Irin S K: другие произведения.

Ч. 4. Онежское озеро и Заонежье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.79*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Материалы для этого путеводителя найдены в интернете.


Онежское озеро и Заонежье

   Онежское озеро, по которому неизменно проходит маршрут речного круиза, протянулось с юга на север почти на 250 км. Площадь его зеркала равна 9 930 кв км (c островами). Онежское озеро - второе по величине озеро Европы, своим размерам оно уступает только своему соседу - просторной и величавой Ладоге. На территории Онежского озера могла бы поместиться такая страна, как Ливан или весь остров Кипр.
   Основная часть Онежского озера находится на территории Карелии, и лишь в южной и юго-восточной части к озеру примыкает Вологодская область, а на юго-западе - Ленинградская. Онежское озеро входит в бассейн Ладожского озера и реки Невы. 
   В глубокой древности по берегам озера жили финно-угорские племена. Они-то и назвали озеро "Анизским" - "бушующим", "шумящим". Славяне стали называть его "Онежским".
   Вытянутая форма озера объясняется движением ледника, а озерная котловина образовалась в результате сдвигов земной коры. Наибольшая ширина Онежского озера - 91,6 км, глубина в южной части - всего 10-15 м, а в северной - уже 60 м и более. Самая большая глубина отмечена в районе Заонежского залива - 127 м!
  
   Вместе с островами озеро занимает площадь в 9 930 кв. км. В Заонежье насчитывается 1 650 островов различной формы и протяженности. Большинство из них находятся на севере Онего. Здесь же расположено множество заливов - губ. Самый большой залив - Заонежский.
   Онежское озеро исключительно красиво, словно вобрало в себя все краски окружающей природы. Но оно также славится своим суровым, и даже буйным нравом: за весь период навигации (с мая по октябрь) велика вероятность возникновения штормов, однако наиболее сильные волнения наблюдаются в сентябре и октябре. Штормовые ветра фиксируются над Онежским озером в среднем каждый пятый день, и лишь в разгар лета бурная погода случается реже. Северная и южная части озера резко разнятся между собой. Северные берега скалисты, усеяны огромными валунами, покрыты хвойным лесом. Берега причудливо изрезаны длинными заливами - губами. Вытянутые гористые мысы - наволоки далеко вдаются в озеро. Около них и вокруг каменистых мелей - луд - все время пенятся буруны.
   Белые ночи на Онежском озере можно наблюдать с середины мая до конца июля, то есть в течение гораздо большего промежутка времени, чем в Санкт-Петербурге - уникальная возможность для всех, любит и ценит речные круизы. И это не удивительно: ведь самая северная точка нашего маршрута - у Кижей - расположена примерно на 250 км ближе к полюсу, чем Санкт-Петербург. А от московской параллели она удалена почти на 700 км. На озере можно увидеть неповторимой красоты зори и закаты. Тот, кто встречал на Онеге июньские рассветы, не забудет золотой зари, бегущих по небу от горизонта к зениту голубовато - фиолетовых, розовых, а затем пурпурных волн света, отраженных в огромном зеркале озера. А цветовая симфония осени! Синий, необъятный купол неба - и навстречу ему такой же необъятный, только более синий простор озера в ожерелье желтых песков, серых скал, темно - зеленой стены лесов, расцвеченных багрянцем рябин и осин.
   Вода в озере холодная, но чистая, прозрачная. Только в июле-августе она прогревается до 24 градусов. Характер озера суровый, здесь всегда велика вероятность штормов, особенно опасных на мелководье. Если хотите увидеть белые ночи, приезжайте на Онего с середины мая до конца июля.
  
   Находящееся в зоне средней тайги, Заонежье может похвастаться и богатейшей флорой и фауной. В озере обитает более 30 видов рыб. Среди них озёрный лосось, форель, сиг, лещ, щука, корюшка и ряпушка. Неблагоприятно сказалось на благополучии рыбного стада гидротехническое строительство на реках в XX веке: оно перекрыло доступ к нерестилищам. Свою лепту в обеднение озера внесли лесосплав и загрязнение его сточными водами
   Озеро изобилует островами, особенно в северной части. Общее их число достигает 1369, а общая площадь 250 кв.км. Самый большой остров - Климецкий, площадью 148 кв.км, следующие по величине - Большой Леликовский и Суйсари. В северной части озера на острове Кижи расположен комплекс деревянных сооружений XVIII-XIX веков, составляющих основу историко-архитектурного музея-заповедника. 
   Около 50 рек впадает в Онежское озеро (Вытегра, Андома, Водла, Супа, Шуя, Мегра и др.), а вытекает только одна - река Свирь, соединяющая Онего с Ладожским озером. В ряде исторических документов имеются указания на то, что в недавнем прошлом в реках, впадающих в Онежское озеро, находили жемчуг. Он славился правильной формой, чистотой и игрой света, мягким блеском и нежностью красок. Как жемчугоносные указывались реки Немина, Пажа, Пяльма, Туба, Повенчанка, Челмужи, Мегра, Пигма и другие. В настоящее время жемчужных раковин в реках почти не осталось: жемчужницы любят чистую быструю воду, а массовый сплав леса по рекам не способствовал сохранению этих моллюсков. 
   Люди пришли в Заонежье еще за 3 тыс. лет до н.э. Финно-угорские племена называли озеро "бушующим", "шумящим", то есть "Анизским", а славяне стали называть Онежским! На его берегах найден первый выжженный из дерева бот. По Онежскому озеру новгородцы и поморы шли на своих судах к Белому морю.
   Еще во времена Великого Новгорода по Онеге шёл путь новгородских купцов на восток, за Северную Двину. Оживление судоходства по озеру вызвало сооружение Мариинского водного пути (впоследствии реконструированного и превращённого в Волго-Балтийскую водную систему). Для обеспечения безопасного плавания во время штормов в обход озера вдоль его южных берегов, между Вытегрой и Свирью, был сооружён Онежский обходной канал. С сооружением Беломорско-Балтийского канала установилась прямая связь озера с северными морями - Белым и Баренцевым. Всего же на берегах Онежского озера расположено 2 порта (Петрозаводск и Медвежьегорск), 5 пристаней (Кондопога, Повенец, Шала, Вытегра, Вознесенье) и 41 остановочный пункт. 
   В народе озеро любовно называют "Онего-батюшко". О нем сложено множество стихов и песен. Это озеро славится чистой водой, причудливой изрезанностью берегов, неповторимой красотой зорь и закатов. На берегах озера много замечательных исторических памятников. Тут и неолитические наскальные рисунки - "бесовы следы" у мыса Бесов Нос, и двадцатиглавый Кижский собор чудо древнерусского деревянного зодчества. Замечательны деревянные дома и часовни прибрежных деревень, украшенные великолепной резьбой.  

Заливы Онежского озера

   Онежское озеро принято делить на северную и южную части по линии Петрозаводск - устье реки Водла.
   С севера в озеро далеко вдаётся огромный полуостров Заонежье, южнее которого лежит остров Большой Климецкий.
   К западу от них находится самая глубокая (до 100 м и более) часть озера - Большое Онего с губами Кондопожской, Илем-Горской, Лижемской и Уницкой. В Лижемской губе, например, самая большая глубина 82 м (средняя 26 м). Глубина Кондопожской губы 78 м. Остальные заливы значительно мельче: Уницкая губа - 44 м, Илем-Горская - 42 м. 
   К юго-западу от Большого Онего простирается Петрозаводское Онего со своими заливами: Петрозаводской губой и небольшими Ялгубой и Пиньгубой. 
   К востоку от Заонежья вытянулся на север, а затем на северо-запад залив с весьма сложными очертаниями берегов и рельефом дна. Северная часть этого залива называется Повенецким, южная - Заонежским заливом. Глубокие участки чередуются здесь с мелями и группами островов, которые расчленяют залив на несколько частей. Самый южный из этих участков - Малое Онего - ограничен с севера сужением залива примерно в районе устья реки Тубы. В средней его части впадина глубиной 40-50 м. 
   К северу от Малого Онего посредине залива лежит цепь островов, восточнее которой находится Пялемское Онего, западнее - Кузарандское Онего. 
   Пялемское Онего неглубоко - от 20-25 м на юге и до 15-18 м на севере. Оно заканчивается округлой Челмужской губой (максимальная глубина 10 м, преобладающая - 1-2 м). По Кузарандскому Онего проходит 30-метровая впадина до группы островов, севернее которых расположены Толвуйское и Шуньгское Онего с множеством островов. Средняя глубина здесь около 20 м. 
   К северо-западу глубина растет и в Большой губе Повенецкого залива достигает 92 м. Это северный участок озера, заканчивающийся у Медвежьегорска. Восточнее Большой губы простирается Повенецкое Онего. Глубина в нем около 13 м. Здесь у города Повенец начинается Беломорско-Балтийский канал. 
   Заливы северной части Заонежья (губы Кефтень, Святуха, Шуньгская) напоминают заливы Большого Онего. Их соединяют с озером узкие проливы. Глубина губ Кефтень и Святухи не более 8 м, Шуньгской губы около 35 м. В губе Святуха очень живописны острова (их здесь 64). В июле по береговым кручам и над обрывами здесь краснеет земляника, яркими пятнами разбросан белый и зелёный мох. 
   Сильно отличаются от них заливы восточного берега: Оровгуба, Щучья и Челмужская губы. Они имеют округлую лопастную форму, мелководны (до 10-20 м) и отделены от озера поднятиями дна, а Челмужская губа еще косой и цепью островов. 

По западным берегам

    Над вепсским Прионежьем очень часто раскидывает свои цвета радуга. В иной день ее наблюдают по нескольку раз. Семь ее цветов в какой-то степени символизируют семь сторон жизни вепса: красный - цвет местного камня, оранжевый - цвет животворящего и очищающего огня, желтый - теплый цвет дерева, зеленый - цвет леса, голубой - воды, синий - болотных цветов, фиолетовый - гроздьев иван-чая, растущего на земле-кормилице.
   Шокша. Еще недавно, лет двадцать назад, когда не было асфальта на тракте от села Педасельга до вепсского села Шелтозера, приезжающий в эти места по раскисшей от дождя дороге с изумлением смотрел на вольготно раскинувшиеся перед ним лужи ярко-малинового цвета. Этот оттенок придавал воде знаменитый шокшинский порфир или "вельможным камнем", поскольку он шёл на облицовку наиболее значительных зданий, в том числе и дворцов. Единственное в мире месторождение этого уникального камня разрабатывается на самом берегу Онежского озера с ХVI века.
   Первое упоминание об этом старинном вепсском селе относится к в 1563 году.
   Издавна на Руси, если хотели что-либо похвалить, одобрительно говорили: "Красная девица, красное платье, красный зверь, красная рыба...". Словом, красным называли все, что было красивым, ценным.

В Карелии таких слов вдвойне заслуживает один камень, вернее, горная порода. Он красен (красив) не только своим малиновым цветом. Он крепок и хорошо поддается полировке. А эти качества особенно ценятся специалистами по добыче и обработке камня. Будь материал хоть того краше, но если он хрупок и непрочен, из такого никогда не станут вытесывать скульптуру, и даже на ступеньки крыльца он не сгодится.
А вот близ старинного вепсского селения Шокши, расположенного на берегу Онежского озера к югу от Петрозаводска, издавна добывали не только красивый, но и очень крепкий, по-настоящему красный камень.
  
Он получился из малиново-красного песка, окаменевшего за сотни тысяч лет. Геологи называют такую горную породу кварцитом. Если глыбу кварцита обтесать и как следует отполировать, цвет его станет необычайно ярким, насыщенным.
  
Не зря шокшинский кварцит называли раньше порфиром. Порфирос - по-гречески багряный, похожий по цвету на торжественное царское одеяние. За селом (теперь это поселок Шокша) раскинулось единственное в мире месторождение малинового кварцита. Карьер, место, откуда добывают камень или руду, поражает воображение. Пейзаж почти марсианский: все вокруг малинового или, в крайнем случае, темно-розового цвета. Из карьера открывается прекрасный вид на Онежское озеро, которое, кстати, издавна кормило крестьян-камнетесов красной рыбой, лососем.
  
