Исаков Михаил Юрьевич: другие произведения.

День 2. Fuck all the petersburgians!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  День 2. Fuck all the petersburgians!
  
  
  На свете нет ничего постыднее обладания гостиничными полотенцами и халатами. "Обладание" в сакральном смысле. Непреодолимое, до дрожи в руках и коленках желание спереть.
  Несколько раз я увозил с собой весь ванный комплект, завернув в него неиспользованные тюбики с "бесплатной" зубной пастой, шампунем и кремами. Клептоманил в тайной надежде почувствовать нечто похожее на угрызение совести. Не тут-то было! Администрация гостиницы включала эти кражи в счет, который наш финансовый отдел преспокойно оплачивал, не удостаивая мои причуды хоть каким-нибудь вниманием.
  Жизнь теряет интерес.
  В попытке выяснить глубинные причины моего неадекватного гостиничного поведения я занялся психологией. Она завела меня в дебри подсознания, в котором желание обладать сразу всеми красивыми женщинами переплелось с махровым халатовым фетишизмом. Представляемые мною, то есть моим подсознанием, женщины должны, просто обязаны ходить в халатах днем и ночью, на вечеринках и приемах, в офисах и магазинах. Словом везде.
  А еще можно захватить с собой полотенце.
  В случае чего им можно связать руки.
  
  
  * * *
  
  
  Есть у нас в конторе Густав Альбертович Шнитке. Из поколения прошловековых восьмидерастов, акционер, член Совета Директоров, владелец всевозможных активов/пассивов, и вообще, большой оригинал. Живя где-то в лесах Шварцвальда, он ухитрялся держать руку на пульсе деловой жизни своей первой родины, появляясь на ее просторах в нужное время, в нужном месте.
  Таких "альбертычей" у нас много, но именно этот суется в мелочи шоупроцесса. Очень он трепетно относился к деньгам и собственности.
  - Что вам надо Густав Альбертович?
  - Да как вам сказать... Нет у нас в стране политической стабильности.
  - Как?
  - Стабильности, говорю, нет. Вон в Восточной Украине, - акционер указал сразу двумя своими подбородками на дверь, за которой скрылось живое олицетворение Малороссии в виде молоденькой горничной. - Верка Сердючка который срок у власти. И "Виа Гра" как оппозиция вечна со своим силиконовым репертуаром. Смотришь и восхищаешься регулярностью ротации лиц.
  - Лиц?
  - Ну-у-у...
  - И что мы их не присоединим. Они ж и так уже под наши стандарты подстроились.
  - Потому как бардак, - философски заметил россиянин Шнитке.
  - Все в России через жопу.
  - К сожалению, не через женскую.
  Чтобы хоть как-то отвлечься от навязчивых ассоциаций включил телевизор, оставив на первом же попавшемся канале. Попался канал "Охота". Курсанты из Академии ГБ практиковались в прямом эфире в искусстве вербовки от имени иностранной разведки.
  Слышь, лейтенант, как проехать... Дай закурить... Ну, как служба?... Сам-то как?... Разбогатеть хочешь?... Нет ничего проще... И вот мы видим, как бедняга лейтенант бежит в ближайший туалет, где все уже приготовлено и напичкано микрофонами и камерами размером с пуговицу. ... "Мать! Мать!! Мать!!!" ... Его лицо как экран компьютера во время загрузки отображает все возможности скромного железа. Борьба недоверия с желанием в одночасье заиметь миллион зелени. Сделать-то надо всего ничего - пропустить в город КАМАЗ с грузом подозрительных бочек с надписью "Отравляющее вещество". А потом?... Желания шкурного счастья одолели сомнения, даже, несмотря на то, что вся страна знает о существовании федеральной программы "Охота на оборотня".
  - Спекся мент, - заметил Шнитке, доедая омлет.
  - Одним оборотнем меньше, - я пил сок.
  - Да уж, - согласился Густав Альбертыч и перешел к сути. - Вы знаете, в чем состоит цель работников компании?
  - Всеми силами увеличивать доходы наших акционеров, - бодро доложил я, вспомнив заповедь из инструкции для служащих "Coca-Cola".
  - Совершенно верно Василий. Поэтому у меня, как акционера вызывает большой интерес, почему вы так не хотите этого делать?
  - Я? Не хочу?
  - Вы. Вместе с Шурой. Посудите сами. Известная корпорация хочет построить супер-магазин, настоящий торгово-развлекательный рай, а вы ей упорно не помогаете. От этого строительства всем будет хорошо. Фирма обретет прочные связи в России, мы увеличим поступления от рекламы, а народ получит еще один потребительский рай.
  Между тем, в телевизоре милиционеру уже во всю пытались выкручивать руки. С-с-су-у-у-ки-и-и!!! От отчаяния тот пытался (Невиданное дело!) оказать сопротивление, чем безмерно отягчил совершенное преступление. Правда, это могло быть удачным режиссерским изыском.
  - Захватывающе, - признался я, вспомнив о собственном пребывании в потребительском рае, где у нормальных людей, то есть таких как я, тут же заболевает голова от обилия всего того, что можно потребить. - Пусть строят. Я же им не мешаю.
  - Нет, как раз мешаете.
  - В чем?
  - Расширять торговую империю.
  - А нашим акционерам увеличивать свою прибыль?
  - Вы очень быстро все понимаете. - Шнитке, налил себе неожиданно сильно вонючий кофе. - Принципиальной позицией этой правильной корпорации является гармония между жителями района, где строят торговый центр, акционерами и дирекцией фирмы. Вы понимаете, к чему я клоню?
  - Господин акционер, а что ж они к другой компании не обратятся? У нас же рынок насыщен по полной и ограничений никаких. - Я указал на экран, где милиционер прикрываясь общественными туалетами отстреливался своими последними патронами. Кажется, он в кого-то попал и даже не в одного, а в нескольких. - Какая-нибудь немецкая RTL или на худой конец провинциальная TV-Polonia с задворок Европы все бы сделали в лучшем виде.
  - Вася, честное слово, вы меня удивляете. - Густав Альбертыч может и хотел бы выглядеть удивленным, но более всего походил на танкиста, защищенного от всевозможных удивлений толстой многослойной броней. - Лишней работы, то есть лишних денег не бывает. Тем более наше Шоу участвует в программе развития демократии и поддержании муниципального самоуправления.
  - Ну, хорошо, а почему не "Седьмой континент" или не менее популярный "Перекресток"? Они ведь тоже участвуют в этой самой программе по подержанию.
  - Это уже не смешно. - Шнитке засмеялся, демонстрируя отменные зубы. - В конечном счете, мы получаем бабки...
  - И показываем, что побеждает демократия.
  - Exactly, mein Freund! Мы проводим показательное шоу о том, как люди борются за свои права и в очередной раз доказываем всему человечеству, что народовластие живет. Демократия еще больше демократизируется, а позитивный имидж глобальной конторы становится еще более позитивным и глобальным. Буквально глобальная позитивная демократия.
  - Суки!!! - У лейтенанта остался один патрон и он выстрелил себе в висок. - Бух...
  Спецназовцы полезли из всех щелей, окружая мертвое тело.
  - О, мой Бог! Ужас! Господа! Это... Мы стали свидетелями небывалой трагедии!... Э-э-э... Он мертв! ... Э-э-э... Да, да. Доктор из группы захвата подтвердил. Оборотень мертв... Он ушел от справедливого возмездия... Э-э-э... И перед смертью этот нечеловек в форме защитника правопорядка... э-э-э... покусал нескольких ни в чем не повинных людей. - Крупным планом показали тяжело раненых оперативников, которых уже грузили в скорую. - Подумайте, господа, что произошло бы, если подобное случилось бы на самом деле... э-э-э... и этот оборотень смог бы пропустить в город машину с отравляющими веществами? ... Э-э-э... Им не место...
  На экране - белобрысая голова лейтенанта с аккуратной дырочкой в виске. Струйка крови, открытые глаза и рот. Другую половину головы снесло напрочь. Разбросанные ошметки показывали мельком, не задерживая кадр.
  - Короче так, - резюмировал Шнитке. - Вы беретесь за реализацию проекта, а я буду защищать ваши позиции в Совете Директоров, когда будет решаться вопрос о том, кто займет место Шуры. И на собрании акционеров. Собственно для этого я и решил посетить свой родной городок.
  Что я мог сказать на столь наглый по содержанию и по форме ультиматум?
  Fuck
  all the
  petersburgians!
  Я категорически и непреклонно согласился с предложением уважаемого акционера.
  
