
  Но Моретти взял себя в руки, изобразив улыбку. Нельзя поддаваться отчаянию, это недопустимо в нынешних обстоятельствах. Он поцеловал жену, перенес ноутбук к себе на колени и еще раз внимательно прочитал имена. В глазах зарябило.
  - Знаешь, есть одна идея, - вдруг произнес Джино и ласково провел ладонью по щеке Вики, - только сосредоточься.
  - Да, - отозвалась она тусклым голосом.
  - Если даже твой отец оформлял катер на поддельные документы, его имя должно быть тебе знакомым. Опять-таки по ассоциациям, понимаешь?
  Она внимательно посмотрела на мужа.
  - Думаешь?
  Он кивнул.
  - Уверен! Он и тут должен был оставить тебе знак, иначе как найти катер?
  Если мы вообще правильно ищем, подумал Моретти про себя. Еще не факт, что Вики просчитала номер верно. Все будет известно только после того, как они обнаружат катер.
  - Ничего такого... - прошептала она, до боли вглядываясь в имена и фамилии, - половина вообще не русские!
  - Вспоминай, милая, вспоминай! Может, он что-то говорил тебе и про имя тоже? Как про оценки, про пятерки, а?
  Она досадливо поморщилась.
  - Погоди, не тарахти! Дай-ка я еще раз просмотрю. О! Знаешь, что надо сделать, чтобы список уменьшить? Найти данные на каждого. Если отец на самом деле регистрировал катер на себя, документы он мог использовать фальшивые, но возраст должен быть примерно тот же!
  Она торжествующе взглянула на мужа.
  - Молодец. Но в первую очередь, убери женщин, - Джино хохотнул, - или ты думаешь, что Захар переодевался в...
  - Стой! Замолчи! Смотри!
  Вики даже подскочила на месте, не в силах сдержать эмоции. Когда муж заговорил о женщинах, ее взгляд, словно сам собой уперся в одно из имен. Это было нерусское, женское имя.
  Знакомое с детства!
  Виктория упала обратно на лавочку, обессилено уронив руки вдоль тела. На лбу у нее выступила испарина, будто она бежала стометровку. Не глядя, Вики ткнула пальцем в нужную строку.
  - Вот!
  - Кто? - шепотом спросил Джино, словно боялся спугнуть удачу.
  - Катер 555 УВ оформлен на Амру Зухбу...
  Джино нетерпеливо перебил:
  - Милая, ты что?! Он же 20го года рождения, посмотри-ка вот тут указано, да этот человек уже давно...
  Вики помотала головой, так что пламенно-рыжие вихры разлетелись в разные стороны, задев Джино по щеке.
  - Не этот, а эта! - торжествующе заявила Вики. - Амра - она!
  Джино присвистнул и удивленно покачал головой. Однако счел нужным все-таки напомнить, что это не имеет значения по большому счету, когда речь идет о возрасте. Девяносто лет - не шутка!
  - Нет, нет, нет! Если бы она умерла, катер переоформили!
  - Да ты сама говорила, что у вас в стране жуткая бюрократия и волокита везде! Еще неизвестно...
  - Ты не слышал меня? Это она, точно тебе говорю! И неважно, в конце концов, жива она или нет. Мы на верном пути, я угадала, я поняла отца, это самое главное!
  - Да почему ты так уверена, черт подери?!
  - Номер катера сходится. Место сходится. И хозяйка тоже сошлась!
  - Да кто она такая?
  - Баба Амра!
  Джино фыркнул.
  - Твоя бабушка?! Ты что хочешь мне сказать, что ты грузинка?!
  - Абхазка!
  - Какая разница?! - психанул Джино, - грузинка или абхазка, это одно и то же!
  - Нет, ни одно и то же! - возразила Вики, - какая разница, тогда между итальянцами и французами?! - взорвалась не на шутку Вики и тут же смягчилась в тоне, - она мне не родная бабушка, она папу воспитывала, он у нее жил какое-то время, будучи ребенком. Про нее никто не знает, понимаешь? Официально они никак не связаны, отец редко ее навещал, только деньги передавал, и видимо, тщательно конспирировался, раз до сих пор она нигде не всплыла. Крепкая такая бабуська, кстати! Вполне возможно, что она до сих пор здорова и бодра!... Когда мы на катере катались, как раз к ней заезжали. Она живет у самого берега, кажется, в Сочи.
  - Где именно в Сочи, помнишь?
  - А мы сейчас посмотрим, - потирая руки и сверкая глазами, заявила Вики, - сейчас все проверим, уточним... Вот, гляди, Амра Зухба прописана в районе Хосты, на улице Бамбуковая двести шестьдесят дробь восемнадцать.
  Джино смотрел на жену во все глаза, и никак не мог поверить в происходящее. Неужели, они на финишной прямой?! Это было невероятно.
  - Так чего мы сидим, Тори? Поехали в Сочи!
  Она судорожно огляделась.
  - Сначала в банк, деньги нам пригодятся!
  - Нет, детка, давай не будем рисковать. В крайнем случае, зайдем где-нибудь на окраине, но не в Краснодаре, хорошо? Мне и так показалось, что все встречные милиционеры меня взглядами провожают.
  Она рассмеялась.
  - Это потому что ты красавчик и похож на иностранца!
  - Я и есть здесь иностранец!
  - Ну вот, я и говорю! Бери ноутбук, он еще пригодится. Пошли на вокзал.
  Джино положил ей руку на плечо.
  - Нет, Тори! Послушай меня. Никаких вокзалов! Через банк нас не так быстро засекут, а на вокзалах, аэропортах и так далее в один момент. Будет обидно попасться перед финишем, а?
  Она глубоко вздохнула. На миг прижалась к нему крепко и заглянула в глаза.
  - Но потом сразу в Пакистан, да? За ребятами? Ты же не станешь торговать этими проклятыми боеголовками?
  Джино злобно скрипнул зубами.
  - За кого ты меня принимаешь?
  - Прости, милый, я просто устала...
  - Идем, детка. Осталось совсем немного.
  За ними поплелся какой-то бомж. С другой стороны прицепился босяк, совсем мальчишка. А с перекрестка тронулась серая "копейка" с заляпанными грязью номерами, хотя дождя в последнее время не наблюдалось.
  
  Россия, Дагомыс, 1990-е
  
  Синеглазый блондин невысокого роста, но плотного телосложения спрыгнул с катера на мостки. И тотчас попал в объятья длинной, худой старухи.
  - Захарушка! - в ее голосе отчетливо слышался кавказский акцент.
  Сколько нежности было в этом вскрике! Нельзя было предположить, что в этой пожилой, грозной с виду женщине бушует море нерастраченной ласки и любви. Всю жизнь Амра Зухба - тщательно скрывала свои истинные чувства. В Великую Отечественную у нее убили на фронте жениха, и юная абхазская женщина, отправившись на передовую медсестрой, лезла под самые пули, словно тоже искала смерти. Но ей суждено было выжить. Уже тогда, в двадцать лет строгая и неприступная, она у многих мужчин вызывала трепет, но покорить ее смог только пожилой, молчаливый и еще более хмурый комвзвода. Расписаться они не успели, - перед самой победой он подорвался на мине. Ребенок, которого они ждали, не родился. Амра будто состарилась на десять лет, высохла и завяла, не успев, как следует расцвести. Но вокруг радовались победе, после войны нужны были силы и оптимизм. Инстинкт выживания сделал свое дело - женщина стала бороться за существование, строить новую жизнь. В Краснодаре она познакомилась с молодым водителем, и, несмотря на всю свою суровость, неожиданно и крепко влюбилась. Вася был полной противоположностью Амре - "врун, болтун и хохотун". Они поженились спустя месяц бурного романа и жили вполне счастливо несколько лет. Вполне, но не окончательно, потому, что Амра никак не беременела. Судьба готовила ей новый удар - в конце пятидесятых на мужа завели уголовное дело, обвиняя его в хищениях государственного масштаба. Что мог украсть обычный шофер?! Да еще в таких размерах?! Они жили всегда скромно, на зарплату, как все. Амра не была наивна и понимала, что Василия просто подставили, "большие люди" спихнули на мелкую сошку свои грехи. Они пытались бороться, доказывать, но время было суровое и разбираться особо никому не хотелось. Васю осудили на десять лет. Амра, всплакнув, решила ждать мужа честно и твердо. Однако, через пару лет пришло извещение о смерти от туберкулеза. Ей даже не дали возможность приехать на похороны, только в семидесятые ей удалось отыскать могилу любимого.
  Она окончательно поверила в свою несчастную, черную судьбу. Больше замуж не выходила и вообще на мужчин не смотрела. Очень хотелось ребеночка, но и тут Амре не повезло - организм был не приспособлен для вынашивания. Она вернулась в родное горное село и зажила тихо, скромно среди многочисленной родни.
  Вот тут-то и встретился ей белокурый, синеглазый мальчишечка, словно посланный ангелом. Или сам - ангел! В те времена беспризорников хватало по всей стране. Захар, сбежавший в очередной раз из очередного детского дома, подался на юг с несколькими приятелями. К теплу, к благоденствию. Считалось, что Краснодарский край накормит всех обездоленных. Но на деле вышло не так просто - беспризорников травили, шпыняли, ловили. Пришлось скрываться в горах. Амра пасла скотину, когда в прямом смысле слова наткнулась на Захара. Свернувшись калачиком, он спал в высокой траве.
  Конечно, первым делом после пробуждения она его накормила. Было жалко и сладко смотреть, как парнишка жует лаваш и запивает козьим молоком, оставляя над верхней губой молочные усики.
  - Поди, родители тебя ищут, - строго заметила Амра, когда он наелся.
  - Не, папка в тюрьме, а мамка сама потерялась, еще лет пять назад, - просто пояснил маленький Захар.
  - Ну, пойдем тогда.
  - В приемник? - он вскочил. - Не пойду!
  - В баню пойдем, ты вон завшивел весь, - спокойно сказала Амра, и представилась, - зови меня тетя Амра. А тебя как зовут?
  Он помолчал немного, раздумывая, не драпануть ли.
  - Захар, - ответил все-таки.
  - Захарушка, - ласково произнесла она почти без акцента и протянула худую, смуглую руку, чтобы погладить его. Но не решилась, в последний момент отдернула.
  Так потом и строились их отношения. С его стороны - настороженность дикого зверька, одинокого и практически беспомощного. С ее - желание обнять, прижать, защитить, но четкое понимание независимости этого маленького человека, его свободолюбивой души.
  Лишь пару раз, когда Захар тяжело болел, в бреду, он называл ее мамой. Но в остальном за всю жизнь их общение не переходило за рамки заботливой тетушки и замкнутого племянника. Да, и потом, когда Захар вырос и изредка появлялся в горном селении, его молчание говорило красноречивей слов. Ни пылких объятий, ни признаний он не позволял себе, не тот был характер. Амра, приняв однажды такие правила игры, тоже не открывала своей привязанности и любви. Любовь - это слово было не из лексикона Захара!
  Он аккуратно сообщал ей о важных событиях в своей жизни. Женитьба, рождение дочки, работа на заводе. Свое настоящее занятия в жизни, разумеется, скрывал. Но Амра была достаточно проницательной, чтобы понять его связь с криминалитетом. Когда Захара посадили впервые, она узнала от его приятеля, и была единственной, кто посылал ему передачи. Правда, по просьбе того же приятеля, делала это тайно, через третьих лиц. Захар уже тогда позаботился, чтобы ничто его не связывало с тетей Амрой. Он берег ее, да и себя тоже. Маленький домик в горах Абхазии был его секретным пристанищем, о котором не знал никто. Пожилая абхазка была его секретным тылом.
  Как оказалось теперь, спустя годы, Захар не зря готовил себя пути к отступлению. Он впервые приехал навестить ее не в горное села, а на новое место жительства, которое сам и приобрел. Да еще не один, а с дочкой!
  Увидев на борту катера синеглазую девочку с двумя тугими белоснежными косами, Амра покачала головой, зацокала языком восхищенно.
  - Ай, какая красавица, Захарушка! Вся в тебя, просто копия, копия твоя!
  Вики, действительно, к подростковому возрасту стала очень походить на отца. В раннем детстве она была копией мамы, но отцовское со временем проявлялось все четче. Может, поэтому, а возможно, из-за возраста, Захар все чаще проводил с ней время. Теперь Вики была взрослей, умней, с ней о многом можно было поговорить. И он уже видел в ней будущую красотку и свою наследницу. Единственную.
  Весь день они провели в гостях, и Захар и хозяйка делали вид, что это просто обычная встреча дальних родственников. Ничего особенного. Плавали, угощались, жарили шашлыки. Захар починил мостки и навесил новый замок на гараж. Вики играла с лопоухим добродушным псом во дворе.
  - Катер я оставлю у тебя, - вечером, улучив момент, сказал Захар, - позже оформлю документы, тоже на твое имя.
  - Как же вы доберетесь?
  - А что? Утречком тронемся на автобусе в Сочи, оттуда нас заберут.
  Он пристально посмотрел ей в глаза, будто спрашивал, понимает ли она, к чему такие предосторожности. Амра догадывалась. Конечно, что конкретно он спрятал в этом проклятом катере, она не могла знать и даже предположить была не в силах. Но что речь идет не о контрабандной икре или других мелочах, понимала прекрасно!
  - Хорошо, Захарушка, как скажешь!
  Он закурил и, разогнав дым, быстро проговорил:
  - Кто бы ни пожаловал к тебе от меня, никому и никогда не говори об этом! - Захар кивнул на скачущую в сторонке Вики. - Только дочери.
  Тут Амра не выдержала, всплеснула руками.
  - Захарушка, ну ее-то ты зачем впутываешь?!
  - Это ее наследство! - с нажимом ответил он. - Больше никто недостоин, слишком высокую цену мне за это пришлось заплатить!
  Утром он собственноручно загнал катер в гараж, запер новый замок и повесил ключ на шею Амре. На мгновение она прижалась к нему, обняла так, как не решалась в детстве. Слезы застилали горной старухе глаза, она быстро утерлась и разглядела седину в волосах Захара. В это невозможно было поверить, но ее мальчик давным-давно уже был мужчиной, а теперь вот - превращался в старика!
  Он отстранился, взяв ее за худые плечи.
  - Все нормально, все нормально! Скоро куплю тебе квартирку в Сочи, будешь сдавать, да жить в свое удовольствие, а то пенсию в нашей стране сама знаешь какую платят...
  - Ох, Захарушка, зачем мне деньги! Разве дело в них!
  - И в них тоже, - строго оборвал он.
  Чмокнув ее морщинистую щеку, Захар свистнул собаку, потрепал ее по загривку, прощаясь. Вики подбежала сама, сообразила. Чинно присела в реверансе, развеселив старуху, но после заулыбалась, бросилась целоваться-обниматься. В отличие от отца, она никогда не боялась проявления нежных чувств.
  - Баба Амра, ты не плачь, мы еще приедем! У тебя здорово здесь!
  - Обязательно, приезжайте внученька, всегда рада буду вам! Храни вас бог!
  Она не пошла, провожать их к остановке именно из-за соображений безопасности. Со стороны моря, откуда, обычно пребывал Захар, соседям было не разглядеть, что за гости у старухи. А вот из калитки могли бы заметить. Но одно дело, просто выходит мужик с девочкой, а другое - если хозяйка идет их провожать к автобусу. Амра за столько лет привыкла сама, без подсказки Захара, решать такие вопросы. Всей опасности и грязи его "профессии" она не понимала и не могла оценить. Да и не задумывалась. Но раз и навсегда приняв его таким, каков он есть, Амра изо всех сил старалась помочь своему воспитаннику, ставшему по жизни волком одиночкой...
  