Вепсы-шокшинцы были очень искусны не только в ловле лосося в открытом осеннем озере, но и в обращении с камнем. Они даже в отхожие промыслы, то есть на дополнительные заработки, уходили не плотничать и столярничать, как многие жители Карелии. У них была особая горняцкая специальность - взрывников, поэтому нанимались они на работу в страны, расположенные по берегам Балтийского моря. Артели вепсских каменотесов работали на стройках Москвы, Ярославля. Вепсов-каменотесов часто приглашали на строительство северной столицы Петербурга. Их руками построены мосты: Аничков и Лебяжий, артиллерийские погреба и казармы города-крепости Кронштадт. Самый известный из таких мастеров Марк Пименов стал со временем одним из богатейших купцов города Петрозаводска. 
   Но главным их ремеслом была обработка местного красного камня. Он годился на многое. Когда императрица Екатерина II решила построить на реке Лососинке большой пушечный завод (Александровский завод), из шокшинского кварцита стали вытесывать огнеупорные "кирпичи" для чугуноплавильных домен.
   Истинную славу царского порфира он заслужил позже, когда на берега Онежского озера пришел заказ из столицы Франции. Из всех лучших камней мира французы выбрали красный шокшинский кварцит. В 1847 году Николай I отправил в Париж 27 монолитов шокшинского кварцита для оформления саркофага Наполеона I в Доме инвалидов.
   В Москве им отделаны: интерьер станции метро Бауманская, мавзолей Ленина тоже украшен шокшинским камнем: из него выложено слово "ЛЕНИН", потолок траурного зала, карельским порфиром отделана также могила Неизвестного солдата, вновь отстроенный Храм Христа Спасителя.
   Шокшинский порфир использован для внутренней отделки Зимнего дворца, Исаакиевского и Казанского соборов в Санкт-Петербурге. Монолит шокшинского кварцита стоит в основании 22-метровой Чесменской колонны.
   Шокшинский камень пошёл также на оформление могилы неизвестного солдата в Петрозаводске, мемориала на Мамаевом кургане в Волгограде.
   В столице Карелии тоже немало сооружений из этого крепкого и красивого материала: постамент памятника С.М. Кирова, фундаменты и первые этажи больших зданий, например, Петрозаводского государственного университета.
Первомайское шоссе до недавнего времени было вымощено крепкими и красивыми кубиками малинового цвета. Перед асфальтированием шоссе их сняли и перенесли на Онежскую набережную. Этот малиново-красный камень до сих пор добывают в Шокше. Огромные самосвалы и железнодорожные платформы развозят глыбы карельского порфира в десятки адресов. Его красоту ценят везде, во всем мире. Поэтому можно смело сказать, что селение Шокша благодаря своему красному камню получило всемирную известность.
   Село Другая Речка. На территории Российской Федерации единственным геологически исследованным и в то же время разработанным месторождением по добыче габбро-диабаза является Другорецкое месторождение (Карелия). Аналогичных этому, месторождений нет не только в Российской Федерации, но и зарубежом. Габбро-диабаз Другорецкого месторождения - это природный материал, который известен во всем мире. Информация о нем есть во всех каталогах, он имеет постоянный высокий спрос. Наиболее широко его используют как строительный материал, отделочный материал, а также как материал для изготовления памятников.
  
Карельский габбро-диабаз - это природный камень черного цвета. Он имеет высокие, как декоративные свойства, так и технические характеристики, такие как: морозостойкость, высокая степень сжатия и низкая степень истираемости. Эти качества позволяют с успехом использовать габбро-диабаз для производства гранитной плитки и блочного дорожного камня (брусчатка, мостовая, мозаичная шашка). В строительстве этот материал широко используют как цокольный облицовочный камень, щебень, частью на бут. (Габбро-диабаз применялся при строительстве станций метрополитена "Черная речка" и "Горьковская" в г Санкт-Петербург).
  
Стоит отметить и то, что габбро-диабаз имеет высокие портретные свойства, а также он, дольше всех других известных пород не теряет своих неповторимых художественных свойств и качества полировки. Все это располагает к применению его в качестве высококлассного материала для изготовления памятников и ритуальных изделий. (В частности, габбро-диабаз применялся при строительстве в г. Санкт-Петербурге "Обелиска декабристам"). Так же он используется как камень для печей-каменок в банях и саунах.
   Остров Брусно известен еще с 16 века. На нем располагался монастырь, где бывал сам Петр 1. Еще в 20 веке на острове стояла Никольская церковь, надписи на иконостасах датируют ее к 1570-1677 годам постройки. Деревянная клетская церковь с колокольней, датируемая 1630. Была построена как монастырская. Разрушена в сер. ХХ в.
   В 1570-х здесь был основан мужской (с кон. XVII в. женский) Брусинский монастырь, упраздненный в 1764.
   Также там находятся заброшенные, но когда-то весьма известные разработки камня песчаника - "бруска". Оттуда и название острова. На восточной стороны острова, расположился Брусненский маяк.
   Село Шелтозеро, известное с 1543 г., является центром Вепсской волости. Вепсы - коренная народность, проживающая на северо-западе России и, по мнению специалистов, представляющая собой потомков племени "весь" - оседлый народ, занимавшийся земледелием, скотоводством, рыболовством и охотой. 
Вепсы -- народ малый даже по меркам Северной России: переписью 1989 г. выявлено всего 12,5 тыс. человек, осознающих себя частью этого древнего народа. Этническая территория вепсов ныне расположена в трех субъектах РФ. В Карелии проживает почти половина этноса (6 тыс.), треть вепсов населяют Ленинградскую обл., остальные -- на Вологодчине. По данным той же переписи, примерно равные доли вепсов живут в городе и деревне. Вепсский язык считают родным 37,5% представителей народа в Карелии и 69,6% в Ленинградской обл. Для остальных родной язык -- русский. Основная часть карельских вепсов (до 80%) проживает в Петрозаводске. Вепсский народный хор существует с 1937 года. 
В селе расположено несколько памятников деревянного зодчества. 
   Здесь находится вепсский этнографический отдел Карельского краеведческого музея. В Шелтозеро из деревни Калиностров перенесен дом Д. Е. Турчина, в котором во время Великой Отечественной войны работало подполье шелтозерцев; теперь в нем располагается музей. Сохранился и двухэтажный рубленый дом Мельникова (XIX) с резными балконами, ставнями и наличниками.
   В 13 км к юго-востоку от Шелтозера, в Ропручье ведётся добыча прочной горной породы - диабаз. Из него сделана брусчатка на Красной площади в Москве. 
   Сегодня путешествующий может не только осмотреть месторождения малинового кварцита в Шокше, разработки черных габрро-диабазов в Другой Реке, зеленоватых диабазов Ропручья, точильного камня на острове Брусно, но и попытаться - с помощью работников карьеров и их инструмента - отколоть себе на память от каменных массивов Прионежья фрагменты той самой породы (и с того же места!), из которой высечено надгробие императору Наполеону, выложена Могила Неизвестного солдата в Москве.

