Ирис Ванда: другие произведения.

Логово драконьей страсти. Закончен. Черновик.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попала невинная Маринка в полное владение в лапы представителю клана Серых драконов. И сладко ей - что только не вытворяет паршивец с её податливым телом.... И горько - плевать дракону на чувства её и желания....

  
  Под ногой хрустнула ветка, отчего Маринка подпрыгнула как ужаленная и прижалась спиной к ближайшему дереву. Шумно дыша, огляделась, мысленно матеря себя за излишнюю осторожность. Осторожничать стоило раньше, до того, как вообще попёрлась в Запретный лес. Там в Виласграде, поддавшись решительному блеску в глазах толпы бывалых наёмников, девушка упросила отца взять её с собой. Отец с ней всегда носился, после смерти жены особенно, и Маринка знала, на какие точки давить. Лишь раз всхлипнула золотоволосая пухленькая девушка с лазоревыми очами, на что Балукан, махнув рукой, отреагировал, как было задумано. Сам он опасность Запретного леса считал неуёмной фантазией сбрендивших местных жителей. Но раз король Таамран посылает на проверку, прокатиться придётся. Вообще, Балукан не был военным, но род его за последнее столетие обеднел настолько, что приходилось быть рукой короля в самых затерянных уголках огромного королевства.
  Теперь же Маринка, чуть не плача, вглядывалась в сумрак лесной чащи. Сто пятьдесят опытных воинов во главе с умнейшим Балуканом словно растворились среди высоких, неровных стволов, утопающих в мягкой траве. Нет, сначала всё было прекрасно. Маринка, хихикая, ехала на белой лошади рядом с отцом, стреляя глазками в сторону его помощника Кави. Кудрявый шатен Кави запал ей в душу ещё в городе, когда в трактире выводил древние баллады о драконах прекрасным глубоким тенором. Сейчас он вовсю старался, стараясь завершить начатое обольщение. Рассказывал забавные истории, в которых неизменно выходил победителем. Балукан хоть и хмурился, парня не перебивал. Даже любимую дочку когда-то нужно будет замуж отдавать. Кави ему нравился, перспективный. Почти два дня ушло на дорогу. Лес показался Маринке огромным, нескончаемым изумрудным морем. Лошадей пришлось оставить почти сразу, настолько густо росли деревья, упирающиеся кронами в небо. Девушка возблагодарила Высших, что надела кожаные штаны с широким поясом и высокие сапоги, все-таки в платье такой поход вынести невозможно. Да и толстую золотую косу заправила по настоянию отца под платок. Наёмники были надёжные и проверенные, однако привлекать лишнее внимание к дочери не хотелось. Белая, ровная кожа Маринки немного загорела и зудела, поэтому, в тени леса, она сняла мягкий, но плотный платок, чтобы дать доступ свежего воздуха к остальным частям головы. Балукан покосился, но промолчал.
  В лесу пришлось растянуться в цепочку. Девушка с отцом шла где-то в середине. Ноги у неё были крепкие, поэтому шла легко и непринуждённо. Здесь больше помалкивали, прислушиваясь к окружающей природе. За полдня особых изменений не заметили, поэтому немного расслабились. Однако чтобы прочесать лес, уйдёт не один день. К вечеру вышли на полянку, где и решили переночевать. Кто-то нашёл ручей неподалёку. Маринка первая поплелась освежиться под охраной отца и его помощников. В темноте особо не увидишь, поэтому плескалась полчаса в холодной воде. Попробуй весь день в коже походить, всё запреет. Балованная отцовским вниманием, в быту она была неприхотлива. Условий хороших с детства не видела. Вот мать, та да, выросла как в оранжерее, в богатой купеческой семье. Однако, связавшись с Балуканом, с семьёй рассорилась. Возможно, потому и умерла рано, не справившись с тяготами тяжёлого быта в продуваемом насквозь полуразрушенном замке. Жили по-простому, хоть и с титулом. Король вспомнил о Балукане, когда тот уже вдовцом стал. Стал его отправлять на разведки в далёкие уголки королевства. Вроде и дворянин, а если что случится и не жалко. До сих пор Балукану везло, поэтому дочку стал брать на постоянной основе. Искупавшись, они пошли назад к лагерю. Где уже должны были поставить палатки и варить кашу. Есть хотелось жутко.
  На поляне горел костёр, с подвешенным котлом с кипящей водой. Часть палаток была расставлена, часть валялась на утоптанной траве.
  -Что за шутки? - Манмар, одноглазый крепкий мужчина выхватил сверкнувший меч. Машинально встали, смыкаясь, спина к спине с оружием наготове.
  Тишина. Маринка, испуганно стоящая в середине, вдруг поняла, что кроме глухого потрескивания костра и неровного дыхания мужчин, ничего не слышит. Постояв так некоторое время, наёмники стали обследовать поляну и близлежащий лес. Четверо мужчин не спали всю ночь. Только Маринку загнали в палатку. Куда за полчаса могли пропасть сто пятьдесят крепких мужчин? В голову лезло ужасное. После внимательного осмотра с факелом, следы борьбы всё же обнаружили. Несколько обломанных веточек. Но кто мог бесшумно уложить и главное, утащить такую толпу воинов с оружием? Наёмники не с одной передряги вылезли. Если бы люди напали, так крики были бы слышны. Крови не было. На Балукана и помощников было страшно смотреть. Впервые они не знали, как быть. Не спали всю ночь, к утру решили двигаться назад, как можно быстрее из Запретного леса.
  Балукан корил себя за то, что так легкомысленно отнёсся к походу. Оставил наёмников. Хотя, что он мог бы сделать против драконов. А кроме них, такое провернуть за полчаса никто бы не смог. До сих пор жила легенда, что Виласград и вся обширнейшая территория вокруг, когда-то принадлежала клану Серых драконов. И правили они людьми, пока не пришли тяжёлые времена проклятой чумы. Всё вокруг гибло, люди сходили с ума, обвиняя драконов в том числе. Драконы ушли в Запретный лес. Жизнь налаживалась, проходили века. Лес также оставался Запретным. Никто не рисковал идти туда. Появился один смельчак, потом другой. Может и не ходили они дальше опушки, однако вроде дорогу открыли. Потянулся народ на природу. Всё ничего, только через какое-то время стали люди пропадать. По одному, семьями. Поиски ни к чему не привели, иногда и поисковики пропадали. Натасканные собаки с воем ложились на землю, не желая двигаться с места. Снова нависла печать над лесом. Драконов боялись. Тут приехал новый наместник короля и захотел в лесу устроить пикник. Никто не поддержал его. Власть хоть накажет, да живым оставит. А что в лесу, то неведомо. Наместник стал жалобы строчить королю. Потом как-то со скрипом набрал отряд и решил проверить сам. Проверил. Но не вернулся. Нового наместника прислали. И Балукана отправили, проверить, что за разбойники (король не сомневался, что это разбойники, драконов вживую не видел никто ещё) в лесу шастают.
  На рассвете, оставив палатки (самим бы живыми выйти), двинулись обратно. Как назло, молочный туман раскинул своё покрывала, насколько хватало глаз. Воинам по пояс, а Маринка только голову задирала, крепко вцепившись в руку Кави.
  -Отец, даже птицы не поют, - прошептала девушка, вглядываясь в туман.
  -Не бойся, дочь, скоро выйдем из этого проклятого леса, - бодро подмигнул бледный Балукан. Остальные молчали и настороженно, до боли в скулах вслушивались в опасное утро. Туман вроде рассеиваться начал. Маринка уже с плечами видимая шагала, когда что-то стегануло нежданно больно по ногам. Вскрикнув, упала, запутавшись в мокрой траве. Услышала, как позвал отец. Быстро вскочив на ноги, обернулась.
  -Здесь я, - и чуть не взвыла, никого не обнаружив. Забыв даже выхватить меч, которым немного умела пользоваться, побежала, цепляясь за кочки и сдерживая крик. Долго бежала, хриплое дыхание болезненно отдавалось в боку. Села на траву и зарыдала. Туман рассеялся. Живая Маринка. Только одна. Непонятно где, не заметила, в какую сторону бежит. Щёки от слёз щипать начало, когда успокоилась немного.