  Россия, Лазаревское
  
   Так называемый Большой Сочи растянулся на сотню километров вдоль берега. В это понятие входили несколько маленьких курортных поселков и городишек, самым шумным и пестрым из которых было село Лазаревское. Сезон уже начался, народ потихоньку подтягивался с окраин бывшей империи. Здесь можно было раствориться, потеряться еще лучше и быстрей, чем в Москве.
   Что и сделали супруги Моретти. От Краснодара они снова добирались на попутках, меняя машины каждый час-полтора. Деньги кончались, терпение тоже. Вики заметила слежку, но Джино не поверил ей, внушая, что их не могли засечь. На подъездах к Лазаревскому, однако, он убедился в ее правоте, разглядев уазик, который ехал за ними уже довольно давно.
  - Вообще-то здесь дорога одна, - пытался успокоить жену Моретти, - может, они поэтому...
  - И не пытаются обогнать? Так не бывает, Джино.
  - Так уазик дохлый!
  - Какой уазик, дорогой? За нами ехали на "копейке"... ммм... ну такая серая, неприметная машина отечественного производства!
  Джино пробормотал:
  - Значит, их двое. Это еще не много. Судя по всему, нас будут преследовать все разведки мира.
  Вики стиснула его ладонь. Он поднес ее пальцы к губам, поцеловал каждый.
  Спустя несколько минут, в Лазаревском, из машины вышел смуглый мужчина. Уазик, висевший в хвосте, тоже притормозил. Но автомобиль с Викторией тронулся дальше. Супруги Моретти решили разделиться, но преследователи не растерялись, - людей хватало, чтобы пустить ищейку за каждым. Вики вышла на другом конце города. У железной дороги, которая пролегала всего в нескольких метров от пляжа, она остановилась, словно споткнувшись. Сделала вид, что поправляет обувь. За ней шли двое. Вики подпустила их совсем близко, дождалась гудка приближающейся электричке и рванула через рельсы. Вслед послышался русский мат. Хохоча, Вики упала на песок. Между ней и преследователями бежали составы. Минута, и Вики бросилась дальше, заметая следы.
  Она оторвалась, у нее получилось! Теперь в банк и на встречу с мужем. Дагомыс лежал всего в несколько десятков километров отсюда, и этот факт не давал спокойно дышать. Вики слушала, как нетерпеливо, с перебоями бьется сердце, и не могла поверить, что все это происходит с ней. Временами это случалось - настигала мысль, что она смотрит кино или читает книгу, где очень ловкая и отважная героиня справляется с неприятностями мирового масштаба. Это помогало расслабиться, взглянуть со стороны. Некая отрешенность спасала от безумия и пессимизма.
  Вики получила деньги, - немного, чтобы не привлекать внимания к своей персоне. И зашла в первый попавшийся бутик. Оттуда она вышла уже здорово преображенной. Джино ждал ее в прибрежном ресторанчике, и не узнал в сгорбленной старушке в широкополой обвисшей шляпе. Виктории пришлось два раза споткнуться об него, прежде чем он понял, что нужно это старой карге. Она удалилась, а спустя некоторое время Моретти двинулся следом. Вики сделала ему знак, означающий, что хвоста нет. Но она ошиблась. Люди Ламина были профессионалами, засечь их на трассе оказалось легче, чем здесь. Юркий парнишка, совсем молоденький, лет двадцати с небольшим, "вел" Джино, а его напарник - дядька с пивным пузцом, пошел за Викторией. У обоих было оружие, рация, вся необходимая техника да еще приказ не останавливаться ни перед чем.
  Моретти угнали джип-чероки и, довольные собой, мчали по серпантину около 180 километров в час. Однако дорога оказалась коварной и полной неприятных сюрпризов. Например, выяснилось, что на извилистой трассе никак не обогнать тяжеленные, широкозадые фуры, которые еле-еле преодолевали подъемы. Пару раз Джино попытался обойти их по встречной, но тут же возвращался назад, потому что впереди отчаянно сигналили приближающиеся машины. Из-за такой ерунды супругов очень быстро нагнали люди Ламина. Виктория снова первой заметила "хвост". Она особо не волновалась по этому поводу, уверенная, что как только дорога позволит, они оторвутся. В крайнем случае, уйдут от слежки уже в Сочи.
  Но двое в старом запорожце были настроены решительно и вовсе не собирались ждать. Подойдя совсем близко к джипу, они убедились, что у Моретти нет никаких шансов обогнать фуры, и открыли огонь. Поначалу Вики показалось, что звуки выстрелов - всего лишь стрекотание камней, резко отскакивающих от шин. Но Джино вдруг заорал:
  - Ложись! Быстро, на пол!
  Она проползла на заднее сиденье и забилась там в уголок, не смея спорить или спросить о чем-то. Несколько мгновений Вики ничего не могла сообразить от неожиданности. Она-то была уверенна, что преследователи - мирные граждане, представители властей и разведки, а никак не бандиты с пушками.
  - Что делать?! - закричала она в отчаянии.
  Отстреливаться нечем. Уходить - некуда! С одной стороны угрожающе нависали, с другой зияла пропасть, в глубине которой заманчиво сияла бездна Черного моря. Вики вдруг поняла, почему оно носит такое название. На миг, задержав взгляд на громадном водном пространстве, она восхищенно присвистнула. У берега плескались лазоревые волны, а дальше, отделенная четкой чертой, темнела невероятная, густая угольного цвета вода - словно гигант пролил свою чернильницу.
  Вики невольно перевела взгляд на небо. Погода портилась, тучи уже заволокли горизонт. Приближалась гроза.
  - Что будем делать? - громче завопила Вики.
  - Сколько их? - вопросом на вопрос, ответил Джино.
  Все это время он уходил от выстрелов, умело, и ловко бросая машину из стороны в сторону. Серпантин теперь казался спасением. Попасть в цель на такой дороге довольно сложно.
  Вики приседала, раз пять туда-сюда, прежде чем, поняла, что в машине всего двое. Она крикнула мужу об этом.
  - Уже хорошо, - отреагировал он, - хоть не целая армия! За ними кто?
  - Пока никого.
  - Отлично!
  - Что ты задумал?
  - Сиди тихо и не высовывайся! - приказал он, повторяя про себя обрывки молитвы, которая неожиданно всплыла в памяти. Момент был подходящий. Шансов на благополучный исход - почти ноль. Ну, один на миллион.
  Риск - благородное дело, напомнил себе Джино. И запретил думать о том, что в машине он не один, и рискует не только своей жизнью. Он должен!
  Да и другого выхода нет! До сих пор им просто везло, но в любой момент преследователи могут пробить бак с бензином или колесо, и все - конец!
  Дождавшись очередного поворота, Джино резко выкрутил руль, выезжая на встречную. Но на этот раз он не пытался обогнать фуру, а поворачивал назад. Не давая бандитам опомниться, он протаранил их автомобиль, стараясь спихнуть их за обочину. "Горбатый" запорожец оказался обладателем отличного движка. Визг покрышек, запах паленой резины, гудки со всех сторон - все смешалось в сознании Вики. Она заставила себя подняться, осмотреться и оценить ситуацию. Джип крутился на месте, Моретти едва справлялся с управлением. Но запорожец тоже держался из последних сил. На крутом, очень опасном повороте серпантина два автомобиля бодались, словно упрямые бараны!
  И тут позади запорожца показался какой-то лихач на "опеле". Всего мгновение и, не успев притормозить, он вписался в зад старой машины. Теперь в автомобильном танго участвовали трое. Фуры давно исчезли за поворотом. Запорожец вынесло на встречную, развернуло и теперь, освободившись от настырного тарана в виде джипа, он мог свободно продолжать преследование. Джино успел, однако, бросить автомобиль вперед и выиграть минуту-другую форы. Хотя по большему счету, ситуация мало изменилась. Поменялось направление и только. Он мчался от погони в противоположную сторону от Дагомыса. Чертыхаясь, Джино посмотрел в зеркало, подмигнул Вики, которая на миг приподнялась.
  - Ничего, милая, мы уйдем от них! Вот увидишь!
  Сзади, словно возражая, опять застрекотали выстрелы.
  - Колесо! - закричала Вики. - Жми на тормоз, иначе нас вынесет к дьяволу!
  Джино понял ее - она сразу почувствовала, что бандиты попали-таки в шину, и на такой скорости это чревато серьезными последствиями. Нужно было остановить машину. Но как раз этого добивались враги! Это была ловушка! Это был конец!
  - Прыгай! - скомандовал муж, сбавляя ход, но, не притормаживая окончательно.
  Оба покинули джип на ходу. Запорожец пронесся следом по инерции. В запасе у Моретти было секунд тридцать.
  Перекувыркнувшись, Вики вскочила и помчалась в сторону открытого маленького кафе на полпути между морем и трассой - единственного укрытия в поле зрения. Тяжелые шаги Джино раздавались рядом. Супруги вместе подбежали к деревянному ограждению, синхронно перепрыгнули барьер и, не сговариваясь, ринулись к стойке. Вики выхватила у ошалелой официантки поднос, Джино прихватил бутылку виски.
  - К морю! - скомандовал он.
  Вики хотела возразить, что до берега слишком далеко и высоко, но ее слова заглушила пальба. Под крики обезумевших, испуганных посетителей и звон посуды, Моретти с другой стороны выбежали из ресторанчика. Джино замер за холодильником с напитками, а Вики притаилась за заборчиком. Как только появились преследователи, муж с женой пустили в ход добытое в кафе оружие. Бутылка опустилась на мощный затылок молодого, а пожилой будто бы сам вписался в поднос. Вики, не теряя ни секунды, стремглав кинулась вниз под гору, где шумел прибой. Джино задержался, чтобы прихватить более надежное оружие. Вырвав пистолет из рук пузатого убийцы, второго он даже не успел обыскать - молодость давала о себе знать, парень уже открыл глаза и, не целясь, жал на курок. Джино побежал за женой, отстреливаясь на ходу. Несколько минут в округе стоял дым коромыслом, пальба, крики, шум. Паника нарастала, уже где-то слышались милицейские сирены.
  Джино поравнялся с Вики, которая даже не запыхалась, у самого берега. Народу было немного, сезон только начался, но все же свободного места для маневра было маловато. Приходилось перепрыгивать тела, и этот бег с препятствиями не способствовал повышению скорости. Преследователи очухались и теперь снова висели на хвосте. Один за другим отдыхающие заметили людей с пистолетами, женщины визжали, мужики молча отползали в тень деревьев. Весь пляж вскоре стал похож на огромный копошащийся муравейник. Джино в толпе потерял из виду Викторию. Радовало одно - убийцы не торопились открывать здесь огонь, видимо, лишние жертвы им были ни к чему.
  Между тем Вики неслась далеко впереди, оглядываясь по сторонам и прикидывая, где же спрятаться. Надежного укрытия не наблюдалось. И тут перед ней резко затормозил квадрацикл, с которого по-молодецки соскочил пожилой пузатый угонщик. Одним ударом он сшиб Вики с ног, от неожиданности она не успела ничего предпринять. Но в следующий миг пузан пожалел о своих действиях. Мощным движением накачанной женской ноги его отнесло назад, опрокинув на спину, а через пару секунд твердая натренированная ладонь врезалась в его толстую шею, оборвав дыхание. Раздался жалобный хрип, пузан стих. Но только на время, как выяснилось. Все же он был профи высшего качества. Не успела Вики оседлать квадрацикл, как ощутила на себе мертвую хватку убийцы. Дуло пистолета уперлось ей в бок. Очевидно, люди Ламина были вооружены до зубов.
  - Поехали, - усмехнулся пузан, залезая сзади.
  Вики послушно надавила на газ и, набрав скорость, стала вихлять из стороны в сторону.
  - Брось дурить! - заорал ей в ухо мужчина. - Я же выстрелю!
  Но она так гнала, что он был вынужден вцепиться в нее обеими руками. Песок со всех сторон вздыбился, будто подступал смерч. В какой-то момент Вики особенно резко развернулась, одновременно толкаясь локтями назад, чтобы сбить врага с сиденья. В полете его подстрелил подоспевший Джино.
  - Здравствуй, милая, - он прыгнул сзади Вики и нежно обвил ее талию.
  Она довольно рассмеялась.
  - Вот этот пассажир мне по вкусу!
  Вслед им застрекотали выстрелы - тот, что помоложе, достал из-за спины автомат и стрелял уже без разбору. Толпу давно уже, будто ветром сдуло. Джино отстреливался, но в пистолете быстро закончились пули.
  Через минуту преследователь остался позади, однако впереди обнаружилась новая проблема. Подходы к пляжу были оцеплены, из мегафона доносились приказы сдаться. Виктория уходила от преследователей, петляя между кабинками для переодевания и разными аттракционами. Джино прокричал ей в ухо, что пора убегать на своих двух, иначе они в момент засветятся. Повсюду царила неразбериха и суета. Воспользовавшись этим, Моретти прекратили безумную гонку, затормозили за тентом открытого кафе и бросились к зарослям дикого винограда у подножья горы.
  Откуда-то выскочили два здоровенных бугая в пятнистой форме. Один грозно сдвинул брови и гаркнул:
  - Предъявите ваши документы!
  Недолго думая, Джино оглушил его рукояткой пистолета. Второго Виктория вырубила ударом пятки в солнечное сплетение.
  - Беги вперед! - велел муж. - Тебе нельзя попадаться!
  Он был прав. Только ей, если все их рассуждения правильны, баба Амра покажет и отдаст катер и даст необходимые сведения. Она должна добраться до боеголовок, а после спешить к детям.
  - Встретимся в Сочи, - быстро сказала она и поцеловала мужа в губы.
  Он на миг прижал к себе ее трепещущее, горячее тело.
  - Подожди, - отстранился он и нагнулся к бесчувственным бугаям. Спустя мгновение Моретти стали обладателями оружия. Джино забрал себе пистолет, а Вики достался миниатюрный, но очень острый нож.
  Вики рванула наверх в гору, к серой ленте серпантина. А Джино остался внизу, обеспечивая прикрытие.
  Но стоило Вики вылезти из кустов у дороги, как к виску ей был приставлен пистолет. Раздалась команда:
  - Руки вверх!!!
  Вики, недолго думая, выполнила приказ, но оружие не выпустила.
  - Брось нож! - велел чуть дрогнувший голос.
  Неуловимым движением, Вики извернулась, сделала захват, и, смахнув фуражку с молодого милиционера, как следует, прижала тесак к его бычьей шее.
  - И много вас здесь? - ласково спросила она.
  - Э... У...
  - Глухонемой что ли? - усмехнулась Вики. - А ну, быстро двигай к машине.
  Подталкивая его, и пряча лицо за широкими плечами сержанта, Вики оказалась у патрульного автомобиля. Водитель вытаращил глаза.
  - Выходи! - рявкнула Вики.
  - Нее... - протянул он нерешительно.
  - Выходи, кому говорят?! Сам покатался, дай и другим покататься.
  Она чуть надавила ножом, сержант взвизгнул, а водитель шумно сглотнул и машинально потянулся к своему горлу.
  - Сейчас его зарежу, - мечтательно сказала Вики, - а потом за тебя примусь.
  Водитель резво выскочил. На его место прыгнул запыхавшийся Джино.
  - Молодец, дорогая, - похвалил он жену, - такую тачку нам раздобыла! А я соскучился жутко, решил тебя догнать!
  Он старался шутить, и тон у него был соответствующий - легкомысленный, веселый. Вики улыбнулась мужу, мимоходом думая о том, что другого такого просто нет на свете!
  Вики в обнимку с милиционером обошла машину, забрала табельное оружие сержанта, и, отпихнув его бывшего хозяина, устроилась рядом с мужем. Зарычал мотор, поднялась пыль столбом. Спустя мгновение ничто не напоминало о ретивой парочке. Менты лезли со всех сторон, как тараканы, однако, уже ничего не могли поделать - только передавали по рации план перехвата.
  
  ... - Раньше надо было шифроваться, - задумчиво сказал Джино, - там, на парковке перед кафе камеры, и у отеля нас тоже наверняка засекли.
  - У какого отеля?
  - А ты не заметила? Мы на закрытую территорию с пляжа ворвались. Ты еще так лихо там, на квадрацикле проехалась! Те пятнистые не менты были, а охрана.
  - Да мне, в общем, без разницы, кто там был!
  - Устала?
  Жена вместо ответа нежно поцеловала его в висок, все еще машинально сжимая пистолет. Джино кивнул на оружие.
  - Убери пока.
  Вики сунула его в бардачок и вдруг зашлась в нервном смехе. Джино погладил ее по плечу, потом твердо сжал, словно загоняя в тиски, в рамки.
  - Держись, милая, держись! Скоро, скоро все закончится!
  
  ***
  Каждый, кто, так или иначе, был задействован в операции по поиску боеголовок, ощущал примерно одно и то же - приближение финиша. Одни по этой причине стали нервничать и ускоряться. Другие, наоборот, сконцентрировались. Третьи притормозили, веря в приметы и боясь спугнуть удачу. Но, в общем, впечатление было такое, что к супругам Моретти со всех сторон тянулись щупальца ядовитого осьминога. Ни одна, так другая схватит!
  Люди Ламина первыми вышли на Вики и Джино в Краснодаре. Но одновременно с ними фигурантов засекли и сотрудники ФСБ.
  Интерпол подсоединился, когда Вики обратилась в банковское отделение. ФБР также не дремало, подтянулось в свое время, получив те же сведения. Было неизвестно, из какой структуры ушла информация, но подчиненным Саида также стало известно о местонахождении супругов.
  Профессионалы сделали правильный вывод - Моретти на финишной прямой. Боеголовки вот-вот всплывут на поверхность!
  С моря, неба и земли, на вертолетах, автомобилях и моторных лодках в Сочи собирались представители спецслужб и криминальных структур. Точный город был еще неизвестен. Однако, как только поступила информация из кафе и отеля, где побывали Моретти, и были сверены фотографии, стало ясно, что супруги направляются в сторону Адлера. На пути к нему из более-менее крупных городов был только сам Сочи и Дагомыс, остальные они уже проехали.
  Снова оповестили местные власти и милицию. Кроме того, были организованы засады во всех трех курортах.
  Моретти были обречены.
  
