Исаков Михаил Юрьевич: другие произведения.

День 5. Большая политика.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  День 5. Большая политика.
  
  
  Что будет делать человек, которому утром не надо спешить на работу?
  Ничего. Смотреть телевизор, рыскать по интернету и играть в Нинтендо. Редко листать книжки, чаще журналы. Все очень традиционно. Наши горячие сердца, холодный разум и свободное время принадлежат Большому брату, наставнику и мудрецу Телевизору. Привычка с детства - постоянный TV-шум. Сериалы, сюжеты, заметки, новости...
  НОВОСТЬ ЧАСА:
  "Известный российский режиссер Михайло Никитин покидает Россию".
  Его подловили перед регистрацией на рейс. Шереметьево-3. VIP-таможня.
  На экране он выглядел гораздо импозантнее, нежели в жизни. Легкая бледность вечно загорелого лица выдавала беспокойство. Седые усы топорщились ежиком.
  - Первый раз в жизни я стал объектом махинации. Некто, выдававший себя за Василия Чапаева, заказал мне фильм о работе "Президент-Шоу". Более того, мы начали работать. Но те требования, которые этот преступник предъявил к моему продукту...
  - Но вы вернетесь?
  - Он хотел, чтобы я накачал фильм нейролингвистическими штуками... Диспарентное видео... Рот, лоб, нос, ухо. Зрители смотрят на мелькающие части лица, а потом, когда он, наконец-то, появляется в кадре целиком, люди полны к нему симпатией...
  - Михайло Андронович! Михайло Андронович! Надолго вы уезжаете?
  - Это чудовище хотело пустить фоновую музыку с зашифрованными словами "Люби Васю"... Он хотел, чтобы мой фильм показал в негативном свете Святую Русь и Президента...
  Кадры из несостоявшегося фильма. Без ретуши и фанеры. Я хрипло ору на Таньку: "Закажи его!... Блядь, на хуй!!!" Рядом Михайло Никитин. В его подправленных спецушниками глазах интеллигентский ужас перед моей творческой экспрессией.
  - Я не имел морального права в этом участвовать. Как законопослушный гражданин я тут же связался с правоохранительными органами. Вася Чапаев страшный человек...
  - Так это был Чапаев или не Чапаев?
  - Аванс возвращен. Я не намерен сотрудничать с теми, что ставит под угрозу мою деловую, творческую репутацию и устои российской государственности.
  - Каковы ваши творческие планы? Что вы будите делать в Токио?
  Планов было много.
  Хотите знать больше?
  Нет.
  Кликните на...
  Телевизор упорно навязывал знания:
  "Васю Чапаева украли инопланетяне!"
  "Васили-и-и-или-и-и-й! Новая вылазка террористов - рекламный ход поволжских вакхабитов".
  "Голововорот. Изменения в руководстве первой кнопки и кредитный рейтинг страны".
  "СтаБИЛИзация? Уход Шуры и Васи ведет к ослаблению борьбы за медиаресурсы".
  Раньше сумасшедшие да юродивые в церкви тусовались, а теперь все норовят в газеты и на телевидение устроиться. Либо голубой, либо идейный импотент, либо либерал. С ними судиться заколеблешься. Попробуй, докажи, что ты не знаком с зелеными жителями Марса. Слабо? Мне да. Я даже не берусь с ними спорить. Похитили. Потом отпустили. А теперь я лежу в кровати и пялюсь на то, как Лю готовит завтрак. Все просто. Она на кухне, я в спальне. Она не знает, что за ней смотрят, зато очень хорошо знает, как готовится совершенно некитайская овсянка.
  
