Ineos: другие произведения.

Шиноби Мрачного Рассвета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир переживший апокалипсис. Мир в который вторглись орды демонов из иных измерений. Вторглись и были отброшены. Два человека, что своим смертоносным искусством проложили человечеству дорогу к победе. Два человека, что стали не нужны после победы. Судьба дала им второй шанс в ином мире. Мире, где таких, как они, уважительно именуют S-рангом. Как изменится история этого мира, если место тех, кто должен был ее определить, займут мастер меча и некромант?

  Пролог
   Небольшой лесок, зажатый меж двух холмов, знавал лучшие времена. Когда-то в кронах росших здесь деревьев гнездились сотни птиц, в подлеске можно было встретить кабанов, а в корнях старого дуба пряталась берлога медведя. Но это время прошло. Мертвые, лишившиеся крон деревья, угрюмо замерли в неподвижном воздухе. Гнетущая атмосфера этого места не нарушалась не то что трелями птиц, но даже звоном вездесущей мошкары.
   Не нужно было быть магом или знатоком оккультных наук чтобы найти причину, приведшую эту некогда процветающую местность в столь плачевное состояние. Ощутить как багровый вихрь портала на хтонийский план высасывает жизнь из окружающего мира смог бы и самый бездарный слепец.
   С момента его возникновения тут прошли годы. Давно обратилась в прах трава на поляне, где открылась дыра в иное измерение. Ближайшие к ней деревья почернели и окаменели. В близлежащем подлеске остались выбеленные временем кости не успевших удрать в момент катаклизма животных.
   Однако добил лес не портал, а те кто из него вышел. Ноги, щупальца, лапы и совсем уж невообразимые конечности вытоптали то, что не уничтожила чуждая этому миру магия. Закованные в каменную броню титаны пробили просеки, сметая стоящие у них на пути деревья, словно тростинки. Истекающие ядом и кислотой туши демонов отравили почву, а легионы тварей поменьше сожрали все живое на многие лиги вокруг.
   Но это время тоже прошло. Легионы чужаков выплеснулись из портала, ушли, но так и не вернулись назад. На какое-то время портал остался в одиночестве в своем вечном движении. Но теперь его уединение было нарушено. На этот раз людьми.
   Воздух заполнился шумом понятным и легко узнаваемым любым, кому довелось тянуть солдатскую лямку. Ругань сержантов, перекличка часовых, шум и звон разбиваемого армейским подразделением лагеря. Около сотни человек деловито обустраивались на временную стоянку, ничуть не смущаясь негостеприимного места или источающего жуть портала. Черная униформа, железная дисциплина. Жителю империи достаточно было бы одного взгляда чтобы узнать Черный легион. Некогда место ссылки штрафников, преступников и иной швали. А ныне прославленная императорская гвардия, прошедшая горнило Мрачного Рассвета, устоявшая на руинах Каирна и сумевшая возродить империю. Ну или просто бывшая на подхвате у Героев Рассвета, пока те спасали мир. В зависимости от симпатий рассказчика.
   У самой же двери на иной план расположилась колоритная четверка.
   - Портал первого класса, стабилен. Не думаю что возникнут сложности при запечатывании.
   Человек произнесший эти слова был преклонных лет. Невысокого роста, он казался совершенно посторонним в этой компании - стоящие рядом были крепки телом и явно не чужды ратному делу. Его облачение представляло собой своеобразную смесь между утилитарным удобством солдатского камзола и вычурностью мантий магов, столь любезных сердцу любого столичного зачарователя. На многочисленных ремнях, перевязях и ремешках, усеивающих одежду данного субъекта, покоились бесчисленные блокноты, неясного назначения инструменты, подозрительного вида кристаллы и еще множество непонятных непосвященному штуковин. В общем он был тем кем и казался - специалистом по магической науке, только что обследовавшим портал на хтонийский план и теперь докладывающим результаты.
   - Сколько времени вам понадобится на подготовку?
   Единственный кто внимательно слушал специалиста был гораздо более примечателен. Легкая броня, с кольчужным усилением в уязвимых местах, могла показаться просто качественной защитой, сделанной для опытного воина по спецзаказу. Вот только, заметные лишь одаренным, руны и знаки, усеивающие ее поверхность, давали понять что это нечто большее. Восемь револьверов на двух перевязях, по четыре под каждую руку, уже никому бы не показались обычными. Изрезанное сложными гравировками, с подозрительным мерцанием вырывающимся из камор, это оружие просто вопило о том, что его владелец не прост. Точку в определении принадлежности стрелка ставил скромный знак, пришпиленный к плечу брони. Равносторонний крест, вписанный в двойной круг. Инквизитор.
   - Никакой особой подготовки не требуется - можем приступать в любой момент. Как только господа закончат, запечатаем за пять минут, - столичный маг покосился на оставшихся двоих.
   - Далеко не разбредайтесь, мы быстро, - третий участник разговора снисходительно усмехнулся.
   Во многом этот субъект напоминал инквизитора. Тот же высокий рост, то же крепкое телосложение, выдающее человека близко знакомого с боевыми искусствами. Вот только выглядел он куда опаснее. Два меча в ножнах за спиной, от которых явно веяло магией отнюдь не светлой и доброй. Доспех более тяжелый чем у инквизитора, хотя еще и не тянущий на звание лат. Если в броне стрелка разглядеть магическую начинку смог бы только одаренный, то чтобы понять непростую природу этого доспеха дар был не нужен. Явно заметное свечение рун и зачаровательных схем, крупные кристаллы-накопители вмонтированные в пояс - все это просто вопило, что воин таскает на себе целое состояние, воплощенное в невероятно мощном комплексе магической защиты. Для кого другого демонстрация столь значительных ценностей могла закончиться печально. Но вряд ли во всем Каирне нашелся бы самоубийца рискнувший что-то украсть у единственного ныне живущего грандмастера меча. А даже если бы таковой нашелся, и даже каким-то чудом смог бы осуществить кражу века, свои же братья по ремеслу вздернули бы придурка и с извинениями вернули снаряжение владельцу. В конце концов грандмастер был одним из двух людей давших шанс на жизнь человечеству, к которому, как ни крутись, относится и ворье.
   - Конечно, господин Ульгрим, - пожилой маг предпочел оставить при себе свое мнение о возможностях бойцов. Впрочем, покосившись на четвертого члена группы, он был вынужден про себя признать с участием этого человека зачистка едва ли представляла сложность.
   - Когда выдвигаетесь? - инквизитор взглянул на Ульгрима.
   - Варкастер? - Тот в свою очередь покосился на остававшуюся до сих пор безучастной к беседе фигуру.
   Четвертый из этой компании кутался в длинный плащ, скрывая лицо под капюшоном. На первый взгляд его снаряжение казалось скромным, в сравнении с произведением искусства, что защищало Ульгрима. Да, зачарованный камзол и другая одежда, да плащ прошит нитями, складывающимися в какие-то схемы. На шее амулет с тускло-багровыми камнями. Но ткань вполне заурядная, а работа явно не столь тонкая - опытный ремесленник мог бы предположить что маг сам зачаровывал свое снаряжение. И оказался бы прав. Вот только эти невзрачные на первый взгляд вещи не раз и не два заставляли бледнеть и сворачивать с его пути архимагов. Для них эти схемы и непритязательные артефакты просто кричали - некромант, чернокнижник. В сочетании с магической мощью которой был известен этот человек - веский, очень веский повод убраться подальше.
   - Готов, - до этого рассеянно блуждающий по местности, взгляд некроманта сфокусировался, стал цепким и колючим.
   - Тогда не будем тянуть. Раньше начнем, раньше закончим. - С этими словами Ульгрим развернулся и потопал в сторону портала. Некромант молча направился следом. Помедлив, за ними направился и инквизитор. Специалист по порталам же, сочтя что дальше его участие не требуется, направился к своим ожидающим поодаль помощникам.
   Дойдя до портала троица остановилась.
   - Если верить допросам культистов, в логове за порталом засела тварь как минимум сопоставимая с Шар"зулом...
   - Да-да, мы уже слышали. Шар"зул уже давно нам не ровня. - Ульгрим прервал начавшего в очередной раз выдавать вводную Крида, - что-то ты сегодня повторяешься. Неужели за нас переживаешь? - Растянул губы в ухмылке грандмастер меча.
   Крид действительно переживал. Вот только поводом было отнюдь не предстоящее прославленной парочке сражение. На счастье, от необходимости отвечать его избавил Варкастер, активировавший заклятье Провозвестника смерти.
   От по-прежнему укутанной в плащ фигуры потянуло такой жутью, что на дрожь пробило даже стоявших в охранении в сотне метров солдат. Казалось что некромант открыл портал прямиком на ту сторону. По сути так оно и было. Это заклятие некромантии относилось к последнему, пятому, кругу и было доступно только архимагам. Применивший его маг оказывался одной ногой по ту строну смерти, радикально усиливая свои заклинания и приобретая некоторые свойства присущие скорее мертвым, чем живым.
   А некромант продолжал готовиться к бою. Кровь Дрига, Призрачные узы, Колдовское пламя... Разные заклятия, разные уровни. Усиливающие магию, защищающие тело, обостряющие разум. Их всех объединяло одно - ужасающее количество силы вкладываемое магом. Едва ли нашелся бы иной колдун способный одновременно удерживать все эти заклинания на таком уровне мощности. А ведь это была только подготовка - Варкастеру еще предстояло сражаться. И Крид знал, что тот щедро будет использовать наступательные заклинания высших уровней, не оглядываясь на расход силы. И уже наложенные чары ничуть ему не помешают. В который раз инквизитор поразился заключенной в некроманте силе и его таланту к манипуляциям совершенно чуждыми живому энергиями.
   Вслед за некромантом Ульгрим тоже начал готовиться, забыв про свой шутливый вопрос. Из глаз его ушло веселье. Лицо замерло неподвижной маской. Движения стали плавными и неестественно точными. Воин запустил боевой транс. Неразличимое, даже для глаз инквизитора, движение - и в руках воина оказываются мечи. Пустые ножны падают на землю - в бою они будут только мешать. Еще миг, и накопители в броне начинают светиться ярче, выдавая защиту перешедшую в активный режим.
   Обменявшись взглядами, Ульгрим и Варкастер молча направились к порталу и исчезли в легкой вспышке сработавшего перехода.
   Глядя на бесконечно движущийся вихрь портала, Крид погрузился в раздумья. И мысли его были совсем не радостны. Когда были отброшены основные силы эфириалов и хтонийцев, а жизнь, хотя бы в части имперских провинций, начала напоминать собственно жизнь, а не выживание, остро встал вопрос об управлении империей. Да, благодаря Ульгриму, сумевшему спасти малолетнего наследника императора в катаклизме Мрачного Рассвета, у них был легитимный правитель. Вот только он был еще слишком мал, чтобы принимать решения. В результате, после долгих споров, был организован Совет из лидеров фракций, внесших наибольший вклад в реставрацию империи. Крид тоже входил в его состав, как глава того что осталось от имперских инквизиторов. С тех пор прошло уже немало лет. При всех своих недостатках, проистекающих из неизбежных споров между людьми имеющими кардинально разный взгляд на мир, Совет доказал свою способность принимать правильные решения, идущие на благо империи и ее народа. По крайней мере Крид был в этом свято уверен.
   Пока Совет не решил что Ульгриму и Безымянному, героям Рассвета, пора уйти.
   Это решение зрело давно. Ульгрим и Безымянный, в узких кругах известный под прозвищем Варкастер. Воин и маг. Оба вышедшие в своем искусстве далеко за пределы человеческих возможностей. Кто-то считал их гениями, кто-то аватарами богов, кто-то плодами неких экспериментов. В отношении Ульгрима последнее предположение было даже отчасти верно.
   Однажды богатый, влиятельный и близкий к трону род возжелал заиметь мастера боя равного которому еще бы не встречалось на просторах Каирна. К делу были привлечены маги и ученые. Был выбран лучший, в плане наследственности, представитель рода. Для него была подобрана невеста, также способная дать будущему мастеру наилучшее наследие.
   Подготовка будущей легенды началась еще в утробе матери - ее ждали особая диета, алхимические эликсиры и магические ритуалы. Все было направлено на то чтобы ребенок получил максимально хорошие физические данные - фундамент, на котором будет построено грядущее мастерство. Все эти усилия не пропали даром - Ульгрим с самого детства демонстрировал феноменальные силу, ловкость и выносливость. Затем, еще совсем юное дарование попало в руки талантливых наставников, собранных не посулами денег или иных благ, а возможностью воспитать идеального ученика. Того кто впитает в себя все лучшее от многих школ боя и станет мастером из мастеров.
   План вполне удался. В шестнадцать - мастер меча. В восемнадцать - первый клинок императора. И в кошмаре Мрачного Рассвета, когда на Каирн хлынули орды эфириалов, а затем и хтонийцев, Ульгрим сполна доказал что получил эти титулы заслуженно. Именно он вытащил из захваченной столицы юного императора, пробив себе путь через орды искаженных эфиром мутантов. Он выживал в изуродованных магией пустошах, исходил полстраны в непрерывных боях, собирая выживших.
   В какой момент его способности перешагнули некую черту? Крид не знал. Когда он в последний раз общался с Ульгримом еще до Мрачного Рассвета, тот был безусловно гением, признанным мастером, но... Не богом меча, как его теперь некоторые называли.
   Когда Крид встретил Ульгрима в усадьбе близ Кровавой рощи, тот уже был способен на нечто невероятное. На его глазах мастер меча отбил пулю. Нет, безусловно хорошо обученный боец может увернуться от выстрела, видя куда направлено дуло и уйдя с траектории в нужный момент. Но отбить уже выпущенную пулю мечом? К тому же Крид был готов прозакладывать свои револьверы что не мог Ульгрим видеть того культиста что стрелял. Дальше больше - скорость, такая что сам прошедший суровую школу инквизитор не мог заметить движений, регенерация что заживляла тяжелейшие раны прямо в бою...
   Но будь Ульгрим один, Совет бы смирился с его существованием. В конце концов его происхождение понятно, история рождения будущего грандмастера тоже в общих чертах известна. А что касается сверхчеловеческих возможностей... Ну мало ли тайн хранят Ночные Клинки, лучшие убийцы в истории? Ведь их мастера тоже были среди тех кто обучал Ульгрима. Да, будь дело в одном Ульгриме все могло бы обойтись. Но был еще Безымянный.
   Крид помнил как впервые увидел будущего героя. Дело было в той же забытой богами усадьбе, еще до встречи с Ульгримом. Те дни были наполнены отчаянием и обреченностью. Инквизитор вместе с остатками Черного легиона и уцелевшими окрестными жителями оказался заперт в хилых укреплениях местного владетеля. С одной стороны культисты Хтона, подкрепленные демонами, с другой орды монстров, порожденных эфириалами. Крид помнил как бросился к южным воротам, на поднятую караульными тревогу. Как готовился к отражению очередной атаки, с тоской перебирая в уме свои подходящие к концу запасы зачарованных пуль и артефактов. И как был удивлен услышав со стены восхищенный матерок солдат и радостные крики. Когда он взбежал на стену его глазам предстало удивительное зрелище. Неизвестный маг в потрепанном плаще, в какой-то несуразной броне сражался с целым отрядом эфириалов. Нет, не так. Он с ними не сражался. Он их убивал. Методично и неотвратимо. Крид без труда узнал применяемое магом заклинание - сияющие багровым заревом пятиконечные звезды вписанные в круг расползались по земле десятками. Печать поглощения, весьма популярное заклятие у чернокнижников, не только высасывающее жизнь у тех кто в нее попал, но и передающая часть выпитой энергии заклинателю для самоисцеления. Однако он также знал и об энергоемкости этого заклинания и уже морщился, представляя как столь нужный ему маг сейчас свалится с истощением и будет разорван мутантами. Но маг так и не свалился - выдав несколько сотен печатей и истребив всех эфириалов в поле зрения, он просто подошел к воротам и постучался.
   Дальше был долгий разговор, маг, как оказалось не помнящий своего имени, проделал длинный и сложный путь от поселения возникшего в руинах тюрьмы "Перекресток Дьявола". Местный капитан отправил его разведать путь в усадьбу и запросить караван с припасами, в которых остро нуждались выжившие. Хотя как позднее тот признался Криду, он просто хотел избавиться от странного мага, не рассчитывая что тот сможет выполнить задание.
   Произойди их встреча до Мрачного Рассвета, Крид бы отправил Безымянного на костер - продемонстрированных им навыков чернокнижника было бы более чем достаточно для этого. Но мир уже изменился, и инквизитор попросил у того помощи. И как-то неожиданно неразрешимые ранее проблемы вдруг решились. Исчезли мутанты, превратившись в алхимические ингредиенты и удобрения, откатились отряды культистов, те что уцелели. Маг был всюду и казалось не знал усталости. Штурмовать лагерь культистов? Отразить атаку эфириалов? Расчистить путь к остаткам каравана в пустошах? Безымянный выполнял эти задачи едва ли не в одиночку.
   А потом с отрядом беженцев пришел Ульгрим. И в какой-то момент Крид вдруг осознал что они уже сами наступают на, казалось, несокрушимые отряды хтонийцев. Форт Харон, Форт Икон, Поля раздора. Некрополис. Сейчас названия этих мест и разразившихся в них битв стали частью хроник. Уже подрастает поколение тех, для кого это просто строчки в учебниках истории. А для Крида эти воспоминания были свежи. Он помнил как наступал Черный легион. Наступал по трупам, что оставляла за собой пара из грандмастера меча и, как уже никто не сомневался, архимага.
   Потом было много всего. Бой в святилище Лонгхоррена, штурм Бастиона Хаоса, освобождение Мальмута... И везде впереди шли они - Ульгрим и Безымянный. Легенда о героях спасших Каирн рождалась на глазах у Крида, и он не мог не признать что без этих двоих никакого возрождения не было бы. Человечество бы пало перед натиском чужаков из иных измерений. Невероятные способности двух человек проложили путь к победе.
   Но те легендарные времена прошли. Закрыты порталы в иные миры. Уничтожены бастионы хаоса и инкубаторы эфириалов. Могущественные предводители вторжений пали. После десятилетий кровавой вакханалии на земле Каирна воцарился мир.
   Первое время Совет был занят восстановлением порядка. Экономика, гражданские институты - фактически все приходилось создавать заново. В организационном хаосе, всем было не до двух монстров боя. Тем более что для них все еще было дело - отдаленные острова и долины, укрывавшие остатки армий вторжения, небольшие порталы в иные измерения. Хотя основные силы врагов и были уничтожены, работы было еще много.
   А когда все более-менее наладилось и Совет наконец обратил внимание на героев, то неожиданно для себя понял что вообще-то повлиять на них никак не может. Лучший убийца мира и чернокнижник способный, к тому времени, уничтожить целую армию парой заклятий. Совсем не те люди на которых можно давить. Начав же раскапывать историю Безымянного, Совет обеспокоился еще больше.
   Никто не знал кто он и откуда. Просто однажды патруль Перекрестка Дьявола захватил явно одержимого эфириалом бродягу. Его уже собирались повесить, когда местная заклинательница попросила капитана селения разрешить ей провести эксперимент по изгнанию потустороннего духа. Капитан, не видя причин отказываться, согласился.
   Неожиданно эксперимент удался. Дух покинул тело одержимого и тот даже пришел в себя. Не помнил правда о себе ничего, даже имени. Однако суровое время диктует суровые правила. Капитан не мог рисковать своими людьми, допуская в селение еще недавно одержимого, тем более его полезность для поселения была под вопросом. Но и просто повесить Безымянного теперь... Многие из его людей капитана бы не поняли. И тогда недавний одержимый получил задание убить тварь, что уже некоторое время беспокоила своими набегами селение. Справится - отлично, еще один солдат. Нет - ну и туда ему дорога. Выслушав с меланхоличным видом задание Безымянный ушел... Надо ли говорить что тварь, о которой шла речь, прожила не долго?
   Крид никогда не мог этого понять в действиях Безымянного. С равнодушным видом тот выслушивал самые невероятные задания и, иногда уточнив некоторые технические моменты, отправлялся их выполнять. Взять штурмом форт полный фанатиков? Остановить вызов архидемона? Войти в односторонний портал, ведущий в бездну, и найти другой выход? Сколько раз Крид давал ему казалось бы невыполнимые поручения. Сколько раз ждал что вот сейчас этот странный человек глянет на него как на идиота и пошлет куда подальше. Но нет. Раз за разом Безымянный получал очередной приказ и, в очередной раз, делал невозможное.
   Странный, нелюдимый, замкнутый, бывший одержимый. Маг что, кажется, принципиально использовал только самую черную магию. От каких-либо действий в его адрес Совет воздерживался по трем причинам. Во-первых, конечно, невероятная сила. Конфликт с магом такой силы крайне, крайне опасен. Во-вторых ореол героя. Все знали о Безымянном. И если рядовые граждане могли относиться к известному некроманту с опаской, то армия его боготворила. Далекие от возвышенных материй солдаты четко понимали - там где прошел Безымянный, на их долю придется только закапывание трупов. Работка хоть и грязная, и тяжелая, зато безопасная. А иначе самим сражаться с демонами и мутантами, рискуя своими жизнями. Третьей же причиной по которой некроманта не трогали это, как ни странно, было то что он не был замечен ни в чем предосудительном, кроме собственно своей магии. Что, учитывая состав совета, в котором были и свой некромант, и ведьма, не было большим грехом. Да, как ни удивительно самый могущественный чернокнижник и некромант мира не был замечен ни в жертвоприношениях, ни в экспериментах над людьми, ни в каких-либо иных посягательствах на своих. Совет установил наблюдение за некромантом и тем ограничился. Так продолжалось годы.
   Хрупкое равновесие было нарушено буквально пару месяцев назад. Обычное дело - руины небольшой деревни, как выяснила разведка, оккупированные группой культистов. Безымянный сам вызвался на это задание и, получив в сопровождение тот отряд разведчиков что и обнаружил врага, отправился во вполне заурядный бой. В дне пути до цели он оставил солдат, приказав им не приближаться к деревне, пояснив что желает проверить новое заклинание и не хочет чтобы тех зацепило.
   С точки зрения командира разведчиков все прошло буднично. Безымянный ушел. Вернулся через два дня и, сообщив что культисты уничтожены, приказал возвращаться.
   Инквизиторы, неотступно проверяющие каждый шаг некроманта тоже не ожидали ничего особенного, нанося визит на недавнее поле боя. Им было прекрасно известно что оставляет после себя магия Безымянного. Высушенные трупы, рассыпающиеся в прах укрепления. Все это было ими ожидаемо. Но на этот они обнаружили нечто иное.
   Неладное началось еще за несколько лиг до деревни. Внезапно отряд инквизиции попал в совершенно мертвую местность. Нет, не было пожухлой травы, облетевших деревьев или еще чего-то столь явно заметного неодаренному. Вот только инквизиторы, не чуждые магии, чувствовали что в окружающем нет ни капли того неуловимого нечто, что отличает живое от мертвого. Того что мы собственно и называем жизнью. Разумеется все культисты тоже были мертвы. Их тела замерли, казалось нетронутыми, посреди обычных повседневных занятий, не боя. Они явно даже не успели среагировать на атаку некроманта.
   Совет был оповещен немедленно. Глава Ордена Смертного Бдения и верховная ведьма Угденского Ковена долго изучали место происшествия. Крид так и не добился от них ответа что же они нашли. Что поняли. Но сами не чуждые магии смерти, те впервые проголосовали за устранение Безымянного, а вместе с ним и Ульгрима. Даже если бы их удалось разделить, и устранить только некроманта, едва ли грандмастер отнесся бы с пониманием к убийству того, кого привык считать лучшим другом и с кем прошел сотни битв.
   Разработанный план был прост и изящен - заманить непомерно сильных бойцов в недавно обнаруженный портал и закрыть его. Портал был первым обнаруженным за последнюю пару лет и, возможно, последним оставшимся.
   И теперь Крид глядел в бесконечный вихрь разлома, медля, не решаясь отдать приказ запечатать в бездне тех, кого привык называть друзьями. Но инквизитор прошел хорошую школу. "Инквизитор это тот кто делает то что должно, невзирая на эмоции и симпатии", так говорили ему когда-то наставники. Крид был прилежным учеником. Минута неуверенности минула и, знаком подозвав мастера порталов, инквизитор отдал приказ:
   - Запечатывайте.
   Старый маг не стал ничего уточнять или переспрашивать. Хотя он и не был в курсе задания Совета, в этот поход специально подобрали тех кто не пылал симпатиями к героям и не стал бы задавать ненужных вопросов.
   Спустя несколько минут все было кончено. Разлом на иной план, годами отравлявший этот лес, схлопнулся, оставив после себя лишь остатки изуродованной природы.
   Крид еще долго стоял, глядя на место где недавно бесконечно крутился багровый вихрь. Стоял, вновь перебирая воспоминания, мысленно прося прощения у тех кого предал.
  
  ***
  
   Хтонийский план встретил пришельцев мраком, тяжелым, спертым воздухом и толстым слоем невесть откуда взявшегося пепла, устилавшего все вокруг. Черное и багровое, основные краски этого плана. Черные изломанные скалы, сложенные исключительно из обсидиана. Черное небо, лишенное звезд или лун. Багровые наплывы какого-то камня, испускающие тусклое свечение. И багровое же зарево на горизонте, там где висящий в бесконечности остров обрывался в то, что маги называли Бездной. Довершали пейзаж разбросанные там и тут причудливые куски строений, а то и целые здания, вырванные хтонийцами из разных планов реальности. Картина за годы ставшая обыденной для воина и некроманта.
   Однако на этот раз обыденность была нарушена. Обычно, стоило вторгнувшимся ступить на местную землю, к ним сразу же спешили толпы неразумных и полуразумных тварей с целью поживиться заглянувшим на огонек деликатесом в лице пары человек. Затем на неизбежный шум боя подтягивались и действительно опасные местные обитатели - разумные, своим особым извращенным разумом, демоны. Но сейчас висящий в пустоте остров встречал гостей тишиной и запустением. Переглянувшись Ульгрим и Варкастер отправились обыскивать местность.
   Им понадобилось почти полчаса чтобы наконец найти убежище местного хозяина. Обломки какого-то угловатого здания, вырванные магией хтонийцев невесть из какого мира стали прибежищем демона. Но вот что это был за демон? В сравнении с Шар"зулом он выглядел жалким ничтожеством - мелкий, едва превышающий ростом человека, лишенный каменной или хитиновой брони. Вместо пышной свиты из десятков разумных демонов поменьше, рядом с ним крутилось лишь несколько пожирателей - одних из самых слабых обитателей этого плана. Пожалуй единственное чем могло похвастаться это ничтожество, это некоторым умом - его хватило чтобы не пытаться напасть на пришельцев. Однако на то чтобы спрятаться где-то в более укромном месте мозгов твари уже не достало. Пыточных дел мастера явно облажались, приняв за чистую монету рассказы культистов об обитающем здесь демоне.
   Впрочем сколь бы тот ни был жалок, уничтожить его все равно стоило. Быстрый обмен взглядами, едва заметный знак от Безымянного и Ульгрим срывается в бой. Варкастера же заинтересовала испещренная хтонийскими рунами огромная плита, что возвышалась чуть в стороне от демона. К ней он и направился, предварительно уничтожив путавшихся под ногами пожирателей единственным ударом Поглощения жизни - простейшей атакующей техники некромантов.
   Вообще хтонийская письменность считалась неподлежащей расшифровке. Совершенно чуждая человеческому разуму логика. Правила начертания тесно переплетенные с хтонийской же магией. Для культистов, поклоняющихся им, демоны создали что-то вроде упрощенного диалекта, на котором и передавали тем свою волю, а также крупицы знаний о своей извращенной магии. Тем ни менее Варкастер, основываясь на своих собственных знаниях о магии Бездны, считал что нашел ключ к пониманию языка демонов. И сейчас ему представился замечательный шанс проверить свою теорию. Ульгрим вполне справится с местным хозяином самостоятельно.
   Демон попытался было отслеживать сразу обоих своих гостей, но это стало его ошибкой. Ульгрим не упустил возможность и напал на отвлекшегося противника. Рывок, столь стремительный что больше напоминал телепортацию, и меч начисто отсекает демону одну из конечностей что заменяли тому руки. Взревев от боли, тварь сосредоточилась на мастере боя, думать забыв о некроманте. Однако силы были неравны. Для Ульгрима демон представлялся неповоротливой и уязвимой тушей. Сознание грандмастера привычно чертило в уме траектории атак и сектора опасностей. Вторых было совсем не много и избегать их было не сложно. Зато первых было превеликое множество. Оставалось только выбирать и наносить удары.
   Варкастер едва успел приступить к анализу надписей на плите, как почувствовал смерть за спиной. Как и ожидалось, местный демон не смог ничего противопоставить грандмастеру меча.
   - Дел на пять минут. - Ульгрим приблизился к задумчиво уставившемуся на плиту некроманту. - Возвращаемся?
   - Я хотел бы изучить это.
   Взглядом оценив габариты плиты, явно ставившими крест на идее утащить ее с собой, Ульгрим отозвался:
   - Ладно, тогда я пока найду обратный портал.
   Дождавшись невнятного бурчания от мага, с головой ушедшего в свои мысли, Ульгрим отправился вновь бродить по висящему в пустоте острову.
   Свойства хтонийских порталов были таковы, что при прохождении через них из мира людей, путешественники оказывались отнюдь не рядом с обратным разломом, а на значительном удалении. Поэтому отсутствие портала в точке выхода не вызывало удивления. Именно поисками этого обратного перехода и занялся Ульгрим.
   Он забеспокоился, когда через пару часов так ничего и не нашел. Однако не став впадать в панику раньше времени, решил еще раз прочесать остров. Еще через несколько часов беспокойство переросло в уверенность. Обратного портала не было. Остров был не так уж велик, и абсолютная память заверяла Ульгрима что тот осмотрел все возможные места где мог поместиться разлом.
   Осознавать себя запертым на хтонийском плане было тяжело. Однако в бурном прошлом грандмастера однажды такое уже случалось. И вытащил его тогда Варкастер. Оставалось надеяться что тот и на этот раз что-нибудь придумает. И еще гнать от себя мысли что порталы первого класса сами по себе не исчезают. Может быть вызванный из столицы специалист был некомпетентен? А может... Но последнюю мысль Ульгрим себе додумать не позволил. Сначала они отсюда выберутся. А потом будут искать виноватых.
   Варкастера Ульгрим нашел на том же месте где и оставил - маг все также таращился на исчерченную рунами плиту, витая в своих мыслях. Почувствовав возвращение друга, тот обернулся к нему:
   - Почти закончил.
   - У нас проблема.
   Варкастер слушал краткий рассказ Ульгрима молча. По его лицу и в лучшие времена нельзя было ничего прочитать, а сейчас, под действием множества так и оставшихся активными защитных заклинаний, его черты вообще выглядели застывшими и нечеловеческими.
   Выслушав мечника маг, после недолгого молчания, выдал лишь:
   - Мне надо подумать.
   И вновь уставился на ту же плиту.
   Иногда он жутко бесил Ульгрима этой своей отрешенностью, немногословностью и равнодушием к происходящему. Но вот в такие моменты, когда все висело на волоске и воин был сам близок к тому чтобы впасть в панику, присутствие друга, чья эмоциональность колебалась на уровне табуретки, помогало прийти в себя и собраться с силами. А еще радовало понимание что лучший из известных ему умов уже работает над проблемой.
   Варкастер же вернулся мыслями к тексту на стоящей перед ним плите.
   Все заклинания, по крайней мере в известных ему школах, являлись многомерными фигурами в разуме мага. На первый взгляд все было просто. Представил в уме некую конструкцию, обратился к своей силе, пропустив ее сквозь эту фантазию и выпустил преобразованную энергию в реальный мир через свое тело. Однако ключом к более могущественным заклинаниям была многомерность. Представить трехмерную фигуру в уме достаточно просто, даже обычный человек, после некоторой тренировки, сможет поддерживать концентрацию на простейшем знаке. Элементарные заклинания первого круга были как раз трехмерными. Для могущественных колдунов их применение со временем становилось инстинктивным, не требующим вообще какой-либо сосредоточенности. Ко второму кругу относились четырехмерные заклинания. Уже более нетривиальная задача. Однако несложно догадаться что заклинания пятого круга уже были аж семимерными. Нечто непредставимое для человеческого разума. Как же архимаги с этим справлялись? Ответ крылся в так называемом Чистом Разуме. Кто и когда создал эту методику медитаций было неизвестно. Одно все заклинатели Каирна признавали единодушно - он был гением. С ее помощью, путем долгих и выматывающих тренировок, маг переносил механизмы обеспечивающие его самосознание с ограниченного физического субстрата, которым являлся мозг, на уровень чистых энергий. А дальше возможности мышления становились безграничны - только развивайся.
   Возвращаясь к плите с хтонийскими письменами, Варкастер предположил что письменность хтонийцев является проекцией на плоскость магических фигур, которые уже в свою очередь, при активации, должны были неким образом донести до читающего свое содержимое. Ключевым вопросом была мерность этих знаков. На исследования и эксперименты ушли годы - это был не единственный вопрос увлекавший мага, да и постоянные боевые действия не давали полностью отдаться поиску знаний. Тем не менее Варкастер сумел закончить работу. И сегодня получил подтверждение своей теории. В тексте на плите был запечатлен сложный, пятимерный знак. Маг уже воспроизвел его в своем разуме, но активировать не спешил.
   Если бы вылазка прошла штатно, то на этом он бы сейчас и остановился. Теория подтверждена, знак из плиты извлечен. Нужно не торопясь разобрать его на составляющие, понять что и как он должен делать... Но жизнь диктовала свои правила.
   Маг вновь вернулся вниманием к удерживаемой в разуме конструкции. Его беспокоили некоторые элементы представленного заклинания. Он их хорошо знал. В арсенале чернокнижника было несколько заклинаний призыва демонов Бездны. Иных, нежели населяющие хтонийский план, но все же. Так вот, ровно те же самые элементы в этих заклинаниях отвечали непосредственно за сам процесс призыва.
   С другой стороны, Варкастер уже встречал такие плиты. В Бастионе Хаоса. Именно рядом с ними находились порталы на более глубокие уровни той цитадели.
   Еще раз обдумав ситуацию в которую они попали, маг был вынужден признать что не видит вариантов кроме как попытаться применить свежеприобретенные знания, в надежде что они откроют им путь... хоть куда-то.
   - Ульгрим.
   Мечник расположившийся передохнуть у ближайшей скалы вскинулся, глядя на мага.
   - Сейчас я активирую заклинание которое было записано на этой плите. Возможно оно связано с порталами, однако я вижу в нем элементы призыва. На всякий случай, приготовься.
   Дважды повторять Ульгриму было не нужно. Обрадованный что затянувшееся ожидание закончилось, тот мигом пришел в боевую готовность, привычно очищая сознание от пустых размышлений и эмоций. Короткий знак, сигнализирующий о готовности. Мастер меча чувствует как его друг выпускает свою магию, совсем немного, на грани чувствительности Ульгрима. Воин напрягается готовый сорваться в атаку, или уходить из-под удара... Проходит секунда, другая, десяток... Но ничего не происходит.
   Ожидание прервал голос мага:
   - Это гениально.
   Все еще готовый к бою, Ульгрим позволил себе бросить вопросительный взгляд на Варкастера. Тот, заметив его напряжение сказал:
   - Отбой.
   - Что случилось?
   Варкастер помедлил, формулируя свои мысли. Хотя Ульгрим и имел представление о магической системе, как и дар, но сам он магом в полном смысле слова не являлся.
   - Это действительно заклинание призыва. И призывает оно чистое знание того что хотел передать автор надписи.
   - То есть ты теперь это знаешь? И что это?
   - Плита представляет собой генератор портала. Я получил инструкцию по использованию.
   - Значит мы можем выбраться отсюда?! - Настроение Ульгрима стремительно улучшалось. Его друг как всегда не подвел, найдя выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.
   - Не совсем, - обломал мечника маг, - портал нельзя перенастроить, он ведет в строго определенное место. И я уверен что это не Каирн. Скорее еще один остров в пустоте.
   - Но там тоже могут быть порталы?
   - Да.
   - Значит шансы выбраться есть.
   Сборы были недолгими. Собственно и собирать друзьям было нечего. Отправляясь в короткую вылазку они прихватили разве что самый минимальный запас воды и пищи, такой что можно было унести в подсумках на поясе. Сейчас, не зная что их ожидает, они уничтожали невеликие запасы, придя к выводу что восстановить силы перед шагом в неизвестность важнее чем пытаться растягивать скудный паек на большее время.
   - Слушай, - вид так и валявшейся неподалеку туши демона, навел Ульгрима на одну мысль, - а почему этот здесь сидел фактически в одиночестве, а не ушел порталом? Или не призвал через него еще своих?
   Ответ заставил мечника поперхнуться. Всегда серьезный Варкастер иногда, сам того не понимая, умудрялся выдавать весьма забавные комментарии:
   - Может читать не умел?
   Закончив краткий отдых. Друзья вновь приблизились к плите.
   - Готов?
   В ответ на вопрос некроманта, Ульгрим лишь кивнул, вновь запуская боевой транс. На этот раз всплеск магии от Варкастера имел вполне видимый результат - в паре шагов от плиты начал закручиваться до боли знакомый вихрь портала.
  
  ***
  
   Когда Ульгрим был моложе, в разгар войны, то свою смерть он ожидал встретить в бою, среди гор трупов, возможно даже пафосно вцепившись из последних сил в горло самого главного эфириала. Со временем, по мере уничтожения вражеских сил, и развития его собственного смертоносного искусства, эта сцена ставилась все менее реальна. В последние годы Ульгрим видел себя скорее умирающим в кругу семьи, среди толпы детей, внуков и правнуков. И в самом деле, что могло реально угрожать в Каирне лучшему бойцу мира? Физические данные, заложенные в нем еще до рождения, гарантировали ему долгую и здоровую жизнь. Ну а о количестве женщин, готовых согреть постель герою, и уж конечно выносить его ребенка, и говорить не приходилось. Чего Ульгрим не мог себе представить, так это того что будет умирать от жажды и голода где-то в дебрях хтонийского плана.
   Их поход начался бодро. Первым что увидели путники, пройдя через портал была расколотая на куски плита, аналогичная той, что прочел Варкастер. Стало понятно почему на покинутом ими острове не было других демонов - они просто не могли открыть портал с этой стороны. А оставшийся там демон возможно действительно был не в состоянии воспроизвести пятимерный символ хранящий инструкцию к портальному камню. На этот раз приветственная делегация не заставила себя ждать - через какую-то минуту, с какофонией невнятных воплей, на друзей набросилась целая толпа низших демонов.
   Дальше пошла привычная работа. Варкастер бил по площадям. Все той же Печатью поглощения. Вот только вкладываемая им в заклинание сила заставила бы любого архимага позеленеть от зависти - пылающие багровым светом звезды, вписанные в круг, достигали диаметров в сотни метров. Низшие просто испарялись под такими ударами. Ульгрим же привычно уничтожал тех кто мог пережить эти, хоть и могучие, но все же не прицельные атаки. Обсидиановые титаны, являющиеся скорее ожившим камнем, демоны-пожиратели, сами использующие поглощение жизни - целями мечника становились те кто был устойчив к магии некроманта.
   Путники только успели уничтожить напавшую на них орду, когда на поле боя прибыли хозяева этого острова. О, это были демоны не чета тому ничтожеству что друзья оставили за спиной. Тройка могучих фигур, что достигали десятиметровой высоты. Закованные в хитин и камень, сходу атаковавшие огнем и ядом они могли бы быть серьезными противниками.
   Однако не то они не чувствовали мощи мага, не то переоценили свои силы, но первый из них сходу пропустил заклятие Пожирателя душ. Выдернутый с той стороны заклинанием пятого круга дух вцепился в душу демона с голодом неведомым никому из живых. Воющая от боли, теряющая на ходу куски мгновенно загнившей плоти, фигура демона сразу перестала представлять опасность. Магия же демонов бессильно разбилась о защиту доспеха Ульгрима и заклинания Варкастера.
   Второго демона достал Ульгрим. Пневматический взрыв - секретная техника Ночных клинков, что позволяла на краткое время многократно повысить скорость пользователя. Использовав ее, с трудом продираясь через ставший вязким воздух, мечник за секунды нанес несколько десятков ударов по своей жертве. В иной ситуации удары железа не сильно обеспокоили бы демона. Вот только эти мечи ковали отнюдь не из обычного металла и работали над ними совсем не рядовые мастера-зачарователи. В довершение всего в основании клинков горели багровым пламенем легко узнаваемые звезды - некромант тоже приложил руку к созданию идеального оружия для своего друга. Точку в жизни демона поставил прилетевший со стороны Варкастера поток ветвистых красных молний - Стрела рока.
   Последний демон, оставшись в одиночестве, не стал большой проблемой, Ульгрим связал его боем, а в точно просчитанный момент ушел в сторону, открывая путь еще одному Пожирателю душ. Долгие совместные тренировки позволяли мечнику по малейшим изменениям магического фона предугадывать действия своего напарника, вовремя тому подыгрывая.
   На этом острове также нашелся только один портал ведущий дальше...
   В какой-то момент для Ульгрима все слилось в одну безумную круговерть. Они проходили очередной портал, за которым начинался очередной бой. Только враги становились все опаснее. Мечник начал получать раны - защита доспеха не была абсолютной. Однако пока, развитая все теми же техниками Ночных клинков, регенерация, вкупе с ручейком жизни от печатей на клинках, справлялись. Варкастер также не избежал повреждений и гораздо более серьезных - раз добравшийся до него демон успел перед смертью оторвать магу ногу. Однако чудовищное количество поглощаемой некромантом жизненной силы позволяло за минуты восстанавливать даже оторванные конечности. Пока позволяло.
   Тогда же они сменили тактику. Поднятие мертвых. Одно из базовых заклинаний первого круга для некромантов. Мастера могли им поднять несколько десятков трупов, заставляя тех сражаться вместо себя. В исполнении Варкастера, в свое время основательно модифицировавшего простое заклинание, и накачавшего его, как водится, безумным количеством силы оно породило огромный отряд из сотни с лишним мертвых демонов.
   Дальше друзья двигались за спиной своего отряда мертвецов - связывая боем демонов, нанося удары магией издалека. Ульгрим же сосредоточился на защите мага.
   Однако усталость накапливалась. Сколь бы ни были безграничны доступные Варкастеру океаны силы, его разум все равно требовал отдыха. Сколь ни велика была выносливость Ульгрима, но регенерация потребляла вполне материальные ресурсы организма, вызывая терзающий нутро голод. Да и техники тоже требовали не только магической силы. Плоть же демонов, увы, в пищу не годилась никак.
   Вваливаясь в последний портал они уже ни на что особенно не рассчитывали. Разве что зайти так далеко как только смогут.
   На удивление этот остров встретил их тишиной. Не спешили на встречу очередные орды. Не было слышно всегда сопровождающей демонов какофонии криков и воплей. На разрешение загадки потребовалось несколько часов. На острове не было нового портала, равно как и обратного. Тупик. Спустя десятки часов и сотни мертвых демонов путники вернулись к тому с чего начали. Только на этот раз ситуация была гораздо хуже. Варкастер с трудом удерживал себя в сознании. Давно пришлось отказаться от поддержки Провозвестника смерти, ограничиваясь более простыми поддерживающими заклинаниями. Сложить в разуме сложную структуру Пожирателя душ, маг тоже был уже не в состоянии, по крайней мере не отказываясь от защитных заклятий.
   Ульгрим был также плох. Он не помнил чтобы когда-нибудь ему приходилось вести столь затяжные бои без каких-либо припасов или базы, на которую можно было вернуться хотя бы для краткого восстановления сил. Голод и жажда грозили вскорости прикончить грандмастера меча. Ему уже приходилось делать поправку в своих движениях на уменьшившийся вес - организм пожирал сам себя, пытаясь выдать энергию потребную хозяину. В какой-то момент у воина даже промелькнула мысль о том что было бы интересно узнать каков на вкус некромант. Отбросив эти размышления подальше, Ульгрим растянулся у очередной обсидиановой скалы, рядом с которой они сделали привал. Апатично наблюдая за мертвецами, прочесывающими местность под чутким контролем некроманта, размышляющий о собственной незавидной участи, придавленный усталостью, мечник сам не заметил как погрузился в сон.
   Многие бы с этим не согласились, но Ульгрим считал что у Варкастера множество достоинств как у человека, а не только как мага. Возможно кому-то показалось бы странным что мечник относил к этим достоинствам безэмоциональность, однако сейчас маг в очередной раз подтверждал мнение своего друга. Там где мечник сдался, погрузившись в свои переживания и отключившись, маг продолжал работать с неотступностью механизма. Убедившись что остров пуст, Варкастер отменил действие защиты, изрядно облегчив состояние своего уставшего разума. Большая часть мертвецов отправилась следом - отведя ходячие трупы подальше маг вывел их из-под действия заклинания. Сосредоточившись на ощущениях идущих от оставшихся, маг начал с помощью своих слуг методично прочесывать место где они оказались, ища уже не портальный камень, а нечто другое. Нечто что дало бы им шанс.
   Его усилия были вознаграждены через пару часов - небольшой проход ведущий под землю отыскался меж ребер вросшего в камень скелета неведомой, но воистину исполинской, твари. Заинтригованный, это был первый случай когда ему встречались подземные помещения на хтонийском плане, Варкастер лично отправился проверить что же это такое.
   Проснувшись, Ульгрим первым делом обнаружил дрыхнущего неподалеку Варкастера. Вторым что обнаружил мечник была выведенная в пыли надпись: "Не буди. Остров безопасен. Нашел шанс".
   Короткий сон хотя и не снял голод и жажду, но голову прочистил. Теперь Ульгрим ощутил укол стыда - пока он занимался самокопанием, а потом валялся в отключке, некромант нашел какой-то выход.
   Ожидая пробуждения мага, мастер меча погрузился в медитацию, пытаясь хоть как-то оптимизировать ресурсы организма, растянув время которое смог бы сохранять боеспособность.
   Однако долго ему ждать не пришлось. Не то Ульгрим проспал гораздо дольше чем ему казалось, не то Варкастер восстановился быстрее, но уже через час маг зашевелился приходя в себя.
   - С пробуждением.
   - Угу. - Некромант помотал головой прогоняя сонную одурь и выводя сознание в рабочий режим. Сегодня ему предстояло сделать то, что даже по его меркам выходило далеко за грань нормального.
   - Что ты нашел? Как мы выживем? - Ульгриму не терпелось услышать что-нибудь обнадеживающее. Следующие слова некроманта разбили надежду вдребезги:
   - Никак. Мы умрем.
   Ульгрим выругался. Красочно, грязно. Полегчало. Все-таки иногда Варкастер бесил.
   - Тогда что ты имел в виду под "шансом"?!
   - Пойдем, по пути объясню.
   Ведя друга к обнаруженному накануне ходу, некромант начал неторопливо объяснять:
   - Вчера я наткнулся на пещеру. В ней нашлась плита с хтонийскими рунами, но другими, не теми что мы находили раньше. Терять было уже нечего и я запустил прочитанное заклятие. Результат был тот же что и с порталами - я получил инструкцию по использованию магической машины.
   Варкастер помолчал, подбирая слова. Ульгрим терпеливо ждал, не прерывая мага.
   - Я бы назвал ее машиной перерождений.
   Глядя на написанное на лице Ульгрима непонимание, некромант пояснил более развернуто:
   - Она позволяет тому кто умер в ее контуре переродиться после смерти с сохранением памяти и, соответственно, личности.
   Мечник встал как вкопанный.
   - То есть ты предлагаешь...
   - Да. Умереть рядом с запущенной машиной и начать жизнь заново.
   Возможно для некроманта, который ходил за грань как к себе домой, это не было чем-то поразительным, однако Ульгрима подобное предложение ошеломило. Мечник как-то вообще не задумывался на предмет загробной жизни, а тут вдруг перерождение. Следующий его вопрос поневоле прозвучал слегка жалобно:
   - А других вариантов нет?
   - Ну я таковых придумать не смог. - Пожал плечами Варкастер.
   Какое-то время друзья шли в молчании.
   - Есть нюанс... - Варкастер начал говорить неохотно. Он долго думал, стоит ли это вообще говорить, или лучше принять решение самому. Но пришел к выводу что не имеет права принимать решение за друга.
   - Какой? - Тон некроманта заставил мечника насторожиться. Варкастер редко бывал неуверен.
   - Машина предназначена для перерождения демонов. Нет, с чьей душой работать, ей безразлично. Но вот миром возрождения является хтонийский план. Я могу сбить эту настройку - вряд ли на этом плане найдутся человеческие новорожденные, в которых мы могли бы возродиться. А если даже таковые и есть, не думаю что жить мы будем долго. Не говоря уж о возможности возродиться демоном.
   - Пока не вижу проблемы. - Ульгрим хмурился не понимая к чему клонит его друг.
   - Я не имею представления как задать в этом параметре Каирн. Мы возродимся в ином мире.
   И без того хмурый мечник посмурнел еще больше. Он уже успел представить как вырастает, восстанавливает все свои навыки, а потом находит некоторых своих "друзей" и задает им пару вопросов на тему стабильности порталов.
   - И еще, - некромант решил что если уж рассказывать, то все, - машина гарантирует возрождение, но только в пределах заданного мира. Если ты хочешь чтобы нас не раскидало по разным континентам мне придется вмешаться в процесс уже когда он будет запущен... Что естественно рискованно. Для нас обоих.
   Варкастер с неожиданным для себя волнением ждал ответа. Ульгриму порой казалось что Варкастер вычитал в одной из своих магических книг что ему нужен друг и, оглянувшись по сторонам, назначил на эту должность мечника, закрыв для себя вопрос. На самом деле это было не так. В упорядоченном и рациональном мире Варкастера, Ульгрим занимал очень важное место. И некромант дружил с ним искренне, насколько умел.
   А Ульгрим размышлял о своей жизни. Сейчас, оглядываясь назад, он внезапно понял что единственное что ему было дорого, это идущий рядом некромант. Он не создал школы боя, оставив учеников. Не обзавелся семьей. Его род погиб в катаклизме. Вся его жизнь прошла под знаменем войны, в бесконечном совершенствовании своего боевого искусства. А раз так...
   Волевым усилием успокоив мечущиеся мысли, еще раз все взвесив, воин принял решение:
   - Перерождение, так перерождение. И... то что ты хочешь, тоже делай.
   Какие риски имел в виду некромант, Ульгрим знать уже не хотел. Его разум успокаивался, впадая в некое состояние умиротворенности. Так или иначе его жизнь закончится здесь и сейчас.
   Варкастер про себя вздохнул с облегчением. Он не был уверен какой вариант выберет Ульгрим. Хотя тот, казалось бы, доверял мнению и мастерству некроманта, все же он не был магом и осознавать в полной мере возможности Варкастера не мог.
   Дальнейший путь прошел в молчании. Ульгрим с головой погрузился в умиротворенное созерцание, приняв последнее в своей нынешней жизни решение. Варкастер же в очередной раз перебирал свои действия, готовя разум к работе в экстремальном, даже по своим меркам режиме. Умерев, удержать рядом с сбой другую душу, затянув ее в иной мир, но при этом и не дав ей смешаться с собственной - это был вызов его искусству.
   Войдя в пещеру, Ульгрим с интересом осмотрелся. Помещение было небольшим, по меркам демонов, круглое, диаметром метров десять. С куполом возвышающимся примерно на половину этого расстояния. Стены из вездесущего обсидиана, с наплывами светящегося камня. Пол исчерчен совершенно непонятными мечнику фигурами. Плита с инструкциями, прочитанная Варкастером, осталась в коротком тоннеле ведущем с поверхности. Мечник заподозрил что находится в верхней половине сферы, погруженной в землю. Маг на заданный им вопрос лишь утвердительно качнул головой. Действительно, десятиметровая сфера и являлась машиной перерождения. Рабочая часть скрывалась внизу, верхняя же и являлась контуром, о котором вел речь некромант.
   - Что от меня требуется? - друзья расположились по центру помещения.
   - Снимай доспех. И не сопротивляйся.
   Ульгрим подчинился. Избавившись от доспеха, он передернулся. Ощущение, от пребывания на хтонийском плане без какой-либо защиты, было не из приятных.
   - Готов?
   - Ну насколько можно быть готовым к своей смерти. - Усмехнулся мечник. - На всякий случай. Прощай. Я рад что нам довелось сражаться вместе и горд тем что был твоим другом.
   Варкастер помедлил, пытаясь подобрать соответствующий тону друга ответ, но ничего не придумав, просто пожал плечами:
   - До встречи.
   Последним, что увидел Ульгрим, была расползающаяся под его ногами Печать поглощения.
  
  ***
  
   Тишина бывает разной. Бывает умиротворяющая, настраивающая на философский лад. Бывает гнетущая, которую никто не решается нарушить. Бывает тишина мертвая. А бывает та тишина, что устанавливается за секунду до бури, когда понятно что вот еще немного и мир взорвется шумом и грохотом разъяренной стихии. Тишина стоявшая в небольшой комнатке, вырубленной в глубине горы близ Конохагакуре но Сато, Деревни-Скрытой-В-Листве, относилась как раз к последней.
   Помещение щедро освещалось свечами, закрепленными на десятке высоких, по пояс подсвечников. Их мерцающий свет позволял оценить скудную обстановку подземного убежища: небольшой столик у стены, сейчас накрытый простыней - проступающие под той силуэты намекают на какие-то склянки и инструменты; больничная койка в центре; голые каменные стены и пол.
   В комнате находилось шесть человек. Хотя двоих из них к таковым уже наверно нельзя было отнести - две мертвых женщины, одна помоложе, другая уже в летах, распростерлись у самого выхода. Еще один человек замер у изголовья койки. Мужчина, высокий, крепкий, яркий блондин. В одной руке кунай, пальцы второй собраны в печать концентрации. Сейчас его голубые глаза напряженно отслеживали движения второго мужчины. Тот стоял у выхода, над трупами женщин. Фигура скрыта темным балахоном, на лице оранжевая маска, оставляющая открытым только единственный глаз, в свою очередь пристально следящий за первым воином. Лежащий на сгибе локтя человека в маске младенец был новорожденным сыном блондина, и сейчас занесенная над его крошечным тельцем рука с кунаем была единственным что удерживало того от атаки. Последней в комнате была женщина, что распростерлась на койке. Ее красные волосы, краса и гордость, сейчас спутались и промокли от пота. Юное и прекрасное лицо было искажено болью. В другое время она нашла бы что добавить в противостояние мужчин. Однако сейчас, ослабленная тяжелыми родами, вынужденная тратить силы на сдерживание демона, что был заточен в ее теле и чувствуя слабину рвался на волю, она могла лишь надеяться на своего мужа.
   И стоящая предгрозовая тишина пугала молодых родителей. Нет, они не боялись боя - не первый и, глядишь, не последний. Тишина пугала их совсем по другой причине. Новорожденным видите ли положено орать вступив в этот мир. Но за минуты, истекшие с момента родов, младенец не проронил ни звука. И это пугало едва ли не больше занесенного над их чадом оружия. Все что успели сказать перед смертью повитухи, это что ребенок дышит и сердце его бьется.
   Буря, которой должна была неизбежно взорваться тишина, началась с легкого, едва заметного возмущения чакры в теле младенца. Человек в маске позволил себе бросить краткий взгляд на младенца... И именно этот момент тот выбрал чтобы открыть глаза.
   "Глаза это зеркало души". Большинство скажет что это лишь красивая, хотя и заезженная, метафора. Но спросите мнение некроманта, и он вам заявит что это факт - глядя в глаза человека в момент смерти, или сразу после рождения, можно прикоснуться к той стороне.
   Будь носитель маски простым смертным, ничего бы не случилось. В конце концов он же не был некромантом. Но в прорези маски горел огнем нечеловеческий глаз. Красная радужка, сжатый в точку зрачок и три запятые, томое, вокруг него. Прославленный шаринган - сосредоточие мощи клана Учиха. Его владельцы в своей гордыне называли это додзюцу глазами Бога, заявляя что тот видит все. Так ли это, остается только гадать, но вот заглянуть в душу, запоздало вселяющуюся в ждущее ее тело, он смог.
   Магический симбионт, что по недоразумению звался глазом, послушно считал информацию и передал ее своему владельцу. Всю информацию. И разум Учихи застыл в параличе, тщетно пытаясь осознать обрушившиеся на него мысленные конструкции. Шести-, семи- и даже восьми- мерные. Заклятия магии иного мира, для которых нет и не могло быть названий, созданные великим некромантом на ходу, в попытках удержать рядом душу друга. Они сделали свое дело, но теперь разрывали на части неподготовленный разум воина этого мира.
   Возможно будь у него несколько минут, Учиха бы справился с тем что на него свалилось. Ведь не смотря ни на что, шаринган был его неотъемлемой частью, и инстинкты бы справились, отключив подведшее его додзюцу. Но в противостоянии с четвертым хокаге, Намикадзе Минато, тем кого прозвали Желтой Молнией, несколько минут все равно что вечность.
   Заметив что его враг отвлекся, блондин атаковал немедля, в который раз оправдывая данное ему цветастое прозвище.
   Раз. Техника переносит его вплотную к противнику.
   Два. Кунай вонзается в сердце носителя маски.
   Три. Другой, необычно длинный и широкий, трехлепестковый кунай сносит голову врага.
   Четыре. Руки молодого отца бережно подхватывают даже не успевший начать опускаться сверток с младенцем.
   Пять. Техника уносит Минато обратно, к койке с его супругой. Он достаточно высокого мнения о возможностях Учих, чтобы не оставаться рядом с, казалось бы, гарантированным трупом.
   Едва ли пара секунд понадобились ему для победы.
   А в эти же секунды шел другой бой. Было ли это естественным ходом вещей, или же работой машины перерождения? Варкастер так и не смог впоследствии понять. Но стоило магу наконец занять предназначенное ему тело, как его сознание принялось гаснуть. Достигнутый долгим трудом Чистый Разум отказывал, вновь ставя некроманта в зависимость от органического мозга. Слабого, неразвитого мозга новорожденного. Все усилия мага противостоять этому оказались бесполезны. Даже он имел свои пределы. Изнуренный борьбой за душу Ульгрима, переживший до этого сложные и затяжные бои, после которых так и не смог до конца восстановиться, Варкастер слишком поздно понял что происходит. Его возможности стремительно таяли. Казалось только что он не смог сложить четырехмерную схему, а вот он уже с трудом вспоминает как вообще обращаться к своей силе... Эту битву маг проиграл. Его сознание погасло.
   Те осколки личности что смогли как-то функционировать на основе столь слабого субстрата, каковым являлся этот юный мозг, не могли осознавать потерю. Но чувствуя неправильность, выразили свое возмущение единственным доступным им способом:
   - Уйаааааа!!! - Громкий вопль недовольного младенца расколол напряжение, вызывая облегченный вздох родителей. Все закончилось хорошо.
  
