Аркадьевна Ирина: другие произведения.

Ивовый лист - Антиохия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Миссия, выпавшая на долю молодой леди далеко не прогулка под зонтиком в тени летнего парка. Начиная от метаморфоз перевоплощения и заканчивая тайнами ......Далекий 19 век, где возле одного человека переплетаются время и пространства, где прошлое всего лишь отголосок будущего....


  

Ивовый лист - Антиохия

  
   1.
   Горячий, тяжёлый воздух окутывал всадников со всех сторон, погружая их разум в вынужденный сон. Им казалось, что небо на волоске держится над их головами, грозясь рухнуть и раздавить. Копыта коней утопали в раскаленном песке, заставляя их опускать головы ниже при каждой попытке высвободиться из оков пустыни. Ахалтекиниц резко дёрнул поводья, остановился, втягивая воздух. Он напрягся и заржал, подняв высоко узкую морду на длинной шеи. Антиохия привыкла прислушиваться к этому животному, понимая, что только на его природные инстинкты ей придется полагаться в этом месте. Махнув остальным рукой, остановила движение маленького отряда. Хал гарцевал под ней, не замечая тяжести песка и усталости. Девушка спешилась, вглядываясь поверх барханов. Под ногами затанцевал песок, то собираясь в один вихрь, то рассыпаясь на тысячи бегущих песчинок. Надвигалась песчаная буря. Антиохия вылила остатки воды из кожаного бурдюка на свой шейный платок и обвязала морду лошади, спутники последовали её примеру. Её единственной целью сейчас стало вывести всех к Дьявольскому хребту и дойти до плато, что бы закончить поход по этому безжизненному куску земли. Если б она была одна, ей наверно понравилось бы бродить здесь, изредка набредая на оазисы и селения.
   По направлению ветра Антиохия поняла, что сбилась с тропы и направила коня по движению ветра. Не прошло и двадцати минут как всадники сквозь пелену пыли увидели хребты, защищающие плато от ветров. Ветер указал им дорогу, Дьявольские хребты дали защиту и приют. Спрятавшись в безжизненной равнине, путники начали устраиваться на ночлег.
   - Эрик, Ланц, завтра вы будите уже в миссии. Вот возьмите,- девушка протянула им бумаги, - если этого будет не достаточно, покажите им свои медальоны и медальон вашей матери.
   Эрик принял из её рук бумаги, доказывающую их личность. Это было письмо их матери к любому из христиан и свидетельства покупки земли на территории Индии. В письме она подробно описала гибель корабля возле берегов севера - западной Африки и спасении на островах Мадейры. Доброжелательность местных жителей и колония португальских миссионеров позволила небольшой группе пассажиров и команде затонувшего корабля прожить два месяца до прибытия торгового судна с прекрасным мифическим именем " Алкестида ". На этом письмо обрывалось, так же как и история счастливого спасения. Судно, с именем прекрасной дочери Пелия, добровольно принявшей яд в спасения, возлюбленного призванного Артемидой в Аид, постигла та же участь что и героиню древних мифов - верная гибель.
   Антиохия нашла мальчиков в лагере кочевников туарегов, на границе Мавритании и испанской Сахары, не объясняя им своих планов, она выкупила их за верблюдицу и пол мешка фиников. Антиохия не могла им объяснить всего и ограничилась коротким: "Я пришла за вами. Мамы больше нет". Этого было достаточно. У неё совсем не было времени, она не учла природу пустыни и потратила слишком много времени на поиск матери подростков. Ей было только известно, что из трёх она должна вывести двоих, что английское судно идущее к Зелёному мысу сделает остановку из-за не хватки провизии у берегов Мавритании напротив мыса Кабо - Бланка и ей нужно быть в этот момент на берегу. По её расчётам капитан судна отдаст приказ о стоянке сегодня ночью, а шлюпки с десятью членами экипажа пристанут к берегу утром и задержаться до позднего вечера следующего дня. В запасе был ровно один день. Плато каменистое и безжизненное, путь будут осложнять раскалённые камни и ветер, несущий крупицы песка, лошади, уставшие и обезвоженные дальней дорогой, погибнут к концу пути. Всё это часть её работы, и если ей был дан тяжкий крест избранности, она должна максимально выполнить задуманное.
   Мальчики уже крепко спали, дорога, и жара их вымотала. Шеш Ланца непослушно сваливался с головы всю дорогу, пока Эрику не надоело его ворчание, и тот с ловкостью араба правильно завязал его у брата на голове. Два брата близнеца такие разные и такие одинаковые одновременно. Им всего по четырнадцать, а они уже прошли школу выживания. Вот и сейчас Ланц во сне почесал давно немытую голову и сдвинул шеш на бок, оголяя ухо. Антиохия поправила его головной убор, скрывая идеальное места для укуса скорпиона. Холодная ночь вступала в права царицы земли, оттесняя жаркое солнце. Укутавшись поплотнее в бурнус (арабский халат) она не оставила ни песку, ни холоду никакой лазейки к своему телу. Нужно было ещё раз просмотреть записи. По окончанию этого дела её ждёт следующий поход. Местом, куда она должна была прибыть, оказалась - Индия, а значит, она должна будет плыть с мальчиками до Зелёного мыса, а там ожидать корабль в Индию, мальчики в свою очередь отправятся в Англию. "Слишком рана я с ними попрощалась. Придется с ними договариваться. Никто не должен догадаться, что я женщина. В общей сложности это не трудно, главное договориться с ними" - с этими мыслями Антиохия погрузилась в глубокий сон.
   К лагерю моряков они вышли поздно вечером. Возле костра слышался смех и громкие окрики людей. Антиохия попросила Ланца и Эрика снять шеш и подойти ближе к огню. Мальчишки выполнили её просьбу. Заметив приближение чужаков, команда клипера резко поднялась на ноги.
   - Ланц? Эрик? - старик стоявший ближе всех вскинул руки к небу и бросился обнимать братьев. Его старое тело сотрясалось от рыдания, слёзы катились по сморщенному лицу, силясь спрятать слабость, он отнял руки от мальчиков и закрыл ладонями лицо. - Я думал, что больше не когда вас не найду.
   - Дедушка, мама умерла, если бы не ...- Ланц осекся, понимая, что сейчас скажет лишнее.
   Эрик заполнил паузу:
   - Если бы не Рауль Эмден мы бы погибли, он был с нами на корабле и вывел нас сюда.
   - Где же этот человек, где человек, вернувший мне силы жить? - старик стал всматриваться в темноту за спинами внуков.
   Антиохия вышла из темноты и подошла ближе к огню, оставаясь в тени костра. Она успела снять шеш и бурнус. Мальчишки первый раз увидели её вот так открыто. Она была похожа на молодого алжирца одетого на странный воинствующий манер. Короткие чёрные волосы, прямой нос с небольшой горбинкой и высокие скулы придавали её лицу жесткость, а миндалевидные глаза и полные губы выдавали мягкость характера. Чёрные свободные штаны были заправлены в высокие сапоги до колен, с необычной шнуровкой спереди по голенищу, такая же чёрная рубашка и куртка из кожи. На тонком поясе висел длинный кинжал, а в руках она держала, что-то упакованное в кожаный футляр.
   Люди у костра оказались слишком утомленными и не устроили детального допроса по поводу их появления. Они были даже рады, что старик, увязавшийся с ними, получил то, что толкнуло его на столь нелегкое путешествие. Антиохия договорилась с капитаном клипера о перевозе её коня и о продаже двух оставшихся. Было решено, что двух кобыл пустят на мяса, а за это - её верховая не останется умирать на чужой земле в одиночестве. Капитан только раз задал вопрос, к которому Антиохия была не готова.
   - А почему коня вы называете "мой верховой"?
   - Я вырастил его, и он спас нам жизнь, предупредил о песчаной бури, поэтому я перед ним в долгу и потом, это моя собственность, - ей казалась, что этого будет достаточно.
   Клиперу предстояло проделать путь до островов Бижогаш, где его ожидали, прежде чем он доберется до Зелёного мыса, но это стала самой малой проблемой Антиохи. Стоило ей вступить на борт корабля, как морская болезнь заставила её слечь на весь путь. Всё время, что она провалялась в каюте, за ней ухаживали Эрик и Ланц, боясь разоблачения, они ни кого не подпускали к ней близко. Для всех окружающих Рауль Эмден подхватил желудочную болезнь из-за недоедания. В противном бы случаи возник бы вопрос, какой же Рауль Эмден моряк, если подвержен морской болезни. Капитан с пониманием отнёсся к высказанной истории мальчиков, что позволило им беспрепятственно получать дополнительную порцию чистого куриного бульона для Антиохии.
   За время плаванья Хал набрал былой вес и стал похож на самого себя. На него никакая морская болезнь не повлияла, он с радостным ржанием встретил хозяйку в порту, куда его выгрузили. Антиохия присела на свой вещевой мешок рядом с Халом. Хал привлекал к себе всеобщее внимание, рыжий с золотистым отливом и молочной гривой он не был похож на других привезенных с континента коней. Антиохия прекрасно помнила тот день, когда учитель указал ей место на карте, где она должна была купить лошадь. Тогда добравшись до хребта Копетдаг и спустившись в Ахалтекинский оазис, она впервые увидела табун восхитительных ахалтекинцев - воспетых туркменским народом. В условиях жаркого и сухова климата жил народ теке, эти землепашцы ставшие не по своей воле войнами большое внимание уделяли своим верным спутникам - лошадям. Хозяин табуна согласился продать ей годовалого жеребца. Антиохия только после покупки поняла сговорчивость хозяина. Хал был необъезжен и безнадёжно запущен. Ко всему этому он обладал театральным талантом в области симуляции. При попытке Антиохии надеть на него седло Хал закатывал глаза, вываливал язык и падал в эпилептическом ударе. После пятой попытке она сдалась, обругала валявшегося Хала и, собрав вещи, пошла по направлению караванного пути из Бухары в Персию, надеясь встретить людей и пристать к их странствию. Вот в этот момент они и стали близкими друг для друга. Хал хотел сам выбрать себе хозяина и не желал быть выбранным, он сделал все, что бы Антиохия оставила его в покои и, выдержав театральную паузу, нагнал её в пути. Обскакав её на сто метров, он уселся на круп и широко расставил передние ноги. У него был настолько смешной и глупый вид, что вся злость девушки растворилась в воздухе. С тех пор прошло два года.