  Россия, Сочи
  
  Широкоплечий высокий кавказец с шикарными усами медленно и с удовольствием поедал шашлык, запивая красным вином. Ресторан был на самом берегу, у подножья скалы. Открытая терраса продувалась со всех сторон, словно паруса, надувались легкие светлые шторы. Вид на море интересовал мужчину. Черные, внимательные глаза следили за входом. Со стороны было совершенно незаметно, что кавказец нервничает. Но все, же дело обстояло именно так - он страшно беспокоился. Над губой выступили бисеринки пота, и как в старой русской комедии хотелось сказать - "Ой, у вас ус отклеился!". Во всяком случае, к этому шло.
  Но Джино, подхватив очередное колечко лука, сам почувствовал, что накладные усы вот-вот отвалятся. Схватив салфетку и прижав ее ко рту, он неторопливой походкой удалился в туалет. В большом зеркале отразился незнакомец, - Вики потрудилась на славу, загримировывая его.
  К Сочи они домчались без остановок и в своем собственном обличье, но дальше, в сам город въезжать было слишком рискованно. Джино справедливо заметил, что кругом посты, и на первом же ДПС их могут остановить окончательно. Снова отстреливаться?! Не факт, что на этот раз обойдется благополучно. Выход был один - тщательно замаскироваться и... разделиться.
  Последнее предложение внесла Виктория.
  - Да пойми ты, - убеждала она мужа, - нас ищут вдвоем, значит, вместе нам оставаться опасно!
  - Одну я тебя не отпущу, - хмурился Джино, - одной еще опасней!
  - Нет! Мы загримируемся, тут ты прав, и разбежимся. Я пойду на разведку к бабе Амре, а потом вернусь за тобой...
  Она проговорила каждый пункт своего плана, разложила все по полочкам быстро и толково. Аргументы ее, действительно, были убедительными. С одной стороны Джино восхищался смекалкой жены, ее храбростью, умением концентрироваться и сохранять в любых ситуациях самообладание. Но с другой стороны, она всегда была и будет для него - Женщиной. А значит, мягкой, беззащитной, ласковой, требующей заботы и внимания. Он переживал за нее, и будет переживать, какой бы сильной она не казалась! Он всегда будет защищать ее, и прикрывать собой.
  А как тут прикроешь, когда надо разделиться?! По логике, Вики была права, он признавал это, но мужская сущность Моретти восставала против такого.
  Она, значит, полезет в самое пекло, а он должен отсиживаться в тени?!
  Но, в конце концов, разум возобладал над эмоциями и чувствами. Джино согласился с доводами жены.
  - Только молчи, - повторяла она, приклеивая ему усы, - иначе акцентом ты себя сразу выдашь!
  В добычи материала для маскировки Вики тоже проявила большую фантазию и расторопность. Усы изготовила из собственных волос и черной акварельной краски. Кепку, размером с аэродром, которые так любят кавказцы, обменяла у какого-то старичка на новую рубашку Джино. Преображенный Моретти был отправлен за покупками для жены.
  Когда и Вики была готова, они еще раз обсудили все детали плана и разошлись. До Сочи оставалась пара километров, последняя совместная остановка была сделана в горном селении, где супруги бросили машину. Слишком заметный был транспорт!
  Для Джино был куплен с рук почти задаром велосипед, а Вики в образе очкастой студентки, этакого синего чулка в юбке до пола и длинными косами, путешествовала на автобусе. Встречу, они назначили на обед в прибрежном ресторане, который Виктория выбрала наугад из рекламного буклета.
  И вот - обед наступил, Джино добрался вовремя и страшно переживал. Даже усы чуть не потерял!
  Прилизанная девица в больших круглых очках и длинном сарафане появилась в ресторане уже тогда, когда Моретти был готов от нетерпения сожрать собственную кепку. Увидев студенточку, он едва сдержался, чтобы не броситься к ней. Все-таки его жена - настоящий талант! Прирожденная актриса! Даже походка у нее изменилась - девица двигалась нелепо, вразвалочку, словно гусыня. Она заказала кофе и блинчики и с задумчивым видом устроилась за столом напротив Джино.
  Он улыбнулся. Девица фыркнула, сделав вид, что ей плевать на всяких там кавказцев. Хотя в ресторане было совсем немного посетителей, супруги опасались разговаривать в открытую. Джино лишь вопросительно приподнял бровь. В следующую секунду он увидел, как студентка едва заметно покачала головой. Точнее даже сделала движение одним только подбородком. Туда-сюда. Отрицание! Нет!
  Джино шумно сглотнул. Неужели они ошиблись?!
  Он с трудом взял себя в руки и взглядом указал на выход. Вики на этот раз наклонила подбородок, соглашаясь. Джино расплатился, оставил щедрые чаевые и вышел из ресторана к морю. Через некоторое время, валяясь на пляже и делая вид, будто наслаждается загаром и волнами, Моретти увидел, что Виктория взяла напрокат катамаран. Пожилой кавказец помогал ей спустить водный велосипед на воду.
  Джино подплыл к жене, когда та уже была за буйками. Он взобрался на катамаран и устроился рядом. Со стороны это выглядело, как наглое приставание к девушке, не более и не менее.
  - Так что стряслось? Ее нет? Или катера нет?
  - Ни того, ни другого, - хмуро сообщила Вики, прикуривая и делая глубокую затяжку.
  Моретти решительно вырвал у нее сигарету и бросил в воду.
  - Хватит травиться! Рассказывай толком!
  Виктория глубоко вздохнула, понимая, что он прав. Надо успокоиться. Она заговорила неторопливо и четко:
  - Я пришла по адресу, но люди, которые там живут, не знают никакой Амры Зухбы! Это шикарный клубный дом всего на десять квартир, так вот одну из них, где зарегистрирована баба Амра, занимает молодая семья. Жилплощадь они арендуют уже четыре года. Через агентство. Просто переводят деньги на счет, и все. Риэлтора видели только один раз, а хозяина квартиры вообще не знают!
  - Но как же... - пробормотал обескураженный Джино, - а документы? Они видели, на кого оформлена квартира?
  Вики пожала плечами.
  - Говорят, что не помнят. Мне кажется, они и не смотрели. У них ведь тоже риэлтор был, который квартирку подыскивал. Видимо, он все документы сам просмотрел, а заказчики только бумаги подмахнули и все.
  - Удивительная безалаберность! Все вы русские...
  Джино осекся. Сокрушительная неудача выбила у него почву из-под ног и он готов был накинуться с обвинениями на жену, но вовремя остановился. Вики словно и не заметила ничего. Она была очень бледна, и будто бы оцепенела. Очки, сдвинутые на лоб, вдруг упали на переносицу, скрывая синий блеск ее взгляда. Джино убрал их осторожно, заглядывая в глаза любимой.
  - Ну что ты, милая! Не плакать ли собралась?
  Вики перевела на него удивленный взгляд.
  - Плакать? Нет! Надо действовать, идти дальше!
  Джино не смог сдержать горделивой улыбки. Ее не собьешься с пути, ей не страшны неудачи и падения! Воистину, суперледи! И эта женщина - его жена! О, мадонна, спасибо!
  - Нам просто нужно узнать, на кого оформлена квартира, кто хозяин! Эх, жалко ноутбук в машине остался! Придется утащить еще один.
  - А может, Интернет кафе?
  - О! Есть идея получше, давай-ка я просто спрошу в ресторане, есть ли у них компьютер. Наличка еще осталась, заплачу за срочность...
  Джино сел рядом с женой и в два счета доставил катамаран к берегу. Пока он "парковался", Вики вернулась в кафе и вела сложные переговоры с официанткой. Последняя торговалась, как на базаре, не желая подпускать к компьютеру за сумму, меньшую своей недельной выручке. Вики не хотелось платить, но не из жадности, а по соображениям безопасности. Подозрительно, когда обычная студентка платит за доступ во всемирную паутину такие нереальные деньги. В конце концов, ей удалось убедить официантку, что такой суммы у нее просто нет. Девушка вынесла ноутбук. Вики погрузилась в море информации, и уже через несколько минут взломала базу УВД города Сочи. По сведениям 2009 года квартира, где она побывала сегодня, принадлежала Амре Зухбе. Вики едва сдержала победный клич. Теперь осталось выяснить, где фактически проживала та. Вероятно, эти метры она сдавала через посредников, чтобы не суетиться самой, все-таки возраст немалый. Но как, же узнать, где она живет?!
  Вики забралась на сайт администрации, влезла в пенсионный фонд, справедливо полагая, что баба Амра должна быть в тамошних списках. Так и оказалось. Кроме информации о пенсионном счете, адреса прописки и перечисления ближайших родственников, здесь был указан и контактный телефон. Сотовый. Она запомнила цифры с первого раза.
  Поблагодарив официантку и вернув ноутбук, она выбежала из кафе. Муж последовал за ней на приличном расстоянии. На остановки общественного транспорта оба присели. Кроме них, здесь был только дедок с удочкой. Моретти вопросительно смотрел на супругу.
  - Есть, - горячо прошептала она, - сейчас купим телефон, и я позвоню ей. Главное, что баба Амра жива, и действительно является хозяйкой той квартиры!
  Джино согласно кивнул. Лишь дождавшись, когда старик влезет в подъехавший автобус, он высказал вслух свои сомнения, которые уже давно мучили его.
  - Ты говорила, будто она живет у самой воды, а тут - квартира, клубный дом! Неужели, тебе это в голову не пришло?! Где она, по-твоему катер держит? В гараже?
  - В эллинге. А что? Такое тоже возможно!
  - Вики!
  - Погоди, Джино, я о другом. Говорю, что такое возможно в принципе. Но мы-то уже знаем, что в клубном доме баба Амра не живет. Ее дом, действительно, у воды...
  - Столетняя старуха миллионерша, - недоверчиво пробормотал Моретти, - и откуда у нее деньги на клубный дом, плюс домик у воды? Насколько я знаю, старики в России живут на гране нищеты!
  Вики согласно покивала.
  - К сожалению, ты прав. Но бабулю всегда поддерживал отец. Не удивлюсь, если все эти годы, до самой смерти он содержал ее.
  - Тогда ее вычислили бы!
  - Ну, он же не дурак! - воскликнула Вики. - Наверняка, подстраховался, законспирировался, передавал деньги через третьих лиц. Словом, что тут рассуждать? Это волнует меня в последнюю очередь! Поехали за телефоном!
  
  ***
  В первом же салоне сотовой связи они приобрели простую модель сотового, и Вики набрала номер бабы Амры. Долго не было ответа. Затем голос с явным кавказским акцентом произнес:
  - Слушаю вас, говорите!
  - Бабушка Амра?.. Это Виктория! Простите меня за беспокойство, но...
  - Какая еще Виктория?! - строго перебил хриплый голос старухи.
  - Э... дочка Захара!
  - Какого Захара? - пытливо уточнили на том конце провода.
  Вики прикусила губу, соображая.
  - Бабушка Амра, это же я! - жарко, торопливо произнесла она, стараясь убедить старуху, - Вики! Ну же! Вспомните! Дочь Захара! Мы с папкой к вам еще приезжали как-то, гостили у вас на выходные. Я, правда, тогда была еще совсем мелкой, внучкой меня своей называли, молоком козьим поили, помните? Бабушка Амра... мой папа... в общем Захара уже нет в живых. Папа умер...
  - Захар? - последовал невозмутимый вопрос. - Какой еще Захар?
  Хотелось завизжать от досады! Вики, ясное дело, сдержалась. Джино заметил ее побледневшее лицо и сжал ладонь ободряюще.
  - Ну, да! Отец мой! Вы его ласково еще звали Захарушка. Вы же ему мать заменили, бабушка Амра, как вы можете не помнить этого?!
  - Не знаю я никакого Захарушку, - отрезала старуха, и в трубку полетели монотонные гудки.
  Несколько мгновений Вики ошарашено смотрела на телефон. Потом затопала ногами, страшно матерясь. Джино не понимал ни слова, но одобрительно кивал. Время от времени надо выпускать пар, так он считал. Иначе и крыша поедет! Вики необходима разрядка, хотя бы такая.
  - Еще будешь звонить? - спросил он, когда она малость поутихла.
  - Конечно! Сейчас подумаю и наберу.
  - Что она сказала?
  - Что не знает никакого Захара! Тоже мне разведчица, партизанка, блин!
  Вики не заметила, что последнюю фразу снова произнесла по-русски. Джино не стал обижаться, просто удивленно взглянул на нее.
  - Неважно, это я просто ворчу, - улыбнулась жена, - не знаю, что придумать.
  - Попроси ее что-нибудь у тебя уточнить. Что-то, известное только тебе и Захару. Ну, и ей тоже. Секретное. Тайное.
  Вики чмокнула его в нос.
  - Ты прав! Я же не сказала о катере! - она быстро нажала нужные кнопки на телефоне и, как только услышала ответ, быстро сказала, - бабушка Амра, это снова я! Мы виделись всего пару раз, но я вас отчетливо помню. И еще помню, что катер, на котором мы подплывали к вашему дому, был ярко-оранжевого цвета, с номером пять, пять, пять, а дальше какие-то буквы... Бабушка Амра я прошу вас, скажите мне ваш адрес! Мне нужен этот катер! Жизнь моих детей в опасности! - последнюю фразу она проговорила со слезами на глазах.
  - Не телефонный разговор, - вымолвила старуха и снова отключилась.
  - Черт, она бросила трубку!
   Вики с досады кусала губы. Не прошло у минуты, как сотовый пискнул, сообщая, что пришло сообщение. "Дагомыс, улица Виноградная, 15", - вот что там было написано.
  - Кремень-старуха, - восхитилась Вики, - сказала, что не телефонный разговор и просто прислала адрес.
  Джино обнял ее, усыпал красивое, напряженное лицо поцелуями.
  - Он-то нам и нужен детка!
  
  ***
  Из Сочи до Дагомыса протянули новую дорогу, большую часть которой составил подземный туннель в два с лишним километра. Как раз перед ним располагался пост ГИБДД. Моретти приближались к нему на мотоцикле, заранее благоразумно сбавив скорость. Мотоцикл был куплен полчаса назад за баснословную сумму.
  Неизвестно, что привлекло внимание постового. Оба - и Вики, и Джино были в шлемах, ничем не выделялись из общего потока. Однако, гаишник взмахнул "волшебной палочкой". Джино, который был за рулем, решил остановиться. Как только ветер перестал шуметь в ушах, Вики прошептала мужу:
  - Ты с ума сошел? Он же сейчас документы спросит!
  - У меня есть на другое имя. А ты можешь сказать, что забыла, - скороговоркой произнес Джино, - пассажирам необязательно иметь при себе паспорт, так?
  Кроме того, он планировал сунуть постовому несколько красивых зеленых бумажек. Как известно, они служили пропуском в любой стране и на любой дороге.
  Но дорожный инспектор оказался принципиальным - еще совсем юный, с едва прорезающимися усиками, - он страшно нервничал и боялся сделать что-то не так. Поэтому документы Джино на имя Андреа Сантьяго произвели на него впечатление, но и требовали большей ответственности. Бедняга аж заикаться стал. И ни в коем случае не хотел отпускать иностранца, все ощупывая мотоцикл и разглядывая Вики, и краснея безмерно при этом. Ему чудились наркотики, оружие, собственное повышение.
  Нервы сдали и у Моретти. Силой впихнув пачку банкнот сержанту в карман, он рванул мотоцикл с места, и уже на ходу напялил шлем.
  Мгновение спустя сзади взвыла сирена. Теперь раздумывать было некогда. Главное - уйти!
  До туннеля долетели за пять минут, но этого времени оказалось достаточно, чтобы расторопный гаишник поднял на уши всех коллег и смежников. По фотографиям он опознал Джино, и вслед за машиной ГИБДД была пущена подмога в виде нескольких автомобилей и мотоциклов. Погоня настигла Моретти уже в туннеле. Мотоцикл стали окружать, сигналили со всех сторон из мегафона доносились угрозы о предупредительных выстрелах. Через секунду и вправду послышались звуки пальбы. Вики вжалась в спину мужа, не в силах поверить, что милиция и ГИБДД расстреливает их, словно зайцев! Но стреляли холостыми и только по колесам. Ищейкам был дан приказ остановить парочку во что бы то ни стало! На карту была поставлена безопасность страны!
  Ревущий мотоцикл встал на дыбы и прорвался сквозь окружение машин. При этом он задел другого железного коня, да с такой силой, что тот перевернулся в воздухе и упал на крышу автомобиля. Мат, сирены и гудки заглушил взрыв.
  - Держись! - завопил Джино.
  Его вынесло на встречную полосу и ничего не оставалось, как мчаться по отвесной стене туннеля. Моретти взмок от страха за Вики. Пот застилал ему глаза. Преследователи на уцелевших машинах снова догоняли их. А впереди, очевидно, уже ждал заслон из других. Так и оказалось.
  Джино удалось свернуть на свою полосу. Вихляя в разные стороны, он вырвался из полумрака туннеля, и увидел перед собой стену из машин и щитов спецназа. Тогда он сделал резкий вираж, развернув мотоцикл на триста шестьдесят градусов. Но не для того, чтобы вернуться! Он съехал со встречки. Теперь впереди шел грузовик, менты не успели очистить трассу. Вики, разглядев все и оценив ситуацию, поняла план мужа. Он подъехал к машине вплотную, и Виктория, зацепившись за борта, повисла на них. Открыть их на ходу было нелегко, но она справилась. Джино тем временем снова сделал круг и разогнался, как следует. На бешеной скорости он поднял мотоцикл на заднее колесо и запрыгнул в грузовик, демонстрируя чудеса ловкости и маневренности. Вики обязательно поаплодировала бы мужу, но была слишком занята. Она в этот момент влезала в кабину. Ошарашенный водитель чуть не выпустил руль. Вики улыбнулась, как ни в чем не бывало, и попросила подвинуться. В следующее мгновение грузовик выехал из туннеля. Хотя по рации передали, что беглецы внутри, никто ничего не успел предпринять. Как таран грузовая машина врезалась в гущу автомобилей ГИБДД. ОМОН, спецназ, милиция - вес кинулись врассыпную. Спустя миг раздался страшный взрыв. Но Моретти были уже далеко - Джино так приноровился к мотоциклу, что ему ничего не стоило проехаться по крыше, оказаться на трассе, подхватить Вики, и умчаться в туманную даль.
  Они не учли только одного. Они засветились! Теперь все официальные структуры точно знали, куда следуют супруги. Дагомыс не такой большой город, чтобы поиски затянулись. И, хотя Джино с Вики буквально летели вперед, профессионалы опередили их. Ориентировка прошла по всем постам, патрульные шныряли по улицам и проулкам. Но больше всего агентов скопилось вдоль набережной. Руководство отлично понимало, что уходить Моретти будут по морю. Однако, на всякий случай, аэропорт и "железка" тоже были взяты в тиски.
  На этот раз не было команды "взять" и "фас". Был приказ жесткой слежки. Не упустить - вот что теперь стало главным! Наверху смекнули, что имеют дело с непростыми обывателями, и решили больше не рисковать. Чужими руками куда приятней загребать жар. Пусть Моретти добудут оружие, больше им мешать не станут, а наоборот, - подстрахуют. Но в последний момент боеголовки просто сменят хозяев, вот и все.
  К такому выводу пришли почти одновременно представили ФСБ и ФБР. Что касается, Интерпола, тамошние агенты до сих и не принимали участие в активной погоне. Они следили издалека, используя новейшие высокие технологии. И ни на метр не отставая от других при этом!
  Вот как получилось, что когда Джино с Вики доехали до указанного адреса, у них на хвосте висело по крайней мере несколько спецслужб.
  Казалось, время для бабы Амры остановилось. Вики помнила ее именно такой - высокой, худой, со строго поджатыми губами, в черном платке по самые брови. Яркий халат был надет поверх спортивных штанов. На ногах - стоптанные кеды оливкового цвета.
  Разговор со старухой, вопреки ожиданиям Вики, не занял много времени.
  - Глаза у тебя отцовы! - заявила та после пятиминутного пристального разглядывания и крепко сжала Вики в объятиях.
  Радоваться было рано, однако, первый шаг сделан. Вики осторожно спросила про катер.
  Домик, как она правильно помнила, был у самой воды. Место очень дорогое по нынешним временам, когда все побережье застраивалось супермодными, фешенебельными отелями и пансионатами. Лишь немногие могли себе позволить оставить участки на берегу. Амра Зухба могла. Вики сразу подумалось, что это лишь благодаря ее отцу.
  Но если место было дорогим, то само жилище выглядело очень и очень скромно. Оно представляло собой два спаренных гаража с пристройками. Вики мимоходом посочувствовал старой женщине, которой приходиться взбираться на второй и третий этажи. Первые были отданы транспорту - старой деревянной лодке, куче разномастных велосипедов и мопеду. Второй гараж был заперт на висячий замок. Вики не сомневалась, что катер именно там.
  - Катер? - переспросила баба Амра. - Ты о чем?
  Вики сощурилась.
  - Вы знаете!
  Старуха молчала, не споря, не возражая.
  И вдруг спросила:
  - За воротами какой-то мужик, он с тобой?
  - Как вы разглядели? Да, со мной. Это мой муж. Мы не решились зайти вместе, дабы вас не беспокоить...
  Баба Амра перебила ее, сурово заявив, что мужская помощь понадобиться. Вдвоем никак не справиться. Вики ощутила сильное сердцебиение. Все верно! Старуха говорит о катере, ни о чем другом!
  - Значит, вы знаете, что там?
  - Молчи! У стен тоже уши и глаза! - страшно морщинистая старуха неожиданно широко перекрестилась. - Прости меня господи! - проговорила она, кланяясь до самого пола. - Видать, пришло время.
  Вики удивилась, что баба Амра православная, но, разумеется, ничего не стала комментировать. Она подбежала к невысокому забору, за которым ждал Джино, махнула, показывая, что можно зайти. Вместо приветствия муж галантно поцеловал сухую ладонь старухе.
  - Не наш что ль? - прозорливо заметила баба Амра. - Не русский?
  Вики улыбнулась. Учитывая национальность самой старухи, вопрос звучал нелепо. И как она догадалась, интересно?
  - Нынче мода видать, пошла, заводить мужей иностранных... - промямлила баба Амра.
  - Итальяно, - признался Моретти, едва уловив смысл сказанного, - Джино. - представился он, улыбаясь, поклонившись старухе.
  - Женька, значит, - окрестила его на свой манер она. - Так мне больше нравится.
  Никто не стал спорить.
  Баба Амра сняла с шеи серебряную цепочку с ключом и открыла гараж. Джино нетерпеливо переминался рядом, заглядывая ей через плечо. На Вики, наоборот, напал какой-то ступор. Она так и стояла, замерев, когда в распахнутую дверь вслед за старухой зашел муж и воскликнул:
  - Не могу поверить своим глазам!...
  