  
  * * *
  
  
  Месяца два назад вышли на нас несколько белозубых уродов из "Wal-Mart" с гениальным предложением устроить мега-reality-шоу "Референдум о...".
  Суть проста как валенки, которые можно будет купить в русских магазинах "Wal-Mart". Торговая корпорация приходит в Богом забытое место, прелесть жизни в котором измеряется десятками метров до дорожного ограждения нескольких оживленных транспортных магистралей. Так почему бы людям, мчащимся на собственных авто из пункта А в пункт Б и в множество других пунктов, не совершать покупки в торговом центре, который будет построен в этой дыре?
  Местная администрация счастлива как никогда. Буквально прыгает от восторга. А вот "WM" таким оборотом недовольна. Корпорация нуждается в "гармонии", которая достигается тем, что народное большинство на специально-организованном референдуме голосует за то, чтобы разрешить им строить магазин. Перед этим сотни якобы добровольных агитаторов будут ходить по окрестностям этой дырищи и объяснять прелести глобализации мира, раздавать (Бесплатно!) футболки, значки и валенки, рассылать семидесятистраничные качественно отпечатанные на мелованной бумаге проекты строительства с DVD-дисками, в виде приложения и наглядной агитации. Народ же, по сценарию безмолвствовать не должен. Народ должен шуметь, возмущаться, устраивать демонстрации и писать петиции. А наш новенький канал очень объективно освещать мнения сторон и показывать, как под влиянием разумных доводов меняется народное мнение.
  И вот D-day, в смысле "День Д" - референдум. Конец шоу. На нем солидная, большая, победная часть жителей этой дыры соглашается присоединиться к счастливой планете магазинов "Wal-Mart".
  Фанфары, занавес и новое шоу в другой не менее забытой Богом местности.
  
  
  * * *
  
  
  Здание, к которому мы подъехали, было обернуто разноцветными рекламными полотнищами от основания до самого верха. Над крышей многочисленные флаги. Окон не было. Вместо них были колеса, фары, двери "Audi" и улыбка лопающегося от жира человека из "Michelin". Красным по черному светилось и переливалось: "КАСТИНГ ГУБЕРНАТОРА".
  Это было новое здание санкт-петербургского избиркома, специально построенное под проект развития инфраструктуры политического рынка. В железобетонно-стеклянной коробке гений архитектора собрал "все необходимое оборудование", самое современное, самое удобное. А по выходным в ночном небе устраиваются лазерные представления.
  В огромном зале, в который нас привели, буйствовала толпа. Действо еще не началось, но уже было. Живые мертвецы тянули ко мне скрюченные когтистые пальцы, хрипели и показывали желтые клыки. Полоумные взгляды, звуки, лица. Протяни им руку - укусят, заразишься и придется лечится в концлагерно-амбулаторных условиях.
  Мое слегка обалдевшее лицо показывали несколько экранов развешенных по залу. Я смотрел по сторонам и глупо улыбался. Каждая моя ужимка вызывала прилив любви и обожания.
  - Тань, слушай, ведь это в эфир идет?
  - Идет.
  - А я в том же самом костюме, что и вчера.
  - Какая досада, - съехидничала Татьяна. - Может, наконец, соберешься с силами и обновишь гардероб.
  И что обидно, она могла спокойно взять на прокат какие-нибудь обноски и не выставлять меня перед людьми нищим болваном. Впрочем, тем болванам, которые собрались в зале, было все равно во что я одет. Я даже думаю, что если бы я появился перед ними в чем мать родила, они продолжили бы радостно орать:
  - У-вау-вау!!! Вася! Выбери меня! Вася! Меня!!!
  В группе маститых околополитических дядь и теть, с которой мы тусовались особенно выделялся Игорь Убойный. Владелец ведущего российского музыкального канала и огромной продюсерской фирмы. Славился он показной равноудаленностью от всех политкомпаний и команд, которые клубились на телевидении, что, впрочем, не мешало ему стричь купоны с раскрученного проекта, ориентированного на молодежный электорат: этому время эфирное предоставит, тому клипак сварганит, кому-то дельный совет даст, а в качестве хобби и песенку сбацает. Насчет последнего я его и обеспокоил:
  - Слушай, Игорек, сделай песню.
  - Какую? - удивился Убойный, все еще тряся мою руку.
  - Как всегда убойную, забористую и сентиментальную. Так чтобы слезу выбивало. Типа: "Forever вместе".
  - У меня все такие.
  - Знаю.
  - Зачем тебе?
  - Для прощания с Шурой.
  - Он что уже того?
  - Нет.
  - На всякий случай, значит.
  - Песню надо сделать попроще, чтобы для мобильной сигналки в контент годилась и чтобы узнаваемый мотив на первые три аккорда. Ты же пишешь в год по чайной ложке, а тут надо, чтобы классно вышло и искренне. Так только ты умеешь. В крайнем случае, поможешь харизмой своего медиаресурса. И потом, ты кроме денег, погреешься в лучах заходящей славы Шуры и пристегнется к политическим делам, просто потому что...
  - ...Мне по человечески Шурку жалко. Хороший был парень. - Игорек ненадолго сделал вид, что думает. - Ты мой счет знаешь? Перечисляй как обычно. Сделаю все что смогу.
  Бывают в жизни такие моменты. Странные. Ничего не можешь объяснить и доказать, а делаешь... Примерно так было, когда я в Италии увидел свою будущую бывшую жену и понял, что хочу жениться только на ней и с ней же потом развестись... Провидение? Может быть. Все может быть.
  - Итак. Санкт-Петербург, ты нас слышишь?!!! - визжал ведущий.
  - Да-а-а!!! - ответил Санкт-Петербург.
  - Мы начинаем!
  Фанфары.
  - Кнопку жми, - прошипела Танька.
  - Чего?
  - Жми кнопку!
  Я нажал. Заиграли гимн: "ТЫ ПОПАЛ НА TV!" Почти сразу с потолка полетели разноцветные воздушные шарики и блестки. Прямой эфир неистовствовал. Камеры выхватывали лица, улыбки, повороты, слова, походки, взгляды... Я стал подстать прямому эфиру. Столь же бессмысленный и самовлюбленный.
  Вот навстречу судьбе идет девица. Высокий лоб, длинные волосы, полосатые чулки и неправильная походка. В наушниках звучит выученный крик души:
  - Основная проблема нашей области в том, что у людей мало личного счастья. Мы мало улыбаемся и радуемся жизни.
  У нее получилось очень красиво. Невинный взгляд в жюри, опять же. Но вера в ее искренность меркнет, пока она идет обратно. Грушевидная задница не способствует тому, чтобы ее обладательнице ставили высокие оценки за интеллект:
  3.0, 3.5, 2.5,...
  Например, у меня большее доверие вызывают маленькие попки, которые с легкостью могут поместиться на мужских коленях и не создают непереносимую тяжесть бытия. Таких в жизни встречается немного, но именно поэтому они заслуживают высших баллов. Как раз такая была у вологодского парня. Почему вологодского? А хрен его знает. Все белобрысые, веснушчатые, ушастые парни с маленькими задницами, накаченным торсом и руками непременно из Вологды.
  - Губернатор должен... Ну, типа, порядок навести... Типа, чтобы... э-э-э... воровали поменьше.
  2.0, 1.5, 6.0,...
  Шестерку поставил я. Теперь за технику. В конце концов, по разнарядке, в шоу должны участвовать два - три представителя аборигенов из деревни. А у этого на узком лбу было написано неполное восьмилетнее образование и работа говновозом в ближайшем коровнике. Это в лучшем случае. В худшем, так у него вообще куча судимостей в качестве рецидивиста маньяка насильника. Вишь, как наколки на бицепсах играют. Дух захватывает!
  Остальные были в таком же духе. Шли друг за другом парами: мальчик - девочка, мальчик - девочка. Кандидаты как на подбор, один другого краше. То говорить не умеют, то ходить, то в улыбке зубов не хватает, то забыла ноги побрить. Настоящие стопроцентные представители электората. Как по сценарию положено.
  В первые дни зрители и международные наблюдатели должны увидеть, что быть выбранным на участие в шоу могут любые желающие. То есть какой-нибудь колхозный тракторист Микола может присоединиться к какой-нибудь городской кухарке Фекле в желании поуправлять государством. И, как правило, таких желающих набирается офигительно много. Разве только на инвалидных колясках не приезжают. Пока. Некоторые особенно трезвые умы уже делают неудобные предложения о том, чтобы инвалиды были поставлены в равные условия и, что необходимо организовать их особый прием на предвыборную гонку. Паравыборы, блин.
  Если так пойдет, то скоро начнут поднимать вопросы относительно весовой сегрегации. В шоу почему-то проходят только стройные, спортивного телосложения мальчики и девочки, а вот лопающиеся от жира поклонники Биг-Мака в эфир не попадают. Общество любителей "McDonald"s" почти два года назад поставило вопрос об ущемлении прав толстых избирателей. Мы по этому поводу провели расширенное совещание дирекции и решили на будущий год взять на шоу одного толстого добряка (толстые ведь считаются добрыми).
  Как раз одному такому необъятному мужику в майке, на которой было начертано: "I love SPb!", я поставил очередную шестерку. Никто меня не обвинит в предвзятости и в необъективном судействе. Я добрый, хотя и не злоупотребляю калориями.
  В общем, развлекался как мог. Слава Богу, нам, то есть первичной комиссии, не надо читать их биографий, а то процесс отбора кандидатов затянулся бы не на один месяц, а на годы. Родился, вырос, умер. Это все интересно потом, когда кандидат уже заперт в зазеркалье и борется за выживание, пока благодарные зрители ставят на нем эксперименты. А до этого...
  - Ну-ка, молодой человек улыбнитесь еще раз.
  Парень выполняет.
  - Четыре, - считаю я, и ставлю за артистизм "4.0".
  - Ты чего это? - удивляется Таня.
  - У него как раз четыре золотых зуба в пасти.
  Не знаю, как работают другие судьи, но, на мой взгляд, объективность судейства с каждым годом становится все объективней и объективней.
  Наверное, я и дальше продолжил бы там чудить, если бы по моему личному номеру не позвонила жена. Бывшая, конечно же, бывшая.
  Что-то там относительно того, что я хорошо выгляжу и меня сейчас часто показывают по каналу "Губернатор-шоу", чаще чем кандидатов в Кандидаты... Ха-ха-ха! Ты молодец... Давно не звонил, не заходил, ай-яй-яй... Ха-ха-ха!... Как мама?... И всякое такое... Ха-ха-ха!
  