  -Не дамся, - выдохнула и встала, распрямив хрупкие плечи. Солнца сквозь кроны пробивалось немного, поэтому определять дорогу будет по деревьям. Зря, что ли её отец брал в походы. Опять слёзы полились ручьём. Внимательно ощупав деревья, определила северную сторону по тёмной и грубой коре. Ага, значит, нам в противоположную, раз лес на севере от Виласграда. Меч на всякий случай в руку и быстрым шагом вперёд. Только стало казаться через какое-то время, что смотрят в спину. Сверляще так, тяжело. Несколько раз оборачивалась, вглядываясь в зелень. Интуиция у Маринки хорошая. Потом появилось ощущение, что всё ближе к ней кто-то. Она в страхе даже побежать хотела, да что-то подсказало внутри, что так ещё хуже будет. Отсутствие внешних звуков угнетало. Словно одна-одинёшенька она в этом мире. Поэтому и подскочила так, когда ветка хрустнула. Посидела и хватит. Поднялась, глаза подняла и вздрогнула, отступив.
  Стоит парень с длинными чёрными волосами. Улыбается так, что белоснежные клыки на фоне спелых губ и бархатистой загорелой кожи ярко выделяются. Высокий, гибкий, как тростинка, штаны в сапоги заправлены, рубашка кружевная и серебристый жилет, камнями украшенный. А глазища светло-серые с тёмным ободком, пронзительные и чуть безумные.
  Пока опомнилась, дрожащими руками за мечом полезла. Не заметила, как прижатой к дереву оказалась. Вскрикнула, когда стальной хваткой руки безжалостно завели назад. Чуть наклонился и шумно вдохнул у шеи. Хотелось закрыть глаза и визжать.
  -Кто такая? - глаза чуть прикрыты и опасно блестят. Стройный вроде, а тело как литое. Ишь, как прижался.
  -Ма...Маринка....- пролепетала. Жарким кончиком языка провёл по мочке уха. Сердце забилось птичкой в клетке. Сероглазый шумно выдохнул сквозь зубы, коснулся щекой. Девушка дёрнулась, - Пусти!
  -Тсс! Сильно не дёргайся, а то не выдержу, - Маринка испуганно замерла, - Ты зачем в лес пошла?
  -Да кто ты такой, - сердито глянула, - Я с отцом, у него военный отряд. Сейчас выйдут, мало не покажется.
  -А, отряд, - он гортанно рассмеялся, - Но ведь мы одни здесь. Значит, пока всё можно.
  -Ты убьёшь меня? - еле выговорила Маринка. Он приподнял бровь в изумлении, затем задумчиво посмотрел вверх.
  -Думаю, тебе можно найти лучшее применение, - снова засмеялся он с другими, пугающими нотками.
  Пока он хохотал, ослабил хватку, и девушка, чудом вырвавшись, побежала куда глаза глядят. Догнал гад, повалил на землю. Продолжая отбиваться, поняла, что лежит на спине под парнем, с распятыми руками.
  -Что же ты Маринка, - выдохнул ей в губы, - От хищников бегать надумала.
  -Кто ты? - всмотрелась в бездонную серую глубину, на дне плясали алые крапинки.
  -Кого ещё можно в Запретном лесу встретить, - он холодно ухмыльнулся, продолжая удерживать запястья, - Сами же нас искали.
  -Ой, мамочка, ты.... - с ужасом Маринка забилась в жёстких руках, как кролик в крепких силках.
  -Он самый, - дракон наклонился ниже и жёстко впился горячими сухими губами, легко преодолевая сопротивление, захватывая, сминая всё на своём пути, с напором прокладывая себе путь. Маринка только дёрнулась от болезненного укуса. Слёзы потекли. Через долгие минуты оторвался и прищурился, - Даже так.... Не целовалась ещё ни с кем блондиночка. И вероятно, невинна. Ну, ничего я буду крайне осторожным.
  Поняв смысл слов, Маринка стала вырываться и орать с удвоенной силой, где-то на краешке сознания понимая, что барахтанье её для мужчины как слабый трепет и обречена девушка с самого начала. Дракон её рот быстренько закрыл ненасытным поцелуем. Его вездесущие нетерпеливые пальцы уже рвали верхнюю одежду. Сначала курточка, потом шёлковая рубашка с треском полетели в сторону. Маринка зажмурилась, чтобы не видеть, как алчно загорелись, вспыхнули глаза дракона. Удерживая одной рукой её кисти, он сжал спелые белые холмики, потом потёр перламутровые нежные вершины. Нежно, чуть сильнее. И не выдержав, прикрыв глаза, стал губами, языком и зубами терзать соски. Маринка, шумно дыша, ёрзала спиной по прохладной траве, дрожа от новых ощущений и первых ласк. Что-то непонятное разгоралось внизу живота, рискуя сожрать её целиком. От дракона пахло свежим утром, лимонной травой и ещё чем-то непонятным горьковатым, отчего сладко сжималось на уровне солнечного сплетения. Парень тёрся об неё всем телом ( когда только рубашку с жилетом скинул?), поочерёдно терзая то сочные губы, то упругую грудь, покрывая лёгкими укусами плечи. Она мотала головой, стараясь избежать поцелуев, но дракон настойчиво возвращал её на место. Поцелуи стали ниже и девушка, до этого вяло сопротивлявшаяся, снова задёргалась, завизжала, отталкивая.
  -Не хочешь по хорошему, да? - Дракон зло прищурился, раздувая ноздри. Что-то прошептал, и Маринка поняла, что её руки замерли в одном положении, прижатые к земле над головой.
  -Что ты сделал? - просипела она испуганно, разглядывая мускулистую бронзовую кожу гладкого торса.
  -Заморозил на время. Будешь паинькой, может, сниму, - он криво усмехнулся, - Слушай, Маринка, меня зовут Садхарэнт. Когда тебе будет сладко, можешь кричать моё имя.
  -Ни за что, - в следующий момент девушка завопила. Штаны из крепкой кожи, дракон разодрал прямо на ней, как салфетку. Руки, намертво припаянные к траве, не давали возможности сильно поднять голову. Садхарэнт разведя ей ноги, улёгся между, целуя и облизывая низ живота и то, что между бёдрами прямо через трусики.
  -Не надо, прошу тебя, Садхарэнт.
  -Поздно, девочка, слишком поздно, - одно движение и абсолютно голая, открытая девушка, красная от стыда, пытается сдвинуть ноги.
  -Ну-ка, - хлопнул по внутренней стороне бёдер, - Будешь так делать, лодыжки заморожу.
   Дракон, подхватив её за ягодицы, поднял выше и, удерживая руками бёдра, провёл языком по самому сокровенному местечку. От непривычных ощущений Маринка застонала и замотала головой. Она сама себя там никогда не трогала, а тут совсем незнакомый дракон. Да как он смеет! Словно в насмешку, длинный язык дракона стал кружить и задевать такие точки, что сознание девушки поплыло. К тому же к языку по очереди присоединились длинные пальцы, нескромно обследующие её внутри, ласково надавливающие и кружащие. Сладкая похоть охватило всё её существо, сопротивляться было невозможно.
  -Ааа.... Садхарэнт, - застонала девушка и блаженно задёргалась, поджимая пальчики на ногах. Дракон, не сразу оторвавшись, поднял лицо с влажными губами и торжествующе ухмыльнулся. Наклонился, широко лизнув её по скуле.
  Маринка, ещё не отошедшая от экстаза, почувствовала, как в неё упирается что-то твёрдое и горячее.
  -Будет немного больно в первый раз, ты такая узкая там.... Даже не представляешь насколько, - дракон накрыл её открывающийся в протесте ротик властным поцелуем, почти вгрызаясь. Дальше Маринка могла только хрипеть, чувствуя, как что-то огромное пытается в неё протиснуться. Дракон, тяжело дыша, резко двинулся вперёд, и девушка застонала, на этот раз от жуткой разрывающей боли внизу. Захотелось оттолкнуть дракона и не видеть его больше никогда. Всё, что она могла, только смотреть на его исказившиеся от страсти черты. Он замер с закрытыми глазами, потом стал двигаться, осторожно и медленно вначале и всё быстрее с каждой минутой. Это продолжалось целую вечность. Боль притупилась, но не проходила. Садхарэнт неутомимо вколачивался в неё, изредка приникая глубоким грубым поцелуем и сжимая до синяков грудь. Наконец, он впился в неё губами и уже не отпуская, дёрнулся несколько раз и замер. Она облегчённо вздохнула. Он поднялся, чтобы смочив платок водой из фляжки, обтереть её бедра от крови. Потом разморозил руки. Расстелил на траве покрывало, вытащенное из сумки.
  -Прости, тебе было не очень приятно. Ничего ты привыкнешь, - от этих слов Маринка чуть не наорала на него. Ещё чего, как к такому привыкнуть можно вообще. Дракон, не обращая внимания на её возмущённое лицо, уже нежно поглаживал спину присевшей девушки.