   Разгрузка шла полным ходом. Огромный порт был подобен термитнику, где без устали трудилось множество людей. У причала толпилось масса рыбацких лодок. Дальше к небольшой бухте на прикол были поставлены два фрегата под английским и испанским флагами. Колонизация португальцами островов Зелёного мыса нанесли непоправимый ущерб природе этого дивного края, хотя острова были скудны на растительность и пресную воду здесь основался перевалочный порт для кораблей, идущих к Индии. Для обслуживания заходящих кораблей колонизаторы свезли негров - невольников и заселили скалистую местность. Это был порт Минделу. Антиохия долго рассиживаться не собиралась, она окликнула одного из рыбаков на португальском языке, тот с завидным рвением согласился показать место ночлега для простого люда, застрявших на островах на время погрузки и отдыха кораблей. Рыбак довёл её до вымощенной камнем площади и указал на двухэтажное здание с вывеской "семейный пансион мисс Блант". Рыбак видно неправильно её понял, она совершено не собиралась устраиваться в приличном месте и привлекать к себе внимания. Пытаясь объяснить ему, что ей нужно она получала в ответ только отрицательное покачивание головы. Наконец смерившись, она решила, что тёплая пенная ванна, вкусная еда это то, что ей сейчас нужно. Единственное, что смущала, примут ли её в столь респектабельном месте. Какого же было её удивление, когда у дверей пансиона она встретила мило улыбающегося дворецкого. Он сделал поклон и сложив два пальца свистнул. На свист примчался молодой банту и схватил Хала под уздцы. Не ожидая подобной наглости Хал, насколько смог задрал голову, начал стряхивать наглого конюха. Закатывая выпуклые глаза и раздувая ноздри, конь готовился атаковать передними копытами.
   - Я сам! - Антиохия снова вошла в роль мужчины и попросила указать дорогу к конюшне.
   Конюх, как и прежний житель острова интенсивно замотал головой. Антиохия поняла, что лишает его заработка и отведя коня в сторону, что-то прошептала ему на ухо. Тот покрутил ушами, принял из её рук сухарик и покорно пошёл за банту. Хал больше не сопротивлялся.
   - Вас ожидают, - дворецкий распахнул перед Антиохией двери пансиона. Она увидела перед собой большой холл, украшенный персидским ковром и множеством высоких тропических растений в гигантских глиняных горшках. В нутрии было прохладно и пахло корицей. Девушка попятилась, назад пытаясь сойти с ковра.
   - Пройдите на второй этаж, первая дверь налево, - всё тот же дворецкий указал ей рукой на лестницу в конце холла. Антиохия нащупала в кармане куртки миниатюрный нож - кастет с лезвием, как жало у осы. Если что, пару глаз она сможет выколоть в столь замкнутом пространстве. Не давая возможности дворецкому заметить свою напряженность, она двинулась через холл к лестнице. Он шёл за ней следом и был постоянно за спиной, это осложняло ей разработать тактику защиты. Антиохия вспомнила слова учителя: " не можешь понять замысел врага, используй сицилийскую защиту". Правда это касалось игры в шахматы, но учитель сначала научил её играть в шахматы, а только потом обучил применять шахматные правила в боевом искусстве. Она была не самым лучшим учеником, но и не самым худшим, основные правила тактики видения боя она усвоила не только на шахматной доске.
   Её спина напряглась, когда они подошли к дверям комнаты, рука оделась в стальной холод кастета, свободной рукой она приготовилась ухватиться за косяк дверей. В эту секунду дверь распахнулась, и на порог выскочил Ланц. Он с визгом схватил её за руку и втащил в комнату.
   - Антиохия это не я честное слово, дедушка сам догадался с самой первой секунды,- он бы ещё долго скакал возле неё и оправдывался, если бы, не пожилой джентльмен в добротном сером сюртуке и такого же цвета брюках заправленных в высокие сапоги. Руки он держал в маленьких карманах цветного жилета. Воротник рубашки был, аккуратно застёгнут, поверх которого повязан шейный серый платок.
   - Ланц, милый ты напугаешь леди. Хотя я думаю, вас будет трудно чем-то испугать? Неправда ли, мисс? - мужчина вышел из тени быстро наступающих сумерек, - я так и не успел толком представиться. Паскуал Нарборо, дедушка мальчиков которых вы спасли и отец своей погибшей дочери.
   - Что я должна ответить?
   - Для начала назвать своё настоящее имя.
   - Антиохия. Что б сразу предотвратить паток ненужных вопросов, уведомляю вас. Мне двадцать семь лет, не замужем, кто я по национальности - понятия не имею, социальный статус отсутствует, можете считать меня свободным от границ путешественником. Этого достаточно?- Антиохия развернулась к выходу. На пороге, расставив широко ноги, стоял дворецкий. Девушка приготовилась к схватке.
   - Подождите, успокойтесь, мы не хотели вас обидеть, - старик схватил её за руку, - мой тон в своё время и мою дочь заставил с тремя детьми искать утешение в чужой стране.
   - Как троих? Не поняла? Их было только двое,- Антиохия стала вспоминать свои записи, неужели она ошиблась и те кого она должна была вывести всё ещё в пустыне.
   - Моя дочь Сандра была не излечима больна у неё кровоточили лёгкие, то, что она скоро умрет знали все. Вы бы не смогли её спасти, но она увезла троих детей. Была ещё старшая внучка примерно вашего возраста, но и она была обречена, девушка утонула при первом кораблекрушении. Потом, даже я её не видел. Сандра считал, что она позор и после рождения отдала на воспитания приёмным родителям. Там она и прожила всю свою жизнь пока не умерли люди воспитавшие её в полном невежестве. Только тогда моя дочь решила искупить свою вину, нашла и забрала её к себе. Но худшим оказалось, то, что бедное дитя страдало умственным расстройством, в свои двадцать пять лет она была возрастом десятилетнего ребёнка. Но это всё предисловия . Я хочу по-настоящему отблагодарить вас за спасение внуков.
   Старик предложил присесть, ему было тяжело стоять.
   - Барышня я с самого начала знал, что вы женщина. Я долгие годы прожил в Морока , путешествовал по Алжиру и Сирии - я арабист. Только люди, мало общающиеся с арабами, могли вас принять за мусульманина да ещё с португальским именем. Потом я позволил заглянуть в ваши записи, заранее прошу прощение,- Антиохию обдало жаром, - вы пишите на нескольких языках португальском, арабском, английском, китайском, но большая часть ваших дневников на языке из славянской группы. К сожалению, с этими языками я мало знаком, но из прочитанного я понял, что основное ваше занятие это съёмка местности и описание природы, народов которые вы встречаете на своём пути. Вы образованы, но тщательно скрываете это, вы и ваши записи были бы украшением географического общества. Однако стремление женщины к познанием в старой Англии пока не приветствуется, как и в Европе, в общем.
   Антиохия его слушала в пол уха, записи о заблудившихся она писала на русском, а он сказал, что не знает его.
   - Вы меня слушаете, - старик прервал её размышления.
   - Да я вся сплошное ухо, - она намерено заговорила на русском.
   - Я не понимаю вас, перейдите на английский, - старик смущённо погладил лацканы сюртука.
   - Что конкретно вы от меня хотите, сер?
   - Я хочу подарить вам участок земли, приобретенный в Индии. С вашей жаждой познания вам было б интересно изучить жизнь индусов и обрести дом. Мне нужно ваше полное имя, что бы оформить документ о продаже земли, фиктивной, конечно же, так как денег я с вас не возьму.
   - Это конечно очень заманчивое предложение, - Антиохия поёрзала в кресле.
   -Но, вас что-то смущает?
   - Я не привыкла к бескорыстной щедрости людей.
   Старик усмехнулся:
   - Вы правы, я хотел попросить вас обдумать ещё одно предложение, если вы найдёте возможным его осуществить, я буду безгранично благодарен.
   - Слишком много пустых фраз и никакой конкретики, может сразу перейдете к делу.
   - Я стар, кроме двух внуков у меня никого нет. Я хочу найти им опекуна, но не просто человека умеющего распоряжаться их капиталом, этим и адвокат может заняться. Мне нужен человек, за спиной которого они будут в безопасности.
   - Я так понимаю, что этим человек вы хотите предложить стать мне. Вы, наверное, забылись - я женщина, а в мире, где правят мужчины женщине отведено место слушателя, - девушка резко поднялась с места и направилась к дверям.
   - Нет, постойте. Подумайте над моим предложением и так сразу не отказывайтесь. Если всё же вы не измените своего решения, моё первое предложение о передачи земли остается в силе.
  