  
  * * *
  
  
  Елена Анатольевна была моей бывшей женой вот уже несколько лет. Кажется, пятый год. Говорят, разлука только укрепляет взаимное чувство. Думаю, эта глупость не такая уж глупость. Во всяком случае, мы все это время жили с ней душа в душу. Поздравляли друг друга с праздниками и днями рождениями, дарили подарки и с упоением вели пятиминутные разговоры по телефону, для которых она облачалась в легкие полупрозрачные платья, а я надевал свою любимую майку, купленную в Италии пятнадцать лет назад. Наш личный dress-cod подразумевал теплые ночи под южным небом, легкое вино, ворованные с клумб цветы, мечты и воспоминания, воспоминания...
  Когда Шурка предложил валить из Парижа в Италию, я нисколько не раздумывал. Забрал вещи в подвале, где обитал вместе с семейством скромных непритязательных мышек и в аэропорт. Помню, нас не хотели пускать в самолет, потому как мы еще не до конца протрезвели после вчерашнего. Здорово помогли дополнительные сто евро регистраторше.
  С этого момента я сделался альфонсом. Жил за счет Шурки, хотя это не значит, что у меня с ним было... Он говорил: "Васечка, при всей любви к прекрасным глазам, ты не в моем вкусе. В твоих глазах слишком много смысла".
  Видимо этот самый "смысл" подсказал нам устроить крутой performance в Сан-Ремо. Музыкально-политический форум свободной и разваливающейся Европы. Орава очень среднего класса со всего ЕС, которая умиляется певческими дарованиями удовлетворяющим очень среднеевропейский социально-культурный заказ. Всеобщий праздник жизни. Поют на сценах, экранах и улицах. А в конференц-залах, ресторанах и барах обсуждают животрепещущие вопросы о стимулировании потребительского спроса и возможности не допущения размывания мировоззренческих основ европейца.
  И тут мы на белых конях с шашками наголо и криками: "Даешь технологическую контреволюцию!" Всем уже надоела антиглобалисткая банальщина с тотальным уничтожением витрин. Не вызывает ничего кроме аллергии. Так что наше: "Евросоциализм - это деиндустриализация плюс информатизация всей страны!" прозвучало очень даже недурственно. Показали по телеку.
  Так Шура нашел мне имидж Чапаева, а я нашел Ленусика Анатольевну и ее папу. Вернее сначала папа нашел нас, выкупил из полиции и угостил завтраком на веранде своей загородной виллы, где он искал возможные точки роста родного Отечества. Как он нам объяснил, для того чтобы Россия заняла достойное место в окружающем постмодерне ей нужно обрести свое лицо и подарить миру эксклюзивную идею. Но только такую, чтобы и в Африке она была понятна и в Костроме, и в штате Кентукки заинтересовались опытом - русский "культурный код" глобальной локализации. И еще, хорошо бы эта идея вышла на самоокупаемость где-нибудь через два-три года, потому как с учетом инфляции и нестабильности энергетических рынков...
  В общем, мы жрали ананасы, жевали рябчиков и рассматривали коленки папиной дочки, которая совмещала учебу в Принстоне с курированием инновационных проектов одного сугубо благотворительного фондика на Канарах.
  Наверное, только после всего этого можно всерьез поверить в то, что случайностей не бывает. Кто-то там наверху сидит, следит за нами и отмеряет каждому человечку сколько гадости или, если захочет, добра тот сможет сделать за свою короткую жизнь. А потом, когда мы к нему попадем на суд, он нам воздает... по заслугам. Делает выводы и взвешивает судьбы, наказывает и награждает.
  Тогда, в безразмерном особняке эпохи Ренессанса я понял, что пришло мое время. За все предыдущие страдания и несчастья я был вознагражден обществом Ленусика, ее папы, деньгами и временем потраченным на чтение, гуляние и совокупление с вышеназванной Ленусиком и... еще раз с Ленусиком. А потом, на одном из мозговых штурмов мы родили мега-, супер-, сверх- идею Шоу от которой все отмахнулись и положили под сукно, но которую вспомнили, во время очередного "непрогнозируемого падения сырьевых рынков, который не был предусмотрен хедж-программами".
  Когда это произошло, папа уже лежал в могиле, а Ленусик превратилась в строгую, но справедливую Елену Анатольевну. Под ее руководством и с моей скромной помощью наша команда дала человечеству "disruptive innovation", подорвавшую мировой политический рынок, на котором new-Россия обрела неповторимую морду оплота new-демократии, new-либерализма и new-государственности.
  Вот и представьте, какой у такой бабы должны быть характер и выдержка.
  Правильно. Закаленные.
  От папы она заимствовала не только капиталы, но и гармоничную духовную организацию, целеустремленность и смелость, берущую города. От мамы не знаю что, но, видимо, тоже нечто весьма полезное. Так что весь этот детский романтизм с летними платьицами, свидетельствующими о хорошей памяти, штука напускная. Лена всегда умела управлять своими эмоциями и никогда не звонила без повода.
  