  -Не надо больше, - взмолилась она, пытаясь сжать бёдра и не пустить туда лихорадочно скользящие по её ногам стальные пальцы. Не ответив, он захватил её губы во влажный плен и усилил ласки. Сама не заметила, как снова стонет под его сильным телом. Боль, если и оставалась, стёрлась под сладостными волнами, развратно изгибающими её тело в невероятных позах. Давно стемнело, но он отлично ориентировался и продолжал брать её почти силой, вызывая всё новые волны желания в Маринке. Она уже не могла и не хотела быть объектом его безудержного неутолимого желания, но снова и снова терялась в ласковых прикосновениях и бесчисленных изматывающих оргазмах.
  -Пожалуйста, остановись, - прохрипела она в один из моментов прозрения, поняв, что ещё немного и он залюбит её до смерти. Дракон с жестокой усмешкой поставил её на колени и пообещал, что если она сделает всё, как он просит, то даст ей поспать. Она старалась, хоть и с трудом смогла охватить губами огромный, каменный орган. Дракон не стал кончать ей в рот, и, толкнув, резко вошёл в Маринку на всю длину. Через полчаса всё закончилось и ей позволили уснуть, предварительно надев рубашку из сумки дракона.
  -Продолжим утром, - зевнул дракон, собственнически прижимая девушку, охватывая её кольцом жарких рук. - Может, ещё разочек?
  Маринка, стараясь глубоко дышать, молчала. Боясь, что Садхарэнт передумает. А потом провалилась в глубокий сон.
  Садхарэнт прислушался к ровному дыханию Маринки. Теперь действительно спит. Глупая, неужели думает, что можно обмануть дракона. Он жадно оглядел пышные изгибы нежно-сливочного тело, прикрытое рубашкой. Синяков и укусов много, надо залечить. За несколько часов она осунулась и уже не выглядела такой пухленькой, как вначале. И это при том, что дракон сильно сдерживался. Ему нравилась её аура. Чистая, искренняя девушка с хорошим потенциалом любви и страсти. Немного наивная, но так даже лучше. Пожалуй, он заберёт её в Подземный город. Родственники, конечно, пошумят, что младший принц взял человеческую наложницу. Но он уже совершеннолетний, и такую слабость один раз за семьсот лет может себе позволить. Показывать Маринки рудники, где трудятся представители её расы, дракон не собирался. Можно было рассказать об отряде наёмников, которых драконы увели, но это подтолкнёт её к мыслям о бегстве. Пусть думает, что все, включая её отца погибли. Она будет благодарна, заботе Садхарэнта. Он поселит её в своём доме и никому не покажет. Можно продлить её жизнь, если и дальше будет так хорошо. То, что ему давно не было так хорошо, дракон понял сразу. Аромат Маринки сводил с ума, её стоны возбуждали ненасытного зверя. Дракон завалит её подарками, будет ласков и нежен, она влюбится. Потому что другого выбора просто нет. Такая славная игрушка. Можно попробовать втроём с его лучшим другом Аайсом. Драконицам обычно нравится. Хотя Маринка слабовата ещё, может не выдержать двойного напора страсти. Нет, Аайас обойдётся. Слишком груб. Решено, Маринку Садхарэнт берёт с собой, и играть с ней будет только сам.
  Прямые пряди с антрацитовым блеском, мягко щекоча, касались её тела. Падая в затуманенную бездну глаз напротив, Маринка цеплялась за воспоминания прошлой жизни, которые лопались как мыльные пузыри, придавая ещё большее ускорение разгорячённому телу. Новые волны ослепляющего наслаждения без устали накрывали её с головой. Серебристый дракон, расправив крылья, с жестоким напором, дёргал за ниточки, выходящие из её кожи. Она рыдала от отчаяния, но не в силах владеть собой, только корчилась и вскрикивала от очередных похотливых волн. Внезапно, острый коготь подрезал нити, и Маринка стала проваливаться под ставшую вдруг зыбкой поверхность. Она с ужасом поняла, что не в силах пошевелить и пальцем, и закричала изо всех сил, напрягая всё, что могла. Тёплые крепкие руки с рывком выхватили её из сна и несильно тряханули.
  -Тшшш....это всего лишь сон, - не сразу поняв, где находится, Маринка вцепилась в плечи Садхарэнта и успела уловить уходящее беспокойство во взгляде. Он нежно заскользил жгучими поцелуями от ключицы к животу, а когда поднял голову снова, то взгляд уже наполнялся разгорающимся желанием. Девушка попыталась отодвинуться, дракон ещё крепче прижал её. Позднее утро почти высушило росу. Поэтому когда они перекатывались по траве, она ощущала под телом шёлковую прохладу.
  -Не сейчас, не могу.... - упёрлась Маринка в его грудь. Он не слушая, припал к её губам, словно жаждущий к источнику. Девушка ощущала себя разбитой. Тело, особенно некоторые местечки, ныли и вопили о передышке. Маринка оттолкнула его снова.
  -Не останавливай меня, - прорычал Садхарэнт, грациозно нависая над ней и нехорошо прищурившись. Чёрные волосы едва мазнули по её обнажённой груди, мгновенно обозначив острые кончики. Она, вспомнив сон, распахнула глаза, и он смягчился, увидев в них страх. - Красавица, я буду очень нежным, тебе будет хорошо. Не бойся.
  Поняв, что его не разжалобить, девушка обречённо застыла. Чуть шершавые ладони настойчиво заскользили по атласной коже, жадно накрывая восхитительные выпуклости. Лежать неподвижно у Маринки не получалось, она словно оживала под его сводящими с ума, тягучими выматывающими ласками. Душа её скользила за его уверенными движениями, поддаваясь глубокому, вечному, заложенному внутри и не знающему преград. Она металась под драконом, а он, упиваясь своим превосходством, ловил её нежные вскрики и не мог насытиться прекрасной Маринкой. В моменты кратких прозрений, она пыталась отползти подальше, чувствуя, что скоро совсем истощиться. Но дракон словно обезумел от страсти. Ему хотелось выпить её до дна, впаять её тело и душу в себя навеки. Садхарэнт шагал по тонкой грани, рискуя сорваться.
  -Я сейчас умру, - простонала Маринка и потеряла сознание. Голову Садхарэнта словно погрузили в ледяную прорубь. Он схватился за волосы и упал на колени перед еле дышавшей девушкой. С ужасом рассмотрел многочисленные кровоподтёки на мраморной коже, мокрые ресницы и гримаску отвращения, застывшую на распухших губах.
  -Что я наделал, - прохрипел он, ударяя по земле, отчего качнулись ближайшие деревья. - Какой я идиот! Прости, желанная моя.
  Он потёр своё ошеломлённое лицо. Клан Серых драконов был многочисленным и достаточно древним, поэтому имел в своих архивах множество самых разных, невероятных в том числе, историй. Драконы были достаточно сдержаны в своих сексуальных похождениях. Могли долго жить без отношений вовсе, изредка перебиваясь случайными романами. Но если встречали близкую им по целому ряду параметров пару, то просто сходили с ума, не в силах остановить внутреннюю бурю, сметающую на своём пути любое препятствие. Для Садхарэнта тяга к Маринке явилась откровением. Во-первых, подобного с ним ещё не случалось. Во-вторых, она была человеком. Браки с человеком если и случались, то были тщательно вырваны из истории драконов, как порочащие репутацию. Всё же драконы считали себя Высшей расой и не терпели метисов. Что, впрочем, не мешало им брать человеческих наложниц. Ещё вчера он понял, что заберёт Маринку в качестве наложницы. Он бы её в любом случае забрал. Большинство людей попавших в запретный лес, оказывались в услужении у драконов или погибали. Оставалось выбрать, как её доставить. Состояние девушки дракон проверил и нашёл близким к критическому. Значит, стоит поторопиться. В Подземный город вели несколько путей. За Запретным лесом начинались Непроходимые горы. Если бы кто-то прошёл их, то наткнулся бы на бездну, укрытую густыми облаками. На самом деле, за облаками скрывался купол Подземного города. В одном из жерл вулканов Непроходимых гор находился вход в город. Для этого Садхарэнту нужно было перекидываться, а девушке требовалась аккуратная транспортировка. Также в Подземный город можно было попасть через несколько порталов в Запретном лесу. Садхарэнт поморщился, представив, как оказывается в центре города с укутанной в покрывало бесчувственной девушкой. Придётся брать личный портал Правителя и встречаться с родителями. Но если выбирать из двух зол....
  Укутывая Маринку, дракон вдыхал её неповторимый летний ягодный аромат и корил себя за несдержанность. Нёс до портала на вытянутых руках, боясь тряхануть.