  ***
  
   А в нескольких километрах от скрытой в скале комнаты, происходили свои, не менее драматичные, для участников, события.
   Большой квартал на окраине Конохи. Богатый дом, в самом его центре - резиденция главы клана Учиха. Обычно спокойное место, в котором даже слуги, казалось, передвигались с достоинством аристократов. Сейчас, в весьма поздний час, его тихая атмосфера была нарушена совершенно нетипичной суетой.
   Микото Учиха, супруга главы клана, изволила рожать преждевременно. Не так чтобы очень - родов ждали через неделю, но все же. Достаточный повод чтобы слуги и ирьенины были выдернуты из постелей волей могущественного главы.
   Сам глава, Фугаку Учиха, нервно расхаживал за закрытыми дверьми спальни, где рожала его жена. Пожилой ирьенин, примчавшийся по тревоге, выставил именитого мужа, ничуть не дрогнув под взглядом красных глаз с тремя томое. И теперь один самых влиятельных людей Конохи смиренно ждал под дверью вердикта целителей. Крики его жены затихли несколько минут назад. Выглянувшая на секунду повитуха уже сообщила обеспокоенному Фугаку что с роженицей все в порядке, а младенца осматривает ирьенин.
   Наконец дверь отъехала в сторону, выпуская целителя.
   - Поздравляю, у вас сын. Крепенький малыш и никаких отклонений. Роды прошли хорошо, пусть и преждевременно.
   Глава клана почувствовал, как рушится гора с его плеч.
   - Я могу их увидеть? - На этот раз Фугаку не собирался отступать перед целителем. Однако тот не видел никакого смысла спорить.
   - Да, конечно.
   И обрадованный отец поспешил в спальню чтобы наконец увидеть своего ребенка и жену.
  
  Глава первая
   Детский мозг удивительно пластичен. Не даром говорят что не бывает бездарных детей, бывают бездарные воспитатели. Жадно изучающий окружающий его мир, маленький человечек перерабатывает огромные объемы информации, с изумительной скоростью выстраивая новые связи в мозгу. Ни один самый одаренный взрослый не сравнится в скорости обучения с ребенком. И единственным, что побуждает эти изменения, является инстинктивное любопытство. А представьте с какой скоростью развивается мозг подталкиваемый неосознаваемой памятью десятков лет жизни.
   Наруто рос странным ребенком. Он редко плакал. Заговорил рано, но при этом от него нечасто можно было что-то услышать. Внимательно изучал спокойным взглядом синих глаз все что попадало в его поле зрения. Флегматичный и погруженный в себя, Наруто не стремился общаться со сверстниками, игнорировал игрушки, предпочитая проводить время наблюдая за чем-нибудь. Прохожие на улице, птицы, облака. Казалось ребенку все равно на что смотреть. Он мог проводить так часы напролет, словно впадая в транс.
   А года в четыре в его поведении появились новые странности. Внезапно Наруто мог застыть с недоумением глядя на какой-нибудь обыденный предмет, вроде палочек для еды. Иногда Кушина, которая проводила с сыном гораздо больше времени, чем вечно занятый хокаге, ловила на себе его странный взгляд, словно на незнакомку. Память Варкастера пробуждалась.
   К счастью, не будем уточнять чьему, в этот период внимание родителей оказалось отвлеченно от Наруто. Ведь у того родилась сестра. Девочку назвали Юи. Маленький младенец оттянул на себя львиную долю заботы Кушины, ведь ее старший ребенок рано начал демонстрировать не только самостоятельность, но и разумность. В отличие от большинства детей его можно было спокойно оставлять одного. Если пообещал не выходить на улицу из сада, окружавшего их дом - не выйдет. Попросили не трогать какую-то вещь, потому что опасно - не тронет.
   Сумеречное время. Так этот отрезок своей жизни впоследствии характеризовал Варкастер. Периодические вспышки самосознания, когда он, то с удивлением смотрел на возвышающуюся над ним красноволосую женщину, то оглядывал убранство незнакомого ему дома. Но начавшийся процесс пробуждения дальше шел лавинообразно. И всего через пару месяцев, проснувшийся однажды утром мальчик, еще не успевший открыть глаза, четко осознал - "Я - Варкастер".
   Медленно спускаясь на завтрак из своей комнаты, располагавшейся на втором этаже небольшого особнячка, маг оглядывал его новым взглядом. Чистые, выкрашенные белой краской стены. Пол покрытый татами - новое слово, чьего аналога не было в его старом языке. Шкафчики, со свитками и книгами. Икебана, еще одно новое слово, на столике у окна в коридоре. Все казалось одновременно таким знакомым, он ведь прожил здесь больше четырех лет, и одновременно таким новым.
   Войдя на кухню Варкастер замер, глядя на хлопочущую у плиты женщину. Кушина Намикадзе. Мать, мама, ма. Своих родителей из прошлого мира он не помнил. Его прошлая жизнь началась примерно в двадцатипятилетнем возрасте с глядящего в лицо дула пистолета, что держал в руке капитан Перекрестка Дьявола.
   - Наруто! Что-то не так? - Обеспокоенно спросила Кушина, заметив уставившегося на нее сына.
   - Нет. Все нормально. - Слова языка, столь чужого и столь родного, вылетали легко и привычно. Варкастер отвел взгляд от женщины и забрался на стоящий у обеденного стола стул, что числился "его местом".
   Завтрак прошел в молчании. Кушина, привыкшая к неразговорчивости сына, не пыталась его нарушить. Однако это уже и не волновало ее как раньше. С год назад, не выдержав беспокойства из-за его странного поведения, родители отвели Наруто к ирьенину, специализирующемуся на детях шиноби. Тот долго изучал шоссеном его тело, особое внимание уделив голове, показывал какие-то карточки, задавая, с точки зрения Кушины, странные вопросы. И вынес вердикт:
   - У вашего сына аномально развитый для этого возраста мозг. Я такое видел у детей Нара. Некоторые странности для него - норма. С возрастом должно стать получше. - И, помедлив, добавил. - Не знаю что из него вырастет, но уверен это будет незаурядных талантов шиноби.
   Варкастер же размышлял о том что в списке важных ему людей, который раньше ограничивался Ульгримом, теперь добавилось еще две строчки, с именами родителей. Четыре года нормального детства не могли перебороть устоявшееся за десятилетия холодное и рациональное мировосприятие некроманта, но и просто выбросить из головы эти годы он тоже не мог. Услышав из соседней комнаты плач проснувшейся сестренки, он, подумав, добавил в список и ее. Хотя никаких намеков на эмоции он в ее адрес вроде и не испытывал, интуитивное понимание окружающих его людей, появившееся за эти четыре года, подсказывало что это было правильно.
   - Ма, я буду в саду! - Крикнув это ушедшей успокаивать Юи матери, Варкастер вышел из дома.
   Дом, в котором жила семья хокаге, был довольно скромен. Небольшой двухэтажный особнячок, сложенный из камня, прятался в глубине большого сада, полного деревьев, кустарника и цветов. Красная черепица на крыше, красные же наличники окон, выделяющиеся на беленых стенах. Кухня, гостиная и спальня родителей на первом этаже. На втором две комнаты для детей и домашний кабинет хокаге. В подвале еще было нечто под названием "лаборатория фуин", вотчина Кушины, но туда Наруто не пускали. Пожалуй единственным, что выдавало высокое положение владельца дома, было его расположение. Позволить себе столь обширный кусок земли в самом сердце Конохи могли не многие, и еще меньше было тех кто мог бы получить разрешение на его приобретение.
   И сейчас Варкастер направился к своему любимому месту. Сад огораживала каменная стена в два человеческих роста, и у ее юго-восточного угла была уютная лужайка, где в тени старого платана было так удобно размышлять о своем.
   С удобством развалившись на траве, маг принялся перебирать в уме то что ему было известно о новом мире.
   Известно с одной стороны было мало, с другой поразмышлять над чем тоже было. Знания Варкастера о географии ограничивались названием города, где он родился - Конохагакуре, или просто Коноха. И названием страны, довольно странным на слух некроманта, - Страна Огня. По истории, кроме каких-то мутных легенд, он также пока ничего не знал. А вот с организацией местной власти и, самым важным, местной магией, было получше.
   Местные маги называли себя шиноби и представляли, судя по рассказам родителей, парадоксальную, на взгляд некроманта, помесь воинов и магов. В Каирне маги и воины четко разделялись, здесь же, невзирая на мощь и дистанцию поражения техник, каждый должен был иметь некие базовые навыки ведения ближнего боя. Впрочем, у Варкастера было недостаточно информации о специфике здешних войн чтобы делать выводы о разумности или неразумности такого подхода.
   Магия же местная базировалась на некоей "чакре". По тем обрывочным сведениям что маг запомнил из разговоров взрослых, сила эта происходила от тела. И вот это было странно. Его сила мага была свойством души, что отлично доказывалось тем что он и сейчас ее ощущал. Привычные океаны холодной и спокойной силы Cмерти и дышащие безумием глубины Бездны были рядом - только протянись мыслью. Единственное что похожего приходило на ум, это некая внутренняя сила, о которой иногда упоминал Ульгрим. Были еще такие слова как "кеккей генкай", "тенкецу", "райтон", "катон", часто мелькавшие в разговорах о шиноби, но, хотя Варкастер и понимал их буквальный смысл, что именно они означали в контексте местной магии оставалось для него скрытым.
   За четыре года, хотя на самом деле меньше - первые года полтора памяти скрывались в тумане, он успел увидеть не так уж и много случаев применения чакры. Наиболее часто он видел так называемых Теневых Клонов - Кушина иногда использовала их на подхвате при работе по дому или в саду. Материальные, но чрезвычайно неустойчивые и туповатые копии матери всегда привлекали к себе внимание Наруто, попадаясь ему на глаза. Несколько раз он видел Хирайшин - когда отец внезапно буквально исчезал из дома, после прочтения какой-нибудь записки переданной ему запыхавшимся шиноби. Еще он однажды видел говорящую собаку - призванное существо кого-то из друзей его отца. Немного подумав, Варкастер также отнес к магии аномально высокие прыжки, когда отец или его люди одним махом перелетали не только изрядно высокий забор вокруг их сада, но и половину расстояния до стоящего в отдалении от ограды дома.
   В общем достаточно интересные возможности, которые определенно стоило изучить. Тем более что по некоторым оговоркам взрослых становилось понятно, что они видят будущее Наруто именно в пути шиноби. Что в общем-то устраивало Варкастера как нельзя лучше. Изучение и разработка новых боевых заклинаний, а потом применение этих знаний по назначению, было именно тем из чего состояла вся его жизнь, и другой он не мыслил.
   Далее шла политическая система. Во главе страны стоял дайме, которому подчинялась деревня шиноби - Варкастер знал что, по крайней мере в этой стране, та было только одна. Возможно была еще какая-нибудь аристократия, но его она волновала мало. Во главе Конохи стоял хокаге - тень огня. Намикадзе Минато, его отец. Варкастер хмыкнул, оценив везение оказаться сыном второго человека в стране. Это определенно открывало перед ним дополнительные возможности.
   Далее шли три ранга шиноби, подчинявшиеся хокаге - генин, чунин, джонин. Были еще какие-то сенины и ирьенины, но это было для мага сейчас несущественным.
   Итак, подводя итог, Варкастер пришел к выводу что нужно стать шиноби, изучить чакру и, возможно, объединить ее с имеющимися у него силами. Кстати о силах. Стоило проверить что он сейчас мог.
   Варкастер переменил позу, переходя от расслабленного лежания к сидячему положению со скрещенными ногами. Вообще-то в прошлом он предпочитал медитировать просто сидя в чем-нибудь удобном, но его новому телу такая поза, принятая у местных обитателей, уже успела стать привычной. Подивившись про себя новоприобретенной гибкости, маг погрузился в свой разум.
   И уже через минуту с его губ сорвался раздраженный выдох:
   - Хф...
   Чистого Разума больше не было. Его некогда могучее сознание, способное играючи манипулировать десятками многомерных конструкций сейчас не могло удержать даже схему заклинания первого круга. Мало того, он просто не мог вспомнить ничего сложнее второго круга. Он помнил какие заклинания знал, помнил их эффекты и какие-то нюансы применения. Но вот сами схемы от него ускользали. Мало того, покопавшись в памяти он понял что его память о поздних годах жизни выглядит довольно странно. Он помнил дословно все разговоры, помнил свои действия, помнил выводы рассуждений. Но вот сами рассуждения, логические цепочки, пути которыми он пришел к этим выводам он воспроизвести не мог.
   - Хф... - Варкастер не смог сдержать еще одного раздраженного вздоха, осознав что слабый детский мозг просто не мог думать мысли архимага. Оставалось надеяться что эта память вернется по мере роста его возможностей.
   Итак, ему нужно было восстановить навыки манипулирования заклинаниями. Для начала первого круга. Впоследствии нужно будет восстановить Чистый Разум. Конечно это займет годы, и сейчас Варкастер не взялся бы предсказывать когда вновь сможет использовать так любимых им Пожирателей душ. Однако спешить ему особенно некуда - впереди целая жизнь.
   - Нарууутооо! Обед! - Крик матери вырвал мага из размышлений.
   - Хф... - Похоже раздраженное фырканье грозило перерасти в привычку. На раздумья, которые раньше не заняли бы и нескольких минут, у него ушло полдня. Ощущать себя тупым было неприятно.
   Встав и отряхнувшись, Варкастер отправился к дому.
   После обеда, маг вернулся на облюбованное место. Но уже не один. Пойманный по пути хомячок испуганно дрожал, зажатый в детском кулачке, предчувствуя свою незавидную участь.
   После всех неприятных открытий касательно его разума, оставалось только проверить ухудшились ли его навыки контроля силы. Сосредоточившись на грызуне, Варкастер выплеснул магию в Поглощении жизни. Эта базовая техника некромантии в простейшем варианте даже не являлась заклинанием, строясь на чистом контроле.
   Многие, в том числе и Ульгрим, считали что Варкастер всегда накачивает свои заклинания диким количеством силы. На самом деле это было не так. Некромант всегда использовал ее ровно столько, сколько было необходимо в текущей ситуации. Просто, по причине того что типичным применением его навыков было массовое истребление разношерстных тварей, как раз максимальная накачка и была логичной. Однако сейчас, убивая хомячка, маг вложил в удар именно столько силы, сколько требовалось чтобы убить хомячка. Это его и спасло.
   Дикая боль охватила каждую клетку его тела. Нервы словно заменили раскаленной проволокой. Голова, казалось, взорвалась. Варкастер впился со всей силы зубами в рукав своей куртки, гася крик до приглушенного воя. Несколько последовавших за этим минут показались ему едва ли не самыми долгими за обе жизни.
   Постепенно боль начала затухать. Разжав зубы, маг с хрипом повалился на траву. Глядя слезящимися глазами в небо, Варкастер костерил себя последними словами. Как же он мог забыть. Похоже вскрылся еще один недостаток его слабого разума - он просто не мог эффективно оперировать всей своей памятью, упуская те вещи, что не были частью его повседневной действительности.
   Проводником силы мага в реальный мир служило тело. Можно сколько угодно выстраивать в уме зубодробительные конструкции, но если у тебя нет тела, способного провести силу в реальный мир, магом тебе не быть. В прошлом мире эфириал, захвативший тело Варкастера, выполнил немалую работу, подготовив то к манипуляциям колоссальными потоками энергии, в каких-то своих целях. После освобождения от духа, маг долго и тщательно изучал вопрос, досконально разобравшись что и как было тем сделано. Однако, убедившись что его тело уже и так выведено на максимально возможный предел, забросил это знание в дальний угол памяти и не возвращался к нему.
   И сейчас, попытавшись пропустить чуждую живому энергию смерти через неподготовленное детское тело, некромант, упустивший столь важный нюанс, чуть не убил себя. Единственным плюсом можно было назвать то, что это тело оказалось вообще способным к проведению его силы -трупик хомячка это наглядно доказывал.
   От печальных размышлений Варкастера отвлекла пульсирующая боль в руке. Беглый взгляд показал что гася крик он прокусил себе руку до крови, прямо сквозь рукав куртки. Раздраженно вздохнув, в который раз за этот день, маг уже было направился к ближайшему кусту роз, но на полпути остановился. Недавно приобретенная интуиция подсказывала что высушивать цветы, на разведение которых Кушина потратила немало времени, не лучшая идея. Издав еще одно раздраженное фырканье, Варкастер побрел к дальнему от него краю сада - там под забором был клочок какого-то бурьяна, чудом избежавший внимания его матери.
   Глядя на медленно желтеющие заросли колючек, чувствуя как столь же медленно заживает его рука, под действием тоненького ручейка жизни, вытягиваемого из растений, и игнорируя боль от проходящей через его тело магии, гораздо более слабой чем в случае с хомяком, Варкастер подводил итоги.
   Его сила при нем, но воспользоваться ей он толком не сможет. Слабое тело и слабый разум потребуют долгой работы, прежде чем удастся показать что-то стоящее. Итак ему нужно: стать шиноби, разобравшись в местной системе магии. Пополнить знания о мире, где он переродился. Восстановить возможность использовать первый и, возможно, второй круг заклинаний. После чего перейти к развитию Чистого Разума. Натренировать тело использовать магию, в начале смерти, а потом и более ядовитую, Бездны. И найти Ульгрима. Варкастер пока не знал как подступиться к последней задаче, но был уверен в своем искусстве и считал что тот родился или в Конохе, или где-то неподалеку.
   Список задач, состоящий в основном из преодоления собственной убогости, вызвал у мага очередной раздраженный фырк. Однако раздражение не могло помешать некроманту немедленно начинать воплощать планы в жизнь, с присущей ему методичностью.
   Долечив руку и замыв кровь на рукаве водой из бочки, используемой Кушиной для полива цветов, маг вернулся в дом. Удерживая напитку тела толикой силы смерти, он направился к книжным полкам в гостиной. Боль, вызываемую магией, Варкастер игнорировал - она надолго станет его спутницей. Тренировки по развитию проводимости тела заключались именно в различных сценариях насыщения того чуждой ему силой.
   - Хн... - Стоило магу развернуть, взятый с нижней полки первый попавшийся свиток, с его губ сорвалось очередной раздраженный выдох. Первый же план пополнения знаний разбился о препятствие - его еще не учили читать.
   Поразмышляв, Варкастер не стал изобретать ничего хитрого. Кушина нашлась на кухне, занятая приготовлением ужина.
   - Мам, - убедившись что привлек внимание женщины, маг выложил на стол взятый с собой свиток и сходу выдал, - научи меня читать.
   Кушина в удивлении смотрела на своего сына. Хотя на взгляд постороннего он выглядел как обычно спокойно, родная мать заметила что тот сильно чем-то раздражен. А еще это был едва ли не первый раз когда тот просил о чем-то серьезней чем передать блюдо с другого конца стола.
   - Это довольно сложно, думаешь справишься? - Она с улыбкой склонилась к ребенку, казалось вылезшему из своей скорлупы.
   - Да. Я умный. - Столь категоричное и непосредственное заявление вызвало тихий смешок и умиленную улыбку у матери.
   - Тогда займемся этим сразу после ужина! А пока, верни, пожалуйста это на место, - Кушина с улыбкой кивнула на свиток "Список металлов и сплавов, потребный в изготовлении чакропроводящей стали", что притащил с собой Наруто, - учиться мы будем по другой книжке.
   Удовлетворенно кивнув, Варкастер выполнил просьбу матери и поднялся в свою комнату. До ужина он еще успеет потренировать удержание трехмерных схем.
  
   В этот день Минато Намикадзе для разнообразия успел вернуться домой перед ужином. Пусть и всего за пару минут, но даже это было редкостью. И теперь, облокотившись на стену, он с улыбкой смотрел как его жена накрывает на стол, что-то напевая себе под нос, явно чем-то обрадованная.
   - Случилось что-то хорошее?
   - О, Минато! Ты успел! - Кушина обрадовано улыбнулась мужу. Похоже этот день будет самым удачным за долгое время. - Представляешь, Наруто попросил научить его читать...
   По-прежнему с улыбкой слушая щебетание своей супруги, в красках расписывающей Наруто в тот момент, хокаге про себя горько вздохнул. Совсем не так он представлял себе отцовство. Минато просто не знал как подступиться к сыну, с чего начать общение. Замкнутый и бесконечно спокойный, сын не хотел ничего, чем интересовались обычные дети. Его не получалось заинтересовать игрушками или сладостями, он не реагировал на попытки отца втянуть того в нехитрые игры.
   А на службе царапали сердце радостные рассказы Фугаку, о том каким непоседой растет его младшенький...
   Ужин прошел в неторопливом разговоре - Минато рассказывал супруге свежие новости из канцелярии хокаге. Однако на этот раз он обратил внимание на то, что их обычно рассеянный сын внимательно прислушивается к разговору, явно пытаясь понять о чем речь.
   А после ужина, когда Минато расположился в своем кабинете, рассчитывая еще кое-что закончить перед сном - к нему зашел привычно серьезный сын и сходу заявил:
   - Я хочу стать шиноби. С чего начать?
   И чувствуя, как невольно улыбается, Намикадзе подумал что не все так плохо, как ему казалось.
  
  ***
  
   - Хф... - Раздраженный фырк за прошедшие полгода прочно обосновался в речи Варкастера.
   В принципе его дела шли неплохо. Он уже уверенно мог держать в уме самое простое заклинание какое знал - базовую версию Проклятья слабости. Тренировки по повышению проводимости тела тоже давали результаты, хотя использовать то самое Проклятье, он бы пока поостерегся. Читать он научился без труда и уже захламил самыми разными книгами свою комнату, вызывая у родителей оторопь скоростью поглощения новой информации и интересом к совсем недетским темам, вроде истории и географии. Поначалу Кушина попыталась подсунуть ему сборник сказок, но получила в ответ столь уничижительный взгляд, что зареклась предлагать сыну детские книжки. Тренировки шиноби тоже продвигались, хотя тут он затруднялся оценить свой прогресс, опираясь только на заверения отца что все отлично.
   На следующий же день после его просьбы, Минато развил бурную деятельность, затягивая в эту круговерть и ребенка. После непродолжительных споров, у Кушины был отвоеван уголок сада. Там, обрадованный тем что сын сам обратился к нему за помощью, родитель споро оборудовал небольшую тренировочную площадку - турник, брусья, грубо сделанные мишени. Варкастер не ожидал столь резкого отклика на свой вопрос - в конце концов хокаге довольно занятой человек. Но видимо опять сработал какой-то, ускользающий от него, нюанс межличностных отношений, столь раздражающих своей нелогичностью, и тот отбросил все дела, какие мог. Так или иначе маг покорно следовал за отцом, помогая тому корчевать кусты или сколачивать мишени.
   А Минато, хотя его сын и оставался, как обычно, молчалив и флегматичен, был рад - наконец-то они что-то делали вместе и он начал по-настоящему чувствовать себя отцом. А первые же данные им Наруто уроки еще больше повысили его настроение. Сын слушал его внимательно, занимался прилежно и сосредоточенно, проявляя несвойственную детям способность к концентрации. В его голове возникла и начала укрепляться мысль что подобный склад характера может иметь весьма серьезные плюсы в развитии будущего шиноби.
   Пока Варкастер не понимал смысл тренировок. По большей части они сводились к комплексам общефизической подготовки и метанию макетов холодного оружия, различного вида. На вопрос же о чакре, Минато ответил что для работы с ней еще рано. Маг спорить не стал - местному бойцу немалого ранга виднее с чего начинать развитие. Однако не упустил возможности выпытать у того подробности об этой, с его точки зрения, аномалии.
   Как выяснилось, в теле каждого шиноби есть некий очаг, способный вырабатывать чакру, наполняя ей чакросистему, по принципу организации напоминающую кровеносную, хотя и совершенно с той не связанную. У Наруто этот очаг тоже был, но пока спящий. Его нужно будет пробудить позднее. Также Варкастер узнал о тенкецу - точках выхода чакры из тела. Техники шиноби строились либо на манипуляциях чакрой внутри своего тела, с целью его усиления, ускорения или еще чего-то подобного, либо на выбросе ее вовне через тенкецу и формировании из этой энергии того или иного заклинания-техники. Для создания заклинаний использовались ручные печати - хитрые фигуры выкручиваемые пальцами. Они позволяли определенным образом подготовить чакросистему к использованию конкретной техники, облегчая контроль.
   Идея печатей сразу вызвала у Варкастера неприятие. Ему, привыкшему тасовать заклинания со скоростью мысли, сама идея опираться на движения тела казалась нелепой. Маг предполагал что у местных просто плохой, в сравнении с ним, контроль, что и вынуждает их пользоваться подобными костылями. В таком случае он получает серьезное преимущество - обходясь разумом там, где местные крутят мудры из пальцев. Однако пока предположение подкрепить было нечем, и он держал свое мнение при себе, послушно выполняя упражнения на развитие гибкости пальцев, что показал ему отец.
   В общем-то, все шло неплохо. Кроме одного.
   Обрадовавшись что их сын словно проснулся от спячки, родители загорелись мыслью что ему нужны друзья. И в доме периодически начали появляться гости. С детьми.
   О, радостно что-то лопочущие, или даже связно предлагающие пойти покидать кунаи, детишки доводили мага просто до исступления. Ну, насколько столь громкое слово применительно к тусклым эмоциям некроманта.
   Он бы с радостью их всех поубивал, но даже без интуиции было понятно что это плохая идея. Объяснить родителям что его список друзей и так вдруг разросся в четыре раза, к чему все еще приходилось привыкать, тоже не представлялось возможным.
   Единственным способом справиться с детишками, было полное игнорирование. Стоило на пороге появиться очередным гостям, некромант садился в позу лотоса, начисто игнорируя все попытки общения и делая вид что медитирует. Детям быстро надоедало его тормошить и они уходили к взрослым или переключались на свои детские игры.
   На этот раз причиной его недовольства был Саске Учиха. Сын главы клана и закадычной подруги Кушины. От родителей Варкастер уже не раз слышал насколько тот непоседливый и развитый не по годам. И теперь мрачно предчувствовал что избавиться от того так просто не удастся.
   И похоже его предчувствия начинали сбываться. В гостиную, где он сейчас сидел на полу, над очередной книгой, Кушина ввела высокую, черноволосую и черноглазую женщину в кимоно и накинутом поверх классическом хаори. Рядом с женщиной с независимым видом вышагивал столь же черноволосый и черноглазый мальчишка, одетый в темные футболку и шорты - на дворе стоял разгар лета.
   - Наруто, познакомься, это Саске-кун. - Мальчишка с ухмылкой вышел вперед, гордо скрестив на груди руки. - Не хочешь показать ему вашу тренировочную площадку?
   Кушина ожидала ответ с некоторой обреченностью. Она уже не надеялась, что их замкнутый сын захочет с кем-то общаться. И тем неожиданней стал для нее ответ.
   - Ладно.
   - Йо, пошли, покажешь, что где тут у вас... - Не теряя времени Саске ухватил Наруто за руку и потащил в сад.
   С некоторой оторопью глядя вслед несопротивляющемуся такому произволу сыну, Кушина даже не знала что и думать.
   Что заставило Варкастера вдруг сдаться? О, все очень просто. Когда Саске складывал руки, его пальцы просигналили "за мной". Тем знаком что был известен лишь двоим. Ему и Ульгриму.
   Выйдя из дома, Саске оглянулся по сторонам и, найдя взглядом кусты погуще, потащил к тем по-прежнему несопротивляющегося Наруто. Забравшись подальше в заросли, Учиха обернулся на сына хокаге.
   Мальчишка, лет пяти, одетый в белую футболку и зеленые шорты. Яркие синие глаза, что сейчас спокойно глядели на Саске, волосы цвета золота - как у отца. Лет через пятнадцать наследник хокаге грозил вырасти в красавца, сражающего юных куноичи штабелями. Хотя, если он прав насчет того кто засел в этой блондинистой голове... Куноичи ничего не светит.
   - Привет Варкастер... - Слова чужого для этого мира языка, казалось, царапали глотку не привыкшего к ним нового тела Ульгрима. Произнеся приветствие, он впился взглядом в глаза Наруто.
   - Привет. - Ответ, данный на том же языке, заставил Учиху облегченно выдохнуть. Хотя, впервые услышав описание странностей в поведении сына хокаге, Ульгрим сразу заподозрил в том своего друга, а увидев мальчишку лично, еще больше утвердился в этом мнении, но полной уверенности у него до последнего момента не было.
   Откинувшись на ветки, черноволосый мальчишка издал несвязный, но полный радостного торжества вопль. У них все получилось. У Варкастера получилось. Только сейчас, обнаружив своего друга, также благополучно переродившегося, Ульгрим наконец смог полностью поверить в то что произошло. Он умер и родился заново. Самим собой.
   Варкастер хотя и не испытывал желания кричать, тоже был рад. Один из намеченных им планов выполнился сам собой и теперь его друг снова рядом.
   Немного отойдя от радости, Ульгрим перешел к делу. Зная асоциальную натуру мага, он волновался о некоторых вопросах.
   - Как уживаешься с родителями? - Ульгрим продолжил разговор на старом языке. Даже если кто-то и мог их услышать, в этом возрасте они спокойно отбрехаются детскими играми. А вот узнай кто содержание разговора... Возникли бы сложности.
   - Нормально. - Наруто пожал плечами.
   Саске недоверчиво на него посмотрел.
   - Что, вот прямо совсем нормально?
   - Да. За годы до того как осознал себя, успел привыкнуть.
   Учиха облегченно выдохнул. И поспешил задать следующий вопрос:
   - Надеюсь не пытался им рассказать о том кто ты?
   Вообще-то Варкастер обдумывал такой вариант, однако прямо сейчас это ничего бы принципиально для него не изменило, а понимание собственной слабости в предсказывании поведения людей удерживало от подобного шага. Однако в перспективе...
   - Нет. Пока отложил этот вариант.
   Ульгрим нахмурился, похоже он успел вовремя.
   - Наруто, - в ответ на косой взгляд некроманта, мечник пояснил - Привыкай, теперь это твое имя. И я тоже тебя так буду звать.
   - Так вот, - Саске вернулся к тому что хотел сказать, - никогда и ни при каких условиях не признавайся родителям о том кто ты есть. А лучше вообще никому. В самом крайнем случае, если не останется других вариантов, соври, что в тебе проснулась память о прошлой жизни или еще что-то в таком духе. Но никогда не давай им понять, что ты ассоциируешь себя в первую очередь с некромантом Варкастером.
   - Почему? - маг вполне доверял Ульгриму и собирался следовать его совету, но хотел попытаться все же понять.
   Учиха поморщился.
   - Мне трудно объяснить, но... Скорее всего они тебя возненавидят. Так как если бы ты убил их ребенка.
   - Я никого не убивал - это тело предназначалось для моей души.
   - Ты это знаешь, я это знаю. Но им ты это объяснить не сможешь. Для родителей ребенок их продолжение, воплощение надежд. Узнать что вместо этого в его теле сидит мрачный маг из иного мира...
   - Ладно, так и сделаю. - Варкастер уловил в общих чертах что имел в виду Ульгрим и, хотя ему это казалось нелогичным, принял такое объяснение.
   - Как твоя магия?
   - Хф...
   Варкастер вкратце рассказал Саске-Ульгриму о своем состоянии и успехах. Одобрительно покивав, Учиха спросил:
   - Знаешь что такое кеккей генкай?
   - Нет, хотя слово слышал.
   - У некоторых кланов есть особые способности, позволяющие им делать вещи недоступные остальным. Они и называются кеккей генкай - улучшенный геном. К примеру, у моего клана это волшебные глаза - шаринган.
   Услышав это, Варкастер с интересом уставился в черные глаза Саске.
   - Не вижу ничего волшебного.
   - Еще бы, - Учиха усмехнулся, - их надо будет еще пробудить, вроде того же как с очагом чакры.
   - И что они тебе дают?
   - Многое: способность предсказывать движения противника, ускорение мышления, абсолютную визуальную память, - Ульгрим узнав о таком бонусе, что ему выпал в этой жизни, разве что не облизывался, нетерпеливо ожидая когда додзюцу заработает, - и другие похожие преимущества. В общем вещи крайне полезные для меня. Есть еще какие-то особые техники, но мне про них пока ничего не рассказывают.
   Варкастер удовлетворенно кивнул, его друг переродился очень удачно. Подобные возможности должны поднять его мастерство на новый уровень.
   - Но я спросил про кеккей генкай не потому что хотел похвастаться глазами. Видишь ли, иногда появляются новые виды генома. А так как никто не понимает как те работают, кроме их носителя...
   Варкастер сходу ухватил мысль:
   - Предлагаешь им объяснить мою магию?
   - Ага.
   - Слишком большое разнообразие техник по-моему получится, - немного подумав выдвинул возражение Варкастер, - но мысль хорошая. Я поразмышляю над этим.
   - Поразмышляй. Главное дождись пока пробудишь очаг чакры - активный кеккей генкай без чакры будет слишком странным.
   Кивнув, Варкастер счел нужным поинтересоваться:
   - А как у тебя дела с восстановлением навыков?
   Тут настала очередь Учихи раздраженно вздыхать.
   С одной стороны ему повезло больше чем Варкастеру. Хотя мечник тоже пострадал от ослабления собственного разума, его способности не требовали столь изощренного интеллекта. Да, ему тоже приходилось с нуля восстанавливать возможности тела, но необходимые для этого тренировки на данном этапе совпадали с тренировками шиноби. Да и позднее эта ситуация изменится не сильно - и искусство шиноби, и мастерство мечника требовали в первую очередь все того же развития тела. Шаринган же и чакра открывали перед ним новые горизонты, причем Ульгрим не видел препятствий в интеграции тех со своим стилем.
   Главной проблемой был как раз стиль. Во-первых, никто в здравом уме не позволит ребенку ставить себе стиль боя по собственному разумению. Какую бы одаренность и даже гениальность тот не демонстрировал. Конечно мечник нашел бы веские аргументы в пользу превосходства его навыков. Тем самым с головой выдавая опыт бесчисленного количества схваток. Во-вторых любой мастер, поглядев на движения Ульгрима, быстро бы разглядел за ними тот же опыт боев. Подобные знания и навыки никаким кеккей генкай не залегендируешь.
   Вот и получалось, что придется Ульгриму изучать клановый стиль рукопашного боя Учих, да потихоньку восстанавливать некоторые внутренние техники, вроде Пневматического взрыва. Хорошо хоть удалось зарекомендовать себя как талант в области кендзюцу - родители уже пообещали ему подобрать соответствующего учителя. Восстановление же своего стиля придется отложить до начала более-менее самостоятельной жизни.
   Они проговорили еще некоторое время, обмениваясь информацией о чакре и окружающем мире. В какой-то момент Варкастер узнал от Ульгрима об академии шиноби, в которой им предстояло начать учиться через несколько лет. Идея обучения вместе с целой толпой детишек вызвала у него отторжение. Однако стоило ему негативно высказаться об этом, как Ульгрим возразил:
   - Ты конечно можешь попытаться уговорить отца организовать себе индивидуальную программу, хотя, поверь моему опыту, он не согласится, но тем самым настроишь многих против себя.
   - Каким образом?
   - Люди не любят тех кто выделяется. А ты со своей манерой поведения выделяться будешь очень сильно. Плюс то что ты теперь сын важной шишки, плюс твой, - Ульгрим хмыкнул, - грядущий кеккей генкай, - в общем причин недолюбливать тебя люди найдут много. Не стоит давать им еще одну. В конце концов здесь и сейчас ты не могущественный архимаг, способный поубивать всех вокруг.
   Последнее напоминание вызвало у Варкастера очередной раздраженный вздох, однако своя логика в словах друга была. Так что маг пообещал себе над этим подумать.
   Их разговор завершился когда Микото Учиха позвала сына - им пора было уходить.
   - Ну как тебе Саске? - Проводив подругу, Кушина горела нетерпением порасспросить своего сына - тот впервые так долго общался с кем-то посторонним.
   - Хорошо, - Немного подумав Варкастер счел нужным добавить, - мы подружились.
   - О, - слова сына привели куноичи в восторг. Наконец-то ее сын с кем-то сошелся, - и о чем вы говорили?
   - Обсуждали чакру. Мам, время тренировки, - Варкастер не горел желанием отвечать на расспросы, а распорядок занятий он действительно старался не нарушать.
   - Тогда беги, конечно! - Отпустила сына Кушина.
   Тем временем на улицах Конохи, недалеко от дома хокаге, другая мать задавала сыну очень похожие вопросы:
   - Как тебе Наруто? - Микото с улыбкой посмотрела на сына.
   - Он клевый, мы подружились.
   - Клевый? - То что подруга рассказывала о своем сыне никак не соответствовало этому слову. Ответ сына настолько удивил ее, что она даже не сделала ему замечание за неподходящий одному из наследников клана лексикон. - Я думала что он странный.
   - Он просто очень умный. Ему с людьми не интересно.
   - Вот как, - удивленно протянула Микото, - а что ему интересно?
   - Чакра. Вот увидишь, из него вырастет величайший шиноби этого мира.
   Учиха ухмыльнулся, представив что будет, когда Варкастер восстановит все свои возможности, к которым добавятся навыки шиноби, оттачиваемые годами. Он еще заставит этот мир вздрогнуть.
   - Что, даже сильнее тебя? - Мать знала о высоком мнении ее сына о себе, и не могла не подколоть того. Но вот ответ ее удивил.
   - Сильнее. Мам, пошли мороженого поедим?
   В отличие от Варкастера, Ульгрим наслаждался вторым детством. Да, пусть на сыне главы клана было множество ограничений, пусть его тренировали с самого детства. Но это все же было прекрасное время, когда можно заниматься ерундой, трескать сладости и не переживать о множестве вещей, о которых вынуждены думать взрослые. А что касается тренировок, то его прошлое детство было гораздо менее свободным - от ребенка, на которого еще до рождения было потрачено целое состояние, требовали колоссальной отдачи. Учихи были гораздо мягче. Так что сейчас великий мечник весело насвистывая вел задумавшуюся о чем-то мать в кондитерскую клана Акимичи и прикидывал, сколько порций мороженого ему съесть? Две или все же три?
  
  Глава вторая
   - Наруто, просыпайся! - Тихий голос матери разбудил Варкастера посреди ночи.
   Открыв глаза и окинув взглядом куноичи, маг понял, что размеренный ритм жизни, к которому он уже успел привыкнуть, явно будет нарушен. Насколько он мог судить в лунном свете, что падал в окно, Кушина была одета в стандартную форму шиноби - темные штаны и куртка, накинутый поверх зеленый жилет джонина. Варкастер впервые видел мать в подобной одежде. Она предпочитала яркие платья или футболки в сочетании с обтягивающими брюками. Ее обычно распущенные красные волосы были собраны в косу и как-то увязаны у шеи.
   Увидев, что сын проснулся, Кушина выдала указания:
   - Быстро собирайся и спускайся вниз. Нас ждет небольшое путешествие на природу.
   - Понял.
   Уже ничуть не удивляющаяся спокойной реакции сына, куноичи поспешила в соседнюю комнату - забрать дочь.
   Вскочив, маг начал споро одеваться во что-то, наподобие той же формы что была на матери, за исключением жилета. Эта одежда представляла собой так называемый "детский" вариант одежды шиноби. Он шился из той же ткани что и обычная, непромокаемой и прочной, но не имел специфических внутренних слоев, вроде чакропроводящей металлической сетки. Завершил облачение Варкастера небольшой, под детскую руку, нож в ножнах у пояса - подарок отца на шестилетие. Варкастер еще в прошлом мире ценил хорошее снаряжение. Минато, случайно узнавший эту маленькую слабость сына, теперь регулярно баловал того подарками подобными этому ножу или одежде.
   Спустившись вниз, маг увидел стоящего в освещенном холле шиноби, одетого в ту же форму что и Кушина. Довольно высокий, с каштановыми волосами, прикрытыми синей банданой, тот перекатывал в губах стальной сенбон - метательную иглу.
   - Привет, Наруто. - Поздоровался шиноби.
   - Привет.
   Ширануи Генма был одним из телохранителей его отца и Варкастер его знал, хотя общаться и не доводилось.
   - Тебе сегодня придется на мне покататься.
   Шиноби повернулся, и маг увидел закрепленную на его спине ременную обвязку.
   - Это обязательно? - Перспектива не вызвала у Варкастера восторга.
   - Да, нам надо будет двигаться быстро, ты не сможешь за нами угнаться. - Ширануи виновато улыбнулся.
   Дальше Варкастер не спорил. Быстро разобравшись с ремнями, он закрепился на спине присевшего шиноби, лицом к нему. Как только он закончил, сверху спустилась мать, несшая в аналогичной обвязке Юи. Убедившись что ее сын сделал все верно, Кушина перебросила через плечо довольно тощую сумку, что лежала здесь же, и вышла из дома, бросив:
   - Мы готовы.
   Генма двинулся следом.
   В саду к ним присоединилось еще двое шиноби: Намиаши Райдо - шатен с изуродованным шрамом лицом, чью буйную шевелюру удерживала повязка с протектором - стальной пластиной со знаком Конохи; и звероватого вида мужик с бородкой клинышком - Татами Иваши. Первый также был джонином, второй чунином. Вместе с Генмой они и составляли весь отряд телохранителей хокаге.
   Варкастер заинтересованно прищурился. Интересно, все телохранители здесь. С хокаге что-то случилось? Нет, они слишком спокойны. Значит, он их сам отослал на защиту семьи. Защиту от чего? Учитывая, что они уже бежали по безлюдным ночным улицам к стене, которая окружала Коноху, скорее всего опасность внутренняя, иначе бы они не стремились покинуть селение. Какая-то политическая интрига? Вероятно. А учитывая спокойствие телохранителей и Кушины, а также хоть и внезапные, но не слишком поспешные сборы, инициатором интриги был как раз его отец. И сейчас он просто выводил семью из-под возможного удара. Придя к таким выводам, довольный Варкастер приготовился наблюдать за происходящим.
   Они быстро промчались по городу, и вышли к воротам. Те достигали почти десятиметровой высоты, оставаясь при этом врезанными в стену - та была раза в два выше. Ворота, по ночному времени, были закрыты.Почему-то рядом не было охраны. Снята приказом хокаге?
   Варкастер с интересом следил за манипуляциями матери, что уверенно подошла к месту смыкания створок. Небольшая вспышка, какие-то светящиеся в ночном воздухе символы - из-за спины Кушины ему мало что было видно - и ворота совершенно бесшумно раскрываются на расстояние достаточное, чтобы они могли пройти. Стоило небольшому отряду покинуть город, створки ворот также бесшумно сомкнулись за их спинами.
   Очень любопытно. Судя по всему, Варкастер видел в действии силу фуиндзюцу - техники печатей. Он уже знал, что его родители, особенно Кушина, считались признанными мастерами в этом направлении искусства шиноби. А направление это было ему очень, очень интересно. Ведь фуиндзюцу строилось на схемах и символах, что перекликалось с магией самого Варкастера.
   А меж тем отряд уже мчался по лесу. Но мчался не по земле. Шиноби ловко перепрыгивали с ветки на ветку, быстро перемещаясь меж исполинских деревьев. Варкастер с интересом оглядывался по сторонам. Он впервые оказался за пределами селения и теперь рассматривал огромные деревья, чья высота измерялась десятками метров, а листья могли быть с ладонь. Ветки их были столь широкие, что на них, порой, свободно могли стоять два человека. Маг уже знал, что благодарить за подобную флору нужно первого хокаге. Хаширама Сенджу имел кеккей генкай, дающий ему возможность управлять ростом растений, и теперь на несколько дней пути вокруг Конохи рос лес гигантов.
   Однако в темноте много не разглядишь, так что это занятие быстро наскучило магу. Поразмыслив, тот решил потренироваться в контроле магических схем. Мотание вверх-вниз на спине прыгающего по веткам шиноби создавало дополнительную сложность, что могло быть полезно.
   - Наруто, ты в порядке? - Генма забеспокоился - мальчик уже минут десять висел на спине совершенно неподвижно, хотя до этого активно крутил головой. Ответ едва не заставил его оступиться при очередном прыжке.
   - Я медитирую. Не мешайте.
   Дальше шиноби вез сына своего шефа молча. Давая ему это задание, тот, как-то ехидно улыбаясь, отметил чтобы он не удивлялся поведению Наруто. И теперь джонин потихоньку начинал понимать, что же хокаге имел ввиду. По ближайшему окружению Минато конечно ходили некоторые слухи об этом необычном мальчике, но реальность все равно оказалась неожиданной.
   Остановились они вскоре после рассвета. Их целью оказалось небольшое подземное убежище - довольно длинный коридор, ведущий от поверхности, четыре комнаты и еще один коридор, ведущий глубже, где, по словам Генмы, был выход к подземной реке - источнику воды. Река же могла служить путем бегства - ниже по течению она вырывалась на поверхность. Вход в это подземелье был замаскирован под сплошную скалу, что открывалась с помощью фуиндзюцу.
   Вообще в этот день Варкастер увидел больше проявлений этого любопытного искусства, чем за всю предыдущую жизнь. Стоило им остановиться, как шиноби начали обустраиваться в каменных стенах, где было лишь несколько грубо сработанных коек для сна, да очаг в одной из комнат. Из сумки, что несла Кушина, появились длинные исчерченные символами и схемами свитки. С некоторой оторопью маг наблюдал как та прикладывает к ним руки, предварительно раскатав свитки по полу, и из ниоткуда, с тихим хлопком, начинает появляться все необходимое для комфортной стоянки. Спальные мешки, керосиновые лампы, посуда и топливо для очага и еще множество мелочей, что выдавали тщательную предварительную подготовку. Добил мага короб, от которого потянуло так знакомым ему запахом свежеприготовленной стряпни Кушины. Как только они вернутся, он насядет на мать с вопросами об этом искусстве.
   Время под землей тянулось медленно. Варкастер успел поесть, поспать, добирая недостаток ночного сна, снова поесть и теперь сидел на одной из коек в комнате с очагом, пытаясь гонять по телу листик, прихваченный с поверхности еще при спуске. Это было одно из базовых упражнений на контроль чакры. Очаг он пробудил месяц назад и сейчас с упоением изучал свои новые возможности.
   Хотя пока изучать было не особенно много чего. Надежды Варкастера на то, что местные пользуются печатями только из-за плохого контроля, фактически не оправдались. Да, ему явно будет проще, чем другим шиноби, не говоря о сверстниках, за счет немалого опыта работы с различными энергиями. Однако чакра оказалась весьма неподатливой манипуляциям силой. А знак концентрации, единственный, что ему пока показали, действительно облегчал дело весьма заметно. И сейчас, одной рукой собрав этот знак, и глядя на листик, лежащий на второй руке, маг пытался выпускать чакру из тенкецу таким образом чтобы она сдвигала тот в желаемом им направлении.
   - Наруто, принеси, пожалуйста, еще топлива. - Кушина знала, что ее сын не любит, когда прерывают его тренировки, но не могла отлучиться от очага, на котором доходил суп. Что же касается других шиноби, их задачей было нести охрану.
   Чуть поморщившись, маг кивнул и направился к выходу из комнаты. На ходу он ускорил ток чакры в чакросистеме - еще одна тренировка. Подобное ускорение было основой усиления тела шиноби. При этом он продолжал напитывать тело силой Смерти. Выходя в коридор он как раз размышлял над интересным моментом. Вообще насыщение тела этой силой давало ему некоторые преимущества само по себе - оно становилось менее чувствительным к боли и повреждениям. Однако маг заметил, что чакра каким-то образом взаимодействует с силой Смерти, усиливая этот эффект. Пока ничего радикального он извлечь из этого не может, но...
   Размышления некроманта были грубо прерваны, он успел заметить краем глаза размытое движение, а в следующий момент на его затылок опустилось что-то твердое. Обмякшего ребенка подхватили и прижали к груди. Характерные выпуклости подсказали магу, что нападавшей была женщина.
   - Тревога! - Неожиданно вышедший в коридор из другой комнаты Генма смешал планы налетчиков.
   Похитительница, прижимая к себе Наруто, одним движением отпрыгнула к спуску вниз, ловко отбив кунаем выплюнутый в нее телохранителем сенбон и несколько выпущенных им же сюрикенов.
   Неизвестная куноичи, что приложила его, била аккуратно, так чтобы вырубить ребенка, но не причинить ему серьезного вреда. Однако накачки Смертью и чакрой, которую удерживал в тот момент маг, хватило, чтобы превратить потерю сознания в краткую дезориентацию. И сейчас быстро очухавшийся некромант готовился к первому в этой жизни бою.
   Бросив сквозь чуть приоткрытые веки взгляд на окружающее, маг оценил диспозицию. Пока он приходил в себя, в коридоре стало тесно. Откуда-то появилось еще двое шиноби. Все, что про них мог сказать маг, это что те одеты в черное - большего в постоянно движущихся в вихре ударов фигурах он не мог разглядеть. Один из новоприбывших схватился с Генмой, второй с выскочившим на тревогу Намиаши. Третьего телохранителя видно не было. Напротив куноичи, что держала Наруто, застыла Кушина, чья фигура и привлекла основное внимание мага. Такой он ее еще не видел - лицо искажено гримасой ярости, казалось, приобретя черты какого-то зверя. Тело было охвачено странной оранжевой дымкой. Некромант без труда ощутил так и прущую от фигуры его, обычно спокойной и веселой, матери силу. Могучую, яростную и злобную. В довершение картины из спины Кушины вырывались четыре светящиеся золотом цепи, явно магического происхождения. Похоже, все, что сдерживало куноичи от атаки, это кунай, что нападавшая держала у горла мага. Кажется, пора и ему внести свою лепту в веселье.
   Смерть вырвалась из тела ребенка Поглощением жизни, бесшумным и незримым. Пара мгновений и невероятная слабость заставляет похитительницу выронить кунай и ребенка. Тот, оказавшись на полу, не теряет времени и перекатом заваливается в угол коридора - чтоб не затоптали. Еще не успев вскочить на ноги, некромант чувствует смерть - мать не упустила возможности. Золотые цепи врезались в тело ее противницы и впечатали то в стену с такой силой, что та треснула. Не отвлекаясь на разглядывание трупа, некромант ловит взглядом фигуры, что сражаются с телохранителями его отца. Вот одна отскакивает, разрывая дистанцию. Что хочет нападавший, сложить технику, оглядеться? Неважно, дав возможность некроманту выцепить себя в вихре схватки, он тут же получает в спину Проклятье слабости. На какие-то секунды шиноби начинает чувствовать себя так, словно схватка идет уже не меньше часа. Руки наливаются свинцом, движения замедляются. Пара секунд и сила Бездны, что дотянулась до воина по воле некроманта, развеялась бы, но Генма не упускает неожиданной заминки в действиях врага - стремительный обмен ударами и тот оседает на пол, булькая перерезанным горлом. Оставшийся в одиночестве противник долго не протянул - те же цепи Кушины обмотали его ноги, заставляя потерять равновесие и подставиться под удар мечом, которым орудовал Намиаши.
   Схватка заканчивается неожиданно, вот еще в коридоре стоял звон и крики, а вот на поле боя опускается тишина. Но долго она не продлилась. Кушина бросилась к сыну, опускаясь перед тем на колени.
   - Наруто! Ты в порядке?! - Взгляд матери шарил по фигуре сына, выискивая раны... А еще страх. Кушина знала, что такое жажда крови демона, что был заключен в ее теле, и теперь ее сердце сжималось, ожидая реакции ребенка, впервые с той столкнувшегося.
   - Да. Что за силу ты использовала? Я тоже так хочу. - Ответ ребенка вызвал у Кушины облегченный смех. Ее сын остался непрошибаем даже для биджу.
   - Боюсь, у тебя так не получится, - Кушина с улыбкой взлохматила волосы мальчика, - я потом тебе расскажу.
   - Твою биджеву мать! - Раздавшийся из угла мат, заставил было вскочить куноичи, собирающуюся сделать замечание на тему выражений, допустимых при ребенке... Однако слова застряли у нее в горле.
   Пока Кушина ворковала над сыном, Генма обследовал трупы нападавших. Те оказались одеты в стандартную форму шиноби и гладкие маски, скрывающие все лицо, за исключением глаз. Открывая лица трупов, шиноби вглядывался в них, с тревогой ожидая встретить знакомых. Он знал что нападавшие из их собственной деревни. Вид, открывшийся, когда он снял маску с лица куноичи, что схватила Наруто, и вызвал непроизвольную ругань.
   Некромант бросил взгляд на открывшееся ему зрелище, оценивая результат действия своей магии. Лицо трупа парадоксальным образом сочетало в себе черты молодой женщины и древней старухи. Скулы плотно обтянуты сухой, словно пергамент, кожей. Глазницы почернели и запали. Волосы стали сухими, ломкими, и выпадали на глазах. При этом на лице не было свойственных старости морщин или пигментных пятен. Вид такого лица вызывал инстинктивное отторжение своей противоестественностью.
   Плохо. От того удара что нанес некромант, максимально возможного для него в данный момент, без парализующей боли, обычный человек обратился бы в высушенную мумию. Однако шиноби, вероятно из-за чакры, оказались гораздо устойчивей к его магии. Внешний вид трупа и опыт подсказывали магу что для того чтобы прикончить эту куноичи за тоже время, ему бы понадобилось пропускать через себя раза в три больший поток силы. А так, она не только выжила, но даже смогла бы вернуться в бой, дай ей Кушина время прийти в себя.
   - Что за хрень с ней случилась?! - Генма потрясенно разглядывал лицо куноичи.
   Пора. Некромант давно уже продумал что и как он подаст под видом нового кеккей генкай и только ждал удобного случая.
   - Шитон.
   Взрослые обернулись на внезапно заговорившего ребенка.
   - Высвобождение смерти? Что ты имеешь в виду, Наруто? - Кушина вновь присела рядом со своим сыном.
   - Я обнаружил у себя эту силу после пробуждения очага чакры. Назвал Шитон. Думаю это кеккей генкай. - Выдав нетипично длинную для него фразу потрясенным шиноби, Наруто замолк.
   Тишину разбил Намиаши, вернувшийся от подземной реки.
   - Мы потеряли Татами.
   Новость, озвученная ребенком, тут же отошла на второй план. Лица шиноби посмурнели. Им не впервой было терять друзей, но привыкнуть к такому невозможно.
   Какое-то время прошло в молчаливом наведении порядка. Тела нападавших, как и Татами, запечатали в свитки. Кунаи, сюрикены и другое метательное железо собрали, восстанавливая боезапас.
   Атаковавший их отряд, судя по всему, пришел по реке, хотя осталось неясным как же шиноби преодолели весьма бурное течение. На берегу им удалось тихо снять Татами, что охранял этот проход. Целью же, как понял маг из редких реплик взрослых, было похищение Наруто или Юи.
   Оставаться в раскрытом убежище явно было небезопасно. И быстро запечатав разобранные было пожитки, отряд вновь двинулся в путь.
   Прыгая с ветки на ветку, Кушина размышляла о случившемся. Ни она, ни Минато не забыли и не простили того что случилось при рождении Наруто. Место родов джинчурики - носительницы биджу - охранялось плотным кольцом из нескольких десятков АНБУ - отряда элитных шиноби, что подчинялись хокаге. Впоследствии выяснилось, что все они были убиты, тихо и незаметно, так что становилось понятно - одиночка бы не справился. А под маской нападавшего оказалось обезображенное, но легко узнаваемое лицо Обито Учихи - бывшего ученика ее мужа, которого все считали мертвым...
   По горячим следам тогда выяснить ничего не удалось. Но хокаге не собирался останавливаться. Началась медленная, кропотливая работа по выявлению заговора - Намикадзе был уверен что его предал кто-то внутри деревни. На выяснение всех обстоятельств ушли годы - обращаться можно было только к самым доверенным, самым близким, людям. Действовать также было необходимо максимально тихо и незаметно, не давая вероятным наблюдателям шанса понять, что пустить их по ложному следу, ведущему за пределы деревни, не удалось.
   Долгий и кропотливый труд дал плоды. Минато выяснил кто стоял за нападением. Последние месяцы она ждала сигнала от мужа, что тот должен был подать, когда настанет подходящий момент взять того, кто окопался в подземельях их родной деревни. И получив его, Кушина скрылась, уводя с собой детей, что могли послужить рычагом давления на хокаге. В беспринципности того кто им противостоял, они не сомневались. Однако что-то явно пошло не так, их убежище смогли раскрыть. И теперь куноичи нервничала, не зная чего ожидать. Похищение в подземелье сорвалось по чистой случайности, не подними тогда Генма тревогу, не окажись неожиданно у Наруто улучшенного генома...
   Последняя мысль заставила Кушину кинуть взгляд на Наруто, что вновь висел на спине Генмы. Шитон. Мрачное название и мрачная сила. Со вздохом, куноичи призналась себе, что та прекрасно подходила их столь же мрачному сыну. Ничего подобного она никогда не видела и никогда о таком не слышала. Но новые геномы иногда возникали, хотя и было это большой редкостью. Так, или иначе, но ее сыну очень повезло, его шансы выжить и пробить себе дорогу в этом жестоком мире значительно повысились.
   Отряд остановился неожиданно - видимо следующий впереди Райдо подал какой-то знак.
   - Наруто, если начнется бой, я скину обвязку, будь готов. - Спереди на ремнях был хитрый карабин, разомкнув который Генма мог одним движением избавиться от стесняющей его ноши.
   - Понял. - Некромант подобрался, готовясь к новому бою.
   Однако боя не случилось. Навстречу их небольшому отряду выскочил пес, прыгающий по веткам деревьев с ловкостью заправского ниндзя.
   - Меня прислал Какаши. Все закончилось. Данзо мертв. - Маг с интересом уставился на говорящего мопса. Он уже видел его когда-то в детстве.
   - Паккун, что с Минато? - В голосе Кушины сквозило беспокойство. У нее была с собой печать, служащая маяком для Хирайшина хокаге и они еще не ушли так далеко от селения, чтобы тот не смог дотянуться до них техникой.
   - Старая сволочь его изрядно потрепала. Угрозы жизни нет, но ирьенины держат его в больнице, запретив пока пользоваться чакрой.
   У Кушины вырвался облегченный вздох. Наконец-то исчез занесенный над головой топор, что она ощущала последнее время. Каждый раз, выпуская Наруто за пределы дома, она испытывала страх - а вернется ли он? Не исчезнет ли, став разменной монетой в интригах спятившего шиноби, узнавшего о действиях Минато? Но и удерживать его все время рядом было бы подозрительно. Приходилось рисковать. Наконец-то эта опасность пропала. И ее муж тоже в порядке, выйдя из противостояния с незаурядным противником пусть и потрепанным, но целым. И хотя в последний момент Данзо видимо что-то почуял, отправив за ними погоню, изменить он ничего уже не смог.
   Отряд возвращался в Коноху.
  