  
  * * *
  
  
  - Где Татьяна?
  - У нее дела.
  - Обидно. Ей было бы полезно поучаствовать.
  - Угу, - согласился я, обживая самый дальний от жены диван.
  Мы были в кабинете. Лена сидела за длинным столом, за которым могло поместиться человек двадцать. Во всяком случае, столько вокруг него стояло стульев с резными спинками. Намекала, зараза, на обстоятельства развода, который произошел так же случайно, как и наше знакомство.
  Какой-то мудак из службы безопасности (я потом добился его увольнения) записал мой активный отдых вместе с секретаршей на столе для совещаний. Был такой период. Я сильно увлекся Танькой, а она мной. Но все очень быстро и по обоюдному согласию кончилось. Вот как кончалось эта скотина и продемонстрировала Елене Анатольевне. Выслужиться хотел, гад. Жена не сказала ни слова, переехала в Петербург и забрала с собой сына. У нее все так, ибо настоящего арийца определяет выдержанность.
  По телеку говорящая голова кабельного "РБК" сообщала о последних котировках Пекинской фондовой биржи. Одни падают, другие растут, ни тебе музыки, ни тебе рекламы. Сплошной поток рационального сознания, разбавленный сгустками аналитики. Она и такие как она принципиально не смотрят каналы всеобщего вещания. Они с удовольствием демонстрировали вопиющее незнание последних культурных тенденций: кто с кем переспал; кого этот "кто" после пересыпа бросил; что та, которую бросили спела и во что она во время публичного самовыражения была одета. Аристократизм незнания так и прет во все дыры.
  Fuck
  all the
  petersburgians!
  Мы-то что. Плебеи. А эти со своим "Российским Бизнес Каналом" и круглосуточным "CNN"...
  - Мне показалось, что некоторые вещи надо хранить для истории.
  На телестене появился так называемый "Я". Мое бледное плоскоэкранное лицо лупоглазо пялилось на сцену, где появлялись в различной степени одетые и раздетые девушки и юноши. Оказалось, что у меня сильно дрожат руки.
  - Ты знал? - спросила Лена.
  - Нет... Может быть... Не обращал внимания.
  - Вот это интересно больше всего. - Она увеличила изображение так, что на экране остался только я - великий и ужасный. Изо рта выпал розовый в мелких пупырышках язык. Видимо я с азартом жал на кнопки, выставляя очередные "six point zero" потенциальному Санкт-Петербургскому губернатору за его артистизм, техничность и интеллект. Язык слюнявился на половине экрана и здорово выделялся на бледном фоне моего лица. Стало понятно, что впереди будет стандартный семейный скандал, во время которого я буду молчать и кивать головой, а Ленка тихо, не повышая голоса, будет выражать категорическое "Фу" поведению бывшего мужа.
  Все так и получилось. Перед бывшей лежал список всех моих прегрешений.
  Ей не нравилось решительно все. Например, как я вел себя на новогоднем приеме в Кремле. Во время выступления Президента подавился блинами с семгой и кашлял на весь зал так громко, что глава государства прервал речь. Помню, меня хотели вывести, но я упал на четвереньки и стал похож на большого кота во фраке, у которого случилась отрыжка.
  - И как это называется? - спросила она так, словно и правда ожидала моего смиренного ответа.
  "Обреченность" - единственное слово, передающее мое тогдашнее состояние. Да, да, я был не прав. Даже более того, это было настоящим свинством по отношению к моим работодателям, которые ждут от своих служащих лояльности и послушания. Правда, еще большим свинством оказалось то, что я не пошел водить хоровод вокруг елки. А ведь его повел Сам вместе с "Miss Russia", которая по традиции становилась главной Snowgirl страны. Вся Дума отплясывала, Шурка, часть наших директоров и еще масса интересного народу. Только я нос воротил. А ведь у нас гордых не любят. Все за ними записывают и запоминают, чтобы потом при случае припомнить и шепнуть пару слов кому надо (то есть Лене Анатольевне) и кому не надо (то есть всем остальным). Собственно именно эта пара слов и решила исход борьбы за эксклюзивные права на проект шоу "Верховный суд". И как бы там Шурка ни хорохорился не все проблемы можно решить в бане за рюмкой мятного чая.
  Хотел предположить, что во всем виноват только я, но Лена заявила о необходимости встретиться с психологом относительно прогрессирующей мании величия.
  В этом ее замечании было что-то верное. Вот, скажем, можно ли считать проявлением болезненной эгоцентричности мое самолюбование? Правда, я делал это вынужденно. Ленка поставила на бесконечный повтор запись заседания отборочной комиссии изберкома и со стены на меня пялился все тот же языкастый тип.
  Кто это? Такой симпатичный "молодой человек"... Ах, да! Это же я!
  Конечно-конечно, я еще, как заявила моя бывшая, "ничего себе" парень, но со здоровьем у меня явно не в порядке. Оказалось, это заметила не только она. А в подобных вопросах наплевательское отношение противопоказано, особенно, после того как на твои (мои) плечи ляжет двойная рабочая нагрузка. Да, трудиться печенью, почками и желудком не самое важное. Впрочем, голова в нашем деле орган не главнее задницы.
  После здоровья логично прозвучал упрек относительно моего внешнего вида. На невинный вопрос: "А что в нем не так?" получил уничижительный ответ в том смысле, что в однобортных пиджаках уже давно никто не творит историю. Да и галстук на мне был из тех, что Лена подарила во времена нашего с ней семейного счастья. Упоминание о счастье наконец-то вывело меня из себя. Я начал нервно ерзать по дивану.
  Бывшая окинула меня взглядом и заглянула в бумажечку. Следующим пунктом оказалось то, что я почти год не видел сына:
  - Дорогой, я понимаю, что ты очень занят, но для того, чтобы ребенок вырос полноценным необходимы усилия обоих родителей.
  Вот ведь сука! Сама отказывает мне в возможности его видеть. То Алешенька болеет, понимаешь, ангиной. То, уехал с экскурсией куда-то в Финляндию, то еще что-нибудь вроде: "У меня, а значит, и у Алексея нет времени". Наконец, недавно не выдержав, я решил выяснить его сотовый. Должен же быть у семи-, нет уже восьмилетнего парня мобильник?! Через знакомых, к своему удивлению, узнал, что мой, то есть уже ее, сын находится в частной и очень-очень закрытой школе в Швейцарии, номер мобильного телефона системы глобального позиционирования такой-то. Словом видеться получалось редко и, если быть честным до конца, не только потому что стерва-Лена вредничала.
  - Ты вообще его вспоминаешь?
  - Ну, да. Вот сейчас, например, вспомнил, - ответил я и слинял в ванную, где под звук льющейся воды набрал номер Таньки:
  Вы отдыхаете? Нет!? Обратитесь к нам! Агентство развлечений и отдыха...
  Чтобы пожаловаться на мобильный спам нажмите 1.
  Козлы!
  - Слушай, ты вот что... Найди какие-нибудь детские вещи Шуры. Распашонки там всякие и чепчики.
  - Где их взять-то?
  - Где-где... Сходи в ближайший бутик "Second-hand". Бери оптом и выстави это все поношенное добро для осмотра публикой. Пусть восхищаются простоте и обычности одного из вершителей судеб мира. Свяжись заодно с какой-нибудь "Proctor & Gamble" для рекламы подгузников, потому что именно ими пользовался Шура во младенчестве.
  - Ты это сейчас придумал?
  - Как только она заговорила о сыне.
  - Видно тяжело тебе приходится.
  Я представил себя клиентом агентства развлечений и отдыха, который так и не пожаловался на спам:
  - И не говори.
  - Так тебе и надо!
  Вежливое "Спасибо" пришлось сказать гудку.
  Когда я вернулся в кабинет бывшая терпеливо сидела на том же месте. С экрана по-прежнему висел мой язык. Единственное, что изменилось - тема беседы.
  - Ты вообще знаешь, как он погиб?
  - Так ведь Шурка еще живой.
  - Ну, может быть в физическом смысле он и живой, но вот в качестве ценного работника от него мало что осталось. Даже как новость он проживет еще пару месяцев, пока длиться агония. Пожалуй, даже меньше. Это значит, его можно списать.
  - Ты его никогда за человека не считала. Теперь, значит, отрываешься. - Ленка и правда иногда теряла самообладание, не выдерживая придурь нашего бесценного Шурочки. В такие моменты прорывался ее выпестованный аристократизм бывших крепостных.
  Ленкин старичок, как и все миллионеры в первом поколении, мечтал обзавестись родословной от Рюрика. Даже изыскания проводил. Следы терялись в середине XIX веке, когда молодой новгородский помещик, вернувшись из Европы, в приступе прогрессивного гуманизма решил дать хорошее образование одному из своих дворовых и отправил беднягу в Санкт-Петербургский университет.
  - Очень интересно. Покопался в психологии. Ручки не запачкал?
  Я показал ей только что вымытые руки, мимоходом заметив, что давно пора сходить на маникюр. Впрочем, мне не пришлось долго радовался удачному, как мне показалось, и невинному зубоскальству. Лена неумолимо продолжила практиковаться в морально-нравственном прессинге, тонко намекая на толстые обстоятельства:
  - Да ты даже не поинтересовался, как все произошло и что вообще происходит... Если бы не твое поведение... Теперь, в связи с назревающими событиями... Ты можешь не верить, но скоро может произойти нечто, что и предположить было бы...
  У меня было впечатление, что она в качестве руководителя президентской администрации отрабатывала на мне очередное ежегодное послание. Только вместо Федерального Собрания был скромный Вася Чапаев, который, впрочем, ничего не понимал также как и это самое чертово собрание.
  Ее речь истерлась в моей памяти быстрее, чем обида на обвинение в равнодушии к своему лучшему другу.
  