  -Потерпи, радость души моей, - чуть прижался к её виску и с тихим заклинанием прыгнул в ослепительный коридор, видимый только ему.
  Отца, слава Небесному, задержали на Совете. Проницательная же Маюра, окинув взглядом девушку, покачала головой.
  -Сын, только не говори, что это сделал ты, - она прошла за ним в его бывшую спальню, где Садхарэнт бережно уложил девушку на шёлковое покрывало.
  -Да, мама. И очень каюсь, - он опустил голову. - Если позволишь, я восстановлю её.
  -Нет уж, - она подтолкнула его к двери, - Лечить буду я. А ты приведи себя в порядок. Скоро Родас вернётся. Не хочу, чтобы он видел вас такими.
  Садхарэнт только заметив, что пришёл в одних брюках и босиком, кинулся прочь. Маюра была лучшей целительницей, поэтому ей можно было довериться. Когда через час, она вошёл в спальню, девушка лежала одетая в длинную рубашку, крепко спала здоровым сном. Кожа её была чиста и свежа.
  -Спасибо, - Садхарэнт поцеловал руку матери.
  -Надеюсь, она стоит того, - отмахнулась Маюра.
  -Стоит, поверь, - буркнул дракон, не желая обсуждать Маринку.
  Родас не задавал особых вопросом, занятый важными мыслями, а может, доверяя сыну и жене. Кроме Садхарэнта у него было ещё два сына и дочь, что для драконов, даже древних, было исключением. Дочь вышла замуж за сына правителя другого клана. Сыновья тоже жили не в Подземном городе, иногда возвращаюсь в родную семью. Часто драконы жили среди людей, не раскрывая своей истиной сущности. Однако свободу Садхарэнта никто не ограничивал, как и не было излишней опеки. Наследственность в правлении у драконов отсутствовала вовсе.
  Погрузив Маринку в повозку, дракон отправился к себе. Подземный город в основном строился из камня. Открытый купол и магические зеркала, умело направленные вниз, давали много света. В общем, магические зеркала походили на перламутровые стёкла с бешеной активностью преобразующие любой свет. Такие же стёкла были установлены в домах. День и ночь ничем не отличались от тех, что были на поверхности. В середине города сверкала гладь Хрустального озера. Растительность была небогатой. Деревья практически отсутствовали. Зато глаз радовали сочные вьющиеся травы и ягодные кустарники. Дома были вырублены прямо в камне и не всегда ровно. Главным для драконов было внутреннее содержание. А внутри было на что посмотреть. Огромные комнаты, обогреваемые гейзерами, были застланы толстыми коврами. Мебель драгоценных пород поражала великолепием и размерами. Стены, задрапированные дорогими тканями, играли разнообразными красками. Поскольку дома располагались по кругу и находились в горе, по одной стороне каждого дома проходила вырубленная ниша с каменным уступом, открывающая чудесный вид в небо.
  Маринка проснулась от тёплого дыхания в волосы. Потом почувствовала, что её обнимают. Обогретая со всех сторон, она медленно возвращалась в реальность. Вспомнив всё, замерла и прислушалась к себе. Ничего не болело, напротив, тело словно наполнилось силой. Она подняла веки и наткнулась на внимательный взгляд.
  -Здравствуй, птичка, - улыбнулся, прижавшись сильнее и вдыхая её аромат. Она шевельнулась и невольно потёрлась грудью о золотисто-бронзовый торс дракона. Он был без рубашки, видимо заснул рядом. Серое небо его сосредоточенных глаз стало заволакивать опасной готовностью к новой охоте. Изо всех сил стараясь отвлечься, он прикрыл глаза и скрипнул зубами. Потом медленно скатился к краю и изящно выпрямился, тряхнув смоляной гривой.
  -Сейчас принесут обед, - сдержанно и не поворачиваясь. На пороге обернулся, сверкнув серебром глаз, - Потом я помогу тебе искупаться.
  Она присела, заправляя выбившиеся после сна пряди. Что она сама не в силах принять водные процедуры. Он же будет прикасаться к ней и.... и.... Её неожиданно скрутило обжигающей волной, она согнулась, чувствуя сокращения внизу живота и еле сдерживая стон наслаждения.
  -Что это? - выдохнула ошарашенно в пустоту. Жёсткие пальцы провели по щеке. Вздрогнула. Когда только подошёл? Подняла глаза и отклонила голову. Его губы задели только краешек щеки. Ноздри дракона раздувались, он смотрел расширенными зрачками. Снова хотел наклониться.
  -Не подходи, - вытянула руку Маринка. Голос дрожал от подступающих слёз.- Ты меня пугаешь.
  Он резко схватил её и прижал к груди, несмотря на сопротивление. Стал гладить спутавшиеся золотые пряди.
  -Я знаю, что сейчас произошло. Всё чувствую. - Маринка залилась маковым цветом. Он стал целовать влажные от слёз глаза. - Это от того, что твоё тело принадлежит теперь мне. Ты только привыкаешь. Мы будем постепенно. Не волнуйся. Как в лесу больше не повторится.
  Нехотя оторвался, когда услышал бурчание в животе Маринки. Вышел торопливо, почти сбежал.
  Молчаливая кругленькая женщина, внесла большой поднос. Поклонилась и быстро стала накрывать на стол. Глаз не поднимала. Скоро круглый низкий столик перед кроватью наполнился серебряными тарелками и кувшинами. Запечённая птица целиком, жареная рыба, овощи, лепёшки, сыр, горки отварных круп, соусы, фрукты. В кувшинах - вода, вино и прохладные нектары. Тяжёлые серебряные приборы с краю. Женщина, положила несколько мягких подушек прямо на ковёр у стола. Также молча поклонившись, исчезла за дверью. Маринка сразу отметила восточный стиль обстановки и оценила роскошь дома. Кровать была низкой, двери арками, вместо шкафов стояли сундуки, толстый ковёр скрадывал любые звуки. От большого окна, наполненного небесной бесконечностью дул свежий ветерок. Она присела на подушки и принялась разламывать хлеб и мясо, попутно закидывая в рот землянику.
  Тем временем, Садхарэнт мерял шагами соседнюю комнату. Он был похож на хищника, заключённого в клетку. Маринка физически была готова к любовным утехам, но боялась его. И дракона это жутко раздражало. Надо будет капнуть в бассейн расслабляющего средства.
  После плотного обеда, девушка откинулась на подушки. Совершенно чётко понимая, что стала пленницей в месте, которое никогда не найдёшь на карте, она отдавала себе отчёт, что дракон её не отпустит. Потому как, свидетельствующих о встречах с могущественными существами было весьма и весьма мало. Да и те рассказы уже давно стали легендами. Он снова подкрался незаметно, в полотенце, накинутом на бёдра. Не спрашивая, подхватил на руки и понёс в купальню. Там, раздев, опустил её в неглубокий бассейн у стенки, по которой лился мини-водопад. Вся вода в Подземном городе бралась из гейзеров. Он капнул что-то в воду, отчего воздух наполнился приятным травяным ароматом. Взяв с бортика поднос, стал осыпать Маринку нежными лепестками цветов. Потом она вышла из воды. Он долго намыливал ей тело и волосы прозрачными тягучими составами из больших хрустальных сосудов. Руки дракона нежно массировали её кожу. Девушка боялась, что всё это лишь предварительные ласки и сейчас мужчина просто накинется на её беззащитное тело. Тогда его не остановить. Но Садхарэнт, несмотря на боевую готовность, держался. Вымытая до скрипа, она вновь опустилась в воду и позволила себе немного расслабиться. Приятной температуры вода размягчала её изнутри, делая податливой как воск. Сильные руки дракона всё так же нежно ласкали её спину, плечи, не спускаясь ниже.
  -Мой отец погиб? - сказочная тишина нарушилась бестактным вопросом разомлевшей девушки. Он вздрогнул и недобро покосился.
  -Да, все погибли. В Запретном лесу много ловушек. Спасения нет ни для кого. Мне жаль. - Жаль ему не было. Он бы с великим удовольствием вырвал из головы Маринки все воспоминания, мешающие ей полностью осознать себя его собственностью.
  -Что теперь будет со мной? - она не унималась. Дракон начал злиться. Он сделал для неё одолжение, забрав в свой дом. Встал в воду напротив неё.
  -А что будет с тобой? - прошипел он, опираясь на бортик и приближаясь на опасное расстояние. - Ты чем-то недовольна?
  -А должна быть довольна? - Маринка под воздействием средства, добавленного в воду, окончательно расслабилась. Надо запомнить. Садхарэнт сжал её подбородок цепкими пальцами.