По восточным берегам

   Знаменитые Онежские петроглифы надежно укрыты от посторонних глаз на самом глухом берегу Онежского озера. Добраться до уникального памятника первобытного искусства можно либо вплавь, либо на внедорожнике по более чем разбитой дороге, либо преодолев двадцать километров пешком по берегу озера от ближайшего человеческого жилья. Впрочем, удаленность от цивилизации не помешала Онежским петроглифам уже побывать в списке памятников всемирного наследия, находящихся под угрозой исчезновения, который регулярно составляет ЮНЕСКО.
   Древние наскальные изображения -- одни из наиболее ценных археологических объектов. Они известны на всех континентах нашей планеты. По имеющимся приблизительным подсчетам, в мире общее число рисунков на скалах достигает 20 миллионов фигур, которые сконцентрированы более чем на 20 тысячах участков в 78 странах. 
   Петроглиф (греч. petra -- скала, glyphe -- резьба) -- это высеченные на поверхности прибрежных скал, сложенных гранитами, изображения животных, птиц, рыб, лодок, людей и непонятных знаков. Рисунки выбивались кварцевыми отбойниками на глубину 2 -- 3 мм. 
   Онежские петроглифы расположены в Пудожском районе, на восточном побережье Онежского озера. Петроглифы разбросаны разрозненными группами на скалах Бесова носа, мысах Кладовец, Гагажий, Пери Нос и на острове Гурий.
   В целом Онежское наскальное святилище охватывает участок озерного берега длиной в 20,5 км и насчитывает примерно 1200 изображений, нередко объединенных в композиции. 
   Многие рисунки отчетливо выделяются на фоне красноватой скалы, некоторые покрыты микролишайниками, поэтому разыскать их нелегко. Размеры фигур от нескольких сантиметров до 4 метров (чаще 20--30 см). Среди них преобладают птицы (преимущественно лебеди), представлены лесные звери, люди, лодки. 
   Интерес к петроглифам возрос в 1926 году после открытия похожих изображений близ Беломорска. В 1967 - 1980 годах онежские "дьявольские картинки" были тщательно изучены. Исследования проводились при косом солнечном освещении, подсвечивались с помощью зеркал и прожекторами исследовательского судна в ночное время, проводились специальные графитные протирки и подводные работы. Было обнаружено 11 новых групп рисунков (всего 250 фигур).
   Среди Онежских петроглифов немало (и в этом их существенное отличие от Беломорских) загадочных, оригинальных и наполненных фантастическим содержанием петроглифов. Прежде всего это знаменитая "триада" на оконечности мыса Бесов Нос: "бес" (двухметровая распластанная человеческая фигура), сом (налим) и выдра (ящерица), а также солярные и лунарные знаки -- круги и полукружья с отходящими от них линиями-лучами (по другой версии, изображения охотничьих капканов).
   Севернее Бесова Носа находится мыс Пери Нос. Здесь также сохранились наскальные рисунки -- 7 разрозненных групп.
   Ещё севернее, на мысу Карецкий Нос, обнаружено скопление из 120 фигур, где петроглифы тянутся почти вдоль всего южного склона.
   Интересны петроглифы на полуострове Кочковнаволок около п. Шальский. Они обнаружены в 1970 -- 1990-е гг. и насчитывают примерно 200 выбивок, в числе которых трехметровый лебедь, различные сложные сцены мифологического характера с людьми, птицами, лодками. 
   Онежские петроглифы -- это "грандиозный первобытный храм солнца, где куполом было само небо, иконостасом -- гранитные скалы с петроглифами, а алтарем -- горизонт с живым солнечным богом".
   Более подробно о мысе Бесов Нос.
   Расположен мыс на восточном берегу озера, в 29 км к юго-западу от города. 
   По сути своей, это сглаженная ледником гранитная скала, возвышающаяся над водой более чем на 40 м. Мыс вытянут с востока на запад и вдаётся в озеро примерно на 2 км. Он зарос сосновым лесом. На западной оконечности поставлен маяк. 
   На мысу найдены многочисленные наскальные рисунки, датируемые 3-2 тысячелетием до н.э. Они были открыты в 1848 г. геологом из Санкт-Петербурга Констанитином Гревингом и учителем П. Шведом, которые узнали о загадочных изображениях от жителей деревни Бесов Нос (сейчас Бесово Устье, или посёлок Шальский близ мыса), которые объясняли рисунки происками нечистой силы. Отсюда пошло название деревни и мыса. Монахи ближайшего Муромского монастыря (в 23 км к юго-юго-востоку) пытались нейтрализовать "дьявольские картинки", выбив на них христианские кресты (повреждены изображения "беса" и лебедя).
   Шведский учёный Хальстем в 1910 и 1914 годах скопировал петроглифы (наскальные изображения) на кальку в натуральную величину. Тогда он насчитал 412 фигур. В то время петроглифы называли "олонецкими резьбами по камню". 
   Рисунки сосредоточены в трёх группах, включая одиночную фигуру. Представляют собой выбитые по всей площади или по контуру на глубину 2-3 мм силуэты, которые некогда отчётливо выделялись благодаря белёсому тону на фоне тёмного или красноватого фона скалы. Размеры их от нескольких сантиметров до 2,85 м (чаще 20-50 см). Среди изображений 35 % - птицы, 12 % звери (лоси, олени, медведи и др.), 11 % знаков связаны с солнцем или луной. Около 8 % изображений - люди. Множество оригинальных фигур: бес, выдра, сом, собаки, дерево, человеческая нога, морские звери и другие. 
   Мыс Муромский. На нем сохранились развалины Муромского Успенского монастыря. Основателем обители считается преподобный Лазарь, грек родом из Константинополя (Цареграда), отправившийся в 1342 году по направлению кесарийского епископа к новгородскому святителю Василию и оставшийся на Руси. После смерти святителя Василия Лазарь пошёл, как повелел ему духовный отец, "в северную сторону, к морю, к острову Мучь, на озеро Онего".
   На Муромском острове (раннее название острова - Муч), преодолев неприятие местных жителей-язычников, которые из опасения за свои земли выступали против нового поселенца, Лазарь построил жилище и часовню. К Лазарю начали стекаться иноки, монастырь разрастался. При жизни основателя монастыря пришедшими из Киева иноками была возведена первая во всём Поморье церковь во имя Успения Пречистой Богородицы Печерской. Затем была срублена церковь Рождества Иоанна Предтечи с трапезной. А маленькаяцерковь Воскрешения Лазаря, построенная в 1390 году и давшая жизнь монастырю, оказалась за пределами киновии, "на гробищах", то есть на кладбище. Преподобный Лазарь умер в 1391 году
   Теперь монастырь расположен на восточном берегу Онежского озера, на полоске земли шириной около километра, между двумя озёрами -- Онежским и Муромским. С одной стороны эта полоска ограничена протокой, соединяющей оба озера, с другой -- к ней подходят лесные болота.
   В XVI-XVII веках монастырь имел две церкви: летнюю - Успения Богородицы, зимнюю деревянную - Ивана Предтечи, и рубленую шатровую колокольню, а также деревянные кельи и хозяйственные постройки.
   За монастырём находилась деревянная Лазаревская церковь. Местное предание гласит, что она была построена ещё при жизни Лазаря (то есть до 1391 года), но некоторые исследователи считают, что она появилась не ранее XVI века. 
   После упразднения монастыря многие его постройки были уничтожены или потеряли свой первоначальный вид при возобновлении монастыря в 1867 году. Сохранилась только Лазаревская церковь. В 1886 году её поместили под своеобразный колпак - внутрь новой громоздкой церкви - уничтожив при этом западный придел.
   После установления советской власти церковь Воскрешения Лазаря была заброшена. В 1954 г. архитектор А. В. Ополовников произвел её замеры и сделал проект реставрации храма, в котором сохранился небольшой иконостас XVI века. В 1959 году храм разобрали и перевезли на плотах в Кижи, где реставрировали по проекту Ополовникова. Храм занял место в списке музейных реликвий как самый древний памятник деревянного зодчества, известный на территории России.
   В 1867 году монастырь восстановили с назначением штата монашествующих из 7 человек без пособия от казны. При нём был учреждён дом для престарелых и убогих. Возрождение связано с именем богатого жертвователя, пудожского почётного гражданина Малокрошечного, внёсшего 12 тыс. рублей.
   В 1866 году был возведен новый Успенский храм с двумя приделами -- Рождества Иоанна Предтечи и Иоанна Рыльского. Над его притвором была устроена колокольня с 12-ю колоколами, один из которых -- трёхпудовый -- был отлит ещё в 1508 году.
   В 1891 году была построена и освящена каменная пятиглавая церковь Всех Святых, украшенная на северной и южной стенах вделанными над окнами овальной формы иконами преподобных Лазаря и Афанасия Муромских (Афанасий Муромский был игуменом монастыря в середине XV в. и почитаем наравне с преподобным Лазарем). На втором этаже каменного корпуса расположился домовой храм святителя Николая. Главные святыни обители -- мощи преподобных Лазаря и Афанасия Муромских -- находились под спудом в двух часовнях.
   Монастырь окружала каменная ограда. Кладбищенская ограда (1867) считается последней страницей в истории северных монастырских оград.
   В 1919 году на территории Муромского монастыря была организована сельхозкоммуна им. Троцкого. 30 августа 1930 года было принято постановление о её закрытии.
   После 1945 года здесь располагался дом инвалидов. С середины 1960-х место запустело.
   В 1991 году обитель была передана Русской Православной Церкви, началось возрождение монастыря.
   К концу XX века сохранились белокаменные стены Успенского собора, остов церкви Всех Святых, разрушенный братский корпус. В настоящее время восстановлены: братский корпус, в котором разместились зимняя церковь свт. Николая, трапезная, кельи. Защитная часовня над Лазаревской церковью перестроена в летний храм, отреставрирована колокольня. Монастырь по-прежнему остаётся местом строгой уединённой ж
   Несколько лет назад в монастыре восстановилось иноческое общежительство. Восстановлена кладбищенская церковь, а главный храм и двухэтажные келейные корпуса ждут своей очереди. 
   Юго-Восток
   Андомский мыс
   В Онежское озеро с юго-востока, недалеко от Вытегры, вдается высокий Андомский мыс. В отличие от низменных берегов севернее и южнее его, здесь берег поднимается высокими, 30-40 метровыми обрывами. Это очень красивое место.
   Андомский мыс как геологический памятник природы давно известен в научном мире, о нем писали Озерецкий, Иностранцев, Неймайр, есть информация в энциклопедии Брокгауза и Ефрона, в советской палеонтологической литературе, в своде "Геологические памятники природы России".
   Андомская гора, точнее - выходы франского яруса верхнего девона на ее склонах, если умеешь читать летопись истории жизни, действительно позволяют совершить прыжок в палеозой, а спуск и подъем с рюкзаками требует спортивной подготовки.
   Когда спускаешься с Андомской горы - и правда кажется, что преодолеваешь временной барьер между двумя мирами. Наверху бесспорно великолепная панорама, но много людей, шум и суета лета 2010 года. Внизу, через какие-то 50-60 метров - девон, тишина, музыка прибоя и три цвета: синий - вода и небо, красно-желтый - склоны горы и немного зелени. Партию в этой симфонии цвета ведет красно-желтый, его яркие смелые мазки напоминают картины импрессионистов. И, несмотря на то, что ты знаешь, что красно-желтая палитра склонов - заслуга окислов железа, говорящая о жарком климате верхнего девона, игра со слоями - результат воздействия древнего ледника, а замысловатые формы сформированы эрозионными процессами, оторваться от этого пейзажа невозможно. Вначале эмоции побеждают знания, потом знания помогают понять гармонию и открывают мир девона. Фрагменты панцирей панцирных рыб антиархов астеролеписа и ботриолеписа (включая полный головной панцирь), зубы кистеперых рыб, окаменевшая чешуя и кости голоптихиуса, зубные пластины двоякодышащих рыб, так называемые рыбные брекчии, окаменевшие фрагменты стволов археоптериса... Постепенно картина оживает. 365 миллионов лет назад. Жара. Мелкие пересыхающие пресноводные озера переполнены рыбой. От недостатка пищи и кислорода массовая гибель. Первые попытки кистеперых рыб выйти на сушу, чтобы спастись и добраться до другого водоема. А на суше уже настоящие деревья-археоптерисы. Погибшая рыба заносится песком, который гонит ветер. Со временем песок превращается в песчаник - знаменитый "олд-ред-стоун. Известен и Андомский маяк. После перехода флота на спутниковую навигацию он был потушен.
   Южный Олений остров располагается в северо-западной части Онежского озера, а именно в системе Кидских шхер - в 12 км от восточной части острова Кижи.
   Длина острова небольшая и составляет всего 2,5 км; ширина острова - 0,5 км; общая площадь составляет 75 га. Остров известен как государственный памятник природы. Южный Олений остров считается уникальным по своей природе геологическим образованием, ведь на острове обнаружены известняково-доломитовые породы, которые содержат скопления онколитов и строматолитов, возраст которых превышает 2 млрд. лет.
   На протяжении 1936-1938 года сотрудники ленинградского института археологии проводили исследования, по результатам которых было установлено, что в периоде позднего мезолита на этом острове находилось кладбище древних обитателей, которые проживали на побережье Онежского озера. По окончанию исследования было обнаружено около 170 захоронений. Как только было найдено предполагаемое место захоронения, оно было условно разбито на квадраты. Работы по раскопкам проводились при помощи обычных лопат. Уже на глубине полуметра стали появляться красноватые пятна, свидетельствующие о первых признаках могил. На данном этапе лопаты заменяются ножами, кисточками и скальпелями, при помощи которых можно удалить с костей частички земли.
   Проведенные раскопки на Южном Оленьем острове показали, что скелеты захороненных людей находись в самых разных позах, но наибольшее количество скелетов было найдено в положении лежащих на спине и головой на восток. При этом, руки погребенных были вытянуты вдоль туловища, реже - согнуты в локтях или сложены на животе. Некоторые покойники были найдены в положении на боку часто - с согнутыми ногами. Иногда находились скорченные скелеты. Были найдены могилы, в которых проводилось захоронение по несколько человек, особенно в случае захоронения детей, которых погребали с родителями или родственниками.
   Немаловажной особенностью могильника на Оленьем острове является малое количество среди погребенных детей и стариков. Данный факт можно объяснить тем, что слишком небольшое количество людей в период неолита доживало до старости. Кроме того, умерших детей зачастую просто не хоронили, а завертывали в бересту и помещали в дупло дерева.
   В могильниках на Оленьем острове было обнаружено большое количество личных вещей, которые погребались вместе с покойными. Чаще всего находились изделия из кости, камня и рога. Общее число найденных предметов составило 7132, к которым относятся костяные наконечники гарпунов и стрел, достигающих до 30 см в длину. Были найдены костяные кинжалы, украшенные узорами, и кремневые пластичные лезвия. Среди украшений были найдены подвески, выполненные из клыков медведя или резцов лося, разнообразные пластинки из резцов бобров с нарезками на концах, а также другие подвески из камня и кости. Кроме этого, были обнаружены и скульптурные изображения, представляющие собой образцы древнего искусства. Особую ценность представляют найденные скульптурные изображения змей, выполненных из кости и массивный костяной стержень с изображением головы лося.
   По расположению разного рода украшений на скелетах был полностью восстановлен костюм оленеостровцев, который состоял из штанов, куртки, капюшона и обуви, сделанных из шкур крупных животных, что полностью отвечало требованиям северного климата. Для пошива костюма использовались иглы, вырезанные из кости; в качестве ниток использовались волокна крапивы и лыка, а также сухожилия копытных животных. Украшение одежды проводилось при помощи резцов бобра и лося, клыков медведя и разнообразными подвесками из кости и камня. Судя по найденным останкам животных, рыб и птиц, ученые пришли к выводу, что основными занятиями древнейшего населения были рыбная ловля и охота.
   Кроме этого, Олений остров имеет следы неолитической мастерской: древние люди приезжали на остров для изготовления каменных орудий труда. Кроме этого, на острове в 17 веке проводились работы по добыче известняка для работы первых заводов данной направленности.

По северным берегам

    Суйсарь. Село находится на берегах Суйсарского пролива Онежского озера, при этом часть построек располагается на материке, а часть на острове Суйсарь. Заселена карелами-людиками. Название деревни в XVI веке звучало как Сувисарь ("южный остров"). Первое упоминание о местности Суйсарь, которая простиралась от острова до реки Суны, относится к 1496 году. В XVI-XVIII веках принадлежала Шуйскому и Кижскому погостам. 
   Примечательны карельские дома традиционной постройки, обращённые фасадом к озеру (украшены балконами, кронштейнами и резьбой). В островной части стояла деревянная шатровая церковь Ильи Пророка XVII- XVIII веков с колокольней и трапезной (ступенчатая крыша над всеми помещениями). В 1980 году были произведены ремонт и частичная реставрация, но в 1993 году все постройки сгорели. 
   "Осударева дорога"
   К началу царствования Петра 1 Россия оставалась отрезанной от морских побережий, своеобразных "ворот" для общения с государствами Европы. Возросшие интересы обороны страны также требовали выхода к морю. Борьба за морские побережья превратилась в лейтмотив всей внешнеполитической деятельности русского царя. В силу исторических обстоятельств задача была сужена до завоевания Балтики.
  
   В 1702 году тридцатилетний Петр с Преображенским и Семеновским полками, со всей свитой и малолетним наследником, прошел лесами и болотами от Нюхчи до Повенца. За восемь дней -- от Белого моря до Онежского озера!
  
   Путь Петра 1 по лесам и болотам Карелии от села Нюхча до Повенца, названный "Осударевой дорогой", сыграл исключительную роль в военно-политической истории России и в судьбе стран Северной Европы. В результате стратегического перемещения войск русские в октябре 1702 года одержали первую впечатляющую победу над шведами, " на аккорд" взяв Нотебург на Ладоге, обеспечив тем самым России возврат берегов Невы и выход к Балтийскому побережью. Вскоре, после падения Ниеншанца в мае 1703 года на Заячьем острове царь Петр заложил дерево-земляную Петропавловскую крепость с бастионами, имеющими имена участников похода по "Осударевой дороге" (Нарышкина, Трубецкого, Зотова, Головкина, Менщикова и своего имени). Фортеция, возводимая по проекту французского генерала Ламбера де Гэрена, также участника петровского рейда в тайге Карелии, превратилась в первое инженерное сооружение будущей имперской столицы.
  