  ***
  
   Предыдущая неделя выдалась бурной для Намикадзе Минато. Давно запущенный план по устранению внутреннего врага подходил к своей кульминации, заставляя урезать время на сон, пытаясь одновременно и выполнять обязанности хокаге, не показывая ничего выбивающегося из повседневной рутины, и готовиться к неизбежной атаке. А потом был бой.
   Шимура Данзо руководил Корнем, небольшой организацией, скрытой в структуре АНБУ, о которой знал весьма ограниченный круг лиц. Основной их задачей было решение разного рода грязных задач, которые неизбежно возникали в работе хокаге. Устранение своих. Операции, подставляющие другие скрытые деревни. Этих шиноби использовали тогда, когда требовалось обставить дело так, чтобы ничто не могло вывести на Коноху и хокаге. Выживание исполнителей всегда было второстепенным.
   Данзо создал эту неприятную организацию еще при втором хокаге, Тобираме Сенджу, и все это время оставался ее бессменным руководителем. Однако что-то со временем перемкнуло в голове старика. У Минато волосы на голове шевелились, когда он читал то, что они смогли извлечь из архивов Корня. Почему-то вообразивший себя единственным кто знает что нужно Конохе, Данзо придумывал какие-то безумные планы в ее защиту, на самом деле лишь ослабляя мощь деревни. Потерять шиноби уровня каге, сильнейшую джинчурики, десятки элитных шиноби АНБУ, просто чтобы перезапечатать биджу в послушном только ему сосуде? Изобрести сложную, рассчитанную на много лет многоходовку, с тем чтобы уничтожить клан Учиха, просто потому что они стали слишком влиятельны на взгляд старика? Иначе как безумием хокаге не мог это назвать. Счастье что последний план не успел до конца воплотиться в жизнь. А сколько грязных тайн Корня осталось неизвестными? Архивы и подземные базы были укутаны сложнейшими фуин и ловушками. Далеко не всегда удавалось их снять, оставляя целым содержимое. В довершение всего Данзо подчинялись десятки фанатично преданных шиноби, чьи мозги были основательно прочищены, а его безумие не затронуло навыков выдающегося интригана. Переиграть его стоило больших усилий.
   В бою же старик тоже нашел, чем удивить. Шаринган, невесть где добытый и пересаженный вместо давно потерянного глаза. Рука какого-то чудовища, также заменяющая когда-то искалеченную конечность. А еще отточенные годами навыки - Данзо явно не забрасывал тренировки, закопавшись на базах корня. Бой был для хокаге тяжелым. К счастью он успел довести до логического завершения свою фирменную технику.
   Рассенган представлял собой сферу из множества бешено вращающихся вихрей чакры, что при столкновении с целью вызывали страшные повреждения. Главным плюсом этой техники было отсутствие необходимости складывать печати - она выполнялась на чистом контроле. И вот недавно Минато смог вплести в сферу футон - чакру воздуха - получив то, что он назвал Рассенсюрикен. Получившаяся техника обладала колоссальной разрушительной силой. Хокаге сам мог бы от нее пострадать, если бы не был сенином - человеком способным использовать особую природную чакру, что выводило его устойчивость к повреждениям на недостижимый другими шиноби уровень.
   Этот козырь и решил бой. Данзо оказался не готов противостоять настолько разрушительной технике, да еще в сочетании с Хирайшином, что делал Минато вездесущим на поле боя.
   Радость от победы омрачали потери. Далеко не все из его ближайших соратников смогли пережить резню в темных коридорах подземных баз. А его верный телохранитель, которому хокаге безраздельно доверял, погиб, стоя на страже в защите его семьи.
   И вот, когда он подводил итоги той безумной недели, пришедшая навестить его в больнице Кушина выдала ошеломительную новость - у его наследника есть кеккей генкай.
   Вынырнув из своих мыслей, Минато посмотрел на сидящего напротив сына. Хокаге редко присутствовал на завтраке, обычно уходя на службу раньше, чем просыпались дети, но сегодня не собирался никуда идти - он заслужил выходной.
   - Наруто, твоя мама говорит, что ты продемонстрировал некую силу... - Начал Минато, внимательно глядя на сына.
   - Да. Шитон.
   - Высвобождение смерти? Громкое название. И почему ты его выбрал?
   - Потому что он позволяет мне вытягивать жизнь из живых и управлять трупами.
   - Управлять трупами?! - Кушина, с интересом прислушивавшаяся к разговору, от неожиданности выронила палочки для еды.
   - Да.
   - Еще что-нибудь? - Минато нахмурился, последняя озвученная сыном возможность тоже его удивила.
   - Вытянутая жизнь меня лечит.
   Ого, одновременно оружие и защита. Опытный шиноби не мог не оценить преимуществ такой силы.
   - А почему ты нам не сказал раньше? - Минато бы грозно нахмурился, но знал его сыну это глубоко безразлично.
   - Не успел. Выяснял что могу.
   - А откуда ты узнал про лечение? - мать не могла не обратить внимания на этот момент,
   - Случайно поцарапался и увидел, что ранка очень быстро зажила. - Ответ был у Варкастера наготове.
   - Я хочу чтобы ты показал мне все после завтрака. - В ответ на эти слова, Минато получил утвердительный кивок.
   Дальнейшая трапеза прошла в молчании - каждый думал о своем.
   Выйдя из дома спустя несколько минут, Варкастер направился к выходу с их территории.
   - Куда ты? - Окликнул сына Минато.
   - В городской парк. Я тренировался там.
   - А чем тебя не устраивает здесь?
   - Что ты предлагаешь уничтожать? - Ответил некромант обводя рукой вокруг.
   Оглядев ухоженные кусты и клумбы, над которыми немало потрудилась Кушина, Минато был вынужден признать правоту сына. Уничтожь они здесь что-нибудь и им обоим немало достанется от разозленной женщины.
   - Ладно, пойдем.
   Довольно быстро они добрались до окраины Конохи. Здесь, неподалеку от стены, был большой кусок леса, что и звался парком. По нему было разбросано множество как безымянных полянок, используемых для тренировок случайными шиноби, так и официальных номерных полигонов, закрепленных за отдельными командами. Проследовав за уверенно ведущим его сыном, спустя десяток минут Хокаге оказался на одной из таких полянок.
   Это место Варкастер нашел и подготовил заранее, создав иллюзию тренировок по освоению заявленных им сил, благо после шестилетия ему разрешили свободно перемещаться по городу.
   Укромную поляну окружали высохшие, с частично облетевшей листвой деревья. Трава тоже выглядела не очень здоровой, а росшие вокруг кусты могли сразу использоваться как растопка для костра - магия высушила их начисто. В довершении мрачной картины ветерок донес до хокаге трупную вонь.
   - Кажется, кролик испортился. - Счел нужным пояснить Варкастер, тоже почуяв запах.
   - Кролик?
   - Да. Я проверил на нем, как моя сила действует на животных. А потом на нем же выяснил насчет трупов.
   На кого другого это место могло произвести тягостное впечатление, однако Минато видел слишком много гораздо более жутких картин, чем устроенное его сыном опустошение.
   - Давай тогда с кролика и начнем.
   Кивнув, Варкастер направил свою силу на трупик животного, скрывавшийся в кустах. Поднятие трупов в простейшем варианте было заклинанием первого круга и давалось ему сейчас без большого напряжения. Что же касается силы, то он смог бы поднять труп человека, но не кого-то побольше. Контролировать несколько зомби также было пока трудновато. Был правда один нюанс. Хотя полная версия заклинания, достигавшая третьего круга, позволяла бросить в бой хоть скелет, века пролежавший в земле, простейший его вариант требовал свежий труп - магия нуждалась в относительно целом теле, так как механизмы, обеспечивающие движение, работали по аналогии с живым организмом. Мертвые мышцы сокращались, предавая усилие на связки и сухожилия, заставляя кости перемещаться. Нет мышц или еще чего-то не хватает - получится невнятно копошащийся комок мертвой плоти. Однако по легенде он еще не мог это успеть выяснить.
   В кустах, где срывался трупик животного, раздалось шуршание, ветки кустов затряслись, однако больше ничего не происходило.
   - Что-то не получается. Он не двигается как нужно. - Притворно пожаловался отцу некромант.
   - Продолжай, я посмотрю. - Минато раздвинул ветки, заглядывая вглубь кустов.
   Его взгляду предстало отвратительнейшее зрелище. Провалявшийся несколько дней на открытом воздухе трупик животного, был основательно погрызен местными обитателями, остатки подгнившей плоти мерзко обвисали на костях. В довершение картины в пустых глазницах кролика копошились белесые черви. И весь этот кошмар шевелился, что-то пульсировало под остатками кожи животного, кости оставшиеся от лап скребли по земле, пытаясь сдвинуть тело.
   Однако опытный шиноби быстро подавил отвращение, анализируя увиденное. Спустя несколько минут он озвучил свое мнение:
   - Похоже, чтобы ты мог сдвинуть труп, он должен быть цел, чтобы мышцы могли работать также как при жизни.
   - Понятно. - Маг удовлетворенно кивнул. Отец подтвердил мнение о своей проницательности, которое сложилось у Варкастера.
   - Скажи, а как ты им управляешь? Двигаешь отдельными конечностями? - Минато держал в уме техники марионеточников, так популярные в Суне.
   - Нет. Просто передаю ему желание куда он должен переместиться. Как двигаться он знает сам, откуда-то.
   - Ясно, - на самом деле ясно Минато было не особенно много, но вряд ли сын сможет рассказать больше, - давай посмотрим на остальные возможности. - С этими словами хокаге положил конец конвульсиям несчастного кролика, испепелив того сорвавшимся с руки шаром огня.
   Кивнув, Варкастер отвел отца чуть подальше, туда, где оставались живые кусты. Под внимательным взглядом отца, он достал свой нож, слегка оцарапал внешнюю сторону ладони и, показав руку Минато, схватился за ветку какого-то куста, одновременно накладывая Поглощение жизни.
   На глазах Минато куст за секунду превратился в уже виденное им переплетение высушенных веток, а царапина на руке его сына заросла.
   - Работает только при касании? - Уточнил он.
   - Нет, но с расстоянием эффективность очень быстро падает. В паре шагов уже ничего не смогу. - Слово "пока", как и информацию о заклинании первого круга "Жатва", решающем эту проблему и которое он уже успел восстановить, Варкастер естественно придержал.
   Задав тому еще несколько вопросов, касающихся его способностей, Минато задумался на какое-то время. Способности его сына были очень странными. Нигде он не встречал упоминания о какой-то абстрактной "жизни", что можно было бы вытянуть из живого. Его же способность ощущать чакру, дарованная навыками сенина, говорила, что когда Наруто использует свои странные техники, природная чакра, что пронизывает весь мир, вокруг него начинает словно бурлить, сталкиваясь с чем-то чужеродным, чего хокаге не мог толком почувствовать. Он никогда подобного не видел. Надо будет обсудить этот вопрос с жабьими мудрецами горы Мьёбоку, что и научили его когда-то искусству сенина.
   - Я не могу припомнить ничего похожего в архивах, - медленно начал Минато, - и хотя еще поищу, думаю эту силу тебе придется осваивать самостоятельно. Я не смогу тебе помочь.
   - Понятно. - Было бы странно дай отец другой ответ.
   - Я подумаю как и где организовать твои тренировки, - добавил Минато, окинув взглядом мертвые кусты и деревья, - пока ты весь парк не сгубил.
   - Спасибо. - Не то чтобы он нуждался в таких тренировках, но придумать как объяснить этот момент Варкастер пока не смог. Возможно, в будущем удастся сослаться на какое-нибудь знание, пришедшее с практикой.
  
   Кушина с нетерпением ждала возвращения мужа и сына. Ей очень хотелось самой увидеть, что же тот может, однако она не могла оставить Юи. Опасаясь шпионов Данзо, они не обзавелись нянькой, а оставлять ребенка на туповатых и хрупких теневых клонов было неразумно. Договариваться же с Микото о присмотре надо было заранее.
   Наконец, она увидела Минато и Наруто, идущими по дорожке, что вела от ворот. Увиденная картина невольно вызвала у нее смешок. Минато шел с задумчивым видом, погрузившись в свои мысли, взгляд его рассеянно шарил по сторонам, ни на чем не задерживаясь. А рядом его маленькой копией шел Наруто с точно таким же выражением лица.
   Дойдя до дома, Наруто практически сразу ушел на тренировочную площадку, а Кушина набросилась на своего мужа с расспросами. Тот выложил ей все, что успел увидеть и о чем подумать, придержав только описание копошащегося трупика кролика. Посовещавшись какое-то время, они пришли к выводу что практиковаться в контроле своей способности Наруто может и дома. Для этого достаточно было бы регулярно размещать миссии D-ранга на массовый вылов каких-нибудь мелких грызунов, которых их сын мог бы умерщвлять, а потом оживлять. Для отработки же тренировок на больших целях, Минато собирался, вместе с сыном, регулярно делать вылазки за пределы Конохи охотясь на крупную дичь. Животных Кушине было немного жаль, но развитие способностей, от которых будет зависеть жизнь ее сына, была для нее гораздо важнее.
   План, озвученный Варкастеру по его возвращении в дом, никаких замечаний у него не вызвал. Так что, согласно кивнув, он сменил тему:
   - Мам, научи меня фуиндзюцу.
  
   Засыпая вечером в своей постели, маг думал о том что ребенком быть иногда очень удобно. Показал способности, которых нет ни у кого в этом мире? Какой одаренный мальчик. Никто не заподозрит в выросшем у него на глазах сыне опытного мага. Конечно новые тренировки по умерщвлению всякой живности были ему абсолютно не нужны - уж чего-чего, а опыта манипулирования свой силой некроманту было не занимать, - однако в голове уже крутились мысли как можно будет извлечь пользу из этой повинности. Обдумывая эти идеи, маг и погрузился в сон.
  
  Глава третья
   Глядя в окно академии шиноби, Ульгрим витал в своих мыслях, перебирая воспоминания. Казалось, они еще только вошли под эти своды, а уже собираются их покидать. Вчера они получили протекторы и стали генинами, пусть и несколько ограниченными в правах, но все же шиноби. Его второе детство подошло к концу. Это навевало легкую тоску. С другой стороны, деятельная натура Ульгрима уже устала от затяжного периода покоя. Душа жаждала боя. Тем более что генину уже никто не запретит тренироваться по своему разумению, как и никто не полезет выспрашивать о техниках. Негласные правила деревни убийц. А значит, со дня на день он начнет восстанавливать все то, что составляло его суть как бойца. Нет, он не потратил эти годы зря - на всем курсе в рукопашном бою с ним как-то мог тягаться только Варкастер, как и в букиндзюцу - метании оружия. Он освоил несколько техник катона, пробудил шаринган, уже успев открыть второе томое, и даже восстановил первый этап Пневматического взрыва. Все эти достижения не прошли даром, его считали гением лишь чуть-чуть не дотягивающим до своего старшего брата - Итачи.
   Ульгрим хмыкнул себе под нос, вспомнив о том. На его взгляд парнишка слишком спешил, неведомо почему стремясь всем доказать свое превосходство. Закончил академию досрочно, сразу бросился в АНБУ... Старый воин полагал что со временем тот сломается, не выдержав взятого темпа. Он пытался как-то достучаться до Итачи - все же брат. Но тот глядел на младшего родича снисходительно, сверху вниз, не принимая всерьез, невзирая на все его успехи. Ну что же, каждый сам творец своего счастья. Ульгрим пытался.
   С мыслей о брате, Учиха переключился на Варкастера, покосившись на сидящего рядом мага. Тот за это время вытянулся, раздался и окреп, превратившись из ребенка с умилительно серьезной мордашкой в юношу с холодным, отрешенным лицом. Ульгрим вновь усмехнулся, вспоминая, как детишки пытались вместить в свою иерархию некроманта.
   Ульгрим учился отлично, однако он также зачастую и выступал заводилой различных проказ и игр - дети, видимо инстинктивно чувствуя кого-то более опытного, тянулись к нему. Поэтому никто не называл его зубрилой и не пытался еще как-то задеть, тем более что тот и в зубы мог дать. Но если Ульгрим учился отлично, то Варкастер учился идеально. Целеустремленный разум мага усваивал и перерабатывал знания, не делая скидок на их информативность, рассчитанную на детей. Рассказали о первом хокаге? Пока детишки учат два абзаца, что задали домой, маг находит и проглатывает целую книгу по теме. Показали новый прием? Он будет сразу включен в тренировки и отработан. Однокашников же он просто игнорировал, ограничиваясь в общении с ними только репликами необходимыми в рамках заданий учителей.
   Неудивительно, что однажды собралась компания детишек, с целью поколотить задаваку. Заводилой выступил Киба Инузука - наследник клана собачников, всюду таскающийся со своим щенком. Они подстерегли Наруто прямо в парке, рядом с академией. Заранее зная о готовящееся "акции", Учиха позаботился о том, чтобы найти хороший наблюдательный пункт и наслаждался зрелищем.
   Киба вышедший перед Наруто, остановившимся, из-за преградивших ему дорогу детей, закатал довольно связную речь на тему того, что кто-то о себе много мнит и поэтому пора ему чуть подрихтовать лицо. После чего всадил кулак в живот мага. Ульгрим удар оценил, Кибу явно гоняли в клане по тренировкам с самого детства. Однако того ждал сюрприз. С тем же успехом он мог бить дерево. Привыкшему постоянно поддерживать напитку тела Смертью и ускоренный ток чакры, Наруто было глубоко наплевать на удары ребенка. Так что собачник тут же схлопотал прямой удар правой и прилег отдыхать. Дальше детишки попытались скопом наброситься и запинать много о себе возомнившего выскочку. Ага, накачанного Смертью и чакрой ученика хокаге, что тренировался к тому времени уже четвертый год. Раздавая пинки и затрещины, Варкастер был вынужден больше заботиться о том, как бы кого не прибить ненароком. Только маг утвердился однозначным победителем небольшого побоища, как на сцене появился новый персонаж.
   Неджи Хьюга учился на год старше них и считался гением. На взгляд Ульгрима зря. Мечник считал, что тот был просто очень старательным парнишкой, не лишенным толики таланта, но не более того. Так или иначе, но Хьюга тоже решил проверить крепость кулаков Наруто. Это было уже интересней. Первая же его стойка показал мечнику, что тот уже успел познакомиться с джукеном - клановым стилем Хьюга. Этот стиль строился на нанесении ударов по тенкецу, которые члены клана могли видеть с помощью собственного додзюцу - бьякугана.
   И сейчас мальчишка собирался продемонстрировать преимущества своего кланового стиля бесклановому, пусть и сыну хокаге, выскочке. Лично для Ульгрима результат был предсказуем. Нет, Хьюга вполне успешно уклонился от кулака Наруто и даже выбил тому на руке тенкецу. Ну и что? Техник Варкастер все равно не собирался применять. Боль? Некроманту, годами терзающему свое тело тренировками по повышению проводимости, давно стало на ту наплевать. В результате Неджи прыгал вокруг соперника не зная что делать - он был чуть быстрее, и мог уходить от ударов, но никто не объяснил ему как сражаться с соперником, на которого не действует джукен. Точку в затянувшейся драке поставил Наруто. Некроманту надоело терять впустую время - детишки и так его задержали, и он заменил в теле Смерть на Бездну. Эта сила при насыщении ей как раз давала небольшой прирост скорости и силы. Полученного преимущества хватило, чтобы через пяток секунд Неджи отправился отдыхать на землю, к предыдущим задирам.
   После этого "побоища" вошедшего в детские легенды, от Варкастера надолго отстали. А через какое-то время начались спарринги, и мысли о драке с этим угрюмым парнем вымело из голов местных хулиганов словно футоном. Первый же тренировочный бой Саске и Наруто поверг детишек в шок. Прекрасно зная устойчивость некроманта, воин не стеснялся в средствах, усиливая свои удары чакрой, безжалостно метя в уязвимые места. А сын хокаге, спокойно пропускал удары, что вырубили бы многих присутствующих, казалось даже не замечая боли. Зато в ответ летели столь же безжалостные удары, быстрые и сильные. Их спарринги друг с другом всегда отличались жестокостью, которой не проявляли другие поединщики. И надо сказать долгое время побеждал как раз Варкастер, все-таки его нечувствительность давала большое преимущество на раннем этапе. Ситуация начала меняться только когда Саске пробудил шаринган.
   В конечном итоге Варкастер оказался вне коллектива. Он ни с кем, кроме Саске, не общался и никто не стремился общаться с ним, что вполне устраивало некроманта. Наметившиеся было тенденции по превращению Наруто в объект травли, вовремя пресек Саске, острым языком и крепкими кулаками объяснив всем непонятливым что его друга трогать не стоит.
   - Всем встать! Поприветствуйте хокаге!
   Размышления мечника прервал крик Ируки-сенсея, руководителя, что вел их класс все семь лет обучения. Сейчас тот вошел в большую аудиторию, где их поток ожидал распределения по командам. А за его спиной действительно виднелась светловолосая голова отца его друга. "Интересно, вообще-то хокаге раньше не присутствовал на распределении..." - мелькнуло в голове встающего Учихи.
  
  ***
  
   Войдя в помещение и став за кафедрой, Минато Намикадзе обвел взглядом аудиторию.
   Она была ему хорошо знакома. Когда-то, он сам сидел на месте собравшихся здесь генинов. Пол уступами поднимался вверх, на высоту второго этажа. Четыре ряда парт из темного дерева. Выкрашенные белой краской стены увешаны плакатами с обучающими материалами. Вместо одной стены несколько огромных окон, из которых сейчас били лучи по-летнему яркого солнца.
   Народу было много. В этом выпуске было больше генинов, чем когда-либо ранее за всю историю деревни. А что было бы, не останови они вовремя Данзо? Сейчас их новое поколение более многочисленно, чем у других скрытых деревень. Пройдет несколько лет и их селение далеко оторвется по силе от своих конкурентов. Главное не прозевать момент, когда осознавшие это соперники попытаются их обескровить. Хотя, в новом поколении найдется кому их поставить на место - взгляд Минато сместился на первую парту у окна, у которой стояли Наруто и Саске. Взгляд на сына вызвал в очередной раз прилив гордости у отца. Тот сполна оправдал его ожидания, уже сейчас превратившись в серьезного противника. Хокаге невольно вспомнил события прошлой недели...
   Все началось с того, что аналитики, составляющие будущие команды, захотели разделить Саске и Наруто. Их доводы были довольно обоснованы. И тот, и другой, согласно их информации, были опасны в первую очередь в ближнем бою. Саске, со своим шаринганом и словно приросшим к руке мечом, мог уже сейчас запросто нашинковать любого генина и уверенно сражаться со средненьким чунином. Любой же, кто попадал в цепкие руки Наруто, рисковал уже не суметь из них вырваться, превратившись в мумию. Пожалуй, не зная заранее о кеккей генкай его сына, противостоять ему смогли бы только джонины. Чунинам, в большинстве, просто не хватило бы живучести и скорости, чтобы вырваться из-под Поглощения жизни, как называл свою технику Наруто. Два таких бойца были бы в одной команде избыточны, логичней было бы каждого усилить кем-то с дальнобойным арсеналом атак, а также сенсором, способным наводить их на цель. Однако...
   Наруто так и не подружился с кем-то кроме Саске. Все свое время он проводил или в тренировках, или за книгой, или пропадая где-то с сыном Фугаку. Зная такую его привязанность, а также непростой характер, хокаге решил заранее с ним поговорить. Разговор состоялся как-то вечером, после ужина. Отец и сын расположились в кабинете хокаге на втором этаже их дома, в креслах по разные стороны низенького столика, что был занят чайными принадлежностями.
   - Наруто, - Минато, потягивая ароматный напиток, тщательно подбирал слова, - я хотел бы поговорить с тобой о будущем распределении.
   - Слушаю. - Взгляд сына сконцентрировался на лице хокаге.
   - Скажи, как ты думаешь общаться со своими будущими товарищами по команде? - Минато знал об изоляции его сына, как и том что того все устраивало. Никак повлиять на это он так и не смог.
   - В меру необходимого. Остальным займется Саске. - Как хокаге и опасался, сын не мыслил, что его друг окажется в другой команде.
   - А если Саске не будет рядом?
   - Нас распределяют в разные команды? - Минато давно убедился в проницательности сына. Хотя казалось, что он равнодушен к происходящему, Наруто всегда мыслил стремительно, мало что упуская из окружающего.
   - Есть основания сделать именно так. - Возможно, кто другой бы на его месте устроил скандал, но Минато знал что его сын скорее выдвинет логические доводы в пользу своего мнения. Хокаге уже давно про себя радовался характеру своего отпрыска, наблюдая, сколько же проблем с детьми имеют его друзья и знакомые. Да и его собственная дочь порой доводила своего родителя.
   - Я могу их услышать?
   Выложив сыну доводы аналитиков, Минато с интересом уставился на задумавшегося Наруто, ожидая какие аргументы против тот приведет.
   - Из дальнобойного, Саске владеет катоном. У меня есть кунаи и Жатва.
   Минато уже хотел возразить, он прекрасно знал перечисленные возможности и то, как сын их использует, когда тот нехотя продолжил:
   - Также есть еще кое-какие наработки, которые я пока не хотел показывать.
   Очень интересно, он придумал что-то новое? А тот между тем еще не закончил.
   - Также думаю надо учесть, что мы с Саске немало тренировались вместе и являемся давно сыгранной боевой двойкой.
   - Сынок, ты же понимаешь что эти слова очень, - Минато помялся, подбирая слова, - громкие?
   - Мы можем их подтвердить. Как насчет спарринга? Мы с Саске против тебя.
   - А Саске ты спросить не хочешь? - Смелость сына Минато понравилась.
   - Я знаю его ответ. У нас есть два дня? Хочу кое-что закончить.
   Минато помолчал, раздумывая. Его сын никогда не бросался необоснованными словами или пустыми обещаниями. Если он считает что они хорошая команда, то как минимум стоит это проверить.
   - Хорошо. Буду ждать через два дня на пятнадцатом полигоне в час пополудни.
   Встреча состоялась, как и планировали, через два дня. Пятнадцатый полигон представлял собой довольно большую, метров двадцати в диаметре, поляну во все том же городском парке. Вокруг были довольно густые кусты, а чуть дальше за ними начинались невысокие деревья. Типичная тренировочная площадка шиноби.
   Глядя на подходящих к нему почти генинов, Минато оценивал их. И увиденное ему нравилось. Оба были спокойны, не испытывали волнения или неуверенности. Явно считали, что смогут достойно себя показать.
   - Бой останавливается по моей команде. В средствах можете не стесняться - если меня смогут достать два сопляка туда мне и дорога. - Обратился к подошедшим хокаге. Последняя фраза предназначалась больше для проверки Саске. Как он отреагирует на столь нелестный эпитет? Его сыну точно наплевать. Однако, к удовлетворению хокаге, Учиха тоже даже не повел ухом, лишь кивнув сосредоточенно.
   - Тогда... Начали! - Воскликнул Минато, и тут же отпрыгнул назад, уходя от куная, брошенного Саске на вполне приличной скорости.
   Он не собирался пока атаковать, желая посмотреть что ему покажут друзья. А те явно не собирались тянуть. Вначале в его сторону устремилась волна багровой дымки, оставляя за собой пожухлую траву. Однако Жатва, техника шитона его сына, была хоть и мощной, но слишком медленной - он уклонился даже с некоторой ленцой. Тем временем перед Саске взорвалась пара дымовых бомб, скрывая из виду, как его, так и Наруто. Хокаге знал про такие бомбы - Учиха их иногда использовали - дым оставался прозрачен для шарингана, что было довольно удобно. Однако в клане дым считался уделом слабосилков. Но, кажется, Саске это ничуть не волновало.
   Не прошло и секунды, как из облака дыма вырвался Учиха довольно быстро приближающийся к нему, явно с намерением завязать ближний бой. Однако, были два момента что заинтересовали Минато. Во-первых, Учиха держал по мечу в каждой руке, во-вторых, пока Саске еще был скрыт дымом, сенсорные способности сенина подсказали ему, что в дыму сработало несколько фуин печатей, в которых обычно запечатывают снаряжение или припасы. Из одной Саске явно достал мечи, но что было в остальных? Сын готовит сюрприз? Это предположение заставило хокаге сосредоточить внимание на облаке, все еще скрывающем Наруто. Удары добежавшего до него Саске он рефлекторно отбивал кунаем. Однако Минато не зря прозвали молнией. Когда перед ним взметнулось два грязно-розовых нечто, он не только успел уйти заменой, оставляя вместо себя пенек, но и разглядеть что это было.
   Два лысых, видимо попавших под Поглощение жизни, трупика крыс, явно принесенных на себе Саске и находящихся под управлением Наруто. Два лысых трупика крыс, с нанесенными на них взрывными печатями. Теперь было понятно, что распечатывал Наруто. Похоже это и было его новое оружие. Идея была неожиданной... Но двойной врыв разнес лишь несчастное полено. Саске также ушел из зоны поражения заменой.
   Стоило хокаге выйти из замены, как в дерево рядом с ним воткнулся кунай. Атака? Нет, Саске, успевший своим шаринганом увидеть где хокаге появился, обозначил направление Наруто. Тот, уже выскочив из рассеивающегося облака дыма, не замедлил метнуть в отца кунаи, сразу шесть штук. Минато поморщился. Это оружие они придумали вместе - по сути обычные кунаи, но с иззубренным лезвием, так чтобы было невозможно их быстро извлечь из раны. За кунаями разматывались тонкие нити чакропроводящей проволоки. Хитрость заключалась в том, что шитон Наруто мог пройти по проволоке, позволяя применить Поглощение жизни к тому, в ком засел кунай, так словно он стоял рядом. Однако его сын и близко не мог попасть шестью такими снарядами. На что он рассчитывает? Ответом стали шесть же сюрикенов, врезавшихся в кунаи что были запущены Наруто, меняя их траектории с бестолково направленных куда-то в сторону Минато, на хаотичные и действительно опасные. Шаринган Саске позволял ему проворачивать такие фокусы. Стоп. Но у Саске же два меча, как он кидал сюрикены? Минато позволил себе кинуть взгляд на Учиху, на мгновение выпавшего из его поля зрения. Тот стоял по-прежнему с двумя мечами, сосредоточенно отслеживая красными глазами движения хокаге. Подивившись, тот снова ушел заменой.
   Саске вновь успел увидеть, где появляется хокаге. Но и Минато разглядел, что за фокус тот проворачивает. Мечи просто прятались в фуин печати, что были набиты на браслетах охватывавших руки Учихи. Следя за атакой сына, Минато не заметил их активации в прошлый раз. Удивляла разве что скорость срабатывания фуин, позволяющая парню прямо на ходу то убирать, то вновь доставать клинки.
   В этот раз Саске очень быстро, для генина, сложил печати, выплевывая в хокаге Шар огня. В который тут же врезались Воздушные пули, выпущенные Наруто, доводя заурядную технику С-ранга, до уровня B-ранга, путем взаимного усиливания стихий. Воздушные пули и заострение оружия, вот и все что выучил его сын из техник футона, с которым обнаружил родство. Слишком загружен он был освоением шитона, фуин и тайдзюцу, чтобы пытаться охватить еще одно направление.
   От ставшего действительно опасным, для кого-нибудь ниже рангом, снаряда, хокаге просто уклонился. Атаковать он по-прежнему не пытался - недогенины ничего его настоящим атакам бы не смогли противопоставить, а совместные действия они и так наглядно демонстрировали в атаке.
   А Саске уже мчался к нему с мечами наперевес. Вообще это было странно. Все шиноби-мечники, которых знал хокаге, оставляли одну руку для метания железа и складывания печатей. В любом случае второй клинок применять иначе, чем как своеобразный щит, с возможностью нанести внезапный укол, было невозможно - не удавалось кому-либо контролировать руки независимо друг от друга, равно уделяя им внимание. Однако Учиха похоже имел на этот счет свое мнение. Хотя, отбивая его удары, хокаге не мог сказать, что сражается с двумя людьми, но что-то близкое ощущалось - слишком резво паренек орудовал мечом в левой руке.
   Стоило им сцепиться, как на хокаге навалилась усталость, словно он уже не первый час сражается. Проклятье слабости, еще одна техника его сына. Очень коварная и при этом накладываемая им мгновенно и без печатей. Как впрочем и все, что касалось шитона... Однако, даже под проклятьем, задача отбиваться от юного Учихи для бойца уровня каге была не настолько сложна чтобы он упустил срабатывание еще одной печати хранения. Он мог бы снова разорвать дистанцию, однако ему было интересно, что же еще придумал Наруто.
   Спустя буквально секунду, Саске вдруг выполнил замену, оставляя вместо себя пенек и открывая Минато вид на то, что распечатал его сын. Опять какое-то животное. Разумеется, опять мертвое и лишенное шерсти. Не то волк, не то лиса. Однако на этот раз его бока, на которых можно было все же угадать нанесенные печати, были закрыты металлическими пластинами с насечками. И что это? И зачем его сын валится на землю?
   Хокаге этого не мог знать, но в прошлом мире Ульгрим немало общался с имперскими подрывниками. Веселые ребята, чьи карманы всегда были полны золота и взрывчатки. Немного отмороженные, но душевные. Припомнив их рассказы, мечник и подкинул Наруто идею нацепить на его ходячие бомбы рубашку с поражающими элементами.
   Грохнуло знатно. Использованная некромантом тушка была значительно больше крыс и он смог на ней уместить десятка полтора печатей. Однако хокаге снова успел уйти заменой. И, глядя на засевшие в деревьях осколки, был вынужден признать, что вот это было действительно мощно. Попади под удар, он бы конечно выжил и смог продолжить бой, как в принципе и любой джонин, но целым бы не остался, разве что успей войти в режим сенина. Ладно, пора заканчивать. Вряд ли у ребят осталось в запасе много фокусов, а они и так показали более чем достаточно.
   - Стоп! Прекращаем бой. - Снова возникая посреди полигона, хокаге вскинул руки в останавливающем жесте.
   Из кустов, посеченных осколками, вылез Саске и неторопливо направился к Хокаге. Наруто, поднявшись с земли и отряхнувшись, также приблизился. Минато внимательно изучал взглядом друзей. Наруто явно практически не устал. Неизвестно почему, но техники шитона почти никак не сказывались на его состоянии, а кроме них он применил только Воздушные пули, да печати - крохи от немалых запасов чакры, что тот унаследовал от матери - Узумаки. Хокаге хмыкнул, осознав, что за весь спарринг его сын и с места-то почти не сходил. Вот вам и боец ближнего боя.
   Саске выглядел гораздо более потрепанным. Длительное использование шарингана, бой на больших скоростях, скорее всего предельных для генина. Несколько порезов - Намикадзе не стеснялся ловить его на контратаках. Сил у Учихи осталось явно не много.
   - Мы тебя убедили? - Тон и лицо сына как всегда были спокойны, но отец чувствовал, что тот напряжен.
   Минато помедлил, выдерживая паузу...
   - Пожалуй... Да.
   - Йухху! - Широкая улыбка Учихи, вскинувшего руку в победном жесте, была ему ответом. Сын остался все также, спокоен, но Минато чувствовал, что тот расслабляется.
   Погрузившийся на несколько секунд в воспоминания, хокаге снова обратил внимание на аудиторию, так и стоявшую в ожидании.
   - Садитесь.
   Дождавшись пока свежеиспеченные генины рассядутся и затихнут, Минато продолжил:
   - Полагаю, вы ждете от меня вдохновляющей речи, однако сегодня ее не будет. Я здесь чтобы лично объявить об одном нововведении.
   Рост числа генинов, а так же реформы процесса обучения, проведенные им и его соратниками за последние несколько лет, дали новые возможности. И, наконец, пришла пора их реализовать.
   - Ваш выпуск самый многочисленный за всю историю деревни. Никогда до этого мы не получали столь полнокровного пополнения. Также, вы, особенно те, кто не принадлежит к какому-либо клану, могли обратить внимание на появившиеся дополнительные возможности обучения, что делает вас еще и лучше подготовленными.
   Подождав, пока пронесшийся по аудитории шепоток стихнет, Минато продолжил.
   - Все это позволяет мне объявить следующее, - хокаге помедлил, - ваш поток, в порядке эксперимента, будет разбит на группы не по три, а по четыре человека.
   На секунду установилась тишина, через мгновение исчезнувшая под тихим гулом обсуждающих шепотом новость генинов.
   - Это еще не все. - В помещении вновь установилась тишина, внимание присутствующих вернулось к хокаге. - Одним из членов команды в обязательном порядке был отобран тот, кто обучен ирьенинскому делу.
   На этот раз взволнованный гул в аудитории был гораздо сильнее.
  
  ***
  
   Мию Хирано, сидя на задней парте, с тоской оглядывала помещение, полное свежеиспеченных генинов. Учеба закончилась и значит скоро их бросят в бой. Совсем не этого она хотела, когда поступала в академию. Умненькая девушка, вышедшая из семьи довольно бедных горожан, она рассчитывала попасть на службу где-нибудь в канцелярии или в аналитическом отделе. Хороший, стабильный доход, решающий все проблемы ее семьи, и никакой опасности. Однако чтобы ее, бесклановую, заметили, надо было проявить себя. И она старалась изо всех сил. Когда неожиданно появились бесплатные факультативы с расширенной программой, она с радостью за них ухватилась. Там выяснилось, что у нее есть сродство с суитоном, водой, пусть и не очень сильное, и даже способности сенсора. Окрыленная удачей, девушка набросилась на учебу с утроенной силой, да еще взяла дополнительной нагрузкой курсы ирьенинов, что начали преподавать желающим примерно в то же время. Ведь она должна отлично себя показать, чтобы занять теплое местечко.
   Ошибку она осознала только, когда ее перевели в класс "А", на предпоследнем году обучения. Разумеется, любой генин должен был отбегать свое в поле, намахавшись железом и убив пару-тройку бандитов. Однако половина из них, в основном бесклановые, потом разбиралась, как раз, по различным административным подразделениям, прочно оседая в Конохе, зачастую больше ни разу в жизни не беря в руки кунай. И всем было прекрасно известно, что в классе "А" собирают сильнейших учеников, тех, кого никто не будет снимать с полевой работы. В своем стремлении проявить себя, она невольно перестаралась, и теперь ей светила не тихая должность, а боевая команда.
   Однако новость Мию не сломила. Сцепив зубы, она начала учиться еще лучше, цепляясь за все доступные возможности. Уже не чтобы проявить себя, а для выживания. Ей удалось немало развить свои сенсорные способности. Несколько техник суйтона, что достались ей от наставников на факультативах, были заучены назубок. В памяти прочно засели трактаты по анатомии, а создание шоссена - мистической руки, основного инструмента ирьенинов, стало естественным будто дыхание. Объективно, она сделала все что могла. В случившемся девушка старалась увидеть плюсы. Да, безопасность ей не светит. Но и доходы от миссий были гораздо больше оклада. Да, о тихом кабинете придется забыть, зато, может быть, она дорастет до чунина, обеспечив себе определенный статус в обществе простых горожан. А еще чунин мог, теоретически, запросить перевод на тыловую работу. Что возвращало ее к предыдущему плану. Так что не все было потеряно.
   Вздохнув, она поглядела на первую парту у окна, где сидели Наруто и Саске. Нет, она вздыхала не из-за того что те были двумя красавчиками, на которых заглядывались многие ее подруги, да и чего греха таить, она сама иногда. Причиной ее вздохов было понимание, что команду, в которой будут находиться принц клана Учиха и наследник хокаге, никто преднамеренно не бросит в мясорубку, из которой те не смогут выбраться. Нет, не то чтобы подобное практиковалось, наоборот, хокаге всячески старался беречь людей. Но прагматичная девушка прекрасно понимала, кого отдадут на заклание, если будет выбор между командой с этими двумя и тройкой обычных бесклановых шиноби. Жаль, ей не светит попасть в столь звездное общество.
   - И кто тебе больше нравится? - Заметив ее взгляд, сидящая рядом Харуно Сакура, интерпретировала его по-своему.
   Мию еще раз вздохнула. На ее взгляд, Сакуре повезло. Такая же, как и она, девочка из семьи обычных горожан, разве что более обеспеченных. У нее был маленький запас чакры, зато великолепный контроль. Никакого сродства, зато ирьенинское искусство давалось той с поразительной легкостью, и обе девочки не сомневались, что уже через год Харуно будет работать в госпитале Конохи, забыв про полевые выходы.
   - Пожалуй, Саске. - Еще раз вздохнув, все же ответила она.
   Вероятно, Варкастера это бы удивило, но у него были поклонницы. Многих девушек холодный и отстраненный блондин привлекал своим ореолом загадочности в сочетании с впечатляющей внешностью. Однако сенсорные способности Мию чувствовали что-то странное в Наруто. А его поведение наводило ее скорее на мысли о том что тот законченный социопат, что было не так далеко от истины.
   Их тихий разговор, толком не успевший начаться, был прерван криком Ируки и вошедшим в помещение хокаге.
   Слушая речь Намикадзе, Мию тихо радовалась своей удаче. Больше команда, значит и больше шансов в сражении. А ее, скорее всего, прикрепят к команде именно в качестве ирьенина. Хотя она и была в "А" классе, в прямом бою была не сильна. А ирьенинов стараются беречь. Шансы благополучно дожить до чунинского жилета стремительно повышались.
   Тем временем хокаге закончил свою маленькую речь и, уточнив еще пару моментов, удалился. Ирука начал зачитывать списки команд - за каждой четверкой заходил названный джонин и забирал их куда-то. Затаив дыхание, Мию ждала своей фамилии.
   - Команда номер семь: Наруто Намикадзе, Саске Учиха, Шикамару Нара, Мию Хирано. Наставник - Какаши Хатаке. - В этот момент произошла небольшая заминка - в дверь никто не вошел. - Подождите здесь, пожалуйста, ваш наставник запаздывает.
   "Не может быть!" - Мию в шоке уставилась на первую парту, где Учиха уже вовсю крутил головой, выискивая девушку и Нара.
  
  ***
  
   Информация о том, что привычную формацию Ино-Шика-Чо, из представителей кланов Яманака, Нара и Акимичи, в этом поколении создавать не будут, для Шикамару уже не была новостью. Отец его предупредил, хотя и не мог назвать его будущих сокомандников - не то сам не знал, не то дал слово молчать. Это стало неприятным сюрпризом для флегматичного Нара - именно с наследниками этих кланов он успел прочно сдружиться. Теперь же придется как-то уживаться с новыми людьми. Это было напряжно, а напрягаться он не любил.
   Узнав имена напарников, Нара перестал делать вид, что спит лежа головой на парте и огляделся, выискивая названных.
   Первой на глаза ему попалась девчонка. Невысокая, с серыми глазами и каштановыми волосами. Круглое лицо, курносый носик. Симпатичная, но не красавица. Она обнаружилась сидящей на одной из последних парт и сейчас, явно пребывая в шоке, таращилась на первую парту. Шикамару мало что о ней знал. Бесклановая, вроде бы ходила на курсы ирьенинов и владела суйтоном. Хотя, подумав, Нара добавил в список то, что она периодически появлялась в списке десяти лучших учеников их потока, верхние две строчки которого прочно оккупировали Наруто и Саске. С последней мыслью он перевел взгляд на первую парту, с которой ему уже призывно махал Учиха.
   Два гения их поколения его немало интересовали. Аналитический ум Нара чувствовал, что вокруг тех витает какая-то тайна. Шикамару никогда не мог понять что связывает этих двоих. С одной стороны Саске, общительный, веселый, душа компании. При желании. С другой Наруто. Холодный взгляд, вечно равнодушное лицо и, Нара был в этом уверен, интеллект ничуть не уступающий его собственному, а то и превосходящий. Их дружба была необъяснимо прочна. Шикамару, в свое время, долго вздрагивал, вспоминая хруст с которым Наруто сломал руку Саске в одном из спаррингов, удачно подловив Учиху в прыжке. Руку ирьенины конечно вылечили - уже через неделю Учиха снова участвовал в боях. Однако у большинства его одноклассников дружба бы на этом закончилась. А этим двоим было словно наплевать - продолжили общаться как ни в чем не бывало.
   Вздохнув, Нара поплелся к Учихе. Вторая парта была свободна - сидевшие за ней уже ушли со своей командой. Через минуту рядом с ним примостилась Мию, явно чувствующая себя не в своей тарелке.
   - Ну что, давайте познакомимся поближе? - Учиха обвел глазами новоприбывших.
   - Как напряаажно... - Нара решил пока поизображать лентяя, снова уткнувшись лбом в столешницу.
   Посверлив несколько секунд взглядом лохматый затылок Шикамару, Саске перевел взгляд на Мию.
   - Похоже в нашей команде будет только два нормальных человека.
   На эти слова Мию лишь неуверенно хихикнула, не зная как реагировать.
   - Ладно, давайте я начну. - Ульгрим все-таки хотел растормошить этих двоих. - Ну, мое имя вы естественно знаете, в одном классе все же учились. Специализируюсь на кендзюцу, использую катон и шаринган. Имею также сродство с молнией, но пока райтон не развивал.
   Закончив и не дождавшись комментариев, он ткнул локтем Наруто:
   - Давай ты.
   - Использую фуин, тайдзюцу и шитон - мой кеккей генкай. - На этих словах Нара вскинулся, прекращая изображать спящего. О том, что у сына хокаге есть улучшенный геном, он не знал.
   - Еще имею сродство с футоном, - меж тем Намикадзе продолжал, - однако почти не развивал его. Основа атак - шитон, иногда в связке с фуин.
   Видимо сочтя сказанное достаточным, Наруто замолчал.
   - Что позволяет это высвобождение смерти? - Не то чтобы Нара знал наизусть все существующие кеккей генкай, но такое название он бы не забыл.
   - Вытягивать жизнь из врагов, леча меня. Анимировать трупы. - Наруто был немногословен.
   - Как ты используешь с этим фуин? - Разум прирожденного тактика уже прикидывал варианты использования этой способности, хотя и почти ничего про нее не знал.
   - Пока что ношу с собой запечатанные трупы животных с нанесенными на их взрывпечатями. - Блондин поднял руки, демонстрируя браслеты, исписанные фуин. Похожие же были и на Саске.
   Шикамару посмотрел на Наруто с невольным уважением. Он немного знал о работе фуин. Не настолько, чтобы заявлять будто разбирается в вопросе, но достаточно чтобы понимать пропасть между созданием стандартного взрывтэга на чакропроводящей бумаге и разработкой его новой модификации, пригодной для использования на столь экзотичном материале.
   - Подвижные бомбы? - Нара сходу ухватил идею.
   - Да.
   Внутренний тактик Нара, получив еще одну пачку возможностей, тут же начал придумывать как это можно использовать.
   Убедившись что основательно задумавшийся Нара пока не собирается продолжать расспросы, Учиха обратился к следующему члену команды:
   - А ты что расскажешь?
   - Ну... - На фоне этих монстров, собственные достижения девушки уже не казались ей впечатляющими, - Знаю пару техник суйтона. Изучала ирьендзюцу, могу использовать шоссен. Еще я сенсор - чувствую чакру.
   - На большом расстоянии? - Нара отвлекся от своих мыслей, услышав об этой способности его новой напарницы.
   - Около километра...
   - Нормально. - Внимательно слушавший, Учиха удовлетворенно кивнул и продолжил, уже обращаясь к Нара. - А что ты о себе расскажешь?
   - Нууу... Я в основном опираюсь на клановые техники - управление тенями. Тай средний. Имею сродство с катоном и дотоном, но почти их не развивал.
   - А еще ты аналитик по складу ума, как и все Нара. - Заметил Саске. - Ну и что думаешь о нашей команде?
   Немного поразмыслив, тот медленно начал:
   - Основная ударная сила, я так понимаю, вы с Наруто, - на что получил кивок от Учихи, - Мию, очевидно наши глаза и поддержка в лице ирьенина, - еще один кивок, - ну а я... Тактик? - Нара вопросительно посмотрел на Саске.
   - Похоже на то. Хотя полагаю твой хиден будет отлично сочетаться с тай Наруто.
   На вопросительный взгляд Шикамару, Учиха пояснил:
   - На близкой дистанции Наруто может убить шитоном хоть джонина, если сможет достаточно долго находиться рядом с целью - чем сильнее противник тем это дольше. А твои навыки очень хорошо держат на месте даже противников гораздо сильнее тебя.
   Понимающе кивнув, Нара ответил:
   - У нас подбирается очень сильная команда. Не хватает разве что спеца по гендзюцу. - Нара вопросительно посмотрел на Учиху. Его клан славился своими особо мощными иллюзиями, что накладывались с помощью шарингана.
   - О, увы, это не ко мне, - рассмеялся Саске, - мое это вот...
   С этими словами, и тихим хлопком, в его руках появилось два вакидзаси, только для того чтобы через пару секунд так же исчезнуть.
   Кивнув, Нара подумал, что возможно иллюзиями стоит заняться ему. Теоретически они должны были даться ему не особенно сложно - как и для его клановых техник - для гендзюцу решающую роль играла инь составляющая чакры, которая в его клане традиционно была сильна.
   Своими мечами, точнее способом их появления, Учиха привлек внимание Нара к браслетам на руках его и Наруто. Приглядевшись, он понял что это не стандартное барахло, годное только таскать сюрикены и меняющееся чуть ли не каждую миссию. Неужели...
   - А эти браслеты сделал Наруто?
   Ответом ему был молчаливый кивок от блондина. Очень непростого, как выяснилось, блондина. Создание таких вещей это не генинский уровень владения фуин. Похоже, с ним будет интересно.
   - А кто-нибудь знает что-то о нашем наставнике? - Установившуюся ненадолго тишину, разбила единственная девушка в их компании, наконец решившаяся включиться в разговор.
   - Да, - ответил ей, как ни странно, Наруто, - я видел его несколько раз. Какаши бывший ученик моего отца. Джонин S-ранга, один из сильнейших бойцов в деревне. Имеет пересаженный шаринган. Владеет всеми стихиями. Также имеет призывных животных - собак.
   Чуть помолчав, он добавил:
   - Склонен опаздывать, если думает что ему это сойдет с рук. - С этими словами генин обвел взглядом аудиторию, в которой они к тому времени уже остались одни. Всех остальных разобрали по командам.
   - Значит давайте сделаем так, чтобы ему это с рук не сошло. - В уме Ульгрима уже созрел маленький план мести. Подобного пренебрежения, что высказал неведомый ему пока наставник, он не любил.
   - Мы имеем право подать заявление хокаге с требованием заменить наставника. - Реплика от Наруто оказалась для всех неожиданностью.
   - Что, вот так просто? Я никогда о таком не слышала. - Мию и подумать не могла о подобном.
   - Об этом не говорится, но в законах такая возможность предусмотрена. Главное чтобы заявление подписали все участники команды и причины были вескими. - Чуть подумав Наруто добавил - Хотя никто не гарантирует что запрос будет удовлетворен.
   - Ну, давайте этот способ отложим, - задумчиво протянул Саске, - дадим этому деятелю шанс. Но и просто так оставить все тоже неправильно. Наруто, а размести-ка над входом свою крыску.
   - Ты хочешь взорвать его? - Судя по тону, возможная гибель наставника генина ничуть не волновала.
   - Нет, ну это будет слишком. Просто пусть свалится ему на голову когда войдет.
   Под заинтересованным взглядом Нара и несколько брезгливым Мию, на парту шлепнулась дохлая лысая крыска, исписанная фуин. Шикамару пригляделся. Как он и предполагал, печать - явный нестандарт, хотя угадать ее природу и можно.
   Тем временем, крыса вдруг вскочила на лапки и, под пристальным взглядом Наруто, побежала к двери. Добежав, та вцепилась коготками в дерево и споро полезла вверх, вскоре заняв позицию прямо над входом.
   - И долго ты ее можешь так держать? - Решил уточнить Нара.
   - Сколько угодно.
   Еще с полчаса прошло в молчании - каждому было над чем подумать.
   Из своих мыслей генинов вывел звук открывающейся двери. В проеме наконец появился их наставник. Довольно высокий, он имел пышную серебристую шевелюру, удерживаемую повязкой с протектором, которая также скрывала и один его глаз. Вероятно с шаринганом. И это все что можно было сказать о внешности вошедшего мужчины. Нос и нижняя половина его лица была скрыты тканевой маской, оставляя на виду фактически только один глаз, а тело затянуто в стандартную форму шиноби с жилетом джонина.
   - А...
   Что хотел сказать новоприбывший, осталось неизвестным. Следуя выданным Саске указаниям, Наруто отпустил крысу, так и сидевшую над входом.
   Почувствовав неладное, джонин поднял лицо вверх и его оставшийся открытым глаз расширился в изумлении. Опознать взрывпечать на падающем на него животном опытному воину не составило труда. Реакция последовала незамедлительно. Полено, на которое заменился шиноби, с грохотом, показавшимся в тишине пустой аудитории оглушительным, покатилось по полу.
   - Проникся. - Выдал краткий комментарий Саске, оценив реакцию джонина.
   Тот появился снова уже через минуту. Обведя взглядом компанию генинов, он выдал:
   - Не нравитесь вы мне.
   - Вы нам тоже не особенно. - Ульгрим решил сразу расставить все точки над "и".
   - А ты не слишком нагл, генин? - Какаши хмуро смотрел на сына Фугаку.
   - В самый раз. Наше выживание зависит во многом от вас. Если вы не способны даже прийти вовремя, то может нам стоит обратиться к хокаге за другим наставником?
   - И ты думаешь, он вот так просто послушает кучку детишек? - В голосе джонина явно послышалась ирония.
   - Не послушает, будем вас перевоспитывать. У Наруто полно взрывчатых крыс. А еще, - Саске оглянулся на друга, - есть что помощнее?
   - Есть. Кабан. Тридцать печатей. Пять килограмм поражающих элементов.
   Ответ заставил вытянуться лица всех присутствующих, даже Саске, не ожидавшего что его друг развернется с таким размахом.
   Какаши хмуро глядел на генинов. Хотя могло показаться, что это шуточный диалог, в черных глазах Учихи не было ни капли юмора. Конечно, едва ли они всерьез собирались его взрывать, но вот их неприятие его пренебрежения своими обязанностями было более чем серьезным. Вполне могли пойти и к хокаге.
   Генины не могли этого знать, но столь малое опоздание, всего на час, уже было результатом заранее устроенной сенсеем ему головомойки. Намикадзе-старший прекрасно знал привычки своего ученика и позаботился о том чтобы донести до того свою позицию, которая сводилась к требованию обучить новое поколение наилучшим образом и не пренебрегая обязанностями. А иначе... Хатаке передернулся, вспомнив какие спарринги ему пообещал учитель.
   Не желавший брать команду, он бы может еще и поупрямился, однако, своей фразой о выживании, Учиха сам того не зная выбил почву из-под ног джонина. Такая постановка вопроса, при которой он оказывался виноват в гибели учеников вследствие своего небрежения, ударила по старым ранам. Теперь принципы Какаши, которым тот фанатично следовал, не позволили бы ему такого. Хотят обучения? Ну что же, они его получат.
   - Ммм. Даа... Не надо меня взрывать, я понял. - Какаши одним глазом умудрился продемонстрировать улыбку. - Что ж, начало знакомства вышло неудачным. Предлагаю переместиться на воздух и начать сначала.
  