  Швейцария, Церматт
  
  Ламин ожесточенно грыз курительную трубку, забыв на мгновение, кто он такой, где находиться, и что, собственно говоря, происходит вокруг. В данный момент его гораздо больше интересовало то, что внутри. Болело сердце. Нет, не так, чтобы суетиться, сосать валидол и вызывать врача. А так, что хотелось просто выть! Выть от тоски и одиночества.
  Его не покидало ощущение, что все напрасно.
  В России его люди нашли Моретти. Пусть упустили на время, это неважно. Для них не было непосильных задач. Миссия невыполнима - это абсурд, кино, фантастика. Его деньги и власть простираются так далеко, что ничего невозможного не существует! И Моретти рано или поздно снова попадут в руки тем, кто подчиняется Ламину.
  А за ними и оружие.
  Но вот вопрос - что дальше?! Вопрос из серии "Быть или не быть?" или "Что делать?". Образованный мафиози знал о них не понаслышке, однако, на свой животрепещущий вопрос ответить не мог, как и на классические.
  Что?! Та же тоска, то же одиночество... Да, больше денег, больше власти - мировое господство, черт побери!
  Но Вики потеряна для него навсегда. Какое сладкое, победное имя! Зачем ему вся эту суета сует, если не с кем разделить торжество победы?!
  Заставить ее? Купить? Но он достаточно изучил ее, чтобы понимать - такие не продаются! Она может играть, лукавить - не ради выгоды, - а по идейным соображениям. Как было с ним, когда Вики носила имя Элен Форс и притворялась его телохранителем.
  Просто нанять ее?
  Ламин думал день и ночь, до сей поры, он не знал поражений, и если отступал то только потому, что логика и разум подсказывали такой выход. Сейчас речь шла о чувствах. Он твердо знал, что не хочет отказываться от нее. Но никак не мог найти способ решить эту задачу. Крепкий орешек, да и только! Ламин впервые в жизни не понимал, как добиться желаемого! Цель была, а вот средства... Какие же, какие?!
  Он вскочил, отбросил трубку на стол. Идея пришла внезапно, скользнув в мозгу ярким метеором. Дрогнувшей рукой Ламин схватился за телефон и уже в следующее мгновение отдавал четкие команды.
  От первоначального плана не отступать. Джино Моретти уничтожить. Виктория взять в плен. А кроме того, добыв оружие, проследить, кто еще охотиться за ним.
  Ламин знал, что послужит приманкой для нее. Надежной и крепкой, намного крепче, чем любые цепи и кандалы! Ее дети! С ними да с боеголовками на руках он и вправду станет королем мира! А Вики будет его королевой. Иначе ее принцы могут сильно пострадать...
  Он и не подозревал, что однажды ей уже пришлось пройти через этот ад.
  Кроме общих инструкций своим приближенным, Ламин дал особые указания тем, кто находился сейчас на юге России.
  - Они будут уходить по морю и только по морю, - убежденно говорил он, - так что усильте посты, подкупите береговую охрану, в общем, делайте, что хотите, но чтобы катер с грузом не ушел!
  
  Россия, Дагомыс
  
  День был отличный, солнце стояло высоко-высоко, отражаясь брильянтовой россыпью в морской лазури. Ни ветерка, ни плеска волн - полный штиль. Джино поднялся из каюты, утер пот со лба.
  - Ты чем занята? - спросил он, заметив, что жена на корточках возиться с какими-то железками.
  Она мельком улыбнулась ему.
  - Вооружением.
  - Не понял...
  Джино подошел поближе. Какие-то проводки, гайки, порошок в газетном обрывке.
  - Что ты делаешь? - строго, настойчиво переспросил он.
  - Большой барабум! - усмехнулась Вики. - Неужели не ясно?
  - Ты умеешь собирать бомбы? - изумился Джино.
  Она снова только улыбнулась в ответ. Он покачал головой, будто никак не мог прийти в себя. Жена не уставала удивлять его.
  ... Чтобы не тревожить старуху и самим не подставляться, катер сразу же спустили на воду. Проверять груз на нем, было решено позже. Но было очевидно, что если боеголовки вообще существуют, то спрятаны они именно здесь! Катер был тот самый, что искали - и номер, и цвет, все сошлось.
  Теперь отпали последние сомнения. Пока Вики возилась на борту, Джино обстукивал стены кают. Одна из них была явно полая. Он нашел на борту чемоданчик с инструментами и собирался сейчас вскрыть тайник.
  - Пойдешь со мной? - позвал он Вики.
  - Ага, сейчас закончу и спущусь.
  Он довольно кивнул. Невероятно, но факт - Вики была абсолютно убеждена в успехе их предприятия. И держалась так, словно все страшное было позади. Остались кое-какие детали... Джино, естественно, не спешил ее разубеждать.
  Он спустился вниз, отодрал доски и увидел перед собой то, за чем гонялись все разведки мира, террористы, бандиты помельче, продвинутые бизнесмены. Несколько ящиков вытянутой формы, внутри которых оказались блестящие цилиндры.
  - Это оно? - странным голосом осведомилась Вики за его спиной.
  Джино вздрогнул от неожиданности. Хорошо, что он успел все проделать быстро и ловко. Иначе не сбежать бы объяснений!
  - Оно самое. А, кстати, давно хотел тебя спросить, где установочный диск? Ты оставила его в банке или перепрятала?
  Вики загадочно улыбнулась.
  - Он в надежном месте.
  - Ладно, не хочешь, не говори. Значит, так, сейчас я все это заделаю обратно, и мы двинем дальше. Думаю, надо плыть в Турцию, там у меня есть свои люди, и оттуда будет просто перебраться в Пакистан.
  Она опустилась в кресло рядом с ним, закрыла лицо руками.
  - Что, милая? Что с тобой?
  - Ты понимаешь, что нас не отпустят живыми? Ни нас, ни ребят!
  - Не говори ерунды, - жестко заявил он, - все будет нормально.
  - Ты лжешь! Джино, тебе лучше, чем кому-то известно, как это делается! Заложников не отпускают! Лучше признайся, что на самом деле ты затеял? Зачем ты обманываешь меня?!
  - Обманываю?
  Она устало вздохнула:
  - Ты вовсе не собираешься отдавать им оружие, так?
  Он не хотел говорить об этом до последнего момента. Уговаривать, убеждать ее не было сил. Она, прежде всего мать! Да, суперледи, да, совершенство, идеал, но... кроме того - мать! И все ее помыслы сейчас о детях.
  Джино знал, что она будет спорить, возможно, плакать. А то еще начнет обвинять его, черт знает в чем. Но теперь уже не оставалось времени на препирательства, и тем более Вики догадалась обо всем сама.
  Он обнял ее колени.
  - Малышка ты должна понять. Вдвоем у нас нет шансов. Победить террористов может только организация, и мы обязаны сдать боеголовки!
  Он сам не верил, что произнес это. Но еще в первую их встречу, когда все стало на свои места, и в его душе возродились заново вера, надежда, любовь, Джино понял, что главное в этой жизни. Банально, но истины всегда таковы. Настоящие ценности он осознал в объятиях жены - семья, дети, любовь. И ради этого готов был пожертвовать всем.
  Уже тогда он знал, что нельзя оставлять боеголовки при себе, нельзя торговаться с террористами, нельзя действовать на свой страх и риск. Это международный, мировой масштаб. Глупо геройствовать, когда речь идет о твоих детях!
  Все это он пытался сейчас донести до Вики.
  Ей и самой приходили подобные мысли, но прежде она гнала их. Здравый смысл - одно, а материнское сердце - другое. Она была уверенна, что справиться. Ее сила в любви, в преданности, самоотверженности. А что могут обезличенные службы?!
  - Профессионалы, - спорил Джино, - они - профессионалы, и этим все сказано!
  - Я тоже, - тихо сказала Вики, - ты знаешь.
  - Да, я видел тебя в деле, ты супер. Но ты - одна. И я. Это смешно, честное слово!
  - Окей, а что ты, собственно, предлагаешь?!
  Он живо описал свой план.
  Дыра в стене вскоре была заделана. Катер был уже в открытом море, нужно было связываться с береговой охраной. Джино раздумывал, не проскочить ли нахрапом. Мощность двигателя позволяла, но тогда погони не избежать. А если дать по рации заведомо ложные сведения, тоже велик риск преследования.
  - Лучше не светиться, - вслух решил он.
  Вики согласилась с мужем. Он отключил рацию и встал у штурвала.
  - Готова, любовь моя? - улыбнулся он жене.
  - С тобой - всегда!
  Скорость нарастала, вскипали волны по бокам и сзади. Через несколько минут по расчетам Джино катер выплыл в нейтральные воды. Вики в бинокль следила, не появиться ли "хвост". Он не заставил себя ждать. Супруги Моретти переглянулись - они, и вправду, были готовы. Даже если на этот раз их снова преследовали власти, а не бандиты, отдавать боеголовки на территории России слишком рискованно.
  По плану нужно было оторваться, выбрать нейтральную страну, оттуда провести переговоры, и только после серьезных приготовлений сдать оружие с рук на руки. И при этом не позволить манипулировать собой!
  - Джино, это охрана! - крикнула Вики, разглядев служебные номера с флагом довольно крупного корабля, который преследовал их. На борту стояли несколько человек в форме. Судно было внушительное, но не такое быстроходное и маневренное, как катер Моретти. Однако вскоре к береговой охране присоединились другие желающие встретиться с супругами - моторная яхта приблизилась совсем незаметно. В бинокле Вики увидела человека с автоматом наперевес.
  - А это наши головорезы, - пробормотала она.
  - Что?! - закричал Джино.
  - Ничего, милый, все по плану.
  Яхта была совсем близко. Вики решительно взяла в руки самодельную бомбу и замахнулась, дожидаясь, когда преследователи окажутся в досягаемости.
  - Барабум! - гаркнула Вики, предупреждая мужа.
  И бросила бомбу.
  На мгновение взрыв оглушил и скрыл из глаз погоню.
  - Молодчина, дорогая! Там в каюте есть бар, я бы выпил за твое здоровье! А ты?
  - С удовольствием, - она улыбнулась, - но позже. Пока я слишком занята. Сквозь облака дыма прорвалась упорная яхта, которую лишь слегка задело с боку. На этот раз Виктория прицелилась лучше. Человек с автоматом тоже целился, громоподобно прозвучал выстрел. Краем глаза Виктория заметила, что с корабля береговой охраны опускают на воду небольшой катерок. Обложили со всех сторон!
  Выстрелы сыпались без остановки. Вики была вынуждена пригнуться, а в такой позе кидать взрывчатку казалось бессмысленно. Она подползла к самому краю борта, чуть приподнялась и опешила. Яхта подошла вплотную, человек с автоматом уже заносил ногу, чтобы перебраться на их катер! Инстинкты сработали быстрее логики - Вики оттолкнула мужчину, а следом за ним бросила бомбу. В ту секунду она отпрыгнула назад и прижалась к полу, закрыв голову руками. Если бы не эта молниеносная реакция, Вики разнесло бы в клочья, как чужую яхту!
  Хорошая бомбочка, проскользнула в голове. Вики осознала себя, сидящей в позе лотоса, и истерично хихикающей. От яхты ничего не осталось, как и от человека с автоматом! Возможно, он был не единственным пассажиром.
  Задумываться о произошедшем было нельзя. Да и некогда - пока Вики приходила в себя, катер береговой охраны подошел вплотную, с противоположной от нее стороны лезли к ним на борт непрошенные гости. Джино, оставив штурвал, уже сцепился с двумя в рукопашной. Вики поспешила на помощь мужу, взяв на себя третьего посетителя. В первую очередь она вышибла оружие из рук парня, а во вторую - зубы у него изо рта. Потрясая головой, он отскочил назад, пытаясь взять передышку. Но Вики была слишком зла, чтобы предоставить ему такую возможность. Не давая парню опомниться, она нанесла серию ударов, от которых его мощное тело содрогнулось в конвульсиях, повиснув на бортике. Последний, решающий апперкот выбросил гостя в море.
  Джино неплохо справлялся со своими, так что Виктория решила пока не вмешиваться, а взяться за управление судна.
  Краем глаза она все же следила за ситуацией и мысленно аплодировала мужу. Он действовал ловко, быстро, хотя никогда не боролся профессионально, насколько ей было известно. Через пару минут все было кончено - пригрозив охране их же пистолетами, Джино высадил их за борт. Там коллег подобрал паренек, измочаленный Вики. Их катер развернулся назад. Разговор был окончен.
  