  
  * * *
  
  
  Стандартное мнение о стандартном наборе стандартного китайского дома: драконы, мечи, фарфоровые вазы, бумажные светильники, ажурные перегородки, шелковая драпировка и благовонные палочки. Из всего перечисленного у меня есть только стандартная китаянка.
  Лю.
  На самом деле ее звали по-другому. Не помню как.
  Она была для меня явлением временным и ни к чему не обязывающим. Но потом оказалось, что ее "временность" претендует стать культурным событием. Журнал "Домовой" напечатал статью о прислуге из тихоокеанских провинций, как о начале мейнстримного явления в модной жизни столицы. Дом по-китайски. В смысле все в доме как у всех нормальных русских, а вот "ощущение гармонии, покоя, утонченности сада камней, создаваемое дальневосточной прислугой, совершенно необычно для городского жилища".
  Я так и не смог дочитать эту японо-китайскую мешанину от "Домового", посчитав, что мир в очередной раз свихнулся. Я вообще не читаю ничего кроме заголовков и вводных шапок под ними. Внимание рассеивается и мне уже не до деталей. Одно лишь знаю твердо - что с Лю, что без Лю покоя было больше с женой.
  С женой вообще все было намного гармоничнее. Лена, выбиравшая и обставлявшая квартиру, считала, что подбор домоправительницы очень ответственный процесс:
  - Обслуга - последний стилистический мазок интерьера.
  Она выписала из полувымершей сибирской деревни Бабу Маню. Та любила рассказывать сказки и печь пироги с капустой, а я любил их есть и представлять себя Пушкиным. Она тихо ворчала из-за того, что я царапал ботинками паркет, а сама неслышно ходила в мягких тапочках. После ухода жены она также тихо и неслышно уступила место европодданной из Синопа по имени Зухра.
  Турецкий период моей квартиры длился ровно столько, сколько понадобилось, чтобы Зухра сделала карьеру с позиции прислуги до позиции исполнительницы танца живота. Мои гости выли от восторга, совали ей за пояс деньги и ели то, что доставили из ресторана. В конце концов, она выяснила, что с гаремной экзотикой большие проблемы в Копенгагене и счастливо туда свалила.
  Переживаний не было. Я активно пользовался внутрижелудочной анестезией в виде коньяка и мало что могу вспомнить из жизни моей квартиры. Зато отчетливо помню, как мама привела девушку Веру из Подмосковья.
  - Из нее получится хорошая хозяйка и вообще...
  Под "вообще" понималась необходимость сосредоточиться на обычных житейских вещах из старонемецкого быта: Kirche, Küche, Kindern.
  - Что?! Опять Kindern?! - кричал я, метаясь по квартире в поисках очередной бутылки.
  - Ты посмотри, какие у нее глаза!
  Не выдержав, я сбежал в командировку во Владивосток.
  В то время живо обсуждали вопрос о переносе столицы. Наиболее предпочтительным районом считалось бурно развивающееся Приморье. После открытия границ, дармовая рабочая сила быстро превратила его в многолюдный и ухоженный угол страны, где жители подчас ни слова не понимали из того, что написано в паспорте.
  - Работа за есть! - просили новые граждане моей страны, стоя на обочинах дорог.
  Собственно, поэтому перенос не состоялся. Решили, что формально Москва удобнее. Проект виртуального правительства расширяет функциональное значение столичности до каждого персонального компьютера. Командировка завершилась житейской рекомендацией оставить все как есть и наймом Лю на работу. Она, так же как и деловитая Москва, блестяще подходила для выражения моего взгляда на быт. Фен Шуй там техногенный и прочие утки по-пекински меня вовсе не интересовали, а вот китайское трудолюбие выраженное в культе чистоты было очень даже востребовано. Поэтому я отказался от приходящих уборщиц, мойщиц и готовщиц, посчитав их лишними для процесса полного проявления традиций тысячелетней цивилизации.
  Иногда, впрочем, меня пробивало сомненье по поводу "желтых агрессоров", наводнивших Россию. Уж слишком много им позволяют!
  Обуреваемый расовой ксенофобией я воображал себе картины того, как Лю может использовать мою квартиру во время хозяйского отсутствия. Дома меня нет почти всегда, а она как крепостная прикреплена к апартаментам. И это с ее-то патерналистским менталитетом! Она могла наприглашать тьму своих близких и дальних родственников - квартира как перевалочный пункт незаконной иммиграции. Еще я слышал, что у китайцев сильная мафия, "триада" называется - квартира как перевалочный пункт наркотрафика. Или даже хуже - квартира как лаборатория по производству взрывчатых веществ.
  Недоверие слугам - основная психологическая проблема состоятельных домохозяев. Без доверия можно окончательно спутать реальность и вымысел, погрузившись в пучину невроза. Со мной все так и случилось. Я вызвал мастера из службы охраны, который установил в квартире микрокамеры и микрофоны. Так я решил развеять свои сомнения в расовой неполноценности Лю и проследить, что же она делает, пока я зарабатываю ей на жалование.
  То, что я увидел, меня шокировало. Целыми днями она скребла, терла и мыла. Мыла, терла и скребла. Это вовсе не значит, что я пачкую квартиру одним своим присутствием. Это значит, что Лю не умеет бездельничать. Ну, посудите сами, как еще можно объяснить ее страстное желание в третий раз перегладить мои трусы и носки?
  В конце концов, я повысил ей жалование и накупил самоучителей по русскому. Специальное издание для эмигрантов. Китайское трудолюбие перенаправилось на освоение одного из самых сложных индогерманских языков, а мой отдых разнообразился просмотром авторского шоу "Одна китаянка в квартире". Самый хитовый момент домашнего reality - утренний моцион Лю, когда она стоит в своей комнате напротив телевизора и поет гимн своей новой родины. Выглядит это забавно и очень мило. Слава Богу, хоть кто-то в стране знает настоящий гимн. Среди коренных жителей это большая редкость.
  Я даже смонтировал видеоклип для эмиграционной службы:
  Лю чистит унитаз.
  Россия священная наша держава...
  Лю вылизывает посуду.
  ...Братских народов союз вековой...
  Лю пылесосит ковер.
  ...мудрость народная...
  Лю выносит мусор.
  ...Славься отечество наше свободное...
  Лю получает зарплату.
  ...Мы гордимся тобой.
   РОССИЯ ЖДЕТ ВАС!
  Только нафиг кому он нужен. В Третий Рим прут без всяких видеоклипов. Ежедневно в новостях отчитываются о том, сколько еще прибыло желающих поучаствовать в мегапроекте. Это великое переселение позволяет нам сохранить высокий экономический рост и окончательно не уподобиться вымершим мамонтам. С такими темпами детопроизводства и с такой семейной жизнью как у меня, остается уповать на любовь китайцев к детям. Я пытался выяснить, что об этом думает Лю, но она отмолчалась за своей непроницаемой улыбкой. Записи свидетельствуют, что вся ее личная жизнь сосредоточена на хозяйском белье, которое она гладит и переглаживает. Privacy Лю такое же гармоничное, как и мое.
  
  
  * * *
  
  
  - Papa?
  - Алло!
  - Papa? Вы papa?
  - Ну, допустим.
  - Bonjour! Mama сказала, я должен позвонить вам.
  - Алексей?
  - А вы, Вася? Mama сказала, вам плохо сейчас и я должен помочь вам.
  - Вот, сука!
  - Pardon?
  - Прости. Это я не про нее, не про маму. И зови меня на "ты", хорошо?
  - Я буду стараться.
  - Ты как там? Ты где?
  - Я в Suisse. Все хорошо со мной. Я учусь. Учителя говорят, я учусь хорошо. У меня хороший... - Он так и не вспомнил это слово по-русски. - Note.
  - Отметка. Отметки?
  - Oui. Merci. Учителя довольны.
  - А ты?... Тебе там нравится?
  - Oui bien. Мы ехать à Strqsbourg и смотреть музей и cathédrale. Завтра. Мы будем там несколько дней.
  - А ты? Ты доволен?
  - Merci. Je suis bien.
  - Я рад тебя видеть, сын. Не хочешь ко мне в гости?
  - Pardon?
  - Может приедешь? - Я только потом сообразил, что за бред я предложил.
  - Merci. Я спрошу. Если mama даст разрешение...
  Так она и разрешила!
  - Мне пора, - Лешка смотрел куда-то поверх объектива.
  - Постой!
  - Au revoir.
  