  -Должна. Ты теперь моя наложница и будешь ею, пока мне не надоест. На твою жизнь хватит. Ты будешь купаться в роскоши, и жить очень хорошо. И никогда.... - голос срывался на злобное шипение, - Слышишь, никогда больше не вспоминай, откуда я тебя забрал. Доставляй мне удовольствие, будь хорошей девочкой и будешь счастлива.
  Хныча, она попыталась освободить лицо. Но его рука переместилась на горло. Сжав его и чуть отклонив Маринку одной рукой, он внимательно посмотрел на слёзы, стекающие по щекам.
  -Не смей плакать! - она икнула от страха. Не отпуская горло, он широко раздвинул её бёдра, чуть двинул на себя и резко вошёл, задержав дыхание. Она вскрикнула от боли и закусила губу до крови. Дракон уже двигался глубокими, резкими толчкам, преодолевая сопротивление. Это было наказание с его стороны. Он хотел, чтобы Маринка почувствовала разницу между наслаждением и тупым использованием. После акта наказания, он отнёс дрожащую Маринку в спальню и уже оттаяв, стал нежно целовать. Он не отпускал её долго, но был осторожным. Наложница не просила пощады, уже с трудом отвечая на ласки, еле дыша после очередного пика сладострастия. Наконец, она просто уснула и, не решившись разбудить девушку, дракон покинул её, поспешил взяться за накопившиеся дела. Ему нужно было срочно встретиться с отцом.
  -Ненавижу, - почти беззвучно прошептала Маринка, проснувшись от прохладного утреннего ветерка. Садхарэнт доставлял ей неземное блаженство в постели. Но его хозяйское отношение выводило из себя. Маринка почти любила его. То, что он вытворял с её телом, нравилось и страшило. Всё произошло так стремительно. Никогда не знавшая даже малюсенькой мужской ласки девушка, за несколько дней познала слишком много. Её затянуло в эпицентр эротической бури, и самое главное, она не могла контролировать даже своё тело. Всё это было болезненно для Маринкиной романтичной натуры. Она всегда представляла, что всё в отношениях с будущим, нет, не мужчиной, а именно мужем, будет происходить постепенно. Что она сможет привыкнуть сначала к облику, затем к поцелуям и происходящему в постели. Но Садхарэнт налетел и сбросил с пьедестала все её мечты, не оставляя места романтике, флирту или ещё каким-либо милым, трепетным вещам. Сердце Маринки не успевало за телом. Оно ещё только просыпалось, когда тело успело познать немыслимые физические удовольствия.
  -Привет, милая! - девушка вскочила, услышав низкий женский голос. Высокая брюнетка с тёмно-серыми глазами в чёрной, расшитой золотом блузке и в пышной красной юбке стояла на пороге. Волосы, кудрявой волной были откинуты за спину. Глаза лучились сочувствием. Маринка присела, кутаясь в плотный шёлковый кокон покрывала.
  -Не бойся, я всего лишь зашла проведать тебя. Меня зовут Ашаса. - Она присела рядом и тронула девушку за руку. - Бедное дитя, ты такая юная. Садхарэнт тебя не обижает?
  -Ну.... он - Маринка опустила глаза и замялась. Потом твёрдо посмотрела на Ашасу, - Нет, он не обижает меня.
  -Счастье-то какое, - хмыкнула драконица. А Маринка сразу поняла, кем является гостья. - Хорошо зная Садхарэнта.... Он хороший, просто может быть несдержанным. Мужчины вообще грубияны, независимо от расы. Тебе просто нужно привыкнуть к драконам. Хочешь, я помогу тебе? Мы подружимся, вот увидишь. У меня так мало подруг.
  Ашаса была удивительно прекрасной. Гордая посадка головы, идеальная осанка и бархатная кожа, сияющая на свету. Но самое главное, в её глазах было столько.... человечности?
  Через час они сидели за низким столиком, поглощая запечённое мясо и пироги. Маринка, одетая в длинное платье салатного оттенка, слушала новоиспечённую подругу, приоткрыв рот. Ашаса словно фокусник достала из воздуха бутылку вина и ловко разлила по бокалам. Сладкое как сок и слегка терпкое вино разливалось приятным теплом по телу и заглушало все проблемы.
  -Ой, Маринка, какая ты чудесная, - Ашаса обняла её за плечи, прижимая к себе, и ласково гладила её по волосам. - Сложно тебе будет, такому нежному цветочку. Ты не думай, у нас тут хорошо. Балы, званые вечера всякие. Веселиться есть где. Я к тебе портниху приведу, надо платьев красивых пошить. Мы слабые создания, должны поддерживать друг друга.
  Маринка кивала, со всем соглашаясь. Надо же и у драконов такие хорошие люди...тьфу ты.... драконицы есть. Скоро они совсем опьянели. Ашаса сняла с себя серебряную цепочку с серым камнем вместо кулона.
  -На, вот, моя хорошая. Хороший амулет. Защитит тебя от дурного, сил придаст, - ловко надела украшение на белоснежную Маринкину шею и чуть скользнула губами по шее. Отчего у Маринки мурашки по коже пробежали. Она зажмурилась, ничего не понимая.
  -Я зайду ещё, - вскочила Ашаса. - Ты какие цветы любишь? Или могу сладостей прислать.
  -Спасибо, - пролепетала Маринка. Я полевые люблю цветы. А сладости.... не знаю даже.
  -Хорошо, тогда на мой вкус. До встречи! - легко подскочив, она скрылась в арке.
  
  
   -Маринка, доченька, иди спать - ещё молодая блондинка с усталым лицом быстро подбила перину. Приподняв край одеяла, дождалась, пока малышка с золотыми волосами изволит улечься. Та ещё немного поелозив, уставилась с ожиданием.
  -Мамочка, а сказку.... - протянула девчушка, умоляюще хлопая глазками эмалевой голубизны. Мать вздохнула. В последнее время она хворала и думала только о том, как бы прилечь. Стёкла в окнах вставлены кое-как, а скоро ведь зима. Надо пакли в щели набить побольше и ковёр толстый из чулана достать для гостиной. Или его лучше в спальне постелить?
  -Ладно. Про кого хочешь послушать? - присев на край одеяла, женщина погладила дочь по голове.
  -Про драко-онов.... - с трепетом протянула девочка. Её глаза предвкушающе заблестели.
  -Опять? Может, про Синего тролля или Каменных оборотней? - хитро подмигнула мать.
  -Не-ет, про драконов, мамочка, пожалуйста! - нетерпеливо хлопнула в ладоши, разве переспоришь такую?
  -Ну, слушай. Давным-давно, когда Непроходимые горы были в два раза меньше, на месте Запретного леса стоял город Архат. Жили в нём одни Серые драконы. К мужчине там обращались - Грах, а к женщине - Граха. Кроме Архата было много других городов, где жили драконы других кланов. Но именно в Сером клане к людям относились как к равным. Делились опытом, помогали. Однако никогда люди и драконы не вмешивались в жизнь друг друга. Пока однажды Грах Тивара не полюбил человеческую девушку Боженку. Она ответила взаимностью и ушла за ним. Драконы ведь красивы, устоять перед ними трудно. Всё бы хорошо, но через какое-то время вернулась Боженка домой совсем другим человеком. Сбежала от Тивары. Была весёлой, резвой, лёгкой на подъём, а вернулась тень её к родителям. Что тут началось. Отец Боженки не последним человеком был, смог как-то людей настроить против драконов. Когда зависть есть, искры достаточно. Заполыхало ненавистью, мир нарушился. Драконы, конечно сильнее оказались, но и мудрее. Хоть и понесли потери, сильно мстить не стали, забрали кое-кого из людей и скрылись навеки.
  -Неужели больше их не видели? - Маринка приоткрыла один глаз, потом второй.
  -Никогда.
  -Что с Боженкой стало?
  -Замуж потом вышла.
  -Почему она от Тивары сбежала?
  -Испугалась, наверно, драконов. Они же когда перевоплощаются, кого хочешь напугают. Вот представь себе, полюбила красавца. А потом рраз, и чудовище перед тобой огромное, зубастое, огнедышащее.
  -Она ведь знала, что он дракон.
  -Знать и видеть - разные вещи.
  -Я бы не испугалась.
  -Спи, моя храбрая девочка. - Мать, поцеловав Маринку, потушила лампу и громко шаркая, покинула комнату.
  -Не испугалась бы, - упрямо прошептала девочка, проваливаясь в сон.