  
  * * *
  
  
  Свою душевную озабоченность я проявил на лестничной площадке. Широко улыбнулся в зрачок телефонной видеокамеры и набрал номер районной ментовки, охраняющей покой элитного московского скворечника, где жил... Еще пока живет, Шура.
  Пельмешки "Сам Самыч". Их едят даже вампиры! У-ур-р-р!...
  У-ур-р-роды!
  Чтобы пожаловаться на мобильный спам нажмите 1.
  Бледное вампирское лицо подполковника, глянувшее на меня с экрана, выражало ужас перед техническими достижениями современности. Наверное, сейчас его самой сокровенной мечтой было желание засадить в обезьянник отделения всех яйцеголовых участвовавших в разработке мобильной правительственной связи и выбить из них признание о случайности и непреднамеренности научного прогресса. Ну, где это видано, чтобы все последствия телефонизации страны обрушились на предпенсионного служаку, считавшего, что его место самое теплое из всех самых теплых? И ведь что обидно - не ответить на вызов никак нельзя. "Вертушка" все же.
  - Мне надо побывать в квартире Шуры, - начал я без предисловий, испытывая после разговора с бывшей благоверной чрезвычайный подъем "положительной энергии".
  - А кто вы такой? - неоригинально поинтересовался милиционер.
  - Вася Чапаев - лучший друг пострадавшего.
  - А я Коля Гагарин - лучший друг Миши Реброва. - Это мент так меня подколол. Судя по тому, как за моей спиной засопел телохранитель Федя, шутка удалась. - Что вы там забыли?
  - Мне нужно покопаться в документах пострадавшего и поискать его деловые бумаги связанные с передачей "[Голово]ломка".
  - А полы вам помыть не нужно? Давайте помогу.
  - Собственно мой звонок, связан с тем, что как исполняющий обязанности продюсера я хочу освежить репертуар каналов нашей компании. Думаю подробно освятить работу обычного городского отдела милиции. А то, понимаете ли, шоу "Участок" про деревенские будни уже есть, а вот настоящего reality с московских улиц нет. Как криминальная столица один сплошной Петербург. Мне кажется, в свете последних событий это не совсем отражает действительность. Надо создавать здоровую конкуренцию северной столице. Вы как, согласны со мной?
  "За что?" сказали мне глаза подполковника. Его рот сказал другое:
  - То есть... э-э-э-э... Погодите. - Теперь он мечтал, чтобы вместе с учеными-телефонизаторами в обезьяннике оказался и Вася Чапаев. - Я вас слушаю? ... Я хотел сказать, что понял.
  - Так как насчет квартиры?
  - Там нечего делать. ГБ все вывезло. Ничего не осталось. Даже мебели. Служба охраны видела, что паркет содрали и подвесные потолки сняли.
  - Очень интересно. И с чем же это связано?
  Из дальнейшего словопотока выяснилось, что Шуру нашли вовсе не на полу собственной квартиры. И даже не в собственной постели, ванной, на столе кухни или сидя на биде. Местонахождение тела варьировалось в зависимости от сообщавшего новость средства массовой информации. Реальность была гораздо менее романтична. На самом деле, то есть типа в натуре, тело нашли на лестнице. После слова "лестница" я оглянулся. Федя стоял в паре шагов от меня и сосредоточенно жевал жвачку - делал вид, что не прислушивается.
  Так вот, первоначально, сопровождающий из службы охраны территории сказал, что Шура, как всегда слегка нетрезвый (читай пьяный до невменяемости) не удержался и покатился по псевдогранитным ступенькам, с хрустом ломая ребра, руки и ноги. Личный телохранитель Шуры в это время осматривал квартиру, которая не снабжена стационарной домохозяйкой и поэтому ночью (рано утром) пуста. Странность в том, что по утверждению телохранителя он оставил свой объект отдыхать в углу у входной двери, иначе говоря, в пяти метрах от лестницы. А парень из securities, который помогал кантовать тело, сказал, что этот "слегка нетрезвый мужчина" вырвался и побежал к лестнице.
  - Вы следите за моей мыслью?
  Я следил и еще как. Хотя, впрочем, следить было уже не за чем. История кончилась также неожиданно как и началась. Через двадцать минут после того, как милиция прибыла на место происшествия, раздался звонок из Управления о том, что дело передается для расследования в Генеральную прокуратуру. А еще минут через несколько приехали спецы для обследования места преступления. Они-то и занялись вывозом всех документов, мебели и наборного паркета, который доломали только сегодня утром. Судя по довольному выражению лица докладывающего мне подполковника, он воспринял этот неожиданный поворот весьма благосклонно.
  - То есть вы хотите сказать, что это был не несчастный случай. В квартире под видом обыска что-то искали?
  - Я такого не говорил. Я лишь обращаю внимание на несовпадения в рассказах двух свидетелей, которые последними видели потерпевшего и с ним общались. Мы даже не успели снять с них показания, как их у нас забрали.
  - Наверное, переживаете, что такое перспективное дело накрылось.
  Не моргнув глазом, страж правопорядка ответил, что жалеет:
  - Очень. Аж, слов нет.
  