  
  
  
  
  Глава четвертая
   Они расположились на крыше академии шиноби. Здесь, среди технических надстроек, частенько собирались ученики, прогуливая уроки, поедая обед, принесенный из дома, или пережидая паузу в расписании. За годы такого использования поверхность крыши изрядно облагородили - где-то были скамеечки, где-то навесы от солнца и дождя, с удобными местами для посиделок. Под одним из таких и расположился Какаши с учениками.
   Джонин внимательно оглядывал сидящих перед ним генинов.
   Наруто смотрел на него своими синими глазами абсолютно равнодушно. Яркие, как у отца, волосы коротко подстрижены. Повязка с протектором закреплена, как и у большинства шиноби, на лбу. Основная часть костюма явно от стандартного снаряжения ниндзя - черные штаны и водолазка из негорючей и непромокаемой ткани, прошитые чакропроводящей сеткой. На шее болтается, сейчас снятая, тканевая маска, похоже сходная с его собственной. Наверняка и фуин внутри, очищающие воздух, также имеются. На поясе можно было заметить несколько кармашков со свитками, видимо содержащими какие-то печати. Из безликого стандартного комплекта снаряжения выбивались две вещи. Во-первых, сверху Наруто носил плащ, похожий на плащ хокаге, разве что черный - пошитый из той же ткани что и стандартная форма. Также у этого были рукава на всю длину руки, странно свободные и широкие, а еще глубокий капюшон, сейчас откинутый на спину. Подсумки под метательное железо были нашиты прямо на полы плаща. Длиной одежка достигала щиколоток. Не самая практичная одежда, с точки зрения опытного шиноби. Второй вещью, выбивающейся из стандарта, являлись стальные браслеты, охватывающие предплечья блондина. Широкие, почти в ладонь. Еще немного и можно было бы назвать наручами. Выгравированные на их поверхности фуин были достаточно сложны, в сравнении с обычными печатями хранения. Со слов Минато он знал, что в них Наруто хранит заминированные трупы животных, вроде той крысы, что на него едва не свалилась в аудитории несколькими минутами раньше. А еще эти браслеты были от начала и до конца выполнены самим Наруто, о чем его сенсей говорил со вполне обоснованной гордостью.
   Далее шел Саске Учиха. Черноглазый брюнет смотрел на него пристально, изучающее. Также как и Наруто он стриг волосы едва ли не под корень. Повязка с протектором также на лбу. Все тот же стандартный комплект шиноби, разве что куртка заменена на явно заказную вещь, отличаясь от типовой капюшоном и какими-то кармашками нашитыми поверх. Подсумок с метательным железом на поясе. На шее маска, аналогичная той, что была у Наруто. Довершали вид очень похожие браслеты, хотя джонин видел что фуин на них немного отличается от того что был на браслетах Наруто.
   Шикамару Нара на своего наставника не смотрел. Ленивый брюнет уже откинулся на лежанку и глядел в небо. Вот его снаряжение было насквозь стандартным комплектом шиноби, от черной водолазки, до подсумка с кунаями, примотанного к бедру. Разве что протектор он повязал на плечо.
   Девчонка тоже ничем удивить джонина не смогла. Только что, была единственной, кто в этой компании смотрел на него с явным почтением в глазах. Свои волосы, длиной чуть ниже плеч, свежеиспеченная куноичи собирала в хвост. Протектор также носила на лбу. Снаряжение все тот же стандартный комплект шиноби.
   В целом джонин остался доволен осмотром. Все четверо носили стандартный комплект снаряжения, что было вполне разумно с их стороны - его практичность подтверждалась годами использования и тысячами шиноби. Конечно, при желании и наличии средств, стоит заказать или сделать себе что-то более продвинутое. Так видимо и поступили Наруто с Саске. Но для этого нужен уже определенный опыт. Да и те самые средства. Одним из нововведений четвертого хокаге, стало обеспечение генинов подобной формой - раньше новосозданные команды щеголяли в самых невероятных тряпках. К сожалению, и сейчас некоторые бестолковые, на взгляд Какаши, ниндзя следовали этой глупой моде. К счастью в его команде даже девушка предпочла практичность внешнему виду. Из картины несколько выбивался только плащ Наруто, но насколько джонин был знаком с его характером, для этого должна была быть какая-то причина.
   - Мм... Давайте познакомимся что ли... Пусть каждый расскажет о себе, что любит, чего не любит, к чему стремится...
   Не видя энтузиазма на лицах учеников, Хатаке ткнул пальцем в Наруто.
   - Давай начнем с тебя.
   - Люблю разрабатывать и применять техники. Не люблю нелогичное поведение. К чему стремлюсь... секрет.
   Выдав такую тираду, сын хокаге замолчал.
   - Хмм... Да... Секрет значит... Ну давай теперь ты. - Джонин кивнул на Саске.
   - Люблю мороженое. Не люблю идиотов. К чему стремлюсь... тоже секрет. - Учиха явно слегка издевался, хотя и говорил с совершенно серьезным видом. Какаши пока решил оставить этот момент без внимания.
   - Шикамару?
   - Люблю смотреть на облака. Не люблю напрягаться. Стремлюсь спать как можно больше.
   Да что же ему за команда досталась. С некоторой обреченностью джонин перевел взгляд на Мию.
   - Люблю... Ну данго, наверное... Не люблю риск, - вот это Мию знала точно, - стремлюсь стать чунином.
   - А вы сами-то что расскажете? - Естественно Учиха не мог промолчать.
   - Хм... Ну что я люблю... книжки одного писателя. Что не люблю... не важно. Стремления, ну тоже не важно... - Какаши совсем не хотелось изливать душу этому генину.
   - Оч-чень информативно, - сарказм в голосе Саске можно было, казалось, потрогать руками, - а книжки случаем не "Ича-ича"? - Ехидно уточнил генин.
   Дернувшийся глаз Какаши выдал его с головой.
   - Да лааадно? - Вылупился на него Саске. - Как это можно читать?
   - Ты-то сам откуда знаешь? Неужели кто-то дал ребенку такую книгу? - Какаши не любил обсуждать свои литературные пристрастия.
   - Нет, но Наруто рассказывал. - Огорошил наставника Учиха, с удовольствием глядя на выпучившийся в удивлении глаз джонина.
   Шокированный Какаши перевел взгляд на блондина, пытаясь совместить в своей картине мира насквозь рационального и холодного Наруто и серию книг отличавшуюся, скажем так, некоторой фривольностью и романтичностью.
   - Наруто, ты правда читал "Ича-ича"? - Осторожно спросил джонин.
   - Да.
   - Ааа... зачем? - Вот не верил Какаши что сыну его учителя вдруг захотелось почитать описание постельных сцен. Вопрос, откуда ребенок мог достать подобную книгу, он решил не задавать. Будучи не уверен, что хочет знать ответ.
   - Надо было. - Отрезал Наруто.
   Ну не рассказывать же ему было, что это стало частью его подготовки к академии шиноби?
   История вышла довольно забавная. Знающий асоциальную натуру друга, Ульгрим придумал план, как повысить его понимание социальной составляющей жизни людей. Конечно, от этого некромант не стал чувствовать такие вещи, но зато вполне мог сознательно их просчитывать. План был прост, Наруто читал художественную литературу. Маг методично изучал все что попадалось под руку, после чего шел к Ульгриму и они вместе разбирали по полочкам прочитанное, вычленяя из фантазии писателей те неписанные правила, что управляют межличностными отношениями. Однажды под руку некроманту подвернулась и "Ича-ича", доставив Ульгриму немало веселых минут, когда Варкастер скрупулезно ему пересказывал некоторые фривольные моменты, своим спокойным, равнодушным тоном.
   Надо сказать, план в целом удался, год подобных литературных вечеров не пропал зря. Маг хотя и не стал душой компании, но людей понимать стал лучше, благополучно проучившись семь лет в академии без особых эксцессов.
   - Ммм... Дааа... - Не нашелся что сказать Какаши. - Ладно, будем считать знакомство состоявшимся.
   И, уже переходя на серьезный тон, выдал указания:
   - Встречаемся завтра в шесть утра на десятом полигоне - он закреплен за нашей командой. Вы будете проходить испытание, которое окончательно определит, возьму ли я вас под свою опеку. Советую ничего не есть, а то вас может стошнить.
   Не дожидаясь ответа Хатаке исчез в шуншине, технике перемещения доступной джонинам.
   - Не понял, он что, действительно вот так просто взял и свалил? - Недоверчиво спросил Учиха, выйдя из короткого ступора после стремительной ретирады наставника. - Ты его не чувствуешь? - Он перевел взгляд на Мию.
   Та прислушалась к ощущениям. В радиусе ее восприятия было довольно много источников чакры, но наставника, чей отпечаток она успела запомнить, не ощущалось.
   - Нет...
   - Здорово, - Учиха скривился, будто съел лимон.
   - Расходимся? - последовала реплика со стороны Нара.
   - Ну если вы куда-то спешите... - Саске вопросительно переводил взгляд с Нара на Мию.
   - Если есть другие предложения, я готов выслушать. - Шикамару спешить было некуда, разглядывание облаков и игра в сёги от него никуда не денутся.
   - Нееет... - протянула Мию. Вообще-то ей было чем заняться, но она очень хотела влиться в эту команду, а значит стоило пообщаться с ними побольше.
   - Тогда у кого какие мысли на счет этого испытания?
   Ответил ему Наруто:
   - Какаши проводит некое "испытание с колокольчиками". В чем оно заключается, я не знаю.
   - И что он может сделать, если мы его провалим?
   - Максимум отказаться от нас. Тогда нам будут должны выделить другого наставника.
   В доме хокаге было довольно много литературы посвященной различным бюрократическим процедурам деревни. Читающий все подряд маг давно уже с ней ознакомился и теперь ориентировался в таких вещах запросто.
   - Я начинаю задумываться о том, что это было бы неплохим вариантом. - Хмуро пробормотал Учиха.
   Однако неожиданно Наруто ему возразил.
   - По моим сведениям, Какаши оптимальный для нас наставник. Он сможет помочь тебе с райтоном и шаринганом, Мию с суйтоном. Шикамару, если он захочет развивать свое сродство, тоже. Мне неизвестны другие джонины, способные дать нам больше.
   Генины некоторое время сидели молча, переваривая непривычно длинную речь Наруто.
   - Тогда, может, стоит подготовиться к испытанию? - Поступило предложение со стороны Шикамару. Не то чтобы ему очень хотелось что-то делать, но проигрывать он не любил, что порой заставляло шевелиться.
   - Здравая мысль, - Учиха кивнул, - тогда пойдем на десятый полигон, раз уж он теперь наш, и посмотрим в деле, кто что умеет?
   Возражений не последовало, и компания генинов покинула крышу академии, двинувшись в сторону полигонов.
  
   Мию возвращалась с импровизированной тренировки с новой командой подавленной. Нет, она знала, что ее и двух гениев разделяет пропасть. Но одно дело знать, а другое понимать.
   Саске демонстрировал невероятное владение мечами, отбиваясь от них троих, вооруженных кунаями, одновременно. Он же играючи выдыхал огромные шары жаркого пламени, немыслимо быстро собирая печати для техники, а потом следуя в шаге за пламенем с извлеченными из наручей в мгновение ока мечами. Про метание железа даже говорить не хотелось. Шаринган позволял Учихе поражать невидимые ему мишени, просчитывая траектории сталкиваемых в воздухе сюрикенов. А снаряжение? Карманы генина оказались полны взрывных печатей и дымовых бомб. В маске был фуин, фильтрующий воздух. По ее меркам - целое состояние.
   А потом вперед вышел Наруто. Одним ударом того, что он кратко назвал Жатвой, он превратил в сухостой целую рощу. Потом в его руке появился кунай со страшным, зазубренным лезвием и прикрепленной к кольцу проволокой, которым он нанес себе крайне неприятную рану на руке. Уж это ирьенин могла оценить. Затем последовал стремительный бросок, и дерево, в которое впился кунай, за секунду засохло. Генин же, стерев кровь с руки продемонстрировал здоровую кожу - рана затянулась. Все это с абсолютно равнодушным лицом, похоже вообще не чувствуя боли. И без печатей. А потом в ход пошли крыски. Оживший трупик грызуна шустро промчался к высушенному дереву и взорвался у его корней, заставив немаленькое дерево завалиться из-за развороченного ствола. Страшно подумать что мог бы натворить упомянутый им кабан... Тогда же она заподозрила, зачем парням нужны капюшоны - в ладони от ее головы пролетели какие-то ошметки несчастного животного. Но и на этом возможности сына хокаге не закончились. Он продемонстрировал технику Воздушных пуль, выполняемую с единственной печатью - концентрации. В его поясе оказались свитки хранения с немалыми запасами сюрикенов и кунаев, пищи и воды. Фактически Наруто постоянно таскал на себе запас снаряжения на довольно длительный поход. В довершение всего, его плащ тоже оказался усилен фуин, что при активации превращали одежду в своеобразный барьер, способный поглотить довольно серьезную стихийную технику, хоть и временно лишая генина подвижности - ткань переставала гнуться. Добила куноичи новость о том, что все фуин, используемые им и Саске, он сделал сам.
   На этом фоне Мию хотелось расплакаться, демонстрируя шоссен и свои техники суйтона: Водяной снаряд и Водяную волну. Она казалась сама себе медленной и неуклюжей, складывая полный набор печатей для их выполнения. Сила техник тоже не очень впечатляла - поломанные кусты, да выбоина в коре дерева от снаряда. Про академические техники из стандартного курса - хенге, технику маскировки, замену и призрачных клонов никто даже не вспоминал, их знание подразумевалось само собой разумеющимся.
   Немного утешало только одно, Нара Шикамару, наследник не последнего клана, тоже ничего особенно впечатляющего не продемонстрировал, кроме одной техники - Теневого подражания, захватив в которую несопротивляющегося Саске, заставил того повторять свои движения.
   Однако Намикадзе и Учиха не выглядели разочарованными слабостью своих напарников по команде. Наруто как всегда с равнодушным видом молча думал о чем-то своем. Саске же лишь одобрительно кивал, никак не выказывая неудовольствия.
   "Соберись, Мию" - сказала мысленно сама себе куноичи. - "Тебе повезло - с такими сильными напарниками у тебя больше шансов выжить. Разумеется, они подготовлены лучше, ведь они живут под одной крышей с сильнейшими шиноби Конохи. Их семьи богаты и могут обеспечить всем необходимым. Они просто так же как и ты использовали все свои возможности, только им повезло, и у них их было больше этих возможностей". Кивнув своим мыслям, Мию уже гораздо решительней зашагала домой. Они обязательно пройдут испытание, и она заставит наставника ее обучать на том же уровне, на котором обучали тех двоих. Чего бы ей это ни стоило.
  
   Нара Шикамару в задумчивости смотрел в небо, лежа на траве во дворе своего дома, и перебирая в уме события этого дня. А подумать было над чем. Его одноклассники продемонстрировали совершенно неожиданный уровень подготовки. Его разум уже прокручивал различные схемы и тактики, в которых он мог бы использовать эти способности. Тем более что Саске явно обозначил свое согласие с его командованием, по крайней мере, на поле боя. Наруто так же, похоже, ничего не имел против. По крайней мере, не счел нужным высказать свои возражения вслух. Единственная же девушка в их компании явно робела и совсем не претендовала на лидерство. Мию не продемонстрировала ничего особенного - обычный хороший уровень генина. Хотя для вчерашней бесклановой выпускницы академии и это было отлично. А учитывая что ее основные задачи это обнаружение противника и лечение его и Саске после боя... Наруто же в лечении похоже не особенно нуждался - лишь бы рядом была какая-нибудь растительность.
   Шикамару вздохнул - теперь ему придется приналечь на тренировки. Да это было напряжно, но у наследника Нара тоже была своя гордость, хоть он и тщательно это скрывал. Позволить напарникам превосходить его в силе настолько, что на их фоне он был фактически бесполезен в бою, он не мог. И у него уже были мысли о том, какая клановая техника ему пригодится. Да и еще насчет наставника по гендзюцу стоит расспросить родителей. Вероятно, это все же будет полезнее, чем развивать сейчас стихии с нуля.
   С протяжным стоном лентяй встал и, бросив в никуда усталое, "Как же напряжно", пошел искать отца.
  
   Десятый полигон давно опустел - уже смеркалось. Но Какаши Хатаке продолжал смотреть в небо, сидя на ветке дерева. Шуншин унес его с крыши академии совсем недалеко. Джонин с легкостью проследил за своими подопечными, оставаясь незамеченным и проверяя, что те будут делать, как среагируют на его, довольно грубый, уход. Генины смогли его удивить. Нет, не уровнем подготовки, хотя тот впечатлял. Тем, что пришли сюда вместе. Тем, что показывали друг другу свои техники, не хвастаясь, а чтобы понимать, что от кого ожидать. Тем, что и не думали издеваться над Мию, явно смотревшейся бледно на их фоне и переживавшей из-за этого. Тем, что готовились вместе ему завтра противостоять. Сами того не зная, они уже прошли тест. Они стали командой. Однако испытание он им все равно устроит. Надо все же посмотреть на что они способны вместе. Внутренне смирившийся с тем, что у него будет команда, Хатаке наконец покинул полигон и не торопясь побрел домой.
  ***
  
   Стояло раннее утро. Недавно взошедшее солнце освещало косыми лучами десятый полигон, заставляя деревья отбрасывать длинные тени. На том со вчерашнего дня ничего не изменилось. Роща, уничтоженная Жатвой, так и стояла сухим памятником самой себе. Раскуроченный ствол дерева, что пало жертвой демонстрации взрывчатой крысы, лежал на прежнем месте. Сам полигон представлял собой обширную прогалину, давно вытоптанную поколениями генинов. Вокруг возвышался лиственный лес, с весьма густым подлеском, в котором смешались кусты и травы.
   Мию позевывая - нервничая и переживая события прошлого дня, она долго не могла заснуть - оглядывала площадку. Похоже, она пришла первой. Хотя нет. На противоположном краю прогалины она заметила большое черное пятно. Там на своем плаще лежал на спине Наруто. Поколебавшись, она все же решила подойти к нему. Сначала ей показалось, что тот спит, однако, стоило ей приблизиться, блондин открыл глаза и, узнав девушку, кратко поздоровался:
   - Привет.
   - Привет.
   Мию замолчала в растерянности, не зная о чем с тем говорить. Но похоже Наруто в общении и не нуждался, снова закрыв глаза и погрузившись не то в сон, не то в свои мысли. Немного подумав, девушка также прилегла, в нескольких шагах от сокомандника, там, где был клочок не вытоптанной травы. Разнежившись на солнышке, она сама не заметила, как задремала.
   - Я попал в команду засонь. Теперь я это понял, да. - Веселый голос Саске вырвал куноичи из неглубокого сна.
   Заполошно вскочив, она оглянулась по сторонам. Наруто все так же валялся на своем плаще. Однако в нескольких метрах от них, под деревом, обнаружился так же мирно дрыхнущий Шикамару. Похоже, что лентяй, придя и обнаружив напарников, занимающихся его любимым делом, поспешил к ним по-тихому присоединиться.
   - Я не сплю. Я медитирую с закрытыми глазами. - Сказанный абсолютно серьезным голосом комментарий Наруто, заставил Мию хихикнуть.
   - Он не шутит. - Громким театральным шепотом сказал ей Саске, поднимая настроение еще больше.
   - Разбудим Шикамару? - Мию неуверенно посмотрела на Нара.
   - Да зачем? Все что хотели вчера обсудили, а наставника пока нет.
   И тут у Мию заурчал живот, заставляя ту покраснеть.
   - Ты что, ничего не ела? - Саске внимательно на нее посмотрел.
   - Ну, наставник же сказал что может стошнить...
   - Ну и что? Стошнит и стошнит. Энергия организму все равно нужна.
   Сам Саске основательно подкрепился, предчувствуя хорошую драку. Он обоснованно сомневался в том, что наставник сможет продемонстрировать что-то, способное вызвать тошноту у того, для кого выражение "по колено в крови" зачастую не было метафорой.
   - Наруто, дай паек.
   Тот не глядя нашарил на поясе маленький свиток и кинул его в Саске. Уже через минуту на траве оказалась накрыта скромная трапеза.
   - Наруто. - Окликнул Учиха друга.
   - Хн?
   - Надо будет пополнить свитки из расчета на всю команду.
   - Хорошо.
   Мию насыщалась в тишине. Саске также завалился на траву, прикрыв глаза - несмотря на свой комментарий о сокомандниках, он сам был не прочь поспать. Изрядно проголодавшаяся девушка, чей голод был поддержан явно более опытным Учихой, не нашла в себе сил отказаться от угощения. Еда в свитке оказалась простой, но калорийной. Купленные явно в неплохой пекарне пирожки, оставшиеся благодаря фуин даже горячими, а также плитки запрессованных сухофруктов. К еде прилагалась бутылка воды. Паек на один раз для одного, край двух человек.
   Насытившись, девушка в растерянности огляделась. Все ее напарники валялись, кто в теньке, кто на солнце и мирно спали. Подумав, Мию вернулась на свое место и тоже задремала - зачем выделяться из команды? Тем более что это так приятно...
   Сегодня Какаши почти не опоздал, придя на назначенную встречу всего на полчаса позже указанного времени. Однако картина, представшая джонину, заставила того нервно дернуть глазом. Его генины... спали. Очевидно, и не думая нервничать перед испытанием. Хотя, похоже, не все.
   Услышав шаги - джонин не думал скрываться - Наруто, приподняв голову и узнав Хатаке, громко оповестил напарников:
   - Подъем. Наставник пришел.
   В отличие от других генинов, Наруто действительно медитировал.
   Реагируя на голос блондина, Саске и Мию быстро проснулись и встали, готовые слушать джонина. На то чтобы растолкать Шикамару понадобилось чуть больше времени. Однако через пару минут команда номер семь все же выстроилась перед Какаши, поедая его глазами. Ну, или, по крайней мере, глядя в его сторону.
   - Хмм... Значит так. Ваша задача отобрать у меня вот эти два колокольчика. - Хатаке поднял руку, демонстрируя названные предметы, а затем привязал их к поясу. - Время у вас до полудня. В средствах вы не ограничены.
   Рассказывать свою обычную сказку про то, что те, кому не достанется колокольчиков, вернуться в академию он не стал, сомневаясь, что эти ушлые генины в нее поверят. Встав посреди полигона, он некоторое время размышлял, не стоит ли демонстративно начать читать книжку, но решил не зарываться. С шитоном Наруто шутки плохи.
   - В лес. - Собравшийся и отбросивший сонливость, Нара был лаконичен.
   Команда генинов в два прыжка скрылась среди деревьев, под одобрительным взглядом джонина.
  
   Юные шиноби собрались на крошечной полянке, окруженной надежно скрывающими их кустами.
   - Сможете его достать в прямом бою? - Первым делом, Нара обратился к их штурмовикам.
   - Без шансов. - Уверенно ответил Учиха.
   - Точно?
   - На прошлой неделе мы имели спарринг с хокаге, Хатаке его ненамного слабее. - Озвучил Саске, не замечая взлетевших в удивлении бровей Мию.
   - И как он? - Шикамару тоже не остался равнодушен к новости.
   - Монстр. - Лаконично ответил Учиха, вызвав согласный кивок Наруто. - Мы показали все, на что способны, а он использовал одну только замену.
   Тот бой произвел на Ульгрима изрядное впечатление. По его мнению, сейчас он был близок к тому уровню, на котором получил звание Мастера Меча. Однако Намикадзе-старший отбивался от него одной рукой, с непринужденной небрежностью. А ведь он не использовал вообще каких-либо техник. Мнение мечника о здешних бойцах, и так не низкое, изрядно повысилось. Похоже, в деле ближнего боя здешний мир обошел Каирн.
   Полянка ненадолго погрузилась в тишину. Накануне Шикамару провел немало времени вспоминая все, что успел узнать о своих сокомандниках за время учебы и прошедший день, и теперь его разум с лихорадочной быстротой комбинировал и сопоставлял эту информацию, вырабатывая и отбрасывая десятки сценариев боя.
   - Мию... - медленно начал Нара.
   - Да? - Удивленно ответила девушка.
   - Помнится тебя очень хвалили наставники по актерскому мастерству?
   - Да, было такое. - Эти уроки действительно ей нравились и, что важнее, легко давались.
   - Значит, слушайте план... - Разум аналитика наконец нашел приемлемое решение.
  
   Какаши еще не успел заскучать, когда генины выскочили из леса.
   Первым делом в его сторону отправилась целая туча различного железа, выпушенного всей командой одновременно. Учиха, в чьих глазах уже горел огнем шаринган, превзошел сам себя, меняя бросками своих сюрикенов траектории снарядов напарников на наиболее опасные. Кунаи в руках Хатаке слились в едва различимые полосы, отбивая все, что в него было выпущено. Не снижая темпа метания железа, Шикамару и Мию разошлись в стороны, затрудняя джонину работу атакой с разных направлений. А в лоб тем временем уже несся огненный шар, выпущенный Учихой. Джонин решил, что лучше от такого напора уйти и нырнул под землю с помощью техники дотона, выполненной на чистом контроле. Вынырнув через несколько секунд в нескольких метрах от края леса, Какаши смог лишь похвалить себя за правильное решение - судя по очередному, но на этот раз еще и разгорающемуся, сухостою на краю полигона, за огненным шаром шла Жатва.
   На то чтобы определить, где появился их наставник, Учихе понадобилась буквально секунда. Тот был недалеко относительно него, и мечник сорвался в бег, пытаясь завязать ближний бой. Однако Какаши надоело стоять в обороне и, быстро погасив разгорающийся лес техникой суйтона, он сам атаковал, стремительно складывая печати. Навстречу Учихе отправился Воздушный удар, в Наруто полетела вереница небольших огненных шариков, на встречу Нара и Мию побежали теневые клоны.
   Однако контратака не особенно ему удалась. Саске взвился в прыжке, выгибаясь в полете параллельно земле, пропуская под собой технику. Наруто принял огонь на свой плащ, закрыв голову капюшоном и активировав фуин. Мию сумела смыть медлительного клона суитоном, а Нара своего просто закидал железом. Тем временем Учиха уже добежал до джонина начав умело атаковать того сразу двумя мечами. А от Наруто уже неслись две распластавшиеся в беге тени - очередные обитатели леса, после смерти, превращенные в бомбы. Шикамару присел, удерживая знак концентрации, объединяя свою тень с, по-прежнему, длинными тенями деревьев, пытаясь поймать джонина в Теневое подражание. Мию торопливо складывала печати, собираясь добавить к атаке Водный снаряд.
   Какаши мог только порадоваться их слаженности, далекой от идеала, но превосходной для команды существующей второй день. Однако оставаться на месте ему что-то расхотелось, поэтому волевым усилием джонин выполнил замену, оставляя вместо себя пенек, что тут же был разрублен мечом Учихи.
   Скрывшись в деревьях он наблюдал за действиями генинов. Мию, не растерявшись, быстро сообразила применить свои способности сенсора, махнув рукой в сторону где засел Хатаке. Тот сейчас специально не скрывался. Шикамару подал знак и генины прыжками скрылись в лесу, оставляя на поле лишь две заминированные тушки, что сейчас не шевелились, оставленные силой шитона. Поняв, что его попытаются окружить, спутывая ученикам карты, Хатаке вновь выскочил на поле. Подальше от мертвых животных и отслеживая тех взглядом.
   На какое-то время все стихло. Какаши чутко прислушивался к звукам леса. Тренированный слух джонина четко фиксировал местонахождение генинов. Те были отлично обучены, но лишь для своего уровня, с точки зрения Хатаке, топая как стадо коров. Сейчас джонин знал, что его ученики вновь собрались в одном месте, видимо обсуждая стратегию - слов даже он разобрать не мог. Спустя минуту, ученики разделились, обходя поле, явно желая напасть с разных сторон.
   На противоположный, от их междусобойчика, край отправился Наруто - того выдавало характерное шуршание плаща. Несколько минут ему потребовалось чтобы занять позицию. Хатаке напрягся, готовясь к отражению атаки. И Наруто не заставил себя ждать - из леса к джонину понеслась необычайно плотная багровая дымка Жатвы. Он уже собирался отпрыгнуть в сторону, когда дымка вдруг пропала. Его чуткий слух уловил звук падения тела, со стороны генина и вновь установилась тишина. Нахмурившись, Какаши ждал дальнейших действий учеников, однако те что-то не торопились. Тишина стояла еще какое-то время, а потом генины начали, по-прежнему скрываясь в лесу, сползаться к тому месту, где был Наруто, которого Хатаке все так же не слышал. А спустя минуту как они собрались, из леса выскочила Мию.
   - Наставник! Наруто потерял сознание! - В глазах девушки стояли слезы, а голос слегка дрожал. Та явно была готова впасть в панику.
   - В самом деле, от чего же? - В принципе это объясняло, почему он перестал его слышать
   - Он сказал, что выдаст особо сильную технику, с которой наша атака и должна была начаться! Да помогите же, ему в больницу надо! - В голосе куноичи прорезалась злость.
   Отбросив сомнения, Какаши поспешил к месту где собрались генины. Добежав, он окинул картину взглядом. Наруто лежал на спине, над ним склонился Шикамару, похоже что проверяя дыхание. Учиха стоял в стороне, явно растерянный.
   - Дай взглянуть... - Хатаке склонился над сыном своего друга, присев рядом с Шикамару... и тем самым попал в его тень.
   Джонин слишком поздно заметил что, склонившись над Наруто и закрывшись от него спиной, Нара удерживает знак концентрации. Неожиданно он потерял контроль над своим телом. Лишь секунда понадобилась джонину S-ранга, чтобы сбросить технику генина, но тихий свист рассекаемого воздуха и звон сообщили тому, что Учиха успел срезать колокольчики. Хорошо еще, что он успел увернуться от выстрелившей вверх руки Наруто - та сцапала только воздух, вместо воротника Какаши. Попасться еще и под Поглощение жизни было бы слишком - генины и так умудрились его обставить.
   Отскочив в сторону, джонин окинул быстрым взглядом всю компанию. Учиха стоял радостно скалясь, и помахивая зажатыми в руке колокольчиками. Мию, с лица которой, словно по волшебству, исчезли паника и слезы также радостно улыбалась. На лице Шикамару, хотя тот и старался держать марку, он также заметил тень триумфа. И только Наруто поднимался с земли с привычно равнодушным лицом.
   - Хмаа... Вы молодцы. - Вполне искренне сообщил генинам Какаши. Переиграть джонина дорогого стоило.
   - Значит мы прошли? - На всякий случай уточнила Мию, не верящая своему счастью.
   - Безусловно.
   - Когда начнем тренировки? - Спросил Учиха. Он еще не избавился до конца от скепсиса в адрес наставника.
   - Сейчас. - Улыбнулся одним глазом Какаши.
  
   Вечерело. Команда усталых генинов развалилась на диванчиках в одном из бесчисленных ресторанчиков клана Акимичи. Небольшое, на пяток столов, заведение как раз специализировалось на обслуживании команд шиноби, желающих восполнить силы после напряженной тренировки. Владелец и, по совместительству, главный повар прекрасно знал, что тем нужно. Сам бывший ниндзя, которому повезло дотянуть до старости, он позаботился о создании в своем ресторане уютной, расслабляющей атмосферы. Приглушенный свет, стены обитые темными деревянными панелями, тихая, ненавязчивая музыка из старого музыкального автомата, заглушающая разговоры за соседними столиками, но не мешающая общаться одной компании. И, конечно, еда. Обильная и вкусная, как и положено в заведении Акимичи.
   В середину стола, за которым расположилась команда номер семь, была вмонтирована плитка, с решеткой для жарки, на которой сейчас доходила, под чутким контролем Саске, первая порция мяса. Стол был уставлен мисками и плошками с соусами, закусками и гарнирами.
   Какаши загонял их основательно. Первое занятие джонин вполне логично посвятил выяснению физических возможностей доставшихся ему учеников. Бег, обычный и с препятствиями, поднятие тяжестей - у наставника оказались с собой свитки с изрядным количеством инвентаря - подтягивания и приседания, растяжка и, конечно, бесчисленные спарринги. Генины сражались и друг с другом и с наставником, вместе и поодиночке. И никаких техник или оружия, чистое тайдзюцу.
   Вымотав учеников физически, Хатаке щедро подарил им перерыв на обед, который состоял из запасов Наруто - никто не хотел тратить время отдыха на беготню до какого-либо заведения, а прихватить с собой другую еду не догадались. После перекуса наставник взялся за чакру, определяя их способности, размер резерва и контроль. Выяснив, что ходить по деревьям умеют все, с некоторых пор это упражнение преподавали в академии, а вот по воде только Наруто, он порадовал генинов сообщением, что им понадобятся купальные костюмы. Хотя, желающих мокнуть в обычной одежде, он, конечно, отговаривать не будет.
   Предсказуемо по своим возможностям лидировали Саске и Наруто. Физические кондиции у первого были гораздо выше, чем у всех остальных, он не дотягивал до чунина только в силу возраста, продолжая расти. Наруто не сильно отставал, начав тренировки в раннем детстве. Он же имел самые большие запасы чакры, и феноменальный для них контроль. Ведь известно, что чем больше чакры, тем труднее ее контролировать. Мию и Нара оказались примерно наравне по физическим возможностям и в объеме чакры. А вот контроль у теневика оказался выше, хотя назвать его плохим и у девушки, с ее-то подготовкой ирьенина, тоже было нельзя.
   Покивав своим мыслям, джонин уточнил у учеников, что те хотят развивать в первую очередь, помимо того что он сочтет для них обязательным? Мию сразу же попросила потренировать ее в суйтоне. Саске спросил про райтон - он давно знал, что тот весьма полезен для бойцов ближнего боя, но в клане не нашлось того, кто бы им владел в достаточной степени и при этом имел возможность и желание преподавать. Нара спросил не может ли наставник помочь с учителем по гендзюцу и тот, одобрительно кивнув, сказал что подумает, была у него одна знакомая... Из компании выбился только Наруто, заявив что он сейчас сосредоточен на освоении шитона, для чего на данный момент требуются исключительно длительные медитации. Какаши оставалось лишь кивнуть. Он мог предложить сыну своего учителя только пару техник футона, который тот пока не собирался дальше развивать. Фуин ему явно лучше преподадут дома, где было аж два мастера этого искусства. Ну а с шитоном никто ему помочь не мог.
   Так и прошел их день, чьи итоги сейчас генины и подводили, собравшись на совместный ужин. Хатаке от приглашения пойти отказался, сославшись на какие-то свои дела и необходимость обдумать план тренировок.
   - Ну что, все оказалось не так плохо, как я думал. - Начал Саске, не спуская глаз с готовящегося мяса.
   - Это ты о чем? - Вяло отозвался уставший Нара, разрывающийся между желанием заснуть прямо сейчас и заснуть чуть позже, набив сначала желудок.
   - О наставнике, конечно. Похоже, он все же решил взяться за нас всерьез. Это хорошо. - К концу дня скепсис мечника в отношении Какаши успел рассеяться.
   - Угу.
   Спустя пару минут тишины, Саске снова подал голос:
   - Мию, Нара, подумайте, что вам нужно будет из фуин снаряжения - Наруто, сделаешь?
   - Угу.
   - Но... Нет... Это слишком дорого... - забормотала не ожидавшая такого девушка. Она и здесь-то была только потому, что Учиха, словно зная, что у нее нет денег на ресторан Акимичи, сразу уточнил, что он угощает. Мию не смогла устоять, тем более что надо же вживаться в команду... Но фуин снаряжение, да еще работы пусть и юного, но Узумаки. Это не пара порций мяса. Такие вещи стоили действительно дорого. Не по карману не только ей, но и уже получающему деньги за миссии генину.
   - Считай это подарком.
   - Нет, я не могу такого принять. - Стояла на своем Мию.
   - В таком случае просто считай что я не хочу подохнуть на миссии из-за того, что у тебя кончились в сумке лекарства, или от того что ты попала под действие газа. - Голос Учихи лязгнул сталью. - У нас в команде будущий мастер фуин и это преимущество надо использовать. Если мы можем повысить свои шансы в бою за счет предварительной подготовки, это надо сделать.
   Наруто даже соизволил сопроводить эту тираду согласным кивком.
   Не в силах спорить с этими, вполне логичными, аргументами, да еще и поданными весьма прохладным голосом, Мию смогла лишь тихо произнести, опуская голову:
   - Спасибо...
   Нара спорить с Учихой не собирался, хотя представлял стоимость работы Наруто наверно гораздо лучше девушки. Однако до аргументов Саске он и сам уже дошел, раздумывая как бы попросить блондина поработать над его снаряжением. К его радости, друзья сами подняли этот вопрос. И, хотя предложение поступило от Учихи, похоже, Наруто не возражал.
   - Ну, тогда давайте есть, мясо готово. - Снова переключившийся на веселый тон, мечник потянулся палочками к еде.
   Дальше вечер пошел своим чередом, сопровождаемый сосредоточенным стуком палочек да редкими репликами ни о чем...
  
   - Ну что ты скажешь о наших новых напарниках теперь? Изменил свое мнение? - Задал некроманту вопрос Ульгрим.
   Уже окончательно стемнело. Они давно покинули ресторан Акимичи и, расставшись с Нара и Мию, сейчас расположились в саду дома Намикадзе, под старым платаном, там, где долгие десять лет назад маг впервые в этом мире использовал свою силу.
   - Да.
   Вчера Варкастер, возвращаясь с их импровизированной тренировки, на аналогичный вопрос друга ответил кратко и емко - "Балласт". Однако этот день его мнение радикально изменил. Маг честно себе признавался, что в спарринге с учителем он оказался самым бесполезным, невзирая на всю свою силу. Решающими же факторами их победы стали актерский талант Мию и хитроумность Нара. В принципе, некромант самокритично признавал, что при всей мощи своего интеллекта, он чистый штурмовик, мало чем отличаясь в этом плане от мечника. Неожиданные таланты их новых соратников могли удачно компенсировать эту ограниченность.
   - Фуин им долго делать?
   - Смотря что они захотят.
   Это искусство, которое с удовольствием осваивал Варкастер вот уже несколько лет, имело колоссальную скрытую сложность. Любое отклонение от эталона печати требовало пересчета множества параметров. Другой материал? Сложная форма поверхности? Нужна большая стабильность или скорость запечатывания? Вперед - считать. А еще само нанесение фуин, тонкая работа кистью, резцом или чакрой, где каждый миллиметр должен быть идеально выверен... На отработку всего этого, для достижения его нынешнего уровня, потребовались тысячи часов долгих и кропотливых тренировок. Новое поле деятельности так увлекло Варкастера, что он даже замедлил восстановление своих навыков мага в пользу освоения фуин.
   - Что-то типа твоего плаща явно будет слишком жирным. - Упомянутый предмет одежды был на данный момент самым сложным творением Варкастера. С трудом доведя его до конца, он счел, что подобное решение чересчур трудоемкое - фактически он занимался им весь последний год учебы в академии.
   - Маски, стабильные печати хранения, наборы взрывпечатей. - Маг помедлил, прикидывая, - это пара месяцев наверно. Если в процессе не вскроются какие-то сложности.
   - Мне не хочется уходить на миссии С-ранга пока они не будут готовы. Такие задания всегда рискуют превратиться в B-ранг. - Пояснил Ульгрим свой интерес.
   Вообще градация сил, сложности миссий и других вещей в жизни шиноби была проста. В порядке возрастания шли D-, C-, B-, A- и S-ранги. Применительно к миссиям, D- фактически был просто разовой работой, не связанной с боями. С - значит есть риск противодействия обычных людей, не шиноби. B - можно столкнуться с враждебными шиноби до чунина включительно. А - возможен бой с джонинами. Ну а S это всегда было что-то уникальное, сложное и крайне опасное.
   - Ладно. Пойду я уже. До завтра. - Саске поднялся.
   - До завтра.
   Проводив взглядом друга, сиганувшего через забор одним прыжком, маг плавно перетек в позу лотоса. У него есть еще пара часов на медитации. Работа по восстановлению Чистого Разума шла полным ходом.
   Тишина опустилась на сад, укутывая неподвижного мага, что бродил по самым дальним тропам собственного сознания.
  
  Глава пятая
   Благородный и отважный самурай спешил к своей возлюбленной. Невинная дева, которую он так любил, была заточена в мрачной башне родительского замка - деспот-отец желал выдать ее за немилого, разлучив с любимым. Но дева воспротивилась его воле и призвала своего возлюбленного, дабы упасть в его объятия, вместо постылого брака. И вот герой, превозмогая трудности, взбирается по стене движимый силой их любви.
   Бред? Полный. Но Кота Андо имел богатый опыт по проникновению в спальни невинных и романтичных девиц и точно знал, что залог приятного томного вечера в правильном настрое. Конечно, если вы хотите чтобы вечер вышел действительно томным. Вздохнув, самурай оценил взглядом расстояние до земли. Пожалуй, отсюда он еще сможет спрыгнуть, ничего себе не сломав - усиленное чакрой тело выдержит. Самураю не нравилось что луна, которая вообще-то должна была заливать своим светом замок кугэ, по одной из башен которого он сейчас взбирался, давно скрылась за тучами. Если хлынет ливень, что было не редкостью в эту пору года, он окажется в весьма неприятном положении, вися на заливаемой потоками воды стене. Увы, бегать по вертикали, подобно шиноби, он не умел. Так что приходилось по старинке цепляться за выбоины и щели в каменной кладке, уповая на усиленное чакрой тело, да кошачью лапу. Что было бы более чем рискованно под дождем. С другой стороны, юная Айане была так прелестна. Этот прекрасный цветок занял бы достойное место в списке его побед...
   Однако выбор сделали за Като. Ощутив, как ему на плечо что-то шлепнулось, самурай повернул голову и столкнулся нос к носу с крысой. Насколько можно было разглядеть в потемках, абсолютно лысой. Прежде чем стенолаз успел что-то предпринять в адрес наглого грызуна, сверху раздался глухой голос:
   - Крыса заминирована. Спускайся. Медленно.
   Подняв голову, самурай увидел невысокую фигуру, что стояла на стене параллельно земле. Шиноби. Вечер явно не удался.
   Естественно подчиняться требованию Като не собирался. Местный кугэ совсем не славился снисходительностью, и ловеласу, пойманному на пути к спальне его дочери, ничего хорошего не светило. Выброс чакры сдул с его плеча грызуна и одновременно отбросил его от стены, отправляя в свободное падение. Однако красивого прыжка не вышло. Голос не соврал - крыса действительно взорвалась, приложив самурая взрывной волной и превращая точно просчитанное движение в беспорядочное кувыркание.
   Упал он более чем неудачно, впечатавшись плечом в землю. Хруст и боль однозначно указали на перелом - левая рука стала бесполезна. Однако чтобы остановить самурая, такой травмы недостаточно. Он уже начал подниматься, когда его вдруг накрыло невыразимой слабостью, словно он несколько раз взобрался до верха пресловутой башни и спустился обратно. Ошеломленный, самурай замешкался, борясь с невесть откуда взявшейся усталостью, и не успел среагировать на атаку спрыгнувшего следом шиноби. Последнее, что он увидел перед тем как вырубиться, был летящий в лицо кулак.
  
   - Но, ото-сан! Я люблю его! - крики за дверями кабинета кугэ и не думали стихать.
   Варкастер раздраженно выдохнул и прикрыл глаза, отрешаясь от раздающихся воплей. Их первая миссия С-ранга заключалась в охране Айане Сайто, дочери Ибуки Сайто, кугэ одной из провинций Страны Огня. Ту должны были в скором времени выдать замуж за наследника кугэ другой провинции. Типичный брак по расчету, призванный значительно усилить влияние рода Сайто. Что было многим не по нраву. Ибуки опасался, что его дочь могут попытаться убить, чтобы сорвать свадьбу, поэтому и нанял шиноби. Всего лишь С-ранг миссии объяснялся просто - шиноби Конохи не брали заказов на убийство граждан своей страны. И уж тем более уже взяв заказ на охрану. Нанять же кого-то из другой скрытой деревни для операции на территории Страны Огня, было не по карману противникам кугэ. По крайней мере, тот так считал. На случай же столкновения с нукенинами, отступниками, изгнанными из своей деревни, была оговорена возможность повышения ранга миссии до В. С соответствующей доплатой, разумеется.
   Когда Мию, что дежурила в паре с Варкастером, сообщила что чувствует чужой источник чакры, маг даже обрадовался - он хотел проверить свои навыки в реальном бою, с кем-то, кто не превосходил бы его на голову, как хокаге или Какаши. Однако, девушка разочаровала его, пояснив, что источник много слабее него. Но хотя бы стоило попытаться взять лазутчика живьем - может он не один, и удастся выбить информацию об остальной команде.
   Лучше б он этого самурая прирезал по-тихому и запечатал тело.
   Как оказалось, тот оказался совсем не убийцей, а воздыхателем их подопечной, которого она же сама и пригласила на ночное свидание. Не то она не смогла предупредить того вовремя о том, что ее начали охранять шиноби, не то решила что он сможет прокрасться мимо них. Так или иначе, но биджев самурай полез ночью на башню, в которой располагались комнаты Айане. С известным результатом. Естественно, пропустить взрыв под окном девушка не могла, и, быстро выяснив, что случилось, теперь ругалась с отцом, отстаивая жизнь поклонника. И логика подсказывала магу, что и так невзлюбившая его почему-то дочь кугэ станет после этого происшествия еще несносней.
   Неожиданно за дверями кабинета установилась тишина. А еще спустя пару секунд дверь распахнулась, выпуская бегущую девушку. Ожегши шиноби ненавидящим взглядом, та понеслась по коридору. Варкастер успел заметить заплаканное лицо и след от пощечины на щеке. Похоже, кугэ вконец надоели капризы дочери. Опять раздраженно вздохнув, шиноби поспешил следом - упускать охраняемый объект было никак нельзя. Мию от него не отставала.
   Вихрем пронесшись по коридорам и лестницам замка, Айане скрылась в своей спальне, захлопнув дверь под носом шиноби.
   - Стой здесь. Я буду снаружи. - Выдал указания Варкастер.
   Дождавшись кивка напарницы, шиноби отправился к ближайшему окну, чтобы выбраться на стену.
   Потоки воды барабанили по голове и плечам, сливаясь в ручейки и потоки и, проложив себе путь среди складок плаща, срывались в пустоту, распростершуюся под ногами Варкастера. Ночной ливень все-таки начался. Однако качественная одежда шиноби и не думала промокать, а чакра согревала тело. Так что он чувствовал себя вполне уютно. Маг висел под окном их подопечной, прилипнув, с помощью чакры, спиной к стене и размышлял.
   Недавно он смог восстановить возможность собирать заклинания второго круга. Однако практическое их использование было фактически невозможно. Чтобы представить себе четырехмерный знак, магу приходилось погружаться фактически в медитацию. Вдобавок, процесс занимал минуты, порой десятки минут. Об удержании такой концентрации в бою, речь даже не шла. Однако были среди заклятий второго круга те, что при активации давали длительный эффект и при этом не требовали поддержания знака в процессе работы. Призывы демонов. И теперь маг прикидывал, можно ли каким-то образом подвести тех под его "кеккей генкай" или выдать за призывных животных.
   - Наруто!!! - мысли мага прервал вопль Мию, раздавшийся из комнаты.
   Маг ввалился в спальню дочери кугэ прямо через окно, в вихре разбитого стекла и воды. Тон напарницы был явно слишком встревоженным, чтобы тратить время на вежливость.
   Быстрый взгляд кругом. Стены, задрапированные шелком; роскошная кровать с балдахином; здоровенный платяной шкаф; туалетный столик с тремя огромными зеркалами, заставленный какими-то пузырьками и коробочками; секретер в углу; свечи в настенных подсвечниках, заливающие помещение мерцающим желтым светом. И никаких следов Айане.
   - Я проверила в очередной раз комнату, а ее тут не оказалось. - В голосе Мию сквозила легкая паника.
   Сенсорные навыки девушки были несовершенны. Она не могла ощущать окружающее постоянно, требовалась определенная концентрация. Поэтому она "оглядывалась" с периодичностью в несколько минут. Еще одним недостатком была невозможность ощущать на большом расстоянии обычных людей, не имеющих чакры. Ощутить Айане в соседней комнате она могла, а вот указать где та сейчас, явно как-то выбравшаяся из комнаты, нет.
   Первым делом маг собрал печать концентрации, создавая теневого клона. Тупой болванчик, созданный с единственным посылом - разбудить их напарников, унесся по коридору. После того как улеглась суета, вызванная взрывом и плененным самураем, те снова отправились отдыхать. Их пару должен был сменить Хатаке, взяв на себя самою тяжелую, предутреннюю смену, Шикамару же с Саске должны были сопровождать Айане днем.
   Позаботившись о том чтобы поднять тревогу, маг снова оглядел помещение. Безнадежно. Уж если Учиха со своим шаринганом ничего не заметил...
   - Потайной ход. - Высказал свои мысли вслух Варкастер.
   Мию несколько секунд переваривала его слова, а потом девушку осенило:
   - Тот самурай! Наверняка к нему помчалась.
   Маг замер, просчитывая варианты. Предположение выглядело достоверным. Из разговора, услышанного под дверями кабинета кугэ, он знал, что неудачливого любовника заперли в подземелье, где предками нынешнего владельца замка была оборудована немаленькая тюрьма.
   - Я к камерам. Догоняй. - С этими словами шиноби выпрыгнул в окно.
   Мощная чакросистема и крепкое, даже по меркам шиноби, тело, доставшиеся ему от предков - Узумаки, в сочетании с накачкой Смертью, позволяли Наруто некоторые фокусы, недоступные другим генинам. Там где Мию будет сбегать по стене, пусть и быстро, но не мгновенно, он просто спрыгнул, экономя драгоценные секунды.
   Спустя несколько мгновений он уже несся, со всей возможной скоростью, по двору замка, на ходу вспоминая его планировку, что они тщательно изучили накануне. Тюрьма имела отдельный вход, прямо со двора. Так что у него есть шансы нагнать беглянку - едва ли потайной ход вел прямиком в подземелье.
   Вход в тюрьму не охранялся - времена, когда в ней постоянно содержали преступников, давно прошли, а ради единственного самурая ставить отдельный пост командир юхеев, наемников, несших охрану замка и кугэ, не стал. С его точки зрения, тяжеленная дубовая дверь камеры, оббитая железом, и засов толщиной в руку, вполне должны были справиться с тем, чтобы сдержать пленника. Тот хоть и мог пользоваться чакрой, но был ранен. Да и не особенно силен.
   Уже сбегая по ступенькам вниз, некромант ощутил впереди чью-то смерть.
   Вообще-то он ощущал смерть постоянно. С точки зрения Варкастера, мир вообще был полон смерти. Люди не замечали этого, но вокруг них постоянно шла война на выживание. Насекомые, грызуны, мелкие хищники, птицы. Одни охотились на других, те на третьих. Кто-то умирал от голода или болезней. Кто-то от когтей или клыков. Своя, незаметная глазу человека драма кипела совсем рядом. Привычный фон для некроманта.
   Но смерть разумного ощущалась совсем по другому. Впереди умер человек.
   Ворвавшись в коридор с камерами, Варкастер одним взглядом окинул диспозицию. Длинный выложенный камнем проход, с дверями по обеим сторонам. Шиноби знал, что в противоположной его стороне есть выход в основной корпус замка. Единственный источник света - маленькая керосиновая лампа, стоящая на полу возле отрытой двери. Айане все-таки умудрилась за несколько минут, что прошли с ее исчезновения, добраться до камеры своего воздыхателя и выпустить его. Однако удача самурая явно отвернулась от него давно и основательно. Сейчас он лежал на полу, а из-под его тела расплывалась лужа крови. Стало понятно, чью смерть ощутил некромант. Над телом застыли потрясенная Айане и чужой шиноби с окровавленным кунаем в руке. Серый комбинезон с капюшоном, плотно обтягивающий тело, лицо скрыто противогазом. Не фуин - механика и химия, ничего больше. На лбу протектор с четырьмя волнистыми линиями, перечеркнутыми глубокой и корявой бороздой.
   Нукенин Киригакуре. Плохо. Эта скрытая деревня славилась своими ядами, а, судя по снаряжению шиноби, он специализировался именно на них. Причем на газообразных в том числе. Маг лихорадочно пытался придумать план действий. Главная проблема была в девушке - она стояла буквально в нескольких шагах от враждебного шиноби, крайне уязвимая для возможной атаки, а заодно не позволяющая самому магу ударить Жатвой.
   Со стороны могло показаться, что шиноби Конохи не раздумывал и секунды - скорость мышления Варкастера уже превосходила нормальную. Миг, и с рук мага срывается четверка кунаев. Следом еще одна. И еще. Варкастер бежал к врагу, на ходу закидывая того железом. Не особо точно, но зато быстро и густо. Нукенин вынужденно отпрыгнул назад от тела самурая и девушки - часть снарядов он отбил, но мастерства отбить все явно не хватило - пришлось уворачиваться. Шаг, еще шаг. Варкастер стремительно сокращал расстояние до замершей в ступоре Айане, не давая врагу возможность метнуть в ту отравленный сенбон или применить технику. В каменных стенах коридора перекатывался звон и скрежет железа.
   Маг успел достигнуть подопечной до того, как нукенин смог выдать какую либо контратаку. И тут же отправил в него Жатву. Багровая дымка, едва светящаяся в темноте, заполнила коридор целиком, от пола до потолка, от стены до стены, и понеслась на шиноби. Однако тот не собирался так легко умирать - мгновенно среагировав, он рванул на себя дверь ближайшей камеры, скрываясь от неизвестной ему техники в тесном помещении.
   Не тратя времени зря, маг распечатал сразу двух крыс, заставляя их броситься следом за вражеским шиноби. А затем выдал еще одну Жатву, вынуждая, было высунувшего нос, противника снова скрыться в камере. Нукенин загнал себя в ловушку - Варкастер не давал своими заклинаниями выбраться тому из помещения, одновременно ведя к нему своих взрывоопасных слуг. Фактически предельная для него сейчас концентрация. Одновременное использование двух заклинаний не позволяло отвлечься еще хоть на что-нибудь.
   Однако нукенин тоже оказался не промах, точно рассчитав время между очередными ударами Жатвы, он выскочил в коридор и понесся в противоположную от мага сторону. Точнее попытался. Первая из крыс уже была рядом и взорвалась, сбивая шиноби с ног. Замешкавшегося, его накрыло волной Жатвы, а следом взорвалась и вторая крыса, добежав до свалившегося на пол убийцы, разворотив весь его правый бок и отбросив тело к стене. Только в этот момент некромант наконец ощутил смерть противника.
   Установившуюся на мгновение тишину, особенно оглушительную после грохота взрывов, прервал звук падения тела. Стремительно обернувшийся маг обнаружил, что упала Айане. Похоже, вид развороченного взрывом трупа оказался последней каплей для психики девушки, и она свалилась в обморок.
   Что ж. Маг мог себя поздравить. Свой первый реальный бой он выиграл всухую - противник ничего не смог противопоставить его напору, успевая лишь уворачиваться от атак. И он даже спас их подопечную.
   - Наруто, что здесь произошло?! - Мию наконец догнала его. Схватка, оказывается, не заняла и минуты.
  