  
  
  Девушка словно оттаяла после общения с Ашасой. Рискнула выглянуть из комнаты и осмотреться. Везде царила избыточная роскошь, странным образом сочетавшаяся с немного грубоватой отделкой дома. Слуги не попадались на глаза. Ашаса предупредила, что они появляются по первому зову. Ходить одной по дворцу Садхарэнта оказалось интересно только первые минут сорок. Некоторые двери были заперты, в необъятных окнах таяли меняющиеся очертания облаков. Звуки приглушались до незаметных шорохов.
  -Так с ума сойдёшь, - покачала головой Маринка. С грустью вспомнила шумные города с пёстрыми толпами людей, аромат уличной еды, бродячих музыкантов, поездки в лес и на речку. Неужели, она каждый день до конца жизни будет в полной тишине и одиночестве ходить по роскошному дому? Ашаса говорила, что здесь есть на что посмотреть. Как здорово, что есть эта милая Граха. Она ведь и портниху обещала привести.
  Сильные руки сжали сзади, оторвав от пола и закружили. Охнув, стала отбиваться и успокоилась только когда поставили на пол. Развернул к себе и нахмурился, потянувшись к серому кулону на шее.
  -Кто посмел? - от злости Садхарэнт перешёл на шипение. Маринка схватилась за шею, закрывая украшение. Он прикрыл глаза, втянув воздух, - Граха Ашаса, значит. Что она здесь делала?
  -Вообще-то это твой дом, - сделав шаг назад, девушка оказалась у окна, - Ашаса приходила в гости, мы с ней подружились. Обещала город показать и портниху привести. Амулет защитный подарила.
  Он издевательски расхохотался. Резко рванул за цепочку, и чуть не выронил, потому что она на мгновение накалилась, обжигая пальцы.
  -Вот это не амулет, - он помотал цепочкой перед носом Маринки, - Это знак личной собственности. Драконы надевают его на человека для защиты от других драконов, отмечая то, чем только сами могут пользоваться. В данном случае, это просто издевательство над тобой. Разве я на тебя одевал такое?
  Маринка то краснела, то бледнела под яростным взглядом Садхарэнта.
  -Я тебе не верю. Она бы так не поступила, - неуверенно ответила, пытаясь хоть как-то возразить.
  -Ого, мы уже так верим случайным интриганкам? - навис горой, тараня пронзительным взглядом: не отвернёшься, не убежишь. - Верить будешь только мне. Или моя игрушка, или тебя раскромсают на куски. Не связывайся с теми, кто старше и опытнее.
  Приподнял, зажав в кольце, и стал покрывать поцелуями лоб, глаза, уголки губ. Вот уже сидит Маринка на жёсткой подушке на выступе, а за спиной небо. Крепко держит дракон свою добычу.
  -Мне страшно, - оглядываясь назад в сизую пропасть, она попыталась спрыгнуть с импровизированного сиденья.
  -Не бойся, - шепнул Садхарэнт. Жгучие поцелуи проложили дорожку от шеи к животу. Чтобы вернутся к губам. Одной рукой удерживая Маринкины запястья за спиной, другой стиснул полушария грудей, мягко провёл по талии и ниже. Поддался вперёд, так чтобы девушка обхватила его ногами. Затем длинные неумолимые пальцы дракона, порхая, скользнули дальше, исследуя внутреннюю сторону. Садхарэнт вскочил на выступ, на ходу переворачивая Маринку вниз головой и удерживая сильными руками, жадно впился поцелуем между широко разведёнными белыми бёдрами. Зарычал, когда девушка дёрнулась от страха, зависнув над бездной. От страха прижалась Маринка к драконовой твёрдой плоти, обхватив руками ноги мужчины. Но вскоре расслабившись под умелыми ласками, стала тереться о тело Садхарэнта, уносимая на волнах блаженства. Ослепительный свет ворвался в сознание, и Маринка вдруг почувствовала себя невесомой, летящей в небе. Через миг открыла глаза и увидела волну волос цвета самой тёмной ночи, и горящие вожделением расширившиеся до неприличия зрачки. Сжав её пальцы, Садхарэнт опрокинул Маринку на нежный шёлк постели. Мускулы мужчины напряглись, а кожа словно поползла, покрываясь серебрящимися чешуйками. Странная метаморфоза напугала девушку и с ужасом она ткнула пальцами в лицо дракона. Затем откатилась на край кровати, плача и беспорядочно отбиваясь всеми конечностями.
  Укоризненно глядя удлинившимися зрачками, Садхарэнт нехотя поднялся и отошёл подальше. На золотистом теле обозначились широкие вены.
  -Что же ты.... - не договорив, с тоской махнул рукой, на пальцах которой прорезались острые выступы и исчез. Не договорив, что приоткрыв драконью силу, хотел сделать слияние более наполненным и доставить ей больше удовольствия.
  Маринка, тяжело дыша села, натягивая на обнажённое тело обрывки покрывала и обхватив коленки, зарыдала с новой силой.
  
  Садхарэнт в своём истинном обличии пролетел бездну от края до края несколько раз, в надежде унять мучившее его возбуждение. Златокудрая Маринка сводила с ума. Стоило её увидеть и все разумные мысли сбивались в кучу. Возвратиться сейчас обратно, значит снова столкнуться с её непониманием. И он завернул к своему другу Аайасу.
  Сотни толстых свечей в комнатах и аромат секса встретил Садхарэнта, сметая всё его благоразумие. Как сомнамбула вышел на горячие зовы в самую большую комнату. Тёмные стены с красным отливом и блестящее смуглое тело, прикованное цепями к полу и потолку. Стройная красавица с сильными гладкими изгибами, улыбалась, сдувая со лба налипшие рыжие пряди. Зафиксированные руки и ноги, похоже, не причиняли ей беспокойства. Напротив, лицо её искажала маска похоти, а глянец на внутренней стороне бёдер подсказывал, что Садхарэнт попал в самый разгар пиршества.
  -Грах Садхарэнт, - усмехнулся, отрываясь от стены, высокий мужчина с пепельной, небрежно заплетённой косой и глазами, цвета свинцового неба.- Неужто обычная девушка тебе уже наскучила.
  -Кто сказал? - вырвалось у дракона, на глазах обретающего человеческий облик.
  -Граха Ашаса заскочила на общий ужин. Надо сказать, очень хвалила твою Маринку. Ну-ну, не злись, - отшатнулся Аайас от зашкаливающего шипения Садхарэнта. - Разве такое скроешь?
  -Ты прав, - не замечая своей наготы, Садхарэнт опёрся о стену.- Такую не скроешь.
  -Так почему ты здесь?
  -Она ещё не привыкла ко мне, я пугаю её.
  -Так выпусти пар, - захохотал Аайас, - тем более, вижу, что ты слишком напряжён. Смотри, какая вишенка. Совсем не против двоих, правда?
  Рыжая девушка только утробно простонала и, щерясь, откинула голову назад, когда Аайас лизнул её грудь. С диким взглядом, переливаясь серебристыми узорами, Садхарэнт кинулся к распятому женскому телу.
  
  
  'Так и знала!' - даже с такого приличного расстояния не пришлось особо напрягать зрение. Оскалившаяся в предвкушении Лайа, откинув голову и выпячивая исполосованную нижнюю выпуклую часть тела, призывно смотрела в сторону Садхарэнта. Тот, вплотную приблизившись к зазафиксированной девушке, схватил её за гриву волос, с силой оттянув назад. Между пальцами другой руки уже пробегали сапфировые искорки. Аайас, тем временем, не отрываясь от губ драконицы, затянул у той на шее инкрустированный лимонными камешками обруч, запирающий энергию. Скоро Лайе станет очень жарко, троекратное соединение на физическом и ментальном уровне способно сорвать крышу. Ашаса лишь раз рискнула пойти на такое и до сих пор помнила как внутри неё, не находя выхода, бушевала неистовая сила, помноженная на три. Своя и чужая, сплетаясь в огненный хлыст, била её изнутри. Кровь закипала, а тело дёргалось в цепях. Все точки соприкосновения становились мучительно болезненными и блаженными одновременно. Проваливаясь в безвременье можно было так провести несколько дней, чтобы очнувшись, родиться заново. Снова вернулись к любимому развлечению мальчики? Впрочем, раньше ни у того, ни у другого не было пары. Аайас, отличающийся особыми запросами, предпочитал юных дракониц в возрасте вожделения, шальных и готовых к экспериментам. Что касается Садхарэнта, у него бывали время от времени нежные любовные отношения, но тоже довольно кратковременные. Случалось и с человеческими девушками. Однако не одну из пассий он не поселял в своём доме. Ашаса резко развернувшись, полетела в другую сторону.