  
   2.

27 лет тому назад.

Таиланд. Недалеко от Бангкока.

   Сильные дожди не прерывались уже вторую неделю. Вода поднималась всё выше и выше. Деревянные хижины, крытые тростником на высоких сваях рисковали обрушиться и похоронить под собой целые семьи. Вдали от Бангкока в непогоду и в полном одиночестве на свет появлялась никем нежеланная новая жизнь. Сита молила бога, что бы дождь не останавливался. Огромные капли дождя пробивались сквозь тростниковую завесу и падали ей на лицо. Она не боялась боли, она боялась, что плод её позора будет жить в страхе и рабстве, душу его будут истязать унижением и насилием, что юность её будет продана на растерзание похотливого фаранга. Сита проданная своими родителями в городской публичный дом, не желала судьбы проститутки и своей дочери. Она долго ещё надеялась, что бог будет добр к ней и позволит на свет появиться мальчику, но уверенность эта таяла с каждой минутой - бог мстил, но не ей. Сита вспомнила, как год назад она встретилась с Шин Юнг-Су, как он тайком приходил к ней, как готовился всё рассказать матери об их любви, как они строили планы на жизнь, мечтали о рисовых полях... Её воспоминания прервал очередной толчок ребёнка, Сита застонала. Хорошо, что вода так высока, поднялась, теперь она сможет просто столкнуть плод и быстрые волны унесут его в иной лучший мир.
   - Вот она мама Чой, - в низком дверном проёме появилась девица из борделя, за ней шествовала старая китаянка.
   - Ты думала, я позволю тебе уйти и не заплатить за моё гостеприимство, ошибаешься, я здесь, и дождусь своей платы. Ты была дешевым товаром, твой ребёнок станет моим новым капиталовложением. Я её выращу как тайскую орхидею в тепле и заботе, а потом сорву и продам по дороже её девственность, - старуха сняла мокрую накидку и села на голый пол. Бат подхватила накидку хозяйки и тихо подошла к Сите.
   Бат была самой дешевой проституткой в доме мамы Чой. Старуха таскала её повсюду с собой, как мелкую монетку. Бат помогла Сити приподняться и согнуть ноги в коленях, схватки усилились, развязка близилась. Старуха Чой достала кисет с известью, пряностями и зелёными листьями чая. Не обращая внимания на крики роженицы, она спокойно скрутила бетель, засунула его в рот и принялась живать, от чего на ее губы окрасились в ярко красный цвет. Вдруг Сита пронзительно вскрикнула, и крик младенца заглушил шум падающей с небес воды.
   Бат держала на руках младенца, её лицо исказила гримаса ужаса.
   - Ма, это фаранг. О великие воды Чаупхрая, что же теперь будет. У неё не разу не было фаранга, как же так, разве что..., - Бат не успела договорить до конца старая Чой подобно анаконде сделала бросок в её сторону. Девушка стала медленно оседать на пол, всё так же держа в руках младенца. Ма одним движением сложила окровавленный веер и перехватила дитя, укутав его в верхний слой ярких юбок. Остановившись в дверях, она оглядела хижину: Сита лежала, без сознания в луже собственной крови, Бат хрипела и прикрывала зияющею рану на горле - две проститутки умирали, унося с собой тайну мамы Чой.
   Отплывая на лодке в город, старая китаянка слышала, как за её спиной рухнули сваи хижины, она улыбнулась.
   Чой Юнг-Су не забудет, как она приехала в Таиланд, как нашла китайский квартал и начала с нуля свою жизнь. Всю жизнь она пыталась забыть своё безумие, свою любовь к иноверцу. Влюбившись в европейца, она поддалась магии страсти и пошла за ним, забыв гордость и честь. Ей казалось, что и он пойдёт ради неё на всё. Корабль, на котором они прибыли в порт Таиланда стал на якорь для быстрого ремонта, и она с любимым отправилась в город. Оставив её в предпортовой харчевне, он ушёл искать гостиницу и не вернулся. Чой прождала его до поздней ночи, пока хозяин харчевни не вышвырнул её пожитки на улицу. Добравшись до пристани, она узнала, что корабль ушёл пару часов назад. Нося под сердцем ребёнка европейца, она понимала, что будущего у неё нет. Но порт дал ей работу и достаток в жизни. Став жесткой и маниакально агрессивной к чистоте своего рода, она вычеркнула свой позор из страниц своей жизни.
   Дождь сбрасывал на землю свои последние капли, Ма достала ребенка, что бы разглядеть его. Девочка была белой с миленькими чёрными волосиками, волосы единственное, чем наделила её мать с отцом, в остальном она была вылитый фаранг. Под левой грудью у неё проступало маленькое родимое пятно в виде ивового листа.
   - Так ты "Ивовый лист"! Тогда твое место у воды, ты станешь хорошим удобрением для лотосов. Если б ты была иной, я б тебя смогла продать, но ты точно пошла в деда, а его место на дне с рыбами, вот и ты сейчас поплывёшь Ивовый лист.
   С обезумевшими глазами и красной пеной у рта Ма Чой швырнула младенца в воду.
   Шин плакал, его беспомощность граничила с безумием. Спасаясь от душевной боли, он мысленно попрощался с жизнью, сделал шаг из своего укрытия, чтобы присоединиться к своей возлюбленной и новорожденной дочери. Он всегда был слаб духом, ему не хватила храбрости отстоять жизнь своих любимых, он настолько боялся гнева своей матери, что покорился её воли. Покончить с собой это единственный смелый поступок, на который он был способен. Стоя у края реки, он пытался понять, что он сейчас испытывает остатки опиума, новую ломку или действительно душевную боль зовущую его на дно забвения. Громкое рыдание перерастала в истерический смех содрагая его тело. Он не помнил, когда ему дали первую порцию опиума, но отчётливо помнил голос матери, который твердил ему " время пройдёт, ты поблагодаришь меня, а пока забудь всё, ты слабый, как твой отец, ты не способен не на что, я за тебя стану думать....". Память возвращалась к нему медленно, Шин вспомнил Ситу и разговор с матерью. Острая потребность в новой дозе наркотика заставило тело парня содрогнуться. Сквозь пелену слёз Шин увидел посреди реки яркий кусок ткани, развивающийся будто парусник на ветру. Шин бросился в воду. Он плыл так быстро как мог и понимал, что это его последняя надежда. Схватив мокрую ткань Шин возблогодорил бога за чудо. Юбка старой Чой сослужила для его дочери спасательным кругом, наполнившись воздухом, ткань натянулась и вытолкнула младенца на поверхность. Выплыв на берег Шин уже знал, что он должен делать - идти пока есть силы. Боль во всем теле ломала его и заставляла останавливаться, малышка всю дорогу молчала. Боясь причинить боль дочери, Шин при каждом приступе опускал её на землю и мысленно просил не дать ему умереть, прежде чем спрячет ребенка. К вечеру они дошли к вратам старого разрушенного города. Шин помнил тихие разговоры своей матери с родителями Патпонга. Он помнил свою злость на друга когда тот ушёл в монастырь и бросил его. Только через пару лет он узнал, что друг не сам решил свою судьбу, а был вынужден подчинится воли родителей. Урожденный акха должен был очистится от греховного наследия и вымолить прощение для своей семьи. Его грех проявил себя в юношестве, родители прознав про неправильность своего чада не задумываясь скинули груз со своих плечей отдав Патпонга в далёкий монастырь прославившийся исцелением подобного греха. В городке название, которого Шин даже не знал, был маленький буддийский храм, где иные - могли найти приют взамен на веру в бога. Положив младенца на пороге храма, Шин пал на колени перед тяжёлыми деревянными дверьми, его сил осталось ровно на один удар в колокол после чего новый приступ заставил замолчать его на вечно.