   - Но как он скрылся от меня? Не понимаю. Для этого нужно быть джонином. - В голосе Мию явно сквозила растерянность. Пару месяцев назад, когда они только начали свои совместные тренировки, она, возможно, переживала бы о том, не подумают ли напарники что она оплошала. Однако за это время они успели достаточно хорошо узнать друг друга, чтобы не сомневаться в компетентности.
   - Похоже все дело в этом комбинезоне. - Отозвался Какаши, что сейчас, присев на корточки внимательно разглядывал труп.
   Они втроем, третьим был Наруто, находились все в том же коридоре тюрьмы, где состоялся скоротечный бой мага. Разве что освещенном уже гораздо лучше - десятком принесенных слугами ламп.
   Айане давно уже привели в сознание и увели служанки. Труп невезучего самурая унесли мрачные юхеи. Сейчас их командир получал выволочку от кугэ, за шатающихся по замку, как у себя дома, посторонних. Шикамару и Саске остались стеречь их объект. Хатаке же решил устроить разбор происшествия на месте.
   - Я сталкивался с такими во время последней войны. Довольно неприятная для нас разработка. - Меж тем продолжал джонин. - Вообще-то, только не распространяйтесь об этом, мастера, что знал секрет изготовления такой одежды, убрали наши АНБУ.
   И, бросив еще один взгляд на тело, добавил:
   - Однако, похоже, он успел кому-то передать свое умение. Этот комбинезон сделан по мерке и не выглядит провалявшимся на складах невесть сколько лет.
   - Но как он оказался у нукенина? - Задал вопрос некромант.
   - Кто знает, кто знает... - Какаши потянулся стянуть противогаз с лица убитого.
   Открывшееся зрелище заставило Мию вздрогнуть. До этого результат действия техник Наруто она видела либо на примере растений, либо на животных. Однако животных под свои бомбы некромант убивал очень аккуратно, так чтобы уничтожить волосяные луковицы и микрофлору, останавливая разложение, но не более того. Трупики крыс выглядели разве что чуть постаревшими. Попавший же под Жатву шиноби выглядел гораздо более удручающе.
   Разглядывая почерневшее и словно мумифицированное лицо шиноби, Какаши был вынужден признать, что ничего про него сказать не смог бы, даже если бы знал при жизни. Опознавать жертв шитона, похоже, было не так-то просто. Убедившись в этом, он начал обследовать остальное тело шиноби.
   - Наруто, раскатай пустой свиток хранения, пожалуйста.
   Пальцы джонина аккуратно, легчайшими касаниями, порхали по трупу, нащупывая возможные сюрпризы, оставленные тем при жизни для своих убийц. Мастера ядов были большими специалистами по таким вещам.
   На свитке появилась и начала расти коллекция разнообразных орудий убийства. Сенбоны, с подозрительно вымазанными остриями; кунаи, с выемками на лезвии, куда должен наноситься яд; крохотные пузырьки, вмещающие по несколько капель явно небезопасных жидкостей; какие-то свертки, похоже газовые бомбы, судя по осторожности, с которой их клал на свиток Хатаке. Несколько заурядных сюрикенов и дешевеньких взрывпечатей выглядели как-то чужеродно на этом празднике отравителей.
   - Запечатывай. - Отдал команду Хатаке, убедившись что извлек все. - Вернемся в деревню - надо будет сдать все в канцелярию хокаге. Специалисты изучат яды - вдруг что-то новое, от чего еще нет антидотов?
   Кивнув, Наруто послушно запечатал свиток. Вообще-то он был уверен, что Ульгрим был бы не против покопаться в этом барахле, но решил, что спорить сейчас неуместно.
   Дело в том, что Ночные клинки, хотя и были большими доками в деле фехтования, тихих убийств с использованием ядов тоже отнюдь не чурались. Естественно, эту часть своего искусства Ульгрим также знал назубок, хотя и почти не использовал. Увы, совершенно иные флора, фауна и минералогия этого мира, делали бесполезными его знания о ядах Каирна, равно как и знания Варкастера об артефакторике. Выделить же с нуля необходимые компоненты обоим не хватало фундаментальных знаний - эти второстепенные для себя области друзья изучали не слишком глубоко.
   Выдавать свои умения отравителя мечник не собирался, во-первых, не желая получать соответствующие задания, во-вторых, предпочитая иметь в рукаве никому не известный козырь, на случай опасности лично для них двоих. Так что яды Кири стали бы ему большим подспорьем. Но нет, так нет.
   Подумав, Хатаке также приказал запечатать в другой свиток и тело нукенина. Возможно в Конохе его все же опознают, тогда Наруто может получить награду за голову убийцы, если таковую кто-то объявил.
   Им повезло. Неизвестно сколько времени убийца уже находился в замке, прямо у них под носом. По крайней мере, ему хватило времени узнать о пленении самурая и связанной с этим истории, невесть каким образом просчитать действия девушки и подстеречь ее, оторвавшуюся от своей охраны и оставшуюся в одиночестве. Замешкайся тогда Наруто спеша в подземелье, и они бы получили только остывающий труп объекта охраны.
  
   Проклятый дождь, то затухая, то усиливаясь, лил четвертый день. Ухудшая и без того мрачное настроение Ульгрима. Хотя ни наставник, ни напарники, ни словом его не упрекнули, он считал, что виноват в том, что прозевал потайной ход в спальне Айане. Ведь он осматривал комнату шаринганом, однако дверцу, искусно замаскированную в стенке огромного шкафа, набитого платьями, упустил. То, что высматривал он в первую очередь возможные ловушки, ничуть его не извиняет.
   Стоило подумать о шкафе и платьях, как мысли сами скользнули на их владелицу. Чертовка была действительно хороша. Мягкие, пушистые волосы, цвета воронова крыла, идеальный овал лица, миндалевидный разрез больших влажных глаз цвета охры, высокая идеально очерченная грудь... Мечник помотал головой, отгоняя наваждение. Не так давно у него начали бушевать гормоны, что тоже не добавляло радости. И не то чтобы у него были проблемы в общении с противоположным полом, да вот только тем девушкам, что были интересны ему, не был интересен сопливый генин.
   Отвлекшись от своих мыслей, Учиха активировал шаринган и не торопясь, внимательно, осмотрел местность.
   Позавчера они наконец покинули замок кугэ, сопровождая кортеж с Айане к месту будущей свадьбы. Та должна была состояться в провинции ее жениха. Сейчас процессия, состоявшая из запряженных парами лошадей повозок, медленно и упорно ползла по раскисшей от дождя дороге. Саске расположился на крыше роскошного возка, в котором ехал их объект охраны. Еще через десяток километров они должны были выбраться на крупный тракт, мощеный камнем, где движение должно было ускориться. Сейчас же дорога вилась среди полей, через пару километров ныряя в лес, по которому и должен был пройти остаток пути до тракта.
   Не заметив ничего подозрительного, мечник вернулся к своим мыслям.
   Та богатая на события ночь повлияла на капризную девчонку наилучшим образом. Ну, с точки зрения Ульгрима. Ставшая вдруг тихой и послушной, хоть и малость бледноватой, она теперь носу не казала из своего транспорта или комнат на постоялых дворах, где они останавливались. О двусмысленных шуточках в адрес Наруто она явно забыла накрепко, шарахаясь при его появлении.
   Причина шуточек Ульгриму была очевидна. Все началось еще в первый день, когда их только представляли девушке. Если Ульгрим смотрел на ту, откровенно любуясь, Нара любуясь чуть менее откровенно, а Мию с завистью, то блондин смотрел на красавицу как на пустое место, со своим обычным равнодушием. Что не могло не задеть чувств девушки, привыкшей к совсем иной реакции. Айане, не простившая такого пренебрежения, пыталась задеть мага, высказывая завуалированные намеки на его нестандартную ориентацию, выказывая подозрительную осведомленность в некоторых вопросах. Однако все ее усилия разбивались о равнодушное спокойствие некроманта, что бесило ее еще больше. На какое-то время она затихала, после внушения отца, прекрасно осознающего возможности этого, пусть юного, но шиноби, однако их хватало ненадолго. И вот теперь как отрезало.
   "Всего-то два трупа понадобилось для перевоспитания" - с кривой ухмылкой подумал Учиха, вновь активируя шаринган и обозревая местность.
  Замеченный им в лесу, лежащем впереди, блик, мигом вымел посторонние мысли из головы шиноби. Краткий, в долю секунды отблеск, до невозможного тусклый в этот пасмурный день, да еще сквозь пелену дождя. Его не заметил бы с расстояния никто. Кроме носителя шарингана. Тот сумел углядеть блеск хорошо начищенной стали, хотя и не смог определить, что же именно его дало. В любом случае, в лесу стали делать нечего.
   Теперь надо по-тихому поднять команду, не дав следующим с ними юхеям понять, что шиноби что-то заметили. Суета наемников могла выдать засадникам, что тех обнаружили. Учиха тихо скользнул назад, спрыгивая на землю и устремляясь к следующей позади повозке, где ехали его друзья.
   Нара сидел на козлах, кутаясь в накинутый поверх обычной своей одежды дождевик. Увидев спешащего к нему Учиху, он вопросительно поднял бровь.
   - Похоже в лесу засада. Поднимай остальных.
   Через минуту в повозке состоялся краткий совет. Саске описал что заметил, после чего вопросительно посмотрел на Какаши. Однако тот демонстративно откинулся на спальный мешок, прикрывая глаз и делая вид, будто его тут нет. Джонин хотел посмотреть, как его команда будет справляться сама. Убедившись, что наставник самоустранился, Нара, уже привычно, начал выдавать указания:
   - Саске и Мию, следуете к опушке леса. Поля еще не убраны - скрыться будет несложно. Там Мию пусть проверит, нет ли в засаде шиноби. Если есть - тихо возвращаетесь, будем думать. Если нет, Саске входит в лес и убеждается что засада есть, а также проверяет, нет ли там кого в подозрительном комбинезоне. Если засада... по обстоятельствам. Наруто, на тебе связь.
   Пока они пару месяцев изнывали на миссиях D-ранга, пытливый ум Шикамару успел напридумывать множество разных уловок, зачастую без всякой стеснительности эксплуатирующих возможности Наруто. Сейчас речь шла об одной из них.
   Маг молча распечатал двух крыс, что мигом забрались на плечи Саске и Мию, которая уже никак на ожившую дохлятину не реагировала. Суть идеи была проста, маг мог контролировать поднятую им нежить на расстоянии пары километров даже с текущими возможностями. Проблема была в минимальной обратной связи используемого заклинания первого круга - маг практически никак не чувствовал окружение своих слуг, что делало их малополезными вне прямой видимости. Однако въедливый Нара выяснил, что почувствовать как крысу, к примеру дергают за хвост, Наруто может, при желании. Отсюда и родилась идея связи - разведчики уносят на себе крыс и подают условные сигналы, теребя тех. Соответственно и маг мог послать сообщение, заставив крысу отбивать сигнал хвостом. Надо сказать своей придумкой Нара сильно поднял свой авторитет в глазах некроманта. Тот о таком даже не задумывался.
   Стоило разведчикам скрыться в пелене дождя, оставшиеся шиноби переместились на улицу, идя рядом с возком, в котором ехал их объект - оставлять девушку без внимания не стоило.
   Минут через пять Наруто озвучил полученную информацию:
   - Мию не чувствует шиноби. Саске отправился на разведку.
   Еще через несколько минут маг получил следующий сигнал:
   - Засада. Шиноби нет.
   - Пусть возвращаются - надо узнать подробности и придумать план атаки.
   Шикамару оценил расстояние, что их каравану осталось пройти до леса. Минимум полчаса у них есть, это если считать что на их набросятся сразу как они войдут под деревья, что маловероятно.
  
   Ульгрим сидел на дереве, скрываясь среди еще не думающей облетать листвы, и краем глаза наблюдал за часовым, что устроился в кустах в считанных метрах от шиноби. Смотреть на того прямо генин избегал - настороженный человек может почувствовать пристальный взгляд и не будучи шиноби.
   Западня была организована грамотно, ожидавшие их видимо были опытными наемниками. Один отряд, вооруженный луками и самострелами, был рассредоточен вдоль одного края дороги. Два других, примерно вполовину меньше каждый, засели на противоположной стороне компактными группами, так чтобы не попадать на линию огня первого отряда. План видимо был прост, меньшие группы заранее подрубили деревья и должны были их обрушить на дорогу, когда кортеж втянется в ловушку, блокируя его. После чего должны были атаковать с головы и хвоста процессии, а стрелки расстреливали бы охрану с фланга. Всего же нападавших Ульгрим насчитал без малого четыре десятка. Ограничься кугэ одними юхеями в охране, засада имела бы все шансы стать удачной.
   Однако он не ограничился. И теперь мечник терпеливо ждал сигнала от выходящих на позиции напарников. Его задача была вырезать стрелков, что разместились вдоль дороги. Какаши должен был уничтожить один из меньших отрядов, второй достался паре из Шикамару и Мию. Наруто остался стеречь объект.
   План принадлежал Хатаке, а не Нара. По всей видимости, наставник решил воспользоваться моментом, чтобы дать генинам попробовать первой крови, и теперь подстраховывал их, оставив в охране Наруто, уже успевшего открыть свой счет. В том, что отряд, предназначенный Какаши, будет уничтожен за секунды, Учиха не сомневался.
   Крыса, сидящая у него на плече, дернулась, неслышно заелозив хвостом по куртке. Пора. Отсчитав пять секунд, как было оговорено. Ульгрим атаковал. Неслышной тенью, приземлившись за спиной часового, он вонзил тому в шею кунай. Аккуратно, так, чтобы лишить человека возможности вскрикнуть. Еще миг и в руках Учихи возникли мечи, а в глазах вспыхнул шаринган.
   Мечник мчался сквозь лес и дождь размытым призраком. Некоторые наемники успевали среагировать, направляя на него самострелы или выхватывая мечи. Но силы были неравны. Обычным людям не тягаться с шиноби. Ульгрим даже не утруждал себя парированием, уходя с траекторий снарядов и ударов с непринужденной легкостью танцора. А вот от его клинков не уходил никто. Наемники падали в траву один за другим, обильно удобряя землю своей кровью. Не бой - резня. Чуть больше минуты ему понадобилось, чтобы убить в зарослях двадцать человек.
   Стоя над телом последнего противника, Ульгрим прислушался. С той стороны, где должен был быть Какаши, не доносилось ни звука. Ожидаемо. А вот с противоположной, еще доносились какие-то крики. Поколебавшись, мечник двинулся туда. Конечно там наставник, но мало ли что.
  
   Глядя на приближающиеся стены Конохи, Какаши подводил итоги их первой серьезной миссии. С его точки зрения все прошло как нельзя лучше. Все генины побывали в бою, взяв первую кровь. Все проявили себя. Их задача выполнена в полной мере. Джонин украдкой оглядел своих подопечных.
   Наруто. Сын его наставника топал по дороге с привычным равнодушием. Он смог серьезно порадовать Какаши. Нет, не тем что завалил нукенина - в боевых навыках ученика джонин не сомневался, как и в его готовности убивать. Ровно наоборот, давно мысленно составивший психопрофиль блондина, Какаши больше удивлялся проявляемой им адекватности в повседневном общении. На этой же миссии Наруто продемонстрировал способность полагаться на команду и действовать сообразно моменту, не круша все на своем пути. Чего джонин признаться опасался.
   Мию. Девушка идет домой чему-то улыбаясь. Скорее всего, планирует, куда потратит неожиданно выросший гонорар - благодаря нукенину ранг миссии вырос до B, значительно увеличив стоимость услуг шиноби. Стесненность девушки в средствах не была секретом для джонина. Как в прочем и для остальной команды, но генины деликатно помалкивали на эту тему, получив еще один плюсик в свою пользу в глазах наставника. За нее Какаши больше всего переживал в атаке на наемников. Хотя в академии генинов и готовили психологически к убийству, у других его учеников за плечами были еще и родители, со своим специфичным воспитанием шиноби. Однако девушка справилась, и хотя ее действия в бою едва ли можно назвать идеальными, а после боя она долго сидела в углу повозки, понурая, явно переживая случившееся, юная куноичи не сломалась.
   Будь она поопытней, джонин бы счел ее ошибкой упущенную из-под надзора подопечную. Однако девчонка пока не научилась все время ожидать подвоха. Кугэ лишь руками развел на вежливый вопрос Какаши о том, почему их не предупредили о ходе. Оказалось, та башня традиционно была женской вотчиной, и он сам не знал об этом секрете. Капризная же наследница естественно не сочла нужным сообщать такие детали. Так или иначе, но они с Наруто смогли самостоятельно справиться с неожиданным кризисом, заработав очки в глазах наставника.
   Шикамару. Лентяй шел, похоже, умудряясь дремать прямо на ходу. В принципе Нара просто подтвердил все ожидания наставника, не показав себя ни хуже, ни лучше. Выдаваемые им планы были логичны и достаточно эффективны. В бою он остался собран и хладнокровен, хотя и ходил потом мрачный какое-то время.
   Саске. Какаши нахмурился. Пожалуй, этот его подопечный смог удивить наставника. Джонин давно сумел заглянуть за его маску своего парня и знал, что за ней скрывается весьма жесткий человек. Так что за первый бой Учихи он не переживал. Однако тот справился гораздо быстрее, чем ожидал джонин - неожиданно появившись на другом поле боя, чтобы помочь Шикамару с Мию. Сделав крюк, и осмотрев оставленные учеником тела, Какаши был удивлен увиденным - наемники были убиты без жалости, но и без излишней жестокости. Быстро и эффективно. Совсем не этого стоило ожидать от генина в первом бою.
   "Некоторые люди словно созданы, чтобы убивать". - Так ему однажды с легкой грустью сказал Минато, имея ввиду своего сына. Похоже, это было верно и для Учихи. Надо будет внимательней приглядывать за ним - Хатаке знал немало случаев, когда такие люди плохо заканчивали.
   Засада, между прочим, оказалась для джонина неожиданностью. Всего за несколько дней, после неудачи с убийцей, поставить на их пути отряд хороших наемников... Либо враг кугэ был организационным гением, либо желающих расстроить свадьбу было больше одного. Что косвенно подтверждалось итогом их миссии.
   Два дня, после нападения на наемников, прошли спокойно. И они благополучно прибыли в пункт назначения, доставив невесту... Прямиком на похороны ее жениха. Того днем ранее обнаружили мертвым в своей постели - приглашенный ирьенин констатировал смерть от яда. Оставшиеся неизвестными, недоброжелатели ударили с другой стороны.
   От своих мыслей Какаши отвлекла Юхи Куренай, выходящая со своей командой из ворот Конохи, явно направляясь на миссию.
   Куренай могла похвастаться весьма привлекательной внешностью: подтянутое тело куноичи, стройное, но при этом округлое во всех положенных местах; темные чуть вьющиеся волосы, обрамляющие изящное лицо; пухлые губы, которые она не стеснялась подчеркнуть яркой помадой. Но самыми примечательными в ее внешности были глаза. Цвета крови, те словно гипнотизировали того кто в них глядел. Хотя, учитывая, что джонин была мастером гендзюцу, порой это не было фигурой речи.
   Однако внимание Хатаке привлекли на этот раз не глаза и не остальные внешние данные куноичи. Та вообще-то была довольно добрым, насколько это вообще возможно для шиноби, человеком и смотрела на мир с вечной чуть снисходительной улыбкой. Однако сейчас лицо куноичи выражало откровенную злобу, что было для нее не типично.
   Отправив свою команду сдавать миссию, Какаши решил выяснить причины такого настроения Куренай, направившись к ее команде. С некоторым удовольствием джонин увидел, как та проводила его генинов слегка завистливым взглядом.
   Команда Куренай состояла из Кибы Инузука, Абураме Шино, Хьюга Хинаты и Яманака Ино. И все, как один, относились к тем бестолковым шиноби, что не считали нужным пользоваться предоставляемым специально для них снаряжением. Киба форсил в меховой куртке, Хьюга таскала какую-то несуразную кофту, Яманака вообще вырядилась в фиолетовое платье, пусть и явно модифицированное под реалии шиноби, тело Абураме полностью скрывал глухой плащ. Пожалуй, только в последнем случае это было оправдано. Клан, разводящий в своем теле особых жуков, питающихся чакрой, мог иметь свои представления о подходящем снаряжении. На фоне шумного собачника Инузука, неуверенно мнущейся Хьюги и глядящей на всех свысока Ино, команда Какаши выглядела матерыми шиноби, спокойно и без суеты дефилируя мимо в своих практичных черных одеждах. Финальный штрих в картину добавил Наруто, окинувший команду Куренай равнодушным взглядом уставшего от жизни палача.
   Так что Хатаке подходил к знакомой в весьма приподнятом настроении.
   - Привет, Куренай. Что-то ты сегодня не в духе. Случилось что-то серьезное?
   Та, наконец, оторвав взгляд от седьмой команды, отозвалась.
   - Привет. Проблемный клиент. Второй день успокоиться не могу - всю трясет от злости.
   - Ммм? Что ж за клиент такой?
   - Тазуна, инженер мостостроитель из страны волн. - Куноичи, казалось, выплюнула это имя. - Заявил миссию по охране С-ранга. А по пути на нас напали два нукенина. Хорошо хоть плохонькие - отбились без проблем. Насела на него, так оказалось что охрана ему нужна от Гато.
   Веселость мигом слетела с Хатаке. Гато был видной фигурой, будучи одним из крупнейших торговых воротил нескольких стран. И для устранения чем-то помешавшего ему инженера мог нанять хоть отряд джонинов.
   - Он идиот?
   - У него, видишь ли, д-е-е-е-нег не было на миссию А-ранга. - Ядом в голосе куноичи можно было отравить небольшую армию.
   - Точно идиот. Вам повезло - хоть выяснили, во что влезли раньше, чем случилось что-то непоправимое.
   Куренай со вздохом кивнула.
   Теперь состояние куноичи стало джонину полностью понятным. Вообще-то среди высокоранговых шиноби было неписаное правило - по возможности не убивать генинов, давая вырасти новому поколению. Однако именно что неписаное, тем более для нукенинов. В схватке джонинов неопытных шиноби могли прибить просто походя. Стало понятно, почему Юхи так переживает - тупой заказчик чуть не отправил ее команду на смерть.
   Распрощавшись с Куренай, Какаши не торопясь направился в канцелярию хокаге, на ходу качая головой. Даже он, будучи гораздо сильнее Куренай в прямом бою и имея в команде Учиху с Намикадзе, значительно превосходящих других генинов, вряд ли бы рискнул ввязываться в такую авантюру.
  Глава шестая
   - Так, теперь осталось наложить шину. - Мию погасила шоссен, которым обрабатывала руку мальчишки, и потянулась к сумке, размыкая замки на ее боку. Открывшаяся картина вызвала восхищенный вздох у толпившейся вокруг детворы. Да и сама девушка до сих пор тихонько, про себя, радовалась, когда доводилось воспользоваться подарком Намикадзе.
   Наруто подошел к делу обеспечения ирьенина фуин как всегда методично и основательно. Помимо маски, такой же, какая была теперь у всей их команды, Мию получила стальной браслет, сходный с теми, что носили Наруто и Саске, только поменьше, и сумку. В браслете она хранила медикаменты для экстренного применения - противоядия и противошоковые препараты. А еще боевые стимуляторы АНБУ. Те ей, на самый крайний случай, дал Хатаке, заговорщически подмигнув - разумеется, генинам подобные вещи никто не выделял и расщедрившийся наставник или распотрошил собственную заначку, или воспользовался связями, оставшимися со службы в этом подразделении.
   Но главным подарком, безусловно, стала сумка: небольшая, всего в локоть длиной и вполовину меньше шириной; имеющая ремни как для ношения за спиной, так и для переноски через плечо. При размыкании замков, она раскрывалась подобно книге, демонстрируя до поры скрытые внутри две тонкие стальные пластины. Те покоились на деревянных подложках, которые в свою очередь крепились к кожаным стенкам сумки изнутри. Поверхность пластин была расчерчена на равные квадраты, в каждом из которых была заключена собственная печать хранения. Всего квадратов насчитывалось шестнадцать - по восемь на пластину. И каждый из них теперь скрывал в себе довольно большую коробку для медикаментов. Перевязочные материалы, лекарства на все случаи жизни, походная лаборатория, набор хирургических инструментов и многое другое - Мию носила при себе запас небольшого полевого госпиталя. А главное, все печати были стабильными, не чета тем дешевым поделкам, что продавались в магазинах шиноби, и откуда уже после пяти-шести циклов запечатывания был риск извлечь кучку серого порошка, вместо помещенных, внутрь вещей. Хотя с момента получения подарка прошло уже несколько месяцев, она до сих пор не смогла до конца привыкнуть к такой немыслимой роскоши.
   Под восхищенными взглядами детей, девушка распечатала ящичек с перевязочным материалом и начала накладывать на руку мальчишки шину, используя припасенные бинты и деревянные планки.
   Они находились на одной из тех узеньких улочек, запущенных, но одновременно уютных, что можно найти на окраине любого города. Коноха не была исключением. Окружающие их компанию дома, двух- и трехэтажные, были изрядно обшарпаны, высаженные под их окнами деревца требовали подрезки, а мостовую подметали явно не так часто, как стоило бы. Однако прохожие выглядели довольными жизнью, на лицах людей цвели улыбки - горожане радовались нежданно выглянувшему солнцу. Большой редкости в это время года - дело уже шло к зиме. По улицам, пользуясь хорошей погодой, носились шумные ватаги детворы. Когда на ее глазах один из непосед крайне неудачно навернулся, ломая руку, Мию не отказала себе в удовольствии оказать ему помощь, и теперь купалась во внимании детишек.
   - Ну вот, неделю походи так, а потом можно будет снять повязку. - Мию окинула довольным взглядом результат своей работы. Конечно, она могла совсем излечить ребенку руку, но зачем перегружать юный организм, не имеющий поддержки собственной чакры?
   - Спасибо шиноби-сан!!! - Пацан, давно избавленный от боли и потому изрядно повеселевший, уже уносился дальше по улице, явно распираемый желанием рассказать о случившемся всем кому сможет. Зная нравы детворы простых горожан, Мию была уверена, что обеспечила ему своей помощью неувядающую славу на ближайшую пару недель. Убедившись, что больше ничего волшебного они не увидят, остальные сорванцы потянулись следом, сопровождаемые улыбкой девушки.
   - Какая интересная вещица... - Задумчиво протянул смутно знакомый женский голос из-за спины куноичи.
   Мию уже давно почувствовала, что за ее спиной стоит какой-то шиноби. Генин, судя по насыщенности чакросистемы. Но, находясь на территории родной деревни, да и не на задании, она не сочла нужным реагировать на это, концентрируя внимание на своем пациенте. Теперь же встав и прибрав сумку, девушка обернулась к нежданной собеседнице. Перед глазами Мию предстала ее недавняя одноклассница - Ино Яманака.
   Они практически не общались в академии. Разве что когда их сводили вместе задания учителей. Однако и нельзя сказать, чтобы они враждовали. Ино была наследницей клана Яманака, пусть далеко не самого могущественного, но и не самого последнего. Природа щедро одарила девушку красотой - огромные зеленые глаза, роскошная золотая коса до пояса, немыслимо тонкая талия, сейчас небрежно подчеркнутая закрепленной на ней повязкой с протектором. Ино вполне заслуженно пользовалась славой самой красивой девушки их потока. У Мию, дочери простых горожан, не выделяющейся ни внешними данными, ни какими-то уникальными достижениями на почве искусства шиноби, просто не было точек соприкосновения с наследницей Яманака.
   Однако сейчас та смотрела на Мию весьма заинтересованно, явно заинтригованная работой Намикадзе. Нечасто, совсем нечасто можно было встретить такие вещи после падения Узушиогакуре, Деревни-Скрытой-в-Водовороте, родной деревни клана Узумаки, знаменитых мастеров фуиндзюцу. И уж тем более невероятным было обнаружить подобное в руках обычной, бесклановой девчонки-генина.
   - Наруто подарил. - Мию не упустила возможности похвастаться.
   Раньше она бы поспешила отделаться от Яманака, не желая пересекаться с наследницей, однако, более чем представительное общество в ее собственной команде, успело изрядно повывести ее пиетет перед кланами. И формулировку ответа она тоже выбрала неспроста, с удовольствием наблюдая за растерянностью на лице блондинки. Похоже, та пыталась представить Намикадзе дарящим кому-то подарки.
   Однако Яманака соображала быстро и за словом в карман не лезла.
   - Оу, и чем же ты покорила ледяное сердце Намикадзе, что он покупает тебе такие подарки? - Голос Ино был полон ехидства.
   Теперь настала очередь Мию растерянно хлопать глазами. Она настолько привыкла к безэмоциональности сокомандника, что даже не подумала о таком подтексте в своей фразе. Но растерянность не продлилась долго.
   - О, купленные подарки это так пошло. - Мию картинно закатила глазки. - Конечно же, Наруто сделал это сам.
   Два - один. Ино снова удивленно хлопала глазами, пытаясь понять, как эта бесклановая умудрилась разглядеть и окрутить будущего мастера фуин, когда она сама, ни сном, ни духом.
   Однако долго удерживать взятый тон Мию не смогла, прыснув в кулачок.
   - Оох, так ты шутишь... - Облегченно выдохнула блондинка.
   - Ну, отчасти. Эту вещь действительно сделал Наруто, - уже более серьезно пояснила куноичи, - но это не знак внимания - он делает фуин снаряжение для всей команды.
   - Ого...
   Ино быстро соображала. Сколько бы ни хорохорился Киба, да и она сама, девушка прекрасно понимала, что сильнейшая команда их выпуска - седьмая. Два лидера по успеваемости, отметившихся еще в академии своей силой, наследник клана Нара, в котором гениальные тактики рождались с завидной регулярностью, они, бесспорно, выводили семерку на первое место по боеспособности. Бросив взгляд на Мию, Ино была вынуждена признать, что и та оказалась в команде наверняка не случайно, явно имея свои таланты. А теперь выяснилось что Наруто еще и дока в фуиндзюцу. А чем еще сможет удивить ледышка-Намикадзе, о котором, если подумать, никто из одноклассников ничего толком не знал? Стоило навести мосты с сильной командой. Глядишь, удастся найти подход к Наруто. Фуин снаряжение было бы совсем не лишним для ее собственного отряда.
   - Я смотрю, вы в семерке весело живете... - Протянула Ино. - И как, были интересные миссии?
   - Ну-у, первая С-ранговая превратилась в В-ранг...
   - Как насчет рассказа за чашечкой чая? Я знаю хорошую чайную неподалеку.
   - А почему бы и нет?
   Мию догадывалась о том, что Ино движет отнюдь не пустое любопытство... Ну и что? Посидеть погожим деньком за чашкой вкусного напитка, хвастаясь приключениями и достижениями, пусть и не только своими, но и команды - совсем не плохое занятие после тренировки. Тем более что никакой неприязни к Ино или восьмой команде она не испытывала, а появившиеся деньги позволяли немного себя побаловать.
   Так что через минуту девушки уже шли по улице бок о бок, вовсю перебрасываясь шутками.
  
   Ино возвращалась домой со спонтанного чаепития в задумчивости. Седьмая команда была, похоже, еще более непростой, чем ей казалось изначально. Мало того что Саске оказался знатоком кендзюцу, так еще и у Наруто неожиданно обнаружился кеккей генкай, да настолько опасный, что он не мог его применять в спаррингах из-за риска нанести непоправимый вред оппоненту. Определенно с седьмой командой стоило сойтись поближе не только из-за фуин - перенять у этих двоих можно было многое.
   Столкновение с нукенинами на досрочно завершившейся миссии по сопровождению мостостроителя произвело на девушку сильное впечатление. Как-то неожиданно она осознала, что игры кончились, и риск смерти в бою из чего-то мрачного, но отдаленного, превратился в суровую повседневность. С теми отступниками расправилась Куренай, все же они были ей неровня. Но сенсей не всегда сможет оказаться рядом.
   Проблема заключалась в том, что Яманака были кланом мозголомов, и в прямом бою не отличались силой. Они могли вторгаться в чужое сознание, читать мысли и память, даже брать под контроль чужое тело. Но все эти техники были сложными, медленными в исполнении и имели множество недостатков. Их очень ценили в отделе дознания и разведке, но вот на передовой им было неуютно. В своей команде Ино играла роль в первую очередь ирьенина. Хотя, при необходимости, могла провести допрос захваченного пленника, что было полезно для команды, фактически, разведчиков - Инузука, Хьюга и Абураме были сенсорами разного рода. Киба полагался на сверхъестественный нюх своего нинкена - пса, одного из тех, на взаимодействии с которыми строились техники его клана. Шино мог вести разведку на приличном расстоянии с помощью своих насекомых. Ну а с Хинатой все было еще проще - бьякуган Хьюга при активации давал круговой обзор на расстояние в километры, позволяя с легкостью смотреть сквозь препятствия.
   Так что мысли наследницы Яманака крутились вокруг идеи поднять свой боевой уровень за счет спаррингов с сильными соперниками. Да и фуин снаряжение прочно засело в ее голове. Осталось придумать, как все организовать. Хотя Мию, вольно или невольно, сама подсказала выход - Шикамару давно искал того, кто смог бы его поднатаскать в гендзюцу. А сенсей восьмой команды как раз была специалистом в этой области. Теперь надо придумать, как преподнести идею Куренай...
  
  ***
  
  
   - Ну что же ты, Намикадзе, убегаешь? А как же проучить лупоглазиков? - Голос Учихи буквально сочился издевкой.
   Юи затравленно оглянулась. Ее зажали в узком грязном переулке. Справа и слева возвышались замызганные стены каких-то складов, позади был выход в другой, не менее заплеванный переулок, из которого она выбежала секунду назад, и откуда как раз выходили еще двое ее одноклассников. Впереди переулок выходил на городской рынок, но добраться до него ей не дадут еще двое Учих.
   В который раз девочка прокляла свой длинный язык. Сколько раз уже обещала себе сначала думать, а потом говорить. Ну вот зачем она назвала Учиха кланом лупоглазиков, да еще так громко, что не услышал бы только глухой? И ведь само сорвалось, не хотела она затевать драку. В этот раз.
   Ну, ничего. Говорят, ее брат в свое время раскидал целую толпу одноклассников. Смог он, сможет и она. Наверное. Драться против четверых было страшновато.
   Вздохнув, Юи резко развернулась к тем, от кого только что бежала. Они были послабее, стоило наверно вывести из строя сначала их. Подколки заводилы она не слушала. Глупо отвлекаться на разговоры, когда дело уже дошло до драки - это она усвоила крепко.
   - Что здесь происходит? - Привычно равнодушный голос донесся от выхода на рынок абсолютно неожиданно.
   Развернувшись обратно, Юи с радостью уставилась на Наруто.
   Вообще-то брата она не любила. Равнодушный и спокойный, тот не обращал на нее практически никакого внимания, и общаться не стремился. К тому же Юи ему страшно завидовала. Завидовала его боевым навыкам, его искусности в фуиндзюцу, тому, что отец общался с ним как с равным. Девочка не была дурой и прекрасно понимала, что сила стала результатом долгих тренировок, а искусством в фуин брат обязан не только таланту, но и феноменальной усидчивости и целеустремленности. Воспринимать же его иначе, чем взрослого с таким-то характером вообще можно было только в раннем детстве. Все это Юи понимала. Но все равно завидовала, и от того злилась на брата еще больше. Однако сейчас его появление было как нельзя кстати.
   - Драка. Но они нападают вчетвером, а так не честно! - С детства росшая с Наруто, девочка прекрасно знала, что доносить до него информацию надо наиболее прямым образом. Намеков и недомолвок брат зачастую не понимал.
   - Понятно. Либо деретесь один на один, либо я дерусь на стороне сестры. И давайте быстрее - мне надо на тренировку. - Уведомил присутствующих наследник хокаге тем тоном, каким обычно сообщают, что небо синее, или трава зеленая.
   Юи хищно оскалилась, глядя на самого горластого Учиху. Брат принял неожиданно удачное для нее решение. Один на один она могла навалять им всем, даже дерясь без перерывов. Она, в чьей семье все как один были сильнейшими шиноби, равнялась именно на них, и обоснованно претендовала на звание лучшего поединщика в своем классе. Ну а если они решат включить в свою драку Наруто... Идиотам оставалась бы только посочувствовать. Шутить ее брат не умел абсолютно, и если сказал, что будет драться, значит будет.
   Учихи о Наруто ничего не знали, но глядя в равнодушные синие глаза, интуитивно приняли правильное решение.
   Первым вышел вперед все тот же заводила. На этот раз собранный и серьезный - он отнюдь не был одним их тех, кто оспаривал лидерство Юи на спаррингах...
  
   Варкастер критически оглядел сестру. Надо отметить, та сражалась неплохо. Насколько слово "сражение" применимо к детской драке. Первый из Учих отправился на землю через пару минут. На второго ушло еще меньше времени. Двое других, переглянувшись, буркнули что-то отдаленно напоминающее "сдаемся" и поспешили помочь своим соклановцам убраться с поля боя. Однако и победительница отнюдь не осталась целой. Под глазом наливался замечательный фонарь, из носа шла кровь, да и руку, побывавшую в захвате, она явно старалась беречь.
   Социальная модель подсказывала, что правильным будет отвести сестру к родителям или ирьенину, но он и так потерял кучу времени на эту ерундовую драку. А все из-за той же социальной модели, к которой он свел свои знания по вопросам межличностного взаимодействия. Когда он, шагая мимо переулка, заметил готовящуюся драку, то сначала прошел мимо, не собираясь вмешиваться. Однако беглое обращение к модели показало, что это было бы совершенно неправильно с точки зрения социальной роли старшего брата. С некоторых пор маг оценил преимущества пребывания частью социума и старался поступать в соответствии с предсказаниями модели. Нет, все эти хитрые неписанные правила и обычаи по-прежнему вызывали раздражение своей нелогичностью и запутанностью, но хочешь быть частью системы - соблюдай правила. Даже если они тебе кажутся странными. Некромант и соблюдал, в меру своих возможностей, но сейчас колебался - модель подсказывала остаться с сестрой, но он и так уже опоздал на тренировку. Хотя... Мию ведь тоже ирьенин. Обрадованный найденным решением, некромант сразу перешел к действию.
   - Пошли. - Наруто развернулся и потопал на выход из переулка.
   - Куда? - Юи отнюдь не горела желанием следовать указаниям брата. Помог ей с дракой и пусть идет. Однако ответ тут же вымел из головы девушки все возражения.
   - На полигон. Попрошу Мию тебя подлечить.
   На полигон! Значит, она сможет посмотреть на тренировку - ведь брат ее сам пригласил.
   Подглядывание за чужими тренировками считалось крайне постыдным делом в среде шиноби. Как бы Юи ни горела желанием увидеть брата в деле - дома тот уже давно только медитировал, да работал с фуин - она на подобное не решалась.
   Идя рядом с братом, Юи искоса того рассматривала. Наруто как всегда пер через толпу с каменным лицом и рассеянным взглядом, думая о чем-то своем. Но ее внимание привлекло не это. Девочка украдкой вздохнула, окинув очередной раз взглядом плащ брата. Тот был еще одним предметом для зависти. Иногда, в те редкие моменты когда Наруто покидал дом без этой одежки, она украдкой пробиралась к нему в комнату и подолгу рассматривала плащ, водя пальцами по линиям и знакам фуин прошитым в подкладке тонкой, но крайне прочной проволокой. Очень, очень сложная и тонкая работа. Она не была уверена, что когда-нибудь сможет так же. Нет, талант к фуин был у нее в крови, и ей вполне было, чем похвастаться на этой ниве. Вот только непоседливый характер, в мать, совершенно не давал заниматься настолько кропотливой работой да еще на протяжении столь долгого времени.
   Юи брата не любила. Об этом знали родители, знали ее подруги, и вообще все кому это было хоть сколько-то интересно. А вот в чем, она ни за чтобы не призналась вслух, так это в том, что она брата уважала.
  
   Сегодня был просто день сюрпризов. Мало того что Варкастер впервые опаздывал на тренировку, так еще и Какаши объявил что та будет совместной с восьмой командой. Сама команда Ульгрима волновала мало - всех их он неплохо знал по Академии. А вот их сенсея мечник рассматривал с интересом. Мда... Было бы ему лет на пять побольше, и он бы точно попытался подобраться поближе к тому, что скрывалось под одеждой джонина. Увы, вряд ли Куренай привлекают подростки.
   Перехватившая заинтересованный взгляд Учихи, Юхи снисходительно улыбнулась генину. Ульгрим в ответ состроил лицо, выражающее максимальную степень восхищения, вызвав еще одну улыбку Куренай. Пусть ему ничего сейчас не светит, но хоть повеселить девушку он может.
   - Ой, а кто это с Наруто? - Голос Мию прервал игру в гляделки.
   - Юи, его сестра. - Обернувшийся Ульгрим узнал девочку, что не раз видел дома у друга.
   - Да ей, похоже, досталось. - Присвистнула Ино, разглядев лицо Юи.
   Тем временем добравшийся до них, Наруто оповестил присутствующих:
   - Привет. Познакомьтесь, моя сестра - Юи.
   - Здравствуйте. - Юи скоромно поклонилась.
   - Мию, можешь ей помочь?
   - Конечно! - Девушка уже присела перед сестрой Наруто, активируя шоссен. - Кто тебя так?
   - А, да назвала Учих кланом лупоглазиков, а они что-то обиделись... - Юи осеклась, вспомнив, что рядом вообще-то представитель правящей семьи названного клана.
   Повисла секундная тишина. Юи уже распрощалась с возможностью посмотреть на тренировку и предчувствовала длительные нотации от родителей, когда раздался хохот Саске.
   Генин откровенно ржал, приговаривая:
   - Лупоглазики... Устами младенца... Надо будет брата так назвать, а то он вечно такой серьезный - сил нет, на него смотреть.
   Глядя на веселящегося Учиху, и остальные заулыбались. Юи выдохнула с облегчением - кажется, пронесло на этот раз.
   Когда суета вокруг девочки улеглась, Какаши обратился к своему отряду:
   - Итак, Куренай решила, что ее команде будет полезно поспаринговаться с нами. В обмен, она даст пару уроков гендзюцу Шикамару.
   - Напряжно-о-о...
   - Рад, что ты одобряешь. - В ответ на комментарий Нара, Какаши улыбнулся, как водится, одним глазом.
   - Так. Теперь вы. - Какаши повернулся к стоящей чуть поодаль и с интересом наблюдающей восьмой команде. - В наших спаррингах есть несколько правил, следовать которым придется и вам. Как вы наверно уже знаете, Наруто обладает кеккей генкай шитона. Большинство построенных на нем техник даже при кратком воздействии наносят непоправимый вред здоровью. Поэтому, есть несколько условностей. Техника Жатвы заменена порывом ветра. Наруто - будь добр...
   В ответ от не двинувшего и пальцем Намикадзе через поляну пронесся шквальный порыв ветра, узкий, но сильный. Не полноценная техника - просто контролируемый выброс стихийной чакры.
   - ... Попадание под него считается, безусловно, смертельным для генина. Также, вблизи Наруто может использовать Поглощение жизни. Поэтому, как только вы окажетесь к нему, слишком близко, я начинаю отсчет. Насколько точно эффективна эта техника на шиноби у нас пока не было возможности проверить, поэтому мы считаем так: три секунды фатальны для генина, двенадцать для джонина.
   - Чего-о-о-о?! Да так не честно, не может он убивать одним своим присутствием! - Возмущению Кибы, услышавшему о такой несправедливости не было предела.
   - Ну, если ты готов пожертвовать парой лет своей жизни чтобы проверить, милости прошу. - Отправил очередной глаз-улыбку в сторону Инузука Какаши.
   Пыхтящий от злости Киба не нашелся, что на это возразить.
   - Ммм... Что еще. Я могу в любой момент остановить поединок, и я же определяю его условия, как и победителя. Есть вопросы? - Какаши оглядел восьмую команду.
   Те дружно покачали головами. Кроме сложностей с техниками Намикадзе озвученные Хатаке правила были вполне обычными.
   - Ну, тогда для начала пусть гости, хм... проникнутся нашей атмосферой дружелюбия. - Фраза вызвала скепсис на лице Мию и ухмылку Учихи, что сразу насторожило восьмерку. - Мию, Наруто, Шикамару против Саске. Только тай и кен, никаких техник. Саске может использовать шаринган.
   Бой начался безо всяких прелюдий, неожиданно для восьмой команды. Тренировки в семерке явно старались приблизить к реальным условиям. Вот Учиха стоит рядом с напарниками, слушая наставника, а вот уже в перекате, уходя одновременно от кулака Наруто, метившего в голову и от подсечки Шикамару. Нара раздосадовано цыкнул - пару раз им удалось так подловить Саске в тот момент, когда он еще не успел выйти на свою боевую скорость, и избежать побоев бокенами, что, меж тем, уже распечатал Учиха. Однако тот явно не стремился повторять свои ошибки.
  
   Ульгрим скользил легким шагом вокруг своих друзей, прорабатывая план боя и, до поры, избегая сближения. Те, похоже, решили прибегнуть к своей обычной тактике. Основную опасность представлял Варкастер. Маг, напропалую пользуясь своей нечувствительностью к боли, будет стремиться войти в клинч с мечником, чтобы захватить и зафиксировать деревянные мечи, вынуждая Ульгрима или бросить их, переходя на невыгодный ему тай, или подставиться под удар тренировочных кунаев Мию и Шикамару. Поначалу, сенсей пытался выговорить Варкастеру за такую тактику, ссылаясь на то, что с реальными мечами так не получиться. В ответ, некромант насквозь проткнул руку кунаем, ничуть не изменившись в лице. На такой аргумент Какаши не нашелся, что возразить, и больше к вопросу не возвращался, хотя и не прекращал неодобрительно хмуриться, глядя на то, как его ученик подставляется под удары.
   Мечник украдкой вздохнул. Боевое мастерство Варкастера росло очень быстро, заставляя Какаши в очередной раз поражаться талантам ученика. Однако Ульгрим знал, в чем причина такого роста. Многолетние тренировки по освоению Чистого Разума близились к кульминации. Личность мага все еще поддерживалась органическим мозгом, однако скорость его мышления уже значительно опережала нормальную. Любой боец ближнего боя, не исключая Ульгрима, опирался на интуицию и инстинктивные, вбитые в подкорку долгими тренировками, движения. Даже сейчас обдумывая ситуацию, мечник просто не мешал своему телу реагировать на атаки противников. Однако Варкастер уже успевал делать то, что было категорически недопустимо для любого нормального бойца - обдумывать удары.
   Ульгрим вновь вздохнул. Воин способный на ходу прорабатывать удары, наносимые в бою, со всей гибкостью сознания, но со скоростью присущей подсознательным реакциям. Страшный противник. Как же жаль что для Варкастера ближний бой лишь второстепенное направление. С каким восторгом он обучил бы друга всем премудростям своего мастерства, создав идеального бойца. Но, увы, сердцем некроманта давно и безраздельно владела магия.
   Однако мастер меча тоже думал отнюдь, не медленно, отвлекшись от боя буквально на несколько секунд. Тактика была готова. Пора заканчивать этот бой.
  
   Юи смотрела на разворачивающееся перед ней зрелище затаив дыхание. Как она и предполагала, никто не стал ее прогонять с полигона, и она тихонько, стараясь не привлекать к себе внимание, устроилась под кустом на краю поляны. Начало представления она пропустила, прозевав удары Наруто и Шикамару. Но теперь с восторгом глядела, как тройка генинов загоняет в ловушку своего друга, пытаясь его окружить. В том, что одному с троими не сладить, девочка была уверена.
   Однако у Учихи на то, похоже, было свое мнение. Когда казалось что Шикамару, Мию и Наруто уже почти схватили Саске, тот неожиданно взорвал у себя под ногами дымовую бомбу, одновременно скрывая себя от противников, и их самих друг от друга. А еще мгновение спустя, Нара уже отбивался от бешеного напора явно ускорившегося мечника. Не слишком удачно, судя по раздавшемуся спустя пару секунд крику Хатаке: "Шикамару выбыл!". Подробности Юи не могла рассмотреть.
   Следующей жертвой стала Мию. Сделав вид, что хочет достать Наруто, Саске дождался, когда ирьенин приблизилась, пытаясь достать его макетом куная со спины, после чего, использовав тело блондина как своеобразный трамплин, взвился в прыжке. Уйдя, таким образом, от атаки Мию, Учиха еще в воздухе достал девушку ударом в голову, однако видимо не слишком удачно - Хатаке промолчал. Тем не менее Хирано явно оказалась дезориентирована, не успев что-либо предпринять против последовавшего затем удара в спину. На этот раз Какаши засчитал ей поражение и на ходу лечащая себя Мию подбрела к деревьям.
   Вот теперь началось самое интересное, с точки зрения младшей Намикадзе. Учиха остался один на один с ее братом. Девочка едва позволяла себе моргать, стараясь не упустить ни одного движения бойцов.
   А посмотреть было на что. Саске атаковал стремительно и разнообразно, то словно врастая в землю и демонстрируя чудеса фехтования одними руками, то изгибаясь в немыслимых пируэтах в попытках достать Наруто с неожиданного направления. Но все его усилия, к радости Юи, разбивались о защиту ее брата. Тот сражался сосредоточенно, скупыми движениями куная отражая часть атак, от части уворачиваясь с минимальными телодвижениями, а часть откровенно пропуская, видимо ту, что не была фатальна - Какаши молчал.
   Однако погордиться братом ей довелось не долго. Что за трюк провернул, вновь внезапно ускорившийся, Саске она не смогла разглядеть, но Наруто валящегося на землю и летящий ему в шею бокен, она пропустить не смогла.
   Деревяшка в последний момент была остановлена рукой подоспевшего Какаши - видимо он счел, что удар может стать чрезмерно опасным, если дойдет до своей цели.
   - Наруто выбыл. Победитель - Саске.
   Юи разочарованно выдохнула. Она-то была уверена, что брат победит! Как этот Учиха смог его одолеть?
   Девочка иногда видела Саске, когда он заходил к ним домой в поисках Наруто, или вместе с ним, но никогда не стремилась общаться с другом своего брата. Она и подумать не могла, что тот настолько искусен в бою, что может превосходить Наруто. Сейчас же она оценивающе пригляделась к генину.
   Тот, выйдя из довольно сложного боя, дышал размеренно и спокойно, не выказывая никаких признаков усталости. Бокены, так и оставшиеся зажатыми в руках, не дрожали и не гуляли, демонстрируя слабость держащих их рук. Боец явно не выложился на полную. А ведь остальные даже не смогли его зацепить!
   Похоже, друзья у ее брата под стать ему. Хотя ни Мию, ни Шикамару на девочку пока впечатления не произвели.
   Меж тем, Какаши видимо не собирался останавливаться на продемонстрированном. Дождавшись, когда его команда приведет себя в порядок, не без помощи Ино. Джонин объявил:
   - Следующий бой, седьмая команда против меня. Разрешено все.
  