   Строительство Осударевой дороги содержалось в строжайшем секрете -- кругом шпионы!  Судя по датировке писем государю, построили дорогу буквально за пару недель. Представьте -- по бездорожью, без карт: больше двухсот километров! А лес здесь был такой, что и "елень не пройдет беспечно"...
   Вероятно, к середине лета 1702 года не только противник, но и ближнее окружение царя, исключая Ф.А.Головина, А.Д.Меншикова, а также урядников Преображенского полка М.И.Щепотева и И.К.Муханова - непосредственных исполнителей "царева замысла", не догадывались об истинных намерениях, связнных с организацией военно-транспортной операции по переброске войск и транспортировке посуху двух фрегатов от Белого моря к Онежскому озеру.
   Наказ на строительство дороги был дан 8 июня 1702-го. Михаилу Щепотеву, сержанту бомбардирской роты Преображенского полка, поручалось провести "опись проведывания ближайшего пути". Задание фантастическое! В начале восемнадцатого века еще не существовало единых картографических представлений, использовались даже разные верстовые понятия. Так, Петр в одном из писем из Архангельска пишет, что вся дорога -- это 120 верст, а позднее князь Долгорукий сообщает: "сухим путем близко 200 верст".
   В результате современных ландшафтных и археологических исследований утвердились в том, что расстояние составляло 174 версты, что в переводе на современную метрическую систему -- чуть более 264 километров!
   В первых числах июля около пяти тысяч мужиков из Нюхчи, Сумского ПосадаКеми, Усть-Онежского погоста, Каргополя, Белоозера и Повенца царским именем согнали к местам работ. Чуть позже к ним присоединились крестьяне Соловецкого монастыря, выговские общинники и "работный люд" волостей Выгозерского погоста. Народ прибывал на лошадях с подводами и волокушами, с рабочим инструментом -- топорами, пилами и лопатами.
  
   Задания бомбардирского урядника Михаила Щепотева казались невыполнимыми. Примерно 7,2 миллионов кубических метров земляных работ выполнялось вручную с использованием только подвод, кирок, ломов, лопат и воротов. Возведение мостовых переправ, возможно, сдерживало ход строительства "Осударевой" трассы. Крестьяне Поморья и Заонежья с огромными жертвами прокладывали царский волок. От холодов, сырости, скученности, антисанитарии и недоедания у строителей "Осударевой дороги" возникали тяжелейшие эпидемии. Участь многих из обессиленых была предрешена. Дорожные работы велись круглосуточно, в три-четыре смены. Разрезая июльские и августовские ночи светом смолистых факелов, подневольный люд рубил просеки в ельниках и сосновых борах, выкорчевывал пни, откатывал с помощью воротов валуны к краю полотна трассы.
   А уже 14 июля Щепотев и Муханов сообщают Петру в Архангельск: "...а дорога вся в отделке".
  
   Оставалось собрать на Онеге суда для переброски войск. И собрали -- 85 кораблей! Михаил Щепотев, 5 августа 1702: "Известную тебе Государь, - сообщает до 5 августа 1702 года М.Щепотев,- ...- по указу твоему, послал я для очистки дорожной и тое дорогу делаю от Нюхоцкой Волости и сделана до Ветренной горы 30 верст, - и далее,- ... Государь, дорога и пристань и подводы и суды на Онеге готовы...".
   Это сообщние послужило сигналом для Петра 1, решившегося на уникальную военно-стратегическую акцию.

Через несколько дней марша в районе Выгозера любимец М.Щепотев вновь удивляет царя, предлагая "нетрадиционный" способ форсирования сначала пролива озера Боброво (60 саженей), а затем реки Южный Выг (120 саженей) с помощью понтонных мостов.
   Факт постройки "осударевой дороги" за две неполные недели не имеет аналогов в мировой истории инженерно-дорожного строительства. Расстояние от Белого моря до Онежского озера совсем не простая территория: здесь проходит водораздел, вдоль побережья Белого моря идут и так называемый Ветреный пояс и гора Голец высотой 234 метра -- объем работ огромный. Мы консультировались с инженерами-дорожниками --такой маршрут в короткий срок невозможно обустроить даже сегодня!
   Первый фрагмент Осударевой дороги историк Михаил Данков и журналист Сергей Никулин обнаружили неподалеку от поморской Нюхчи в 1993 году. Бревна лежали под моховой подушкой толщиной около 16 сантиметров. Позже болотоведческая экспертиза подтвердила -- именно столько на гати могло нарасти за три века. А еще позже биологи по дендрохронологической шкале определили возраст самих бревен: срублены они были триста лет назад.
  
   Новейшие архивные и ландшафтные исследования о том, что "новоманерные" фрегаты "Святой дух" и "Курьер", построенные в Архангельске, были протащены волоком по Осударевой дороге, не подтверждают. Нет ни одного подлинного источника о волоке фрегатов, об участии их в Нотебургской баталии, о том, что они позднее входили в состав русского флота на Балтике. Зато сравнительно недавно обнаружены документы, вполне убеждающие в том, что оба малых фрегата вплоть до 1708 года находились на Северной Двине "для отпору неприятеля"...
   С фрегатами или без -- но 8000 человек прошли с Петром от Белого моря до Онежского озера за неделю. Пять батальонов лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков -- более четырех тысяч солдат! И столько же челяди (представители духовного синклита, иностранные послы, дипломатический корпус).
   Эти факты подтверждаются эпистолярными источниками. Из Нюхчи Петр писал своему союзнику в войне против Швеции, королю Польши Августу II 17 августа 1702. Следующее письмо было отправлено царем 26 августа уже из Повенца.
  
   В 1703 г. на северо-западном побережье озера появляется город Петрозаводск - столица Республики Карелия.
   Начало городу положил Петровский завод, возведенный летом 1703 г. на побережье Онежского озера, в пустынной местности на речке Лососинке. Вокруг нового завода возникает поселение - Петровская слобода. Строительство предприятия проходило в быстром темпе, и уже спустя год появилась его первая продукция - пушки, ядра, ружья и пр. Петр I неоднократно бывал на новом заводе. Большой вклад внес завод в успех России в Северной войне, однако после войны объем производства резко упал, и, в конце концов, завод был закрыт в 1734 г. Во второй половине XVIII в. в Петровской слободе строится новый чугунолитейный и пушечный завод, который получил название Александровского. Продукцией предприятия восхищался сам А.Суворов, который прибыл сюда с проверкой в 1791 г.
   21 мая 1777 г. Петровская слобода была переименована в город Петрозаводск, который стал уездным центром Олонецкой провинции Новгородской губернии. В 1781 г. город получает свой герб. После ряда административных реформ Петрозаводск стал губернским городом Олонецкого наместничества, образованного в 1784 г. Интересно, что первым главой наместничества - губернатором - являлся известный русский поэт Г.Державин. В 1782 г. был принят новый план города.
   С 1804 г. Петрозаводск - центр Олонецкой губернии.
   Ко второй половине XIX в. Александровский завод приходит в упадок. Петрозаводск вступает в полосу застоя. В конце XIX - начале XX в. город становится местом политической ссылки.
   Размеренную жизнь Петрозаводска нарушает строительство в 1916 году железной дороги Петроград - Романов-на-Мурмане (ныне Мурманск). После 1918 г. бывший Александровский завод, который был переименован в Онежский металлургический и металлический, занимался ремонтом подвижного состава.
   С 1923 г. Петрозаводск стал столицей Карельской АССР. В это время город развивается стремительными темпами, становится культурным и экономическим центром огромного края на севере Европейской части России.
   Сегодня столица Карелии, в которой проживает более 266 тыс. жителей (2002), раскинулась амфитеатром на прибрежных террасах. Город вытянулся вдоль озера более чем на 20 км и приветливо встречает туристов.
  
   Традиции, фольклор народов Заонежья (рассказ минут на 20).
   Заонежье -- это полуостров в Карелии. Для всех, кто живет на южном, восточном и западном берегах Онежского озера, полуостров -- по ту сторону, за Онегой. Потому так и назвали.
Первые люди появились на территории Заонежья около 8-9 тысяч лет назад, в каменном веке. Важной предпосылкой проникновения человека в суровые пространства Севера стало глобальное потепление климата, что повлекло за собой сход с территории Карелии ледника, возникшего в результате последнего, Валдайского, оледенения. На постепенно освобождавшиеся ото льда земли устремились многочисленные стада северных оленей - главного объекта промысла первобытных охотников. Вслед за ними на Север продвигались люди, которые селились по берегам рек и озер, в местах удобных для жизни и промысла. Как правило, они отдавали предпочтение побережьям узких и глубоких заливов, хорошо закрытых от ветра и волн, с сухими песчаными берегами.
 