   Патпонг давно смерился с участью чужака в своём мире и перестал замечать глаз окружающих. Все в округи знали, за какие прегрешения молодых парней отправляли в этот забытый людьми дом бога. Родные искренне надеялись, что учения великого Будды спасут греховные души их чад.
   Сезон дождей не нарушал обычного хода дел за стенами старого монастыря. Монахи не удивились, когда сквозь раскаты грома они услышали слабый звон дверного колокола, именно в такую погоду под покровом дождей, подальше от любопытных глаз порог их обители переступали дети греха. Как самый молодой Патпонг с разрешения своего наставника, вышел открывать ворота храма.
   Похоронили Шина на территории монастыря. Патпонг тихо плакал прижимая к себе ребёнка. Монахи отказывались оставить её у себя ссылаясь на закон монастыря. Братья собрались в центре храмовой площади ожидая решения наставников. Девочка хотела есть и голодным криком напоминала о себе. Настоятель вышел к столпившимся ученикам и молча указал Патпонг зайти к нему.
   - Женщине не может быть здесь! Ты это понимаешь? - настоятель притворил дверь за молодым монахом.
   - Уважаемый Кои! Но Будда не отвергает женщину, он только отводит ей иное место в этом мире. Мы тоже иные, так может на правах Иной она может остаться. Я стану для неё наставником, - парень всхлипывал прижимая ребёнка.
   - Тебя самого надо на путь правильный ставить, а ты собрался брать на себя такую ответственность. Моё слово - нет. Отнеси её в приют.
   Патпонг решил применить единственный аргумент в защиту ребёнка:
   - Взгляните на неё, она не проста иная!
   Распахнув тряпку уважаемый Кои не смог противиться правдивости слов монаха.
   - Мы должны её защитить, устав монастыря даёт нам право защищать, но вся ответственность ложится на твои плечи. Если пророчество сбудется, мы докажем силу своей веры. Когда ей исполниться пять лет мы дадим ей имя, пока она Ивовый листок. Можешь идти и объявить моё решение.
   Патпонг полностью посвятил свою жизнь дочери друга, тайком воспринимая её как своё дитя. Ивовый листок росла тихим на первый взгляд ребёнком. Вскоре немногочисленное население монастыря стала неотъемлемой её частью. Каждый из братьев считал своим долгом принимать участие в её жизни. Брат Хаи следивший за подношениями в храме умудрился приучить местных женщин приносить в дар свежее коровье молоко, что позволило на первых порах полноценно кормить младенца. Братья по очереди вставали к колыбели девочки когда она по ночам капризничала. Когда Ивовый листок подросла настоятелем было принято решение обрить ей головы, дабы никто из чужих не смог в ней заметить женщину. Лысый головастик в одежде местных мальчишек стал полноправным жителем монастыря. Настоятель тайком от монахов в голодные дни отдавал ей свою порцию рисовых лепёшек, монахи в тайне от настоятеля баловали Ивовый листок сладостями. Когда ей исполнилось пять лет уважаемый Кои позволил самому старому из монахов выбрать имя. Монах Нуман все дни проводящий в чтении трактатов и исторических опусов попадающих в храм, долго не думал:
   - Имя её будет нести магию истории. Я даю ей имя древнейшего царя-полководца Антиоха. Отныне Антиохия должна стать достойной своего имени. Обучение по истории и естествознанию я беру на себя. Уважаемый Кои согласился заняться с Анти математикой и лингвистикой, а Патпонг научит её защищать себя и других.
   С этого момента Анти переселили в отдельную комнату, где был стол для учёбы и жёсткий матрас для сна. Анти долго не могла научится спать одна и находила в себе храбрость каждую ночь бегать через неосвещенную площадь в спальню к монахам, где тихо сворачивалась в клубочек под бок Патпонга. Однажды утром Патпонг не нашел возле себя девочку и подумал что наконец-то она начала взрослеть, но и в своей комнате он её не нашел.
   Монахи всё утро искали ребёнка в монастыре и за его пределами. Страх за её судьбу поселил в храме умиротворение гнетущую атмосферу надвигающегося горя. Все молчали и не хотели озвучивать свои опасения. Не любовь местного мужского населения к монастырю была известна. Были случаи, когда монахи находили тела своих братьев истерзанными. Над ними глумились и унижали, но не один из иных не применил свою силу полагаясь на защиту и справедливость своего бога. Проведя остаток дня в молитвах монастырь заснул. Патпонгу всю ночь снились кошмары он видел окровавленное тело Анти на руинах разрушенного храма царства Тхотсакана. Анти протягивала к нему руки и шептала: " яки идут, яки идут". Очнувшись от кошмара, молодой мужчина подскочил с жёсткого пола. Бросившись к комнате наставника Кои пренебрегая правилами ворвался в его комнату. Кои не спал. Он спокойно завязывал вокруг пояса кожаный шнурок. Его старое лицо наполнилось суровостью.
   - Возьми меч. Мы пойдем одни.
   - Учитель я видел...
   - Она и меня позвала. Она Кумндари - перебил старик монаха, - мы не пользуемся оружием, но пришло время напомнить о себе как о силе. Пророчества сбываются.
   Дорога к заброшенному храму была запретной и не кто кроме главы храма Иных не знал туда дороги. Двенадцать Ракшасов (летающие демоны) охраняют врата в царства злобного короля демонов, только Кумндари может увидеть свет освещающий истинных Ракшасов и распознать их душу среди смертных. Ракшасы заставляют делать людей ужасные вещи тем самым лишая их души шанса на возрождение.
   Кои шёл быстро. Не смотря на свой возраст, он двигался как кошка, опираясь на посох ловко преодолевал дорогу завалиною деревьями. Возле врат разрушенного храма Кои дал знак Понгтону приготовить оружие. Спрятавшись за разбитой колоннnbsp; Распахнув тряпку уважаемый Кои не смог противиться правдивости слов монахnbsp;а.
ой, они прислушивались к звукам. Тонкий голосок Анти нарушил тяжёлую тишину.
   - Они вас не видят. Заберите меня от сюда.
   Посреди развалин на небольшом алтаре поросшем лианами сидела Антиохия. По её лицу стекала кровь. Кои ощупал её голову.
   - Эта не моя кровь.
   - Не говори ничего, я понимаю, просто пришло время.
   - Вы хотите мной пожертвовать, - Анти подняла глаза к старику.
   - Всё изменилось у тебя другое предназначение.
   - Они хотели сделать мне больно, но когда поняли что я их вижу....Потом я не помню, они сказали что они орудие мести, что только выполняют предназначение своё. Они сказали, что я середина между, что будет и что было. Кои я не совсем поняла ...
   - Они тебе что-нибудь дали, - перебил её старик прижимая её головку к своей груди.
   - Сказали, что то что мне нужно у тебя.
   - Всё правильно. Пошли домой.
   - Я Кумари, да? Богиня-царица красоты?
   - Нет, милая ты Кумндари! Но тоже очень красивая богиня.
   Дома Анти наелась рисовых лепёшек и заснула прямо на полу в столовой. Утро началось с молитв и работы. Анти разбудили голоса монахов.
   - Ивовый листок пора на занятия.
   - Какие занятия?
   - Вставай тебя ждёт учитель Кои.
   Маленькая Анти совершено не хотелось что то делать она так устала, а тут еще учится. Выйдя во двор Анти увидела всех молодых монахов одетых в штаны и просторные рубахи, в руках они держали длинные шесты. Расступившись они пропустили её в середину и вручили маленький шест в длину её роста. На ступенях храма стоял Кои. Он был воинственен.
   - В учении моём нет ничего таинственного. В следовании истине нет никакой тайны, нет ничего, что бы мог скрыть учитель. Вы познали силу слова, пришло время стать могучими телом.