  
  * * *
  
  
  Звонил...
  Звонил...
  Звонил...
  На общедоступном номере творилось нечто невообразимое. На нем всегда твориться такое, что заглядывать туда можно только с помощью программы фильтра. Но даже она, регулярно обновляемая, не справляется со своими обязанностями и пропускает человеческий спам. Я стараюсь отвечать, думать, улыбаться, но заканчивается это все чтением без мысли и разговорами без общения.
  Звонил абонент "Франка". Оставлено сообщение:
  "Это ты? ... Или... - Она была за рулем. Выглядела несколько возбужденной. - А сказали, что это не ты... В общем... Видела про тебя по телеку. Даже если это был не ты...Никогда не трахалась с трупом. Если хочешь, приезжай, помолимся за упокой".
  В наше время мобильная связь давно заменила половую. Я знал, что не...
  Звонил...
  Звонил...
  Звонил... Звонок удерживается...
  К черту! Delete.
  Звонил...
  Звонил...
  Алешка появился так неожиданно, что я его не записал.
  Я запомнил наизусть:
  "Merci. Je suis bien".
  Много раз репетировал то, как буду с ним говорить...
  "Не хочешь ко мне в гости?"
  ...а сам нес какую-то ахинею.
  Все заготовленные слова повылетали.
  Самое обидное, что я знал и его телефон, и адрес пансиона, где он жил, и даже один раз купил билет, собравшись его навестить. Не поехал. Присел на дорожку и полдня пил холодный кофе на чемодане в холле. Хотя и этого мог не делать. Чемодан я закрыл, точно зная, что опаздываю и обязательно опоздаю на самолет.
  Ну, прилетел бы я к нему, положим, с адвокатами и охраной. Ну, забрал бы его. И что?
  Да, ничего!
  Вспоминая о где-то там живущем сыне, я представлял себя в образе отца-героя, отца-спасителя, отца-благодетеля. Я представлял, как Алешка держится слабыми ручонками за кромку пропасти, за подножку несущегося под откос вагона, за ручку распахнутой двери летящего вертолета.
  - Папа!!! - кричит сын.
  - Сын!!! - кричит папа.
  Он уже почти сорвался, но папа успевает. Папа хватает его за скользкие хрупкие пальчики, смотрит в заплаканное лицо и понимает, что если он умрет, то они умрут вместе. Но этого не случается. Случается happy end. Папа вытаскивает сына из бездны, и начинается новая счастливая жизнь. Подгузники всякие, игрушки самые навороченные, лучшая частная школа и прочие слюнявчики. Самое важное - круглосуточные сторожа, чтобы сына без спроса не увезла бывшая жена. А еще хорошо бы она перед неудачной попыткой киднепинга походила бы за мной, умоляя и стеная:
  - Отдай!
  - Не отдам, - отвечал бы я, а секретарша закрывала бы за ней дверь.
  Сладкие грезы.
  Чтобы от них избавиться и разгрузиться приходилось пару раз в год мотаться в детдом. Пил чай с директрисой, гладил остриженные головки детишек, успокаивал сопливо плачущих матрон то ли из благотворительной богадельни, то ли из попечительского совета и дарил самое дорогое, что может дать одинокий мужчина - деньги. Одаривал я щедро, не скупился. Вкупе с пеной повседневного общения здорово помогало.
  Звонил...
  Звонил...
  Звонил...
  Звонил абонент "Больница": "Пациент Шура скончался, не приходя в сознание в 11.23. Лечащий врач В. Аганесян".
  
  
  * * *
  
  
  В "Пресс-клубе" было шумно. Там, в полутемном интиме бара шла прямая трансляция освидетельствования смерти. Танька поймала меня как раз, когда консилиум разноцветно халатовых докторов обступил оптимистично бело-сиреневую койку-трансформер. На ней лежал Шура. Уже без трубок. Его внешний вид активно комментировали сидящие за столиками журналюги. Наиболее информированные предлагали свои, оригинальные способы проверки причин смерти. В основе большинства из них лежало знание об особенностях Шуриной сексуальной жизни. Предложения вызывали всеобщее хихиканье.
  Неузнанным я прятался в тени длинного козырька бейсболки. Я вчерашняя новость.
  - Тань, слушай, а почему ты не замужем?
  - Нашел о чем спросить.
  - Когда-то же надо.
  - Ты завтракал?
  - В рот не полезло.
  - Вот и мне тоже... На похороны тебя могут не пустить. Ты же в розыске.
  - Надо купить венок с надписью "От Васи".
  - Лучше "Здесь был Вася".
  - Тогда "От друга".
  Таня что-то записала в блокнот и посмотрела по сторонам. Вокруг было все то же. Люди заключали пари на причину смерти.
  - Интересно, по чьему распоряжению его отключили?
  - Я тебе купила билет с открытой датой.
  - На поезд?
  - На Ямайку. Вдруг ты захочешь... Да и потом... За кого мне замуж идти?
  - За мужика. Нормального.
  - Ну, вышла?
  - Нарожала бы ему детей. Воспитала бы...
  - Готовила макароны с сыром, забирала детей из садика, вытирала им сопли, доедала за ними из тарелки. Муж носил бы мне зарплату и покупал цветы на 8 марта. Так?
  - Ну ты... Впрочем, не знаю. Я не покупал.
  - Зато я знаю. В конце концов, сяду на Прозак, аэробику, заведу тьму подружек, функционального любовника и библиотечку из очень женских романов... Скучно все это.
  - Как будто сейчас весело... Что теперь делать-то?
  - Да ты сам знаешь. Надо предложить продукт, от которого они не смогут отказаться и до тех пор, пока ты его делаешь, они будут тебя терпеть. Надо стать вторым Шурой.
  - Погоди ты. Шуру Первого сначала закопать надо.
  В баре начали раздавать официальное заключение о смерти. Набор медицинских латинизмов. Без комментариев. Присутствующие остались недовольны. Правда, я так и не понял чем: отсутствием информации или незнанием латыни. Они ворчали и пили чай/кофе/алкоголь. Кое-кто попытался прочесть в слух и ему велели заткнуться.
  Телек переключили на прокуратуру:
  -...Могу повторить еще раз. Те неизвестные, которые занимались обыском на квартире Шуры, а потом в офисе "Президент-Шоу" уже стали нам известны. Они не принадлежат ни к одной силовой структуре России. Их розыск начнется, как только их окончательно узнают.
  Следователь Кривцов давал неумелую, невнятную пресс-конференцию. Он был абсолютно нефотогеничен и смотрелся в кадре резиновой куклой.
  - ...К сожалению, мы не можем допросить Шуру... Всю информацию, касающуюся состояния здоровья умершего Шуры, мы раскроем только его родственникам.
  - ...Следствие склоняется к версии несчастного случая, хотя мы не исключаем заговора... Единственный подозреваемый в причастности в участии в несчастном случае - человек похожий на Василия Чапаева.
  - ...Да, мы понимаем, что главное достояние канала - это человеческий материал. Коллектив, так сказать. Прокуратура России постарается, насколько это возможно, оградить творческих работников "Президент-Шоу" от беспокойства, связанного с соблюдением законности.
  Рядом с Кривцовым сидел пресс-секретарь Генпрокуратуры. У нее покраснели щечки, она старалась не смотреть в зал. Профессионалу было стыдно.
  - Слухи о возможном банкротстве канала недостоверны. Как всем нам понятно... Я надеюсь... Россия заинтересована в бесперебойных поставках продукции компании на отечественный и мировой рынки.
  Вместо косноязычного следователя картинка часто замирала на каштанововолосой девушке по связям с прессой. Ей очень шел мундир жандармского цвета.
  - Тань, и на фига ты со мной возишься?
  - Потому что люблю.
  Помолчали.
  - Сочувствую.
  - Ничего, я привыкла. - Прозвучало как-то буднично.
  Я спросил, что будет дальше.
  - Похороны, - ответила Татьяна.
  