  
  * * *
  
  
  Говорят, человек, если испытывает нехватку слов, то есть информационных носителей, то начинает эти носители, то есть слова, выдумывать. Вот, русский мат. Он красноречиво разбросан по потоку людской мысли и, может быть когда-то, очень давно имел строго определенную смысловую нагрузку. Даже наверняка имел... Правда, со временем весь его смысл выродился в чувства, рожденные отсутствием тех самых нужных, но неизвестных слов. Вместо них, наш народ-богоносец с удовольствием использует всякие непотребные междометья и падежи. Это вовсе не означает, что человек, а особенно русский, этакий выдумщик и фантазер. Это свидетельствует, что homo sapiens sapiens обладает системным мышлением, которое не терпит терминологической пустоты.
  Человек разумный, образованный, да к тому же в меру брезгливый к себе и миру, стараясь избежать системных пробелов, вынужден много учиться и думать. Буквально постоянно. Мозг таких перегрузок не выдерживает и потихоньку начинает съезжать с катушек. Отсюда проистекает пьянство, наркомания, мировая литература и Нобелевские премии. А еще в таких нечеловеческих условиях существует на удивление много народу. Про них пишут в газетах, их показывают по телевизору и берут многочисленные интервью, а потом долго и нудно обсуждают то, что кто-то из них по неосторожности ляпнул. Например, что-то вроде:
  "Voluntas populi suprema lex".
  Все натурально разевают рот и много лет спустя приводят этот перл в качестве великой и недоступной мудрости. Наверняка, когда Цицерон рожал сию банальность, он не думал, что только благодаря подобным словесам и останется в истории. А вся его высшая воля народа превратиться в патологические метания моих мыслей-скакунов о том, куда эту, блядь, voluntas направить.
  На лавры пламенного трибуна и велеречивого адвоката я не претендую, но рожденная давешним милиционером системная пустота настоятельно требовала, чтобы ее наградили названием и придали глубокий смысл.
  - Это заговор, - решил я и ужаснулся тому, что подумал.
  Терпеть не могу думать!
  Сразу, как начинаешь, в голову приходят не только бессмертные словеса про вечность и все человечество скопом, но и фразы про единственного его представителя, который действительно вызывает мой неподдельный интерес - про меня незабвенного. Очень хочется сказать что-то хорошее и не получается. Вспоминаются давно забытые фразы о собственной творческой бездарности и духовной бледности, которыми Бог наделил раба своего с избытком, забыв, однако о таланте и сильном характере. Наполеон в мои годы... Македонский в это время... Пушкин или какая-нибудь Денежкина...
  
  
  * * *
  
  
  - Алло!
  - Привет. - Директор кисло улыбнулся и сразу пропал из кадра.
  - Это не ты мне, а я тебе должен звонить.
  - Почему?
  - Потому что мне плохо.
  - А ты думаешь, мне хорошо?
  - И что ты делаешь?
  - Общаюсь с прокуратурой.
  - Нет, это я с ней...
  - Я тоже. Сейчас сам увидишь, - пообещал Директор, и я почти сразу получил картинку маски-шоу в кабинетах нашего офиса. Пятнистые люди с круглыми прорезями для губ и глаз вместо лица тыкали дулами короткоствольных автоматов в затылки лежащей охраны. Из двери с надписью "ШУРА" выносили коробки, а рядом стояли наши юристы и размахивали какими-то бумажками. Их лениво сдерживал один единственный и уже знакомый мне прокурор с инициалами из трех "К". - У них был ордер подписанный генеральным. Изъяли всю Шуркину документацию. Даже ячейку в банке вскрыли.
  - И мебель будут выносить? - спросил я, небезосновательно ожидая повторения ситуации с паркетом и подвесными потолками в квартире нашего покалеченного продюсера.
  - Ты все шутишь.
  - Да какие тут. - В кадр влезла камера МВДешного канала "Стража". На заднем фоне щелкали вспышки одинаковых японо-китайских туристов. Экскурсовод нервно махал красным флажком, но на него не обращали внимания. - У Шуры из квартиры уже.
  - Серьезно?
  - По-моему, серьезней некуда.
  - Черт, а я в своей квартире недавно обстановку поменял.
  - Ты главное не волнуйся.
  - Кто бы говорил.
  
  
  * * *
  
  
  Я представлял себя в эпицентре страшного торнадо, остановить которое было моим истинным предназначением. Я гордо реял буревестником, а окружающие меня гагары занимались собственными делами. По улице туда-сюда шелестели машины, сновали пешеходы, на рекламных экранах по-прежнему что-то рекламировали, по телеку по-прежнему что-то показывали. Торнадо никак не хотело начинаться, а воля народа проявиться. Моя пингвинья тушка глупо пряталась во дворе старого петербургского дома обильно украшенного лепниной.
  Настоящий кошмар. Хичкок в России.
  Лучше бы я продолжал бы трудиться в сфере общественного питания. А еще лучше, вернулся бы в родные пенаты и устроился каким-нибудь... Ну, я не знаю. Литературным критиком или учителем русской словесности. Тогда бы уж точно не пришлось заниматься такой дребеденью как выборы, реклама, бесконечная текила, рулетка и бабы. Так и представляю. Прихожу вечером домой уставший и счастливый, падаю на диван и до утра размышляю о своей бессмертной душе. Почему о ней? Так ведь невозможно размышлять ни о чем другом на голодный желудок и без секса.
  Никаких приколов. Фарш фрейдизма с марксизмом.
  Да. Я не meddle. Я не принадлежу к petit bourgeois. Я просто на них работаю.
  Вот только одного понять не могу - почему же мне, черт подери, по-прежнему хреново?!
  