  Болгария, София
  
  В другое время в другой ситуации Вики непременно с радостью бы осталась в этой стране подольше, побродила по бы улицам древней Софии, полюбовалась бы соборами, музеями, площадями, послушала бы местный язык - немного похожий на русский, забавный.
  Но сейчас было совсем не до того. Болгария встретила их безоблачным небом, золотом солнца и деревянными улыбками сотрудников Интерпола. Джино выбрал для переговоров именно эту организацию, не доверяя ни ФСБ, ни ФБР. Америка и Россия не нравились ему одинаково.
  - А мне все равно, - сказала Вики, когда он спрашивал ее мнения.
  Ей, действительно, было плевать, кому достанутся проклятые боеголовки. Главное - чтобы освободили детей, чтобы переговоры прошли благополучно!
  Им сказали, что уже подготовлена спецоперация, и время идет на часы, а может быть, и на минуты. Ей очень хотелось в это верить. Ей ничего другого не оставалось! Они - профессионалы, повторяла Вики про себя. Джино прав, рисковать нельзя, пусть освобождением ее мальчиков занимаются спецы!
  - Сеньора Моретти, будьте любезны, дискету! - обратился к ней один из представителей Интерпола.
  Она не усмотрела в просьбе ничего такого... Она готова была уже снять с шеи кулон, где была спрятана флэш-карта с программой запуска.
  Однако, уже в последний момент ее рука остановилась.
  - Я оставила диск в банке, - Вики развела руками, как бы извиняясь, - в Швейцарии.
  - Зачем?! - изумился сотрудник.
  - А зачем он мне? - в свою очередь удивилась Виктория. - Я не собиралась запускать бомбы!
  - Ну да, ну да... - пробормотал он.
  - А вы, что, собираетесь?!
  Он медленно покачала головой.
  - Вам придется слетать в Швейцарию, и как можно быстрее. Охрану, разумеется, мы обеспечим. Так или иначе, а диск нам нужен.
  Этот разговор происходил в гостинице, уже после того, как груз с их катера был доставлен в безопасное место. Ни Джино, ни Вики не интересовало - в какое именно. У них не было гарантий, что Интерпол справиться с освобождением мальчиков. Но так же до этого момента не было гарантий, что террористы отпустят Джино и Марио, получив боеголовки.
  Все слишком зыбко.
  Вики уговаривала себя не нервничать, убеждала, что самое серьезная часть операции позади. Но во всем теле пульсировал тревожный зов - иди, иди, спеши, спеши!
  Рассчитывай только на себя, учил ее когда-то гуру. Она верила этому.
  На себя и на Джино - теперь. Отныне и во веки веков. Аминь!
  Но - ни на кого больше.
   На вопрос, может ли Швейцария подождать до завтра, агент широко улыбнулся и закивал, как болванчик. Естественно, может!
  - Отдыхайте, отдыхайте, - пятясь к выходу, повторял он.
  Когда за ним закрылась дверь, в номер вошел Джино. С ним беседовал другой сотрудник, в соседнем люксе. Организация не поскупилась на расходы. Супругам Моретти предоставили все по высшему разряду.
  - Как ты, дорогая? - муж встал на одно колени перед женой.
  Она некоторое время молчала, потом призналась:
  - Неспокойно. Я не доверяю им.
  - Кому?
  - А всем, Джино! - Вики вскочила. - Мы должны сами, сами... Зачем ты отдал эти чертовы бомбы?!
  - Это мы уже обсуждали, - жестко напомнил Моретти, - иди, прими душ, я подожду тебя в баре.
  - Но...
  Он не дал ей ни слова сказать, приложив палец к губам и зашипев, точно злобный ящер. Вики знала, в такие минуты с мужем лучше не спорить.
  Через полчаса свежая и благоухающая она спустилась в бар. За коктейлем они с Джино обсудили их будущее. Точнее, говорил один Джино. Вики слушала, хлопала ресницами и восхищенно таращила глаза на человека, которого с каждым днем любила все больше и больше. Она не думала, что такое возможно в принципе! Но Джино внушал ей именно эти чувства - всепобеждающую, всепоглощающую любовь...
  - Ты все поняла?
  - Конечно, - она улыбнулась, - это же просто!
  - Значит, ждать до завтра смысла нет.
  Виктория пылко согласилась - ожидание было подобно пытке. Они поднялись на свой этаж и вдвоем постучали в соседний номер.
  - Мы передумали, - заявил Джино, когда дверь открылась, - давайте полетим в Швейцарию прямо сегодня. Есть такая возможность?
  Агент задумчиво скреб переносицу.
  - Ну, в принципе...
  - Есть или нет?! Нам с женой хотелось бы поскорее закончить с этим делом!
  - О, да, конечно! Я понимаю, сеньор Моретти! Что ж, собирайтесь, а я...
  Джино перебил его, сообщив, что собирать им нечего, и они готовы вылететь прямо сейчас.
  - Только заедем в порт, у меня на катере осталась сумка, - добавил он.
  - Нет проблем.
  Когда они снова поднялись на борт злополучного катера, Виктория недоуменно спросила, что за сумку имел в виду муж.
  - У тебя же не было вещей с собой. Чего ты туда набрал?
  Сумка была спортивная, довольно объемистая. Но видно не слишком тяжелая - Джино закинул ее на плечо в один миг.
  - Да ничего особенного, - ответил он жене и подмигнул, - но вдруг пригодиться!
  Вики охнула. Она поняла, что внутри, и ей стало не по себе. Но только на мгновение. В конце концов, на войне как на войне! Все средства хороши!
  Агенты, которые сопровождали их, кажется, ничего не заподозрили.
  По дороге в аэропорт Вики тихо спросила у Джино, не думает ли он, что они сильно рискуют перед лицом официальных служб. Все-таки, оружие... Муж резонно возразил, что сам факт передачи боеголовок открыл им неисчерпаемый кредит доверия. Остальное - мелочи, не стоящие внимания. Вики все-таки боялась, что перед посадкой в самолет, который должен был доставить их в Швейцарию, будет обыск. Как ни крути, они - преступники, причем международные, нарушавшие кучу законов! А тут перелет, какие-то сумки, спешка, суета...
  Но Джино опять оказался прав. Преступниками их, вероятно, не считали. Или решили, что бежать Моретти больше не собираются. Что было логично! Они ведь отдали бомбы добровольно. И сотрудничать с властями согласились сами, и условий никаких не выдвигали, кроме как освобождение сыновей.
  Так что Вики беспокоилась напрасно. Ни сумку не досматривали, ни их самих. А зря!
  Едва самолет поднялся в воздух, Виктория приставила к виску агента пистолет. Джино прошел в кабину пилотов и, воспользовавшись тем же аргументом, удачно провел переговоры по изменению маршрута.
  Швейцария отменялась. Они летели в Пакистан.
  
  Пакистан, Кветта
  
  - Давай, давай, - махнул рукой Джино, - улетай!
  Командир экипажа, равно как и его подчиненные, будто не верили своему счастью. Избавление казалось слишком легким. А все путешествие - просто абсурдным.
  - Вы уверенны? - уточнил командир, вытирая пот со лба. - Тут же пустыня!
  - Счастливого пути! - Джино повернулся к жене и протянул руку. - Дорогая, прошу!
  - Стойте! - вмешался агент Интерпола. - Я иду с вами, и сейчас же вызываю подкрепление!
  Моретти поднял пистолет.
  - Только попробуй! Испортишь мне операцию, будешь не рад, что на свет родился, понял?! Капитан, проследите, чтобы этот человек сошел с борта в Швейцарии, как мы и договаривались. Оружия у него нет, так что...
  Капитан слабо улыбнулся и кивнул. Спорить с темпераментным итальянцем было нерезонно.
  Когда Вики и Джино отошли на достаточное расстояние, самолет стал разгоняться. Через несколько минут огромная, стальная птица поднялась в воздух, оставив на земле лишь тень да клубы пыли.
  Виктория осмотрелась. Вокруг, действительно, была пустыня.
  - Как ты говоришь, называется город?
  - Кветта, - отчеканила Вики, - я это название до смерти не забуду!
  - Забудешь, - пообещал муж и достал телефон.
  Связь плавала, но все-таки это лучше, чем ничего. Ему не нужно было вести долгих переговоров, обо всем Джино договорился заранее. Из Италии ему навстречу вылетели доверенные люди.
  - Присылайте машину, - велел Моретти и отключил сотовый.
  Чтобы избавить себя от нелепых случайностей, супруги отошли от дороги, в тень колючих невысоких деревьев. Там Джино достал из сумки нечто, похожее на покрывало с бахромой, и Виктория, хохоча, завернулась в этот наряд.
  - Тебе идет, - одобрил муж.
  Снаружи остались только глаза - темно-синие, словно море с грозу, под сенью черных ресниц.
  - А сам?
  - Минутку! - он извлек еще парочку покрывал и просто накинул их на себя одно за другим. Вики захлопала в ладоши от восторга. Создалось такое впечатление, будто перед ней настоящий толстяк с необъятным пузом. Солидный такой, нахмуренный.
  - Ты настоящий артист, милый!
  - Весь этот маскарад - ерунда! - возразил он. - Нам нужно просто добраться до города, не привлекая внимания. Ну и на разведку, естественно, потратить время и силы. На месте, возможно, придется менять все по ходу действия. Посмотрим...
  Он задумчиво почесал щетину. Возможности побриться не было вот уже несколько дней, у Джино отросла небольшая бородка, и это еще более усиливало сходство с истинным моджахедом.
  - Тебе мы купим мужской костюм, - проговорил он, - или какие-нибудь джинсы. Так безопасней.
  Вики дернула плечом, но возражать не стала.
  - Расскажи мне пока, что ты знаешь о боеголовках, - неожиданно сказал муж, - ты же наверняка добывала информацию!
  - Какую именно? Что тебя интересует?
  - Милая, ты же понимаешь, о чем я! Ты сама сможешь запустить их? Без дискеты? Или мы зря не полетели в Швейцарию?
  Вики замерла с приоткрытым ртом. Через мгновение она кинулась Моретти на шею.
  - Прости, дорогой! Я думала, ты сам догадался!
  Их губы слились в страстном поцелуе, но Джино усилием воли оторвал от себя любимую.
  - В чем дело? О чем догадался?
  Она сняла с себя первый слой покрывала, порылась в глубине остальных и достала наружу цепочку с небольшим кулоном.
  - Тут флэш-карта, на нее я скачала программу запуска с дискеты, которую оставил отец. Неужели, ты думал, я рискну сама? Зачем эти сложности?
  Джино присвистнул.
  - Ничего себе сложности! Если бы ты не догадалась этого сделать, нам и вправду пришлось бы лететь в Швецию и передать ищейкам дискету, как мы передали боеголовки! У нас бы и выхода другого не было. Я был уверен, что ты согласилась на мой план, потому что сама можешь составить программу!
  - О, нет, дорогой, это слишком трудно!
  Джино смотрел на нее с обожанием.
  - Я думаю, не для тебя, милая!
  - В любом случае, так проще, - Вики повертела кулоном в воздухе, - типа, золотой ключик!
  Они успели обсудить все детали по несколько раз, когда, наконец на горизонте появилась машина. Подъехав ближе, шофер коротко посигналил. Моретти вышли на дорогу. Вики рассмеялась, разглядев автомобиль.
  - Уазик?! Джино, ты нарочно заказал такую тачку или это случайность?
  Он помог ей забраться в кузов и запрыгнул сам следом.
  - Конечно, нарочно! В этой модели нет ничего электронного!
  - Господи, дорогой, ты просто гений!
  Водитель прилично ориентировался в Кветте - доверенные Джино выбрали надежного и знающего человека. Поэтому супруги Моретти с комфортом устроились в гостинице закрытого типа, о которой мало кто знал. Город не произвел на Вики большого впечатления. Погруженная в свои мысли, она не заметила ни грязи, ни толчеи, ни особой атмосферы, царящей здесь.
  - Как ты собираешься искать их? - в пятнадцатый или сто пятнадцатый раз спрашивала она мужа.
  - Просто доверься мне, - тоже с завидным постоянством повторял он.
  Информация уже потихоньку стекалась к нему с разных сторон. Еще в России, узнав страну, где держат заложниками его сына и племянника, Джино дал задание своим людям. Связи у него, несмотря на отсидку и неудачи в последней войне с Захаром, оставались обширными и на весьма высоком уровне. В должниках, приятелях и подчиненных у Моретти ходили бандиты, профессиональные киллеры, ищейки-полицейские, частные адвокаты. Кто-то по документам, кто-то в прямых контактах, но так или иначе они добывали нужные сведения. Теперь у Джино появилась возможность выйти на связь, и его сразу же ожидала лавина информации. Весь день в душной Кветте он провел за тем, что тщательно изучить ее. Виктория помогала мужу. Они по очереди бегали в душ, чтобы не соблазняться, друг другом и не тратить времени, заказывали в номер легкий перекус и кофе.
  К вечеру сложился план.
  - Идеальный, как ты сама, - заявил Джино, обнимая жену.
  Он вызвал в номер того водителя, что доставил их в город, и протянул список необходимых покупок. С виду все выглядело крайне безобидно: одежда на двоих мужчин, куча разнокалиберных фонариков, батарейки.
  - Купишь, доставишь и сматывайся из города, - велел Моретти, - машину поставь, где договорились. И старайся отъехать подальше, понял?
  Шофер ничего не понял, но кивнул. Он привык исполнять приказы не задумываясь над их смыслом...
  