  
  * * *
  
  
  - Хорошо, что он умер не сразу или чуть погодя, - задумчиво произнес Гурам.
  - Почему?
  - Потому что закопают его на третий день, а у меня сегодня открытие памятника. Представь, если бы события совпали.
  - Народ не любит двойственности.
  - Правильно, - похвалил меня Гурам и, наконец-то обратил на нас внимание. - Людям нужна однозначность настроений. Горе объединяет людей, рождает чувство страха и протеста, жажду справедливости. Очень выгодное и очень короткое рекламное время. Надо проявлять оперативность и успевать. Похороны обязывают.
  Гурама мы нашли в операторском вагончике приткнувшимся у Спасской башни. Он не спал вторые сутки, и это добавляло ему расслабленной вальяжности. Как всякий талантливый менеджер он понимал, что успех проекта зависит от предпроектной подготовки. После можно сколько угодно нервничать, орать, стучать кулаком по столу, но это вряд ли повлияет на сам процесс.
  - А я знаю, зачем вы пришли, - сообщил телемэтр и не продолжил.
  Он неотрываясь смотрел на экраны. На сцене перед Казанским собором скакало четверо человек. Группа "Динамит-5". Двое мужчин и две женщины. На черных паранджах женщин было написано белой краской "На Хуй Бритни!". У мужчин на черных майках "Нет Войне!". Они зажигательно пели на смеси арабского и русского или русского и арабского. Бессмыслица.
  - Ты такой предсказуемый.
  - Мне это уже говорили.
  - Иванов?
  - Угу.
  - Приятный парень.
  - Похож на убийцу с гарвардским дипломом.
  - Что-то есть. - Гурам глубокомысленно покивал головой. - Серийный.
  - Маньяк.
  Татьяна не выдержав, прервала наш обмен впечатлениями:
  - Гурам, короче. Ты нас проводишь в Манеж на тусовку, а мы тебя благодарим.
  Дядя Гурам вздохнул, продолжая наблюдать, за тем, как мальчики из группы "Динамит-5" изо всех сил пытались показать, что настоящий динамит у них в штанах. На самом деле динамит был у них в головах, а в штанах бикфордов шнур.
  - Не понимаю, почему именно пять, - спросил я, чтобы не молчать. - Их же четыре.
  - Это пятый состав.
  - Так ты нам поможешь? - насела Татьяна. Она никогда никому не делала скидок на возраст и чины. - Да или нет?
  - Как я понимаю, вы туда не скандалить идете. Поэтому, когда у вас начнется новый проект, вы меня заберете к себе. Надоело мне памятники ставить, а на пенсию еще рано.
  - Заметано.
  В моем положении торговаться и спорить бесполезно. Приглашение у нас было, но как пройти, если ты не человек, а "тело похожее на...". В моем положении надо хвататься за любую соломинку.
  Гурам провожал нас лично. Вел через Кремль. Желтые стены и черные пушки, зеленые мундиры и кивера преображенцев, голуби и туристы на газонах. После того как Кремль стали ежегодно пеленать в многокилометровые простыни, - Modern Art - его уже не воспринимаешь как нечто неприкосновенно-святое. Что-то сломалось, развеялось, исчезло. Кремль стал ближе, понятнее. Туристы на газонах опять же. Раньше такого не было.
  - И вода была мокрее, и небо голубее, - подтвердила Татьяна.
  - Танечка, лучше посмотрите какая благодать, - предложил Гурам, неодобрительно качая головой.
  Мы были гуляюще медлительны и никуда не торопились. Психологи утверждают, что пешие прогулки здорово помогают от стресса. Не знаю как другим, мне помогают.
  - Говорят, было в свое время предложение устроить "Кремль-шоу".
  - Кто говорит? - поинтересовалась Татьяна.
  - Люди, - объяснил Гурам. - Суть шоу в том, чтобы в реальном времени показать систему подготовки и прохождения законов, указов, согласований и всякой другой белиберды. Ты только представь, что они стали бы показывать и какие указы понапринимали бы для подъема рейтинга шоу.
  - И чем все кончилось?
  - Решили повременить. Приучать народ к открытости и доступности власти надо медленно и осторожно. Воспитывать народ надо. Кремль в белые полотнища завертывать, на газонах валяться разрешать. Положили под сукно, словом, а вместо него сделали "Президент-шоу".
  - Весело. - Я сделал вид, что впервые услышал эту историю.
  - Это я к тому, что все течет и меняется. А то, что весело... Это даже хорошо. Печалится послезавтра будем.
  
  
  * * *
  
  
  В подсобке, где нас спрятали, были повсюду разбросаны разноцветные ведра, за блестящими корпусами машин-уборщиков скрывались сваленные в углу допотопные швабры. Пахло человеческой сыростью и химической блевотиной. Танька брызгала дорогущим парфюмом, но он быстро улетучивался в воющую дырку вентиляции. Те несколько минут, на которые в воздухе задерживалась смесь противоречивых запахов, напоминали о парижском подвале.
  Старый дом в старом городе. Прогнившие трубы лопались где-то за тонкой стеной и вонь древности наполняла мою каморку. Сверху прибегала озабоченная консьержка, но не шла дальше моей комнаты. Она прислушивалась к застенным шумам, вздыхала по поводу скряги хозяина и просила, что бы я прибрал вещи и не появлялся там пока будут ремонтировать. В подвале я жил нелегально и очень дешево. Большую часть моей квартплаты составляли занятия с дочкой консьержки. Я учил ее английскому языку. А по субботам, утром, пока ее мать ходила на рынок, она спускалась ко мне и мы занимались любовью. Шумели трубы, но она все равно давила стоны, боясь что ее услышат наверху. Потом она одевалась и бежала в школу на дополнительные занятия по рисованию. На простынях оставался ее запах.
  - Тань, слушай. Нам все равно заняться нечем. Давай пока время есть...
  - И не мечтай.
  - Ну, как хочешь.
  Человек из службы безопасности принес вечерние наряды и поесть. Его оловянные глаза посмотрели на баночные этикетки шампуни, на машины-поломойки, на швабры, на вентиляционную трубу, на нас. Он ничего не сказал. Положил пакеты на пол, погасил свет и ушел.
  Татьяна есть отказалась. Ее не устроило фаст-фудовское содержимое пакета с едой. Она прыскала духами, колдовала над блокнотом, повторяя биографии нужных нам VIPов и звонила, звонила, звонила. Мне было все равно, я ел и баловался.
  "Дума-Шоу" почтила Шуру вставанием.
  Переключил.
  В прямом эфире заседание чрезвычайной государственной комиссии по организации похорон Василия Чап...
  Переключил.
  Отбеливатель для зубов...
  Переключил.
  ...застекольщики решили надеть на правую руку черные повязки в память...
  Переключил.
  Родное Шоу. Застекольщик Максим сидит в зале и смотрит порнуху домена ХХХ.
  Переключил...
  