   Выдав свое объявление, Хатаке тут же отпрыгнул назад - зная любовь его подопечных к внезапным атакам. Однако на этот раз он просчитался - ожидая его отступления, Наруто и Саске использовали фору, чтобы выдать свое фирменное сочетание огненного шара и воздушных пуль. Стоило только Какаши это понять, как в бушующее пламя вдобавок врезался порыв ветра, превращая шар в надвигающуюся на него стену огня. На этот раз Наруто использовал воздух не как имитацию Жатвы, а именно как стихию. Уходя от огня, джонин нырнул под землю, выскакивая прямо перед не ожидавшим такого финта Учихой, что бежал прямо за пламенем. Обычно в подобных ситуациях Хатаке использовал замену, но на этот раз решил играть более нестандартно.
   К удовольствию наставника, Саске среагировал с похвальной скоростью, тут же попытавшись достать джонина уколом в шею, от чего тот естественно уклонился. Однако и генин не сплоховал, уйдя от ответного броска куная.
   Меж тем остальные генины тоже не теряли времени зря. В него уже летел пущенный Мию водный снаряд, а Наруто бежал навстречу, явно желая обнять и не отпускать в ближайшие двенадцать секунд. Нара бежал следом, кидая в наставника сюрикенами, но не особенно активно - явно больше озабоченный тем, что бы заманить его в тень и при этом не подставиться под удар.
   Первой целью джонин выбрал Мию. Несмотря на то, что девушка отнюдь не стояла на месте в своем развитии, стремясь догнать напарников, она по-прежнему оставалась слабым звеном. К тому же, если он выведет ее из игры первой, она успеет немного передохнуть перед лечением Наруто и Саске. В том, что те будут сражаться в своей обычной безумной манере, ни перед чем не останавливаясь, джонин был уверен. Последнее время они выходили из спаррингов с ним весьма потрепанными, предоставляя Мию богатую практику для отработки ирьенинских навыков. Использовать Наруто шитон для самолечения на полигоне Какаши запретил, кроме случаев действительно серьезной угрозы жизни.
   В какой-то момент полигон седьмой команды, благодаря Наруто, превратился в весьма угрюмое местечко - начисто вытоптанная и выжженная поляна, окруженная изломанными, высохшими кустами и деревьями навевала тоску. Чтобы восстановить зелень, Какаши пришлось прибегнуть к помощи старого друга, что обладал кеккей генкай, сходным с геномом Хаширамы. Не желая постоянно его беспокоить подобной ерундой, джонин и выдал свой запрет. Дополнительно мотивировав это необходимостью практики для ирьенина. Наруто не стал возражать, признав такой довод логичным. Так что теперь их тренировочную площадку вновь окружали зеленые деревья, кое-где дополнительно прикрытые каменными стенами, воздвигнутыми с помощью дотона и призванными принимать на себя удары техник.
   Чтобы достать Мию, джонину требовалось чем-то отвлечь остальных генинов. Две стремительно сложенные одной рукой печати - вторая отбивает железо Нара - и в сторону Учихи отправляется волна лезущих из земли каменных шипов, вынуждая его разрывать дистанцию. Еще две печати, джонин выкидывает из длинных последовательностей все что может, заменяя недостающие знаки контролем, и Наруто на полушаге проваливается по колено в землю. В Шикамару летит огненный шар - простенько, зато вообще без печатей, а генин не может себе позволить пропустить такую атаку и отпрыгивает в сторону. Дальше проще, прыжок, и усиленное чакрой тело перелетает через застрявшего Намикадзе, приземляясь прямо пред ученицей.
   Та встречает наставника ударом скальпеля чакры в шею - недавно освоенная техника ирьенинов была полезна отнюдь не только на операциях - а в спину уже летит порыв ветра - Наруто без труда просчитал действия Какаши, запустив технику вслепую. Ловко, но джонин успевает пнуть в живот куноичи, прежде чем выполнить замену. Он рассчитывал, что пропустившая удар девушка замешкается и попадет под технику Наруто, однако та не сплоховала, успев в последний момент также выполнить замену.
   Выход из замены оказался неудачным - случайно так совпало, или Шикамару умудрился как-то просчитать его действия, но Какаши не успел и шагу ступить, как почувствовал, что не может пошевелиться. Месяцы тренировок не прошли для наследника Нара даром - сбросить технику так же легко, как когда-то на испытании, уже не получилось. А на краю зрения уже стремительно приближался мертвый волк из запасов Намикадзе. Хорошо хоть Учиха оказался слишком далеко.
   Контроля Какаши хватило, чтобы одновременно сдерживать тело от выполнения команд Нара и нарастить каменную броню. В сочетании с естественной сопротивляемостью пропитанного чакрой тела джонина, вполне достаточно чтобы выдержать взрыв. Однако Наруто оказался не так прост. Стоило мертвому волку приблизиться к джонину, как блондин, так и торчавший в земле посреди поляны, вдруг исчез, только для того чтобы появиться прямо перед удивленным Какаши. Похоже, его ученик научился заменяться на своих мертвых слуг. А еще пришлось начать про себя отсчет до двенадцати. С веселым удивлением джонин понял, что уже и не особенно сдерживает свои возможности в спарринге с учениками.
   Тем ни менее, он все еще превосходил их. Техника Нара, наконец, поддалась и Наруто, не успевший ничего предпринять получил увесистый удар в грудь каменным кулаком, вновь отлетая в центр поляны, откуда недавно выбрался.
   Выбивший из каменной брони крошку водный снаряд оказался неожиданностью для джонина - сосредоточившись на поединке воли с Нара и защищаясь от Наруто, он упустил из виду ученицу. Что ж, прежние резоны начать с нее по-прежнему в силе.
   Какаши вновь нырнул под землю, на ходу отменяя каменный доспех. За спиной Мию он возник, уже вернув себе ловкость и свободу движений, ограничиваемую броней. На этот раз девушка не успела среагировать, и, получив аккуратно обозначенный удар кунаем в шею, поспешила ретироваться с поля боя.
   На какое-то время поединок замер. Оставшиеся генины оказались от Какаши на примерно одинаковом расстоянии, и теперь переглядывались, пытаясь скоординировать свои действия.
   Однако Какаши не собирался давать им время на раздумья, метнувшись в сторону Нара. Тот, однако, занял очень удачную позицию, в тени крон деревьев, что вынудило джонина устроить пляску, уворачиваясь от стремящихся к нему темных жгутов. Меж тем до него успел добраться Учиха, затягивая в круговорот ближнего боя. Поняв, что если к ним успеет присоединиться Наруто, то у него начнутся проблемы, джонин вновь использовал замену.
   Азарт начал захватывать Какаши. Хотела его команда показать класс перед гостями, или просто случайно так совпало, что именно сейчас они совершили качественный скачок, но бой становился действительно интересным.
   На этот раз он решил начать с Наруто. Длинная последовательность печатей и в генина отправляется полноценный Огненный дракон. В Учиху и Шикамару отправляется целый рой различный техник C-ранга - огненные шары, водяные снаряды, каменные пули - джонин максимально быстро выдал все, что мог сделать без печатей, заставляя генинов уворачиваться от шквала техник, не давая времени прийти на помощь другу.
   А Наруто, как джонин и рассчитывал, принял технику на свой плащ. Чтобы защититься от жара он был вынужден полностью в него завернуться и уткнуться лицом в землю, не видя стремительно несущегося к нему Какаши.
   Джонин уже занес руку для удара, когда с высунувшейся из-под плаща на секунду руки в воздух взвилась пачка бумаги. Глаза Какаши расширились, когда он осознал, что в воздухе перед ним парит целый рой взрыв тэгов. Все что он успел сделать, это выполнить замену.
   Взрыв заставил землю вздрогнуть. Бой вновь замер. Все в шоке смотрели в облако пыли, гадая, выжил ли Намикадзе. Однако облако рассеялось запущенным изнутри порывом ветра, и под облегченный вздох наблюдателей из него показался Наруто. Хотя фуин барьер в плаще и смог защитить владельца от взрыва, целым генин не остался. Из носа текла кровь, движения стали неуверенными, а походка пошатывающейся - вероятно контузия. Но, похоже того это не могло остановить. Стоило ему заметить Какаши, как в него тут же отправился порыв ветра, долженствующий обозначать Жатву.
   Джонин нахмурился. Пора выводить Намикадзе из игры, пока он еще что-то не учудил. Блондин уже не раз и не два демонстрировал, что ему абсолютно наплевать на свое здоровье, но вот взрывать себя пока не пытался.
   От порыва ветра Какаши увернулся играючи, а затем атаковал, уже безо всяких скидок. Пустив по телу райтон, джонин в секунду преодолел разделяющее их расстояние и нанес ученику удар быстрый, даже по меркам джонинов. От такого контуженный Наруто увернуться не смог.
   - Намикадзе выбыл! - Какаши уличил секунду, чтобы дать знак Мию заняться Наруто. К удовлетворению джонина с места сорвалась и Ино. Пусть практикуются на его отмороженном ученике.
   Оставшиеся вдвоем, Нара и Учиха сблизились, явно уходя в оборону. Какаши хмыкнул, оценив построение. Те заняли пусть не идеальную, но удобную позицию. Вокруг было множество теней от крон деревьев, и Шикамару уже удерживал технику, заставляя те шевелиться. Учиха же отслеживал движения джонина сосредоточенным взглядом красных глаз. Одновременно уворачиваться от бокенов Саске и теней Шикамару - не самая приятная перспектива, даже для джонина. Однако откровенно отдав ему инициативу, они совершили ошибку.
   Отпрыгнув еще дальше, так, чтобы лишить генинов шансов помешать ему броском куная или техникой, джонин сложил длинную последовательность печатей, в завершении воткнув руку в почву. Земля дрогнула. Одни пласты пошли вниз, другие резко взмыли вверх. Секундой раньше Саске успел осознать, что происходит и ушел заменой, однако Шикамару оказался не столь быстр, потеряв равновесие и концентрацию. Он еще успел встретить вылетевшего из хаоса земляной техники наставника кунаем, однако в фехтовании был далеко не так хорош, как Учиха. Через пару секунд Нара уже шел к деревьям, потирая грудь напротив сердца, куда пришелся удар затупленного куная в руке джонина.
   Остался последний ученик. Пожалуй, его он встретит в честном ближнем бою. Учихе это будет полезно, а его фехтовальные изыски просто радовали глаз наставника, так что он не мог отказать себе в таком удовольствии.
  
   Обмениваясь ударами с наставником, Ульгрим размышлял о прошедшем бое. Какаши опять их разделал, однако прогресс был налицо. Если в начале их тренировок джонин разгонял их разве что не щелбанами, сейчас ему пришлось изрядно выложиться. Огненный дракон и Дрожь земли это не те техники, которые опытный джонин обычно применяет в бою против генинов. Варкастер опять учудил, подорвав себя. Мечник начал подозревать, что магу просто понравилось все взрывать. Мию хорошо себя показала, отбившись от первой атаки наставника. Шикамару со своими тенями явно заставил того понервничать. Наставник... Варкастер... Мию... Шикамару...
   Мысли мечника становились все более отрывистыми, бродя по замкнутому кругу. Сознание замирало, погружаясь в странный покой... Глаза вдруг начало жечь, но это уже не могло пробить брони спокойствия охватившей разум мечника.
   Казалось, прошел лишь миг, и боль от прошедшего сквозь тело электричества выбросила Ульгрима из этого странного состояния, заставив его скорчиться на земле. Как сквозь вату он услышал голос Какаши:
   - Мию! Помоги Саске. - В голосе наставника сквозила тревога. - У него прорезалось третье томое. Пришлось его изрядно приложить райтоном - не реагировал на более слабые удары.
   Улыбка, больше напоминающая оскал, выползла на лицо мечника. Третье томое? Какая чушь. Так-так... Так... Так... Тихий звук замирающего метронома, слышимый только ему. Вот что было важно.
   Среди множества наставников, когда-то обучавших мечника было много выдающихся личностей. Одной из них был тогдашний первый клинок императора. У него не было собственной школы. Не было пышного титула. Он просто был гением, что создал собственное боевое искусство. Искусство что рождалось не в покое фехтовальных залов, а на поле боя. Не в поединках мастерства, а в кровавой свалке всех против всех. Он единственный обучал Ульгрима лишь из-за денег. Очень, очень больших денег. Выходец из простого народа он не любил аристократов и не церемонился с отпрыском знатного рода. "Слушай ритм, мальчик" - говорил он, запуская старый метроном перед очередным уроком, больше напоминающим избиение.
   Тогда, в детстве, Ульгрим ненавидел того своего учителя. Но был вынужден прилежно учить его уроки. Потом, годы спустя, он не раз сказал спасибо старому немногословному и жестокому вояке. Его искусство, одновременно грубое и изощренное, легло нерушимыми каменными глыбами в основу собственного стиля грандмастера. Звук того метронома стал неотъемлемым спутником мечника, пройдя с ним через победы и поражения, штурмы и кровавые свалки. Метроном направлял его руку в сражении против архидемонов. Метроном вел его сквозь хаос магических битв. Метроном задавал безжалостный ритм его атак и защит. Звук, который он услышал впервые за пятнадцать лет. Боевой транс грандмастера вернулся.
   Пусть впервые он в него провалился бесконтрольно. Пусть на восстановление навыков все еще потребуется немало времени. Главное вернулось. Что на этом фоне какое-то томое?
  
   Какаши с тревогой следил за лицом своего ученика, витающего в своих мыслях с выражением хищной радости на лице. Тот заставил его изрядно понервничать. Когда выражение сосредоточенной свирепости, присущее лицу Учихи в бою, вдруг сменилось маской каменного спокойствия, а в глазах закрутились уже три запятые, Хатаке успел порадоваться за своего ученика.
   А потом ему стало не до радости - спешно пришлось взвинчивать темп. Атаки генина вдруг стали непредсказуемы и очень опасны, а защита, казалось, несокрушима. Джонин попытался атаковать сам и внезапно понял, что не может задеть своего ученика. Тот, не сильно изменившись в плане скорости, вдруг будто начал читать своего наставника как открытую книгу, уходя не только от наносимых ударов, но и тех, что он лишь потенциально мог нанести. С легким шоком Какаши неожиданно осознал, что не может победить своего ученика в чистом кендзюцу. Мало того, сам может держаться только за счет превосходства джонина в скорости над генином. Он попробовал взвинтить темп, но и это не принесло победы. Да, атаки генина стали совсем редки, он едва успевал уворачиваться от атак наставника. Но и джонин никак не мог его задеть! Учиха умудрялся исчезать с траекторий ударов в тот едва различимый миг, когда удар уже определен и не остановим, но еще не достиг цели.
   Многие считали Учиху гением. Однако Какаши, которого самого в свое время так величали, относился к столь громким титулам скептически. Но сейчас, после того что показал Саске... Хатаке был вынужден согласиться. По крайней мере, в кендзюцу Учиха точно гений. С появлением третьего томое это стало неоспоримо. Чтобы выйти победителем из схватки - джонину победителем из схватки с генином! - ему пришлось прибегать к техникам райтона. Да и то, на первый удар Саске практически не среагировал.
  
   Какое-то время заняло приведение полигона и генинов в порядок. Какаши выровнял землю, разбитую его техникой. Мию и Ино совместными усилиями поставили на ноги Наруто, залечив трещины в ребрах от удара наставника и устранив последствия контузии от собственной глупости. О которой Мию, не удержавшись, высказалась вслух.
   - Да. Я не учел затекания взрывной волны под плащ. Больше не буду так делать. - К удивлению целительниц Намикадзе согласился с оценкой.
   Когда суета улеглась. Какаши вновь обернулся к восьмой команде.
   - Ну что, с кого начнем?
   Генины начали неуверенно переглядываться. То, что они увидели, стало для них полнейшей неожиданностью. Даже Киба притих. Генины, от которых джонину пришлось отбиваться техниками А-ранга? Учиха, что фехтовал на равных с Какаши? Наруто, что подорвал самого себя, не моргнув глазом, и потом еще стоял на ногах? После всего увиденного восьмая команда не испытывала энтузиазма от предстоящих спаррингов.
   А вот Куренай была в восторге. Седьмая команда была именно тем живительным пинком, которого не хватало ее собственным генинам. Соперники, значительно превосходящие ее учеников, но не настолько чтобы это заставило опускаться руки. Бои, болезненные и жесткие, но без серьезного риска искалечиться или умереть - в самом крайнем случае госпиталь рядом. То, что нужно чтобы ее ученики подтянулись и начали браться за ум. Так что, не дождавшись добровольцев, джонин сама назначила пары.
   Стоя рядом с Какаши и глядя на то, как ее учеников валяют по земле, джонин задумалась о том, что было бы неплохо сделать такие занятия постоянными. Изначально, поддавшись уговорам Ино, она думала отделаться минимальным курсом занятий для Шикамару и парой десятков спаррингов для команды, да закрыть на этом тему. Однако увиденное заставило ее размышлять о более длительном сотрудничестве с семеркой.
  
  
  ***
  
  
  
   Восьмая команда сидела в своем любимом ресторанчике, грустно ковыряя стоящую на столе еду. Первый голод был уже утолен, и теперь над столом властвовало подавленное молчание. Седьмая команда разгромила их практически всухую. Только Мию проиграла один спарринг, с Кибой. Девушка была в первую очередь ирьенином и оказалась не готова противостоять в прямом бою один на один довольно мощным наступательным техникам клана Инузука. Нара в аналогичной ситуации тоже пришлось тяжко, однако он все-таки сумел выкрутиться, напропалую используя свои тени. За месяцы спаррингов с Наруто и Саске он уже навострился использовать свои техники на ходу и единственной печати концентрации. А вот эти двое...
   Ино непроизвольно потерла живот, в который прилетело немало ударов. Намикадзе и Учиха прошлись по их команде, словно биджу по генину. Оба были безжалостны и методичны, стремясь расправиться с противником как можно быстрее и эффективнее, и ничуть не думая куртуазно сдерживаться, когда перед ними оказывались Хината или Ино. Так что обеим девушкам пришлось несладко. И если Хината все же была рукопашником и держалась получше, то Яманака за по-прежнему цветущий вид приходилось благодарить, лишь ирьенинское искусство, как собственное, так и Мию.
   - Ино, это ведь твоя идея была? - Тишину нарушил хмурый Киба.
   Ну вот. Сейчас собачник начнет ее попрекать.
   - Да.
   Однако Киба сумел удивить Яманака.
   - Хорошая была мысль.
   Слова Инузука заставили изумленно уставиться на него всю команду.
   - Что? Я думал, что силен, да и вы наверняка про себя так же думали? Скажете нет? А тут нас просто растоптали, показав всю глубину заблуждений. - Киба начал горячиться, уже больше напоминая себя обычного. - Нам надо больше тренироваться! Стать сильнее! И навалять этим задавакам! - К концу своей речи собачник уже вскочил на ноги и едва ли не кричал.
   - Согласен я. Перенять надо нам у них как можно больше. - Шино высказался более сдержанно, но явно тоже был не против реванша.
   Наруто довел обычно флегматичного Абураме едва ли не до истерики, когда легчайшее касание шитона заставило его драгоценных насекомых осыпаться с неба дождем.
   - А мы сможем? Они так сильны. - Тихонько подала голос Хината. И так невысокая самооценка девушки в этот день упала еще ниже.
   - Даже если мы не сможем их превзойти, стараться все равно надо. Те синяки и травмы, что мы заработаем на спаррингах с ними, могут спасти нам жизнь в реальном бою. - Ино решила высказать то, что было у нее на душе. И, судя по нахмуренным лицам сокомандников, не только у нее.
   - Значит решено. Надо будет поговорить с сенсеем насчет увеличения количества тренировок. - Подытожил поуспокоившийся Киба, под согласные кивки остальных.
  
   - Юи, где ты была?! Я за тебя так волновалась когда ты не пришла вовремя из академии! - Стоило девочке перешагнуть порог, как на нее налетела Кушина.
   Юи мысленно застонала. Со всей этой круговертью сначала с дракой, а потом с полигоном, она совсем забыла про то, что ее ждали дома. Однако помощь неожиданно пришла со стороны брата.
   - Она была со мной. На тренировке.
   Кушина ошеломленно замолчала. Для нее не были секретом прохладные отношения между детьми, а тут вдруг такое. Так следующий ее вопрос был закономерен:
   - И почему ты ее с собой взял? - Тон куноичи был весьма подозрителен.
   - Она подралась, и ей нужен был ирьенин. Я отвел ее к Мию.
   Нет, не надо! Юи изо всех сил пыталась одной мимикой, пока на нее не смотрела Кушина, дать понять брату, что продолжать эту тему не нужно. Однако тот, как обычно, остался глух к намекам.
   - Подралась с кем и почему? - Мать перевела взгляд сузившихся глаз с сына на дочь.
   - С Учихами из академии. Она назвала их лупоглазиками.
   Юи обессилено уронила голову. Брат все же умудрился все испортить.
   - Так, а ты почему не разнял драку?
   Девочка вновь вскинула голову. Похоже, ей напоследок удастся насладиться редким зрелищем - братом получающим разнос.
   - Потому что, исходя из социальных взаимоотношений в группе детей ее возраста и социального статуса, подобное действие понизило бы авторитет Юи, вынудив тратить силы и время на его возвращение. Это было бы неэффективно. Также, как будущий шиноби, она уже должна быть привычна к мелким травмам, что могут без последствий устранить ирьенины. Возникни же серьезная угроза ее здоровью, я бы вмешался.
   Подождав несколько секунд и убедившись, что ошеломленные женщины не собираются ему отвечать, Наруто направился в свою комнату.
   Какое-то время поглядев вслед удалившемуся блондину, мать и дочь переглянулись.
   - Ужинать будешь? - Неожиданно многословная отповедь Наруто сбила с Кушины весь боевой настрой.
   - Да. - Под аккомпанемент урчания в животе согласилась Юи.
   - Иди тогда приводи себя в порядок и позови брата.
   Проводив взглядом радостно убегающую дочь, избежавшую взбучки, Кушина лишь покачала головой. Неужели Наруто понимает людей гораздо лучше, чем ей казалось? Или это просто еще одно проявление его интеллекта?
  
   Лежа, уже ночью, в своей постели, Юи перебирала события прошедшего дня. И приходила к выводу что, неожиданно для себя, уже не сможет относиться к брату как прежде. И дело не только в том, что он оказался бойцом даже лучше чем она ожидала. Когда девочка все же продралась через нагромождение слов, выданное Наруто матери, она поняла, что тот безукоризненно точно обозначил ее ситуацию. Получается, брат понимает ее лучше, чем демонстрирует? Может, стоит попытаться наладить с ним отношения?
   Юи еще долго ворочалась, пока не заснула, так и не придя ни к какому решению.
  Глава седьмая
   Порт Нитинана, города на самой южной оконечности полуострова, что занимала Страна Чая, был весьма велик. Через него проходила не только продукция самой страны, но и транзитный поток товаров из стран Огня, Медведей, Травы и еще пары более мелких. Уникальное географическое расположение гавани делало ее удобнейшей точкой отправления кораблей в страны Воды, Моря, Меда и еще дальше, в экзотические земли южного континента. Ежедневно пыхтящие от натуги паровые буксиры заводили к каменным пирсам десятки кораблей.
   Но, как это зачастую и бывает, подобная активность человека пагубно сказывалась на его окружении. Гарь от сгорающего в топках пароходов угля; нечистоты, выплескиваемые с кораблей в воду, в нарушение всяких правил; сбрасываемые самим городом в воду отходы. Благодаря всему этому в берегах бухты плескался вонючий и малопригодный для жизни бульон. Что прекрасно доказывалось плавающей в паре метров ниже Какаши дохлой рыбиной, добавлявшей свой отнюдь не изысканный аромат к витающему в затхлом воздухе букету.
   Шиноби вот уже пару часов висел под деревянным настилом, закрепившись чакрой в углу, что образовался на одном из пирсов в том месте, где его когда-то продлили дальше в море, поскупившись на камень и обойдясь более дешевым материалом. Когда они с Наруто искали точку, с которой хорошо бы просматривалась корма парохода со странноватым названием "Хитрый осьминог", и до которой они при этом могли бы добраться незамеченными, идея забиться под настил казалась весьма недурной. Однако последние два часа наглядно продемонстрировали, что фуин в маске джонина справлялась с отравляющими газами гораздо лучше, чем с тем ядреным коктейлем, что витал над водой загаженной гавани.
   В очередной раз, критически оглядев небольшие волны, на которых покачивалась тушка несчастной рыбы, Какаши решил для себя, что нырять в эту жижу ему хочется еще меньше чем гримироваться. Так что, когда придет время, они с Наруто двинутся по воде бегом - лучше уж он использует шаринган чтобы проконтролировать отсутствие лишних глаз. Да и вонь, которой они неизбежно при этом бы пропитались, могла помешать дальнейшим планам. Возможно, ему стоило выбрать грим. Джонин сокрушенно вздохнул. Оставалось надеяться, что дальше миссия пойдет более гладко.
   Их нынешнее задание приятно выделялось на фоне того, чем они занимались всю прошедшую зиму. Сопровождения караванов, доставка ценных грузов и корреспонденции, изредка поимка преступников, перешедших дорогу людям достаточно богатым, чтобы нанять команду шиноби. Обычная С- , изредка В-ранговая рутина, давно переставшая быть мало-мальски серьезным вызовом для откровенно боевой команды.
   Разумеется, как издревле повелось, рука об руку с морской торговлей шел морской же разбой. Периодически торговые гильдии и заправилы Страны Чая, подсчитав убытки и расходы, нанимали десяток команд шиноби. Те прокатывались карающей волной по разрозненным островкам архипелага, что тянулся от самого Нитинана, до Хаху - центрального острова Страны Моря - безжалостно вырезая всех, кто был похож на пиратов. На какое-то время на водах моря Сиигару устанавливалась тишь и благодать. Пока на пустое место не приходили новые любители легкой поживы, и купцы вновь не развязывали мошну.
   Однако на этот раз дело было похитрее. Команду Конохи нанял директор одной из многочисленных контор, перевозящих грузы и пассажиров по относительно безопасным маршрутам, связывающим Нитинана со странами Моря и Воды. Пяток колесных пароходов, разной степени убитости, столько же устаревших, но еще не потерявших актуальности парусников. Обычная транспортная компания, не слишком большая, не слишком маленькая, каких было полно в одном из крупнейших портов континента. И с некоторых пор, корабли этого предприятия стали подвергаться целенаправленным атакам.
   Соль, этого задания, заключалась в том, что о нападавших не было известно ничего. Кроме того что среди них есть как минимум один шиноби - мастер гендзюцу. Нападения происходили ночью. Экипаж и пассажиры мирно расходились по каютам, дежурная вахта оставалась бдеть... А потом они все просыпались в середине следующего дня на дрейфующем судне. Нападавшие действовали аккуратно, не зарываясь. Ценные вещи пассажиров и груз исчезали в неизвестном направлении, явно перегружаемые на другой корабль, но ни один человек не получил даже малейшей царапины и не был похищен.
   За последние несколько месяцев на корабли компании было совершено уже три таких нападения. Выбор кораблей, обязательно перевозивших что-нибудь ценное, а также отсутствие информации о подобных действиях в отношении других перевозчиков, заставили Томо Сугимото, директора компании, заподозрить, что неизвестные имеют своего человека в руководстве, и, возможно, личные счеты к нему самому. Что вынудило дельца расщедриться на найм, из личных средств, команды шиноби на миссию В-ранга, с возможным переходом в А-ранг. Весьма недешевое удовольствие, особенно с учетом немаленького расстояния от Конохи.
   Прибыв в Нитинана и тайно встретившись с заказчиком, седьмая команда выработала план. Томо как раз собирался отправлять на Хаху груз бытовой техники - газовых плит и холодильников. Весьма ценный куш, на который запросто могли позариться пираты. Хотя подобные вещи уже перестали быть чем-то из ряда вон, они все равно оставались предметами роскоши, доступными далеко не всем даже в зажиточных городах, вроде столицы Страны Огня и Конохи. Судно, тот самый "Осьминог", было не чисто грузовым и перевозило еще несколько десятков пассажиров. Согласно плану, шиноби должны были подняться на борт среди них. Разумеется, сняв протекторы. Однако было два нюанса.
   Первый нюанс откликался на имя Какаши Хатаке, имел весьма примечательную внешность, а так же звучное прозвище "Копирующий ниндзя". Дополнительную известность в узких кругах ему придавала кругленькая сумма, что давно была прописана в "Книге бинго", рядом с подробным описанием внешности джонина. Что вообще-то являлось в определенной степени предметом гордости в среде шиноби, но порой изрядно мешало. Любой уважающий себя ниндзя имел экземпляр этого альманаха, издаваемого целой организацией посредников с целью донести до всех и каждого стоимость головы того или иного бойца. Чтобы избежать возможного узнавания, Какаши пришлось бы изрядно повозиться с гримом, чего он признаться не любил и старался избегать, хотя, конечно, и мог показать класс в этом искусстве.
   Второй нюанс звался Наруто Намикадзе и смотрел на мир с таким видом, что принять его за простого обывателя мог только последний дурак. Если джонин мог еще уповать на театральный реквизит, то замаскировать бросающуюся в глаза манеру поведения генина не представлялась возможным. Зачет по театральному мастерству Наруто, в свое время, получил только благодаря способности нести любую заданную учителями ахинею, глядя в глаза абсолютно любому человеку и ни на йоту не меняясь при этом в лице.
   В результате было решено, что Наруто и Какаши проникнут на корабль тайно, под покровом ночи, став неприятным сюрпризом для возможных наблюдателей, буде те смогут вычислить остальную команду. Вот и висели теперь двое шиноби под настилом пустующего пирса, ожидая, когда с кормы "Осьминога" им подадут условленный сигнал.
   Ожидание затягивалось. На порт уже опустилась ночь. Портовая обслуга давно разбрелась по домам и кабакам. Огни пакгаузов, складов и доков погасли. Лишь у центральных пирсов, у которых стояли корабли с пассажирскими каютами, еще теплилась жизнь. Наконец, спустя еще несколько часов ожидания, когда тьма уже полностью вступила в свои права, на корме "Осьминога" мигнул огонек. Раз, другой, третий. Пауза и еще два раза.
   Оба шиноби с облегчением отлепились от изрядно доставшего их пирса, спрыгивая на воду. Какаши приподнял повязку, скрывающую шаринган, и не торопясь оглядел акваторию с причалами, проверяя, нет ли кого-то, кто смог бы углядеть их в ночной тьме. Но все было чисто, и джонин вернул ткань на место. Увы, но он не мог, как урожденный Учиха, погасить волшебный глаз. Чужой орган оставался постоянно активным, вынуждая носителя прятать его под повязкой, снижая сенсорную нагрузку на мозг и потребление чакры.
   Стремительный бег по ненадежной поверхности не занял много времени, и уже спустя пару минут Наруто и Какаши запрыгнули на палубу корабля. Их встречал Учиха, который сейчас притворялся богатым отпрыском аристократической семьи, что позволяло ему, не выходя из роли, выкупить единственную на корабле каюту-люкс, хотя это и было чрезмерно громким названием для подобного помещения. Это был единственный приемлемый вариант тайного размещения Наруто и Какаши на судне. Плавание должно было продлиться не меньше недели и прятки, к примеру, в трюме были сопряжены с некоторыми бытовыми трудностями. К тому же так шиноби оказывались слишком далеко от места событий, что могло стать проблемой в случае нападения.
   До каюты они проследовали хоть и тихо, но и не так чтобы крадучись. Изрядно поднаторевший в гендзюцу, Нара без труда заморочил голову единственному вахтенному, заставив того пялиться совершенно в другую сторону. Пассажиры же и остальная команда давно спали.
   Каюта-люкс "Хитрого осьминога" состояла аж из двух помещений, пусть и небольших. Первое играло роль гостиной, предлагая обитателям маленький диванчик, пару кресел, вокруг столика, шкаф для одежды и несколько полок под скарб. В углу пряталась дверь в крошечный гальюн. Именно этот момент стал определяющим при выборе убежища - больше нигде на корабле получить скрытный доступ к столь необходимой вещи не представлялось возможным.
   Гостиная была проходной, и только через нее можно было попасть в спальню, где должны были прятаться Какаши и Наруто. Так что на диванчике предстояло ютиться Учихе, на случай необходимости отшить нежданно нагрянувшую обслугу. Спальня была еще меньше. Практически всю ее площадь занимала большая кровать, оставляя место лишь под шкаф. Вся мебель была намертво прикручена к полу и стенам, на случай качки.
   Облик обеих комнат довершали обитые довольно дешевыми досками стены и маленькие круглые иллюминаторы, выходящие прямиком на воду.
   Помещение, в котором им предстояло ютиться как минимум ближайшие несколько дней, не вызвало у Какаши восторга. Печально оглядев довольно тесную комнатку, он вынужден был признать, что это конечно получше угла под пирсом, над вонючей водой, но все же, не предел мечтаний.
   - Кто на кровати, кто на полу? - Несмотря на довольно большие габариты ложа, одновременно разместиться на нем двум немаленьких размеров шиноби, да еще в полном снаряжении было никак невозможно.
   - Все равно.
   - Тогда я на кровати. - Какаши уже давно понял, что если Наруто утверждает что ему что-то безразлично, то это действительно так. Поспать же на относительно удобной кровати после многочасового висения под пирсом, лично он был совсем не прочь.
   Какое-то время заняла тихая возня размещающихся шиноби. Из свитков в поясе Наруто появился поздний ужин. Благо запасов генина с избытком бы хватило на период плавания - таскать что-то с камбуза было не слишком удобно. После быстрого перекуса, из тех же свитков были извлечены спальные мешки. Спустя полчаса, троица уже расползлась по своим местам, погрузившись в сон.
   Если нападение и произойдет, то никак не ближе чем в дне пути от порта, так что команда ограничилась единственным бодрствующим дежурным в эту ночь. Сейчас это был Шикамару, которого должна была сменить Мию. В дальнейшем, по ночам должны были дежурить отсыпающиеся днем Наруто и Какаши.
  
  
  ***
  
  
  
   Варкастер лежал на спине и смотрел на звезды. Он разместился на площадке, что окружала основание дымовой трубы. Сейчас, посреди ночи, едва ли кого из вахтенных могло сюда занести, что делало это, в общем-то, неуютное место отлично подходящим для размышлений и наблюдения.
   Шла третья ночь после их отплытия из Нитинана и пока плавание проходило спокойно. Днем Наруто и Какаши не покидали каюты Саске, который вынужденно играл роль затворника. Основными глазами и ушами команды на дневное время становились Мию и Шикамару. Их прикрытием был образ парочки, что недавно обручилась и теперь спешила в страну Моря, чтобы представить невесту родителям жениха. Мию нацепила на себя маску недалекой болтушки и теперь радостно приставала ко всем, кто попадался под руку, предоставляя Нара возможность наблюдать за реакциями собеседников. Сам Шикамару, не имеющий такого таланта к лицедейству, не особенно отходил от своего повседневного поведения, дополнив образ только ярко выраженной ревностью, что оправдывало повсеместное следование за девушкой.
   Когда команда анализировала будущую миссию, возник простой вопрос - как пираты находят конкретный корабль? Да, пароход не иголка - десятки метров длины, обширный трюм, две палубы, труба, вздымавшаяся метров на двадцать от поверхности воды, плюс столб дыма от сгорающего в топках угля. Но и море побольше, чем стог сена. Конечно, корабль видно за многие километры, а его курс для опытного навигатора гораздо более предсказуем, чем может показаться постороннему, но все равно задача найти нужный пароход посреди моря и незаметно к нему подобраться представлялась трудновыполнимой. Что приводило к логичному умозаключению - мастер гендзюцу изначально находился на борту цели, а также имел способ связаться с подельниками. Проблема была в том, что Хирано не ощущала посторонних источников чакры на корабле. Либо они где-то ошиблись в своих расчетах, либо пираты все же не позарились на этот рейс.
   Конечно, оставался вариант, что неизвестный был джонином и постоянно находился под техникой скрыта, однако тогда возникал вопрос - что он делает на время сна? Мию проверяла корабль в самое неожиданное время. Да и с чего бы ему поддерживать столь сложную технику, не зная, что на борту есть шиноби? Или он тоже сенсор и почуял их? Тогда почему не покинул корабль еще в порту? Все пассажиры были на месте - никто не сошел на берег и не опоздал.
   Вот и проводили дни напролет Шикамару и Мию, слоняясь по кораблю, приставая с разговорами к пассажирам, пытаясь вычислить возможного лазутчика. Однако пока их усилия оставались тщетными.
   Отвлекшись от размышлений, Варкастер потянулся мыслью к парящему в вышине демону.
   Больше всего тварь Бездны напоминала банального ворона. Однако всякое сходство с обычной птицей терялось, стоило взглянуть существу в глаза - заполненные алым огнем провалы никак не могли принадлежать животному. Подобные создания часто использовались чернокнижниками Каирна в качестве универсальных помощников. Боевые их возможности не особенно впечатляли - демон мог швырнуть в противника молнию, но не очень сильную, да попытаться достать того когтями. Однако они были очень послушны, для демонов, и могли выполнять функции курьеров и наблюдателей. Главным же полезным свойством этих тварюшек была присущая им способность преобразовывать силу Бездны в исцеление. Не один десяток воронов нашел свой конец в руках Варкастера, когда он пытался выяснить каков механизм этой способности. С его почти безграничным доступом к силе Бездны, такое исцеляющее заклинание сделало бы мага практически неуязвимым. Увы, несмотря на многочисленные попытки, эта тайна так и не покорилась некроманту.
   Однако сейчас Варкастер использовал демона как банального наблюдателя. Ворон воспринимал мир совсем иначе, чем человек, для него не были помехами ночная тьма и расстояние чрезмерное для глаз некроманта.
   Убедившись, что никаких посторонних судов нет до самого горизонта, а на палубе не наблюдается никакого шевеления, маг вернулся к своим мыслям. Однако уже о вещах волнующих его гораздо больше текущей миссии.
   Буквально за два дня до их отправления, он завершил последние медитации Чистого Разума. Это уже дало свой эффект, позволяя призвать того же ворона за минуту обычной сосредоточенности, вместо десятка минут медитации. Однако в полную силу Чистый Разум должен был войти лишь через пару месяцев, когда запущенные магом в собственном разуме процессы завершатся. Зато скачок его возможностей сразу будет значительным. Варкастер был уверен, что сможет свободно оперировать в бою как минимум двумя заклинаниями второго круга или одним третьего.
   А пока у него намечалась пара месяцев свободных от медитаций - затем начинался их новый цикл, уже направленный на расширение возможностей разума, более не ограниченного мозгом. Самое время подвести некоторые итоги и наметить новые планы.
   А итоги были неоднозначными. Чакра Варкастера разочаровала. Вернее не сама сила, та как раз будоражила воображение обширнейшими возможностями, а отношение к ней шиноби. Единой теории чакры не существовало в принципе. Услышанная еще в детстве информация об устройстве чакросистемы и работе техник, по сути, и была всей теорией. В академии добавились понятия чакры духа и тела, плюс множество частных случаев и прикладных уловок. Но каким образом одна и та же сила позволяла создать Рассенган, манипулировать тенями, подобно Нара, в разы увеличивать размер тела, подобно Акимичи, или вообще превращать его в нечто иное, что практиковалось некоторыми кланами? Как работали улучшенные геномы? Или даже проще, в чем заключалось то самое родство со стихиями, позволяющее некроманту интуитивно манипулировать силой воздуха? В чем заключалось преобразование обычной чакры в стихийную? Какие законы природы лежали в основе этих процессов?
   И ведь не то что бы ответов на эти вопросы совсем не было. Проблема была в том, что общество шиноби отнюдь не стремилось к обмену знаниями. Наоборот, тот, кому удавалось разгадать часть головоломки, трепетно охранял свои находки, видя в них, и не без основания, свою силу и шанс на величие. Сколько секретов было запрятано по библиотекам кланов? Сколько осело мертвым грузом в архивах скрытых деревень? Одно время Варкастер даже рассматривал вариант захвата власти над значительной частью мира для принудительной экспроприации всех этих сведений. Однако по всем прогнозам дело заканчивалось глобальной войной, что неизбежно приводило лишь к потере знаний. К тому же реализация такого плана скорее всего заняла бы всю его жизнь, не оставив времени собственно для изучения чакры.
   Почему отсутствие теории вообще волновало мага? Все дело было в разработке техник. Привычный Варкастеру подход позволял, опираясь на детально проработанную теорию заклинаний, заранее прогнозировать поведение его силы, выстраивая структуру заклинания таким образом, чтобы она вела к требуемому результату. Конечно, это не значило, что новое заклятье получится с первого раза пригодным для реального использования. Однако процесс проб и ошибок был упорядочен и сводился именно к доведению до ума заранее просчитанной структуры. Наличие теории позволяло сходу оценить выполнимость той или иной задумки, примерный уровень ее сложности и, как следствие сроки создания. Даже когда процесс требовал разработки принципиально новых элементов знака, теория давала отправную точку, а также подсказывала решения, которых следовало избегать, нивелируя риск быть убитым вышедшей из-под контроля магией.
   Шиноби работали совершенно иначе. В их понимании дзюцу было в первую очередь искусством. Не существовало даже единиц измерения запасов чакры шиноби - просто говорили что тот, или иной, боец сильнее или слабее. Аналогично и с техниками. Обычно создание новой техники начиналось с того что шиноби, обладающий пытливым разумом и немалым опытом, придумывал новый способ использовать чакру. Затем шли тренировки по освоению и оттачиванию новых приемов. И только когда те достигали некоего приемлемого в плане скорости исполнения и потребной концентрации уровня, начиналась разработка самой техники. И начиналась она с тех же тренировок. Так и сяк испытатель пытался приспособить свою придумку к делу, желая получить пригодный для боя результат, не имея гарантий, что дело увенчается успехом. Иногда это все же удавалось. Иногда - нет. Порой дело заканчивалось печально для изобретателя, когда он оказывался не готов совладать с той силой, что пробуждал. Если же техника удавалась, предстояли новые тренировки - уже по оттачиванию мастерства ее использования. Очень долгий и зачастую бессмысленный процесс.
   Эффективность подобного подхода была категорически неприемлема для рационального мага. Тем более при наличии отличной альтернативы в виде родной и привычной магии. Пожалуй, единственным исключением из этого хаоса техник было фуиндзюцу. Эта область умений шиноби как раз таки была весьма упорядочена и проработана, хотя и не отвечая на глобальные вопросы работы чакры, но позволяя рационально работать в своей узкой области.
   Был для Варкастера и третий путь. Объединить магию с чакрой. Однако здесь он входил на зыбкую почву совершенно неосвоенного направления. Что вынуждало самостоятельно собирать знания, начиная с самых основ. К примеру, внутри его тела чакра замечательно взаимодействовала, что с силой Смерти, что с Бездной, выступая своеобразным катализатором и усиливая их воздействие на мага. Но стоило силам покинуть пределы телесной оболочки, как все вдруг менялось. Прошедшая тенкецу, чакра напрочь отказывалась как-либо реагировать на Смерть. Зато та замечательно проходила по чакропроводящей стали. С Бездной ситуация обстояла еще интересней.
   Вообще сила Бездны имела два основных проявления в реальности. Их условно разделяли на распад и разложение. Первый был основой высокоэффективных техник высоких уровней, и при воздействии на материальные объекты приводил к их стремительному расщеплению на мельчайшие частицы. Второе больше всего напоминало по своему действию исключительной силы кислоту, нанося крайне болезненные раны и язвы всем, кому не повезло оказаться под атакой.
   Насчет взаимодействия распада с чакрой Варкастер пока не мог сказать ничего - известные ему способы этого преобразования требовали в своей основе пятимерных элементов заклинания. А вот разложение сливалось с ней легко и охотно, устремляясь следом за потоками чакры. Казалось бы, вот он путь, бери и делай? Тем более что есть такая удобная штука как Рассенган, шар из вихрей чакры, так и просящий, чтобы в него что-то добавили. Однако здесь-то и начинали сказываться недостатки отсутствия единой теории чакры.
   Слабые техники на основе разложения Варкастер уже пытался создать, однако результат был неудовлетворительным - поражающая способность получившихся конструктов была откровенно недостаточной против шиноби уровня джонина. А от попыток сотворить что-то посерьезнее, объединив разложение с тем же Рассенганом, который, кстати, еще надо было освоить, мага останавливала непредсказуемость и опасность последствий. Как ни крути, это в самой основе уже техника А-ранга. Он, к примеру, знал что Рассенсюрикен его отца мог бы сделать того калекой, не будь у него защиты природной чакры. Что же получится при объединении этой техники с силой Бездны, вообще было невозможно предсказать. Может и хорошая техника-заклинание. А может от него останется лужа дурно пахнущей жижи. Маг склонялся к тому, чтобы оставить эксперименты в этом направлении до тех пор, пока не получит в свое распоряжение эффективные заклинания защиты.
   Дополнительным минусом этого направления была необходимость осваивать получившееся творение подобно любой технике - достигая мастерства многократным повторением. В отличие от заклинаний, эффективность техник росла, как и любой другой навык, по мере использования. Заклинания работали не так. Или колдун мог создать знак, или нет. От тысячекратного повторения заклятье не становилось ни быстрее, ни сильнее, ни эффективней. Разве что создавать его могло стать проще в силу привычки, да становились известны неявные нюансы взаимодействия с реальным миром. Единственное, что всегда было можно изменить, это степень накачки заклинания силой. Если была необходимость менять еще какие-то параметры в процессе работы, эту возможность нужно было закладывать на этапе разработки знака, усложняя его. Именно отсюда проистекала низкая скорость Жатвы - когда-то некромант создал это заклятие, чтобы истреблять орды мелких демонов и его скорости для этого вполне хватало. Сейчас же он не мог, в отсутствие Чистого Разума, провести модификацию знака без риска фатальной ошибки.
   Однако доводы против объединения магии с чакрой не относились к фуиндзюцу. Здесь проблема заключалась в том, чтобы придумать механизмы взаимодействия магии и нанесенных на материал знаков. Пока что успехи мага на этом поприще ограничивались только расползающейся под действием разложения чакробумагой. Однако он не отчаивался и планировал продолжить свои попытки. Ведь если удастся объединить магию и фуин, он получит в свои руки отличную замену артефакторике, чьих творений ему так не хватало.
   Итак, ключевыми направлениями для него должны были стать прекрасно известная магия и объединение ее с фуиндзюцу, в первую очередь с целью получить замену артефактам.
   Однако и полностью отбрасывать чистое использование чакры было нерационально. В конце концов, за свою бурную историю шиноби успели напридумывать немало хорошо изученных техник, имеющих предсказуемый и эффективный результат. Имело смысл использовать их, чтобы заполнить пробелы в его магическом арсенале. А такие пробелы были.
   В прошлой жизни сочетание Смерти и Бездны делало Варкастера чудовищно эффективным на поле боя. Изначально антагонистичные жизни, эти две силы предоставляли обширнейший арсенал возможностей для уничтожения всего живого и лишь похожего на живое. То, что нужно в условиях глобальной войны на выживание, тянущейся десятилетиями.
   Однако, относительно мирные реалии шиноби требовали решений менее радикальных. Захватить, разведать, обезвредить, не убивать, не провоцировать. Эти слова часто встречались в заданиях даже столь ориентированной на бой команды как семерка. Магу требовалось что-то не фатальное и при этом мощное.
   Он уже сделал первые шаги в этом направлении, пусть и случайно. Не так давно Какаши решил научить их проецировать Ки - жажду крови. Это была даже не полноценная техника - просто выброс чакры с определенным эмоциональным окрасом. В том, что ее мгновенно освоил Ульгрим, не было ничего удивительного, но даже у Мию получилось выбросить в мир какое-то количество ярости.
   А вот у Варкастера ничего не выходило. Тусклые эмоции мага, которые он обычно считал преимуществом, обернулись на этот раз против него. Неудача слегка раздражала не привыкшего к таким провалам мага, и он упорно перебирал свои воспоминания, пытаясь спроецировать связанные с ними ощущения. Однако все было тщетно, его сокомандники не то что ничего не чувствовали, а даже не понимали, что он продолжает попытки. Пока некромант не добрался до ощущений от активации Провозвестника смерти.
   Все, что Мию смогла из себя выдавить, попав под воздействие мага, было одно слово: "Жуть". Так и возникло название неправильного Ки некроманта. Случайно созданная техника была весьма эффективна на обычных людях, заставляя трястись поджилки даже у битых жизнью мужиков. Однако некромант сомневался в ее эффективности против опытного джонина. Тот же Какаши, хотя явно и был ошарашен, впадать в ступор не спешил.
   Требовалось что-то более мощное. И маг даже знал что. Цепи чакры. Варкастер отлично помнил давний бой в подземном убежище и то, как его мать использовала это оружие. Оно явно позволяло, как сдерживать цель, не причиняя ей значительного ущерба, так и наносить достаточно мощные удары. Гибкое и универсальное умение. Да, это определенно было то, что ему нужно.
   Хотя Рассенган тоже стоило изучить, если останется время. Заклинания некроманта, воздействующие на физические объекты, относились к высшим уровням магии Бездны и были ему пока недоступны. Банальная каменная стена могла сейчас стать для него серьезным препятствием. Мощная ударная техника могла решить этот вопрос.
   Мысленно отмеренные магом секунды истекли, и он вновь потянулся разумом к демону, обозревая окрестности. Горизонт оставался, все также, пуст. Море мерно катило небольшие волны навстречу их кораблю. Месяц то скрывался за облаками, то рисовал на поверхности воды дорожку лунного света. Идиллия.
   Убедившись, что враждебных судов не видно, Варкастер заставил перенести прислужника внимание на их собственное судно. Не ожидая увидеть ничего нового, он уже мысленно переходил к анализу заклинаний, что станут ему доступны в скором времени. Однако мага ждал сюрприз.
   Хатаке обосновался на ночное бдение на корме корабля, скрываясь среди снастей и механизмов, обеспечивающих причаливание в условиях порта - туда некому и незачем было лезть ночью посреди плавания. И сейчас в его сторону продвигалась невысокая фигурка, умело скрывавшаяся в тенях. Причем схема движения ночного гостя была такова, что выдавала его желание спрятаться как от Какаши, так и от Варкастера. Он их видел. Сенсор. Он остался бы незамеченным, полагайся маг лишь на собственное зрение. Но от кружащего в ночи демона так просто не скрыться.
   Отвлеченные размышления мигом вылетели из головы Варкастера. Он мысленно потянулся к заклинанию, что контролировал все это время...
  
   Способность часами пребывать в неподвижности, оставаясь при этом начеку и способным мгновенно перейти к активным действиям, пришла к Какаши лишь с годами. Однако сейчас, будучи опытным джонином, он спокойно мог провести время от заката до рассвета, чутко слушая ночь и не впадая в сонливость. Пусть единственным его развлечением и было периодическое обозрение моря с помощью шарингана.
   Когда неподвижно сидящий на его плече трупик крысы дернулся и отбил хвостом сигнал "враг рядом", джонин мигом пришел в боевую готовность, вскакивая на ноги и оглядывая палубу корабля. И, прячущаяся в тени надстройки вышележащей палубы, фигура не укрылась от взгляда шарингана.
   - Сдавайся, - Какаши был не против решить дело миром - им был нужен не мастер гендзюцу, а организаторы пиратского предприятия, - нас пятеро на корабле, тебе не победить.
   - Пятеро? - В ответ прозвучал женский голос, мягкий и певучий. - Боюсь, ты ошибаешься конохская погань, вас уже меньше.
   Фраза, начатая спокойным и чуть насмешливым тоном, неожиданно закончилась шипением, переполненным ненавистью. Неизвестная куноичи шагнула выходя из тени на свет выглянувшего из-за облаков месяца, и глаза Какаши пораженно расширились. Он сам не мог бы сказать от чего. Не то от сигнала "не могу прийти на помощь", что отбила так и сидящая на плече крыса, не то от мгновенного узнавания.
   Шаринган давал владельцу идеальную визуальную память. Раз, увидев что-то этим глазом, джонин уже не мог изгнать из разума запомненную картину.
   Куноичи была весьма привлекательной женщиной. Шоколадного цвета локоны обрамляли изящное лицо с высокими скулами и чуть смуглой кожей. Пухлые губы, сейчас кривившиеся в гримасе ненависти, обычно наверняка выглядели чарующе, а изящный стан так и просился в объятия. Однако самым примечательным в ее внешности были глаза - один ярко зеленый, второй выцветший до бледной желтизны. Гетерохромия придавала облику женщины особую изюминку, обращая на себя внимание.
   Именно глаза и позволили Какаши вспомнить с беспощадной четкостью эту женщину. Тогда, немало лет назад, они глядели в его шаринган со страхом и отчаянием, с лица девочки едва ли десяти лет от роду. И рука джонина, тогда более молодого и прекраснодушного, дрогнула, не смога нанести удар, убрать не нужного свидетеля.
   Когда-то он сказал Наруто и Мию что АНБУ Конохи устранили мастера, промышлявшего изготовлением одежды экранирующей чакру. Не став уточнять, что убийцей был он сам. Он мало что знал об этом человеке. Описание внешности, несколько особых примет, и текущее место обитания - мастер знал, что за ним шла охота, и постоянно перемещался, пытаясь запутать следы. Но АНБУ все же настигло его. Боя не было - мастер не был сильным бойцом и ничего противопоставить джонину не мог. А еще был приказ - убрать всех кто мог его видеть. Какаши не знал точно, чем он вызван - на войне подобные приказы не обсуждаются. Девочка встретилась ему уже на обратном пути, не у дома мастера. И не одна - с сестрой-близняшкой. И джонин не смог убить, казалось, непричастных к его миссии детей.
   Сейчас, глядя на ту девочку, повзрослевшую и заматеревшую, Какаши впервые пожалел о том поступке. В лице стоявшей перед ним куноичи четко проглядывали черты убитого им когда-то мастера. Стало понятно, как она могла скрываться по ночам. Едва ли кто-то кроме нее или ее сестры, мог быть преемником таланта почившего ремесленника. А если она сенсор, то узнать Какаши ей было нетрудно. Для таких шиноби каждая чакросистема уникальна, а он имел вдобавок такую хорошо ощутимую ими примету как вечно активный шаринган.
   И если она не соврала, он потерял если не всех, то часть учеников.
   Последняя мысль заставила сердце джонина сжаться. И одновременно встряхнула его, заставляя собраться. Рефлексировать он будет потом. Сейчас надо уничтожить противника - дочь явно не будет сдаваться убийце своего отца. Говорить было не о чем, и Какаши сорвался в стремительную атаку, выхватывая кунай и наполняя тело райтоном.
  
   Отправив сигнал наставнику, Варкастер сразу же бросился в его сторону, на ходу вытаскивая взрыв-печать - лучший способ разбудить остальную команду. И в этот момент на корабле начали умирать люди. Первые смерти донеслись от мостика, где трое матросов стояли на вахте. Их маг проигнорировал. Следующие, из кают второго класса. Это уже заставило Варкастера остановиться.
   Шикамару им передал детальную информацию о пассажирах и их размещении на корабле, в надежде, что вместе они смогут найти неуловимого мастера гендзюцу. В той каюте, в которой он ощутил смерти, плыл отец с двумя детьми. Вахтенные и дети. Бодрствующие взрослые и спящие дети умерли одновременно. Когда такое возможно? К примеру, если они отравлены одинаковым ядом - организмы детей слабее, но находящиеся в активном состоянии взрослые быстрее усваивают отравляющее вещество.
   Маг не колебался. Предупредив наставника, он бросился в их каюту, к Ульгриму. Вихрем промчавшись по верхней палубе, спрыгнув с трапов, напрочь игнорируя ступеньки, он ворвался в их обиталище, пинком распахнув дверь.
   Ульгрим лежал на полу, видимо в последний момент все же проснувшись и попытавшись что-то сделать. Быстрый осмотр показал, что сердце мечника еще слабо билось, а тело было ненормально холодным, пусть и покрытым липким потом.
   В бою, и без того хладнокровный, некромант подавлял свои слабые эмоции в ноль, становясь сгустком чистого рационального разума, для которого все привязанности были лишь параметрами в расчетах, хоть и ключевыми. И сейчас, стоя над умирающим другом, маг стремительно просчитывал варианты своих действий.
   Будь на его месте кто другой, и демон, так и паривший вокруг корабля, уже ворвался бы в каюту, стремясь вылечить отравленного мечника. Однако это был неправильный выход. Силы ворона ограничены, а яд такое исцеление не обезвредило бы, лишь поддерживая жизнь в организме. Возможно, его хватило бы для спасения жизни Ульгрима, но возможно, что и нет. Для борьбы с ядом нужен ирьенин. Но справится ли Мию?
   Варкастер вытащил из памяти все, что знал о своей соратнице. Психологический портрет, и пройденные тренировки. Навыки, и продемонстрированные качества. Некромант спокойно и безэмоционально взвешивал жизни друзей, решая кому жить, а кому нет.
   Мысли мага были как всегда быстры. Лишь секунда ушла на принятие решения. Подхватив тело мечника с пола, некромант метнулся в коридор, сбегая на нижнюю палубу, где находилась каюта Мию и Шикамару.
   Дверь в каютку "молодоженов" вылетела от удара ноги Варкастера. Это помещение было не чета люксу Ульгрима. Узенькая, напоминающая пенал комната. Две откидные койки на стенах, да крошечный столик между ними.
   Без особых церемоний отправив мечника на пол между койками, маг проверил тела Нара и Мию. Оба находились в том же состоянии что и Ульгрим.
   Варкастер быстро распечатал медикаменты, что Мию носила в браслете, бывшем на ней даже сейчас, ночью. Коробку с противоядиями он положил под руку куноичи. А вот пачку стимуляторов вскрыл, и, на ощупь найдя в темноте нужный цилиндрик, вколол средство в шею Мию. Его когда-то она сама показала товарищам, сказав что, если вдруг ее надо будет срочно привести в сознание, это будет лучший вариант. Увы, но антидотами маг пользоваться не умел. Для определения яда и выбора соответствующего противоядия нужны были навыки и знания ирьенина. Неумелыми действиями тут можно было лишь скорее отправить пациента на тот свет.
   Закончив, маг выбил рукой иллюминатор, в который тут же влетел послушный его воле демон, приземляясь на грудь лежащей навзничь куноичи. "ЛЕЧИ" - воля некроманта безжалостно ударила в ворона, сминая зачатки личности существа, вбивая приказ на уровень безусловных рефлексов. Теперь тварь проживет недолго, но ее эффективность значительно возрастет.
   Оглянувшись, по сторонам, маг зажег закрепленную на стене лампу. Во-первых, свет мог понадобиться Мию, во-вторых, стоило оставить послание. Выпустив из тенкецу на руке поток чакры, Варкастер размашисто вывел на стене надпись, так чтобы ирьенин сразу ее увидела очнувшись.
   Пожалуй, все сделано. Кроме одного. Маг замер с кунаем в руках, глядя на лежащего без сознания Шикамару. Если Мию надо будет лечить только одного пациента, шансы на успешный исход повысятся.
   На счастье Нара, соратники по команде уже успели занять достаточно важное место в мировосприятии некроманта. Секунда раздумий - и маг метнулся в коридор, так и не нанеся удар. Здесь он сделал все что мог. Дальнейшее зависит от Мию. Ему же теперь стоит помочь наставнику - судя по звукам с палубы, противник тому достался серьезный.
  