  ***
  Глубокой ночью в свете тусклых фонарей на окраину города выехало такси.
  - Спасибо, дальше мы сами, - глухо сообщил пассажир на переднем сиденье и протянул купюру.
  Тот, что сидел, позади молча вышел. Таксист догадывался, зачем они сюда приехали. На окраине был бордель - не самый приличный, но завлекательный.
  Как только машина скрылась из глаз, двое мужчин свернули в сторону, противоположную от публичного дома. Вскоре они вышли к мрачным хребтам гор, и только тут, оказавшись далеко, от цивилизации, включили фонарики.
  За очередным поворотом у развалин старого дома в кустах их ждал уазик. Один из мужчин сел за руль, второй вдруг сказал мягким, бархатным голосом:
  - Дорогой, я вижу, как кошка, может лучше мне повезти?
  - Ты разве знаешь дорогу? - ласково усмехнулся Джино.
  Вики фыркнула:
  - Я видела план и все-все запомнила!
  - Едем, не трать время на споры! И на будущее, запомни, главный - я!
  Она с улыбкой подумала, что это еще не доказано. Однако вслух не стала спорить. Самолюбие мужа Вики вовсе не собиралась ущемлять.
  - Хотя, справедливости ради надо заметить, - пробурчал он между тем, - что ты работаешь классно! Просто великолепно, чего уж там...
  В благодарность он получил жаркий поцелуй.
  Когда до цели оставалось пару километров, Джино погасил фары и стал медленно пробираться в темноте. Наконец, впереди показался силуэт забора с выпирающим по центру особняком и несколькими охранными вышками. Человеку непосвященному они могли показаться бутафорией, простым украшением, но Моретти знал, что в каждой сидит охранник с автоматом. Да еще с набором гранат и прочим вооружением. Кроме того, вся территория контролировалась новейшими системами сигнализации и слежения.
  Машину оставили недалеко, дальше продвигались по-пластунски в сумрачном отблеске фонарей, горящих у забора. Джино почувствовал отдышку и обернулся к жене. Но она резво работала локтями и попой, двигаясь весьма эротично и не испытывая при этом дискомфорта. Настоящий профи! Хотя, возможно, Джино просто мешал рюкзак, который он забрал из уазика.
  Они добрались до забора и в два счета забрались наверх, в стороне от охранных вышек. Но здесь, по всей окружности шла колючая проволока.
  - Так я и думала, - пробормотала Вики, - она под напряжением.
  - Значит, переходим к плану Б, - решил Джино.
  Они съехали по забору обратно вниз и отползли на безопасное расстояние. Джино расстегнул рюкзак, Вики сняла с шеи заветный кулон, и достал флэш-карту.
  - Просто не могу поверить, что делаю это, - она покачала головой.
  Когда муж сказал ей, что оставил одну боеголовку для личного пользования, так, на всякий случай, Вики не знала плакать или смеяться. В его голосе было столько мальчишеской гордости и задора! К тому же, она понимала, что такое беспрецедентное оружие в их сложной ситуации действительно может пригодиться.
  И вот - пригодилось!
  - Не бойся, - прошептал Джино, - я с тобой!
  Она вставила флешку в разъем боеголовки, на пульте набрала цифровой код, который запомнила еще в банке, впервые увидев содержимое дискеты. Запуск был осуществлен. Пульт показывал обратный отсчет. Десять секунд. Девять. Восемь...
  - Взрыва точно не будет? - негромко спросила Вики.
  В таких тонкостях она сама не разбиралась.
  - Будет электромагнитный импульс, - также тихо ответил муж и прижал ее к себе. На всякий случай.
  ...Три. Два. Один.
  Раздался негромкий хлопок. В тот же момент со всех сторон донеслись звуки отключенной электроники - будто тяжело вздохнула рота великанов. В карманах Моретти отключились сотовые телефоны. И тут же мир погрузился в абсолютный, беспредельный мрак. Кромешная темнота - такая бывает только если сильно-сильно зажмуриться.
  - Быстро! - скомандовал Джино.
  Они включили фонарики, которые держали наизготовку, и снова полезли к забору. Через несколько мгновений супруги Моретти были уже на той стороне, в следующую минуту короткими перебежками мчались к дому. Тут царил хаос и полная неразбериха, лаяли собаки, парни в камуфляже бегали туда-сюда, ругались на своем гортанном языке, бесконечно натыкаясь на что-то. Вики бесшумно уложила одного, выключила фонарик, чтобы не привлекать внимания и бросилась к дому. Джино, наоборот, служил приманкой. К нему бросились сразу несколько бойцов, разглядев луч света. Моретти только этого и ждал, подстреливая их на бегу, словно зайцев. Его самого было невидно, а враги оказались как на ладони.
  Вики проскользнула в дом и сразу же услышала детский голос - хныкал Джино. Напрасно пытаясь унять, бешено заколотившееся сердце, она бросилась по лестнице наверх, откуда доносился плач. На бегу включила фонарик.
  - Маленький мой, сыночек мой, - бормотала Вики.
  Навстречу ей выскочил огромный детина. Вики, забыв, что в руке у нее пистолет, подпрыгнула и ударом ноги сломала ему нос. Боевик выругался по-своему, страшно вращая глазами, кинулся на Вики. Она увернулась, предоставив ему возможность скатиться с лестницы. Раздался грохот. Но Вики успела пробежать лишь несколько ступенек, как в спину ей защелкал автомат. Пригнувшись, она спряталась за колонной, и стала отстреливаться. Приходилось действовать на слух, - Вики опасалась включать фонарик из-за детей, они могли выйти к свету.
  Стрельба на миг прекратилась. Вики ощутила мощные руки у себя на горле и дыхание смерти на губах. Боевик подкрался незаметно, - в отличие от своего товарища, был невысоким, худым, двигался бесшумно и ловко, словно тень.
  Крик сына придал Вики сил. Она поднатужилась, рывком поднялась с корточек и перебросила парня через себя. Но сдаваться он не собирался, встал в боевую стойку, издал победный клич и снова накинулся на нее. Вики не хватало воздуха, она хрипела, от кашля выступили на глазах слезы. Но тренированное тело реагировало само, автоматически, как отлично налаженный механизм. Прыжок, подсечка, удар ребром ладони.
  И - добила локтем в гортань. Боевик затих в уголке. Вики включила фонарик, огляделась. В этот момент в окно влез следующий громила, но Виктория больше не стала церемониться и ждать. Одним выстрелом уложила его и бросилась дальше. Тут же появился следующий бородатый мужик. У Виктории закончились патроны. Она поняла, что в западне.
  Мужик набросился на Вики. Она сопротивлялась изо всех сил.
  Услышав отдаленный крик жены и шум за дверью справа по коридору, Джино бросился на помощь ей. Еще один вопль любимой, только прибавил ему прыти. Нырнув под каменную арку, он был в пяти метрах от цели, распахнул нужную дверь в ту самую комнату. Увидел грузное тело мужика на жене, Джино зарычал и с ходу набросился на него. Первый удар - тому, пришелся коленом по подбородку, второй кулаком в нос. Застонав от боли, боевик отлетел в сторону, проклиная Джино на арабском языке. Не переставая изрыгать на того всю ярость и гнев, Джино принялся наносить удар за ударом. Из разбитого носа уже давно хлынула кровь, но Джино продолжал его молотить. Одна только мысль о том, что этот ублюдок, мог изнасиловать его женщину, приводила его в бешенство. Джино уже собрался пристрелить недоумка, но Виктория его опередила, всадила кинжал в живот.
  - Грязное животное, - брезгливо скривившись в гримасе, выругалась от души Вики.
  Джино пристрелил боевика. Тот не в силах стоять пал кулем.
  Супруги обнявшись вышли в коридор.
  Дверь, откуда доносилось хныканье ее младшего сына, была заперта. Виктория выбила ее плечом и влетела в просторную комнату, залитую лунным светом.
  - Сынок!
  - Мама! Мамочка!
  Она так крепко обнимала своё дитя, что ощущала каждое его ребрышко. Усыпала поцелуями, умыла слезами, бормотала что-то невнятное, щемяще нежное. Сын сразу перестал плакать, только всхлипывал и старался перевести дух, чтобы рассказать, как устал и измучился ждать свою мамочку. Он прижимался к ней всем телом и ни на миг не хотел отпускать.
  От их голосов проснулся, наконец, Марио.
  Он бросился к матери молча, едва сдерживая судорожные рыдания. И она тоже не могла сказать ни словечка, чувствуя пронзительную дрожь в горле, в сердце, в душе. Спасибо, господи, невнятно молился кто-то внутри Виктории. А она сама только обнимала и тискала сыновей, не в силах остановиться.
  - Вики! - раздался свистящий шепот.
  Она закашлялась, пытаясь ответить. Муж услышал ее, его силуэт появился в дверях.
  - Милые мои, сейчас не время...
  Договорить он не успел, сзади его оглушили, и Джино стал медленно оседать на пол. Виктория подняла пистолет, выстрелила, не целясь, под оглушительные вопли Марио и Джино-младшего. Раздался звук падающего тела.
  - Не кричите! - велела она, снова обретая способность говорить и разумно мыслить. - Быстро, за мной.
  Она привела мужа в чувство, и все четверо на цыпочках стали спускаться с лестницы. Перед выходом Джино подхватил сына на руки, а Марио загородил собой.
  - Я первая, - влезла Вики.
  Он не успел возразить. Она ногой распахнула дверь, и под стрекот автомата метнулась к забору, открыв ответный огонь. На полпути Вики включила фонарик и, рассмотрев стреляющих, бросила в их сторону самодельную бомбу. Джино, предупрежденный заранее, пригнулся с ребятами к земле. Раздался взрыв. На миг зарево осветило место действия. Большой внутренний двор был усеян телами бородатых охранников и собак, у нескольких старых машин были проколоты шины, в других водители напрасно щелкали зажигания - новая техника не включалась, как и вся электроника в радиусе нескольких километров.
  Ворота стояли раскрытыми нараспашку, - вероятно, некоторые в панике бежали отсюда.
  На мгновение, пока не рассеялся дым от взрыва, стрельба стихла. Джино воспользовался этим и, волоча за собой Марио практически за шкирку, словно тигрица тигренка, выбежал за ворота. Джино-младший в это время испуганно поскуливал, уткнувшись в отцовскую шею.
  - Все окей? - догнала их Вики. - Никто не ранен?
  - Выключи фонарик! - приказал ей муж. - И бегом к машине!
  Они рванули к уазику. Старый автомобиль, который так любили в этих местах, был неподвластен действию боеголовки. Электроникой в нем и не пахло - все по старинке. И в этом было их спасение.
  Детей устроили на заднем сиденье. Радостно взревел мотор.
  - Ты кто? - вдруг услышал Джино на безупречном французском вместо привычного уже нытья.
  Его сынок сопел в темноте, ожидая ответа.
  - Это твой папа, малыш, - первой пришла в себя Вики.
  - А я сразу тебя узнал, - хвастливо заявил Марио, - ты мой дядя - крутой перец, - выпалил Марио, застенчиво улыбаясь, - сицилийский мафиози, ты меня...
  - Стоп, стоп, - перебил его Джино, счастливо смеясь, - последнее определение вообще неверно, мы таких слов даже не будем употреблять, окей? Я действительно брат твоего отца, а значит, твой родной дядя. Но давай договоримся...
  - О чем? - заинтересованно спросил мальчик, перекрикивая шум мотора.
  Джино сбавил скорость, на мгновение обернулся.
  - Вы с Джино тоже братья, мама у вас одна, так? Мне хочется быть и твоим папой тоже. Добро?
  Марио раздумывал всего долю секунду.
  - Добро, - важно заявил он, обхватив Джино сзади за шею, и чмокнул его в щеку.
  Вики утирала слезы. Счастье переполняло ее.
  И хотя будущее было туманно, прошлое - нелепо и страшно, а настоящее казалось боевиком и драмой одновременно, ей впервые за долгое время действительно нравилось жить. Она потерлась о колючую щеку мужа и перебралась к детям на заднее сиденье. Вскоре оттуда доносился смех и ласковое воркование.
  Они ехали несколько часов. Мальчишки заснули, свившись клубком, обнявшись крепко-накрепко. Вики дремала, вернувшись на переднее сиденье и прижавшись к мужу. Он осторожно, чтобы не потревожить жену, достал телефон.
  - О! Я так и знал! - вслух обрадовался Моретти.
   Они проехали зону действия боеголовок. Сотовый заработал.
  Джино набрал номер агента Интерпола, который встречал их в Болгарии, и должен был разработать операцию по освобождению заложников.
  - Это Моретти. Вы можете брать террористов тепленькими, у них ни техники, ни электричества, ничего, кроме несколько пуль! Адрес вам знаком. Удачи.
  - Постойте, подождите, сеньор Моретти!...
  - Что еще?
  - Как вам это удалось? Что вы сделали? Вы уверенны, что речь идет о той самой группировке?
  - Подъезжайте и все сами узнаете, - Джино расхохотался, - только возьмите побольше фонариков!
  
  ***
   Террористов взяли еще до рассвета. Они и вправду были деморализованы и полностью беспомощны. Недалеко от базы обнаружили рухнувший вертолет с погибшими пилотом и двумя пассажирами. Видимо он подлетал именно в тот момент, когда Моретти запустили боеголовку. В одном из пассажиров спецагенты сразу же узнали Ламина Чжоу. Старый лис угодил, наконец-то, в капкан, из которого нет спасения. Он решил самостоятельно участвовать в операции, перепрятать детей Виктории, чтобы потом шантажировать ее. И попался...
  ... Нежные, розовые лепестки зари падали в море. Потрепанный уазик выехал к побережью.
  - Сейчас бы чашечку кофе, - потянулась Вики, - душ, легкий пеньюар, какой-нибудь пошлый романчик, чтобы мозги отдохнули...
  - А я мечтаю о бокале шампанского, - подмигнул Джино, - нам, кажется, есть что отметить.
  - А мне хочется большой пакет чипсов! - решительно заявил Марио. - И маминого пирога с яблоками!
  Позади раздалось несмелое хихиканье. Маленький Джино доложил, что брат его щекочет, и он вынужден будет применить грубую силу. Некоторое время продолжалась возня на заднем сиденье. Потом важный голос самого младшего пассажира заявил:
  - Вы все мечтаете о еде да всяких таких вещах... Я вот ничего не хочу. Только домой вернуться, и все!
  Мгновение висела тишина - изумленная и полная восхищения. А потом друг за другом все расхохотались. Вики прижимала к груди маленькую, черноволосую голову сынишки, и вдруг заметила нечто на горизонте.
  - Смотрите, смотрите!
  Яхта чуть покачивалась на ветру, белый парус казался огромным крылом волшебной жар-птицы.
  - Что это?
  - Откуда?
  - Чья она?
  Джино лишь загадочно улыбался. Он вышел из машины и подал руку жене. А потом поймал по очереди сыновей.
  - Пойдемте. Мне кажется, это за нами. И еще, мне кажется, что на борту есть все, о чем мы сейчас мечтали.
  - И пеньюар? - недоверчиво спросила Вики.
  - И мамин пирог?
  - И дом?
  Джино ответил каждому утвердительно. И не соврал. На некоторое время яхта стала их домом, где Вики пекла пироги и переодевалась каждый день в новый наряд, потому как гардеробная ее была полна доверху. Кроме того, на борту была шикарная библиотека и игротека, маленький бассейн с пресной водой и кинозал.
  Они плавали вокруг света, никуда не торопясь, и никому не подчиняясь. Яхта заходила в порты самых интересных и ярких городов и стран. К столу подавали самые разнообразные деликатесы. Мальчики побывали во французском и американском Диснейленде. Вики время от времени наслаждалась походом по бутикам.
  Они заслужили этот роскошный отдых.
  А когда, наконец, решили вести сухопутный образ жизни, выяснилось, что глава семейства неутомимый фантазер. Он придумал кое-что даже лучше бесконечных путешествий.
  
  Остров Хендерсон
  
  Необитаемый коралловый остров в спокойных лазурных водах в юго-восточной части Тихого океана принадлежал частному лицу, туристов здесь практически не наблюдалось. У хозяина имелся собственный вертолет, катер и яхта, парочка скутеров, ну и, разумеется, джип для передвижения на самом острове. То есть, все, кому довелось видеть машину, думали, что это джип. Хозяйка называла автомобиль "уазик". Старый, потрепанный он имел довольно неказистый вид и не внушал доверия. Сегодня ему предстояло родиться заново.
  Двое шкодливых мальчишек - один карапуз лет пяти-шести, другой - почти подросток - вынесли из гаража баллончики с краской.
  - Чур, я слева, - закричал тот, что помладше.
  - Да, пожалуйста, я буду по правую сторону.
  Мужчина в гамаке, развешанном между роскошными пальмами, лениво подал голос.
  - Оставьте мне местечко, тоже хочется заняться творчеством.
  - Нет уж, пап, отдыхай!
  Джино рассмеялся.
  Ребята занялись делом, и вскоре машину было не узнать. Целой картины не получилось, но отдельные фрагменты были просто замечательны. Лев с круглыми мышиными ушами, кривобокий кораблик, пират с клешней вместо руки и двенадцатью пальцами на каждой ноге.
  - Пикассо! Ван Гоги! - похвалила Вики, выйдя на террасу. - Только не забудьте отмыться сами!
  Братья с визгом бросились к океану.
  Джино выбрался из гамака и подошел к жене. Обнимать ее теперь было трудновато, он все время боялся сделать больно огромному выпирающему животу.
  - Пихается, - блаженно улыбнулся Джино, - футболист! Ты еще не думала, как назовешь нашего сына?
  - Сына? - усмехнулась Вики, - с чего ты решил, что будет сын?
  Джино прижался к Вики.
  - Моей любви хватит на всех, детка. Родится сын, назовем Анджело - в честь моего отца. А если дочка, то имя ей будет - Виктория! В честь прекрасной женщины, которая изменила мою жизнь и научила любить.
  Вики возражений не имела. Слова мужа - для нее закон.
  Они оба так и не могли привыкнуть к реальности, которая окружала их жизнь последние месяцы. Они не уставали любоваться яркими сказочными рассветами, лунными дорожками на воде, отблесками солнца в волнах, наслаждаться тишиной, нарушаемой лишь шумом прибоя и криками детей и попугаев с другой стороны острова.
  Это был рай на земле, но без горьких соблазнов и опасности вылететь из него за какие-то провинности. Они сами создали этот рай - тут и у себя в душе.
  Зеленый остров с мягким климатом весь от начала до конца принадлежал семейству Моретти. За три месяца до окончательной высадки сюда, всей семьей продумывали дизайн дома. Никому не хотелось богатого, роскошного особняка, никто не мечтал о помпезности и вычурности. Но на этом общие пожелания заканчивались. Каждый выдвигал свою версию, постоянно подрисовывал к плану что-нибудь новенькое, и в итоге двухэтажный дом разросся в ширину и по бокам, не имея при этом никакого стиля. С виду строения было похоже на безумную игрушечную фантазию из дерева и тростника, под яркой черепичной крышей. Внутри было также весело, хаотично и очень уютно. Дизайнер, вызванный Моретти, предлагал какие-то свои варианты - модные, стильные, изысканные. Но друг за другом они были отвергнуты.
  - Пап, да пусть он просто отдохнет, - сказал Марио о специалисте, бившемся с их домом.
  - Хорошая идея!
  И Джино, забыв о своем снобизме, отправлялся играть с дизайнером в теннис или плавать наперегонки. Мальчишки тоже с удовольствием принимали участия в соревнованиях. Вики, уже с округлившимся животиком, бегать было трудновато, а вот купалась она практически постоянно.
  Дом переделывался, достраивался, изменялся в процессе. И это было любимым хобби семейства. Когда он, наконец, весь был готов, из самолета выгрузили остатки мебели и расставили в гостевых комнатах, пустующих до сих пор, Джино задумчиво спросил:
  - Чем же займемся теперь?
  Ребята тут же предложили строительство замка. Детского, но большого.
  - Как в Диснейленде, пап, - уточнил Джино-маленький, и брат его поддержал.
  Так на острове стала расти маленькая, сказочная страна. Никаких неприятностей, связанных со строительством, здесь не наблюдалось. Ни грязи, ни шума, - только сплошная игра. Бывало, что целые недели мальчики и Джино не вспоминали о замке, а потом с жаром снова принимались за работу. Кроме постройки, было множество развлечений. Отец учил сыновей нырять, ловить рыбу, стрелять из настоящего оружия. Последнее приводило в трепет и негодование Вики, но она сдерживала материнские инстинкты, понимая, что будущие мужчины должны уметь постоять за себя.
  - А мы с тобой к пистолетам не прикоснемся, - бормотала она, поглаживая живот, - мы будем нежные и красивые, больше ни с кем не будем драться, а научимся вязать и вышивать крестиком. Вики знала, что ожидается рождение дочери, потому и называла с недавних пор малышку по имени - Тори, как решил ее муж. Но о половой принадлежности малышки, она не собиралась говорить мужу. Видимо хотела сделать сюрприз. Вики проводила вечера за телевизором с вязанием в руках. Но чаще всего бросала, не закончив, подсмеивалась сама над собой, вспоминая те далекие времена на берегу Дона, когда подобное времяпрепровождение чуть не довело до безумия и толкнуло в авантюру, предложенную Алексом.
  Деятельный характер требовал движения, адреналина. Беременность, конечно, несколько тормозила и сдерживала эти желания, но Вики понимала, что еще немного и ей наскучат эти тихие, семейные вечера. Во взгляде мужа она читала подобные сомнения. Впрочем, до этого момента было еще далеко. Отдыхом они не успели насладиться до конца.
  Триста шестьдесят пять дней в году на острове царило лето - жаркое, но не душное, с пением цикад, криками диких попугаев, экзотическими цветами, что дарили пленительный аромат окрестностям.
  Когда Вики отстегнула бретельку сорочки, у Джино перехватило дыхание. Словно завороженный он смотрела, как она скользит вниз по аппетитным изгибам ее тела, приоткрывая все совершенство женственной фигуры. Слов им не требовалось, достаточно было понимающих глаз, которыми они одаривали друг друга, говоря о страсти, и ненасытности друг к другу.
  - О, Вики, - простонал Джино, - ты убиваешь меня детка!..
  Вики улыбнулась.
  Он с нежностью улыбнулся ей в ответ, в глазах его снова мелькнул озорной огонек. Джино подхватил ее на руки и направился к кровати. Опрокинул на бархатное зеленое одеяло и принялся поглаживать ее по бедрам. До чего же она соблазнительна! До чего же она божественна! Его женщина! Его Виктория!
  - Детка... - слегка отстранившись от нее, прошептал Джино. - Знаешь, я от тебя без ума, - он тут же с замиранием сердца, утонул в туманных глубинах ее глаз. - Я никогда не думал, что смогу так сильно полюбить женщину... Ты изменила меня до неузнаваемости. Ты многому меня научила. Я приклоняюсь перед тобой, о, моя богиня! Ты самое чудное создание на этом свете. И я неустанно благодарю бога за столь драгоценный подарок.
  Чувствуя, как их до кончиков пальцев охватывает желание. Огонь внутри их разгорался все сильнее и сильнее, пока экстаз не поглотил их. Они с наслаждением купались на волнах любви, ощущая дрожь, отдаваясь друг другу до последней капли. И не пространство, ни время не властны над ними, ибо они повенчаны судьбой!
  