  
  * * *
  
  
  Гримировались впопыхах. Стилист из бригады Гурама ворчала по поводу слишком деловых причесок, недостатка времени и плохого освещения. Она мазала мне лицо, маскируя подвальную помятость и ненужную человечность. Общая цель - гармоничное сочетание женского и мужского начала у кавалера и его дамы.
  Без долгой практики я совсем разучился носить смокинг, но Татьяна сказала, что со стороны этого не видно. Я волновался и хотел чтобы все получилось как надо. Думал, что, как только окажусь среди людей...
  Людей там не оказалось. Манеж был набит голоплечими нарядами и типовыми смокингами. Такими же как у Татьяны и у меня. Их было так много, что отдельно взятая гармония инь и янь не просматривалась. Разделившись на пары, сбившись в группы или утратив свои половинки они клубились вокруг фуршетных столов. Классические негры-официанты в классических белых кителях наливали, подавали, предлагали. Фишка вечера - расстегаи.
  - Это очень вкусно. Попробуйте, - посоветовала сероглазая блондинка.
  У нее на тарелочке лежало нечто микроскопически малое и формально неопределенное. Из-за того, что девушка постоянно вертела головой и стреляла глазами, она не могла сосредоточиться на еде. Ее заинтересованная улыбка предназначалась исключительно мужчинам. Я улыбнулся в ответ и попробовал.
  У Бабы Мани пироги получались огромными, в полтарелки, ароматными и рассыпчатыми, только успевай заглатывать. После них русские расстегаи из Манежа казались рафинированными малютками. Я предпочел привычных осетров и дичь.
  - И как вам это? - спросил я того, к кому меня подвела Татьяна.
  - Ничего.
  Я не понял, хорошо это было или плохо и поэтому согласился:
  - Вы правы... А ведь мы уже встречались.
  - Да? - удивился бородатый смокинг.
  - Вы акционер "Дума-шоу", а я Вася Чапаев. Мы виделись на одном из инаугурационных балов.
  - И как?
  - Нормально. У наших президентов отличный инаугуратор.
  Бородач почему-то не засмеялся.
  - А как вы?
  - Пока в розыске.
  - Бывает. Скоро пройдет.
  - Надеюсь. Но считаю, что это пройдет только тогда, когда в стране появится настоящий оппозиционный канал. Рынок дозрел до внятной альтернативы. Отсутствие общенациональной дискуссии сокращает нам, то есть вам, доходы. Кремль держит рынок, формулирует свои неправильные вопросы и получает на них правильные ответы. Это искажает рыночную картину и ведет к потере конкурентоспособности.
  Бородач поставил тарелку на стол и почмокал губами:
  - В целом, есть можно, - решил он и посмотрел на ведущую вечера.
  В Манеже царила Nicole. Она ходила по залу, задавая публике вопросы о том, как они относятся к себе и к героическому прошлому России. Ей невнятно отвечали о том, что вообще и в частности "...очень... даже... весьма...", она кивала и плыла дальше. Nicole была одета. Она была в платье из золотой парчи. Цвет сезона - желтый.
  С этим категорически была не согласна группа коммуноидов. Они демонстративно нацепили красные банты и громко обсуждали вопрос, где провести свой съезд-фестиваль "Интерпатриот". Дискутировали два традиционных варианта: Лондон или Женева. Большинство склонялось к тихой Женеве, считая, что, несмотря на продвинутый сервис, Британия слишком остров. Эти чудики грезили о всемирной лево-либеральной революции и мысль о действующей оппозиции казалась им утопией. Кстати, ни прием, ни ведущая им тоже не нравились.
  - Так официально. - Я поделился впечатлением с дамой из комитета борцов за права человека.
  - Даже чересчур, - согласилась она, беря бокал шампанского. - Не интересно. Я недавно вернулась из Африки там все гораздо... Если не вспоминать семинаров по тюрьмам, там прикольно. Сафари в Кении просто незабываемо. Вот тюрьмы - настоящий кошмар. Одни негры.
  О ситуации с пеницитарной системой в африканских государствах я ничего не слышал, но понял, что права человека в них, и правда, нарушаются. Дама возбужденно рассказывала, о том, с какими трудностями она столкнулась, сохраняя белизну кожи под палящим экваториальным солнцем. Судя по ее словам, это было гораздо сложнее, чем посещение переполненных, эпидимически опасных лагерей.
  - Наверное, они привыкли, - предположил я.
  - В журнале прочитала, что привычка вторая натура.
  - И не говорите. Они не знают, как жить по-другому.
  Но дама со мной не согласилась:
  - Уже знают. Мы... то есть я, им рассказала.
  - Это очень смелый поступок. Я рад, что в России есть столь красивые, и столь же умные женщины. Их приятно не только видеть, но и разговаривать с ними... Между прочим, я знаю, почему у нас так однообразно.
  - Почему?
  - Никто не хочет слушать умных людей. Например, у вас наверняка есть масса всевозможных предложений того, как и где можно улучшить российскую жизнь. Убежден в этом. Но ведь вы не пойдете на демонстрацию или на шоу "Разбей витрину"?
  - Нет, конечно. Там все так грубо и... Это плохо скажется на деловой репутации мужа. Он ведь у меня...
  - Я знаю.
  - И на моей...
  - Но есть выход.
  - Какой? - ее заинтересованность достигла апогея. Она сочла возможным повернуться ко мне всем корпусом и во всей красе продемонстрировать свое брильянтовое колье.
  Раньше, давно, при царе-батюшке, в Манеже проводили полковые смотры и скакали на лошадках. Делали это утром, пока солнышко светило в окна. Военные мерились лучшей выправкой и четкостью выполнения команд. Теперь в Манеже меряются у кого больше... Славы, связей, женщин, то есть денег. Проблем с освещением нет, поэтому делают это вечером.
  - Нам нужен проект, который гарантировал бы, что умные мужчины и женщины могут высказывать свой особый, такой как у вас, взгляд на общественные проблемы. - После полутемного undergroundа ярость иллюминации резала глаза, а блеск драгоценностей кружил голову. - А самое главное, чтобы к их мнению прислушивались.
  - Да, да. Вы правы!
  - Вы... мы... создаем новые проекты, которые позволяют стране развиваться и процветать. Когда мы не видим, что наши проекты востребованы, нам становится скучно и мы вырождаемся. Нам скучно, а страна падает в кризис.
  - Да, да!
  Сверкая брильянтами, она отправилась искать мужа.
  Ее спина была оголена до самой попы. Весьма, между прочим, недурной попы.
  