  
  * * *
  
  
  Некоторые думают, что от подобных мыслей спасает алкоголь. Фигня. Ничего от таких мыслей не спасает. Выпивка только ухудшает состояние, превращая тебя в беспомощную рохлю, которая поминутно готова разрыдаться, лишь бы нашлась подходящая жилетка. Так что, если пить, то непременно в одиночестве.
  Не надо никаких друзей детства, юности или коллег. Друзей "по жизни" тем более. Большинство из них только и ждет, чтобы наслушаться твоих эксклюзивных стонов о том, что все вокруг "сволочи" и лишь они "старые, верные" опора в нелегкой жизни нормального человека. На самом деле ты так не думаешь, и твоя неискренность лишь ухудшает и без того паршивое настроение, которое тянет дружную компанию все глубже на дно бутылки.
  А еще всем окружающим ясно как Божий день, что очень трудно претендовать на нормальность, если ты дошел до такого состояния, что поминутно бросаешься в объятья хоть кого-нибудь с криком "Спасите!". У тебя либо что-то с психикой, либо ты алкоголик. Часто и то и другое сразу. Рано или поздно окружающие это просекают и начинают от тебя брезгливо отворачиваться. Слабаки никому не нравятся кроме таких же потенциальных слабаков. Их терпят. В свою очередь, безвольные выпивохи жаждут понимания и ради этого сомнительного ощущения терпят всеобщую брезгливость.
  Чтобы не напрягаться самому и не напрягать других, лучше всего запереться одному в доме (номере гостиницы, бане, на даче и т.д.) взять бутылку (лучше две) и минимум закуски. Медленно, сидя в кресле, рядом с которым все это хозяйство разложено и расставлено на кофейный столик, тихо и мирно набираться. Для разнообразия можно включить музыку или телевизор и пить за каждый удачный по твоему мнению куплет или за оригинальный рекламный ролик счастья расфасованного в пачки с прокладками или налитого в баночку йогурта.
  Жалко, но такие возможности похожи на уссурийских тигров - их популяция сокращается, а сами они на грани вымирания. На работе за тобой охотятся бдительные коллеги, а дома родственники. Пичкают советами вперемешку с таблетками и дружно советуют вспомнить, что жизнь не кончилась, а следующий день рабочий.
  "Я подумаю об этом завтра", - говорила Скарлет О`Хара.
  Замените слово "думать" на слово "выпью" или "напьюсь" и через полгода вы превратитесь в образцового белого воротничка, готового управлять плантацией и сотней другой негров. Ой, простите. Сотней другой афро-американцев. Правда, для этого надо иметь настоящий американский характер ирландского происхождения, которого, увы, у меня нет. Впрочем, нет его и у многих других. Вместо него есть, маленькая фляжечка, которую я пользую тайком от своих церберов. Повышаю градус кипения разума, подливая коньяк в кофе, чай, кока-колу... И не надо ждать никакого завтра.
  Завтра не существует. Есть только сегодня.
  