  ***
  Джино вернулся в гамак, разложив рядом с собой шезлонг для жены. Потягивая молочный коктейль, Вики устроилась рядом.
  - Надо бы вызвать прислугу, - лениво вспомнила Вики, - сегодня уже пятнадцатое.
  - Угу. А когда они прилетают?
  - Завтра, дорогой.
  Джино развернулся к ней.
  - Счастлива?
  - Не то слово, - улыбнулась она, - в принципе я уже сама все приготовила, вот думаю, может, без горничных совсем обойдемся, не хочется в доме посторонних.
  Прислуга не жила с ними постоянно, а лишь время от времени прибывали уборщики, повара или кто-то еще, по надобности. Вики нравилось самой поддерживать порядок, ухаживать за своими мужчинами, да и надоело присутствие чужих людей в жизни. Хотелось уединения.
   На отшибе, у самого побережья стоял домик охраны, вот там проживало сразу несколько человек. Безопасностью Джино пренебрегать не хотел. Остров патрулировали по всему периметру. Моретти был уверен в неприступности своей крепости.
  Человек с пистолетом в руках, затаившийся неподалеку в зарослях жасмина, усмехнулся своим мыслям. Неприступный Моретти - как бы ни так!!!
  Эта усмешка выдавала сумасшедшего - пена на искривленных губах, нездоровый блеск в узких зрачках. Во всем облике мужчины чувствовалось болезненное напряжение. Пистолет подрагивал в потной ладони. В черной бороде блестели капельки пота.
  Даже близкие люди не узнали бы сейчас Саида. Он был сломлен, раздавлен, похож лишь на тень самого себя, прежнего. После того, как была уничтожена его база у Кветты, убиты или взяты под стражу лучшие боевики, Саид потерял доверие партнеров. Мало того, пошли слухи, что он причастен к акции. Все произошло слишком быстро, ловко, бесшумно. Саида подозревали в стукачестве, а хуже ничего нельзя было придумать. Предстоящих пыток он бы не вынес, признался бы даже в том, чего не было. Оставалось одно - бежать!
  С тех пор бывший террорист стал загнанным волком. Ему в буквальном смысле негде было приложить голову. Все счета были заморожены партнерами, все знакомые, друзья, сподвижники отвернулись от него. Да он бы и сам не рискнул обратиться за помощью, зная, что это может обернуться катастрофой для него. Хорошо, что на черный день была отложена в запаснике достаточная сумма. Саид рассчитывал начать на нее новую жизнь - скромную, тихую, обыкновенную.
  Но пока он добрался до денег, им овладела идея-фикс. Из-за проклятых Моретти ему пришлось пережить больше, чем за всю предыдущую жизнь! Больше и страшней! Жажда мести овладела им внезапно, но надолго и всерьез. Он не мог спать, есть, наслаждаться обычными удовольствиями в виде проституток или папироски с анашой. Ему не дышалось спокойно! В один прекрасный день Саид осознал, что им вместе не жить на этой планете - либо он, либо Джино и Вики! Он должен уничтожить их, чтобы остаться в живых самому.
  Все последние сбережения бывший террорист потратил на поиски и на то, чтобы добраться сюда.
  Он приблизительно представлял, сколько вложено в эту частную собственность посреди Тихого океана, и мысленно глумился. Наверное, Моретти считает себя умником и уникумом. Как же - спрятался! Но он, Саид намного умней и намного оригинальней. Он убьет и его самого, и его женушку, а сыновей заставит работать на себя, вырастит из них послушных баранов! Так-то!
  Сколько раз он прокручивал в мозгу эти заманчивые картины! Их уже было не отделить от реальности. В голове Саида все уже произошло...
  Он вылез из кустов, двигаясь бесшумно, как кошка.
  Вики загорала в шезлонге, одной рукой держа бокал с коктейлем, второй лениво водя по груди мужа. Внезапная тень на миг скрыла солнце. Виктория открыла глаза и задохнулась от ужаса, крик застрял в горле.
  За секунду до выстрела, Джино звериным чутьем уловил опасность. Не думая, не рассуждая, не теряя ни мгновения, он просто доверился инстинктам. Они бросили его тело вбок, к жене. Джино свалил Викторию на землю, и тут же грохнул выстрел.
  Краем глаза Моретти уловил молниеносное движение нападающего, но успел прыгнуть первым. Сцепившись, они покатились по песку. Саид издавал рычание, словно дикарь. Он не сколько дрался, сколько царапался, кусался, выл.
  Вики была в обмороке.
  Сквозь прибой до Джино долетели голоса сыновей. Это добавило сил и решимости. Он спихнул с себя маньяка, вцепился ему в горло, и ударом колена прижал к земле.
  Джино не знал его, и это настораживало. Наемник? Забытый враг? Или, правда, маньяк?
  - Ты кто? Что тебе надо?!
  Саид расхохотался, подтверждая последнюю версию.
  - Твоей крови, Моретти, вот чего!
  Акцент был знаком. Борода тоже навела на некоторые воспоминания. Джино понял, что перед ним исламист. Неужели, Интерпол упустил тогда кого-то?
  Впрочем, без разницы. Этот тип в любом случае больше не будет никому досаждать. Словно щенка, Джино поднял его за шкирку и поволок за собой. Саид что-то кричал, пришлось врезать ему, чтобы заставить надолго замолчать. Джино брезгливо бросил возле домика охраны истекающий кровью кусок дерьма. Охранники в изумлении замерли, собравшись полукругом.
  - Я не спрашиваю, как вы его упустили, - произнес сурово Моретти, - если хотите уйти живыми, сегодня же сдаете его властям, присылаете ко мне на ужин комиссара полиции, а сами больше никогда не показываетесь на глаза. Вопросы есть?
  Вопросов не было. В тот же вечер все приказания были исполнены, охрана полностью сменилась, террорист сдан властям.
  Вики быстро пришла в себя и безмерно радовалась, что детям ничего не известно. Она сама даже не успела испугаться, как следует. Но вся ситуация в целом наводила на размышления.
  - Мы с тобой нигде не будем в безопасности, - проговорила Вики задумчиво, когда они с мужем уже лежали в постели после бурного дня.
  - А зачем?
  Она почувствовала, как он пожал плечами.
  - Опасность - это риск, адреналин, приключения, - перечислил Джино и чмокнул жену в нос, - все, как ты любишь.
  - Но у нас дети! Почти трое!
  - И хорошо! Детей мы сумеем защитить, а сами...
  Она приподнялась на локте.
  - Что сами? К чему ты клонишь Джино? Неужели тебе не хватает прошлого?
  - Да уж, прошлое у нас ого-го, - он улыбнулся, - и думается мне, что в будущем будет все еще круче!
  - Я не понимаю, о чем ты! Ты сам купил этот остров, чтобы жить в тишине и покое. Джино, что ты задумал?
  - Да ничего, милая, что ты так переполошилась? Это просто предчувствие! Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы предположить, будто ты всю жизнь проведешь здесь, в безмятежном раю...
  Вики не стала уточнять, что он имеет в виду. Нечто подобное и ей приходило в голову. Но пока она не давала власти таким мыслям.
  ... К завтраку Вики не вышла. Ребята уминали оладья, Джино попивал кофеек, любуясь штилем. А хозяйка суетилась, бегая по дому. То и дело на веранду, где собралось семейство, доносились ее крики:
  - Зря я все-таки не пригласила горничных!
  Или:
  - Где этот чертов поднос?!
  Или:
  - Ну, конечно, все пригорело к бесу!
  Джино не вытерпел, ринулся в дом. Поймав жену, которая, несмотря на беременность, двигалась, как всегда быстро и ловко, он пощекотал у нее за ушком.
  - Угомонись! Все будет по высшему разряду. Я заказал и ужин, и обед из лучшего ресторана.
  - Ага! - она недобро сощурилась. - Значит, ты заранее знал, что я не справляюсь с праздничным столом!
  Джино улыбнулся и сказал, что стол - не ее стихия. Тем более, стол на десять персон!
  Они некоторое время поспорили, а после Вики все-таки позволила ему увезти себя за стол. Выпив стакан сока, и перекусив тостами и омлетом, Вики немного успокоилась. Однако, когда на горизонте показался вертолет, ее снова начало трясти и лихорадить.
  Марио, как маленькую, погладил ее по голове.
  - Мама, ну что ты, правда, так нервничаешь! Это же всего-навсего тетя Ксюша и дядя Стив!
  - Всего-навсего! - Воскликнула Вики. - Ты не понимаешь, сынок! Они мои друзья! Я столько должна рассказать Ксюше, и... Ну ладно, все будет хорошо! Правда?
  Она повернулась к мужу. Он с улыбкой кивнул. В этот момент Джино любил ее особенно крепко и нежно. Вики выглядела так молодо, так ясно сияли ее глаза и сладко трепетали губы! Ее радость была так велика и искренна, как и желание поделиться своим счастьем.
  Лопасти вертолета еще не прекратили вращаться, а она уже мчалась босиком по песку навстречу своей любимой подруге, ее мужу и их детям. К тому моменту наследников Ксюши и Стива было уже четверо!
  - Вики! Дорогая!
  - Ксю! Боже мой! Наконец-то!
  Они обнимались, целовались, плакали сквозь смех, и смеялись сквозь слезы. И говорили хором, не слыша ни самих себя, ни друг друга. Их мужья улыбались, сдержанно пожав руки. Дети уже перезнакомились и, освоившись в один миг, веселой ватагой бросились к воде.
  Наконец, страсти немного поутихли, и подруги смогли общаться более-менее спокойно.
  - Боже, как тут у вас хорошо! - Ксюша была в полном восторге. - Какой воздух! Какой вид! А дом... Вик, это чудо!
  - Пойдем, я покажу тебе твою комнату. А багаж? Где ваш багаж?
  Тут оказалось, что Джино все устроил - незаметно и ловко. С тем же вертолетом, что доставил гостей, прилетели расторопные горничные. За полчаса был разложен багаж и накрыт стол с легкими закусками и аперитивом на террасе. После чего прислугу отправили обратно.
  Взрослые расселись за столом, наблюдая, как шумная разновозрастная команда плещется у берега. Это была идеалистическая картина мира: лучезарное солнце высоко-высоко в небе, прозрачная тихая вода, сочная зелень, белоснежный песок. И всего в нескольких метрах от природных красот любые блага цивилизации в прекрасно обустроенном доме.
  Ксюша со Стивом, конечно, уже видели все это на фотографиях, но насладиться воочию здешним великолепием было совсем другое дело!
  Тем более в компании близких людей. Им так о многом надо было поговорить!
  Пока женщины шептались и сплетничали, мужчины отошли в сторонку, закурив сигары. Джино имел при этом довольно смущенный вид.
  - Стив, давно хотел тебе сказать... Я... Мне... В общем, извини за тот случай. Ну ты понимаешь, о чем я! Мне очень жаль!
  - Да брось, старина! - понял его Стив. - Я, правда, понимаю. Забудь!
  Это была давняя история, когда Джино в поисках жены напал на Стива и нанес ему довольно серьезную рану. Сейчас ни тому, ни другому не верилось, что это было на самом деле. Словно, и не с ними!
  - Ты очень изменился, - невольно вырвалось у Стива.
  Джино улыбнулся. Он и сам это чувствовал.
  - Ты тоже, - заметил он.
  Оба стали отцами семейств - ответственными, серьезными, но подчас мальчишески задорными и готовыми со своими детьми гонять футбол или смотреть часами мультики.
  Внешне это тоже проявлялось.
  Их жены обсуждали примерно те же темы.
  - Выглядишь шикарно, - заявила Ксюша подруге, - беременность тебя красит необыкновенно!
  - Ну да, - Вики скептически наморщила нос, - я похожа на слониху! Вот ты - просто красотка! Так изменилась!
  Ксюша, действительно, похорошела невероятно, расцвела. Она немного пополнела, но это удивительным образом шло ей, добавляло шарма. Женственность сквозила в каждом ее движении.
  Вики вдруг нахмурилась, припомнив кое-что неприятное.
  - Ты прости меня подруга, тогда на Гоа, я повела себя отвратительно по отношению к тебе, пойми, я не могла ответить на твое приветствие, иначе бы....
  - Вики, перестань, я все понимаю! Конечно, в тот момент мне было и жутко, и обидно, и я вообще не знала, что и думать. Но теперь давно уже все встало на свои места. Ты молодец!
  Ксюша заговорила тише:
  - Слушай, а как же Джино тебя узнал, а?!
  Вики зарделась, будто девчонка, ответила не сразу, окунаясь в прошлое.
  - По татушке, он сам ее делал. Хотя, я уверенна, он и без нее меня узнал бы рано или поздно. Потом он признался, что самый первый звоночек прозвенел, когда он близко увидел мои глаза. Сказал, что таких глаз ни у кого на свете нет!
  - А ты не носила линзы для конспирации?
  - Иногда носила, но в тот раз, когда мы столкнулись с Джино, - нет! Ему повезло.
  Они рассмеялись.
  - А ребята? - спросила Ксюша. - Они уже привыкли?
  Вики сделала глоток сока и легко взмахнула рукой.
  - Конечно! В первый момент в темноте, ну... когда мы вытаскивали их из этого кошмара... ни Джино, ни Марио особо ко мне приглядывались, они просто поняли, что это я, и все! А утром немного обалдели. Мам, говорят, а что у тебя с лицом? Ну, а я-то и спрашиваю, типа, а что с ним? А они в ответ - ты еще краше стала, папка тебя будет страшно ревновать!
  Подруги опять захохотали. Ксюша приложила ладонь к животу Вики.
  - Мне тоже хочется еще малыша...
  - Четвертого?! Ну, ты подруга даешь! Смелая, ты, однако женщина, я тебе скажу! Я бы, наверное, не решилась, если бы случайно не залетела...
  - Как думаешь, кто у тебя будет?
  - Дочка! - уверенно ответила Вики. - Мы делали ультразвук, но она не показывается - стесняется, наверное!
  - А когда ждете?
  Вики заулыбалась таинственно. Ксюша озадаченно вытаращила глаза.
  - Что ты хочешь сказать? Мы увидим ее?! Ты вот-вот родишь?!
  - Ну да, наверное, не будем загадывать...
  - Вот сюрприз так сюрприз, - покачала головой Ксюша.
  Однако предстоящие роды были не единственным сюрпризом. Как для гостей, так и для хозяев явилось полной неожиданностью прибытие новых визитеров. Это случилось уже на закате, когда младшие ребятишки уже сопели в подушки, старшие играли на заднем дворе в баскетбол, а взрослые вели неспешную беседу за великолепным ужином все на той же террасе.
  - В дом уходить не хочется, - призналась Ксюша, - хотя у вас там так шикарно, и все-таки здесь еще лучше!
  Вот на этой ее реплике и был замечен в воздухе вертолет. Джино нахмурился, после недавнего непрошенного гостя он оставался настороже. Вики перехватила его взгляд. Он успокаивающе сжал ей ладонь.
  - Сейчас свяжусь с ребятами.
  Джино отошел и по рации переговорил с охраной. Вернувшись, он расслабленным голосом сообщил:
  - Кто-то из полиции, должно быть, комиссар, - он повернулся к гостям и объяснил, - мы тесно общаемся, я же стал вполне законопослушным гражданином.
  На самом деле так и было. За нейтрализацию террористов, а в особенности за успешные поиски боеголовок с сеньора Моретти были сняты все обвинения, и он на законных основаниях считался свободным гражданином.
  Вскоре со стороны вертолетной площадки показались гости в сопровождении охранников Джино. Один из них действительно оказался комиссаром полиции, а второй оказался симпатичным незнакомцем в элегантном неброском костюме.
  - Мистер Джонс, - представил его комиссар.
  Супруги Моретти обменялись понимающими улыбками. Было ясно, что это такой же Джонс, как они - Смиты! Стив и Ксюша, разумеется, ничего особенного не заметили, но Джино с Вики были искушены в подобных играх. Очевидно, что мистер Джонс - спецагент ФБР или Интерпола. Вот только зачем он здесь? Неужели по поводу Саида?
  - Прошу, садитесь, - радушно пригласила Вики, и хотела, было встать, но Ксюша остановила ее. Ей хотелось хоть чем-то помочь подружке, и она взяла на себя роль гостеприимной хозяйки.
  Комиссар, представив Джонса, счел свою миссию законченной и вернулся к домику охраны.
  Между остальными завелась культурная, неторопливая беседа. Было заметно, что мистер Джонс выжидает удобный момент, чтобы заговорить о главном. Наконец, он не выдержал, и открыто заявил, что хотел бы переговорить с супругами Моретти наедине. Вики усмехнулась.
  - У нас нет секретов от наших друзей!
  - Это дело государственной важности, сеньора Моретти! - Джонс обернулся к Джино. - Сеньор Моретти!
  Он покачал головой.
  - Моя жена права, нам нечего скрывать!
  - Но... - агент явно был в растерянности, - я не могу говорить об этом при посторонних! Вы не оставляете мне выбора!
  - А вы ограничьтесь общим смыслом. Что вам нужно от нас?!
  Джонс в отчаянии вскочил из-за стола.
  - Вы сами!
  Джино и Вики переглянулись. Стив и Ксюша настороженно молчали, наблюдая за друзьями. Моретти первым понял, в чем дело.
  - Мы... Точнее наша организация хотела бы предложить вам работу, - подтверждая его догадки, добавил мистер Джонс, - может быть, мы все же обсудим это приватно?
  - Нет, - Джино улыбнулся, - сейчас мы не будем это обсуждать!
  - Но почему, сеньор Моретти?! Речь идет об очень достойных деньгах и очень большом авторитете!
  Он поколебался секунду и вытащил из кармана пластиковую карточку, что-то вроде визитки. Протянул ее Джино. Тот взял, пробежал глазами и передал жене. Вики откинулась на стуле, разглядывая затейливые вензеля.
  - Заманчиво, - пробормотала она, - но не сейчас, мой муж прав!
  - Да почему, черт возьми?! - вспылил мистер Джонс. - Тянуть нет смысла! Мое руководство крайне заинтересовано в вашей паре, мы изучили ваши методы, тщательно проследили весь ход вашей предыдущей операции, разработали следующую операцию конкретно под вас! Мы рассчитываем на вас! Психологи уверяли, что никаких проблем с вашим согласием не будет!
  Вики хихикнула, поглаживая свой животик. Ксюша и Стив непонимающе переводили взгляд с одного на другого. Джино тоже улыбался.
  - Так в чем причина? - не унимался Джонс. - Что мне ответить руководству? Что вас останавливает?
  Вики уже не могла удержаться от смеха.
  - Не что, а кто! - заявила она, поднимаясь.
  Мистер Джонс, наконец-то увидел ее круглый живот. И глаза его тоже округлились.
  - О! - только и мог вымолвить он. - А!
  Остальные закатывались от хохота.
  - Так что, мистер Джонс, - сквозь смех пробормотал Джино, - передайте руководству, что наша пара никак не в состоянии сейчас заняться спасением человечества, но вот через пару лет мы непременно вернемся к этому вопросу...
  - Месяцев, - перебила мужа Вики, - ты хотел сказать, через пару месяцев...
  Они перестали смеяться и уперлись взглядами друг в друга. Джонс насторожился, словно гончая почуяв след. Возможно, не все еще потеряно! То есть, даже совсем нечего не потеряно! Судя по психологическим портретам этой парочки и описанию их операции, им и вправду равных не было. Ну, и что такое роды - пять минут и готово! Так рассуждал Джонс. А потом можно младенцу нанять няньку и ... как ее... кормилицу!
  Что-то подобное мелькало и в голове Вики. Не так кардинально, конечно, но похоже.
  Впрочем, и Джино думал о том же. Он не хотел признаваться себе, что всерьез рассматривает возможность подобной работы. Смешно! Бывший мафиози на службе у правительства! Агент 007!
  А почему нет?! Вики вот-вот родит, несколько месяцев покормит грудью, а потом сама же и заскучает. Так чем разнообразить жизнь, если не работой?! Лучше и не придумаешь!
  Супруги Моретти перестали буравить друг друга взглядами и одновременно рассмеялись, прочитав в любимых глазах отражение собственных мыслей.
  - Значит, договорились? - осторожно уточнил мистер Джонс. - Важно ваше принципиальное согласие, а о сроках договоримся!
  Вики важно кивнула и села. Джино сдержал победный клич и тоже просто кивнул. Джонс попрощался со всеми, поблагодарил за ужин и направился к вертолетной площадке. По дороге на радостях он отплясывал.
  - За нашу новую работу! - поднял тост Джино.
  - За приключения! - сверкая глазами, поддержала его жена.
  - Сумасшедшие! - подытожила Ксюша.
  - Ой, да, господи, пусть ребятки развлекаются, - улыбнулся Стив, поддержав тем самым чету Моретти, - каждому свое в этой жизни, ты погляди на них, они ведь спокойно жить, не смогут, им драйв необходим, иначе они зачахнут.
  Джино одобрительно пожал руку Стиву.
  - Верно, говоришь дружище!
  Маленькая компания продолжала отмечать большие события и еще большие перспективы.
  