  
  * * *
  
  
  Просчитывая варианты, Таня пришла к выводу, что оптимальным результатом вечера станет выход на американского посла. Тот был новичком в Москве и на дипломатической службе. Как сообщило CNN, прислали его сюда "разгрести внешнеполитические конюшни администрации Железного Арни". Убей Бог, не знаю, чем им там, в Америке, не понравилась республиканская администрация Шварцнегера, но "неодемы" активно обновляли международные принципы и практику Вашингтона. Начать они решили с Москвы, ибо, по словам все того же CNN "московский политико-идеологический вызов самый значительный из тех, с какими приходилось сталкиваться американской нации с момента потери экономического лидерства". Правда, пока наш дипломатический новичок не проявил никаких особых инициатив. Единственное интервью, с которым он успел выступить в России, обозначило в качестве его личного приоритета изучение русского языка. Судя по тому, как он коряво выговаривал "Здравствуйте" ему было далеко до феноменальных успехов Лю. Не хватало китайской упертости.
  Все вместе взятое это давало возможность организовать интерес со стороны США и международных организаций к скромной персоне Василия Чапаева, ставшего жертвой... Мы еще не придумали жертвой чего. То ли бездушной, всепобеждающей бюрократии, душащей российскую демократию и свободу предпринимательства. То ли ужасной "империи зла", которая только рядится в демократические одежды соблюдения законности и свобод во всем мире. В крайнем случае, выбор терминологии можно было оставить самим американцам. Как говориться, кто платит девушку, тот ее и танцует. Ажиотажа среди российских спонсоров пока не наблюдалось.
  Не было ажиотажа и вокруг посла. Он мирно стоял рядом с кормушкой и налегал на блины с черной икрой. Новичок. Еще не нажрался европейской цивилизации. Он был так увлечен, что не заметил, как в икре испачкались его черные усы. Латиноамериканская физиономия жителя штата Нью-Мексико выражала глубокое удовлетворение собой. На него не действовали даже улыбки сероглазых блондинок. Натуральный self made мудак.
  - Господин посол, я читал вашу биографию.
  - В самом деле? Где?
  Конечно же, нигде, но ответил я со всей возможной искренностью:
  - Не помню. Секретарша приносила. Особенно меня потрясло то, как вы двенадцатилетним мальчуганом пробирались через границу США в поисках лучшей доли.
  - Да, это было трудно.
  Так как американец не знал английского, а я и Танька испанского в его мексиканском варианте, то переводил нам помощник посла. Помощник был афроамериканцем. Он неодобрительно косился на русских негров-официантов, гораздо более неодобрительно, чем на насыщающегося посла. Для "неодемов" Россия страна расистов.
  - Это было очень трудно. Но испытания закаляют человека. В конце концов, я перебрался через Рио-Гранде. Трудности учат добиваться целей.
  - Вы мечтали стать послом?
  Вопрос вызвал замешательство. Недолгое.
  - Я хотел хорошо жить. И чтобы также хорошо жили мои дети, родственники и соотечественники.
  - Мексиканцы?
  Еще одно замешательство.
  - Американцы. Все. Мы все американцы. Поэтому мы должны вновь закрыть границы США для дешевой рабочей силы, которая якобы нужна нашим корпорациям. Главное для нас повысить уровень жизни и социального обеспечения рядовых американцев.
  Мне показалось, что помощник перевел чуть меньше и чуть литературнее, чем сказано.
  - Я совершенно с вами согласен. С этим надо что-то делать. Но, проблема России гораздо более сложная.... Америке нужна стабильность, а значит предсказуемая политическая ситуация. Мы соблюдаем набор всех необходимых правил и используем всем известный набор демократических институтов, но вряд ли наш путь можно считать тем путем, по какому завещали идти миру отцы-основатели американской демократии.
  - Что?
  - Я к тому, что некоторые произвольно сформулированные правила дают весьма призрачные возможности для контроля. Вот когда появиться публичная оппозиция, тогда будет меньше возможностей обходить установленные правила.
  - Что?
  - I`m wrote able you!
  Помощник посла прекрасно знал русский. Он понял.
  - Меня зовут Вася Чапаев и я мог бы объяснить русским, что значит настоящая демократия, то есть такая какая надо. Для этого нужны деньги. Много денег. Это нужно для того чтобы обновить экспортный бренд американской демократии. Придать ему более свежее звучание, сделать то, что хочет администрация "неодемов".
  Посол наконец-то перестал жевать и изобразил задумчивость.
  - До него дошло?
  - Неуверен, - признался помощник посла. - Но до меня да.
  - Слава Богу!
  - Господин посол подумает о вашем предложении господин Чапаев.
  Посол попытался что-то добавить к словам своего помощника, но не успел сформулировать. Объявили, что Президент не придет. Пашка сделал это сам, выступив с телеобращением к людям на Красной площади и к манежной тусовке. Он появился на экранах и сказал: "Россияне...Мы через многое прошли... Мы многое поняли... Единение с прошлым... Примерение..." Не больше трех минут. Еще столько же звучали фанфары и развивались флаги. Дальше все пошло как по маслу. В смысле по сценарию. Торжественно спустили блестящую обертку, и перед нами предстал очередной "Герой прошлого".
  Явление культуры народу.
  Героев было много. Двое крепких парней с субтильным Сашей в центре. Прозвище "Белый" никак не соответствовало его псевдобронзовой физиономии. Герои были в длинных пальто, в руках пистолеты и телефоны последних моделей - рекламное место оплачено. Только Саша Белый был вызывающе безоружен и безтелефонен. Он держал в руках ребенка. Поясняющая надпись гласила, что благодарная нация помнит монументальные образы из киноэпопеи "Бригада".
  Я не смотрел этот сериал и сиквелом тоже не поинтересовался. И вообще для меня большой вопрос, зачем надо было сносить мавзолей. Был классный аттракцион - выставляли мертвеца. По-моему куда необычней, чем современные потуги с ежегодными героями. Может быть чуть скучнее, чем надо, но ведь можно устраивать гастроли, представления какие-нибудь разыгрывать. В конце концов, мертвецов может быть больше чем один.
  Впрочем, людям было весело и так. На Красной площади продолжился концерт, а в Манеже дегустирование расстегаев. Национальное единение is real. Об отсутствии Президента переживал только американский посол. Он очень хотел предложить России программу переселения мексиканцев, для которых вновь закрывались границы США. Его не смущало даже то, что у нас суровый климат и нравы.
  - Вы не боитесь, что на них распространятся "преступления ненависти"? Будут ловить на улицах, как раньше черных, и бить. Особенно в провинции.
  - Мы же христиане. Мы так похожи. Мы западный мир.
  Я кивал и делал понимающее лицо:
  - Peace, door, boll, - говорил я ему и опять кивал.
  