3.

   - Яки идут! Патпонг? Патпонг где ты?
   Антиохия вскочила с постели. Она заснула как только оказалась в своей комнате. Усталость и напряжённость последних недель погрузила её в глубокий сон, вырисовывая картинки детства. Пятнадцать лет она провела в монастыре Иных. Прекрасные годы детства. Она много узнала, многому научилась, а потом пришёл наставник Кои и сказал, что ей нужно научиться ещё кое чему. Она припомнила, как её вывели из монастыря и передали в руки незнакомца. Незнакомец не был похож на местных мужчин, такого как он, она видела впервые: волосы цвета солнца, голубые глаза и странная одежда одним словом - фаранг.
   Кои поцеловал её в лоб и крепко обнял.
   - Одна ты не будешь. Ты скоро вернешься домой.
   Как давно это было. Её привезли на континент, в старую Англию. Пять лет она прожила в пансионе для молодых леди. За это время волосы её отросли, она изучила этикет и правила высшего общества оставаясь при этом чужой для этого мира. Пансион был предназначен для девочек родителей миссионеров погибших во временна массового паломничества в страны востока. Целью воспитанниц было одно - подороже себя продать и обрести дом. В двадцать лет всё тот же незнакомец выдал её замуж за старого виконта Монти Фокса. Анти стала мис Анти Фокс. Тот был неисправимым авантюристом и страстным путешественником, на вопрос Анти знает ли он чем ему грозит брак с ней, тот только усмехнулся и прошептал: "именно этого я и хочу. Я знаю, что ты Кумндари. По вашим легендам, тот, кто жениться на Кумндари умрёт через год. Мне 83 года. Я тебе дам имя, а ты мне последнее приключение".
   Ровно через год Анти вернулась в монастырь. Патпонг отдал ей дневники и записи учителя Кои, где каждый её шаг был расписан. Основное её предназначение находить и спасать указанных людей от власти Ракшасов-яков. Ракшасы охотились только за теми людьми, чьи поступки могли изменить ход истории. Откуда Кои знал имена этих людей и где их искать Анти объясняла даром старика общения с высшими наставниками, лишних вопросов она не задавала, она ощущала что её мир именно такой и ей было в нём уютно.
  
  
  