   Пробуждение было кошмарным. Живот Мию терзало болью так, словно в нем поселился ёж. Тело, казалось, набили ватой, а в ушах стоял звон. На грудь что-то давило. Сердце заходилось в бешеном ритме, работая явно быстрее нормального. Застонав, куноичи открыла глаза. Первое что она увидела, это надпись на стене - "Вас отравили. Ввел стимулятор. Ворон лечит". Почерк Наруто она узнала сразу, даже сейчас, в сделанной явно второпях надписи проглядывала та безукоризненная точность выполнения кандзи, что приводила в экстаз наставника каллиграфии в академии. Скосив глаза вниз, Мию обнаружила распластавшуюся на ней птицу. Та не шевелилась и лишь глядела на девушку мутно-алым взглядом.
   "Что за ворон?! Как нас отравили?!" - стимулятор, наконец, набрал силу, и в голове куноичи прояснилось достаточно, чтобы начать впадать в панику.
   "Где Шикамару?" - с трудом повернув голову, она наткнулась взглядом на тело друга, лежавшего на соседней койке. Выглядел он плохо. Кожа приобрела зеленоватый оттенок, тело неестественно обмякло, а дыхание визуально не прослеживалось.
   "Нет, нет, нет" - Ужас охватил Мию. Она дернулась, попытавшись встать, но смогла только вяло трепыхнуться. Слезы бессилья, потекли по щекам девушки. Зачем Наруто заставил ее очнуться? Что она может сделать?
   Стоп. Намикадзе был самым рациональным и логичным человеком, которого она знала. Если он решил что она может что-то сделать, значит, нашел для этого веские основания. Несколько секунд понадобилось куноичи, чтобы придавить подступающее отчаяние и задвинуть в сторону панику. Она должна собраться.
   Вновь, уже более осмысленно попытавшись подняться, она наткнулась рукой на коробку. Очень и очень знакомую коробку. Ну, конечно, как она сразу не подумала. Наруто оставил ей противоядия буквально под рукой. Теперь нужно определить яд.
   За потерянные в панике секунды ее состояние, казалось, улучшилось. Похоже, ворон и, правда, каким-то образом, ее лечил. Однако взгляд на животное показал, что то находится на последнем издыхании - пламя в глазах птицы стало совсем тусклым. Времени было мало.
   Девушка прислушалась к своим ощущениям. Память послушно выдала длиннющие таблицы симптомов отравления различными ядами. Шиноби успели напридумывать немало их видов и разновидностей, вынуждая ирьенинов заучивать огромное количество информации. Спустя несколько секунд раздумий, Мию уверенно определила один из ядов. Новый, информацию о нем она вызубрила буквально пару месяцев назад, когда получала обновление набора антидотов. Медленно действующий, зато трудно обнаружимый, он вводился жертве с пищей и не имел ни вкуса, ни запаха. Теперь надо было определить противоядие и схему лечения.
   Разумеется, таскать за собой средство от каждого известного яда было нереально, даже будь у каждого ирьенина фуин печать, подобная ее. Каждый инъектор в наборе содержал целую смесь активных веществ, направленных не на нейтрализацию конкретного яда, а на подавление определенной группы воздействий, присущих тем или иным разновидностям токсинов. Ирьенин должен был своей силой дополнять воздействие антидота, делая его эффективным в конкретной ситуации и подавляя лишние для данного случая вещества, в нем содержащиеся.
   Долго Мию размышлять не пришлось. В лекарском деле она всегда была прилежна и быстро определила нужный состав. Осталось только теперь его ввести. Новая попытка сдвинуться оказалась успешней - рука более-менее уверенно доползла до коробки. Определить, по выдавленным на поверхности металлических цилиндров меткам, нужный инъектор удалось быстро. Уже спустя десяток секунд куноичи надавила на поршень, впрыскивая лекарство себе в бедро. И немедля собрала печать концентрации, сосредотачиваясь и направляя действие антидота.
   Воздействовать на собственный организм для ирьенина не было большой проблемой. Уже через минуту девушка ощутила себя лучше. Следом пришла тошнота. Мию не стала противиться позывам, организму надо было избавиться от токсина и уничтоженных им тканей. Рывком перегнувшись через край койки, она извергла из себя остатки вчерашнего ужина, вперемешку с дурно выглядящей слизью.
   Только сейчас она заметила лежащего поодаль Учиху. Паника вновь попыталась захлестнуть разум девушки. Парное исцеление, когда ирьенин работал одновременно с двумя пациентами, было слишком сложным для нее.
   Однако раз начавшая действовать, Мию уже не позволяла себе отвлекаться. Паника была быстро задавлена. Сначала следовало закончить с собственным исцелением. На какие-то секунды ее отвлекла багровая вспышка с пола, в которой исчез свалившийся с нее при рывке ворон. Но об этом она решила подумать потом.
   Из стоящей в изголовье сумки, уже более уверенно двигающаяся, Мию извлекла несколько коробок с медикаментами. Общеукрепляющее, питательная смесь, легкий стимулятор - целительница глотала пилюли горстями.
   Все хватит. Пора заняться пациентами. Сползя на пол, пытаться встать она не рискнула, и, не обращая внимания на то, что пачкается в луже собственных нечистот, Мию положила руки на тела своих соратников.
   К ее облегчению, они оба пока были живы. Но находились в гораздо худшем состоянии, чем она - ведь их не лечил невесть откуда взявшийся ворон. Поднять их на ноги она не сможет точно, только оттащить от края пропасти. Куноичи закусила губу, принимая решение. Но нет. Она не могла выбирать между друзьями. Придется прыгнуть выше головы.
   Отринув сомнения, Мию ввела антидот сразу обоим парням. Она не способна лечить их одновременно, но если будет быстро переключаться с одного на другого, то сможет достаточно снизить ущерб наносимый лекарством и повысить его эффективность.
   Учиха был в лучшем состоянии. Организм Саске поразительно хорошо сопротивлялся яду. Недостаточно чтобы выжить, но достаточно, чтобы дать Мию несколько лишних минут.
   Поэтому она начала с Шикамару. Чутко отслеживая потоки распространяющегося по его телу лекарства, она одновременно принялась латать шоссеном самые серьезные повреждения.
   Спустя полминуты, она переключилась на второго брюнета. Вовремя. Неконтролируемый антидот сам действовал как яд, принявшись за почки и печень шиноби. Только она успела направить его в нужное русло, как у Нара остановилось сердце.
   Реанимация была одним из основных навыков ирьенина. Уже через пару мгновений неутомимая мышца снова забилась, но произошедшее показывало, что гонка между ядом и противоядием идет на секунды. Слишком сосредоточившись на Шикамару, Мию едва не пропустила момент, когда начало сбоить сердце Саске. К счастью она все же успела, выровняв ритм и вновь исправив поведение антидота. Лишь затем чтобы спустя полминуты снова броситься к собравшемуся помереть Нара.
   Мию потеряла счет времени, едва успевая переключаться между своими пациентами. Снова запустить сердце одного, не дать отказать почкам другого, вновь переключиться на первого... В какой-то момент она перестала думать, действуя на автомате. Наваливалась усталость - чакросистема щедро расходующей силы куноичи тоже пострадала от яда, а запасами подобными Намикадзе она похвастать не могла. Сознание ускользало, но Мию не могла уличить момент, чтобы ввести себе еще дозу стимулятора.
   Сколько длился этот марафон, она не могла сказать. Но наступил момент, когда ирьенин все же отключилась, полностью исчерпав свои силы.
  
   Бой затягивался. Вынырнувшая из прошлого убийца оказалась умелым противником. Хотя Какаши и был сильнее, но не мог реализовать свое преимущество - корабль посреди моря не то место, где стоит разбрасываться S-ранговыми техниками. Будь ты хоть десять раз шиноби, добежать по воде до земли силенок не хватит.
   В результате они кружили по всему кораблю, обмениваясь стремительными ударами, кидая друг в друга железо и редкие С-ранговые техники - не давая противнику паузы, чтобы сложить длинную последовательность печатей.
   Наруто вступил в бой внезапно. Хаос схватки вынес, в очередной раз, противников на носовую часть верхней палубы, где была предусмотрена довольно большая площадка для отдыха. Пара десятков столиков и кресел для пассажиров уже успела изрядно пострадать, использованная двумя шиноби как щит или оружие. И когда Какаши уже примеривался к очередному столику, с целью половчее запустить им в куноичи, из коридора, ведущего к площадке, вынесся тучный мужик, заставив на секунду отвлечься его противницу.
   Столик все же отправился в полет, направленный уверенным пинком Какаши. Увы, куноичи в последний момент увернулась. А выпершийся на палубу мужик не терял времени даром. Дав шиноби секунду, чтобы разглядеть позеленевшую кожу трупа, прикрытого лишь рубахой, он рванулся к убийце, в прыжке, явно не снившемуся владельцу тела при жизни. Та увернулась легко и изящно, успев всадить в тушу сразу два куная - в глаз и в сердце. Однако мертвецу было на это плевать. А меж тем из коридора выбегали новые трупы.
   Корабль, полный мертвецов, не то место где стоит сражаться с некромантом.
   Поддержка в виде десятка тел, стремящихся навалиться на куноичи, ограничив ее в движениях, не замедлила сказаться. Получивший больший простор для маневра, Какаши отметился на теле противницы парой неприятных порезов и ожогов. Однако он и не стремился к большему, выгадывая момент для решающей атаки. От шарингана не укрылись листки бумаги, что приносили в складках и карманах одежды мертвецы. Главное чтобы прячущийся где-то ученик не разнес весь корабль взрывом.
   Но Наруто поступил в точном соответствии с моментом. Хотя несколько взрывов все же прозвучали, дезориентируя противницу и размалывая в щепки палубу, из большинства печатей вырвался дым. Тот самый, что оставался прозрачен для шарингана. Идеально.
   Какаши стремительно сложил серию печатей и его правую руку окутал покров молний. Чидори. Его коронная техника.
   Куноичи еще успела вызвать порыв ветра, разгоняя дым - треск множества разрядов не сулил ничего хорошего, но было уже поздно. Ее глаза успели только испуганно расшириться, когда она увидела мчащегося в вихре молний джонина, а в следующее мгновение рука Хатаке уже пробила ее сердце.
   Стоило телу куноичи рухнуть на палубу, как следом повалились и зомби, оставленные силой некроманта. Какаши едва успел перевести дух, когда из коридора показался с флегматичным видом Наруто.
   - Почему ты задержался? Откуда трупы? Что с остальными? - Забросал ученика вопросами джонин.
   В вихре схватки было не до размышлений, но теперь слова его недавней противницы гремели в голове шиноби набатом.
   - Похоже, она отравила ужин на камбузе. Большая часть пассажиров и команды мертвы. Наши тоже отравлены. Я оставил всех в каюте Шикамару и Мию, введя последней стимулятор. Когда я уходил, они были еще живы. - Отчет ученика был сух и четок.
   Помедлив, Наруто добавил:
   - Надеюсь, Мию справилась.
   - Я тоже. - Какаши уже мчался по направлению к каютам.
   Стремительный бег не занял много времени, и уже спустя десяток секунд джонин проверял сердцебиение своих учеников. И они все еще были живы.
   - Они выглядят гораздо лучше, чем когда я их оставил. - Не сильно отставший от Какаши, Наруто критически оглядывал соратников.
   - Да, дыхание и сердцебиение в норме. Не сказать, что они здоровы, но умирать, похоже, не собираются. - Опытный Хатаке, хотя и не был ирьенином, кое-что в лекарском деле понимал. - Но у Мию вдобавок чакроистощение.
   Быстро распотрошив фуин-аптечку, джонин ввел всем троим известные ему общеукрепляющие препараты. Похоже, Мию просто уже не хватило сил это сделать.
   Только закончив, он позволил себе облегченно выдохнуть и привалиться к стене, устало закрывая глаза. Девочка молодец, выложилась до конца, но вытащила друзей. Ему оставалось только гордиться такой ученицей.
  Глава восьмая
   Солнце жарило вовсю, заставляя жизнь в городе замереть. Легкий бриз тщетно пытался донести до местных обитателей прохладу моря. С улиц, и без того, довольно пустынных, исчезли прохожие, расползшиеся по кофейням и прохладным дворикам. Смолкли крики вездесущей детворы. Даже бродячие собаки убрались с выжигаемых лучами светила улиц, предпочтя валяние в тени с высунутым языком, поиску пропитания. Маленькие одно- и двух- этажные домики, сложенные из песчаника, типичного материала для этого острова, погрузились в полуденную дрему. Довольно обычная погода в это время для Сакаэ, единственного городка на одноименном острове.
   Когда-то город и остров процветали, находясь аккурат в середине пути между Нитинана и Хаху. Корабли заходили сюда пополнить припасы или скрыться от бури. Торговцы использовали склады местного порта как перевалочные базы. Но, по мере развития кораблестроения, значение острова все больше снижалось. Корабли становились все больше, надежнее и быстрее. Путь, что раньше занимал месяц, постепенно сократился до одной недели. Капитаны все реже заглядывали в этот уголок, предпочитая быстрее достичь своей цели. Окончательно порт добило появление пароходов. Собственных запасов угля на острове не было, а организация поставок с материка была совершенно бесперспективна.
   Формально подчиненный стране Моря, этот сонный городишко жил своей неторопливой и размеренной жизнью, казалось, выпав из потока времени. Местные жители, те, что остались, промышляли рыбной ловлей, земледелием и солеварением. Раз в месяц, к единственному еще пригодному для швартовки пирсу, прибывал видавший виды коф, чтобы забрать немногочисленных пассажиров и невеликий груз экспортируемых товаров.
   Прибытие "Хитрого осьминога" с его скорбным грузом, стало настоящим потрясением для этого сонного царства.
   Шиноби повезло. Среди тех немногих, кто пережил злополучный ужин, оказались два ключевых специалиста, необходимых для управления кораблем. Капитан давно уже хронически страдал желудком, и кок готовил ему пищу отдельно. Старший механик же предпочел провести тот вечер в компании кувшинчика саке и закуски, прихваченной еще в Нитинана, отмечая какую-то свою знаменательную дату. Первый был способен проложить и выдержать курс, второй обеспечить работу паровой машины. Место кочегаров заняли теневые клоны Какаши. Пяток выживших пассажиров, что по разным причинам пропустили тот ужин, был рекрутирован в матросы. Попытки впасть в истерику или бунтовать безжалостно задавил Намикадзе своей Жутью.
   Разумеется, продолжать путь с таким экипажем до их прежнего пункта назначения было нереально. Так что капитан направил корабль к ближайшему порту, который вообще мог принять их корабль.
   Седьмая команда обосновалась в единственной оставшейся в городе таверне. Если у нее и было когда-то название, то оно благополучно забылось - вывеска давно пропала со здания. Для местных же слово "таверна" стало нарицательным, обозначая это заведение. Основными его посетителями были редкие солевары и рыбаки из отдаленных и уединенных хуторов, порой проводившие здесь ночь, да местные любители скрасить вечерок за неторопливой беседой и кружечкой чего-нибудь веселящего. Так что шиноби без проблем сняли весь второй этаж.
   Шикамару сидел в кресле на просторном балконе, почти террасе, в тени бамбукового навеса. Перед ним располагался круглый стол, сейчас занятый навигационной картой архипелага и множеством справочников по корабельному делу. Нара прихватил их из каюты почившего старпома "Хитрого осьминога". В другой ситуации он не стал бы опускаться до растаскивания вещей мертвеца, но достать подобное ему было сейчас больше неоткуда - не того масштаба был городишко, чтобы найти их в продаже. Покойнику они уже не пригодятся, а вот им очень даже.
   Он облажался. По полной.
   Акари Ито. Так представлялась давешняя убийца. Она была привлекательной женщиной и прекрасно о том знала, приковывая к себе взгляды мужчин, но одновременно умело давая понять, что не готова заходить дальше ни к чему не обязывающего флирта. Несколько смелое поведение и странные навыки для супруги мелкого купца, которой она притворялась.
   И Нара это заметил. Ее он считал первой кандидаткой на роль искомого ими мастера гендзюцу. Но Мию не чувствовала в той чакры, и он медлил, не указывая на нее сокомандникам, неуверенный в своих выводах. А ведь никаких препятствий тому, чтобы попытаться захватить ее, у них не было. Шиноби не особенно церемонились с другими сословиями, делая исключение разве что для аристократов. Окажись Акари той, кем назвалась, и она ни слова бы не проронила о ночном допросе с кунаем у горла, не говоря уж о том, чтобы пытаться им как-то навредить.
   Они выкрутились лишь чудом. Не сообрази Наруто что происходит, не окажись Мию достаточно искусна, и он был бы уже мертв, даже не успев ничего понять. И не он один.
   Теперь же большая часть их команды выбыла из дела, а миссия на грани провала. Ему и Саске понадобятся многие дни на восстановление, не говоря уж о Мию. Организм куноичи изрядно пострадал, не только от яда, но и от стимуляторов, вкупе с чакроистощением. Шикамару скрипнул зубами от злости на себя. Не осторожничай он, их отряд не сократился бы лишь до двух боеспособных шиноби.
   Все, чем он мог сейчас им помочь, это думать. Наиболее простой план, поймать пиратов на наживку, провалился. Но были и другие пути. Ключевых вопросов было два - связь и место стоянки пиратского корабля. В Нитинана просчитать это было нереально - слишком много неизвестных. Однако нападение Акари раскрыло часть карт противника.
   При обыске, в ее вещах, помимо ядов и уже знакомой им чакроэкранирующей одежды, они нашли навигационные инструменты, позволяющие определять координаты по звездам. Причем очень и очень качественные, дающие немалую точность в руках опытного пользователя. Но полученные координаты надо было передать подельникам. Как? Нара склонялся к использованию двумя шиноби одного призыва. Одна куноичи призывала животное, передавала ему координаты, после чего отпускала. Вторая через оговоренное время призывала то же самое животное и получала от него информацию. В пользу этой версии говорило наличие у убийцы сестры-близнеца, что означало сходный диапазон способностей шиноби. Также это предположение объясняло скорость, с которой информация об очередной цели попадала к пиратам. При других способах связи, едва ли было реально успеть подготовить нападение с момента, когда принималось решение об отправке корабля с грузом. Базироваться слишком близко к стране Чая пираты не могли - берега полуострова неплохо стерег субсидируемый торговцами флот.
   Время нападения Акари дало вторую зацепку. Если допустить что она планировала подать сигнал после их устранения, то появлялось примерное представление о том, где должен был осуществляться перехват "Хитрого осьминога". Другое же время было маловероятно. Выполнить призыв раньше - значит рискнуть выдать себя имеющимся на корабле шиноби. Позже - бессмысленно, корабль с мертвой командой далеко бы уже не уплыл.
   Зная, когда и где их должны были захватить, можно было примерно очертить круг, в котором должна была располагаться пиратская база. Однако радиус этого круга зависел от типа корабля. И сейчас Нара как раз пытался его вычислить.
   Пароходы он отмел сразу. Им требовалась оборудованная гавань с расчищенным фарватером - там, где парусник лишь чиркнет корпусом по камням, колесный привод может придти в полную негодность. Так же против этого варианта говорила необходимость в поставках угля - дровами жар потребный паровым котлам не обеспечишь. Конечно, оставался вариант, что пираты благополучно швартуются во вполне обычном порту, однако Нара считал его слишком маловероятным. В такой ситуации экипаж будет постоянно контактировать с посторонними. Кто-нибудь неизбежно сболтнет лишнего за чашкой саке, и поползут слухи. Архипелаг, хоть и был местом не самым тихим, все же не являлся пиратской вольницей. Привлеченные слухами, власти запросто вздернут разбойников на виселице.
   За парусник говорила способность длительное время базироваться в диких гаванях, а также необходимость пополнять лишь съестные припасы да некоторый набор материалов для текущего ремонта и обслуживания.
   Но вот какой тип парусника мог использоваться? Шикамару уже много часов пытался это понять, опираясь на изученные справочники, собственные логику и интуицию. И вот, после длительных размышлений, он склонялся к бригу. Небольшое двухмачтовое судно имело относительно простое парусное вооружение, что означало меньшую численность команды. Его проблемой мог стать ветер, а точнее способность выдерживать нужные курс и скорость при движении галсами. Но Акари продемонстрировала в бою с Какаши немалые навыки использования футона. Значит, вполне вероятно, что в распоряжении пиратов есть шиноби способный обеспечить попутный ветер, нивелируя этот недостаток - ее сестра.
   Придя к таким выводам, Нара еще раз перебрал всю цепочку своих рассуждений. С одной стороны они были логичны, с другой, в них было очень много разных "если" и "предположим". Но ничего лучшего он сейчас придумать не мог. Со вздохом, Шикамару склонился над картой, беря в руки циркуль. Необходимо было отметить все, что он сейчас нафантазировал, соотнести с возможными источниками найма людей в команду и пополнения припасов. После чего посмотреть, что получится.
   Работа заняла несколько часов. И чем больше линий ложилось на бумагу, тем больше хмурился Шикамару. Когда он, наконец, оторвался от карты, в пересечении всего множества кругов и фигур остался только один остров. Сакаэ.
   Нара заколебался. Инстинкты аналитика требовали еще раз все перепроверить. Нет, второй раз он такой ошибки не совершит. Кивнув своим мыслям, генин отправился внутрь таверны, стремясь немедленно поделиться своими выводами с друзьями.
  
   Сто пять, сто шесть... Ритм отжиманий Ульгрима оставался ровным, но он уже устал. Слишком быстро, даже близко не выполнив свою норму по нагрузке. Яд серьезно прошелся по его организму, основательно поселив слабость в мышцах. Но, превозмогая усталость, мечник продолжал двигаться. Выдох - вдох. Выплеснуть толику магии, смешать ее с воздухом и вдохнуть, насыщая кровь силой. Она разнесется по организму, подстегнет регенерацию и вывод продуктов распада. А физическая нагрузка тому поспособствует. Ночные клинки давно отточили методики восстановления после ранений, и Ульгрим прекрасно знал, что ему делать. Жаль, что Варкастер не мог ему помочь.
   Когда-то, много лет назад, маг объяснил мечнику, что в полном смысле слова ни Смерть, ни Бездна исцелять не могли. Даруемое этими силами восстановление было трюком, своеобразной уловкой, использующей некую лазейку в законах природы. Это отлично работало на поле боя, когда раны получались прямо в момент воздействия. Но чем больше времени разделяло получение повреждений и начало воздействия, тем больше силы требовалось, чтобы их устранить. Настолько больше, что всей мощи Варкастера на пике возможностей едва хватило бы, чтоб вылечить на себе царапину нанесенную сутки назад. Про ворона и говорить не приходилось.
   Вот и выбивался из сил Ульгрим, восстанавливаясь старыми, проверенными методами Ночных клинков. Размышляя о случившемся под размеренный ритм движений тела и магии.
   Мечник был недоволен собой. Вновь, в который раз, только помощь друга позволила ему избежать смерти. Мог ли он что-то сделать? Предвидеть опасность? Ульгрим был вынужден признать что да, мог. Они предполагали, что на одном с ними судне находится враг? Да. Он вел себя как на поле боя, в любой момент ожидая атаки с любого направления? Нет. Кажется, маска генина Саске слишком плотно приросла к лицу грандмастера Ульгрима. Он стал беспечен, расслабился, почувствовал себя взрослым, играющим в детские игры. Жизнь, как водится, поставила его на место. Что же, урок усвоен, выводы сделаны.
   Процесс самоедства был прерван ворвавшимся в холл Шикамару. Хотя слово "притащившимся" описывало бы состояние теневика гораздо лучше. Не имеющий дара и техник Ночных клинков, тот чувствовал себя гораздо хуже Ульгрима.
   Второй этаж безымянной таверны представлял собой небольшой круглый холл, из которого можно было попасть в пяток комнат и на балкон. В нем-то и обосновался для своих тренировок мечник - комнатушки были тесноваты, а на террасе успел расположиться Шикамару. Здесь же, в холле, развалился в плетеном кресле Варкастер, как обычно, не то медитируя, не то витая в своих мыслях. Маг всегда был островком постоянства в изменяющемся мире.
   Как один из двух полностью боеспособных шиноби в их команде, он сейчас занимался охраной выбывших из строя напарников. Если Ульгрим еще смог бы, при необходимости, оказать сопротивление гипотетическому агрессору, то Шикамару был откровенно не боец. О Мию даже говорить не приходилось - девушке досталось по полной, и теперь она целыми днями спала, восстанавливаясь после пережитого. Какаши же отправился побродить по городу, с целью узнать о возможностях убраться с острова. Ждать коф никто не хотел. "Хитрый осьминог" же покинет гавань вообще неизвестно когда - пока вести о случившемся дойдут до владельцев компании, пока те наймут и пришлют новую команду...
   Войдя в холл, Шикамару рухнул в кресло, такое же, как и занятое Варкастером. Устроившись, он оповестил команду:
   - Возможно, у нас проблема...
   Слушая Нара, Ульгрим все больше хмурился. Хотя выводы Шикамару и были кое-где явно притянуты за уши, в целом рассуждения выглядели неприятно достоверными. Дождавшись окончания рассказа, мечник обратился к Варкастеру:
   - Наруто, что думаешь?
   - Выводы не бесспорные, но в достаточной мере вероятные чтобы планировать свои действия исходя из них.
   - Но вот что нам делать? - Нара хмурился, разглядывая потолок, - Если пираты базируются на этом же острове, наверняка они с кем-то контактируют в городе. Рано или поздно до них дойдет информация о случившемся на "Осьминоге" и наше местоположение. Надо как-то убираться с острова.
   Привлеченная голосами, из своей комнаты выбралась Мию, заняв последнее кресло. Ульгрим предпочел остаться сидеть на полу, привалившись спиной к стене. Пока Шикамару кратко вводил ту в суть беседы, мечник обдумывал услышанное.
   - А почему ты решил, что они будут нас искать? - Решил озвучить свои мысли Ульгрим.
   - Ну, мы же сорвали их предприятие и убили Акари. Если исходить из предположения что с пиратами осталась ее сестра, то она наверняка захочет отомстить. - Нара поглядел на мечника с некоторым недоумением.
   - Она-то может и захочет, вот только не факт что она там главная. К тому же сомнительно, что в их команде много шиноби. Возможно Акари и ее сестра, да и все. Иначе они могли бы заняться чем-то поприбыльней пиратства. Захотят ли при таком раскладе они лезть на пятерку шиноби Конохи во главе с джонином?
   Вопрос был резонным. Понять что Саске, Шикамару и Мию небоеспособны, возможному осведомителю из простых горожан было не так-то просто.
   - Возможно, нам стоит исходить из предположения, что получив информацию о нас, они поспешат скрыться, а не искать встречи. - Закончил свою мысль Ульгрим.
   - Для начала, надо определиться чего мы хотим. - Вступил в разговор Варкастер. - Первый вариант - достать пиратов и закончить миссию. Второй - безопасно отступить, признав поражение.
   - Разумно было бы отступить... - тихонько высказалась Мию.
   Ульгрим поморщился. Он не осуждал ирьенина, той досталось больше чем любому из них. Да и отступление при том, что трое их них небоеспособны, было вполне разумным. Но...
   - Если бы речь шла только о нашей репутации, я бы согласился, - своей фразой Ульгрим вызвал изумленный взгляд Шикамару и благодарный Мию, - но тогда у нас остается кровник - сестра Акари. Какаши когда-то убил ее отца, а теперь и сестру. В ее руках может быть технология производства скрывающей от сенсоров одежды, а уровень боевых навыков достигать уровня джонина. Узнать от жителей города о том, что за шиноби были на борту "Осьминога" не составит труда - о нас наверняка знает каждая собака в округе. Лично я не хочу ждать подобного мстителя в гости.
   Озвучивать мелькнувшую у него мысль, что по большей части это все проблемы Какаши, мечник не стал. Все же их учитель немало для них сделал и заслужил поддержку.
   - Если сестра Акари вообще дожила до этого времени или не рассталась с родственницей раньше. - Педантично уточнил Варкастер.
   - Если. Но исходить надо из худшего варианта. - Возразил Ульгрим. Объяснять некроманту силу родственных уз сейчас едва ли было уместно.
   Больше никаких возражений не последовало. На какое-то время комната погрузилась в тишину. Первым ее нарушил Варкастер:
   - Надо вывести вас из-под удара. Или отправив прочь с острова, или найдя подходящее убежище. Это развяжет нам с Какаши руки, позволив заняться поисками пиратского корабля. Хотя остается вопрос как это делать - остров довольно большой.
   На последней фразе Ульгрим перехватил взгляд, брошенный Мию на некроманта. Видимо та подумала о вороне и о том, не может ли Наруто использовать его для поисков. Но куноичи промолчала. Маг уже посвятил мечника как в подробности произошедшего на корабле, так и в то, что взял с Мию слово молчать о демоне. Хирано была вполне благоразумной девушкой и предпочла не выпытывать лишнего у Варкастера, прямо обозначившего, что у него есть секреты, и он предпочитает, чтобы те таковыми оставались.
   - Согласен. Что касается поисков - у сенсея призыв - собаки. Как раз отличные разведчики. - Шикамару обмена взглядами не заметил, продолжая разглядывать потолок. - Так что вопрос в том, где нам скрыться.
   - Ты лучше всех успел изучить географию острова. - Вернул подачу Ульгрим.
   - Ну-у... Здесь есть кое-какие скалы на западном берегу, наверняка в них можно найти, или сделать, пещеру... Вот только и пиратов как раз там и надо искать.
   Следующие полчаса прошли в вялом споре - генины отрабатывали возможные варианты убежища. Но все не подходили по тем или иным причинам. Точку в их обсуждении поставил Какаши. Вернувшись из города, тот был быстро введен в курс дела своими подопечными. Поразмышляв несколько минут, джонин согласился с выводами команды, и предложил идею размещения пусть не идеальную, но устраивающую их по большинству параметров.
  
  
  ***
  
  
   Лежа на скале, Варкастер рассматривал лежащую в полусотне метров ниже пиратскую базу. Искомый ими корабль действительно оказался бригом. Двухмачтовик стоял на якоре в укромной бухточке на западном берегу Сакаэ. Эту небольшую гавань окружали вздымавшиеся на многие десятки метров скалы, даруя уединение от обитателей острова. Найти среди них путь обычному человеку едва ли было под силу. Скорее всего, направляясь в город, пираты выбирались из гавани на лодке. С моря же выглядывать их было некому - на скалистом берегу не селились рыбаки, а торговые пути пролегали восточнее острова.
   Однако, что выбивалось из расчетов седьмой команды, так это обустроенность базы и внешний вид снующих по ней людей. Помимо стоящего в гавани корабля, на берегу, оседлав небольшой скалистый уступ, размещался основательно сделанный бревенчатый дом. Большой, в два этажа, прилепившийся задней стеной к скале, он не производил впечатления постройки временной. Да и на древность, найденную и используемую разбойниками, тоже не походил.
   Сами обитатели базы так же не казались бандой головорезов. Опрятные, чисто одетые, люди споро работали, перегружая какие-то ящики, мешки и бочки, на стоящую у небольшого причала шлюпку. Хотя Варкастер не мог с такого расстояния слышать их голосов, у него сложилось ощущение, что это группа хорошо знакомых, уважающих друг друга людей. На секунду его даже посетила мысль, а не ошиблись ли они? Но уж больно невероятным было совпадение, при котором, просчитав действия пиратов, они нашли бы кого-то иного в том же месте и в тот же момент. В любом случае, судьба совершенно неизвестных ему людей не волновала некроманта, и останавливать удар наставника он не собирался.
   На поиски у них ушло три дня. Целая толпа призванных Какаши псов все это время без устали обследовала остров, в поисках базы. Их усилия увенчались успехом, в очередной раз подтвердив реноме псов, как отличных разведчиков. Уже известный Варкастеру мопс вполне обоснованно раздувался от гордости, отчитываясь перед Хатаке.
   План, предложенный джонином, изучившим базу и корабль с помощью шарингана, был прост и эффективен. Уставший от этой миссии, нервничающий из-за пострадавших генинов и угрозы из прошлого, появившейся только благодаря ему, Какаши не собирался размениваться на мелочи. Пиратам предстояло в полной мере ощутить, что такое атака шиноби S-ранга.
   Первым признаки надвигающегося катаклизма заметил маг, знающий куда смотреть.
   Неожиданно вода начала отступать из бухты. Занятые работой люди не замечали этого, пока просевшая лодка не натянула веревки, которыми была привязана. Следом опасность заметили на бриге - кто-то тыкал пальцем в море, крича что-то неразборчивое для уха некроманта. Однако, люди на берегу видимо расслышали достаточно, побросав вещи и замерев, глядя в сторону выхода из бухты. Их неподвижность продлилась недолго. С воплями, явно паникуя, люди бросились к дому, в надежде на единственное доступное им укрытие. Тщетно.
   Чудовищная волна цунами, поднятого джонином, ворвалась в бухту, подхватила бриг как детскую игрушку и швырнула корабль о скалы. Следующей жертвой обезумевшей стихии стал стоящий на берегу дом. Крепкие бревенчатые стены не смогли сдержать напор тысяч тонн воды обрушившихся на них. Основательное строение разлетелось, словно сложенное из спичек. До некроманта донеслось эхо смертей десятков гибнущих в пучине людей.
   Скала, на которой лежал маг, содрогнулась от силы удара. Дикий рев потоков воды заставил Варкастера прикрыть уши, сберегая барабанные перепонки. Признаться, он был впечатлен продемонстрированной мощью. Элементалисты Каирна тоже знали толк в разрушениях, некроманту не раз доводилось не только видеть, но и ощущать на себе сокрушительную мощь стихии. Но даже на их фоне Какаши смотрелся более чем достойно.
   Постепенно море, собравшее свою кровавую жатву, успокоилось, отступив и вернувшись в отведенные ему природой границы. Маг напряженно всматривался в берег, ожидая появления куноичи - сестры Акари, или еще какого-нибудь шиноби. Но мокрые руины построек и корабля оставались неподвижными. Они смогли достать ее этим ударом? Или где-то просчитались?
   В ожидании прошло еще несколько минут. Только заметив бегущего по воде со стороны моря Какаши, маг начал спускаться. То прыгая по уступам, то сбегая по вертикали, он достиг берега одновременно с джонином.
   - Нужно обыскать руины. - Наставник хмуро оглядывал устроенное его силой опустошение. - Далеко не разбредаемся. Я знаю немало способов пережить подобное, так что будь начеку.
   Варкастер в ответ лишь кивнул.
   Они двинулись по берегу, направляясь к вырубленной в скале лестнице, что вела к остаткам уничтоженного дома. Вокруг было пустынно. Вода, отступая, смыла как останки погибших, так и их скарб.
   От дома кое-что осталось - основательно вбитые в скалы столбы хоть и переломились, но остались стоять. Их остатки при отступлении воды собрали на себя немало хлама и обломков, образовав настоящий хаос из переплетения каких-то обрывков тканей и торчащих во все стороны переломанных досок.
   Сложив серию печатей, джонин вызвал краткую судорогу земли, сбрасывая это все в море, на случай если их противник мог спрятаться в этом хаосе. Пристально следящий за падением обломков, Какаши не заметил того, что бросилось в глаза магу.
   - Пещера.
   Действительно, сброшенные джонином обломки открыли узкую щель в скале. Когда строение было цело, в нее наверняка можно было попасть прямо из него.
   - Осторожно. Там мог кто-то уцелеть.
   Двигаясь по коридору внутри скалы, следом за джонином, Варкастер внимательно разглядывал стены. По-видимому пещера изначально имела природное происхождение, однако над ней основательно поработали дотоном, расширяя проход, сглаживая пол, или вырубая в нем ступеньки, там где прихотливые извивы хода вели вверх. Спустя пару минут таких подъемов, признаки затопления исчезли. Досюда вода уже не добралась.
   Спустя пару минут, этот путь привел их в своеобразный холл, откуда открывались проходы в несколько помещений. Тщательный обыск не выявил ни затаившихся шиноби, ни дальнейшего пути. Только сейчас Какаши и Варкастер позволили себе немного расслабиться. Джонин остался в холле, пытаясь с помощью дотона проверить окружающую их скалу на предмет скрытых полостей и проходов. Маг же решил тщательнее изучить помещения, уже не ища противников, а желая выяснить, чем же здесь занимались.
   Комнаты носили следы сборов, одновременно поспешных и обстоятельных. Какие-то станки и механизмы, слишком массивные и сложные чтобы их быстро разобрать, остались на месте. Но вот полки и шкафы на каменных стенах были пусты. На месте остались разве что такие распространенные и не представляющие особой ценности вещи как пустые пробирки и колбы.
   В одном из помещений определенно была химическая лаборатория. В другом что-то производили. Ткали. Несколько ящиков, стоявших в следующем помещении, подтвердили мысли Варкастера. Их видимо подготовили к транспортировке, но вынести не успели. Вскрыв один из них, он обнаружил уже знакомую ему чакроэкранирующую ткань. Они все же не ошиблись адресом.
   Методично вскрывая ящики и проверяя их содержимое, маг обнаружил, помимо тканей, лишь книги и рабочие журналы. Весьма интересные, содержащие как готовые рецептуры ядов, так и общие методики подготовки и поиска ингредиентов. Перед ним была не вывезенная библиотека отравителя. Хороший подарок Ульгриму.
   Предполагавший возможность однажды захватить что-то габаритное, но ценное, Варкастер подготовился к такому событию. Из кармана на его поясе появился свиток хранения. А из него еще один. Двойное запечатывание, когда один свиток прятался в другой, было рисковым фокусом. Очень высокие требования предъявлялись к мастерству изготавливающего их ремесленника. Маг оценивал свои шансы успешно извлечь сохраненные таким образом ценности лишь в сорок процентов, невзирая на безукоризненную точность выполнения печатей. Но лучших вариантов не было.
   Новый свиток представлял собой огромный лист чакропроводящей бумаги. Так называемый транспортный свиток. Его обычно таскали на спине в специальном футляре. В отличие от обычных, в такой можно было помещать весьма большие объемы груза. К примеру, несколько ящиков с книгами и тканью.
   Однако Варкастера ждал неожиданный облом. Ящики благополучно исчезли с тихим хлопком. Но вся ткань осталась лежать на бумаге, видимо недоступная для обычного запечатывания.
   - Что ты делаешь? - Убедившийся в отсутствии сюрпризов, джонин решил полюбопытствовать чем занят ученик.
   - Здесь груз готовой чакроэкранирующей ткани. Хотел запечатать, но она не поддается. - Пояснил обернувшийся на голос наставника Варкастер. Про то, что в ящиках были еще и книги, отправившиеся в печать, он не стал распространяться.
   - Жаль. - В голосе джонина сквозило огорчение.
   - Возьмем пару отрезов, что можем унести на себе, и обрушим здесь все. - Какаши принял решение. - Надо убираться. Что-то у меня нехорошее предчувствие.
  
   Над районом старых пакгаузов властвовала тишина. Когда-то кипевшая здесь, жизнь ушла следом за сменившимися маршрутами кораблей, оставив никому не нужные строения разрушаться от неумолимого времени. В них не селились даже бродяги - в провинциальном городке последние бедняки могли устроиться получше. Разве что бродячие псы считали это место своим домом. Район тянулся вдоль берега, уходя от порта в сторону, своеобразным омертвевшим отростком захиревшего города.
   Неплохое место чтобы спрятаться тройке ослабленных шиноби.
   Шикамару сидел на втором этаже одного из заброшенных складов, глядя в опускающиеся на землю сумерки. Если все прошло по плану, сейчас Наруто и Какаши должны уже возвращаться от пиратской базы. Генин искренне надеялся, что их сил хватило, чтобы справиться с противником. В конце концов, наставник один из немногих джонинов S-ранга, а Наруто обладает шитоном, способным фатально удивить неготовых к подобному противников.
   Сеанс самоубеждения генина был прерван фигуркой, появившейся в конце ведущей к их складу улицы.
   - Саске... - Прохрипел Шикамару враз пересохшим горлом.
   - Биджу... - Ругнулся глянувший в окно шаринганом Учиха. - Это она.
   Еще на корабле он хорошенько разглядел лицо мертвой куноичи и теперь с легкостью узнал эти глаза. Один ярко зеленый, другой тускло желтый.
   Они знали что, скорее всего, их противница сенсор, но понадеялись, что нескольких километров, отделяющих их от жилых кварталов, хватит, чтобы с запасом покинуть зону чувствительности куноичи. Либо они просчитались, либо ей повезло наткнуться на них случайно. В конце концов, остров хоть и был немаленьким, играть на нем в прятки с сенсором, обладающим действительно большим радиусом обнаружения, было особенно негде.
   - Что делаем? - Саске вопросительно глянул на тактика.
   За прошедшие несколько дней их состояние улучшилось. Вдобавок каждый имел в кармане стимулятор, из тех, что использовало АНБУ. Это позволит им на какое-то время действовать даже лучше чем обычно, хоть потом и придется расплачиваться за подобное насилие над организмом длительной реабилитацией.
   Шикамару лихорадочно думал. Им нужно было покончить с заведомо более сильным противником быстро, пока не кончится действие стимуляторов. Отчаянная ситуация породила в его разуме отчаянный план.
   - Ты сможешь продержаться в ближнем бою с ней?
   Только бы Саске сейчас не ответил "нет". Тогда им конец. Но Учиха, что-то прикинув, кивнул утвердительно, к огромному облегчению Нара.
   - Тогда действуем так...
  
   Они не стали дожидаться пока противница подойдет поближе. Сделав по уколу и дождавшись прокатившейся по телам волны силы, генины выпрыгнули из окна навстречу врагу. Мию же затаилась, завернувшись в спальный мешок из чакроэкранирующей ткани, что нашелся в каюте мертвой куноичи. Хоть и ей стало лучше, в бою она ничем им помочь не могла. Но вот после боя ее силы должны были весьма пригодиться.
   - Какие смелые. - В голосе куноичи звучала злая насмешка. - Собираетесь защищать свою подружку? Я даже...
   Но Саске не собирался дослушивать явно чувствующую их слабость противницу. Стремительно сложив серию печатей, он метнул во врага огненный шар. Естественно, куноичи, прервавшая свою речь, легко увернулась. Огонь пролетел мимо и подпалил иссохшую деревянную стену соседнего пакгауза. Пламя озарило улочку меж заброшенных складов, заставив окружающие их кучи мусора и остатки оград отбросить длинные мечущиеся тени.
   Миг, и куноичи неразличимым для глаз Шикамару движением оказалась рядом. Вот только направленный в теневика удар куная был остановлен мечом в руке Саске. И без того не медленный, начав недавно осваивать райтон, он оставил своих соратников далеко позади по скорости.
   В вихре стали, которым представлялись сцепившиеся противники, Нара с трудом различал отдельные движения. Для следующего шага плана ему потребовалось собрать в кулак всю имеющуюся решимость.
   С отчаянным криком он бросился в схватку, стремясь не столько нанести верный удар, сколько успеть заметить ответный и среагировать на него. К счастью, ему это удалось и страшный режущий удар, что должен был выпустить кишки генина, лишь прорезал мышцы его живота.
   Тут же выпустивший из рук кунай, Шикамару рухнул на землю, корчась в позе эмбриона и изо всех сил стремясь показать, что удар достиг цели в полной мере. Не то что бы ему приходилось сильно притворяться. План родился из воспоминаний о том, как с равнодушным видом Наруто переживал самые страшные раны. Но, только истекая кровью на земле, теневик в полной мере осознал, насколько феноменальна способность Намикадзе к игнорированию боли.
   А схватка смещалась дальше, мечник выжимал все ресурсы из своего тела, не давая врагу передышки на использование техники или удар по Нара. Лежать на земле, ничего не предпринимая для своей защиты, было страшно. В любой момент Шикамару ожидал боли от добивающего удара куноичи, прорвавшейся сквозь стальное кружево мечей Учихи. И, тем не менее, он медлил. Чтобы все удалось, она должна увериться, что генин выведен из боя. Расслабиться, выпустив его из внимания. Оговоренные секунды текли медленно, но неумолимо. Только бы Учиха сдюжил, не свалился с истощением.
   Наконец, Нара решил, что время пришло. Приоткрыв глаза и чуть повернувшись, скрипя зубами от боли, он поймал глазами куноичи и украдкой собрал печать концентрации.
   Куренай была мастером иллюзий, способным погрузить своих противников в целый выдуманный мир, проработанный и непротиворечивый. Шикамару было бесконечно далеко до такого мастерства. Да он к нему и не стремился. Ему было достаточно немногого. Просто заставить человека видеть тень, там где ее нет. И не видеть там, где есть.
   Сражающийся не на жизнь, а на смерть, без оглядки на последствия для организма, подстегнутый стимуляторами, грандмастер меча был страшным противником даже сейчас, далеко не на пике своих возможностей. Неудивительно, что куноичи полностью сосредоточилась на схватке, выбросив из головы, казалось, смертельно раненного генина.
   Она не заметила легчайшего прикосновения чакры к своей голове. Не заметила, поддавшись гендзюцу, как дрогнули тени, выходя из повиновения пляске пламени на заброшенном складе. Внезапно замершее в Теневом захвате тело стало для нее полнейшей неожиданностью. Последней в этой жизни. Один меч грандмастера тут же вошел ей в грудь, проникая в сердце и выходя из спины. Второй в глаз, разрушая мозг и пробивая заднюю стенку черепа.
   Шикамару облегченно откинулся на землю. Его безумный план удался. Но, не успевшее захватить его, ликование на корню было прервано надсадным кашлем со стороны Учихи. Быстрый взгляд показал, что мечник, даже не пытаясь извлечь мечи из трупа, склонился над землей, упершись в нее руками и выкашливая что-то, кажущееся черным в наступивших сумерках.
   - Мию!!! - Бешеный крик Нара заметался эхом между стен складов.
   Чтобы ни сотворил с собой Учиха, сражаясь с заведомо более сильным врагом, помощь ирьенина была ему точно необходима.
  
  
  ***
  
  
  
   - Дальше мы три недели отлеживались по кроватям в таверне. Потом сели на прибывший коф и отправились в страну Моря. - Прожевав еще один кусочек мяса, Ульгрим продолжил. - Там сразу пересели на рейсовый пароход до Нитинана, где и сдали миссию заказчику. Сугимото был не очень-то рад новостям - гибель пассажиров то еще пятно на репутации перевозчика. Но миссию мы выполнили в полной мере, так что рассчитался честь по чести. Ну а дальше поездом, через столицу, до Танзаку. Бежать пешком после всех ранений никому не хотелось.
   - Что сказали ирьенины? - В голосе Микото слышалась беспокойство.
   - Насчет меня - ничего серьезного. Придется на какое-то время ограничить тренировки и походить на процедуры, но не более того. А вот Мию и Шикамару загремели в стационар на пару дней.
   - Кто тебя обследовал? - Слова сына успокоили мать не до конца.
   - Сенджу-сама.
   - Ну, тогда ладно. - Облегченно вздохнула Микото. Мнению сенина и лучшего ирьенина не только их деревни, но и как бы не всего мира, она доверяла.
   Убедившись, что прямо сейчас никто ему больше вопросов задавать не намерен, Ульгрим сосредоточился на еде. Они вернулись в деревню вчера, к вечеру. Первым делом, конечно же, отправились в госпиталь. После всех обследований и процедур, генин вернулся домой уже ночью и сразу завалился спать, успев лишь слегка привести себя в порядок с дороги. Сейчас, их семья завтракала в полном составе, под его рассказ о закончившейся миссии.
   К счастью, он действительно отделался легко. Мию вновь выбилась из сил, но смогла залатать его израненные чрезмерным использованием Пневматического взрыва легкие. За долгие же недели, сначала ожидания корабля, что должен был их вывезти с Сакаэ, потом дороги, он успел достаточно восстановиться. Мда... Он уже дважды обязан жизнью и здоровьем Мию, самой тихой и незаметной в их команде. Надо будет подумать, как ее отблагодарить. И пожать руку хокаге. Хрен бы они выкрутились, не реши он, что в каждой команде должен быть ирьенин.
   - Жаль, осталось неясным, что сподвигло их заняться морским разбоем... - Тишину за столом нарушил Итачи.
   - Ну, вообще-то не осталось. - Возразил Ульгрим. - Я просто хочу есть, так что пропустил некоторые моменты.
   - Может, все же расскажешь?
   - Ну, хорошо. Отправив нас на миссию, Сугимото не успокоился и нанял еще и частного детектива, чтобы тот нашел подельника пиратов, передававшего им информацию о грузах. Тот оказался тем еще зубром, не только найдя информатора, но попутно выведя на чистую воду одного из совладельцев компании. Тот оказался связан с этими разбойниками, поставляя им ранее какие-то товары. - Ульгрим глотнул сока, смачивая горло, высохшее от долгой речи, - Как предположил Шикамару, материалы для изготовления чакроэкранирующей ткани. Но что-то у них разладилось, не то он захотел слишком большую долю в предприятии, не то еще где-то напортачил. Так или иначе, канал поставок оборвался, и группа, промышлявшая созданием одежды для шиноби, занялась разбоем, чтобы компенсировать убытки.
   Помолчав, Ульгрим добавил:
   - Мы думаем, что они собирались сменить место обитания и решили напоследок подгадить бывшему партнеру, заодно раздобыв денег на переезд. - Мечник пожал плечами. - По-моему логично.
   - Понятно... - Задумчиво протянул Итачи.
   На какое-то время в кухне вновь установилась тишина. Такие завтраки были традицией их семьи. Хотя в доме было достаточно слуг и помещений под столовую, они все равно старались собраться вчетвером на этой уютной кухне, чтобы отведать приготовленной собственными руками Микото пищи.
   - Твои сокомандники успеют восстановиться до экзамена на чунина? - Доселе молчавший, Фугаку решил сменить тему.
   - Да, - утвердительно кивнул Ульгрим, - в крайнем случае, на общекомандных этапах мы с Наруто сможем их протащить.
   - Хорошо. - Глава Учих удовлетворенно кивнул. - Какие планы на сегодня?
   Ульгрим пожал плечами:
   - Встретимся с Наруто - он что-то хотел обсудить, потом пойдем навестить наших в больнице. Дальше... не знаю пока. Тренироваться вроде нельзя...
   - Может, попробуешь все же заняться гендзюцу? - Осторожно спросил Фугаку. - На экзамене оно будет не лишним, а напрягать чакросистему на первом этапе особо и не надо. Самое то, пока оправляешься от травм.
   Полная неспособность Саске к иллюзиям была давним предметом недоумения их семьи - любой носитель шарингана по определению имел к ним предрасположенность. И ведь язык не поворачивался назвать Саске бездарным - раньше него пробудил шаринган лишь Итачи, а в кендзюцу он давно стал авторитетом. И хоть это не особенно волновало их сына, Фугаку не терял надежды, что тот сможет проявить себя и на этом поприще.
   - Гендзюцу... - Задумчиво протянул мечник. - Ты знаешь, пока мы маялись от скуки в дороге, Шикамару на пару с Наруто выяснили интересную вещь...
   Как-то, уже в поезде, уносящем их из Нитинана, у них зашел разговор о различных нюансах способностей друг друга. Тогда-то Ульгрим и обмолвился о том, как в бою рисует в своем воображении траектории ударов себя и противника.
   Эти слова заинтересовали Нара, и он насел на мечника с расспросами. Промурыжив того какое-то время, он огорошил Ульгрима заявлением, что это может быть самогендзюцу. Тут уж к делу подключился и Наруто, почуявший что-то новенькое в деле колдовства. Вдвоем они сумели разработать несколько экспериментов, что наглядно показали верность их теории. Ульгрим действительно погружал в иллюзию сам себя. Шаринган, следуя неосознанным желаниям мечника, сам подстроился под него. Грандмастер даже не понял, в какой момент то, что было лишь фантазией, стало реальной проекцией выдаваемой его глазами.
   Новость так ошеломила Фугаку, что он сначала застыл с недонесенным до рта кусочком мяса в палочках, а потом погрузился в глубокие раздумья. Подобные случаи уже случались в истории Учиха. Глава клана знал, что глаза его сына, раз перестроившись для воздействия на своего хозяина, уже никогда не смогут направить иллюзии вовне. Однако такое свойство давало и полезные возможности, даже без учета того о чем рассказал их сын, и что ему явно нравилось. Нужно покопаться в архивах.
   Дальнейший завтрак прошел в обсуждении этой новости. Ульгрим не особенно встревал, лишь поддакивая в нужные моменты. Он соскучился по домашней еде, и содержимое тарелки волновало его гораздо больше пустых разговоров.
  