  
  * * *
  
  
  Однажды родители вытащили меня послушать "классику". Я был маленьким... лет двенадцать, ну тринадцать мне было... Ребенка хотели приобщить к вечному. Белое полотно афиши обещало, что будут играть "Времена года" Вивальди. Я не возражал.
  Насторожило две вещи: во-первых, вход был бесплатный, во-вторых, концертный зал стремительно наполнялся людьми специфической внешности. Дальше странностей добавилось. Перед концертом бородатый мужчина в уморительной шапочке зажег семь свечек и долго читал молитву на нерусском языке. Мы все безропотно стояли.
  Вивальди исполняли в память чего-то или кого-то и по этому поводу в зале и на сцене собралось много евреев. Да, что там много... Они все были евреями. Это обстоятельство заставило меня задуматься о собственной этно-культурной принадлежности.
  Можно было спросить маму, но я боялся ее отвлечь. Она держала отца за руки, силой удерживая его в кресле. Осторожно оглядывая окружающих меня людей, я искал десять отличий себя и их, их и себя. Нос, глаза, волосы, цвет кожи. Оказалось мы очень похожи, но я все равно находил верные признаки того, что я русский. Круче! Христианин. Об этом говорили семейные походы в церковь и крестик на груди. А мое знание того, что нельзя хлопать между "весной", "летом", "осенью" и "зимой", делало из меня образованного русского христианина.
  Весь концерт я просидел, представляя, как в зал врываются бритоголовые молодчики, из тех, что мелькают по телевизору, и начинают крошить любителей Вивальди в капусту... мелко, мелко. Чтобы не зацепили надо сразу падать на пол и что есть мочи кричать: "Я русский!!! Я русский!!!". Хоть какой-то шанс...
  В детстве многие вещи кажутся смешными.
  А если кто-нибудь ворвется в Манеж? Чтобы такое покричать?
  
  
  * * *
  
  
  Потому что время летит...Kodak.
  Достало!
  Чтобы сделать покупку нажмите...
  - Слушай, а зачем тебе высшее образование?
  В ответ я услышал техно-какофонию и лишь потом:
  - Ало! Это кто?
  - Вася это, Чапаев.
  - Привет! - Зоенька была на дискотеке. Ей приходилось кричать.
  - Здорово, здорово. Так зачем тебе высшее образование?
  - Чтобы было!
  - А еще?
  - Ну, что я дура что ли! Без диплома ходить?!
  Люминесцентные краски, белые глазные яблоки, сбившееся дыхание. В Санкт-Петербурге было весело.
  - Понятно. Почему тогда французская литература?
  - А что еще в жизни надо? Конторских мудаков и без меня навалом!
  Как же я был с ней согласен! Я ощущал себя именно таким, именно мудаком. Это было одно из самых противных чувств, случавшихся со мной.
  - С таким подходом к жизни тебе надо заняться бизнесом.
  - Вась, че ты мелишь?! Где я, а где бизнес!
  - Да это же просто. Помнишь в школьном учебнике по математике? Когда дроби проходили. У вас 1000 рублей. Вы хотите открыть магазин пиломатериалов. Задание на неделю - узнать стоимость материалов для постройки магазина. Доски стоят столько-то, гвозди столько-то, работники... Какая доля капитала уйдет на то-то и то-то?
  - Ты это чего?
  - Так у детишек формируют тягу к предпринимательству. Чтобы они не боялись хотеть и рисковать.
  - Мне в СС хорошо!
  - Тогда давай займемся политикой. Это примерно как в учебнике по математике, только гораздо интереснее.
  - Почему?
  - Объединение бизнеса и "Социального Союза". Там не только деньги и клевая компания, там еще идея есть.
  - Правда?
  - Не правда, а идея. И не одна, а много.
  - А я тебе зачем?
  - В принципе, ты мне сейчас не очень нужна, но вот, лет через несколько, когда ты получишь диплом и окончательно сменишь имидж. Политика - это война брэндов. Твой личный брэнд вполне ничего. Не хуже и не лучше. Нуждается в коррекции и бережном выращивании. Лидеров будущего нужно искать во младенчестве... В конце концов, исторические судьбы наций определяется качеством элит, а не так называемого народа. А еще, Дядя Гурам тебе привет передает.
  - Спасибо! Ему тоже respect!
  - Давай, давай приезжай. Завтра же. Будем работать. Татьяна купит тебе билет, гостиницу забронирует и поговорит об оплате образования.
  Танино неудовольствие было скрыто густым гримом.
  - Ok!
  - - Да, еще! Чуть не забыл. Никакого оружия, никаких наручников. Ok?
  - Ok!
  