   За дверью послышался тихий шорох.
   - Кто там? - Антиохия спустила ноги на мягкий ковёр.
   - Мисс, это дворецкий, вас просят спуститься в столовую.
   - Сейчас буду.
   Антиохия натянула грязную одежду и спустилась. За обеденным столом шла трапеза.
   Усевшись на стул рядом с Ланцом, Анти принялась накладывать на тарелку толчённую картошку, жирно поливая мясной подливкой.
   - Фу, Анти от тебя воняет, - Ланц зажал нос пальцами, - ты вообще знаешь, что такое мыло.
   - Знаю, но не нашла в комнате не чего похожего на ванну.
   - Леди себя так не ведут. Они должны....
   - Я не леди и ничего никому не должна, запомни это, - Анти взяла рукой шмат свинины и откусила большой кусок.
   Паскуаль Нарбору сидел молча, не замечая перепалки за столом.
   - Дедушка она лук схватила, скажи ей, что от нее будет вонять, - Ланц обижено закричал,- как нам её переделать никто не поверит, что она нормальная.
   Мистер Нарбору поднял глаза на Анти:
   - Милый Ланц я почти уверен, что барышня делает это намерено. Я принимаю ваши условия мисс.
   - Я пока ничего не ответила.
   - Ответили. Хотите, озвучу. Я буду делать то, что посчитаю нужным и не стану подчиняться вашим прихотям. Я свободна, а значит сильна. Я уважаю вашу силу и повторяю, приму ваши условия сделки.
   - Основное моё условие не давить на меня и позволить быть самой собой.
   - Но вы должны понимать, что для достижения цели вам нужно учитывать и наш образ жизни.
   - Согласна. Я помогу вам, а вы поможете мне.
   - Вам нужна помощь? - Эрик, наконец, оторвался от молчаливого созерцания содержимого тарелки.
   - Угу..- Анти грызла кочан кукурузы.
   - Мне кажется, что кто-то не очень рад вашему счастливому спасению!
   Вилка в руке Нарбору замерла на полпути ко рту.
   - Не чего определенного, но пока мы поиграем в игру с этим не известным. Вы предполагаете отправиться сразу в Индию или вернуться сначала в Англию.
   - В Англию, для оформления документов.
   - Хорошо. Тогда сделаем так. Для вас я стану, мисс Фокс, но для остальных я временами буду становиться Раулем Эмден.
   Дворецкий убрал тарелки, когда в столовую зашла женщина лет сорока.
   - Дорогие мои как я рада видеть вас и вашего друга в своём пансионе.
   Паскуал Нарбору поспешно встал, промачивая губы салфеткой.
   - Разрешите моя дорогая миссис Блант представить вам нашего друга Рауля Эмден.
   - Рауль Эмден,- Анти прикоснулась губами к протянутой руке.
   - Можете меня называть миссис Эмма,- мой хороший, - женщина похлопала Анти по плечу.
   - Чудный мальчик, -её внимание снова переключилось на старика, - а ваша внучка когда приедет? Я знаю, что в ближайшую неделю не один корабль не зайдёт к нам в порт.
   Ланц поперхнулся чаем и с выжиданием уставился на Анти. Не один мускул на её лице не дёрнулся. Семейка Нарбоу забыла предупредить её о своём манёвре. Они за неё приняли решение кем ей быть. Анти разозлилась, но взяла себя в руки и решила посмотреть, как старик выкрутиться.
   - Она приехала со мной просто не выходит, страдает об утерянном багаже, может вы поможете бедной девочки обрести уверенность и подскажите где можно обновить гардероб.
   Эмма так взмахнула руками, что огромные воланы на её плоской груди превратились в девятый вал. Анти подумала, что если эта гроза диеты выберет ей гардероб, она будет похожа на сборную солянку, употребление которой грозит пожизненной пропиской в уборной. Миссис Блант поглощенная идеей одеть истинную леди поплыла в своих воланах на выход, на ходу отдавая приказание дворецкому.
   Когда дверь закрылась за хозяйкой пансиона Анти сменила доброжелательную улыбку на злорадную гримасу.
   - Анти милая, ну я хотел как лучше, - старик развёл руками.
   - Мало того, что теперь я буду одета как умалишенная, так я и по вашим рассказам должна быть слегка тронутая. Как вы предполагаете отдать опекунство умалишенной. Вы об этом подумали и потом моё имя по документам виконтесса Анти Фокс.
   - Ну вот теперь мы знаем твоё настоящее имя, - Ланц толкнул брата локтём и рассмеялся. На что получил подзатыльник от того.
   - Никто не знает, что моя старшая внучка была больна, потом по приезд в Англию я намеревался признать некую Анти Фокс своей законной наследницей.
   - Если я стану законной наследницей, то в дарении отпадает надобность?
   - Нет, я всё продумал. Земля ваша будет изначально. Сначала дарение земли, затем признание.
   - Вы мне связываете руки, появиться вашей внучке, придется раньше, чем я предполагала. Мне нужна ванна, пока не вернулась эта медуза. Где комната вашей внучки.
   - Рядом с моей, - Эрик с достоинством поднялся из-за стола, - я проведу и прикажу приготовить ванну.
  
  
  
  
  
  
   4.
   "Что так ужасно давит в сердце, такая тяжесть, в голове туман без проблесков лучей утреннего солнца, когда же я пойму причину этой тяжести", Себ перевернулся на койке и уткнулся носом в стену каюты. Сложив руки на груди, он снова попытался уснуть. Сегодня корабль причалил к порту у какого-то острова и можно пройтись по земле, на время, забыв о постоянной качке. Военная служба заставила Себа проделать долгое путешествие к новому месту назначения, и этим местом была выбрана Индия. В его распоряжении уйма времени, никакого начальства, а главное любимое занятие изучать, постигать и открывать, для этого Индия была самым лучшим местом. Главным условием в его работе оставалось находить возможность отправлять новые карты на большую землю. Не только интерес к новому, но и тяжесть прошлого гнало его туда где мысли подчинялись настоящему моменту, а не заставляли сердце опускаться до банального анализа минувшего. В каюту постучали. Старый кок откашлялся и решился подать голос в закрытую дверь.
   - Сер, вы спите? Капитан просил передать, что сегодня ужин на берегу.
   Себ протянул руку к тумбе и нащупал часы. Три часа по полудню, еще есть время поспать.
   - Скажите капитану Годдарту, что я буду на ужине, кстати, где сие пиршество желудка намечается?
   - Капитан будет Вас ожидать на пирсе, сер, в семь вечера.
   - Ладно.
   Уткнувшись носом в подушку Себ снова погрузился в полудрем.
   Капитан Годдарт еще раз взглянул на часы.
   - Ну что, господа, - обратился он к собравшимся на пирсе командному составу,- не будем уважаемую миссис Блант, нас ждать.
   Себ не подчинялся капитану и был весьма доволен этим обстоятельством. Одевшись на манер денди, он себя чувствовал намного комфортнее, нежели эти молодые офицеры. То и дело, оправлявшие форму.
   "Чего ради пыхтеть и наряжаться? Чем блистать? Да перед кем? Как они наивны.. Разве ваши мундиры дадут вам чувство уверенности перед этими отродьями в юбках, разве они помогут вам распознать правду от лжи, разве они дадут вам вот то самое примитивное, что эти "ведьмы" называют любовью? Да они выпьют вас сначала, измотают вашу душу, затянут удавку и вы разучитесь дышать... Расслабьтесь, пользуйтесь ими пока они не пустили сладкие слёзы...потом возврата не будет. Потом только игра, кто кого первый сживет со свету"- размышлял про себя Себ, наблюдая за молодыми людьми. На его лице появилась кривая ухмылка, он с трудом сдержал злой смешок.
   Выбрав для себя удобную позицию существования, он занял место наблюдателя, ни в коей мере не позволяя окружающим вмешиваться в его жизнь. Даже когда вмешательство имело место, он научился от него отстраняться, что в будущем позволило ему стать холодным ко всему, что его окружало. Он оберегал себя и свою душу от ненужных на его взгляд эмоций, наслаждаясь собственным эгоизмом и свободой души.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
   Фаранг - тайцы называют европейцев.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

*******

   Возможность ощутить себя женщиной не приносила Анти такой радости, как миссис Блант. Она то и дело причитала по поводу женской доли, обусловленной, в ее понимании исключительно проблемой гардероба. После ванны и умелых рук неизвестно откуда взявшейся некой Миа, голова Анти приобрела вид милой цветочной клумбы, а макияж был нанесен с такой осторожностью, что от прежней Анти остались только уши. Довершением первоначального перевоплощения завершили дурацкие локоны чужих волос, варварски прицепленных к тому, что называлось клумбой. Вот столь милое создание и увидела перед собой мисси Блант. Мужчины не видели результата работы Миа и тому покорно ждали в холе. Предложенные платья и нижнее белье, выбранное участливой хозяйкой пансиона, к удивлению отличались простотой и изяществом, что не как не вязалось с ее собственным гардеробом. Только когда Миа помогла Анти облачиться в платье цвета ранней травы и затянула корсет, миссис Эмма притихла на софе. Анти видела, как на лице благоухающей матроны появилась грустная улыбка.
   - Ну, вы тут заканчиваете, а я пойду, прослежу за ужином, потом надо сходить....- голос Эммы затих за закрывшейся дверью.
   До этого не произнесшая ни слова Миа улыбнулась и на чистом английском спросила, какие туфли мисс предпочитает.
   - Наверно зеленные,- Анти повернулась к Миа лицом.
   - Хорошо мисс.
   -А что и сапожник тут есть, что за пять минут сошьет мне зеленные туфли?
   -Нет. Нет сапожника. Это платье и туфли предназначены были племяннице мисс Блант, она была на том же корабле, что и вы. Только ей меньше повезло. За меня вы можете не беспокоиться, я, не из болтливых и потом, мне достаточно заплачено за молчание.
   - А если я заплачу, что бы вы меня сопровождали на большую землю?
   - Мисс мне достаточно заплачено, чтобы быть не только вашей прислугой, но и ушами и глазами. - Миа присела в глубоком реверансе.
   Она была крупной женщиной. Черные волосы, заколотые в тугой пучок, напоминали короткий флагшток. Пышные рукава жакета были слишком длинны и прикрывали полностью кисти ее рук. Еще когда Миа закалывала шпильки на ее голове, Анти заметила особенность строения ее одежды. Миа было, что скрывать.
   - К какому клану вы принадлежите? - Анти присела на край кровати.
   - Я нагрея, - Миа оголила руку до локтя.
   Татуировка на внутренней стороне руки гласила о принадлежности к классу свободных.
   - Как Вы оказались в этом доме?
   - Я не в доме служу, я вам служу.
   - Кто нанял?
   - Сама напросилась.
   -Зачем?
   - Мисс, почему вы не спрашиваете о моей внешности?
   - Я спросила, зачем?
   - Мой отец сказал, что когда я встречу женщину с ивовым листком и придурошным конем, то должна пойти с ней, так как долг еще не отдан... nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
 