   Окрестности о. Кижи стали осваиваться человеком именно тогда: ближайший комплекс древних стоянок находится в 2-3 км от него, на берегу залива Вожмариха. Всего здесь известно более 35 древних поселений, открытых археологами. Они относятся к различным эпохам: мезолиту, неолиту и энеолиту, это означает, что древние люди жили здесь на протяжении долгого периода, примерно с VII по II тысячелетие до нашей эры. Поскольку со времени существования стоянок прошли тысячи лет, сейчас их практически невозможно различить на местности. Около 6000 лет назад уровень Онежского озера понижается и над поверхностью воды появляется небольшой каменистый островок, из которого впоследствии образуется о.Кижи. Для древних жителей Заонежья он не представлял интереса, поэтому в течение каменного века и раннего металла не был заселен.
   С середины первого тысячелетия до нашей эры на территории Карелии начинается формирование финно-угорского этноса, в первом тысячелетии нашей эры он разделяется на протосаамов (протолопарей), корелу и весь. Раньше других в Заонежье появились саамы. Проникновение и расселение в этих землях веси и корелы, а позднее - выходцев из новгородско-псковских земель относится к более близкому к нам периоду: X-XIV вв. С этого времени в Заонежье проживало четыре группы населения. Саамы занимались здесь охотой на пушного зверя и рыболовством, вепсы, карелы и русские были земледельцами, при этом сельскохозяйственному труду также сопутствовали охота и рыбная ловля. Длительное совместное проживание на достаточно компактной территории представителей различных этнических групп привели к их взаимной ассимиляции, что послужило одной из предпосылок постепенного формирования в этом крае особой, "локальной" этнической группы - русские Заонежья.
   Основным занятием жителей Заонежья было земледелие. Для земледелия в Заонежье были чуть более благоприятные природно-климатические условия, чем в остальной Карелии (за исключением Северного Приладожья и Олонецкой равнины), но все же и здесь его эффективность была довольно низкой. Определенную роль в жизни крестьян играло и домашнее животноводство. Большинство крестьян владело одной лошадью. В некоторых хозяйствах были коровы, свиньи и овцы.
   В целом земледелие не могло обеспечить жителей Заонежья всем необходимым, поэтому помимо земледелия крестьяне активно занимались промыслами. Наиболее распространенными в то время были охота и рыболовство. Рыбные угодья были в каждом погосте.
   Примерно 6,5 тыс. лет назад в обиходе древнего населения Заонежья появилась первая глиняная посуда, которая со временем прочно вошла в жизнь: в ней готовили пищу, хранили припасы. Посуду украшали орнаментом, который представлял собой различные сочетания оттисков рыбьего позвонка и кругло-конических ямок на стенках сосудов. Орнамент становится определителем племенной
   Принадлежности изготовившего ее человека. Разнообразные изменения в орнаментации найденных фрагментов глиняной посуды позволяют сделать вывод о том, что за три тысячи лет каменного века состав населения на территории Заонежья неоднократно менялся, с юга и с востока сюда приходили новые племенные группы, этническая принадлежность которых не ясна.
   Около 3,5 тыс. лет назад жители древнего Заонежья начинают обрабатывать самородную медь, вследствие чего появляются первые изделия из меди и бронзы, что также меняло образ жизни человека и дало толчок к развитию новых производств. Вместе с тем, немногочисленные металлические изделия не могли вытеснить из обихода каменные и костяные орудия, которые широко применялись вплоть до эпохи раннего средневековья.
   Этнический состав населения эпохи камня - раннего металла пока не ясен. Рассеянное на обширных территориях, оно, по всей видимости, было немногочисленным и представляло собой отдельные родовые коллективы численностью 25-30 человек.
   В Заонежье было известно около 40 различных видов ремесленной и промысловой деятельности, направленной и на удовлетворение нужд собственного хозяйства, и на пополнение бюджета семьи денежными средствами. 
   Заготовка леса. Значительная часть крестьян Заонежья в зимнее время занималась заготовкой леса [5, с.10-11]. В XVIII в. строевая сосна из Лампилакши шла на изготовление мачт для петровских кораблей. Заонежский лес использовался также при строительстве зданий, судов, каналов и т.д. В XIX - начале ХХ вв. часть заготовленного леса поступала на лесопильные заводы, в частности, на "пильные фабрики" купца Захарьева, располагавшиеся в Повенецком уезде, и на Уницкий завод Сергея Беляева.
   Курение смолы и дегтя. Смолокурение являлось одной из древнейших отраслей среди всех крестьянских промыслов. Издавна смолу использовали для осмола лодок. Кроме того, она была необходима для смазки телег и экипажей, а также шла на бытовые нужды. Особое значение этот промысел получил в XVIII - XIX вв. в связи с развитием в России кораблестроения, где смола требовалась в больших количествах при смолении деревянных судов. В начале ХХ в. в Заонежье наибольшее число смолокуров проживало в Великогубской волости - более 70 человек [5, с.89-90].
   Ломка и обжиг извести. Занятие этим видом промысла было обусловлено наличием в Заонежье залежей минералов известняковых пород: белых, розовых, голубых известняков, розовых и желтых доломитов.  Добытую известь отправляли на железоделательные заводы известного в в Олонецком крае заводчика Бутенанта, а позднее на металлургические предприятия Петрозаводска. 
   Кузнечное производство. С новгородского времени Карелию называли "рудной страной". Заонежье, также как и людиковская область (р-н Кондопоги,) считалось наиболее богатыми районом Карелии в отношении запасов железных руд. Уже с начала XVIII в. на знаменитую Тихвинскую ярмарку из Толвуйского и Кижского погостов поступали изделия из железа: лемехи, топоры, сковороды, "кижские" ножи, прутовое железо [3, с. 163, 164]. В конце XVII в. в крае возникают первые металлургические заводы, ставшие предтечей знаменитых петровских заводов начала XVIII в.
   Экипажное производство. Подавляющее большинство традиционных транспортных средств (а ими считаются сани-дровни, волоки или волокуши, лыжи) изготавливались в крестьянских хозяйствах повсеместно своими силами. В то же время выездные сани - "кресла", колесные транспортные средства производились лишь в отдельных местах. 
   Кожевенное производство. В XIX в. выделка кож в крае достигла значительного развития. На кожевенном производстве работали обычно члены семьи хозяина, иногда нанимали работников со стороны. Работали 6-7 месяцев в году, с октября по май. Для такого вида производства требовалось значительное количество сырья (кож), а также необходимых для работы материалов: ивовой коры (так называемый "дуб"), овсяной муки, осиновой золы, извести, дегтя. Большую известность в Заонежье имели заводы Лысанова в д.Лонгасы (Сенная губа). Крупные кожевни были также в дд. Ламбасручей, Леликово, Тявзия, Падмозеро и в других местах. Большая часть выделанных на кожевнях кож сбывалась местным жителям на деревенских торгах, а также отвозилась в Петрозаводск и Петербург [1, с.13].
   Бондарное производство.  В Петрозаводском уезде, куда входила и Великогубская волость, по данным 1905 г. числилось 100 бондарей. Центром этого производства в Заонежье, несомненно, являлась д.Селецкое. Производство бондарных изделий - бочек, ушатов, ведер, подойников, кадушек и т.д., не требовало дорогостоящего инструментария. Его составляли достаточно простые инструменты: топоры, рубанки, струги, скобели, ножи, молотки и некоторые другие. То же можно сказать и о сырье. Для работы бондарю были необходимы различные виды древесины: ольха, осина, черемуха, но чаще всего для изготовления дощечек - "клепок", из которых и собирались бондарные сосуды, брали ель, а на обручи шла ива. Обычно все необходимые материалы заготавливались в лесных крестьянских наделах. Рабочее место бондаря находилось прямо в избе, где и ставился рабочий стол. Готовые клепки просушивались и хранились на печи, иногда для этого над ней крепилась специальная полка. Большую часть продукции изготовители реализовывали на ярмарках.
   Вышивка. Этот вид деятельности также относился к разряду женских ремесел, он не только обеспечивал крестьянскую семью необходимыми изделиями, но, как и прочие, служил источником дополнительных денежных доходов.
   Вышивка являлась традиционным и широко распространенным занятием заонежанок, ею занимались повсеместно, но наиболее известным центром, несомненно, являлся район с.Шуньга. Там проживало большое количество мастериц, в том числе и легендарная Авдотья Павлова, изделия которой были удостоены наград на международных выставках. Еще в дореволюционное время там была образована артель вышивальщиц, которая в 20-е годы носила название "Xашезерская вышивка" (позднее - предприятие "Заонежская вышивка"). Она имела филиалы во многих деревнях Заонежья
  
   Заонежье - сокровищница русского фольклора. Основные фольклорные жанры
   В мировой фольклористике Заонежье считается одной из "архаических зон", местом, сохранившим уникальные факты крестьянской культуры. Заонежье вошло в историю культуры как "Исландия русского эпоса", родина замечательных сказителей былин. "На материале, записанном в Карелии, - писал известный советский ученый-фольклорист М.К.Азадовский, - создавалась, в сущности, вся русская наука о фольклоре" [1, с.20].
   Среди фольклорных жанров, долгое время бытовавших на территории Заонежья, следует отметить, в первую очередь, былины, исторические песни, причеть, сказки, песни.
   Широкие возможности для изучения русского былинного эпоса открылись только во второй половине XIX в., после опубликования впечатляющих трудов П.Н.Рыбникова и А.Ф.Гильфердинга, известных как "Песни, собранные Рыбниковым" (1861-1867) и "Онежские былины" (1873). Ранее этот жанр фольклора считался безвозвратно утраченным. Сборники Рыбникова и Гильфердинга были созданы на материале, собранном в основном в Заонежье и Пудожье. Среди мест проживания лучших сказителей, в первую очередь, собиратели выделяли Сенную Губу и окрестности о.Кижи, где было расположено несколько деревень, среди них - дд. Гарницы, Потаневщина (близ современной д.Середки), Боярщина, Кургеницы, Волкостров. Каждая из них связана с именами выдающихся исполнителей былин. Это несколько поколений сказителей Рябининых, В.П.Щеголенок (Шевелев), С.Корнилов, Т.Иевлев, Л.Богданов. Все они обладали особой манерой сказывать былины, и если Рябинины тяготели к классическому исполнению, стремились точно следовать старому принятому тексту, то В.П.Щеголенок (Шевелев) был блестящим примером сказителя-импровизатора. Прах кижских сказителей ныне покоится на кладбище Кижского погоста.
   Былины.
   Былины ("старины", "старинки") разделяются на два основных вида - героические и романтические, балладные.
   Исполнение былин, выдержанных в русле традиционной поэтики, - творчество весьма своеобразное, его успех во многом зависел от индивидуальных наклонностей и способностей сказителя. В устах человека одаренного былина не являлась чем-то застывшим, в ней всегда находило воплощение личное начало, индивидуальность исполнителя. Таким, поистине, уникальным сказителем в XIX в. был Трофим Григорьевич Рябинин, которому в данном сборнике посвящена отдельная глава.
   Исторические песни.
   Очень близки былинам исторические песни. Главным образом, историческая песня описывает события XVII-XVIII вв., времени роста и укрепления Московского государства. С исключительной полнотой в ней отражена эпоха Ивана IV, которому принадлежит честь победоносного завершения борьбы с татарами, причинившими так много бед и горя русской земле. Высоким патриотическим чувством проникнуты и "старины" о полководце Скопине-Шуйском, одержавшем в 1610 г. победу над польскими интервентами. Как правило, исторические песни тоже входили и в репертуар сказителей былин.
   Причеть.
   К важнейшим жанрам фольклора следует отнести и причеть. Если исполнение былин и исторических песен было, по преимуществу, уделом мужчин, то причеть по праву считается "женским" жанром.
   Причеть ("плач") - это своеобразная элегическая импровизация, не имеющая устойчивого текста, создаваемая женщинами в связи с особыми семейными событиями. Это могли быть свадьба, похороны. Также поводом могли служить какие-либо жизненные обстоятельства, как правило, трагического или скорбного характера: проводы в рекруты, неурожай, голод, пожар, сочувствие горю близкого человека и т.д. Причитывающая женщина ("причитальщица") уясняла для себя и своих слушателей смысл и причины произошедшего, говорила о возможных последствиях. Причитальщица (по-заонежски - "вопленица") в Заонежье была официальным общественным лицом. Хорошо знакомая с тонкостями обрядов, она руководила ходом свадеб, похорон, поминок. Свадебная, похоронная, рекрутская причеть были неотъемлемыми составляющими обрядов.
   Одной из самых знаменитых воплениц Заонежья была Ирина Андреевна Федосова (1827-1889 гг.), уроженка д.Софроново Толвуйской волости. Преподаватель Петрозаводской духовной семинарии Е.В.Барсов писал о ней: "Крайне невзрачная, небольшого роста, седая и хромая, но с богатыми силами души и в высшей степени поэтическим настроением. Речь у нее живая и бойкая, то и дело льются с языка пословицы и поговорки. Тринадцати лет она была уже вопленицей, известной всему Заонежью". В 1872 г. плачи, записанные от Федосовой, были опубликованы Барсовым в двухтомнике "Причитания Северного края" (1872, 1882 гг.).
   Участниками экспедиции, занимавшимися сбором былин под руководством А.М.Астаховой, была обследована западная часть Заонежья, сравнительно слабо изученная в XIX в. Несмотря на то, что им удалось записать 32 былины, основной вывод, к которому пришли исследователи, состоял в том, что они оказались наблюдателями "угасания" жанра былин в Заонежье. Отмечалась "довольно резкая картина разрушения былинной традиции", в частности, тот факт, что былины к тому времени уже не "бытовали", являлись неотъемлемой частью жизни человека, а лишь хранились в памяти. Это означало, что потребности в сказывании былин ни у исполнителей, ни у слушателей уже не было. Исчезало чувство былинного стиля, ясно просматривалась тенденция к ускорению действия.
   Кроме того, забывались тексты и былинные напевы. Вместе с тем, еще оставались и великолепные мастера-сказители, как наиболее значительное явление ученые отметили причитания Настасьи Степановны Богдановой (род. в д.Конда в 1856 г.).
   Отдельная группа специалистов в это же время собирала сказки. Мнение руководителя группы, И.Карнауховой, о бытовании сказок в Заонежье было, напротив, весьма оптимистичным, отмечалось, что "на Русском Севере сказка живет и бытует повсюду". Участники группы записали 138 сказок, 278 загадок, познакомились с талантливыми сказочниками: И.В.Митрофановым, П.Н.Коренной, П.Г.Горшковым.
   Собирателями песенного фольклора было отмечено забывание старинных "досюльных" текстов и появление новых песен, более простых по форме и коротких, отражающих новый ритм жизни. Их называли "вертушки", "частушки".
   В том же году специалистами из Москвы Б.М. и Ю.М. Соколовыми была организована еще одна экспедиция в Заонежье, которая имела название "По следам Рыбникова и Гильфердинга". Целью экспедиции было проследить эволюцию русского эпоса в местах, уже обследованных ранее. Результатом работы стало издание в 1948 г. сборника "Онежские былины". Кроме ценнейших былинных текстов он содержал характеристики всех сказителей, от которых записывались былины. Отдельная и очень подробная характеристика была дана П.И.Рябинину-Андрееву, продолжателю рябининской династии, лучшему сказителю Заонежья первой трети ХХ в.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]
   Интересен тот факт, что в годы Великой Отечественной войны и после ее окончания было записано большое количество новых плачей. Очевидно, что самими обстоятельства жизни вновь сделали этот жанр фольклора необходимым душе человека.
   Экспедиция 70-80 гг., как и прежде, фиксировали большое количество песен, сказок, преданий, частушек, баллад, этнографических рассказов, плачей и заговоров. Записей былин, сделанных в этот период, уже нет, в последние десятилетия былины совершенно исчезли из фольклорного искусства Заонежья.
   Архитектура
   Северная русская деревянная архитектура создавалась трудом и талантом многих поколений зодчих. Отбирая и совершенствуя все лучшее, они выработали целесообразные и логичные конструктивные приемы, в полной мере соответствовавшие свойствам дерева. Кроме того, они разработали самобытную художественно-образную систему архитектурных форм и пространственной организации городов и селений, отвечавшую всем практическим и мировоззренческим задачам своего времени, которая стала основой для зарождения национальной русской архитектуры.
   "Страной зодчих" называл Заонежье академик И.Э.Грабарь. "Чутье пропорций, понимание силуэта, - писал он, - декоративный инстинкт, изобретательность форм - словом, все архитектурные добродетели, - встречаются на протяжении русской истории так постоянно и повсеместно, что наводят на мысль о совершенно исключительной архитектурной одаренности русского народа..."
   Дерево было наиболее доступным строительным материалом. На протяжении многих веков дерево оставалось основным строительным материалом и тогда, когда появились постройки из природного камня и кирпича. Именно в деревянной архитектуре были выработаны многие строительные и композиционные приемы, отвечавшие и природно-климатическим условиям и художественным вкусам народа, оказавшие впоследствии немалое влияние на формирование каменного зодчества. Все типы построек, соответствовавших северному русскому бытовому укладу, первоначально сложились в дереве, а многие из них, в частности постройки сельских поселений (жилые дома, амбары, бани мельницы, мосты и др.), возводились только из дерева вплоть до XIX в., а зачастую и позднее.
   На севере уцелели не только отдельные памятники деревянной архитектуры, но даже целые поселения в относительно хорошо сохранившейся природной среде. Здесь можно полнее проследить становление и развитие основных типов построек, а также композиционные и планировочные приемы, которые совершенствовались в ходе естественного отбора. И, наконец, здесь можно уяснить народные принципы взаимосвязи архитектуры и природы.
   На срубы стен шла сосна и лиственница, из ели изготавливались главным образом элементы кровли. Из пластичной осины вытесывали кровельный лемех.
   Система пропорционирования, выработанная в северном русском деревянном зодчестве, - это результат тесной гармонической взаимосвязи размеров сооружений с характером построения архитектурной формы. Недаром в порядных грамотах - своеобразных письменных заданиях-договорах на строительство, которые заключались между мастером плотницкой артели и "миром" (крестьянами-заказчиками), нередко указывалось: "...а строить высотою как мера и красота скажет".
   Кижский архипелаг - Кижские (Онежские) шхеры
  