  ***
  Ее разбудил сладковатый поцелуй мужа. Вики открыла глаза и увидела Джино на фоне рассвета - он стоял на коленях перед ней, а за его спиной в распахнутом окне вставало солнце.
  - Вставай, детка!
  - Что-то случилось, любимый?
  - Хочу показать тебе кое-что, пока мы вдвоем. Позже начнется сумасшедший дом!
  Джино был прав - в их семье и так хватало безумия и суеты, а с гостями стало еще веселей. Стив с Ксюшей и детьми уже пару недель жили на острове, время летело незаметно в каком-то угаре веселья. Дети бесились, носились, играли в индейцев и росли прямо на глазах! Дым стоял коромыслом. Дом - вверх дном!
  - Ладно уж, показывай, - пробурчала Вики, облокотясь на мужа, чтобы подняться. Самой ей уже было трудно, и дышать, и ходить, и - особенно! - спать. Хорошо, что их спальное ложе было размером с аэродром!
  Джино повел ее к берегу и усадил в лодку. Вики зевала и ни о чем не спрашивала, зная по опыту, что если муж приготовил сюрприз, то заранее ни за что не расколется. Не зря же он готовился к работе секретным агентом!
  Утро было чудесным. Правда, время от времени Вики чувствовала не слишком комфортное сжатие внизу живота, но по опыту зная, что подобные тренировочные схватки могут наступать еще за несколько недель до родов, быстро успокоилась.
  Они миновали коралловые рифы и причалили к восточной стороне острова.
  - Дальше пешком, - предупредил Джино, - справишься?
  - Смотря, ради чего, - пошутила она, - ты нашел клад?
  - В известной степени, да. Его нельзя унести, но от этого он не становиться менее ценным. Держись за меня, идем. Помнишь, ребята говорили про водопад? А нам с тобой все некогда полюбоваться на их открытие. Так вот вчера я добрался все-таки, и не жалею! Ты будешь в восторге! Еще немного... Почти пришли...
  Добирались они, действительно, недолго. Тут на острове все было близко, площадь была невелика. Однако, оставались еще такие неизведанные места, как например, этот водопад.
  - Только не охай! - сказал Джино и раздвинул широкие листья какого-то кустарника.
  - Ох! - Вики прижала ладони к лицу.
  Глаза ее засияли, как у ребенка. Джино хохотал, любуясь женой. А она любовалась маленьким водопадом.
  Зрелище было потрясающее! Чистая серебристая вода, весело бурля, скатывалась в округлую естественную чашу примерно метров пять в диаметре. Вокруг росли яркие диковинные цветы, щебетали птицы. На изумрудный камень, блестевший на солнце, присела пестрокрылая бабочка. К самой воде свешивались гроздья винограда и фиников, а в гуще зелени виднелись бананы, манго, авокадо, кокосы.
  - Ну, как тебе бассейн детка?
  - Покрасивей нашего, - выдохнула Вики, расстегивая пуговицы на платье.
  - Ого! - многозначительно заявил Джино и тоже стал раздеваться. - Только аккуратней, держись за меня.
  В океане она купалась без опаски - дно везде было песчаным, ровным. А тут еще неизвестно. Он подхватил ее под руку и помог спуститься. Вики снова охнула, чувствуя, как тело погружается в приятную прохладу и свежесть.
  - Как прекрасно! - воскликнула она.
  Джино бултыхнулся рядом, фыркая от удовольствия.
  От их движений стайка маленьких рыбешек расплылась в разные стороны.
  - Смотри, милый, смотри, какая красота!
  - Вот что мне нравится в тебе, любимая, - вкрадчиво произнес он, подплывая к ней, - ты не устаешь удивляться, тебе не скучно жить!
  - Конечно, не скучно! - она рассмеялась. - С нашими бандитами не заскучаешь! И с тобой, самым главным бандитом!
  Он положил руку на ее живот, нежно побарабанил пальцами.
  - Готовься, милая, скоро нас станет еще больше!
  - Это девочка! - возразила Вики.
  - Да я не спорю! Но она в любом случае, тоже будет хулиганкой... как ты!
  - Разве я хулиганга? - нахмурилась она.
  - Эге-ге! Еще какая! - подмигнул ей Джино, - за тобой только глаз, да глаз!
  В голосе мужа звучала нежность и любовь. Вики встрепала мужу роскошные кудри волос, он осторожно, чтобы не задеть живот, склонился к ней и стал целовать. Казалось, прошла вечность, прежде чем они оторвались друг от друга.
  - Я соскучился, - признался Джино.
  Несколько недель перед родами врач, что наблюдал Вики, посоветовал ограничить половую жизнь. Супругам пришлось довольствоваться невинными поцелуями и объятиями. Теперь возбуждение достигло апогея, Вики и сама еле сдерживалась.
  - Мы как озабоченные подростки! - смеялся Джино, нежно прикусив ее мочку уха.
  - Ой!
  - Что? Я сделал тебе больно?
  - Да нет, милый, это ребенок. Все утро у меня тренировочные схватки, думаю, роды совсем скоро нач... Боже!
  Лицо ее исказилось от боли, Вики смолкла на полуслове. Джино испуганно подхватил ее за подмышки, направил к берегу.
  - Потерпи, детка. Очень пихается, да? Он уже совсем большой!
  - Моретти, не заговаривай мне зубы! - закричала Виктория от боли, которая пронзала ее. - Это не просто толчки! У меня схватки!
  - Ты говорила, тренировочные...
  - Значит, ошиблась! Подожди, отпусти меня... А! О!
  Он заметался в воде, не зная, что предпринять и чем облегчить ее боль. Брызги летели в разные стороны. Вики плавала и орала. Орала и плавала.
  - Дорогая, нам надо к врачу! - уговаривал Джино. - Если роды и вправду начались, то нам лучше поторопиться, чтобы все случилось под присмотром медиков, в нормальных условиях! Давай, обопрись на меня...
  Вики оказалась с ним рядом и сквозь зубы процедила, что времени уже нет.
  - Что значит, нет?! - в голосе мужа звучала настоящая паника.
  - У меня воды отошли! - пояснила она. - Да, и схватки уже каждые пять минут!
  - Ты хочешь сказать, что... Ты вот прямо сейчас родишь??? Мы даже к дому не успеем? Вики, любовь моя...мм... может ты все-таки потерпишь до больницы? Давай, ни здесь родная, а? А то мне страшно, детка... я ж не доктор... не знаю, что к чему и как...
  Ей стало смешно, но улыбка вышла жалкой, вымученной - как раз настигла очередная схватка. Вики сжала руку мужа, закатила глаза. Он испуганно тормошил ее. Только когда Вики стала терять сознание от боли, его пронзила очевидная мысль, что никто не поможет и ничто не спасет. Только он и она! Это миг откровения. Есть лишь его руки, его сила, его любовь. И он должен, во что бы то ни стало успокоиться! Это во-первых.
  Джино стиснул зубы, встряхнулся, сгоняя оцепенение и панику.
  Во вторую очередь следовало привести в чувство жену. Он осторожно брызнул водой ей в лицо, помассировал виски и, когда синие глаза открылись, уверенным тоном сказал:
  - Все будет в порядке!
  Но третий пункт был под вопросом. Джино просто не знал, что делать дальше! О родах он имел весьма смутное представление. В самом начале беременности Виктории еще продолжалось их кругосветное путешествие, и помниться, они смеха ради пару раз посетили курсы для родителей в Нью-Йорке и в Сан-Франциско. На этом подготовка к родам закончилась. Все, что осело в памяти, сводилось к словосочетаниям "дышите правильно!", "обвитие пуповины", "тужьтесь, мамочка", "вот и появилась головка".
  - Это же третий раз, - вдруг слабо прошептала Вики, - поэтому все быстро, стремительно... наша крошка торопиться к нам...извини, Джино!
  - Помолчи, дорогая, не трать силы! И чтоб я не слышал больше этих глупостей! Извини, Джино! - передразнил он. - Тебе удобно вообще-то?
  Вики полулежала на нем, спиной прижавшись к торсу мужа.
  - Очень удобно, в сто раз лучше, чем на кушетке.
  - Это из-за воды, кстати, детка, я слышал, что рожать в воде легче...
  - О! А! Боже, помоги мне...!!!
  А может и не легче, подумал в этот момент Джино. Жена извивалась на нем, поддерживать ее было все трудней, к тому же Джино боялся причинить ей боль. Не сознавая, что делает, он перевернул Вики животом вниз, и заставил ее держаться за корягу, торчащую от берега.
  - Эх, дьявол! Чтоб вас всех! - ругалась мамочка голосом пьяного портового грузчика. - Ядрена вошь!
  - Дыши, дыши детка, - повторял Джино, поглаживая ее по спине.
  - А так легче, - вдруг вполне нормальным тоном заявила она, когда наступил перерыв между схватками, - на животе я имею в виду. Вот только непонятно, куда денется бедный младенец! Ты лови ребенка-то, Джино!
  Моретти рассмеялся, оттирая пот со лба.
  - Шутишь? Значит, все в порядке. Я рад, что тебе полегче!
  - А! А-а!
  - Дыши, дыши родная! Еще немного!
  Джино смутно припоминал, что нужны пеленки, кипяченая вода, какие-то специальные приборы. Но тут, же перебивал сам себя, напоминая, что они оба и так в воде, а пеленки и приборы все равно недоступны. Можно будет завернуть ребенка в пальмовый лист...
  А вот как быть с ножницами, он все не мог придумать. Джино велел себе сосредоточиться. Ножницы по любому нужны, чтобы перерезать пуповину. Ну не грызть же ее зубами!
  Нож, вспомнил он, в кармане штанов, что брошены на берегу, есть складной ножик.
  Это придало ему уверенности. Хоть что-то из необходимого имеется!
  Джино постарался устроиться так, чтобы не упустить младенца, но и Вики поддерживать. Она по-прежнему извивалась в конвульсиях, теперь все чаще - каждую минуту. Все, чем он мог помочь ей - гладить по волосам, обнимать, утешать, говорить какие-то ласковые, добрые глупости.
  Вики ощутила, как изменилось настроение мужа. Его уверенность передалась ей, и схватки уже не казались такими невыносимыми. Она знала, что остался последний, решающий рывок. Боль разорвала сознание, сквозь туман Вики услышала, как муж завопил не своим голосом:
  - Вижу головку!!!
  Вики сделала это последнее усилие и упала головой на руки, прерывисто дыша.
  - Плывет! О, боже, Вики, это чудо какое-то, смотри же!
  Вики чуть повернулась, ощущая на глазах слезы счастья и облегчения. Ей открылось самое прекрасное зрелище на свете: крошечный человечек, толкаясь ручками и ножками, двигался в прозрачной бирюзовой воде. Ладони Джино, будто забором ограждали его.
  - Ты видишь?! Нет, ты видишь? Это девочка!
  - Девочка, а не рыба! - улыбнулась Вики. - Ну, же доставай ее, ей нужен воздух!
  Джино испуганно подхватил новорожденную на руки и в то же мгновение окрестности огласил ее первый крик - тонкий, но настойчивый.
  - Красавица, - горделиво цокал языком отец, - это я тебя родил, моя лапушка! Моя доченька... Моя принцесса, папка все для тебя сделает, чтобы ты была самой счастливой на этом свете!
  Вики рассмеялась и забрала дочку. Джино, не отрывая от них глаз, ринулся на берег за ножом. Промыв его в воде, быстро и ловко перерезал пуповину. Ему уже не верилось, что совсем недавно он паниковал и едва не сошел с ума от страха и растерянности. Теперь его переполняла гордость. А еще - счастье и необъятная любовь.
  Он заворожено смотрел на свою любимую женщину, которая ворковала с новорожденной на своем женском, материнском, древнем, как жизнь, языке, и чувствовал нечто непередаваемое. Слова для этого чуда были еще не придуманы, да и вряд ли когда-то найдутся.
  Новая жизнь - вот что это было.
  Новый мир, целая вселенная!
  Синеглазая, как мама и смуглянка, как папа - словом, очаровашка, - совсем лысенькая, писклявая, с вытянутой головкой и уже красотка! Она жадно причмокивала, приникнув к соску матери.
  Взгляд Джино заставил Вики поднять голову. Они обменялись улыбками.
  - Мы как будто в раю любимая, - прошептал Джино, обведя руками вокруг, - голышом, на природе, с ребенком на руках.
  - Не как будто, - возразила Вики, - а на самом деле!
  Он обнял ее, поцеловал в горячий висок и еще долго смотрел на своих любимых женщин.
   Вертолет с гостями долго кружил над островом, давая возможность насладиться его красотами с высоты птичьего полета. Ксюша и Стив возвращались домой в Швецию, неистово махали фигуркам внизу, дружно замершим на берегу. Джино-младший сидел у отца на плечах, новорожденная - лежала в слинге мамы, а Марио устроился посередине, держа родителей за руки. На фоне заката улетающий вдаль вертолет казался нереальным, будто кадр из кинофильма. Муж с женой задумчиво переглянулись, мимолетно прочитав мысли, друг друга. Вся их жизнь была похожа на остросюжетный фильм - драму, трагикомедию и боевик одновременно. Однако сейчас обоим показалось, что время остановилось.
  - Мам! Пап! Смотрите, дельфины! - закричал Марио. - Эге-гей!
  Он бросился в воду к своим остроносым друзьям. Джино-младший тут же поспешил за братом.
  Чета Моретти присели на берегу, прямо на песок, обнявшись. Да, время будто бы остановилось здесь, на прекрасном острове, который стал их ним домом. Но эта остановка была многообещающей...
  Они столкнулись взглядами и с нежностью улыбнулись друг другу. В двух шагах шумел океан. Закатное солнце украсило горизонт розами. Крики чаек сливались с мальчишеским смехом.
  Так выглядело беззаботное счастье.
  Оба ощущали полноту жизни, и знали, что бы там ни было впереди, к чему бы, не стремились их неуемные души, жаждущие драйва и приключений, главным навсегда останется только это - семья, дом, дети.
  Вера. Надежда. Любовь.
  Три кита, на которых держится мир, их мир, - Марио, Джино и их кроха Тори - в честь мамы Виктории, дано было ей имя отцом семейства Моретти.
  Соленые брызги, попав в лицо, лишили отца семейства задумчивости.
  - Ах, вот вы как! - он вскочил на ноги и бросился вдогонку за озорными сыновьями, но они, сделав круг, вернулись к маме Вики, и забрызгали и ее тоже. Вики, довольно хохоча, умыла дочку и присоединилась к погоне. Они носились по пляжу веселым, шумным хороводом. День уплывал за горизонт, а счастливые - они все бежали навстречу светлому будущему, навстречу своей судьбе!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"