  
  * * *
  
  
  Очень важно, чтобы всегда было "OK!". Гармоничное, стройное и неприкасаемое.
  Начинается "OK!" с биографии, продолжается внешностью, образованием, карьерой и заканчивается семьей. В совокупности многогранный "OK!" предмет постоянной заботы и неусыпного внимания, ибо существует в единственном экземпляре и обозначает неповторимость Васи, Пети, Шуры, Маши, Тани, Клавы... Имена и фамилии не важны - это торговые марки. Важно содержание "OK!", в смысле image.
  - Эдик! Эдик!
  Он меня не увидел.
  - Я тут! Здесь я!
  Эдик не проявил особой радости. Сделал вид, что не услышал. Его байроническое одиночество должно было одновременно манить, волновать и отталкивать. Крикливая фамильярность ему явно не нравилась.
  - Меня зовут Эдуард.
  - Эдик, да кончай ты!
  - Говорили, что тебя...
  - Известия о моей творческой кончине были несколько преувеличены.
  - Вижу.
  - Есть дело, - сообщил я ему и подмигнул.
  Эдик поморщился, но смолчал. Он тренировал свою неприступность перед зеркалом, заведя эту привычку после посещения актерских курсов. Эдик всегда твердо придерживаться заранее выбранной роли и прекрасно знал свое тусовочное место. Он сам его создал. Эдик был специалистом по созданию "OK!".
  Познакомился я с ним, когда он проводил рекламную акцию по продвижению самого себя. Искал подходы к сильным мира сего через личные неделовые контакты. Мне он позвонил по номеру правительственной связи, чтобы поинтересоваться, где я взял такую замечательную домашнюю хозяйку. Эдик был первый, кто спросил про Лю. Я смутно догадывался, что не имел чести быть представленным, но все же ответил. Скоро, незаметно для себя, я купил его услуги. Эдик сделал из мужчины, которого бросила жена, мужчину, который с женой расстался.
  Тогда он был мало известен, делал все аккуратно и осторожно, много не брал и не давал. Настоящий размах начался позднее, когда он первый выпустил на рынок ценных бумаг личные акции, обеспеченные талантами и способностями человека-эмитента. Так он перестал принадлежать себе и стал принадлежать народу, обществу, своим акционерам. Даже я поддался воздействию рекламы и купил его акции. Я был хозяином части Эдика. Интересно, какой?
  - Мне надо поменять имидж, типа ребрэндинг сделать.
  - Тебе?
  - Мне.
  - Это дорого. Это очень...
  - Знаю.
  - И зачем?
  - Ну, ты же сам говоришь, что дрянь русской повседневности мешает творить. Ну, как бы сейчас происходит гробализация культуры. К чему бы ни прикоснулись космополиты, то сразу превращается из культурной ценности в дерьмо.
  Эдик смотрел на меня, как на сумасшедшего. Наверное, он меня жалел.
  - Кому я это говорил?
  - Всем.
  - Так я это по телеку говорил.
  - Ну, так и я не для театра постановку готовлю.
   - Не пойму, тебе имидж менять или новый проект толкать?
  - Я должен соответствовать проекту. Типа внутренний диссидент. Духовный. Подтачивал систему изнутри, считая, что ее можно изменить и жестоко ошибся. Десять лет копил раздражение и недовольство и вот... Пришло время сказать правду.
  - Что сказать?!
  - Ну, не всю. Так, немного.
  - А я здесь причем?
  - Ты проникнись! Оппозиция должна стать конструктивной, а не окна бить и демонстрации устраивать. А у тебя как раз имидж старорусского консерватора.
  На самом деле у него был имидж старорусского ретрограда, но это ничего не меняло. Во-первых, сейчас никто толком не знает, что же такое консерватизм. Во-вторых, Эдуард со своим демоническим видом и папой голландцем датского происхождения лучше всего походил под образ русского интеллигента. Ни то, ни другое уже не существует и поэтому очень притягательно.
  По субботам Эдик ездил на "колхозный рынок" сети "Hediard" или "Fauchon". Так и говорил - "колхозный". Общался там с женами топ-менеджеров, страдающими shopoголизмом и иногда с самими топами. Всегда покупал селедку, репчатый лук и чищеную лазером картошку. По воскресеньям ходил на прием к Богу в старообрядческую церковь. Рядился в ситцевую рубашечку с ручной вышивкой, в купеческий кафтан и картуз, который постоянно мял потными руками. Его "OK!" был очень эклектичен.
  - Мне, главное, чтобы они увидели потенциал и поверили.
  - Кто?
  - Ну, эти... "люди принимающие решения".
  - Напиши им записку.
  - Нет. Текст умер. Нужна картинка.
  Эдик вздохнул. Ему явно не хотелось связываться. На его бледном лице отразилась борьба жадности с осторожностью и, кажется, жадность побеждала. Эдик очень боялся нищей старости. Копил на пенсию и примерял имидж мудрого пенсионера:
  - Говорят, человек умнее телевизора.
  - Скорее всего.
  - Сомневаюсь.
  
  
  * * *
  
  
  Расходились-развозились далеко за полночь. Красная площадь еще бесновалась, а Манеж уже устал. Кровавая ковровая дорожка выводила гостей на растерзание вечных папараци. Таня, не упуская момента, откровенно над ними издевалась. Достала телефон и принялась их фотографировать с таким же азартным видом, с каким они пытались привлечь мое внимание.
  - Это Вася?!!!
  - Вася!!!
  - Вася! Вопрос от канала "Отдых"!
  - Вася посмотри сюда!!!
  Менты сдержанно пытались их утихомирить. Без дубинок и газа у них не получалось. Какой-то полковник в парадной форме увещевал художников по жизни, чтобы они не напирали. На всех хватит.
  - Макс!!!
  - Ваши книги сожгли! Комментарии?
  - Автограф, Макс!
  - Макс, сволочь!!!
  Мы уезжали на его машине. Макс сидел за кремлевской стеной уже довольно давно, но накопленный опыт не растерял. Он тусовщик со стажем и когда хочет может быть самой любезностью:
  - Татьяна, обворожительна... Василий, посвежел... Как вечеринка? Понравилось?
  Полагалось что-то сказать в ответ. Например, поблагодарить за то, что нас подвозят и все такое. Благодарить не хотелось. У нас ничего не делается просто так. На "просто" не хватает сил. От бесконечных разговоров у меня болело горло, а от долгого стояния ноги. Я устал и только потом заметил то, что мне показалось необычным в облике Макса. Он снял с левого уха кольцо и немного подстригся. Длинная неформальность волос все еще оставалась, но лишь как переходный, временный вариант.
  - Вас искал твой бывший.
  - ...
  - Бывший акционер Шнитке.
  - ...
  - Видимо не нашел.
  - ...
  - Говорили с американцем?
  - ...
  - Как?
  - ...
  - Нетерпеливые.
  - ...
  - Не могли подождать?
  Я понял, что он имеет ввиду и поэтому прервал молчание:
  - Это ты Шуру отключил?
  - Угу. Ночью подкрался и осчастливил страну.
  - Неплохая сюжетная идея.
  Макс не ответил. Надулся индюком, включил телевизор и сделал вид, что думает.
  Телек показывал канал "Возмездие". Казнили террористов, которых требовали освободить поволжские вакхабиты. Государство не пошло на переговоры, отказалось отменять рейтинговую казнь и вакхабиты взорвали школу в Ярославле.
  - Скажите, что вы чувствуете перед казнью?
  - Шакалы!...
  - Вы раскаиваетесь?
  - Гяуры!...
  - Вы не жалеете о прожитой жизни?
  - Всех не перебьете! А-а-л-л-а-ах, акбар!
  Охрана спускает собак. Несколько мохнатых немецких овчарок с алыми языками и белыми клыками.
  - А-а-а-а-а!...
  Смертники падают на землю. Собаки терзают им ноги, руки...
  На разноцветных комбинезонах заключенных логотип "Beneton".
  Кажется, это был повтор. Сразу после сцены с собаками показали зал с электрическим стулом от "Ikea". Один из бандитов уже подключен к розетке всем известной генерирующей компании. Во рту кляп и он что-то мычит. У него скоро задымится голова.
  - Смотрите в следующей серии:
  "Есть идея заменить "Ikea" на расстрел. Почему Президент задержал казнь? Проблемы введения моратория на пожизненное заключение".
  "Конец Европы! Европейская общественность приветствовала решение России бороться с терроризмом и сепаратизмом до победного конца".
  "Под завалами. Что нашли в руинах ярославской школы? Кино-фото репортаж. Приобрести сувениры можно..."
  "В небе Ярославля взорвалось НЛО!" Хотите знать больше? ...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"