   И все же жемчужиной Заонежья по праву считается Кижский архипелаг. Очень красивы Кижские или Онежские шхеры: извилистые проливы с небольшими бухточками между живописными островами и островками. На них можно найти около 700 видов растений - две трети из имеющихся в Карелии.
   Кижские (Онежские) шхеры интересны как памятники природы, истории и архитектуры. Острова образуют сложный и запутанный лабиринт. Здесь на сравнительно небольшой территории можно ознакомиться с большинством типичных для Карелии ландшафтов. Тундровый ягель, таёжные ель и сосна соседствуют здесь с вязом и липой, перемешались и другие представители северной и южной природы. Здесь есть скалы и низменные берега, высокотравные луга и заросли водной растительности. Есть острова побольше (Большой Климецкий, 147 кв.км) и крошечные - плоские камни, едва возвышающиеся над водой - скалистые и заболоченные, покрытые лесом и луговые, вытянутые и почти круглые. 
   Положение среди Онежского озера даёт климат более теплый, чем на окружающем побережье. В пределах архипелага безморозный период дольше - до 139 дней в году (последние заморозки 20 мая, первые - 7 ноября), сглаживаются и суточные перепады температур. На островах много хорошо прогреваемых склонов, особенно там, где проходят тёмные шунгитовые сланцы. Поэтому здесь произрастают не очень морозоустойчивые виды растений, а местным жителям наряду с рожью, овсом, ячменём и горохом удаётся выращивать коноплю, лён, гречиху, огурцы. 
   На островах произрастают около 700 видов растений - 2/3 из числа имеющихся в Карелии. Среди них много лекарственных; один из островов в окрестностях Кижей даже назвали Аптекарским. На высокотравных лугах острова Большого Климецкого злаки достигают высоты 170-180 см, а в лесу трава - по пояс. Но наиболее крупные растения можно встретить на островах с карбонатными почвами: там зонтичные имеют высоту до 3 м. 
   На островах обычны леса из берёзы, осины, серой ольхи, сосны и ели, встречается карельская берёза. Нередки рощи рябин, черёмухи, ивы. На севере часто встречается липа, вяз, чёрная ольха. Иногда кустарники (жимолость, крушина, калина, шиповник, смородина, малина) и высокая трава образуют непроходимые заросли. Участки тайги сохранились на склонах и вершинах гряд, не пригодных для сельского хозяйства. 
   "Визитная карточка" архипелага - чайки и крачки. Звери водятся в основном на крупных островах, особенно богат ими Большой Климецкий, где встречаются: лось, медведь, волк, лиса, енотовидная собака, лесная куница, горностай, ласка, американская норка, барсук, заяц-беляк, белка, возможно хорёк и росомаха, заходит рысь. В 1934 году появилась ондатра; не обходится и без летучих мышей: их колонии обитают в старой каменной церкви, сохранившейся на месте деревни Конда на южной оконечности острова Большого Климецкого и под куполами деревянных церквей и часовен в Кижах. 
   В Заонежье болотные руды начали использовать для производства железа не менее 3 тысяч лет назад (находка неолитический мастерской на острове Южном Оленьем). В XVI веке этот район превратился в крупный центр по производству металла. В XVII веке Кижский архипелаг оказался на торговом перекрёстке. По его проливам шёл путь к северным заонежским погостам и на Шуньгскую ярмарку. В это время вдоль водной артерии стали возникать русские поселения. 
   Православные монастыри возникли здесь в XIV-XVI веках. Это Муромский на восточном побережье Онежского озера, Палеостровский в северной части Заонежья и Климецкий на Большом Климецком острове (конец XV века).
   Первые поселения возникли на острове Кижи, на севере острова Большой Климецкий и Керкострове. Эти острова первыми и были расчищены под пашню. Пользовались популярностью "кижские ножи". В XVIII веке на островах леса были во многом сведены. При возведении Троицкой церкви Климецкого монастыря лес приходилось уже завозить. В 1799 году вырубка леса и разработка подсек в Заонежье были ограничены в связи организацией государственных ("казённых") дач. Это привело к восстановлению боров. 
   В начале XX века Заонежье начинает пустеть, люди уходят, земли зарастают. С 1892 по 1916 год население Кижской общины сократилось вдвое: крестьяне ушли в города на фабрики и заводы. После Октябрьской революции люди стали возвращаться, но во время Великой Отечественной войны (граница фронта прошла по островам архипелага) многие эвакуировались и назад не вернулись. 
   С правого борта виден Большой Климецкий остров - самый крупный в Кижском архипелаге: его площадь - 148 кв. км, длина - 30 км, ширина - 5-9 км. Во второй половине XIX в. здесь располагалось 37 деревень, где проживало 2 440 человек.
  
   На этом же острове сын новгородского посадника Иван Климентов основал монастырь, названный Климецким. Предание гласит, что застигнутый страшной бурей, Климентов был выброшен на каменную отмель - луду; в можжевельнике он нашел икону и в благодарность за спасение поставил крест. В Новгороде он постригся в монахи и на остров возвращается уже Ионом Климецким. Неподалеку от места, где была обнаружена икона, он основывает монастырь, который ведет свое летоисчисление с 1520 г. Здесь строится 12-главая Троицкая церковь, затем Сретенская церковь, храм Праведных Захария и Елизаветы - уже над могилой Ионы Климецкого, колокольня, гостиница для богомольцев. Вокруг монастыря была поставлена каменная ограда со Святыми воротами. Сейчас на этом месте высятся остовы стен да полуразрушенная церковь Захария и Елизаветы.
  
   Поселения сохранились только на западном побережье Большого Климецкого острова. Самое крупное - село Сенная Губа. Сенная Губа - старинное село в Заонежье, расположено в Медвежьегорском районе Республики Карелия на Большом Клименецком острове. Остров назван в честь купца Иоанна Климентова, основавшего здесь в 15веке православный монастырь. Это самый крупный из островов архипелага - его площадь 147 кв. км, ширина колеблется от 5 до 9 км, а длина достигает 30 км. Остров примечателен разнообразием своих ландшафтов.
Главная достопримечательность Сенной губы - церковь Николая Чудотворца, построенная в 1810 году, на небольшом мысу, на берегу Онежского озера, на северо-западной окраине села. Церковь была ориентиром при движении судов в Кижских шхерах. Общая высота памятника достигала 30 метров. Церковь воплотила в себе и основные идеи традиционного народного зодчества Заонежья Русского Севера - высотность, выразительный силуэт, композиционное единство с природным окружением. Сотрудниками музея-заповедника "Кижи" и местным сообществом был установлен Поклонный крест рядом с разрушенной церковью Николая Чудотворца. В селе Сенная губа расположен также дом Семеновых, построенный во второй половине XIX века. 
  
  -- Деревня Корба и часовня Знамения Богоматери
  
   Следующей на нашем пути будет знаменитая часовня в деревне Корба. Её, наряду с Виговкой, чаще других изображают на различных иллюстрациях и картинах. Она уникальна во многих отношениях, в частности, это единственная часовня "Кижского ожерелья", которая была построена сразу. Остальные строились и перестраивались по несколько раз. Перестройки храмов вообще характерны для Заонежья - даже Покровская церковь Кижского Погоста по некоторым сведениям сначала строилась как обычный шатровый храм и лишь потом, возможно уже в процессе строительства, мастера нашли её достойное завершение - уникальное девятиглавие. Церковь при этом не только сама стала одной из красивейшей на Руси, но и сильно сработала на общий образ Кижского ансамбля -  "несравненную сказку куполов" по выражению И.Э. Грабаря.
   В еловой роще расположилась часовня Знамения богородицы. Каждый, кто проплывает на теплоходе мимо деревни Корба, видит, как то обозначится ее островерхий шатер, то спрячется за высокими елями. И только на какое-то    время    часовня    "выходит"    из укрытия, предстает во всей своей красе - и снова скрывается за деревьями.
   При ближайшем рассмотрении можно заметить, что часовня построена по известным канонам: в корабельной композиции следуют друг за другом сени, трапезная, клеть собственно часовни. И тем не менее этот памятник, как любое истинное творение народного зодчества, обладает ярко выраженной индивидуальностью. В сочетании двух масс - горизонтальной (часовня и трапезная) и вертикальной (колокольня) первенство принадлежит последней. Своей выразительностью колокольня обязана не столько высотности, хотя и это само по себе немаловажное свойство, сколько убедительной логике сменяющихся объемов, их пропорциям и согласованности между собою.
   Основанием колокольни, а вместе с тем и сенями, служит устойчивая, рубленная "в обло" клеть, близкая в плане к квадрату. Выше, прекрасно видимый отовсюду, покоится живописный, богатый переливами светотени восьмерик звонницы. Именно он выступает в роли основного композиционного ядра памятника. Ладно сложенный восьмерик с легкостью держит звонницу колокольни. О незаурядной чуткости в выборе выразительных средств убедительно говорит и отточенный до совершенства силуэт пирамидального шатра, завершенного главкой.
   Декоративное убранство колокольни сосредоточено в подзорах, пущенных по верхней грани четверика и свисающих кружевом из-под верхнего воротника. Балясины на площадке звонницы отсутствуют; проемы между резными столбиками зашиты тесовыми полотнами.
   Восточная стена четверика сеней скрыта горизонтальным объемом здания - помещением трапезной и самой часовни. Внушительная и монументальная, эта часть выразительно контрастирует с упрямой вертикалью организующего объема. Стены здесь по обычаю сложены из бревен способом "в обло", а крыша сделана "по курицам и потокам". На восточной оконечности конька кровли поставлена на широкий барабан   внушительная глава луковичной формы.
   Крошечное крыльцо, подводящее к входной двери, не несет сколько-нибудь значительной композиционной нагрузки; оно приковывает внимание своей непринужденно раскинутой на изящных столбах асимметричной крышей.
   Интерьер часовни частично сохранил былое убранство. Уцелели некоторые иконы двухъярусного иконостаса и вось-мичастное "небо", принадлежащие кисти заонежских мастеров XVIII-XIX веков.
   В облике неба организующая роль принадлежит балкам каркаса, тяблам. Благодаря им композиция отличается четкой центричностью и уравновешенностью всех частей, составляющих единый расписной свод. Тябла украшены растительным орнаментом.
   В характере росписей тябл проявляется не столько желание художника следовать правдивости изображения, сколько неотступная потребность творить мир новой художественной реальности. В этом сказалась черта, свойственная всему народному декоративно-прикладному искусству Заонежья, искусству глубоко самобытному, лишенному ориентации на подчеркнуто натуралистическое изображение окружающего мира.
   Часовня разделила участь большинства памятников деревянной архитектуры, пережив в XIX веке горькую пору наивных поновлений.
   Реставрация памятника проведена в 1962 году по проекту архитектора А. В. Ополовникова: заменены подгнившие венцы срубов, стены высвобождены из-под обшивки, жесть, покрывавшая главки, уступила место лемеху.
  