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&0x08 graphic
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&

*******

&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
   -Долг? Тогда ясно...Да, о внешности. Твои родители, на славу постарались, если б не татуировка я бы подумала, что передо мной экстравагантная испанка. Надеюсь, мы найдем общий язык Миа. Кстати о придурошном коне, он там не успел еще конюшню в руины превратить?
   -Мисс, Хал чувствует себя превосходно. Он вырвался из денника, побегал по округе, довел до истерики конюха, и сожрал шляпу мисси Блант, на что она, приволокла еще две пары старых шляп из соломки.
   - Все это за то время, что я тут спала? Он превзошел себя. Называй меня по имени, когда одни. Ну, что думаю тебе излишне объяснять, что тут происходит? Ты уже считала наших "друзей" и знаешь, чего они хотят...
   Миа довольно улыбнулась, ей было приятно осознавать, что хозяйка верит в дар ее клана.
   - В общих чертах мисс. Будут приказания хозяйка?
   - Нет. Я пошла. Одна только просьба к тебе, я не хозяйка.....и пока еще, я твоего брата не нашла....
   Миа поняла, что считывать мысли может не только она.
   Подхватив юбки из канчипурского шелка, Анти слетела с лестнице забыв о манерах. До ужина было еще достаточно времени, чтоб навестить Хала. Перепрыгивая через ступеньки, она не обратила внимание, на тени внизу. Все мысли были устремлены только на одно "не наступить на эту тряпку, и не скатиться вниз". Благополучно приземлившись возле последней ступеньки, она отряхнув невидимую пыль с платья.
   "Интересно или неинтересно, да по барабану, девица как девица, как и все. Ну ведет себя как не леди, так это пройдет, только за нее возьмутся, да за ее воспитание. Но все ж кто? Та самая леди, ради которой тут все собрались, или..." - Себ вышел вслед за Анти, когда та оказалась на достаточном расстоянии, чтоб не видеть его.
   - Господа прошу присаживаться, - хозяйка пансиона расхаживала по парадной в платье обрамленным французским кружевом. Местная портниха постаралась на славу, используя в качестве выкройки фантазию миссис Блант. Незнание современных веяний в моде компенсировался умелыми руками и желанием угодить заказчице.
   - Что ж Вы господа не присаживаетесь? Ах хитрецы, знаю, знаю, ожидаете барышень...Ну уж скоро, наберитесь терпения.
   Пока миссис Блант развлекала гостей, Анти пыталась объяснить банту, что Хал не любит, когда ему тычут овес прямо в морду. Что попытки банту накормить "оч худой лоша едой" закончиться для него еще одним приступом истерики от выходок животного. Все было тщетно, банту тыкал пальцем в ребра Халу от чего тот вздрагивал и прижимал уши...Эта пытка щекоткой продолжалась недолго, так как Халу надоел этот назойливый маленький человечек, он просто расслабился и издал звук похожий на извержения вулкана, такого маленького вонючего вулканчика...Выбежав из конюшни Анти обрадовалась, что этот вулканчик пришелся не на ее долю.
  

*****

   Где начинается страсть? Где она живет? Анти часто задавала себе подобный вопрос и смутно вспоминала первые попытки исследовать собственное тело. Часто ей казалось, что оно не заслуживает такого восторженного описания, какое дают избалованные оргиями и извращениями, античные поэты. Современные же классики все чаще прибегали к одной и той же теме. К теме обольщения девственницы умелым ловеласом, что воспылал страстью к обучению и воспитанию своей собственной игрушки, после чего естественно он влюблялся в нее. Тысячу раз, прочитав скудные романы на интеллект и страсть современной прозы зажатой буржуазии, Анти пришла к выводу, что ее первый раз был похож на кошмар. Не то чтоб это было больно или неприятно, нет. Это было скучно. Осколки страсти развеялись с первым же осознанием, что восторга и крыльев бабочки в животе нет, а есть обычный голод - желание поесть. Ужас. Молодой человек, недавно казавшийся ей загадкой, стал вдруг потным, монотонно двигающимся маятником. Она запомнила, как взглянула ему в лицо: зажатые губы, пустой взгляд и ноль реакции в глазах. Когда до нее дошло, что страсти у этого человека нет, и он просто утоляет свою жажду, ее тело, подчинившись команде из мозга - моментально остыло.
   Прошло не так много времени, Анти снова подверглась натиску инстинктов, что принесли для нее немало новизны о собственном теле. Только до конца она не могла, а может, не хотела отдавать себя никому. Откровение ей принесло только одно прикосновение, что повлекло за собой бурю эмоций до сих пор не понятую ею.
   Июнь. Слишком жаркое лето. Напротив Анти стоял молодой мужчина, на его лице играла слишком наглая ухмылка. Всем своим видом он говорил, что рано или поздно, но он воспользуется своим правом на нее. Абсурдность этого умозаключения была абсолютна, так как это был никто иной, как Себ, тот самый Себ, что пользовался женщинами и потом игнорировал их существование в принципе. Каждый раз, когда он заводил новенький роман он честно предупреждал: "Я, сволочь!". Анти очень захотелось врезать ему в поддых, когда он уставился немигающим взглядом на ее губы. "Тоже мне герой нашелся. Давай, чеши отсюда, тут тебе обломится. Мне и говорить не надо, что ты сволочь!" - думала Анти, когда Себ затянул паузу между высказываниями. Анти придержала юбки рукой пытаясь сделать легкий шаг назад. Как же ей было жарко в этих многочисленных креолинах, корсет вызывал зуд между лопаток. Грудь была так высоко поднята, что иногда ей казалось, можно было бы поставить тарелку на этот пьедестал, и та бы точно не свалилась. Неужели мужчины не понимают, что это всего лишь хитрость женского туалета, позволяющая маленьким холмикам превращаться в Альпы перед носом голодных самцов. Анти ненамеренно томно выдохнула, уж слишком сильно ей надоело играть роль барышни, что начинает страдать чесоткой. Уже все тело зудело. Дикое желание почесать себя везде сводило ее с ума. Она, то закатывала глаза, то передергивала плечами, то косилась на мисс Блант в поиске участия на ее лице - ничего. Никто не понимал ее мучений. "Этот тип думает я по нему вздыхаю!! Тебя б засунули в панталоны и корсет при такой жаре. Эй, дорогой поостынь и так дышать нечем!!!" - вела немой диалог Анти. Себ во блага приличия принимал участие в развлечении этой странной барышни в зеленом платье. Пока его язык молол всякую чушь, мозг лихорадочно воспроизводил обрывки картинок из его прошлого. Тогда под лестницей он ее не сразу узнал, но стоило ей вплыть в гостиную его осанка изменилась, из легкого и раскованного он превратился в струну, только губы кривились в ухмылке. Она его не помнит - это он знал точно, он тогда был всего лишь орудием для достижении цели, и никто не думал о его чувствах. А чего он ожидал? Он заключил сделку, выполнил свою часть, а что и почему - это должно было быть не его делом. Но она застряла у него в голове на долгие годы. После каждой постельной победы он вспоминал ее и мысленно говорил с ней, он жаждал чтоб она хотя бы со стороны увидела, как под ним извиваются женщины и просят пощадить их...Неужели все он это делал только из мести той, что не смогла ответить ему как все остальные. Он часто перебирал в памяти ту ночь, вернее несчастный час, когда женщина, что лежала под ним не проронила ни звука, а только смотрела ему в глаза, от чего он чувствовал себя проституткой заранее получившей оплату. Дурацкая месть, но ей ли? И вот теперь она стоит тут и корчит из себя жеманницу. Когда ее старый и древний как мумия Тутанхамона муж, предложил ему вместо себя выполнить первый и единственный супружеский долг, Себ возмутился, но старик объяснил, что без брачного ложа, его малочисленные родственники могут объявить брак недействительным, и бедное дитя останется без всего, а главное без титула. И он это сделал, ему нужны были деньги.
   - Лайзмиз*, - процедила сквозь зубы Анти, когда ее ноздри защекотал легкий запах лимонного сока. Это капитан подошел к их маленькой компании и она была ему благодарна. Антиохия достаточно устала, как от ехидных замечаний Себа по поводу нового сезона и что она уже по крайней мере пропустила с десяток, мягко намекая на ее невостребованность среди мужчин высшего круга Британии и заканчивая вульгарными высказываниями про старых дев. Одним словом, он всячески пытался вывести ее из себя. Она же упрямо играла роль дурочки.
   Когда Антиохия извинившись, прошуршала мимо него к мисс Блант, он словил себя на мысли, что хочет почувствовать ее вкус. Выругавшись себе под нос , он готов был ударить самого себя. Неужели ущемленное мужское самолюбие может заставить его Себа домогаться этой холодной рыбы? Нет, это всего лишь долговременная мужская компания его утомила, а плоть от долгого воздержания желает наконец искупаться в ласках, даже портовой шлюхи.
   *Лайзмиз - в насмешку называли английских моряков из-за ежедневно выдаваемой им порции лимонного сока
  