  
  * * *
  
  
  - Ох, и влипнете вы, Василий Иванович, - провидчески качал головой Федя.
  - Экий ты пессимист, - улыбался я ему и шел в самое пекло, к людям.
  Людей было много и им - людям - было весело. Под окнами избиркома праздновали начало "Губернатор-Шоу".
  Сытые, ухоженные, радостные граждане, гражданки и несовершеннолетние гражданята разбредались по бутикам, магазинам и лавкам. Воскресная прогулка по достопримечательностям потребительского рая. Ах, какая блузочка! Ах, какой жакетик! Ах, какой пиджак! Ботинки! Телевизор! Мама, купи мороженое! Камера! Коммуникатор! Авто! Лица упитанных глупоглазастых младенцев, блузопрозрачные груди женщин, полубоксовые затылки мужчин, надувные шарики, свистелки, кричалки, гуделки, телефонные позывные и разговоры, разговоры, разговоры.
  Если бы Эйзенштейн решил снять ремейк своей соцклассики на современном материале или ее продолжение "Броненосец "Потемкин" - 2", одна единственная колясочка на лестнице смотрелась бы убого. Десятки. Сотни. Тарантино отдыхает. А солдаты идут и идут. Блестящие сапоги. По пятнам крови и киселю несформировавшихся мозгов, по брошенным мобилам, шляпкам и перчаткам, по ручонкам и ножкам. Штыками их, штыками. Крик и слезы взбесившихся русских антиглобалистов...
  Несмотря на начинающий сереть вечер и имманентно серые фасады домов, улица играла всеми цветами радуги, как во время берлинского Love-parade.
  Осторожно! На свободе сумрачный нордический гений.
  Кое-где играла музыка, кое-кто пел хором и раскачивался в такт. Тонка, слишком тонка грань между всенародным гулянием и всенародным протестом. Также как между выпившим и пьяным. Всего несколько рюмок.
  Чем ближе к избиркому, тем громче и пьянее голоса людей-рыб. Что они говорят? кричат? смеются? Их не слышно за поп-какофонией. Какой там "pop"! Настоящая жопа.
  Кругом софиты подсветки и фосфорицирующие транспаранты, на которых разными шрифтами блестят лозунги:
  НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ!
  НАШЕ ДЕЛО ЛЕВОЕ!
  и просто
  НАШЕ ДЕЛО!
  Несколько мощных мегафонов на разные голоса орали что-то совершенно невнятное о том, что настоящее Единство всех людей доброй воли возможно только тогда, когда у этих людей будет одинаковый уровень доходов. Это предложение было самое популярное и самое близкое сердцу истинного антиглобалиста, болеющему за человечество. Но предложений было до невозможности много и каждый раз, как один из мегафонов заканчивал длинную полуматную фразу, сотни глоток начинали солидаризироваться друг с другом и с тем невидимым человеком (подозреваю, это был компьютер), который общался с народом. Происходил сей сакральный акт с помощью правой руки вытянутой вперед и веского слова:
  - Дело!
  Крикнул и сразу солидаризировался.
  Судя по обилию раздавленных пивных банок и упаковок из ближайшего фаст-фуда, толпа была близка к тому, чтобы перейти от слов к действиям. Например, они уже болезненно реагировали на то, как Федя их раздвигал, освобождая мне дорогу. Еще окружающим, почему-то, перестал нравиться галстук за пятьсот евро, висящий на моей тонкой шее. Некоторые предлагали меня на нем же и повесить. Подобные инициативы уже не нравились вашему покорному слуге. То и дело возникали короткие потасовки, победить в которых помогали спортивный опыт и многолетняя практика моего телохранителя. Федя хорошо знал куда, как и с какой силой необходимо воздействовать кулаком, локтем или ногой, чтобы эти действия выглядели почти дружеской, легкой потасовкой, а не началом большой и кровавой драки.
  В общем-то, я согласен, галстук был для меня несколько ярковат, он не совсем подходил к костюму и моему настроению. С ростом банковского счета люди обычно начинают предпочитать более мягкие, пастельные тона. И если у тебя такого счета нет совсем, это не повод, чтобы проявлять несдержанность и наряжаться в вульгарные красные майки с белым кругом на спине и груди, в середине которого покоится спелое, сочное, зеленое латиноамериканское яблоко. Пестро, крикливо и совершено бессмысленно. Кто придумал это дурацкое Яблоко? Никакого сакрального смысла и связи с цивилизационными архетипами. Ни тебе креста, ни полумесяца, ни звезды (хотя бы Давида), ни серпа с молотком. Голая PRастия.
  Свидетели рассказывают, что где-то глубоко в подполье существуют отмороженные группки политических карликов, которые по-прежнему верят в то, что могут достучаться до сознания отдельных человеческих особей с помощью активной устной агитации и мелких хулиганских акций. Больше ни на что другое у них нет денег. Кто ж им даст таким уродам?! Они ж гоблины ненормальные!
  А нет денег, - нет эфира. Нет лицензии на битье витрин и драки с ОМОНом. Нет разрешений для проведения санкционированных гульбищ... Вообще ничего нет. Только уголовные преследования, политзаключенные в психушках, переломы рук, ног и иногда свернутые головы. Словом, несчастные случаи, вызванные антисоциальным образом жизни.
  В толпе, к которой я присоединился, с головами и руками все было в полном порядке. Единообразное яблоко на майке, единообразные мысли в голове.
  Что вас беспокоит? Не доволен жизнью? Не поняли родители? Жена? Муж? Обидел начальник? Маленькая зарплата? Маленький член? Нет нормального секса? Ненавидишь слово "нет"? Частицу "не"?
  Just do it!
  Зайди на сайт, прочитай объявление, заметь рекламу по телеку. Режим on-line. Конект с любой трубки любого сотового оператора. Круглосуточно. Телефон горячей псих-полит-помощи. Даже думать не надо. Просто выходи на улицу и присоединяйся к массе тщательно продуманных и приукрашенных маргиналов.
  Действуй!
  Демонстрируй миру, что ты есть, что тебя много, что ты не один. Выпусти пар недовольства, обиды, нелюбви, ненависти, всего того, что хочется проорать в лицо равнодушной действительности. Это куда удобнее, чем расчленение трупов ближайших родственников. Это гораздо дешевле, чем хождение в тренажерный зал или лечение триппера, подхваченного у проститутки. Это безопасней, чем захват заложников или голодовка. И, наконец, самое привлекательное - никакой политкорректности!
  А если вдруг появились несвоевременные мысли, записи и письма, обратись к распорядителю демонстрации и вместо яблока на персональной майке проявится твой дрессированный внутренний мир:
  Жизнь - дерьмо!
  Демократия или смерть!
  Родина в опасности!
  Сколько людей, столько и мнений. Главное, стилистику соблюсти.
  Лично у меня мыслей было так много, что, уверен, на одну майку они бы не поместились. Собственно я даже не пытался их сформулировать, просто запульнул своей пустой фляжкой в один из экранов, выставленных на улице, и громогласно объявил свое жизненное кредо:
  - А-а-а-а-а!!!
  Рядом стояла возбужденная группа глубоко нетрезвых бритоголовых буржуа и подозрительно целеустремленно рассматривала мой верхний волосяной покров. Несмотря на то, что они стали законопослушными болванами вжатыми в правовое поле, они не перестали быть хиповатыми радетелями справедливости. В пьяных глазах читалась жажда социального равенства, всеобщего братства и абсолютной свободы. Их заводила, видимо один из mass-манагеров, планировал расквасить мое выбивающееся из общего стиля интеллигентское табло, но, увидев, что душой я с ними, хрипло продублировал мой красноречивый крик. В экран тут же полетели остатки булочек, без которых невозможно представить себе их/наши сандвичи. Сочно шлепались об ударопрочное стекло недожеванная мясная начинка, полностью сохранившая все вкусовые и питательные качества. Салютом падал на головы золотистый, ароматный, уже остывший, но сохранивший все питательные вещества картофель-фри.
  Мы, то есть я и Федя, прибыли вовремя. К самому началу событий.
  На экранах уже вертели рекламу "Революции & C". На экранах уже во всю крушили кафе, витрины и лобовые стекла. На экранах бухал визуальный выстрел "Авроры". Зажигательные звуки поп-рока, ставшие музыкой, превысили все допустимые децибелы. Под ее напором рухнула хилая полицейская ограда. Те, кто недавно были людьми, бросились к ярко оранжевым вагончикам управления, куда попряталась TV-обслуга. По бронированным стенкам замолотили кулаки, палки от транспарантов и флагов, бараноподобные лбы. Вреда ровным счетом никакого, зато шума... Шума было много. И его становилось все больше и больше. Телезрители чертыхаются от того, что трансляцию традиционного сериала прерывает экстренный выпуск новостей; детишки плачут от того, что на их любимом мультканале пустили беспокойную дорожку с сообщением-молнией; зажатые в пробке водители матерятся - вместо музыки хриплый вой DJ-я возвещающий о приходе новой, бессчетной, но теперь уж точно настоящей, чисто конкретной революции. И вот уже сплошной "No comments", за которым ты наблюдаешь в многоканальный аквариум обозрения. Разбитые морды, ободранные кулаки, горящие машины.
  От удара по голове заложило уши. Звон, переходящий в гудение. Вокруг безголосые рыбы беззвучно открывают рты и беспорядочно машут длинными гибкими конечностями. Он ударил меня резиновым кастетом. Боль я не почувствовал. Потемнело в глазах и на несколько минут пришлось выпасть из реальности, которая нагнала меня ударом по корпусу.
  За время моего отсутствия почти ничего не изменилось. Психотронное буйство. Сутолока. Он хотел убежать, но его попытка пробиться сквозь утрамбованную массу тел, не принесла никаких результатов. Слишком много революционеров хотело, чтобы их друзья и знакомые с завистью тыкали пальцами в экран телевизора: "Смотри! Ты узнаешь? Это же.... Круто!"
  Куда бить, в отличие от профессионального драчуна Феди, я не знал. Не представлял вовсе. Просто схватил его за складки дешевого черно-серого всепогодного мешка "Made in Китай" с маленькой надписью "Colambia" на загривке и с треском дернул на себя. Треск я не слышал. Догадался по тому, как под руками стали рваться карманы куртки.
  Что дальше?
  Закричал.
  Шарахнул по лейблу пластиковым остатком от кафешного стула, невесть как попавшим в руки. Пинал ногами. Плевался розовой пеной.
  Виртуалка "Достань врага".
  ... Глаза. У него были глаза человека страдающего бессонницей. Красные. Лопнувшие сосудики. Синие мешки вместо век и усталые морщины вокруг. Как оказалось, mass-manager был сравнительно молодым человеком. Скорее всего, студентом социофака или из будущих "психов". Им обычно дают подработать на разогреве в качестве практики по курсу "Управление группой".
  Он что-то пытался сказать, но я не слышал его мыслей. У персонажей виртуальных игр нет мыслей. У них сценарий.
  Я бил, бил, бил.
  Мне потом показали запись.
  Безумное лицо. Очищенные и тщательно отреставрированные зубы. Кровь. Когда-то белая рубашка. Рассеченная бровь. Молотящие невпопад руки. Нечленораздельный крик. Простое, недлинное слово: "Ненавижу!" Выходило нечто вроде протяжно-хриплого полета жука:
  - Жу-у-у-у!!!
  В эфир это не пошло. Даже из интернета выключили. Еще до начала. Еще до того, как невинные демонстранты превратились в инфантильных хулиганов. Засекли меня вовремя и вырубили микрокамеру, спрятанную у mass-манагера в одежде, а ему посоветовали вырубить меня, что он и попытался сделать штатным резиновым кастетом.
  Жалко. В самом деле, жалко его. Ничего личного. Сплошное социально востребованное милосердие. Ассенизация.
  Правда, осознание того, что он выполнял приказ, а я был не в себе, пришло позже. Уже после того, как остроту мировосприятия наконец-то затуманил слезоточивый газ. Но до этого неизбежного момента я пребывал в сладком неведении. Мне было на удивление спокойно. Я не ведал и ненавидел. Ненавидел их всех вместе и каждого в отдельности. Ни в чем не виноватого парня, туповатых и невинных демонстрантов, циничных и уж точно "не при делах" операторов из оранжевых TV-вагончиков.
  Управляемая микро-революция в отдельно взятом квартале мегаполиса продолжительностью от часа до полутора. Народ нагулялся, самовыразился и успокоился до следующей организованной акции. Остальное дело техники, принятой на вооружение МВД. Де-монстрация. Толпе дают понюхать "Черемуху" и сортируют. Кого-то везут в "обезьянник", а кого-то на автобусах по домам. Только мне все равно кажется, что у Эйзенштейна получилось бы лучше.
  
  
  * * *
  
  
  Оказалось ненависть - это легко.
  Ее родина - метро, где вам десять раз на дню наступают на туфли. Ее школа - супермаркеты, где вам хамит кассир. Ее университеты - дорога, где на только что вымытую машину летят брызги из-под колес самосвала.
  Это бытовуха. Это нормально. Это гадко. Как будто прямо по капоту моей машины проехал самосвал с акционером Шнитке в белом халате за рулем, а из окна высунулась экс-жена Лена в униформе кассира "Wal-Mart" и показала длинный розовый язык.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"