   А деревня Середка, следующая после Корбы на пути к Кижам, славилась своими сказителями.
   Деревня Середка расположена на Большом Клименецком острове. Это родина сказителя Трофима Григорьевича Рябинина. Неподалеку от острова Кижи, на пути к селу Сенная Губа, что на большом Клименецком острове, расположена деревенька Гарницы. Не памятники архитектуры прославили ее. Здесь родился выдающийся хранитель произведений устного народного творчества Трофим Григорьевич Рябинин (1791 - 1885 гг.). Что касается года рождения, то здесь существуют разногласия. Найчный сотрудник музея-заповедника  "Кижи" в результате работы в Национальном архиве Карелии и Российском государственном архиве древних актов (Москва) установила, что он родился 28 апреля 1801 года, Дата была установлена по черновикам метрических книг Сенногубского прихода.
   Рано потеряв родителей, Трофим Рябинин уже в детские годы зарабатывал на хлеб починкой рыболовных сетей. В поисках работы юноша обошел все Заонежье, где в ту пору широко бытовали былины, исторические песни, духовные стихи и другие сложенные русским народом поэтические произведения. Странствия свели его с крупнейшим знатоком народной словесности - Ильей Елустафьевым. В общении с ним, а также с Игнатием Андреевым и Василием Сарафановым, Иваном Кокойкиным и Федором Трепаловым и сложился постепенно несравненный фольклорный репертуар Трофима Григорьевича.
   С 1815 года и до конца своих дней Т. Г. Рябинин прожил в деревне Середка (в двух километрах от Кижей). Отсюда более сорока раз ходил с земляками-заонежанами на рыбный промысел в Ладожское озеро.
Наслышанные о сказительском даровании Рябинина, рыбаки наперебой звали его на свои суда. "Если бы к нам пошел, мы бы на тебя работали, лишь бы нам сказывал, а мы тебя все бы слушали",- говорили они.
   В 50-е годы 19 столетия Трофим Григорьевич славился в Заонежье как лучший знаток и исполнитель эпических произведений. Его поэтический дар, исключительный по объему и художественным достоинствам репертуар привели в восхищение ученых-фольклористов П. Н. Рыбникова и А. Ф. Гильфердинга.
   Павел Николаевич Рыбников, открывший имя кижского сказителя русской науке, так описывает свою первую встречу с Рябининым: "...через порог избы переступил старик среднего роста, крепкого сложения, с небольшой седою бородою... В его суровом взгляде, осанке, поклоне, поступи, во всей его наружности с первого взгляда были заметны спокойная сила и сдержанность... После обычного обряда знакомства я рассказал Рябинину про свою любовь к старинным песням и стал убедительно просить его спеть о каком-нибудь богатыре... Или Рябинина убедили мои доводы, или ему самому захотелось развернуть свое умение перед внимательным и сведущим слушателем, только он тут же стал сказывать о Хотене Блудовиче... Напев былины был довольно однообразен; голос Рябинина, по милости его шести с половиной десятков лет, не очень звонок, но удивительное умение сказывать придавало особенное значение каждому стиху... И где Рябинин научился такой мастерской дикции: каждый предмет у него выступал в настоящем свете, каждое слово имело свое значение" .
   Т. Г. Рябинин неподражаемо исполнял былины "Добрыня и змей", "Илья и Калин-царь", "Вольга и Микула", "Садко". Центральное место в его творчестве занимали былины героические, преимущественно киевского цикла. Сказитель с обостренным вниманием относился к разработке тем, навеянных борьбой русских богатырей со степными кочевниками, защитой русской земли от вражеских набегов. "Особенно тщательно,- подчеркивают исследователи,- обрисовывал Рябинин образы Ильи, Добрыни и их близких, противопоставляемые князю Владимиру с Апраксией, Алеше Поповичу, боярам..."
   По инициативе Русского географического общества зимой 1871/72 года Т. Г. Рябинин неоднократно выступал с пением былин перед общественностью Петербурга.
   В конце. 1871 года сказитель был приглашен на заседание Отделения этнографии географического общества. В зале среди профессоров и преподавателей Петербургского университета, видных ученых, литераторов и журналистов присутствовали В. В. Стасов, М. П. Мусоргский, А. Ф. Гильфердинг.
   Собравшиеся услышали былины "О Вольге Святославиче", "О ссоре князя Владимира с богатырем Ильей Муромцем". Во втором отделении по просьбе В. В. Стасова были исполнены былины "О Добрыне и Маринке", "О муже, бежавшем от жены в Москву". По окончании вечера слушатели приветствовали Рябинина громом рукоплесканий и возгласами одобрения. Отделение этнографии наградило Трофима Григорьевича серебряной медалью и выдало ему денежное вознаграждение.
   В тот памятный вечер Модест Петрович Мусоргский сделал запись знаменитого "рябининского напева" и позже обратился к нему в работе над оперой "Борис Годунов".
   В декабре того же года поясной графический портрет Т. Г. Рябинина выполнил И. Е. Репин, работавший в то время над картиной "Славянские композиторы". В облике народного певца художник подчеркнул интеллект, ясность мысли и глубину чувств.
   Желая сохранить для потомков облик человека, "которому мы обязаны многими из наиболее замечательных былин русских", редакция журнала "Русская старина" обратилась к фотографу Н. Ф. Доссу с просьбой сделать фотопортрет Т. Г. Рябинина. Позже превосходный гравированный портрет сказителя исполнил академик Л. А. Серяков.
   Среди мастеров русского устного поэтического слова Трофим Григорьевич Рябинин занимает исключительное место. Это непревзойденный знаток и исполнитель русских былин. Вся его биография кровными узами связана с Заонежьем: в его характере, наклонностях, вкусах и нравственном облике нашли выражение лучшие черты северного крестьянина - трудолюбие, высокое чувство собственного достоинства, внимание к традициям древнерусской эпической поэзии, высокая личная ответственность за ее сохранение.
   Т. Г. Рябинин умер в глубокой старости и был похоронен на кладбище Спасского Кижского погоста. В память о крупнейшем хранителе устной народной поэзии на ограде Кижского ансамбля была установлена мемориальная доска. Сейчас у стен Покровской церкви Кижского погоста стоит крест с надписью: "В земле этой покоится прах раба Божия Рябинина Трофима Григорьевича".
   Памятной табличкой отмечено место бывшей деревни Дудкин-Наволок на острове Кижи, где А.Ф. Гильфердинг в 1871 г. записывал былины от Т.Г. Рябинина и других сказителей кижской округи.
   Со смертью Т. Г. Рябинина семейная эпическая традиция не прервалась: ее. преемником стал один из сыновей сказителя - Иван Трофимович.
   Наследником поэтического таланта стал сын Иван Трофимович, перенявший основную часть репертуара - 15 былин. Усвоенные им эпические песни, исполнявшиеся перед благодарными слушателями С.-Петербурга, Москвы, Одессы, Софии, Белграда, Вены, Праги, Варшавы, почти дословно повторяли тексты отца. На деньги, полученные от выступлений, он в 1894 году построил себе большой дом в деревне Гарницы, куда переселился, женившись второй раз. Умер в январе 1910 года. Похоронили его жители деревни Гарницы близ Никольской церкви, в селе Сенной Губе.
   ...О том, как мог выглядеть дом Рябининых, напоминает ныне прекрасный образец народного зодчества Заонежья - дом крестьянина Елизарова, перевезенный в Кижи отсюда, из деревни Середка.

Кижи

   Оставив за кормой деревню Середку, теплоход приближается к острову Кижи. Название Кижи происходит от карельского "кижат" - "игрища". Возможно, сюда на игрища - языческие действа - собирались когда-то финно-угорские племена.
   Кижи - самой северной точке нашего маршрута - это музей под открытым небом, начало формирования которого относится к концу 40-х - началу 50-х гг. ХХ в.
   .
   В это время сюда был перевезен первый памятник архитектуры - дом Ошевнева - с Большого Климецкого остров. Старинный род Ошевневых известен в Кижах с конца XVIII в. Строил этот дом Нестор Ошевнев, глава богатой и уважаемой семьи. В этом доме жила семья из 18 человек. Дом Ошевнева выглядит как богато убранный терем, расположившийся на озерном берегу. Подобные крестьянские постройки были распространены на всем русском Севере.
  
   В экспозиции музея представлены памятники деревянного зодчества, представляющие культуру различных народностей и этнических групп, проживающих на территории Карелии.
   В 1969 г. музей становится Государственным историко-архитектурным и этнографическим музеем-заповедником. А с 1990 года памятники Кижского погоста и его архитектурное окружение вошли в список Памятников всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. 
    Кижи расположен на одноимённом острове и прилегающих к нему островах. Длина острова около 5,5 км, ширина до 1,4 км, он вытянут почти с севера на юг. Центральная часть острова несколько приподнята, образуя длинную гряду, которая тянется из конца в конец острова и делит его на две части - более обширную и пологую западную и узкую восточную. Это в основном луговой остров, лишь у самой кромки воды тянется узкая полоска леса, да топкие участки поросли ивняком. Украшением острова являются раскидистые вязы. 
   Многовековая деятельность человека сильно изменила облик острова, и теперь он кажется очень освоенным и однообразным. Со всех сторон остров защищён от волн, которые временами разыгрываются на открытых просторах Онежского озера, а значит, удобен для устройства стоянок судов. Вода на прибрежном мелководье весной быстро прогревается и очищается ото льда. На острове необычайно чёрная почва, которая связана с горной породой, называемой в народе "углистым сланцем", "кижским чернозёмом" или "северным антрацитом". В XVIII веке крестьяне получали из неё чёрную краску, так называемую олонецкую чернедь, использовавшуюся на Александровском заводе для окраски пушечных стволов. 
   У острова богатая история. Первое упоминание Кижского погоста (по словарю Даля, погост - несколько деревень под управлением одного прихода) ученые обнаружили в писцовой книге 1582 - 1583 гг. Одно из первых поселений на архипелаге возникло на острове Кижи, пологий рельеф был причиной того, что он был вскоре полностью очищен под пашню. С XVI века остров становится центром Спасского погоста, в подчинении которого находилось 130 сёл.
   Главная достопримечательность острова и музея - архитектурный ансамбль, состоящий из двух церквей и колокольни.
   Вершиной русского деревянного зодчества является летняя церковь Преображения Господня. Церковь венчают 22 главки - настоящее чудо света! Главки одно время были покрыты металлом, но музей вернул церкви первозданный вид. Они отделаны лемехом - пластинами из осины, которая на солнце отливает серебром. Высота церкви - 37 метров. В ней сохранился уникальный иконостас XVIII в. Кому посчастливится увидеть Преображенскую церковь в белую ночь, тот сохранит это незабываемое впечатление навсегда. В настоящее время реставраторы музея ведут подготовительные работы перед масштабной реставрацией древнего памятника.
   Церковь Покрова Божьей матери.
   Вторая церковь ансамбля - зимняя, в честь Покрова Божьей матери (праздник 14 октября) - построена спустя полстолетия после Преображенской. Церковь венчают девять главок. В русском деревянном зодчестве подобное строение уникально. Обе церкви довольно просторны, особенно Преображенская. Здесь в трапезных проводились сходы крестьян из ближайших деревень, составлявших Кижский погост. Существующий четырехглавый иконостас Поуровской церкви состоит из подлинных икон, многие из которых написаны специально для этого храма. Самая древняя из них датируется XVI в. В Покровской церкви проходят богослужения в течение лета и до самого Покрова. В 2003 г. приход получил статус ставропигиального и находится под патронажем святейшего Патриарха и всея Руси Алексия II.
   Колокольня погоста.
   В единый архитектурный ансамбль из двух главных церквей Кижского погоста гармонично вписывается шатровая колокольня со звонницей. Построенна она 1862-1874 гг. достаточно традиционно: восьмерик на четверике,который увенчан крестом. Высота колокольни 30 метров. С неё открывается прекрасный вид на окрестности и водную гладь Онежского озера. Звон колоколов разносится по воде на многие километры и слышен в далеко в округе. Кроме храмовых праздников, музей-заповедник проводит на острове ставшии популярным Фестиваль колокольных звонов, в котором принимают участие лучшие звонари России.
   В 1949-1959 годах была проведена реставрация церквей и колокольни. После реставрации церкви приняли свой первоначальный вид. 
   От погоста по дороге, вьющейся по гребню гряды, можно пройти по всему острову. С вершины гребня открывается живописная панорама Заонежского полуострова и островов Кижского архипелага.
   С самой высокой точки просматривается почти весь остров. Здесь стоит часовня Спаса Нерукотворного (XVII-XVIII вв.) из деревни Вигово. В северо-западной части острова в сушу вдаётся глубокий узкий залив, продолжение которого заболочено. 
   Здесь, в Кижах, находится один из самых древних памятников деревянного зодчества Русского Севера. Это церковь Воскрешения Лазаря (1244-1352 гг.), которая была привезена на остров из Муромского монастыря в 1959 г. Считается, что срублена она была самим святым Лазарем Муромским. Это предельно простое строение, без главки напоминает обычную небольшую избу с двускатной крышей. Находясь в соседстве с Преображенской и Покровской церквами, церковь Воскрешения Лазаря служит наглядным примером для тех, кто пытается осознать творческий полет мысли русского зодчества от простого и сдержанного к сложному и монументальному.
   Когда приближаешься к острову, то помимо главного архитектурного ансамбля, который сразу же привлекает внимание туристов своей величавостью, тут и там видишь часовенки, а также крестьянские избы и хозяйственные постройки, амбары, мельницы, бани, большинство из которых построены в XIX - начале XX вв. Их привезли сюда из соседних деревень. В центре музейной экспозиции находится часовня Архангела Михаила (начало XVIIIв.), перевезенная из деревни Леликозеро. В часовенке усилиями сотрудников музея и реставраторов восстановлен подлинный интерьер. Церковь украшает двухъярусный тябловый иконостас и так называемое "небо", в центре которого находится икона Спаса Вседержителя.
   В конце XVI века на острове было 14 деревень. Ныне сохранились только две - Ямка и Васильево. Большая часть их домов является памятниками архитектуры и перевезены из различных заонежских деревень.
   В экспозиции на восточном побережье острова - "Южные Карелы" - показаны жилая и хозяйственные постройки (конец XIX века) и поклонный крест (1763), а также памятники архитектуры ливвиков и людиков: часовня Трёх Святых (XVII в.), амбары и рига (XIX в.). Здесь расположена Деревня Ямка. Это одно из исторических поселений (впервые упоминается в документах в 1563 году). В настоящее время на месте старого поселения сформирована музейная деревня, большинство построек которой перевезено из разных деревень Заонежья. В 2010 году в деревне числилось 14 жителей.
   В Северных Карелах имеется ветряная мельница и рига (XIX в.).
   В деревне-резервате Васильево в западной части острова находятся жилые дома и хозяйственные постройки (XVIII-XIX вв.) и часовня Успения Богородицы (XVII в.); здесь в двухэтажном доме расположена выставка народного прикладного искусства Карелии (вышивка, резьба, роспись по дереву), а в мезонине - экспозиция "Партизанская светёлка". В экспозиции "Русские Пудожья" собраны дома и амбары (XIX - начало XX века). Памятники архитектуры вепсов представлены амбарами и баней (XIX - начала XX века). Васильево всегда была маленьким поселением и состояло самое большое из 3 дворов. Сегодня это также музейная реконструкция заонежской деревни конца XIX - начала XX века, созданная на месте старого, исторически сложившегося поселения. В 2010 году в деревне числилось 3 жителя.
   Кроме исторических памятников, на острове есть несколько интересных природных объектов: озовая гряда, термокарстовые воронки, в северной части острова растёт древняя липа. 
   Окрестности Кижей (Кижское ожерелье)
  