   - Ты что-то хотел обсудить? - Наслаждающийся сытой тяжестью, поселившейся в желудке после завтрака, Ульгрим не особенно спешил. Так что, придя на один маленький отдаленный полигон, обычное место их встреч, ничуть не удивился, увидев там Варкастера.
   - Почти. Держи. - Друг протянул ему футляр с большим транспортировочным свитком, что болтался ранее у него на спине, выбиваясь из обычного образа.
   - И что тут? - Удивленно спросил Ульгрим.
   Ответ заставил глаза мечника удивленно расшириться.
   - Библиотека и лабораторные журналы тех куноичи. Касающиеся ядов, насколько я могу судить.
   Варкастеру все же повезло, судьба бросила кости в его пользу, и вещи пережили двойное запечатывание.
   - Вот спасибо! - Ульгрим жадно прикипел взглядом к свитку. Пусть он и не любил это направление своего искусства, чувствовать неполноценность своих возможностей ему нравилось еще меньше.
   - Пожалуйста. - Кто другой не заметил бы, но от мечника не ускользнула тень удовлетворения, мелькнувшая в голосе Намикадзе.
   - Это потребует времени на изучение. - После первого приступа радости, Ульгрим принялся анализировать подарок. - А потом понадобится место под лабораторию.
   - Я собираюсь просить отца, после экзамена, выделить мне помещения под эксперименты. Думаю, ты сможешь там же разместиться.
   Ульгрим задумчиво пожевал губами.
   - Не лучший вариант. Как минимум туда будет иметь свободный доступ твой отец. А мне не хочется, чтобы кто-то знал об этих моих умениях.
   Помолчав, мечник откровенно добавил:
   - Особенно хокаге. Едва ли политик может позволить себе упустить подобного человека.
   - Понимаю. - Варкастера откровенность мечника нисколько не взволновала. Он не строил иллюзий насчет окружающих его людей, принимая их теми, кем они были. - Тогда какие варианты?
   - Ну... Коноха под землей вся изрыта. Закапываться под землю добрая традиция у наших шиноби, - Ульгрим усмехнулся, - наверняка там найдется пара-другая брошенных помещений. Надо только хорошенько поискать.
   - Разумно. Когда начнем поиски?
   - Сначала изучу теорию. Надо понять, что мне понадобится и в каких количествах. Поможешь с транспортировкой?
   - Конечно.
   На ходу обсуждая подробности, друзья двинулись в сторону госпиталя - надо было навестить напарников.
  Глава девятая
   В Конохе наступало утро. Первые робкие лучи солнца скользнули по крышам домов и пустынным в столь ранний час улицам, заставляя зажмуриться редких прохожих. Свет озарил и небольшой ухоженный сад, в самом сердце города. Двухэтажный особнячок засиял белыми стенами, словно красуясь. Удачливый лучик нашел лазейку меж неплотно прикрытых штор спальни на втором этаже дома и скользнул по глазам ее обитателя, прерывая его сон.
   Варкастер проснулся.
   По-настоящему. Впервые за много лет.
   Стоило магу открыть глаза и осознать себя, как его разум начал набирать ход. С головы словно сняли пропыленный мешок. Чувства обострились. Мысли стали стремительны и ясны. Причинно-следственные связи выстраивались сами собой. Заклинания всплывали в уме мгновенно, казалось, просясь, наконец, наружу, в мир, после долгого заточения.
   Это ощущение было столь чудесно, что вызвало у некроманта нетипично эмоциональную реакцию - глубокий и долгий вздох, полный удовлетворения. Труд длиной более десяти лет завершился. Чистый Разум вернулся к нему.
   Но Варкастер оставался Варкастером. Минута эмоциональной вспышки минула. Мечущиеся мысли были взяты под контроль и упорядочены.
   Первым делом маг проверил свои вернувшиеся возможности.
   Заклятье Призрачных уз возникло в его уме легко и естественно. Строгость и четкость линий, симметрия, идеально выверенные углы. Гармоничное и строгое заклятие магии Смерти. Привычное усилие, и сила устремилась сквозь знак.
   На секунду, накачка Смертью, что маг активировал уже рефлекторно, сразу по пробуждении, исчезла. Спустя мгновение магия вернулась, но уже не так как раньше, просто заполняя его подобно воде в бочке. Смерть скользнула в его кости, выстраивая в них свои нематериальные структуры, даруя им прочность. Смерть проникла в мышцы, оплетая их подобно кровеносным сосудам, готовая не дать им порваться, принять на себя непосильную нагрузку. Смерть пронзила кожу миллионами нитей, страхуя ненадежный природный покров магией. Смерть проникла в нервы, готовая подавить невыносимую боль или заменить утерянные связи.
   Варкастер позволил себе несколько секунд просто лежать, наслаждаясь подзабытыми ощущениями от активированной магической защиты. Но проверка еще не была окончена.
   Колдовское пламя возникло в его уме спутанным клубком изломанных нитей, казалось источающим безумие. Мгновение, и Бездна ворвалась в организм мага отголоском боли. Обжигающее дыхание магии прокатилось по венам и капиллярам. Сила прилила к мышцам, даруя плоти ту силу, что у нее никогда не было. Быстрее, сильнее, выносливей. Бездна подстегивала организм некроманта, позволяя использовать магию, там, где собственных возможностей тела уже не хватит.
   Два заклятия соединились в нем, подобно идеально пригнанным деталям. Но у этого механизма недоставало еще одной части.
   Варкастер вновь сосредоточился, пытаясь представить следующее заклятье Бездны... Но, увы. Концентрации не хватало, знак срывался, не складываясь. Как он и предполагал, сразу после активации Чистого Разума ему были доступны лишь два заклятия второго круга. Впрочем...
   До боли знакомый, знак Жатвы без особого труда возник в разуме мага рядом с двумя так и оставшимися активными заклинаниями. Отлично, у него все же будет атакующий потенциал, при полной защите. Следующий этап.
   Маг с некоторым сожалением погасил оба заклинания, вновь пытаясь представить не давшийся ему знак. На этот раз Кровь Дрига сложилась легко и просто.
   Вновь Бездна пронеслась по его жилам обжигающим потоком. Обследуй сейчас организм мага ирьенин, он наверняка впал бы в истерику, узнав, что же течет по венам некроманта. Измененная магией, кровь Варкастера стала ближе к кислоте, чем к обычной живительной жидкости. Тем не менее, она не только в полной мере выполняла ее функции, но и серьезно подстегивала естественную регенерацию клеток, выступая своеобразным стимулятором. Истечь кровью для мага теперь тоже было затруднительно. Но главное - Кровь Дрига начисто выжигала любой инородный токсин, даруя полную невосприимчивость к ядам. Отличное подспорье в мире шиноби.
   С этим заклятьем Жатва также сложилась без каких-либо затруднений. Пока что, все соответствовало ожиданиям Варкастера, даже немного превосходя их - он не был уверен, что сможет использовать заклятье первого уровня вместе с защитой. Пришел черед следующего этапа. Как ни странно, он предпочел бы ошибиться в прогнозах по нему.
   Выбравшись из кровати, маг встал посреди комнаты, вновь активируя Узы и Пламя. Подвигался, сделал пару приседаний, жим. Пока все было нормально. Приняв одну из базовых стоек Стиля Листа, что им преподавали в академии, маг стремительно нанес по воздуху хорошо изученный удар.
   Увидь получившийся результат наставники, он бы точно отправился на пересдачу.
   Варкастер раздраженно выдохнул. Как он и опасался, оплетающие тело магические структуры защиты серьезно сковывали движения. Проблема была в том, что он очень хорошо знал теоретические предпосылки, лежащие в основе этих заклятий. Серьезно модифицировать их не получиться - существующие конструкты оттачивались поколениями некромантов и чернокнижников. Других же защит, сопоставимых по эффективности, в его распоряжении не имелось. Увы, но Смерть и Бездна были не особенно щедры на оборонительные возможности.
   Что же, осталось проверить, как Чистый Разум повлияет на использование им техник чакры. Хотелось верить, что весьма положительно - только тогда крутившиеся в его голове идеи можно будет реализовать. Но эту проверку придется отложить. Равно как и проверку атакующих знаков. Собственная комната не то место, где стоит размахивать Цепями чакры или кидаться Мучительным огнем, а времени идти на полигон нет - откладывать первый этап экзамена на чунина из-за него никто не станет.
   Приведя себя в порядок и одевшись, Варкастер спустился на кухню. Завтракал маг в одиночестве. Юи еще спала. Хокаге, по горло занятый организацией экзамена, умчался на службу еще затемно. Кушина ушла вместе с ним - хотя джинчурики Кьюби, девятихвостого демона, и числилась официально в резерве, на период проведения испытаний ее мобилизовали.
   Быстро уничтожив оставленную матерью еду, Варкастер накинул плащ и вышел на улицу. Неторопливо идя к зданию академии шиноби, он продолжил размышлять о вернувшихся возможностях.
   Успевший увидеть в действии достаточно много техник, в том числе S-ранга, Варкастер, скрепя сердце, был вынужден признать, что лучший способ защиты от них, это оказаться не там, куда целил противник. Маг не был уверен, что смог бы пережить, к примеру, Рассенсюрикен, даже находясь под действием Провозвестника смерти. Соответственно, его цель - повышение мобильности на поле боя. Что вступало в конфликт с базовой триадой его защит, состоящей из Призрачных уз, Колдовского пламени и Крови Дрига. Да и не только с ней.
   Ему придется многое пересмотреть в своем арсенале. Но старая тактика - стоять на месте, принимая удары на себя, но мгновенно исцеляясь, благодаря заклятьям Смерти - в мире шиноби не сработает.
   Его противников в Каирне можно было обобщить до трех групп. Во-первых, бесчисленные орды слабых тварей, не сильно превосходящих по возможностям людей. Исходящая от них угроза была минимальной, зато они отлично годились как источник жизненных сил для самоисцеления. Во-вторых, различные титаны и демоны. Здоровенные, тяжело бронированные, чудовищно живучие, но не особо мобильные существа. В-третьих, разнокалиберные одержимые и измененные маги, сами полагающиеся на защитное колдовство, подобно Варкастеру.
   Арсенал заклятий некроманта был соответствующим. Массовые проклятия, не особенно мощные, зато накрывающие огромную площадь, или способные перекидываться с одного противника на другого. Медленные, но наносящие колоссальный урон атакующие заклятия - способные одним ударом свалить столь же медлительного титана. И, наконец, отдельный арсенал специализированных средств взлома и разрушения магических защит, а также противодействия подобным же атакам.
   Но шиноби не вписывались ни в одну из этих категорий. Они действовали небольшими группами. Обладали живучестью и сопротивляемостью магии, хоть и не дотягивающей до уровня пресловутых титанов, все равно выдающейся. Вдобавок они были чудовищно быстры, ни секунды не стоя на месте, зачастую стремясь забежать на стену, а то и на потолок. Наконец, сами активно атаковали чакрой. При этом, не пользуясь магией, что делало абсолютно бесполезным целый пласт заклятий Варкастера.
   Чтобы соответствовать изменившимся обстоятельствам, ему придется обстоятельно поработать над своим арсеналом. Благо с появлением Чистого Разума, он, наконец, сможет со спокойной душой модифицировать и создавать знаки первого и второго круга.
   За размышлениями, маг незаметно добрался до академии.
   Понадобилось несколько минут, чтобы среди толпы собравшихся соискателей найти его команду. Та обнаружилась чуть в стороне, вместе с восьмеркой, а также тройкой незнакомых ему генинов. Впрочем, нет, одного из них он знал. Повернувшийся на шаги Варкастера, парень оказался Неджи Хьюга. Их команда выпускалась на год раньше и, по-старому, имела в своем составе трех человек. Видимо по каким-то причинам они пропустили прошлогодний экзамен и собирались пробовать свои силы в этом году.
   - Привет. - Привычно поздоровался маг.
   На его приветствие генины отозвались нестройно. Кто-то приветственно кивнул, кто-то поздоровался в ответ. Хьюга лишь одарил его хмурым взглядом.
   - Ты Наруто?! Говорят, ты силен, давай смахнемся!
   Паренька, словно свитого из пружинок, непоседливого и активного, маг заметил издалека. Сейчас, подойдя ближе, он смог рассмотреть генина получше.
   Тот был одет в обтягивающий зеленый комбинезон, и перемотал эластичными бинтами предплечья и голени. Помимо нестандартного снаряжения, он выделялся своей нетипичной для этой местности внешностью. Глаза навыкате, необычайно густые брови, кожа несколько непривычного оттенка. Где-то в ближайших родственниках паренька явно затесался пришелец из дальних краев.
   - Это Рок Ли. Не обижайся на него, он просто не может удержаться от того чтобы не померяться с кем-нибудь, достойным, силой. - Пояснила третья из их команды. Тон сказанного Варкастер оценил как ироничный. - Меня, кстати, зовут Тентен.
   Имя Рока Ли, как ни странно, магу было знакомо. Как-то раз о нем упоминал Минато, как о примере выдающейся силы воли и целеустремленности. Паренек имел какой-то врожденный дефект тенкецу, что фактически ограничивало его арсенал ближним боем и внутренними техниками. Но он мог бегать по стенам и воде, а также пользоваться свитками, что было минимумом необходимого использования чакры для шиноби. Маг не знал подробностей, но как-то Року удалось добиться разрешения хокаге, на то, чтобы его экзамены принимались в особом порядке. Действительно, похвальная целеустремленность.
   Имея перед глазами пример Ульгрима, маг нисколько не сомневался в опасности бойца, что был сосредоточен только на одной области своего искусства. Рок мог бы стать интересным противником. Еще вчера. Возможно, станет таким в будущем, когда достигнет вершин мастерства. Но не сейчас, когда некромант в одночасье превратился из жалкого адепта в мастера магии. Конечно, он еще не вернул полный спектр своих возможностей, но мастерство это не только количество и уровень заклятий.
   Про Тентен Варкастер знал только то, что она бесклановая - пару раз видел мельком в академии. Окинув новую знакомую взглядом, маг равнодушно отметил темно-каштановые волосы, коричневые глаза, мягкие черты лица и вполне сформировавшуюся грудь. Что привлекло его внимание, так это футляры для свитков, которые во множестве были приторочены к ременным перевязям на теле куноичи.
   - Возможно, в другой раз. - Рассеянно ответил маг Року. - Ты используешь в бою фуиндзюцу? - Уже обращаясь к Тентен.
   - Ну не совсем... - Почему-то девушка покраснела под его взглядом. - Это свитки хранения с метательным железом - я мастер букиндзюцу.
   В последней фразе отчетливо слышалась гордость.
   - Понятно. - Варкастер сразу же утратил интерес к новой знакомой.
   - Я буду ждать нашего поединка с нетерпением! - Ли, казалось, не мог говорить тихо, вдобавок постоянно и активно жестикулируя. - Саске говорит, что ты сильнейший в вашей команде!
   Мага такая оценка его возможностей оставила равнодушным. Для того кто числился сильнейшим архимагом Каирна, превосходство над кучкой генинов не могло быть достижением.
   - Мы тут размышляем над вопросом, почему почти все здесь собравшиеся - генины Конохи, а остальные из ближайших стран? - Ульгрим решил перевести разговор в иное русло. - Может, у тебя есть какая информация, из, так сказать, первых рук?
   - Да, есть. Думаю, это уже не является секретом. В этом году какурезато великих стран проводят экзамены по отдельности, каждая у себя.
  
  
  ***
  
  
   Наблюдая, из окна учебного кабинета на последнем этаже здания, за собирающимися во дворе академии генинами, Минато Намикадзе размышлял. Традиция проведения совместных между скрытыми селениями экзаменов на чунина уходила своими корнями еще во времена первого хокаге, Сенджу Хаширамы. Она должна была символизировать стремление шиноби к мирному сосуществованию, заменяя относительно безопасным соревнованием тот опыт, что раньше шиноби приобретали на поле боя. Возможно в те времена, когда еще недавно кровь лилась рекой в непрерывных войнах кланов, это и было хорошей идеей. Однако с тех пор утекло много воды, и мир шиноби значительно изменился.
   Портрет типичного соискателя звания чунина ныне выглядел так: шиноби пятнадцати - семнадцати лет, имеющий за плечами один - два года миссий в относительно мирное время. Успевший почувствовать свою силу, но, зачастую, еще не получивший многих важных и болезненных жизненных уроков, а потому считающий себя пупом земли. Вдобавок, воспитанный на идее превосходства собственной какурезато. Последним штрихом были унаследованные от родителей или учителей претензии к иным скрытым селениям, проистекающие из давней и кровавой истории их взаимоотношений. Собранные в одном месте несколько десятков, а порой и сотен, таких шиноби представляли собой весьма взрывоопасную смесь. А обязательный этап с командным заданием на выживание предоставлял отличную возможность свести реальные и мнимые счеты, продлевая цепь взаимной мести.
   Подливали масла в огонь и подсуживание своим генинам хозяевами мероприятия, и толпы шпионов, что наводняли скрытые селения, пользуясь перегруженностью защитников наплывом гостей.
   Год мог считаться удачным, когда с экзамена возвращался лишь десяток перевязанных белой лентой фуин свитков с телами погибших.
   Разговоры о том, что эту традицию пора отменить, давно ходили. Потери на экзаменах в нынешнее время уже становились сопоставимы с боевыми. И, похоже, прошлый год окончательно похоронил этот обычай.
   Обыденная история, один клан уничтожил другой, но не до конца. Минули годы и, внезапно, потомок выживших, взращенный на мыслях о мести, столкнулся с таким же потомком обидчиков. Обычный ход событий нарушился тем, что оба оказались весьма талантливыми на ниве разрушения индивидуумами, при этом абсолютно лишенными тормозов и явно переросшими свое звание. Результат оказался трагичен. Тогда погибло более полусотни генинов. Экзамен был сорван. Разразившийся скандал мог бы перерасти в войну, не пострадай сильнее всех принимающая сторона. Ивагакуре в одночасье лишилась всех самых перспективных кадров в новом поколении.
   Именно на таком фоне проходили переговоры об организации нынешнего экзамена, который должна была принимать Коноха. Помнящие о событиях прошлого года, каге изначально держали в уме возможность отказа от этой традиции. На этот настрой наложились требования об уступках, направленные в адрес Конохи, и мотивированные тем, что ее команды обладали большей численностью, а также желание казекаге, лидера Сунагакуре, пропихнуть на экзамен своего джинчурики.
   А меж тем, Минато отнюдь не горел желанием пускать к себе толпы гостей.
   Разумеется, каждая собака уже знала, что новые команды Конохи были увеличены на одного человека. Но вот эффект от нововведений был тщательно охраняемым секретом, известным весьма ограниченному кругу лиц в руководстве Конохи.
   На первый взгляд, мало что изменилось. Генины продолжали делать глупые ошибки, попадать под вражеские техники и удары, получать травмы и ранения... Но они могли больше чем раньше. Наставникам больше не нужно было вбивать в пустые головы знание элементарных вещей вроде ходьбы по деревьям, или принципов работы стихийной чакры. Джонины не тратили время зря, а сразу переходили к тому, что могло реально спасти жизнь на поле боя. Лучше обученные, генины действовали в бою эффективнее и могли реализовать свое численное преимущество. Вдобавок, четыре человека могли разделяться на пары, что обеспечивало каждому прикрытие, и позволяло джонинам действовать свободнее. И, наконец, ирьенины. Да, немногие могли похвастать серьезными талантами на этом поприще, подобно Мию Хирано. Но вот накачать пострадавшего стимуляторами и обезболивающими, не дать умереть, пока напарники тащат неудачника до госпиталя... Это не было чем-то невероятным. А в госпитале пострадавших уже ждала Цунаде Сенджу, сенин, глава медслужбы Конохи и, вероятно, лучший целитель в мире.
   Минато ухмыльнулся, вспомнив, как уговаривал химе почти исчезнувшего в минувших войнах клана, принять эту должность. Справедливости ради, в жизни ей немало досталось. Уничтоженный клан, трагическая гибель супруга, напарник, предавший родное селение. В какой-то момент это изрядно подкосило женщину. Настолько, что она всерьез собиралась покинуть деревню, спасаясь от связанных с ней тяжелых воспоминаний. О, сколько сил ушло у хокаге, чтобы выбить дурь из упрямой Сенджу. Выбить, порой, буквально. Но в конечном итоге это удалось, и теперь любой, кто добрался живым до приемных покоев их госпиталя, мог рассчитывать на серьезные шансы выжить.
   Да, свежеиспеченные генины не перестали делать ошибок. Но они перестали гибнуть, отделываясь травмами и ранениями. Пусть, порой, и крайне серьезными, но не фатальными. А выжив и оправившись от ран, лишь яростней брались за тренировки, растеряв детскую дурь.
   Пять. Всего пять генинов из почти двух сотен выпускников не пережило первый год своей службы. В процентном отношении, до проведения реформ потери были больше в пять - шесть раз. Насколько знал Минато, в других скрытых селениях цифра так и оставалась примерно на этом уровне.
   Но это была только половина успеха. Увеличив размер команд, хокаге поднял цены на их услуги. Но ненамного, так что в пересчете на одного человека стоимость даже снизилась. Разницу для самих шиноби он компенсировал, уменьшив процент отчислений с гонораров в пользу казны Конохи.
   Торговцы быстро оценили новые возможности. Более многочисленные команды лучше справлялись с такими заданиями как охрана или сопровождение. Более высокий уровень подготовки шиноби Конохи положительно сказывался на проценте успешно выполненных заданий и сопутствующем ущербе, который так не любили клиенты. Разница же со старыми ценами была не так уж существенна для состоятельных людей. Соответствующие заказы посыпались как из рога изобилия. Выбор между иными скрытыми селениями и Конохой, все чаще делался в пользу последней. Казалось бы, какое значение имеет обычная C-ранговая рутина? Однако именно она приносила львиную долю дохода от миссий.
   В результате, действия Минато не только не снизили поступление денег в казну, но и наоборот - прибыток за этот год оказался ощутимо больше чем за предыдущий, тоже довольно удачный.
   Хокаге прекрасно осознавал, что такой рост боевой мощи и захват рынков не может вызывать восторга у других каге. Он изо всех старался создать у всех непосвященных ощущение, что его нововведения не имели особого успеха, а все случившееся просто случайность. Морино Ибики, глава контрразведки Конохи, выбивался из сил, пытаясь выловить всех возможных шпионов, а лучше скормить им дезинформацию. На этом фоне хокаге был лишь рад поводу не пускать к себе толпы чужаков, которые могли заметить или целенаправленно вынюхать то, что им знать не следовало. Главное дать новому поколению время, чтобы встать на ноги, полностью раскрыть свой потенциал.
   Так что Минато аккуратно позволил зайти переговорам каге по поводу экзамена в тупик. Как следствие, он теперь наблюдал перед академией лишь генинов Конохи, да еще нескольких мелких скрытых деревень из соседних стран, лишь формально независимых, на практике являющихся вассалами Конохи.
   Странная ирония судьбы. Он, всегда стремившийся к миру, сам заложил предпосылки будущей войны. А в том, что та будет, Минато не сомневался. Другие какурезато не позволят Конохе возвыситься, утвердить свое превосходство. Война будет. Скрытая или явная, но она неизбежна.
   Годы правления выветрили из его головы былую романтичность и привели Минато к простой мысли: абсолютный мир невозможен, это противоречит природе не только шиноби, но и вообще людей. И он определил своим путем укрепление и развитие Конохи. Его родное селение должно стать лидером, крепким, непотопляемым кораблем, что сможет пережить любые шторма будущего. Намикадзе больше не стремился к всеобщему миру. Ему хватит мира на улицах Конохи.
   - Минато, время. - Тихий голос Кушины вырвал хокаге из его размышлений.
   Отвлекшийся от созерцания генинов, хокаге обернулся и с улыбкой окинул супругу взглядом.
   Та сейчас совсем не напоминала себя обычную. Платье, подчеркивающее фигурку и простая, но изящная прическа, сменились мешковатой формой шиноби и туго увязанной косой. В движениях вместо привычной порывистости сквозила звериная грация. Перед ним была не Кушина Намикадзе, примерная мать двоих детей, а Кровавая Хабанеро, джинчурики самого опасного из хвостатых зверей.
   Кушина всегда была весьма несдержанным и импульсивным человеком, легко выходящим из себя, но так же легко остывающим. Этот характер в свое время и привлек его. И он же потом заставлял скрипеть зубами, когда его несносная жена уносилась на очередную миссию, не желая оставаться в покое и безопасности. Лишь рождение Наруто усмирило взрывной характер куноичи, заставив ее переключиться на семью. Совершено удивительным для них обоих образом, порывистая и несдержанная, Кушина стала прекрасной матерью и женой, найдя себя в уходе за своими близкими и их общим семейным гнездом.
   О том, что раз в неделю они сцепляются в ожесточенном спарринге, вдребезги разнося один глубоко запрятанный, хорошо укрепленный и экранированный полигон, знали очень немногие. Еще меньше было тех, кто знал, что Кушина способна выпустить шесть из девяти хвостов сидящего в ней демона, полностью сохраняя над собой контроль.
   - Да, спасибо, иду. - Откликнулся Минато.
   Этот экзамен начнется с его речи. Генинам надо было дать объяснение, почему привычный порядок проведения экзамена оказался на этот раз нарушен. Естественно, всей правды он им не скажет, хватит и знания о снижении рисков для них.
  
  
  ***
  
  
   На бумажке, что получил Варкастер, значился номер 214-4. В соответствии с инструкциями, выданными генинам, это означало, что ему надо пройти в класс 214 и занять 4-ю кабинку. Всю остальную информацию, он должен был получить на месте. Экзаменуемых запускали из холла внутрь здания группами, в соответствии с номером класса. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, маг окинул взглядом тех, кто шел рядом. Один генин из Деревни-Скрытой-В-Траве. Двое из Конохи, но незнакомые, старше его на несколько лет - похоже "вечные генины", не имеющие потенциала вырасти дальше, но продолжающие попытки пройти экзамен. Еще один - паренек из их потока, но из другого класса, Варкастер знал его в лицо, но не имел никакого понятия об имени или способностях. Занятно, обычно первый этап проверял сплоченность команды. Отец решил что-то поменять, пользуясь отсутствием чужаков?
   Класс, куда они вошли в конечном итоге, оказался перегорожен полотнищем темной ткани примерно посередине. У мага сложилось ощущение, что за тканью скрывались наблюдатели, хотя он и не слышал с той стороны ни звука. С их же стороны располагалось пять довольно тесных кабинок. Стенки, чуть выше роста Варкастера, крошечный столик с писчими принадлежностями, табуретка, тусклая лампочка под потолком. Как отметил маг, стены и потолок кабинок были сделаны из толстых деревянных плах, обитых сталью, а дверь снабжена достаточно внушительными засовами. Снаружи. Довольно серьезная преграда для многих генинов.
   Впрочем, не для него.
   Придя к такому выводу, Варкастер послушно забрался в отведенную ему кабинку, опередив заколебавшихся, при виде тесных ящиков, спутников.
   Ему пришлось просидеть, разглядывая низкий потолок, еще с полчаса, видимо ожидая, пока остальные экзаменуемые доберутся до своих мест. Наконец, к ним вошел экзаменатор, незнакомый магу чунин. В руках он нес пять плотных конвертов. Также молча раздав их экзаменуемым, он заговорил:
   - В конвертах ваше задание. У вас есть час на работу. Заполнять бумаги вы будете в этих кабинках. Отсчет времени начинается с момента, когда я вас запру. Вы можете захотеть покинуть экзамен раньше, тогда кричите громче - может вас услышат. - На этом месте чунин ухмыльнулся. - Ну, или попытайтесь выбить дверь. Однако в случае досрочного завершения, вы сразу дисквалифицируетесь вместе со всей командой.
   Он не счел нужным дать генинам, явно озадаченным, задать какие-либо вопросы, тут же принявшись захлопывать дверцы.
   Дождавшись, когда и его запрут, Варкастер немедля распечатал конверт и бегло проглядел его содержимое в тусклом свете единственной лампочки. В конверте оказалась довольно толстая распечатка теста. Первая страница не представляла ничего особенного - стандартная шапка, дублирующая сказанное чунином, но также добавляющая нюансы, касательно системы начисления баллов. Оцениваться успешность прохождения теста должна была в зависимости от степени сходства ответов у разных членов одной команды. А вот дальше, сами вопросы...
   "Ваши однокомандники смертельно ранены. Вы имеете возможность спасти одного, кого выберете?"
   "Аналогичный вопрос, но выбор делает Саске, кого он, по-вашему, выберет?"
   Довольно острые вопросы. И дальше не лучше - что вы будете делать в такой-то ситуации? А что в ней будут делать ваши напарники?
   Распечатка явно была типовой, имена лично его соратников вписывались кем-то в пропуски вручную. Идея стала ясна - жесткий и прямолинейный тест, проверяющий, насколько они хорошо знают друг друга. Но почему чунин говорил о желании прекратить экзамен?
   И тут на Варкастера обрушилась ки. Чудовищная и всеобъемлющая жажда крови. Очень знакомая, хотя ему и нечасто случалось ее чувствовать. Ну да, накрыть жаждой крови немаленький комплекс академии, да так чтобы генинов проняло до печенок - задачка как раз для джинчурики девятихвостого. А следом из каких-то скрытых источников пошел звук. Крики умирающих; хруст размалываемых костей; полные отчаяния мольбы о пощаде; лязг и скрежет сталкивающихся клинков. Звук резонировал и перекатывался в кабинке, ввинчиваясь в мозг. Маг отстраненно подумал: "Интересно, как они это записывали?"
   Теперь Варкастер оценил экзамен в полной мере. Тесный ящик, который нельзя покинуть, скудный свет, жуткая какофония звуков и, в довершение, чудовищное давление ки демона. И тест, ограниченный по времени и вытаскивающий на поверхность довольно острые вопросы, что, быть может, многие себе мысленно задавали. Хокаге подошел к делу весьма жестко, для многих подобный психологический прессинг станет очень серьезным испытанием. Видимо на фоне возросшей численности и силы генинов, требования к чунинам тоже возросли.
   Также не вызывало сомнений, что большинство станет отвечать рефлекторно и потому правдиво, больше занятые борьбой с психологическим воздействием. Опытным аналитикам результаты смогут рассказать очень и очень многое о внутреннем состоянии команд.
   Но вот что делать ему?
   Едва ли не впервые в жизни, Варкастер почувствовал растерянность. Разумеется, все эти методы психологического давления, рассчитанные на генинов, его не взволновали. Но что писать в тесте? Правду? Вряд ли это хорошая идея. Чтобы понять какие ответы станут правильными, ему надо было поставить себя на место своих соратников. Непростая задача для социопата.
   Прекрасно осознающий собственную ненормальность, он еще в Каирне уделил немало времени психологии и самоанализу. Варкастер легко мог перечислить все отклонения своего разума и даже указать, в силу каких факторов они сформировались. Другое дело, что он не видел нужды и не ощущал потребности что-то в себе менять. Одним из отклонений в его психике была сниженная эмпатия, под чем в психологии и подразумевалась способность примерять на себя роль другого человека.
   Но у него оставался интеллект старого мага. То, что другие чувствовали, он мог просчитать. Чистый Разум вернулся как нельзя кстати.
   Итак, кто он с точки зрения остальных?
   Потратив на размышления целых пять минут, Варкастер, к собственному удивлению, пришел к выводу, что с точки зрения его окружения он был почти тем, кем являлся - социопатом, осознающим необходимость социализации и относительно успешно с этим справляющимся за счет мощного интеллекта. Разве что, мало кто мог догадаться о реальной степени отклонений в его психике.
   Озадаченный собственными выводами, маг, наконец, взял в руки карандаш и приступил к заполнению теста.
  
  
  ***
  
  
   В кабинете хокаге стояла тишина, едва нарушаемая скрипом карандаша в руке владельца помещения.
   Архитектор спроектировал здание резиденции хокаге в виде комплекса из трех приземистых круглых башен. Кабинет занимал четверть круга на последнем этаже центральной из них, самой высокой. Двустворчатые двери вели в приемную, где было рабочее место помощника хокаге. Направо от них, вдоль стены высились книжные шкафы и полки, забитые папками, свитками и книгами. Кое-где на дверцах недвусмысленным предупреждением виднелись выжженные в дереве фуин-печати. Среди шкафов пряталась неприметная дверка в комнату отдыха. Напротив дверей в приемную, находился монументальный дубовый стол, сейчас заваленный бумагами. Стена же по левую руку от входа представляла собой огромное панорамное окно, что изгибом охватывало комнату, смыкаясь с правой стеной за спиной Минато. Через стекло открывался прекрасный вид на гору хокаге, с вырезанными на ней ликами руководителей деревни. Довершали картину зеленый ковер, что скрывал под собой пол и несколько портретов тех же хокаге в скромных рамках, которые висели над входом, напротив рабочего стола.
   Обстановка была не слишком богата для кабинета столь значимого человека, каким являлся глава какурезато одной из великих стран. Место для повседневной работы, а не пускания пыли в глаза.
   - Бумаги, которые вы просили, хокаге-сама. - Помощник, бесшумно проникший в кабинет Минато, чуть поклонился, кладя на стол несколько папок.
   - Спасибо, Кокаге, можешь идти. - Рассеянно отозвался владелец кабинета.
   Лежащий перед Минато лист был исчеркан переплетающимися цветными линиями и понятными лишь ему одному пометками. Не первый час он пытался выстроить в уме план на ближайшее время, позволяя своим мыслям выплескиваться на бумагу нечитаемыми каракулями.
   Как бы ни была сильна Коноха, выстоять в будущей войне в одиночку ей будет трудно. Уже не первый раз хокаге пытался решить непростую задачу - с какой из скрытых деревень великих стран начать наводить мосты будущего союза?
   Кири? У них достаточно давно не было серьезных конфликтов. Но у новой мизукаге полно внутренних проблем - последствий гражданской войны. Захочет ли она ввязываться в сомнительные предприятия, на стороне лежащей за морем Конохи? Но, по тем же причинам, и врагом Кири вряд ли станет.
   Кумо? Скорее враг номер один. Сильные, наглые. Минато поморщился, вспоминая неудачную попытку посла Кумо, несколько лет назад, организовать похищение Хинаты Хьюга. Скандал вышел знатный, делегацию выставили за ворота, фактически, пинком.
   Ива? За последнее время могущество этой какурезато изрядно пошатнулось. Гибель генинов на прошлогоднем экзамене принесла не только человеческие, но и репутационные потери. Но и назвать ее слабой было нельзя. Может ли Ива захотеть вступать в союз? Теоретически, да. Но равно может захотеть восстановить свой авторитет за счет победы над сильным врагом. Вдобавок, цучикаге был стар и помнил многие обиды, что были нанесены Иве Конохой в прошлом.
   Суна?
   Минато откинулся в кресле, глядя в потолок.
   Суна могла стать союзником. Последние годы выдались не очень удачными для казекаге. Песок так до конца и не восстановился от продолжительной войны с Ивагакуре. Да и мир между ними был весьма условен. По донесениям внешней разведки, на границе стран Земли и Ветра то и дело происходили стычки. Если Коноха выступит против Ивы, Суна вполне может пойти на союз. Но насколько он будет прочен? Отношения между ними были не самыми лучшими - в прошлом шиноби Конохи и Суны не раз пускали друг другу кровь. Вдобавок, жители бесплодных пустынь давно облизывались на черноземы страны Огня.
   Вздохнув, Минато потер уставшие глаза. Бессмысленно гонять по кругу в сотый раз одни и те же мысли. Надо отвлечься, дать идеям отлежаться.
   Скомкав и выбросив в корзину для бумаг исчерканный листок, хокаге потянулся к принесенным помощником папкам.
   Конечно, проверка и анализ тестов кандидатов в чунины займет время. Официальное оглашение будет лишь через неделю, перед началом второго этапа. Но хокаге он или кто? По его приказу, аналитики приступили к разбору результатов седьмой команды едва ли не раньше, чем генины покинули здание академии.
   Семерка интересовала Минато не только как команда, в которой состоял его сын. Еще когда он противостоял в спарринге двум, тогда даже не генинам, в его уме забрезжила смутная идея. Оформившаяся, она заставила его перекроить составы команд, до хрипа споря с аналитиками и подбирая для семерки наилучшие кадры. И дело было не в желании помочь Наруто.
   Когда-то, у Конохи был символ, ведущая команда. Джирая, Орочимару, Цунаде. Трое легендарных саннинов, что сумели достичь вершин мастерства шиноби. Порой один лишь аккуратно пущенный слух об их появлении мог менять картину на театре боевых действий. Бывали случаи, когда отряды противника сдавались в плен без боя, узнав о том, кто им противостоит.
   Но с тех пор их слава изрядно поблекла. Орочимару был пойман на экспериментах над шиноби самой Конохи и бежал, став нукенином. Цунаде давно не выходила в поле, посвятив себя деятельности ирьенина. Джирая писал книжки и строил из себя нелепого чудака, скрывая должность главы внешней разведки.
   И в двух будущих генинах, что противостояли ему так слаженно, Минато увидел возможность возродить былую славу, создав новый отряд, о котором будут рассказывать сказки и небылицы. Он пристально следил за успехами седьмой команды, расспрашивая сына и Какаши, читая его же отчеты и выкладки аналитиков. И то, что он узнавал, ему нравилось. Но предварительные выводы он решил отложить до этого момента, экзамена на чунина.
   Первая папка оказалась его сына. Быстро пролистав психопрофиль, старые выкладки и характеристики аналитиков, все это он прекрасно знал, Минато прикипел взглядом к последнему отчету. Спустя минуту, хокаге откинулся в кресле с выражением растерянности на лице.
   Восемьдесят процентов. Его сын правильно указал ответы напарников в восьмидесяти процентах вопросов. Не просто хороший результат.
   Невероятный.
   Хокаге реально оценивал способности генинов. Несмотря на то, какая информация была донесена до них, на практике любой, кто смог продержаться до конца испытания и ответить хоть как-то, но на все вопросы, получал пропуск на следующий этап. По большей части, эти тесты должны были послужить материалами для аналитиков и мотивом для генинов лучше узнать друг друга.
   Вернувшись к документам, Минато еще раз перечитал отчет. Уже тщательней. Как он и ожидал, анализ почерка показал, что Наруто был абсолютно спокоен. Минато хмыкнул. Чтобы пронять его сына определенно требовалось что-то посерьезней. Но восемьдесят процентов?!
   Намикадзе наизусть знал вердикт психоаналитиков, касающийся его сына: социопат с атрофированной эмоциональной сферой, но, все же, ограниченно способный к эмпатии и установлению связей с другими людьми. Все тесты также показывали интеллект, что и Нара пришелся бы в пору. Но, похоже, тесты серьезно ошибались, занизив оценку.
   Минато покачал головой. В то, что его сын вдруг начал чувствовать других людей настолько хорошо, он не верил ни на йоту. Но и того, что тот способен настолько точно их просчитывать, он так же не ожидал.
   Встав и уставившись невидящим взглядом на еще виднеющуюся в сумерках гору хокаге, Минато обдумывал мелькнувшую в его голове мысль.
   Корень. Когда-то он сам уничтожил эту организацию. А потом не раз на своем пути лидера Конохи жалел, что под рукой нет подобного инструмента. Конечно, Данзо надо было остановить. Но сам Корень... Сам Корень или, скорее, его аналог, менее радикальный и независимый, мог бы быть более чем полезен. И вот теперь, Минато вдруг подумал, что лучший кандидат на руководство такой структурой, возможно, сидит напротив него за обеденным столом.
   Тряхнув головой, хокаге отогнал навязчивые размышления. В любом случае, это дело не ближайшего будущего. Пока Наруто не достигнет ранга джонина, здесь не о чем думать.
   Вернувшись к столу, Минато закрыл папку с делом его сына. Помедлив, хокаге извлек из ящика печать. Щелчок, и досье украсилось грифом секретности. Теперь получить доступ к информации, в нем изложенной, станет очень не просто для любого, кроме его ближайших соратников. Пора начинать прикрывать сына не столько от чужих разведок, сколько от длинных носов кланов. Минато и так не особенно сомневался, что Наруто станет выдающимся шиноби, теперь же был в этом абсолютно уверен. Скоро его имя начнет звучать в разговорах шиноби не только в связи с хокаге. Чем меньше людей будет иметь представление о том, что творится в голове Наруто, тем лучше.
   Следующая папка, что попала в руки хокаге, принадлежала Саске Учиха. И снова удивление: более шестидесяти процентов совпадений! Минато внимательно вчитывался в сухие строчки отчета. Учиха лишь слегка занервничал в самом начале, видимо, когда пошел прессинг, но быстро справился с собой, спокойно закончив заполнять всю анкету. Аналитики особенно отметили ответы, касающиеся Наруто - в них точность совпадений приближалась к девяноста процентам. Похоже, Саске знал его сына как облупленного. Даже лучше собственного отца.
   Вновь, Минато откинулся в кресле, обдумывая прочитанное. В сыне Фугаку отчетливо был виден потенциал шиноби S-ранга. Все отчеты Какаши о нем, как официальные, так и нет, были исключительно в восхищенном тоне, в той части, что касалась искусства кендзюцу. Не возникало сомнений, что с годами Саске войдет в круг элитных шиноби, став прославленным мечником. А если он получит еще и мангеке шаринган...
   По роду деятельности, хокаге знал немало секретов кланов. И возможности последней стадии развития шарингана не были для него тайной. Помноженные на отточенное боевое искусство, они могли позволить Саске претендовать не просто на звание шиноби S-ранга. Обладатель такой силы мог потягаться за звание каге.
   Сила была обязательным требованием для лидера деревни. Каге обязан был быть не просто сильным. Каге это ультимативная боевая мощь, способность менять расклад на поле боя в одиночку. Сила была для него обязательна.
   Но не достаточна.
   Жизнь шиноби состояла не из одних лишь боев. В мирной жизни каге должен был быть еще и управленцем, и лидером для своих людей. Уметь понять их и увлечь за собой. С мощью у Саске проблем не намечалось. А теперь он показал способности и к пониманию людей.
   Щелк. Еще одно дело украсилось грифом секретности. Пусть Минато находился еще в рассвете своих возможностей и собирался вести деревню за собой долгие годы, но присматриваться к возможным преемникам стоило с самого начала их пути. Юный Учиха показал достаточно, чтобы войти в краткий список возможных кандидатов на шляпу хокаге.
   Минато вздохнул. Жаль, что Наруто на эту роль никак не годился. Передать дело всей его жизни сыну было бы приятно. Но лидером ему не бывать. Способность просчитывать людей и понимать их, это все же разные вещи.
   Следующая папка. Шикамару Нара. Почти шестьдесят процентов правильных ответов, Учиха обошел его лишь за счет досконального понимания Наруто. Так же достаточно быстро справился с прессингом, восстановив спокойствие. Будь у сына Шикаку потенциал S-ранга, он бы тоже попал в список кандидатов в хокаге. Но, увы, теневики никогда не отличались силой. Впрочем, к могуществу вели многие пути. Одним из мотивов добавить Шикамару в седьмую команду, стало желание посмотреть, что сможет придумать изворотливый мозг Нара, подталкиваемый необходимостью не отстать от Саске и Наруто. И, похоже, начали проявляться первые результаты.
   Минато вспомнил отчет по их последней миссии. Шикамару использовал гендзюцу, скрывая технику управления тенями. Опытный шиноби, хокаге мог оценить весь убийственный потенциал такого подхода. Нара не нужно было самому крушить противников при наличии в команде Наруто и Саске. Достаточно было подставить врагов под удары штурмовиков, что он блестяще и проделал.
   Но ведь это не все, на что способны тени. Если Шикамару сможет освоить технику Теневого удушения и применять ее в связке с гендзюцу...
   Хмыкнув, хокаге шлепнул печать секретности и на это дело. Даже если Шикамару и не сможет достичь S-ранга, он все равно был первым кандидатом в будущие стратеги Конохи, просто в силу своего происхождения. Нара уже давно доказали свое преимущество на этом поле деятельности.
   Последняя папка. Мию Хирано. Ознакомившись с отчетами, Минато вновь встал из кресла, и подошел к окну. Хмуро глядя в темнеющее небо, хокаге размышлял о последнем члене седьмой команды.
   Выбор ирьенина для команды его сына был непростой задачей. Большинство тех, кто показывал успехи на этом поприще, были не самыми сильными шиноби. Идеальный контроль, что требовался для работы с медицинскими техниками, конфликтовал со значительными объемами чакры. Боевые же возможности ниндзя-медиков раскрывались поздно, являясь следствием достижения определенной степени мастерства в исцелении. Добавляли сложностей характеры соратников: Наруто - полное равнодушие и непонимание многих естественных для прочих вещей; Шикамару - флегматичное спокойствие, показная лень и выдающийся интеллект. Разве что Учиха выглядел на этом фоне полностью нормальным, тем не менее, имея тянущуюся с академии славу гения. Подобрать человека, что одновременно обладал бы талантами в области ирьендзюцу, был бы не слишком слаб и смог бы ужиться с подобными людьми, было не просто.
   Мию Хирано стала разумным компромиссом. Она была пусть не лучшим, но довольно талантливым ирьенином. В отличие от большинства бесклановых, из которых, в основном, и происходили медики, имела какое-никое сродство со стихией, относительно приличный запас чакры и, главное, прагматичный и спокойный характер, довольно редкий для ее возраста. Это и определило ее место в седьмой команде.
   Но характер, что позволял уживаться Мию с ее весьма оригинальными напарниками, также мог стать и проблемой. Отчеты однозначно говорили, что первый этап экзамена стал для Хирано серьезным испытанием. Это накладывалось на подозрения Минато о том, что Мию не особенно стремилась стать боевым шиноби. Если девушка покинет семерку, это может все испортить - найти человека, что приживется среди оставшихся непростых личностей, успевших стать спаянной командой, будет сложно. Конечно, до какой-то степени он мог помешать подобным действиям Мию, в конце концов, он все же хокаге. Но если она по-настоящему захочет уйти, то способ найдет. Да и сделать хорошего шиноби из того, кто хочет уйти на покой, не получится, сколько ни старайся. А именно хорошим шиноби Минато желал видеть Мию.
   Чем ее заинтересовать?
   Невидяще глядя в темноту за окном - солнце успело сесть - хокаге пытался влезть в шкуру девушки-ирьенина, поставить себя на ее место, понять, что занимает ее мысли.
   С одной стороны она успела побывать в смертельной опасности. Прошедший экзамен также должен был подорвать веру Мию в свои силы. Наверняка родители, простые смертные, давят на нее, переживая, не безосновательно, за жизнь своего ребенка.
   С другой стороны, соратники наверняка стали для нее самыми близкими друзьями. Пусть она побывала на волосок от смерти, но одновременно спасла жизни Саске и Шикамару, что вызывало в ней вполне законную гордость. И чувство превосходства над простыми людьми. Сладкое чувство, что ты нечто большее, чем простой человек.
   Минато кивнул своим мыслям. Шок от экзамена пройдет, а вот подсознательное чувство превосходства, что было в каждом шиноби, осознавал он это или нет, никуда не денется. Само по себе оно вряд ли повлияет на выбор пути Мию, но если открыть перед ней новые дороги, что позволят достичь много большего...
   Да, похоже на план.
   Хокаге бросил взгляд на часы, что затерялись на стене меж шкафов с книгами и документами. Отлично, она наверняка еще на своем месте. Возможно, он даже успеет домой к ужину.
   Шлепнув и на дело Мию печать секретности, просто за компанию, он вызвал помощника и отдал ему указания насчет бумаг, в довершение предупредив, что уходит.
   Выйдя из здания администрации хокаге, Минато незамедлительно применил Хирайшин.
   За годы его правления Коноха была основательно усеяна постоянными печатями-маяками для этой техники. Исключениями были стратегические объекты, вроде резиденции хокаге, что были экранированы от пространственных техник, да территории клановых кварталов.
   Так что мгновение спустя, Хокаге оказался в неприметном углу коридора на последнем этаже госпиталя. Здесь обосновались административные отделы медицинской службы Конохи. Пройдя пустыми и темными в этот час коридорами, Минато постучался в ничем не примечательную дверь, из-под которой пробивалась полоска света.
   - Ну, кого там еще несет!? - И сразу, без паузы - Заходите уж.
   Стоило Минато открыть дверь, как узнавшая его хозяйка кабинета выдала:
   - Опять ты?! К чему будешь принуждать на этот раз? Стать старейшиной, восстановить клан, взять команду? - Хотя тон говорившей и мог показаться постороннему наблюдателю возмущенным, Минато прекрасно слышал, что в нем нет ни одной нотки настоящего гнева. Просто дежурная шутка, понятная им двоим.
   Улыбнувшись на эту тираду Сенджу Цунаде, Минато присел в стоящее перед столом ирьенина кресло, окидывая кабинет и его хозяйку взглядом.
   Помещение не представляло собой ничего особенного. Небольшая квадратная комнатка, чьи стены полностью скрывались шкафами с документами, медицинскими трактатами и картами пациентов. Большой письменный стол, хоть и не дотягивающий габаритами до того монстра, что стоял в кабинете самого хокаге, пара гостевых кресел перед ним и чуть более удобное и просторное кресло хозяйки. Пара электрических ламп в плафонах на потолке, сейчас выключенных, и настольная лампа, что создавала в казенном помещении уютный полумрак.
   Сама наследница Сенджу была куда более интересна. Очень высокая, для женщины, почти вровень с Минато, крепкого сложения, ее язык не поворачивался назвать хрупкой. Но это ничуть не портило ее красоту. Хотя она и перешагнула уже пятидесятилетний рубеж, но оставалась, все также, хороша благодаря ирьенинскому искусству. Длинные пшеничные волосы, сейчас забранные в косу; светло-карие глаза; породистое, аристократичное лицо; гладкая чистая кожа. Ромб инфуин на лбу, что многие принимали за татуировку. Тонкая талия, идеально очерченные бедра - этого не было видно за столом, но хокаге не в первый раз видел женщину.
   И конечно героических размеров грудь, туго обтянутая кимоно, что притягивала взгляды мужчин с той же неотвратимостью, с какой магнит притягивает железные опилки. В который раз у Минато мелькнула мысль, что не могла такая роскошь вырасти сама по себе. И в который раз хокаге мудро промолчал. Великая целительница имела полное право на маленькие слабости.
   - Ничего столь серьезного, - отозвался хокаге, - я хотел поговорить об одном из ирьенинов, что сейчас проходят экзамен. Мию Хирано.
   - Вот как? - Нейтрально отозвалась Цунаде, рассеянно вертя в руках карандаш, - И что же ты хочешь по ее поводу?
   Однако рассеянный тон не обманул Минато, он почувствовал, как собеседница напряглась.
   - До меня доходили слухи, что ты собираешься набрать группу подающих надежды ирьенинов, чтобы лично преподавать им основы боевых навыков вашего искусства...
   Минато очень аккуратно подбирал слова. Сейчас он ступал на зыбкую почву. Когда Цунаде все же согласилась встать во главе ирьенинов Конохи, одним из ее условий стало невмешательство хокаге во внутренние дела медслужбы. Разумеется, неформальное, и только пока та справлялась со своими задачами. Сейчас же он собирался влезть именно в эту область.
   - Ну, допустим... - В голосе Цунаде не прослеживалось ни капли энтузиазма.
   - Я бы хотел попросить тебя подумать над включением в нее и Мию Хирано... - Осторожно закончил свою мысль хокаге.
   На кабинет опустилась тишина. Несколько секунд хокаге и Сенджу играли в гляделки, а потом, неожиданно, Цунаде расслабилась и, усмехнувшись, откинулась в кресле.
   - И всего-то... Я уж подумала, что все ровно наоборот.
   - В каком смысле? - Минато был озадачен.
   - В таком, что она и так туда уже включена. Извини, что твои тщательно продуманные доводы так и не пригодились. - Ехидно закончила Сенджу.
   Минато лишь с улыбкой развел руками. Все устроилось как нельзя лучше.
   - Но, раз уж ты все равно здесь, у меня самой есть к тебе вопрос, связанный с Хирано. - Цунаде посерьезнела и вновь села прямо.
   - Да...? - Хокаге вопросительно поднял бровь.
   Какое-то время Цунаде, похоже, собиралась с мыслями, а потом медленно начала говорить:
   - После ее последней миссии, когда я обследовала Мию, то обратила внимание на одну странность. Ее организм носил следы многих воздействий - яд, стимуляторы, потом собственное ирьендзюцу.
   Цунаде на секунду замолчала, потом продолжила:
   - Но, помимо этого, она подвергалась еще какому-то лечению. Такому, механизмы которого я не понимаю. Некоторые из ее клеток, что должны были гарантированно пострадать от яда, были полностью в порядке, но не имели признаков воздействия ирьендзюцу. Сама она явно знает, в чем дело, но не хочет распространяться. Наседать я не стала.
   Снова пауза в разговоре.
   - Мы оба знаем, что Наруто может исцелять себя. Не может ли быть такого, что он научился использовать эту силу и на других? Что это вообще за сила?
   Задав последний вопрос, Цунаде впилась взглядом в лицо Минато, ожидая ответа. Тот же расслаблено откинулся в кресле и прикрыл глаза, размышляя, что ответить.
   Вопрос Сенджу был понятен. Опытнейший ирьенин, она не могла не заинтересоваться неизвестным ей способом лечения. Но что ей ответить? В ближний круг Минато она не входила. Однако...
   Цунаде не первый год занимала свой пост. Сколь бы ни были напряжены их отношения раньше, сейчас напряжение ушло, сменившись ровным взаимным уважением. За все это время она ни разу не подвела Минато. Во многом его реформы не смогли бы претвориться в жизнь без поддержки Сенджу. Пожалуй, кое-что ей можно доверить.
   Решившись, хокаге начал рассказывать:
   - Когда Наруто был еще маленьким, вскоре после того как раскрылся его кеккей генкай, я показал его Фукусаку-сану.
   Цунаде понимающе кивнула, имя великого жабьего мудреца было ей известно.
   - Причиной было то, что я чувствовал в нем чуждую сенчакре силу, когда он использовал свои способности. Чувствительность Фукусаку-сана гораздо выше, чем у меня, он мог сказать больше. Да и опыта ему не занимать. В конечном итоге, он признался, что никогда не сталкивался ни с чем подобным и даже не слышал о таком. Пытаясь сформулировать свои ощущения, Фукусаку-сан назвал Наруто антисеннином.
   - Антисеннином? - В глоссе Цунаде сквозило удивление - Существует антисенчакра?
   - Нет, - Минато покачал головой, - не стоит понимать это слово буквально, просто жабий мудрец не смог подобрать более точного определения. Суть в том, что кеккей генкай Наруто заключается не в преобразовании собственной чакры в иную, а в использовании некоей внешней силы, подобно тому, как мы, сенины, используем сенчакру.
   Помедлив, Минато добавил:
   - Вот только если сенчакра это нечто естественное, природное, то Наруто использует что-то другое, чуждое всему живому. И Фукусаку-сан считает, что никто из призывов не захочет заключать контракт с Наруто, узнав о подобных способностях. Даже жабы бы пошли на такое лишь из уважения ко мне.
   На какое-то время в комнате установилась тишина - Цунаде переваривала услышанное, а Минато ненадолго погрузился в воспоминания. Вернувшись к реальности, он закончил:
   - Не знаю, мог ли Наруто исхитриться использовать эту силу для исцеления, допускаю, что да - его интеллект сложно переоценить, но для тебя это знание по определению бесполезно. Использовать его без уникальных способностей моего сына все равно не удастся.
   - Ясно, спасибо что рассказал. - Сенджу явно была озадачена услышанным, лихорадочно пытаясь вместить новое знание в свою картину мироздания.
   - Ладно, я пойду. Спокойной ночи. - Видя задумчивость Цунаде, и достигнув свой цели, Минато счел, что пора заканчивать визит.
   - Спокойной...
  
  
  ***
  
  
   Минато сидел в своем домашнем кабинете, с удобством развалившись в любимом кресле и грея руки о чашку чая. Этот длинный и утомительный день подходил к концу. Вспомнив недавний разговор с Цунаде, хокаге бросил взгляд через чайный столик, туда где в похожем кресле, сидел Наруто.
   Такие посиделки давно стали их маленькой традицией. Они проходили по-разному. Иногда Наруто, пользуясь моментом, расспрашивал его о каких-то нюансах применения техник, что были известны лишь шиноби его уровня, или о каких-то событиях, на которые хокаге мог пролить свет в силу своего положения.
   Порой было наоборот - Минато сам рассказывал о проблемах в своей работе, пользуясь способностью Наруто давать советы, не отвлекаясь на личные пристрастия, эмоции и, что уж таить, мораль.
   Порой они просто сидели весь вечер в тишине, думая каждый о своем.
   Наверно, удачный момент, чтобы поинтересоваться вопросом, заданным Цунаде.
   - Наруто...
   Услышав голос отца, его сын повернул к нему свое, как всегда равнодушное лицо, ожидая вопроса. И глядя в эту с годами все менее подвижную маску, хокаге невольно задал совсем не тот вопрос, который хотел:
   - Почему ты такой?
   И сразу проклял свой язык.
   Этот вопрос давно крутился в его уме. Спецы по психоанализу составили психопрофиль Наруто. Но вот на что они не могли ответить, так это на вопрос, почему в их, вполне благополучной и дружной, семье вырос социопат. Минато смутно подозревал, что в этом могли быть замешаны события, что произошли в день рождения Наруто. Хотя и не понимал, что именно могло так повлиять на разум младенца. И вот теперь, взволнованный результатами первого этапа экзамена и своими выводами, он вновь прокручивал в голове эти мысли. Невольно выдав их сыну.
   Он уже было открыл рот, собираясь забрать свой вопрос, как Наруто, видимо принявший какое-то решение, неожиданно ответил:
   - В юго-западном углу сада только что умер какой-то грызун.
   Хокаге нахмурился. При чем тут грызун? Он, было, собирался озвучить свой вопрос, как по его спине пробежал холодок понимания.
   - Ты чувствуешь смерти?
   - Да.
   В горле Минато пересохло. Но он все же задал следующий вопрос:
   - Как давно?
   Хокаге уже знал ответ.
   - Сколько себя помню.
   В домашнем кабинете хокаге повисла тишина.
   - На что это похоже? - Минато не был уверен, что хотел бы знать ответ, но и не задать вопрос не мог.
   Наруто ответил. Но не словами. Ответом стало легчайшее касание Жути, неправильного ки его сына. Тот явно сдерживался, не желая побеспокоить мать или сестру.
   Хокаге почувствовал, как встают дыбом его волосы, а по телу бегут мурашки.
   В своей жизни он испытывал это чувство неоднократно. Летящий в глаз кунай, когда он был генином. Бомба биджу, когда он на войне пересекся с вражеским джинчурики. Вакуумный взрыв, которым пытался его достать, уже стоя на пороге своей смерти, Данзо. Ситуации, когда Минато успевал увидеть и осознать собственную смерть. Ситуации, когда он спасался в последний момент, лишь чудом. Тогда у него возникало это чувство.
   Чувство того, что за его спиной кто-то стоит. Кто-то бесконечно могучий, спокойный и терпеливый. Стоит и ждет, когда можно будет забрать его душу.
   Способность сына с непринужденной небрежностью вызывать это ощущение ставила его в тупик с самого начала. А теперь получила объяснение.
   Каким должен вырасти ребенок, что чувствует такое постоянно? Каждый день, каждый час? Ответ сидел в соседнем кресле.
  
Оценка: 8.00*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"