  Шагнув в окно, и мгновенно перевоплощаясь, отыскала взглядом Маринку. Та, забившись, сидела в углу разорённой кровати, опустив голову на подобранные колени. В широкой сиреневой ночной сорочке, с выглядывающими детскими пальчиками ног, она казалась совсем маленькой. Ашаса с запозданием подумала, что совершенно не одета для такой поздней встречи, но отступать не хотелось.
  -Бедная моя девочка, что он с тобой сотворил? - как можно нежнее произнесла драконица, присаживаясь на край. Маринка, вскинув голову, с изумлением уставилась на совершенно голую Ашасу. Волосы, откинутые назад, открывали гордое лицо с раздувающимися ноздрями и алый рот, а крепкая высокая грудь с тёмными сосками, переходила в узкую талию. Дойдя взглядом до бритого выпирающего лобка, Маринка быстро отвернулась. Потом покраснела и подумала, что наверно, стесняться не стоит. Ашаса подвинулась, невзначай показав ещё не разгладившиеся серебристые чешуйки на плечах и тёмные коготки.
  -Не пугайся, пожалуйста, перед перевоплощением мы снимаем одежду, так что после приходиться искать укромные места. А это.... - Ашаса подвигала пальцами, дожидаясь, пока ногти окончательно посветлеют, а чешуйки сольются с кожей, - Чем старше дракон, тем скорее прячутся признаки его перевоплощения. Посмотри, я такая же, как ты. У меня тёплая кожа и душа, желающая любить. Просто есть другая моя часть, к которой тебе нужно привыкнуть. Поэтому мы и не показываемся людям. Ты ведь не будешь сейчас с истериками прятаться от меня?
  Маринка отрицательно замотала головой и перенесла вес на колени, продолжая смотреть на то место, где только что блестела чешуя.
  -Я верила в тебя, - искренне улыбнулась драконица - давай руку! Ну!
  Схватив протянутую ладошку, потянула Маринку на себя и, обняв, расцеловала в щёки. Затем плотно прижалась всеми горячими изгибами.
  -Зачем ты пометила меня своим амулетом? - вспомнив, отпрянула Маринка. Она чувствовала, что стремительно глупеет рядом с этими совершенными созданиями.
  -Чего? Как ты могла такое подумать? Это, действительно, был амулет защиты. Видимо, один ревнивый дракон разозлился, что не он первый додумался тебя защищать. Я права?
  Молчание было ответом.
  -Какая ты ещё юная, - Ашаса прижалась щекой к щеке девушки. - И пахнешь конфетами.
  -Конфетами? - засмеялась Маринка. - Какими ещё конфетами?
  -Сладкими. Ягодными тянучками. Хочешь?
  -Не знаю, ночь на дворе. Где мы их возьмём?
  -Пойдём, понежимся в купальне. Нам всё туда принесут. После нервных потрясений нужно поесть,- она проследила за потупившейся Маринкой. - Да видела я твоего Садхарэнта.
  -Где?- Огоньки зажглись в ясных глазах девушки. Ашаса, насмешливо наблюдая за быстро сменяющимися эмоциями на открытом лице, даже позавидовала на миг, что куча щитов, выставленных за столетия, ограждают её душу невидимой бронёй. И кто знает, возможно, эта непробиваемая стена не только защищает, но и лишает её каких-то первобытных, острых ощущений. Иногда и драконам бывает скучно.
  -У Аайаса, конечно. Он там надолго. Девушка уж больно горячая им досталась, - недоумение, обида, неверие. Ашаса, прикрыв глаза, любовалась на ответную реакцию. Удивительная отдача. Пожалуй, она начинает понимать Садхарэнта.
  -Но я думала... - закусила губу Маринка.
  -Что ты думала, милая? Разве он не рассказал? Понимаешь, драконам для полного счастья необходимо полное слияние. Не только на физическом уровне. А для этого нужно выпускать дракона. К сожалению, для людей это может быть страшный и опасный опыт. Особенно, когда девушки так чувствительны. Ничего, через несколько дней вернётся, куда денется. Со временем станешь сильнее и сможешь полностью удовлетворить своего дракона. Сердце дракона большое. Трудно занять всё пространство, особенно если мало что можешь дать. Ты что плачешь? - драконица стремительно вышла и вернулась с бокалом - На, выпей. Давай, залпом.
  Холодное фруктовое вино мгновенно согрело сердце. Вот уже лежит Маринка на плече у новой подруги, не смущаясь прикосновений обнажённой бархатной кожи. Лениво перебирая золотые пряди, напевает Ашаса убаюкивающую песню на древнем языке.
  -Жарко, - чуть отодвинулась. В голове стало легко-легко. Глаза Ашасы как мерцающие звёздочки в тёмном космосе, до которых никогда не долететь.
  -Сними свою безразмерную сорочку.
  -Ты что, голая буду тогда, неприлично.
  -Хаха, ну что ты ведёшь себя как простушка. Ты же не у себя в провинции, здесь другие взгляды. - Маринку не пришлось уговаривать долго, сама через голову стянула рубашку. - Совсем другое дело.
  -Я, кажется, пьяная, - смущённо улыбнулась блондинка, сидя на кровати.
  -Ты прекрасна. - Ашаса приподнялась и провела указательным пальцем по плечу Маринка. - Ммм...чувствуешь, как прохладный ветерок ласково обдувает твою великолепную грудь и животик и.... ниже.
  Затаив дыхание, девушка заметила, что драконица подвинулась ближе.
  -Никогда не видела таких глаз. Словно смотрю в летнее небо. Столько света, тепла, обещаний, - Улыбалась лишь нижняя часть лица, под веками проносились грозы. Она чуть наклонилась и легко коснулась губами приоткрытого Маринкиного рта. - Не удержалась, моя ягодная тянучка, прости сладкоежку.
  Девушка моргнула, не до конца осознавая происходящее. Опираясь на руки, так чтобы не прикасаться, Ашаса снова поцеловала её столь легко и целомудренно, как только могла. Потом, не отрываясь, слегка захватила нижнюю губу Маринки и скользнула язычком вовнутрь, на что девушка, к радости драконицы ответила, даже подавшись вперёд.
  -Какая идиллия, - замораживающий тон, сделал голос Садхарэнта неузнаваемым. Маринка вздрогнула и резко обернулась. Дракон стоял в двух шагах от кровати. Взъерошенный, мрачный, но успевший натянуть кожаные штаны. Видимо, пришёл из другой комнаты. На влажной коже переливалась чешуя, а из ладоней от впившихся когтей падали тёмные капли. Чёрные волосы висели сосульками.
  -Сегодня ты управился быстро, - усмехнулась Ашаса. Две обнажённые девушки и полуголый мужчина, но сексом тут не пахло.
  -Пошла вон, - угрожающе оскалился Садхарэнт. Маринка вскочила первой, быстро натянула сиреневую сорочку. Ашаса лениво поднялась и гордо пошла к окну.
  -Не дерзи, сам напросился, - обернулась она, вспрыгнув на выступ. - Попробуй её покалечить.
  -Граха Ашаса, вы забываетесь. - Он смотрел только на Маринку, и ничего хорошего в этом взгляде не было. Одно прикосновение к Лайе и Садхарэнт сразу понял, что не хочет делить привычные развлечения с Аайасом и другими драконицами. Он оставил их и немного полетал, чтобы привести мысли в порядок. Садхарэнт желал только свою маленькую, отзывчивую, чистую Маринку. Слабую человеческую девушку, которая каким-то непостижимом образом, заняла всё его большое сердце. Только ей это знать незачем.
  Маринка с трепетом расслышала, что Садхарэнт прошипел последние слова на древнем языке, отчего Ашаса почтительно склонилась, скрывая гневный взгляд и перевоплощаясь, вылетела в окно.
  -Я ведь берёг тебя, - он равнодушно посмотрел сквозь неё. Находясь по внешним признакам на грани, Садхарэнт лишал дара речи. Маринка глаз не могла отвести от светящейся кожи и когтей, от мускулистых рук с вздувающимися венами. - Что нравлюсь? Подожди, ты ещё не всё видела.
  Девушка снова сделала ошибку, с криком бросившись от него из комнаты. Дракон был восхитителен и страшен одновременно. Опасность, исходившая от каждого его движения, гипнотизировала. Зверский свинцовый взгляд обещал воплощение самых тайных страхов.
  - По краю бронзового моря, за скалы крепче ты держись. Беги, беги, пока я добрый,
  но только раз лишь ошибись,- не спеша пошёл он вслед. Маринка почувствовала, как спине стало холодно от неизбежности того, что всё равно случится. Она успела пробежать несколько комнат и оказаться в кабинете, судя по книжным шкафам и письменному столу. Залезла под стол и замерла, мечтая слиться с ковром.