  
   Оставшийся вечер прошел без дам, так как, сославшись на жару и тяжелое путешествие, они удалились. Возвращаясь на корабль Себ мечтал поскорее лечь спать, и предаться иллюзиям с придуманной им шлюхой из местной таверны. До следующего вечера далеко, а плоть требует освобождения и завтра он обязательно найдет одну из этих жриц, чтоб утешить себя до следующего порта, а может и до самой Индии.
   Уже подходя к кораблю, он извел себя настолько фантазиями о том, что он сделает с девкой из таверны, что ударив тростью об перила трапа, резко рванул в кабак. Инстинкты сильный момент сущности человека, но что движет самими инстинктами? Голод, жажда, сохранение жизни, самообман или желание доказать собственное превосходство, в конце концов может это эгоизм и любовь к самому
   себе? А может все сложнее - это желание обладать тем, что никогда не будет твоим, потому что именно этого и хочется - обладать и быть хозяином, пусть недолго, только на одну жизнь, но все ж, желание чтоб женщина зависела только от него в пастели - было слишком велико. Он хотел, чтоб те, кто оказывались в его постели, хотя бы на час, на ночь потом боялись не испытать того же с другими, и он этого добивался. Они потом бегали за ним и клялись в вечной любви, только потому, что он им однажды показал, что занимаясь сексом можно любить и заставлять верить в это других. Но его желание обладать одной и той же женщиной заканчивалось самое большее через три месяца.
   В размышлениях Себ подошел к таверне. Заплатив хозяину за рыжую девицу, он отправился с ней в ее "будуар", хотя это было сложно назвать именно так "будуар" - скорее место с постелью и миской для умывания. Разглядывая как пышная девица пытается игриво снимать с себя одежду, он почему-то представил себе комнату в своем доме, где горит только пару свечей, где кроме него и его "холодной рыбы" никого нет. Да он хотел, чтоб этой шлюхой сейчас была она, та что молчала и только пыталась заглянуть в его глаза. Он представлял перед собой, как она в такой же дешевой одежде неуклюже пытаясь соблазнить подходит к нему, как позволяет ей придвинуться настолько близко, что ее на половину оголенная грудь оказывается у него перед глазами. Он чувствовал, как заставляет ее опрокинуть голову, когда прикасается к голой плоти под блузой. Он ощущал, как под пальцами горит тело, как дрожит и напрягается, когда он дыханием предвкушает ее ожидание. Ему до боли хотелось прикоснуться к ее груди и в тоже время боялся , что причинит боль если не сможет себя сдержать и просто вопьется в нее. Все внутри отзывалось. Волной накатывало от головы и останавливалось в плоти. Голова кружилась. Ему хотелось, чтоб она заглянула в его глаза, когда он войдет в нее пальцами, чтоб дать ей возможность почувствовать начало всего, что сможет ей показать, и когда она подумает что все закончилось, он начнет все сначала, таким малым как пальцы она не отделается. Обнажив ее грудь он не сдержал себя и стал терзать сосок, рукой обхватив ее талию притянул к себе как можно ближе, свободной рукой он прокладывал себе путь под юбки. Когда пальцы нашли рюши пантопонов он медленно направил руку между ее ног и приложил ладонь там, где бы сразу узнал, желает она его или нет. Его рука стала влажной. Он удовлетворено выдохнул, надеясь, что не будет услышан. Прокладывая дорожку из поцелуев от груди к животу он попытался раздвинуть ее ноги пошире, но она только сильнее сдвинула их. Тогда он слегка прикусил сосок зубами, от этого у него самого пошла дрожь по всему телу, но и его льдинка расслабилась. Как только он почувствовал отклик ее тела терпеливо-медленно вел указательный палец внутрь тепла, большим нащупал "сладость Венеры" и легонько надавил. Тело женщины стало двигаться, призывая палец войти глубже. Услышав стон Себ отпрянул. Шлюха распласталась перед ним во всей своей наготе, призывая продолжить, то, что он начал. Ужаснувшись такому забвению, а самое главное тому, что он представлял себе другую женщину, он с отвращением отпрянул от девицы. Взъерошив короткие волосы, потер свои виски. Голова жутко болела как после похмелья, а ведь он не пил. Придя в себя, он быстро кинул девице пару монет и почти выбежал из таверны....
  
  
   "Как сильно можно ненавидеть себя? Можно...За глупость, наивность и доверчивость, а еще за то, что поверил в возможность быть счастливым. Что же происходит с человеком, когда он ненавидит? Он мстит. Кому? Себе. Убивает себя мыслями и воспоминаниями, играет роль довольного жизнью человека, обманывая того, кто причинил боль. Чтоб даже мысли не возникло, что он причинил страдания. Боль. Она разрушает тебя изнутри, особенно если этот кто-то откровенно говорит, что ты не нужен и открыто, демонстрирует свое пренебрежение, отчужденность, одним словом, ты становишься абсолютно чужим человеком.....
 nbsp;  Что хочется делать?
   Кричать, плакать, напиться.......
   Боль должна найти выход. Но в чем? Пройдя полпути становления себя, после взрыва, важно стать холодным, остыть, и не просто на словах. Заморозь душу, дай ей то, за что она ухватиться и начнет терзать "как тузик грелку", выплескивая всю энергию не в себя...
   Как легко сказать. Но как убить в себе себя, чтоб не покончить с собой? Головоломка. Один выход....подождать пока оно умрет внутри ............господи, но как же трудно ждать..... Умирать и возрождаться заново." - Себ устал от собственных мыслей, они его так съели за последнее время, что невольная встреча с барышней в зеленном дала его мозгам новые загадки, куда приятнее чем те, от которых он бежал. Продолжение следует
  
  
  

*****

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
nbsp;
  
 &
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"