   В окрестностях острова Кижи, на соседних островах Большом Климецком, Волкострове и Еглове, а также на материковой части заонежского полуострова находятся несколько памятников архитектуры музея-заповедника "Кижи".
   В основном, это часовни, которые изначально находились в окрестных кижских деревнях, известных с XVI века. Их часто называют часовнями "кижского ожерелья", имея в виду, что они как драгоценное ожерелье обрамляют ансамбль кижского погоста.
   Этот своеобразный ансамбль часовен сложился постепенно в течение XVIII-XIX веков.
   Бывшая деревня Подъельники на Заонежском полуострове с 1563 г.  называлась Березовец.  В Подъельниках стоит замечательная в своей строгой красоте часовня св. Параскевы Пятницы и прп. Варлаама Хутынского.
   Срублена во второй половине XIX века из сосны. Клетская часовня с шестигранной шатровой звонницей. Реставрирована в 1963 году по проекту А.В. Ополовникова. Часовня Параскевы Пятницы и Варлаама Хутынского, без сомнения, до сих пор является одной из самых замечательных жемчужин Кижского ожерелья. В создании ее сказочного образа немалую роль играют роща вековых елей, маленькие луга с древовидными можжевельниками, перемежающиеся небольшими перелесками, холмистый рельеф местности. 
   Еще в начале XX в. в ней насчитывалось 7 дворов и проживал 71 человек. В 1985 г. Последний жилой дом сгорел от пожара в 1985 году. Так закончилась история Подъельников. 
   В лесу, выросшем на месте бывшей деревни, заметны большие каменные насыпи или кучи валунов. Первая мысль была о диковинной работе ледника больше 10 000 лет тому назад, который прогрызаясь сквозь карельскую землю сгрёб валуны в кучи и валы. Однако авторы каменных сооружений - местные крестьяне, которые на протяжении многих веков терпеливо выбирали камни со своих полей и огородов и складывали их на месте межей. В Подъельниковском лесу сотни и сотни таких каменных валов. Каким же трудолюбием и терпением надо обладать, чтобы вот так сражаться за своё жизненное пространство, за каждый аршин земли-кормилицы! Поистине велик русский народ! На островах практически нет пахотной земли, одни камни. Поэтому заниматься земледелием здесь очень сложно, но на маленьких огородах местных жителей можно увидеть клубнику, картошку, зелень, лук, редиску и прочие районированные овощи.
   Севернее Кижского острова, за островками-отрогами, раскинулась деревня Волкостров. Тут находится одна из наиболее древних и интересных культовых построек "кижского ожерелья"- часовня" Петра и Павла. Она - несомненный архитектурный центр деревни, организующий все близлежащее пространство. Выбор места предопределил и сам характер сооружения - относительную высотность и нарядность убранства.
Великолепен силуэт часовни, когда на фоне светлого неба он вырисовывается своими отчетливыми гранями: пластикой лемеховых главок, прорезью балясин гульбища, заостренными зубцами тесин, далеко свисающими над срубом...
   Трудно охватить все разом, трудно собрать воедино все составляющие этого уникального архитектурного произведения. Но, вглядываясь в облик часовни, постигая его образный язык, мы приходим к несомненному выводу: перед нами новое оригинальное творение, выполненное по высоким законам красоты.
Казалось бы, все это уже было, те же каноны: восточный сруб, увенчанный главкой, возвышается над трапезной; над западной частью трапезной - колокольня, с южной стороны к трапезной прилегает дощатое крытое крыльцо.
   Но новые детали, оригинальное сочетание уже известных   форм,   логика   пространственного сопряжения с окружающими постройками и природой - все это определило иной архитектурный облик, который невозможно повторить в каком-либо другом месте.
   Богатое убранство часовни: изящные наличники, резные столбы, подзоры, причелины, балясины, красный тес - создает тот мажорный настрой, который в большей степени свойствен памятникам гражданской архитектуры.
   Облик часовни складывался постепенно: в XVII веке была возведена восточная клеть, сени и колокольня пристроены в следующем столетии. Несмотря на разновременность сооружения, мастера сохранили стилистическое единство, создав произведение, в котором воплотились многие характерные черты русского деревянного зодчества XVII-XVIII веков.
   В интерьере часовни сохранились лишь некоторые иконы местного письма, составлявшие когда-то целостную композицию иконостаса. Они датируются XVIII веком.
   Предварительное обследование часовни проводилось в 1945 году архитекторами А. Н. Буйновым и И. К. Рыбченко. Памятник отреставрирован в 1953 году. Согласно проекту, разработанному архитектором А. В. Ополовниковым, удалена позднейшая обшивка стен, восстановлено утраченное декоративное убранство: балясины, столбы галерей, лемех глав. 
   К юго-востоку от острова Кижи, на Большом Клименецком острове, примерно в двухстах метрах от берега озера, среди елей стоит в деревне Воробьи часовня Кирика и Улиты. Документальные данные и архивные материалы, касающиеся истории постройки пока не обнаружены. Памятник может быть датирован концом XVIII - началом XIX века.Участок, занимаемый памятником, относительно ровный, и лишь западная его часть в 10 м от сруба имеет довольно крутой склон к озеру. Красота и обаяние часовни подчеркивается растущими рядом с ней тремя вековыми елями, кроны которых свисают над кровлей звонницы.
   Часовня относится к сооружениям клетского типа, широко распространенным на территории Заонежья. Отличительная особенность этого типа состоит в наличии небольшой шатровой звонницы в западной части памятника. Четверик, на котором установлена звонница, выполняет функции сеней. Из сеней на звонницу ведет лестница.
   "Не исключено, что первоначально памятник представлял из себя лишь небольшую по габаритам часовенку из..., крытую на два ската и увенчанную небольшой главкой. Эта наиболее старая часть памятника сохранилась сегодня в виде восточного сруба часовни. В пользу подобной гипотезы говорит прежде всего то обстоятельство, что существующая средняя клеть не связана органически с восточным срубом, а присоединена к нему впритык. Возможно, что одновременно с пристройкой этого сруба была возведена и звонница...
   ...В пользу этой гипотезы свидетельствует и состояние бревен восточной клети памятника. Их цвет, фактура, характерная щелистость свидетельствует (особенно в верхних венцах и на самце) о длительном сроке пребывания древесины под открытым небом."
   Внутреннее убранство часовни не сохранилось.
   На Волкострове, в деревне Насоновщина, сохранилась часовня Петра и Павла XVIII в. - самое крупное и сложное сооружение в "Кижском ожерелье". Дата постройки: конец XVII - начало XVIII веков 
Постройка принадлежит к типу клетских часовен. Прямоугольная в плане клеть разделена на две части - собственно часовню Петра и Павла и сени с внутренней лестницей. С северной стороны к сеням пристроено крытое каркасное крыльцо. Над сенями возвышается шатровая колокольня со звонницей. 
Все срубы имеют двускатную кровлю, над которой с востока возвышается вторая двускатная кровля сруба собственно часовни Петра и Павла с главкой на небольшом восьмирике. Стены рублены в "обло" из сосновых бревен диаметром 22-24 см. Главки покрыты осиновым лемехом. 
Декоративное убранство часовни Петра и Павла отмечено большим вкусом и мастерством. С северной и южной сторон часовню Петра и Павла охватывают нарядные галереи-гульбища с резными столбами и фигурным балясником, оживляющим боковые фасады и создающим на них богатую игру светотени. Наличники окон представлют большую ценность. Они имеют наклонно укрепленную на фигурных кронштейнах сливную доску, которая предохраняет наличник от действия осадков. Волкостров славится и своими самоцветами: изделия из Волкостровских аметистов, которые ныне украшают коллекцию Эрмитажа, были особенно популярны в царствование императрицы Екатерины II. 
  
  
   Часовня во имя иконы "Божья Матерь всех скорбящих радость" в Еглово
   Датируется по различным источникам XVII-XVIII вв. - не смотря на то, что по местному преданию построил ее родной дед Ивана Федоровича Вересова в начале ХХ века, и еще внуку говорил, что как только островок, где стоит часовня ольшанником зарастет - она рухнет. Впервые в церковных метриках часовня появилась на острове Еглов в 1911 г.
   Хотя табличка "Охраняется государством" висела на часовне с 1960-х годов, а сама она находилась в охранной зоне музея-заповедника "Кижи", руки реставраторов дошли до нее только тогда, когда она была уже в ужасающем состоянии - к середине 1980-х.
  
   После реставрации часовня выглядела как многие отреставрированные под один фасон часовни: из деревни Вигово или в деревне Воробьи и т.п.. Теперь на крыльце часовни вы видите аккуратные столбики-новодел. А оригинальные, с трещинами  и вековой патиной со следами топора старых мастеров и былой покраски - подобрал местный житель и использовал по назначению... на своей бане...
   Конечно, часовня украшает ландшафт, и к ней с радостью едут туристы. Но представляет она из себя всего лишь "реставрационный памятник" или "памятник реставраторам ХХ века", с некоторыми оригинальными бревнами в срубе от постройки XIX, не более того...
  

Оценка: 3.79*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"