  Она не услышала, как он подкрался. Только сильные руки вытащили из укрытия и прижали лицом к столу.
  -Дай угадай, - прошептал горячо и не удержавшись, сомкнул зубы на мочке уха, отчего Маринка взвизгнула, - Тебе нравится меня дразнить. Кувыркаешься с Ашасой, убегаешь, прячешься.
  -Ты неправильно понял, - выдохнула Маринка.
  -Это ты неправильно поняла, раз начала такие игры, - одно движение и многострадальная ночная сорочка валяется на полу. Невероятно твёрдый, он прижался к ней сзади.
  -Нет, Садхарэнт, я не хочу так, - чуть не плача, тихо попросила девушка, пытаясь повернуться.
  -Я хочу, - царапая, сжал грудь и, навалившись, стал выцеловывать обжигающие дорожки вдоль позвоночника, чуть прикусывая и тут же зализывая мимолётную боль. Контрастные ласки завели Маринку. Толкнув её ступни в стороны, раздвигая ноги шире, скользнул пальцами туда, где горячо и влажно. Затем резко схватил за талию и, развернув к себе лицом, посадил на стол. Не отрывая бешенного пылающего взгляда, чуть приспустил кожаные штаны. Золотистая кожа потемнела, от неё веяло жаром и силой. На мускулистом торсе то появлялись, то исчезали серебристые дорожки. Но самый большой сюрприз ждал её, когда она ненароком глянула вниз.
  -Это... - она хотела сказать, что это выглядело гораздо больше и по-другому, чем она запомнила в последний раз. Но лишь испуганно проглотила застрявшие слова.
  -Это тоже я, - Дракон многообещающе улыбнулся, сверкнув острыми клыками, - Не хочу больше сдерживаться, хочу быть с тобой.
  Маринка дёрнулась, когда Садхарэнт схватив её, стал приближаться.
  -Разве так не опасно, - мандраж внутри неё не утихал. Она упёрлась ему в грудь, чувствуя, как под ладонями проходит невидимая рябь. Покалывание, там, где прикасались их тела, усиливалось
  -Тсс.... Смотри мне в глаза. Доверься мне. Впрочем, тебе в любом случае придётся. - Дракон, держа её под коленки, отчаянно двинул на себя, с трудом, но всё же без боли проникая в неё и одновременно накрывая её губы яростным властным поцелуем. Маринке показалось, что Садхарэнт вошёл прямо в её душу, как в дверь. Растянулся жарким громадным драконом, занимая каждый уголок, требуя всё большего пространства. Холодные длинные зрачки крутанулись, превращаясь в серебряные калейдоскопы, с несдерживаемой жадностью всосали Маринку в безграничный чужой космос по ту сторону открытых глаз, лучащихся непреодолимым желанием. Тысячи оттенков познавания сложного мира, с которым она сливалась в волшебном танце, вспыхивали, освещая ночь каждый раз по-новому. Она была легчайшей, стихиями расписанной бабочкой, вырывающейся из тугого кокона. Змеёй, разматывающей занемевшие кольца. Всеми цветами радуги, рождающейся под долгожданным дождём. Набатным звоном, задевающим низкие облака. Первым вздохом и криком новорождённого первенца. Она сверкала всеми молниями, падала с гигантских высот, испарялась и вновь проливалась, прорастая в пустынных трещинах живительными оазисами. Она без устали наполнялась чистым экстазом и исчезала, набело стираясь с тропы судьбы, чтобы через мгновение просочиться через ладони творца и вновь лететь к свету.
  На бордовом шёлковом покрывале в середине кровати лежали двое. Поджарый широкоплечий мужчина с разметавшейся копной чёрными волосами и упрямым ртом, дышал спокойным сном, прижимая к себе как добычу, миниатюрную златовласую женщину с бледными заострившимися чертами. Она, раскрыв лазурные озёра глаз, невидяще смотрела перед собой. Накрыв с головой неземными ощущениями, слияние до сих пор не отпускало её. Всё пережитое неистовым потоком смело все её убеждения и знания, наполнив её прекрасными впечатлениями, но не соизмерив силы, оставляя её дрожащую и обнажённую в другом мире. Девушка не чувствовала тело, но самое ужасное, она не чувствовала себя в этом теле. Одна часть её слышала щекочущее тёплое дыхание обнимающего дракона, другая часть смотрела сверху на примятую кровать, третья часть плыла, заблудившись среди холодных звёзд, и много других мелких частичек сияли росой среди фрагментов предшествующих жизней. Стоило вспомнить танец любви, как её тело отреагировало, заполнив сознание сладостными ощущениями. Она слабо застонала, впившись пальцами в покрывало и почувствовала, как Садхарэнт сжимает её крепче и вот уже его жёсткие губы порочно поглощают её дыхание. Вспыхивают голодным огнём серебряные звёзды и сильные ловкие руки, предупреждая неуверенное сопротивление, тянут за собой, проникают в самую сердцевину.
  -Садхарэнт, пожалуйста, подожди, - сипло выпалила Маринка, напрягаясь в каменных объятиях.
  -Подождать? Зачем? - дракон, прикрыв глаза, смотрел сквозь неё.
  -Если снова ты сделаешь это, я сойду с ума. Я уже начинаю чувствовать себя блаженной. Пожалей меня. Садхарэнт, умоляю.
  -Что именно ты чувствуешь, любовь моя? - он внимательно посмотрел в её глаза, поглаживая плечо.- Тебе не понравилось?
  -Напротив, это было волшебно и странно. Но теперь я словно раскалываюсь на множество осколков, каждый из которых улетает от меня. Чувствую себя всем и сразу и ничем одновременно. Мне хочется плакать от того, что вижу и не могу постигнуть. Мне страшно снова окунуться в это. Что со мной?
  Мужчина сел, притягивая её к себе. Она, склонив, спрятала своё лицо на груди у дракона. Он с горечью зажмурился, но быстро стёр с лица ненужные эмоции.
  -Ты действительно не готова, моя Маринка, - на миг злость мелькнула в его потемневших глазах. - Слишком юная, неопытная и .... боюсь, что рано я затеял всё. Слишком мало любви в тебе. Наверно, тебе стоит вернуться.
  -Вернуться? - она с неверием уставилась на дракона. Садхарэнт с каким-то мазохистким наслаждением уловил нечаянную радость девушки, мысленно сто раз задушив её и отравив себя.
  -Ты ведь мечтала об этом, - отвернулся, скрывая злую усмешку.
  -Нет, я ведь с тобой.... вроде как - дракону было ясно, что Маринка внутренне металась.
  -Это я с тобой, - вот влюбился дурак, покачал головой Садхарэнт. - Что поделать, если сдерживаюсь, страдает твоё тело. Если не сдерживаюсь, страдает твоя душа, потому что ты не можешь полностью слиться со мной из-за того, что цепляешься за прошлое. Я не хочу, чтобы ты страдала.
  
  Маринка, в полотняной рубашке, кожаных брюках, заправленных в высокие сапоги и в безрукавке, выезжала на белой лошади из леса. Золотая коса, аккуратно спрятанная под шапочку и шарф на лице, делали её неузнаваемой. Перемётные сумы, притороченные сзади седла, приятно оттягивались от драгоценных камней и золота. Она потрогала серый кулон на шее и обернулась, словно чуя, что за ней наблюдают. Путь её лежал в соседнее королевство, где у Маринки были родственники. Нужно было, чтобы люди забыли, что с наёмниками ехала девушка.
  
  -Не жалеешь, что отпустил? - необычайно серьёзная Ашаса в закрытом малахитовом платье, заглядывала через плечо Садхарэнта в магическое зеркало.
  -Кто сказал, что я отпустил её? - дракон впитывал взглядом каждое движение удаляющейся всадницы. - Я дал ей немного времени, чтобы она могла сравнивать.
  -Думаешь, она не влюбиться в другого? - скривилась Ашаса.
  -Мы с тобой оба знаем, что любовь к дракону не перепрыгнуть, - усмехнулся мужчина.
  -Сколько ты ей дал времени? - скрестила руки на груди Ашаса. Она плохо спала после памятного поцелуя с Маринкой.
  -Пять, десять лет.... Думаю, что достаточно.
  -Надеюсь, ты остановил её внутренние процессы старения?
  -Естественно, ты так плохо думаешь обо мне?
  -Может, проведём вместе пару ночей, - подмигнула Ашаса, - Как в старые добрые времена.
  -Прости Ашаса. - он направился к выходу. - Я никого больше не хочу. Десять лет не такой уж долгий срок.
  
Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"